КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591498 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235412
Пользователей - 108144

Впечатления

vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Книга пяти колец. Том 2 [Константин Зайцев] (fb2) читать онлайн

- Книга пяти колец. Том 2 (а.с. Книга пяти колец -2) 1.19 Мб, 239с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Константин Александрович Зайцев

Настройки текста:



Константин Зайцев Книга пяти колец. Том 2



* * *

Глава первая. Курсанты, добро пожаловать в ад….. Часть I


Когда я наконец-то ступил на каменную пристань пирса, я поблагодарил Небо, Богов, предков. Я был счастлив, это испытание для моей психики закончилось. Никакого личного пространства, ютишься с толпой таких же несчастных как ты в трюме на гамаке. Лично для меня ад. Еще и палуба постоянно качается под ногами. Ну почему тут нет самолетов? Несколько часов и ты в другой точке мира.

Почти месяц мы плыли на чертовом корабле. Качка, шторм, изнуряющая жара казалось сама погода пыталась расшатать нашу психику. Постоянные шуточки взрослых из команды корабля, наблюдающих за нами.

Первые несколько дней все было спокойно, а потом начались оскорбления и склоки между кандидатами. Кто-то не так посмотрел на другого, кто-то толкнул или ляпнул что-то непозволительное. Почти каждый день происходили поединки, а иногда и по нескольку в день.

После времени проведенного с Черепахами и особенно моего «маленького приключения» с оскверненными участвовать в склоках с другими учениками у меня не было ни малейшего желания. Да и будем честны, наши сопровождающие явно делали свои выводы о нашем поведении. Для себя я избрал маску стремящегося к совершенству бойца.

Каждое утро я начинал с тренировки, тело не должно забывать как двигаться. После скудного завтрака, я отправлялся на нос корабля где медитировал до изнеможения пытаясь разобраться с тем, что такое ядро и как управлять кольцами. Чем дольше я вглядывался тем больше я чувствовал, что все не так просто. Часть узлов в использовались и кольцом Воды и кольцом Земли. А что это значит? Хрен его знает. Пропуская энергию колец по меридианам я понял как усиливать свои удары с помощью мощи колец.

Чем дальше я продвигался в своих исследованиях тем чаще звучал голос предка. Я уже смирился с его мерзкой манерой ведения беседы, но тут он активно помогал, подсказывая какие лучше направления исследований энергии, но никогда не давал прямых указаний.

Прорыв случился на третью неделю плавания, одновременно с этим мне бросили вызов. Какой то вислоухий ушлепок с плохими зубами, решил самоутвердиться за мой счет. Сам он уже трижды выходил победителем из дуэлей и теперь вокруг него вилась целая стая прихлебателей.

Я как обычно медитировал на носу корабля, наслаждаясь хоть каким-то подобием одиночества и соленым морским воздухом. Черная энергия воды стремительно закручивалась в вихрь, усилием воли я заставлял этот вихрь окутывать мой кулак. Мне это почти удалось, когда в мою спину что-то врезалось, а следом я почувствовал как по ней стекает сок.

Открыв глаза я медленно встал, возле меня лежал расплющенный апельсин. Десяток ублюдков тыкали пальцами в мою сторону и ржали как кони. Гнев разгорался в груди, а мой правый кулак светился легким синим сиянием. Ярость послужила тем самым. «Поздравляю Ян. Кольцо Воды на этом ранге достигло серебра». Спасибо предок, но сейчас не до поздравлений. С каменным лицом я шагнул вперед и задал один вопрос:

— Кто? — не могу сказать, что я привык к азиатским лицам, но в целом их красоту начал понимать. Передо мной стоял на редкость страшный парень. Дорогое ханьфу и богато украшенные ножны меча говорили о том, что в деньгах этот выродок не нуждается.

— Ну я, — с вызовом произнес он, подбрасывая еще один апельсин. Скинув с себя ханьфу я бросил его ему под ноги.

— Постирай и извинись. — от моих слов он опешил. На его лице мелькнула целая гамма эмоций.

— Ублюдок! Я Лянь Хуань вызываю тебя на поединок… — этикет говорил о том, что я должен дослушать его оскорбления и лишь потом ответить, но никто не имеет право оскорблять семью Ву, поэтому мой ответ был настолько простым и наглым, что его шакалы в ужасе замерли.

Стоило ему назвать меня ублюдком, как я уже совершенно не слушая все его завывания шагнул вперед и с размаху впечатал свой лоб в его лицо. С влажным хрустом хрящи его носа превратились в смятку. Стон боли вырвался из его горла, а я подбросил свое ханьфу ногой, спокойно развернулся и не спеша двинулся к носу корабля.

На третий шаг я услышал шелест вынимаемого клинка. Лопоухий с ненавистью смотрел меня держа свой цзянь в руках, а через мгновение рванул ко мне замахиваясь для удара.

— Стоять, — прогремел голос одного из наблюдателей. — Еще шаг и ты мертвец. Сражение на боевом оружие вне дуэльного круга наказываются смертью. — А лихие тут правила. Я если честно даже особо не изучал какие законы действуют на корабле. Похоже было совершенной наивностью полагать, что тут я смогу спокойно читать книги про этикет, медитировать и тренироваться.

— Старший, — голос выродка был наполнен ненавистью и болью, — он оскорбил меня дважды.

— Лянь Хуань я видел все происходящее. — боец вооруженный копьем смотрел уже на меня. — Что скажешь ты Ву Ян? — да он знает имена каждого из нас, не удивлюсь если у них все расписано, кто и за что отвечает.

— Старший — я совершил поклон уважения младшего к старшему. — Когда прервали мою тренировку, я стерпел как и завещали благородные предки, — в глазах инструктора я увидел бесенят, он прекрасно понял к чему я веду. — В своем праве, я потребовал лишь вернуть к изначальному состоянию, то что было нарушено. — Попробуйте мне кто-нибудь сказать, что я не прав. Любой законник тут же докажет, что я прав. Мое бездействие против его активного действия. — Я стерпел и его наглость и недостаток смирения, но — мое лицо исказил гнев. — Никто не имеет права оскорблять память моих погибших родителей. Кровь за оскорбление, я в своем праве. Если он не согласен, то в любой момент я готов выйти в круг Чести и пусть Небо нас рассудит.

— Лянь Хуань, ты признаешь правоту твоего собрата по Академии или же требуешь поединка.

— Поединок. — уродец почти шипел. — Я сдеру с него шкуру и вырву ему сердце. Моим секундантом будет мой брат Лянь Хэ. — нас уже окружала толпа курсантов. Всем было интересно, удержит Хуань, свой титул лучшего дуэлянта или же нет.

— Мастер — я вновь поклонился ему. — Тогда зачем ждать, я готов начать сейчас. — вызывая его прямо сейчас я преследовал сразу три цели. Сломанный нос испортит ему дыхание и мне будет легче победить. Нюхачи изменили мое восприятие, теперь я буду использовать любой шанс на победу. Вторая цель позволит мне показать сразу перед всеми чего я стою, плюс Лянь не сможет присесть на уши остальным курсантам. Третья заключалось в том, что мне нужен секундант, а его нет. Единственный кого я тут знаю это Донг, но просить быть секундантом человека который хотел тебя убить странно.

— Брат Ву, — сбоку раздался женский голос, — Сяо Баожэй просит твоего согласия, чтобы стать твоим секундантом. — повернувшись я увидел девушку с которой мы стояли рядом на церемонии Призыва.

— Сестра Сяо, — я поклонился ей как равной, — почту за честь если внучка столь прославленного воина будет со мной на одной стороне. — Демоны, ненавижу этот гребаный этикет. Столько смыслов в нескольких словах. Теперь я ей должен услугу, но при этом официально для всех мы союзники которые готовы вести за собой людей.

— Разошлись, — к нам покачиваясь шел гигант с заплетенной во множество косичек бородой одетый в шелковый халат. — Как капитан судна и мастер Суда Чести, я заявляю следующее. Поединок будет сейчас. Никакого железа, только ваше тело и дух. Поединок остановится после победы одного из бойцов начинайте. — Только сейчас, я заметил, что в руке у нашего капитана был кувшин с чем-то алкогольным и он регулярно к нему прикладывался.

Центр палубы был освобожден для поединка. Пока секунданты обсуждали условия я начал свою классическую подготовку перед боем. Отрешившись от всего, мое сознание изучало площадку для боя, пока тело совершало отточенные множеством повторений движения. Моему противнику в это время лечили сломанный нос.

Внутренне усмехнувшись, внешне я оставался спокоен и сосредоточен. Простая дуэль позволяла любое оружие, а вот Суд Чести говорил, что равный бьется с равным. Будучи неопоясанным шан, я не мог сражаться на поединке клинком. Мой же противник явно был старше, именно поэтому на его поясе висел меч.

— Хватит трепа, покажите мне бой — чуть заплетающимся голосом произнес капитан.

Мы с Хуань одновременно рванули вперед. Он был явно обучен какой-то борцовской технике и на сближении попытался поймать меня на захват ног. И это против тайца оттачивающего свои приемы множество лет? Однозначно дебил.

Мне почти ничего не требовалось делать, лишь прыгнуть с ударом колена. Его многострадальное лицо словно встретилось с бейсбольной битой и он тут же рухнул. Перекувыркнувшись через его тело, я в лучших традициях моего тренера — Бешеного Пса Сильвы набросился на него беспрерывно нанося удары руками. К тому моменту когда нас разняли его лицо было больше похоже на отбивную.

Подняв над головой свои окровавленные руки я произнес:

— Ву Ян больше не имеет претензий. — Краем глаза я видел как на меня внимательно смотрит Донг.


Глава вторая. Курсанты, добро пожаловать в ад…. Часть II


Самое смешное, что именно этот поединок вернул меня в традиционную иерархию из которой я выпал занимаясь медитацией. Нефритовая империя стоит на иерархии и бюрократии и лишь монахи находятся вне традиционной вертикали власти. Не удивлюсь если Лянь Хуаню кто-то намекнул, что хорошо бы вернуть в систему зарвавшегося выскочку. Правда парню не повезло не только родиться на редкость уродливым, но и с толкнуться чемпионом по боям без правил.

Вечером того же дня мою закатную медитацию прервал инструктор разбирающий нашу схватку. Гладко выбритое лицо, резкие скулы и опасные, очень умные глаза. Он смотрел так словно хотел проникнуть в мою голову.

— Ву Ян. — поприветствовал он меня.

— Мастер, что-то случилось? — я поклонился ему.

— Расскажи почему ты проводишь все свободное время в медитациях и не пытаешся найти контакт с остальными учениками.

— Старший, — я на несколько секунд задумался. — Дед учил меня не отвлекаться на второстепенные вещи. Нас тут около трех сотен. — мужчина внимательно слушал мои объяснения опершись на копье. — Насколько я знаю в академии нас будет тысяча и далеко не факт, что все кто тут присутствует попадут в ту же тысячу что и я. На новом месте будет новый виток конфликтов и борьба за место под солнцем. — замолкнув, я ожидал его реакции, но он только благожелательно улыбнулся.

— Продолжай Ян.

— Никто не знает какие правила будут в Академии и как нас будут оценивать, так зачем тратить ресурсы на склоки? Я лучше буду и дальше постигать силу колец. В дальнейшем это мне пригодится куда больше. — парень да я прожил уже не меньше тебя и ты правда думаешь, что мне интересны все эти детские мерения причиндалами? Веселье начнется когда будет понятно как отбирают лучших для Академии Земли и Неба. Вот там я буду делать все, чтобы оказаться в числе лучших.

— Интересный взгляд на мир, держи — он протянул мне три небольших камня с выгравированных на них иероглифом достоин.

— Спасибо мастер, но что это?

— Отдашь при распределении в академию. Тебе объяснят.

— Могу ли я узнать, за что я их получил? — если это бонусы то я должен знать как их получить еще.

— Первая за твою победу над более сильным противником. Лянь Хуань опоясанный шан и уже победил во многих схватках создав себе репутацию опасного противника. Ты сумел заставить его драться на своих условиях и победить.

— А остальные?

— Серебряное кольцо воды, дало тебе второй камень. Сумеешь взять серебро в земле и получишь еще один. Третий тебе от капитана корабля, он сказал, что ты напомнил ему времена его молодости когда он водил бойцов на абордаж. О достается тебе за твой стиль боя, я с этим не согласен, но мнение капитана в этом моменте решающее.

— Спасибо за объяснения старший, — я поклонился ему. — Правильно ли я понимаю, что новые победы ничего мне не дадут?

— Все верно Ян — он улыбнулся, — Академии нужны не только хорошие бойцы, но и люди умеющие думать. Методов получения камней гораздо больше.

— Слишком мало времени на их поиск. А кольцо Земли мне точно понадобится, поэтому лучше я сосредоточусь на его постижении.

Оставшееся время я занимался лишь одним — тренировками. Мое новое тело медленно, но верно становилось подобием прошлого. Постоянные тренировки давали результат, еще пару месяцев и я бы сказал, что снова готов выступать в боях по вале-тудо, пока конечно в любителях, для профи нужно больше выносливости и скорости.

С сестричкой Баожэй, как она попросила себя называть, поговорить наедине мне так и не удалось. Всегда кто-то мелькал в поле зрения, но мы договорились, что как только представится возможность обсудить дальнейшие планы.

* * *
Счастье идти по каменным плитам, а не по качающейся палубе длилось недолго. Нас словно стадо баранов гнали через весь город. Я даже не успел оценить его масштабы, но первое впечатление было, что Морские врата больше Громовой жемчужины раза эдак в три. Дядя Хван говорил, что в его городе проживает порядка восьмидесяти тысяч человек. Это конечно учитывая пригородные деревушки, но в реальности цифра скорей всего больше, что творится в беднейших кварталах мало кому достоверно известно. Получается, что тут может проживать до трехсот тысяч человек. Охренеть, как же тут живут без благ цивилизации?

На другом конце города нас уже ждали речные корабли, на которых мы отправлялись уже в Академию Великого клана Льва. Еще трое суток, на утлых суденышках плывущих по мутной воде.

Когда я уже думал, что больше не выдержу из-за поворота реки появилась громадина крепости стоящая на холме. В долине, под бдительным оком громадины раскинулись поля обрабатываемые крестьянами. Массивные и прочные стены явно могли выдержать любую осаду. Да и как штурмовать такую махину? В голове сразу вспомнились все эти битвы древности из учебников истории. Да без гаубиц это нереально взять. «Полная звезда шугендзя ранга архата и прощай красота стен, они конечно почти сутки будут бесполезны, но армия пройдет. Набирай мощи парень и я смогу учить тебя сам.» В голове раздался язвительный голос предка. «Львы сильны в поле. Я бы сказал, что они лучшая пехота Империи из тех кто остался.» А из тех кто был? Предок был в хорошем настроении и ответил. «Лучшими честными воинами всегда были Тигры. Наши древние союзники и друзья. Лишь их глупое чистоплюйство привело, клан соперничающий с Драконом за титул императора, к падению.» Предок словно опять закрылся и пробурчал «Рано тебе еще лезть в большую политику, Ардана будет против. Учись у гривастых побеждать согласно их канонам, потом я научу тебя обходиться без них. Я устал от разговоров.»

Меня захлестнуло ощущение бесконечной боли и печали от предка. Я чувствовал весь спектр его эмоций — несбывшиеся надежды, невыплаченные долги перед предками и потомками, легкая надежда и многое другое. Все это сплеталось в мощнейший коктейль бьющий мне прямо в душу. Эмоции начали захлестывать уже меня самого. Мне хотелось даже не орать, а выть.

Глубокий вдох и медленный выдох. Я нырнул внутрь себя, в самую глубину ядра. Огненно-багровый поток омыл меня, помогая очистить сознание. Собрав всю свою волю я инстинктивно потянулся к кольцу Земли, раскручивая его вокруг ядра и одновременно подпитывая энергией. Желтый поток начал медленно расходиться по моему телу выдавливая все наносное.

Открыв глаза я увидел на своей коже легкое желтоватое сияние, а ко мне уже подходил знакомый инструктор.

— Мои поздравления юный Ву. Достичь так быстро серебра и в Воде и в Земле это дорого стоит. Это тебе — он протянул мне очередной камень, — Уже завтра он тебе пригодится. Надеюсь тебе попадется хороший наставник.

— Спасибо старший! — я поклонился, как требует этикет. Какой наставник? Что это все значит? И почему обучение в Академии такая тайна?

Стоило нам спуститься по трапу как нас собрали на площади. Инструкторы рассекали толпу заставляя нас сформироваться в группы по сто человек и криками подгоняли зазевавшихся юнцов, которые все не могли насмотреться на это чудо фортификации, в крепость.

Толщина внешних стен была метров шесть не меньше, это сколько же усилий приложено, чтобы выстроить такую махину. Мы все шли и шли, а воины в самурайском доспехе с изображением головы рычащего льва подгоняли нас своими окриками. Глядя на них я невольно задумался о том, что по факту доспехи Пауков отличаются от доспеха Львов лишь цветом и шлемом. Если Пауки воевали в иссиня черных, то Львы в песчано-желтых.

Словно стадо овец нас загнали на гигантскую площадь и выстроили в две шеренги лицом к внутренним стенам.

Шли минуты томительного ожидания. По толпе начали пробегать недовольные шепотки, большинство находящихся тут привыкли к определенному уважению. Я лишь усмехнулся. Для кланов мы никто, всего лишь рабочий материал и чувствую ближайший год будет для меня тем еще адом.

Бум.

Бум. Бум-бум.

Бум. Бум-бум-бум.

Звук военных барабанов вначале медленно, а потом все быстрее начали задавать ритм. Из ворот крепости выходили разномастно одетые люди, охватывая нас в полукольцо.

Раздался громогласный рев труб и на стену вышло три человека. Подойдя к краю стены высотой метров в семь они замерли на пару мгновений, а потом разом сделали шаг вперед и в следующую секунду приземлились у подножия.

Вся троица была без доспехов, лишь с катаной и вакидзаси на поясе и выглядели они настолько похоже, что можно было предположить, что они братья. На первый взгляд почти метр девяносто ростом, одетые в песчаного цвета халаты-ханьфу, перевязанные коричневыми поясами.

Если Бохай и многие другие Черепахи казались здоровяками с нечесанными волосами и бородой, то эти каждым своим движением олицетворяли благородство и власть. Песчано-желтые волосы ниспадали густой гривой ниже плеч.

— Шан! — голос лидера придавливал своей мощью. — Меня зовут лорд-наставник Мацу Ашихара. Милостью Императора, да продлят Боги и духи его годы, отныне и пока вы либо не станете выпускниками Академии или не будете изгнаны с позором, для вас я владыка жизни и смерти. Когда к вам обращаются наставники, вы должны отвечать «Да наставник добавляя его титул и имя». Вам ясно кадеты? — его голос инстинктивно заставлял вытянуться по струнке и рявкнуть в ответ:

— Да, лорд-наставник Мацу Ашихара! — мне показалось, что ответ был не особо четким и следующий рев лорда Мацу это подтвердил.

— Что вы там мямлите? Не слышу!

— Да, лорд-наставник Мацу Ашихара! — было произнесено куда более слитно тысячей глоток. Я никогда не служил и вот на тебе, армейская муштра добралась и до меня.

— Не слышу! — проревел он с такой же яростью как и символ его клана.

— Да, лорд-наставник Мацу Ашихара!

— Уже на что-то похоже, — он улыбнулся и эта улыбка мне крайне не понравилась.

— В Нефритовой империи эту крепость знают под многими именами, но мы, семья Мацу, зовем ее Оплотом Священного дозора и отныне вы будете звать ее так же. Моя задача как лорда-наставника сделать из вас бесполезных детишек — он обвел нас всех рукой, — настоящих воинов Нефритовой империи. Моя правая рука — мастер-наставник Мацу Уршан — он указал на человека стоящего по его правую руку, осматривающего нас с совершенно бесстрастным лицом. — Поприветствуйте его!

— Приветствуем мастера-наставника Мацу Уршана! — грянул гром из тысячи глоток. Лорд-наставник был недоволен, но его правая рука лишь покачал головой.

— Мне плевать на то как вы приветствуете меня, но за недостаток усердия или уважения наказание всегда одно — десять дней карцера. Моя вотчина — воинское искусство. Я сделаю из вас клинки достойные службе в легионе Императора, да продлят Боги и духи его годы. Я обещаю вам стараться изо всех своих сил и сил моих подчиненных, чтобы выбить из вас слабость, трусость и лень! — что-то мне подсказывало, что мастер-наставник над воинским искусством может быть опаснее лорда-наставника.

— Моя левая рука — мастер-наставник Мацу Тайко, — он указал на человека стоящего от него слева. — Поприветствуйте его!

— Приветствуем мастера-наставника Мацу Тайко! — приветствие было выполнено практически идеально.

— Кадеты, — тихий голос скрывал в себе внутреннюю мощь, — я и мои подчиненные будем наставлять вас на путях колец силы. Я предупреждаю вас сразу, тот кто не готов выкладываться полностью может уйти прямо сейчас. Вам будет больно и страшно. Вы будете испытаны на прочность и слабые будут отброшены. Лишь лучшие достойны пройти путями силы! — в конце он почти кричал, одновременно под ним поднималась земля, над головой кружился смерч. Одна рука мастера-наставника Тайко горела нестерпимо ярким пламенем, а вокруг второй крутился водяной смерч. Все это поражало воображение, неужели и я смогу достичь такого, но все впечатление разрушил язвительный голос предка. «Позер. С хорошим контролем, но позер. Ни крыльев Феникса, ни пламени Дракона, что сказать очередной блохастый лев пытающийся казаться сильнее, чем он есть. Научись у него контролю потоков, остальное ты сможешь постичь в боях сам.»

— Мои братья научат вас внешним проявлениям! — голос лорда-наставника вновь гремел. — Я же научу вас, что такое истинный воин Нефритовой империи. Вы примите постулаты на которых зиждется истинное могущество нашей Империи! Каждый из вас поймет, что научить сражаться можно даже волосатого варвара, но чтобы стать благородным нужно понимать самые важные концепции — Мужество! Сострадание! Учтивость! Честь! Долг! Честность! И конечно же Искренность! Лишь принявший эти концепции может называться благородным человеком! — черт да он умеет накачивать народ не хуже всяких модных коучей, молодняк точно поведется.

— Вас здесь тысяча душ. В течении первого года мы будем испытывать вас и отберем тридцать лучших. Им будет предоставлен шанс отправиться в Академию Земли и Неба где они будут обучаться с потомками кланов и смогут достичь величайших высот. Остальные же станут становым хребтом имперских легионов взяв под свое командование вчерашних крестьян. Готовьтесь к испытаниям, первое начнется через час. — он усмехнулся жуткой улыбкой и произнес. — Вас будут готовить противостоять не только смертным, но и демонам Дзигоку. А чтобы победить врага надо понять его. — вскинув клинок в воинском салюте, он развернулся и произнес уходя. — Шан не посрамите своих предков. С этого мгновения вы курсанты моей Академии. Курсанты, Добро пожаловать в ад…


Глава третья. Первый отбор


Стоило троице наставников лихим прыжком запрыгнуть обратно на стены, как из окружающих нас людей вышел старик с лицом изрезанным шрамами. Осмотрев нас он сплюнув себе под ноги начал говорить:

— Я старший наставник Мужун Фат. Приветствия сейчас не требуется, моя задача сделать так, чтобы как можно больше из вас не только выжило, но и смогло закончить нашу Академию. И если меня благословят Боги и предки, найти среди кучи необработанных камней, коими вы сейчас являетесь — нефрит. — в отличие от троицы Мацу, его голос не давил, он наоборот давал ощущение поддержки и уверенности. Он резко повысил голос. — Инструкторы, разбить курсантов на сотни!

Началось на первый взгляд хаотичное движение. Инструкторы с гербом Академии на ханьфу быстро выстраивали нас по понятному только для них принципу. Не прошло и пары минут как мы стояли разбитые на сотни с разрывом в пять шагов между группами.

— Отныне на ближайшие три месяца, ваша сотня это ваша семья. Вы становитесь едины с ней, отвечаете за нее. Личные награды сохраняются, как и личные наказания, но сотня в приоритете. Учитесь чувствовать плечо товарища. Мы будем оценивать вас по вашим действиям и днем и ночью. Каждое ваше действие будет взвешено и оценено. Нам нужны лучшие. К каждой сотне прикреплены два старших инструктора, именно они расскажут вам о том как вы будете жить дальше. А теперь самое интересное. Три шага из строя те кто получил в пути хотя бы один камень.

Вразнобой мы вышли вперед. Из тысячи по одному камню получили около трех сотен кандидатов.

— Не плохо, но я ожидал большего. Три шага вперед получившие два и больше камней.

На этот раз нас было, наверное, половина из всех получивших камни.

— Мало, я откровенно разочарован этим набором, надеюсь хотя бы с самородками повезет. Три шага все у кого есть три камня.

Я огляделся по сторонам, около тридцати кандидатов получило три камня, самое веселое, что и сестричка Баожэй и мои противники Лянь Хуань с Дайфанг Донгом тоже были тут.

— Что ж, — старший наставник смотрел на нас в задумчивости, словно решал, что с нами делать. — Не везет так не везет. Три шага вперед с четырьмя камнями.

В этот раз нас оказалось всего восемь и мы смотрели друг на друга пытаясь запомнить своих будущих соперников в лицо. В целом это было легко, три лица я уже знал, а запомнить остальных — дело техники.

— Похоже все не так плохо и среди вас хватает настоящего нефрита. — улыбка превращала его изрезанное шрамами лицо в жутковатую маску. — Три шага те кто получил пять камней.

Вперед вышло двое, заставляя меня задуматься как же получались эти камни. Если свои три шага Лянь Хуань делал с гордостью показывая какой он крутой, то второй парень двигался легкой походкой танцора и став одним лидеров соревнования лишь учтиво поклонился наставнику. Интересно кто он такой?

— Каждый камень выдавался достойным и отличившимся в каких либо делах. Он оценивается в десять единиц личного рейтинга. Именно по этому рейтингу мы будем определять лучших. — не плохо, еще не начались занятия, а я уже имею неплохую фору в достижении своих целей, но то что вислоухий меня опережает несколько напрягло. — Шансы стать лидерами у тех кто получил камни выше, чем у остальных, но все в ваших силах. — тут его голос грянул не хуже, чем у братьев Мацу, — Воля и Честь! — в едином порыве его клич поддержали остальные инструктора. — Этот девиз отныне и пока вы не покинете стены Академии будет для вас определяющим. Инструкторы, отведите сотни в их жилища.

Сотни развели по десяти башням-общежитиям. Когда я узнал номер своей сотни мне стало откровенно смешно. Четвертая сотня, глядя на поникшие лица большинства я в очередной раз убедился насколько же сильно на людей влияют предрассудки. Четверка в Нефритовой империи символизирует смерть, застой и медленное развитие. Плевать! Я не собираюсь сдаваться.

— Курсанты, — на нас смотрел бритоголовый инструктор. — Мое имя инструктор Шадо, я ваш дневной инструктор, ближе к вечеру меня сменит напарник. Сейчас у вас есть полчаса времени до первого испытания. Ваша первая задача найти свои комнаты и распределиться. В каждой комнате живет десять человек согласно списку на двери. Душевые на первом этаже, где будет принимать пищу ваша сотня покажем позже. Если вы услышите этот звук, — он крутанул специальный барабан и всю башню залил колокольный звон. Инструктор застопорил механизм и звук стих. — значит у вас есть сто ударов сердца, чтобы собраться перед вашей башней в полном комплекте. У каждого из вас в комнате лежит ученический комплект, советую переодеться в него сразу и готовиться к первому испытанию.

Когда на двери комнаты, к которой я был приписан, обнаружилась вторая четверка я уже в открытую усмехнулся. Прикинув расположение кроватей я двинулся к четвертой кровати. Тройная смерть, отличный номер. Комната была достаточно просторной, чтобы десяток человек мог спокойно передвигаться по ней не особо мешая друг другу. Убрав все вещи в шкаф я решил последовать совету инструктора и переодеться в ученические одеяния. По факту это был комплект штаны и безрукавка, все коричнево-песочного цвета с цифрой четыре на груди. Судя по всему этот цвет будет меня преследовать еще долго. Большая часть десятка живущего со мной не выделялось почти ничем. Любопытным показался разве, что забившийся в самый дальний угол парень который сидел обхватив колени руками. Казалось его трясло. Другой выглядел как ученик кузнеца, выше меня больше чем на голову его тело казалось состояло из одних мышц, а на основание шеи у него была татуировка в виде знака бога Огня. Религиозный фанатик? В любом случае к нему стоит присмотреться, мне с ним учиться как минимум три месяца. Закончив переодеваться, я решил, что надо бы помочь забившемуся. Уверен за нами наблюдают и сейчас, а шан люди клинка и их задача вести в бой бойцов.

— Эй парень, думаю тебе стоит переодеться. Вряд ли инструктор стал бы давать нам плохой совет. — но тот начал лишь сильнее покачиваться, игнорируя мои слова.

— Оставь его, — раздался раздраженный голос сзади, — слабакам тут не место.

— Ты слышал, что сказал старший наставник? — в разговор включился здоровяк, — Сотня наша семья на ближайшие три месяца, а не помочь брату позор. Парень, с тобой твои новые братья, все будет хорошо. Меня зовут Хо, я шан четвертого поколения из семьи Мао. — парень говорил очень приятным доброжелательным голосом. Пожалуй он мне нравится.

— А меня Ян из семьи Ву, я шан девятого поколения и твой новый брат, — я подхватил идею крепыша. Стоило мне сказать про девятое поколение как я спиной почувствовал как на меня начали смотреть по другому. Еще бы, моей семье остался всего один шаг до настоящих аристократов.

— Мы все умрем. Двойная четверка это верная смерть! — парнишка отвлекся, от раскачивания и начал говорить срываясь на истерику. — Моя бабушка гадалка! Она предсказала мне смерть от двойного знака смерти. — как же меня бесят все эти предрассудки. Свою судьбу строю я сам, а не программирует какая-то гадалка.

— Ты умрешь. — я говорил максимально жестко, но клин вышибают клином. — И я умру и брат Хо сдохнет, мы все сдохнем. Но каждый из нас шан! — я почти кричал, — Наша смерть должна нести пользу Империи! Ты воин, а не подзаборная дворняга! — голос начал срываться на рычание, — Воля и Честь! — на удивление почти все из десятка подхватили клич академии. Рев молодых глоток усиленный каменными стена волной ударил в парня. — Встань и одевайся, воин Империи. — он посмотрел на меня почти осмысленными глазами. — Сегодня ты умрешь и возродишься, как боец нашего десятка, — я протянул ему руку, — как тебя зовут?

— Тан, — он сжал мою руку и я рывком поставил его на ноги, — Тан из семьи Фэй, шан второго поколения. — вот и ответ, второе поколение. Еще не готов изменить парадигму мышления, ну ничего парень пока я с тобой в одном десятке я покажу тебе, что такое настоящий боец.

— Переодевайся брат Тан. Нас ждут испытания.

— Спасибо. Спасибо братья, я чуть не потерял веру в себя.

— Не теряй веру и огонь своего сердца. — как я и думал фанатик храма огня. Отличное соседство…

Не прошло и пяти минут как раздался уже знакомый колокольный звон. А как же обещанные полчаса отдыха? Мысль мелькнула когда мы уже выбегали из комнаты. По моим ощущениям в сто ударов сердца успела уложиться вся сотня, а вот переоделись далеко не все. Шадо хмуро смотрел на нас.

— Я, ясно дал понять, что вам стоит вначале переодеться, а потом отдыхать. Всем не одетым в ученическую одежду первое предупреждение. После третьего, — он усмехнулся, — будет списан бал из вашего рейтинга. Все ясно?

— Да старший инструктор Шадо, — в едином порыве выпалила вся сотня. Похоже до всех дошло, что шутки кончились и от нас требуют беспрекословного выполнения приказов.

— Переодеваться бегом. Две минуты на все, кто не успеет — второе предупреждение. Остальным ждать братьев. Выполнять! — вот зачем так орать? «Командир должен уметь перекричать шум боя. Чем раньше ты научишься управлять своим голосом тем лучше.» Покрутив ситуацию с разных сторон я прикинул, что в целом то он прав.

Дождавшись переодевающихся учеников, мы двинулись вслед за инструктором. Больше всего меня напрягало, то что пока совершенно непонятно как и чему мы будем обучаться. Все эти высокопарные слова для меня не значили ровным счетом ничего. Сейчас важнее всего было выяснить как получать баллы рейтинга, как терять в целом понятно — не выполнять указания инструкторов и вообще косячить.

Нас привели на огороженную стенами площадку размером с футбольное поле. Песок под ногами навевал не самые приятные мысли, которые только сильнее начали усиливаться глядя на два флагштока на каждом из которых висело по флагу с цифрами четыре и шесть. Мои мысли начали подтверждаться, когда из ворот напротив вышла другая сотня с цифрой шесть на груди униформы. Они что решили устроить тут королевскую битву?

Сбоку раздался хруст шеи, брат Хо с ухмылкой разминал шею. Поймав его взгляд я прикоснулся пальцами к своей шеи в том месте где у него была храмовая татуировка. В его глазах зажегся огонь интереса, а когда я сформировал знак воздуха, он радушно улыбнулся произнося:

— Я как чувствовал брат, что ты, — я покачал головой не давая ему закончить начатую фразу. Усмехнувшись он продолжил. — Как и я любишь хорошую драку.

— Люблю, умею, практикую, — на автомате у меня вырвалась любимая присказка Игната. Удачи тебе братан, порви там всех, а мне предстоит стать чемпионом тут.

— Курсанты! — над ареной раздался голос одного из инструкторов. — Настало время первого испытания. Оно покажет нам насколько вы готовы пройти через мясорубку испытаний Академии. Когда прозвенит гонг, курсанты четвертой сотни должны пробиться к флагу шестой сотни и забрать его с флагштока принеся своему дневному инструктору. — пока инструктор продолжал вещать о том как все будет происходить, я толкнул Хо и Тана, показывая им, что надо слушать меня.

— Держимся вместе. Тан, мы с Хо работаем тараном, наша задача пробиться через строй, а твоя забрать флаг.

— Я с вами братья, — на нас смотрел парень с переломанным носом. Кажется он из нашего десятка — меня зовут Шо из семьи Кэйтан, пятое поколение шан.

— Идет, держимся вместе и мы сможем. — Стоило мне это сказать, как раздался гонг начинающий мясорубку.

С диким ревом две толпы рванули вперед размахивая руками. Свою четверку я тормознул, чтобы иметь возможность маневра. В массе своей курсанты дрались хаотично. Никакой техники только желание драки, но случались и самородки. Один из нашей сотни, разбежавшись прыгнул с ударом ногой. Его противник рухнул как подкошенный, а тот подсек следующего тут же добивая его и даже не думая влетел в следующего.

— По флангу, бегом! Тан держись за нами! — Мы неслись клином, с здоровяком Хо в центре. Первый же противник увлекшись дракой был вырублен простым ударом кулака в затылок.

Наплевав на честность схваток, наша команда рвалась к флагу щедро осыпая ударами врагов. Хо работал в манере чем-то напоминающей ушу саньда. Не ввязываясь в обмен ударами, он просто сбивал с ног противников. Шо же сражался в совсем другом стиле. Словно зверь он бросался вперед нанося короткие жесткие удары ладонями и время от времени добавляя жесткие лоукики. Местный аналог вин-чунь?

Оказавшись в стороне от основной массы бойцов мы быстро добрались до флага, но оказалось, что не одни мы такие умные. Шестые оставили заслон из десятки бойцов. Которые смотрели на нас ухмыляясь. Внутри меня разгорался азарт, распаляемый еще сильнее звуками окружающей нас битвы. Думаете вам поможет, то что вас больше? Да не в жизнь!

— Тан, плевать на все, твоя цель флаг. Пошли братья, бегом! — с диким криком мы неслись на противников, которые похоже решили, что мы станем легкой добычей.

Пока я бежал, внутри меня раскручивались кольца Земли и Воды. Энергия клокотала в ядре, заставляя узловые точки меридианов гореть огнем от боли. Никогда еще я не пытался оперировать двумя потоками одновременно, да еще на ходу.

Наплевав на боль, я держал контроль. Словно масляной пленкой мое тело покрывалось энергией земли, делая его куда более прочным.

Энергия воды в кулак и первый противник улетел сломанной куклой к флагштоку. Дальше началась бойня. На меня одновременно насели четверо, похоже посчитав самым опасным из нашей маленькой команды. Удары сыпались со всех сторон. Хвала предкам, энергия земли покрывающая мое тело позволяла мне держаться. Я перестал ощущать время. Мое восприятие сузилось до кратчайшей зоны. Уйти от удара, поставить очередной блок. Создавалось ощущение, что вокруг меня закручивается шторм.

Каждый пропущенный удар давал мне понимание, что долго так продолжаться не может. Еще немного и мы проиграем.

Боли нет. Чуть повернув голову, я пропустил скользящий удар в челюсть, смещая вплотную к сопернику.

Смерти нет. Мой лоб как молот ломает лицевые кости. В спину влетает очередной удар.

Есть лишь путь. Вспышка и мои кулаки заполнены энергией воды. Удар кулак в кулак и кто-то кричит от боли в сломанных пальцах. Рвануть вперед с ударом локтя. Словно острый клинок, локоть ломает ключицу.

Есть лишь моя воля. Глаза начали слезиться от песка брошенного почти вплотную. Плевать, с такими я справлюсь даже не видя их. Слезящиеся глаза только мешали в бою. Стоило мне их закрыть, как передо мной мир раскрасился множеством белых росчерков. Пока я удивлялся увиденному, один из росчерков совместился с моим лицом и в следующую секунду я почувствовал удар.

Вот это охрененно! Яростный азарт захватил меня. Грац тебя брат с обретением кольца воздуха. Росчерки это же вероятностные линии ударов! Стоило мне это понять, как бой вслепую практически перестал доставлять неудобство.

Уйти от удара. Подшаг в сторону и моя голень словно топор срубает одного, а вероятностная линия показывает удар второго. Упасть на колено и чужая нога летит надо мной. Перекат и мой противник упал вместе со мной. Вот уж тут мне зрение не нужно. Словно пневматический молот, мои кулаки, усиленные мощью кольца Воды, вбивали в песок арены очередного противника.

Удар гонга возвестил об окончании испытания. Проморгавшись, я встал с парня чье лицо превратил в хорошо отбитый кусок мяса и протянув руку помог ему подняться.

— Ну ты и сволочь, — произнес он сплевывая на песок сгусток крови.

— Нечего было сыпать песок в глаза.

— Когда ты одним ударом вырубил одного из наших? — в разговор вступил еще один парень баюкающий сломанные пальцы. Похоже именно его удар я встретил своим кулаком. Не отвечая я шел помогать подняться Хо. Здоровяк был изрядно разукрашен, но рядом с ним лежали несколько человек в полной отключке. Лучше всех себя чувствовал счастливо улыбающийся Шо.

— Ты чего такой довольный? — храмовник оказался на редкость тяжелым и нам с Шо пришлось поднимать его вдвоем.

— Мой дед владеет большой таверной в порту, я часто помогал вышибалам выкидывать оттуда пьяную матросню, так что есть опыт в таких заварушках. Ощущение будто домой вернулся.

— Не хотел бы я оказаться на твоем месте, — на мою слова лишь раздался взрыв довольного хохота.

Сотни медленно разбредались на начальные позиции. Десятки помогали друг другу, множество заплывших лиц, одежда залитая кровью, куча вывихов. Испытание оказалось тем еще весельем, но все наши травмы искупала довольная рожа Тана держащего знамя шестых над своей головой. Рядом стоял с улыбкой наш инструктор.

— Добро пожаловать в Академию курсанты. Вы с честью смогли пройти первое испытание. — голос наставника разносился по всей арене. — А теперь самое главное — итоги. Четвертая сотня, плюс балл в личный рейтинг за победу в испытании. Флаг захватил четвертый десяток, им еще по баллу. — Неплохо так сработали, еще плюс пару баллов в первый же день. Захвативший флаг Фэй Тан, — наставник сделал паузу, а потом продолжил. — Плюс десять баллов в личный рейтинг.

— Уважаемый наставник! — Тан склонился в поклоне уважения. Его голос был тверд и уверен, вот и где парнишка верящий в свою смерть? — Я не достоин этих баллов! Без братьев Яна, Хо и Шо, — он указал на нашу троицу, — я не смог бы выполнить свою задачу. — Похоже у парня есть кодекс чести.

— Воля и Честь! — проревел наставник и мы все прокричали ответ, — именно эти два качества определяют то чего вы сможете достичь. Именно их проявил Фэй Тан, награда сохраняется. Ву Ян, Мао Хо, Кэйтан Шо — как он умудряется запомнить все наши имена? — плюс пять баллов в личный рейтинг. Академия, как и Нефритовая империя справедлива и вознаграждает достойных. Сотни, вы свободны, инструктора покажут где лазарет и столовая. К утру мне нужен от вас список десятников.

Какой к черту отдых, битва за власть началась…

* * *
Старший наставник Мужун Фат пил чай любуясь закатом. Огненно красные небеса действовали на него умиротворяюще. В дверь аккуратно постучали.

— Войди. — приказал он своему секретарю. — Надеюсь ты с хорошими новостями?

— Скорее с интересными наставник.

— Старший наставник, когда же ты запомнишь. — беззлобно поправил секретаря Фат. — Рассказывай.

— Из всех сотен, выявилось два победителя.

— Кто?

— Девятая и четвертая.

— Как интересно. Какими методами?

— С девятой все просто, Цан Фэй с помощью мастерства колец пробился и захватил фланг.

— В четвертой судя по твоему тону все куда интереснее? — старший наставник сделал глоток чая, любуясь как коршун с клекотом атаковал свою добычу.

— Вы как всегда правы наставник.

— Старший наставник, Лянь. Запомни это или я найду другого секретаря.

— Как пожелаете мастер. — он спиной чувствовал как его помощник с улыбкой склонился в поклоне. — в четвертой возникло боевое братство.

— Идеально, осталось проверить смогут ли они пройти испытание черной водой и сразиться в турнире …


Глава четвертая. Дхарма


Десятником я стал достаточно просто. Как-то оказалось само разумеющимся, что мы с парнями стали держаться вместе и единственным моим соперником оказался тот самый парень советовавший оставить Тана в покое — Яо. Трое его товарищей просто смотрело ему в рот и по факту мы с ним были на равных. Пытаться закрепить свое лидерство мордобоем идея вполне себе, но на практике она означала, что как лидер я не очень. Началась борьба за умы двух оставшихся — вечной ухмыляющегося Гу Сяолунь и меланхоличного Чао Юншена.

— То что ты девятого поколения еще не значит, что из тебя выйдет десятник? — Яо распалялся видя поддержку своих товарищей. Тан хотел начать говорить, но я просто покачал головой и задал вопрос глядя ему в глаза:

— Где ты был на испытании Яо?

— Сражался как лев за честь своей сотни. — ответил он с вызовом.

— А я не лев Яо. Мой дед учил меня быть воином и я знаю, что задачу надо выполнять любой ценой, — ну да конечно я тот еще герой. А кому постоянно прилетали нагоняи от тренеров и секундантов за то, что клал болт на геймплан? Тоже мне, но вот с испытанием я все сделал почти правильно. Если бы еще дрался зряче, а не устраивал свалку, то тогда можно было сказать — идеально — Именно благодаря нам у нашего десятка два дополнительных балла, но слов благодарности от тебя я не слышал.

— Благородному не требуются слова, — начал он пафосную речь и был оборван насмешливым голосом Сяолуня:

— Благородный чтит свои долги, как и долги семьи. Моя семья четвертая сотня и благодаря парням мы вырвались вперед, — с лица парня ушла его вечная усмешка и он стал серьезным как никогда. — Ву Ян, прошу принять Сяолуня и семьи Гу, шан пятого поколения как младшего брата. — последние слова он произносил согнувшись в поклоне младшего старшему.

— Ву Ян с радостью называется Гу Сяолуня братом.

— Чао Юншен присоединяется к просьбе.

Становление десятником прибавило мне забот, но главное я знал зачем это делаю. Никто никогда не даст командовать людьми тому кто не умеет с ними ладить. Лицо Яо оказалось целым лишь из-за этого.

Теперь я всегда отвечал за своих людей. Именно мне ставил инструктор задачу, а уже я доводил ее до десятка. С меня спрашивали за любые оплошности и провинности. Нас гоняли на износ, если пара дней проходило без посещения лазарета то это было сравни чуду. Первый месяц десятникам дали поблажку на слаживание отряда, а потом началось веселье.

Утро всегда начиналось одинаково. Звон колокола оповещал о том, что у нас есть сто ударов сердца до построения. Сотня ударов это чуть больше минуты, и за это время надо не только одеться, но и выбежать из комнаты и построиться перед общежитием, притом не забыв где какая сотня строится.

Дальше шло мое самое «любимое» — сучий бег. Вначале мы просто наматывали круги пока не падали в изнеможении. Затем, через неделю, нам раздали кожанные рюкзаки забитые песком и камнями. Жесткие лямки врезались в плечи, соленый пот застилал глаза, но мы продолжали бежать под заунывный речитатив инструктора Шадо:

Курсанты, солдат это прежде всего выносливость, вы должны уметь бежать весь день и всю ночь, а потом вступить в бой, а не рухнуть от усталости. Учитесь использовать мощь вашего ядра для усиления тела. Открывшим кольцо Земли будет проще. Стоит раскрыть его мощь и направить в свое тело, в таком режиме вы сможете бегать без устали часами.

Стоило мне последовать советам инструктора, как тут же в голове возник каркающий голос предка.:

— Ну давай выполняй рекомендации этого прислужника блохастых, — в его голосе слышался настолько неприкрытый сарказм, что я спросил.

— Предок, у меня нет других учителей. Вы же не говорите ничего конкретного, даже своего имени. — поддерживая разговор я ни на секунду не сбавлял темп бега.

— Твоя правда потомок. Мое имя Тинджол по прозванию Приходящий в тумане, Разящий клинок Крылатого отца, — он начал было продолжать перечислять свои титулы дальше, но быстро осекся — хватит и этого. Ответь на вопрос Ян, что дают человеку кольца силы?

— Они усиливают способности, делают его сильнее, выносливее, быстрее, умнее. — кажется я начал понимать куда он клонит.

— Метод который предлагают львы — порочен. Он помогает быстрее развивать кольца, тупым накачиванием энергии. Но лишает его более глубокой проработки. Получается те кто будет его использовать вырвутся по рангам вперед. - замолчав на мгновение он продолжил:

— Ранги это цацки для изнеженных детишек. Был у меня товарищ из тигров, так он на уровне мастера бросил вызов архату и убил того в поединке. А все потому, что тигр прорабатывал на максимум все кольца, постигая их истинную силу, а архат нахватался по вершкам, надеясь, что ему хватит потока силы.

— Тогда получается мне стоит тренировать только свое тело и не использовать кольца? — но как тогда изучать кольца силы? Мне просто не хватит времени на все.

— Тело и разум это основа всего. Какая разница если твоя сила, с помощью колец увеличится в два раза, начальная то сила была никчемной. И любой кузнец всю жизнь тренирующийся с молотом сломает слабака с кольцом воды пятого ранга. Тренируйся, использую ядро и кольца не для усиления себя, а для усложнения задачи. Именно так мы тренировали наших учеников.

— Спасибо старший. — совет предка изменил для меня все.

В первый месяц тренировок по совету Тинджола, я скатился с лидирующего места почти в самый конец. Нагрузка становилась все больше и больше, а я еще дополнительно усиливал ее работой с кольцами силы. Легче всего мне давалось управление землей, как сказал предок, это потому, что я упрямый как осел и у меня колоссальная сила воли.

Яо довольно усмехался глядя на то, что я все чаще бегу в конце сотни в отличие от него. Все чаще я слышал шепотки говорящие о том, что Ву Ян то вовсе не так хорош как про него все думали. И лишь Хо кажется, что-то подозревал.

Спустя месяц и неделю тренировок нас вновь собрали всех вместе. Перед нами стоял старший наставник Мужун Фат в традиционном доспехе имперского легиона. Тяжелый стеганый халат с нашитыми на него металлическими пластинами был дополнительно усилен на груди полукирасой. Руки до локтей были закрыты тяжелыми наручами, защиту плеч обеспечивали цельнометаллические наплечники. Осмотрев строй он начал говорить:

— Приветствую вас курсанты. — стоило ему поприветствовать нас как тысяча глоток одновременно рявкнуло в ответ.

— Рады приветствовать старшего наставника Мужун Фата! — все уже осознали как тяжело будет забираться на вершину и потеря каждого балла воспринималась многими как личная трагедия. Я уже потерял шесть баллов исповедуя свою новую систему тренировок, регулярно занимая последние места. Но то с какой легкостью я стал двигаться не используя силу ядра и насколько повысилась моя выносливость, говорило мне о том, что я иду правильным путем. Чем больше я расходовал силу ядра на взаимодействие с кольцами тем легче они мне откликались, тем проще становилось использовать два кольца одновременно.

— Каждый из вас — будущий офицер имперского легиона. Каждый из вас в будущем выберет то оружие с которым он свяжет свою жизнь. Но, — он смотрел в наши каменные лица и видя в них лишь рвение продолжил, — путь офицера-легионера это путь меча цзянь, — старший наставник мгновенно выхватил клинок и провел серию связок. — Путь щита бон, — один из наставников швырнул цельнометаллический щит словно диск, но Мужун Фат танцующим движением подхватил его в воздухе и показал серию атак и защит совмещая движение меча и щита. Вложив клинок в ножны он продолжил. — И последний из трех путей — путь копья — цзи, — по его кивку другой наставник метнул копье, которое тот подхватил и тут же взорвался серией ударов на разном уровне.

Я смотрел затаив дыхание как этот уже не молодой мужчина легко двигается в своем доспехе, постоянно атакуя и защищаясь. Казалось оружие было его частью, он мог атаковать щитом и тут же переключиться на копье. Копье в его руке жалило как хвост скорпиона, пока он был закрыт металлическим щитом. Глядя на него мне стало казаться, что владение оружием потребует просто чудовищного количества времени на освоение. «А как ты думаешь, мой мальчик, почему дети шан зовутся неопоясанными? И почему их запрещено полноценно обучать искусству боя на оружии до совершеннолетия?» Стоило ему задать эти вопросы и сразу все стало на свои места. Кланы хотят сохранить монополию на мастерство. Именно поэтому в испытании благородных так много уделено боевым искусствам. Высшие должности достанутся достойным и это будут потомки кланов. «Именно, в твоей голове крутится вопрос про цюань. А ты посчитай сколько цюань не в клане? Такие как твой дядя Хван большая редкость. На каждого цюань, приходится тысяча шан. Кланы никогда не отпустят бразды правления в империи. Запомни это парень и никогда не пытайся сломать систему снаружи. Она может рухнуть только изнутри.»

С дня когда нас наконец-то начали обучать владению оружием прошло две недели и Яо наконец-то созрел бросить мне вызов. После очередной тренировки с оружием когда мы махали до изнеможения тренировочными цзянями. Если обычный клинок весил чуть меньше килограмма, то тренировочные доходили до трех.

— Закончили тренировку. — голос инструктора Шадо, прозвучал музыкой для моих ушей. Мало того, что я выбрал самый тяжелый цзянь, так еще и каждый удар который наносимый мной сопровождался всплеском энергии воды. Каждый из них заставлял напрягаться все мое тело, чтобы удар был сильным и точным.

— Инструктор, — раздался голос Яо, — я прошу вас быть свидетелем моего вызова. Ву Ян своими результатами позорит не только наш славный четвертый десяток, но и всю сотню. Во имя братьев я требую его смещения. — какой ты молодец парень. О братьях и чести он заботится. Глаза инструктора сузились совсем в непроглядную щель.

— Десятник Ву Ян, твои результаты действительно плачевны. Согласен ли ты на смещение, требуешь ты трибунала или готов защитить свое честное имя в схватке. — а вот за это низкий поклон тебе инструктор Шадо! Посмотрим на что ты способен в поединке вызывальщик. Лицо Яо напряглось ожидая моего ответа, а я отбросив с лица вспотевшие волосы ухмыльнулся.

— Мой долг вести своих людей к победе и каждый раз четвертый десяток достойно показывает себя в любых испытаниях, — мои товарищи одобрительно кивали моим словам.

— Кроме тебя Ян, даже брат Тан самый слабый из нас и тот лучше справляется с задачами.

— Уважение Яо. Ты опять забыл про уважение. Скоро близится срок очередного испытания и мы пройдем его с честью. Своим поведением ты оскорбляешь не меня, ты оскорбляешь академию. — Я склонил голову в знак скорби, а потом резко поднял ее с кровожадной ухмылкой. — Инструктор прошу испытание поединком. — судя по всему инструктор оказался доволен моим выбором.

Повинуясь жесту Шадо, сотня выстроилась кругом очерчивая место для будущего поединка. Больше всего он вызывал интерес у нашей десятки и остальных десятников. Первая попытка оспорить лидерство в нашей сотне, а что творится в остальных мы не знали, поскольку вся наша жизнь была сосредоточена вокруг тренировок.

— Проверим насколько хорошо вы усвоили путь меча и щита. Используйте тренировочное оружие. Курсанты одеть шлема. — голос инструктора напоминал хлыст. — Проигравшим объявляется тот кто не сможет продолжить бой или признает свое поражение. Начнете бой по моей команде.

Мы надели тяжелые шлема с маской закрывающей лицо. Яо использовал один из самых легких тренировочных мечей, значит скорость его атак будет выше. Залитый свинцом щит оттягивал руку, но в поединке я не собирался себя замедлять. Посмотрим насколько ты хорош.

— Начали! — прозвучала команда и Яо ни секунды не сомневаясь в своем превосходстве рванул вперед вскидывая меч для атаки. Удачи щенок.

Даже не усиливая свое тело мощью колец силы я чувствовал свое превосходство. Мой соперник решил, что он сумеет меня сокрушить первой же атакой — наивный.

Я видел каждое его движение и мог остановить поединок в любой момент, но внутренние ощущения говорили, что мне надо испытать свои способности в бою. Не знаю почему в академии не используются спарринги, но такой шанс я точно не упущу.

Шаг с линии атаки и его безыскусный удар проходит мимо. Тяжелый меч по инерции закрутил его в сторону, ну а я чуток помог на подшаге ударив щитом. Слабо! Он сумел удержаться на ногах.

Резко развернувшись, он напитал меч энергией воды и тут же атаковал в лоб не думая о защите. Каждый его удар я сумел принять на щит, но руку отсушило. Давай дружок, покажи насколько ты хорош. От вида того, что я еще на ногах у моего противника просто снесло крышу. Он начал беспрерывно атаковать, до упора накачивая свои удары энергией. А я поняв, что могу выдерживать и такие удары начал пытаться их почувствовать и предугадать одновременно уходя. Тренировки кольца воздуха без поединков у меня совершенно не продвигались.

В абсолютной тишине раздавались редкие удары металла о металл, да яростные вопли Яо. Под маской шлема на моих губах играла улыбка, тренировки по методу предка дали свой результат. Без применения колец силы я уже могу держаться против не самого плохого бойца. Я откровенно кайфовал от самого осознания этой мысли.

С каждым движением мне становилось все проще и проще предугадывать движения соперника. Крики ярости только сбивали его дыхания, давая мне возможность не тратить лишние силы.

— Ву Ян, заканчивай этот балаган. — голос Шадо раздался резко как щелчок хлыста, инструктор поохоже давно понял, что я сильнее чем делаю вид. — Пять баллов, если справишься за двадцать ударов сердца. — по рядам прокатился ропот, а лично я собирался получить свои законные баллы.

Жесткий блок клинком, и энергия воды заполняет меня, чтобы коротким резким всплеском выйти через удар щитом. От мощи Яо отлетел на пару шагов и попытался удержать равновесие. Кто бы ему еще дал такую возможность.

Словно атакующий зверь я рванул вперед, локтевым ударом раскручивая клинок. Три килограмма металла разогнанные моими мышцами и мощью энергии воды врезались в ребра Яо сметая его с ног, словно пушинку.

— Ян стоять! — рев Шадо тормознул мой удар щитом идущий в шлем. Рефлексы прошлой жизни мне просто кричали «Падает — добей!». -Победа за явным преимуществом Ву Яна. Ян, двенадцать ударов сердца, баллы твои.

— Спасибо инструктор Шадо — я склонился в поклоне, а в моей голове возник недовольный голос предка. «Играть с противником глупо. Его надо бить сразу — быстро, жестко и без пощады. Никогда не знаешь кто твой враг.» Интересно, а он бывает доволен?

— Курсанты, — инструктор осмотрел строй, — кто может объяснить, что произошло?

— Ву Ян не использовал энергию колец для своих тренировок инструктор. Поэтому он проигрывал нам разгоняющим себя мощью ядра, но его тело становилось все более и более прочным. — сделав шаг вперед начал рассказывать свою версию Хо, — так тренируются храмовые стражи.

— Все верно Хо, — Шадо улыбнулся, — такой метод тоже возможен, но когда вы будете уже мастерами в пике своей силы идущий подобным путем едва доберется до аколита. Каждый из вас решает сам как лучше идти путем воина, но лично мое мнение этот путь ошибочный. Ву Ян сохраняет место десятника. Разойдись.

Кивнув Хо, мы вдвоем подхватили Яо под руки затаскивая на носилки. С такими травмами ему прямая дорога в лазарет, а раз я десятник то мне и заниматься своими людьми. Вес Яо на носилках совершенно не ощущался, было такое впечатление, что я не только не устал после боя, но и наоборот взбодрился.

— Брат Ян, — голос здоровяка звучал не очень уверенно.

— Что такое Хо?

— Ты решил идти дхармой воителя? — вот и как мне теперь объяснить этому увальню, что я не сном не духом в религии и что такое дхарма в душе не знаю. Я и дома то скептически относился ко всем этим религиозным заморочкам, считая их больше культурными традициями.

— Брат Хо. — я на мгновение задумался подбирая слова, но решил быть с ним честным — мой дед серебряный искатель храма Ветра, но я сам почти ничего не знаю о храмах и вере. Я живу так как считаю правильным. Следуя кодексу чести. Моя вера это вера в кулак, тяжелый клинок и верного друга прикрывающего спину в бою.

— Твои слова говорят о том, что ты не просто решил идти дхармой воителя — ты уже давно идешь по этому пути.

— Хо, да что такое эта дхарма?

— Это то что ты несешь в мир, брат. — пока я пытался понять очередную восточную заумь взрывающую мой мозг раздался голос предка:

«Кровь и баланс, вот дхарма нашего клана Ян. Мы те кто должны удержать этот мир от падения в бездну. Стань сильнее, верни нам свободу.»

От этих слов я словно оказался где-то не здесь. Надо мной был давящий потолок пещеры полностью покрытый светящимися кристаллами. В ее центре, в углублении, был небольшой пруд буквально пару метров в диаметре. В каменном полу были вырублены ступени и площадка, позволяющая стоять прямо у самого края, не рискуя свалиться вниз. Кристальной чистоты вода позволяла видеть все до самого дна. На самом дне был символ, напоминающий Инь-Ян, вот только разделенный на три части. Черный, белый и красный, чем дольше я в него всматривался, тем сильнее они впечатывались в мое сознание.

Мир заволокло темным туманом в котором звучала печальная мелодия длинной флейты. Она что-то пыталась до меня донести, но я не понимал.

Кап.

Кап.

Кап.

Я завороженно смотрел на тяжелые капли крови, падающие в воду откуда то сверху. Кап, и вокруг них расходится небольшая рябь волны. Я не знаю, в какой момент идеальная чистота пруда сменилась кроваво-красной пленкой. Такой странно знакомый голос произнес:

«Пять кланов служат безжалостному солнцу. Пять кланов служат мягкой тьме. Пять кланов служат связывающей воедино крови. Лишь союз света, тьмы и крови вернет баланс. Удачи тебе крылатый.»


Глава пятая. Вот и поговорили


Два с половиной месяца без единого выходного. Каждый божий день бег с отягощением, тренировки с оружием и никаких спаррингов! Инструкторы время от времени косо смотрели на меня глядя как очередной деревянный манекен разлетается в щепки от усиленного энергией удара. Как же я изголодался по хорошей драке! В голове даже мелькали мысли спровоцировать кого-то из сотни не бой, но трезво обдумав я решил, что это будет совсем лишним.

Не смотря на все заверения инструктора, что мой подход ошибочный я продолжал выполнять рекомендацию предка. С каждым днем я чувствовал как все лучше осознаю кольца земли и воды. Воздух давался мне куда медленнее, я так и не смог понять как усиливать его мощь не используя поединки, а с ними была беда. После двенадцати часовых тренировок, на дополнительные уже просто не было сил. Хотелось поесть, умыться и спать.

С огнем творилась вообще какая-то ерунда. Он отвечает за интеллект и ловкость, так вот с ловкостью у меня все отлично. Неужели я настолько тупой, что не могу постигнуть даже на базовом уровне кольцо Огня? На все вопросы по этому поводу предок лишь отмалчивался или со смешком говорил, что придет время и я все пойму. Как же это все бесит.

Сегодня мы впервые могли поспать подольше. Наставники расщедрились на целый выходной. Как же я мечтал выспаться, но чертов организм по привычке решил подняться как обычно на рассвете. Из плюс сегодня наконец-то можно узнать что и как происходит в других сотнях. И наконец решить вопрос, что я должен сестричке Баожэй за ее своевременную помощь. Ненавижу быть кому-то должен.

Неочищенный рис, рыба и куча зелени на завтрак, а запить это все предлагается каким-то на редкость мерзотным травяным чаем. Но стоило мне в первый раз отказаться от этого питья, как тут же предок выдал очередное указание — «Пей эту отраву три раза в день, она помогает укреплять энергетические каналы, а с твоим типом ядра это сверхважно». Еще бы рассказал кто-то чем эти чертовы ядра отличаются. Честно говоря меня уже тошнит от такой еды. Хочу сочный ароматный стейк только со сковородки, с прожаркой medium rare. Ты его ешь, мясной сок растекается у тебя на языке. Да запить бы все это парой бокалов хорошего терпкого красного вина. Эх мечты, приходится палочками запихивать в рот кусочки маринованной рыбы, закусывая их рисом.

— Брат Ян, — ко мне обратился Шо, — какие планы? В кои веки выходной.

— Хочу встретиться с Сяо Баожэй. Нам надо решить некоторые вопросы. — ответил я, морщась от гребанного чая.

— А старший брат совсем не промах, первый выходной и он тут же к женщинам. — Сяолунь не упустил возможность подколоть меня.

— Завидуешь младший брат? — Сяолунь лишь рассмеялся, что у этого парня на уме никогда не понятно, а его немигающие змеиные глаза смотрят всегда так словно он готовится к атаке. Мое внутренний голос просто вопил говоря, что он крайне опасный противник.

— Есть немного. А если серьезно брат, то сегодня день сведения счетов.

— Что ты имеешь ввиду? — в разговор вступил Хо.

— До академии у всех нас были соперники и противники, да и после поступления накопились противоречия. Каждый из нас добился определенных успехов и баланс сил мог измениться. Неужели вы думаете, что нам просто так дали возможность отдохнуть перед вторым испытанием? — он обвел нас взглядом. «А парнишка хорош. Делает выводы обладая малым количеством деталей. Держи его поближе, но покажи, что с тобой ему будет куда выгоднее.»

— Пожалуй ты прав брат, давайте сильно не разделяться. Мне надо в девятую сотню, кто чем планирует заниматься?

— Мы с Таном будем тренировать копье, — ответил здоровяк Хо.

— Думаю Юншен составит мне компанию прогуляться до первой сотни, верно брат? — судя по улыбке Шо он явно что-то задумал.

— Верно, — на губах вечно меланхоличного парня появилась улыбка, похоже они планируют отдохнуть в хорошей компании.

— Шо, только постарайся без драк.

— Старший брат, да как можно? — Шо начал изображать святую невинность.

— Хватит, ты думаешь я не знаю, кто избил того громилу из пятого десятка?

— Да где там избил? Он сам споткнулся и пару раз ударился головой об стену.

— Шо, постарайся аккуратнее, это моя личная просьба. Я знаю, что ты отличный боец, но в девятой есть парень с пятью камнями и они как и мы выиграли в бойне.

— Я буду предельно вежлив брат. — он склонился в поклоне уважения.

— Яо, а у тебя какие планы?

— Не твое дело десятник, — ядовито ответил мой бывший соперник, — сегодня выходной и мы свободны.

— Дело твое, но мы сейчас одна семья. Ты не обязан любить меня, но давайте держаться вместе. — парень, я даю тебе шанс на мир. Хватит тешить свое азиатское эго и злопамятность.

— Мы разберемся сами.

— Как скажешь Яо, как скажешь…

Общежитие девятой сотни находилось на противоположном конце крепости. Вне тренировок нам было запрещено ношение оружия и доспехов, поэтому мы с Сяолунем шли налегке.

— Рассказывай, почему ты решил пойти со мной.

— Потому, что ты даешь слишком много воли парням. Мой отец начальник гарнизона и он учил меня с детства управлять людьми.

— Тогда почему сам не стал пытаться добиться места десятника?

— Ты сильнее как боец, — он криво усмехнулся, — по крайней мере пока. Предпочту быть в тени.

— И при этом рассказываешь мне, как усилить мои позиции?

— Брат, — он посмотрел мне прямо в глаза своим немигающим взглядом. — Я же прекрасно понимаю, что ты нацелен на Академию Земли и Неба. Из нашего десятка шансы попасть туда есть только у тебя. — После твоего ухода, наибольший шанс занять место десятника будет у меня.

— А как же Хо и Яо? — мне были интересны мысли этого на редкость циничного парня.

— Хо отличный боец, но он храмовник это и дураку понятно. Никто не даст стать ему десятником. Вы заключили с ним союз, думаешь знак ветра ты показал совсем незаметно? — я напрягся, а в голове раздался голос предка. «Держи его близко потомок. Он очень полезен и очень опасен.» На ум пришла цитата Сунь Цзы — держи друзей близко к себе, а врагов еще ближе. Главное понять кто мне этот парень с немигающими глазами? Друг или все таки враг?

— Что еще ты заметил?

— Ты не боишься в поединке, все мы нервничаем выходя на бой, но у тебя совершенно не видно страха. Словно ты сотни раз выходил на бой и каждый раз ставка в нем была твоя жизнь или здоровье. — знал бы ты через сколько боев я прошел и сколько тварей мне пришлось убить, чтобы вырваться из царства темных грез. Как ты там бабушка Ардана?

— Мне приходилось убивать и я был неоднократно на грани смерти. — словно молния меня ударило понимание. Этот парнишка на самом деле нуждается в братском плече, он настолько привык быть одиночкой, что устал. — Если желаешь я могу рассказать, что дает мне силу сражаться без страха.

— Я буду счастлив если ты поделишься со мной своей мудростью старший брат, — сказал он склонившись в поклоне. Да как же меня задрала эта азиатская вежливость!

— Сяолунь, хватит кланяться. Сейчас мы братья. Мой учитель когда-то научил меня древней мантре. Она очищает разум и дает силы без страха смотреть в лицо опасности. — Глубоко вздохнув я попытался вложить в свои слова энергию ядра, чтобы он не просто услышал эти слова. Мне было важно, чтобы он их прочувствовал. — Боли нет. Смерти нет. Есть лишь путь. Есть лишь моя воля. — каждая часть мантры несла в себе ощущение внутренней мощи. А я чувствовал как само по себе раскручивается кольцо земли усиливая энергию ядра.

— Спасибо тебе, брат. — в голосе Сяолуня слышался скрытый восторг, похоже его реально пробрало. — Теперь я лучше тебя понимаю. Ян, — он посмотрел мне в глаза, — проблему с Яо надо решать, если он будет саботировать приказы, мы как десяток можем получить проблемы.

— Если он так поступит, то последствия не заставят себя ждать.

— Я рад, что ты в душе оказался не мягкотелым слабаком. Чтобы закончить академию, нам придется отбросить слабостью и стать оружием которое из нас куют.

— Слабакам тут не место, — сказал я улыбаясь.

— Именно, — ответил он с полной серьезностью, — и вот тебе пример почему. — его рука указывала на две группы ребят со значками девятой и второй сотни активно спорящих между собой. Я уже хотел пройти мимо когда увидел знакомое лицо Баожэй. Пора расплачиваться по долгам.

— За мной! — коротко рыкнув приказ я рванул бегом к уже начавшейся драке.

Кто первый начал драку я не отследил, да и сказать честно мне было плевать. Ядро уже само начало накачивать организм энергией, а я раскручивал кольца земли и воздуха. Контроль над тремя кольцами одновременно для меня пока недостижимая мечта, так что я предпочту пожертвовать мощью ударов. Хотел тренировок приближенных к боевым? Получите распишитесь.

Парень пытающийся вбить ногу в голову сестренке улетел как кегля в толпу своих товарищей. Семьдесят килограмм живого веса, да еще с разбегу двумя ногами в прыжке, это вам не шутки. На лице Баожэй на доли секунды возникло удивленное выражение лица, но увидев меня, она тут же сосредоточилась на драке. Отличная концентрация! Десять ребят из второй сотни против четверых из девятой плюс два отморозка из четвертой. Пошла потеха!

Я словно вернулся в свою молодость когда мы бились толпа на толпу с такими же отморозками. Плевать Россия это или Бразилия, смысл всегда один. Есть свои, есть чужие. Видишь возможность — бей! Каждый из шан умеет в той или иной степени драться, но то, что среди второй сотни может оказаться настоящий мастер я не мог предположить.

Смуглый почти до черноты парень бился на удивление холодно и расчетливо, его лицо не выражало никаких эмоций. Настоящий профи. Первым же ударом он сломал ногу одному из девятых. Я в это время забил коленями в тайском клинче одного из его товарищей смуглолицего, а Сяолун связал самого крупного из этих отморозков. Баожэй не лезла в рубку работая на дистанции, когда я вспомнил где видел лицо бойца из «вторых». Он был одним из тех кто, так же как и я, получил четыре камня.

Еще один боец упал от его рубящих ударов ногами, а я уже целенаправленно рвался к нему, сминая очередного молокососа возомнившего, что он умеет в бокс. Нырок под руку и короткий апперкот отправляет балбеса спать.

Когда мы встретились глазами, на его лица расплылась улыбка. Он явно узнал меня. Кивком он показал в сторону от свалки и я улыбнулся в ответ. Профи должны биться с профи.

Минипоклон и он тут же атакует левой ногой в голову. Хороший хайкик, но ты парень не Мирко Крокоп, а я вырос смотря его бои. Белые линии перед глазами, кольцо воздуха наконец-то ожило! На моих губах расплылась довольная ухмылка больше похожая на оскал. Спасибо парень!

Скорость с которой он бил ногами просто поражала. И ладно бы если бы это была тренировка на касание, но он вкладывался почти в каждый удар, постоянно менял стойки и атаковал на всех уровнях. Думаю Донга он уработал куда быстрее меня, но ему не повезло. Шутэбокс учит драться жестко и если надо принимать ущерб. Мы никогда не боимся идти в размен.

Шаг вперед и его боковой удар уже не ломает мне ребра как должен был, а просто наносит хороший удар. За что он тут же получает лоукик в противоход, роняющий его на землю, а тут я уже его не отпущу! Сальто вперед с ударами ног в ребра парень сумел свести на скользящий удар, но при этом отдал мне спину. Рванув вперед я оказался сверху и начал методично обрабатывать его кулаками. Парень оказался хорош. Он постоянно пытался двигаться, крутиться и и скинуть меня. Нет дружок тут нужна не только сила, тут нужен опыт. Вылезти из под опытного бойца практически невозможно, особенно если ты не умеешь этого делать.

Всполохи белого цвета показывали мне варианты атак, а я отрабатывал по полной, мое сознание отключилось и я видел только одно — цель. Кулак раз за разом вбивался в его лицо. Стоит отдать должное моему противнику, даже с залитым кровью лицом он продолжал сопротивляться.

Внутри себя я ликовал, я вновь встретился с достойным противником и победил. Пусть он пока сопротивляется, но это агония. Очередной удар рассек ему бровь и кровь начала заливать ему глаза. Удар и его голова мотнулась в сторону стараясь минимизировать ущерб. Стоило мне ударить снова как раздался резкий голос:

— Достаточно курсант! — чудовище живущее внутри меня хотело биться дальше, пуская кровь, но силой воли я загнал эту тварь внутрь.

«Неподчинение инструктору во время поединка — десять дней карцера» строчки устава всплыли у меня перед глазами. Устав есть устав, я поднялся и только сейчас осознал, что дрался с закрытыми глазами. Охренеть как же это круто! «Поздравляю с серебром в кольце Воздуха мой мальчик». Раздался довольный голос предка в моей голове. Меня скрутил выплеск энергии судорожной волной проходящей по всему телу.

— Курсант? — на меня вопросительно смотрел незнакомец с нашивкой инструктора.

— Серебро в кольце Воздуха инструктор. — Мой соперник пытался осознать, что его голову больше не пытаются вбить в землю. — Спасибо за отличный бой, — я протянул парню руку, которую тот после секундной задержки сжал. Рывком я помог ему подняться на ноги. — Меня зовут Ву Ян, командир четвертого десятка четвертой сотни.

— Цзянь Йи, спасибо за отличный бой. Инструктор, серебро в кольце Земли.

— Как я понимаю у вас двоих нет претензий друг другу? — он внимательно посмотрел на нас и мы одновременно покачали головой.

— Нет старший. — произнес Йи.

— Мы лишь пытались стать лучше. — произнес я с ухмылкой.

— Достойное стремление, но я хочу послушать ваших товарищей.

— Нет нужды старший, — Йи вновь поклонился, капая кровью на землю, — мы решили все претензии, верно братья? — он посмотрел на своих товарищей с окровавленным лицом больше напоминающим маску демона.

— Верно, — произнес нестройный хор голосов.

— Сестренка, — я посмотрел на Баожэй. Плевать на какой она позиции, но это парень сломал бы их всех. — Вы решили вопросы с соучениками?

— Думаю да братец, — ответила она с легким поклоном. На удивление она выглядела совершенно не растрепанной, лишь покраснения на ее кулаках показывали, что она только что участвовала в схватке.

— Раз ни у кого нет претензий, то я бы рекомендовал вам отдохнуть, скоро второй отбор и та небольшая схватка которая у вас тут была, покажется вам легкой разминкой. — с этими словами он ухмыльнулся и неспешно ушел.

Дождавшись когда инструктор уйдет Йи посмотрел на нас и официально поклонившись произнес:

— Я, Цзянь Йи, официально заявляю, все претензии к девятой сотни от меня и моих товарищей снимаются. — потом из него словно вышел весь официоз и он продолжил. — Скажите спасибо «смертникам» за своевременное вмешательство. Ян если ты не против я бы хотел после второго отбора потренироваться вместе, впервые вижу такой стиль.

— Согласен Йи, — я протянул ему руку которую он крепко пожал.

— Тогда до следующего выходного «смертник». - круто у нас оказывается еще и прозвище есть.

Сходил называется пообщаться с сестренкой, зато получил отличного спарринг партнера на будущее и самое главное наконец-то развил кольцо воздуха до серебра! Когда все начали расходиться, я кивнул Сяолуню, чтобы он остался в стороне, а я смог поговорить с Баожэй наедине.

— Спасибо Ян, без тебя мы бы не справились с Йи и его десятком.

— Ты помогла мне — я тебе, долг брата помогать сестре, — я посмотрел на нее с улыбкой, а она едва прикрыла глаза давая понять, что все поняла.

— Спасибо брат, о чем ты хотел поговорить?

— Может я просто решил проведать тебя?

— Ян, мы оба с тобой стремимся в Академию Земли и Неба, как и Йи. Тебе повезло, что ты с ним сражался врукопашную. С гуаньдао в руках он смертельно опасен и ты был бы трупом. Так что давай говорить прямо.

— Договорились сестричка. На самом деле я хотел узнать, что я тебе должен за твою своевременную помощь.

— Уже ничего, — с легким смешком произнесла Баожэй. — Скажи какое кольцо ты еще не открыл?

— Откуда ты знаешь?

— У меня проблемы с Землей, — она смотрела мне в глаза и я почувствовал как кровь приливает. Гребаные юношеские гормоны. Вдох-выдох, я начал успокаиваться. Отлично, что контроль дается мне все проще. Сестренка у меня действительно красивая красивая. Отличная фигура с небольшой грудью, большие ярко-синие глаза и миловидное лицо с остро очерченными скулами.

— У меня с Огнем.

— У тебя отличный контроль братец, — произнесла она чуть зардевшись. — Последнее кольцо всегда требует прорыва. У меня и с волей все в порядке и с выносливостью, но Земля мне не дается. Скажи как ты взял Землю?

— В малой камнедробилке Черепах. — моему телу снова стало больно, когда я вспомнил это издевательство.

— Ты серьезно? — она смотрела на меня удивленными глазами. Похоже она была в шоке от такого ответа.

— Угу. Дед договорился, что его знакомый погоняет меня к Академии. Вот он и отправил меня туда. А как ты справилась с Огнем?

— Играя в го. Дед обожает играть, ну я и пристрастилась вслед за ним. Попробуй может это будет именно тот прорыв который тебе нужен.

— Спасибо, мой способ тебе явно не поможет. Ты что-то знаешь за второй отбор?

— Да, против нас выставят в несколько раз больше легионеров первого года обучения….


Глава шестая. Второй отбор. Начало


— Курсанты! — над ареной, где собралась вся тысяча учеников академии одетых в доспехи и нагруженных полной выкладкой, громыхал голос старшего наставника Мужун Фата. — вот и настало время для второго отбора. Сегодня мы окунемся в древнюю историю нашей великой Родины. В этот знаменательный день славные воины императора Хатшимино, да будет легким его перерождение, лишившиеся высшего командования выполняли последний приказ своего командира — удержать полуразрушенную крепость Разящих клыков. — по рядам пробежались шепотки, мне откровенно было плевать. В истории я мягко говоря плаваю, хочу конкретики. «История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». Кто бы сомневался, предок опять тут со своими сентенциями. Да знаю я, что только через историю и культуру народа можно понять почему он стал таким. — По донесениям разведки враги в двух днях пути от крепости, — тут голос мастера Мужуна стал почти приторным, или же мне это кажется? — Отныне вы славные воины императора! Ваши инструктора будут проводниками которые провели бойцов в крепость, они же объяснят вам детали отбора. Раздать курсантам амулеты.

К каждой сотне приблизились инструкторы, которые надевали на шею каждому из нас амулет с изображением дракона на тяжелой цепи. Буквально несколько минут и каждый из курсантов получил свой амулет.

— Эти амулеты защитят вас от смертельного удара, на ваших противниках будут аналогичные. Упавший будет считаться мертвым и выходит из нашего отбора. Это хорошие новости. — он улыбнулся такой доброй улыбкой, что меня передернуло от ощущения близкой беды. «Серебро в кольце Воздухе позволяет усиливать твои способности к интуиции. Эти жалкие последователи блохастых выродков пытаются своими идиотскими тренировками уничтожить то, что Великие кланы создавали веками. Они гонятся лишь за мощью ядра! Твоя задача раскрыть кольца первого ранга на уровне золота и не вздумай даже пытаться брать объемом!» Слушая наставления предка я пропустил половину того, что говорил старший наставник уловив лишь конец фразы, — …часть амулетов выданных вам не работают. Помните об этом, кто знает спасет ли он вас от смертельного удара. Удачи вам славные воины императора. За инструкторами бегом! Марш.

Мы бежали километр за километром и инструктора не снижали темп. Как нам сказали все как было в истории. Стремительный марш бросок, чтобы занять хоть какие-то укрепления и иметь шанс выжить. На деле меня больше интересовала возможность этих долбанных амулетов. Трезво оценив ситуацию я понял, что пытаются с нами сделать. Научиться одновременно бояться смерти и при том знать, что шансы выжить приличные. К демонам все это, я не собираюсь подставляться под чужие удары. Моя задача выжить и вытащить своих ребят, даже этого выскочку Яо.

Ненавижу бегать! Шел уже пятый час нашего марша, а крепости пока не было видно даже на горизонте. Приблизительно семьдесят процентов времени мы бежали, а остальное время шли шагом восстанавливаясь для очередного рывка. Судя по всему они хотят вымотать нас, чтобы противника мы встречали усталыми и выложились по полной, показав наш максимум на текущий момент.

Единственный плюс такого бега — полный автоматизм. Тело работает как часы, а мозг был совершенно чистым позволяя думать. Как мне кажется каждый из десятников сейчас размышляет над текущей ситуацией. Сотня младших командиров и нет лидеров способных собрать всех ребят. Представляю какой там будет бардак, а ведь есть еще и непроверенные данные разведки, нужно будет дать парням перекусить и восстановить силы. Демоны Дзигоку! Да они реально издеваются.

Солнце уже начало клониться к закату, а мы уже час бежали по предгорьям. Серебряное кольцо Земли позволяло мне особо не напрягаться при таком темпе, теперь понятно как тот Паук гонялся за мной в своем доспехе. Радостный гомон прошел по рядам, я поднял голову и увидел небольшую крепость на крутом холме. Вид столь близкой цели казалось придал нам всем сил, но инструкторы с четкостью метронома сохраняли темп не позволяя нам ускориться.

Когда мы оказались у крепости я едва сдержал вздох разочарования. Слишком много повреждений, створки ворот отломаны. Похоже у нас серьезные проблемы. А до темноты остается не больше пары часов.

— Курсанты строиться по сотням. — раздался голос старшего инструктора бегущего во главе колонны. За эти три месяца нас отлично выдрессировали. Построение заняло не больше пяти минут. — После того как вы зайдете в крепость вы будете предоставлены сами себе. Ваша задача удержать войска противника на четыре дня, до подхода подкреплений. Силы врага по вашим сведениям в полутора днях пути от крепости, — это если разведка не облажалась. А если что-то задержит подкрепления? С такими тренировками похоже я стал пессимистом, хотя скорее реалистом. Значит будем готовиться к полной заднице. — У вас есть полчаса на вопросы, — не успел он закончить говорить как трое из нас сделали шаг вперед, один из них был Йи, а другой был парнем из девятой сотни с пятью камнями.

— Чудесно курсанты, среди вас есть те кто понимает, что знания это важно. Начнем по рейтингу. Цан Фэй, слушаю твой вопрос.

— Старший, — у него оказался спокойный приятный голос, но что-то говорило о том, что этот парень смертельно опасен. — Насколько мы можем быть уверены в донесениях разведки? — похоже не один я беспокоюсь о ситуации.

— Курсант Фэй, подскажи ты видишь среди вас разведчиков? Они могли ошибиться как в одну сторону так и в другую, — с усмешкой произнес старший инструктор.

— Спасибо за науку старший, — если бы голосом можно было замораживать, то все вокруг сейчас было бы покрыто инеем.

— Курсант Цзянь Йи, слушаю твой вопрос.

— Старший инструктор, нам так и не выдали устав легиона, но я бы хотел узнать какое наказание будет за невыполнение приказа. — судя по улыбке Йи он точно знал ответ.

— Наказание за трусость в военное время — смерть.

— У курсанта Йи нет больше вопросов, — он с поклоном вернулся в строй.

— Курсант Ву Ян, слушаю твой вопрос.

— Скорее вопросы старший инструктор, — на губах инструктора заиграла улыбка, он что-то почувствовал.

— Задавай.

— Первый вопрос. Насколько мы можем выдвинуться за пределы крепости, чтобы это не оказалось нарушением приказа в военное время. Вопрос второй, что кроме текущего снаряжения мы можем использовать для обороны. Третий вопрос кто ответственен за снаряжение нашего отряда.

— Интересный набор Ву Ян. По первому вопросу не больше десяти километров, дальше будет нарушением приказа. Ответ на второй вопрос — все что найдете. Ответ на третий вопрос будет только после вашей победы, в случае поражения он будет бесполезен. Удачи вам курсанты!

Назвать это крепостью было бы большим преувеличением. Это чертова куча камней которую нам придется обороняться. Стоило нам зайти внутрь как мы словно так и задумывалось разбились на сотни.

— Хо, бери с собой Яо с компанией и проверь, что тут с кузницей. Шо на тебе склады. Сяолунь глянь как тут с запасами, жратвы у нас только на сутки.

— Слушаюсь старший брат. — пока мои ребята отправились выполнять указания, я вышел в центр, куда уже шли такие знакомые люди.

Из сотни десятников в центр вышло около двадцати человек. Мы смотрели друг на друга, пока я не выдержал:

— Будем стоять и изучать друг друга пытаясь понять кто достойнее или решим как будем действовать?

— Ты слишком много себе позволяешь, — раздался голос Лянь Хуаня и мне как-то снова захотелось вбить колено ему в лицо.

— А ты умеешь заводить себе друзей Ян, — в разговор вмешался Йи, — Хуань, Ян прав. Нам надо решить как мы будем оборонять эту гору камней. Ты со мной согласен Ледяной вихрь? — глаза Йи смотрели на Цан Фэйя.

— Согласен. — Фэй говорил спокойным и слегка отстраненным голосом. — Нас здесь двадцать из сотни младших командиров, значит именно мы будем решать как быть дальше. — он повернулся к моему кривозубому противнику, — попробуешь еще раз перебить меня я сломаю тебе ухо. Больно, но не будет мешать сражаться. Я выдвигаю свою кандидатуру на пост тысячника. Есть возражения? — а парень хорош, одновременно работает и убеждением и угрозами.

— Есть вопрос, — с улыбкой произнес я. — возможно ты самый опасный из нас, но самый лучший боец не самый лучший командир. Почему ты?

— Я шан девятого поколения, сын командира абордажной команды на флагмане Ярость дракона, внук начальника гарнизона крепости Шесть скал. Меня учили командовать с самого рождения, достаточная причина внук Кровавого Вихря? — стать лидером — значит получить больше всего баллов, но моя задача выжить и сохранить парней.

— Я Ву Ян, шан девятого поколения поддерживаю шана девятого поколения Цан Фэя на посту тысячника.

Следом за мной один за другим десятники признали Ледяного вихря нашим командиром. Смешнее всего было наблюдать за тем как кривозубый пытался показать всем, что на деле это не имеет никакого значения.

— Один я не справлюсь, поэтому каждому из вас я доверю выполнение своей задачи. Йи на тебе укрепления, бери две сотни бойцов, мне надо знать насколько все плохо.

— Фэй, — на меня посмотрели глаза залитые ледяным сиянием, — один из моих людей кузнец, я отправил его осмотреть кузницу можно ли ее восстановить, других искать еду и что тут есть на складах.

— Тогда на тебе твоя сотня смертников, — на этих словах он даже выдал подобие улыбки. И это подросток семнадцати-восемнадцати лет? Да это какая-то машина, а не человек с живыми эмоциями, — ваша задача час отдохнуть и разведать насколько все плохо.

— Будет исполнено тысячник, — не стоит парню усложнять жизнь и влезать в управление, тем более он в этом явно понимает куда больше.

Ситуация оказалась так себе, кузница была в абсолютно убитом состоянии. На складах обнаружился достаточно приличный запас дротиков и стрел, только вот с луками у нас было никак. Кто-то оставил тут гигантский запас керамических и медных кувшинов, кучи полуистлевшей ткани, тележных колес, но в целом из полезного тут был лишь запас овса, так что как минимум кашей мы будем обеспечены. Осталось прожить достаточно, чтобы закончились наши запасы.

Фэй оказался очень хорошим управленцем умеющим делегировать полномочия. Пока мы отдыхали, он продолжал отдавать распоряжения. Лишь когда он наконец-то закончил, я решил переговорить с ним один на один.

— Тысячник, — подошел я к нему с легким поклоном, пусть все видят, что я его поддерживаю.

— Ян пока мы разговариваем один на один зови меня Фэй. Вежливость нужна, но сейчас куда важнее удержимся мы на этой груде камней или нет. Большинство из них, — он указал рукой на отдыхающих то тут то там бойцов, — верит, что против нас играют честно, но ты же сам все чувствуешь, ведь так? — он смотрел на меня своими ледяными глазами.

— Мои ощущения говорят, что на нас нападут сегодня ночью, максимум завтра днем. Никто не даст нам нормально тут окопаться — не знаю откуда, но меня просто распирало от уверенности в моих словах. В голове раздался смешок предка. Не хочешь помочь, главное не мешай.

— Мы не выстоим. Укрепления смогут помочь только если их будет не больше трех — четырех тысяч, да и то большая часть из нас погибнет.

— Ты не веришь в амулеты?

— Я верю в то, что многие шан умирают до конца первого года и так было всегда. — он внимательно смотрел мне в лицо, а потом продолжил, — Я, ты, Йи, наглый Хуань, твоя подруга Баожэй, Донг. Мы с наибольшей вероятностью сможем попасть в Академию Земли и Неба. — он усмехнулся, — Значит скорей всего именно наши амулеты испорчены. — в моей голове сразу всплыли слова предка о нерушимой власти кланов.

— Мы можем оказаться слишком опасны и подвинуть клановых учеников?

— Я не говорил тебе этого, но сражайся так словно амулета у тебя нет Ян.

— Спасибо за разговор Фэй, я возьму с собой в разведку три десятка, всех брать перебор. Пусть отдохнут. Боюсь силы нам скоро понадобятся.

— Идет.

С собой я вызвал только добровольцев, глупо отправлять в разведку людей с низкой моралью. Из моего десятка Яо с компанией решили остаться, честно говоря я был только рад.

Хо с матами сумел как-то оживить кузницу и даже нашел небольшой запас угля и железа. Из подвалов крепости беспрерывно раздавался ритмичный звук ударов молота, здоровяк скинул доспех и работал как проклятый пытаясь восстановить петли для ворот и хоть немного укрепить засов. Фэй приставил к нему десяток помощников которые менялись каждый час. К сожалению другого кузнеца у нас не оказалось и без храмовника все бы встало.

За всем бедламом творящимся в крепости с довольными лицами наблюдали инструкторы и делали какие-то пометки. Глядя на наш отряд готовящийся выйти на разведку один из инструкторов приблизился судя по всему желая понаблюдать за моими действиями. Значит не будем его разочаровывать. Глубоко вдохнув я начал говорить:

— Братья. Мы должны узнать, что творится за пределами крепости. Согласно приказу мы не можем выдвинуться дальше чем на десять километров. Нужно найти потенциальные места для возможных засад, где удобнее всего двигаться бойцам противника, где разбить лагерь. Наше основное оружие не тяжелый щит или острое копье, — я демонстративно прислонил их к стене и стал снимать доспех, — мы куда больше поможем если будем двигаться быстро и скрытно.

— Старший брат, луна почти полная. — со своим меланхоличным лицом начал Юншен, — Значит света будет много, из хорошего ветер дует в нашу сторону, наши запахи будут скрыты. — поймав мой внимательный взгляд, он смущенно улыбнулся. — Моя мать лучшая охотница в деревне, я многому у нее научился.

— Отлично, значит ты берешь на себя лидерство в своей пятерке. И еще, — вспоминая все виденные в свое время фильмы про разведчиков, я решил применить мои знания на практике. Хотя насколько они верны тот еще вопрос. — Нам надо скрыть свои лица. При свете луны кожа может бликовать. — наклонившись вниз и взяв пригоршню земли, я добавив туда немного воды из фляги. Получившимся составом я вывел на лице знаки всех четырех колец. Без зеркала я не был уверен в том как выгляжу, но судя по реакции моих бойцов их проняло. — Разбиваемся на пятерки и вперед. В драку не лезть, если же выбора нет то один из пятерки отступает к крепости, а остальные прикрывают отход. Информация важнее наших жизней. Да прибудут с нами Боги и духи! Слава Империи!

Ненавижу бег. Привычная мысль успокаивала, позволяя бежать и оценивать обстановку. Разбившись на пятерки мы бежали вперед ища любые признаки противника. Без доспехов, щитов и копий, с одним лишь мечом на поясе мы чувствовали себя голыми. Вот так ты сам не замечаешь как успел сродниться со своей амуницией. Ученическая форма в наступающей ночи была практически незаметной из моих ребят со мной был Сяолун, после той драки ставший мне надежным помощником. Он двигался как тень, легко и быстро. Чем дальше мы отдалялись от крепости тем сильнее расходились пятерки.

Десять километров пробегается после тренировок за час, но с учетом пересеченной местности и резко опустившейся темноты я взял за правило, что максимум мы пройдем за два, а то и два с половиной часа.

Меня захлестнула волна странных ощущений. Энергия ядра щедро полилась в кольцо воздуха и я тут же жестом приказал бойцам остановиться и пригнуться. Внутренне обрадовавшись, что все выполнили приказ даже не спрашивая, что случилось. Закрыв глаза я пытался понять, что же говорит моя интуиция, когда где-то невдалеке раздался звук больше похожий на сдавленный кашель. На моих губах расплылась хищная улыбка, а надпочечники стали щедро вырабатывать адреналин. Жаркая волна азарта захлестнула меня с головой и я жестами приказал парням двигаться в сторону звука.

Десять бесконечных минут и мы подобрались к небольшой лежке легионеров. В которой расположился десяток бойцов.

— Десятник, давай в ямке разожжем костерок. Хочется пожрать горячего. Клянусь предками, да нет тут этих сопляков. — начал нудеть один из легионеров с рябым лицом.

— Заткнись и смотри, может они и щенки, но они шан. Сражаться у них в крови.

— Да они сидят в своей крепостице и прижав хвосты. — в разговор включился еще один боец.

— Лучше следите за окрестностями и своими языками. — похоже командир у них явно не пользуется авторитетом.

Жестом я распределил парней, каждому выдав цели для атаки, сам же решил взять командира живым любой ценой.

Первым упал рябой, решивший отойти отлить. Сяолун сработал как настоящий профи. Возникнув со спину зажал рот и тут же резанул по горлу. Едва уловимая рябь и погибший аккуратно прилег в траву. Я начал отсчитывать секунды до атаки.

Раз. И мы все встали на одно колено как заправские бегуны, чтобы взять разгон.

Два. Клинки бесшумно были вытащены из ножен.

Три. Мы рванули в атаку, молча. Словно призраки смерти.

Первый боец упал от рубящего удара в спину. Цзянь, на ходу, вырвало из моих рук, но меня уже было не остановить. Футбольный удар ногой в голову остановил подъем следующего. Десятник оказался хорош, успел встать и даже вытащить дао, но это был максимум который он успел сделать. Удар в прыжке двумя ногами в грудь вбил его в ствол дерева и похоже сломал несколько ребер. Перекат и тут же колено в лицо закончил для него бой. Подхватив его клинок из выпавших рук, я развернулся готовясь сражаться, но все уже было закончено.

Сяолун стер кровь со своего клинка. На его лице не было ни капли сожаления.

— Старший наставник Мужун Фат говорил правду, амулеты срабатывают не у всех. — его голос был спокоен, но я чувствовал как он нервничает. На краю моего сознания возникли шепотки голодных духов они призывали меня накормить их чужими жизнями. Усилием воли я отогнал их голоса.

— Сколько трупов?

— Один из всего десятка. Ему просто не повезло, — негромко произнес Сяолун. — Надо уходить старший брат. Мы не знаем когда их должны будут сменить.

— Согласен, но надо задать пару вопросов вот этому. — я указал на командира. — Охраняйте.

Вырубил я его качественно, в сознание он пришел лишь минут через пять. Мутным взглядом смотря на меня, он произнес:

— И что ты сделаешь щенок? Я легионер и верен своему легиону. — в его словах было столько гордости. Прости парень, тебе на вид нет и двадцати пяти весен, но мне придется сломать твою волю.

— Братья мне нужна палка, чтобы он не откусил себе язык и ремень. — я специально не смотрел ему в глаза говоря эти слова. Слова тоже могут пугать. Чуть наклонив голову я посмотрел ему прямо в глаза. — Ты десятник, а я глава отряда разведки. Мне нужна информация и ты расскажешь мне все, что я спрошу.

— Шел бы ты сопляк. Сработали вы чисто перебив моих парней, тут спору нет, — с каждой секундой его уверенность в своих силах возрастала. — Но добиться информации от легионера это другое дело. — с добродушной улыбкой я смотрел ему в лицо и меня захлестнула ненависть к самому себе. Чем же я отличаюсь от деда? Я такой же как и он. Я чертов палач! Признав это мне стало легче, его жизнь или жизнь кого-то из моих ребят. Выбор был однозначен.

Он попытался мне что-то сказать, но быстрым движением я засунул ему почти в горло тряпку которую мне подал Сяолун. Хруст его мизинца казался мне просто оглушительным. Усилием воли я держал каменное лицо. Безымянный хрустнул следующим. Дав ему несколько секунд переварить боль я начал говорить:

— Мой дед начальник тайной канцелярии и пытать я учился у него. К сожалению у меня сейчас нет правильного набора, но у тебя много костей. Выбор простой или я оставлю тут переломанный кусок мяса или же ты расскажешь мне все, то мне требуется. — судя по его побелевшему лицу, он мне поверил. Демоны, да я сам себе поверил!

— Я… Я все скажу… — его голос дрожал от страха. Похоже он до сих пор не верил, что какой-то пацан может творить такие вещи.

— Сколько вас и через сколько вы будете у стен крепости? — я затаил дыхание ожидая ответа.

— Полный легион, — видя мое непонимание, он тут же судорожно продолжил, не дожидаясь очередной вспышки боли, — двенадцать тысяч бойцов. Приказ командующего — выдвигаться с рассветом….


Глава седьмая. Второй отбор. Кровь на клинке


Хотелось ругаться матом. Долго, громко и со вкусом, перемежая русский, португальский и английский. Трое моих бойцов отправились бегом в крепость с приказом рассказать все Фэйю и только ему. Приказ был прост — бегите будто за вами гонятся все демоны Дзигоку разом. Плевать насколько они выдохнутся, сейчас намного важнее скорость. Даже если мы выиграем три часа, то тысяча людей за три часа сделает куда больше чем тысяча за час.

Сяолун решил остаться со мной и помогать тащить раненного легионера. Самое смешное, что тащить его на плече было куда быстрее чем если он бы бежал сам. Все-таки ядро и развитые кольца действительно решают. Меня не прельщала бежать по темноте с телом на плечах, но нам нужна информация. Притом добытая не экспресс методом, а при помощи полноценного допроса. Нужны данные о составе армии, а двенадцать тысяч бойцов это серьезно. Кто командует, какие планы, сколько оборудования. У них должны быть обозы, авангард, осадные орудия и все это надо не только выбить из пленника, но и структуризировать. Такая масса людей выйдя на рассвете вполне способна добраться засветло до нашей крепости.

Тело работало как автомат. Вдох-выдох, вдох-выдох. Мне не требовалось даже думать куда ставить ногу, все происходило настолько естественно, что разум в этом не участвовал. Лишь кольцо воздуха пропускала энергию через меридианы усиливая способности к интуиции.

— Старший брат меняемся. — Сяолун отвлек меня от мыслей, напоминая о том, что сейчас его очередь тащить пленника.

— Я в порядке.

— Ян, ты нужен будешь в адекватном состоянии в крепости. Это я могу отдохнуть пару часов.

— Твоя, правда. — я перекинул мычащего легионера как мешок картошки, на плечи своему другу и мы вновь взяли темп, постепенно разгоняясь.

Чем ближе мы были к крепости тем сильнее я понимал насколько же я был прав отдав пост тысячника Цан Фэйю. На стенах крепости ходили часовые с факелами, а наверное за километр от ворот нас встретил дозорный десяток. Далеко не факт, что я бы до этого додумался, а парнишка молодец.

— Кто идет? — спросил незнакомый голос.

— Ву Ян и Гу Сяолунь, четвертый десяток, четвертой сотни. С подарком для тысячника.

— Парни это точно Ву Ян, я видел как он дрался с нашими ребятами. — Подойдя ближе я увидел знак шестой сотни.

— Тащите его к Фэйю и быстро. Сяолун со мной. — приказал я и быстрым шагом двинулся к тысячнику.

За то время, что мы отсутствовали контраст с тем что было и что стало реально ошеломлял. Вся тысяча работала как муравьи. Все занимались какими-то делами. Вырубали деревья поблизости от стен и тут же другая команда затачивала их и передавали следующим. Острия кольев обжигались. Перед воротами уже копались ямы, где потом крепили подготовленные колья. Укрепляли бреши в стенах, таскали обломки камней на стене складывая их в пирамиды. Кому-то очень не поздоровится когда такой камушек прилетит по голове. Из подземелья доносился звон кузнечного молота. Похоже Хо, окончательно превратился в сказочного гнома.

Фэй был в комнате коменданта крепости, из источников света у него было лишь пара криво сделанных факела. Он делал отметки на нарисованной схеме крепости. Подняв на меня усталые и злые глаза он произнес:

— Мне уже донесли. Мы в жопе Ян. — на лице этого ледяного парня расцвела ухмылка, да неужели ты становишся человеком только в экстремальных условиях? — Но они умоются кровью, клянусь предками. Не знаю насчет четырех дней, но завтра они не возьмут нашу развалюху.

— В полной Фэй, сейчас притащат пленника и сам все узнаешь. Думаю какие вопросы задавать ты уже обдумал. Мне важнее всего было знать количество и когда они выступают.

— Еще как обдумал. — буквально через несколько секунд в комнату внесли десятника, судя по его бледного лицу парню определенно было хреновато. Холодная испарина на лбу и бегающие глаза говорили, что он не ожидает ничего хорошего.

— Меня зовут Цан Фэй по прозвищу Ледяной Вихрь, шан девятого поколения, тысячник этой крепости. Как твое имя воин?

— Чжу Ван, десятник легиона.

— Ван, — Фэй присел на корточки, чтобы его глаза были напротив глаз парня. — Давай договоримся. Я задаю вопрос, ты быстро и четко отвечаешь. Если мне что-то понадобится уточнить ты так же быстро ответишь. Альтернатива очень проста. С Ву Яном ты уже познакомился, его почтенный дедушка Ву Бэй глава тайной канцелярии Громовой Жемчужины и от дедушки он перенял не только скверный характер, но и мастерство обращения с пыточными инструментами. — Вот у кого стоит поучиться разговаривать. Фэй своим стилем беседы пугал не меньше деда. Это я умею только запугивать. А вот насчет скверного характера, тут еще стоит поспорить у кого из нас он хуже. — Ты согласен? — легионер неуверенно кивнул в ответ.

— Отлично, тогда начнем.

— Сколько у вас бойцов первого года службы, сколько пробудивших ядро и кто вами командует?

— Из опытных в легионе не больше двух тысяч, — дрожащим голосом начал говорить десятник. — Пробудивших ядро не больше пары десятков, кроме мастера Шу, командующего легионом, высоких рангов нет.

— Молодец, — в голосе Ледяного Вихря звучала искренняя забота. — Расскажи какие у вас указания и цели.

— Нам сообщили, что наш поход тренировочный и нам надо взять крепость Разящих клыков в течении трех дней, начиная с завтрашнего рассвета. Противников будет не больше тысячи, но каждый их них пробудил ядро. Нам надо показать, что слаженная работа бойцов способна переломить ход боя. — Чем больше он рассказывал, тем больше успокаивался.

— Что у вас по осадным машинам и стрелкам?

— Идем налегке и без поддержки стрелков и кавалерии.

— Что ж, на первое время хватит вопросов уведите его в подвал и обеспечьте водой и едой. Ян ты останешься.

Прошло пару минут после того как дверь закрылась. Фэй смотрел в окно и о чем-то думал. А я пытался представить, что же тут начнется когда двенадцать тысяч бойцов легиона придут захватывать эту груду камней. Мне стало на несколько секунд жутко от осознания, что я сейчас жалел, что на врагах есть амулеты. С возможностью пользоваться благословением голодных духов я был бы куда спокойнее. Ладно, прорвемся.

— О чем задумался Фэй? — он развернулся ко мне и жестом указал на его схему укреплений.

— Смотри сам. Йи провел ревизию укреплений и ничего хорошего тут нет. Радует одно — дротиков у нас прилично, так что часть сможем выбить до того как они возьмут стены.

— Думаешь возьмут?

— Ян. Первый год обучения у легионеров конечно в основном муштра. Я бы поверил в нашу победу при соотношении один к пяти, но не один к двенадцати. Мне рассказали как ты бьешься. Но таких как ты или я, или Йи не больше пятидесяти. Остальные ребята смогут справиться с двумя, ну максимум тремя бойцами. Мы такие же новички, все наше преимущество в ядре и кольцах силы, а этого будет мало при таком численном перевесе.

— Создается впечатление, что нам хотят сказать, что строй куда важнее индивидуальных тренировок.

— Твои слова похожи на правду. — в дверь постучались, — Войдите.

— Тысячник, Ян, — с коротким поклоном в дверь зашел Шо. — Пойдемте со мной мы кое-что нашли, это срочно. У нас с Таном есть, что вам показать.

— Что вы нашли?

— То что может полностью поменять ситуацию.

Шо вел нас по каким-то лестницам все глубже и глубже под землю. Как оказалось они с Таном нашли вход в тайные ходы, разгребая запасы ветоши тележных колес. Одна из подставок под факелы, при нажатии, заставила отодвинуться кусок стены и там оказались еще помещения. Парни нашли несколько кладовых содержимое которых они нам и решили показать.

— Смотрите, что мы тут обнаружили. — на губах Шо была ухмылка и было от чего.

— Сколько здесь луков уже считали?

— Пятьдесят два и запас стрел по три колчана на каждого, — пока Шо ходил за нами Тан успел все изучить и теперь рассказывал о находках. — Тут запас фейерверков для праздников ими можно было бы подавать сигналы, но на особо и некому давать сигналы. — О парень, ты просто не понимаешь как эти трубы можно использовать. — А тут несколько емкостей с земляным маслом.

Меня неожиданно пронзила боль по всему телу. Она шла волной от низа живота и заполняла меня всего. Меридианы обжигало, а я стиснув зубы шипел от нестерпимой боли мне казалось, что я сгораю заживо. «Поздравляю тебе потомок, огонь наконец-то откликнулся тебе. Отныне война будет усиливать твое кольцо огня сильнее всего.» Внутренним взорам я видел багровое ядро бурлящее энергией вокруг которого медленно крутились четыре кольца. Я сделал первый шаг к тому, чтобы стать аколитом.

— Ян! — Фэй почти кричал, судя по всему достучаться до меня пытаются уже какое-то время.

— Простите, кольцо огня активировалось когда я понял как мы победим.

— Победим? — тысячник смотрел на меня как на умалишенного, а я с улыбкой смотрел на гигантские цистерны с нефтью. Магические знания одно, но разностороннее школьное образование дает многое.

— Будет очень жарко, так жарко, что они сбегут от нас.

— Земляное масло хорошо горит, но оно не панацея.

— Поверь мне, я понимаю как мы уничтожим их большую часть еще на подходах.

Рассвет мы встречали усталые как сволочи. Пальцы болели от лопат, но свое дело мы сделали. Подходы уже подготовлены, большая часть бойцов И сейчас все зависело от наших разведчиков. Которые должны предупредить когда силы врага будут на подходе. Выстоять против такого количества противников в прямом бою будет нереально, но с моим планом мы точно победим.

Глаза слипались от усталости, надо поспать хоть часок прежде чем, начнется вторая часть подготовки. Глиняные кувшины с нефтью уже расставляли согласно расчерченной схемой. Судя по тому как плотно замотаны и смазаны крышки, все осознали, что это наш шанс.

— И с какой радости я буду тебе подчиняться? Я стреляю из лука с пяти лет. — мои сонные мысли прервал чей-то наглый голос. Похоже у сестренки сложности, если не справится через несколько минут придется вмешаться. Собрав всех из первоначального состава, Фэй сообщил, что отныне я его заместитель и теперь мои распоряжения надо выполнять так будто если он высказал их сам.

— Мне плевать чем ты занимался в детстве. Есть приказ и ты его выполняешь, а если нет устав озвучили для всех. — в голосе Баожэй был метал. — Если кто-то сомневается в моих способностях. — Она одним движением выхватила стрелу и тут же натянула лук до уха, мгновенно стреляя. Кажется это называется стрелять «на разрыв». Стрела со свистом воткнулась в тонкую балку шагов в двухста от группы лучников. — Еще вопросы есть? — в ответ на ее слова была полная тишина.

— Сестричка, я ослышался или тут есть кто-то кто решил, что приказы у нас теперь обсуждают? — мое недоброе лицо, до сих покрытое пылью в которой узнавались знаки четырех колец, не обещало никому хорошего финала.

— Мы все решили старший брат. Какие для нас указания? — а она молодец, сдержанный поклон.

— Разметьте территорию перед стенами и отдохните. Как только разведка сообщит о том, что они выдвинулись то мы сделаем вылазку. Брать с собой минимум. Скорость в приоритете.

— Слушаюсь старший! Тебе бы самому отдохнуть.

— Этим я и планирую заняться.

Сон пришел практически мгновенно. Глаза закрылись стоило мне занять горизонтальное положение. Все вокруг затянуло туманом. Он был повсюду. На краю сознания я слышал как меня зовут голодные духи. Они обещали помощь. Говорили о великой силе, о власти нужно лишь пролить достаточно крови врагов. Пели о могуществе и славе. Рисовали картины как я побеждаю сотни и тысячи врагов, как я среди куч мертвецов, прорываюсь на все новые и новые ступени могущества и силы. Усилием воли изгнав их из своего разума я погрузился еще глубже.

Карканье воронов вело меня за собой все дальше и дальше. В моем сознании всплыл мон — знак на груди у бабушки Арданы. В хриплом карканье звучала насмешка. Словно они смеялись как долго ты вспоминал. Звук хлопающих крыльев звучал все ближе и ближе, раскатистое карканье теперь говорило, о том что они рады. Что кровь начала вспоминать и пробуждаться. Знак на груди Арданы, сменился перед моими глазами знаком Даитенгу и он был одинаков. Летящий черный ворон на кроваво-красном фоне. В голове раздался торжествующий голос предка. «Рад приветствовать нового члена Великого клана Воронов. Пусть Небеса поддержат твои крылья, а Мать Земля даст пищу для твоего клюва. Пусть кровь в твоих венах всегда подскажет тебе правильный путь. Узри!»

Я слышал бушующие раскаты грома. Вспышки молний разрезали черноту небес. Тяжелые капли дождя падали на открытую площадку внутри пагоды. Я видел все так словно я находился где-то сверху сбоку.

Под дождем стояли несколько человек одетых в ханьфу с очень широкими рукавами. Халаты были расшиты множеством символов и орнаментов. Из них выделялся лишь один парень лет двадцати пяти. Высокий, с фигурой профессионального воина, в руках он держал тяжелую двуручную саблю с длинной, больше длины клинка рукоятью. От него исходили волны силы и могущества.

Чарующие звуки гуциня, идущие из глубины пагоды, говорили о том, что стихии ждут. Присмотревшись я понял о чем говорит говорит музыка. На каждом из краев площадки располагалась стела с изображением одного из колец силы.

Музыка стала громче, она приветствовала идущего путем испытания. Она говорила, что пора. Ворота открылись и к центру площадки медленно шла девушка.

Стройную фигуру лишь подчеркивал простой багрово-красный ханьфу перетянутый таким же поясом. Натянутая ткань вырисовывала все изгибы ее восхитительного тела. Не очень большая, но красиво очерченная грудь идеально гармонировала с широкими бедрами и округлой формой ягодиц. Ей хотелось любоваться как произведением искусства.

На правом боку девушки висели обычные ножны с простым солдатским дао. В голове всплыли как наши наставники противопоставляли его цзяню, называя дао оружием мясников.

Длинные волосы цвета стали были сложены на затылки в прическу символизирующую смирение. Босые ноги шли по каменным плитам залитых водой. Дойдя до центра, она опустилась на колени наплевав на воду пропитывающие ее одежду. Большие глаза на точеном лице лишь усиливали ощущение безмятежности на ее лице. Один из присутствующих сделал шаг вперед и нараспев произнес:

— Во имя Огня, — следом, от стелы с изображением воздуха, сделал шаг другой мужчина и так же продолжил:

— Во имя Воздуха.

— Во имя Земли — шаг вперед сделала женщина лет пятидесяти, хотя разве у этих азиатов можно понять возраст? Ее лицо было очень похоже на лицо сидящей девушки.

— Во имя Воды, — шаг вперед сделал парень с двуручным мечом. Вспышка молнии осветило его лицо. Меня словно озарило, да он же ее брат. Если бы не разница в возрасте можно было бы сказать, что они близнецы.

Они начали вчетвером петь какой-то странный гимн. Я не понимал слов, но чувствовал их значение. Они обращались к стихиям. Они пели о могуществе, о том что сегодня они посвящают еще одного из них величию стихий. Стоило стихнуть их голосам, как девушка в центре встала с колен, на ее лице не было никаких эмоций — идеальное спокойствие.

— Дитя ты можешь вернуться в отчий дом и отказаться от прохождения посвящения. — раздался откуда-то голос и впервые за все время на лице девушки мелькнули эмоции. Я почувствовал ее гнев, она злилась, что ее пытались загнать в рамки. Она хотела свободы и ярости. Легкое покачивание головой и лицо ее брата озарилось кровожадной ухмылкой, а женщина у стелы Земли добродушно улыбнулась. — да будет так! Введите ищущих искупление.

Стихли звуки гуциня. И словно вторя раскатам грома раздался протяжный звон гонга. К каждой из стел привели по четверо мужчин. Все как один были крепко сложены и было видно, что они умеют обращаться с тем оружием которое у них было в руках. Все тот же голос находящийся вне поля моего зрения продолжил говорить:

— Каждый из вас нарушил законы клана. Каждому из вас мы даем еще один шанс. Пока не ударит гонг вы должны убить эту девушку. Если после удара она будет лежать на этих плитах, то с вас будут сняты все обвинения и вы будете свободны. Да начнется испытание! — сразу же после его слов раздался протяжный раскат гонга и они бросились на девушку в багровом ханьфу.

Меня тянуло туда, я хотел стать с ней спина к спине. Не знаю почему, но я чувствовал, что мы как-то связаны. Словно в кино она играючи уклонилась от выпущенной стрелы и с ударом выхватила клинок. Шаг и брызги воды слились с энергией покрывающей ее клинок. Самый быстрый поплатился отрубленными руками. Стремительное движение и крутанувшись в ее руке клинок рассек очередного несчастного от плеча до паха.

Пинок и клинок освобождается от сковывающего его движение тела, а она прогибается в пояснице назад пропуская над собой копье. Боги как же она владеет своим телом. Он словно рождена была с этим клинком в руке. Два удара и копейщик лишился головы которая удерживалась только полоской кожи.

Шаг и она танцуя ушла от удара с плеча, тут же возвращая смертельный удар. Мощь ее ударов усиленных кольцом воды поражала. Стоило четвертому упасть как синева Воды сменилась камнем Земли на ее клинке. Тут же изменился и рисунок боя.

Она больше не уклонялась. Девушка принимала удары клинков на жесткие блоки и тут же возвращала короткие мощные удары. Толпа нападающих явно не умела биться в группе и испытуемая использовала это по полной.

Жесткий блок и она почти вплотную с противником, маленький шажок и ее дао пробивает колющим ударом лицо врагу. Кровь смешивалась с водой, а звуки грома прерывались лишь звоном стали и криками умирающих противников. Заблокировав одновременно два клинка своим мечом, она превратила свои пальцы в каменное лезвие которым тут же пробила одному из них сердце.

Трупы валяющиеся под ногами казалось ее совершенно не трогали и абсолютно не мешали сражаться чего не скажешь о ее противниках. Они кидались на нее с яростью обреченных, но их становилось все меньше. Стоило упасть на каменные плиты еще двоим как ее клинок сменил цвет на голубоватый — цвет техник Воздуха.

Новый шаг и с ее клинка срывается полоса воздуха разрубающая грудь очередному врагу. А девушка начинает танцевать с клинком, не позволяя стали звенеть. Техника снова меняется. Пропустив над собой очередной удар она подрезает сухожилия и тут же добивает падающего врага.

Тяжелые капли дождя падали на каменные плиты смешивая кровь с водой, а против девушки осталось лишь четверо. Пламя медленно разгоралось на ее клинке, а мужество покинуло одного из врагов. Он опустился на колени бросив клинок и склонил голову.

Словно мангуст со змеей она играла со своими противниками. Их тела покрывались сеткой кровоточащих ран. Каждый шаг давался им все сложнее, а потом она феерично закончила поединок. Стремительное движение и рука держащая меч одного из врагов оказалась вскрытая ее горящим клинком, плавным пируэтом уйдя от льющейся крови он легким движением кисти вскрыла ему горло, а потом ускорившись убила оставшихся двумя ударами. Остался лишь стоявший на коленях.

Медленно ступая по кровавой воде она шла к приготовившемуся умереть. С лезвия дао опущенного вниз медленно стекала кровь оставляя за ней кровавую дорожку на поверхности воды. Девушка подошла вплотную и сев на колени, прислонила свою голову к его. Прошло несколько ударов сердца и она единым движением стремительно взлетела на ноги нанося удар по шее приговоренного. Пламя медленно ушло с ее клинка. Дождь усиливался, а я только сейчас заметил, что ее халат был разрезан.

Два танцующих шага вперед и она вновь оказалась в центре площади где опустилась на колени. Багровая ткань медленно сползала с ее тела открывая изящную спину и верх ягодиц. Мой взгляд оказался прикован к татуировке лотоса на основании ее шеи. Не знаю почему, но мне казалось это очень важно. Важнее чем любование ее роскошным телом.

Капли дождя, смешиваясь с водой текущей на плитах казалось начали нарушать законы гравитации. И вот я уже смотрю в круг из воды. Последнее, что я увидел перед тем как меня вышвырнуло из видения была гигантская призрачная птица.

Медленно я начал приходить в себя. Что это было? Что это за девчонка? И почему я не смог увидеть всего?.

«Чужакам не место когда приходит Дух-покровитель клана. Феникс отправил тебя обратно.» Но что это было? Почему я это увидел? Я закидывал предка вопросами. «Ворон открывший последнее кольцо всегда получает видение. Ты видел посвящение. Гордись, почти никогда чужаки не допускаются до подобных таинств. Среди фениксом большая часть предпочитает идти путем шугендзя, но как ты видишь среди них есть и смертельно опасные воины. Девочка гений клана и не просто гений, ее татуировка говорит, что она может стать совершенной. Ты связан с ней, а она с тобой. Как не знаю. Возможно все будет зависеть от вас, но становиться ее врагом я бы не рекомендовал. Просыпайся скоро тут будет жарко.» Стоило мне открыть глаза как тут же появился Тан со словами:

— Ян, легион в четырех часах от нас.

— Отлично, собирай всех, пора начинать веселье… — голоса голодных духов вновь нашептывали мне о том кем я могу стать, но сейчас мне не до того.

— Собрав своих смертников я приготовился пустить первую кровь легиону. Спасибо тебе неизвестная феникс, ты права — огонь надо оставить напоследок….


Глава восьмая. Второй отбор. Время огня


Небольшой кустарник позволил нам скрыть свои силы. Мы готовились пустить кровь легионерам, показать что мы шан, а не мальчики для битья. Почти сотня добровольцев, готовая рискнуть своей шкурой и первой сразиться с врагом да пятьдесят лучников под командованием сестрички Сяо. Каждый из нас знал, что может погибнуть, но мы планировали выбить несколько сотен врагов на марше, а потом отступить. Подобная выходка может выиграть крепости еще несколько часов времени, а чем позднее они попробуют на нас напасть тем будет лучше. Гоняться за нами по горам идея близкая к самоубийству, а подготовив запас камней я сделал ее еще более опасной для подобных храбрецов.

Стрелки Баожэй были без доспехов, но с двумя полностью снаряженными колчанами стрел. Их задача была подпустить врагов на дистанцию уверенной стрельбы и расстрелять оба колчана неся смерть, а потом пользуясь преимуществом колец отступить в быстром темпе к крепости. Я же со своими смертниками встречу тех кого отправят выбить стрелков вначале камнями, а потом уже сталью. Главный приказ — никакого геройства, но судя по лицам ребят не все собираются слушаться. Плевать, мы справимся. Тяжелый дао пленного десятника лежал в руке куда привычнее цзяня. Вот что значит оружие которым ты рубил не только деревяшки.

Я лежал на траве жуя травинку и смотрел в небеса, на небе не было ни единого облачка. Солнце поднималось к зениту и жара скоро станет совершенно нестерпимой. Через, самое большее, полчаса я буду рубиться с противниками, ради идиотского приказа, а мне плевать. Ощущение было словно я нахожусь где-то не здесь, будто это очередной спарринг который лишь позволит отточить навыки. Один из инструкторов с интересом наблюдал за нашими действиями. Внутренне усмехнувшись я приподнялся на локте и спросил Баожэй:

— Сестренка, что там не видно еще наших гостей?

— Отдыхай братец, первая часть будет не раньше чем через минут десять, если они продолжат двигаться с той же скоростью.

— Тогда действуем согласно плану. Пропускаем головную сотню и атакуем колонну на марше.

— Я все прекрасно помню и мы все готовы. Дистанция размечена, — она указала на едва заметные ленточки развешанные то тут, то там. — поверь им будет сложно. Очень сложно, — она хищно усмехнулась. — Главное вы сумейте уйти.

— За это не беспокойся, я подготовил вариант отхода. — и он был, ну просто очень горячим.

С собой каждый из нас притащил по глиняному кувшину с нефтью, а я захватил пару фейерверков которые превратят в огненный ад заботливо расположенные по периметру кувшины. Каждый из бойцов знал, что я зажгу их в любом случае, даже если они не успеют отойти. Фэй сказал, что у меня скверный характер? Вот и будем культивировать образ отмороженного психа со скверным характером. Этот образ отлично ложился на мое внутреннее состояние.

— Командир, они на подходе. — голос Сяулуня как всегда был спокоен. На его плечах задача отступать первым прикрывая стрелков. Когда другие десятники решившие идти добровольцами возмутились почему их обошли, я с ядовитой ухмылкой лишь спросил где они были когда мы решали как дальше будем защищать крепость. Большая часть склонила головы признавая свою неправоту, но были и те кто отказался подчиняться и отказались участвовать в вылазке. Таких я выгнал с большим удовольствием и пусть нас было всего восемьдесят шесть бойцов вместо полной сотни, но в их моральном духе я был уверен.

— Готовьтесь, скоро стрелы снимут свою жатву, а уже потом мы возьмемся за дело. Сяолун, помни ты отходишь со своими первыми, сразу же как закончатся камни, потом ты — я указал на одного из пришедших десятников хмурого парня чье имя я благополучно забыл. — Я отступаю последним. И помните когда я отдам приказ не мешкайте уходите если не хотите поджарить пятки! — я говорил злым шепотом. Судя по улыбкам бойцов все все поняли.

— Брат, двадцать ударов сердца до атаки, — оповестила Баожэй, — головная сотня проходит первую отметку.

Самая удобная тропа тут проходила через редкий лесок делая крюк возле скалы за которой мы прятались. Лезть вверх под обстрелом им будет крайне неудобно, это мастера колец силы взобрались бы сюда махом. Будем надеяться их командующий находится ближе к хвосту колонны как и полагается уставом. Перед вылазкой я выпотрошил все знания Йи и тысячника по уставам имперского легиона. Они конечно знали лишь общие положения, но даже этого нам хватило, чтобы составить этот сумасбродный план.

От скалы до крепости не больше получаса бега на полной скорости. Но это бега пробудившего ядро, без него будет скорее минут сорок если не больше, доспех то никто не отменял. Так что отстрелявшиеся стрелки уже через час смогут оборонять стены крепости, как и те из моих ребят кто останется в строю.

— Десять ударов сердца. Стрелки натягиваем тетивы. — сестренка говорила спокойно, но чувствовал насколько же она волнуется. Ее бойцы принялись выполнять указание, только полный идиот будет постоянно держать лук в натянутом состоянии.

— Пять, — она продолжила отсчет. А я слушал свое сердце отслеживая сколько осталось времени до начала операции. И все равно отданный ее приказ заставил меня дернуться.

— Залп! Во имя Нефритовой империи!

Лучники как один встали в полный рост, натянув на максимум тетивы они выпустили смерть на волю. Никакого выцеливания, только массированный огонь — на кого пошлют Боги.

Злое жужжание стрел жаждущих вонзиться в вражескую плоть раздалось над моей головой, а Баожэй вновь и вновь командовала стрелять залпом. Крики боли, стоны и ругань раздавалась внизу. Казалось они не понимали, что происходит. Не выдержав я высунулся из-за скалы, чтобы видеть происходящее.

Стальной дождь собрал отличную жатву, но их командиры ели свой рис не зря. Щиты были скинуты из походного положения и эффективность обстрела снизилась, но не сказать, что сильно. По моим дилетантским оценкам, наши стрелки, за десяток залпов сумели выбить из строя человек триста.

Ревущим голосом, кто-то внизу приказал рассыпаться и вот тут эффективность резко упала. Мозг отстраненно отсчитывал время, чуть меньше минуты им понадобилось на понимание ситуации. В целом неплохо. Баожэй холодным голосом тут же приказала отдала приказ.

— Прекратить массированную стрельбу! — легкий ветерок развевал ее волосы, с натянутым луком она выглядела как амазонка. Храбрая, красивая и безумно суровая. Господин Сяо должен гордиться такой внучкой. Что с тобой творится Ян? Внизу гибнут люди, а ты любуешься красотой женщины? В голове раздался ехидный голос предка. «Добро пожаловать в новый мир. Отныне ты познал начальную суть равновесия и оно тебя изменило. Потомок, ты еще не знаешь как ты изменишься.» Спасибо конечно за объяснения, но мне немножко не до того. Первые бойцы прикрываясь щитами уже бежали к нам. Баожэй коротко отдала новую команду:

— Отрабатываем в свободном режиме! Во славу Империи! — И сама тут же показала пример, стрелой выбив одного из сотников пытавшихся навести хоть какой-то порядок.

— Готовьтесь! — отдал прошипел я приказ своим бойцам, — Сначала камни, но надо подпустить их поближе.

Хороший стрелок выпускает двенадцать стрел в минуту, тут же мне показалось, что наши лучники стреляли в два раза чаще. Первый колчан успел опустеть прежде чем солдаты противника успели преодолеть даже половину. А голос амазонки уже отдал следующий приказ:

— Командиры в приоритете! Продолжайте стрелять! Стреляй! — лучники были похоже на механизмы. Вытащить стрелу, положить на тетиву, натянуть тетиву, выстрелить. И так снова и снова.

Как оказалось пятьдесят хороших стрелков могут устроить тот еще хаос, особенно если у них хорошие позиции. Стреле не обязательно убивать врага, достаточно серьезно поранить. А как известно на сопровождение одного неходячего раненого нужно минимум два здоровых бойца, так что любой результат кроме промаха работал на нас. Подбадривающие крики десятников было слышно уже совсем близко и я скомандовал:

— Камни! — подавая пример остальным и усиливая себя кольцом воды, я метнул камень чуть больше моей головы в ближайшего бедолагу. Эффект оказался просто поразительным — парня снесло словно пушечным ядром, а при падении он умудрился сбить с ног еще двоих. Жаль, что не страйк.

Не хотел бы я оказаться на месте атакующих. Атаковать практически в лоб позиции с уклоном градусов в тридцать и так-то не самая приятная вещь, а делать это под градом камней сбивающих с ноги и ломающих кости та еще задача. При этом стоит тебе перестать прикрываться щитом, то тут же в тебя прилетает очередная стрела.

Во всем этом была ровно одна проблема — камней было слишком мало, а врагов слишком много. Камни уже заканчивались, а враги все лезли рассыпанным строем подгоняемые звуками труб и матом десятников. Кто-то с мозгами понял, что нас мало, но если нас отсюда не сковырнуть то неприятностей мы доставим море. Тело продолжало действовать как автомат, а мозг считал удары сердца. Максимальная эффективность нашей вылазки будет достигнута только если все пойдет по плану.

— Стрелы закончились! — раздался чей-то голос и следом эта фраза звучала снова и снова.

— Брат, мы пустые. — раздался голос Баожэй. — Отходим. Задайте им жару!

— Копья! — мой голос напоминал рычание тигра. Метнув последний из запасенных камней я подхватил копье и металлический щит. — Удачи сестренка!

— Да прибудут с вами все Боги и духи, — мне даже не требовалось смотреть, чтобы чувствовать как она перебирается последней через камни, чтобы выбраться на тропу по которой комфортно бегать могли наверное только горные козы, да и то не везде.

Осознавшие, что поток острых стрел и тяжелых камней закончился, озлобленные легионеры неслись, словно на крыльях, с одной целью — разорвать жалких сопляков. Самое удивительное, что у меня не было ни капли страха, только азарт. Пока все шло по моему плану, перед внутренним взором возникло пульсирующее кольцо Огня, казалось оно становилось мощнее. «Все правильно, я же говорил тебе, что отныне война будет усиливать твое кольцо огня.» Усилием воли я выбросил голос предка из головы. В бою нельзя отвлекаться!

Первый легионер уже перелазил через камни когда я на подшаге ударил его копьем. Не знаю убил я его или просто отбросил, но это будто спровоцировало волну. С криками на нас лезли все новые и новые враги.

— Вместе! Шаг! Коли! — вроде нас так мало готовили к боям с оружием, но тело настолько привыкло воспринимать привычные приказы, что все мои смертники успешно работали копьями, но этого было мало. То тут то там завязывались схватки и копье менялось на меч, куда более удобный в схватке щит на щит. Когда их стало уже больше чем планировалось я отдал следующий приказ:

— Перегруппировка! Отходим!

Медленно пятясь назад мы продолжали удерживать плацдарм, но я понимал, что это ненадолго. Нас спасает пока активированные кольца силы и энергия ядра бурлящая в наших мередианах, но рано или поздно всему приходит конец. Бойцы Сяолуна постепенно перебирались через камни за нашими спинами.

Сам он метнул щит в одного из врагов и пока противник упал как подкошенный, начал показывать мастерское обращение с копьем. Холодная ярость с которой он дрался вдохновила нас всех. Копье словно было живым в его руках. Возможно будь у легионеров возможность биться в строю он был бы неэффективен, но в такой свалке его копье жалило как хвост скорпиона. Казалось Сяолун видел любую брешь, любую ошибку и наказывал за нее врагов. Тел становилось все больше и на удивление пока никто из нас еще не оказался на этих камнях.

— Старший брат мы отступили! — С этими словами Сяолун заставил присесть длинным выпадом легионера и используя копье как шест перемахнул через камни. Отлично настала вторая часть плана!

Я метнул копье сбив с ног очередного бойца и достал меч, когда через камни начали перелазить бойцы с зелеными поясами ветеранов. Рано! Выругавшись сквозь зубы, я скомандовал отход второй группе. Как бы нас не пытались связать боем, но пока разница в мощи была еще решающей. Надеюсь я не просчитался…

С дао в руках я чувствовал себя куда комфортнее, чем с копьем. Щит придавал мне уверенности в том, что я не сдохну от шального удара. Копья ребят жалили из-за моей спины не позволяя легионерам сильно разгуляться.

— Легионеры назад, — раздался зычный голос и те действительно отошли. Через камни перебрался настоящий гигант вооруженный двуручным мечом, почти такой же был в моем видение с девушкой Феникс у ее брата. Откуда-то возникла мысль — дадао. Именно так называется этот жуткого вида меч. Плевать, пока он там разглагольствует мои парни уходят. — Щенки. Я отрежу ваши головы.

— А не надорвешься отрезатель. — ехидно спросил я у него. Хлопком по спине мне дали понять, что второй отряд отошел и теперь нас осталось всего тридцать против этой орды. Последняя часть плана началась.

— Смелый парень, и умный. Позволил большей части своих людей уйти к крепости. — Он интуитивно почувствовал, что я лидер. — Вот только вам не уйти. Я бы рекомендовал тебя, но ты умрешь и мне плевать на все эти благородные игры. Я отрежу ваши головы и никакие амулеты не спасут. — от него веяло какой-то жуткой угрозой, а то как изменилась его стойка говорила, что он готовится атаковать. Не знаю, почему, но я почувствовал, что пора действовать!

Энергия кольца огня, обжигала мне руки и требовала выпустить ее в цель. А место с подходящей целью я подготовил заранее. Сконцентрировавшись я метнул сгустки огня в заботливо расположенные фейерверки одновременно крича приказы:

— Закрыться щитами! Вниз! — специально обрезанные заранее фитиля стлели почти мгновенно и две огненные змеи сверкая искрами стремительно полетели к подготовленным кувшинам с нефтью.

Буквально пара секунд и тут начался настоящий огненный ад. От взрыва фейерверков нефть из кувшинов разлеталась щедрой волной и тут же вспыхивая. Огненные брызги долетели даже до нас, благо щиты почти полностью нас прикрыли. От воплей сгорающих заживо легионеров закладывало уши. Но мой разум воспринимал это лишь фоном, сейчас важно было спасти своих людей.

— Отходим! Быстро! — пока они пытались справиться с огнем мы отступали. Запах горящей нефти, кожи и волос забивал горло. Огонь не обошел своим вниманием и здоровяка с дадао, но буквально через несколько мгновений тот уже мчался в нашу сторону размахивая мечом и наплевав на своих солдат. Да что ж ты за маньяк то такой? «И это говорит тот кто сжигает врагов заживо?»

Если он серьезно думал, что мы будем устраивать с ним поединки чести то он еще больший идиот, чем показался мне изначально. Я прыжком запрыгнул на камни позади нас и подхватив копье одного из парней тут же его метнул максимально усилив бросок энергией воды, поймав его пока он был в воздухе. Копье вонзилось в полукирасу, и сбило его полет, даровав нам драгоценные секунды на отступление. А я уже орал бойцам:

— Ходу!

В этот раз я щедро расходовал энергию помогая своему телу выкладываться по полной. Я скорее не бежал, а летел едва касаясь земли, как и все мои бойцы. Через несколько минут нас уже поджидали ушедшие первыми отряды. Это было спланировано на случай если мы где-то ошибемся и за нами будет серьезная погоня.

— Бегом! Не спим! — рявкнул я увидев ребят.

Добравшись до крепости я отдал указания парням отдыхать. Мы сбавили темп и под приветственные крики остальной тысячи заходили в ворота как настоящие герои.

— Бойцы отдыхать. Наша смена пока закончилась, но помните, — я сделал паузу ощущая как меня слушают не только моя сотня, но и остальные шан тысячи. — Они придут сюда злые как демоны они. Мы мало того, что пустили им кровь, мы показали им их слабость сумев уйти безнаказанно. Мы шан! Мы клинки Империи, да будет стоять она вечно! Крепость выстоит во имя императора, да продлят его годы Боги и духи! — рев сотен глоток вторил моим словам, а я видел как один из инструкторов улыбается глядя на все это. Кажется я добавил себе в копилку еще немного баллов.

Безумно хотелось принять душ. Смыть с себя пот, пыль и самое главное гарь горящей кожи, но придется довольствоваться лишь коротким отдыхом. Кажется я стал слишком «местным», меня не трогали возможные трупы на перевале. Я лишь был рад, что бойцы которых я вел выжили и выполнили боевую задачу. Когда же я так изменился? Я медленно шел в выделенную мне комнату размышляя над тем кем я стал, когда на меня налетел стремительный вихрь.

— Братец! Ты жив! — на моей шее, крепко обхватив руками и уткнувшись в меня носом, повисла Баожэй. От нее веяло каким-то странным теплом и заботой. Суровая амазонка беспокоилась обо мне. От этой мысли на душе стало тепло.

— Я же говорил, что у меня все подготовлено. — чуть отстранившись от нее я криво ухмыльнулся, — Ты почему не отдыхаешь?

— Беспокоилась за тебя. Фэй не просто так назвал вас смертниками, а ты ходишь под тройной смертью, — сказала она, намекая на мой номер.

— Твоя правда. Пошли отдохнем. — я приобнял ее за плечи, — Думаю штурм будет только ближе к ночи.

— Ты серьезно ошибаешься Ян, — нам на встречу шел Цан Фэй с мрачным выражением лица, — они наплевали на своих погибших и раненых, и идут сюда ускоренным маршем….


Глава девятая. Второй отбор. Оборона


Когда ты ходишь под смертью, то все твои эмоции обостряются. Наружу лезет все, что ты пытаешься в себе скрыть. Внутренние демоны пытаются взять верх над тобой. И у каждого из нас они свои. Мои внутренние демоны про жажду крови и могущества, я всегда хочу быть лучшим и неоспоримым. Готовый отстаивать свое звание чемпиона в бесчисленных поединках.

Как бы они не пытались вырваться, но мои демоны надежно скованы цепями воли и их сила принадлежит мне. Древняя как мир мантра сделала меня тем кто я есть — чемпионом. И пусть здесь мой путь только начинается, но я пройду его до конца встречая ударом удар. И пусть льется кровь, не важно моя или врагов, победа останется со мной. Слова отчеканенные в моей душе ведут меня к новым победам.

Боли нет.
Смерти нет.
Есть лишь путь.
Есть лишь моя воля.
В империи не принято бояться смерти, ведь это всего лишь временная остановка перед новым перерождением. Но человеческие инстинкты сильнее воспитания. И именно перед смертью мы показываем свое лицо без масок. Культура Нефритовой империи говорит нам о том, что по твоей маске тебя воспринимает общество.

Воспитание и этикет два краеугольных столпа имперского мира. В компании близких ты можешь вести себя как угодно показывая свои истинные чувства, но стоит любому человеку не из близкого круга появиться в поле зрения, как сразу же каждый оденет маску подходящею именно для его социальной роли в обществе.

Именно это и пытался донести до меня дедушка, говоря о том, что мне надо учиться держать лицо у дяди Хвана. Лишь глядя на поведение Баожэй я наконец-то смог понять эту истину, а может так на меня подействовало открытое кольцо Огня, заставив мозги лучше работать. Признав на людях меня братом еще до академии она перевела меня в разряд близкого круга и теперь наедине могла вести себя так как считала правильным и не бояться проявлять эмоции. С точки зрения человека двадцать первого века Нефритовая империя на редкость лицемерное место. Похоже Скорпионы не просто так постоянно носят маски.

— Ледяной вихрь, твои прогнозы? — стоило появиться Цан Фэйю, как мы сестричкой как-то рефлекторно оказались на подобающем приличиям расстоянии. Вот что значит этикет вбитый уже в подкорку.

— У нас есть два часа, потом они или сразу попробуют взять нас штурмом не считаясь с потерями, — я перебил его. Тот лишь криво усмехнулся признав за мной это право.

— Они будут полными идиотами, после марша сразу бросаться на штурм укреплений.

— Все зависит от того к какой доктрине войны принадлежит командующий Шу. Если он из последователей Штормовой волны, то нас атакуют сразу же.

— Ян, Цан прав. В позиционной войне мы куда опаснее, мы быстрее восстанавливаемся, нам надо меньше спать, мы банально сильнее и каждая новая стычка будет плюсом именно для нас.

— Я даже не буду с вами спорить, но лично я дал бы бойцам отдохнуть и потом напал. А еще лучше раз в пару часов начинал бы имитацию штурма, это заставило бы нас постоянно дергать людей не давая отдохнуть.

— С одной стороны разумно, с другой сейчас его люди полны гнева, они готовы смести нас в едином порыве. Какие-то жалкие щенки нанесли безнаказанный удар по имперскому легиону, — Фэй улыбался, такими темпами скоро меня будет пугать его улыбка. — А стоит им начать отдыхать и запал пройдет. Они начнут думать сколько из них останется у стен крепости.

— Тогда у меня в любом случае есть минимум час-полтора для отдыха.

— Да у тебя железные нервы братец.

— Мы сделали все, что могли. — на меня накатило философское настроение, — теперь ход за ними. И когда они придут мы должны будем показать все на, что мы способны. А для этого надо отдохнуть, чего и вам желаю.

Мое любопытство оказалось сильнее чем желание нормального отдыха и я устроился на одной из надвратных башен. Прислонившись к холодным камням я смотрел как закатное солнце окрашивает окружающий мир в красные тона и полировал трофейный дао. План озвученный тысячнику и остальным командирам был полным безумием с одной стороны, но эксперимент проведенный в вылазке показал, что он будет сверх эффективен, хотя и чертовски жесток.

Полировка клинка, успокаивала и настраивала меня на философский лад. Я пытался осознать, что происходит со мной и насколько сильно идет внутренняя трансформация меня как личности.

«Ты был чужаком с душой созвучной нашему Отцу, но попав в это тело слился воедино с духом нашего потомка. Для крови клана ты теперь один из нас. Как ты влияешь своей волей и духом на это тело, так и кровь этого тела меняет твой дух.» А можно поподробнее? Все так интересно, но как всегда нихрена не понятно. Внутри меня начало разгораться пламя безумного гнева. «Ты не по адресу парень.» Мне показалось, что предок усмехается. «Я охотился на врагов клана забирая их жизни, где и когда угодно. Моя задача убивать и учить новых убийц. Хочешь знаний ищи Ардану, это по ее части.» Ну хоть так, но до доброй бабушки я смогу достучаться еще не скоро, а значит пока все это надо выкинуть из головы и банально выжить в скором смертоубийстве. Внутри себя я чувствовал некоторое противоречие между моим планом и тем как нас учат в академии.

«Львы всегда были мастерами „Высокой войны“». Он выделил эту фразу, показывая, что она очень важна. «То что ты делаешь это „Низкая война“. Мерзость которую благородный воин может использовать лишь против тварей Дзигоку. Достойный должен сражаться с достойным по правилам Чести.» В голосе предка звучала насмешка и он продолжил. «Запомни Ян. Война есть война. Это смерть, кровь и грязь. Мы сражаемся за своих близких, чтобы наш клан и наши родные были в безопасности и могли мирно жить. Именно за это мы заплатили тем, что стали чудовищами. Ворон не признает ни Низкой ни Высокой войны. Ворона ведет его цель! Найдешь свою цель и ничто тебя не остановит.» Спасибо за урок старший. Мне действительно стало проще. В силе крови я уже успел убедиться благодаря все той же Ардане, но раз моя воля влияет на все это значит, что мне надо больше себя контролировать и все будет в порядке. А цель у меня есть. Усмехнувшись, я как будто снова почувствовал тяжесть чемпионского пояса на своей талии.

Грохот походных барабанов заставил меня вскочить на ноги. Оглянувшись, я увидел, как все кто был на стене приникли к бойницам желая увидеть, что происходит. Чеканя шаг к нам приближались бойцы легиона. Идеально ровные шеренги бойцов, хоть сейчас замеряй расстояние между рядами, над которыми реяли стяги с имперским драконом.

Наконечники копий были окрашены кровью от падающих на сталь лучей закатного солнца. Раздался звук командирского рога и первые ряды начали расходиться в разные стороны, чтобы удобнее было строиться. Зная, что у нас нет метательных машин, они выстраивались в боевые порядке на расстоянии полутора полетов стрел от крепостных стен.

Я начал считать флажки сотен, чтобы хоть немного сориентироваться в том количестве врагов, что нас ожидало. Если я не ошибаюсь то нас ждет десять с половиной тысяч бойцов. Злых как сволочи и полных жажды мести. Да они тут реально могут разнести нашу крепость по камешку. Радовало одно — осадного оружия у них не было, а вот то что они начали собирать штурмовые лестницы и большие плетеные щиты для защиты от стрел было совсем не весело.

От строя отделилось трое воинов в богатых доспехах, в одном из которых я узнал любителя отрезать головы. С поднятым флагом легиона они шли в нашу сторону.

— Какие указания тысячник? — меня захлестнула волна азарта, когда я увидел Цан Фэйя поднимающегося ко мне.

— Ждем их условий и шлем куда подальше.

— Отличный план, мне нравится.

— Кто бы сомневался, с твоим-то характером.

— Я хотя бы не ледяная статуя, — произнес я, но начавшуюся пикировку прервал поднимающийся Йи.

Тысячник бойцы готовы, — отрапортовал Йи, — дротики распределены. А вот эти щиты мне крайне не нравятся. У нас не так много камней на стенах.

— Поднимайте на стену горшки с земляным маслом, — произнес я прежде чем Фэй успел сказать хоть слово. В голове крутилась фраза предка «Ворон не признает ни Низкой ни Высокой войны. Ворона ведет его цель!» Вы хотите взять то, что мы должны защищать, ну так идите и попробуйте. — Посмотрим как им понравится огонь.

— Кажется тебе куда больше подошел бы знак храма огня, чем твоему кузнецу, — тысячник задумчиво смотрел на меня.

— У нас есть приказ и мы должны его выполнить. Мне плевать, что обо мне будут думать, но я отвечаю за своих людей. — почувствовав на себе чей-то взгляд я резко обернулся на меня задумчиво смотрел один из инструкторов.

— Йи, делайте как предложил Ян. Гости уже на подходе.

Легионеры остановились буквально в десяти метров от стен крепости абсолютно уверенные в своей безопасности и очень зря. Повинуясь молчаливому приказу Цан Фэйя мы вышли на надвратную стену. Отдав указания своим бойцам, Йи присоединился к нам. Трое защищающих против троих нападающих. Вот только никаких дуэлей не будет, мы хоть и юнцы, но не идиоты. Взрослые бойцы против нас — фактически новичков, очень плохая идея. К тому же каждый из них пробудил ядро.

Баожэй стояла на площадке для лучников, проверяя взглядом, одной ей лишь ведомые, отметки на будущем поле боя. Напряжение сгущалось как грозовая туча. Глава легионеров не выдержал затянувшегося молчания и начал разговор первым:

— Я командующий легионом Шу. Предлагаю вам сдать крепость и стать почетными пленниками с сохранением оружия. — от этих слов у бойца с дадао дернулась щека. Кажется я нажил себе опасного врага.

— Я тысячник Цан Фэй. Крепость Разящих клыков находится под нашей защитой и пока мы живы она будет держать оборону. Лишь Небо упавшее на Землю или приказ командования может освободить нас от этой великой чести. — глядеть на то как Фэй говорит можно бесконечно. Он сплетает вроде обычные слова в настоящее кружево, при этом все согласно этикету. Вот таким вещам мне прям стоит научиться особенно если я хочу занять достойное место в элите Нефритовой империи.

— Храбрые слова мальчик. У меня больше десятка воинов на каждого из твоих бойцов и даже пробужденное ядро вам не поможет. Если мы выступим то сломаем ворота, разрушим стены и перебьем вас всех до одного. Пощады даже не ждите.

— Один великий полководец уже ответил на подобные слова, — сказал я вспоминая откуда пошло слово лаконичность.

— И какой же был у него ответ, — усмехаясь спросил глава легиона.

— Если, — вернул я ему усмешку. Судя по напряженному лицо легионера ответ ему явно не понравился.

— Это ваш последний шанс. Сдавайтесь и сохраните свою жизнь.

— Мы воины императора и мы выполним свой долг. Выполняйте свой и встретимся в бою. Кто победит рассудит Небо.

— Я заберу твою голову тварь, — мне в глаза смотрел мой давний противник и улыбался.

— Значит иди в первых рядах, я буду тебя ждать. — на моих губах появился хищный оскал. — Обещаю тебе жаркую встречу.

Развернувшись они шли к своим войскам, а меня охватило нервный мандраж как перед ответственным боем на ринге. Глубоко вздохнув я посмотрел на Цан Фэйя и поймав его задумчивый взгляд улыбнулся.

— Мы справимся. Главное чтобы они поверили в наше отступление.

— Я сильнейший боец и именно мне надо оставаться последним.

— Фэй, — Йи посмотрел на него, — Ян прав. Ты поведешь контратаку. Я удержу подземелья, а смертник Ву устроит нашим врагам горячий прием. Все решено. Если выживем предлагаю вместе напиться.

— Согласен, но выпивка за твой счет.

— Если выживем то я готов выпить даже с Хуанем, как и оплатить гулянку. — Ледяной Вихрь улыбнулся. — А теперь по местам.

Задача четвертой сотни охранять самое опасное направление — ворота и надвратные башни. Все было уже готово и кувшины с нефтью и камни и пучки дротиков. Нам оставалось самое мерзкое ждать.

Фэй вышел на середину крепости и начал говорить:

— Братья и сестры! Мы пришли в академию, чтобы стать лучше. Стать достойными наших славных предков. Мы поклялись выполнять приказы командования. И сейчас защищая эти руины, каждый из вас должен понимать зачем он тут. Я Цан Фэй шан девятого поколения, выбранный вами тысячник, заявляю: пока я жив, эта крепость останется за нами! — он почти рычал, заводя остальных своей ледяной харизмой. — Во славу Империи мы выполним приказ!

Единодушный рев сотен глоток отразился от древних стен. С удивлением я понял, что кричу так же как и остальные. А с другой стороны раздался грохот боевых барабанов и звуки сигнальных рогов.

Началось! Они решили смять нас в едином порыве, что ж пусть пеняют на себя!

— Смертники! Не жалеем сил! Бьем на поражение, не щадя ни себя не других! — голос стал хриплым от волнения. По позвоночнику пробежала волна мурашек. Баожэй уже командовала своим стрелкам:

— Не жалеть стрел. Стреляем по третьему ряду и дальше. Нельзя дать им собраться!

Словно муравьи легионеры двигались закрывая себя от стрел плетеными из веток щитами, но больше всего мне не понравилась странная конструкция напоминающая крытую повозку без колес, похоже там был таран.

Стрелки сестренки старались изо всех сил и то один то другой легионер падал сраженный стрелой, но их было катастрофически мало, чертовы плетеные щиты серьезно мешали. Все начнется когда они установят первые лестницы.

Командующий Шу оказался совсем не идиотом и крепость атаковали с нескольких сторон, не давая нам полноценно встроить защитные порядки.

Рев сигнальных рогов, крики боли и свист стрел все смешалось воедино, пока они не оказались под стенами. И теперь у меня была цель — защитить ворота как можно дольше.

— Кувшины! — рявкнул я и тут же отправил в подобие повозки глиняный кувшин тут же разлетевшийся на осколки и щедро расплескивающий маслянистую черную жидкость. Летящие следом кувшины не всегда разбивались и часть нефти оказалась потерянной зря. — Факелы!

Ритмичные удары заставляющие содрогаться в ворота меня мягко говоря напрягали. Если бы Хо не укрепил их, то легионеры бы уже ворвались внутрь. Стоило первому факелу упасть в нефть и начались крики боли сопровождаемые мерзким запахом горелой плоти, кожи и волос. А следом мы уже метали камни ломая горящие щиты и калеча нападающих.

Я начал понимать почему это называется низкой войной, тут не было никакой чести. Никаких сантиментов. Они атаковали, а мы пытались отбиться любыми способами. Огонь, камни, дротики в ход шло все, но легион не отступал словно бульдог вцепившийся в ногу.

Именно тут до меня дошел первый принцип оборонительной войны. Подготовил припасы для обороны? Удвой, утрой их и все равно не хватит. Первой закончилась нефть, за ней камни и наконец дротики. И начался настоящий кошмар.

Легионеры лезли отовсюду, а мы пытались отбиться. Рука уже отсохла от рубки с плеча. Но мы удерживали свои позиции. Первым из десятка пал один из подпевал Яо. Не могу сказать, что он был хорошим бойцом, но оборонять стало сложнее. Каждый удар давался все сложнее. Нам не давали ни единой секунды передышки. Больше никогда не буду сомневаться в человеческом идиотизме. Гуманный двадцать первый век не позволил бы командирам столь бездумно отдавать жизни бойцов пытаясь любой ценой захватить эту груду камней. Тут же все по другому.

Никакого изящества, только удары доведенные до автоматизма. Нам бы сюда бойцов с гуаньдао и обороняться было бы в разы проще, но мечтать можно хоть об автомате.

Шаг с ударом щита и очередной боец падает со стены. Убит? Покалечен? Плевать, главное что он не на моей стороне стены. Краем глаза я увидел, что лучники отбросили бесполезные без стрел луки и взялись за копья пытаясь помочь остальным ребятам удержать стены.

Грохот барарабанов просто кричал. «Молитесь, они идут.» К нам шли ветераны закаленные в боях. Шли чтобы смести мощным порывом усталых юнцов которых скоро не спасет никакая энергия ядра. Мы просто упадем от усталости.

Не знаю сколько длилась эта бойня, но наконец-то над нашими головами взорвался красный фейерверк. Началась вторая фаза обороны. Мы отдавали стены медленно пятясь назад.

Все шло по согласованному плану. Первыми ушли Фэй со своими, за ними Баожэй со стрелками. Йи и его пехотинцы ощетинились копьями защищая проход в глубины крепости.

Из моего десятка на ногах остались лишь Сяолун со своим неизменным копьем и Шо.

— Что братья смертники, готовы показать на что вы способны? — волна адреналина накрывала меня с головой. По моим оценкам почти треть от нашей тысячи остались на стенах, а сейчас легионеры медленно собирали силы, чтобы раздавить нас в едином порыве.

— Готовы старший брат, — Шо слизнул кровь с разбитых губ. — Ты уверен, что все получится?

— Нет, но это наш единственный шанс победить.

— Значит мы справимся. — Сяолун положил мне руку на плече, — мы с тобой десятник.

Из полуразвалившихся ворот медленно выходили ветераны в тяжелых доспехах. Свежие, полные сил. Перед ними была задача окончательно сломить наше отчаянное сопротивление и самое смешное и вел мой давний знакомый с дадао на плече.

— Какая встреча. — он улыбался, — значит твоя голова все-таки станет моим трофеем.

— Попробуй ее взять. — у меня не было страха, хотя я понимал, что этот здоровяк может меня убить. Главное было, что пока мы беседовали, все больше и больше ветеранов заходило в ворота крепости.

— Ну так иди сюда. — он расправил руки, легко удерживая клинок одной рукой. Да пошел ты, я Ворон и побеждаю по своим правилам!

— Тяни! — я почти прорычал приказ и бойцы Йи за моей спиной рванули веревки.

Густая пыль взметнулась в воздух поднимая грубо сколоченные щиты из колес со спицами между которыми были закреплены десятки фейерверков, запальные шнуры которых были связаны в два пучка, которые я тут же запалил.

Быстрее всех среагировал мой противник понесшийся на нас. Но за все требуется платить, вот он и поплатился за свой рывок, приняв на свое тело, десятка два взрывающихся разноцветными огнями ракет.

Взрывы превратили всю площадь в огненный ад. Ветошь пропитанная нефтью была разбросана по всему периметру усиливая волну огня. Пламя взметнулось выше человеческого роста и началось самое страшное.

От жара, медные кувшины, наполовину наполненные нефтью и камнями, начали нагреваться и накапливая взрывоопасные пары. Не прошло и десяти ударов сердце как взрывы начались один за другим. Мелкие камни работали как картечь пробивая доспехи. Огненная ловушка захлопнулась, а меня била жуткая судорога от прорвавшегося на серебряный ранг кольца Огня. Неужели так будет всегда? Мелькнула мысль прежде чем мое сознание потухло.

У меня начала появляться отвратительная привычка отключаться когда дело еще не сделано до конца. Судя по тому, что я лежал на траве мы были уже не в крепости.

По моему лицу стекала вода, а рядом сидела Баожэй. Мое сознание автоматически отметило, что она даже не закопченная, значит как минимум ей не пришлось атаковать бойцов в том огненном аду.

— Сестренка, — стоило мне улыбнуться ей, как голову пронзили тысячи кинжалов боли.

— Не дергайся братец, тебя от твоей же задумки спас только шлем. — она горько усмехнулась и показала мне мой шлем пробитый в районе виска. Не одень я его, моя голова была бы пробита, скорее всего, насквозь или так и было? Я чувствовал в себе остаточную силу голодных духов. — Отбросив шлем она продолжила. — Твой амулет не сработал, будь он рабочий ты бы просто упал и все, а тут тебе стоит лежать и ждать когда придет твоя очередь получать помощь от целителей.

— Мы победили? — этот вопрос интересовал меня больше всего. Ворон должен стремиться к своей цели, как же это созвучно с словами кихо Паука «На путях силы нет правил».

— Технически. Тысячник Цан сам все хочет тебе рассказать. А вот и он. — она указала на идущего без доспехов Фэйя с перемотанной рукой, похоже его амулет тоже не сработал. — Общайтесь, а я посторожу, чтобы никто не мешал.

— Ян, — Ледяной Вихрь сел в позу лотоса рядом со мной. — Пить хочешь?

— Нет, спасибо. Рассказывай? — глядя на его задумчивое лицо я ощущал, что что-то пошло не так.

— Мы победили. — Он замялся словно есть какие-то сложности. — Твоя ловушка отлично сработала. По моим прикидкам на стенах мы сумели положить порядка двух-трех тысяч и в почти в три раза больше от твоей ловушки. Выйдя через тайный вход мы ударили бегущим в панике легионерам в спину и несмотря на то, что нас было меньше — победили. Это хорошие новости. — Он грустно усмехнулся.

— А плохие? — я смотрел ему прямо в глаза, но он молчал. Сбоку раздался незнакомый голос:

— Плохие новости в том, что ты — Ву Ян, отправляешься под трибунал Академии…


Глава десятая. Трибунал


После того как надо мной поработал целитель голова практически перестала болеть. Ну как практически, я мог ходить и земля под ногами не пыталась ударить мне в лицо. Осталось так, легкое головокружение и тошнота.

По возвращению в академию нам всем дали неделю отдыха восстановиться после отбора. Испытание забрало у нас почти тридцать человек, и самое далеко не все они были в верху рейтинга. Значит ли это что теория Цан Фэйя не верна? Не думаю, скорей всего она просто составляющая более сложного замысла.

В академии оказался очень уютный карцер куда меня проводили вежливые инструктора, не дав даже проститься с товарищами. В комнате пять на пять шагов была подстилка из соломы и грязное ведро которое прямо наводило на мысль, для чего оно служит.

Первым же делом я рухнул и уснул. К демонам все! Мне надо восстановить как можно быстрее свой организм, а что будет дальше рассудит Небо. Последней мыслью перед заботливо обнимающей темнотой было «Кажется я становлюсь слишком похожим на местных. Наверное это хорошо».

Проснувшись я обнаружил, что меня уже дожидается поднос на котором стоял небольшой кувшин с водой и миска с уже слипшимся рисом приправленный какими-то водорослями. Ну хоть голодом не оставили.

Не успел я закончить свою скудную трапезу как дверь отворилась и в камеру вошел старший наставник Мужун Фат, а за его спиной стояла пара стражников с гербами клана Льва. Мгновенно вытянувшись по стойке смирно я почти прокричал:

— Рад приветствовать старшего наставника Мужун Фата.

— Неплохо парень, значит удар не выбил из твоей дурной головы этикет — он посмотрел на меня и в его глазах я увидел только одно — усталость. — Закройте дверь и проследите, чтобы моей беседе никто не мешал.

— Слушаюсь, — синхронно произнесли львы и вышли в коридор, предварительно заперев на ключ камеру.

— Поговорим Ву Ян?

— О чем, старший наставник? — я подозрительно на него посмотрел.

— О твоих делах и твоем обвинении…

— Я до сих пор не знаю в чем меня обвиняют.

— В использовании драконьей пыли в качестве оружия, — Мужун Фата внимательно посмотрел на меня. А на моем лице было выражения полного непонимания. «Драконья пыль, основа за счет которой взрываются штуки которые ты называешь фейерверками. Запрещена к использованию около семисот лет назад. Наказание за нарушение — смерть!» Спасибо за объяснение предок, теперь надо хоть как-то выпутаться из всего этого дерьма. Старший наставник наблюдал над моей реакцией, а потом продолжил:

— Ты понимаешь цель отбора? Почему он именно такой?

— Не уверен старший наставник. Предположений много, но основная мысль в том что мы должны были проиграть. Притом не просто проиграть, а проиграть простым людям без развитого ядра. — на губах Фата появилось подобие улыбки и он кивнул словно говоря продолжай, — Мы должны были понять насколько важно правильное командование и слаженная работа в строю. Ведь именно этим элементам нас никто не обучал. — я набрал воздуха, чтобы продолжить, но наставник уже начал говорить:

— Неплохо Ян. Изучив отчеты инструкторов могу сказать, что ты сейчас на первом месте в рейтинге, это если не брать во внимание ситуацию по которой ты здесь. Бесстрашие, готовность рисковать, оправданная жестокость, умение вдохновлять личным примером и при этом хороший анализ ситуации. Лично я в восторге от вашей вылазки, придумана хорошо, да и исполнение на высшем уровне. — Он замялся на несколько секунд, а потом продолжил. — Вот только снова использование драконьей пыли.

— Мастер, — я обратился к нему как к человеку достигшему какого-то значимого результата в своем деле. — Как отбираются несработавшие амулеты? — То внимательно посмотрел мне в глаза. Усмехнувшись он сказал:

— Случайным образом, но иногда случайность определена. Что это если не длань Неба? Тридцать из тысячи не великая цена, за тот опыт которые получили остальные. Семь сотен человек из двенадцати тысяч, тоже не самая великая жертва. — а у меня в душе похолодело. Семь сотен жизней. Семь! Мать их! Сотен! Человеческих жизней! Я был близок к истерике, когда в голове раздался голос предка. «Когда человек решает бросить мирную жизнь и взять в руки оружие, но вручает свою жизнь Богам. Отныне лишь их воля будет выбирать тебе врагов и поле боя. Ты не один Ян, с тобой вся мощь линии крови. Мы понимаем твою боль, но уже нельзя по другому. Врата скоро откроются и если не остановить тварей Дзигоку то будет срезано не семь сотен душ. И не семь тысяч душ. Счет пойдет на миллионы. Ты часть плотины которая должна остановить волну смерти и разрушения. Ты Ворон и это твой путь. Прими жертву этих воинов, сделай их своей силой и гордо иди по выбранному пути!» Мужун Фат что-то говорил, но я не слышал. Поняв мое состояние он несколько ударов сердца просто молчал, а потом снова начал говорить:

— Кажется ты осознал что ты сделал. — Еще как старший наставник. Еще как. Я не могу знать сколько из нападавших погибло от стрел, камней и копий, а сколько от всепоглощающего огня. Но я знаю точно, что их жертва будет не напрасной! Демоны Дзигоку будут остановлены!

— Да старший наставник, — у меня пересохло в горле. — Позвольте вопрос.

— Слушаю тебя курсант.

— Зачем такие рискованные испытания? Зачем столько смертей?

— Жизнь без смерти ничто. Вечный круговорот позволяет нам становиться лучше. Погибшие научили вас ценить жизнь и их жертва нужна чтобы амулеты работали как надо. — Тут он усмехнулся. — Ты серьезно думаешь, что никто не пытался обойтись без этих жертв? Так вот одна такая схватка не на жизнь, а на смерть дает больше чем два года обычных тренировок. И заплатить за это таким количеством жизней вполне приемлемая цена.

— Тогда почему бойцы всегда не носят подобные амулеты?

— Мальчик, любой шугендзя только окончивший второй курс превратит все эти амулеты в кусок бесполезного камня. А чтобы создать один подобный амулет уходит порядка недели времени. По деньгам это настоящий кошмар, столько зарабатывает за год деревня на пятьсот душ. А теперь мальчик тебя отведут помыться переодеться и мы ждем тебя на трибунали. Рекомендую придумать как ты будешь вымаливать свою жизнь у братьев Мацу. Львы любят когда в их когтистых лапах чужая жизнь. Да прибудет с тобой Небо. — Резко развернувшись он постучал по двери, которую через пару мгновений открыли.

— Старший наставник, — угодливо склонился в поклоне один из стражей.

— Этого в купальню и через час в малый зал к владыкам.

— Слушаюсь! — и тут же вытянулся по стойке смирно. Подождав пока Мужун Фат уйдет, он развернулся ко мне и рявкнул. — За мной, будешь творить глупости и до справедливого суда господина дело не дойдет.

Я был паинькой и шел за стражником не дергаясь. Бежать из академии? Полная глупость, мало того, что убьют прежде чем я выберусь, так и это крест на дальнейшей карьере. Будем пытаться оправдать себя. По факту мне грозит смерть, но старший наставник явно не просто так пришел ко мне, значит шансы есть. Сейчас самое главное, что идея у меня есть как выбраться из этого дерьма. Вопрос в том, как усилить эту позицию. Потому что воля императора выше всего остального.

Тщательно вымыв голову от смеси запекшейся крови и грязи, к тому же душистые травы с которыми было сделано мыло наконец-то убрали въевшийся запах горелой плоти и кожи от которого меня постоянно мутило. Вода словно смыла с меня усталость и нервы. Я был готов ко всему и чувствовал себя почти прекрасно когда надевал свежую одежду. Насколько же меняется твое мироощущения когда ты чист.

Судя по моим внутренним ощущениям ждать стражников, которые меня проводят на трибунал, еще минут двадцать. Интересно почему же такой запрет на драконью пыль? «Скажи спасибо за это Мотылькам» раздался голос предка в моей голове. А подробнее можно? «Именно Мотыльки изобрели этот состав и именно они превратили его в мощнейшее оружие. Ты просто не представляешь, насколько они были опасны со всеми этими своими взрывающимися игрушками.» Это ты предок не понимаешь насколько это страшная вещь. В голове сразу начали мелькать кадры из военных хроник. Я прекрасно понимаю насколько опасен порох и насколько важно его контролировать.

Неожиданно меня начало корежить, я чувствовал как меридианы заполняются жидким огнем. Новые энергетические узлы начали образовываться то тут то там. Создавая рисунок отдаленно напоминающий знак Огня. Кольцо Огня вышло на новый уровень развития. Как? Я просто не понимал как одна мысль могла настолько сильно изменить меня. Стоило мне чуток прийти в себя как голос предка раздался в голове. «Поздравляю с золотым кольцом Огня Ян. Ты сделал важный шаг, осталось теперь подтянуть остальные кольца!».

Звук резко распахнувшейся двери перебил голос предка. Стражник жестом показал, чтобы я следовал за ним.

Мы шли по бесконечным коридорам которые мелькали на грани восприятия, но мне было откровенно на это плевать. В моей голове крутилась мысль которая пробудила во мне энергию Огня, мысль из-за которой пороховое оружие было долго под запретом в Японии. Чтобы подготовить одного мастера колец силы нужно несколько лет суровых тренировок, а чтобы подготовить сотню стрелков — три месяца. Теперь понятно почему клан Мотылька уничтожен. Никто не хочет делиться властью.

— Жди здесь, — Процедил один из сопровождающих. Да что я ему сделал? Эти стражники меня явно недолюбливают.

Приёмная перед залом где будет происходить трибунал была просто гигантских размеров. Все стены были раскрашены батальными сценами в которых бойцы клана Льва побеждали и людей и нелюдей. Если хотя бы половина нарисованного правда, то Львы не просто так гордятся званием самого боевого клана Нефритовой империи.

— Ты уже тут, — в приёмную зашёл Мужун Фат в сопровождении какого-то неприметного человека. — тем лучше. Раньше начнём, раньше закончим. Помни Львы ненавидят когда им сопротивляются. — И не дожидаясь моего ответа, зашёл в дверь ведущую в зал где его уже ожидали Львы.

Мне ничего не оставалось кроме ожидания которое я пытался скрасить рассматривая уже опостылевшие картины.

— Отличный пример живописи, к тому же настолько хорошо сохранившейся. — раздался голос неприметного человека пришедшего со старшим наставником.

Несколько секунд он ждал моей реакции, но так и не дождавшись продолжил:

— Пожалуй одна из лучших работ мастера Фей Шана. Сделана через десять лет после основания крепости по приказу императора Хатшимино. — если до этого я игнорировал его слова, то после имени императора я решил завести диалог.

— Почтенный, не знаю вашего имени, но может просветите юнца, когда была основана эта крепость?

— Молодой Ян, крепость была основана восемьсот тридцать пять лет назад.


Глава одиннадцатая. Трибунал. Развязка


Кольцо Огня поглощало энергию ядра, заставляя мой мозг работать в ускоренном режиме. Я выстроил свою стратегию защиты и очень надеюсь, что она окажется верна и да поможет мне Небо!

— Спасибо за рассказ, но я не знаю как вас зовут, — я поклонился с уважением к этому неприметному незнакомцу. Тот посмотрел на меня с улыбкой и негромко произнес:

— Мое имя не важно, я секретарь наставника Мужун Фата. — Он пристально посмотрел мне в глаза и продолжил. — Все Львы, а особенно Мацу горды до безумия. Они приемлют только безоговорочную сдачу.

— Почему вы мне это говорите?

— Почему один шан прикрывает другого в бою? — на лице секретаря была легкая улыбка. Раздался звук гонга и секретарь показал мне на дверь. — Иди парень, тебя вызывают и да прибудет с тобой Небо!

И старший наставник и его секретарь предлагали мне, по факту униженно просить жизни у всемогущих Львов. Я же не собирался этого делать, я прав и закон должен быть на моей стороне. Или нет?

Аккуратно открыв дверь, я зашел в зал больше похожий на ритуальный, чем на судебный в моем понимании. Высокие узкие витражные окна отбрасывали причудливый рисунок света на центр помещения. Немного привыкнув к освещения стало понятно, что в центре комнаты светом и тенью вырисовывается морда оскаленного льва.

Львинной атрибутикой было заполнено буквально все — с потолка свисали боевые знамена клана Льва и в дополнении к ним отдельно знамена семьи Мацу, сами братья сидели на резных тронах с подлокотниками в виде оскаленных пастей льва. Возвышение под ними больше походило на кусок скалы, чем на традиционный помост.

Резко выпрямившись я сделал положенные восемь шагов в центр и склонился в поклоне. На моем лице было выражение полного восторга, как-то само собой всплыло дурацкое выражение приписываемое Петру I — «Подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальства».

— Ву Ян явился по приказанию трибунала Академии! — мой голос эхом разнесся по помещению.

— Фат, это именно этот юноша нарушил закон и своими действиями увеличил процент потерь почти на сорок процентов? — как-то очень лениво и вальяжно спросил лорд-наставник Мацу Ашихара. Старший наставник стоял у подножия лестницы, искусно замаскированной под выступы скалы, с папкой для записей.

— Да, мой лорд.

— Ваша характеристика на бойца, — отхлебнув, судя по всему вина, из пиалы произнес мастер-наставник по военному делу.

— Бесстрашен, склонен к прогнозируемому риску, жестокость когда необходимо, готов вести за собой людей, обладает высоким уровнем анализа ситуации и творчески использует ее в бою. — старший наставник говорил абсолютно бесцветным голосом, полностью лишенным эмоциям.

— Потери легиона составили почти на три сотни бойцов больше допустимых, при этом больше сотни из них опытные воины. Кадет нарушил императорский закон и повлек за собой множество смертей. Он не достоин быть командиром. Мой вердикт — смерть. — Вот спасибо мастер-наставник Мацу Тайко, я выполнял ваш же приказ. «В битве у ущелья Сломанного хребта, Мотыльки ложным отступлением заманили Львов в ловушку. С помощью мин и пушек был уничтожен цвет армии Львов. Блохастые ненавидят проигрывать и еще больше они ненавидят тех кто им напоминает хоть чем-то о проигрыше.»

— Я услышал вердикт моего брата Тайко. Что скажет мой брат Уршан? — тот сделал долгий глоток и посмотрел мне в глаза. В них была толика сочувствия или мне показалось?

— Пусть выскажется боец. Я ценю талантливых тактиков, которые готовы брать на себя ответственность.

— Ву Ян! — голос лорда-наставника звучал очень торжественно. — Признаешь ли ты свою вину? — спасибо за именно такую формулировку.

— Почтенный лорд-наставник, — я вновь поклонился, — Я виновен лишь в одном, секунда паузы, а потом добавить вызова в голос. Умолять не мой конек. — В том, что я воин Империи и беспрекословно выполняю приказ! — ноздри Ашихару начали раздуваться от ярости.

— Объяснись! — раздался короткий рык-приказ.

— Наша задача состояла в том, чтобы выполнить приказ командования — удержать крепость Разящих клыков в течении четырех дней. Использовать для обороны разрешено было все, что найдете. По факту мы выполнили самоубийственный приказ. Я возглавил вначале отряд разведки и захватив языка выяснил ситуацию. — мой голос был сух и безэмоционален. — Придумал и возглавил атаку на маршевую колонну. — стоило мне набрать воздуха в грудь, как меня тут же прервал Тайко.

— И уже там использовал драконью пыль как оружие. Брат, кадет безусловно талантлив, но опасен для Империи. — лорд-наставник кивнул словам брата, мне хана.

— Ты нарушил приказ императора. Наказание за него смерть.

— Лорд-наставник! — я вскинул полный ярости взор. — Приказ был озвучен, что мы воины императора Хотшимина, да будет легким его перерождение, запрета на драконью пыль в его времена не было! — я выложил свой главный козырь. Уршан откинулся на спинку своего трона и негромко мне аплодировал.

— Чудесная речь боец, ты действительно талантлив. Ты прав во всем кроме одного. Ты живешь в другое время и текущие законы Нефритовой империи стоят выше законов тактической игры. Закон империи нерушим! Наказание смерть!

— Ты умрешь на рассвете. Тебе дарована честь умереть как воин. Ты показал себя достойным, но верховенство закона превыше всего. — да будьте вы прокляты самолюбивые ублюдки! Ярость заполнила меня изнутри! Как же я вас всех ненавижу!

Пока я молча предавался бешенству раздался грохот пинком открываемой двери. Удивление, что кто-то может так поступить в центре могущества Львов пересилило даже мою ярость. На лице Мацу было выражение растерянности.

Мягкие, но при этом уверенные шаги говорили о том, что идущий опасный боец. Краем глаза я увидел белоснежное одеяние украшенное золотыми драконами.

— Так Мацу приветствуют гостя? — мужской голос был мне знаком, я хотел повернуть голову, чтобы рассмотреть кто это, но поймал взгляд Мужун Фата и он покачал головой показывая, что не стоит этого делать.

— Магистр Ляо, вы должны были прибыть лишь завтра. Нас не оповестили…

— Мацу Ашихара, — голос Ляо напоминал шелест вытягиваемого из ножен клинка, — я должен лишь Империи и Императору, да продлят Боги и духи его годы. Что тут происходит?

— Суд над кадетом. Он нарушил имперский закон, что повлекло за собой смерть множество воинов имперского легиона. Вердикт вынесен — смерть. — Уршан оставался единственным кто оставался спокойным.

— Старший наставник, — Ляо посмотрел на Мужун Фата, — документы по делу. — даже не посмотрев на Львов, тот сделал несколько шагов и передал папку с документами. — Не отвлекать, — словно хлыст прозвучал голос Ляо и не обращая на нас внимания он принялся просматривать документы. Через несколько минут он произнес:

— Ву Ян, слушаю твои оправдания, — и я повторил свою версию защиты, на мои слова он кивнул, ни на секунду не показав, что он знает меня. Какого черта он тут делает? И что за одеяния на нем? «Белый цвет смерти. Золото дракона говорит о его статусе. Сейчас он несет послание Императора важное для всей Нефритовой империи и любой кто попробует ему помешать — подлежит смерти.» Сказать, что я в шоке не сказать ничего.

— Мацу Ашихара, почему наказание смерть?

— Согласно законам Империи! — гордо вздернув голову произнес Лев, — Законы текущего Императора выше, чем те что были ранее!

— Все верно лорд-наставник, — магистр улыбался и от его улыбки веяло чем-то запредельно жутким. — Вот только вы забыли, что для курсанта пока он в академии, воля его лорда-наставника, переданная через наставников, священна. Глава академии владыка жизни и смерти для курсанта. Его приказ в рамках академии приоритетен даже над волей Императора. Поэтому лорд Мацу, я магистр Ляо волей данной мне Советом регентов снимаю все обвинения с этого курсанта. Ву Ян ты свободен, старший наставник проводите его.

— Слушаюсь магистр.

На едва гнущихся ногах я выходил из зала, а за моей спиной звучал голос магистра Ляо:

— Ашихара, Совет регентов прислал изменения в структуре обучения. В Империи началось восстание…


Глава двенадцатая. Разговоры по душам


Магистр Ляо держал в руках пустую пиалу из под чая и смотрел из окна своей комнаты на отдыхающих кадетов. Счастливые, еще не понимающие насколько изменится их жизнь уже в ближайшие дни. Мацу своевольны и горды, но как наставники трое братьев великолепны, пусть и их методы управления оставляют желать лучшего. Империи нужны лучшие, каждый из этих шан инструмент и задача наставников правильно его использовать. Они уже скреплены кровью пусть и не осознают этого, некоторые сильнее чем другие, но главное, что кровь на руках уже объединила их. Мало кто помнит, что именно кланы крови разработали эту методику проверок. Жестоко, мерзко, но чертовски эффективно. Кровь помнит все.

Налив в пиалу еще чаю магистр, вдохнул аромат напитка и сел за рабочий стол. Сделав небольшой глоток он обмакнул кисть в чернильницу и начал готовить список необходимого. Закончив писать на двадцатом пункте, Ляо оценил взглядом написанное — работы предстояло немало.

Список лучших учеников с характеристиками, как кадетов с оригинальными идеям по обороне собран еще секретарем старшего наставника. Этот неприметный человек по его сведениям работал не только на общество Ярости Императора, но и на Скорпионов, хотя зная изворотливость этого человека то в его карман падают монеты еще из нескольких рук.

Формально он мог спасти внука Кровавого вихря и без таких ухищрений, достаточно было передать через того же секретаря, что использование сигналов с помощью фейерверков не является запрещенным. Немного фантазии приправленных правильными формулировками и Мацу сами бы освободили парня, но так мальчишка будет куда более лояльным. Появиться во время это тоже искусство. За месяц который Ляо будет находиться здесь он поймет склонности парня и сможет понять какой клан его и тогда! С Ляо слетела маска придворного мудреца которую он привык носить даже когда оставался один. Тогда один из кровавых кланов начнет возрождаться и может это сумеет спасти Империю от бездны…

Ляо беспокойно ходил по комнате. Неужели он все-таки Мотылек? Это у них по хроникам была противоестественная страсть к огню и взрывам. Плюс к этой мысли в том что он не раздумывая использовал изобретение предков как оружие.

Легион утрется, приказ о земляном масле и сигнальных ракетах был подписан самим регентом. Погибло много легионеров? Плохо готовили своих бойцов. Стальной Журавль ненавидит когда кто-то оспаривает его приказы. Ляо усмехнулся. Мацу везет, что они так далеко от столицы, иначе все могло бы быть куда интереснее, ну да ладно как говорится на все воля Небес.

Принести в жертву кадета, выдав жертвоприношение за благородную смерть воина решившего избежать позора и все это сделав лишь с помощью формального обвинение который любой приличный защитник разобьет в пух и прах. Нагло, грубо и очень глупо. Типичные Мацу, никакого изящества. Ляо сел за стол и добавил еще одну задачу. Львам надо щелкнуть по носу, они слишком сильно возгордились.

Львы хотели напоить кровью лучшего ученика академии своего хранителя, дабы он благословил остальных кадетов. Те получили бы ускорение для развития ядра и колец силы. В другое время магистр только приветствовал их инициативу, но потомок одного из кланов Крови нужен Империи и лично ему самому. Ву Ян должен встать на путь Ярости Императора и он это сделает…

* * *
Пока я шел на выход из зала трибунала в голове крутилось лишь одно — восстание. Значит дядя Хван и дед правы. Нападение Пауков повлекло за собой целую цепочку событий и теперь Империю лихорадит. Уверен нас будут гонять как сволочей, чтобы быстрее выпустить против восставших. Молодые шан против толпы озлобившихся вчерашних крестьян, отличное обучение на практике. «Мыслишь правильно Ян, но чтобы делать выводы слишком мало вводных. Да и магистр появился через чур вовремя.» Всем своим естеством я чувствовал как предок что-то подозревает, но сейчас мне было плевать. Этот закон я помнил хорошо. Указ посланника с золотым драконом может отменить лишь Император или его прямой представитель, в текущей ситуации это совет регентов во главе с дедом императора.

— Старший наставник, — я остановился и глубоко ему поклонился, — спасибо за вашу помощь.

— Ву Ян, первый в рейтинге, — он замолчал на несколько секунд, а потом продолжил. — Неработающие амулеты на самом деле работали, только по другому. Убитые с этими амулетами дают силу духу-хранителю крепости и он помогает оставшимся быстрее развиваться.

— Значит я должен был умереть?

— Я узнал это уже на трибунале. Если бы ты умер смертью воина добровольно, то хранитель крепости получил бы еще больше сил. Добровольная жертва всегда мощнее.

— А разве это не кровавое колдовство-махо? — не на шутку удивился я. Мужун Фат улыбнулся и сказал:

— Кровавое колдовство не любят за то, что в нем зерна скверны. Тут же древняя как сама Империя традиция, защищенная многовековыми ритуальными практиками. Не вздумай такое ляпнуть при клановых, они не оценят. Удачи Ян, у тебя есть несколько дней на отдых, потом мы плотно возьмемся за вас. — он показал мне рукой в направлении нашего общежития.

— Спасибо, — я вновь поклонился этому странному человеку.

В свою комнату я шел словно во сне. Бойцы из нашей сотни выстроились с двух сторон в подобие караула и пока я шел скандировали «Ву Ян! Ву Ян! Ву Ян!». Вроде я никогда не был тщеславным, да кому я вру? Конечно я тщеславен до безумия, именно поэтому я всегда старался победить максимально зрелищными способами. И сейчас когда ребята скандировали мое имя, я был по настоящему счастлив.

— С возвращением старший брат! — вечно хмурый Шо улыбался. — Как ты?

— Спасибо ребят. Честно говоря не знаю. Я прошелся по самому краю между жизнью и смертью и выжил. Все обвинения сняты, и я первый в рейтинге. Хочется просто немного отдохнуть.

Поднявшись с кровати я почувствовал себя просто превосходно. Как мало надо человеку для счастья. Всего то поспать и чтобы твоя жизнь не висела на волоске. Жутко хотелось шампанского. Ледяного, до ломоты в зубах, брюта. Из горла. Чтобы пузырьки воздуха били прямо в нос. Мечты, надо найти Цан Фэйя и стребовать с него обещанное.

Мое желание оказалось выполнить куда проще чем я думал. Ледяной вихрь уже ждал меня у входа в общежитие сидя на скамье с каким-то свитком в руках. Стоило мне выйти как он убрал свиток и внимательно осмотрев меня, улыбнулся протянув руку.

— Ву Ян, между нами нет претензий? — его холодный цепкий взгляд смотрел мне прямо в глаза.

— Ты знал, что меня обвинят? — задал я вопрос который интересовал меня с момента обвинения. Фэй замолчал на несколько ударов сердца, а а потом ответил:

— Не должны были. Сигнальные ракеты не попадают под запрет использования драконьей пыли. — он вновь задумался, — попадание сигнальных ракет в бойца, было не намеренным. Именно на этом надо было строить защиту. Какое наказание тебе вынесли наставники? — я смотрел на него и не чувствовал в нем гнили. Тысячник говорил правду и верил в то что говорит.

— Смерть. — мой голос прозвучал настолько буднично, что я удивился сам. Цан Фэйя словно ударили под дых и он опустил свою руку которую я так и не успел пожать.

— Как? — неверяще спросил он.

— Моя защита строилась на том, что во времена императора Хотшимино, да будет легким его перерождение, — формула почтения вылетела у меня на автомате, — драконья пыль еще не была запрещена. А воля текущего Императора выше предыдущего.

— Но ты здесь и без татуировки отложенной смерти. Как? — отложенная смерть это еще, что такое? «Ее придумали в клане Феникса. Дети тьмы вообще очень изобретательны, ты можешь судить по тем кого ты видел — Скорпионам и Паукам. Они опасны, хитры, но свято следуют своему кодексу чести. Существует ряд обычаев за нарушение которых полагается смерть. И Фениксы сделали смерть отложенной, благодаря чему получили еще одну возможность сохранить своих бойцов.» Мне хотелось знать больше, но разговор с Фэйем был куда важнее.

— Меня спас магистр Ляо. Он сказал, что лорд-наставник владыка жизни и смерти, а на территории академии его слово важнее императорского.

— Вот я дурак, — Фэй коротко выругался, — какое изящное решение. Сразу видно, насколько магистр опытен. — он замолчал, а потом вновь протянул мне руку. — Ву Ян между нами нет претензий? — чувствовалось, насколько ему это важно.

— Цан Фэй, между нами есть только одна претензия, — я крепко сжал его руку.

— Какая брат Ян? — его мышцы были тверды как камень.

— Ты обещал устроить вечеринку, а мы до сих пор не там. — по телу Ледяного вихря словно пробежала волна и он выдохнул.

— За этим дело не постоит. Идем, пока Баожэй не превратила ее в твои поминки!

* * *
Воин в черно-красных одеждах со знаком ворона сидел и считал гороскоп. Его боевой посох был прислонен к стене. Лицо изрезанное шрамами постоянно морщилось. Расчеты постоянно сбивались и приходилось начинать сначала.

— Ты все еще надеешься найти идеальный момент для своего хода брат? — девушка в изумрудных одеждах украшенных изображениями змей с мягкой улыбкой смотрела на Даитенгу.

— Тот, кто знает, когда он может сражаться, а когда не может, будет победителем. Старая мудрость сестра.

— Мудрость. — Женщина усмехнулась, — она как знак моего клана, брат. У нее нет прямых путей и она всегда может ужалить.

— Сестра, если ты думаешь, что я не знаю как глубоко ты в игре то ты ошибаешься. — Израненное лицо воина озарила хищная улыбка.

— Из кровавых, больше всех, мне всегда нравился именно ты. Как думаешь наши потомки смогут объединиться как мы? Создать новый союз?

— Дочь тьмы надеется, что кровавые помогут ей.

— У тебя нет выбора брат. На кого тебе надеяться? Акула правит в море и ей не интересны дела империи. Обезьяны больше нет с нами. Мотылек исчез настолько давно, что я считаю, что он мертв. Крыса верна только крысе. — Змея улыбалась, чувствуя что она права.

— Сестра, если наши дети смогут поладить, то это будет первый шаг к возрождению Империи. — улыбнулся Ворон ей в ответ и начал песнь к которой тут же присоединилась Змея.

В ней говорилось, что безжалостное и палящее солнце призвало под свои знамена пять духов: величественного дракона, крепкую черепаху, любопытного цилуня, хитрого журавля и гордого льва.

Мотив песни изменился как и слова. Теперь в ней говорилось, что мягкая тьма позвала под свои знамена пять духов: могущественного тигра, властолюбивого феникса, скрытного паука, ядовитого скорпиона и затаившуюся змею.

Снова сменились слова. Теперь в ней слышались как падают капли крови скрепляя тьму и свет. Кровь, что объединяет все призывает под свои знамена пять духов: игривую обезьяну, яростную акулу, запасливую крысы, изобретательного мотылька и летящего против ветра ворона.

Пятнадцать кланов чтобы удержать мир.

Пятнадцать кланов чтобы он не погрузился в бездну….


Глава тринадцатая. Новые условия


Время на отдых закончилось так быстро будто его никогда и не было. И вновь завертелась привычная рутина. Ранний подъем и снова безжалостные тренировки. События на втором отборе изменили каждого из нас. Одно дело знать что ты можешь умереть, другое дело видеть эту смерть перед глазами. Сегодня нас вновь собрали на площади и мы ждали, что нам скажут в этот раз.

Старший наставник Мужун Фат, шел в полном боевом облачении с цзянем на поясе. Осмотрев нас всех он добродушно улыбнулся и выхватив клинок отсалютовал нам. В едином порыве мы вскинули клинки в ответ. Кивнув, он вложил клинок в ножны и начал говорить:

— Курсанты! Вы прошли два отбора в которых закалялись ваше тело и ваш дух. Теперь, когда тут остались те кому благоволит Небо, мы наконец-то сможем начать настоящие тренировки! Во время испытания вы создали настоящую систему и иерархию. Строй побеждает индивидуальность и это правило работает до уровня архата. Дальше все слишком зависит от пути бойца. — он осмотрел наши задумчивые лица и торжественно произнес:

— Отныне семь дней вы тренируетесь, в восьмой день у вас появляется возможность бросить вызов! Об этом я расскажу позднее, а сейчас пора установить иерархию! Курсант Цан Фэй, выйти из строя!

Словно механизм Ледяной вихрь сделал положенные восемь шагов и с поклоном произнес:

— Курсант Цан Фэй явился. — Старший наставник одобрительно улыбнулся и сказал:

— Цан Фэй был избран тысячником и смог удержать этот титул в отборе. Всегда есть те кто считает, что могли бы лучше справиться с его задачей. Теперь у вас есть возможность сразиться с ним за титул тысячника, но для этого нужно подняться по иерархии. Тысячник Цан, кто твои предводители знамен?

Интересно почему Мужун Фат использовал клановое деление, а не классическое легионное? В легионе все просто — десятник, полусотник, сотник, полутысячник, тысячник, а дальнейшие звания идут от назначения легиона и отличаются от легиона к легиону, но во главе легиона всегда стоит командующий. В кланах все по другому. Каждый клан сам определяет структуру, как он сражается на поле боя, и со стороны это кажется полнейшим хаосом, но клановые живут с этим порядком с рождения и они впитывают его логику чуть ли не с рождения.

В клане у каждой тысячи есть знамена. По факту это неравнозначные отряды со специальной функцией. Например в одной тысяче может быть знамя лучников, а в другой оно отсутствует как факт. Сейчас наставник заставил Фэйя решать как будет выглядеть наша тысяча и это очень странно. Неужели они так торопятся из-за восстания?

— Спасибо за доверие старший наставник, — Ледяной вихрь развернулся к нашей тысячи и начал говорить, — братья и сестры! Мы заплатили своей болью и потерями при втором отборе. Мы доказали своими клинками, что достойны чести предков. Мы шан! Мы клинки империи! И пока я тысячник, каждый из вас будет выполнять свою задачу. Я распускаю состав сотен! — ого, а вот это сильно, сотни уже сроднились, а теперь все будет по другому. Хотя думаю они с наставником это проговорили, уж больно доволен мастер Фат. — Отныне мы сражаемся в знаменах, как наши предки. Цзянь Йи — выйди сюда командующий знаменем авангарда.

Йи шел с задумчивым выражением лица. Я его прекрасно понимал. Авангард сражается первым, самый тяжелый удар на себя примет именно он и его бойцы. Информация о восстании принята была всеми нами всерьез. Остальные были согласны, что нас бросят на подавление восстания. Что может быть лучше для тренировки бойцов, чем практика в боевых условиях?

— Командующий знаменем стрелков — Сяо Баожэй, выйди из строя! — сестренка командует знаменем, ее дед точно будет ей гордиться. Что такое отряд подготовленных стрелков в бою, я прекрасно сумел оценить. А во что они смогут превратить вчерашних крестьян я даже боюсь представить. Пока я размышлял о происходящем, Ледяной вихрь назвал следующее имя и этого я уже не ожидал:

— Командующий знаменем арьергарда — Дайфанг Донг, выйди из строя! — как-то я проморгал этот момент, где Донг успел проявить себя цепким и упертым бойцом, способным командовать людьми.

— Командующий знаменем разведки — Ву Ян, выйди из строя! — пока я шел в я смотрел в глаза старшего наставника, а тот лишь прикрыл их едва-едва, показывая, что все что происходит действует с его благословения. Ну да кого еще как не отморозка устроившего такую бойню назначать на должность главы разведки.

Стоило мне присоединиться к остальным предводителям знамен, как старший наставник начал говорить:

— Командиры знамен выбранные тысячником сохраняются на неделю. Сейчас вам следует выбрать себе предводителей знамен центра и резерва. Все решат ваши желание и умение. — наставник откровенно улыбался глядя на то как начали переглядываться шан. Похоже основной метод обучения тут постоянная гонка и конкуренция. — Через неделю у любого бойца будет шанс бросить вызов десятнику, у десятника полусотнику. А уже полусотники получат возможность бросить вызов командиру знамени. У любого командира знамени — тысячнику. До полуночи у меня должна быть информация о новых командирах знамен. Разойтись!

Стоило Мужун Фату отдать команду и жестом показать инструкторам, что теперь все в их руках как тут же началось бурление людей. Прямо на глазах от массы отделялись те кто не готов был рваться вверх и сражаться за новое возможности. Часть шла прямиком к инструкторам выясняя детали как будут происходить дуэли.

— Ну что командиры знамен, пора и нам обсудить дела. — на лице Цан Фэйя не было никаких эмоций. Он был абсолютно уверен в себе.

— Вот объясните мне идиоту, зачем все это? Нам надо учиться сражаться, а нас делят на знамена, которые сейчас по факту не работают, да еще дают возможность менять командиров каждую неделю. — я не понимал зачем и совершенно не стеснялся подобных вопросов.

— Идемте, — Фэй указал рукой на небольшую беседку. — Тут сейчас будет происходить настоящий ад. Каждый из воинов хочет подняться выше, получить отряд под командование куда проще если у тебя в академии были люди под командованием.

— Ву Ян, — меня окликнул Донг. — Я приношу извинения за слова на Суде Чести. — не успел я хоть что-то ответить, как Цзянь Йи тут же влез.

— Ян, а есть тут кто-то из действительно опасных бойцов в академии с кем ты не успел подраться или поссориться?

— Донг, Суд Чести снимает все долги. У меня нет к тебе претензий, ты делал то что приказал глава семьи. Сейчас мы в одной лодке и оба стремимся в Академию Земли и Неба. Не пытайся встать у меня на пути и мы поладим. Йи, с нашим тысячником я подраться не успел в отличии от тебя.

— Мы с Ледяным вихрем давние знакомые, верно Фэй. — он улыбался глядя на тысячника.

— Верно Йи. А теперь слушайте сюда командиры знамен.

Ситуация оказалась еще веселее чем я думал. У нас есть всего три месяца на подготовку, а потом нас бросят на подавления восстания. Будут смотреть на что мы способны, после всего выберут тридцать лучших и отправят обучаться в Академию Земли и Неба, а остальные будут оттачивать боевые навыки здесь. С постоянными вылазками в походы. Грубо нас будут делить на мастеров и рабочих лошадок.

Физподготовка полдня, полдня тренировки с оружием. Мощь ядра тренируешь сам в процессе. Не справился твои проблемы. Минимальный порог уже пройден, а теперь дело мастерства. Слитки из нас выплавили, а теперь будут бить, что есть сил перековывая раз за разом, чтобы сталь для клинков стала идеальной.

Каждая вторая неделя групповые бои. Каждый раз в новом формате. В конце каждого месяца массовые тактические бои где нашими противниками будут легионеры, притом мы всегда будем сражаться в меньшинстве. Что сказать задница полная, но мы прорвемся.

* * *
— Бойцы в пути меча цзянь есть четыре основных стиля, ваша задача понять какой из стилей вам ближе и идти по нему к вершинам мастерства. — вещал обнаженный по пояс инструктор фехтования. Все его тело было изрезано тонкой сеткой шрамов от ранений, но двигался он как бог. Меч словно танцевал в его руках. — Каждый из них усиливает понимание определенного кольца силы, так что вам надо учитывать ваши склонности. Техникой вы можете или усилить свое основное кольцо или подтянуть ослабленные. Сейчас я покажу вам каждый из этих стилей.

Против инструктора вышли трое, одетых в легионерский доспех с цзянями наголо. Коротко поклонившись они начали поединок. Больше всего я смотрел на ноги, на то как он двигается и смещается. Кто бы, что не говорил, но именно шаги делают основу стиля. От того как ты ходишь, в какой стойке стоишь, зависит какие движения может совершить твое тело. Не даром нас гоняли как проклятых с бойцами разных стилей.

Парни в доспехах работали в простой манере легионеров пытаясь активно использовать щиты, в то время как инструктор был подобен ветру. Постоянно смещался, иногда буквально на считанные сантиметры, иногда резко разрывал дистанцию. Не было не единого лязга металла, только свист клинков и выкрики при ударах. Шаг в сторону и один из бойцов «провалился». Полшага к нему и клинок подрезает сухожилия на ногах. Мгновенно разорвать дистанцию и тут же длинный укол в горло следующему противнику. Оставшись один последний боец совершенно ничего не смог противопоставить инструктору который постоянно смещался угрожая кончиком клинка, пока не нашел подходящий момент. Словно молния кончик клинка ударил в подмышечную впадину.

— Курсанты, — инструктор говорил совершенно ровно, будто не он тут минуты три на полной скорости махал мечом. — Этот стиль называется идущий меч, наиболее плотно он связан с кольцом Воздуха. Эта техника хороша когда у вас есть много места и вы можете использовать дистанцию, в целом он неплох и для строевого боя. Быстрые движения, много уклонов. Никакой рубки, никакого фехтования меч в меч. Смерть на кончике клинка это именно про этот стиль. Второстепенными ударами считаются подрезы, если на противнике нет доспеха, то данный стиль один из лучших. — Он кивнул поднявшимся спарринг партнерам и шагнул в импровизированный круг.

Его спина была прямой как лом, стойка стала шире и грубее. Он явно собирался работать в силовой манере. И я оказался прав. Он жестко встречал каждый удар, тут же возвращая любую атаку. Движения клинка были резкими и грубыми, он проламывал защиту врагов, словно камнепад. Жесткий блок и тут же прямой укол в лицо поставили точку на первом бойце. Шаг в сторону и мощный рубящий удар снизу лишил бы бойца ноги, не будь на нем двойного доспеха, но даже с ним было видно насколько мощный удар. Жестокий удар в затылок, после серии коротких жестких ударов поставил точку в этом поединке. С поклоном бойцам инструктор завершил поединок.

— Этот стиль называется мощный меч, — поймав взгляд одного из помощников, он кивнул на пытающегося подняться бойца. — Помогите ему и пусть готовится следующая тройка. Мощный меч, очень жесткий и опасный стиль. Требует колоссальной силы и выносливости, умения терпеть боль. Пальцы вам отсушит не раз и не два если выберите этот стиль, а еще необходимо понимать силу противника. Иногда вам придется банально измотать противника, а потом добить. Лучший на мой взгляд стиль для боя в строю. Связан в первую очередь с кольцом Земли. — Трое новых бойцов уже приготовились к схватке, инструктор ухмыльнулся и сказал: Начали.

Его словно подменили. Из тела словно вытащили кости и он двигался в лучших традициях китайских боевиков — падал, стоял на одной ноге, гнулся в разные стороны. Казалось не было такого положения из которого он не мог бы нанести удар. Множество прыжков, включая прыжки спиной назад. Я смотрел на это как на полнейшее сумасшествие. Он изгибался уходя от клинков, запутывая множеством финтов противника, чтобы ударить из неожиданного положения. Для него, казалось, не было невозможного, срубить ногу врагу в падении с перекатом, чтобы уйти от удара другого бойца. Ударом в прыжке оглушать противника, а последнего атаковать десятком быстрейших ударов на всех уровнях.

— Пьяный стиль, один из опаснейших когда его исполняет настоящий мастер. Ты никогда не узнаешь откуда придет смертельный удар, но один из самых сложных в освоении. Очень малое количество бойцов могут применить его в плотном строю, так как он требует еще большего пространства для маневра во всех плоскостях. Наиболее близок к кольцу Огня, очень быстро развивает вашу ловкость. — Ну еще бы, тут в цирке можно выступать с такими-то финтами. — Последний из стилей меча зовется мягким. — Что-то по улыбке инструктора я уже сомневался в этом и кажется не зря.

Первое, что я заметил насколько сильно изменилась манера движений. Они стали более тягучие, словно вокруг инструктора была толща воды, но при этом каждая его атака заканчивалась мощнейшим ударом. Возросла сложность фехтования, не знаю как правильно это объяснить, но сам рисунок боя стал проходить полность под его мягким контролем. Шаг в сторону и рубящий удар в голову тут же превратился в колющий в живот. От силы удара боец согнулся пополам даже в усиленных доспехах. Мне страшно представить, что было бы с его внутренностями в реальном бою и если бы инструктор использовал настоящий боевой цзянь, а не просто кусок металла. Уход с линии атаки и будь это настоящий клинок голова очередного противника полетела бы с плеч. Закрутив клинок противника, инструктор вырвал его из рук и тут же нанес три удара. Коротко поклонившись бойцам он продолжил:

— Мягкий меч, опасен своими иллюзиями. Нет ничего мягче и жестче воды. Как вы понимаете именно с кольцом Воды и связан этот стиль. Он универсален, но сверх сложен в освоении на высоком уровне. Подходит и для доспеха и без него. — он усмехнулся — Что курсанты насладились отдыхом? А теперь взяли клинки в руки и разбились на пары. Ваша задача повторять за инструкторами.

Сказки в то, что меч весит пять килограммов я не верил никогда и как оказалось зря. Наш тренировочный клинок весил как раз плюс минус только. Как нам сказали, чтобы вы потом смогли сражаться часами боевым клинком.

Основа фехтования оказалась для меня нудной. Ударить сверху, закрывшись щитом. Принять на щит вражеский клинок, уколоть в живот. И так тысяча повторений. Пусть я не ожидал чего-то эдакого, после базового понимания дао, но хоть какое-то разнообразие должно быть. Оно наступило на восьмой день после назначение меня командиром знамени.

Вызов мне пришел от четырех бойцов решивших, что мое звание им подойдет больше. Что делать в таких ситуациях, я еще не особо понимал и отправил к дневному инструктору Шадо. Тот сидел в беседке и любовался на небольшой пруд попивая чай.

— Мастер Шадо, — поклонился я, — разрешите обратиться.

— Ву Ян, — он лениво посмотрел на меня, — И чего хочет от меня первый в рейтинге кадет, к тому же еще и командир знамени.

— Вот как раз поэтому я и пришел к вам. Четверо хотят занять мое место, как я должен поступить. Такие нюансы старший наставник еще не объяснял.

— Все просто, — на лице инструктора расплылась улыбка. — У тебя два варианта или ты бьешься с ними по очереди на своих условиях. Или вы сражаетесь каждый сам за себя в доспехах с оружием в руках. — Охренеть, да по факту это выбор без выбора. Выбью я первого, потом второго. Но будем честны, я тоже человек, а не супергерой и устаю. Мой титул заберет самый удачливый который пойдет последним.

— Спасибо за наставления инструктор Шадо, — я поклонился ему.

— Восточная арена сегодня свободна. Жду вас там через час. А сейчас оставь меня.

Восьмой день оказался настоящим кошмаром для целителей. Поединки начались с самого утр. Таблица рейтинга только успевала обновляться, а звания переходили от одного бойца к другому. В целом все понятно, через месяц силы будут определены и лишь единицы будут готовы к новым схваткам за звания, главное пережить этот месяц.

Звон стали слышался со всех сторон. Каждый из командиров знамени сражался в этот день на поединках, вот только если на место Баожэй претендовал лишь тот самый спорщик из крепости, то у меня уже было четверо противников. На почетное место Йи претендовали шестеро. Лянь Хуань взявший звание командира знамени центра предстояло сражаться вообще с восемью противниками, вроде мелочь, а приятно знать, что гнилозубому придется попотеть, чтобы удержаться на вершине.

Закованный в доспех я смотрел на своих противников, никого из тех кто был со мной в вылазке или из четвертой сотни не было и меня это откровенно радовало. Сдерживаться я не собирался.

— Курсанты, правила просты, — вещал незнакомый инструктор, — пятеро зашли на арену — один вышел. Именно у него будет звание командира знамени разведки. Если вы хотите отказаться от поединка вы можете сделать это или прямо сейчас или подняв руки вверх. Все понятно? — посмотрев на синхронный кивок пяти голов закованных в доспехи, он ухмыльнулся и напомнил еще раз. — Сражайтесь достойно. Да прибудет с вами Небо, начали!

Тяжелый доспех, копье, цзянь и щит традиционный набор легионера. В моем случае ситуация работала на меня поэтому я стоял опершись на копье ожидая действий от моих оппонентов. Радовало, что никто из них не догадался договориться заранее о том, что они вначале выбьют меня, а потом решат судьбу титула между собой.

Из всех четверых меня напрягал лишь один противник. Длинная заплетенная коса говорила о том, что он как и мой дед выходец из южных провинций империи. Да и двигался он с грацией хищного зверя. Отрешившись от всего я использовал энергию ядра, чтобы пробудить кольцо Огня, сейчас мне важнее всего ловкость.

С выдержкой у ребят все оказалось не особо хорошо и они начали движение. Стоило первому сделать несколько шагов, как ему в спину тут же прилетело копье брошенное уверенной рукой парня с косой. Сразу же началась свалка, каждый пытался достать каждого. Копья быстро стали бесполезны и тут стало понятно, что не зря я опасался южанина. Удары клинком он наносил умело и быстро, судя по всему практикуя стиль мощного меча. Да не так явно выраженный как показывал инструктор, но противникам хватало. При все этом он старался не атаковать меня до последнего, в отличие от остальных.

Когда мы разошлись в четвером по разным углам по приказу инструктора, чтобы его помощники могли убрать парня выбитого первым. Я поймал взгляд южанина, он кивком показал на одного из бойцов показывая, что он займется им, а мне предложил другого. Коротким кивком я согласился на предложение. Так будет проще, выбить соперников, а потом все решить поединком, тут главное успеть справиться быстрее чем он. В его излишнее благородство я не очень то верю.

— Начали, — прозвучал голос инструктора и мы снова начали бой.

Южанин стремительно метнулся в сторону выбранного противника, а я воспользовавшись тем, что мой соперник на долю мгновения отвлекся на него метнул свое копье по максимуму усилив свой бросок энергией воды. Сила удара была такова, что он почти упал. Попытавшись удержаться на ногах он оперся на копье. именно это было для него фатальной ошибкой. Словно молния мой цзянь, ударил в коленную чашечку заставляя его присесть, а мое колено заставило его сознани померкнуть.

— А ты хорош Ву Ян. — Южанин крутил восьмерки мечом. Его щит был отброшен в сторону, казалось он ему только мешал. — Но эта должность мне подойдет больше. Сдайся и станешь моим заместителем. — Вот спасибо, благодетель ты мой. Его слова подняли внутри меня волну бешенства. Золотое кольцо Огня начало поглощать энергию ядра.

— Где же ты был когда я вел бойцов в вылазку. — я смотрел ему прямо в глаза, ожидая или его ответа или движения. Все случилось одновременно.

— С шансом нарваться на неработающий амулет глупо стремиться в первые ряды. — Произнес он тут же нанося мощный рубящий удар. С активированным кольцом Огня уйти от его удара было дело техники и я тут же атаковал длинным уколом в лицо.

— Тогда и сиди в тылу умник. — он попытался жестко блокировать мой удар, но легкий поворот кисти и вместо укола в лицо, его ждал колющий удар в бедро. Неожиданно для врага оказавшись почти вплотную, я с благодарностью вспомнил сдачу экзаменов дяди Хвана.

Зацеп ногой для устойчивости и мой закованный лоб влетел в его маску. Удар. И тут же следующий, а потом еще и еще. Меч был отброшен за ненадобностью, а в рукопашном бою какому-то юнцу сражаться со мной на равных? Да не смешите. Парень оказался крепкий или я просто недооцениваю шлемы, но на седьмой удар шлема в лицо бой оказался закончен.

— Ву Ян, поздравляю тебя с сохраненным званием. — голос инструктора вывел меня из боевого транса.

Тем же вечером мы собрались все вместе командиры знамен и тысячник. Лучше всего выглядел Фэй, никто из нас не решился бросить ему вызов. Баожэй справилась почти играючи со своим соперником, соревнуясь с ним в стрельбе из лука друг по другу. Моя сестрица умудрилась выбить противника первой стрелой. Йи выглядел потрепанным, но очень довольным. Судя по его рассказам он устроил отличный поединок. На место Донга претендовало двое и он разбил их обоих в кулачном бою по очереди. Как бы я не относился как Хуаню, но гнилозубый сумел удержать за собой место, заплатив за это сломанными рукой и несколькими ребрами.

— Я поздравляю вас всех с победами и рад, что именно вы сейчас сидите здесь со мной. В честь этой победы старший инструктор Мужун Фат разрешил мне сообщить вам приятную новость.

— И какую же? У нас появится свободный доступ к вину? — голова все еще гудела от ударов шлем в шлем, поэтому мое настроение было не самым радужным.

— Лучше Ян, завтра для нас проведут ритуал Песни Стали в главном арсенале академии…


Глава четырнадцатая. Сделка ценою в клан


— Шевелитесь! Бегом, бегом! — рев инструктора сопровождал нас уже третий час заставляя постоянно ускоряться. Я говорил, что ненавижу бегать? Так вот бегать в доспехе с рюкзаком камней за спиной я ненавижу еще больше. — Быстрее слабаки! Как вы в такой форме уйдете от кавалерии? — последняя фраза чуть не сбила мой транс. Это, что мы должны бежать быстрее лошадей. «Не просто быстрее Ян. Вы должны бежать дольше, уставать меньше, а потом еще и атаковать порядки противника. Так сражаются настоящие практики колец сил.» Спасибо за науку старший. Теперь мне хоть чуть больше понятно, зачем они над нами так издеваются. Рев инструктора вырвал меня из моих мыслей:

— Добежали до точки. Взяли камень и бегом обратно, до крепости. — подбежав к горе камней я закинул себе на плечо булыжник, по моим ощущениям, весом килограмм двадцать-тридцать. С рюкзаком и доспехами, вес который я нес равнялся порядка шестидесяти килограмм. А до крепости бежать километров десять не меньше. — Шевелись! — я бы злился на него если бы инструктор не бежал с нами на равных в такой же выкладке.

Главное в беге с отягощением да как и в любом другом беге на длинные дистанции — ритм. Не надо контролировать каждый шаг, нужно его чувствовать. Шаг за шагом твое сознание и твое дыхание сливаются в единый организм позволяющий бежать километр за километром.

Мышцы жгло огнем, но я продолжал бежать шаг за шагом. Кольцо Земли медленно поглощало энергию ядра, но в отличии от остальных которые усиливали свое тело повышая выносливость, я следую совету предка наращивал нагрузку заставляя свое тело переходить грань. Этот совет я помнил еще с прошлой жизни. Каждый день, каждый раз стремись через грань. Пусть это будет маленький шажок и тебя откинет назад, но грань уже сместилась и значит ты сможешь стать лучше. Единственный способ стать чемпионом это глядеть своим страхам в лицо и шагнуть за грань. Снова и снова. Плевать если ты упал, плевать если больно, плевать на все. Важно одно — не сдаваться.

Тяжелый камень давил на плечи, пот заливал глаза. А я шаг за шагом бежал не снижая темп. Мое тело серьезно изменилось. Кости стали крепче, ушел юношеский жирок, мышцы становились сильнее и выносливее с каждым днем. С каждым днем я, с одной стороны, все больше напоминал себя прежнего, а с другой становился похожим на Ву Бэйя. Такой же невысокий, но перевитый сухими мышцами.

Тело это оружие и я создавал его из своей некогда слабой плоти. Каждый день понемногу по чуть-чуть я становился сильнее и опаснее. Пока большинство курсантов развивали объем ядра, я продолжал тренировать тело и пытаться вывести оставшиеся три кольца на ранг золота. После занятий, я занимался набивкой. Когда лекарям надоело, что каждый вечер я прихожу к ним с разбитыми руками, гигантскими гематомами на голенях, коленях и локтях они выдали мне большую банку мази со словами, чтобы меня больше у них не было пока не произойдет что-то серьезное. Странную пахучую субстанцию требовалось наносить в большом количестве, так что спал я зачастую перемотанный бинтами как мумия, чтобы не измазать постель. Зато скорость с которой рассасывались синяки и заживали раны просто поражали воображение.

— До стен на ускорении! — крик инструктора, вернул меня в реальность в которой все мои мышцы болели как проклятые, а ведь потом еще тренировка с оружием. Ускорение это означает, что последний километр до стен мы бежим в полтора раза быстрее. Судя по тому как много курсантов начали отставать, с прокачкой ядра у ребят проблемы.

Если вначале я плелся в хвосте, то теперь все чаще и чаще я держался ближе к середине. Инструкторы хмыкали глядя на меня верящего в свою правоту, но ничего не говорили, зато все чаще нагружали меня дополнительными задачами. Такое ощущение, что у них есть приказ ненавязчиво привести всех к единой системе обучения.

С гигантским облегчением сбросив камень в кучу таких же камней, я с наконец-то услышал заветные слова:

— Полчаса перерыв.

Хотелось просто рухнуть на травку и отдыхать, но нельзя. Пусть командир знамени я чисто формально, но на меня кроме соучеников смотрят еще и инструктора, а значит пренебрежение этикетом будет тут же занесено в мои характеристики тем самым закрывая мне доступ в высшие сферы. Чертовы имперские правила этикета, насколько же проще было в том мире.

Моя прошлая жизнь медленно, но верно стиралась из памяти, оставляя лишь нужное здесь и сейчас. Я все больше становился местным. В памяти оставались например техники боя, названия стилей и их основные характеристики, знания по математике и истории. Если честно, вспомнить имена чемпионов Pride мне было куда проще чем лица кого-то из знакомых оставшихся на Земле. Новый мир менял меня, давая в ответ возможность достигнуть новых вершин в искусстве боя. И самое странное, что этот новый мир ощущался мне как родной.

— Ян, — ко мне подошел Цан Фэй, — тебя вызывает к себе магистр Ляо.

— Зачем? — что понадобилось этому старику от меня?

— Я конечно тысячник, но еще не дорос, чтобы имперские представители отчитывались передо мной.

— Цан Фэй шутит? — я начал вертеть головой по сторонам. — Странно вроде небо не упало на землю.

— Иди быстрей шутник, не стоит опаздывать на встречу с такими людьми.

— Спасибо за совет Фэй. Где его искать? В башне наставников?

— Да, на втором этаже, рядом с кельей Мужун Фата.

Строгостью башня наставников мало чем отличалась от общежитий учеников. Тот же серый камень, те же голые стены даже без намеков на украшения. Сразу видно это боевая крепость и люди тут не живут, а только служат. Хотя лично мне кажется, что от бесконечной серости крыша может уехать куда дальше чем планировалось. Соседняя с дверью старшего наставника выделялась. На простой деревянной двери был закреплен небольшой гобелен с изображением золотого дракона. Тут хочешь ошибиться и то не сможешь. Глубоко вздохнув я постучался.

— Войдите, — раздался негромкий, но хорошо слышимый голос магистра Ляо. Потянув на себя ручку я открыл дверь.

— Комната квадратов двадцати с единственным окном, свет которого падал на массивный письменный стол заваленный бумагами. Среди вороха свитков с гордым видом возвышался кувшинчик, судя по всему с вином, и пара пиал.

— Курсант Ву Ян прибыл по вашему указанию, — с поклоном произнес я и вытянулся в струну. Магистр Ляо стоял спиной ко мне и смотрел куда-то в окно. В белом ханьфу он напоминал призрака. От таких мыслей я усмехнулся, тут же стерев ухмылку с лица заметив, что после моих слов он развернулся и указав рукой на стул произнес:

— Присаживайся молодой Ян. Беседа будет долгой. — от таких слов у меня пробежали мурашки по спине, а кольцо воздуха начало поглощать энергию ядра. Выполнив его указание я расположился на не самом удобном стуле стараясь сесть так, чтобы можно было вскочить в любое время. Мое поведение не укрылось от взора магистра. Он усмехнулся и разлил вино в пиалы и подвинув одну из них мне откинулся на спинку стула. — Парень не беспокойся, в случае чего сбежать ты не успеешь. Я полноценный архат.

— Зачем я здесь магистр Ляо? Явно не для того чтобы распить с вами этого чудесного вина. — сделав глоток, я тут же отдал должное действительно отличному вину.

— А как же этикет юный Ян? — Ляо ехидно улыбался, а его пальцы словно плели множество нитей, пока неожиданно вокруг нас не вспыхнуло множество искр, закрывая нас куполом. — Первая чаша вина или чая, для легкой беседы. Она помогает настроиться на собеседника. Вторая для восхваления, она помогает прочувствовать ситуацию. И лишь с третьей начинается разговор. — Ляо явно кого-то цитировал. Увидев, что я не понимаю откуда цитата, он погладил свою седую бороду.

— Простите старший, но я не настолько хорош в этикете.

— Будем считать, что мы пьем уже третью чашу. — он довольно кивнул когда я выдержал его жесткий взгляд даже не моргнув. — С волей у тебя все в порядке. Купол тишины скроют нашу беседу от чужих ушей. Ты знаешь зачем я тут?

— Насколько мне известно вы прибыли сюда, чтобы сообщить об изменениях в обучении из-за восстания.

— Ты действительно считаешь, что чиновник моего ранга будет работать каким-то посланником? — внутри меня зарождалось пламя гнева. Что тебе надо мерзкий старикашка? Да откуда я могу знать на кой черт ты сюда приперся. Я пытался сохранить лицо максимально сдерживаясь, но судя по всему отголоски эмоций все равно пробились наружу. Магистр чуть наклонил голову рассматривая меня словно ученый разглядывает интересный экземпляр.

Тук.

Тук.

Тук.

Удары моего сердца звучали словно тревожный набат. Мир раскрасился множеством белых линий. Они словно ожили, постоянно меняя конфигурацию. Тело пронзила волна энергии, я чувствовал как меня начинает трясти. Как в моем энергетическом каркасе происходят изменения, а потом все стихло и я знал ответ.

— Вы пришли за мной. Я почему-то важен для вас, — интуиция разогнавшая кольцо Воздуха до золота просто кричала «Он опасен! Он смертельно опасен!».

— И какое кольцо у тебя первым взяло золото? — он едва обозначил пальцами аплодисменты. Судя по лицу Ляо явно понял, что я, только что, сумел разогнать одно из колец до Золота, но поскольку я не валяюсь в отключке значит как минимум одно золотое кольцо у меня уже есть.

— Огонь магистр. Именно тогда я понял как победить в отборе. — глупо пытаться скрывать свои способности, тем более я не знаю может ли он это проверить. Магистр прикрыл глаза, и через пару ударов сердца одним глотком выпил вино и тут же налил еще.

— Я действительно пришел за тобой и я не ошибся. Ты тот кто мне нужен. Тот в чьих жилах течет столь могучая кровь.

— И кто же я по вашему? — мое внутреннее чутье говорили, чтобы я был осторожен с этим стариком. Он явно не простой чиновник. Создавалось впечатление, что его аура обволакивает меня всего. Он изучал меня пытаясь понять какой я на самом деле и за маской юнца вылезла моя истинная натура. Натура чемпиона который никогда не сдается.

— Дитя проклятой крови, опасный как клинок, — на губах Ляо играла легкая усмешка. — Кто ты такой я знаю намного лучше других и думаю лучше тебя самого. — «Какое самомнение. Какая гордыня. Неудивительно, что при таком таланте он до сих пор не пробудившийся.» В моей голове стоял каркающий голос предка. «Поздравляю, надо подтянуть еще два кольца и мы сможем наконец-то начать серьезное обучение.»

— Зачем я вам? — этот вопрос интересовал меня больше всего. Будем честны, что-то противопоставить чиновнику и бойцу такого уровня я просто не могу. Но чем я могу быть полезен, для меня загадка.

— Ты знаешь сколько было великих кланов в самом начале? — он внимательно смотрел на меня, а в моей голове сами собой всплывали слова.

— Пять кланов служат безжалостному солнцу. Пять кланов служат мягкой тьме. Пять кланов служат связывающей воедино крови. — я старался повторить тот же самый ритм который я услышал впервые. Магистр Ляо кивнул и на несколько мгновений замолчал словно о чем-то задумался.

— Кланы солнца правят империей и их безжалостная воля ведет империю к процветанию и одновременно в бездну. Они слишком многое забыли. — он встал с чашей вина и стал смотреть в окно. В его позе сквозило напряжение. — Их все еще пять и они сильны как никогда. Драконы, что правят над всеми, пусть и из правящей семьи остался лишь наследник. Журавли, что несут мир любой ценой. Львы, что чья клыки вонзятся в любого осмелившегося напасть. Цилинь, что как ветер кочуют с места на место. Черепахи, что тверды как скала — защитники Великой стены. — Он усмехнулся. — Кто из кланов тьмы на стороне империи парень?

Я не знал правильного ответа, но мое восприятие уже собрало картинку которая как мне кажется больше всего похоже на правду.

— Скорпионы охотящиеся на врагов империи и Фениксы ищущие знания.

— Неплохо парень, вот только Фениксы кроме знаний еще и защитники империи от магических угроз. — он сделал глоток и покатав вино во рту проглотил. — Тигры были защитниками империи, сильные, быстрые и жестокие. Благороднейшие воины и великодушные правители. Они не выдержали соперничества с драконами и погибли так и не став императорским кланом, хотя имели на это полное право. Опасные и хитрые Змеи были уничтожены Журавлями, так империя лишилась второго по силе клана заклинателей. С Пауками солнечным кланам не удалось справиться так просто и большая часть клана ушли в Мертвые пустоши. И теперь они самые опасные враги Империи.

— Зачем вы мне это все рассказываете? — я не откровенно не понимал к чему он ведет и меня это напрягало.

— Я почти подошел к финалу этой печальной истории. А пока запомни главное мальчик, ничто не вечно. Империя очищает сама себя. Кланы не смогли удержать величие и заплатили за это. Как и кланы крови. — в моей голове раздалось рычание. Предок был в лютом гневе. «Этот ублюдок пыжится оправдать яньские кланы говоря что мы не удержали величие? Клянусь кровью, что текла в моих жилах. Мы сражались как проклятые не жалея сил и жизней. Мы встретили армии Дзигоку первыми и заплатили за то, что поверили кланам Солнца! Поверили, что подкрепление на подходе. Я терял своих братьев одного за другим. Танцоры ветра убивали врагов сотнями, но гибли один за другим. Фениксы встретили прорыв демонов внутри империи. Скорпионы подавляли восстания подчиненных народов. Единым фронтом встали воины Воронов, Крыс, Тигров и Змей. Мы разбили основную армию врага и заплатили за это большой частью наших бойцов и магов. Будь с нами Мотыльки и Обезьяны все было бы по другому, но они уже как несколько столетий были практически уничтожены. Акулы бились почти в одиночку с врагом в безумных морских сражениях. А потом нам ударили в спину.» Голос предка становился все тише и тише, а я продолжал слушать другую версию.

— Лишь свет, тьма и кровь вместе могут удержать империю от падения в бездну. Этому пророчеству много лет, но лишь спустя множество столетий все стало настолько отчетливо видно. Империя гниет изнутри. Великие драконы умирают, еще немного и императорский клан может прерваться. Проклятие крови должно закончиться в следующем году и потомки кланов крови вновь обретут свою истинную мощь. — глаза магистра горели фанатичным огнем, но я все так же не понимал зачем я ему.

— Магистр, история это здорово. Я прекрасно понимаю, что герои для одних будут жестокими убийцами для других, но прошу вас объясните причем тут я?

— Ты разве еще не понял Ян? Твоя задача возродить клан крови. И тогда империя вновь будет цельной! Свет, тьма и кровь вновь займут свое место в вечном цикле. — глядя в лицо этого психа мне хотелось сбежать отсюда куда-нибудь подальше. Я для него не личность, а всего лишь инструмент для достижения целей.

— Я не возражаю магистр, вот только есть у меня определенные сомнения, что кланы просто так согласятся, чтобы никому не известный сопляк взял и вернул клан из небытия. Да еще и не просто клан, а один из тех кого они ненавидят. А если вспомнить, что землю кланов крови давным давно поделили, — ехидство, из меня, просто сочилось. Но Ляо лишь усмехнулся.

— Пей Ян. Я не ошибся в тебе. Естественно никому из них не нужен еще один соперник, но это уже моя задача.

— Тогда что требуется от меня? — интересно он хочет сделать из меня марионетку или же он действительно фанатик мечтающий восстановить баланс.

— Попасть в Академию Земли и Неба, для этого у тебя есть все необходимые способности. Ты должен показать себя. Это поможет добиться тебе права на малый клан, а дальше мы тебе поможем.

— Мы? — я недоверчиво смотрел на Ляо. Одно дело если за дело берется человек, другое дело организация.

— Общество Ярости Императора. Среди нас множество как гражданских так и военных высших чиновников. Империя должна быть единой. Особенно в эти времена, когда врата Дзигоку готовы открыться. Пока тебе достаточно знать, что мы есть и мы готовы стать твоими союзниками.

— Вы действительно верите, что один человек может изменить империю?

Герои существовали. — он сделал паузу, — наверное существовали. Но лично я уверен, что за каждой из таких личностей стояли целые команды людей помогающих им на их пути. Нам не нужна марионетка, нам нужен правитель великого клана, а их не растят в тепличных условиях. Ты должен закалиться болью и кровью. Ты должен обрести силу. Если ты сможешь вырваться в лидеры в Академии Земли и Неба, значит ты достоин, чтобы тратить на тебя наши ресурсы. Мы ведем поиск таких как ты по всюду. И я знаю, что твой клан не Крыса и не Обезьяна.

— Почему вы так считаете? — моя внутренняя паранойя говорила мне о том, что лучше ему не знать, что я Ворон.

— Друг крыс. — он кивнул на мою руку, а это откуда он знает? — Будь ты потомком Крысы, ты бы в тот же момент стал ее чемпионом, но тебе оставили метку друга. Значит ты не один из крыс. Твой гороскоп закрывает все возможности иметь в себе хоть каплю крови Обезьян. — Гороскоп? Он серьезно? — Наиболее вероятным мне кажется, что у тебя кровь Мотыльков или Воронов. Будь у меня больше времени я сумел бы провести необходимые расчеты, но я здесь пробуду еще пару недель не больше. Помогать тебе на этом этапе я не вижу смысла, но могу ответить на интересующие тебя вопросы.

— На деле меня сейчас больше всего интересует зачем весь этот идиотизм с постоянными поединками за звание командира знамени. Ведь нас не учат командовать, не учат тактике. Зачем вводить знамя стрелков если мы тренируемся только с мечом и копьем? — Магистр добродушно улыбался глядя на мое непонимание, словно я был глупым ребенком которому добрый дедушка объясняет смысл жизни.

— Ян, скажу тебе честно, всем плевать, что у вас творится первый год. Задача инструкторов и наставников подготовить ваши тела, научить вас дисциплине на которой зиждется империя. Первый год это год развития силы. Дальше с вами начнут заниматься всерьез. Загружая и тела и мозги. Тупые солдафоны на высоких постах империи совершенно не выгодны. Возможность поединков дает вам чувство постоянного соперничества и мотивирует рваться вперед. Учит преодолевать сложности любой ценой. Те же кто сумел закрепиться на командных постах будут постепенно получать новые знания. Хотя с учетом восстания, вас прикрепят к легиону отправляемому на подавление и вот там на практике вы будете постигать военную науку.

— Развитие силы, — я задумался на несколько секунд, а потом до меня наконец-то дошло. — Именно поэтому прием в Академию Земли и Неба только после первого года.

— Именно Ян. Различие между клановыми академиями, академиями шан и Академией Земли и Неба колоссально, но именно там ты сможешь получить шансы на возрождение своего клана. Мы договорились о союзе Чемпион клана? — магистр Ляо выделил голосом последние два слова, показывая насколько они важны.

— Моя первая задача стать курсантом Академии Земли и Неба, с достоинством ее закончить, а ваша задача создать мне условия для того, чтобы я возродил клан крови. — Честно говоря меня такое положение устраивает, все указывает на то, что для меня академия будет самым правильным способом прорваться наверх, а тут мне еще и готовы помочь. Я конечно не очень верю в бескорыстную помощь, но этот человек спас мою шкуру, а это уже немаловажно.

— Все так Ян. Возроди клан во благо империи. А теперь иди, скоро начнется ритуал Песни Стали…


Глава пятнадцатая. Песнь стали


Я шел от магистра полностью погруженный в свои мысли. Одно дело отвечать за самого себя, другое дело возрождать из небытия клан у которого врагов самая малость — большая часть Империи. Стоило промелькнуть этим мыслям как в голове сразу же появился недовольный голос предка. «Ты несколько сгущаешь краски. Фениксы нам не враги, со Скорпионами можно договориться. Черепахам как всегда плевать на все кроме Стены, а Цилунь относились к нам вполне неплохо.» Отлично, только вот только правят бал в Нефритовой империи совсем не они, а Драконы, Журавли и Львы. Как отреагируют Скаты на то, что знамена Воронов вновь будут реять над войском, не известно даже самим Скатам. Ладно, я глубоко вздохнул и тут же выдохнул, это все дела дней будущих. Сейчас главное сохранить свою голову на плечах и попасть в Академию Земли и Неба. Напрягает только одно, почему меня туда все так активно подталкивают?

— А вот и наш мастер разведки, — ехидно произнес Йи, — мы ждем только тебя. Не хорошо заставлять ждать товарищей.

— Когда тебя вызывает магистр, то ты как истинный сын империи подчиняешься, — мой ответ звучал не менее ехидно.

— Идемте, нас уже ждут. — Цан Фэй махнул рукой показывая, чтобы мы шли за ним.

Мы шли куда-то в глубь академии, я еще никогда не был в этой части. Буквально через пару минут нас перехватил один из инструкторов со странными нашивками. Поймав мой удивленный взгляд, Баожэй тихонько шепнула:

— Это знак внутренней школы, нас должны туда допустить через месяц. — Услышав наш разговор инструктор повернулся к нам и произнес:

— Если справитесь и сумеете удержать свои звания. Черная вода может многое изменить.

— Старший, — обратился я к нему с поклоном, — что такое черная вода?

— Древний ритуал который проходят все шан, он предназначен для того, чтобы ученик осознал кто он и насколько важны ему все связи. Черная вода меняет людей парень. Она изменила меня, изменит и вас. — он криво усмехнулся, а в моей голове раздался ворчливый голос предка «Ну хоть что-то они все еще помнят».

— Спасибо за урок. — ненавижу их, вот почему всегда надо говорить так, чтобы стало еще менее понятно чем было?

— Мы почти пришли, — он указал на величественное здание на котором красовался интересный герб. На гигантском полотнище коричнево-желтого цвета была изображена морда льва с оскаленной пастью, под которой были скрещены копье и цзянь, а над гривой два катаноподобных клинка. — Это дом стали клана Льва. Правила поведения в этом месте очень просты. — он усмехнулся глядя на наши лица. — Говорить разрешено только после того как разрешит мастер стали. Делаете все, что прикажет мастер стали. На этом правила закончены. А теперь вперед.

Он открыл дверь и мы зашли в гигантское темное помещение которое слабо освещалось масляными фонарями. Жестом инструктор показал нам где остановиться, а сам подошел к небольшому бронзовому гонгу с изображением вездесущего льва и трижды ударил в него. Гулкий звук прокатился по всему зданию и через несколько мгновений мы услышали шаги. Судя по звуку идущий ощутимо хромал, слишком неравномерные были его шаги.

К нам вышел худой, как щепка, старик с выбритой головой. Судя по тому, что он визуально был стар, даже для вечномолодых азиатов, лет ему было хорошо за семьдесят. Он внимательно осмотрел каждого из нас не произнеся ни слова. Его взгляд на несколько секунд задержался на мне. Хмыкнув он погладил заплетенную в косичку седую бороду. Повернув голову к инструктору он произнес:

— И для этих я должен спеть песнь стали? — в его голосе было откровенное пренебрежение.

— Да мастер, так решили наставники. Они достойны, сумели удержать за собой звания командиров знамен.

— Когда это имело хоть какое-то значение, — ноздри мастера стали раздувались, словно он пытался унюхать, что-то важное. — Девочка, — раздался его хриплый голос, — подойди ко мне. — он жестом указал на сестренку Сяо. — Дай сюда свою руку.

Баожэй дала правую руку, в которую тут же впились, словно когти, пальцы старика. Лишь сейчас я заметил, что его длинные ногти были заточены словно клинки и покрашены в черный цвет. Развернув к себе ее запястье он смотрел на линии вен, что-то бормоча под нос, а потом резко произнес:

— Терпи, — его заточенный ноготь, словно нож перечеркнул запястье Баожэй и из глубокого разреза начала сочиться кровь. Обмакнув палец в кровь девушки, он слизнул ее и покатав на языке сплюнул. — Иди к своим, — он развернул ее к нам лицом и подтолкнул в спину. — Какой идиот ее отправил ко мне?

— Мастер, — по лицу инструктора было видно, что он откровенно нервничает. — Наставники приказали привести вам для ритуала всех командиров знамен и тысячника.

— Петь песню стали для этой девочки только портить ее. Даже дураку понятно, что она должна проходить испытание ветра. Я конечно старый маразматик, и даже решил, что ошибаюсь, но кровь помнит все. В ее венах течет кровь наполненная воздухом. Она просто кричит о том как хочет, чтобы ветер с ней говорил. Чтобы он пел для нее свою песнь, а она несла смерть врагам прославляя могущество ветра. Ее оружие лук, а вот какой пусть с этим разбираются говорящие с ветром. У девочки талант, даже я могу это понять. — Старик сделал короткий поклон Баожэй и сказал. — Девочка тебе нужен хороший учитель, у тебя большой талант, если даже я могу его почувствовать. Любой клинок для тебя будет лишь запасным оружием. Сталь ревнива, она предаст тебя если ты не будешь ей отдаваться полностью. Тебе не нужно слушать мою песнь.

— Мастер, что я должен сказать наставникам? — по лбу инструктора скатилась одинокая капля пота и это при том, что тут было ощутимо прохладно.

— Что я, мастер стали, запрещаю этой девочке проходить ритуал и требую от наставников, чтобы они нашли говорящего с ветром для нее. Пиши предписание, что я своей волей заявляю, что она должна не менее двух часов в день заниматься стрельбой из лука.

— Но мастер, — в голосе инструктора было полное непонимание.

— Уведи девочку к Фату, и повтори ему, что я сказал. Выполнять! — хриплый голос старика звучал как хлыст и инструктор мог только подчиниться его воле. Коротко поклонившись он произнес:

— Слушаюсь мастер. Сяо Баожэй идем за мной. — я чуть сжал ладонь сестренки когда она проходила мимо, получив в ответ легкое пожатие. На душе стало спокойнее, а черные глаза мастера стали смотрели прямо на меня.

— Беспокоишься за нее больше остальных, — он не спрашивал, он утверждал. — Твоя женщина?

— Боевая сестра, — я смотрел ему прямо в глаза, словно я снова выхожу на дуэль взглядов перед боем. — Первый человек который вызвался мне помочь, когда я был один.

— Береги ее парень, — он усмехнулся, — И она еще не раз спасет твою шкуру. Я чувствую на тебе отголоски песни стали. Но я не чувствую, что сталь тебе ответила.

— Мне пели песнь, в походном арсенале Черепах, там не было моего оружия. Лишь легкий отклик от гуаньдао.

— Значит ты пойдешь последним, когда пробудится душа стали у остальных. Слушайте сюда, — он еще раз осмотрел нас, — Сейчас я проведу для вас ритуал песни стали. Самое важное, не открывайте свои глаза, пока не возьмете в руки то самое оружие которое вас позвало. Глаза лгут, верить можно лишь сердцу и стали. Именно когда ты выходишь против противника со сталью в руках открывается твоя истинная сущность. — Старик говорил с горящими глазами фанатика, он похоже искренне верил в то что говорит. — Я видел напомаженных придворных которые были больше похоже на мужеложцев, которые взяв в руки оружие показывали свое истинное нутро — опаснейших бойцов. Я видел салонных храбрецов и героев которые выходя на поединок тряслись как гадящие собачонки. Лишь сталь покажет твой истинный дух.

Резко прервавши свой спич, он запел. Хриплый голос пел на непонятном языке, я не знал о чем он поет, но через несколько мгновений я начал ощущать. Его песнь была о стали, о клинках, что жаждут крови. О тяжелых молотах, пробуждающихся, чтобы сломать кости врагу. Он пел о быстрых копьях и гибких цепях. О том как душа оружия хочет соединиться с душой воина, чтобы вместе стремиться к вершинам. Лишь единение духа человека и духа оружия приведет их обоих к совершенству.

Тонкий палец с пергаментной кожей указал на Цан Фэйя и тот с закрытыми глазами сделал первый шаг вперед. Его первые движения были очень не уверены словно он не понимал, что происходит и куда его ведет. Стоило ему сделать пару шагов, как его словно подменили и он уверенно куда-то пошел вглубь дома стали.

Я чувствовал потоки энергии идущие от мастера стали, они расходились волнами откликаясь на слова старика. Захватывая в свои объятия каждого из нас. Энергия стали смешивалась с энергией ядра и стремилась наружу. Палец с черным ногтем поочередно указывал на каждого из нас. И все кроме меня уже шли вслед за голосом стали.

Меня словно пронзило насквозь, глаза закрылись сами собой и я увидел нить ведущую меня в глубь арсенала. С каждым шагом я все четче осознавал куда мне надо двигаться.

Первым был зал наполненный множеством видов копий от обычных армейских цзи, до шэмао или как их еще называют змеиное копье. Копья тускло светились показывая насколько я далек от них. Следующим был зал с топорами, клевцами и дубинами. Его я пролетел еще быстрее, они даже не светились. Зал с разными видами клинков светился как новогодняя елка. Я мог бы стать мастером меча, но я чувствовал, что мне надо дальше и следовал своему пути.

Меня тянуло все дальше и дальше. Зал за залом проходил я следуя своему зову. Воздух становился все более спертым, пока я не увидел свою цель. Кроваво-красное сияние билось в такт ударов моего сердца и я понял, что нашел то что искал. Оружие чья душа созвучна с моей. Протянув руки я коснулся холодной стали и мое тело пронзила мощнейшая волна энергии. Я чувствовал как лопаются мои мышечные волокна тут же срастаясь вновь. Энергетические узлы стихийно возникали на меридианах. Сквозь боль застилавшую глаза, я шаг за шагом попытался обуздать этот поток и поставить его под контроль. От жуткой боли хотелось упасть на пол и свернуться калачиком, но шаг за шагом я взял контроль в свои руки направив энергию в узлы соответствующие кольцу воду. Чем жестче сквозь меня била энергия, тем мощнее становился мой контроль, пока все резко не закончилось, а я стоял с закрытыми глазами улыбаясь как идиот. Вокруг багрово-красного ядра крутились четыре золотых кольца. Наконец-то я достиг той точки после которой предок обещал взяться за мое обучение! Но сейчас меня интересовало, какое оружие оказалось созвучно со мной.

Стоило мне открыть глаза как в голове раздался дикий хохот предка. «Славься Крылатый Отец. Да будет легок твой путь, да падут все твои враги.» Он продолжал смеяться вперемешку с благодарностями Даитенгу. Я непонимающе смотрел на пару самых странных заточенных штук которых я когда-либо видел. «Прости мою реакцию Ян.» Успокоившись проговорил Тинджол. «Это оружие называется шуаньгоу или парный меч-крюк. Это оружие настоящих мастеров. В империи существует десятки их модификаций, которые отличаются друг от друга как тьма от света, но всегда имеют крюк. Та что оказалась созвучна твоей душе называется клюв ворона, именно такими мечами я нес возмездие во имя Крылатого Отца.» И как этой штукой пользоваться?

Общая длина оружия была наверное около метра, вес? Я попытался понять взмахнув каждым клинком по очереди. Сходу понять, было не так просто из-за баланса смещенного к крюку-шипу, наверно что-то между килограммом и полутора, почти в полтора раза тяжелее классического цзяня и чуть тяжелее дао.

Я откровенно не понимал как можно сражаться таким клинком. Кастет в виде заточенного полумесяца закрывающий руку это конечно здорово можно работать на близкой дистанции, как и острый шип на рукояти который можно использовать как нож. Обоюдоострая заточка лезвия говорила о том, что атаковать можно любой стороной, но что делать с таким острием и крюком?

«Крюк один из важнейших элементов. Не смотри на него так пренебрежительно.» В голосе предка звучал неподдельный восторг. «Я сделаю тебя мастером! Крюком ты можешь цеплять противника или его оружие, рвать плоть и доспехи словно бумагу. Два крюка можно сцепить и получить гибкую секиру способную при правильном ударе пробить даже самый тяжелый доспех!» Он явно был без ума от этого оружия, а меня все не покидал скепсис. Если это такое крутое оружие то почему в той же Европе не было ничего подобного? А предок продолжал петь дифирамбы гоу. «Такая форма крюка-лезвия позволяет наносить мощный удар, ничуть не хуже топора, при этом обладая куда большой вариативностью. Этим оружием чаще всего пользовались мастера трех Великих кланов — Фениксы, Тигры и мы. Увидь!»

Неожиданно появившийся туман затянул все перед моими глазами, а когда он рассеялся я увидел нечто невообразимое. Две армии стояли друг перед другом готовые в любой момент сорваться в атаку. Над одними реял уже знакомый мне герб — летящий ворон в красном круге. Их черно-красные доспехи отличались меньшим изяществом, но были явно тяжелее чем самурайские доспехи бойцов под стягом бело-золотого журавля поднявшего одну ногу.

Ряды черно-красных разошлись и я увидел не очень высокого бойца идущего расслабленным шагом, на его плечах лежали практически такие же как у меня мечи-крюки, только цвет стали был иссиня-черным. На встречу ему шел воин в самых красивых доспехах которые когда-либо видел. Белая эмаль и золото создавали ему облик благочестивого духа. Даже вместо традиционной маски демона на его шлеме был закреплено изображение лица медитирующего монаха. Дойдя до середины поля они остановились глядя друг другу в глаза. Четверо монахов в одеждах символизирующих стихии, появившиеся словно из неоткуда, окружили бойцов. И один из них начал речитативом говорить:

— Воины Журавля и Ворона, не гоже убивать друг друга. Пусть спор решится мирно.

— Хватит старик, храмы сказали свое слово. Теперь будут говорить кланы, — голос говорившего ворона был голосом моего предка! — К демонам мир. У нас с Шадо, очень давние споры, верно я говорю Блистательный меч?

— Верно, Приходящий в тумане. Твоя смерть будет платой за убийство моих воинов! — с таким голосом Журавлю надо было становиться K-POP звездой, его бы рвали на куски и фанаты и звукозаписывающие студии. Одновременно красивое, звучное и мужественное звучание.

— Шестнадцать против одного, — в голосе предка звучала откровенная издевка, — Разве это был нечестный бой, мой старый враг? Зря они решили, что могут оскорбить и не поплатиться за это. Вороны всегда платят свои долги, как и собирают. Больше всего мы любим собирать долги крови, — каркающим голосом предок словно пытался вывести своего противника из себя. — Кровь помнит все.

— Ты убил сына моего господина и ты умрешь за это Тинджол! — катана Журавля выдвинулась на палец, а он сменил стойку. Ворон же лишь презрительно расхохотался:

— Смерть для меня как любимая сестра. Потанцуем с ней и пусть она решит кто достойнее Шадо? — я чувствовал жажду боя моего предка. Его переполняло желание убивать и самое страшное я чувствовал как клинки на его плечах вторили ему. Им хотелось вонзить свои крюки в мягкую податливую плоть Журавля. Доспехи? Не мечам-крюкам их бояться. Они хотели почувствовать горячую кровь наполненную энергией колец силы текущую по их стальным телам.

— Клан Журавля готов к бою. — из голоса мечника исчезли все эмоции, он приготовился к атаке.

— Клан Ворона готов к бою во имя Крылатого отца. — предок даже не сменил стойку.

— Храмы свидетельствуют, бой будет между равными. Да выберет Небо достойнейшего.

Стоило прозвучать последним словам, как Шадо выхватил свои клинки одновременно атакуя. Клинок катаны размазался в пятно от скорости, но со звоном столкнулся с основанием мечей-крюков. То что началось дальше трудно описать словами. Никаких высоких техник требующих хотя бы пару ударов сердца, только истинное мастерство воинов.

Удары сыпались один за другим. Создавалось ощущение, что это не смертельный поединок, а показуха. Журавль старался держаться на дальней дистанции, в то время как Ворон постоянно атаковал стремясь зайти на среднюю дистанцию где его оружие имело преимущество.

Удар катаны в шею оказался переломным. Тинджол, поймал хитрым захватом между лезвием полумесяца гарды и телом клинка. Наплевав на удар вакидзаси в доспех, он вонзил крюк в плечо Шадо, пробивая доспех словно бумагу и тут же его поворачивая еще сильнее разрывая мышцы противника.

Именно теперь я увидел насколько жуткое оружие меч-крюк в опытных руках. Ворон больше не стремился защищаться, он постоянно атаковал и многогранный клинок позволял работать ему на любой дистанции. Удар за ударом, но вбивал свои клинки в бело-золотого Журавля. Его грубый и жестокий стиль отличался от изящной манеры боя катаной, как соревнования по спортивному каратэ отличаются от безжалостной рубки в вале-тудо.

Стоило отдать должное Шадо, он пытался сопротивляться до самого конца, но его оружие скорее мешало ему, чем помогало на этой дистанции. Кровь текла из множества проколов доспехов, пока наконец все не завершилось в один момент.

Тинжол, мощным ударом подсек ноги своего противника заставляя его упасть на колени и тут же нанес, словно ножницами, мощнейший удар скрещивая свои клинки. Голова Журавля медленно катилась по пожелтевшей траве, окрашивая ее в багровый цвет. Предок вскинул свои клинки над собой, кровь врага медленно текла вдоль лезвий.

— Во славу Крылатого Отца! — его рев разнесся над полем будущей битвы и его вопль подхватила армия клана Ворона.

Меня резко выкинуло из воспоминаний, а в голове раздался едва слышный шепот. «Я потратил слишком много сил, показывая тебе миг моего триумфа.» И он затих, а я держа в руках мечи-крюки шел сквозь залы наполненные оружием к выходу. Картина поединка все еще стояла перед моими глазами. С таким же чувством я смотрел в детстве бои по вале-тудо, мечтая стать таким же опасным как они. Теперь я увидел новую вершина мастерства боя и все мое естество просто кричало «Я смогу!».

Мои товарищи уже стояли собравшись вокруг мастера стали, я был последним. Йи стоял держа в руках гуаньдао, почти полную копию любимой алебарды дедушки Бэйя. Лопоухий Хуань баюкал на руках гигантский цзянь больше похожий на двуручник. Донг с интересом рассматривал клевец гэ, который почти везде в империи уже давно вышел из употребления за ненадобностью. Стройный парень имя которого я так и не узнал, взявший звание командира знамени резерва стоял с самым обычным копьем цзи.

Увидев меня Цан Фэй отсалютовал мне оружием от которого у меня сразу потеплело на душе. В руках у тысячника были столь любимые дядей Хваном ломы-цзянь.

— А вот и последний, — старик осмотрел меня, задержавшись взглядом на крюках которые я нес на сгибе руки. — Давно я не видел этого оружия в деле. Каждому из них я подберу наставника, — он кивнул головой на остальных, — а вот что делать с тобой, ума не приложу. Мастера шуаньгоу редки в империи, тут бы подошел кто-то из Фениксов, но чего нет того нет. Общий принцип техник ты сможешь понять сам, но мастером без учителя тебе стать будет практически нереально. Да еще и модификация крюка, — он серьезно задумался, — нет, даже среди Фениксов я не помню мастеров вороньего клюва. Тебя ждет тяжелый путь, но если сталь тебе откликнулась значит ты достоен. — замолчав, он улыбнулся. — Мои поздравления адепты стали, помните только постоянные поединки позволят вам стать лучше и выжить…


Глава шестнадцатая. Идущий к Небу


Мечи-крюки оказались занятной штукой, правда чрезвычайно сложной в освоении. Их явно придумал какой-то сумасшедший, который решил, а зачем мне таскать кучу всякого оружия давай я сделаю настоящую вундервафлю. И сделал. Да такую, что теперь только настоящие мастера могут ей пользоваться. Проблема в том, что я нифига не мастер. Еще и предок молчит. Он похоже действительно потратил больше сил чем планировал и теперь мне даже стало не хватать его ворчливого голоса с ехидными комментариями о том как все стало хуже чем в его время. Он мог бы дать мне хоть какую-то базу в обращении с этими чудовищами. А так приходится экспериментировать самому.

Фехтовать шуаньгоу как обычным цзянем выходило у меня просто отвратительно, слишком сильно отличается все. Вес, баланс, длина клинка да еще и вся эта куча шипов требует внимания, чтобы ненароком себя не порезать. В итоге сколько я не пробовал, но за те законные два часа в день, которые нам выделили наставники на тренировку оружия созвучного душе, ничего нормального придумать у меня не удалось. Так было пока я не решил все радикально изменить и попробовать совместить свои сильные стороны с этим извращением — я взял клинки обратным хватом. Как я слышал брать оружие обратным хватом в большинстве случаев большая глупость, но похоже моя ситуация была исключением. Ну или мне так кажется.

Обратный хват давал интересные возможности и отлично подходил моей базовой техники тайского боксера. Я мог колоть длинным граненым шипом на рукояти, использовать полумесяцы гарды как кастеты, но самое главное, что сами лезвия отлично стали подходить под мою технику боя. В строю конечно такое извращение использовать не реально, но в бою один на один у меня стала вырисовываться техника. Лезвия заканчивающиеся острейшими крюками с острым лезвием позволяли наносить мои любимые удары локтями. Это требовало куда больше концентрации и чувства дистанции, но после нескольких тренировок уже стало выглядеть даже не так коряво. Потратив кучу времени на отработку, я все равно еще не чувствовал себя готовым к настоящему поединку с их использованием.

Заканчивался первый месяц и скоро нас ожидал первый групповой бой после отбора чуть не стоившего мне жизни. Ситуация с вызовами по немногу устаканивалась. Силу командиров знамен остальные курсанты уже смогли оценить и теперь основная грызня происходила за звания сотников. Устроили бы состязания за дополнительные очки рейтинга и не парили бы мозг с этим дебильным разделением на знамена. Ладно, изменить я все равно ничего не могу, значит надо принять ситуацию такой какая она есть.

Вызовы мне приходили с каждой неделей все реже, в последнюю неделю был всего лишь один, какой-то здоровенный детина из третьей сотни решивший, что моя должность ему подойдет больше. Больше всего веселило, что он тоже южанин как и предыдущий мой противник успокоившийся лишь после того как я победил его еще несколько раз. Южан у нас было наверное пятая часть от общего количества курсантов, судя по характерной прическе с наполовину выбритой головой и заплетенной косой. Северяне, в отличие от них, предпочитали или собирать волосы в сложную прическу или же просто стягивать лентой в хвост.

Этот вызов я решил использовать по полной и выйти против парня в рукопашную, а то все эти железки были уже в печенках. Мне хотелось старого доброго ультранасилия. Рубки кость в кость, чувствовать вкус крови из разбитых губ, ощущать ее запах из рассеченной плоти. Мне хотелось ощутить как хрустят кости соперника под моим ударами. Все эти гребаные тренировки превращают меня в какого-то психа жаждающего лишь одного — боя.

С учетом того, что дуэли за звание командира знамени становились все реже и реже, мы договорились о присутствии командиров знамен на каждой из дуэлей. У нас сформировался небольшой клуб лидеров, члены которого не менялись с ритуала песни стали. Вот и сейчас вокруг меня стояли все те же лица, даже Лянь Хуань с которым мы были на ножах соблюдал нашу договоренность. Как бы я не относился к лопоухому, но боец с клинком он отменный. Он дважды пытался взять место тысячника, но каждый раз ломы-цзяни Цан Фэйя не оставляли ему никаких шансов. Ими он просто вбивал в землю противника. Глядя на то как сражается ледяной Вихрь, я осознал, что как минимум в ближайшее время я ему не ровня. В рукопашной схватке я выиграю его, по моим ощущениям, в восьми боях из десяти, а вот если мы возьмем в руки оружие, я не смогу взять и одного поединка. Этот парень слишком хорош. Если судить объективно сейчас он сильнейший боец из всей тысячи. Кроме мастерского владения оружием, на его стороне еще была и лучшая проработка колец силы, ведь в академию он уже попал полноценным аколитом.

Поединки за звание командира знамени стали чем-то вроде развлечения выходного дня на которые собиралась почти вся тысяча. Вездесущий Шо оказался в своей стихии устроив тотализатор. Тяга к азарту К моему удивлению ставки против меня были почти три к четырем.

— Это с чего они так уверены, что я проиграю? — спросил я у Хо секундировавшему мне сегодня.

— Этот здоровяк из семьи практикующий южный кулак на протяжении уже шести поколений.

— Южный кулак? — будем честны, мне что южный кулак, что кулак северной звезды ни о чем не говорит. Ладно будем честны, про второй я как-то смотрел отвратительный фильм с невнятным сценарием. А так все эти звучные названия не говорили мне ни о чем.

— Ян? — кузнец потер татуировку со знаком храма Огня, как он всегда делал при волнении. — Это самый известный стиль на юге империи. Большая часть лучших кулачных бойцов практикует именно его.

— Брат Хо, — оскалился я в хищной ухмылке, — поставь деньги на меня и смотри, что такое по настоящему опасный стиль.

— Аккуратнее старший брат, он многих сломал.

— Спасибо за предупреждение, но опасность тут грозит не мне. — Жажда боя заполняла всю мою сущность. Мне срочно нужен был этот бой.

Мой противник уже во всю красовался напрягая свои мышцы, а посмотреть там было на что. Рельеф рук и корпуса у него был отлично проработан, а вот с ногами все не так однозначно. Свободные штаны конечно скрывали детали, но даже так я видел что его голени недостаточно закачаны. Судя по сбитым костяшкам на руках и слегка деформированной ладони чаще всего он бьет именно кулаком и ребром ладони. Проигнорировав его вопли и оскорбления я начал традиционный танец тайских боксеров перед поединком. Барабаном дающим мне ритм было мое сердце.

Тук.

Тук.

Тук.

Глухие удары заставляли мою кровь двигаться быстрее. Боевой транс накрыл меня как всегда неожиданно, словно кто-то резко открыл дверь и меня смыло волной. Я ощущал эмоции окружающих. Они хотели боя, хотели чтобы лилась кровь. И многие из них желали поражения именно мне. Внутренне усмехнувшись я продолжил свой танец вплетая в его движения удары под странными углами, пусть подумает, что его ждет. Мою спину словно обожгло кипятком. Закончив танец я обернулся, со стены на меня смотрел магистр Ляо. Поймав мой взгляд он кивнул мне, словно благословляя на этот бой. Старик, мне не нужно твое разрешение, внутри меня поднялось пламя гнева. Мне хотелось почувствовать чужую плоть под своими кулаками. И словно почувствовав мой настрой инструктор дал отмашку разрешая начать поединок.

Ярость для меня всегда была лишь топливом, я контролирую свою агрессию, а не она меня. Злость лишь мешает думать и самое главное чувствовать противника. Южанин быстро занял центр площадки в очень низкой и устойчивой стойке. Удары руками из подобной будут явно очень мощными, а вот пока он ударит ногой я успею выпить пару чашек чая.

Я шел ему навстречу в свободной стойке раскинув руки в стороны. С ядовитой ухмылкой на лице, я показывал всем своим видом, что он мне не соперник. Издевательски махнув ладонью я пригласил его напасть и чуть не поплатился за свое пренебрежение. Парень оказался настоящим мастером.

Стремительным, словно атакующая кобра, прыжком он чуть не снес меня. Скорость у него на высоте, к тому же интересная манера ударов руками и предплечьями. Он атаковал беспрерывно, на каждый шаг у него шло несколько ударов в основно по нижнему уровню, что на мой взгляд было не очень практично.

Стиль безусловно интересен, но по мне тому же саньда проигрывал в мощи и вариативности. Любой стиль без нормальной работы ног, с моей точки зрения, слишком ограничен. Я работал от защиты, постоянно смещаясь и не атакуя. Создавалось впечатление, что поединок идет полностью под диктовку южанина. Крики в его поддержку слышались все чаще и чаще, краем глаза я увидел скепсис на лице Донга. Он на своей шкуре испробовал мой стиль и теперь с большим интересом наблюдал за моей манерой боя.

Качественно достать меня у претендента получилось лишь пару раз и то из-за того, что я просто не предполагал о такой возможности. Несмотря на то, что он почти не бил ногами, прыжки в его исполнении оказались реально впечатляющими. Как и удары из них.

Поняв его манеру я решил проверить каков он в защите. Резко сменив тактику, я встретил очередной его рывок прямым ударом ноги в корпус. Судя по его удивлению он такого не ожидал, а теперь пора поработать уже в моей манере.

Шаг в сторону и моя голень, словно топор, врезается ему в бедро. Ой парень, кажется тебе больно? Он попытался разорвать дистанцию, чтобы перестроиться, но тут уже не отпускал я, насев на него с ударами ног, словно вцепившийся в жертву бульдог.

Его техника при всей своей мощи требовала четких стоек с большой загрузкой ног. Именно это я и собирался исправить, планомерно их отбивая своими ударами. Чему учит тайский бокс? Боль это ерунда, ее можно терпеть. Перетерпи ее, чтобы получить правильную позицию и нанеси нужный удар. Я бился, как и всегда, не на очки. Сейчас мне было важно смести своего противника. Доказать, что мой стиль отточенный сотнями схваток с противниками всевозможных школ лучше. Что даже килограмм пятнадцать разницы в весе его не спасут.

Поняв, что я методично отбиваю ему ноги лишая маневра он рванул в самоубийственную атаку, нанося с бешенной скоростью удары. Мощь его кулаков реально поражала, но как бы не был хорош кулак на сверх близкой дистанции есть лишь один король — локоть!

Серия ударов в корпус заставила меня сбить дыхание, но он попался в ту же ловушку, что и многие мои противники до него. Левая рука вылетела, словно гарпун захватывая его шею и тут же загружая ее по полной, а дальше началась рубка.

Я бил локтем с любых углов, сверху, снизу, сбоку. А он в это время пытался отбить мне весь корпус, время от времени нанося особо мощные удары с выкриками. Ударом колена я разорвал дистанцию и на его лицо было страшно смотреть. Кровь стекала по его лицу застилая глаза, но парню стоило отдать должное он готов был сражаться и дальше. С уважением я протянул ему кулак в приветствии и получил хлесткий удар концом косы по глазам. Словно демон он набросился на меня нанося удары руками.

Слезы застилали глаза, силуэт противника троился. Я защищался больше на рефлексах, но гнев заставил работать кольцо воздуха. Разорвав дистанцию я закрыл глаза и тут же ринулся в атаку. К демонам партер! Мы начали в стойке и в ней же все закончится. Все как встарь. Кость в кость и слабый падет!

Боли нет. Мощный удар кулаком в челюсть, чуть не выключил мое сознание, но ярость вела меня вперед пробудив нечто дикое и древнее внутри меня. Заставляя забыть про боль от ударов.

Смерти нет. Слова древней мантры даровали мне состояние покоя. Плевать как, но он будет лежать на этом песке, а я буду праздновать победу. Колено с разбегу, снесло его как пушечное ядро.

Есть лишь путь. Мало помалу в глазах начало проясняться и теперь настал мой черед показать, что такое настоящее вале-тудо с подпольных рингов Латинской Америки!

Есть лишь моя воля. Лоукик! Второй! Третий! На пятом его нога кажется хрустнула, но мне было все равно. Я продолжил атаку. Подломившаяся нога сделала его легким противником. Жесткий захват руками за голову и здравствуй тайский клинч. Катящиеся из глаз слезы лишь делали меня злее. Удары коленей шли один за другим. Мне было плевать есть блок или нет. Я бил, бил и бил!

— Ву Ян! Остановись! — рев инструктора гремел где-то вдалеке, а я продолжал бить. Моя ярость просто смела его звуки безжалостным потоком. А вокруг меня уже слышался шепоток голодных духов. Они говорили — убей. Убей его и получи силу. Перед глазами вновь возникла картина множества трупов вокруг и стремительного течения силы наполняющего меня.

— Брат хватит, ты его убьешь! — голос сестрички Баожэй проник сквозь видения и словно смыл с меня желание убивать.

Оттолкнув от себя южанина я ужаснулся глядя на то, что я с ним сотворил. Судя по его состоянию я переломал ему руки которыми он пытался закрываться от моих ударов, лицо больше напоминало отбивную над которой работал повар-маньяк. Некогда белоснежный песок арены стал бурым от брызг крови. А я наконец-то перестал чувствовать на себе пронзительный взгляд магистра Ляо.

Медленно дыша, я начал потихоньку успокаиваться. Голос Цан Фэйя прозвучавший над ареной был абсолютно без эмоционален:

— Ву Ян, сохранил звание командира знамени разведки. — Самое странно, что именно после этих слов меня окончательно отпустило. Я, словно дракон у которого пытались украсть золото, хотел лишь одного — забрать свое и покарать нарушителей.

— Ян, — ко мне подошел Донг, — Научи меня своему стилю. — эти слова он произнес с глубоким поклоном.

— Ты уверен Донг?

— Моя семья отреклась от меня. — он горько усмехнулся, — будем честны меня официально-то и приняли в семью, чтобы я сломал тебе шею вместо этого надутого индюка Бао. Дядюшка хороший управленец. А тут полноценное принятие в семью и пансион для матери с сестрами. Заплатить за такое жизнью чужака, — он на несколько мгновений замолчал и просто смотрел мне прямо в глаза не отводя взгляд. — Я бы согласился на такое еще раз.

— Семья превыше всего Донг? — я протянул ему свою окровавленную руку.

— Семья превыше всего Ян, — он пожал мою руку.

— Я помогу тебе, предупреди только, что тебе предложили награду за мою голову, — я не знаю почему я это делал, но чувствовал, что так правильно. Этот парень давший мне самый тяжелый честный бой ощущался куда правильнее и достойнее, и этого южанина который пытался хитростью справиться со мной.

— Клянусь Землей и Небом, что если я узнаю, что за голову Ву Яна будет назначена награда, то я сообщу ему об этом при первой же возможности! — от моего бывшего соперника исходили волны энергии, он не просто говорил слова, а запечатывал их на ткани мироздания своей внутренней энергией, подтверждая это перед Богами и духами.

Быть командиром знамени это не только честь, ответственность и готовность к постоянным поединкам за звание, но еще и доступ к благам которые недоступны для обычных курсантов. В частности у нас был доступ к небольшому, но очень красивому саду с аккуратной купальней. После таких поединков нет ничего лучшего чем смыть с себя кровь, грязь и пот.

Холодные струи воды, казалось заряжали энергией. На удивление, поединок с южанином оказался для моего тело не настолько разрушительным как я думал. Отбитые ребра, чуть гудящая челюсть, да полностью забитые руки и ноги. Честно говоря я думал, что все гораздо хуже. Похоже предок не зря заставлял меня развивать кольца до золота.

Развалившись в купели я отдался на волю горячей воде. Вода всегда, даже в прошлой жизни, восстанавливала меня очень быстро. Обволакивающее тепло унесло мои мысли куда-то далеко.

Мне снова снился знак единения Света, Тьмы и Крови. Только теперь я видел гораздо больше чем раньше. На каждой части диска были изображены символы великих кланов. Вместо ярко-багрового цвета крови который я видел раньше, теперь на знаке виднелась лишь почти выцветшие почти до рыжины следы.

Я слышал звук своего сердца, которое вновь отбивало, словно барабан, ритм.

Тук. И знак повернулся на одну пятую. Тьма отдает понемногу свои позиции свету.

Тук. И смещение происходит все дальше.

Тук.

Тук. Тук. Тук.

Свет так же медленно смещался уступая ржавой, искореженной Крови. Я чувствовал неправильность во всем этом. Чувствовал, что если колесо будет вращаться и дальше придет страшное время. Время беззакония, время демонов жаждущих сожрать этот мир. Время когда живые будут завидовать мертвым. Время когда мир будет катиться в бездну.

В моей голове раздался такой знакомый голос. «Ты уже знаешь, что нужно делать».

Самое жуткое, что я действительно знал. И для того чтобы мир имел шансы выжить мне придется выложиться по полной. «Разве ты об этом не мечтал чемпион?» Я не спаситель Крылатый отец. Я боец и мой путь это путь к вершине.

Спокойствие окутало меня непроницаемым щитом. Именно сейчас я понял самое важное — если путь на вершину мне преграждают демоны, я их смету. Мой ноготь, на указательном пальце, превратился в острейший кривой коготь которым я чиркнул себе по венам. Узкая полоса разреза налилась багрянцем и из него начала медленно сочиться густая, ярко-красная кровь. Не обращая внимания больше ни на что внимания я макнул в нее свои пальцы и тут же мазнул ими по летящему ворону изображенному на знаке единения.

Меня пронзила сильнейшая боль по всему телу. Мои мышцы словно рвались на куски. Каждый сантиметр моего тела измельчали внутри гигантской мясорубки. Но я ощущал лишь безмерное блаженство. Ржавый рисунок медленно заполнялся, радующим мое сердце и душу, багрянцем.

Энергетические каналы моего тела становились все толще и плотнее, их сеть проникала казалось в каждую клеточку моего тела. Ядро в одно мгновение сжалось, почти в два раза, но тут же принялось расти не смотря на увеличенную плотность. А в голове звучал торжествующий голос Даитенгу:

«Я не ошибся в тебе чужак! Твоя душа подобна моей не только в звучании. Вороны вновь расправят крылья и выполнят свое предназначение. Идущий к Небу да осилит путь. Да падут наши враги сын!»

Да падут наши враги Крылатый отец. Я не отступлюсь и достигну вершины. Отныне это не только твой мир. Отныне это и мой мир тоже.

Именно сейчас я осознал, что я больше не чужак. Я часть этого мира и я не позволю каким-то демонам его уничтожить. Я чемпион и никто меня не сможет остановить!.

Стоило мне прийти в сознание, то первым делом я вытащил из теплой воды руку и посмотрел на свое левое запястье. Интуиция меня не подвела.

На коже алела узкая полоска шрама. Значит это был не сон и не видение. Значит теперь я настоящий наследник Великого клана Воронов. Славься Крылатый отец, знамя с летящим вороном вновь будет реять на стягах! Меня словно обожгло изнутри заставляя вглядеться внутрь себя.

Перед моим внутренним взором я увидел как кольцо Земли вместо золота сменило свой цвет на зелень нефрита. И что это значит? Есть и более высокие ступени познания? Вот так полежал в ванной….


Глава семнадцатая. Маневры


Как же я не люблю когда наставники собирают всю тысячу вместе. Стоит нам собраться всем вместе как мой номер начинает распространять на меня свое дурное влияние. Вот и сейчас меня не покидало поганое ощущение, что все будет через задницу.

Минута за минутой тянулось ожидание, то тут то там возникали шепотки. Никто из нас не понимал, что происходит и зачем нас собрали. Наставники постоянно ставили над нами эксперименты заставляя быть готовыми ко всему в любой момент.

Лично я начал успокаиваться лишь когда появился Мужун Фат. Старший наставник шел уверенным шагом, а следом за ними вновь несли уже знакомые ящики в которых хранились уже знакомые амулеты.

— Курсанты! — его голос было слышно из любого места площади. — Настала пора приниматься за настоящее обучение. Сегодня мы не будем вас испытывать, сегодня вы испытаете себя сами. Солдат легиона должен быть готов к исполнению любого приказа, даже самого безумного. — он улыбнулся так, что мне стало не по себе. — И таких приказов тоже будет хватать.

Словно вторя ему на площадь вышел уже знакомый командир легиона. Подойдя к Фату он отсалютовал нам своим цзянем. Его лицо скривилось, словно он съел лимон, когда он задержал взгляд на мне.

— Командующий Лю Фенг, приветствует вас курсанты. Как требуется отвечать на приветствие старшего по званию? — произнес с легкой улыбкой Мужун Фат.

— Рады приветствовать командующего легионом Лю Фенга! — почти тысяча глоток в едином порыве проревела слова традиционного приветствия вбитого в нас постоянными тренировками.

— Курсанты. — замерев на пару ударов сердца, он осмотрел нас и продолжил говорить. — Сегодня вы будет задействованы в традицонных маневрах в которых легионеры оттачивают свое мастерство боя. В этот раз все амулеты защитят вас от смертельного удара. — Он внимательно вглядывался в наши лица. — Сегодня каждый из вас вытянет жребий и присоединиться к одной из восьми фракций. Инструкторы раздать амулеты.

Пока мы получали амулеты я судорожно пытался понять, что тут творится? Неужели именно этот легион будет брошен на подавления восстания и нас устраивают боевое слаживание? Как же тяжело без нормальных вводных. Тяжелая цепь амулета с одной стороны успокаивала, а с другой я понимал, случиться может все, что угодно.

Следом шли инструктора, с ящиком наполненных меткам фракций, я не глядя сунул руку в кувшин и взял первый попавшийся камень. Вытащив его я раскрыл сжатый кулак. Меня разбирал смех, на моей ладони лежал камень выкрашенный в белый. Символ смерти словно хотел быть со мной рядом.

— Курсанты, — Мужун Фат, смотрел на нас с добродушной улыбкой, — Маневры будут длиться трое суток и ваша задача выложиться по полной. По возвращению, вас будет ожидать ритуал Черной воды который навсегда изменит вас. Удачи воины Императора!

Я шел за инструктором несущий белый флаг вместе с остальными смертниками. Радовало, что рядом со мной шли Сяолун и Хо. Судя по тому, что за каждым флагом шло разное количество курсантов, то похоже наставники задумали, очередную каверзу. При беглом подсчете я понял, что нас не больше семидесяти, посчитать точнее на ходу было проблематично.

Стоило нам выйти с площади, как раздался громкий голос:

— Ну что мясо, строимся в шеренгу. — Нас встречал здоровенный детина, с лицом огра-алкоголика. Красный мясистый нос, нечесаная борода в которой были видны остатки его обеда и полностью выбритая голова. Прозвучавший приказ мы выполнили практически мгновенно. Пока мы строились он жевал свою губу. Я бы подумал, что он обычное быдло, но его выдавал холодный расчетливый взгляд. Пересчитав нас он смачно сплюнул себе под ноги и растер плевок сапогом. Усмехнувшись, он начал говорить:

— Мясо, — внутри меня разгоралось пламя ярости мне хотелось сломать его уродливый нос, но приходилось сдерживаться. В легионе, как и во всей армии Нефритовой империи царило беспрекословное подчинение старшим. — Меня зовут полутысячник Сухэ, вы подчиняетесь непосредственно мне. Есть среди вас командиры знамен или сотники?

— Есть старший, — я сделал положенные четыре шага вперед, — а за мной следом, шагнула настолько хрупкая девушка, что я удивился как она вообще смогла выиграть поединок за звание сотника. Это же могут быть десятки поединков в один день.

— Кто такие? — каждое слово звучало как плевок. Знал бы этот полутысячник как же меня бесила его манера говорить. Привыкший к формальностям этикета, я ощущал всем своим естеством насколько грубо он нарушает все традиции. И если раньше мне было на такое плевать, то теперь я действительно стал местным.

— Командир знамени разведки, — как бы он меня не бесил, он старший в иерархии и я должен выказывать ему хотя бы формальное уважение, — старший. — Видя мою заминку он усмехнулся, а его цепкий взгляд зацепился за шуаньгоу висящие на перевязи за спиной. Да неудобно доставать, но с ножнами у этих штук беда, а мастер стали говорил, что оружие и боец идут вместе по пути совершенствования.

— Взял звание в самом начале и удержал его. Умеешь пользоваться? — он кивнул на мои крюки.

— Очень плохо, старший.

— Покажешь себя хорошо, научу базе. — а вот это становится уже интересным. — Ты? — его толстый палец указал на девушку.

— Второй сотник авангарда, старший. — И эта тростинка, с таким звонким голосом, стала сотником у отморозков Йи?

— Я бы спросил как ты справилась с толпой злобных мужиков, но мне откровенно плевать. Стала сотником значит достойна. Командир знамени как твое имя?

— Ву Ян, старший. — в этот раз я ответил на автомате.

— Ты главный над этим мясом. Как тебя зовут? — он ткнул пальцем в грудь девушки, грубейшим образом нарушая этикет.

— Лян Мэйли, старший. — ей было похоже плевать на его поведение или же у нее выдержка получше моей.

— Ты заместитель у него. Если он не справится, станешь командиром.

— Слушаюсь старший. — она слегка поклонилась.

— Мясо за мной, бегом! — и тут же развернувшись на пятках он задал темп.

Ненавижу бегать! Мы растянулись в цепь по два человека и неслись во весь опор в своих тяжелых доспехах, за этим здоровяком. Спустя пару часов бега он жестом отдал приказ остановиться. Дав нам несколько секунд построиться он начал говорить:

— Мясо, слушайте сюда. Сейчас мы прибудем в лагерь нашей тысячи. Вы подчиняетесь только своему командиру — он указал на меня, — и его заместителю — он указал на Мэйли. — Вас будут проверять на прочность, это стандартная практика, но ваша главная задача помочь нам выиграть маневры. Есть среди вас кто участвовал в атаке на марше на бойцов легиона?

— Я ее придумал и командовал вылазкой, — меня внимательно изучали словно решая что со мной делать. Что-то для себя решив Сухэ сплюнул под ноги и растер плевок каблуком произнес:

— Как интересно, значит из-за тебя мы потеряли столько бойцов. Готовься к тому, что в легионе тебя будут всячески вывести на поединок. То что ты развил ядро многих не остановит. Поверь, среди наших парней, хватает мастеров махать железом и многие захотят пустить тебе кровь.

— Спасибо за науку старший, но я выполнял приказ так как считал нужным.

— Значит мы похожи Ву Ян. — он на секунду замолчал к чему-то прислушиваясь, а потом продолжил. — Сейчас мы идем до лагеря, где вы располагаетесь, в течении получаса решаете вертикаль власти, а потом командир и заместитель идут на общее совещание. Все ясно?

— Да полутысячник Сухэ. — на эти слова, он добродушно улыбнулся. Вот только от него все равно просто фонило какой-то подставой.

— Надеюсь сражаться вас научили так же здорово как отвечать. За мной мясо.

Буквально минут через пятнадцать быстрого шага мы пришли к палаточному лагерю, разбитому на четкие сектора. Кивнув на крайний сектор Сухэ скомандовал:

— Располагайтесь, через полчаса жду вас вон в том шатре, — его палец уткнулся в расшитый золотом шатер на небольшом холме, над которым висел белый флаг на котором черной тушью был нарисован иероглиф — победа.

— Слушаюсь старший. За мной, — скомандовал я начиная внутренний отсчет времени.

Выстроив бойцов, я пересчитал их. Нас было шестьдесят шесть с учетом меня и Мэйли. Из знакомых лиц только кузнец Хо и вездесущий Сяолун.

— Есть ли среди вас полусотники или десятники? — вопрос с вертикалью власти сейчас куда важнее, чем расположение. Постоянное соперничество в боевой обстановке до добра не доведет. Из рядов вышли девять человек. Сяолун решил не отсвечивать и затаиться, а вот Хо решил, что лучше он будет командовать, а не подчиняться. Девять на шестьдесят шесть. Ладно будем решать по факту. — Мэйли есть среди них те на кого можно положиться? — задав ей вопрос я заслужил внимательный взгляд насыщенно желтых глаз.

— Вон тот здоровяк, — она указала на Хо, — хорош в бою и умеет вести за собой бойцов. Эти двое она указала на чем-то похожих парней, пытались мое звание когда я еще была полусотником. Остальных не знаю.

— Тогда слушаем сюда. Нас шестьдесят шесть человек. Мы с Мэйли командуем всеми, Хо — я указал на бойца своей десятки который нервно потирал знак храма огня. — Берет на себя половину бойцов. Выбираешь сам кто будет у тебя командовать, в случае невыполнения приказов — я на секунду замолчал — ты знаешь мои правила. — Мой товарищ улыбнулся и кивнул. Я внимательно смотрел на бойцов пытаясь понять кто из них подойдет на роль второго командира и решил полностью положиться на интуицию которая говорила о том, что вон тот парнишка с лицом хорька будет подходящим выбором. — И объяснишь это своему новому товарищу, — я указал на выбранную кандидатуру.

— Слушаюсь старший брат — Хо поклонился, показывая, что он полностью подчиняется мне. Поймав взгляд Сяолуня я кивнул. Мой верный товарищ решил уменьшить неопределенность и присмотреть за новым командиром войдя в его половину бойцов.

— Располагайтесь, а нам пора. Идем Мэйли.

По моим ощущениям у нас оставалось еще порядка пятнадцати минут и я решил их потратить с пользой познакомившись со своим заместителем. Важно знать кто должен прикрывать твою спину. Судя по ее изучающему взгляду, она хотела того же.

— Поговорим? — одновременно произнесли мы. Усмехнувшись, я кивнул ей предлагая начать.

— Что ты думаешь обо всем этом?

— О чем ты?

— Ты конечно важная птица, командир знамени разведки, — она ехидно выделила мое звание, — но бойцов стоит запоминать. Большая часть тех кто нам достался — слабаки. — Ого, и это говорит миленькая девочка-тростинка. Так бро, стоит выкинуть из головы все сравнения. Сотником она стала не просто так, а значит она опасный противник.

— Нас уже однажды хотели научить, тому что в единстве наша сила. Поэтому не исключаю, что обучение продолжается. Или же что нас учат побеждать с любыми ресурсами, отсюда и неравное распределение.

— Мысль конечно интересная. Что ты планируешь делать с тем, что ты устроил такое жаркое приветствие легиону, что они теперь точно воспылали к тебе дружескими чувствами?

— Мэйли, — посмотрел в ее желтые глаза. В них не было ни тени страха или сомнений. Мне нравилась ее уверенность в себе. — Я тебя чем-то обидел или просто не нравлюсь?

— Ву Ян, если бы ты меня обидел, то вместо слов сейчас уже разговаривала бы сталь. Ты не связка монет и не красивый клинок, чтобы нравиться мне. — она криво ухмыльнулась своими пухлыми губами. Какого демона я так на нее смотрю? От нее просто фонило сексуальной энергией. — Но ты приносишь проблемы своим существованием, хочешь ты этого или нет. И мне не нравится, что я втянута во все это.

— Лян Мэйли, — мой голос стал ледяным. — Мне плевать нравлюсь я тебе или нет. Мне важно, чтобы ты выполняла приказы. Ты добилась звания сотника значит ты отличный боец. Воин подчиняется командиру, а я не собираюсь проигрывать в этих маневрах. Моя цель Академия Земли и Неба. Ты со мной?

— Тогда постарайся не втянуть нас в очередную неприятность командир знамени разведчиков Ян. — Она не мигая смотрела мне в глаза, а потом кивнула. — И тогда ты можешь не беспокоиться о своей спине. — она явно не шутила, говоря что прикроет мне спину. Одно это уже много стоило.

— Как минимум, прежде чем устраивать заварушку, я обсужу это с тобой Мэйли. Сделка?

— Сделка командир. А теперь пойдем смотреть что от нас хотят на этих маневрах.

Не успели мы пройти и сотни метров как, нас остановили шестеро бойцов с нашивками ветеранов легиона. Судя по запаху и движениям, они были уже изрядно на веселе, а увидев мою спутницу они похоже решили, что очень хотят женского внимания и ласки. И в грубой форме предложили Мэйли уединиться.

— Крошка оставь этого задохлика, тебя ждут настоящие мужчины, которые доставят тебе неописуемое наслаждение — произнес, судя по всему старший из них и громко расхохотался. Вот что творится в их головах? Да на нас нет нашивок легионеров, но мы в доспехах и с оружием. Я уже хотел вмешаться, как эта миленькая девочка с добродушной улыбкой сделала шаг вперед и нежно проведя пальцами по лицу говорившего, сказала:

— Какой ты храбрый и сильный, — мед в ее голосе начал меня изрядно напрягать, — а ты сможешь справиться с такой женщиной как я? — она прижалась к нему всем телом, но я чувствовал исходящую от нее жажду убийства. Судя по тому как мечтательно закатились глаза легионера он уже представлял как Мэйли будет ублажать его. А стоило подумать о том, что она готова прямо сейчас отправить его на тот свет.

— Девочка явно любит погрубее, это я запросто — он попытался схватить ее за волосы. Не будь я готов, ее удар остался бы мной незамеченным. Ее лоб с чавкающим звуком раздробил нос легионера, а колено ударило с размаху в пах. Заставляя его согнуться и орать от дикой боли. Короткий шаг назад и цзянь оказался в ее руках. Удар рукоятью в висок и крик прекратился. С усмешкой она встала в стойку отдаленно напоминающую движение мягкого меча которые показывал нам инструктор.

— Ты труп шлюха. — Легионеры доставали клинки медленно окружая нас. Похоже спокойно разойтись не получится.

— Мэйли, кажется сегодня неприятности притягиваю совсем не я, — меня охватило абсолютное спокойствие. Эта девочка откровенно мне нравилась и она мой боец. Мечи крюки взятые обратным хватом удобно лежали на локтях. Голодные духи начали нашептывать мне о том, что они давно не пировали. Они умоляли меня отдать жизни этих выродков.

Мэйли не ответила, но я чувствовал ее напряжение и ненависть. Она ненавидела этих пьяных ублюдков и хотела забрать их жизни. Цзянь в ее руках был готов сорваться в атаку.

— Заместитель прикрывай спину. — я почувствовал как после моих слов она немного расслабилась. В ней не было ни капли страха, она хотела сражаться и лить кровь. Я ощущал ее змеей которая оскалила ядовитые клыки. Жажда убийства, исходящая от нее накатывала, словно волной.

— Свали парень, ты не при делах. — здоровенный детина с шрамами на лице разминал кисть покручивая клинок, пока его товарищи нас обступали. Мэйли без слов скользнула мне за спину и мы встали спина к спине.

— Меня зовут Ву Ян, командир знамени разведчиков. Предлагаю разойтись мирно. — мой внутренний голос просто кричал мне «Убей! Убей их!», а шепот голодных духов говорил о том, что они мне помогут. Надо всего лишь забрать жизни этих солдафонов и у меня будет столько сил, чтобы вырезать тут всех. Усилием воли я заставил их заткнуться.

— Ты мертвец, — здоровяк попытался резко сократить дистанцию и ударом меча срубить мне голову.

Ярость накрыла меня волной. Я пытался все решить мирно, проявить дипломатию. Но раз так, то пощады не будет. Словно молния полумесяц на гарде заблокировал удар и тут же кинжал на рукояти второго крюка воткнулся ему в подмышку пуская кровь.

Я почувствовал себя по настоящему свободным. Запах крови словно запустил какие-то процессы внутри меня. Мне было плевать, что их больше. Энергия струилась через мое тело. Каждый удар я встречал своим и возвращал в ответ несколько. Может сражайся они в строю и мы были бы трупами, но Мэйли каким-то внутренним чутьем поймала мой ритм и мы двигались словно в танце постоянно меняясь.

Стоило зазвучать стали как я понял как эта девочка-тростинка выиграла поединки за звание сотника. Она словно родилась с цзянем в руке. Он был словно продолжением ее руки. Там где я жестко рубился, она плавно сливала удары тут же атакуя в ответ. Ее мастерство в стиле мягкого меча просто поражало.

Не прошло и трех минут как мы пустили кровь каждому из наших противников. Больше всего меня удивляло, что мы словно множество раз сражались вместе. Я чувствовал где мне надо ее закрыть, а она идеально использовала все возможности для атаки которые я предоставлял.

Белые нити предвидения, кольца воздуха говорили мне о том, что они уже проиграли. Еще несколько секунд и будет перелом в бою. Шаг в сторону и мою левую руку словно кто-то начал контролировать. Шуаньгоу тут же сменил хват на прямой, скользящее движение вдоль чужого цзяня и бритвенно острое лезвие срезает половину бороды противника. Движение вперед и резкий рывок меча назад. Я чувствовал как крюк рвет доспехи и плоть врага. Я чувствовал как клинок вопит от восторга, он так давно не пил чужой крови. Мы были едины и мы хотели лить кровь.

С резким ударом ноги я высвободил меч крюк разрывая еще сильнее рану. Боковым зрением замечая смазанное от скорости движение меча. Еще один из противников валяется на земле истекая кровью. А Мэйли изящным поворотом уходит от следующего удара, чтобы тут же разрезать сухожилия на ногах новому противнику.

Голоса голодных духов призывали меня добить раненных. Они обещали силу. Они почти кричали, что я могу стать почти всемогущим. И им вторил голос клинков. Скользящий шаг вперед и я заношу свой клинок для удара.

— Прекратить! — резкий голос Сухэ выбил меня из транса. Шаг вперед и мы с Мэйлин снова стоим спина к спине держа в руках окровавленные клинки.

С небольшого холма в нашу сторону шел гигант вооруженный боевым молотом. На первый взгляд он был крупнее большинства Черепах, Лягушонок тренировавший меня был ниже его почти на голову. Рядом с ним огр-Сухэ казался человеком среднего роста.

— Тысячник, я же говорил, что нам в этом году прислали вполне годный материал. — Сухэ улыбался глядя на, ничего не понимающих, нас.

— Этих в карцер, — гигант произнес очень приятным мягким голосом указывая на наших противников, — Даже справиться с двумя щенками не могут. А вы за мной, получать боевую задачу на маневры.

Мэйлин и я одновременно посмотрели друг на друга и покачав головой закинули окровавленные клинки на плечи последовали за тысячником. Размялись мы конечно хорошо, но сама по себе такая проверка меня изрядно напрягала. Особенно когда ты оказывается всего лишь материал, пусть и годный.


Глава восемнадцатая. Маневры часть вторая


— Надеюсь карту вы умеете читать? — гигант прислонил свой молот к столу на котором была разложена карта с кучей расставленных разномастных значков и фигурок о которых я честно говоря был не сном не духом. Только я хотел сказать об этом как мне на ногу наступила изящная нога моего заместителя.

— Конечно старший. — произнесла Мэйлин.

— Уже не плохо. Смотрим сюда — он взял металлическую указку и начал объяснять ситуацию. — Легион разбит сейчас на восемь фракций. В каждой фракции находится тысяча бойцов и еще четыре расквартированы тут — он указал на самый край карты. — По задаче это представители Императора, которые могут вмешаться в происходящее в любой момент. У каждой фракции есть союзники и есть свои цели. — Он хищно улыбнулся. — Вопрос в том, что союзники имеют свойство предавать в самый неподходящий момент. Вы, мясо. — я скрипнул зубами едва сдерживая гнев. — Не скалься парень, это факт. В правильном бою, любая моя сотня разделает вас под орех. Для меня вы скорее обуза, чем помощь, но приказ есть приказ.

— Именно поэтому мы с тысячником решили, что вы добудете нам необходимые баллы за захват этого острова, — оскалился краснолицый Сухэ показывая на небольшой островок в пойме реки. — Если вы провалитесь, то плевать. Мы потеряем лишь вас. Если же сможете захватить и удержать плацдарм, то отсюда — он сдвинул фигурку человека с тележкой, — наши инженеры смогут навести мосты и подготовить артиллерию, что позволит нам контролировать всю восточную зону.

— Сколько у нас времени на подготовку и есть ли разведданные по врагам? — я старался глубоко дышать, чтобы успокоиться и нормально говорить. Свеже пролитая кровь заставляла меня мгновенно разгоняться от спокойствия к ярости.

— Маневры начнутся завтра на рассвете, — гигант смотрел на меня как на букашку. — Столько же у вас времени на подготовку.

— По моим сведениям у фиолетовых там порядка двух сотен бойцов. Укреплений не много, но они есть. Ваших туда бросят маловероятно. — Сухэ смотрел на меня ожидая реакции. Криво усмехнувшись я задал вопрос который меня волновал еще на испытании.

— Арбалеты выдадите?

— Обойдешься. — Здоровяк сел на стул, заскрипевший под его тушей. — У тебя есть почти полных семь десятков бойцов каждый из которых стоит двух пехотинцев.

— Тысячник, — я старался сдерживать гнев, но легкое рычание все равно проскальзывало в голосе. — Будь на отборе у меня не пятьдесят стрелков, а пять сотен вы бы не дошли даже до крепости.

— Мальчик, — он улыбнулся, — Ты будешь хорошим командиром если проживешь достаточно, но пока ты всего лишь мясо. — Видя как я сдерживаюсь он продолжил говорить своим мягким голосом. — Мясом мы зовем всех кто не прошел хотя бы одно настоящее сражение. Все эти маневры и испытания с амулетами хороши, но они не дают тебе полноценно почувствовать дыхание смерти на загривке, а без него ты лишь очередной кусок мяса. Ты пытаешься спасти шкуры своих бойцов и за одно это ты мне уже нравишься. Хороших командиров мало. Я дам тебе хорошую рекомендацию даже если ты провалишься с островом. Изготовление арбалетов и подходящих снарядов стоит дороже, чем дешевые пехотные дао или цзяни. Война это в первую очередь деньги.

— Слушаюсь старший. — гигант прав, придется рассчитывать лишь на то что мы сможем справиться.

— Пойдете без доспехов, — раздался голос Сухэ, — Форсировать реку придется вплавь. Как придумаете сами.

— Полутысячник, — раздался голос Мэйлин, — карта слабо проработана. Какие берега у острова?

— Я же говорил хороший материал, — Сухэ усмехаясь посмотрел на тысячника. — С это стороны галечный пляж, а тут скалы. Учтите у фиолетовых отличные бойцы. Сможете захватить и удержать плацдарм, будут вам арбалеты.

— Приказ ясен?

— Да тысячник, — произнесли мы одновременно с Мэйлин.

— Тогда выполнять.

Развернувшись мы вышли на улицу. Теперь осталось обсудить с ребятами как мы будем выполнять боевую задачу. Я откровенно начинал ненавидеть командиров легиона. Стоило нам сделать несколько шагов как нам в спину прилетело «Удачи мясо».

* * *
— Думаешь поверили? — Сухэ смотрел на своего старого боевого товарища.

— Если они будут знать, что они будут выполнять ключевую задачу, то могут запаниковать. Мне кажется поверили. Кстати хороший тандем.

— Судя по тому, что сообщил Ляо этот парень бешенный. Да и девочка ему под стать.

— Это было видно в бою, — тысячник налил вина в две пиалы, — он хотел убить парней. Надо будет сообщить, что его жажда крови очень сильна. Это может оказаться проблемой при ритуале Черной воды. На девчонку мне плевать.

— Это не наша проблема.

— Проблемы Ляо — наши проблемы, старый друг.

— Ты слишком глубоко залез в дела общества.

— Империя должна выстоять! — мягкий голос тысячника, стал ледяным. — И если мне придется перебить для этого боевых товарищей, то я это сделаю. Ляо сказал, что мы должны испытать парня по полной. Значит мы это сделаем.

— Как скажешь. Мой топор всегда с тобой.

— Я это ценю Сухэ. Готовь бойцов, и прикажи выдать курсантом все, что они запросят.

— Слушаюсь.

* * *
Пока остальные спали мы с Мэйлин рассматривали выданную нам карту. Она пыталась научить меня читать хотя бы основные отметки, но получалось пока откровенно плохо. Мне было куда проще запоминать древний язык с его сверхсложными иероглифами, чем все эти закорючки обозначающие уровень местности, укрепления и прочую чушь.

— Откуды ты все это знаешь?

— Я не просто шан, каждый в моей семье воин. Спасибо тебе. — она чуть поклонилась показывая свою признательность.

— Мэйлин, — я посмотрел в ее желтые глаза, мне на секунду даже показалось, что у нее вертикальный зрачок. — Мы на одной стороне. Я конечно притягиваю неприятности, но за своих я готов сражаться до конца. И сейчас меня не покидает ощущение, что тут какая-то подстава.

— Что ты имеешь ввиду? — ее тонкие ноздри раздувались как у хищника, сейчас она больше всего напоминала обнаженный клинок. Такой же красивый и такой же смертоносный. Пульс участился. Усилием воли я отбросил все лишние мысли.

— Смотри, — я указал на карту, — Может я ничего не понимаю, но вот тут и тут расположены силы фиолетовых. Если можно будет простреливать вот эту дорогу, — я указал на отметку, — То у фиолетовых проблемы. Если при этом допустить, что зеленые союзники белых, то фракция фиолетовых разрывается на три части.

— И при этом белые обеспечивают себе тылы. — она задумалась на несколько секунд, а потом сказала. — Ву Ян и почему ты всегда притягиваешь проблемы?

— Зато я красивый и со мной не соскучишся. — улыбнулся я своему заместителю.

— Возьмем остров, а потом поговорим красавчик, — фыркнула Мэйлин.

* * *
Стоило мне упасть спать, как я тут же провалился в странное сновидение. Мне снились кроваво-красные небеса подсвечиваемые всполохами молний. Отдаленные крики воронов приветствовали меня. Я шел по залитому кровью полю. Мертвецов было так много, что местами они были свалены в кучу. Люди, гоблины, огры, какие-то непонятные твари и даже демоны.

Чем дальше я шел тем сильнее чавкала, мокрая от крови, земля под моими ногами. Я не знал зачем я иду, но что-то в центре этого поля меня манило. Чем ближе я оказывался тем громче звучал вороний крик. Крылатые братья приветствовали меня. Они пели мне песню победы.

— Ты долго сюда добирался внучек, — на горе из трупов демонов медитировала Арадана. Стоило мне ее увидеть как на душе стало безумно тепло.

— Бабушка, но как? — она нежно улыбнулась мне и стало совершенно плевать, что она владычица голодных духов сидящая на куче поверженных трупов.

— Кто-то совсем забыл, что такое Вороны! — в ее голосе звучала безмерная гордость, — Даже если тебя заперли в других мирах всегда есть способ изменить условия заключения. Пришлось устроить небольшую войну, но теперь у меня куда больше свобод. Нефрит в Земле и золото в остальных кольцах, хорошее начало парень. Теперь твоя задача, наращивать ранг и на каждом брать золото. Это позволит тебе сравниться с Тинджолом.

— Кто он? И почему он в моей голове? — будем честны, все остальное я мог почерпнуть из других источников, а вот понять почему у меня в голове чужие голоса совсем другое дело.

— У нас не так много времени. — Она скривилась, — Тинджол был одним из лучших убийц клана. Он делал грязную работу, но всегда поступал как велит ему его кодекс чести. Предки назвали его подобием Крылатого отца. Тебя привел из других миров Даитенгу, а значит твоя душа созвучно его. Душа Тинджола тоже была созвучна душе Отца. Поэтому Тинджол даже из-за завесы может направлять и учить тебя.

— Бабушка, — в голове крутился миллион мыслей, а я не знал, что спросить у нее в первую очередь. Я не понимал как, но это чудовище стало для меня каким-то родным.

Словно понимая, что со мной творится она, скользнула со своего импровизированного трона и нежно погладила меня по лицу.

— Ян у меня мало времени. Тебе следует контролировать свою жажду крови иначе ты рискуешь превратиться в гуй-дзин.

— Гуй-дзин?

— Вечно жаждущее силы и крови чудовище. Все эти жалкие игры махо ничто, по сравнению с нашими заклятыми братьями. Да будет проклято навеки их имя.

— Я ничего не понимаю. Почему как только я узнаю хоть что-то и мне кажется, что я начал понимать свое место в мире на меня сваливается еще куча всякого дерьма.

— У каждого из народов Света, Тьмы и Крови есть свои чудовища. Гуй-дзин наши. Удержишся до уровня мастера, дальше будет легко.

— Мне теперь нельзя убивать или что?

— Еще как можно, но только по твоему желанию! — ее голос стал жестким и хлещущим как хлыст. — Голодные духи будут кричать тебе о силе и они тебе ее дадут. Но основа всего контроль! Именно ты должен контролировать их, а не они тебя! Нефрит в Земле тебе поможет, а теперь стань сильнее! Контролируй свои эмоции и желания. Страсть делает тебя сильнее и слабее одновременно. — ее образ начал становиться размытым. — Демоновы правила! Ты запомнил?

— Да бабушка. Контроль и еще раз контроль. — она порывисто обняла меня.

— Ворон расправил крылья! — она улыбалась глядя на меня. — Возроди наш клан Ян! Обещай мне! — с этими словами она окончательно растворилась.

— Обещаю бабушка Ардана. Ворон вновь расправит крылья. — стоило мне это произнести как я тут же проснулся.

* * *
— Старший брат, мне все это не нравится. — произнес Хо когда мы наблюдали за рекой. Без доспехов мы добрались туда еще до заката и теперь осматривали позиции.

— Там явно не две сотни бойцов, а все четыре, — коротко выругавшись произнесла Мэйлин. — Что будем делать?

— А у нас есть выбор заместитель? — я посмотрел в ее желтые глаза и улыбнулся. — Будем захватывать остров. Амулеты позволят нам не сдохнуть, но действовать надо так, будто их нет.

— Есть два очень удобных выхода на берег, — произнес Сяолун. — там сможет выбраться даже неопытный пловец.

— Которых у нас почти весь отряд.

— И еще два где выбраться сложно даже опытному пловцу вроде меня, — Сяолун проигнорировал высказывание Мэйлин, — Но это наш единственный шанс. Мы должны захватить плацдарм и помочь перебраться остальным.

— Так какое решение командир? — на меня смотрели множество глаз.

— Как только стемнеет я поведу в атаку тех кто сможет справиться с высадкой. Не берем с собой ничего лишнего, только оружие с которым будет удобно лезть по скалам.

— Всегда мечтала почувствовать себя горной козой, — с ядовитой усмешкой произнесла Мэйлин.

— Хо, ты поведешь остальных после нашего сигнала или если мы не справимся, решишь сам как действовать. Надеюсь все понимают, что это наш единственный шанс справиться с ними? — я смотрел на хмурые лица бойцов. Многие откровенно боялись, но держали себя в руках. Да все демоны Дзигоку, каким же уродом надо быть, чтобы делать такие испытания для подростков которым еще не всем исполнилось восемнадцать зим.

— Мы справимся старший брат. Можешь на нас положиться. Главное сделай так, чтобы мы могли сражаться на земле. Я лично дышать под водой не умею. — по рядам раздались смешки от его неуклюжей шутки. Всем хотелось хоть как-то снять напряжение.

Хорошо плавать умело лишь шестеро из нас. И это было странно, поскольку большая часть из нас была с островов. Или тут опять был выбор без выбора и специально так поставлена задача? Ладно это мелочи, но мне было спокойнее, что хотя бы на двух бойцов я точно смогу положиться в этой вылазке. В роду Сяолуна было полно ловцов жемчуга и он плавал в воде как рыба, а Мэйлин сказала, что она плавает с трехлетнего возраста. Еще трое парней по ее словам были из тех самых слабаков, так что основную работу придется делать нам.

Не знаю каких Богов или духов нам стоило благодарить за погоду, но нам откровенно повезло. Узкий серп луны закрывался плотными тучами. Буквально через полчаса то тут то там остров расцвел огоньками костров.

— Помолитесь за нас. — произнес я и бесшумно скользнул в воду. Если бегать я терпеть не могу, то плавать я могу часами. Из одежды на мне были лишь мягкие зашнурованные сапоги и подвязанные штаны. Сложнее всего было закрепить шуаньгоу, чтобы они не мешались при плавании, но с помощью Хо, который придумал сложную систему ремней, удалось решить и эту проблему.

Мы плыли почти полностью погруженные в воду, чтобы даже случайный отблеск луны не смог нас выдать. Я всегда считал себя отличным пловцом, но Сяолун двигался в воде словно угорь. Не прошло и пяти минут как он вырвался вперед и это при том, что он решил плыть с копьем. Нервы были натянуты как струна, я боялся что нас обнаружат и все пойдет насмарку. Но Боги были милостивы, а расчет Сяолуня верен.

Когда я понял, что мне придется вылезать по почти отвесной скале в кромешной темноте мне захотелось выматериться в голос. Собравшись на скалах внизу, я жестами объяснил, что полезу первым наверх. Это моя операция и риск мой. Да может это неправильно, но сейчас я не командир всей операции — сейчас я диверсант ведущий команду.

Глубоко вздохнув, я закрыл глаза, которые сейчас только мешали, и принялся интуитивно искать удобные места для подъема. Сам не знаю как, но я словно чувствовал куда мне надо поставить ногу, куда протянуть пальцы, чтобы подтянуться еще немного. Не знаю сколько я лез, но мне казалось, что прошла целая вечность.

Закинув тело наверх, я первым делом прислушался. Ночью глаза могут врать. Все было спокойно, лишь мое сердце стучало как барабан призывающий к атаке. С трудом развязав намокшие узлы у шуаньгоу, я сбросил вниз ремни. Судя по легкому плеску внизу длины хватило до основания.

С моей помощью бойцы один за другим поднимались на скалу и тут же рассредоточились готовясь в случае чего к неожиданному нападению. Последней поднималась Мэйлин.

Мокрая ткань только подчеркивала стройность ее фигуры. Красивая небольшая грудь с торчащими от холода сосками заставила мое сердце биться еще быстрее. Демоны как же она красива! Поймав мой взгляд она, словно специально, выбираясь упала прямо на меня. Я ощутил как ее рука провела у меня по штанам, а на моей шее чувствовалось ее горячее дыхание.

— Я же говорила, вначале возьмем остров, а потом поговорим красавчик. — прижавшись своими губами к моему уху произнесла Мэйлин. Демоны, да что же ты делаешь? Я думал сейчас совсем о другом, но усилием воли сумел вернуть себе разум и скинув ее с себя прошептал в ответ:

— Время брать остров. — отблеск луны вышедший из-за облаков подсветил ее улыбающееся лицо.

— Утопим его в крови крылатый.

Какого демона?


Глава девятнадцатая. Остров


— Тшшш, — Мэйлин прижала свой палец к моим губам. Судя по всему последняя фраза была произнесена вслух. Мы оба встали и она сделав короткий шаг прижалась ко мне всем телом. Я ощущал как бьется ее сердце, а она чувствовала своим телом не только удары моего сердца. Она неуловимо изменилась. Словно вода смыла с нее все маски и теперь передо мной она стояла настоящая. — Мы поговорим позже, обещаю.

Несколько глубоких вдохов позволили мне взять себя в руки. Шагнув назад и посмотрев в ее желтые глаза я кивнул:

— Договорились заместитель. Пора готовить плацдарм.

— Спасибо Ян, — она сделала порывистый шаг вперед и мазнула губами мне по щеке. Моей тело говорило, что мне безумно приятно, но что-то внутри меня просто кричало об опасности. Сжав в руках шуаньгоу, я жестом показал, что пора двигаться.

Мне жутко хотелось материться и дело было даже не в том, что мокрая ткань штанов мешала двигаться, меня злило то что все идет через задницу. Вместо десятка охранников которых я ожидал на патруле тут было тридцать. Твою ж ты мать! Тридцать против нас шестерых. Я посмотрел на лица ребят. Они все смотрели на меня и ждали решения. Глубоко вздохнув я кивнул и негромко произнес:

— Готовимся, у нас нет выбора. Или мы их перебьем или вылазка провалится не успев начаться.

— Старший брат, — Сяолун указал мне на пару полен недалеко от костра. — Нельзя допустить, чтобы они попали в костер.

— Почему?

— Потому что вспыхнет пламя в три человеческих роста. Да на пару секунд, но все на острове поймут, что тут беда. — влезла Мэйлин. Сяолун лишь кивнул подтверждая ее слова.

— Значит, они не должны успеть к ним прикоснуться. Сяолун это на тебе. Вы, — я указал на тройку ребят — Атакуете их оттуда, — меч-крюк указал на невысокие кусты. А мы с Мейлин займемся часовыми и потом устроим резню.

— Когда услышите крик сойки, это означает, что мы на позициях.

— После него пять ударов сердца и атакуем. Сяолун, твоя задача любой ценой не дать им забросить в костер эти демоновы полена.

— Я справлюсь старший брат. Ты можешь положиться на меня.

— Отличный план, — Мэйлин замолкла на пару мгновений, а потом продолжила — Старший. Мы справимся.

— Да прибудут с нами Боги и духи. Готовьтесь!

За двадцать минут наблюдений мы поняли, что обход совершается пятью бойцами где-то раз в десять-двенадцать минут. Больше ждать не было смысла и мы приготовились к атаке. Словно притаившиеся в засаде хищники мы ждали, когда очередной обход будет проходить недалеко от нас.

— Как это достало. Сейчас бы лучше обратно в казармы чем ночью ходить по пустому берегу, — раздался ворчливый голос. Похоже рядовые солдаты легиона не очень любят маневры.

— Шагай давай, а то кто-то из желторотиков доложит десятнику. — в ответ на эту фразу раздались нестройные возгласы, что они не такие.

— Я им доложу! — в голосе говорившего зазвучал металл. А я кивнул Мэйлин командуя атаку.

Острый шип на обратной стороне меча-крюка ударил точно в основание черепа. В реальном бою он бы просто пробил мозг, но сейчас я словно наткнулся на стену. Тело противника еще падало, а я уже влетел в следующего бойца пытающегося протрубить в рог.

Бросив бесполезный рог, он плавным движением ушел с линии атаки и выхватив меч атаковал меня. Судя по сверкнувшей за моей спиной стальной молнии, Мэйлин взяла на себя новобранцев.

— Все таки пришли сосунки. — легионер увидев, что нас только двое сплюнул себе под ноги и атаковал со словами:

— Пацан и девка. Кончайте ее, а на мне щенок. — Он атаковал в грубой и безыскусной манере, человека привыкшего сражаться в плотном строю, но тут его ждал сюрприз. Ускользнув от его удара, я тут же сократил дистанцию постоянно атакую гардами как кастетами. Три противника которые год назад впервые взяли меч в руки это мусор под ногами для потомственного воина, так что за Мэйлин я не беспокоился.

Мой противник явно отлично владел мечом, вот только мне было на это плевать. Два клинка зажатые обратным хватом позволяли мне контролировать дистанцию. Но у нас слишком мало времени. Звук по воде разносится далеко, поэтому я не собираюсь фехтовать и показывать высокое искусство боя. Только безжалостная эффективность. Очередной удар меча я поймал на граду полумесяца одного крюка и зафиксировав на долю мгновения, тут же ударил каблуком сапога в колено. С оглушительным хрустом нога ветерана подломилась, а шип на рукояти второго меча вонзился под подбородок завывающего солдата.

Развернувшись я увидел интересную картину. Двое бойцов лежали в позах эмбрионов, а последний, на вид совсем сопляк, стоял на коленях с мокрыми от страха штанами.

— Твой приказ старший. — В этот раз в голосе моего заместителя не чувствовалось никакой заминки. Он ждала моего решения, а парень сковзь всхлипы умолял оставить ему жизнь. Наклонившись над ветераном я потрогал его пульс. Сердца солдата продолжало прокачивать кровь.

— Добей. — не успел я договорить, как клинок Мэйлин нанес удар прямо в горло парню. Такое ощущение, что в теле этой хрупкой девочки жило безжалостное чудовище, сражающиеся без каких-либо сомнений и сожалений. Резким движением она вложила клинок в ножны и задала вопрос.

— А если бы это был настоящий бой? Ты отдал бы тот же приказ?

— Все вопросы потом, против нас еще двадцать пять бойцов, а ты предлагала утопить этот остров в крови. — Она хищно улыбнулась:

— Как скажешь красавчик.

Голодные духи начали шептать мне, что амулеты можно снять и получить силу этих беззащитных тел. «Заткнитесь!» Слишком хорошо я помнил предостережение бабушки. Голоса стихли, но на самом краю сознания я продолжал их слышать. Плевать на все сейчас надо уничтожить охрану и перебросить сюда Хо с бойцами.

— Ян, — Мэйлин оказалась ко мне почти вплотную, — ты в порядке? — Да кто же ты такая? Вопросы будем задавать потом. Усилием воли я выбросил из головы все лишнее. Моя цель победа.

— Сойдет. У нас мало времени. Сяолунь и остальные скоро начнут.

— Мы справимся, — ее голос был полон уверенности. Вот только мои ощущения сулили нам конкретные неприятности.

— У нас нет выбора. — ответом на мои слова была белозубая улыбка.

— Время убивать.

Атаковать вшестером двадцать пять человек это полное безумие. Пусть большая часть из них и новички в боевых искусствах. Год тренировок дал им уверенность в своих силах, научил пользоваться оружием. А чертов десятник запретил снимать доспехи и теперь, у нас не было выбора. Или мы их или они нас.

Каким-то непостижимым чувством я ощущал Мэйлин рядом с собой и ее жестокую готовность к бою. Она словно жаждала схватки. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Над островом раздался крик птицы и отсчитав пять ударов сердца мы рванули, словно спущенные с цепей гончие, в атаку.

Шесть ударов сердца и первый противник падает от рубящего удара в затылок. Шуаньгоу на бегу, работает как топор. Так же грубо и так же эффективно. Острый шип в лицо пытающемуся подняться и еще одно тело падает.

Я чувствую как Мэйлин наносит удар за ударом. Один из бойцов пытается дотянуться до сигнального «полена», но тут же падает от прилетевшего копья в грудь. Сяолун держит свое обещание.

Эффектом неожиданности мы воспользовались по полной проредив фиолетовых вполовину, а дальше стало совсем горячо. Из двенадцати противников у семерых были нашивки ветеранов. Расклад не в нашу пользу, а самое плохое, что десятник явно обладал ядром.

На секунду мы замерли в ожидание.

Тук.

Тук.

Тук.

Сердце билось как барабан. Я чувствовал себя безумно счастливым. Ярость боя волной накрыла с головой. Один из ветеранов сместил ногу и мы все рванули в атаку.

Боли нет.

Как фехтовальщики эти парни были куда лучше меня, но чемпион остается чемпионом всегда. Подкат под летящим мне в лицо цзянем и один крюк, если бы не защита амулета, разорвал бы мышцы бедра ветерана, а второй на подъеме вырвал бы пах. Грязно, грубо, но это война. Еще один враг повержен.

Смерти нет.

С ревом, здоровенный детина, пытается раздробить мне голову ударом боевого молота. Куворок и тут же мне приходится уклоняться от удара копья. Драться в меньшинстве хреновая идея. Вскрик знакомого голоса и я вижу как падает один из моих бойцов.

Есть лишь путь.

Подкат с захватом но, г не вставая с земли, и боец с молотом падает на спину, а мой шуаньгоу тут же бьет ему в лицо. Каким то шестым чувством я ощутил удар и инстинктивно поймал лезвие копья на полумесяц гарды.

— Хватит валяться! — Цзянь Мэйлин, воткнулся копейщику в шею.

— Сзади! — Я прыгнул из положения лежа сбивая бойца решившего, что моего заместителя лучше всего бить в спину. Еще один перекат и я оказался сверху. Полумесяцы-кастеты оказались оказались идеальны для правильного граунд-энд-паунда. Вали и колоти, единственный вид партера который я люблю. Серия ударов и на одного противника стало меньше. Как и нас. Десятник легко и непринужденно смел еще одного из моих бойцов. Возле Сяолуна уже лежало пару тел. А поленья были выкинуты куда-то за круг света.

Есть лишь моя воля.

Не прошло и минуты как нас осталось трое на пятеро. Десятник демонстративно крутил клинок. Похоже он не ставил на не во что. Древняя как время мантра крутилась у меня в голове снова и снова. Никто не знает, кто останется в живых.

— Десятник мой, — Мэйлин сменила стойку и шагнула вперед.

— Девчонка обученная стилю рассекающей волны. Любопытно, я думал этот стиль уже мертв. Захватите хотя б одного живым. — Он кивнул своим бойцам и полностью выбросил нас Сяолуном из головы, сосредоточившись на моем заместителе.

Они рванули вперед словно две молнии. Ярость мощного меча столкнулась с плавностью мягкого. За доли секунд они успели обменяться наверное десятком ударов, а в следующее мгновение мне стало не до их поединка.

Если мечник сражается против рукопашника, то даже посредственный мечник выиграет с большой долей вероятности. А если рукопашнику дать, что-то чем он может блокировать удары острой железяки? То история пойдет совсем по другому пути.

Шепот голодных духов бил в мое сознание. Они просили меня дать им возможность помочь мне. Но в моей голове звучали слова бабушки Арданы. Контроль и еще раз контроль. Я человек. Я чемпион. И я Ворон!

Ветераны неожидали такого яростного отпора от малолетнего щенка. Я сражался так словно я снова на ринге. Рубка кость в кость это моя стихия.

Красивый удар клинка я принимаю на меч крюк и тут же делаю шаг вперед обрушивая свой лоб на незакрытое шлемом лицо противника. Мир превратился для меня в безумную череду линий и образов. Кольцо воздуха разогнало мою интуицию и мое тело двигалось предугадывая чужие движения. Толкнуть противника и скрещенные шуаньгоу захватывают клинок нового бойца. Поворот вокруг оси и локоть влетает в чужой висок.

Стоячий нокдаун длится буквально пару мгновений, но мне этого достаточно. Шаг вперед и клинок перечеркивает горло врагу. Минус враг.

Сяолун с копьем держал оборону постоянно атакуя копьем. Копейный наконечник мелькал как жало скорпиона, постоянно угрожая то одному, то другому противнику. Наплевав на парня с разбитым лицом я с разбегу влетел в спину с ударом двух ног. Кувырок вперед и клювы шуаньгоу пробили голову солдата легиона.

— Старший брат, помоги Мэйлин! Я закончу с этими. — В подтверждении своих слов, Сяолун тут же взорвался серией ударов отгоняя еще целого врага, а стоило тому отпрыгнуть, он прыгнул в сторону раненого врага выкидывая копье, словно бильярдный кий. Острый наконечник забрал еще одного врага.

Оставив младшего разбираться с последним врагом я рванул к Мэйлин. Мой заместитель держала оборону, но было видно, что десятник владеет мечом не хуже нее.

Не задумываясь ни секунды я тут же бросился в атаку.

— Двое на одного! Отличный вечер! — десятник явно веселился. — Детишки сложите оружие и сдавайтесь!

— Твоим людям конец. — рявкнул я и чуть не поплатился за это. Меня он посчитал куда более простой добычей чем гибкая девушка. Тяжелый офицерский цзянь пытался забрать мою жизнь, но его ждал сюрприз. Я не собирался фехтовать. Стоило мне на мгновение задержать клинок, как Мэйлин рванула в атаку, достав десятника.

— Тварь! — отшатнулся он от ее клинка и тут же попытался напасть на нее. Вот только я не собирался давать ему такую возможность.

Зацепив его руку одним из крюков, я дернул ее вниз тут же нанося удар гардой другого крюка в лицо. Его реакции стоило позавидовать, он с грацией змеи легко уклонился от моего удара, но даже его ловкости не хватило уйти от удара Мэйлин.

Словно бульдог я вцепился в него крюками постоянно атакуя на разных уровнях. Его мастерства хватало бы справиться со мной, но я был не один. Острый клинок моего заместителя наносил удар за ударом, пока наконец мне не удалось захватить его руку с мечом одним крюком, а ногу другим. Резкий рывок шуаньгоу и он оказался словно распят. Мэйлин не упустила свой шанс и резким движением вогнала цзянь ему в горло.

Победа оставила ощущение полного опустошения. Сяолун медленно шел к нам слегка прихрамывая на одну ногу.

— Победа старший брат, — он стоял опираясь на свое копье и улыбался.

— Это только начало младший брат, верно заместитель? — я повернулся к Мэйлин, которая сняв с пояса десятника флягу жадно пила.

— Нам еще брать основные укрепления. Отличное вино, держите братья. — она бросила флягу сначала мне как старшему.

— Нужно сообщить Хо, — начал я, но Сяолун меня прервал.

— Лучше если я сплаваю за ними. Так будет проще для них.

— Уверен? Кажется ты несколько не в форме? — я кивнул на его ногу.

— Мелочи. Плыть это мне не помешает.

— Тогда глотни вина и в путь. Я хочу напасть на лагерь в предрассветный час. — я подал ему вино и он сделав большой глоток вернул ее мне.

— Сделаю старший брат. Полчаса и тут будет весь отряд.

— Да прибудут с тобой боги и духу брат.

Отбросив копье он дохромал до реки и без единого плеска погрузился в реку. Его голова мгновенно погрузилась в темные воды реки и он поплыл словно рыба.

— А нам с тобой стоит поговорить Мэйлин, — повернулся я к улыбающейся девушке.

— Конечно крылатый, — она резко шагнула вперед и впилась в мои губы страстным поцелуем. И тут же резко оттолкнув. — Хорош! — я видел как вздымается ее грудь. — Спрашивай и я отвечу на те вопросы которые смогу.

— Кто ты? И откуда ты знаешь? — поцелуй это хорошо, но вначале мне нужны ответы на мои вопросы. Она взяла вино из моей руки и сделав глоток начала говорить:

— Я шан седьмого поколения. И я сноходец.

— Это еще, что такое? — ярость внутри меня начала медленно ворочаться словно вот-вот готова была вырваться наружу.

— Я могу проникать в чужие сны. И я видела твои кровавые небеса. Я слышала как вороны приветствуют тебя как брата. И ту кого ты зовешь бабушкой я тоже видела. Она пугает меня больше смерти. — Она резко сделала еще глоток и произнесла. — Ву Ян, светом, тьмой и кровью я Лян Мэйлин клянусь выполнить условии сделки, если ты не нарушишь ее первым!

— Какой еще к демонам Дзигоку сделки! — ярость наполняла меня все больше. Ненавижу когда я чего-то не понимаю.

— Я предлагаю тебе союз крови по крайне мере пока мы не закончим Академию Земли и Неба. — она говорила спокойно и уверенно, но я чувствовал, что она напряжена как струна.

— А ты уверена, что мы туда попадем?

— У нас нет выбора если мы хотим, чтобы Империя продолжала существовать.

— Рррррр… — из моей глотки началось вырываться тихое рычание.

— Тише Ян. Клянусь Богами, я не враг тебе! — я чувствовал, что на верит в свои слова. — Я клянусь, что готова рассказать тебе все, что мне не запрещено, но только в Академии Земли и Неба. Предлагаю союз, чтобы попасть туда, ты согласен? — я хотел ей верить. Мне не нравилось, что она знает больше меня, но если я откажусь, то вместо союзника я получу врага. Демоны!

— Согласен Мэйлин. — стоило мне произнести эти слова как она тут же взрезала себе руку, показывая кивком, что мне следует сделать так же.

Сделав разрез шуаньгоу, я протянул ей свою окровавленную руку которую она крепко сжала.

— Клянусь быть верной кровавому союзу с Ву Яном! — я чувствовал как от ее ядра к моему тянутся жгуты энергии.

— Клянусь быть верным кровавому союзу с Лян Мэйлин! — нас словно, что-то начало связывать я начал чувствовать ее радость и восторг, а еще облегчение. Притянув меня к себе она снова меня поцеловала.

— Утопим этот остров в крови! А потом у нас с тобой будет очень долгий разговор!

«Ворон расправляет крылья! Вот стоило тебя оставить ненадолго, а ты тут уже такого натворил!»


Глава двадцатая. Они приходят с рассветом


Мы сидели с Мэйлин, спиной к костру и неспешно пили вино поверженного десятника. Ее такое хрупкое и одновременно сильное тело прижималось ко мне и от этого мне было безумно приятно.

Я улыбался как дурак. Никогда не думал, что мне так не хватало мерзкого голоса предка в моей голове. Красивая девушка рядом, фляга с вином в руке и жизнь уже не кажется такой отвратной.

С тихим плеском из вод, почти не хромая, вышел Сяолун. А за ним тихонько чертыхаясь выходили мои бойцы. Оставив Мэйлин флягу, я подошел и крепко обнял Сяолуна, а следом за ним гиганта-кузнеца Хо.

— С прибытием братья!

— Я же обещал тебе старший брат. — Сяолун улыбаясь посмотрел на меня, а потом увидев, что Мэйлин прикладывается к фляжке произнес:

— Мэйлин, там еще, что-то осталось?

— Держи, — она закрыла флягу и бросила ему в руки. Сделав пару глотков Сяолун передал флягу Хо, и тот хлебнув передал ее второму десятнику.

— Бойцы, — я говорил негромко, но так чтобы каждый из них слышал меня. Мы стояли возле костра, чтобы хоть немного обсохнуть. — Сейчас мы атакуем вторую заставу, а после этого наша задача вырезать часовых и атаковать спящий лагерь. Никаких криков, никаких боевых кличей, никаких дуэлей. Мы идем охотиться на самую опасную дичь, сегодня мы ночные хищники и мы утопим этот остров в крови! — я почувствовал как тонкие сильные пальцы Мэйлин сжали мое плечо и я словно услышал как она говорит «Я с тобой до конца». Кто же ты такая? Ее странное поведение меня откровенно беспокоило.

— Старший брат, — Хо смотрел на меня, и языки пламени создавали на его лице причудливую маску. — Дозволь мне провести ритуал.

— Что за ритуал?

— Многие знают, что я несу знак храма Огня. С теми кто готов, я могу разделить благословение огня. — голова кузнеца была вздернута, а его напряженная поза говорила о его беспокойстве.

— Говори чем помочь брат. Я буду первым. — я сделал шаг вперед и увидел как Хо расслабился.

Я не знаю давал ли что-то этот ритуал или нет, но мы все согласились его пройти. Зола, кровь и раскаленный песок превратились в своеобразную краску, которой здоровяк нанес нам знаки на лице. В ночной темноте освещенные лишь танцующим пламенем костра выглядели мы словно чудовища пришедшие из-за грани и желающие полакомиться свежим мясом. Настоящие ночные чудовища пришедшие из-за грани.

Если атаковать вшестером тридцать человек это настоящее безумие, то неожиданная атака в соотношении два к одному это оказалось сверх просто. Первым делом мы вырезали отряд часовых, они не успели даже пикнуть когда из темноты вылетели бойцы ускоренные активным ядром. Прежде чем кто-то из них успел хоть что-то сообразить все было кончено.

С основной группой я решил не рисковать и выдал каждому приоритетные цели. И тут же с разбегу влетел с ударами шуаньгоу в спину отдыхающих врагов. Может это и глупо, но я уже понял, что чем больше я сражаюсь тем быстрее я развиваюсь как мастер колец силы.

Моя атака была сигналом к нападению и ребята не подвели. Прежде чем фиолетовые успели среагировать в них уже летели тяжелые копья которые не особо предназначены для метания. Тренированные руки усиленные энергией воды спокойно бросали их на двадцать шагов. По факту бой закончился не успев начаться.

Мой порыв поддержала Мэйлин и мы с ней успели срубили четверых, прежде чем они успели среагировать. Подвижный, как капля ртути, десятник успел вскочить и достать свой дао, но не зря я назначил его приоритетной целью.

Ты можешь быть мастером боя, ты можешь отлично сражаться, но когда в тебя летит шесть копий из темноты, то ты всего лишь мишень. Не знаю каким чудом он сумел уйти от пяти копий, но его гибкости мог бы позавидовать Нео из Матрицы. Вот только реальность злобная тварь и чье-то копье брошенное точно в середину спины тут же бросило его на колени. И тут же следом из темноты вылетел Сяолун пригвоздивший десятника копьем словно бабочку.

— Чисто старший брат. — сообщил Хо после того как лично проверил каждого из лежащих на прибрежном песке людей. — Потерь нет.

— Отличная работа! — Я осмотрел своих бойцов, маленькая победа придала им боевого духа. Надеюсь этого хватит. Потому что то что мы будем делать это настоящее самоубийство, но приказ есть приказ. — Клянусь Богами и духами я рад что вы со мной. Нам предстоит самоубийственная миссия, но мы шан! И мы выполним приказ во имя Империи! — Толкать такие речи для меня куда сложнее, чем заниматься традиционным трештоком перед раскруткой поединков, но вариантов нет. Моя цель победить! Шепоток одобрения пробежался по рядам, а я уже начал отдавать приказы. Меня захватил кураж, я чувствовал как пульсирует мое ядро. Как по энергетическим каналам течет огненная волна силы. Жажда сражения вела меня к победе.

— Мэйлин, — я повернулся к своему прекрасному заместителю. — Возьми десяток и выясните, что там с укреплениями и патрулями. Сомневаюсь, что у них будет много часовых, но лучше подстраховаться.

— Слушаюсь командир. — Мэйлин тут же начала тыкать пальцем в бойцов. — Ты, ты и ты, — набрав десяток она тут же отдала приказ выдвигаться. — Идем за мной.

— Хо, — здоровяк кивнул, показывая, что он готов слушать приказы. — Соберите все копья. Выбери тех кто лучше всех умеет их метать. Думаю они пригодятся, не факт, что все пройдет гладко.

— Слушаюсь старший брат. — Он поклонился и тут же начал отдавать указания, а я задумался.

Единственный шанс победить это перерезать большую часть врагов пока они еще спят. Иначе нас просто задавят массой. Десяток таких бойцов как десятник которого мы с Мэйлин победили и от нашего отряда не останется и следа. Пока мы мы любители, а они пусть и не топовые бойцы, но уже профи имеющие за своей спиной множество боев. Нечего предаваться унынию и заранее себя хоронить, мы справимся. Я усмехнулся и размял кисти, скоро мне придется выложиться по полной.

Когда все копья были собраны я отдал приказ выдвигаться. Почти пять десятков бойцов двигались сквозь небольшой лесок покрывающий большую часть острова. Мы шли легко и почти бесшумно, ну или мне так казалось.

По моим ощущениям сейчас было около трех часов ночи еще пара часов и начнет светать, а значит скоро наступит самое темное время суток. Это позволит нам подобраться поближе к врагам. Да и спится в такое время слаще всего. Вот мы и станем для фиолетовых настоящими ночными кошмарами.

Ряды ровных палаток окруженные частоколом были уже видны впереди, когда нас перехватил один из бойцов уходивших с Мэйлин.

— Старший, — произнес он шепотом. — Мы выяснили количество разведчиков и периодичность патруля, сейчас Мэйлин с остальными готовятся к захвату. Она отправила меня к вам, чтобы вы случайно не спугнули добычу.

— Хорошо, все залегли, ждем от нее отмашку. — ненавижу когда от тебя ничего не зависит. Ожидание меня убивало, хотелось все сделать самому, но я прекрасно понимал, что я доверился этой странной девчонке и теперь все станет ясно. Если она справится, то у нас большие шансы, если нет то все идет в задницу и я поведу ребят в самоубийственную атаку. Приказ есть приказ, а на моем ранге остается только выполнять. Не выполнение приказа это трусость, а наказание за нее в военное время одно — смерть.

Мои глаза уже привыкли к ночной мгле и в этой кромешной темноте я начал различать какие-то силуэты. Огненная звезда факела несмотря на расстояние настолько жутко слепила глаза, что пришлось опустить взгляд ближе к земле.

Я чуть не пропустил самое интересное, скорость с которой развивались события поражали. Одни смазанные тени рванули к другим, раздалось несколько сдавленных стонов и уже через несколько секунд тени двинулись в нашу сторону.

— Задача выполнена командир, — с легким поклоном доложила Мэйлин. — Есть несколько удобных проходов, но надо делать все тихо.

В стандартной легионовской палатке располагались места для одиннадцати человек. Десятник всегда спит со своими бойцами. Это полусотники и более высокое командование спят в отдельных офицерских шатрах. В армии Империи все стандартизировано для простоты обучения и минимизации расходов.

Словно тени мы проскользнули в мирно спящий лагерь фиолетовых. Четыре сотни бойцов, это сорок с лишним палаток с учетом офицерских шатров. Разделив своих бойцов на пятерки я распределил цели. В каждую пятерку я поставил одно из бойцов умеющих хорошо метать копья, с приказом реагировать по обстановке.

От нервного напряжения по позвоночнику скатывалась тонкая струйка пота. В горле пересохло. Приказ который я отдал был отвратителен и мне было откровенно хреново. Одно дело бой лицом к лицу, когда ты рубишься с противником один на один. Даже нападение из засады дает врагу хоть какие-то шансы, но когда ты взрезаешь полог палатки, чтобы убить спящего это совсем другое.

«Хватит потомок. Ты такой же как и я. Ты карающая длань Крылатого отца. Вороны будут кружиться и петь песню победу. Сомневаться можно до того как ты решил, начав выполнять ты должен стать подобен клинку, что разит врагов в руках мастера. Я верю в тебя».

Не знаю, что больше мне помогло слова предка или же осознание, что эти люди спящие в палатках не пощадили бы меня, но я отдал приказ. С едва слышным звуком острые клинки вспороли парусину палаток и каждый из нас нанес несколько быстрых ударов. Никакой жалости, никакой пощады. Эти мысли крутились в моей голове, а голос голодных духов становился все более настойчивым. Они уже не шептали, они кричали мне о том какой я глупец. Сколько тут бесхозной силы. Стоит сделать лишь маленькое усилие и снять амулет и с этих тел и я стану сильнее. «Да заткнитесь вы!»

Тихонько разрезать парусину, увидеть лежащее тело и убедившись, что все остальные готовы нанести несколько смертельных ударов. Никакой самодеятельности, только безжалостная эффективность. Не знаю как остальных, а меня трясло от того, что я делаю и приходилось прилагать просто титанические усилия, чтобы вот так просто воткнуть клинок в спящего человека.

«Это придет со временем Ян. Пока ты боец, а не убийца. Тебе надо отточить свой разум и свою волю, чтобы ты смог справиться с теми испытаниями которые тебе еще предстоят. Ты чужак в нашем мире и в тебе слишком много мягкости. Я видел твою память. Ты любишь и умеешь сражаться, но до того как ты попал в этот мир на тебе не было смертей. Пойми иногда смерть одного это путь к спасению тысяч. Благословение голодных духов для тебя спасение и проклятие одновременно. Они притупляют ужасы смерти, но они же постоянно тебя подталкивают на путь смерти. Никогда не упивайся смертью, она лишь инструмент, когда все остальные бесполезны. Цена твоего разума — целый мир. Может есть и другие потомки кланов крови, но мы можем быть точно уверены только в тебе.»

Это все не по настоящему, эти ребята завтра встанут и будут ругаться матом на малолеток шан, которые их обыграли. Эти мысли и слова Тинджола примеряли с тем, что мне приходилось делать.

Мы были настоящими палачами, двигаясь от одной палатки к другой и пока все шло отлично. Но везение никогда не бывает вечным. Из офицерского шатра вышел какой-то крепыш, громко зевающий и потирающий глаза. Он был одет в одни штаны, но стоило ему заметить нас как он тут же словно проснулся.

— Какого демона вы тут делаете? — удивленно спросил он, но судя по изменившемуся выражению лица он начал осознавать, что происходит. Чертова луна, могла бы и помочь. Хочешь что-то сделать хорошо сделай это сам, боец с копьем словно завис увидев противника.

Словно заправский спринтер я сорвался с места и, прежде чем он успел набрать в лёгкие воздух, один из моих шуаньгоу уже летел в него. Главное, меч-крюк сделал — сбил дыхание. Но метать подобное оружие явно надо учиться. А дальше дело оказалось за малым.

Я налетел на него пока он пытался схватить мой шуаньгоу. Пинок в лицо немного убавил его прыти, но он оказался куда крепче чем я думал и вместо того чтобы отключиться решил атаковать. Из положения лежа он попытался подсечь меня, но если чему и учат в школе Шуте-бокс, то это как правильно атаковать лежащего противника. Сальто с приземлением двумя ногами на его грудь и тут же добить его руками. Глядя на затихшее тело, до меня только сейчас дошло, что я просто мог перехватить меч-крюк прямым хватом и добить его не напрягаясь. Гребаная сила привычки.

Напряжение мало помалу начало меня отпускать и подхватив шуаньгоу, я указал на этот шатер, пора заканчивать. Нам не может везти вечность и пока это везение сохраняется надо успеть как можно больше.

Шатры офицеров были примерно раза в два с лишним больше палаток солдат и так просто разрезать полог, чтобы убить спящего не получится. Полусотники предпочитали спать в куда более удобных условиях.

Глубоко вздохнув, я отбросил все свои сомнения и аккуратно откинул полог шатра. Предательница луна скрылась под покровом набежавших туч и было практически ничего н видно. Жестом остановив бойцов которые готовились последовать за мной я сделал первый шаг. За ним второй.

Первого полусотника я скорее почувствовал, чем увидел и понимая, что каждая секунда на счету тут же присел на одно колено вбивая шип на рукояти шуангоу ему в горло одной рукой, а ладонью закрыв рот. Кто знает на, что способны профессиональные бойцы легиона прошедшие уже не одну битву.

Сердце билось как боевой барабан пока я двигался практически на ощупь в этой кромешной темноте. Резкий всхрап заставил меня ускориться и выдавший свое местонахождение боец стал моей очередной жертвой. Я уже не обращал внимание на голоса голодных духов которые умоляли накормить их.

Закрыв глаза я словно стал ощущать пространство вокруг. Любитель испортить сон товарищам погиб первым. Остальные трое так же успокоились мгновенно.

Лишь выйдя из шатра я осознал, что мокрый от пота. Вытерев о штанины ладони я увидел как собираются все остальные.

— Все чисто старший, — на лице Мэйлин была какая-то странная улыбка. Ей словно доставляло удовольствие подобная деятельность. — Никто даже не пикнул, твой план оказался достаточно сумасшедшим, чтобы сработать.

— Проблемы были? — сейчас бы уничтожить предводителя отряда, а не разглагольствовать, но мне нужна была передышка. Слишком сильно на меня повлияли эти убийства беззащитных.

— У нас, — произнес Хо. — Мы потеряли три пятерки, но парни с копьями которых ты поставил решили проблему.

— Старший, — произнес Сяолун низко поклонившись, — дозволь мне взять жизнь предводителя. — он остался в этой позе ожидая моего ответа.

Честно говоря такая просьба была для меня настоящим спасением. Мне до дрожи в коленях не хотелось снова видеть спящее тело в которое мне надо вонзить клинок. Предок правильно сказал я боец, а не убийца. Я готов сражаться один против многих, но убивать спящих претило моей натуре.

— Вперед брат, только не рискуй. Мы прикроем. — я старался контролировать свою речь, чтобы никто не понял насколько же я рад этой просьбе.

— Спасибо старший.

Шатер предводителя отряда похоже одновременно был и штабом. Иначе какой смысл делать его таким гигантским? Рядом с ним стоял флагшток на котором развивалось фиолетовое полотнище с иероглифом победа. Указав на него, я приказал Мэйлин:

— Спустить, только тихо.

— Слушаюсь.

Сяолун словно змея проник в шатер и мое сердце бешено стучало. Я ждал криков победы, но лишь тишина натянутая как струна звучала в моих ушах.

— Все демоны Дзигоку! — выругался я сквозь зубы — Сяолун, да где же ты.

— Он справится старший, — ко мне подошел Хо.

Стоило Мэйлин снять флаг как сквозь стенку шатра вылетело тело Сяолуня. А следом вышел полуобнаженный гигант с дадао.

— Щенки пришли сдохнуть. Солдаты ко мне! — проревел здоровяк на удивление знакомым голосом.

— Метай! — надпочечники выбросили дикую дозу адреналина и мой мозг очистился от всей рефлексии. Рубка кость в кость это моя стихия!

С ловкостью мангуста здоровяк, уклонился от брошенных в него копий и скользящим движением срубил одним ударом пару моих ребят.

— Да где вас демоны носят! — и тут до него похоже дошло. Он поднял клинок над головой и по его мышцам покрытым шрамами протянулась серая пелена. — Значит, мои люди проиграли эти чертовы маневры! Но вы то тут! — он говорил словно безумец. — И вы мертвецы! Я заберу ваши головы!

Демоны Дзигоку! И почему снова этот отрубатель голов. Предательская луна полностью очистилась от туч и я узнал это лицо. Лицо человека уже второй раз обещающего отрубить мне голову. Судя по тому как он изменился в лице он тоже узнал меня.

— ТЫ! — его вопль был больше похож на рев смертельно раненного кабана который пытается всадить свои клыки в живот обидчика.

— Вместе! Убить его!

Есть старое правило расчетов эффективности бойцов. Пробудивший ядро неофит стоит двух обычных человек. Адепт стоит двух неофитов. Потом разница в мощи разительно увеличивается. Аколит в состоянии справиться восемью адептами. Мастер может справиться с восемью аколитами.

Судя по тому как падали мои люди один за другим мы нарвались именно на мастера. Еще двадцать ударов сердца назад нас было почти шестьдесят. Сейчас вокруг этого смертельно опасного кабана было около сорока бойцов, а он даже не запыхался рубить своей оглоблей.

Бой был его стихией, может он и псих, но он словно родился с дадао в руках. Любое движение тут же превращалось в атаку. Каждый шаг нес с собой смерть.

— Его надо обездвижить хотя бы на пару мгновений! — прокричал я Хо.

— Ян, атакуем! — это уже кричит Мэйлин.

Мы рванули одновременно, скрещенные мечи крюки столкнулись с тяжеленным дадао. От силы удара я упал на одно колено. Не знаю как, но эта сволочь успела уйти от удара Мэйлин и выбить еще несколько бойцов.

Стоило мне вновь напасть, как я получил тяжелый удар рукоятью. Пальцы разжались, я словно ощутил как мечи выпали из моих рук. Свет в глазах окончательно померк и я отключился. Не знаю сколько я провалялся в отключке, но когда мои глаза открылись бой еще шел.

От моего отряда осталось меньше десятка, но и здоровяк изрядно выдохся. Меня эта сволочь не принимала в расчет. Безумно болела челюсть, но похоже нефрит в кольце Земли сделал меня куда прочнее.

Хо рванул в самоубийственную атаку, а Мэйлин работала как обычно вторым номером поддерживая его атаку множеством быстрых ударов в своем стиле. Здоровяк, под бешеным натиском, сделал шаг назад. Второй.

Я притаился словно хищник в засаде и молил всех богов и духов, чтобы эта тварь сделала еще шаг. И чудо свершилось. Он сделал шаг.

Словно охотящийся питон, я тут же зацепил его ноги заставляя упасть. Захват его руки и двуручник больше не помеха. Он был безумно силен, но мне требовалось продержаться всего лишь несколько мгновений.

Боли нет.

Его локоть словно отбойный молоток крушит мои ребра. Эта сволочь пытается выбраться. А мои бойцы пытаются пробить его магическую защиту.

Смерти нет.

Кажется я сейчас вырублюсь. В легких уже нет кислорода. Да убейте вы его!

Есть лишь только путь.

Очередной удар, почти потушил мое сознание и ноги ослабили захват. Наплевав на сыплющиеся со всех сторон удары, он начал вставать. Неужели он как тот кихо Паука с непробиваемой шкурой.

Есть лишь моя воля.

Рука нащупывает такую знакомую и родную рукоять шуаньгоу. Я чувствовал, что клинок хочет мне помочь и я стал с ним единым.

— Сдохни. — Тяжелый клюв меча крюка ударил в основание черепа этой бессмертной твари. Энергий воды словно срезонировала с металлом усиливая мощь атаки. Перед внутренним взором словно взорвалась сверхновая, а ядро исчерпалось до дна.

Командир фиолетовых, сделал шаг, второй и упав на землю затих. Гребанные твари, да будь он готов он бы один нас всех вырезал. Хо и Мэйлин помогли мне встать. От моего отряда осталось шесть человек. А над рекой занимался рассвет.


Глава двадцать первая. Амок


Мы подняли на флагштоке белую простыню, на которой я единым росчерком изобразил иероглиф победа. Получилось почти идеально, недаром предыдущего владельца этого тела готовили к судьбе мага-шугендзя.

В шатре любителя отрубать головы который положил почти весь мой отряд, нашлась тушь и кисть для рисования, а дальше тело действовало на автомате. Плавное движение кисти по ткани, словно запустило во мне осознание происходящего.

Я ощущал себя так, словно по мне проехался асфальтоукладочный каток. Болело все, но хуже всего мне было от осознания, что я потерял девяносто процентов своего отряда. Будь тут хотя бы еще один аколит в сознании и мы бы проиграли. Нас бы тупо вырезали как щенков. В реальной жизни, подобная атака была бы самоубийством. Это как гигантский костер тушить сырыми дровами, может и потушишь, но шансы мизерные.

Зачем отдали такой приказ? В чем его смысл? Или может я просто тупой и не смог найти решение проблемы? И дело во мне как в командире? Голова просто разламывалась от подобных мыслей.

— Старший брат, выпей вина — полегчает. — Хо протянул мне бурдюк из командирской палатки которую он успел уже обыскать. — На тебе нет лица.

— Спасибо Хо. — я отхлебнул из фляги. Вино оказалось на удивление интересным, терпким и с легким ягодным вкусом. Какого дьявола? Я сижу тут и оцениваю вкус вина, когда от моего отряда почти никого не осталось. Внутри меня словно, что-то зашевелилось, я почувствовал напряжение, будто кто-то смотрит на нас. Резко вскочив на ноги я крикнул остальным. — Готовьтесь, я что-то чувствую. В круг! Спина к спине! — короткий приказ и мы встали ощетинившись клинками.

Усталые до изнеможения, мы через силу приготовились к бою. Шесть смертельно усталых подростков, которые готовы были продолжать сражаться. Грустно ухмыльнувшись я подумал, что судя по всему нам хана и сюда идут бойцы фиолетовых.

— Ну что смертники, сдохнем как полагается героям — с клинком в руках и кличем за Императора на устах. Да продлят Боги и духи его годы. — меня потянуло на юмор висельников, это явно не к добру. Теплой волной меня накрыла веселая ярость. Мне стало плевать на все сомнения. Внутренняя рефлексия была закинута в такие глубины, что оттуда ей вылазит и вылазить. Губы расплылись в ядовитой улыбке. Шан готовились к бою в котором нам не победить, но просто так мы не сдадимся.

Я глубоко дышал, старательно прокачивая воздух сквозь легкие и насыщая кровь кислородом. Сердце билось как барабан. Мне хотелось броситься в атаку, но врагов все не было видно.

Если честно, я просто был вымотан до предела, чтобы выдумывать хитрые планы. Да можно было затаиться и напасть неожиданно, но мне было настолько плевать, что просто хотелось старой доброй зарубы кость в кость.

— Сухэ, посмотри какие славные бойцы. Избитые, но несломленные. — раздался мягкий голос гиганта тысячника. — Еще и задачу выполнили. Старый друг, кажется я должен тебе десять монет.

— Солдаты! — громкий голос Сухэ казалось заполнил все в округе. — Вложить оружие в ножны. Мои поздравления, с выполнением задачи, командир знамени. — Он смотрел мне прямо в глаза и по доброму улыбался.

— Инженеры, начать собирать орудийные расчеты. — Только сейчас я заметил с каким караваном повозок двигались белые. — Скажите шугэндзе пусть поднимают дохляков. Как поднимут всех в тыл. Нечего тут валяться. — тысячник отдавал один приказ за другим. — Заменить эту тряпку на флаг тысячи!

— Молодцы, что подняли флаг. Теперь можете занять одну из палаток и отдохнуть. — Сухэ отдал нам приказ. — Ян, к тебе это не относится. Ты идешь за мной. — Он жестом указал на шатер полутысячника.

Тысячник указал мне на стул в углу со словами «Подожди пока», а сам расположившись на месте командующего начал проверять свитки. Минута шла за минутой, а отпустивший адреналин начал клонить меня в сон. Я всеми сила пытался сохранить на лице маску внимания, но получалось, судя по всему, хреново.

— Ян не спи. — усмехнулся Сухэ, — Есть что-то интересно старший?

— Фиолетовым хана. Они не удержат брод под нашей с зелеными атакой. Есть шанс отступить, но там позиции красных. В общем брат, свои баллы мы взяли и во многом благодаря ему и остальному мясу. — он ткнул своим пальцем в меня.

В шатер вошел среднего роста длинноволосый мужчина одетый в длиннополый халат расшитый драконами. Количество разных амулетов, фетишей и свитков закрепленных на его одежде просто поражало воображение. На каждом из пальцев, с длинными крашенными в красный ногтями, было одето как минимум одно кольцо, а не указательных по два. Мочку левого уха оттягивала тяжелая золотая серьга с каким-то черным камнем. Видок конечно тот еще, вот только от него фонило такой мощью, что я бы не рискнул с ним связываться.

— А вот и шугендзя наконец-то сподобились добраться. Опять пили всю ночь, а остальным говорили, что проводили священные ритуалы. — язвительно произнес Сухэ.

— Сухэ заткни свой поганый рот, а то прокляну. — как-то очень вяло произнес пришедший и тут же сбросил на пол лежащие на стуле документы. Устроившись поудобнее он произнес. — Лучше налей гостю вина.

— Из тебя гость, как из портовой шлюхи девственица. — проворчал полутысячник, но вина при этом все же налил. — И какое проклятие для меня ты придумал в этот раз.

— Лишу тебя мужской силы, — отхлебывая из пиалы начал маг, но его слова перебил громкий хохот Сухэ и тысячника.

— На это тебе не хватит сил старый пердун. Опять болеешь с похмелья?

— Бочонок вина на двух шугендзя из которых ни один не специализируется на земле? — маг криво усмехнулся, а потом поднял палец вверх. — Я придумал для тебя проклятие получше жеребец, превращу тебя в мужеложца. Вон и симпатичная жертва есть для тебя, — острый ноготь указал на меня.

— Я женщин предпочитаю постарше и поопытнее, так что твое проклятие обернется скорее бедой для тебя симпотяжка. — полутысячник расплылся в глумливой улыбке.

— Вот, что с тобой делать здоровяк? — судя по ответной улыбке мага, такие пикировки для них норма. — Наливай еще.

— Что с выбитыми? Всех подняли? — спросил тысячник разбиравший документы и не обращавший внимание на перепалку шугендзя и своего помощника.

— Как всегда, все в пределах допустимого. — шугендзя отхлебнул еще вина и блаженно зажмурился. — Хорошо винишко.

— В пределах допустимого? Что это значит? — я переводил взгляд с одного на другого ничего не понимая. Нам же обещали, что в этот раз все амулеты будут работать нормально.

— Мальчик, потери не больше двух процентов. Из тех шан кто нападал на остров вообще только один отправился на встречу с предками. Вы изрядно накормили накопители на своем отборе. Так что нервничай поменьше, тем более почти все твои люди живы. Как у остальных дела не знаю, но думаю, что процент потерь допустимый у всех.

Мне перехватило дыхание. Внутри меня пульсировало ядро, наполняясь энергией гнева. Мне хотелось убивать, рвать на части, втаптывать в грязь. Я хотел ощущать как хрустят кости этого ублюдка увешанного цацками. Твари, какие же вы все твари. Допустимые потери, работающие амулеты. НЕНАВИЖУ! Перед глазами все плыло. Звуки словно размазывались. Из горло раздалось низкое рычание. Губы сами собой раздвинулись в жутком оскале.

Боли нет. Смерти нет. Есть лишь путь. Есть лишь моя воля.

Древняя как мир мантра зазвучала в моей голове, а потом неожиданно наступила темнота.

Медленно, сознание начало ко мне постепенно возвращаться. Сквозь пелену окружающую мою голову доносились знакомые голоса:

— Ты идиот? Зачем столько энергии вложил в удар?

— Да пошел ты Сухэ. Ты видел, что этот щенок начал формировать?

— Ну сконцентрировал энергию для дистанционного выплеска. У него на первом ранге все кольца на золоте, у тебя тут столько защитных амулетов, что не выдержит удар адепта?

— Тебе всю башку отбили дебил? Забыл чему тебя учила твоя сестра? Ну сконцентрировал энергию, — передразнивая полутысчника прогнусаивл маг. — Парень инстинктивно сформировал базовое атакующее заклинание аспекта лавы. Не выруби я его сразу наглухо, он бы мне полгруди бы прожег.

— У адепта, пробудился аспект? Ты смеешься?

— Клянусь демонами Дзигоку! Сухэ, не будь ты мужем моей сестры, я бы сказал все, что я о тебе думаю. Подобные случаи зафиксированы. Мой наставник рассказывал, что на его потоке был один такой.

Я попытался разлепить глаза. В голове трещало, будто по ней потопталась толпа гопников. Во рту была дикая пустыня. Я прохрипел:

— Кхходы. — первым отреагировал маг и тут же сунул мне чашу с вином которую я прикончил в два глотка. На удивление мне резко стало лучше.

— Запомни парень, вода очень плохое средство когда тебя атакуют с помощью дисбаланса стихий. Лучше всего от последствий помогает именно вино.

— Какого демона тут происходит? Что произошло? Почему я отключился?

— Амок, парень. — Черные глаза тысячника внимательно смотрели на меня. — Черная вода будет для тебя очень серьезным испытанием если ты не сможешь себя контролировать. — Бабушка Ардана тоже говорила, что важнее всего мне сейчас научиться себя контролировать. — Ты жаждал нас убить. Твое желание было настолько сильно, что тебя уже было не дозваться. Так начинается амок. Сумей ты это сделать ты бы начал атаковать любого кто находится рядом пока были силы, а потом бы упал от истощения. В случае если бы ты выжил, то в твоей памяти зияли бы сплошные пробелы. Амок высасывает всю твою энергию до последней капли и направляет тебя с максимальной эффективностью. Именно поэтому бойы подверженные амоку так опасны.

— Но как? — круто, что тут сказать. По факту они сказали, что я сумасшедший маньяк у которого поехала крыша.

— Так бывает у тех кто пережил большое потрясение на фоне опасных действий. Похоже ты отреагировал очень остро на эту вылазку.

— И почему я еще тут, а не в военной полиции, как напавший на старших по званию? — я слишком устал, чтобы играть в игры этикета. Простые вопросы надеюсь дадут простые ответы. Сухэ улыбнулся и кивнул тысячнику:

— Старший брат, думаю придется ему рассказать. Он сумел справиться с ситуацией. — тысячник кивнул и погладив подбородок приказал шугэндзя:

— Поставь полог.

— Слушаюсь тысячник. — он сделал несколько пасов руками, а я почувствовал как энергия вокруг него забурлила и превратилась в сферу которая окружала нас четверых. — Готово, полчаса нас никто не сможет подслушать.

— Магистр Ляо попросил меня присмотреть за тобой и высказать свое мнение. В иерархии общества я нахожусь ниже Ляо, но мое мнение в плане оценки людей стоит многого. — тысячник, не утруждая себя пиалой, взял кувшин вина и отпил прямо из него. — Мое мнение следующее — общество должно помочь тебя развиться. Из тебя выйдет хороший командир, но тебе надо учиться контролировать свою жажду убийства.

— Почему нас не предупредили о том, что эти гребанные амулеты могут не сработать? — на последних словах я почти кричал.

— Империя стоит на правилах и обычаях парень, — маг сделал глоток из пиалы в которую Сухэ подлил вина. — Командир приказывает — солдат исполняет. Привыкай, отныне ты разменная монета если не готов стать игроком. Амок не самая большая твоя проблема. Твоя главная проблема, — его костлявый палец уткнулся мне в грудь — ты сам! Никто из нас тебе ничем не обязан и если бы мы не верили магистру!

— Хватит! Не забывайся! — резко произнес тысячник.

— Приношу свои извинения старший! — сверкая глазами произнес маг.

— Даже решив стать игроком, ты должен научиться держать лицо. — Сухэ по доброму улыбнулся. — Сейчас ты слишком явно хочешь оторвать нам головы. У тебя большой потенциал, но с таким поведением в Академии Земли и Неба ты станешь очередным новичком который погиб на испытаниях первого года.

— За выполнение задания я поставлю тебе высший бал. Твоя задача была самоубийственной, но ты сумел справиться. Будь сейчас большая война, то ты ценой шестидесяти солдат, спас бы тысячи. Война это математика потерь и боевого духа парень. Ты или примешь это или тебе лучше вернуться на свои острова и торговать там рыбой. — обычно мягкий голос тысячника сейчас звучал как металл.

— Спасибо за науку старшие, — я поклонился им, а в моей голове звучал голос предка. «Ян, будь аккуратнее. Они изучают тебя, запоминают каждое твое слово. Каждый твой жест, каждое движение. Пока ты им полезен они будут тебя поддерживать, но как только ты станешь не нужен». Он не успел договорить как я мысленно его перебил «То я стану трупом.» «Не зря наши души созвучны с Даитенгу. Говорят он был лучшим игроком в го среди всех хранителей кланов».

* * *
Через несколько дней мы вернулись в академию. Все это время меня не покидала уверенность, что с моим заместителем что-то не так. Ее поведение постоянно не соответствовало ее облику. То это безжалостный убийца готовый в любой момент сражаться, то это эдакая манипуляторша-соблазнительница которой что-то надо было от меня. После захвата острова у нас не было возможностей остаться наедине и нормально пообщаться.

Женщин в прошлой жизни у меня хватало и я прекрасно знаю как ведет себя женщина если она тебя действительно хочет просто потому, что хочет. И как ведет себя та которой что-то от тебя надо. Мэйлин явно что-то от меня требовалось. Вопрос что? И почему так топорно? Ничего не понимаю.

Всю тысячу собрали на площади и мы как командиры знамен вновь стояли небольшой группой впереди переговариваясь вполголоса.

— Сколько у вас было потерь? — спросил я вопрос который меня интересовал больше всего.

— По словам шугендзя в пределах допустимого, — произнес Цан Фэй, а остальные кивнули. — У тебя как?

— Один из моих, остальные легионеры.

— Они перековывают нас. Убирают слабость, страх, жалость, вырабатывают привычку к смерти. — Вот от кого я не ждал таких размышлений так от Донга.

— Тихо, Фат идет. — шепнула Баожэй.

Медленно к центру площади шел старший наставник Мужун Фат одетый в все тот же легионерский доспех. Он обвел нас глазами и начал говорить:

— Курсанты, — его голос заполнял всю площадь. — Я поздравляю вас с успешными маневрами, все командиры тысяч высоко оценили ваш вклад в традиционные маневры. Я вместе с вами скорблю о тех кто погиб, но смерть это постоянный спутник воина. Считайте, что им не повезло, зато они с честью ушли на круг перерождения. — Он грустно усмехнулся и продолжил. — Я горжусь каждым из вас. Вы будущая опора Империи. Именно вы становой хребет наших легионов. Вам осталось не так много испытаний прежде чем вы вступите в военное братство. У каждой из академий обучающих шан есть свои традиции. Наша традиция — испытание черной воды. По десять человек вы спуститесь в подземелье под академией и выпьете воду из озера видений. Эта вода откроет вам истину кто вы есть на самом деле. Пройдя это испытание я с гордостью проведу ритуал опоясывания. И вы станете полноправными гражданами империи. Инструкторы принесите свитки.

К наставнику шли два инструктора у одного из них был черный сундук у другого белый. Они символизируют инь и ян?

Открыв сундуки наставник протянул руку и достал из каждого из них свитки.

— Первый десяток! — наставник начал перечислять имена, но я был словно где-то далеко пока не услышал последнее имя — Ву Ян! Удачи курсанты. Испытание черной воды начинается!


Глава двадцать вторая. Вопросы и ответы. Часть 1


Несмотря на сожаление, верные шуаньгоу аккуратно легли на кровать. На испытании было запрещено любое оружие. Мне физически не хотелось лишаться уже таких родных клинков. Судя по всему, я начал ощущать то самое единение человека и его оружия. Улыбнувшись я провел пальцами по холодной стали крюков, на секунду мне показалось, что меня словно кольнуло в пальцы. Будто клинкам тоже не хотелось расставаться со мной.

Больше всего меня радовало, что после прохождения испытания, я наконец-то стану опоясанным. По факту сделаюсь совершеннолетним по законам Нефритовой империи и после этого я буду отвечать в первую очередь за себя, а уже потом за свою семью. К демонам все лишние мысли, сейчас важнее всего пройти испытание. Проблема в том, что такое само испытание и почему все так беспокоились за мою жажду крови при его прохождении?

Испытание черной воды всегда назначается на новолуние, судя по всему оно связано с энергией Инь. Тьма, холод, тайные страхи и желания. Мысли лениво крутились пока я шел в купальню. Еще одна традиция перед любым ритуалом надо очиститься и вода один из лучших способов это сделать.

Холодный душ вымывал из мышц боль и усталость. В этой постоянной гонке я просто не осознавал насколько я вымотался и устал. Может в этом и смысл испытания, перегрузить эмоциями разум, чтобы ты действовал инстинктивно, а потом оценит насколько ты успешно прошел это чертово испытание?

Да все демоны Дзигоку, я опять начал разгоняться. Вдох-выдох. Дыхательные практики еще с прошлой жизни помогали мне контролировать себя. Вдох-выдох и текущая вода смывает все раздражение и негатив.

Не знаю сколько я стоял под струями холодной воды, но когда я вышел ощущения были словно я переродился. Чтобы не произошло на испытании я встречу это с достоинством чемпиона. Усмехнувшись я подумал, что легко быть чемпионом клана, когда ты единственный претендент. В этом мире одиночка может быть великим и могучим, но он пыль под ногами могущественных кланов и если я хочу забраться на самую вершину мне придется возродить клан. У магистра Ляо на меня свои планы, у Кумихо свои, но я буду действовать по своим правилам. А как сказал один мудрец на путях силы нет правил. Спасибо тебе жуткий кихо. Когда-нибудь я смогу сравниться с тобой.

Кое-как уложив волосы в пристойную прическу я начал облачаться. Штаны и легкая куртка без рукавов из белейшего шелка. Белая одежда символизирует чистоту помыслов кандидатов или у меня уже совсем поплыли мозги со всеми этими испытаниями и символами. Плевать. Есть очередное препятствие и мне надо его преодолеть.

Осмотрев себя в большом бронзовом зеркале я остался доволен — идеальный курсант, одетый в соответствии со всеми правилами. Чуть вздернуть подбородок, плечи сильнее расправить и вперед. Да прибудут со мной все Боги и духи, а Крылатый отец не забудет своего протеже.

Чем ближе я подходил к маленькому храму тем сильнее начинал нервничать. У входа стояло два стража с ростовыми клевцами гэ которые уже давно вышли из традиционного оружия армии Нефритовой империи. Стоило мне подойти ближе, как стражи с лицами на которых отсутствовали хоть какие-то эмоции скрестили клевцы перед моим носом.

— Кто-ты? — задал вопрос один из стражников.

— Ву Ян, командир знамени разведки, курсант Оплота Священного дозора. — что еще за вопросы? Никто об этом не предупреждал. Как же меня бесит вся это ритуализированная фигня. Нет чтобы просто и по деловому сказать, сделаешь так получишь такой результат. Глубокий вдох позволил очистить мои мысли.

— По какому праву ты сюда пришел? — следующий вопрос был уже от другого стражника. По какому праву? Да вы тут совсем ку-ку? Мне отдали приказ и я его выполняю, лично мне все эти испытания нафиг не сдались, я бы лучше пару тройку спаррингов в полный контакт провел, чем терять время на этой мути.

— По праву шан, по праву обучения, — ладно с мутью я конечно погорячился, возможности колец силы мне очень даже нравятся, но как же вы меня все достали. Хочу в отпуск, хотя бы на пару недель. Чтобы вокруг было теплое море, белый песок, красивые женщины и вкусные коктейли. И самое главное никаких инструкторов и наставников. Никаких боевых задач, особенно самоубийственных.

— Готов ли ты к испытанию духа и воли. К испытанию черной воды? — чуть нараспев произнесли оба стражника одновременно.

— Я шан. И я готов всегда. — надеюсь этого пафоса хватит. Все-таки, не смотря на почти полгода жизни в этом мире, мне с моими привычками человека двадцать первого века очень тяжело перестраиваться. Больше всего конечно меня коробит их отношение к смерти. Там где для нас гуманизм основа всего для них важнее верность традициям, какими бы они не были. Мне еще повезло, что среди моих товарищей по команде было пара буддистов, которые мне втолковали свое отношениие к кругу жизни и смерти. Не то чтобы я все понял, но базовые принципы осознал.

— Войди и испей черной воды.

— Не верь своим глазам, верь лишь сердцу.

С этими напутствиями они раздвинули свои клевцы, чтобы я смог войти в чернильно-черные двери небольшого храма. Стелы с изображениями четырех стихий стояли по краям круглого помещения, с потолком в виде звездного неба. Будем честны астрономией в прошлой жизни я мягко говоря не увлекался предпочитая старую добрую науку профессионального мордобоя. Мои глаза еще не успели полностью адаптироваться к сумраку храма и я не сразу заметил находящуюся в самом центре фигуру. Старший наставник Мужун Фат одетый в длиннополый халат расшитый знаками стихий посмотрел на меня и жестом подозвал к себе.

— Ву Ян, — когда глаза привыкли к скудному освещению я увидел как внимательно за мной наблюдает наставник. — Ты знаешь в чем состоит испытание черной воды?

— Нет старший наставник, — отвечая я глубоко поклонился. — Но я готов ко всему.

— Настоящий шан. Бесстрашный, способный преодолеть любые сложности. — Он слегка улыбнулся. — Знаешь ли ты кто самый опасный враг? — Его холодные глаза внимательно следили за мной.

— Да старший. Я сам. Если я смогу преодолеть себя, значит меня никто не остановит. — эта истина со мной с двенадцати лет. Сколько раз мне приходилось заставлять себя вновь подняться и встать в стойку мне уже и не упомнить. И именно благодаря этому внутреннему закону я стал чемпионом там и поднимусь на вершину и здесь.

— Хорошие слова юноша. Я слежу за лучшими из вас и ты один из них. Испытание черной воды заключается в том, чтобы ты справился с самим собой. Никто не знает как у каждого из шан проходит испытание, но почти все меняются.

— Что мне следует сделать и чего опасаться?

— Сделать немного. — Он зачерпнул, небольшой нефритовой пиалой, очень плотной темной жидкости из бронзового котла стоявшего рядом с ним и протянул мне. — Тебе надо выпить эту жидкость и спуститься по этой лестнице. — он указал на темный проем за своей спиной, в которой я сразу не заметил. — Там ты окажешся в подземном лабиринте. Твоя задача пройти его полностью и найти выход. Этот вход будет закрыт. — Он посмотрел мне прямо в глаза. — Опасаться тебе стоит лишь себя и того, что скрывается внутри твоей души. Да прибудут с тобой Боги и духи Ву Ян.

— Спасибо старший, — поклонившись ему я начал пить этот странный напиток.

Больше всего, и по вкусу и по консистенции, эта жижа напоминала русский имперский стаут. Плотная жидкость тяжелой волной падала в мой желудок оставляя легкий травянистый привкус на языке. Допив все я, с поклоном, вернул пиалу и решительно двинулся на встречу со своими демонами.

С каждым шагом вниз становилось все темнее и темнее, пока не осталось не единого источника света. Несмотря на отсутствие света я чувствовал себя уверенно. Я ощущал себя как после пары бокалов шампанского — в легкой эйфории.

Когда-то в прошлой жизни я слышал, что для того чтобы выйти из лабиринта надо всегда идти держась левой рукой за стену. Не знаю насколько это правда, но все равно у меня не было других мыслей как отсюда выбраться.

Лестница казалось не заканчивалась, я спускался вниз пролет за пролетом. Любые попытки считать ступени или даже сами пролеты летели в тартарары. Цифры расплывались в моей голове, мысли ускользали. Я не мог сосредоточиться ни на чем кроме чуть влажного холодного камня под моими пальцами.

Шаг за шагом я все глубже спускался во тьму, пока наконец-то ступени не закончились. Боги и духи как же я рад почувствовать под ногами пол, пусть он и слегка покачивается подо мной. Или же это меня шатает.

Глубоко вдохнув, я попытался сосредоточиться и отбросить все лишние мысли. С большим трудом, но мне это удалось. Раз задача выбраться из этого чертова места, значит я выберусь.

Правило левой руки, похоже имело под собой реальное основание. С каждым следующим шагом окружающая меня тьма медленно рассеивалась. Каменная кладка стены вдоль которой я шел начала покрываться слегка светящимся мхом и этого тусклого света уже было достаточно, чтобы не переломать себе ноги случайно запнувшись.

Кто бы не проектировал это место он явно знал как сделать человеку неуютно. Массив камня из-за низкого потолка давил на меня сверху, заставляя себя чувствовать мелкой букашкой. Как же я рад, что у меня нет клаустрофобии, хотя крыша тут может поехать и без нее. Сырой воздух наполненный множеством непонятных запахов, нос постоянно чесался и это жутко раздражало.

Тук.

Тук.

Тук.

Сам не понимая как, но как мне кажется я настроился на течение энергии этого гребанного лабиринта и мое сердце начало биться с ним в унисон. Шаг за шагом я двигался все дальше и дальше в глубь. Каким-то внутренним чутьем я ощущал, что приближаюсь к сердцу лабиринта.

Из воздуха ушла влажность, я начал ощущать на своей кожи легкий ветерок. Неужели я наконец-то близок к цели? С каждым шаго вперед мир начал окрашиваться в все более и более красные тона.

Я не понимал абсолютно ничего, но знал, что мне надо идти. Моя цель еще не достигнута.

Шаг вперед и я словно прорвал преграду. Передо мной оказалось небольшое озеро светящееся багровым светом. На его берегу сидела странно знакомая фигура, одетая в традиционные черно-красные одежды великого клана Ворона, с его традиционным знаком на спине. Стоило мне сделать несколько шагов вперед, как сидящий поднялся и развернувшись ко мне улыбнулся.

Я мог с уверенностью сказать, что я никогда раньше не видел этого лица и в то же время у меня было ощущение, что мы знакомы с ним целую вечность.

— Узнал меня? — такой знакомый голос разнесся эхом по пещере.


Глава двадцать третья. Вопросы и ответы. Часть 2


На меня смотрел с добродушной улыбкой очень светлый, для азиата, мужчина. Длина его темных волос была чуть ниже плеч или около того. Понять более точно мешала сложная прическа состоящая из множества тонких косиц у висков и длинного хвоста собранного на затылке.

Его улыбка совершенно не подходила его угловатому и резкому лицу, словно высеченному из камня. Я совершенно точно раньше никогда его не видел, но вот его стойка…

— Тинджол? — если начав произносить его имя я был не уверен в том что я прав, то стоило мне произнести первый слог, как моя уверенность стала абсолютной — это был точно он. Не знаю как, но я сумел узнать его несмотря на отсутствие тяжелого доспеха, шуаньгоу на плечах и тяжелого шлема с маской.

— Молодец потомок, узнал старика — он беззвучно поаплодировал мне. — Идем, посмотрим на одно из великолепнейших зрелищ Нефритовой империи. — Он махнул рукой показывая на светящееся багровым цветом озеро.

— Но как? — я совершенно ничего не понимал. Неужели тут вход в какое-то другое измерение? И теперь я могу пообщаться с ним как когда-то с бабушкой Арданой?

— Разве ты еще не понял парень? Кажется я тебя переоценил. Тогда просто будем наслаждаться видами, — он сел на каменный барьер окружающий это странное озеро. И почему мне кажется, что его тут не было несколько секунд назад? И почему эта вода больше всего напоминает кровь. Или это выверты моего подсознания? Подсознания?

Меня словно оглушило громом! До меня наконец-то дошло! Все сложилось в единую картинку! И лучший убийца клана Ворона, и странное озеро и мои блуждания по лабиринту и самое главное странные ощущения после напитка.

— Ты иллюзия моего больного воображения из-за наркотика который дал мне наставник?

— Старший наставник парень. Никогда не забывай про титулы и иерархию. Ты еще недостаточно силен, чтобы вырваться из этих тисков. Но в целом ты почти угадал, — он словно насмехался надо мной как всегда говоря так, чтобы я сам все додумал. Хотя может именно я его таким создал? Может именно такой образ нужен был мне в качестве проводника в этом гребанном мире? Мысли разбегались в разные стороны, в голове творился полнейший хаос.

— Какого демона тут происходит? — медленно во мне начала собираться энергия моего гнева. Я словно физически ощущал исходящую от меня жажду крови. Словно отвечая на мое настроение вода в озере начала бурлить.

— Забудь всю ту чушь, что тебе скормили выкормыши этих блохастых тварей. Ты потомок Воронов. — голос Тинджола мгновенно стал жестким и злым. — И значит ты выдержишь правду. Черная вода заставляет каждого ученика увидеть своих демонов. И сразиться с ними. — его голос стал издевательским. — Все это красивая ложь, для наивных идиотов.

— Раз ты чертов выверт моего подсознания, так говори нормально! Меня задолбали все эти загадки! — я почти рычал от ярости.

— Черная вода ослабляет любые ментальные блоки. Ты становишься восприимчив к любым воздействиям на твой мозг, а каждый виток этого лабиринта это вкладывает в тебя те законы и истины которые хотят в Академии.

Когда до меня дошел смысл сказанного, бурление озера превратилось в фонтан, а меня захлестнула волна столь обжигающего гнева, что хотелось разнести тут все на куски. Никто не имеет права управлять моими мозгами кроме меня!

Тело само встало в привычную стойку, а из горла вырывалось глухое рычание. Мне хотелось убивать.

— Неужели ты думаешь, что Львы просто так отпустят почти тысячу шан с не промытыми мозгами? Мой мальчик, Империя была создана как система противовесов. Каждый клан нес в себе свои законы или лишь все вместе мы могли достигнуть баланса. А теперь все летит в пропасть. — Он усмехнулся видя мою ярость. — Расслабься, ярость тут не поможет, но всегда есть другой путь.

— Какой же? — слова предка странным образом успокаивали меня.

— Подростки с их буйством гормонов и не зрелым разумом куда легче поддаются воздействиям. Твой разум уже давно сформирован к тому же у тебя есть козырь которого нет у других.

— Кровь Ворона и ты? — мой вопрос прозвучал на редкость ядовито. Предок лишь усмехнулся и вновь беззвучно мне поаплодировал.

— Мы всегда летим куда хотим. В этом сила Воронов. Наша кровь ведет нас за собой. Любителей покопаться мозгах полно в каждом клане, так что слушай внимательно и запоминай. Чем больше объектов ментального воздействия тем слабее эффект.

— Именно поэтому нас запускают сюда дозированно?

— Это одна из главных причин. Второе правило ментальных воздействий, если реципиент не знает о том, что на него воздействуют эффект намного мощнее.

— Тогда третьим будет, что наркотики и алкоголь упростят проникновение в разум.

— Отлично! Ты начинаешь понимать. Чем структурирование разум, тем сложнее на него воздействовать. Ты как личность сформировался давно, теперь ты знаешь, что в твое подсознание пытаются внедрить закладки и уже автоматически будешь защищаться.

— Стоп. Погоди, ты сказал, что чем больше объектов тем слабее эффект. А раз ты в моем сознании, то значит эффект делится и на тебя?

— Именно, а еще часть воздействия забирают на себя голодные духи которые вьются вокруг себя. — я сам не заметил как сидел напротив Тинджола, а озеро было гладким, как зеркало.

— Тинджол, так ты иллюзия или нет? — он на несколько секунд задумался, а потом начал говорить.

— Все будет зависеть от точки зрения. Без кувшина другого вина тут будет сложно разобраться, но как ты понимаешь, чем стабильнее твое сознание тем меньше будет воздействий со стороны лабиринта.

— А если без всех этих умствований. В своем мире я был спортсменом. Я зарабатывал деньги избивая других людей на потеху публики. Можно мне как-то по простому?

— То что ты видишь меня иллюзия. То что мы разговариваем нет. Черная вода позволяет мне почти без усилий говорить с тобой. У нас есть какое-то время прежде чем ее эффект начнет спадать. Судя по твоему состоянию его не много, ты на редкость хорошо перевариваешь эту дрянь. И да если не хочешь получить эффект, как это у вас говорится, — он на несколько секунд задумался, а потом хлопнул себя по ноге — Точно! Бэд-трип! Так вот если не хочешь его схлопотать то не рекомендую тебе пить хоть какую-то жидкость в этом лабиринте.

— Спасибо за урок. Объясни мне, почему кольцо Земли стало отливаться нефритом, если всего есть три ранга?

— А кто тебе такое сказал? — он усмехнулся.

— Стоп! Ты же сам мне говорил, чтобы мои кольца достигли золота, — начал я, но меня тут же резко прервали.

— Говорил и за счет этого ты теперь готов к нормальному развитию. Золото в кольцах первого ранга дает лучший базис для дальнейшего развития и позволяет тебе повышать ранг колец в любой момент, но у любого кольца есть не три состояния, а пять.

— Тогда почему никто об этом не говорит? Это тайна?

— А зачем? Серебра достигает один из ста практиков, золота один из тысячи. Те у кого кольца достигают нефрита редки как праведники среди уличного отребья. Вот только если золото можно обнаружить с помощью практик, то нефрит сможет обнаружить только архат специализирующийся на поиске.

— И как развивать кольца до нефрита и дальше? Ты так и не назвал пятое состояние.

— Пятое состояние это обсидиан. И оно смертельно опасно. Хочешь убить демона бей нефритовым оружием, хочешь убить кого угодно бей освященным обсидианом. Обсидиан это чистейшая сила и величайшая опасность. Человек с кольцами заполненным обсидианом уже не будет настоящим человеком.

— Но почему?

— Ты становишься духовным существом, а люди из тварного мира. Развив кольца до обсидианового состояния в девятом ранге, ты сможешь стать Богом. А чтобы стать Богом, — он не успел закончить, как я уже знал правильный ответ.

— Ты должен убить Бога.

— Правильно ученик. Как достичь обсидиана дальше третьего ранга не знаю даже я.

— Но ты научишь меня, как достичь его на третьем ранге?

— Клану Ворона нужен могучий чемпион. — его лицо исказилось от ненависти, а вокруг него появились языки тумана. — Ты моей крови, но как бы я не ненавидел тех кто уничтожил мой клан и моих любимых, тебе придется сотрудничать с их потомками, чтобы это мир выжил. Отомстить мы сможем и потом. Когда ты будешь готов я научу тебя пути обсидиана, если ты рискнешь пойти по этому пути.

— В чем риск?

— Обсидиан сделает тебя одним из тех кто меняет мир, так как угодно тебе. Мир будет прогибаться под твоей волей. — Он с ядовитой усмешкой смотрел на меня, — А ты думаешь кто-то по доброй воле решит поделиться с тобой своей властью?

— А как же главы кланов и император?

— Драконы, нарушили закон мироздания отдав приказ на уничтожение кланов крови. Им недоступен обсидиан последние шестьсот лет, но эти твари, — в голосе предка звучала бесконечная ненависть, — они сохранили в отличие от остальных не четыре кольца, а как было изначально — пять!

— Пять колец? И какое же пятое?

— То что объединяет все воедино — Пустота. Мастер кольца Пустоты были всегда редки, но сражаться с ними было настоящим мучение. Мастер Пустоты мог создавать из ничего новое, но самое главное именно они были самыми опасными врагами Дзигоку и других Проклятых царств. — его фигура начала бледнеть и потихоньку размываться. — Познай себя и ты познаешь Пустоту! Я горжусь тобой ученик. — его голос звучал так далеко, а все вокруг тонуло в темноте.

Сознание вернулось ко мне когда я согнувшись пополам извергал из себя желудочный сок вперемешку с мерзкой черной жижей. Спазмы сжимали мой желудок заставляя его полностью очиститься.

Кое-как отплевавшись, но так и не избавившись от мерзкого привкуса во рту я вдруг понял, что в это лабиринте в целом можно различать окружающие меня стены на несколько шагов вперед. Обойдя лужу у своих ног я решил следовать первоначальному плану и двигаться по правилу левой руки. Рано или поздно я отсюда все равно выберусь.

Шаг за шагом, я двигался вдоль этой бесконечной стены. Через некоторое время, краем глаза, я начал замечать иероглифы выложенные из камней на стенах. С усмешкой на губах я вспомнил, что говорил нам на посвящении лорд-наставник Мацу. Вместо декларируемых им концепций: мужества, сострадания, учтивости, чести, долга, честности и искренности, там были лишь подчинение, верность, покорность и поклонение владыкам. Я чувствовал как от этих иероглифов исходят энергетические потоки пытающиеся проникнуть вглубь моего сознания, но их встречала древняя как мир мантра составляющая саму суть меня.

Боли нет.

Смерти нет.

Есть лишь путь.

Есть лишь моя воля.

И моя воля приведет меня к вершине. Я не стану одним из слуг кланов. Мое место среди их владык. «Я горжусь тобой ученик! Во славу Крылатого Отца, ты вернёшь наш герб! И знамя с летящим вороном вновь будет вести за собой лучших из лучших.»

— Демоны! Да сломайся ты наконец! — раздался где-то впереди знакомый женский голос…


Глава двадцать четвертая. Вопросы и ответы. Часть 3


Словно гончая я рванул вперед на звук прозвучавшего голоса. Чертов лабиринт! Да пусть все демоны Дзигоку танцуют джигу на костях того психа который его придумал! Куда бы я не шел, голос звучал все дальше и дальше. Девушке явно нужна была помощь. Я конечно не рыцарь в белых доспехах, но мало ли какие глюки у человека. Да и сломать ногу тут проще простого. Бросать своих не в моих правилах, особенно тех кто прикрывал мою спину.

Закрыв глаза я потянулся к той связи которая появилась у меня после клятвы на острове. Медленно, очень медленно, но мне удалось расширить сферу своего восприятия и используя мощь кольца Воздуха почувствовать направление. Мои ноги несли меня вслед за невидимой нитью связи.

Это выглядело как какое-то безумие. Бой вслепую для меня всегда был из области глупых сказок. Да и какой в этом смысл если ты все равно хоть, что-то да видишь. Здесь же с каждым следующим шагом я начинал воспринимать мир по другому. Я стал словно летучая мышь со своими локатором или сонаром, не знаю как правильно это называется.

У меня словно появились какие-то новые органы чувств. Я точно знал, что тут стена, а тут проем. Спустя несколько минут я смог уже определять расстояние с точностью до шага.

Шаг за шагом я двигался по этому чертову лабиринту, раз за разом меняя направления движения. У меня даже сложилось впечатление, что я хожу кругами пока в один момент я словно не прорвался через невидимую преграду.

Мышцы на мгновение свело судорогой, а перед глазами заплясали мириады молний которым было совершенно плевать, что мои веки были сомкнуты. От резкого порыва ветра, моя кожа покрылась мурашками, а в голове раздался голос предка. «Нефрит в Воздухе ученик. Один вопрос, как? Самостоятельно раскрыть в себе чутье охотника и пройти по следу слишком мало, чтобы золото стало нефритом. Похоже кто-то из Небесной канцелярии тебе активно помогает.»

Все это было крайне интересно, но мои глаза сами собой открылись. И то что я увидел мне крайне не понравилось.

Первое, что бросалось в глаза это гигантский жертвенник, находящийся на постаменте. Над жертвенной плитой располагалась гигантская голова льва с открытой пастью. Рядом, словно почетная стража, находилось почти два десятка металлических статуй изображавших жуткую помесь человека и льва. Одетые в традиционные доспехи клана льва, даже с такой же расцветкой.

Эти существа сжимали в своих лапах разнообразное двуручное оружие. И судя по их оскаленным мордам, добротой душевной они явно не отличались. Что-то в их облике разительно отличалось от традиционных изображений благородных львов. Только через несколько секунд я понял, что меня смущало — рога. У каждой из этих тварей были рога, с такими в фэнтези-произведениях изображали демонов. Какого демона тут происходит? В моей голове раздался смешок. «Добро пожаловать в грязные тайны кланов. И даже не думай хоть кому-то сказать про такое. За разглашение подобной информации наказание одно — смерть. Хотя для чужаков достаточно просто знать об этом, чтобы быть приговорённым к смерти.»

Рядом с жертвенником находилось несколько клеток, в одной из которых находилась полностью обнаженная девушка. С яростью росомахи она пыталась сломать замок у двери. От каждого удара ее небольшая, но очень красивая грудь задорно подпрыгивала. Вид конечно роскошный, но как тут оказалась Мэйлин? И почему она заперта.

— Демоны! — прорычала мой заместитель и тут же нанесла очередной удар ногой в замок. Гулкий звук от удара эхом прокатился по зале.

— Мэйлин? Что тут происходит? — я уже был почти у клетки когда она меня увидела. На ее лице промелькнуло удивленное выражение, а потом она нисколько не смущаясь задала вопрос который чуть не сбил меня с шага.

— А ты ещё кто такой, Дизигоку тебя побери? — и тут же нанесла очередной удар пытаясь выломать замок на двери. Полоса металла на защелке была уже изрядно помята, даже без моей помощи она смогла бы выбраться часа через полтора подобных усилий.

— Мэйлин? Ты что меня не узнаешь? Ву Ян командир знамени разведки. Ты была моим заместителем на последнем испытании. — теперь уже я начал напрягаться и не понимать, что тут происходит. На лице девушке не было видно никакого узнавания. Это на неё так подействовала Чёрная вода?

— Значит этой твари удалось. — она в ярости нанесла очередной удар, — Клянусь глубинами океана. Как же я хочу ее убить. — из ее горла раздалось глухое рычание. — Что пялишься? Никогда женских сисек не видел? — сказать, что я офигел не сказать ничего. Где привычная Мэйлин пусть со странным поведением, но говорящая в традициях шан. Тут же был тот же самый голос, те же интонации, но она говорила по другому. Так строят предложения крысы или нюхачи, но не как не воспитанные шансы.

— Держи, — я скинул с себя куртку и протянул ее через решетку. — Прикройся, а я пока займусь клеткой. Вдвоём будет проще тебя отсюда вытащить.

— Если всё получится, я твой должник Ву Ян. — девушка накинула куртку и внимательно на меня посмотрела. Глубоко вздохнув я вспомнил как на соревнованиях мы разбивали предметы. Полоса металла уже была изрядно ослабленная, поэтому думаю нескольких ударов хватит. Закрыв глаза я потянулся к энергии ядра раскручивая одновременно нефритовое кольцо Земли, для создания защиты и золотое кольцо воды.

Шаг вперед и словно гигантский молот моя нога ударила прямо в замок, заставляя его скрипеть, а металлическую защелку изогнуться в другую сторону.

Вдох-выдох и я снова в стойки, а Мэйлин уже одевшая мою куртку тут же ударила с другой стороны. Похоже в плане контроля энергии, она меня серьёзно обогнала. Потрёпанный жизнью замок уже жалобно скрипел, когда я сконцентрировав всю мощь воды ударил с разворота. Судя по тому как висела защелка, замок был уже на последнем издыхании. Это словно придало сил Мэйлин и она начала наносить удар за ударом даже не пытаясь поймать мой ритм. Буквально десяток ударов с обеих сторон и замок разлетелся на части. Рыцарь в сверкающих доспехах спас прекрасную девушку или дракона?

— Что тут происходит? — я смотрел в такие знакомые желтые глаза. Но чем больше я смотрел тем больше отличий я видел. Стойка этой Мэйлин не несла никакого сексуального подтекста, ее взгляд постоянно сканировал местность, а рука инстинктивно тянулась к клинку на поясе.

— Откуда ты меня знаешь? — задала девушка вопрос от которого я немного опешил. Она закусила левый нижний уголок губы. Это выглядело бы эротично, если бы не ощущение от самой девушки. Я чувствовал перед собой готовый к бою клинок, а не женщину которая регулярно намекает на секс, при этом постоянно отстраняется.

— Мэйлин какого демона тут происходит? Как ты тут оказалась? И что это за дерьмо? — меня начало бесить тотальное непонимание ситуации.

— Ву Ян. — она глубоко вздохнула, явно пытаясь успокоиться. — Прошу тебя, ответь мне на вопрос.

— На последнем испытании, ты была моим заместителем. Мы победили, выполнив задание ценой жизней большей части отряда. А после объявления испытания черной воды я тебя не видел.

— Вот же сука! — Она в ярости ударила ногой бронзовую статую львиноголового чудовища. А растяжка у неё на загляденье, да и такими стройными ногами можно любоваться бесконечно. Девушка резко остановилась и глубоко вдохнув, поклонилась мне в пояс со словами:

— Ву Ян, я, Лян Мэйлин, твой должник. Пока не высохнут океаны, я буду помнить свой долг.

— Какие долги Мэйлин, мы же заключили кровавый союз и лишь с помощью него я смог найти тебя случайно услышав твой голос в лабиринте. — Стоило видеть лицо девушки, оно вначале побелело, потом посерело, а потом она оскалилась так словно готова прямо сейчас кинуться на меня и впиться в меня зубами. Что тут происходит?

— Мы в большом дерьме Ву Ян. Я резко развернулся услышав тихий звук шагов. — Сзади шла еще одна Мэйлин, только в отличии от первой она была в полном ритуальном одеянии.

— Ян назад! Это чудовище вырвалось из клетки! — раздались знакомые интонации. А ноги девушки сместились в стойку.

— Ву Ян, клянусь кровью, что соленая как морская вода. Настоящая Лян Мэйлин это я! — раздался голос полный ярости и желания убивать. Ну и милый получился треугольник, я переводил взгляд с одной девушки на другую. Они были похожи друг на друга как две капли воды, разве что с той разницей, что освобожденная была вся в кровоподтеках и царапинах.

— Ян, это я Мэйлин, — пришедшая говорила со мной таким же голосом когда поцеловала меня. — Неужели ты не помнишь бой с мастером. Вместе мы сможем достичь величия. И клянусь богами и духами, поцелуй это только начало.

— Ну ты и тварь. — Освобожденная сплюнула себе под ноги и сместилась в стойку для атаки. — Решила поймать парня в медовую ловушку. — Она ядовито усмехнулась. — Ой кажется ты начинаешь понимать, что твои феромоны на него не действуют так как надо. Он сразу не бежит тебя защищать и пытается думать своей головой, а не членом. — я переводил взгляд с одной на другую ничего не понимая. В голове вспомнилось моё маленькое приключение в царстве тёмных снов и девушка-насекомое. Я никому не позволю залезть в мой мозг.

— Пойдемте наверх, к магистру Ляо, и там все выясним. — я не знал что тут происходит, но четко осознавал, что ничего хорошего.

— А пойдем, — освобожденная Мэйлин ехидно оскалилась. Она была напряжена как струна и судя по стойке была готова атаковать в любую сторону. В то время как та, что пришла стояла так, чтобы мне было видно ее грудь с напряженными сосками в полурастегнутой униформе.

— Ян, — ее голос словно обволакивал меня. — Помоги мне, эта сбежавшая из клетки тварь смертельно опасна. Ее надо убить немедленно, помоги мне, а я в долгу не останусь. — Я чувствовал как мне хочется выполнить ее мягкую просьбу. Просто сделать шаг и тут же нанести удар ногой, ломая колени той которую я только, что освободил.

В моей голове возникли слова предка: «Если ты знаешь, что на тебя воздействуют, то воздействие выйдет слабее.» Волна ярости прокатилось по моим энергетическим каналам выжигая любое желание кроме одного, мне безумно хотелось убивать. Перед глазами все начало становиться красного цвета. Кажется я начал ощущать приближение амока.

— Ты обещаешь? — произнес я максимально стараясь не рычать.

— Конечно милый, — ее голос звучал так приторно сладко, что сейчас мне просто хотелось отвернуть ей голову. Еще одна тварь решила залезть в мой мозг и она за это заплатит. «Ей это почти удалось мой мальчик. А если бы она оказалась с тобой в постели, ты бы сейчас пускал слюни и делал как она тебе велит. Скажи спасибо, что ты так хорошо противостоишь ядам.» Рука сладкоголосой твари поглаживающим движением провела по униформе, одновременно частично обнажая грудь, а потом ее пальцы крепко сжали сосок. По моему телу прокатилась жгучая волна желания. — Убей ее для меня и это все твое.

— Да будет так! — я прыгнул в сторону девушек закручивая своё тело. Освобождённая тут же начала смещаться опасаясь проламывающего удара. Резко махнув ногой, я послал своё тело в другую сторону одновременно нанося мощнейший удар.

Моя нога словно таран смела сладкоголосую тварь. Несколько раз перекувыркнувшись она оказалась на четвереньках, а я уже стоял в стойке готовый в любой момент продолжить атаку.

— Кажется ты облажалась сестрёнка. — только сейчас я заметил, что у статуй стояло ещё девять человек и самое мерзкое, что говоривший был Кэйтан Шо. Он смотрел на меня с сочувственной улыбкой слегка покачивая головой. — Придётся зачищать обоих. У него высокая жажда крови, свалят всё на неё. Амок мерзкая штука. Мне ли не знать.

— Пожалуй ты прав, — она медленно поднялась и её тело словно поплыло превращая её в совсем другого человека. Более плавные линии тела, более широкие бедра и куда более внушительная грудь. Она выглядела намного женственнее настоящей Мэйлин. А вот ее лицо стало — лицом хищницы. В нем было что-то общее с Кумихо. — Вот и закончится этот кровавый союз, не успев начаться. — с ее руки начала капать кровь, хотя там не было не единой раны. Пора избавиться от этой жалкой крови.

— Не торопись, тварь. — Мэйлин стояла в странной низкой стойке. Судя по ней она больше полагается на технику ударов руками. — Мы еще живы, а вас всего десяток.

Нас начали обхватывать в широкое кольцо. На первый взгляд среди них не было ни одного серьезного противника за исключением Шо. Тот шел разминая шею и руки.

— Ян, поверь мне искренне жаль, что так происходит, но приказ клана это высший приоритет. Присоединяйся к нам и ты сможешь подняться до самых вершин в иерархии Нефритовой империи. — самое страшное, что я ему верил.

— К вам это к кому Шо? — Я глубоко дышал насыщая кровь кислородом.

— К Великому клану Паука, старший брат. — стоило мне услышать название клана и сразу все стало на свои места. Дядя предупреждал, что пауки мастера интриг и они умеют играть в долгую. Пропихнуть в Академию своих членов и они будут сами занимать нужные должности. Даже самая глубокая проверка не сможет найти того момента когда один из верных генералов неожиданно предаст. — Влейся в клан, с твоими способностями ты легко получишь серебряный статус, а постаравшись сможешь войти в одну из золотых семей.

— Звучит заманчиво Шо, что получаю я понятно — жизнь сейчас и возможность вступить в великий клан. Вам то какая выгода? — я специально опустил руки, чтобы они думали, что я обдумываю предложение моего товарища по десятку. Единственного Паука которого я уважал звали Андерсон Сильва и именно он творил чудеса в октагоне с опущенными руками. Может я и не настолько хорош как он, но на малолетних щенков хватит.

— Видишь сестра, совсем необязательно трахать нужных кандидатов, есть и другие методы. Ах да, он же тебе не дал, — произнес Шо с откровенной издевкой.

— Идиот, ты не видишь, что он готов к бою. — паучиха почти шипела от бешенства. И я не был уверен, что основная причина была в том, что я ее ударил.

— Шо, зачем этот маскарад? И как она меняет облик. — хочешь разозлить женщину игнорируй ее прилюдно.

— Брат, нам не нужен этот импотент, который не понимает как обращаться с женщиной. Убьем обоих и сновидицу и его. — тональность ее голоса била по нервам.

— Так ты с ней даже не переспал? — раздался голос Мэйлин. — Многое потерял, я слышала паучих учат ублажать мужчин с самого раннего возраста. — Не знаю чего добивалась освобожденная девушка, но паучиха не выдержала и рванулась на нее в атаку. На мгновение закрыв глаза, я увидел как от паучихи ко всем мужчинам, кроме Шо идут тонкие энергетические жгуты.

— Стоять идиоты! Не трогать Яна! — прокричал Шо, но его голос потонул в криках ярости с которыми меня и Мэйлин атаковали его приспешники. — Вот ж ты сука!

Самый быстрый из этих выродков оказался самым глупым. Видно посчитав, что с опущенными руками я ему не противник он с разбегу попытался меня ударить рукой. Нет ничего опаснее правильного фронткика в голову когда противник так открыт. Шаг вперед и моя пятка вбилась ему в челюсть. Я не знаю, сломались ли его шейные позвонки или это была челюсть, но хруст костей был просто чудовищным. Не успело его тело упасть, а я уже летел в атаку на следующего. Нет ничего хуже чем потеря инициативы.

Боли нет.

Древняя мантра звучавшая в моей голове заставила меня работать как механизм. Никаких лишних движений никакой жалости. Мэйлин, работала в странном стиле отдаленно напоминающем айкидо, в то время как ее противница владела каким-то вариантом ушу.

Смерти нет.

Эти парни умели драться, но делали это без искры. Они не наслаждались боем. Не чувствовали кайф от схватки. Им не доставало понимания, что иногда размен самый быстрый способ для победы.

Колено в грудь выбивает весь воздух из легких противника. Левая рука на рефлексе загружает шею, а правый локоть трижды бьет в висок. Минус еще один.

Спину пронзает адская боль. Наплевав на боль я делаю шаг в сторону тут же скручиваясь уходя от следующего удара. Подшаг и я распрямляюсь как сжатая пружина. Мое предплечье с влажным хрустом ломает нос очередному ублюдку.

Есть лишь путь.

Удары сыпятся на меня со всех сторон. А я чувствую себя по настоящему счастливым и свободным. Нефритовое кольцо Земли посылает волны энергии и большая часть этих ударов ощущается мной как полная ерунда. Рубка кость в кость это то в чем я мастер.

Удар на удар. Только твоя воля определяет насколько далеко ты можешь зайти. Боль это лишь иллюзия. На каждый удар я отвечаю двумя.

Заблокировать очередной удар и тут же влепить лбом в висок проламывая тонкую кость. Тело противника рухнуло передо мной как подкошенное, а я рванул к следующему.

Есть лишь моя воля.

Все противники в этом мире почему-то поразительно недооценивают удары коленями. Не знаю еще ни одного противника который мог бы выдержать серию таких ударов, в тайском клинче, без последствий. Захват за шею и мое колено словно пневматический молот бьет удар за ударом. Сломаны там кости или нет, мне попросту плевать. Победа будет за мной. Я чемпион и у меня нет права проиграть.

Когда с моих глаз слетела жажда убийства, я понял что рядом со мной лежат восемь переломанных тел, а голодные духи урчат как довольные коты. «Ты бьешься слишком не осторожно.» Раздался голос предка, но я коротким усилием воли заткнул его. Мэйлин захватив ногами шею паучихи резким движением ее сломала.

Шо стоял и смотрел на происходящее не вмешиваясь. В его взгляде была жуткая смесь ненависти и интереса.

— Старший брат сделка отменяется. Ты умрешь как и эта девка. — от моего бывшего товарища к нам мелькнула алая волна энергии, которая лишь потрепала мне прическу.

Усмехнувшись я посмотрел в его сторону, но он уже исчез.

— И что это было? — произнес я оборачиваясь к Мэйлин, а потом моя слюна вдруг стала очень вязкой. Я словно оказался в дешевом фильме ужасов. Медленно, словно сломанные куклы, начали подниматься наши бывшие противник.


Глава двадцать пятая. Свобода?


— Ян, уходим. Быстрее, пока они не встали! — голос Мэйлин звенел от напряжения. А лежащие тела все еще дергались как марионетки пытаясь подняться на ноги. От них просто разило какой-то мерзкой и грязной энергией. Даже махо, с помощью которого кровавые колдуны направляли оборванцев на ополченцев, в ночь штурм ощущалось чище. Да клянусь всеми демонами Дзигоку, даже когда беловолосый колдун сражаясь с тысячником Скатов поднимал мертвецов и они ощущались куда приятнее, чем то что поднял мой бывший товарищ.

— В чем сложность, сломаем их еще раз. — произнес я, но двинулся за девушкой, она похоже куда лучше меня понимает, что тут происходит.

— Этот ублюдок использовал кровавую пыль.

— Я конечно все понял, — язвительно произнес я, двигаясь за ней следом. Не смотря на ситуацию чувствовал я себя просто превосходно, меня распирало от энергии полученной благодаря голодным духам. Предок прав, я меняюсь и меняюсь серьезно. Просто не могу представить себе, чтобы в том мире я не задумывался бы о том, что буквально несколько секунд назад я убил кучу людей пусть и желавших моей смерти. Неужели я становлюсь таким же как местные?

— Тебя хоть чему-то дома учили? — раздраженно ответила Мэйлин и остановилась как вкопанная. Проема в стене, через который я сюда попал, не было. — Да чтоб ты тухлой рыбой подавился! За мной бегом, тут должен быть второй выход! — она бежала босиком по камням не обращая никакого внимания, что куртка от такого бега задиралась показывая ее аппетитную круглую задницу. Я конечно предпочитаю пятую точку побольше, но тут тоже все смотрелось очень и очень круто.

За несколько мгновений мы успели обежать по кругу всю залу и второго выхода тут нигде не было. Оглянувшись я увидел, что почти вся свора мертвяков уже на ногах и медленно ковыляет к нам с каждым шагом двигаясь все увереннее и увереннее.

— Мэйлин? — я попытался привлечь внимание девушки, но она что то судорожно высматривала на стене. — Мэйлин! Эти твари уже близко. Придется их убивать второй раз.

После моих слов девушка развернулась и на ее лице застыло выражение обреченности.

— Ревенанты. — она едва шептала увидев мертвецов. — Кровавая пыль поднимает ревенантов.

— И что? Угробили раз, справимся еще раз. — я был абсолютно уверен в своих силах сломать еще раз дохляков.

— Ян ты тупой? — желтые глаза Мэйлин внимательно посмотрели на меня, а она словно взбодрилась. — Ревенант это тебе не обычный дохляк поднятый на сельском кладбище и даже не бездушный. Эти твари будут подниматься до тех пор пока ты не отрубишь им голову и не вырвешь сердце, чего-то одного будет мало. Можно конечно еще сжечь их, но земляного масла и факелов я что-то тут не вижу как и хоть какого-нибудь меча.

До меня только сейчас начал доходить масштаб проблемы. Девять неубиваемых мертвяков это серьезная проблема. Мы рано или поздно устанем, а вот они нет. И как их убить в текущих условиях та еще задачка. Значит вся надежда на то, что я смогу их задержать, а она найдет выход. Он тут должен быть, не может жертвенная зала быть без выхода. По крайней мере я на это очень надеюсь.

— Мэйлин, ищи выход, а я займусь дохляками. — только сейчас я заметил, что мертвяков восемь, а та тварь которая притворялась моим заместителем все еще поднимается. Вот только от одного ее вида меня замутило. Некогда красивое лицо начало превращаться в жуткую чудовищную рожу с длинными тонкими как иглы зубами, паучими жвалами и десятком лишних глаз. Из ребер, вырывая ошметки плоти, вылезли тонкие хитиновые лапы заканчивающиеся влажно поблескивающими когтями. И это хотело со мной переспать? Вот уж действительно увидев такое можно стать импотентом. Что ж ты за тварь то такая? Желудок сжался пытаясь попрощаться с содержимым, но смог выдать только каплю желудочного сока который мерзко ощущался в пищеводе. Демоны, да меня даже измененные скверной шангару не так пугали как эта тварь.

— Хорошо. Тут на стенах что-то на древнем языке, может быть это даст нам ключ. Постарайся не попасть им в лапы, они стали намного сильнее чем были, но пока хорошенько не нажрутся человечины, останутся тупыми как обычные зомби.

— И та тварь тоже? — я указал на паучиху.

— А вот этого я не знаю. — ее голос чуть задрожал, похоже ее тоже проняло, но буквально в следующее мгновение она уже говорила привычным уверенным голосом. — Про таких мне не рассказывали ни отец ни дядя. Будь аккуратнее Ян. Я пошла. — Она резко стартовала и тут же несколько дохляков поковыляло за ней вслед.

Э нет, ребята. Я так не играю. Мыслей как угробить этих тварей у меня особо не было, но надо дать Мэйлин время, чтобы она придумала как отсюда выбраться. Так что буду делать, то что я умею лучше всего — бить!

Паучиха все еще пыталась разобраться в своих лапах, не понимая как ей двигаться на двух ногах как человек или на всех своих лапах, как ее членистоногие родственники. Прикинув скорость движение дохляков я бросился им наперерез. Если я не могу их убить, то замедлить то точно смогу. Никто лучше тайских боксеров не умеет бить лоукики. А мне ставили удары лучшие из лучших.

Стоило мне начать двигаться как они с голодным урчанием переключились на меня. Поиграем твари! Меня захватил дикий азарт, но усилием воли я загнал его куда подальше. Зомби не чувствуют боли, значит у меня нет права на ошибку.

Хороший лоукик имеет несколько особенностей. В основном он бьется в бедро не так важно с внешней или внутренней стороны. Сила и скорость тут равнозначны, но при этом уступают пальму первенства точности. Именно отбитые мышцы ног у противника сковывают его движения, не дают грамотно передвигаться. Техника движений ногами или же футворк в бою имеет первостепенное значение.

С ожившими мертвецами не чувствующими боль такие фишки не пройдут. Придется проламывать колени и голени, а это куда более травмоопасная техника в том числе и для меня.

Бой с этими тварями напоминал пятнашки на касание. Бей и тут же отходи, чтобы тебя не задели. Вот только цена твоей ошибки будет смерть.

Первая тварь рухнула на пол с переломанным коленом. Энергия нефритового кольца Земли окутала мою голень непробиваемым щитом и я с разбегу ударил с проносом. Тварь сместилась и вместо планируемого удара в колено я попал в верхнюю часть голени. Боли не было, а удар оказался на редкость удачным сломав кость и заставив мертвеца упасть.

Вот только на меня уже двигались остальные. Так началась моя игра со смертью. В голове играла ритмичная музыка призывающая добрых духов защитить бойца.

Тин-тин-тон.

Тин-тон-тон.

Я чувствовал себя снова в октагоне и это чувство окрыляло меня. Пока я на ринге никто меня не остановит. Это моя территория! И я чемпион! Никто не сможет меня остановить.

Тин-тин-тон.

Тин-тон-тон.

Мои лоукики были подобны ударом топора срубающего дерево. Кости мертвецом хрустели и ломались, а я продолжал двигаться атакую вновь и вновь. Я не могу их убить вновь, но могу остановить.

— Ян! — резкий голос Мэйлин вывел меня из трансового состояния. — Мы не выберемся отсюда без жертвы!

— Что? — все еще находясь где-то не здесь я не сразу понял о чем она говорит. Бегло осмотрев залу я понял, что паучиха начала пожирать одного из ревенантов. Не ужели нам повезло и эта тварь сделает всю работу за нас?

— Нам нужна жертва! Я наконец разобралась в этом архаичном языке! — она так замысловато выругалась, что большую часть ее высказываний я просто не понял.

— Какая жертва?

— Жизнь. Тут сказано отдай жизнь цунгару и духи отплатят тебе.

— Что за цунгару? И у нас тут только двое живых, — стоило мне это произнести, как в голове раздался голос Тинжола. «Ученье свет. Она не правильно читает этот иероглиф. Правильнее будет дыхание жизни, образное название энергии.» Тогда эти дохляки тоже сгодятся. «Все так ученик, ты делаешь успехи. Осталось придумать как их убить на алтаре. Все необходимое у тебя есть». А подсказать предок? «Я и так тебе помог. Ты должен развиваться сам. Помни все. Удачи потомок.» Вот же тварь.

— Ян? Ты меня слышишь?

— Мэйлин, этот гребаный иероглиф читается как дыхание жизни, а не просто жизнь. Дохляки наш пропуск отсюда!

Девушка внимательно посмотрела на меня и кивнула.

— Есть идеи как их убить? — больше всего меня сейчас интересовали две вещи. Как убить на алтаре этих медленно ползущих за мной уродов и что нахрен происходит с этой паучихой. Она медленно менялась.

Эта тварь дожирала одного из ревенантов и начала наливаться какой-то странной энергией.

— Я тебе уже сказала все варианты которые знаю! — мне нравилась ее реакция. Мэйлин злилась и огрызалась, но самое главное она не погружалась в пучину отчаяния.

Отбежав от переломанных мертвецов, к своей напарнице я судорожно осматривал помещение пытаясь найти хоть что-то, с помощью чего я могу угробить этих тварей. Сердце я могу вырвать и без оружия, благо техника рука копье усиленная энергией Воды позволяет пробить человеческую плоть. Проблема с отрубанием головы.

Я отстраненно посмотрел на всю эту сюрреалистичную картину. Молодой парень в ритуальных белых штанах забрызганных кровью, стоит рядом с красивой стройной девушкой на которой лишь короткая белая куртка чуть прикрывающая пятую точку и судорожно пялятся в помещение пытаясь найти себе оружие для спасение. А в это время к ним ползут мертвецы с переломанными ногами, одного из которых неспешно пожирает какое-то жуткое чудовище.

От увиденной картины меня пробрало на дикий смех. Кому-то срочно нужен психотерапевт или же напиться до отключки.

Мой взгляд блуждал по кругу. Мертвецы. Паучиха. Жертвенник. Клетки. Статуи. И снова мертвецы.

Стоп! Статуи! Они же все вооружены!

— Мэйлин, что это за рогатые львы в виде статуй?

— Я же тебе говорила это цунгару. Бессмертные стражи львов.

— Есть идея. Надо попробовать взять у них оружие. Может оно вытаскивается.

— Не получится. Статуи отлиты целиком, вместе с оружием. Я уже смотрела. — в ее голосе звучало такое разочарование, что хотелось выть.

Единственное место которое мы нормально не осматривали это был сам жертвенник, но лично меня пугало, что придется двигаться мимо паучихи. А что ожидать от этой твари я просто не знал. С другой стороны выбора у нас не было.

— Вперед к жертвеннику. Держись рядом, я первый. — пусть у меня не было четкого плана, да что там плана даже нормальной идеи, но просто так свесить лапки и умереть лично я не готов. Да и если мы что-то придумаем, то чем ближе эти уроды будут к жертвеннику тем лучше. Мэйлин лишь коротко кивнула признавая мое лидерство. Похоже ее серьезно впечатлило то, насколько я опасен без оружия в руках.

Легкий разбег и я бью пяткой в затылок твари пытающейся поймать меня за ногу. Хруст ломаемых об камень костей был музыкой для моих ушей. Шан пробудивший ядро может выдержать куда больше обычного человека, вот и сейчас несмотря на все происходящее я не чувствовал никакой усталости. Хотя тут наверное не стоит забывать о поддержки голодных духов.

Паучиха сожрала первого мертвеца и тут же переключилась на другого совершенно игнорируя нас. Похоже она предпочитает уже мертвую плоть.

— Мэйлин осмотри жертвенник, я прикрываю. — коротко, по военному, кивнув девушка тут же склонилась над ритуальной плитой осматривая ее на возможные тайники. Был небольшой шанс, что там будет хоть что-то что нам поможет.

Твари двигались к нам, медленно передвигаясь на руках и утробно урча. Они хотели столь сладкого человеческого мяса, а это мясо пытается сопротивляться и убегать. Усмехнувшись я смотрел на этих ползущих уродов. Не знаю почему Мэйлин так боялась этих тварей, да неубиваемые, но сбежать от них будет проще простого банально переломав им все кости, так что сейчас оставалась одна неизвестная величина — паучиха.

Стоило мне это подумать как самый первый мертвяк которому я сломал ноги, начал медленно, как в самом начале подниматься. Да что это за дерьмо?

— Да все демоны Дзигоку! Эти твари снова поднимаются! — я почти рычал от досады.

— Я тебе говорила, что это просто ожившие мертвяки. Они регенерируют. Ты можешь их только замедлить. — ее голос звенел от напряжения, а я глубоко дышал вновь насыщая кровь кислородом. Похоже пора повторять танцы со смертью. — Ян тут нет ничего, — в ее голосе слышалось отчаяние, а мертвецы были все ближе. — Клянусь богами и духами, ты был достойным товарищем. Убей меня на алтаре и уходи. — ее желтые глаза грустно смотрели на меня.

— Должен быть другой выбор. — внутри меня разгоралась жуткая жажда убийства.

— Его нет Ян. Я должна тебе жизнь и моя честь требует отдать этот долг. — она встала на колени перед жертвенником. — Только прошу, — ее голос чуть дрогнул, — убей меня с одного удара. Ты можешь. Я видела как ты сражаешься.

Меня раздирала бешеная злоба на всех. На чертовых Львов с их испытаниями, на Пауков поднимающих мертвецов. И самое главное на себя. Я оказался слишком слаб, чтобы защитить человека которого я спас. Спасая кого-то ты берешь на себя за него ответственность.

Энергия ядра сама собой перетекла в кольцо Воздуха заставляя его раскручиваться его все сильнее и сильнее. Нефрит в воздухе искрился множеством молний. А меня било дрожью словно в припадке.

Вспышка и я вспоминаю слова предка.

«У тебя все есть все необходимое, чтобы победить».

Вспышка и вновь его слова.

«Хочешь убить демона бей нефритовым оружием, хочешь убить кого угодно бей освященным обсидианом.»

Вспышка и я вижу как Ласка наносит удар своим цзянем раскрывая плоть шангару. «Держи подарок, уродец». Звук ее голоса звучит в моих ушах.

Вспышка и я вновь сижу за столом вместе с дядей Хваном и дедом, а вокруг моего горла наматывается шнурок с мелкими бусинами. Шнурок который я все еще ношу намотанный на предплечье.

— Мэйлин! — я молился всем богам, надеясь, что моя идея будет верна. — Ревенанты боятся нефрита? — она подняла голову и в ее глазах зажглось пламя надежды.

— Да, как и все оскверненные твари!

— Кажется я нашел выход. — с хищной улыбкой я снимал с руки шнурок с подарком Бохая. Спасибо тебе здоровяк. Останусь жив поставлю тебе столько вина сколько ты сможешь выпить.

Мэйлин воспряла духом и тут же подключилась к моей идее. Дальше все было делом техники. Мэйлин двигалась так словно мы всю жизнь сражались с ней вместе. Абсолютное понимание, абсолютная слаженность. Я начинал действие и она тут же подхватывала. Мы двигались словно в танце перетекая из одного положения в другое.

Первый ревенант оказался на алтарной плите буквально через минуту и моя напарница пусть и с большим трудом, но удерживала руки этой твари, чтобы я мог нанести удар.

Сложенные щепотью пальцы окутанные энергией Воды, вонзились чуть ниже ребер разрывая плоть словно бумагу. Создавалось ощущение, что мертвая плоть пытается тут же сомкнуться за моей рукой, но вот я нащупал уже холодный комок и одним движением вырвал его тут же отбросив. Удар кулаком в грудь и попытавшееся вырваться тело вновь оказалось прижато к плите, а внутри медленно смыкающейся дыры оказался заветный шнурок.

Стоило освященному нефриту оказаться внутри тела как по нему прошла дрожь, а я увидел как легкий дымок от мертвеца идет прямо в раскрытую пасть.

Спустя мгновение раздался львиный рев и мне показалось, что статуи чуть дернулись с постаментов.

— Ян нужно еще! Я чувствую его голод!

Ревенанты со сломанными ногами, оказались легкой добычей для двух шан которые отчаянно хотели жить. После каждого мертвеца отправленного на круг перерождения раздавалось громогласное рычание. С каждым разом звучавшее все более довольно.

Мы так увлеклись своей охотой, что совершенно забыли про паучиху пожирающую трупы.

— Надо было убить тебя ссссразу, как и эту сссссучку. Ненавижу кровавых. Теперь придется это исссправлять, — свистящий шепот заполнил всю залу. Оглянувшись я увидел человекоподобную тварь полностью покрытую хитином. С ее жвал медленно капала слюна. В голове билась лишь одна мысль и как ЭТО убить?


Глава двадцать шестая. Осознание


Мысли метались в попытке найти решение в этой ситуации. Гребаная человекоподобная тварь с четырьмя дополнительными паучьими лапами, медленно двигаясь к нам, перекрыла шанс на спасение. Глубокий вдох и мои легкие наполняются живительным кислородом. Сердце стучит, словно кузнечный молот, а надпочечники впрыскивают очередную дозу адреналина.

Выдох очищает мысли и у меня не возникает ни малейшего сомнения в своем решении. Оскалившись в жуткой ухмылке я обернулся к Мэйлин. От нее одновременно разило и страхом и решительностью. Настоящий боец, который никогда не сдастся.

— Мэйлин, ты должна привести помощь. — прошептал я, уголком рта. Желтые глаза внимательно смотрели на меня, а потом она качнула головой.

— На мне долг жизни. Уходи, я задержу ее даже ценой своей жизни. Честь воина превыше всего! — страх исчез, осталась одна решимость. Передо мной был обнаженный клинок, а не человек.

— Смерть легче перышка, долг тяжелее горы. — слова дедушки Бэйя идеально подходили под ситуацию. — Я не собираюсь умирать. — Мой оскал стал еще более жутким. Все мое естество хотело сорваться в безумие боя. Бить, рвать плоть, ломать кости. — Заместитель, приведи помощь, тварь я задержу. Это твой долг и мой приказ. — Она неотрывно смотрела в мои глаза, а потом поклонившись произнесла лишь одно слово:

— Выживи.

— Даю слово Мэйлин. Эта тварь не на тех нарвалась. — Паучиха продолжала двигаться словно в замедленной съемке, но я чувствовал, что это всего лишь уловка. Это существо смертельно опасно.

— Выживи любой ценой, — она словно поддавшись эмоциям слегка коснулась моей руки проведя по ней пальцами, а в следующую секунду передо мной снова стоял идеальный солдат. Чуть склонив голову, она произнесла. — Приказывай старший.

— Я отвлекаю, ты уходишь. Чтобы не случилось, — меня начала захватывать эйфория, меня ждал бой на пределе способностей. Это мой шанс стать сильнее и еще дальше продвинуться по пути постижения силы. Я ободряюще улыбнулся Мэйлин. — На меня не отвлекаться, жди подходящего момента и уходи. — и вновь легкий кивок, словно у нее разом отключились все эмоции.

Паукообразная тварь была уже недалеко от жертвенника когда я сделал шаг вперед вставая в традиционную стойку тайского боксера. Я был готов к бою, нет даже не так — я жаждал этого боя.

— Маленький глупый мальчик. — свистящий шепот твари вызывал какое-то невыразимое отвращение. Быстрый шаг вперед и я атаковал с максимальной дистанции.

Как сражаться с противником у которого намного больше векторов для атаки? Единственный способ — быть быстрее.

Словно молния я рванул в атаку прежде чем паучиха успела сообразить. Сейчас и проверим насколько она быстра.

Только интуиция и удача спасли меня от серии атак паучьих лап. Острые когти паука атаковали беспрерывно не открывая ни единой бреши. Буквально мгновение и я из охотника стал добычей.

Я не успевал, мне не хватало скорости и это при моем то мастерстве. Закусив нижнюю губу, я метался, словно заяц, пытаясь спастись. Со стороны могло показаться, что мне хана, но я не имею права сдаться.

Каждый новый удар твари раскрывал для меня, что-то новое. Скорость атаки, радиус, как гнутся эти чертовы лапы, с каких углов она может атаковать. Первый раунд я проиграл по очкам, зато много чего понял о своем противнике.

— Пади ниц передо мной и прими ссссвою учасссть! — мерзость, уже праздновала свою победу, когда я наконец-то поймал ритм ее движений.

Шаг в сторону. Лапа заканчивающаяся острейшим когтем пролетает в считанных сантиметрах от моего лица. Почти танцевальное па и другая лапа обдает мою спину легким ветерком — я успел уклониться почти чудом.

Скользящее движение и тонкая хитиновая конечность у меня в руках. Рывок с ударом локтя и оглушительный хруст разносится по залу райской музыкой для моих ушей.

В следующую секунду меня снесло звуковой волной. Паучиха визжала от боли так что от ультразвука меня бросило на колени.

Из под зажатых руками ушей медленно сочилась кровь. Голова раскалывалась на куски. В глазах все плыло. Хотелось лечь на пол и умереть.

— Ты будешь умирать медленно. Я пожру твое тело еще живым. — мерзкая тварь уже прекратила звуковую атаку, и бережно поддерживая человеческими руками сломанную лапу медленно шла ко мне. — Твоя кровь даст мне еще один шанс и владыки дадут мне вновь переродиться. — не знаю от боли или от чего у этого существа исчез мерзкий свистящий шепот.

Шатаясь как пьяный я с трудом поднялся на ноги вновь вставая в привычную стойку. Пока я жив ничего не закончено.

— Посмотрим уродина, кто-кого, — я бил в ее женское самолюбие. Слишком уж она любила свое тело, слишком хотела, чтобы ее хотели. В ярости зашипев она бросилась на меня.

Боли нет.

Наплевав, на свое состояние я рванул вперед в самоубийственную атаку. Этот бой не выиграть защищаясь. Мой единственный шанс постоянно атаковать. Подкат и над моей головой пролетают хитиновые лапы. Удар ногой в колено зарытое хитином и тут же откатиться. Острый коготь выбивается каменную крошку из пола.

Смерти нет.

Пинок, некогда изящной женской ногой, попал мне прямо в лицо. Моя голова мотнулась, словно футбольный мяч. Хорошо, что она не умеет работать в моем стиле, иначе я был бы уже трупом. Лежачий противник моя законная добыча.

Пока тебе больно — ты еще жив. Нефритовое кольцо Земли светилось от наполняющей его энергии и похоже это единственное, что спасло меня от сломанного носа.

Есть лишь путь.

Когти рвут плоть на моей спине, но я зашел на ближнюю дистанцию, а это моя стихия. Колено в живот и тут же еще одно. Ногу словно отсушило. Создавалось ощущение, что я бью в бетонную стену.

Есть лишь моя воля.

В мою спину одновременно воткнулись все четыре хитиновых когтя, разрывая мышцы. Теплая кровь стекала по моей спине.

Захват за ее тонкую шею и рыча, как дикий зверь, от боли я вбиваю свой лоб в ее лицо. Раз за разом.

Каждый следующий мой удар был все медленнее и слабее. Мое тело окутывала слабость. Мир был словно в тумане. С каждым мгновением я чувствовал, что теряю способность управлять своим телом.

— Вот видишь глупый мальчик. — Некогда красивое лицо, исказила улыбка от которой меня не смотря на слабость пробрала дрожь. — Ты мог умереть приятно и не испытывать столько боли. С каждым ее словом я чувствовал как меня покидают силы все быстрее и быстрее. Я бессильно висел наколотый на четырех паучьих лапах, а некогда человеческие пальцы паучихи гладили меня по лицу. — Такой красивый, что тебе стоило быть чуть сговорчивее? Был бы сейчас жив. — я пытался сказать хоть слово, но из моего горла вылетал только хрип. — Тссс не шуми. Мне не нравится когда шумят, — когти вонзились еще глубже и меня притянуло к ней ближе.

Я чувствовал как ее язык властно, по хозяйски, проникает в мой рот и не мог ничего сделать. Жвалы пробили мои щеки впрыскивая новую порцию яда. Она наслаждалась от моей беспомощности, а я ничего не мог сделать от бессилия.

— Жаль, что все так вышло, — она еще раз погладила меня по лицу. — Не беспокойся, я и до этой сновидицы доберусь. У нее такая сладкая кровь. А с тобой красивый мальчик все кончено. Такой сильный, такой яростный и такой вкусный. Из тебя бы вышел отличный любовник. — сказав это меня отшвырнули к подножью жертвенника с такой силой, что боль пробилась даже сквозь пелену бесчувствия и слабости. — А теперь ты всего лишь еда. Поваляйся, яд размягчит тебя. Не люблю жесткую плоть.

Валяясь словно сломанная кукла на каменном полу у меня из глаз медленно капали слезы. Впервые в жизни я не мог ничего сделать. Я проиграл какой-то твари. Меня захватила жалость к самому себе и единственным светлым пятном во всем это была радость от того, что Мэйлин успела уйти.

«Ученик, вставай и сражайся. Ты еще жив, значит не все потеряно.» Каркающий голос предка требовал невозможного. «Ты чемпион Великого клана Воронов. Встань и докажи, что ты истинный боец. Докажи, что ты чемпион.» Мои мысли путались от слабости и яда. Взгляд словно блуждал между реальностями.

Кроваво-красная вспышка и перед моими глазами сидел в позе лотоса Тинджол. В его взгляде не было ни малейшего сочувствия.

— Вставай и сражайся слабак. Не заставляй меня верит, что мелодия моей души не может заставить звучать песнь крови, войны и победы. — его голос звучал словно хлыст.

— Как? Я не могу даже пошевелиться от яда, а эта тварь словно не чувствует моих ударов.

— Путь Крови, это путь контроля! Ты позволил яду взять верх, ты поверил в его силу и поэтому валяешься тут перед глазами статуй блохастых выродков, словно перепивший крестьянин в канаве. — Презрение сквозило в каждом слове предка.

Внутри меня закипала пульсирующая ярость. С каждым тактом она становилась все сильнее и сильнее и неожиданно я понял, что могу пошевелить пальцами.

— Осознал ученик? Эмоции дают силу, но лишь контроль учит правильно ее использовать. Покой — это ложь. Есть только страсть! Научись управлять страстями и ты станешь куда могущественнее. — его голос звенел в моих ушах набатом и каждое слово словно впечатывалось в мою душу. Ярость и желание победы, желание быть самым лучшим требовали от меня встать. Тело лишь жалкий сосуд для мощи духа. Я чувствовал как яд в моей крови медленно испаряется соприкоснувшись с мощью безудержного желания вновь сразиться с этой тварью и победить.

— Как мне ее победить Учитель, — неожиданно я осознал, что впервые так назвал Тинжола.

— Смотри… — мой разум словно разорвался на тысячи кусков.

…..

Незримым духом я кружился вместе со стаей воронов в осеннем небе наблюдая за стоянкой большого отряда воинов. Стяги в центре лагеря с танцующим журавлем говорили о его клановой принадлежности. В самом центре, игнорируя всех, сидел скрестив ноги, в позе лотоса, мужчина в богатых доспехах с традиционной самурайской прической. Не знаю откуда, но я точно знал, что два дня назад ему исполнилось тридцать пять весен. Простой тяжелый клинок покоился на его коленях.

Медленно, словно любимую женщину, он умасливал свой нодати. Похоже он находился в неком медитативном состоянии. Каждое его движение было наполнено целостностью и достоинством. «Дайдодзи Кантубуро — Меч рассекающий пустоту. Один из лучших военачальников Великого клана Журавля. И один из самых справедливых людей в Нефритовой империи моего времени. Мой давно поверженный враг, знакомством с которым я горжусь. Смотри!»

Через ворота лагеря посмеиваясь шла группа бойцов, за собой они вели юного парня связанного словно мумия. Ему оставили свободными лишь ноги. От солдат отделился один воин с знаками полусотника знамени разведки и направился прямо к сидящему мужчине.

Подойдя на расстояние пяти шагов, воин склонился в уважительном поклоне и стал ожидать когда его господин соизволит заметить присутствие своего подчиненного. Мужчина достал шелковый платок и аккуратно вытерев меч убрал его в такие же непримечательные ножны как и сам клинок. Поднявшись на ноги он произнес:

— Говори. — голос самурая просто поражал своей силой и властностью.

— Господин, мы поймали желторотика Ворона. Совсем молоденький, едва на крыло встал.

— Потери? — длинные пальцы сжали рукоять нодати.

— Трое господин, — полусотник склонился еще ниже и казалось хотел исчезнуть с глаз своего владыки, но не смел даже лишний раз дышать.

— Приведи. — раздалось короткое слово-приказ.

Короткий жест и солдаты тут же привели пленника, толкнув его в спину, чтобы он предстал перед их хозяином. Мальчишка с густой гривой нечесаных черных волос гордо и без малейшего признака страха смотрел прямо в глаза самурая.

— Храбр. Или глуп. Ты знаешь кто я? — пальцы мужчины перебирали длинную рукоять нодати.

— Меч рассекающий пустоту. — в голосе парня послышалось легкое уважение. — Третий клинок империи. — губы самурая тронула легкая улыбка.

— Уже второй. Назови имя.

— Тинджол сын Дава. — подбородок парня оказался вздернут еще выше. А в моей голове прозвучал голос предка. «Именно тут я понял свой путь. Смотри и ты найдешь свой.»

— Сильное имя. Ты на нашей земле. Твой выбор смерть, выкуп или поединок?

— По законам империи, я Тинджол сын Дава требую право поединка. И пусть Боги и духи дадут мне шанс спастись.

— Чем он убивал? — глаза самурая уже смотрели на полусотника.

— Кинжал господин.

— Ты забрал у клана три жизни. Трое выйдут против тебя. Победишь и ты в праве уйти. Три дня тебя не будут преследовать.

— Так велит закон. — Тинджол склонился в коротком поклоне.

— Верни ему кинжал.

Полусотник вытащил из-за пояса чуть изогнутый кинжал и передал его моему предку, одновременно приказывая его развязать. Не прошло и десяти минут как в центре образовалось кольцо из воинов. А из строя вышло трое поединщиков избранных для испытания поедником. Ничто не меняется, люди всегда хотят хлеба и зрелищ.

Первым вышел красивый юноша, чуть старше Тинджола, с катаной в дорогих ножнах на поясе. Длинный меч против короткого ножа, это же самоубийство. Стоило этой мысли сформироваться у меня в голове, как тут же раздался голос предка. «В моей время, каждый сражался только со своим оружием в руках. Никто из Журавлей даже не подумает дать презренному Ворону свое оружие. Смотри внимательно и извлеки из этого урок.»

Оба поединщика сели на колени в паре метров друг от друга. Меч рассекающий пустоту взял в руки клинок и поднял его над головой. Интуитивно я понимал, что стоит ему опустить меч и бой начнется. Яркий отблеск осеннего солнца на идеально отполированном лезвии нодати и оно тут же падает вниз.

Со скоростью молнии катана вылетает из разукрашенных ножен Журавля тут же нанося удар, но моего предка уже нет на месте. Прямо с колен он скользнул вперед оказываясь лежа у самых ног противника. Короткий замах и его кинжал пробивает стопу врага, а сам он не поднимаясь с земли, словно змея скользит дальше продолжая наносить удар за ударом по ногам.

На седьмом ударе такого короткого и казалось бы бесполезного ножа его противник упал на землю, так и не сумев ничего ему сделать.

— Первая победа за Вороном. Уберите тело. — в голосе самурая не чувствовалось никаких эмоций. — Ты готов к следующему поединку?

Не отвечая на вопрос, Тинджол просто вновь опустился на колени сжимая в правой руке окровавленный нож.

Следующим вышел рябой мужчина лет тридцати. На его губах была презрительная ухмылка. Он был уверен, что легко справится с наглым выскочкой.

Взмах нодати и бой начался.

Рябой мгновенно разорвал дистанцию и с ухмылкой указал на Тинджола, а тот лишь сильнее прижался к земле ожидая атаки.

«Когда мы стоим на пороге смерти, мы видим истинную суть вещей. Трус осознавший это — сбежит. Воин, осознавший себя, с гордостью примет выбор и с улыбкой шагнет навстречу неминуемой гибели. Каждый раз бесстрашно встречая улыбку Белой девы, мы становимся намного сильнее. Наше ядро наполняется энергией и кольца силы развиваются все быстрее. И Белая невеста забирает не нашу душу, давая нам возможность идти по пути силы все дальше. Страх убивает разум. Без разума контроль слаб.»

Пока Учитель давал наставления, я следил за поединком. Журавль пытался достать Тинджола при этом оставаясь в безопасности с помощью длины клинка.

Удар катаны и наступил перелом в бою. Юноша подставил кинжал под жесткий блоки, но длинное лезвие все равно разрезало ему предплечье. Наплевав на он скользнул вперед нанося удар ножом поперек лица. Острое, как бритва, лезвие ножа срезало часть щеки и кончик уха, заставляя рябого кричать от боли.

Резко разорвав дистанцию он тут же бросился в яростную атаку собираясь смять наглеца несколькими ударами. Учитель метнул вперед свою окровавленную руку и из нее вылетел вихрь кровавых клинков, резавших плоть словно бумагу. Словно танцуя, Тинджол ушел от удара одного удара катаны, но следующий выбил нож из его рук.

Рванув вперед он лишился части волос, но его это совершенно не волновало. Большой палец правой руки вонзился в глазницу рябого, а левая рука заблокировала ему движение меча. С рычанием он свалил орущего от боли противника и вонзил свои зубы в его сонную артерию вырывая ее с куском мяса.

Поединок завершился очередной победой. Мой предок выглядел как настоящее чудовище весь залитый кровью. Воины стоящие вокруг молча смотрели на тот как сопляк убивает их братьев одного за другим. Вся их надежда была на последнего бойца.

Кивнув Тинджолу, его противник сел на колени в исходную для дуэли стойку. Его глаза спокойно смотрели на предка.

— Отличные бои парень, но сейчас ты умрешь. У тебя нет никакого шанса против мастера клинка.

Игнорируя слова Журавля юноша сел напротив него. Его левая рука была раскрыта чашей и туда медленно стекала кровь из резанной раны. Взгляд парня был где-то не здесь, но словно, что-то шептал.

«Смотри. Это и твой шанс на победу. Но учти пока ты не стал мастером, это всегда шаг навстречу Белой деве. И выбора два победа или смерть. Узри!» Он почти прокричал эти слова, а события стремительно развивались.

С трудом уйдя от стремительного удара катаны, юный ворон выпустил очередной ворох кровавых лезвий, от которых его противник закрылся воздушным щитом. Стоило ему попытаться атаковать, как в него полетел кинжал, который Журавль с трудом отбил и в следующую секунду упал с отрубленной головой.

Тинджол сжимал в руках такие знакомые шуаньгоу с которых тяжелыми каплями стекала кровь, а вороны кружились над лагерем своим карканьем славя победителя.

Кроваво-красная пелена закрыла мои глаза и через мгновение я вновь лежал у жертвенника львов. Паучиха медленно двигалась ко мне….


Глава двадцать седьмая. Да раскроются мои крылья


Меня захлестнула волна эмоций, отбрасывая куда-то в сторону всю слабость от яда. Покой — это ложь. Есть только страсть. В голове всплыли слова Тинджола.

Всю свою жизнь я неосознанно следовал этому принципу. Не имей я такого адского желания, чтобы стать чемпионом и удержаться на гребне этой волны, мне бы никогда не удалось стать лучшим из лучших в том мире. И сейчас моя цель стать лучшим из лучших в этом.

Медленно преодолевая слабость в мышцах я поднялся сначала на одно колено, глядя на это паучиха ухмыляясь произнесла:

— Какой красивый и какой глупый мальчик, чем ты больше двигаешься тем быстрее мой яд достигнет своей цели. Тем вкуснее будет твое мясо. — кошмарная тварь уже больше не шипела, ее голос скорее пытался обволакивать мое сознание, вот только в моем мозгу адским огнем горела лишь одна мысль — я убью тебя.

Эта пульсирующая, со все большей скоростью, мысль заполнила все мое сознание. Пошатываясь я поднялся на ноги и тело само сместилось в стойку. Краем глаза я увидел как Тинджол стоит рядом и улыбаясь наблюдает за мной.

— Ты умираешь ученик. Яд паучихи силен, сейчас лишь твоя страсть, позволила тебе подняться осознай свой путь, вспомни мое видение и победи. Убей эту суку во имя Крылатого Отца и во имя своего величия.

Сплюнув под ноги кровавый ошметок, я поднял свою голову и посмотрел своему врагу прямо в глаза. Мое ядро бешено пульсировало, наполняя все меридианы моего тела безумной мощью. Я был готов сражаться с кем угодно. Шепот голодных дух превратился в безумные крики. Они кричали мне «Убей ее. Забери ее жизнь. Отдай эту жизнь нам брат. Мы поможем тебе».

Мои губы кривились в усмешке. Теперь у меня не было сомнений в своем пути. У меня есть лишь один шанс — победа или смерть! Я последний чемпион Великого клана Воронов и мой выбор победа.

— Я, Ву Ян, последний чемпион Великого клана Воронов, бросаю тебе вызов во имя Крылатого Отца и сохранения баланса. — хриплые, каркающие слова сами лились из моего рта и все мое естество было уверено, что я не зря трачу драгоценные секунды на этот вызов. Стоило, прозвучать последнему слову, как я рванул вперед совершенно не думая о защите. Все мои мысли были заполнены лишь одним — убить.

— Глупое мясо! — ее голос раздражал до безумия. С коротким рыком тварь атаковала мне на встречу.

Мир словно замедлился, я играючи ушел от одной лапы и тут резко скрутился, чтобы уйти от другой. Распрямляясь, мой локоть влетел в это мерзкое лицо, отбрасывая ее на пару шагов. Ощущения были, словно я пилот камикадзе атакующий американский авианосец. Мой путь — это путь смерти. Белая дева всегда будет со мной и пока я радую ее своим танцем, она будет забирать других.

Короткий разбег, прыжок и мое колено вновь отбрасывает ее. Уход и яростная атака всех ее лап, проходит мимо. Я поймал ритм. Мое сердце толчками гнало загустевшую кровь по моим жилам, а ядро наполняло меня энергией.

Шаг, удар. Уйти от атаки, сместиться в слепую зону и тут же взорваться серией ударов. Паучиха была опасным врагом. Наверное самым опасным из тех с кем я сражался, но она слишком надеялась на свои новые конечности и когти с копейной заточкой.

Я дрался так, как никогда в жизни. Каждое ее движение, я ощущал как ветер несущий смерть. Каждый новый шаг, я делал словно повинуясь текущему потоку энергии. Мое сердце горело яростию огня позволяя мне уходить от ее ударов с ловкостью которой у меня никогда не было. Моя кожа была словно из металла, несмотря на мощь моих ударов я совершенно не чувствовал боли.

Атака шла за атакой, а на моих губах был звериный оскал. Тварь не могла сдержать моего натиска и постоянно отступала. Ноги, руки, локти, колени, голова — все шло вход. Во мне зрела уверенность, что стоит мне хоть на секунду сбавить натиск и моя смерть будет крайне мучительной.

С каждой секундой мир становился все более и более красным. Все в округе стало багрово-красным. Красный, белый, да хоть черный. Мне плевать! Я убью эту тварь!

— Ян, у тебя осталось около шестидесяти ударов сердца. Потом ты умрешь. — раздался голос предка. Он был в облике призрачного ворона кружащегося со своими братьями над схваткой. Так же как я видел его смертельную схватку.

Вновь мой дух слился с духом призрачного ворона и теперь я ясно видел всю картину сверху. Мое тело атаковало с яростью обреченного, а паучья тварь лишь защищалась. Из каждой поры медленно сочилась кровь, она капала из ноздрей, ушей, даже из глаз. В духовном состоянии до меня наконец-то дошло — она лишь изматывает меня, позволяя яду сделать свою грязную работу. Стоило этой мысли появиться в голове, как на меня словно вылили ушат ледяной воды. Если бой будет продолжаться в той же манере, я умру.

— Чем я убил своего последнего противника? — голос Тинджола был похож на голос строгого профессора на экзамене.

— Шуаньгоу. Ты создал их из своей крови, как и кровавые кинжалы!

— Нет Ян, — теперь его голос своей теплотой напоминал о каком-то запредельном уюте.

— Тогда как? — ярость заполнила все мое естество даже в духовном облике. Ненавижу ничего не понимать!

— Вспомни песь стали, — голос предка становился все дальше, меня медленно начало возвращать в мое тело. — Разве ты в конце пел ее один.

Стоило мне услышать последние слова как я осознал все. Какой же я дурак! На пути силы нет правил. Слова паучьего монаха вновь возникли в моей голове. Познав сталь ты никогда не будешь один.

Удар сердца и яд все сильнее расходится по моей крови. Плевать, что кровь льется тонкой струйкой из моего рта, забивая все рецепторы своим железным привкусом.

Уйти от удара и тут же нанести свой. Удар ноги, словно таран отбросил паучиху назад, а я без слов запел.

Из меня лилась бессловесная песнь которая сплеталась с ударами моего сердца. Она была о жажде крови и могущества. Она звала идти все дальше и дальше, сметая всех врагов на пути. Она звала того чья душа созвучна моей в этом мире. Она звала мои мечи-крюки — шуаньгоу.

Шаг вперед и с моих пальцев срывается веер кровавых брызг усиленных энергией. Еще не кровавые кинжалы, как у предка, но каждая капля подобна хорошему удару кулака.

Боли нет.

Древняя как мир мантра, сплетается с моей песней-зовом, а я продолжаю сражаться не щадя ни своего умирающего тела, ни человекоподобную тварь.

Смерти нет.

Мои кулаки, сами собой разжимаются. А я ощущаю кожей ладони такие привычно знакомые рукояти.

Есть лишь путь.

Сквозь багровый туман перед глазами я вижу призрачные очертания моих клинков. Мой путь — это путь смерти. Я всегда буду идти с ней рядом. Возрадуйся Белая дева. Этот танец для тебя.

Есть лишь моя воля.

Глаза лгут, верить можно лишь сердцу и стали. Именно когда ты выходишь против противника со сталью в руках открывается твоя истинная сущность. В моей голове набатом зазвучал голос старика кузнеца и я закрыл глаза срываясь в атаку.

Шуаньгоу пели свою песнь и она звала нас убивать. Клинки хотели погрузиться в плоть врага, разрывая хитин. Им хотель, чтобы кровь паучихи лилась нескончаемым потоком омывая их металлические тела.

Шаг и острое лезвие начисто срезает одну из лап вызывая адский крик твари. Волны акустической энергии еще недавно заставившие меня упасть на колени сейчас ощущались как нечто отдаленное. Возможно все дело в крови застывшей в моих ушах? Плевать, мы идем за жизнью этой твари.

Краем глаза я видел как надо мной кружат голодные духи требующие убивать. Они хотели сожрать жизненную энергию паучихи.

Новый шаг и я легко, словно танцуя, ухожу от удара лапой и тут же нанося новый удар. С гулким эхом упавший коготь покатился по каменному полу. Из моего горла вырвался крик ярости.

Тварь сделала шаг назад. В ее глазах читался откровенный ужас. Законная добыча стала жутким охотником.

— Мы можем договориться Ворон. Клянусь всеми демонами Дзигоку, я посвящу тебя в самые могущественные тайны и ты сможешь стать акума. Адские владыки одарят тебя великим могуществом. — заплетающимся языком, она пыталась договориться со мной.

— Со смертью не договариваются тварь. — мой голос походил на каркающий клекот ворона. — Твоя душа моя!

С этими словами я взорвался в атаке. Тяжелые лезвия шуаньгоу в моих руках безыскусно, но точно наносили удар за ударом. Я следовал за песней клинков и мы были едины. Мы вместе хотели забрать жизнь этой твари.

Она отступала все дальше, а в моей голове вспомнились слова Мэйлин. «Кровавая пыль поднимает ревенантов. Надо отрубить голову и вырвать сердце, иначе они будут поднимать снова и снова.»

Прыжок вперед, и еще в воздухе, два крюка шуаньгоу крепко зацепляются друг за друга. Теперь в моих руках была гибкая двуручная секира. Круговой взмах и кастетный полумесяц с бритвенной заточкой становится топором палача. Острое лезвие металла одним движение почти полностью срезало голову твари.

Ее тело по инерции сделало несколько шагов назад и начало заваливаться, а некогда красивая голова висела на тонкой полоске коже глядя мне прямо в лицо своими мертвыми глазами.

Клинки медленно исчезали из моих рук, а у меня из горла потоком пошла черная кровь перемешанная с ядом. Мое сердце билось все медленнее, а мир шел кругом перед глазами. Где же целительная волна энергии голодных духов?

Тук, с трудом сократилось мое сердце. Мысли стали тягучими словно кисель, а я ощущал на себе внимательный взгляд. Почему-то я точно знал что мне осталось жить пять ударов сердца.

Тук. И в затуманенном ядом сознании, билась какая-то мысль которая постоянно от меня ускользала. Тело паучихи медленно качалось, словно выбирало в какую сторону ему упасть.

Тук. И я ухватил мысль, как скользкого угря за хвост. Сердце! Вырвать ей сердце!

Тук. Шаг, второй и мои пальцы сложенной щепотью бьют чуть ниже ребер классическим ударом рука-копье.

Тук. Пальцы пронзила адская боль, на секунду полностью очистившая сознание. Хитиновая защита оказалась прочнее, слабой человеческой плоти.

Тук. Перед моими глазами появился Тинжол, с грустной улыбкой смотрящий на меня, а рядом с ним стояла изумительной красоты девушка в белом одеянии. Я не готов умирать! Рано! Слишком рано! Из моей души в мир рванулась безумная прорва энергии и из моего горла вырвался вороний клекот.

Да раскроются мои крылья.

Каким-то неведомым чувством, я знал, что именно пятой части мантры мне не хватало и теперь когда она прозвучала полностью, моя воля отодвинула смерть на несколько мгновений, но мне этого хватит.

Стекающая по пальцам кровь засияла багрянцем, обволакивая мои пальцы и превращая его в прочнейший клюв.

Удар и хитин смялся под клювом словно жалкая рисовая бумага. Пальцы сами собой раскрылись и я нащупал склизкий комок. Крепко его сжав я рванул руку назад. Сердце твари покинуло ее тело, а я услышал бешеный вопль радости голодных духов. Меня словно окатило теплой волной мягкой исцеляющей энергии.

Последнее, что я увидел была рука Белой девы погладившей меня по волосам. В следующий миг, меня окружила темнота.


Эпилог


Я видел все сверху. Мое залитое кровью тело, частично сожранные тела ревенантов, паучья тварь с отрубленной головой. Все это выглядело сюрреалистично среди гигантских статуй рогатых львов — цунгару.

По залу словно прокатилась волна света и из раскрытой пасти каменного льва вышел человек с классической самурайской прической. Он чем-то напоминал Журавля из видения предка, но был гораздо массивнее, а его лицо пересекало несколько косых шрамов. На песчаного цвета доспехах вместо плаща была накинута белая львиная шкура.

Воин медленно шел вдоль ряда статуй держа свою руку на клинке притороченном к его поясу. Подойдя ближе к моему телу, но внимательно его осмотрел. Спустя секунду он в задумчивости произнес:

— И что же мне с тобой делать кровавый. С одной стороны ты враг моих детей, с другой ты убил куда большего врага. — у него был очень мягкий, почти мурлыкающий, голос.

— А может ничего Йошимитсу? — из теней вышел одетый в красно-черный доспех Даитенгу, держащий в руке маску демона.

— Игрок вышел из тени. Думаешь он справится и сможет вернуть все на путь баланса? — голос льва неуловимо изменился, он был все таким же мягким, но теперь в нем чувствовалась готовность атаковать.

— Ставки сделаны брат. Именно вы допустили, то что творится сейчас. Красная звезда близко, а как вы хотите закрыть порталы Дзигоку без чемпиона крови? — Крылатый Отец, пошевелил рукой и теперь опирался на боевой посох. Маска непостижимым образом исчезла.

— Есть и другие способы. — начал лев.

— Но каждый из них нарушает баланс, — перебил его ворон. — Не делай с парнем ничего, у него свой путь. Если он справится Империю будет проще удержать.

— Ты все тот же Игрок, почему по твоему я не могу убить его прямо сейчас в месте моей силы? — из голоса названного Йошимитсу исчезла вся леность, теперь это был металл.

— Потому что, — ворон ухмыльнулся, — Благородный лев должен этому парнишке. Он убил одного из древних врагов твоего клана, которого пропустили твои дети. Он не дал осквернить твой жертвенник.

— Спасая свою жизнь, — в голосе самурая звучало недовольство.

— И тем не менее. Решать тебе, у меня как всегда есть запасной план. — на губах моего покровителя играла ядовитая усмешка.

— Я не убью его и не скажу своим детям о нем, но клан Льва узнает, что один из воронов вновь расправил крылья.

— Да будет так. — стоило прозвучать этим словам как они оба исчезли, а в комнату вбежали магистр Ляо и Мэйлин.


* * *
Я ощущал себя в своем теле, но не мог издать ни звука. Ни пошевелить даже пальцем. Из меня словно выкачали всю энергию.

Мэйлин уже успевшая накинуть где-то найденные штаны первым делом метнулась ко мне. Стоило ее сильным пальцам нащупать на моей шее едва бьющийся пульс, как она шумно выдохнула.

— Магистр, он жив! — ее голос для моих ушей звучал безумно прекрасной музыкой.

— Его жизнь ощущалась, еще на входе в эту залу. — самодовольный ублюдок, а может помочь своему раненому протеже.

— Тогда почему он не встает? — а вот в голосе Мэйлин звучало искреннее беспокойство.

— Он израсходовал энергии куда больше чем у него было и надо просто подождать пока он восстановится. Куда интереснее как он сумел убить это существо? Такие ровные разрезы. — задумчиво проговорил магистр Ляо.

Ноздри девушки раздулись от гнева, похоже ее тоже задели слова магистра. Украдкой убедившись, что тот занят осмотром паучихи она тихонько прошептала:

— Это ничего не значит Ву Ян.

В следующее мгновение ее красивое лицо исказила легкая гримаса боли, а буквально через секунду она склонилась надо мной в поцелуе. Когда ее язык раскрыл мои зубы из ее рта мне в горло полилась кровь.

С каждой следующей секундой, я чувствовал что мне становится легче дышать, пульс ускоряется, а энергетическое ядро обрело каплю силу. С трудом разлепив веки я увидел как Мэйлин облизывает свою прокушенную губу. Увидев мои раскрытые глаза, но протянула мне руку помогая подняться.

— Выжил. — в ее голосе было одновременно утверждение, облегчение и удивление. При всем этом от нее исходило удивительное чувство тепла.

— Как и обещал заместитель, — Ляо тут же развернулся услышав мой каркающий голос.

— Теперь я тем более уверен, что наши ресурсы не будут потрачены зря Ян. — я почти висел у Мэйлин на плече, а в мои глаза впился ледяной взгляд магистра.

— Спасибо за помощь, магистр, — не почувствовать издевку в моем ответе мог только полный идиот. Ляо лишь усмехнулся игнорируя мой невысказанный вопрос.

— Как ты убил эту тварь? Мэйлин говорила, что у вас не было оружия. — не смотря на состояние, я постарался максимально выпрямиться и не мигая посмотрел магистру в глаза.

— Клановый секрет.

— Я рад, что ты уже на этом этапе начал их постигать. А теперь ученики, нам стоит отсюда немедленно убраться если вы не хотите проблем со Львами. Пусть ваши рты будут на замке для вашей же безопасности.

— Магистр и что теперь? — смотрел на него без страха, ощущая телом тепло человека который рискнул своей жизнью ради меня. Я никогда не забываю подобное.

— Приведете себя в порядок, получите посвящение и впереди вас ждет подавление восстания в составе имперского легиона. — на губах магистра появилась опасная усмешка. — Ты займешь в его рядах место достойное твоих способностей.









Конец

Друзья, эта часть приключений Яна закончилась. Впереди вас ждет новая книга и новые секреты.



Оглавление

  • Глава первая. Курсанты, добро пожаловать в ад….. Часть I
  • Глава вторая. Курсанты, добро пожаловать в ад…. Часть II
  • Глава третья. Первый отбор
  • Глава четвертая. Дхарма
  • Глава пятая. Вот и поговорили
  • Глава шестая. Второй отбор. Начало
  • Глава седьмая. Второй отбор. Кровь на клинке
  • Глава восьмая. Второй отбор. Время огня
  • Глава девятая. Второй отбор. Оборона
  • Глава десятая. Трибунал
  • Глава одиннадцатая. Трибунал. Развязка
  • Глава двенадцатая. Разговоры по душам
  • Глава тринадцатая. Новые условия
  • Глава четырнадцатая. Сделка ценою в клан
  • Глава пятнадцатая. Песнь стали
  • Глава шестнадцатая. Идущий к Небу
  • Глава семнадцатая. Маневры
  • Глава восемнадцатая. Маневры часть вторая
  • Глава девятнадцатая. Остров
  • Глава двадцатая. Они приходят с рассветом
  • Глава двадцать первая. Амок
  • Глава двадцать вторая. Вопросы и ответы. Часть 1
  • Глава двадцать третья. Вопросы и ответы. Часть 2
  • Глава двадцать четвертая. Вопросы и ответы. Часть 3
  • Глава двадцать пятая. Свобода?
  • Глава двадцать шестая. Осознание
  • Глава двадцать седьмая. Да раскроются мои крылья
  • Эпилог