КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 425856 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202653
Пользователей - 96488

Впечатления

1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Престон: Циклы: "Уаймэн Форд" и "Джереми Логан". Компиляция. Книги 1-9 (Триллер)

Переделанный вариант предыдущего файла. Сделана разбивка на два цикла (пока). Позже сделаю отдельные триллеры, отдельной компиляцией. Дело в том, что в старом варианте существует проблема со ссылками. Вот этот огрех и хочу исправить. Этот файл без проблем! Sorry!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
natitali про Толстой: Война и мир. Том 4 (Классическая проза)

Образование, или Долгожданная встреча с прекрасной книгой, которая – сама жизнь
«Все страсти, все моменты человеческой жизни, от крика новорожденного ребенка до последней вспышки чувства умирающего старика, все горести и радости, доступные человеку, - все есть в этой картине».
(Критик Н. Страхов о романе «Война и мир»)

ЗДРАВСТВУЙТЕ!
«Как долго я тебя ждала… Как долго я тебя ждала…» - говорит небезызвестная героиня популярного советского фильма «Москва слезам не верит». Вот и мне хочется повторить те же слова, обращаясь к недавно прочитанному 4-х томному роману. А отзыв пишу для тех, кто ещё не читал всё произведение великого мастера – Л.Н. Толстого. Пусть когда-нибудь и у вас состоится эта встреча.

Есть такое мнение: в школе изучают литературные произведения классиков с мировым именем для того, чтобы в зрелом возрасте человек захотел их прочитать (перечитать). Наверно, это так и есть. Многостраничный 4-х томный роман, роман-эпопея, в старшей школе у многих вызывал отторжение из-за его кажущейся огромности: «Да ни в жисть не осилить! И где взять время?» А вот теперь и время пришло. В зрелом возрасте.
Когда в своём рабочем коллективе сказала, что заканчиваю читать увлекательнейшую книгу «Война и мир», кто-то посмотрел на меня с удивлением, кто-то - с уважением, кто-то - с недоумением, а одна коллега выпалила: «Вам что? Делать нечего?» Но тут же нашлись и другие, которые принялись обсуждать различные экранизации этого литературного шедевра …

Конечно же, любой образованный человек знает, что роман «Война и мир» Толстого - классика литературы, и не только отечественной, но и мировой. Многие из честолюбия сознают, что уважающий себя человек должен и тому подобное. Но далеко не все, как мне кажется, знают, на сколько интересным может оказаться для них это чтение.

Я ничуть не заметила, что персонажей слишком много. Говорят, около 500. Все имена на слуху: Болконские, Ростовы, Курагины, Безуховы. Это была встреча со старыми знакомыми, но в новых условиях. Благодаря прекрасному слогу автора и коротеньким главам роман-эпопея читается легко. Прелесть больших произведений, на мой взгляд, заключается в том, что ты полностью погружаешься в атмосферу повествования и живёшь в то время и с теми персонажами. И душа, и мысли с ними. Расставаться грустно. Как с хорошим другом.

Л. Н. Толстой 5 лет трудился над своим детищем. Сколько же таланта, ума, кропотливых исторических изысканий ушло на этот труд! Потомки должны быть благодарны.

Я желаю всем, чьё время ещё не пришло, читать «Войну и мир», чтобы оно всё-таки настало. Жизнь коротка. И может быть стоит поторопить это время?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Требуются родители. История попаданки (Любовная фантастика)

даже ставя писево в жанр "фантастика" не стоит написивать, что партнёр по бизнесу не только обнулил счета и продал активы компании (без подписи второго - сделка ничтожна), но и обнулил ЛИЧНЫЕ счета ВСЕХ сотрудников, включая второго руководителя. это - не фантастика, это - дурь безграмотная.
начиная с элементарного: да откуда ему вообще их знать??? в общем, херня нечитаемая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Драконы тоже любят сладости (Любовная фантастика)

"— Что ты будешь печь, Яночка? — с любопытством поинтересовался дядюшка Марвел.
— Кексы, шоколадный торт, блинчики с творогом, мороженое, творожный крем и орехово-шоколадную пасту."
вы вот серьёзно? "испечь" мороженное, крем и шоколадную пасту? ну, то есть простого "а ещё" - ума не хватило в предложение вставить?
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Solus Rex (fb2)

- Solus Rex 205 Кб, 62с. (скачать fb2) - Владимир Владимирович Набоков

Настройки текста:




Незавершенный роман

Глава 1. ULTIMA THULE[1]

Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К покойнику: призрачно ваш. Но оставим эти виноватые виньетки. Если ты не помнишь, то я за тебя помню: память о тебе может сойти, хотя бы грамматически, за твою память и ради крашеного слова вполне могу допустить, что если после твоей смерти я и мир еще существуем, то лишь благодаря тому, что ты мир и меня вспоминаешь. Сейчас обращаюсь к тебе вот по какому поводу. Сейчас обращаюсь к тебе вот по какому случаю. Сейчас обращаюсь к тебе только затем, чтобы поговорить с тобой о Фальтере. Вот судьба! Вот тайна! Вот почерк! Когда мне надоедает уверять себя, что он полоумный или квак (как на английский лад ты звала шарлатанов), я вижу в нем человека, который… который… потому, что его не убила бомба истины, разорвавшаяся в нем… вышел в боги! — и как же ничтожны перед ним все прозорливцы прошлого: пыль, оставляемая стадом на вечерней заре, сон во сне (когда снится, что проснулся), первые ученики в нашем герметически закрытом учебном заведении: он то вне нас, в яви, — вот раздутое голубиное горло змеи, чарующей меня. Помнишь, мы как-то завтракали в ему принадлежавшей гостинице, на роскошной, многоярусной границе Италии, где асфальт без конца умножается на глицинии, и воздух пахнет резиной и раем? Адам Фальтер тогда был еще наш, и если ничто в нем не предвещало — как это сказать? — скажу: прозрения, — зато весь его сильный склад (не хрящи, а подшипники, карамбольная связность телодвижений, точность, орлиный холод) теперь, задним числом, объясняет то, что он выжил: было из чего вычитать.

О, моя милая, как улыбнулось тобой с того лукоморья, — и никогда больше, и кусаю себе руки, чтобы не затрястись, и вот не могу, съезжаю, плачу на тормозах, на б и на у, и все это такая унизительная физическая чушь: горячее мигание, чувство удушья, грязный платок, судорожная, вперемежку со слезами, зевота, — ах не могу без тебя… и высморкавшись, переглотнув, вот опять начинаю доказывать стулу, хватая его, столу, стуча по нему, что без тебя не бобу. Слышишь ли меня? Банальная анкета, на которую не откликаются духи, — но как охотно за них отвечают односмертники наши; я знаю! (пальцем в небо) вот позвольте я вам скажу… Милая твоя голова, ручеек виска, незабудочная серость косящего на поцелуй глаза, тихое выражение ушей, когда поднимала волосы, как мне примириться с исчезновением, с этой дырой в жизни, куда все теперь осыпается, скользит, вся моя жизнь, мокрый гравий, предметы, привычки… и какая могильная ограда может помешать мне тихо и сытно повалиться в эту пропасть. Душекружение. Помнишь, как тотчас после твоей смерти я выбежал из санатория и не шел, а как-то притоптывал и даже пританцовывал (прищемив не палец, а жизнь), один на той витой дороге между чрезвычайно чешуйчатых сосен и колючих щитов агав, в зеленом забронированном мире, тихонько подтягивавшем ноги, чтобы от меня не заразиться. О да, все кругом опасливо и внимательно молчало, н только когда я смотрел на что-нибудь, это что-нибудь, спохватившись, принималось деланно двигаться или шелестеть или жужжать, словно не замечая меня. «Равнодушная природа» — какой вздор! Сплошное чурание, вот это вернее.

Жалко же. Такая была дорогая. И держась снутри за тебя, за пуговку, наш ребенок за тобой последовал. Но, мой бедный господин, не делают женщине брюха, когда у нее горловая чахотка. Невольный перевод с французского на адский. Умерла ты на шестом своем месяце и унесла остальные, как бы не погасив полностью долга. А как мне хотелось, сообщил красноносый вдовец стенам, иметь от нее ребеночка. Etes vous tout à fait certain, docteur, que la science ne connaît pas de ces cas exceptionnels où l’enfant naît dans la tombe?[2] И сон, который я видел: будто этот чесночный доктор (он же не то Фальтер, не то Александр Васильевич) необыкновенно охотно отвечал, что да, как же, это бывает, и таких (то есть посмертно рожденных) зовут трупсиками.

Ты-то мне еще ни разу с тех пор не приснилась. Цензура, что ли, не пропускает, или сама уклоняешься от этих тюремных со мной свиданий. Первое время я суеверно, унизительно, подлый невежда, боялся тех мелких тресков, которые всегда издает комната по ночам, но которые теперь страшной вспышкой отражались во мне, ускоряя бег кудахтающего низкокрылого сердца. Но еще хуже были ночные ожидания, когда я лежал и старался не думать, что ты вдруг можешь мне ответить стуком, если об этом подумаю, но это значило только усложнять скобки, фигурные после простых (думал о том, что стараюсь не думать), и страх в середине рос да рос. Ах, как был ужасен этот сухонький стук ноготка внутри столешницы, и как не похож, конечно, на интонацию твоей души, твоей жизни. Вульгарный дух с повадками дятла, или бесплотный шалун, призрак—пошляк, который пользуется моим голым