КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339841 томов
Объем библиотеки - 386 гигабайт
Всего представлено авторов - 136623
Пользователей - 75828

Последние комментарии

Впечатления

kutuzov_01 про Абсолют: Идеальная Клятва (Фэнтези)

Хочу разочаровать читателей, здесь нет никакого бояръ аниме, нет здесь и попаданцев (все местные). Книга слишком "утяжелина" различными описаниями, по этому приходиться читать продираясь через текст. Кому нравятся манга в таком стиле, добро пожаловать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Льер Дитрим про Дроздов: Реваншист (Альтернативная история)

Книга оставила самые приятные впечатления. Если и были рояли, то играли они гармонично, и вступали вовремя. Засиделся почти до утра, уложившись в 6 часов, чего со мной уже давненько не случалось)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Сабаев: Подкидной в далёкой галактике. Дилогия (Боевая фантастика)

автор заметно прогрессирует по сравнению с "колосом".сюжет повествование можно выразить фразой:
"когда татарин родился,еврей заплакал."правда к эве имеет отношение весьма косвенное,но читать интересно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ивановамфрия про Стивенс: Реставратор (Ужасы)

Хороший мистический детектив, приправленный намёком на романтические отношения. Читается легко (наверное, в большей степени заслуга переводчиков). Сюжет динамичен и не утомляет. Рекомендую для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Легенда про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Бесплодное мудрствование - это, пожалуй, про самого автора точно сказано. Было бы смешно читать это напыщенное чтиво для доверчивых неофитов, если бы не так грустно оттого, что кто-то может и повестись на все это. Берегитесь, друзья, подобных воинствующих профанов. Такие профессиональные компиляторы вносят свои "поправки" в материалы настоящих мастеров своего дела, а потом присваивают себе лавры. Нужно учитывать, что эти знания уже отличаются от оригинала в силу недалекого понимания любого такого профана, походя и невзначай кидающего по отношению к традиционным практикам фразы типа "я лично считаю это не важным". К тому же, большинство разобранных в книге практик вообще можно делать только под руководством настоящего учителя и уж точно не по этой книге из-за обилия ошибок в ней.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Земляной: Отработанный материал (Боевая фантастика)

По моему какая то ерунда.Планета на которой живёт горстка людей,зарабатывают на жизнь разведением пушного зверя,которого разводят и выпускают на волю.А потом на него охотятся.И есть некая корпорация,которая втихую занимается химическим оружием.Появляется сосланный умирать на этой планете,спецназовец.Которому в пещере один гениальный врач делает пересадку лёгких от одного плохого человека.И донор и сам Гг остаются в живых.А потом Гг находит хим.лабораторию разоблачает корпорацию.Я просто не могу понять как на планете,где нет техники,кроме снегоходов (там почти всегда зима)и живёт горстка людей,можно найти то что очень хорошо спрятано.У нас библиотеку Ивана Грозного сколько ищут и ни хрена,а он за полгода на дне океана нашел.Мне не понравилось,продолжение читать не буду,только время тратить.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Дроздов: Реваншист. Часть вторая (Попаданцы)

Просто скомканный конец.

Спойлер: СССР не спасти, КПСС - гадость...

Не пошла.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Колокола Обречённых (fb2)

- Колокола Обречённых 697K (скачать fb2) - Pferd im Mantel

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Pferd im Mantel
Колокола Обречённых

ТЕПЕРЬ. Май 2017 года, Кушалино, Тверская область. Фёдор Срамнов.


"И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это – томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь" ( Еккл 1:17,18).

Если бы ты был птицей, увидеть всё, творящееся окрест, было бы для тебя намного проще. Увидеть – но не понять. Но уже хотя бы поэтому ты бы был счастлив. Ибо во многом знании – многие беды, говорит Библия. Зачем они тебе, эти знания, если ты птица? Птица свободна. Свободна от понимания того, что она видит и чувствует. Ей хорошо – своим сознанием она не в силах охватить объём обстоящего вокруг себя и создана неспособной выйти за рамки своего птичьего понимания.

Добрые утренние солнечные лучи ласково грели бы твои пёрышки, а летний ветер – тот, который гуляет там, в небе, обдувал бы твоё беспомощное тельце в то время, как ты, расправив крылья, парил бы в этих лучах и ветре. Ты бы мог, кружась в небе, в этот солнечный день спускаться всё ниже и ниже к земле, пока не попал бы в эту низкую молочную облачность, марево, которое покрывает землю ещё с раннего утра. Пронизывая это марево, пулей ты спустился бы вниз, к самой земле и, набирая скорость, мог бы понестись над серой лентой старой дороги, петляющей между островами леса и топями болот. Взмывая вверх и опускаясь практически до асфальта, ты бы летел над привычной тебе пустотой. Но пустота эта обманчива, дружище, ох как обманчива!

Если бы Господь и вправду создал тебя птицей, он проявил бы милосердие. А как ты создан человеком – смотри и знай, страдай и чувствуй боль, и с этим живи. Слышишь там, вдалеке, надрываясь, звонит колокол?! Как писал классик, он звонит по тебе – и время поторопиться. Господь почему-то забыл тебя здесь, на этой земле, а может быть у него на тебя особые планы. Тебе не узнать этого. Ты человек, а не птица, но от этого не легче. Тебе не взлететь туда, к солнцу, выше облаков и тумана. Наверное, ты обречён. Слушай звон колокола и иди на благовест. Больше ты предпринять ничего не в силах теперь – а когда мог, не делал. Храни тебя Боже, дружище.



Фёдор ввалился в дышащую парами и запахами берёзовых веников дверь своей баньки с очередной охапкой берёзовых дров, подогнув голову, чтобы снова, по невнимательности не садануться лбом о низенькую притолоку и свалил свой груз в угол предбанника к ранее принесённым уже дровишкам, присел на лавочку и вытер запотевший лоб. Жарко. Сейчас подбросим ещё, и пусть топиться. Набрав черпак ледяной воды из бидона, сделал глоток, второй, налил в ладонь – умылся. Блин, в такую жару простудиться ещё не хватает. Даже в предбаннике жарища, надо приоткрыть наружную – пусть проветривается, после парилки-то хорошо в прохладу, посидеть. Надо раздеваться начинать – сейчас уже Иван с Илюшей явятся. Фёдор выглянул за дверь – нет, не идут; и стал расшнуровывать ботинки, снимать портки, рубаху. Летний ветерок залетел в предбанник, приятно освежил – как в детстве… Ну и ладно – можно и покурить пока не явились. Пригнувшись снова, босиком, Фёдор вышел и присел на лавочку, помял между пальцев и, чиркнув спичкой, таки прикурил вожделенную – первую за сегодняшний день! – сигаретину. Чёрт, надо бы как-то завязывать – опять куснула надоедливая правда – да хер с ним, надо – но не сегодня!

– Ты, блин, я смотрю, опять за своё принялся, а?! – а, вон как, Фёдор оказывается, расслабившись, проспал, как подкрались со стороны деревенских огородов Иван со своим приёмным сыном, Илюшей.

– А, Ваня, привет, чё крадётесь как исчезники? Выспались? Где шляетесь – щас перетопится уже, в баню не войдёшь. – парировал прикол своего друга Фёдор – Иван последнее время (как сам бросил смолить) просто достал прививать ему тему о вреде никотина и всё такое. Уже не смешно – парит. И так понятно, что надо бросать – да с их занятием – попробуй-ка. Наркомания похлеще алкоголизма, мать его, а ведь – всё-таки и помогает в иной момент, когда нервы напряжены. А когда они не напряжены бывают, скажите-ка?!

– Привет Дядь Федь! – так мы как из дома вышли – Бармалевна привязалась на улице. Батя ей крышу на дворе поправить обещал, не успел, потом вы ушли, потом эта хрень в Капатках началась, короче – месяца два назад. Привязалась вот теперь – как банный лист к жопе. – пояснил Илюша. – А мы вот пивка прихватили – холодного! – ухмыльнулся парень, потрясая пластиковым пакетом с вожделенным содержимым – раритетным напитком из прошлой жизни.

– Не, а чё?! – у меня десять рук что-ли?! Понятно, что двор у неё течёт – вставил Ваня, скидывая ботинки у входа в баньку. – А то не знает, что творицца и почему я не сделал ей ещё. Чудная бабка – вроде как без сознания живёт. Или дурачится так – я не знаю.

– Ладно, пошли уже помоемся как люди. Завшиветь недолго с этими походами, реально. – Фёдор отшвырнул бычок и приоткрыл дверь в баньку.

Разделись и по одному, нагибаясь, ввалились в белёсое марево парной. Разобрали шайки, закипятили веники, Ваня вернулся с двумя вёдрами ледяной колодезной воды – чтобы разводить. Мужики, хлестанув на каменку пару черпаков, принялись охаживать друг друга вениками от души, покрякивая, приговаривая и в срок замачивая веники для правильного продолжения этого магического банного действа.


***

Ещё с ночи мужики, что патрулировали край деревни от леса, разнесли новость – что вернулись люди Фёдора. А уже с утра деревня загудела и эта информация передавалась из дома в дом быстрее, чем раньше по Интернету. Уже к часам к десяти в Правление ввалился сам Пётр Василич – Староста всего села вместе с отцом Паисием, настоятелем сельской церкви. Почаёвничав с дедом Макаром Степанычем, старшим по хозяйству в деревне, обсудив последние новости и деревенские нужды, начальство послало за Фёдором. Фёдор явился через полчаса, благо идти до Правления ему было совсем недалеко – всего три дома. Благословился у духовного, поздоровался за руку со Степанычем и Петром Васильичем. По летнему времени в доме Правления была суета – сновали люди, бабы, у каждого была его неотложная нужда, необходимость, всем надо было попасть к Степанычу – тем более и Староста в деревне, и батюшка – повод зайти важный. Меж тем Пётр Василич выгнал всех на крыльцо и закрыв своей грузной фигурой дверной проём пояснил селянам: «Православные, православные! Так! Сейчас все идите по делам, куда кто должен. Нам сейчас с Фёдором покой нужен, потолковать спокойно. Что кому от меня надоть – на то приёмное время на селе есть. И батюшку не атакуйте, словно ненаши. Так что, давайте, родные, по работам все. Что надоть узнать вам всем будет – то лесные и за столом расскажут!» – и затворил дверь на затвор изнутри.

Фёдор, размяв пальцами сигарету, чиркнул, прикурил и присел к открытому окну, на древний кожаный диван, который стоял в доме Правления ещё со времён СССР, а то и раньше – кто его знает? – он тут был всегда. Примостился подальше от батюшки, который на дух не переносил ни дым, ни даже запах курева, и как мог – боролся с этой богомерзкой страстью, весьма и весьма распространившейся среди селян. А чё не курить то? Здоровью-то теперь, ничего оказывается и не вредит – это раньше врачи стращали, ну а теперь-то – Слава Богу. А батюшка-то, Отец Паисий, подходил к вопросу с другой стороны – может здоровью-то и не вредит, а вот душе? Вот о чём стоит подумать! А курево – это ведь что? Страсть, грех. И потому, каждый отягощённый сим греховным навыком, страстью, не отлагая, должен каяться Господу, и не медля прекратить губить душу поганым бесовским зельем. Вот как-то так благочинный и пытался влиять на селян если и не на каждой проповеди – то уж через одну – точно. Фёдор знал, конечно, о непримиримости батюшки в этом вопросе, потому, закурив и сразу и покаялся: «Грешен, батюшка, как встал сегодня – не курил ещё.» Отец Паисий махнул на Фёдора рукой – мол, кури, закоренелый; но и другое тоже понимал старик – в работе Фёдора – лесном деле – всё важно – и привычка более чем важна. Пусть и худая, пусть. Когда само всё дело у лесных людей зиждется на привычках, а привычки сформировали устоявшийся порядок, дисциплину – а без неё, этой дисциплины в группе, за границу, патрулируемую селянами не ходи! Срок неорганизованного, недисциплинированного пассажира в лесу, а паче того – пребывающего там в одиночестве, даже не часами измеряется – минутами. Лес теперь, в эти времена, меняется так быстро, что любой накопленный до этого опыт, становится практически бесполезен уже через несколько дней. Всё время являет себя новая нежить. Воздушные власти – попросту бесы, или ненаши – являют разуму такие галлюцинации, что дрожь берёт. Особо упорно сей род держит брань против духовных и крепко верующих селян – впрочем, как и всегда, но теперь уже с поправкой на то, что отрицать существование поименованных сущностей, уже не приходится.

Взять хотя бы вот случай недавний: страшно сказать, помилуй Господи. После Всенощной на Троицу возвращается Отче Феофан, старший диакон домой. Ну а живёт-то он у одной старушки в Красной Слободе в Кушалино, как из дома причта-то съехал. Входит тихо, бабуля спит крепко на мосту – весь день в столовой трудилась. А на кровати-то диаконовской тангалашка сидит и молитвослов листает, слюнявит одним из трёх своих пальцев, перелистывает, сволота. Нога на ногу, а другой рукой, или чё там за неё у него, башку свою подпирает. Ясное дело, понятно почему. Башка у поганого раза в два больше тщедушного тельца – такова уж природа этих богопротивных тварей – все, как один гротескные. Хоть плачь – хоть смейся, но Отцу Феофану тут уже не до смеха – страшно сказать – бесовское посещение. Диакон, понятно, креститься стал истово и молитвы читать, подобные на случай текущего бесовского обстояния. А тангалашка ему: «Слышь, кончай причитать, а? Без причитаний тошно, млять. Весь дом, как Третьяковская Галлерея в досточках с этим вашим… Я по делу небось к тебе – поговорить надо.» А всем известно, что с бесями в беседу вступать ни при каких обстояниях не должно – это закон, написанный кровью. Диакон давай читать «Да воскреснет Бог…» – Молитву Честному Кресту. А поганому и то нипочём – кривит рыло своё носатое. Сплюнул наконец на пол – аж зашипело, известное дело – серная кислота, и над кроватью воспарил, швырнув святой Молитвослов в дальний угол. «Хуле! Я гляжу, ты совсем, поп, невменяемый!! Послушай чё скажу-то, дурила!» Бранятся ненаши всегда, да так, что и у закоренелых в бранном грехе людей уши вянут. А и то не зря духовные отцы изначально от этого вида греха людей предостерегали – бранное наречие это, мат иными словами, от них поганых и идёт. Тут диакон наш решил бить врага его же оружием, и как мог, как помнил обложил беса матом так, хоть Святых выноси. Рыло ненаша расплылось в улыбке – видимо, подумал, что пал пред ним духовный. «Как сам видишь, крестопузый, дела ваши совсем нахер никудышние становятся. Видишь – нет??» – пошёл излагать своё поганый, описывая круги под потолком в избе. Круги получались некрутые – изба у старухи маленькая, ненаш, по нашим понятиям, с четырёхлетнего ребёнка, а башка – ну как у коровы, что-ли. «Вот и посуди сам. Вы от века крестились, службы кому-то там служили – а всё похеру. Бога -то нет! А мы – вот они! Сам подумай! Это я всё к чему?! Короче, крестопузый, слушай, и попам своим старшим передай чё скажу та. В общем, глядя на то, до чего вы себя все тут довели, наши старшие и Сам – Сатана по-вашему, решили предложить вам, уродам, помощь. Чтоб наглядно было, что не впустую базарим, вот вам исцеления от болезней ваших и бессмертие. На время для начала. А чё? – нормальный ход, поп?» – бубнил, нарезая круги тангалашка, временами задевая рогами за потолок, отчего на нём оставались царапины, а когда задевал – на пол сыпались искры, хотя с чего бы – потолок-то – деревянный. А диакон крестится и Иисусову про себя читает. «Короче, млять, так получается, поп, что мы вроде как должны вам по ходу, гы. Без вас париться бы нам у себя и париться ещё, в Аду, как вы говорите. Ни хера себе! Конечно мы вам должны! А вы молодцы! Это надо же – и война вам, и геноцид, и содомия, и всё в одном ключе и так быстро – за сотню лет всего управились. Не без нашей, конечно помощи – но всё равно, молодцы! А мы, крестопузый, долги свои всегда возмещаем, ты не знал?» А диакон знает, что ненаши любят поставить вопрос – и ждут ответ, типа, беседу завязывают. Молчал диакон до того, а тут изрёк бесу: «Черепками, помилуй Господи!». Бес аж засиял: «А вот и нет! Смотри сам – вот у тебя камни в почках были, так? А где теперь они?! А артрит? А гипертония?! Хуясе – черепки!!! А ещё говорят – типа «сам лжец и отец лжи». Да нихера! Сами во лжи утонули уже нахуй, и продолжаете. Черепки, ёпты…» У отца диакона уже смущения разума от бесовского гонева начались. Он и отвечает поганому – вроде как в беседу вступил: «Может от вас это всё. Дать-то дали, а взамен-то – души наши попросишь!!!». «Да ты совсем ебанулся, я гляжу. Какие души, ты чё? Нет у вас никаких душ, кто вам сказал?! Откуда? – сам посуди. Бога нет, так? – а вы базарите, что типа, Он вам их, эти души вдохнул. Хуйня выходит – сам видишь!» – весьма усилил брань тангалашка, напирая на личное, подводя батюшку, вроде как к очевидному. «Не тщись надеждой глупой, поп! Вы – так, белковая материя с нервной деятельностью и зачатками разума. Потому как если бы разум имели какой – такой хуйни не наворотили бы против себя. Да вы все уроды конченые, мать вашу! Даже вши друг друга не гандошат так, как вы, душевные вы наши! Чё ты гонишь??? Какая душа, какой Бог??? В натуре вы запутались нахуй, пора вам помогать. Короче наш ценник такой будет – церкви свои все сносите, досточки -книжки – все в костёр, службы прекращаете. Нехер время на пустое тратить. Мы, в свою очередь, гарантируем здоровье и бессмертие. Восстановим вам рождение. Хер с вами – поритесь, рожайте. Этих всех, которые вас жрут, мы отзываем. Но никакого вашего христианства больше, понял? Запомнил чё я тебе надиктовал, крестопузый? Передашь своим как я сказал?» – плавно спустился на пол ненаш и цокнул копытами о деревянный пол. Отец Феофан уже перестал креститься и тупо кивал головой. Плохой исход, конечно, но тут подоспела нежданная помощь. Баба Тоня, резко распахнув дверь на мост, в ночной сорочке и босиком, влетела в избу громко выкрикивая Символ Веры и окатила растерявшегося и не успевшего развоплотиться ненаша целым ведром Святой воды. Поганый только всего и успел, что вылупив зенки, крикнуть: «Блядь!!!!!» и зашипев, за полминуты осел на пол гнойной, бурлящей массой. «Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу!» – перекрестилась на иконы старушка и бросилась к сидящему в прострации на кровати Отцу Феофану. Отпоив его Святой водой и начитав над батюшкой, трясущимся и плачущим, соответствующее правило, бабуля уложила его и продолжила молитвенное бдение. Неделю пролежал Отец Феофан, пока в себя пришёл. Вот какие случаи, и вот какие люди. А тут курение какое-то….


***

Пётр Василич, войдя, сел на диванчик рядом с Фёдором, взял его руками за плечи.

– Ну, Слава Богу, пришли, Федя. Кидай в окно окурок-то свой уже и давай, рассказывай.

– Да уж, расскажу я вам… Короче, чтобы не томить – сразу о главном. – начал свой отчёт Фёдор. – С одной стороны – зря сходили. Людей в Лихославле нет, в общем. Это сразу видно – город мёртвый, и мёртвый давно. За день много искали – ничего. – предвосхитил Федя немой вопрос священника, который уж было поднял перст. – Вот так вот.

Пётр Василич и батюшка значительно посмотрели друг на друга. Надежда, что в отдалённом от их мест Лихославле – маленьком городке – люди, кто остался, должны были тоже организоваться как-то, теперь растаяла. Очередной рейд лесных – и снова то же, людей нет… Фёдор налил чашку чая и подошёл к карте области, висящей на стене со времён колхоза.

– Но есть и другое дело. – подмигнул старикам Фёдор. – Мы там пока шарили по городу, забрели на лесопилку одну.

– И что? – в надежде Пётр Василич привстал с диванчика.

– Вот. А там большой гараж, нетронутый. «Сибирский цирюльник» финский, целый, стоит. Краз военный и Камаз полноприводный, армейский, с будкой. На первый взгляд – всё целое. Мы особо не шарили, сами понимаете. И ещё – во дворе полуприцеп стоит, он у них видимо как заправка использовался, трёхосный. Почти полный. – Фёдор цокнул языком и опять подмигнул старикам – Соляра. Вот что нащёлкали – передал Петру Василичу маленький фотоаппарат, который обычно брал с собой в рейды. Федя уважал наглядность – ну и до кучи, собирал коллекцию снимков, так сказать, знаков времени. Старшие внимательно рассматривали отфотографированное лесными на крошечном экранчике, щурились по привычке, оставшейся от своей близорукости, дальнозоркости или что там ещё у кого было раньше по глазам.

– Куш солидный. – продолжал Фёдор. – Но и затрат требует соответственных. Я вот что думаю… Откладывать тут нечего. Лето только началось, так? – а топлива на технику уже меньше расчетного. Техника, что там – тоже не лишняя. Кстати, пара тракторов приличных, тоже пока шарили там, на навигашку занесли, где стоят. – Старики дружно закивали головами, соглашаясь с ходом мыслей Фёдора. – Поэтому мужиков собирать надо, техников. Планировать это надо уже сейчас, плюс – готовить добро, что им с собой брать – генераторы там, ещё что. Короче, думаю, надо за Сашей Волковым послать сейчас, и про это с ним думать уже, так правильно будет. Дальше – и я потом расскажу почему – человек пятнадцать бойцов надо слать с техниками. Патроны нужны будут – но и в Лихославле, как я знаю, охотничий магазин раньше был. Мы не дошли, а проверить и вытащить оттуда если что осталось – жизненно важно. – Старики снова закивали головами. – Потом. Тягач наш надо готовить, а к нему трактор. Американец может застрять, сесть с бочкой, дорога – разбита совсем, так вот. Без трактора, думаю, бочку ему не протащить.

– А тягач-то, кстати, Саша надумал ремонтировать, я слышал. Чего-то там с ним у них, не знаю. А что собирался – да, то мне говорил он. На сходе сельском – вот, в прошлую пятницу. – пояснил Пётр Василич.

– Ну это надо решать, короче, сами понимаете. – продолжал Фёдор. – Если начали уж – пускай торопится тогда. А лучше уже потом, как припрём. Хотя я не знаю, чего у них там. Опять Саню бы сюда…

Пётр Василич, хлопнул ладонями по коленям и пошёл на выход. – Пошлю уже за ним.

Фёдор, снова закурил.

– Федя, ну что ты как паровоз, ей-Богу! – всплеснул руками батюшка.

– Да на нерве весь, Отец Паисий! – ответил Фёдор и сплюнул в окно. – Устали как черти, прости Господи! И, как видите, тут тоже торопиться надо. Башка кругом.

– Не башка, но голова! Фёдор – уж ты-то! Уже на глазах всё, и слепые уверовали, а вас в грех-то как тянет прямо. – повёл обоими руками вниз батюшка, показывая как конкретно и куда всех тянет в грех. – Следи за языком, сынок. Сейчас всё важно, поверь старику.

– Да, батюшка, конечно. Да всё срываюсь на пустом месте. Грех один.

– А я тебя как учил? Да – все не без греха. Тонем прямо. А ты согрешил – покайся. Иисусову почитай побольше. Правилом, что назначил тебе – не брезгуешь?

– Бывает, грешен.

– Вот. Отсюда и неустойчивость духовная и смущение берутся. Кайся Господу, он и укрепеление пошлёт.

– Продолжим, богословы! – вернулся с крыльца Староста. – Послал я за Сашкой.

– Да, ладно, что дальше… – Федя выбросил бычок в окно. – А, ну вот. Прицеп, солярка. С техникой там надо будет разбираться на месте, заводить пытаться – сколько времени займёт? – никто не знает. А если ночь придётся там остаться – а наверняка ведь придётся! Можно, конечно, и несколько ходок сделать – но топливо? 110 километров ведь. Я вот думаю…. Тросы стальные надо искать и готовить. Тащить на тросах грузовики. И «Цирюльник»! Вот что важно-то! Пётр Василич!! Представляешь, какая подмога дровяным-то будет!

– Даа, бесценный механизм!! – потёр руки Староста. – Это вы молодцы, Фёдор, ну, спасибо вам!

– Спасибом сыт не будешь! – улыбнулся Фёдор. – Ладно. Короче, это всё надо готовить. Старшим сам пойду, и мои мужики, конечно, тоже. Ещё человек десять мужиков – надо. И техников, ну это мы с Саней обмозгуем. Тягач, там человек пять, ну шесть уместиться. Трактор – плюс человек. Ну и Камаз, конечно, возьмём – скарб туда грузить.

– А сколько солярки-то нужно будет? – задал больной вопрос Староста.

– Много, но это пусть Саня считает. Оно того стоит, отцы. – подытожил тему Федя.

– Да… И вот ещё что. Я говорил, что потом вернёмся к этому. Странно… Ни в городе, ни рядом где – ходунов мы не заметили. То есть, я не говорю, что их там нет . Должны быть. Но мы ни одного не засекли. А я такой, знаете, если что странно, волнуюсь за это. И кажется мне, что неспроста там так. Вроде бы, да? – городок и небольшой, Лихославль-то, а ведь город какой-никакой. И народу там было сколько? – ну две, три тысячи человек. А как Случилось там – ну понятно, всё-таки город, деревни, кладбища кругом, многих сразу подрали ходуны, а всё же? Должен был кто-то и остаться ведь. И опять же – где тогда ходуны? Мы-то знаем, что как стал упырём, то с родных мест не уходит, ну и где они тогда? Что-то новое?

– Помилуй Господи! – перекрестился Отец Паисий. – Страхи Господни!

– Вот это и волнует. – продолжил Федя. – Враг, короче, неведом. Что мы должны знать, исходя из своих целей, об нежити там? – всё. А что мы реально знаем? – ничего. Вот я потому и говорю – вроде как – впустую сходили…

– Да не впустую, что ты заладил! – вспалил Староста. – Не в пустую, Федя. Такое отсутствие результата – тоже результат. Теперь мы знаем. Людей там – нет, это раз. А технику нашли и топливо – это мало тебе? – загнул второй палец Пётр Василич. – А надо ещё поискать по городу, мало что там ещё нужного… А магазины? Ты вот, охотничий там, говоришь. А ещё – одежда какая, консервы. Да и по домам, прости Господи, пошарить не грех, так ведь, Батюшка? – обратился за поддержкой к благочинному Староста.

– Благословлю на это. – Отец Паисий был краток.

– Видишь, и не впустую, получается. – хлопнул по плечу Федю Пётр Василич. – Короче, Федя, давай тогда с этим тянуть не будем, раз решили. Ты с Сашей Волковым переговори сам, раз послали за ним и вечером в село приезжай, помозгуем ещё. Ещё подумал вот – коли, как ты говоришь, странно там с нежитью, то может батюшка от церкви кого пошлёт с вами.

– Соглашусь, Пётр Василич – не помешает благочинного послать с группой. – кивнул старосте Отец Паисий.

– Мы тогда с батюшкой теперь на село. – хлопнул руками по коленям, вставая, Староста. – По хозяйству вопросов ещё уйма, и служба скоро уже. А после службы приходи тогда. Ну, поужинаем у меня. Застолье пропустишь раз, ничего. Так вот. – встал и направился к выходу Пётр Василич, а за ним и благочинный, благословив Фёдора.

– Ну, в Церкви увидимся.

– Ну, до вечера.

У крыльца дома правления уже собралась толпа, обступившая батюшку со старостой, и отец Паисий благословлял людей направо и налево, кому-то что-то говорил, отвечал на вопросы. Пётр Василич поднял обе руки:

– Православные, попустите! Всё, времени уже нет! Макар Степаныч! Сегодня что – выходной?! Разгоняй давай свою демонстрацию! Чё это такое? Или работы нет у людей? – так я сейчас найду!

– Так, родимые, всё! Заканчиваем тут. Ну-ка, пропустите батюшку! – стал разгонять селян Степан Макарыч. – Где Семён? Кликните его там, пусть подгоняет телегу, старшие вышли!

Фёдор вышел на крыльцо и прикрыл дверь в правление.

– Саня Волков как приедет – пусть ко мне идёт, дома буду. – сказал он людям, поклонился ещё раз отцу Паисию и пошёл домой.

ТОГДА. Июль 2010, Кушалино, Тверская область. Пётр Васильевич Русков.

Пётр Васильевич Русков всю жизнь, можно и так сказать, проработал тут, в Кушалино, бухгалтером в колхозе. Работал с полной отдачей, вступил в партию, был и секретарём партийной ячейки. Таким уж он был человеком – одна жизнь – одна работа. Если у иных трудовые книжки пухли от записей, у Рускова была запись только одна – бухгалтер, колхоз «Кушалино». Колхозное руководство по-своему ценило Петра Васильевича – когда колхоз начал строить многоквартирки, одну из квартир на втором этаже в первом же доме выделили Рускову. И когда пришло время оформлять пенсию, Пётр Васильевич, конечно же, написал заявление на имя Председателя колхоза «Кушалино», что желает продолжать работу в своей должности и далее. А другого от него никто и не ждал.

Так, сводя балансы, ежегодные и ежеквартальные, дебит и кредит колхоза – миллионера, Пётр Васильевич Русков дожил и доработал до самого эпохального события в своей жизни, к которому готов он совершенно не был. Более того, когда оно произошло, Русков даже и не понял, не придал значения случившемуся. Ну был СССР, а стала Россия. Вдруг резко Партия – дело жизни! – куда – то делась. Был партийным человек – хоп! – уже нет. Некоторые товарищи по партии сразу забормотали что-то про демократию, про культ личности Сталина – кровавого палача, про покаяние коммунистов перед народом, а то и судом над ними над всеми. Переобулись, в общем. Глубина трагедии начала осознаваться уже через год. Денежная вакханалия, поголовное пьянство, тунеядство захлестнули людей на селе, в цепляющимся за осколки прошлого, умирающем колхозе. Продуктов не было и раньше – за колбасой дружно в Москву ездили, но люди и огороды сажали, и коров держали – а зарплаты в колхозе-то были в страду и по-московским меркам неплохими. Было дело, работа – и на это как-то привыкли закрывать глаза. А тут как прорвало. Молодёжь как-то вдруг резко потянулась в город, теперь уже и не Калинин – в Тверь, а кто и в Москву. Колхоз чах, разваливался и разворовывался на глазах. Огромный колхозный АМТС – крупнейший в районе! – растаскивался, приватизировался, распродавался со скоростью курьерского экспресса, топливо, пока выделяемое из района, исчезало вникуда, и селяне шептались между собой о том, что руководство связалось с каким-то бандитами из Калинина, тьфу, Твери. Перспектива перестала просматриваться и на месячном горизонте, будущее пугало людей безысходностью. А что делает русский колхозник, когда вокруг начинает твориться такая вот ерунда?! Ага, правильно – за бутылку. А память об андроповских временах – ещё свеженькая, забудешь такое. А в сельпо водочка вдруг появилась разная – на выбор, и диковинные заграничные бутылки с ней заодно. Да стоить стало – ого-го! И с каждым днём дорожает. Системно тут не забухаешь. И расцвело буйным цветом подзабытое, казалось, самогоноварение. И село погрузилось в долгий, непреходящий запой…

Всё это ударило по старику Рускову, словно молотом. Газеты писали о каких-то кредитах МВФ, а по телевизору рядились всё больше новые, незнакомые лица – хозяева Новой России. Смотря на то, что было – и что стало, Рускову, по-простому, по-стариковски это всё было чужим, не нравилось. Всю жизнь Пётр Васильевич курил – это было нормально, а тут стал и выпивать. Колхоз развалился на глазах, в трудовой появилась вторая запись – «уволен по собственному желанию. Ст.33 КЗОТ РФ». Пётр Васильевич Русков стал обычным, безработным жителем села Кушалино. Без Сберкнижки. Без дела. Без перспектив.


***

Два месяца назад, 26 апреля, Пётру Васильевичу Рускову исполнилось 77 лет. Где-то месяц назад, ближе к середине мая, Пётр Васильевич встал пораньше, переборов утреннюю тошноту и головокружение, умылся, собрался и, опираясь на можжевеловую палку, пошёл на центральную площадь села – на автобусную станцию, чтобы наконец-то съездить в поликлинику в Рамешки. Местная кушалинская поликлиника закрылась три года назад. Купив билет за 46 рублей, старик дождался автобуса – новомодный заграничный «Форд», и сел на своё место. По дороге в Рамешки у старика опять пошла носом кровь. Девушка в джинсовой куртке, сидевшая у окна, порывшись в сумочке, достала и протянула Рускову пакет с бумажными салфетками. В глазах Петра Васильевича всё плыло, воздуха не хватало. Армен, водитель маршрутки остановился на обочине и вдвоём с каким-то мужиком, сидевшим рядом с ним, вывели старика из автобуса и посадили на ступеньку боковой сдвигающейся двери.

– Э, что – сердце, отэц? – спросил Армен Рускова.

– Да кто его знает… – прошамкал Пётр Васильевич.

– Пасиди тогда минута, подыши воздухом. Лес тут, щас отпустит, отэц. Ты в Рамешки, да? Я до больницы давизу, не валнуйся, отэц..

Пётр Васильевич сидел минут пять, пока не прекратилось это несносное головокружение. Потом приподнялся, залез в салон и сел обратно рядом с девушкой в джинсовой куртке. Повернулся к остальным пассажирам:

– Простите. За то, что задержал всех. Старик. Здоровье -то… эх.

И Армену:

– Поехали, сынок.


***

– Что ж Вы тянули-то, любезный, столько?! – положил руки на плечи Рускову Аркадий Натанович, врач, до этого дважды приезжавший к Рускову на скорой по вызову. – Дождались! Я не знаю, что у Вас, но симптомы серьёзные. Давайте так. Я Вас сейчас в больнице оставлю. Анализы все возьмём. Сделаем кардиограмму. Дождёмся результатов. Тут не простуда, тут что-то посерьёзнее.

– Да как я в больнице-то, сынок. У меня ж и кошка там, некормленая. Я ж собирался к вам и тут же обратно…

– Нет, Пётр Васильевич. – прервал старика терапевт. – Какая кошка, Вы в своём уме. У Вас же неотложное состояние! Нет-нет, и не спорьте пожалуйста. В палату по-любому, до постановки диагноза. Маша – найди главсестру и пусть размещает -терапевт обернулся к своей медсестре, что-то споро писавшей в чьей-то медкарте.

– Ну ладно, раз так. – вздохнул старик. – Скажите, а позвонить к нам в Кушалино, в администрацию, хоть можно?

– Позвонить – можно. Даже нужно. – улыбнулся неожиданно быстрому согласию старика на госпитализацию Аркадий. – Но сначала давайте разместим Вас в палате. Чтоб всё по порядку было.

Рускова положили в палате у окна, с видом на маленький пруд, на котором каждое утро рамешковские мальчишки ловили карасей размером с ладошку.

Теперь в больнице Русков лежал уже неделю. Анализы пришли плохие. Аркадий Натанович, покачал головой, протянув своё «мдааа» и назначил ещё анализы на кровь, другие какие-то, «маркеры надо посмотреть». Каждое утро, да и вечером тоже, старика рвало. Сильно кружилась голова. Курить в больнице не разрешали, и это ещё больше нервировало старика, усиливая озабоченность своим здоровьем. Вчера Петра Васильевича водили в соседний корпус на рентген и старик злился – на вопросы «ну как там? Жить буду?» врачи эти то молчали, то бубнили что-то под нос себе не озвучивая ничего конкретного и на вопросы старика, старавшегося выглядить шутливым и здоровым, не отвечали. Аркадий приходил дважды или трижды в день, осматривал Петра Васильевича, слушал стетоскопом, бубнил своё «мдааа» и назначал ещё капельницы, ещё лекарства. Петра Васильевича то ли от лекарств, то ли от безделья стало постоянно клонить в сон. Когда он просыпался, то стоял у окна, наблюдая за тем, как мальчишки ловят карасей на пруду. После пресного больничного обеда Пётр Васильевич садился в коридоре посмотреть телевизор, программу «Время» и злился. Злился на хохлов, на корню продавших страну проклятым американцам, на их Президента и как его?- Сейм, разрешивший размещение американских военных баз на территории Украины – Украины, части его страны! Злился на своего Президента, которого, кстати весьма уважал – зауважал за быструю и бескомпромиссную реакцию на грузинское вторжение в Осетию два года назад – а злился на него за инфантильную позицию по вопросу вывода Черноморского Флота из Крыма. Последние дни, как Русков смотрел телевизор, украинская тема ежеминутно обсуждалась. Обстановка накалялась с того момента, как первые натовские, сиречь американские части высадились в Крыму и замкнули кольцо вокруг Севастополя и взяли под контроль город. Получалось так, что какие-то формирования ЧФ ещё несли службу и не были выведены за пределы границы Украины, а теперь были блокированы в бухте Севастополя натовцами и украинцами, и страсти разгорались. После выборов нового Президента хохлы как-то очень быстро приволокли в Крым американцев, на рейде уже месяц болталось авианосное соединение, и в ответ на очередное, уже ультимативное требование Москвы оплатить в полном объёме закачанный Украиной газ и следовать букве договора о пребывании ЧФ в Севастополе Президент Украины и Сейм денонсировали этот договор и выдвинули встречное требование – в течении месяца вывести части и структуры ЧФ за пределы государственной границы Украины. За газ украинцы рассчитываться грубо отказались, сославшись на то, что все газовые и газотранзитные договора между Россией и Украиной суть антигосударственные по отношению к независимой Украине – кандидату в члены Евросоюза! – были подписаны антинародным правительством бывшего Президента Ущенко, который после провала на выборах как-то оказался в Лондоне и подлежит беспристрастному и неотвратимому суду украинского народа. Типа, государство конечно же рассчитается за российский газ – но потом, когда стороны задним числом пересмотрят тарифы на поставку газа в сторону существенного уменьшения, а тарифы за транзит по украинской территории – в сторону существенного увеличения. А пока, получившая План действий по вступлению в НАТО на срочно созванной сессии, Украина подписала договор о размещении пяти баз Альянса на своей территории, в том числе – в Севастополе. В меморандуме сообщалось – с целью защиты суверенитета Украины и безопасности государства от империалистических поползновений и претензий на полуостров Крым Российской Федерацией. Ни больше – не меньше. Пётр Васильевич смотрел информационные программы и узнавал, что, согласно требованиям украинской стороны российский ЧФ, в составе боевой эскадры и судов обеспечения, с приданными частями покинул Севастопольскую базу и ночью, сохраняя установленный строй, вышел в море с целью – база – Новороссийск. На требования командования американского авианосного соединения лечь в дрейф и принять на борта досмотровые команды, эскадра не отреагировала и продолжила выдвижение. Американский фрегат, отправленный на пересечение курса российской эскадры, был вынужден уносить свою задницу, когда из ночной темноты по старборту старого служаки «оливера», показался пугающий форштевень «Москвы». Американцы, поняли, что русских сейчас лучше не кусать – недалеко и до беды, и оставили свои полицейские амбиции. Официальная Москва погрузилась в молчание. На следующие утро американский и британский послы и посол НАТО были вызваны в приёмную МИД РФ, где, в семь часов утра, малоизвестный иностранной политической элите в Москве чиновник, вручил упомянутым господам ноты о Приостановлении всех межгосударственных отношений между РФ и вышеупомянутыми государствами, а также всех действующих отношений с Северо-Атлантическим Альянсом, включая предоставление баз и коридоров по партнёрским программам по Афгану и Ираку. Послы узнали также и то, что им предстоит покинуть Россию в течении суток. К вечеру они, и их правительства узнали, что Президент РФ и Госдума приостановили ведение переговоров по СНВ в одностороннем порядке. Никто не выступал и не делал заявлений. К вечеру этого дня все газовые и нефтяные российские трубы, идущие в западном направлении, тихо обсохли. На ночной, азиатской сессии, пока все спали, два крупнейших держателя американской валюты и бумаг госзайма бросили штангу на пол. ЦБ КНР и РФ начали сливать доллар, и Форекс вздрогнул. А с утра Россия закрыла границы. Фактически, страна вошла в состояние тихой войны.

Всё это, и многое другое, Пётр Васильевич Русков узнал из теленовостей в ту неделю, которую он провёл в больнице. В последний день своего пребывания в больнице, в пятницу с утра, он также узнал от Аркадия Натановича, своего лечащего врача, что болен раком лёгкого, скорее всего в конечной стадии. Метастазы…. Ну легче сказать где их нет.

– Вот такие дела, Пётр Васильевич. Пытался быть честен с Вами. Крепитесь.

– Есть смысл лечить-то, сынок?

– Скажу прямо, но будет жёстко. Нет. Я должен сказать «да», дать Вам надежду, но… Мне 43 года, и всё время я – терапевт. Терапия тут бессильна, случай такой у Вас. Простите. Да… я выписал Вас, до Кушалино через час – на нашей скорой доедете, она в Тверь идёт. И… у Вас родные есть кто?

– Родные… да нету… всю жизнь бобылём, бухгалтером… – потерянно ответил Русков.

– Простите, ещё раз. Ну я пойду… А в Церковь-то Вы ходите, в Бога веруете – простите за вопрос?

В Бога Пётр Васильевич Русков не верил и в церковь, сколько-то лет уже снова открытую в селе, не ходил. Нет, батюшку – то, Отца Паисия, местного благочинного он, конечно, знал – так, как многих на селе – все знакомы, но на службы к нему – не ходил. А теперь, как-то вдруг само, вырвалось в ответ на вопрос врача:

– Да нехристь я, Прости Господи…

– Ну, крепитесь, Пётр Васильевич. И… я не знаю,… Храни Вас Господи. – с этими словами врач вышел и прикрыл дверь.

– К Богу-то – никогда не поздно, Василич. Ты меня послушай! – подал голос с кровати Тихон , товарищ Рускова по палате, лежавший у соседнего окна. – Чё уж теперь-то… рак… вон оно как… и у меня рак тоже, Васильич. Третий год борюсь, а как по другому?! Бог терпел – и нам велел. Ты в церковь-то сходи – легче станет.

Русков промолчал, что-то пробубнил себе под нос, продолжая смотреть как детишки на пруду ловят карасей. Как летнее, горячее солнце блестит на воде, в зелени деревьев, на крышах домов. Захотелось туда, на воздух, в лето – прочь из палаты с запахом человеческой боли. Русков поднял пакет с нехитрыми пожитками с койки, взял свою палку и обернулся к Тихону:

– Тихон. Ну ты давай… выздоравливай, короче. Пойду я.

– С Богом, Петя.

А выходя из палаты, Пётр Васильевич Русков впервые заметил бумажную икону Богородицы – страницу, видимо из какого-то церковного календаря или журнала, что они там печатают. И старик замер, таким было его открытие. Печатный плакат, страничка, но Её глаза пронизывали Рускова насквозь, и у старика на глаза навернулись слезы. «Неужели конец, Матушка??? Мой конец, тут, в этом мире???» – тихо возник немой вопрос старика… А в больной, кружащейся голове набатом прозвучало:

– НАЧАЛО!!!!!

ТЕПЕРЬ. Май 2017 года, Кушалино, Тверская область. Александр Волков, Фёдор Срамнов.

Саша Волков – Волчок, как его называли Фёдор с Иваном, водившие с ним крепкую дружбу, старший в бригаде сельских механиков, прикатил к Фёдору в деревню после обеда. Прислонив свой старый велосипед к палисаднику, Саня вошёл в калитку и на крыльцо, но нашёл дверь в дом закрытой на замок. Покрутив в пальцах сигарету, Саня закурил и снял свою фирменную бейсболку с эмблемой Jeep, с которой Саня, казалось, не расставался сколько хватало памяти. Прикинув в уме, что скорее всего все Федькины «лешие» уже проснулись – время послеобеденное уже, и теперь стабильно зависают дома у Ваньки с Илюхой – установившемся сквоте Фединой команды. Будучи человеком не особо гостеприимным, сам Фёдор не любил гостей так называемых, и к себе редко кого приглашал, хоть и жил один. Ну такой человек, а кто не без греха?! Поэтому как-то и повелось собираться у Ивана – дома или в беседке, что на огороде. Иван-то – широкая душа, дай Бог ему здоровья – гостей любил, всегда угощал, чем Бог послал.

– Верняк, у Ваньки висят. – утвердил свою мысль Волчок, и стрельнув бычком на дорогу, притворил калитку. Через три минуты он был уже у Ванькиного дома – но вот досада! – ни Фёдора, ни Ивана он не нашёл и там, а старуха Бармалевна – соседка Ивана, после Волчковского свиста и криков на всю деревню «Ваньк! Дома? Илюх! Федька Срамнов у вас?» отворив окно прочитала Сане:

– Чё орёшь, как оглашенный? Нету никаво у них. Ушли оне, и Федька с ними. Куды – не знаю, не докладывались. Можа – на речку, а можа – ещё куды.

– А когда ушли то, баб Мань? – спросил старуху Саня.

– А када? Да уж часа с два как. Сначала Федька-то к ним зашёл – ржали стояли тут, ровно кони. Потом и эти ужо подошли, другие, с Федькой ходят которые. Этот пришёл, бородатый, нерусский который. И ещё другой, старик усатый, что с Перелог – не помню как его зовут. Вот все они и ушли на задворки. Там их езжай ищи. И не ори больше тута.

– Да где этих уродов носит, блин? Ёперный театр!!! – в сердцах сплюнул Волчок и снова оседлал свой велик. – Опа! Сёдни ж им стол выкатывают, ага! Там небось все и осели уже, красавчики!

Но и на деревенской поляне у колодца, где обычно накрывали общий стол по праздникам или по случаю удачного возвращения лесных, Волчка ждала неудача. Стол бабы готовили к половине седьмого – как люди вернутся с работ. Санька подкатил к Лидии Митиной, которая верховодила обычно по столовым делам среди баб, потому как имела специальность – повар, а в деревне оказалась случайно – сама Лидия была из Твери. Это ещё что! – жизнь вон как всех переворошила, кто живым остался, после того, как Случилось. Взять хотя бы вот Аслана, который с Фёдором ходит. Сам ведь из Чечни, ОМОНовцем там служил. Как он тут оказался?! Тайна, покрытая мраком.

– Ой, Саня! – обрадовалась Волчку Лида. – Чё ты здесь? По делу или ко мне? – кокетливо подмигнула мужику.

– Здорово, Лидусь! Да Федька Срамнов всполошил, ёперный театр! Они тут с Русковым и батюшкой чё-то надумали такое – хрен знает чё, за мной мальца аж с утра послали. А я чё? У нас на стане работы – выше жопы. И то надо, и это, и все погоняют. Я пока туда, пока сюда, бросил всё нафик, прилетел – терь мечусь как придурок по деревне, Фёдора ищу. Видела его? – выдал Волчок как на духу.

– Не, Саньк, Фёдора не видала. Не приходил. Мы тут тоже с утра, по жаре, вся жопа в мыле, прости Господи.

– Вот тебе и раз, ну ё-маё. Как думаешь, куда они могли рвануть-то, Лид? – подошёл с другого бока к проблеме Саня.

– О, а ты на речке был?!

– Не, а чё им там делать-то?

– Лидк, так ведь Политыч-то приходил. Взял у Валентины жбан пива и рыб сушёных. – вклинилась в разговор Галина, жена бригадира дровяных, Михалыча. – Точно говорит, на речке их ищи. Там они все, негде им больше быть.

– Ни фига, а я и не заметила Политыча -то. Во шустрый старикан! Ну а чё – лесной ведь. – неподдельно удивилась Лидия неожиданно всплывшей информации. – Так что дуй на речку, Волчок. Там и найдёшь их всех.

– От спасибо вам, кормилицы! А то мечусь тут – а никто ничего не знает. Поеду. Лидк! Будешь в Селе – заходи что-ли.

– А чего у вас там делать на стане? Все чумазые лазите, на мужиков не похожи.

– Ну смотри, я звал! Помнишь это, как Кутин говорил -«Девушки должны знать, что у женихов есть выбор!» – выдал президентский перл Саня.

– Езжай уже, Жених! – замахнулась Лида тарелкой на Волчка, и тот вскочил на велосипед.


***

Саня Волков действительно нашёл всех пятерых на лужайке на берегу, за километр от деревни, куда мужики любили приходить обсудить план предстоящих походов, другие свои внутренние вопросы. А что? Тихое, спокойное место. Деревенские сюда не ходят уже, но и недалеко с другой стороны. Искупаться, пивка попить – вдали от вездесущих, надоедливых баб и соседей. Санька бросил велик в кустах у дороги, а к мужикам доплёлся уже пешком. Ребята, увидев идущего Волчка, обрадовались.

– О, православные, нифигасе! Волчок нарисовался! Иди сюда, братан, обнимемся! – поднялся навстречу другу Иван.

– Да идите в жопу, лешаки! Фигли звать – чтоб потом свалить внепонятную. А ты брось работу и ищи их с собаками. – обнялся с Ваней Санька, потом поочерёдно с Фёдором, Асланом, Илюшей и Политычем.

– Нифигасе ты наезжаешь – как паровой каток, ещё придти не успел! – удивился такому развороту Иван.

– Блин, Федь, ну хоть записку бы оставил и предупредил как?! Я откуда знаю, как вас искать? – продолжал возмущаться Саня.

– Э, какая записка, братан?! Ты что, где живёшь? Напиши что, скажи кому – э, тут уже сейчас весь аул придёт. Будут гаварить – э, Аслан, дарагой, расскажи – пакажи где ти бил, что ти видель, какие мертвецы где ходят, не видел среди них маего дедушьку, бабушьку, э, котика маиво и сабачку. – развёл своими ручищами, обращаясь к Волчку со своим прикольным кавказским акцентом здоровенный Аслан. – Ти садись давай, братан, вот пиво, рыба – разговор у нас большой к тебе. Дело есть.

– Давай, Саш, наливай. Правда, рад видеть тебя. Извини, что искать нас пришлось – кислород нужен, вот, думаем сидим. И ты вливайся давай. Реально по делу просил тебя приехать Василич. – протянул другу кружку Фёдор.

– Чё то серьёзное нарыли? По моей части?- сразу поставил вопрос Волчок, прихлёбывая пивко из кружки.

– Сань, если по делу – то кратко сообщу давай сперва, а вопросы потом, ладно? – сказал Фёдор. Мужики закурили, Саня мотнул головой в знак согласия.

– Короче, исполнили давно задуманное – метнулись в Лихославль. – начал за Федю Иван.

– Ну нихерасе! Вы внатуре чокнутые, мужики! – чуть не подавился пивом Саня.

– Да херня, но не в этом дело. Короче, как везде – так и там. Но с комментариями, блин! Город местами выгорел, полностью заброшен. День там были, всё конечно не обследовали, но и так можно сказать – людей там нет. Это, конечно, херово, но мы в целом к этому готовы были. Хуже-то другое, и вот тут как раз непонятка у нас. Ходунов тоже нет – хошь смейся – хошь плачь.

– Как то есть – нет совсем? Ёперный театр! Там же народу жило дофига. Тыщи три наверное – я так думаю. Подожди! Ведь ходуны – они ведь как? Они где стали, там и остаются. Это что ж получается? Либо – там все выжили, но потом почему то ушли. Это херня, потому что – зачем? Либо выходит, что…. Ёперный театр на выезде!!!! – выкатил глаза Волчок.

– Ну вот, как сам видишь сейчас, в этом и есть непонятка. – подвёл черту понимания проблемы Волчку Фёдор.

– Ахринеть! Одно круче другого! – продолжал крутить башкой Саня. – Тогда получается – ходуны стали путешесвовать, ахринеть!!!

– Ну ты заранее попа-то не хорони, разобраться надо тут сперва. Может и проще всё. – вставил мнение о ситуации в Лихославле Политыч – штатный снайпер группы. – Мы ж не знаем, НО! – Политыч поднял указательный палец, – разобраться должны.

– А я то чем тут помогу? – удивился Саня.

– А мы тебя не за этим позвали, а за другим. – успокоил друга Иван.- Там техники полно осталось, Федь, у тя фотик с собой?

– Ага. – и Фёдор полез в свой рюкзачок за незаменимым гаджетом.

– Дай мастеру, пусть оценит.

Фёдор включил свой фотик, порылся в нём и протянул Волчку:

– На. Вот отсюда смотри. Вот этой хернёй вверх прокручивай.

Пока Саня изучал виртуальные трофеи следопытов, время от времени вызывая артистов «ёперного театра», Илюха разлил мужикам остатки пива и вытряхнул бидон.

– Ахринеть, цирюльник! Ну вы, блин! Это же… Если его приволочь, нам же дровяные памятники изваяют нафик! – наткнулся на фотки лесоповального комплекса Волчок.

– А я другое скажу, к слову о «цирюльнике». – вступил в беседу снова Политыч, прикурив сигарету. -К слову о том, что там у них вышло в Лихославле. И тут получается – что вроде ничего хорошего. Вот, скажем, если там обошлось и много народу осталось. Мы как думаем – почему то ушли. А вот если так – получается, что не ушли. Убежали. – снова поднял палец к небу усатый Политыч.

– Ну почему сразу убежали, Политыч? – спросил его Иван.

– Убежали они тогда, и вот почему. А ты бы вот Вань, если б не с рыву – с бесу, а спокойно собирался б ехать куда – бросил бы «цирюльника» так вот? А ведь тогда не понимал никто ничего – и что происходит, и чем закончится. А ведь такой аппарат тогда в деньгах-то сколько стоил, кто мне скажет? – проводил дальше свою мысль Политыч.

– А ведь есть доля разумного у Политыча, мужики. – сказал Фёдор. – По-любому, как ни крути, тамошний народ такую хреновину не бросил бы. А значит, либо бежали сломив голову, не смогли организоваться как у нас на Селе и сразу ходунам отлуп дать, либо там так всё завернулось, что и организовываться стало некому… тогда – Царствие Небесное…

– И ведь вот ещё что странно, мужики! – стал излагать своё Саня. – У нас ведь на Селе – народ отовсюду, даже китайцы есть. Из Твери народу вообще полно, вы, Федь, Вань – московские, ещё я знаю с Москвы есть люди по деревням, из Питера, из Бежецка, блин – даже из Новосибирска мужик в патрульных вон при ребятишках, Аслан вот – из Чечни – а Лихославль, вот он, под боком – и никого оттуда нету. Странно, нет?

– И ни слыхал про тамошних никто – я много спрашивал вокруг, когда готовились. – дополнил грустную тему Илья. – Родственники там были кое -у – кого из наших, но канули, как Случилось.

– Да уж. Хрень какая-то получается. Был город, да весь вышел. Поле чудес, прости Господи. – сказал Илья.

– Сань, ну что – теперь допёр зачем пригласили? – вернулся к разговору Фёдор.

– Я так понимаю – вы с Русковом всю эту ерунду хотите перетащить в Село?

– Ну всю-не всю, но в целом уловил. – хлопнул друга по плечу Федя. – Ты кстати, канистру – то видел?

– Полуприцеп с бочкой что ли?

– Его, родимый. Заметь, кстати – там соляры под крышечку. Что думаешь?

– Да ну!!!

– Вот те и «да ну». Короче, Волчок, мы решили ковать, пока горячо. В моём лице Староста ставит тебе задачу – подготовить «американца» вашего и всё необходимое, чтобы добраться на место, зацепить прицеп на тягача, приволочь его в Кушалино. А заодно: попробовать оживить «цирюльника» и дальше – по той же схеме. Оживить армейские грузовики, которые торчат там же, где «цирюльник», ну и … там ещё трактора есть, но без фоток, по месту смотреть надо. Короче, понял? Ресурс необходимый – Село обеспечит. Прикрытие – за нами, ещё мужиков, посмышлёнее кто, из патрульных, возьмём. Что тебе надо будет с собой – инструмент, топливо, люди, транспорт – думай, пиши. Русков нас ждёт с планом всего этого сразу, как будем готовы. Вот так, Сань. Кстати, с тягачём у вас чего?

– Да там по мелочи. Ребята мост раскидали, Борька всё жаловался на хруст какой-то. Ну выработка есть, конечно, но в целом при должном надзоре ещё послужит. Собрать осталось да масло залить.

– Сань, ну ты не тяни, раз сложного ничего. Пусть твои парни приводят в чувство тягач – чем скорее, тем лучше. Сам подумай – кого взять с собой туда, сколько надо ребят тебе? Но и так, чтоб Село не оголять – мало ли чё тут, пока мы там. Пойдём на несколько дней. Дороги, Сань, дерьмо. Размыло, заросли, ям полно. Мосты – это ваще песня. Короче – просто не будет.

– Понял, Федь. У вас там сегодня стол выкатывают бабы, я заметил….

– Не настраивайся. Мы с тобой на Службу, потом к Рускову в Правление – там и повечеряем.

– Нифигасе. Чё это за аврал, Федь?

– Ну а ты думал… Сам ведь знаешь – с техникой и топливом на Селе проблемы. А лето уже началось,нет? Я уж не говорю даже, чего на следующий год будет….

– Да, дела!! Я тут последнюю неделю, братан, кручусь как белка в колесе. Жопа в мыле, время идёт, а дел меньше – не становится.

– Саш! Как бы не вышло так, что времени не останется вовсе, а сделать надо будет всё. Понял о чём я?!

– Типа – помрём все? Да ну нафик. Люди уже семь лет как помирать перестали. Только здоровеют на глазах.

– До того, как Случилось, тоже никто в хрен не дул, что разом может всё изменится. В кредит жили, на Мальдивы летали, домики на Рублёвке строили. Бентли – шментли, Диор – фигор. А потом все обосрались от неожиданности. Опаньки – вот вам войнушка ядерная. Опаньки – чё это такое? Мама моя, мертвяки по Москве шарят, людей средь бела дня жрут. Ой, а кто это там, среди облаков в белом ходит? Боженька? Гламуурр, надо будет обсудить с подружками в Куршавеле… Ни хрена нет в этом мире констант, Сань. Всё меняется, и часто – с ног на голову.

– Да ты жжошь, братан. Тебе бы книги писать.

– Да может и писал бы, да кому они на хрен нужны, Саш? О, кстати, чуть не забыл, старик. Помнишь, ты просил снарягу для тебя нарыть? Знаешь, где охотничий магазин был в Лихославле?

– Ну, помню, так, смутно.

– Это хорошо. Покажешь – там и нарядим тебя.

– Ну что, братцы, пора к столу двигать? -подвёл итог беседе Фёдор. – Там без меня сегодня, и хлебом молю – поменьше трындите, ну сами понимаете…

Мужики поднялись, собрали своё и тихо переговариваясь между собой двинули в сторону деревни.

ТОГДА. Июль 2010 года, Тверь. Александр Волков.

Воистину – нервы есть первопричина всех соматических заболеваний. Стоит только начать париться больше положенного над каким-либо случаем, происшедшим с тобой, подпадающим под понятие «негатив», как снежный ком мыслей начинает дёргать твой разум во всех трёх измерениях, да так, что и там, где было до этого вроде-бы слава Богу, всё начинает рушиться и кажется, что человека, как говорится, сглазили. А если в дополнение к личному ещё и общий фон фиговый, то ваще – не знаешь куда деваться. Денёк – второй – третий на нерве побегаешь, хлоп – вот и бессонница тут как тут. Бессоница уже верный звоночек напряжённому разуму, излишне озабоченному произошедшими делами, которые, кстати, как правило ты уже проехал (а они уже случились) и изменению не подлежат – о чём? А, да. Да у тебя депрессия, мужик. А долгое присутствие оной терпеть, как и головную боль, нельзя. Люди говорят – крыша поедет. Ну некоторые, конечно, привыкли к депрессухе – и как то уживаются. Попарятся – понервничают – в больничку к доктору пойдут. Доктор им прозак выпишет, они скушают таблеточку – опа! – уже всё по фигу. Сидят со счастливым лицом перед телеком, сериал смотрят – смешно. Чё вокруг – до фонаря. Хорошая штука – жизнь без сознания. Многие мечтают.

Но хорошо рассуждать и копаться в такой философии на берегу – а когда с тобой херня какая случится, то вот – твой выход, мужик. Начинай париться и нервничать. Опусами Карнеги хоть обчитайся – всё пофигу. Потому что это – твой геморрой, голова не в состоянии логично мыслить, и нормальный ответ твоего организма такой – быть на нерве, пока не попустит.

Сашу Волкова не попускало уже четвёртый день, как с понедельника оприходовало. И причин на то, чтобы сильно париться, было три:

Во-первых, Арам, директор и владелец автосервиса, где Саня бригадирствовал в команде мотористов, уволил его со скандалом на ровном месте – якобы за систематические претензии к качеству работ от неких постоянных клиентов. Каких, нахрен, постоянных – тех Саня всех знал в лицо и за руку здоровался, ведь со дня открытия этого сервиса там работал – никто так и не понял. Арам выкатывал глаза и орал, при этом Саня обоснованно предположил, что может время уже тому пойти в больничку – провериться на «базедову». При этом абсолютно прозрачно для всех было и то, что «большой босс» серьёзно положил глаз на новую девицу Анечку, которая сидела на телефоне и была вожделенной обладательницей полного третьего номера и хороших ног, которые она считала правильным всем поголовно предъявлять в быту и на работе, обтягивая их смачными цветными колготками (чулками?). Долго такое дефиле безнаказанным продолжаться в этом мужском коллективе не могло и поэтому, в течении первых двух недель её пребывания в вышеуказанной должности произошли опять же три вещи: Саша Волков к концу первой недели её занятости Анечку таки подснял, а к середине второй – отпостелил; Арам потерял голову и облик руководителя на фоне ежедневного наблюдения за женскими прелестями и его, как говорится, понесло; и саму Анечку, таки в очередной раз изнасиловали по дороге домой, о чём она, испытывая гордость от произошедшего, в красках поведала грубому мужскому коллективу, с подробностями и комментариями. При этом Анечка, хлопая ресничками, в рассказе делала акцент на Саню – мол, дама ждёт рыцарского поступка, но тот, записной ходок, не реагировал. Чего нельзя сказать про Арама – мужчина вспылил, кричал при всех что-то типа «я этих баранов найду и порежу, мамой клянусь», ну и так далее. Баранов этих, понятно, никто не нашёл – да и не искал, но, как результат, крепкая Анечкина попа плавно перетекла из Саниных натруженных рук в волосатые ладони «биг босса», со всеми вытекающими. Для Сани, например, вытекло увольнение и личное предупреждение Арама -« прошу, Саша – не звани больше Анечке и не хади к ней, да?! Узнаю, парежу, мамой клянусь!», на которое Саня не нашёл ничего лучшего, как послать этого резателя просто и понятно – на хуй, собрать личный инструмент, попрощаться с парнями и поехать домой. Для Анечки, как днём позже поделились парни из бригады, вытекло долгожданное предложение стать любимой супругой и «Форд Фокус» 2001 года, мотор на котором перебирал лично Саня. Такие вот гримасы производственного секса, будь он неладен. Для самого Арама вытекло коллективное стебалово автослесарей, закулисное конечно, и всеобщее мужское неуважение к руководителю, похерившему Первое Правило Директора – не греби где живёшь, не живи где гребёшь. Поэтому Саня начал переживать первую проблему со следующими думками: плохо, что потерял хорошую работу с достойной оплатой и веским леваком; плохо, что вариантов найти что-то достойное на горизонте не просматривается; плохо, что Анечка соскочила – а была хорошей половой партнёршей, поди найди такую, а бабла нет нихрена, что, поиску понятно мешает. Кругом зло.

Во-вторых, Саня парился из-за того, что был должен денег, которые брал у Вовки, своего одноклассника, чтобы добить за «авоську» Ауди, предложенную в лоб Сане одним из его клиентов по сервису по сладкой цене, «но сегодня». Вовка, его друг, где-то четыре года назад замутил какой-то торговый бизнес по шмотью с московскими, и надо сказать, неплохо приподнялся на нём – построил дом на берегу Волги, переобулся в свежий дизельный Туарег, сливал бабло в ресторанах и собирался чего-то мутить с домом на Кипре, но тут фигануло в Осетии, потом подошёл кризис, Вовкин бизнес чё-то зачах, и Вован стал теребить с деньгами. Должооок! Сам-то Саня был человеком с деньгами аккуратным и ситуация с долгом его напрягала, Саня немного вернул и в хит-параде своих первоочерёдных расчётов поставил расчёт с Вовкой на первое место. Но тут эта проблема переплелась с первой, и Саня начал париться. Сперва подумалось, что надо бы авоську слить и пересесть в какую-нибудь более демократичную бричку, да кому сейчас впаришь машину под 300 сил? Кризис, мать его, в Твери все заводы стоят или пыхтят незаметно, народ начал забывать как деньги выглядят. Бартер снова пошёл, как в девяностых! И налоги на брички снова подняли. Не, не вариант.

Что, достаточно проблем одного дня для одного человека?! Фигня, это ещё не все. С недавнего времени Саню начало парить и третье негативное обстояние, а что совсем плохо – от него ни разу независящее. Поскольку Саня, приезжая с работы, ежедневно доставал из холодильника пару-тройку бутылок пива, следующим пунктом мужчина включал телевизор и священнодействие начиналось. А бывало и так, что при просмотре ящика, Саня попадал на новости. Они – то и стали коробить парня с недавнего времени, а будучи впечатлительной натурой, со временем Саня стал париться, а на работе – пытался обсуждать просмотренное. Однако пацанам, с которыми Саня вкалывал, ситуация и в стране, и в мире была сугубо фиолетова, и достойных ушей Саня на работе не нашёл. А волновало Саню то, что, оказывается, мировой финансовый кризис, разгоревшийся по вине спекулянтов с Уолл-Стрит, набрал нехилые обороты и ощутимо бросил штангу на поднимающуюся российскую экономику, а также то, что в стране рулит безработица, а олигархи продолжают качать нефть и газ и неслабо жируют – покупают футбольные клубы и яхты, порят Наоми Кембелл и гадят в Куршавеле. Переживал мужик и из-за того, что хохлы в край всё попутали, и слили Украину пиндосам, предоставив им территории под военные базы – да, жёстко – но иначе не скажешь. И вот теперь выкидывают антраша с Черноморским Флотом, под бдительным надзоров англосаксонских «братьев». Проскальзывали в эфире выступления аналитиков, что, мол, США – страна- банкрот, и единственный типа выход для них сейчас – устроить очередное месилово где-нибудь, помимо Ирака – война всё спишет. Сильно парили Саню и репортажи об американской эскадре на рейде Севастополя и невнятная позиция нашего правительства по ситуации там. Откровенно бесило Саню всё это, и он понимал, будучи мужиком вдумчивым, что дыма без огня не бывает, и что вся эта херня во что-то выльется, и это никому не понравится.

Не найдя сочувствующих среди коллег, Саня начал шарить в интернете. Нашёл тематические форумы, нашлись и собеседники. За пару ночей в сети Саня допёр, что основная масса лиц, оккупировавших форумы, абсолютно невменяемая – то ли реально сумасшедшие челы с мозгом кузнечика, то ли психи какие, а то и провокаторы. Короче, отдельная история. Но попадались люди с логичной позицией, здравым мировоззрением. Круг проблем обсуждался широкий: от того, почему Гитлер не смог взять Москву в 41 году – то ли мороз помешал, то ли сибирские дивизии ; до того, какова реальная ситуация в армейских частях и на флоте и что по некоторым признакам страна уже находится в состоянии войны. Люди тут были разные – и офицеры, и журналисты, и просто граждане, живущие в сознании. И выходило так, что ситуация с Украиной уже вышла из-под контроля, и если тенденция будет продолжаться – до боевых столкновений недалеко. А это уже война, и России её не вытянуть. Один участник обсуждения, позиционирующий себя, как следователь по экономическим из Брянска, запостил мессагу, что на самом деле у них все менты уже неделю на казарменном положении, и пару человек добавили, что да, тема имеет место быть и в Москве, и в Питере. Другой чел напостил целую страницу с выводом о том, что даже если и дойдёт до боевых столкновений в Крыму, серьёзного продолжения не будет – мол у нас на границе с хохлами уже сосредоточены части постоянной боевой готовности и продолжают стягиваться, а пиндосы хоть и приволокли в Украину 1000 человек боевой численности и держат авианосную группировку в Чёрном море, мало чего могут противопоставить, а если говорить об ядерном обмене, как худшем исходе, то они его боятся пуще японских фильмов про призраков и никогда на такое не пойдут. Поэтому почморят нас, как раньше, погавкают в телик и в газетах, и свалят оттуда, поскольку день нахождения такой эскадры там сколько-то миллионов стоит. Мол, добьются когда ЧФ из Севастополя свалит целиком и сами будут собираться. Да, мол, хреновая ситуация – но не воевать же?! Реальных хитросплетений международной политики Саня не понимал, но догонял, что в этом вопросе надо искать где деньги, или где нефть, что одно и то же. Понимал Санька и то, что всей правды вовремя никто никому не скажет, и если что случится – все встанут перед фактом. А если говорить о деньгах и нефти, то и первых, и второй в России набралось в избытке за тучные годы нефтяного ралли, и конечно, слабая страна-попрошайка куда более приемлема для америкосов и бритишей, чем жиреющая, как на дрожжах, а нефть всё не кончается. А последние успехи Кутина с Северным потоком и китайской трубой вообще поставили вопрос на грань. Как-то по-своему Саня понимал, что кризис этот – тоже штука наверняка рукотворная и является своеобразным инструментом давления. А что надо делать для дестабилизации страны в целом? Кому нужны танки, когда есть банки? Ясно, как белый день, что подорвав стабильность поставок нефти и газа, с помощью ручных СМИ, поднимающих заказную шумиху, можно и нужно в первую очередь влиять на страну, как надёжного поставщика. Пара скандалов по своевременной и полной оплате объёмов газа, выбираемых Украиной – и вот вам европейская шумиха в газетах и телеканалах. Кто прав там, кто виноват, кто соблюдал что, кто -нет, какие договора – какая хрен разница?! Раз написали – так оно и есть, русские – это те самые козлы, которые перекрывают нам трубу с газом, чтобы мы все тут замёрзли к чёрту, в мороз, который русские же и экспортируют нам из своей медвежьей Сибири! Дёшево и эффективно. Потом проплатить пару старых пиздоболов – правозащитников с печатями векового страдания всего еврейского народа на лицах , отсиживающих свои миллионы где-нибудь в Париже или на Лазурном Берегу, набивших мошну на голимой антисоветской и антироссийской риторике, чтобы те под своим именем типа написали ряд статей в ведущих евроатлантических изданиях, пару раз потявкали в эфире ВВС, сидя напротив смазливых тёток, из тех, которых выводят в специальных инкубаторах зубастые пластические хирурги с мировым именем – про систематические нарушения прав человека в России ( Кошмар! Гомикам запрещают там не только браки и усыновления, но даже пройти по Красной Площади маршем не дают! Ахтунг! Права человека неопределённого пола попраны!!!), про наглые преследования обнаглевших экспатов – топменеджеров, укрывающих доходы от налогообложения (Ахтунг! Ведь он гражданин Британии – ему всё можно!!!), про культ личности демонического премьера Кутина и подчинённость ему действующего Президента Волкова, ужасающую коррупцию (Ахтунг! Коррупция – вторая статья экспорта России после нефти!!! У нас её не было и нет, а у них она зашкаливает так, аж экспортировать надо!!!), развал армии и флота (А вы не знали?! У нас, в нашем карликовом государстве – раю в Европе, самолётов – ракетоносцев дальнего действия нет – а в России они есть, вот летают вокруг, но они – говно, потому что разваливаются. У нас ядерных подводных ракетоносцев – целых два, правда мы больше не можем себе позволить их содержать, а у России то – их 12. Правда, они говно – ржавые, скоро развалятся. Ну и пусть они выходят в море, и пусть ещё строят их русские – у них всё говно, хорошие лодки только в США. Танки? Да их много, но они, к счастью, тоже говно, потому что русские и поэтому устарели. Нефть? Газ? О да, Сэр, это проблема. У русских нефти и газа действительно оооочень много, а у нас по сравнению с ними – нет совсем, но, увы, это тоже говно. Однако, мы вынуждены его покупать.), ещё ряд инсинуаций – и вот, образ врага – империалиста для евроатлантического обывателя готов. Теперь враг должен быть повержен, а значит – даёшь добро на очередной мультимиллионный займ на нужды армии и военно-промышленного комплекса! По Саниным рассуждениям так всё и получалось, а значит вся эта история вступает в финальную стадию и скоро грянет гром. Значит, надо начинать что-то делать.


***

Действовать Саня решил начать со звонка другу и набрал номер Вовчика. После пары гудков абонент ответил ему серым голосом:

– Санёк? Здорово. Ты при себе?! – первый час! Случилось чё?

– Здорово, Вован! И да, и нет.

– Чё такоё-то?

– Да уволил меня наш джигит нафик.

– Да ладно! Тебя!? За что?

– Ну, типа, из-за тёлки.

– Да ладно! Он чё, мудак что-ли, Арам этот ваш?

– А типа – нет?!

– Да я хер знает – тебе виднее. Сань, а если денег попросишь – не дам, не обессудь – сам в полной жопе с этим кризисом.

– Да нет, Вов. Ты извини, что поздно.

– Да ладно, Сань, я-то не сплю. Сижу ящик дыбаю, новости, капец какой-то.

– А, да. Ну я, собственно с этим-то и звоню.

– А чё?

– Ну ты втыкаешь, что происходит?

– Ну да, полный пипец. Слышал – сегодня границы закрыли, в Севастополе наши парни мешки с песком таскают, баррикады кладут, пулемёты ставят – вон, щас тока сюжет был.

– Да брось!

– Да ты телик включи!

– Короче, Вован, чую чё-то хреновое происходит, со дня на день жду. Нет такого чувства?

– Блин, ну как, не хотелось бы, но если честно, Сань – портки мокрые.

– И чё делать думаешь?

– В каком плане?

– В плане, если начнётся чё.

– А ты?

– Ну я думаю в Кушалино валить, в дедов дом. Тверь конечно – не Москва, но беспорядки не исключаю. В мутной воде, сам знаешь – рыба самая жирная. Ну его нафик в городе сидеть в такое время.

– А я своих первым делом к тещё в Омск отправлю. А мне куда денешься? Бизнес, склады, дом – всё такое. Если чё – вмиг разворуют.

– Ну давай со мной.

– В Кушалино? Чё я там буду делать?

– Да что и все – отсиживаться. В армаду на войну хочешь сходить что-ли?

– Да ну нафик.

– Вован, слушай а ты калибр-то купил себе?

– Хе, даж пару. Сайгача двенадцатого и моссберг помповый, а чё?

– А маслят много у тебя?

– Сань, ты к чему это?

– К тому, Вов, что если много – это лучше, чем мало.

– Да фиг знает, ну пару коробок тех, пару других. Это много или мало?

– Это вообще нету, Вован. Не желаешь завтра поутру до охотничего со мной? Лицензию ещё не просрал?

– Саньк, чё то я не понимаю тебя – ты к войне что ли готовишься?

– Ага, Вов. И тебе советую. Так чё – едешь со мной?

– Да не вопрос, поехали. Ты ко мне – я к тебе?

– Я заскочу за тобой. В одиннадцать давай?

– Ок.

– Ну, до завтра тогда.

– Ага, бывай.


***

Поговорив с Вовчиком, Саня решил начать со списка необходимого и получалось, что к критическим обстоятельствам современной жизни он категорически не готов. Что самое главное и с чем в первую очередь начнутся проблемы, начнись, например, война? Продовольствие. А какое продовольствие надо заначивать на такой случай и в каком количестве? Во-первых – консервы. Относительно недорого, транспортабельно, и убойный срок хранения. Значит, начать с тушёнки – это белок. На оптовке её море – надо искать оптимальную. Цена – качество. Так – интернет нам поможет. Минут десять погуглив и почитав результаты независимых тестов, Саня выписал для себя три производителя, которые консервировали тушёнку не из хвостов и опухолей, а из нормальной говядины, и ценник был нормальным, приемлемым. Он прикинул, что всё может по-разному повернуться и запланировал для начала взять банок сто – ни много, не мало, 5 упаковок по 20 банок. Так, потом макароны. Тушёнка и макароны – вот и сытное блюдо готово, невесть что, но уже с голоду не подохнешь. Макароны решил брать отечественные, выбирать по месту, когда на оптовку приедет. Соль, сахар, спички. Тут всё понятно, дальше. Саня вспомнил, что недавно парни приволокли на работу несколько банок каких-то голубцов, и он участвовал – очень неплохо, даже вкусно. Надо будет посмотреть. Крупы: гречка, манка, рис. Сухое молоко – на всякий случай. Стоп – сгущёнка. Обязательно. Можно взять и овощные консервы – горошек, кукурузу, фасоль. В жестянках. Достойное разбавление рациона. О! Чай, заварной и конечно, кофе. Подумал ещё – надо затариться супами в пакетиках – бывают неплохие, и готовятся быстро – запишем. Так, из немного другой оперы, но в кучу – мыло, шампунь, зубная паста, бритвы. Или фиг с ними? Дорогие, а если чё, и с бородой можно походить – не осудят? Батарейки, пальчики, минипальчики и те, толстые, которые в батин фонарь вставляются. Так, ещё по продуктам. Колбасы надо взять пару палок – копчёной, она дольше храниться, а сожрётся в любом раскладе. Ну и водки, конечно. Пару ящиков, а чё? Случись что, водка первой валютой станет. Ладно, доехать до оптовки – определится на месте – что ещё брать. Третий час, башка не варит уже. Бросив навязчивый список, в котором всё равно что-нибудь будет упущено, Санька полез на антресоль и достал два старых защитных, батиных походных рюкзака. В них он сложил несколько смен белья, носки, старые гортексовые рубашки с воротом на молнии, выдававшихся в автосервисе в качестве зимней рабочей одежды, пару спецовок, два свитера с горлом, три пары джинсов, майки, рубашки. Сверху Саня затолкал свой любимый тёртый кожаный бомбер – отличная куртка, не оставлять же. Во второй рюкзак проследовала обувь – две пары гриндерсов – демисезонный и зимний на меху, Санькин фетиш. Рыболовные резиновые сапоги, три пары вязаных шерстяных носков – забыл сунуть в рюкзак с одеждой, бабушкина память, Царствие ей Небесное. Вторая пара кроссовок – новых, ещё не ношеных. Фонарь, батарейки, какие дома были. Старый дедов приёмник. Взялся было за инструмент – потом решил собирать отдельно. На вешалку в прихожей вывесил свой лесной комплект – куртка и штаны в маскировке, чисто летний вариант, потом подумал и достал «летние» гриндерсы – поставил на пол рядом. В ежедневный кожаный рюкзачок перекочевали из секретера все документы – паспорт, военный, охотничий, разрешение на гладкоствол, свидетельство на квартиру. Поискал и добавил ключи от дедова дома. Пересчитал свои заначки – что собирал Вовчику вернуть, на зимние колёса для авоськи, НЗ – сто двадцать тысяч рублей, триста евро и три тысячи триста долларов. Так, валюту завтра надо менять. Пока не поздно. Глянув на часы, Санька осознал, что уже пятый час и в сон клонило не по-детски. За списком и сборами время пролетело незаметно, и Саша отметил ещё раз – когда есть дело, париться нет времени. Он ухмыльнулся. От депрессии, мучившей его с понедельника не осталось и следа. Саня завёл будильник на 9 утра, разделся, умылся и отрубился в течении пяти минут, с мыслью о том, что необходимо сделать завтра.

А зря. Если бы у Сани работало радио или телевизор – вряд ли бы он завалился дрыхнуть. В это время по всем программам передавали Заявление Президента Волкова – кстати, Саниного однофамильца, ужасающие кадры боя в Севастополе, снятые на камеру мобильного телефона, а по каналу ВВС – «брейкин ньюс» и последствия внезапного ракетного удара по американскому черноморскому соединению и мир замер, затаив дыхание. Пока Санька смотрел сны, началась война.

ТЕПЕРЬ. Май 2017 года, Кушалино, Тверская область. Фёдор Срамнов, Степан Политыч и Отец Паисий. + ПЕРВОЕ УТРО.

На задворках деревни мужики попрощались – ну, на Службе увидимся – и разошлись по домам, Политыч пошёл к Фёдору (пока до Перелог докрутишь педали, пока то, да сё, да до Кушалино обратно – на Службу никак не успеешь), а Волчок рванул на Село. Федя отпёр дверь и пропустил гостя вперёд.

– Заходи, Степан Политыч, располагайся. Чайку вскипятить?

– Ну, давай зажигай, попьём.

Федя чиркнул спичкой и разжег керосинку. Набрав воды в чайник из ведра черпаком, Фёдор водрузил его на керосинку.

– Да, Федь, вот ведь как теперь стало… – протянул Политыч, подперев рукой голову.

– О чём это ты, Политыч?

– Да вон сколько времени уже прошло, как Началось-то, а я иной раз всё равно удивляюсь на всё это. Ну, понимаешь, никак привыкнуть видимо совсем не получается. Понимаешь, Федь?

– Ну, Политыч, если про меня – то я привык. Ничему уже не удивляюсь.

– Да я-то тоже, а иной-то раз сядешь, задумаешься и приходит вроде что-ли.

– Да не парься ты, Степан Политыч. Я тебе вот что скажу. Знаешь ты или нет, раньше, ну когда ещё старый мир был, люди без компьютеров в туалет уже ходить разучились. Сидели там день и ночь, интернет, то-сё. Реально, да чё там – сам таким был. Смотри сам – голимая бесовщина. Подмена реальной жизни виртуальной. Кошмар. Не, на самом деле так – полностью был уверен, что без виртуального мира этого – никуда…

– И к чему это ты, Федь?

– Ну как к чему, Политыч! Видишь сам до чего всё дошло ведь, до чего народ докатился. Скажу тебе своё мнение: и слава Богу. А нам всем по нынешним делам – свечи толстые надо ставить за то, что с нами вышло не так, как с большинством. Не так, что ли?

– Да так, чё уж тут. Слава Богу за всё!

– Вот. А поминать как там было когда-то пора прекращать, Политыч. Я так думаю. Слава Богу – живы, и более того! И дел, кстати, невпроворот.

– Вишь ты – как всё просто у тебя, Федя! Ты ведь ещё молодой парень, в общем-то, а я-то что – старик… Уверен, Федь, что если б не Случилось тогда – уже в могиле лежал бы просто по годам своим. Оно бы и правильно было бы, если вот так… А у меня – ты ж знаешь – и дочка, и сын, и женушка моя Марина – все ж сразу… давит ведь, Федя! Понимаю ведь всё – а согласиться никак сердце-то не может и не хочет. Снятся ведь мне… Как же они теперь, родные мои, глядя на то как в мире всё на самом деле-то?

– Политыч, не начинай, а? Ты тоже знаешь, что и с моими всеми тоже также всё. Что мы должны делать теперь?

– Да увидим, Бог даст!

– А чтобы дал, надо делать что должно теперь. На каждого из нас – живых – у Господа планы есть. Ведь как сам думаешь: спроста мы здесь оставлены, когда вокруг такое происходит на глазах? Или нет?

– А кто знает? Ты знаешь? Я-то, по грехам своим, должен быть был первым взят в ходунов. Всю жизнь – без веры, церковь – километром обходил.

– Ну и я недалеко от тебя ушёл, Политыч. А тем не менее. Но уверен твёрдо – раз Господь нас, а не кого-то там другого к таким испытаниям поставил – значит так и должно быть. И надо это принять, и делать что делаем. Делать хорошо. Бог, если так хочешь, воскресил нас – да, конкретно так! – восставил, и приставил сюда – выявлять людей, бороться с нежитью, защищать людей и делать всё то, что делаем. Нас – а не других. Потому как наверное – мы можем делать это лучше, чем кто-то другой. Их взяли – а нас оставили. И прекращай роптать, Политыч. Сам во грех впадаешь, и меня втягиваешь.

– Ох, Федя – послушаю тебя – и всё правильно. Прости Господи!

– И вот смотри ещё, Степан Политыч! Что всё неспроста. Тебе было сколько – под семьдесят, так?

– Ну да, 68.

– А ты теперь здоров, как словно твои двадцать лет твои вернулись, нет? А гляди, глазомер какой. На снайперской должности в группе. А когда из армии-то дембельнулся, не напомнишь?

– Ну ладно, Федь, тут-то всё понятно.

– А раз всё понятно, Бога гневить завязываем, Политыч. Чай-то вскипел? Да время уже, какой тут чай, пошли уже. К Бате надо до службы подойти ещё.

Фёдор и Степан Политыч как вышли из дома, так сразу попали в толпу деревенских, поспешающих в село к службе. Бабы, старики, дети – мужиков один – два. Но оно и понятно – мужики, кто не в отпуске, те – на работах, а день ещё не закончился. Да и те кто в отпусках и на свободных днях, тоже все на семейных делах. Лето начинается. Как водится – к лесным сразу посыпались обычные в таких случаях вопросы. Как все эти вопросы Фёдора уже давно достали, он только руками отмахивался. Звезда районного масштаба, фигле. Отделывались односложными ответами, ну что расскажешь деревенским о происходящем вокруг? Кто повдумчивее – тот и так видит всё и анализирует, а другим разжёвывать – только панику сеять. У самих вопросов куда больше чем ответов. А то сами не видят тенденции: ходунов меньше со временем не становится, и если раньше сновали там, где превратились, то теперь и тут непонятка происходит – мигрируют. Откуда и куда, в связи с чем – вопросы. Какие инстинкты руководят нежитью – вопросы. А может быть это не инстинкты вовсе – а некие силы? – тут уже проясняется. Надо наблюдать, смотреть, анализировать. Ошибиться очень легко – такие дела никаким опытом не объясняются. Опять же: кроме ходунов и костяков и другая нежить не дремлет. Появляется и новая. Повадки её – меняются. Почему – вопросы. Время идёт, и вопросов всё больше – меньше их не становится. Непонятно и теперь: осталась ли какая-либо власть в стране? Сама страна-то существует ещё или теперь только территориями землю мерить? Выжившие люди где? Пока удалось наладить связь только с малыми общинами вокруг села, а каких-нибудь более или менее крупных сообществ найти так и не смогли, и с другой стороны никто не объявлялся. Чем закончилась война и закончилась ли она? Что происходит в остальном мире – или текущая ерунда только у нас в стране творится? Что стало с Москвой, с другими крупными городами? А всем известно: радиосвязь не работает, мобильная ещё раньше приказала… Навигашки, которыми пользуются лесные, ещё кое-где ловят спутники, но отказы всё чаще и чаще… Как объяснить полное выздоровление выживших людей и как объяснить то, что люди перестали умирать от естественных причин? Как объяснить и то, что выжившие люди больше не стареют, а?? Как понять то, что покусанные ходунами люди сами, в свою очередь, становятся ходунами? Что такое касперы и какова их природа? Как церковные обряды и освящённые предметы и субстанции влияют на нежить по роду её? Ну и самые важные вопросы: как всё происходящее соотносится с догматикой церкви о деятельности злых сил и кто же или что же ходит на горизонте, видимый отовсюду? Фигура то в белом, то в чёрном одеянии, выше облаков, исполинского размера – кто это? Как понять природу феномена, если он не досягаем? Поначалу, по факту первого появления, который способствовал окончательному уверованию людей, пытались догнать, настичь его, однако, как оказалось, не смогли даже и приблизиться. Сначала фигура была видима постоянно, перемещалась по горизонту то туда, то сюда. Останавливалась , стояла, потом двигалась опять. Некоторые утверждали, что она нагибалась и воздевала руки к небу. Как то все вместе уверились, что это Господь и совершается тем самым факт Второго Пришествия. Но утвердить это не получалось на все сто процентов, поскольку происходящее не соответствовало общепринятому христианскому ожиданию по текстам Евангелия. Опровергнуть же по той же причине нельзя, ибо факты: мертвые встали, смерть попрана, налицо наличие сонмов злых сил – плотных и бесплотных, имеет место борьба между последними и, скажем так, Церковью. Согласитесь – не просто. Но при этом, после того, как Случилось, а Случилось всё разом, вроде бы ничего не происходит. А все ждут конца Света и Страшного Суда, а седьмой год – никаких предпосылок. Закрадываются сомнения в души людей. Где сатанина детель, если по книгам отцев святых сейчас – время Антихриста? Каков он, этот Антихрист, чем себя проявлять должен? – непонятно. Да, вот и получается – вопросов гораздо больше чем ответов.

С такими мыслями в голове Фёдор и дошагал до Храма, на площади перед которым уже собралась толпа прихожан, занятая молитвой о даровании доброй службы, а то и просто тихо беседующей между собой, собравшись группами. Поздоровавшись с населением, Фёдор с Политычем прошли в Храм, где и столкнулись с Геной, алтарником.

– Фёдор Иванович, Степан Ипполитович, вот радость-то! Храни вас Господи! – запричитал закатывая глаза Гена, парень лет двадцати с виду.

– Бог в помощь, Геннадий, привет! – поклонился алтарнику Фёдор. – Отче свободен, не знаешь?

– Был в ризнице, позвать?

– Ну если свободен Отче – зови!

– Я щас, Фёдор Иванович! – ответил Гена и спорым шагом двинулся к алтарному входу.

Пока ждали выйдет ли отец Паисий, Фёдор поклонился всем чтимым образам, поцеловал святыни и тихонько встал перед иконостасом.

Молиться Фёдор не умел. К тому же – ленился. Хотя Отец Паисий и наставлял его, как мог, на работу Господу, всё же, грех лени этой побороть Фёдор по сию пору не смог. Нет – верить-то Фёдор, конечно, верил – но как и во что? Понятно, что здраво обозревая происходящее, Фёдор понимал, что в дело вступили, безусловно, некие мощные, прежде потаённые силы, но, опять же – какие? Известные всем – на одной стороне Бог, и Сатана, будь проклят – напротив, а может, какие другие, неизвестные? Фёдор верил в Бога, видел действенность уставных ритуалов на нежить и бесов, но в отличии от последних, Господь себя никак не проявлял. Или проявлял, а Фёдор, по скудости веры не смог разобраться? Тут Фёдю терзали сомнения. А молитвы уставные Фёдор не учил. Знал основные конечно, как без них «лешему». Но особые, на разные обстояния, не учил, успокаивая себя тем, что мол, у него другая работа, всё больше физическая, а не духовная. О чём и делился на исповеди – для каждого селянина раз в неделю обязательной в текущих обстоятельствах, как установил Отец Паисий. Поэтому молился Фёдор всегда своими словами, и больше просил не за себя, а за родных.


***

Совсем по-другому подходил к духовным вопросам Политыч. Будучи стариком обстоятельным, обратившись и уверовав крепко сразу, как Началось, Политыч наизусть практически знал весь круг Богослужений, и в деле не раз метко изгонял верными молитвами и стихирами вкрай распоясавшуюся нечисть, а не только пулей. Как раз на иную-то мерзость пуля была бессильна, а вот молитва и образ в рыло – действовали безотказно. Не говоря уж о Святой Воде, которая, как сами видите, и бесов напрочь валила. Не раз и не два Политыча звали участвовать и в службах по праздникам или когда кто из клира по каким обстоятельствам не мог приступить. Клир Политыча уважал и любил, и сам Отец Паисий уже не раз выводил разговор с ним на тему о рукоположении. Политыч же пока не соглашался – отговаривался тем, что не достоин, и что кесарю – кесарево, и его работа в поле – он снайпер, а в группе – духовный признанный авторитет, и лесным без него – туго придётся. Но это только часть правды, а другая – в том, что Политыч очень любил лес. Поэтому старик так радовался всегда плановым лесным рейдам, принимал живое участие в подготовке, планировании, а в самом лесу был просто незаменимым человеком. Именно Политыч, и никто другой, учил всех членов группы Фёдора лесному делу. По этим вопросам он был живой энциклопедией. Безошибочно ориентируясь без приборов своим природным чутьём, Степан Политыч проводил лесных топями, болотами, по кратчайшему маршруту, чуял зверя, нежить, бесов, обустраивал ночлеги, и конечно, добывал лесное пропитание. А всё потому, что Политыч-то был наследственным лесником. И прадед его был лесником, и дед, и отец – Царство им всем Небесное. Потому знал все окрестные леса как «Отче Наш», а те что не знал – понимал, и одно только это уже облегчало нелёгкие задачи, ставимые лесным общиной.

До того, как Началось, Политыч жил в лесхозе. Это за пять километров от границы Села – в лесу. Была семья у Политыча – дочка Нина, та работала в магазине в Твери, ездила туда-обратно каждый день, сын Витя – взрослый уже, под сорок – помогал отцу в лесхозе, жена Марина Ивановна – больная была по ногам. Как началась война – сына сразу забрали. Приехали двое ментов и трое солдат на «газоне», дали 20 минут на сборы и увезли. Больше его Политыч не видел и ничего о нём не слышал. Политыч был в лесу, когда его забирали – так и не попрощались…. Нина не вернулась домой из Твери, в первый день, как Началось. Кто вырвался из города и осел в Селе, рассказывали ужасы о том, что в Твери тогда творилось. Наверное, сожрали Нину… Как началось, ведь не по телевизору, ни по радио никто не освящал, что происходило в стране в действительности. Да и не понимал сути никто тогда. Говорили – «беспорядки», а потом и телек погас. Что реально происходит Политычу стало ясно тогда, когда к нему в хату стали долбиться ходуны с ближайшего погоста – да и то не сразу. Пытался их Политыч через дверь увещевать, также и угрожал пострелять всех к такой-то матери, если будут продолжать ломиться. Не помогло, конечно. Политыч перенёс жену в дальний угол, зарядил ей сайгу. Стрелять- то Марина Ивановна умела – жена лесника! Прикрывшись столом, разложил боезапас, тесак, топорик плотницкий. Хорошо ещё, что поначалу ходуны совсем тупые были, ну а другая нежить тогда вообще ещё не являла себя. Сначала разбили как-то окно… Потом все в него и попёрли. Старики лупили по ним в упор, перезаряжали – опять лупили. Без проку практически – это потом уже появился горький опыт – рубить ходуну ноги и башку или стрелять в неё. И то не всегда выручало. А тогда… Боезапас, отложенный Политычем кончился и старик схватился с непрошенными гостями с того света в топоры. Пока отбивался, как мог, жену пожрали… Непонятно как, с одним топором, залитый кровью, гноем и мозгами, Политыч прорвался сначала на мост, а оттуда в сарай. Повезло ему и в том, что ходуны не представляли тогда, что двери открываются… Как-то завёл свой Урал. В люльке Сайга и два рожка нашлись. Схватил косу с сельника, обломал черенок. Как открыл ворота, как летел до Кушалина – Политыч не рассказывал. А только в Кушалино была своя музыка – но мужики уже сообразили что к чему и действуя лопатами, косами, топорами отбивались у Церкви. Как уж прорвался Политыч к людям – одному Богу известно, а только первым делом в Церкви под образа на колени повалился….


***

С рассветом центральная сельская площадь напоминала уже Куликово Поле. Вся усеянная изрубленными телами, некоторые из которых продолжали копошиться, залитая кровью, гноем, площадь казалась застывшим кадром одного из фильмов Ромеро. Отец Паисий крестил на ступенях храма уцелевших, и отказавшихся в то утро не было. Крестил он и Политыча, и крестики из своих свечных запасов раздавал, конечно, всем – кому достанется. Политычу достался.

Бабы заперлись с батюшками в Храме, а мужиков Гриша Алпатов тогда собирал в группы по пятеро – семеро. Несколькими группами мужики пошли по улицам и домам. Тут и там появлялись ходуны, выявляемые селянами по неестественным телодвижениям – как у лунатиков. Их брали в топоры. По ходу зачистки села к группам присоединялись уцелевшие – и мужики, и бабы, и старики, и дети. Баб, стариков и детей маленьких собирали сперва в группы и провожали в Храм. Мужики брали косы и пополняли группы зачистки. С первого дня так и появилась приверженность селян этому простому и действенному оружию против ходунов – косорезу, или косилке, если попросту. Уже потом оружие совершенствовалось – наваривали ручки удобные, с гардами, наносили на лезвия тексты молитв и из Писания, хитро, по-кушалински затачивали… Многие потом отказались от косилок – мостырили особые топоры, ковали даже мечи. Фёдор Срамнов заказал у кузнецов себе моргенштерн свой дикий, но однако же в массе своей – косилка была также распространена и популярна, как Т-34 в своё время, ибо дёшево и сердито. Все помнили этот инструмент и то хмурое, первое утро. А в то утро били нечисть тем, что Бог послал. Били не жалея, с остервенением, без оглядки на то, кем ходун был при жизни, кому родственником – в каждом доме, в каждой семье в то утро было горе… Кто-то из мужиков заметил, что действеннее рубить ходунам головы, и весть разнеслась по улицам села… К концу дня люди вздохнули свободнее… Село было практически очищено от ходячих мертвецов, и если те и появлялись, то уже не в таком количестве как ночью или с утра. Людей выпустили из Храма и батюшка благословил их на сбор останков. Бабы и старики накалывали останки на вилы и грузили на тракторные прицепы, которые выгружали в поле за селом и жгли, поливая бензином. Эх, знали бы, что он станет скоро на вес золота – не тратили бы… Уже к обеду стали приходить и приезжать выжившие из окрестных деревень. К вечеру потянулись люди из Твери и предместий. Их было мало. Мужики садились на грузовики и патрулировали уже не только Село, но и окрестности. Удобным оказалось то, что в Кушалино вело всего две дороги – Бежецкая и на Кимры. Несколько мостов отсекло село и ближние деревни от внешнего мира, а вокруг – леса и болота. Малая плотность населения – мало ходунов, это и спасло Кушалинский анклав от горькой судьбы уготованной другим деревням и сёлам – ближе к Твери и Рамешкам. На мостах ставили баррикады – деревья рубили прямо вокруг дорог. Обороной руководил Гриша Алпатов – человек на своём месте. Царство ему Небесное. В те дни он сделал очень много для общины. Благодаря Грише, уже к обеду все способные «носить оружие» были разбиты на группы и группы направлялись на патрулирование, зачистку деревень, постройку заслонов. Гриша был вездесущ, проверял, наставлял, объяснял. И карал, да. За панику, а такое имело место в первые дни. Кулачищем в нос. С командованием Григория согласились все. Он был на своём месте, и он был нужен всем.

Политыч во главе группы из восьми мужиком – в основном переложских, найдёновских и велешинских ставил баррикаду на мосту у Рождества – за два километра от села и триста метров от сельского кладбища – Горки. Деревья сначала начали рубить прямо на погосте, но оказалось что там шарят ходуны и это дело бросили. Покусали Гаврила – мужика из Найдёнова, и он, пока его пытались перевязывать, обратился. Гаврила пришлось взять в топоры… Как только начали работу, с Рождества и Заскалья потянулись люди. Двое детей, несколько баб. И двое мужиков. Все усилили группу Политыча. Разобрали чью-то баньку на берегу Кушалки, споро поставили заслон. Зачистили и Рождество – чего сложного, всего несколько домов. Часам к шести вечера подъехал «пазик» с тверскими беженцами. Были осмотрены и препровожены в Село, к Грише. В девять с чем-то на дороге показался странный трёхосный автомобиль, явно не российского производства. Он остановился на том краю Рождества и осветил мост фарой-искателем. Кто-то из мужиков крикнул: «Натовцы!», а на всю группу только Сайга Политыча… Однако, постояв, странный транспорт двинулся в сторону моста, подъехал и двери распахнулись. Политыч навёл сайгу на выпрыгнувших двух здоровых мужиков в камуфляже, мотошлемах и прочем мотообвесе, с калашами и водил стволом, выцеливая то одного, то второго. «Стойте где стоите, мужики! Русские?» – спросил Степан Политыч прибывших. Один, что пониже ростом, прислонил калаш к колесу и разведя руки в стороны подошёл к баррикаде.

– Да русские, русские. Фёдор я, Срамнов. С Вельшина я как-бы. Ты опусти калибр-то, отец. – улыбнулся мужик. Политыч поставил сайгу.

– Говори, кого на Вельшине знаешь?

– Да всех. – мужик достал пачку «мальборо» и чиркнув спичкой, закурил.

– Валер! Васечкин! – позвал Политыч парня из своих. – Смотри! Знаешь этого? Говорит – ваш, велешинский.

Валера подошёл и лицо парня расплылось в улыбке.

– Так это ж, Федька, ёк-макарёк! Откуда ж ты, братан??

– Слава Богу, Вань, добрались. – повернулся Фёдор к своему товарищу, здоровенному белобрысому мужику лет 35.

И Валере с Политычем:

– С Москвы мы, откуда же ещё… – Федя сплюнул.

– Ну и что там в Москве-то? Не знаем ведь ничего. А у нас, мужики, мертвецы встали. Народу покрошили – кошмар…

– Чё в Москве-то, спрашиваешь?! А вы не в курсе?! Нет больше такого города, мужики. Нету.


***

Тем не менее, отец Паисий перед службой был занят и к Фёдору выйти не смог – только лишь передал через Гену, чтобы ждали его с Волковым у дома и что после службы всё равно занят будет. Надо ждать. Храм быстро наполнялся прихожанами, до начала службы осталось совсем ничего. На входе принимали записки – бесплатно, конечно, а кому нужны те деньги теперь, куда их? Только в топку если, ну, или в сортир – бумага она и есть бумага, смех смехом – новой-то давно не делают, а та, что с тех времён осталась – когда-то ведь закончится. И вот так кругом – где ни ткни – всё кверху гвоздями. Вот из-за такой ерунды какой-нибудь всё и накроется окончательно – за лесом больших ежедневных проблем о малом никто и не задумывается, пока это малое не превратиться в большую, ощутимую проблему. Как солярка или как патроны. Кто думал, что в самом скором времени с ними наступят проблемы? Никто. Что солярка? Стала заканчиваться – Село снарядило группу – солярщиков – с цистерной на конной тяге да человек пять мужиков – знай шарь по дорогам и сливай с техники там и тут. Ну и сливали, конечно. А только и у топлива свой срок службы имеется. Семь лет уже, как Началось – топлива то ещё много где слить можно, а только это уже моча, а не топливо. Мужики, кто под Саней Волковым работают, наладили, конечно, со временем фильтрацию и перегон примитивный, а всё равно топливо теряет свои свойства. Техника стареет, и хотя ребята без устали ковыряют свои трактора и машины – срок всей этой механизации уже отмерян. Последний раз чихнёт благословенный тракторный дизель – незаменимый помощник крестьянина последних времён, а дальше всё – как завещали прадеды – только кони и быки. Финиш. А община не маленькая – больше тысячи душ, и каждая кушать хочет. Картофель, пшеница, греча – вспаши, заборони, посади да засей все эти гектары, собери да скоси в страду. А скотина тоже живая – ей трава да сено нужны. Без техники – тракторов и комбайна – всё, привет… И это при том, что всё мужское население в основном при оружии – наряды, патрули, охрана баб и детей в поле да в лесу, на грибах и ягодах кто, и в духовных. Без духовных теперь ничесоже деется. Слава Богу, как Отца Николая из Троицына монастыря люди Фёдора чудом взыскали – на всё Божья воля! – монашеское делание на Селе восставили. Большое дело. Не оценить его, из сегодняшнего дня. Ежели Господь умилостивится, сохранив общину, оценено будет потом – паки и паки. Ибо на каждое делание теперь – нужен духовный, со Святой водой и Крестом и молитвой. А дел столько, что духовных не хватает. Эти и многие другие мысли одолевали Отца Паисия, сельского иерея, настоятеля Кушалинских храмов – Смоленского и Духова, ныне по мере сил общины, восстанавливаемого из полностью разрушенного состояния ещё при советской власти.

– Господи, благослови славити Пречистое Имя Твое, Отца, и Сына и Святаго Духа. – перекрестился отец Паисий на Троицу, висящую в ризнице и прошествовал в алтарь.

– Благослови, отче! – благословляясь, начал утреню Отец Феофан, старший диакон. Всё потом, волей Божией да спасемся. Теперь то, ради чего Отец Паисий здесь. Всему своё время – время разбрасывать камни и время собирать их. Сейчас, как и вчера, и ранее, Отец настоятель будет молиться за каждого, кто в поле, кто в лесу, кто здесь в храме, кого Господь миловал спасением жизни и за тех, кто погиб. Ибо кто поможет почившей душе христианской в страшном, таинственном посмертии перед Престолом Сил? Только дерзновенная молитва простого иерея, души, ежечасно болящей за всех.


***

Отцу Паисию (Скоренко) шёл уже шестьдесят девятый год, когда епархия отправила его восстанавливать приход в Кушалино. Родом из Вышнего Волочка, он не был потомственным священнослужителем, и к Вере пришёл во время войны – той, Великой Отечественной. Как и многие его сверстники, утром 22 июня 1941 года Отец Паисий, тогда просто Павел Богданович Скоренко, встретил уже на пороге военкомата. Потому как работал шофёром, попал в автобат в начале июля, потом котёл, прорыв к своим, первое ранение, в ногу, изолятор НКВД, Слава Богу, отпустили – рядовой, документы не выбросил, госпиталь, потом снова на фронт. Там, в окопе, под Волоколамском, Павел встретил отца Георгия. «Держись меня, Пашка.»- улыбаясь, говорил ему старый священник. – «Меня ж ведь сам Георгий Победоносец обороняет, шутка ли, сынок! Он и тебя укроет, а ты проси его.» Отец Георгий и покрестил Павла, ночью, в окопе. В страшном бою, который произошёл с их батальоном на следующее утро, когда немцы, действуя во фланг, силами до танкового батальона с приданными панцергренадёрами, прорвали позиции их полка, выжили немногие. А вот Павла – теперь Отца Паисия Господь сохранил…

ТОГДА. Декабрь 1941 года. Отец Паисий. Из той войны…

С рассветом немного спал мороз. Дым из трубы, уцелевшей непонятным образом под продолжавшимися весь предыдущий день миномётными обстрелами позиций полка хаты, единственной в раскрошенной минами в хлам деревеньке, стлался по крыше. Там, в хате с позапрошлого утра был устроен импровизированный полевой госпиталь, и с позиций вгрызавшегося в промёрзлую волоколамскую землю батальона, он просматривался как на ладони. Полк был измотан этими зимними боями и отступлением, сменил уже второго комполка и комиссара, потерял больше половины состава. Из реальных противотанковых средств остались три «зиски» и «тридцатьчетвёрка», брошенная два дня назад экипажем из-за рассыпавшегося фрикциона, перетащенная с помощью трактора из отступавшего в спешном порядке артдивизиона на пригорок за их позициями. Эргэкашники сгрузили несколько ящиков семьдесят шестых снарядов для практически пустых «зисок», под подпись комиссара, хоть что-то. Со стандартным приказом «остановить прорвавшиеся немецко-фашисткие силы, держаться до последнего» Пашкин батальон оседлал дорогу. В окопчике с Пашкой и отцом Георгием, отрытом на морозе с правой стороны дороги, в чахлом кустарнике для какой-никакой маскировки, было ещё двое бойцов – татарин Рушан, интеллегентный мужик лет сорока и ефрейтор Максим Кривда с противотанковым ружьём. Пока копали, отец Георгий читал молитвы, и хотя за религиозную пропаганду могло влететь от комиссара по полной, никто не трогал батюшку. Да если в целом взять, и комиссар-то батальонный, был мужик что надо. Понимал.

Наши последние отступавшие части прошли их позиции ещё ночью, а теперь над окопавшимся полком повисла пугающая, тревожная тишина, разрываемая лишь изредка дальними залпами крупнокалиберной артиллерии где-то далеко в стороне. Бойцов терзал и мороз, и панический страх перед неуязвимыми немецкими танками, а жечь костры и демаскировать позиции комполка запретил. Все были голодные, но про кормёжку уже никто и не говорил. Какая еда, к чёрту. Полк боевой, обстрелянный – все понимали, что бой будет последний, решающий. Немец мимо не пройдёт – на Москву прямая дорога тут.

Пригибаясь, к окопчику подбежал незнакомый боец: «Братцы! Поп-то у вас тут, нет?».

– Я поп-то, как ты говоришь, сынок. – улыбнувшись, отёр лицо пригоршней снега отец Георгий. – Потребен что-ли?

– Очень потребен, отец. Давай за мной, комиссар кличет.

– Ну пошли, с Божьей милостью. – Вылезая из окопчика, батюшка перекрестил своих, и добавил: – Храни Вас Господи православные, и тебя, Рушан, тоже. Бог один всем и всё лишь волею его, и ни волосок не упадёт с головы Вашей, пока Бог с вами. Случись со мной что, поминайте у Бога молитвами. А ты, Пашка, к Богу иди. Это я тебе говорю!

Пригибаясь, за бойцом, отец Георгий, подобрав одной рукой полу рясы, а другой держась за ремень трёхлинейки, споро побежал в сторону комиссарского окопа. В памяти Пашки – отца Паисия – он таким и остался, батюшка Георгий, его проводник и наставник, воин Божий.

Немцы влупили по их позициям из миномётов где-то через час и не отпускали на этот раз долго. Пашка забился на дно окопчика и не поднимал головы, пока шёл обстрел, а уже потом прилетели «лаптёжники». Вывалили свой страшный груз на позиции и ушли на запад.

– Вставай, Паш, чё забился как крот в нору? – нагнулся над парнем Максим. – Молись Богу, начинай – щас попрут. У них это быстро, без передышки. Слыш чё говорю?!

От наших окопов доносились крики, стоны, мат. Кто-то с той стороны дороги выскочил и рванул к лесу, без оружия. Хлопнул выстрел, человек упал… А с немецкой стороны, из-за поворота, уже слышалось зловещее порыкивание моторов и характерный лязг гусениц. Пашка, окоченевший от холода и страха, выглядывал из-за своего бруствера и молился Господу. Когда показался первый немецкий бронетранспортёр, гавкнула наша «зиска», открывая бой, пристрелянная как раз на поворот этот и «гансовский» броник задымил, а сзади посыпались маленькие, словно мультяшные фрицы, отползая от машины в сторону, в снег. Откуда-то из леса, из нескольких точек, по позициям полка начали бить немецкие пулемёты. Потом попёрли танки. Маленькие, как казалось сначала, они на высокой скорости рассредотачивались во фронт и пёрли на наши позиции. Гавкнули наши «зиски», три немецких танка задымились и встали, и практически сразу артиллерийские позиции были накрыты плотным миномётным огнём. А потом немцы ворвались на наши позиции, подтянулась пехота. Тридцатьчетвёрка подбила ещё пару танков и бронемашину, потом и её подожгли из нашей же, русской тридцатьчетвёрки. Немцы любили наши танки, и не сомневаясь, использовали их. Эта же тридцатьчетвёрка вместе с маленьким, серым немецким танком, поливая из курсового пулемёта, развернулась и пошла утюжить наши окопы. Кто-то кинул на неё сзади «молотова». Облитый пламенем, танк быстро приближался к Пашкиному окопчику. Пашка, бедный Пашка, свернулся калачиком на дне своего окопа, обняв свою винтовку, и тихо плакал, молясь Богу о спасении. Его слёзы капали на землю и на винтовку. К этому времени Пашка остался один живой, и Максим, и Рушан лежали тут же, рядом с ним, убитые, в крови, а он даже не заметил, как их убили. Он молился и плакал, потому что до жжения в сердце ему было жалко убитых товарищей, очень страшно, не хватало отца Георгия, страшно, что страна проиграет эту ужасную войну, и меньше всего он верил, что сейчас его, Пашкина, жизнь закончится, а он так и не придёт к Богу. Надежда Пашки была только на чудо, и он плакал и молился.

Через полчаса всё было кончено. Танки прошли вперёд, а теперь по окопам ходили немецкие солдаты – кого-то добивали, собирали оружие, боеприпасы, о чём-то болтали на своём языке, каждая фраза на котором звучала как матерная брань. Танк, наша тридцатьчетвёрка, на службе у немцев, чадила не дойдя до Пашкиного окопа несколько метров, и чёрный угарный дым стлался прямо по белой заснеженной земле. Пашка приподнялся и осмотрелся вокруг. Группа немцев стояла и курила, тихо переговариваясь о чём-то метрах в двадцати от него, и дым от горящего танка не позволял им увидеть Пашку. Он решился, и пополз под танк. Ползком, он преодолел те несколько метров, ценою которых была его жизнь и, нагребя замороженными и ободранными руками снег перед собой – чтобы не было слишком заметно – затаился….

Как, каким непостижимым образом Пашка смог заснуть, отключиться в тот момент, ему и самому потом было непонятно. Когда он очнулся было уже темно. Павел сам разумно полагал, что на то была воля Господа, ибо никому на даёт Господь креста более того, что человек может нести. Зимой темнота наступает рано, и это спасло Павла. Трофейная команда немцев не торопилась прочесать место недавнего боя, а темнота уже сгустилась. Не дожидаясь брутальных гостей, в темноте, Павел выполз из под всё ещё чадящего танка, дополз до своего окопчика, а уже оттуда рванул в лес, прямо по сугробам.

Через сутки или двое, уже и не вспомнить, Пашку, исстрадавшегося и обмороженного, нашли бабы – хуторянки. В бессознательном состоянии, с тяжелейшем воспалением лёгких и обмороженными конечностями, Пашка месяц провёл в маленькой избушке, а Баба Зина, храни её душу Господи, практически не отходила от него – поила, кормила, лечила как могла и как умела. Война как-бы не застала маленькую деревеньку, спрятавшуюся в зимних заснеженных подмосковных лесах – теперь её уже нет на карте. Уже после войны, приняв постриг, Отец Паисий, бывший Пашка Скоренко вернулся в места своей войны. Побывал он на месте своего последнего боя, поклонился своим павшим товарищам, в Волоколамске заказал Службу… Но сколько не спрашивал он про тот хутор у местных благочинных, сколько не листал карты – место то он так и не нашёл.

А тогда, весной 42 года, вставший на ноги Пашка, стоял во дворе в ватнике, с вещмешком, заботливо наполненном Бабой Зиной и обнимал старушку, сохранившую его жизнь. Старушка плакала и причитала, а Павел не мог остаться. Знала бы ты, Баба Зина, на какие предстоящие испытания и подвиги сохранила ты тогда жизнь молодого парня. А Павел попрощался, и ушёл, оглядываясь, по раскисшей лесной тропинке, чтобы ночью однажды постучаться в ворота Псково-Печерской обители….

И теперь, вынимая Частицы каждый раз на Литургии, старый иеромонах Отец Паисий, Божьей милостью пастырь стада Христова, выжившего и нашедшего свои труды и дом в Кушалино, не забывая, возносил свои молитвы к Господу о закончивших земной свой путь Отце Георгии, определившем его жизнь Служением Господу, воине Христове, о доброй старушке Бабе Зине, разделившей с ним лишения той страшной зимы и всех Православных, отдавших свои жизни за Родину.

Тяжёлое время было, да. А сейчас что – как это выразить?! Всем крест даёт Господь, а вот Отцу Паисию досталось два. Слава тебе, Господи!

ТОГДА. Июль 2010 года. Отец Паисий. + ПЕРВОЕ УТРО

А с Отцом Паисием, когда Началось, вот как случилось.

Тверская Епархия отправила стареющего и уже начавшего слепнуть иеромонаха, не возжелавшего отойти на покой в обитель, в Кушалино, фактически махнув рукой, в 1995 году. Пусть старик тешится. Ведь в то поганое время всё перемешалось в головах людских – и Церковь не исключение: обмирщалась Церковь, становилась коммерческим предприятием. Как институт, простоявший две тысячи лет, Церковь была крепка, но червь поразивший страну, проник и туда. Отец Паисий обличал эти тенденции, и не всем в руководстве Епархии это нравилось. Надо бы на покой, батюшка – говорили, кто помоложе. Раз на покой – нет, значит, тогда подальше. Не Бог весть, как далеко Кушалино – каких-то тридцать километров от Твери, а уже глушь. Что ни деревня практически – древний храм огромный стоит. Разруха. В самом селе две церкви – та, что Духова – большой, красивый храм 18 века – один остов стоит. Смоленская церковь – 16 века, под которой были молитвенные покои Симеона Бекбулатовича, Царя русского – тоже только стены. Колокольню, вроде бы восстановили миром, а что толку? Службы-то отправляются в крошечном приделе, восстановленном худо-бедно отцом Александром по благословению Московской Патриархии, а сам храм – разрушается…

Отец Паисий, помолясь, взялся за работу. Вокруг него как-то образовалась община, миром принялись за первонасущное. Местные, кто побогаче – деньгами, стройматериалами помогали, другие – трудом. Как-то незаметно начала устраиваться духовная жизнь в селе, чахнущим в безделье, пьянстве, страстях. Люди пошли в храм. Мало-помалу организовывался нормальный сельский приход, что было нехарактерно для этих времён. Отец Паисий учил людей, крестил, отпевал, венчал, проповедовал борьбу со страстями – пьянством, блудом, наркоманией – этим бичом, забирающим души самые ценные, самые близкие к Господу – детские души. Нёс, в общем, простую и обычную службу сельского батюшки. Он и стал батюшкой, вторым отцом для многих сельчан, потерявших духовный ориентир в набирающем обороты царстве Князя мира сего – демократической России. Многих привлёк, наставил, спас, вырвал из цепких когтей дьявольских старый приходской батюшка, восстановил Смоленский храм, ввёл ежедневный Служебный круг, создал крепкий сельский приход, воскресную школу детишкам. Услышав об успехах Отца Паисия, пришёл служить Отче Феофан – инок-диакон с невероятным голосом, приехал Отец Александр – старый священник из Твери, как и Отец Паисий, не возжелавший покоя. С помощью селян восстановили разрушенный домик причта, в нём все и поселились. Отец Феофан, по благословению, стал вести уроки хорового пения в школе для детишек. Нашлась и регентша – старушка из Волкова, и хор собрали.

Но только страна каталась вниз, и из их тверской глуши было тяжело разобрать суть творившихся перемен. Воровская псевдодемократия ставила страну на грань, а тут, среди лесов и болот, люди воссоздавали Духовский храм, а, соответственно, и храм в своей душе.

И вот пришла расплата, «ибо всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит».

В те дни весь причт и приход молились Господу о даровании победы русскому воинству, у многих сельчан сыновей, мужей уже призвали на войну – но никто даже в самых страшных своих фантазиях не мог предположить ЧЕМ ВСЁ закончится. Узнав из телевизора и радио о событиях в Крыму, о вторжении Натовских частей в Калининградскую область многие подумали было – вот, началось. Но нет – тогда ещё не началось. Ещё были дни, недели и можно было исправить… Ракетный удар по базе Балтийского флота и незамедлительно последовавший ядерный удар возмездия по Британии и Соединённым Штатам за несколько часов решили судьбу этого мира – нашего мира. Всё. Что произошло дальше – знает только Бог, а мы можем лишь догадываться. Скорее всего, американцы применили какое-то секретное бактериологическое оружие по всем крупным городам России. И вот тогда – НАЧАЛОСЬ.


***

Отец Паисий проснулся от страшных криков за окном, было часа три ночи. Кто-то кричал, в дверь стучались.

– Боже мой, война дошла, спаси Господи! – пробормотал Отец Паисий, разыскивая свои очки на прикроватной тумбочки. Найдя их и одев, Отец Паисий накинул плед на плечи – было зябко, и пошёл открывать дверь, в неё неистово колотили и звали батюшек. На мосту уже столкнулся с диаконом, Отцом Феофаном.

– Доброе утро, батюшко! – сказал диакон, ковыряясь ключом в замке – на мосту было темно. – Что там стряслось, православные? Не ломайте же дверь, открываю!

– Да быстрее же, Отче!!! Беда у нас, конец света! – крикнули из-за двери. И кому-то с той стороны: – Вась, смотри, со стороны Церкви тоже!

– Да что ж такое-то! – изумился Отец Паисий. – Храни Господи!

Дверь открылась, и на мост ввалились, грубо оттолкнув батюшек, двое мужиков, одетых кое-как, в крови и с топорами! Один сразу давай дверь закрывать и задвигать на неё шкаф, на мосту у отцов стоящий.

– Беда, батюшки! – выдохнул Василий Строков, крепкий мужик, непьющий, деятельный прихожанин, поставив кровоточащий топор свой к стене и обтирая лицо. – Беда. Конец света, короче. Верите мне или нет, а оно так и есть, как вам щас скажу – тут Василий перекрестился – Спаси Господи. Мёртвые, короче, встали, да.

– Да вы в себе ли, мужики?! – начал стыдить их Феофан.

– Дай воды, дьякон. – попросил второй мужик, Валера, сосед Василия. – Всё так и есть. Встали мертвяки, ещё ночью. Кого покусают – сам таким встаёт. Всё село в крови, а вы спите тут.

– Собирайтесь по-быстрому, батюшки. Ты, дьякон, здоровый бык, возьми там что. Топор, лопату… Сами всё увидите. Народ к церкве-то стекается. Кто живые ещё. – указал пальцем Василий на необходимые в данный момент действия.

Кинулись собираться, а про Отца-то Александра, старика, как-то сразу и не вспомнили. Уже рассветало, и в маленьких окошках старого жилища сельских священников начала проясняться апокалиптическая картина происходящего в селе. Отцы крестились, а пока будили старого Отца Александра, да поднимали его, да обряжали, сельские мужики – Валера с Васей, приволокли обломанную косу и топор, кои и вручили диакону, благо тот был мужичищей здоровенным. Отче же Феофан от холодного оружия открестился сразу:

– Не, православные, храни Господи меня от ваших штучек. Я лучше Отца Александра понесу, сам-то он еле ходит. Так, батюшко?

– Конечно, радость моя, конечно. – перекрестил своего диакона Отец Паисий.

Мимо окошек уже, однако, шарили вялые фигуры, и нашим героям было совершенно очевидно, что эти – отнюдь не от мира сего. С улицы слышались крики и вопли – значит, ситуация усугублялась и требовала участия иереев самым непосредственным образом. Надо было выходить к церкви. До церкви-то – всего сто метров, но за стенами Смоленской не было видно, что конкретно происходит на паперти, а проникнуть надо было как раз туда. Быстро рассветало, и откладывать было нечего. Наблюдая в окно, Отец Паисий уже узрел чудовищную картину – прямо рядом с дорогой две каких-то фигуры нависли на бьющейся в агонии скорее всего, женщиной. Присмотрелся. Ведь жрут, помилуй Господи! А дальше-то – вообще кошмар. Все трое участников этой бесовской картины, непонятным образом, и пожиратели, и пожираемая, поднялись, и вытянув перед собой то, что раньше было руками, вяло, спотыкаясь, но вполне мирно, попёрлись куда-то за здание сельской библиотеки. Отец Паисий перекрестился. Многое видел старый настоятель, но к такому раскладу он готов не был. Он перекрестился опять, отошёл от окна и сел на пол рядом с обоими пастырями и мужиками. Все ждали, что же скажет Отец Паисий – самый уважаемый человек на селе.

– Ну что ж, дети мои. – начал батюшка. – Вот оно и свершилось, на наших глазах. Многие века мы ждали – и вот. Тут уж не спутать ни с чем, родные мои – се, конец этого мира грядёт. Преисполнилась чаша терпения Господня. Страшные дни ждут нас, и страшные дела. Но всё по слову Божьему и всё по Его великой милости. Токмо на неё уповаю. Посему с вами сейчас, золотые мои, давайте покаемся тут друг другу в наших грехах, как трое иереев тут, и из дома уже выйдем с чистыми душами, во Славу Божию. Ты вот, Отец Александр – самый старый из нас, прими моё исповедание, а я, Божьей милостью, твою душу очищу. Отче диакон, хоть не по сану тебе, но благословляю тебя сейчас исповедать мирян. Времени у нас мало, и по грехам нашим нам и выпало. Надо идти – люди ждут.

Старый священник накрыл седую голову Отца Паисия рукавом своего подрясника, и приклонил ухо к исповеди, однако, за два шага от них, Отче диакон снимал греховный ком с сельских мужиков, и ни о какой тайне исповеди, речи конечно не шло. Выслушав покаяние настоятеля, Отец Александр и сам пригнул голову под принятие очистительного таинства, а затем, покаявшись, принял исповедь диакона. Затем, благочинные благословили Валеру с Василием, которые уже взяли свои топоры, ну а большущий дьякон взял на руки Отца Александра – легко, словно ребёнка. Отец же Паисий вооружился большим старым оловянным крестом, найденным в ходе ремонта крыши в домике причта – весьма старым. Мужики отодвинули шкаф и отперли дверь наружу. Уже заметно рассвело. Картина нашим героям за порогом предстала безрадостная. Со всех сторон села слышались страшные звуки – с центральной площади, где, как потом оказалось, сельские мужики во главе с Гришей Алпатовым, давали отпор нечисти, с других концов села, где нечисть вовсю ещё бушевала, от паперти Духовской, где, как потом оказалось, собирались уцелевшие селяне – бабы, старики, дети. Удивительным образом люди сами тянулись к дверям церкви и тогда как раз явило себя чудо – под своды храма нечисть почему -то не ломилась. Это и помогло сохранить драгоценные жизни людей в ту страшную ночь, и потом – на следующий день. Пока бежали к церкви, так быстро, как могли – ведь батюшка был уже немолод, а на руках Феофана был старик Отец Александр – вовсе не тучный, однако и он свой вес имел, Вася с Валерой взяли в топоры неупокоенный труп какого-то селянина, и разобрались с ним быстро – у мужиков уже появился навык. Да и сам ходячий мертвяк был не особо быстрым – ему кто-то успел хорошо обглодать руки.

Как только народ увидел спешащих к ним священников, а это были несколько мужиков, охранявших крыльцо большого Духовского храма, люди бросились к благочинным в ноги. Священники вошли в церковь, крестя направо и налево, бабы просто вешались на стариков, причитали. По первому делу, Отцы Паисий и Александр прошли в ризницу и облачились, и только потом оба вышли на амвон. Храм был битком, горели свечи, люди рыдали, истово молились перед образами. Многие были в чём, как говорится, Бог застал, некоторые ранены.

Отец Паисий поднял вверх крест.

– Православные! – возгласил предстоятель. – Миром Господу помолимся! На колени станем.

Весь храм, словно одно большое существо, замолк и пал на колени.

– Слушайте! Исполнился Божий промысел и чаша долготерпения Божия. Как видели вы, все пребывающие здесь, и согласно Писанию, творится теперь гнев Господа над нами, грешными и пришёл конец этому миру теперь. Промыслом Господним восстали мертвые, и вот, грядёт Суд Страшный. Мы же, собравшиеся здесь, в этом храме, не можем сотворить ничего иного, кроме как предать себя и души свои на неизмеримое милосердие Господа Бога нашего. Все теперь, и православные люди, и те, кто глядя на творящуюся волей Господа суть, уверовавшие, воззовем к сему милосердию и миром покаемся – прости нам, Господи, наши грехи, им же несть числа, пред Тобою и заповедями Твоими, и пред родными и ближними нашими, сотворенными и сотворяемыми нами вкупе и даже теперь, делами всеми нашими и словами, и помыслами. Помилуй нас, Господи! За неверие наше и маловерие в Тебя, и благой промысел Твой, и в Престол Твой и Волю Твою, прости нас, жестоковыйных, Блаже! За неисполнение заповедей Твоих, за небрежение к службе, за хулу, за невнимание к ближним – прости и помилуй, Боже наш! За страстные грехи наши, имже несть числа: блуд и любострастие, неправдоглаголание, лжесвидетельство и иные другие, навык к которым в нас во всех весьма и весьма укоренился – помилуй нас, Господи! Вот, стоим пред Тобою и Престолом Сил, греховные, все здесь – и молим сугубо – помилуй нас. И не имеем времени на должное славословие Тебе, ибо, волею Твоею и попущением, ближних наших, братьев и сестер, матерей и отцев, детей наших вот пожирают силы извне и ведаем, что алчут они нашей помощи. Настави, помоги и укрепи нас Господи Иисусе! На Тебя и Честную Богоматерь Твою всё наше упование, и воле Твоей души своя вручаем, все тебе припадающие. И, хранимые немеркнущим Светом твоим, да выйдем вон из храма сего, да выполним каждый, предстоящее ему теперь, да понесем крест свой безропотно, славя Имя Твое, Богоматери и Духа Святаго, имея дерзновение молить о помощи и всех Святых, в земле русской просиявших.

Православные! Молитесь Господу после нашей общей, краткой весьма и неполной вкупе, исповеди. Молитесь Матушке Божией, Богородице. Святых молите наших, кому ближе какой. Ты же, Отче Феофан, возьми с собою мужчин, кто покрепче и ступай с моим благословлением, поднимись на колокольню, да звони набат – пусть слышат люди окрест, что здесь, в храме спасение. Теперь, приступите к нам с Отцом Александром те, кто желает крещаться. Спокойно, добросердечно, подходите и станьте тут, перед нами. Отец Александр прочтёт Символ Веры. Внимательно слушайте и пропустите слова эти через сердце своё. Это – камень, на котором держится Святая Православная вера наша. Знать его каждый христианин должен наизусть, но, понимая, что происходит, беру грех тех, кто не знает его на себя – такие обстоятельства.

И Отец Александр громким своим, старческим голосом начал читать Символ. Отец Паисий ходил между крещающимися, крестил, окропляя святой водой – а её было немного, никто ведь не готовился. Со колокольни ударил набат – Слава Богу, диакон добрался до колоколов. В храм вбежал человек от Григория и поведал, что в целом на площади и вокруг храмов мужики уже извели мертвецов и теперь отправились группами по концам села – изводить там. Окончив таинство, Отец Паисий выдал набожным старушкам-прихожанкам храмовый запас нательных крестиков – чтобы раздавать новокрещенным и во главе крестного хода, вывел людей на площадь.

Там, на площади, уже собирались люди с вилами, топорами, косами – кто уцелел в эти страшные ночь и утро, уже разбивались на группы, выбирали старших. С разных концов села тянулись люди – кто прятался по домам от мертвецов. Картина была жуткая. Кругом всё залито кровью, мозгами, гноем, чем то ещё. Отрубленные руки, ноги, головы. Туловища. Где-то что-то пытается ползать, шевелиться. Люди тут же рубят это в куски. В глазах – боль, страх, злость. Люди видят – а в голове не укладывается. Трясут головами, пытаются стряхнуть наваждение, но нет – это самая настоящая реальность.

На мотоцикле подкатил Гриша Алпатов. Подошёл к Отцу Паисию, благословился, взяв его за локоть отвёл в сторону, тихо о чём-то пять минут беседовал. Весь оборванный, в кровище или ещё какой иной субстанции, Григорий отошёл от батюшки, подозвал пару мужиков с топорами и начал им что-то объяснять. Мужики мотнули головами, подтвердив что поняли – а авторитет Алпатова уже был непререкаемым – и подойдя к батюшкам, стали созывать народ, разбредшийся уже было по площади. Люди стягивались и через пять минут перед Отцом Паисием и Гришиными мужиками уже собралась толпа.

– Люди! Послушайте теперь, пожалуйста, минуту внимания! – поднял вверх крест настоятель. – Надобно теперь, нисколь не отлагая, кто в силах, убрать гнусные останки с площади и улиц – сейчас подъедет техника – в неё и грузить. Этим пусть займутся женщины и старые люди – благослови вас Господи – страшный труд, ужасный. Скрепя сердце – сделайте это, такой наш крест сегодня. Мужчины, кто вооружён – скоро будут собираться здесь, на площади у храмов. Руководит нашим ополчением христовым Григорий Алпатов, благослови его Господи! Семён – его вы все знаете! Его Григорий оставил с мужиками тут на площади старшим пока – его слушайте все! Мы теперь в храм – крещать, исповедовать. Туда всех, кто желает крещаться, шлите. Теперь говори, Семён!

Семён, здоровенный мужик лет пятидесяти, одетый в военизированный костюм и резиновые болотные сапоги, поднялся на крыльцо бывшего хозяйственного магазина.

– Так, соседи, значит! Мы все, кто сегодня ночью тут от покойников отбивались, мужики, берём, короче, власть на селе в свои руки! Григория Алпатова – старшим выбрали! Такое вот, значит, дело. Покойники эти на селе ещё есть, и мужики с Григорием их, значит, ищут щас и изводят. Вот что вам надо знать об этих покойниках ёбаных: значит, первое – хуй знает откуда они берутся и почему, но понятно, что все они нежить, неживые. Они сначала чахлые – первое время, а потом становятся побыстрее – и поопаснее. Как видят человека какого – или корову там, например – то нападают. Очень цепкие, бляди, стараются кусать. Если тебя укусили – всё, пиздец тогда, сам через минут десять таким станешь. Тут сразу скажу: случаи такие среди нас ночью были. Вовку Томилина вот… пожрали. У меня, блять, на глазах прямо. Таких мы сразу рубим, а чё делать-то? Второе, значит: по-одному не шляйтесь нигде. Берите косы, лопаты, топоры. Рубите в голову – тада они, типа, подыхают от этого. Но тоже не окончательно и не все. Короче – смотрите внимательно.

Теперь что Гриша передать сказал. Кто старые и слабые – те идите домой и смотрите телик и слушайте радио – там, наверное, скажут и объяснят – чё это такое, значит. От других всех сейчас надо вот что сделать: разбивайтесь человек по пять все и выбирайте старшего себе. Значит, трупы эти все, блять, вилами и на прицеп – трактор щас пригонят. Руками не трогайте – мало ли чё… За околицу вон их – и сжечь нафиг. Потом по улицам идите и там собирайте. Ну и так далее. У меня всё теперь. – и Семён, надев кепку, покинул свою трибуну.


***

…Только уже поздним вечером, часам к одиннадцати, кушалинский причт собрался в полном составе в доме у батюшек. Сил никаких не осталось – ни моральных, ни физических. С чем Бог послал – повечеряли, и, подперев двери, повалились спать. Чтоб уже с раннего утра, по уставу, приступить к нелёгкому труду Службы Господней.

ТЕПЕРЬ. ИНТЕРЛЮДИЯ. Март 2017 года. Подземный бункер где-то в Сибири. Кутин и Волков.

Бывший премьер-министр, а ранее – Президент бывшей Российской Федерации Владимир Владимирович Кутин, одетый с иголочки в брюки карго и свитер-милитари защитного цвета, в тёмных очках от Бугатти, которые он последнее время, казалось, никогда не снимал, сопровождаемый спешащими на шаг сзади за ним молодым священником лет тридцати, в простой чёрной рясе с крупным золотым наперсным крестом с камнями, выдававшим совсем непростое положение своего владельца в современной церковной иерархии, и крупным подтянутым мужчиной в полевой униформе Спецназа РФ, лысого, с жёсткими чертами лица и волевым подбородком, по возрасту который одинаково мог соответствовать и сорока, и пятидесяти годам или около того, с отличительными шевронами подполковника, быстро шёл по коридору правительственного бункера по направлению к кабинету Президента. Когда Кутин и сопровождающие его лица вошли в приёмную, два бойца в полном обмундировании щёлкнули каблуками берцев, отдавая честь второму лицу государства, и Кутин, осмотревшись в приёмной по сторонам так, словно он пришёл сюда впервые, показал своим сопровождающим на кресла справа у стены:

– Так. Вы присядьте тут пока, подождите. Bы с дороги, чаю попейте хотя бы.

– Спасибо, Владимир Владимирович. Не привыкать. – ответил за всех офицер.

– Да? Ну ладно. Посидите тогда. – и пройдя мимо снова взявших на караул бойцов, открыл дверь в кабинет Президента.

Кабинет был совсем не маленьким. По левой стене находилась световая панель, имитирующая как-бы стекло с видом на Москву с одного из верхних уровней башни московского Сити. Выглядело практически правдоподобно, ну и, конечно, немного всё-таки скрадывало понимание того, что на самом- то деле, посетитель находится сейчас глубоко под землей. В Сибири, да, и отнюдь не в Москве. По центру кабинета стоял громадный стол – заседания правительства происходили теперь именно за ним. Три кресла во главе, в президиуме: Волков, Кутин и Его Святейшество – Патриарх Русский Кирилл. Тем, что осталось от некогда громадного государства – России – управлял теперь триумвират. Кутин прошёл к президиуму, отодвинул стул, присел и потормошил за рукав спящего прямо за столом Президента.

– Ау, Дим. Давай, просыпайся. Ты как?

Президент Волков дёрнулся и поднял голову, озираясь по сторонам.

– Уф. Это ты Владимир Владимирыч… Сколько уже? – спросил Кутина Волков, протирая кулаками заспанные глаза.

– До фига уже. Я чего пришёл-то: Отец Филипп с Сорокиным вернулись.

– Да ты что!

– Ага. Щас вон сидят, ждут в приёмной.

– Погоди. Дай в себя придти.

– Ну, давай приходи. Выпьешь чего? – спросил Кутин, показывая пальцем на бар.

– Воды достань просто.

Кутин встал и открыл дверцу бара – послышался звук Гимна РФ.

– На, пей. – и бросил Волкову бутылочку со святой водой, местного монастырского розлива.

– Спасибо. – Волков свернул крышку бутылки, сделал длинный глоток. – Уфф. Ладно, зовём что-ли?

Кутин подошёл к панели связи и нажав кнопку сказал: – Отец Филипп, подполковник Сорокин. Пожалуйста, войдите.

Через минуту двое – священник и офицер, вошли в кабинет. Подполковник отдал честь, а батюшка перекрестил Президента и кивком поклонился.

– Здравствуйте. Отец Филипп, Борис Сергеевич. С возвращением вас – Слава Богу. – подошёл поздороваться с вошедшими за руку Волков. – Располагайтесь, пожалуйста – и к делу. Чай, кофе, кушать хотите?

– Я, если честно, от кофе не откажусь, Дмитрий Анатольевич. – виновато сказал, присаживаясь за стол и открывая портфель, Сорокин. – Пока ждал – передумал…

– Ну а я за компанию тогда уж тоже, спасибо. – присел рядом с Сорокиным отец Филипп.

Кутин снова нажал кнопку селектора: – Так. Елена Максимовна.

– Слушаю вас, Владимир Владимирович! – ответил бодрый женский голос.

– Нам, пожалуйста, кофе сварите. Покрепче. И не в чашки, а кофейничек сразу, да? И лимончик принесите.

– Лимончика нет, Владимир Владимирович… – виновато и ужимисто ответил голос из динамика.

– Ну ладно. Хорошо. Сами подумайте тогда, всё.

– Всё исполню!

Кутин сел рядом с Волковым и, поиграв желваками просто сказал:

– Вы вернулись. Хорошо. Докладывайте.

Подполковник встал было с места, но Кутин жестом показал ему – мол, сиди. Сорокин присел обратно и начал:

– Господин Президент, Господин Премьер-Министр. Позвольте я начну. – остальные участники беседы кивнули, и Сорокин, обращаясь в основном к заметно нервничавшему Волкову продолжил. – Задание, поставленное моей группе Командованием и Вами, в целом, выполнено.

– В целом, Сорокин – это как? – перебил его с ходу Волков.

– В целом, Дмитрий Анатольевич, это на 90 процентов. Докладываю. Моя группа, следуя плану операции, поставленному мне Командованием, с приданной группой священнослужителей, возглавляемой Отцом Филиппом, имела целью: добраться до объекта «Тау», ведя непрерывную разведку местности и мониторинг активности некрогенеза и, …э,…. иного потустороннего генеза. Задача выполнена и электронный контент передан в отдел «К». Прошу зафиксировать следующие важные факты в изменении этих данных от предварительно имевшихся в нашем распоряжении. Налицо значительное уменьшение… поголовья ходячих мертвецов. Встречающиеся особи менее активны. Замечены и зафиксированы новые, незамеченные ранее формы – а именно: э, как сказать… – замешкался, протирая лысину, подполковник.

– Да попросту, своими словами, Сорокин. – подбодрил офицера Президент.

– Ну как вам их описать..- Борис порылся в портфеле и достал пару снимков, протянув их Волкову. – Такие вот. Да хрен их знает, что это. Мы их, между собой, хоботниками окрестили, так отче?

– Да. – присоединился к разговору, до этого внимательно слушавший беседу молодой батюшка. – А по-иному и не скажешь, прости Господи.

Отец Филипп встал, и обойдя стол, подошёл к внимательно разглядывающим снимки Кутину и Волкову.

– Видите? Отличительная особенность: хобот. Скрытные существа, господа. Явно обладающие интеллектом. Внимательно рассматривал наши вертолёты этот вот, мы его сфотографировали. Качество, конечно, страдает. Разрешение снимка сильно увеличено. Мертвые, те прямо-таки вокруг них кучкуются, да. Напрашивается вывод о некоем симбиозе между этими вот – хоботниками – и мЕртвыми. Имею полагать также, что оные каким-то образом являют собой… ну, скажем, пастухов мЕртвых. Ну, или, другими словами – контролируют их.

Кутин обернулся к батюшке с немым вопросом в глазах.

– Именно так, Владимир Владимирович. При этом встречались с ними мы всего дважды – но поверьте: из этого опыта такой вывод напрашивается.

– Вон как. Твою мать. Воистину – Божий промысел иной раз шокирует. Или тут другой творец подсуетился? Как считаете, отче? – с юморком спросил священника Кутин. Батюшка перекрестился и в смущении развёл руками.

– Подпишусь под утверждением отца Филиппа. – вставил реплику Сорокин. – Этого мы отсняли с борта. Где, отче?

– Городок какой-то облетали. Ближе к цели уже.

– Да. А вот второго встретили около «Тау». Пытались щёлкнуть – ну, э… убить. Не смогли. Передвигается как ураган. Мгновенно.

– Как это? – спросил Волков.

– Вжик – и переместился. Неясно как. Очень быстрый.

– Дааа… этих ещё нам не хватало. – встал с места Кутин и начал мерить шагами кабинет. – Когда Патриарх вернётся – порадуется.

– Я продолжу, господа? – спросил Сорокин.

– Валяй. – махнул рукой Кутин.

– Далее. Отмечу, что человеческой активности в зоне нашего полётного контроля не замечено.

– Ну, это понятно, – махнул рукой Волков.

– Объект «Тау» разрушен, скорее всего, применением высокоточного оружия – КР, видимо….

– Сррраные пиндосы!! – в сердцах сплюнул на пол барражировавший по кабинету Кутин. – Уроды!

– Ну, если честно, надежд мало было и так – попытался успокоить гнев Кутина Волков.

В этот момент в дверь постучались, и дама в военной форме вкатила сервировочный столик с нержавеющим кофейником и чашками.

– Спасибо, Елена Максимовна – оставьте там. – махнул рукой рассерженный Кутин, и секретарша, пятясь задом притворила дверь. – Давайте кофе попьём, ребята. – сказал Кутин, раздавая остальным чашки.

– Тем не менее, нам удалось пробиться в подземные помещения и изъять жёсткие диски с данными. – продолжил Сорокин. – Более того, резервное питание на «Тау» с горем пополам функционирует. Нами снят работавший передатчик с накопителем данных. Он доставлен и передан на расшифровку в отдел «К».

– Вот видишь, Дима??? Я говорил! В Союзе знали что делать, и как делать! – в сердцах бросил Кутин.

– Продолжу. – парировал неловкую ситуацию Сорокин. – Строения и подземные сооружения, где по планам находилась собственно аппаратура «Тау», полностью разрушены. Господа – мы имеем только одну надежду теперь – объект «Зета». Если я полностью владею вопросом. В противном случае, информация, получаемая от нашей аэрокосмической группировки, полностью утрачена.

– «Зета». – Кутин подошёл к интерактивной карте, открывшейся на правой стене кабинета. – Это практически сейчас, как на Луне.

– Это так, Владимир Владимирович. Понимая всю важность и необходимость, операция на границе Тверской и Московской областей – это фантастика сейчас. – потупив глаза, промолвил подполковник.

– Сорокин. Надо изыскать возможность. Без наших спутников – мы как слепые в стену тычемся. Мы восстановили авиаразведку – но этого мало. Мы в состоянии войны, Сорокин. И мы критически не имеем информации о нашем враге, понимаете? Может быть сейчас закадычный друг Дмитрия Анатольевича господин Убама, мать его, собирает на одной из своих баз авианосную группу, тогда нам, Борис Сергеич, пиздец….- Кутин выдохнул. – Нам нужна «Зета», Сорокин. Отдыхайте, потом идите к нашим аналитикам, берите их за яйца и считайте, планируйте операцию по минимаксу. Всё, что мы имеем сейчас – в вашем распоряжении. Времени нет. Вам понятно?!

– Так точно, господин Премьер-Министр! – тихо ответил Сорокин.

– Я добавлю, можно? – подал голос отец Филипп.

– Конечно, отче. – повернулся к батюшке Кутин.

– Я хочу напомнить, что одной из основных задач отдела Патриархии, возглавляемого мною, является сбор на покинутых территориях православных святынь – икон и мощей. Наверное, не стоит напоминать, что эта задача не менее важна, чем иные мирские и военные, в том числе и та, о которой говорил сейчас Владимир Владимирович. Тверская и Московская область – это кладезь духовного оружия, так необходимого сейчас Церкви в целях брани с нечистью – а эта, братья мои, брань ежедневно уносит жизни русских солдат и священников. В то же время Владимир Владимирович абсолютно прав. Государство наше сейчас на войне и восстановление контроля за спутниковой группировкой – наиважнейшая задача. Итак, мы должны обсуждать исходя из этого развёрнутую операцию на удалённой территории, подвергшейся, вероятно, ядерным или бактериологическим ударам противника, о которой мы несколько лет не имеем никакой информации. Мы не знаем, есть ли там люди. Но, возможно, данные, полученные из радиопередатчика «Тау», дадут ответ. Борис Сергеевич, ведь там же стоял очень мощный передатчик, я правильно понимаю?

– Ну конечно, отче. Вот только принял ли он чего… вопрос.

– Да. Это – да. Предлагаю совместную операцию – армейско-церковную. Ну или – церковно – армейскую.

– Сорокин – что думаете? – спросил офицера Президент.

– Дмитрий Анатольевич, в целом – только один вопрос. Десант? Вертушки наши туда не дотянут, а дозаправка под вопросом. Если только наши «стратеги» не поскидывают топливо по маршруту… а что – это идея!

– Думаю, да. Это возможно. На парашютах. – живо включился в обсуждение начавший уже было снова барражировать по кабинету Премьер. – У нас есть МЧСовские Ми-26 – две штуки, у нас тут. Они двадцать тонн на борт берут. Правда топлива сожрут… да и хрен с ним. Берёте один и два двадцать четвёртых – нормальная группа. Значит, задачи – пиши, Боря! Первое – «Зета». Второе – по маршруту в трёхсоткилометровом коридоре – проверить все объекты по стратегической карте Р-96. Понимаешь о чём я? Аэродромы, склады, объекты. Проверить, что в каком состоянии. Нам скоро возвращаться, Борис.

– Принято.

– Третье. По данным отдела стратегических операций РПЦ – отработать все объекты в этом же коридоре. И четвертое: вернуться живыми. Нам ещё предстоит возвращать нашу страну – другие за нас этого не сделают. Нет больше никаких «других», только мы остались.

– Понял. Разрешите выполнять?

– Подожди. Выспитесь сперва. Потом уже планировать начинайте. На подготовку – ну, неделя.

– Служу Господу и России! – священник и офицер встали со своих мест.

– Отдыхайте, ребята, и за дело! – напутствовал их Волков.

Когда посетители вышли, Кутин подошёл к Волкову и приобнял его за оба плеча.

– Не так всё плохо, Дима, не так всё плохо. Мы удавили натовскую гидру на Дальнем Востоке и вышвырнули их с Сахалина. Я разговаривал утром с Ху по спутниковому – китайцы потихоньку очухиваются, но проблема решена – их осталось не так уж и много. – ухмыльнулся Кутин. – В ближайших десятилетиях они к нам не сунутся – им сейчас выгодно дружить с нами удалённо. Ху сказал, что по его данным, в Японии больше нет японцев. Они сглазили – очень много смотрели и снимали фильмов про призраков и всё-такое. Казахи молчат, у них там проблемы, говорит Ху. Я его к нам пригласил, кстати.

Кутин присел за стол и посмотрел на часы.

– Не так всё плохо. Нам бы вернуть контроль над спутниками… чтобы быть уверенными, что твой чёрный друг занят своими проблемами.

– Кончай стебаться, Володь.

– Ну ладно, ладно. – премьер встал из-за стола. – Я пойду – у меня завтра вылет с Синельниковым. Пройдёмся над побережьем. Ты тоже иди спать. Вроде всё решили.

– Да, нaверное. До завтра. – тоже встал, поправляя пиджак, Волков.

Кутин уже открыл дверь и вышел, но как-то резко остановился вдруг, сделав шаг назад, вернулся обратно и прикрыл дверь снова.

– А этот Сорокин, молодец, да? Какую-то уверенность проецирует – сказал, как бы уверяя сам себя в этом, Кутин. Потом погрозил Волкову пальцем, добавляя. – Мы скоро вернёмся домой, Дим. И тогда это будет уже совершенно другая геополитическая картина. Другой мир – наш мир, Дима. Это я тебе говорю.

ТЕПЕРЬ. Тверская область, Кушалино. Май 2017 года. У Петра Васильевича Рускова…

Это нормально – у многоквартирки, где жил Староста, народ толпился и днём, и ночью. Сегодняшний вечер не стал исключением – когда Федя подошёл к подъезду, людей, ожидавших, когда Староста уделит минутку – другую их делам, хватало. Тут же был и Волчок, сидевший на карачках и покуривавший с двумя своими мужиками – техниками. А так, вокруг, кто сидел, кто стоял – народ разномастный был: кто с дальних деревень, хуторов; бабы – из полевой бригады; кто-то малознакомый – видимо, из дровосеков, если память не врёт… И всем чего-то от Старосты нужно. А главное, кстати, что на всех у него хватало и сил и времени. Недюжинной трудоспособности старик, Пётр Василич.

– О, Федь, добрый вечер, чё один-то? – протянул другу руку Саня.

– А чего кагал собирать, Волчок?! Меньше народу – больше кислороду. – похлопал Саню по плечу Фёдор. – Ты как – покумекал уже?

– Ну так, в целом. Дай-ка спички-то. – повертев в руках сигарету, попросил Волчок.

– На. – Фёдор, порывшись в карманах, протянул ему коробок. – И чё?

– Да мы завтра к вечеру готовы будем. Моих мужиков-то вроде знаешь – Коля, Максим. – представил своих техников Саня.

– Встречались. – Фёдор пожал руки Саниным ребятам.

– Ну мы вот вместе пришли поговорить, нюансы есть, Федь.

– Конечно, нюансы. У тебя, Волчок, всегда нюансы. – хмыкнул Фёдор. – Щас батюшка явится, поделишься. А сам-то – у себя?

– Ну. Сказал, как ты да батюшка явитесь, чтоб поднимались сразу.

– Ясно. А, вон и отче, дай ему Бог здоровья. – из-за угла показалась телега, на которой обычно передвигался Отец Паисий.

Телега подкатила к подъезду и Отец Паисий молодцевато соскочил на землю, поправил рясу, степенно благословил ожидающих.

– Федя, Саша – давно ожидаете? Староста ждёт ли? А то я по церковным вопросам задержался – видите как. – поприветствовал ребят батюшка.

– Ну у всех дела. Ждёт нас Сам.

– Ну, с Богом тогда, пойдёмте. – Отец Паисий направился в подъезд.


***

– Ага, явились, родимые. Проходите. Проходите, не церемоньтесь. Надо, конечно, куда-то в дом, в село переезжать, всё недосуг, а тут не развернёшься, всё вверх дном, доколе же… – здороваясь и пропуская гостей в квартирку, причитал Пётр Василич. – Вот, чайку заварил, сейчас попьём, обо всём потолкуем. Саша, ты продумал всё?

– Ну как, Пётр Василич?! Конечно. Что по моей епархии, значит – докладываю. Идём мы, техники, значит – нас пять человек, я – шестой. Больше нельзя – мало-ли что на Селе будет пока нас нет. Максим, значит – Волчёк пальцем показал на своего спутника – за меня на Селе останется. Второй, Коля – идёт. По технике теперь, значит. Камаз берём наш с будкой – проверен, заправлен. Коля вот, на нём. – показал на Николая Волчёк. – Берём ГТСку лесхозовскую – на ней люди поедут в основном. Проверили, траки подтянули, заправили. Ну, и трактор сидоровский берём – Женьки Сидорова который. Он самый надёжный из оставшихся, чё там… Ну и Женька на нём, а кто ещё?

– Так Женя же с дровосеками работает вроде – нет? – спросил, наливая чашку чая Отцу Паисию Русков. – А вместо него тогда кто?

– А это я не знаю, Пётр Василич. Моя задача какая? – спланировать и подготовить рейд, как Фёдор сказал. А вот кто дрова из леса тащить вместо Сидора будет – это не проблема. И техника есть рабочая, и трактористов – полсела. Назначу.

– Добро, Саша. Какие ещё вопросы, ко мне конкретно?

– Ну какие, Пётр Василич? Припас чтобы Тина выделила, ну и, покурить мужикам тоже. А то, последнее время, к ней на кривой козе не подъедешь, ёперный театр. Как чё подделать, отремонтировать – с улыбочкой всё; как что от неё – по рабочим вопросам, кстати – то снега зимой не выпросишь.

– Да что вы за люди такие, Волков??? – всплеснул руками Отец Паисий. – Того и гляди к Господу, а всё одно у вас: курить, курить, дайте им курить.

– А люди стресс снимают так, батюшка, курят. А я чего – я что за всех отдуваться обязан? Просят ребята – дайте курить. Это у Феди вот – люди лесные, каждый день с нечистью, а мы? Мы техники. Мужики, между прочим, побаиваются. Ну что вы, не понимаете совсем?!

– А вот будет тогда стресс вам, когда на крыльцо храма не пущу! Совсем взбесились… Значит так, Пётр Василич – ответственно говорю – с этим надо что-то делать. Возможно -времени нет, а им всё как об стену горох. На такое дело, скажу я вам – с молитвой надобно идти, а не с сигаретиной, как вы привыкли. Бесовщина, прости Господи.

– Да ладно, отче. Не нам судить. – махнул рукой Пётр Василич. – Христос-то нам что дал? Свободу выбора… они и выбирают. Ладно, ещё что? – снова повернулся к Волчку староста. – Тину завтра с утра сам навещу… что-то много про неё люди говорят… проверить нужно. Список ей, как положено, всё выдаст – это я тебе обещаю.

– Вот и ладно. – обрадовался Волчёк. – Но я Феде уже говорил – есть и нюансы.

– Какие, нахер, нюансы? Говори по-русски-то. – осклабился Федя.

– Такие. Американца быстро на ноги не поставим.

– Ну здравствуйте. – стукнул кулаком по столу Федя. – И чё?

– А чё ты орёшь-то? Успокойся – есть решение.

– Какое – на дорогах тягач поискать?!

– Федь, ёперный театр, мож тогда сам за меня скажешь, а я пойду?

– Ну-ка успокойтесь-ка – вы, двое! – прикрикнул на друзей Русков. – Отудобило? Продолжай, Саша.

– Ну, у нас прицеп сельхозник за станом торчит. Завтра снимаем с него поворотную ось, ставим на неё седло с тягача – это мы всей командой за полдня управимся, так мужики? – обратился за поддержкой к своим Волчёк. – Ось на дышло к сидоровской «стопятидесятке» – и вперёд. Так пойдёт, Федя? – заглянул в глаза к другу Саня.

– Тебе виднее. – отмахнулся Фёдор.

Русков подвёл итог перепалке: – Так и решим тогда. Действуйте в этом ключе, Саша. По инструменту, топливу, боеприпасам всё решили?

– Да.

– Тогда больше не задерживаю. Иди – сам готовься, людей собирай. Доброй ночи.

– Подготовку твоих к рейду сам проверю. – ввернул Фёдор. – Завтра вечером – у вас на стане сбор. Я старшим, ну, соответственно, и спрошу. Давай, Волчёк, без обид.

– Всё, тогда всем доброй ночи. – и техники оставили скромное жилище Рускова.

Минут пять трое оставшихся прихлёбывали чай. Наконец хозяин нарушил молчание.

– Федь. Как на духу давай – оцени мне степень риска.

– Высокая, Пётр Василич. Чё скрывать-то.

– Поясни. Вы-то – сходили и вернулись. А теперь?

– А теперь и народу больше – и неподготовленного тоже. Мы- то мышкой. А тут не получится. Техника, шум. Шум их привлекает. И времени операция займёт.

– Я на тебя шибко надеюсь, Федя.

– Да я понимаю, Пётр Василич. Но и техника с топливом для нас сейчас бесценны. Будем рисковать.

– Да. Правильно ты говоришь.

Отец Паисий отёр бороду и отставил свою чашку.

– От причта – отца диакона посылаю. Феофана. Одного. Больше некого выделить – все по лесам и по полям работают.

Срамнов с Русковым переглянулись и закивали головами, соглашаясь – ни добавить, ни убавить к сказаному батюшкой. Как ягоды и грибы пошли – ежегодные запасы надо пополнять, а в лесу ведь кто на собирательстве – дети ведь в основном. А в лесу – как раз самая опасность. В поле-то не так страшно, а вот в лесу – там да. Бригад таких в селе три – и к каждой по два духовных прикреплено. Плюс по две телеги конных – самим передвигаться (а собирать ходят и за десять, и за пятнадцать километров, в сторону бывшего полигона, и в сторону болот, что кольцом опоясывают каскад карстовых озёр, добраться на которые посуху невозможно), также святую воду возить, иконы и другой инвентарь, используемый причтом для защиты периметра, внутри которого собирают лесные дары. А без этого никак, и правила эти написаны кровью, в том числе – детской. А с духовными и охраны по трое-четверо мужиков вооружённых. Но и в поле тоже – не сахар. И из леса нечисть прёт, особенно – с полигона. Поэтому полевым работам с той стороны Села всегда уделялось особое внимание. Там всегда кто-то из причта дежурит, а так-то дежурные духовные в храме находятся обычно, и если что – быстро выезжают на место. А на все участки работ духовных не напасёшься. И сколько бы Отец Паисий на это особо верующих селян не рукополагал – всё одно – не хватает, а оттого и казусы случаются время от времени разные. Слава Богу, уже во всех рабочих бригадах выделились как-бы неофициальные бойцы с неведомым, как, например Политыч у Фёдора в команде, они и решают стандартные вопросы обычно – исчезники всякие, касперы, убыри…

А отец Паисий продолжал: _ Поэтому особенно попрошу тебя, Фёдор. Особо – отметь – особо внимательно присмотреть за ним, Феофаном. Он мужчина здоровый, горячий. В брани с погаными, ты знаешь, закалён. Но он у меня один такой, сам то я бы не отпустил – так ведь проситься. Как я откажу… Обещай мне, что я прошу тебя, Федя.

– Обещаю, Отче.

– Ну добро. Ты сам тоже проверь, как он соберётся.

– Конечно.

– Тогда, как я понимаю – послезавтра стартуете? – спросил Русков.

– А чего ждать, Пётр Василич? С утра, по зорьке, за день доберёмся. В город к ночи не попрём – лагерь поставим, переночюем. А уже с утра – туда. А там как Бог даст…

– С собой кого брать думаешь?

– А кого? Вторую группу охранную целиком. И… ну это как батюшка скажет… я бы Нашу Машу попросил…

– Машу? – встрепенулся отец Паисий. – Её ведь ещё не отпустило с прошлого раза. Слабая ещё она.

– Не знаю, батюшка. К ней Ваня заходил поговорить сегодня, ну и, между делом… Хочет пойти. Ну я, естественно, её от себя не отпущу, конечно. И народу нас немало будет. А с её-то даром риск значительно снижается, и это важно.

– Ну, если так… – задумался батюшка. – Пускай. Но ты мне за неё головой отвечаешь.


***

Наша Маша, как все её называли в Селе, имела дар видеть будущее. Ни много, ни мало. Вот так. Правда, дар этот не давался девушке бесплатно. За каждый «сеанс», как она их называла, Маша расплачивалась жуткими последствиями – головные изматывающие боли, слабость такая, что она на ноги неделями встать не могла. За Машей в такое время ухаживали две старушки, приставленные к ней Русковым – так важен был Машин дар для общины. Шутка ли. Вот, например. Собираются дровяные с утра на участок. Обычный день, ничего особенного – всё как обычно. Проверяют пилы, топоры, снаряжение. Трактор уже завели, готовы выдвигаться. Тут прилетает малец: «Стойте, стойте, куда вы!!! Я от Маши, у неё «сеанс»!!!» Сообщает: на участок, куда сегодня собираются – туда нельзя. Там будет Марево. Мужики хихикают: Марево – это сказки. Бригадир ставит точку – идём в сторону Найдёново валить. Идут, работают, всё в порядке. Вечером бабы сообщают: на старой вырубке было Марево, сняли с колокольни на видеокамеру. Мужики смотрят через телик: жесть, в натуре Марево. Никто бы не ушёл. Вот, камера снимает. Вырубка, пеньки, дорога. Опа, как-будто жар прокатился между пеньков – это ерунда, исчезник метнулся. И вдруг, мгновенно, накатывает тяжёлый, густой туман, заполняя весь экран. Марево, мать его. Камера приближает картину, и видно как там, в густоте тумана, мечутся страшные тени, возникают и исчезают фигуры… Упаси Бог попасть! Спасения нет – языки выбрасывются из тумана в стороны, ловят кого- то. Редкий, неизученный феномен. Мужики крестятся, благодарят Бога и Машу, а ей, бедняге, предстоит восстановительный период почти на две недели…

Откуда Маша пришла и кто она – на Селе по сию пору никто не знает. Но ценят и любят все – и любя, называют – Наша Маша.

Калейдоскоп начинает складываться….

ТОГДА. Кимры. Июль 2010 года. Наша Маша.

Кимры – городок так себе. Наркоманский такой городишко. Почему так вышло – а кто его знает, только вместо мяча кимрские пацаны почему-то предпочли гонять винт. Ерунда какая-то. Занятно получается: присел братишка на винт – полгодика – годик – и в могилку, вот так вот. Прямо напасть какая-то, мать её. Так и с Машуткой Трубниковой случилось. Сначала школа, макияж, дискотеки, первый парень, слёзы – сопли – бросил, потом второй, третий, подружка в Москве на «рынок» устроилась, «поехали со мной, ты чё – дура?? – такие бабки!!!», Москва, какой там «рынок» – проза: по ночам на съёмной квартире феей, по 3 тыщи рублей в час (полторы – мусорам, штуку – сутеру), побег, паспорт так и остался у воротил секс-индустрии, домой на попутке за минет, мама в шоке, отец бухает не просыхая – алкаш, венеролог – «ой, там целый букет», дома на замок, а что дальше???! Валерка – сосед познакомил с Мовсесом, своим, типо, шефом. Так Маша устроилась секретаршей что-ли в фешенебельный дом отдыха, где Мовсес заправлял кухней. Вадик, директор заведения, оказался нормальным мужиком – помогал и копеечкой и советом Машке – видной, стройной девахе, и та, будучи постоянно с Вадиком на работе, нафиг, влюбилась в начальника. Ну ё-моё. Сколько же вам говорили – не путайте личного со служебным… А у Вадика там Маша была не одна. В целом, надо сказать, у мужика была губа не дура – и сотрудниц он подбирал по своему вкусу – высоких, молодых и, да, сговорчивых девиц. А что?! Ну и вот. Маша заходит в кабинет начальника, а там перед Вадиком Кира на коленях. Ну это ж беда, правда?! Опять всё по кругу. Слёзы -сопли… ну и так далее. Короче, не мил, не дорог, значит – ну её, эту работу. Ага. Встреча одноклассников – три года прошло, кто как устроился, этот в мусора, тот – в Москве менеджер, подружки все – кто «феит», кто замуж повыскакивали, водочка, пивко, снова водочка, сосед по парте Вовочка, «Машк, да лана тебе, махни, поправит мигом», СТОП. Винт. И всё, пипец, Маша – вниз по наклонной. Вещи из дома, деньги у матери из кошелька – последние: всё как обычно у них.

Через восемь месяцев Маша умерла.


****

Это случилось в заброшенном детском саду, где Маша с Вовчиком зависали уже несколько дней. Дома она не появлялась уже больше недели. Наверное, её искали, но это ей было пофигу. Кайф – постоянный кайф, ЭТО состояние – больше девку ничего не волновало. Ширнуться – втупить, отдаться Вовчику и тем парням, которых он собой приводил. Да, это было неописуемо. Та жизнь бесила, нахер такую жизнь. Секс втроём, вчетвером сразу в ЭТОМ состоянии – это была жизнь. Рядом, со стеклянными глазами и трясущимися руками, Вовчик готовил очередную порцию, а Болдырь, его корифан, мешал и всё порывался отнять у Вовца ложку. Быкач, нажравшись каких-то грибов час назад, сидел рядом с лежащей на раздроченной кровати Машей, и закатив зенки, шарил у неё под юбкой, пытаясь проникнуть в неё пальцами, но у него не получалось, потому что Маша сжимала ноги, не в силах противостоять его напору – просто не было сил и кружилась голова.

– Машке сперва, Машке – подсунул «баян» Болдырю Вовчик – накати ей, пусть её накроет сперва

Когда зелье разошлось по Машиным венам, снова пришло ЭТО состояние, мир начал разворачиваться, становиться объёмным, предметы оживали и ей срочно, необходимо стало любить их всех, сразу… Сердце стало биться с невероятной частотой и снова глаза заволокла эта сладостная пелена. Вот кто-то из парней вошёл в неё – мощно и грубо, её перевернули, вывернули, вот вошёл в неё второй – неважно кто. Как бьётся сердце – ого. Кайф. В рот. Маше нужно взять в рот. Вот. И тут щелчок в голове – и тьма. Так умерла Маша Трубникова.


***

В эту ночь в морге городской больницы, где тело Маши находилось уже трое суток – а как же? – уголовное дело – мёртвые нарушили правило, написанное понятно Кем, правило лежать тихо. Мёртвые встали. В эту ночь они вставали везде. Они бились и стучались в стены и двери трупохранилищ – многоярусных выдвижных шкафов, где тела дожидались своих судеб – кому в землю, кому в огонь – по решению тех, кто ещё жил и имел к этим телам родственное отношение. Машу опознали, и отец с матерью уже отплакали над ней свои слёзы. Мёртвые, кто имел возможность, бродили и шатались, сталкиваясь между собою в тесном пространстве покойницкой. Они ничего не соображали – просто чувствовали дикий, неутолимый голод. Сторожа сожрали в течении нескольких минут, и теперь его обглоданный до костяка труп, дёргался, пытаясь подняться у дверей покойницкой – но как это сделать без рук и ног?

Машино тело патологоанатом оставил на разделочном столе назавтра – когда приедет следователь из района, тогда решил и вскрывать, а зачем торопиться?! Поэтому, когда Маша очнулась, всё что она увидела, это была пелена. Через какое-то время она сообразила откинуть эту пелену. Простыня, всего лишь простыня. Звуки пришли тоже не сразу, потом. Шарканье, клацанье, скрежетание. Маша поднялась и попробовала осмотреться. Странно, где это я, подумала девушка. Боже, это же морг, Боже. Но страха не было, как не было и других чувств. Эти голые люди, бродящие вокруг – мёртвые, догадалась Маша, и её эта мысль не удивила. Я умерла – спокойно домыслила она. Но если так – почему нет чертей и ничего не горит? Вот он какой – ад. Дежурный свет, оставленный на ночь в покойницкой был тусклый и мигал, но даже при нём Маша смогла рассмотреть синяки на своём мертвенно бледном теле, свою пугающую наготу. Я мертва, ещё раз подумала она – но я соображаю. Странно. Но не страшно. Всё доступно – морг, мёртвые люди бродят. Никому из них нет дела ни до кого. Боли нет, холода нет, страха нет. Вот она какая, смерть-то. Мама… – подумала было Маша, но чувств и переживаний не пришло. Маша сорвала повязку из бинта и пластыря, которой кто-то зачем-то заклеил её промежность. Зачем? – подумалось Маше… Девушка была абсолютно нага, и когда слезала со стола на кафель пола ей подумалось, что он наверняка отвратительно холодный, но когда ноги коснулись пола холода не было. Странно. К ней подковыляла голая отвратительная старуха, заплывшая жиром и громко клацающая зубами. Труп – подумала Маша и оттолкнула мерзкое тело. Старуха никак не отреагировала. Девушка подошла к закрытой двери покойницкой, перед которой выкидывал антраша на полу обглоданный костяк охранника и встала, глядя на него. Его сожрали мертвецы – посетила Машу мысль, но она её не ужаснула. – Я голая, а где одежда? Потом она посмотрела внутрь покойницкой, где бродили толкаясь, мертвецы и поняла, что одежда – лишнее. Повернув ключ, Маша открыла дверь и вышла. Покойники потянулись в выходу за ней. За дверью было темно, но Маша видела всё другим зрением. Каталки, целые и поломанные. Ворох простыней. Зачем это всё? Это подвал, там за поворотом будет лестница. Поднявшись по ней на следующий этаж, Маша заглянула в окошко. Я в больнице, – пришло понимание. Маша вышла в коридор первого этажа. Сзади слышалось шаркание – мёртвые шли по пути, проторенному Машей. В коридоре первого этажа практически никого – тусклый свет, на полу разбросаны страницы чьих-то медицинских карт, перевёрнутые стулья. В углу, за стойкой регистратуры, слышится чавканье и утробное ворчание – покойник кого-то ест – спокойно подумала Маша. Пусть себе ест, мне-то что. Вот двери на улицу. Рассвет, и первые лучи солнца на Машином лице. Не греют – возникла мысль – правильно, я ведь умерла. Люди – э, нет! – покойники уже, бродят повсюду. Распотрошённый труп милиционера прямо рядом с перевёрнутым «козлом». Рядом валяется автомат. Надо взять – пришла мысль. Маша подняла автомат, и рука почувствовала что-то липкое. Кровь. Ну и что. Маша, голая, с автоматом в руке, шла по улицам родных Кимр, а за ней брела толпа покойников. Она обернулась, но чувств не возникло… Как хорошо я вижу. Не тепло, не холодно. Зачем они идут за мной? Подумалось, что надо бы зайти домой – сказать матери, что произошло. Так Маша добрела до моста через Волгу и пошла по нему. И тут она увидела то, отчего её затрясло. Там, на горизонте, за домами, в лучах солнца стояла огромная, неописуемо огромная фигура. Кто это, Боже, кто это? – с этой мыслью пришёл страх. Не ведая, не понимая почему, Маша рухнула на колени, боясь снова увидеть эту невыразимую фигуру. Мёртвые, шедшие за ней, толпились чуть сзади, закрывая глаза от этого зрелища – мёртвые подвывали, падали на колени и на землю – они боялись!

И тогда в Машиной голове возникли как-бы слова и картины. Не произнесённые и не услышанные, не написанные – нет, не такие. Просто возникли. И Маша узнала тогда, как устроен мир, и что Добро, и что Зло, как было, как есть и как будет. Она узнала, что есть Бог – огромный, добрый, милосердный, очень старый, но всемогущий, и есть Он – тот, что с давних времён сражается с Богом, Бог мог бы повергнуть его, но настолько добр, что даёт шанс на жизнь даже Злу, и сонмы добрых и злых существ, и смысл жизни, и ужас смерти, и Рай, и Ад, и что это – не какие-то конкретные места с координатами – нет, но они тут, в Царстве Господа, и как ночь меняет день, так и рай и ад, меняют друг друга здесь, на Земле. И что были и другие цивилизации, и есть сейчас – но не здесь, и будут, и жизнь была всегда и всегда будет. Узнала Маша и то, что происходит сейчас в каждой точке этой планеты каждую секунду – не больше и не меньше. И сердце девушки забилось.

….СМЕРТИ НЕТ……НЕ УМРЕШЬ НИКОГДА…..СЛУЖИТЬ ЛЮДЯМ….СЛУЖИТЬ БОГУ….НЕ БОЙСЯ МЁРТВЫХ, ОНИ ЖИВУТ ДРУГОЙ ЖИЗНЬЮ….ИДИ ПО ДОРОГЕ НА ГОРИЦЫ ДО КОНЦА…ПОЗНАВ ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ НЕ УМРЁШЬ НИКОГДА…ВОИНЫ БОЖЬИ СОЙДУТСЯ ВМЕСТЕ ТАМ, ГДЕ РАНЬШЕ БЫЛИ ВРАТА ВАВИЛОНА…ХРИСТОС УЖЕ НА ЗЕМЛЕ…ИДИ ПО ДОРОГЕ НА ГОРИЦЫ ДО КОНЦА… ИДИ ДО КОНЦА И БУДЬ С НИМ ДО КОНЦА… МЁРТВЫЕ БУДУТ ИДТИ ЗА ТОБОЙ… ВЛАСТЬ НАД МЁРТВЫМИ

Маша лежала посередине моста и рядом с ней лежал автомат. На закате она пришла в себя. Никакой фигуры больше не было. Вокруг стояли, лежали и сидели мёртвые. Бедные – подумала Маша, глядя на них.

Прошло две недели, и в день, когда красное солнце нового, страшного мира уже клонилось к закату, на передовой пост у Перелог, устроенный мужиками на мосту, из-за поворота, вышла странная пара: молодая девчонка, бормотавшая молитвы, прости Господи – в чём мать родила, босиком! – и старая мертвица, которая несла в руках АК-47. С пустым рожком. Мертвицу, понятное дело, мужики порубили на куски – а ведь странно, та даже не пыталась проявить свойственную этому племени агрессию, неизбежно посещающую этих при виде или наличии неподалёку живых людей. Да что там – никто не подумал… А девку – ту обмотали простынёй, найденной в ближайшей хате, и, как положено, на подводе в Село отправили. Привезли, святой водой обмыли, одели, накормили чем Бог дал. Спать положили.

Двое суток провела девка без сознания – а как очнулась, обвела мутными глазами комнату.

– Мама! Где моя мама?! Что вы с ней сделали?!

Спаси Господи.

ТЕПЕРЬ. Тверская область, Кушалино. Май 2017 года. Фёдор Срамнов: сборы.

Фёдор вышел на крыльцо по самой ранней зорьке. Как спал, так и вышел – в семейных трусах и майке. Кого стесняться в такую рань? Федя любил такие вот летние рассветы: с самого детства, из глубины души. Он присел на ступеньку крыльца, выщелкнул из пачки сигарету, размял её и чиркнул спичкой. Затянулся, выдохнул. Класс.

Вот взять всю эту ерунду теперешнюю, подумал, глядя на тлеющий огонёк Фёдор. Есть ведь и откровенно полезные стороны, при всей непонятке-то. Если вспомнить, ну, до того, как Случилось. Суетились. Чем старше, тем жизнь как-бы горше. Запахи все исчезли когда? Ну годам к двадцати пяти. Это те, детские запахи. Как в детстве. Такие например, когда он летом из города в деревню приезжал. Запах дома, керосинки, дерева, сена. Какие эмоции пробуждал он в детской душе! Он ведь пропал, потерялся. А сейчас? Вот он снова! Добро пожаловать в детство! Нет, подумал Федя, кроме шуток – для меня это очень ценно. Славно вот так посидеть на ступеньке старого деревенского дома ранним летним утром, остро чувствуя все эти, утраченные было, запахи и детские эмоции. Федя докурил самую сладкую, утреннюю сигарету, и встал, вздохнув, прощаясь с нахлынувшими сантиментами. Чё страдать-то. Надо завтракать, брать Ивана – и в Село. Сегодня общий сбор всей группы, проверка снаряжения, получение довольствия, проверка техники, решения массы вопросов. Таких рейдов давно уже не проводили, и лажать нельзя.

Фёдор быстро оделся, взял пару яиц из сельника, сковороду и через сарай прошёл в огород разжигать печурку – готовить завтрак. Лето – смысл топить лежанку в доме какой? На улице-то комфортнее, по-любому. Печурка у Фёдора была сложена в огороде специально для таких дел – приготовить чего поточить по-холостяцки, чайку вскипятить. Растопил, подкинул полешки, поставил сковородку. Метнулся на ледник за маслицем. Лафа – яишенка, да чайку чашка. Пища-то скромная, а в походе-то и том мечтать только приходится, так и к этому Фёдор давно привык. Здоров как бык, такой завтрак мужику – так себе, считай – налегке пошёл. Пока Федя ковырялся со своими кухонными делами, неожиданно сзади вырос Иван.

– Чё мостыришь, братан? – хлопнул он по плечу друга. – О, яишня. Ништяк.

– Блин, Вань, заебал. Подкрадываешься сзади всегда, ёбну точно когда-нибудь. Не спиться что-ли, на дурь попёрло? – пробубнил, продолжая ковыряться на своей импровизированной плите, Фёдор.

Ваня зевнул и присел за стол, стоявший рядом с печурой.

– Да ладно те, привычка уже красться, сам такой же. Угощаешь?

– Да жри, лиходей. Только за яйцами в сельник сам мечись.

– Да ладно. – встал, готовый к походу за яйцами, Иван. – Ещё чё захватить в доме?

– Кружку себе захвати. О, и сахар бери себе, если будешь. Я без сахара пью.

Мужики сидели за столом и потихоньку поедали Федину яичницу, запивая чаем. Идиллия, в общем-то.

– Вань. – обратился к другу Фёдор, прихлёбывая из чашки. – А чего ты пустой-то?

– Так мы-ж в Село вроде. Нахера тащить с собой всю тряхомудию?

– Я тогда обрез возьму – мало-ли что. И на старуху бывает проруха.

– Да бери, хуле. Можешь и молот прихватить – таскать-то тебе. – съязвил Ваня.

– С нашими – Асланом, Политычем и Папой – стрела у нас на мосту. На каменке. Вместе пойдём. – разбавил паузу Фёдор.

– А когда? – Ваня поднял руку с часами.

– А сейчас сколько?

– Да почти четыре – пятнадцать.

– Ну, тогда, через пятнадцать минут. Пожрал – нет? Вон, сковородку в бочке помой.

Ваня скривил морду, но прибор мыть и тереть при помощи песка в бочке с дождевой водой, всё-таки пошёл. Тихо поругиваясь, Иван привёл сковороду в достойное состояние и присел на крыльцо ждать Фёдора. Тот долго ждать не заставил – быстро выскочил, на ходу натягивая свою любимую «бундесверку» одной рукой, поскольку вторая была занята – прихватил-таки свой обрез, поганец. Деревенские уже спешили по работам, старики, бабы, реже – дети. Группами, по нескольку человек расходились по своим участкам – к Селу, в лесные, полевые и иного назначения бригады. Лето – день за два. Спать некогда. Летний день зимний месяц кормит – прохалявишь сейчас- зимой хер без соли грызть будешь. Вероятно – свой собственный. Община развивалась, и работы меньше не становилась. Вот уже где-то за Селом послышался треск пускача, спустя пару минут – ещё – мужики заводят трактора.

Перейдя дорогу, которая шла от старого Бежецкого шоссе, начинаясь аккурат перед въездом в Кушалино, и дальше – на Горицы, Кимры и (Спаси Господи) на Москву, друзья подошли к мосту через Кушалку. Из Вельшина в Кушалино вела дорога-каменка, выложенная булыжниками – один к одному, руками монахов ещё в восемнадцатом веке. Под новым мостом, рубленом в позапрошлом году стараниями велешинских и найдёновских мужиков, шелестела, перекатываясь через старые, вымазанные креазотом, опоры рухнувшего моста Кушалка – речка Федькиного детства. Фёдор никогда не давал волю ностальгии, стараясь обособиться от того, прежнего Фёдора, который вместе со своими деревенскими друзьями днями не вылезали из речки – купались, ловили рыбу корзинами в те, ушедшие теперь уж безвозвратно, наверное счастливые, детские годы. Как и многие, живущие рядом с ним, Фёдор потерял всё, что имел. Свою семью. Родителей. Многих друзей. Знакомый, комфортный мир своего родного города. С какого-то момента Федя начал понимать – ему-то ещё надо Бога благодарить. Федор-то, тут в Кушалино, он свой. Его малая родина, деревня детства, эти леса, поля, речка вот – они с ним, и от этого как-то легче должно быть наверное. А вот взять того же Ивана – ему то как? Не, Ванька, конечно, мужик железобетонный. Нет, правильнее сказать – даже попросту стальной. Таких мужиков, как Ваня, если металлоломом кормить – они молотками срать будут. Но и с другой стороны взять – Ванька, он же здесь чужой. Прижился, конечно, по своей природной способности приспосабливаться, но всё же чужой. И ему непросто.

Время идёт, и Бог даст – всё образуется. На всё Божья воля. В трудах, ежедневных заботах привычно забывается самый скользкий вопрос – а что дальше? Дальше-то что??? Если разобраться по-взрослому – срок всей этой ерунде отмерян. Даже если Страшного Суда, о котором без устали распинаются духовные, ещё долго ждать. В первые-то три-четыре года народ работал на энтузиазме голом. Шутка ли?! – на глазах такие метаморфозы у людей творятся. Как улеглось с первым, самым лютым, нашествием гостей из-за гроба, как попривыкли к снующим здесь и там нечистикам, касперам, прочей неестественной байде, кое у кого проснулась эйфория. Херасе! Люди помирать перестали, поголовное выздоровление – не то чтобы, конечно, безусловное: если убырь у кого в лесу ногу там отчекрыжит – новая не вырастет, но так – раки там всякие, диабеты, астмы у людей как рукой сняло. Чтобы кто-то приболел чем – такое уже давно сказками стало. Поэтому спустя какое-то время, как ситуация нормализовалась (вот тоже слово, блин!) – люди стали расслабляться что ли. А зря, потому что самые серьёзные испытания только начинались. И вот семь лет пролетело, и не заметишь как. Что изменилось в лучшую сторону? Да ничего. Ну, может быть, если только ходунов стало поменьше – больше уже они внаглую на Село не ломятся. Так это на Село! Народ-то варится в своём соку – работа-дом, работа-дом. А на иное-то и новой, Богом данной, форы здоровья не хватает. Варится – и не вкупает что окрест творится, но Фединым-то «лешакам» не надо байки рассказывать! Мертвяки, нечистая вся эта остальная херня – она ведь никуда не делась. Вокруг, где бы лесные не шастали – а уж окружающие-то места обошли не по одному разу, всё вымерло. И там, где раньше жили люди, обжилась нечисть. Фёдору подумалось как-то – если бы, скажем, была такая возможность подняться высоко в небо и оценить ситуацию на сегодняшний день, закрасив территории более-менее безопасные зелёным цветом, а опасные – красным, то, в принципе, зелёный карандаш (фломастер?) с собой на ту штуку, на который можно такой подъём осуществить, можно не брать. Кругом будем одна, сплошная блять, краснота. «Лешие» ходят, ищут, рискуют. Главная задача не выполняется – людей нигде нет. В Селе теперь, а точнее – в анклаве, людей живёт – тысяча двести пятнадцать человек. Точнее, жило несколько дней назад, а вот позавчера калькуляция уже поменялась. Бабу из второй полевой бригады убырь сожрал. Минус один. И счёт идёт только в одну сторону – в минус.

А что дальше??? «Да нихуя. Самый простой ответ. Нужно чудо» – подумалось Фёдору, и он, затушив сигарету, метнул бычок и сплюнул в речку своего детства.

– …..и поэтому они, эти разъебаи, херят на корню то, на чём наша команда держится – я про железную дисциплину, Федь. – закончил свою мысль, клокочущий гневом Ваня. Базарить, оказывается, про крах дисциплины Ваня пытался уже минут пять.

– А, ну да. Правильно всё говоришь. – повернулся к другу очнувшийся от размышлений Фёдор.

– Э, ты вообще здесь?! – наклонился, заглянув Феде в глаза, друг. – Ты меня, блять, вообще слушаешь?!

– Да слушаю, Вань. Чё то оприходовало малёк просто…

– Срамнов – ты соберись, млять, как-то. Ты, я слышал, командир у нас – или я спутал чё? Я те чё говорю? – ты, млять, на часы-то глянь походу. Времени-то уже – пять утра. И где эти разъёбы? Знал бы, что они проспят стрелку – подрых бы с Илюхой.

– Да пипец какой-то.

– Да ни пипец, а ебать надо начинать их, Срамнов. Тебе и все карты в руки. Чё, первый раз что-ли волынят?! А всё потому, что ты, Федул, возжи нахуй отпустил – а надо ебать за такое. Вон гляди – Кавказ с Папой пилят, вальяжные неебацца. – кипел Иван, жестикулируя, и на каждом предложении заглядывая Срамнову в глаза – старая фишка, ещё из Москвы.

Из-за поворота, мирно беседуя о чём-то, одним им известном, не торопясь, топала неразлучная компания – Аслан Алкоев, бывший мент, и Папа – бывший рецидивист-уголовничек. Эти двое, в натуре, друг друга нашли. Они и жили вместе, на краю Вельшина, заняв пустующий дом, хозяева которого – дачники тверские – сгинули, по всей видимости в мясорубке, когда ходуны попёрли.

– Я перебью вас, мущщины, хорошо? – набычился с ходу на подошедших товарищей Фёдор. – Будильник, наверное, просрали – да? А какое ещё объяснение такой херне?

Аслан с Папой посмотрели друг на друга – и прыснули со смеха.

– Понятно. – махнул рукой Иван. – Ну хуле с них взять, Федь? Опять обдолбанные вхлам, небось ещё с ночи держит.

Эти двое заржали ещё громче, заразительнее. Мимо них по мосту как раз проходили три велешинские девки – Алла Громова, Светка Киреева и Анька Лопухина, они работали в школе – а что, кем – этого никто из мужиков конкретно не знал. Глянув на известных деревенских ходоков девки тоже заржали, хватая друг друга за одежду, поздоровались, и хихикая и поминутно оборачиваясь, пошагали дальше, в Кушалино.

– Э, Федя, Иван…. Добрае вам утро, радные маи. – заливаясь смехом, с трудом выговаривая что хотел сказать, Аслан. – Зачем так гаваришь?

– Не, в натуре, а в чём хипиш-то? Чё поезд уходит, нет? – вставил реплику в начинающийся разговор Папа.

– Уходит не поезд, Сань. Уходит дисциплина. Раньше такого у нас не было. Не будет и впредь – я за яйца в разведгруппе никого не держу. В дровяной команде у Михалыча, у полевиков – везде вакансий дохуя – без собеседования возьмут. – лупанул по Папе Фёдор. – Если договор был на пол-пятого, то нехуй опаздывать. И кончай базлать тут – я тебе в любой момент на пальцах покажу где ты неправ. Чё скажешь, Папа?

– Федь, ну ты это… за лямки то не подтягивай! Мы чё, дуру гоним что ли? Ну да, косяк на нас. Исправим. Смоем кровью, хе.

– Ты слова подбирай с трудом, ага, Саш? – а то накликаешь чё. Хуй с ним, если только на себя, а ты по ходу вспомни, что не один работаешь. Короче – уже шестой час, базарить тут уже не о чем. Всё бы ничё – только я не вижу среди нас Политыча.

– Да пиздец у нас дисциплина стала, мужики. – снова махнул рукой Ваня.

– Раз время уже такое – давайте пайдём уже, да? – предложил как бы между прочим Аслан. -Что Палитыч малчик что ли? Он на виласипеде, дагонит нас или прямо на стан приедет. Пашли уже, да?!

Все четверо – Фёдор с Иваном, огорчённые произошедшим и хихикающие на шаг сзади позади них Аслфн с Папой, потопали в сельскую автомастерскую – Стан – на встречу с ребятами Волчка и мужиками из второй охранной команды, в которой заправлял Валера Паратов. Когда они явились на Стан, народ, назначенный в рейд уже практически собрался весь. Тут же, за общим столом у мужиков нашёлся и Политыч, свеженький, побритый, подтянутый, и как оказалось, приехавший одним из первых рано с утра.

– А чё, Федь – проснулся ни свет – ни заря, собрался да поехал. Чего, подумал, мне вас ждать впустую? – объяснил свою ситуацию он. – Я прям сюда, а тут Волчёк уже шурует. Ну и…

– ХуИ. А заехать – сказать чё да как – далеко было? – нахмурив брови, бросил Фёдор.

Тем временем, на стан стягивались опаздывающие мужики, а за столом обсуждалась позавчерашняя судьба кушалинской бабы из полевой бригады – которую убырь размотал. Случай, конечно, вопиющий – дело как раз на поле рядом с полигоном случилось, на глазах четверых мужиков из первой охранной и те ничего поделать не успели, как следовало из истории, в красках излагаемой Севой Кимом, одним из Валериных ребят, на которого Фёдор, в свою очередь, тоже виды имел и сманивал его к себе в команду. Вот, как раз, хороший повод посмотреть на Севу в деле, коль скоро тоже в рейд вместе пойдём.

Вообще, с убырями эта вся канитель достала уже. На полигоне эти твари обжились как крысы на мясокомбинате. Ведь что такое убырь по роду своему? – хрень такая, типа медведя, что ли. Но явно при этом нечистая – ну, потому, понятно, что раньше их не было. Бегает быстро, с копытами, с рогами. Ну, ещё хобот – а это тоже тема, кстати. Так если взять – основная масса нечистиков, ну, звероподобные которые – убыри (или гбыри – кто как их называет), потом шмыги, габберы – все с хоботьём почему-то. Наверное, у Рогатого задумка на них такая. А, ну шмыги – так себе мерзота, мелочь – по брошенным хатам обживается, в целом-то и безобидная. Да и габберов если взять – тоже так себе нечистики, малоопасные – на людей не нападают, всё больше к скоту норовят – овцу стырить, поросёнка. Правда, твари, в Село лезут, как мухи на говно, тоже достали – да и до хрена их, как мух летом. А вот те, новые, на которых «лешаки» в Капатках пару месяцев назад нарвались – те да, стрёмные. Быстрые – ну, как касперы, вроде перелетают даже, а что самое хреновое и непонятное, то таких вещей две – во-первых, шмот какой-то таскают, что другие нечистики не делают, и второе – ходунов вокруг них батальон, млять. Вот один раз только нарвались на эту херню – а больше – всё. У Вани на самом деле появилась теория – Ваня вообще теоретик ещё тот – что эти твари, Слоняры, как их Папа погоняет, вроде как с ходунами в симбиозе. Как раз надо это будет с Севой обтереть – он по профессии биолог, ну может подскажет что.

– … а мужики из первой как раз у Левона рядом с повозкой стоят и воду лакают. – продолжал излагать Сева. – А Даша одна осталась полоть. Что за люди в полевых работают? Ведь ясно же в инструкции – чёрным по-белому написано. На краю поля – меньше четырёх не работать. И парни из первой – тоже молодцы, совсем нюх потеряли. Да ещё у полигонного! Ну от них до края поля – метров тридцать, наверное, было. А гбырь, видимо, в канавке зашкерился и ждал. Ну и понятно, та раком стоит, а этот – цоп её и в лес. Та заорала, понятно, все прихуели, да пока бежали, тот её уволок. Мужики прочесали вшестером, по канаве-то, а толку? Нашли. А он ей уже обе ноги отъел и уволок. Кровищи говорят… – Сева махнул рукой. – Батя их всех вместе так причесал, мало не кажется. А бабы все в шоке теперь, не пойдут больше на полигонное, говорят.

– Видите сами, ослы, что без дисциплины творится? – шёпотом сказал Аслану с Папой Фёдор.

– Фёдор, всё поняли – станем крепить. – ответил ему Папа.


***

– Значит так, бойцы! – встав с места, поднял руку и взял слово Срамнов. – Мы все с вами вместе идём завтра рано с утра сами знаете куда. Правлением я назначен Старшим. Вопросы, возражения есть?

Народ зашевелился, забухтел. С мест забубнили: «Нет!»

– Тогда у нас следующие вопросы на сегодня. Первый из них: Волчёк, доложи по технике.

– Здорово, Федь. Докладываю: согласно тому, как решили – всё готово, проверено, заправлено. Инструмент, оборудование – догрузим сегодня. Вон всё стоит – иди проверяй.

– На твоей совести, Саш. Вопрос номер два: получить довольствие и боеприпасы. Отец Феофан, как самого благонадёжного члена команды, назначаю Вас ответственным за этот сектор. Да и Тина будет посговорчивее. – ухмыльнулся Срамнов. – Значит, после планёрки нашей – берите пару-тройку ребят и транспорт у Волчка, и дуйте на базу к Тине. Список всего – Отче и Русков завизировали.

– Исполним, Фёдор. – Кивнул диакон.

– Третье, очень важное. Снаряжение. Охранникам, я так думаю, объяснять ничего не надо. Волчёк – значит – вот что с вами. Одеваемся по-боевому. Военка, берцы. У кого защита есть – проверить, подтянуть. Всем! – перчатки, обязательно. Ножи, косерезы – обязательно, и заточить! С собой, на человека – по рюкзаку, не больше. Не в Сочи едем. Так – фонари, факелы. Волчёк! Обрати внимание. Всё поняли? В семь вечера на стане проведу проверку обмундирования, чтоб все были!

– Аслан! Ты пойдёшь с диаконом и его подготовишь, понял? – Аслан, соглашаясь, кивнул.

– Ваня! Ну а ты Машу собери.

– А что – с нами Наша Маша идёт? – выпучил глаза Вадим, один из Валериных ребят.

– Да. – ответил Фёдор. -Так! Сейчас курим, но не расходимся. Волчёк, Парат, Отче! Через пятнадцать минут жду вас тут – планы и функционал накидаем.


***

Суета с подготовкой к назначенному на раннее утро выходу продолжалась до вечерней Службы. Фёдор за день набегался, конечно, но и успел проконтролировать всё, что планировал. Людей разбили по группам, старшим были поставлены чёткие задачи, а те, в свою очередь, определились между собою по вопросам взаимодействия, реакции на возможные чрезвычайные ситуации, по связи и своим местам на каждом этапе операции. Все мужики, поставленные Фёдором старшими, были ребята знакомые, на деле проверенные, и Фёдор знал, с кем он идёт и кому доверяет жизни своих людей. Вместе с Волчком придирчиво проверили назначенный транспорт – его готовность к операции, загрузку необходимого инструмента и топлива. Отец Феофан оказался на высоте и, повергнув всех в удивление, крайне быстро решил все вопросы у Тины на складе, приняв довольствие по списку. Аслан, будучи по комплекции с дьяконом практически одинаковым, одолжил велосипед Политыча, и, сгоняв домой, принарядил батюшку по-военному, согласно предполагаемым обстоятельствам похода. Таким образом, Феофан получил: крепкий чёрный мотошлем «Дайнезе», любовно укреплённый приклёпанными к нему стальными пластинами, заботливо оттюнингованную Асланом моточерепаху, секционные мотонаколенники, кожаные портки, мотокуртку, и, наконец, знаменитый аслановский «секач» в качестве холодного оружия. Обмундированный во всё это, с «секачём», отец диакон явился на вечерний смотр готовности, где люди Фёдора внимательно проверяли вооружение и одежду каждого члена команды. Глянув на новую ипостась священника, Федя бросил своё веское «во как» и покачал головой, однако, осмотрев Феофана остался доволен. Получив от Фёдора с Иваном все необходимые инструкции, отче отбыл во храм, готовиться к Службе. Политыч – тот посвятил день организации практических стрельб, отведя людей Волчка, идущих в рейд и лекционному курсу по практике выживания в лесу, покинутых местах, определению мест дислокации нечисти и мертвяков, борьбы с оными, использованию методов физических и духовных. Явившись на обед, на вопрос Фёдора «ну как они?», Политыч махнул в сердцах рукой – «Плавают. Стрелять ещё могут кое-как, а теории не знают, молитв не знают. Хлебнём с ними». Иван готовил к рейду Машу. Немногословная девушка напрочь отказалась наряжаться в милитари, выслушала все наставления своего сердешного друга и пообещала не отходить от того ни на шаг. За полчаса до Службы весь личный состав явился в Храм под исповедь, причастие и благословление Отцов Паисия и Александра. Разрешив грехи и приобща всех Святых Даров, батюшки отпустили людей по домам, освободив от вечернего бдения. Сами же вознесли молитвы о даровании успеха уходящим и возвращении живыми и невредимыми. Распустив людей по домам, «лешие» пошли домой на Вельшино, чтобы собраться и подготовиться самим, да и поспать хоть немного.

Следующие дни обещали быть насыщенными.

ТОГДА. Москва. Июль 2010 года. Фёдор Срамнов и Иван Калина.

– Алло! Алло, Феденька!

– Алло… Да, мам. Что случилось?

– Это ты мне скажи, что у вас там происходит?!

– Чёрт! Мам – ты на часы смотрела? Происходил мой сон, пока ты не начала трезвонить. Что случилось, мам? У тебя всё в порядке?

– Да какое может быть «всё в порядке»? Включи телевизор, срочно!!! Давай немедленно вставай, собирайся, бери девочек и езжайте сюда.


***

– Федь… сколько времени? … Что случилось? – кто это?

– Мама. Аль, включи телек, срочно…. Да, мам, я тут. Алька проснулась.


***

– Федя, собирайтесь быстрее. Танюшку буди. Да не копайтесь там со своим добром, берите документы, деньги, тёплые вещи.

– Федь! Ахринеть! – тут такое передают! Тань, Танечка – вставай дочка!!!

– Мам! Мам! …..

– Федя!!! Феденька!!! Война началась!!!!


***

Вот так началось это раннее утро в семье Срамновых. Эти минуты Фёдор запомнил на весь остаток своей жизни. Суета. Крики. Суета. Слёзы жены. Дочкин плач. Руки делают что-то сами. Всё происходило как-будто не с ним – с кем-то другим. Наверное, именно в такое состояние впадает среднестатистический гражданин, внезапно узнав о смерти кого-то из самых близких людей. Наваждение.

Фёдор знал, что в один из дней это случится. Но, конечно, он не знал, что это случиться вот так. Время и жизнь раскололись на два рваных отрезка – «до» и теперь.


***

Пока Алька лихорадочно сбрасывала необходимые, по её мнению, вещи в сумки, Фёдор, включив телевизор погромче, уселся снаряжать рожки к своей «сайге». По нервной суете пальцев взлохмаченного диктора на «Первом» было понятно, что ситуация более чем внештатная и там, на телевидении. Мужик постоянно оборачивался, вытирал лицо и поправлял микрофон.

– ….. и вот последние данные, переданные нам из Министерства по Чрезвычайным Ситуациям…. Да? – поднёс руку к наушнику диктор. – ….я понял….Извините. Вот последняя информация на данную минуту. Внимание! Как официально сообщает источник в МИДе, Соединённые Штаты Америки объявили войну. Несколько минут назад американский посол вручил соответствующие документы Министру Иностранных Дел Российской Федерации. Аналогичные ноты, как мы уже ранее сообщали, были вручены сегодняшней ночью послом НАТО. ….Да? Одну минуточку….. кошмар! ….не может быть…. Простите… И вот, по сообщению из Министерства Обороны, США нанесли массированные ракетные удары по территории нашей страны. Как сообщает источник, удары с применением ракет высокой точности были нанесены по базе Балтийского и Северного флотов, объектам ПВО и РВСН и по городам: Санкт-Петербургу, Мурманску, Калининграду. Пока мы располагаем только такими данными. ….да? секунду, пожалуйста….Гена, переключите на меня резервный канал…. Извините! Информация поступает разносторонняя. Просим вас соблюдать спокойствие и не впадать в панику. Оставайтесь на нашем канале, мы будем информировать вас о любых изменениях в текущей обстановке. ….да? Через несколько секунд мы покажем запись обращения Президента и Премьер-министра страны. Не переключайтесь, пожалуста…

– Аля, ты собрала вещи? Аля!

– Федь, никак Танюшкину страховку не найду. Вроде тут, вместе с нашими лежала…

– Аль, хуй с ней! Я готов, давай хватай Таньку и выходим. Сейчас на дорогах такое творится….

– Всё, Федя, бегу. Лечу. Пойдём дочка, к бабушке поедем.

Фёдор защёлкнул в «сайгу» рожок, упакованный «бреннеками» и передёрнул затвор. Открыл шкаф и накинул куртку – «бундесверку», обул кроссовки – в них-то посподручнее будет.

– Аль. Лекарства?

– Скопом в сумку смахнула.

– Аль, давай присядем. На дорожку. – Фёдор обвёл взглядом свою, уже опустевшую, показавшуюся ему поникшей, квартиру. Вернёмся ли сюда когда ещё?

– Господи, Федь!!! Скажи что всё это не на самом деле!! – попыталась зарыдать, уткнувшись в плечо Фёдору, жена.

– Всё, Аль, всё. Возьми себя в руки. Пойдём. – и Срамнов заученным движением перекинул ремень ружья на плечо.

Когда Срамновы вышли из своего подъезда, двор уже суетливо кипел тревожной жизнью. Кругом бегали люди, с сумками, детьми, грузили своё добро в иномарки. Федин «трейлблейзер» был закрыт огромным чёрным американским автобусом, в который грузилась семья из второго подъезда. Глава семейства, полноватый мужчина лет сорока пяти, что то негромко внушал двум парням в костюмах, которые, кивая головами его внимательно слушали. Фёдор открыл свой «трейл», разместил сумки в багажнике, посадил своих и завёл машину. Люди из автобуса отметили его готовность выехать, но намерений выпустить его не показали. Открыв окно, Фёдор высунулся из машины.

– Ребят! Будьте так любезны – отгоните бус, а?

Полный мужик и его парни обернулись на голос Фёдора, и один из молодых, картинно выпучив глаза, бросил:

– Чё, торопишься куда? Щас люди закончат и поедем. Подожди!

Федя закрыл окно и тупо уставился себе под ноги.

– Федь! Не кипятись, пожалуйста, ладно? – положила свою руку на его, понимая, что сейчас начнётся, жена. – Радио вот лучше включи.

– Ага. – сказал Фёдор и рывком распахнул свою дверь.

– Эй, любезные! – вышел и направился к чёрному бусу Фёдор. – В любых других обстоятельствах я бы подождал, но сейчас – не тот случай. Я, кажется, культурно попросил. Что – сложно? Война всё спишет?!

Парень, который нахамил Фёдору, дёрнулся было к нему, но полный мужик поймал его за лацкан пиджака.

– Не дёргайся, Вадик. Остынь.

И обернувшись к Фёдору, протянул ему руку:

– Здорово, сосед. Ты не взыщи, все как на вулкане парни.

– Здравствуйте. Я Фёдор. – Срамнов пожал мужику руку.

– А я Геннадий. Куда едешь? – спросил Геннадий, прикуривая сигарету от неприлично дорогой золотой зажигалки.

– В Голицино, к маме.

– Ясно. Это правильно. В городе уже начались беспорядки. Мусора наши бытовые, блядь, всё побросали – беспередел. Я ж сам «пётр». Ну, с Петровки. – улыбнулся Геннадий. – Внимательно поезжай. Дай нам две минуты – у меня водила в пылу всех этих сборов ключи от автобуса куда-то сунул. Ммудак… Вадик, ну?! Беги, поторопи этого урода или помоги ему.

– Что знаешь? – спросил Срамнов.

– Да никто ничего не знает. Все из города валят.

– А ты?

– А хули я? У нас тоже пиздец, все разбежались. Смотри сюда – ночью здесь такое начнётся! С утра родной город не узнаешь. Слышал новости-то?

– Ну да.

– А какие?! В курсе, что наши по америкосам и англичанам ядерными ракетами ебанули, нет?

– Да ты чё???!!! – вылупил глаза Фёдор.

– Ну, бля.

– А когда?

– А прямо сразу, ночью. Я только теперь одного не понимаю – почему мы все ещё живы? Я думаю, они в обратку тоже чего-то должны были нам прислать, нет?

– Зная в каком состоянии наши ядерные арсеналы – безусловно… А ты откуда это взял, ну, что ядерное оружие применили?

– Да по ФСБэшному каналу добрые люди передали. Им зачем сочинять?

Прервав беседу, сзади к Геннадию подбежали запыхавшийся Вадик, хамло, и ещё парень – по всей видимости, водитель.

– Геннадий Иваныч, всё, нашли, едем!

– Заводи!… Ладно, сосед, храни теперь нас всех Господи! Может свидимся. Внимательно давай. И маме привет!

– Давай, Ген! И тебе удачи!

Фёдор вернулся в машину и вырулил из двора прямо за Гениным автобусом. По радио, по всем каналом шли нескончаемым потоком новости. Переключать смысла не было – сообщалось везде одно и тоже. Фёдор закрыл двери на центральный замок.

– Аля. Гена этот – мусорской оказался. Сказал, что в городе уже беспредел. Держи «сайгу» на коленках. Она на боевом уже, поэтому – внимательно. – проинструктировал жену Фёдор.

На автобусе Геннадия закрутились синие мигалки, и следуя за ним бампер-в-бампер, Фёдор выехал на Кутузовский проспект. В городе действительно начались беспорядки – и это стало сразу заметно. Транспорт пёр в сторону области, естественно, не соблюдая ни правил, ни скоростного режима. Здесь, поближе к центру, пробки ещё не было, но это обманчивая картина. Судя по количеству машин, движущихся из центра, на выезде уже плотно, наверняка. Водитель автобуса прижал «гашетку» от души, видимо, уяснив эту истину, и набирая скорость, огромный автобус, вращая спецсигналами и посекундно крякая, выскочил на встречную полосу. Фёдор, не отставая, держал свой «трейл» прямо за ним. До Триумфальной арки долетели в считанные минуты, а там, на сужении проспекта, уже организовалась пробка. Автобус Геннадия, без сомнений, попёр, огибая арку слева, и Срамнов устремился за ним. Оставив Парк Победы за спиной, оба автомобиля упёрлись в кордон, разворачиваемый гаишниками прямо на мосту над Минской улицей. Несколько патрульных автомобилей перекрыли полосы движения в центр, и гаишники, размахивая своими жезлами, сгоняли нарушителей в свои полосы, направо.

– Чё они делают, уроды? – в сердцах бросил Фёдор.

Но лидер уверенно попёр прямо на кордон, остановился на секунду, для того чтобы Геннадий, высунувшись из окна, ткнул в лицо сотруднику автоинспекции нечто, похожее на удостоверение. Инспектор, изучив, козырнул и махнул своему сотоварищу, чтобы тот пропустил, отогнав машину. Геннадий махнул Феде рукой – мол, следуй за нами, и оба автомобиля полетели дальше, по направлению к Рублёвке. По радио передавали обращение Волкова и Кутина к народу:

– ….и при полном, безответственном и провокационном попустительстве нового украинского Президента, США и НАТО развязали против нас войну. Войну беспощадную, нацеленную на уничтожение российской государственности, тем самым поставив себя вне законов человечности. Мы всегда знали, и наши отцы знали, что США – это враг, прячущий своё хищное лицо под масками друга и партнёра. Теперь маски упали и всему миру стало очевидно, что это – страна оккупант, страна – провокатор. Но агрессор не останется безнаказанным. Мною, Президентом Российской Федерации, было принято решение нанести удар возмездия по объектам, находящимся на территориях Соединённых Штатов и Великобритании, и это осмысленное и ответственное решение. И этот удар был нанесён. В качестве удара возмездия было использовано современное ядерное оружие высокой точности, и….

– Феденька, это же ядерная война! – закрыла лицо руками Аля. – Они же ответят!!!

– Пока не ответили! Не пугай Танюху! – ребёнок, глядя на плачущую мать, тоже зарыдал.

В этот момент у Фёдора в кармане зазвонил телефон. Федя, удерживая руль правой, левой рукой выудил его из кармана штанов и глянул на экран – Ванька!

– Доброе утро, блядь!!! Ты где? – гаркнул неожиданно бодрый голос друга.

– И тебе также. Валю за мусорами из Москвы к матери – девок везу. А ты?

– А я уже в клубе. Тут чё-то никого, наверное все в бегах. Ворота заперты. Охраны нет. Как мы решаем – как договаривались? – спросил Ваня.

– Да. Звони парням – пусть подтягиваются. Ты с оружием? – поинтересовался Срамнов.

– А то. Уже применил! Таджик какой-то на меня дёрнулся и огрёб прикладом. – весело доложил Иван.

– Я своих выгружу – и пулей на базу! – бросил Фёдор.

– Куда?! Ты не офигел? Ты что? – вылупив глаза, закричала Аля.

– Всё. – и когда Ваня отключился, повернулся к жене: – Надо. Ты же в курсе – у нас с парнями договор, вместе держаться если что. Соберёмся на базе, вместе, технику выведем, еду, вещи, оружие соберём у кого – что, и потом прочь из города. Я ж говорил!

– А мы как? Мне с ума сойти прикажешь – война, а он собрался с мужиками тусовать! – продолжила кричать Аля, а в это время они упёрлись в огромную пробку, занимающую уже все практически полосы, туда и обратно, перед МКАДом.

– Ладно, тихо. Сперва надо до мамы добраться – а там поговорим. – отмахнулся от Али Фёдор и увидел, как Гена и Вадик вылезли из своего автобуса. Фёдор тоже вышел и направился к ним.

– Правильно сделал, что за нами пристроился. – сказал Геннадий. – МКАД перекрыли – в город таманцев вводят. Здесь застрянем надолго. А времени нет. В любой момент ебануть могут, радио слушаешь?

– Могут. Что предлагаешь? – взяв из пачки, любезной протянутой Геннадием, сигарету, Фёдор закурил.

– Пока не поздно – валим через Сколковское. Нам вообще-то в Звенигород, но мы лучше по бетонке попытаемся. Что думаешь? Вадь, пойди вперёд – погляди, поспрошай чё там у них.

– Давай попробуем там. Хотя я думаю, там тоже не сахар. У тебя как с оружием?

– Три автомата в салоне, плюс пистолет мой… А у тебя?

– Сайга. Что, Ген, вместе прорываться будем?

– Давай! Чем чёрт не шутит. Ладно, прыгаем и пошли. Смотри сзади уже что… – сзади, действительно, собралась уже огромная пробка, люди выходили из своих машин, общались между собой, проходили вперёд – выяснить что там такое.

– Геннадий Иваныч, там всё перекрыто вованами, пиздец. Я помахал ксивой, но им похую. Выполняют приказ. Щас здесь тоже чистить начнут – колонна брони на подходе. – выложил информацию вернувшийся Вадик.

– Пиздец. – буркнул Геннадий. – Федь, ты на джипе – давай первым. Прямо, блядь, тут разворачивайся – и влево, через парк, по дворам. Мы за тобой. Поглядывай – у нас автобус – если чё, дёрнешь. Всё.

Запрыгнув в «блейзер», Фёдор бодро рванул прямо через жиденький парк в сторону домов, а грузный автобус Гены – кое-как миновав бордюр – за ним. Попетляв по дворам, с мигалками и крякалкой, разгоняя уже очевидно опоздавших к отъезду жителей, но без ненужных приключений, выбрались к МКАДу через Сколковское шоссе. И вот подарок: на удивление, выезд не был забит пробкой и не был перекрыт. Как ни странно, внешняя сторона МКАДа тоже летела, и Федя остановился на обочине. Здоровенный бус подкатил слева и Гена открыл окно:

– Правильно поступили.

– Ну что – дальше по Сколковскому, или – как? – спросил Гену Фёдор.

– А как ещё?

– Смотри – МКАД налево бодренько летит. Предлагаю через Солнцево на Боровское, на Киевку, а там видно будет. Там вариантов полно.

– Давай вали. Мы за тобой…. Вон смотри! – Геннадий высунувшись из буса, одной рукой прикрыв от раннего, утреннего солнца глаза, пальцем показал в небо: на запад, мелькнув, прошли три звена самолётов. – Всё, с Богом!


***

Минуя час, они разъехались на пересечении бетонки и Минского шоссе. Пока добирались – где быстро, где по обочинам, пришлось осадить наглый «гелик», набитый «элкаэнами», не желавший пропускать кортеж. Кавказцы попытались было вылезти из своего вездехода, но четыре автоматных ствола, показавшиеся из окон обеих машин, быстро вернули горячих горцев на бренную землю. Чтобы осознали своё место в новом мире, проезжая мимо, Вадик дал очередь по колёсам «гелика». По дороге видели, как вояки повсеместно перегораживают трассу бетонными блоками, невесть откуда взявшимися, и не в одном месте. Из этого Срамнов заключил, что обратно в Москву попасть будет уже непросто.

Фёдор свернул налево на Минку, а Гена со своими парнями и семьёй рванул прямо, на Звенигород. Обнялись, пожелали удачи и обменялись мобильными.

– Наверное, накроется скоро мобильная связь… – почесав в голове, сказал Гена. – Я так понял, ты к вечеру обратно собираешься, нет?

– Да у нас с ребятами – друзьями – на такой случай план действий выработан. Своих пристрою и надо обратно, а ты с какой целью интересуешься?

– Ты как следователь прямо… С какой целью… Надо мне обратно тоже. Кое-что забрать, ну, и там… может вместе? – спросил Геннадий.

– Я только «за», но, видимо, придётся на мотоцикле. Видел, бойцы строятся на трассе.

– Тогда, давай на созвоне будь. Часа через два – два с половиной нормально?

– Да вполне.

– Ну всё, бывай.


***

Приехав к матери, Фёдор загнал машину в гараж, успокоив тем самым Альку, и перетащил все вещи в дом. Дом, построенный Федькиным отцом, умершим три года назад, был светлый и просторный, с гаражом, баней и скважиной. Когда отец умер, мама переехала сюда насовсем и в московскую квартиру приезжать не любила – слишком многое напоминало ей там о любимом муже и счастливых годах, прожитых вместе. Дом сиял чистотой и порядком, у мамы всегда было готово угощение для любимых детей и внучки, но сегодня мама была растерянной.

– Феденька, ну что ты бегаешь? Сядь, покушай вместе со всеми. Успеешь ещё. – увещевала Фёдора мать, сидя за столом перед телевизором. Пока Срамновы добирались, появилась информация, что Китай объявил войну США и Японии, хотя какая разница кому – они все и так в НАТО, пятый пункт. Поведали, что российская авиация наносит удары по сосредоточениям украинских войск, наземные части уже перешли границу, то есть с братьями – хохлами война идёт уже вовсю. Теперь по телевизору показывали хронику военных действий: чадящие останки американского авианосца, погружающиеся в Чёрное море, кадры ВВС о ситуации в Великобритании, которая получила восемь ядерных ракет по основным базам флота и военным базам, CNN транслировали практически то же самое, в Штаты дошло около пятнадцати ракет. Фёдор, проходя мимо телека, ужаснулся – страшные кадры, и снова подумал – почему же они до сих пор не ответили нам? Европейские лидеры, нервно теребя свои бумажки, посвящали телезрителей в то, что такой конфликт неприемлем, что на кону вся цивилизация и призывали лидеров России и США немедленно установить переговорный процесс и начать примирение.

Фёдор проверил генератор, запустил его и остался доволен – загодя припасённый бензин, булькая, плескался в большом нержавеющем баке, ещё при строительстве гаража замурованном в пол, и что важно – был полон. Тонна топлива. Фёдор подошёл к своему мотоциклу и снял с него пыльный чехол. Уже пару лет любимый Федин «джиксер» жил тут, в гараже. Раньше Фёдор стабильно жил мотожизнью, но пару лет назад присёк в себе эту потребность, после того, как какая-то слепая кошёлка, из тех, которые приехав в Москву и пользуясь сносными внешними данными, упорным оральным трудом быстро пробивают себе спальные места рядом со стареющими нуворишами и их ломящимися от наворованных денег мошнами, чуть не снесла его на своём огромном чёрном внедорожнике. Тогда Срамнов окончательно дал себе отчёт: какой бы класс вождения мотоцикла не был у тебя, но в современной Москве ты – мясо для вконец охамевших и потерявших ориентиры нуворишей и их сучек, на джипах и лимузинах. Риск для мужика – благородное, конечно, дело, если этот мужик один. Но если за спиной семья, дети – ценность риска совсем не очевидна, но, наоборот, выбор ответственного человека – семья, даже в ущерб любимому хобби. Таким образом, он перегнал «джиксер» за город к маме, и развлекался на нём изредко, приезжая летом.

Фёдор повернул ключ зажигания, но «джиксер» остался безучастным. Ясное дело, аккумулятор сдох – никто не трогал мотоцикл с прошлого лета. Не проблема – вот генератор, вот провода. Федя накинул крокодилы и завёл генрик. Процесс пошёл. Можно и пообедать – да и Гене с Иваном звонить. Что бы ни услышал Срамнов от жены и матери – в Москву ехать придётся.

Пообедали без разговоров, молча. Настроения обсуждать ситуацию ни у кого не было. В доме витали страх за будущее и неуверенность. Допив чай, Фёдор встал из-за стола.

– Спасибо, мам. Скажи – а где мой мотошмот у тебя?

Мама подняла на сына глаза, выражающие немой ужас.

– Федя…. А зачем тебе?

– Этот дебил обратно в Москву рвётся! Скажите хоть Вы ему – Анна Васильевна! Может быть, Вас он послушает! – взвилась с места Аля.

– Так, всё. – поднял вверх руку Фёдор. – Мам, так где?

– Да ты не с ума ли сошёл, Фёдор!!! Такой кошмар творится! На тебе семья, мать, дочка! Ты в своём уме?

– Меня мужики в клубе ждут. У всех семьи. Вывезем технику, оружие – и к ночи обратно. У нас же всё там на базе собрано. Аля, я же говорил тебе сколько раз? Ты скажи, когда я тебе план действий наш на случай вот таких ситуаций излагал, ты помнишь, как головой кивала?! Что изменилось?! – начал заводиться Фёдор. Махнув рукой, он вылетел из-за стола и рванул в комнату, использовавшуюся в доме в качестве гардеробной. Там, покопавшись, он отыскал свою экипировку и шлем, скинул джинсы и оделся. Подумав, свернул куртку и сунул в рюкзак.

Выйдя в гостиную, Фёдор нашёл мать и Альку плачущими.

– Ладно вам. Мам… Аля… ну перестаньте. Я туда и обратно – и Ваньку с собой привезу. И припасы. Кто знает – сколько здесь ещё сидеть… «Сайгу» я оставлю, а вы запритесь тут. Я обещаю – пулей.

Семья провожала Фёдора в Москву немым молчанием. У обеих женщин глаза были на мокром месте – Фёдору стало так жалко их – маму, Альку, Танюшку – вдруг, до слёз. «Я вернусь. Всё будет хорошо!» – подумал про себя Фёдор, и помахав им рукой, вышел за дверь.

«Джиксер» завёлся со второй попытки и потроив, заполнил серым, стоялым дымом гараж. Фёдор залил бак мотоцикла до пробки, набрал дополнительную пятилитровую канистру и притянул её к седлу сзади стропами, подкачал колёса. Выкатив мотик из гаража ни улицу прогреваться и просыпаться от сезонного сна, Фёдор набрал по очереди Геннадия и Ивана. Гена поднял трубку сразу, будто бы ждал звонка.

– Фёдор! Привет! Я ждал тебя как раз. Собраный уже, вот грузимся. Только вот новости есть из города удручающие. Там уже вояки бесчинствуют, а так – беспорядки. Сволота вся как с цепи сорвалась. Не уверен, что в город проедем.

– Ген, ну поэтому я на мотцикле. Тоже готов выезжать.

– Да ну! Может, мне тогда с тобой рвануть?

– А вещей много?

– Да нет, я на легке. Переоделся вот, своих разместил. Парни мои пока посмотрят за ними, до моего возвращения. А там им и самим надо двигаться – дело такое, у всех семьи.

– Ладно, тогда встречаемся на перекрёстке Минка – бетонка. Я светиться не буду – щеманусь в лесочке. Ты на подъезде позвони.

– Когда там будешь?

– Ну, дай пятнадцать минут. И вот ещё, Ген, раз так… у тебя, часом, лишнего пестика нигде не найдётся? Дела такие, что… А «сайгача» своего я семье пока оставил.

– Хм. Сам понимаешь, вопрос взрослый… Я подумаю тут. До встречи?

– Всё.

– Ну давай.

Иван не подходил к мобиле, и Фёдор уже запереживал за друга. Тем не менее, когда Срамнов уже был готов нажать на «красную трубочку», Ванька ответил.

– О, ты где, Федя! Уже охуел тут реально сидеть! Прикинь – наши – никто не появился. Каззлы. О чём с такими людьми базарить?

– Во как. Ну ладно, чё… Сами тогда как-нибудь. Как обстановка там, Вань?

– А как? Уже стреляют. Реально жопа. Сижу у Рославского в «пинце» и радио слушаю.

– А Рославскому-то звонил? Он-то чё?

– А у него труба в отключке. И у Женьки Долина тоже. Они, по ходу, не в стране оба – в телефонах галиматья какая-то на арабском вроде. Я хуй знает, короче.

– Ты там, короче, не отсвечивай давай. Поаккуратнее. Я вылетаю, вместе с челом одним, соседом своим, по ходу. Он какой-то большой мент, судя по подаче, но чел вроде адекватный.

– Да? Ну давай. Втроём – не вдвоём. Федь, а чё тогда? – может «пинц» экспроприируем? Чё пропадать технике? Эти хуй знает где. Не мы – так какие-нибудь уебаны нарежут «пинц», и с концами.

– А чё, мысль хорошая. А бус наш тогда как?

– Да как… я «пинц» поведу, а ты на бусе.

– Ладно, жди тогда.

– Поторопись, хуй его знает….

Отключив Ивана, Фёдор нос к носу столкнулся с дядей Мишей – маминым соседом из дома напротив.

– О, Федя! Привет! Как тебе новости, сосед? Приехал – уезжаешь?

– Здрасть, дядь Миш! Да в Москву…

– Да ты ёбнулся, сынок.

– Дядь Миш, да чё тут говорить… Надо, короче. Я к ночи обратно сюда… Попрошу – вы за моими гляньте. Мало ли чё…

– Не, ты рехнулся – ты знаешь что происходит???

– Посмотрите, дядь Миш, ага?


***

До места встречи с Геной Фёдор долетел минут за десять. Машин из Москвы на трассе было мало, вваливали все очень быстро, нагруженные явно выше всяких нормативов. В Москву движения не было вообще. За сотню метров до перекрёстка, чтобы лишний раз не мелькать, Фёдор свернул с Минки прямо на кладбище, выключил двигатель и снял шлем. «Простите, ребята. Я будить не хотел!» – подумал о местном населении Срамнов, и развернув «джиксер» в направлении дороги – мало ли что, вдруг валить придётся – поставил моц на подножку. Оставив своего друга наедине с могилами, он прокрался между могильных оград к краю кладбища, чтобы оценить ситуацию наперекрёстке. А там уже был развёрнут армейский кордон, стояли три БТРа, кран, в оба направления Минское шоссе было перекрыто бетонными блоками. Перед кордоном выстроилась очередь, занимающая всю ширину дороги со стороны Москвы. Бойцы проверяли документы, кого-то пропускали, но в целом, просматривалось что задачи у них другие. «Пипец они попали» – подумалось Срамнову. Через пару минут позвонил Геннадий.

– На месте?

– Ну. Я на кладбище щемлюсь, знаешь?

– Справа?

– Ну.

– Чё там за обстановка?

– Пиздец, Минка перекрыта.

– Я так и думал. Как быть?

– Староможайка как?

– Да тоже самое. В Москву не пускают. Ксива – по хую.

– На моце лесом, в объезд.

– Давай. Я не доезжая полкилометра до перекрёстка на бетонке. Подскакивай.

Фёдор завёл мотоцикл и насквозь пересёк шоссе, прямо перед каким-то синим «опелем», зашедшемся в нервном гудении. Через минуту, повернув на бетонку на глазах вояк, не проявивших к одинокому мотоциклисту особого интереса, он затормозил у того же чёрного автобуса Геннадия.

– На тебе дуру. – озираясь, Гена вручил Фёдору ТТ и запасной магазин. – А сам не дури.

– В ноженьки, Ген. Готов? Ездил раньше?

– Да мне по хую сейчас, я и у чёрта на плечах готов сидеть, лишь бы в город попасть.

Гена был одет в чёрную кожаную куртку, сразу и бесповоротно выдававшую характер занятий обладателя, джинсы и высокие чёрные берцы. Мужики перемотали канистру на бензобак, а рюкзак, вынув из него мотоджекет, Федя отдал на спину Гене. Попрощавшись с Гениным водителем и пожелав ему удачи, мужики рванули влево по первой же улочке. Явно оставив за спиной справа армейский кордон, в конце улицы продолжалась тропинка, уходящая в лес, по ней и покатили. Пару раз перевалив мотоцикл через упавшие сволы и валежник, попотев и поматерясь, через полчаса мужики были на шоссе, плотно забитым машинами со стороны Москвы. Собственно, пересечь дорогу было невозможно даже на мотоцикле. Пробка ужаснула ребят – ей не было видно начала.

– От Лесного городка, рано с утра стоим! – сплюнул под ноги усатый жилистый мужик, куривший рядом со своей «волгой», набитой скарбом так, что задние подкрылки были прижаты к покрышкам. – Суки, блядь! Так над людьми издеваются. Но ничё, прошло видать их время-то! Чё там впереди-то?

– Там вояки шоссе блоками перегородили. Вроде пускают кое-как, по соплинке в час. – объяснил Геннадий.

– Ссуки! У меня у жены приступ стенокардии, на нервах вся. Кошка, блядь, всю машину засрала.

– Крепись мужик. Нам обратно в Москву. – сообщил Фёдор.

– Да нахуя ж? Люди оттуда бегут, не знают как убечь, а вы-то?

– Да надо просто.

Мужик рассказал им, что в Лесном городке военные тоже ставили кордон, ещё с утра, и ребята поняли, что на данный момент там творится тоже самое, что и на перекрёстке. Не могли они понять и осмыслить только одного – какого, спрашивается, рожна, это всё нужно? С какой целью? Опыт, приобретённый по жизни в современной России, подсказывал, что логика тут хреновый советник – у властей своя, сермяжная логика, понять которую никогда не мог даже Геннадий, который, собственно был в системе, являясь не больше – не меньше полковником, начальником одного из следственных управлений МУРа. Его определение происходящего было исчерпывающим: «Долбоёбы. Мечутся, не знают куда кидаться. У них всегда так – чуть что – перекрыть, запретить. Расписались в беспомощности в очередной раз.»

В целом, до МКАДа добирались непросто. Проехать было сложно, а один раз огибали пробку, перетаскивая мотоцикл через кювет, полный выброшенных покрышек и всякого дерьма, стандартный комплект нечистот и говна, сопровождающего каждую, без исключения, российскую дорогу.

– Блядь. – ругнулся Геннадий, вытерев пот со лба и присев сбоку на мотоцикл на перекур. – Я был много где, Америку, Европу всю проехал. Но такого дерьма по дорогам, как у нас – не видел нигде. В Штатах – там мелкую шушеру всякую, по всякой херне под молот закона попадающую, наряжают в оранжевые клоунские комбезы, и палочки с гвоздиком на конце дают – вот такое говно по мешкам собирать. А срут там не меньше нашего, Федь! Но только у нас считается правильным людей за каждое дерьмо в хату окунать. Убил – полтора года. Спиздил три копейки – на семь годков. Ну что за етиттвою мать? Сколько ежегодно просирают на ФСИН, можно было вылизать все обочины на хер!!!

– Опять ты прав, Ген. Да нихуя никогда ничего не изменится здесь. Жили в дерьме – и продолжим. Если нас пиндосы в следующую минуту, правда, ядрёной бомбой не накроют. – улыбнулся новому другу Федя. Гена нравился ему – как мужик, товарищ, надёжный и вдумчивый, и Федя подумал – хорошо, что в такое время жизнь свела их вместе. Блин, в обычное время бы навряд ли познакомились бы, а уж по работе – не приведи Господи. Федя ухмыльнулся.

В Москву въехали, свернув в Ново-Ивановском налево, через дачи, Кунцевский автотехцентр, по эстакаде над МКАДом, практически пустым. Гаишный пост был тоже пуст – стражи дорог не озаботились, видимо, отправлением службы, что было безусловно на руку нашим ребятам. Гена сказал, что пара его оперов должна ждать его с оружием у дома, а дальше планируется ехать на Петровку, где неизвестно ещё какие дела. Город уже был неприветливым – проносились какие-то автомобили, набитые стрёмными пассажирами, с прищуром поглядывающими из окон, во дворах сновали группы людей, навязчиво смахивающих на бывших гастарбайтеров, с подручным инструментом в руках – битами, обрезками труб и арматуры, витрины магазинов зияли дырами. Стараясь не сталкиваться ни с кем, улочками, мужики пробрались к своему дому. По дороге зафиксировали несколько драк, ограблений, угонов. Город жил уже новой жизнью и мужики понимали, что здесь они совсем не хозяева. На Кастанаевской группа вояк по-взрослому разматывала нескольких элкаэнов, вытащенных ими, видимо, из пребывающего в угоне жёлтого «хаммера».

– К ночи будет совсем мрак. – подвёл итог происходящему Геннадий.

Никаких оперов во дворе Гена с Федей не обнаружили, и на мобильный те, понятно, не отвечали. Молчали и телефоны на Петровке, на которые попеременно пытался дозвониться Геннадий.

– Ну чё делать? Что это за хуйня, Федь? – в сердцах бормотал Гена, нарезая круги по пустому двору.

– Ген, да сплюнь. Мало ли чё. – пытался привести в чувство друга Срамнов. – Давай, поехали со мной к нам на базу. Там Ванька, мой друган, с утра один сидит. Пожрём, сконцентрируемся – решим что делать.

Гена остановился и махнул рукой.

– Да поехали. Хуле тут-то ловить?

Через пять минут мужики уже были в клубе. Ну как в клубе?! Клубом, или базой, именовался автосервис команды трофи – рейдеров, к которой, на правах друзей и сочувствующих, примкнули Фёдор и Иваном и ещё пара пацанов с их работы. Собственно, это и было такое место встреч по интересам, с пивом, шашлычком и так далее – чисто мужское, без этого вот всего наносного, как у других – бабы и всё такое. Тут Федя с Иваном и приводили в чувство свой Форд Е, бывший инкассаторский броневик, по случаю купленный списанным в своём же банке друзьями за смешные деньги, в рамках подготовки по программе «если вдруг чё». Теперь, полностью подготовленный, перебранный до болтика и перекрашенный в хаки, бронированный бус дождался таки своего звёздного часа. В автобусе хранились приготовленными: пара ящиков «феттера», милого сердцу двенадцатого калибра, в ассортименте, несколько запечатанных бутылей воды, много, очень много консервов, макарон, инструмент, спички, батарейки. Форд был переведён на газ, но 150 – литровый бак держался всегда заправленным.

Мужики слезли с мотоцикла и огляделись. Фёдор постучал в ворота ангара. Где-то послышалась отдалённая стрельба и крики. Ванька открыл дверь, и друзья обнялись.

– Ну, наконец-то!- обрадовался Иван.

– Знакомься, брат – это Гена, настоящий поковник. – представил другу своего соседа Срамнов и мужики пожали друг другу руки. – Чем занимаешься?

– Ну так, хуйнёй. Ключи вот от «пинца» отыскал, завёл, всё в норме. Бензина почти бак, так что парится нечего.

– Ну хорошо.

– Ох, ни хуя себе! – услышали друзья удивлённый вскрик Геннадия из другого конца ангара. – Чё это за монстр у вас?

Фёдор с Ваней подошли к Гене.

– Так это он и есть – «Пинцгауер».

Да, можно сказать, мужикам повезло. Трёхосный внедорожник, подготовленный вне зачёта, для рыбалки и охоты в особо сложных дорожных условиях, выпущенный в конце семидесятых для нужд швейцарских вооруженных сил, этот конкретный образец был куплен Рославским, небедным делюгой, отирающимся вместе со своим дружбаном Женей в клубе, как и Фёдор и Иваном. Но судьба так сложилась, что машина была Рославскому однозначно не нужна, так как хозяин пребывал теперь непонятно где. Бросить дорогостоящий «пинц» на волю случая и мародёров – на такое рука не поднимется. Проявится Рославский – вернём, да ещё пусть проставляется за обеспечение сохранности. Пока Иван ошивался на базе, он посливал из командных прототипов по канистрам топливо, собрал кое-что из инструмента, и теперь разогревал в микроволновке три банки тушняка, выпотрошенных на общую тарелку.

– Похаваем сперва, а потом уж рванём. – предложил Ваня.

– Добро. Голодные, как псы. Там на шоссе такой кардибалет, просто пипец. – рассказывал Ивану, что происходит за городом Гена.

– В общем так, однополчане поневоле. – сказал, наворачивая нехитрую снедь Федя. – Нас трое, у нас две машины, очень интересные окружающим, четыре ствола – два ТТ, «сайга» и помпа. Из города мы засветло не выскочим – почти всё перекрыто. Если только тем же путём, как въезжали? – а хули толку! Шоссе забито. Что решаем?

– Думаю, – сказал, пережёвывая Гена – надо сидеть до темноты. По темноте движняк, скорее всего, подрассосётся – на трассе. Но в городе начнётся беда. Это я вам говорю, мужики. Сейчас ещё туда – сюда, а к ночи – город не узнаете. Такая мерзота изо всех щелей полезет, обосраться можно. Поэтому, пока суть да дело. Я вот на той стороне улице какой-то магазин успел увидеть…

– «Снежок» – вставил Иван.

– Точно! Предлагаю пожрать, закрыть тут всё и на одной машине метнуться туда и осмотреться. Со жратвой теперь напряг будет нешуточный. Подвоза, гы, не ждите. – продолжил Гена.

– Дело говоришь. Вань – заводи «пинц» и выгоняй. Ты на нём уже порулил, тебе и продолжать. – сказал Федя. – Только давайте-ка сперва мотик мой в автобус затолкаем – жалко его тут бросать.

Фёдор с Геной открыли ворота и грузовичок, пофыркивая, выкатился из ангара. Мужики проверили и зарядили своё оружие. Выкатили, и поднатужившись, закинули Федькин «джиксер» в автобус. Геннадий предварил дальнейшие действия:

– Я вроде как мент и чуть соображаю, поэтому вот как мы поступим. Подъедешь прямо ко входу, Вань. Так, что если чё, по газам и уходим быстро. Посмотрим – если закрыто, пойдём с чёрного постучимся. Мы с Федей пойдём, а ты секи по сторонам, если кто неблагонамеренный явится, шмаляй. Такое дело теперь, сможешь?

– А чё, выбор есть? – ухмыльнулся здоровенный Иван.

– Только сдаётся мне, мужики, мы не первыми гостями будем там, в «Снежке» этом. – задумчиво произнёс Гена.


***

Так оно и вышло, как Геннадий предполагал. Стеклянная дверь входа была варварски разбита, и когда Гена с Фёдором, пригибаясь, проникли внутрь, в подсобку метнулись несколько человек, почуявших, что пахнет геморроем, когда ко входу подкатил военный грузовик. Магазин уже был существенно пограблен, содержимое стеллажей валялось под ногами.

– На выход, блядь! Московский уголовный розыск! – заорал Гена. – По одному, с поднятыми руками! Или перестреляем вас здесь всех на хуй, как котят! У меня приказ мародёров к стенке ставить без разговоров!

– Выходим! Выходим! Не стреляйте! – послышалось блеяние из подсобки, и подняв руки и толпясь, в торговый зал вышло четверо мужиков плюгавенького вида. – Мы соседские тут, пришли пожрать чем затовариться, а тут разбито, ну и…

– Оружие, чё при себе? – грозно спросил мародёров – лузеров Геннадий.

– Какое! – оправдывался один из мужиков, явно уже принявший на грудь.

– Бля, бегом отсюда к жёнам! Чтоб я вас больше не наблюдал! Нет! – одумался Гена. – Ты, говорливый! – показал он пальцем на того, который отдувался за своих собутыльников. – Поможешь!

– Да как… – всплеснул руками бухарик.

– Чё, поспорим? – Фёдор передёрнул затвор «сайги».

Через полчаса продовольственные запасы пополнились массой консервов, колбасой, сыром, спиртным, сигаретами. Незадачливого синяка отпустили, наградив парой бутылок водки и палкой колбасы. Оглядываясь, мужик рванул в сторону гаражей, где его поджидала остальная троица, а наши трое быстро заскочив в грузовик, рванули обратно на базу.

– Ну чё, неплохо помародёрили, нет? – подмигнул Сромнову Геннадий. – отсидимся в ангаре до темноты, и ходу, хватит уже, дома заждались.

Фёдор кивнул. На базе уже, Федя набрал домой и, поговорив с мамой и Алькой, у него отлегло с души. Гена тоже дозвонился домой, а на Петровке никто не отвечал. Не дозвонились друзья и до своих парней, и, плюнув, решили больше никого не тревожить и не навязываться. По радио не передавали ничего нового, кроме того, что все уже слышали, гнали успокоиловку, призывы не паниковать, слушать радио и смотреть телик. Выступали в перерывах между новостями разные аналитики, говорили, что вероятно, кризис миновал, теперь под давлением мирового сообщества начнутся переговоры и всё устаканится.

– Хуй там. – сказал на это Федя. – Надо знать пиндосов. – Хуй они так это проглотят. Чё то будет.

– Дело говоришь. Не проглотят. Это только цветочки пока, ягодки…. – согласился с ним Гена, но его прервал ощутимый толчок, так что столик, за которым сидели мужики, подбросило.

– В яму все! – бросил Гена, и мужики, побросав всё, попрыгали в смотровую яму. Тряхнуло снова, и опять – раз десять, с толчками пришёл гул и раскаты взрывов.

– Пиздец! Я же говорил! Ну всё, хана нам теперь. Ложитесь – если атомные, щас волной накроет. – выкатив глаза, прошептал Гена.

– Это что-то другое… Десять толчков, если б атомные, уже всё было бы… – пробормотал, сглатывая слюну Иван.

Мужики просидели в яме ещё минут двадцать, но больше ничего не происходило.

– Пошли посмотрим? – спросил Федя. – Чё там?

– Пошли, чё уж. – ответил Геннадий.

Они выбрались из ямы и открыли дверь ангара. На улице всё было по-прежнему, но свет в ангаре больше не горел. Иван подошёл сзади, с биноклем, захваченным им из дома.

– На крышу коптёрки лезь, посмотри по сторонам. – предложил Фёдор. Он подсадил Ивана,, и тот забрался на крышу.

– У, ёпты! – послышалось оттуда. – Над центром облако висит, со стороны МИДа… бля, да вокруг всё в дыму!

– Чё это было? – повернулся к Гене Срамнов.

– Крылатыми уебали по Кремлю, Генштабу… думаю. Федь, надо уёбывать, срочно. – сказал Гена. – Слезай, Вань, всё.

По машинам попрыгали так, как будто за ними гнались. Гена сел с Федей в автобус, и оба автомобиля резко рванули с места. Быстро долетели до круга на Минской, и оттуда увидели, что по Кутузовке прут в сторону центра грузовики и броня. На улицах было пусто, но там и здесь, по-одному, по-двое перебегали люди, а в воздухе уже витал незнакомый, едкий запах, смешивающийся с запахом гари. И появилась дымка. По Кастанаевской пролетели без задержек, пересекли Рублёвку, и через десять минут миновали, через тот же пустой пост, МКАД. Фёдор глянул в окно – над Москвой, сгущаясь, висело пылевое облако… У Фёдора и Гены телефоны зазвонили одновременно.


***

– Феденька! Федя! Где ты сынок?? У нас на Кубинку сбросили атомную бомбу! Там такое облако!

– Мама, всё хорошо, мы уже выезжаем. Успокойся, это не атомные бомбы, это ракеты, крылатые. Возьмите воду, еду и тёплые вещи. Скажи Альке, чтоб генератор завела, она знает. Сидите в подвале, закройтесь. Мы едем с Ванькой к вам. По Москве тоже ударили, там всё, привет.

– Твою мать!!!

– Что, что такое!

– Да какой-то хрен прямо под колёса прыгнул…. Мужик ты чё, охуел?! Мужик!!! Ебать, Гена, чё это такое! Мам, всё перезвоню!

– Что, Феденька, алё? Федя!

– Ген, блядь, он чё ёбнутый???

– Мам, перезвоню….

– Мужик, те чё…. Бля, он без руки!!! Федь, газу, с ним чё та не то!

– Гена, смотри ещё такие же!

– Федь… это ведь мертвецы, бля…. МЕРТВЕЦЫ!!!!


***

Неллю Циккель убили ещё с утра, когда та в панике прилетела с утра к себе домой из своей галереи в Москве. Гопы забрались через забор, огораживающий территорию семьи Циккелей, на волне нарастающей паники и беспорядков вокруг, разбили окно в подвал (сколько раз Нелля говорила Ефиму, своему мужу – собаки нет, на сигнализации съэкономил – так хоть решётки на окна поставь!), залезли, и, пока обносили всё в доме, действуя тщательно и грубо – вываливая всё циккелевское хозяйство и добро на пол, не церемонясь – как раз приехала Нелля. Не будучи от природы наблюдательной женщиной, а может просто потому, что привычки к сладкой и спокойной жизни ещё не сменились всепоглощающей подозрительностью, свойственной людям, живущим в неспокойное время, она припарковала свой шикарный «мерседес», украшенный кристаллами от Сваровски по всему, блин, немаленькому кузову, прямо у крыльца, и, схватив с пассажирского сиденья свою сумочку от «Лу Виттон», забежала на крыльцо. Там, покопавшись, нашла таки ключи. Причитая, Нелля открыла дверь и войдя, получила хлёсткий удар в голову клюшкой от гольфа , своего, кстати, мужа – Ефима. Вот такая вот гримаса судьбы, таки да.

– Ты чё творишь, земеля?! – в сердцах ударил в плечо подельника приземистый гоп, одетый в адиковский чёрный спорткостюм. – Ты еблан что ли, Гудвин?!

Гоп в спорткостюме вырвал окровавленную гольф-клюшку из рук убийцы Нелли, тощего парня в круглых очках с зелёными стёклами, за которые тот, видимо, и получил такое погоняло. Нагнувшись над редко дёргающейся в предсмертных конвульсиях Неллей, он клюшкой задрал её миниюбку до пояса, обнажив элегантные чулки и кружевные трусики женщины.

– Видел? Ты, Гудвин, в натуре, еблан! Такую тёлку убрал не за хуй! Чё тя пропёрло ей башку крошить? Щас позабавились бы с ней по серьёзному, пока там, на улице, вся эта ботва творится! – изучая прелести умирающей Нелли, с акцентом, свойственным жителям удалённых от столицы городков, сказал гоп.

– А чё те мешает её сейчас отдрать, Горбан? Я чё, знал кто в дверь ломится? – оправдывался, уже начавший жалеть о содеянном, в отношении к неудавшемуся потенциальному изнасилованию, Гудвин.

– Бля, вот после таких слов ваще базарить с тобой не хочу. – проведя пятернёй по уже остывающей промежности женщины, Горбан поднялся и пошёл к двери. – Бери чемодан с дерьмом, чё стоишь то? Вон, в сумочке ещё прошарь – чё у неё там. Сладкая тёлочка, упакованная… Ключи и доки от машины нарой, чё – копыта топтать-то. Мудак, бля.

Грабители и убийцы, перешагнув через тело Нелли Циккель, вытащили из дома чемодан, набитый ценностями, как они считали, деньгами, украшениями Нелли и всякой, нелепой по сути уже, ерундой, погрузили его в багажник «мерседеса», и, развернувшись, с заездом на газон, уехали навстречу своей судьбы, а та, наверняка, оглядываясь на изменения в мире, произошедшие чуть позже, наказала подонков ставшей уже стандартной карой – псевдожизнью. По крайней мере – хотелось бы быть в этом уверенным…

Нелля встала через восемь с лишним часов после того, как её убийцы уехали, и через час после того, как в Москве прогремели взрывы. Стараясь увидеть залитыми запёкшейся уже кровью глазами где она находится, (или правильнее всё же уже сказать – оно?), Нелля бродила по прихожей бывшего своего коттеджа вытянув вперёд руки с уже посиневшими ногтями, натыкалась на мебель, лестницу, падала и снова вставала. Дверь она открыла совершенно случайно – сознания того, что происходит вокруг, кто она и где она (оно?), у существа, бывшего ещё с утра Неллей Циккель, секси – леди и владелицей известной в узких кругах арт – галереи, скандальной супругой депутата Госдумы Ефима Шаевича Циккеля, коррупционера и сволочи – не было ни какого. Грохнувшись со ступенек на крыльце, существо порвало свою дорогущую миниюбку по шву аж до самого пояса, чулки. Потом, уже поднявшись, оно сломало шпильку на одном из своих сапог из последней «верхней» коллекции «Нучка».

Вот в таком пугающем виде, существо, бывшее ранее Неллей Циккель, совершенно случайным, опять же, образом вышло на улицу своего элитного посёлка. Надо сказать, что именно в это время другие – бывшие ещё пока живыми – соседи существа собрались на обсуждение того, что происходит и что делать дальше, на спортивной площадке посёлка, и перебивая друг друга, доносили до окружающих свои, казавшиеся им единственно верными, планы и замечания. Ведомое единственным чувством, известным ему – голодом, существо по какому-то неведомому наитию, распугивая своим видом редких людей на улице, шатаясь и вытянув вперёд руки, ободранное и расхристанное, залитое кровью, устремилось именно туда. На подходе к спортплощадке существо ожесточённо вцепилось в шею мужчины, подошедшего по своей глупости или наивности, или по доброте душевной, к существу поинтересоваться – а не нужна ли помощь? На крики мужчины, разрываемого практически на глазах у всех мертвицей, бросилось несколько человек со спортплощадки, участвовавших в сходе. Они схватили существо, ранее являвшееся Неллей Циккель, а теперь – восставшей к псевдожизни покойницей (плохое слово, неправильное. Покойники – они пребывают в покое, по смыслу определения, а тут никаким покоем и не пахло), и стали отдирать от брызжущего кровью мужика. Существо завалили, скрутили, собралась толпа. Как в фильме каком-то, «Мама не горюй!» вроде бы, хлёсткая фраза прозвучала: «Ботва! Они интересное любят!». Вот, как раз, к такому случаю заголовок. Но, как известно, любопытной Варваре на базаре нос оторвали, так и тут. Лучше бы он и не собирались. Пока толпились вокруг мужика, пытаясь унять кровь, хлещущую из разодранной мертвицей шейной артерии, тот сначала умер, а потом, на беду собравшимся обратился. Поднялся, хрипя, обвёл участливые лица вокруг мутными глазами и бросился, рыча в толпу, и там, в свою очередь в кого-то вцепился. Уже не важно в кого, потому что через какие-то полчаса любопытные и участливые соседи уже были перерожденцами, и сами, не понимая что же случилось, бродили по своему посёлку, набрасываясь на ещё живых. Через пару часов всё встало на свои места – смерть собрала свой откат и стошнила непереваренную массу обратно в мир.

Чтобы было понятна, к чему эта вся история, надо сказать, что эти вот события произошли как раз в том милом посёлочке сразу за МКАДом, через который, воссылая хвалу Всевышнему за свою удачу, Фёдор Срамнов И Геннадий Бойко въехали с утра в пропащий мегаполис, а теперь, отдавая себе полный отчёт, что Москва принадлежит прошлому, пытались, вместе с Иваном, её покинуть. Именно там или где-то в другом месте поднялся из замогильного мира первый ходун – кто знает? Какая, к чертям собачьим, разница….


***

В шоке от происходящего, с выпученными глазами Фёдор вдавил педаль газа в пол, и бронированный инкассаторский автобус сорвался, буксуя, с места, разрывая и размётывая по сторонам куски плоти, бывшие ещё недавно согражданами мужиков. Со всех сторон, из калиток, ворот, проездов валила на дорогу толпа мертвецов, привлечённая шумом и светом фар. Прокладывая свой путь через эту толпу, оба автомобиля набрали скорость и, подминая под стальные кенгурятники тела, свернули на улочку влево, ту, которая должна была вывести их на Минское шоссе. Обалдевшие от увиденного и пережитого, мужики устремились прочь из города, забыв о том, что оба автомобиля оборудованы рациями. Первым вспомнил о ней Иван, и на ходу, управляя «пинцем» левой рукой и коленями, включил и настроил свою «сибишку» на канал, о связи на котором они договаривались с Фёдором ещё на берегу, до всех этих событий. Он несколько раз пробовал вызвать Фёдора, но тщетно, и он понял, что рация в автобусе попросту выключена. Иван начал мигать несущемуся впереди него автобусу дальним светом, но Фёдор не реагировал. Тут Ваня вспомнил про мобильный и набрал другу. Фёдор поднял трубу сразу.

– Федь! Ты видел? Чё это было? Мертвецы? – начал задавать вопросы Фёдору Иван. – Ты рацию включи. На нашем канале.

– Вань… точно!- ответил Фёдор и попросил Гену включить рацию.

Дальше мужики уже вели разговор по «сибишке». Когда выскочили на шоссе и притормозили осмотреться, то удивились. По времени уже стемнело, освещение не работало. Шоссе было пустым, тут и там стояли брошенные и побитые автомобили, где-то справа, в посёлке, откуда вырвались друзья, горело несколько домов, с разных сторон слышались отчаянные крики, выстрелы. Над Москвой, сзади, алело зарево, просматривались сполохи огня, город, бывший всего лишь в каком-то километре от них, был укрыт дымкой. Со стороны Москвы были слышны взрывы. Практически над ними, оглушая рёвом турбин, в сторону города прошли две вертушки. А вокруг, по обочинам шоссе, бродили мертвецы. Ваня подал голос из машины:

– Приём. Это… Федь, поехали отсюда, чё вы встали. Как слышышь?

– Слышу тебя. Вань, ты вылези на минуту. С городом попрощайся. Мы вот с Геной тут… решили.

– Приём. Понял, но кажется, не время сейчас для сантиментов. Вон кто вокруг шастает.

– Ладно. Поехали.

В темноте, такой странной в этом месте, где раньше автомобильные пробки не рассасывались и ночью, обе машины, лавируя между брошенным на шоссе тут и там транспортом, вещами и лежащими кое-где распотрошёнными трупами, медленно, со скоростью не более сорока километров в час, двинулись в сторону области. Уже выезжая из Ново-Ивановского взору друзей предстала леденящая картина в свете фар: на выезде с заправки стоял «фольксваген» с распахнутыми дверями и, рядом с машиной, мертвец, сидя на карачках, жрал труп ребёнка. По всей видимости – своего собственного, а на правом сидении, залив кровью бежевую кожу салона, находились разорванные, но пытающиеся двигаться, останки женщины. Наверное, матери этого невезучего семейства. Высветив этот кошмар фарами, Фёдор притормозил.

– Охуеть… – промолвил застывшим голосом Гена, но как-то собравшись, потянулся к Фединой «сайге». – А ну-ка…

Открыв дверь, Гена передёрнул затвор и вскинул карабин к плечу. Затем, особо не целясь, в упор, всадил в существо три порции дроби. Мертвец, отброшенный выстрелами, отлетел от трупа ребёнка, однако быстро поднялся и бросился на Геннадия. Тот не стал рассуждать и захлопнул свою дверь.

– Валим! – бросил Гена и Фёдор нажал на педаль. Мертвяк, проскрежетав ногтями по ускользающей от него двери, отлетел в сторону и попал прямо под бампер «пинца», который размотал его по дороге.

– Видел?! – на нервах бросил Срамнову Гена. – Их дробь не берёт!

– Надо, наверное, в башку целиться. По крайней мере, в фильмах про зомбарей с ними так боролись. – сообщил своё мнение Федя. – А если по фильмам, то лезь в кузов. Там пара топоров у нас подготовлена, а то патронов на них не напасёшься.

Гена пролез в кузов, зажёг свет, и покопавшись в бесценном теперь добре, вытащил из кучи инструмента два топора на длинных ручках. Сев обратно на своё сидение, взвесил один в руках.

– Вещь! – оценил топор Гена. – Хоть куда с таким!

– А то! – хмыкнул Срамнов. – Теперь первейший инструмент будет, я думаю.

– Ну-ка своим наберу – как они там? – спохватился Гена и достав свой телефон, приложил к уху.

– Херня какая-то! Вообще ничего…- протянул Феде свой телефон Бойко. – Дай твой, попробую.

Фёдор достал свой мобильник и протянул Гене, но набрав номер, от нажал отбой.

– Тоже самое. Связь, блядь, либо упала, либо – вырубили. – в сердцах матюгнулся Геннадий.

– Моим набери. Смотри, там «мама» или «Аля» в последних.

– Да ни хера. Связи капут… Чё, быстро. – поник Гена. – Надо торопиться, Федь.

В Лесном городке их остановил армейский кордон. Усатый майор – краповик, к которому под дулами двое бойцов привели друзей, махнул рукой.

– Танки свои – вон, на стоянку к торговому центру отгоните, оружие разрядить. – тоном, не терпящим возражений сказал майор, пальцем указывая на высокое стеклянное здание справа. – Отбирать не буду – вы, вроде, нормальные пацаны. Потом идёте внутрь, в штаб – регистрируетесь. Боец, вон, проводит. Никифоров! Проводишь мужиков в штаб.

– Тащ майор! Да как же! Нам двигать надо у нас семьи в непонятках сидят. Сотовые вырубились – не позвонить, ни чего.. – попробовал переломить нехорошо складывающуюся перспективу Иван. – Ген, ну удостоверение достань, что-ли!

Гена развернув профессиональным жестом ксиву, ткнул её в нос майору. Тот, картинно прищурившись, осветил удостоверение тактическим фонариком на своём «калаше».

– Ну! Здравия желаю, тащ полковник! – ухмыльнулся майор. – Не пойми меня превратно, но теперь можешь ей задницу себе подтереть. Чтоб вы все осознали – первый и последний раз объясняю. – обвёл друзей дулом своего автомата краповик. – То, – показал он в сторону Москвы, – время ушло. Тут, – ткнул он указательным пальцем в асфальт, – моё время и моё место. У меня приказ, и я его выполню – будете вы с ним согласны или нет. Приказ такой – всех помещать в карантин. Видели что творится? До утра – будете здесь. – потом, почесав висок, спросил: – Семьи ваши, говорите, где? Куда следуете?

Ему – в Звенигород, – кивнул на Гену головой Фёдор, – а нам – в сторону Кубинки, за Бутынь.

– Про Кубинку – забудь. – махнул рукой майор. – Ты в курсе, там по дислокации днём американцы ракетами влупили? Видишь? – показал он на зарево впереди по шоссе.

– Да нормально там. Я с семьёй по телефону разговаривал уже после этого. – ответил Фёдор.

– После «этого»… -передразнил его, перекладывая из руки в руку автомат. – И в Звенигороде, передают, тоже эта вот херня – с зомби… Короче – идите давайте. Всё.

Вместе с бойцом – Никифоровым – выделенным майором сопровождать, друзья, разрядив своё оружие, осматриваясь, прошли в здание торгового центра. Кордон перекрывал всё шоссе, оставив для проезда одну полосу, выделенную бетонными блоками в коридор. С двух сторон от дороги, поперёк полос, стояло два БТРа, и оттуда, с брони, бойцы изредко постреливали по появляющимся в поле зрения поста мертвецам. Чуть сзади, стояли три грузовика, из которых бойцы разгружали какие-то ящики. На стоянке перед торговым центром стояло несколько легковых машин, рядом с которыми и припарковали свои внедорожники друзья. Гражданские, видимо, таким же образом, как и ребята, попавшие в карантин, скучковавшись перед входом в МакДональдс, в котором и был обустроен штаб поста, что-то обсуждали.

Записав паспортные данные, сверив их с документами, осмотрев оружие и опросив друзей о ситуации в Москве, крепкий лейтенант, Алексей, сказал им:

– Пока ожидайте. Что с вами делать – разъяснений нет, но есть приказ до утра не выпускать никого и никуда. На улице шарят эти – мертвяки – так что лучше здесь сидите.

– Какие новости, лейтенант? В целом, по ситуации? – спросил Гена.

– Да сами ничего не знаем. Нас подняли в ружьё вчера, не жрали, не спали как люди. Тут ещё мертвецы завелись… У нас парня пожрали одного. Знаю одно – с утра мобилизация объявлена, но как это всё реально теперь будет – непонятно. Так что – думайте сами. Строевые? – повернулся к Ивану с Федей лейтенант.

– Ванька вон, служил, а я – негодный… – ответил Фёдор. – Так чё получается – нас всех теперь на сборный пункт и в войска?

– Ну я ж сказал – мобилизация…- повторил Алексей. – Говорят – НАТОвские к нам сюда собрались по взрослому зайти, мужики. С утра фээсбэшники тут проезжали какие-то, краем уха слышал – наши по Америке бактериологическое оружие применили наряду с ядерным. Поэтому, видимо, и обратка такая хилая у них вышла. Ладно, мужики – вы, короче, тут потусуйтесь, только смотрите – ни-ни. – погрозил Алексей пальцем.

Мужчины разместились за столом прямо у окна, чтобы наблюдать за происходящим на улице, а Иван притащил из машины бутылку рома, пару палок колбасы и хлеб – из припасов, замародёренных днём в «Снежке». Стаканы и кола нашлись в кухне «бигмачной». Друзья наклонились друг к другу над столом, обсуждая расклад, в котором оказались.

– Не нравится мне эта вся хуйня, с мобилизацией. – поведал, разливая ром по стаканам, Гена. – Знаю я эту байду. Родине послужить – оно, конечно, зачётно, но я и так уже послужил нехуёво, да и мне – то что? – я полный полкан, а вот вам – оно как собаке пятая конечность. У нас другие цели и задачи сейчас. Целыми выбраться отсюда и своих защитить. Что делать думаете – какие планы?

– Валить надо по любому. – поддержал Гену Иван. – Мож как договориться с ними?

– Бесполезняк. – покачал головой Фёдор. – Ты видел – какие упыри тут? Нас мигом разметут – только дёрнись. О чём ты с ними договоришься? Денег дашь?

– Да пипец, попали. И главное – связь на хуй накрылась. Дёргайся теперь – как там дома. – сказал и жахнул рома Геннадий. – Но делать нечего – будем ждать. Может, прояснится.

На исходе второго часа их мозгового штурма, на улице часто загрохотали выстрелы – стали бить очередями, потом загавкали башенные пулемёты на БТРах. Мужики дёрнулись к окну. На улице бойцы бросились к посту, в штаб влетел боец:

– Лёха! Гони своих на баррикады всех! С Москвы зомбаки толпой повалили!

Солдаты, кто был в штабе поста, похватали оружие и побежали на выход. Алексей подскочил к друзьям:

– Посмотрите тут. Там непонятка какая-то.

– Может – тоже поучаствуем? – спросил Гена. – Опыт уже имеется.

Лейтенант окинул мужчин взглядом, оценивая такую возможность. Потом оглянулся, подхватил со столика практически уже пустую бутылку, одним глотком вылил в себя, и, приглашая махнул рукой:

– Пошли. Чё тут сидеть.

Выбежав из здания, все четверо рванули к машинам, открыли. Разобрали оружие, проверили, зарядились. Фёдор передал один топор Гене, оставив себе второй.

– Это нахера? – спросил лейтенант.

– Пошли. Очень действенное оружие должно быть. На крайняк. – ответил Фёдор.

Добежав до кордона, залегли рядом с другими бойцами за блоками. Фара с ближайшего к ним БТРа высвечивала вот какую картину: со стороны Москвы пёрла нескончаемая толпа мертвецов, постепенно выкашиваемая огнём из автоматического оружия, но, тем не менее, не ведающая страха и иных тормозов, она напирала на пост, рассасываясь и растекаясь на подступах по улочкам, отходящим от шоссе. На дороге уже лежал, шевелясь и дёргаясь, жуткий вал тел, разорванных пулями. Оба БТРа били в толпу редкими очередями, и тогда друзья видели, как разлетаются в клочья тела при попадании в них снарядов – пулями их можно назвать с натяжкой – как отлетают в стороны руки, ноги, головы.

– У вас гладкоствол – не тратьте патроны. – нагнулся и прокричал мужикам Алексей. – Если подойдут – вот тогда бейте своей дробью. И по сторонам внимательно, чтоб не просочился никто.

Фёдор кивнул. Пригибаясь зачем-то, к Алексею подбежал давешний майор.

– Ты на хуя этих сюда притащил? – крикнул он лейтенанту в ухо.

– Сами вызвались, тащ майор! – бодро прокричал тому Алексей.

– «Сами»! Вы, бойцы! От лейтенанта ни на шаг! – прокричал майор. – Топоры зачем? В атаку собрались?

– Никак нет! На крайний случай! – ответил ему Иван.

БТР, стоявший на той стороне дороги, вдруг, изрыгнув из труб, чёрный дым, развернулся и, набирая скорость, попёр прямо на мертвецов. Спустя секунду, он врубился в их мёртвую массу, меся их колёсами, и, перевалив через гору шевелящихся тел, настрелянных бойцами, начал разворачиваться прямо в толпе зомбарей. Те облепили машину и пытались карабкаться на броню. Некоторым это удавалось, и когда оживших мертвецов скопилось наверху уже изрядно, БТР прокрутил башню, стряхивая трупов обратно на асфальт. Стрельба прекратилась и бойцы, привстав из-за блоков, наблюдали единоборство техники и смерти. Из второго БТРа вылез боец, что-то прокричал майору, тот махнул рукой, и машина устремилась на помощь товарищу. В течении получаса два бронированных чудовища вертелись и трамбовали колёсами останки тех, что ещё с утра жили и были гражданами этой страны, которых эта броня была призвана защищать. Однако жизнь – или смерть? – внесла свои коррективы, и вот теперь, они встали по разные стороны той полосы, которая отделяет тех от других, живых от мёртвых. Полчаса продолжалась эта кровавая вакханалия, и кто-то из бойцов попытался заснять происходящее на мобильный.

– Не надо. – закрыл его телефон майор. – Уважай их смерть, Степанов…

Когда всё было кончено, всем стало страшно. Некоторых рвало. Да, зрелище было неприглядным – куда там дебильным американским кинорежиссёрам, намывшим миллионы на фильмах о зомби. Реальность была куда страшнее. В свете фар на башнях БТРов на подъезде к посту всё было залито кровью, заляпано мозгами, останками, куда ни глянь – везде валялись головы, кончности, мясо, кости. Даже звукоизолирующие щиты, ограждающие трассу от городка, были все в кровавых подтёках и ошмётках плоти. Все, опустив оружие, стояли и смотрели не проронив ни звука. Первым нарушил молчание майор:

– Технику отмыть. Найти бульдозер – где хотите – и сгрести…. ЭТО прочь… и сжечь.

Оставшиеся покойники, щемясь, отступали обратно. Этой ночью сила и удача были не на их стороне, но друзья понимали – это временный успех. Вернувшись в штаб, сели молча, поставив оружие рядом со стульями. Спустя некоторое время в штаб ввалился майор, сопровождаемый Алексеем и другим, незнакомым мужикам, лейтенантом. Расстегнув и сняв каски, офицеры присели за стол к друзьям.

– Ну как вам кино? – ехидничая, спросил майор. – Выпить осталось?

– Сейчас добудем. – Иван встал и отправился к машине. Вернулся он с двумя бутылками водки, консервированными овощами в банках и всё той же колбасой.

– Да у вас тут ресторан! – обрадовались офицеры.

Выпили, закусили, выпили ещё. Само собой, разговорились. Рассказали каждый о себе, о том чем кто занимался, чем жил до сегодняшнего дня. Плавно тёк обычный, нормальный мужской застольный разговор, какой мог бы иметь место в приморском кафе где-нибудь в курортном месте, когда встречаются нечаянно земляки на долгожданном отдыхе, словно там, за стенами здания и не произошло ничего такого вовсе и всё шло обычно, своим чередом, в нормальном мире, где живые живут, а мёртвые спят там, где им и положено.

– Засиделись. – вставая, подвёл итог разговору, майор. – Пойдём проверим обстановку на вверенном объекте. Вы вот что, мужики. – оглянулся на друзей майор. – Как рассветёт – собирайтесь и дуйте к своим. Держать не могу. Это вот всё, – махнул он в сторону столов с бумагами, – это говно. Мы люди живые все. Пока. И давайте – удачи вам.

Офицеры ушли, и ребята начали вставать и собираться.

– Ждать нечего – может и передумать. – сказал Фёдор. – Едем прямо сейчас. Гена, скажи. Ты в целом, что думаешь дальше теперь?

– Не знаю что и думать. В городах и посёлках этих стрёмно теперь – небезопасно. А вы?

– Есть тема – в деревню. Двести вёрст от Москвы, тверская губерния. У меня там дом. Мы с Ванькой моих заберём и туда. Может с нами?

– Выбирать не приходиться. С жильём там как?

– Не ссы, тащ поковник. Обеспечим, с полным нашим уважением! – радостно ответил Фёдор.

– Тогда грех отказываться.

– Тогда как нам быть, ввиду нашего решения?

– Дайте мне машину. Я рвану к своим, а вы – к своим. Связь по рации – каждый час, чётко, минута в минуту.

– Бери тогда бус. Ты один, а он бронированный всё-таки. – предложил Ваня. – А может вместе? Сначала к нам, а потом по пути – к тебе?

– Нет. Время не хочу терять. Поеду один. Пойдём – перегрузим к вам в грузовик, что считаете нужным. Встречаемся завтра, с десяти до одиннадцати утра, на повороте бетонки направо перед Звенигородом, знаете где это? – спросил Гена.

– Знаю. – ответил Федя. – Пошли, не теряя времени.

Перекинули часть вещей из автобуса в «пинц» – боеприпасы, воду, часть канистр с бензином, еду, бензопилу. Перетащили,с помощью бойцов, «джиксер». Отдали Генке Ванино ружьё и патронов, оставив себе «сайгу» и пистолет. Обнялись, чтобы не останавливаться на перекрёстке, попрощались с офицерами, бойцами, расселись по машинам и выдвинулись. Брезжил рассвет. На перекрёстке, подав друг другу сигнал, разъехались – каждый в свою сторону. Дальше держали связь по рации. Гена докладывал, что проехал уже Голицино. Очень много ходячих в городе. Людей мало, мародёрствуют полным ходом. Потом была с ним связь, когда Фёдор с Ваней свернули в сторону дачи. Гена доложил, что всё нормально, в деревнях, которые он проезжал – порядок, его остановили на самовольном кордоне местные, поговорили, сообщили, что в Звенигороде худо с мертвецами, отпустили. Гена не унывал – его дом был в маленьком элитном посёлке, в стороне от трассы – должно быть, судя по обстановке в этих местах, нормально. Суть да дело – влетели в дачный посёлок, где жила Федина мама.

И нашли ворота закрытыми. Гудели, стучали – без толку. Фёдор на нервяке перелез через забор, но и дом был также закрыт. Бросился к дяде Мише – никого не было и там. Мужики, закурив, осмотрелись. В посёлке было тихо. Мертвяков не было ни видно, ни слышно. Фёдор мерил шагами дорогу, высвечиваемую фарами «пинца».

– Приём. Приём. – захрипела сибишка в кабине грузовика. Ванька заскочил в кабину.

– Приём. Гена?

– Да. Привет, Вань. А как у вас? – спросил тот.

– Приехали к Федькиной маме, а тут весь посёлок пустой. Федя на измене.

– Хуёво. А я добрался нормально, у меня всё хорошо. Парни остаются со мной, куда им теперь.

– Понял. Ген, я к Федьке, надо разобраться что тут произошло.

– Понял. Пойду, прилягу… До завтра тогда уже, Иван.

– Давай. – положил трубу Ваня.

Собравшись с мыслями, ребята установили следующее: вряд ли произошло что- то плохое – дом, ворота аккуратно закрыты, следов паники, борьбы нет. На дороге множественные следы грузовых шин – вероятно, это могла быть помощь или спасатели. Другие дома тоже аккуратно закрыты. Мертвые не бродят.

Фёдор резко подтянулся на забор и попросил у Вани фонарь.

– Место одно проверю. Мама там ключи оставляет, на всякий случай. – объяснил он, и спрыгнул с забора с той стороны. Через десять минут Ванькиного ожидания, Федя вернулся. Открыл с той стороны калитку, в его руке были ключи и свёрнутый листок бумаги.

– Читай! – протянул он Ивану записку. Иван посветил своим фонарём.

«Федя. Мы звонили тебе, пока работал телефон. Нас забирают военные, поедем пока не знаю куда. С нами всё хорошо, вещи мы собрали. Если будешь нас искать, обращайся на пост военных где памятник-танк стоит. Они объяснят. С девочками всё хорошо. Нас всех забирают, кто в посёлке. Найди нас, Федя. Очень переживаю за тебя»

Иван провёл руками по волосам, не зная что же сказать на это Фёдору, который, прислонясь лбом к столбу ограды, несколько раз ударил по нему кулаком. Они торопились, но – не успели.

– Федь, ну ты…это… прекращай. Что мы изменили бы – успей мы? Ну я не знаю… – в расстроенных чувствах за ненаходящего себе места друга пробормотал Ваня.

– Блядь, я так и знал. Где теперь их искать?! – бросил Фёдор. – Наверняка в какой – нибудь лагерь всех поволокли. А зачем? – они что, не понимают, что концентрация людей повышает опасность в несколько … да что там! – в миллион раз!!! Идиоты, козлы!!! Они всегда были идиотами – идиотами и останутся!

– Федь, давай загоним «пинц» внутрь и пошли в дом. Ключи то ведь ты нашёл?

– Загоняй… пойду ворота открою… – и Фёдор вошёл в калитку.

Ребята загнали машину на территорию, Фёдор завёл генератор. Иван ещё раз вызвал Гену, но тот не ответил, и Ваня решил, что Гена просто не рядом с рацией – договорились же наутро связываться в следующий раз. Забрали кое-что с собой в дом – поужинать. Ваня приготовил яичницу с сосисками, выпили пакет сока – без особого аппетита, и легли спать на первом этаже не раздеваясь. Фёдор пытался было найти что-нибудь по телеку, но передач нигде не было, и он плюнул на это дело. Включил тихонько радио, но там тоже передавали общую информацию, уже известную друзьям. Ничего нового… Заснули мужики, уставшие за день – первый день этого нового, ещё непонятного, но очень страшного мира.


***

Фёдор растолкал Ваню в начале девятого. Иван протёр глаза кулаками и подтянулся на диванчике, который приютил его прошедшей ночью. По дому плыл невероятный запах свежесваренного кофе – ох, будет сниться потом этот запах обоим!

– Харэ дрыхнуть, братан. Подъём. Я генрик завёл – пока работает, можешь залезть ополоснуться. Я уже. Быстро хаваем – и на пост первым делом. – бодро представил близлежащие дела другу Федя.

Ваня, потянувшись, встал и поплёлся в ванную. Приняв душ, он вернулся в зал и парни быстро позавтракали и собрались. Фёдор написал записку – на случай, если семья каким-либо невероятным способом вдруг вернётся – и оставил её на столе. Кратко он сообщил, что они с Ваней едут их искать и чтобы те ждали их дома, закрыв все двери и никуда не выходили. Выключил генератор, запер дом, гараж. Прихватил и поставил в кузов пару старых аккумуляторов, стоявших в гараже с прошлого лета – на всякий случай. Выехали на улицу и теперь, утром, посёлок предстал перед ними не в таком безупречном свете, нежели ночью. Проезжая по улице, парни отметили, что калитки и ворота на некоторые участки распахнуты, тут и там валяются разные вещи – одежда, домашняя утварь. Людей нигде не было. На выезде из ворот посёлка Ванька тормознул и показал пальцем в канаву.

– Смотри. – в канаве лежал труп с раскроенным черепом. – Сюда тоже добрались.

Фёдор сжал зубы и махнул рукой – вперёд. Через несколько минут просёлок вывел их на шоссе. Оглядевшись туда и обратно по дороге, они повернули на Кубинку. Дорога была пуста – за весь путь до поста, указанного в записки матери, никто им не встретился. Гена на связь не выходил, и на вызовы – не отвечал. Отнесли это дело на раннее время, но поселилось беспокойство.

Но и поста в указанном месте не было. Точнее – он, конечно, был – дорога, как и в Лесном городке, была перегорожена блоками, перед которыми, на обочину, сгребли бульдозером гору трупов. Сначала их настигла вонь, а источник её мужики определили подъехав непосредственно к посту. Вонь перемешивалась с дымом, гонимым ветром со стороны территории воинских частей. На горой трупов вились мухи, тучи мух. Многие трупы, сваленные в эту ужасную кучу, были в военной форме. Перед блок постом валялось несколько касок. Было ясно, что тут произошло месилово, подобное тому, в котором парни участвовали ночью в Лесном городке. Ваня приоткрыл и тут же с силой захлопнул свою дверь обратно, зажав рукой нос.

– Да пиздец!!! – воскликнул он. – Валим отсюда – здесь ответов нет!!! Щас блевану – реально!

– Подожди. – Фёдор, закрыв лицо кепкой, выпрыгнул из кабины и через минуту вернулся обратно с автоматом. – Между блоками валялся. Считай, в нашей оружейке пополнение. Давай вперёд, до моста – а там налево, на Нару.

Фёдор покрутил в руках «калаш», проверил рожок и нашёл его полупустым, передёрнул затвор и установил переключатель на одиночные. Нормальный автомат. Иван дал газу, и миновав мост, они свернули на рокадную дорогу, являвшуюся частью так называемой второй бетонки. Практически сразу же стало ясно, что тут произошла беда. Слева был офицерский городок, а справа – ВЧ, ворота в которую были распахнуты.

– Давай направо. – скомандовал Фёдор и «пинц» свернул в ворота. Кругом виднелись следы недавнего боя. По территории бродили мертвецы, многие из них ещё вчера были военными. По логике получалось, что основные силы выдвинулись из места своей дислокации, оставив, может быть, взвод или два. Потом началось, и завертелось. Вот результат – не справились, теперь бродят тут с остальными. Выехали на плац и Ваня нажал на тормоз.

– Нечего тут ловить, Федя, давай сворачиваться. – подвёл итог Ваня. К остановившемуся грузовику начинали стягиваться мертвецы.

– Погоди ка. Проверим АКМ. – Фёдор, приоткрыв дверь, прицелился к ближайшему мертвецу, который вытянув вперёд руки, брёл к ним. Мертвец был при жизни мужиком лет пятидесяти с пузом, одетый в подранную спецовку и в одном ботинке, с обгрызанной до кости щекой. Хлопнул одиночный, и труп отбросило на пару шагов назад – он больше не дёргался.

– В голову. – утвердительно сказал, захлопнув дверь, Федя. – Надо бить им в голову, Ромеро был прав. Хороший автомат. Всё, поехали.

Покинув территорию части, они снова выехали на бетонку. По обочинам и дороге бродили мертвецы, очень много мертвецов. Среди них были военные, гражданские, старики, женщины, дети. Рогатый собрал здесь под свои знамёна неслабую армию, и она ждала приказа. Понимая, что эти пешеходы ни за что не посторонятся, Иван нажал на педаль газа, и «пинц», рыкнув, рванул вперёд прорубая себе дорогу стальным бампером. Под колёсами захрустели тела. Ещё вчера парни были обычными москвичами, с своими простыми, человеческими интересами, и если бы кто сказал им тогда, что завтра они будут твёрдой рукой нажимать на курки, целясь в людей – они послали бы такого куда подальше. А уже сегодня все эмоции, связанные с происходящим вокруг кошмаром, отошли на задний план – действительно, человек очень быстро принимает судьбу и адаптируется. Эх, знали бы вы ребята, что вам предстоит, какая жизнь!

Фёдор ещё несколько раз пытался вызвать Гену, но тот не отвечал.

– Может – рация недобивает? – робко спросил Иван.

– Тут что-то другое. -ответил Федя.

За первым поворотом они выскочили на Уазик, стоявший с поднятым капотом, под которым, в клубах пара, копался боец. Увидев «пинц», к ним бросился усатый военный в бандане, повязанной на голову.

– Мужики! Живые? – заскочил на подножку кабины «пинцгауера» вояка. – Хорошо!

– Чего хорошего? И вам здравствовать! – осматриваясь по сторонам, вылез из кабины Иван.

– Бля, какие -то урела дали из леса очередью. – закуривая, сообщил мужик. Ванька разглядел на плечах капитанские погоны. – Пиздец нашему «козлу». Сами-то куда, в Нару?

– Да нет, у меня семью из-под Бутыни ночью ваши куда-то увезли. Только записку оставили. – подошёл сзади Фёдор и протянул, развернув, капитану записку. Тот, сплюнув, прочитал.

– Не найдёшь. Сразу тебе говорю. План «Исход» это заработал. Слушай сюда, – поглядывая по сторонам, обнял за плечо Фёдора капитан, и тот явно почувствовал, как от офицера повеяло спиртным. – Их собирали – мужиков на мобилизационные пункты, а остальных – женщин, детей – в аэропорты, твои во Внуково скорее всего. Там карантинная зона, борты один за другим вчера поднимались. Либо там, либо уже за Уралом – я слышал туда всех вывозят. Сунешься туда – загребут к нам. Воевать. Слышал уже? – НАТОвцы к нам прут сюда. Да хули!!! – в Наро-Фоминске – одни мертвяки остались. Мы, вон с Семёном – мотнул головой на бойца, вылезшего из под капота «уазика» и вытиравшего тряпкой руки, – еле вырвались. Вон – на передок посмотри.

Передок «уазика» действительно выглядел угрожающе – заляпанный кровью и чем-то ещё, явно биологического происхождения, и мятый.

– Пока тут копались, – продолжал капитан, – я мертвяков нашмалял штук пять – вон валяются. Им в башку надо стрелять – иное бесполезно.

– Это мы уже в курсе! – вставил Иван. – Ночью в Лесном городке на посту поучаствовали.

– Хорошо, а вы то куда, капитан? – спросил Фёдор. Капитан махнул рукой. – Как зовут-то тебя?

– А, так Николай я. – ответил тот, и мужики тоже представились. – Наша часть под Клином – туда и нам. Сами из Троицка едем – вся эта канитель меня в командировке застала – зампотыл я. Ночью с кантемировскими в Наре провели. Хоть приодели немного и оружием снабдили. Там такая катавасия была, вы чё, мужики!

– «Козлу» пиздец, тащ капитан! – вклинился в разговор Семён. – Радиатор пробит, всё вытекло, помпу пулей разнесло.

Если вам в Клин – то нам по дороге. – продолжил тему Фёдор. – Мы в Тверь рванём.

– Там чего – лучше думаете? – перебил его Николай.

– Да навряд-ли. В деревню что-то потянуло. -объяснил Срамнов.

– А. Ну если приглашаете – я не откажусь

– Только мне, Коль, своих найти надо. Понимаешь?

– Да понимаю, только как тебе помочь-то? – снова закурил Николай.

– Давай до Внукова слетаем, а? Выручай, капитан! Хлебом молю! Нам, говоришь, соваться нельзя – ты наведёшь справки хотя бы.

– Ты понимаешь о чём просишь?! Это ж трибунал – укрывательство дезертиров! Не знаешь ты наших раскладов. У вас рация есть? – спросил Николай.

– Ну да, в машине. – с надеждой ответил Фёдор.

– Сейчас вот что давай попробуем – через кантемировцев запросить. – бросил бычок капитан и полез в кабину. Покрутив настройки рации, капитан настроил какой-то канал и попытался выйти на связь. Через минуты три сибишка с хрипом выдала:

– …ий приём. Кто стучится?

– Сто тридцать третий, я клинский, повторяю – клинский. – прокричал в рацию Николай и объяснил Фёдору – Это, типа, у меня позывной такой у них, такое погоняло дали.

– Я сто тридцать третий, как слышишь? Понял тебя, клинский.

– Клинский – один -три-три. Капитана Стеблова мне нужно. Сте-бло-ва. Как понял.

Снова шуршание и помехи, потом пришёл ответ.

– Я сто тридцать третий , клинскому. Как слышишь? Стеблов на связи, говори.

– Привет, Валер.

– Что у тебя?

– Скажи, связь с Внуково держишь? Как понял меня.

– Понял тебя, держу. Что надо?

– Узнать про эвакуированных сможешь?

– Зачем тебе?

– Людям хорошим помощь нужна.

– Адрес и фамилии давай, как понял?

– Понял. Срамновы. Срам-но-вы. Как понял?

– Срамновы?

– Да. Алевтина, Татьяна, Анна. Как понял?

– Понял. Жди на канале, попробуем.

Потянулись мучительные минуты ожидания. Гена молчал, время уходило, и становилось ясно, что с ним что-то случилось. Чтобы получить чёткий ответ, надо было лететь на место встречи – времени уже не оставалось, но Фёдору надо было разобраться в том, где его семья. Пока ждали, Николай с Иваном упокоили ещё двоих мертвецов, вышедших один за другим из-за поворота. Федя гипнотизировал рацию, но Нара молчала. Пока он ждал, вояки с Иваном перегрузили добро из «козла» в грузовик, и оказалось, что у Николая с Сеней было два АКМа, штук восемь дополнительных снаряжённых магазинов и ещё полцинка патронов – братский подгон кантемировцев. Вояки, в свою очередь удивились тому, что увидели в кузове грузовика, и Коля хмыкнул.

– Ни хера себе, Сеня! У ребят тут целый арсенал, смотри-ка! Даааа, подготовились, нечего сказать!

Семён, сообразительный парень, поняв что «уазик» отъездил своё, слил из бака бедняги литров сорок бензина, дозаправив грузовик.

Ответ из Нары пришёл как-то неожиданно.

– Клинский, приём, я сто тридцать третий, как слышишь меня?

– Я Клинский, слышу чётко. – разрываемый на части волнением, трясущимся голосом ответил Федя. Услышав его, в кабину заскочил капитан.

– Коля, ты тут? Приём. Записывай. Значит, Срамновы. Анна Николаевна, Алевтина Егоровна, Татьяна Фёдоровна. Убыли бортом сегодня утром. Как понял?

– Куда убыли? – прокричал, вырывая рацию из руки Николая, Фёдор.

– Кто это? Куда-куда. Куда и все – за Урал. Другой информации не получил. Всё?

– Спасибо, Валер. Удачи, братан!

– Тебе удачи, Коля! Потом магарыч при встрече поставишь. Всё! Отбой!

Треснув кулаком по панели до боли в руке, Фёдор выскочил из грузовика. Нахлынуло чувство вины – не успел! Какого, спрашивается, надо было дёргаться в Москву?! Куда их теперь отправили, как их искать вообще?! В сердцах Фёдор колотил по борту «пинцгауера», в кровь сбивая руки…

– Федь, братан… уймись, пожалуйста. – подошёл и положил свою ручищу на плечо другу Иван.

– Да хуле «уймись», друг?! Хуле «уймись»? И чё теперь делать прикажешь? Где, как разыскивать их теперь? – рывком развернулся к Ивану Срамнов.

– Да ты успокойся, парень. – подошёл к ним, закуривая, капитан. – Попробуй с другой стороны подойти. Может – оно к лучшему, нет? Глядя на всю эту хуйню, которая тут последнее время творится, лично мне – именно так кажется.

– В натуре. Может, кэп и прав. Может, и к лучшему – что их эвакуировали. Как-никак – там вояки, всё спокойнее. – поддержал Николая Ваня.

– А мне как быть теперь с этим?! Ууу, ёбаная срань!!! Ну чем я думал – жопой наверное! – продолжал лютовать Фёдор.

– Мужики! Тащ капитан! Смотрите – упыри на подходе! Может поедем уже? – подбежал к потерявшим бдительность товарищам Семён.

Мужики повернулись в направлении дороги, по которой неуверенно топали несколько ободранных мертвяков – судя по одежде, местные бедняги, попавшие под раздачу. Компания была разнородная, покойники выглядели пугающе. Впереди всех топал, подволакивая ногу, мужик в разодранной куртке, рукав которой болтался полуоторванным, и неспроста – владельцу кто-то плохой отхреначил по локоть руку, и теперь из разодранного этого рукава торчала кость. За ним, как бы парой, брели, время от времени наталкиваясь друг на дружку, две бабы, достигшие, видимо, к этому времени, среднего возраста – а точнее уже и не скажешь. Первая – дородная бабища в резиновых сапогах и плаще с разодранной шеей, залитая кровищей так, словно её в кровавом душе искупали, жуть – да и только. Вторая была девка поскромнее размерами, а можно сказать и точнее – вовсе миниатюрная. Однако, впечатление было обманчиво – именно она, булькнув и захрипев что-то на своём, новом наречии, резко ускорилась, вытянув вперёд обглоданные руки, ускорилась, обгоняя своего лидера – того мертвяка с отгрызанной ручищей, по направлению к предполагаемой пище. Наивная, баба полагала, что ей обломится. А уж за этой честной компанией плелась целая семейка – плюгавенький мужичок, обляпанный каким-то дерьмом так, словно вылез из сельского нужника, баба – сохранная такая, в целом, и ребятёнок – девчёнка лет десяти, с измазанной кровищей физиономией. Когда мужики очнулись, покойники были от них уже шагах в двадцати.

– Уй блядь! – рыкнул Срамнов и пулей метнулся в кабину. Остальные мужики передёрнули затворы, собираясь разнести эту сраную делегацию к чертям собачьим, но Фёдор, также быстро, как залез в кабину, и вылез из неё, подбрасывая в обоих руках один из топоров, и пошёл навстречу посетителям, перекрыв мужикам зону огня.

Хэкнув, Срамнов размахнулся и хлёстко всадил остро отточенное лезвие топора в башню резвой мелкой мертвицы. Закатив осоловелые глаза, покойница сразу кулем свалилась на асфальт, и Фёдор, наступив ей на шею, рывком выдернул топор из разрубленной головы. С лезвия закапала на дорогу мерзкая, розовая мешанина – мозг, или что там было у неё в голове. Остальные упыри, которых бойкая подельница, стремясь к «жратве» успела обскакать на несколько шагов, заухали, заскрипели остатками своих голосовых связок и принялись топтаться на месте, наталкиваясь на своих попутчиков. Не рассусоливая долго, Фёдор перехватил топорище посноровистее, и занеся топор за спину, крякнул и засадил обухом по голове мужику-покойнику с отожратой рукой. Повторив поступок первой мертвицы, мужичина осел на дорогу. Фёдор же, отступил на пару шагов, осмотрелся. Оставшиеся трупы – семейка и жирная покойница, порыкивая и похрюкивая, засуетились, понимая видимо, что происходит какая-то непонятная. Сзади, вытащив из машины второй топор, к Срамнову подошёл Иван, а за ним, держа оставшихся трупов на прицеле автоматов, и военные.

– Хуясе ты их шинкуешь, мужик! Словно тренинг прошёл. – дивясь, сказал Семён.

– А хуле ты думал – зря я что-ли три года кен-до занимался? Виш как – пригодилось, значит. – парировал Фёдор.

– Федь, смотри – вялые они какие-то… – выпустил сигаретный дым Ваня. – Неактивные. Давай, братан, порубаем этих – и валим.

Фёдор поочерёдно перекладывая топорище из руки в руку, поплевал на ладони. – Смотри, чтоб их дерьмо на тебя не попало, будешь рубить – мало ли чё.

Навалились на оставшихся трупов разом – «взрослых» покойников, раскроив им черепа, друзья быстро приговорили. Девочка – покойница, невзирая на очевидную опасность преставиться дважды в один и тот же, скорее всего, день, пока Иван и Федя кромсали топорами её родных и близких да толстую мертвицу до кучи, сладко присосалась к шее мужика, прирубленного Срамновым ранее. Ваня, отбросив запачканный в мертвечине топор, с разбегу гулко всадил ботинком ей в челюсть, отбросив ребёнка на пару шагов. Девочка, помотав окровавленной мордой словно собака, забавляющаяся с костью, встала на четвереньки и поползла на обидчика. Глядя на это, Фёдор сплюнул, и обойдя агрессивный ползущий на друга труп сзади, наступив ей на спину, всадил топор прямо в макушку.

– Вот так, сука. Жри асфальт теперь. – бросил Федя.

Подошли Николай с Семёном, наблюдавшие за расправой со стороны и поглядывавшие по сторонам, чтобы не явились откуда ещё какие покойники. Военные покачивали головами, дивясь увиденному. Ваня отошёл на обочину, и матерясь, чистил свой топор от мертвецкого дерьма, всаживая сталь раз за разом в землю.

– Да, пиздец. Звери – да и только. – пробубнил капитан. – Давайте-ка, парни, поехали отсюда.

– Теперь – поехали. – согласился Срамнов, хлопнув по плечу Николая. – А ты как хотел?! На всех патронов не напасёшься. Да и неэффективно по ним из огнестрельного.

Мужики расселись в грузовичке и Федя снова попробовал вызвать Гену, и снова он не отвечал. Вояки устроились в кузове и Николай ухмыляясь ухватил одну из бутылок, прихваченных в «Снежке». Свернув крышку, капитан сделал длинный глоток и передал Семёну.

– Ну – за знакомство, мужики. Не случись такая хуйня – не встретились бы. Всё, что Бог не делает – всё к лучшему. – выдал простой тост Николай. – Однако – дорога ждёт!

И «пинцгауер», развернувшись прямо по нарубленным друзьями мертвецам, двинул обратно – в сторону Минки.


***

Минку пересекли верхом, по эстакаде, и свернули на Старо – Можайское шоссе, тянущееся практически параллельно Минскому, в сторону Голицыно. На перекрёстке вся дорога была запружена брошенными машинами, с открытыми дверями, помятыми, между которыми валялись вещи, тела… Решили не останавливаться – не рыться в машинах, поскольку пока всего хватало – и топлива, и еды, а всякая ерунда, вполне возможно и полезная, только отнимет время, а то и геморроев на свои задницы найти можно – кругом дома, и дела тут творились явно нехорошие. Иван объехал этот мёртвый затор справа, снеся забор углового участка, и «пинц», хрюкая мотором, вывалился на шоссе прямо через кювет, задрав в воздух передний мост. Дальше поехали не торопясь, объезжая брошенный транспорт и наблюдая что творится вокруг. Картина же была привычная – разор, бродят мертвяки, жрут друг друга. Покойники, отрываясь от своего жуткого пиршества, провожали автомобиль своими мёртвыми глазами, видимо понимая, что эта добыча им не по зубам, и снова продолжали грызть, рвать, жрать. По всей дороге до Голицыно, где им предстояло свернуть на бетонку в направлении Звенигорода, живых никого не встретили. За неспешным разговором о случившихся перипетиях и своей жизни ДО, мужики миновали несколько деревень, одна из которых горела натуральным образом, тем не менее, не взирая на жар, огонь и удушья тамошние покойники продолжали лютовать. Вся дорога была застлана дымом и Иван чуть не свалил «пинц» в канаву, поскольку прямо в деревне шоссе делало поворот, разобрать который в дыму не представлялось возможным. Поминая всю хуйню, Иван сдал резко назад, и пережевав задними мостами особо расторопного мертвяка, поспешившего на попавших в непонятную друзей, тронул машину вперёд на ощупь.

Минут через тридцать въехали в Голицыно и тут же отметили – мертвецов стало больше, намного больше. Тут они толпами по десять – пятнадцать рыл сновали всюду, в том числе – и по дороге, поэтому пришлось давить. В городе был полный разор, где-то полыхало, щёлкали выстрелы. Решив также не выяснять местных обстоятельств, скинув с дороги на повороте замершую «тойоту», Иван направил машину в сторону Звенигорода. Фёдор уже забил вызывать по рации Гену, и крутил переключатель каналов попеременно тыкая кнопки на магнитоле. Эфир как будто вымер, а на CB-диапазоне время от времени хрустели переговоры военных, но все решили не испытывать удачу и хранили радиомолчание. Мобилизация всё-таки. Николай тоже понимал позицию друзей и, хотя предлагал сперва обозначить себя, всё-таки проникся тем, что на призывной пункт им вовсе не стоит попадать. Через несколько километров уткнулись в закрытый шлагбаум железнодорожного переезда. Под ним дорогу перекрывали открытые башмаки.

– Как думаешь, братан – стоит подождать поезда? – ухмыльнулся Ваня.

– А они ещё ходят? – со стёбом ответил Фёдор. – Вон – справа давай прямо по рельсам.

Вездеход бодро переполз железнодорожные пути.

– Ещё переезд будет дальше. – подал голос сзади Николай.

– Да и хер с ним. – ответил Иван. – Тут другое – надо бы заправиться где-то.

– Так на заправке попробуем – вон знак-то торчит. – показал пальцем Фёдор.

– А деньги – то у вас есть, мужики? – со стёбом спросил Николай.

Федя почесал в затылке и отщёлкнул рожок своего карабина потом пошарил под сиденьем. – Ага. Заправиться и поесть хватит.

Вояки сзади засмеялись. Пока ехали, Семён проверил оружие – протёр, снарядил несколько рожков. Опорожнили пару бутылок из московских запасов – и дорога пошла веселее. На заправку въехали предварительно остановившись и осмотревшись. Под навесом стоял чёрный «ленд круйзер» с блатными московскими номерами и распахнутой водительской дверью. Ваня загнал «пинц» к соседней, крайней колонке и мужики все разом, щёлкнув затворами высыпали из грузовичка, водя стволами по сторонам.

– Хуёво здесь стрелять. – обозначил ситуацию Николай.

– Даст Бог – не понадобится. – ответил ему Федя. – Вань, Сёма – вы гляньте в конторе. Как вообще заправляться то?

Семён, а за ним Иван, уперев автоматы прикладами к плечам, подбежали к кассе.

– Никого! – крикнул Семён. – Внутрь попробуем проникнуть.

Но дверь в кассу была заперта. Мужики обошли бензоколонку сзади и там встретили нехорошую фигню – покойник в костюме жрал покойника в костюме же. Скорее всего эти парни раньше были владельцами «круизёра», который торчал на заправке. Хлопнул одиночный – Семён решил прервать обед покойника. Ваня, зажимая одной рукой лицо, обшарил внутренние карманы бывших крутых парней, но кроме мобил и бумажников ничего дельного не нашёл. Из одного бумажника выпала ксива – Управление делами Президента. Иван, хмыкнув, раскрыл удостоверение, и положил на перевёрнутый труп своего бывшего владельца.

– Вон оно как развернулось-то. – доверительно поведал трупу Иван.

Семён вернулся к машине и принёс топоры. Пока Федя с Николаем прикрывали их, мужики в несколько ударов вынесли не такую уж и прочную дверь в кассу, и снова вооружившись автоматами, проникли внутрь. Покопавшись там несколько минут, оба вышли понурые.

– Денег нет, электричества нет. – хмуро поведал вернувшийся Иван.

– На заправках обычно они генераторы ставят – на случай перебоев с электричеством. – заметил Николай.

– А ведь точняк. – согласился Семён. – Вернёмся, Вань?

Сзади строения действительно стоял металлический короб, сбив замок с которого, действительно обнаружили генератор. На удивление, завели его с одного оборота стартера. Ударив друг друга по рукам, Ваня и Семён весёлые вернулись к грузовику.

– Пошли внутрь, Федь. – сказал Иван. – Там теперь для тебя работа – в компьютере разобраться.

– Ну пошли.

В кассовой комнате Федя включил комп и тот автоматически загрузил программу. Всё было до смешного просто – назначить номер колонки, ввести сумму денег или литры, и нажать кнопочку «заправить». В графе сумма, Фёдор, послюнявив палец, забил – 500000.

– Не мало? – живо поинтересовался Иван.

– Иди! Лей во всё, что найдёшь! – подтолкнул к выходу друга Срамнов.

Нашлась канистра – из ящика с генератором, видимо, заправлять тот, хотя хрень какая-то – заправка ведь! В этот момент с заправки послышались матерные возгласы, потом звук удара топором по чему – то прочному. Фёдор попытался рассмотреть что там произошло, но грузовик закрывал ему перспективу. Выскочив из кассы, Фёдор нашёл всех троих склонившимися над трупом парня в шлеме, имитирующим немецкую каску, разрубленным топором, который там, в голове и торчал. Труп был наряжен в кожаные штаны со шнуровкой по швам, кожаную чёрную куртку – косоворот с надетой поверху жилеткой с эмблемой мотоклуба, к которому при жизни, видимо, принадлежал вледелец.

– Фигасе! Кто «клубня» завалил? – удивился подошедший Фёдор.

– Так Николай. Браза тихонько решил подкрасться на наш бензин походу. – пояснил ему Ваня.

– Неисповедимы пути Господни. – вытер лоб Фёдор. – Давайте, мужики, быстро заливаемся и чешем. Да в «крузаке» пойду пока пошарю – чую есть там ништяки.

Открыв багажник внедорожника, Фёдор, присвистнув, выудил на свет здоровенный кожаный кейс, доверху набитый пачками валюты. Кроме кейса, «круизёр» одарил путешественников двумя пустыми канистрами, дорогой двустволкой и пакетом, набитым боеприпасом к ней. Канистры заправили, а кейс с дулом отправили в кузов к остальным ништякам – дорога предстояла длинная. В замке зажигания внедорожника те двое, которые с ксивами, оставили ключи, но идея взять вторую машину была сходу отметена – лишние понты ни к чему, а топливо «крузак» жрёт как прорва, да и вместе безопаснее. Подивившись на чемодан с баблом, мужики отправились дальше.


***

Без приключений доехали практически до въезда в Звенигород. В Игнатьево ситуацию под контролем держало местное ополчение вместе с милицией. При въезде в посёлок бетонку перекрыли фурой и мужики были остановлены для выяснения обстоятельств. Старшим на пикете был бойкий старикан лет семидесяти, с бородой и по всему было заметно, что он заядлый охотник. Вместе со стариком, «пинц» обступила разнокалиберная публика – человек восемь, взяв на прицел подъехавший грузовичок. Люди были разные, однако всех, кроме этого старикана заметно объединяло одно – народ хорошенько принял на грудь и теперь всем им было море по колено. По настрою публики и изрешечённой в сито дробью «газели», стоящей поодаль от пикета мужики поняли, что надо быть максимально корректными в общении и убедительными.

– Ну что, сограждане, куда путь держим? Все здоровы у вас, покусанных нет? – задал первые вопросы старик.

– С полным нашим уважением, граждане! – перегнувшись через Ивана, ответил Фёдор. – Все живые, не травмированные. Стремимся в Тверь.

– Далековато. – обвёл пятернёй бороду старик. – А ты мотор-то пока заглуши, милок. – обратился он к Ивану.

– А надо ли, отец? – ответил ему Фёдор. – Что-то люди твои волком смотрят – тревожные очень. Мы разговор-то поговорить с хорошими людьми завсегда рады, только вот атмосфера какая-то пугающая.

– А как по-другому, сынок? Не мы такие – жизнь такая. – положил руку на дверь старик и обращаясь к своим, крикнул – Стволы-то опустите, соседи.

Мужики, понимая, что ситуацию напрягать не следует, вылезли из «пинцгауера». Пожали руки друг другу со стариком и подошедшим к нему милицейским сержантом.

– Смотрю – бухают у вас тут, горожане. – сказал Николай.

– Ну есть такое. – ответил сержант, представившийся Сергеем. – Ну и вы тоже, я чую, не особо сухие?

– Так а что у вас тут, порядок с покойниками – управились? – спросил Иван.

– Ну тут-то управились пока, да они, бляди, из города постоянно ползут. – обрисовал текущую ситуацию старикан, Дмитрий Владимирович. – В городе-то одни мертвецы уже. Наши мужики с той стороны, с городской, умаялись уже от них отмахиваться. А что делать – меняемся, по очереди. А оттуда прут и прут.

Дмитрий Владимирович описал ситуацию у них в посёлке, и получалось, что люди местные как-то вовремя организовались вчера и дали отпор местной нежити, останавливали проезжающих, кого можно подключали к процессу. К утру зачистили посёлок и стали отбиваться от звенигородских покойников.

– Слушай, отец. Мы тут на развилке договорились встречаться с одним товарищем нашим. Геннадием его зовут, должен был мимо вас по любому проезжать вчера, на бежевом автобусе «форде» инкассаторском. У него дом где-то под Новоалександровкой – он говорил. Может, в курсе? – задал старику вопрос Иван.

– Ну как же – знаю. Геннадий, он ещё полковник что-ли в Уголовке. Был вчера, на автобусе, как ты говоришь. – ответил ему Дмитрий Владимирович.

– А сегодня-то не появлялся? У нас с ним как раз на повороте на бетонку встреча должна быть.

– Не, сегодня его уж не было. Я вам вот что скажу: со вчерашнего вечера военные народ собирали в эвакуацию, знаете?

– Да больше того – у него вот – указал Иван пальцем на Федю, – всю семью забрали.

– Вон как. Ну, может оно и к лучшему. Ну а я что хочу сказать – колоннами автобусы гнали в сторону Голицыно. Так может ваш этот Геннадий тоже попал?

– Да кто знает? Жалко, отличный мужик Генка. – повесил голову Фёдор.

– Отец, всё отлично, но нам каждая минута на счету. Пропускай давай. – попросил старика Николай. – И дальше что там по бетонке расскажи, если знаешь.

– А дальше – кто его знает что. Новая Рига, я вам скажу, стоит из Москвы – уж мёртвая вся. Покойников там, говорят, бродит очень много. Ладно, грузитесь давайте и Бог в помощь. – махнул рукой Дмитрий Владимирович. – Патронами-то не богаты?

– Сёма! – обратился к товарищу капитан. – Ну-ка, снабди партизан семёрочкой на тройку рожков.

– Э, да вы не пустые, я гляжу. -улыбнулся старик. – Спасибо, сынок.

Фуру отодвинули и мужики, передав Дмитрию Владимировичу пакет с патронами, миновав посёлок, свернули направо на бетонку. На выезде был ещё один пикет, но там их не останавливали – видимо не видели смысла, раз на въезде пропустили – какой толк останавливать на выезде? Помахали другу другу и Иван пришпорил вездеход. Если тут на выезде ещё и была на дороге разная брошенная техника, которую приходилось объезжать, то через пару километров дорога стала свободной и Ваня разогнался до девяноста в час. «Пинц» мог дать и побольше, но, увы, за внедорожные возможности вездеход расплачивался устойчивостью на высокой скорости – его мотало и приходилось всё время подруливать, чтобы держать машину на прямой и это напрягало, а путь предстоял не близкий. В последнее время по сторонам бетонки настроили нуворишских коттеджных посёлков и теперь по обочинам копошились живые мертвецы «haute couture”. Пересекли Новую Ригу – там, внизу, в сторону области даже тут дорога была забита пробкой по непонятной причине. Автомобили были брошены и между ними бродили толпы покойников. Можно с дрожью представить себе ужас людей, которые оказались по чьей-то вине в безвыходной ситуации, когда, казалось бы, уже вырвались из агонизирующей столицы. Конечно, уцелеть в такой каше – шансы призрачные, а если за тобой семья?! С ходу пролетели и Волоколамку, а дальше была уже практически прямая до Пятницкого шоссе, на которое они и свернули. Сорокаминутное путешествие по Пятницкому оказалось также без примечательных эпизодов, кроме сбитого Иваном на полном ходу мертвеца, которого тот заметил в последний момент, отвлекшись от спокойной дороги на разговор с товарищами. Глухой удар, толчок – и в стороны летят ошмётки трупа…

– Сбавь скорость, Вань. – подлез поближе к друзьям из кузова капитан. – Сейчас въедем в Обухово, и там перед церковью резко налево. Не стоит через Солнечногорск пытаться, судя потому что в городах творится. Рванём через Покровку и выскочим на Ленинградку практически перед Клином. Но Покровка – огромный дачный массив и покойников там наверняка пруд пруди. Но, думаю, в Солнечногорске ещё хуже.

Свернули на Покровку, как и предложил Николай. Попетляли по узкой дороге, мимо Истринского водохранилища и посёлков, где кишмя кишели мертвяки – вчерашние дачники и через полчаса Николай дал знак остановится на чистом месте, ввиду лесочка, за которым уже начиналась та Покровка. Мужики вылезли, размялись, покурили и справили малую нужду.

– Теперь внимательно, Вань. Как въезжаем в Покровку – там резкий поворот направо и дальше всё время строго прямо – до станции. – инструктировал капитан. – Задраиваемся. И вали. Дорога там узкая – мы ни с кем не разъедемся, а дач здесь – уууу…. – махнул рукой Коля. – Значит, некроэлемент тут мощный. Ну, с Богом?

Как только повернули в Покровку, сразу подмяли под бампер несколько «дачников» копошившихся на дороге. Дорога была действительно очень узкая и «пинц», разгоняясь, скрёб бортами о разросшиеся по сторонам кусты. За проезжавшей машиной брела толпа местных покойников, набирая объём за счёт вливавшихся в неё из практически каждой улочки новых тел. Тошная, зловонная толпа должных быть мёртвыми тел, со своими постоянными, мерзкими спутниками – вонью и мухами. Запах, стоящий в дачном посёлке, был настолько плотным, что проникал даже в идущий на скорости автомобиль. Мертвецы так и лезли под колёса и Иван чертыхался. Ближе к станции дорога стала немного пошире и Николай тронул Ивана за плечо:

– Смотри, вот сейчас пруд и потом прямо в железку упираемся. Там резко направо, а потом, практически сразу налево, под насыпь.

Но сразу за поворотом поперёк дороги лежал на боку сгоревший микроавтобус, перегораживая проезд. Иван резко остановил машину. Везде бродили мертвецы, и они немедленно начали стекаться к остановившемуся грузовику.

– Что будем делать? – бампером я его не сдвину, а лебёдку вылезать цеплять как-то стрёмно. – развёл руками Иван.

– Сдай назад и через палисадник вон, справа, давай. – сказал Николай.

Иван сдал назад и подключив пониженную , вломился кенгурятником прямо в дощатый забор. Снеся забор к чёртовой матери, вездеход выпрыгнул на дорогу уже за перевёрнутой машиной. Однако манёвр не прошёл безнаказанно – «пинц», круша забор, пропорол себе правое переднее колесо.

– От бля невовремя! Только этого говна сейчас не хватало! – чертыхнулся водитель.

– Хуй с ним, давай под насыпь и отрываемся от этих упырей! – Николай перелез в кабину.

– Да его хер удержишь! – возмутился Ваня. – Сёма, рой там на дне в кузове хайджек и чемодан с инструментом!

Остановились, миновав железную дорогу. Решили так – Семён будет менять колесо, а остальные пока поотстреливают мертвяков, которые припрутся однозначно – взбаламутили они своим появлением нехилое осиное гнездо. Ковырялись долго. Пока открутили Сёма здоровенную запаску с задника – а всего было три колеса, но два были приторочены на крыше, на экспедиционном багажнике – пока отдомкратил здоровенный автомобиль, пока скинул пробитое колесо и вместе с Ваней нацепил новое – мужики истратили серьёзный запас патронов, выбивая мертвяков, ломящихся из-под насыпи и через неё, но выбора не было. Смена колеса заняла двадцать минут и только тронувшись, мужики вздохнули спокойно. Через четверть часа они уже ползли, поминая всех плохих, по Ленинградке, между брошенных и разбитых машин, но слава Богу – двигались, и тем самым приближались к Клину, где попутчикам предстояло расстаться.

– Решим так – непосредственно в Клину мы с Сёмой найдём машину какую-нибудь и к себе, чтоб вас не тормозить. – предположил Николай. – Вам два АКМа и половину оставшихся маслят, а вы нас хавчиком снабдите.

– Может, вместе проверим как у вас дела обстоят? – предложил Фёдор.

– Молчи!- резко оборвал его Николай. – Всю дорогу страх не отпускает ни на минуту! Ну я твёрдо решил – что бы ни было – я домой, в часть. Надеюсь, ребята там держатся.

– Ясно. – скупо ответил Николаю Иван.

В Клину, на удивление, мертвецов было не так, чтобы слишком много. Ко всему привыкаешь – привыкли и к этому – отметил для себя Фёдор. Адаптировались уже. Пару дней назад выстрелить в человека, а и того хуже – навалиться на него с топором – было чем-то из области вымыслов. А сегодня уже – пожалуйста. И стреляем без душевных мук, ну а если хотите – с полным нашим уважением, топором переложим. Чё нам, такая жизнь…

На въезде в город тормознули у армейского кордона и Николай с Семёном выскочили из машины, обнимаясь – это были ребята из их части! Прояснили обстановку – в городе военные и менты пытаются навести порядок, идёт запись в народную городскую дружину, менты выдают оружие и патроны, внося записи в паспорта. Люди патрулируют и зачищают город. Работают больницы, медпункты. Мародёрство пресекли на взлёте, расстреляв несколько особо наглых и ретивых типов. Жизнь потихоньку налаживается. Местные предложили остаться у них – люди теперь нужны, а проверенные – особо, но друзья критично отказались. Вояки сообщили, что в Твери творится кошмар – город полностью зомбирован, а дальше по шоссе, в районе Московского моря орудуют банды грабителей и мародёров, и парни отметили, насколько быстро сей род самоорганизуется в мутных обстоятельствах. Пока разговаривали, привезли обед и друзья в первый раз за эти два дня поели горячего. Семёна отправили на доклад в расположение части, а Николай подошёл к уже засобиравшимся Феде с Иваном.

– Ну что, мужики? Всё-таки решили ехать в Тверь? Имеет смысл предлагать переночевать хотя бы? – присел между друзьями, обняв их за плечи Николай. – На себя гляньте: морды небритые, опухшие. Может, ко мне, парни? – а завтра уже дальше тронете?

– Заманчиво. – почесал рукой в волосах Фёдор. – Однако, мы всё-таки дальше попрём. Сам видишь, Колян, что вокруг творится. Из Твери, кстати, есть какие новости?

Николай выщелкнул из пачки сигарету и чиркнув спичкой, прикурил. Глубоко затянувшись, выпустил облако дыма.

– Вот об этом я и хотел сказать. Полдня как с тверскими связь пропала – думай что хочешь. С самого начала то там уже очень херовая ситуация была – тамошние мертвяки как с цепи сорвались. Думаю, в городе над ситуацией контроль утрачен. Есть уже информация, что дальше по трассе – в районе Московского моря – уже мародёрят. Но это-то хуйня – а вот последние новости. В Москве полная жопа – выводят оттуда подразделения. Нас тоже, слышал, снимут того и гляди.

– О, Николай, чертяка! Уже не чаял тебя встретить! Какими судьбами вернулся-то? – подошёл сзади к беседующим мужикам здоровенный усатый майор с РПК на плече.

– Вован! Здорово, родной! – вскочил с места Николай навстречу подошедшему офицеру. – Знакомься – Фёдор, Иван. Это всё они, без них хуй бы я вернулся, наверное. Прикинь – прошлую ночь в Наро-Фоминске с таманскими пацанами просидел, еле съёб оттуда – так мало того: какие-то пидоры из леса по нашему «козлу» очередь влупили. Встали курить, а какой выход? А тут, вот, мужики на своём вездеходе прут. Приняли нас с Сёмой на корму.

– Володя. – поочерёдно пожал руки друзьям, поставив на землю пулемёт, майор. – Молодцы, спасибо вам за Николая.

Майор присел рядом и, как и все присутствующие, закурил.

– У нас останетесь? Дмитрич сказал брать на довольствие здоровых мужиков по мобилизации. – спросил майор.

– При всём уважении, мы бы дальше двинули. – ответил Фёдор. – За Тверь нам, на Бежецк.

– Как знаете. – ухмыльнулся Володя. – Только как же вы через Тверь-то пробираться думаете? Знаете что там?

– А что? – вставил вопрос Ваня.

Майор ехидно покрутил шевелюрой.

– Да там полный пиздец, мужики. Мёртвый город. Слышал, Колян? – летуны мигаловские снялись оттуда с утра?

– Вот те на! – выкатил глаза Коля.

– Так вы не в курсе! – присвистнул Володя. – Тогда внимайте: наши несколько часов назад штатовцев ещё порцией ракет угостили. Видимо, поймали слабину, и всыпали. А хули добру пропадать, когда пошла такая пьянка?! НАТОВцы к нам уже попёрли, так что и нам движухи ждать осталось не долго, такая вот хуйня, мужики. Мертвецы – мертвецами, а мировую войну ещё никто не отменил, так что делайте выводы. Я это к чему? Я вот к чему: при таких раскладах в армии-то оно понадёжнее как-то будет, так что повторю своё предложение – может останетесь?

– Да пиздец. – в сердцах бросил Фёдор и смачно сплюнул. – Не, мы решили – в деревню. Раз в Твери такая херня – может стоит тогда через Кимры и на Горицы рвануть?

– «Через Кимры!» – передразнил Фёдора майор. – В Кимрах та же херня, что и в Твери – а то и позабористее! Я сам-то человек не суеверный, но тут кое-кто рассказывал, что в Кимрах вообще какая-то непонятная херня творится. Можете ржать, но говорят, там с утра менты, которые оттуда жопы свои уносили от мертвяков, видели какую-то фигуру высотой до неба.

Все трое вылупили глаза.

– Да ну нахуй. – подвёл итог полученной информации Николай.

– На хуй, не на хуй: за что купил, за то и продал. Менты нашим пацанам видюху с мобилы показывали. Все седые, как Мерлины. Водку сидели жрали всухомятку, не закусывая.

– Дела! – протянул Ваня. – Ну а с другой стороны – почему нет? Покойники встали. Война началась. Самое время Ему возвращаться овнов от козлищ отделять – в чём я неправ?!

– Это правильно ты говоришь. – согласился с Ваней Николай. – Самое время. Ну а чё? Предупреждали же старцы церковные, что в последнее время живём? Предупреждали. Мне интересно с другой стороны даже.

– Ладно, слушайте сюда, фермеры. – стукнул ладонью по столу майор. – Вот как вам нужно будет поступить. Проедете Смолино – свернёте направо на Новое Семёновское, поняли? Там будет паром на тот берег Волги. Не знаю, конечно, работает он теперь или нет, и что там в деревнях за обстановка – не знаю. На той стороне турбаза «Волжанка» находится – там у них, порядок, скорее всего. А уже оттуда на Тверь. Так вам через весь город ломиться не придётся – только кусочек пересечь от Сахаровского шоссе до Бежецкого. Знаете?

– Как свои пять пальцев. – утвердительно кивнул Федя.

– Тогда давайте пиздуйте, не задерживайтесь, раз так решили. – поднялся с места Владимир. – С каждой минутой всё хуже и хуже. Если упрётесь – возвращайтесь. Спросите у любого бойца, вон, Николая или меня – Болотов моя фамилия.

– Спасибо за науку, тащ майор. – встали со своих месте Фёдор и Ваня. – Коль – давай, старик, пока. Славно мы с тобой прокатились!

Николай подошёл и по очереди крепко обнял ребят.

– Дай вам Бог, парни. Спасибо за помощь. Век не забуду. – потом, отойдя на шаг, снова повернулся к ним и сказал: – Но если что – дуйте к нам обратно, здесь хоть порядок у нас в Клину.

Попрощавшись с офицерами, друзья подошли к своей машине, сиротливо спрятавшейся за бортами армейского «Урала».

– Федь, давай-ка, смени меня за баранкой. Глаза, блять, уже в кучу. – хлопнул друга по плечу Иван.

– Да как скажешь, братан. Я, блин, тоже ночами уже куролесить, как в молодости, не силён стал. Ночь одну не поспал – и пиздец. Выжат, как лимон.

Сменив Ваню, Федя занял место за баранкой «пинцгауера» и завёл мотор.

– Как тут хоть с бадягой этой всей управляться? – спросил он, кивнув на сонм рычажков, переключателей и кнопочек под приборной панелью.

– Ну, тут по-взрослому. Вот эти хуйни – блокировки мостовые и дифов. А эти вот рычаги с полным приводом баловаться. – вкратце пояснил Иван. – Да я сам, думаешь, знаю?

– А, ладно, хер с ним. Разберёмся по ходу дела. – махнул рукой, трогая машину с места. – Поехали.


***

После Клина в сторону Твери – первая деревня Ямуга. В честь крохотной речушки, журчащей под мостом пересекающей её Ленинградки. Когда проезжали её, деревня была уже пустая. Видны были следы зачистки – несколько центральных домов справа от шоссе уже догорели и теперь понемногу дымили, наполняя воздух нехорошим запахом беды. Дальше дорога была прямая, как стрела и шла через лесной массив. Этот участок друзья преодолели очень быстро – ничего необычного по дороге не встретилось. Через двадцать минут после выезда из Клина Фёдор с Иваном въехали в большой конгломерат деревень, начинающийся Спас-Заулком и тянущийся до Московского моря. В Спас-Заулке парни упёрлись в небольшой армейский пост, состоявший из примерно взвода ментов и вояк, усиленный стареньким БТРом.

– В Тверь? – переспросил милицейский сержант Фёдора, ответившего на вопрос того, куда они следуют. – Хуле вы там забыли? – там же полный пендык!

– Ну а чё делать, раз надо нам? – развёл руками Фёдор. – Тут-то как у вас?

– Да у нас ничё. Люди кое-как самоорганизовались, поков потихоньку изводят. Дальше, за Завидово, уже пиздец.

– Ну чё, обнадёжил, сержант. – сказал Иван. – Поков, говоришь?

– Ну, блядь, мертвецов. К словам цепляешься?

– Да нет. Прикольно просто. Везде по-разному их кличут. – улыбнулся в ответ Иван.


***

Проезжая эти деревни, в которых серьёзно погуляла смерть, Фёдор сильно задумался – а правильно ли они делают, что едут в Вельшино? Кто знает – может быть там тоже они встретят пустые дома и мёртвых людей, непостижимым образом и чьей-то злой воле подъятых к этой вот, отвратительной форме существования? Приехать и убедиться в этом – нет, это не то, к чему стремятся друзья, накручивая километры на северо-запад, всё дальше и дальше уводящие их от той жизни, которой уж и нет больше. А может стоило послушать майора и остаться в Клину? Ведь в конце концов для каждого наступает момент когда надо принять верное решение, а каким оно может быть ещё, если в страну пришла война? Может и правда их место там, в армии – делай, что надо, и будь, что будет? Нет, это правильно, но это слишком правильно. В глубине души Срамнов чувствовал, что это всё только начало. Начало чего-то нового, неизвестного, пугающего своей невероятностью. Ничто не страшит человека больше, чем неизвестность. По сути, даже сама смерть не так страшна, как думы о ней и её ожидание. Если мир рушится на твоих глазах – где твоё место? Да, с семьёй – но где твоя семья?! Что делать, когда совершенно не знаешь чего делать? Пройдёт время – всё станет на свои места, появится хоть какой-то порядок.

Что делать, ёбаныйрот???

Где я нужен, что правильно? – рвались наружу вопросы. В армии? – возможно, но как и раньше, государство клало на нас прямо с колокольни, неужели сейчас вдруг всё изменится? Ага, блажен кто верует. Тут в России, всегда один принцип был – затыкать дыры телами. Люди – они чё, ещё родят бабы. На раз не изменится, это тут в крови, в землю вросло. Генетическая мутация, наверное. Тем более, если раньше, скажем, Наполеон или Гитлер явился – то тут хоть ясно в чём угроза – вот враг, живой, понятный – либо ты его, либо он тебя. А тут же ведь, блядь, они ни хера же не понимают, что происходит. Значит, новые трупы на амбразуру. Ну уж – это на хуй. Не для того нас с Ванькой матери рожали и растили, чтобы какой-то еблан нас слил в лёгкую.

В Вельшино, и будет видно.

Из размышлений о природе сущего и перипетиях судьбы Фёдора вырвала плотная стрельба где-то слева, после поворота на Козлово, где, по слухам, находилась загородная резиденция Президента.

– Шмаляют. – констатировал Иван, силясь рассмотреть через Федино окно что там происходит. – Поддай гари-то, а то совсем, я смотрю ты внутрь погрузился. Нам сейчас тёрки тут на хуй не упёрлись.

Федя нажал на педаль, и «пинц», рыкнув, рванул вперёд.

– Сейчас справа магазин будет – «Кнакер». – выдал Фёдор.

– Не, Федь, ну его. Давай дальше, вечереет уже….

Действительно, этот день уже догорал, солнце клонилось к закату, окрасив горизонт на западе багрянцем. Какой день, ещё один замечательный летний денёк, да кто обратит внимание на эту красоту, в такое-то время? А поторапливаться, однако, стоит. Изо всех сил. В город ночью не суйся! Да и с паромом ещё предстоит разбираться – а время уже седьмой час!

Бог миловал – мародёры, о которых предупреждали ребят в Клину, им не встретились, а вот ходячих мертвецов вокруг было много. Как и везде, эти мерзкие существа кучковались группами, бродили по обочинам в населённых пунктах, жрали трупы. По сути дел, творящихся здесь, ситуацию никто не контролировал и, видимо, местное население стало лёгкой добычей этих тварей, в изобилии присутствующих здесь, пополнив собою гнусные ряды нежити. Друзья миновали Мелково, Радченко, Городню, оставив справа несущую, как ни в чём не бывало, свои воды Волгу. День клонился к закату, и низины по сторонам от шоссе начал укутывать белёсый туман.

– Смолино, смотри. – указал пальцем на проплывающий мимо них указатель Ваня.

– Ага, за ней направо, и станет ясно, что с паромом.

Миновав Смолино, пустую и мёртвую, как и все предыдущие тверские деревни, Фёдор свернул направо.

– Федь, что будем делать, если нет тут никакого парома? – спросил Иван. – И вообще, глядя на это вот, ты сам уверен, что у тебя в деревне всё по-другому?

– Вань, да хуй знает. Сам смотрю – и думаю. – в сердцах ответил другу Федя. – А что делать прикажешь? Возвращаться? Куда???

– Да нет, я просто думаю -что тогда делать будем?

– Тогда и увидим. Чё нагнетаешь? – сорвался Фёдор.

– Да ты не бычь, братан.

– Да я не бычу, Вань. Давай постепенно решать. Если парома нет – либо заночуем где, либо обратно в Клин.

– А может, лучше тогда через Тверь попробовать? Ты ж знаешь город!

– Может и через Тверь. А теперь гляди – в Новое Семёновское въезжаем!


***

В Семёновском действовало ополчение во главе с местным батюшкой. Селяне – а реально москвичи с тверичанами, поскольку село было в основном дачным – вооружённые кто чем, уже навели у себя дома порядок, и за околицей, мерзко чадя с таким запахом, от которого эти самые мертвецы, по идее, должны вставать из могил, чтобы свалить по-добру по-здорову из этих мест, догорала куча трупов, изловленных и возвращённых местными туда, откуда они без разрешения взялись. Здесь друзья и прозрели, услышав из уст батюшки Андрея следующую информацию, весьма важную для любого борца с нежитью, поддержанного местным населением, кивающим на каждое его слово и следящим за каждым его жестом. А именно: покойники весьма боятся святынь – образов, святой воды. Ежели кто читает молитвы какие или же акафисты – к тому мертвяк не приближается, топчется на расстоянии, а от святой воды его просто корёжит и действует она на нежить, словно серная кислота. К храму поганые не подходят, а как начинают звонить в колокола – разбредаются подальше от храма. Это всё было выяснено опытным путём, когда беда пришла прошлой ночью в село. Об этих и некоторых других обстоятельствах, поведал друзьям отец Андрей, пославший двоих мужиков, чтобы притащили связанную, пойманную некоторое время назад покойницу – для наглядной демонстрации своих методик. Через десять минут нежилицу притащили, ведя её на жерди, примотанной к связанным за спиной рукам. Ранее покойница была женщиной лет тридцати – сорока, судя по фигуре. Теперь существо являло собой злобную, агрессивную, шамкающую пастью с предварительно выбитыми зубами мерзостную тварь, гнусную пародию на человека.

– Вот она – Нина Егоровна, как просили, батюшка! – представил существо, указав на неё открытой ладонью мужик в камуфляже и болотных сапогах. – Ещё вчера у продмага здоровались, а сегодня… ууу, блядина! Матку свою и мужа сожрала, и племянницу свою дожирала, когда мы её, с мужиками-то, взяли.

– Не лайся, Семён. – пожурил мужика батюшка. – Или в том её вина, что бесовскую форму приняла женщина?

– А вот смотрите, что я вам покажу. – подошёл к друзьям отец Андрей. – Вот, гляньте-ка, родные мои, что с ней сейчас от молитвы-то происходить начнёт.

И, перекрестившись, отец Андрей на распев начал читать:

– Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Господи, помилуй.

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма Своима осенит тя, и под криле Его надеешися: оружием обыдет тя истина Его. Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни, от вещи во тме преходяшия, от сряща, и беса полуденнаго. Падет от страны твоея тысяща, и тма одесную тебе, к тебе же не приближится, обаче очима твоима смотриши, и воздаяние грешников узриши. Яко Ты, Господи, упование мое, Вышняго положил еси прибежище твое. Не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою, на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия. Яко на Мя упова, и избавлю и: покрыю и, яко позна имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое.

Когда батюшка начал читать псалом, словно сонм бесов вселился в покойницу. Тварь стала рычать, закатывать глаза, биться и Семёну пришлось подхватить жердь, которой удерживали нежить, чтобы та не вырвалась. Селяне, кто присутствовал при этом, истово крестились и кланялись.

– Видели!? – с огнём в глазах спросил друзей батюшка. – Вот что псалом девяностый-то над ними творит. То-то же! Вот глядите – и всем, кого встретите рассказывайте! А вот что от воды от святой с ними бывает. Ну-ка, Антонина, подай-ка мне бутылочку! – протянул руку к одной из женщин в толпе священник. Там дала ему полулитровую пластиковую бутылку из под «колы» с продырявленной гвоздём в нескольких местах крышкой. Батюшка, перекрестившись, брызнул на покойницу. Та завыла и на глазах её кожа, там где попала вода, покрылась мерзкими пузырями. Мертвица снова забилась на своей привязи, но мужики крепко держали жердь.

– Вот оно как! Крепко слово Христово всепобеждающее! – радовался, размахивая руками священник. Повсему было видно, что он дождался своего момента в жизни и теперь чувствовал себя на своём месте, всем нужным, потребным.

– Кто хотел переправляться? – спросил, подошедший к батюшке старик в бушлате.

– Мы. Здравствуйте. – поздоровался с ним Фёдор.

– Тогда давайте вон туда, на пристань. Сколько весу-то в ней? – спросил старик, кивнув на «пинцгауер».

– Ну, тонны три, наверное.

– Ну это ничего. – и махнув рукой, старик ушёл вниз, к реке.

Отец Андрей дотошно выспросил друзей куда держат путь и про новости, о том что творится в мире. Услышав новости, батюшка сокрушённо покачал головой, и перекрестился, заметив, что на всё воля Божья, зато весьма оживился, когда узнал, что друзья рвутся в Кушалино.

– Как же, знаю! Там же отец Паисий на приходе – святой человек! Приедете – привет от меня горячий ему передавайте и его держитесь! Рядом с такими людьми, как батюшко-то Паисий, сам чёрт, прости Господи, пасует! Уж рядом-то с ним и мир и порядок, я уверен!

Попрощавшись с батюшкой и местными, ребята аккуратно съехали вниз на пристань и загнали свой вездеход на маленькую баржу с подвешенным сбоку лодочным мотором. «Пинц» влез с трудом и судёнышко заметно просело под весом тяжёлой машины. Старик-паромщик, представившийся дядей Арсей, поморгал фонарём в сторону противоположного берега и через пару минут с той стороны также моргнуло несколько вспышек.

– С утра-то телефон работал, а теперь вот так – перемигиваемся. – пояснил дядя Арся. – Там в «Волжанке»-то у них хорошо. Сейчас летом-то народу много у них обычно. В основном московские. Посёлок в лесу, всё своё – вода, электричество. Охрана у них вооружённая. И забором всё обнесено. Никаких мертвецов. А дальше-то поедете – смотрите, сынки. В Твери-то, говорят, одни мертвецы. И то сказать – вона, глядите! – старик указал рукой на всполохи зарева в стороне Твери. – Горит Тверь-то.

С дядей Арсей расплатились достойно – дали палку Докторской колбасы и две бутылки Путинки. Старик расплылся в улыбке, и отплывая на свой берег, махал рукой.

В «Волжанке» безопасность соблюдали на высоком уровне. Территорию патрулировало несколько групп охранников с дробовиками и собаками, а также присоединившиеся к ним мужчины из числа тех, кого катаклизм застал тут отдыхающими. Слева от пристани замер самолёт на поплавках, а на аэродроме, который, как оказалось наличествовал тут, стояли два вертолёта – ухоженный Ми-8 и чёрный Робинсон Р44.

– Нихуя се у них тут! – удивился Иван. – Нормально люди живут.

Друзья поблагодарили за предложение переночевать подошедшего администратора Кирилла, но отказались, сославшись на срочную необходимость ехать дальше. Обменялись новостями, однако, про обстановку в городе Кирилл им ничего нового не сообщил. Пока они беседовали, девчушка -барменша, Оля, принесла друзьям два стакана горячего, ароматного кофе, и Иван, расчувствовавшись, одарил девушку и Кирилла большой бутылкой рома, покопавшись в их съестных запасах в кузове.

Через полчаса, миновав несколько деревушек, и не заметив в них признаков ни людей ни нежити, парни вырулили на дорогу, ведущую в Тверь, а ещё через полчаса, миновав Савватьево, уже въезжали по крутящейся в разные стороны дороге в Посёлок 1-ого мая – Тверской пригород. Со стороны города тянуло дымом и уже отсюда было видно, что Тверь, с этой стороны Волги являющаяся по большому счёту большой деревней, уж такова её архитектура – дома-то древние, деревянные, Тверь горела. Твою мать, уроды – подумал Фёдор. Волею судеб Тверь могла бы стать столицей России, если бы не злокозненные московские князья, казнившие Михаила Святого. Всё у Твери для этого было – один из крупнейших русских городов того времени, богатый, тороватый, сильный. И местоположение куда лучше, чем у Москвы – на берегу Волги. И во что превратили город, суки? Как была до революции деревней, так и осталась, а то, что при Сталине отстроили, всё разваливается на глазах.

По улицам бродили толпы, сонмища покойников. В дымном мареве картина была ещё более кошмарной, ужасающей. Пытаясь лавировать между группами ходячих трупов, тупо наводящихся на свет фар и звук двигателя, Фёдор в сердцах матерился. Миновав оставшуюся справа промзону, «пинц», дважды со свистом ввернувшись в девяностоградусные повороты, вылетел на Академика Туполева.

– Ой, бляяя! – выдавил из себя, обхвативший обеими руками голову Иван, оценив представшую перед ними картину.

А что бы вы сказали, если бы въехали на автомобиле прямо в ад?!

Из окон длинной пятиэтажки, крайней справа, вырывались языки пламени. Прямо перед выскочившим на улицу автомобилем, раскорячился на боку трамвай, практически перекрыв всю улицу, перевёрнутый и брошенный неведомой силой. Дым, ставший плотным, не позволял увидеть всю перспективу, но и того, что творилось перед глазами, друзьям хватало. Толпы, сраные толпы мертвецов. Они бродят, нападают друг на друга, вырывая куски плоти, склоняются над поверженными трупами, и жрут, жрут, жрут. Вырывая и разматывая сизые кишки, рычат, бросаются друг на друга, словно злобные, голодные псы. Кругом пятна крови и отрованные части тел – руки, ноги, головы. На глазах друзей крупный мертвец, до этого стоявший и озиравшийся вокруг в свете фар «пинцгауера» вдруг резко ускорился, вытянув вперёд руки, и выхватил из группы покойников, плетущихся по тротуару мальчика-мертвеца, и подняв его, впился в живот. На асфальт брызнула отвратительная каша из нутра некроребёнка. Мертвецы, бредшие рядом, прикрываясь руками от творящегося, попятились в стороны.

Иван резко распахнул дверь и его стошнило.

– Федя! Бля, валим отсюда! – вытирая рот попавшейся под руку бейсболкой крикнул Ваня.

«Пинц» рванул по тротуару, подминая под бампер прожорливого мертвеца – педоеда вместе с его дергающейся жертвой. Откуда-то слышались крики, вопли, стрельба. Кругом валялись вещи, стояли брошенные автомобили. В стелющемся дыму, Фёдор особо не разбирал дороги, и вездеход расшвыривал своим стальным бампером всё, что попадалось ему на пути. Из-за дыма Фёдор промахнулся мимо поворота на Маяковского, которая должна была вывести их на вожделенное Бежецкое шоссе. Пришлось сдавать назад. Тут всё пылало, ветер гнал дым и искры и в этой адской феерии бродили выходцы из-за гробовой черты.

Красный «паджеро»-коротыш выскочил за ними из какой-то улочки, в изобилии выходящих тут на Маяковского. Люк машины был открыт, и из него высовывался, целясь в «пинц» из дробовика какой-то молодец. Гремел рэп, и «паджерка» догонял «пинцгауера», быстро сокращая дистанцию, при этом водитель, видимо, пребывая в угаре, чувствовал себя Безумным Максом, не меньше. Джипик нёсся, виляя, от одной обочины до другой. Грохнул выстрел, и заднее стекло «пинца» брызнуло осколками.

– Бля, они охуели?! – возмутился Фёдор, а Ваня, передёрнув затвор автомата, метнулся в кузов, откуда, положив ствол АКМа в проём заднего окна, дал длинную очередь прямо в морду «паджерика». Их разделяло уже не больше пяти-семи метров и не попасть было не возможно. Лобовое стекло джипика покрылось паутиной и машина, как бы подломившись, ушла в лево, где и нашла бетонный столб. Грянул звук резкого удара, такой характерный, чёткий, цепкий.

– Пиздец им, видел? – вернулся на своё место возбуждённый Иван.

– Что ты чувствовал, стреляя по ним из автомата? Всё же люди! – философски спросил Федя.

– Отдачу. – подумав, изрёк Ваня.


***

Свернули на Бежецкое, и дыма стало меньше. Фёдор нажал на педаль, разогнав «пинц» до крейсерских девяноста. Поскольку район этот был промышленным, погани тут шлялось меньше, хотя она и попадалась. Подмяв под колёса несколько ходячих, друзья оставили кошмарную Тверь позади. Тридцать километров – и наступит момент истины, станет ясно – не зря ли друзья проделали этот путь, такой обыденный, в сущности, в нормальной, обычной жизни и такой непростой теперь. Шоссе напоминало стиральную доску – за второстепенной дорогой в государстве Российском никто никогда не следил, и бедный «пинц» трясло так, что оба матерились, выпуская напряжение, в котором оба, Фёдор и Иван, находились два дня. По сторонам тянулся лес, и дорога была пустой. Отсюда, из Твери дорога шла через леса и болота, и тёплый июльский вечер сам по себе каким-то незаметным образом отгонял из души всё пережитое за последние дни.

– А хорошо у вас здесь… – сказал Иван, разглядывая прыгающие за окнами пейзажи.

– Да, Вань, тут неплохо. Смотри. Вокруг болота и леса. Грибов, ягод, зверья всякого – жопой ешь. Колхозы кончились давно, да и деревень-то – раз и обчёлся. И народу в них осталось с гулькин хер – все в Москве давно. А поля стоят невозделанные – сельское хозяйство же на хуй никому не нужно в этой стране. Зри в корень, братан. Раз народу тут мало, значит и мертвяков много не наберётся. Это раз. Люди тут сельские, к труду привычные. С голоду не перемрут. В каждом селе и деревне – церковь, ну и ладно, что разрушенные. Помнишь, что отец Андрей говорил по этому поводу?

– Ну. – мотнул головой, соглашаясь Ваня.

– Ну, а Кушалино – крупное село. А наша деревенька, Вельшино, и ещё штук десять – как бы анклав организуют. Дорог туда – две: эта и на Кимры. Железных дорог нет. Леса и болота. Смекаешь?

– О чём?

– Да о том, что если где и можно надеяться выжить, когда война началась и покойники встали – так это вот в таких вот местах. Я знаю только это, других не знаю.

– Правильно ты это говоришь. Голова.

– Ну, ёпт.

– Только вот всё это организовывать надо.

– Об этом мы подумаем когда на место доберёмся и увидим что там творится.


***

Автобус они увидели сразу, как свернули на старую дорогу на Кушалино. Старый, послуживший не один десяток лет и не раз перекрашенный Мерседес, замер на обочине, моргая поворотником.

– Притормози. Не подстава ли? – тронул за плечо друга Иван.

– Открой своё окно и приготовься шмалять, если чё. Я по левой обочине его объеду – посмотрим в чём тут дело.

Фёдор медленно направил «пинц» по обочине и притормозил напротив автобуса.

– Вроде ничего. Проверим? – спросил Иван. – Проедь вперёд – выйдем, посмотрим. Может, кому помощь нужна?

Прогнав машину вперёд, остановились на обочине и вылезли, передёрнув затворы. Фёдор взял «Сайгу», с ней ему было как-то привычнее. Автобус выглядел пустым, а его двери были закрыты. Но как только Ваня подошёл к нему, сложив ладонь козырьком, чтобы рассмотреть, что там внутри, на лобовое стекло бросился мертвец с перекошенной, окровавленной мордой. Ваня инстинктивно отпрянул и поскользнувшись, чуть не растянулся на асфальте. Мертвец бился об стекло изнутри, скрежеща по нему ногтями и зубами, но стекло было крепким, оно не поддавалось напору твари. Спустя секунды к первому мертвяку присоединился второй, третий и скоро стекло напоминало жуткую картину, что-то навеянное Дали. Иван вскинул к плечу автомат.

– Охуел?! – крикнул Фёдор. – Не вздумай! Решил им компанию составить? Они там жрали друг дружку, скоты.

– Что делать будем? Так оставим? – спросил друга, вращая круглыми глазами Иван.

– Сожжём их к ебеням. – ответил Фёдор, внимательно разглядывая мертвецкую вакханалию. – Они оттуда вылезти не могут, но это не навсегда. Вылезут и придут к людям. Может, к нам с тобой. Оно надо? Тащи бутыль с бензином из «пинца» и тряпку какую-нибудь прихвати. Нет. Тащи две, одной тут не хватит.

Ваня вернулся спустя пару минут, неся в обеих руках по пятилитровой бутыли.

– Вот как поступим. – сказал Фёдор, откручивая пробки с бутылей и забивая горлышки тряпошными перчатками из машины. – Сбоку будем закидывать – там окна вон какие высокие. Патроны тратить жалко. Сядешь за руль, подгонишь «пинц» как можно ближе к борту. Но не вплотную, понял?

Ваня кивнул головой.

– Я залезу на крышу с топором и бутылями, разъебеню окно и запалю этот замогильный экспресс к ебеней матери. Понял? Как топну ногой по крыше – хуярь, но не рывком – чтобы я не ёбнулся. Отъедешь метров на сто, остановись – я слезу.

Решив понапрасну не рисковать, друзья облачились в мотообвес, который Федя захватил с дачи, нацепили шлемы, перчатки, наколенники. Мало ли чем может вся эта ерунда закончиться и во что вытечь. По лесенке Фёдор забрался на крышу и Иван снизу вручил ему топор и бутыли. «Пинц» медленно поравнялся с бортом автобуса, в котором метались мертвецы. Фёдор, поплевав на руки, всадил топором по стеклу, пробив его насквозь. Однако, стекло не рассыпалось, а Фёдор, выдёргивая топор обратно, чуть не упал с крыши. Мертвецы ломанулись к разбитому окну и навалились на него. Ещё секунда – и твари, выдавив его наружу, хлынут из автобуса. Второй удар не понадобится – подумал он, и присев на корточки, чиркнул зажигалкой, запалив пропитанную бензином перчатку на одной из бутылей. Только сейчас он понял на каком стрёмном поле он решил играть. Малейшая оплошность – и горящий бензин разольётся по крыше «пинца», и тогда машине капец, равно как и всему добру, которое в нём находится. Но в этот момент твари выдавили стекло и Фёдор, не раздумывая метнул бутыль в оконный проём. Салон автобуса мгновенно вспыхнул, и Фёдор, вытащив из второй бутыли перчатку, отправил и её следом за первой. Пламя охватило уже большую часть салона и мертвяки, загораясь, заметались внутри разнося его ещё больше. Однако те, что были у окна у же пытались выбраться, хватаясь своими жуткими руками за крышу их машины. И Фёдор снова взялся за топор. Рискуя потерять равновесие, он принялся наносить удары, пресекая попытки нежити покинуть устроенное им для них пекло.

– Федя, чё там? Валим, щас ебанёт! – тревожно крикнул из кабины Иван.

– Не ссы, не ебанёт! Бус дизельный, взрываться нечему! – ответил ему с крыши Федя и размахнувшись, напрочь отсёк башку особо резвому трупу.

Салон полыхал уже вовсю, и мертвецы корчились в этом очистительном пламени. Те, которые пытались вылезти через разбитое Фёдором окно, были порублены и водворены обратно в духовку. Тогда Фёдор топнул по крыше и присел. Ваня тронул, и отъехав на полсотни метров, остановился. Друзья встали рядом с машиной и закурили озираясь по сторонам – уже темнело.

– Хорошо ты придумал. Нельзя было их так оставлять. – сказал Ваня.

Фёдор извлёк из кармана свой телефон и сделал на него несколько снимков.

– На будущее. Ладно, попёрли. Нам пять километров осталось, а там – расчёт.

Медленно проехали тёмные, тихие, брошенные деревни – Арининское и Симоново. Людей и нежити негде не было. И вот за деревьями показался ржавый купол Рождественского храма. Через несколько минут они въехали в Русино и «пинц» всеми своими фарами высветил мост через Кушалку. Мост был перекрыт наспех сколоченной баррикадой, рядом суетились люди. Ваня остановился и осветил мост фарой-искателем.

– Гляди, люди. Нормально Федь! – обрадовался Ваня.

– Слава Богу. Я боялся увидеть здесь то же, что и по дороге. Давай, братан, подъезжай туда. Будем разбираться. – улыбнулся Федя.

Подогнав «пинц» к мосту, друзья покинули машину, и оставив оружие прислонённым к колесу, Фёдор подошёл к баррикаде. Усатый мужик в бушлате направил на него «Сайгу» и водил стволом, направляя его то на Фёдора, то на Ивана.

– Стойте где стоите, мужики! Русские? – спросил обводя их стволом мужик, видимо старший тут.

– Да русские, русские. Фёдор я, Срамнов. С Вельшина я как-бы. Ты опусти калибр-то, отец. – улыбнувшись, сказал ему Фёдор. Мужик опустил «Сайгу» и поставил карабин, прислонив к бревну.

– Говори, кого на Вельшине знаешь? – сощурив глаз, спросил мужик.

– Да всех. – закурив, ответил Фёдор.

Мужик обернулся к своим и крикнул:

– Валер! Васечкин! Смотри! Знаешь этого? Говорит – ваш, велешинский.

Спустя минуту из-за спины мужика, допрашивавшего Фёдора, расплылось улыбкой лицо его друга детства Валерки.

– Так это ж, Федька, ёк-макарёк! Откуда ж ты, братан??

– С Москвы, откуда же ещё… – сплюнул Фёдор. – -Слава Богу, Вань, добрались. – повернулся он к своему другу.

– Ну и что там в Москве-то? Не знаем ведь ничего. А у нас, мужики, мертвецы встали. Народу покрошили – кошмар…

– Чё в Москве-то, спрашиваешь?! А вы не в курсе?! Нет больше такого города, мужики. Нету.

ТЕПЕРЬ. Кушалино, Тверская область. Май 2017 года. Выход в лихославльский рейд.

Наступающий день сломил череду солнечных, тёплых деньков, словно подарок, стоявших с самого начала мая, моросящим дождиком и пронизывающим, зябким ветром. Бабы – уборщицы, поддерживающие сносную чистоту на центральной площади села, укутанные в плащи и повязавшие по непогоде головы платками, споро орудовали мётлами, сметая мусор и прошлогоднюю листву, нанесённую ветром, поднявшимся прошлой ночью. В этот ранний час на главной площади села они были единственными живыми, не считая вездесущих, нахально каркающих кушалинских ворон, занявших свои места на вековых ветлинах, распустивших свои первые листочки в сельском парке. Пройдёт ещё полчаса и из всех кушалинских концов – Красной Слободы, МКМа, Могильцев – начнут стекаться люди, идущие на работы, крестясь или чертыхаясь – каждый по-своему, проклиная неудачную погоду, здороваясь друг с другом, собираясь в группы и по пути обсуждая последние новости. Ровно через полчаса отец Феофан, прочтя предначинательную, в который раз пересчитает утлые ступеньки лестницы, ведущие на храмовую колокольню, и перекрестясь, тронет вервие, привязанные к языкам кушалинских колоколов и поплывёт над селом, ближними деревнями, лесами и полями звонкий церковный благовест, призывающих всех свободных от работ на Службу, приветствующий новый день и отгоняющий от православных поганую нежить. Благовест разнесётся вокруг, поплывёт и растает над глухими тверскими лесами, даруя услышавшему смутную, забытую надежду на то, что ещё не везде человек пал под смертным натиском хаоса, что всё вернётся, и когда-нибудь снова запоёт и заиграет искристыми красками настоящий, живой мир. Мир, который мы потеряли. Но каждое утро, невзирая на непогоду и сезон, заливаясь, поют звонко голосистые кушалинские колокола, словно не ведая, что всё потеряно, словно не зная, что с некоторых пор их благовест – это надрывный крик обречённых, из последних сил цепляющихся за прошлое, упорных букашек – людей….

Но этим утром колокола будут молчать. Ничего страшного не случилось за ночь – просто отец Феофан, уже облачённый в камуфляжный костюм, вместо привычной всем рясы, стоял в общей шеренге мужиков, отправляющихся сегодня в рейд на Лихославль, построенный на стане по штатному расписанию Фёдором Срамновым. За спинами шеренги уже бормотала моторами, прогреваясь, техника. Проникнувшись важностью и ответственностью предстоящей им задачи – шутка ли, уже больше двух лет Село не организовывало таких далёких и масштабных рейдов – все мужики замерли, слушая последнюю, предстартовую речь своего командира. Рядом с Фёдором стоял, сомкнув за спиной руки, Иван, по случаю серьёзной движухи полностью упакованный в чёрную мотоциклетную кожу, чёрный шлем-джет с наложенными пластинами, суставчатые наколенники. На шее Вани висел верный, бережно хранимый ещё с московских времён, автомат со сдвоенными рожками. В этом походе ему выпало старшинство над группой техов, невзирая на то, что Волчёк тоже отправлялся в рейд. Покрутив проблему с разных сторон, Фёдор делегировал старшинство над группой техников всё-таки Ивану, ведь именно от них зависел успех или провал целей похода. Иван – надёжный, проверенный товарищ, прошедший бок о бок огонь, воду и медные трубы, опытный «леший», в то время как Волчёк, при всех его достоинствах, из Села за околицу и носа не казал. В нештатной ситуации кого будут слушать люди? Как ни странно, Волчёк не ушёл в обиду, когда по утру Фёдор поставил его в курс своего решения.

– Да как ты скажешь, Федь. – махнул рукой Саня. – Ванька – так Ванька. Может, оно и к лучшему. Калина, он, блядь, злой у тебя, как гбырь. Моим долбоёбом оно полезно – чисто для сравнения. А то последнее время некоторые пассажиры уже ни в хуй не ставят.

– Нормально, Сань? – удивился такой быстрой сговорчивости своего амбициозного, в общем-то, друга Фёдор. – Не, братан, тут, поверь – ничего личного. Всё исключительно для пользы дела.

Лёгкость, с которой нахрапистый Волков сдал свои законные полномочия и внимательное наблюдение со стороны открыли Фёдору глаза на то, что Саня просто побаивается, неуверен в себе. Опытный механик и душа сельских мастерских, в боевых делах Санька замечен не был. Вот и сейчас Фёдор отметил, как стоя в строю рядом с отцом диаконом, Волчёк нервно теребил пальцами ремень своего дробовика.

Закурив, Фёдор ещё раз обежал взглядом своих людей и снова отметил, что каждый ответственно подготовился. Вот стоят мужики – охранники, наряженные в свои стандартные камуфляжные костюмы, с закинутыми за спины косорезами. Это их основное оружие, хотя эти парни и дробовиками, и арбалетами не хуже приучены шуровать. Главным у них Валера Паратов – опытный старшой, непререкаемый авторитет. С ним «лешие» в делах не сталкивались – больно уж разная работа – да и дружбы-то крепкой не водили. Как раз хороший повод познакомиться поближе – подумалось Фёдору. И на Севку Кима надо поглядеть – не место ему среди этих костоломов – охранников. Вот стоят и Волчковы техники – нервничают. Дааа. Сколько раз предлагалось Рускову указом провести с ними, хотя бы в минимальном объёме, тренинг по выживанию, стрельбе и бою холодным оружием? Воз и ныне там. И вот итог – дряблое, неподготовленное человеческое стадо. Им не задачи ставить – их самих охранять надо. Было бы в Селе человек пять всесторонне подготовленных техов – не пришлось бы тащить с собой всю вторую охранную, задачей которой – смех и грех! – и является охрана этих винтиков и шпунтиков доморощенных. Да хуле тут говорить! – вся техника уже своё отслужила по – хорошему. Новую-то с завода не закажешь – надо шарить кругами, искать и с каждым разом заходить всё дальше и дальше от дома. И задачи такие только подготовленным, стальным людям по плечу. Фёдор щёлкнул окурок в сторону и сплюнул в сердцах.

Свои-то «лешие» тоже разболтались от рутины – дисциплина говно. Вон стоят – лыбятся. Аслан в своей безбожной шапочке с иероглифами – тьфу, бля! Папа. Всесёлый, небось с утра накатил уже, урод. Политыч. Стоит, желваками своими играет, старый пень. Сколько раз ему говорилось – надевай защиту, когда на дело идём! Как об стену горох…. Опять эта кепочка дурацкая, болотные сапоги и бушлат. Моряк – рыболов, ебиегомать. Илюха, тоже еле собрался, вон стоит топчется…. Чахнет, чахнет команда без дела, разлагается….

– Ладно, мужики! Если кто что проебал – это на его совести! По вагонам! – махнул рукой Срамнов, давая сигнал всем грузиться и сам пошёл по направлению к тарахтевшей за спиной ГТСке, назначенной ему транспортным средством и домом на ближайшие два дня, как минимум.

Уже через пять минут колонна техники, возглавляемая командирской ГТСкой, за рычаги которой уселся Саня Волков, свернула на центральную площадь, чтобы миновав её, затем храмовый комплекс и оставив позади жилые концы Села, вгрызться траками и колёсами в остатки дороги, ведущей на Пески, а затем и далее, лесами – на Лихославль. Народ, встречавшийся на пути колонны приветствовал рейдеров, приветственно размахивая руками и выкрикивая напутствия, силясь перекричать рёв моторов. С церковного крыльца отбывающих перекрестила согбенная фигура отца Александра, и разбрызгивая воду из луж, колонна втянулась в жилой конец Кушалина.

Кроме Волчка и самого Фёдора, в вездеходе разместились отец Феофан, с которого Срамнов получил обещание ни при каких обстоятельствах ни на шаг не отходить от него, Маша, кутающаяся в плащ-палатку, подогнанную ей Ванькой, Сева Ким, которого Фёдор перед погрузкой, взяв за локоть, просил ехать с ними – типа, разговор есть, ну, и, конечно, Степан Политыч, высунувшийся из люка и приветствующий селян, встречающихся на пути. Что до Ивана, то он – вместе с Ильёй и братьями – дегенератьями – Асланом и Папой, занял замыкающий колонну КамАЗ. Два других грузовика оккупировали техники и охрана, а непосредственно за ними, предпоследним, рычал древний Т-150 с поворотной платформой в качестве прицепа, адаптированный парнями Волчка под предстоящие задачи – самый мощный в Селе трактор. Волчок не мелочился – старику прифигачили бульдозерный отвал и кран с лебёдкой на заднюю платформу, а также установили пятисотлитровый топливный бак взамен скудного штатного. Грузовики – те были «омологированы» заранее и оборудованы тёплыми кунгами с отрывающимися прорезями в бортах – для ведения кругового огня или стрельбы из арбалетов, внутри были размещены двухъярусные нары для отдыха экипажа, печи буржуйки для отопления и приготовления пищи в походных условиях, и конечно, припасы. Один из грузовиков – «шишка» был чисто грузовым: в нём, кроме четырёх техов путешествовал их инструмент и генератор, к тому же он тащил за собой бочку с топливом. Конечно, при желании, можно было включить в список ещё пару единиц транспорта – например, легендарный срамновский «пинцгауер», тоскливо притулившийся в ангаре на территории стана, рядом с огромным, латанным – перелатанным зерноуборочным комбайном «Колос», на который молилось всё Село. Только вот зачем? Ведь «пинц», если говорить о нём, остался единственным лёгким вездеходом в общине, после того, как в болоте на Полигоне утопили последний «козёл» два года назад. Старичок находится в идеальном состоянии стараниями волчковских парней – хоть сейчас садись и поезжай, однако, взять ту же проблему с расходными запчастями. Ну, колодки те же. Волчок говорит – тысяч пять ещё проходят, а что потом? Это с российской техникой дела обстоят ещё туда – сюда. За последние годы резвые сельские техи сволокли на стан всё, что ещё могло представлять какую-то техническую ценность. Собирали и на дорогах, и по деревням – машины, сельхозтехнику, мотоциклы. Да вон, далеко ходить не надо: тягач-то, «фред». Который год скрипит и таскает нарубленные дровяными стволы на лесопилку, и сыпется ведь, сыпется потихоньку. Замены достойной ему пока нет. Вот если КраАЗ этот в Лихославле взять, да скинуть с него кунг – на кой такому атланту будку таскать? – да седло ему поставить – вот тогда смена «фреду» будет, но ведь тоже самое – откуда запчастей набрать на такого редкого монстра? Эх, выбраться бы на Ленинградку каким-то чудесным образом, да там бы пошарить – на стоянках, где дальнобойщики кучковались…. Мечты! Нет ни сил, ни возможностей у Села, но не в этом даже главная проблема, а в том, что стратегически задачу никто не рассматривает – текучка доедает Общину. А недалёк тот день, когда проблема встанет ребром! Уже все предпосылки на лицо, да и работяги – и «полевые», и «дровяные» – все в один голос просят – дайте технику. Ведь техника – это эффективность, а голыми руками да топором с лопатой много не наработаешь – скопытишься сам и задачу не решишь. Надо, срочно надо заниматься поиском техники – ведь с каждым годом всё это богатство, брошенное под дождём, снегом и ветрами ржавеет, гниёт, рассыпается и уже скоро (если не уже) станет просто грудами железа.

К ситуации-то этой за годы на Селе привыкли. Велосипедов со всей округи натащили тьму – в каждом доме по нескольку штук. Опять же мелкую всякую разъездную работу взять если – на то и лошадей в Общине три десятка, да и быков с коровами кое-кто запрягает. Но со скотиной-то, с ней же ведь также, как и с людьми. Хоть не дохнет – но и не плодиться. Вон, в детской, «грибной», бригаде жеребёнок седьмой год скачет. Ему даже техи бричку маленькую на мотоколёсах сообразили. Да, прикольно – а по делу если, то жрёт-то как нормальный, здоровый конь, а работу-то делать силёнок нет. И с телятами, и с поросятами такая же байда. Не растут. И толку ни хрена, и на мясо пустить – жалко. Староста за двумя правилами чётко следит – скотину на мясо не забивать и топливо в личных целях не расходовать. Оттого и потребовало Правление всю мототехнику на стан под расписку сдать, и учёт скотского поголовья – нет-нет, да и проверит. А за нарушение наказание каково? – да лучше не нарушать. Себе дороже. С «дровяного» довольствия снимут – это раз. Карточки на хлеб, яйцо, молоко, масло, соль, спички изымут – живи как знаешь со своего огорода: это два. И на самые тяжёлые работы – какие конкретно в момент выявления нарушения будут проистекать: это три. Вот и подумай на досуге – а надо ли оно.

Пока Срамнов перекатывал в своей голове все эти мысли, колонна оставила сзади Кушалино и миновало ближайшую к Селу по этой дороге деревеньку – Бухлово. Политыч влез обратно в салон и закрыл за собой люк, стряхнув набухшуя от дождя кепку на пол.

– Вот ведь зараза, зарядило. Как подгадало ведь. – проклиная погоду и тех, кто её организует, пробубнил старик.

– А не фиг было высовываться. – ответил ему на это Сева. – Чего ты тут снаружи не видал, Степан Политыч? Вот к Волково будем подходить – там да. Глаз да глаз уже, нежилые места пойдут.

– Много ты понимаешь, узкоглазый! Не учи отца ебаться. – отмахнулся от него Политыч.

– Заебали там бузить! – обернулся к готовым сцепиться языками мужикам Фёдор.

– Фёдор! Христом – Богом молю! Воздержитесь от брани! Ну что вы в самом деле! Слово за слово – одна матерщина стоит. – воздел руки отец Феофан. – Уж я-то ладно, но ведь женщина с нами!

– Прошу прощения! – наклонил лобастую голову Срамнов. – Маш! Ты как там? Как самочуствие?

Маша сидела, привалившись головой к борту, как всегда – в надвинутом на глаза капюшоне и мяла в пальцах свой большой наперсный крест. Вопрос Фёдора она вроде как и не слышала – пропустила. Немногословность Маши была известна, наверное, каждому.

– Маш! Как себя чувствуешь, спрашиваю? – настоятельно повторил Федя.

– Нормально.

– А чего смурная такая тогда?

– Лихославль…. – растягивая буквы, протянула название пункта их назначения девушка, спустя полминуты. – Плохое название.

Все уставились на Марию с немыми вопросами на лицах. Волчка передёрнуло – он мужик мнительный.

– Лихо. Славль. Лихо славит. – играла словами, разбирая название городка, Маша. – Или, может, Лихая слава? Или Лихо славное… Вам как больше нравится?

– Маш… ты это… подожди! – предваряя вопросы, вдруг появившиеся у каждого в вездеходе и готовые одновременно сорваться с губ, устроив какофонию, сказал Фёдор. – Может быть желаешь что-то нам рассказать – пока не поздно?

– Нет, Феденька. Просто название у него плохое. – развела руками Мария.

– Вон как. – ударив руками по коленям бросил Политыч и снова, открыв люк, вылез наружу.

После этого эпизода разговор больше не клеился. Окутанная клубами и пара и тучами брызг, колонна миновала относительно спокойные, изученные, но нежилые Дуловское, Чернево и вышла на последний, прямой перегон перед загадочным Волково.

– Сань, тормози давай. – сказал Волчку Срамнов, и открыв свою двер, полез наружу из вездехода.

Техника остановилась, и из каждой машины к старшему направились люди. Закуривая, народ собирался у ГТСки, готовясь слушать Фёдора.

– Значит так. – поднял вверх руку, обрисовывая план действий Фёдор. – Для тех кто не знает – через пять километров мост, сразу за ним правый поворот и начинается Волково. Мост проходим поочерёдно и с разгона – он на ладан дышит. По обочинам там деревья – люки, окна, двери держать закрытыми, чтобы нечисть никакая не насыпалась. Ясно? Держим дистанцию – метров десять. Проскакиваем мост и в поворот, и начинается Волково. Поэтому сразу после поворота набираем максимальную скорость. Валим, пока деревня из глаз не скроется. Объяснять почему – надо? Кто про эту деревню мало слышал?

– А что там? – ляпнул кто-то из техников и окружающие мужики захихикали, а Паратов покрутил пальцем у виска, округлив глаза на Волкова – удивляясь, что же всё-таки за люди такие работают на стане в Селе.

– Хорошо. Специально для тебя, Егор. -развёл руки Фёдор. – Значит, Волково. Плохая деревня, хоть и маленькая. Плохая она, парень, тем, что в ней мерещится. Не просто мерещится – словишь глюк, и будет тебя преследовать неделю, не отпуская – башкой двинешься – я вам говорю. Особо обращаю внимание – на церковь – вообще не смотреть! А лучше всего – глаза в пол, пока не проедем. Водителей это, понятно, не касается.

– А поконкретнее можно, Фёдор Фёдорович? – спросил мужик из охраны. – Отчего там такая ерунда, в Волково-то? Не то, чтоб я не знаю – не идиот, в курсе – а чисто для общего развития.

Народ поддержал охранника киванием голов и дружным гулом.

– Чего тебе не понятно? – вдруг раздался голос из ГТСки и на крышу вездехода, запахивая плащ, вылезла Маша. – Призраки там. Да такие, что и днём привязываются и не отстают – просто днём мы их не видим. Народу там в земле лежит – где ни копни, на кости наткнёшься. Убитых много. Злые они, а встать не могут, а знают, что их время пришло. Нас они насквозь видят- души наши читают. Монахи, священники, крестьяне – убитые они все. Место такое – ходят они там….

Люди, стоящие вокруг вездехода, замолчали. Между ними как будто прошла волна холода.

– Молитвы читайте за их упокой, а не топчитесь тут. – продолжала Мария. – Дьякон чин прочтёт, но мало этого. Злые они очень.

Сказав это, девушка залезла обратно внутрь, а люди стояли молча и не расходились.

– Чё приуныли, соседи? – рявкнул на них Срамнов. – До вечера тут тусовать будем? Все слышали? Ну и всё. Всем оправиться, докурить и через пять минут дальше валим.

Пока люди кучковались около своих машин, докуривая и делясь впечатлениями от только что услышанного, отец Феофан прочёл канон об упокоении убиенных и обошёл колонну с кадилом, попутно кропя людей и машины святой водой. Помолившись, все заняли свои места и колонна тронулась, чтобы как можно быстрее пройти зловещее Волково.

Километров через семь старая дорога вывела к бетонному мосту, построенному над бегущей под ним Кушалкой, ещё при советской власти. И в старое-то, нормальное ещё время, мост уже дышал на ладан, ну а теперь прямо по центру зиял огромный провал с торчащими ржавыми остатками арматуры. Дырень в мосту не была настолько большой, чтобы поставить под сомнение возможность прохода по нему колонны, тем не менее требовалось соблюдать внимательность. ГТСка, притормозив вначале, взревела и выпустила в воздух две струи дыма, ускорилась и перелетела злосчастный мост, словно вездеходу дал кто-то пинка. Миновав его, машина исчезла за поворотом, набирая скорость. Притормаживая, остальные участники колонны по одному разгонялись перед мостом, и оставляя ненадёжную коммуникацию позади, исчезали за поворотом. Как и ожидалось, тяжёлый увалень – трактор нанёс – таки окончательные повреждения рассыпающемуся мосту, обвалив в реку ещё несколько бетонных кусков, но тем не менее проскочил и с рёвом ворвался в деревню. Поэтому замыкающему грузовику, в котором как раз ехал Иван, пришлось несладко. Мужики вылезли, и подавая сигналы Папе, занявшему место за баранкой, бранясь и чертыхаясь, каким-то чудесным образом всё-таки смогли перегнать массивный грузовик на ту сторону.

– Ну всё, мужики. Как обратно пойдём здесь – да ещё с «канистрой» на прицепе – отказываюсь думать. – бросил товарищам Иван. – Ладно, утро вечера мудренее. Короче, давайте зенки прячем, да проскакиваем этот дурдом.

Папа дал газу, и все мужики, сидящие в грузовике, принялись в один голос за Символ Веры. Грузовик, пыля, ввалился в деревню и рыча, набирал скорость.

– А, сука! – в сердцах забормотал Папа. – Наши их тут расшевелили, вон, повылазили, куда деваться то!!!

По сторонам от дороги, рядом с разваливающимися домами и заборами всё переливалось и дрожало, как если бы ты смотрел сквозь жар от костра. Невидимые днём, но ужасные как только на землю падает ночная тьма, беспощадные призраки деревни Волково, были разбужены прошедшей колонной и, разозлённые, метнулись к последнему автомобилю. Страшные, искажённые лица бывших жителей деревни и монастыря мелькали в стеклах машины, не могущие взять саму жизнь её пассажиров, но стремящиеся забрать не менее ценный дар Божий – разум. Папа закрыл глаза ладонью…

Говорили, что давно, ещё при коммунистах здесь произошло что -то ужасное… Получалось, что эта страшная тайна ждала своего часа ни год и не два. Пролетели над страной десятилетия советской власти, буксуя и размалывая в порошок жизни, прокатилась «суверенная демократия». Пришёл конец той жизни, к которой привыкли все. И тогда маленькая, забытая, умирающая тверская деревня открыла ворота своим призракам… Люди, имевшие несчастье испытать на себе всю их неизбывную злобу и ненависть, платили замогильным хозяевам дань своим рассудком. Уж по каким причинам эти, волковские, касперы так отличались от обычных, снующих по ночам повсюду, душ – вопрос без ответа. Однако избавь вас Господи попасть в эту деревню, а особенно в тёмное время суток! Говорят, они показывают людям всё, что видели сами и заставляют почувствовать всю свою боль на своей шкуре. Раз поймав человека, они не оставляют его, даже если Бог даст вернутся в Село, под сень Храма. Тогда беда пропащему!

На сей раз Бог миловал рейдеров и Волково миновали без эксцессов. Отъехав за несколько километров от ужасающей разум деревни, колонна снова собралась вместе и люди, попрыгав из машин, оправлялись, курили и с круглыми глазами обменивались впечатлениями.

– От Песков налево лесами пойдём! – сообщил рейдерам Срамнов. – Так надёжнее. Деревни все вокруг плохие, мёртвые. Кто в таких местах обживается – сами знаете! В лесу останавливаться не будем, поэтому кому отоссаться нужно после Волково – сейчас самое время! Пять минут – и уходим! После Песков – внимательно! Места начинаются плохие, всего можно ждать!

В Песках – брошенной деревне на краю самого Полигона – резко ушли налево по едва заметной просеке в лес, уже заросшей мелким кустарником. Пятнадцать километров по сухой, теряющейся временами старой просеке со скоростью не больше десяти километров в час, и вот – колонна входит в Толокново, деревню, где пять лет назад кушалинские мужики размотали семью людоедов. Их обезглавленные костяки и сейчас болтались, подвешенные на покосившимся электростолбе. Вот деревня. Аккуратные домики, и кажется, что вот сейчас выйдут люди, поздороваются, расскажут свои деревенские новости… Нет, как и все окружающие – Толокново – деревня – призрак. Всё, что было ценного в домах и на дворах, уже давно перекочевало в Село. Братская могила последних жителей деревни, всех до одного погибших и впоследствии «зачищенных» кушалинскими, с большим крестом, одинокая, находилась на у крайнего к лесу дома. За околицей и остановились, мужики группами бродили между мёртвых домов. Громко в таких местах разговаривать было не принято, однако же, под общий хохот, Аслан собрал всех вокруг себя, поймав за шкирку некрупного габбера, который теперь извивался в его здоровенных ручищах, пытаясь куснуть и вырваться.

– Чё за бардак? – спросил собравшихся, подошедший вместе с Иваном, Срамнов. – А, габбера поймали… эка невидаль. Сверните ему башку, не противно, мужики? Они ж трупы в земле раскапывают – больше то и не жрут ничего…

– Да ладно, Фёдор, зачем? – перебил старшего техник – тот самый, который не был в курсе того, что творится в Волково, чем вызвал на дороге общий смех. – Живое существо всё-таки!

– Живое?! – резко сощурив глаза, повернулся на реплику Срамнов, а окружающие снова заржали, предвкушая урок, который пропишет Фёдор лоховатому теху. – Смотри, бля, какое «живое»!

С этими словами Срамнов вырвал из рук Аслана дёргающегося и хрюкающего габбера, а Иван молниеносным движением выхватил из-за спины косорез. Фёдор, держа тварь на вытянутой руке отошёл на пару шагов и Иван резко рубанул. Нижняя часть тельца габбера рухнула на землю, а из верхней части, которую Фёдор продолжал держать в руку, вылетел чёрный дымок и быстро растворился в воздухе. Фёдор подошёл к теху, наблюдавшему за экзекуцией с раскрытым ртом и сунул обрубок ему в нос. В руке Фёдора сморщивалась на глазах пустая шкура – как будто габбер был каким-то надутым воздушным шариком, и вот, его проткнули.

– Смотри, еблан! И запоминай – это твоя жизнь! – грубо кидал слова в замершего техника Срамнов. – Живёте прошлым! Совсем одичали. Габберы, шмыги, подлота – никакие не живые существа. Нежить это, такая же как ходуны и как касперы. Волчёк! – повернулся к Саньке Фёдор. – Ты вообще понимаешь, кого ты с собой берёшь и куда?! Это же подстава голимая! Сегодня у него габбер «живым» оказался, а завтра он вдову в лагерь приведёт!

При упоминании про этот, один из самых богомерзких видов нежити, кого-то из мужиков передёрнуло, кто-то перекрестился.

– Эй, что ты знаешь про вдову, Егор? – нахмурился, уперев палец в своего техника, Волчёк.

– Про вдову все знают! – буркнул опростоволосившийся тех.

– «Все знают!» – передразнил его, скорёжив физиономию Фёдор. – Короче, Саня! Этого – под особый надзор на время рейда. Он дважды обгадился на ровном месте, это слабое звено. Мне не нужно, чтобы из за него у ребят косяки пошли. Понял?

– Понял. – кивнул Волчок, и добавил Егору. – Значит так, ёперный театр. От меня не отходишь. Бегом в ГТСку!

– На хуя он мне там? – возмутился на это Срамнов, но, плюнув, махнул рукой. – Аа, ладно, насрать…

– Все по машинам! Ещё двадцать кэмэ по лесу – и мы в Кожухово. – крикнул Федя. – А твм уже прямая…

Дорога на Кожухово далась непросто – просека совсем заросла, и на первой встреченной в лесу поляне, выпустили вперёд трактор. Опустив отвал, огромный сельскохозяйственный монстр с рёвом попёр вперёд по дороге, с корнем выворачивая деревья, которыми уже густо заросла просека и сбрасывая в сторону упавшие стволы. Тем не менее, даже при этом пришлось несколько раз останавливаться и доставать драгоценные бензопилы – в иных местах дорогу преграждал такой бурелом, что Фёдор ещё раз перекрестился и добрым словом помянул крякнувший мост сельского тягача – даже будучи исправным, он был бы для них как гиря на шее. Бульдозер, ориентируясь каким-то непонятным внутренним чутьём полз вперёд, и вот уже за деревьями показался просвет – поле, а за ним – Кожухово.

В Кожухово ходили… Колонна, не реагируя на покойников, вырулила на более-менее сносную дорогу, которая и должна была привести их в Лихославль.

– А вот, Федь, скажи мне. – подал голос, расслабившийся после напряжённого управления вездеходом по лесу, Волчёк. – Вы на станции то там были?

Волчёк имел ввиду железнодорожную станцию Лихославля, через которую проходила Октябрьская железная дорога, соединяющая, прости Господи, Москву и Питер. И вопрос этот был не праздным!

– Были-то были, Сань, но толком так и не пошарили. – ответил Фёдор.

– Плохо там на станции, Волчёк! – подал голос, вступая в беседу, Политыч.

– Ну а чего плохого-то? – не унимался Санька.

– Представь себе. В обе стороны тянутся ржавые рельсы. Туман… У платформы электричка стоит, ржавая вся уже. Все двери закрыты. А внутри…. Да чего ты ко мне пристал? – вон Политыч там тоже был, его дёргай!

– Степан Политыч! Так чего там в электричке-то было? – повернулся к старику Волчёк.

– Чего, чего… Мёртвые там все. – махнул рукой, прогоняя неприятное воспоминание Политыч.

– А говорите – нет мертвяков в Лихославле! – присвистнув, удивился Саня.

– Ходячих нету. Упокоенные все… – пробормотал Политыч.

– Во как.

– Да я ж тебе говорю, Саш – тревожно там как-то, неестественно. Как это правильно-то описать, одним словом? -задумался, подбирая эпитет, Федя.

– Пусто. -вставил Политыч.

– Вот точно – пусто. Молодец, Политыч, не в бровь – а в глаз.

– Страшно аж жуть. – ухмыльнулся Волков. – Но я к чему спросил-то…

– Да знаю я, к чему! – отмахнулся Федя.- Не рыскали мы там внимательно. И жутковато, да и времени – в обрез.

– Зато теперь и время есть, и народу побольше. – подытожил Саня.

– Забудь. – бросил Фёдор. – Нам с разведанным бы управиться и в Село притащить. Вот дальше – это если всё хорошо пройдёт – нам не раз ещё туда смотаться придётся. Ближайший город, не растерзанный, как Тверь, и с потусторонним, вроде как, спокойно. Находка, блин. Обнесём до последней гаечки!

– Вот люблю я тебя, Срамнов! – хлопнул по коленке друга Сашка. – Единственный, кроме меня, чел на Селе, у кого голова правильно работает! Эх, Федя! Нам бы на состав с солярочкой нарваться и все проблемы на ближайшие десять лет снять!

– А они есть у тебя, десять лет-то? – подала голос сзади Мария.

– У меня вся жизнь впереди, не пугай! – с улыбкой ответил ей Санька.

– Блажен кто верует. – отрубила девушка. – Бог время дал одуматься, а вы его вхолостую тратите.

– Маш, не нагнетай! – попросил её Фёдор. – Пытаться домысливать промысел Божий – тоже грех, кстати.

Маша махнула на них рукой, прекращая спор.

По сторонам дороги оставались пустые, брошенные деревни – Первитино, Новая, Никулина Гора. День перевалил ту черту, за которой подкрадывался майский вечер.

– Теперь Кава будет – а за нею и Лихославль, считай. – сказал товарищам Срамнов. – В город к ночи не пойдём, на озере разобьём лагерь.

Промелькнуло Кава – крупное село на подступе к городу. После Кавы дорога делала резкий левый поворот, огибая Лихославльское озеро. Колонна свернула в поле ввиду города и Фёдор приказал ставить лагерь. Мужики посылались из машин, каждый знал свою роль и место в предстоящем им деле. По периметру втыкали колья, предусмотрительно захваченные с собой, подвешивали на них жестяные консервные банки и отец Феофан возжигал в них специальное масло, смешиваемое с ладаном. Проверяя, завели маленький генератор и техи протянули по периметру лампочки, целью которых было освещать границы лагеря, когда упадёт тьма. Собирали сухостой, валежник на костры. Медленно, по-майски смеркалось, но когда ночь спустилась на лагерь, всё было готово.

Фёдор и Политыч залезли на ГТСку и курили.

– Добрались вроде – уже полдела… – нарушил неловкую тишину старик.

– Да уж… – буркнул Фёдор. – Ладно. Я пойду попыхчу, ты глянь тут пока… Часам – ну, к трём – буди.

– Лады. Иди, дрыхни.

Фёдор провалился в сон сразу же, как снял снарягу и ботинки. Но много поспать ему не удалось. Уже через полтора часа его растолкал нервно шепчущий Политыч.

– Федя! Федь! Ну, просыпайся, я тебе говорю!

– А? Чё? Три уже?- заозирался, крутя башкой Срамнов.

– Какие три, на хуй. Давай наружу, вон чё там!

Фёдор обулся и закуривая, вылез на крышу вездехода.

Там, в стороне, где лежал тёмный, загадочный город-призрак в майской ночи бродила вызывающая трепет невообразимая фигура, закрывая собою яркие весенние звёзды. Луна, поднявшаяся уже высоко, бросала на неё призрачные блики и Фёдора, ошарашенного со сна такой картиной, аж бросило в озноб.

– Ты в бинокль, в бинокль-то глянь! – подсунул свой «цейс» с насадкой ночного видения, старик.

Так близко Фёдор не видел ЕГО никогда. Кто же ты?! – задал себе вопрос, переводя взор на руки фигуры Срамнов.

Туда, к сложенным лодочкой рукам ЕГО, со всего города слетались призраки. Фёдор вернул Политычу бинокль и взглянул с немым вопросом на старика.

– Души ОН собирает. Вон оно как.

ТОГДА. Июль 2010, Тверь. СИЗО №1 УФСИН РФ по Тверской области. Папа.

Хатное оконце приоткрылось в самый неподходящий момент, когда Папа раскорячился над ведром, силясь погадить. Уже третий день, как этот ёбаный запор… Дерьмом кормят хавщики, чё с них взять-то – мусора мусорянские.

Старший вертухай – новый падла, из тех, которые всю сраку себе перед Хозяином протрут, чтобы на хороший счёт попасть, оглядел камеру и всех пятерых жильцов, поднявшихся с мест, согласно Правилам.

– Где, блядь, шестой? – вылупил глаза на жильцов, обозначая тупое непонимание происходящего, прапор. – Чё, какие-то проблемы, осужденные?

– Какие проблемы, гражданин надзиратель? – развёл руками мужик в белой майке -алкоголичке, из под которой бросались в глаза мощные бицепсы, обильно украшенные блатными зарисовами, дающие человеку посвящённому исчерпывающее понятие о том, что перед ним находится уважаемый по всем понятиям человек. – Э, Папа! Подай голос, гражданин начальник переживает!

– Гажу! – надломленным голосом из-за занавески пробубнил Папа.

– Бля, вы тут реально отдыхаете, я смотрю, осужденные. – сплюнул на пол хаты прапор и обернулся к двум конвоирам, стоящим у двери за его спиной, рассчитывая на поддержку. – Представиться как положено, осужденные!

– Осужденный Быков, Анатолий, статья 162 УК РФ, часть вторая и четвёртая. Осужден повторно.- представился коренастый белобрысый парень лет двадцати семи – двадцати восьми.

– Осужденный Оганесян, Арам, статья 162 УК РФ. Осужден повторно.- продолжил перекличку седоволосый кавказец, одетый в красный спорткостюм.

– Осужденный Стрельченко, Евгений, статья 162 УК РФ, вторая – четвёртая и статья 108 УК РФ, пошёл на третью ходку. – бодро доложил лысый, абсолютно лысый и при этом небритый здоровенный мужчина ближе к сорока, который и спустил пар прапора, когда того понесло.

– Осужденный Комар, Евдоким, 162 УК РФ, вторая – четвёртая, по второму кругу. – вставил в общую перекличку свою информацию чернявый, дерганый парень, цыкающий через слово.

– Осужденный Читава, Заза, статья 162 Угаловнаво Кодикса ИрЭф, фтарая и читвёртая части. Третий раз на тюрьме. – доложил улыбчивый пожилой грузин в трениках с оттянутыми коленками.

– Осужденный Щемило, Александр, статья 162 УК РФ, часть первая, по третьей. – доложил своё Папа. – Тока вот на пол не нужно здесь плевать, гражданин начальничек. Люди тут живут, а ты харкаешь…

– Базаришь много, осужденный Щемило! – выкатил глаза прапор и наглое выражение его лица сменилось гневным, лицо приобрело багровый оттенок и на носу заблестела капелька пота. Да, новый человек – на нерве ещё, а показать себя жильцам тоже надо…. – Руки за спину, лицом к стены, ноги на ширину плеч!

Один из вертушья, ввалившихся в хату вместе с этим, новым, прапором, профессионально обшманал Папу и кивнул старшему – типа, чисто.

– Значит так, обуваешься и на выход. Тащ начальник тебя видеть желают. – отрезал прапор.

Папа обулся и выполнил все несложные операции, предписанные осужденным при их перемещении по территории СИЗО. А в целом-то, Папа за годы отсидок на тюрьме весь этот спектакль мусорской на память выучил – когда куда повернуться, где встать, что и как отвечать. Эти правила существуют в каждой тюрьме этой страны, где единовременно один миллион или около того её граждан перманентно прописаны в местах лишения свободы. Что, люди у нас такие оголтелые? Да ни хера подобного. Да, нет – такие же как и везде. Просто сажают у нас традиционно, да и то подумать: «экономиков» вон закрывают одного за другим, и сроки-то – недетские, как за мокруху! Это, если разобраться, каждого коммерса можно закрыть – следаки сами не скрывают – будет человек, а дело мы с пола поднимем! А коммерцией-то можно здесь только под молотами заниматься – тут уж вся хуйня: и 174 «незаконка» и 199 вездесущая, которую вместе с первой клеют, и 159, и обналичка, и «незаконка» банковская….Хе, да если всю эту херню поднять – тут полстраны должно чалиться – реально! Вот и сидит по хатам народ, которому там не место… Вся система в разнос идёт, про понятия половина отбывающих не слышала и институт воровской исчезает, подменяясь мусорским, хозяйским. А если полстраны на кичу отправить, кто пахать-то будет, чтобы таким, как Папа, тюрьма родным домом оставалась? Вот и теперь, по этой ходке: закрыть-то закрыли, а порядка на изоляторе нет. Люди авторитетные есть, а смотрящего – нет…

– Входите. – грузный Хозяин, вытирая платком потную лысину, открыл дело на своём столе. – Щемило? Ну чё, проходи, присаживайся, осужденный…

– Здравствуйте, гражданин Начальник, осужденный Щемило, Александр, статья 162 УК РФ, часть первая, по третьей. – наклонив голову, доложил Папа.

– Я тебя чё позвал-то… – начал Хозяин, потом переведя глаза от Папиного дела на замерших у двери кабинета вертухаев, бросил им. – Вы это, бойцы… закройте с той стороны, ага. Осужденный Щемило… Папа… человек опытный, вменяемый, поэтому эксцессов не будет, так?

Оба надзирателя, пятясь, вышли из кабинета и прикрыли за собой дверь. Стояла лютая духота, а блок кондиционера, висевший над столом Хозяина на стене – прямо над портретом Президента – мигал красной лампочкой и не работал.

– Уфф… жара, блин, адская… – доверительно поведал Хозяин Папе. – Не мучает?

– Не, у нас в хате посвежее всё-таки, гражданин Начальник.

– Меня Семён Семёновичем зовут, если чё, Щемило.

– Понял Вас, гра…, Семён Семёнович, с полным нашим уважением!

– Короче, к делу, Александр. – захлопнул, бросив в него быстрый взгляд, папку Хозяин. – Тебя когда осудили-то?

– Да две недели уж, как суд был. Быстрее бы на зону.

– А чё так торопишься? Аппеляцию не будешь подавать, что ли?

– Да ну её. – отмахнулся рукой Папа. – А на зоне-то попривычнее, тут у вас, – не в обиду, Хозяин – беспредел лютый.

– Что есть – то есть. – развёл руками Семён Семёнович. – Об этом разговор наш с тобою и пойдёт…

– Не, я, конечно, с уважением, Хозяин, но дятла Вы во мне не обнаружите. – отвёл от себя руку в сторону, как бы отстраняясь от неприличного предложения, Папа.

– Да не гони ты волну, я кому говорю? – вскипел Хозяин, снова вытирая свою лысину. – Никто тебя не говняет тут… в другом дело. Ты, вообще, про текущую ситуацию в мире что знаешь?

– А, ну говорят, всё, капец, на грани войны мир. А чё?

– Ну я тогда приоткрою завесу тайны… Вот. – выудил из-под папки листок, и нацепив на нос очки отодвинул его от себя, сощурившись, Хозяин. – Не, в руки не дам. Вот, послушай.

– «Начальникам Следственных Изоляторов, тюрем, колоний и поселений, находящихся в зонах подотчётности….» – Ну это неважно… так, дальше то где? -вот, слушай: -«организовать учёт подследственных и осужденных, систематизировать контингент по тяжести деяний и подготовить к передаче специальным конвойным командам для срочного вывода такового в зоны..» – ну это тоже тебе неважно. Вот: -«для чего использовать склонных к сотрудничеству осужденных и заключённых, с помощью влияния которых в среде контингента, всячески избегать панических настроений и беспорядков во вверенных учреждениях». Ну – достаточно. Понял? – дочитав выдержки из важного циркуляра, задал вопрос Хозяин.

– О как. – присвистнул Папа. – Получается, закрывают вашу шарашку?

– Война того и гляди начнётся, Щемило! Могу я рассчитывать на твоё – конкретно – сотрудничество?

Саня потёр руками виски, ища наиболее деликатные слова и корректные выражения для отказа Хозяину – чё эт такое он предлагает та? Мутит чё-то, однозначно….

Подняв глаза на ждущего ответа Хозяина, Папа ухмыльнулся.

– При всём уважении, Семён Семёнович – вынужден отказаться. Война – войной, а мне ещё не меньше пяти в крыточке оттопыриваться. Надеюсь – Вы меня понимаете.

– Значит – «нет», Щемило? – привстав и нависнув всей грузной фигурой над столом, выдавил из себя Хозяин.

Саня с улыбкой развёл руками, подтверждая свой ответ.

– Подумай хорошо – и я тоже о тебе позабочусь. -продолжал аппелировать к нему Семён Семёнович.

– Да обо мне уже Родина позаботилась на ближайшие семь лет – чё, спасибо! – махнул обеими руками, разжимая кулаки, Саня.

– Не особо-то я и надеялся на тебя, Щемило… – стукнул по столу ладонью Хозяин. – Мстить не стану, но с информацией этой до этапа уединю. Сам знаешь – народу у нас много гостит, одиночных камер нету совсем. Поэтому, отдохнёшь пока в карцере, ага? – ухмыльнулся он, и крикнул вертухаям. – Вывести осужденного Щемило! В карцер…


***

Как оказалось, именно отрицаловка-то Папу и спасла. В обед его загрузили в карцер, а ночью, когда Саня ворочался на жёсткой шконке и произошли те события, которые замкнули цепь таковых, направив весь известный мир в парашу, и возврата уже не было. Через массивную дверь карцера Папа слышал какие-то крики, беготню вертухаев, звяканье ключей и скрип дверей, которые начались под утро. Всё это волновало его не особо, годы тюремной жизни выработали у него привычку поменьше обращать внимание на суету и ботву. Все ответы на вопросы он собирался получить у вертухая вместе с утренним хавчиком, а теперь чё хипишевать то?

Однако утром завтрак не принесли, суки. Саня, посидев какое-то время, набрав злобу, вскочил со шконки и принялся молотить кулаками в дверь.

– Э, командир! Позовите сюда командира! – ревел Папа. – Чё это за херня? Кормить будут или как?!

Но в ответ на Санину ругань никто не появился, хотя обычно за такие заявы, жильцов, а тем более карцерных, начинали возить лицом по полу на третьей минуте. Тюрьма! – традиции!

С утра и днём ещё слышалась беготня, крики вертухаев, но ближе к вечеру как-будто всё замерло. Папа развалился на шконке и водил пальцем в воздухе, пытаясь обрисовать по контурам трещин на потолке что-нибудь типа женской задницы. Воображение подсказывало ему всё новые и новые мотивы, но голод уже давал о себе знать.

С утра Папа слышал стрельбу – автоматную трескотню и отрывистые пистолетные щелчки. Звуки начались в здании, но через какое-то время переместились во двор. Были слышны крики и какие-то команды, сути которых из карцера Папа разобрать не мог. Когда в узенькое окно под потолком узилища заглянули первые звёзды, набор звуков изменился. Теперь выстрелы и крики слышались откуда-то издалека, со стороны Мелькомбината и Площади Гагарина. Саня приник к двери, пытаясь определить когда хоть кто – нибудь из вертухаев будет проходить мимо.

«Мда. Явно какая-то херовая непонятка у них там, у мусоров. А то и война началась… Чё… Да и хуй бы с ней, обед то по расписанию!» – думал про себя Папа. -«Чё-то как-то не припоминается, когда последний раз хавчиком-то обносили. Внатуре, хипиш у них там нехилый.»

Саня даже пытался подпрыгивать на шконке, чтобы попытаться рассмотреть в оконце что творится во дворе изолятора, но настолько высоко подпрыгнуть он не мог – мало того, чтобы что-то рассмотреть, надо было, подпрыгнув, ещё и зависнуть в воздухе – но это-то ведь чистая фантастика! И, не имея возможности заглянуть в него, забытый в карцере Папа метался по нему от стены к двери, не понимая что же происходит.


***

А происходило на территории Тверского СИЗО вот что.

Как мы уже знаем, ночью, пока Папа ворочался на своей шконке в карцере, Россия нанесла ядерный удар по американской эскадре в Чёрном море, а позже и массированные ядерные удары по объектам на территориях США и Великобритании. На следующий день, когда война фактически уже началась, но тем не менее с непонятной задержкой, НАТО нанесла – таки точечные удары крылатыми ракетами по объектам на территории Москвы и московской области, Санкт-Петербургу, Мурманску, Калининграду, Екатеринбургу а также нескольким электростанциям и точкам соединений нефте- и газопроводов. Скорее всего – а точнее вам никто теперь не расскажет – часть этих ракет несла очень хитрую начинку…

Поэтому, как повсеместно, так и в Твери, произошло нечто труднообъяснимое настолько же, насколько и ужасное. Восстали мёртвые. Трупы. Покойники.

В изоляторе это случилось вот как.

С утра в ворота СИЗО, с первым солнышком, въезжали и рассредотачивались по двору серо-синие «Уралы» с опознавательными знаками УФСИН. Бойцы спрыгивали на землю, и, поностью экипированные по стандартам для спецопераций, выстраивались в шеренгу перед входом в изолятор, клацая щитами и дубинками. Лаяли и скалились специально натасканные, конвойные собаки, готовя которых к сегодняшней миссии, специально сутки не кормили.

Вертухаи же, следуя распоряжениям Хозяина, вытряхивали жильцов из хат, сортируя их постатейно, при этом, особо не церемонились с подследственными – этих отгружали вместе с осужденными, ожидавшими своего этапа. Уже неделю стояла жарища – парило так, что люди с сердечно-сосудистыми заболеваниями страдали в здании, не имевшем, по понятным причинам, никакой климатической системы. С этого и началось – точнее, со старика-подследственного, потихоньку оставившего этот, катящийся со скоростью курьерского экспресса в преисподнюю, мир – ночью, когда остальные жильцы в его камере дрыхли. По утру сидельцы предъявили тело командиру, а тот в свою очередь, за всей этой суетой, не довёл информацию о двухсотом в камере 3 -34. Ну, забыл. Можно понять и его – война началась, рушится привычный мир. Как оно теперь сложится – не ровен час в войска попадёшь… Просрали момент, короче. А вот если бы этот командир на третьем этаже выполнял свои обязанности с чувством, с толком, с расстановкой – массовой покойницкой резни в СИЗО наверняка избежали бы.

Дальше всё было стандартно для тех дней. Никто ничего не понимает, видит – и отрицает. Старик очнулся, жильцы к нему – не помочь ли, дедушка? Тот хряп! – и захарчил особо внимательного сокамерника, дальше – больше. Услышав, что в 34 камере имеет место какая-то бадяга, командир – ага, тот самый, который просрал этого дедулю в медблок отправить вовремя – распахнул дверь в хату, в твёрдом намерении призвать сидельцев к порядку. А они, сердечные, уже все семеро, как ВСТАЛИ. В это время другие вертухаи вскрывали хаты дальше по этажу, выгоняя жильцов в коридор – лицами к стене. Эти, из 34, вырвались, порвав по ходу дела, своего командира, ну а дальше – понеслось! Не то, чтобы эти, тюремные ходуны были какими-то особо прыткими – нет, поперву бродили также, как и другие, словно лунатики, вытянув вперёд свои обгрызанные товарищами по несчастью руки, словно силясь дотянуться до чего-то такого, что они видят, а мы – нет. Дело было не в скорости, дело было в том, что никто не был в состоянии объективно принять происходящее, а приняв – действовать сообразно ситуации. Если бы нашёлся кто-либо здравомыслящий в этот день, взял контроль над явно принимающей хреновый оборот ситуацией в свои руки – загнали бы сидельцев обратно по хатам, и, действуя методично и жёстко, быстро переколбасили бы распоясавшуюся некроту. Но, мать его, на целый СИЗО – огромный, на самом-то деле, организм, включавший в себя пару сотен подготовленных к беспорядкам вооружённых, твёрдых как шанкр, здоровых мужиков в форме и погонах, со специально обученными собаками – не нашлось ни одного – НИ ОДНОГО, понимаете? – человека, который, похерив стандарты, отчётливо бы назвал вещи своими именами. И, как результат, в исправительном заведении города Твери забурлила, забулькала кровавая баня, за несколько часов переварившая и отрыгнувшая обратно на свет Божий больше двух тысяч мерзких жителей теперь уже нового, ужасного мира.

Конвойщики, чуя, что начинается неладное и что местные вертухаи явно не в силах переломить хребет начинающимся беспорядкам, спустили собак, тем самым подписав приговор себе и окружающим. Непонимание простой истины, что с какого-то момента и охрана, и заключённые уже оказались по одну сторону баррикад, сыграло финальный аккорд. Зеки – те тоже, не осознавая, что творится на самом деле, восприняли свалку, как сигнал к действию, и, подзуживаемые наиболее оголтелыми персонажами, ломанулись в кучу. Собаки рвали мертвецов, мертвецы рвали собак – но первым наносимые злобными животными повреждения были абсолютно несущественны – чего там, мёртвые не потеют. В пылу свалки кто-то из конвойных – здоровенный двухметровый детина – подхватил одного из мертвяков и сбросил вниз, в межэтажный пролёт. За ним последовал второй, затем и третий. Вертушьё, контролировавшее ситуацию на первом, ещё пока спокойном этаже, обступило дёргающиеся на полу в конвульсиях изломанные и изуродованные тела. Но у тел, сброшенных вниз, были свои планы и чаяния, и вот уже молодой любопытный вертухай заливает пол и стены кровью из разодранной артерии, со страшными криками и матерной бранью.

Вот тогда и началась стрельба, которую услышал закрытый в карцере Папа. Но она ничего уже не могла изменить – критическая масса потенциальных живых мертвецов уже была набрана. Хозяин, в сопровождении двух или трёх охранников, попытался переломить ситуацию, но момент был упущен. Тела, лежавшие в проходах между камерами третьего этажа, возвращались к жизни…

Прошло не более трёх часов и уже было не разобрать, кто был кем и на какой стороне. Конвойные, охрана, зеки – все вместе, без какого-либо деления на масть и статус, рыча, булькая и сопя, бродили по мёртвым этажам тюрьмы. Большую часть камер не успели открыть и теперь тамошние жильцы, вытаращив глаза, смотрели на то, что творится за дверями их хат с той стороны. На так называемой воле. Судьба уже вычеркнула их всех из книги жизни, но, меняясь поочереди у хатных окошек и пытаясь разобраться, что же происходит снаружи, они ещё не думали, не догадывались о своей доле. Ох уж ты, русская тюрьма….

Папу же эта судьба пощадила, видимо, исключительно по чьей-то высшей воле.


***

И толстые свечи – если бы Папа это знал – ему требовалось ставить за здравие Лидии Полубояровой, выгнавшей своего супруга Ваську из дома со скандалом вчера – за бляд. Неисповедимы пути Господни, воистину. Ибо на них через червивый ком человеческих грехов одного свершается спасение другого. Не менее, кстати, первого в этих грехах, утонувшего. А то и поболее выйдет. Но чужие грехи считать – тоже грех. Куда не сунь, куда ни плюнь – грех, грехи, страсти. Как тут разобраться?

Васька, он в бляду чисто тонул. Поэтому, заведённая ещё с прошлого утра, его жена, Лида, накрученная к тому же этими страшными военными слухами, решила раз и навсегда убрать из своей жизни мужа – блядуна. Поэтому Василий, не зная, что тут правильно – грустить и радоваться, приплёлся поутру на службу – В СИЗО. Понятное дело – выпили с мужиками с его смены. А как же: повод – жена выгнала. Не каждый день такое. И выпили крепко.

Поэтому всю канитель, имевшую место в тюрьме с утра и дальше – весь день, храпевший в комнате охраны в подвале Полубояров тупо проспал. Ему снились коитусы отнюдь не с женой, и Вася сладко причмокивал во сне. Там ему не было дело ни до кого: ни до жены, которую кстати, примерно в эти часы – туда-сюда – уже основательно обглодал сосед, добрейшей души старикан – историк Игнат Афанасиевич; ни до мертвецов, добравшихся до его верных товарищей по замку и ключу на пару этажей выше; ни до рецидивиста – разбойника Щемило, в отчаянии бьющегося в дверь своего карцера в каких-то двадцати метрах по коридору. Дивная штука – сон: спать бы и дальше, прихрюкивая. Но всё испортил прапорщик Бунявка, мать его, урод. Именно он прервал сладкие грёзы Полубоярова отчаянным стуком в дверь каптёрки.

– Вася! Блядь, просыпайся! Открывай скорее, слышь ты! – орал, колотя окровавленными кулачищами в дверь, Сергей Бунявка.

Василий сел на диване, отирая лицо рукой. Сон, в котором он уже было присадил жгучей чернобровой красотке, был ещё где-то рядом, ещё не уплыл безвозвратно.

– От суки. – пробормотал Полубояров, пытаясь найти незаметное место в штанах для своего возбуждённого со сна, эрегированного хрена. – Чё надо-то?!

– Открывай, блядь, немедленно! – послышался искажённый голос из коридора.

– Да иду, иду… который час-то?

Прапор влетел в комнату бешено вращая глазами и захлопнул дверь, навалившись на неё спиной – словно за ним гнались черти. Уперев руки в бока, Бунявка нагнулся, пытаясь отдышаться, не отпуская при этом припёртую своим задом дверь.

– Э! Ты чё это, Серый??? – наклонив голову вбок, спросил ничего не понимающий Василий.

Дыша, как будто только что пробежал пять километров, согнутый пополам, Серёга молча вытянул руку, показывая пальцем туда, откуда он явился.

– Да чё с тобой?! – снова спросил, борясь с подступающим уже волнением, Полубояров.

– Короче…. Ты не поверишь… – продолжал тыкать пальцем в сторону коридора запыхавшийся Сергей. – Мертвецы встали.

Василий покрутил пальцем у виска.

– Может налить тебе – поправило чтобы?

– Думай что хочешь. Реально тебе говорю – мертвецы. – продолжал уверять Василия Сергей, немного отдышавшись. – Мертвецы.

– И чё они? – вылупил глаза Вася.

– Людей жрут!!! Наримова, Клюева, Колю Вершинина – всех, всех подрали. – сплюнув, поведал Бунявка. – Те, кого они пожрали – сами такими становятся! Как в фильмах!

– Да ладно! – заржал в ответ на это Полубояров. – Разводишь!

– Да сам поди посмотри! – злобно вскрикнул Сергей и протянул к Васе окровавленные руки, показывая ему насколько всё серьёзно. – Я еле съебался!

– Ну, блядь, дела!!! – вращая глазами, бросил Василий, снимая со стула форму.

– Одевайся давай – времени нет! Ключи от оружейного шкафа где??? – спросил прапорщик, шаря на столе и в ящиках.

– А я откуда знаю??? Наверняка, у Нефёдова!

Бунявка махнул рукой.

– Он вместе с Семёнычем тоже таким стал уже… Как вскрывать будем?

– Ты подожди! Какое вскрывать? Без разрешения!!! Нас потом по стенам размажут!

– Кто?! Размазчики все, вон – вместе с конвоем и зеками бродят и жрут людей! – нервно ответил Бунявка.

Отойдя на шаг назад, прапор окинул взглядом массивный оружейный сейф – их единственный спасительный билет наружу, в мир живых.

– Так. Пожарным топором тут не справится… Думай, Васька! Думай!

– Хуле тут думать. В карцере вон – Щемило сидит, выволакивай его сюда. Этот не только сейф откроет, а и дерьмо из твоей задницы утащит пока ты спишь. – предложил Вася.


***

Сначала Саня услышал топот, прекратившийся у двери его хаты, затем в замке провернулся ключ и дверь открылась. Словно ураган, отбросивший его к стене карцера, в комнату ворвались два вертухая, одного из которых – Ваську Полубоярова – он знал. Ворвавшись, он не откладывая ни секунды, первым делом закрыл дверь снова на ключ. Саню передёрнуло – расклад нездоровый! Сейчас будут метелить!

– Э, что за дела такие, граждане управляющие?! – пытаясь вырулить непонятную с нажима, начал Папа.

– Ты, это… Щемило! Сядь -ка! Сядь – кому говорю! – бросил ему второй вертухай, с виду весьма быковатый. Ещё Папе совсем не понравилось то, что руки этого, второго, были все в кровище.

– Ты сядь, Щемило, в натуре! – останавливая товарища, пытающегося наезжать как паровой каток, миролюбиво сказал Васька.

Папа решил не искушать судьбу и без того в напряжённой ситуации – двое явно сбрендивших вертухаев против него в карцере – а до этого шмаляли вокруг, как на фронте. Следуя непонятно какому позыву, оба охранника и сами, увлекая с собой Саню, уронили задницы на его шконку.

– Ты вот что, Щемило… -начал Вася. – Ты вроде мужчина нормальный, послушай вот… То есть я сам-то – не видел, но вот он – Василий пальцем показал на Бунявку, вскочившего на ноги и нарезающего круги по тесному карцеру. – Вот он утверждает, что тюрьма полна мертвецов. Понимаешь?

– Не, ребятишки – я в эти щели с вами не полезу, неа. Меня Хозяин уединил, я ничё не косорезил, под непонятки и гиморы – не лезу. Попустите!

– Чё ты косую-то нам тут нарезаешь? – вспылил Бунявка. – Вот видишь: все руки в кровище! Там мертвецы людей жрут – как в фильмах, тока в натуре! Понял?

– Ну, понял. Чё не понять? Ну, мертвецы, ага. Жрут всех, как фильме. Не, всё нормально, я чё? – попытался соскочить Папа.

– Да ты послушай! Слыш – шмаляют? Вон. Слышишь? – встрял Вася.

– Дак война! – развёл руками Саня. – А я то чё?

– Щемило. Значит так. Сейчас ты аккуратно встаёшь и вот за Сергеем – показал пальцем на Бунявку Василий. – идёшь в комнату охраны. Без каких-либо фокусов. Так?

– Так.

– Молодец. – ударил резиновой дубинкой по ладони Василий. – Вещи какие с собой?

– Пустой – все в хате остались.

– Забудь теперь про них. – махнул рукой Бунявка. – Всё. Открываю. Вроде тихо там.

А там действительно было тихо. Но тихо – не значит пусто, а встречающие их в коридоре всё-таки были. Избавь Господи от таких встречающих! Стараниями прапорщика Бунявки все трое имели представление какова их природа, а вот для некоторых она так и осталась сокрытой, поэтому в их конкретном случае эти мёртвые мужики выполнили роль провожающих, прости Господи за каламбур. Надо отдать должное Сергею – он не мешкал, столкнувшись нос к носу с двумя мертвецами в узком коридоре сразу же, как дверь отворилась. Пустив в ход резиновую дубинку, Бунявка начал наносить хлёсткие и быстрые удары по голове мертвеца в майке и трениках, который даже не пытался прикрыться. Мертвец был вялым и на шестом или седьмом ударе кулем осел на пол. Пока Саня не моргая смотрел во все глаза на творящуюся расправу раскинув руки и прильнув к стене, к Сергею присоединился Василий, и вдвоём они нанесли увечья, не сопоставимые с дальнейшими передвижениями второму мертвяку. Оба трупа развалились на полу дёргаясь и пытаясь, видимо, собраться.

– Видели?! – тыкал в них дубинкой Бунявка. – Теперь сомнения отпали?!

– Ни хуя себе!! – бормотал Папа, крутя головой в надежде смахнуть лютое наваждение.

– То-то! Бегом в каптёрку, пока ещё кто не припёрся!


***

Когда дверь в каптёрку закрылась изнутри, все трое – заключённый и охранники – завалились на диван. Столкнувшись лицом к лицу с потусторонним, разум отказывался принимать увиденное. Все крутили головами, выражения лиц всех троих были очень, очень сложными.

– А я вам что говорил? – отбросив дубинку, запачканную кровью и мозгами мертвецов, продолжал убеждать товарищей по несчастью Бунявка, хотя уже этого и не требовалось.

– Что делать то? – спросил, озираясь по комнате Папа.

– Уёбывать отсюда надо – вот что. – выразил единственно правильную мысль Василий.

– Весь изолятлор такой. -махнул головой на дверь Сергей. – А на этажах вы даже не представляете что творится. Всё в кровище! А полизолятора по хатам заперта…

– На тебя надежда сейчас, Саня. – начал Вася. -Короче, сейф оружейный надо вскрыть. Как хочешь.

– А ключи?

– Ключи у Нефёдова, а он теперь мертвец. – пояснил Буняка.

– Ну а инструмент какой, что нибудь? Я его что – хуем открывать должен? – удивился Папа.

– А хоть и хуем! Иначе – без стволов – мы отсюда не выйдем.

– Давайте, что есть. Только моментик один прояснить сперва хотелось бы… – поднял указательный палец вверх Саня.

– Какой?

– Ну вот я открою, а дальше что? Меня моя судьба, собственно, тревожит. Надо бы прояснить диспозицию.

– Щемило! Если вырвемся отсюда – считай свободен. Мы сами по себе – ты сам по себе. Так – устроит? – предложил выход Полубояров.

Саня мотнул головой в знак согласия. Однако – перспективы! Кто знал ещё с утра, что путь на свободу настолько близок?

Саня ковырялся с замком около часа, использовав в качестве подручного инструмента все наличествовавшие канцелярские принадлежности, Васькин перочинный нож, вилку, вязальные спицы, непонятно откуда взявшиеся в таком-то месте, и, наконец, замок, клацнул, сдаваясь.

В шкафу стояли четыре «ксюхи», а внизу на полочке, улыбались мужчинам восемь снаряжённых магазинов к ним. Это было дежурное оружие, запертое тут с незапамятных времён, и сколько Серёга с Васей помнили себя, шкаф практически не открывали.

С лицами, как у котов, дорвавшихся до сметаны, оба охранника начали вынимать и снаряжать автоматы. Буняка со щелчком пристегнул рожок и щёлкнул затвором. Рассовав магазины по карманам, он махнул Сане автоматом.

– Всё, пошли!

– Граждане, а доверие, значит, успело утратиться? – обиженно выдавил Саня.

– Не, смотрите на него! – удивлённо всплеснул руками Полубояров. – А поебаться – не завернуть, Щемило?!

– Дай ствол, Василий! – протянул руку Папа. – Мы на одной стороне, если ты не понял ещё. Мы – и они. И я с вами. И если чё – три ствола лучше, чем два. По-любому.

Вася повернулся к Бунявке, взглядом задавая вопрос. Серёга, сплюнув, махнул рукой.

– Дай ему. Но смотри, Щемило. Вперёд пойдёшь. Если чё – я тебя пополам развалю, понял?

– Не волнуйся, не придётся.

– С автоматом знаком? Справишься?

– Служил.

– Всё тогда пошли.


***

Тут, в подвальном коридоре, новых гостей не было. Папа, щёлкнув затвором, приложил палец к губам и все трое бегом, стараясь не шуметь, рванули в противоположный конец коридора.Там была лестница, по которой предстояло подняться на второй этаж, затем миновать карантинную зону, и только потом уже попасть во входной блок. План был простой – попасть во двор, найти какой бы ни было транспорт и на нём валить уже подальше из этого ада живых мертвецов. Но на поверку всё оказалось не так просто. Уже на лестнице топталось не меньше десяти мертвецов. Оказавшись в новой для себя ипостаси, быстро совершив свои путешествия из мира вполне живых в мир невполне мёртвых, эти богомерзкие существа, уже насытив утробы и утолив первый голод, теперь не знали чем заняться. Поэтому толпились, кучковались, грызли уже по инерции оторванные и отожратые чьи-то части тел, время от времени набрасываясь друг на друга. Когда одна из тварей очевидно одерживала верх над другой, на поверженную набрасывались остальные и в мгновения разрывали неудачливого товарища на куски, заливая всё вокруг кровью и дерьмом. Выглянув из-за угла на лестницу, Папа остолбенел.

– Чё там? – спросил прижавшийся к стене сзади Буняка.

– Та пиздец! Сам глянь!

Серёга, сменив Саню и выглянул за угол, быстро заскочил обратно и замер, скривив рот в рвотных позывах.

– Ставьте на одиночные. Патронов мало. Цельтесь в голову. – прошептал, повернувшись к товарищам, Папа.

Выскочив одновременно из-за угла, все трое открыли прицельный огонь по тварям, топтавшимся на лестнице. Выстрелы гулко загрохотали, многократно усиленные эхом, в тишине обезлюдевшего изолятора. В течении минуты дела с мертвяками на лестнице были кончены и мужчины, борясь с рвотными рефлексами, бросились вверх по лестнице. Сверху уже слышалось рычание, бульканье и копошение встревоженных мертвецов, спешащих вниз на звук скоротечного боя. В карантинной зоне было того не легче. Твари спешили на лестницу, толкаясь и наступая друг на друга. Возврата назад уже не было – это понимали все, поэтому открыли ураганный автоматический огонь, выскочив с лестницы в блок. Пока охранники опустошали свои магазины, кроша в муку тварей лезущих буквально из каждой щели, Саня прикрыл двери на лестницу. С той стороны уже скрежетали ногти, но, видимо, мертвяки не представляли, что двери для того и созданы, чтобы окрываться и закрываться. Конечно, надолго их такая преграда не задержит – но лучше хотя бы что-то, чем ничего. Когда Серёга с Васей прекратили огонь, картина предстала безрадостная. Конечно, многих тварей покрошило, но и те пытались ползти, вытягивали окровавленные руки.

– Ждать нечего, лучше не будет! – крикнул Василий и бросился вперёд, на ходя отшвыривая ногами особо прытких мрецов. Мужики устремились за ним, переведя оружие на одиночный режим. Где-то на верхних этажах борьба живых и мёртвых ещё продолжалась – хлопали выстрелы. Были слышны крики – вопли о помощи, душераздирающие крики пожираемых мертвецами людей. Слышалось рычание и чавканье тех, кто своё уже откричал.

Миновав весь карантинный блок и уворачиваясь от цепких рук, тянувшихся к живым со всех сторон – из-за углов, куч растерзанной и окровавленной плоти, все трое вбежали в проход, ведущий ко входному блоку. И тут Папа, идущий первым, столкнулся со своим этажным командиром, который сидя на карачках за углом, самозабвенно жрал, вытаскивая и разматывая по полу вокруг себя, сизые, мерзкие кишки из тела одного из заключённых. Папу стошнило при первом мимолётном взгляде, брошенном на это мерзкое пиршество. Стряхнув рвотную субстанцию, в которой испачкал руку, пытаясь прикрыть ею рот, прямо на трупов, Папа, не задумываясь, всадил пулю в голову своего тюремщика. Хрюкнув и закатив осоловелые глаза, мертвец ткнулся носом в развороченное им же, дурно смердящее и заливающее тошнотворным запахом, нутро своей жертвы. Когда труп командира, дёрнувшись, обмяк и завалился, раскинув ноги, Папа разглядел на ремне его большую связку ключей от камер. А отчего же ещё они могут быть? Саян нагнувшись, расстегнул ремень мертвеца, и связка перекочевала в его руки. Папу снова стошнило.

– Щемило! Чего застрял? О… Виталик…. – запнувшись, нагнулся над трупом Вася. – И ты, бедняга тоже… Ладно, земля пухом. Пошли!

– Мужики… Вы давайте, идите. Я пулей на второй – братву открою. – показал охранникам связку, снятую с мертвеца, Папа.

– Как знаешь! Долго ждать не будем! – оглядываясь, ответил Бунявка.

– Дай мне магазин! У меня почти пустой. – протянув руку, попросил Саня.

– Перебьёшься, Щемило. У меня один остался, да тот, что в стволе. У тебя что? – спросил друга Сергей.

– Последний вставил… – ответил Василий. – Ну всё, пошли.

– И то хлеб. Я пулей – свою хату отворю, отдам им ключи и наружу. Подождите, если будет возможно…

– Пять минут у тебя есть. Сам понимаешь – ждать не будем. – отрезал Полубояров.


***

На второй этаж Саня залетел как птица – благо, лестница, ведущая на него, была пуста, и стремглав кинулся по своей, левой стороне, отсчитывая двери камер. Так и есть – его хата заперта, и, как и из всех по этому крылу, из неё неслись крики, мат, проклятия. Трупы, бродящие по этажу, увидев или почуяв живого человека, уже начали свой медленный путь к нему, пока Саня возился со связкой пытаясь судорожно определить, какой же ключ от его камеры. Пока они были достаточно далеко, и Папа засовывал в замок ключи один за другим, пытаясь найти единственно верный, но руки предательски дрожали, и связка уже несколько раз со звоном падала на пол. Сокамерники уже поняли, что кто-то пытается их открыть и из хаты неслись мольбы, увещевания и просьбы действовать быстрее. Когда группа мертвецов, возглавляемая подволакивающим правую , разорванную и обглоданную ногу, конвоиром, укомплектованным шлемом и щитом уже была в пяти шагах, Папу пронзила мысль, насколько он всё же невнимательный. Плюнув на это дело и отложив его на потом, Папа собрал свою волю в кулак. Он повернулся лицом к подступающим всё ближе мертвецам и в упор выстрелил в лицо бредущему первым конвоиру. Подпорченное и до этого, оно как бы втянулось внутрь и брызнуло в стороны взрывом крови, мозга и кусочков плоти и кости. Как подрубленный, труп с грохотом рухнул на бредущих за ним мертвецов, сбив их с ног. Папа, развернувшись, поднял связку ключей и подойдя к двери камеры, просто открыл раздаточное оконце.

– Эй, соседи! – сунув лицо в оконце, поприветствовал своих сокамерников Папа. – Ловите гостинец. Выходите аккуратно – тут мертвецы бродят.

– Папа, блин! Век воли не видать! – послышались благодарные, восторженные реплики изнутри.

– Рано радуетесь, осужденные! Тут не Сочи. И не забудьте соседние камеры открыть. Ладно, всем удачи. Я пошёл, не провожайте!

Не дожидаясь, пока сокамерники, оставленные им на милость судьбы, но получившие однако шанс на спасение, полезут наружу, Папа подошёл к пытающимся выбраться из-под тела конвойного троим мертвецам и по очереди снёс им головы. Затем, борясь с позывами рвоты, он, нагнувшись, пошарил по карманам и разгрузке заваленного им конвоира и с чувством глубокой радости извлёк тридцатисантиметровый остро отточенный нож. Оглядываясь по сторонам, Саня проверил свой боекомплект, отщёлкнув и защёлкнув обратно рожок. Четыре патрона, сосчитал Саня. Сокамерники, ругаясь и обсуждая, пытались подобрать ключ. Надеюсь, вам повезёт, подумал он. Затем, он вытащил из-под трупа щит, вдел в него руку и повесил на шею автомат. Вооружившись ножом, Папа рванул по этажу к лестнице. Сбежав вниз, щитом сбил с ног мертвяка, направившегося к нему у лестницы на первом этаже. Вот и коридор во входную зону, бегом туда. Вот труп командира, всё также валяется в распотрошённом животе мертвеца, которым он насыщался. С ходу Папа перескочил через турникет и выбежал на крыльцо.

Первое, что почувствовал Папа на улице, после приевшегося уже мертвецкого смрада, это запах гари. Бросив взгляд по сторонам, Папа понял – город горел. По двору слонялись мертвецы и недолго думая он рванул к воротам. Несмотря на всё пережитое, душа Папы пела. Воля! Ещё поворот, ещё несколько шагов и он на воле. Тут, на территории СИЗО её ещё нет, но, что бы не происходило вокруг – мертвецы, смерти, война – её уже никто у него не отнимет. Повернув за угол, он увидел ворота – они были открыты. Слышалась автоматная трескотня, одиночные выстрелы, рёв сирен. И плыл дым. Делая каждый шаг, неминуемо приближающий его, Папу, к свободе, он понимал, что минуя эти ворота он вступит в совершенно новый мир. Неизвестный, полный опасностей – совершенно непредсказуемых опасностей и риска, но и возможностей. И этот мир Папе уже нравился.

Раскидав группу ходячих трупов, пытавшихся пересечь его дорогу, действуя отточенным ножом и забрызганным мертвецкой кровью щитом, Папа выбежал на площадь Юрия Гагарина. Быстро осмотрев, что творится вокруг него, он замер. Папа понял, что попал из огня да полымя.

Он смотрел по сторонам и не узнавал свою Тверь. Это был другой город и теперь у него были новые, зловещие хозяева. Куда теперь? Без машины – только пополнить ряды этих тварей, это вопрос времени. Техники вокруг полно, вон -выбирай любую. Из размышлений Папу вывел рёв сирены за спиной.

– Щемило! Ты там что, покакать присел? – открыл пассажирскую дверь огромного автозаковского «Урала» Полубояров. – Ни хуя се ты подпоясался – Спартак, бля! Давай сюда, сколько ждать тебя!

Саня, бросив щит, заскочил в кабину.

– Мужики! – расчувствовавшись, пробормотал Папа, не находя должных слов.

– Ну что, открыл своих? – спросил его Буняка, трогая «Урал» с места.

– Ну да.

– Видишь, что творится? Да и война началась – тут по радио такое передавали… Мы, короче, в Рамешки к тётке, пока не уляжется. Тебя с собой не зовём, сам понимаешь. И вообще – ты нас не видел, мы – тебя. Усёк, Щемило?

Папа кивнул головой, соглашаясь. А какой выбор?

– Можем по дороге к бабке моей бывшей завезти, в Дьяково. Там тихо, пересидишь пока и старухе чем-то поможешь. А там сам разберёшься. Всё лучше, чем тюрьма или армия. – предложил Сергей.

– К бабке – так к бабке. -согласился Саня.

Он смотрел на город, который они оставляли и тихо ужасался. Деревня – это, наверное, лучший выбор сейчас. Своих родственников или друзей по деревням у Папы не было.

Через полчаса рычаший «Урал»-автозак, расталкивая огромным бампером брошенную и разбитую технику, обогнув горящий район города, оставил умирающую Тверь. Ещё через полчаса, охранники высадили Саньку в Дьяково, поделившись одним из трёх оставшихся у них рожков для «ксюхи». В деревне жилых-то было всего четыре дома, и ни про каких мертвецов местные жители слыхом не слыхивали.

– Мертвецы? Да Бог с вами, Серёжка! – отмахнулась от рассказов, про творящееся в Твери старуха Артёмовна, живенькая маленькая бабулька, к которой определили на постой Папу. – Про войну – как же, знаем! Вот, дожили, будь оно неладно! Стоит Хитлеру тому, явюцца ети, как их – амаруканцы.

Санька старухе понравился, она определила ему койку в сельнике.

– А чаво – живи, мне не тесно. Ить и поможешь где, пособишь. Вишь оно как – мужик-то какой, а жить негде… Оставайся, шо ж, милок. – лопотала Артёмовна, собирая на стол.

Серёга с Васей на ужин, споро собираемый Артёмовной, не остались – время действительно уже было позднее, ещё вот-вот и смеркаться начнёт, а при таких делах темнота – враг, а не помощник. -Раздосадывав тем самым старушку, попрощались с Папой, и обещав наведаться, уехали.

Пару дней Саня отсыпался, слушал новости по радио, ужасался им и помогал деревенским по их нехитрым делам – воды натаскать в баньку, поправить забор. Вся деревня – три старухи да один старик.

А на третий день в Дьяково приехали кушалинские. Именно так и определилась дальнейшая Папина судьба – с этого дня.

Словно сошедшие со страниц комиксов, мужики, с косами, силами и дробовиками ходили по домам, проверяя даже и заколоченные, дворам и вокруг.

– Мёртвые в деревне есть? – спросил старший, мужик лет тридцати пяти, с аккуратной окладистой бородкой.

– Да какие ж мёртвые, милок! Живые у нас тут все. – всплеснула руками Артёмовна. – Вся деревня-то наша: я, бабка Пелагея да бабка Дуня – вон в том доме живёт, да не встаёт она – приболевши. А мужиков у нас – вон, дед Ефим да Сашка, жилец мой.

– Чё за человек?

– Дык с Твери! Сашка, подь сюды-то!

– С нашим полным уважением, мужчины! – поздоровался подошедший к ним Папа.

– И тебе не хворать. В курсе, чё происходит?

– В курсе.

– Тогда…. Собирайтесь все. Час вам. Берите пока только необходимое – вещи, иконы.

– Так куда ж! – взвилась Артёмовна.

– Дак в Кушалино жить поедете. Небезопасно тут.

Пока деревенские собирались при помощи кушалинских мужиков – грузили в машину свой нехитрый скарб, старший отвёл в сторону Папу.

– Меня Валера зовут, Паратов. Сам-то вижу, ты не местный.

– Неа, тверской…

– Люто там в Твери было-то?

– Не спрашивай…

– Крещёный?

В ответ на этот вопрос, глядя в глаза Валере, Папа бережно достал и поцеловал свой нательный крестик.

– А служил?

– Было.

– А по профессии-то кто?

– Валер, чё так много вопросов?

Валера хлопнул Папу по плечу и разворачиваясь, сказал:

– Приедем в Кушалино – сам всё поймёшь.

Через час Папа, сидя в кузове грузовика вместе с Артёмовной и кушалинскими мужиками, уже третий раз за неделю уезжал в непонятную. Наверное, за последнее время, этот получасовой путь, проделанный им в кузове грузовика, не был самым длинным в его жизни. Но совершенно очевидно, что из всех дорог и расстояний, пройденных и проеханных Папой в его непростой и не самой правильной жизни, эта короткая дорога стала самой важной.

Мозаика начинает складываться…

ИНТЕРЛЮДИЯ. ТЕПЕРЬ. Апрель 2017 года, База ВВС России, Сибирь. Владимир Владимирович Кутин.

– И что, Кутепов – что мешает вам двигаться быстрее? Какие-то объективные сложности, или всё же корень проблемы там же -в людях? – наклонившись практически к уху сопровождающего Премьера генерал-лейтенанта Леонида Викторовича Кутепова, ответственного за строительство этой новой военной базы и аэродрома, стахановскими темпами возводимых здесь, в сибирской глуши, пытаясь перекричать рёв техники, спросил Кутин.

– Да адские условия на самом деле, Владимир Владимирович! – сняв шапку и протерев платком гладкую лысину, ответил Премьеру генерал Кутепов – здоровенный мужчина чуть за пятьдесят, хотя глядя на него, этот возраст не дашь, так вот, запросто – скорее лет 45 -47 – не более того. – Судите сами! Вот взлётные полосы взять! Все отсыпаны и утрамбованы, а начинаем бетон заливать – рвёт от перепада температур по влажности! Не вовремя, нельзя так! Я говорил – надо хотя-бы мая дождаться! А так – всё на соплях, качество – никакое!

Кутин, подняв воротник своего бушлата, поёжился под порывами колючего северного ветра и обвёл взглядом всю картину. Отсюда, с пригорка, на котором остановился кортеж Премьер-министра России, она открывалась полностью и Кутин снова отметил для себя всю грандиозность замысла. Казалось, только вчера начались первые грунтовые работы. Время летит, и его всё меньше. Обладая, наверное, собачьим чутьём на неприятности, Кутин чувствовал, как оно утекает. Как песок сквозь пальцы… Уже бетонируются четыре взлётно-посадочных полосы, заточенные под «лебедей», там вон – слева – практически возведён ряд огромных ангаров для стоянки и обслуживания огромных стратегических ракетоносцев, гордости ВВС. Подведено электричество, тянется железнодорожная ветка. Вертолётный аэродром сдали неделю назад, молодцы! Но, так или иначе, какой-то червячок всё равно копошится в душе, не даёт покоя плохое предчуствие. И этот разговор с Ху Цзиньбао, Председателем Китая…. Никак из головы не идёт, сказанное старым лисом Ху, исподволь напирающим на Кутина с темой объединения КНР и России в одно, мощное государство. Хитрец, хотя, если разобраться – идея, может и неплохая. Может, но мы, наверное, сами сперва попробуем. Насколько реально то, что китайцы сообщают про американскую движуху в Австралии? Если да, то – время вышло, а основные задачи, открывающие возможности России для противодействия им, не выполнены. А если нет? Откуда у китайцев такая информация – о подготовке мощнейшей авианосной группировки амеров в Австралии? Простейшая проверка ведь существует – а ну-ка, старина Ху, поведай нам, что творится в Европе, в деталях. Молчок. Играет с нами Китай, конечно играет. Нет, безусловно – низкий поклон им за всё. Именно китайцы ведь растоптали японскую эскадру, готовую выдвинуться на Владивосток. И если бы не они – сейчас бы мы кровью там умывались. Оно и понятно, для Ху сейчас наша, сибирская нефть – единственная надежда на рывок страны, потерявшей большую половину своей территории, и именно развитую, индустриальную её часть. Она, нефть, нужна им сейчас как воздух. Китаю теперь, конечно, не до экспансии – своё бы вернуть. Но точно такие же задачи теперь у всех, не только у Китая. Что делать, теперь – Китай и Россия как сиамские близнецы, без надежды на разделение. Это хорошо сегодня, но что будет, когда наступит завтрашний день?

Объединяться? Спасибо, мы пока подождём.

Владимир Владимирович, задумавшись на какую-то минуту, снова повернулся к Кутепову.

– Ты себя, Леонид, как вообще чувствуешь? – едко спросил Кутин. – Спишь спокойно, не тревожит ничего?

Генерал вытянулся перед Премьером, подготавливаясь получать высочайший нагоняй.

– Не понимаешь – нет у нас этого времени! Ни месяца! Ни дня нет в запасе! – покраснев, крикнул в лицо Кутепову, вращая указательным пальцем перед ним, Кутин. – Хуйню порешь, генерал! Я тебе напомню. Вспомни сорок первый год – сюда полстраны вывезли, и через несколько месяцев заводы уже работали! Не припоминаешь? Не чувствуешь аналогии никакой?

– Есть ускорить работы, Господин Премьер – министр! – отдав честь, отпечатал слова с багровым лицом, Кутепов. – Будем стараться, объект сдадим в срок!

– Старайся! Права на ошибку и оправдание – не имеешь! Запомни и осознай, Леонид – сейчас вся страна оставшаяся на тебя работает. К концу мая – «тушки» должны взлетать отсюда. – отчеканал Кутин.

– Второй вопрос. Господин Вэнь Цзоли – к вам. Переведите генералу! – махнул рукой Владимир Владимирович переводчику, стоящему на два шага сзади премьера с группой китайских офицеров -наблюдателей. В ответ, вперёд вышел старый китайский генерал, одетый в форменную шинель и фуражку, невзирая на адский ветер, пронизывающий людей. Стоящих на пригорке, до самых костей. В течении нескольких минут генерал что-то говорил по-китайски, жестикулируя руками и показывая то на один, то на другой элемент строительства. Когда он закончил, то поклонился Кутину и сделав шаг, вернулся в строй китайских офицеров.

– Переведите, Кун. – попросил Кутин переводчика.

– Генерал Вэнь говорит, что работы идут крайне медленно. Он напоминает, что на следующей неделе в расположение начинают прибывать китайские мотострелковые части – по межгосударственному Договору «О Воинском Братстве», выделенные китайским командованием для поддержки наших частей при Возвращении. Генерал Вэнь отмечает, что казармы, предназначенные для этих частей до сих пор не сданы. Он говорит, что трижды пытался выяснить с генералом Кутеповым этот вопрос.

– Что скажешь, Леонид? – переадресовал этот вопрос генералу Кутин.

– Торопимся! Через два дня – сдадим казармы, Владимир Владимирович.

– Переведите, Кун. И спросите, в свою очередь вот о чём: почему имеются задержки с поставками нашими китайскими друзьями бронеэкипировки для групп некрозачистки первой волны и грузовиков? Я сегодня интересовался у наших офицеров-снабженцев – критическая картина.

Кун перевёл, и в ответ генерал Вэнь снова выступил на шаг вперёд, объясняя и жестикулируя.

– Генерал Вэнь объясняет, что наши китайские друзья в курсе этой проблемы и решают её по мере сил. Как Вы знаете, существует проблема перебоев с электроэнергией в КНР. Но к концу недели железнодорожные поставки возобновятся.

Кутин поклонился генералу, давая понять, что вполне удовлетворён его обещанием. Он посмотрел на часы и отметил, что час в запасе, перед поездкой на отлёт группы Сорокина ещё есть и, окинув взглядом группу сопровождающих русских офицеров, ткнул пальцем в подтянутого мужчину с погонами бронетанкового полковника.

– Хаситдинов! Пока все здесь – рассказывай. Как продвигаются твои дела со сталинскими танками?

Офицеры, стоящие сзади Премьер-министра оживились – Кутин поднял архиважный вопрос.

Когда СССР, раздавив японцев, поставил конечную точку во Второй Мировой Войне, Красная Армия была, без каких-либо преувеличений, самой мощной армией на континенте. Да что там! И в мире. Огромные танковые армады, переброшенные на дальневосточный ТВД, прошлись огнём и мечом по японской военщине, камня на камне не оставив. Когда точка была поставлена, смысла тащить всю эту броню обратно не было никакого, и оставлять в малообжитой части Союза было рискованно. Понимая это, Сталин решил вопрос так: Победа Победой, а Мировую Революцию никто не отменял. А как показала практика, с цветами её ни в Европе, ни в Америке встречать не собираются. Поэтому до поры – до времени танковые армады, сокрушившие немцев и японцев было решено законсервировать. Подальше от глаз людских – в тайге. Мало кто знал о том, что на протяжении десятилетий в вековой сибирской тайге ждут своего часа сталинские бронированные орды – Т-34, Ис-2, КВ, ИСУ-122 и 152, СУ-85 и 100. Танки Победы, на долгие годы они заснули тут, бережно укрытые сибирским лесом. И вот время пришло. Безнадёжно устаревшие для современной, технократичной войны – они лучше, чем современные танки годились для выполнения текущих боевых задач – зачистки оставленной на волю мертвецких орд, сонмищ нежити и банд мародёров европейской России. Простые, надёжные и ремонтопригодные, эти танки были призваны усилить войсковые группы зачистки, испытывающие практически полное отсутствие техники и бронетехники. Жалкие несколько сотен более или мене современных танков не решали проблему – ни количественно, ни качественно, и, по планам Единого Командования, должны быть выведены из частей первой волны для перегруппировки в бронегруппу быстрого реагирования – на случай непредвиденного развития событий. Китайские Донфенги, поступающие в войска по Договору, конечно, манна Небесная, но, при всём уважении – не танки. Только Бог знает, что предстоит встретить ребятам за Уральским Хребтом…

– Работаем, Владимир Владимирович! Расконсервация техники идёт полным ходом – и днём, и ночью. – бодро начал докладывать полковник. – Первый эшелон уже в пути – значит, завтра начинаем наполнение первых частей на Фронтире. Есть и проблемы. Техника старая – много вопросов. Устраняем неполадки – слава Богу, деды оставили огромные склады с запасными частями. – улыбнулся Хаситдинов. – Как всегда – нехватка заправщиков…. Китайские братья подводят.

– Переведите генералу это, Кун. – махнул рукой переводчику Кутин. – Первостепенный вопрос.

– Что с боеприпасами, Камиль? – снова обратился к полковнику Владимир Владимирович.

– Извлекаем, проверяем, отстреливаем. В целом, сохранность боеприпасов неплохая, Владимир Владимирович. – ответил полковник.

– Так держать, Камиль. Сейчас это важнейшие вопросы.

– Служу Богу и России!

Откуда-то сзади через толпу офицеров – русских и китайских – протиснулся невысокий полненький монах, и благословляя военных, тихо подошёл к Кутину.

– Владимир Владимирович. Прошу прощения.

– Отец Иоанн? Ничего… что стряслось?

– Его Преосвященство звонил. Они уже приехали на аэродром, просил Вас известить.

– Да? Ну и мы тогда давайте поспешать. – ответил Кутин, и обращаясь к сопровождающим, сказал:

– Господа! На этом закончим наш сегодняшний тур. Прошу всех по своим участкам и – до завтра!

Отдавая честь, офицеры прощались со своим Премьером и по очереди пожимали руки, расходясь затем по своим автомобилям и отбывая на свои участки работы. А внизу, сколько хватало глаз, суетились, словно букашки, тысячи людей, рычала и выпускала в небо клубы дыма строительная техника, гудя, сновали грузовики. На железнодорожной ветке, подтянутой непосредственно к строющемуся аэродрому, пыхтел огромный чёрный паровоз, притащивший разгружаемый уже состав со стройматериалами и топливом. Кутин снова оглядел огромную стройку – делаем, что можем, отметил он снова. Потом, повернулся, и поддерживая под руку старого монаха – личного доверенного секретаря Патриарха Кирилла, пошёл в свой разъездной внедорожник. Спустя несколько минут, кортеж Премьер – министра, состоящий из трёх автомобилей – премьерского «лендкруйзера», двух джипов сопровождения и БРДМки, ощетинившейся антеннами связи, сорвавшись с места, рванул в сторону вертолётной площадки.


***

Когда «круизёр» Кутина въехал в огромный ангар, где построились в шеренгу двадцать пять офицеров-десантников и десять священников Отдела Стратегических Операций РПЦ, во главе с отцом Филиппом, Патриарх Кирилл обходил бойцов, о чём-то беседуя с каждым и благославляя отбывающих в полный неизвестностей и опасностей рейд. Увидев прибывшего Премьера, покидающего свой внедорожник, Патриарх направился к нему, и взяв за локоть, отвёл кутина в сторону.

– Володя, ну слава Богу. Как дела идут?

– Да как, Кирилл… В целом – сносно. Китайцы чего-то мутят, нутром чую.

– А как ты хотел? – развёл руками Патриарх. – Странно было ожидать чего-то иного. Что Ху?

– Всё то же. Давит на объединение. Спит и видит русско-китайскую империю на весь континент. Точнее сказать – китайско-русскую.

– Конечно, это ты правильно подметил. – подмигнул Кутину Кирилл. – Нельзя сейчас идти на это, никак нельзя.

– Балансируем как можем. Да, вот что. – спохватился Кутин. – Дима не приедет. Не успевает вернуться с Фронтира, так что мы с тобой вдвоём ребят провожаем.

– Тогда чего откладывать? Пойдём, напутствуем – и с Богом. У меня на сегодня ещё встреча со студентами в Духовной Академии.

– Пошли.


***

Все тридцать шесть бойцов, щёлкнув каблуками, вытянулись и, словно одно большое существо, рявкнули:

– Здравия желаем, Господин Премьер – министр и Ваше Святейшество, Патриарх!

Все бойцы были уже полностью облачены в новейшие китайские бронекомплекты и обвешанные огнестрельным и холодным оружием, в гермошлемах, нагрудниках и наколенниках, смотрелись словно сошедшие с киноэкрана биороботы. При этом священников от бойцов можно было отличить лишь по наперсным крестам, надетым на шеи, прямо на броню. Китайцы потрудились на славу – эта броня делала человека практически неуязвимой перед обычным некроэлементом, надёжно защищала своего носителя, будучи при этом достаточно лёгкой. Группа Сорокина, направляющаяся на границу Московской и Тверской области с заданием разобраться, что же стало с командным пунктом Космических Войск РФ – объектом «Зета», была экипирована в эти бронекомплекты первой. В течении двух недель группа полковника Сорокина, усиленная десятью боевыми священниками под командой отца Филиппа, срабатывалась, натаскивалась с новой экипировкой. Задача группе будет поставлена Сорокиным уже в воздухе. А пока бойцы замерли перед двумя первыми лицами страны, готовые выслушать последние напутствия и благословления.

– Друзья мои! Бойцы и.. батюшки! Сегодня я буду говорить не как Премьер – министр. Я буду говорить как гражданин, такой же как и вы сами. Сегодня вы – цвет нашей Армии и Церкви, вы – надежда нашей страны! Мы знаем, насколько непроста и опасна задача, поставленная вам. И верим, что вы выполните её – чего бы это не стоило! Сегодня вы отправляетесь на территорию, покинутую нами семь лет назад. Никто не знает, что там происходит, а те сведения, которые мы имеем – отрывочные. Мы все отдаём себе отчёт – враг, отправивший наш мир, миллионы наших сограждан – родных, близких, друзей – прямиком в Ад, он не сокрушён. Лелея мечту о мировом господстве, он продолжает свои попытки снова навязать нам кошмар войны! Их, сообщество жидо-англосаксонских финансовых воротил, не остановила ни ядерная война, ни последовавшая за нею, я прямо скажу – некрооккупация потусторонними силами большинства национальных государств. Они снова рвутся в бой! И мы должны быть готовы к нему. Но сегодня, очистив наши западно-сибирские и дальневосточные территории от нежити, восстановив промышленность и нефтегазодобычу здесь, мы остаёмся слепы. Слепы, как котята, без наших спутников. Надежды на наших китайских друзей мало – они поглощены своими проблемами. Тем не менее, кое – что всё же нам удалось от них получить – это последняя аэрокосмическая съёмка территории, на которой вам предстоит действовать. Когда я и Его Святейшество закончим, офицер Управления Геодезии и Картографии загрузит в ваши планшеты эту информацию и введёт вас в курс того, что мы смогли расшифровать.

Итак, господа – вы готовились к этому! Желаю вам удачи и да поможет вам Бог и все Святые, в Земле Русской просиявшие!

– Воины! – принял эстафету от Кутина Патриарх. – Я не буду многословен. Владимир Владимирович всё сказал. Благословляю вас на вонские свершения во благо правды, Бога и Родины. Да хранит вас Господь и Богородица. И помните – у Бога мертвых нет!

Сказав свою краткую речь, Патриарх принял из рук отца Иоанна серебряное ведёрко со святой водой и опахало, и пошёл по шеренге, окропляя коленопреклонённых бойцов и священников, сзади его шёл отец Иоанн с Образом Спасителя, давая целовать его каждому, также как и крест.

Благословив всех, Патриарх ещё раз перекрестил бойцов, и попрощался.

К Кутину подошли Сорокин и отец Филипп. Ещё раз пожав им руки, Премьер огляделся по сторонам.

– Ну что, где эта девица, капитан? Позовите её, надо разъяснить и загрузить данные.

Через минуту к ним подбежала миловидная девушка в парадной форме, поправляя непослушную причёску.

– Извините господа! Прошу прощения!

– Ну что же вы! – посетовал Борис. – Вот наши планшеты, грузите и объясняйте. Пока бойцы грузятся – мы все во внимании.

Девушка достала из сумочки жёсткий диск и присоединив его к тактическим планшетам полковника и батюшки, загрузила данные. Открыв карту и увеличив разрешение, она быстро начала сосредотачивать внимание на деталях, прокручивая экран в разные стороны. Кутин внимательно смотрел на планшет. В какой-то момент он остановил доклад капитана:

– Стоп, стоп, стоп. Подождите, это что за город тут?

– Это Тверь, Владимир Владимирович.

– Тверь? А больше разрешение дать можно?

– Это максимальное, Владимир Владимирович.

– Постойте-ка. Давайте посмотрим ближе к Москве. Вас, простите, как величать?

– Извините, я не представилась. Капитан Упраления Геодезии и Картографии Вооружённых Сил Алевтина Срамнова! А что конкретно Вас интересует в этом районе?

ТЕПЕРЬ. Май 2017 года. Тверская область, Лихославль. Группа Срамнова.

Ну вот вам, бабушка, и Юрьев день… Кто бы подумал. Вон оно что – души ОН собирает. Разобрался, нет? Да нет, конечно же. Вопросов теперь намного больше стало. Ну-ка, сформулируем. Ну, первый, он самый важный: знаем ли мы теперь, что это за сущность? Нет. Ну, ладно. Бог с Ним. А Бог ли? – тоже не знаем. А что мы тогда знаем? Только то, что видели. А видели мы следующее: легендарная сущность, неведомая и пугающая, сеящая среди людей страх и надежду – ОН – ночью в мёртвом, покинутом городе, наблюдаемая более чем тридцатью взрослыми, здоровыми мужчинами, включая священнослужителя, собирала в свои руки призраков – души погибших людей, ставших таковыми ввиду отсутствия тел. Это вот мы все и видели. Возникает вопрос: зачем? С какой такой целью? Мы не знаем, остаётся гадать. Например, такова ЕГО миссия. Или: ОН ими питается. Какие ещё варианты? Да что-то больше ничего на ум не приходит. Дааа. Ответы на эти вопросы многое бы объяснили – да как их получить? Подойти и спросить?! А как ОН уходил! Навсегда запомнится. Просто опустил руки и поклонился. На восток, в сторону Села – ага, точно. Вон, как раз там солнце встаёт. Слава Богу, погода хоть не такая, как вчера. Солнечно будет. Ебиттвоюмать! Пятый час уже. Ждать нечего.

Фёдор поднялся на ноги и осмотрелся вокруг с крыши вездехода. Ребята, которым несмотря на то, что вчера, сначала, все как один, раскрыв рты, наблюдали ЕГО, а потом битый час обсуждали увиденное, не расходясь спать, поспать всё же удалось, вылезали из машин, потягивались, умывались, закуривали. Отец Феофан сновал по периметру лагеря, сливая недогоревшее масло в бутыль – ещё понадобится. Фёдор нагнулся и постучал в крышу ГТСки.

– Ррота, подъём! Пятый час! Нас ждут великие дела!

Позёвывая и потягиваясь подошёл Иван, за ним плёлся недовольный, явно не выспавшийся Илья.

– Доброе утро, Федь! Ну что, с Божьей помощью? – поздоровался Ваня.

– Доброе! Полчасика на раскачку и завтрак, да и попёрли. Чё ждать-то? – Срамнов спрыгнул на землю. – Чё, Илюх, как спалось? Что про ночное кино думаешь?

– Да нормально, дядь Федь! Дома выспимся! – стараясь выглядеть бодрым, ответил Илья. – Страшно было! Так близко ведь ЕГО ещё никто не видел!

– Иди собирайся, боязливый ты мой! – потрепал Илюшу по волосам Иван. – Охрана сегодня кашеварит, притарань чего-нибудь на завтрак-то нам.

– Ты знаешь, народ в шоке на самом деле. – обняв за плечо друга, Иван отвёл Срамнова в сторону от ГТСки, из которой по одному уже выбирались Сева, Политыч и Волчок. Буркнув Феде с Ваней неразборчивые утренние приветствия, все трое, обсуждая что-то – наверняка ночное происшествие , поплелись к костру, над которым варили на завтрак утреннюю кашу парни из охраны. – Вон, смотри. Эти тоже. Надо же, как это ОН не вовремя.

– А когда что у нас вовремя-то бывает, Вань? – закурив, сплюнул Фёдор. – Хорошо хоть так, а то и похлеще чего могло случиться.

– Сплюнь! – выдохнул Ваня. – Не ко времени пророчить берёшься!

– Да хуле! На суевериях далеко не уедешь, братан. – махнул рукой Срамнов.

– Уже спорите с утра пораньше? – неожиданно прозвучал голос Маши в спину направившимся было к толпе мужиков, обступивших кашеваров, друзьям.

– Во, Маша! Привет! – помахал ей рукой Ваня. – Пошли с нами, позавтракаем чем Бог послал! А то сейчас отче Феофан всех уже на молебен погонит!

– И правильно. – ответила, подходя к ним, Мария. – С этого и начинать этот день надо было.

– Что про вчерашнее скажешь? – сощурив один глаз, обратился к ней Срамнов.

– А что ты хочешь услышать? – парировала девушка.

– Ну как что? Мысли твои, соображения.

– Как знаешь. Последний День близится. Сначала этих соберут всех, кто призраками стали. Потом за нас примутся. – и отодвинув в сторону стоящего перед ней Фёдора, Маша, подобрав полы плаща, прошла в сторону собравшихся людей.

Федя с Ваней остались стоять, глядя ей в спину.

– Не в духе сегодня. – нарушил неспокойную тишину между ними Иван.

– Ну что, бессмертные! Доброго вам всем утречка! – подняв вверх обе руки, начал вводную подошедший к мужикам Срамнов. – Кто запамятовал – напоминаю: сегодня не выходной! Побазарили чуток – и будет. Быстро хаваем, собираемся и строимся на молебен! Парат! Своих, позавтракавших, ставь на периметр, пусть смотрят – не на Селе, небось, находимся. Илюх! Давай, накидай нам с отцом кашки-то – Святым Духом-то пока единым питаться не получается!

– Фёдор! Только солнце взошло – а уже кощунствуешь! Перед таким-то делом! – взвился из-за спины Срамнова дьякон.

– Бес попутал, отец Феофане! – улыбнулся он, принимая из рук Ильи миску с дымящейся, горячей кашей.

Быстро поглотив кашку, ополоснув и протерев за собой миски, Фёдор и Иван разошлись каждый по своему транспорту собираться, а уже через пятнадцать минут снова встретились, заняв свои места в строю на молебне. Отец Феофан громко и выразительно вычитал правило, акафисты и предначинательную и все люди один за другим выстроились в ряд на крестоцелование и благословление. Пока заводили технику, разорвавшую тишину рёвом двигателей и собирали лагерь, Срамнов собрал своих «леших», Валеру Паратова и Волчка ещё раз перед входом в город.

– Значит так, мужики. Сейчас грузимся и не заморачиваясь ни на что по дороге рвём когти прямо на лесопилку. Там, в темпе вальса, обустраиваем периметр, и набрасываемся на технику, которая назначена к изъятию на Село. Старшим – Иван. Ты, Сань – по технической части, понятно, сам решаешь. На тебе, Валер – периметр. Чтоб ни одна тварь никакая незамеченной к мужикам волчковым во время работы не подкралась. С вами остаются: Илья и Папа. Да – и Маша. Вань – за ней глаз да глаз. Ни на шаг от себя. Понял?

Иван кивнул.

– Как разберёмся на месте и работа закипит, я, Политыч, Аслан,Сева и дьякон прошерстим окрестности на момент пошарить в магазинах и наведаемся в местный храм. Возьмём ГТСку, за рулём – Аслан. Вопросы?

Все закивали головами, выражая полное понимание и согласие с командиром.

– Раз так – все по местам. Выдвигаемся.

Колонна рейдеров, возглавляемая командирским вездеходом, медленно входила в мёртвый город, сбивая пыль, нанесённую временем и пустотой на дорогу. Проходили первые жилые дома – пустые, покинутые, ветшаюшие. Разбитые, тёмные окна, прячушие внутри своих домов что-то пугающее, неведомое. Распахнутые двери подъездов, приглашающие в свою темноту. Обломки мебели, мусор – очень много мусора. Людей уже нет, а вот мусор ещё долгие годы будет шурша перекатываться и, гонимый ветром, насквозь продувающим город-призрак, катиться по улицам и дворам, напоминая о том, что смерть – она всегда неприглядна, что для человека, что для его детища – города. Чтобы ты не видел, где бы ты не был, чего бы ты не знал и как бы не был ты подготовлен и закалён духом, всегда – ВСЕГДА! – ты будешь испытывать оторопь и страх в таких местах, ибо они противоестественны твоей природе. Сердце начнёт стучать чаще и ты станешь озираться по сторонам, не в силах определить природу незримой опасности. Чувствуешь? – кто-то следит за тобой, только и ждущий подходящего момента напасть – из-за спины, справа, слева, сверху и обратить тебя в мерзкое неживое ничто. Забрать твою душу и разорвать твоё тело. Смотри – вон метнулась тень за угол обгоревшего дома! Нет, это просто ветер, закручиваясь в спираль в узком дворе, поднял столб пыли… А вон, в том выбитом окне, скрипящим несмазанной рамой на миг возникло и исчезло чьё-то страшное, нечеловеческое лицо! Что ты, это обрывок старой занавески колыхнулся от потока воздуха, поднятого прошедшей впереди машиной… Да, можно храбриться и шутить с друзьями, покуривая и попивая чай перед костром, но мёртвый город быстро собьёт с тебя эту спесь. Город-призрак. Город – кладбище… По ночам не дерзни и мыслить о том, чтобы попасть в такое место! Страшны места, где вёдрами проливалась кровь и души расставались с телами быстрее, чем пуля находит свою несчастную цель! Души эти, внезапно оторванные от своих тел, этих сосудов – вместилищ хрупкой мирской жизни, так и не осознавшие сути перемен, столь быстро постигшей их – о, как жутко их неведение, их потерянность! И ужасен гнев призраков, осознавших свою суть и возможности! Разорванные в одночасье мертвецами, восставшими к нежизни, а ужаснее всего и чаще – бывшими ещё какое-то время назад их родными, матерями, отцами, детьми, друзьями – они становятся призраками, и бродят по тем местам, где текла их прежняя жизнь. Они не ведают, что смерть уже настигла их! И, не понимая случившегося с ними, продолжают жить, как жили. Что чувствуют они, что видят вокруг себя, тут, в разрушающемся, мёртвом, пустом городе? Некоторые говорят, что души, быстро оставившие свои тела остаются в том неизменном, своём мире. Кто знает? Чтобы знать наверняка, надобно и самому стать одним из них… Но в итоге и они со временем осознают, что произошло с ними и тогда неведение духов сменяется на лютый гнев. Не знающие преград, времени и расстояний, души проникают в любые места, и от них не скрыться. Призраки – они были всегда, невидимые. Люди осознавали их близость, но лишь немногим настолько изменяла удача, чтобы они могли увидеть их. Или, не приведи Господь, общаться. Теперь – они повсюду, видимые по ночам, летают и бродят в непосредственной близости конкретно от тебя, и нет спасения. И наблюдая их годами, понимаешь: мёртвых гораздо больше, чем живых. Следовательно – этот мир – мир мёртвых. Но мы ведь привыкли, так?

Свернув налево с асфальта на грунтовку, через пару сотен метров, ГТСка, идущая во главе колонны, упёрлась в ворота лесопилки, обнесённой серым, покосившимся бетонным забором. Фёдор, полностью облачённый в свои боевые доспехи, с моргенштерном в руках и Сева Ким, нахлобученный также по последнему слову, с винтовкой, вылезли и озираясь по сторонам, прикрываемые Политычем, наблюдающим в свой прицел из люка, пошли к воротам. Фёдор раскрутил проволоку, удерживающую створки ворот вместе, закрытыми и распахнул их. Вернувшись, оба залезли на вездеход и вся колонна втянулась на территорию – искомую точку, цель их рейда. Быстро разобравшись на группы по двое, «лешие» и охранники прочёсывали территорию лесопилки, ограниченную с одной стороны забором, а с другой – стоящими буквой «П» цехами и гаражами. Через двадцать минут, заглянув в каждый угол, охранники рассредоточились по периметру базы, пребывая в прямой видимости друг от друга. Только тогда Иван дал знак техникам выгружаться. Мужики решили начать с «канистры», и, облепив полуприцеп со всех сторон, принялись выяснять его исправность и определять правильную методику его оживления. Фёдор, Иван и Волчок, сопровождаемые Асланом и Ильёй, вскрыли гаражи, и Волков всплеснул руками в умилении.

– Ух ты! Ну-ка, а аккумуляторы целы? – взвизгнул Волчок, и невзирая на уговоры Срамнова и Ваньки, скрылся в недрах ощетиневшегося манипуляторами, захватами и пилами и ещё чем-то, харвестера.

– Всё, пиздец. Погрузился. – махнул рукой, понимая, что Волчок больше не доступен логике, Фёдор.

Оставив с восклицающим из недр техники Волчком Ивана и Илью, Фёдор вышел на улицу и увидел выбирающуюся из ГТСки Машу.

– От блин! Сказал же ему – ни на шаг! – пробубнил себе под нос Федя, и направился к вездеходу.

– Маш! Постой-ка. – подошёл к девушке Срамнов. – Ты одна бы тут не шаталась, ладно? Сейчас Ванька придёт и….

– Плохо тут. – скупо бросила Мария, как бы проигнорировав его замечание. – Дьякона видел?

Фёдор повертел головой и увидел отца Феофана, одного, развешивающего Святые Символы по периметру, читающего, видимо, охранные молитвы, крестящегося и кладущего поясные поклоны.

– Да вон он! – указал на священника пальцем Фёдор. – Да ты подожди!

Маша, направившаяся уже было к дьякону, обернулась.

– Чего ждать? – беды? – спросила она. – Некогда. Духи тут, страшные. ЭТОТ, он не всех берёт. Таких, как тут – оставляет. Вернётся ночью, и к тому времени нас тут уже быть не должно. И так – много лишнего видели. Неполезно это людям. А духи жуткие, так что ты подумай о том, что я сказала. Пойду к дьякону – помогать.

Фёдор, уже второй раз за этот день, молча, уставился на Машу, удивляясь сказанному ею. Подняв вверх руки, он посторонился пропуская свою загадочную спутницу.

– Эй, Маш! – крикнул он ей вслед, догоняя. – Скажи! Откуда это у тебя? Ну, как ты их видишь.

– Вижу, Федь. – ухмыльнулась Маша. – Вот как тебя, только сумрачные они. Белёсые. Избавь вас Господи от такого дара.

К тому времени техи уже выволокли генератор и компрессор и надували полуспущенные колёса прицепа. Другие подогнали трактор и теперь стояли, курили и обсуждали каким образом посадить его на седло и убрать страховочные ноги, изрядно проржавевшие вместе с убирающей их лебёдкой. Смазка, изрядно израсходованная на превратившийся в ржавый кусок металла механизм, не помогла и на сцене появились газовый баллон и сварочный аппарат, с помощью которого мужики рассчитывали отрезать нафиг эти проклятые стояночные опоры, и посадив прицеп на седло, переходить к оживлению техники в гаражах. Обещающий скоро стать материальным, осязаемым хлёстко и обильно звучал сочный деревенский мат, нахождение истины по обсуждаемому вопросу без которого было попросту невозможным. А как?! Попробуйте-ка сами. «Евгений, пожалуйста, подайте мне большой синий разводной ключ, оставленный мною в горе инструмента, когда мы пытались сорвать приржавевшую гайку на опускающей лебёдке». Язык сломаешь, пока выговоришь, а всё одно – оппонент тебя не поймёт и с вытаращенными глазами будет крутить пальцем у виска, намекая на то, что в голове твоей какое-то неустройство. Велик и могуч, конечно, русский язык, однако и мат – его неотъемлемая часть, а следовательно – велик и могуч русский мат, и нечесоже деется без употребления оного, хотя и безжалостны в наложении эпитимий духовные, ведущие брань с этим, как они говорят, поразившим всех, духовным недугом. И, осеняя себя крестным знамением, всё ж лаются мужики, как завещали им отцы, деды и прадеды.

Прогнав минутную оторопь, постигшую его после Машиного откровения, Фёдор подошёл к техам.

– Славяне, вы бы поосторожнее тут с матершинной-то. – тихо сказал Срамнов. -Или не знаете, кого именно она привлекает?

Мужики закивали головами и заизвинялись. Зная привычку Старшего к этому виду греха наравне с табакокурением, кое-кто заухмылялся, пытаясь спрятать циничную мину за спинами товарищей по цеху.

– Жень! Чё растопырился? – раздвигая руками техов, заглянул в лицо ухмыляющегося Евгения Фёдор. – Не, скажи – я чё-то смешное ляпнул, что-ли?

– Не, Федь, ничего личного – просто от тебя такие поправки слышать удивительно. – собираясь дать полноценный ответ наседающему Срамнову, ответил Женька. – Ты и сам вроде за матерным словцом в карман никогда не лезешь.

– Правильно говоришь! Ругаюсь! – краснея, отрубил Фёдор. – Только не место тут и не время для упражнений в матерной изящной словесности, понимаешь?! Духи давно не посещали?! Не вопрос – продолжайте, посетят. Только кто за вами памперсы менять потом будет? Конец света, граждане, перебои в супермаркетах с одноразовыми подгузниками, если кто запамятовал! Сами без сознания – и народ подставляете. Чтоб больше не слышал брани!

Техи снова закивали головами, получив взбучку.

– Короче – долго у вас тут с цистерной ещё? – успокоившись, задал вопрос Фёдор.

– Да всё вроде. Сейчас подгоним седло под неё и ноги отпилим. Заржавело всё насмерть – лебёдку не провернуть. А на ногах на седло не садится… – объяснил, закуривая, Женя.

– Давайте, руки в ноги. И к следующей технике бегом.

Словно поймав тему, из ангара выскочил, размашивая руками Саня Волков.

– Эй, тащите сюда генрик! Цирюльника заводить будем пытаться! И ещё человека ко мне!

– Севку кто видел? – спросил, отвлекая принявшихся за работу мужиков Фёдор.

– С Асланом бродил где-то. – ответил кто-то из мужиков.

Развернувшись и осмотрев территорию ещё раз, Фёдор направился к ангару, в котором оставил Волчка и Ваню с Ильёй. Все трое увлечённо склонились над недрами моторного отсека харвестера, где Санька, приговаривая что-то, колдовал над душой «цирюльника».

– Как у вас? – кратко спросил Срамнов, подойдя к ним.

– Да всё путём вроде бы Федь! Заведём! – вытирая рукавом чумазое лицо, бодро отрапортовал Волков. – Сейчас генрик врубим на зарядку – и видно будет. Аккумуляторы, слава Богу, взяли – так что если у него он дохлый, это не проблема.

– Действуй, Сань! Нам уже двигать пора, по городу прошвырнуться, как я планировал.

– Так чего ждёте? – вытирая руки о полы комбенизона, спросил Волчок. – Валите! Мы тут и без вас управимся – в этом деле от вас, «леших», помощи немного. Вроде всё спокойно.

– Всё – да не всё, Саш. Маша-то, вон чё выдала. Говорит, духов хватает. – разминая в пальцах очередную сигарету, заявил Федя. – Как она их чует-то только.

– Ну а где их нет? – развёл руками Илья. – Этого товара кругом море. Но мы ведь засветло отсюда выходим, чего переживать?

– Да хуй её знает, что у неё на уме. – пробормотал Фёдор. – А с другой стороны – стоит и прислушаться. Судя по тому, что в Волково творится, можно предположить и тут подобное. Место незнакомое, плохое однозначно. Так что вы, парни, повнимательнее, ладно? Ну с Богом, пойду собирать на вылазку.

Все поочерёдно обнялись и Илья перекрестил Фёдора.

– Спаси и помилуй Господи вас, дядь Федь.

– И вас храни Господь.


***

Аслан, Политыч и Сева Ким сидели и покуривали, обсуждая что-то, прячась от солнца за бортом вездехода. Увидев подходящего к ним Срамнова, мужики поднялись.

– Ну что, Федь, выходим? – спросил Политыч.

– Ага. Заводи ГТСку, Аслан. – пиная гусеницу вездехода ботинком, ответил Фёдор. – Дьякон где?

– Падхадил недавно, брат. Спрашивал – кагда идём уже? – ответил ему Аслан.

– Так. Вы загружайтесь – я пойду Феофана приволоку. – хлопнув в лодоши и потирая их, сказал Срамнов. – Тащу его – и валим на мародёрку.

Все присутствующие заулыбались – мародёрка была самым ожидаемым и любимым занятием у мужиков. Уж что-что – а пошарить по лабазам и хатам, оставленным людьми Федины парни любили.

Фёдор передал в кабину вездехода свой молот, и застёгивая на ходу под подбородком замок шлема, пошёл в сторону ангаров с целью найти дьякона. Он увидел его оживлённо беседующим с Валерой Паратовым и Марией, жестикулирующим и показывающим рукой на крышу цеха лесопилки.

– Отче! Пора! – крикнул Срамнов, жестами приглашая батюшку присоединиться к нему и постукивая указательным пальцем по часом на левой руке. – Время!

– Иди сюда, Фёдор! – прокричал в ответ отец Феофан.

Фёдор, чертыхнувшись, направился к ним.

– Ну, что у вас тут?

– Федя, мне наверное лучше остаться.- выдохнул дьякон.

– Нет, отче. Я отцу Паисию обещал тебя ни на шаг не отпускать. Не пойдёт. – отрицая, покрутил головой Срамнов.

– Но всё-же – мне лучше остаться. – невзирая на это, начал упорствовать отец Феофан. – И вот от чего. Мария утверждает, что вокруг нас начали скапливаться духи. Я совершил должное, освятив территорию. Но мало ли что. С тобою Политыч идёт – он весьма подготовлен по духовным вопросам и брани с нежитью. А если и я отправлюсь – тут, кроме Маши, подготовленных людей не останется. Место худое, незнакомое – мало ли что попустит Господь случиться. Весьма и весьма трагичными могут быть последствия.

Фёдор задумался, потирая руками виски – в доводах дьякона была логика, и, наверное, самым правильным было оставить отца Феофана здесь, на лесопилке.

– А ты как думаешь, Маш? – спросил Фёдор.

– Лучше тут пусть останется. Правильно сказал дьякон – с тобой и так Политыч пойдёт. – ответила Мария.

– Ну хорошо. – ещё раз обдумав варианты, решил Срамнов. – Может, вы и правы. Оставайся.

Фёдор развернулся, собираясь уходить, но был остановлен Феофаном. Дьякон перекрестил его и дал поцеловать наперсный крест.

– Ну вот, теперь иди. Ангела в дорогу, благослови Господи!

Спустя несколько минут вездеход выполз за ворота лесопилки. Фёдор развалился в кресле рядом с Асланом, занявшим место за рычагами ГТСки, водя пальцем по карте городка, изрядно потраченной и порванной на сгибах – единственной, которую смогли найти на Селе. Сева с Политычем осматривались по сторонам, высунувшись в люк.

– Давай прямо на привокзальную площадь рванём. – повернувшись к Аслану, предложил Федя. – Там наверняка основная коммерческая жизнь протекала – везде ведь так.

– А давай. – согласился чеченец. – Ты гавари куда ехать.

– А вот тут налево поворачивай и прямёхонько на площадь выскочим. Эй, там, в люке! Внимательнее там, чтоб на голову никто не спрыгнул!

– Давайте уже, поехали! – засунул голову обратно в вездеход Сева. – Помародёрить больно охота!

Аслан рывком бросил вездеход вперёд и сразу за забором, крутанув машину вокруг своей оси, поднимая пыль, повернул налево. Через километр снова начались жилые кварталы городка, представ перед мужиками во всей своей текущей неприглядности. Было ясно, что уж тут-то Смерть покуражилась вволю. И на дороге, и по сторонам глаз нет-нет, да и выхватывал человеческие скелеты и отдельные кости, черепа. Очевидным было также и то, что люди пытались справиться с напастью – кое – где виднелись остатки баррикад, перекрывавших улочки и проезды. На одном из двухэтажных домов, типичных для сельской местности в тверской области, на стене заметили выцветшую надпись краской «ЖИВЫЕ». Нижние окна дома были забиты досками и мебельными щитами. Да, люди боролись за жизнь, но Смерть победила её и тут. Сколько таких вот памятников видели срамновские мужики за годы походов по области! Фёдор высунул голову в окно, провожая этот дом. Ближе к привокзальной площади застройка становилась многоэтажной, и где-то справа за домами показался и снова исчез голубой церковный купол.

– Храм справа, вон, за домами! – нагнулся в салон из люка Политыч.

– Напоследок его! – обернулся к нему Федя. – Магазинчики сперва.

На привокзальную площадь выскочили как-то вдруг, неожиданно. ГТСка, пнув отбойником раскорячившуюся поперёк дороги «волгу», дёрнулась и замерла, словно живая, вместе со своими пассажирами обозревая открывшуюся им, заставляющую стынуть в жилах кровь, жуткую картину. Вся площадь, проезжая часть – всё вокруг – были усыпаны костями. Белыми человеческими костями. Остатки, обрывки одежды, вещей, пытаясь спасти которые, жители этого городка в ту страшную ночь – или день? – стремились на железнодорожный вокзал, в последней надежде. И здесь, на площади, их настигали и рвали, приобщая некоторых к таким же как и они сами, ходячим мертвецам. Некоторых просто разрывали и сжирали тут-же, не отходя от кассы, насыщая свой дикий, потусторонний голод. Восставая к новой, кошмарной жизни, новоприставившиеся, но не отдавшие Богу души, бывшие жители бывшего города, снова бродили среди своих вещей, разбросанных по всей площади, среди булькающих и захлёбывающихся своей кровью своих бывших соседей, с которыми, может быть, ещё вчера здоровались за руку, обнимались, шутили и обсуждали кого-то, пили пиво, а то и водку, и жили так, словно завтра и не умирать. Отданные неутолимой адской алчбе человеческой плоти и крови, они набрасывались на ещё пока живых, трепещущих в ужасе, людей, разрывая им артерии и глотки. Был ужасен этот смертельный пир нежити. Оставив после себя толпы бродящих мертвецов, агонизирующие и зовущие всё не приходящую к ним смерть тела на асфальте, пятна, бурые кровавые пятна и ручьи на дороге, Смерть покинула этот городишко и ушла туда, где непуганый контингент ещё жил вчерашним днём, прошлым. Кровь, сворачиваясь, стыла на открытом воздухе – и вот, пожалуйста: куда ни глянь – жуткие бурые пятна на асфальте, не смываемые ни дождями, ни снегами, ни ветрами и не временем.

Оглядываясь по сторонам, все четверо, ощетинившись стволами, выбрались на крышу вездехода. Но то, что они наблюдали, вселяло не только ужас, прогоняя по телам мурашки, но и надежду. Прямо посередине площади замер полосатый БТР, направив дуло своей смертоносной автопушки в асфальт. Рядом с бронетранспортёром, прилепившись к бордюру со стороны вокзала, замерли шесть армейских тентованных «уралов». Под колёсами БТР и вокруг него всё было усыпано костями.

– Я где-то видел уже такое… – пробормотал сам себе Федор, рассматривая боевую машину в бинокль Политыча. – Как давно это было…

– Чего, Федь? – спросил его Политыч.

– Да ничего, Степан Политыч. – отмахнулся Срамнов. – Подфартило нам, сдаётся, говорю. Аслан, давай к БТРу подтягивай ГТСку. Осторожно – тут кладбище под ногами.

Аслан медленно подвёл вездеход к спящему, запылённому бронетранспортёру.

– Всё, не шумим. – приложил к губам палец Фёдор. – Севка, смени Аслана за рулём. Эта штука будет по его части. Сева за рычаги, Степан Политыч прикрывает.

Оглядываясь и переводя предохранитель «калаша» на стрельбу очередями, из кабины выпрыгнул Аслан. Фёдор, передав Политычу свой автомат, достал из-за спины мачете, и спрыгнул к Аслану. Стараясь не наступать на останки мёртвых, они обошли БТР по кругу, стараясь держаться на расстоянии от него. Передав автомат Феде, Аслан подёргал дверь машины, но она была заперта.

– Сверху. – показал ему на люк Фёдор.

Аслан забрался на крышу и со скрипом открыл люк. Посветив внутрь фонариком, он выключил и вернул его на своё место в разгрузку, после чего, повиснув на руках, исчез в нутре бронемашины. Спустя несколько секунд оттуда послышались причитания на чеченском и лязганье затвора башенного орудия. Фёдор, опираясь на колесо бронетранспотёра, залез на корпус. Из люка на белый свет сперва показались два автомата, а потом улыбающаяся физиономия чеченца.

– Свят Исса! Бери автомат, Федя! Полбоекомплекта к пушке целый, а сам пушк исправный. Жди, щас ещё достану.

Аслан снова исчез в недрах БТРа и внутри лязгнул открывающий десантную дверь замок. Дверь со скрипом отворилась и Аслан позвал:

– Э, давай сюда. Тут ещё автоматы и рожков штюк двадцать. Э, гранаты ещё!

Вдвоём, Фёдор с Асланом перетащили бесценное оружие и патроны в ГТСку. Разгрузив добро, Фёдор показал пальцем на грузовики:

– Теперь туда нам.

– Э, а как КПВТ? Снимать надо! – недоумевая, замер Аслан.

– Рехнулся? – удивился Фёдор. – Зачем? БТР-то целый. Забирать его надо отсюда.

– Э, правильно думаешь, брат! – просиял Аслан. – Я на такой БТР вся Ичкерия объехал!

– Но брать в следующий раз будем. – отрезвил друга Срамнов. – И те грузовики – тоже. Пока пошарим на движимые ништяки. Давай к грузовикам тем рули, Сева! – показал куда перегнать вездеход Фёдор.

На площади было много останков в обрывках армейской формы. Картина становилась ясной – подразделения вошли в город, когда в нём уже кипела кровавая баня, и с корабля прямо попали на бал. Возможно, военные и сами ещё не понимали, с чем они столкнулись – первые дни! – и, не имея чёткого представления о природе врага, сами стали удобной жертвой нежити. Не имея понимания как эффективно бороться с нежитью, боезапас быстро расходовался, а в непосредственном соприкосновении лицом к лицу отожравшиеся уже трупы легко разрывали солдат, являвшихся для них такой же пищей, как и обыватели, ничем не опаснее последних. Теперь растерзанные останки солдат хрустели под ногами рейдеров вместе с останками их врагов, и хруст этот звучал одинаково. Оружие, пролежавшее под открытым небом семь лет уже было непригодно, и Фёдор с Асланом отщёлкивая автоматные рожки, выбрасывали сами автоматы обратно на асфальт. Тем не менее, удалось найти несколько почти целых и полуизрасходованных. Тоже хлеб, чего Бога гневить. Но настоящий праздник ждал ребят впереди – в кузовах армейских грузовиков. Заглянув в первый из них, Аслан очумело метнулся назад, и, невзирая на хрустящие под ногами кости, принялся вытанцовывать какой-то, известный тут ему одному, горский танец, бодро суча ногами и притопывая, сопровождая свои антраша восклицаниями на родном языке.

Фёдор, уперев руки в бока, смотрел на ужимки друга и ухмылялся.

– Чё это он? – продув папиросу и закурив, спросил Срамнова спустившийся с крыши вездехода Политыч.

– А хуй его знает. Увидел в кузове чё-та. Ишь, как усирается. – пробормотал Федя. – Гляди тут – посмотрю на причину залезу.

Федя, подтянувшись, запрыгнул в кузов «Урала» и оттуда послышалось:

– Срааать! Ну ни хуя себе улов! Эй, Политыч, тащи сюда этого Эсымбаева!

– Что там, Феденька, что там? – запыхтел, нервно пытающийся вскарабкаться в кузов, Степан Политыч.

– Смотри сам. Цинк на цинке! – Фёдор суетился, вскрывая замки ящиков защитного цвета, перемещая проинспектированные уже на пол и набрасываясь на другие. – Вот это мы зашли, братцы!

– Смотри! Гранатомёты! Четыре штуки! Выстрелы к ним! – не унимался Фёдор. – Аслан, давай сюда! Смотри чё тут! Я в этой хрени-то не разбираюсь!

– Аслан! Эй! – откидывая тент, крикнул Политыч.

– Эй! Тут я! – послышалось со стороны второго грузовика. – Оставьте там, идите сюда!

Федя с Политычем спрыгнули на землю и, озираясь, направились к подзывавшему их Аслану. Тот, вращая круглыми, словно от неожиданно свалившегося счастья ткнул пальцем на кузов.

– Пулемёты!

Фёдор заглянул в кузов и отпрянул, перекрестившись.

– Ух. Дайте отдышаться. – Фёдор снял шлем. – Вот это улов у нас!

– Э, там в других машинах тоже полно всего. – махнул рукой Аслан. – Как будем делать, Федя?

– Так, пошли к нам в машину сперва. -предложил Срамнов. – Мы тут наорали, намельтешили изрядно.

Мужики быстро вернулись в ГТСку и перебивая друг друга, бросились делиться находками с Севой, который услышав такие новости, возликовал.

– Что будем делать со всем этим? – поставил вопрос Фёдор. – Значит, я вижу два пути. Первый: ломимся сейчас обратно на лесопилку, берём ещё ребят и грузовик. Эти «Уралы», ясный пень, никакими молитвами сейчас не оживить. Но парни там на технике сконцентрировались, да и атмосфера там стрёмная, Машка ляпнула. Второй вариант такой: разматываем трос с нашей ГТСки, цепляем один из этих «Уралов», что с виду поприличнее, грузим в него весь ништяк и волочём на базу. Мне второй вариант вот чем милее: и людей не отвлекаем, и весь ништяк вывозим, плюс армейский полноприводный грузовик. Заодно, не парясь, быстро соберём ещё ништячков по магазинам – без паранойи, один хер возвращаться сюда в ближайшее время придётся. И не раз. Я только вот одного не понимаю, мужчины – какого хрена мы до сих пор сюда не наведались. Семь лет по деревням рыскали, говно всякое собирали. А тут, в Лихославле, всё это время клондайк под снегом пропадал. Сколько бы всего можно было притарить, если б вовремя через свою жабу переступили!

– Я за второй вариант, Федь! – поднял по-школьному руку Сева.

– Я тоже. – скупо сказал Политыч.

– И я, брат. – подытожил голосование Аслан.

– Тогда, Севка, рули к грузовикам. Значит, чтобы не мудохаться лишний раз, прямо первый и цепляем. Оттащим чуток, и прямо из остальных ништяк на крышу ГТСки выгружаем. Ну, и загружаем в наш «прицеп», соответственно. Потом втроём мы – я, Политыч и Аслан – вон торговый центр тот пробежим быстренько, снимем особо интересное оттуда, и волочём добро на базу. Двое тут – двое в грузовике. Сливаем там «Урал» – чем рогатый не шутит, может волчковы парни оживят его, если получится? Проверяем, как там у них. Потом хватаем Феофана за жабры, как бы он не упирался, и возвращаемся храм проверить. Иначе отче Паисий с присными нам гениталии отсечёт, «весьма удобно», как он бы выразился. Идёт?

– В путь. – бросил Сева и развернув на месте, прямо на костях, вездеход, принялся подавать его кормой прямо к бамперу переднего грузовика. Выбравшись наружу и размотав непослушный витой металлический трос, Аслан закрепил его конец за буксировочный зуб на бампере «Урала». Сева потихоньку натянул трос и со скрипом приржавевших колодок сорвал с места простоявший под открытым небом грузовик. Оттащив его на несколько метров вперёд, Севка дал заднюю, давая слабину натянутому, словно струна, тросу и Аслан отцепил его. В течении следующего часа низенький вездеход курсировал туда и обратно, доставляя к выбранному в качестве прицепа грузовику, оружие и боеприпасы. Начиная с третьей машины, мужики, уже не разбирая что там внутри, перегружали ящики на крышу вездехода и вернувшись к «прицепу», заполняли ими кузов. Через полтора часа, обливаясь потом и пыхтя, все четверо развалились в недрах ГТСки, блаженно закуривая и подводя итоги своей работе. Кузов «Урала», назначенного быть «прицепом», был наполовину забит найдёнными в армейских грузовиках ящиками с оружием и боеприпасами. Мужики жадно глотали из бидона хоть и тёплую, но такую вкусную воду. Передохнув минут пятнадцать и обменявшись мнениями, проверив оружие, найденное в БТР, друзья направили вездеход к торговому центру, призывно манящему опытных мародёров поневоле в свою сень.

– Севка! Задом прямо ко входу подавай. – сказал водителю Фёдор. – Значит, мужики: в первую очередь – бухло, курево, шмот. Больше мы тут вряд ли чего накопаем. Пошли.

Политыч, первым подошедший к дверям в торговальню, дёрнул за ручку и ухмыльнулся.

– Закрыто.

Фёдор вернулся к машине и постучал в окно Севе.

– Сев… Ну-ка, дай…

Сева приоткрыл дверь и вручил Срамнову прямо в руки его моргенштерн – молот, ощетинившийся заточенными пятисантиметровыми стальными шипами и гравировкой на ручке «Кто не со Мною – тот против Меня. (Мтф.12-30)». Фёдор, баюкая молот в руках, подошёл к двери, и задумавшись на какую-то секунду, нанёс резкий удар по стеклу.

– Чего уж церемониться. – прислоняя молот к стене, ухмыльнулся Федя. – Как бы не спиздили… Прошу.

Когда все трое пролезли в разбитую дверь, Аслан повёл фонариком по сторонам. Как ни странно – в торговальне присутствовал относительный порядок, помещения не были разгромлены, а некоторые из них – так и просто закрыты опускающимися ставнями.

– По первому давайте сперва… – шепнул Политыч. – А потом на второй сходим.

– Ага. – согласился Фёдор. – Ночью город погибал, мужики. И очень быстро.

– Точно говоришь. – кивнул Аслан, освещая фонариком торговые точки. – Нетронуто. Если бы днём было – всё разгромили бы, а так – закрыто было…

– Вон, смотрите, алкогольный! – взвизгнул Срамнов, и наплевав на правило о соблюдение тишины, метнулся к искомому.

– У, да тут залежи! – запричитал он, открывая скрипучую дверь. -Так, мужики, давайте сюда. Двое носят, один смотрит.

Политыч и Аслан, причмокивая вошли вслед за Фёдором.

– Берите водку да коньяк! Всякую хрень не хватайте! – командовал Фёдор. – С подсобки начинайте, Аслан, хватай вон да с Севой возвращайся. Тут добра полно!

Сортируя и выставляя запылённые бутылки на прилавок Фёдор вдруг как-то очень ясно вспомнил тот первый день войны в Москве, Гену и их визит в супермаркет «Снежок». Боже, как же давно это было, как же время летит! Что же стало с тобой, друг ты мой Гена? Неужели ты, как и все, тоже? Какое-то шестое или седьмое чувство, на границе разума, подсказывало Фёдору все эти годы, когда в редкие минуты он вспоминал эти первые, такие наивные дни, что Гена жив, и на всё Божья воля – кто знает, может они ещё и встретятся. Но годы шли, и образ друга, которого Фёдор знал всего лишь один день – зато какой день! – с одной стороны тускнел и забывался, а с другой стороны становился для него чем-то большим, чем память о человеке. В минуты, когда к Фёдору подкатывало сомнение, и даже уныние – чего уж там – Фёдор уединялся и беседовал в своих мыслях с Геннадием, и тот со временем стал как-бы одной из загадок и целей Фединой жизни, наравне с мамой, Алькой, Танюшкой. Да, годы идут, и наверное, пора бы уже начинать действовать в этом направлении, но чем дальше, тем яснее он понимал, что реально действовать он не может. Были моменты: Фёдор был готов, плюнув на всё, однажды ночью собраться, завезти свой старый «пинц» и, наконец, посвятить остаток своей жизни поиску семьи. А там как Бог даст… Больше всего Федю угнетало то, что он не знал элементарного даже – с чего начать. Ну, двинуть в Москву. А что там, в Москве? Ну, доберётся, а дальше то что? Именно здесь все планы и порывы Срамнова всегда и тормозили. Где Генку искать? Наведаться в свой дом сперва? Это легко сказать – а кто знает, что там сейчас в Москве, творится? Вон в Твери, под боком-то что! Не сунешься. Допустим, добраться до Клина, попробовать Николая найти. Да тоже мало надежды – семь лет прошло, жизнь вон как всех разбросала. Вывели их часть тогда, наверняка. А уж за Урал на поиски семьи, одному – это прямое самоубийство. Надо, наверное, верить – и Бог даст. Ну, или не даст – Ему виднее. И Фёдор верил, надеялся. Ложась спать в своём деревенском доме представлял, как вдруг, совершенно случайно, когда не будет готов, однажды вернувшись из очередного рейда, откроет дверь и увидит их – маму, жену, дочку. Они ведь знают, что планировал Фёдор, как собирался вывозить семью и куда, если что случится. Он ведь делился своими планами. И если все они живы – а они живы, живы и здоровы, потому что все кто живы – здоровы, их вывезли ведь за Урал! – они знают, где их Фёдор. Наверное там, где они сейчас, тоже вспоминают его каждый день и мучаются догадками – жив ли? Выбрался ли? И вот, он откроет дверь, грязный, заросший и усталый и на мосту вдруг, совершенно неожиданно его встретит мама… Добрая, милая мама, живая и здоровая, совсем не постаревшая. Он обнимет её и прижмёт к своей груди – ведь она почти на две головы ниже сына. Вот, чёрт: с годами он совсем забыл мамин запах. Поначалу он ещё помнился, а вот теперь уже нет. Взвигнув, прижмётся к ноге Танюшка. Бедная доча, тебе так и не суждено вырасти, стать взрослой, красавицей. А может и нет, ведь детство самая счастливая пора в жизни человека. Раньше, Фёдор многое отдал бы, лишь бы вернутся в детство, хоть на минутку. А теперь… даже и не думается. И так чудес выше крыши. Эх, Гена, старик, где же ты? Ведь есть осязаемая уверенность – ты жив, и ты не так уж далеко. Чёрт, ну почему же мы не сказали даже названия деревни, куда направлялись тогда?! Ну что мешало?! Понадеялись на авось и на удачу, и вот как вышло. Гена, Гена – уверен, знай ты адрес, просто название деревни – мы бы уже были вместе. А вышло-то вон как…

– Федь. Чё замер-то? Никак – оприходовало? – нагнулся, заглянув замершему за прилавком Срамнову в глаза, обернувшийся за очередной партией бутылок Политыч.

Фёдор поднял глаза от прилавка. Мозг мгновенно переключился из мира личных переживаний в реальный мир. Тот, в котором конкретно в данный момент времени нужно по-быстрому раздербанить алкогольный отдел и идти шарить дальше – за вожделенными ништяками.

– Курево, Федь. Пошарь там, под столом-то. – напомнил Степан Политыч. – Оне его обычно там держали-то.

– Блин, как же, точно. – шлёпнул себя кулаком по лбу Срамнов и нагнулся, осматривая что же таится там, под прилавком. – Как в воду глядишь, Политыч. На-ка, смотри.

Он вывалил на прилавок несколько больших коробок, плотно набитых запечатанными блоками сигарет. Чиркнув по скотчу ножом, Фёдор извлёк на Божие сумерки один из блоков, и прищурившись, изрёк:

– Кэмел. Вон оно как.

– У, ну теперь порядок! – послышался сквозь звон собираемых в картонные ящики бутылок радостный возглас Севы. – Не придётся герань курить больше.

– А ты чё, Сев, в натуре герань курил что ли? – спросил, вываливая на прилавок очередную порцию сигаретных блоков, извлечённых из-под прилавка, Фёдор.

– Ну, герань, или что другое – не знаю, я не ботаник. – ответил, пакуя коробку с бухлом, Сева. – В прошлом году по зиме, когда курево у Тинки вышло всё, всё подряд смолили. Разница?

– Пипец, до чего вы там у себя в охранке, дошли.

– Ага, хорошо сказал. Это вы, «лешаки», жируете всю дорогу. А простой-то народ на Селе иной раз и герань покуривает. – хмыкнул в ответ Ким. – Да по фигу. Дима Санитар с Акакием в этом году конопли за своим огородом насажали.

– Вы чё, ёбнулись, Сев? – всплеснул руками Срамнов. – Батька же вам, как курям, головы пооткручивает за такую байду. Совсем страх потеряли!

– А что делать, Федя? – подошёл, напоровшись на острую тему, Сева. – Люди курят все. Вот сейчас сигареты эти Тине сдадим – надолго их хватит, как считаешь? Вы-то постоянно где-то шарите, а у нас, в охранке, таких возможностей нет. Всё довольствие с сельского склада – по норме. Пачка на душу в неделю. Так-то.

– А ведь я тебя звал к нам. Нет? – бросил Всеволоду Срамнов. – Только ты что мне сказал? Помнишь?

– Да помню! – выдохнул Сева. – Не понимаешь что-ли: я с первого дня в охранке, считай. Как на мужиков потом смотреть? Неудобно…

– Неудобно, Ким, портки через голову на жопу натягивать! – отрезал Федя. – Вот это – неудобно. А перейти из охранки в поисковую группу – не только удобно, но ещё и почётно, я так считаю. Сам знаешь – мы кого попало к себе не зовём. Вы там себе неверную картину про наши дела понапридумывали. У нас тоже не сахар, сраки на печах не отлёживаем. И дела наши, реально, посерьёзнее, чем баб-полёвок от убырей охранять. Да чё я тебе растираю тут… Короче, Севец, моё к тебе предложение – до сих пор в силе. Хватай вон свой ящик с бухлом – и пиздуй. Думай.

– А мне думать-то нехуй, Федь. – развернулся, собравшийся уж было тащить ящик, Сева. – Если берёшь – я с вами. Только Парату – сам объясняй движуху.

– И объясню! – обрадовался неожиданному разрешению вопроса Срамнов. – Вот как вернёмся, так к Рускову и пойду с этим делом. Более того, он и так в курсе по тебе и твоему переводу.

– Ну тогда, пока не вернулись – Парата не тревожим. – нагнулся за своим грузом Сева Ким.

– Конечно. Какие вопросы!

– Э, вы тут разговоры говорите, а я как ишак, ящики таскаю! – возмутился, неожиданно ввалившийся в дверь за очередным грузом, Аслан. – Я что – ишак?!

– Устал – выдохни. – отреагировал Федя. – Вон, посиди сядь. Или пошарь дальше – чё там? Сева к нам присоединяется в группу, чтоб ты знал!

– Иншалла!- провел руками по бороде, удивляясь, чеченец. – Ай, маладец! Дай абниму, брат!

Аслан заграбастал и сжал в своих медвежьих объятиях невысокого Севку, невзирая на то, что в руках Кима был ящик с бутылками. Сева запричитал, пытаясь высвободиться, но Аслан был неумолим, глаза его блестели искренней радостью.

– Нет, ну маладец какой, а, брат! Добро пажаловать в наш семья! – не унимался чеченец. – Добрый знак – седьмым будешь!

– Я тоже рад от души, сынок! – хлопнул корейца по плечу подошедший Степан Политыч. – Добро пожаловать к печи, на наши калачи.

– Валерке Паратову только пока ни слова. – предупредил Срамнов. – Я сам у Старосты устаканю. Когда вернёмся. Ладно, мужики! – гребём дальше.

– Федь – чтоб ты знал. – наклонился к нему Политыч. – Я в ГТСке, под сиденьем, пяток блочков заныкал, ну так – на свои нужды.

– Святое! – улыбнулся Федя.


***

В течении последующих двух часов, словно одержимые, все четверо сновали по торговому центру, вытаскивая тюки с одеждой, обувью, бельём и прочими нужными вещами в свой вездеход. Аслан с Севой переплюнули сами себя вытащив из спортмагазина на втором этаже стол для пинг-понга, пока Фёдор с Политычем пропалывали рыболовный и хозяйственный магазинчики на первом. Кряхтя, они запихали стол в кузов «Урала» и, отряхивая руки от пыли, собрались уже сделать ещё один рейс. Фёдор с Политычем как раз провывали в разбитую дверь связки удочек и коробки со снастью.

– О, порыбачим! – весело сказал Сева, принимая от Фёдора, стоящего в дверях, коробку.

– Тащи в грузовик! – бросил ему Срамнов. – ГТСка уже забита!

Аслан заглянул в задний отсек вездехода и присвистнул.

– Мама моя!

– Да закрывай двери, Аслан! – махнул рукой Фёдор. – Туда больше птичкин хер даже не засунуть! Хватайте вон остальной ништяк, что Политыч вытаскивает – и в кузов его волоките. Заканчиваем тут!

Сева с Асланом подхватили добро, стоящее у входа в торговальню, и переговариваясь, напрвились на другую сторону улицы – к грузовику. Вытирая пот со лба, повесив свой плащ на руку, к Срамнову подошёл Степан Политыч.

– Ну что, Федя, неплохо сходили вроде.

– Не то слово, Политыч. Знатно. На следующей неделе повторим.

– Думаешь?

– А чё откладывать-то? Вон ещё сколько всего. – обвёл рукой вокруг Федя.

– Ну, я-то – только «за». Мне оно ведь как – нет ничего милее, добро-то собирать.

– Другой раз по-крупному пойдём, Политыч. – поделился планами Федя. – Охраны больше возьмём, пусть Сашкины оболдуи с техникой разбираются. Попов с собой прихватим – не фиг им по лесам нечисть гонять. Я думаю, под такое дело вот что Рускову предложить: на пару-тройку дней лесные и полевые работы заморозить, и вертухаев оставить на Селе по-минимуму. На всякий случай. Народ собрать – дровяных, техов. Пусть тащут ништяк и технику оживляют. Дровяным и так халява на подходе – вон, харвестер. А мы тем временем, усилимся ещё пятью – семью мужиками посообразительнее и город основательно прочешем. На мой взгляд – в городке спокойно, а то, что Машка про духов говорит, ну и что? Где их, духов, нет? Везде полно. Главное, до темноты отсюда выйти в поле. Ты вообще, Степан Политыч, что про Машу-то думаешь?

– А что тут думать, Федь? – ответил Политыч, раскуривая сигарету. – Чудная она какая-то. Что ни спросишь – ответить нормально не может. Всё с рыву – с бесу… В глаза не смотрит. Нехорошая это всё херня, сынок. Сам-то как думаешь?

– Да тоже не в восторге, Политыч. – прикурив от его сигареты и отодвинув ботинком чей-то позвоночный столб с рёбрами в сторону, присел на корточках на место где он лежал, Фёдор. – Это Ванька с ней всё носится, как дурак со значками. Но вот что скажу тебе, Политыч: неспроста это всё с ней так. Чё-то знает она, однозначно, чувствует… А поведение такое херовое – потому что баба. У них всё через жопу ведь. И логика, и поведение.

– Это точно ты говоришь. Только вот… Я за руку её давеча взял, когда помогал в вездеход-то забираться. И ты знаешь: холоднющая ручёнка-то, что у мертвеца. Аж противно…

– Во-во. И я это тоже замечал!

– И я тогда подумал, Федь, грешным-то делом: а ну как Вдова она?

– Да ну, Политыч! – хмыкнул Фёдор. – Это ты загнул – Вдова. Вдова-то – она ведь что из себя представляет, как мы знаем? Как призрак – только наоборот. Те вроде как – души без тела, а Вдова, она напротив – тело без души. И на Селе уже – сначала она. Не, Политыч, это херня всё, что ты говоришь…

– А ты подожди старика-то лицом в говно окунать, Федь. Мы ведь про Вдов-то только теоретически знаем, а сами-то не встречали – Бог миловал. – присел с ним рядом Политыч. – На Колдуйском-то хуторе помнишь что вышло по самому началу?

Фёдор кивнул – случай был известный и страшный, фактически единственный случай встречи со Смертной Вдовой. Тогда, через несколько месяцев после того, как Началось, ночью на Село прибежал окровавленный, трясущийся мальчик и дрожа, как осиновый листок, рассказал что, пару месяцев назад колдуйские старухи, бродившие в лесу по грибы, нашли и привели на хутор молодую женщину. Поселили у сердобольной бабульки в хате, откормили и обогрели. Только за всё время, что была она на хуторе ни единого слова из неё не вытянули – всё молчала. Списали на послевоенный шок – мало ли, чего с ней могло такого случится, что онемела девка. И вот ночью она вырезала весь хутор – да как! Голыми руками, закатив глаза, разрывала мужиков пополам! Вон какая силища-то! А с виду – покойница, ни дать, ни взять. А мальчонке погадить ночью припёрло, он и пошёл в туалет на огород. И через сердечко в двери видел, как всё оно было. Дед-то, рассказывал он, с топором выскочил. А та, словно призрак, по воздуху летала – ногами земли не касаясь самой. Деда на глазах на куски разорвала. А мальчонка – огородами, да на Село. Так на следующий день охранные с отцом Феофаном и кем-то ещё из клира наведались на хутор. Всё в кровище, тела на куски разорваны. Никого живых не оставила – а ведь хороший хутор был, Колдуевский. Так и остался мёртвым с тех пор…

– Ну, а раз помнишь – то думай. – продолжал Политыч. – Колдуевский-то случай единственный, а остальное только то, что люди говорят. А ты ведь сам знаешь, Федя, говорят – что кур доят. А мы вроде как это всё на веру принимаем. А так нельзя. Поэтому получается, что отталкиваться в этом вопросе можно нам только от колдуевского случая. И то зыбко – живых-то не осталось, всё со слов мальчонки того. А ему со страха и померещиться могло, да и ночь на дворе стояла… Два факта всего, да всё с его слов: мужиков на куски разрывала и по воздуху летала. А сразу в нежить записали: Смертная Вдова, вон как. А мальчонка-то тот и ещё рассказывал: вроде как баба та людей шугалась, в глаза не смотрела, и тоже – холодная была, словно покойница.

– Помню, Политыч, точняк. Было такое. А пацанчик-то этот теперь где, не знаешь?

– Как же – знаю. – кивнул головой Политыч. – В церковном приюте живёт, в «грибной» бригаде работает.

– Получается – надо будет потолковать с мальцом по возвращению.

– И потолкуем, от чего не потолковать. – согласился старик. – А пока – следить внимательно надо за ней. Чтоб на глазах была. А тебе, Федя – задача особая: Ване всё объяснить. Это, я знаю, непростой разговор выйдет – да только больше некому.

– Вот блин. – сплюнул Срамнов, чётко представив себе, как отреагирует его друг на такую подачу. – Значит ты, Степан Политыч, всё-таки худое в Нашей Маше подозреваешь?

– А как, Федя? – развёл руками Политыч. – Больно уж много всего тут сходится. Оно, может, и нет никаких Вдов-то. А может и есть… Только гадать-то тут не годиться, а разобраться невозможно на раз. А с мальцом-то, Федя, поговорить надо. Не отлагая. А всё же я думаю: что-то не так с нашей девкой. Не люблю, знаешь ли, догадки я всякие…

– Ну, добро, Степан Политыч. – хлопнул по коленям Фёдор, оглядываясь на идущих к ним весёлых Севу и Аслана. – Берём на заметку этот момент и изучаем – насколько это возможно вообще. В натуре – ни хрена мы не знаем про Вдов этих, только гадаем. Выдастся минутка – с нашими сперва посоветуемся. Ну, а Вано – это на мне…

Подойдя к беседующим Феде и Политычу, Аслан и Сева, раздвинув валяющиеся под ногами костяки, присели рядом и закурили.

– Мы там разложили всё аккуратно в кузове, Федь. – доложил Аслан. – Вон, солнце уже где. Едем уже? А вы тут о чём гаварите?

– Да вот про Смертных Вдов разговор зашёл.

– Свят, Свят еси! – махнул руками Сева. – Нашли о чём потрещать!

– А повод-то есть, Сева.- парировал Срамнов. – Только об этом, мужики, давайте потом потрещим. А сейчас, Аслан, заводи ишака – рванём дальше по улице, поглядим что там дельного ещё. Зафоткаем и на карте отметим. Навигашку-то попробуй включить – чем чёрт не шутит, может заработает.

Аслан завёл вездеход и Фёдор с Севой залезли на крышу. Медленно, размалывая в муку останки погибших, машина тронулась дальше по улице. Фёдор фотографировал технику, дома, магазины, а Сева наносил точки на карту. В дальнейшем, на следующий рейд предстоит спланировать действия в городе так, чтобы соблюсти максимальную эффективность, что бы рейдеры, действующие на месте, не тратили время впустую и каждый знал – где он должен быть и что делать. Дальше по улице отметили магазин автозапчастей – первый кандидат на будущую мародёрку, несколько шмотошных торговален и продовольственных.

– Стоп! – застучал по крыше ГТСки Сева. – Стоп! Cправа, в переулке – «Охотник».

– А, так вот он где! – повернулся Федя. – Сдай назад, Аслан! Охотничий!

Вездеход попятился и развернулся носом в сторону переулка, на углу которого находился охотничий магазин. Магазин словно старался казаться неприметным, прятался за разросшимися за годы запустения ветлинами. Рейдеры спрыгнули на асфальт, покрытый слоем перепрелой листвы. Судя по стеклянной витрине, магазин задумывался, наверное, продуктовым, таким скорее всего и являлся до того, как по стране прокатился снежный ком торбачёвский, а потом уж и эльцинских, перемен. Новое время продиктовало новые правила. Торговля стала тем идолом, на который взмолилось население, не имевшее никаких идей и навыков, кроме торгово-спекулятивных. Последние приобретаются быстро при наличии нужных черт характера, и люди не имея альтернатив кинулись торговать… Вот и этот магазин переобувался, вероятно, не раз. Но точка была поставлена, когда его личиной стала последняя вывеска – «ОХОТНИК». Вон та, еле угадываемая под слоем грязи и пыли, нанесённой временем и пустотой.

Сева подёргал входную дверь в магазин за ручку.

– Заперто. – ухмыльнулся он, оборачиваясь к Срамнову.

– А ты на часы-то не смотрел? – на полном серьёзе похлопал рукой по своим котлам Фёдор.

– А какого?! – вытянул в недоумении свои брови кореец.

– Так на обед мы попали. – ехидно хмыкнул Федя. – Вон, видишь, и график работы висит. Вон он. Ещё полчаса до открытия!

– Шутник, мля. – сплюнул Сева. – Что тогда – когда откроют будем дожидаться, или, как в крайний раз за молотом сходишь?

– Толку от него тут мало. – вступил в разговор подошедший вместе с Асланом Политыч. Пока Фёдор с Севой стояли перед дверью, эти двое обошли витрину и осмотрели задний двор магазина – а не открыт ли, часом, задний вход? – Вон, гляньте. За грязью-то не видно, но ежели протереть…

Политыч похлопал себя по карманам плаща и не обнаружив ничего стоящего для осуществления задуманного, поднял полуистлевший обрывок какой-то ткани прямо из под ног Севы, отодвинув того немного в сторону. Подойдя к витрине, старик стёр многолетний слой грязи со стекла.

– Вон, смотрите.

Федя, сложив руки по сторонам лица, глянул внутрь.

– Да… – пробурчал он, отряхивая ладони. – Решётка. Ладно… Поехали, мужики!

– Что – так и оставим? – удивился Ким.

– Ну а что ты предлагаешь, братан? – с улыбкой хлопнул его по плечу своей ручищей Аслан. – Сам знаешь – ГТСка забит весь. А брать надо либо всё, либо вообще не трогать. Потому что сейчас часть заберём, много оставим, разворотим тут всё. Потом придём – не приведи Бог на сюрпризы какие. Да, командир?

– Слушай, что Аслан базарит. – поддержал чеченца Срамнов. – Дверь-то выставить – невелика проблема. Вон – трос с ГТСки накинул да дёрнул, вот и вся задача. Но там, за этой херовой дверкой – наверняка вторая, железная. Ну, допустим, и её выставим – а дальше что? Ну или альтернативный вариант – хреначим сейчас витрину, цепляем эту решётку и точно также выносим. Один пень – грузить некуда. А бросать лабаз вспоротым такой – плохо. Мало ли чё тут, в городке-то. Короче, Севец – слушай опытных коллег и вникай – как оно, правильно-то мародёрить.

Аслан подмигнул смущённому Севе и мужики пошли к своей машине. Снова заурчал мотор вездехода. Фёдор, заняв своё место, высунул из окна навигатор.

– Ну что, ловит, нет? – спросил его устраивающийся за рычагами Аслан.

– Да хрена лысого… – буркнул в ответ Срамнов. – Замечаешь? Последнее время совсем уже не ловит спутники. Месяца два назад ещё где-то как-то ловил. А теперь совсем пусто.

– Да, брат. Может уже и нет там никаких спутников. – показал пальцем вверх Алкоев.

– Может – и нет. А может – и есть. – нахмурился Федя. – Короче, каменный век скоро нащупаем. Поехали, Ас.

– А вот что ещё, Федя! – хлопнув себя по лбу, сунул свою голову в кабину Политыч, когда вездеход разворачивался. – совсем упустил было. Вы отметьте там на карте-то – на заднем дворе УАЗик сохранный.

– Добро, Степан Политыч. – кивнул Срамнов. – Слышь, Сев. Отметь там.


***

Ведеход надрывно ревел своим мотром, вволакивая в ворота лесопилки тяжёлый, словно наковальня, «Урал» с закисшими тормозами на полуспущенных колёсах, основательно нагруженный к тому же боеприпасами, оружием и всяким добром, взятым группой Срамнова на мародёрке в торговом центре у вокзала. Хотя, если вдуматься, правильно ли называть это мародёркой?Сначала услышав, а потом и увидев вползающие в ворота машины, Иван с Ильёй и Папой бросились навстречу. Следом, оставив недавно заведённый КРАЗ, за ними потянулись Волчок с Паратом. Техи, оставив свои дела, глядя на старших, тоже пошли к вернувшимся мародёрам.

– Ну – как? – обнимая выпрыгнувшего из вездехода Фёдора, спросил Ваня.

– Да нехуёво совсем даже, брат! – похлопал по спине обнимавшего его друга Срамнов. – Иди вон, глянь.

– С возвращением, мужики! – по очереди обнимая прибывших, радовался Волчок. – Ух ты, «Урала» где-то спиздили! Как он?

– Да он неходячий, Санька. – отмахнулся Ким. – Но вы гляньте всё равно. Мы-то его вместо прицепа прихватили.

– Ого. А чего там? – удивился Саня.

– Да сам поди да глянь. Вон, Ванька с Папцом лезут туды уже. – указал рукой проходящий мимо Политыч.

– Ну не хуя!!!! – послышались сзади восторженные возгласы разглядевших прибывшее в кузове грузовика добро Ивана с Папой. Волчок, вытаращив глаза, рванул к «Уралу».

Фёдор и остальные трое, ходивших с ним, поскидывали с себя снарягу, утираясь от пота. Радостные от успешно проведённого рейда, мужики закурили. Срамнов, прикурив, обвёл глазами площадку и в целом остался доволен увиденным. Канистра с солярой прочно заняла своё место на поворотной оси, прицепленной к «стопятидесятке». Рядом, пуская клубы серого, уже здорового, выхлопа похрюкивал «цирильник», в недрах которого, высунув ноги, копалась пара волчковых парней. Немного поодаль рычал проснувшимся многолитровым моторищем вожделенный «КРАЗ». «КАМАЗ», вытащенный из гаража, пока помалкивал, но судя по снующим вокруг и ползающим по его мотору под откинутой кабиной техам, спать ему тоже оставалось недолго. Всё, подъём, бля. Подогнав к воротам в цех «шишку», несколько техов вытаскивали что-то оттуда и грузили в машину.

– Эй! Калина! Волчёк! – громко крикнул Срамнов. – Валите-ка сюда, оба!

Через минуту друзья, бурно обсуждая подъём Фединых парней, жестикулируя притопали к ожидавшему их Срамнову.

– Мужики! Рассказывайте давайте – что тут у вас, пока нас не было?

– Да всё путём, Федь. – начал Ваня. – Видишь вон – технику оживили всю. Только «КАМАЗ» этот остался.

– Закис сильно. – перебивая друга, принялся объяснять Саня. – Ну ничего, мы и его заставим шевелиться. Аккумуляторы все – в дерьмо. Хорошо ещё, что свои взяли с Села. А, вообще, Федя, это вопросом номер один становится. Без аккумуляторов ведь жопа совсем.

– Да знаю. -почесал свой ёжик на голове Фёдор. – Там, кстати, Волчок, магазин запчастей обнаружили, но не пошли. На следующий раз его вскроем, наверное. Может там чем разживёмся?

– Это хорошо, да надежды мало. – отмахнулся, скривившись Санёк. – Все аккумуляторы уже дохлые – что новые, что старые. Но по-любому собирать их надо.

– Да это-то ладно. Вон, – показал пальцем на притащенный на тросу «Урал» Срамнов. – там таких ещё пять осталось. Ништяк-то мы вопотрошили, а машины на следующий раз забирать надо. Плюс к этому, БТР на площади торчит. Очень хочу его на ходу увидеть, Сань.

– Ды ты чё, Федя! – взмахнул руками Волчёк.

– Вообще, техники в городе море. Клондайк. – закурил снова Федя. – Мы сейчас вот что сделаем. У тебя, Сань, тут вроде порядок? Эти вон, – показал рукой на техов, загружающих «шишигу». – что делают?

– Эти-то? – переспросил Волчок. – Да они калибровочную машину раздербанили. Ну, для изготовления оцилиндровки которая. Да там полно всего – электромоторы, фрезы, инструмент.

– О, это вы молодцы.

– Нуёпта! – подмигнул Саня.

– Не рвите жопу только. Зараз всё одно не вытащим. – сказал Федя. – На будущее скажи чтоб оставили. Расширенным составом явимся и…. Вань! А где дьякон-то?

– Да не спрашивай. – поткпив глаза в землю, сплюнул Иван. – Шарит по домам вон на той стороне – иконы и книги церковные спасает. И Маха с ним.

– Вань, ну ты не ебанулся часом, а? -всплеснул руками ошалевший Срамнов. -Я ж просил тебя, как человека – не на шаг от себя этих двоих! По домам брошенным шарит, ну не хуя себе, Ваня! Ломись бегом, бери Парата, его парней, Папу и…

– Да тормозни ты, Срамнов!!!! Послушай!

– Да нехуя тут слушать! Иди, говорю! – бесчинствовал Фёдор. – А то сам не знаешь, что там по домам тёмным сидеть может!

– Да подожди ты, ебицкая же сила! И так с ним четверо парней паратовских там. Они уже дважды сходили и вернулись – ворох икон и всякой всячины приволокли. Да и Маша шухер отменила через какое-то время как вы снялись. Да Федь! – в сердцах сплюнул Иван. – Думаешь, не пытался его призвать к совести?! Где там! Все слова мои ему похую, как об стену горох. Упёрся – и пипец. И эта тоже зараза хороша. Наша Маша, блин. Хоть парней Валера приклеил к ним своих, и то… Да пошёл он в жопу, мародёр, бля, доморощенный. Генетический. Ништяк свой припёр – глаза горят, бородень колом… Я говорил, Папа… Илюха… Всё мимо.

– Ну это ж пиздец, Вань. – натирая виски, пробормотал Фёдор. – Порядок – ни к чёрту. А случись что – с кого Батя спросит?!

– Да молчи – ничего не говори. – отмахнулся Иван. – Поверь на слово – упёрся, что убырь.

– Волчок! – повернулся к слушающему их перепалку Сане Фёдор. – А ты чего ждёшь? Дуй к своим. Пускай отцепляют «прицеп» да глянут, может оживёт? На тросу его волочь чё-та неохота. И ГТСку овободить надо, святой наш мародёр явится – в храм надо наведаться. Только смотри там – в ГТСке бухло, курево, шмот. Чтоб без сюрпризов там, понял?

– Ого! – расплылся в дебильной улыбке Волков. – Всё, я пошёл…

– Короче, Вань… – примирительно обратился к другу Федя. – Хрен с ним, с дьяконом. Скажи, у тебя в кунге вода есть?

– Конечно.

– Слушай, я пойду попью да умоюсь. Сил уже нет никаких. Потом берём Аслана и Политыча. И этого подвижника, блин, мародёра. И в храм рванём по-быстрому, оберём там и уже валить отсюда край. Иначе…

– Иди давай. Попей, отдохни, братан. Я тут посмотрю.

– Ладно. Ну давай…


***

Отец Феофан, дьякон, согнувшись под гнётом тюка, который обливаясь потом он тащил на спине, под дружные аплодисменты охранников и техов, ввалился в ворота базы. За ним, прижимая к груди икону, как всегда прячущая своё лицо под капюшоном, шла Маша, а уже за нею волокли каждый свой скарб недовольные мужики из команды Валеры Паратова.

– С почином Божиим! – изображая живое участие, ехидно приветствовал дьякона Фёдор. – Бог в помощь, отче! Не помочь, с намародёренным-то? А то, гляжу я, надрываешься вкрай. Ох, не бережёшь ты себя, дьякон… Ты тюк-то свой ставь вон, да пошли-ка в сторонку сходим с тобой – на богоугодную беседу.

Взяв батюшку за рукав,с дурацкой улыбкой кивая ухмыляющимся на творящийся на их глазах спектакль, мужикам, Фёдор отвёл его, непонимающего что происходит, за грузовик.

– Что ж ты, отец Феофан, творишь-то такое, мать твою?! – начал распекать священника сощуривший глаза Фёдор, держа его за грудки. – Ты не охренел ли часом, отче?!

– Фёдор! Ты… -вытаращив глаза, пытался что-то сказать ему Феофан.

– Я-то – Фёдор, это ты прав. А вот ты кто, дьякон? Скажи мне. Потому что я теперь уже не понимаю. То ли ты мудак – без мозгов и сознания, то ли ты возгордился до того, что меня, грешного, как командира группы и твоего хорошего друга, не в хуй не ставишь? Как оно обстоит-то? Ты объясни мне, давай.

– Ну я подумал, Федя… – попытался снова начать Феофан, но Срамнов его перебил.

– Подумал, говоришь? Это ты правильно сделал. А получилось хуёво. Ванин авторитет при всех мужиках в нужник слил. Не понимаешь, какие гвозди ты людям в мозг заколачиваешь?! Если каждый будет считать, что на старшего можно хуй класть с колокольни, то не за горами и расчёт за такой порядок. Если кто, например, к тебе в храм явится, на службу, и вместо того, чтобы пристойно молиться во время выхода, орать начнёт или ещё что непотребное творить, ты что сделаешь с таким прихожанином?

– Федь, ну я…

– Молчи, не надо объяснять. – затыкая рот, вытянул руку ладонью вперёд Федя. – На порог храма не пустите и ущемите везде и во всём – где только можно, так?

Дьякон, опустив глаза кивнул и вытер нос рукавом.

– Почему же, блять, в моей епархии ты, духовный, позволяешь себе такие выходки? Объясни мне, дьякон – чтоб я понял. Очень хочу понять я это. Потому что в следующий раз, когда ты так сделаешь, как сегодня, я тоже накажу тебя наказанием, как это у меня принято, достойно совершённому тобой поступку. Как вы там у себя в церкви делаете. А у меня оно будет таким: набью лицо, сильно, больно. Свяжу и посажу в кунг, до возвращения на Село. А там передам под трибунал – в общем порядке, невзирая на сан, как оно у нас принято в общине. Потому что мне в команде люди, нарушающие приказы не нужны. От них беспорядок, беда и смерть. А я не хочу чтобы мои люди погибали, понял ты меня?!

– Понял. -стиснув зубы, прошипел Феофан.

– Раз понял – тогда и запомни. Всё что я говорю – или Ваня говорит – выполнять беспрекословно. Сразу, и так, как тебе говорят. Тут, в рейде, ты – такой же как все. Мой боец. Наш товарищ. И я – лично – несу ответственность за жизнь каждого. В том числе и за твою. Ты первый раз в рейде, а я, считай, с самого начала хожу. И видел такое, что тебе и не ведать лучше. И требую, потому что я знаю, что бывает, когда беспридел и анархия начинается. Вспомни, отче, как Гриша Алпатов кончил… Царство ему Небесное.

Фёдор отпустил свои руки и отряхнув, разгладил ворот куртки дьякона.

– Первый раз у нас с тобой такое – он же и последний, надеюсь. Запомни, что я сказал тебе и усвой – как «Отче Наш». Ладно… Разгружай иди свою добычу и собирайся. В храм наведаемся, как отец Паисий наставлял.

Опустив вниз голову, расстроенный и выглядящий словно отшлёпанный подросток, здоровенный дьякон поплёлся за своим тюком под дружный хохот охранников и техов. Фёдор, стиснув руками голову, сполз по колесу грузовика на землю. Воспоминания о том рейде в Тверь, когда погиб Гриша и двенадцать мужиков, бывшие с ним, подступили совсем не к месту и не ко времени. Чёрт, ведь было-то словно вчера. Как же так оно всё случилось-то? А ведь Фёдор тогда единственным живым остался…


ТОГДА. Июль – сентябрь 2010. Тверская область, Кушалино. Фёдор Срамнов и Иван Калина.

Лето пролетело, словно пуля незадачливого охотника, выпущенная в «молоко». Незаметно, прикрываясь сонмищем ежедневных дел, тревог и волнений подкралась осень. Окрасила золотом и пурпуром тверские леса, застучала дождями в деревенские окна. Отгорели болотные торфяники, наполнявшие густым, пахучим дымом воздух весь остаток лета, словно природа, ополчившись наконец на несносных своих паразитов – людей, приложила все силы, чтобы добавив и своё посильное участие к их, человеческому взносу, извести эту гнусную породу любыми, доступными ей методами, окончательно и бесповоротно. С конца июля и весь август простояла неестественная, удушающая жара, наполненная дымом, приносимых с горящих лесных болот и старых, уже давно не разрабатываемых торфяников севернее Твери, и солнце, восходя в дымном аэре, горело огромным красным шаром. Всё в одночасье встало вокруг против выжившего человека – сначала в скоротечной войне, а затем в ужасающем нашествии потустороннего. Слава Богу – проходит всё, прошло и это.

К концу лета нашествие мертвецкой погани, стойко встречаемой в топоры на Селе, по мере её прибытия, практически сошло на нет. За первыми толпами неупокоенных, наседавшими со всех сторон и не знающих пощады, потянулись группы самых мерзких восставших к нежизни тварей – гробовых мертвецов. Призванные в хрипящий, агонизирующий мир из своих могил, они, сокрушившие все устои и правила, поправшие собственные могильные плиты и памятники, тянулись, словно чувствуя жизнь, со стороны города. С Божьей помощью, плечом к плечу, сельское ополчение отразило и эту напасть, рассчитавшись с вековечным врагом по самому дорогому тарифу – бесценными жизнями. Как-то само собой прижилось на Селе страшное, но верное правило – прощаясь со своими павшими от когтей нечисти, хоронить тело и голову отдельно.

Мертвецкая напасть вроде бы попустила селян, но на смену ей пришла новая, ещё более ужасная и невообразимая – призраки. Они появились не сразу. Вездесущие тени метались по ночам повсеместно, пугая и доводя до практического безумия людей, чья психика и так была уже, как говорится, на грани. Не являясь столь же опасными физически – как те же восставшие мертвецы, они, тем не менее, были куда более ужасными в плане влияния на эту самую психику. Мертвецы, если их взять, существа, безусловно, богомерзкие, однако же понять и принять их существование хоть как-то ещё возможно – они телесные, происхождение их очевидно, как очевидна и природа их. А вот призраки… Но человек – существо, вероятно, умеющее приспосабливаться ко всему. Привыкли и к призракам. Кто-то, особо циничный из селян, ввёл в те дни в обиход смешливый погон этим потусторонним сущностям – «касперы», и на волне всеобщих ежедневных обсуждений, он быстро стал общепринятым. «Касперы», вот оно как. Проснулся ты ночью, чтобы, простите уж, по естеству своему на двор наведаться, а на мосту твоём белёсая полупрозрачная фигура умирающего солдата руки к тебе тянет, шевелит своими призрачными губами, тщась поведать тебе, материальному, какие-то свои нездешние тайны, каждую секунду переживая свой страшный предсмертный опыт. Дай тебе Бог, мужик, тут же на мосту не сложить то, что нёс до уборной. А люди говорят – «каспер» наведался к мужику. Где смех – там и грех…

Да и Церковь-то металась в то время в поисках, опытным путём подбирая те верные средства и молитвы, которые потом остановят нашествие непознаваемого и дадут глоток свежего воздуха исстрадавшимся, распятым перед распахнувшейся бездной ужаса, людям. Но это потом, а в те дни и Церковь тоже была практически бессильна. Хотя, как же – не совсем. Именно Церковь собрала в кулак тот дух, без которого цена жизням была копеешной. Сколько же народу выбрало в те дни между ужасным грехом самоубийства и дальнейшей борьбой первый пункт! Господи, помилуй!

А уж за призраками явился и ОН. Само собой разумеется – увидев на горизонте огромную фигуру, перемещавшуюся то туда, то сюда люди не сомневались, что явился Христос. А разве могло быть по-другому? И хотя священники всячески предостерегали селян от скоропалительных выводов, уверенность в том, что все являются наблюдающими Второе Пришествие, было поголовным. Царила эйфория, люди, побросав свои дела и обязанности, собирались и обсуждали наблюдаемое. Несколько подростков, оседлав мотоцикл с коляской, не спросив, понятно, никого из взрослых, рванули к фигуре. Выяснить – кто же ОН такой. Больше их никто не видел… Дни летели, а разгадка всё не наступала. Фигура то была, то пропадала. Что ж – привыкли и к НЕМУ…

Ещё одним важным аспектом понимания сути тех дней явилось осознание людьми факта, что у всех здоровье пошло на поправку. Сперва, как только слухи о первых чудесных исцелениях начали циркулировать, не много кто верил в такое. Хмыкали и списывали на то, что больно уж происходившее вокруг оказывало влияние на разум сильное. Но поднимались со своих кроватей старики и старухи, многие годы проведшие лёжа, в старческих хворях. Поднимались, и щуря глаза на солнышко, выходили на Село. Кое-кто их сельских, ещё недавно даже и в очках бывший не в силах прочесть строчку убористого текста в Священном Писании, встав однажды по утру забывал свои диоптрии на тумбочке где-то и, истово крестясь на иконы, благодарил Господа за чудо и долго потом дивился, слушая похожие истории от своих соседей. Отступали и более лютые болезни. Рак. Туберкулёз. Астма. Что уж говорить о гипертониках тех же… А некоторые, пряча глаза от собеседника, шёпотом разносили и совсем уж дикую, казалось бы, ересь – сама смерть прекратила свой вековечный труд и всё, мол – будем жить вечно. Ну, или до Страшного Суда, вера в который стала уже абсолютно естественной. Чёрт, а ведь они оказались правы!

А ведь были и другие дела, от которых бросало в дрожь. Вон, Маринка Демьяненкова, деваха из Найдёново. Врачи-то ей срок на роды концом июля назначали. Но и теперь, к середине сентября, она так и не родила. Бабки найдёновские сказывали – криком кричала бедняга, страшась своего будущего незадачливая роженица. Многое говорили люди, да разве вспомнишь теперь всё?

Время летит, летит словно птица. И хотя жизнь, какой мы её знали, замерла – не обольщайтесь: время летит. Не рождаются и не взрослеют дети, не ветшают годами и не умирают старики. Но день сменяет ночь также, как и миллионы лет до этого, и осень сменяет лето. Ветшают и рассыпаются в прах плоды трудов человеческих и ветер заносит пылью дороги, города и веси где ещё недавно – по меркам этого мира – била ключом человеская жизнь. И есть начало – и есть конец. Ничто не вечно под луной. Многое прошло, пролетело и не вернётся боле. Отшелестят, носимые ветром страницы старых газет и в пыль рассыпятся, став микроскопическими частицами ушедшего мира, и может быть полетят туда, к звёздам. И Бог перевернёт ещё одну страницу Вечной Книги, усмехнётся в свои белые, как снег, усы. Он вечен, и жизнь твоя перед ним – даже не секунда. Ты пытаешься мерить Его своими мерками, своим скудным разумом – даже не пытайся, делая это ты расписываешься в том, что безумен. Ты-то наивно полагал, что мир, который знаешь – «нормален» – так ты говоришь. А оказалось всё вон как. Теперь ты уже уверен – этот, новый мир «нормален», а про тот ты вроде уже и забыл. Подумай-ка вот о чём: у Бога на всё миллиард миллиардов вариантов. Тебе и не снилось! Перелистнёт Он другую страницу и подбросит вверх кость о двух сторонах. На какую из них упадёт она? Думаешь, на одной стороне жизнь, а на другой – смерть? Или: на одной добро, а зло – на другой?! Мечтатель!!! У Бога нет таких понятий – ибо они плод твоего разума и не более, чем то, чему учили тебя всю жизнь. Ну что, пригодилось?! Чудак – нет ни добра, ни зла, ни смерти.

Впрочем – у Бога нет и мёртвых, так что не удивляйся тому, что теперь тебя окружает. Время летит, ну а ты – летишь вместе со временем. Страшно подумать, но получается, что ты прилетел.


***

Для Фёдора с Иваном эти два месяца тоже пролетели в трудах и заботах – как один день. Надо отдать друзьям должное: хотя к текущей жизни парни и не готовились, но и лицом в грязь не ударили. Дом-то дедов Фёдор привёл в порядок ещё по мирному времени, и отчётливо понимая пытливым разумом, что какая-то очень нехорошая ерунда топчется на пороге, заботливо запас и тушёночку, и другие консервики всякие, и соль с сахарком, и водочку (а куда без неё, родимой?), и спички, и бензина (не смейтесь – тонну!) и всякой другой, весьма нужной хозяйстве, ерунды. Подготовился – и молодец. Плохо, конечно, что всё же пригодилось, но куда хуже было бы, если б не подготовил. А окружающие, наблюдая, как Фёдор набивал «трюм» своего Блейзера всякой всячиной, усмехались, и отмахиваясь от разумных доводов мужика, говорили – параноик. Ну и где вы теперь, шутники?

На деревне парней встретили тепло – чего уж говорить, все как родные и Федька на их глазах рос. Новый быт только начинал налаживаться, да и все основные события и движения были в Кушалино, а тут в деревне – вроде как ничего и не изменилось. Но уже на следующее утро, как Федя и Ваня появились на Вельшине, к ним явился Макар Степаныч, назначенный старостой на деревню.

– Робяты! Федя! Ужо открывай! – басил, стучась в срамновскую дверь грузный старик.

Фёдор, на ходу натягивая штаны, подскочил к окну, а прыгая в одной штанине и силясь поймать ногой вторую, вывернутую наизнанку, бросил взгляд на ходики, с которыми вчера боролся Ванька.

– Чёрт, шесть утра! – пробубнил Федя. -Кому неймётся-то?

– Открывай, Федька! – не унимался староста.

Напялив кое-как портки, Фёдор подхватил карабин – а мало ли, с чем явились, и растолкав по дороге Ивана, храпящего на мосту в пологе, застучал пятками по ступенькам.

– Иду, иду! Щас открою!

– А! Хорошо! – послышалось с крыльца.

Фёдор отпер дверь – прошлый год ставил, сталь троечка! – и на мост ввалился, вытирая сапоги Макар Степаныч.

– Выспался? – бросил старик, снимая сапоги нога об ногу. – А где друг-то твой? Ваня, вроде?

Вчера вечером они со старостой виделись – приходили отмечаться, теперь так было принято, да как-то мельком, и Макар Степаныч был к ночи уже уделанный весь. Поговорить обстоятельно так и не удалось. А теперь вот – в шесть утра явился.

– Заходи, заходи, Макар Степаныч.- игнорируя вопросы старика, пригласил Фёдор. -Знакомься – друг мой, Иван. Мы с ним с детства вместе.

Иван вылез из полога и за руку поздоровался со старостой.

– Иван.

– Ну а я – Макар Степаныч. Колычев фамилия моя. – представился староста. – Федьку-то, друга твово, вот таким вот ещё помню.

Все трое прошли в дом, Ваня оделся. Макар Степаныч огляделся вокруг и заметив в углу божницу с иконами одобряюще кивнул головой.

– Это правильно – что иконы-то в доме, Федя. Нонешняя-то молодёжь совсем Бога позабыла. А зря, вишь ты. Ну что ж – пришло время вспоминать. Так, робяты?

– Да похоже на то. – согласился Ваня.

– Вчерась-то толком и не поговорили. – начал то, с чем пришёл, староста. – Умаялся вкрай я, робяты. А дела-то у нас тут, кажись, никудышние творятся.

– Это как посмотреть, деда Макар. – парировал Фёдор. – Мы с Москвы пока добрались сюда – и похуже разного насмотрелись. Ты, дед Макар, не представляешь, что на самом-то деле происходит. Скажи, ты чай будешь?

– А чё ж отказываться, коли угощаешь? – наливай.- махнул рукой дед.

– Тебе какой тогда – чёрный?

– А какой он ещё бывает, чай-то? – удивился вопросу старик. – Зелёный, что ли?

– Бывает и зелёный. – улыбнулся Срамнов, ставя на плиту чайник.

– Ого. До чего вы там у себя в Москве дожили. – поднял брови Макар Степаныч.

– Ну ты-то ведь не за чаем к нам в шесть часов утра явился, так ведь, деда Макар?

– А то. Чай-то пока и меня ещё есть. – хихикнул старик. – Но это пока. А вот что завтра будет и что надо нам делать, чтобы оно вообще наступило, это завтра-то – вот об этом и пришёл поговорить.

– Одно другому не мешает. – вставил Иван.

– И то верно. – хлопнул руками по коленям старик. – А коли так, спрошу вас тогда кое-о-чём. Вы ж, робята, ажно с самой Москвы приехали. Ну и расскажите старику, как оно всё там было-то. И по дороге что… А то мы тут варимся в своём соку, а что там творится-то и не ведаем. Ну а потом и я введу вас в курс того, что теперь у нас тут, на деревне.

– Да в двух словах-то и не расскажешь, деда Макар. – покачал головой Фёдор.

– А ты не торопясь говори. Дело-то такое… Споро-то, только кошаки родятся. Я, небось тоже, неспроста вас с ранья-то такого навестил.

– Ну тогда слушай, Макар Степаныч. – начал Фёдор, но запнувшись, почесал в голове. – С чего бы начать, Вань?


***

Фёдор с Иваном рассказывали свою историю не менее часа, временами перебивая друг друга, уточняя и дополняя душещипательный рассказ разными существенными подробностями. Староста прихлёбывал чай и задавал парням встречные вопросы, особо концентрируясь на том, с чем встретились друзья в Твери и поблизости от города. Ближе к концу изложения Иван махнул рукой, отдавая роль рассказчика исключительно Фёдору, а сам уселся на табурет в центре комнаты и стал проводить ревизию их боекомплекта, второпях затащенного вчера в дом по ночи.

– Страсти какие-то рассказал ты, Федя. -ужаснулся старик, когда Срамнов закончил. – Да уж. Всё, видать, куда хуже чем я думал. Получается, что Конец Света на дворе. Как думаешь, Федя?

– Получается, дед Макар…

– Вот беда-то. – подпёр голову рукой староста. – Видать, и до нас добралось. Господи, помилуй. Я тебе вот что скажу: надобно срочно передать то, что ты сейчас мне про молитвы и Святую воду рассказал в церковь, отцу Паисию. Это первое дело. Знаком ты с ним, Федя?

– Откуда же? – удивился Фёдор. – Я же, считай, лет двадцать как уже в деревне-то толком не был. А то, что приезжал, когда дом в порядок приводили да гараж строили – не в счёт. Прилетел – улетел.

– Не беда. Сегодня и познакомлю вас, раз такое дело-то. – подытожил староста. – А теперича послушайте и вы меня, парни. Как люди вы у нас на Вельшине, почитай, новые – некоторые вещи знать вам будет обязательно, а иные – полезно. Значится -так. Почитай, позавчерась – тут всё и произошло, ночью. Сначала про войну весь день калякали по телевизору, а к ночи-то и его как не стало. Тогда, ночью-то, покойники эти самые и полезли. Брр, до сих пор в разум никак не возьму. Сам-то вижу – а не верю. За ночь людей покрошили на Селе – мамочка моя! В кажном доме, почитай, панихида. Дааа. Но мужики наши, Слава Богу, отлуп им дали всё-таки. Про самих-то этих нежитей вы знаете, считай, поболе моего, на них останавливаться не стану. Так к обеду вчерась Село, да деревни, что вокруг мужики наши очистили от погани этой. А только понемногу они, покойники, весь день вчерась на Село пёрли, да и этой ночью отваживать пришлось. Как всё это началось – власть на Селе у нас теперь новая. Григория Алпатова главой мужики объявили – так-то. Можа – оно и к лучшему. А можа – и нет, то время покажет. А меня, вишь ты, старостой на Вельшине поставили. Как при фрицах словно – староста! Теперича, раз так, то вот какие у нас нововведения тут. Поперву, все молодые мужики должны в ополчение идтить – супротив мертвецов этих, будь они прокляты. Значится, и вам тоже это надо сделать – не откладывая. Вот поведу вас с отцом Паисием знакомить, так сразу и запишем вас, чтоб вдругорядь не ходить. Гляжу я, вы не пустые приехали – вона и автоматы у вас, и патронов куча. Это хорошо, потому как оружия на деревне у нас, почитай, нету совсем. Только что двустволка моя. С другой стороны, окромя мертвецов этих, война ещё есть. Как оно ещё там всё сложится, а то и повоевать встанет и нам, как отцам и дедам тогда, супротив фрицев. И на то тоже ополчение Гриша учредил.

Фёдор и Иван сидели и слушали старика,не перебивая. Дед Макар виновато поставил кружку на стол.

– Можа – покурим, хлопцы? – спросил староста.

– Пора бы. -кивнул Срамнов. – Только не в хате.

Вышли и сели на крыльцо, закурили. Староста продолжал:

– Дык вот. Народу у нас на Вельшине было 58 человек, и это по летнему времени. Да 18 человек беженцев вчерась на деревне разместил – в пустых домах, да с подселением. Глядишь, ещё кто придёт… Потому вопрос, Фёдор – к себе кого пустишь?

Фёдор нервно затянулся, обдумывая как бы так сформулировать ответ, чтобы не обидеть старика.

– Только ты не обижайся, деда Макар. – ответил он. – Не пущу. Не от того, что жлоб не пущу. Видел сам, сколько у нас дерьма-то всякого? То-то и оно.

Старик, затянувшись, потупил глаза в землю.

– Деда Макар…

– Да ладно, Федь. Бог с ним. С подселением-то с этим. – ответил староста. – Ладно. Другое послушай – тоже ваше участие потребуется. Решили все прогоны из деревни заборами закрывать. Чтоб мертвяки шальные не лезли. А то тут такого понатворят… И со светом разбираться надоть – но это я уже и не знаю как. Электричество-то, как знаете, вышло всё и темень такая, хоть глаз выколи. А нам теперича так нельзя – опасно больно. Потому надо подумать – как на ночь деревню осветить.

– Вариантов тут до хера, но выход реально один – генератор нужен. – не задумываясь, вставил Ваня.

– Какой ещё ниратор? – не уловил смысла сказанного Иваном дед Макар.

– Уууу. – протянул Федя и хлопнул старосту по плечу. – Пошли покажу.

Дойдя до двери в гараж, Фёдор порылся в кармане, и найдя ключ, открыл дверь.

– Вот такой вот. – показал Фёдор на десятикиловаттный хондовский генератор, вовремя купленный и установленный в гараже.

Дед Макар, поцокав языком, обошёл устройство.

– И что он? Как работает?

– Как и все другие. Завёл мотор – напряжение пошло. – разъяснил хозяин. – В полу гаража бак из нержавейки на тысячу литров, в баке насос. Вон аккумулятор. Всё просто.

Старик снова покачал головой.

– Хороша машинка. Только всю деревню-то запитать не хватит.

– Всю – не хватит. А освещение по улице потянет. – утвердил Срамнов. – Только, деда Макар, у меня не бензоколонка тут, сам понимаешь. Да и дополнительным генератором разжиться не помешает.

Старик вытер волосы рукой.

– Ну, бензин-то твой, Федя, как же. А коли поможешь свой генератор подключить к фонарям, поклонюсь в землю. А бензин-то – не проблема. Мужики его вовсю уже сливают.

– Тогда по рукам, деда Макар. Мой генрик – ваш бензин. Только чтоб подключить как надо – электрик нужен. Сам я в этой всей байде не пендрю.

Староста, неожиданно спохватившись, глянул на часы.

– Ииии! Мать моя бабушка! Уж девять! Всё – побегу я. Если что, искать меня в бывшем доме Правления. Ну ты, Фёдор, знаешь! А вы обустраивайтесь пока, вещи разбирайте. А к трём подходите тогда – на Село пойдём.

– Добро, деда Макар! – кивнул Срамнов и пошёл проводить старика до калитки.


***

Остаток времени до похода на Село друзья употребили на выгрузку и инвентаризацию всего того, что они привезли с собой – начиная от остатков еды и заканчивая инструментом и оружием. Предусмотрителный Фёдор ещё во время оно, когда ремонтировали дом, привёз в деревню старый ноутбук и принтер. Древняя, зато крепкая машинка – настоящий НР. Денег за такой уже не выручить, а послужит ещё долго. Вот Фёдор и притащил его сюда, оставив будущему определять те цели, на которые ветеран ещё может понадобиться. И надо сказать – оные проявились весьма быстро. Перетащив и рассортировав своё добро, составили список с его помощью, а вторую страницу «ворда» озаглавили так – «срочно необходимое», вписывая туда то, без чего в ближайшее время ожидались проблемы.

А проблемы начали просматриваться во всём, что не возьми.

Вот жратва, например. На данный момент список был внушительным, и холодильник, битком набитый друзьями, весело жужжал, питаемый заведённым генератором, но именно это и было проблемой. Топливо-то было запасено, но надолго ли хватит этой тонны, если генрик будет стрекотать день и ночь? А ведь «пинц» тоже заправлять нужно. В общем – ясно: холодильник вещь нужная, однако – пережиток прошлого, а надо думать о будущем. А оно не обещает быть ласковым, как май – надо стряпать ледник, или как он там назывался, когда холодильников ещё не было и в планах? Итак, проблема номер один: ЛЕДНИК. Дальше – не легче: газ. Магистрального газа ни в Селе, ни тем более, на деревне не было. Годами планировали подвести, да вышло всё так, как и обычно – от громадья планов и сладких, как конфетка, посулов до реального воплощения – дальше, чем до Луны, мать его. Роисся – матушка – страна пиздоболов. Да если б и был магистральный газ, что с того? Со дня на день вышел бы, на дворе Апокалипсис, ога. Поэтому те пять баллонов, которые Фёдор заначил ещё в прошлом году, пусть сладко спят в гараже. Ну и тот, который сейчас подключен, шестой. А как готовить? На то есть печь. Печь-то есть – да на дворе летние деньки, протопи-ка дом от души, хозяин – переночуешь в огороде, благо лето. Жара выкурит из дома в пять минут, не говоря о том, что постоянное приготовление пищи на печи и муторное, и затратное дело – дров, как пить дать, не напасёшься. Русская печь жрёт дрова, как спаниель сосиски – сколько не суй, быстро прожуёт. Вот и второй блок проблем: ДРОВА и ПЕЧУРКА в огороде – небольшая, не жадная, утилитарная. С ней-то проблем немного: огнеупорный кирпич в гараже ещё остался, да и шамотная глина тоже. На печурку хватит. Ну а лист металла вон у забора валяется, остался от ворот. Режь его по размеру и плита готова. Мостырь, повар. С дровами хуже – тут засада. Скромная горка под дровяным навесом у бани – мёртвому припарка. Дрова теперь нужны в промышленных масштабах – десятками кубов. Впереди осень, за ней зима. И, казалось бы, надуманная проблема – вот бензопила и топор, прицеп и вездеход. Вон лес – километр до него. Бери руки в ноги, мужик – и вперёд, руби себе и пили. Лесник промолчит, наверняка. Но это – только казалось бы. А реальность, она с нюансами. Люди на деревне – они не в вакууме живут. Уже циркулируют разговорчики всякие, что в лесу тоже какая-то хрень завелась, кроме мертвяков этих вездесущих. Верить им или нет – вопрос, по ходу, скорее риторический. Мол, «не может быть». А то и может, да ещё как может – вон, мертвецы кругом бродят, будешь сомневаться, что и другое что вполне могло завестись? На своей жопе проверять – а надо ли? Дрова, они для всех актуальны, не сегодня – так завтра это дойдёт до каждого. А значит, назреет централизованное решение вопроса – бригады дровозаготовителей и всё такое. Кстати, надо бы старосту потрясти по этому вопросу – старик продуманный, наверняка мысли такие его уже посещали. Короче, ясно, что в лес в два лица рваться не стоит – себе дороже может выйти.

А кстати, раз уж пошёл об этом разговор, можно предположить, что первым делом на повестку вопроса новой властью поставлено будет. И тут не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что всё сведётся к банальной мародёрке. Вон, Степаныч уже говорил – топливо вовсю сливают. Это и неплохо – говорит о том, что Григорий этот – мужик с головой. Только это всё на первое время хорошо, а дальше-то какое развитие? Ну обнесут ближайшие деревеньки, соберут жратву, топливо, оружие, технику. Зубы ставлю на кон – этого добра не хватит. Не хватит сначала в принципе, не хватит и надолго. Значит – что?! А значит, потянет в Тверь. Бог ты мой. Перспективы….

И ещё важный вопрос – как этот весь намородёренный ништяк делиться будет? По каким правилам? Кто нарыл, того и добыча? Тогда всё, конец не за горами. Если люди, что во главе, всё-таки с мозгом – введут централизованную систему учёта и распределения. Иначе крах – вопрос времени. Друг друга перемочат, и никакие зомбари не нужны. Человек – он самый лютый. Особенно – когда все сдерживающие барьеры падут, а они пали. Это можно констатировать.

Да уж. Стоит сперва посмотреть, что тут творится, прежде чем ввязываться в какую бы то ни было байду. Сегодня к вечеру станет яснее.

Это-то ладно. Подведём итоги.

Итак – мы мобильны. У нас есть «пинц», мотоцикл, прицеп и два велика. Тонна 92 бензина. Тут всё хорошо.

Мы вооружены. У нас есть три «калаша» и по десять рожков запаса. Не ахти что, но лучше, чем ничего. Есть «сайга» и помповик, к ним сто с лишним патронов вразнобой. Тоже неплохо. Ну и топоры тоже. К тому же, местные оказались продуманными ребятами – вон, каждый второй с полотнами от кос. Как они их называют-то? Косилками, точно. Тоже перспективное оружие. Будет время – соорудим арбалеты, болтов наточим.

Мы ещё неплохо экипированы. Прихватили мотоэкипировку, шлемы. Над этим надо поработать, но это уже второй вопрос. Обуви и тёплой одежды в доме полно. Ваньке, конечно, будет маловата – раскачался парень, но и тут придумать можно…

У нас есть скважина и колодец в огороде – это вообще сказка. С водой проблем не будет. Баня есть, запас всяких шампуней и мыла присутствует.

Мы не замёрзнем. В доме – русская печь и лежанка, а в бане – каменка. Вопрос с дровами, конечно, стоит, но есть уверенность – он будет решаться.

Мы не сдохнем с голоду. Если не жрать в три рыла каждому, стойно кабану, даже тех запасов, что имеются до следующего лета должно хватить. Не за горами эра натурального обмена – а тут люди привыкли жить со своей земли, да и нам есть чего предложить взамен. Тушёнки – прорва, считать замучались. Рыбные консервы, голубцы всякие – тоже целый стеллаж. Сахар, соль, сода, карахмал – в достатке. Макароны, крупы – некуда складывать. А говорили – «параноик»… Да и припёрли ещё немало. Алкоголь – есть. Курево – есть. Хлеба вот нет, конечно, ну что ж… Будем отвыкать.

Ну, а раз так, время настало и в топку что-нибудь кинуть. Что там у нас самое скоропортящееся? Пообедать – а там и в Село выдвигаться срок.

Будем жить!


***

Подумав, в Село решили ехать всё-таки на «Пинцгауере». Кушалинских мужиков Фёдор практически никого не знал. Детский опыт и знакомства не в счёт – времени утекло с тех пор немало. А обстановка – тревожная, у каждого в руках оружие. Все на нерве. И в былые-то времена местный народ не отличался особой интеллгентностью и гостеприимством – деревня вам не город, а уж про москвичей-то и речи нет. Их нигде и никогда не любили. Странная дурь, надуманная – но с ней не поспоришь. Таковы уж заблуждения, по роду их. Короче, надо быть ко всему готовым. А тут, на повестке дня, прописка в военизированное мужское сообщество, спаянное боевым опытом, кровью и годами. Эксцессов не избежать, а опыт подсказывает, что в таких обстоятельствах нужно ставить себя сразу максимально достойно, а значит жёстко. Поэтому взяли и автоматы.

Фёдор закрыл дом и залез в машину, где Ваня уже занял своё место за рулём.

– Закрыл всё? – поинтересовался Иван, переключая передачу и трогая грузовичок с места.

– Ну. Знаешь, я вот думаю – неплохо было бы собаку, что-ли, какую завести, здоровенную. – ответил Федя.

– А чё не медведя? – удивился Ваня. – Он ещё больше хавает, и вообще стрёмный. Кормить её придётся – не думал об этом?!

– И то верно. – отмахнулся Фёдор. – Вон, справа смотри. Бывшее правление колхоза. Туда подруливай.

«Пинц» притормозил и поднял облако пыли.

– Побудь. – бросил Срамнов, вылезая. – Пойду Степаныча поищу.

Макар Степаныч нашёлся прямо на крыльце – увидев подъехавший автомобиль, старик собрался и вышел на улицу.

– Надо было машину гнать, Федя! – начал отчитывать Срамнова староста. – И так бы дошли – невелик путь. Бензин хоть пожалели бы!

– Да ладно, Степан Макарыч! – оправдался Федя. – Не время ещё подошвы топтать. Или спокойно всё в округе стало вдруг? Залезай-ка на пассажирское, давай, а я в кузове прокачусь.

Староста, кряхтя, подтянулся и залез в кабину.

– Нууу, это Машина! – одобрительно покачал головой он, рассматривая спартанское убранство австрийского вездехода. – Бензин, небось, жрёт, что прорва.

– Умеренно. – ответил старику Ваня. – Уж поменьше, чем «газон» тот же.

– Вон оно как. – продолжал дивиться Макар Степаныч. – Ну ладно, поехали, робята, ужо. Сперва, к Гришке заедем – оне в доме администрации теперича сидят. Что на центральной площади. А потом уж – в храм, к отцу Паисию. Как раз к службе сподобимся.

Из Вельшина в Кушалино можно было бы добраться и вообще за две минуты, по старой, монастырской дороге – каменке – да, как и везде в нашей родной стране, мост через Кушалку, в отличии от времён Федькиного детства, был уже не проезжим – так, пара досок да перила. Кругом разруха – спасибо сраным дерьмократам. У нас всё – так: если есть три двери – две из них будут закрыты. Фёдор всегда удивлялся – отчего так? На кой делать три двери, если используется одна? Идиотизм…

Поехали в объезд – через старую Бежецкую дорогу, где раньше стояла жёлто-синяя будка ГАИ. Теперь её и след простыл. Свернули в Кушалино, и тут же навстречу на всех парах, подавая протяжный гудок, пролетела бортовая «ГАЗель» с кучей вооруженного чем попало народа в кузове. Иван вопросительно посмотрел на Колычева.

– Гришкины архаровцы! – объяснил староста. – В Русино, кажись, полетели. Там кордон у мужиков. Никак опять нашествие, спаси Господи!

– Какое нашествие-то, отец?! – удивился Иван.

– Так ить! Мертвецы ж оттуда и прут, с Твери-то! – объяснил Макар Степаныч.

– А! – хлопнул себя по лбу рукой Иван. – Федь, мы ж ведь тоже оттуда приехали?

– Ну. – подтвердил Фёдор. – Чё, Вань, пока не ориентируешься?

В Кушалино было живенько – туда-сюда сновал по каким-то своим делам народ, прямо на повороте к центру напоролись на группу мужиков в камуфляже и мотокасках, вооружённых косами и топорами. Мужики недоверчиво проводили незнакомый и странный автомобиль взглядами.

– Патрульные. – скупо объяснил дед Макар. – Теперь везде ходят…

Выехав на центральную площадь, Ваня резко затормозил и «пинц» замер, подняв облако пыли.

– Ух ты! Вот это да! – вытарщил глаза на огромный храм, спрятанный за ветвистыми вековыми липами, Иван.

– Церковь наша. Во имя Сошествия Святого Духа. – пояснил дед Макар. – Дай Бог здоровья отцу Паисию – его стараниями из руин восстановлен. Золотой у нас батюшка, робята. Но то ладно – немного погодя и вы с ним познакомитесь.

Фёдор тоже прильнул к стеклу. Действительно, храм поражал воображение. Он помнил его с детства, полностью разрушенным, когда страшась, лазил в него со своими друзьями, в надежде отыскать таинственный подземный ход в Рождественскую церковь, отстоящую от Кушалина на несколько километров. Конечно, никакого подземного хода в действительности не существовало. Детские тайны, куда ушло это дивное время? Фёдор помнил, что в стенах огромного храма было всегда тихо, спокойно и прохладно. Сейчас бы он сказал – комфортно. Задрав головы, боясь проронить даже слово, чтобы ненароком не спугнуть Кого-то, кто должен был обитать тут, дети разглядывали остатки церковной росписи под таким невероятно высоким куполом.

Эх, детство – детство. Отзвенело и улетело ты счастливыми школьными годами и летними деревенскими приключениями, и уж больше не вернуть это ощущение огромного, всеобъемлющего детского счастья. Что пришло на смену тебе? Заботы, неудачи, познание всей недальновидости и ущербности этого, пожравшего наконец-то самого себя, мира. Мира, прогнавшего Бога. Как ведь писал батюшка Иоанн? Это не Бог изгнал человека из Рая за грехи, нет. Это человек, погрязший в своих страстях выше макушки, выгнал Господа. И вот, он ушёл… Как страшно будет его возвращение! Возвращение изгнанного, преданного, забытого и растоптанного в грязи Творца… Что сам бы ты сделал, будь на его месте??? Но имя Божье поругаемо не бывает, и вся простится, но хула на Духа Святого не простится. Видимо, пробил тот час.

Фёдор смотрел на храм и чувствовал, как он на самом деле близок ему. Он его, не чей-то чужой, его храм. В душе Срамнова разлилось какое-то очень тёплое чувство, такое новое и странное. На глаза Фёдора навернулась скупая слеза.

– Ну, езжай вон туда, Ваня. – прервал его мысли, указывающий пальцем на проезд между храмом и парком, дед Макар. – Вон к тому кирпичному домику. Он и есть правление.

Машина остановилась рядом с авобусом – «ПАЗиком» с тверскими номерами. Рядом на траве сидело человек десять людей, преимущественно женщин и детей, тихо обсуждая что-то. Левое крыло автобуса и бампер несли на себе следы тарана. Морда была щедро забрызгана кровью и ещё какой-то, весьма не приятной на взгляд, субстанцией. Люди, сидящие вокруг сразу же оживились, увидев покидающих свой вездеход, вооружённых Ивана и Фёдора.

Из открытого окна правления доносился чей-то спор и крики – люди не стеснялись хлёсткой матерной брани.

– Будьте тут пока. – напутствовал друзей староста.- Я внутрь пойду, посмотрю – на месте ли Гриша.

– Ребятки! – подошла, сидевшая до этого с другими беженцами русоволосая женщина с заплаканными глазами. – А вы военные, да?

– Да нет, какие мы военные. – ответил Фёдор. – Мы московские.

– Да что вы! – вспелеснула руками женщина. – А мы-то – с Твери!

– Беженцы? – спросил, закуривая Иван.

– Точно, беженцы! – всхлипнула она. – Вчера, как из Твери выехали. В Рамешки собирались…У меня мама там. А всю семью в Твери загрызли. Горюшко моё!

Люди, сидевшие на траве, стали собираться вокруг друзей. Женщины рассказали, как бежали из Твери, на подвернувшимся в последнюю минуту автобусе. Что творилось в городе в те часы и что видели они по дороге в Рамешки. Пролетев вчера по шоссе Кушалино, не останавливаясь, они стремились добраться в Рамешки засветло – но у судьбы были на них свои планы. Доехав, они попали в самый что ни на есть ад живых мертвецов. Благодаря мастерству водителя – тридцатилетнего рамешковского парня, двигаясь прямо по неупокоенным телам, они пытались вырваться из обречённого городка. Петляя по узким улочкам, заполненным мертвецами, прокололи переднее колесо автобуса. Чудом удалось покинуть город, полный смерти. Ночевали в лесу, пока водитель менял колесо, силы и нервы были на исходе. Ночью на стоянку напали мертвые… Сожрали обоих мужчин, включая водителя. Автобус с беженцами привела в Кушалино та самая женщина, назвавшаяся Лидией Митиной. По профессии она была поварихой…

В самом разгаре этого разговора к правлению подкатил запылённый «УАЗик» со снятым брезентом. Закурив, из машины выбрались трое – двое с косами, в бушлатах и резиновых сапогах и мужик с типичным татарским лицом, одетый в милицейскую форму с сержантскими лычками, с «укоротом» на ремне. Тихо переговариваясь, все трое подошли к друзьям, прервав разговор тех с женщинами. Невысокий «мент» подошёл и молча упёрся прямо в рослого Ивана. Посмотрев на него снизу вверх, он сплюнул прямо под ноги. Двое других бродили вокруг, разглядывая «пинц».

«Мент» молча положил руку на по-немецки висящий на коротком ремне автомат Ивана, ощупывая его. Иван вопросительно смотрел на наглеца, понимая, что всё же, сила на его стороне, Ивана.

– И чё? – снова сплюнул «мент».- Кто такие? Чё здесь забыли?

Ваня скрипнул зубами, не давая однако воли просившемуся наружу гневу.

– Тебя спросить забыли. – глухо проскрипел Ваня. – Руку убрал. Убрал, я сказал. С сиськой перепутал, земеля?!

– Хуя. – ища поддержки у своих, присвистнул «мент». – Какой лютый-то.

Двое остальных мужиков, невзирая на то, что в руках друзей были самые настоящие армейские автоматы, а может, руководствуясь позывом взять на понт московских «лошков», мужики скривив, как они думали, страшные рожи, встали сзади своего товарища.

– Слышь, масквич! – подал голос один из них. – Мы тут спрашиваем, понял, нет? Пукалки на землю и ключи от рыдвана сюда, пока проблемы не пришли! Мы тут власть теперь, не вкурили?!

– Чё ты тут спрашиваешь-то? – отозвался Фёдор. -Дознаватель, йопт… Лицо-то попроще сделай, таёжный. Спрашивать он с меня решил. Власть, мля. Вот власть где – сюда смотри!!!

Отточенным движением Фёдор вздёрнул и отпустил затвор и скинув АКМ с шеи дал полновесную очередь перед ногами наглецов. Когда первые фонтанчики пыли заплясали перед желающими «спросить», ситуация была уже решена.

– На карачки! – крикнул Иван, подсекая застывшего от неожиданности «мента». Все трое повалились на колени прямо в пыль, причитая и умоляя мужиков «не убивать».

На звук автоматной очереди с соседней улицы как-то очень быстро вылетел «Урал» с коляской, с водителем и её одним мужиком, сидящим за ним. Мотоцикл подлетел к месту происшествия и мужики споро соскочили на землю, стягивая закинутые за спину двустволки. Прямо из окна правления выпрыгнули двое мужиков с «укоротами», а с крыльца, хлопнув дверью посыпались ещё люди, возглавляемые высоким седым и усатым мужиком лет сорока пяти, в камуфляжных штанах – карго, тельняшке с закатанными рукавами и высоких берцах. За ними, прихрамывая, поспешал и Макар Степаныч.

Мужики, приехавшие на «урале» бросились к жующим дорожную пыль «смотрящим» из «УАЗика», чертыхаясь и матерясь, пытаясь помочь неудачливым товарищам подняться на ноги. Двое, сиганувших из окна, взяли на прицел Фёдора с Иваном.

Усатый в тельняшке и ещё трое с ним подошли к ребятам.

– Вы те двое, о которых Степаныч говорил? Московские? – сплюнув, спросил усатый, осматривая ребят. – Чё за балаган тут устроили? Алпатов моя фамилия. Григорий.

– С нашим полным уважением. Иван Калина. Фёдор Срамнов. – представились друзья.

– Сабиров! – повернулся к мужику в ментовском мундире Алпатов. – Ты всю хуйню замутил? Я что – не предупреждал тебя, Равиль?

– Так, Гриш! Мы ж тока подъехали с мужиками, а эти двое… – начал оправдываться чел в «мусорском», но Григорий перебил.

– Короче, Равиль… я тебе последнее предупреждение делаю. Забудь свои ментовские привычки, Равиль. Прекращай к людям цепляться. Ещё раз узнаю о таком…. У меня разговор коротким будет.

Помолчав секунду, вроде как собираясь с мыслями, Григорий добавил:

– Ты, блин, понимаешь хоть на кого ты лапу поднял? Эти парни вдвоём из Москвы припёрли! Кучу мертвяков по пути приговорив. Через Тверь! Ты понимаешь, на кого ты залупнулся, нет? Твоих заслуг всего, что ты мусором участковым работал – и всё!

Сзади, закуривая, к Алпатову подошёл седой, как лунь, старик в плаще с капюшоном и «сайгой» на плече, возрастом хорошо за шестьдесят.

– А я ещё когда говорил тебе, что он мразь ментовская, Гриша. – промолвил старик и в его глазах загорелись недобрые огоньки. – Сына-то мово, Витьку, кто на войну спровадил? Этот вот. Моя бы воля… ууу.

– Не время старые счёты считать, Степан Политыч. – ответил ему Алпатов. – Будет ещё время, а пока сам знаешь – каждый мужик на счету. Даже такой, как Сабиров.

Повернувшись к ненаходящему себе места, топчущемуся рядом со своим «УАЗом» Равилю и его подельникам, Алпатов спросил:

– Так а чего приехал-то?

– Да,к Гришь! Я ж к батюшке ехал. Там на переложском кордоне опять лезли эти, со стороны Ведунова. Водицы бы Святой мужикам!

– Герой! – ухмыльнулся Григорий. – Видите как: за Святой водой втроём, на «УАЗике».

– Да мы… -вскипел, всплеснув руками один из мужиков, бывших вместе с Равилем, но Григорий отмахнулся от него, прервав:

– Харэ базарить, Старыгин! Ехали в храм – вон он! Делайте, что собирались. Избавьте нас от своего героического общества.

Бубня что-то себе под нос, все трое залезли в машину и, вдарив по газам, рванули в сторону храма.

– Я всё видела! – схватила за руку Алпатова женщина, которая представилась Лидией. – Эти ребята не причём! Мы стояли, разговаривали.А тут подлетели эти вот и давай к ним цепляться…

– Да успокойтесь, женщина! – улыбнулся ей Григорий. – Тут и так всё ясно, как белый день. В семье – не без урода, ну и у нас, соответственно… Вы сейчас заходите к Ирине, в дом. Запишитесь, у кого документы есть – подготовьте. Потом на проживание вас определим уже. Кого-то – вон, к Макар Степанычу, на Вельшино, кого-то – тут, в Селе поселим. Не волнуйтесь – всех разместим.

– Ох, храни вас Господи, мужчины! – запричитала Лидия. – Мир-то – не без добрых людей! Это ж надо, чего творится!

– Вы не волнуйтесь только. Идите, идите. – подтолкнул повариху к дому Алпатов. – А с вами, мужики, мы тут пока поговорим. И покурим заодно.

Фёдор достал из кармана пачку сигарет и угостил сельских – Григория, Степана Политыча и деда Макара.

– Ну, про вас дед Колычев вкратце мне описал. – затягиваясь, начал Алпатов. – С вами-то проблем меньше, у вас-то дом и всё своё. Служили сами?

– Да нет. -ответил за обоих Фёдор. – Не довелось как-то. Но вроде не мясные оба. Я – КМС, по плаванию правда, Иван вон – боксом серьёзно занимался. Стреляем нормально, с типовым оружием знакомы.

– Ну это ладно… – задумчиво произнёс Алпатов. – Автобус, недоезжая шоссе – ваша работа?

– С мертвяками который был, у Арининского? Мерседесовский? – уточнил Ваня.

– Этот самый. – подтвердил Григорий.

– Этот – наша. – кивнул Иван. – А что нам на него – молиться надо было?

– Да на фига? Наборот – молодцы!

– Рады стараться. – ухмыльнулся Срамнов.

– Что рады – тоже замечательно. Вы же, мужики, понимаете – время такое пришло, что на халяву отдохнуть на дачке не получится. С вас тоже участие потребуется. – начал Алпатов как-бы издалека.

– Макар Степаныч объяснил уже. – прервал его Фёдор. – Хотим и будем участвовать.

Оба старика, Политыч и Степаныч, одобрительно закивали головами.

– Тогда ещё проще. – улыбнулся Алпатов. – Вот Степан Политыч – знакомьтесь. Он у нас группой разведчиков с сегодняшнего дня командует. К нему вас и определим – так будет правильно.

– Правда, сынки, группы-то никакой пока и нету. – усмехнувшись, уточнил Политыч. – Создать токо ещё предстоит её.

– Вот вместе и создадите. – хлопнул старика по плечу Алпатов. – А я поспособствую всеми средствами. Политыч – он лесник местный, в Лесхозе работал. Леса все наши – словно книгу читает. В охране вам, мужики, делать нечего – у нас тут местные все. Ну, а если нашествие какое или на зачистку поедем куда – тогда, конечно, поучаствовать придётся. А что делать… Но, как я и говорил тебе уже, Степан Политыч – основная задача для вас будет людей по деревням живых искать, транспорт и всё, что нужно. Обсудите сами с чего начинать, без меня. Дел – вагон ещё. Вы, парни, к Бате вроде идёте, я слышал?

Друзья в недоумении, как по команде, подняли брови.

– Ну, к батюшке нашему. – уточнил Алпатов и посмотрл на часы. – Если собрались – поспешайте. Служба скоро, и людей к нему теперь толпа… Ладно. Сами договаривайтесь, а завтра после Службы ко мне подходите – покумекаем, с чего начать стоит.

– Гришь. Я тут с вопросом одним, коли уж речь зашла. – остановил собравшегося уже уходить Алпатова, Фёдор.

– Какой вопрос?

– Да про дрова…

– Не морочься на этом. Проблема очерчена – думаем бригаду дровосеков со следующей недели запускать, с приданной техникой и охраной. Теперь всё сложно… Есть у нас мужик один – Михалыч, всю жизнь лес валил и дело это знает. Вот он и собирает народ сейчас. Так что – не парьтесь. Всё?

– Пока -да.

– Тогда шуруйте к Бате. И – дозавтра.

Григорий ушёл, подкатив свой велосипед, подошёл к друзьям их новый командир – Степан Политыч.

– Ну добро, сынки. Я тоже поеду. Как договоримся-то с вами?

– А если в гости пригласим? – предложил Фёдор.

– В гости? А почему отказываться. – согласился старик. – Приду – вот, аккурат после Службы. Надо навёрстывать. – подмигнул парням Политыч. – Где живёте-то?

– Со стороны леса третий дом по правой стороне.

– Ну что ж – ждите тогда.

– Будем. -кивнул Иван.

Политыч оседлал свой велосипед, а друзья вместе со старостой направились к церкви.


***

– С оружием нельзя в храм. – остановили их два вооружённых ружьями мужика на паперти храма. – Сдать нужно. Распоряжение отца Паисия.

– Раз надо – так надо. – согласился Срамнов, снимая ремень автомата и отсоединяя рожок.

– С патронами тоже нельзя. – корректно, словно оправдываясь, добавил мужик. – Ничего такого нельзя в храм вносить.

Фёдор с Иваном аккуратно поставили свои автоматы в железный ящик, где уже нашли своё пристанище ещё несколько единиц огнестрельного оружия – в основном гладкоствола, и несколько косорезов с топорами. Туда же отправились ножи и прочая экипировка друзей.

– Вы не волнуйтесь, ребята – тут не пропадёт, мы смотрим. – пояснил «корректный». -Беженцы, что ли?

– Типа того. – разглядывая резные двери в храм, ответил Срамнов.

– Ну идите. Служба вот-вот начнётся.

Стараясь топать потише, друзья вошли в притвор. Было очевидно, что храм отделан совсем недавно – на стенах не было росписей и библейских сцен, пахло свежеотремонтированным помещением пополам с ладаном и благовониями – хороший, церковный аромат.

Так вот ты каким стал, подумал про себя Фёдор. Для него Кушалинский Духов храм всегда представлялся таким, как в детстве – разрушенным величественным остовом чего-то нездешнего, того, возврата к чему уж не будет никогда. И вот теперь, благоговейно ступая по полу восстановленного храма, он удивлялся – это сколько же сил, воли и средств понадобилось этому отцу Паисию, чтобы восстановить из руин такую громаду! И это ведь не Москва, а скромное, никому не ведомое и не нужное при прошлой жизни Кушалино – село в тверской глубинке, задыхающееся под катком проклятой «суверенной» демократии, для которой духовная жизнь народа – эфирное, несущественное ничто.

Это в Москве бывший мэр, «крепкий хозяйственник», Лужайкин ввалил миллиарды нефтяных рублей в махину Храма Христа – Спасителя, в надежде, что за это добрый Боженька спишет все его грехи – его и окружающих его жадных, разрывающих и растаскивающих городской бюджет подельников. Устроили клоунаду – огромный храм в центре столицы. Для избранных, элиты. В то время, как страна дожёвывала последние крохи с жирного, сального московского стола.

Всё просрали. На Дальнем Востоке обживаются китайцы, лезет с Кавказа чёрный червь ваххабизма со своими террористами, ненавистью ко всему русскому, презрением. Инфрструктура по всей стране загибается, живёт только труба и те, кто эту трубу обслуживают и охраняют. Царство Трубы, Роисся. Никакой идеологии в стране, парализованной ужасающей коррупцией и засильем ментов – её неотъемлемой части. Милицейское Царство Трубы Роисся. Армии нет, её добивают – а на горизонте страшная война, война с вековечным врагом, заточенным только на одну цель – НАТО.

И вот всё стало на свои места. Но прав был Троцкий, утверждая: чем хуже – тем лучше. Хуже, чем теперь, наверное, уже некуда. Зато появился хоть и призрачный, но шанс. Возродить свою поруганную страну, очистить её от мусора зомби, чиновников, коррупционеров – разом. Возродить и дух, и совесть русского народа – какая светлая цель. Ну, а несколько дней назад, такого шанса в принципе не было.

Внутри храма собралось немало народу – все тихонько ждали начала Службы. Дорасписать церковь не успели – грянуло, а рабочие леса иконописцев так и остались стоять внутри. Сразу бросилось в глаза, что по всему храму не горели свечи. Дед Макар объяснил, что со свечами напряжёнка, поэтому горят только лампады. Друзья обошли огромный храм, крестясь на светлые, какие-то особенные даже, образа.

Неожиданно из алтаря вышел невысокий седой батюшка в годах, с длинной белой бородой, в простой чёрной монашеской рясе.

– Вот он – отец Паисий. – прошептал друзьям староста.

Батюшка прошёл на амвон и перекрестившись, трижды поклонился в пояс Царским Вратам, затем поправил рясу и надел очки. В храме воцарилась тишина.

– Братие и сестры. – зазвучал мягкий и ласковый голос настоятеля, не соответствовавший преклонному возрасту самого батюшки. – В этот, исполненный бед и волнений день, хотелось бы предварить сегодняшнюю молитву Господу нашему несколькими словами. Эти слова призваны обличить страшный, ужасающий духовный недуг, который, к нашему глубочайшему сожалению, нашёл удобный приют в сердцах некоторых из нас, наших родных и близких. Это целый греховный комплекс, поражены которым наши сердца, пребывающие ныне в окамененном бесчувствии – страшном по своей сути бездуховном состоянии, когда Господь, имеющий пребывать в наших душах – этих бесценных сосудах, дарованных каждому из нас при рождении, покидает их. Имя ему – апостасия, отступление от Православной Веры.

Итак, родные мои, Дух Божий ещё в первые века христианства остерегал всех живущих, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам – обольстителям и учениям бесовским. И что же мы видим? Вот времена сии уже тут, при пороге. Всё же, ныне это отступление от Бога и Веры весьма распространяется по земле. Человек, отвергая добро и избирая зло, становится непременным соучастником тёмной силы в борьбе против дела Божия – создания жизни на земле. И мы с вами сейчас это всё наблюдаем, видим совершающимся.

Вот какая страшная участь постигает наш мир на наших глазах. Как же нам жить на этой обезумевшей от зла земле? Слушайте внимательно.

Святитель Божий Игнатий (Брянчанинов) отвечает нам:

«Те, которые поистине будут работать Богу, благоразумно скроют себя от людей и не будут совершать посреди их знамений и чудес. Они пойдут путём делания, растворённого смирением, и в Царствии Небесном окажутся бОльшими отцов, прославившихся знамениями».

Вот оно, дорогие мои, чрезвычайно важное указание нам! Берегитесь шума, берегитесь показного делния, берегитесь того, что лишает вас смирения. Там, где нет смирения, там нет и не может быть истинного угождения Господу. Ныне время, когда иссякли благодатные рукводители подлинно духовной жизни. Теперь безопаснее руководствоваться Святым Писанием, писаниями подвижников благочестия. Но Господь наш и здесь пришёл на помощь ищущим его. В последние, наши с вами, времена, книги истинных духоносных отцев вновь увидели свет, снова пришли к верующим.Читайте святителя Феофана Затворника, внимайте прочитанному, и козни вражии не посмеют коснуться вас, следующих его советам.

А вот последнее слово нам, живущим в столь трудные времена:

«Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею… Устранись, охранись от него сам; и этого для тебя довольно. Познай дух времени, изучи его, чтобы, по возможности, избежать его влияния.»

Вот как учит нас, грешных, святитель Игнатий.

Дорогие мои!

Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. (Еф.6,11 -12)

Тут над сказать уже и пару слов о Враге нашем, ежечасно воюющим на наши души. Вот, зрим – эта вечная, злобная сила наконец явила себя и боле уж не скрывается. Самой же большой победой её, без сомнения, надо признать то, что многим поколениям людей она внушила, будто её совсем нет. Теперь же, в наше время, когда наша беспечность и духовный сон обнажили нас от покрова Божией благодати, от силы духа, диавол встаёт пред нами во всём своём злобном обличии, он выступает как живая, ощутимая, действенная сила, и сила лютая. Господь в своё время возвестил всем предострегающее и должное настораживать и призывать к особой бдительности слово Своё:

«Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию.»

А в другом месте Писания говорится, что нет ему места на Небе, и в страшной ярости сошёл он на землю, чтобы ходить по ней, обитать и рыкать, как лев, ища кого поглотить. И стал он князем мира сего, и вместе с ним водворились и царствуют на земле бесчисленные полчища слуг его – бесов. И главная его задача – борьба с Богом за души людские, а место её – сердца человеческие. Всё свершается там: там и бездна адова, и искра веры, сохраненная Господом от тлетворного дыхания вражия. И надо исследовать своё сердце, ибо невнимание и незнание не оправдают нас в день Страшного Суда, а как вы сами видите, оный уже на пороге.

«Идите от меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» – скажет Христос тем, кто не знал и не хотел знать.

Вот как страшно всё обстоит, родные мои. Однако, прервём пока наши рассуждения для отправления нашей службы, нашей посильной работы Господу, дабы не уподобиться нам тем, кто не знал и не хотел знать, и не быть ввергнутыми во внешнюю тьму, там же будет плач и скрежет зубовный.

Друзья и Макар Степаныч нашли место для себя в углу, рядом с большим образом Серафима Саровского и, внимательно слушая, простояли всю Службу, после чего староста подвёл их к отцу Паисию. Тот перекрестил, благословляя, и сразу же задал вопрос: крещёные ли? Фёдор ответил, что да, окрещён, а Иван сознался, что нет.

– Завтра же, поутру, к Службе подходите, молодой человек. – безапелляционно заявил батюшка. – Откладывать никак нельзя, смотрите какие времена на дворе. Скажите мне – веру имеете? Ну хотя бы так – веруете, что был Христос?!

– Верую, отец Паисий! – горячо ответил Иван. – А как не верить?! Сами же говорите о том, что происходит. Да и я не слепой – вижу всё.

– Ну, хорошо. – протянул Ивану брошюрку священник. – Готовьтесь сегодня, а завтра покрестим вас. Определённо, никак нельзя откладывать.

Фёдору было разъяснено, как достойно подготовиться к таинству исповеди, кою, номинально являясь христианином, тот ни разу не приносил. Как и Иван, Фёдор получил книжечку из рук батюшки, призванную помочь ему подготовиться. Друзья поделились своим опытом, приобретённым в ходе поездки из Москвы, но оказалось, что всё, рассказанное ими, сельскому духовенству уже известно.

– Готовьтесь к встрече Господа в своей душе, родные мои! – провожая, напутствовал друзей отец Паисий. – Без него ведь никак уже нельзя в это страшное время!

Получив своё оружие, под впечатлением от встречи с батюшкой и его горячей проповеди, проникшей-таки в их сердца, велешинские теперь уже, мужики завели свой «пинц» и молча, без слов, поехали к себе на деревню. Вечером их ждала встреча с Политычем. Начиналась новая, деревенская жизнь, и судя попроисходившему вокруг них, она не обещала быть лёгкой.

На первый тверской рейд друзья не попали. Как знать – может быть, оно и к лучшему, раз судьба так распорядилась. Только намного позже, по прошествию времени, вспоминая и анализируя опыт тех дней, у ребят волосы вставали дыбом. Шутка ли? Без подготовки, без разведки и плана операции, Григорий вывел более ста практически не подготовленных кушалинских мужиков на пятнадцати грузовиках в Тверь – город, где обстоятельно, по-взрослому уже, обжилась Смерть. Собрались вечером, а на следующий день с утра колонна уже покидала Село. Уходила практически вся молодёжь, настроение у людей было весёлое, как же – первый серьёзный рейд, в Тверь, не куда-нибудь. Чем думали?! На что надеялись?! Оголили весь анклав на целые сутки! Это чистое везение, что нежить никакая в тот день не попёрла… Да что уж говорить! Весь тот рейд – схождение чудесных случайностей. Бог, видимо, впервые наблюдая за тщетными потугами оставшихся в живых, решил посмотреть весь спектакль, от занавеса до занавеса. А иначе – никак и не объяснишь то, что рейдеры вернулись с огромным уловом, рассчитавшись с Тверским Князем Смерти чисто номинально – четырнадцать кушалинских мужиков, став добычей нежити, не вернулись домой. Правда, и добыча была достойной – больше уж такую никто и брал никогда. А если бы знать заранее, чем и как всё обернётся – надо было свечи в храме толстые ставить. За то, что вообще вернулись – да не пустые.

А велешинские все мужики в тот день как раз на кордоны заступили. Об этой повинности знали заранее, а график дежурств был вывешен на доске около сельского правления, считай, с первых дней. Вот по этой-то самой причине в рейд они и не попали, а проторчали два дня, сменяя друг друга на Рождественском кордоне.

Что и говорить – место для кордона было выбрано удобное, прямо на мосту через Кушалку. Удобное потому, что, во-первых, помня о том, что нежить по какой-то причине, как чёрт от ладана, бежит от воды, а во-вторых, потому, что речка, хоть и крохотная, явилась для нечисти непреодолимой преградой. Мертвые же, в свою очередь, тоже оказались разборчивыми – непонятно по какой причине, меж тем, ведомые чьей-то неведомой волей, либо же своими необъяснимыми инстинктами, пёрли тупо по дорогам, не ища непростых путей. А дорог-то ведущих к Селу от города – всего две. Точнее, одна, но ближе к Селу, от проложенного в последние годы советской власти нового Бежецкого шоссе, отходит так называемое старое Бежецкое. Петляя, дорога идёт через деревни, относившиеся раньше к Кушалинскому, а которые – и к Славненскому колхозам, и, минуя само Кушалино, выходит снова на новое. Вот по нему-то мертвяки и пёрли… А куда, и зачем – то уже не наших умов дело. В чужую, мёртвую башку не заглянешь. И не спросишь – не расскажут…

А как брели эти толпы неупокоенных сограждан от города, так и утыкались в два сельских кордона – один Рождественский, находившийся под контролем велешинского ополчения, и второй – Переложский, на котором стояли, соответственно, переложские мужики. Всё – другого пути дальше, на Рамешки, Бежецк и далее – на Весьегонск, не было.

Вечером, как раз перед рейдом, к уставшим от дневных дел друзьям, как уже повелось, наведался Политыч. Ввалившись в дом, старик скинул свой плащ и сапоги, и развалился в единственном бывшем в доме Срамнова креслице, шевеля пальцами ног. На деревню спускались сентябрьские сумерки. Весь день велешинские мужики посвятили установке заборов, призванных закрыть от шустрой нечисти наиболее доступные пути проникновения к жилью – прогоны, улочки, тропинки. Ещё на прошлой неделе взялись тянуть забор прямо от речки, по заливному лугу к уже существовавшему, но требовавшему апгрейда забору, окружавшему старый, ещё колхозных времён, животноводческий комплекс – коровник да телятник, в которых теперь тоже кипели ремонтные работы. Село готовилось к зиме – и скотине понадобится уход и нормальные условия, чтобы перезимовать. Сказать, что умаялись к вечеру – ничего не сказать. И вроде на воздухе, и вроде работа не такая уж тяжёлая. Однако, всё дело в сноровке. Вон, местные мужики, хоть и хлипкие с виду, в сравнении с тем же Иваном – а с них как с гуся вода. Роют, копают, пилят, тащут что-то – и, кажется, не знают усталости. А тут, с непривычки, так ухайдокались, что и говорить сил не осталось, а завтра-то – на кордон. С другой стороны, время работало против деревни – дед Макар не унимался, подгонял. Уже были отловлены два незадачливых гостя с того света – прямо посередине деревни, да в светлое время, слава Создателю. Плохих дел натворить не успели. А на повестке дня – ремонт крыши и в сельсовете, там не крыша даже – сплошная дыра. Со дня на день дожди ливанут, и тогда…

Умаялись, короче.

– Ну что, бойцы? – ехидно прищурился Политыч. – Всё, запал пропал?

– С непривычки-то пока тяжеловато… – ответил ему Срамнов. – Ну что, босс – завтра в дозор?

– Получается – в дозор. А могло и по-другому выйти…

– Это как так – по другому, Политыч? – привстал с табуретки Иван.

– А, так вы не в курсе! – заулыбался старик. – Алпатовцы в Тверь с поутряни собрались.

– Да ну, блин! – подскочили, как ужаленные, оба. – Рехнулись что ли?! Они хоть представляют себе, что там творится, в Твери?!

– А что делать, робяты? – развёл руками Политыч. – На Селе жрать уже нечего. Всё из магазинов-то, что было, подмели. Потом и газ уже подходит, заканчивается по домам. Транспорт нужен, топливо. Эти.. генераторы тоже. Много всего нужно… Не от хороших дел идут на такое.

Политыч сказал и в доме повисла тишина.

– А мы, значит, в дозор?! – кольнул взглядом старика Ваня.

– А мы – в дозор, так. И слава Богу, я тебе скажу. Свои дела у нас.

– Так, Политыч, я, честно говоря, Гришу перестаю понимать. – сказал Фёдор. – Мы-то с Вано – там были, и всю ерунду эту видели. Чего Гриша нас-то не берёт?

– Дак я говорил ему это. – отмахнулся Политыч. – Он принципиально против. Занимайтесь своим делом, говорит. Вот так.

– А ну и ладно, Федь. – обратился к другу Иван. -Пусть идут, а мы посмотрим. Отстоим дозор – крышу надо крыть. Дрова потом получим уже наконец, наверное – рубить надо будет. Ну и в разведку, наконец уже.

– Ты, Политыч, давай на Вельшино перебирайся. – переключился на другую тему Фёдор. – Вон, напротив дом пустой. До холодов.

– Да я-то непротив, а что ваш Колычев скажет?

– А что он скажет?! Завтра поставим вопрос перед ним…

– Про людей к нам в группу говорил с Алпатовым? – спросил Политыча Иван.

– Да говорил, конечно. – ответил ему старик. – Да всё недосуг ему, сами, говорит, пока разбирайтесь.

– Ну понятно. – протянул Иван. – Так я и думал.

– А чего тебе не так? – перебил желавшего продолжить причитать Ивана Степан Политыч. – На довольствие записали – и на продовольственное, и на дровяное. Обожди: не до нас пока. Но дела будут. Я прикидывал уже с чего начнём. А на то и народу много не нужно – и сами, втроём пока, управимся.

– Ну поделись тогда, старшой, раз прикидывал. – пододвинул свой табурет вплотную к Политычу, Фёдор. – Оно может и нам полезно будет – знать-то. А то и подскажем что путное.

– Да за окно глянь, Федя. – показал пальцем на сгущающиеся на улице сумерки Политыч. – Вон уже что на улице. Темнеет. А мне ещё в Кушалино педали крутить – по темноте не больно хочется. Да и к шести завтра опять сюды – а када спать-то? Вот, завтра, на дозоре и поговорим обо всём.

– А и правда – темнеет. – согласился, хищно улыбаясь, Иван. – Ты, Политыч, давай оставайся лучше. Смысл тебе на Село ехать – какой? А у нас, вон, банька готова. Пойдём – попаримся, а заодно расскажешь. Снотворного примем помалу – и баиньки, а уж завтра – в дозор.

– Ниии, робята, не смущайте! – поднял обе руки старик. – Надо ехать. И так я вполне бездомный. Так и тут скитаться совращаете!

– А ты это зря так говоришь нам, Степан Политыч. – покачал головой Срамнов. – Вроде как – плохое тебе что-то предлагаем. Обидно даже как-то. Я думаю, как скоро мы теперь вроде как семья боевая, таких рассуждений быть не должно. Поэтому – мой, вернее – наш – дом, это и твой дом тоже. По-хорошему если, то вообще надо мне предложить тебе сюда, к нам, перебраться. Да тесновато у нас, если честно. Маленький домушка совсем. Но это мало что меняет, отец. И Вано верно говорит – смысла тебе на Село пилить нет никакого, так что – не обижай подчинённых, старшой. Вон диван – будь как дома, Политыч.

– Ну это ты, Федь.. – зачесал голову обеими руками старик. – Я ж ведь ничего худого-то сказать не хотел. А и ты старика пойми – мыкаюсь по Селу, где примут, с Того дня. Я ж ить рассказывал… Худо оно, када свово дома-то нету.

Старик так расчувствовался, что на глазу блестнула скупая слеза. Словно злясь на себя за слабость, Политыч резко смахнул её, и молча, упёрся взглядом в пол.

– Ты не стесняйся нас с Иваном, Степан Политыч. – положил руку на плечо лесника Срамнов. – Я вон тоже, на грани живу, если честно. Мы, отец, вместе с тобой и о жене твоей скорбим, и о дочери. А сына своего, Виктора, ты подожди ещё, не хорони. Бог даст, жив он…

Политыч встал со своего кресла, и, как был, в носках, обнял Фёдора. Молча, глотая слёзы, старик всё крепче и крепче прижимал к груди молодого человека, годившегося ему в сыновья, хоть и знал его всего месяц или около того. Ваня, наблюдая эту трогательную сцену, махнул рукой, и подойдя, крепко обнял их обоих.

– Мы теперь одна семья, раз жизнь так распорядилась, мужики. – сказал он. – И ты, Степан Политыч, вроде как за отца нам теперь. Я вот отца своего и не помню – ушёл от нас с мамой он, когда я маленьким совсем был… А мамы уж восемь лет как не стало. У Федьки тоже вся семья не пойми где – дай Бог, живы и здоровы. И ты, Политыч, один теперь остался… Все мы, мужики, теперь поодиночке вроде как, а надо – чтоб вместе были, как одна семья. Так и надо – а нас трое уже. А как Христос сказал, где двое или трое собрались во имя Его, там и Он сам посреди них. Значит, с нами Бог, а с Богом ничего не страшно нам – всё переможем.

– Это ты хорошо сказал, Ваня. – утирая стариковскую слезу, сказал Степан Политыч. – Верно подметил. Так что, был один сынок у меня, а теперь трое будет. Божьей помощью да нашими молитвами, глядишь, и Витька найдётся.

– Семья. – словно заколачивая буквы в пол, проговорил, вытянув вперёд кулак, Фёдор.

– Семья.- хлопнул по руке друга своей ладонью, Иван.

– Семья. – накрыл своей рукой ладони друзей Политыч. – Все друг за дружку, и с Божьей помощью.


***

Наутро всех растолкал Политыч, ранняя птаха.

– Давайте, подымайтесь, робята, некогда спать! – бубнил, расталкивая храпящих после вчерашней баньки и бутылки «Кэптэн Морган», старик. – Шесть ужо! Да что ж с вами делать-то! Хоть водой поливай их.

– Эээ, не надо водой, Политыч! – потирая сонные глаза, пробубнил Иван. -Щас, сами повылазим…

Фёдор с Иваном встали, и в надежде умыться, начали топать босиком по дощатому полу, натыкаясь на стулья и друг на друга.

– Послал Господь подельничков! – дивился Политыч, наблюдая эту картину. – Конец Света на дворе, а они всё никак выспаться не могут. Разведчики, мать вашу! И как с вами, такими, в лес-то идти? Оболтусы!

– А вчера сынками называл… – пробормотал Ваня, натягивая штаны. В кухоньке раздался грохот – Фёдор, отправившийся к умывальнику, свалил что-то на пол.

– Ну что с вас взять, с московских?! – махнул рукой направившийся к двери старик. – Так вот и прожили всю жизнь – вкусно жрали да долго спали. От того такая Напасть и вышла. Ну ничего, жизнь-то научит. Собирайтесь шустрее, наряжайтесь, девки. Чайник поспел, да кашу сварил вам. В огороде всё.

Как бы ни причитал Политыч, всё-таки собрались друзья быстро, и позавтракав кашей с чаем, прихватив своё снаряжение и оружие, все трое направились к правлению, где был назначен сбор велешинским мужикам, отходящим в дозор. Когда явились, оказалось что они ещё далеко не последние – половина дозора ещё допивала чаи по домам. Поздоровались с уже собравшимися мужиками, подкатила дозорная «буханка». Все разговоры были про сегодняшний рейд в Тверь – кушалинские мужики снялись и укатили ещё по самой ранней зорьке, и то – дай Бог управиться. Стояли, курили, делились мыслями и опасениями. Ведь это им придётся, а не кому-то иному, встречать рейдеров, как говориться, со щитом иль на щите. Политыч ругался на чём свет стоит на изнеженных сельчан, не способных вовремя собраться на службу даже в такое время. Опоздавшие по-одному подтягивались и тут же получали строгий нагоняй от старика, назначенного старшим в дозор. Наконец-таки, все собрались, и Политыч дал отмашку грузиться в «буханку».

Через пятнадцать минут велешинские уже принимали пост у кушалинских мужиков.-

К мертвецам – обоих видов, и тем, кто навеки упокоился, и к тем, что в страшном своём посмертии продолжают бродить, ведомые своим лютым голодом – люди уже привыкли. Более того, верным будет и такое утверждение – трупы стали неотъемлемым элементом окружающей действительности, так чего удивляться тому, что, сменив на кордоне отправившихся по домам «кушалов» и проверив по-быстрому территорию вокруг кордона – под мостом, в кустах, в кюветах – команда Политыча расположилась на брёвнах, перегораживающих половину моста, прямо рядом с кучей останков, любовно нарубленных их сменщиками. Уже отъезжая, Валерка Паратов, старший по кушалинской смене, теребя свежую, только немного отросшую бородку, извинялся:

– Это, Политыч… Мы этих-то тут вон сволокли в кучу. Ночью как прорвало. Валили, как из рога изобилия, мать их. Все косы ступились аж… Ну вы, это – не серчайте: спалить эту чёртову кучу надо бы. Вон, дровами обложите, да к Богу их, на небеса.

– Нужны они Богу, Валер… – ответил ему Степан Политыч, прикидывая – как-бы сподручнее было избавиться от такого мерзкого соседства. – Вы тоже придумали – вон, прямо к мосту наволокли их. Зачем? – ведь надо было в низину отволочь, и там бы спалили. А теперь – нюхай, как воняют они. И мух – сонмище. Вот привезёшь своих «кушалов» нам на смену – мы ещё ту кучу вам наковыряем.

Велешинские ребята, обступившие Политыча, загоготали.

– Дак говорю тебе, Степан Политыч! Не успели мы. Вон, Савелич, последнего покрошил уже на глазах у Алпатова. – закипая, оправдывался Валера. – Мужиков пропустили – по Рождеству про