КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 335855 томов
Объем библиотеки - 374 гигабайт
Всего представлено авторов - 135039
Пользователей - 75478

Последние комментарии


Впечатления

muxbur69 про Трофимов: Пес войны. Трилогия (Боевая фантастика)

Написано грамотно _ для детей уровня старшей группы детского сада.
Расчёт на получение денег от публикации -
умный человек рассчитывающий заработать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Romano про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

"Во втором томе...излагается существенно обновлённая (по сравнению с китайским и индийским аналогами) биоэнергетическая теория человека"
Ха-ха-ха. Так значит 2 удивительные традиции, уходящие корнями в древность, только и ждали что появиться некто Каргополов для их СУЩЕСТВЕННОГО ОБНОВЛЕНИЯ. Просто бред какой-то.

К тому же практиковать по книгам это огромный риск - очень легко получить серьезные отклонения в здоровье.

Призываю всех быть осторожнее: не стоит доверять свое драгоценное здоровье сомнительным системам от авторов с непомерным самомнением.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Евдокимов: Бретер на вес золота (Боевая фантастика)

"Книга заблокирована по требованию правообладателя." И слава богам! Книжонка о "бретёре" который к своим 30 годам, из которых, он с 16 лет воевал, охранял караваны, пришёл наивно инфантильным дебилом. Большая часть сего опуса, это отскок антрЭ хуясЭ, мандЭ, ах ты пидресЭ ... Между делом он организовывает ЧОП для нищебродных дворян бедолаг, трактирщики и булочники в восторге, пахан столицы хмурит брови, власть имущие обращают свой взор и .. и решают поручить спасение королевы с детьми ... Пипец, дальше, не смог. Люди добрые хотите про шпаги, похищенные драгоценности, их есть у меня, перечитайте лучше. старого, доброго дядюшку Дюма.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
IT3 про Мясоедов: Торговец (Боевая фантастика)

на один раз почитать и забыть.событий много,юмор имеется,орфография не хромает,но не цепляет.скучно и в хорошую книгу не складывается.
к тому же,автор очень многословен при описании простых действий.для боя хватит пары фраз,а не страниц.это сбивает и динамику,и просто бесит.
первые части "новых эльфов" и "легион..." мне нравились больше,дальше автор начал писать без души.пожалуй на этой серии,я закончу свое знакомство с творчеством Мясоедова,ибо это не развлечение,а принуждение.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
komdir001 про Уайт: Брось себе вызов. Стань сильнее (Самосовершенствование)

зачем выкладывать ознакомительный фрагмент?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: На службе Великого дома (Космическая фантастика)

Третья часть данного Си по стандарту жизнеописывает очередные мучения ГГ связанные с переходом «на следующий level». Вся затея с получением гражданства выливается в малопонятную интригу когда ГГ хотят убить «свои новые родичи» и их противники. В общем: очередные сражения, потеря такого дорогого сердцу ГГ корабля, новые разборки и очередной «ожидаемо-неожиданный финал» по пути на Землю-матушку. Все еще интересно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: Шаг к звездам (Космическая фантастика)

Вторая часть данного Си повествует о нелегких буднях космического «ИП» (индивидуального предпринимателя»). Конечно по законам жанра (например в многочисленных СИ тов.Поселягина) здесь должны описываться многочисленные победы ГГ, горы «надыбанного хабара» и «переход на следующий level». Конечно все это присутствует и здесь однако «расписано автором» не как «путь усыпанный розами под звуки фанфар», а как методичное, нудное «разбивание лба» обо все внезапно возникающие препятствия. В общем автор еще раз дает понять что «выбраться наверх» еще не достаточно, и что «головокружение от успехов и нищая сытость» не должны заставлять человека превращаться в существо жвачное, хоть и материально обеспеченное. Если конкретно по сюжету, то ГГ «случайным образом» получивший нужное ему гражданство (для того что бы «раскурочить» найденный в прошлой книге корабль) впутывается в «родоплеменные интриги» и обзаводится верным ему экипажем.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Трёст (fb2)

- Трёст 41K (скачать fb2) - Автор не указан

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:




 Сборы и перелёт через Атлантику отняли слишком много времени. Больше суток без питания — не катастрофа, но неприятно. Ни о чём, кроме утоления голода, думать Лиза не могла. Слишком долго готовилась, а в самолёте оказался один захудалый несчастный влюблённый, и даже до него не удалось добраться.

 Рыжеволосая невысокая девушка, одетая в неприметные голубые джинсы и рубашку глубоко вздохнула, сидя на заднем сидении автомобился с дорожной сумкой. Затем резко дёрнула левой рукой в направлении кресла водителя, но остановилась. Из её горла невольно вырвался голодный стон.

 — Мэм, вы в порядке? — обеспокоенно спросил таксист, глянув в зеркало заднего вида.

 — Да, просто устала после полёта, — на бледном лице появилась слабая улыбка. Лиза знала, что выглядит неважно, словно несколько дней сильно не досыпала и надеялась, что не вызовет никаких подозрений.

 На парковке у гостиницы она вышла из машины и вытащила деньги. Могут возникнуть вопросы, но она уже не могла сдерживаться. Таксист вытащил багаж и вернулся на место водителя.

 — Погодите, не заводите машину.

 Отдав валюту, тонкие пальцы девушки заскользили по тыльной стороне ладони таксиста, и тот мгновенно заснул, выронив плату на кресло.

 Лиза наклонилась и коснулась рукой левой части груди.

 Её тихий шёпот был едва слышим:

 — Незачем страдать, бывшая жена не вернётся, а тебе пора искать подружку.

 На лице уснувшего парня появилась лёгкая улыбка, в уголках глаз скопились слёзы.

 — Скоро стемнеет, и там уж я разгуляюсь, — Лиза потёрла ладонями в предвкушении. Паренёк вкусный, но мало его, слишком мало. Однако светиться ей не хотелось, поэтому обустроившись в гостинице, девушка направилась на окраину.

 Купила карту города, села в автобус и вышла на конечной остановке. Город светится своими жителями, особенно красиво это смотрится вечером и ночью. Особым для таких, как Лиза, светом выделяются те, кто будут ей пищей.

 Почти все окна в домах погасли. Лиза уже приготовилась залезть в одну из квартир, когда заметила яркое свечение, исходящее из, казалось, заброшенного дома. Видимо, жилец вернулся совсем недавно.

 Фэйри.

 Боль у них куда вкуснее, чем у людей.

 Который раз возблагодарив первого трёста, что позволил их виду существовать вне кланов, Лиза пробралась к дому, ожидая, пока фэйри уснёт.

 Несколько фонарей освещали улицу у дома, однако в заколоченные окна свет не попадал. Там, где только что стояла Лиза, образовалась пустота, даже тень исчезла, а снова девушка вернулась к плотной форме уже внутри здания. Этот фокус отнимал многовато энергии, но окупался с лихвой, позволяя проникать через запертые двери.

 На старой кровати с алыми простынями лежала девушка. Покрывало сбилось, обнажив красивую грудь, голод Лизы от близости обострился. Она подошла к спящей сбоку, опустила ладонь на левую грудь и зажмурилась.

 — Интересное блюдо. Разочарование от мужчины. Недоступная женщина. Боль от матери. Очень странная судьба. Столько метаний, непонятно. Ох, потрясающая сексуальная энергия. Как же я сразу не узнала суккуба? О, нет.

 Лиза открыла глаза, ругаясь про себя за невнимательность. От такого фэйри тайно подзарядиться не удастся.

 Суккуб очнулась.

 — Ты кто?!

 — Ой, — девушка повалила Лизу на кровать, взметнув длинную тёмную гриву.

 — Какого дьявола ты сюда залезла?! Что ты за нечисть?! Что ты сделала?!! Почему мне так легко? — последнее она сказала тише, со смесью угрозы и недоумения. — Отвечай.

 Лиза разглядывала сердитое лицо сквозь упавшую на глаза рыжую чёлку. Суккуб очень красива. Даже без своей магии, которой пытается соблазнить и сделать незваную гостью сговорчивей.

 — Не трать понапрасну силы, я просто трёст. Извини, что без приглашения, я не устояла. Конечно, я не возьму никакой платы.

 — Чего!? Что ещё за трёст?

 — Ты не знаешь? Правда? Ну, хорошо, я объясню. Я фэйри, питающаяся сердечной болью. Я была очень голодна, а ты сияла и пульсировала, как никто в этом районе. Второй раз в жизни встречаю такую боль у суккуба, — задумчиво добавила Лиза.

 — Хм, и сколько тебе лет?

 — Триста двадцать три года. Суккубов и инкубов, разбивших сердца, я перевидала множество. Вот чтобы у вас оказалась больная совесть — это большая редкость, кхм...

 Видя, что её слова раздражают, Лиза замолчала. Она хотела уже закончить с этим недоразумением и идти охотиться дальше. Фэйри подарила много энергии, но для поисков ещё недостаточно.

 — Ну, так вот, раз я действовала без санкции, никакой платы за услуги я, конечно, не возьму...

 — Услуги?!! Какие к чёртовой матери услуги?! Ты забралась в мой дом, залезла в мою душу! И ещё...

 — Но тебе же легче.

 Девушка замолчала. Злости в её взгляде становилось меньше. Она о чём-то задумалась.

 — Ты не убиваешь чувства, а просто убираешь боль?

 — Ну, не абсолютно бесследно. Я касаюсь только негативных зацепок за разочарования, сожаления, стыд, страх новых отношений. В общем, в некоторых дозах все эти чувства нужны, но я питаюсь такими, что ведут к самоубийству, с фэйри же, по традиции, беру плату серебряной монетой, но к этому сейчас не особо серьёзно относятся. Как и к правилу, чтобы трёсты лечили фэйри только своего пола, — Лиза слегка усмехнулась. — Если бы отец держался правил, я бы не появилась. Всё-таки, тебя заинтересовали мои услуги? Может, поговорим в, э-э, более приличной обстановке?

 Голая суккуб всё ещё прижимала руки Лизы к кровати.

 — Ах да, — она поднялась и накинула пёстрый шёлковый халат с японским рисунком. — А ты светлая или тёмная?

 Потирая запястья, Лиза тоже поднялась на ноги.

 — Все трёсты вне кланов. Нас по всему миру меньше сотни, поэтому не надо отмечаться и бороться за территорию. Да и я тут совсем по-другому делу. Однако официально могу лечить только женщин-фэйри. С мужчинами приходится действовать тайно. Но в любом случае, я сейчас предпочту работу без огласки.

 — Сколько будут стоить твои услуги человеку?

 — С людей я плату не беру. Да и ты утолила мой голод ненадолго, а мне сейчас нужно много сил. Обычно я питаюсь спящими людьми.

 — Спать она сейчас не будет...

 — Бо? Кто здесь?

 В комнату вошла девочка на вид лет пятнадцати, хотя по следам на ауре Лиза дала бы ей лет двадцать пять или чуть меньше. В руках она держала короткий меч, но выглядела нелепо. По движениям легко можно догадаться, что обращаться с ним она не умела.

 — Я уже ухожу.

 — Постой! Я Бо Джонс, — сказала суккуб, делая шаг вперёд.

 — Лиза Ивина, — она посмотрела на настороженную девушку с мечом. Та прищурила яркие голубые глаза, тёмные прямые волосы растрепались сбоку, делая её похожей на милого ребёнка.

 — Кензи, — буркнула она, продолжая держать оружие, и добавила по-русски: — Ты русская, что ли?

 — Приятно встретить соотечественницу, — светски улыбнулась Лиза. Судя по скривившемуся лицу Кензи, её встреча не впечатляла, и девушка продолжила на английском, обращаясь к Бо. — Ты хочешь привести меня к человеку?

 — Да, она работает на светлых, но я могу договориться.

 — Так ты тёмная? — разочарованно протянула Лиза.

 — Нет, я тоже вне кланов.

 — Суккуб вне кланов? — девушка-трёст не могла поверить своей удаче.

 — Вообще-то обычно ко мне пристают все подряд, я ведь без защиты клана. Ты тут точно случайно?

 — Я могу уйти сейчас же...

 — Нет! Кензи, я поеду к Лорэн.

 — Эй, я не отпущу тебя непонятно с кем даже к доктору, — просыпаясь на ходу, девушка осмысливала ситуацию.

 Поспорив с минуту, они решили ехать вместе, и вскоре все трое подходили к машине-развалюхе с облезлой жёлтой краской. Бо чуть подробнее рассказала о себе. Лизу её история удивила:

 — Суккуб, воспитанный людьми и выбравший остаться вне кланов? Я слышала о фэйри, так или иначе оказавшихся у людей, но почему ты не выбрала сторону?

 — Но ты тоже не вне кланов, — напомнила она, садясь за руль. Лиза устроилась на место рядом с водителем.

 — Но я же... неужели вы ничего не слышали о трёстах?

 — Эй, мы познакомились с вашим миром совсем недавно, — Кензи говорила с заднего сидения. — Но я даже из обычных сказок никогда не слышала ни о каких трёстах.

 Бо тоже с ожиданием и любопытством посмотрела на Лизу, заводя машину.

 — Ну, хорошо. В человеческой мифологии мы никак не отражены, потому что очень редки. А если люди нас и замечали, то ассоциировали с ангелами, под это определение попадала немалая часть фэйри. Никто точно не знает, когда появился наш вид, первый документ, где мы упомянуты, датируется 1656 годом. В Германии в одном городе мучились двое влюблённых детей, принадлежавших к правящим кланам светлых и тёмных. В одну ночь один трёст спас их обоих. Просто пожалел двух самоубийц, решивших изобразить Ромео и Джульетту. Наш вид сочетает спокойный характер и полное равнодушие к политике. Трёст не захотел присоединяться ни к одному клану, а предводители, счастливые за своих детей, дали ему привилегированное положение, а так же всем, у кого окажутся подобные способности по поеданию сердечной боли. Само название вида происходит от немецкого глагола, звучащего как «трёстен», он означает «утешать». В более красочном виде эту легенду рассказывают фэйри своим детям уже веками. Таких мирных эпизодов в нашей истории совсем немного.

 — Красивая легенда, так ты по делу в городе? Или это секрет? — Бо спросила, не отрывая взгляда от дороги.

 — Я не собиралась искать помощи, но раз вы вне кланов...

 — Мы вольные сыщики! — пафосно объявила Кензи с заднего сидения. — И готовы взяться за дело, от которого отказались все остальные! За хорошую плату, разумеется, — девушка приветливо улыбалась.

 — Хм, — на самом деле, помощь Лизе была бы кстати, но она ещё надеялась справиться самостоятельно. — У вас есть визитка?

 Кензи быстро вытащила картонку из кармана, накарябала номер и передала Лизе. Под цифрами смешным почерком было написано: «Bo & Kenzi». С обратной стороны это оказалось купоном на 20-процентную скидку в кафе-мороженом.

 — Благодарю. Возможно, я позвоню вам.

 Видя, что пока Лиза к сотрудничеству не рвётся, Кензи не стала настаивать. Она спросила о трёстах:

 — Так вы питаетесь несчастной любовью? Наверное, это так грустно.

 — Вовсе нет, я же поедаю боль. Так, к кому мы едем?

 Человек-врач, работавшая на светлых, сейчас производила исследования в полицейской лаборатории, помогая в расследовании преступления фэйри.

 Лорэн сперва недоверчиво смотрела на трёста. Бо отвела её и вполголоса стала уговаривать. Лиза невольно стала присматриваться к их нежным жестам и взглядам, но Кензи, казалось, сейчас вырвет.

 — Если переживаешь о мнении Эша, — заговорила Лиза, — то формально он никак не контролирует наше питание на любой территории, тем более у людей. Трёсты — вроде Красного креста — могут действовать где угодно. Так уж сложилось. Фэйри болеют нечасто, но сердечной болью могут страдать веками.

 — Я знаю, просто, — женщина явно волновалась, но ничего не могла поделать с исследовательским азартом. — Мне бы хотелось испытать. Вы можете питаться от бодрствующего человека?

 — Да, но я бы не советовала. Трёсты касаются сокровенных частей души. Во сне всё проходит незаметно. А так мы становимся свидетелем очень интимных сцен. Поверь, у нас, как и у врачей, не возникает личностного отношения, мы свято храним тайны.

 — Ну, я сама врач, так что понимаю, — улыбнулась Лорэн. — Я не хочу засыпать.

 Кажется, бесполезно переубеждать.

 — Хорошо, только тебе лучше лечь.

 Доктор прилегла на кушетке, Лиза под внимательным взглядом Бо коснулась её груди.

 Со стороны это выглядит, как банальное лапанье, на самом деле, трёст едва ощущала своё тело. Однако интимность контакта была куда выше, чем от приставаний. Голод заставлял Лизу заглядывать в душу — не дальше источника страдания, но это позволяло узнать о человеке много. Ощущения Лорэн пришлось пережить не самые приятные. Чтобы избавить от боли, надо сначала сделать её острее.

 — Ах, — девушка не удержалась от вздоха и метнула головой, растрепав светлые вьющиеся волосы. Краем глаза Лиза заметила, как дёрнулась суккуб, но сейчас не до неё. Трёст зажмурилась, окунаясь в чужие болезненные переживания. Все они продолжали жить в Лорэн, а Лиза лишала их энергии, забирая себе дань. Отношение к Бо... Хватит себя винить, не о чем сожалеть.

 Глубже находился более сильный источник страданий, который поразил Лизу. Вина, ненависть к себе, фэйри, стыд за влюблённость в Бо. Глубокая боль, смешанная со страхом за свою возлюбленную, ради которой она и ушла в рабство к светлым.

 Для трёста начался пир. Очень много энергии Лорэн уходило на страдание. После такого вмешательства, когда силы восстановятся, она может всю энергию направить на достижение своего сокровенного желания.

 Лиза наклонилась и стала осторожно целовать её волосы. Почему-то именно через них она лучше вытягивала боль.

 — Лорэн, тебе нужно больше спать, — прошептала Лиза мелко дрожащей женщине. Из её глаз текли слёзы. Обычный побочный эффект.

 Побледневшие губы дёрнулись, чтобы ответить, но трёст усыпила её раньше.

 — Минимум четыре часа сна, — строго сказала Лиза окружающим. — Поразительно, человек напитал меня так же, как фэйри. Такое бывает редко.


 Она огляделась на полицейский участок, когда уходила. Как бы ни ярки были чужие переживания, Лиза, как старый врач, проведший сотни операций, быстро отходила от увиденного. У неё таких операций прошли десятки тысяч.

 Солнце уже встало, кто-то делал утреннюю пробежку, кто-то шёл на работу. Время еды для трёста прошло. Днём охотиться неудобно, да и эти двое — суккуб и человек — смогли утолить голод, по крайней мере, до вечера.

 Можно, наконец, взяться за дело.

 Итак, дом тёмной фэйри-телепата Леди Фаулер, ныне покойной.

 Её убили люди в обычной мафиозной перестрелке. Однако, учитывая, кто её охранял, трудно поверить, что виной всему шальная пуля, пробившая даме, которой перевалило за семьсот лет, драгоценную голову.

 Мелани привезла сюда тело, и затем исчезла. Хотя родственники леди Фаулер объяснили по телефону, что понятия не имеют, куда пропала страж, Лиза решила проверить самостоятельно.

 — Елизавета Ивина? Трёст, присматривавшая за химерой тёти? — Лизу встретил её племянник Дэн Фаулер и провёл в богатый дом.

 — Я много лет наблюдаю химеру Мелани Найт, и её пропажа меня беспокоит.

 — Она была совершенно спокойна и ничего не сказала, когда принесла тело тёти. Мы как-то не подумали, что надо проследить за химерой. Она же принадлежит Морриган.

 — А вы не удивились, что страж-химера, так дорого обошедшийся леди Фаулер, не смог её защитить?

 — Намекаешь на то, что мне выгодна её смерть? — усмехнулся Дэн. — Я ведь тоже телепат и уловил подозрения. Как трёст, ты не чувствуешь во мне горечи по поводу смерти. Я объясню, чтобы не возникло недоразумений. Располагайся.

 Лиза устроилась на стуле у рабочего стола, заваленного бумагами. Дэн присел в широкое кожаное кресло и равнодушным видом стал рассказывать.

 — Я не сильно удивился, когда химера принесла мёртвое тело. Скорее странно, что она получила всего одну пулю. Тётя давно сотрудничала с наркобаронами, последние годы Мари становилась всё более амбициозной. Поэтому и наняла химеру, та её несколько раз из такой задницы вытаскивала — ты бы знала. Я и сам предупреждал Мари о подставе. В той перестрелке, где она погибла, участвовала почти сотня мафиози. Банальные человеческие разборки, — Дэн пожал плечами, крутя в руках сигару и ничего с ней не делая. — А не сожалею я, потому что из-за дерьма, которым она зарабатывала, умерли мои друзья.

 — Неужели фэйри?

 — Да, даже наши организмы не выдерживали отравы. Я ещё вовремя остановился. Тёте было наплевать. Конечно, она предупреждала об опасности, но и не думала завязать с бизнесом, когда даже я оказался на грани.

 — Я чувствую в тебе застарелое сожаление, которому уже лет пятьдесят. Так ведь? Его источник — смерть друзей?

 — Ты, — парень вздохнул, отложил сигару и поднялся, — можешь съесть это чувство? Я понимаю, вам запрещено с мужчинами...

 — Этот запрет давно стал формальностью, как и серебряные монеты, — Лиза подошла к нему сбоку и положила руку на грудь. — Я избавлю тебя от боли, энергия будет лучшей платой.

 Дэн говорил правду, угрызений совести тёмный фэйри не испытывал, но по друзьям скучал, тоска не отпускала его десятилетиями. Новых друзей он так и не нашёл, а бизнес своей тёти хотел уничтожить, просто чтобы такого никогда не повторилось.

 Лиза убрала руку, а парень вздохнул и медленно опустился в кресло. Он обессилел, но не выказывал недовольства.

 — Благодарю, — после минутной паузы, наконец, сказал Дэн. — Я, правда, не знаю, как помочь тебе с поиском химеры, но могу нанять ищеек.

 — Нет, поиски должен вести трёст, — по правде, Лизе не хотелось, чтобы первыми Мелани нашли тёмные. — Я боюсь, она может повести себя неадекватно, если попытать её захватить. Лучше скажи мне, при леди Фаулер нашли рубиновое кольцо?

 Он сначала не понял.

 — А, штука, чтобы управлять химерой? Нет. Я думал, она и забрала, — недоумение он понял как недоверие. — На крови клянусь, кольца не было. Ни на теле, ни в вещах.

 — Я верю, но зачем его красть? Если это человек, страшно подумать, на что он себя обрёк. Фэйри должен понимать, что понесёт наказание. А управлять Мелани можно только после ритуала в присутствии Морриган.

 — Хм, не знал о ритуале. Может, вор тоже всего-навсего не в курсе?

 — Возможно. Что ж, энергией ты меня на всю ночь зарядил, так что мне пора на поиски.

 — Выход ты знаешь где, — Дэн устало вздохнул. — Такое успокоение... но так хочется спать...

 Он клюнул носом и уснул.

 Тёмный фэйри или светлый, их сердца так же уязвимы, как и человеческие.


 Лиза никогда никого вот так не искала. Всю жизнь её находили. Покинув особняк и дойдя до автобусной остановки, она обескуражено оглядывалась. На источники энергии повезло, и работать девушка готова сутками, но с чего начать?

 Запустив мёрзнущие руки в карман куртки, она нащупала в кармане купон на скидку.

 «Bo & Kenzi»


 — Так что тебе нужно в городе?

 Суккуб и предприимчивый человек назначили встречу в небольшом кафе. Держа в руках горячую чашку с чаем и разглядывая их, Лиза окончательно решила, что лучших помощников не найти.

 — В истории фэйри был один изобретатель, создававший «химер». Это искусственные организмы, сочетающие в себе свойства разных существ. Я ищу одну из них. Мелани Найт, формально она человек и принадлежит тёмным фэйри. Только Морриган не заинтересована ни в её поисках, ни в продаже. Хотя ценность Мелани как личного телохранителя велика. Она изначально задумывалась химерой-стражем, чья верность хозяину безгранична за счёт части её сердца, инкрустированного в кольцо.

 — Это как? — недоверчиво спросила Кензи, поперхнувшись кофе.

 — Не спрашивай, такое мог сделать только Мастер. Для Мелани хозяин рубинового кольца становится самым дорогим человеком, за которого она пойдёт и в огонь и в воду.

 — Но её ценят не только за верность? — спросила Бо. — Как насчёт боевых качеств?

 — Кожа может становится каменной, есть ядовитые железы, она очень быстро двигается. Я точно не знаю весь спектр способностей — не видела её в бою, но не доверять нет оснований. Мелани Найт больше ста лет считается одним из лучших телохранителей. По способностям превосходит многих фэйри, но создана для одной цели. И, скажем так, нуждается в особом обслуживании. К каждому хозяину она привязывается, и когда тот снимает кольцо, трёст должен избавить её от боли.

 — Почти романтика. Ладно, а как она выглядит-то? — Кензи, очевидно, привыкла к миру фэйри и не сомневалась в сказанном.

 — Да, конечно, вот фото, — Лиза вытащила из сумки широкий блокнот и выбрала две фотографии с лицом Мелани и её фигурой в полный рост. — Они сделаны недавно. Возможно, она именно в этой одежде.

 Стройная девушка довольно высокая для азиатки, одетая в тёмные кожаные брюки и куртку. Прямые чёрные волосы до плеч, притягательное лицо с красивыми и странными бирюзовыми глазами.

 — Вау, — одновременно вырвалось у обеих сыщиц.

 — Она моделью случайно не подрабатывает? — спросила Кензи.

 — Её интересует только безопасность хозяина, — вздохнула Лиза. — Мелани создали прекрасной, как японская кукла. Мастер химер был большим эстетом. Он продумывал буквально каждую чёрточку своих творений: в основном, кукол-девушек, юношей всего треть. Но Мелани такой создали с умыслом — в хрупкой спутнице жертвы мало кто мог разглядеть смертельную угрозу.

 Бо рассматривала фотографии, а её напарница спросила Лизу немного не по теме:

 — Слушай, а как ты выживешь, если все несчастные влюблённые исчезнут?

 Рыжеволосая девушка улыбнулась.

 — Трёсты — универсальные утешители. Боль от потерь, измен и многого другого нескоро покинет человечество, если это вообще когда-нибудь произойдёт. Трёсты гасят не саму любовь, а цепляние за чувства, которым не суждено воплотиться. Само наше появлении связывают с периодом тяжёлых смут. Мы не меняем людей, а лишь показываем иллюзорность страдания, я не раз видела, как фэйри возвращались к самосожалению, но чаще наши услуги помогают измениться.

 Кензи выглядела грустной, кажется, такое мироустройство ей не нравилось.

 — Лучше уточнить всё у Трикстера, — заметила Бо и передала фотографии подруге. — Ты попробуй что-нибудь узнать у наших полицейских. Если она не скрывается, думаю, такую девушку найти нетрудно.

 Бо привела Лизу к Трикстеру, хозяину бара, где собирались и тёмные, и светлые фэйри. Когда-то давно трёст лечила невысокого крепыша с полуседой бородой, великого иллюзиониста и обманщика, который, тем не менее, понравился ей своим сердцем. Он совсем не изменился за много лет, сразу вспомнил Лизу и налил кружечку пива за счёт заведения. Только про то, как она быстро пьянеет, бармен всё-таки забыл.

 — Я найду камень и собственными руками заделаю этот провал в её сердце! — Лиза говорила с отчаянной злостью. — Но его могли похитить десятки мафиози, мне сказали, Фаулер погибла в перестрелке сотни бандитов.

 — Лиза-Лиза, не делай поспешных решений, — Трикстер отодвинул подальше пиво. — Мародёрствовать под пулями — опасное занятие. А ты не допускала, что сама химера украла кольцо? Когда леди Фаулер убили, контракт завершился. Я уверен, что химера всеми силами защищала её...

 — Да и иначе и быть не могло! Но смерть хозяина произошла впервые.

 Зная чувства Мелани, Лиза не могла поверить, что она подстроила убийство хозяйки. Слова Трикстера о том, что кольцо после гибели Фаулер присвоила сама страж, вполне разумны.

 — Но она должна вернуть его Морриган, нынешнему предводителю тёмных...

 — Однако убийство произошло за сутки до того, как химера вернула тело Фаулер её семье, уход за телом, перелёт из Афганистана, очевидно, химера сделала всё, что могла, — Трикстер продолжал внимательно смотреть на Лизу. — Боюсь, Мелани, потерявшая хозяйку и не общавшаяся с трёстом так долго, к тому времени стала сходить с ума. К сожалению, Мастер химер не оставил после себя записей, но у меня есть кое-какие соображения. Судя по его перфекционизму, Мастер мог заложить в стража программу самоуничтожения после смерти хозяина.

 — Мелани, — Лиза беспомощно смотрела в потёртое дерево стойки бара. — А ведь действительно, как могла шестиглазая химера пропустить вора?

 — Морриган сообщила тебе об исчезновении химеры? — уточнил бармен.

 — Да, но сама она почему-то её не ищет...

 — Возможно, Эвони знает, что химера для неё потеряна, но просто так тебе её не отдаст.

 — Ну, мне есть, что предложить нынешней Морриган, — Лиза сказала это устало, как девка, которую давно домогался парень.

 Бо, слушавшая разговор и знавшая Эвони не стала комментировать, лишь сочувственно посмотрев на Лизу. После паузы Трикстер, уже сказавший всё, что знал, ушёл к клиентам, а Бо протянула:

 — А как это — шестиглазая?

 Об особенностях анатомии химеры рассказывать Лизе не хотелось.

 — Быть может, это глупо, но если Мелани украла кольцо, у неё есть своя воля! Ей надоело рабство у фэйри!

 Бо как-то странно повела плечами, её глаза блеснули ярко-голубым светом.

 — Знаешь, ты становишься такой вкусной, когда говоришь о своей Мелани.

 Она приблизила к Лизе лицо, та отодвинулась, чуть не слетев со стула. Трёст прекрасно знала о видении суккубами ауры возбуждённых или увлечённых людей — это позволяло им находить наиболее питательные жертвы.

 — Я сильно переживаю за Мелани, — пробормотала Лиза, отведя лицо, чувствуя, как оно краснеет.

 — Мм, понятно, — глаза Бо блеснули ещё ярче. — А что ты с ней будешь делать, когда освободишь?

 — Ну, сначала надо будет выкупить её у Морриган.

 — А потом? — суккуб, не отрывая взгляда, следила за реакцией Лизы.

 — Это мы уже решим вместе. И хватит смотреть таким голодным взглядом! — не выдержала трёст.

 Бо засмеялась.

 — Я вполне контролирую свой голод, но сейчас мне явно нужно... подкрепиться, — она подмигнула и ушла, качая бёдрами. Лиза зажмурилась и слегка потрясла головой.

 Она вышла из заведения, глянув на время — около полутора суток прошли со смерти хозяйки Мелани. Страшно подумать, как мучительно ноет её искусственная рана в груди. Оглядываться в большом городе, надеясь отыскать яркий для трёста объект — очень глупо. Людей слишком много. Но Лиза оглядывалась, непонятно на что надеясь, и ходила часами.

 Формально творение Мастера — всего лишь человек, и фэйри её передавали, как вещь. Очередную передачу сорок три года назад требовалось провести, как можно быстрее, а Елизавета Ивина оказалась единственным трёстом на весь Петербург.

 Выглядела Мелани, как обычная девушка, только очень красивая с выделяющимися глазами и каким-то кукольно правильным лицом. Алхимик, Мастер химер, чьё настоящее имя так и не узнали, каждую своё творение старался сделать верхом совершенства. Внешне она не представляла никакой угрозы и изображала подругу своего тогдашнего хозяина, одного из партработников с немалой властью и фэйри, естественно. Он питался человеческой гордыней, сам процесс питания был связан со специфическими ситуациями, где и требовалась работа первоклассного телохранителя.

 После каждого хозяина Мелани горела для трёста, как маяк, из-за сильной и необычной боли. В первую встречу Лиза чуть из неё все силы не вытянула. В сердце химеры зияла дыра. Её энергия тратилась на боль интенсивнее, чем у кого-либо.

 Устало присев на пустую лавочку в парке, трёст закрыла глаза, вспоминая первые впечатления от встречи с Мелани. До передачи новому хозяину через шесть лет они виделись не раз. Относительно мирное питание её хозяин получал на выступлениях знаменитых людей. Девушка всегда находилась рядом и оберегала пожилого мужчину.

 Личного отношения к человеку, тем более, химере, у фэйри не возникало, и это считалось нормой. Но при той тяге, что испытывала девушка, равнодушие её хозяина казалось Лизе кощунством. Для старика она не представляла интереса ещё и потому, что не обладала гордыней вовсе.

 Во время антракта они впервые разговорились. Хозяина окружали другие фэйри-телохранители, и чтобы всё выглядело более естественно, некоторых он отпускал прогуляться. Мелани, правда, отпускали реже всего — она успела себя зарекомендовать.

 Девушка в вечернем платье безучастно смотрела в окно. Лёгкая тоска в ауре походила на влюблённость, но Лиза понимала, что не в этом дело, и не могла сдержаться от вопроса.

 — Как ты согласилась на такую жизнь?

 — Меня никто не спрашивал, — пожала Мелани изящными плечами. — Мастер рассказывал, что основой для меня послужила азиатская бездомная девочка, которую ждала судьба либо проститутки, либо попрошайки. Я очень плохо помню первые годы, но жизнь с Мастером приносила мне радость, да и сейчас, — она посмотрела на вход в зал. — Нескучно.

 За два года она хорошо освоила русский язык, говорила с едва заметным акцентом и уже неплохо разбиралась в местном искусстве, непосредственно связанным с аппетитами хозяина.

 — Ты чувствуешь во мне тоску, трёст?

 — Зови меня Лиза. Тоска в тебе постоянно.

 Девушка отвела взгляд. Лизе захотелось вглядеться в эти странные бирюзовые глаза.

 — Уж с этим ничего не поделать, — тихо ответила она.

 Пальцы Лизы коснулись её груди, благо со стороны это выглядело, как изучение броши.

 — Увлечёшься — и можешь убить меня, — с лёгкой улыбкой сказала химера.

 — Твоё сердце невозможно исцелить, — просто так Лиза обняла её без применения своей способности поедать боль. Сейчас бы эти силы ничем не помогли. — Ничего не могу поделать. Я в жизни такой тоски не встречала.

 Мелани удивилась и стояла, не двигаясь, как будто, её впервые обнимали. Может быть, так оно и было.

 Лиза спросила у неё имя трёста, что работал с химерой ранее.

 Англичанина она знала и связалась с ним. Трёсты ведут уединённый образ жизни, но с представителями своего вида иногда встречаются. Мелани лечили три трёста, и всем эта работа не понравилась. Никто не мог съесть её боль полностью, что поражало их, поэтому химеру они обслуживали неохотно.


 Лизу отвлёк звонок от Кензи. Она сообщила, что Мелани Найт по описанию нашли, но она отказалась идти в участок, буквально раскидав полицейских.

 — Где её видели? — девушка вскочила с лавки, напугав прогуливавшихся рядом людей.

 Кензи назвала район, и Лиза отправилась туда. Это совсем не безумная затея, если учесть, что Мелани для неё будет сверкать. Уже почти двое суток прошло со смерти хозяйки. Боль химеры должна вырасти.

 Лиза снова часами металась под гадким моросящим дождиком, едва заметив закат солнца, и заходила на все немноголюдные улицы.


 Ещё в первые годы Лиза упрямо искала встреч с ней, но по-настоящему узнала только через шесть лет. Столько Мелани охраняла фэйри, питавшегося гордыней. Она сама пришла к утешителю сразу после возврата кольца Морриган, которая теперь выбирала нового хозяина.

 Лиза чувствовала её приближение, когда Мелани только поднималась на лифте. Такую боль трёст не может не заметить. Встретила её у лифтов, втащила в квартиру, без слов выпила её тоску. Но не всю.

 — Я так хочу избавить тебя от этой боли, — от поцелуев чёрных волос, Лиза перешла на шею. Мелани положила ладони на её плечи, но не спешила отталкивать.

 Их лица отделяли миллиметры. Глаза химеры лучились теплом:

 — Лиза, — губы мягкие неуверенные дрожащие накрыли губы первой, кто пожелал её.

 А Лиза уже не могла сдерживаться. Никто ранее не вызывал в ней такой страсти. Для трёста близость — не только слияние тел, это желание полностью познать любимого. Нити, пускаемые в чужие сердца, тянулись к Мелани, оплетая обломки несбывшихся желаний, осколки любви и находили провалы от пожранных воспоминаний и выпитых чувств. Вот почему Мастер скрывал своё имя. Он питался детской памятью, взамен делая своих невинных жертв по силе равными фэйри.

 Никто так и не полюбил Мелани за десятки лет жизни. Хозяева относились к ней, как в вещи — красивой очень полезной, но не более. Трёстов отпугивала непостижимая боль, а больше никто не мог стать ближе к Мелани. Но её душа оставалась человеческой, просто привыкшей к страданию и сохранявшей слабую надежду.

 Трёсты, как и волки, выбирали себе одну пару на всю жизнь, но по совершенно разным причинам. Осторожно касаясь и сдерживая голод выпить страдание до дна, что означало бы для Мелани смерть, Лиза дарила ей тепло, открывала всю себя, чего не делала ни перед кем. Волки дарят паре безграничную преданность, трёсты позволяют касаться их сердца через собственные нити.

 Пока Морриган выбирала для химеры нового хозяина, они виделись каждый день, и позволяли всю большую близость, но медовый месяц не продлился и недели.

 Лиза ходила к Морриган, но предводительница тёмных фэйри даже слушать не хотела о возможности найма химеры.

 Хозяева менялись иногда раз в пару месяцев, иногда — раз в несколько лет. Лиза ловила любую возможность побыть с Мелани, но они происходили слишком редко. Казалось, только чудо могло бы разрушить зависимость химеры от фэйри.


 Наконец, Лизе повезло. Она заметила Мелани, едва свернув на новую улицу. Химера действительно сверкала, хотя сидела на каких-то картонках в мрачной подворотне.

 — Лиза?

 Трёст не могла говорить, находясь рядом с таким мощным источником боли. Человек её точно не выдержал бы. Лиза опустилась на колени, расстегнула кожаную куртку Мелани и положила руку на обтянутую водолазкой грудь.

 Девушка бессильно откинулась на грязную кирпичную стену, разукрашенную граффити.

 — Лиза, — она вцепилась в предплечья утешительницы дрожащими руками. — Так больно.

 — Плохо дело. Эта дыра в сердце стала расти, — не прерывая контакта, Лиза спросила, надеясь на последнюю возможность. — У тебя кольцо?

 Мелани кивнула сильно задранной головой и вытащила драгоценность из кармана куртки.

 — Прости, я почему-то не могла отдать его Морриган...

 — Тише, просто отдай его мне, — правой рукой Лиза кое-как взяла кольцо и натянула на указательный палец. Алый камень в оправе был очень тёплым и еле заметно пульсировал. Она коснулась им своей светящейся белым руки, ещё не зная, сможет ли поглотить такую боль.

 Лиза постаралась усыпить Мелани, осталось только сплавить рубин и сердце химеры. Оказалось, и не надо ничего изобретать — только поддерживать контакт, камень сам стремился обратно к источнику, из которого Мастер извлёк его много лет назад.

 Процесс воссоединения занял немало времени. Оставалось порадоваться, что никто не заглянул в эту подворотню. А если бы и заглянул, то предпочёл бы поскорее забыть промокшую ведьму с горящими зелёными глазами и белый свет от груди неподвижно лежащей перед ней девушки, из которой будто вытягивали саму душу. Но Лиза поедала её боль.

 Тоска по последней хозяйке. Бессильная ненависть к Морриган. Чувства к Лизе. Не надо больше страдать.

 Прошло не меньше часа. Энергии через край, а на тонком золотом кольце осталась нетронутая, но пустая оправа.

 Мелани спала. Она очень ослабла, но впервые жизни трёст не чувствовала странного источника непреходящей тоски. Наконец-то химера стала цельной.


 Осторожно поддерживая спящее тело Мелани, Лиза позвонила Кензи. Вскоре разваливающаяся машина стояла рядом. Бо легко перенесла ослабленную химеру на заднее сидение. Лиза устроила её голову у себя на коленях.

 — Отвезите нас к доктору. И спасибо, вы заслужили плату.

 — Да мы ведь только...

 — Да-да, всегда, пожалуйста, — Кензи, перебивая подругу, уже протягивала руки к пригоршне серебряных монет, которые копились у трёста четвёртый век.

 — Найди им применение.

 — Не вопрос! С довольным лицом сыщица подставила ладошки и с сомнением посмотрела на потемневшее от времени серебро. Были тут и новые сверкающие монеты. Но Кензи прекрасно понимала, что старинные деньги можно сбыть намного дороже. — Это ж сколько будет? — от шока она задала вопрос по-русски.

 — Тысяч на триста. Долларов, разумеется, — на том же языке ответила Лиза. — Может, и больше.

 До самого офиса Морриган Кензи обзванивала своих знакомых, уточняя стоимость монеток, выпущенных века назад в разных странах Европы. После каждого звонка глаза её становились всё больше.

 — Да один константиновский рубль стоит состояние, — уже на подъезде к резиденции светлых, Кензи повернулась и уточнила, понимает Лиза ценность этих кругляшек?

 Та ответила «да». Все свои сокровища она отдала бы за свободу Мелани.

 К счастью, светлые без вопросов приняли раненую химеру тёмных фэйри. Лорэн осмотрела девушку и объяснила, что у Мелани только частичное истощение, и вскоре её поставят на ноги.

 — Но она принадлежит тёмным, Эш выдаст химеру по первому требованию, — предупредила Лорэн.

 — Я знаю. Я сейчас договорюсь о встрече с Морриган. Так что перевозить химеру никуда не надо.

 Как Лиза и ожидала, Эвони согласилась на встречу сразу.


 Нынешняя Морриган Эвони питалась чужой гениальностью. С одной стороны лестно оказаться среди блюд этой «музы», с другой — ноги еле ходили, а в голове образовывалась каша, на несколько лет о любимом деле приходилось забыть. Лизе было жаль художников, которыми она питалась постоянно. Они либо сходили с ума, либо теряли свой талант, пытаясь избавиться от зависимости.

 — За работу химеры я получала немалую прибыль, — чёрные глаза женщины блестели. Предводительница тёмных фэйри, как всегда, выглядела великолепно. Чувственное лицо латиноамериканки, пышные тёмные волосы, изгибы тела, обтянутого дорогим коротким платьем. Но её холодное сердце вызывало в трёсте отвращение. — Ты знаешь, чем можешь отплатить.

 Лиза чувствовала себя кроликом перед удавом.

 — После прошлого раза моя книга стала бестселлером, но тогда я отдала свой талант больше из любопытства, сейчас меня интересует только Мелани. Я к ней привязалась за сорок с лишним лет.

 Эвони посмотрела на Лизу с лёгкой иронией, но не стала комментировать. Ей ясно, что корыстного умысла нет. Возможность становиться бесплотным, привилегии у кланов, тихая жизнь среди людей и совершенно безболезненный источник питания — трёстам телохранители совершенно ни к чему.

 — Рано или поздно это и произошло бы, Мастер был романтиком. Он и задумывал, чтобы трёст влюбился в химеру и спас от рабства. Я, правда, многое отдала бы за общение с ним.

 «Повезло Мастеру не дожить до встречи с тобой», — эти мысли Лиза оставила при себе.

 — Большинство его творений погибли. Он создавал их для трагических ролей, но химере-стражу уготовил шанс на счастливый конец.

 — Можешь съесть всю мою гениальность. Так ты отдашь Мелани?

 — Формально она человек, а ты трёст вне кланов. Мастер всего лишь подарил мне кольцо, а не саму химеру. Так что считай это платой за сломанное украшение.

 Понять Эвони казалось Лизе неразрешимой задачей. Возможно, она подыгрывала спектаклю, сценарий которого создал Мастер химер. Трикстер прав — Морриган знала, что химера потеряет ценность после смерти хозяина.

 Она обхватила голову Лизы и поцеловала куда-то в лоб, девушка стала терять сознание.


 Очнулась трёст всё в том же кресле в шикарном кабинете, обставленном творениями современных художников и дизайнеров.

 Эвони сидела напротив, сверкая удовлетворённым взглядом, свечение сытых глаз фэйри медленно угасало. Лиза медленно поднялась и попрощалась, чувствуя, что с головой что-то не так. Вполне ожидаемо.


 Снова шизофазия — слова выстраивались в грамотные предложения, но осмысленными их не назовёшь. Придётся опять ждать годы, пока восстановятся способности, но для фэйри это немного. Девушка показала блокнот с записями, похожими на бред сумасшедшего, Мелани, и обе посмеялись.

 Самолёт набирал высоту, Лиза, сидя у иллюминатора, негромко говорила с Мелани, отстранённо смотрящей то на любимую, то на отдаляющийся аэропорт.

 — Я устроюсь охранником или ещё кем-нибудь, — девушка-химера посмотрела на свои хрупкие руки, способные переломать хребет медведю. Лиза взяла эти руки в свои.

 — Просто будь со мной. Люди накапливают по-настоящему сильную боль годами, поэтому трёсты предпочитают путешествовать. Или жить в мегаполисах. После Эвони у меня мысли не вяжутся, но способности утешителя никуда не делись. Выбирай дело по душе, сколько захочешь.

 Мелани благодарно потёрлась носом о её висок и вскоре снова уснула. Лиза осторожно поправила её растрёпанные волосы.

 — Наконец-то ты свободна.


 КОНЕЦ