КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339540 томов
Объем библиотеки - 384 гигабайт
Всего представлено авторов - 136518
Пользователей - 75773

Впечатления

Легенда про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Бесплодное мудрствование - это, пожалуй, про самого автора точно сказано. Было бы смешно читать это напыщенное чтиво для доверчивых неофитов, если бы не так грустно оттого, что кто-то может и повестись на все это. Берегитесь, друзья, подобных воинствующих профанов. Такие профессиональные компиляторы вносят свои "поправки" в материалы настоящих мастеров своего дела, а потом присваивают себе лавры. Нужно учитывать, что эти знания уже отличаются от оригинала в силу недалекого понимания любого такого профана, походя и невзначай кидающего по отношению к традиционным практикам фразы типа "я лично считаю это не важным". К тому же, большинство разобранных в книге практик вообще можно делать только под руководством настоящего учителя и уж точно не по этой книге из-за обилия ошибок в ней.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
андрей 50 про Земляной: Отработанный материал (Боевая фантастика)

По моему какая то ерунда.Планета на которой живёт горстка людей,зарабатывают на жизнь разведением пушного зверя,которого разводят и выпускают на волю.А потом на него охотятся.И есть некая корпорация,которая втихую занимается химическим оружием.Появляется сосланный умирать на этой планете,спецназовец.Которому в пещере один гениальный врач делает пересадку лёгких от одного плохого человека.И донор и сам Гг остаются в живых.А потом Гг находит хим.лабораторию разоблачает корпорацию.Я просто не могу понять как на планете,где нет техники,кроме снегоходов (там почти всегда зима)и живёт горстка людей,можно найти то что очень хорошо спрятано.У нас библиотеку Ивана Грозного сколько ищут и ни хрена,а он за полгода на дне океана нашел.Мне не понравилось,продолжение читать не буду,только время тратить.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Дроздов: Реваншист. Часть вторая (Попаданцы)

Просто скомканный конец.

Спойлер: СССР не спасти, КПСС - гадость...

Не пошла.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
андрей 50 про Шторм: Затерянные в джунглях (Современная проза)

Не плохо,лёгкое чтение.Немного наивный,но в принципе интересно.Есть и приключения,и любовь,джунгли,племя индейцев которых не коснулась цивилизация.Прочитал с удовольствием,пару дней отдохнул от фантастики ,триллеров.По ходу чтения до меня дошло что это вторая книга с этим героем,ну и ладно,они между собой не связаны.Наверное возьмусь за первую.Чего и вам желаю.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Войтенко: Ты проснешься, на рассвете (СИ) (Альтернативная история)

После "Сашенек" уже так не читается...
Хотя автор и написал о выявлении плагиата, он ничего не написал о самоплагиате. А эта книга - практически он и есть.

Количество роялей в кустах - просто немыслимое. Одних только кладов - три штуки...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Silestina про Войтенко: Ты проснешься, на рассвете (СИ) (Альтернативная история)

Почти что "Сашеньки". По крайней мере антураж тот же, и такое же неторопливое повествование.На вторую часть терпения не хватило. Но хочу сказать большое спасибо автору за то,что вспомнил о филологах!
В кои-то веки встретился писатель,который показал,что плагиат выявить нетрудно.Ибо не может человек(попаданец) быть автором разноплановых по стилю композиций.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Silestina про Симов: Турист (Космическая фантастика)

Путешествие хомяка под звуки симфонического оркестра...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Пешка (fb2)

- Пешка (а.с. Академия Ледяного Дракона-1) 1161K (скачать fb2) - Автор не указан

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



- Хватит спать на моих уроках, бесстыжая девка!


По моим рукам ударяет указка. Вскакиваю, все вокруг смеются. Лукас бесится, так часто бывает, когда он видит меня. Ничего, я привыкла. Видимо, это мой дар - через встречу бесить своего дядю.


- Вон из класса!


- Но... - пытаюсь я оправдаться.


- Немедленно!


Послушно встаю и выхожу. Как же хочется спать. На счастье, это было последнее сегодняшнее занятие, а также последний учебный день на неделе. Теперь я наслажусь выходным по полной.


Два месяца назад, вместе со своими лучшими друзьями, я попытала удачу. И теперь являюсь студенткой лучшей военной академии - академии Ледяного Дракона. Я не из тех людей, которым можно сказать - из тебя получится отличный боевой маг! Но, на моё счастье, в академии нашёлся класс, далёкий от сражений. Мне предстоит стать лекарем, через пять лет. А пока, я не только не начала изучать свою Силу. Я даже толком не разбираюсь в оказании первой медицинской помощи. Ведь в первом триместре все предметы для общего изучения. И мой класс - класс лекарей, почти всегда находится на занятиях с параллелью - классом боевых магов.


Что же сказать о моих лучших друзьях, то они оба желали попасть в класс боевой магии. Одному из них это удалось. Яна же провалилась, разозлилась, сбежала.


Для всех нас, детей, выросших в приюте, эта академия, возможно, единственный способ показать себя миру. И мне тяжело учиться в ней, хотя в родном приюте я и была лучшей, здешняя подготовка студентов оказалась гораздо выше.


- Ты там что-то потеряла? - Макс стоит у меня за спиной и пытается найти что-то интересное в кирпичной стене.


- Я просто сонная, - краснею. И почему я всё время занимаюсь какой-то ерундой, когда он рядом?


- Хочешь, я провожу тебя до комнаты?


- Ещё чего!


Я прекращаю водить пальцем по линиям между кирпичей и направляюсь в здание общежития, в женское крыло.


Макс очень красив. Он высокий, кудрявый, с широким подбородком, широко посаженными янтарными глазами, с медными волосами. Этому юноше хорошо даются многие учебные предметы, он боевой маг, ну, студент первого курса. Макс всегда находит время на своих друзей и развлечения, он производит впечатление весёлого парня. И ещё он из очень богатой семьи. Казалось бы, мне следует радоваться, что такой парень обратил на меня внимание. И раньше я думала именно так, но об этом немного позже.


Сейчас я не готова вспоминать те дни. И, более того, меня очень волнует исчезновение Яны.


Зашториваю окно, а затем вскарабкиваюсь на второй ярус и заворачиваюсь в одеяло. Время спать.


- Ты издеваешься? - это Алиса, моя соседка. - Четыре часа, идём гулять, такая хорошая погода!


Она раздвигает плотные шторы и впускает в комнату яркий дневной свет.


- Дафна!


- Не хочу, - бурчу я и прячу голову под одеялом.


- Не будь букой. А не хочешь гулять, так идём в Подлесье и спросим про эту твою Аню.


- Про Яну, - приподнимаюсь на локтях. - Нет смысла. Я там уже все дома обошла ещё в прошлом месяце. Её никто не видел. И в Заснежье, и в приюте тоже.


- Может теперь увидели?


- Не думаю.


- Ты хочешь найти подругу, или нет? - она скрещивает руки на маленькой груди и постукивает ножкой в серой туфельке на каблучке.


- Может она уже где-нибудь на материке?


- Может, - соглашается Алиса. - И ты так просто опустишь руки?


- Не в доках же её искать?


- Почему бы и нет?


- Потому, что мы в доки только к ночи доберёмся!


- Возьмём с собой ребят из военки, - так многие зовут направление боевой магии, а нас частенько называют: травники.


Я не уверена в том, действительно ли нам следует так поступать, и, возможно, на самом деле опустила руки. Однако неохотно вылезаю из-под одеяла. Алиса не из тех людей, с которыми следует спорить. Ей восемнадцать и она уже на пятом заключительном курсе обучения. А ещё Алиса очень настойчива, и когда я оказываюсь рядом с ней, то как-то всегда попадаю под её влияние. При этом рыжая бестия умудряется выглядеть весьма невинно и даже очень женственно.


- Для опасного путешествия, нам понадобятся ребята постарше, - она задорно подмигивает.


- Кто, например?


Алиса довольно улыбается.


И вот мы уже в мужском крыле, на этаже военки. В коридорах очень пусто, так как многие свалили из академии на выходные, а кто-то просто гуляет, или находится в других краях академии, благо, территория огромна. Алиса идёт уверенно и грациозно в своём сером платье. Её рыжие волосы заплетены в две пышные косы до самой талии. Я с недовольством осматриваю собственные жидкие совсем тёмные волосы, как у дяди.


- Ты, красавица, - она словно читает мои мысли, - смугляночка.


- Где твои сильные парни?


- Почти пришли!


Она беззастенчиво отворяет дверь с табличкой, на которой несколько раз написано требование стучать и спрашивать разрешения, прежде чем войти. За ней нас встречают взгляды сразу пяти глаз. И мне не знаком ни один из троих парней. Алиса входит уверенно, она здоровается с каждым из них и представляет меня. Двое приветствуют меня с улыбками, одноглазый лишь молча кивает.


- Здрасте, - с трудом выдавливаю я.


- Нам нужна помощь, - сладким голосом говорит Алиса. - В охране. Мне и моей подруге зверски необходимо заглянуть в доки Заснежья.


- Туда колесить три часа. И это значит, что мы попадём в доки к восьми, а обратно вернёмся ещё позже.


- Потому нам и необходима охрана! Или вы хотите, чтобы две беззащитные красотки разгуливали в одиночестве в столь опасное время?


- Так сопровождать надо не вас? - подаёт голос одноглазый.


- Очень смешно, Каиль, ха-ха-ха, - Алиса изображает смех, нарочито равномерно и безэмоционально.


- Тогда не называй себя так, - он подходит к Алисе вплотную, - ибо это наглая ложь.


- Если вы не хотите, то помогать совсем не обязательно. Нам и ехать туда не обязательно, - пытаюсь я разрядить обстановку.


- Тише, - Каиль поворачивается ко мне. - Никто не говорит, что я с вами не поеду. И ребята поедут.


Его голос властный, сильный. Ребята и не подумают ему противиться. Алиса же улыбается мне, её взгляд словно говорит: "видишь, как я всё устроила"!


И ребята поехали, мы все поехали. И теперь мне очень неуютно. Сижу на телеге между Алисой и Каилем. Они то и дело перекидываются издёвками друг над другом.


- Почему ты с ней общаешься? - Каиль спрашивает меня шёпотом, наклонившись к самому уху.


- Мы соседки.


- Соболезную, - он хлопает меня по плечу. - Смотри, помрёшь так. Сегодня она захотела повести тебя в доки, а завтра будет учить выпивать среди моряков, только-только вернувшихся из плавания.


- Не станет.


- Так уверенна? Хотя бы знаешь, зачем вы здесь гуляете?


- Да, она мне помогает.


Каиль ещё раз уточняет, кто за кем поехал в доки, затем чему-то кивает, словно обдумывая услышанное, и сообщает, что я "отличная замена чокнутой Алисе".


- Почему ты её так называешь?


- Это не имеет значения. Лучше расскажи, ехать то всё равно ещё долго, что тебя так интересует в доках?


- Не говори! - с другой стороны подаёт голос Алиса. - Ничего не говори этому засранцу.


- Заткнись, а ты говори, - он ласково касается ладонью моих волос, прикасается подушечкой пальца к виску. - Тогда покажи мне всё...


- Это запрещено!..


Стало очень холодно, а лица Алисы и Каиля стёрлись...


- Вставай, - это голос Глеба, - пора идти. Ну же, девчонки, подъём.


Он будит меня, затем расталкивает Яну, и мы покидаем скудную комнату корчмы. Идём в академию. Сегодня станут известны результаты вступительных экзаменов, так волнительно!


В академии всех абитуриентов провожают в большую залу, видимо, столовую, на что указывают составленные друг на друга столы вдоль стен. Там на пьедестал взошла женщина с пепельными волосами, она приветствует нас строгим тоном. Представляется Агатой Крог, заместителем ректора по вопросам воспитания и заведующей ботаническим отделением. За ней в ряд стоят несколько преподавателей академии. Среди них темноволосый смуглый мужчина в зелёном кафтане, почёсывающий щетину - мой дядя и по совместительству ректор.


- Мы здесь собрались с вами, чтобы посмотреть, кто из вас прошёл первую часть отбора и готов ко второй, что состоится сегодня же и здесь же, - Агата Крог смотрит на толпу подростков из-под длинных чёрных ресниц, почти полностью закрывающих узкие разноцветные глаза. - Для начала я зачитаю список тех, кто, начнёт своё обучение в классе воина, а затем тех, кому, возможно, уготована участь лекаря. Первые пройдут в правую часть залы, к Георгу.


Плотного телосложения мужчина отошёл от других преподавателей и встал у выхода в правый коридор.


- Вторые отправляйтесь к Василисе.


Коротко стриженная женщина в коричневом комбинезоне подошла к выходу в левый коридор.


- Оставшиеся, - Агата вновь посмотрела на собравшихся подростков, - покинут академию. И, если найдутся желающие, могут попытать свою удачу в следующем наборе.


- Чёрта с два я приду сюда во второй раз, - прошипел парень рядом со мной, - чего вылупилась?


- Ничего, - я быстро отвернулась от него.


- Я Макс, а ты? - послышалось от него.


- Дафна, - шёпотом отозвалась я.


- Приятно.


Вокруг началось волнение, кто-то перешёптывается, а кто-то, кажется, молится богине Луне. Агата Крог, не обращая внимания на небольшое оживление начинает зачитывать первый список. Не все, кто хотел попасть в него, были названы, но мало кто хотел уходить. Вот мимо прошёл Глеб с широко раскрытыми глазами. Не верящий в то, что услышал собственные имя и фамилию. Протиснулся мимо меня и Макс, чьё полное имя оказалось - Максимус. Затем Агата назвала несколько имён, которые, верно хотели попасть в другой класс. Шум усилился.


- Тише, - властно и громко произносит госпожа Крог. - Если вас не устраивает наше решение, то вы можете уйти, или попробовать в следующем году. Однако мы учли все ваши результаты и решили, что вам будет лучше именно в этом классе.


Чувствую, как меня хватают за руку. Это Яна, она взволнованна. Переплетает свои пальцы с моими. В ответ сжимаю кисть сильнее.


- Ну, может и мне лучше быть лекарем? - улыбается, но в голосе слышатся ноты ярости.


- Да, то, что тебя не назвали, ещё не значит, что ты вовсе не пройдёшь.


- А не пройдём и во второй класс, вместе куда-нибудь уедем, да?


- Конечно.


- Агнус Дафна, - как и следовало ожидать, моё имя назвали первым, ведь мало у кого фамилия начинается на первую букву алфавита.


Я отпускаю Яну, мне показалось, что она ещё раз пыталась ухватиться за меня.


- Что? Как у ректора? - послышался шёпот громче, чем при перечислении первого списка. - Разве у него есть родственники? Смотри, как похожа! Но она такая крохотная! Это его дочь? Может, однофамилица? Может, Ангус?


Встаю возле Василисы. Эта женщина осматривает всех своих возможных учеников, но я не смотрю на них, а отвожу взгляд от смущённого и сбитого с толку Глеба, который также смотрит из стороны в сторону, к начинающей плакать Яне. Она там стоит не одна, почти четверть абитуриентов провалилась на вступительных. Внутри меня трясёт, надеюсь этого не видно. Я вижу, как разворачивается и убегает Яна, слышу, как Василиса приглашает нас за собой, краем глаза ловлю как уходит другой класс, в свой коридор.


Как же холодно! Тепло спешно возвращается ко мне, распространяется по всему телу.


- Придурок! Что ты с ней сделал? - Алиса прижимает меня к себе и растирает мне спину. - Ничего, Даф, мы почти приехали. Ещё чуть-чуть и домой.


- Ещё чуть-чуть, и мы будем в Заснежье, а никак не дома, - Каиль смотрит на меня. - И отпусти девочку, Алиса.


- Что это было? - холод потихоньку проходит.


- Моя особая способность. Происходящее всегда понятнее, если увидеть его самому, а не услышать, пусть даже из первых уст.


- Ты меня научишь.


Он хитро улыбается и отрицательно качает головой.


- Прости. Это врождённое, ты либо умеешь, либо нет. И ты, - он тычет указательным пальцем мне в лоб, - не умеешь, человечишка.


- А ты не человечишка?


- Нет, я Страж, - он всё также продолжает улыбаться. - Идём на поиски твоей подруги.


Я удивлённо всматриваюсь в этого парня. Подумать только, а ведь если бы у него были оба глаза, то я бы сразу поняла это, ведь у Стражей глаза разноцветные. А ещё они гораздо искуснее людей в управлении Силы, потому как, по их собственным словам: Стражи гармонируют с природой, и она сама даёт им свою Силу, тогда как человек Силу из природы вытягивает.


Мы подходим к докам, а я как дура продолжаю коситься в сторону Каиля. Его губы растягиваются в улыбке каждый раз, как парень замечает мой взгляд. Резко отворачиваюсь, но затем смотрю вновь. Раньше я из Стражей только Агату Крог и знала. И никак не могла подумать, что в академии есть другие Стражи.


- Вы не видели эту девушку? - уже в пятый раз спрашивает Алиса и тычет на фотографию Яны. - Не обязательно сегодня. Может на прошлой неделе, или месяце? Да, в начале весны, она примерно одного со мной роста.


Всё безрезультатно. Она как сквозь землю провалилась. Вот уже и ребята разбежались, один из них смог воссоздать копии изображения Яны. Он выжег её образ при помощи своей Силы на двух листах. Я с Алисой и Каилем остались втроём.


- Уже очень темно, - заметил он, - не пора ли нам возвращаться?


- Сейчас, - Алиса неохотно вздыхает и резко поднимает руку вверх. С её руки срывается тонкий зеленоватый свет, он поднимается метра на три над нами, в секунду разгорается и исчезает. - Готово.


Это был знак, о котором мы договорились заранее, что пора собираться всем вместе, но не там, где был подан знак, а на центральной улице, возле магазина с всякими статуэтками. Там мы и ждём ребят. Алиса уселась на спинку скамьи, я рядом с ней. Каиль же ходит перед нами взад-вперёд.


Наконец мальчишки возвращаются, у них также нет никакой информации.


- Сейчас нас никто в Подлесье не повезёт, слишком поздно, - говорит один из парней.


- Я не брал с собой денег, - заявляет другой.


- То есть, ты утверждаешь, что прошли те времена, когда существовали настоящие мужчины, и теперь девушки должны платить за вас? - Алиса почти рычит на них. - Может ещё коробку конфет подарить?


- Не откажусь, - Каиль пожимает плечами. - Всё в порядке. У меня деньги есть, должно хватить на ужин.


- На ужин? А где мы будем спать? - Алиса бесится.


- Это ты нас позвала!


- Успокойтесь, - взмолилась я. - Недалеко от города есть приют от храма Луны. Нас там примут с радостью. И, быть может, там знают что-нибудь о Яне.


- Веди, - Каиль потрепал меня по волосам, - или сначала поедим?


Я не успеваю выдать ответа, но мой живот урчит достаточно громко и ясно.


Ужинаем в питейной. Там не находится ни единого свободного стола, но женщинаа за стойкой очень приветлива и с радостью обслуживает нас с одним условием - мы должны включить в заказ хотя бы один алкогольный напиток. И вот в заказ включается сразу три таковых, на пиво нашлись деньги у всех страждущих. Я и Каиль единственные пьём лишь горячий чай.


На улицах уже совсем темно и тихо. Шумная питейная осталась позади, как и доки. И скоро отдалится от нас город Заснежье. На полях совсем тихо. Мы в пустоте и слегка морозном тумане проходим их.


- Ты говорила, что приют недалеко? - говорит Алиса, озираясь по сторонам. - А мы идём в какую-то глушь. Я почти уверенна, что добрый приём означает сон на пропахших мочой матрасах.


- Не ной, тоже мне принцесса нашлась. Это ты пришла в мою комнату и попросила поехать с тобой, - встревает Каиль.


- Мы почти дошли.


И так и есть. Вдали, сквозь тёмную гущу леса уже виднеется каменная стена, за ней возвышается приземистая башенка, виднеется крыша.


- Стойте, - командует Каиль и выставляет в бок руку. - Тише, вы слышите?


Никто ничего не слышит. Юноша всматривается в кусты, возле дороги. Они шевелятся.


Теперь все мы и слышим, и даже видим, что являемся не единственными путниками. Один из ребят зажигает огонёк на своей ладони и запускает его в сторону кустов. Однако, нам никого не видно. Шорох в кустах затих. Мы стоим неподвижно.


Новая волна дрожи проходит по листве, и Каиль бесшумно выбегает вперёд нас и останавливается в паре шагов от шевелящегося куста. Он напрягается.


Последний шорох, и на свет выползает заспанный барсук. Мы все разражаемся громким смехом, спугивая зверька.


- Кто здесь? - вдали женский голос.


Каиль прищуривается.


- Стой! - я пробегаю мимо него. - Это я, Дафна!


Радостно бегу навстречу плотной приземистой женщине. Это мать-настоятельница Катерина. Она удивлена видеть меня, а тем более моих спутников. Ещё бы! Я, Глеб и Яна покинули приют в конце второго месяца года, чтобы поступить в военную академию Ледяного Дракона. До первых каникул ещё месяц, и посему, если только меня не выгнали - меня здесь быть не может.


- О, нет! - об этом Катерина и подумала. - Милая, мне так жаль, что у тебя ничего не вышло. Идёмте же внутрь, я напою вас горячим чаем и уложу спать.


После ужина я смогла объяснить матушке, что всё со мной в порядке. Каиль бесцеремонно заявил: "Нас больше интересует другая ваша воспитанница - Яна".


- А что не так с Яной? - матушка Катерина в испуге положила руку на вздымающуюся грудь.


- Она не поступила, - вновь встрял в разговор Каиль, не давая мне возможности заговорить. - И где она, нам тоже не известно. Возвращалась?


- Нет!


- Куда она ещё она могла пойти? Кого из её окружения вы знаете?


- Каиль, прекрати свой допрос немедленно! - смогла и я вставить слово. - Матушка Катерина, я очень волнуюсь. Мы, понимаете, поссорились в нашу последнюю встречу.


Яна выбежала из залы вся в слезах. Я пошла по левому коридору вместе со своим классом, следом за Василисой. Глеб пошёл по правому коридору, вслед за своим классом. После мы встретились на входе в академию. Со следующего дня мы оба переезжали в общежитие на территории академии, но сегодня ещё нам предстояла последняя ночь за стенами. И мы, весело обсуждая то, что узнали сегодня о будущей учёбе, спускались по каменной лестнице к деревне Подлесье, где сняли комнату в корчме. Там нас должна была ожидать Яна. Мы с Глебом оба готовились подбодрить подругу и предложить проводить её до парома, однако всё пошло не по нашим выдумкам.


- Ненавижу тебя! - едва завидев меня, кричала Яна. - Мы должны были вместе вернуться назад! Это ему улыбнулась фортуна, - она указала на Глеба, - а не нам! Ты поступила только благодаря дяде!


- Но это не так, - пытался вмешаться Глеб.


- Заткнись! - огрызнулась она, а по её щекам текли слёзы. - Предатель!


Она схватила свою сумку и побежала к двери, ведущей в коридор из нашей комнатки. Я загородила путь.


- Подожди.


Яна же просто толкнула меня и побежала дальше. Глеб подхватил меня прежде, чем я упала на пол, но из-за этого он не смог погнаться за Яной. Глеб ещё долго поддерживал меня и смотрел ей вслед, растерянный.


- Ничего, ей надо побыть одной. Вспомни, она всегда была... яркой, - пыталась я приободрить его. - Потом сама вернётся.


- Верно, - отрешённо сказал мальчик. - Всегда так было.


Но в тот день, и после мы её тоже не видели. Мы написали письмо Катерине, она ответила, что Яна не возвращалась и спрашивала, что произошло. Мы не рассказали всего в своём ответе, а только то, что Яна провалила вступительные экзамены. Затем и Глеб, и я пошли искать подругу в Подлесье, после, в каждые выходные мы мотались в Заснежье, но приюта не посещали. Затем забросили и поездки. После почти прекратили общаться друг с другом.


Глеб начал злиться на меня, а Макс за меня всегда заступался. И я как-то всё больше стала проводить времени со вторым, о чём потом жалела.


Я ещё долго рассказывала матушке о том, что произошло. Все мои спутники, включая всем недовольного Каиля, уже ушли спать. Теперь на кухне, в тиши ночи, сидели лишь я и Катерина.


- Кажется, что сейчас уже нет шанса найти её, - я успокоилась и взглянула в фиалковые глаза матушки-настоятельницы.


- Я буду просить Луну дать нам знак.


- Не надо, но спасибо, - я отмахнулась. - Не думаю, что это поможет.


- Может она решила уплыть на материк, - предположила Катерина, как и многие до неё. - Не стоит горевать раньше времени. Малышка, ну, улыбнись! Снег почти растаял, солнце светит каждый день. Ты с Глебом учитесь в одной из лучших академий на островах и даже на материке! А сколько у тебя новых друзей появилось, и даже подруга! Расскажи-ка мне лучше о них.


Я невольно улыбнулась. А что могу рассказать? С Алисой-то делю комнату и общаюсь, это да. А вот про парней ничего не знаю, и познакомилась с ними сегодня.


Рассказываю Катерине о том, как живу и учусь. Умалчиваю о том, что почти не общаюсь с Глебом, что общение с ним стало тяжёлым и практически вынужденным. Пару слов бросаю о своей соседке, что, дескать, очень настойчивая девушка, а потому, хоть и учится на твёрдую тройку, но в остальном своего добивается всегда. О своих оценках говорить не хочется. Это в приюте я была одной из лучших учениц, но в академии отношение преподавателей к студентам оказалось намного строже ожидаемого. И я рискую слететь на вариант платного обучения.


- А как твоя стипендия? Я понимаю, только третий месяц обучения пошёл.


- Никак, - я грустно вздыхаю.


Приходится рассказать, что стипендии я не получила ни одного раза из двух возможных. Оценки мои не дотягивают. И если упаду ещё балла на два... Об этом матушке лучше не рассказывать.


- На что же ты живёшь?


- О, нас прекрасно кормят. И скоро появится возможность подзаработать уборкой или готовкой, всё в самой академии, так что далеко от учебных стен отходить не придётся. Но они берут к себе на подработку только с третьего триместра. Так что зимой уже буду работать!


- А как же уроки?


- А там часа на два-три в день, не волнуйся. Да, меньше буду гулять, но зато свои собственные деньги.


Я привыкла делать вид, что смотрю на жизнь позитивно. Так проще притворяться перед Катериной, что у меня всё хорошо.


Матушка направила меня спать, завтра, с самого утра, меня ожидало возвращение в академию.


Настоятельница снабдила нас кунжутными булочками в дорогу, и уже в первой половине дня мы направились в сторону академии.


На пароме через Бельчанку я смотрела за рекой, пока вдали Алиса ругалась с парнями. После парома девушка жаловалась мне на то, что все настоящие мужчины давно перевелись, и наставляла меня никогда в отношения ни с кем не вступать. А после говорила, что я и сама это должна была уже понять после Максима-то. Я делала вид, что слушаю её, даже иногда кивала и что-то ей отвечала, а сама мысленно сравнивала свою жизнь до и после поступления.


Раньше у меня было двое друзей: Глеб и Яна. Больше я ни с кем, помимо настоятельницы, общего языка найти не могла. Что же у меня есть теперь? Теперь почти не общаюсь с Глебом, с Яной и подавно. Дядя, хоть я и вижу его гораздо чаще, только приходит от меня в бешенство. Общаюсь с Алисой, но не потому, что хочу этого, а больше от того, что мне некуда скрыться от этой девушки. Почти каждый вечер мне приходится проводить в библиотеке, чтобы дотянуть и не упасть с уровня, достойного академии. Раньше я часто делала то, что хотела Яна. Теперь я злюсь на неё ничуть не меньше, чем она злилась в день зачисления.


- Твой дядя ректор в Академии Ледяного Дракона? Да он крутой! - говорила Яна. - Я знаю, как тебе заполучить его внимание! Ты должна стать лучшей в учёбе, только лучший мог бы стать ректором.


- Не расстраивайся, - говорила Яна, - если это не помогло, то давай рванём вместе с Глебом. Вдруг и нас туда примут? Его уж точно, раз и твой дядя Глебушку оценил! Тогда он тебя сразу полюбит.


- Ненавижу тебя! - кричала Яна. - Ты должна была выбрать меня, а не эту сраную академию!


Я поёжилась, толи от воспоминаний, толи от того, что хоть и остался один месяц весны, а снег только начал таять.


И ещё я вспомнила, что завтра понедельник, а я не садилась за домашнюю работу. И первым уроком будет анатомия, её нам преподаёт Лукас. Он меня убьёт.


2

Приходится бегать по коридорам с самого утра, в попытке выудить своих однокурсников. Первое занятие будет спаренным. Не могу сориентироваться, куда-то делись все девчонки! Неужто придётся идти в мужское крыло? Но к кому? Максу верить нельзя, да и общаться с ним не хочется. А Глеб, мне стоит извиниться перед ним, но если объединить просьбу списать с извинениями, то он может решить, что всё дело именно в домашней работе по анатомии.


Делать нечего. И я уже подошла к мужскому крылу. Осталось подняться на третий этаж и дойти до его комнаты. Надеюсь, что Глеб ещё не успел её покинуть.


- Доброе утро, Дафни, - знакомый голос, это Макс.


Я понимаю, что парень загородил мне дорогу, его никак не обойти, разве что прыгать через перила лестницы, а до третьего этажа остался один пролёт.


- Глеб у себя? - они соседи.


- Без понятия.


- Макс, ты можешь быть серьёзным хотя бы иногда?


- Зачем он тебе? - Макс не отходит, более того, он взялся одной рукой за перила, а второй облокотился о стену. - Когда рядом есть я.


- Сгинь, - властно и холодно.


На плечо Максу кладётся рука. Каиль возвышается за ним полный решимости пнуть. Макс вздрагивает и оборачивается, секунды хватает для того, чтобы вся спесь исчезла с его лица, и он отошёл в сторону, пропуская Каиля.


- И ты тоже, - я послушно отхожу к стене. - Шли бы вы оба, до занятий семь минут осталось, малышня.


- Глеб у себя? - почти кричу я на Макса.


- Да ушёл он уже, слышала, скоро урок. Нам тоже надо идти. И что тебе от него надо?


- Ты сделал домашку?


- Какую?


- По анатомии! Какую ещё я могу просить домашку у военки?


- Так не задавали ничего.


- Как?


- Вот так, он ничего не задавал, идём! - Макс хватает меня за руку и тащит в сторону основного здания академии.


Мы заходим в кабинет одними из последних, мало кто рискнёт опоздать на предметы под руководством Лукаса. Кто-то удивлённо охает, кто-то в наглую смотрит на нас. Я не сразу понимаю, что их так интересует, но быстро прихожу в себя и одёргиваю руку.


- Все по местам! - последним в кабинет заходит наш ректор. Он ждёт, пока все усядутся, а затем садится на край учительского стола и начинает вещать: на следующей неделе у вас начинаются ваши первые каникулы. Они продлятся две недели, в это время вы можете остаться на территории академии, либо покинуть её территорию. О своём решении вам необходимо оповестить мою заместительницу, для особо одарённых, госпожу Агату Крог. Оповестить её необходимо до четверга этой недели! - Лукас даёт слушателям возможность записать имя завуча и крайние сроки. - После этих каникул, у вас начнётся настоящая учёба. А сейчас радуйтесь, пока ещё можете. Все всё поняли? Отлично, тогда приступим. Открыли пятую главу. У вас есть десять минут, чтобы ознакомиться с материалом первой задачи. Приступайте!


- Простите, господин Агнус, - Лиза поднимает руку. - А что будет с теми, кто не успеет до четверга?


- Отправятся на озеро и будут убирать там все каникулы, - без тени улыбки отвечает ей мой дядя.


Класс погрузился в тишину. Я послушно открыла учебник на пятой главе и нашла задачу. Она довольно простая, надо записать по каким венам протекает артериальная кровь, а по каким артериям - венозная. Это я знаю ещё со времён, когда жила в приюте Луны и быстро записываю ответ. Спустя ровно десять минут Лукас проходит между партами и собирает листы с ответами. Затем он вывешивает плакат со схематичным изображением человека, перечерченным синими и красными линиями. Затем ректор пишет на доске всего одно слово: "кровь" и начинает занятие.


В первый же перерыв Глеб подходит ко мне.


- Поедешь в приют со мной? - робко спрашивает он.


- Нет, прости.


- Вдруг, Яна там?


- Её там нет. Я была у матушки в эти выходные. Она обещала, что если узнает что о Яне, то напишет нам.


- Почему ты мне ничего не сказала?


- Прости, это было спонтанно.


- Спонтанно отправилась на другую часть острова? Спонтанно? - он смотрит на меня как на безмозглое создание.


- Да, - я киваю, а что ещё делать?


- Тогда, - он делает короткую паузу, что-то обдумывая. - Что же ты будешь делать? Я, всё равно, поеду к матушке и остальным.


- Останусь здесь, Лукас же сказал, что так можно.


- В академии будет совсем пусто. Уверена? Я могу остаться с тобой.


Улыбаюсь Глебу, но в его глупом предложении нет никакого смысла. Я способна провести две недели в одиночестве, думаю, так будет даже лучше. Мне хочется обнять Глеба, растерянно смотрящего на меня, но это лишнее. Он больше на меня не злится, этого достаточно.


- Если мне станет скучно, я что-нибудь придумаю. И надо подтянуть травологию с математикой.


- Тупое занятие, - он начинает хихикать. - Они, правда, думают, что она нам пригодится? Ты будешь людей лечить, а я, - он замолкает.


- А ты будешь их спасать от других людей.


- Верно, - он смотрит в пол.


По коридорам главного здания разносится шум звонка. Нам пора расходиться, теперь по разным кабинетам. Больше сегодня совмещённых занятий не будет.


- Вечером мы идём на пляж. Потеплело, и девчонки хотят пособирать ракушек.


Киваю и, подхватывая свою сумку, убегаю на следующий урок. Мне сложно сконцентрироваться на занятиях, ведь в голову приходит неприятная мысль о том, что у Глеба есть одноклассник по имени Максимус. И Луна упаси, чтобы он тоже пошёл за ракушками. С другой стороны Глеб говорил про девчонок, но ведь он идёт, а значит, там могут быть и другие парни.


После обеда я встречаюсь с Глебом у каменной лестницы, ведущей от главного входа на территорию академии к Подлесью. Помимо него вижу Лизу и ещё парочку его одноклассников. Одна девушка кажется мне не знакомой.


- Идём, или ещё кто-то должен подойти? - спрашиваю я.


- Ещё Милена, - говорит та девушка.


Мы ждём недостающую ещё минут пятнадцать, и всей толпой спускаемся. За это время я успела поболтать с Глебом и познакомиться с Женей. Оказалось, что Женя, как и я учится на лекаря, но уже на втором курсе.


- Я всегда хотела быть как мама, она работает в больнице в нашем городке. Он не большой, на юге Третьего Дома.


- Ух, ты, здорово! - восклицает Лиза. - Там же горячие источники, верно?


- А ещё спящий вулкан, в детстве часто гуляла у его подножия. А ты почему поступила на лекаря? - Женя смотрит на меня.


- Я не хотела поступать на военку.


- А если серьёзно?


- Я на полном серьёзе не хочу никого и никогда убивать, но не уверена и в том, что хочу кого-то лечить. Все эти раны и кровь меня пугают, если честно.


- Тогда можешь собирать свои вещи и уезжать, - серьёзно замечает Женя. - Тебя с трупом уже на втором курсе познакомят! И я говорю не о заспиртованной крысе или лягушке.


Я поёжилась от одной только мысли о том, что придётся рассматривать и копаться в человеческом трупе. С другой стороны, что может быть нагляднее практики? О чём и говорю вслух.


- Я тут подумал, если бы Яна хотела общаться с нами, она бы сама к нам пришла, - словно размышляет вслух Глеб.


Он сел рядом со мной на холодную гальку пляжа. Мы наблюдаем за лёгким волнением воды, пока остальные бродят вокруг в поисках ракушек и красивых камней.


- Может их подтолкнуть? Ты бы мог их сдуть.


- То, что нас всех проверили на способности, и рассказали, кто к какой Силе ближе ещё не значит, что я тут же научился вызывать ветер! - доносится до нас спор одноклассников Глеба.


- Точно, я так и не спрашивала, а какая у тебя Сила?


- Вода, - отвечает Глеб.


- М... - протягиваю я. - И моя тоже. Как думаешь, скоро нас начнут учить управлять ей?


- Когда начнут, начнётся полное сумасшествие. Ты даже не представляешь, какие "кадры" есть в моём классе!


Мы смеёмся. Глеб поднимает один камушек и кидает его в песок. Камень несколько раз отскакивает и почти допрыгивает до воды. Я повторяю за другом и кидаю камень в сторону воды, мой увязает в возможно последнем островке снега в южной части острова.


- Ха! Слабачка, смотри как надо!


Глеб хватает камушек потяжелее и круглее и замахивается. Камень летит высоко, он падает в воду у самого берега, с места его столкновения с водой слышен странный звук. Из воды быстро выползает маленькое белое существо, покрытое пушком.


- Тюлень! - радостно вопит Женя.


- Какой маленький!


- Здесь где-то может быть его мама, осторожней! - кричит Глеб.


Мы сразу же настороженно оглядываемся по сторонам, но продолжаем окружать перепуганного малыша с пронзительными чёрными глазками. Он что-то бурчит и принюхивается. Женя садится на корточки и начинает гладить его по макушке. Чёрные глазки довольно прикрываются.


- Какая прелесть, - я тоже глажу малыша.


Глеб немного успокаивается и присоединяется к нам.


- Надо его в воду, - осторожно предполагает он.


- Здесь нет ни одного тюленя. Он не выживет.


- Не забирать же его с собой?


- Я могу принести ему рыбу! Только сбегаю в Подлесье, - предлагает Лиза.


На нас падают две тени.


- У него один путь - смерть.


Каиль разводит руками.


- Не говорит так! - я встаю в стойку, преграждая собой путь.


- А как ещё это донести до вас, детишки?


- Каиль прав, - кивает Алиса. - Без матери у малыша нет шанса.


- Так что расходитесь, - он достаёт из кармана нож.


- Что ты собираешься делать? - рядом со мной встаёт Глеб.


- Убить, чтоб не мучился. И приготовить, чего мясу зря пропадать?


- Не позволю! - визжит Милена и с кулаками кидается к нему.


Каиль резко поворачивает перед самой девушкой. Она останавливается и с трудом удерживает равновесие, но Каиль, с улыбкой на устах, легко толкает её ладонью в спину. Милена с громким плеском падает в холодную реку. А юноша начинает смеяться и собирается уйти, но Глеб преграждает ему дорогу.


- Мне плевать, что ты будешь делать с тюленем, но за Милену ответишь!


- Ну, давай разберёмся, - скучающе говорит Каиль. Он снимает с плеча сумку и кидает её Алисе.


- Алиса, - я почти умоляю. - Хоть ты скажи ему, этот тюленёнок совсем маленький, нельзя его убивать.


- Хочешь, чтоб он умер сам и в мучениях?


- Нет, я... - не знаю, что сказать. Кажется, она права.


- А хотите, и вас угостим.


- Не хотят они, - за нас отвечает ей Каиль. - Эти детишки едят только то, что не надо готовить самостоятельно. Они не долго продержатся в академии.


Глеб собирается ударить Каиля, но тот ловит его руку и тянет сбоку от себя. Глеб падает на почти вставшую Милену. Теперь они оба в воде.


- Идём, - Каиль спокойно проходит мимо нас к Алисе и по пути треплет меня по волосам. - Как там поиски?


Я ничего не отвечаю. Он хмыкает и уходит.


- Ты их знаешь? - Женя зло смотрит на меня.


- Алиса моя соседка, мне приходится знать её.


- А этот, Каин?


- Каиль.


- Вот-вот, про какие поиски он спрашивал? - Глеб снимает с себя свитер и методично его отжимает.


- Про Яну. Он ездил со мной на выходных.


- К Катерине? - глаза мальчика рискуют выкатиться из орбит. - С ним?


- Это его Алиса позвала, я хотела позвать тебя. Мы вообще в доки изначально собирались и не думали, что в приют поедем.


- Но ты меня не позвала, - Глеб закусывает губу. - Он похож на отморозка, не общайся с ним.


Он смотрит на меня сверху вниз и выжидает, я невольно улыбаюсь. Это так знакомо, Глеб вновь играет в роль старшего братика. Я киваю и обещаю держаться от него как можно дальше. И от Алисы бы пообещала, но она моя соседка.


Солнце село, поднялась луна, а я всё ещё не садилась за выполнение домашней работы.


Уставши, возвращаюсь из библиотеки ближе к одиннадцати часам вечера, стараясь не шуметь, отворяю дверь и понимаю, что это было ни к чему. Посреди комнатки, прямо на полу, сидят Алиса, Каиль и Маша. Каиль сидит в брюках и одном носке. На Алисе кофта и юбка, а рядом лежат чулки и пояс от них. Маша сидит в брюках и футболке, рядом с ней стоят полусапоги и гольфики. Рядом с девушками стоят бутылки пива, рядом с Каилем - нет.


- Присоединяйся, - пьяно и весело произносит Алиса. - Мы тут Каиля раздеваемся.


- Не дождёшься, - огрызается Каиль, не поднимая взгляда от карт.


Я уже поняла, что когда к Алисе приходят подруги, нет смысла просить их разойтись. С детских лет умею засыпать под шум и свет. Вот только наличие парня, да ещё и этого, в нашей комнате - для меня нечто новое.


Беру кофту с длинным рукавом и свободные штаны со своей полки и удаляюсь в ванной, переодеться вдали от ненужных глаз, или глаза.


Стараюсь пройти мимо играющих и уже подхожу к лесенке, но на планку над моей головой ложится мужская рука. Я и не слышала, как он подошёл. Разворачиваюсь и только сейчас понимаю, что теперь Каиль в одних лишь трусах.


- Мы тебе вкусняшку принесли, - говорит Каиль и берёт меня за руку.


Он ведёт к столу. На нём маленькая кастрюлька. Каиль открывает её, и к моему носу поднимается пряный мясной запах. Слюна успевает заполнить рот прежде, чем я вспоминаю, как Алиса с Каилем утащили маленького тюленя, сбив нас порывом ветра. Теперь нарезанные кубики прожаренного мяса выглядят не так аппетитно.


- Я не буду это есть.


- Будешь, или ты думаешь, я просто так тратил своё время на готовку, а затем оборонял для тебя кусочек? Ещё и проиграл чокнутой Алисе? - настаивает он, а затем почти приказывает, - садись и бери вилку.


- Оставь ребёнка в покое, - говорит Маша.


Стою перед столом и оглядываюсь на девчонок в немой просьбе о помощи. Маша, прищурившись, грозно смотрит на Каиля. Алиса пожимает плечами, а затем гладит себя по животу, изображая удовольствие. Я перевожу взгляд обратно на кастрюльку. Каиль уже отодвинул стул и теперь надавливает мне на плечи, чтобы села. Он кладёт в мою руку ложку. А я невольно пробегаюсь взглядом по его накаченному телу.


- Ты, разумеется, можешь и поглядеть, приму за комплимент. Однако не начнёшь есть, я тебя сам накормлю.


- Я не стану есть тюленёнка.


- Он не мучился и умер быстро, - усмехается. - Тебе понравится. Хотя бы один кусочек. Давай, - он берёт второй стул и садится верхом, положив руки на спинку, а на руки опустив подбородок. - Дафна, это вкусняшка, верь мне. Я, как ты заметила, трезвый и знаю, о чём говорю.


Под напором его взгляда, а может от уверенности в том, что меня и сквозь силу накормят, я крепко сжимаю вилку и накалываю самый маленький кубик. Закрыв глаза и глубоко вздохнув, погружаю его в рот и быстро проглатываю.


- Не так, - Каиль смеётся. - Ты должна распробовать вкус.


Он берёт другую деревянную вилку и насаживает на неё кусочек побольше. Затем протягивает к моему рту и растягивает звук: "а". Я отрицательно мотаю головой.


- Даф, прекрати жаться. Если Каиль чего-то хочет, его не остановить, поверь мне.


Удивлённо смотрю на Алису. И это она говорит? Девушка, всегда сравниваемая мной с металлическим тараном, на который наложили пару защитных и усиливающих заклинаний! Каиль улыбается одними губами, но глаз его смотрит серьёзно, тогда как второй, или что там у него, прячется под пластырем.


Я, не пережёвывая, заглатываю предложенный кусочек.


- А кто это у нас здесь? Девушка-удав, - смеётся Каиль.


- Пора уходить, Каиль. Увидимся на экскурсии, - Маша кивает Алисе, - спокойной ночи, Даффи.


- Спокойной ночи, Даффи, - передразнивает Каиль.


- Так у вас завтра экскурсия?


- Да, - отвечает Алиса, собирая с пола бутылки и карты. - У последнего и предпоследнего курса.


- Значит и Каиль поедет?


- Будешь по нему скучать? - она подмигивает.


- Наоборот.


Наконец, забираюсь в свою постель и с головой укрываюсь одеялом. Во рту остался приятный вкус нежного мяса.


Мне отчего-то снится ледяная черепашка на гербе академии, но что-то подсказывает, что изображение не верно. И вот на чёрном полотне вырисовывается змейка с овальной головой и четырьмя рожками, она раскрывает ледяные крылья, и те расходятся в стороны, почти образуя круг. Крылья переливаются от нежно-голубого до тёмно-фиолетового цвета, а затем в них вспыхивают жёлтые искры, искр всё больше. И чёрное полотно светлеет, так ярко, что я хочу спрятаться. Сквозь сон пытаюсь подтянуть одеяло, но не нахожу его и открываю глаза.


Алиса раздвигает шторы и тихо мычит какую-то весёлую песенку.


- Просыпайся, соня, - она оборачивается на скрип лесенки. - Твоё мясо ждёт тебя, но если хочешь, выброси. Я его съесть уже не успеваю, а к вечеру испортится.


- И выброшу!


После ухода Алисы у меня остаётся ещё полчаса до начала занятий. Я остаюсь наедине с маленькой кастрюлькой. Слюна заполняет рот.


- Я же отрезала курам головы и вытаскивала их кишки, - напоминаю я себе о дежурствах на кухне приюта. - Даже разрезала их тушки. И никто не узнает. К тому же, этот тюлень не выжил бы в одиночестве!


Сажусь за стол и погружаю в рот кусочек.


- До завтрака ещё целое занятие, успею проголодаться, - в последний раз успокаиваю себя.


Луна, как же это вкусно!


***


Через день старшие классы вернулись с экскурсии. Об этом все узнали вечером, когда те пришли к ужину в общую столовую. Я сидела за одним столом с Глебом, Лизой и парой моих одноклассников. Несмотря на то, что пустовало всего одно место, к нам подошли двое. Алиса и Каиль. Девушка поприветствовала всех, но её встретило гробовое молчание.


- Ты посмотри, они всё ещё дуются из-за еды!


- Дети, что с них взять, - Каиль подставил для себя стул и сел с другого от меня бока. - Привет, Даффи.


Я поёжилась, захотелось стать черепашкой и спрятаться в панцирь, но боюсь, превратись я в черепашку, Каиль без промедления сварит из меня суп.


- Как тебе моя стряпня? - он самодовольно улыбается. - Вкусняшка же?


- Без понятия, я ничего не ела, - отвечаю гордо.


- Так мы тебе и поверили, - фыркает Алиса.


- Может, вы сядете за другой стол? - не выдерживает Глеб.


- Может, и сядем, - отвечает Каиль. - Ой, что это у тебя в волосах?


Он тянет руку к моей голове и медленно убирает прядку за ухо. Подушечка указательного пальца ложится мне на висок.


- Не надо, - шепчу тихо, но Каиль только улыбается и нажимает чуть сильнее.


Секунды хватает, чтобы он начал смеяться, а я покраснела и уставилась в пол.


- Пойдём, - отсмеявшись, бросает Каиль и манит за собой Алису. Та улыбается, зараза, поняла, в чём дело.


К счастью больше, видимо, никто о его способностях не знает. Я молчу и понимаю, что есть больше не хочу. Стыд волной накатывает на меня. Во рту пряный привкус тюленьего мяса.


- Простите, - быстро лепечу я и встаю из-за стола.


Пока Глеб не успел остановить меня, бегу в свою комнату, в надежде спрятаться ото всех. Мне достаточно только завернуться в одеяло и всё!


Открываю спасительную дверь и так и замираю. Алиса и Каиль сидят на первом ярусе и что-то обсуждают. Они замолкают, заметив меня, и начинают смеяться.


- Пошёл вон! - кричу я на юношу и хватаю его за рукав.


- Погоди, малая, я тебе ещё вкусняшку принёс.


Со злостью смотрю на него, и Каиль замолкает. Он совсем не сопротивляется и, под моим напором, покидает комнату.


- Какая ты грубая бываешь, - замечает Алиса.


Оборачиваюсь к ней, но не нахожу ответа. Молча, направляюсь к кровати, забираюсь на второй ярус и прячусь под одеялом. Снизу раздаётся смешок. Какая же я глупая.


***


Уже вечер пятницы. Завтра последние два занятия, а после две недели отдыха. Глеб обещал прислать мне письмо, если Яна окажется неподалёку от Заснежья, или, если там он о ней что-то узнает. Я же устала от поисков, устала от учёбы, устала ото всего.


Моя жизнь никогда не была особенно счастливой, но весёлых дней в ней было гораздо больше до поступления в академию. А после поступления... Чего только стоит мясо тюленя? Нет, это не мясо, это Алиса и Каиль.


- В стену не врежься, - слышу я из-за спины голос Каиля и невольно вздрагиваю от неожиданности. - О, я такой страшный?


- Нет.


- Как многословно, - он хватает меня за руку и резко разворачивает к себе лицом. - Даффи?


- Не называй меня так.


- А чего это Машке можно, а мне нельзя? Что за дискриминация! - юноша наигранно вскидывает руки и якобы недовольно качает головой. - Ничего не хочешь мне сказать?


- Ты убийца.


- Что? - не понимает.


- Тюленёнок!


- И из-за какого-то жирового шарика ты игнорируешь меня целую неделю?


Каиль оценивающе меня осматривает.


- Ладно тебе.


Я молчу.


- Прекращай, Даффи. Мы же развлекались. Я просто шутил, - он вздыхает и недовольно качает головой. - Идём со мной.


- Нет! - я хочу запротестовать, но он уже тянет меня за собой, крепко ухватив за запястье.


Мы покидаем академию, но не через главный вход и направляемся на восток, к горному хребту. На все мои вопросы и просьбы остановиться Каиль никак не реагирует.


- Та-да! - он отпускает меня, когда мы стоим на берегу Осколка, это небольшое озеро за академией, слева от него возвышается хвойный лес, справа начинается горная цепь. - Теперь мы одни, и тебе не надо бояться говорить со мной.


- Я и не боялась.


Недоверчиво прищуривается. - Так я тебе и поверил.


- Не хочешь, не верь.


- Ты меня избегаешь, но ведь съела же. И не ври, что не понравилось. Я же знаю, что мясо было вкусняшкой!


- Потому и избегаю! Глеб был прав, ты отморозок! - не сдерживаюсь я и перехожу на крик.


Каиль удивлённо смотрит на меня, но молчит.


- Ты опять это сделал, как тогда, с Яной. Я бы и сама про неё рассказала, но ты. Что это вообще за Сила такая? Она не относится к природной! И с мясом. Ты мог бы просто спросить!


- Я понял, - юноша присел на повалившееся дерево и похлопал ладошкой рядом с собой, приглашая меня. - Не говори никому. Меня же исключат.


- А мне плевать.


- Понимаю, с Алисой тоже так было. Больше не буду, веришь?


- Нет.


- Умница, - Каиль улыбается. - Никогда и никому не верь, особенно в этой академии. Эти Силы врождённые, а не взятые у природы. Как я тебе уже говорил, Даффи, я не являюсь человеком. У каждого Стража есть какая-то особенная своя собственная Сила. Нет, не так. У каждой семьи Стражей. Это передаётся из поколения в поколение. Но ты ещё успеешь наслушаться об этом из трудов Заречного. Он долго прожил среди нас и провёл множество исследований. Моя Сила заключается в том, что я читаю людей, быстро и легко. Однако мне этого делать строго-настрого запрещают.


Сажусь рядом с Каилем. Его улыбка невинно расширяется.


- Прощаешь меня?


- Я подумаю об этом.


- Вот и здорово.


- Это не честно. Ты можешь узнать обо мне всё, что захочешь. А я о тебе нет.


- Это всё? Тогда давай сыграем в вопрос-ответ. Будем по очереди спрашивать друг друга и отвечать правдой. А не интересно, тогда давай играть в "я никогда не".


- Это как?


- Это когда один говорит, к примеру, я никогда не целовал парней. И ты выпиваешь, а затем ты говоришь, что никогда не целовала девушек, и выпиваю я. Учти, я пью только крепкий чай.


- Мне кажется, в такой игре должен быть алкоголь.


- А у тебя с чокнутой Алисой куда больше общего, ты меня разочаровала.


- И ты никогда не пил алкоголя?


- Один раз. Пришёл домой с прогулки. Там много бегал, и очень хотелось пить, а на столе стоял стакан. Я решил, что это вода и глотнул одним залпом, - он поёжился. - Там был самогон. А ты?


- Никогда.


- Вот видишь, игра в вопрос-ответ куда интереснее. Спрашивай, что тебя ещё интересует?


- Как ты познакомился с Алисой? Ведь вы с разных годов обучения.


- Когда я только поступил, - Каиль прикрыл глаз. - Надо мной пробовали издеваться, из-за моих глаз. Она встала на мою защиту, а потом оказалось, что всё это лишь фарс. Алиса отвела меня на это озеро...


- Идём, милый Каиль, я покажу тебе самое красивое место на этом грёбаном острове.


- Ты не права, Алиса, - мальчик послушно шёл за новой подругой. - На этом острове много красивых мест. В северной его части, только ваших там почти нет.


- А здесь нет ваших, - посмеиваясь ответила Алиса. - Красиво!


Перед мальчиком открылся вид на замёрзшее озеро, припорошенное снегом. Он облизнул потрескавшиеся губы и довольно кивнул. Ему бы понравилось и в пустыне, если бы там стояла эта улыбчивая высокая девушка.


- Только нам надо пройти ещё немного дальше. Вон туда!


Она указала на расщелину у подножия горы и сразу же направилась к ней. Мальчик пошёл следом, вдоль спящего озера.


Из расщелины тонкой, но бойкой струёй бил ключ. Его воды смешивались с водами озера, в этом месте льда не было.


- Потрогай, какая горячая.


Мальчик послушно наклонился, подставляя ладонь под струю. В спину ему дунул сильный, невесть откуда взявшийся ветер, и мальчик упал в озеро.


- Сдохни, выродок! - услышал он голоса. - Молодец, Алиса!


Красивая девушка ушла к компании ребят, которые, как оказалось, поджидали их там, не обернувшись.


Благодаря горячей воде ключа в том самом месте, куда упал Каиль, было тепло, ни смотря на зиму, но сильный поток ещё долго не давал ему выкарабкаться на сушу.


Когда же у Каиля получилось выбраться из воды. То сил на что-либо ещё не осталось. Он свернулся в позе эмбриона на снегу и обнял себя, замерзая и засыпая. Оказавшись на краю между реальностью и сном, мальчик вспомнил о Силе теней, присущей всем Стражам, и направил одну в академию, прося о помощи у единственной, кто могла бы услышать подобный зов и придти на помощь.


- Агата, - из последних сил произнёс мальчик и погрузился во тьму.


- Но потом вы подружились?


- Потом я ей отомстил, и всем остальным тоже, - он зло ухмыльнулся, вспоминая что-то ещё. - И, да, ты права, малявка. В итоге мы подружились. И больше никто надо мной не издевался. А ещё, меня хотели исключить, но это совсем другая история.


- Мне было холодно, но не так уж и сильно. Что плохого могло случиться от прочтения?


- От прочтения - ничего.


Я не рискнула спросить Каиля о том, что он тогда натворил. Юноша уставился на водную гладь.


- Держись подальше от чокнутой Алисы.


- Она тоже говорит мне о тебе, не в смысле, что ты чокнутый.


- Я понял это, - теперь он смотрит на меня. - Тебе не надо бояться. Я никогда не нападаю без причины.


- И какая причина побудила тебя напасть на тюленёнка?


- Он бы и так умер! Оставь ты уже эту тему в покое, а то больше никогда и ни чем тебя угощать не буду! И ириски тоже себе оставлю.


- Какие ириски?


- Оу, - он словно только сейчас о чём-то вспомнил и полез в свою сумку. Достал маленькую коричневую коробочку. - Это тебе, подарочек с экскурсии. Там, правда, парочки не хватает.


- Спасибо. Ты за этим вылавливал меня всю неделю?


Каиль кивнул.


- Мы же не увидимся две недели! Хотел, чтоб у тебя была причина меня вспомнить. С другой стороны, что мешает мне съездить на денёк в твой приют? Дорогу я запомнил.


- Я туда не поеду. Остаюсь в академии.


- Что же ты сразу ни сказала?


- Ты не спрашивал.


- Верно, - он задумался. - Так даже лучше. Чем больше народу останется, тем больше шансов, что Крог придумает что-то интересное. Она всегда что-то придумывает. Я знаю, я домой раз в год езжу. Когда каникулы в полтора месяца!


- Так ты останешься здесь? А почему?


- Скажу тебе маленькую тайну, - он поманил меня, и я пересела ближе. - Моя фамилия - Крог.


- Она твоя мама?


- Сестра, но ты почти угадала.


- Но ведь ты можешь ездить к родителям?


- Я и езжу, на полтора месяца в год. Они очень занятые. Нет никакого смысла ездить чаще. Теперь моя очередь, - он закусил нижнюю губу. - Что случилось с твоими родителями?


- Моя мама умерла во время родов.


- Прости.


- Ничего, - я с трудом улыбнулась. - Отца у меня никогда не было.


- Так не бывает!


- Ну, может и был, но вряд ли он и сам знает, что имеет дочь. Лукас говорил мне, что у мамы не было постоянного мужчины.


- Может он наврал?


- Не думаю. Если бы у меня был любящий отец, то он никогда бы не оставил меня, - ну вот, глаза заволокло слезами.


- А вдруг и он умер, а Лукаса с ним просто не успели познакомить.


- Нет! - сорвалась на крик. - Не было такого. Лукас мне всё рассказал. Я... моя мама... она меня не хотела.


Горло будто сковывает невидимая стальная перчатка. Больше не могу говорить, да и нужно ли ему знать о том, как мама приходила к матушке Катерине и просила ту сделать аборт, но срок оказался слишком большим, и настоятельница отказалась? Я плачу, вновь переживая подслушанный когда-то разговор между Катериной и Лукасом. Поворачиваюсь к Каилю, чтобы сказать : "не обращай внимания, сейчас пройдёт", но непослушные слёзы ускоряют свой темп.


- Обнимашки! - радостно произносит Каиль, и вот я уже у него на коленях, он обнимает меня и укачивает, словно баюкает младенца.


И потихоньку мне становится смешно.


- Так гораздо лучше, - Каиль стирает большими пальцами слёзы с моих щёк. - Никогда не плачь о том, что уже прошло. Это же даже не с тобой было!


- А с кем же?


- С другой маленькой девочкой. Которая была младше тебя, у неё, возможно, даже интересы и вкусы были другими, - он говорит так, будто читает лекцию скучающим студентам. - За год кожный покров полностью сменяется, а кровь - за три или четыре года. Только глазные яблоки никогда не растут. И это значит, что ты совсем другая. Уверен, что и молочные зубы у тебя уже все выпали?


- Один остался.


- В четырнадцать? - Каиль искренне удивляется.


Киваю, и мой взгляд натыкается на коробку ирисок. Снимаю крышку, смех непрошено вырывается из меня.


- Пары не хватает, говоришь? Да ты пол коробки сожрал. А я думала тебя угостить.


- О, при много благодарен, - и без спросу набирает в руку сразу три конфеты.


Начинаю смеяться ещё сильнее, он тоже.


- Очень вкусно, - сообщаю, попробовав парочку.


- Недоверчивая стрекоза.


Я давлюсь ириской и вопросительно смотрю на Каиля. Чего это "стрекоза"? Он только пожимает плечами.


- Давай ещё поиграем? - кивает. - Так-с, Каиль, зачем Стражу академия Ледяного Дракона?


- Потому что владеть Силой не достаточно, когда живёшь среди людей, - он серьёзен как никогда. - Очень полезно также владеть физическим оружием. А ты здесь зачем?


- Моя подруга, - начинаю мяться, но ничего не могу с этим поделать, - Яна предположила, что поступление поможет привлечь внимание Лукаса.


- Помогло?


Нет. Не помогло. Но я молчу и глупо улыбаюсь. Если скажу хоть слово, вновь заплачу. Каиль не настаивает.


3

В субботу днём я попрощалась с Глебом. Он в очередной раз пообещал дать знать, если услышит о Яне. Я в очередной раз пообещала, также написать ему, если что узнаю. Затем было прощание с Алисой и с Машей, с одноклассниками. И так совершенно незаметно наступил вечер.


Сижу в коридоре на холодном каменном подоконнике и наблюдаю за тем, как целая орава студентов и не только спускаются по каменной лестнице к Подлесью. После обеда в академии сильно затихло и опустело. Я уже узнала, что остаётся около девяти студентов со всех курсов. Учитывая, что курсов пять, а класса - два, я ожидала ещё меньшего количества ребят.


- Эй! Все собираются у кабинета ректора, - зовёт меня Каиль. Он единственный из оставшихся, с кем я знакома.


Бегу за ним к указанному кабинету. Там уже все собрались. По центру стоит Агата, она кивком отмечает наш приход.


- В понедельник мы с вами отправимся к озеру и немного приберёмся на берегу. В четверг отправляемся на двухдневную экскурсию в Ардор.


- На материк? - радостно спросил кто-то.


- Да. Это будет полезно для вашего общего развития, - деловито продолжает госпожа Крог. - Там мы посетим исторический музей и оперу, а на второй день.


- Оторвёмся и будем развлекаться!


- Не перебивай меня, Каиль. На второй день нашей экскурсии мы удачно попадаем на день города, а вечером отправимся обратно в академию. В среду второй недели в академию приедут важные гости, так что после возвращения с экскурсии все будут заняты наведением порядка в самой академии.


Кто-то тихо застонал, другой чертыхнулся.


- В остальное время вы будете свободны, завтра с утра я вывешу на центральном стенде расписание преподавателей. Вы можете посмотреть, кто и в какие часы будет на своих местах, и сможете обратиться к ним, дабы, при необходимости, подтянуть свои знания. На этом всё, спасибо за внимание.


- Я думал, будет что поинтереснее, - Каиль широко улыбается сестре.


- Лучше думай о своей учёбе, - отвечает строго.


Ребята собираются расходиться, но Каиль всех тормозит. Похоже он знает каждого из оставшихся. Парень ждёт, пока госпожа Крог скроется за поворотом.


- С понедельника начнётся работа, но не сегодня. Кто за то, чтобы устроить вечеринку, скажите "дракон"!


- Дракон! - повторяю я со всеми.


***


Мы заканчиваем развешивать гирлянды по общей зале в отделении военки.


Как и обещал Каиль, он нашёл всё, что нужно для вечеринки. Подготовкой же занимаемся всем скопом.


Одна девушка со старших курсов лишь плавным движением поднимает ладони к потолку, и вокруг неё взлетают длинные бумажные завитки разных цветов. Они хаотично приклеиваются к потолку. Каиль и ещё несколько юношей принесли в залу два фонографа.


- Разве одного будет недостаточно?


- Недостаточно, - уверенным тоном отвечает мне Каиль и скрещивает руки на груди.


Он смотрит на меня сверху вниз, но это только из-за большой разницы в росте. Я привыкла всегда быть ниже своих сверстниц и сверстников, а он, плюс ко всему, один из самых высоких студентов в академии.


Кто-то принёс с кухни еду и соки, Каиль достал из своих припасов красный чай для заварки. Другие достали откуда-то алкоголь.


Кто-то танцевал, кто-то играл в карты. Одни веселились от души, другим влиться в общее веселье помогала выпивка. Я сидела на диванчике и грызла очередной бутерброд с бужениной. В моём стакане яблочный сок, рядом невысокая пухлая чашка из стекла. В ней плавают, расцветая, чаинки, окрашивая горячую воду в красный.


Хозяин чашки танцует медленный танец с рыжей девчушкой по имени Лариса. Она островитянка, и у неё характерная для острова бледность, которой я лишена.


Они могут не помнить моего имени, но никто не забывает моей фамилии - Агнус, слишком уж похожу на своего дядю. И никто из оставшихся не постеснялся спросить меня о том, по какой линии он мне родственник. Будто это важно?


А я смотрю на довольного Каиля. Он шутливо поклонился Ларисе и уже протягивает руку другой девушке для следующего танца. Отчего-то мне не очень приятно видеть, как он развлекается с ними. Силюсь отделаться от глупых мыслей. Не ревную же? Или ревную? Сильнее сжимаю стакан в руках.


- Давай играть в "пьяницу", - ко мне подсаживается Лариса.


- Их и без игры полно.


- Ты что, никогда не играла? - она искренне удивляется.


Я отрицательно мотаю головой, и девушка тянет меня за собой в другую часть залы, где нас уже ждут ещё две девчушки.


- Смотри, Даф, - Лариса берёт в руки колоду карт. - Убираем всех джокеров, они не нужны. Шестёрка здесь самая маленькая, а значит, она будет всех бить. Сейчас я раздам по кругу всем карты. Не трогай свою стопку, - предупреждает она мои движения. - Переворачивать и смотреть на свои карты нельзя! Мы станем класть по одной в центр, всегда только сверху.


Неуверенно повторяю за всеми и кладу карту из своей колоды в центр, обложкой вниз.


- Чья карта самая большая, тот и забирает все себе и кладёт их вниз колоды. Только здесь две шестёрки, - Лариса хмурится. - Значит, забирает тот, у кого шестёрка.


- Но их две, - напоминаю я.


- Да, потому мы сделаем с тобой так, - улыбается мне моя оппонентка, у которой, как и у меня выпала шестёрка.


Она берёт верхнюю карту со своей колоды и кладёт в центр. Я повторяю. Моя дама, её - туз. Девчушка ухмыляется и забирает все карты себе, ведь её больше. Так мы сидим совсем не долго, четвёртая выходит из игры.


- Всё? - спрашиваю я. - Мирта выиграла?


- Нет, я проиграла. Выиграет та, кто соберёт всю колоду.


Мы продолжаем втроём, но очень быстро Лариса выигрывает.


- Ещё разок?


- Я с вами, - сообщает Каиль и начинает тасовать колоду.


Меня не очень заинтриговала "пьяница", но я передумала выходить из круга. Через несколько конов, играющих было восемь. Я сидела рядом с ними, но уже не играла, а смотрела за тем, как быстро исчезают и возрастают их колоды. Кто-то крикнул "жулик!", но свидетелей не нашлось, и проигравший остался ни с чем. Затем Каиль придумал давать щелбаны тем, кто попадает на вылет. Карточная игра обрела новые обороты, хотя желающих играть поуменьшилось.


Фонографы стояли в разных концах залы и играли не очень громко, а потому в разных же концах залы слышалась различная музыка, но теперь оба они молчали, прокрутив пластинки до самого центра.


Половина ребят разошлась по своим комнатам, а я осталась с картёжниками. Теперь очередь "дурака". Лариса вышла из игры и подсела к Каилю, положив голову на его плечо. Он улыбается ей, и они о чём-то шепчутся. Не обращай внимания, Дафна, он старше тебя, и ему нравятся его ровесницы, всё правильно и так и должно быть. Более того, по признанию самого Каиля, когда-то ему нравилась Алиса. Алиса даже старше его. Рыжая, как и Лариса.


- Нет, я сказал, - разрывает тишину раздражённый голос юноши. - Мне надоело, всем спокойной ночи.


Он резко кивает головой и покидает залу, взяв свою сумку, кажется, юноша нигде с ней не расстаётся.


- Что случилось? - Мирта, как и я ничего не поняла.


- Он дурак, - обижено говорит Лариса и тоже бросает свои карты. - И игра дурацкая.


- А если конкретней? - теперь интересуюсь я.


- Что конкретней? Все парни тупые.


- Что это с ними?


- Я откуда знаю? Я же не слышала. Может, и нам спать пойти?


- Ага, а уберём здесь завтра.


Окидываю залу взглядом. Грязная посуда, остатки недоеденной пищи. Отвалившиеся с потолка бумажные завитушки валяются то тут, то там.


- Завтра, - сегодня никаких сил уже не осталось.


С рассветом возвращаюсь в крыло военки. По зале уже бродит Мирта с мусорным мешком в руках, она с улыбкой приветствует меня, улыбаюсь в ответ.


Так, почти до самого конца уборки, мы и остаёмся вдвоём. Затем к нам присоединяются Каиль с другом. Они относят самое тяжёлое по своим местам. Сегодня Каиль с самого утра без настроения. Однако одет, как никогда прежде я его не видела. Чёрные выглаженные брюки со стрелками. Чёрный жилет на двух пуговицах с шикарным атласным бантом сзади, поверх белой рубашки с квадратными чёрными пуговицами. Чёрные волосы юноши заплетены в короткую косу, в них переплетена белая атласная лента, оканчивающаяся не менее пышным бантом. Правый глаз, как и всегда, спрятан ото всех. Сегодня под красной кожаной повязкой, цепляющейся за уши. И только старая потёртая серая сумка на ремешках-застёжках может испортить вид. Однако куда сильнее внимание привлекает длинное разноцветное перо-серьга с множеством цепочек в левом ухе.


- Чего уставилась? - спрашивает надменно.


- Интересно, куда нарядился.


- У меня сегодня день рождения, - признаётся Каиль.


- Поздравляю, - мне отчего-то стыдно, что без подарка. Но я ж не знала. - Я не знала.


- Конечно, не знала, - он усмехается и треплет меня по волосам. - Я тебе не говорил.


- Тогда почему вечеринка была вчера?


- Мы отмечали начало каникул, - он наклоняется к моему лицу. - Сегодня же вечеринок не будет.


- Ты нарядился, но не думаешь отмечать?


- Кто сказал? - он загадочно улыбнулся, предвкушая что-то, чего я не знаю. Наклонился совсем близко, - не сейчас.


- Так не честно, - буркнула я. - Это значит, тебе уже восемнадцать?


- Нет, семнадцать.


- Но как же так, ведь в академию принимают с четырнадцати!


- Не всегда, - юноша выпрямился. - Если четырнадцать исполнится в первом полугодии, то при хороших показателях могут принять и в тринадцать.


- И на платном отделении? - хотела я съязвить.


- Бюджет, - он цокнул языком и чему-то кивнул.


Сложно поверить, ведь я видела его имя в списке, и оно было обведено в красный прямоугольник. К слову, у каждого класса есть список студентов. Они записываются сверху вниз на специальной для списков деревянной панели и висят в главных залах военки, либо травников. Наверху имена тех, чьи оценки по основным предметам лучше сокурсников. Для особо одарённых, как я, или Каиль, или ещё кто, есть жёлтые и красные прямоугольники. В жёлтые обрамляют тех, кто отстаёт по предметам дополнительным, но держится на уровне по предметам обязательным, как я. Красные для тех, у кого есть проблемы с предметами основными, как у Каиля, к примеру. И да, он второй в списке своего класса, но в красной рамке.


Ещё есть чёрные рамки, это ужасно, но так бывает, что кто-то умирает. Их имена убирают из списков лишь со следующего учебного года, тогда умерших перемещают в другой список, который также есть и у травников, и у военки, там имена записаны в ряд, а рядом с каждым именем годы жизни.


- Ты выделен красным. Хочешь сказать, что учишься бесплатно?


- Моя сестра здесь работает, съела?


- Нет, ничего я не съела.


- Я учусь бесплатно. У меня всего по одному предмету плохие оценки, так что, если нужен репетитор - обращайся.


- И по какому же предмету следует обращаться не к тебе?


- По тому, которого у тебя никогда не будет. Построение тактики и ведение группового боя. Георг говорит, что я не умею биться в группе. Одиночка, но это тоже не плохо, если никто не станет мешаться под ногами.


- Значит, ты не сможешь пойти на службу.


- Во-первых, почему это? Во-вторых, зачем мне это? В-третьих, никогда не вспоминай о плохом с утра пораньше!


Теперь, когда я знаю, что у Каиля день рождения, я обязана ему что-то подарить. Только что?


Роюсь в своих вещах, вытряхиваю каждый карман и огорчённо вздыхаю. Денег почти не осталось. И если потрачу эти, то уже не смогу посылать матушке Катерине письма. А что я смогу купить на экскурсии? Агата ясно дала понять, что у нас будет время побегать по магазинам, но я не смогу ничего привезти.


Складываю монетки в подобие башенки и с грустью смотрю на мелочь. Каиль мой друг. Я была слишком глупа и часто покупала сладости, не думая о последствиях.


- На что же вас может хватить? - говорю вслух и складываю остатки сбережений в кошелёк.


В одиночестве спускаюсь к Подлесью. Вот в Заснежье я точно знаю один замечательный магазин с кучей безделушек, кажется, Каиль из тех парней, которые не отказываются от украшений. И правда, на нём всегда есть какой-то браслет или кольцо, или подвеска. Сегодня даже серьга была не простым гвоздиком или кольцом.


Однако у меня в запасе нет шести часов, чтобы съездить до Заснежья и вернуться, да ещё часа, чтобы там бродить, и приходится ограничиться лавками Подлесья. А может у меня и есть шесть часов, и даже больше, ведь можно и вечером подарить, но ехать так далеко одной неохота. И, если быть честной, то двадцати драконов не достаточно на покупку украшения.


Его сумка совсем стёрлась, но это не вариант. Мне хватит на то, чтобы купить ему семь-восемь запеченных яблок. Станет ли он их есть? Может ничего не дарить?


В голове сразу забилась мысль об ирисках, привезённых им с экскурсии для меня. Такая коробка стоит драконов пятнадцать. В итоге Каиль съел её половину, значит, сладкое он любит.


Я поглядываю на прилавок со сладостями.


- Куплю нормальный подарок ему, и больше никому не смогу, но я ведь смогу устроиться на подработку уже через триместр. И получу первые деньги в конце третьего триместра. Это только в следующей весне, - рассуждаю я вслух, а сама смотрю на прилавок, взгляд натыкается на квадратную плитку шоколада с какими-то орешками, которая будто специально стоит десять драконов. - Впрочем, останется половина. Дайте одну.


Какая глупая, мне же не во что завернуть подарок. Простая бумажная обёртка серо-коричневого цвета перевязана бечёвкой, как и любая шоколадка. Несу к себе и пишу в уголке упаковки одно единственное слово "поздравляю". Даже стыдно дарить такое убожество. Однако больше мне ничего не остаётся.


***


Вот я уже на пороге военного крыла общежития. Поднимаюсь по лестнице на его этаж. Стою в коридоре, надо пройти его весь. Вокруг непривычно тихо. Ещё бы: почти все разъехались. Медленно иду по пустому коридору, обнимая шоколадку.


Подхожу к заветной двери, на ней весит табличка. Улыбаюсь и трижды стучусь.


- Можно? - спрашиваю тихим голосом и открываю дверь, руку с шоколадкой завожу за спину.


Внутри, как и ожидалось, Каиль. Он лежит на нижнем ярусе, лицом в подушку. Зову его по имени, но юноша не реагирует. Протягиваю руку, но останавливаюсь, так и не дотронувшись до плеча. Жаль будить.


На тумбе рядом с кроватью лежит карандаш и кожаная красная повязка на глаз. Значит, если его перевернуть, то я увижу, что же с ним не так. Он, конечно, разозлится, но разве оно того ни стоит?


Смотрю на спящего Каиля, но смелости развернуть его не нахожу. Беру в руки повязку, прохладная. Кладу её на место, рядом шоколадку, дописываю на обёртке "от Даффи" и собираюсь покинуть комнату. Пусть спит.


Подхожу к двери и слышу, как позади раздаётся скрип. Я вздрагиваю, замираю, оборачиваюсь. Каиль сидит на краю и смотрит на меня. Один глаз чёрный, второй прячется за обёрнутой шоколадкой. Каиль держит её в левой руке и улыбается.


- Спасибо, - складывает беззвучно губами и хлопает ладошкой по кровати рядом с собой.


Сажусь рядом с ним.


- Закрой глаза и не подглядывай, - командует Каиль.


Послушно закрываю глаза и слышу, как он откладывает шоколадку, щёлкает резинка.


- Теперь открывай, - повязка вновь на глазу. - Угощайся, - он разворачивает шоколадку и читает, - Даффи. Мне казалось, тебе не нравится такой вариант твоего имени. Я ошибся?


- Нет, просто я по-новому взглянула на звучание.


Его губы улыбаются, но взгляд серьёзный и немного настороженный. Юноша поправляет выбившуюся прядь моих волос и заправляет её за ухо.


- Много разглядела?


- О чём ты?


- Да ладно, ты зашла в комнату спящего парня и ничего не делала?


- Я принесла шоколадку, - сконфуженно.


- Хм, - он расслабляется. - Давай играть в вопрос-ответ. Почему шоколадка?


- Тебе не нравится?


- Эхма, не нарушай правил, деточка. Сначала ответь, потом спрашивай сама.


- Я не знаю. Просто, увидела её и захотела подарить тебе.


Он смотрит на меня с прищуром. Затем кивает, что-то обдумав, и ухмыляется. С криком "обнимашки" Каиль сдвигает меня себе на колени и крепко сжимает в руках, будто куклу.


- Каиль, - открывается дверь в комнату, и входит Агата. Она осматривает нас и по-своему оценивает то, что предстало её взору. Её прекрасное личико перекашивается от омерзения, но лишь на секунду. И вот перед нами вновь непроницаемая и всегда безэмоциональная госпожа Агата Крог. - Маленькая Агнус, попрошу покинуть вас эту комнату немедленно. Студенты разных полов не могут оставаться наедине в закрытом пространстве, я буду вынуждена записать в вашем деле о нарушении правил академии Ледяного Дракона.


- Да ладно тебе.


- Ещё слово, и в твоём деле тоже появится запись.


Я бы и рада встать да сбежать из-под пристального взгляда заместителя ректора, да только Каиль рук не разнимает, а наоборот, сжал их ещё крепче, лишь только почувствовал мою попытку высвободиться.


Он грозно смотрит на свою сестру. Та - холодно на него. Их молчаливая перепалка длится с минуту. Затем Каиль чертыхается и отталкивает меня, но стоит сделать шаг к выходу, как юноша хватает меня за руку и рывком кидает на кровать, а сам встаёт, загораживая меня от Агаты.


- Каиль.


- Агата, - также спокойно и тихо, как и молодая женщина произносит Каиль и повторяет её позу, - покиньте эту комнату, или вы не знаете, что вламываться без стука в комнату студента противоположного пола запрещено? Особенно, если весит табличка.


Она бросает ему пухлый конверт и разворачивается на невысоких каблучках.


- Я больше не стану выгораживать тебя, - бросает она и уходит.


Сижу, подобрав под себя ноги. Каиль устало опускается рядом со мной. По нему ручьём стекает пот, и только сейчас я понимаю, что здесь происходило что-то ещё, помимо их краткого разговора.


- Тебе, наверно, стоит уйти, прости, - произносит юноша с отдышкой.


- Как ты себя чувствуешь?


- Всё хорошо, - отвечает он, с трудом улыбнувшись.


Я недоверчиво смотрю на Каиля, и уходить не собираюсь. Он с трудом с трудом держит глаз открытым и сидит громко дыша.


- Ну что ты уставилась?


- Я беспокоюсь.


- Какая милашка, но это, ни к чему.


Он тянется ко вновь выбившейся пряди. Глаз Каиля закрывается, а сам он валится на меня. Пытаюсь приподнять юношу и выползти из-под него. Какой тяжёлый!


Что же мне делать? Хожу по его комнате. Каиль лежит на постели без сознания. И вдруг в голову приходит единственно верная мысль.


Бегу в лазарет.


Вскоре Каиля переносят на больничную койку, затем прибегает Агата, она прогоняет меня и велит мне держаться от Каиля как можно дальше.


- С чего бы вдруг?


Ладно, так сказала Алиса, ладно - Глеб. Больше я такого слушать не хочу!


- С того, - Агата говорит достаточно тихо для того, чтобы лишь я слышала её слова, - что я могу сделать так, что твоего друга, Глеба Седова, исключат.


- За что вы меня так ненавидите? - я стараюсь говорить также тихо, но голос дрожит от ярости.


- Ненавижу? - она остаётся спокойна и непоколебима. - Я защищаю тебя, дурочка. Ты знаешь, что Каиль поступил в академию Ледяного Дракона в 1302-ом году? Тогда сходи в общую залу класса боевых магов и взгляни на доску студентов, посмотри, сколько студентов мы потеряли в тот год. И посмотри на список утраты в классе лекарей. И больше никогда не приближайся к Каилю.


***


Я стою в общей зале. Вчера здесь была вечеринка. Тогда-то я и высмотрела Каиля в списках. Теперь высматриваю список утраты:


Андрей Мазур 1288-1302


Венера Луговская 1288-1302


Дейк Роджерс 1288-1302


Томас Вишневский 1289-1302


Олег Каменских 1287-1302


Многовато смертей для одного года.


В общей зале лекарей ещё двое умерших в 1302-ом году.


Каиль говорил, что его отвели на замёрзшее озеро, значит, была зима, или ранняя осень. Если так, то все они могли умереть в период с десятого по двенадцатый месяца того года. Я переписала их имена в блокнот, чтобы затем спросить Каиля и понять, причастен ли он к их смертям. Только вот, как это провернуть?


Меня начинает трясти от одной только мысли о том, чтобы спросить об этом. Легче будет дождаться окончания каникул и расспросить обо всём Алису. Она ведь была среди тех, кто над ним издевался, а теперь дружит с Каилем. Разве могла бы она с ним подружиться, если бы он убил её друзей? Нет, разумеется!


Это успокоило меня, ненадолго. После пришла новая волна дрожи, страха, паники.


***


Каиль спит, он всё ещё в лазарете. А я так устала после уборки у озера, что даже завидую его недугу. С другой стороны я злюсь на Агату Крог за то, что она сотворила со своим братом. Ведь это точно её Сил дело! Более того, она собрала нас всех после уборки и сообщила, что экскурсия отменяется, так как мы не можем никого оставить в академии. Что за глупость?


Сижу на стуле рядом с Каилем, но не смотрю на него. Какой смысл? Он не просыпается, только, бывает, начинает вертеться, но вновь успокаивается. А если не успокаивается, то я, или медсестра, кладём ему на лоб прохладный компресс.


Это довольно скучное занятие - сидеть возле спящего, и ждать, когда он проснётся. Забавно, но теперь его глаз перевязан бинтом, не сам же замотался?


- Даффи, - очень тихо.


Я улыбаюсь, Каиль улыбается в ответ. Он садится, немного слабый, но выглядит гораздо лучше, чем тогда, сразу после перепалки с Агатой.


- Как ты?


Только отмахивается. Спрашивает сколько времени, называю заодно и день недели.


- А моя шоколадка ещё цела? Тогда принеси, надо мозги подбодрить.


Киваю и убегаю за шоколадкой, когда возвращаюсь, Каиль стоит возле постели и застёгивает последние пуговки своей праздничной рубашки, нагибается за жилеткой.


- Где моя повязка?


- В комнате, - я отдаю почти нетронутую шоколадку.


Каиль кивает. Он стоит с жилеткой в руках и не двигается какое-то время, затем смотрит на меня.


- Ты ходила на уборку территории? А свободное время? Всё здесь провела? - интересуется он, я согласно киваю. - Глупенькая, своих дел нет?


- Да как-то не нашлось.


Он жмурится на пару секунд и по-кошачьи плавно потягивается. Я слышу его коронное "обнимашки", а затем юноша притягивает меня к себе и целует в макушку.


- Спасибо, за твоё беспокойство, - шепчет.


И под внезапным порывом радости обнимаю Каиля в ответ. Он коротко и звонко смеётся, треплет меня по волосам.


- Теперь надо поесть нормальной пищи, - заявляет юноша. - Пойдёшь со мной в столовую?


Почему бы и нет? Думается мне, и мы уходим из лазарета. Теперь Каиль останавливается и осматривает себя с беспокойством. Его рука, будто инстинктивно, ложится на грудь, но не находит там ожидаемого ремня.


- Где моя сумка? - он почти рычит.


- В комнате.


- Отлично. В комнату. Потом в столовую, - чеканит.


Стою на месте, Каиль делает несколько шагов и оборачивается на меня. Агата ясно дала понять, что против моего с ним общения. Одно дело было приходить сюда, но теперь. "Ты - умная девочка, придумаешь отговорку" - сказала мне Агата. Только в голову ничего не идёт. Может, так ему и сказать, а он поймёт?


- Прости, я вспомнила, что должна пойти к Василисе, у неё было какое-то поручение.


Каиль угукает и идёт дальше один.


Я не хочу его избегать, да и такой вариант совсем даже и не вариант. В прошлый раз Каиль насильно вывел меня с территории. И тогда же намекнул, что сделал что-то с теми, кто его обижал. И ещё сказал, что просто так он не нападает. И если тогда я приняла это, не понимая, то сейчас по телу пробегают мурашки.


Конечно, никакого поручения от Василисы я не получала, а потому ушла в свою комнату и сижу за столом на деревянном стуле.


Встаю перед зеркалом, в нём всё как всегда. На заднем плане наша комната, на переднем - я. Только глаза покраснели от слёз. И чёрные волосы торчат во все стороны, словно у старой зубной щётки.


- Каиль, - говорю надломлено, - твоя сестра запретила нам общаться, ты же умный, ты понимаешь. Нет, не подходит. Каиль, помнишь, ты предложил сыграть в вопрос-ответ? У меня к тебе вопрос, ты убил их? Как это произошло? Ты же их не убивал? У тебя так много друзей, но все они младше тебя хотя бы на один учебный год. Из твоих одногодок с тобой общается лишь Машка, а из ребят постарше - Алиса. И кроме них с тобой я не видела ни кого, кто был бы с тобой одного возраста или старше тебя. Я хочу дружить с тобой, но пока ты не расскажешь мне причину, по которой ты их убил, даже не знаю.


Какую причину он должен мне рассказать? Я беру расчёску, нужно успокоиться. Какое-то время проходит в тишине.


- Каиль, - начинаю вновь, - ты мне, правда, нравишься. И зачем я говорю это вслух, совершенно в пустой комнате?


- Действительно, - юноша с трудом сдерживает смех. - Правда, нравлюсь?


4

Краснею, расчёска выпадает из рук. Каиль стоит в дверном проёме, облокотившись о косяк. Он переоделся в льняную рубаху и серые брюки. Грудь пересекает ремень сумки.


- Давно ты там?


- О, было ещё признание? - его улыбка очень широка, а голос звучит самодовольно и восторженно одновременно.


- Ты не так понял, - мой голос срывается.


- А ты знаешь, как я это понял? - отрицательно мотаю головой. - Тогда почему решила, что не правильно? Не знаешь, что сказать? - он подходит ко мне, дверь за ним медленно закрывается.


- Студентам разных полов нельзя, - юноша недовольно кладёт ладонь мне на рот.


- Какая ты вредная, - фыркает. - Агата уехала в Заснежье и вернётся послезавтра. И наша экскурсия отменена. Так что не порть мне настроение, повторяя её фразочки.


Так её нет? И я могу ещё спокойно с ним пообщаться?


- Каиль. - выдыхаю я, отходя от него на пару шагов. - Знаешь, подслушивать не хорошо.


Он разводит руками, мол, что уж теперь?


- Жаль, что экскурсию отменили.


- Ты не умеешь менять темы, не обижайся, - Каиль качает головой. - Если хочешь, я сделаю вид, что не слышал. Ты хочешь?


- Говорю же, это не то.


- Хочешь?


- Хочу. Каиль, - смотрю ему на его лицо, - у меня к тебе есть несколько вопросов.


Юноша садится на ярус Алисы и хлопает ладошкой рядом с собой. Я сажусь на стул. Мы, молча, смотрим друг на друга. Он терпеливо ждёт, когда же я соберусь с мыслями.


- Ты говорил, что когда поступил сюда, то над тобой издевались, - мой голос почти сел, а Каиль наблюдает очень внимательно. Я делаю глубокий вдох. Нет, не могу. - Теперь у тебя много друзей, это удивительная перемена.


- Ага, и на вопрос она не похожа, - он смотрит с прищуром, напрягся.


- Если ты отомстил Алисе, почему она с тобой дружит?


- Хм, - юноша потирает лоб. - Это очень долго рассказывать. Хорошо. Я её спас, Алису это сильно удивило. Мы подружились.


- А другие?


- А других не спасал, - юноша пробегается по мне любопытным взглядом. - Сядь ближе.


Сжимаю пальцы на спинке своего стула. Он ожидает, когда же я пересяду.


- Как хочешь, - сдаётся Каиль. - Теперь моя очередь спрашивать. Что ты хотела узнать на самом деле?


- Это и хотела.


- Ай-ай, девочка. Эта игра требует правдивости в ответах.


- От чего понадобилось спасать Алису?


- От обморожения. Теперь сядь ближе, - повторяет настойчивее.


- Нет!


Он хмурится.


- Если хочешь узнать у меня что-то, тебе надо спросить именно это, - он раздражён, перебирает пальцами по ремню сумки. - Даффи, ты меня боишься?


- Нет. Я хочу тебя понять. Ты, - сглатываю, - мне нравишься. Кто издевался над тобой? Кто знал об этом и о твоей мести?


- Слишком много, один вопрос - один ответ. О моей мести знали те, кому я отомстил, а также учителя, не все. Сядь ко мне!


- А?


- Нет, - перебивает. - Теперь моя очередь спрашивать. Один вопрос - один ответ. Почему тебя так заинтересовала столь давняя история?


- Список, - отвечаю тихо и замолкаю.


- Что? - он не услышал.


Смотрю на Каиля не в силах повторить. Теперь его очередь делать глубокие вдохи и выдохи, успокаиваясь. Парень закрывает лицо ладонями и растирает его. Смотрит в упор. Хлопает по одеялу рядом с собой. Я ёрзаю, хочется спрятаться из-под пристального наблюдения, но могу лишь сгруппироваться на своём стуле.


- Список, - повторяю чуть громче. - Я прочла список в вашей зале. В год, когда ты поступил, умерло пять студентов. И в моём классе ещё двое. Это они издевались над тобой?


Его взгляд тяжелеет. Каиль продолжает медленно дышать, я вижу это по тому, как мерно поднимается и опускается его грудь. Юноша барабанит пальцами по одеялу, продолжает смотреть на меня.


- Прости, - говорю я.


- Ты не должна, - он делает последний глубокий вдох. - Я тоже хотел пошутить, - он произносит это достаточно ядовито, чтобы я пожалела о затрагивании данной темы. - Не на озере. На пляже. Там есть одно такое место, очень интересное. Что-то, вроде, бухты с небольшой пещеркой. Во время залива она заполняется почти полностью, во время отлива там интересно гулять. Эти идиоты её любили. Они почти каждые выходные устраивали там пикники, даже зимой, - Каиль закрывает глаз. - Сядь рядом.


На этот раз встаю со стула и подхожу к нему, опускаюсь на одеяло и подползаю к самой стене, облокачиваюсь на неё спиной, а в руках зажимаю подушку. Он наблюдает. Ждёт, когда усядусь окончательно, затем продолжает.


- Меня же спасли. Думал и их спасут. Я наслал тени. Ты знаешь, что это? Смотри.


Юноша собирает правую кисть в кулак и подносит его к губам. Дует в него, а затем резко растопыривает пальцы. На его ладони образуется полупрозрачный тёмный сгусток. Он обретает форму маленького хвостатого человечка с острыми ушками и длинными острыми пальцами на необычайно тонких конечностях. Остаётся полупрозрачным и очень тёмным.


- Это существо живёт только для того, чтобы исполнить приказ своего создателя, затем он исчезнет, - поясняет юноша ровным тоном. - Тогда я создал больше таких существ, и сами они были больше. Это забрало много моих сил, слишком много. Ведь я надеялся понаблюдать за тем, как они будут звать о помощи и молить меня, - он смотрит на меня, а существо лопается и исчезает. - Меня вырубило, а когда я пришёл в себя. Легче было бы тебе показать, чем объяснить на словах. Но я могу только читать, - его губы трогает грустная улыбка. - Я не собирался их убивать. Алиса это поняла. А других свидетелей не осталось. Знаешь, когда я пришёл в себя, многие из них ещё были живы, несмотря на температуру воды. Только пока я бегал туда-сюда, да пока до меня дошло, как их теперь, без помощи магии вытаскивать! Алиса мне подсобила, она была и остаётся самой сильной на её году обучения, хоть и не учится ни фига. А её Сила! Алиса смогла направить довольно сильный ветер, а тот пробил часть камней, которыми я им вход завалил. Дальше уже я вытягивал её за руки через дыру. Отнёс на сушу. Затем побежал обратно, вытащил Венеру, принёс к Алисе, затем обратно. Дальше был Том, он скончался у меня на руках, пока нёс к девчонкам. Остальные уже были мертвы. А Венера, она умерла в лазарете. И Алиса рассказала всем про несчастный случай и про то, как я случайно оказался рядом. Я стал героем.


Парень замолчал.


- Машка знает только эту сторону медали, - продолжил повествование, - как и другие студенты. Агата же смогла меня прочесть и показать это, она умеет показывать. Я говорил об этом уже? А, не важно. Агата показала это нашему ректору и Георгу, он же отвечает за всех в военке. Алиса меня защищала. Да и эти преподы знали о том, как её компашка надо мной издевалась. Было решено оставить меня в академии, хотя, меня отстранили от занятий на месяц. Разве плохо? Я съездил домой, отдохнул, вернулся и продолжил учиться. Теперь, Даффи, ответь на мой вопрос. Я всё ещё тебе нравлюсь?


- Агата запретила мне с тобой общаться. Она сказала, что если я её ослушаюсь, то она сделает всё, чтобы Глеба исключили.


- Что? - Каиль скривился. - Она не исключит его так просто. Меня не исключили, а их смерти, они - моя вина. Я признаю, да только Алису пожрало чувство вины, вот она и бегала по всей академии и травила байки о чудесном спасении. Только поэтому меня и оставили в покое, - он привлёк меня к себе и потрепал по волосам. - Ты не слушай Агату. Она, порой, перегибает палку.


- Она была серьёзна.


- Глупости. Я с ней поговорю.


- Не надо, - он накрыл мне рот рукой.


- Идём в столовую, я скоро повалюсь от голода.


***


Агата и Лукас вернулись в академию в компании пожилого полноватого мужчины с густой бородой. Они о чём-то живо беседовали и наткнулись на нас в коридоре. К слову, я совсем забыла о том, что Агата вернётся сегодня, а потому спокойно восседала на подоконнике и слушала рассказ Каиля о том, что нас слишком часто окружает слово "дракон": и в названии островов, и в названии академии, и даже в названии наших денег! Это его притворно бесило и слишком наигранно беспокоило.


Глаза Агаты сузились, но она не рискнула ничего произнести при ректоре, а возможно, и при другом спутнике.


- Господин Лукас, госпожа Агата, господин Ламберт, я удивлён, увидеть вас снова, - Каиль широко улыбается и садится рядом со мной. Он насмешливо смотрит на сестру и демонстративно берёт меня за руку. - Ты ведь уже начала изучать труды Заречного, так вот, это он, собственной персоной. Вы любимый писатель Дафны!


Понятия не имею, какие такие труды написал Ламберт Заречный. История начнётся лишь со второго триместра, и всё что я о нём знаю - историк, помешанный на изучении Стражей. А что конкретно написал?


- Здравствуйте, - сконфуженно.


- Приятно видеть, - говорит господин Ламберт низким мягким голосом, - когда молодёжь интересуется историей!


- А я думал, что мы ждём гостей на следующей неделе.


- Это так, Каиль, - холодно говорит Лукас и смотрит на наши руки. - Ламберт Заречный согласился вновь преподавать у нас.


- О, это замечательно! Я скучал по вашим рассказам. Можно время от времени забегать на ваши уроки?


- Если у тебя будут свободные часы, - растроганно улыбается историк.


- Найдётся! - отмахивается Каиль. - Я, кстати, знаю ещё одного студента, который вам непременно придётся по душе. Как, говоришь, фамилия Глеба?


- Седов.


Что придумал этот парень? Он дружелюбно продолжает беседу с Заречным, и вот мы уже плетёмся за ним и ректором по коридору. Каиль не выпускает моей руки и язвительно поглядывает на хладнокровную Агату, нахваливая ученические способности Глеба.


Мы доходим до кабинета Лукаса, он и Ламберт скрываются за дверью. Каиль ловит сестру за руку и притягивает к себе, отпустив меня.


- Дафна знает, что там произошло. Оставь свои попытки отвратить от меня всех кого не лень, - он почти прижимается губами к её уху и ещё что-то шепчет достаточно тихо, но так, что женщина его слышит. В её глазах вспыхивают искры гнева, но она берёт себя руки и успокаивается.


- Пошли, - Каиль тянет меня за собой, прочь от кабинета. - Надо сходить в библиотеку, дам тебе, что полегче.


- Что полегче из чего?


- Из работ Заречного. Это у меня истории больше нет, а у тебя она скоро начнётся. И Глеба подготовь! Начитанные вы мои, - он усмехается.


***


Экскурсии не было. Половину каникул мы провели за уборкой территории, а я к тому же - ещё и за чтением книги под названием "Сказы и предания Восьми Домов". Это одна из трёх книг, тщательно отобранных Каилем для меня и Глеба. Этакий способ подлизаться и укрепиться на месте любимчиков профессора.


Лежу на своём ярусе, на подушке толстый том. Меня уже тошнит от чтения, но, что поделать. Так и в приюте порой бывало. Я сидела по полночи за чтением, мне было интересно учиться. Раньше.


Каиль сказал, что эта книга самая лёгкая для понимания, если научная литература может быть таковой. А вот и заметка о драконьих островах: "По легенде все наши острова появились в битве драконов: Ледяной, Зелёный и Красный восстали против Чёрного владыки, но он уничтожил их. И там, где упали туши убитых драконов, потом возникли острова. Один из них почти всегда покрыт снегом, правее и ниже остров-вулкан, а южнее всех самый зелёный и холмистый из Драконьих островов.


Люди приплыли на эти острова, но лишь два удалось заселить: Зелёного дракона и Ледяного. И то, на Ледяном почти все живут на южной его стороне, потому как северную, за горной грядой, населяют существа похожие на людей, с разноцветными глазами, бледной кожей и лицами без выражения. Они зовут себя Стражами и потомками Чёрного дракона. И от них к нам пришла вера в Луну, фактически, мы пошли за их божеством. В этом наше отличие, островных жителей, от жителей материка, не поддерживающих общения со Стражами, но покупающими - через нас - их товары" Текст устарел. Но ведь это Заречный процитировал какую-то легенду. Сейчас же Стражи обитают и на материке. Более того, почти все правящие семьи Восьми Домов так или иначе состоят в родстве с потомками "Чёрного владыки".



И, насколько мне известно, на Ледяном Драконе осталась лишь малая часть Стражей, я могу их понять, ведь северная часть острова слишком холодна для жизни.


Листаю дальше.


"Потому Чёрного дракона от обычного Стража отличить может способность оборачиваться зверем...", "Есть несколько особенно сильных семей, они, своего рода, княжеские семьи Стражей. Мне повезло встретить представителей некоторых таких семей...", мои глаза уже закрываются. А ещё надо будет дать эту книгу Глебу. Я обязана дочитать её до его возвращения.


"В 1270-ом году скончался шестой Чёрный дракон, его приемник пока остаётся неизвестен. Как и положено, следующий Чёрный дракон родится в одной из княжеских семей. Нынче год 1284-ый, я видел некоторых княжеских сыновей, но, ни по одному из них нельзя сказать - в котором пробудится величайшая Сила Чёрного дракона. Как известно, между уходом третьего и появлением четвёртого Чёрного дракона прошло сорок шесть лет, но я, как истинный ценитель развития Мира, продолжаю верить, что застану седьмого Чёрного дракона".


- Да вы, господин Ламберт Заречный, тот ещё чудак, - отмечаю я вслух. - Кто же хочет познакомиться с Чёрным драконом? Его все боятся. А вы надеетесь на встречу.


Последний раз пробегаю уставшими глазами по печатному тексту.


Меня уносит в страну грёз. Там Каиль превратился в хорька и носится вокруг Агаты, раздражая её, она вот-вот превратится в разъярённого красного дракона. Да все здесь какие-то животные! Вон, даже я стала собачонкой, мелкой, дворовой. Рядом вылизывается рыжая кошечка. Она очень грациозно подходит ко мне и проводит своей лапкой по моему носу.


- Дафни! - слышу я голос Алисы и нехотя открываю глаза. - Девушки должны спать в обнимку с плюшем, а не с бумагой. Что это за громадина такая?


- Заречный, - я поднимаю голову с книжных страниц. - Ты уже вернулась?


- Я уже часа два как вернулась. Ну ты даёшь, мазохистка! Кто же в здравом уме станет читать историю?


- Это всё Каиль.


- А, ну он станет, да. Но Каиля нельзя назвать здравомыслящим, - она широко улыбается. - Если хочешь взять с него пример, то лучше попроси о помощи в смене гардероба.


Не понимаю, что с моим не так? Но Алису уже не остановить. Она открывает наш шкаф и по очереди вытаскивает из него мои вещи и отзывается о каждой совсем не лестно. Я стараюсь её не слушать, мне моя одежда нравится. Да и не угомонить Алису, легче дать ей выговориться.


Бросаю быстрый взгляд на настенные часы, уже два. Сегодня воскресенье, скорее всего и Глеб уже вернулся.


- Время обедать! - сообщаю я и покидаю комнату.


Со спины догоняет её "подожди!", но ждать не в моих интересах.


Вот и вернулся шум в коридорах. Основная часть студентов уже вернулась. Одни обсуждают, кто где был Другие же проходят мимо меня, неся в свои комнаты дорожные сумки. Бегу в столовую, здесь особенно шумно и людно. Половина столов занята, выглядываю Глеба. Как обычно, нахожу его за вторым от входа столиком. Уже готова радоваться, но он сидит в компании с Максимусом. Пожалуй, потом подойду.


Разворачиваюсь и натыкаюсь на Мирту с Ларисой. Они идут обедать и зовут меня с собой. Я уже успела проголодаться, так что не отказываюсь и сажусь с ними. Порой поглядываю на Глеба и Макса.


- Как тебе первые каникулы? - дружелюбно интересуются девушки.


- Нормально, - я уставилась в тарелку с луковой похлёбкой.


Расплавившийся сыр растёкся и тонкими ниточками свисает с моей ложки.


- Каиль заболел прямо под свой день рождения, - тоскливо говорит Лариса, - так жаль.


- Так он уже поправился.


- Да, но в день рождения пролежал в лазарете! Это так грустно.


- Я думала, что вы поругались на вечеринке, - я подключаюсь к разговору.


- Так это было на вечеринке, - Лариса смотрит на меня, как на несмышлёныша.


- А что тогда случилось, кстати? - вспоминает Мирта.


- Я потянула за ремешок повязки его, - она наклоняется над столом и понижает голос, чтобы кроме нас никто не услышал. - Я слышала от кого-то в коридоре, что правый глаз Каиля в порядке. А он его прячет!


- Правда? А зачем? - Мирта очень оживлена.


- Что за глупости! Зачем прятать здоровый глаз? - доедаю похлёбку и выхожу из-за стола.


Теперь надо отнести посуду к окошку на кухню, хорошо хоть не надо самой мыть, как было в приюте. В очереди к окну встречаю Каиля.


- Ты какая-то побледневшая, - замечает он.


- Не выспалась, это всё "сказы и предания Восьми Домов".


- Прочла?


- Почти.


Каиль предлагает свою помощь в пояснении некоторых мест из книги. Я соглашаюсь, но по пути из столовой, нас замечает Глеб и подзывает к себе. Каиль сразу же идёт к их столику. Мы садимся. Глеб рассказывает, что матушка передала мне гостинец. Коробку с гостинцем он не открывал и не знает, что в ней. Про Яну он ничего не узнал, а я и не пробовала узнать.


К нам за стол подсаживается Алиса. С её подноса доносится аромат свежих овощей и сметаны.


- Я все каникулы с родственниками на Старом море провела. Погодка была чудесная! - довольно сообщает девушка и заплетает рыжие волосы в косу, чтобы не мешали есть. - А чего интересного произошло тут у вас?


- К нам гости приезжали, ну, не к нам, а к ректору.


- Кто же? - Алиса наклоняется поближе к Каилю.


- Чета Светлых.


- Быть не может! Когда?


- В четверг.


- Это правда? - Глеб смотрит на меня.


- Без понятия, я никого не видела.


Парень хмыкает и недоверчиво косится на Каиля.


- А я видел. Не веришь?


- Я верю, - Алиса усердно кивая, доедает свои овощи. - Но это не особо интересно, раз на Светлых только издалека поглазеть удалось. Вот если б прям с тобой было связано, тогда другое дело!


- Дафна мне в любви призналась, - как ни в чём не бывало, выдаёт Каиль и подмигивает мне.


- Не было такого! - чувствую, как меня бросает в жар.


- Ну, да, - он довольно быстро соглашается. - Дафна сказала, что я ей нравлюсь.


- Ты всё не так понял.


- А чего краснеешь? - юноша ухмыляется.


За столом повисает молчание.


- Я ничего такого тебе не говорила.


- Ага, смелости не хватило. Дафна всё это зеркалу говорила, репетировала, - начинает хихикать.


- Говорю же, ты не так понял, - меня пробивает мелкая дрожь.


Макс шумно тащит по столу поднос, поднимает его и уходит. Глеб наблюдает за нами с широко раскрытыми глазами и приоткрытым ртом, Алиса выглядит также.


Смотрю на собственные кулачки, в которых сжат подол кофты. Ощущаю на себе пристальный взгляд Каиля. Я тогда не собиралась признаваться ему, хотя он прав. С опаской кошусь на Каиля, он уже не улыбается, но смотрит на меня очень нежно.


- Не знал, что это секрет, - насмешливо выдаёт юноша.


И внутри меня что-то словно надламывается. Страха и стеснения уже нет. Есть только закипающая злость. Я открываю рот, но не произношу ни звука. Встаю и выбегаю из-за стола.


- Какой же ты идиот! - кричит Алиса, я даже знаю на кого.


Кто-то ловит меня за руку и резко разворачивает к себе лицом. Это Макс. От ярости он разве что не пылает.


- Значит, теперь тебе нравятся парни постарше? Променяла меня на него? Вот в чём на самом деле дело?


- Ты с какого дуба рухнул? - на него и сорваться не страшно. - Ты меня использовал, а теперь ещё и обвиняешь?


- Я использовал? - он невинно хлопает длинными, словно у девчонки, ресницами. - Дафни, как ты можешь такое говорить? Я только подыгрывал им! Ты мне всегда нравилась, по-настоящему.


- Лгун! - бью его кулаками в грудь. - Ты встречался со мной только из-за того, что я племянница ректора! Не смей меня ни в чём обвинять! Сволочь! Ненавижу!


Он хватает меня за руки и резко встряхивает. Прижимает к себе и целует.


- Ты нужна мне, - говорит Макс. - Давай попробуем ещё раз?


- Что попробуем?


- Быть вместе! Дафни, ты мне нравишься. И я же знаю, теперь знаю, что твоё родство с Лукасом ни к чему не ведёт.


И верно, он знает. Я недоверчиво кошусь на Максимуса. Правда что ли нравлюсь ему? Но тогда, он говорил такое, чего не хотелось бы вспоминать.


- Я не могу тебе верить, - всхлипываю.


- Я научу тебя заново верить в меня.


Макс крепко обнимает меня и нервно гладит по спине. Что ему надо? Я упорно нажимаю руками на юношу, он сдаётся и отпускает меня. Стоим на расстоянии вытянутой руки.


- Почему сейчас? Мог и раньше прощения выпрашивать. Гордость не позволяла? - злости уже меньше, но и оставшийся кусок требует хорошего плевка.


- Я не знаю, - он пожимает плечами. - Скорее страх, чем гордость. Давай встречаться?


Краем глаза замечаю, что неподалёку стоят Глеб и Каиль. Понимаю, они слышали лишь последнее предложение Макса. Каиль улыбается. Глеб явно онемел, похоже, он готов в любую секунду броситься по моему приказу на одноклассника. А Каиль, как я уже отметила, улыбается. Перевожу взгляд на Максимуса. Он всё-таки очень красивый. И прекрасно понимает, что от меня никакой выгоды не получить. Правда что ли изменился?


- Хорошо, - отвечаю я, хочется сжаться и спрятаться.


Вместо этого меня сжимают прохладные руки Макса. Вновь утыкаюсь носом в его плечо.


- Люблю счастливые концовки, - доносится голос Каиля.


Макс вздрагивает и хмыкает. Он поворачивается к юноше, загораживая меня.


- А тебе здесь что надо?


- Да я пошутил, - Каиль обезоружено поднимает руки. - Неудачно. Опять. А этот, - он тычет тонким пальцем в щеку Глеба, - притащил меня извиняться. А вот это, - теперь Каиль потирает покрасневшую щеку, - от Алисы. Как видишь, Даффи, я достаточно настрадался. Друзья?


- Друзья, - я улыбаюсь, злость окончательно испарилась.


Оставшуюся часть дня провожу в пустой комнате. Алиса вернулась, когда я почти заснула. Она забралась под своё одеяло и пожелала мне приятных снов, а затем тихонько засопела.


Утром впервые проглядела расписание на второй семестр. Оно выглядит приятнее расписания на первый. Во-первых: через две недели после начала триместра начнутся каникулы в полтора месяца. Можно будет поехать в приют на лето. Затем, правда, в оставшиеся два с половиной месяца никаких каникул не будет. Зато нет ни единой недели с учебной субботой. Во-вторых: после летних каникул нас начнут обучать использованию природной Силы. В-третьих: сегодня меня ждёт всего четыре урока, правда, два из них спарены и посвящены истории под руководством Заречного.


Время урока истории. Кабинет довольно большой, так, чтобы уместились сразу обе параллели. Макс уселся рядом со мной, приятно удивив народ, но смутив меня.


Когда все успели собраться, и ещё через пятнадцать минут после звонка, в кабинет зашёл уже знакомый мне пожилой мужчина. Сегодня он в твидовом костюме и в полукруглых очках. Профессор добродушно оглядывает кабинет, пожалуй, он единственный опаздывающий на свои же занятия педагог во всей академии.


- Все пришли? - неспешно осведомляется он и садится за преподавательский стол. - Тогда начнём знакомство. Меня зовут Ламберт Заречный, и я буду преподавать вам замечательный предмет - историю. В перерыве вы можете взять в библиотеке две следующие книги.


Заречный подходит к доске и лениво берёт мел, чертит им названия, попутно проговаривая их вслух. К середине занятия многие дремлют. К концу второй части лекции многие дремлют, положив головы на две библиотечные книги.


- Какая хренотень, - ворчит Макс. - Идём сегодня ночью на пляж.


- Завтра же рано вставать, - недоумеваю.


- И что? Звездопад только раз в год бывает.


- Но не на долго, да? - я сомневаюсь. - Чтоб не поздно вернуться обратно.


- Конечно, - соглашается парень.


- Я позову Глеба, думаю, ему тоже будет интересно посмотреть.


- Ему не с кем пойти? - фыркает. - Уверен, он и сам способен найти себе компанию.


Вот и настали те замечательные дни, когда темнеет только в девять часов вечера.


Я сижу на гальке, а ноги мои опущены по щиколотку во всегда холодное море. Небо безоблачное, почти сливается с водой на горизонте. Макс сидит рядом, а на некотором расстоянии сидят другие парочки и группки студентов, в ожидании звездопада.


Солнце совсем скрылось за горами, а на небе зажигаются первые огоньки, пока без движений.


Макс обнимает меня одной рукой, в другой у него бутылка пива. Предлагает мне. Молча, отказываюсь.


На небе появляется первая полоса. Я начинаю вглядываться в чернеющее полотно. В нём появляются новые вспышки, которые затем пересекают небо наискосок, разрезая черноту, а после исчезают. Всё это отражается в фиолетовых водах моря.


- Красиво.


- Как и ты, - Макс наклоняется ко мне.


Я выставляю обе ладошки перед своим лицом. Максимус утыкается в них и смотрит на меня удивлённо и раздражённо одновременно.


- Прости, - шепчу я. - Это машинально.


Он ставит свою бутылку и берёт мои руки в свою, отводит их вниз и вновь тянется к моему лицу. От его губ неприятно пахнет пивом, но я отвечаю на поцелуй. И стоит лишь на секунду приоткрыть губы, как Макс пытается просунуть между ними свой язык. Не выдерживаю и отталкиваю его.


- Ты чего?


- Надо возвращаться, уже поздно.


- Что? Мы только начали.


- Начали что? - я смотрю на исполосованное небо. - Мы пришли на звездопад смотреть? Я насмотрелась, приятных снов.


Забавно, что Макс не идёт за мной в попытке вернуть. Оборачиваюсь, он сидит там же где и сидел, а в его руках бутылка пива. И зачем я согласилась с ним встречаться?


Когда я только поступила, он показался мне приятным и красивым. Затем оказалось, что Макс стал встречаться со мной из-за моего родства с ректором. И когда до парня дошло, что это ему никак с оценками и рекомендациями не поможет, мы расстались.


Теперь Макс говорит, что всё изменилось, и ему нравлюсь именно я сама. А мне нравится Каиль.


- Какая дура! - и в сердцах пинаю камень, он слетает со ступени и громко скачет вниз.


Я стою в главных воротах. Первый раз было страшно перешагнуть за них и попасть на территорию. Вздыхаю, последний раз оглядываюсь на лестницу, но Макса нет. Иду в свою комнату.


Алисы ещё нет, а потому я спокойно открываю "Сказы и предания Восьми Домов", мне осталась последняя сказка. Будет не лишним прочесть перед сном, а с утра передать книгу Глебу.


"Звёздная ночь" гласит название.


Когда звёзды первый раз прорезали ночь...


Слишком уж ассоциируется с сегодняшней ночью. Закрываю книгу и поворачиваюсь на скрип открывающейся двери. На пороге Алиса, Маша и Каиль.


- Ты не смотрела звездопад? - восторженно произносит моя соседка.


- Смотрела, но уже успела вернуться.


- Ещё не дочитала? - Каиль перегибается через меня, опираясь руками о спинку стула. - Много ещё?


- Только "звёздная ночь" осталась, - говорю со смешком.


- Молодец, - юноша треплет меня по волосам. - Там про дочь Луны и Чёрного дракона.


- У них были не только сыновья? - Машка усаживается на нижний ярус.


- У них было восемь сыновей и одна дочь, - в Каиле вновь просыпается лектор. - Дочь оказалась последним ребёнком Луны. Эта девочка прожила совсем не долго, всего одну ночь. Она умерла, а её душа вознеслась в звёздное небо, не без помощи Силы опечаленного отца. И так появилась северная звезда. Луна не выдержала потери и вознеслась следом за дочерью.


- Короче, я могу не читать? - улыбаюсь


Каиль на пару секунд задумывается, а затем согласно кивает.


- История интересная, - он разводит руками, мол, решать, конечно, не ему. - Я бы прочёл. Но не сейчас, сейчас пойду спать, а то Георг с меня три шкуры завтра снимет.


Каиль и Машка уходят. Я спрашиваю Алису, о чём это Каиль? И получаю в ответ, что завтра у его класса будет что-то вроде проверки. И каждый из них, толи будет по очереди драться с учителем, толи их разобьют на пары и устроят мини-турнир. Я интересуюсь временем проведения турнира, а узнав, что тот будет проходить во второй половине дня, решаю идти вместе с Алисой.


А теперь пора спать.


5

Раньше я как-то не замечала, что на территории есть ещё и небольшой амфитеатр. Наверно это связано с тем, что у меня в нём необходимости не было. Да и по моей учёбе не будет, а вот военка тренируется именно здесь. Очень удобно рассаживаться по кругу и смотреть на низкую сцену по центру. Вот и сижу рядом с Алисой и наблюдаю, как на сцену выходят по два студента четвёртого класса направления боевой магии.


Георг стоит неподалёку от сцены, он называет имена и смотрит бой, делает какие-то записи в своём блокноте, а после боя вызывает следующую пару.


Помимо меня и Алисы есть ещё много других студентов, почти заполонивших все скамьи. На самой нижней скамье сидит четвёртый класс направления боевых магов. Уже нашла глазами и Машку, и Каиля, а других студентов я не знаю.


- Каиль Крог и Мария Левинская, - громко называет следующую пару Георг.


Надо же, я и подумать не могла, что их поставят друг против друга. Хоть узнаю, кто из них каким оружием владеет.


Сегодня на Каиле одежда без вычуры. Льняная рубаха и свободные брюки, на бедре висит длинный кнут, закрученный в несколько кругов. Маша тоже одета неброско, свободная футболка, короткие шорты, запястья и щиколотки перебинтованы. В руках девушки начинает вращаться шест с остриём на обоих концах.


Каиль на публике не может без пафоса, а потому он низко кланяется и широко разводит руки и стоит так, пока Машка с диким криком не бросается на него.


Закрываю глаза руками. Они же студенты, а оружие, явно, настоящее! Ну, зачем я сюда пришла?


- Почему они не используют Силу? - поражается Алиса. - Ни один человек, ни из одной пары не использовал Силы? А только оружие, что за странный урок?


- Может, так надо? - я решаюсь вновь следить за ходом боя.


- Для чего?


- Ну, Сила природы может закончиться, надо полагаться на физическую.


- Она тоже может закончиться. Тупой урок!


Тем временем Каиль, наконец, обращается к своему оружию. Он хватает толстую ручку и вскидывает руку вперёд. С режущим свистом кожаный кнут разрезает воздух и обматывается вокруг шеста. Машка хватает своё оружие обеими руками и тянет на себя, но и Каиль не отпускает рукоятки. Он, одновременно с девушкой, начинает тянуть на себя. Хруст дерева.


Пока юноша идёт кругом, Маша быстро скручивает остриё шеста. Им оказывается кинжал, с винтовой ручкой. Девушка кидается к Каилю. Тот не успевает отойти, но отклоняется назад. Однако оступается и падает. Пинает Машу.


Хочется и уйти, и узнать, кто выйдет победителем.


Итак, с кинжалом в руке Машка бежит на Каиля. Она бешено, словно рисует букву "Х", вертит остриём у самого его носа, но юноша упорно пятиться и отклоняется. Я начинаю понимать, куда же метит подруга. И наглая ухмылка на лице Каиля подсказывает мою правоту - повязка на правом глазу.


Бедный парень, ему достаточно просто показать, или, если всё так ужасно, рассказать, чего же он там прячет. И тогда от него отстанут! Но, кажется, Каиль любит привлекать всеобщее внимание. Он с радостью окунается в трепещущий интерес студентов. Ему плевать, будут его преследовать, ненавидеть, в разумных пределах, или обожать, главное, чтоб не относились к нему с безразличием.


И Машка упорно продолжает резать воздух перед лицом одноклассника. А тот, к удивлению окружающих и своё собственное, вновь спотыкается и падает. Девушка садится на юношу верхом. Каиль разражается громким смехом и обхватывает руками её талию.


- Хватит! - строго кричит Георг. - Разойтись! И срежь уже свои патлы! Как девка!


- Это не патлы, - Каиль встаёт и заботливо гладит чёрный "конский" хвост, достающий до середины шеи. - Это признак знатного рода.


Георг прогоняет парня со сцены и называет следующую пару, последнюю на сегодня.


Каиль мерно потягивается, высоко подняв руки.


- Ну и как, я молодец?


- Ты проиграл, - отвечает Алиса. - Девка.


Юноша морщится и смотрит на меня.


- Это правда, Каиль, но ты молодец.


- А ты заслужила обнимашки! - он сгребает меня в охапку и показывает Алисе язык.


- На фиг мне сдались твои обнимашки?


- Твой парень ведь не против общения со мной? Глеб протестовал.


- Зато я против! Не тебя, - отмахивается Алиса. - Я против Макса. Вот скажи, чем ты думала? Он тебя уже предал! И ты снова с ним?


- Ого, а теперь интересно, - Каиль всё ещё не отпускает меня. - Я полагал, что он первый твой мальчик, Даффи, но дважды первый?


- Теперь всё не так, - оправдываюсь.


- А как? - Алиса смотрит очень грозно.


- Макс изменился, - продолжаю оправдываться. - Он говорит, что любит меня, и что был дураком. Я ему верю.


- А я бы на твоём месте не верила!


- Да ладно, - подаёт голос Каиль. - Даффи сама решит, что ей делать и с кем быть. Верно? - он подмигивает мне и наклоняется к самому уху. - Я всегда на твоей стороне. Даже если идея провальная!


Ну, спасибо, подбодрили. Часть меня боится, что права Алиса, другая говорит - Максу больше нечего с тебя взять, он честен! Бери, что дают. Высвобождаюсь из крепких рук.


- Мне надо передать Глебу книгу, до встречи! - машу им рукой и убегаю.


Так хочется обсудить всё, что со мной происходит с Яной. Рассказать ей о своей влюблённости, о новых друзьях, о Максе.


Она так далеко! А может, и нет? Я совсем ничего о ней не знаю. В горле словно бы комок застрял и не хочет никуда идти, ни вверх, ни вниз. Я пытаюсь откашляться, но не помогает. Каждый день запиваю его водой, но становится только хуже.


Сижу на своём ярусе в пустой комнате, книгу, наконец, передала как какую-то эстафету Глебу. Даже смешно от этого. Закрываю глаза.


Яна всегда была очень живой и весёлой. И она была моей единственной подругой! Теперь у меня есть Алиса и Машка. Они весёлые, но через два семестра Алиса уйдёт из моей жизни. А через год уйдёт Машка, а с ней Каиль. Внутри что-то ёкает, о Каиле я не подумала. Следующий год для него будет последним в военной академии Ледяного Дракона.


Сворачиваюсь на тонком матраце. Возможно, что у меня появятся другие друзья. Впереди вся жизнь, да только какое мне дело до того, что будет дальше? Я живу сейчас, а не в будущем. И как бы горько от этого ни было - не в прошлом.


Последняя встреча с Яной закончилась ссорой. И Глеб на каникулах ничего о ней не узнал. Вот уже почти четыре месяца прошло, как моя лучшая подруга пропала без вести. Что мне делать?


Слёзы обжигают щёки. В груди очень больно, горло горит, а мысли превратились в сумбур. Сжимаю край одеяла. Лишь бы Алиса не скоро вернулась, если она увидит меня такой. А что там, она меня такой уже видела, в начале учебного года.


Скрипит дверь, отрываю голову от подушки, но на пороге не Алиса.


- Что с тобой? - Максимус смотрит на меня широко раскрытыми глазами.


- Ничего, - произношу сипло и прикрываю лицо краем одеяла. - Ты не мог бы уйти? Прости, я сейчас не в состоянии общаться.


- Ты уверена?


Киваю. Парень стоит какое-то время в дверях, а затем уходит. Сразу после я встаю с постели и направляюсь в небольшую ванную комнатку. Надо смыть слёзы и сопли, всё же очень неприятно, когда застают в подобном состоянии. Умывшись, долго смотрю в своё отражение, на набухшие и покрасневшие глаза, на дрожащие губы. Со стоном сползаю на пол и сижу так, обнимаю себя и прижимаю колени к груди. Как же больно! Так сложно дышать.


Глаза я открыла в своей постели, посреди ночи. Снизу доносится мерное сопение Алисы. Переворачиваюсь с бока на бок, но заснуть не получается. Со временем вспоминаются обрывки снов. Я куда-то бежала, искала, звала, но Яна всё время оставалась впереди, спиной ко мне. Мне на грудь будто каменную плиту положили, каждые вдох и выдох даются с трудом. Это не тот разрыв, с которым я готова смириться.


Не спеша слезаю на пол, понимаю, что спала всё в той же одежде, в которой ходила весь день. И здорово, не надо переодеваться. Но надо на воздух.


Обуваюсь. Дверь выдаёт меня громким скрипом, но Алисе плевать, она лишь причмокивает сквозь сон и не просыпается. На улицу, быстрее.


Пошатываясь, выхожу из общежития, иду к ближайшей беседке. Внутри кто-то сидит, но я замечаю его фигуру слишком поздно, уже наступив на последнюю третью ступень беседки.


Мужчина курит сигарету, он тоже замечает меня лишь сейчас.


- Не спится? - ровным тоном произносит Лукас.


- Да. Можно?


Он кивает, и я сажусь рядом. Как же редко это бывает, чтобы мы оказались рядом. Хотя, раньше он приезжал в приют раз в месяц, иногда реже. Но и тогда мы редко общались.


- Что-то тревожит?


- Помните Яну? Так вот, я не представляю, где она может быть, - опять начинаю плакать.


Ректор докуривает и берёт следующую сигарету. Он протягивает пачку мне.


- Не куришь?


- Что вы, мне четырнадцать!


- Подростки и не таким занимаются.


Он щёлкает пальцами, на кончике указательного загорается маленький огонь, о который дядя прикуривает. Он выпускает кольцо дыма, ещё одно. Мы сидим молча. Я выплакалась и теперь наблюдаю за улетающими кольцами. Мужчина докуривает и вторую сигарету.


- У тебя будут и другие подружки, а её забудь.


- Разве можно?


- Можно. Иначе так и будешь мучиться. Не способна забыть? Отпусти. Я уже отпустил. Ведь грядут большие перемены, хватит жить прошлым.


Я не сразу понимаю, о чём он говорит. А Лукас тем временем встаёт со своего места и уходит. Он спускается со ступенек беседки и оборачивается на меня. Такой холодный взгляд, что я замираю и почти не дышу.


- Дафна, это не правда, что ты похожа на меня. Ты копия Лейлы, - его голос пропитан тоской.


Мужчина уходит. Я остаюсь. И вновь плачу, теперь по матери. К рассвету покидаю беседку и иду спать.


В комнате пусто. Только успеваю задумать о том, куда могла деться Алиса в такую рань, как из-за спины раздаётся очень зло:


- Ты что творишь? - это Каиль, он кричит на меня и ругает необдуманность.


Так продолжается несколько минут, затем юноша успокаивается и создаёт своих маленьких теневых существ и посылает их, как он говорит, к Алисе и Маше.


- Ты хоть понимаешь, как напугала нас? - отчитывает меня потом ещё и Машка.


Алиса проснулась, но не нашла меня. Она сразу побежала к ним и разбудила, ведь вчера я выглядела очень плохо. Они обо мне волновались.


- Простите. Можно я теперь лягу спать?


- Конечно, - Каиль крепко обнимает меня. - Ложись. Алиса скажет Василисе, что ты приболела, а та передаст остальным учителям. Отдыхай.


Он гладит меня по волосам. Алиса хочет отругать меня напоследок, но юноша останавливает подругу. Я вновь засыпаю.


Теперь мне легко, как на облачке. Бессонная ночь сказывается невыносимой усталостью и тяжестью во всём теле. И страна грёз спешит забрать меня. Просыпаюсь же утром, как оказалось, следующего дня. Я хорошо отдохнула, только теперь меня тошнит от голода.


Пошатываясь, частенько опираясь на стену, я добралась до столовой. Там оказалось очень шумно, обычный галдёж, но сегодня я слышу всё ярче. Надеюсь, что с попаданием еды в мой желудок, мир сбросит яркость красок и вернётся в норму.


- Даффи, садись к нам! - голос Каиля.


Иду к их столу. За столом вижу его и Алису с Машей.


- Мне надо еду взять, - вспомнив, говорю совсем тихо.


- Сиди, я схожу, - Машка вскакивает из-за стола и направляется к очереди.


Ребята интересуются моим самочувствием. И никто не спрашивает, как самочувствие до такого дошло.


- Была на занятиях? - интересуется Каиль. - А после завтрака пойдёшь? Ну, набирайся сил. До каникул осталось всего ничего.


Алиса рассказывает о том, как сегодня на травологии один из её одноклассников решил пошутить, но что-то не то подсыпал к вьюнку, и растение обвилось вокруг неудачника. У Каиля и Маши утро было спокойнее, всего лишь нудное занятие, на котором они только и делали, что записывали за лектором, не особо соображая, что именно пишут.


Весь вечер ушёл на переписывание и домашнее задание. Макс сидел рядом со мной в библиотеке, я помогала ему с общими предметами, а заодно и сама разобралась в них.


- Ты в порядке?


- Да.


- А что с тобой было?


- Яна. Помнишь, я тебе рассказывала? Лукас сказал мне забыть её.


- И правильно, - Мак фыркает. - Ты её уже не найдёшь.


- Почему это? - я аж встала и стукнула руками по столу.


- Потому что это давно было. Забей ты! - он не смутился. - Вдруг она сдохла уже?


Я заикнулась в попытке злобно ответить, но расплакалась и с грохотом упала обратно на стул. Максим вяло погладил меня по спине в неумелой попытке успокоить.


- Будет тебе, - он отвернулся, но продолжает меня поглаживать. - Если дело не в Лукасе, то что ты придумала делать?


- Я её найду! - упрямствую, но уже не верю. - И дело в Лукасе, разговор с ним мне помог. Но не о Яне.


- Я запутался. Ты сказала, что грустишь по Яне, Лукас тебе помог, но не о Яне?


- Да, - сконфуженно. - Именно так и сказала. Ты всё равно не поймёшь!


- Допустим. Тогда сменим тему. Чем думаешь заняться на каникулах?


- Поехать в приют. Будто у меня есть выбор.


- Есть, - Макс берёт меня за подбородок и приподнимает его. - Приглашаю в гости.


- На материк? - у меня явно глаза на лоб полезли, потому, как парень очень радуется.


- Конечно. Если не хочешь, можешь только на часть каникул, - он растягивает слова.


- Хочу! - я подаюсь вперёд, но торможу саму себя. - У меня нет денег. Только семь драконов, этого не хватит и на билет в один конец!


- Я же приглашаю, - он фыркает. - И жить ты будешь у меня, не волнуйся.


- Правда?


Макс согласно кивает и говорит, что у него дома есть гостевая, так что я могу ни о чём не волноваться. На радостях вешаюсь ему на шею. Он веселится и привлекает меня ещё ближе для поцелуя.


- Ох, надо же написать госпоже Крог о том, куда поеду на каникулы. А я не знаю твоего адреса!


- Не вопрос. Я тебе дам. Рад, что ты согласилась. Это будет лучшее лето.


- Только, не на все каникулы. Сначала съезжу в приют и навещу матушку.


- Две недели там, месяц со мной, как тебе? - прищурился.


- Согласна!


***


До каникул осталось всего ничего, и теперь, когда меня ожидает поездка на материк, я с нетерпением жду их начала! Моя жизнь ещё никогда не была такой живой, но я, кажется, предаю Глеба и Яну. И пусть Глеб, сотню раз переспросив, в конце концов, за меня порадовался, Яна остаётся слишком далеко. И с каждым днём она всё дальше.


Как там Лукас сказал? Пока не отпустишь, будет плохо? Или как-то так. Но разве не плохо отпустить? Пока я тут радуюсь жизни, Яне там, хотя где там? Ей очень плохо, возможно.


- Нет, ты точно ещё спишь, - укоризненно. - Чего интересного в стене нашла, стрекоза?


- Да почему, стрекоза?


- Тебе подходит, - Каиль смотрит на меня в упор.


С языка чуть ни сорвалось "почему это?", но с ним без толку пререкаться. Юноша интересуется, не видела ли я Алису? Отвечаю, что нет, и он уходит. Через некоторое время Каиль возвращается и седлает стул, скрещивает руки на спинке и кладёт на них подбородок.


- Ты сегодня счастливая. Я рад.


- Я тоже.


- Что-то случилось?


- И да, и нет, - сажусь на первый ярус, напротив Каиля. - Я подумала, что не так сильно виновата в исчезновении Яны. И имею право на отдых. Имею ведь? Скажи, что да.


- Даже если бы не просила, - он смеётся. - Конечно, имеешь! Она найдётся.


- Утешаешь меня, да?


- Ни в коем разе! Как я могу? - он больше не улыбается и смотрит серьёзно. - Если ты веришь, то обязательно её найдёшь. Только, Даффи, когда найдёшь Яну, ты должна понимать, что найти её можешь в любом состоянии. Даже, - он громко втянул воздух и помолчал, - забудь.


- Не забуду. Каиль, если ты на каникулах вдруг случайно узнаешь о ней, хоть что-нибудь.


- Я передам тебе, как только смогу.


- Спасибо.


С ним гораздо легче, чем с Максимусом. Хотя, я вижу, и Каиль не исключает возможности, что Яна погибла. Когда юноша встаёт со стула, я хватаю его за рукав.


- Даже если узнаешь, что она мертва, - ком вернулся в горло. - Ты мне всё равно скажи.


- Обнимашки! - ни с того, ни с сего заявляет Каиль.


Правда, его заявление было очень грустным, но сразу же, за ним последовали тёплые объятия. Не знаю, как долго мы так простояли, но в его руках было очень хорошо и уютно.


***


Поездка в приют не принесла мне особой радости. Эти две недели были невыносимо нудными и серыми. Я была рада, наконец, отправиться в Ардор. Глеб проводил меня в порт и посадил на корабль до материка. Билет для меня заранее приобрёл Макс, он также пообещал меня встретить.


Три волнующих часа, и я на месте. Корабль подплывал ранней ночью. Сначала вдали показалось множество огоньков. Затем вокруг светлячков вырисовались силуэты зданий от двух до четырёх этажей. Внутри меня всё кипело и бурлило. Задолго до швартовки я стояла с сумкой наперевес и билетом рядом с дверцей, от которой спустят трап.


И вот, прекрасный, один из самых больших городов материка, Ардор предстал передо мной во всей своей ночной красе. Макс взял мою сумку. Он обещает, что завтра же устроит экскурсию по городу. К слову, я ему сказала, что Крог собиралась отвести нас на экскурсию, но приехали гости, Каиль попал в лазарет, и всё отменилось.


- По музеям ходить не станем. Лучше покажу тебе все злачные места!


Согласно угукаю и оглядываю высокие и широкие окна домов. Мне хочется запомнить всё, каждый сантиметр.


- Идём! - торопит Максимус. - У тебя целый месяц впереди.


- И верно, - я хватаю его за свободную руку. - Долго идти? Я очень устала.


Он удивлённо приподнимает бровь. А что поделать, я такая, как свободная минутка - сразу спать иду. Невинно улыбаюсь, а затем резко обгоняю его и тяну за воротник. Макс кидает мою сумку, обхватывает мою талию и целует, прикусывая нижнюю губу.


На фиг Яну и всех остальных. Я имею право на отдых. И Макс, всё же, очень красивый. Какая девушка откажется от такого?


Дальше мы идём в обнимку. Он живёт невдалеке от центра города. У его семьи свой двухэтажный дом. Мы заходим внутрь, там нас встречает полная женщина, невероятно похожая на Максимуса - его мать. Она очень приветлива и мила. Мы садимся ужинать втроём.


- Так ты племянница ректора, - спрашивает его мать.


- Да, - мне не уютно.


- А по какой линии?


- Я дочь его сестры.


- И маменька отдала тебя под опеку дядюшке?


- Нет, моя мама умерла, - это что, какой-то странный допрос?


- Ох, прости. Максимус не говорил мне о твоей потере. Давно? Как отец это пережил?


- Давно, - точно допрос! - Отца у меня нет, и никогда не было.


Женщина недовольно кривится. Куда-то исчезла вся её любезность. Вот так-то, это у него от матери, главным в его семье, видимо, считают хорошую родословную. И не удивительно, родителям всегда хочется сыграть лучшую партию для своих детей.


После ужина меня отводят в гостевую комнату. Она довольно мала, но уютна. Здесь двуспальная кровать с четырьмя подушками. По обеим сторонам от кровати примостились пузатые тумбы. Рядом с окном туалетный столик. По стене со стороны входа стоит двустворчатый невысокий и такой же пухлый, как и тумбы, шкаф для одежды. Стены выкрашены в бежевый цвет, а пол из очень светлого сероватого дерева, вся мебель под цвет.


Утром мы вновь завтракаем втроём, после мать Макса даёт нам карманные, и мы отправляемся гулять. Погода стоит солнечная, и день обещает быть жарким.


- У фонтана очень красиво. Ещё, но это за городом, есть виноградник. Очень красивый, как и фонтан, и его хозяин разрешает гулять там. Также мы можем пройтись по цветочной аллее, или, - Макс задумался, припоминая места, которые, на его взгляд, должны понравиться девушке.


- Я хочу побывать везде! - улыбаюсь.


- Успеем. Начнём с фонтана?


Мы не далеко уходим от дома и попадаем на центральную площадь. По краям площади разрослись магазинчики. Среди них выделяется обвитое плющом здание корчмы "Лунный отблеск". В центре площади расположен круг фонтана. Он очень красивый, выполнен из тёмного камня, в центре стоит девушка в набедренной повязке, её длинные волосы прикрывают грудь. Статуя держит в своих руках кувшин, с него и стекает вода. Вокруг девушки вырезаны рыбы, их головы направлены к девушке, а из их ртов также вытекает вода.


Я заворожено наблюдаю за солнечными бликами.


Мы сели на край фонтана.


- В такую погоду хорошо быть у воды, - говорю я.


- И мороженое тоже не помешало бы. Я сейчас.


Макс убегает в один из магазинов, а когда возвращается, несёт два рожка. Один отдаёт мне, со вкусом ванили, второй оставляет себе. Этот парень всё больше начинает мне нравиться.


За первую неделю мы обошли весь город. В начале второй почти не выходили из дому из-за начавшихся дождей. Когда дожди прошли, мы отправились к винограднику.


6

Макс крепко держит мою руку в своей. Жаркое солнце неспешно ползёт к зениту. Скоро нам не удастся спрятаться от палящих лучей за высокой стеной виноградной лозы.


Вокруг летают мушки, но они почти не беспокоят нас.


Вечером мы вновь ужинали втроём. Улыбчивая служанка накрыла на стол и стояла неподалёку на случай, если кому будет нужно подлить в бокал.


- Я рада, что у моего сына появились в академии новые друзья. Конечно, в академии есть и те, с которыми он уже знался, но мне очень приятно видеть новое лицо, пусть и такое тёмненькое, - она улыбается мне.


- А что не так с моим лицом?


- О, ничего страшного. Вы не виноваты, милая, что вам достались южные корни.


Я только киваю, лучше сейчас не злиться. Максимус кашляет в кулак и спрашивает женщину о том, как она провела день. Мне приятно, что он попробовал сменить тему.


На следующий вечер женщина вновь вспомнила о различных друзьях своего сына.


- Ты писал мне, что подружился с Каилем Крогом? Возможно, мы могли бы пригласить и его?


- Не думаю, маменька, - Макс заметно нервничает и косится на меня. - Я слышал, что его родителей нет в городе.


- О, и правда, я тоже что-то такое слышала. Вроде, они уехали на встречу с главой Третьего Дома! Вот они, княжеские семьи Стражей. Такой интересный мальчик, этот Каиль, вы с ним знакомы, Дафна?


- Да, встречала. Его сестра заместитель ректора, Агата, кажется, - сегодняшний вечер меня веселит.


Женщина живо подхватывает эту тему и расспрашивает, с кем в академии я дружу, Макс безуспешно пытается сменить тему. После ужина мы с ним вдвоём остаёмся в их домашней библиотеке.


- Так ты и Каиль друзья? - съязвила я. - А мне казалось, ты его боишься?


- Не говори маменьке.


- Почему это?


- Потому, - он громко выдыхает, - с ним выгодно дружить.


- Но ведь вы не друзья! И твои маменька с папенькой рано или поздно об этом узнают! Будет только хуже.


- Я знаю, спасибо, что не выдала меня за ужином.


- Ничего, это меня не беспокоит, - я ловлю руки юноши и не даю ему обнять меня. - А вот почему это мы с тобой - друзья? Я была уверена, что мы встречаемся.


- Какая глупость? Конечно, мы пара, он переходит на шёпот.


- Тогда почему мы шепчемся? - передразниваю его.


- Ни почему.


Он резко тянет меня к себе и чмокает в уголок губ.


- Видишь, я тебя ничуть не стесняюсь. Маменька, верно, не так меня поняла, когда я просил разрешения пригласить тебя.


- А ты её не поправил.


- Я поправлю, обещаю, - он улыбается и хихикает.


- А Каиль мог быть в Ардоре?


- Мог, - Максу не нравится такая смена темы. - Он живёт на окраине.


- Я не знала. Прикинь, если мы его встретим!


- Не встретим. Вся его семья уехала. Я сильно сомневаюсь, что Каиль слоняется в одиночестве.


- Действительно, это на него не похоже.


- А на тебя похоже. Вечно бродишь по коридорам одна. А то и вовсе уставишься в стену и стоишь.


- Жуть какая! Ты меня сейчас совсем как зомби описал!


Мы оба смеёмся.


На следующий день маменька Макса упросила меня составить ей компанию.


И теперь я сижу в салоне красоты, мои волосы собрали в странную металлическую штуковину, которая громко шумит, они называют её сушилкой - будто полотенца в такую жару не достаточно! Мне впервые подпиливает ногти кто-то посторонний, а не я сама.


- Какой уникальный оливковый оттенок! - поражается работник заведения. - Вам определённо подойдёт красный цвет!


- Мы полностью вам доверяем! - отвечает за меня мать Макса.


Салон я покидаю с выпрямленными и постриженными волосами. Никогда раньше у меня не было чёлки. Мои ногти, как на руках, так и на ногах блестят красным лаком. Мне хотели накрасить ресницы, но от одной только мысли, что кто-то станет тыкать в мои глаза этой круглой щёткой, меня передёрнуло. Зато губы подкрасили, бесцветным блеском. И на щёки нанесли румяна.


"Маменька" Макса спрашивала можно ли что сделать с моей кожей, чтобы отбелить её хоть немного. Её утешили, что скоро привезут какой-то крем. Но, увы, в данный момент крем закончился. Хотя, я этому рада. Не представляю себя с белоснежной кожей.


Работникам очень понравился цвет моих волос. Они сказали, что правильно будет называть его тёмный каштан.


Когда мы вернулись, Макс был в восторге. Однако, уже на следующий день, после утреннего душа, мои волосы вновь завились. А ещё через день лак на руках начал облазить, и было решено снять его.


- Сегодня мой отец вернётся, - сообщает Макс. - Постарайся вести себя прилично.


- Прости?


- Вилка должна быть в левой руке, а не в правой. Не обижайся, но нельзя накалывать говяжью котлету и откусывать от неё, сначала отрезаешь кусок, потом ешь. Тебя в твоём приюте не учили?


- Нет, - отвечаю честно. - И в академии у нас этикета тоже не было. Если тебя это так задевает?


- Меня нет, а моей маменьке это не понравилось. И отцу ты тоже рискуешь не понравиться. Это важно, чтобы ты им нравилась.


- А тебе?


- Мне ты и так нравишься! Я же не прошу тебя всегда себя так вести, только в Ардоре.


- Тогда, мог бы и заранее мне об этом сказать, а не спустя две недели!


- Не кричи.


- Я не кричу! - под его сердитым взглядом краснею. - Прости.


- Но сейчас он ещё не приехал, и маменьки тут тоже нет.


Макс привлекает меня к себе и тянется за поцелуем.


Мне сложно привыкнуть к тому, что в доме Макса присутствует прислуга, но, наверно, так и должно быть во всех богатых семьях. Как же это он в академии со всем сам справляется?


Сегодняшний ужин отличается от остальных. Он более праздничный, больше блюд, белая скатерть. Худенькая девчушка с огромными глазами носится туда-сюда, расставляя блюда. Я прикусываю губу, нельзя предлагать ей помощь. "Маменька" сегодня разукрашена особенно ярко, хотя и красиво. Весь акцент на пухлых коралловых губах.


К дому подъехала карета. Из неё вышел пухлый мужчина с пышными усами. Я разглядываю Макса, и как он получился такой стройный? Мы ждём, пока глава семейства соберётся к ужину, садимся вчетвером.


Допрос возобновляется, теперь отцом Макса и приобретает новую окраску.


- Лекарь, подходящая профессия для женщины, если не оставлять без мужского руководства, - отзывается он, узнав на какое направление я поступила. - Сложно не заметить, что тебе часто приходится работать на улице и руками, словно оборванке.


- Это вовсе не так, с чего вы взяли?


- Твоя кожа, - он презрительно осматривает меня с головы до ног. - Она грязна и черна.


- Что ты, дорогой, - вмешивается его жена. - Это её родной оттенок! Но, не волнуйся, Дафна, я знаю, куда отвести тебя, чтобы исправить это! Не уверена, что одного раза хватит, но я что-нибудь придумаю с твоей бедой.


- Вы хотите отбелить мне кожу? - с трудом сдерживаю злость.


- И я это сделаю, - коралловые губы расходятся в улыбке.


- Она вновь потемнеет.


От волнения забываю всё, о чём просил Максимус. По привычке беру вилку в правую руку и слышу кашель. Смотрю на Максима, он сидит напротив, парень водит по своей вилке левой рукой. Я собираюсь переложить вилку в другую руку, но роняю и наклоняюсь за ней. Хочу протереть. Служанка успевает подбежать ко мне, она выхватывает мою вилку и даёт замену.


- Как не культурно! - говорит глава семейства.


Я чувствую, что ему неприятно сидеть за одним столом со мной.


- Как дела на работе, дорогой? - я рада слышать смену темы.


- Ах, Крог, кажется, сошёл с ума. Он требует, чтобы мы увеличили поставки, а цену снизили! Говорит, что так заработаем больше. Это как же можно больше заработать, если цена понизится?


- Ох, разве чета Крог ни уехали в Третий Дом?


- Калеб здесь. Не знаю, ездил ли он с остальными.


- Кто это? - спрашиваю я, глядя на Макса.


- Он наследник семьи Крог, - снисходительно отвечает мне его отец. - Но тебе простительно не знать, ты же выросла в приюте? Среди монашек и кур?


- А ещё среди дерьма! - я не выдерживаю и встаю из-за стола.


Подхожу к выходу со столовой, оборачиваюсь. Макс смотрит на меня с укором.


Закрываюсь в гостевой комнате. Так значит, загар означает бедность? А от рождения смуглая кожа? Но мой дядя тоже смуглый, и он ректор!


- Что ты устроила? - спустя час ко мне входит Макс.


- Дала ответ, который он ждал.


- Нет, не ждал! - парень мельтешит по комнате. - Он ждал, что твой приют нечто вроде женских пансионатов! Могла бы притвориться ради меня, что ты воспитанная и хорошая девушка.


Толкаю парня к стене и даю пощёчину.


- Вот как? Притвориться, что хорошая? А какая я, по-твоему?


- Ты, хорошая, - он ойкает. - Дафни, не злись. И пойми правильно, мы отличаемся. Ты и я. И мой отец прав, ты ниже нас. Почти как Лиза.


- Кто?


- Лиза, наша служанка. Отоспись, нам лучше говорить завтра.


Я впервые слышу её имя. В голову словно бы что-то с замахом ударяет. Только что, парень, который говорил, что изменился, сравнил меня со своей прислугой. Он выходит. Я не уверенна, что получится быстро заснуть, но что ещё остаётся?


Утром Макс приходит ко мне, когда я уже встала и успела переодеться в сарафан.


- Утро доброе. Можем пойти сегодня на пляж. Море тёплое, можно поплавать.


- Сначала поговорим.


- О чём? - он подходит ко мне.


- Вчера твой отец меня оскорбил, но ты смолчал. Потом ты пришёл сюда. Я думала, Макс изменился! Пришёл попросить прощения! А ты сравнил меня со служанкой!


- Потому что ты никто, - он хмурится. - У тебя ничего нет, и пока ты не закончишь академию, то будешь оставаться никем.


- Ты говорил, что тебе не важен мой статус? - я бросаюсь на него.


Парень не ожидал такого, а потому не успел увернуться. Я оцарапала его лицо.


- Ты сумасшедшая!


- Что здесь происходит? - на крик поднимается его отец.


Он наблюдает такую картину: я, очень злая, кричу на его сына. Тот, не менее злой, с кровоточащими царапинами на лице кричит на меня. Проходит совсем немного времени, и глава семейства решает выставить меня на улицу. Мужчина больно хватает меня за руку и тащит на улицу.


- И чтоб я тебя больше не видел, оборванка!


Он кидает меня за порог. Я поднимаюсь и убегаю. Вот так, за один вечер, да одно утро, прекрасные каникулы превратились в нечто ужасное. Денег у меня нет, вещи также остались у Макса. Возможно, их уже выбросили, но я не рискну проверить.


Первой мыслью, пришедшей ко мне, была - проверить, вдруг в карманах есть хоть пара драконов! Я быстро осознала, что в сарафане нет ни единого кармана.


Как только я захотела есть, сразу же пошла к винограднику, на счастье, запомнила дорогу.


До виноградника понадобилось идти дальше, чем было в моей памяти. Я успела окончательно устать, а придя, разочаровалась ещё больше. Ещё не сезон, да, мелкие ягодки уже набухли на гроздьях, но они ужасно кислые.


Алиса была права, не стоило ожидать, что Макс изменился. Зато город посмотрела, сказала бы Яна. Как теперь ещё этот город покинуть, а вместе с ним и сам материк?


Возвращаюсь в город, ноги сами приносят меня на центральную площадь. Под вечер на улице становится прохладно для прогулок в сарафане. Решаю зайти в корчму "Лунный отблеск". Вдруг если просижу там в каком-нибудь тёмном углу, то меня не прогонят. Можно будет провести так ночь.


Меня прогоняют довольно быстро. Официантка непоколебима, либо я заказываю еду, либо "проваливаю".


Иду к порту. Здесь тоже есть корчма. Она не такая большая и яркая. Это деревянное здание с небольшой вывеской на цепях - "У кошки". С опаской подхожу ко входу. Если и отсюда выгонят, то где же мне ночевать?


Заходить страшно. Долго собираюсь с мыслями. На улице-то оставаться ещё страшней! Меня с детства все кому не лень кормят байками о том, что ночью надо держаться как можно дальше от доков.


Захожу внутрь. Здесь шумно, и никто не замечает, как низенькая девушка пробирается между заполненными столиками в поисках свободного.


Один нашла, сажусь на лавку и приятно удивляюсь. Хозяева разложили на свои лавки тонкие подушки, чтобы было мягче сидеть, и к спинкам тоже привязали. Здесь и поспать можно, но сегодня шум мешает мне заснуть.


За соседний стол садится тощий мужчина с длинными усами, он очень выделяется в своём белом костюме, а потому привлекает моё внимание.


- О, кабан - лучшая наша находка! - говорит он. - Я никогда не встречал бойца свирепее. С ним арена станет знаменита!


- Выпьем же за кабана! - сообщает его спутник.


Я не понимаю, о чём они, и быстро теряю интерес к странной беседе. Что за странная арена, где, видимо, заставляют сражаться животных?


Глаза смыкаются, но села неудачно. Валюсь вперёд и больно ударяюсь лбом о стол. Кто-то замечает это и начинает смеяться. Тру ушибленный лоб. Мне надо в туалет, ищу глазами дверь с подходящей табличкой. Не видно.


- Простите, - подхожу к девушке за барной стойкой. - Здесь есть туалет?


- Конечно, - она отрывается от протирания стаканов. - Надо выйти и обойти здание справа. Там два туалета, женский будет справа.


Благодарю и покидаю корчму. Когда иду обратно, спотыкаюсь и падаю наземь. Случайный прохожий помогает мне подняться, поднимаю голову, чтобы отблагодарить его.


- Каиль? - говорю удивившись.


Нет, это не он. Передо мной молодой мужчина до тридцати лет. Его чёрные волосы свободно спадают на плечи. Правый глаз чёрный, а левый очень светлый, но в темноте цвет не разобрать. Мужчина немного плотнее Каиля. Я уже знаю, кто передо мной.


- Знакома с моим братом? - бархатным низким голосом интересуется Калеб, склонив голову набок.


***


Каиль возвращается домой очень поздно. Юноша собирается пройти мимо гостиной, приветственно махнув рукой старшему брату, да так и замирает. Затем, крича моё имя на весь дом, бросается к дивану и заключает в крепких объятиях.


- Мои рёбра, - с трудом выдыхаю я.


- Прости, - он отстраняется и недоверчиво в меня вглядывается. - Откуда ты здесь?


- Подобрал твою подружку рядом с "Кошкой", - Калеб отпивает горячий чай.


- Как это подобрал?


- Так и подобрал, - пожимает плечами. - Она там уже валилась от голода.


- Это не совсем так, - пытаюсь вставить хоть слово.


- Валилась? - Каиль вопросительно приподнимает бровь. - А ты что там делал?


- Ходил на арену, у них новые бойцы, мне стало интересно взглянуть. Не буду мешать.


Мужчина встал с дивана, он взял свою чашку и покинул гостиную. Каиль теперь вопросительно смотрит на меня. Вздыхаю и усаживаюсь удобнее. Кожаная обивка неприятно хрустит.


- Вопрос-ответ, - заявляет юноша. - Ты не поехала в приют?


- Поехала, на две недели, потом в гости поехала.


- Так ты заблудилась?


Отрицательно мотаю головой. Не хочу рассказывать о ссоре с Максом. Каиль наклоняет голову то влево, то вправо.


- Меня выгнали, - говорю совсем тихо.


- Хэй! Она останется здесь до конца каникул! - кричит Каиль и смотрит в дверной проём.


- Так вот откуда она тебя знает! - раздаётся в ответ. - А как ты объяснишь это предкам?


- Правду скажу! Калеб на старости лет притащил в дом девушку! Мама будет рада!


- Козёл! Это твоя подружка!


Они шутливо перекрикиваются ещё пару минут. В ходе этого общения, выясняется, что никто не знает, куда меня деть на оставшиеся пять дней.


- Сам ты тупой! - Калеб вернулся в гостиную. - Комната Агаты завалена коробками, придумаешь, куда их деть и потом притащишь всё обратно, пожалуйста.


- Нет уж, - Каиль ёжится. - Я слишком молод, чтобы помирать. Точно, я буду спать с тобой, а Даффи в моей комнате.


- Ты не будешь спать со мной, - старший брат скрещивает руки на груди и раздражённо притопывает одной ногой. - Родители вернутся завтра, я не знаю утром или вечером. Их комнату занимать тоже нельзя.


- Знаете, я могу и здесь лечь, - хлопаю по дивану рукой.


- Нет! - отвечают в унисон и смотрят на меня.


- Я здесь лягу, - решает Каиль. - А ты в моей комнате, надо только перестелить.


- Ты уверен?


- Уверен, - он кивает и ждёт, пока мы вновь останемся одни. - Это Макс?


- Я не хочу об этом говорить.


Он сверлит меня взглядом, и я не выдерживаю. Вываливаю на Каиля всё, с самого начала приезда. Как всё было хорошо, как мы гуляли и отдыхали. Потом ко мне приходит понимание, Макс так и не признался своей маменьке, что я его девушка. Это тоже рассказываю. В своём описании дохожу до того часа, когда оцарапала своего парня, а его отец выкинул меня за порог. На этом месте Каиль обрывает меня, положив указательный палец на мои губы.


- Теперь всё хорошо, - ласково говорит юноша.


И я с трудом сдерживаю слёзы. Он это видит, и спешит сменить тему.


- Ты ужинала?


- Да, твой брат угостил меня ужином. Он был очень добр и пригласил сюда, но ты это и так знаешь.


- Вот и чудно. Идём, поможешь мне перестелить постель.


Мы поднимаемся на второй этаж дома. Комната Каиля не больше девяти метров. Здесь стоит софа, на ней комом одеяло и где-то по центру подушка. Ещё одна подушка валяется на полу. Напротив кровати шкаф до потолка, а под окном письменный стол. По обеим сторонам от открытого окна на стене висят книжные полки. Под дуновением ветерка шуршат листы открытой книги.


- Чувствуй себя как дома!


Помогаю Каилю. Он забирает одну из подушек себе. Вот так княжеская семья, ни тебе прислуги, ни гостевой комнаты! Я понимаю, что их дом даже меньше чем у Макса.


- Каиль, - я останавливаю юношу, когда тот собрался уходить и успел пожелать мне приятных снов. - Вопрос-ответ.


- Хоть сто вопросов и ответов, - он заметно веселится и садится на софу.


- У тебя есть ещё какие-нибудь братья или сёстры?


- Да. Ещё один брат. Он живёт во Втором Доме.


- Больше, пока, вопросов нет. Разве что, ты уверен, что это нормально? Ну, то, что я здесь побуду. И у меня же денег нет. И когда мы вернёмся в академию, мне не из чего будет возвращать.


- Это нормально, - треплет меня по волосам. - Ложись спать. Ах, и вот ещё.


Юноша открывает шкаф с одеждой, выдвигает ящик и роется в нём. В меня летит рубашка с длинным рукавом.


- Вместо ночнушки, - Каиль уходит.


После изматывающего дня я быстро засыпаю. Хоть мы и перестелили простыни, но в комнате всё равно пахнет лимоном и миндалём, как от Каиля.


Благодаря плотным коричневым шторам утро меня не тревожило. Ближе к полудню вылезаю из-под одеяла и с улыбкой смотрю на своё отражение. Рубашка Каиля заканчивается у коленей, а рукава делают меня похожей на арлекина. Переодеваюсь в свой сарафан и выхожу из комнаты. Вокруг тишина. Похоже, братья ещё спят.


Где же ванна? Нахожу её в дальнем от лестницы конце коридора. Пока умываюсь, слышу, как внизу хлопает какая-то дверь, затем чертыхается Каиль. Выбегаю и спускаюсь на первый этаж. Со скулы юноши тонкой полосой стекает кровь. Костяшки пальцев сбиты.


- Что случилось?


- Доброе утро, Даффи. Хорошо спалось?


- Каиль?


- Отстань, - он проходит мимо меня.


Догоняю его на кухне. Юноша шумно копается в аптечке в поисках мази для заживления ран.


- Обидно, что ты только на первом курсе, так бы позаботилась обо мне, - он улыбается. - Да не волнуйся, я упал.


- На кого же ты упал? - смотрю так строго, как умею.


- Ты сейчас похожа на голодного хомяка, - он заливается смехом. - Иди ко мне и успокойся, всё хорошо.


Каиль находит свою мазь и сам подходит ко мне. Вручает тяжёлую баночку.


- Раз так волнуешься, поухаживаешь? - и протягивает ко мне отбитые кисти.


Я открываю мазь, в нос ударяет аромат ромашки, мёда и алоэ. Начинаю смазывать ранки. Юноша наклоняется и целует меня в лоб.


- Спасибо, - шепчет.


- Не делай так, - краснею.


- А где мой любимый сын? Я так по нему скучала! - доносится звонкий женский голос с прихожей.


Каиль улыбается и просит меня подождать пока на кухне, а сам выходит навстречу вернувшимся родителям.


- И по тебе я тоже скучала.


- Что? Мам! - Теперь говорит Каиль.


- А ты что хотел? Первое, что хочет видеть мать, вернувшись домой, это свою любимую семью, а не сорванца, который успел посреди людной улицы избить малолетку!


- Откуда?


- Донесли уже! - перебивает она всё также звонко. - Ты понимаешь, что этот мальчишка из очень состоятельной семьи? И с этой семьёй работает твой отец! И брат!


- Он заслужил, - твёрдо говорит Каиль.


Я, кажется, поняла, кем является избитый. Стоять в тишине на кухне и дальше, сил нет. Потому выхожу в холл. Каиль стоит, низко опустив голову, он даже не пытается препираться, с выговаривающей матерью. Она очень красивая женщина с тонкой талией, высокая, но ниже сына. У неё длинные прямые светло-русые волосы.


- Ты, - её аргументы иссякли, а голос затихает, - ты же мог пострадать! Ну, что ты с ним не поделил? Ему же только четырнадцать.


Она спешит к Каилю и обнимает его, заглядывает в лицо. Замечает меня и в секунду собирается. Теперь передо мной статная женщина, уверенная и спокойная. Она смотрит на меня фиалковым и серым глазами, узкими, как у Агаты и других её детей. Каиль оборачивается и тоже смотрит на меня.


- Мам, это Даффи, - его губы расползаются в довольной улыбке, а во взгляде появляется хитринка. - Я её не поделил.


- Что же, - она с хищным любопытством рассматривает меня. - Это совсем другое дело!


Я краснею и лишь хлопаю глазами, не зная, что следует сказать.


- Где этот балбес? - в дом заходит раздражённый черноволосый мужчина. Он замирает на пороге и тоже смотрит на меня. - Не знал, что у нас гости.


- Это девушка Каиля! Ты представляешь, как мы ошиблись? Он у нас нормальный! - его мама светится от счастья, она вновь обнимает сына и чмокает его в щеку, оставляя пурпурный след.


- Что ты сказала, женщина? - Каиль выбивается из её тонких рук и отходит на несколько шагов. - Это я по мужикам?


- Вы всё не так поняли, мы не встречаемся! - одновременно с юношей лепечу я, сорвавшись на писк, и протестующее выставляю вперёд ладошки, растопырив пальцы.


Спустя некоторое время удаётся всё объяснить. Мама Каиля - Маргарита, заметно расстраивается и по секрету сообщает, что была бы не против такой симпатичной невестки. Её "по секрету" слышат и мужчины этого семейства, и начинают смеяться, либо улыбаться.


Калеб отчитывает Каиля за то, что тот не рассказал о плане мести и о том, что меня выкинули, словно мешок. Он также негодует, что не смог сам врезать ни отцу, ни сыну.


Отец Каиля - Дамиль, в разговор почти не вступает, а больше слушает. Он ждёт, когда все успокоятся.


- Калеб, ты не будешь никого избивать, нам хватит драки Каиля. Каиль, ты должен научиться себя сдерживать. Дафна, прости, за этот беспорядок. Увы, но я вернулся лишь ради встречи с Фениксом. Он вскоре ожидает меня у себя. Затем я отправляюсь в Первый Дом, потому вынужден откланяться.


- Зато я остаюсь, - беззаботно вставляет Маргарита. - Только провожу мужа!


- И я пойду к себе, - Калеб также встаёт и уходит.


В гостиной только я и Каиль, сидим напротив друг друга.


- Ты бледнеешь, всё хорошо? - он весел.


- Конечно, это возвращается мой настоящий цвет лица.


- Да? Я думал, что ты помидорка.


- Не смешно, - я улыбаюсь.


- Как тебе моя семья? - он пересаживается ко мне на диван. - Достаточно сумасшедшая?


- Они не выглядят сумасшедшими.


- Хм. Не согласен. Ты её видела? Она всегда такая, хуже ребёнка.


- Зато сразу видно, в кого ты такой, - я пытаюсь найти подходящее слово, - обнимательный!


Каиль смеётся. Маргарита возвращается в гостиную. Она оглядывает нас рассеянным взглядом.


- Куда же тебя деть?


- В мою комнату, - отвечает за меня юноша, - а я здесь посплю. Мы так прошлой ночью и делали.


- Нет, на этом диване и собаку спать не положишь, - отмахивается. - Ты будешь спать у себя, моё солнышко. С другой стороны, твоя софа достаточно широка для вас двоих. Как я чудно придумала!


- Сомневаюсь, - растягивает Каиль.


- Но её больше некуда класть! Комната Агаты заполонена коробками.


- Но не твоя с отцовской! Он уехал, и кровать такая широкая. Вы прекрасно поместитесь вдвоём.


- И подушка твоего отца пропахнет другой женщиной, а не мной! - Маргарита всплескивает руками. - Твоя софа прекрасно подойдёт для вас обоих. А если вы не согласны, то снимай девочке комнату. Давай, выстави беднягу в грязную корчму!


- Идём, - Каиль хватает меня за руку и ведёт в свою комнату. - Маму не остановить.


- Мы же не будем спать вместе? - я вновь горю.


- Нет, конечно, я лягу на полу, не беспокойся. Ты понравилась маме, вот она и старается, по-своему. Ты привыкнешь.


- За четыре дня?


- Ну, может и не за четыре, - он лукаво улыбается. - Всё успела в городе осмотреть, или мне есть, куда тебя сводить? Не сегодня, разумеется.


- Не знаю. Давай я перечислю, где была, а ты решишь, остались ли злачные места?


Он согласно кивает. В комнате Каиля мы играем в "пьяницу", затем в "дурака", и так, пока его мама не зовёт всех к ужину. Забавно, это уже вторая семья, где я присутствую на совместном ужине.


Они не уходят в специальную комнату, а едят прямо на кухне. Все сели за овальный стол. Каиль подставил свой стул поближе к моему и шикнул на Калеба. Старший брат, в шутку, решил подсесть ко мне с другой стороны. Маргарита рассказывает о своей поездке. Калеб поставил на стол книгу и продолжает что-то читать. Я ем молча, вилка в правой руке - всем плевать.


7

Вечером переодеваюсь в рубашку Каиля. Одно дело, когда он меня в ней не видел, теперь увидит, боюсь и отчего-то стесняюсь. Возвращаюсь обратно в комнату. Каиль раскладывает на полу матрац, кидает на него подушку и садится сверху. На юноше пижамные брюки и майка-алкоголичка.


- Если свет не нужен, гаси лампу и ложись.


Я подошла к напольному светильнику и повернула на нём маленькую ручку, свет притих. С щелчком комната погрузилась в темноту ночи. Ничего не вижу!


Почти не поднимая ног, осторожно крадусь к софе и забираюсь под одеяло. Не замечала прошлой ночью, что пол так сильно скрипит!


- Тебе идёт, как платье, - хихикает Каиль. - Пожалуй, эту рубашку я тебе дарю.


- Не надо.


- Как хочешь, пока ты здесь - она твоя. Спокойной ночи, стрекоза.


- Приятных.


Отворачиваюсь к стене и заворачиваюсь в одеяло. Спустя долгое время слышу стук приближающихся каблучков, приоткрывается дверь.


- Ты на полу? - негодует Маргарита.


- Мам, уйди.


- Не ляжешь к ней?


- Нет! - громким шёпотом.


- Тебе точно девочки нравятся?


- Да, уйди, во имя Луны. Ты её разбудишь.


Дверь закрывается. Комната возвращается в темноту. Я лежу, не шевелясь, Каиль же начал крутиться на своём матраце. В конце концов, его метания прекращаются. Во вновь образовавшейся тишине я почти засыпаю. Софа странно проминается за моей спиной. Замираю и стараюсь не выдать себя. На волосы ложится тёплая рука. Он неспешно гладит меня. Отводит прядь за ухо и целует в висок. Каиль осторожно возвращается на свой матрац. Я дышу чаще, сердце бьётся с бешеной скоростью.


- Даффи? - испугано спрашивает Каиль тихим голосом. Он ждёт какое-то время, а после успокаивается, - спи дальше.


***


- Вы все каникулы собрались дома просидеть? Когда там такая замечательная погода! - Маргарита стоит руки в боки и притопывает аккуратной ножкой. - Марш на улицу!


Сегодня на мне свободный салатовый комбинезон, поверх голубой футболки - одежда Маргариты. Она буквально запретила мне ходить в сарафане. Сказала, что девушка не может позволять себе так долго находиться в одной и той же одежде! И перед выходом закрутила мои волосы в неаккуратный пучок. Каилю она заколола чёлку широкой заколкой.


- Пусть твоё личико, хоть немного загорит! Бледный, как поганка.


Мы сидим на пригорке за городом и наблюдаем, как волны бьются о камни у берега. До нас доходит лёгкий бриз, принося нежный аромат морской пены.


- Вроде море тоже, а выглядит совсем по-другому!


- Да? - Каиль всматривается в воду. - Не вижу никаких отличий. Что здесь, что там одна и та же синяя вода.


Мне нравится, как море выглядит здесь. Чтобы ни говорил Каиль. Он предлагает спуститься к воде и поплавать. Я закатываю брюки и захожу в воду только до колена. Вода приятно тёплая. Юноша зовёт меня вглубь, но я не соглашаюсь. Он недовольно фыркает.


Каиль расстёгивает рубашку и кидает её мне, а сам лезет в воду, прямо в штанах и начинает плыть вдоль берега. Следую за ним по берегу. Накидываю рубашку на плечи, пахнет лимоном и миндалём.


Наплававшись, юноша возвращается ко мне и забирает рубашку.


- Теперь можно и пообедать, - довольно сообщает он. - Идём в "Кошку".


- Ты весь мокрый!


- Высохну, - пожимает плечами.


Пластырь Каиля промок и начал отклеиваться. Юноша попросил меня остановиться и полез в свою сумку. Он достал замену и быстро переклеил пластырь на новый.


- Что-то не так?


- А что не так с твоим глазом?


- Всё так, видишь, какой чёрный? - усмехается.


- Я о правом!


- Не пищи. Это не важно.


Закусываю губу, Каиль передразнивает.


Мы идём в корчму "У кошки". Каиль заказывает две порции ухи и чёрный чай.


Мы садимся за столик у стены, на мягкие стульчики и ждём, когда принесут наш заказ. Улыбчивая официантка ставит перед нами две деревянные тарелки покрытые лаком. В центр стола, на специальную подставку, опускается пузатый чугунный чайничек. Рядом две невысокие керамические чашки без ручек.


Девушка по очереди заполняет каждую из чашек и возвращает чайник на подставку. Уходит.


Оглядываюсь, посреди дня корчма "У кошки" выглядит иначе, чем в моё первое с ней знакомство. Здесь гораздо тише, нет выпивал, а половину занятых столиков занимают небольшие семьи. Со всех сторон слышатся голоса, но они не режут слуха.


- Надо было тебе к стене садиться. Так и шею свернёшь, - веселится Каиль.


Я сижу спиной к залу, но продолжаю оглядываться. Обстановка очень уютная, несмотря на грубые деревянные подпорки по всему помещению. Сейчас залу заполняет солнечный свет из широких окон. Вечером они зажгут множество светильником на цепях, развешанных под потолком.


Обедаем молча. За одним из столов начинает плакать малыш, мамаша безнадёжно пытается убаюкать отпрыска.


Подумать только, как быстро пролетели каникулы! Мне грустно оттого, что завтра пора садиться на корабль до острова Ледяного Дракона. И послезавтра мы вернёмся к учёбе. Да, там тоже будет много интересного. Мне не терпится приступить к изучению Силы!


- Что обдумываешь? Глаза так и горят!


- Я хочу научиться управлять Силой! - краснею.


- Успеешь, - он смеётся и подливает нам ещё чаю.


Юноша встаёт из-за своего места и идёт к стойке. Наблюдаю, как Каиль возвращается с тарелкой пирожков в руках.


- Без закуски не так вкусно, - сообщает он, будто оправдывается.


Пирожки очень вкусные! Особенно мне приглянулись с печенью трески. Говорю об этом Каилю, а он обещает купить ещё таких, завтра в дорогу. Мы весело беседуем о всякой ерунде. Каиль впадает в воспоминания о детстве и о том, как его мама любила хвастать младшим сыном, словно куклой. Она всегда наряжала его в яркие наряды и любила зачёсывать всяческие причёски. Я, под неизвестным порывом тоски по детству, рассказываю о самом в моей памяти счастливом дне. В тот день я впервые почувствовала, что, несмотря на все обиды, Лукас меня любит. Потом это забылось, но после его признания: "Ты копия Лейлы", вспомнилось вновь.


Я бежала по полю пшеницы. Как же здорово затеряться среди высоких колосков! Вдали кричала матушка Катерина, она почти молила нас возвратиться. А мы бежали кто куда! Яна к тракту. Глеб устремился в лес. Меня заинтересовала стройка на Бельчанке.


Матушка потом всегда говорила, что сложнее детей за всю свою жизнь не встречала!


Я бежала к стройке. Все говорили, там будет водяная мельница! Никогда раньше не видела таких мельниц! Как же вода станет крутить её лопасти? Я думала, что обязана это увидеть.


Голову припекало. Стрекотали цикады. Я услышала весёлый визг. Это Катерина схватила Яну.


- Глеб! - кричала матушка.


Яна заливисто захохотала. Рассмеялся и Глеб. Я продолжала бежать. Колоски щекотно бились об меня по лицу, рукам и ногам.


Уже слышны были голоса и шум работы. В лицо бил горячий летний ветер, и я остановилась. Он принёс запах мокрой глины и смолы. Меня накрывала тень. Верно, это облако закрыло солнце?


Тогда я подняла голову. Но надо мной стоял огромный пёс. Его слюна падала мне на лицо.


- Гав! - приветственно залаял Демон и дружелюбно замахал длинным хвостом.


Он, как щенок скакал вокруг меня. Хотел играть. Я схватила его за ухо и за шкирку, забралась на спину. Со спины Демона лучше видно, куда держать путь! И я как богатенькие девочки на пони, хлопнула ногами по бокам пса. Демон гавкнул, но с места не сдвинулся.


- Ко мне! - властно позвал Лукас своего пса.


И Демон, забыв о наезднике, помчался сквозь пшеницу к хозяину. Дядя покачал головой, а затем снял меня со спины собаки и взял на руки.


- И что мы тут делаем?


- Идём на стлойку!


- Никогда не видел у Лукаса собаки.


- Да, потому что Демон умер, когда мне было шесть. Он тогда совсем старый стал.


- А тогда тебе сколько было?


- Четыре, кажется, или три.


Каиль широко улыбается, но потом его лицо каменеет. Он смотрит за мою спину, играют желваки.


- Не оборачивайся, - просит совсем тихо.


Я оборачиваюсь.


В дверях стоят четверо. Двое мужчин, молодой юноша и девушка-подросток. У каждого из них сбриты волосы с левой половины головы. Девушка выходит вперёд и выискивает пустой столик, направляется в противоположную от нас сторону, спутники идут за ней. По дороге один из компании заказывает четыре пива.


Я не могу отвести взгляда от девушки. Её глаза густо подведены чёрным карандашом. Губы потрескались, словно их жевали. На ней мешковатая серая одежда, как и на остальных. Открытые руки покрыты множеством ссадин и синяков.


Я поднимаюсь, но Каиль ловит меня и усаживает рядом с собой. Он выдёргивает из моих волос резинку, расправляет их, закрывая половину лица. Поворачивает меня к себе лицом. Смотрит долго, пристально.


- Не смей, - звучит как приказ.


Юноша пользуется моим ступором. Он лезет в сумку за кошельком и бросает деньги на стол. Зовёт официантку, попутно вставая и хватая меня за руку. Тащит из корчмы.


- Остановись! - я, будто проснулась.


Каиль послушно останавливается и оборачивается ко мне. Мы на улице.


- Это же Яна, - голос надламывается.


- Да, это Яна. Теперь успокойся, - он гладит меня по плечам и рукам. - Тише, ты молодец.


- Я должна вернуться!


- Нет, - он не кричит, наоборот, голос звучит очень спокойно, угрожающе, напоминает Агату. - Ты туда не пойдёшь. Слишком опасно.


Но как же? Ничего не понимаю. Я словно тряпичная кукла. Яна была совсем рядом. Она жива и здорова. Кто эти люди, что были рядом с ней? Почему она изранена?


- Каиль, куда ты меня ведёшь? Яна в другой стороне.


- Я знаю, - он грустно вздыхает. - Нам надо собирать вещи. Корабль завтра отправляется с самого утра.


- Ты не купишь пирожки в дорогу?


Он смотрит на меня очень странно, взволновано. Говорит, что купит. И продолжает вести меня к себе домой, придерживая за талию. Думает, что я могу упасть, какая глупость.


Мы в тишине доходим до заветного дома. Как в тумане переступаю через порог.


- Пришли, - бросает Каиль.


И я успокаиваюсь, расслабляюсь. Падаю.


Проснулась на софе. Надо мной склонился Каиль, уже одетый, с сумкой через плечо.


- Ну, наконец, - он улыбается. - Вставай, тебе ещё умыться, а корабль отплывает через сорок минут! Завтракать будем там. Быстрее, Даффи!


Вскакиваю как полоумная и, запутавшись в одеяле, падаю в сильные руки Каиля. Юноша хватает меня под мышками и ставит на пол. Секунду прихожу в себя, прежде чем вспоминаю, что следует делать сразу после сна.


И только на корабле вспоминаю, что не ложилась в софу. А когда Каиль протягивает пирожок с печенью трески, вспоминаю весь вчерашний день.


- Яна, - всхлипываю, ухватившись за пирожок.


- Мне жаль, - тоскливо. - Но ты не волнуйся, я всё устроил.


- Что устроил? - не понимаю.


- Рассказал брату про её банду. Не знаю, как там они себя называют, но внешность описал, и эти их бритые головы, - он проводит рукой по своим волосам. - Калеб обещал всё разузнать и отправить весточку. Может даже получится вытянуть твою Яну, да вернуть на путь истины!


Пожимаю плечами.


- Я готова прямо сейчас перепрыгнуть перила и плыть обратно на материк, - отчего-то произношу вслух.


Я доела пирожок и теперь стою, вцепившись в те самые перила, и смотрю на удаляющийся берег. Руки Каиля ложатся поверх моих. Чувствую на макушке тяжесть его подбородка.


- Всё будет хорошо, - говорит юноша. - Я же сказал тебе, что Калеб поможет. Если не веришь в меня, то поверь в моего брата. Знаешь, что тебе может помочь? - слышу смешинки в его голосе. - Обнимашки!


Его руки соскальзывают с моих кистей, быстро пробегаются к талии и сильно, но не до боли, прижимают к горячему торсу юноши.


- Спасибо.


- Не за что. Я считаю, что семьи должны быть в сборе. И с твоей будет всё хорошо.


- Соберёшь мне семью? - отзываюсь вяло.


- А чем мы занимаемся?


- У меня нет семьи, и никогда не было.


- Разве? - теперь юноша прижимает меня сильнее. - А разве Яна, Глеб, мать-настоятельница и, прости, не знаю, кто ещё был в твоём приюте, не твоя семья?


Молчу. Юноша будто укачивает меня в своих объятиях. Он терпеливо ждёт ответа, подтверждения своим словам. И Каиль прав. Они моя семья. Продолжаю молчать.


- Как хочешь, - вздыхает. - Пойдём в каюту? Надоело стоять под солнцем.


- Погоди, скоро солнце станет редким событием.


Не хочу лишаться его тёплых объятий, но Каиль разнимает руки и уходит. Направляюсь за ним.


- Как ты думаешь, с Яной...


- Хватит, пожалуйста, - он хватает моё лицо в свои руки и смотрит прямо в глаза. - Ты начинаешь меня пугать. Дафна, с Яной всё будет хорошо! Верь мне. Ты мне веришь?


- Ты говорил никому не верить, тем более в академии, - вспоминаю я.


- Так мы же за её пределами?


- Верно.


- Ну вот, - юноша встряхивает меня, держа за плечи. - Верь мне!


***


Я всё думала, вдруг мы встретим на корабле Алису? Макса? Но нет. Я не удивлена, что на корабле не оказалось моей соседки, Каиль объяснил, что она живёт далеко от Восьмого Дома. А почему не оказалось Макса - Каиль лишь пожимал плечами и широко улыбался, демонстрируя зубы.


Зато была Милена, а при ней игральные карты. И течение времени заметно ускорилось.


К обеду мы уже ехали на телеге от Заснежья к Подлесью, а затем и поднялись по широкой каменной лестнице на территорию военной академии Ледяного Дракона.


Алиса уже в нашей комнате. Она, как всегда, улыбчива и полна энергии.


- Надо будет отметить нашу встречу! - заявляет моя соседка.


- Чего тут отмечать?


- Как это? Мы все вернулись. Вон и Машка вернулась, и Каиль. Надо сходить отметить, а то завтра уже учёба.


Недовольно вздыхаю. Но, разве Алиса станет слушать мои доводы о том, что нет никакой необходимости в праздновании. Тем более, не стоит сидеть допоздна перед учебным днём.


И после ужина, Алиса, Машка, Каиль, Я, а также Глеб, которого тоже затащила Алиса - сидим на пустом пляже.


Каиль и Глеб раскладывают камни по краям пледа, Машка распределяет по тарелкам еду. Алиса просто веселится, а я хочу в свою комнату, посидеть в тишине и спокойствии.


- Ну давай, или забрось уже эту идею, - слышу я голос Алисы.


- Ещё чего! - возмущается Маша.


- О чём вы? - встряла я.


- Да Машка опять за своё. Она каждый год предлагает Каилю встречаться, и он каждый год ей отказывает. Всегда после летних каникул. И так со второго года обучения.


Я удивлённо смотрю на Машку. Она полна уверенности и решимости.


- В этом году он мне не откажет.


- Ставлю десять драконов, что ты опять в пролёте! Дафна, твои ставки?


- Я не буду делать ставок.


Никогда не замечала раньше, что Каиль нравится Машке, но я её понимаю. Алиса продолжает рассказывать, почему Машка может провалиться, она говорит в полный голос. Парни всё равно не услышат, они плавают в море, пока оно окончательно не остыло.


Празднование оказалось относительно тихим, только я по-новому взглянула на Машку. И стала замечать, что девушка порой поедает юношу глазами. И каждый раз, когда он к ней оборачивается, на лице Машки расцветает улыбка.


Интересно, я со стороны выгляжу также глупо?


- В первый раз Каиль сказал ей, что любит умных девушек, и тогда Маша подтянула свои оценки, - шепчет мне Алиса. - Во второй сообщил, что ненавидит веснушки, и Машка их свела. Как думаешь, что он скажет теперь?


- Мне без разницы! - говорю слишком громко, привлекая внимание.


- На что тебе нет разницы? - Каиль улыбается.


- На всё, хочу обратно.


- Дафна, - улыбка покидает его лицо, и юноша садится вплотную ко мне, обнимает. - Всё будет хорошо. Обещаю, Калеб обязательно со всем разберётся.


Сначала я смотрю на него непонимающим взглядом. Потихоньку начинаю понимать, о чём он. Мои губы дрожат, но я не плачу.


- Что-то случилось на каникулах? - вмешивается Глеб.


- Мы встретили Яну, - говорит Каиль, поглаживая меня по предплечьям.


Он рассказывает собравшимся о том, как в последний день каникул мы решили отобедать в корчме, но туда зашла группа людей, напоминающих своим видом шайку. Среди них и была Яна.


- Вы пошли? - Глаза Маши расширились. - Ты же ездила с Максом, мне так Алиса говорила.


- Можно? - тихо спрашивает у меня Каиль.


Киваю. И он продолжает своё повествование. Умалчивает о том, как избил Макса. Каиль не говорит, что меня выгнали. По его словам выходит, что я ушла от Макса сама.


- Какая ты глупая! - встревает Алиса. - Даже несмотря на то, что у тебя были с собой деньги. Жить одной в незнакомом городе!


- Ну, я к тому моменту успела узнать этот город.


- И Яна, в какой-то шайке? - впервые после рассказа подаёт голос Глеб.


Каиль кивает. Все погружаются в молчание. Даже Машка о чём-то задумалась.


- Надо её вытащить, - прерывает она молчание.


- Надо. И я попросил своего брата помочь нам. Он узнает об этой банде. И как только Калеб всё поймёт, то сообщит мне. А дальше и начнём действовать.


Мы сидим на пляже, пока совсем не стемнеет. Затем поднимаемся к академии. И тут-то Машка и решается.


- Каиль, - говорит девушка напористо. - Ты мне нравишься. Давай встречаться?


- Прости, - отвечает без тени улыбки. - Но я кое-что понял на каникулах.


- Что? - она настороженно сверлит меня взглядом.


- Ты человек, а я Страж, - он ненадолго умолк. - Маша, я не могу с тобой встречаться.


- И всё? Этого достаточно?


Машка преградила Каилю дорогу. Он смотрит на неё, но ничего не отвечает. Маша продолжает смотреть, как и Каиль. Юноша не выдерживает первым и отводит взгляд, теперь он смотрит себе под ноги.


Она всхлипывает и убегает.


- Жестокий! - бросает Алиса и бежит следом.


Кажется, я смогу придти в тихую и пустую комнату, насладиться одиночеством. Только, одновременно с Машей, и я потеряла надежду. Смотрю на Каиля, но он уставился куда-то вниз и головы не поднимает. Идём втроём, молча.


- До завтра, - машет мне Глеб.


Каиль на прощанье шутливо кланяется. Я остаюсь одна.


Алиса возвращается поздно, она покрывает Каиля всеми ругательствами, которые знает, и даже из ванны до меня доносится её недовольное бурчание.


Я хочу не думать об этом, но мысленно возвращаюсь на каменную лестницу, а иногда и в по-домашнему уютную корчму "У кошки".


Завтра будет новый день. Завтра я начну изучать Силу.


Алиса будит меня сильным грохотом. Она решила разобрать вещи с утра пораньше, самое время!


- Можешь тише?


- Нет, это срочно!


- Вчера было нельзя?


- Откуда же у меня было время вчера? - удивляется Алиса. - Ты прекрасно знаешь, что я была занята!


Рыча, слезаю на пол. Алиса продолжает копаться в своих шмотках, то и дело мечется к зеркалу. Я ещё раз смотрю на своё расписание. Ого! Первым же уроком сегодня ожидается заклинательство!


Сон как рукой сняло, на пару с Алисой одеваюсь и перепроверяю свою сумку. Вроде, всё есть - можно идти!


***


В кабинете шумно. Заклинательство будет проходить одновременно с первым курсом отделения боевой магии, и я с испугом выглядываю Максимуса. Он ещё не пришёл. Хорошо бы, чтоб вообще не приходил!


Сажусь за парту рядом с Глебом.


- Волнуешься? - спрашивает он.


- Нет.


Подростки потихоньку успокаиваются. Открывается дверь, и заходит Агата.


- Всем сесть! - громко говорит она и цокает к учительскому столу. - Моё имя Агата Крог.


- Зачем представляется? - шепчет кто-то.


- Молчать! Сегодня у вас начнётся один из самых сложных и важных предметов в этой академии. А потому, начнём с нескольких правил! Для начала, я не приму никаких опозданий на свой урок! Далее, вам понадобится взять из библиотеки учебник заклинателя Лариуса для первого курса. Она так и называется.


Госпожа Крог записала, на всякий случай, имя автора на доске.


- Также вам понадобятся природные листы, на каждом занятии по пять. В неделю у вас будет два занятия заклинательства, и так мы понимаем, что вам надо закупить по шестьдесят пять листов каждому! Заказать их можно у ваших кураторов. У Василисы и Георга соответственно.


- Чёрт, - срывается у меня.


- На них вы научитесь концентрироваться, - она не обращает на меня внимания. - Сегодня занятие вводное. Открыли тетради! Записываем все. Сказанное сейчас, потом может попасться вам на экзамене в конце года!


Все открыли тетради и приготовились писать.


- Вода есть стихия природная, являющая собой поток и стужу...


Открылась дверь кабинета. Агата замолчала и грозно посмотрела на вошедшего.


- Вы опоздали, молодой человек, - строго, как и всегда. - Садитесь и пишите.


Макс переступил через порог. Почти все охнули от увиденного. Левая рука подростка замотана бинтами. Нос разбит, на пол лица расцвёл синяк. Максимус прохромал к ближайшему свободному месту. Как на зло, оно оказалось за партой соседствующей со мной.


- Ту умрёшь, - еле слышно зашипел он на меня, якобы наклоняясь завязать шнурок. - Сегодня.


Дрожь пробежалась по моему телу.


-... И так мы понимаем, что владеющий ею может вас и заморозить. Земля есть стихия природная, являющая собой тяжесть, волевое усилие... - продолжала Агата.


Но мне уже не до того. Максимус записывает, но с пугающей периодичностью поглядывает в мою сторону. Я тоже записываю, но мысли мои далеки.


Как только урок заканчивается, одной рукой хватаю ремень сумки, второй тетрадь и сбегаю из кабинета.


Сердце бешено стучит. Хочу обратно в приют! Светлоокая Луна, мне же надо на анатомию. И это занятие тоже спаренное. Смотрю лист с расписанием, ну, хотя бы кабинет на другом этаже. Смогу как-нибудь оправдать свой побег.


- Дафна!


Я подскакиваю, тетрадь вываливается на пол.


- Что с тобой? - это Глеб, он настиг меня на лестнице. - Куда ты так рванула?


- В туалет, - отвечаю первое, что приходит в голову.


- Ясно. Всё хорошо?


- Конечно! Идём?


С силой хватаю Глеба под руку и тащу к нужному кабинету. Надо заболтать его, чтобы не остаться, не дай Луна, наедине с Максимусом!


Мы первыми заходим в кабинет. Лукас уже там, он сидит, положив ноги на стол, и что-то читает. Похоже, предыдущее занятие тоже просидел в этом кабинете.


Мужчина встречает нас взглядом тёмных глаз и возвращается к чтению.


Сажусь за ближайшую к выходу парту. Глеб пожимает плечами и бросает свою сумку рядом с моей. Потихоньку кабинет набивается студентами. Трещит звонок. Лукас с хлопком закрывает свою книгу и встаёт.


- Начнём с теста! Убрали всё со столов.


- Тебе крышка, - в который раз повторяет Макс.


Теперь он сел у меня за спиной. За что мне всё это? Если он ещё раз пожелает мне смерти, я пожелаю смерти Каилю!


- Дафна, - на распев мурлычет Максимус.


- Хватит! - кричу я в панике.


- Вон из класса, - говорит Лукас.


- Но...


- Выполняй!


Сижу в коридоре и жду, когда закончится занятие. Следующее будет в этом же кабинете. И не думаю, что Лукас разрешит мне вернуться. Минуты текут медленно и вяло.


Ничего, успокаиваю я себя. Осталось три урока на сегодня, и каждый из них будет отдельно от класса боевых магов.


Раздаётся звонок. Спустя ещё некоторое время открывается дверь и выходит Лукас.


- Ты можешь не срывать мои уроки? - бросает он мимоходом.


- Простите, господин Агнус.


Не дослушав, уходит. Я стою на том же месте и наблюдаю, как кабинет покидает цепочка студентов параллели. Прощаюсь с Глебом, с Лизой. Последним из боевых магов, кабинет покидает Максимус. Юноша подходит ко мне. Он наклоняется.


- Я буду ждать тебя у чёрных ворот.


8

Во время обеда Максимус, как бы случайно, обронил на мой поднос свёрнутый лист бумаги. В нём значилось точное время нашей вечерней встречи. Он хотел встретиться со мной в половине восьмого. Видимо, собирался поужинать перед расправой, да и мне дать возможность насладиться последней в жизни едой. Прочтя записку, я выбросила листок к использованным салфеткам. Зачем ещё кому-то это видеть?


И как назло за окном ещё и дождь моросит, надеюсь, ко времени встречи он прекратит.


За день мой страх перед Максом прошёл. И я решила, что смогу с ним справиться. Право же, мы только начинаем учиться. Он просто не мог успеть стать профессиональным убийцей!


Конечно, иногда во мне поднимается паника, ведь ни Глеб, ни Каиль мне на помощь не придут. А вдруг Макс будет не один? И мне стоит рассказать о том, куда я направляюсь? Нет! Так делать нельзя. Надо справиться самой. Каиль и так мне сильно помогает с Яной. Его брат же узнает о той шайке? И Глеб, ему я тоже рассказать не могу, нельзя его так подставлять. А я и без того на грани отчисления. Появится время на новую встречу с подругой.


Сердце стучит всё быстрее, я уже не только слышу его бешеный ритм, но и чувствую, прикладывая руки к животу. Голова кружится. Мне всё-таки страшно. Очень.


А, что поделать. Доедаю ужин и взглядом обвожу столовую. Макса нигде нет. А сколько времени? Семь часов ровно. Время ещё есть.


- Даффи, какая ты бледная. Иди ложись, - беспокойно говорит Алиса. - Иди, иди.


Встаю из-за стола.


- А ты когда придёшь?


- Я? - она удивлённо смотрит на меня. - Мне завтра с докладом выступать, так что придётся полночи просидеть в библиотеке. Не боись, я тихонько приду.


- Хорошо.


Ухожу.


Вечером на улице прохладно. Я закутываюсь в кардиган и направляюсь в сторону чёрных ворот, ведущих к Осколку. Надеюсь, он меня не на озеро пойдёт топить?


Мне так страшно! Великая Луна, помоги!


- Чего ты тут шепчешь? - насмехается Каиль.


Это он во всём виноват! Ему и отвечать. Разве нет? Я улыбаюсь Каилю, возможно, слишком язвительно, я же себя со стороны не вижу. Но вот как вытягивается его лицо - мне заметно.


- Каиль, - произношу почти нараспев. - Ты мне и нужен.


Я в два шага подхожу к юноше и хватаю его за руку.


- Идём.


Он послушно делает несколько шагов, а затем его необычная послушность испаряется.


- Всё хорошо?


- Конечно! Ты мне поможешь в одном деле?


- В каком? - наклоняет голову.


Хорошо, то, что он заинтересован, это очень даже хорошо. Вот только, как бы его сдержать, чтоб Макса припугнул, но избивать повторно не начал. Скрещиваю руки на груди и осматриваю Каиля с ног до головы.


- Да что с тобой?


- Придумала, идём!


- Куда? - он почти смеётся.


- К воротам на озеро.


Я прохожу путь, периодически оглядываясь на юношу, а он отмахивается, мол, идёт.


Вот, мы уже у ворот. Прохладный ветерок то и дело касается меня. Пришли слишком рано? Макса нет, часов поблизости - тоже. Шорох, в испуге оборачиваюсь. Это ветер продолжает резвиться. Он задевает поломанную веточку дерева. Теперь она раскачивается в такт порывам уже осеннего воздуха.


- И что мы тут делаем? - Каиль опирается о стену.


Он стоит в тени, издалека Макс не должен его заметить. Хорошо. Очень хорошо!


- Мы тут пугаем Максимуса! - произношу, довольная своей выдумкой.


- Это как?


- Тс! - шиплю на него и подставляю палец к собственным губам.


Вот и слегка шаркающая фигура идёт в мою сторону. Для Макса я тут одна, ведь Каиль опирается на стену с внешней стороны. Я оглядываюсь, юноша стоит на удивление тихо. Он смотрит вниз по склону, на блестящую водную гладь Осколка.


- Пришла. Должен признать, ты меня приятно удивила, - Макс зол.


- Я не виновата, что с тобой такое случилось, - слова идут легко.


Когда рядом Каиль, мне совсем не страшно. Оглядываюсь по сторонам. Вроде, больше никого. Только стена, окружающая территорию. Вдали, конечно, слышатся голоса студентов. Если понадобится закричать, меня услышат, обязательно. Но понадобится ли? Разве для того, чтобы разнять парней.


- Именно ты и виновата! Кто, как не ты натравила на меня этого полоумного Стража? Или он теперь твой личный сторож?


Макс подходит ко мне. Трава под его ногами сухо хрустит. Замечаю лёгкое движение у стены. Каиль напрягся, но ещё способен сдержаться. Макс стоит вплотную ко мне. О нём после каникул нельзя сказать "красивый". Нос смотрит на бок. А чего стоят эти синяки.


- Это всё можно исправить. Я ещё не умею, но если ты пойдёшь в лазарет, то тебе выправят нос, совсем безболезненно.


- Ещё чего! Ты предлагаешь мне стереть все доказательства? Чтобы тебе и твоему дружку это так просто сошло с рук? Скоро все узнают, что вы со мной сделали!


Я пячусь, а Максимус шаг за шагом, движется в мою сторону. Его взгляд пропитан ядом, как и голос. Каиль начинает бесшумно и медленно ступать следом.


- О, маленькая Дафна. Куда же ты? Хочешь оставить меня одного, вновь?


Продолжаю пятиться. Спина больно ударяется о дерево. Я его не заметила. Парень нависает надо мной.


- Что же мне с тобой сделать? Разукрашу, потом скажут - плохой Максимус. Хотя, они ведь могут тебя и не найти.


О, милостивая Луна, помоги! Я ещё никогда не видела такого. Каиль издаёт громкий рык. Макс в испуге оборачивается, но за его спиной уже никого. Быстрая расплывчатая тень обретает форму между нами. Каиль со всей силы влепляет кулаком в лицо Макса. Макс отлетает и падает, сползает к озеру. Каиль мчится за ним. И зачем я его позвала? Зачем вообще сюда пришла? Пора кричать "на помощь". Я же слышу из-за стены голоса, и они услышат, надо только набрать больше воздуха. Однако я отчего-то ни закричать, ни даже просто сказать что-либо не могу.


Распуганные шумом птицы вздымают в небо. Макс пытается встать, но Каиль наступает на паренька, прижимает к земле. Я бегу к ним. Нога соскальзывает.


- Ва-а-а-а-а! - слышу собственный нарастающий визг.


И падаю в прохладную воду. Я барахтаюсь, но плавать никогда не умела и вскоре ухожу под воду. С испуга резко вдыхаю и сразу начинаю кашлять, отчего, под водой, совсем не лучше.


Здесь совсем темно, вода на удивление не прозрачная. Очень холодно. Меня рывком вытаскивают на берег. Переворачивают животом вниз, на чьё-то колено.


- Что здесь происходит? - рычит Лукас.


- Она сама, - в один голос отвечают Каиль и Максимус.


Отплевавшись, поднимаю голову и пытаюсь встать. Раскачиваюсь, но сажусь на землю. Каиля и Максимуса держат на расстоянии друг от друга. Они грязные и помятые. Лукас мокрый от воды ястребом смотрит на драчунов.


Вокруг полно народу, но большая часть сбежавшихся на шум студентов держится на приличном расстоянии, стараясь не попадаться на глаза ректору.


- Я спросил, что здесь, вашу мать, происходит?


Парни молчат и спешно отводят взгляд.


- Дафна, ты мне скажешь?


- Я тонула.


- Это я и без тебя вижу, - Лукас говорит очень мягко, что пугает сильнее криков. - Каиль, Дафна и Максимус, вы идёте в мой кабинет. Прямо сейчас, вам ясно? - он оборачивается ко мне. - Потом можешь отправляться в лазарет, если почувствуешь необходимость.


Холод пробегается и обволакивает моё тело, зубы стучат. Нос закладывает, а мокрые волосы неприятно облепляют лицо.


Лукас не ждёт ответа, он разворачивается на каблуках своих сапог и поднимается по мокрой тропке к академии. Георг отпускает Каиля и криками разгоняет студентов. Каиль помогает встать, и вместе с Максом идём следом за Лукасом.


Мы сильно отстали от ректора. И когда заходим в кабинет, то мужчина уже сидит всё в тех же одеждах, но сухих, на своём кресле. Локти на столе, пальцы сцеплены, мужчина положил на них подбородок. Рядом с ним на столе гранёный графин с крышкой, внутри какая-то коричневатая жидкость. Рядом с графином низкий широкий стакан с шестью гранями, на дне, вероятно, та же жидкость. На кресле сбоку от стола сидит Агата, закинув ногу на ногу и скрестив руки.


- Максимус, начнём с тебя, - предлагает Лукас.


- Они набросились на меня! - он делает шаг по направлению к столу ректора, ускоряет речь. - Сначала он избил меня в Ардоре, а теперь ещё и здесь. Дафна заманила меня!


- Ложь! - вмешивается Каиль.


Лукас лишь цокает языком и глотком осушает стакан, подливает ещё. Предлагает Агате, но она отказывается.


- Значит, они тебя заманили? Дафна? - он не обращает внимания на Каиля.


- Да! Она сказала, что хочет помириться и предложила встретиться вдали ото всех. Но там был он!


Лукас вновь осушает стакан.


- Но перед тем, как Каиль успел запинать тебя между камнями, ты скинул предательницу в воду?


- Нет! Она сама упала.


- Хорошо, допустим, всё было так. Каиль, твоя версия?


- Он хотел убить Дафну. Я защитил её.


- Значит ли это, что ты оказался там случайно? И пришёл на защиту к несчастной?


Каиль закусил губу, он бегающим взглядом смотрит на меня. Он никак не может решиться на то, какой же ответ лучше дать. Лукасу это не нравится, он подгоняет Каиля.


- Я пришёл вместе с Дафной. Но это была самозащита.


- Максимус скинул твою подругу в воду, или это сделал ты?


- Ничего из перечисленного. Она сама, наверное, - юноша смущён и растерян.


Он даже не заметил, что я упала! И если бы тогда на шум никто не пришёл? Меня бросает в дрожь, начинаю плакать.


- Дафна, - Лукас откидывается на спинку кресла. - Твоя версия, озвучь, будет интересно послушать третью выдумку.


- Я поскользнулась и упала.


- Это я понял. Как вы трое там оказались?


- Максимус передал мне записку с просьбой встретиться у чёрных ворот, там и время было написано.


- Эта записка у тебя? - Лукас оживляется.


- Нет, я её выкинула.


Цокает языком и наполняет свой стакан, теперь целиком. Выпивает и машет мне рукой - продолжай.


- Ну, - пытаюсь подобрать слова.


- Тебе передали записку от Макса, и для совместного нападения ты позвала с собой Каиля, - подсказывает Лукас.


- Не так! - сжимаю кулаки. - Я попросила Каиля пойти, чтобы Макс не напал на меня, а не чтобы напасть на него.


- Но вы напали? - Лукас вопросительно приподнимает бровь.


- Я не нападала.


- Понимаю, - Лукас не даёт мне продолжить. - Все ваши рассказы немного разнятся и сходятся лишь в том, что Дафна упала сама. Более того. Я понимаю из всех трёх рассказов, что у Максимуса и Дафны была договорённость о встрече. При этом Максимус не заметил, что Дафна оказалась в воде и начала тонуть. Каиль пошёл на озеро вместе с Дафной, но не заметил, что девушка упала в озеро и чуть не утонула. Вы со мной согласны, юноши?


Каиль и Максимус молчат и оба смотрят кто куда, лишь бы не на ректора или на меня.


- Каиль говорит, что избиение им студента первого курса, который только начинает своё обучение ремеслу, являло собой самозащиту, но факт нападения не отрицает. Так? Конечно же, так. Иначе, зачем бы я вас позвал?


Мне всё ещё холодно, зубы стучат. Одежда липнет к телу.


- Как же разобраться, чья история ближе к действительности? Придумал. Агата прочтёт тех, кто встречу организовал. По одной из версий зачинщица Дафна, по другой Максимус. Во время прочтения Агата покажет мне всё то, что увидит. Советую вам лучше концентрироваться на происходящем, моя помощница очень устала сегодня. И если вы отвлечётесь, то мы можем увидеть лишнее.


Лукас встаёт со своего места, он смотрит на меня.


- Сядь на диван рядом с Агатой. Начнём с тебя.


- Я могу уйти? - интересуется осмелевший Каиль.


- Нет, пока я не узнал правды и не решил, что с тобой делать. Приступай, Агата.


Женщина подкатила к нам журнальный столик, на нём в плоском блюде налита вода. Правую руку Агата положила на стол, опуская кончики пальцев в воду. Левую руку женщина протягивает ко мне и касается виска. Лёгкий холодок. И вот уже по водной глади пробегаются картины мелькающей листвы и земли, тёмная вода, Лукас. Картинки исчезают. Я иду с подносом еды, на него падает свёрнутая бумажка. Ставлю поднос и разворачиваю лист, там место и время. Ловлю Каиля в коридоре. Пячусь от Макса, за которым растворяется Каиль, мельтешение. Вновь падаю в воду.


Каиль громко вздыхает и жалобно толи стонет, толи мычит. Думаю, винит себя за то, что не заметил в пылу драки.


Картинка сменяется. Комната Каиля у него дома, я лежу на софе, мне на волосы ложится рука. Резко отстраняюсь от Агаты, и картинки вовсе исчезают. Женщина, опешив, смотрит на меня.


- Достаточно, - хмуро сообщает Лукас. - Максимус, поменяйся местами с Дафной.


Он садится на моё место, я встаю рядом с дядей.


Агата читает Максимуса. И на поверхности воды идут картинки драки. Стираются. Солнечный день, дорогу Максимусу преграждает Каиль, он что-то говорит, но для нас всё происходящее беззвучно. Заканчивая фразу, юноша разбегается и бьёт Макса.


Каилю точно влетит после сегодняшнего дня. Смотрю на юношу, он спокойно принимает увиденное, ловит мой взгляд и сразу отворачивается.


- Максимус, - Лукас привлекает внимание студента, - к чему готовился сегодня днём?


На воде расцветает моё изображение, увиденное глазами Макса. Мой страх. Парень пишет записку.


Максимус с ужасом смотрит в воду, понимая, что сам подставил себя.


- Достаточно, - командует Лукас. - Дафна, можешь идти в лазарет. Мальчики, останьтесь.


- Мне не надо в лазарет.


- Тогда иди к себе.


Смотрю на Каиля, но он упорно избегает смотреть на меня. Выхожу из кабинета и притворяю дверь за собой, но никуда не ухожу. За дверью тишина. Раздаются шаги, гулко отбивающие по полу. Это Лукас.


- Я сказал идти к себе!


Ойкаю и отскакиваю от двери. Лучше послушаться.


По пути придумываю, что стану рассказывать Алисе, но соседки в комнате не нахожу и вспоминаю, что девушка обещала провести полночи в библиотеке. Так даже лучше, она только завтра узнает о драке и сначала пристанет к Каилю, а ко мне потом и не надо будет!


Для начала отправляюсь в ванну, надо прогреться. И я затыкаю слив, набираю воду. Вскоре сажусь в маленькую круглую и глубокую, но со скамейкой, ванную. В тёплой воде холод отпускает меня. Я расслабляюсь и нежусь, пока зеркало, висящее на стене, окончательно не скрывается под пеленой пара, а на стенах не появляются лёгкие капельки.


Слышу, как скрипит дверь в комнату, похоже, это Алиса вернулась из библиотеки. Продолжаю нежиться. В комнате на удивление тихо. Легла спать?


Одеваюсь в ночную футболку и штанишки. Выхожу и замираю. На стуле сидит Каиль. Он всё ещё в грязной от земли и крови одежде. Видно, пришёл сюда сразу от Лукаса.


- Ты не спала, - с укором говорит юноша и замолкает. - С лёгким паром.


Краснею. Юноша смотрит на меня в упор, в его взгляде по-детски мальчишеская обида. Сверлим друг друга взглядом, но молчим и не двигаемся со своих мест.


- Не спала, - рассеяно повторяет юноша и встаёт с запачканного стула.


Он подходит ко мне и проводит рукой по моему предплечью, спускаясь к запястью. Берёт за руку.


- Дафна, - шепчет юноша.


- Отпусти меня, я только что помылась.


Он непонимающе моргает, но отпускает.


- Что уставился?


- Ты чего такая грубая?


- Я не грубая. Какая тебе разница, спала я или нет?


- Большая, - он смущён. - Понимаешь, я ведь думал, что ты спала, иначе не стал бы.


- Я это поняла. Я же человек!


- Что? - совсем растерялся.


- Что-что? Ты же при мне Машке сказал, что не станешь с ней встречаться, потому что она человек!


- Что за бред? - взрывается он.


Юноша моргает и закрывает лицо руками, что-то мычит. Он стоит так совсем не долго, а затем убирает руки. На его лице грустная улыбка, рассеянный взгляд.


- Я не потому ей отказал! Чёрт, да ну тебя, - к концу его фраза совсем затихает.


Юноша уходит, хлопнув дверью так, что оконное стекло задрожало. Я осталась в комнате одна. Ничего не понимаю.


На следующий день я не встречаю ни Каиля, ни Макса. Машка злая и не хочет со мной разговаривать. Алиса объясняет поведение подруги донельзя просто:


- А ты что хотела? Из-за тебя же Каиля отстранили на неделю!


- И что же он будет делать?


- Домой уехал ещё утром.


За ужином Глеб радуется, что мы сидим относительно спокойно, меня не исключили, а Каиль уехал.


- И Макс тоже слинял, - сообщает Глеб. - Но я думал, что его исключили, а он строит из себя крутого.


- Почему это?


- Сказал, что никогда в жизни сюда не вернётся. Нам же лучше, я прав?


Киваю.


День проходит быстро, как и следующие два.


В пятницу я вспоминаю, что надо заказать природные листы и с грустью трачу деньги, которые мне всучила Маргарита. Ну, как всучила... Она дала их мне, на какие-нибудь покупки вовремя прогулок по Ардору. И отказалась забирать оставшиеся.


А потом приходит день, которого я и все остальные студенты первого курса ждали с нетерпением. И мы отправляемся на второе занятие по заклинательству.


- Все сели на свои места! - говорит Агата и ждёт, пока студенты утихомирятся. - Положите природные листы на парту.


Мы послушно выкладываем сероватые листы размером с тетрадные перед собой.


- Теперь каждый из вас должен дотронуться до центра своего листа. Вы все уже знаете о том, кто из вас и какой Силой обладает, - говорит Агата, расхаживая вдоль первых парт. - Сконцентрируйте мысли на своей стихии, представьте, как Сила обволакивает вас, и смотрите за тем, как ваши листы исчезают по направлению к пальцам. Когда сосредоточитесь и будете уверены, скажите: "Вари"!


- Вари, - произношу я.


Лист начинает темнеть и мокнуть по краям, вода пропитывает его от краёв к центру.


Со всех сторон кто-нибудь, да произнесёт "вари", а затем начинает хвастаться соседям. Вот и Глеб произносит это слово. Его природный лист, как и мой, вымок.


Агата ждёт, когда все насладятся своей маленькой победой. Затем идёт похожее задание с тем же словом, но теперь нужно пропитать лист Силой от центра к краям. После - лишь половину листа. Все веселятся. Задание очень простое. И забавное. У тех, кто владеет огнём, лист выгорает, у владеющих воздухом иссыхает, а у владеющих Силой земли лист начинает осыпаться.


У каждого остаётся ещё по два природных листа. Теперь идут более сложные задания, но всё ещё с использованием "вари".


- Отложите свои листы на край парты и повторите первые два задания, не касаясь его, - даёт указания Агата.


Все замедлились. Непонятное слово повторяется чаще. Но не у всех получается.


Так мы сидим до конца занятия. В итоге я справилась с первым листом, но не успела со вторым. Раздался громкий звонок.


- Ваше домашнее задание, - говорит Агата, - покончить с этими природными листами.


- И больше ничего? - спрашивает Глеб. Он уже закончил.


- И больше ничего, - отвечает госпожа Крог.


- Интересно, и как нам это поможет в будущем? - интересуется Лиза, после ухода Агаты.


- Действительно! - поддакивает ей кто-то из одноклассников.


- Ты тоже так думаешь? - я поворачиваюсь к Глебу.


- Нет, иначе нам бы этого не задавали. Странно только, что дополнительно нет никаких заданий. Я ожидал, что Агата окажется требовательней.


Лишь пожимаю плечами. Глеб уходит, ему надо к амфитеатру. А у меня следующий урок в этом же кабинете.


***


Всю неделю Алиса приходит в комнату только на ночь.


- Прости, - сообщает она в очередной раз, когда мы уже лежим в постелях. - Я хочу общаться с тобой, но с Машкой знакома дольше.


- Понимаю.


Ничего я не понимаю. Да и какая разница? Машка на меня злится. Каиль на меня злится. Хоть Алиса не злится, но избегает. И половина академии шепчется, когда прохожу мимо. Глеб говорит, что я попала не в то место и не в то время. И упади я в озеро в любой другой час или день, всё было бы проще. Я тоже так думаю, ведь тогда бы Агата меня не прочла, а Каиль не стал бы злиться. Но ему я злость не прощу! Обязательно выпытаю, чего это он обиженного из себя строит? Скорей бы вернулся.


***


Сижу на пригорке рядом с озером. За спиной осталась академия со всеми её студентами. Передо мной водная гладь. Смотрю на отражение неподалёку от себя и замечаю звериную морду. Она расплывчата, потому поднимаю глаза от воды. Невдалеке от меня стоит чёрный волчонок. Он смотрит на меня и не двигается. И хоть волк - хищник, мне совсем не страшно.


- Привет, - говорю я зверю.


Волчонок, не обращает на меня внимания. Он наклоняется к воде и начинает лакать. Какой странный. Может, не заметил меня? Хотя, не ответит же он мне "привет"! И не гавкнет, не собака.


- Зря ты это, вода мутная.


Волчонок поднимает морду и смотрит на меня. Глаза у него светлые и на редкость умные. Однако зверь ведёт себя глупо и продолжает пить грязную воду. Да и я не лучше: сижу рядом с диким хищником и вместо того, чтобы потихоньку уходить, завожу с ним одностороннюю беседу.


Волчонок отходит от воды и направляется ко мне. Ступает осторожно, принюхивается. Я замираю на месте. Говорят, что чёрные волки очень умные и нападают, только если голодны. Вот как понять, голодный он или нет? И у меня, как назло, ничего с собой нет.


- Где твоя мама? - спрашиваю я.


Он продолжает принюхиваться. Выставляю вперёд руку, волчонок утыкается в неё мокрым носиком. Начинаю его гладить, щекочу за ушком. Как щенок обыкновенной собаки, он ложится рядом со мной и переворачивается на спинку, подставляя пушистый животик.


- Хочешь, чтоб я и здесь погладила?


Чешу его уже обеими руками. Волчонок же валяется на земле, высунув язык, и смотрит на меня.


- Великая Луна! Откуда он здесь?


Оборачиваюсь, оказывается, ко мне спустился Глеб. А я и не услышала.


- У тебя есть что-нибудь съедобное?


- Нет. Дафна, ты не боишься, что его мама неподалёку?


- Где это видано, чтобы чёрные волки нападали просто так? - отвечаю беззаботно. - Лучше погладь его. Если мама и рядом, она скорее ткнётся мордой, чтоб и её побаловали, чем укусит!


- Не уверен.


Он с опаской оглядывается по сторонам, но садится рядом со мной. Волчонок встаёт на свои тонкие лапки и тыкается мордочкой в руки Глеба.


- Отстань! - резко сообщает парень. - Дафна, он же грязный! А вдруг больной?


- Вот и не трогай, - я не отнимаю рук от волчонка. - Он же такой красивенький!


Вдали слышится глухой вой. Волчонок вскидывает голову к небу и воет в ответ. Мы с Глебом замираем, но ответного воя не слышно. Только пение птиц, шум листвы, да порой со стороны академии доносятся голоса. Волчонок садится и завывает. Прислушивается.


Ответный вой доносится не так глухо, как в прошлый раз. Волчонок убегает к кромке леса. Останавливается и скачет обратно. Он встаёт передними лапками мне на колени и лижет моё лицо. Убегает, а я смеюсь.


- Фу, - Глеб вздрагивает и морщится. - Подхватишь заразу!


- Зараза к заразе не пристаёт!


***


- Итак, теперь мы с вами знаем, что каждый из вас сможет найти себе работу в одном из правящих Восьми Домов материка, - продолжает господин Заречный.


- А как же становятся наёмником? - задаётся вопросом Лиза.


- Да, вы можете пойти в наёмники, - Ламберт хмыкает. - Однако, уверяю, что куда надёжнее работать на один из Восьми Домов.


- А Светлые? Ведь именно эта семья открыла академию и поддерживает её?


- О, это прекрасное замечание, Седов Грег?


- Глеб, - мой друг улыбается. - Разве они не набирают себе воинов?


- Боюсь, что нет. Никто из Восьми Домов не станет нападать на Ледяного Дракона, так как в академии всегда найдётся студент из каждого Дома, как и жители островов. Светлые не видят необходимости в дополнительной армии, помимо наёмников. И у них заключён договор с вашим ректором о защите острова.


Господин Заречный расхаживает по кабинету. Он старается говорить достаточно громко и восторженно улыбается, когда видит студентов, старающихся успеть записать его слова.


- Светлые отбирают себе лекарей, но любой из вас, кто учится в этом классе, может пойти работать куда угодно, как и боевой маг! Сначала, конечно, вам предстоит доучиться и сдать все выпускные экзамены. Вы уже знаете, что экзаменами будет оканчиваться каждый год? Хорошо, это очень хорошо. Итак, а на чём я остановился, рассказывая вам о драконах?


- Пятый Чёрный дракон, что был под именем Люций, правил сорок лет, пока не погиб во время последнего извержения Красного Дракона, уничтожившего единственное поселение на том острове.


- Да, да, - Ламберт повёл рукой в бок, - именно! Но не все тогда погибли. Люций сумел спасти две трети населения, вовремя предприняв меры. Он был одним из самых сильных Чёрных драконов, на мой взгляд. Он ценил любую жизнь, вне зависимости от того, был перед ним человек, или Страж. При правлении Люция не было ни одной войны между Восемью Домами! Вам следует это запомнить. Ни при одном другом Чёрном драконе такого не было.


- Шестой чёрный дракон правил совсем недолго, - продолжает Заречный свою лекцию. - Кто из вас знает точное время?


- Шесть лет, - вот и моя очередь присоединиться к обсуждению.


Ламберт довольно улыбается, я пока ещё держусь у него в любимчиках. Всё спасибо Каилю. Впрочем, и Глеб не ударяет в грязь лицом, если бы ещё преподаватель запомнил его имя.


- Именно! - подтверждает Ламберт. - Его звали Анджей, он был рождён в Седьмом Доме в 1248-м году и погиб в 1270-м, в возрасте двадцати двух лет. Его Сила показала себя очень рано, когда Анджею было шестнадцать, и тогда же он вышел из тени своей семьи, отрёкшись от наследства. Он был первым и наследным сыном. Шестой Чёрный дракон не был мудр и достаточно сдержан для Силы и ответственности, свалившейся на его плечи. Он редко появлялся на собрании Восьми Домов, чаще посылая своего верного слугу . Говорят, что Анджей был очень болен и слаб. С чем нельзя не согласиться, ведь он умер слишком юным, - Ламберт сел на свой стул и погрузился в воспоминания. - Как-то я встречал его. И скажу вам, что при встрече с Чёрным драконом, сразу понимаешь, кто стоит перед тобой. Его взгляд был на удивление мудр для молодого юноши.


Ламберт Заречный немного рассказал нам о своём общении с последним Чёрным драконом, затем он посмеялся о том, что не умрёт, пока не встретит седьмого Чёрного дракона. Окончил преподаватель своё занятие кратким описанием правящих семей и задал подготовить доклады о каждом из Домов. Он разбил нас на восемь групп, по количеству Домов. Мне, Глебу Лизе достался Пятый Дом. Даже не знаю, что мы сможем подготовить! Учитель по секрету сказал, что мы самые сильные студенты первого курса, а потому достойны и самых сложных заданий!


- Вот влипли, - пожаловалась потом Лиза за обедом.


- Ничего, в библиотеке должны быть книги обо всех Домах!


К счастью завтра начинаются выходные, а значит у нас два дня на подготовку домашнего задания.


Помня свои проблемы на первом семестре, я уговорила Лизу и Глеба отправиться в библиотеку сразу после обеда, так как занятий в этот день у нас больше не будет. Они не очень хотели приниматься за домашнюю работу, но мне удалось их убедить, что лучше в субботу и воскресенье отдыхать, чем сидеть над книгами!


И вот мы здесь, нашли целую книгу посвящённую Пятому Дому. Каждый по очереди читает, всё вместе обсуждаем и делаем записи.


Из-за высоких книжных стеллажей до нас доносится девичий смех. Я сразу признаю в нём Алису. На неё шикает Машка, в библиотеке нельзя шуметь.


- Будь серьёзней и помоги мне уже! - вдруг кричит Машка.


Теперь шикает Алиса и начинает приглушённо хихикать.


- Давай пересядем? Они мне мешают, - Глеб уже берёт книгу, готовый уйти.


- Согласна, - поддакивает Лиза.


Мы поднимаемся из-за стола и выходим в коридорчик между стеллажами. В коридорчик выходят и две подруги. Машка громко и недовольно мычит.


- Идём! - обиженно говорит она, увидев меня, и разворачивается к выходу. - Алиса?


- Подожди.


- Что? Из-за неё Каиля могли исключить!


- Ладно тебе, не исключили же.


Алиса подходит ко мне и приветливо улыбается. Сегодня её рыжие волосы очень красиво собраны в пучок из закрученных по спирали кос.


- Как жизнь? - она совсем не обращает внимания на уходящую Машку.


- Это нормально? - отвечаю вопросом на вопрос.


- Она успокоится. Каиль вернётся на выходных, и Машка обо всём позабудет.


Я не так уверена в этом, но, да и пусть! Алиса предлагает мне вместе с ней съездить в субботу в Заснежье. Она хочет прикупить новую одежду, а в Подлесье она покупать ничего не станет просто потому, что это деревня, а там город! Так как мы с ребятами уже нашли всю нужную информацию для доклада, то я соглашаюсь. Переписать и распределить, кто за кем будет выступать, мы и сегодня успеем.


9

Суббота выдалась дождливой, и мы решили поехать в воскресенье, если погода улучшится.


Погода не то чтобы улучшилась, но дождь хотя бы не стоит пеленой. За тяжёлыми тучами не видно неба, в воздухе стоит прохлада и влажность, иногда покрапывает, но не более того. Мы оделись в плащи, обули высокие сапоги и отправились в путь.


Поездка до Заснежья прошла тихо. Я даже задремала на телеге, но вот мы добрались до города.


- Идём! - Алиса сразу оживилась. - Я знаю очень хороший магазин!


Она тянет меня за собой, на удивление сильно схватив за руку. Я иду - что мне ещё остаётся? Покупать ничего не буду, так что лишь послушно бреду следом за Алисой. Начинаю подозревать, что Машка, не любящая бродить по магазинам, как и я, отказалась сопроводить подругу. И по тому-то Алиса перестала меня игнорировать!


Алиса счастливая бегает от одной полочки с украшениями к другой. Признаюсь, я тоже смотрю на них заинтересовано. Подхожу к серьгам, у меня уши не проколоты, но вот Каилю бы подошли некоторые из представленных безделушек. Я замечаю прекрасное перо с множеством цепочек, кажется, такая была в день его рождения? Только беру серьгу в руки, как возле меня появляется продавец.


- Вам что-нибудь подсказать?


Я подпрыгиваю от удивления и роняю серёжку. Продавец успевает её подхватить.


- Сколько она стоит? - спрашиваю из любопытства.


- Триста драконов.


Понимаю, что у меня вот-вот челюсть отвиснет. Да билет на Ардор и обратно дешевле стоит!


- Ну, всё купила! - кричит от прилавка Алиса. - Теперь можем идти дальше.


- Это куда ещё?


- В мастерскую. Хочу заказать новое платье. И тебе бы не помешало.


- У меня хватает одежды, - обижаюсь. - Что тебе не нравится?


Девушка хмыкает, но оставляет мой вопрос без ответа.


После мастерской по пошиву мы делаем перерыв на перекус в корчме. Садимся за столик у окна. Открывается почти мистический вид на доки. Сквозь пелену густого тумана на подходе к причалу вырисовывается трёхмачтовый корабль со спущенными парусами. Я признаю в нём торгово-пассажирское судно, на котором плавала в Ардор. Алиса тоже обращает внимание на величественную громадину.


- Думаешь, Каиль там?


- Всё может быть, - сильнее сжимаю в руках горячую от крепкого шоколада чашку.


- Ты покраснела! - она нагибается ко мне через стол. - О чём ты таком думала?


- Ни о чём, - пожимаю плечами и отпеваю сладкий напиток. - Это ведь на самом деле моя вина, что Каиля отстранили.


- Не думай об этом! - девушка отмахивается и удобнее садится на своём стуле. - Ну, избил он этого Макса, и поделом! Он дважды водил тебя за нос, заслужил. А Каиль, думаю, ему только в радость посреди учёбы слинять куда подальше да передохнуть.


- Угу, дополнительные каникулы сразу после летних.


- А что? - она смеётся. - Это же Каиль!


- Это же Каиль, - повторяю за Алисой.


Мы сидим в прохладной корчме. Под столом две сумки покупок Алисы. Каждый раз, как открывается уличная дверь, зала наполняется ещё большей прохладой и влажностью.


А дверь всё открывается и открывается. С прибытием корабля в корчме всё больше посетителей.


- Пойдём? - предлагает Алиса, когда становится очень шумно.


Предлагаю подождать ещё немного, чтобы не приходить к переправе слишком рано, ведь ждать придётся под усиливающимся дождём.


Округа начинает походить на болото. Мы громко шлёпаем и чавкаем сапогами. Вдали уже видна телега.


- Неужели нельзя придумать ей навес? - почти стонет Алиса.


- Тогда поездка станет дороже.


- Плевать я на это хотела! Мы заболеем!


- А вы закаляйтесь! - слышится из-за спины знакомый смешливый голос.


Алиса разворачивается и вместе с сумками прыгает к Каилю. Он даже не успевает воскликнуть своё "обнимашки", а девушка уже виснет у него на шее. Юноша улыбается.


Он прячется от дождя под длинным плащом с капюшоном.


- Понести? - предлагает Каиль и забирает себе все сумки.


И ведь несёт, до самой телеги, а потом скидывает всё в кучу. Алиса ругается, но Каиль лишь смеётся. Я подхожу к телеге, готовая цепляться за её края и подтягиваться - она слишком высока для меня, а ступенек не предусмотрено.


- Ты как такса перед диваном. Потуг полно, результата ноль, - Каиль подхватывает меня и сажает на телегу. - Как дела?


- Нормально, - я смущена. - Ты не злишься на меня?


- С чего бы?


- Ах, - я смотрю на него сквозь дождь.


Не хочу поднимать тему последнего разговора при Алисе и замолкаю, опускаю голову. Пока мы едем к Подлесью, Алиса делится с Каилем всем, что произошло с ней за эту неделю. Даже рассказывает о том, как Машка объявила мне бойкот, а "бедной и несчастной" Алисе пришлось поддержать сторону первой.


- И почему же вы вместе?


- Мне что, одной в город ездить? - почти упрекает Алиса.


В Подлесье девушка сообщает, что больше не намерена находиться на морозе, и устремляется вперёд. Предварительно она берёт с Каиля слово, что он принесёт её сумки в нашу комнату. Я и Каиль идём обычным шагом. Мы оба уже вымокли донельзя, так что бояться дождя смысла не видим.


- Прости, - говорит Каиль.


- За что?


- За озеро. Я не увидел. Если бы не Лукас, - он замолкает и закусывает губу.


- И ты меня прости. Я, правда, не знаю за что, - улыбаюсь.


Он тоже улыбается.


- О! - вспоминает что-то юноша и устанавливается. - Калеб раздобыл информацию о "Пешках".


- О ком?


- О той банде из "Кошки". Они называют себя "Пешки" и говорят, что даже пешки могут вести игру. Думаю, их главный - любитель шахмат. А ты играешь в шахматы?


- Каиль, какие шахматы? - кричу я. - Яна там, в этой банде, а ты говоришь мне про шахматы?


- Успокойся. Я прекрасно знаю, где твоя подружка.


- Тогда помоги мне её вытащить? Ты знаешь, где они? Я туда поеду!


- Ты никуда не поедешь! - говорит Каиль строго. - Хочешь, чтобы тебя исключили? Мы уже были на грани из-за этого дебила. Тише, Дафна, - он обнимает меня. - Всё будет хорошо. Это какая-то мелкая банда, ничего серьёзного. Их можно попробовать нанять. А если их кто и нанимает, то вряд ли "Пешкам" дают сложные задания. Калеб любитель сходить на арену. Увидит среди бойцов бритого на полголовы, свяжется с главарём. Он вытащит твою Яну, не волнуйся. Тебе о другом думать надо.


- Но я не могу.


- Неужели тебя здесь ничего не держит? А Глеб?


- Глеб, точно! Надо ему рассказать. Мы вместе поедем!


Каиль берёт меня за плечи и грубо встряхивает. Он щурится, и мне не нравится этот взгляд.


- То есть, ты не только свою, но и его жизнь хочешь испортить? Сказал же, что Калеб нам поможет. И пора бы тебе знать, что студент, слинявший с учёбы без уважительной причины будет отчислен! Мы же уже знаем, где именно Яна. Всё будет хорошо.


- Ты прав.


- Вот видишь.


- Глеба не надо впутывать, а я сюда поступать особо и не хотела.


Хлопок! Щека больно горит, я хватаюсь за неё. Из глаз потекли слёзы.


- Ты останешься здесь. Каждое письмо, присланное Калебом, я буду давать тебе, сразу же, - он говорит медленно, чётко проговаривая каждое слово. - Даффи, ты меня поняла?


- Да, - хнычу.


- Вот и славненько. Теперь идём, а то Алиса мне мозг проест, что я тебя застудил.


В комнате я заваливаю Каиля вопросами о "Пешках". Он не многое может мне рассказать, и ему самому грустно от этого. Он почти каждую свою фразу заканчивает просьбой не волноваться.


- Обнимашки! - говорит уставший юноша и прижимает меня к себе.


Я замолкаю. Понимаю, ему больше нечего рассказать. Но я ведь так хочу знать!


- Даффи, - говорит он нежно, - не волнуйся ты так. Мы её нашли. Дело осталось за малым.


- И за чем таким осталось дело? - пытаюсь вырваться, но Каиль вновь подтягивает меня к себе.


- За всем, - просто отвечает он. - И всё получится.


Верится с трудом. Он треплет меня по волосам. Отпускает.


- Я придумала, как нам всем успокоиться! - говорит довольная собой Алиса. - Каиль, где там хранится твой драгоценный красный чай?


- Кто сказал, что я с вами поделюсь? - отшучивается. - В верхней полке комода.


- Я сбегаю!


Алиса вскакивает с места прежде, чем Каиль успевает подняться. Убегает, громко хлопнув скрипучей дверью.


- Смазать бы петли, - замечает Каиль, он жмурится.


Мы остались наедине. Сидим на первом ярусе и глядим друг на друга. Как странно. Только что в комнате было очень живо, а теперь гробовая тишина. За дверью, конечно, кто-то ходит, но в комнате - ни звука. Мы даже почти не двигаемся. Каиль начинает хихикать, похоже, это нервное.


- Прости, - шепчет он и откашливается.


Я не знаю о чём ещё можно поговорить с ним помимо Яны, но задам ещё хотя бы вопрос, он же меня убьёт? А не Каиль, так Алиса.


Смотрю на его лицо. Тонкий прямой нос чуть вздёрнутый к кончику. Чёрный глаз, обрамлённый длинными густыми ресницами. Тонкие светлые губы немного потрескались. Правый глаз под чёрной повязкой. Вновь смотрю на левый глаз, на губы. Юноша замечает и улыбается. Краснею.


Он тянется рукой к моему лицу и сам подаётся вперёд. Секунда, и наши губы встречаются в лёгком почти дружеском поцелуе. Юноша отстраняется, качает головой и с улыбкой вновь тянется ко мне. Со скрипом открывается дверь, и Каиль выпрямляется. А мне очень смешно. Я смотрю, как он краснеет, и захожусь в хохоте.


- Чёртова девчонка, - Страж почти рычит и кусает собственные губы.


- Я что-то пропустила? - Алиса входит в комнату спиной, в руках она держит пакет с чайными лепестками и пузатый чайник.


- Ничего, - Каиль и сам начинает смеяться.


Алиса ставит чайник на стол, достаёт чашки.


- Каиль, вскипятишь воду?


- Конечно, - он пересаживается на стул.


Юноша кладёт руки на металл чайника, беззвучно шевелит губами и... ничего не происходит. Я остаюсь на постели и непонимающе смотрю на Каиля, в ладонях зажимающего чайник. Алиса уже рассыпала по чашкам чай и теперь кладёт сахар. Со временем со стороны чайника доносятся типичное для кипящей воды бульканье. Крышечка начинает плясать, и Каиль отнимает руки, потирает ладони.


- Готово! - он разливает по чашкам кипяток.


- Какая у тебя стихия? - задаю очевидный вопрос.


- Огонь и земля, - отвечает Алиса за него.


- Сразу две стихии?


- Я же Страж.


Я восхищённо смотрю на горячую воду и расцветающие в ней чайные лепестки. Каиль и Алиса веселятся.


- Вот подучишься чуток, и тоже сможешь развлекаться, - говорит моя соседка. Она дует на горячий чай. - Подумать только, меньше двух семестров осталось, и я буду свободна от этой академии! Пойду работать в какой-нибудь госпиталь, если муж позволит.


- Муж? - вопрошаю в унисон с Каилем.


- Да, - она лукаво улыбается. - Я помолвлена!


- Ого! Поздравляю! Кто он? - я подалась к Алисе.


- Не скажу! Но не волнуйся, Дафна, я приглашу тебя на свадьбу!


- А меня?


- Надо подумать, - Алиса закатила глаза. - Возможно.


- Какая наглость! - прыснул Каиль. - Тогда скажи мне, кто твой жених?


Алиса показала юноше язык и захихикала. Каиль выпытывал имя, наверно целый час, но Алиса держалась молодцом! И юноша пожелал нам спокойной ночи, так ничего и не узнав.


- Так кто он? - спросила и я, когда мы улеглись.


- Он самый красивый и добрый мужчина на свете, - мечтательно ответила Алиса и зевнула.


- А имя?


- Ещё лучше фамилии.


***


- Сегодня мы с вами поговорим о первых подтверждённых доказательствах зарождения Восьми Домов, как самостоятельных княжеств.


- Простите, - перебивает кто-то Заречного. - Разве они самостоятельные? А как же Чёрный дракон? Он просто так зовётся Владыкой?


- Не просто так, но не он правит Домами, хотя и принимает огромное участие в правлении. Тем не менее, каждый из Домов вполне самостоятелен...


Заречный погрузился в прочтение лекции о том, почему Дома с частой периодичностью начинают воевать друг с другом. Рассказал и о том, почему Чёрный дракон редко вмешивается в отношения между Домами, но всегда старается прекратить назревающие войны.


После была анатомия, я отвлеклась на вопрос Глеба. Лукас заметил, что я разговариваю, и выгнал меня из класса! Разумеется, никакие протесты не помогли.


На счастье, это последний урок на сегодня. И на небе ни облачка, замечательная погода, чтобы прогуляться! Я решила, что пойду на озеро. Не уверена, что встречу волчонка, но в столовую забежала и выпросила сосиску.


Сижу на поваленном дереве в полном одиночестве и с сосиской в руках. Думаю, идиотская картинка со стороны?


Волчонок не приходит. Ещё бы! Будь он частым гостем на Осколке, я б его ещё на первом триместре заприметила. Уходить в общежитие пока не хочется, перекладываю сосиску из руки в руку. Я скоро ей вся пропахну, даже смешно.


- Чего это ты тут делаешь? - раздаётся со спины.


Я подскакиваю на месте и оборачиваюсь.


- Почему я никогда не слышу, как ты подходишь?


- Глухая? - Каиль садится рядом и смотрит на сосиску. - У тебя пикник?


- Это не для меня.


Он наклоняет голову набок.


- Я тут видела волчонка, подумала подкормить.


- Волчонка? - юноша смеётся. - А гризли подкормить часом не пробовала?


- Нет! Я серьёзно.


- Ну, хорошо, - он успокаивается. - Подождём волчонка вместе.


Кошусь на юношу, но он явно не собирается уходить. Смотрит на водную гладь.


- Он из неё пил.


- Кто? - юноша смотрит на меня в недоумении. - А, понял. И что с того?


- Вода грязная.


Он улыбается в кулак, из последних сил сдерживая смех. После треплет меня по волосам.


- Это же волчонок. Зверёк. Какая ему разница?


Пожимаю плечами. Сосиска продолжает перекатываться из руки в руку. Каиль наблюдает за мной. Кладёт сверху моих рук свою, такую тёплую. Он наклоняется чуть вперёд и тянется ко мне. Зажимаюсь и опускаю голову.


- Я думал, что ты не против, - в его голосе испуг.


- Я не против.


Его брови поползли вверх. Юноша усмехается и отстраняется.


- А что будешь делать с едой, если волчонок не придёт?


- Съем.


- Посмотри на меня, - резко говорит юноша.


Я послушно поворачиваю к нему голову. Каиль хватает меня в свои тёплые кисти и нежно касается моей щеки губами. Замираю. Целует у виска, уголок губ.


- Можно? - шепчет.


Хочу кивнуть, но не получается. Он крепко держит меня. Каиль улыбается, почувствовав мою попытку, и целует в губы. Нежно, осторожно. А потом сам же краснеет. Его глаз довольно блестит.


- Это приятно, - сообщает юноша севшим голосом.


Я тоже краснею.


- Знаешь, мне надо идти к амфитеатру. Не хочешь посмотреть, как буду сражаться? Сегодня будет интересно, мы выступим без оружия, но с использованием Силы! - Каиль смотрит на меня из-под чёлки.


- Я хочу ещё немного посидеть тут.


- Ладно, тогда я пойду, - юноша встаёт с дерева и хватается за ремень, пересекающий его грудь. Сжимает очень сильно и поглядывает на меня. - Я могу считать... - он мнётся, - Что теперь ты моя девушка?


- Да, - мне очень жарко.


Каиль широко улыбается и идёт по извилистой тропе к академии. Я наблюдаю за тем, как удаляется его тонкая высокая фигура. Юноша несколько раз оборачивается и бросает в мою сторону взгляд. И на каждый его оборот я отвечаю улыбкой.


Вот, вновь одна. Передо мной озеро, по нему идёт рябь, но это скорее от рыбы. Ветра я не чувствую. Солнце прячется за горной цепью, и я решаю, что пора идти в общежитие. Встаю со своего дерева и вижу светлые глаза, пристально за мной наблюдающие.


- Привет! - здороваюсь с животным.


Волчонок подходит ближе, обнюхивает меня.


- Как дела, малыш? Смотри, что у меня есть!


Протягиваю пахучую сосиску к влажному носику. Волчонок утыкается в неё, облизывает длинным язычком, задевая мои пальцы. Он скачет вокруг меня, как когда-то носился Демон.


- Держи.


Я подкидываю сосиску. Волчонок с азартом ловит своё кушанье. Он не приступает к еде, но ещё раз глянув на меня своими светлыми и необыкновенно умными глазами, разворачивается и убегает.


Вот так-так! Я тут жду его по часу, а он раз! И нет ни волчонка, ни сосиски. Даже смешно. А ещё смешнее, нет - глупее то, что я уже мысленно подбираю ему кличку и на полном серьёзе задумалась о том, как волчонка приручить!


***


Дни идут. Вот-вот закончится девятый месяц. Каиль, когда мы остаёмся наедине, заметно веселеет и чаще тянется за своими "обнимашками", а иногда и за поцелуем. При остальных же мы никогда не целуемся. И я никак не пойму, кто из нас двоих смущается сильнее, хотя Каиль и объявил меня своей девушкой. И теперь Алиса окончательно рассорилась с Машкой! Ведь Алиса сказала, что мы хорошая пара и подходим друг другу. Каиль был красный, как свекла! Никогда бы не подумала, что его можно засмущать.


Итак, уже почти месяц прошёл с летних каникул.


Я ожидала, что Калеб напишет тысячу писем, и в одном из них будет: "Я знаю, как вытащить твою подружку! Приезжайте! СРОЧНО!". На сегодняшний день пришло лишь два письма. В первом значилось:


"Приветики! Я видел вчера на Арене "Пешку", но поговорить с парнем не удалось. Попробовал за ним проследить, так этот подлюка снял комнату прямиком в самой "Кошке"! Ты представляешь? Ладно. Пришлось остаться там тоже. Кормят вкусно, но постели... Короче, на следующий день подхожу к Марфе, спрашиваю про вторую (ну, это где он снимал), а она говорит, что жилец уже ушёл! Беда с этими вашими "Пешками". Знаешь. Я же тут слушал много, они какие-то совсем отморозки. Если подружка твоей девки одна из них, то может тебе и с твоей девкой стоит прекратить общение? Как там говорят: скажи мне, с кем ты дружишь, или как-то так".


Не знаю, что конкретно написал Каиль в своём ответе Калебу, но второе письмо его брата выглядело иначе. За исключением первого предложения:


"Приветики! Сходил я на Арену. Поймал "Пешку", прижал к стене. Добиться от него получилось не много. Тупая скотина! Он хотел со мной драться, но я ему показал, кто кого! В итоге инфа такая: "Пешек" нанял какой-то мешок денег и хочет, чтоб они убили какого-то шишку. Шишка толи в Ардоре, толи неподалёку. Я бродил, ходил. Узнал, что за шишка такая. Это лекарь Вардо, в прошлом он был в отряде наёмников, что напали на правящую семейку Первого Дома. Догадался, кто их нанял?


В добавку, я ж пошутил, хорошая у тебя девка. Подругу её надо срочно вытаскивать, пока на виселицу не отправили.


Только ты помни: она человек, а ты Страж. Но об этом мы с тобой ещё летом говаривали".


- Это о чём вы таком говаривали? - я обнимаю Каиля за плечи и вместе с ним читаю второе письмо.


Юноша сидит на первом ярусе в моей комнате, а я у него за спиной.


- Ох, - он громко вздыхает и принимается кусать губы. - Это не важно.


- Важно.


- А Яна тебя уже не волнует? - пытается сменить тему.


Знает, на что давить!


- Волнует и ещё как! - текут предательские слёзы. - Её правда повесят?


- Нет. Что ты? Мы её вытащим, верь мне.


Юноша откладывает письмо и перетягивает меня, усаживает к себе на колени. Обнимает и целует в висок.


- Она хорошая, просто глупая иногда, - хнычу я, - Яна не понимает, куда попала. Она бы никогда не поступила плохо, если б знала, что делает.


- Если ты так говоришь, - бормочет рассеяно. - Я напишу Калебу. У него много связей в Ардоре. Он что-нибудь придумает. Братишка всегда меня выручал, и её выручит. Надо только подождать.


Каиль укачивает меня, словно младенца. "Подождать" - отдаётся эхом в моей голове. Сколько можно ждать?


- Я устала и хочу спать. Ты не мог бы уйти?


Так тоскливо смотрит на меня. Он нерешительно кивает и отпускает меня. Уходит.


Стою рядом с кроватью и взглядом провожаю Каиля. Он иногда оборачивается, будто чувствует что-то неладное. Ушёл. Жду ещё какое-то время. Смотрю на часы. Без двадцати шесть. Алиса сегодня помогает в лазарете, а значит придёт к семи. Время есть!


Надо подождать ещё немного, но не так долго, как рассчитывает Каиль. Ясно же, ещё из первого письма было ясно, что Калеб не хочет в это ввязываться! Я уже предвижу его третье письмо, там что-то вроде: "Приветики! Прости, брат, я опоздал. Девку твоей девки повесили!" или как-то так. И этого я ждать не собираюсь.


Шесть. Каиль скорее всего уже у себя. Глебу на моём этаже делать тоже нечего - путь чист. Быстро переодеваюсь в свитер и кожаные брюки. Обуваю высокие сапоги. Застёгиваю на ключице цепочку от плаща. В карманы закидываю все оставшиеся деньги. Подхожу к цветку, его недавно принёс для меня Каиль. Красивый полевой цветок в стакане с водой.


Я вытягиваю руку по направлению к стакану.


- Вари, - произношу еле слышно.


Вода начинает раскачиваться, приподнимается вместе с цветком и с плеском возвращается в стакан. Теперь несколько капель разлито вокруг. Не совсем тот эффект, которого я добивалась, но для моего уровня достаточно.


Можно идти.


Мне никогда ещё не было так страшно пробегать по коридорам академии. И даже случайные встречи с Лукасом в них так не ускоряли моего сердцебиения. Кажется, я делаю что-то нехорошее! Но ведь это не так?


Быстро спускаюсь по каменной лестнице к Подлесью. Пробегаю деревню, пряча лицо под капюшоном. Вдруг встретится кто из студентов или преподавателей! Вот и перевозчик с его телегой. Один дракон, и я отправляюсь в путешествие до Заснежья. И тут до меня доходит, что я не знаю когда ждать ближайший корабль на Ардор!


- Простите, - заговариваю с возчиком. - Как вы думаете, я сегодня попаду на корабль до Ардора?


- А-то! - старичок не оборачивается на меня. - К самому отплыву и приедем. Бегаешь достаточно быстро? Тогда попадёшь.


- Сегодня узнаю.


На корабль я успела. Забежала на трап почти перед самым отплытием. И пришлось заплатить в полтора раза больше обычной стоимости билета, вот гады! Но сейчас главное не это. С нетерпением жду на палубе, когда же мы достигнем берега материка. И я смогу направиться на Арену, в поисках Яны.


Барабанит дождь. И мне ничего не видно, да и без дождя очень темно. Прямо, как в моё прошлое посещение этого города. Минуты идут невероятно медленно, что уж говорить о часах. Расхаживаю под дождём, скоро совсем вымокну, но идти под крышу не хочу. Я должна первой увидеть город! И первой сойти с корабля!


Вдали мелькают огоньки.


Ардор.


10

В ночи города, бреду по заснувшим улочкам и никак не решусь пойти в маленькую корчму на окраине с приятным названием "У кошки". Да и погода наладилась, даже тучи куда-то разбежались. И вот я смотрю на звёздное небо и тоненькую полосочку стареющей луны. Ещё день, и от неё ничего не останется.


Надо собраться и идти в корчму. Это там находится арена, но где именно? И что я скажу Яне, когда её увижу?


- Привет, - шепчу тихо в глухую ночь.


Вздыхаю и считаю до десяти, чтобы успокоить расшалившиеся нервы. Так, Дафна Агнус, ты справишься!


Каждый шаг сопровождается хрустом, а то и неприятным чавканьем подошвы о грязь. Вскоре передо мной вырастает деревянное здание корчмы. Из окон первого этажа льётся свет, мелькают силуэты. Она никогда не спит?


Захожу в наполненную гамом и запахами пива с мясом корчму и сажусь за единственный свободный столик. Забавно, но в этой шумной зале, где кто-то всё время куда-то ходит, меня сразу замечает миловидная хозяйка заведения. Она подходит ко мне и спрашивает, чего я желаю. Отвечаю, что пирожков с печенью трески и красного чая. Сижу, не опуская капюшона. Интересно, неужели это обычное дело, чтобы сюда посреди ночи заходили подростки? Почему она меня не прогоняет? А не всё ли мне равно.


За пирожками и чаем неспешно проходит около часа.


- Хочешь что-то ещё? Может тебе комнату снять? - заботливо интересуется одна из девочек "Кошки".


- Нет, спасибо, - отвечаю я и наблюдаю, как девчушка хмыкнув и пожав плечами разворачивается от моего столика. - Подожди! - окликаю её и замолкаю на долю секунды, а затем говорю почти шёпотом. - Как пройти на арену?


- Так это с улицы вход, обойти как к туалетам, там и спускайся, только не в подвал, а в противоположную от него сторону.


- Спасибо.


Так просто? И мне надо было только спросить?


Допиваю чай и встаю с насиженного места, почти крадучись. Однако встряхиваю головой и ещё раз успокаиваю себя. Я так взволнована! Но узнать где арена, ещё не значит встретить там Яну!


Обхожу корчму и на заднем дворе вижу откинутую квадратную деревянную крышку, как любой спуск в подвал. Но там две лестницы, одна под корчму, другая - нет. Иду по второй. Стены обиты каким-то металлом, как и потолок. С каждым шагом я приближаюсь к гулкому рёву толпы, который совсем не слышно с улицы. Похоже, в создании арены участвовал алхимик, только они ставят всякие барьеры и прочими способами издеваются над Силой.


А вот и она - Арена. В квадратном помещении по кругу стоит толпа зрителей, перед ними низенькое заграждение, а за ним уже и сама арена. Опущенная на пару метров ниже общего уровня пола. У противоположной от входа стены на небольшой платформе стоит почти царское кресло, на нём вальяжно расселся уже виденный мною ранее мужчина, так похожий на таракана своими усами. По обеим сторонам от усача стоят громилы-стражники. Он, видимо, хозяин этой арены, но ему уже наскучило представление, а потому рассматривает запонки на своём белом костюме.


Бум! По толпе прокатывается недовольное "Ууууу". Протискиваюсь к перилам и вижу, как сползает со стены неудачливый боец, его почти круглый оппонент подходит вплотную. Кажется, он его сейчас раздавит! Но нет. Лежащий мужчина в звериной маске ловко переворачивается, и вот в громилу втыкается сразу несколько ножей, закреплённых на перчатке упавшего. Толпа ликует! Боец в маске тянет перчатку и опрокидывает противника! Он грациозно взбирается на толстяка и уж слишком воодушевлённо кланяется под оглушающие аплодисменты и торжествующие свистки.


Пара людей в серых одеждах спустили на арену лестницу, а затем слезли и сами. Они проверили состояние толстяка и о чём-то кивнули "таракану".


- И побеждает Демон! - кричит хозяин, вскочив со своего кресла.


Названый Демоном пошатываясь выбирается с арены. А на моё плечо падает рука, с силой отворачивающая меня от увиденного.


Голова чуть не кружится. Я натыкаюсь взглядом на Каиля, злого до ужаса. С губ юноши стекают тонкие струйки крови. Он что, снова их грыз?


- Ничего не хочешь мне сказать? - он рычит и с силой тащит меня от арены, больно сжав запястье. - У тебя мозги есть? Как ты до такого додумалась? - один за другим припечатывают вопросы, не давая мне и слова вставить. - Ты представляешь, каково мне было, когда я понял, куда ты собралась? Дафна?


- Прости, - а что ещё на такое отвечать? Я смотрю на Каиля с опаской. И тут до меня доходит нестыковка в происходящем. - Как ты здесь оказался?


Он беззвучно хватает воздух. И останавливается возле стены. Кусает и без того растрескавшиеся губы. Нервно проводит рукой по волосам.


- Я видел, как ты поднялась по трапу, и пошёл следом.


- Ты был в городе?


- Тебя что-то смущает? - переходит на крик. - Да, я был в городе! Хотел прогуляться вечерком, но увидел тебя!


Мне стыдно, не рискую поднять глаз на Каиля. С другой стороны я уверена, что была последним пассажиром поднявшимся на борт корабля. Как я его не заметила?


- И почему ты показался только сейчас?


Он не отвечает, а только сверлит меня своим чёрным глазом. Потихоньку успокаивается.


- Какая разница? Идём уже отсюда.


Каиль вновь сжимает моё запястье так, что, кажется, вот-вот переломит кости! И ведёт за собой к выходу. Он так погружён в свои мысли, что не замечает хрупкую девушку, помогающую идти последнему победителю арены.


- Каиль? - ошарашено заявляет та.


- Адель? - отвечает, кивая головой.


- Не пали меня, - она останавливается.


Её друг, всё ещё в маске, упорно молчит и смотрит в пол. Каиль ухмыляется и продолжает вести меня к выходу. Я несколько раз оборачиваюсь на рыжую девушку и "Демона".


- Кто это? - решаюсь задать вопрос Каилю, пока мы ушли недалеко.


- Кто? - беззаботно отвечает Страж.


- Та девушка. Ты её знаешь?


- Нет, - он даже повеселел.


Хмурюсь, но это не даёт положительных результатов. Разве что один плюс есть. Увидев меня в таком состоянии, Каиль совсем смягчается и отпускает мою уже начавшую ныть руку. Он берёт моё лицо в свои горячие руки и приподнимает так, чтобы я смотрела точно на уровне его глаза. Наклоняется и долго целует, нежно и в тоже время жадно.


- Идём домой, - шепчет в губы. - А завтра решим, что мне с тобой делать, стрекоза.


"Домой", конечно, означало: домой к Каилю. Мы вошли в затихший дом также тихо. И аккуратно, чтобы никак не беспокоить жильцов, прокрались к комнате Каиля. И только там с громким щелчком был включён свет. Каиль решил, что тащить матрац через весь дом будет слишком громко, посреди ночи-то. И потому он скомандовал мне забираться на его софу. Юноша напоследок окинул свою комнату, будто боясь в ней заблудиться, вырубил освещение и забрался под одеяло, рядом со мной.


- Тише ты, - шутливым голосом попросил он.


- Я и так молчала!


- Я и не про болтовню, - его рука легла мне на солнечное сплетение, - а про твоё сердечко.


Он хихикнул и убрал тёплую руку. Поцеловал меня в висок и пожелал спокойной ночи. Мы лежали молча, пока я не смогла больше выносить его наблюдающего взгляда. Даже в темноте ощущается!


- Может, ты прекратишь? - не выдержала я.


Юноша со вздохом отвернулся. Как же неудобно спать в уличной одежде! Да я и плаща не сняла! Сажусь на софе и расстёгиваю застёжку, скидываю ненужную одежду. Чувствую на себе пристальный взгляд. Оборачиваюсь, и верно, Каиль лежит на спине, положив руки под голову, и наблюдает.


- Продолжай, - ехидно предлагает Страж.


- Ты первый, - подначиваю.


Юноша садится, а затем и вовсе встаёт с софы. Он стягивает брюки, свитер. И забирается обратно под одеяло. Теперь только в майке и трусах. Как хорошо, что здесь темно и ему не видно моего смущения! Я горю, как варёный рак! У меня под свитером нет майки. Сглатываю и стягиваю брюки, кидаю их к плащу и ложусь.


- А свитер? Жарко же.


- Нет, - отвечаю пискляво.


- Как хочешь.


- Каиль?


Он вопросительно мычит в ответ.


- Ты не снимешь повязку?


- Не при тебе.


- Почему?


- А ты снимешь свитер? - отрицательно мотаю головой. - Вот и я повязки не сниму.


Молчим дальше. Откуда-то из дома слышится хриплый кашель. Замираю. Что же будет утром, когда его семья узнает, что я ночевала в одной постели с Каилем?


Я ещё долго не могу заснуть, но вскоре замечаю, как расслаблено и мерно начал дышать юноша.


***


- Вы только посмотрите! - будит меня радостный писк.


- Твою ж мать, - раздаётся шипение над ухом. - Мам, уйди!


- Грубиян, - весёлым голоском отзывается Маргарита.


Хлопает дверь, я открываю заспанные глаза. Комнату застилает утренний свет, тусклый из-за облаков, покрывающих небо. Я у самой стены, рядом Каиль, морщится и что-то недовольно бормочет. Повязка на глазу чуть съехала, но что под ней, всё ещё не разглядеть. Юноша замечает, что и я проснулась.


- Доброе, - почти рычит он не проснувшимся голосом.


- И тебе, - отзываюсь совсем тихо и краснею.


Чувствую, что свитер задрался почти до самой груди, а рука Каиля лежит тёплой ладошкой на моём животе. Он тоже понимает это и спешит отдёрнуть руку. Перестарался и теперь, хватаясь за простыни, валится на пол.


- Ты в порядке?


Он стонет в ответ, но не успеваю я сесть, как юноша поднимается на ноги и начинает шарить по полкам в поиске чистых брюк. Приходится встать и мне.


- Не хочу выходить, - признаюсь ему.


- Ты о чём? - Каиль смотрит непонимающим взглядом.


- Она могла понять всё не правильно!


Лишь пожимает плечами и выходит из комнаты. Одновременно с этим из кухни раздаётся голос его матери, зазывающий всех к завтраку.


- Я думал, твоё наказание закончилось, - не отрываясь от страниц какой-то книги, сообщает Калеб и, не глядя, натыкает на вилку кусок прожаренной ветчины.


- Так и было, - Каиль заполняет свою тарелку рисом и предлагает его мне. - Но планы изменились.


- А какие планы? - в разговор вступает Маргарита, усаживаясь между сыновьями.


- Эти, - безэмоционально отвечает юноша и указывает в мою сторону своей вилкой.


Краснею.


Они то бранятся, то шутят друг над другом. Я же ем молча, периодически ловя на себе чей-нибудь взгляд. Чаще это Каиль смотрит, скованно и отчего-то виновато.


- И что ты собиралась сделать? - спрашивает после завтрака Калеб.


- Найти Яну, - отвечаю честно. Мне нечего скрывать.


- А потом? - не унимается.


- Потом?


Замолкаю. Калеб смотрит пристально, выжидает.


- Думаешь, что сможешь её похитить? - вопросительно приподнимается бровь молодого мужчины. - И справиться с ними? А если они владеют Силой? А если среди них есть Стражи?


- Я бы справилась!


- Да? - как же язвительно это прозвучало. - Ну, давай проверим тебя.


Калеб встаёт из-за стола и впервые закрывает свою книгу и откладывает в сторону. Я не могу удержаться и смотрю на обложку: "Экономика нового времени. Жожен Бардо и Люк Краховски". Калеб идёт на задний двор и зовёт меня за собой. Выхожу на улицу.


Калеб встаёт в самом центре двора. Каиль подталкивает меня вперёд, упираясь руками в спину.


- Иди же. Проверим, на что ты способна, - зовёт Калеб.


Я подхожу.


- Учти, мы не в поддавки играем! Попробуй напасть на меня.


У меня чуть челюсть не отвисла. Напасть на Калеба? Я же на лекаря учусь, а не на боевого мага! Калебу надоедает ждать, и он сам идёт на меня. Пока без использования Силы. Но это и не нужно. Меньше через минуту после того, как Калеб нападает на меня, я подвешена за шкирку.


- Отпусти её, - бросает Каиль и подходит к нам.


Он перехватывает меня, готовый взять на руки. И когда его брат отпускает, Каиль прижимает меня к себе. Я тяжело дышу.


- Вот видишь, - говорит Калеб. - Ты и с простым человеком не справишься. Как думаешь спасать подругу?


Мне нечего ответить. Каиль ставит меня на землю.


- Почему ты такая нетерпеливая? - негодует он и наклоняет голову набок. - Совсем мне не доверяешь?


- Я доверяю. Я хочу вернуть Яну.


- Куда вернуть? - вмешался в наш краткий разговор Калеб. - Я пока за ними бродил, не заметил, чтобы там кого-то удерживали против воли!


Я хотела развернуться к старшему Стражу и накричать на него. Сказать, что он ничегошеньки не понимает! Да только Каиль шепнул: "обнимашки" и прижал меня к себе, не давая отвернуться. Я уткнулась в его пушистый свитер. Пахнет лимоном и миндалём.


- Заткнись, Калеб, - прошипел Каиль. - Надо объяснить Яне, что она не с теми водится, вот и всё.


- Как хотите, но я вам больше помогать не собираюсь.


Рванулась, но Каиль прижал меня сильнее. Мы погрузились в молчание. Как же долго, да и юноша не даёт мне выбраться из его рук.


- Ты не понимаешь, во что ввязываешься, - наконец, послышался голос Калеба и его удаляющиеся шаги.


- Я тебе помогу, если это так важно, - шепнул Каиль в мои волосы.


И я обняла его, не зная как ещё ответить на помощь.


- А теперь начнём тренировки.


- Какие ещё тренировки?


- Я не думаю, что там может оказаться Страж, - хмыкнул Каиль. - Но Калеб прав, ты слишком слаба. Ведь что-то всегда может пойти не так.


И Каиль принялся за мою подготовку. У нас мало что получилось, но юноша был невероятно упорным, и мне пришлось приложить все имеющиеся силы. Он учил меня, как правильно падать и группироваться, затем объяснял, куда следует бить и почему именно в названные им места. Ближе к вечеру Каиль устал больше моего.


- Может, лучше Силу будем твою пробуждать? - задумчиво проговорил он, глядя на темнеющее небо.


- Не пройдёт, - вмешался невесть откуда взявшийся Калеб, в руках у него поднос с чашками и нарезанным пирогом. - Её не возьмут в банду, если сражаться не умеет. Это, кстати, - он легонько встряхнул подносом, - для вас, оболтусы. Мама велела отнести.


Мы с радостью прервали свои тренировки на чай и сладость. Калеб и Каиль принялись громко и сквозь ругань обсуждать, как ускорить мою физическую подготовку. В конце оба они заключили - я ни на что не годна. Так спать и отправили.


И не хотелось бы этого добавлять, но от правды никуда не деться, Маргарита сообщила, что понятия не имеет, о каком таком матраце ей говорит Каиль. Мы вновь лежим на одной софе. И юноша не знает рычать ему или смеяться. А потому он извинился за свою мать и приобнял меня, подтянув к себе. Сегодня я в его рубашке, как и в прошлое моё посещение этого дома. Каиль в пижамных штанах, а не в трусах. А я всё равно очень-очень смущена!


- Засыпай уже, стрекоза, - со смешинками в голосе промурлыкал Каиль и прижался ещё сильней.


И как тут заснуть? И он сейчас такой спокойный, тогда как при Алисе краснеет и сбивается с дыхания, стоит ей как бы случайно подтолкнуть нас друг к другу!


***


- Ах вы, наглые малолетки! - разбудил нас мелодичный голос на следующее утро. - Мало того, что сбежали посреди учебного года, так ещё и мне ничего не сказал об этом! - громкий голос как-то вдруг начал обращаться исключительно к Каилю. Его же сверлят и узкие прищуренные глаза старшей сестры. - Ты хоть представляешь, сколько всего мне пришлось из-за тебя вытерпеть? И ты продолжаешь меня подставлять!


- Успокойся, - спросонок голос Каиля очень медленный и хриплый. - Что ты здесь, вообще, делаешь?


- Я что здесь делаю? Ты что здесь делаешь?


- Живу, - спокойно отвечает Каиль в упор глядя на Агату.


Она какое-то время молчит. Я сильнее натянула на себя одеяло, сама не знаю для чего. Спрятаться мне это никак не поможет.


- С ней? - женщина указывает тонкой рукой во множестве браслетов на меня.


- С радостью, - Каиль улыбается во весь рот и оборачивается ко мне. - Как звучит-то, жить вместе с тобой.


Краснею, но сразу белею под взглядом Агаты. Прощай моя смуглость! Прощай моя жизнь. Но Агата ошеломлённо молчит и ничего не отвечает наглому братцу.


- Одевайтесь оба! Живо! Мы возвращаемся в академию немедленно!


- Тогда выйди, - командным тоном сообщает Каиль и тоже прищуривается.


Начинается игра в гляделки. Женщина сдаётся первой и выходит в коридор. Каиль срывается с софы и запирает комнату на защёлку.


- Одевайся, но тихо и быстро, - бросается он в меня словами.


Ничего не понимаю, но послушно переодеваюсь. Обуваю сапоги. Каиль тоже одевается в уличную одежду и открывает окно. Выглядывает в него и перекидывает одну ногу через подоконник. Протягивает ко мне руки. Он серьёзно? Не совсем понимая, что делаю, иду к нему. Юноша берёт меня на руки и спрыгивает. Он что-то беззвучно шепчет, и мы медленно приземляемся аккурат на задний двор. Раздаётся хохот Калеба.


- Не пали! - рычит Каиль и бросается бежать, поставив меня на землю.


Он тянет меня за руку. Где-то позади раздаётся разъярённый крик Агаты. А мы устремляемся между домов и бежим так очень долго, ни разу не выходя на человеческие тропы. Скачем через невысокие заборчики и мусорные мешки. В итоге почти врезаемся в каменную кладку высокой стены.


- Отлично, - проговаривает Каиль.


Он дал мне время отдышаться. И мы пошли вдоль высокой стены. Каиль подвёл меня к низкой двери, вырубленной в стене. Он нажал на неё, и дверь открылась.


- После дам, - сказал юноша.


Я проскользнула в дверь и так и замерла. Мы оказались на кладбище.


- Нам точно именно сюда?


- Да, - Каиль подтолкнул меня вперёд. - Не бойся, все местные жильцы уже мертвы, а значит, безопасны. Вперёд! Сократим свой путь и попадём загород.


- А нам надо загород?


- Как тебе сказать, - он нахмурился. - Агата уже наверняка припёрла Калеба к стене и выведала всё про Арену. Значит в "Кошку" нам нельзя. А за городом мы погуляем, побродим, да может, попадём на каких-нибудь путников до Искриса, - и, догадавшись, что я ни слова не поняла, погрузился в более подробные объяснения.


Оказалось, что Искрис - соседний город. В нём тоже есть Арена, подобного здесь типа. Также оказалось, что Каилю откуда-то известно, как он сказал "доподлинно", что лекарь Вардо переехал в тот город. Каиль также не стал вдаваться в подробности, но убеждённо заявил, что там мы встретим нужную нам "Пешку". Выслушав все доводы Каиля, мне ничего не оставалось, кроме как послушно следовать за ним.


Путников мы не встретили. Видимо, непогода для дальних поездок. Каиль почти всю дорогу покусывал собственные губы. И спустя полдня мы дошли до Искриса.


- Давай за поиски завтра примемся? - предложил Каиль. - Я, честно сказать, не выспался сегодня.


Я согласно кивнула, а мой живот начал недовольно бурчать. И так прежде чем найти нужную нам корчму, мы отправились к ближайшей пекарне и купили на двоих буханку. Ещё Каиль прикупил молока, и мы весело посидели на одной из городских лавочек.


А вечером мы стояли перед небольшим зданием, сильно напоминающим мне корчму "У кошки", только эта называлась "У мышки".


- Корчмари тоже родственники?


Каиль лишь пожал плечами.


- Зайдём? - он уверенно шагает к входной двери.


***


Уверена, что Агата убьёт и меня и Каиля, как только у неё появится возможность. Ясное дело, что нас исключат. Уже исключили? Я даже икнула от испуга. Нет, это Каиля исключат. Меня Лукас перед этим изобьёт до полусмерти, ведь приближается мой день рождения. А может, пронесёт, и я встречусь с ним, когда этот жуткий день успеет пройти?


- Спи давай, - рычит Каиль.


Не могу я спать. Как он не понимает? Поворачиваюсь к нему. Денег у нас совсем мало, а потому мы сняли одну комнатку на двоих. Здешняя кровать уже его софы. Мы лежим, вплотную прижаты друг к другу. И самое странное то, что не это мешает мне заснуть!


- Каиль, нас исключат? - спрашиваю напугано.


- То есть теперь тебя это волнует? - он усмехается.


Киваю, слышу его нарастающий смех. Начинаю улыбаться в ответ, хотя мне совсем не смешно. Нервно хихикаю. Каиль успокаивается и качает головой, он приподнялся на локте и теперь нависает надо мной.


- Ведёшь себя как дурочка, - недовольно сообщает юноша.


Смотрю на него и молчу. Пожимаю плечами. Он странно щурится и хмыкает. Задумался о чём-то?


- Можешь перестать говорить о плохом, ведь моя сестра заместитель ректора, а он твой дядя. Нас не исключат, даже если мы половину академии Ледяного Дракона разнесём! Меня точно не исключат. И Лукас никогда не позволит разнести мне его дорогую академию, а именно это я сделаю, если он исключит тебя. Так что волноваться не о чем!


- Не могу, - признаюсь Каилю.


Он кусает губы. Опять о чём-то задумался. Прикидывает, говорить мне или нет.


- Я знаю, как отвлечь тебя от этих мыслей, - вдруг выдаёт Каиль. - Хочешь, отвлеку?


- Хочу, - отвечаю не задумавшись.


Юноша смотрит пристально. У меня такое ощущение, что он не надеялся на столь скорый ответ.


- Погоди тогда.


Каиль вскакивает с кровати и подходит к небольшому оконцу в нашей комнате. Оно не было зашторено, но теперь юноша тянет шторку, погружая комнату во мрак. Он вдруг что-то шепчет, и либо я сошла с ума, либо стало ещё темнее! Тру глаза и приподнимаюсь, но никак не могу привыкнуть к темноте. Ничего не вижу! Слышу, как Страж проверяет дверь, чтоб точно была закрыта. Идёт он бесшумно, и я понимаю, что Каиль вернулся, только когда приподнимается одеяло, и он забирается обратно.


- Так лучше, - шепчет вдруг осипшим голосом.


Слышу, как он усаживается, шелестя простынями. Тоже хочу сесть, но мне на плечо ложится рука. Продолжаю лежать на спине. Над моей головой загорается тусклый огненный шарик, совсем маленький. Он немного расширяется и вытягивается в тонкую линию. Переливается от ярко-красного, до нежного бирюзового цвета. Огненная линия начинает извиваться из стороны в сторону. И вот я уже понимаю, что передо мной в воздухе танцует маленькая феечка с широкими прозрачными крылышками и длинными острыми ушками и ножки. Фея пляшет и кружит в воздухе. Я зачаровано наблюдаю за ней и вдруг замечаю, что свет от огня совершенно ничего не освещает.


Оборачиваюсь в поисках Каиля. И сразу ощущаю на своей голове его руку, нежно треплющую мои волосы.


- Я здесь, - шепчет юноша из тьмы.


Чувствую на щеке лёгкое дуновение, и мимо меня пролетают огненные снежинки, они кружатся вокруг танцующей феи, сливаются с ней воедино, превращаясь в маленького огненного дракончика.


Резкий грохот! Я подскакиваю. Дракончик растворяется, как и тьма. Теперь сквозь зашторенное окно пробиваются лунные лучи, наполняя комнату голубоватым освещением. Каиль садится на кровати. Он весь напрягся. А шум за дверью усиливается. Кто-то дерётся.


Страж подходит к двери, отпирает и выглядывает в щель. Закрывает и возвращается ко мне.


- Обычная потасовка, - устало сообщает юноша и звучно зевает. - Не возражаешь?


Он утыкается носом в моё плечо, чмокает его и засыпает. А из коридора доносятся ругань и звуки ломаемой мебели, крик разъярённого корчмаря. Когда всё утихает, я засыпаю.


Утром чувствую, как Каиль водит рукой по моим волосам, расчёсывая их пальцами. Неохотно открываю глаза.


- Поднимайся, соня. Долго ждать не стану.


Он уже одет, сумка перекинута через плечо. Стараюсь не отставать и быстро одеваюсь. Каиль стоит возле двери и внаглую наблюдает за тем, как я одеваюсь.


- Мог бы и отвернуться.


- Ты же не голая, - он усмехается. - Значит, не обязательно.


Я вздыхаю.


- Ты неисправим, - качаю головой.


За руку мы покидаем комнату и идём к корчмарю, чтобы отдать ключ, но так и замираем. Каиль сильнее сжимает пальцы. Мне больно, но я его понимаю. С корчмарём беседуют Агата и Калеб. Мужичок кивает на вопросы Стражей, а потом указывает в нашу сторону крючковатым пальцем.


- Теперь не уйдёшь, - Агата уверенной походкой идёт к нам. - Вы оба возвращаетесь в академию Ледяного Дракона!


- Нет, - на удивление спокойно отвечает Каиль и смотрит на брата. - Предатель.


Калеб лишь разводит руками, мол, выбора ему никто не оставлял. Взгляд узких глаз Агаты припечатывает меня к полу. Теперь уже я сильнее сжимаю руку Каиля. Страшно.


Вместе покидаем корчму. Каиль и Калеб шипят друг на друга, но оба соглашаются, что против Агаты лучше не выступать. Вместе возвращаемся в Ардор.


- Удачного пути, - прощается Калеб.


- Скажи маме, что мы его нашли, - отрезает Агата. - И передавай мои поздравления Крису.


- Куда я денусь.


- Кто такой Крис? - спрашиваю тихо у Каиля.


- Мой старший брат. Ему не повезло родиться первым, до сих пор поздравления получает, - также тихо отвечает юноша.


- Что за глупые шутки? - взвилась Агата. - А ты, Дафна, не смей называть Кристиана по имени просто так! Он глава Восьмого Дома, а ты - никто!


Каиль ударяет Агату по лицу. Ни она, ни я среагировать не успели и теперь обе смотрим на молодого Стража широко раскрытыми глазами.


- Она не никто, - зло шипит Каиль на сестру.


- Вы оба, в каютю! И сидите в ней, пока мы не достигнем Ледяного Дракона! - командует взбесившаяся Агата. - Я заместитель ректора, а вы мои студенты! За непослушание я могу исключить обоих!


- Ага, - Каиль разворачивается ко мне. - Идём подальше от этой фурии.


В каюте мы остаёмся вдвоём. Даже странно, что Агата так спокойно оставила нас наедине. Я сижу на койке, Каиль расхаживает по маленькому помещению, о чём-то задумавшись. Он мрачнее тучи.


- Каиль, - рискнула отвлечь его, да и тема для вопросов у меня есть. - Твой старший брат глава Восьмого Дома?


- Да. Его признали на прошлой неделе, - он останавливается.


- Значит, твой папа...


- Нет. Кристиан не должен был стать главой Дома. Так получилось, что старший брат моего отца погиб. И Кристиан занял место дяди.


- Я, конечно, знала, что ты из княжеской семьи, но получается, что ты из правящей семьи?


- Нет, - он качает головой, садится рядом со мной. - Мой отец был младшим из двух сыновей прошлого главы. Ему не видать правления. А я и вовсе третий сын. Мне ничего не видать. Не забивай себе голову глупостями. Даже если что-то случится с Крисом, его женой и сынишкой, - Каиль помолчал, покусывая губы, - их место достанется Калебу, не мне. Агате, правда, придётся взять в свои руки папино дело, когда того не станет. Вместо Калеба. А что касается меня, то я могу делать, что вздумаю.


Я смотрю на улыбающегося Каиля. Честно говоря, ничего не поняла из его слов.


- Как всё запутанно.


- Это так поначалу кажется, - смеётся.


Он наклоняется ко мне и легонько ударяется своим лбом о мой.


- Я никто в семье Крог. Ты никто в семье Агнус. Мы по глупой случайности носим громкие фамилии, вот и всё.


- Не думаю, что ты там никто.


Каиль хмыкает и неопределённо пожимает плечами. Он берёт прядь моих волос в свою руку и начинает накручивать на палец. Тоже мне "никто", он же князь.


- Выходите, - Агата раскрывает металлическую дверь и отходит с прохода. - Быстро.


Я начинаю вставать, но Каиль ловит меня и тянет на себя. Покачнувшись, падаю в руки Стража. На губах его тёплое дыхание переходит в долгий поцелуй.


- Прекрати это! - почти визжит Агата.


Каиль смеётся и отпускает меня. Вот не мог он просто встать? Смущённо смотрю на женщину. Ещё немного, и её белоснежная кожа покроется красными пятнами гнева, а я окажусь на дне моря, связанная по рукам и ногам.


11

В кабинете ректора жмусь к молчаливому Каилю. Агата мечется перед нами и рассказывает о том, как я сбежала и заставила её неповинного брата последовать за собой.


- Неповинный Каиль? - не без иронии повторяет Лукас, прерывая речевой поток своей помощницы. - Познакомьте меня с этим ангельским созданием. С радостью променяю на него половину студентов, в особенности, - он указывает рукой в сторону улыбающегося Каиля, - этого дьявола. Агата, я и без тебя знаю, что было бы не лишним исключить Дафну.


Я ёжусь, а Агата усердно кивает и поддакивает. Улыбка исчезает с лица Каиля.


- И Каиля тоже, - Лукас садится на свой стол и скрещивает руки на груди.


Агата ещё раз кивает, но вдруг встряхивает пепельными волосами.


- За что? Он всего лишь ребёнок и не понимал, что творит!


- Вот и я говорю, исключать так жестоко. Тогда, как ты думаешь, на месяц отстранить от занятий и запереть на неделю в башне будет достаточно?


- Больше чем. Может, следует быть мягче? - пробует Агата.


- Нет, не стоит.


- Понимаю, вы правы, Лукас. Это заслуженное наказание, - Агата собирается и поправляет свою блузу.


- Итак, - Лукас опирается руками о столешницу и чуть наклоняется в нашу сторону. - Дафна, ты на месяц отстранена от занятий. Что значит: тебе предстоит самой проходить пропущенные темы по всем предметам, если ты захочешь вернуться. Каиль, для тебя бы это значило очередные каникулы. Но я решил тебя наказать, а не баловать. Ты будешь заключён в башне на неделю. Никаких тебе друзей и приятного времяпровождения. Всё. Свободны!


- Спасибо! - улыбка возвратилась на лицо юноши.


Каиль хватает меня за руку и выводит из кабинета. Стоит нам закрыть дверь, как из-за неё начинает доноситься переходящий в крик голос Агаты.


- Жуть какая.


- Не обращай внимания. Покричат, да поласкаются. Они всегда так.


- Как ты сказал?


- Не важно. Идём в столовую, я голодный.


За обедом Глеб пристаёт ко мне и к Каилю с вопросами о том, где мы пропадали. Каиль перебивает меня и говорит, что у нас был медовый месяц. Глеб падает со стула. Я краснею. Каиль благодарит за воцарившуюся тишину и приступает к еде. Алиса заходится звонким хохотом и хлопает в ладоши, привлекая внимание других студентов к нашему столу.


- Дурак, - лепечу я. - Он всё лжёт.


Глеб смотрит на меня с надеждой. Однако Каиль обиженно заявляет, что это я лгунишка, раз стесняюсь признать, что мы спали в одной постели!


- Это правда?


Бедный Глеб. Смотрит на меня, как побитый щенок. И что мне отвечать?


- Ну, - я мнусь.


- Давай, скажи им, - подначивает Каиль, а сам наклоняется ко мне.


Совсем обнаглел. И куда подевалось его смущение? Это же он всегда просил Алису сменить тему, стоило ей поинтересоваться: "а вы уже целовались?". Сейчас заплачу. Нет! Спокойно, Дафна.


- У нас выбора не было, приходилось спать в одной кровати. Но это не то, о чём вы подумали! Я хотела найти Яну, вот и всё.


- И для её поисков ты спала вместе с ним? - интересуется Глеб растерянно.


- Ладно вам, детишки. Я пошутил, - Каиль вздыхает и чешет затылок. - Успокойся, стрекоза.


- Да почему стрекоза?


- Ты на неё похожа, - усмехается. - Глаза в половину лица, и мелкая.


Прав Лукас, дьявол! Каиль уставился на меня. В чёрном глазу мелькают смешинки.


- Можно мы к вам? - это подошли Милена и Лиза.


- Разумеется, - Алиса предлагает им последние свободные места.


- Даффи, а где ты была? Опять, заболела? - интересуется Лиза.


- Нет. Я уезжала. Нужно было кое-что сделать.


- Хм... И тебя отпустили посреди учебной недели?


- Я не могла отложить свои дела на потом, - не хочу говорить при них о Яне и "Пешках".


***


Радуюсь тому, что начиная с понедельника следующей недели меня отстранят на целый месяц! Теперь никто не помешает найти Яну и вызволить её из лап "Пешек"! Напеваю под нос и собираю вещи, которые могут пригодиться мне на месяц. За окном уже темно, а ещё только четыре часа. А скоро и в два будет темнота стоять. А зимой... Вздыхаю и возвращаюсь к сборам. Открываясь, скрипит дверь.


- Куда-то собралась?


- В приют, - беззастенчиво лгу Каилю.


Он подходит ко мне, смотрит в глаза, хмурится.


- На весь месяц?


Киваю. Юноша хмыкает, но молчит. Кусает губы.


- Я с тобой.


- У тебя другое наказание.


- Плевать я на это хотел.


- Исключат.


Ясно читаю в его взгляде искреннее удивление. Понимаю, что сказала что-то не то, но кто знает. Вдруг и на него снизойдёт справедливость?


- Даффи, - протягивает Каиль и садится на нижний ярус. Хлопает ладошкой рядом с собой и ждёт, когда я тоже сяду. - Я бы этого очень хотел, но мне суждено доучиться до самого выпуска.


- Ужасно! - наигранно вскидываю руками. - Окончить лучшую из существующих военных академий, как же тебя угораздило? Бедный, несчастный мальчик!


Он улыбается. Берёт меня за руку и нежно поглаживает смуглые пальчики.


- Эти холодные места тебе не подходят. Ты истинная южанка.


- Что поделать? Когда-то Лукас и Лейла оказались на этом острове, да и остались.


- Ну. Лейла здесь останется навсегда. Лукас так любит академию, что думаю - тоже. А у Даффи ещё есть шанс. Ты хочешь этот месяц пожить у меня? Мама будет рада.


- Не хочу стеснять твою семью.


- Ты их не стеснишь, - его голос звучит уверенно.


- Нет. Я хочу увидеться с матушкой Катериной, - стараюсь отвечать также твёрдо.


Страж кивает. Он подносит мою руку к своей щеке. Наблюдаю за его действиями, позволяя играться моей рукой. Каиль рассматривает мои пальчики и поочерёдно целует каждый из них. Свободной рукой я тянусь к банту на его повязке. Хочется развязать. Каиль перехватывает мою руку. Укоризненно хмыкает, но ничего мне не говорит.


- Хочу посмотреть, - решаюсь озвучить свои мысли.


- Как-нибудь потом. Когда ты будешь честна со мной, то и я буду честен с тобой.


- Я честна с тобой!


- Ай-ай, девочка. Но не будем о грустном.


Юноша усаживает меня на колени и прижимает к себе, обнимает, укачивает.


- Ты чего?


- Волнуюсь я. Не хочу тебя отпускать, - признаётся Каиль. - Точно в приют поедешь?


- Точно!


- А как же Яна?


- Не думаю, что смогу найти её в одиночку. Я уже поняла, что в случае чего, не смогу себя защитить. Тебе не о чем волноваться, - вру и не краснею.


И кажется мне, что Каиль это понимает. Но он ничего не может поделать, а потому очень грустный сейчас. Вновь скрипит дверь, это Алиса вернулась в комнату. Она устало опускается на стул и принимается жаловаться нам на загруженность. Говорит, что нам не стоит доживать до последнего курса обучения, ибо на нём нас ждёт смерть! А как тут выжить, дивится девушка, когда за один триместр сразу столько экзаменов и зачётов придётся сдать! На первых трёх курсах, по словам Алисы, самое счастье учиться. И я бы с ней согласилась, если бы среди общих предметов у меня не значилось арифметики и каллиграфии. Я лечить буду, а не расписывать красивые формулы!


- Ты упустила четвёртый курс, - вставляет Каиль.


- Это потому, что с него начинается жопа, - засыпая, отвечает Алиса.


- Так-то! - Каиль смотрит на меня. - Помирай на третьем курсе. Не сейчас. На первом живи. Обещай мне, Дафна. Не делай глупостей.


- Обещаю.


Страж мне не верит.


И, тем не менее, в субботу утром отправляюсь в приют. Недоверчивый Каиль отобрал мою сумку и сообщил, что проследит, чтобы я никуда по пути не свернула. Так и сидим на телеге, вдвоём. Нет, есть и ещё кроме нас студенты, но те едут погулять в Заснежье. Каиль же остаётся со мной на протяжении всей дороги до приюта. И с радостью соглашается остаться на чай и булочки с корицей, предлагаемые матерью-настоятельницей.


- Как же я рада, что Дафна приехала к нам на свой день рождения!


Каиль давится булкой.


- Я не знал, - он подпирает щеку кулаком. - А когда он?


- Как же? Послезавтра, - отвечает Катерина. - Первого числа десятого месяца, как и каждый год.


- Почему ты мне не сказала? - теперь вопрос обращён ко мне.


- Я его не отмечаю.


- Почему?


- В этот день мама умерла.


За столом повисает тишина.


- Так она уже почти пятнадцать лет как умерла, - Каиль вновь давится, теперь под моим взглядом. - Прости, - добавляет он. - Мне пора возвращаться. Не хочу ехать в темноте.


Предлагаю проводить Каиля до Заснежья, но он уверяет, что это лишнее.


- Это же я тебя провожал до приюта? Вот здесь и оставайся. Через месяц вернусь, проверю и заберу обратно.


- Договорились, - я оглядываюсь: вроде, никто нашего разговора не слышит. - До встречи через месяц?


Мы стоим на территории приюта и глядим друг на друга. Никто не знает, что следует говорить, расставаясь на целый месяц. В конце концов, Каиль желает мне приятного отдыха и смеётся по поводу скорого своего заточения.


- Не смотри так, всего неделя, - улыбается. - Пока?


Каиль наклоняется ко мне и целует, прижимает к себе. Ему уже пора бы меня отпустить, но юноша продолжает держать меня в своих объятиях.


- Каиль, ты же не хотел возвращаться в темноте?


- Ага.


Он продолжает прижимать меня.


Когда Каиль уходит, возвращаюсь к Катерине. Как же хорошо, что ни он, ни она не спросили о том, как долго я собираюсь здесь гостить.


- Ну, чем думаешь заниматься? - интересуется матушка.


- Сегодня ничем, я очень устала.


- Признаюсь, что я так ничего и не слышала о Яне.


- Зато я слышала, - стараюсь придать своему голосу весёлость. - Она живёт на материке, и с ней всё хорошо, матушка.


- Так ты к ней после дня рождения поедешь?


- Да, матушка, к ней, - я даже улыбаюсь, надеюсь, не слишком натянуто. - Я очень жду этой встречи.


- Вот бы и она приехала к нам, навестить.


- Я с ней поговорю.


- Будет здорово, - матушка окидывает взглядом маленькую комнатку. - Ну, отдыхай.


Она уходит и оставляет меня одну. Я тоже осматриваю доставшуюся мне комнату. Старая деревянная кровать. Письменный стол и стул возле него. Моя сумка валяется на полу, под широким окном, занавешенным пожелтевшей полупрозрачной тканью. Мне предстоит спать в отдельной комнате. Раньше, будучи воспитанницей приюта, я всегда ночевала в общей спальне, на втором ярусе, а на первом спала Яна. И мы долго-долго разговаривали прежде чем заснуть. И ей никогда не нравилось, что я отказывалась отмечать свой день рождения.


- Ну и дура! - сообщила Яна и завернулась в одеяло.


Я свесилась со своего яруса, чтобы обиженно уставиться на подругу. Но из-под одеяла торчали только отдельные пряди её волос.


- Сама дура! - крикнула я в ответ, не особо волнуясь о том, что могут услышат другие девочки.


- Это не правильно! Я побью Лукаса! - злобно выдала Яна.


- Не смей! Он был наёмником, ещё убьёт тебя! Что я буду делать?


- Тогда я оставлю завещание и напишу в нём, чтоб ты всегда-всегда отмечала свой день рождения, а иначе мы не подруги и никогда ими не были!


- Так не честно, - пробурчала я, укрываясь.


Яна забралась ко мне и улеглась рядом.


- Честно, - сказала она мне и собралась полезть обратно.


Я её остановила.


- Но ведь я убила маму. Мне нельзя праздновать этот день.


Девочка задумалась над моим вопросом.


- А ты её специально убила?


- А матушка Катерина говорит, что это случайно она умерла.


- Тогда ты не виновата.


- А Лукас говорит, что виновата. Он говорит, что я убила её, чтобы выжить самой.


- Ну и дурак! - просто заявила Яна.


Я надолго задумалась, прежде чем смогла заснуть. А на следующий день мне исполнялось двенадцать. И с утра, как всегда это делала, я пошла на могилу мамы. Потому что Лукас всегда приходил во второй половине дня, и я знала, что в этот день не следует с ним встречаться.


Но тогда и он пришёл с утра. Мужчина стоял на коленях перед надгробием, в руках он сжимал пышный букет. Он заметил меня и в один миг оказался рядом. Последовал шквал ударов и пинков, ругательств и пожеланий смерти, проклятий, слёз и новых куда более сильных ударов.


Потом меня нашёл Глеб. Мальчик заволновался, когда я не пришла к обеду, и побежал на кладбище. Он взгромоздил меня к себе на спину. Я вернулась в приют, обнимая его за шею. Матушка качала головой и плакала. Когда увидела меня. Знаю, что после она долго ругалась с Лукасом. Это был не первый случай, но последний.


Когда мне исполнилось тринадцать, я его на могиле не встретила. В четырнадцать, он лишь обвёл меня рассеянным взглядом и прошёл мимо.


Но когда мне было шесть, семь и девять...


Стоило встретиться с Лукасом в день моего рождения, и я не меньше чем на месяц попадала в лазарет. Он никогда после буйства своих эмоций, как объясняла вспышки его гнева матушка Катерина, не извинялся передо мной. Я не боялась общаться с Лукасом, и только в день смерти моей мамы, дядю словно подменяли.


Ветка бьётся об оконное стекло. Я завернулась в одеяло. Помнится, один раз Лукас отломил ветвь какого-то дерева и долго бил меня ею по спине. На мои крики прибежала матушка и умоляла его остановиться. Сжимаюсь под одеялом, но отгоняю от себя болезненные воспоминания. Сейчас такого не происходит.


Дождь громко барабанит по навесу, под которым я прячусь. Он же закончится? Не хочется идти на кладбище по скользким тропкам. Вдруг встречу там Лукаса? Я же не смогу убежать от него! Обязательно поскользнусь, он нагонит и... Лучше не думать об этом "и".


Стою в одиночестве. До кладбища идти всего ничего, а дождь всё не угомонится. Не стоять же мне весь день у тракта. Смотрю направо, там первые домики Заснежья, налево - от тракта отделяется тропка на кладбище. Накидываю капюшон и ступаю на скользкую землю. Дождь идёт нещадно. Интересно, а этой водой я смогу управлять? Вдруг получится создать подобие зонта?


Замираю на месте и закрываю глаза. Надо сосредоточиться.


- Вари.


Ничего не происходит.


- Вари! - повторяю громче.


Несколько капель замирает перед моими глазами. Я радуюсь и расслабляюсь. Эффект от коротенького заклинания проходит. Да, я была среди тех, кто не понимал, почему нам не дают заучивать ничего нового, а только заставляют повторять это "вари". Теперь понимаю, что Агата права. Я обязана овладеть этим заклинанием в совершенстве. И когда смогу направлять существующую воду, только тогда будет пора приниматься за изучение создания своей собственной воды.


Вот и нужная могила. Я присаживаюсь на корточки перед камнем с именем и годами жизни моей мамы. И, сама не знаю зачем, рассказываю ему всё, что произошло со мной за прошедший год. Время летит незаметно, и вот я уже жалуюсь камню, периодически его поглаживая, на Каиля и его шутку про медовый месяц. Ну, как он мог такое сказать! Заканчиваю тем, что меня наказали на месяц за нарушение правил. И теперь мне придётся самой проходить всё то, что я пропущу. Выговорившись, долго сижу просто так, не решаясь встать и уйти.


- Пока, мама, - произношу тихо.


Разворачиваюсь и с испугу падаю в лужу. Поднимаю голову. В длинном тёмном плаще стоит Лукас, капюшон опущен, так как дождь уже давно закончился. В руках мужчина держит пышный букет для Лейлы. Дядя проходит мимо меня и кладёт цветы у основания надгробной плиты. Лукас разворачивается и смотрит на меня. Продолжаю сидеть в луже. Скользкая одежда прилипла и обдаёт холодом, как пиявка. Мужчина подходит ко мне, и я инстинктивно сжимаюсь, закрываю глаза. Слышу, как мимо меня чавкает его обувь. Лукас уходит, так ничего мне не сделав и не сказав.


Часть меня понимает, что пора бы подняться на ноги и вернуться в приют. И я продолжаю сидеть в луже, пока сквозь тяжёлые тучи ни проскальзывает слабый лучик солнца.


- Милая, тебе пришла посылка, - сообщает вечером матушка Катерина и протягивает мне запечатанную коробочку.


- Это от кого?


- Я не знаю. Принесли с обычной почтой. Здесь не указан отправитель.


- Спасибо.


Кручу посылку. И впрямь, есть адрес доставки, мои имя и фамилия, а ещё указана дата, когда следует доставить посылку. Я встряхиваю коробочку и слышу, как внутри что-то гремит. Интересно! Снимаю почтовую обёртку. На колени мне падает письмо, а в руках остаётся деревянная шкатулка.


"Даффи, - написано в письме, - могла бы и сказать, что у тебя день рождения! Или это месть за то, что ты о моём день в день узнала? Я обиделся. Но что поделать? Надеюсь, у тебя всё хорошо, потому как я, скорее всего (когда ты это читаешь), сижу взаперти в башне. И я ведь не принцесса в ожидании принца. А значит, вокруг меня полно учебников. И единственным моим посетителем станет Агата! Как же я тебе завидую. Мы могли бы провести этот месяц вместе. И знаешь что, если бы ты заранее рассказала мне о своём дне рождения, я бы сумел найти достойный подарок! А так, получай, что есть! Всегда и навечно твой".


Я улыбаюсь и откладываю письмо. Трясу шкатулку, да в ней что-то лежит. Открываю. В шкатулке лежит тоненькая золотая цепочка, а на ней в виде капельки янтарь. В нём кто-то есть. Кручу подвеску перед светом - стрекоза. Я поражённо охаю. Вот вам и "никто", случайно удостоенный фамилии Крог! Да инклюз стоит тысячи три драконов! Я встряхиваю головой, так, ладно. Это как два платья у Алисы. Наверно, для него и впрямь не большие деньги? Каиль и Алиса же, вроде, где-то на одном уровне привыкли жить. Я продолжаю вертеть подвеску. Надеваю цепочку. Жаль, что в комнате нет зеркала. Интересно, чтобы он мне подарил, если бы я ему заранее сказала?


На следующий день ещё раз проверяю, что у меня с собой есть. Я даже карманный нож себе прикупила. А ещё взяла пару учебников, один по истории, а другой о лекарственных растениях. Если заброшу учёбу на время своего наказания, то потом могу и не возвращаться! Прощаюсь с матерью-настоятельницей и отправляюсь в Заснежье. Уже вторник, утро, а значит, что никого из академии я встретить не должна.


Со спокойной душой сажусь на корабль до Ардора. В пути листаю главу о Чёрных Драконах и вспоминаю последнее занятие.


- Кто мне скажет, в чём самое явное отличие Чёрного дракона от обычного Стража? - Ламберт окидывает кабинет взглядом и начинает ходить между партами. - Ну же, не бойтесь ошибаться! Для того вы и учитесь, чтобы узнавать новое.


- Они могут управлять всеми четырьмя стихиями! - отвечает кто-то.


- И ты это так сразу и увидишь? При первой встрече с драконом? Давайте, мне нужно явное отличие. Оно всего одно.


- Он... - не решается кто-то ещё.


- Ну же, давай.


- Нет, это не явное.


- А что это за отличие? - подбадривает господин Заречный.


- Обычно Стражи живут около двухсот пятидесяти лет, а драконы, вроде, дольше.


- Ага, только они все дохнут и до двухсот не доживая! - смеются ребята.


Ламберт Заречный останавливается передо мной и Глебом.


- У дракона глаза одного цвета, как у человека, - неуверенно отвечает Глеб.


- Так, это верно. Но если дракон так похож на человека, то как же мы определим, что перед нами не человек?


- Не знаю, простите, - отвечает Глеб.


Заречный смотрит на меня, но и я не помню правильного ответа. По коридорам разносится звон.


- А домашним заданием для вас будет узнать это отличие, а также прочесть седьмую главу!


Вот я и читаю седьмую главу учебника, в поисках ответа.


"Дракона можно узнать сразу", - оно! - "достаточно взглянуть в его глаза. Видели ли вы людей с чёрными глазами? Нет? А Стража? Да? Но чёрным глаз будет только один. Если перед вами не Чёрный дракон". Так оба его глаза черны? И никаких признаков другого цвета в радужной оболочке?


Закрываю глаза, и моему внутреннему взору предстаёт семья Крог. Не все, конечно, но некоторые из членов имеют по чёрному глазу. И Каиль тоже. Я сразу представила себе Каиля в образе Чёрного дракона. Ну, так, как я себе Чёрного дракона представляю. А представляю я его себе плохо. Ведь это не огромная крылатая ящерица, как в сказках. Чёрный дракон - призвание.


Я задремала. Передо мной огромный ящер в три моих роста, а на правом глазу у него повязка. От такого сна я сразу просыпаюсь и понимаю, что первые пассажиры уже спускаются с корабля. Пора и мне последовать их примеру.


Как бы теперь выследить нужного мне "Пешку"? Хотя, а кто из них мне нужен и для чего именно? Нанять я их не могу. Попытаться вступить в банду самой? Да и мне всё время, кажется, что я вот-вот встречусь с Калебом или ещё кем-нибудь, кого следует избегать.


Сегодня арена закрыта. Вот это да! Я и подумать не могла, что она открыта не каждый вечер. Ну, ничего. Я брожу по прохладным улицам осеннего города. Сегодня погуляю, переночую в корчме "У кошки", завтра денёк погуляю, а вечером пойду на арену. А вдруг это и не понадобится? Я вспомнила, как замер Каиль, когда мы первый раз сидели в корчме, и его просьбу не оборачиваться. Разворачиваюсь на пятках и направляюсь обратно в корчму. Лучше буду сидеть на первом этаже всё то время, что арена находится закрытой. Так у меня будет больше шансов встретить Яну.


Сжимаю чашку так, что белеют костяшки. Глаза сами собой закрываются, несмотря на окружающий меня гам, обычный для постоялых мест. Я сижу в углу залы рядом с лестницей на второй этаж. Замечательное место для наблюдений, видно всё, кроме некоторых участков, скрывающихся за деревянными колоннами. Днём было больше семей с детьми, к вечеру их сменили влюблённые парочки и разношёрстые компании. Моряки заходят что утром, что вечером. Иногда работники "Кошки" косятся на меня, но никто ничего не говорит. Время от времени заказываю новый чайник. Иногда покидаю насиженное место и поднимаюсь в снятую комнату, но не больше, чем на полчаса.


Моя рука скользит по шероховатому поручню. Я очень устала, и мне надоело спускаться в залу корчмы. Но ноги идут сами, ступенька, ещё одна. Окидываю взглядом помещение. Под потолком развешаны светильники. На некоторых столах масляные лампы. И за одним из столов сидят "Пешки". Замираю. Яна встаёт из-за стола и направляется к выходу. Дожидаюсь, когда подруга скроется за входной дверью, и следую за ней. На улице нахожу её входящей в туалет. Надо только подождать. Запах здесь не из приятных, но продолжаю ходить перед небольшим покосившемся домиком за корчмой.


12

Вот и она, стоит лицом к лицу со мной. Бритая на одну сторону. Оставшиеся волосы собраны в грязную неаккуратную косу. Серая холщовая рубаха, на талии туго затянут кожаный корсет. Тёмные брюки заправлены в сапоги высотой до середины бедра, на сапогах множество перекликающихся нитей и завязок.


- Дафна? - этот грубый для девушки голос я всегда узнаю.


- Да, это я.


- Дафна!


Девушка кидается ко мне. Она обнимает меня, а я отмечаю, что подруга ещё немного подросла, её вздёрнутый носик утыкается мне в висок. От Яны несёт каким-то алкоголем и жареным луком.


Девушка отстраняется и рассматривает меня с головы до ног.


- Разве ты не в этой своей академии? - Яна говорит с укором.


И я понимаю, что не все обиды подруги прошли.


- Нет, как видишь. Я её бросила.


- Так просто? - недоверчиво.


- Да, - я придумываю на ходу. - Мне там не понравилось. К тому же, там одни идиоты. Не считая Глеба, разумеется. Но ты была права - академия не для нас. Я, кстати, остановилась в "Кошке", - указываю рукой на здание корчмы. - Если хочешь, то присоединяйся ко мне. Так удивительно тебя здесь встретить! - я улыбаюсь. - Ох, прости, наверное, у тебя какие-нибудь дела? Где я могу тебя найти?


- В "Кошке", - усмехается Яна. - Я там с друзьями. Пойдём, познакомлю. Вот так встреча!


Не переставая удивляться лёгкости, с которой у меня получается подойти к "Пешкам". Сижу за столом с Яной и двумя мужчинами, о которых знаю только имена - Дэн и Сэм. Оба они не спускают с меня глаз и тщательно подбирают слова, прежде чем заговорить. Я понимаю, что и Яна подражает им, что-то от меня скрывая.


- А это, - я провожу рукой по своим волосам. - Что-то значит? Ну, у вас всех одинаковые стрижки.


- Это значит, - отвечает захмелевшая Яна, - что мы семья! Ты прикинь, у меня есть семья. А вы там, в академии можете назвать себя семьёй?


- Если б я считала их семьёй, то здесь бы не сидела.


- В какой академии? - Сэм наклоняется ко мне.


- В академии Ледяного Дракона, - тоже наклоняюсь к нему. - Только я её уже бросила.


- Ого, у нас тут девочка-академичка! - вступает в разговор Дэн. - Покажешь чему научили? Обещаю, сильно бить не буду. Я знаю, вы, маги - существа нежные. Или это тебя выбросили, а не ты их?


- Она не боевой маг, она магический лекарь!


- Просто, лекарь. Я не маг, - перебиваю Яну. - И я сама решила оставить академию. Мне там не понравилось. Вот, теперь ищу к кому примкнуть. Слышала я, что лекарь везде нужен, особенно рядом с воинами. Во многих таких группах есть свой лекарь, но что, если своего лекаря ещё нет?


- Дело говоришь, - поддакивает Яна. - У нас вот своего нет.


- Цыц! - в один голос прикрикивают её спутники.


И я понимаю: вот оно! У них нет лекаря. Я могу попробовать влиться. Влиться на месяц? Даже уже меньше. А как потом "выливаться"? Мне надо только пообщаться с Яной наедине, и тогда она сразу поймёт, что попала к плохим людям и уйдёт вместе со мной!


- Где его носит? - протягивает Яна, когда вся заказанная еда давно закончилась.


- Кого? - я поворачиваюсь к подруге.


- Короля.


- Может, он видит, что с нами лишний, вот и не подходит? - усмехается Дэн.


- А Король - это...


- Это наш главный. А мы его пешки.


- Да заткнись ты, непослушная девка.


- Хм, - я перевожу взгляд с подруги на Сэма и Дэна. - Можно мне с ним познакомиться?


- Нет, - разом отвечают оба.


- Это не вам решать, - встревает Яна. - Познакомиться можно, но понравиться ему сложно.


- И если я ему понравлюсь?


- То ты сможешь стать одной из нас. Не мычите, - она резко обернулась к своим спутникам, - отвлекаете! Нам ведь, на самом деле, лекарь не помешает.


- Хорошо, - убираю руки под стол, заметив, что они трясутся. - А если я ему не понравлюсь?


- Понравишься, - легкомысленно обещает Яна.


Дэн сообщает, что ему надо отлить. Сэм, что покурить. И я остаюсь наедине с Яной, не считая заполненной корчмы.


- А почему его зовут Королём?


- Это как в шахматах, - Яна с хрустом грызёт яблоко. - Хочешь?


- Нет, спасибо.


Я закусываю губу и ловлю себя на мысли, что подцепила привычку у Каиля.


- А какой он, ваш Король? И как ему понравиться?


- А ты всё такая же нетерпеливая, как и раньше. Вот он придёт, я вас представлю. К слову. Я встретила Короля на нашем острове.


- И поехала за ним? Наверное, он тебе понравился?


- Понравился, - глаза подруги светятся счастьем. - Он сам предложил отправиться с ним. И познакомил с "Пешками". Они, по большей части, клёвые! И я рада, что ты теперь будешь с нами.


Почему-то я не питаю такой же уверенности в том, что понравлюсь местному Королю. И даже не знаю, стоит ли радоваться, если понравлюсь.


Отгоняю от себя непрошенные мысли. И всё смотрю на свою подругу. Прошло полгода с того времени, когда мы могли также спокойно общаться и радоваться друг другу. Она похудела, слишком сильно.


- Ты нормально питаешься? - вырвалось у меня.


Яна смотрит на меня так, словно я предложила ей усыновить тюленя, а заодно выйти замуж за тыкву. Вздыхаю.


- Ничего умнее не придумала?


- Как-то в голову не пришло, - оправдываюсь.


- Ты как монашки из приюта. Несёшь какую-то ересь! - она улыбается, а парочки зубов-то не хватает.


- Яна, я волнуюсь. Мы полгода не виделись. Я жила нормально, пока в Ардор не попала. А ты?


- Говорю же, всё хорошо. Мне здесь нравится! Ты что, передумала к нам присоединяться?


Отрицательно мотаю головой. Передумаешь тут.


- А ты не хотела бы вернуться в приют?


- И всю жизнь носить рясу? Податься в храмовые служительницы? А может к кому пойти в прислугу записаться? Ещё чего! Я, наконец, узнала свободу! Тебе не понять, твой дядя ректор академии Ледяного Дракона!


- Не понять, да? Тогда почему я сижу здесь, а не в академии?


- Ненавидит, - утвердительно говорит Яна. - Вот козлина! Он тебя бил? Издевался? Что с тобой сделал этот...


Она долго думала, какое из ругательств подойдёт больше под описание моего дяди, но так ничего подходящего не нашла и обессилено махнула рукой.


- Идёт, - благоговейно шепнула подруга.


И я обернулась. К нашему столу возвращались Сэм и Дэн. Немного отставал от них молодой мужчина не старше тридцати лет с виду. В лисьей полушубке и штанах болотного цвета, заправленных в кирзовые сапоги. Он смерил меня ледяным взглядом хищных глаз. Его тонкие губы чуть изогнулись в усмешке. Нос с благородной горбинкой пересечён старым шрамом. Вот и их Король. Он сел напротив меня. Когда же отведёт свой ястребиный взгляд? Яна чуть ли не мурлычет и влюблено смотрит на этого мужчину. Понимаю, что пора представиться, но сказать что-то под этим взглядом не могу. Наберись храбрости, Дафна!


В ответ тоже смотрю ему в глаза и ахаю. Один глаз пылает огнём, второй - серый металл. Страж! Тогда, ему возможно гораздо больше тридцати, а может, и нет. Они примерно в этом возрасте и замирают, вплоть до двухсот лет не начинают стареть.


- Кто тут у нас? - Король решает первым прервать затянувшееся молчание.


- Это моя подружка. Она лекарь и ищет, куда бы пристроить свой талант! - опережает меня Яна.


- Лекарь? - прокуренный голос с хрипотцой. - И талантливый?


- Начинающий, - мой голос звучит испуганно.


Он что-то обдумывает.


- Позволишь проверить?


Киваю.


- Тогда можешь придти к нам завтра. Яна скажет, куда. Только, детка, не ори на всю корчму. А ты?


- Дафна, - подсказываю Королю.


- А ты, Дафна, знай, что если придёшь к нам, то у тебя только два пути.


- Я вас не понимаю.


- Либо ты присоединишься к нам, либо уйдёшь от нас, - он понизил голос, - в саване. Подумай. И возможно завтра мы не увидимся. Яна! Найди, где ты сможешь поговорить со своей знакомой и возвращайся.


- Как пожелаете, - пролепетала девушка.


Я предложила ей подняться ко мне в комнату. А сама подумала, что Яна говорила о том, что не хочет никому прислуживать. А Королю? Она даже не прислуживает, пресмыкается перед ним!


В комнате Яна рассказала мне, куда следует придти завтра и сказала, что я могу ни о чём не волноваться.


- Ты же способная, - утвердительно сообщила девушка. - У тебя есть все шансы. До завтра!


Ага, все шансы попасть в саван. Великая Луна, помоги мне выжить завтра! Я теперь уже не могу отступиться. Вот только их Король оказался Стражем. А Калеб и Каиль предполагали, что в "Пешках" нет ни одного мага.


Всю ночь я перечитываю учебник по лечебным растениям. Не думаю, если честно, что мне это поможет. Но учебник по истории мне не поможет на сто процентов!


Хм... А что я помню не из курса травологии? Мазь из пчелиных сот помогает при заживлении ран. Ромашка, мелисса и перечная мята успокаивают. Так, второе это опять травология. Какую проверку мне собирается устроить Король? Не разложит же он передо мной стандартный набор для оказания первой помощи? И не заставит глядеть на вскрытый кошачий труп, как это пару раз делал Лукас - не только спрашивая названия органов, но и чтобы я к ним прикасалась. Так сказать, наглядный пример. А на втором курсе, говорят, мы будем осматривать трупы человеческие. Меня передёргивает от одной только мысли об этом. Перед глазами сразу встаёт картинкой Лукас в длинном кожаном фартуке. На руках медицинские перчатки, и в этих самых перчатках он разворачивает человеческие кишки. И говорит что-нибудь такое: "Какая у них длина, Дафна, ты мне скажешь?". Ужас!


Первые лучи солнца неспешно заполнили комнату розоватым светом. А я брожу туда-сюда, не в силах заснуть. В голове обрывками вертятся воспоминания. Надо только о занятиях, связанных исключительно с будущей моей профессией, но чего только в моей голове нет! И салки с Яной и Глебом, в которых принимал участие даже Демон! Это когда было-то? И вечера за картами с Алисой и Каилем. Даже мой первый поцелуй! А он был с человеком, которого я вспоминать не хочу.


Король ждёт меня вечером. Он обещает быть за городом, хотя кто-то из его "Пешек" пойдёт на арену. Какое у меня будет задание? Как он будет меня проверять? В голове одни вопросы. А ещё мысли о Каиле. Второе уж точно не к месту! Встряхиваю непослушными волосами, прядки щекочут лицо и шею. И громко ухнув валюсь на кровать, вот теперь мне хочется спать. Но уже слишком поздно засыпать. Оглядываю комнату, совсем посветлело. По полу гуляют солнечные зайчики, рядом с ними, отражаясь от графина с водой, разрослась пухлая радуга. Щебечут птицы, вокруг порхают мотыльки. Весенний ветерок омывает моё загорелое тело. И я лечу навстречу скалам.


- Ай! - вскрикиваю, ударившись о пол.


Я что, заснула? Который час? Блин!


Я стала собираться второпях. Вытрясла всё из сумки на постель и решила, что понадобится мне совсем не всё. Я же потом смогу вернуться в корчму, да?


Книги брать не стала, нечего палиться библиотечными изданиями, на которых ещё и написана дата, не позднее которой я обязана их вернуть! Так в моей сумке остался моток бинта, перекись и несколько склянок с порошками: крапивой, листьями берёзы, полынью; а ещё жестяная баночка, наполненная тюленьим жиром, высушенный корень мандрагоры и ещё несколько различных ингредиентов. В конце концов, я собираюсь стать лекарем! И просто трусишка, которая была уверена, что обязательно во что-нибудь вляпается, и всё это ей понадобится. И ведь не ошиблась!


Я побоялась опоздать, а потому бежала через весь город к назначенному месту и теперь никак не могу отдышаться. В ушах гудит, сердце стучит, меня качает. Опираюсь рукой о широкий ствол дуба. Сначала успокоить дыхание, а потом предстать перед Королём. Он должен считать, что я ничего не боюсь и уверенна в своих действиях. Иначе меня ждёт саван.


Сглатываю, глубоко и медленно вдыхаю, выдыхаю. Я готова.


Делаю шаг и падаю на колени. Меня никто не видел? Я не готова. Ноги не слушаются. Прикладываю два пальца к шее под самым подбородком. Да сердце уже чечётку отбивает! А мне надо-то только предстать перед главарём "Пешек", справлюсь.


Встреча моя назначена в старом покосившемся доме. От черепицы на крыше почти ничего не осталось. Ставни отваливаются. Входная дверь не отстаёт, держится только на нижней петле. С опаской ступаю на прогнившую террасу. Эту шутка такая? Мне надо будет зайти внутрь? С трудом открываю тяжёлую дверь, она неохотно ползёт по грязному полу, оставляя полукруглую борозду. Внутри поднимается пыль. Я откашливаюсь и всматриваюсь в полутёмное помещение. На полу остались следы, но не от главной двери. Следую по ним и останавливаюсь перед спуском в подвал. Заглядываю в проём, как же там темно!


- Есть кто? - согласна, вопрос глупый.


В ответ раздаётся тишина. Но следы ведут только в подвал, из него - нет. Милосердная Луна. Хватаюсь одной рукой за шероховатые перила, второй опираюсь на холодный влажный камень. Медленно, осторожно спускаюсь вниз. Никого не видно. Там не видно совершенно ничего. Лишь одна часть подвала попадает под уличное освещение - это лестница. На последней ступени спотыкаюсь и с грохотом падаю на холодный пол, поднимая клубы залежавшейся пыли.


- Долго ты, - раздаётся голос Короля.


Щелчок пальцев. По четырём угла подвала загораются масляные лампы. Так его Сила в огне. Нет, мысленно поправляю себя - одна из Сил. Он же Страж. Водой он владеть не может, но что ещё есть в запасе у Короля? Он стоит у дальнего от лестницы угла. Рядом с ним ещё один мужчина, явно "Пешка".


- У меня были и другие дела сегодня, - нагло вру Королю.


- Э-э? - протягивает он, недовольный моими словами. - Есть что-то важнее?


- Нет. Иначе я была бы там, - и откуда столько храбрости понабрала?


Окончательно поднялась и отряхнулась. Смотрю в его разноцветные глаза, но не подхожу. Ощутив укол, замечаю, что схватилась за поручень.


- Что же, лекарь. Ты ведь лекарь?


Киваю.


- Тогда ты сможешь мне это доказать?


- Что ты хочешь, чтобы я сделала? Ведь лекари не маги. И если я стану просто рассказывать о различных мазях, жгутах и настойках, то мы ни к чему не придём!


- Верно, потому ты спасёшь его.


Король поднял правую руку и грациозным движением кисти указал на своего спутника. Я оглядела "Пешку", но не заметила на нём признаки какой-либо болезни.


- От чего?


- Ах, я почти забыл, - прошипел Король.


Он занёс левую руку над "Пешкой", в руке сверкнул нож. И лезвие его вошло в живот несчастного, но Король на этом не остановился. С ядовитой улыбкой он крутанул оружие и резанул вверх, до самого солнечного сплетения. Парень крякнул и осел на пол.


- Приступай, - скомандовал Король, слизывая кровь с лезвия ножа.


Я поняла, что вот-вот осяду вслед за несчастным. Однако вместо этого подошла к хрипящему телу, вокруг которого разрасталась лужица, и перевернула его. Механически поднимаю рубаху. Взгляд натыкается на вспоротый живот, порез глубокий, но внутренности не задеты. Открываю сумку и достаю баночку с жиром и кукурузный крахмал. Это помогает только при небольших порезах, но выбора у меня нет. Замешиваю их в единую вязкую субстанцию и пытаюсь заклеить разрез. Король присел на корточки рядом со мной и заинтересованно наблюдает. Достаю нитки и понимаю, что нет иглы.


- Его надо зашить, - сообщаю чужим голосом.


- Приступай.


- У меня нет иглы.


- И что же тогда?


- Я не смогу его спасти, - отвечаю честно. - Бинты ничего не дадут, пусть я его хоть как мумию замотаю.


- Тогда добей. Не хочу, чтоб парень мучился, - предлагает Король холодно.


Недоверчиво кошусь на Стража. Вот так взять и убить?


- Тебя что-то смущает? - его бровь приподнялась. - Я не стану скучать по нему.


Это-то понятно. А кто станет? Закусываю губу и начинаю молиться Луне. Только это не поможет.


- Можно ваш нож?


Протягиваю руку к Королю ладонью вверх. Он усмехается и отдаёт мне своё оружие. Какая холодная рука! Пальцы сжимают рукоятку слишком сильно, даже побелели. А иначе руки начнут дрожать. Медленный вдох. "Пешка" всё ещё болезненно хрипит. Куда ткнуть, чтоб не принести ему ещё больше мучений? Выбираю горло. Но мнусь.


- Может, здесь есть иглы?


- Этот дом нежилой. Здесь ничего нет.


Моргаю. Переворачиваю "Пешку" на живот и втыкаю нож между шейными позвонками. Хрип остановился. На смену ему пришли размеренные хлопки.


- Браво, лекарь! Ты принята.


И тут меня начинает рвать, долго, сильно, больно.


- Хех, я могу передумать. Ляжешь рядом, - Король встал и отошёл.


Он достал из кармана платок и теперь прижимает его к носу. Здесь меня и в "Пешки" не примут, и саван не встретит. Только крысы и насекомые. На негнущихся ногах поднимаюсь, опираюсь о холодную стену. Король довольно кивает и направляется к лестнице. Иду за ним.


***


- Дафна, как я рада! - Яна обнимает меня ничуть не слабее, чем обычно это делает Каиль.


Мне даже дышать тяжело. Я оглядываюсь по сторонам. И никак не могу вспомнить, как пришла сюда. Вроде, мы поднялись из подвала, а потом как-то сразу вошли в этот дом. Тёплый, освещённый каминным огнём. Его блики танцуют по картинам, висящим на кроваво-красных стенах. Король сидит в одном из кресел у камина. Стою на пороге.


- Приведи её в божеский вид, - отдаёт Король команду Яне.


И вот подруга ведёт меня в ванную комнату. Она сажает меня на деревянный табурет посреди комнаты, отделанной плиткой. Я уставилась на слив в полу, а Яна взяла в руки изогнутый нож.


- Ты только сильно не шевелись, - просит девушка.


Раз, два, три - я считаю каждый проход оружия по своей голове.


- Готово! - радостно пищит Яна. - Теперь можно и помыться.


Она задвигает засов и скидывает свою одежду. Я встаю с табурета и смотрю под ноги. Мои волосы устлали холодный пол маленькими шоколадными колечками. Раздеваюсь и встаю рядом с Яной под прохладные струи желтоватой воды. Капли громко бьются о пол, закручиваются в воронку у слива. Уносят с собой воспоминания о хрипе умирающего и безразличном лице Короля.


После душа я одеваюсь и встаю перед зеркалом. Под глазами мешки. Спутанные мокрые волосы закрывают правую половину лица. На левой стороне головы осталась пара царапин. Пальцами провожу по ним. Яна извиняется.


- Что я наделала? - по щекам текут слёзы.


- А что ты сделала? - Яна тут как тут.


- Я убила человека.


- И что? - лишь пожимает плечами.


Я смотрю на Яну. Она стоит передо мной в кожаных брюках и лёгкой блузе. Плоский живот в несколько слоёв перемотан хлопковой лентой. Она выше меня сантиметров на пятнадцать, но младше на месяц. И ей нет никакого дела до убийства. Яна считает это нормальным, понимаю я. И от этого мне становится очень холодно, что-то внутри сжимается.


- Идём уже, - Яна выталкивает меня из ванны. - Отпразднуем!


- Что отпразднуем?


- Прибытие нового члена нашей семьи, - отвечает Дэн и поднимает кружку пива в знак приветствия.


- Поздравляем! - к нему подключается Сэм.


Остальные, неизвестные мне мужчины, юноши и женщины тоже поднимают свои кружки. Яна присоединяется к ним. Король наливает тёмного пива и отдаёт мне кружку. Беру обеими руками.


- Пей, - слышу его низкий голос.


Подношу кружку к губам, но не делаю ни единого глотка.


- Я не пью, - говорю совсем тихо и протягиваю кружку назад.


Тишина волной накрывает помещение. Король забирает напиток и начинает смеяться.


- Лекарь не может быть пьян! - твёрдо заявляет он. - Это правильно. Твои способности понадобятся нам и очень скоро. Так что отдыхай, пока есть время.


- Тогда я хочу спать, - выдаю и сама удивляюсь.


- Яна! Проводи свою подругу. Отныне живёте вместе.


Девушка недовольно прекращает лакать своё пиво и ведёт меня на последний, третий этаж дома. Снизу доносятся весёлые голоса, наверху только голуби.


- Спать будешь здесь.


Яна указывает мне на комнатку, больше похожую на чулан. В ней прямо на полу лежит рваный матрац, рядом горой какие-то вещи. На подоконнике множество окурков. Она ещё и курит? Нет, сейчас не время ругать Яну за такое. Кошусь на старую подругу, не уверенная в том, что смогу называть её так в будущем. Сглатываю. О чём ты, Дафна, думаешь? Ты расскажешь Яне о другой жизни, убедишь её, что та другая жизнь во много раз лучше и привлекательнее! И Яна согласится, обязательно.


- Что-то ещё хочешь? - она мнётся под моим взглядом.


- Да. Я хочу забрать свои вещи из "Кошки". Думаю, мне следует пойти туда, а потом вернуться и лечь спать.


- Нет, не стоит, - Яна отрицательно машет рукой. - Те вещи из прошлой жизни. Если ты не против, я пойду к ребятам?


- Конечно.


Я отпускаю подругу и остаюсь в комнате совсем одна. Закрываю дверь, но та спешит открыться. Рыскаю глазами в поисках какой-нибудь ненужной тряпицы. Такая лежит под косяком. Придерживаю сложенную тряпочку в проёме и закрываю непослушную дверь. Теперь не откроется!


Забираюсь на плоский матрац и сворачиваюсь в позу эмбриона, обнимаю колени. Я убила человека, а Яне всё равно!


Утро приходит неспешно. Просыпаюсь на полу, рядом с матрацем. Его весь заняла Яна. Я прислушиваюсь. Из других комнат доносится храп, сопение, но никаких признаков бодрствующих. Не думаю, что хочу выходить. Подожду, пока девушка проснётся. В голове более ясно проносится вчерашний день. Теперь я вспоминаю, как шла на шаг отставая от Короля. Он не оглянулся ни разу. Уверен, что я иду следом? Нет, думаю, ему было плевать на меня.


В коридоре кто-то прохаживается. Половицы скрипят всё ближе к нашей комнате. Прекратили. Вижу тени от ног в проёме под дверью и сжимаюсь в испуге. Дверь дёргается, но не открывается. Что? Оглядываю её, оказывается. Яна закрыла дверь на крючок, когда пришла. К нам никто не попадёт.


- Кто там ломится? - заспанный голос Яны.


Шуршит одеяло, и из-под него показывается её голова.


- А ты чего не спишь? - хрипло интересуется подруга.


- Так места нет, - натянуто улыбаюсь.


- Пнула бы - делов-то.


Яна отодвигается, освобождая для меня часть матраца. Ложусь рядом, и девушка накрывает нас одеялом. Некто за дверью уходит. Яна засыпает, и я решаю последовать её примеру. Рано ещё вставать. Хотя, я бы и вовсе никогда больше не вставала и не выходила из этой комнаты!


Через несколько часов нас будит стук в дверь. Да такой сильный, что наша защита рискует свалиться с петель и погрести нас под собой. Яна злобно рычит и шипит. Мы одеваемся, и девушка открывает дверь. За ней стоит какой-то "Пешка".


- На вас омлет готовить? - интересуется он, не обращая внимания на поток ругани в свой адрес.


Я киваю. Надо же, и здесь можно встретить человеческое отношение.


Мы спускаемся на первый этаж. По пути я узнаю, что юношу зовут Фадей. И что он обожает Короля ничуть не меньше Яны. Ведь, по словам Фадея, Король достал его из канавы и взял к себе. Накормил и одел. А вместе с тем ещё и дал новую жизнь! На кухне мы втроём, и я решаюсь задать юноше несколько вопросов.


- И всех здесь Король спас?


- Нет. Кто-то пришёл к нам сам, как ты. Зачем пришла-то?


- Яна говорит, что вы стали ей новой семьёй. Я тоже всегда хотела семью.


- Понимаю. Меня продавали с самого детства. Я уже и не помню, когда в первый раз, - неожиданно признаётся Фадей. - А Король это прекратил.


- Но вы называетесь "Пешки". Нет в этом ничего странного? Вы так же служите ему, как могли бы служить кому-то другому.


- Не "вы", а "мы", - поправляет Яна. - Мы здесь все сами хотим этого. Быть с Королём.


- И вы готовы за Короля умереть?


Они синхронно кивают.


- И убить? - в горле пересохло.


Синхронно кивают.


- Ты скоро вольёшься, - обнадёживает Яна.


Я не уверена. Скорее, наоборот. Завтрак доедаем молча. Потом Яна сообщает, что ей надо куда-то сходить, но куда не говорит. А Фадей предлагает мне всё здесь показать и рассказать. И пока юноша рассказывает мне где чья комната, заодно мы делимся друг с другом рассказами о себе самих. Так я узнаю, что ему девятнадцать. И он в "Пешках" уже три года. Что после него и до Яны приходило ещё двое, но оба они умерли.


- Но ты способная, - успокаивает Фадей.


Где-то я это уже слышала.


- А если не способная, то что?


- Ну, - юноша задумался. - Тогда мы это узнаем.


Не очень обнадёживает.


К часу дня просыпается весь дом, постепенно наполняясь шумом. В единственной ванной комнате шумит вода, на кухне шипит масло и бекон. И отовсюду доносится топот ног. Я сижу в комнате, закрывшись на крючок.


Трижды раздаётся лёгкий стук о дерево.


- Кто там?


Я не слышала, чтобы кто-то подходил, а потому догадаться не сложно. Бесшумно ходят Стражи. И я отворяю дверь Королю. В руках мужчина держит какой-то мешок. Он переворачивает его, не переступая через порог. На пол грохаются мои учебники, их накрывает одежда. Последним падает нижнее бельё. По телу разбегается жар, особенно он силён на щеках.


- Твоё барахло?


- Спасибо, - шепчу сиплым голосом.


- Всегда пожалуйста, Дафна Агнус, - произносит он, делая акцент на моей фамилии.


- Откуда?


- Из карточек в твоих учебниках. Поговорить надо.


Замираю, а Страж заходит в комнату. Он перешагивает маленькую кучку и накрывает её мешком. Закрывает дверь. Крючок со стуком опускается в петельку.


- Наедине, - зачем-то уточняет Король.


13

Король велел мне сесть, сказал, что разговор обещает быть долгим. Теперь сижу на матраце, подобрав под себя ноги. Мужчина стоит во весь рост, впившись в меня взглядом хищных глаз. Он уже не менее получаса допрашивает меня о родстве с ректором. И мне надоело объяснять, что в книгу семьи я не вписана. И почему мне позволено носить эту фамилию, я и сама не понимаю. Короля мои ответы не устраивают, вижу это по тому, как он меняется в лице, недовольно кривится и щурится. Слышу по недовольному, злому голосу.


Король достаёт из кармана брюк сигарету и зажигает щелчком пальца. Он стоит и дымит, а меня не покидает ощущение, что сигарета будет потушена о меня.


- Слышала ли ты о группе "Алая лилия"?


- Нет, - отвечаю честно.


- В своё время они стоили очень дорого и выполняли сложные заказы. А потом вдруг исчезли. Почти шестнадцать лет назад.


- Не удивительно, что я о них не слышала. Мне пятнадцать.


- Да.


Его взгляд пронизывает до костей, а этот низкий грубый голос! Король выпускает последнюю струю дыма между зажатых губ и тушит сигарету о подоконник, оставляя окурок лежать.


- Группа "Алая лилия" - наша цель. Я рассказываю тебе об этом, потому что ты уже никуда не уйдёшь. И если попробуешь нас предать, умрёшь.


- Я пока не понимаю, почему должна вас предать?


- А ты и не должна, если жизнь дорога, - усмехается Король. - В этой группе был лекарь Вардо, Николас Дюнсте, Дэми Лонг и близнецы Агнус.


Меня передёргивает.


- Вардо и Николаса мы устранили. Лейла Агнус умерла сама. Дэми Лонг скоро прибудет в Ардор и тоже умрёт. Угадай, кто остался?


- Лукас Агнус? - отвечаю дрожащим голосом.


- Умница, - отвечает Король, он нависает надо мной. - С Лонгом мы справимся сами. С Агнусом нам поможешь ты.


- Но я действительно никто для него! - почти кричу.


- Вот и проверим.


- Вы можете пригрозить убить меня перед Лукасом, но это будет куда бессмысленнее смерти того... в подвале... когда вы.


- Я? Я никого не убивал. Должен признать, ты меня повеселила, лекарь, - он неприятно улыбнулся.


- Вам его совсем не жаль?


- Нисколько, - отрезал Король. - Он был паршивой овцой и заслуживал смерти.


- А если бы я его спасла?


- Тебя это интересует? - Страж хмыкнул. - А собственная судьба тебя не интересует?


- Интересует, - призналась честно.


- Тогда слушай внимательно и слушайся. А если ты меня ослушаешься, умрёшь. Или тебя следует запугать чем-то другим? - он развернулся к выходу из комнаты. - И ещё кое-что, как преподаватели отпустили тебя посреди учебного года?


- Я бросила обучение академии.


- Врёшь!


Повторяю сказанное, но уже менее уверенным и более надломленным голосом. Король вновь обвинил меня во лжи. Повторила ещё раз. Мужчина схватил меня за ворот и поставил на ноги. На удивление вежливо и спокойно попросил повторить ещё раз. Хищные глаза пожирали меня.


- Я бросила обучение в академии, - говорю дрожа и голосом и телом.


- Достаточно. Теперь правду.


- Но это правда, - почти плачу.


Он встряхивает меня, и в голову приходит спасительная мысль.


- Только они ещё не знают!


- Как это? - в глазах Короля проснулся интерес.


- Меня отстранили на месяц, за непослушание. Я стащила с библиотеки эти учебники, - дрожащей рукой показываю на книги, валяющиеся на полу. - Только возвращаться в академию не собираюсь. Это правда.


Страж заносит руку, и я сжимаюсь, жмурюсь. Удара не следует. Расслабляюсь и смотрю на Короля. Он чему-то улыбается.


- Хорошо, что не знают. Потому что ты вернёшься. И приведёшь мне Лукаса. И тогда я смогу назвать тебя моей "Пешкой". Ты ведь хочешь этого? Да, быть со своей подругой. Ты из академии Ледяного Дракона, а значит, у тебя есть способности к Силе. Какая она?


- Вода, - решаю, что дальше буду по возможности честной.


- Хорошо, - протягивает Король. - Ты никто для Лукаса. А он для тебя?


- Он тот, кто издевался надо мной всю мою жизнь. Избивал меня и говорил, что ненавидит, желал смерти. Как вы думаете?


После такого ответа любой должен решить, что и я пожелаю смерти дяде. И Король удовлетворённо кивает, не развивая эту тему.


- А Яна?


- Она моя семья.


- Тогда ты не хочешь, чтобы твоя семья погибла? - хищные глаза сузились, а на губах играет тень улыбки.


Он смотрит на меня, но не ждёт ответа.


- Очень хорошо, - говорит Король. - Ты сможешь стать одной из нас.


- Я разве ещё не "Пешка"? - провожу рукой по обритой части головы.


Король ухмыляется, но не отвечает. И уходит, оставив меня наедине со смешавшимися мыслями. Я падаю обратно на матрац и больно ударяюсь. Какой же он тонкий. Как на свитере спать.


***


- Яна, - вечером я беседую с подругой. - Чем тебе так нравится Король?


- Как это? - девушка фыркает. - Он же такой! В нём всё замечательное! - и видя, что я непонимающе мотаю головой, разъясняет. - Он сильный, умный, беспокоится о нас. Король борется со Злом! Он не боится пойти против правил этого мира.


- Мы говорим об одном и том же Страже? Яна, не знаю в курсе ли ты, но по его вине вчера умер один из "Пешек".


- О чём ты?


- Он вчера мне задание дал, чтобы я спасла его спутника. Ну, Король пришёл на встречу с кем-то ещё из "Пешек". И знаешь что? Он вспорол своему спутнику живот.


- Ты не смогла его спасти? - грустно спрашивает Яна.


- У меня не было иглы с собой, чтобы зашить рану, - я сглатываю, вспоминая хрипевшее тело и вязкую лужицу крови. - А без этого, он бы потерял слишком много крови. Я его добила. И знаешь, что мне сказал на это твой Король? Что умерший был паршивой овцой и заслужил смерть!


- Значит, так оно и было, - уверенно кивает Яна. - И моим заданием было убить человека. Я тоже сначала сопротивлялась и боялась, Дафна. А со временем я поняла, что это был правильный поступок!


- Как убийство человека может быть правильным поступком! - выкрикиваю я и в ужасе оборачиваюсь.


Мы единственные, кто сидит в комнате с камином, но вдруг нас кто услышал? В ответ на мой крик лишь потрескивают поленья, разнося по тёмной комнате берёзовый аромат. Я в страхе смотрю на Яну, а моя подруга начинает хихикать и вот уже заходится звонким смехом. В глазах её блестят выступившие слезинки, которые девушка стирает согнутыми указательными пальцами.


- Умора! - выдаёт Яна. - Я начинаю понимать, почему ты бросила академию! Дафна, там же тоже учат убивать! Вас всех готовили в наёмников. Даже лекарей. Разве нет?


Обессилено моргаю. Мне нечего ответить, ведь она права. Даже у лекарей, но лишь на последнем курсе, проходят занятия под руководством Георга - ведение боя. Я вздыхаю и прижимаю к груди пропахшую сигаретным дымом и пылью диванную подушку. Яна разлеглась на ковре и протянула руки к огню. Я поглубже заползла на кресло и подтянула ноги под себя.


- Меня, прежде всего, учили спасать, - не выдерживаю я тишины.


- И это здорово, - со стороны входной двери раздаётся голос с хрипотцой, - потому что один ублюдок ранил меня.


Мы обе оглядываемся на голос. К нам идёт Король. Он подходит к моему креслу и долго пристально смотрит, а затем опускается на соседнее, и начинает закатывать рукав на правой руке.


В полумраке осматриваю сочащуюся рану. Ох, у меня нет иглы, придётся умертвить Короля. Он начинает громко смеяться и я понимаю, что сказала это вслух. Прижимаю подушку сильнее и утыкаюсь в неё лицом.


- Прячешься? - забавляется Король. - Яна, тащи сюда аптечку!


Подруга вскакивает с ковра и скрывается на кухне. Чем-то там громко гремит и стучит полками. Я откладываю подушку и наклоняюсь к Стражу. Беру его руку в свою и поворачиваю, чтобы попадал свет от огня. Резная рана, довольно узкая и поверхностная. Яна возвращается с коробочкой медикаментов. Она также протягивает мне набор различных игл для швей и нитки.


- Какая тебе нужна? - интересуется Яна.


- Никакая. Неси мою сумку. И притащи алкоголь, но не пиво.


Король с интересом наблюдает за тем, как я вскрываю бутыль с водкой. Поливаю его рану, он не вздрагивает, но сжимает пальцы в кулак. Когда рана промыта, протираю вокруг неё кусочком бинта, чтобы высушить. Наконец растираю в руках тюлений жир и кукурузный крахмал, смазываю порез.


- Скоро заживёт.


- И никакой магии? Вода хороша в лечении, - спокойно отзывается Король.


- Я и первый курс не окончила. Понятия не имею, как пользоваться собственной Силой.


Он недовольно хмыкает и смотрит на свою руку.


- Не хочешь перемотать?


- Нет нужды.


Хочу спросить Короля о группе "Алая лилия", но вместо этого только смотрю в хищные разноцветные глаза. И эти глаза в ответ смотрят прямо на меня. Он упрямо ждёт, когда я решусь заговорить. Яна вновь разлеглась на полу и глядит в огонь. Король вздыхает и собирается уже сам заговорить, как откуда-то со второго этаже доносится рыгание и дружный гогот. Страж отворачивается лицом к камину. На его лице танцуют огненные блики.


- Кто дал вам заказ на "Алую лилию"? - решаюсь я, заведомо зная ответ.


Однако от Короля ответа не последовало. Он даже не соизволил ко мне повернуться. Яна приподнялась на локтях, поглядывая то на меня, то на главаря "Пешек".


- Я знаю, что вам заказали лекаря Вардо. А вы сами сказали, что он один из группы "Алая лилия"!


- И теперь ты решила, что имеешь право кричать на меня? - раздался голос Короля, не выражавший никаких эмоций.


Я сжалась в кресле и вновь схватилась за подушку. Мужчина обернулся. Он поставил локоть на подлокотник и положил подбородок на согнутую кисть. Впился в меня изучающим взглядом.


- Что ты хочешь услышать?


- Хочу услышать чем "Пешки" отличаются от "Алой лилии".


Периодически кошусь в сторону Яны, надеясь, что она начнёт понимать: "Пешки" - обычные наёмники, а не борцы со вселенским злом!


- Группа "Алая лилия" нападала в своё время на беззащитных и неповинных, на женщин и детей, в том числе. Мы - мстители, - отрезает Король, его взгляд скользит от меня к камину.


- Вы не можете утверждать этого с такой уверенностью. Прошло шестнадцать лет с тех пор, как "Алая лилия" распалась! Я более чем уверена, что они выполняли задания, за которые им платили, как и "Пешки"! И больше чем уверена, что вы тоже убивали и убиваете невинных!


- Ты всё же решила, что имеешь право на меня кричать, - хмыкает Король. - А когда успокоишься, я, быть может, поболтаю с тобой о различии "Пешек" и других группировок. И первое различие готов сказать уже сейчас: мы не наёмники.


- Но вас наняли! - весь страх растеряла.


- И с чего же ты это взяла?


По губам Стража скользнула едва заметная улыбка, или это блики огня?


Со второго этажа вновь донёсся громкий смех и чей-то недовольный выкрик. Раздался скрип половиц на лестнице. Мимо нас на улицу прошмыгнул Фадей, хлопнув дверью. Мимо комнаты с камином в кухню повалили "Пешки". Яна села и скрестила ноги. Король продолжал смотреть в камин. Его вопрос повис в воздухе.


И я понятия не имею, что ему отвечать.


Шипит масло. Стучит по доске нож. До меня долетает запах овощей, и живот издаёт протяжное "ур-р-рк". Я утыкаюсь носом в подушку. Королю не нужен ответ на заданный вопрос. И он спокойно посылает Яну за сигаретами, а когда девушка их приносит, уходит на улицу.


- Ты чего творишь? - тихо шипит на меня подруга.


- Я не знаю. Это как-то само вырвалось.


- Само? Зачем ты пришла к нам, если не хочешь быть с нами?


- Я хочу...


Прикусываю самой себе язык, чтобы не произнести: "забрать тебя".


- Тогда не говори такого, никогда! Ты ничего не понимаешь. Король хороший! - уверяет Яна.


- Он собирается убить Лукаса.


- И правильно! - твёрдо припечатывает Яна.


Я немо открываю и закрываю рот. Яна продолжает:


- Пусть ответит за издевательства над тобой и над другими! Неужели ты не хочешь отомстить?


Нет, не хочу. Я молчу и поджимаю губы. Как Яна не понимает, что всё это не правильно, а они вовсе не доблестные мстители!


- Я думала, мы вновь станем подругами! - выдаёт девушка обиженно и встряхивает спутавшейся косой.


Из оставшихся сил сжимаю подушку. Смотрю на свою мнимую защиту и начинаю смеяться. Неужто так соскучилась по "обнимашкам"?


Когда собираюсь ко сну, Яна говорит мне запереться, потому что она будет ночевать в другом месте. Я не спрашиваю, куда она отправляется, а послушно втыкаю крючок в петельку. Только заснуть у меня не получается. Уж лучше бы Лукас избил меня на кладбище да проломил бы мной чью-нибудь плиту! Я б тогда здесь не оказалась и жила припеваючи. Каиль, конечно, злился бы и пыхтел. Но всё лучше, чем ляпнуть при Короле, что я знаю - их наняли! И чуть не назвала нанимателя!


С утра встречаюсь с Яной на кухне. Она счастливая, не выспавшаяся и с едва заметным следом от поцелуя на тонкой шее. Яна уходит с большей частью "Пешек", включая Короля. И я остаюсь в доме наедине с Фадеем. Мы вместе чистим картошку, чтобы запечь её с притащенным кем-то фазаном.


- А ты почему не пошёл с остальными?


- Приглядываю за тобой, - спокойно выдаёт юноша.


- Зачем?


- Король так сказал, что нельзя новенькую одну оставлять. И с собой брать тоже нельзя.


- А ты бы хотел пойти с остальными?


- Нет, - отвечает Фадей. - Ты вчера на Короля накричала? Я слышал, курил под окном.


Я отчего-то краснею и утвердительно киваю. Фадей присвистнул, будто не сам слышал, а ему рассказали.


- Не делай так больше. Против него нельзя выступать. Из "Пешек" только один выход, - серьёзно предупреждает меня юноша. - Мне тоже не нравится, когда он вдруг приходит и сообщает, что надо кого-то убить. Но если подумать, то откуда у нас этот дом и еда?


Он покрутил ножом в своей руке и вернулся к чистке картофеля.


- А что тебе здесь нравится?


- "Пешки", - Фадей улыбается. - Они и тебе понравятся, только научись держать язык за зубами. А-то у вас девушек, это поголовная проблема!


- Неправда, - обижаюсь. - Мне только не совсем понятно, как тут всё устроено. Я хочу разобраться, а не злить Короля. Но у кого всё узнать?


- А что ты хочешь узнать? Спроси меня. Я не разозлюсь, обещаю.


- И часто "Пешек" нанимают? Ты убивал? За что? Почему Король выслеживает "Алую лилию", если она распалась шестнадцать лет назад!


- Воу! По порядку, - смеётся.


Смущённо улыбаюсь в ответ. С картошкой покончено. Пора освежевать птицу. Я наблюдаю за тем, как Фадей ловко разделывает тушку, и выслушиваю лекцию о "Пешках".


Юноша рассказывает, что Король тщательно выбирает приходящие заказы и всегда лично встречается с заказчиками. Он подходит к делу с ювелирной точностью, узнавая все возможные факты, прежде чем согласиться либо ответить отказом. Фадей признаётся, что сам убивал дважды. И первый раз он не понял, для чего было надо убивать бедолагу. Его жертвой стал пьяный докер, на которого указал Король. Второй раз Фадей перерезал глотку девушке, бросившейся на него с вилами и пытавшейся защитить своего товарища. На товарища и выдали заказ. И Фадей множество раз видел, как убивали другие. Про "Алую лилию" юноша сумел рассказать немногое. Он только сообщил, что Король с неохотой начал собирать информацию, но прочитав какой-то документ, бросил на выполнение данного заказа все силы. Видимо, его что-то задело в данных об этой группе.


Я так поняла, что к "Алой лилии" Король неровно дышит уже давно, но, вероятней всего, просто не знал, что именно их и искал. Но зачем он их искал? Ясное дело - убить. А почему убить?


"Пешки" вернулись к ночи. Король подозвал меня, залатать раны двоих своих подопечных.


Яна вновь куда-то сбегает, а я закрываюсь в комнате. Заворачиваюсь в одеяло и стараюсь не слушать гам, доносящийся из соседней комнаты. Там спорят Дэн и Сэм, спорят громко и бессмысленно. Не выдерживаю и бью кулаком в стену. В ответ лишь смех, да продолжение гама. Я готова стонать от досады.


"Тук-тук-тук" - доносится в мою дверь.


- Кто?


- Открывай, - доносится из коридора голос Короля.


Сглатываю и подхожу к двери. Крючок ползёт из петельки, и не успеваю я отойти, как дверь распахивается в комнату. Король пьян. Он стоит слегка пошатываясь и хищно осматривает меня.


- Мой милый лекарь, - нежно протягивает Страж.


Он вваливается в комнату и падает, подминая меня.


- Такая дерзкая и бессовестная. Редко встретишь такую девушку, - шепчет в мою шею, обдавая запахами водки и ужина. - Как тебя заставить мне всё о себе рассказать? Мы здесь одна семья, - он водит огрубевшими руками по моей одежде. - Приласкать? Или быть грубым?


Король хватает меня за подбородок и сжимает пальцы, впиваясь ногтями в кожу. Я жмурюсь и не замечаю, как следом за Королём вошёл кто-то ещё. Гулкий шлепок раздаётся совсем рядом, и голова Короля падает, а следом обмякает и сам Страж. Я открываю глаза и вижу Фадея, в руках у юноши мой учебник по истории под авторством Ламберта Заречного. Юноша перекатывает Короля и помогает мне подняться.


- Тебе придётся ночевать в другом месте. Он может скоро придти в себя.


- Он же меня убьёт!


- Не волнуйся. Решит, что перепил. Может и не вспомнит, зачем сюда приходил.


- А боль в голове ему ни о чём не напомнит? - смотрю на Фадея исподлобья.


- Тогда давай я его выволоку. Решит, что ударился о стул. Только положим его на спину, - Фадей насупил брови в ответ.


- Это нормально? - интересуюсь я, вглядываясь, как юноша взял пьяного главаря под плечи и поволок в коридор.


- Нормально, нормально. Ты только запрись. Сегодня многие выпили, а ты, - он смущается, а голос тухнет, - очень красивая и необычная.


Послушно киваю и решаю, что не открою, даже если ломиться начнёт Яна. Не сегодня, подруга.


Перед сном гляжусь в грязное зеркальце, висящее на стене. Необычная, это верно - смуглая кожа, очень низкий рост для моего возраста. Но вот красавицей я себя не назову. Особенно теперь, когда половина головы сверкает лысиной.


***


Просыпаюсь очень рано и сразу покидаю комнату, чтобы отправиться в душ. Я и забыла, что Короля оставили на полу. И с удивлением отмечаю, что никто не удосужился помочь Стражу. Я тоже не собираюсь, а потому перешагиваю через храпящее тело и быстро спускаюсь на первый этаж. Как же хорошо проснуться раньше всех! Моюсь под едва тёплой водой, а в утренний поток бессвязных мыслей вплетается вопрос: если Король всю ночь провёл под дверью моей комнаты, то к кому уже вторую ночь уходит Яна?


Решаю, что обязательно расспрошу её об этом и возвращаюсь на второй этаж. Короля в коридоре не вижу. Видать, проснулся и уполз. Подхожу к комнате и открываю дверь. Страж устроился на моём матраце и спит. И как это понимать? Ему лень спускаться к себе на второй этаж? С трудом перебарываю желание растолкать Короля и выгнать. "Против него нельзя выступать", - сказал мне Фадей, немногим позже огревший Стража книгой по макушке.


Какие всё-таки странные отношения внутри "Пешек".


***


Первым из "Пешек" просыпается Король. Он спускается на кухню и, не обратив на меня внимания, водружает на плиту турку со свежемолотым кофе. Сижу на высокой табуретке, пригубив чай, и наблюдаю за заспанным Стражем. Король открывает высокий шкаф и достаёт из него плитку шоколада. Натирает прямо в турку, вдогонку засыпает по щепотки соли и сахара. И сразу в кухне становится шумно, от открываемых и сразу же закрываемых шкафчиков. Я наслаждаюсь горячим чаем и прислушиваюсь к ещё спящему дому. Где-то что-то поскрипывает, откуда-то доносится храп. Бьются оконные ставни, свистит загулявший сквозняк. На меня уставились два разноцветных хищных глаза.


Давлюсь напитком и от неожиданности сплёвываю его.


- Ой! - выкрикиваю слишком громко.


Король скрипнул зубами и плотно сжал губы, а его бежевый свитер широкой вязки приобрёл несколько коричневых пятен.


- Я всё отстираю!


Мужчина оттягивает низ свитера и разглядывает новообразовавшийся рисунок. Поднимает взгляд на меня. Молчит. Рассматривает как диковинку.


- Редкая девушка, - протягивает иронично.


И я покрываюсь румянцем.


- Прекрати ты уже пялиться на мой свитер. Тем более что сегодня тебя ожидает нечто куда интереснее. Первое задание!


- И кого я должна убить? - вопрошаю с опаской.


Он скалится в улыбке и возвращается к приготовлению пряного кофе. Повисает молчание. Я наблюдаю за тем, как Король переливает напиток в высокую чашку, нарезает белый хлеб и пахучий сыр, раскладывает на шесть бутербродов и ставит их между нами, предлагая мне присоединиться к завтраку. Не отказываюсь и сразу же цепляюсь за первый попавшийся бутерброд. Теперь наблюдает Король. Он отпивает немного кофе.


- Никого, - наконец, отвечает мужчина. - Ты и я пойдём сегодня на городскую ярмарку в честь окончания войны. Там проследим за нужным мне человеком.


- Только проследим? - спрашиваю с набитым ртом.


Он хватает один из бутербродов и кивает рукой с ним.


Когда с завтраком покончено, Король говорит мне собираться. И мы покидаем дом, пока все "Пешки" ещё спят.


На мне длинный плащ и берет. Волосы зачёсаны так, что никто и не заметит сбритой половины головы. Король одет как при первой нашей встрече. Он широкими шагами ступает по брусчатке, а я стараюсь не отставать.


- Покажешь себя хорошо, признаю одной из своих "Пешек", - сообщает Король.


На главной площади города разрослись палатки, над дорожками развешаны разноцветные флажки. Фонтан давно не работает, но и его украсили блестящими гирляндами. И уже появляется народ. Я засматриваюсь на выросшую посреди площади сцену, вокруг неё бродят ряженые из какой-то актёрской труппы и зазывают к вечеру народ, рекламируя своё представление.


- И что мы будем делать теперь?


Король осматривается по сторонам.


- Идём в "Лунный отблеск".


14

За столиком возле окна Страж смотрит исключительно на лестницу, ведущую на второй этаж. Я попиваю горячий шоколад и пытаюсь придумать, о чём бы таком расспросить Короля, раз уж нам предстоит провести так почти весь день.


- Вы всё говорите, что я не "Пешка", и что ещё ей не стала, но зуд в левой части головы говорит мне обратное.


- Чешется? - усмехается Страж, продолжая наблюдать за лестницей. - Я ведь тоже думал, что смогу назвать тебя своей "Пешкой", а всё обернулось иначе.


- Это почему же?


- Ты - Агнус. Я этого не знал. Хотя догадаться было не сложно, но что, если это загар, а не естественный оттенок твоей кожи?


Рассматриваю собственные руки. Да, темнее, чем у большинства в северной части материка. Но мало ли, откуда меня занесло? Да и лето я могла провести на юге, под лучами палящего солнца. Говорят, дни там круглый год идут по двенадцать часов, никогда не становясь короче.


- О чём замечталась?


- Я никогда не была на юге материка. Но это не важно! Вы сказали, что я не "Пешка", а ещё мне предстоит вернуться в академию Ледяного Дракона. И если я, как я уже сказала не "Пешка", то как мне возвращаться туда наполовину обритой?


- И верно. Так ты себя сразу выдашь. Лишим тебя всех волос, - его глаза впервые смотрят на меня, а не в сторону лестницы.


- Налысо? - уточняю опасливо.


- Нет. Отрастим тебе новые, - без тени улыбки отвечает Король.


Недоверчиво уставилась на мужчину, он выдерживает мой взгляд.


- Алхимия, юный лекарь, творит чудеса.


- Не стану! - кричу на всю корчму и краснею. - Простите, - перехожу на шёпот, - но я не стану пользоваться ничем, связанным с алхимией. И вы, как Страж, должны меня в этом понять.


- Это с чего вдруг? - его бровь в удивлении приподнялась.


- Они издеваются над Силой. Алхимики...


- Алхимики знают, что делают, - перебивает Король. - За ними будущее. Что можешь ты со своей Силой? Залечить порез, полить растение. Что ещё? Я могу разжечь костёр. Не скрою, холодными вечерами помогает. Но можешь ли ты переместиться из одного места в другое? Ты когда-либо видела портал? - он говорит с энтузиазмом юного мальчишки, начитавшегося книг о пиратах и мечтающего стать одним из них. - Подчиняла элементаля?


- А вы подчиняли?


- Нет. Но порталами путешествовал, - он фыркает. - Алхимики способны на многое. В их власти куда больше Силы, чем в твоей. И даже в моей.


- А Чёрный дракон? Вы не думаете, что он сильнее?


- Чёрный дракон, - Страж задумался. - Это очень странное создание. Я бы назвал его проклятым, за демоническое происхождение всех Стражей. Но если алхимик может поймать элементаля, то почему не заключить демона?


Я лишь пожала плечами. Не думаю, что какой-либо ещё Страж поддержит подобное начинание. А мы всё сидим и сидим. И когда мой шоколад заканчивается в третий раз, Король встаёт из-за стола. Он командует подниматься и мне. Мы выходим. Не знаю, кого он там углядел, но мужчина идёт уверенным шагом, даже не оглядываясь на меня. Я тороплюсь следом.


Мы какое-то время бродим среди общей толпы, иногда останавливаемся, будто что-то выбираем у прилавков, но вновь идём дальше.


- Да твою ж мать! - заявляет Король раздосадованно.


Прослеживаю его взгляд и вижу богато украшенную механическую карету. Она неспешно покидает центральную площадь. Хочется узнать, за кем мы хоть следили-то, но я не успеваю задать вопроса. Лишь приоткрываю рот, как Страж резко разворачивается ко мне, и слова застревают в горле. Он упрямо смотрит на меня таким взглядом, словно это я виновата, что слежка провалилась. Откашливаюсь. Его взгляд приобретает хищный оттенок.


- Идём на пристань, раз уж работа не вышла, хотя бы отдохнём.


"А мы не отдыхали всё это время?" - хочу спросить я, но лишь качаю головой. Я то уж точно отдыхала. Даже не знаю, кого высматривали.


Замечаю, что и другие люди и Стражи толпами, парочками и поодиночке собираются у пристани. Перед пристанью, на воде стоят три лодки. На них какие-то ракеты. Король пробирается ближе к берегу, и теперь я ничего не вижу, помимо спин зрителей, стоящих впереди меня.


Король усмехается, ему всё видно! И когда я хочу отойти в сторону, хватает меня за рукав, возвращая на место. Я нетерпеливо качаюсь с носка на пятку и обратно. Уже совсем стемнело, а количество народа только увеличилось. Одни о чём-то разговаривают либо перешучиваются, другие ждут молча, заворожено глазея в звёздное небо.


Раздаётся треск со стороны реки. С визгом и шипением в темноту взмывает первая ракета, рассыпаясь на сотни разноцветных огоньков. За ней следуют другие, вызывая бурю аплодисментов и восторженных охов и ахов!


Я не сразу замечаю, что и сама радостно хлопаю в ладошки, желая увидеть ещё и ещё! Даже не заметила хищных глаз, направивших свой взор на меня. Я повернулась к Королю.


- Дафна? - послышалось со стороны.


Мы оба обернулись. Король не признал молодого мужчину, но я поняла, что меня заметил Калеб.


- О нет! - пропищала я.


Король кивнул, и понял, что лучше убраться поскорее.


Мы продираемся сквозь начинающую разбредаться толпу, я вперёд Короля. Иногда оглядываюсь, в надежде не увидеть там Крога, но старший брат Каиля упрямо нас преследует. Вспоминаю утро, когда убегала от Агаты вместе с Каилем. Ведь и сейчас мы ныряем между домов, проносясь по грязным вонючим лужицам и перепрыгивая через какие-то мешки и заборчики.


- Кто это был? - Король встряхивает меня за плечи и пронзает взглядом, пригвождая к земле.


- Знакомый, - отвечаю тихо.


- Какой ещё знакомый? Он ведь Страж!


- Оглянитесь вокруг, - говорю я и замолкаю.


Мы стоим в небольшом непонятно для чего существующем пространстве между двумя четырёхэтажными домами. Здесь и руки развести в стороны сможет не каждый. И если оглядеться, то увидеть можно ровным счётом ничего. Так, утоптанную грязь, да мох на основании стен. Я откашливаюсь.


- Вы не единственный Страж, которого я встречала за пятнадцать лет жизни! Вас что-то удивляет?


- Нет, - он задумался, - да. Какого?


Король ударяет рукой о стену. Я подхожу к нему, сама не знаю зачем.


- Почему ты решила сбежать?


- Потому что не хотела с ним встречаться, - пожимаю плечами.


Холодный ветер прогуливается вокруг, я начинаю мёрзнуть. Король, видимо, нет. Он расхаживает передо мной.


- Ладно, плевать я на него хотел, - теперь и он говорит тихо. - Возвращаемся!


Киваю. И мы продолжаем стоять на месте. Король озирается по сторонам. Он что забыл, откуда мы прибежали? М-да... Страж вертит головой в три имеющихся направления, не решаясь пойти. Хороший же у "Пешек" предводитель. Я с трудом сдерживаю улыбку, желающую растянуть мои губы. Только не смейся над ним, Дафна!


- Идёмте? - осторожно интересуюсь я, отчасти смешливым тоном.


- Да, - мужчина делает шаг мимо меня и останавливается. - Ну-ка, лекарь, покажи мне, способна ли ты к выживанию?


Улыбка исчезает даже из моих мыслей. Я тупо смотрю на Короля, вот он начинает ухмыляться.


- Ну же, - подбадривает мужчина, - выведи нас.


Серьёзно? Он же не может быть настолько беспомощным! Я вздыхаю и разворачиваюсь на пятках, иду по прямой. Без понятия, куда она нас выведет, но куда-нибудь выведет обязательно. А там и сориентируюсь!


***


Мы вернулись в дом далеко за полночь. Однако, половина жильцов ещё не спит. Яну же я нахожу в нашей комнате: спит в уличной одежде, даже не разувалась. Я щёлкаю крючком по петельке, закрывая дверь. И заваливаюсь рядом с подругой, вытягивая у неё часть одеяла, чтобы укрыться самой.


Плевать на всех. Время спать.


Фейерверки взрываются один за другим. Глеб, Яна и я сидим на холме и наблюдаем за яркими огоньками на другой стороне реки.


- Какая красота! - восхищаемся все вместе. - Смотри! Ура, ещё! Ещё запускайте!


- Вот вы где? - укоризненно скорее отмечает, чем спрашивает матушка Катерина. - Живо назад, спать пора.


- Но так красиво! - протягивает Яна и выпячивает нижнюю губу.


- Ну, ещё немного, пожалуйста, матушка! - я складываю ладошки, как в молитве.


- Увидите в следующем году, - говорит полная женщина и рукой манит нас к себе. - Вам пора спать ложиться.


- Но следующий год будет через целый год! - возмущается Глеб. - Это же так долго!


- Не выспитесь! - матушка скрещивает руки. - Как хотите, но завтра я разбужу вас очень рано!


Мы синхронно киваем и продолжаем наблюдать фейерверк, устроенный студентами военной академии в честь выпуска.


- Проснись ты! - Яна трясёт меня за руку. - Скоро все всё съедят. Останешься голодной на весь день!


Натягиваю вонючее одеяло на голову и сквозь сон слышу, как девушка говорит, что я сама всё решила. Она уходит, а я проваливаюсь в новый сон. Ненадолго. Громкие голоса из-за стены будят меня окончательно. И я недовольно поднимаюсь на матраце, но из-под одеяла вылезать не хочется. Так и сижу, завернувшись по самую макушку. Судя по свету, заливающему комнату, уже день.


Переодевшись, спускаюсь на первый этаж и прохожу в кухню. Еды и впрямь почти не осталось. Только зачерствевшая корка серого хлеба, да ломоть вонючего сыра и немного мяса на косточке. Тянусь к хлебу.


- Стой! - останавливает меня Король, опирающийся на дверной косяк.


- Это ещё зачем?


- Ты идёшь со мной в ванную.


Я удивлённо смотрю на него. Это ещё что за предложение? Но мужчина долго ждать не намерен, и я иду, куда позвали.


В центре ванной стоит табурет. Король указывает мне сесть на него. Послушно сажусь и жду, что ожидает меня впереди. Мужчина хватает мои волосы и накручивает на руку, я коротко вскрикиваю, но боль вдруг проходит. И я понимаю, что Страж отрезал оставшуюся копну.


- А теперь подправим, - говорит он и принимается за дальнейшую стрижку.


Я остаюсь совсем лысая и вожу руками по шероховатой голове, где когда-то были вьющиеся длинные волосы.


- За что?


- Ты не "Пешка".


- И это все объяснения?


Кивает. Я силюсь, чтобы не закричать на Короля. Закрываю глаза. Глубокий вдох. Продолжительный выдох.


- Теперь я могу позавтракать? - спрашиваю почти не дрожащим от ярости голосом.


- Тебе нельзя.


Король трясёт в руке какой-то флакончик с тёмной тягучей жижей внутри.


- Сначала выпей это, - протягивает флакон мне.


- Что это? - хватаюсь за флакон, а злость утихает, затмеваемая любопытством.


- Это то, что поможет тебе отрастить волосы.


Я цокаю языком, не хочется пользоваться алхимической дрянью. Это он мне сейчас волосы отрезал, чтоб я начала новые растить? Король замечает изменения в моём лице и ехидно улыбается.


- Никто не должен знать, что ты связанна с "Пешками", - отвечает он серьёзным тоном.


Даже и не знаю, что теперь добавить. И я молчу, закусив губу. Король ждёт и стоит рядом с моим табуретом.


Нехотя открываю флакон. В нос мне ударяет отвратительный запах какой-то химии.


- Что это за дрянь?


- Пей, кому говорят!


Да он и сам скривился от вони. Зажимаю нос и закрываю глаза. Стараюсь выпить залпом, но жижа неохотно заливается в мой рот, наполняя его вкусами и ароматами протухшего яйца, сырого мяса, спирта и чего-то ещё, трудно осознаваемого и совсем не приятного! Я не хочу допивать, но поверх моей руки ложится холодная ладонь Короля. Он вливает в меня остатки и не даёт сплюнуть.


Когда же флакон становится пустым, Король уходит. Меня тошнит, и я сползаю на пол. В груди что-то бурлит, живот тянет, во рту такое ощущение, что лучше и не описывать! Я лежу сжавшись, пока всё, наконец, не проходит.


А когда выхожу в комнату с камином, начинается зуд. Чешется в основном на затылке, а от него зуд расходится, будто волнами, почти по всей голове. Через десять минут ощущение такое, что меня атаковала армия вшей. Ещё через десять минут, я вжимаюсь в кресло, начинаю скрести ноготками по зудящей коже. Через час кровь течёт по моему лицу, забивается под ногти. Несуществующие вши продолжают свою атаку, заставляя чесать и чесать. Мне уже больно, но остановиться сил нет. Я сойду так с ума!


Фадей одной рукой хватает мои и отводит в сторону. Холод. Озноб. И всё прекращается. Запах сырого мяса? Я смотрю на юношу.


- Ты маг? - спрашиваю, не понимая.


- Нет, - он отрицательно мотает головой. - И я не знаю, надолго ли это поможет.


Юноша отпускает меня, и я возвращаю руки к голове. Они натыкаются на что-то мягкое и немного скользкое.


- Что это?


- Говядина, - отвечает честно. - Прямиком из подвала. Ещё холодненькая.


Киваю. А Фадей теперь протягивает мне влажную тряпицу. Я не совсем понимаю для чего, но юноша указательным пальцем очерчивает овал перед собственным лицом. Я держу тряпицу, такая прохладная. Мясо же начало нагреваться, может заменить?


- Принесёшь ещё мяса? - интересуюсь невинно, начиная вытирать лицо.


Фадей кивает и забирает кусок с моей головы, скрывается в кухне. Там есть небольшой люк в подвал, где хранится еда.


***


Через несколько дней зуд утих вовсе. И прекратился скорый рост волос, успевших удлиниться сантиметров на десять. Король сообщил, что та гадкая жижа, которую я пила, сделана его другом-алхимиком и стоит дорого, а потому я теперь вдвойне обязана "Пешкам".


- Разве не вашему другу-алхимику?


- Нет, "Пешкам". И теперь, когда никто не скажет, что ты одна из нас, тебе, мой маленький лекарь, пора вернуться на свой остров. И у тебя есть неделя, чтобы привести мне Лукаса.


- Но куда я его приведу?


- Придумай, а затем напиши об этом месте мне. Через неделю встретимся. Проваливай!


Вскоре после разговора с Королём я покинула дом "Пешек". Яна решила проводить меня до корабля. На пристани мы долго болтали ни о чём, в ожидании. Я так и не решилась спросить её о том, кто вновь оставил на девушке следы своей любви. Теперь это два маленьких не то укуса, не то засоса над ключицей.


Плавание и поездку на телеге провела как в тумане. В том же состоянии поднялась и в свою комнату в общежитие, встретив по пути Алису, торопящуюся в здание библиотеки.


***


Удивление сменяется радостью, и я улыбаюсь, несмотря на боль в руке. Брови Каиля поднялись выше некуда, а во взгляде такой ужас и забота, что не засмеяться очень даже тяжело. Юноша ворвался в мою комнату минут пять назад, сразу как узнал, что я вернулась в общежитие. Полный решимости за что-то на меня наорать, он с ноги открыл дверь и схватил меня за руку, не давая возможности сбежать. И прежде, чем приступить к ругани, Каиль обратил внимание на мою причёску. И замер с полуоткрытым ртом. Я больше не способна сдерживать смеха, и юноша начинает приходить в себя. Он обессилено отпускает меня и закрывает рот. Нервно кусает губы.


- Что ты наделала, Дафна? - спрашивает сдавленно.


А я смеюсь. Смеюсь даже тогда, когда юноша сам того не замечая тянется к собственным распущенным волосам и проводит по ним обеими руками. Затем он кладёт тёплые ладони на мою голову.


- Зачем? - и в его голосе такая обескураженность!


Я даже затихаю. И никак не могу придумать, что ответить этому забавному мальчишке, так беспокоящемуся о моём внешнем виде.


- Тебе не нравится?


- Нет, - отвечает честно. - Такие хорошие волосы были. Что на тебя нашло?


- Как тебе сказать, - я пожимаю плечами. - Просто так. Захотелось посмотреть, как мне пойдёт короткая стрижка.


- Не идёт! - взрывается Каиль и сразу же успокаивается. - Никогда так больше не делай.


Он замолчал. И я не тороплюсь говорить что-либо. Подумываю даже вернуться к своим делам, а именно продолжить читать о простейших лечебных заклинаниях на Силе воды. Не тут-то было! Каиль вспоминает, для чего пришёл ко мне, и его красивое, будто кукольное, лицо перекашивается злостью.


- Ты была не в приюте! - кричит он на меня.


- Я была в приюте, - отворачиваюсь от юноши.


- Да?! А долго ты там была?


- Неделю, - развожу руками.


- Именно! А где ты была ещё две? - голос Каиля переходит в шипение.


- Я не могу тебе рассказать, прости.


- Конечно, не можешь!


Юноша до крови прикусил собственную губу. Я смотрю на него снизу вверх, но что ему скажу? Он же будет говорить, что я неразумная авантюристка! Пусть лучше обижается. Всё равно мне вскоре помирать, вслед за Яной и Лукасом. И только Луна знает: кого ещё заберёт моя затея найти подругу детства!


Каиль тем временем то краснеет, то вновь бледнеет, громко шмыгает носом. В конце концов, я в удивлении кидаюсь к расплакавшемуся Стражу.


- Не смей! - рычит он и отталкивает меня. - Обманщица! Ты меня предала!


- Каиль? О чём ты?


- А ты будто не знаешь, - его голос пропитан злобой. - Калеб мне всё рассказал! - и, видя моё замешательство, Каиль решает продолжить. - Он сказал мне, что ты была в Ардоре. С мужчиной!


- Ты всё не правильно понял, - говорю я, ошарашенная тем, как быстро всё же любая информация достигает Каиля.


- Да? А мне думается, что правильнее некуда!


- Каиль, - я хочу остановить юношу, готового в любой момент уйти. - Я могу всё объяснить. Выслушай же меня.


- Я не буду слушать твою ложь! - отрезает юноша.


Он не слушает мои просьбы и уходит из комнаты. А я не иду за ним. Что-то в моей голове напоминает, что я не справлюсь с заданием Короля, а тогда он вряд ли ограничится Яной. Я тоже вскоре буду мертва. И Каиля в это вмешивать необходимости нет. С другой стороны мне хочется всё ему рассказать, да я уже была готова выдать Каилю всё! Но он же не стал слушать сейчас - и потом не станет.


Поздним вечером в комнату возвращается моя соседка. Она весело приветствует меня, но замечает разбухший красный нос, такие же глаза и устраивает мне настоящий допрос с пристрастием, выясняя что я успела натворить по возвращении.


- И в чём проблема? - искренне удивляется Алиса. - Объясни оболтусу, что он ошибся. И ты была на празднике с другом.


- На словах оно всё просто! Алиса, ты думаешь, я не хотела? Я пыталась. Он слушать не стал, и не станет.


- Откуда такая уверенность? Каиль, быть может, уже успокоился. Давай, иди к нему.


- Нет!


- Ну не съест же он тебя?


- Алиса, ты когда-нибудь видела, чтобы Каиль плакал?


Она хлопает длинными ресницами и качает головой. О чём-то задумалась и вдруг щёлкает пальцами.


- Дафна. Это хороший знак! Если он так расчувствовался, то не всё потеряно. Марш к Каилю!


Продолжаю сидеть рядом с соседкой. Ну, пойду я к нему, а дальше-то что?


- Мне что, с тобой пойти? - девушка скрещивает руки на груди и перекидывает ногу на ногу.


Интенсивно киваю. Алиса встряхивает буйными рыжими волосами и закатывает глаза.


- И ты ему всё объяснишь! Ты умеешь говорить с Каилем, - упрашиваю я соседку.


- Ещё чего! Заткнуть его смогу, чтоб тебя не перебивал, а объясняться будешь сама.


Алиса игнорирует табличку на двери и беззастенчиво заходит в комнату. Помимо Каиля в комнате ещё четверо ребят. Все они, как по команде оборачиваются на нас. Каиль обессилено стонет и сразу же насупливается, готовый в любой момент гаркнуть на нас.


- Мальчики, - весело, но настойчиво призывает Алиса ко вниманию. - Прошу оставить нас с хозяином комнаты наедине. Дело есть, важное!


Парни переглядываются, но никто не уходит. Все продолжают сидеть над парой раскрытых книг и собственными конспектами. Видимо, вместе делали какое-то домашнее задание. Я стою чуть позади Алисы, как бы прячась за ней от Каиля, вовсе на меня не смотрящего.


- Не хотите по-хорошему, будет по-плохому!


Алиса что-то шепчет, и тетради закручивает невесть откуда взявшийся вихрь.


- Да чтоб тебя! - рычит Каиль. - Совсем с ума сошла?


- Все на выход, - повторяет девушка, не обратив внимания на юношу.


Бурча под нос, друзья и одноклассники Каиля решаются выйти. Девушка спешит закрыть за ними дверь. Каиль, насуплено уставился на меня, но молчит, играя желваками.


- Я жалею, что познакомила вас, - начала Алиса, когда удостоверилась, что лишних ушей не наблюдается. - Если б только знала, к чему всё придёт, держала бы вас как можно дальше друг от друга. Но уже поздно! Так что, милый Каиль, живо помирился и больше не вздумай обижать мою подругу!


- И не подумаю, - рявкнул юноша.


- Чем могла, тем помогла, - повернулась Алиса ко мне. - Дальше давайте сами. Дафна, а ну скажи ему всё то, что сказала мне.


- Это был просто знакомый.


- Не верю!


- Мы просто гуляли, - я смотрю в пол.


- Тогда почему ты сбежала?


- Откуда? - вмешивается Алиса.


- От моего брата, когда он их увидел, - отвечает Каиль Алисе. - С обычными знакомыми не сбегают.


- Ты что, убежала?


Я бы и сейчас с радостью сбежала как можно дальше. Продолжаю всматриваться в светлый пол.


- Дафна, - Алиса наклонилась ко мне и зашептала, - ты же мне не врала? Хорошо, - она вновь выпрямилась. - Каиль, если не веришь её словам, посмотри! Дафне нечего от тебя скрывать.


- Отлично, - в голосе Каиля слышится энтузиазм.


В два шага Страж оказывается возле меня и уже протягивает руки с длинными тонкими пальцами к моим вискам. Отшатываюсь. Каиль хмурится. Алиса хватает меня за плечи и пытается подпихнуть к юноше. Упираюсь. Если он увидит правду, то обязательно захочет помочь, а того хуже и рассказать ещё кому-нибудь! И тогда в опасности будет ещё больше народа!


- Нечего скрывать, да? - еле слышно говорит юноша, раздосадовано, его руки безжизненно повисают вдоль стройного тела.


- Прости, но я не согласна, - смотрю ему в лицо.


Злится. И я хочу ему всё рассказать. Но нельзя же.


- Хорошо, вы тут всё наедине решите, - тараторит Алиса и торопится покинуть комнату.


Я разворачиваюсь следом, но останавливаюсь, ощутив на своей талии тёплые руки. В макушку дышит Каиль. Спиной ощущаю его тепло.


- Зачем ты так со мной? - шепчет грустно. - Я же люблю тебя. Я не буду злиться, и всё пойму. Только хочу увидеть, кого ты предпочла мне. И убедиться, что он хорошая пара для тебя.


С трудом разворачиваюсь и теперь прижата к Каилю лицом к лицу. Он наклонился и смотрит на меня. А я замечаю то, на что не обратила внимания в прошлый раз. Слёзы у юноши текут не только из левого, но и из правого глаза, скрытого под позолоченной кожаной повязкой.


И я решаюсь на глупость, только потому, что не хочу расставаться с Каилем. И когда он вновь протягивает тёплые руки к моим вискам, лишь жмурюсь, в ожидании знакомого холодка. Пусть знает, что я его не променяла. А о том, как потом юношу останавливать, время подумать у меня ещё есть.


Каиль прочитывает меня в секунды, поднимая воспоминания об отъезде из приюта и обо всём, что было после. Он несколько раз меняется в лице. И я замечаю, что юноша вновь злится.


- Я убью его, - выдаёт Каиль.


- Кого? - моргаю непонимающе.


- Я их всех убью, - поправляет себя Каиль.


Даже не знаю, что на это сказать. Пожалуй, следует порадоваться, что убивать юноша собрался не меня.


После того, как Каиль всё узнал, настала моя очередь плакать и жаловаться на то, что я не знаю, как поступить. Юноша, со смешанными чувствами не выпускал меня из своих объятий, пока я не выплакалась окончательно, а затем очень ласково улыбнулся и пригласил сесть. Очень скоро я легла и свернулась калачиком, а Каиль улёгся у меня за спиной и крепко обнял, зарывшись носом в моих волосах.


В окно громко стучится осенний дождь, погода как под заказ. Каиль заварил красный чай и разлил его на две чашки, достал откуда-то тыквенное печенье.


- Ты не обижайся, - говорит юноша. - Вот только одну я тебя не оставлю.


Хмыкаю в ответ. Не вижу ничего удивительного в его решении.


- Не смотри так. Я не буду рассказывать брату о "Пешках". И вообще никому не скажу. Мы и вдвоём справимся.


- Это ещё как?


- Увидишь, - говорит загадочным тоном. - Всё-то тебе расскажи!


- А тебе всё покажи, - обижаюсь я, но прикусываю собственный язык. - Прости.


Каиль замолк и покрутил в руках очередную печеньку.


- Да нормально всё, - наконец, произнёс он. - А ведь я даже знаю, как выманить Лукаса. И где устроить встречу с "Пешками".


- Я не хочу Лукасу смерти!


- Знаю. Потому мы только отправим "Пешкам" письмо с указанием места и времени встречи. А придём на место только мы, без Лукаса.


- Они нас убьют!


- Не думаю, - Каиль широко улыбается и надкусывает печеньку.


На следующий день Каиль вваливается в мою комнату с самого утра. Счастливый до чёртиков и такой же активный. Юноша торопит меня куда-то пойти, и лишь отмахивается от моих расспросов. Я же совсем не понимаю: куда и зачем мы идём? Разве не должен он сейчас быть на занятиях? Ему однозначно плевать на учёбу, если это не профильные предметы. И он утверждает, что сегодня таковых нет.


- Что-то я в этом сильно сомневаюсь.


- Какая недоверчивая, - недовольно бурчит юноша. - Я ей красоту показать хочу, а она упирается!


- Мы можем, наверное, и после занятий на красоту полюбоваться?


- Нет, - отвечает категорично. - Никак не можем. Давай, Даффи, собирайся уже!


15

Одеваюсь тепло. Заматываюсь широким потёртым шарфом, а на голову нахлобучиваю вязаную шапку. Каиль хватает меня за руку и быстро сбегает по лестнице общежития. Сегодня на удивление солнечный денёк, но ветер дует холодный. Я мысленно радуюсь солнышку, уже скоро оно спрячется за снежными тучами. И даже если не спрячется, то согревать не будет совсем. Так всегда на острове: вроде, только десятый месяц, а наступает зима.


Мы сбегаем с территории, спускаемся к блестящему Осколку и пробегаем вдоль него в лес. Только там Каиль переходит на шаг. И мы неторопливо гуляем по лесной тропе. Под ногами распластались разноцветные листья, почти полностью скрывшие пожелтевшую траву. А уже скоро всё это окажется занесённым первым осенним снегом. Вздыхаю.


Мы иногда хрустим веточками, попадающимися под ноги. Над головой каркают птицы, а вот студентов уже совсем не слышно. И, что удивительно, даже не видно зданий академии сквозь деревья.


- Чего ты вертишься? - смеётся Каиль.


- Ничего. Так куда мы идём?


- Узнаешь.


- Я хочу знать сейчас.


- Какая нетерпеливая.


- Мы скоро придём? - всматриваюсь в довольное лицо юноши.


- Даффи-и, - протягивает он, закатив глаза. - Мы придём к обеду.


- Так долго? Куда же ты меня тащишь?


- Никуда, - сжимает пальцы на моей кисти. - Ты сама идёшь, а вообще - туда.


Он указывает свободной рукой в сторону расселины в горном хребте. Я останавливаюсь и смотрю то вдаль, то на Каиля. Он это серьёзно? На другую сторону гор? Там же никто не бывает.


- Там только медведи да чёрные волки живут!


- А ты осведомлённая малышка. Но не бойся, я тебя защищу, если понадобится.


- Не "если", а понадобится!


- Да мы не далеко, - смеётся. - Волки и медведи живут на самом севере острова. А мы в лагуну пойдём, она сразу за хребтом. К тому же - зря я, по-твоему, на боевого мага учусь?


И Каиль похлопал по своему бедру. Я только теперь замечаю, что Страж захватил кнут. Значит и впрямь идём на другую сторону. Пытаюсь допытаться: зачем? А Каиль только улыбается, да насвистывает какую-то весёлую мелодию, поглаживая тыльную сторону моей ладони подушечкой большого пальца.


Мы всё идём и идём. И мне начинает казаться, что горы к нам ближе совершенно не стали. Я устала, ноги заплетаются. Каиль шагает спокойно и без устали. Вот как так можно? Вытащил меня в девять утра. Сейчас, наверное, уже часа два прошло, а мы всё ещё в пешем пути.


Каиль иногда косится на меня, но ничего не говорит.


Когда же мы подходим к расселине, я замечаю, что она уже припорошена снегом. Это, похоже, оттого, что солнце сюда не попадает. Проход достаточно широк, и мы спокойно продолжаем идти, держась за руки.


Юноша вновь осматривает меня и недовольно качает головой.


- Ещё немного, Даффи, и мы придём.


- Да я вроде ничего и не говорю.


- Не говоришь, это верно, - подтверждает юноша. - Я и сам уже подустал, вот и подумал. Ты же такая маленькая. Пока я сделаю два шага, у тебя три.


- Надо же, заметил!


- Что-то не нравится, стрекоза? - Каиль покосился в мою сторону.


- Тебя Агата не отругает за прогул? - пытаюсь сменить тему.


- В преддверии свадьбы-то? Она совсем перестала обращать на меня внимания.


Молча, ожидаю продолжения. Не знала, что у Агаты кто-то есть, да ещё и настолько близкий, что даже замуж собралась! Но Каиль развивать тему не собирается и продолжает наш поход.


- А скоро свадьба будет? - не выдерживаю тишины.


- Хотели в последнем месяце осени. Значит уже в следующем, - Каиль задумался.


Я посматриваю на юношу. Может, следует спросить его о женихе? Шум крыльев отвлёк меня, и я поднимаю голову вверх. Высоко над нами пролетают стайкой вороны. Вновь смотрю на юношу, а он уже далеко в своих мыслях и глупо улыбается.


- О чём думаешь? - шутливо трясу юношу за руку.


- Да так, - он хихикает и облизывает потрескавшиеся губы, но мечтательность его не проходит. - Вот когда-нибудь она отважится обзавестись парой полукровок. Интересно стало, как тогда представлять их нашим детям? Тётушками, да дядюшками, или братиками и сестрёнками?


- Что ты сказал?


- Ну, в следующем году мне будет восемнадцать. Значит, мы поженимся уже меньше чем через год, - совершенно серьёзным тоном заявляет юноша.


- Да я про тётушек... - сбиваюсь. Уж не ослышалась ли? - С чего это мы должны пожениться?!


Каиль останавливается. Улыбка совсем стёрлась с его лица. Обескуражено смотрит на меня. Где-то каркают птицы, а нас то и дело накрывают тени облаков. Расселину мы почти прошли и теперь попадаем под едва тёплые солнечные лучи.


- Я люблю тебя, - говорит севшим голосом. - Потому и поженимся. Ты меня не любишь?


- Мне будет только шестнадцать!


- Не любишь, - уточняет.


- Люблю, - моргаю в удивлении. - Но речь не об этом!


- Именно об этом, - говорит спокойно. - Свадьба разрешается, когда совершеннолетним становится жених. За невесту имеет в таком случае право отвечать её родитель или опекун. Ты не вписана в семейную книгу Агнус, - закусил губу. - Мне надо будет за согласием идти к кому-то из твоего приюта?


- Да, к матушке Катерине. Так, не сбивай меня! Пока мне не будет восемнадцати, я ни за кого не выйду, это раз.


Мы остановились. Каиль продолжает иногда поглаживать меня подушечкой большого пальца. Он явно ждёт продолжения счёта. Его брови нахмуренно съехались над переносицей.


- Какие полукровки? Это два.


- Как это? Даже у Агаты рано или поздно должен проснуться материнский инстинкт, - усмехается. - И тогда родится хотя бы одна полукровка.


- А почему полукровка?


- Наверное, - начал Каиль так, будто я совсем уж глупости говорю, - потому что Агата Страж, а Лукас человек.


Я чуть не спросила: "Лукас здесь причём?", но вовремя себя остановила.


- Ты что, не знала? - ошарашено выдал Каиль.


Отрицательно мотаю головой. Как же так? Лукас женится на Агате?


Смотрю на Каиля, он невинно улыбается и пожимает плечами.


- Обнимашки, - тихо и нежно говорит юноша.


И вот я уже в его тёплых объятиях, продолжаю осмысливать полученную информацию. Юноша размыкает "обнимашки", и мы идём дальше. Совсем недолго. И вот перед нами, в низине меж холмистой местности, открывается вид на покинутое селение. Полуразрушенные каменные домики неровным кругом сгрудились вокруг старинного храма, а точнее того, что от него осталось. Я и с холма вижу статую женской фигуры перед самым храмом. Фигура, как и стены храма, и стены домов, что расположены ближе остальных к храму, черна.


Каиль спускается в низину, помогая спуститься и мне. Мы спрыгиваем по крутым камням, он то и дело подхватывает меня на руки там, где я, со своим ростом, перебраться не в состоянии.


Над селением не летает птиц, меж остатков стен не пробегает животных, и даже ящерок. Не растёт ни одного растения на высохшей земле. И чем ближе мы подходим к храму, тем лучше я начинаю понимать, что селение было сожжено. И пожар начался от храма.


- Здесь раньше жили Стражи? - предположила я.


- И люди тоже.


- А потом храм загорелся, да?


- Нет, - Каиль покачал головой. - Потом в селенье поиграл дракон.


- Чёрный дракон?


- Не обязательно. Он мог быть любой окраски.


- Ты что, про ящерицу говоришь? - я непонимающе смотрю на юношу. - Это не смешно.


- Я и не смеюсь.


Юноша отпустил мою руку и подошёл к статуе.


- Встреча в храме подошла бы, - говорит он мне через плечо. - Тут никто не помешает. Ваши не очень любят выходить за пределы южной части острова. Как тебе идея? Или, мы можем устроить встречу в замке.


- В каком ещё замке?


Наблюдаю, как юноша всматривается в лицо статуи. Отчего-то грустный.


- Идём, - командует он.


- Подожди. Что-то случилось?


- Ничего, - продолжает смотреть на статую. - Знаешь, кому посвящён храм?


- Конечно. Это Луна.


- Ты же знаешь, что когда-то девушка с именем Полумна, позже называемая Луной, жила на самом деле?


- Так говорят. И что с того?


- Тогда почему ты не поверила, что всё здесь спалил дракон? Может, когда-то и они существовали? - оборачивается ко мне, но не даёт возможности придумать ответа. - Идём!


И я тороплюсь за Каилем, попрощавшимся со статуей богини едва заметным кивком. Он проходит небольшое селение насквозь, иногда оглядываясь на меня и останавливаясь, когда начинаю отставать. Мы поднимаемся на холм, и теперь я вижу другие руины.


Остатки стен от первого этажа, круговые лестницы на несуществующий второй. Первые два этажа смотровой башни, а под ними зарос упавший шпиль. Замок выглядит живее селения в низине. Стены заросли плющом и ярким мхом. Внутри руин, даже на лестницах, пробиваются деревья. За замком я слышу шум волн и крики чаек, чувствую запах моря.


Каиль бесстрашно заходит в развалины замка. Спешу за ним.


- Идём, там будет сад, - уверенно приглашает Каиль и протягивает мне руку.


Хватаюсь. Мы проходим руины насквозь. Холм, на котором когда-то стоял замок, плавно спускается вниз и обрывается высоко над уровнем моря. А перед обрывом, который, кажется, расширяется каждый год и когда-нибудь поглотит замок, раскинулся дикий сад. Над нами проплывают низкие облака, накрывая своими тенями и принося холод. Вот и закружил первый осенний снег. Каиль стряхивает высохшую листву с каменной скамьи и садится, похлопывает ладошкой рядом с собой. Я тоже сажусь. Мы молчим и наблюдаем за спящими деревьями и множеством вьюнков. Нас обдувает холодный ветер. Щелчок. Это Каиль раскрыл свою сумку и протягивает мне мешочек с тыквенным печеньем. Он достаёт из сумки фляжку, открывает, и я чувствую нежный аромат чая. Хорошо здесь, тихо и спокойно.


Так и пообедали, печеньками с чаем. А после осмотрели все оставшиеся до наших дней места в замке. Даже забрались на самый верх смотровой башни и долго наблюдали за спокойным потемневшим морем. Мы прошлись, наверное, по каждому метру замковых руин. Нами единогласно было решено, что встречу "Пешкам" следует назначить в замке. Каиль сказал мне, что он сам опишет, как сюда добраться и пошлёт письмо Королю.


Мне стало жарко, и я ослабила шарф, а затем и вовсе развязала, сняла. Каиль глянул на меня и улыбнулся.


- Что такое?


- Это, - Каиль протянул руку к моей ключице и потянул за цепочку, приподнимая стрекозу. - Ты носишь. Мне приятно.


- Каиль, - зову я увлечённого кулоном юношу. - А что ты тогда говорил: про совершеннолетнего жениха?


И сама же сгораю от смущения. Щёки так просто пылают. Каиль широко улыбается и совсем не смущается.


- А что тебя интересует?


- Скажем, - не могу выдерживать его взгляда и прикрываю глаза. - Меня интересует, когда жених собирается стать женихом?


Тишина. Открываю глаза и смотрю на Каиля, тот больше не улыбается, а кусает собственные губы.


- Что ты хочешь? - интересуется он.


- Стать невестой, - выпаливаю не подумав.


- Замётано!


- Нет, не замётано! - обижаюсь. - Предложения мне никто пока не делал, - сообщаю уклончивым тоном.


- Хм, я тебя понял.


- И?


- И? - вновь улыбается. - Не всё сразу, стрекоза!


***


В академию мы вернулись в темноте, около десяти часов вечера. Конечно, стемнело к четырём, когда мы ещё бродили по коридорам без крыш и обсуждали всевозможные места для пряток от "Пешек".


Весь путь до Осколка, мне казалось, что за нами бежит один чёрный волк, а может и несколько сразу. Каиль посмеивался и говорил, что никто нас не преследует, а иначе бы он обязательно заметил. Я продолжала оглядываться, и юноша предложил мне подождать его, а сам пошёл в небольшой обход. И по возвращению сообщил, что никаких волков не заметил. Пришлось признать, что боюсь тёмного леса.


Вернувшись в комнату, я сразу же заваливаюсь спать. Хотя в эту неделю мне и не надо посещать занятий, но спать всё равно хочется. Да и нет ничего плохого в том, чтобы встать завтра пораньше. Я, на самом деле, с радостью посплю подольше, но не уверена, что мне позволят!


Как и ожидалось, просыпаюсь рано. Ведь за окном ещё темно, а Алиса зажигает масляную лампу, чтобы собраться на занятия. Не могу определить точно, что больше повлияло на моё пробуждение: свет или шум? Но это и не важно.


После завтрака отправляюсь в библиотеку. Отстранение от занятий не даёт мне позволения отдыхать и расслабляться каждый день! Ведь если я сильно отстану от одноклассников, то продолжить обучение уже не смогу.


Так прошло ещё два дня - за чтением и переписыванием чужих конспектов. За домашним заданием, с которым мне отчасти помогал Каиль.


Близилось воскресенье, день, когда мы договорились о встрече с "Пешками". И честно, я удивлена, что Король согласился отправиться на остров Ледяного Дракона, да ещё и в заброшенное селение. Каиль описал в своём письме, как добраться до селения, не проходя через Осколок. Так, чтобы "Пешкам" не пришлось оказаться неподалёку от академии. И Король согласился!


В пятницу, сразу после занятий, Каиль ушёл. Я хотела его отговорить, но юноша лишь посмеялся, да потрепал меня по волосам. После Каиль сообщил, что ему следует уйти заранее, чтобы подготовиться и остаться незамеченным.


За обедом сидим втроём: Глеб, Алиса и я.


- С понедельника вернёшься на уроки? - интересуется Глеб.


- Да.


- И не страшно тебе?


- А чего ей бояться? - отвечает за меня Алиса. - Она каждый день над книгами сидит. Словно от учёбы её жизнь зависит.


- Почти, - улыбаюсь. - Я уже не хочу возвращаться в приют. Мне здесь нравится.


Мы доедаем обед и покидаем столовую. Договорились спуститься в Подлесье и вместе сходить в магазинчик. Однако, нас останавливает случайно встреченная в коридоре Агата. Она нервно постукивает каблучком. Обводит нашу компанию нетерпеливым взглядом.


- Если ты здесь без него, тогда где Каиль? - выдаёт Агата.


- Почём мне знать? - пожимаю плечами.


- Разве мой брат не с тобой?


- Нет, как видите, госпожа Крог.


Агата заметно нервничает. Алиса и Глеб неспешно отходят от нас на безопасное расстояние, но наблюдают.


- И куда он пошёл, ты ведь знаешь?


- Без понятия, - смотрю в упор на молодую женщину.


- Я могу прочесть тебя.


- Если хотите.


Она хмыкает и продолжает стучать каблучком. Молчит. Она хочет сказать ещё что-то, но решает промолчать. Разворачивается и начинает уходить.


- С дороги! - кричит госпожа Крог, проходя мимо Алисы и Глеба.


Стоит ей скрыться за поворотом, как друзья подбегают ко мне.


- Это что сейчас было? - Глеб во все глаза смотрит на меня.


- Агата потеряла Каиля, - развожу руками.


- А ты знаешь, где он? - шёпотом интересуется Алиса.


- Может быть.


И прежде, чем друзья успевают завалить меня вопросами, я сообщаю, что мне срочно пора идти. И по пути вспоминаю, что мы все вместе собирались пойти в магазин. Ну и пусть. Алиса девушка обидчивая, но и отходчивая. С Глебом сходит, если так уж срочно надо. А мне лучше ещё раз перечитать о заклинаниях на Силе воды, чтобы суметь при необходимости защититься, или напасть самостоятельно.


В конце концов, я отправлюсь в замок завтрашним утром. А сердце стучит так, словно прямо сейчас.


Перед сном долго сижу над учебниками: один по оказании медицинской помощи при незначительных ранах, ушибах и различных заболеваниях, в том числе и простудных; второй мне принёс Каиль - про боевые заклинания на Силе воды. Всё больше я заглядываю именно в эту книгу и пытаюсь повторить простые заклинания с водой в стаканчике. Выходит не особо, но что поделать.


Время близится к ночи, а Алисы всё нет. Я даже ужин пропустила, пока пыталась придать левитирующей над стаканом воде какую-либо форму помимо шара. Не вышло. Затем я отодвигала от себя стакан всё дальше и дальше, и старалась позвать воду. Думаю, что зачёт по заклинательству мне обеспечен. Главное - дожить до него.


- Вари, - в очередной раз произношу первое выученное мной слово.


Вода послушно поднимается из стаканчика, теперь стоящего у самой двери и плавно летит в мою сторону. Движением руки останавливаю шарик.


- Дола-асео, - произношу немного коряво.


В книге не стоит обозначения, куда следует сделать ударение. И ничего не происходит. Водяной шар продолжает вертеться на одном месте. Хоть не разлился по полу как в прошлый раз.


- Дола-асео, - повторяю более твёрдо.


И шар оборачивается конусом. Хочу по возможности его заострить, сделать острым клином, но пока форма воды выглядит плавно и безопасно. Теперь я повторяю заклинание громче, будто это поможет. Водяная фигура вновь начинает оборачиваться.


Скрипит входная дверь, и я теряю концентрацию. Вода с плеском разливается по полу. Алиса уставилась на новообразовавшуюся лужу. Меня ждёт долгий опрос.


- И что это ты тут делаешь?


Она смерила меня взглядом, как и предполагалось.


- Тренируюсь.


- Зачем? - девушка закатила глаза. - Тебе ещё столько учиться! Успеешь!


- Хотелось сейчас попробовать, у меня даже немного получается. Хочешь, покажу?


- Нет. Хочу, чтоб рассказала, - говорит она весьма весёлым тоном и подмигивает. - Где пропадает милый Каиль?


- Мне почём знать! - повторяю фразу, сказанную Агате.


- Не пройдёт! Я не Агата и знаю, что вы не просто друзья, а встречаетесь. Ты знаешь, где он. Давай, рассказывай.


- Свалил на выходные.


- В пятницу?


- Это же Каиль, - пожимаю плечами.


- Ещё скажи: "он же Страж".


Мы обе посмеялись, такой фразой любит объяснять любой свой поступок сам Каиль.


- Нет, мы ничего не скажем Лукасу, - в очередной раз меня успокаивал Каиль, крепко прижимая к своему горячему телу.


Ещё полминуты назад юноша оборвал меня наполуслове громким: "обнимашки!". Я даже слышала, как мерно и спокойно билось его сердце, и эта уверенность и спокойствие каким-то чудом передавалась мне.


- Мы завтра умрём, - я плотно сжимаю веки.


- Глупая стрекоза, я же буду рядом.


- Где ты будешь?


Он грустно улыбнулся, но ничего не ответил. Опять! Решил уйти заранее, а говорить, где именно собрался отсиживаться, и не подумает. Я же волнуюсь! Неужели не понимает?


- Каиль, пожалуйста.


- Дафна, спасибо, - ещё и передразнивает. - Мы не умрём, я не позволю. У меня есть план. Ты же мне веришь?


- Ты просил никому в этой академии не верить!


Смеётся. Пытаюсь выкрутиться из объятий, но сил не хватает. Держит крепко, я бы даже сказала цепко.


- А тебе лишь бы глупость вспомнить. Ну же, мы не умрём.


- Не умрём - так нас исключат. Даже не знаю что хуже?


- Ты это серьёзно? - голос такой нежный и заботливый, пусть насмешливый. - Даффи, никто никого не исключит.


- И никто не умрёт, да?


- Мы не умрём, - поправил меня. - Не "никто".


- И Яна не умрёт, - не то спрашиваю, не то утверждаю очень тихо.


- Только плохие умрут, обещаю.


Мы сидели в его комнате. Как же всё-таки здорово, когда нет никаких соседей. Можно делать, что и когда пожелаешь. И приглашать каких угодно гостей! Каиль заботливо поглаживал меня по коротким волосам и, совсем отвлёкшись от тревожившей меня темы, предлагал мне делать на волосы горчичную маску, чтобы выросли поскорее.


- Тебе совсем не нравится? - я с трудом подняла голову и посмотрела в чёрный как воронье крыло глаз, наполненный любовью и нежностью.


- Совсем, - прикусил губу. - Не обижайся, но больше никому не позволяй остричь себя так коротко. Давай лучше проверим, чему ты там научилась из своих книжек.


Я непонимающе моргнула. А что ему показать? Он и так видел, как я не притрагиваясь к стаканам, переливала воду из одного в другой, как научилась делать из существующей воды небольшие шарики. Они, пусть и безопасны, но отвлечь смогут. Я вот не хотела бы получить водяным шаром в лицо!


- Как думаешь, сможешь, если что, рану залатать? Подожди отвечать, - Каиль смотрел серьёзно, даже немного строго. - Без помощи медикаментов.


- Нет. Не смогу.


- Дафна. Осталось совсем немного времени. Сила воды одна из лучших для лечебных целей. Ты должна научиться.


Я училась, старалась, пыталась.


- Лучше скажи, как ты решил всё провернуть?


- Тогда ты можешь нас сдать, - ответил грустно и запретил возвращаться к этой теме.


- Но пойдём-то мы вместе?


- Нет. Я уйду утром.


- Каиль?


- Хватит, - строгим тоном. - Не будем об этом.


Мы сидели в его комнате и пили крепкий красный чай. За окном кружили хлопья снега, тающие у самой земли. Общались, смеялись, а потом я вернулась к себе.


Встала я в пять утра, и потихоньку, не включая света, переоделась и захватила свою сумку, покинула комнату. На моё удивление, дверь не издала ни единого звука!


По спящим полутёмным коридорам я прошла в столовую, стащила ржаную булку и кухонный нож. Проверила - наточенный. Очень надеюсь, что он мне не пригодится, но полной уверенности в этом нет. Я поставила чайничек на огонь и заварила себе крепкий чай. Времени спокойно позавтракать нет, но кто мешает мне поесть в пути? Вот только внутри будто что-то ворочается, а голод ещё спит. Меня подташнивает, а голова как разбухла. Это от волнения, знаю, но ничего не могу с этим поделать. И ещё я очень боюсь за Каиля. Он один провёл вот уже две ночи в разрушенном замке и не сказал мне, где именно. Да, его Сила заключается в земле и в огне. Значит, он мог найти себе укромное местечко и быстро с лёгкостью залатать там все трещины, пропускающие сквозняк, да создать костерок из ничего и сидеть в тепле. А что, если "Пешки" уже там и нашли Каиля?


Стараюсь отогнать страшные мысли как можно дальше, но, то и дело возвращаюсь к ним.


Спускаюсь к Осколку. Грязную воду лакает худой чёрный волк, высокий и костлявый, с длинным пушистым хвостом. Он отнимает морду и смотрит на меня своими светлыми глазами.


- Привет, - говорю я, узнав в нём подкармливаемого волчонка. - Ты подрос.


Волк, словно собака, радостно виляет хвостом и начинает вертеться вокруг меня.


- Мне надо идти. Эй, у меня совсем нет времени играть с тобой.


Ему, конечно, всё равно. Да он скорее всего меня и не понимает. Я ступаю на лесную тропу, начинающуюся возле Осколка, и вглядываюсь в подросшего волка. Может это он следовал за нами? Каиль бы его заметил. Мы бы оба заметили волка. Не думаю, что зверь сумеет долго прятаться и держаться на большом расстоянии. Такой уж волчонок общительный и игривый.


На половине пути решаю остановиться и позавтракать, заодно предлагаю часть булки волку, но тот, после долгого обнюхивания, так и не решается надкусить. Пока я ем, мой непредвиденный спутник резвится в опавших листьях. Однако после завтрака я остаюсь совсем одна, потому как чёрный волк убежал за какой-то полёвкой, не вовремя выглянувшей из своей норы.


Неспешно прохожу расселину, за ней преодолеваю дорогу к низине. В деревне я останавливаюсь перед женской статуей, разведшей в стороны свои ладони и наклонившей голову вперёд, совсем чуть-чуть. Луна изображена здесь улыбающейся и обнажённой. Её глаза закрыты, а длинные волосы доходят до поясницы. Хоть вокруг и осталась чернота, но статуя отчищена, насколько это возможно. Каиль постарался? Я всматриваюсь в фигуру молодой женщины, обхожу её вокруг и замечаю нечто странное, для изображения богини. Её живот чуть вздут, как при беременности. Когда это только начинает становиться заметным окружающим людям. Интересно. У Луны было восемь сыновей и одна дочь, кто из них запечатлён в этой статуе?


Не знаю, как долго простояла возле Луны, но успела замёрзнуть, обдуваемая холодным ветром и покалываемая кружащимися снежинками.


- Король ждёт, - встретить меня вышел Фадей.


- Давно?


- Пошли, - оставил меня без ответа и направился к холму.


- А кто ещё меня ждёт?


- Много кто. И никому из них не понравится, что ты пришла одна.


- У Лукаса изменились планы, - пожимаю плечами.


- Тогда тебе лучше не приходить, - говорит тихо и оглядывается. - Но думаю, нас уже заметили. Так что я не могу отпустить тебя.


- Ничего, это я уже обдумала.


- В смысле?


- Веди, Фадей.


- Послушай, если хочешь, я могу сделать вид, что не справился с тобой. Сейчас будто подерёмся, а потом ты сбежишь, - почти шепчет юноша.


- Ни к чему, - отмахиваюсь. - Может, Лукас ещё подойдёт к вечеру. Он говорил, что если управится со своими делами, то обязательно придёт.


- Точно?


- Точно.


И впрямь, не зря Каиль несколько раз отрепетировал со мной, что и как я должна говорить "Пешкам", прежде чем ушёл в развалины замка. Вот только как мне поступить, если окажется, что они его нашли?


Сейчас не время думать об этом, потому я стараюсь идти за Фадеем, не выказывая своего волнения. Хотя руки мои начинают дрожать. Вслед за ними задрожали разрушенные огнём и временем дома. Снега стало больше?


- Дафна! - вскрикнул Фадей.


Чего это он?


16

Проснулась я возле костра, так приятно потрескивающего поленьями и выбрасывающего в воздух маленькие искорки.


Кто-то растирает замёрзшие руки. Кто-то бродит туда-сюда, сильно топая подошвой сапог. Другие общаются, смеются, чихают. Одним словом - шумно. Продолжаю лежать и глядеть в костерок, так нежно убаюкивающий танцем огня. Нужно встать. Потому я опираюсь на одеревенелые руки и стараюсь подняться, хотя бы сесть. Нехотя оглядываюсь вокруг. Совсем рядом, ощерившись как дикое животное, сидит Король на кожаных сумках. Чуть поодаль спорят Сэм, Дэн и Яна. На противоположной стороне костра оказался Фадей, протягивающий руки в рваных перчатках к огню. В глазах юноши теплота и радость, он улыбнулся мне, в знак приветствия.


- Не вижу Лукаса, - надменно замечает Король.


- Потому что он не пришёл.


- Это я уже заметил. Забыла наш уговор?


- Не забыла, потому и не предаю вас. Я здесь, пришла, как и договаривались.


- Мы договаривались о другом, - плотно сжимает пальцы, начинает беситься.


- Да? - без страха смотрю в лицо Стража. - Перечитайте письмо. Разве есть там гарантия на ректора академии?


Недовольно фыркает и отворачивается, наблюдает за Яной, демонстрирующей Сэму и Дэну новенький кинжал. Я залезаю рукой под куртку - нож на месте. И судя по тому, что Король замолчал, а не пытается меня шантажировать, про Каиля он не знает. В таком случае мне нечего бояться. Вот только, где же ты, Каиль?


Король в задумчивости своей цокает языком и постукивает пальцами по костяшкам.


- Лукас, может ещё придти сегодня, - пытаюсь привлечь внимание Стража.


- "Может ещё придти", - повторяет лениво и в тоже время грубо как ругательство. - Так не пойдёт, лекарь. Ты так просто не уйдёшь от нас.


- Я не собираюсь уходить.


- Да? - Страж пронзил меня хищным взглядом. - Тогда как же он сюда придёт?


Страж в очередной раз фыркает и поднимается с сумок. Я хочу сказать заученную фразу, но он выставляет руку вперёд, давая мне знак молчать.


- Встань! - велит Король. - И иди за мной.


Послушно поднимаюсь и нехотя отхожу от костра. Король проходит мимо всё ещё спорящих Дэна и Сэма, я спешу за ним. Меня не покидает нехорошее чувство, а потому я держу руку на ноже, пальцы сильно сжимают деревянную ручку.


Вместе с Королём я выхожу в сад и подхожу к самому краю обрыва. Ненасытное море под нами бьётся о скалы, желая поглотить их. Король смотрит вниз и молчит, я ожидаю чего угодно, вплоть до того, что уже через секунду могу оказаться смытой со скалы очередной пенистой волной.


- Ты ещё помнишь, о чём мы договаривались?


- Что я приведу вам Лукаса. И я пришла, а он, - стараюсь отвечать, как придумали с Каилем. - Он согласился сходить к замку, но...


- Никаких но, - прерывает Король и оборачивается ко мне. - Яна очень способная девушка, мне будет жаль терять её.


Горло сдавливает спазмом, дыхание перехватило, а перед глазами на долю секунды засверкало как от множества светлячков. Я встряхиваю головой и прикрываю глаза. Меня качает, но я справляюсь. Всего-то пошире и крепче расставить ноги. Медленный вдох, выдох. Открываю глаза. Король улыбается.


- И ты меня порадовала, - добавляет Король, смакуя каждое слово. - Тебя не так жаль, но всё же. С другой стороны, когда ещё посмотришь, как бьются две девушки?


- Что вы хотите? - говорю с трудом.


Дыхание перехватило, а в груди очень больно, словно сдавливает какая-то невидимая глыба.


- Я хочу стереть с земли "Алую лилию". И я хочу, чтобы ты привела Лукаса сегодня, но слишком поздно. Сегодня он уже не придёт?


- Он ещё может придти, - стараюсь говорить как можно быстрее, но Страж опять прерывает меня.


- Мне плевать, о чём ты с ним договаривалась. Лукаса здесь нет. Я, право, ожидал обратное. Полагал, что ты обязательно приведёшь Агнуса, а с ним ещё с десяток боевых магов. Но такое? - медленно разводит руками. - Какая глупость.


- Он придёт к вечеру! - выпалила я прежде, чем успела обдумать сказанное, но отступать уже некуда, да и Каиль говорил, что я должна убедить в этом Короля. - Лукас придёт к вечеру.


- Один ли?


Никак не могу понять, задал мне Король риторический вопрос, или следует на него ответить. Выбираю ничего не говорить. А Страж всё смотрит на меня, словно насквозь проглядывает.


- Может и с десяткой боевых магов, - сообщаю я в надежде, что Король знает о существовании сарказма.


- Если так - умрёшь и ты, и Яна.


Мы стоим на самом краю обрыва. Ветер резвится по саду и над морем, задевая нас. Несколько раз порывы его пытаются стянуть мою шапку, но я упорно вцепилась в неё и не выпускаю. Капюшон то и дело бьёт по лицу. Вот бы совсем его закрыл, я бы смогла зажмуриться и выпустить свой страх, поплакать.


Король легонько качнувшись, начинает идти в сторону замка. Я продолжаю стоять у обрыва. Сейчас мне кажется даже привлекательной возможность спрыгнуть в морскую пену. Я даже наклоняюсь, вглядываясь в потемневшую воду. Отнимаю взгляд от неё и перевожу на небо. Когда оно успело потемнеть? И солнца совсем не видно уже не из-за туч. Я даже не заметила, что снег прекратился. Мелкими пятнами прорезались звёзды на тёмном полотне чернильного цвета. По ногам и рукам прошёлся холодок. Я вздрогнула. И решила, что мне тоже пора вернуться в замок.


На выходе из сада я оглянулась, взгляд споткнулся о скамейку, на которой сидела с Каилем.


- Где же ты, - прошептала тихо, почти безнадёжно.


***


Через полчаса после разговора Королю стало скучно, а отсутствие часов и небо, наполненное звёздами и огромной сверкающей луной, помогло ему усомниться в определении времени суток. И решив, что можно считать день оконченным и перешедшим в вечер, Король придумал, что за оплошную провинность я достойна кары. Пока не смертельной, ведь он соизволил признать - ночь ещё не наступила.


Он не знает, я приучена к такому виду обращения. Ему невдомёк, а потому развлекается. И я не пытаюсь обороняться. Вот сейчас выступлю, решит вовсе убить. Где же Каиль?


Король как-то быстро запыхался в своих пинках и ударах, всё ещё ждёт, когда малые стоны перейдут в крики ужаса, когда я встану на колени и начну умолять о пощаде.


Лежу на полу, ноги согнуты в коленях и прижаты к груди, руками закрываю лицо и голову. Терпи, Дафна.


- Маленькая дрянь... - шипит Король, но не договаривает фразы.


- Там мужчина! - подбегает к нему Яна. - Мужчина идёт сюда.


- Какой мужчина? - отвлёкся. - Ты его видела?


- Высокий, под плащом прячется.


- Лицо? Волосы? Цвет кожи?


- Ничего не видно. На нём капюшон и стоячий воротник.


- Фигура? Один? Скоро придёт? - Король продолжает рьяно засыпать Яну вопросами.


- Высокий. Совсем один идёт, - отчитывается девушка, откидывая с лица непослушные грязные волосы. - Должен быть здесь через полчаса.


- Надо же, - Король вновь смотрит на меня, довольно ощерившись. - Не соврала. Пришёл. Поднимайся, встретишь гостя. С тобой же у него встреча?


Опираюсь на руки и неуклюже поднимаюсь на четвереньки. Стоит мне встать на ноги, как комната идёт кругом и покрывается тёмными пятнами. Да что со мной такое? Я плотно смыкаю веки. Накатившая тошнота отходит. Открываю глаза.


- Тебе помочь? - рядом со мной уже обеспокоенный Фадей.


Отрицательно мотаю головой и сразу об этом жалею. Виски давят, голова гудит.


- Всё хорошо, не беспокойся, - попытка улыбнуться.


- Я жду тебя с Лукасом не позже, чем через двадцать минут.


- Хорошо.


Не пойму, что со мной случилось. То ли это от волнения, а может и удар по затылку от Короля добавился, но что-то мне нехорошо. С другой стороны я прямо сейчас пойду на встречу с Каилем. Ведь некому здесь больше взяться, кроме как этому самонадеянному юноше! Выскажу ему всё о его затее, а потом уговорю бежать к академии и всё рассказать Лукасу. Вот только надо как-то спасти Яну. И Фадей тоже хороший. Я точно знаю! Нельзя его трогать. Я как-нибудь объясню это Лукасу.


Бегу, под ногами забавно скрипит снежное покрывало. Даже не заметила, как ускорилась. Так сильно хочется уйти скорее от "Пешек" и увидеть Каиля. Он же не пойдёт сюда в самом-то деле? Они же сразу поймут, что мы их обманули. И тогда мы умрём, а Каиль обещал, что мы не умрём. Нам ещё Яну спасать.


Несколько раз оглядываюсь на руины замка. Они потушили свой костёр и сидят на удивление тихо. Однако я не сомневаюсь, что хотя бы одна "Пешка" идёт по моему следу, чтобы не выпускать из поля видимости.


Снег начался с новой силой, подгоняемый завывающим ветром, порой сбивающим с ног скользящую по застывшей земле меня. Я упрямо пробираюсь к некогда оставленному селению. И сквозь усилившуюся метель вижу мужчину, закутанного в длинный плащ с поднятым капюшоном и стоячим воротником. Он стоит перед запорошенной статуей богини. Всматривается в неё, слегка наклонив голову. Мужчина с интересом протягивает руку в шерстяной перчатке к животу Луны, он явно также как и я недоумевает по поводу запечатлённого в ней чада. И я замедляюсь в своей спешке, не только из-за порывов ветра и холодного снега, колющего лицо, но и от осознания, что Каиль не смог бы удивиться, ведь, без сомнения, это он так заботливо оттёр статую от сажи.


Теперь уже с сомнением подхожу к мужчине, всё ещё не отнявшим руки от живота обнажённой статуи. Он замечает меня, по хрусту мокрого снега. Ветер ослабевает, и мужчина опускает воротник. Щетина успела отрасти в неуклюжую бородку. Кудрявые волосы вымокли и обрамляют тёмное загорелое лицо почерневшими сосульками. Карие глаза глядят устало.


- Пойдём?


- Вы пришли, - почти одновременно с ним произношу я.


- Каиль бывает излишне убедительным, - неприятно отзывается Лукас и жмурится.


- А где он? - спрашиваю дядю о Каиле.


Лукас удивлённо приподнимает брови и шире раскрывает глаза.


- Мелкий засранец, - произносит со смешком. - Полагаю, что в замке. Небось ждёт, когда "Пешки" покажут себя передо мной.


- Для чего он этого ждёт? - что-то кольнуло в груди, заставляя сжаться.


- Для чего же, - лишь произнёс Лукас недовольно.


Он вышел вперёд меня и, широко шагая, направился к руинам замка. Я пошла следом, оглядываясь по сторонам. Не думаю, что наш разговор кто-то может услышать, но спрашиваю Лукаса тихо:


- Вы пришли один?


- А тебе ещё кто-то нужен, Дафна?


- И Агата вас отпустила? - не подумав задала я следующий вопрос, и прикусила язык от неожиданности.


- А она ничего не знает, как и остальные преподаватели, а также студенты академии, - прохрипел не менее удивлённый моим вопросом ректор, - это ещё одно условие, выставленное Каилем.


Я понимающе закивала. Вот вернёмся, и если выживем, то Агата нас добьёт. Всех.


Лукас шагает уверенно, твёрдой походкой. Поднявшись на холм, мужчина останавливается и оглядывается на меня.


- И что ты хотела мне здесь показать такого важного? - нарочито громко произносит ректор насмешливым тоном.


- Сад! - нахожусь я сразу же. - Он находится за замком.


- То есть, я шёл сюда половину дня, чтобы взглянуть на замёрзшие цветочки? - недовольно сплюнул в конце фразы.


- Нет, - я понимаю, что должна срочно придумать нечто ну очень убедительное. Вот только что?


Лукас чуть наклонил голову набок. Уверена, мы оба понимаем, как глупо и нереалистично сейчас выглядит наш диалог со стороны.


- Вы уже видели беременную статую Луны. И там я нашла кое что гораздо интереснее!


- Я похож на монашку? - устало интересуется Лукас серьёзно, указывая своим вопросом на глупость моего предположения.


Да, для осмотра подобных достопримечательностей мне следовало звать матушку Катерину, а не его. Я силюсь припомнить что-нибудь, посвящённое культу Луны, но способное заинтриговать бывшего наёмника.


- Ещё скажи, что там древнее яйцо дракона! - подсказывает Лукас хоть какую-то бессмыслицу и безнадёжно вздыхает.


- А вот и угадали!


Он даже поперхнулся и закашлялся. О, в его взгляде я ясно читаю недовольство моей глупостью. Или это мне только кажется? Тем не менее, Лукас ступает за мной на каменный пол, с оставшейся местами облупившейся плиткой.


До сада нам дойти не дают. Есть в замке такое место, где хорошо сохранились и стены и потолок. Там сидели "Пешки" перед своим костром, там и я повела Лукаса к саду. Там же мы и остановились, загнанные в ловушку.


Король, Сэм и Дэн встали перед нами, загородив выход из маленького коридорчика. Я обернулась и увидела за нашими спинами Яну, Фадея и ещё одну "Пешку". Вроде, больше никого быть не должно.


- Дафна, иди ко мне, - позвал Король.


Яна тоже ждёт меня. И я понятия не имею, что делать. Неуверенно шагаю к Королю. Лукас молчит. Останавливаюсь на половине пути. Остановилась я не оттого, что передумала идти, вовсе нет. Нас накрыла тьма. Она меня не пугала, такую тьму я уже видела. Неестественная, вовсе никак не вяжущаяся с окружающей нас ночью.


Когда опустилась тьма, поглотив нас всех, я почти сразу почувствовала тёплое прикосновение и услышала тихий голос Каиля. Он попросил меня оставаться на месте и не открывать глаз. Потому я их, для начала, закрыла.


- Умница, стрекоза, - выдохнул в моё лицо и толкнул спиной к стене.


Я присела на корточки, вслушиваясь в окружение. Шагов Каиля, как всегда, не слышно. Зато хорошо слышен гаркнувший голос Лукаса и какой-то свист, прекратившийся хлопком удара чего-то маленького о пол. После последовал взрыв. К этому моменту я уже оказалась поднятой с пола и прижатой к Каилю. Он выбежал вместе со мной на руках из коридора, воспользовавшись замешательством "Пешек".


- Давай, нам надо уходить, - Каиль опускает меня на землю, попутно осматривая. - Ты в порядке? Не смотри так, Лукас справится.


Каиль схватил меня за руку и хочет потянуть за собой, но я не двигаюсь.


- Ты чего? - он опешил. - Быстрее.


- Мы никуда не пойдём! И ты сказал, что Лукас ничего не узнает!


Он отпускает меня и взъерошивает собственные волосы, закрывает лицо ладонями и тихо шипит, почти стонет.


- Всё изменилось, Даффи. Ты же видишь, это очень и очень опасно.


Да, я вижу, но не говорить же ему очевидных вещей? Каиль протягивает мне руку ладонью вверх и упорно ждёт, когда я послушно схвачусь и пойду за ним. Скрестила руки на груди.


- Что ты хочешь? - не выдерживает он первым.


- Вывести Яну, понять: откуда здесь Лукас, - перечисляю ровным тоном, - попасть в общежитие и чашку горячего шоколада.


Мы оба молчим. Со спины раздался второй взрыв и чей-то крик. Я не вольно обернулась, но отсюда никого не видно, даже дым от взрыва теряется в ночной темноте. Силюсь разглядеть, что же там происходит. А ведь и Яну могло зацепить взрывом!


- Что это за бомбы такие? - спрашиваю у Каиля, подошедшего и обнявшего меня со спины.


- Понятия не имею, какая-то алхимическая фигня. Вроде как дезориентируют противников, но не убивают. Я предупредил Лукаса, что Яна тоже будет здесь.


- Мог бы и меня предупредить, - говорю обиженно.


- Ты бы не согласилась.


- Но теперь чего тебе боятся? - поворачиваюсь к юноше. - Рассказывай всё, иначе я никуда не пойду. Нет, пойду. Обратно!


Каиль недовольно хмурится и качает головой.


- Во-первых, я уговорил Лукаса нам помочь. Я же знал, что не справлюсь один. И не смотри так, ты ничего не умеешь. Как уговорил? Не имеет значения, - усмехается. - Во-вторых, он велел и мне не вмешиваться. Так что, идём.


- Нет, не идём! Ты мне совершенно ничего не рассказал!


Каиль согласно угукает и вновь кусает губы. Честно говоря, я уже согласна уйти куда-нибудь да переждать. Только Яну бы найти. Мы продолжаем стоять в саду. Странно, если Каиль хотел меня увести, почему тогда мы не в покинутом селении? Об этом я его и спрашиваю. Каиль как-то неуверенно пожимает плечами, не зная, что сказать.


Облака на небе расходятся, вновь показывая нам лик луны и пропуская её тусклый голубоватый свет. Теперь я вижу лицо юноши, пусть и не очень отчётливо. Да думаю, у меня ещё уйма времени привыкнуть к темноте. Каиль замечает мой взгляд и встряхивает чёрной гривой.


- Знаешь, Лукас и Агата, всё хотят, чтобы я научился показывать. Они уверяют, что я тоже должен это уметь, а не только читать других.


- И ты мне покажешь что-то?


- Не уверен, - улыбается. - Агата не может прочесть меня. Лукас говорит, это потому, что я сам закрываюсь.


- А ты закрываешься?


- Есть кое-что, что мне бы хотелось оставить только при себе, - отвечает неуверенно. - Даже от тебя.


- Тогда рассказывай, а не показывай, - предлагаю обижено.


Это значит, ему меня прочесть можно, а у самого есть секреты? Каиль молчит, опустив голову и уставившись куда-то в ноги. Со стороны руин ничего не слышно, и это ужасно нервирует. Почему так тихо?


- Каиль, я волнуюсь. Давай мы туда вернёмся и аккуратно посмотрим?


- Как ты себе это представляешь? - молодой Страж обернулся к тёмному силуэту каменных стен.


- Никак. Просто пойдём?


- Если я покажу, как договорился с Лукасом, обещаешь не ходить в замок?


- И откуда я пойму, что там всё хорошо или плохо?


- Я пойду к Лукасу. Ты останешься здесь.


Раскачиваюсь с пятки на носок.


- А как ты покажешь? У меня нет никакой посуды и воды тоже.


- Они нам и не нужны.


Каиль погладил меня по плечам. Думаю, он нервничает. Несколько раз сжал и разжал кулаки. Похоже, что юноша очень волнуется. Он закрыл глаз и постоял так секунд пять, не больше, но для меня сейчас время течёт крайне медленно. Особенно тяжело переносить тишину. Я понимаю, что в замке сейчас беготня и прятки, охота "Пешек" на Лукаса и наоборот. Только бы Яну не задело. И Фадея! Фадей не может быть плохим.


- Даффи, - отвлёк меня Каиль, пристально разглядывая.


Он протянул ко мне обе руки выставив ладони вперёд и немного растопырив пальцы, сказал взяться. Я так и сделала. Затем Каиль, закрывая глаз сам, попросил сделать тоже. Я послушалась. Сначала его руки, как и всегда, были очень тёплыми, почти горячими. Затем пошёл холодок.


Лукас сидит в своём кабинете, а я смотрю на него. Нет, это Каиль смотрит. У него получилось показать мне! Всё так, будто я вижу его глазами. И мой мир разделён пополам. В одной половине знакомый кабинет с высоким книжным шкафом, тяжёлыми шторами, массивным деревянным столом, кожаном креслом. В кресле раздражённый Лукас. Ректору не нравится, что Каиль так просто позволяет себе прерывать его работу. С другой стороны мир очень тёмный, чёрный, но не холодный. Будто что-то мешает мне видеть.


- Лу-укас, - нараспев произносит Каиль весёлым тоном. - Дело есть. Ты же не против?


- Против. Вон из кабинета, я тебя не вызывал.


- Меня не надо вызывать, Лукас. Мы же вот-вот породнимся. Следует ли мне звать тебя братом, или дядюшкой? - посмеиваясь интересуется Страж.


- Тебе следует звать меня господин Агнус, или ректор, - без тени иронии.


- А я так не думаю. Не возражаешь?


Каиль не дожидается какого-либо ответа. Он со знанием дела подходит к книжному шкафу и отодвигает тяжёлый с виду фолиант. За книгой припрятан пузырь коньяка. Схватив его, Каиль подходит к столу и достаёт с верхнего выдвижного ящика стаканчик. Наполняет напитком и протягивает Лукасу. Мужчина недовольно хмурится и наблюдает за юношей.


- Решил меня споить?


- Подумал, что ты захочешь расслабиться перед тяжёлым разговором.


- Что-то об Агате? - Лукас насторожился.


- О нет. Что-то о Дафне.


- Её учёба здесь зависит только от её способностей. Ничем не могу помочь, - Лукас выпил предложенного коньяка.


- Да не об учёбе речь, - хмыкнул Каиль и налил ещё. - Она вот-вот помрёт, если ты не вмешаешься.


- И зачем я должен вмешиваться? - ректор сцепил пальцы и положил на них подбородок, посмотрел на студента.


- Чтобы она осталась в живых, - немного раздражённо ответил Каиль.


- Сам не справишься? Раз уж тебе интересна её судьба.


- Слышал когда-нибудь о "Пешках"? Потому как они о тебе наслышаны. И хотят твоей смерти. Я предлагаю самим убить их. Вместе.


- Повторю вопрос, - сказал Лукас, вертя в руках стаканчик с шоколадным коньяком. - Сам не справишься, Каиль? Или вернее будет...


Каиль резко отступил от меня. Хотелось бы, чтобы вместе с этим прошёл и холод, но нас успело немного запорошить снегом.


- Это не всё, - сказала я.


- Этого достаточно.


- Нет.


- Какая же ты... - Каиль не продолжил. - Хорошо, подойди.


Я вновь схватила юношу за руки и в ожидании закрыла глаза. Он усмехнулся.


- И купол тишины, значит, ставить научился, - к чему-то говорит ректор.


Лукас сидит в кресле, закинув ноги в высоких сапогах на стол. Пузырь с коньяком практически пуст. Волосы ректора взъерошены, на щеках появился лёгкий румянец. Каиль наблюдает за ним, самодовольно разлёгшись в кресле.


- Так. Когда надо выходить? - поинтересовался Лукас, - из-под прикрытых ресниц глядя на Стража.


- В воскресенье, после обеда. Я приду туда в пятницу к вечеру, чтобы опередить "Пешек".


- И когда я приду, ты накроешь нас тьмой, конспиратор хренов.


- Полегче с выражениями, - заливисто смеётся Каиль. - Как ещё мне устранить помеху?


- А я думал "невесту", - Лукас усмехнулся. - И тут вдруг Дафна превратилась в "помеху".


- Да что ты прицепился. Как хочу, так и называю.


- Прямо настоящий дракон! - фыркнул Лукас. - что не встреть, всё твоё! Пойми лучше, что в этой жизни не всё может тебе принадлежать. И женщина - в первую очередь.


- Ну тебя! Лучше скажи, ты поможешь?


- Ага, то есть тебя, всё же, интересует моё мнение? - наигранно удивился ректор и взъерошил волосы ещё сильней. - "Я от твоей академии камня на камне не оставлю!", "Я сделаю так, что Агата никогда в жизни к тебе не подойдёт!", "Лучше скажи, ты поможешь?". А у меня есть выбор?


- Конечно, - Каиль развёл руками и сел. - Выбор есть всегда и у всех. Кто я, чтобы отнимать его?


- Ты, Каиль, самый сволочной и наглый в мире...


- Чёрт, - шипит юноша зло. - Ты не должна была увидеть это!


Он рассматривает прожилки на собственных ладонях.


- Ну, я это увидела, - немного злюсь. - Ты заставил Лукаса помочь, да?


- А? - Каиль несколько раз моргнул, но вскоре улыбнулся. - А что мне было делать?


- Каиль, так же нельзя.


- Дафна, уже поздно что-то менять.


Со стороны замка послышался взрыв и мужской крик. Каиль и я обернулись на звуки.


- Ты остаёшься здесь, я к Лукасу, - сообщил Каиль на ходу.


Мне осталось только стоять в саду и ждать. Я и сама понимаю, что помочь не смогу. Буду только мешаться. Хотя, быть "помехой", конечно, обидно. А вот быть "невестой" очень странно, предложения-то всё ещё не было!


В замке вновь всё затихло. И я начала медленно пробираться к руинам. Я подошла почти к самому замку, но обойдя его чуть сбоку. Оказалось, что из сада ведёт тропа, в обход замка, прямиком к селению. По ней я и направилась.


Луна спряталась за тучами. Снег скрипит под ногами. Я вглядываюсь в сторону замка - тщетно. Как же хочется войти, но меня тогда и убить могут! А так они могут убить Фадея!


- И о чём ты только думаешь, Дафна! - вслух отчитываю я себя, направляясь к замку.


Останавливаюсь. Рука сама пролезла под верхнюю одежду. Ножик на месте.


17

Поднимаюсь в коридорчик, из которого меня вынес Каиль. Здесь никого. Одну из сторон разворотило взрывом. Что-то мне про бомбы не договорили. Или Лукас взял несколько видов бомб?


Я брожу осторожно, прислушиваюсь. Ничего. Куда все подевались?


Крик раздаётся со стороны селения, и я понимаю, что в замке уже никого помимо меня и не осталось. Пробегаю по залу с плиткой.


- Дафна?


Останавливаюсь слишком резко и скольжу, но каким-то чудом сохраняю равновесие. Оборачиваюсь. Фадей!


- Ты здесь! Цел?


- Да, - он дрожит и сидит на полу, прижавшись к стене.


- Холодно? - иду к нему.


- Страшно, - смущённо признаётся "Пешка". - Ты ведь тоже видела это?


- Что видела? - я сажусь рядом.


- Птицу.


- Нет.


- Надо бежать, - юноша в страхе озирается по сторонам. - Мы здесь все умрём. И эта птица нас сожрёт. Дэна разорвала, а меня не заметила!


- О чём ты? Какая ещё птица?


- Да я не знаю! Огромная, прилетела сверху и сожрала Дэна, - Фадей затрясся, а голос его перешёл в шёпот. - Я о таких и не слышал. Крылья огромны. Только я её почти не видел в темноте. Что у вас на островах живёт такое?


Смотрю на перепуганного юношу и не понимаю, что за бред ему привиделся. Фадей трясётся, подтягивает ноги ближе к груди, сжимается и продолжает озираться, будто птица может вернуться и напасть на нас.


- Фадей, - зову я. - Не выходи отсюда до утра, а потом беги. Слышишь? Только не по тому пути, которым сюда пришли. Через селение есть ещё один, ты же видел там дорогу? Беги по ней. Ты попадёшь к озеру. Обойдёшь его стороной и выйдешь к деревушке. Там узнай, как добраться до Заснежья. Ты запомнишь?


Он рассеянно кивнул.


- Хорошо. Ты видел Яну?


- Видел.


- Где она? - я рассматриваю Фадея.


- В храме, - он, вроде, начал успокаиваться. - Только там птица кружила. Не ходи. Вместе убежим.


- Не могу, - я стараюсь говорить мягко. - А ты сиди здесь. Утром уйдёшь.


Медленно встаю. Фадей не пытается меня удержать, он сильнее сжимается, но уже не трясётся и не озирается. Нет здесь никаких птиц, он бредит от страха!


Я крадусь к селению. Луна вновь воцарилась на небе и достаточно ярко освещает покинутое селение. Снег ей помогает, отражая свет. С холма видно, как в низине летают огненные шары Короля. Лукас отбивается теперь при помощи магии, пуская в ответ ледяные иглы. Каиля нигде нет. Нет и никого из "Пешек". Это странно, но мне достаточно криков Лукаса и Короля. Они далеко от храма, а значит, я смогу пробежать туда.


Бегом спускаюсь вниз. Украденный с кухни нож крепко зажат в правой руке. Меня накрывает тень. От неожиданности поднимаю голову. Тени уже нет, как нет и разбежавшихся облаков.


- Птица? - спрашиваю нервно сама у себя. - Быть не может.


Я почти подбежала к храму, как мне дорогу преградил Сэм.


- Король говорил, что ты можешь предать нас, - низким голосом говорит он зло. - Он не будет против, если я отомщу тебе за Дэна.


- Я не предавала вас.


- И ты не рассказывала Агнусу о том, что его ждёт? И не сбежала, когда он напал на нас?


Сэм медленно подходит ко мне. В руках он сжимает короткий изогнутый меч.


- Я не сбегала, - начинаю пятиться. - Послушай. Что случилось с Дэном?


- А то ты не знаешь! - рявкает он. - Уж не знаю, что за демона ты призвала! Да только за всё ответишь, дрянь!


Сэм с рёвом бросился в мою сторону. Однако нас накрыла тень, а вслед за ней "Пешка" оказался поднятым высоко над землёй. И тень его унесла. Всё произошло в секунды. И я разглядела лишь огромный силуэт, схвативший мужчину своими когтистыми лапами. Ветер от взмаха крыльев повалил меня на землю. И я не сразу поняла, что кричу от страха. "Птица" - мелькнуло в моей голове. Да разве бывают такие огромные птицы? Тень пронеслась перед диском луны, и развернулась, возвращаясь к селению.


В тот же миг я стрелой влетела в храм и с трудом хлопнула за собой тяжёлой кованной дверью. Светлоокая Луна, хоть бы внутри была только Яна.


Немного отдышавшись, я осматриваю помещение храма. Линии пепла внутри здания показали мне, где когда-то располагались ряды скамеек. Я услышала, как простучали каблучки по лестнице на второй этаж. Там должна располагаться хоровая комната.


- Яна, это я! - кричу, на всякий случай.


И иду к лестнице, по пути дивясь, как же храм выстоял столько лет, оставаясь практически нетронутым временем, только впереди, за стеной рядом с лестницей, видны растения, разросшиеся внутри здания храма. С улицы доносится очередной взрыв, а каменные стены содрогаются. Нет, этой ночи храм не переживёт.


Почти поднявшись к комнате, вновь зову свою подругу. Ответа не следует.


- Я вхожу, - уточняю, крепче сжав рукоять ножа.


- Предательница! - яростно вопит Яна, стоило мне войти к ней.


- Ты хотя бы знаешь, за что вы хотели убить Лукаса?! - кричу в ответ.


- Он убийца!


- Вы тоже!


Вот и поговорили. Девушка смотрит на меня с нескрываемой злобой и с презрением. Я беспомощно стону и запускаю пальцы левой руки в волосы, крепко сжимаю их.


- Яна, послушай, я хочу помочь тебе.


- Не верю, - она тоже перешла на более спокойный тон, но сдерживается с трудом. - Ни единому твоему слову. Сейчас из-за тебя там умирает моя семья!


- А иначе бы умерли мы с тобой! Ты не знаешь, какие условия Король мне поставил! - вслед за ней срываюсь на крик.


- Да лучше бы ты умерла! Лучше бы вообще не приходила! - кричит она, срывая голос.


Я даже онемела от слов подруги. И прежде, чем смогла придумать для неё какой-нибудь ответ, за спиной раздался очередной взрыв. Меня отнесло вперёд, к Яне.


***


До боли в пальцах сжимаю кухонный нож. Слёзы обжигают лицо. Раскачиваюсь из стороны в сторону, силясь удержаться на ногах, и смотрю на неё. Её глаза широко раскрыты от ужаса. Слёзы застыли в уголках, так и не скатившись с ярко раскрашенных глаз Яны. Мокрая коса приклеилась к голове. Яна издала горловой хрип и отклонилась от меня, падая на спину. Так медленно и невероятно тихо. Я опустила взгляд, вслед за подругой. Взгляд зацепился за блеск лезвия окровавленного ножа. С трудом разжала непослушные пальцы.


Нож с громким звоном выпадает из рук.


Вслед за звоном металла столкнувшегося с камнем ко мне возвращаются и остальные звуки, заполняя пустоту. С улицы громко ругается Лукас. Кто-то, стуча подошвами, поднимается по лестнице в комнату, предназначенную для храмового хора.


- Дафна! Нет, что ты наделала? - юноша с головой, выбритой наполовину, подбегает ко мне. - Надо уходить! Срочно! Дафна!


Он начинает меня трясти. Там же Яна, она лежит так рядом! Как же это мы уйдём и оставим её тут одну?


Вырываюсь и ползу к подруге. Я беру её руку. Светлоокая Луна, почему Яна так побледнела?


- Вставай! - рявкает юноша и тянет меня.


- Нет, ей холодно! Ты не видишь? Ей больно! Она плачет!


Фадей перекидывает меня через плечо, болезненно охает и начинает спускаться по лестнице.


Яна остаётся в полуразрушенной комнате. Совсем одна! За что?


Юноша опускает меня на пол и садится рядом. Он тяжело дышит. Провожу дрожащими руками по волосам. Перед глазами мутным видением является Яна, медленно распахивающая обведённые глаза.


- Что ты наделала? - шепчет Фадей сквозь слёзы. - Что же ты наделала?


Смотрю на "Пешку" и не знаю, что сказать. Голова болит и гудит. И сквозь весь этот шум прорываются новые звуки, отклики битвы: лязг металла, выкрики заклинаний, громыхание взрывов.


- Что не так? - спрашиваю. - Что я сделала?


Фадей молчит, утирая слёзы. Шум битвы затихает. Кто-то куда-то побежал.


- А почему ты здесь? Ты должен был сидеть в замке.


- Я и сидел, а потом... - хочет начать Фадей, но замолкает.


С громким стуком закрывается кованная дверь. Мой спутник сжимается и бледнеет. Он достаёт из нагрудного кармана маленькое зеркальце и вытягивает руку с ним за стену. В отражении предводитель "Пешек" рыскает по храму, пригибаясь и озираясь по сторонам.


- Король нашёл нас, - шепчет Фадей еле слышно и смотрит на меня в упор. - Сиди тихо.


- Кис-кис-кис, - насмешливый тон Короля. - Выходи и не бойся, я тебя приласкаю, мой маленький лекарь.


- Король? - нарочито удивлённым тоном выдаёт Фадей громко. - Это точно ты?


- А кто, по-твоему? Вылезай!


Юноша встаёт и выходит из-за стены. Он ещё раз взглянул на меня, не дольше секунды, и направился к Стражу.


- Где она? - прорычал предводитель "Пешек" хрипло.


- Яна умерла, лежит там, - теперь я слышу Фадея.


- Да не Яна, твою мать! Где её подружка? - рычит озлобленно.


Пытаюсь вжаться в стену. Само собой, у меня ничего не выходит. Продолжаю подслушивать их разговор. Король расспрашивает Фадея обо мне. Фадей уверяет, что видел, как я прыгнула в окно перед самым взрывом.


- Да, а почему я её не видел? Я же был на улице! - сердито интересуется Король.


- Без понятия.


Я перестаю слушать их перебранку. Руки и ноги покалывает от холода. Глаза слипаются, зевота просится наружу. И живот недовольно, на счастье очень тихо, бурчит, прося хотя бы малюсенький ломтик хлеба. Я жмурюсь и в страхе раскрываю глаза. Стоит сомкнуть веки лишь на секунду, как передо мной встаёт образ Яны, даже слышу её дыхание и хрип.


Вновь началась пурга, и меня накрыло снегом. От неожиданности поднимаю голову. Какая красота! Надо мной высится огромный купол, сохранивший древнюю роспись. По стенам к вершине купола тянутся голубые жар-птицы, переплетающие хвосты между собой и расписных бутонов пухлых рыжих цветов. Этот рисунок сильно не вяжется с моим представлением храмов культа Луны. Поверх поблекшего рисунка проросли настоящие вьюнки, разбросавшие свои корни и ветви в мелких и не очень трещинах. И все они тянутся к огромной, неровной зияющей дыре. Она рядом с самым центром купола, сквозь которую ветер заносит воздушные снежинки.


Слышу взрыв и сразу за ним протяжный крик боли и ужаса. Хруст костей. Инстинктивно сжимаюсь. Великая и добрая Луна, не знаю, что за зверь бушует там, но спаси меня! За секунду до последних воплей Короля, Фадей вновь оказывается около меня.


- Эт-то не п-птица, - заикаясь шепчет он голосом, пропитанным ужаса.


- Что там? - также тихо интересуюсь я.


- Тише, нас услышат! - шипит на меня Фадей.


- Сам тише!


Рука Фадея накрывает мне рот. Я и не заметила, как подняла на него голос. Теперь мы прижимаемся друг к другу. В храме относительно тихо. Только завывает ветер, приносящий новые снежинки. Даже дышать стараемся медленно и тихо. Не знаю, сколько времени прошло, но мне показалось, целая вечность. Фадей отпустил меня и вновь полез за складным зеркальцем.


В окружающей тишине зеркало щёлкнуло, разносясь отзвуками эха. Мы замерли, но из-за стены не раздалось ни звука.


- Давай же, - шепчу я.


Фадей только отрицательно мотает головой, не решаясь выставить зеркало и посмотреть.


Рывком забираю зеркальце себе и как можно тише перебираюсь ближе к краю стены. Протягиваю руку, наблюдая за отражением. Мне на глаза попадается небольшая часть пола, заляпана кровью. Кручу зеркальце, но вижу лишь пустой зал. Даже Короля нет. И нет тяжёлой кованной двери, на её месте в стене широкая дыра.


- Там никого, - сообщаю с обычной громкостью.


- Даффи, - еле слышно раздаётся знакомый голос, заставив меня подпрыгнуть на месте.


Хочу встать, но Фадей хватает меня за руку и смотрит умоляюще. Я пытаюсь его успокоить, но юноша лишь сильнее сжимает руки на моём запястье.


- Теперь ты сиди смирно, - шепчу я ему, а затем оборачиваюсь и говорю уже громче, для Каиля. - Я здесь!


"Пешка" отпускает меня и, не двигаясь с места, начинает озираться, в поисках укромного места. Встаю на ноги, чтобы через секунду ткнуться носом в подбежавшего Каиля. Он запыхался и обеспокоенно осматривает меня, пока ещё не заметив Фадея.


- Даффи, - нежно произносит Каиль, привлекая меня к себе и покрывая лицо короткими влажными поцелуями.


От него пахнет кровью и копотью. Я немного отстраняюсь и поднимаю голову, чтобы взглянуть в лицо юноши. Рядом со ртом пятна крови, но они явно не от рассечённой скулы, это озадачивает. Любящий усталый взгляд чёрных глаз - пугает. Он грустно улыбается, не выпуская меня из крепких объятий.


- Всё кончено, - выдыхает Каиль. - Ты нашла Яну? Даффи?


- Где твоя повязка? - спрашиваю осипшим голосом.


- Потерял, - отвечает растерянно и моргает.


- Ты не заметил? - теперь и я растеряна.


- Нет, - признаётся, отведя взгляд немного в сторону.


Каиль полез в свою сумку и довольно быстро отрыл там замену своей потере. Умело и ловко он повязал на правом глазу белую тряпичную повязку. Юноша замер. Он смотрел через мою голову, сузив глаз. Я невольно обернулась, там стоял Фадей, почти добравшийся до лестницы наверх. Каиль угрожающе шагнул к нему, но я обхватила талию юноши и уткнулась носом в его рубашку.


- Не трогай его, - попросила Каиля.


- Я думал, ты спасаешь подругу, а не друга.


- Он ничего не сделал.


Каиль недовольно цокнул языком. Фадей испуганно остановился и ожидает, что же его ждёт.


- Иди, - скомандовал Каиль. - Даффи, а где твоя подружка?


- Наверху.


- Позовёшь её? - он наклонил голову набок.


- Нет, - ответила охрипшим голосом и расплакалась.


Каиль вновь обнял меня и что-то быстро зашептал, пытаясь успокоить.


Фадей скрылся в комнате для хора, а нас с Каилем Лукас нашёл сидящими на полу храма.


- Даффи, - еле слышно шепчет Каиль, прижимая меня и укачивая.


Юноша поочерёдно целует мои пальцы, лоб и снова пальцы. Просит взглянуть на него. Я поднимаю заплаканные глаза. Каиль уже прослушал мою сбивчивую речь о смерти Яны. И потому продолжает гладить меня по волосам и спине, баюкать. Тяжёлые веки сами собой закрываются, но я продолжаю бодрствовать.


- Даффи, - выдыхает Каиль вновь и продолжает укачивать меня.


Со временем решаюсь открыть глаза. Каиль, заметив мой взгляд, ласково улыбается. В этот момент к нам и подходит Лукас.


Ректор спросил как у нас дела, Каиль ответил, а я в разговор не встревала.


- Вернёмся? - поинтересовался Лукас.


Каиль поставил меня на ноги и попросил немного его подождать. Он поднялся на второй этаж, и моё сердце ёкнуло. Однако юноша вернулся без Фадея и ни словом не обмолвился с Лукасом о прячущемся наверху "Пешке". В руках возвратившегося Каиля пропитанный кровью свёрток, в котором я сразу признала Яну.


- Надо её похоронить, - серьёзно заявил юноша.


- Ага, чем будешь замёрзшую землю копать? - недовольно высказался Лукас.


- Так мы её оставить не можем, - спокойно ответил Каиль.


- Тогда сожги.


- Так нельзя, - вмешалась я.


- Нет, можно. Так раньше и поступали с умершими, - попытался утешить меня Каиль. - Мы разожжём погребальный костёр для неё.


***


Жадный огонь, созданный Каилем, быстро поглотил наспех собранные промёрзлые веточки, а с ними и худощавую беззащитную Яну, завёрнутую в светлую ткань. Ткань вспыхнула и, словно невесомые листы бумаги, лоскутами поднялась вверх, закружив в последнем танце. Пламя ещё долго глодало Яну, пока я закрывала лицо руками, не в силах смотреть на подругу.


Лукас сообщил, что не собирается тратить время ещё и на похороны, а потому он давно возвратился в академию. И я с Каилем вдвоём обдирали ветви, собирали хворост и складывали на краю заброшенного сада погребальный костёр. И теперь порывы холодного ветра кусками сносили лоскуты в бушующее внизу море.


- Идём, - Каиль подошёл ко мне со спины.


Его руки нежно сомкнулись на моём животе, обнимая и прижимая меня к себе.


- Можно вопрос? - я не стала дожидаться ответа и сразу продолжила. - Почему ты прячешь правый глаз?


- Если узнают, что я Чёрный дракон, моя жизнь изменится, - покусывает губы. - Не хочу, чтобы это произошло.


- А Лукасу ты рассказал, - заметила я обиженно. - А мне не доверяешь?


- Я и ему рассказывать не собирался. Твой дядя до жути дотошный человек. Иначе и он бы не узнал.


- И давно в тебе проснулась Сила дракона?


- Давно, - юноша нахмурился. - Слишком рано, учитывая, что я слышал о своих предшественниках. Ребята на первом курсе помогли мне проснуться. Тогда и глаз почернел. И, на счастье, тогда я провёл с одноклассниками забавный эксперимент, разворотивший кабинет химии, - Каиль усмехнулся. - Агата до сих пор злится, что я отказываюсь от её помощи в восстановлении глаза. Поговаривают, якобы алхимики научились выращивать утерянные глаза, но исход не всегда положительный. А Агата считает, что попробовать всё равно стоит. Родители же настояли, что я имею право сам решать, нужна ли мне замена.


- Погоди! - перебила я разговорившегося юношу. - Никто в твоей семье не знает о том, что ты дракон?


Я обернулась к Каилю. Он смущённо улыбнулся, немного вымученно, как мне показалось. И ответил, что до сегодняшнего дня об этом знал лишь Лукас. Я попыталась настоять, что Каиль должен рассказать обо всём своей семье, но юноша лишь пробурчал что-то невнятное в ответ. Поговорив, мы пошли к академии. По пути Каиль несколько раз останавливался и извинялся передо мной за свою усталость. У Осколка Каиль согнулся от резкой боли и упал на землю. Я пробовала помочь ему встать, но Страж отмахнулся от меня.


- Посидим и всё. Я не сплю третьи сутки, - признался Каиль. - Переутомился, нечего волноваться.


- Как же так, - я не собиралась отставать от него. - Ещё как есть! Вот поднимемся и пойдём в лазарет.


- Ещё чего, - огрызнулся юноша. - Посидим, а потом поможешь мне до комнаты доползти. Вот и всё.


Юноша согнулся на упавшем дереве, дотронувшись лбом до собственных коленей.


- Я сбегаю за помощью.


- Нет! - юноша схватил меня за руку. - Скоро пройдёт. Побудь со мной. Пожалуйста, стрекоза.


Юноша разогнулся и сел более-менее ровно. Улыбнулся и потянулся ко мне за поцелуем. От него отдало кровью, и я отпрянула.


- Что-то не так? - удивился Каиль.


- Ты поранился во рту? - неуверенно задала я вопрос.


Юноша закашлялся и отвернулся, уставился на водную гладь. Такую тёмную и в тоже время серебристую под вечер.


- Возможно. Не беспокойся об этом, - тихо произнёс он, наконец, и вновь согнулся. - Как же меня тошнит.


- Точно! - пришла в голову мне единственно верная, на мой взгляд, мысль. - Ты же не ел давно. Да ещё и не спал, вот тебе и плохо. Тебе поесть надо!


- Не надо, - в голосе Каиля проскользнуло отвращение. - Поверь, малышка, я ел совсем недавно.


- Что? Когда?


- Лучше тебе не знать, - недовольно усмехнулся. - Будь лапочкой, помоги мне встать.


Каиль облокотился на меня, и вместе мы поплелись к общежитию. Иногда на нашем пути попадались зазевавшиеся студенты, которые останавливались и провожали нас любопытными взглядами. Подходить к нам с расспросами, на счастье, побоялись. Это, думаю потому, что нам не встретилась Алиса. Она уж точно не отстала бы, пока всё не узнала!


Каиль тяжело повалился в постель. Его тряхнуло, словно сейчас вырвет, но всё обошлось. Я принесла юноше стакан воды, которую он жадно выпил.


- Я пойду.


- Посиди ещё немного, - в очередной раз попросил Каиль, а после похлопал ладошкой по простыне рядом с собой, - ложись.


- Ты понимаешь. Как это со стороны смотрится? - спросила я, всё же улёгшись возле юноши.


- Раньше тебя это не беспокоило, - он укрыл нас.


- Раньше меня это беспокоило не меньше, чем сейчас.


Юноша хихикнул и уткнулся в мой затылок. Я услышала его сонное "обнимашки", после чего юноша прижался ко мне, обволакивая своим теплом. И под мерное дыхание Чёрного дракона я заснула.


Второй триместр подошёл к концу. Я с трудом сдала зачёты и экзамены, несмотря на то, что все оставшиеся дни просидела в библиотеке, готовясь. Иногда со мной сидел Глеб, а порой к нам присоединялся Каиль, и с его помощью учёба становилась легче, но в тоже время оставалась сложной. Самым сложным, на моё удивление, оказался экзамен по истории.


И ведь мне ещё попался счастливый билет!


Вот я сижу в душной аудитории. Меня Заречный вызвал к преподавательскому столу первой. И первой я вытянула билет, а значит, и отвечать мне предстоит тоже первой.


Вопрос 1: Дата основания военной академии Ледяного Дракона и имя её основателя.


Да проще простого! В 1264-ом году. Основал академию Светлый, как там его по имени...


Я какое-то время грызла кончик карандаша, прежде чем записала подзабытое имя.


Вопрос 2: Имена и годы правления, либо жизни (известные) Чёрных драконов.


И это тоже просто. Я записала шестерых Чёрных драконов, а после, сама того не заметив, заполнила седьмую строчку, поместив на неё имя "Каиль". Рано или поздно, а ему придётся открыться перед всеми и занять место Чёрного дракона. Тогда наши пути разойдутся, потому что Чёрному дракону позволено не так много, как четвёртому ребёнку и третьему сыну княжеской семьи Крог. Он тогда даже принадлежать к этой семье не будет! Каждый дракон отказывался от своей фамилии и Дома, к которому принадлежал до пробуждения Силы.


- Агнус Дафна, - позвал меня господин Заречный. - Вы готовы отвечать? Прошу, присаживайтесь и давайте мне ваш билет. Номер?


- Шестнадцатый, - считываю я номер с верхней части листка и сажусь на предложенный стул, напротив преподавателя.


- Замечательно. Можете начать отвечать.


Послушно киваю, зачитываю сначала вопрос, затем ответ, не отрывая глаз от своего листка, исписанного и разрисованного, в ожидании, когда меня вызовут отвечать.


За спиной шуршат листки и чиркают по ним карандаши моих однокурсников. За каждой партой по одному человеку, потому треть не вместилась и ждёт за дверью, когда мы начнём выходить, чтобы поодиночке занимать освободившиеся места.


Не сразу замечаю, как мои губы сами начинают произносить: "седьмой дракон", но на этом словосочетании я и замолкаю. Поднимаю взгляд на Ламберта и ловлю его добродушный взгляд и улыбку, смущённо улыбаюсь в ответ.


- Седьмого дракона, разумеется, ещё не было, - говорю, ещё раз пробегаясь по без малого каллиграфически расписанному имени "Каиль" на своём листе.


- Рад, что вы это помните, Дафна. Позвольте мы перейдём к дополнительным вопросам. Кто нынче глава Восьмого Дома?


- Кристиан Крог, - я мысленно благодарю Луну за своё знакомство с этой семейкой, ибо совершенно не разбираюсь в политике и более ни одного главу никакого Дома назвать не смогу.


- Хорошо, - кивает господин Заречный. - А кто был до него?


- Ещё какой-то Крог? - спрашиваю неуверенно.


Преподаватель закашлялся.


- Вы, несомненно, правы. Его звали Дункан Крог. Увы, последнее время вы много пропускали и ваши оценки ухудшились, так что я вынужден поставить вам лишь восемь баллов.


- Не страшно, - я улыбаюсь теперь без стеснения.


Восемь из десяти! Да это лучший результат во втором семестре, а учитывая, что экзамен по истории последний перед каникулами, я рада любой оценке.


- Тогда поищите свою зачётку, а пока дайте мне ваш лист.


Я потянулась к коробке с серыми книжечками до того, как Ламберт договорил. И не успела перехватить свой лист. Преподаватель взялся за огрызок бумаги обеими руками и начал читать. Какого же было его удивление, когда я вырвала свои записи и скомкав их, выкинула в мусорное ведро, стоящее возле стола.


- Агнус, что это значит?


- Моя зачётка, - пролепетала я, извиняющимся голосом и протянула книжечку ошарашенному преподавателю.


Он сморгнул и расписался. Закинул зачётную книжку обратно в коробку. Хотел было что-то сказать, но я его опередила.


- Можно идти?


- Да, вы можете идти, - историк ещё не успел придти в себя.


Я же поблагодарила его за экзамен и выскочила за дверь.


- Можно входить? - за дверью меня встретила перепуганная Лиза.


- Да, заходи, - бросила я через плечо. - И расслабься, Ламберт всегда добрый.


Девушка, вроде, приободрилась и шагнула в аудиторию, неспешно прикрыв за собой дверь.


- Ты готова? - рядом со мной мгновенно оказался довольный Каиль.


- А ты уже всё сдал?


- Да, можем отправляться.


- Нет, не можем. Мои вещи всё ещё в моей комнате. И не смотри так. Не с полной сумкой же на экзамен идти?


Каиль согласно кивнул и направился со мной по коридорам. Мы быстро преодолели весь путь и оказались в моей комнате. Пустой и тихой, так как у Алисы последний зачёт был вчера, тогда же она и отправилась на каникулы, светясь от счастья и без умолку рассказывая мне о том, как сильно она соскучилась по своему жениху.


Теперь и моя очередь собирать вещи. Не к жениху, конечно, но кто знает, что ждёт впереди?


- Можешь быстрее? - заныл Каиль. - Мы так на корабль опоздаем!


- Не говори под руку.


- Что? - он плюхнулся на кровать. - Ты не могла вчера собраться?


- Не отвлекай!


Юноша досадно замычал, наблюдая, как я ношусь по комнате, кое-как заталкивая вещи в сумку. Дело в том, что Каиль уговорил меня погостить у него на каникулах. Уговорил он меня дня за два до их начала, так что я понимаю его недовольство.


Во время этих же каникул Агата и Лукас собирались пожениться. Ничего не предвещало беды, но что-то пошло не так.


18

- Ненавижу тебя! - вопит Яна, разрывая хрупкую тишину.


Она несётся на меня, высоко подняв кулак с зажатым в нём кухонным ножом.


- Умри! Ты не должна была приходить! - плачет девушка, размазывая слезами чёрный уголь под подведёнными глазами.


Яна с оглушающим воплем кидается на меня. Валит на холодный каменный пол небольшой комнатки на втором этаже храма. Нож снова и снова пронзает мою грудь, а иногда и горло. Его лезвие с лёгкостью протыкает мягкую плоть. Яна заливается слезами, её личико перекошено гримасой гнева.


Чёрные слёзы льдинками падают на моё лицо. И её плачь - единственное, что я слышу. А холод - что чувствую.


- Нет, - прошу я, не слыша собственного голоса. - Так не должно быть! Это не правда!


Я стараюсь кричать всё громче, но понимаю, мои губы не шевельнулись ни разу. И Яна продолжает плакать и колоть меня блестящим наточенным ножом.


Нет брызг крови, нет жгучей боли, нет ран. Яна роняет нож и наклоняется ко мне, совсем близко. Вот её лицо замерло перед моим, а глаза девушки раскрылись в ужасе. Она издаёт последний хрип и падает назад, запрокинув голову. Девушка падает на каменный пол, разбиваясь тысячью чернеющих мотыльков. По моей руке вьётся металлическим змеем обжигающий холодом нож. Я отхожу назад от подруги, шаг и ещё, вот я уже на краю. За мной покинутое селение, ещё шаг. И я падаю в хрустящий снег. Он пеплом обволакивает меня, засыпая серыми хлопьями, неугомонно падающими с таких же серых небес.


- Ненавижу! - доносится со всех сторон.


И я вновь перед Яной. Та лежит беззащитно на каменном полу и плачет. В моих руках украденный с кухни нож.


- Прошу тебя, ну, прошу, - шепчет она чужим голосом.


- Проснись, ну, прошу тебя, Дафна!


Каиль прижимает меня к себе и укачивает, будто малое дитя. Его горячие ладони нежно гладят меня по волосам, по руке, по спине. Он сидит на своей постели, облокотившись на стену. Сижу на его коленях, завёрнутая в лоскутное одеяло.


- Всё хорошо. Я рядом, стрекоза.


- Прости, - смущаясь, хочу спрятать лицо в одеяле, но Каиль не даёт, упорно убирая от моего лица его уголок. - И не обращай внимания, договорились?


- Нет! - отвечает резко, хмурится, кусает потрескавшиеся губы.


Мы приплыли в Ардор три дня назад. Агата уже была дома, чему я очень рада. Ведь эта молодая женщина - единственная, кто попытался и смог угомонить Маргариту и Каиля. Агата выселила своего младшего братца из его комнаты и ясно наказала Калебу впустить Каиля в свою комнату на недельные каникулы. Агата сказала, что жених не должен видеть невесту перед свадьбой, а потому до самой субботы она собралась жить в отчем доме.


- Девушка и юноша не должны оставаться наедине! - строго заявила Агата, глядя на Каиля и Маргариту.


- Да? А как насчёт тебя и... - хотел высказать своё "фи" Каиль.


Он был прерван громогласным голосом Агаты, продолжающей читать нравоучения. И больше эта тема не поднималась. Меня поселили в уже знакомую комнату. Каиля же подселили к Калебу. Агата заняла свою комнату, заставив мальчишек перетаскать коробки из неё на чердак.


И вот уже третий день, как Каиль знает - кошмарный сон не думает оставлять меня. Я уверяю, что это пройдёт, юноша обиженно хмурится и на следующее утро вновь будит меня, в попытке успокоить, унять крики и стоны, разносящиеся по всему дому. Маргарита, Калеб, Дамиль и даже Агата, учтиво молчат и не спрашивают меня ни о чём. Только заботливая мать семейства перед сном старается напоить меня пахучим травяным чаем, в надежде, что он поможет мне успокоиться.


Мне ужасно неловко встречать по утрам обеспокоенные взгляды, слышать: "как себя чувствуешь?", вместо: "доброе утро". И отвечать, что всё хорошо. Видеть беспокойство и настороженность.


Надоело видеть в отражении непривычно впалые щёки, припухшие покрасневшие глаза, сероватые мешки под ними. Всегда хочется спать, но стоит закрыть глаза, и вот я уже оказываюсь в тёплых объятиях Каиля, что-то шепчущего в мои волосы либо в шею, его нежный поцелуй. Юноша успокаивает, но пытается выдернуть меня из цепкого и вязкого кошмара.


Несмотря на наступившее похолодание, погода за окном безоблачная и светлая. Наглое солнце умудряется запустить свои лучи и в широкие высокие окна дома, ослепляя меня и раздражая.


- Сегодня Агата остаётся на ночь у подруг. Они там всё к свадьбе готовятся, - произнёс Каиль, бесшумно входя в мою комнату. - Так что я могу остаться с тобой.


- В этом нет нужды.


- Не согласен.


Вот и среда подошла к концу. Я почти готова заснуть, привычно столкнуться с разгневанной Яной и не ощущать отдыха по утру.


Каиль не внял моим протестам, даже когда я выбралась из-под одеяла и попыталась силой вытолкнуть юношу. В ответ на столь явную попытку распрощаться, он лишь вздохнул и подхватил меня на руки, положил обратно в постель и забрался рядом.


- Засыпай, стрекоза, - пробурчал юноша.


- Не станешь снимать повязку?


- Нет, мама имеет привычку входить без стука.


- Вот в кого ты такой, - недовольно отозвалась я.


- Так! - гаркнул он и лёг на бок, посмотрел на меня. - Засыпай уже.


Каиль подпёр голову рукой и уставился на меня чёрным глазом. Будто кто-то вообще способен заснуть, когда так пристально наблюдают!


- Ты можешь отвернуться? - я неуютно ёрзаю на старой софе.


- Могу, - отвечает, оставаясь неподвижным.


- Тогда отвернись!


- Не хочу. Знаешь, чего я хочу? - интересуется игривым тоном.


- Мало ли, чего ты хочешь. Я вот хочу побыть одна, - раздражённо ворчу.


- А я хочу обнимашки!


Он совершенно не обращает внимания на то, что я говорю, и сгребает меня ещё ближе к себе. Еле ощутимый поцелуй в лоб, затем в висок. И тихий баюкающий шёпот.


- Убийца! Посмотри, что ты со мной сделала! - подобно разъярённой сирене визжит Яна.


Она стоит напротив меня в рваных одеждах. Чуть ниже рёбер ткань окрашивается бурой кровью, вырисовывая ровные линии, тянущиеся к ногам девушки.


- Смотри на меня! Смотри и не отворачивайся! - не унимается подруга. - Так ты хотела меня спасти?


- Нет! - мои губы не шевелятся.


Я даже шагнуть ей навстречу не в силах. Так мы и стоим напротив друг друга, окутанные хрупкой и уже знакомой тишиной.


- Ненавижу тебя! - вопит Яна, разрывая эту тишину и заносит руку с ножом.


И вновь рядом со мной Каиль, обнимает, утешает. Нас окутала ночная темнота. Сквозь плотные шторы пробивается голубоватый свет. За стеной упали книги и выругался Калеб. Со стороны родительской спальни послышался голос Дамиля, останавливающего свою жену, собравшуюся проведать меня.


- Сколько времени?


- Ещё рано. Или поздно, - хмыкает юноша. - Засыпай.


- Не хочу.


- Надо спать.


- Нет, не надо. Я только всем мешаю.


- Ты никому не мешаешь, - безнадёжно вздыхает. - Тебе надо отдохнуть.


- Зря я приехала, - утыкаюсь носом в льняную рубашку Каиля, вдыхаю аромат лимона и миндаля. - Прости меня.


- Глупая стрекоза, - он сильнее стискивает меня в объятиях. - Просто засыпай. Ещё ночь.


Мы лежим так долго, а возможно минут пятнадцать или даже пять. Дом накрывает сонная тишина. Только я и Каиль не спим. Он поглаживает меня по всё ещё довольно коротким волосам и мурлычет какую-то песню. Посматривает в мои глаза, недовольно отмечая - они открыты. Юноша качает головой и щёлкает пальцами.


Проходит всего секунда, прежде чем его силуэт растворяется в неестественной тьме.


- Может сказка тебе поможет? - слышу я ласковый голос.


Он переворачивает меня на спину. Послушно ложусь так, откинув голову на подушку. В воздухе по кругу разгораются маленькие огоньки, они волнуются из стороны в сторону, меняя форму и даже цвет. От маленькой точки, до пушистых цветочков. От яркого алого, до светлого зелёного. Это, разумеется, никакая не сказка, но такой танец парящих во тьме огоньков помогает расслабиться и забыться.


Утром я впервые за долгое время разлепляю веки не потому, что меня встряхнули, а оттого, что выспалась. И в одиночестве сев на софе отмечаю, что, судя по всему, уже давно не утро.


Умывшись и переодевшись в шерстяное платье, спускаюсь в шумную кухню. Каиль и Калеб о чём-то спорят за обедом, но оба замолкают, заприметив меня.


- Садись пока не остыло, - подзывает меня Маргарита, крутящаяся возле плиты и разрезающая ароматный пирог. - Мальчики, дайте Даффи место.


- Спасибо, - улыбаюсь.


Каиль сдвигается на скамье и хлопает ладошкой рядом с собой. А мне какая разница? Сажусь рядом с довольным юношей. Он подаётся вперёд и коротко чмокает меня в щеку, желая доброго утра. И так нагло при этом улыбается, что я краснею.


Калеб отрывается от очередной книги по экономике и ставит локти на стол, сцепляет пальцы, укладывая на них подбородок.


- А вы, детишки, ночью точно спали? - интересуется немного язвительно.


- Точно! - сразу же огрызается Каиль, отпрянув от меня.


- И всю ночь спали?


- Отстань от них, - Маргарита даёт подзатыльник среднему своему сыну. - Лучше ешьте пирог. И не беспокойтесь, - она ласково смотрит на меня и Каиля. - Мне нет никакого дела до того, чем вы там занимаетесь вдвоём. Я и сама была молода!


- Мама! - опешил Каиль, поперхнувшись. - Мы ничего такого не делали!


- Ой, не стесняйся, милый! Когда мне было четырнадцать, я тоже с трудом себя сдерживала, - и Маргарита мечтательно обняла себя за плечи. - И Бран тогда был таким красивым.


Братья удивлённо подняли головы на свою мать.


- А потом, на празднике весны меня пригласил на танец Дамиль, - всё также мечтательно продолжила она. - И с ним сдерживаться было ещё сложнее! - она вдруг резко посмотрела на всех нас. - Но я сдержалась! Хотя, - добавила попутно, - молодёжь совсем другая и не чурается на второй встрече...


- Нет! - не сговариваясь, втроём перебиваем вновь замечтавшуюся женщину. Калеб прокашлялся и продолжил, - чурается, мама, и на третьей встрече тоже.


- Да? - безобидно переспросила Маргарита. - Тогда ждите свадьбы, как Агата.


- Вот ей я советую не ждать. Так старой девой и останется, - буркнул Калеб как можно тише, но подзатыльник от Маргариты заслужил.


Я улыбнулась и расслабилась. Удивительно, но мне очень спокойно в этом доме. Каиль водрузил кусочек пирога на тарелку и поставил передо мной. От пышной румяной выпечки потянуло ароматом корицы и яблока. Я отломила треугольничек и наколола на вилку. Вкус оказался едва сладким, удивительно нежным и несколько карамельным.


Маргарита погрузилась в воспоминания о своей подростковой жизни и обсужала эти воспоминания с Калебом. Я и Каиль сидели молча и ели пирог, иногда посматривая друг на друга. Идиллия какая-то, подумала я с улыбкой.


- Ты чего? - Каиль заинтересованно наклонил голову.


Я не успела ничего ответить. Лишь подпрыгнула от громкого хлопка. Это входная дверь. И сразу послышался словно бы цокот копыт. Оказалось, это высокие каблуки Агаты.


- Девочка моя, - зачастила Маргарита, проигнорировав раздражённое настроение дочери. - С утра курьер доставил твоё платье. Поднимайся и меряй! Как я хочу увидеть свою Агаточку невестой! Жду не дождусь свадьбы!


- Свадьбы не будет! - взвизгнула молодая женщина, покрываясь пунцовыми пятнами.


- Как?!


Агата оставила вопрос без ответа. Она быстро застучала каблуками по лестнице поднимаясь наверх и грохнула дверью в собственную комнату с такой силой, что затряслись половники, лопатки и сковородки, подвешенные на крючках вдоль стены.


- Волнуется, - отметила равнодушно Маргарита, разглаживая кружевную скатерть.


- Думаете?


- Конечно, Даффи. Вот ты когда замуж соберёшься, поймёшь.


- Вряд ли.


- Надеюсь, - Каиль нервно хихикнул.


- Не обращай внимания, - отмахнулся Калеб, вновь отрываясь от прочтения книги. - Она уже несколько раз свадьбу отменять хотела. И так ни разу и не перенесла.


Я с сомнением огляделась - все согласились с высказыванием Калеба. Мне осталось лишь пожать плечами.


***


Кошмары мне сниться не перестали, но я не просыпаюсь вопя на весь дом. Я даже не плачу. Лишь неохотно разлепляю глаза и вяло укутываюсь воздушным одеялом, всегда переворачиваясь на живот. Сегодня, правда, за ночь проснулась дважды и оттого не выспалась.


Маргарита усадила меня на трёхногий табурет в своей спальне и переполненная тревогой носилась вокруг меня, подбирая крем, под тон моей кожи, замазывая синяки под глазами.


Мужчины давно уехали в храм. Дома остались лишь Маргарита, Агата да я. Знаю, что сегодняшний день по праву принадлежит Агате и Лукасу, но я вот стою перед высоким зеркалом в витиеватой оправе и волнуюсь о том, понравится ли Каилю мой наряд. И наблюдая за переживаниями Маргариты, сходными с моими, понемногу успокаиваюсь.


Напоследок, ещё раз глянула на своё отражение. Оно посмотрело на меня перепугано. Синяков под глазами не видно, но вот мешки никуда не пропали. Тёмные волосы зачёсаны назад, чёлку сдерживает бежевый ободок с высушенными цветами. Верх короткого бежевого платья накрывает чёрная шерстяная накидка. Кожаные сапожки доходят до середины колена. Правую руку от запястья и до локтя обвила золотая змейка.


- Даффи, она готова, идём! - позвала меня Маргарита. Она тоже в бежевом.


А Агата в красном, как и подобает невесте.


Я успела мельком глянуть на высокие часы и отметила, что мы определённо опаздываем. Агата тоже заметила это и немало удивила меня, расплакавшись в карете. Вот тебе на! Всегда такая строгая и вдруг...


Благо, фата скроет заплаканное лицо невесты, до поры до времени. Косметика, взятая Маргаритой на всякий случай, восстановит смазанный макияж.


По пути к храму я задумалась о том, что гостей будет достаточно, чтобы потеряться среди них. Учитывая, что я там почти никого не знаю, потеряться легко.


Добравшись до храма, Маргарита увела дочку под навес, огороженный узорчатыми стенами. Я за ними не пошла. Что мне там делать? Агата меня недолюбливает.


- Даффи, - послышался со спины голос Каиля.


Я обернулась и пересеклась взглядом с улыбающимся юношей. Он неуютно передёрнул плечами. На Каиле длинный бежевый фрак. Чёрные брюки и чёрная рубашка. Волосы распущены и перевязаны золотой тесьмой. Правый глаз прячется под кожаной чёрной повязкой в форме сердца. С левого уха юноши свисают разноцветные ленточки, тянущиеся от гвоздика-серёжки.


- Вижу, сестрица решила всех в один тон нарядить, - усмехнулся Каиль, подходя ко мне.


- Она только решила провести классическую свадьбу.


- И красное платье, - покачал головой, но заметив мой взгляд запнулся. - Хочешь красное платье?


Я интенсивно закивала, вызвав умиление в его взгляде. Дракон несколько раз осмотрел меня с головы до ног.


- Тебе пойдёт красный, но и сегодня ты очень красива, - юноша запнулся. - Не хочу сказать, что обычно ты уродлива...


- Я поняла тебя! - поспешила перебить Каиля, пока тот не испортил момент окончательно.


- Ты ведь выйдешь за меня? Сейчас, когда до моего совершеннолетия осталось уже меньше года, я могу сделать тебе такое предложение. И тогда через год мы поженимся!


- Не поженимся, - отрезала я. - Не через год.


- А когда? - склонил голову набок.


- Когда и мне исполнится восемнадцать.


Каиль недовольно замычал и притянул меня к себе, сжимая в объятиях.


- Ты не выносима!


- Меня и не надо никуда выносить. Здесь тоже очень хорошо.


- Хорошо, - Каиль склонился к моему уху. - Когда тебе, моя стрекоза, исполнится восемнадцать, станешь моей женой?


- Разве можно отказать Чёрному дракону?


- Нельзя, - выдохнул в губы и накрыл их недолгим поцелуем.


- Вот ты где! - прервал нас грубоватый голос.


Я поспешно отстранилась от Каиля и взглянула на мужчину, подошедшего к нам. И он одет в чёрное и бежевое. Только на голове нет золотой тесьмы, а пепельные волосы собраны в косу, переплетённую с матовой лентой. Высокий мужчина немного полноват, но это не скрывает схожих для семьи Крог черт.


- Познакомишь, со своей дамой? - мужчина улыбнулся мне, немного натянуто.


- Конечно, - Каиль приобнял меня за талию. - Это моя невеста Дафна.


- Здрасте, - мои щёки горят, а голос осип.


- А это мой старший брат Кристиан.


В удивлении уставилась на пепельноволосого мужчину. Кажется, мне следовало как-то по-другому представляться перед главой Восьмого Дома. Ну, да. Должна была сразу догадаться, какой родственник Каиля оказался передо мной на этот раз.


- Приятно познакомиться, - лёгкий поклон головой. - Когда же меня в следующий раз позовут на свадьбу?


- Через три года, - без промедления ответил Каиль, довольным, словно кот наевшийся сметаны, тоном.


- Буду ждать.


- И я! - вставил Каиль радостно. - И только попробуй не явиться!


Кристиан рассказал Каилю о своих детях, они поговорили о тяжести жизни в роли главы Восьмого Дома. Кристиан пошутил, что больше страшно, чем тяжело. Каиль старался повернуть разговор так, чтобы Кристиан пожалел о тяжести своей ноши. Старший брат не сдался и мнения не изменил.


После кто-то мне неизвестный, позвал нас, напомнив, для чего же все сегодня собрались.


Я оказалась среди гостей, сидящих подле алтаря. Смотрела на взъерошенного, как всегда, Лукаса. Он нервно переминался с ноги на ногу. Его руки скользили по атласной ткани красного фрака. Мужчина резко и неглубоко дышал, в ожидании невесты. Я с трудом сдерживала просившийся наружу смех. Лукас нервничал всё более явно. Каиль начал шёпотом подшучивать над ним, пока Маргарита не шикнула на младшего сына. Агата всё не появлялась в главных дверях храма.


- Может что-то случилось? - подключилась и я к поднявшемуся шуму.


- Передумала? - беззаботно предположил Каиль.


- Каиль, - заныла я.


- Даффи, - передразнил юноша. - Надоело. Мам, когда будет можно домой?


Маргарита вновь шикнула на сына и пригрозила отвесить тому подзатыльник, если не замолчит. Каиль недовольно пробурчал что-то себе под нос и скрестил руки на груди, откинулся на спинку скамьи, запрокинув голову.


- Как думаешь, через какое время Лукас начнёт убивать? Ставлю на пятнадцать минут, - ехидно выдал Каиль.


Он успел резко согнуться напополам, и рука его матери пролетела мимо.


- Вернёмся домой, ты у меня попляшешь! - сорвалась она. - Сходи, проверь лучше, куда твой отец запропастился?


- Туда же, куда и Агата, - зевнул юноша. - Он же её сюда подвести должен?


Маргарита поднялась со своего места, обругала сына и покинула храм. Я укоризненно глянула на Каиля. Он закатил глаза и хмыкнул.


Лукас, разумеется, никого убивать не стал. Маргарита смогла уговорить заплаканную дочь, что никто под фатой слёз её не увидит - раз, плакать на свадьбе нормально - два, все проголодались и с трудом ждут банкета - три. И долгожданная свадьба прошла более-менее успешно.


Отобедав в корчме "Лунный отблеск", полностью снятой на два дня для гостей свадьбы, многие пошли танцевать, либо подышать на улице. Я выбрала второй вариант, так как чувствовала себя неуютно среди такого скопления народа.


Вечерняя прохлада освежила городской воздух. Я плотней закуталась в шерстяную накидку и радостно подивилась тому, что в Ардоре совсем нет снега. В корчме очень шумно, а здесь так тихо и спокойно. Фонтан не работает, но девушка из тёмного камня красива и без воды. Хотя, она забавно смотрится, наклонив пустой кувшин и наблюдая за тем, как из него ничего не выливается. Внимание резных рыб, в свою очередь, занимает сама девушка в своей набедренной повязке. И так она их удивила, что рыбёшки широко-широко пооткрывали свои рты.


Каиль неслышно подошёл ко мне со спины.


- Отдыхаешь? - раздался его голос.


- Да. Здесь красиво. Даже жаль, что завтра возвращаться пора.


- А ты об этом не думай, - предложил он пьяным голосом.


- Ты выпил?


- Моя сестра не каждый день замуж выходит. И не каждый, у меня появляется невеста. Нельзя и глотка сделать? - обиделся.


- Можно, - я подняла голову к небу, покрывшемуся звёздами. - Как думаешь, Луна и впрямь когда-то была обычной девушкой?


- Серьёзно? Это всё сказки.


- Но ведь Чёрный дракон существует? Вот он, прямо передо мной.


- А ты теперь не отстанешь, - недовольно отметил юноша, начиная раздражаться. - Чёрный дракон может какое-то время и не появиться. И пусть восьмого посчитают за седьмого.


- Это же не правильно. Тебе придётся рассказать остальным, кто ты есть. Каиль, нельзя вечно избегать ответственности!


- И как ты это предлагаешь? - Каиль неожиданно вышел из себя.


Он даже не заметил, как за его спиной открылась дверь в корчму, а в ней показались Дамиль и Маргарита, решившие подышать свежим воздухом. Я попыталась остановить юношу, но не успела.


- Может мне ещё прилюдно повязку снять, второй глаз показать? И громко поприветствовать: дамы и господа, перед вами Чёрный дракон! - обиженно выдал Каиль на одном дыхании.


Маргарита ахнула. Дамиль решительно шагнул к опешившему сыну.


Эпилог

- Ты прекратишь спать на моих уроках?! - разъярённо прикрикивает Лукас, роняя на мою голову указку. - Я для кого тут надрываюсь?


- Простите, господин Агнус, - хрипло извиняюсь я, поглаживая ушибленное место.


- Чтобы к следующему занятию все конспекты были на месте.


- И вы меня не выставите за дверь? - удивлённо восклицаю.


Лукас смотрит на меня продолжительно, с толикой отвращения, но ничего не отвечает. Он возвращается к своей лекции.


С наступлением перемены иду вместе с Глебом в столовую. Мы садимся на излюбленные места. Глеб, Лиза, Алиса и я. Машка продолжает игнорировать бывшую подругу. И место рядом со мной непривычно пустует уже пятую неделю, с самого начала третьего семестра.


- Не говори, что он тебе даже не пишет! - насупилась Алиса.


- Написал. Один раз, - неохотно отвечаю я.


- И? - в один голос спрашивают все друзья.


Что "И"? Половину письма Каиль извинялся за то, что наорал на меня в последний день нашего общения. Просил прощения и молил забыть о его словах. Клялся в любви и обещал всё-таки жениться на мне. Обещал дождаться, когда мне исполнится восемнадцать, купить самое пышное красное платье. Многое обещал в своём письме. Я ему ответила сразу же, на эмоциях, и заляпав лист слезами. Написала, что совсем не злюсь и сильно скучаю! Писала, как хочу его видеть!


Письмо Каиля пришло три недели назад, я ответила следующим днём. Больше Каиль мне не писал. А потому я смогла поставить нашим отношениям один единственный вердикт.


- Мы расстались, - угрюмо говорю ребятам, порядком поднадоевшим со своими вопросами.


- Как так? - удивляется Лиза.


- Я ему покажу, кем бы он ни был! Даже Чёрный дракон не посмеет тебя обидеть! - ударил кулаком по столу Глеб.


- Так и написал? - Алиса смотрит на меня сверху вниз.


- Нет, - я сжалась под её настырным взглядом.


- Ты написала?


Отрицательно мотаю головой.


- Ну и здорово, а то он приехал, - расслабилась девушка.


- Куда? - не поняла я.


- Сюда, - спокойно ответила Алиса. - Я его видела прямо перед обедом. Сунулся в нашу комнату, небось всё ещё там сидит. Тебя дожидается.


Моя рука сама собой потянулась к инклюзу, висящему на шее. Я сжала кулон в кулаке, а затем спрятала его под свитером.


- Иди давай! - подогнала Алиса. - А вы - сидеть смирно. И не мешайте.


Я послушно встаю из-за стола. Иду в общежитие. Сердце стучит, как перед встречей с Яной в "Кошке". Не замечаю, как преодолела весь свой путь. И вот стою перед закрытой дверью. Ноги словно в пол вросли и подниматься не хотят. Сглатываю слюну, заполнившую рот. Толкаю рукой скрипучую дверь и заставляю себя шагнуть.


Он здесь. Сидит на первом ярусе кровати. Одет юноша изысканно. Чёрные брюки со стрелками. Жилет того же цвета на двух пуговицах, поверх белой рубашки с широким воротником. С левого уха свисает серёжка в виде красного шарика, волосы распущены. И ещё Каиль больше не прячет правого глаза.


- Привет, - говорит дракон сипло.


Киваю в ответ. Мы молчим. Он продолжает сидеть, я стою возле двери. На ватных ногах подхожу к нему и сажусь. Слышу, юноша громко втягивает воздух. Он сгибает и разгибает пальцы на руках, упрямо смотря на них.


- Как-то неловко молчать, - наконец, нарушает тишину.


- Как дела?


- Да, нормально, - отвечает неохотно. - А у тебя?


- Всё по-старому.


Кивает. Молчим. Ветер просачивается в комнату через приоткрытое окно и теребит ловца снов, висящего на спинке стула. Каиль протягивает руки к нему, вертит ловец, разглядывает.


- Твой? - дожидается моего кивка. - Помогает?


- Не особо. Хотя Яна приходит всё реже. А ты чаще.


- Я тебе снился?


- Да, - признаюсь совсем тихо и смотрю в чёрные узковатые глаза. - Зачем ты приехал?


- Забрать тебя.


- Куда?


- С собой. Даффи, я люблю тебя, - говорит грустно. - А ты меня?


Вместо ответа я тяну за цепочку, висящую на шее. Застывшая стрекоза падает мне в ладонь. И Каиль нежно улыбается, протягивает ко мне тёплые руки, желая обнять. Неуверенно тянется к моим губам.


- Только я никуда не поеду, - выдыхаю в его губы после поцелуя. - Ведь ты обещал дождаться моего совершеннолетия.


- Дождусь, - и прижимает к себе ещё крепче.








Оглавление

  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • Эпилог