КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400400 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170280
Пользователей - 90998
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

pva2408:не можешь понять не пиши. У автора другой взгляд на историю, в отличии от тебя и миллионов таких как ты, и она имеет право этот взгляд донести окружающим. Возможно, автор пользуется другими фактами из истории, нежели ты теми, которые поместила тебе в голову и заботливо переложила ватой росийская госмашина и росийские СМИ.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
pva2408 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Никак не могу понять, почему бы американскому историку (родилась 25 июля 1964 года в Вашингтоне) не написать о жертвах Великой депресссии в США, по некоторым подсчетам порядка 5-7 млн человек, и кто в этом виноват?
Еврейке (родилась в еврейской реформисткой семье) польского происхождения и нынешней гражданке Польши (с 2013 года) не написать о том, как "несчастные, уничтожаемые Сталиным" украинцы, тысячами вырезали поляков и евреев, в частности про жертв Волынской резни?

А ещё, ей бы задаться вопросом, почему "моримые голодом" украинцы, за исключением "западенцев", не шли толпами в ОУН-УПА, дивизию СС "Галичина" и прочие свидомые отряды и батальоны, а шли служить в РККА?

Почему, наконец, не поинтересоваться вопросом, по какой причине у немцев не прошла голодоморная тематика в годы Великой Отечественной войны? А заодно, почему о "голодоморе" больше всех визжали и визжат западные украинцы и их американские хозяева?

Рейтинг: +3 ( 6 за, 3 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Большая земля (fb2)

- Большая земля (пер. Г. Любавин) 212 Кб, 80с. (скачать fb2) - Дуайт Беннет

Настройки текста:



Дуайт Беннет Большая земля

Глава I

Ранней осенью 1866 года Чэдуик Осборн, лейтенант в отставке, выехал из Салема и направился в Орегон. Все его имущество уместилось в двух седельных сумках, которые везла вьючная лошадь, привязанная к гнедой. Из оружия у Осборна остались винтовка и армейский кольт новой модели. Осборн ехал один по безлюдным и незнакомым местам.

Ему было хорошо одному. Еще по дороге к Ричмонду Чэд Осборн решил, что отдохнет от людей. Спутники только бы мешали ему. Сейчас он наслаждался тишиной и свободой: останавливался, где хотел, и продолжал путь, когда хотел.

Осень уже вступила в свои права. Листва кленов, растущих в туманных ущельях, позолотилась; оттенки всех цветов сливались в причудливые картинки медленно угасавшей природы. Ночью было свежо, подмораживало, утром, когда солнце пригревало, холмы курились дымками испарений.

К холму прилепился шалаш, возле него, опустившись на колени, охотник свежевал тушу убитого медведя. Рядом Чэд заметил сохшую на длинных палках шкуру еще одного уже ободранного животного. Когда он подъехал ближе, охотник, запачкав окровавленными руками колени, разогнулся — это был индеец. В руке он держал нож. Дикарь: длинноволосый, в мокасинах и в рубашке, заляпанной грязью. Рядом лежало допотопное ружье. Видно было, что индеец обрадовался встрече, он с удовольствием начал беседовать с незнакомцем.

— Далеко идете?

— В Каньон Сити, — ответил Осборн.

— О да! Люди в погоне за золотом отправляются вверх по реке. Вы знакомы с местностью, да?

Осборн покачал головой.

— Я впервые в Орегоне, приехал сюда только неделю назад из Фриско. Я здесь никого не знаю, и меня это беспокоит.

— Да… — Лицо охотника расплылось в улыбке, и обнажились желтые зубы, очевидно, у него родилась какая-то мысль. Потом он бросил взгляд на незнакомца: худощавый, даже под гражданским костюмом чувствовалась военная выправка офицера; ботинки из бизоньей кожи, ветронепроницаемая куртка, револьвер в кобуре, винтовка на коленях. Он посмотрел в лицо Осборну и еще шире улыбнулся.

— Какой дорогой вы едете?

— Может быть, что-нибудь посоветуете?

«Отшельник» пожал плечами. Он махнул рукой, в которой держал окровавленный нож.

— Лучшая дорога — к Метолиусу. Проедете ущельем, увидите впереди слева кучу угольного мусора, тогда поворачивайте на север. Будет река — это Метолиус. Идите вниз по течению к Коуверу, где в реку впадает Дешутес, оттуда на северо-восток, на военную дорогу.

Осборн вникал в объяснения, кивая головой. Охотник продолжал:

— Это лучший путь. Метолиус — граница индейской резервации. Уэскосы — мирное и дружелюбное племя. Здесь вам опасность не грозит. Но Дешутес — страна снэйков. Будьте начеку и не разжигайте ночью костра. Честно говоря, ехать лучше в темное время, а днем — прятаться.

Осборн усмехнулся.

— Вы слегка преувеличиваете, не так ли?

— Думайте и поступайте как вам нравится. Но лично я ни за что через Дешутес не поехал бы. Разве вы не слышали о Паулине? — Он произнес это имя — «Пау-о-лина».

Чэд Осборн повторил его и нахмурился:

— Боюсь, что нет.

— Вы о нем еще услышите и даже раньше, чем достигнете ближайших гор. Этот дьявол безнаказанно правит всем Восточным Орегоном. Он нападает и на краснокожих, и на белых, и на индейские стойбища, и на ранчо фермеров. И никто не знает, когда наступит его черед.

Осборн поморщился:

— Ну, военные должны что-нибудь сделать.

— Обещали. В прошлом году несколько отрядов с обозами перешли через горы — готовили операцию против Паулина, но в последний момент из Военного департамента привезли приказ — отозвать основные силы, оставить только два поста и нескольких волонтеров… Но они ничего не могли сделать.

Чэд Осборн видел, что охотник говорит правду. Но не собирался отступать.

— Спасибо за информацию. Я все запомнил.

— Кровожадные снэйки будут обязательно охотиться за скальпом белого человека, и их наверняка привлекут две хорошие лошади. — Он пошел к шалашу и, обернувшись, добавил:

— Если не боитесь, то поезжайте.

Осборн на минуту задержался, наблюдая, как тот сдирал шкуру со второй туши.

— Я буду крепко держать голову на плечах, — пообещал Осборн и поехал прочь.

«Странный какой-то парень, — думал он. — Наверно, слишком долго жил один, без людей. А я сейчас? Мне двадцать восемь, я здоров, но мне хочется побыть одному. Во всяком случае, я не собираюсь возвращаться из-за каких-то индейцев. «

Военную дорогу построили недавно, примерно год назад, так ему рассказали во Фриско. На дороге было безлюдно. Позади остались глубокие ущелья, ели и кедры, клены и пышные заросли папоротников. Впереди расстилалась иная земля. Здесь, далеко друг от друга, высились красные стволы сосен, освещенные ярким солнцем, они, казалось, пылали изнутри. Пыльная дорога вилась среди деревьев; вскоре Осборн увидел огромную кучу золы, уже засыпанную щепками, все было так, как рассказывал охотник.

Повернув на север, он обнаружил впереди реку, ее гладь блестела холодно и ярко. На берегу Осборн разбил лагерь на ночь, ему удалось поймать форель на крючок, и он с удовольствием полакомился ею.

По правому берегу Метолиуса проходила тропа, утром он двинулся по ней на север. На фоне голубого неба вдали вырисовывалась снежная вершина горы. Река делала изгиб на восток, лес кончился, и Осборн очутился в ущелье, где сливались воедино два бурных потока — Метолиус и Дешутес. Там, на холмах, деревья стали голые: но здесь было еще по-прежнему тепло.

Осборн нашел брод, проехал по каньону и очутился на плато, где постоянно дули сильные ветры, от которых ковыль стелился по земле. Пустота и безлюдность этих мест поражали человека. В ушах свистел ветер, стало холодно. На западе на горизонте темнели очертания гор, кое-где на вершинах виднелся еще прошлогодний снег. Скоро новые снега укроют горы, а пока в морозном воздухе и голубоватом небе чувствовался запах осени.

Осборн не забыл зловещих слов охотника. Внешне все выглядело мирно и спокойно, но он хорошо знал, как может быть обманчива тишина, он вспомнил, как однажды угодил со своим отрядом в засаду, к счастью, что часть солдат тогда отстала.

Но Осборн хотел узнать эту землю; ехать скрыто, днем прятаться, а выходить только ночью, нет, это его не устраивало, тем более, что никаких признаков опасности он еще не встретил.

Он подстегнул лошадь, продолжая пытливо осматривать местность.

Несколько антилоп выскочили из зарослей, животные пересекли тропу и быстро исчезли за холмом. От неожиданности Осборн натянул поводья и инстинктивно потянулся за винтовкой, пока понял, что это были всего лишь антилопы. Больше ему за целый день никто не встретился, только высоко в небе с распростертыми крыльями парил орел, но и он вскоре скрылся за горизонтом.

Однако Осборн разбил лагерь под сенью тополей подальше от тропы, где могли проехать люди. Он распряг лошадей и отпустил их пастись. Не разжигая огня, Осборн поужинал и выкурив трубку, лег и завернулся в одеяло, прислушиваясь к окружающей его тишине. Звезды казались крупнее, чем за перевалом, словно постоянные ветры раздували эти небесные угли, отчего весь небосвод мерцал неясным голубоватым светом. Чэд Осборн долго не мог уснуть и все смотрел вверх на звезды, чувствуя, как одиночество давило его душу. Он уже не думал об индейцах, опасность нападения казалась выдумкой. На этой необъятной земле человек может, наконец, прийти в себя после ужасов и кошмаров войны…

На второй день он увидел индейцев. Они появились неожиданно и застали Осборна врасплох. Чудом он успел нырнуть в заросли можжевельника, пригнулся в седле, сердце бешено стучало в груди. Осборн видел, как вниз по склону двигались темные силуэты всадников. Он разглядел сбрую, перья, луки через плечо и винтовки на коленях, гривы коней развевались на ветру. Индейцы перемещались бесшумно. Когда они скрылись, Осборн с трудом поверил, что это были живые люди, а не призраки. Однако покалывание в сердце и мокрая от пота рубашка свидетельствовали о том, что он встретился с живыми индейцами. Осборн выпрямился в седле, от напряжения болели мышцы, он снял с предохранителя кольт и сунул его в кобуру.

Ему еще предстояло встретиться с индейцами из резервации — дружелюбными, как сказал охотник, не то что снэйки или легендарный Паулина. Теперь Осборн поверил словам охотника, понял их истинное значение.

Спустя восемь дней, как он покинул Салем, показались, наконец, жилища людей. Они начинались сразу за ущельем, по которому ехал Осборн, рассчитывая выбраться на дорогу к Каньон Сити. Вскоре он увидел ее — узкая полоска, петляя между холмами, уходила за горизонт. У дороги стоял покосившийся бревенчатый дом и амбар с прохудившейся крышей, надворные постройки были из грубо сколоченных досок. Рядом находился загон, внутри ходили несколько лошадей. Из трубы тонко вился дымок и стелился низко над землей.

У дома копошились двое, запрягая четверку в фургон. Они почувствовали его приближение — мужчина резко обернулся и схватил винтовку, стоявшую рядом у забора.

Чэд Осборн медленно подъезжал к ним. Люди не двигались и наблюдали за Осборном. Они были похожи друг на друга, и Чэд решил, что это отец и сын. Подъехав вплотную, он натянул поводья и сказал:

— Неважно у вас встречают людей…

Мужчина внимательно посмотрел на Осборна.

— Приходится быть осторожным. Меня зовут Говард Мопин, а это мой мальчик, Гаррет.

Осборн назвал свое имя.

— Что это за место? Станция?

— Вроде почтовой станции, — ответил Мопин. Это был мужчина лет пятидесяти, широкоскулый, черная борода и пышные усы красиво обрамляли его лицо. Он говорил с южным акцентом.

— На столе стоит еда. Подкрепитесь с нами.

— Не откажусь, — ответил Осборн и спрыгнул на землю, не забыв при этом взять винтовку.

— Гаррет, присмотри за лошадьми. Вы приехали из-за гор? — обратился к нему Мопин, когда сын ушел. И добавил:

— Немногие сейчас осмеливаются проехать этой дорогой, стало слишком опасно. Надеюсь, с вами ничего не случилось, мистер Осборн?

— Вы имеете в виду индейцев? Я встретил их, но они меня, слава богу, не заметили.

Мопин пригласил его в дом.

Дом напоминал настоящую крепость. Стены были сложены из толстых бревен и обмазаны глиной, окна закрывались деревянными щитами. Осборн попал в большую комнату, отсюда в спальни и другие помещения вели двери, сколоченные из очень толстых досок, в случае нападения они могли надежно защитить людей от пуль неприятеля. Войдя, Осборн увидел у окна женщину, это, должно быть, была жена Говарда Мопина. Она выглядела на несколько лет моложе мужа. Здесь же вертелись три голубоглазые девушки, видимо, его дочери. За столом сидели женщина и трое мужчин, все были одеты подорожному. Перед ними был выставлен обильный обед: мясо антилопы, картошка с соусом. Вкусно пахло свежеиспеченным хлебом и кофе.

Девочка принесла ему в тазу теплой воды, Осборн умылся, причесался, сел за стол, поставив рядом винтовку, и кивнул сидевшему напротив толстому бородачу, поставившему локти на стол и державшему толстыми пальцами-сосисками чашку с кофе. «Извозчик», конечно.

И тут он увидел на каждой щеке этого человека по глубокой свежей ране. Осборн поднял глаза, смутился, подумав, что слишком пристально рассматривает незнакомого человека и вновь склонился над тарелкой.

Мопин, наливая ему кофе из большого железного кофейника, сказал:

— Генри Уинлер может рассказать тебе об индейцах.

Сидевший напротив что-то пробурчал. Встретив взгляд Осборна, он начал отрывисто говорить, едва разлепляя губы, чтобы не двигать щеками.

— Вы рассматриваете мое лицо… Это пуля снэйков — две недели назад. Пробила щеки навылет и вышибла четыре зуба.

Осборн вытаращил глаза.

— И компания заставила вас выйти на линию?

Говард Мопин объяснил:

— Компания — это сам Генри. Между Далласом Каньон Сити он работает один.

— В тот день не было пассажиров, — продолжил Уинлер. — Только мы с Уэллсом Фаргоу. Мы ухитрились оторваться от индейцев и унести ноги, кровь из меня хлестала, как из недорезанного поросенка. Фаргоу перевозил десять тысяч наличными. Мы бросили фургон и удрали на пристяжных. Потом, правда, вернулись, эти дикари не взяли деньги, разбросали их повсюду, словно мусор какой-то. Увели лошадей и срезали кожу из внутренней обшивки фургона.

Он допил кофе, вытер губы рукавом.

— Ну и испугался же я тогда. Вот с тех пор начал лысеть.

Генри Уинлер тяжело поднялся, взял шляпу и плащ со скамьи.

— Поехали, — громко сказал он. — Еще далеко до Далласа.

Пассажиры вышли вслед за ним; сквозь открытую дверь Осборн слышал, как начали загружать дилижанс. Звучный хлопок кнута, скрип колес, дилижанс быстро съехал со двора и покатил по дороге.

Девушки выскочили посмотреть ему вслед, женщина оторвалась от работы и выглянула в окно. Осборн понял, что новые люди — нечастое явление в монотонной и скучной жизни этих богом забытых людей.

Он пообедал, не торопясь набил трубку и закурил, наслаждаясь теплом и отдыхом. Старшая дочь, красавица Элиза, помогала матери печь хлеб, средняя мыла посуду и стирала со стола, а самая младшая сидела в уголке над грифельной доской.

Вернулся Говард Мопин, налил себе кофе и сел рядом.

— Сколько я вам должен? — спросил Осборн.

Хозяин рассердился.

— Должен?! — вспыхнул он. — Надо же до этого додуматься!

— Но… Я думал…

Мопин только рукой махнул.

— Генри Уинлер заплатил мне за ночлег, а пассажиры — за обед. Но ты — гость.

— Тогда огромное спасибо за угощение. — Осборн посмотрел в окно, где на горизонте виднелись коричневые холмы. — Рядом есть еще живые люди?

— Далеко. — И добавил: — Пятнадцать миль до ранчо Энди Кларноу. А дальше, по дороге, где ты поедешь, станция Джима Кларка. Я сюда приехал раньше других.

— Сколько лет вы здесь живете?

На минуту Мопин задумался.

— Уже больше трех лет. В шестьдесят первом уехал из Крикса. Мне здесь очень нравится. Хорошая земля, чтобы разводить скот и держать лошадей.

— А индейцы не беспокоят? — спросил Осборн и увидел, как лицо Мопина исказилось.

— Только я поселился на этом месте, как Паулина убил моего пастуха и угнал всех лошадей, двадцать семь голов. Для меня это был страшный удар, но мы все-таки решили отсюда не уезжать.

— Мне уже все уши прожужжали с этим Паулиной. Вы уверены, что такой человек действительно существует? Что это не просто имя, каким поселенцы готовы обозвать всякого кровожадного индейца?

Мопин покачал головой.

— Такой человек существует, несомненно. Я обменялся с ним несколькими выстрелами. Но даже его главные враги уорн-спрингзы не могут точно сказать, сколько у него воинов. Я думаю, что у него индейцы разных племен: снэйки, пайуты, мадоки. Вряд ли у них он — вождь, но мы, белые, дали ему такую кличку. Он сущий дьявол! Выиграл сражения с регулярными отрядами. Уорн-спрингзы ненавидят и боятся его, как и белые, потому что он убивает людей в резервациях, угоняет их лошадей, увозит их жен и детей. И все говорят, что его нельзя убить, что пули отскакивают от него, как горох от стены. Вот и все, что я знаю. Невыносимо, чтобы такой человек держал в страхе половину штата. Пока его не убьют, не будет житья никому в Орегоне, — мрачно закончил Мопин.

Сын Мопина вывел коня из конюшни. Осборн подтянул седло и поправил уздечку. Вскочив в седло, он поблагодарил хозяина.

— Я вас предупредил, — сказал Мопин мрачно, — каково у нас одному ехать, вы могли остаться. Главное — не сбейтесь с дороги. До станции Джима Кларка 35 миль, дорога впереди плохая. Дилижансу приходится ехать по ней, другого пути нет. Будете в Каньон Сити, может быть, встретите Перри. У меня вчера было несколько ребят. Пусть он возьмет их на работу.

— Я поищу его. Очень вам благодарен, — сказал в ответ Чэд Осборн. Он наклонился и пожал ему руку. Осборн знал, что еще долго, пока он не скрылся за изгибом дороги, эти гостеприимные люди смотрели ему вслед.

Одинокого всадника обступили голые каменистые холмы, дорога — единственный признак цивилизации — петляла среди прихотливых изгибов ландшафта, единственным украшением которого можно было считать можжевеловые кусты вдоль обочины. Казалось, не будет конца бесчисленным поворотам, спускам и подъемам вверх-вниз. Уже вытягивались полуденные тени, а солнце клонилось к вершинам Каскада у него за спиной, когда Чэд начал высматривать местечко для отдыха.

Тридцать пять миль до ближайшей станции на левом берегу Джон Дэй. Судя по скорости, с какой он ехал, ему скорее всего придется следующую ночь провести на — как ее — станции Кларка.

Глава II

В полуденной тишине были слышны звуки, доносившиеся с южной стороны реки, там, где Осборн заметил признаки человеческого жилья. Река в этом месте делала поворот, и здесь образовался затор из бревен. Принесенная течением, эта древесина была незаменимым источником тепла в безлесом краю, где рос лишь можжевельник.

У Джима Кларка был повод для радостей: солнце ему грело спину, он с удовольствием отправился нарубить к зиме дров. Это будет его вторая зима на станции. Он видел, как бушевали бураны, когда земля и небо исчезали в круговерти снега. Но у него крепкий, удобный дом, часто по дороге ездят люди, продуктов ему хватит. Правда, местность дикая, но ведь Джим дал слово, что устроит здесь настоящее ранчо. Он еще все успеет, ведь впереди целая жизнь.

Он отложил топор в сторону и принялся складывать дрова, чтобы потом переправить их к дому.

Вдруг Джим оторвался от работы и бросил взгляд на противоположный берег, где стоял его дом. Он замер в ужасе.

Мальчик, должно быть, в тот момент увидел то же, что и Джим.

— Джим! Смотри! Дом!

Джим не двигался, в горле встал комок, он не мог выговорить ни слова. Толстые белые клубы дыма валили изо всех окон, серая шапка плотно окутывала крышу дома. Пламени еще не было, но Джим уже слышал зловещее потрескивание, доносившееся до противоположного берега реки. Кровь застыла в жилах Джима — пронзительные крики, больше напоминавшие вопли дикарей, нежели людей, огласили округу.

В душу закрался предательский холодок: именно сегодня он ушел за дровами без оружия. Кто бы мог подумать, что разбойники нападут всего в нескольких ярдах от дома. Ни у него, ни у мальчика не было оружия: винтовки остались в помещении, которое к тому же вовсю горело.

Очнувшись, Джим резко подскочил к лошади и принялся развязывать хомут. Успел крикнуть парню:

— Дай руку, Джордж! Помоги отвязать!

Джордж обернулся, Джим увидел его побелевшее от ужаса лицо:

— Там индейцы!

— Знаю!

— Что мы будем делать?

— Я сказал, что делать. Ты будешь работать?

Руки у парня тряслись и не слушались, когда он отвязывал вторую лошадь. Кларк пояснил:

— Не знаю, сколько их там, но мы поедем туда.

Он уже отпряг жеребца, оставив достаточный для управления кусок упряжи. Джим помог отвязать кобылицу, потом прохрипел:

— Вперед! Быстро!

Он с беспокойством оглянулся, как там парень справляется без седла, и, нахлестывая коня, рванулся к броду.

Вода доходила до колен, на противоположном берегу Джим увидел шестерых индейцев, за спиной у каждого торчал лук, а на коленях лежали винтовки. Нападать с голыми руками было более, чем глупо, но именно неожиданность и стремительность появления двух безоружных людей застала их врасплох. Они бросились прочь. Джим немилосердно бил коня в бока. Вот уже берег. Почувствовав под ногами надежную опору, животное воспряло и бросилось на берег. Кларк увидел, что пламя вовсю бушевало над домом и над амбаром. Он обернулся, Джордж не отставал.

Вдруг Джим понял, что их обман раскрыт. Индейцы обнаружили, что перед ними безоружные люди. Они повернули навстречу, злые и готовые растерзать на месте эту парочку за то, что их одурачили. Джим рванул повод, конь встал на дыбы, сделал прыжок в сторону и помчался влево вдоль берега, стремительно уходя от преследователей. Затрещали выстрелы. Припав к лошадиной шее, Джим Кларк в любой момент ожидал, как пуля угодит ему в спину или свалит под ним коня. Вопли позади становились все неистовее. Один раз стрела просвистела над самым плечом. Неожиданно стрельба стихла — они были вне досягаемости выстрела. Джим обернулся: индейцы неистово нахлестывали своих низкорослых лошадок и не отставали. Джордж задыхался от погони. Его лицо побелело от ужаса. Казалось, он не слышал, что ему кричал Кларк:

— Не загоняй лошадь!

Видя, как тот неистово бьет животное каблуками, Джим только хрипел. Это были рабочие лошади, а не ипподромные. В конце концов, снэйки были неважные стрелки: Говард Мопин рассказывал, что немногие из них могли попасть в стену амбара, даже когда они спешивались с коней.

Однако преследователи не отставали, то скрываясь за пригорками, то вылетая на ровное пространство. Особенно выделялся один из них, на черном скакуне. Он вырвался далеко вперед остальных, погоняя лошадь прикладом винтовки. Кларк уже отчетливо видел, как длинная грива хлестала индейца по лицу.

Уже совсем близко от Джона Дэя. Джордж, вырвавшийся вперед, направил лошадь через ручей, но животное уже выбилось из сил. Перескочив на другой берег, кобыла сбилась с темпа и резко замедлила ход. Джим видел, что густая пена покрыла бока и морду лошади. Джордж дико оглядывался вокруг.

Джим Кларк ободряюще воскликнул:

— Спокойно, приятель!

Против своего желания он осадил коня, чтобы подстроиться под шаг отстающей лошади Джорджа. Нехорошо бросать его одного, даже если им суждено погибнуть. Он вспомнил свою жену, комок встал в горле: вероятно, она так и не узнает правду о случившемся.

Индеец на черном скакуне был уже в каких-то 20-ти футах от них. Оглянувшись, Кларк отчетливо видел его расширившиеся ноздри и оскал белых зубов. Джим чуть не задохнулся от мгновенно охватившего его ужаса, а индеец уже выставил винтовку и целился ему в спину, но выстрела однако не последовало, в этот момент лошадь под Джорджем споткнулась. Джим слышал, как юноша закричал и увидел, что тот ухватил животное за гриву, но перелетел через голову и исчез в облаке пыли.

Джим Кларк хотел было натянуть поводья, но индеец на черном скакуне даже не замедлил хода, видимо, оставляя Джорджа другим, а сам продолжал преследовать Кларка. Последний изо всех сил нахлестывал жеребца. От бешеной скачки земля, устланная осенней листвой, казалась причудливым калейдоскопом. За спиной раздался выстрел, Джиму показалось, что пуля взвизгнула у самого уха, однако, оглянувшись, он с радостью отметил, что ему удалось вырваться вперед. Через мгновение конь унес его в лесную чащу. У Джима появился луч надежды, что он выйдет живым из переделки…

Через некоторое время Кларк почувствовал дымок костра и вскоре выехал к лагерю. Он увидел костер, рядом с ним мужчину, а дальше отдыхающих мулов и лошадей.

Партия золотоискателей из Далласа, что ночевали у Кларка на станции, сегодня утром отправилась в путь. Они сказали ему, что если найдут утром новое место, то лучше пересидят денек, дадут отдых животным, а когда стемнеет, отправятся в путь. К счастью, это были они.

Двое охраняли лагерь, именно они заметили Джима Кларка и дали знать своим, поэтому когда Джим подъезжал на хромающем коне к лагерю, люди уже сбегались отовсюду. Они взяли коня под уздцы, помогли всаднику спуститься на землю. Тут же в руке у него очутилась бутылка, глоток крепкого напитка прояснил голову и развязал язык. Ему достаточно было вымолвить одно слово «индейцы», как несколько человек уже отправились седлать лошадей и готовиться к обороне лагеря. Следовало собрать разбредшихся вокруг животных. Остальные, менее горячие, остались прослушать историю Джима. Среди них были Том Райлэнд и Колли Деккер, рабочие вдовы Бишопа из Каньон Сити, и старший сын Говарда Мопина, Перри. Перри спросил:

— Сколько их, Джим? Нас достаточно, чтобы справиться с ними?

Он провел пятерней по волосам, пригладив густую шевелюру.

— Я думаю, пятнадцать — двадцать. Но вряд ли они нападут на лагерь. После убийства Джорджа индейцы, наверное, успокоились: иначе мне было бы не уйти.

— А, минуту, — вмешался Том Райлэнд, высокий черноволосый парень, всем своим видом располагавший к себе людей. Он очень внимательно слушал Джима и потом спросил:

— Ты уверен, что он погиб? Что ты видел своими глазами?

— Боже правый! Они налетели на Джорджа. Он вряд ли протянул и минуту.

— Следовательно, не видел.

Колли Деккер согласился:

— Черт, Джим, не записывай парня до срока в мертвецы.

Колли — старик лет шестидесяти, всю жизнь проработал, как вол. Глубокие морщины избороздили лицо, что делало его похожим на старый коричневый орех. На тощей загорелой шее выделялись толстые узлы жил, казалось, что они вот-вот порвут тонкую кожу.

— Мы поедем с тобой и выясним, что же там случилось.

Джим Кларк даже не поблагодарил их. Наоборот, он грубовато спросил:

— Надеюсь, у вас найдется лошадь? Мой конь загнан…

Он сделал глоток виски, чтобы смочить пересохшие губы. Джим все больше мрачнел и уходил в себя. Юный Перри Мопин, подведя ему свежую лошадь, попытался подбодрить Джима.

— Хорошо, что еще миссис Кларк уехала в Портленд. Представьте себе, если бы она оказалась одна в доме!

Кларк покачал головой.

— Она так любила свою племянницу. Что будет с ней, когда она узнает о гибели Джорджа?

Набралось десять человек ехать искать Джорджа. Джим Кларк положил винтовку на колени, за пояс заткнул револьвер. По мере приближения к тому месту, где упал юноша, Джима захлестнули два чувства — нетерпение все узнать и обыкновенный человеческий страх. Индейцев уже не было видно.

Опешив, Джим выговорил:

— Джордж упал где-то здесь. Но куда подевалось тело…

Все остановились посмотреть вокруг.

— Крови не видать, — констатировал Колли Деккер, — теперь мы знаем, парень был жив и его не разорвали.

— Живой, — бессмысленно повторил Кларк, вдруг он ужаснулся пронзившей его мысли: «Его забрали живым! О, Боже! Лучше бы он умер сразу!». Все молчали. Том Райлэнд положил ему руку на плечо и спокойно сказал:

— Джим, нам ничего еще неизвестно. До тех пор будем надеяться на лучшее, пока не узнаем всю правду.

— Они ушли и забрали парня, — повторил Кларк. Джордж обречен. Ему суждена мучительная и страшная смерть.

В это время Колли Деккер пристально изучал следы. Вдруг он завопил, все обернулись к Колли.

— Смотрите! Парень вскочил на ноги и побежал! Вот они, следы…

Быстро спрыгнув с седла, Райлэнд подбежал и начал пристально изучать следы, отчетливо отпечатавшиеся на мягкой земле.

— Нам повезло. Может быть, мы кое-что еще найдем. Возможно, мальчику удалось бежать!

Позднее Том Райлэнд вряд ли мог объяснить, что заставило его пройти сто футов к ручью и заглянуть под высокий берег. Все услышали его вопль. Райлэнд бросился в ледяную воду и вытащил Джорджа Мастерсона из-под берега, где он едва не закоченел, просидев несколько часов в ручье и укрываясь от индейцев. Том вынес его и положил на землю. Джордж потерял сознание. С него сняли мокрую одежду и завернули его в одеяло. Наконец, Мастерсон пришел в себя и даже смог говорить: заикаясь, он рассказал о том, как ему удалось удрать от индейцев. Он бросился в воду и поднырнул под высокий берег. Индейцы долго не уходили, пристально обшаривая местность, и только чудом не нашли Джорджа. До последней минуты, пока на него не наткнулся Том, Мастерсон боялся высунуться из воды.

— Все будет хорошо, — похлопал его по плечу Том. Выпрямившись, он взглянул на Джима Кларка. Тот дрожал и не мог выговорить и слова.

— Поехали посмотрим, что сталось с домом.

Над каньоном все еще стояла шапка дыма. Всадники медленно подъехали к тому месту, где раньше был дом. От него остался лишь каменный очаг, да гора уродливо вздымавшихся к небу обугленных бревен. Амбар тоже сгорел, а вместе с ним годовой запас сена и зерна. Ярко белели на пожарище всюду разбросанные перья.

— Смотрите, даже матрасы изрезали!

Все молча наблюдали, как хозяин бродил по пепелищу.

В предвечерней тишине слышался шум ручья да фырканье нетерпеливо переступавших лошадей.

Кларк сделал мрачное заключение:

— Все забрали. Шесть почтовых лошадей. Всю утварь побили…

Кто-то крикнул:

— Смотрите, всадник!

Все невольно потянулись к оружию, но вскоре увидели, что незнакомец такой же белый, как и они. Человек ехал вдоль берега, сзади на привязи шла вьючная лошадь. Заметив группу всадников, он натянул поводья и остановился. Том Райлэнд выехал вперед и помахал ему рукой.

Глава III

Чэд Осборн посмотрел на обугленные останки дома и амбара, на пепел, толстым слоем покрывший землю и сделал вывод:

— Кому-то очень не повезло.

— Как знать, — раздался грубый голос из толпы всадников. — Наши скальпы могли бы сейчас болтаться на седлах снэйков.

Говоривший кивнул в сторону юноши, который весь трясся от озноба, хотя и сидел рядом с костром.

— Если все живы, — продолжал Осборн, — вы должны радоваться. Это были индейцы? Паулина?

— Может быть и Паулина. Я с ним лично не знаком. У нас только Перри Мопин знает его в лицо.

Осборн уже обратил внимание на голубоглазого юношу, напоминавшего ему другого старшего Мопина, с которым познакомился накануне.

Кивнув Перри, Чэд сказал:

— Твой отец мне рассказал об этом.

Кто-то спросил:

— Ты ехал от Мопина, не заметил ли ты краснокожих?

— На мое счастье, нет! Мне уже говорили, что опасно здесь путешествовать одному. Наконец-то я понял, что следует держаться осторожно!

Чэд еще раз взглянул на обугленные руины. Налетел ветер и, подняв столб пепла, бросил его на людей, все закашляли. Лошади Осборна испугались и шарахнулись в сторону. Владелец сгоревшего ранчо грубовато бросил:

— Прошу прощения. Я ничего не могу вам предложить в знак гостеприимства: ни крыши над головой, ни овса для ваших лошадей, но вы попали как раз на огонек. Меня зовут Кларк.

— А меня — Осборн. В сумке осталось немного провизии, есть и пара перепелов, подстреленных сегодня утром.

Он отстегнул тушки и бросил их Кларку. Джим поймал перепелов и, поблагодарив, сказал:

— Мы поделим их поровну.

Спустившись с лошади, Чэд Осборн со всеми поздоровался и тут же выслушал историю этого дня: как напали индейцы, как спасся Кларк и как нашли Мастерсона. Чэд отпустил лошадей пастись, потом повел их к водопою, а сам с интересом осмотрел берега Джон Дэя и полюбовался закатом.

Ничто, если не считать обугленных останков дома, не нарушало идиллическую картину: лишь журчанье воды внизу под ногами и голоса людей доносились до его ушей. Осборн вернулся к лошадям, чтобы снять сумки и достать провизию.

Индейцы не только увели почтовых лошадей, но и разломали ограду загона. Сейчас мужчины занимались восстановлением ворот. Когда Осборн ввел в загон своих лошадей, к нему подошел черноволосый юноша, представившийся Томом Райлэндом. Осборн сразу почувствовал к нему дружеское расположение.

— Я вам помогу, — сказал он и в широкой улыбке обнажил ослепительно белые зубы.

— Здесь немного работы, — ответил Осборн, но Том уже шел с ним рядом, беззаботно болтая, пока тот привязывал лошадей. Из его рассказа Осборн узнал, что Том работал в Каньон Сити и часто ездил в Даллас.

Когда Осборн сбросил на землю седельные сумки и давал корм лошадям, Том сказал:

— Как хорошо вы умеете навьючить лошадей! А мулов умеете?

— Тоже. В армии приходилось.

— Не знаю, зачем вы направляетесь в Каньон Сити, но, конечно, для хорошего паковщика всегда найдется дело. Я работал у Харви Бишопа, но его убили снэйки несколько месяцев тому назад и теперь делами мужа занимается его вдова Эмилия Бишоп.

— Правда? — рассеянно заметил Осборн, вынимая из сумок соль, сушеные бобы, муку и кофе. Райлэнд принимал пакеты. Осборн отстегнул винчестер и перебросил через плечо. Так, весело болтая, они присоединились к компании, уже собравшейся у огня. Казалось, что Том готов был видеть друга в каждом человеке, даже в том, с кем он встретился впервые.

Тепло и пища, ласковые языки пламени и искорки, поднимающиеся в черное небо, все располагало к отдыху и покою. Даже Джордж Мастерсон, натерпевшийся за день, оживился у огня. Правда, угрюмым оставался Джим Кларк; но сегодняшние события могли кого угодно ввергнуть в уныние.

Разговор, естественно, переключился на две темы: нападение индейцев и «был ли это Паулина». Из беседы Осборн еще кое-что узнал о предводителе краснокожих. Паулина обитал где-то севернее, в стране Мельхеуров, хотя налеты совершал не только в Орегоне, но и дальше, в Идаго. Два года назад он прибыл в форт Кламат, где подписал мирный договор с властями. Но вскоре произошло столкновение с солдатами у каньона Крукид Ривер, правительственный отряд был наголову разбит, а сам он потерял только трех воинов.

Том Райлэнд заговорил о Паулине, или Панине — таково было его настоящее имя, — как о гениальном стратеге, сумевшем перехитрить экспедиционные отряды регулярных частей. За ним уже пять лет охотились, и все безуспешно. Прежде, чем там узнают о его последней проделке, Паулина еще, бог знает, что может натворить.

Тут заговорил Джим Кларк:

— Я не знаю более наглой скотины! Конечно, он проведал, что мы переехали на другой берег, но надо же было так случиться, что оружие осталось в доме. Я бы все отдал, чтобы встретиться с Паулиной!

Кто-то отозвался:

— Вряд ли это возможно. Особенно сейчас. Он уже далеко.

— Я так не думаю, — обгладывая кость, Колли Деккер на минуту замолчал, чтобы стереть с подбородка жир. — Их двадцать, да? Плюс еще шесть лошадей? Черт, должны были остаться какие-то следы. Скорее всего, они отправились назад…

— Но ведь…

— Проехали несколько часов. А сейчас где-нибудь разбили лагерь: вряд ли они ожидают погони.

Сидевший рядом с ним вставил;

— Как и мы. — Раздался громкий смех. — Очень полезно именно сейчас, когда все устали от напряжения и волнения.

Но смех стих, когда заговорил Том Райлэнд:

— Посмотрите на Джима. Я еще помню оскальпированного Харви, нашего хозяина… Когда же этому придет конец?

В наступившей тишине неожиданно раздался голос:

— Ты хочешь их выследить?!

— Да, именно это я имел в виду.

Джим Кларк воскликнул:

— Господи, я готов!

Колли Деккер, отбросив в сторону обглоданную косточку, облизал пальцы и пробурчал:

— Можете взять меня с собой.

Вслед за этим последовал ожесточенный спор. По кругу пошел кувшин с вином, спорщики разгорячились. Но вот уже несколько человек склонились к решению разделить попытку вместе с Кларком. Хотел было присоединиться Джордж Мастерсон, но Джим отказал ему наотрез.

— Ты остаешься. — И больше не повторял. Джордж должен был вернуться с остальными в лагерь у Бридж Крика.

Чэд Осборн сидел молча, курил трубку и не вступал в разговор. Том Райлэнд обернулся к нему:

— Вас, наверное, все это не интересует?

Осборн не ответил. Нахмурившись, посмотрел в сторону пепелища. Он вспомнил слова Говарда Мопина: «Нельзя допускать, чтобы Паулина терроризировал половину штата».

Старательно подбирая слова, он проговорил:

— Вы можете на меня рассчитывать. Правда, я проделал большой путь, но здесь мне понравилось. Вероятно, я останусь на этой земле, поэтому Паулина имеет для меня такое же значение, как и для вас. Если кто-нибудь присмотрит за вещами и лошадьми, я думаю, что смогу поехать с вами.

— Отлично! — воскликнул Райлэнд.

Несмотря на оптимизм Колли Деккера, каждый понимал, что дело предстоит не из легких. Они выехали с первой зарей. Холодно поблескивал Джон Дэй, в тумане невозможно было разглядеть другой берег, морды лошадей окутались густыми клубами пара. Джим Кларк и Деккер поехали вперед, старик вел их по следу. Несколько поодаль держались Осборн, Том Райлэнд и Перри Мопин, который был одного возраста с Джорджем, но уже прожил здесь более трех лет, а, следовательно, немного знал индейцев. Замыкали отряд Таггарт и Браун.

Солнце, всходившее за их спиной, окрасило ярким цветом воды Джона Дэя и местность вокруг: остроконечные вершины, причудливо застывшие рельефы лавы и овраги. На голой земле кое-где сиротливо торчали островки чахлой травы. Деревья здесь не росли вообще, лишь небольшие заросли можжевельника, умудрившегося зацепиться среди камней, оживляли безрадостный ландшафт. Царила глубокая тишина. Наблюдая за Деккером, Осборн терялся в догадках, как можно обнаружить след среди камней? Он уже начал подозревать, что старик следует интуиции, а не знакам на земле, когда тот натянул поводья и остановился. Джим Кларк, заподозрив неладное, резко спросил:

— Что случилось? Мы потеряли их?

— Возможно. — Деккер закрыл лицо рукою. — Я шел по помету лошадей, но где-то упустил место, от которого они ушли наверх. Старик подавленно озирался вокруг.

— Но мы еще можем напасть на след? — спросил Райлэнд.

— У нас остается последний шанс. — Деккер кивнул в северо-западную сторону. — Индейцы обычно проходили у Траут Крика по пути к Очокосу. Мы отправимся туда и, может быть, нападем на их след.

— А если нет? — продолжил Джим Кларк.

Колли взглянул на него.

— Тогда мы потерпели неудачу.

Добавить к этому замечанию было нечего, и все промолчали. Нахмурившись, Кларк нетерпеливо выкрикнул:

— Поехали, поехали! Иначе быстрее стемнеет, чем мы попадем туда.

Солнце садилось. Вспыхнул последний луч желтого, как лимон, светила, и черные тени легли на вершины холмов. Группа всадников достигла Траут Крика.

Здесь Колли Деккер приказал всем остаться, а сам поехал вверх по течению, отыскивая следы индейцев. Темнело, звонко журчала среди камней вода. В воздухе мелькали черные тени летучих мышей.

Старик вернулся и, с трудом сдерживая охвативший его восторг, воскликнул:

— Я же говорил вам! Мы чуть не наткнулись на них! Индейцы впереди. Как я не почувствовал раньше запах дыма от их костра!

Усталости как не бывало. Чэд Осборн, привыкший к военной четкости, не мог не хмуриться, наблюдая, как эти люди расчехляли оружие. Грязь и высокая трава заглушали шум шагов подкрадывавшихся всадников. Впереди вспыхнул свет костра. Деккер сказал:

— Я подберусь поближе и послушаю, о чем они говорят. Охраны нет, я проверил.

— Должно быть, они очень самоуверенны! — резко произнес Джим Кларк.

Лагерь располагался в двухстах футах от Траут Крика, между ивой и осиной, впереди открывалось голое пространство, а за спиной высился крутой холм. Для опытного солдата это было наиболее выгодное местоположение неприятеля для нападения.

Джим Кларк построил людей в неровную линию. Чэд Осборн позволил себе сделать одно замечание:

— Если мы зайдем с северной стороны, то индейцы окажутся прижатыми к воде и к холму.

— Отлично! Здорово придумано! — воскликнул Райлэнд, и Кларк согласился с ним.

Но вдруг Перри Мопин, почти все время молчавший, выступил против.

— А что если это не настоящий лагерь?

— А что это тогда? — спросил Кларк.

— Не знаю. Мне кажется, что они ведут себя подозрительно тихо. Где их лошади?

Даже Кларк не нашелся, что ему ответить. Что-то действительно заставило Перри заподозрить неладное.

— Дайте мне десять минут, — продолжил Перри, — я хочу посмотреть все поближе, прежде чем открывать стрельбу в кого попало.

Он спрыгнул с лошади и бесшумно растворился в темноте, остальным ничего не оставалось, как ждать.

Время тянулось долго. Вдруг все услышали голос Перри со стороны костра.

Кто-то раздраженно переспросил:

— Что он говорит? Я не слышу.

Колли Деккер холодно пояснил:

— Он кричит, чтобы мы шли к костру. Там его друзья — индейцы из резервации уорн-спрингз.

Их было шестеро, нескладных черноволосых мужчин. Осборн расслышал несколько имен: Стемальт, Скульпс, Итовис. Они говорили на дикой смеси английского и их родного языка, но Мопин, казалось, понимал речь этих людей. Он о чем-то побеседовал с ними, его подвели к телу, завернутому в одеяло. Мопин дрожал, рассказывая товарищам историю этих несчастных из уорн-спрингза.

— Это Квеапама — вождь уорн-спрингзов и уэккосов.

Они получили разрешение покинуть резервацию, чтобы поохотиться, но тут же повернули назад, узнав о близком соседе — Паулине. Днем Паулина напал на них. Им удалось отбить атаки, и тут Паулина пригласил Квеапаму на разговор. Как только он вышел им навстречу, снэйки расстреляли его в упор. Это было настоящее убийство!

Том Райлэнд вставил:

— Минутку! Они уверены, что это был Паулина?

— Должно быть. Они хорошо знают Паулину. — Индеец по имени Стемальт торжественно поведал, что он сам видел, как пуля из его ружья попала в Паулину и отскочила, не причинив последнему ни малейшего вреда. Перри досказал за Стемальта, что снэйки не стали трогать оставшихся в живых, но забрали лошадей и отправились вверх по течению к горам, как и предсказал Колли Деккер.

— Я им сказал, что мы преследуем Паулину. — продолжил Мопин, — они хотят с нами.

— Но ведь у них нет лошадей! — оборвал его Милт Таггарт.

— Пешком. Завтра они уже будут на тех холмах, когда мы приедем.

Расс Браун, с самого начала неохотно примкнувший к отряду, промямлил:

— Я сомневаюсь, что есть смысл продолжать поиски.

— Хочешь вернуться? Сейчас? — Джим Кларк взорвался. — Сейчас, когда нас отделяет один-два часа езды и когда мы точно знаем, что впереди Паулина!

Том Райлэнд поддержал Джима.

— Поздно сдаваться. Как думают остальные?

Все решили продолжить преследование. Отряд пополнился за счет уорн-спрингзов, жаждавших мести за убитого вождя. На поиски отвели следующий день.

У индейцев был запас оленины, добытой на охоте, которым они с удовольствием поделились с белыми союзниками. В этой местности осенние ночи были холодными и влажными. Осборн оделся потеплее и направился вниз к берегу, чтобы выкурить трубку и побыть одному. Чэд облюбовал плоский валун, удобно на нем расположился и стал прислушиваться к ночным звукам, наблюдая за постоянно изменяющимися отражениями звезд на поверхности струящейся воды.

Он очнулся, услышав чьи-то шаги у себя за спиной. Чэд различил скрип ботинок. Возник темный силуэт, и раздался голос Тома Райлэнда:

— Осборн? Я не помешал?

— Нет.

Том сел на бревно.

Помолчали. Потом Райлэнд спросил:

— Что ты думаешь?

— О чем?

— Об этом деле. Славою мы себя пока не увенчали.

Осборн затянулся.

— После того, как я увидел, что они сделали с уорн-спрингзами, я решил, что буду искать Паулину.

— Да, я с тобою согласен.

Они слушали ночь. Райлэнд сказал:

— Думаешь о завтрашнем дне? Встретимся ли мы с ними?

Об этом думал и Осборн. Так, солдаты, отдыхая перед сражением, когда не хочется спать, предаются одним и тем же мыслям. Но вслух Чэд сказал другое:

— Вряд ли этим дело закончится. Знаю по военному опыту.

— Я давно хотел спросить. Ты мало о себе рассказывал, но я догадался, что ты, должно быть, служил офицером.

— Я, наверное, был самым плохим лейтенантом в армии Гранта. С самого начала все знали, что войну мы выиграем, но я всегда считал, что не следовало проливать столько крови.

— В конце концов ты выбрался живым и невредимым.

Инстинктивно Осборн потянулся к все еще нывшей левой руке, где пуля повстанцев раздробила кость, и добавил:

— Мне повезло.

— Ты разочаровался в войне?

— Да, и это независимо от моего личного отношения к Гранту.

Тишину пронзил вой животного.

— Койот, — сказал Райлэнд. Он подобрал голыш и задумчиво вертел его в руках. От костра доносились голоса.

Холодало.

— Ты говоришь красиво, — начал Райлэнд, — наверное, закончил колледж?

— Самый дорогой, какой могли оплатить родители, — ответил Осборн. — Потом мне купили патент на офицерский чин, не подумав, подхожу ли я для военной службы. Сначала мне прочили место маклера в конторе отца в Нью-Йорке. На войне я убедился, что людьми, даже лучшими из лучших, движут меркантильные устремления. Война — это тоже бизнес и нажива. Я решил уйти.

— А сейчас ты думаешь вернуться?

Осборн чуть заметно улыбнулся.

— Орегон с каждым днем мне все больше нравится.

Том размахнулся и швырнул камень в воду, в месте падения пошли широкие круги.

— Да, — Том сцепил кисти — я неотесанный парень, почти не учился и умею только писать и немного считать. Но я хорошо знаю Орегон. Если тебе нужна будет помощь, обращайся ко мне, я всегда помогу.

— Спасибо, — поблагодарил Осборн. — Буду иметь в виду.

— Запомни еще, что я тебе говорил о работе в Каньон-Сити. Если надо будет, я замолвлю словечко перед Эмилией Бишоп. На первых порах мы с Колли все тебе объясним, да и платят там неплохо.

— Стоит подумать о твоем предложении.

Осборн чувствовал, что хоть они были совсем разными, их уже связывала дружба. Во время войны в душе Чэда образовалась пустота, которую сейчас хотелось заполнить чем-то добрым и хорошим. Том поднялся.

— Пойду за одеялами. Холодно сидеть на берегу, да и как говорит Джим Кларк, «ночь мимолетна».

Но Райлэнд все не уходил, и Осборн понял, что его что-то беспокоило.

— Вот ты говорил о Паулине… У меня возникают вопросы… Да, я знаю, что вождя убил Паулина. Да, это выродок. Я слышал о столкновениях с регулярными войсками, о том, что уорн-спрингзы захватили его жену и детей и держали в качестве заложников… Но интересно, что он сам думает. Быть может, считает, что сводит счеты со своими обидчиками, с уорн-спингзами, тогда все просто и понятно. Тем более я слышал о снэйках как о добрых соседях, какими они были в прошлом… Но, черт возьми, — воскликнул Том Райлэнд, — я белый человек! Я твердо знаю, чью приму сторону, если случится столкновение с краснокожими!

Том отвернулся и зашагал прочь. Вскоре Осборн встал, вытряхнул пепел из трубки и отправился спать.

Глава IV

Тронулись в путь на заре. Тело вождя было завернуто в одеяло и высоко подвешено на дерево, чтобы к нему не подобрались дикие звери.

Снэйки шли, не скрываясь, естественно, не думая о погоне. Вскоре следы привели преследователей к месту ночной стоянки Паулины. Зола была еще горячей.

Солнце пригревало, но в низинах тянуло холодом. К полудню они добрались до истока Траут Крика, прошли глубоким ущельем и, перейдя вброд бурный поток, очутились в стране снэйков. Опасаясь засады, всадники выбрали путь вдоль скал, к западу от ущелья.

Вернулись разведчики и сообщили, что впереди замечены снэйки. Джим Кларк видел, как индейцы устроили привал, а лошадей расседлали и пустили пастись. Он послал Стемальта и еще двоих снять охрану, если таковая имелась, и погнать лошадей от ущелья к лагерю. Тогда в суматохе подоспеют остальные и перебьют индейцев.

Осборн видел недостатки этого плана, хотел сказать, но передумал. В противном случае они потеряют лошадей, а так им удастся отбить людей, захваченных у уорн-спрингзов и на станции Джима Кларка. Вот почему он промолчал, хотя и заметил пристальный взгляд Тома Райлэнда.

Остальным план понравился. Джим Кларк в предвкушении мести воодушевленно воскликнул:

— Не зря мы так далеко заехали. Вперед!

Осборн расчехлил винтовку, вынул патроны из кармана ветровки, зарядил магазин и встал за Джимом.

Он мельком посмотрел в ущелье, увидел дым костров, фигурки людей, в пятидесяти футах, ближе к воде паслись лошади. Они вступили в заросли. Чэд отметил, как бесшумно, словно призраки, двигались индейцы, тогда как белые топали и чертыхались на каждом шагу.

Вдруг они услышали крик, а затем раздался выстрел. Позднее Осборн узнал, что Стемальта, посланного обратить в бегство лошадей, заметили. Джим Кларк не выдержал и завопил:

— Давай! Давай! Черт тебя дери!

Атакующие выскочили и помчались вниз по склону к лагерю. Стемальт все-таки выполнил задание. Лошади, напуганные криками, сорвались с места и понеслись прямо на снэйков. Застигнутые врасплох, те метались у костров, хватали оружие и кричали. Нападавшие открыли огонь.

Прижатые с одной стороны табуном обезумевших лошадей, а с другой — непрекращающейся стрельбой, снэйки не растерялись. До последнего они пытались сохранить боевой порядок. Один из них в штанах из оленьей кожи, малый дикого вида бросился на Осборна, размахивая винтовкой. Чэд опустился на колено, прицелился в надвигавшуюся фигурку, взвел курок и выстрелил. Сильно толкнуло в плечо, и сквозь белый дымок он увидел, как индеец споткнулся и рухнул на землю.

Осборн услышал возглас Перри Мопина:

— Отличный выстрел!

Осборн обернулся: Перри широко улыбался, в руке у него дымился револьвер. Осборн открыл затвор и загнал в ствол новый патрон. В этот момент Мопин закричал:

— Вот он, в синем — Паулина!

Чэд на мгновение увидел полную фигуру в военной форме. В следующий момент все заслонили скачущие лошади.

А затем произошло то, чего Осборн более всего опасался. В мгновение ока все пространство заволокло пылью, поднятой табуном. Чэд швырнул винтовку и начал лихорадочно отстегивать кобуру. Он видел, как темная фигура вскочила на лошадь и помчалась прочь из лагеря. Осборн выстрелил, но промахнулся.

Все смешалось в облаках пыли, окруженные снэйки пытались скрыться в поднявшейся суматохе. Откуда-то вынырнула лошадь и понеслась прямо на Осборна, он едва успел отскочить в сторону.

Нападавшие продолжали стрелять, но было уже поздно. Осборн видел, как один из снэйков свалился, сраженный пулей, на землю, потом с громким ржанием упала и лошадь, но остальным удалось остановить животных, вскочить на них и помчаться вниз по каньону на открытую местность.

Ушли. Прозвучал последний выстрел, стихло последнее эхо, и стал не слышен стук копыт. Все кончилось так же скоро, как и началось. Немного смущенные нападавшие бродили по разоренному лагерю. Еще дымились стволы винтовок. Лошади вернулись к траве, пугливо озираясь на ходивших рядом людей.

Чэд Осборн обратил внимание на скрюченные трупы индейцев, лежавших на истоптанной земле. Он узнал того, которого убил во время боя. Среди них не было человека в поношенной военной форме.

Что ж, он увидел легендарного Паулину и даже убил одного из его людей, — это показалось ему важнее всей бессмысленной бойни, в которой он принимал участие несколько месяцев назад. Как будто жизнь вот этого дикаря была жертвою Орегону, его кровь намертво привязала Осборна к этой земле.

Нет, все это фантазии. В действительности, его привлекла суровая красота дикой страны, а последний случай показал, насколько он изменился за последнюю неделю.

Зато уорн-спрингзы не изменились. Как дети, они бегали по ущелью, крича и размахивая оружием, называя снэйков «кланаками» — белыми хвостатыми оленями — так перевел Перри это слово Осборну. Трупы убитых раздели и сняли скальпы, один еще был жив, но тут же одним взмахом ножа его прикончили. Храбрый Итовис подошел к Осборну и предложил скальп убитого им индейца, вытянув в руке кровавый комок, из которого торчали длинные серые волосы.

— Хочешь?

Осборн сплюнул от нахлынувшей тошноты и отвернулся, но осторожно предложил:

— Пусть будет у тебя.

Лицо Итовиса исказилось в отвратительной гримасе.

Том, заметив, что Осборн попал в щекотливое положение, пришел на помощь:

— Мы не хотим отнимать славу, по достоинству принадлежащую вам.

Осборн не понял, принял ли Итовис такое объяснение, но казалось, ответ удовлетворил его. Зловещая ухмылка исчезла, и он заторопился прочь, привязывая скальп к поясу. Осборн облегченно вздохнул и взглядом поблагодарил Тома, на что Том ответил широкой улыбкой.

Джим Кларк, наблюдавший за Итовисом, мрачно сказал:

— Если бы среди убитых был Паулина, я бы сам снял с него скальп.

Джим все еще хмурился, хотя во время боя ему удалось отбить почтовых лошадей.

— Перри показал мне Паулину, — заметил Осборн. — Я прицелился и выстрелил. Не представляю, как я умудрился промахнуться.

Колли Деккер, который чистил в тот момент винтовку, пробормотал:

— Уорн-спрингзы все время говорили, что нельзя его убить. Может быть, поэтому ты и промахнулся.

Прошлой ночью Том Райлэнд сказал, что бессмысленно дальше преследовать снэйков.

Вскоре даже Джим Кларк проговорил:

— Я тоже против. Поверьте мне, их теперь врасплох не застать. Нечего на это и рассчитывать.

Завязался спор, но тут вмешался Перри и сказал, что уорн-спрингзы тоже готовы вернуться.

Вскоре все собрались и выступили из лагеря на север по каньону.

Еще засветло отряд был в том месте, где уорн-спрингзы оставили своего вождя. Прощаясь, Джим Кларк поблагодарил индейцев за помощь.

— Жаль Квеапаму… Прощайте!

Стемальт ответил:

— Уорн-спрингзы и уэскосы быть в большой печали, когда мы привозить вождя. Мы поклялись отправиться в форт Даллас и помогать бледнолицым против снэйков. Пока Паулина жив, мира не будет.

До Бридж Крик отряд добрался только на следующий день. Усталые воины рассказали о том, как они преследовали снэйков, как напали на них и как Паулина ушел из самых рук. Том Райлэнд, чтобы подбодрить друзей, переложил все на шуточный лад и так уморительно изобразил товарищей в лицах, что люди, забыв об усталости, безудержно хохотали.

Мрачным оставался только Джим Кларк. Чэд Осборн видел, как темнело его лицо, когда он слушал Тома. Вдруг Джим взорвался:

— Тебе все шутки шутить, Том. Уорн-спрингзам не было так весело, когда убили их вождя, мне тоже невесело! Невесело будет и людям, которые еще пострадают от этого краснокожего выродка!

Райлэнд хотел было возразить, но Кларк вскочил и зашагал прочь. Наступила тишина. Каждый чувствовал себя неловко после вспышки Джима. Том хотел продолжить рассказ и осекся. Все сидели, насупившись, и не смотрели на него.

«Грубо на него набросился Джим, — подумал Чэд. — Но все-таки он прав. И правда, мало смешного было во всей этой истории…».

Глава V

Погода переменилась: набежали тучи, налетел ветер и пошел мелкий дождь. В лагере проснулись рано. Паулина был далеко, и на время дорога стала безопасной для путешественников. Чэд Осборн помог Райлэнду и Колли Деккеру запрячь мулов и навьючить их тюками.

После минутного раздумья Осборн согласился проделать оставшуюся часть пути до Каньон Сити вместе с работниками Эмилии Бишоп. Перри Мопин вместе с Джимом Кларком погнали отбитых у Паулина лошадей на станцию Говарда Мопина у Антилоп Крика. Кларк показал на берега Джон Дэя. Дом и его хозяйство пошли прахом, нечего было и думать оставаться здесь на зиму. Потом он собирался поехать в Даллас, посадить племянника на пароход и отправить его к родителям в Портленд. О дальнейших планах ничего не говорил. «Найду какую-нибудь работу», — обмолвился Джим. Наступит новый год, начнется все сначала.

В караване было сорок мулов и всего трое мужчин, поэтому подготовка к выступлению затянулась. Поначалу Колли Деккер наблюдал за работой Осборна и, по-видимому, остался доволен, как тот привязывал вьюки и запрягал мулов. Осборн понял, что выдержал экзамен.

Том Райлэнд хмурился все утро. «Наверное, злится на Джима Кларка», — подумал Осборн.

Через час они уже двигались на юг по каньону Бридж Крик. Впереди на серой лошади ехал Колли Деккер. Том, словно очнувшись, принялся описывать маршрут: перечислил все станции на пути к Каньон Сити, потом рассказал о Пэйнтид Хиллз.

Обрадовавшись, что он перестал сердиться, Осборн решил у него расспросить, чем они занимаются и что везут в тюках.

— Всего понемногу, — ответил Райлэнд, — веревки, оловянная посуда, киркомотыги, обувь, — все, что нужно человеку для жизни. Птицу и скот мы разводим рядом с копями, у нас есть мукомольная мельница.

— Сколько стоит перевозка?

— Сорок пять центов за фунт от Далласа, шестьдесят долларов за тонну по реке от Портленда. Первые два года, с шестьдесят второго, этим путем перевозили золото, а теперь золотом занимается Уинлер, так быстрее и безопаснее.

Без устали шагали мулы, день проходил за днем, и Чэду Осборну казалось, что он давно знаком с этими людьми. Колли Деккер, несмотря на напускную важность, был всегда дружелюбным и мягким в обращении с другими. Том Райлэнд, наоборот, оказался человеком настроения: временами он впадал в мрачную меланхолию, и тогда лучше было его не трогать.

Чэд быстро научился управлять мулами. Животные, правда, давно ходили в караване и знали, что от них требуется: утром встать на свое место, терпеливо ждать, когда их навьючат и запрягут.

Дорога петляла среди голых холмов, они уже миновали военный пост Кэмп Уотсон, названный так в честь лейтенанта, убитого индейцами Паулины. Потом дорога подходила к реке, исчезала в глубоком ущелье, незаметно переходившем в холмистую равнину. Погода постоянно менялась: часто налетал холодный ветер и приносил с собой сильный дождь. Животные шли окутанные паром, а вокруг стоял стойкий запах пеньки, пота и мокрых тюков.

Осборн расспрашивал Тома о Каньон Сити.

— За те полтора года, что я живу в Каньон Сити, он здорово изменился. Построена лесопилка, появились новые дома. В городе штук шесть гостиниц, две церкви, есть даже школа и суд. Но не думай, что можно ходить по округе и запросто подбирать самородки. Вся земля на двенадцать миль от города занята золотоискателями. Правда, там почти ничего не находят, и я думаю, что тебе не подойдет бестолковое копание в грязи.

Осборн на этот счет промолчал. Он еще сам не знал, чем займется.

Райлэнд не преувеличивал. После долгого пути по безлюдной и дикой местности приятно было увидеть уголок цивилизованного мира. Вот показались ограды, за которыми паслись домашние животные. Вот и первые жилища людей — дома, прочные, как крепости, с бойницами в стенах — напоминание об опасности, постоянно грозившей их обитателям.

Город вырос вдоль глубокого узкого ущелья, в котором намывали золотоносный песок, и достиг долины Флэт. Эта часть Каньон Сити, как рассказал Том, называлась «Нижний город». За последний год вокруг возникло несколько поселений, как-то: Мэрисвилл, Сьюзанвилл и Диггину.

На юге высилась Каньон Маутон, вершина которой уже покрылась снежной шапкой; гора не давала распространяться поселениям в этом направлении.

Осборн вновь услышал забытые звуки: грохот мельницы и визг пилы, суетливый стук молотков там, где строились дома, и говор большой толпы.

Тома Рэйлэнда часто окликали, здоровались, Том всем отвечал улыбкой и шутками, видно было, что его здесь очень любят. Вскоре они увидели ряд загонов и больших сараев, стоявших рядом с ущельем — владения Бишопа. Харви Бишоп был одним из первых поселенцев Каньон Крик. Начав простым караванщиком, он разбогател и стал крупнейшим в районе поставщиком грузов. Теперь, после смерти владельца, делами компании занялась его жена Эмилия.

Они провели мулов под высокими воротами и очутились на просторном дворе. Подбежали двое работников и принялись помогать снимать тюки.

— Где вы были, черт возьми! Опоздали на два дня!

— Немного развлеклись… — ответил Райлэнд. Он слез с коня, кривляясь и почесывая спину. Второй спросил:

— Что случилось, Том?

После ответа Райлэнда раздался взрыв смеха.


Чэд Осборн отвел лошадей к корыту с водой, выдолбленному из дуба. Том помахал Чэду и сказал, обратившись к Колли:

— Сам управишься? А я представлю Осборна нашей хозяйке.

Осборн, привязав лошадей, последовал за Томом к длинному дому, поднялся по ступенькам и очутился внутри.

Комната, служившая офисом, была скромно обставлена простой мебелью, которую привезли когда-то на мулах из Далласа. В углу стояла небольшая железная печка, сейф для бумаг и лампа, уже зажженная в этот осенний день. Посередине стоял рабочий стол, украшенный бронзовыми чернильницами и пеналами.

На полочках были аккуратно расставлены торговые книги.

Из открытой двери раздался женский голос:

— Том! Что случилось? Мы волновались!

— Все нормально, Эмилия, — сказал ей Том. — Я все расскажу. Во-первых, я нашел отличного работника. Во-вторых, его зовут Чэд Осборн.

Том толкнул Осборна в плечо. Увидев женщину, Чэд снял шляпу и пожал протянутую руку.

По рассказам Райлэнда выходило, что Харви Бишопу было никак не меньше пятидесяти лет, поэтому Осборн ожидал встретить пожилую вдову. И вдруг перед ним оказывается молодая женщина: из-под черной челки на него глядели серые глаза, лицо у нее было открытое и немного скуластое. Чэд успел заметить чернильное пятнышко на среднем пальце.

Он что-то пробормотал и услышал в ответ:

— Я рада, что вы, м-р Осборн, хотите у нас работать. Если вас представил Том, то я уверена, что других рекомендаций не потребуется.

— Чего я не знал, — сказал Чэд, — мне объяснил Том и Колли Деккер.

Она вопросительно посмотрела на Райлэнда, и тот пояснил:

— Чэд проделал с нами весь путь от станции Джима Кларка!

— Прекрасно, — ответила Эмилия и добавила: — Присядьте. Какие новости?

Осборн опустился на стул, а Райлэнд принялся рассказывать. Эмилия молча слушала, вертела в руках перо и хмурилась. Дослушав до конца, она воскликнула:

— Бедный Кларк! Слава богу, все живы! Ведь он так трудолюбив, и вдруг все пошло прахом, а скоро зима.

— У него нет никаких планов, — сказал Том. — Неизвестно, когда он сможет отстроиться заново.

— А как станция? Уинлеру нужна ночная остановка. За один переход не достичь станции Мопина.

— Это так, — согласился Том. — Но дело за Уинлером.

Эмилия хотела узнать подробности бегства Паулина. Это не было любопытством солидных дам из общества или восхищением молоденьких девиц, встретившихся на рауте с бравым боевым офицером; для Эмилии Бишоп это дело было частью ее жизни и, следовательно, интересовало с практической стороны.

— Не думаю, чтобы незначительные потери удержали его надолго к югу от Очокуса.

— Нет, конечно, — поддакнул Том. — Нет, пока жив Паулина.

— Тогда следует усилить охрану караванов. — Повернувшись к столу, она взяла бумагу и вручила ее Тому. — Не хотела тебя сразу посылать обратно, но в Далласе ждет новая партия товаров. Когда сможешь отправиться?

Он изучал бумагу.

— Сколько мулов?

— Тридцать.

Райлэнд улыбнулся и вернул бумагу.

— Я возьму Чэда и Колли Деккера. Мы выедем послезавтра.

— Спасибо, Том, — ответила Эмилия. Обратившись к Чэду, сказала:

— И вам спасибо, м-р Осборн. Плата девяносто долларов в месяц, считая со дня вашего отъезда со станции Кларка.

— Очень хорошо.

Через минуту он вышел.

Глядя ему вслед, она сказала:

— А он неразговорчив.

— Да, — согласился Том. — Он из Нью-Йорка. Закончил колледж… Йельский или Гарвард.

Она задумчиво покачала головой.

— Да, он, видимо, образованный человек. Странно, что очутился здесь. Выбрал своим занятием хождение с караваном. — Вдруг, вспомнив что-то, она обернулась к Тому и воскликнула:

— Том, мне было плохо без тебя!

— Эмилия!

Он обнял ее и прижал к себе. Она уперлась ладонями в грудь и пыталась оттолкнуть Тома.

— Том! Не надо!

Он вдруг разжал объятия.

Куда подевалась его улыбка! Глаза злобно горели, а голос поражал своей резкостью.

— А-а, понятно! Я уже не подхожу, нужен только на работе, таскаться по дорогам и мокнуть под дождем.

— Том! Как ты можешь так говорить?! — на лице раскрасневшейся Эмилии показались слезы. — Я тебя люблю, ты ведь знаешь! Но зачем так торопиться? Всего четыре месяца минуло со дня смерти Харви.

Том успокоился, криво усмехнулся.

— Ну и дурак же я. Прости меня, пожалуйста.

Он наклонился, поцеловал ее в щеку, повернулся и вышел из комнаты.

Эмилия стояла у окна. Она видела, как Том подошел к Осборну и что-то сказал, потом они направились к воротам. Том всю дорогу весело болтал о чем-то с незнакомцем, как будто и не было за минуту до этого бурной сцены здесь, в доме. Она смотрела им вслед, пока Чэд и Том не скрылись из виду.

Глава VI

Чэд Осборн стоял у окна в номере гостиницы, наблюдая последние сполохи заходившего солнца, окрасившие в розовый цвет снежные вершины далеких гор. Окно было маленькое, но отсюда открывался хороший вид на ущелье и ту часть города, которая была расположена по обеим сторонам каньона. Люди внизу ущелья были похожи на муравьев, без устали и, как казалось, без цели сновавшие в разные стороны. Сверху земля напоминала истерзанное шрамами тело: борозды траншей, черные провалы ям и бугры набросанной породы.

«Все это, — подумал Осборн, — та же самая война. Бесконечная борьба человека, стремящегося отнять жизнь у земли».

Солнце уже скрывалось за грядой гор, облака на несколько минут окрасились в красный цвет, а потом вдруг съежились в серые комки. Быстро потемнело, но работа в ущелье не прекратилась, всюду вспыхнули огни костров и зажглись керосиновые лампы.

Осборн отошел от окна и посмотрел в зеркало: жесткая щетина покрыла щеки и подбородок.

Комната была маленькая, обстановку составляла грубо сколоченная кровать, на которой лежал соломенный матрас и жесткая подушка. Он зажег лампу, стоявшую рядом с умывальником, и вытащил бритвенные принадлежности. На полу стояло ведро с холодной водой, а к стене был приколочен обломок зеркала. Сбрив бороду и переменив рубашку, он оделся и вышел на улицу.

Осборн вошел в длинный бревенчатый дом, над дверью которого красовалась надпись всего из одного слова «Еда». За столами уже сидели посетители. Осборн, заплатив доллар хозяину-бородачу, занял свободное место. Тот странно взглянул на поданную ему зеленую бумажку. Основным средством платежа в Каньон Сити было золото. Бумажным деньгам здесь не доверяли.

Наконец, принесли заказ: пережаренное мясо, сыроватую картошку и дурно сваренный кофе. Однако это было сносно по сравнению с тем, что ему приходилось есть после отъезда из Далласа. Пообедав, Осборн вышел из заведения, не зная, куда отправиться, как вдруг его окликнули, и тяжелая рука опустилась на плечо. Том Райлэнд.

— Привет, Чэд. А я-то думал, куда ты подевался! Нельзя было тебя бросать в первый день!

— Я очень устал, — ответил Осборн. — И очень хочу спать.

— Тебе надо расслабиться, отдохнуть. Пойдем, выпьем.

— Пожалуй, что так, — сдался Осборн. — Куда отправимся?

— О, это предоставь мне. В этом-то я уж знаю толк!

Они прошли грязной и темной улицей к бревенчатому серому дому, перед входом в который горел фонарь. В зале Осборн увидел грубые столы, стулья и стойку, сколоченную из пахучих сосновых досок. За стойкой важно покоились две бочки, из которых бармен наливал посетителям виски и пиво.

Осборн заказал пиво, а Том — виски, он же настоял на том, чтобы заплатить и за Осборна. Райлэнд заметил знакомых и подвел к ним Осборна.

— Ребята, это Чэд Осборн, новый житель Каньон Сити. Работает у Эмилии Бишоп… Чэд, познакомься — это Фрэд Кинсман — владелец крупнейшего магазина в городе. И судья Миллер.

Кинсман был вылитый торгаш: толстенький, с бегающими глазками и пухленькими ручками. А второй… «Он совсем не похож на судью», — подумал Осборн. Высокий, худощавый молодой человек двадцати пяти лет: из-под залихватски нахлобученной шляпы с широкими полями выбивался сноп рыжих волос, серые глаза странно смотрели куда-то вдаль за спиной Осборна.

— Осборн закончил Гарвард.

Миллер оценивающе разглядывал Чэда и потом сказал:

— После Гарварда — в Каньон Сити работать погонщиком мулов! В первый раз такое слышу…

Осборн, начиная сердиться, резко ответил:

— Я не считаю, что эта работа грязнее или хуже любой другой. Не всему могут научить в Гарварде.

Миллер не ответил, лишь чуть повел плечом. В разговор вступил Фрэд Кинсман.

— Целый день я провел на ногах. Сядем за стол.

— Дела идут хорошо? — вежливо осведомился Осборн.

— Превосходно. — Кинсман грузно опустился на стул.

Судья снял шляпу и положил на стол, длинные волосы разметались по плечам. Одет он был неряшливо и своим туалетом не отличался от других золотоискателей. Осборн заметил, что Миллер довольно сильно прихрамывал.

Сейчас Миллер уставился на Чэда. Вдруг он спросил:

— Гарвард, да?

Осборн вежливо кивнул и, чтобы поддержать беседу, спросил:

— А вы где учились?

Собеседник лишь махнул рукой.

— Учился я от случая к случаю. Работал в газете.

— Неужели?

— Недолго. Это было в шестьдесят втором году, когда меня выгнали за антиправительственную агитацию. Я писал о том, что Юг имеет право на выход из Союза. Вы понимаете, я не южанин, я из Индианы. Я вынужден был покинуть Юджин и вот оказался в Каньон Сити и занялся частной адвокатской практикой.

Осборн промолчал. Он уже почувствовал, что в Каньон Сити симпатии были на стороне южан, поэтому не стоило афишировать свое участие в войне под флагом Гранта.

Видимо, Миллер оседлал любимого конька.

— Какую жизнь я вел! Жил у индейцев, у меня родился сын от дочери вождя мадоков. Я воевал и за и против них. Занимался морским разбоем у берегов Никарагуа под началом капитана Уильяма Уолкера, потом сидел за конокрадство.

Осборн тщетно пытался понять, что здесь правда, а что ложь.

— Вся эта жизнь так… лишь набор впечатлений, материал для работы. Потому что… — здесь для вящего эффекта Миллер сделал паузу, — потому что я поэт.

Чэд Осборн прищурился; он предполагал нечто в этом роде. Миллер ожидал реакции собеседника и, следовательно, нужно было изобразить удивление.

— Вот это да! — пробормотал Чэд.

Миллер удовлетворенно кивнул.

— Да, поэт. Но что могут понять эти невежды, копавшиеся в грязи? Чего ждать от них? Но вы, вы — образованный человек, не так ли? — С этими словами он вытащил из-за пазухи связку бумаг.

Чэд Осборн понял, что обречен выслушать стихи Миллера.

В это время с пивом вернулись Райлэнд и Кинсман. Том насмешливо посмотрел на разложенные листки.

— Что-то новое? Или нам опять придется в сотый раз выслушивать чертовы стихи? — осведомился Кинсман.

Миллер вспыхнул, но промолчал. Он взглянул на Осборна, и тот в глазах адвоката прочитал: «Ну, что я о них говорил?» Миллер подвинул листки Чэду и сказал:

— Я хотел бы знать твое мнение, дружище.

Осборн нехотя взял листки и поднес их к свету. На первой странице было написано: «Сонет Цинциннат Миллер». Стихи оказались не так плохи, как он ожидал. Первый опус был, действительно, сонетом, во всяком случае — по форме, чувствовался ритм, хотя размер часто хромал, кое-где за дилетантски выстроенным порядком слов чувствовалось движение мысли. Осборн нашел стихи о горах, о море. Главные герои — индейцы — были наделены чертами мятежных романтиков Байрона. Осборн понял, что Миллер наивно подражал знаменитому англичанину, в том числе и хромающей походкой.

— Ну, каково мнение? — нетерпеливо спросил Том. — Мы ничего не понимаем в поэзии. Стоит чего-нибудь этот хлам?

Они уставились на Осборна, ожидая его окончательного приговора.

Осборн сказал:

— Может быть, и есть грубоватые места, но в общем мне понравилось. Я еще не читал ничего подобного.

Миллер нахмурился.

— Что значит, «грубоватые»? Вы хотите сказать, что нужно кое-что изменить?

Осборн понял, что не так-то просто отвертеться от назойливого поэта, и ткнул в первое попавшееся место.

— Например, здесь есть ссылка на Гете, но «Гете» с «зубами» не рифмуется.

Вдруг Том Райлэнд захохотал, как безумный, дико хлопая себя по бокам. Миллер, скорчив гримасу, вырвал у Осборна листки.

— Ничего смешного! Я не знаю немецкого, никогда не слышал, как произносится это имя. Я еще не закончил это стихотворение. — Он с упреком посмотрел на Осборна.

— Простите, — только и нашелся, что сказать, Осборн.

Миллер спросил:

— Если вы едете в Даллас, не отвезете ли это в газету? Там печатают некоторые мои работы.

— Конечно. С огромным удовольствием.

Он рад был закончить затянувшуюся литературную беседу, так как в этот момент к их столу подошли знакомые Тома. Они уже слышали о столкновении с Паулиной и пришли узнать подробности происшедшего. Имя Паулины, как магнит, подействовало на присутствующих в зале, вскоре все слушали рассказ Райлэнда.

На минуту Том замолчал, чтобы налить пиво, и в тишине раздался чей-то голос:

— Кто это, Клайт?

И некий Клайт ответил:

— Монро! Неужели ты не знаешь Тома Райлэнда — жеребца вдовы Бишоп?

Наступила зловещая тишина. Райлэнд медленно отставил стакан, и Осборн увидел, как Том побледнел. Толпа, собравшаяся у их стола, расступилась.

— Кэффи, — голос Тома дрожал от ярости, — ты хочешь, чтобы тебе пересчитали зубы?

— Том! — пытался остановить его Фрэд Кинсман, но Райлэнд не унимался.

Клайт Кэффи зарычал и приподнялся. «Дурачатся или здесь кроется соперничество?» — думал Осборн.

— Разгорячился, что я назвал имя Бишоп? Да до этого любой бы додумался. Молодая женщина, богатая вдова — одной трудно управлять делами…

Райлэнд бросился на Кэффи. Кэффи, не двигаясь с места, ударил Тома ногой в грудь. Райлэнд загремел на пол вместе со столом, полетели кружки и свеча на подставке, но тут же вскочил и ринулся к Клайту. Тот загородил проход стулом. Кэффи был на целую голову выше Тома и сильнее его. Осборн понял, что Кэффи доставляло наслаждение дразнить Тома, а Райлэнд уже кипел от гнева. Кэффи размахнулся, удар его кулака мог снести с плеч самую крепкую голову, но Том увернулся, и кулак опустился ему на плечо. Кэффи отступил назад, споткнулся о валявшийся на полу стул и полетел вниз. Поединок продолжался на полу: соперники сцепились и катались, сокрушая друг друга ударами кулаков. Кэффи начал сдавать.

Вдруг подскочил брат Кэффи и сильно ударил Тома в бок, потом в живот. Он уже замахнулся в третий раз, как рядом оказался Осборн и отшвырнул Монро — а это был он — в сторону.

Вдруг в руке Монро блеснул металл — нож! Короткий взмах сжатого кулака, и Монро полетел на пол, а лезвие выпало и зазвенело.

Осборн, потирая костяшки пальцев, обернулся и увидел, что поединок закончился. Именно судья Миллер положил конец драке. Он живо стащил Тома с Кэффи и с помощью Кинсмана старался удержать разгоряченного бойца подальше от Клайта.

Клайт Кэффи поднялся на ноги. Он тяжело дышал, а на лице у него красовались следы кулаков Тома: разбитые в кровь зубы и расцарапанный лоб.

— Я только пошутил, а он взбесился.

— Ты спровоцировал драку, — подправил его судья. — Мне остается подписать ордер на арест и вызвать констебля, чтобы он увел тебя и твоего кузена.

— Только попробуй! Это будет твое последнее распоряжение!

Миллер бесстрастно констатировал:

— Угроза судебному лицу. Поднимай Монро и убирайтесь отсюда.

Монро лежал на полу, не двигаясь. Кэффи ткнул его носком ботинка, Монро застонал. Кэффи опустился на колени, потом вскочил и закричал:

— Ты раздробил ему челюсть!

Осборн слышал, как хрустнула кость, но вслух сказал:

— Я не виноват. Он напал на меня с этой штукой своей. — Осборн наступил на нож, валявшийся на полу.

Клайт перевел взгляд с лезвия на Чэда и спросил:

— Тебя зовут Осборн?

— Что из этого?

— Я знаю тебя…


— Новые угрозы, Кэффи? — резко спросил судья. Кэффи молча подобрал нож и спрятал его в карман, потом взвалил на плечо мешковатое тело кузена и вышел из салуна.

Райлэнда усадили на стул, поставили перед ним стакан виски.

Осборн спросил:

— Как ты, Том?


Райлэнд зашевелился, сморщился от боли в боку, куда его ударил Монро Кэффи. — Спасибо, что ты вступился. Надеюсь, Чэд, ты не пострадал?

— Подонки! Дезертировали во время войны.

Райлэнд облизнул губы и жалко улыбнулся.

— Чэд, тебе устроили королевский прием в Каньон Сити.

Осборн потер ноющую руку:

— Я его не забуду.

Глава VII

Тридцать мулов готовы были отправиться в Даллас на следующее утро. Том Райлэнд поручил Осборну навьючить мула, который повезет продукты и вещи погонщиков: ему хотелось, чтобы Эмилия увидела Чэда в работе. Она вышла проводить караван и сейчас стояла на пороге, кутаясь от холода в теплое пальто. На голове у нее была шляпа: по-видимому, принадлежавшая еще ее мужу. Она осталась довольна работой Осборна. Чэд видел, как Эмилия улыбнулась ему.

Мулы были выстроены цепочкой; трое погонщиков вскочили в седла, и Колли Деккер возглавил движение.

Повернувшись, Осборн в последний раз взглянул на Эмилию. Он увидел, как Том на мгновение задержал руку у нее на плече, потом вскочил на лошадь и, ухмыльнувшись, выехал за ворота вслед за мулами.

Осборну показалось, что он слегка ревнует Тома к Эмилии. «Ревновать к человеку, с которым ты знаком всего лишь один день? А, может быть, это из-за того, что я одинок, и Эмилия Бишоп показалась мне прекраснейшей из женщин?»

Дорога заняла около двух недель. Теперь Осборн проезжал знакомыми местами в обратном направлении: Джон Дэй, Кэмп Уотсон, Пэйнтид Хиллз, мимо пепелища Кларка к Говарду Мопину.

Перри не было дома, как сказал отец, он отправился к Энди Кларноу помочь строить амбар; накормить мулов вызвался младший сын. Говард Мопин, здороваясь с Чэдом, сказал:

— Вы теперь работаете. Я очень удивился, когда встретил вас здесь.

— Почему же?

— Я подумал при первой встрече, что вы человек, который ценит свою свободу и ни за что не подчинится женщине. Правда, — добавил он, глядя на проходившего рядом Тома, — то же самое я мог бы сказать и о Райлэнде.

Том услышал последнее замечание и засмеялся:

— Ну, уж ты нас переплюнул. Тобою управляют сразу четыре женщины.


Они вошли в дом и тотчас окунулись в уютную обстановку семейного счастья. Тома Райлэнда любили в этом доме: младшая дочка Говарда подскочила к нему и поцеловала в щеку; старшая, Лиззи, увидев Тома, зарделась и отступила в темный угол.

Теперь, когда все они собрались под одной крышей, Мопин хотел поговорить о стычке с Паулиной, которая произошла в Очокусе. Когда гости пообедали и развалились на стульях, Говард обратился к Чэду:

— Мой сын сказал, что вы метко стреляли?

Осборн поморщился.

— Ничего особенного, удачный выстрел. Индеец нарвался на пулю. Труднее было промахнуться.

— Ладно-ладно. Как бы то ни было, но вы на время прогнали Паулину.

Том Райлэнд сказал:

— Я больше ничего о нем не слышал.

— Говорят, что несколько путешественников были скальпированы у Дешутес, а у Серебряного Озера под обстрел попал воинский патруль.

— Возможно, что скоро мы услышим о проделках Паулины на дорогах, и произойти это может в любой момент, — вставил Колли Деккер.

На картах это место значилось как «Даллас Сити», но все знакомые Осборна называли город Даллас, вслед за французскими торговцами мехом, давшим имя базальтовым залежам. За рекой высился старый форт, сложенный из огромных бревен.

С последним лучом солнца мулы были поставлены в загон.

Чтобы убить время, тройка отправилась прогуляться по кривой улочке города и отдохнуть после двухнедельного сиденья в седле. Райлэнд и Деккер знали местечко, где можно было перекусить. Они познакомили Осборна с хозяином заведения, протянувшим розовую, как ветчину, ладонь навстречу Чэду; потом хозяин, стирая со стола, спросил:

— Надолго, ребята?

— Завтра поедем обратно. Как только погрузят товар.

Он расставил перед посетителями чашки и разлил кофе. Через минуту хозяин вернулся с приборами.

— Очень плохо.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Том.

— Как же, у Майзи появилась новая девочка, хорошенькая. Я ей о тебе рассказывал.

— Да?

— Конечно. Она хочет тебя. Но ты, не отдохнув, вряд ли сможешь доставить ей сегодня удовольствие.

— Вот о чем ты думаешь!

Хозяин осклабился и пошел за заказом.

Еда была превосходной: мясо и картошка показались очень вкусными после двухнедельного отсутствия нормальной пищи. На десерт подали яблочный пирог.

Очутившись на улице, Том Райлэнд закурил и поинтересовался у своих спутников:

— Куда отправимся?

— Отправимся? — ахнул Колли Деккер. — Я уже прибыл! — Он плотнее закутался в тонкое пальто. — Я выпью пива и пойду в гостиницу.

— Не делай этого! — настаивал Том, положив руку ему на плечо. — Так весь вечер испортишь.

— Я не хочу! — рассердился, взрываясь, Деккер. — Я уже достаточно стар, чтобы ложиться спать пораньше и не участвовать в походах в публичный дом. Я ведь знаю, что ты отправишься к Майзи.

Усмехнувшись, Том успокоил его:

— Ладно-ладно. Тебя никто не тянет. Иди и спи, если хочешь. А мы с Чэдом пошли…

Осборн быстро прервал его:

— Боюсь, что тебе придется идти одному. Я тоже хочу лечь спать.

— Э-э, да ну вас к черту! — Райлэнд сдвинул шляпу на затылок и раздул щеки. — Не думал, что ты, Чэд, откажешься. Спокойной ночи. Увидимся завтра.

И он быстро пошел по улице.

Осборн спросил у Деккера:

— Он вернется утром?

— Если нет, мы сможем найти его у Майзи. Он завсегдатай этого домика.

Поговорив еще немного, они разошлись.

Осборн решил прогуляться по Далласу. Он вспомнил, как разъярился Том, когда была задета честь Эмилии Бишоп; вероятно, Райлэнд питал глубокое чувство к молодой вдове Харви Бишопа.

Но может ли влюбленный проводить ночи с продажными девчонками? Поставить Эмилию рядом с какими-то девками?

Осборн гнал от себя эти мысли, убеждая себя, что не его дело лезть в чужие отношения.

Праздно шатаясь по грязным улочкам, Осборн уже подумывал, куда ему зайти и перехватить стаканчик виски. На одном из домов он увидел вывеску «Редакция» и вошел внутрь. В комнате, где был маленький печатный станок и стоял стол наборщика с ящичками для букв, мужчина в забрызганном чернилами переднике складывал свежие номера газеты.

Осборн спросил:

— Я могу видеть редактора?

Мужчина в переднике уставился на него:

— А я по-вашему кто?

Осборн представился.

— Судья Миллер попросил меня зайти в редакцию.

Редактор взял у Чэда листки, бегло взглянул на них и спросил:

— Миллер — ваш друг?

— Мы встречались всего два раза. Он показал мне стихи и попросил отвезти их в газету.

— Каково ваше мнение о стихах?

Осборн смутился… «Что это все пристают ко мне?». И вслух сказал:

— Я намекнул ему, что неплохо было бы подчистить в некоторых местах.

— На мой взгляд, это — хлам, — отрезал тот. — А это, например! Смотрите: Цинциннат Гейне Миллер. Не Гейне, а Хайнер, в честь доктора, принимавшего роды у его матери. Поди ж ты, хочет, чтобы было похоже на имя немецкого поэта!

— Зато впечатляет, — предположил Осборн.

Редактор только отмахнулся.

— Осборн… Что-то знакомое… Вспомнил! О вас рассказывал Джим Кларк. Вы участвовали в перестрелке с Паулиной на прошлой неделе. Может быть, вы мне расскажете что-нибудь новенькое?

— Боюсь, что нет. Кларк, вероятно, вам все рассказал. Я знаю, что мы убили четверых, но среди них не оказалось Паулины. Вот и все.

Газетчик продолжил профессиональный «допрос».

— Вы только что из Каньон Сити. Как там на приисках?

Он вынул бутылку и налил виски. Осборн старался рассказать все, что сумел увидеть за двухдневное пребывание в городе, но в конце заметил:

Своим рассказом я даже не оправдал выпитого виски.

Том рассмеялся и отложил в сторону карандаш и блокнот.

Разливая виски, он пожелал Осборну счастливого пути:

— Ни пуха ни пера.

— К черту.

Они чокнулись и выпили.

Рано утром пришел Райлэнд. Он выглядел очень усталым, но на вопрос Деккера — как он провел ночь — Том громко расхохотался. Деккер задал корма и напоил мулов, потом пересчитал их перед отправлением в Каньон Сити. Осборн остался навьючивать мулов, а Том ушел на склад наблюдать за отгрузкой товара.

К обеду все было кончено. Впереди был путь длиною в двести миль. Уже наступил октябрь, но стояли теплые дни, солнце растопило намерзший за ночь ледок; в воздухе пахло сосной. Нужно было успеть дойти до Каньон Сити, пока не выпал снег.

Трое мужчин вскочили в седла, и караван тронулся в путь.

На второй день их нагнал фургон Джима Кларка Уинлер взял его на линию, и теперь Кларк возил пассажиров из Далласа в Каньон Сити.

— Ты навсегда останешься у Уинлера или на время, пока не отстроишься заново?

— Ничего не знаешь наперед на этой земле, — мрачно ответил Джим. — Этот выродок может в любой момент выскочить, сжечь и перебить всех.

Пассажиры уже ерзали, и раздалось несколько недовольных окриков.

Они попрощались с Джимом и уступили ему дорогу, согнав мулов на обочину.

Колли Деккер помахал рукой вслед удалявшемуся фургону. Вскоре черная точка затерялась среди холмов, и Том Райлэнд, сдвинув шляпу на затылок, промолвил:

— Вот чокнутый человек! И виноват в этом Паулина.

— Паулина ободрал его, как липку. Теперь ему придется работать за двоих и экономить каждый цент, если он хочет начать все сначала. Вы видели, рядом с Джимом лежала винтовка? Ясно, что не за перепелками он охотится. Он только и ждет, что Паулина нападет на его фургон. Лишь жажда мести удерживает его в наших краях! Поехали!

Глава VIII

Чэд Осборн, услышав крик перелетных птиц, выглянул из конюшни, где он при свете керосиновой лампы осматривал подковы лошадей. Он вышел во двор и увидел, как в лунном свете, низко над землей, летел клин диких уток. Как зачарованный, Чэд смотрел вслед стае, пока она не скрылась за горой.

Дверь в дом была открыта, и на пороге Осборн увидел женский силуэт.

— Добрый вечер, — поздоровался Осборн. — Вы тоже услышали крик уток?

— Да, — ее голос слегка дрожал. — Мне нравится крик диких птиц, такой одинокий и протяжный.

Они замолчали, словно надеясь еще расслышать его в наступившей тишине, но ни одного звука не донеслось с чистого и глубокого неба. Женщина тихо рассмеялась:

— Уже улетели.

— Нет, я еще видел стаю… Вы так поздно работаете, — добавил он.

Эмилия вздохнула: во вздохе Осборн почувствовал усталость и разочарование.

— Я запуталась в счетах и уже устала биться над ними. Я их возьму домой и еще поработаю. Будьте добры, м-р Осборн, гроссбухи очень тяжелые, помогите мне отнести их. Если вы не заняты.

— Нет, нет. Я сейчас принесу фонарь.

Вернувшись, Осборн отдал ей фонарь, а сам взял стопку счетных книг и они вышли из ворот.

Навстречу двигалась шумная толпа подвыпивших мужчин. Осборн схватил Эмилию за руку и отвел ее в сторону, закрыв женщину собою. С веселыми криками и раскачиваясь в разные стороны, они проплыли мимо, вероятно, не заметив, что одна из теней, стоявших у дороги, была женской.

Взяв Эмилию под руку, Осборн повел ее дальше. Дом Бишопа стоял на небольшом возвышении, деревянная лестница вела от дороги к портику, украшавшему вход. Он подержал фонарь, пока Эмилия отпирала дверь, потом вошел за ней в комнату и положил книги на стол. Эмилия зажгла свет, и Осборн смог осмотреться. В центре стоял круглый стол с задвинутыми под него стульями; чуть дальше — кресло-качалка; шум шагов скрадывал огромный мягкий ковер; стены были обиты шелковой тканью; на окнах висели темно-зеленые шторы, сквозь которые лился лунный свет.

Осборн сказал, что у нее очень уютная комната. Эмилия улыбнулась.

— Я была совсем молоденькой девушкой, когда приехала вместе с мужем в Каньон Сити. Ему очень хотелось чтобы я полюбила этот край и новый дом. Я приготовлю кофе. Хотите чашечку?

— С удовольствием. Я пока разожгу огонь в камине.

Эмилия ушла на кухню, и Осборн слышал, как она гремела чашками и ставила чайник на плиту. Чэд зажег бумагу и лучины, сверху подсыпал угля.

Когда Эмилия вошла в комнату, держа в руках поднос с кофейником, Осборн рассматривал фотографию, стоявшую на полочке рядом с книгами. На него смотрела юная большеглазая Эмилия, а рядом с нею, опершись на плечо, стоял бородатый мужчина солидного вида. «Лет сорока», — подумал Осборн.

— Это Харви Бишоп, — подошла Эмилия. — Он дружил с моим отцом. Когда папа умер, я осталась сиротой и без пенни в кармане. Отец был проповедником и в жизни совсем непрактичным человеком. Мне исполнилось семнадцать, когда из торговой поездки вернулся Харви Бишоп. Он знал, в каком я оказалась положении. Бишоп был честный человек: он понимал, что намного старше меня и думал, что я ни за что не полюблю его. Я никогда не жалела о случившемся.

Эмилия усадила Осборна за стол и налила кофе.

Тишину нарушал лишь ход часов. Чэд отставил чашку и показал на лежавшие рядом счетные книги.

— Если хотите, я могу помочь Вам разобраться в бумагах. Кое-что смыслю в этих делах.

— А я — нет, — пожаловалась Эмилия. — Муж не посвящал меня в дела.

Осборн подвинул к себе одну из книг.

— Можно?

— Конечно. — И торопливо добавила: — Но не думайте, что я заставляю Вас отрабатывать свой кофе.

Он улыбнулся и раскрыл гроссбух. С первого взгляда стало ясно, что Харви Бишоп вел записи от случая к случаю: невозможно было разобрать расползавшиеся строчки и наспех сделанные вычисления. Последние страницы являли собой противоположную картину: записи уже делала Эмилия.

Осборн закрыл книгу и отложил в сторону.

— Нужно время, чтобы разобраться. Думаю, что смогу объяснить, как правильно делать записи и прочее.

— Конечно. Я заплачу Вам.

— Я и так хорошо получаю. После поездки в Даллас у меня будет свободное время. Если вы подождете, тогда и займемся.

— Спасибо вам, Чэд.

Они замолчали. Осборн допил кофе, потом спросил:

— Вы хотите здесь остаться жить?

— Честно говоря, не знаю. Правда, мне нравится Каньон Сити. Постоянные мысли о делах поддерживают меня.

— Понимаю. Но кое-что нужно делать уже сейчас.

— Что именно?

— Во-первых, банк, где деньги были бы в большей безопасности, чем в сейфах дома.

Эмилия внимательно слушала его.

— Затем — хорошая дорога и регулярное сообщение.

— Думаю, что это можно устроить, — ответила она. — Чэд! Я хочу, чтобы вы поговорили с деловыми людьми города: Фрэдом Кинсманом, Мак-Веем. Их, наверное, заинтересуют Ваши предложения. Вы согласны?

— Конечно. В любое время.

Он быстро поднялся из-за стола и взял шляпу.

— Я пойду, Том сказал, что мы выезжаем рано утром. Еще раз спасибо за кофе. И… аккуратно ведите записи. Когда я вернусь из Далласа, посмотрю, что там можно исправить.

— Спасибо вам, Чэд. — Она стояла в дверях, когда Осборн спускался по лестнице от дома к дороге. До него донеслось:

— Спокойной ночи. Счастливого пути…


С утра моросил дождь. Мулы тяжело ступали в грязи, караван спустился в ущелье и уже час петлял по бесчисленным поворотам. Том, ехавший впереди, то и дело исчезал за очередным изгибом, только звон колокольчика, подвешенного на шею головного мула, достигал слуха Осборна и Деккера.

Вдруг колокольчик стих. В наступившей тишине Чад натянул поводья и помчался вперед: он услышал дробь лошадиных копыт и дикие гортанные вопли. Осборну они были хорошо знакомы, и он сразу догадался, что произошло.

Сзади вскрикнул Колли Деккер:

— Господи! Они напали на Тома!

Чэд на ходу вытащил револьвер. Странно, но не было слышно выстрелов. Он поскакал по ущелью, все дно которого было усеяно острыми камнями. Один раз лошадь споткнулась, и Осборн едва удержался в седле и в этот момент выскочил из ущелья.

Их было немного, но действовали они со знанием дела. Нападавшие выждали наверху, пока не прошла голова, а потом вылетели из укрытия и атаковали центр. У всех в руках блеснули ножи, в мгновение ока были разрезаны веревки, соединявшие мулов, и, когда подоспел Осборн, они уже быстро вывели наверх животных и скрылись: издалека донеслись ликующие вопли быстро удаляющихся индейцев.

К Осборну подлетел Том Райлэнд. Он опоздал: испуганные мулы сгрудились и закрыли проход в ущелье. Вне себя от ярости Райлэнд неистово размахивал револьвером.

Он ринулся вперед в ущелье: кто-то стремительно уходил прочь от них: эхо от стука копыт донеслось до Чэда. Осборн окликнул Тома, чтобы тот остановился, но Райлэнд не слушал. Оставалось последовать за ним.

Дно ущелья было испещрено углублениями и острыми обломками камней. В одну из ям провалилась лошадь Райлэнда. Осборн едва избежал столкновения с Томом. Он не услышал выстрела, но почувствовал, что лошадь падает, и попытался выскочить из седла. Он вскричал от боли, когда сверху на него навалилась лошадь и ударила его копытом в бок. Осборн боялся, что следующий удар придется по голове, но животное притихло, и он осторожно выглянул. Тотчас сверху прогремел еще один выстрел, Чэд успел заметить, откуда вылетело белое облачко дыма.

Падая, он выронил револьвер, но к седлу была приторочена еще винтовка. Осборну удалось отстегнуть ее и залечь за убитой лошадью. Чэд нащупал в кармане несколько патронов, зарядил винтовку и пять раз подряд нажал спусковой крючок, прицелившись в ту сторону, откуда пыхнуло облачко дыма.

Вдруг он услышал сдержанный вскрик Тома. Обернувшись, Чэд увидел своего друга, который спрятался за валуном.

— Ты не ранен? — спросил Райлэнд.

Осборн покачал головой и указал наверх.

— Они оставили человека, чтобы он преградил нам путь.

Райлэнд молча посмотрел туда, где засел их невидимый враг. Дождь полил сильнее. Том провел ладонью по лицу, стирая струившуюся воду. Проверив барабан револьвера, он сказал:

— Прикрой меня. — И на ходу стреляя, выскочил из укрытия. Используя каждый камень, каждый куст можжевельника и пригибаясь к земле, он бежал к той скале, за которой скрывался индеец. Взмокнув от напряжения и дрожа всем телом, Осборн наблюдал и ждал. От волнения свело пальцы, лежавшие на спусковом крючке.

Райлэнду оставалось преодолеть всего несколько футов, когда Осборн замер от ужаса.

Их было больше, чем один! Наверху возник еще один силуэт, сквозь стену дождя Чэд рассмотрел индейца, стоявшего на колене и целившегося в Тома. Выскочив из укрытия, Чэд Осборн вскинул винтовку и завопил:

— Том! Ложись!

На несколько секунд все заволокло белым дымом: когда он рассеялся, индейца уже не было видно. Том Райлэнд падал вниз, Осборн понял, что опоздал. Ему пришлось тоже рухнуть на землю, так как в этот момент сверху раздался выстрел, и пуля взвизгнула у самого уха.

Загнав в ствол свежий патрон, Чэд бросил взгляд туда, где лежал его друг, и с облегчением увидел, что Том вскочил на ноги и, скрываясь за камнями, возвращался назад. Дальше оставаться здесь было опасно. Осборн, сжав винтовку, выскочил из укрытия и побежал, петляя, по ущелью. На ходу подобрав брошенный револьвер, Чэд с удивлением подумал, что в них ни разу не выстрелили. Вот и Деккер — держит в одной руке револьвер, а в другой — двух лошадей под уздцы.

Райлэнд потерял шляпу и расцарапал, падая со склона, щеку. Он сейчас тяжело дышал и, повернувшись к Чэду, сказал:

— Ты спас мне жизнь, когда крикнул. Я не видел его.

— Что будем делать с мулами? — спросил Осборн.

— Мы ничего не сможем с ними сделать, — ответил Колли. — Их нет.

— Кто это сказал? — рассвирепел Райлэнд и вырвал поводья из рук Колли.

— Что ты надумал?

Колли Деккер попытался остановить Тома. Ужасная гримаса исказила лицо Райлэнда; глаза налились кровью, губы побелели и он сильно ударил Деккера в грудь. Старик упал.

— Том! — резко закричал Осборн и даже не узнал своего голоса, но Райлэнд уже вскочил в седло и исчез в ущелье. Осборн ждал выстрелов. Было тихо. Сначала он хотел сесть на лошадь и следовать за Томом, но вид Колли, растянувшегося на земле, заставил его переменить решение. Он опустился перед стариком на колени и увидел пятно крови на виске, видимо, Колли, падая, ударился о камень. Испугавшись, Осборн расстегнул у него на груди куртку и приложил ухо — сердце билось. Осборн смочил в ручье платок, отер Колли лицо и с облегчением услышал тихий стон. Деккер открыл глаза и увидел над собой лицо Чэда. Он попытался привстать, но, вскрикнув от боли, откинулся назад.

— Осторожно! Ты ударился головой, когда падал.

Старик простонал. Он хотел присесть, но Осборн удержал его и помог лечь поудобнее.

— Ну как?

— Нормально. Где Том?

Осборн сказал:

— Мне следовало поехать с ним, но он не хотел этого. Он крайне возбужден. Чуть не убил тебя!

Колли зажмурился от боли.

— Я сам виноват.

— Но почему?

— Надо было мне ехать впереди, — и добавил, — помоги-ка подняться.

Колли дрожал, Осборн подхватил его под руки и усадил на камень. Колли устремил взгляд за стену дождя.

— А что сталось с мулами, которых они не увели?

— Думаю, что лучше пригнать их сюда.

— Постой. Индейцы не могли далеко уйти… Мы говорили о Томе Райлэнде… Но ты должен узнать о нем еще кое-что.

Чэд уставился на Деккера.

— Ничего не понимаю.

— Сейчас поймешь.

В ущелье задул холодный ветер, зашумели ветви кленов, и Осборн плотнее закутался в пальто.

Колли Деккер продолжал:

— Мы часто ездили с караваном в Даллас и за бутылкой виски он мне многое рассказал, даже больше, чем следовало. Он не знает своего отца: его просто не было, мать гуляла, вместе с нею Том перебывал во всех городах на Миссисипи, а когда подрос, убежал. Через несколько лет он узнал, что ее зарезали в пьяной драке. Том не говорил об этом, но я чувствую, что у него нет уважения к себе. Он всегда помнит свое происхождение, поэтому ему дорого внимание людей, поэтому ему приятно иметь друзей. Осборн, ты понимаешь меня.

Нахмурившись, Осборн кивнул. Он давно заметил, что при встрече с незнакомым человеком Том всегда старался произвести приятное впечатление. Вслух он сказал:

— Я не понимаю, к чему ты клонишь.

— Том очень самолюбив. Любое слово, задевающее его гордость, приводит Тома в исступление. Осборн, ты был свидетелем одного из подобных взрывов… Я подумал, что обязан предупредить тебя на этот счет.

Осборн знал, что старик не лжет. Он сейчас многое вспомнил: побелевшее от ярости лицо Тома, когда его одернул у костра Джим Кларк, недовольный шутками Райлэнда, драку с Клайтом Кэффи в салуне, еще несколько случаев, когда Том впадал в мрачную меланхолию.

Его размышления были неожиданно прерваны стуком копыт, доносившихся из ущелья. К ним подлетел Том Райлэнд.

— Ушли и увели мулов. — Он провел ладонью по лицу. — Ничего не поделаешь, соберите оставшихся и едем дальше.

Том замолчал. Он пристально посмотрел на Осборна, потом на Деккера, словно догадываясь о бывшем между ними разговоре. Чэд и Колли только переглянулись и пошли собирать мулов.

Глава IX

Встреча была назначена в доме, где помещался суд. Приглашенные вошли в комнату, в которой стоял забрызганный чернилами стол, три стула, а на стене висела полка с книгами. Принесли лавку из соседней комнаты, и все расселись. Среди присутствующих была Эмилия Бишоп. Она сказала Чэду, что соберутся все известные люди Каньон Сити. В беседе с ними Осборн поделился соображениями, которые как-то высказал Эмилии. Миллер спросил:

— Сколько, по твоему, потребуется времени для приведения дороги в порядок?

— Мне надо было принести записи, но и без них скажу, что ремонт займет восемь-десять недель.

— Десять недель, — Фрэд Кинсман почесал подбородок. — В этом году уже поздно. Сам видишь, какая погода.

В комнату лился тусклый серый свет. Ночью выпал снег, утром растаял, в бесчисленных лужах отражалось пасмурное небо.

— Дождемся весны, — продолжал Кинсман. — Может быть, ты согласишься возглавить работы? Мы подберем людей.

— Я, конечно, не инженер, но думаю, что справлюсь. А, может, Райлэнд? Он лучше знает дорогу.

— Райлэнд? — Уорд Мак-Вей, землевладелец, поморщился.

Миллер тут же перевел разговор на другую тему:

— Еще успеем подумать о дороге. Меня заинтересовало еще одно предложение Осборна.

— Банк, — сказал Кинсман, согласно кивая головой. — Я с ним полностью согласен. Непрактично возиться с золотым песком, взвешивать его, пересыпать, да и хранить металл в сейфе опасно. Банк должен появиться в Каньон Сити, мы обязаны помочь Осборну в этом начинании.

Все согласились с мнением Кинсмана.

Осборн сказал:

— Мы знакомы с вами недавно. Я горжусь оказанным мне доверием. Я с удовольствием в дальнейшем обсужу с вами ряд вопросов.

Вскоре встреча закончилась. Осборну жали руку и поздравляли. Последними Миллера покинули Чэд и Эмилия.

— Прекрасно! — воскликнула она. — Мне очень понравилось, как вы говорили.

Чэд не мог не улыбнуться, видя восторг своей спутницы.

— Это были лишь разговоры, теперь пора разобраться с деловыми записями.

Впереди они заметили какое-то движение. Подойдя поближе, Осборн увидел, что улица запружена военными.

«Кавалеристы-добровольцы из Кэмп Уотсона», — подумал Чэд. На его взгляд, у них отсутствовала какая бы то ни была дисциплина: лошади свободно бродили и щипали траву на обочинах, а солдаты весело болтали с прохожими. В стороне держалась группа всадников, выделявшихся смуглыми лицами среди белых людей. «Индейские разведчики», — решил Осборн. Вдруг двое из них показались Чэду знакомыми. Он сказал Эмилии:

— Простите, кажется, я встретил одного человека, — и побежал вперед.

— Стемальт!.. Итовис!

Они вспомнили его, наклонившись, пожали Чэду руки.

— О, вы сдержали слово… Куда направляетесь?

— Через горы, — Стемальт показал на юг. — За Паулиной.

— Недели две назад он был недалеко от дороги на Даллас, тогда Паулина напал на нас и увел большую часть мулов.

— Мы слышали об этом. Но белые люди уверены, что он за горами. Они хотят поймать его на зимних квартирах. Однако мы думаем, что белые люди очень глупые.

— Желаю вам удачи.

Стемальт передернул плечами.

— Видите, что они нам дали? — Он показал на шею, вокруг которой был обмотан красный шарф. У всех индейцев Чэд увидел такие же.

— Зачем они?

— Так белые люди отметили нас, чтобы не перепутать со снэйками.

Привал окончился, офицер с нашивками майора занял место впереди колонны, была дана команда, и строй всадников двинулся из города.


Работая над книгами Эмилии Бишоп, Осборн вдруг услышал у себя за спиной скрип двери и обернулся, в комнату вошел Том Райлэнд и придвинулся к столу. Том осклабился, увидев Чэда. Осборн повернулся к нему:

— Счета Бишопа в ужасном состоянии. Я пытаюсь выправить их. Что-то вроде приработка.

— Так и Эмилия объяснила, — Том пристально посмотрел на Чэда. — Она сказала, что ты поэтому не сможешь отправиться с нами в Даллас в следующий вторник. Правда?

Осборн запнулся:

— Это зависит от нее. — Перехватив мрачный взгляд Райлэнда, он спросил: — Том, что с тобой?

— Со мной? Да, действительно! Все было нормально, пока ты не появился здесь.

— Эмилия платит мне, как и вам, и ее дело решать, каким образом я должен зарабатывать свои деньги.

Зловещий огонек загорелся в глазах Райлэнда.

— Она мне еще кое-что рассказала: как ты обсуждал с Кинсманом и Мак-Веем банковские дела. Помнишь, раньше ты хотел уйти от всего. Разве не так?

— Это не одно и то же, — попытался объяснить Осборн. — Они хотят поднять эту страну. Я должен помочь им своими знаниями.

— Если человек хочет что-то построить, он идет и берет лопату, а не копается в каких-то бумажках!

— Том! — воскликнул Чэд, когда дверь отворилась, и в комнату вошла Эмилия Бишоп.

Райлэнд перевел взгляд с Осборна на Эмилию и сказал:

— Мне, кажется, лучше уйти. — Нахлобучив шляпу и не глядя на Чэда, он вышел из дома.

— Вы не ссорились?

— Чуть-чуть.

— О, ты не знаешь, как Том уважает тебя. Что бы ни случилось, я думаю, вы останетесь с ним хорошими друзьями.

— Я надеюсь. — Больше он ничего не мог добавить.

Глава X

Наступила зима. Белый саван покрыл лесистые холмы, подули холодные ветры, снегом засыпало дороги, но работы на приисках не прекратились.

В один из морозных дней, когда хлопья, кружась, укрывали землю, Чэда Осборна позвали в бревенчатый домик. Он почувствовал смешанный запах медикаментов и хвои от новогодней елки, украшенной бумажными самодельными игрушками, Встретить Осборна вышел невысокий мужчина, всем своим видом напоминавший птичку.

— Меня зовут Осборн, Как себя чувствует раненый индеец?

Доктор указал на закрытую дверь:

— Он там — спит сейчас. Я почти ничего не понял, что он говорил, но раненый постоянно упоминал ваше имя и имя Тома Райлэнда.

— Райлэнда нет в городе. Я пришел тотчас, как узнал о происшедшем. Его тяжело ранили?

— Да. Я ему вырезал пулю из груди. Легкое, правда, не задето, но крови потерял много.

— Вы узнали, кто он?

— Из несвязных речей раненого я понял, что он был одним из уорн-спрингзов, разведчиков, которые вместе с кавалерийским отрядом проезжали через Каньон Сити несколько недель назад. Отряд был разбит снэйками у Силвиза. Этот попал в засаду и целую ночь скакал с пулей в груди.

— Может быть, мне нужно побеседовать с ним?

— Не знаю, как он себя чувствует сейчас. — И доктор открыл дверь в палату, где на единственной койке лежал индеец с забинтованной грудью. Осборн его тотчас узнал; доктор положил руку ему на плечо и сказал:

— Стемальт. Это Осборн…

Тот, к которому были обращены слова, медленно открыл глаза. Дрожь прошла по смуглому лицу Стемальта.

Стемальт поднял руку и бессильно опустил ее. Он словно искал что-то, глазами блуждая по комнате.

— Бумага…

— Конечно! В кармане его куртки я заметил бумагу. Это то, о чем он говорит, — воскликнул доктор.

Куртка валялась на стуле, рядом с окровавленными лохмотьями рубашки. Кровавое пятно расползлось и по бумаге-листку, вырванному, по-видимому, из офицерской полевой книжки. Здесь был перечень всего необходимого — амуниции, пайков, фуража — и требование — немедленно все доставить его отряду, осаждавшему снэйков.

«Понадобится три мула», — вычислил Осборн, а вслух сказал:

— Регулярных частей поблизости нет, но я берусь все сам подвезти. Вопрос в том, где их искать. Я никогда не был к югу от Каньон Сити.

— Я покажу дорогу, — прошептал Стемальт.

Доктор одернул его:

— Не может быть и речи. В вашем состоянии…

Индеец долгим оценивающим взглядом смотрел на Осборна.

— Сколько времени тебе потребуется, чтобы собрать груз?

Чэд помолчал немного и промолвил:

— Меньше чем через час я буду готов.


Сразу за городом каньон становился глубже и уже. Мороз крепчал, за плотной пеленой крутящегося снега ничего было не видно, лишь наверху чернели длинные тени сосен, росших вдоль ущелья.

Осборну было приятно после месячного перерыва вновь находиться в седле и ощущать под собой крепкое тело лошади. Впереди маячила фигура индейца-разведчика, указывающего путь. Нечего было и думать о быстрой езде: погода и камни под ногами замедляли движение. Через несколько часов маленький караван вышел из ущелья и двинулся по равнине. Снегопад потихоньку затихал и вскоре прекратился вовсе; впереди белой стеной громоздились горы, чьи вершины, казалось, растворились среди облаков.

Безмолвие нарушалось лишь завыванием ветра и скрипом снега под копытами животных. Они ехали молча, изредка останавливаясь, чтобы дать мулам поесть и отдохнуть, и вновь торопились в путь. У Осборна заныла спина, и оставалось только удивляться, как раненый Стемальт выдерживает столь длительный переход. Подумав так, он заметил, что индеец начал заваливаться набок. Осборн хлестнул лошадь и помчался вперед, но опоздал: скользнув с седла, Стемальт упал на землю.

Его лицо приняло землистый оттенок, закрытые глаза ввалились в орбиты. Осборн заговорил с индейцем, но не услышал ответа. Перевернув его на спину, Чэд расстегнул ему пальто и увидел кровь, обильно смочившую бинты: открылась незажившая рана. Осборн попытался нащупать пульс — его не было, а когда положил ладонь на лицо, на Чэда повеяло холодом.

Чувство безнадежности охватило Чэда Осборна: вокруг незнакомая земля, безлюдная и голая, бесцветное низкое небо. Ветер перестал, лишь переступавшие рядом животные нарушали окружавшую Осборна тишину.

Он, конечно, не заблудится. В конце концов, он может вернуться назад по еще не занесенным следам. Но с ним три груженных мула, из-за которых умер Стемальт, он должен доставить груз. Если бы знать дорогу! Взглянув на небо, Осборн нахмурился: короткий зимний день клонился к закату. Ничего не оставалось, как продолжить путь, по-прежнему держась правого берега замерзшей речки.

Перекинув тело индейца через седло запасной лошади, Осборн двинулся дальше.

Осборн с опаской думал о том, что его груз может стать легкой добычей для снэйков. Один раз у него перехватило дыхание, когда он заметил какое-то движение среди деревьев. Чэд не успел выхватить винтовку, как оттуда выскочил волк и помчался прочь по холму. Осборн посмеялся над собственными страхами и поехал дальше.

Неожиданно для себя он нашел то, что искал. Он увидел кучки лошадиного навоза, разрушенные шалаши и золу погасших костров.

Несмотря на выпавший за ночь снег, Осборну удалось отыскать следы отряда. Передохнув, он направил свой маленький караван на юг от этого места.

В сотне ярдов от лагеря он натолкнулся на нечто, потрясшее его душу. Чэд заметил темное пятно, полузасыпанное снегом — это оказалось пальто. Подойдя поближе, Осборн понял, что перед ним: неприятная слабость проникла в тело, к горлу подкатил сладковатый комок.

Четыре тела в индейской одежде были беспорядочно сброшены одно на другое: три женщины и ребенок. Всех убили из огнестрельного оружия. Убийство произошло несколько часов назад — трупы еще не были тронуты животными.

Даже сейчас он ничем не мог помочь им: у него не оказалось лопаты, чтобы предать тела земле. Осборн в глубокой задумчивости продолжил путь на юг.

Вскоре послышался треск ружейных выстрелов, через минуту перед Осборном возникла неожиданная картина.

Слева у ущелья стояли покинутые шалаши, горели костры и бродили стреноженные лошади. Справа Осборн увидел двух убитых животных, а дальше в пятистах ярдах тянулась гряда невысоких холмов. Цепь из восьми-десяти солдат, залегших за валунами, вела огонь в ту сторону. Осборн заметил всадника с нашивками сержанта, державшего под уздцы вторую лошадь, пока ее седок, по-видимому, офицер, рассматривал холмы через окуляры бинокля.

Сержант, заметив Осборна, что-то сказал командиру; и тот обернулся, когда Чэд двинулся им навстречу.

— Вы Уоми? — Тот согласно кивнул, и Чэд добавил:

— Счастье, что я нашел вас. Здесь — помощь.

Капитан, полный, рыжеусый, с красным обветренным лицом, сразу воспрянул.

— Черт побери, вот это да.

Сержант спросил, что за человека он привез с собой.

— Человек, которого вы послали в Каньон Сити, попал в засаду и был тяжело ранен. Доктор сделал все возможное, но увы.

— Жаль.

Осборну показалось, что капитана и сержанта не очень-то опечалила смерть одного из разведчиков.

Уоми спросил:

— Патроны привезли? У нас почти все вышли.

— Все, что вы просили, здесь. — Осборн полез в карман пальто. — Вот декларация. Вы можете расписаться за доставку.

— Некогда, — Уоми протянул руку. — Ладно, давайте!

Осборн подал, капитан, примостив листок на седле, расписался и вернул Чэду.

— Сержант, разгружайте. Каждому — по двадцать обойм.

Сержант вскочил на лошадь и погнал мулов к палатке.

Капитан проворчал:

— Сюда бы пару горных орудий, и от ублюдков бы ничего не осталось.

— Паулина здесь?

— Разведчики сказали, нет. Но нам приказано убивать всех снэйков, которые попадутся во время экспедиции. Мы настигли их утром и нескольких взяли в плен.

Осборн, не сдерживая дрожи в голосе, спросил:

— Мне кажется, я видел ваших пленников на дороге, точнее то, что от них осталось.

Капитан удостоил его равнодушным взглядом.

— Их взяли разведчики. Мы не вмешивались.

— Но ведь там были женщины… и ребенок! Это убийство!

Офицер уже смотрел в бинокль в сторону холмов.

Он спокойно сказал:

— Все они не лучше животных: и снэйки, и уорн-спрингзы. У них ведь тоже от рук снэйков гибнут женщины и дети. Они всего лишь вернули долги.

Осборн хотел возразить, но тут раздалась команда, и треск ружейных залпов взорвал тишину. Цепь оживилась: к ним подъехали двое всадников и раздали патроны. Теперь по команде каждые десять секунд солдаты дружно посылали пули в сторону холмов.

Осборн обратил внимание, что противная сторона все это время молчала. Раздумывая над этим, Осборну показалось, что он знает, в чем дело.

Повернувшись налево, он увидел, как около двенадцати всадников выстроились у костров, а потом двинулись вперед, в сторону холмов. Осборн даже не стал ждать, чем закончится их поход, ибо предвидел исход заранее. Он вскочил в седло и поехал к лагерю, куда манили огни костров.

Двое дежурных запаковывали доставленные Осборном тюки, они не обратили на него никакого внимания, когда он подъехал и соскочил с лошади. Чэд снял седло, уздечку и пустил животное к корму, приготовленному для других лошадей. Стрельба давно прекратилась; у костров стали собираться солдаты. Осборн не удивился, что их операция оказалась безрезультатной; когда они вышли к холмам, то поняли, что целый день стреляли впустую: индейцы давно покинули это место.

Последними в лагерь вернулись разведчики. Их было трое; все Осборну незнакомые; но, вспомнив трупы женщин на дороге, он не захотел подойти к ним. Он видел, как все трое склонились над телом Стемальта, укрытым одеялом. Сдернув его, они долго смотрели на мертвеца, вдруг один из них затянул протяжное и тоскливое, как завывание ветра, похоронное причитание. Остальные подхватили. Их первобытная песня смерти и одиночества уходила к торжественно-безмолвным небесам.

Глава XI

Судья Миллер жил с семьей в маленьком домике на краю ущелья. Дверь гостям открыл сам судья, они вошли в крошечную, бедно обставленную комнату.

— Раздевайтесь. Минни уже все приготовила.

Осборн помог Эмилии снять пальто. Она спросила:

— Может быть, я помогу?

В дверях показалась красивая черноволосая женщина, жена Миллера, и они ушли с Эмилией на кухню, откуда доносились дразнящие запахи.

Обедали на кухне, размеры которой позволяли с трудом уместиться плите и круглому столу. На коленях у жены Миллера сидела двухлетняя дочка, еще один малыш подавал голос из соседней комнаты. Осборн слышал, что не все было благополучно в семействе Миллеров. Они оба писали стихи и встретились в редакции газеты. Видимо, брак с Натом оказался несчастливым. Хозяин поразил Чэда и Эмилию своим поведением за столом. Когда еду разложили по тарелкам, он, не церемонясь, начал есть из всех блюд по очереди, не прекращая при этом разговаривать: о весне, о будущем Каньон Сити, о строительстве дороги. Молчавшая весь вечер его жена воскликнула:

— И тогда краснокожие бестии придут из-за гор. Как знать, может быть, они сейчас на пути в Каньон Сити, — Голос ее прервался.

Судья вытер губы и уставился на нее. Заговорил Чэд Осборн:

— Я убежден, миссис Миллер, что с каждым днем приближается конец Паулины. То, что творит он, невозможно дольше терпеть.

Нат перевел разговор на другую тему:

— Вы знаете Хоакина Мурьету?

— Преступник, да? Из Калифорнии, — вспомнила Эмилия.

— Робин Гуд Сьерры, — уточнил Миллер. — Один из последних испанцев — врагов американцев, мстивший им за то, что они отняли у них землю. Он был грозою золотоискателей и прославился на всю страну.

— Как Паулина, — промолвил Чэд Осборн.

— Нет, его нельзя сравнить с дикарем.

— И, как Робин Гуд, он, возможно, легенда.

— Неправда! Он существовал. Я видел его голову, заспиртованную в банке.

— Да, я что-то слышал об этом. Но никто не мог с уверенностью сказать, что там голова именно Мурьеты.

Судья нервно барабанил по крышке стола.

— Если человек чуть-чуть выбивается из серой массы заурядностей, всегда найдется тот, кто станет отрицать его существование. Так было с Робин Гудом и королем Артуром; почему бы так не поступить с Мурьеттой.

Потом, когда Чэд провожал Эмилию домой, она спросила:

— Как ты думаешь, он нас специально пригласил, чтобы поспорить о Мурьете?

— Да, Нат со странностями. Он читал свои стихи: они прескверны, но иногда попадаются очень приличные строчки. Если бы кто-нибудь показал ему, что такое настоящая поэзия… Но только не я, я боюсь.

— И не я! — рассмеялась Эмилия. Помолчав, она сказала:

— Бедная миссис Миллер! Она так несчастна! Нату нет дела до семьи. Как она не бросит его?

— Скорее Нат оставит ее. Он как-то сказал мне, что где-то у него есть жена-индеанка и ребенок.

— Ты поверил ему?

— С Натом все возможно.

Они поднялись по ступенькам к двери. Здесь в темноте Эмилия сказала:

— Во всяком случае, я приятно провела время.

— Обед был хорош. Осборн смутно видел ее лицо, током обожгло, когда

Эмилия задела его плечом. Захотелось обнять ее, прижать к себе и коснуться губ, но Эмилия уже обернулась и сказала:

— Я бы с удовольствием пригласила вас на чашечку кофе, но уже поздно, и вы знаете, какие слухи ходят в городе…

Осборн вспомнил братьев Кэффи.

— Конечно. В другой раз. — Дверь захлопнулась, но Чэд не уходил, пока в окне не загорелся свет, потом повернулся и пошел вниз по лестнице.

Пройдя половину пролета, он вдруг услышал донесшийся снизу приглушенный голос. Внизу на лестнице послышались шаги, стук каблуков звонко отдавался по мерзлой земле, а потом неожиданно стих.

Осторожно ставя ноги на ступеньки, Чэд начал спускаться. Он расстегнул куртку и вытащил из-за пояса револьвер. Приятная тяжесть легла на ладонь.

Ясно, что за ними следили, и кто-то поджидал его внизу. Скорее всего с целью ограбить дом. Ждут, когда он уйдет и предоставит им возможность забраться к Бишоп. Голос, который он слышал, предупредил кого-то о том, что Осборн уходит.

Чэд повернул назад; медленно ступая, он внимательно всматривался в сгустившуюся внизу тьму. По крайней мере, их там двое: тот, что крикнул, и тот, что побежал.

Обернувшись и взглянув на дом, где светилось одно окно, Чэд решил не беспокоить Эмилию. Он тенью мелькнул на открытой площадке перед домом, свернул налево и спрятался в кустах. Отсюда ему хорошо была видна дверь и лестница. Он стал ждать.

Налетел ветер, застучал ветвями, потянуло сыростью. Проходили минуты, никто не появлялся, и Осборн начал беспокоиться. Вероятно, они подумали, что Чэд остался наверху и их план провалился. Грабители попросту ушли, и он зря здесь мерзнет.

При этой мысли Осборн вскочил на ноги и тут же замер, услышав чьи-то шаги на лестнице. Кто-то, не желая быть замеченным, приближался к дому. Почти не дыша, Чэд взвел курок.

Словно из-под земли вынырнула тень и двинулась к дому.

Прицелившись, он скомандовал:

— Стоять!

В ответ прогремел выстрел. Одновременно Осборн нажал на спусковой крючок, вырвалось пламя, на мгновение ослепило в темноте глаза, и звучное эхо прокатилось по ущелью. Чэд услышал звук упавшего тела. Наступила тишина, нарушаемая лишь завыванием ветра.

Внизу кто-то закричал:

— Клайт! Клайт!

Теперь Осборн понял, с кем он имел дело.

Дверь открылась, и на пороге возникла Эмилия. Он Крикнул:

— Все в порядке! Иди в дом и закрой дверь!

Она не двигалась, и тогда Чэд разозлился:

— Ты слышала? Запрись на замок и не подходи к окнам.

Дверь закрылась, в окне погас свет.

Наверняка Монро сейчас затаился внизу, но он обязательно попытается узнать, в чем дело.

Чэд решил опередить Кэффи и начал осторожно спускаться по склону, старательно нащупывая в темноте место, куда можно было поставить ногу.

Донесся приглушенный голос Монро:

— Клайт! Черт тебя побери! Ты что, взялся дурачить меня?

Вдруг подошва скользнула на обледенелой земле, и Осборн полетел вниз. Одной рукой он судорожно ухватился за стебли сухой травы, потерял равновесие и сильно ударился о камень. Револьвер выскользнул из правой руки и покатился по склону.

Уцепившись одной рукой за траву, он сумел найти надежный выступ под ногами, но теперь он был безоружен. Не могло быть и речи о возвращении назад, когда где-то внизу остался револьвер. Осборн начал торопливо спускаться. Дважды он едва не свернул шею, но умудрился /удержаться на ногах. Неожиданно спуск кончился, Осборн полетел вперед и упал на четвереньки. Превозмогая боль, он стал ощупывать землю — револьвера нигде не было.

Чэд услышал торопливые шаги. Он поднял голову и увидел метнувшуюся навстречу тень. Одновременно с выстрелом Осборн кинулся в сторону — мимо.

Он ждал щелчка взводимого курка. Грохнул выстрел, но не в лицо, а откуда-то сзади. Что-то тяжелое рухнуло рядом на землю. Перед ним распростерлось бездыханное тело Монро Кэффи. Еще кто-то медленно приближался к Осборну. Человек остановился, в его руке Чэд заметил поблескивающий револьвер.

И тут раздался голос Тома Райлэнда:

— Чэд?

— Да, я. — Руки у него дрожали, и к горлу подкатывал комок. Он замолчал, увидев нацеленный ему в голову револьвер.

Это продолжалось секунду, Райлэнд опустил оружие и сказал:

— Я видел, как вы с Эмилией шли к дому, за вами следили Кэффи. Я решил посмотреть, чем дело закончится. Ты спас меня от смерти, когда предупредил о целившемся снэйке. Мы квиты.

Он наклонился над телом и, потянув за край одежды, перевернул его на спину.

— О, Монро Кэффи! Как я его пригвоздил! А второй где?

— Наверху.

Чэд наступил на что-то: оказалось, оброненный револьвер. В горячке Осборн не смог нащупать его, хотя оружие, оказывается, валялось под ногами. Дрожащими руками он засунул револьвер в кобуру.

— Рано или поздно их все равно прикончили бы, скоты!

— Что нам делать с ними?

— Ими займутся констебль и коронер.

— Пойду посмотрю Клайта.

Он поднимался по лестнице, когда услышал сверху взволнованный голос Эмилии:

— Чэд, что случилось?

— Все кончено, Эмилия. Оставайся в доме.

Но она уже сбегала вниз по лестнице. Вдруг Эмилия закричала, натолкнувшись на свалившееся тело Клайта.

— Не бойся, я здесь.

Оставшуюся часть пути Эмилия стрелой промчалась и упала на руки Осборну.

— Мне было страшно, — заплакала она. — Слышала выстрелы и не знаю, что происходит: жив ты или нет!

Осборн увидел ее лицо совсем рядом, почувствовал ее дыхание и поцеловал.

Она обвила его руками и прижала к себе, мягкие волосы легли ему на плечи.

— Эмилия! — страстно прошептал Чэд.

На мгновение Осборн обернулся: в нескольких шагах стоял человек и смотрел на них. Потом он молча прошел мимо и растворился в темноте.

Глава XII

Райлэнд взглянул на небо и тотчас зажмурился от боли: яркое солнце ослепило его. Ругнувшись, он ощупью толкнул дверь и очутился в торговой конторе.

Открыв глаза, Том обнаружил, что комната пуста. Это обстоятельство вывело его из равновесия, Райлэнд надеялся встретить здесь Осборна.

Он коснулся ладонью подбородка и почувствовал, как кожу царапнула жесткая щетина. Посмотревшись утром в зеркало, Том поразился бледности своего лица, обросшего бородой. Руки тряслись так, что не могли удержать бритву. Отношения с Осборном зашли слишком далеко, им следовало объясниться. А теперь здесь нет этого ублюдка.

Осклабившись, он подошел к рабочему столу, на котором красовалась чернильница, набор стальных перьев, книги были сложены аккуратными стопками. Том наугад открыл одну из них и увидел страницы, исписанные размашистым почерком Осборна.

На столе стоял саквояж, рядом лежала шляпа. Это была шляпа Осборна, и на ручке саквояжа Том увидел метку «Осборн». Вдруг Райлэнд вспомнил, что Чэд должен был утром отправиться в Портленд. Важная поездка по поручению деловых людей Каньон Сити. Кажется, в связи с организацией банка.


Словно черная волна, захлестнули Тома воспоминания. Это он познакомил Каньон Сити и Эмилию с Осборном. Том Райлэнд стал его другом, чтобы потом этот ублюдок обошел его своим гарвардским образованием.

Эмилия Бишоп!

При мысли о ней Том застонал. Захотелось ломать и крушить, встать на четвереньки и выть. Взгляд упал на небольшой сейф в углу. Он сразу успокоился. Неизвестно, как пришла ему в голову эта мысль, но в это мгновение Том ясно представил себе, что будет дальше.

Разумеется, ему не был известен код, но он несколько раз присутствовал в комнате, когда Эмилия поворачивала рычажки запирающегося механизма. Сейчас Том постарался воспроизвести те же манипуляции, которые проделывала Эмилия. Со второй попытки дверца распахнулась, и дрожащей рукой он вынул из четырех отделений кожаные мешки, на каждом из которых стояла печать. В них был золотой песок. Поразмыслив, Том поставил два на место, а затем открыл саквояж Осборна — в нем находились личные вещи Чэда — и положил на дно два других кожаных мешочка.

Берт Иннес зайдет за золотом. Пропажа, конечно, немедленно обнаружится, и начнутся поиски. Вдруг ему пришло в голову, что никто не догадается заглянуть в саквояж Осборна. Ну, тогда должен подсказать Том. В любом случае Осборн будет уличен.

Он вспомнил о сейфе, повернулся закрыть его и не заметил, как в дверях появилась Эмилия Бишоп.

— Том! Что ты делаешь?

Бойкий на язык, сейчас он не мог вымолвить ни слова и стоял, понурив голову. Эмилия прошла к столу, открыла саквояж, вынула кожаные мешочки и обернулась к Тому, держа их в руках.

— Ты ничего не знаешь! — грубо сказал Райлэнд, не смея поднять на нее глаза. — Он притворился другом и благодаря мне получил работу. Теперь мы узнали, кто он на самом деле!

— Не надо, Том. Я все видела. Он твой друг!? Зачем же ты это ему подстроил?

Райлэнд сглотнул и фальшиво улыбнулся.

— Черт побери, Эмилия, разве ты не понимаешь, это шутка! Ты же знаешь меня!

— Знаю? — подхватила она. — Я всегда думала, что да. Теперь я в этом сомневаюсь. Ты… ты так изменился, Том. Ты стал много пить…

— А кто виноват? — Его голос дрожал. — Каждый день я вижу вас вместе, меня вычеркнули…

Она медленно отвернулась и поставила мешки на стол. Не оборачиваясь, Эмилия тихо проговорила:

— Прости, Том. Но только честно, можешь ли ты упрекнуть меня в том, что с тобою творится сейчас? — Она чувствовала, что говорит не так, как следовало, но найти нужные слова не могла.

Он ухмыльнулся.

— Нет. Ты всегда давала мне знать, что я — грязь под твоим каблуком.

— Неправда! Я считала тебя хорошим другом. Поэтому закрывала глаза на твои постоянные исчезновения. Но не в этом дело. О тебе я волновалась. Что бы ни было, я всегда верила в тебя. Но — это! — Она махнула рукой, указывая на стол. — Это уже слишком!

Том весь обмяк.

— Что ты собираешься делать? Расстрелять меня?

— Решай сам, что я должна делать.

— Довольно! — рявкнул Том. — Я знаю, что тебе нужен он, а не я. — Взмах руки, и раздалась звонкая пощечина: голова Эмилии шатнулась от удара. — Вот! Теперь тебе легче сделать выбор! — Ударом ноги Том распахнул дверь и выбежал во двор.

Когда в комнату за саквояжем зашел Чэд Осборн, он увидел, что Эмилия сидит за столом, закрыв лицо руками и плачет.

Услышав его шаги, она подняла заплаканное лицо и жалко улыбнулась.

— Все в порядке. Взгрустнулось что-то.

— Правда, ничего?

— Нет-нет, — успокоила его Эмилия. — Не беспокойся об этом.

В комнату заглянул Берт Иннес. Увидев их вдвоем, он замешкался.

— Я за золотым песком. Готовить для отправки. Дилижанс будет минут через пятнадцать.

— Ах, да.

Осборн предложил:

— А почему бы нам не подождать на улице. Погода очень хорошая.

Они вышли к фасаду конторы, где должен был остановиться дилижанс. Осборн положил саквояж и пальто на скамейку; Эмилия закрыла глаза и с наслаждением вдыхала запахи, принесенные весенним ветром. В воздухе чудесно смешались ароматы пробуждающейся земли, соснового дерева и даже сирени, уже расцветшей перед чьим-то домом.

— Нат Миллер передал со мною стихи, — сказал Осборн. — Он знает человека в Портленде, который, может быть, захочет их напечатать.

— Сколько ты пробудешь там?

— Не знаю. Нужно многое сделать. Но я буду торопиться назад.

— Да, пожалуйста. Мне будет не хватать тебя.

С дороги донесся грохот колес и стук копыт: вот и дилижанс. Осборн обнял Эмилию, она прижалась к нему. Ее глаза мягко улыбнулись, Чэд поцеловал Эмилию и почувствовал тепло ее губ на своих губах.

Он узнал Джима Кларка. Осборн сел позади него на кожаное сиденье. Других пассажиров не было. Теперь они поедут до Далласа, а оттуда по реке Осборн отправится в Портленд.

Эмилия стояла и махала рукой вслед удалявшемуся дилижансу, пока он не скрылся за поворотом.


Громкое ржанье лошади заставило Колли Деккера, лечившего в сарае заболевшего мула, выскочить во двор.

То, что он увидел, поразило его.

Всадник пытался обуздать обезумевшую под ним лошадь: над головою он размахивал веревкой, к которой был привязан узел из пылающих, смоченных нефтью, тряпок. Всадник привстал в стременах и выпустил веревку из рук, огненный шар, дымя и разбрасывая горящие капли, упал на крышу конторы. Пламя быстро захватило сухие доски.

Колли Деккер замер, узнав всадника. Том Райлэнд услышал крик старика и обернулся. Лошадь встала на дыбы и понеслась прямо на Деккера.

Отчаянно размахивая руками, Колли бросился в сторону. И вовремя: лошадь промчалась совсем близко, едва не задев его. Но в последний момент Том Райлэнд выбросил в сторону ногу, и тяжелый каблук опустился Деккеру на грудь.

Падая, он почувствовал, что кто-то подхватил его под руки и мягко опустил на землю. От боли потемнело в глазах, а когда он открыл их, то увидел склонившуюся Эмилию Бишоп.

— Огонь! — выдавил Колли.

— Не волнуйся. Уже все потушили.

Колли Деккер повернул голову и увидел дымящуюся крышу и людей, суетящихся у дома.

— Я сейчас пошлю за доктором.

— Мне уже лучше. — Он осторожно коснулся груди и успокоился, не почувствовав пронзительной боли. Значит, ребра целы.

— Что произошло?

Колли покачал головой:

— Не поверишь.

— Мне сказали, что это сделал Том Райлэнд.

— Да, это был Том. Когда он увидел меня, то попытался задавить. А я думал, ты не поверишь!

— Пришлось поверить. Сегодня утром я его застала за подлым занятием. Он хотел сделать так, чтобы золотой песок из сейфа нашли среди вещей Осборна.

— Вот в чем дело, — пробормотал Деккер. — У тебя не было выбора, рано или поздно от него все равно пришлось бы избавиться. Ваше счастье, что он ушел… будем надеяться, что навсегда.

Она покачала головой.

— Бедный Том.

— Бедный Том, — искренне пожалел старик.

Глава XIII

Майор из Кемп-Уотсона, небольшого военного поселения, поведал Осборну новости о Паулине.

— Из форта Кламат пришло донесение, внушающее нам надежду. Вероятно, прошлогодняя экспедиция дала положительные результаты. От пленных индейцев мы узнали, что некоторые из союзников Паулины уже покинули его. Последние несколько лет Паулине везло. Его люди поделили между собой награбленное и теперь не прочь зажить оседлой спокойной жизнью.

— А что Паулина? — спросил Осборн.

— Он ни за что не прекратит борьбу с белыми. Мы прочесываем местность, но еще не видели его. Как доносят из Кламата, Паулина должен двинуться на север с небольшим отрядом зеленых необстрелянных юнцов. Конечно, и они опасны вместе со своим вождем. Паулина есть Паулина!

В пути, сидя в запряженном четверкой дилижансе и запахнувшись в теплое пальто, Осборн разговорился с Джимом Кларком о легендарном вожде снэйков.

— Я уверен, что схватить его — это дело времени. Подожди немного, и рано или поздно Паулины не станет.

— Жди, если хочешь, — огрызнулся Кларк. — Меня это мало интересует.

Чэд Осборн промолчал, не желая развивать больную для Джима тему. По мере того как они приближались к Дисон Дэю, месту, которое проезжающие назвали «Сгоревшее Ранчо», лицо Кларка мрачнело. Осборн понял, какая ненависть кипела все это время в душе Джима.

Они подъезжали к станции Мопина. Небо прояснилось, и на горизонте, подсвеченная солнечными лучами, робко заиграла бледная радуга. Порывы свежего ветра, прошумев в траве и кустах можжевельника, росшего вдоль дороги, приятно холодили лицо. Мерное покачивание дилижанса навевало сон. Тепло и радостно думалось об Эмилии и о возвращении в Каньон Сити. Вдруг Джим Кларк спросил о чем-то.

Вздрогнув, Осборн поднял голову.

— Что?

— Тихо! Не двигайся резко. Посмотри налево, вон туда.

Сначала Чэд ничего не увидел, кроме чахлых низкорослых деревцев, которые росли вдоль дороги. Вдруг он заметил какое-то движение: рыжее пятно на мгновение мелькнуло сквозь серо-зеленые иголки можжевельника и исчезло.

— Теперь ты видел, — сказал Джим Кларк.

— Ну и что, перегоняют скот.

— Это могут быть только животные Энди Кларноу. И есть лишь одна причина их появления здесь: кража!

Осборн еще раз пристально посмотрел налево. Больше он ничего не увидел.

— Достань сзади винтовку и заряди ее. Да смотри, чтобы краснокожие ублюдки ее не заметили!

Нагнувшись, Осборн нащупал оружие. Он осторожно поднял винтовку и положил ее на колени.

— Ты уверен, что это индейцы? Ты разглядел хоть одного?

— И не нужно. Черт побери, я их на запах чую!.. Сейчас они с добычей… Если индейцы насытились этим, то, возможно, мы их не увидим. Думается, они оставят нас в покое.

Дорога делала изгиб и шла под уклон, Джим Кларк оглянулся, приподнявшись, потом сел и, крепко сжав вожжи, крикнул:

— Прокатимся с ветерком!

Он взмахнул кнутом, дилижанс качнулся и, быстро набирая скорость, помчался под гору.

Впереди показалась станция Мопина: не сдерживая лошадей, Джим правил прямо на дом Говарда Бока животных от бешеной скачки покрылись пеной. Когда до стены оставалось не более тридцати ярдов, он натянул поводья и спустил тормоза: дилижанс, резко наклонившись, остановился. К ним уже подбежали Мопин и его младший сын Гаррет, напуганные необычным появлением Осборна.

Кларк уже спрыгнул на землю и выпалил новость. Прищурившись, Говард согласился с ним.

— Да, похоже, что это стадо Кларноу. Если мы хотим вернуть скот, нам надо поторопиться. У нас мало времени.

— Как ты думаешь, это дело рук Паулины? — спросил Осборн. Мопин взглянул на него.

— Больше некому. — А сыну показал на загнанных почтовых лошадей. — Присмотришь за ними.

— Возьмите меня с собой! — взмолился Гаррет.

— Ты остаешься с матерью и сестрами.

— Даже если это Паулина, он не заберется в дом, — начал было мальчик, но осекся, наткнувшись на тяжелый взгляд отца.

Чэд Осборн сказал:

— Я поеду. У вас найдется лошадь для меня?

— Есть только две свежие лошади.

Остановились взмыленные животные. Перехватив взгляд Осборна, Кларк предложил:

— Коренник ходил под седлом. Бери его, он выдержит небольшую поездку.

— Я поеду на нем, — согласился Осборн. — Втроем будет лучше.

Он не погонял коня, поднимаясь по пологому склону, и Кларк с Говардом, оба на свежих лошадях, далеко оторвались от него. Вскоре они остановились в зарослях можжевельника, где Осборн и нагнал их.

— Мы обнаружили следы там, где они пересекали дорогу. Двадцать пять-тридцать голов и около двенадцати всадников.

— А лошади?

— Не подкованы.

— Малорослые лошади индейцев.

— Возможно, это Паулина, — сказал Осборн.

Мопин почесал щетинистый подбородок.

— Он не погонит скот далеко. Возможно, разделит по разным стоянкам в Очокусе и Дешутесе и будет у него свежее мясо, куда бы он не отправился. Хитрый ублюдок!

Подъехал Джим Кларк; конь под ним гарцевал, словно животному передалось возбуждение седока.

— Мы зря время теряем! Едем за ними!

У всех троих были револьверы, а у Кларка с Мопином еще и магазинные винтовки.

Мопин с сомнением посмотрел на загнанного коня под Чэдом Осборном.

— Этот гнедой… — начал он, хмурясь.

— Я знаю, — оборвал его Осборн, — возможно, он не поспеет за вами, и тогда я вынужден буду не участвовать в погоне.

— Мы не можем ждать тебя. Такого случая, может быть, больше не предвидится.

Следы вели на северо-запад. Джим Кларк хлестнул лошадь и помчался вперед. Мопин, кивнув Чэду, последовал за ним.

Гнедой пошел быстрее, но Осборн знал, что через несколько минут конь под ним выдохнется. Поэтому Чэд ехал не торопясь, зная, что подоспеет в нужный момент. Он не боялся заблудиться, так как следы отчетливо печатались на мягкой земле.

Кларк и Мопин превратились в маленькие черные точки и, наконец, скрылись за холмом.

В вечереющем небе появился бледный круг луны.

Из трещины в скале с журчанием вытекал ручей. Вокруг, среди влажных камней, цеплялся корнями кривой куст можжевельника. Индейцы, видимо, останавливались здесь для отдыха и поили животных — повсюду виднелись многочисленные следы копыт. Тут побывали и Джим с Говардом: Чэд заметил отпечатки подков их коней. Он спрыгнул с седла и наклонился, чтобы напиться воды.

Одного взгляда на коня было достаточно, чтобы понять: далеко ему не уехать.

Осборн подвел животное к островку чахлой травы: пусть пощиплет, может быть, заодно и отдохнет. Он ослабил подпругу и, отвернувшись, ясно услышал удар металла о камень. Чэд быстро оглянулся и увидел шедшую навстречу лошадь. Она осторожно ступала среди камней, выбирала место прежде, чем опустить копыто, громко скрежетали о камень железные подковы. Всадник поднял голову, и Чэд узнал его — Том Райлэнд.

— Том! — поразился Осборн. — Ты?! Здесь?!

Ни слова в ответ.

— Ты от Мопинов? Надеюсь, их сын тебе сказал об украденных животных?

Том Райлэнд посмотрел на него, по-прежнему не отвечая, потом поглядел вокруг. Здесь, за скалой, ветра не было; тишину нарушали лишь человеческие голоса.

— Где те двое? — спросил Том.

Осборн сказал:

— Они уехали вперед. Эта лошадь устала, я не смог поспеть за ними. Если ты поторопишься, то еще догонишь Кларка и Мопина.

— Я уже достаточно поездил. От самого Каньон Сити. Ты не знал, что я все время был рядом с тобой. Я кружился вокруг. Прошлой ночью я был у Мопина.

— Он ничего не говорил о тебе.

— Потому что не видел меня. Я вовсе не хотел ни с кем встречаться. Я ночевал в зарослях. — Вдруг Том взорвался:

— Я уезжаю из этой чертовой страны. Меня здесь ничего не держит!

— Том, что случилось? Ты, у которого есть работа и друзья, говоришь такое!

Райлэнд ругнулся.

— Все, что было у меня — пошло к черту! Человеку кажется, что вот сейчас он ухватит свое счастье, когда неожиданно появляется какой-то ублюдок, называющий, себя другом…

Осборн перебил его:

— Говори яснее! Что ты хочешь сказать?

— Я говорю, что не уеду, пока не убью тебя!

С этими словами он выхватил спрятанный за спиной револьвер, направив дуло в лицо Осборну.

Чэд перевел взгляд с черного кольца ствола на Тома, В горле пересохло, он с трудом мог говорить.

— Том, не знаю, что у тебя на уме. Если я и оскорбил тебя когда, то не намеренно. Вспомни, не стояли бы мы здесь, если бы в свое время не защитили друг друга. Ты разве забыл?

— Я все помню. Помню, как ты издевался надо мною. Ты говорил: «Ничего мне не надо, просто буду погонщиком». Так?!

— Ты же знаешь, что нет! Мне было приятно работать с тобой и Колли. Но все получилось иначе.

— Еще бы! Тебе не понравилось просто жить вместе с большими людьми Каньон Сити — предложил им устроить банк… Вы с Эмилией погубили меня!

Вдруг Осборн понял, что что-то произошло в Каньон Сити. Он не мог представить, что именно, но, должно быть, Том получил решительный отказ. Медленно Осборн поднял руки.

— Если я не могу урезонить своего друга, значит, ты должен убить меня. Что бы ты ни думал обо мне, я был и остаюсь твоим другом.

Пена выступила на губах Тома.

— Тебе это не поможет! Пусть она никому не достанется! — Мгновенная мысль пришла в голову Осборну.

— А ты уверен, что компания принадлежала Харви Бишопу? Будь откровенным перед собой, Том! — И пока тот задумался над этими непонятными словами, Чэд бросился вперед. Он, сорвав с головы шляпу, закрыл ей морду лошади. Животное задрало голову, захрапело и попятилось назад. Осборн, пригнувшись, схватил Райлэнда за руку. Пальцы скользнули по одежде.

Райлэнд слишком поздно рванулся в сторону и закричал, почувствовав, как седло поползло вниз. Испуганная лошадь оступилась; Чэд увлек за собой на землю Тома, грохнул выстрел. Чэд упал на колени, не выпуская руки Райлэнда, державшей револьвер. Он забыл, что у него есть свое оружие; он и не стал бы пускать его в ход, во всяком случае, Чэд хотел лишь отнять револьвер у Тома.

Он набросился на Райлэнда, когда тот уже направил дуло в его сторону. Райлэнд размахнулся, и тяжелый удар опустился на голову Чэду: в глазах потемнело, несколько секунд он ничего не видел: впереди плыли желтые круги и черные точки. Потом Осборн нащупал холодный металл, рванул — это был револьвер Райлэнда. Удерживая оружие за дуло, он не устоял на ногах и полетел на землю, сверху навалился Том.

Раздался второй выстрел, приглушенный хлопок зажатого телами револьвера. Чэд Осборн, ужаснувшись, почувствовал, как тело соперника содрогнулось и обмякло. Револьвер выпал из бессильно разжавшейся руки Тома.

Вздрагивая, еще не веря случившемуся, Осборн встал и посмотрел в лицо тому, кто был его другом. Он машинально почесал лоб, еще болевший после удара Райлэнда. Нагнувшись, подобрал револьвер и положил его в карман ветровки. Потом он с безучастным видом постоял несколько минут, бросая равнодушные взгляды на камни, лошадей и уходящую за горизонт даль.

Очнувшись, Осборн взял под узды гнедого и подвел его к телу. Затем взвалил убитого через седло, привязал его и стегнул коня. Животное, конечно, найдет дорогу к Мопинам. Лошадь Райлэнда была более свежей. Осборн вскочил в седло и тронулся в путь.

Глава XIV

Вдруг порыв ветра донес запах дыма. Кларк и Мопин одновременно натянули поводья и остановились. Говард радостно воскликнул:

— Чувствуешь?

Голос Джима задрожал от нетерпения.

— Да, боже мой…

Мопин осмотрел магазин винтовки, словно сомневаясь в том, что она заряжена. Сейчас им стало жутковато. Преследуя своих врагов, Говард и Джим не задумывались о том, что им придется столкнуться с отрядом индейцев, ведь неизвестно, сколько их будет. Увлекшись погоней, они не заметили, как очутились на левом берегу Траут Крика. В нескольких милях отсюда полгода назад был убит доверчивый вождь уорн-спрингзов Квеапама.

За прошедшие полгода здесь ничего не изменилось. Земля поднималась базальтовыми скалами или проваливалась глухими колодцами ущелий. Все было тихо. Не слышали они даже потока, бурлившего глубоко на дне Траут Крика. Неожиданно безмятежный покой был нарушен шальным порывом ветра, принесшим дым костра. Значит, здесь находились их враги.

Мопин положил на седло винтовку и опустил палец на спусковой крючок. Теперь они ехали медленно, пристально всматриваясь в нагромождение скал. Каждое мгновение могли появиться индейцы, раздастся выстрел; ожидание опасности и гнетущая тишина становились невыносимы.

Вдруг Джим Кларк сдавленно вскрикнул:

— Смотри!

Слева возвышалась большая каменистая площадка, видимо, густо поросшая травой. Снизу им была видна зеленая полоска, окаймлявшая край выступа. Именно оттуда поднимались бледные клубы дыма.

Мопин проворчал довольно:

— Думаю, мы нашли их.

Трудно было выбрать более подходящее место: вода, трава. Мопин почесал подбородок и задумчиво посмотрел на дым костра. Потом молча спрыгнул с лошади, держа под мышкой винтовку, привязал животное к росшей поблизости ольхе. Кларк последовал его примеру.

— Я думаю, мы влезем вот здесь, — и показал винтовкой.

Мопин кивнул, соглашаясь с ним, и пошел первым.

Вокруг костра сидели шесть индейцев. Не думая об опасности и не подозревая о ней, они, зарезав одного из украденных быков, жарили над огнем мясо. До Кларка с Мопином слабо доносились их голоса. Площадка была небольшой, в пяти футах от костра поднималась отвесная скала.

— Я вижу его! — захрипел Джим Кларк. — Вон он в голубой военной форме! — Быстро приложился щекой к прикладу винтовки и нажал на спусковой крючок.

Тотчас индейцев, словно ветром, сдуло от огня. Мопин увидел, как Паулина рванулся к винтовке, лежавшей на камне, он поймал его в прицел и, когда дым рассеялся, человек в армейской форме упал, как подрубленный, корчась у костра.

Гибель вождя ошеломляюще подействовала на остальных. Схватив оружие, они бросились наутек. Последним выстрелом Джим Кларк попал в костер, подняв облачко пепла и золы. Все было кончено всего за минуту. Кларк воскликнул:

— Смотри, они верили, что их вождя пуля не берет! Увидев его мертвым, они тотчас разбежались!

— Я слышал, что в последнюю вылазку с ним пошли зеленые юнцы. Поэтому…

И тут голос его осекся. Паулина был жив! Должно быть, пуля не затронула важные органы; судя по тому, как он пополз в сторону кустов, пуля, возможно, попала ему в бедро.

Мопин рявкнул:

— Умри!

Он перезарядил винтовку, выстрелил еще и еще раз. При каждом попадании тело Паулины содрогалось.

Потом он замер.

Трясущимися руками Мопин опустил винтовку. Его лицо стало мертвенно бледным. Кларк взглянул на него.

— Берегись! А не то тоже поверишь в его бессмертие! Смотри, он мертв!

— Да?

Взяв винтовку наперевес, Говард Мопин выступил из-за камня и осторожно, не спуская глаз с Паулины, пошел к костру. Джим Кларк двинулся следом.

Трудно было поверить, что несколько минут назад здесь прогремели выстрелы — трава шуршала под ногами, похищенные лошади и скот мирно паслись невдалеке, ярко поблескивали молодые листочки ольхи. Воинов Паулины было не видать: они, наверное, уже добежали до истока Траут Крика. Повсюду в беспорядке валялись их винтовки, сумки, седла.

Они остановились в нескольких шагах от Паулины: Кларка бросило в жар, когда он увидел устремленный на себя взгляд черных глаз.

Широкие пятна крови расплылись на груди, животе и боку. Но Паулина был все еще жив. Неумолимую ненависть и боль выражали его глаза. Губы беззвучно зашевелились, и глотка дикаря исторгла протяжный вой.

Паулина, покинутый своими воинами и безоружный, пел песню смерти.

Вдруг в его руке блеснул металл: он вытащил нож из кожаного чехла. Опасливо выставив винтовки, Мопин и Кларк наблюдали. Паулина вонзил лезвие в землю, оно треснуло, и пальцы не удержали отломленной ручки. Ладонь судорожно сжала горсть земли, последним усилием Паулина посыпал себе прахом лоб и грудь.

Белые люди стояли и напряженно прислушивались к последним вздохам индейского вождя.

Вдруг сзади раздалась частая дробь копыт — это был Чэд Осборн.

Он увидел неподвижное окровавленное тело, лежавшее у костра. Ему стало ясно, что здесь произошло несколько минут назад. Он почти не расслышал вопроса Мопина:

— Где ты взял лошадь?

— Длинная история, — отмахнулся Чэд и спустился на землю. — Я слышал выстрелы, но не успел вовремя прийти.

— Вот Паулина, — сказал ему Джим Кларк. — А шалопаи удрали. Пусть, — они не опасны.

Осборн подошел ближе, чтобы рассмотреть уже мертвым легендарного Паулину. Он перевел взгляд с истерзанного тела на лицо и в ужасе отпрянул.

— Как, он не умер?!

Глаза, что смотрели на него, были полны боли, боль провела глубокие морщины на смуглом лице. Осборн не выдержал и отвел взгляд.

Вдруг его охватила ярость. Не понимая, что он делает, Осборн прицелился и выстрелил: тело дернулось и замерло. Держа в руке дымящийся револьвер, он повернулся к Говарду.

— Зачем вы заставили его мучаться!

От злости его голос дрожал.

Чэд засунул револьвер в кобуру. Под ногами что-то блеснуло — это была рукоятка сломанного ножа, лезвие глубоко ушло в землю. Осборн нагнулся и поднял обломок.

Мопин объяснил:

— Наверное, ему не хотелось быть оскальпированным собственным ножом.

— Как будто в этом есть какая-нибудь разница! — Джим Кларк опустился перед Паулиной. Осборн увидел, как тот взмахнул ножом. Лезвие было тупое, и отвратительная операция затянулась. Наконец, мертвая голова стукнулась о землю, Осборн увидел неестественно белевшую кость и отвернулся. Кларк вскочил на ноги, размахивая ужасным трофеем.

— Это даст мне право бесплатно пить в каждом салуне Орегона!

Осборн не мог поднять глаза на Кларка. Его поступок шокировал Чэда — вот белый человек, который несет с собой цивилизацию! Но лучше было промолчать, и Осборн так и сделал.

Мопин тоже держал свои мысли про себя, а вслух сказал:

— Мы славно поработали сегодня. Соберем стадо и вернемся домой.

Кларк уже привязал к поясу голову вождя.

Не выдержав, Осборн крикнул ему:

— А его так оставим? Мы должны похоронить Паулину.

Но Мопин отрицательно покачал головой.

— Индейцы не бросают своих мертвецов. Они вернутся за своим вождем. Пусть делают с ним, что хотят.

Вскочив в седло, Осборн в последний раз взглянул на обезглавленный труп, в глаза бросился уродливый красный обрубок вместо шеи — он зажмурился.

«Не знаю, кем он себя считает?» Сейчас Осборн вспомнил эти слова. Кто же их сказал? Да это были слова Тома Райлэнда — мысль о Томе постоянно преследовала его.

Возможно, для белых Паулина был изменником и настоящим бедствием, просто убийцей. А в своих собственных глазах и в глазах соплеменников?

Он, должно быть, считался защитником людей, которым некогда принадлежала эта суровая страна. Потом, через много лет, Паулина мог бы стать легендой, как Хоакин Мурьета.

Следуя какому-то внутреннему порыву, Чэд Осборн отдал честь погибшему вождю. Старая жизнь кончена. Он натянул поводья, оставив за собой Паулину, трепещущие ветви ольхи и базальтовую скалу, и устремился вперед, навстречу небу, обнимающему эту дикую большую землю.


Оглавление

  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV

  • загрузка...