КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398027 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169145
Пользователей - 90509
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Файл №119. И пала тьма (fb2)

- Файл №119. И пала тьма (а.с. Секретные материалы) 347 Кб, 153с. (скачать fb2) - Андрей Легостаев

Настройки текста:



Легостаев Андрей И пала тьма

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ФБР, ВАШИНГТОН, ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ОКРУГ КОЛУМБИЯ

Дэйна Скалли вошла в кабинет и закрыла за собой дверь. Отодвинула стул у своего девственно чистого стола и устало опустилась на него.

- Фу, ну и денек! - только и сказала она и посмотрела на своего напарника, словно ожидая сочувствия.

Фокс Молдер даже не оторвался от созерцания документа, лежавшего перед ним на заваленном разноформатными папками столе.

- Может ты хоть поздороваешься со мной? - поинтересовалась Скалли.

- Здравствуй, - не отрываясь от чтения, произнес он. - И где же тебя носило? Уже полдень скоро.

- По делам ходила, - несколько обиженно ответила она.

- И по каким же делам, позвольте поинтересоваться? - все так же уставившись в бумагу, спросил он.

- По разным делам.

- Ну-ну...

Он наконец отвлекся от своего документа, откинулся на спинку стула и развернулся в сторону напарницы.

- Пока ты тут прохлаждаешься, - обвиняюще сказала она, - я потела на оперативном совещании и отдувалась перед Скиннером за нас обоих, поскольку ты даже не соизволил явиться.

Молдер задумчиво смотрел куда-то мимо Скалли. Она даже обернулась, но там естественно, ничего особенного не было - все те же обрыдлые стены рабочего кабинета, где знакома, кажется, каждая пылинка.

- Надоело-то все здесь как! - потянулась Скалли. - Устала. От всего. устроиться бы юнгой на корабль, плывущий в Австралию и забыть обо всем этом, - она обвела рукой кабинет.

- Тебя не возьмут, - равнодушным тоном заметил Молдер.

- Почему это?

- Возраст не тот, - усмехнулся он. - И пол. Но если хочешь, могу предложить тебе увлекательное путешествие в дебри дикой природы.

- Что ты имеешь в виду?

Молдер встал, подошел к стене, потянул за кольцо полотнище экрана, приведя его в рабочее положение, выключил свет и направился к проектору.

- Смотри, - сказал он, когда на экране показалось изображение.

Это была цветная фотография группы мужчин на фоне первозданного леса.

Скалли повернулась к экрану.

- И кто это? - спросила она, чтобы хоть что-то спросить.

Молдер подошел к экрану, изображение спроецировалось на его плечо и голову, придав лицу какое-то прямо фантастическое выражение.

- Это бригада лесорубов, тридцать один человек, - сообщил он, словно обращался не к напарнице, а размышлял вслух. - Они работали в компании "Шиф и Ламбер", штат Вашингтон. Заготавливали лес в национальном заповеднике "Олимпик". Смею тебя заверить, Скалли, что все они не были изнеженны городским комфортом и подались в дикие леса отнюдь не спасаясь от трудностей жизни.

- А что же ты предлагаешь искать на этой фотографии? - глядя на экран, недоуменно спросила Скалли. - Ты видишь в ней что-нибудь странное или необъяснимое?

- Я - нет, попробуй ты. Вполне возможно, ты заметишь в ней какие-либо предвестия паранормального явления.

- Нет никаких паранормальных явлений, все всегда можно объяснить с помощью науки и простой логики! - в сотый раз повторила свою позицию Скалли. - Я сдаюсь, Молдер. Что в этой фотографии такого необычного?

- Собственно, фотография как фотография, вполне возможно, что ничего особенного в ней и нет. Только эти тридцать крепких мужчин, чувствующих себя среди первобытных лесов не хуже, чем ты себя в своей уютной квартирке, вдруг исчезли без следа. Просто в один прекрасный день они замолчали - ни сигнала бедствия, ничего.

- Может, у них просто рация сломалась? - предположила Скалли.

- Может быть, - пожал плечами Молдер, вглядываясь, видно далеко не в первый раз, в изображение на стене. - Только стволы по реке перестали поступать на лесопилку. Посланная неделю назад федеральной егерской службой спасательная экспедиция передала по радио, что лагерь безлюден и больше на связь не выходила.

Молдер вернулся к проектору и картинка на экране сменилась другой.

- Это спасатели? - спросила Скалли, разглядывая изображение четырех сидящих на пригорке в лесу улыбающихся мужчин в широкополых шляпах.

- Нет. Это, - он стал указывать на мужчин справа налево, - Дуг Спинни, Рэг Двич, Джон Даймер и Стивен Крин. Они из Сиэтла, относят себя к боевой группе местной организации защитников природы.

- У защитников природы есть боевые организации? - вздернула бровь Скалли.

- Зарегистрированные организации защитников природы официально от них, конечно, открещиваются, но на деле всячески поддерживают экстремистов. Сами себя эти бойцы называют экотеррористами и воюют с теми, кто по их мнению наносит вред природе. Они борются не только с лесорубами, но эти четверо специализируются именно на лесозаготовительных компаниях, работающих на северо-западе страны. Эти экотеррористы вбивают металлические прутья в стволы деревьев - чтобы ломались бензопилы. Пробираясь в лагерь ночью, они тайком портят оборудование и вообще делают все, чтобы насолить лесорубам, считая, что таким образом сумеют выгнать их из леса.

- Любопытно, - сказала Скалли, подходя ближе к экрану и вглядываясь в лица изображенных на фотографии людей. - Террористы от общества защитников окружающей среды? Впервые слышу... Я считала, что эти защитники могут лишь листовки раздавать и кричать об грядущей мировой катастрофе по телевизору... Я была уверена, что это безобидные люди, слегка повернувшиеся на своей идее-фикс.

- Многие, живущие в городах, думают именно так, - кивнул Молдер... По нашим сведениям, две недели назад эти четверо, - он кивнул на фотографию на стене, - отправились в лес, в направлении лагеря компании "Шиф и Ламбер" для совершения диверсий - ломать им бензопилы, сыпать песок в генератор... Короче, навредить чем смогут, лишь бы дровосеки ушли из леса.

- И именно тогда с лесорубами прекратилась связь?

- Да, - кивнул Молдер.

- Так может это экотеррористы приложили к сему руку? Может, они отравили воду, или заминировали ночью все здания... Хотя нет, ты же сказал, что спасатели сообщили о безлюдном поселке. Может, они переловили лесорубов в лесу по одиночке? А потом уничтожили и спасателей?

Молдер вздохнул:

- Именно так и думают в федеральной службе егерей, но расследование поручили ФБР. Мне пришлось приложить некоторые усилия, чтобы заполучить это дело.

- Когда же ты успел? - удивилась Скалли.

- Пока ты отдувалась на оперативном совещании, - съязвил Молдер.

Скалли сделала вид, что не заметила иронии.

- Но почему тебя заинтересовало это происшествие? Лесорубы, экотеррористы...

Молдер прошел к проектору и поменял слайд.

На экране появилось коричневатое изображение группы бородатых мужчин, некоторые были с топорами, один даже держал в руках двуручную пилу. Слайд был сделан с черно-белой фотографии, отснятой очень давно - это было видно по всему, по трещинкам в углах, по старомодным одеждам мужчин, даже, казалось, по выражениям лиц, не знавшим достижений современного прогресса.

- В тысяча девятьсот тридцать шестом году, - голосом лектора начал Молдер, - еще задолго до того, как появились экотеррористы, и даже когда самого этого термина, как и обществ защиты природы, не было и в помине, бригада лесозаготовителей, работавших в этом же самом лесу, исчезла бесследно. Ни один из них не был найден и ни о ком из них больше никогда не слышали.

- Ты что же, подозреваешь, что это дело рук инопланетян? Или ты предполагаешь, что на них напал снежный человек?

- Маловероятно, что это дело рук снежного человека, - словно отвечая не на ее вопрос, а на собственные мысли, произнес Молдер. - Даже для снежного человека тридцать крепких лесорубов не по зубам. Да и инопланетяне вряд ли могли дважды отличиться одинаковым образом и в том же месте с промежутком в шестьдесят лет. Там что-то другое, вот я и хочу разобраться что именно?

- Все очень просто, - съехидничала Скалли, - древний индейский шаман заколдовал это место и, если кто-то произнес неположенное слово или убил какого-нибудь волшебного белого оленя, чары срабатывают, уничтожая святотатцев!

- Хм, - качнул головой Молдер, - в твоей идее что-то есть...

- Тогда, шестьдесят лет назад, лесорубы могли просто-напросто передраться по пьянке и зарубить кого-нибудь насмерть. Испугавшись ответственности, закопали погибших в лесу, а сами разбежались кто-куда... в другие штаты или даже в Канаду, взяли чужие имена и прожили до старости, не встречаясь ни с кем из знакомых. И тот случай никак не связан с нынешним!

- Что ж, Скалли, возможно ты и права, - Молдер выключил проектор. - Но я хочу лично разобраться со всем на месте. Самолет до Сиэтла вылетал через четыре часа, я уже заказал билеты и позвонил в Сиэтл, чтобы нам подготовили машину и предупредили о нашем приезде егерей.

- Ты уже заказал билеты? - несколько иронично переспросила Скалли. - У нас же здесь полно дел, я обещала Скиннеру, что...

- Ты же сама недавно жаловалась, что хотела бы уехать далеко-далеко, чтобы никого не видеть. Северные леса, конечно, не Австралия, но тоже кое-что. Собирайся, Скалли, это будет милая прогулка по заповедному лесу, которая доставит тебе массу приятных впечатлений.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК "ОЛИМПИК", ШТАТ ВАШИНГТОН

- Кажется, подъезжаем к тому, что нам нужно, - сказал Молдер, вглядываясь вперед на дорогу. Он сидел за рулем удобной небольшой машины, что предоставили им коллеги в Сиэтле. - Скорее всего, то здание и есть егерский пост.

- А что тут может быть еще? Конечно, это он, - согласилась Скалли и посмотрела на часы. - Странно, дома уже ночь, а здесь еще даже не темнеет.

- Еще бы, считай, на запад через всю страну перелетели. Ну и как, нравится тебе прогулка?

- Пока не очень, есть хочется. Да и от столь долгого сидения - сперва в самолете, а потом в этом автомобиле - тело затекло.

- На тебя не угодишь, - усмехнулся Молдер.

Услышав шум подъезжающей машины из деревянного строения вышли двое мужчин, один держал в руках винтовку.

Молдер остановил машину, заглушил мотор и взял с заднего сиденья дорожную сумку.

- Пошли, Скалли, похоже они ждут нас.

Он захлопнул дверцу автомобиля и отправился к крыльцу.

- Вы из ФБР? - спросил тот, что был без ружья.

- Да, по поводу нас вам должны были позвонить. Я - специальный агент Фокс Молдер, это - мой напарник Дэйна Скалли.

Он достал из кармана удостоверение и предъявил мужчине.

- Ларри Мур, федеральная служба егерей, - представился тот, после того как внимательно изучил документы.

- Мартин Харриман, - мрачно назвал свое имя тот, что был с ружьем. Ему явно хотелось самому заглянуть в удостоверения гостей, но демонстративно это делать было неудобно, поэтому он доверился своему товарищу.

- Заходите в дом, мы вас накормим с дороги, - предложил Мур. - Я как раз собирался сегодня отправляться в лагерь лесорубов, но сообщили по поводу вас и я решил дождаться. К тому же с нами решил поехать и Стив Хамфрис из компании "Шиф и Ламбер". Он звонил мне несколько часов назад, должен подъехать с минуты на минуту. Тогда сразу и отправимся.

- На ночь глядя? - спросила Скалли.

- А зачем терять время? - улыбнулся Мур. - Машину поведу я, дорога знакомая, ехать ночью не привыкать. Путь не близкий - как раз к рассвету доберемся. Вы прекрасно отдохнете в машине. Если же отправляться утром, здесь больше четырехсот миль, то лишь к вечеру доберемся. Значит, день потерян.

Молдер улыбнулся Скалли, та закатила глаза вверх, но ничего не сказала, поскольку Мур был прав.

Егеря накормили гостей вопреки ожиданиям Скалли не добытой в лесу дичью, а тривиальной пиццей, каких в холодильнике хранилось изрядное количество, разогретой в микроволновой печи - словно и не в глухом лесу находились, а в центре цивилизованного мира; даже телевизор работал вполне пристойно.

- Поедем на моем грузовичке, - сообщил Мур. - Мы втроем и Хамфрис. Мартин останется здесь сторожить крепость. В случае чего мы сообщим ему по рации, а он свяжется с отрядом.

- У нас своя машина, - сказал Молдер, - мы поедем вслед за вами.

Мур улыбнулся:

- Во-первых, как я понял, вы только сегодня прилетели и сразу сели в машину, чтобы отправиться сюда. Так что вам лучше будет отдохнуть, хотя бы и на заднем сиденье. Во-вторых, дороги у нас, мягко говоря, не для вашей машины. Если пойдет дождь, вы завязнете почти мгновенно. Лучше уж на моем грузовике, который словно специально создан для наших лесов.

За окном послышался шум подъезжающего автомобиля.

- Вот и Хамфрис, - сообщил егерь. - Не будем терять времени, берите ваши рюкзаки и кладите их в кузов. Поехали. Мартин, проводи нас.

Но угрюмый напарник и без этих слов уже шел к выходу, держа в руках ружье. За весь ужин он едва сказал одну-две фразы. Его недовольное лицо, в отличие от открытого и симпатичного Мура, очень не понравилось Скалли, и она в душе радовалась, что Харриман останется здесь.

Они вышли из дома. Подъехавшая машина остановилась поодаль, водитель уже вышел и копался в освещенном салоне. Не дожидаясь его Мур с фэбээровцами отправились прямо к грузовичку, на бортах которого было множество царапин и вмятин от ударов.

- Похоже, дороги здесь действительно отличаются от привычных трасс, заметила Скалли.

- Да уж, отличаются, - усмехнулся егерь.

- А что это у вас на ветровом стекле? - удивленно спросила молодая женщина. - Камень так попал или это дырка от пули?

- От пули двадцать второго калибра, - спокойно ответил егерь, открывая ключом дверь грузовичка.

- В вас кто-то стрелял? - поинтересовался Молдер тоном, каким спрашивают о здоровье случайно встреченного знакомого.

- Ну, - насмешливо ответил Мур, - метили-то, наверное, в какую-нибудь птицу, а случайно попали в проезжающую мимо машину с эмблемой Федеральной Егерской Службы на борту. Хотя двадцать вторым калибром здесь особо дичи не набьешь.

- За исключением пятниц, - добавил молчаливый Харриман.

- Каких еще пятниц? - не поняла Скалли.

- Ну, федеральных егерей, - пояснил Мур. - Местные жители называют нас пятницами.

- Так стрелял кто-то из них? - спросил Молдер.

- Знаете что, - вздохнул Мур, - я буду с вами откровенен. Плевал я на этих зеленых террористов в принципе. Я не против них. Я точно так же люблю леса и окружающую среду, поэтому и работаю здесь. Вот их методы действительно заслуживают всяческого порицания.

- Вы полагаете, - спросила Скалли, - что они способны зайти так далеко, чтобы убить человека?

- На словах они утверждают, что человек - часть окружающей природы. Но пропали тридцать лесорубов, каждый из которых великолепно знает как выживать в экстремальных ситуациях и не растерялся бы окажись один без припасов и оружия в глухом лесу. О чем-то это говорит, не правда ли?

- Извините, что опоздал, - подошел к стоявшим у грузовичка Стив Хамфрис.

Молдер и Скалли повернулись, чтобы рассмотреть своего будущего попутчика. Был он уже не молод, седина пробивалась не только в густой шевелюре, но и в ухоженных усах. По всему было видно, что этот человек большую часть жизни провел в лесах и знает, сколь многое зависит от быстро принятого решения, выдержки и смелости, что он привык доверять только себе и полагаться на самого себя. На плече висел компактный рюкзачок с самым необходимым, в правой руке он нес зачехленное ружье, в левой была какая-то коробка, в каких обычно продают листовой чай. Коробку он сразу протянул Харриману, а рюкзак бросил в кузов грузовичка.

- Я заезжал к жене Боба Перкинса, это один из наших пропавших дровосеков, - объяснил он причину задержки. - Хотел выяснить, не появилось ли новых сведений - вдруг Перкинс объявился. Ни следа - все тридцать один человек и трое спасателей как в воду канули.

- Может, не следует вам все-таки ехать, - без особой надежды сказал Харриман. По всей видимости, он не надеялся на результативность своих слов, потому что уже проиграл в споре с напарником и все было решено. - По-моему, надо вызвать грузовик с солдатами и пусть они этих чертовых экошников вылавливают, как взбесившихся псов.

- А это у меня на что? - многозначительно махнул ружьем Хамфрис и посмотрел на Молдера и его спутницу. - Вы же из ФБР? - Он протянул руку Молдеру для приветствия: - Стив Хамфрис, глава охраны лесозаготовительной компании "Шиф и Ламбер"

- Специальный агент Фокс Молдер, - пожал протянутую руку тот.

- Дэйна Скалли.

- Вы же тоже, надеюсь, вооружены?

Молдер кивнул.

- Не беспокойся, Мартин, - улыбнулся Хамфрис Харриману. - Мы найдем, что сказать этим псам. Ладно, - он открыл дверь грузовичка, - не будем терять времени, до рассвета надо добраться до лагеря. Оставайся на связи, Мартин. - Он улыбнулся новым знакомым: - У нас впереди еще много часов дороги, успеем познакомиться как следует.

- Садитесь на заднее сиденье, - предложил Мур фэбээровцам. - Сейчас я возьму свой рюкзак и поедем.

Оба егеря направились к дому.

- Тебе не кажется, - спросила Скалли у Молдера, - что мы попали в самый разгар войны, которая уже началась?

Вскоре Мур вернулся, уселся на водительское место, завел мотор и тронул машину с места.

На пороге дома, провожая их взглядом стоял Харриман. Он даже не помахал им рукой на прощанье, словно верил, что это плохая примета. Просто стоял и глядел им вслед, держа в руках винтовку.

- Почему лагерь лесорубов расположен так далеко в лесу? - спросила Скалли, когда егерский дом скрылся из виду и по обеим сторонам дороги, словно стены высокого забора, стоял лес, между стволами которого почти не было просветов.

- Потому, что там - деревья, - ответил Хамфрис.

- Шутите? А это что, - она кивнула в окно, - не деревья по-вашему?

Хамфрис хотел было съязвить, но потом вспомнил, с кем свела его судьба, и терпеливо объяснил:

- Это национальный парк. Заповедник. Комиссия по окружающей среде определила близлежащие леса, как неприкосновенные. А вырубку разрешает лишь в самой глубине. Да и то далеко не все деревья и не всюду. Иной раз сам удивляюсь, почему на каком-то участке можно рубить, а, например, там нельзя. Комиссии виднее, компания вынуждена подчиняться их решениям.

- Тогда почему экотеррористы напали на ваш лагерь, если дровосеки соблюдают закон? - спросил Молдер.

- Потому, что эти зеленые - фанатики, они не признают ничьих решений, - вместо Хамфриса ответил Мур. - Мне иногда даже кажется, что им все равно за что воевать - за сохранение природы, за гроб господень, за черта в ступе... будь они не ладны. Хотя, положа руку на сердце, надо сказать, что и лесорубы иногда, случайно или еще по каким причинам, губят запрещенные к вырубке деревья.

- Да, - вздохнул Хамфрис. - Руководство компании борется с этим, но лесорубы практически предоставлены сами себе и иногда, очень редко, они нарушают закон. А экотеррористы, в свою очередь, не считаются ни с чем. Они не слушают оправданий, они губят технику в отместку за спиленные деревья. Ведь они не могут не понимать, что все напрасно, что компания либо починит, либо завезет новое оборудование, вот и бесятся от злости. Они готовы на все, лишь бы навредить лесозаготовительным компаниям.

- Вплоть до убийства лесорубов? - спросил Молдер.

Ни Мур, ни Хамфрис не ответили.

* * *

Скалли проснулась от неприятного звука и от того, что машина слишком резко остановилась - ее по инерции бросило на спинку водительского кресла. Ничего не понимая, она тряхнула головой. За окном уже начинало светать, но лица сидящего рядом Молдера было еще не разглядеть.

- С тобой все в порядке, Скалли? - встревоженно спросил он.

- Да, - выдавила она спросонья. - Что случилось, стрелял кто-то?

- Похоже, лопнула камера, - пояснил Мур, открывая дверцу.

Скалли тоже открыла дверь со своей стороны и вышла, можно сказать выпала, на дорогу. Пахло удивительными свежестью, чистотой и спокойствием, каких и в помине нет в большом городе, даже в огромных центральных парках.

Молдер вылез вслед за нею и потянулся.

Мур залез пальцами под широкополую шляпу и, задумчиво почесывая затылок, разглядывал переднее колесо со спущенной шиной.

- Надеюсь, запасное колесо у вас есть? - спросил Молдер

- А у нас еще одна шина проколота, - сообщил Хамфрис, обходя капот грузовичка и приближаясь к ним.

В руках он вертел в странную конструкцию из четырех загнутых с двух сторон под прямым углом толстых стальных прутков и сваренных особым образом.

- Итого - выведены из строя оба передних колеса. Вот, полюбуйтесь, эти штуки экотеррористы называют "ежиками"? Их здесь разбросано по дороге дюжины три. Я же говорил вам, что эти зеленые действуют без разбора, а их в газетах называют борцами за идею... Представьте себе, что будет если такие шипы разбросают где-нибудь на дороге возле Вашингтона? Посмотрите после этого, сколько симпатий вызовут экотеррористы у столичных жителей, которые сейчас сочувствуют им, читая газетные бредни.

- Как же нам теперь добираться до цели? - спросила Скалли.

- Как-как? - усмехнулся Мур, выключив свет в салоне и захлопнув переднюю дверцу. - Очень просто - пойдем пешком. Здесь осталось около десяти-пятнадцати миль, часа за четыре дойдем.

Он взял свой рюкзак из кузова и, показывая пример остальным, первым двинулся по дороге.

- Мне кажется, - шепнула Скалли Молдеру, - что этот егерь сделан из железа.

* * *

Мур, возглавлявший маленькую процессию, остановился и подождал Молдера и Скалли у огромного придорожного камня. Утро уже вступило в свои права и где-нибудь на просторной поляне все заливал солнечный свет, но не на дороге, где высокие деревья с густой кроной вплотную подступали к дороге.

- Все, - сказал егерь, - осталось не больше полумили, этот камень я хорошо помню. Сейчас будет небольшой подъем, а сразу за ним поворот - и лагерь. Последний бросок, так сказать. Очень устали? - участливо спросил он у Скалли. - Взять ваш рюкзак?

- Спасибо, - несколько через силу улыбнулась она. - Раз, как вы говорите, что осталось совсем чуть-чуть, то я потерплю. К тому же, я почти всю ночь спала, а вы сидели за рулем...

- Мы привычны к ночам без сна и к долгим дорогам в песках, - шутливо пропел строчку из популярной некогда песенки Мур и пошагал дальше.

К Скалли и Молдеру подошел Хамфрис. Несмотря на возраст и утомительную прогулку он выглядел довольно свежим. Скалли только сейчас обратила внимание, что ружье у него в руках без чехла.

- Сколько не хожу по этим лесам, - сказал он ровным голосом, - никогда не надоедает. Это только на первый взгляд лес везде одинаковый, но стоит присмотреться чуть-чуть - он везде разный и везде кипит жизнь.

Мур внезапно опять остановился:

- О, черт! - воскликнул он.

- Что еще случилось, Ларри? - поинтересовался Хамфрис, который, казалось, был готов к любым новым каверзам экотеррористов.

- Рацию-то в машине забыли.

- Да-а, - только и сказал Хамфрис. Он задумчиво обернулся назад. - Ну, не возвращаться же за ней сейчас. Сперва доберемся до лагеря, а там что-нибудь придумаем...

Мур оказался прав - через четверть часа они увидели большое деревянное здание, обшитое некрашенными досками и несколько сараев и навесов под которыми стояли машины.

С дороги поселок дровосеков, залитый солнцем, казался каким-то мирным и спокойным, только далекое щебетанье птицы нарушало тишину - ни лая собак, ни шума работающего генератора, ни чьих-то криков. Вообще-то все лесорубы, будь в лагере все в порядке, уже давно были бы в лесу на работе, в лагере могли никого не оставить, даже взять с собой собак, но... Но если бы все было в порядке, то по реке продолжали бы сплавляться бревна, а спасатели вернулись бы давным-давно или хотя бы сообщили по рации...

- Есть здесь кто-нибудь? - громко спросил Мур, входя в поселок.

Тишина, лагерь явно был безлюден. Но Хамфрис, привыкший не доверять тишине и кажущемуся спокойствия держал оружие наготове.

Они прошли меж сараев, обходя огромные чушки, валявшиеся в беспорядке; наколотые дрова для печки были свалены в большую кучу, а не сложены аккуратной стопкой - обитатели лагеря по всей видимости не любили утруждать себя лишней работой.

Во дворе - два под навесом, а один неподалеку от входа в здание стояли три автомобиля и большой автобус. У всего транспорта колеса были со спущенными шинами.

- Вот эта - машина спасателей, - пояснил Мур, указывая на ту, что находилась под открытым небом.

- Не хватает еще одного джипа, - откликнулся Хамфрис, неоднократно бывавший здесь. - И тягача, которым подтягивали стволы к реке...

- Да, - согласился Мур. - Пойдем, посмотрим, что творится в доме.

Все четверо направились к дверям в здание. Скалли ожидала увидеть там все, что угодно, вплоть до раскинувшихся в живописных позах убитых лесорубов.

Слава богу, эти опасения не оправдались - огромное помещение, заменявшее дровосекам и кухню, и столовую, и гостиную было пустым. Свет, пробивающийся в большие незанавешенные окна, не разгонял полумрак в углах. Шедший вторым Хамфрис провел рукой по стене в поисках выключателя, щелкнул им, но две лампочки, долженствующие освещать помещение, не зажглись.

- Черт, генератор же ведь не работает!.. - выругался себе под нос Хамфрис.

С первого взгляда было ясно, что здесь как минимум неделю ни к чему не прикасалась рука человека - паутина висела не только в углах оконных рам, но и в дверном проеме. Впечатление было таким, что покинули столовую неожиданно и все сразу - тарелки с остатками трапезы стояли на столе, на дощатом полу валялась запачканная в еде оловянная ложка.

- Лесорубы, похоже, очень не любят мыть посуду, - заметил Молдер.

- Кажется, они все разбежались в большой спешке, - заметила Скалли, последней входя в помещение. Она придержала дверь, чтобы свет с улицы проникал в столовую, а может быть, чтобы оставить свободным путь для отступления. - Да и вообще, по всему видать, что любовь к чистоте и порядку у обитателей поселка была не на первом месте.

- А перед кем здесь красоваться? - вступился за честь рабочих своей компании Хамфрис. - Или наводить блеск, готовясь к дорогим гостям вроде дикого кабана или медведя? Они здесь работали.... работают. Смена кончится - приедут другие рабочие, а эти отправятся по домам, к семьям.

Он снял рюкзак, бережно опустил его на пол, не выпуская из руки ружье, сдвинул грязную посуду на дальний край стола и уселся на табурет, задумчиво проводя пальцем по ухоженным усам.

Мур отправился в другую комнату, Молдер и Скалли последовали за ним. Здание было безлюдно, все предметы везде были раскиданы, в спальне некоторые кровати перевернуты. В комнате, которая служила старшему группы чем-то вроде кабинета, на полу валялась разбитая рация - корпус треснул, панель отлетела в сторону, так что были видны лампы; на столе лежала развернутая карта.

Молдер принялся изучать ящики стола в надежде найти какие-нибудь дневники или что-нибудь вроде корабельного вахтенного журнала.

Мур вздохнул и отправился обратно на улицу - посмотреть в каком состоянии находится техника.

Не найдя ничего интересного в ящиках стола и на висевшей на стене полке, Молдер наклонился, поднял обломки рации и уложил на стол. Долго смотрел на внутренности, но без электричества проверить работоспособность явно не последней модели аппаратуры было не возможно и он махнул рукой.

Вместе со Скалли он вернулся в столовую. Хамфрис сидел в прежней позе.

- Здесь все перевернуто, - сообщила ему Скалли. - Такое впечатление, что пытались замести следы. Рация брошена на пол и разбилась.

- Ее, вполне вероятно, можно починить, - сказал Молдер. - Но без генератора она все не заработает. И у нее с корнем вырван шнур с вилкой. но можно будет срезать шнур с чего-нибудь другого, хотя бы вон с холодильника.

- Только не открывайте его - там, наверное, все протухло, вонищи будет...

- Да, кто-то поработал здесь на славу, - вздохнула Скалли.

- По-моему, не надо долго думать, кто именно, - зло ответил сотрудник лесозаготовительной фирмы. - Но где же сами парни? Или то, что от них осталось... Ладно, пойдем посмотрим, что там с техникой - не идти же обратно до грузовика Мура пешком.

Он тяжело поднялся с табурета и направился к дверям. Молдер с напарницей последовали за ним. Мур, открыв капот машины спасателей, копошился внутри.

- Ну что там, Ларри? - крикнул Хамфрис, направляясь к нему.

Мур выпрямился и досадливо махнул рукой.

- Все машины переломаны. Колеса проткнуты и спущены, но мало этого - в радиаторах засыпан рис, в масло - речной песок, а в бензобаках - сахар. Черт бы все побрал!

- Генератор смотрел?

- Он тоже не работает.

- А бензин есть, не видел?

- Там стоит полная пятигаллоновая канистра и еще одна полупустая.

- В них, надеюсь, сахар не засыпан?

- Не знаю, Стив, я не попробовал.

- Хорошо, я сам займусь генератором - Молдер говорит, что рация возможно работает. Тогда сообщим Мартину, чтобы вызывал сюда подмогу. Иди, Ларри, вздремни хоть часок, зеваешь аж. - Хамфрис посмотрел на часы. - А попозже посмотрим, что удастся сделать и решим, как быть.

Мур усталым жестом провел руками по лицу.

- Можно поискать тягач и джип, - предложил он. - До ближайшей вырубки не больше мили, может обе машины там и исправны?

- Да, - кивнул Хамфрис. - В любом случае проверить надо.

- Мы со Скалли сходим, - предложил Молдер. - Только покажите, по какой дороге идти. А вы, Ларри, действительно лучше отдохнули бы.

- Вот и хорошо, - обрадовался Хамфрис добровольному вызову. - Я вас немного провожу, укажу путь. А потом разберу и прочищу генератор, посмотрю что там к чему. Да, а где рация спасателей?

Он быстро открыл дверцу кабины.

- Я уже посмотрел, - сказал Мур. - Ее и след простыл, как не было.

- Что ж, - вздохнул Хамфрис, - и сообщать пока, собственно, не о чем. Может, - он посмотрел на фэбээровцев, - мне пойти с вами, вдруг парни там... лежат...

- Мы можем заблудиться в этом лесу? - спросила Скалли.

Хамфрис улыбнулся.

- Держитесь дороги, по которой на вырубку ездили автомобили, и не заблудитесь.

- Тогда занимайтесь генератором, - решил Молдер. - Вполне возможно, что придется обойти все места, где ваши люди рубили лес, а уж тогда без ваших знаний этих лесов мы вряд ли справимся. Да, там на карте обозначен еще один лагерь, не так далеко отсюда. Что это?

- Там никто не живет, - пояснил Хамфрис. - Там раньше был основной лагерь, но когда все стало приходить в негодность, решили не ремонтировать, а просто построить новый, в более удобном месте - там, в основном, все уже выработано. Это миль тридцать отсюда к северу...

- Может, лесорубы там?

- Очень сомневаюсь - что там делать? И идти туда полдня, это на машине быстро... Ладно, пойдемте, я покажу вам дорогу до ближайшей вырубки. Да, он остановился, - оружие у вас есть?

- Вы уже спрашивали вчера, - напомнила Скалли. - Да, есть "Смит и Вессон", показать?

- Держите оружие наготове, мало ли что, - вместо ответа посоветовал Хамфрис. - И возьмите с собой на всякий случай веревку, в лесу может пригодиться.

Он довел их до начала разбитой дороги.

- За полчаса, самое большое, дойдете. Увидите сразу, там поваленный лес. Но слишком долго не задерживайтесь, скажем, вам на прогулку четыре часа. Ларри как раз поспит. Если найдете джип или тягач и они окажутся на ходу - на нем и возвращайтесь.

Он повернулся и пошел обратно к дому дровосеков.

- Да, - вздохнула Скалли, когда он отошел на достаточное расстояние, чтобы не слышать их слов, - в одном ты, кажется, был прав.

- В чем же? - спросил Молдер.

- Снежный человек не имеет к происшедшему ни малейшего отношения. Скорее всего, здесь потрудился обычный человек.

* * *

Дорога уходила вниз, перед Молдером и Скалли раскинулось свободное пространство с редкими оставшимися деревьями, каждое из которых было не менее трех-четырех человеческих обхватов в поперечнике, все остальное пространство занимали огромные пни, или, кое-где, поваленные деревья с уже обрубленными сучьями.

- Знаешь, - сказала Скалли, - в этом лесу забываешь обо всем. О повседневных делах, об усталости. Даже о том, зачем мы здесь. Хочется набрать полную грудь воздуха, взмахнуть руками и, как в детстве, на полной скорости побежать под горку, что-то радостно крича.

- Так кто тебе мешает? - пожал плечами Молдер и не спеша пошел вниз.

Скалли улыбнулась, но все же не побежала.

- Никаких машин здесь не видно, - заметила она. - Ты хочешь просто погулять?

- Я хочу понять, что здесь произошло, - серьезно ответил Молдер.

- И как ты собираешься это делать? Разгуливая между пней?

Молдер не ответил.

- Все равно надо проверить за тем массивом, слева, - сказала Скалли. Джип или тягач вполне могут оказаться там.

Огромные пни, за которыми, как за столом, запросто могла рассесться для пиршества дюжина человек, внушали уважение и какой-то суеверный трепет перед молчаливыми гигантами.

- Как ты думаешь, что означает этот красный крест на дереве? спросила Скалли, указывая пальцем на каком именно.

- Наверное, - предположил Молдер, - То, что это дерево комиссия по охране окружающей среде признала запретным к вырубке. На всех, что спилены, если ты заметила, нарисованы краской синие кресты.

В его голосе прозвучал оттенок иронии.

Скалли обиженно отвернулась.

- То же мне, внимательный какой выискался! Ой, Молдер, смотри - что это там?

Она указывала на высокое дерево, стоявшее у самой вырубки. За ним начинался нетронутый лесозаготовителями участок.

- Где?

- Вон там, наверху, на дереве. Белое. Что-то типа кокона или улья, но размеры...

- Да, - наконец нашел глазами искомое Молдер. - Странно. Очень странно. Может быть, это и есть то, за чем мы сюда приехали?

Скалли лишь пожала плечами в ответ. Оба быстрым шагом, обходя пни и очищенные от ветвей, готовые к сплаву стволы деревьев, направились к лесу, где на одном из деревьев, словно огромный плевок фантастического великана среди ветвей выделялся белый кокон.

Вблизи странный предмет оказался еще больше, чем представлялось с дороги - не менее полутора человеческого роста в длину, белый кокон висел неподвижно на высоте примерно с полдюжины ярдов.

- Действительно, что-то типа кокона, но какое огромное, - выдохнула Скалли, задрав голову вверх. - Никогда в жизни ничего подобного не видела, даже представить себе не могла...

- Надо бы рассмотреть это поближе, - задумчиво произнес Молдер. Знаешь что, Скалли, если я подсажу тебя до той ветки, ты уже сможешь добраться до него.

- И что я буду с ним делать?

- Попытаешься срезать ножом, - Молдер протянул ей охотничий нож в чехле.

- Что ж, - согласилась она, - давай попробуем.

Он встал к стволу дерева - не самого толстого в лесу, были и раза в три пошире - и сложил руки замком, чтобы Скалли могла поставить ногу.

- Вставай на плечи, - сказал он. - Дотягиваешься до той ветки?

- Да, жди меня здесь.

Она ловко стала взбираться вверх по толстым ветвям дерева.

- Добралась! - наконец услышал Молдер. - Это действительно как кокон. Это из словно из слизи, только уже подсохшей, отвердевшей. Даже рукой касаться неприятно.

- И это говоришь ты - врач-патологоанатом? - усмехнулся Молдер, стараясь рассмотреть ее снизу.

- Ладно, - донеслось до него, - сейчас срежу.

- Скалли, - крикнул он через несколько минут, - у тебя там все в порядке?

- Да, - крикнула она. - Отойди в сторону, чтобы это на голову тебе не упало.

И в то же мгновение послышался шум падения тяжелого предмета сквозь листву.

- Тебе помочь, Скалли? - спросил Молдер.

- Сама спущусь!

- Нож не потеряй при спуске. Он у нас один, без него мы не узнаем, за чем ты охотилась.

- Поняла.

Молдер подошел к огромному белому кокону и задумчиво глядел на него, размышляя, что это - разгадка тайны, ради которой они пересекли всю страну, или просто удивительный каприз природы?

Скалли уцепилась руками за ветку и ловко спрыгнула на землю, приземлившись на ноги.

- Ну? - спросила она.

- Я его не трогал. Нож-то у тебя.

- А нам обязательно смотреть, что там внутри? Может, просто какая-нибудь мерзкая куколка насекомого...

- В полтора человеческих роста? Может быть, - сам же и ответил Молдер и продолжил: - но тогда это насекомое - жуткий мутант. И нам необходимо выяснить, что это за насекомое хоть примерно, почему его куколка таких размеров... Отчего могла произойти подобная мутация? Чьи-то генные эксперименты? Здесь, в этой глуши - маловероятно. Радиация, что-то еще? И каково тогда само насекомое, что снесло подобную личинку?

- Не знаю каково оно, но не имею ни малейшего желания встретиться с ним лично, - сказала Скалли и присела перед коконом, достав из чехла нож.

Несколькими ловкими движениями, словно работала в операционной, она рассекла затвердевший кокон, прорезав что-то вроде окна, и потянула корку на себя.

- Боже милосердный! - воскликнула она. - Там внутри - человек!

Молдер заглянул ей через плечо и увидел скрюченные пальцы и часть рукава рубашки. Скалли ножом взрезала корку в направлении головы и руками раздвинула ее. Оба увидели искаженное смертью лицо - особо нелепо смотрелись на нем сейчас очки, одно из стекол которого было разбито.

- Да... - только и выговорил Молдер.

- Ты ждал чего-то подобного?

- Не знаю. От чего он умер?

Она дотронулась руками до мертвого лица.

- Тело какое-то сухое и... я бы сказала - обезвоженное. Потому, наверное, оно могло висеть здесь без гниения несколько дней, а может и недель. Причину смерти сейчас вряд ли удастся установить. Можно, конечно, извлечь его из кокона и осмотреть на предмет ранений... Но, по-моему, дело здесь не в этом. У него, похоже, вообще в теле никакой жидкости не осталось, потому кокон такой легкий. Его словно отжали в стиральной машине с центрифугой.

- Как у мух, - сказал Молдер.

- Скорее наоборот - вроде как паук высасывает жидкость из мух.

- Ничего себе паучок должен быть, - заметил Молдер вставая и снова бросая взгляд туда, где недавно висел кокон с трупом взрослого мужчины внутри.

- И что будем делать теперь? - спросила Скалли.

- Возвращаться в лагерь. Сообщим Муру и Хамфрису. Здесь, похоже, делать больше нечего, если только искать остальных лесорубов в таких же коконах.

- А с ним как поступим, не бросать же его так? У нас даже лопаты нет выкопать могилу.

- Давай прикроем его ветками и камнями - чтобы зверье не погрызло. Потом похороним, Мур или Хамфрис должны его опознать.

- Наверное, это кто-то из лесорубов.

- Наверное, - согласился Молдер. - Во всяком случае ни на кого из четверых экотеррористов он не похож.

- Почему ты так решил? - возразила Скалли. - Лицо могло измениться до неузнаваемости.

- Никто из четверых не носил очки.

* * *

Хамфрис не привык отлынивать от работы, особенно если дело касалось возни с какими-нибудь механизмами - будь то ружье, которое он содержал в образцовом порядке, двигатель автомобиля, сломанный утюг или неисправная бензопила. С детства он любил технику, но судьба распорядилась так, что Хамфрис стал не инженером, не автомехаником, а лесным рейнджером, потом перейдя в охрану лесозаготовительной компании.

Работы по ремонту генератора оказалось много, но не настолько, чтобы опустить руки: пришлось перебрать засорившийся карбюратор двигателя, промыть бак, соединить оборванные шланги, восстановить перерезанную проводку. Хорошо еще, что человек, вознамерившийся вывести генератор из строя, не шибко разбирался в электричестве - вынь он, например, графитные щетки и выброси подальше, то все усилия Хамфриса были бы бесплодны.

Солнце поднялось уже высоко. Хотя температура воздуха не была чересчур высокой, как и положено в это время года, спину припекало и Хамфрис снял куртку.

Мур мирно дремал в спальне лесорубов - когда Хамфрис выпрямлялся, он видел спящего егеря сквозь засиженное мухами стекло окна. Фэбээровцы, отправившиеся в разведку на ближнюю вырубку, должны уже были скоро появиться.

Хамфрис затянул последнюю гайку и отложил ключ. Взял первую попавшую канистру, бензин в которой, как он уже определил, не был испорчен сахаром, видно вредители просто не подумали об этом, либо решили сберечь топливо для каких-то своих целей и забыли о нем. Канистра оказалась тяжелой на вес и он взял полупустую, вылил полгаллона для пробного запуска в бензобак генератора.

Он знал, что все сделал на совесть, но все же дергал рычаг стартера с некоторой тревогой. Может, из-за этого дурацкого волнения с первого раза двигатель не завелся, но со второй попытки взревел, как раненый зверь и затарахтел - ровно, уверенно. Хамфрис посмотрел на датчик энергии и принялся регулировать обороты двигателя, чтобы привести цифры в соответствие норме.

Наконец, все было в порядке. Хамфрис сходил в столовую и щелкнул выключателем - из двух лампочек одна зажглась, вторая оказалась перегоревшей. Но и этого было достаточно, чтобы убедиться, что он потрудился на славу. Он вернулся к генератору, заглушил двигатель, взял полупустую канистру бензина и все до капли вылил в бензобак.

Неожиданно он спиной почувствовал какое-то движение, странную тень. Он протянул руку к ружью, схватил оружие и резко повернулся. Это могли быть и вернувшиеся с вырубки спутники, но Хамфрис не опасался выглядеть перед ними смешным - лучше выглядеть смешными перед друзьями, чем глупым и беспечным перед врагами.

Он, стараясь ступать бесшумно, быстро прошел к углу здания и выглянул.

У входной двери стоял, прислушиваясь, какой-то человек.

- Не двигаться! - Хамфрис наставил ружье на незнакомца. - Кто ты такой?

Человек медленно поднял руки и обернулся.

Несколько секунд они пристально всматривались друг в друга.

Незнакомцу было на вид чуть больше тридцати лет. Черноволосый, сухощавый, с пышными черными усами подковой, он выглядел уставшим и встревоженным, тяжелые мешки под глазами свидетельствовали, что он в последнее время мало спал и на его долю выпали изрядные нервные или физические испытания.

- Я тебя узнал, - вдруг заявил Хамфрис. - Я видел твою фотографию. Ты - Дуг Спинни, один из тех четверых диверсантов, что отправились сюда вредить моей компании и завертели всю эту карусель. Вот уж правду гласит индейская пословица, что собака всегда возвращается к своей блевотине.

- А-а, - Спинни опустил руки и взялся за ручку двери, - так ты тоже из этих губителей природы.

- Стой, где стоишь! - закричал Хамфрис. - Я вообще могу пристрелить тебя на месте, как бешеное животное.

- Можешь прострелить и собственную задницу заодно, это ничего не изменит, - устало сказал Спинни.

- Ты не в том положении, чтобы дерзить, - закипая ответил Хамфрис и передернул затвор на ружье - дуло все это время было направлено на экотеррориста. - Я хочу знать, что случилось с моими парнями?

- С какими?

- С теми, что жили здесь. Тридцать один лесоруб и трое спасателей исчезли бесследно. Скажи еще, что ты и твои дружки не приложили руку к тому, что здесь произошло. Ты арестован, электрический стул плачет по тебе, парень!

- Я никого не убивал, - ответил Спинни.

- Не рассказывай мне сказки! Ты - убийца, как и твои дружки!

- Я знаю, что с ними случилось. То же самое случится и с тобой, когда сядет солнце, если ты немедленно не уберешься отсюда.

- Ты мне еще и угрожать вздумал?!

Спинни, желая прекратить неприятный разговор, вновь протянул руку к ручке.

Дверь распахнулась сама. На пороге стоял Мур, шляпу он держал в руках.

- Что здесь происходит? - спросил он, глядя на незнакомца.

В это время в поселке появились Молдер и Скалли и, увидев у порога здания новое действующее лицо, быстрым шагом поспешили к дому, чтобы не пропустить чего-либо важного.

- Это животное зовут Дуг Спинни, - по-прежнему держа оружие наготове и не поворачивая головы пояснил Хамфрис. - Это он отвечает за все поломанные механизмы. И он со своими дружками убил лесорубов.

- Я не убийца! - закричал Спинни.

- Врешь! Ты - экотеррорист, это всем известно. Ты - диверсант, портишь оборудование...

- Потому что этим оборудованием вы губите природу!

- Ну, а сделав один шаг, легко сделать и второй - убить тех, кто этим оборудованием управляет.

- Человек - часть природы, которую надо беречь и...

- Ты думаешь, я буду разговаривать здесь с тобой на философские темы?

Хамфрис вскинул ружье и прицелился как следует. Лицо его было свирепым и он вполне мог спустить курок.

- Стив, опомнись! - закричал Мур. - Если этот человек виновен, его будут судить! Но нельзя опускаться до самосуда.

Подошедший Молдер взялся рукой за ствол ружья Хамфриса и опустил вниз.

- Давайте пройдем в дом и спокойно поговорим, - предложил он.

- С каких это пор вы здесь командуете? - перенес свое раздражение на Молдера Хамфрис. - Я представляю здесь компанию, которая...

- А я сейчас представляю здесь закон, - спокойно парировал Молдер. Еще раз показать мое удостоверение?

Хамфрис, сдавшись, пробурчал что-то непонятное себе под нос.

- Вы знаете, что здесь произошло? - повернулся Молдер к Спинни.

- Да, - кивнул экотеррорист. - Я все расскажу. Только я очень голоден, три дня ничего не ел...

- Пошли в дом, - предложил Мур. - Сейчас что-нибудь придумаем.

- Ларри, - окликнул его Молдер, - и вы, Хамфрис, подойдите на минутку. Скалли, - повернулся он к напарнице, - иди в дом, присмотри за Спинни.

- И если попытается бежать - стреляйте, закон на вашей стороне, хмуро добавил Хамфрис.

- Что вы хотели нам сообщить? - ожидая услышать какие угодно жуткие вести, спросил Мур. - Вы нашли на вырубке джип и тягач и они тоже оказались неисправны?

- Нет, - ответил Молдер. - Машин там нет. Но мы нашли кое-что другое.

- Что же? - в один голос спросили Мур и Хамфрис.

- Труп человека, который попался в какой-то кокон. Он висел на дереве на высоте не менее полудюжины ярдов. Мы срезали кокон с ветки и вскрыли его. Такое впечатление, что из человека насосом выкачали всю жидкость.

- Как он выглядел? - мрачно спросил Хамфрис.

- Кожа вся белая, словно резина, натянутая на череп.

- Я спрашиваю о приметах - кто это может быть?

- Трудно описать... На нем были надеты очки.

- Он был с бородой?

- Нет, точно нет.

- Значит, это Киф Хартли, - решил Хамфрис. - Всего двое в этой бригаде носили очки, но у Кристиансона была большая такая борода, - рукой на груди он показал, какая борода была у лесоруба.

- Что вы сделали с покойным? - спросил Мур. - Закопали?

- Нет, его необходимо опознать и передать для похорон родственникам. Мы просто завалили тело камнями и ветками и воткнули шест, к которому привязали белый платок, чтобы можно было легко отыскать.

- Хорошо, - кивнул Мур. - Пойдем в дом, допросим Дуга Спинни.

- Только не развешивайте уши, а то он сейчас понарассказывает вам небылиц, - предупредил Стив Хамфрис.

* * *

Мур открыл банку консервированных бобов с мясом и протянул Спинни. Тот не стал ломаться, выбрал на столе ложку почище и принялся за еду. Очень похоже, что он говорил правду - насчет того, что голоден.

- Так что здесь произошло? - спросил Молдер, усевшись за стол напротив него.

Мур и Хамфрис, молча предоставили допрашивать экотеррориста именно ему, как специалисту в подобного рода делах.

- Нас было четверо, - не прекращая есть, ответил Спинни. - Трое застряли в старом лагере, как червяки в куче дров. У них нет топлива, машина сломалась, запасы продовольствия кончились...

- Правильно, нечего шляться здесь и обкрадывать лесозаготовщиков, встрял Хамфрис. - Бог шельму метит.

- Что же вы не ушли пешком? - продолжил Молдер.

- Здесь четыреста миль до ближайшего населенного пункта! Не менее десяти дней пешком, - ответил Спинни. - А остаться в лесу с наступлением темноты - верная смерть.

- Почему? - Молдер сделал вид, что удивлен. - Разве у вас нет оружия, чтобы защититься от хищников? Но даже если так, то ведь можно развести костер, звери не нападают на...

- Как разобраться с хищниками я знаю, - отмахнулся Спинни. - Здесь все гораздо страшнее и непонятнее.

- Что произошло с лесорубами, вам известно?

- Да. По крайней мере, я могу предполагать. - Спинни воткнул ложку в банку и прожевал то, что было во рту. - Я видел, что случилось с одним из них. Наверное, то же случилось и с остальными. И с нами со всеми случится.

- Что же?

- Что? Не знаю как и объяснить... Из этого самого дома человек вышел вечером и его съели заживо...

- И кто же это его съел? - иронично спросил Хамфрис. - Не вы ли сами пальнули в него из пистолета?

Спинни сделал вид, что не слышал его слов.

- Так кто это был? - спросил Молдер.

- Скорее не кто, а что? - поправил Спинни. - С неба, словно светящееся облако ринулось на того дровосека, что вышел ночью из дома. Он закричал дико так, тонким голоском, по-бабьи, пытался отмахиваться, потом упал и замолк. В этом светящемся облаке его совсем не было видно. Даже вспоминать, и то передергивает, а уж видеть... не приведи Господь! - Он помолчал и продолжил: - Я был со Стивом - со Стивеном Крином - мы не стали дожидаться пока облако заметит нас, а побежали к машине. Из дома никто не вышел, хотя за ярко освещенными окнами мы видели фигуры людей. Видно, лесорубы знали, что ЭТО нападает только во тьме. По какой-то странной причине, оно боится света.

- Светящееся облако сожрало человека заживо! - фыркнул Хамфрис. Скажи еще, что сами небеса наказали дровосеков за несуществующие грехи. Он нам тут очевидный бред гонит а вы, Молдер, уши развесили!

- У тебя еще будет возможность убедиться в правоте моих слов, повернулся Спинни к Хамфрису. - Если не веришь, можешь выйти в полночь из дома, даже не успеешь дойти из леса. Погибнешь, едва сойдешь с полосы света.

- А что вы, собственно, здесь делали вместе со своими друзьями? спросил Молдер, не желавший, чтобы разговор перешел в перепалку двух идеологических противников.

- Ходили в поход, - лаконично ответил Спинни и вновь взялся за ложку.

- Ну, конечно, - скептически усмехнулся Хамфрис. - Ваш поход - это федеральное преступление.

- Да подождите вы, - отмахнулся было Молдер.

- Нет, Стив прав, - перебил его Мур. - Этот человек, - он кивнул на Дуга Спинни, - известный преступник. Он находится в федеральном розыске за прошлые подобные "походы". Его можно арестовывать прямо сейчас. Собственно, это моя прямая обязанность.

- Хорошо, друг мой, - повернулся Спинни к Хамфрису, словно егерь говорил не о нем. - А собственные преступления ты не забыл упомянуть? Преступления против природы, которые совершает твоя компания?

- Мы заготавливаем лес строго в соответствии с буквой закона, выставив вперед указательный палец, заявил Хамфрис. - Мы вырубаем только те деревья, которые помечены синей краской! Те, которые разрешены к вырубке комиссией по охране окружающей среды.

- Да что ты говоришь? Ваши заготовщики рубят лес направо и налево, в том числе и запрещенные деревья. А то еще поверх красного креста собственной синей краской малюете - видели мы, знаем. Так что нечего рассказывать мне, что вы соблюдаете закон! Вас самих надо отдавать под суд!

- И вы утверждаете, - повернулся к Спинни Мур. - Что лесорубы срубают все запретные деревья подряд? Те, что растут уже сотни лет, которые уникальны и рубить их нельзя в принципе?

- Да, - запальчиво воскликнул Спинни, на миг почувствовав себя с своей тарелке, в роли праведного обвинителя. - Именно те, которые помечены красной краской, поскольку спилив вековую ель получишь в десять раз больше досок за раз, чем вырубив дюжину обычных. Да и растут они под боком, не надо потом далеко тащить до реки...

- Вы что верите слову этого преступника больше, чем моему слову, слову уважаемой компании? - взорвался Хамфрис. Он встал и протянул руку к куртке. - Ну, знаете ли...

- Куда это ты собрался? - спросил Мур.

- Пройдусь до старого лагеря и разберусь с оставшимися там мерзавцами, - зло ответил Хамфрис.

- Не советую вам оказаться ночью в лесу, - доедая консервы, сказал Спинни. - Уж поверьте этому моему слову, если не верите другим моим словам. Там вас ждет не очень приятный конец, хотя, если честно, я по вам плакать не стану.

- И что же меня ждет? - язвительно передразнил интонацию Спинни Хамфрис. - Стоит мне открыть дверь и меня тут же обгладает и оставит валяться в тени ваше выдуманное светящееся облако?

- Совершенно верно, - кивнул Спинни.

- Не будет ли слишком невежливым попросить вас выйти и предложить этому облаку съесть меня? Прямо сейчас!

- Я уже говорил вам, что по какой-то странной причине оно боится света.

- Ах, света боится?!

- Стив, - вмешался Мур, - он, может быть, говорит правду. Лесорубы исчезли, а Молдер и Скалли нашли Хартли в каком-то странном коконе, уж им-то не верить нельзя.

- А я считаю, что этот Спинни - врун и убийца, своими небылицами пытающийся обмануть доверчивых простаков. Но со мной этот фокус не пройдет!

- Вместо того, чтобы кого-то обвинять во лжи, - сказал Спинни, - вы вполне могли бы спасти множество уникальных деревьев, настояв в своей компании, чтобы лесозаготовки перенесли в другое место. Здесь все же национальный парк.

- В другом месте найдутся другие защитники природы, столь же яростные и неразборчивые в средствах, - ни к кому в отдельности не обращаясь заметил Мур.

- А я собираюсь доказать, что он нагло врет, чтобы покрыть собственные преступления, - стоял на своем Хамфрис. - Что за глупости - светящееся облако нападает на людей... То же мне... Бред.

Он вышел на улицу, держа винтовку на плече.

- Ну и где это смертельное облако твое, Спинни? - прокричал он. - Оно же вроде должно тут же напасть на меня и сожрать! Эй, ты, - прокричал он задрав голову к небу и сложив руки рупором вокруг рта. - Вот он я весь, выходи! Выходи, где ты там? Ну чего ты такое застенчивое, чего бояться-то? Ну, вылезай!

Молдер, Скалли и Мур вышли на крыльцо, опасаясь как бы разозленный Хамфрис не наделал глупостей. Спинни так и остался сидеть за столом.

- Ну, я так и думал! - подошел к Муру Хамфрис. - Нет в этом лесу никакого-такого облака, только деревья, которые этот человек ценит больше, чем человеческую жизнь. Но я уж прослежу за тем, чтобы чтобы он попал в суд и его обвинили по всей строгости закона.

Он вошел в дом.

- Ну, а ты что думаешь обо всем этом? - спросила Скалли у Молдера.

- Если нам все же придется ночевать сегодня здесь, то я все-таки предлагаю спать с включенным светом. Но до вечера еще очень далеко.

Он быстро вошел в дом и направился к столу.

- Спинни, давай говорить откровенно, - обратился Молдер к экотеррористу, - испорченные автомобили ваших рук дело? Я не обвиняю вас в убийстве лесорубов, я только спрашиваю - вы насыпали сахар в три автомобиля и автобус, что во дворе?

- Я...

- Мне нужен честный ответ, - предупредил Молдер. - Исходя из него я буду строить свои дальнейшие отношения с вами. К вашему сведению, я и мой напарник Дэйна Скалли - специальные агенты ФБР, прибыли сюда из столицы для расследования загадочного исчезновения тридцати четырех человек. Я повторяю свой вопрос: вы испортили автомобили лесорубов, вы прокололи все шины на колесах?

- Да, - кивнул Спинни.

- Он сам признался! - торжествующе воскликнул Хамфрис.

- Но тогда мы еще не знали об ЭТОМ. Мы не думали, что лесорубы погибнут. Их смерти нам не нужны. Мы просто хотели, чтобы они ушли отсюда.

- Вы понимаете, - спокойно продолжил Молдер, стараясь смотреть Спинни в глаза, - что если ваши слова о таинственном облаке правда - а вам это знать лучше, чем мне соответствуют они истине или нет - то вы и ваши друзья попали в крайне неприятную ситуацию?

- Вы тоже - вам не выбраться отсюда, - огрызнулся Спинни. - За светлое время дня пешком не успеть никак, а ночью придет неминуемая смерть, уж поверьте мне.

- Верю. Поэтому спрашиваю вот о чем: у лесорубов, кроме тех автомобилей, что на улице, здесь были еще тягач и джип. Их вы тоже вывели из строя? Только честно!

- Я понял, о чем вы говорите, - кивнул Спинни. - Джип угнали мы, когда убегали от светящегося облака - ну, я вам рассказывал о гибели дровосека. Джип там, в старом лагере, но он не заводится - генератор сел окончательно. А о тягаче я ничего не знаю, мы его не трогали. Нет.

- А ваши товарищи? - быстро спросил Мур, увидев выход из беспросветной ситуации.

- Тоже нет, я уверен.

- Хм, - сказал Хамфрис, - тогда прямо сейчас отправляемся на южную вырубку, тягач наверняка там. Если же нет, то придется идти на дальний участок, тот, что у озера.

- Туда мы сегодня уже, наверное, засветло не дойдем, - размышлял вслух Мур. - А если и дойдем, то вернуться точно не успеем. А южная - совсем недалеко. Сейчас сходим, проверим там, а если тягача не окажется, то переночуем здесь и утром отправимся на дальнюю делянку. Это, наверное, самое лучшее решение, как ты думаешь, Стив?

- Не знаю, - пожал плечами Хамфрис. - Пойдем, посмотрим южный участок, а там видно будет.

* * *

На южный участок решили идти все вместе и взять с собой Спинни Хамфрис (да и Мур, похоже, тоже) опасался, что он сбежит, оставь его в лагере одного.

Они вышли из поселка по той дороге, по которой пришли утром, какое-то время шагали по ней, потом свернули по ответвляющейся дороге на юг.

- По-моему, - сказала Скалли Молдеру, - я сегодня находилась по лесу на всю оставшуюся жизнь.

- Ты устала?

- Вообще-то, не очень, но от леса меня уже воротит.

- Быстро же он тебе надоел, - усмехнулся Молдер. - Не так давно тебе хотелось расправить крылья и запеть.

- Ты веришь рассказу этого Дуга Спинни? - вместо того, чтобы ответить ядовитой репликой, спросила она.

- Может быть - да, а может быть - нет. Не забывай, Скалли, что он преступник.

- Но такое трудно придумать - светящееся облако. Если бы он хотел скрыть правду, если бы он на самом деле врал, то рассказал бы про каких-нибудь бандитов или про внезапную эпидемию, вызывающее безумие, например. Но фантастическое облако...

- Поэтому я скорее верю, чем нет, - улыбнулся Молдер. - Это трудно придумать.

- Что же в таком случае представляет собой это хищное облако? Какого-нибудь инопланетного хищника, залетевшего на нашу планету на на охоту, так что-ли, по-твоему? Или привидение какого-нибудь злодея, выбравшегося из могилы и жаждущего крови? - в ее голосе звучала откровенная ирония.

- Поживем-увидим, - флегматично ответил Молдер.

Через четверть часа они вышли на подобное же вырубленное от леса пространство, какое незадолго до того посетили Скалли и Молдер, только этот участок был намного больше и его пересекал извивающийся ручей, серебрившийся в солнечных лучах.

- Вот - подтверждение моих слов! - воскликнул Спинни, указывая на огромное спиленное дерево. - Оно стояло здесь испокон веков и помнит динозавров, которых истребили подобные вам губители природы.

- Вот-вот, - насмешливо покачал головой Хамфрис. - Подождите немного и в исчезновении мамонтов он тоже обвинит компанию "Шиф и Ламбер".

- Этому дереву, - сказала Скалли, - несколько сот лет, по меньшей мере.

Молдер забрался на огромный пень, и привстав на цыпочки, всматривался вдаль, напоминая памятник на величественном постаменте.

- Этому дереву раза в три старше, чем вы думаете, - заметил Спинни. Вы посмотрите на срез, сколько колец - несколько часов уйдет, чтобы сосчитать. Конечно, с такого дерева, можно получить много досок. Сотни погонных футов. И это для лесорубов - самый важный аргумент. Гораздо проще спилить такого гиганта, чем равное по объему количество молодых елей.

- Видите, на стволе нарисован синий крест, - показал Мур. - Это означает, что комиссия по окружающей среде по каким-то своим соображениям разрешило спиливать это дерево. И, в таком случае, ваши претензии можно переадресовать к комиссии, но никак не к лесорубам.

- А вы поскребите под синей краской, вдруг там обнаружатся остатки красной? - не унимался Спинни.

- Этому дураку доказывать что-либо бесполезно, - закатил глаза к небу Хамфрис. - Ему место лишь в психиатрической клинике. Или, еще лучше - в федеральной тюрьме.

- Смотрите-ка, - сказал присевший на корточки на пне Молдер. - Как вы думаете, что это такое?

Мур и Скалли сразу подошли к нему. Спинни сел прямо на землю, всем своим видом показывая, что не желает даже смотреть на следы преступления, Хамфрис тоже оказался безразличен к находке.

Почти у сердцевины огромного пня было странное кольцо - одно из многих, но не такое, как прочие: в том месте, где на него падала тень Молдера оно едва заметно светилось зеленоватым цветом.

- Черт возьми, ничего подобного раньше не встречал, - задумчиво произнес Мур. - В центре такого ствола, как правило, уже нет ничего живого. Что бы это могло быть?

- Если я не ошибаюсь, - сказала Скалли, - этому кольцу очень много лет, ведь эти круги означают года, так?

- Да, вы правы, - кивнул егерь. - По этим кольцам можно судить о климате, который стоял, когда дерево было молодым, о лесных пожарах... Вот видите - этим кольцам шестьсот-семьсот лет примерно. Это - когда климат был дождливым и теплым. А это... это я даже не знаю.

- Надо срезать образец для исследований, - сказала Скалли.

- Да, - кивнул Мур. - Я видел в лагере, в кабинете Перкинса, есть микроскоп.

Молдер вынул свой нож и принялся выковыривать кусок дерева в месте со странным свечением.

- Вы занимаетесь всякой ерундой, а так и не ответили на вопрос, что же все-таки случилось с дровосеками, - не выдержал Хамфрис.

- Мы пытаемся это понять, - возразила Скалли.

- Разглядывая пни? Может быть, лучше допросить этого человека как следует? - он кивнул на Спинни. - Не слушать его байки о светящихся облаках, а выжать из него всю правду - как было на самом деле?

- Я думаю, что к исчезновению лесорубов он не имеет никакого отношения, - сказал Молдер.

- А мне плевать на то, что вы думаете. Все равно я его арестовываю, Хамфрис навел ружье на сидящего на земле Спинни.

- А зачем? - усмехнулся Молдер. - Он ведь никуда отсюда не убежит.

- Конечно не убежит, - согласился Хамфрис. - Потому что при малейшей попытке я всажу в него пулю и любой суд меня оправдает, не так ли, Ларри? Дуг Спинни объявлен в федеральный розыск и я просто обязан доставить его в полицейский участок, что, черт побери, я и сделаю!

- Если останешься жив, - спокойно усмехнулся Спинни.

- Ты мне еще смеешь угрожать, мерзавец? - взревел Хамфрис.

- Успокойся, Стив, - вмешался Мур. - Если уж на то пошло, ты действительно обязан доставить его в полицию, но никак не пристреливать на месте.

- А ты не думал, Ларри, что будет, если в лагерь явятся его дружки с оружием в руках? Они не будут цацкаться с нами, как вы с ним! Давайте возвращаться обратно в лагерь, ведь совершенно ясно, что тягача на этом участке нет.

- Подожди, нам нужно вырезать образец этого дерева, - стараясь сохранять спокойствие, сказал Мур.

- А мне нужно ответить перед семьями дровосеков, которые пропали без вести. Вам, Ларри, надо заниматься делом - расследовать гибель лесорубов. И нечего разглядывать деревья.

- Вообще-то, - небрежно заметил Спинни, - надо как раз расследовать гибель этого дерева.

Хамфрис посмотрел на него испепеляющим взглядом, набрал полную грудь воздуха, словно собираясь бросить в его адрес самые страшные проклятия, но сообразив, что это совершенно бесполезно, сплюнул, резко повернулся и пошел прочь.

- Стив, ты куда собрался? - вслед ему крикнул Мур.

- Я не хочу и лишней минуты находиться в обществе этого негодяя, повернувшись, ответил Хамфрис. - Сейчас я отправляюсь к твоему грузовику и по рации свяжусь с Мартином. Пусть вызывает сюда взвод солдат. Они без всяких ваших душеспасительных бесед арестуют и его, и его дружков, засевших в старом лагере.

- Стив, не ходи. Ты не успеешь вернуться до темноты.

Хамфрис посмотрел на часы.

- Успею, я пойду один и налегке. Принесу вам рацию в лагерь, пусть и Молдер свяжется со своими.

- Стив, я не пущу тебя одного!

- Да пусть идет, - сказал Спинни. - Пусть сам узнает, с чем столкнулся.

- К сожалению или к счастью, - вздохнул Хамфрис, - я тебе не подчиняюсь, Ларри. До темноты я вернусь.

Мур и Скалли смотрели, как он, перекинув ружье через плечо, быстро идет по дороге. До захода солнца еще достаточно времени, он вполне может успеть вернуться в лагерь.

Молдер вырезал довольно большой кусок дерева и спрыгнул с пня.

- Вот, Ларри, этого вполне достаточно для исследований. Вы не могли бы положить его в свою сумку?

* * *

- Странно, в этом кольце какой-то живой организм, - воскликнул Мур, разглядывающий в микроскоп принесенный срез дерева. - Типа маленького жучка... Чушь какая-то!

- Почему чушь, разве жучки не могут жить в дереве? - удивленно спросила Скалли.

Молдер взял трубку-микроскоп у Мура и навел на кусок дерева, лежащий на чистом листе бумаги на столе. Его взору предстало огромное количество маленьких жучков, копошащихся в пористом дереве. Жучки очень напоминали по внешнему виду обычных вшей, только были почти прозрачными и странного зеленоватого света, они словно испускали сияние, подобно светлякам, при свете практически не заметное.

- Паразиты нападают на деревья разными способами, но они всегда набрасываются только на те части, которые живы, - ответил Мур на вопрос Скалли. - Ну там на листья, корни... На новые побеги или молодые плоды. Даже если эти жучки не паразиты, все равно они не заберутся так глубоко в дерево, будь это даже черви-древоточцы.

- Может быть, эти насекомые питаются сухим деревом? - предположил Молдер. - Правда, я таких раньше никогда не видел и даже не слышал о подобном.

Заинтригованная Скалли взяла у него из рук микроскоп и подвинула к себе лист бумаги с куском векового дерева.

- А могло так случится, что они живут в этом дереве сотни лет? спросил Молдер.

- Я не понимаю - как, - ответил егерь. - Ведь эти центральные кольца состоят из мертвого дерева. Система передачи жидкости в дереве ограничивается несколькими внешними кольцами, а животным нужна вода для выживания.

- Кажется, они вылупляются прямо из пор дерева, - разглядывая жучков в микроскоп, сказала Скалли. - Может, спилив это дерево лесорубы пробудили их к жизни после многовековой спячки?

- Да, но могли ли такие крошки создать кокон, в котором мы нашли лесоруба?

- Почти сразу после того как спили то дерево, самое большее через несколько дней, исчез один из лесорубов, - подал голос Спинни. Он сидел на табурете, прислонившись спиной к стене и, казалось, дремал. На самом деле он внимательно прислушивался к разговору. - На следующий день пропали еще двое. Тот случай, о котором я рассказал, произошел еще через день.

- То есть, вы думаете, что именно эти маленькие жучки убивают людей? спросила Скалли.

- Может, как вы сами предположили, они были в спячке сотни лет. Может быть, лесорубы их разбудили. На свою голову.

Мур вздохнул, встал и направился к своему рюкзаку.

- Ладно, давайте обедать, - сказал он, доставая из рюкзака хлеб, круг колбасы и консервы. - Если нам не удастся завтра найти тягач, придется дожидаться спасателей. Надеюсь, Хамфрис сообщит Мартину о нашем положении и машина придет завтра, в крайнем случае - послезавтра. Это мы узнаем, когда Стив вернется.

Спинни хотел что-то сказать, но промолчал.

Они поели - быстро и молча. Мур волновался за Хамфриса, но не желал обсуждать эту тему - вряд ли собеседники успокоили бы его, он лишь услышал бы ехидные замечания Спинни. Молдер, думал о чем-то своем, ел, уставившись в точку где-то за окном, словно здесь присутствовала лишь его оболочка, принимающая пищу для поддержания сил - без вкуса, без радости, а дух его витал далеко-далеко отсюда.

Скалли первая закончила трапезу. От нечего делать она снова взялась за трубку-микроскоп.

- Странно, - сказала она вдруг. - Эти жуки больше не движутся. Либо они умерли, либо впали в спячку.

- Это от света, - пояснил Спинни. - Я же говорил, что по какой-то непонятной причине им не нравится свет.

- Действительно странно, - поддержал разговор Мур, чтобы отвлечься от своих тягостных дум. - Насекомые обычно наоборот - тянутся к свету.

- Очевидно, эти жуки не относятся к разряду обычных, - пожал плечами Молдер.

- Это еще мягко сказано! - воскликнул Спинни.

Мур в очередной раз обеспокоенно посмотрел на часы, потом в окно. До темноты оставалось еще довольно долго. Он чувствовал усталость - всю ночь вел машину, едва забрезжил рассвет пришлось предпринять вынужденную прогулку, а поспал всего несколько часов. Но он знал, что все равно сейчас заснуть не сможет.

- Скалли, а что ты вообще знаешь о насекомых? - спросил Молдер.

- Только то, что преподавали на курсе биологии университета. Помню, что насекомые - основа нашей экологической системы. Что их огромное множество разновидностей - от крошечных, почти невидимых, до огромных пауков... И количество их очень велико, около двести миллионов особей на каждого жителя планеты.

- Насекомые существуют на земле уже очень давно, не так ли? задумчиво спросил Молдер.

- Да, лет этак шестьсот миллионов примерно.

- Они даже старше динозавров.

- К чему ты это говоришь?

- А дереву сколько лет? Шестьсот-семьсот примерно? - Молдер посмотрел на Мура.

- Да, - ответил егерь. - Около семисот.

- И эти кольца представляют собой историю климатических изменений. Что означает, что в таком-то году жизни дерева произошло какое-то странное событие и в результате появилось это странное кольцо.

- Ну, и что это за событие, по-твоему? - поинтересовалась Скалли.

- Например, вулканическое извержение.

- Очень даже может быть, - согласился Мур.

- Вся эта горная цепь - от самого Оригона до северных границ Вашингтона исключительно активна. Скалли, помнишь извержение вулкана Святой Елены?

- Да, - кивнула Скалли. - Но к чему ты клонишь?

- После извержения вулкана Святой Елены большое количество радиации вышло из недр земли и начались очень странные мутации. Ты помнишь озеро, где нашли амебу, - он растопырил пальцы на обоих руках, показывая примерные размера чудовища, - которая высасывала из человека мозги? Буквально.

- Мозгососущая амеба? - удивилась Скалли. - Впервые слышу.

- Это озеро Спирн, - уточнил Мур. - Я читал об этом в газетах и даже по телевизору показывали.

- Подобных случаев удивительных мутаций зафиксировано достаточно много, - продолжил Молдер.

- Но амеба - одноклеточный организм, - возразила Скалли. - Одна особь может претерпеть мутацию, но насекомые... целый новый вид мутантов... Это мутация длилась бы долгие годы.

- Может быть, то что мы видим, это вовсе не мутация? Что если эти жучки что-то вроде вымершего, древнего насекомого, сохранившиеся в старом кольце векового дерева? Вернее, зародыши древних насекомых, которые вышли на землю во время извержения вулкана, проникли в систему дерева и отложили там яйца? Древние яйца древнего насекомого, которому, может быть, сотни миллионов лет.

- До тех пор, пока дерево не спилили дровосеки, эти яйца лежали в спячке, так? - закончил за Молдера Спинни.

Он встал и стал вышагивать по комнате.

- Да, было бы весьма поэтично думать о такой справедливости: природа мстит тем, кто ее уничтожает, - сказал экотеррорист. Он подошел к двери, открыл ее и вышел на улицу.

Мур посмотрел, как за ним закрылась дверь, взглянул на часы, вздохнул и обернулся к Скалли:

- Дайте я еще раз понаблюдаю этих жучков.

* * *

Дуг Спинни, постояв у закрытой двери и внимательно прислушиваясь к происходящему за ней, наконец решился и быстрым шагом направился к ближайшему автомобилю, на котором, как он знал, приехали спасатели, разделившие печальную участь лесорубов.

Капот был поднят, Спинни взглянул на мотор, попробовал пальцами гайки на клеммах аккумулятора - без гаечного ключа открутить невозможно.

Он быстро прошел в автобус, дверь которого была распахнута настежь, забрался в него и поднял водительское кресло. Результатом его поисков был лишь старый промасленный и грязный, но довольно объемистый рюкзак. Спинни подергал лямки и, удовлетворенный, высыпал из него мусор прямо на пол. Закинув пустой рюкзак на плечо, он вышел из автобуса, прошел под навес, заглянул в багажник обеих автомобилей и отправился за угол, где, как он знал, находился генератор.

Он не ошибся в своих ожиданиях - футляр с набором гаечных ключей, лежал там. Хамфрис забыл положить их на место после ремонта. Спинни выбрал подходящий ключ и положил его в карман. Полюбовался новой проводкой, но портить не стал - обстоятельства резко изменились, он никого уже не хотел гнать отсюда, а лишить временных обитателей дома электричества, то есть света, - значит обречь на жуткую смерть.

Он попробовал на вес одну канистру - она оказалась совсем пустой. Убедившись, что вторая канистра полна бензина - он отвинтил крышку и понюхал; даже, обмакнув палец, попробовал на язык - Спинни подхватил ее и направился к автомобилю.

Проходя мимо двери он вновь прислушался - оттуда доносились спокойные голоса, слов было не разобрать.

Он склонился над аккумулятором и примерил ключ - глазомер его не подвел. Пришлось приложить некоторое усилие, чтобы приржавевшая от трехдневной давности дождя гайка стронулась с места. Вторая пошла легче.

Отсоединив провода, он взялся за аккумулятор обеими руками.

- Куда это ты собрался? - раздался у него за спиной спокойный голос.

Спинни вздрогнул, словно его застали на месте преступления, и резко повернулся.

Перед ним стоял Молдер, в его руках был нацеленный на Спинни револьвер.

Спинни облегченно вздохнул, узнав специального агента и заметив, что дверь в строение плотно закрыта.

- Мне кажется, Спинни, ты собираешься похитить машину и удрать отсюда. Я прав?

- Нет, - покачал головой экотеррорист. - Машину при всем моем желании не похитишь, шины-то проколоты и в бензине - сахар.

- Но ты собирался украсть аккумулятор? Или у тебя просто руки чешутся и тебе обязательно надо что-то отвинчивать и ломать? Без этого не можешь? в голосе Молдера слышалась неприкрытая издевка.

Спинни какое-то время размышлял насколько он может быть откровенен с этим столичным специальным агентом ФБР, затем решился.

- Мне надо засветло добраться до старого лагеря, - сказал он, стараясь не отводить взгляд от проницательных зеленых глаз Молдера. - К своим друзья. У них бензина в генераторе на полчаса, на час максимум. И нет еды. Они умрут, если я туда не приду. Стивен сломал ногу, он не может ходить, я просто обязан спасти его.

- Чего ж ты украдкой собираешься уходить?

- Этот егерь... Он никогда бы мне не поверил. Тем более, Хамфрис настроил его против меня. Он не даст мне уйти. Но я не собираюсь бежать, если меня есть за что судить - я отвечу. Перед судом. Но Мур бы все равно не поверил моим словам, даже самым правдивым.

- Наверное, у него есть на то причины? - усмехнулся Молдер. - Я тоже тебе не верю.

- Я вам сейчас все объясню. Вы же прекрасно понимаете, что нам надо спасаться, бежать отсюда. Всем. И вам, и мне, и моим друзьям. Я не верю, что этот охранник дровосеков вернется. И тягач вы можете не найти. В старом лагере стоит исправный джип с полным баком топлива. К сожалению, на нем установлен дизельный движок и топливо не подходит к генератору. Но у джипа полностью сел аккумулятор. Я сейчас возьму этот аккумулятор, - он кивнул в сторону обнаженного мотора, - и канистру бензина, доберусь туда до темноты, ночь проведу там и утром на джипе вместе с друзьями вернусь за вами. Будет немного тесновато, зато спасемся все.

- Хамфрис говорил, что старый лагерь расположен в тридцати милях отсюда. До полной темноты осталось чуть больше четырех часов. Ты не успеешь дойти. Как же это согласуется с твоими словами, что ночью в лесу - верная смерть. Нестыковочка получается, а?

Спинни нервно сглотнул. Ему жизненно важно было, чтобы ему поверили, а Молдер придирается к таким пустякам. Причем время уходит.

- Тридцать миль, это по дороге, которая огибает большой овраг и делает здоровенный крюк, да еще петляет немало. Я знаю тропу... мы со Стивом ее нашли... Я сегодня шел по ней - от силы миль семь-восемь. Даже с аккумулятором за плечами и корзиной в руках, я дойду. А если вдруг сломаю ногу и погибну... Тогда погибнут и мои друзья. А я, если не пойду туда, все равно не смогу жить, зная, что их смерть на моей совести.

- А смерть лесорубов не на твоей совести? Ведь если бы вы не испортили оборудование, они бы, пусть не все, но большинство, сумели бы спастись.

- Я не хотел их смерти. И не я спилил то дерево, выпустив джина из бутылки. Но если я не пойду сейчас, мои друзья погибнут. И тут уж - точно по моей вине. Я даю вам честное слово, что вернусь утром на джипе. А если не вернусь... Значит меня не будет в живых. Прошу вас поверить мне, никаких других гарантий дать не могу.

Специальный агент ФБР должен уметь принимать самостоятельные решения. Молдер умел. Он убрал револьвер.

- Делать нечего, приходится доверять тебе на слово, - сказал он, повернулся и вошел в дом.

* * *

Когда в голове сумбур, лучше всего найти работу рукам.

Молдер прошел в кабинет старшего бригады лесорубов и занялся починкой рации - чтобы хоть чем-нибудь заняться. Пыли в древнем приборе было видимо не видимо, но вроде все основные детали были целы. Во всяком случае, Молдеру оставалось лишь уповать на это, поскольку заменить неисправные все равно было нечем.

Наконец, когда он сделал все, что мог, он вышел на улицу и запустил генератор. Вернувшись, он дунул через левое плечо и включил аппарат.

- Работает, да? - спросила Скалли уже давно с неподдельным интересом наблюдавшая за действиями напарника.

- Вроде все нормально, - вздохнул Молдер, - но в наушниках полная тишина. Возможно, приемник неисправен.

- А передающая часть работает? Может, попробуешь что-нибудь передать?

- Попытка не пытка, - согласился Молдер и поднес микрофон ко рту: Вызываем помощь! Вызываем помощь! Всем, кто нас сейчас слышит! Вызываем помощь! Говорит специальный агент Молдер, ФБР. Мы попали в чрезвычайно опасную ситуацию, необходима срочная эвакуация. Возможно, придется устанавливать карантин. Наши координаты...

Он щелкнул пальцами и Скалли бросилась к другому столу за картой. Быстро положила ее перед Молдером.

Они оба бегали по карте местности глазами в поисках искомого, как вдруг ровное урчание двигателя генератора сменилось судорожным кашлем и прекратилось вовсе.

- Что еще за черт?! - воскликнул Молдер вставая. - Подожди меня здесь.

Он быстро миновал столовую, вышел на улицу и свернул за угол. У генератора стоял Ларри Мур, держа в руках футляр с гаечными ключами и ведро, в котором Хамфрис промывал детали.

- Что случилось с генератором? - спросил Молдер.

- Ничего, - ответил Мур. - Я его выключил.

- Давай заведем двигатель снова. Я, кажется, починил рацию и хочу сообщить кому удастся о нашем бедственном положении.

- Ты случайно не знаешь, куда делась полная канистра бензина? посмотрел открытым взглядом Мур. - И что-то Спинни я давно не видел.

- Да, - подтвердил Молдер. - Ее забрал Спинни. Он взял аккумулятор для джипа и бензин для генератора и отправился в старый лагерь выручать своих друзей.

- Да? - саркастически переспросил Мур. - И он, наверное, дал слово чести, что завтра будет здесь на исправном джипе?

- Вы правы, - стараясь сохранять спокойствие ответил Молдер. - Он дал мне честное слово, иначе я бы его не отпустил.

- А тебе не кажется, что человек, честному слову которого ты поверил, совсем недавно занимался диверсиями и скрывается от властей. Возможно, именно он всадил пулю двадцать второго калибра в лобовое стекло моего автомобиля.

- Бывают ситуацию, когда необходимо верить людям. Я не видел другого выхода.

- Другой выход есть всегда. Вернется с рацией Стив и мы вызовем помощь. Или завтра найдем на дальнем участке тягач и выберемся отсюда, а потом этими жучками пусть занимаются специалисты.

- Так ничто и сейчас не мешает сбыться вашим прогнозам, - возразил было Молдер.

- Да? - снова иронично вздернул брови Мур. - Для этого необходимо пережить ночь, а по словам вашего дружка эти твари бояться лишь света. Я не говорю о том, что во всем поселке осталась всего одна неперегоревшая лампочка, так и в баке генератора топлива едва четверть бака. А вы отпускаете этого экотеррориста с полной канистрой к его дружкам, которые такие же преступники, как и он сам. По вашей милости, у нас стало одним шансом меньше.

- А может быть, на один шанс больше? - спросила подошедшая Скалли, привлеченная громким спором и слышавшая лишь последние слова егеря. - О чем вы спорите?

- Ваш напарник отдал Спинни последний оставшийся бензин, - гневно объяснил ей Мур. - В генераторе всего четверть бака, а может и меньше.

- А в автобусе или автомобилях есть бензин? - спросила Скалли.

- Нет, - мрачно ответил Молдер. - Либо баки проткнуты, либо там полно сахара.

- Вы доверились человеку, который вполне может плюнуть на свое слово и не вернуться за нами! - обвинил Мур.

- Нам надо по рации передать "сос", - сказала Скалли. - Вдруг нас кто-то услышит?

- Каждая капля топлива, которую мы истратим, будет засчитана нам сегодня ночью. Вот будет весело, если из-за этой вашей передачи генератор заглохнет часа в два ночи!

Молдеру оставалось только кивнуть в знак согласия и удалиться. Он прошел в кабинет старшего бригады, Скалли следовала за ним.

Молдер уселся за стол и закрыл лицо руками, погрузившись в свои невеселые мысли. Скалли закрыла дверь и прислонилась спиной к косяку, не сводя с напарника взгляда.

- Молдер... - наконец решилась она нарушать молчание, но тот поднял голову и сказал:

- Слушай, Скалли, что сделано - то сделано, обратно не воротишь. Когда сгорела конюшня по лошадям не плачут. Не нужно было отпускать его, но раз уж я отпустил, давай не будем вспоминать об этом, договорились?

- Ладно. Ну, и что ты теперь предполагаешь делать?

- Сам не знаю. Что-нибудь придумаем. В любом случае сейчас остается лишь одно - ждать. Ждать Хамфриса с рацией, ждать помощи, если нас кто-нибудь слышал, ждать завтрашнего дня в надежде найти тягач. Ждать утром Спинни на джипе, в конце концов!

- Ждать сложа руки? Мне кажется, что мы с тобой уже прекрасно представляем, что здесь произошло с лесорубами и что случилось с бригадой в тысяча девятьсот тридцать шестом году.

Молдер встал.

- Мы пока нашли всего лишь один кокон, - возразил он, чтобы хоть что-то сказать. - Рано делать выводы...

- Лес очень большой. Да мы и не искали толком. Молдер, посмотри правде в глаза. Мы здесь можем умереть! Если нам повезет, наши тела найдут в коконе высоко на дереве. А если не повезет, нас могут вообще не найти. А ты предлагаешь сидеть и ждать. Ждать чего - смерти?

- Да, Скалли, ты права, - вздохнул Молдер. - Но если тебе здесь надоело, то взмахни своей волшебной палочкой и перенесись во мгновения ока в свою квартиру в Вашингтоне!

Он подошел к окну и уставился на черную стену леса.

Скалли прошла к столу и села на табурет, наблюдая за напарником.

Молдер долго стоял безмолвно, скрестив руки за спиной. Наконец он вышел из оцепенения и с интересом подергал оконные рамы, проверяя насколько плотно они прикрыты.

- Что ты хочешь делать? - с интересом и надеждой спросила Скалли, до этого не решавшаяся нарушить тягостное молчание.

- Заткнуть все щели, - объяснил он. - Если уж придется здесь ночевать, то надо предпринять все усилия, чтобы не пустить сюда этих жуков. Воспользуемся одеялами и занавесим окна.

- Ты хочешь заделать все щели в доме? - удивленно спросила она.

Он посмотрел на нее, размышляя.

- Нет, - наконец сказал он, - мы не успеем. Да и к тому же, как сказал Мур, в лагере осталась всего одна неперегоревшая лампа. - Он быстро окинул взглядом кабинет. - Да, в таком случае ночевать лучше всего здесь. Перенесем сюда три кровати, столы выставим. Да, это действительно оптимальный вариант. Пойдем, найдем Мура и обсудим с ним это предложение.

* * *

Яркая лампочка заливала светом небольшой кабинет, куда они принесли три металлические кровати. Синее одеяло с белыми полосками, скрывало от глаз окно, но и так было ясно, что на дворе кромешная тьма.

Хамфрис так и не вернулся.

Скалли спала, свернувшись калачиком и разметав волосы по подушке.

Мур сидел на своей постели, бессильно уронив руки меж ног и не сводя глаз с лица спящей Скалли. Может быть, он не видел ее, а переживал гибель Хамфриса, которого знал много лет? Надеялся, что Хамфрис успел добраться до грузовика, вызвал подмогу и проведет ночь в автомобиле? Или он думал о Скалли - что такая молодая, красивая девушка может погибнуть в этой глуши от каких-то древних жучков? Или, глядя на нее, вспоминал собственную жену и дочку и гадал суждено ли ему увидеть их еще раз? А может, глядя на спящую женщину, он думал о чем-то совсем простом или вообще ни о чем? В чужие мысли не проникнешь.

Молдер лежал с открытыми глазами, не мигая уставившись на яркую лампочку и слушая ровный гул двигателя генератора.

Он смотрел на лампочку, не думая ни о чем, не замечая слепящего света, не слыша заглушающего завывания ветра шума двигателя. Он был не здесь. Белый туман от лампы перед глазами трансформировался в темно-зеленое пятнышко, которое быстро разрослось и затмило весь взор и он увидел словно наяву, словно стоял рядом, встревоженных лесорубов - тех, в чьи лица на фотографии всматривался у себя в кабинете, который казался сейчас далеким, недоступным, почти нереальным.

Три десятка мужчин стояли утром у сломанных автомобилей. Они были одеты по-рабочему, многие по привычке даже напялили оранжевые каски, хотя все прекрасно понимали, что работать сегодня не придется. Они все хотели одного - выжить. Все смотрели на двух мужчин в центре. "Перкинс, ты должен быть главным! Люди требуют ответа: что им делать? " - сказал высокий брюнет с трехдневной щетиной на лице. "Я и не снимаю с себя ответственности," стараясь сохранять спокойствие ответил Перкинс, бригадир лесорубов. "Давай посмотрим правде в глаза, - продолжил брюнет. - Это может убить нас всех!" Лесорубы молча глядели на Перкинса, словно он мог сказать что-то такое, что разом решило бы все их проблемы. "Нужно было предпринимать меры неделю назад, - произнес бригадир. - Никто меня не слушал." Один из лесорубов в оранжевой каске и в очках - тот самый труп которого Молдер и Скалли обнаружили в коконе - крикнул: "Неделю назад никто не знал, что это так опасно!" Перкинс устало ответил: "И сейчас никто не знает что это за штука! Надо кого-то позвать на помощь, нам самим не справиться." "А остальные что будут делать? Ждать, пока прибудет помощь?" "Надо рискнуть, - стоял на своем Перкинс. - Один из нас должен отправиться пешком." "Этот человек может не успеть вовремя. Надо убираться отсюда, пока целы!" "Мы не успеем добраться до дороги до наступления тьмы, - пытался образумить товарищей бригадир, - а что будем делать ночью в лесу, жечь костры?" "Да хотя бы и жечь костры!" - воскликнул кто-то из толпы. "Да! - поддержал другой лесоруб. - И неизвестно как далеко ЭТО может летать. Вполне вероятно, что к ночи мы будем недосягаемы для нее!" "Я все-таки предлагаю попробовать, сказал брюнет, стоявший лицом к лицу к бригадиру и явно поддерживаемый остальными. - Давайте разделимся и рискнем, может поодиночке мы не умрем." "Это самоубийство, Дайер!" - воскликнул Перкинс. "Что ж, - выдержав взгляд, ответил брюнет, - можешь торчать здесь, мы тебя не гоним отсюда. А мы уходим! По одному - как в лотерею, кому повезет!" "Да! - взревели лесорубы. - По одиночке больше шансов выжить!" Каждый думал, что счастливый билет вытянет именно он и не хотелось верить, что выигрыш может не достаться вообще никому. Паника охватила лесорубов, видевших уже жуткую и необъяснимую смерть товарищей, никто не хотел умирать.

Молдер смотрел на все это, словно сам стоял в толпе, но он не в силах был вмешаться, остановить потерявших разум лесорубов. Даже Перкинс бросился бежать вслед за всеми, прихватив из дома лишь двустволку. Никто не думал о лесных хищниках, все боялись только светящего облака, пришедшего невесть откуда и убивающего все на своем пути.

На какое-то мгновение яркий свет лампы вновь залил все и новое пятно расплывалось в глазах Молдера. Он не в силах был прервать это наваждение, он не знал бредит ли он, сходит ли с ума? Он смотрел. Он знал, что должно произойти с лесорубами, но не мог отвести взгляда.

Темное пятно застлало все и в этой темноте Молдер увидел как в сгущающихся сумерках бредет по дороге Стив Хамфрис. Он тяжело опирается на срубленную жердь и слегка прихрамывает; ружье закинуто за спину. То ли пожилой охранник не рассчитал сил и расстояние и просто устал, то ли в спешке он подвернул ногу. Но он не сдавался, а брел по дороге, понимая, что необходимо дойти до машины Мура и по рации вызвать помощь. Становилось все темнее и темнее, но он заметил вдали черный массив грузовичка и из последних сил ускорил шаг. Вот и спасительный грузовик. Хамфрис открыл переднюю правую дверцу и уселся в кресле, откинув голову назад, успокаивая дыхание. В конце концов, он может провести ночь в машине, не в первый раз. Он открыл бардачок, пошарил там. Где же Мур держал рацию? Хамфрис похлопал по карманам куртки, нашел коробок, хотел было зажечь спичку, но странный шорох в придорожных кустах заставил его насторожиться. Так, ясно, рации в машине нет. Пока Дуг Спинни рассказывал им сказки, трое его приятелей добрались до их грузовичка. Хамфрис вышел из автомобиля, сдернул с плеча ружье и передернул затвор. "Эй вы, экошники поганые! - крикнул он в темноту. - Я знаю, что у вас на уме, но со мной этот номер не пройдет! Выходите по одному и без шуток!" Ни в какое светящееся облако он не верил, он знал, что самое страшное на свете - это человек. Он водил стволом из стороны в сторону, готовый стрелять в любое мгновение, ожидая нападения откуда угодно. Не сверху конечно, но что-то заставило его посмотреть вверх. И он увидел... светящее облако. Небо переливалось над ним яркими зелеными оттенками, словно фантастический фейерверк. От ужаса, внезапно охватившего бывалого главу охраны лесозаготовительной компании, он попятился, наткнулся на грузовичок и, огибая его, кинулся к водительскому месту, совершенно забыв о проколотых шинах. Он яростно терзал стартер, когда светящееся нечто стало вливаться в салон через оставленную открытой правую дверцу. "О, черт!" - только и вырвалось из груди и в это мгновение он почувствовал, как что-то отвратительное, холодное лезет в глаза, в рот, в уши. Он бросил руль, стал счищать с себя эту светящуюся гадость, но ее в кабине было все больше и больше, он уже ничего не видел. И тогда он закричал, но крик захлебнулся - рот наполнился отвратительной мерзостью...

* * *

Скалли открыла глаза - Молдер лежал на соседней кровати, заложив руки за голову, Мур сидел в той же позе и пялился на нее. Она перевела взгляд в угол - что-то зеленое едва заметно струилось по затененной стене.

- Кажется, я их вижу, - неуверенно произнесла она, оторвав голову от подушки. - Молдер, Мур, посмотрите вон туда.

Она встала с кровати и пошла к углу, услышав, что Молдер тоже поднимается.

- Смотрите, они проползают сквозь стены, - указала Скалли пальцем. Смотрите, вот они, видите?

Она встала на колено и левой рукой оперлась о табурет.

Молдер подошел к ней и встал за спиной, всматриваясь в стену.

Скалли случайно повернулась и увидела, что по ее руке, там, куда упала тень Молдера, ползут зеленые крошечные пятнышки.

Она вскрикнула, стремительно вскочила на ноги и судорожно стала стряхивать невидимых в ярком свете лампы жучков. Мужчины удивленно посмотрели на нее - было такое впечатление, что она сошла с ума и ловит на плече воображаемых чертиков.

- Они на мне! - истерично закричала Скалли. - Они на мне, на мне!

- Перестань! - Молдер схватил ее за руку. - Успокойся!

Она попыталась вырвать из его объятий, рукой задела по лампочке, та закачалась из стороны в сторону.

- Да осторожней же, вы! - испуганно воскликнул Мур. - Не разбейте лампочку!

- Скалли, успокойся! Стой спокойно!

- Вы что не видите их что ли?! Молдер, счисти с меня эту дрянь!

- Успокойся! Вот так, приди в себя, ничего страшно не происходит. Успокоилась? - Он отпустил ее.

Она села на кровать и руками закрыла лицо, словно боясь смотреть вокруг.

Молдер подошел к ней, присел на четвереньки и положил руки ей на плечи.

- Скалли, успокойся, они не только на тебе одной! Они здесь повсюду и на мне тоже, и на Муре!

- Как ты можешь говорить - успокойся! Они же сейчас убьют нас, они высосут всю жидкость и обволокут этим мерзким коконом... - она чуть не рыдала.

- Нет, Скалли. Свет не дает им роиться, а без роя они безопасны. Пока мы сидим при свете, нам ничто не угрожает, - он говорил медленно и членораздельно, стараясь вбить в нее каждое слово. - Ты поняла меня, Скалли? Сейчас нам ничего не угрожает. Ты успокоилась?

Она кивнула.

Он снял руки с ее плеч и сел на кровать рядом с ней.

Взгляд Скалли случайно упал на уроненную стеклянную баночку, в которую она упаковала кусок дерева со странными насекомыми. Даже при свете лампы было видно, что баночка светится мягким зеленоватым цветом. В Скалли проснулся ученый, вытеснив из сознания до смерти испуганную женщину.

- Они окисляют ферменты, - ровным голосом сказала она Молдеру, тот удивленно повернул к не голову, но промолчал. - Точно так же, как светлячки. Может быть, именно поэтому они обволакивают добычу коконом? Чтобы там окислять белки, которые выделяются из жидкости тела.

Лампочка на мгновение мигнула, заставив замереть три сердца, и вновь разгорелась ровным светом. Мур уселся на кровать, не желая вступать в разговор.

Мур сидит на кровати, мрачно глядя на лампочку. Та мигает.

- А что, если генератор выключиться? - вздохнув спросила Скалли. Ученый вновь уступил место напуганной женщине. - Они создадут здесь рой и высосут из нас всю жидкость?

- До рассвета остается всего полтора часа, - попытался успокоить Молдер, взглянув. - Продержимся.

- А потом что?

- Мур нашел дюжину свечей, зажжем их.

- Слабое утешение, - грустно усмехнулась Скалли. - Но предположим, дотянем мы до рассвета, а потом? Все равно выбираться отсюда не на чем. А ночью мы пешком по лесу не пройдем и мили.

- Может быть нашу передачу услышали, может быть, подмога уже вылетела?

- Подмога уже добралась бы до нас, если бы хоть кто-то услышал твое сообщение. К тому же ты не успел передать наши координаты.

- Ты можешь смеяться, - сказал Молдер, - но я рассчитываю на Спинни. Я смотрел ему в глаза. Он дал слово, и я верю, что он вернется за нами.

- А если он не вернется?

- Тогда что-нибудь обязательно придумаем. Ложись и спи.

Но уснуть, когда генератор вдруг начал работать не так как прежде шум двигателя перестал быть уверенным, мощным и лампочка стала блекнуть, никто из троих не смог, регулярно поглядывая на часы.

Никогда еще Скалли и Молдер не ждали рассвет так как сейчас.

Лампочка потухла окончательно, не до дотянув до зари каких-то минут сорок.

Скалли закрыла лицо ладонями, губы беззвучно шептали молитву.

Прошло несколько минут, в комнате стояла тишина. Скалли удивленно приподняла голову.

Молдер со свечей в руке стоял перед окном, сдернув с него одеяло.

- И что ты там увидел? - спросил его Мур. - Нашу смерть?

- Наше спасение, - ответил Молдер, показывая на мокрые струйки, бегущие по стеклу. - Дождь. Под дождем насекомые не летают.

- Но их и так достаточно в этой комнате.

- Видно, не достаточно.

Но пока за окном не забрезжил серый рассвет, никто даже не прилег.

Лишь когда тьму в комнате сменил полумрак дождливого утра и стало ясно, что на целый день опасность отошла, все трое перевели дух и без сил повалились на кровати.

* * *

Молдер потряс за плечо спящего Мура.

- Ларри, проснись, Ларри! Я придумал выход.

Мур открыл глаза и рывком сел на кровати.

- Что случилось, а? Хамфрис вернулся?

- Нет. Я просто придумал выход.

Мур взглянул на часы.

- Второй час дня, черт побери! Что ж ты меня раньше не разбудил?

- Зачем? Да я и сам отсыпался. У нас есть накидные гаечные ключи?

- Да, вон - полный набор, - егерь кивнул на футляр, который вчера принес с улицы от генератора.

- А вулканизатор? Чтобы заклеить проколотую камеру?

- Я думаю - найдем.

- Тогда мы снимем колесо с одного из автомобилей - должно подойти к твоему грузовичку - заклеим камеру, накачаем и воспользуемся им, как запасным. Еще одно, как я помню, лежит в твоем кузове.

- Хорошая идея, - кивнул Мур. - Удивляюсь, как я сам не подумал об этом?

Молдер пожал плечами.

Мур провел пальцами по лицу, стряхивая остатки сна.

- Спинни, как я понял, не приехал? - спросил он.

- Если бы он приехал, - с горечью ответил Молдер, - мы бы уже мчались прочь отсюда.

Мур хотел было сказать что-то язвительное, но передумал.

- Ладно, пойдем смотреть колеса, - он встал с кровати и протянул руку за курткой. - Нечего терять время и так уже второй час.

* * *

Дождь прекратился, когда они прошли примерно половину пути до брошенного на дороге автомобиля Мура. Толкать перед собой колесо было не очень удобно, нести на себе - тяжело, но приходилось терпеть и Молдер с Муром по очереди катили колесо, на которое возлагали все свои надежды на спасение.

Небо, в отличие от вчерашнего, было серо-стальным с редкими голубыми прорехами.

- Здесь бывают затяжные дожди? - спросила Скалли егеря.

- Не в это время года, - ответил Мур, который тоже время от времени посматривал на небо и наверняка размышлял над этим вопросом.

Хорошо шагать по шоссе и думать о чем-то своем. Когда есть о чем подумать приятном. Но когда из всех возможных мыслей из головы не выбросить одну-единственную, которая уже обсосана со всех сторон, путь превращается в сплошное мучение. И говорить со спутниками тоже не хочется, ибо понимаешь, что их беспокоит то же, что и тебя. Итак все сказано, надо идти вперед.

И Скалли шагала впереди маленького отряда, всматриваясь в даль - не покажется ли, наконец, оставленный ими грузовик. И в первое мгновение даже не заметила его вдали, но когда поняла, что вот она, цель близка, ноги сами понесли ее вперед.

Когда Молдер и Мур подошли к автомобилю, Скалли стояла на обочине, перегнувшись пополам - ее тошнило.

- Да, - только и сказал Молдер, заглянув внутрь. - То же самое могло произойти и с нами.

Мур молча стянул с головы свою широкополую шляпу - любые слова сейчас были неуместны.

Лицо Хамфриса изменилось до неузнаваемости, он весь был опутан белой субстанцией - то ли будто замерз в снегу, то ли как завяз в засохшей слюне жуткого монстра.

- Надо работать, - делая усилие над собой, прервал молчание Молдер. Скалли, пройдись по дороге и собери разбросанные здесь ежики, чтобы не проколоть еще одну шину. Ларри, займитесь колесами. А я... почищу салон.

- Его надо похоронить, - мрачно выговорил Мур. - У меня в кузове есть лопата.

- Хорошо, - не стал спорить Молдер, - но сперва займитесь колесами.

Мур снял рюкзак, вытащил фляжку и сделал большой глоток.

- Будете? - предложил он Молдеру. - Это коньяк. Так сказать неприкосновенный запас.

Молдер пригубил и протянул фляжку Скалли.

- Все слова потом, - сказал он. - Вечер близится, нам надо уезжать отсюда как можно скорее.

Мур кивнул и полез в кузов за домкратом.

Скалли принялась подбирать металлические крестообразные ежики. Молдер подумал и стал ей помогать, ему очень не хотелось лезть в салон сразу.

Мур подставил домкрат, приподнял автомобиль и принялся откручивать гайки с колеса.

Внезапно егерь выпрямился.

- Слышите? - спросил он у спутников. - Я слышу шум машины? Или мне кажется?

- Нет, - сказал Молдер. - Не кажется. Это Спинни. Я знал, что он сдержит свое слово! - в его голосе слышались и радость, и облегчение, и торжество одновременно.

Он был бы сильно разочарован, если бы приближающийся автомобиль оказался не джипом экотеррориста, а случайно оказавшимся на этой глухой дороге.

Но это был именно джип. И за рулем сидел Дуг Спинни.

Он остановил машину и открыл правую дверцу.

- Вот вы где, а я уж думал, вы погибли! Садитесь быстрее, время дорого! Надо уехать отсюда как можно дальше до наступления темноты.

- Хамфрис погиб, - сообщил ему зачем-то Мур. - Только не надо говорить, что ты его предупреждал.

- Мои друзья тоже погибли, - сказал Спинни.

Он не стал объяснять егерю и фэбээровцам, что погибли они вовсе не от светящегося облака - не выдержали напряженные до крайности нервы и они схватились за оружие. Спинни пришел в старый лагерь слишком поздно, чтобы помочь хоть кому-нибудь из них.

- Садитесь быстрее, нельзя терять время!

- Может, взять из кузова запасную канистру с бензином? - спросил Мур.

- Бессмысленно, здесь дизельный двигатель.

- Тогда хоть запасное колесо возьмем6 мало ли что?

- Да, - подумав кивнул Спинни, - киньте его в багажник. И побыстрее.

- А как же труп? - спросила Скалли. - Бросим его так?

- Да, оставим здесь, - решил Мур. - Как прибудем на мой пост, сообщим и за ним приедут. Поехали.

- Совсем забыл, - сказал Спинни, заводя мотор. - Вон рация, что мы стащили из машины у тех, троих. Вызывайте подмогу. От своего имени.

* * *

- Черт! - выругался Спинни, когда машину дернуло и занесло в сторону.

- Что случилось? - спросила Скалли. Она уже догадывалась, что именно.

За окном стемнело окончательно, до егерского поста оставалось еще не менее ста миль.

Спинни заглушил мотор, вылез из машины и обошел ее кругом. Нагнулся над колесом и через минуту появился у раскрытой дверцы недоуменно держа в руках ежик.

- Глазам своим не верю, - только и выговорил он.

- Вот что называется самого себя укусить за задницу, - раздраженно произнес Мур, открывая дверцу. - Хорошо, хоть догадались оба запасных колеса взять...

- Смотрите, что это мелькает? - спросила Скалли, указывая на лобовое стекло. - Неужели и здесь жучки?

- Спинни, быстро садись в машину! - закричал Молдер. - Быстро!

Вылезший наполовину Мур мгновенно юркнул обратно в кабину.

Спинни удивленно посмотрел наверх, увидел знакомое зеленоватое облако и закричал от ужаса.

- Да садись же ты в машину, дурак! - выкрикнул Мур.

Но экотеррориста словно парализовало, он стоял недвижно и кричал.

Вдруг он дернулся, отмахнулся словно от комара, схватился за лицо руками и побежал к лесу.

- Стой, стой! - кричал Мур. - Погибнешь!

Окруженный светящимся облаком Спинни скрылся в лесу. Через мгновение его животный крик ужаса смолк.

Скалли сидела, не в силах пошевелиться от страха.

- Закрой дверь, Ларри! - приказал Молдер. - Быстрее. И включи внутренний свет, может хоть он их как-то отпугнет?

Мур быстро перегнулся через сиденье и прикрыл дверь, щелкнул тумблером и салон осветился тусклым светом. Но и при нем было видно, как сквозь щели дверей проникает в салон зеленоватое сияние.

Скалли закричала - в глаза и ноздри полезло что до предела неприятное, жуткое, мерзкое.

"Вот и все, - подумал Молдер. - А спасение казалось таким близким..."

ГОСПИТАЛЬ ДЛЯ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЬНЫХ, ВИНТРОП, ШТАТ ВАШИНГТОН.

Сознание возвращалось медленно - очень медленно.

Он то брел по залитому солнцем песчаному берегу бескрайнего моря с огромной волной, то вдруг понимал, что моря нет и в помине, а вокруг на тысячи тысяч миль, на миллионы парсеков, до самых окраин галактики простирается злая обжигающая пустыня. Жажда сжирала его изнутри, казалось за глоток холодной воды он отдаст все на свете.

Молдер собрался с последними силами и размежил тяжелые веки.

Пустыня отступила место бесконечному белому снегу.

Наконец он понял, что смотрит в белый потолок и повернул голову. Рядом с его постелью находились еще две и на них кто-то лежал.

Человек в странном стерильно белом скафандре, возился у крайней кровати. Услышав шорох, он обернулся.

- Наконец-то вы пришли в себя, - донесся до Молдера слегка искаженный голос.

На враче - судя по шприцу в руках, это был врач - действительно был скафандр, полностью закрывающий тело от соприкосновения с окружающим воздухом. На голове был надет шлем со стеклом, в которое был вставлен динамик - потому голос врача и показался неестественным.

- Где я? - с трудом ворочая зыком спросил Молдер.

- В госпитале для инфекционных больных. Как вы себя чувствуете?

- Скверно.

- Вам досталось меньше остальных, - сказал врач и вновь склонился над телом на дальней кровати.

- Я могу встать? - спросил Молдер.

- Если вы чувствуете, что в состоянии - пожалуйста. Туалет - вон там.

Молдер сел и свесил ноги вниз. Жить можно. Но очень хочется пить.

Врач подошел и кинул перед Молдером больничные шлепанцы.

Молдер проковылял до туалета, открыл кран и припал к животворной струе.

Через пятнадцать минут он вновь чувствовал себя человеком. Больным, но - человеком, умеющим радоваться жизни.

Он вернулся в палату.

Врач возился у Скалли. Лицо ее было словно покрыто какими-то ожогами, кожа плотно прилегала к костям черепа. Вид ее очень не понравился Молдеру, но у него не возникло немедленного желания искать зеркало.

- Что с нами произошло? - спросил он у врача.

- Когда получили ваше сообщение, на ваши поиски была отправлена спасательная команда. Первым вас нашел вертолет - над машиной было светящееся зеленое облако из мелких неизвестных науке насекомых, которое удалось разогнать лишь с помощью луча мощного прожектора. Вы были покрыты белой слизью и без сознания, все трое. Мы не надеялись вас спасти.

- Вы делали анализы?

- Да, дыхательные тракты у вас в порядке. Нас, правда, испугало количество потерянной жидкости. Мы нашли в крови большое количество химиката, известного как "люцеферин".

- А это что такое?

- Это вещество находится в святлячках и других светящихся насекомых.

- Как Скалли, с ней все в порядке?

Она лежала, не открывая глаз, но Молдер заметил едва заметное шевеление груди, значит - дышит, значит - жива.

- Она все еще в опасной зоне, - ответил врач, - но, полагаю, до конца карантина оправится и встанет на ноги. Она потеряла гораздо больше жидкости. Еще два-три часа воздействия этих насекомых и она бы не выжила.

- А Мур? - вспомнил Молдер. - С ним все в порядке?

- Тот, что был с вами в машине? Да, он выживет. Еще одно тело обнаружили в лесу, но тот человек уже был мертвым.

- Эти насекомые боятся света, - произнес Молдер. - Вам известно, как собираются бороться с ними? Вдруг рой решит мигрировать и зараза распространиться дальше?

- Не беспокойтесь на этот счет. Благодаря вашей экспедиции узнали об угрозе и теперь она не так страшна. Правительство уже начало принимать меры.

- Какие именно? - спросил Молдер из профессионального любопытства. Он не отрывал глаз от Скалли.

- Прежде всего - территория объявлена запретной зоной. Карантин. Вам, кстати, тоже придется побыть здесь довольно продолжительное время. А затем будет применена разработанная специалистами комбинация из контролируемых пожаров, пестицидов и других мероприятий. Как правило это бывает успешным.

- А вдруг это окончится неудачей?

- Там работают профессионалы, мистер Молдер, - врач взглянул на него сквозь стекло шлема и улыбнулся. - Лучшие специалисты. У них не бывает неудач. Не ходите много, отдыхайте. Если что понадобится - у каждой кровати кнопка вызова.

Он подошел к стеклянной двери и набрал код - дверь отъехала в сторону.

Молдер задумчиво посмотрел, как дверь встала на место и повернулся к Скалли.

- А я-то сказал, что это будет милая прогулка по лесу, - задумчиво произнес он. - Как же я ошибался.

Легостаев Андрей

ЛИКВИДАЦИЯ ФИЛИАЛА

(ЦЕРКОВЬ КРАСНОГО МУЗЕЯ)

1.

Дорога блестела от недавно прошедшего очищающего дождика, зеленые поля навевали мысли о бесконечности простой природы, о которой люди забыли в каменных мегаполисах. Хотелось выйти из автомобиля, разуться и побежать вперед, к солнцу, без оглядки.

"Боже, какие банальные мысли!" - поймала себя Дэйна Скалли. Любуется видом из окошка, хотя она с напарником прибыла сюда по делу. Но о деле-то как раз, кроме сумбурных поспешных объяснений Молдера, она практически ничего не знала. Она вспомнила нескольких слайдов с голыми перепуганными юношами, которых находили в окрестных лесах после ночного отсутствия дома. У каждого было непередаваемое чувство ужаса на лице, а на спине была выведена черным маркером одинаковая надпись: "Он не виноват". Собственно, эта надпись и позволила объединить все три случая в одно производство, но почему этим делом заинтересовался Молдер, Скалли пока так и не поняла. В самолете Молдер по обыкновению спал, но скорее всего он изложил ей все факты, что знал, и сам бы не смог объяснить даже себе, что заставило его сорваться с места и помчаться в эти бескрайние северные просторы штата Висконсин.

- Красиво как у вас здесь... - выдохнула она, чтобы отвлечься от невеселых мыслей.

Немногословный шериф Карл Мазеровски, оторвал взгляд от бегущей под колеса автомобиля дороги и посмотрел на молодую женщину с рыжеватыми волосами. Встретив ее на улице, он никогда бы не подумал, что она специальный агент ФБР из отдела насильственных преступлений.

- Да-а... - словно через силу улыбнулся он. - Места у нас красивые и тихие... Жизнь здесь скучна и размеренна, но нам нравится...

Скалли поправила ремень безопасности и бросила быстрый взгляд на Молдера. В его зеленых глазах ничего не отражалось. Можно было подумать, что он спит с открытыми глазами, как опытный студент на скучной лекции. Но Скалли по опыту знала, что это не так.

- Те, кто ищет приключений, идут служить в армию, - улыбнулась Дайна шерифу, надеясь хоть как-то завязать разговор.

Необходимую информацию от него они все равно получат в том объеме, в котором это потребуется. Но всегда есть нечто, что можно узнать в пустом дорожном разговоре и пропустить в многочасовой серьезной беседе.

- Вы правы, мисс... Мы никого не трогаем, и хотим лишь, чтобы нам не мешали спокойно жить. Но прутся сюда всякие... - в его словах прозвучала неподдельная злость. Он словно оборвал себя на полуслове и вновь уставился на дорогу.

- Вы говорите о Церкви Красного Музея? - не желала прерывать завязавшийся разговор Скалли. - Я краем уха уже слышала о нем, но что это такое - не имею ни малейшего представления.

- Сами все увидите, - буркнул шериф. Видно было, что он может высказаться по этому поводу... и хочет! Но сдерживается, чтобы не наговорить лишнего. При исполнении служебных обязанностей, обязан быть беспристрастным. - Они появились здесь примерно три года назад. Их глава Ричард Один - купил здесь ранчо. Сам он из Калифорнии...

- Что означает их имя? Странное словосочетание - Церковь Красного Музея...

- Я не вникал в их бредни... - Шериф словно выругался про себя за неудачно сорвавшееся слово; его явно тяготил этот разговор. - То есть, я знаю только, что они - вегетарианцы. Запустили поля и пятьдесят голов племенного скота держат вроде домашних любимцев. А переоборудованное ранчо называют монументом гибели воинствующего варварства.

- Вряд ли это может понравится владельцам других ранчо, - неожиданно подал голос Молдер.

- Еще бы! - откликнулся шериф. - Явиться в страну коров и обосновать свою церковь прямо в ее сердце. И именно в нашем городе! Интересно, куда они молоко девают, придурки, сливают на землю, что ли? То, что не продают это точно... И куда будут девать умерших животных - хоронить, как людей на кладбище, что ли?

- Эти верующие агрессивны? - спокойно поинтересовался Молдер.

- Да нет, - вынужден был признаться шериф. - Внешне - нет. Только раньше, до их появления, у нас ничего подобного не было...

- Не было изнасилований? - удивленно посмотрела на шерифа Скалли.

Мазеровски досадливо поморщился.

- Изнасилования, конечно, случались. Но это были обычные изнасилования. Иногда жертва отделывалась легким испугам, иногда... какие-то воспоминания заставили шерифа тряхнуть головой, словно в попытке избавиться от них. - В общем, всегда была понятна цель насильника. И мы всегда ловили преступника, чаще всего это были перекати-поле, которые болтаются без цели и денег по стране... Но это, то что происходит сейчас, ни в какие ворота не лезет. Сперва взялись за домашних животных... Находили трупы пропавших собак и кошек... В жутком виде, от них словно откусывали мясо прямо зубами... Теперь эти дети, со странной надписью на спине. И главное - их не насиловали. В том смысле, - он бросил быстрый взгляд на молодую женщину, - в котором обычно употребляют это слово. Кому это могло понадобиться? Из них словно выпили душу, они сами на себя непохожи стали! Да еще эта надпись на спине! "Он не виноват"! Я доберусь еще до тех, кто виноват!

Шериф замолчал, словно столь продолжительная речь выбила его из сил.

Скалли тоже не знала, что сказать.

- Взять того же Гарри Тейна, к которому я вас везу, - неожиданно продолжил Мазеровски. - Сами увидите, во что его превратили. А был... Атлет, лидер футбольной команды. Тренер из Мадисона приезжал специально смотреть на него... Сейчас Гарри уступит любому пятиклашке... Кстати, накануне происшествия с Гарри пропал его любимый сенбернар и я отнюдь не удивлюсь, если его найдут убитым и изуродованным. Три года назад подобного у нас не происходило. Вон, кстати, ранчо этих придурков. Собираются к главному зданию... Месса у них сейчас что? Или проповедь, как там они обзывают свои собрания?

- Вы не могли бы остановиться? - попросил Молдер. - Вы не знаете, шериф, они пускают к себе непосвященных?

- Пусть только попробуют не пустить! - проворчал шериф. - Я пока еще представляю на этой земле власть!

Он затормозил у бывшего ранчо, несколько ярдов не доезжая до ворот. Через решетчатые ворота Молдер и Скалли наблюдали, как молодые люди в красных одеждах и белых головных уборах, издали напоминавших чалму, небольшими группками проходили в здание бывшего коровника, выкрашенного сейчас в красный цвет. За главным домом возвышался бревенчатый скелет нового здания. Вдали виднелось еще одно, отличающееся от основных построек ранчо, почти готовое строение - похоже было, что община решила обосноваться здесь всерьез и надолго.

Снова начал накрапывать мелкий дождик. Молдер вышел из машины, помог выйти Скалли, раскрыл зонтик. Мимо них них прошли вереницей четверо молодых людей в той же униформе, что и остальные члены секты - их лица ничего не выражали, незваных гостей они словно не замечали.

"А может и действительно не замечают, погруженные в свои мысли о вечном", - пришло в голову Скалли.

Шериф запер двери автомобиля и все трое пошли прямо ко входу в "храм".

- Как заноза в пальце, - вроде и не обращаясь к спутникам, проворчал шериф. - Вроде и не смертельно, а зудит, зудит...

- Ведут они себя весьма пассивно, - заметила Скалли. - Учитывая, что, по вашим словам, культ проповедует весьма странные идеи.

- Смотрите, - пожал плечами шериф, - и все сами увидите.

Внутри здания было светло и просторно. У дальней стены стояли неразобранными несколько стойл, и было ясно, что сохранены они здесь не случайно, а как некий символ.

Перед небольшой сценой, на которой стоял столик с компьютером и микрофон, располагались ровные ряды простых оструганных скамей. Первые ряды были уже заняты, задние заполнялись вновь прибывающими членами церкви. Все были в одинаковых одеждах, молча ждали начала, на пришедших чужаков никто не обратил внимания.

Скалли показалось неестественным садиться среди них, и она чуть ли не с облегчением вздохнула, когда шериф и Молдер прошли к поребрику, отделяющим пустующие стойла от зала и встали там; шериф со скептической улыбкой оперся о перила, всем своим видом показывая, насколько ему смешно и отвратительно все, происходящее здесь.

Ждать пришлось не слишком долго. На сцену поднялись двое, в таких же одеждах и странных головных уборах, как и у остальных. Приглядевшись, Скалли поняла, что один из них - женщина. Мужчина сразу прошел к столику с компьютером и сел. Женщина приблизилась к стойке микрофона и сложила у груди руки в ритуальном приветствии. Присутствующие в почти полной тишине так же сложили руки и чуть склонили головы.

- Вон он, - вполголоса сказал шериф. - Тот, у компьютера. Ричард Один, глава всего этого заведения.

Мужчине было на вид лет сорок, но с тем же успехом могло оказаться, что ему за пятьдесят. Начинающие седеть волосы посеребрили виски, на худощавом лице резко выделялся острый нос, у плотно сжатых тонких губ был заметен застарелый шрамик. Вид у Ричарда Одина был сосредоточенный и благостный, точно он готовился одним разом осчастливить всю вселенную. Он закрыл глаза и принялся быстро стучать по клавиатуре. На огромном экране за его спиной начали появляться слова. Женщина у микрофона, не глядя на экран, слово в слово начала вещать его откровения в микрофон.

"Театральная постановка, - подумала Скалли. - Простенько, но, надо признать, довольно эффектно".

- Передаются вам, братья и сестры, - монотонным, хорошо поставленным голосом говорила женщина на импровизированной сцене, - благословения от нашего Хозяина и Повелителя. Он соберет свое стадо в это же время суток на закате века водолея через восемнадцать земных лет от начала нового королевства. Посланец Слова говорит от имени Хозяина и Повелителя, что мы, братья и сестры, можем быть свободны от смерти и от прозябания в царстве бездуховном.

Ричард Один, не открывая глаз, вальсировал тонкими пальцами на клавиатуре. Всем своим видом он показывал зрителям, что прислушивается к голосу, слышимому ему одному, но предназначенному для всех сидящих в зале.

"Да, это может производить впечатление на людей, лишившихся всех надежд, - подумала Скалли. - Хотя слепым методом набора владеет любая секретарша..."

- По мере того, братья и сестры, как приближается время Хозяина нашего и Повелителя, - разносился по залу голос женщины, - мы, просвященные, обязаны нести Его учение остальному человечеству, дабы люди смогли выжить в новые времена. Хозяин и Повелитель дал нашим душам второй шанс не для того, чтобы мы жили в покое и благости, но чтобы помогли спастись всем заблудшим людям, пожирающим мясо живых существ и запивающих его горячей кровью. Чтобы мы, братья и сестры, добившись гармонии с собственной душой и телом, несли Слово в мир, погруженный во мрак взаимной ненависти и...

Скалли, привыкшая больше доверять документам, а не словам, успевала прочесть на экране раньше, чем произносила служительница странного культа вслух. Честно признаться, ни прочитанное, ни услышанное не увязывались в ее голове в стройную систему. Говоря проще, она ничего не понимала. И вопросительно посмотрела на напарника, желая по его лицу прочесть, что он обо всем этом думает.

Молдер перехватил ее взгляд.

- Я слышал о подобном вероучении, - на ушко Скалли заметил он. - Они считают себя переселенцами...

- И кто такие эти "переселенцы"? - живо поинтересовалась Скалли.

- Мы - вторые души первых тел, - вместо него ответила женщина на сцене.

Скалли обратила внимание, что Ричард Один перестал набирать, откинулся, словно изможденный общением свыше, на спинку стула; экран позади него погас. Действо вступало в новую фазу. И словно в подтверждение догадки, стройный хор голосов вторил:

- Мы вторые души первых тел...

- ...носители Слова и хранители священных обрядов нового просвещения... - нараспев произносила жрица неведомого Хозяина и Повелителя.

- ...носители Слова и хранители священных обрядов нового просвещения... - многоголосым эхом разносилось по помещению бывшего коровника.

- Они верят в переселение душ, - снова наклонился Молдер к Скалли. Просвященные души, которые овладевают телами других людей, отчаявшихся и неспособных жить.

- ...благодарны оказанной нам милости Хозяина и Повелителя, и готовы к исполнению нашей величайшей миссии и к тяжелому труду. Наша борьба благословенна и наши пути укажут пасторы наши...

- ...пасторы наши, - послушно повторяют собравшиеся.

- ...которые приведут нас к расцвету новой эры.

- ...которые приведут нас к расцвету новой эры.

Торжественное молчание повисло в зале, словно верующие переваривали благость, снизошедшую на них.

Шериф, словно не выдержав открывшегося ему откровения, раскашлялся.

Но никто из присутствующих не обернулся в их сторону.

- Сегодня, - неожиданно сказал в свой микрофон Ричард Один, открыв глаза, - с нами свидетельствуют Слову трое, которые не веруют Хозяину и Повелителю всего сущего. Мы поощряем их открыть сердца и умы для нашего учения и понять, что те, кто убивает плоть, вместо этого убивают собственную душу.

Все члены странной секты, словно дождавшись приказа, повернули голову к незванным гостям.

Мазеровски хотел что-то сказать, но лишь сплюнул в сердцах и направился к выходу из коровника. Молдер и Скалли последовали за шерифом.

2.

Семейство Кейнов жило в довольно старом многоквартирном доходном доме с обшарпанными стенами. К их квартире на втором этаже вела довольно крутая деревянная лестница, возле которой стояла опустевшая будка.

Миссис Кейн оказалось вполне миловидной женщиной бальзаковского возраста, утомленная повседневными заботами и физическим, судя по ее отнюдь не женственным рукам, трудом. При появлении гостей она крикнула куда-то внутрь квартиры: "Гарри!" и пригласила гостей пройти. Быстро подошла к телевизору, где кинематографические полицейские выглядывали с оружием в руках из-за сине-красно-белых автомобилей, взяла со стола пульт управления и выключила его.

- Прошу вас, садитесь, - устало улыбнулась она гостям, указывая на диван и стулья вокруг стола. - Гарри, ну где ты там?

Шериф уверенно отодвинул стул и уселся, положив на стол свою папку. Молдер прислонился к косяку, Скалли прошла к дивану.

- Здравствуйте.

В гостиной появился черноволосый подросток, ссутулившийся и на вид крайне смущенный. Мазеровски, бросив на него быстрый взгляд, досадно крякнул - совсем не таким он знал этого юношу.

- Привет, Гарри, - шериф постарался, чтобы его тон был как можно дружелюбнее. - Проходи, садись. Эти люди, - он кивнул на Молдера и Скалли, - хотят узнать от тебя подробности... того вечера. Не бойся их, они стремятся поймать мерзавца и отдать под суд. Расскажи им то, что рассказывал мне.

Гарри подошел к дивану и притулился на самом краешке - в дальнем от Скалли углу.

Все молчали, ждали его рассказа. Он был в полосатой футболке и шортах, что еще больше придавало ему беззащитный вид. Он молчал, слышно было лишь тиканье старинных часов, висящих на стене - наверняка семейная реликвия, доставшая по наследству от прабабки.

- Ну же, сынок, - улыбнулся юноше Мазеровски. - Мы ждем.

- Я... Я почти ничего не помню... Мне не хочется вспоминать об этом... Да я почти ничего не помню... Словно опился пивом... Но я не пил, - голос его на мгновение приобрел какую-то жизненность. - Честное слово, ни глотка. Да и Стивен подтвердит.

- Мы верим, тебе верим, - успокоил его шериф. И пояснил спутникам: Стивен, его младший брат. Продолжай, Гарри.

- В меня... словно вселился дух. И было больно, очень больно... Сперва были только боль и темнота, чернее, чем ночью - совсем черно. В меня словно вселился дух дикого зверя, хотелось рвать зубами и когтями других животных, хотелось бежать вперед, хотелось... Я не могу объяснить...

- Продолжай, продолжай, сынок, - подбодрил его шериф.

- А потом вдруг появился яркий-яркий свет и я закричал. Сколько кричал не помню, а когда пришел в себя, понял, что уже рассвет и я в лесу. Мне было холодно, очень холодно....

Он весь дрожал, словно и сейчас ему было так же холодно.

- И больше ты ничего не помнишь?

- Нет. Я даже не помню, как меня нашел ваш помощник. Очнулся уже в больнице.

- Ты молодец, Гарри, - отеческим тоном похвалил шериф, - хорошо держишься. Двое других парней, с которыми обошлись так же... Один до сих пор в больнице...

- И ты больше совсем ничего не помнишь? - спросила юношу Скалли. Даже не помнишь, кто звонил?

- Нет.

- А ты знаешь что-нибудь о служителях Церкви Красного Музея? - спросил Молдер. - Общался когда-нибудь с кем-либо из них?

- Ну... Я видел их в городе... Такие, в красном... Нет, я никогда ни с кем из них не разговаривал...

- Хорошо. - Молдер повернулся к его матери. - Миссис Кейн, а вы можете рассказать о том вечере? Постарайтесь вспомнить все подробности, любая самая незначительная деталь может оказаться для нас предельно важной. Во сколько ушел Гарри?

- Ну, я вернулась с работы... С тех пор, как мы остались втроем, я вынуждена работать на мясокомбинате, как еще прожить? Устаю очень... Стивен открыл мне дверь, обрадованный. Он всегда радуется, когда я возвращаюсь... А Гарри лишь крикнул "привет", не вставая с дивана.

Гарри быстро посмотрел на мать. Молдер увидел в его глазах огонек, оставшийся, наверное, от прежнего, уверенного в себе шестнадцатилетнего парня, убежденного, что весь мир будет у его ног. Но этот огонек мгновенно потух, Гарри вновь опустил голову, уставившись на носки домашних тапочек.

- Я тогда, помню, устала очень и сразу пошла в ванную, чтобы принять душ, - продолжала миссис Кейн. - А ребят попросила заказать на ужин пиццу...

Скалли встала с дивана и подошла к двери, из которой вышел Гарри. Дверь вела в коридор, на стене красовались застекленные фотографии в аккуратных рамочках. На самой, наверное, ранней, были изображены молодые люди с грудным младенцем на рука - в чертах женщины с трудом угадывалась нынешняя миссис Кейн. Затем та же чета, но уже с другим ребенком на руках, а первенец стоит рядом; мужчина заметно погрузнел. Больше мужчины на фотографиях не было, да и сама миссис Кейн появилась еще раз или два. В основном это были фото Гарри - он с футбольной командой. Он в шлеме с решетчатой маской стремится вперед. Он с кубком в руках. Он с молодыми людьми, видимо одноклассниками, в парадных костюмах на пороге школы. Он с младшим братом. Он на пляже... Он...

Дверь справа неожиданно громко скрипнула, коридор залился светом. Скалли резко повернулась. Перед ней стоял девятилетний мальчик, чертами неуловимо напоминающий Гарри, особенно с детских фотографий, которые она только что рассматривала.

- Здравствуйте! - вежливо поздоровался мальчик, удивившись появлению незнакомой тети в своем доме.

- Привет, - Скалли улыбнулась мальчику, подошла и присела перед ним на корточки, чтобы, разговаривая, он видел ее глаза. - Ты кто?

- Стивен.

- Я догадалась. Я видела сейчас твою фотографию с Гарри. Я хочу найти того, кто с ним... Ты помнишь тот вечер, когда он не ночевал дома?

Мальчик кивнул.

- А кто ему позвонил не знаешь?

- Нет. Он повесил трубку и больно ущипнул меня за нос. Сказал, чтобы я передал маме, что он придет через пятнадцать минут. А сам не пришел. Мама волновалась, а поздно ночью позвонила в полицию... А теперь Гарри не такой. Он стал хорошим. Больше меня не обижает. Жалко, что Чапи пропал, он бы и его больше не мучил.

- Чапи? - удивленно переспросила Скалли.

- Наш пес, - пояснил Стивен. - Я его любил, он был таким хорошим. А Гарри все время, пока мама не видит, обижал его. И меня. А теперь Гарри хороший. Вы не знаете, он теперь всегда таким будет?

- Всегда, - подавила в себе вздох Скалли и встала.

Ее взгляд уперся в собственное отражение в зеркале ванной комнаты, дверь в которую так и осталась распахнутой. Она поправила себе челку и хотела было вернуться вместе со Стивеном в гостиную, но обернулась. Ей показалось, что отражение смотрит на нее чужими глазами. Она вдруг поняла, что устала от перелета в самолете и чертовски хочет есть.

- Скалли, я жду тебя на улице, - донесся до нее голос Молдера.

Значит, он узнал все, что ему нужно и решил, что большего здесь не добьется. Скалли ласково потрепала малыша по плечу и поторопилась к выходу.

Шериф Мазеровски остановился внизу у лестницы прикурить, Молдер стоял рядом, дожидаясь напарницу.

- У Гарри были когда-нибудь неприятности с законом? - поинтересовался Молдер.

- Нет, не было. Я его хорошо знаю, он ровесник моего сына, они дружат. Ну, покуривает, балуется пивком. Обычный шестнадцатилетний парень. Во всяком случае, был таким до этого происшествия, сейчас его не узнать. А раньше он был раскованным, веселым, душа их компании... Не удивлюсь, если мне скажут, что он, или мой Рикки, уже и с девочками пробовали. - Он вздохнул. - Времена сейчас другие. Я в его годы ни о пиве, ни о девочках и не помышлял.

Молдер многозначительно улыбнулся. Подобные слова он слышал отнюдь не впервые.

- Скажите, - решил сменить тему Молдер, - а эта Церковь Красного Музея... Как к ней относятся горожане?

- Да плевали они и на нее, и на их призывы! Одержимые! Что, на каждого придурка обращать особое внимание?

- Ну, к членам общины никогда не приставали на улице? Не оскорбляли? Может, лавочники отказывались продать им что-либо?

Шериф вздохнул.

- У меня подобных случаев не зарегистрировано. А вообще... Ну, наверное, они иногда удостаиваются язвительных шуточек. Но до рукоприкладства дело пока не доходило. - Почему-то шериф сделал ударение на слове "пока". - Что вы решили? Беретесь за это дело?

Молдер пристально посмотрел ему в лицо.

- Да, шериф, мы остаемся. Я хочу разобраться во всем, что здесь происходит.

- Уличите этих мерзавцев в преступлениях и от этой Красной Гадости и духу не останется в нашем городе.

- Я хочу понять, что представляет собой этот тип - Ричард Один.

- На вашем месте я первым делом послал бы запрос в вашу картотеку о его прошлом. Сдается мне, что там все не так гладко.

- Разумеется, - сказал Молдер таким тоном, что энтузиазм шерифа сразу поутих.

Действительно, ему ли, провинциальному шерифу, учить сыскному ремеслу столичного агента ФБР?

- Вы можете порекомендовать нам приличный отель? - спросил Молдер. - И место, где мы возьмем напрокат машину, не хочется вас утруждать... Неизвестно, сколько дней мы здесь пробудем.

Шериф внимательно посмотрел на агента ФБР, и, после паузы, кивнул:

- Пойдемте, я отвезу вас.

3.

- Знаешь, сказала Скалли, откладывая на тарелку обглоданную косточку, - после таких ребрышек я считаю, что эту Церковь Красного Музея надо закрывать не думая. Это ж надо - призывать питаться травой с фруктами и отказывать себе в таком удовольствии.

Вместо ответа Молдер взял салфетку и аккуратно вытер кусочек жира с губы Скалли.

- Спасибо, - кивнула она.

Они сидели в уютном кафе на одной из центральных улиц города. Шериф Мазеровски оказался прав: может это и не самое фешенебельное заведение, но кормят здесь отменно. Скалли с сожалением посмотрела на груду объедков.

- Так что ты там, в Красном Музее, хотел мне рассказать о переселенцах? - спросила она. - Я вообще не поняла про них ничего, кроме того, что они вегетарианцы.

- Я уже сталкивался с подобным учением, - терпеливо, словно послушной ученице, объяснил Молдер, разглядывая через стеклянную витрину довольно оживленную улицу. - Насколько я понимаю, эта община - часть лиги "Новая Эра". Их философия основана на довольно старой идее, что если человек окончательно потеряет надежду или отчается и захочет покинуть свою бренную оболочку, он становится совсем уязвимым и в него может вселиться новый дух.

- Новый просвещенный дух?

- Совершенно верно. А старая душа может оказаться, например, в теле коровы. Именно поэтому они все - вегетарианцы. Их логика идет еще дальше. Поскольку они считают, что старая душа может оказаться в любом живом существе, то не убивают даже тараканов... Согласно литературе их церкви, Авраам Линкольн был переселенцем, Михаил Горбачев, Уэйн Грецки. Советники Никсона....

- Но не Никсон?

- Нет. Даже у них не хватает наглости утверждать, что Никсон был переселенцем. Хотя, надо признать, у них порой случаются чрезвычайно смелые заявления относительно природы и истории людей.

- Короче говоря, ты подписываешься под словами шерифа об их одержимости?

- Я не знаю, - честно ответил Молдер. - Теории придумывают философы, а защищают их и претворяют в жизнь - практики. Все зависит от конкретных людей.

- Почему тебя заинтересовало это дело? - в лоб спросила Скалли. - Я даже, сформулирую вопрос иначе. Почему оно интересует тебя сейчас, когда ты поговорил с шерифом и ознакомился с документами, когда видел мальчика, когда сам побывал в этом Красном Музее? Что тебя задело? Что здесь такого необычного?

- Положа руку на сердце, пока сам не понимаю, - он замолчал и снова бросил взгляд на улицу. - Хотя, ответь мне, что означают надписи черным маркером, одинаковые у всех трех пострадавших?

- Понятия не имею.

- Вот когда мы найдем разгадку на этот вопрос, все разрозненные кусочки соберутся в единое целое, как в детской игре...

- А эти странные слова хоть как-то увязываются с религией Красного Музея?

- Вполне возможно, что и напрямую, - пожал плечами Молдер. - Постой, постой... Посмотри-ка туда.

Скалли, повинуясь его жесту, обернулась в сторону стеклянной стены, через которую просматривался большой участок улицы, освещенной электрическими фонарями и рекламными вывесками магазинов.

Перед одним из членов общины Церкви Красного Музея, которого из-за нетрадиционных одежд невозможно было спутать с обычным горожанином, разворачивалась машина. В ней сидели четверо молодых людей, явно уже испробовавших чего-то, крепче апельсинового сока.

Даже из кафе было видно, что член общины не намного старше своих визави и вряд ли владеет даром убеждения, чтобы успокоить развеселившуюся компанию. Но бежать он не собирался, готовясь терпеливо снести все предстоящие мучения во благо своей Церкви.

Молдер поставил чашку на стол, взял салфетку и встал.

- Так... - произнес он. - Кажется, приехали экстремисты. Проверим слова шерифа доходит ли здесь дело до рукоприкладства...

Молодого человека в красных одеждах и в странном белом головном уборе, напоминающем чалму, обступили три парня примерно шестнадцати лет и одна девушка с длинными светлыми волосами.

- Эй, голова-подгузник!

- Ты сегодня коровку не доил?

- Молочка не попил?

- Эй, я с тобой разговариваю.

Крепкий невысокий юноша в джинсовой жилетке и рубашке в крупную клетку легонько толкнул молчащего секстанта.

- Почему не отвечаешь, когда к тебе обращаются, ты, придурок?

- Дай ему, Рикки, дай! - подбодрила девушка и сделала большой глоток из из маленькой пузатой бутылки с пивом.

- Чего ты молчишь? - все больше распалял себя Рикки. - В чем дело, а?

Молодой человек в красных одеждах приготовился к худшему, но к ним уже спешил Молдер, на бегу вытирая руки салфеткой.

- Ни в чем! Оставьте его в покое.

Все четверо дружно повернулись к наглецу, который осмеливается что-то приказывать им в их родном городе.

- Оставьте в покое человека. Отправляйтесь домой! - жестко приказал Молдер и повернулся к члену Красного Музея: - Идите спокойно своей дорогой.

Молодой человек, приученный к строгой дисциплине, недоверчиво посмотрел на нежданного спасителя, возможно, вспомнил, что видел его сегодня в храме. И пошел, не убыстряя шага, хотя по его движениям чувствовалось, что больше всего ему сейчас хочется со всех ног броситься прочь отсюда и поскорее оказаться в родной общине, такой тихой и безопасной, где все ясно и просто, а что неясно - объяснят "пасторы наши" и примут за него решение.

Молодые люди переводили взгляд с удаляющейся жертвы на своего предводителя. Но Рикки решил отпустить малую добычу, которая все равно никуда ни денется, чтобы заняться более крупной рыбешкой, какой ему представлялся столичный пижон, явно оказавшийся здесь проездом.

- Мы тебя еще поймаем, морковка, - бросил вдогонку верующему долговязый черноволосый парень.

- В чем проблема? - поинтересовался Молдер.

- А тебя кто спрашивал? - осклабилась девица, и Молдер понял, что она не столько пьяна, сколько хочет такою казаться. - Никаких проблем нет!

- Кэт права, - ухмыльнулся четвертый юнец. - У нас никаких проблем нет.

- Четверо против одного? Я считаю, что это проблема.

Рикки смерил его оценивающим взглядом хозяина положения.

- Это, кажется, у тебя сейчас появятся проблемы, мистер.

Он приготовился нанести удар прямо в челюсть, чтобы умерить прыть наглеца. А приятели пусть добьют ногами.

- Молдер?! - на помощь спешила Скалли. - У тебя все в порядке?

Все четверо перевели взгляд на новое действующее лицо. Женщина! Только этого не хватало. Рикки досадливо сплюнул себе под ноги и процедил:

- Валяй-ка ты отсюда, подобру-поздорову. Я сегодня добрый. И жену свою забери, а то опоздаете на автобус.

Скалли встала рядом с напарником и скромно поправила пальто, обнажив кобуру.

- У нее пистолет, - резюмировала Кэт.

- И что она им застрелит что ли? - усмехнулся Рикки, но поза его уже не напоминала изготовившего к победоносному удару боксера. - Пойду папе позвоню. Я думаю ему интересно будет полюбопытствовать, есть ли у нее разрешение на этот пистолет.

- А кто твой папа? - поинтересовался Молдер.

- Шериф! - ответил подростков, надеясь поразить незнакомцев.

Молдер со Скалли переглянулись.

- Да, я думаю ему будет интересно услышать, о поведении своего сына, согласился Молдер. - Час назад он утверждал нам совсем противоположное тому, что мы видели собственными глазами.

- Рикки, идем отсюда! - сказал черноволосый...

Рикки смерил парочку недовольным взглядом. Естественно, его гневный взгляд встретили спокойствием победителей.

- Рикки, поехали! - вмешалась девушка. - Мы же собирались на дискотеку!

Когда просит девушка, трудно отказать. Тем более, если противник явно не по зубам. Ругнувшись, Рикки направился к машине, толкнув по пути Молдера - якобы случайно. Но желаемой реакции не добился, Молдер этого просто не заметил, рассматривая салфетку в руках.

Кэт уселась рядом с Рикки и обняла его, уткнувшись губами куда-то чуть ниже правого уха парня. Остальные подростки тоже забрались в автомобиль.

- Придурки чертовы, заполонили город! Житья от них нет! - бросил Рикки на прощанье и резво тронул машину. Последнее слово осталось за ним.

Скалли и Молдер посмотрели вслед удаляющейся в автомобиле компании..

- Трудно отличить порядочного человека от негодяя, - произнесла Скалли. - Особенно, если на нем это не написано. Уверена, что завтра они пойдут в школу, где считаются нормальными учениками и все четверо любят животных и помогут перейти дорогу старушке.

4.

Скалли постучалась в номер Молдера. Он, не спрашивая "кто там?" Почти сразу открыл дверь. Он был чисто выбрит и уже одет, но пиджак висел на стуле, а сам Молдер затягивал узел ярко-фиолетового галстука.

- Ты не отвечал на звонки, - вместо приветствия сказала Скалли.

- Я принимал душ. Что-то случилось?

Скалли прошла в номер, прикрыв за собой дверь, и села на стул.

- Звонил шериф. Еще один подобный случай. Насколько я поняла, с нашей вчерашней знакомой - подружкой Рикки, Кэт. Кэтрин О'Лири, шестнадцать лет. Обнаружена рано утром в городском саду. Совершенно нагая, в депрессии и с той же надписью на спине тем же черным маркером.

- У нее на спине было написано "Он не виноват"?

Скалли подняла глаза, думая, что Молдер шутит над ее неудачной фразой, но он был совершенно серьезен. И она вдруг поняла, что слова "Он не виноват" совсем необязательно должны относиться к жертве, а могут подразумевать, например, Хозяина и Повелителя.

- Нет, - вздохнула она. - У нее была надпись, соответствующая ее полу. "Она не виновата".

- Где она сейчас?

- В городской больнице. Я полагаю, что, если ее состояние позволит, необходимо как следует расспросить ее.

- Черт, я собирался всю первую половину дня просидеть на телефоне. Слишком многое необходимо срочно выяснить и уточнить.

- В любом случае надо узнать результаты ее анализов. Что доводит молодых людей до такого состояния? Гипноз? Сильнодействующий наркотик?

- А ты не могла бы съездить в больницу и сама все выяснить? - с надеждой спросил Молдер. - Медицина ведь по твоей части.

- Хорошо, - кивнула Скалли. - Где тебя потом искать?

- Здесь, - Молдер кивнул на стоящий на письменном столе телефон. - В самом крайнем случае - у шерифа. Или оставлю записку у портье.

- В таком случае, я воспользуюсь машиной.

- Конечно, держи ключи.

В больнице врач сказал, что девушке после промывания желудка и прочих процедур стало гораздо лучше и долго ее в больнице не задержат. Ей разрешили побеседовать с девушкой, обещая подготовить копии бланков с результатами анализов.

Накинув белый халат, Скалли вошла в палату. Приставила к кровати стул и села.

Девушка не спала, она повернула к гостье лицо и их взгляды встретились.

Скалли поразила перемена в выражении ее лица. Гарри Тейна она видела ПОСЛЕ. Эту же девушку она видела и ДО. Кто бы ни был этот злоумышленник, Скалли задушила бы его собственными руками. У шестнадцатилетней, вчера жизнерадостной девушки, были глаза старухи.

- Здравствуй, Кэт. Меня зовут Дэйна Скалли, я специальный агент ФБР, отдел насильственных преступлений. Ты можешь мне рассказать, что вчера произошло? Начни с самого начала, любая деталь может оказаться чрезвычайно важной для расследования.

Вполне вероятно, девушка не узнала ее, а сама Скалли не собиралась ей об этом напоминать.

- Я... Я даже не знаю, с чего начать. - Голос Кэт был усталым и неуверенным, но слабым его назвать было нельзя.

- Начни с начала. С кем ты провела вечер?

- С друзьями. Мы ездили на дискотеку.

- С какими друзьями? - строго спросила Скалли, хотя прекрасно знала с какими.

- Они из моей школы. Рикки, Брэт и Мартин. У нас постоянная компания. Раньше с нами был Гарри, но...

Она замолчала. Скалли выдержала паузу и спросила:

- Где ты рассталась с друзьями? Там же, на дискотеке?

- Нет. Рикки довез меня до дому. Почти до дому, надо было пройти через сад. У нашего подъезда сейчас ремонт и там не проехать.

- Рикки?

- Да, Рикки Мазеровски, из параллельного класса. Мы с ним... В общем, он поцеловал меня и уехал. А я пошла домой.

- И что было дальше. Помнишь?

- В саду я вдруг услышала жалобное поскуливание из-за кустов и пошла на звук...

- И? - не выдержав, поторопила Скалли. Никто из прежних пострадавших не давал таких подробных показаний.

- Это оказалась моя собачка Дина, такса. Она была привязана за поводок к деревцу и очень обрадовалась, увидев меня. Я, помню, очень удивилась: как она могла здесь оказаться, может сбежала из квартиры? Я наклонилась над ней, чтобы отвязать поводок...

Девушка смутилась при воспоминании.

- Рассказывай честно, здесь стесняться не перед кем, - почувствовав, что она хочет о чем-то умолчать, строго сказала Скалли.

- Мне вдруг захотелось укусить бедную Дину. Или задушить... Я сама не понимаю, откуда у меня такие мысли... Это так страшно!.. Я взяла ее за шею обеими руками и начала стискивать пальцы... На меня словно затмение нашло... Я была сама не своя. Ведь я так люблю свою Дину и помню, что мне в тот момент было жалко, что она могла замерзнуть, если бы провела всю ночь на улице. А сама делала ей больно...

На глазах Кэт навернулись слезы при воспоминании об этом.

- И что было дальше? - не дала ей предаться чувствам Скалли. - Ты задушила собачку?

- В этот момент я почувствовала, что за моей спиной кто-то стоит, хотела обернуться и...

- Я слушаю, слушаю.

- И чья-то рука зажала мне рот чем-то очень вонючим. У меня сразу все поплыло перед глазами, я подумала, что задохнусь, мне было нечем дышать. А потом... Я... Я, наверное, ничего не смогу вам больше полезного рассказать.

- Предоставь решать это мне, Кэт, - улыбнулась Скалли. - Мы обязаны поймать преступника, чтобы подобное не случилось с вашими друзьями. А для этого мы должны составить как можно более полную картину происшедшего.

- Я очнулась, когда взошло солнце. Я сидела на ветке Большого Вяза... Мы так его и называем - Большой Вяз, это в центре сада, мы там иногда встречаемся с друзьями. Я была совершенно голая, мне было очень холодно и страшно. От ночи остались какие-то жуткие воспоминания, словно я превратилась в зверя... в хищницу... и охотилась... Я зубами, которые выросли у меня, словно у саблезубого тигра, рвала живое мясо... Очень страшно. И свет - яркий-яркий, от которого все тело пронизывала боль...

- Когда ты пришла в себя, то сразу отправилась домой?

- Я тогда не знала, где мой дом, и есть ли он у меня вообще... Я просто спрыгнула на землю и пошла. Дерево впереди вдруг обернулось огромной черной вороной и жуткий коричневатый клюв устремился прямо на меня. Я закричала и побежала прочь, а деревья вдруг стали высовывать корни из земли и хватать меня за ноги. Я упала... И все время кричала от страха. А листья, на которые я упала, вдруг обернулись отвратительными зловонными жуками и...

Она замолчала.

- Это все позади, Кэт, сейчас тебе бояться нечего. Продолжай.

- Этот кошмар слился в какое-то сплошное черное пятно. Я пришла в себя уже здесь, в постели...

- Как ты сейчас себя чувствуешь?

- Нормально, - натяжно улыбнулась Кэт. - Спасибо. Но мне страшно. Очень страшно.

- Ну что ж, - Скалли встала. - Желаю тебе поскорее поправиться. И улыбайся чаще, жизнь прекрасна. Больше ничего подобного с тобой не произойдет.

"А с кем произойдет? - невесело подумала Скалли. - Кто следующий?"

Несмотря на предупреждения, которые по приказу шерифа объявили во всех школах этого и окрестных городов, дети не стали осторожнее. И не станут, поскольку каждый подросток уверен, что именно с ним подобное произойти просто не может. Ведь он такой хороший и сильный, он не даст себя в обиду, а это происходит с плохими и невезучими...

- Извините, мэм...

Скалли обернулась от дверей:

- Да, Кэт? Вспомнила что-то еще?

- Вы не знаете как там моя собачка? Дина? Она жива? Я ее так люблю... Я так укоряю себя за тот необъяснимый поступок.

- Успокойся, Кэт, - улыбнулась ей Скалли. - Ты не виновата... - Она сама не заметила, как повторила фразу, написанную маньяком на спине жертвы. - Я обязательно выясню насчет твоей собачки и тебе немедленно сообщат. Полагаю, что с ней все в порядке. Отдыхай.

- До свиданья...

Скалли получила предварительные результаты анализов, удивленно приподняла брови, быстро проглядев их, и поспешила в отель.

Она постучала в номер Молдера и потянула ручку. Дверь оказалась не заперта.

Молдер сидел за столом, прижимая плечом к уху трубку телефона, а правой рукой что-то быстро записывая в блокнот.

- Да, да, хорошо, - Молдер кинул быстрый взгляд на вошедшую Скалли, и кивком пригласил ее зайти, не прекращая телефонного разговора. - Посмотри, что ты еще сможешь найти в базе. И перезвони мне по этому номеру или на сотовую связь.

Он повесил трубку и посмотрел на напарницу.

- Привет. Что нового?

- Я только что разговаривала с Кэтрин О'Лири и ознакомилась с предварительными результатами ее анализов.

- Да? И что сказала потерпевшая?

- Как ни странно, довольно много. Хотя вряд ли ее показания добавят что-то очень важное к тому, что нам известно.

- Рассказывай.

Скалли подробно, стараясь не упустить ни единого слова, пересказала свою беседу с Кэт.

- Я так понял, она не изнасилована? - спросил Молдер, когда она замолчала.

- Как и полагается в подобных случаях, ее осматривал гинеколог. Она девственница. Вот заключение.

- Да, я это предполагал. То есть не то, что она девственница, а то, что в этих преступлениях нет сексуального мотива... А что показали анализы?

- Да, собственно, немного. Пока не даны отчеты психолога. Обнаружены следы неопределенного алкалоида в крови. Возможно, производное от опиума. А еще опасно большое количество некой жидкости под названием "скополамин"...[скополамин - алкалоид красавки, скополии и других растений семейства паслёновых. По действию близок к атропину. Применяют в медицине как холинолитическое средство. Атропин - снимает спазмы бронхов, расширяет зрачок и т.д. Холинолитическое средство - лекарственные вещества, блокирующие эффекты ацетиллхолина. Ацителхолин - медиатор (передатчик) нервного возбуждения у многих беспозвоночных и у позвоночных. При поступлении в кровь понижает кровяное давление, замедляет сердцебиение, усиливает перистальтику желудка и кишок и др.]

Молдер уставился в потолок, вспоминая:

- Его воздействием принято считать расстройство координации?

- Только в маленьких дозах. Все больше двух десятых миллиграмма вызывает анестезию с возможностью галлюцинаций. Анестезия это... - добавила Скалли, заметив, что зеленые глаза напарника заволакиваются дымкой задумчивости.

- Знаю, - перебил ее Молдер. - Потеря чувствительности вследствие поражения нервов. Продолжай.

- Колумбийцы пользуются этим препаратом, чтобы овладеть своими жертвами.

- Скополамин продают только по рецепту?

- Да. Нужно быть доктором или аптекарем, чтобы получить такое большое количество в свое распоряжение.

Молдер встал и протянул Скалли блокнот, она прочитала вслух:

- Ричард Один. Так же известен как Даг Хэрман. По профессии врач-терапевт. Уехал из Лос-Анджелеса в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году, после сомнительного дела насчет врачебной этики. Лицензию на врачебную практику не возобновлял.

Молдер уже надел пиджак.

- Очень хочется поговорить с этим бывшим терапевтом. Поехали. Я сяду за руль.

- А мне, честно говоря, больше хочется пообедать, - заметила Скалли. По дороге в больницу я перекусила гамбургером. Местные гамбургеры оказались чересчур жирными, и не утоляют, а лишь возбуждают аппетит.

Молдер посмотрел на часы.

- Ты совершенно права, Дэйна. А я совсем забыл, что так и не позавтракал. Повторим перед визитом в Красный Музей набег на вчерашнее кафе? Что ты имеешь против прожаристых ребрышек?

- Абсолютно ничего. Хотя сегодня предпочла бы отбивную...

5.

В храме Красного Музея было пусто. Молдер остановил одного из проходивших мимо верующих и спросил, где сейчас можно найти "их пастора". Ему указали на небольшой опрятный домик.

Молдер постучал в стеклянную дверь, задернутую изнутри белой занавеской. Через несколько минут открыла женщина, которую они видели вчера на сцене. Она была в том же виде, словно готовилась говорить с паствой прямо сейчас, даже выражение лица было столь же благостным. Она вопросительно взглянула на нарушителей ее покоя.

- Агент ФБР Фокс Молдер.

- Агент ФБР Дэйна Скалли.

Оба представили документы в раскрытом виде.

- Мы хотели бы поговорить с мистером Ричардом Одином. Он здесь?

Женщина внимательно рассмотрела фотографии на удостоверениях, сверив их с оригиналами, и сказала:

- Обождите, пожалуйста. Сейчас он выйдет.

Она захлопнула перед ними дверь.

Молдер вздохнул и поднял глаза к небу, показывая, что в каждом заведении свои нравы.

Наконец дверь снова открылась и на пороге показался глава Церкви Красного Музея собственной персоной.

- Мистер Ричард Один?

- Да.

И Молдер, и Скалли снова представились

- Мы хотели бы задать вам пару вопросов. Можно мы войдем?

Пастырь заслонился ладонями:

- Простите, - глядя прямо в глаза Молдеру, произнес он. - Я не могу пустить вас в дом.

- Если вам так необходимо, - встряла Скалли, - мы можем получить орден на обыск и все равно войдем.

- Можете получить ордер, - согласился Ричард Один. - Но сейчас я вас не пущу в это здание.

- Позвольте поинтересоваться по какой причине? - спросил Молдер.

- Потому, что вы едите мясо, - спокойно пояснил хозяин дома. - Мы не можем осквернить нашу кухню и наше жилище вашим присутствием. Ваш образ жизни идет в разрез с нашими религиозными убеждениями.

- Да, сэр, - сказала Скалли. - Вы можете прятаться за религиозными убеждениями, но если вы совершили преступление...

- Меня обвиняют в совершении преступлений? - Глава Церкви Красного Музея удивленно приподнял брови и посмотрел куда-то через плечи специальных агентов. - Я ни в чем не виновен.

Молдер и Скалли медленно обернулись, проследив за его взглядом, и увидели, что перед домом, на почтительном расстоянии, собрались чуть ли не все члены секты. Наверное, их созвал тот юноша, к которому Молдер обращался за подсказкой. Сектанты стояли молча, не отрывая укоризненных взглядов от вторгнувшихся в их мирную размеренную жизнь непрошенных пришельцев. Лица были в основном молодые, но Скалли заметила и несколько седобородых старцев.

- Что ж, - вновь повернулся к Одину Молдер, - степень вашей виновности или невиновности мы можем определить и в другом месте. - Его тон сменился с осторожно-доброжелательного на сухо-официальный: - Сэр, будьте добры, выйдете пожалуйста из дома. Выйдете, мистер Один. Мы вас арестовываем по подозрению в причастности к насильственным действиям по отношению к несовершеннолетним подросткам.

Ричард Один покорно вышел из дома и в сопровождении фэбээровцев направился к арендованному ими автомобилю.

Шериф Мазеровски заметно оживился, увидев доставленного в его контору главу ненавистной секты. Но Молдер, попросив предоставить ему отдельный кабинет, вежливо, но категорически отказал шерифу в просьбе присутствовать при допросе подозреваемого.

Молдер начал беседу с официальных вопросов.

- Как ваше имя?

- Ричард Один.

- Это ваше настоящее имя?

- Нет. Я взял его при вступлении в религиозную организацию "Новая Эра". Мое светское имя - Даг Хэрман.

- Вы по профессии врач?

- Да.

- Почему вы уехали из Лос-Анджелеса.

- Это вас не касается, - сухо ответил Один. - В любом случае, это не имеет отношения к событиям, заставившим вас привезти меня сюда.

- А вам известно, какие события заставили нас подозревать вас в их совершении?

- Нет. Вы сами сказали, что подозреваете меня в причастности к насильственным действиям по отношению к несовершеннолетним подросткам. Ни я, ни кто либо другой из членов Церкви Красного Музея не имеют к этому ни малейшего отношения.

- Как вы можете отвечать за других? - вмешалась Скалли.

- Пути наши определяются Хозяином и Повелителем, и он говорит моей пастве через меня. А моя паства общается с ним через меня. Я бы знал.

- Скажите, мистер Один, - перехватила инициативу допроса Скалли, - вам известен препарат под названием "скополамин"?

- Все болезни загнивающего общества связаны с потреблением плоти живых существ и с бесчувственным отношением к...

- Пожалуйста, ответьте на вопрос, - сказал Молдер.

- Да, - спокойно ответил Один. Он не волновался с первой минуты его задержания. Во всяким случае, ничем не выдал своего волнения. - Я знаю этот препарат. Но никогда его никому не выписывал и не поощрял его использование.

- А вы когда-нибудь приказывали другим принимать его? - уточнила Скалли.

- Нет.

- Ваши религиозные убеждения, - обратился к нему Молдер, - позволяют вам физическое или психическое насилие? К тем, кто не разделяют ваших взглядов?

- Варвары когда-нибудь будут счищены с лица земли. Но сделано это будет не людскими руками, а повелением Хозяина и Повелителя всего сущего...

- Да прекратите вы нести свою ахинею, - не выдержала Скалли. - Вы не перед оболваненной паствой, а в конторе окружного шерифа!

- Для святого человека вы весьма легко выводите людей из себя, мистер Один, - заметил Молдер.

Один не ответил, спокойно разглядывая надоедливое насекомое в виде Молдера. Тонкая улыбка осветила его невозмутимое лицо.

Неожиданно распахнулась дверь и на ручке повис шериф Мазеровски, оставаясь ногами за порогом кабинета.

- У нас проблемы, - сообщил он. - На улице. Эти его придурки, - он кивнул на задержанного, - устроили настоящую демонстрацию перед входом.

Молдер какое-то время размышлял.

- Что ж, - наконец решил он. - У нас нет веских оснований заключать вас под стражу, мистер Один. Мы отпускаем вас под подписку о невыезде. Оформите ее у дежурного. - Он повернулся к шерифу. - Пойдемте, успокоим разбушевавшихся поклонников Хозяина и Повелителя.

У входа в в здания тремя ровными шеренгами стояли члены Церкви Красного Музея; рядом чернела коробка привезенного с собой динамика. Женщина, открывавшая недавно дверь фэбээровцам, имени которой они так и не знали, говорила в микрофон:

- Будьте открыты мудрости Господней. Только так вы можете услышать слово Божье! Прекратите насилие! Прекратите убивать животных! Прислушайтесь к голосу своего сердца. И скажите людям злым и бездуховным, что нельзя задерживать, оскверняя его духом вандализма, человека, через которого к нам обращается Хозяин и Повелитель всего сущего...

Перед ними собрались зеваки, но не слишком много, не больше полутора дюжин. Большинство прохожих, равнодушно взглянув на них, спешили дальше по своим делам.

Шериф направился к митингующим с явным намерением на лице убрать и прекратить, но Молдер придержал его за рукав.

- Не спешите, шериф. Зачем вам неприятности и пересуды? Сейчас выйдет Ричард Один и они сами уберутся восвояси.

Шериф повернулся к нему, хотел, что-то сказать, но мгновенно забыл о приготовленной реплике, увидев подъехавший джип собственного сына.

Из кабины выскочил Рикки. Лицо его было злым и красным. Двое его вчерашних приятелей были с ним, один тут же подал ему большой синий бидон.

- Закончите резню! - ни на что не обращая внимания, продолжала свою речь женщина в белой чалме. Она и здесь играла на публику, у нее было такое выражение лица будто, в отсутствие главы общины, через нее вещает Хозяин и Повелитель. - Слово справедливо, даже если вы защищены законом. Законом людским, а не божьим, законом людей бездуховных, погрязших в пороке. Варварство должно исчезнуть. Насилие против природы порождает насилие против человека.

Рикки на ходу снял крышку с бидона, подскочил к говорунье и выплеснул все содержимое четырехгаллонового бидона на женщину и ближайших к ней адептов странной веры. Их белоснежные головные уборы и лица окрасились в красный цвет.

- Вот вам! Напейтесь коровьей кровушки! - зло выкрикнул Рикки. - За Кэт!

Все произошло столь стремительно, что знай шериф о намерении своего сына, он все равно не успел бы ему помешать. Вокруг раздались смешки наблюдавших за этой сценой и даже жидкие аплодисменты.

Разгневанный шериф подскочил к сыну, схватил его за шкирку и потащил к джипу, где стояли восхищенные поступком своего предводителя верные телохранители Рикки.

- Ты что это делаешь, паршивец?! - проревел Мазеровски. - А ну, живо убирайся отсюда прочь, и что б до вечера мне на глаза не попадался!

- Ты бы видел, что они сделали с Кэт! - прокричал в ответ Рикки. Меня даже не пустили к ней, мне пришлось лезть в окно! Ее не узнать! Они мне еще ответят за это!

- Катись отсюда! - уже больше для вида прокричал шериф, в глубине души соглашаясь с сыном и поймав себя на мысли, что даже доволен его поступком.

- Вы все видели сами! - обтерев лицо рукавом, на котором бычья кровь не особо выделялась, произнесла в микрофон женщина. - Мы никому не причиняем зла, мы лишь пытаемся докричаться до не окончательно зачерствевших сердец: опомнитесь! И мы получаем...

Она замолчала на полуслове.

Скалли удивленно огляделась и заметила вышедшего из здания шерифской конторы Ричарда Одина. По его безмолвному взгляду сектанты начали собирать громкоговорящее оборудование.

Представление заканчивалось. Допросив Ричарда Одина они ни на дюйм не приблизились к разгадке тайны.

Неожиданно Скалли поймала на себе чей-то цепкий взгляд. Она обернулась и увидела, что на нее пристально смотрит какой-то старик из кабины видавшего виды грузовичка.

Она не спеша подошла к нему. Он не отрывал от нее взгляда. Изборожденная морщинами кожа на лице незнакомца напоминала тщательно пережеванную и высушенную папиросную бумагу.

- Вы что-то хотели? - спросила Скалли.

- Да. Вы из ФБР?

Скалли кивнула.

- В этих краях происходит нечто странное, не находите?

Скалли подняла бровь в знак вопроса.

- Именно поэтому вы здесь, - сам себе ответил старик. - Я могу показать вам нечто, для вас интересное.

- Что именно? - спросил Молдер.

Скалли и не слышала, как он подошел.

- Долго объяснять, - сказал старик. - Проще показать. Это недалеко, меньше дюжины миль отсюда. Садитесь в машину.

Молдер и Скалли переглянулись. В конце концов, они прибыли сюда не для того, чтобы дегустировать жаренные ребрышки, хотя они, конечно, великолепны. Нельзя отвергать ничего, что может пролить хоть маленький лучик света на мрак этого дела. Молдер кивнул.

- Хорошо. Только мы поедем на своем автомобиле. Показывайте дорогу.

6.

- Это пастбище и ферма, - облокотившись на невысокую ограду, сказал старик, - принадлежали моему деду. Он купил его в тысяча восемьсот девяностом году. Да он и умер на этой земле. Вон там, недалеко от нового коровника. Ему было восемьдесят два года. Одним утром упал с трактора и не встал. Потом мой отец обрабатывал участок - еще сорок лет. Я сам отдал этой земле двадцать пять лет - пока не продал ферму. В восемьдесят раз дороже, чем участок купил мой дед.

- Зачем вы продали землю? - спросила Скалли, чтобы что-то спросить.

- Если бы не продал я, они все равно купили бы участок у кого-нибудь другого. А я устал... Я тогда потерял жену... Думал бросить все, начать жизнь заново. Подался в Мадисон, хотел стать городским жителем. Не получилось, земля родная не отпускает. Купил здесь, неподалеку от Дельта Глен, клочок земли... Ковыряюсь в ней понемногу.

- Вы хотели нам что-то показать, - напомнил Молдер.

- Смотрите, - пожал плечами старик. - Вот ферма, отстроенная практически заново. На какие средства? Учитывая, что и за землю мне вдвое переплатили. Вы думаете, это просто так? У меня было пять дюжин молочных коров. Сейчас на этой ферме больше двух тысяч голов скота. Больше половины поставок на местный мясокомбинат идут отсюда. Бычки в полтора раза больше обычных, а коровы дают молока вдвое. Это одна такая ферма во всей округе. Не верите мне, можете проверить сами. Но я достаточно поколесил по этим местам, знаю, что говорю. Они колят коровам какую-то гадость. Вы заметили, как изменились люди? Насколько они стали агрессивнее? У нас за прошлый год зарегистрировано семь изнасилований. В основном - школьники. Ну а теперь дело дошло до того, что детей находят в лесах... Я лично думаю, что вы найдете, что источник всех этих бед один и тот же... А нынешняя молодежь, вскормленная этим мясом? Вы сами видели сегодня этого юнца, устроившего скандал возле конторы шерифа...

- Что за уколы они делают скоту? - с интересом спросила Скалли.

- Мне они не докладывают. Попробуйте, возможно, вам и ответят.

- Может, это вполне официально рекомендованный министерством сельского хозяйства один из так называемых "гормонов роста"?

- Официально рекомендованный... - фыркнул старик. - Те, кто используют официально рекомендованные и разрешенные препараты не добиваются таких сумасшедших результатов. Полгорода кормится с одной фермы! Да еще сколько мясопродуктов увозится на продажу в другие города... Все фермы округи производят мяса и молока столько же, если не меньше, чем на одной этой ферме. Не дурите мне голову! Или вы думаете, что на других фермах сидят полные кретины, которые не используют новейшие препараты? Ни о чем, "официально одобренном" не может быть и речи!

- А почему же вы тогда не обратитесь в санитарную инспекцию?

- А кто меня там слушать будет? Здесь крутятся большие деньги и давным-давно все схвачено и проплачено. Вот, вам сказал. Так и вы мне не верите. Вы еще увидите, насколько я был прав, да поздно будет...

Старик сплюнул и, приволакивая правую ногу, заковылял к своему грузовику.

Скалли посмотрела на Молдера.

- Может сходим, поинтересуемся у хозяина фермы каким чудом он добивается такой производительности?

- Хочешь заняться разведением скота? - усмехнулся Молдер. - Я думаю, толку от этого не будет. Вряд ли здесь есть связь с похищением детей. А если и есть, то нам ничего не скажут.

- Может, мы сами увидим...

- Что ж, - сдался Молдер, - если ты так настаиваешь, давай попытаемся.

Он направился к воротам в ограде, к которым вела дорожка, ответвляющаяся от шоссе.

Идти до ранчо оказалось не так близко, как представлялось от ограды, и Скалли даже пожалела о своей поспешной затее.

Световой день заканчивался, сумерки еще не сгущались, но скот уже был загнан с пастбища в коровники и ферма производила впечатление сонной красавицы. Вряд ли старик, отдавший четверть века этому участку, когда-нибудь смог бы выстроить эти современные, удобные и надежные постройки. Лишь еще неснесенный покосившийся сарай, у которого стоял трактор с нагруженным навозом прицепом, мог помнить прежнего владельца.

- Ну и что дальше? - иронично посмотрел Молдер на напарницу. - Мы и так забрались на частную земли. Пойдем дальше и влезем в коровники, чтобы пощупать сколько жирка у них на боках?

- Пойдем в дом и поговорим с хозяином, - неуверенно предложила Скалли.

Но этого не потребовалось. Из-за коровника вышел высокий крепкий мужчина, в чистом рабочем комбинезоне, и, заметив гостей, повернул к ним.

- Это частная территория, - еще издали сказал он. - Вы заблудились?

- Мы ищем владельца фермы, - ответила Скалли.

- Это я.

Скалли достала удостоверение:

- Агент ФБР Дэйна Скалли.

Молдер был вынужден последовать ее примеру.

- И что вы хотели? - поинтересовался мужчина.

У него было хмурое неприветливое лицо; черные курчавые волосы придавали ему жесткое выражение. Впрочем, а как должен выглядеть человек, с утра до ночи гнущий спину на ферме, ясно, что не светящимся улыбками, как ярмарочный конферансье.

- К нам поступили сведения, что вы вкалываете своим животным неразрешенные комиссией препараты для ускорения роста, - сказала Скалли.

Мужчина расхохотался.

- Я даже знаю, откуда вам поступили эти сведения. Бывший хозяин ранчо, видать, наплел. Сам все отцовское хозяйство развалил, извел почти все стадо. Я ему переплатил за эту землю, а он все спустил в кабаках Мадисона, а теперь пышет злобой, глядя как я тут обустроился. Да он, при его лени и неумении, и мечтать о подобном не мог. А что насчет препаратов - ищите. Я покажу вам все сертификаты, проходите на склад, берите пробы препаратов, делайте анализы животных. Мне боятся нечего. Пройдемте в дом, я покажу вам документы...

- Да нет, - подал голос до того молчавший Молдер. - Мы уже и сами убедились, что зря поверили досужим слухам. Всего вам хорошего.

- Счастливо, - мужчина дружелюбно улыбнулся и протянул руку. - А то может зайдете в дом, у меня дюжина пива в холодильнике для хороших людей всегда найдется.

- Спасибо, - ответил Молдер, отвечая на прощальное рукопожатие. - В следующий раз.

Он повернулся и двинулся в обратный путь к машине. Скалли поспешила за ним.

- Ты увидела, что хотела? - мрачно спросил Молдер.

Скалли оглянулась и заметила, что доброжелательная улыбка сползла с лица фермера. Он набрал номер на сотовом телефоне и вслушивался в наушник. Скалли видела, как его губы произнесли "алло". Он заметил ее взгляд и повернулся к ней спиной.

Скалли продолжила путь, подумав, что возможно она и совершила глупость, настояв на совершенно ненужной экскурсии к ферме.

7.

Когда на следующее утро Скалли пришла к Молдеру в номер, он был уже полностью одет и даже в пиджаке.

- Куда держим путь? - деловито осведомилась Скалли.

- Завтракать.

Когда они вернулись в номер Молдера, Скалли задала тот же вопрос:

- Что будем делать?

- Думать! - ответил Молдер и прямо в костюме завалился на уже заправленную постель.

Думать вместе не получалось - Молдер уставился зелеными глазами в потолок и, словно пробив его мысленным взором, устремился к далеким галактикам.

Скалли полюбовалась этим зрелищем четверть часа и ушла к себе в номер. Достала из дорожной сумки книгу и попыталась сосредоточиться на чтении.

Примерно через час она снова навестила Молдера. Казалось, он не шевелился все это время и наверняка не заметил ее отсутствия.

Еще через час картина повторилась.

Когда она пришла в третий раз, Молдер, услышав звук открываемой двери, очнулся из своего транса и рывком сел.

- Пойдем, Скалли.

- Куда? - живо поинтересовалась она.

- Куда-нибудь, - беззаботно ответил он. - Здесь мы ничего не высидим. Пойдем в город, вдруг что-нибудь даст нам свежую пищу для размышлений.

- Тогда неплохо бы заодно получить и пищу плотскую, время к обеду.

- Идем, если гора не идет к Магомету, то Магомет...

Закончить ему не удалось - в это время в коридоре послышался чей-то уверенный голос, который мог принадлежать только служителю закона:

- Мисс Скалли! Мистер Молдер!

- Мы здесь, - откликнулся Молдер.

В их номер вошел помощник шерифа.

- Мистер Молдер и мисс Скалли, - обратился к ним полицейский. - У нас произошел случай, которого никогда здесь не случалось - разбился самолет. В нем нашли нечто странное. Шериф просит вас помочь ему. Вы согласны?

Скалли лукаво посмотрела на Молдера. Он улыбнулся ей:

- Смотри-ка, гора все-таки пришла к Магомету.

- Что? - не понял помощник шерифа.

- Нет, ничего. Мы готовы. Куда ехать?

- Я отвезу вас, это в двадцати милях от города.

Еще через час они уже были в лесу. Мимо них пронесли носилки со знакомым черным пластиковым пакетом. От группы беседующих полицейских отделился шериф Мазеровски и направился к прибывшим.

- Вряд ли это по вашей части, - поздоровавшись, обратился он к агентам ФБР. - Но раз уж вы в городе, я решил вас позвать. Разбился частный двухместный самолет. Два трупа. Причины аварии сейчас выясняют технические эксперты.

- Кто погибшие? - спросил Молдер.

- Пилота пока не опознали. Работаем.

- А второй труп?

- Доктор Джеральд Ларсен, - печально вздохнул Мазеровски.

- Вы его знали? - спросила Скалли.

- Да, - сокрушенно кивнул шериф. - Он принимал роды у моей жены. Пойдемте, я хочу вам кое-что показать.

Уворачиваясь от хлещущих ветвей деревья и защищая лицо руками они прошли за шерифом. Он остановился у лежавшего на земле полуобгорелого металлического чемоданчика. Крышка была прикрыта, но замки взломаны.

- Вот, - кивнул шериф. - Именно из-за этой находки я и попросил вас приехать.

"Чтобы мы при необходимости могли написать рапорты своему руководству", - закончила за него мысль Скалли.

Молдер достал из кармана плаща перчатки и пинцет и склонился над чемоданом. Открыл его. Скалли от удивления чуть не ахнула - чемодан был набит обандероленными пачками двадцатидолларовых и пятидесятирублевых купюр. Сверху лежала прозрачная папка с документами и битком набитая аптечка.

- Похоже, - присвистнул Молдер, - доктор принимал не только роды.

- Похоже на то, - кивнул шериф.

- Скалли, посмотри, что это?

Молдер вынул из внутреннего отделения аптечку, а сам взял для изучения прозрачную папку и вынул из нее несколько листочков машинописного текста.

Скалли тоже надела перчатки и взяла аптечку. Достала пузырек, понюхала.

- У вас есть какие-либо догадки по поводу этих денег? - спросил Молдер у шерифа.

- Нет. Джеральд Ларсен - один из столпов нашего общества... Последний деревенский доктор.

- Я не знаю, - ответил Молдер, - куда он летел, но вызов был весьма дорогостоящим.

- Я знаю, - вздохнул шериф. - Позавчера он вылетел в Вашингтон на какой-то медицинский конгресс и сегодня утром должен был вернуться. Он специально арендовал частный самолет, чтобы не зависеть от расписания рейсов. Доктор Джеральд очень ценил свое время.

- Интересный список, однако, - качнул головой Молдер. - Весьма интересный.

8.

Уже стемнело, когда Скалли вернулась в отель из больницы, где договаривалась о проведении анализов жидкости из подозрительного пузырька в аптечке погибшего доктора Ларсена. На пузырьке, в отличие от остальных, не было никаких этикеток или наклеек с пометками, жидкость на запах была странной и незнакомой.

Сняв в своем номере плащ, она прошла в комнату Молдера.

Увидев ее, он тут же попрощался с неведомым телефонным собеседником и повесил трубку.

- Ты не поверишь, Скалли...

Он прямо-таки светился от радости.

- Ты нашел связь между детьми и погибшим доктором? - поразилась она.

- Совершенно верно!

- Не тяни, выкладывай! - взмолилась Скалли.

- Роды всех пострадавших подростков принимал доктор Джеральд Ларсен. И он же лечил их в детстве. Имена всех четверых значатся в списке, найденном в документах доктора, находившихся в том чемодане.

- Отчего же лечил детей доктор Ларсен? - спросила Скалли.

- Вопрос не в том, отчего он их лечил, - поправил ее Молдер. - А что он им вкалывал? Я не знаю.

- Мы не получим результаты анализов жидкости из неподписанного пузырька до завтра. Ты думаешь это может окажется тем самым пресловутым гормоном роста?

- Скалли, очень бросается в глаза количество денег. Такой чемодан с деньгами...

- Ответ на вопрос кто метит детей, наверное, можно закрыть. Но почему он это делал? Кстати, а много в списке фамилий?

- Больше сотни.

- И каждый из этих детей постоянно находился под угрозой?

- Боюсь, что да.

- Молдер, но ведь когда это случилось с Кэт О'Лири, доктора Ларсена не было в городе?! О, ведь он же тогда уже улетел...

- А кто тебе сказал, что это совершал с детьми доктор Ларсен? И угроза отнюдь не миновала. Необходимо предупредить шерифа об этом. Кстати, и его сын в списке... Подожди-ка, подожди-ка...

Он задумался. Скалли терпеливо ждала, зная, что прождать может и очень долго.

- Знаешь, Скалли, - наконец медленно произнес Молдер. - Мы неправильно ставили вопрос насчет надписи на спине у пострадавших.

- Поясни.

- Надо было спрашивать не "что означает эта таинственная надпись?", а "для кого она предназначена?".

- И для кого? - Скалли так ничего и не понимала.

- Для нас! - торжественно провозгласил Молдер.

- Для нас?!

- Для правоохранительных органов. Заметь, Скалли, никакого насилия детям ни причинено. Ни сексуальных посягательств, ни членовредительства. Отнюдь.

- А насилие над психикой?

- Оставим этот вопрос пока открытым... Пойдем дальше. Тебе не представляется возможным, что кто-то, владея чужой и страшной тайной, таким образом пытался привлечь наше внимание? Чтобы мы потянули за ниточки и подошли бы к разгадке Большой Тайны? К раскрытию преступления, по масштабам намного превосходящее нанесенный ущерб?

- Если ты прав, то привлечь внимание ему удалось. Но где она, эта тайна, которую мы должны раскрыть? Может, это все-таки как-то связано с той злосчастной фермой?

- Не знаю, не знаю... Поехали, навестим миссис Кейн и ее чадо. Я хочу немедленно задать им несколько вопросов.

- Да ты что? Время-то уже позднее для визитов!

- Будем надеяться, что они еще не спят. Поехали!

Миссис Кейн не спала. Когда подъехал автомобиль Молдера и Скалли она как раз запихивала черный полиэтиленовый пакет в мусорный бачок у угла дома.

- Здравствуйте, - улыбнулась Скалли, вылезая из автомобиля. Простите, что мы приехали без предупреждения...

- Гарри сейчас нет дома.

- Ну, - улыбнулся ей Молдер, - собственно мы с вами хотели поговорить, миссис Кейн. Если вы не против, разумеется. Время сейчас позднее и мы вполне можем обождать с нашим делом до утра...

- Нет, нет, что вы! Поднимайтесь в квартиру. Я сейчас кофе сварю.

Оставив гостей перед включенным телевизором, миссис Кейн ушла на кухню. Молдер лениво пощелкал лентяйкой, переключая с канала на канал. Его внимание привлек было выпуск новостей, но речь шла о предстоящих через полгода выбору и Молдер, демонстративно зевнув, выключил телевизор - все равно будет мешать беседе с хозяйкой квартиры.

Наконец появилась миссис Кейн, расставила на столе аккуратные кофейные чашечки и налила из джезвы густой горячий напиток.

- Скажите, миссис Кейн, вы хорошо знали доктора Ларсена?

- Да, конечно. Он принимал у меня роды. И Гарри, и Стивена. Замечательной души человек...

- А вам ничего в нем не казалось странным? - задала ей вопрос с другой стороны стола Скалли.

Миссис Кейн повернулась к ней.

- Нет, ничего. Он пользует многих детей нашего города. А почему вы спрашиваете?

- Гарри часто болеет? - проигнорировал ее вопрос Молдер.

- Да нет вообще-то. Гарри ни дня не проболел.

- Что? - заинтересовался Молдер. - Гарри никогда не болел?

- Нет, - улыбнувшись, посмотрела на него женщина.

- Зачем же тогда он ходил к доктора Ларсену? - продолжила Скалли.

- Доктор Ларсен колол ему витамины. Он делает уколы витаминов многим детям. Он говорит, что это все равно как обрабатывать зубы фтором. Превентивные меры...

- Вы когда-нибудь отводили его для осмотра к другому врачу? - спросил Молдер.

- Нет. Джей хотел отвезти его для обследования в Мадисон....

- Джей, это ваш муж? - уточнила Скалли.

- Да, - вздохнула миссис Кейн. - Его беспокоило, что Гарри не растет. Он хотел, чтобы Гарри играл в баскетбол в колледже. Сам Джей в юности играл в баскетбол, его даже один раз приглашали на сборы в профессиональную команду, правда лиги "С". Так, вот он мечтал, чтобы Гарри был баскетболистом. Но Джей погиб и я осталась одна с двумя детьми.

- Как он погиб? - быстро спросил Молдер, поставив на стол пустую чашку.

- Это произошло семь лет назад. Он работал на упаковочной фабрике. Одна из машин сломалась и... В общем это был несчастный случай. Давайте, я вам еще кофе налью.

Молдер автоматически кивнул, миссис Кейн встала и подошла к нему с джезвой в руках.

- Миссис Кейн, а вы ходили с детьми на прием к доктору Ларсену, или он приходил к вам? - спросила Скалли. - Бывал ли он у вас в гостях?

- Да, он несколько раз был здесь, я угощала его кофе. Постойте, а почему вы все время говорите о нем в прошедшем времени?

Молдер и Скалли переглянулись.

- Доктор Ларсен разбился сегодня в самолете, - сообщила Скалли. - В двадцати милях от Дельта Глен.

- Что?! О, ужас-то какой!..

Джезва выпала из ее рук, горячий кофе пролился на стол и густая черная струйка ручейком протекла Молдеру на брюки. От неожиданности он первым делом ребром ладони преградил путь остальной жидкости и встал, правой рукой инстинктивно стряхивая с себя капли.

- О, Господи! - от отчаяния простонала миссис Кейн, схватила салфетку и принялась вытирать со стола. - Простите, я такая неловкая...

- Ничего, ничего! - успокоил хозяйку Молдер, бросив быстрый взгляд на напарницу: мол, никогда не говори людям под руку подобные вещи. - Все в порядке, миссис Кейн. - Он посмотрел на свою испачканную руку. - Скажите, где у вас ванная? Я могу привести себя в порядок?

- Конечно, конечно. Вот по коридору направо. Свет включается слева.

Молдер кинул на Скалли еще один взгляд и пошел мыть руки.

Миссис Кейн вытерла стол и уселась на место.

- Господи, несчастье-то какое, - пробормотала она и посмотрела на Скалли. - Как это произошло?

- Технические эксперты сейчас выясняют причины аварии. Но по предварительным данным это просто несчастный случай - пилот не справился с управлением. Возможно, попал в воздушную яму... Полет был ночной, в сложных условиях. Говорят, что доктор Ларсен очень дорожил своим временем.

- Да, - кивнула мать Гарри. - Он и в гости когда заходил, оба раза больше четверти часа не сидел... "Дела торопят", - говорил. Он же не только детей лечил, а еще проводил какие-то исследования на животных. На коровах, если не ошибаюсь...

- А вы не... - начала было Скалли, но ее перебил голос Молдера из ванны:

- Миссис Кейн, можно вас на минутку? Скалли, ты тоже подойди.

Обе женщины встали и прошли в ванну. Молдер указал на что-то в раме зеркала.

- Миссис Кейн, вы не знаете, что это такое?

- Понятия не имею.

- Вы сами вешали зеркало?

- Нет. Его повесили лет пять, во время планового ремонта. Хозяин дома делал во всех квартирах ремонт, тогда и поменяли зеркало.

- Скалли, а тебе эта штучка ничего не напоминает?

- Похоже на миниобъектив.

Молдер достал из кармана перочинный нож и лезвием поддел странный предмет. С трудом он выковырял миниатюрную видеокамеру и выдрал ее, оборвав два разноцветных проводка.

- Боже мой! - только и смогла простонать миссис Кейн. - Кто-то наблюдал как я принимаю душ все эти годы!

- А может, - медленно произнес Молдер, - наблюдали не за вами, а за тем, как развивается ваш сын, Гарри?

9.

На спине Рикки Мазеровски, к которой прилипли жухлые травинки, чернела уже знакомая надпись: "Он не виноват".

Рикки лежал на небольшой открытой полянке ярдах в десяти от дороги, и не заметить его с шоссе было трудно. Да и его джип, в котором до сих орал включенный радиоприемник, стоял неподалеку.

Помощник шерифа перевернул юношу на спину. Лицо его застыло в безобразной гримасе смерти, на лбу красовалась аккуратная дырочка.

Шериф, который минуту назад приехал вместе с фэбээровцами, упал перед телом юноши на колени.

- Рикки! - страшный горловой хрип вырвался из груди Карла Мазеровски. - Рикки!

- Шериф, - сказал его помощник, - мы обязательно найдем того, кто это сделал...

- Отойдите! - страшным голосом закричал шериф. - Все отойдите от него!... Рикки, мальчик мой...

Скалли отвернулась и пошла к шоссе. Того, что они увидели было достаточно, смотреть же, что горе делает с сильным и мужественным человеком, просто невыносимо.

Молдер догнал ее. По дороге сюда они почти не разговаривали и новостями обменяться не успели.

- Он изменил себе, - произнес Молдер.

- Кто? - не поняла Скалли.

- Наш таинственный незнакомец. Или, я не прав, и он оказался обычным маньяком-убийцей?

- Да, не укладывается этот выстрел в выстроенную тобой схему.

Молдер посмотрел на напарницу, хотел что-то сказать, но лишь кивнул на машину.

- Поехали, здесь делать нечего. Нанесем визит кое-кому, раз уж оказались неподалеку. - Он открыл Скалли дверцу. - Кстати, лабораторные анализы странной жидкости еще не готовы?

- Уже, может быть, и готовы. Я решила дождаться их, когда ты своим звонком сдернул меня с места.

- Ну извини, - пожал плечами Молдер, садясь за руль.

- Куда мы отправляемся?

- Заедем на ту ферму. Где чересчур жирные бычки и супернадойные коровы.

- Зачем? - удивилась Скалли. - Ведь в прошлый раз...

- В прошлый раз я не знал, что искать. А теперь я хочу посмотреть кое-какие документы, раз уж владелец фермы любезно предлагал нам ознакомиться с ними.

- Если там и было что-то компрометирующее, то наш прошлый визит наверняка насторожил его и все уничтожено.

- То, что мне интересно, вряд ли уничтожено. На, полюбуйся, - он протянул ей бумажный пакет с фотографиями.

Скалли вынула два фотоснимка, на обоих был изображен немолодой, обрюзгший и несимпатичный мужчина в очках.

- Кто это?

- Его зовут Герд Томас, - не отрывая взгляда от дороги, пояснил Молдер. - Он владелец здания, в котором проживают Кейны, уже двадцать один год. Когда-то там была больница. Его должны задержать, люди с ордером на арест уже выехали, когда поступило сообщение об обнаружении тела Рикки Мазеровски..

- Так может сразу поедем допросим его? - Скалли явно не хотелось еще раз появляться на ферме и встречаться с ее хозяином.

- Он никуда не денется. Да мы почти приехали.

На боковой дороге, что вела к ферме, стоял синий форд, перепуская несущиеся по шоссе машины. Молдер тоже затормозил. Взгляд Скалли встретился со взглядом водителя форда. Злой у него был взгляд, целеустремленный. Такой человек не остановится ни перед чем - Скалли это знала, поскольку уже встречалась с людьми, у которых были такие глаза.

- В чем дело, Скалли? - спросил Молдер, вывернув на проселочную дорогу.

- Мне кажется, - неуверенно ответила она, - что человека за рулем того синего форда я уже видела.

- Может быть, - равнодушно откликнулся Молдер. - За это время мы повидали в Дельта Глен много людей.

- Я не здесь его видела. И не недавно... Нет, не могу вспомнить...

Ворота в ограде фермы были распахнуты и Молдер, не раздумывая, поехал прямо к зданию. Оба вспомнили, как в прошлый раз преодолели этот путь по пастбищу пешком.

Ферма казалось такой же безжизненной, как и во время их первого визита. В воздухе чем-то странно пахло. Он постучали в дом, но безрезультатно. Скалли потянула дверь, она оказалась незаперта.

- Эй, мистер! - крикнула Скалли. - Где же он? И чем это так пахнет?

- Бензином, - пояснил Молдер. - Может трактор протек. Посмотри-ка, там не хозяин лежит?

На улице неподалеку от грузовика с распахнутой дверцей лежало грузное тело в уже знакомом комбинезоне.

Они подошли и осмотрели труп.

- Два выстрела, - резюмировала Скалли. - В грудь и контрольный в голову.

- Может это совпадение. Или мне кажется. Но очень похоже, что калибр тот же, что и у пули, убившей Рикки Мазеровски. Это выяснят эксперты, но я не удивлюсь, если выяснится, что стреляли из одного пистолета.

- И мы с тобой, возможно, видели убийцу.

- А что это отражается в окнах дома? - выпрямляясь, спросила Скалли. Хозяин забыл выключить настольную лампу?

Молдер проследил за взглядом Скалли.

- Похоже, - сказал он, - нам надо уносить отсюда ноги. Сейчас здесь будет очень жарко. Это огонь. Может, хозяин неаккуратно загасил сигарету, может, забыл выключить электроутюг. Только я сомневаюсь в подобных случайностях. Воздух прямо-таки пропитан бензином. Быстро к машине!

Когда они выехали на шоссе весь дом был объят пламенем. Густой черный дым вздымался к небесам.

- Что здесь происходит, Молдер?! - не выдержала Скалли. - Хоть ты можешь мне объяснить, что происходит в этом чертовом городе?!

10.

Герд Томас на допросе волновался страшно - это было заметно, едва взглянув на него. Струйки пота текли по вискам, капли выступили и на мясистом носу.

- Ну и видеотеку нашли у вас в квартире при обыске, - зло заметил Молдер.

Он стоял уперев руки на поясе, чуть раздвинув полы пиджака, а большие пальцы запустив за ремень. В доме, где когда-то размещалась больница, жили еще четыре семьи, дети которых были в списке доктора Ларсена. Во всех четырех квартирах также были обнаружены скрытые видеокамеры.

- Целое видеохранилище. Особенно, наверно, вам должны нравиться пленки с маленькими детьми.

- Я знаю, - сипло произнес арестованный, - я больной человек...

- Нет, - усмехнулся Молдер и сел напротив него. - Нет. Люди, которые знают, что они больны, пытаются вылечиться. А вы... Вы так и жили долгие годы.

- Я не хотел никому причинить ничего плохого! - прокричал Томас.

- Вы похищали детей? Вы накачивали их наркотиками и писали на их спинах надписи?

- Да.

- Готовы ли вы признаться в совершенных преступлениях?

- Да.

- А в убийстве Рикки Мазеровски?

- Нет. Я никогда никого не убивал.

Молдер открыл папку с фотографиями мертвого Рикки, встал и подошел к задержанному.

- Вы похитили Рикки Мазеровски? Вы написали эти слова у него на спине?

Он бросил перед Гердом пачку фотографий.

- О Боже!

- Отвечайте!

- Нет, я не убивал его. Я вообще никогда никого не убивал. Я... я любил детей...

- И так выражали свою любовь, да? - Молдер ткнул в фотографию Рикки с аккуратной дырочкой во лбу. - Вы похитили Рикки Мазеровски? - Молдер перешел почти на крик. - Вы написали это у него на спине?

- Да.

- Почему?

- Из-за того, во что он прекратился! - Герд тоже кричал, не в силах разговаривать спокойным голосом.

- А во что он превратился? - навис над ним Молдер.

- Эти дети... превратились в чудовищ.

- Я не понимаю. - Молдер неожиданно успокоился. Этот переход от бешенства огня к спокойствию земли мог сбить с толку кого угодно. Объясните мне доходчиво, что вы имеете в виду?

- Все из-за доктора Ларсена и его опытов.

- Каких опытов?

- Доктор Ларсен использовал детей как морских свинок. Я не знаю, что он им вводил, но за это он получал большие деньги. Я был у него адвокатом и кое-что случайно узнал о его делах. Я по его приказу и ферму купил, где кололи те же инъекции скоту. Как только я сообразил, что дело нечисто, то сразу ушел от него и стал следить за его подопечными. Я чувствовал, что до добра это не доведет. Эти дети... Они сами не знают, какие чудовища скрыты в них. Вы думаете, кто домашних животных, чьи изуродованные трупы потом находили, мучал до смерти? Эти дети. Они сами не понимали, что творят, убивая своих любимцев! Я своим лекарством пытался вытравить из них эту гадость. Я не знал - успешно или нет, но глядя на Гарри Кейна... Он сейчас - другой человек. Значит, помогло! Я, возможно, спас ему жизнь!

- Кто убил Рикки Мазеровски?

- Я вообще до этого допроса не знал, что он мертв. Я оставил его вчера вечером один на один с тем чудовищем, что жило внутри него.

- А если бы чудовище победило? Если бы вы переборщили с дозировкой вашего препарата?

- С дозировкой я не ошибался никогда, - уверенно заявил Томас. - А если бы чудовище победило... Я не знаю, что было бы...

Дверь в кабинет распахнулась и на пороге появилась Скалли. Она была чем-то сильно взволнованно.

- Молдер, можно тебя на минуточку?

Молдер бросил быстрый пронзительный взгляд на задержанного и пошел к дверям. Плотно прикрыл их за собой, посмотрел на полицейского, стоявшего у дверей, и отвел Скалли подальше, в самый конец коридора, к окну. Сел на на подоконник, показывая, что готов слушать.

- Мне только что передали отчет по токсикологии препарата из пузырька, что был в аптечке доктора Ларсена,- сообщила Скалли. - Остатки жидкости не могут быть подвержены анализу, потому что содержат синтетический код-стероид с неопределенными аминокислотами.

- Ты соображаешь, что говоришь, Скалли?

- Человек, погибший в катастрофе, делал уколы детям препаратом, который, возможно, неземного происхождения.

- Он впрыскивал им ДНК пришельцев?

- У меня нет доказательств, но в общем - да! Помнишь то дело, когда нашу группу чуть не закрыли? Тогда ту же жидкость мы нашли в колбе доктора Беруби после его гибели.

- Не может быть!

Несколько лет назад, по наводке погибшего таинственного друга Молдера под кодовым именем Б.Г., они расследовали дело по проекту "Геном человека". В лаборатории доктора Беруби проводились эксперименты по введению в человека ДНК пришельцев из разбившейся летающей тарелки. Эксперименты привели к потрясающим результатам - Молдер своими глазами видел четверых людей преспокойно спящих в огромных аквариумах. И могло кончиться весьма плачевно для Молдера - он чуть не погиб. Вместо него убили Б.Г. Кто-то, весьма могущественный, тогда тщательно заметал все следы, не жалея средств, не останавливаясь перед устранением использованных людей. Настолько могущественный, что их группу тогда чуть не разогнали.

- Деньги в чемодане! - воскликнул Молдер! - Кто-то платил, чтобы детям делали уколы неземным ДНК. Продолжение нашей старой борьбы.

- Я вспомнила! - вдруг воскликнула Скалли.

- Что?

- Человека, которого мы сегодня видели на дороге возле фермы. Ошибки быть не может! Этот самый человек стрелял в Б.Г.!

Молдер взволнованно встал.

- Скалли! Они ликвидируют филиал. Опасность угрожает всем, кто так или иначе причастен к делу. Этот человек не остановится ни перед чем. Дети! Он убил Рикки Мазеровски. Он может убить и остальных детей, над которыми ставился тайный эксперимент!

- Их больше ста!

- Я не прощу себе, если он убьет хотя бы еще одного. Надо немедленно собрать всех детей вместе с родителями в надежном месте под хорошей охраной! И еще... Они все... может начаться эпидемия, я не знаю, как могут повести себя инициированные подростки. Как выяснилось, именно они убивали домашних животных!

- Но где собрать такое количество людей и обеспечить им охрану?

- В Церкви Красного Музея, - неожиданно сказал Молдер. - Как ты думаешь, это случайность, что они поставили свою Церковь именно здесь, где долгие годы проводились секретные эксперименты?

11.

Этот вечер, плавно перешедший в ночь, Скалли запомнила очень смутно. Как и предполагал Молдер, глава Церкви Красного Музея не отказал в помощи. В распоряжение беженцев были предоставлены два здания. Сперва всех, кому угрожала опасность, собрали в бывшем коровнике, превращенном в храм. Шериф Мазеровски, на смотря на всю боль утраты, внимательно выслушал Молдера, оценил опасность, угрожающую множеству детей - после утраты собственного сына острее чувствуешь ценность человеческой жизни - и активно включился в операцию. За безопасность собравшихся в Церкви Красного Музея можно было не беспокоиться: вооруженные полицейские не пропустили бы и кролика, пробирающегося через кусты. Наконец, ближе к полуночи, последний ребенок из списка доктора Джеральда Ларсена был доставлен в убежище.

Скалли подошла к шерифу и спросила, не видел ли он Молдера.

- Он сказал, что теперь здесь все сделано, но у него осталось еще одно дело, и уехал, - усталым голосом ответил Мазеровски.

- Куда он поехал, не сказал? - спросила Скалли.

- Он сказал, что ему необходимо заплатить старые долги.

Значит, он ищет человека, убившего Б.Г. и успевшего натворить столько дел здесь, в Дельта Глене.

Как всегда в самую гущу опасности он с головой бросился один.

Но куда он мог поехать? Где он мог надеяться найти человека, ликвидирующего филиал неизвестной организации, занимавшейся незаконными исследованиями?

* * *

Синий форд стоял недалеко от здания мясокомбината. Молдер успел вовремя. Человек, который ему нужен, здесь. И его любой ценой нужно взять живым.

После десяти минут блужданий по пустому мясокомбинату, Молдер вошел в помещение, где на крючьях висели еще не разделанные говяжьи тужи. Его привлек невнятный звук, доносившийся отсюда, и луч света.

Ступая как можно тише, Молдер пошел вперед, ориентируясь по звуку.

Тот, кого он искал, долил жидкость из канистры на пол, отшвырнул ее в сторону и подошел к еще одной. Открыл крышку, запихнул туда кусок ветоши и полез в карман за зажигалкой.

Молдер держал оружие наготове.

- Стоять! Ни с места! - приказал он. - Вы арестованы!

Незнакомец не стал дожидаться, пока ему зачитают его права. Он юркнул в чернеющий проем холодильника.

Молдер автоматически выстрелил в то место, где за мгновение до этого находился преступник. И еще раз - вдогонку мелькнувшей тени.

Он не знал, есть у помещения, где скрылся преступник, еще один выход и решил броситься в погоню.

Едва оказавшись в темноте, он получил сокрушительный удар рукояткой пистолета по голове и потерял сознание.

Когда Молдер вынырнул из мрака бесчувствия в освещенном проеме высился человек, которого он так страстно желал допросить.

- Мне было приказано, - произнес тот, - никогда не стрелять в федерального агента Молдера. - Я и не буду. Но я не отвечаю за всевозможные несчастные случаи. У меня есть также приказ уничтожать это предприятие. Я мог и не знать, что ты решил тут отдохнуть. Наши пути больше никогда не пересекутся, федеральный агент Фокс Уильям Молдер!

С мерзким звуком скрипнула дверь и Молдер очутился в полной темноте. Он слышал, как лязгнул засов с другой стороны.

* * *

Он запер вход в холодильную камеру и вытер лоб рукавом пиджака. Торопиться некуда, но и тянуть смысла нет. Все готово, остается нанести последний штрих и можно уходить. Работа сделана. Он вновь достал из кармана зажигалку.

- Стоять! Руки вверх! - раздался за спиной рык, которым человеческим голосом можно было назвать с большой натяжкой. - Стреляю без предупреждения!

Он медленно повернул голову.

Перед ним стояла федеральный агент Дэйна Катерина Скалли, местный шериф и четверо его помощников. Все - с нацеленным на него оружием.

* * *

- Молдер, ты жив?! - крикнула Скалли.

- Да! - донесся из холодильника приглушенный голос. - Я здесь.

- Брось зажигалку! - проревел шериф, видя перед собой человека, хладнокровно застрелившего его сына, когда тот был в бесчувственном состоянии и не мог даже убежать.

Мужчина и не подумал выполнить приказ, все так же стоял неподвижно, словно выжидая время для маневра.

Никакого маневра ему совершить бы не удалось - пять стволов изрешетили бы здесь все в считанные секунды.

- Брось зажигалку! - снова рявкнул Мазеровски.

Мужчина принял решение. Он улыбнулся и в его улыбке отразилось все - и презрение к смерти, и нежелание подчиниться, и что-то еще, о чем Скалли не могла и догадываться.

На зажигалке вспыхнул крошечный огонек.

Шериф не выдержал и выстрелил. "Это тебе за Рикки!"

Неописуемое удивление отразилось в глазах незнакомца прежде, чем он упал. Зажигалка выпала из его руки, но до того, как она долетела до залитого горючим пола, погасла.

Мужчина пытался подняться.

Мазеровски выстрелил в него еще раз. И еще. И еще. Он подошел к нему вплотную и выстрелил еще раз.

- Хватит! - крикнула Скалли. И обернулась к помощникам шерифа: - Да уведите его отсюда, он не в себе! Все закончено!

* * *

Все действительно было закончено.

Дело, получившее номер "xw-06-03-1" было закрытого.

Личность человека, убитого на мясокомбинате в Дельта Глене, установить не удалось. Его отпечатки пальцев не значились ни в ФБР, ни в национальном архиве. Как будто этот человек никогда и не жил на земле - при нем не было никаких документов, даже фальшивых водительских прав. Он не оставил после себя никаких следов, кроме собственного тела.

Происшедшее в Дельта Глене было прояснено во всех аспектах. В районе был объявлен карантин, все дети прошли тщательное медицинское обследование и лечение. Герд Томас был осужден за насильственные действия в отношении детей. Горожане чуть иначе стали относиться к Церкви Красного Музея, хотя дружно на вегетарианский образ жизни не перешли. Вскоре после этих событий шериф Мазеровски ушел на пенсию и переехал на жительство в другой город.

Но никаких следов, ни малейшей ниточки, ведущих к заказчикам противозаконных экспериментов не нашлось. Они все были старательно уничтожены.

И подступов к этой таинственной и могущественной организацией, с которой судьба уже не впервые сталкивала Молдера, он не видел. Пока не видел.

Легостаев Андрей

КАМЕНЬ В БОЛОТО

(File 222)

1.

Дело поначалу не представлялось интересным. Молдер и занялся-то им так, между прочим.

У специального агента Фокса Молдера по прозвищу Призрак была уникальная память. Вряд ли его можно назвать ходячей энциклопедией, но он непостижимым образом выуживал из глубин сознания имя, некогда вычитанное в бестолковой заметке какого-нибудь бульварного листка, изданного к тому же два десятка лет назад.

Все странности на самом деле при желании объясняются, никаких совпадений в жизни не бывает.

Если щедрой горстью разбрасывать семена даже на оживленной автостраде, хоть одно из них прорастет. Так и поступал Молдер. Так зачастую возникали практически из нечего расследуемые группой "Секретные материалы" дела, порой смертельно опасные, потому что сражались Фокс Молдер и его напарница Дэйна Скалли с силами, объяснить и назвать которые сам Молдер не мог. Он понимал, что его битва бесконечна и окончательная победа невозможна. Но как часто в подобных сражениях бойцы, сплошь и рядом терпящие поражения и натыкающиеся на непробиваемые стены, зарабатывают себе репутацию непобедимых!

Возьмем, к примеру болото - лежит себе вдалеке от людских поселений, никому до него дела нет. Что-то там постоянно происходит, но в глубине, а поверхность мутна и равнодушна. А кто-то, разбрасывая камни, даже специально не целясь никуда, попал в самый болезнь центр. И всколыхнулась стихия, реагируя, защищаясь...

Три заметки, опубликованные в разных газетах (и даже в разных странах), выстроились в голове Молдера в довольно непрочную цепочку. Сколько их, подобных эфемерных связок, возникало у него в мозгах и рассыпалось, не подтвердившись даже на предварительном этапе. Об этих случаях и говорить нечего, но факт, что когда сумасшедших идей множество, хотя бы одна окажется правильной. И коллеги в очередной раз поразятся проницательности Призрака, хотя и с многозначительной улыбкой пожмут плечами.

Первая статья никакого доверия не вызывала, и рассказывала об очередной летающей тарелке, похитившей местного жителя в тропическом лесу Гуанакасте, в Коста-Рике. Молдер был падок на такие новости, с одной стороны зная им истинную цену, с другой же будучи уверенным, что дыма без огня не бывает.

Вторая заметка, перепечатанная из центральной газеты Сан-Хосе, повествовала о находке погибшей экспедиции американских ученых, работавших в джунглях по межправительственной исследовательской программе "Разнообразие видов". Приводился список погибших, и выражались соболезнования друзьям и близким. Как можно было понять из статьи, тела ученых за истекшее от трагедии до обнаружения время оказались сильно изглоданными хищниками и идентификация трупов, как и выяснение истинных причин трагедии, были затруднены - проще говоря, невозможны, поэтому расследование было чисто формальным. Впрочем, в диком лесу все возможно, не первый случай и не последний. Заметка была датирована двадцатью четырьмя днями позже, чем предыдущая, привлекшая внимание Молдера.

Третье сообщение появилось месяц назад. В нем вскользь говорилось о том, что доктор естественных наук Роберт Торренс арестован в вашингтонском аэропорту Френдшип за избиение продавца мороженным.

- И что здесь общего? - спросила Скалли. По опыту она знала, что общее обязательно есть. И сама догадалась, вернувшись мысленно к предыдущей вырезке: - Доктор Роберт Торренс? Чье имя значилось в списках погибшей экспедиции в Гуанакасте?

- Совершенно верно. Вполне может быть, что это случайное совпадение, пожал плечами Молдер. - Но поговорить с этим доктором естественных наук было бы неплохо. Насколько я понимаю, он сидит в тюрьме Камберленд. Это окружная тюрьма штата Виргиния, в Динуидди. Выясни этот вопрос.

Скалли сделала соответствующий запрос и оба об этом забыли, занятые более насущными вопросами, которые периодически сыпятся на группу "Секретные материалы" как из рога изобилия.

* * *

После бури всегда наступает затишье. После активного расследования приходят долгие часы аналитической работы. У Молдера это выражалось в том, что он зарывался в газетные подшивки в библиотеке или не вылезал часами из интернета, изучая самые на первый взгляд идиотские сайты.

Либо он сидел в их тесном из-за чрезмерной захламленности кабинете, уставившись в далекое никуда. Шерлок Холмс в таких случаях закатывал рукав, втыкал шприц в вену, а потом играл на скрипке. Молдер в стимуляторах не нуждался, как и в музыкальном сопровождении.

Его напарница Дэйна Скалли прекрасно знала, что это созерцание неведомого может длится днями, а то и неделями. Ее роль в таких случаях сводилась к одному - не мешать. Она запросто могла в этот день не вылезать из постели, провалявшись весь день перед телевизором, Молдер об этом никогда бы не узнал.

Что Скалли в такие моменты раздражало, так это понимание того, что Молдер с равным успехом может сейчас вспоминать и сопоставлять мириады разрозненных информационных кусочков, смаковать какой-нибудь всеми забытый дурацкий фильм в духе Флеша Гордона или вообще ни думать ни о чем. Иногда ей казалось, что он спит с открытыми глазами.

Сообразив, что это надолго, если не на весь рабочий день, Дэйна Скалли занялась разборкой почты.

- Молдер, - она решила прервать его размышления актуальным вопросом, не надеясь, впрочем, вывести его из медитативного состояния. - Пришло разрешение из окружной тюрьмы Камберленд на беседу с Робертом Торренсом.

Она почему-то подумала, что сейчас ей придется объяснять ему, кто такой этот доктор естественных наук и почему им вообще пришла официальная бумага из окружной тюрьмы штата Виргиния. Позавчера пришла, между прочим.

- А-а, ерунда, - отмахнулся Молдер, который как ни странно ее услышал. - Скорее всего, я опять ткнул пальцем в небо. И это простое совпадение. Или недоразумение...

Обсуждать эту тему у него не было никакого желания. Он мог вспомнить об этом через месяц и страстно загореться жаждой расследования, а мог и забыть навсегда.

Скалли же не радовало провести весь день в этом опостылевшем кабинете, изображая собой один из странных предметов, заполонивших и так не слишком просторное помещение.

- Может, я съезжу, поговорю с этим заключенным? - просто так предложила Скалли, почти уверенная, что он не согласится. До Динуидди сто двадцать пять миль, на это уйдет практически весь день.

- Хорошо, - неожиданно сказал Молдер. - Поезжай. Если вдруг выяснишь что-нибудь интересное - позвони.

Он тут же позабыл о ее существовании. Видно это его неведомое далеко было прекрасным и лучезарным, как утопический остров, или невидимые буквы на стене представляли собой чрезвычайно увлекательную головоломку, разгадав которую можно осчастливить все человечество.

* * *

Прошло два часа после ухода Скалли. Может - полтора, а может и два с половиной. Он не смотрел на часы, когда она покинула кабинет. Как не посмотрел и сейчас, когда настойчиво зазвонил телефон на столе. Если бы многочисленные шкафы с картотеками могли говорить, они бы подтвердили, что поза специального агента за это время не менялась.

- Молдер слушает, - автоматически произнес он в трубку, все еще наблюдая за иллюзорной картиной сознания.

- Это Скиннер, - услышал он в трубке голос начальника. - Поднимись ко мне, Молдер. И агент Скалли пусть придет тоже.

Он не спрашивал заняты его подчиненные или нет. Он просто вызывал. Спорить было бесполезно. То есть можно, но в данный момент совершенно незачем. Вряд ли Молдер сейчас даже самому себе мог объяснить что именно так увлекало его на протяжении последних двух часов. Испарилось в никуда, оставив лишь донным илом в глубине сознания то, что не поддается объяснению.

- Сейчас иду, - ответил Молдер и повесил трубку.

Он запоздало вспомнил, что выполнить распоряжение явится вместе с напарницей не сможет, ввиду отсутствия ее на рабочем месте, и мгновение размышлял: перезвонить начальнику отдела насильственных преступлений, или не стоит. Потом решил, что вряд ли Скиннер скажет нечто, что он не сможет передать Скалли своими словами.

Молдер снял со спинка стула пиджак, поправил галстук и бросил прощальный взгляд на заклеенную старыми аляповатыми плакатами с изображением НЛО стену, словно надеясь поймать за хвост ускользающее навсегда чудо.

Его мало интересовало, что скажет начальник, если, конечно, Скиннер не предложит какое-нибудь чрезвычайно интересное дело. Угроз закрыть его группу и разносов он слышал уже столько, что одним больше - одним меньше, для него значения не имело.

Скиннер заметил подчиненного, вошедшего в просторный светлый кабинет (резко контрастирующий с рабочей берлогой Призрака), но, как и положено, дочитал лежащую перед ним бумагу.

И началось. Как Молдер и предполагал. О неэффективности работы группы, об отсутствии четких целей и конкретных результатах, о налогоплательщиках, выбрасывающих деньги на ветер по его, Молдера, милости. О том, что специальный агент Фокс Молдер переходит через грань допустимого, вторгаясь в жизнь уважаемых людей и нарушая работу солидных фирм по бездоказательным, а то и смехотворным поводам, что...

Все это Молдер уже слышал и потому сейчас не слушал. Он уже понял, что до серьезного закрытия группы дело еще не дошло и с какой-то равнодушной отстраненностью гадал - проводит Скиннер профилактическое мероприятие или у него есть что поручить. И понял - это просто разнос, чтобы подчиненные не расслаблялись. Что ж, примем соответствующее выражение лица и заверим, что учтем и впредь не допустим.

- Чем в настоящий момент занимается агент Дэйна Скалли? - неожиданно спросил Скиннер, искусно доведя себя до степени крайнего раздражения. Почему она не пришла?

- Скалли занимается оперативной работой, - спокойно ответил Молдер.

- Я спрашиваю где она? - элегантные очки начальника сверкнули в лучах солнца, льющихся из огромного окна.

- Отправилась в Динуидди, в окружную тюрьму штата, побеседовать с одним из заключенных.

Скиннер пристально посмотрел на Молдера.

- Какое дело она расследует? - это был серьезный вопрос начальника и требовал серьезного ответа.

- Ничего особенно интересного, - вздохнул Молдер. - Я просто сопоставил опубликованный список погибших в научной экспедиции в Коста-Рике американских ученых и заметку о том, что недавно доктор естественных наук, чье имя значится в списке, арестован в аэропорту за нелепую драку с мороженщиком.

О предшествующей заметке про якобы похитившую местного жителя летающую тарелку он разумно предпочел умолчать.

- Чушь какая-то... - только и выговорил начальник отдела насильственных преступлений. - Откуда ты знаешь, что это не совпадение? Или не произошла путаница в списках?

- Я этого не знаю, - спокойно ответил Молдер. - И никакого дела еще не заводил. Просто, пока нет более срочной работы, агент Скалли проверяет эту версию. Что произошло с американским учеными в тропическом лесу Коста-Рики не выяснено до сих пор.

Зазвонил сотовый телефон в кармане пиджака Молдера. Он вопросительно посмотрел на начальника, тот кивнул.

- Молдер слушает.

- Молдер, это Скалли. Я в окружной тюрьме Камберленд. Меня никуда не пускают. Рано утром сбежали двое заключенных в машине для перевозке грязного белья...

- Сбежал Роберт Торренс? - в голосе Молдера послышался неподдельный интерес.

- Я не знаю. Мне не сообщают фамилии беглецов. Со мной здесь вообще не хотят разговаривать, просят приехать в другой раз.

Скиннер вопросительно посмотрел на подчиненного:

- Что там еще произошло?

- Скорее всего, к нашему делу это не имеет отношения, - ответил Молдер, зажав микрофон минителефона ладонью. - Из тюрьмы Камберленд сбежали двое заключенных. Фамилии нам пока не известны. Скажу, пусть Скалли выяснит имена сбежавших и, если это не тот, кто нас заинтересовал, возвращается назад.

Скиннер побарабанил пальцами по столу.

- Агент Молдер подождите, пожалуйста, пять минут в приемной, - властно приказал он, сделав ударение на слове "пожалуйста".

Молдер ждал, уставившись сквозь жалюзи в окно, не пять минут, а не меньше четверти часа, пока не раздался голос в динамике и секретарша не пригласила его снова войти в кабинет.

- Агент Молдер, - официальным тоном сообщил Скиннер. - Вам поручается расследование бегства из окружной тюрьмы штата Виргиния двух заключенных, независимо от личности сбежавших. Вы прикомандированы в помощь федеральному маршаллу, занятому розысками беглецов. Соответствующие бумаги уже оформляются. Вопросы есть?

- Нет. Я могу идти?

Скиннер кивнул. Молдер направился к выходу. Он даже удивился, что одно из многочисленных брошенных им зерен проросло прямо посредине бетонного шоссе. Похоже, что, сам того не собираясь, он угодил камнем в болото. А может быть, все это цепь совершенно не связанных совпадений. Но Молдер почему-то подозревал, что имя одного из беглецов - Роберт Торренс.

2.

Зеленые глаза Молдера сверкали огнем предвкушения. Скалли заметила это еще издали, когда он только вылезал из машины. Судя по затраченному на дорогу времени, он гнал как на пожар.

- Ты выяснила фамилии беглецов? - без предисловий спросил Молдер.

- Я только это и выяснила, - сказала она. - Больше ничего не удалось... Ничего не понимаю... Ведь побег заключенных - чрезвычайное происшествие, конечно, но не уникальное. Должны быть разработаны какие-то инструкции, существует маршаллская служба. А со мной никто и разговаривать не желает.

- Будут разговаривать, - жестко заверил Молдер, уверенно направляясь к зданию. - Так кто сбежал сегодня утром? Роберт Торренс?

- Нет. Сбежали двое. Некто Стив Мерцер, двадцать девять лет, и Пол Варрен, сорок четыре года.

Молдер пристально посмотрел на Скалли и, качнув головой, чему-то усмехнулся.

- Почему же тебе не разрешили поговорить с Торренсом? Если он не сбежал?

- Не знаю. По-моему, они теперь пошевелиться без разрешения начальства не смеют, перестраховщики! Представить только - двое заключенных сбежали в грузовичке с грязным бельем, а тревогу подняли лишь через два с лишним часа! Словно охранники никогда фильмов про тюрьму не смотрели.

- Если бы в фильмах про тюрьму показывали правду, - заметил Молдер, побегов было бы десять раз больше.

Они прошли в здание тюрьмы. Сперва с ними никто не хотел разговаривать, заявили что тюрьма закрыта для любых посещений. Но бумага Молдера возымела свое действие. Ответственный чиновник выделил им охранника и тот повел их внутрь.

Охрана тюрьмы была организована на совесть - по крайней мере, сейчас. У каждой двери охранник, сложная система пропусков. Как всегда конюшни накрепко запирают, когда кони уже украдены.

- Кстати, - спросил Молдер у Скалли, - неужели в окружной тюрьме нет собственной прачечной?

- Хороший вопрос, - откликнулась та. - Я уже тоже думала на эту тему. Прачечная здесь есть. Значит, белье везли не в стирку?

- Или, как всегда, что-то недоговаривают.

Охранник открыл очередную дверь и распахнул ее. По коридору прямо перед ними четверо людей в герметичных комбинезонах со стеклянными шлемами провезли на столе-каталке некий медицинский агрегат, странным образом напоминающий бронзовый саркофаг из какой-нибудь древней гробницы.

- Что здесь вообще происходит, черт возьми? - не выдержав, спросил Молдер у сопровождающего.

- На все вопросы вам ответит начальник, - хмуро проворчал тот. - Я человек маленький.

Наконец он привел их к кабинету, где красовалась табличка "директор". Но директора в кабинете не было. Отсутствовала даже секретарша.

- Ждите в коридоре, - сказал охранник. - Я поищу кого-нибудь из начальства.

- Хорошо, - кивнул Молдер, поскольку ничего иного ему не оставалось.

Охранник окинул их подозрительным взором, вошел в приемную и проверил заперта ли дверь в кабинет. Удовлетворенный осмотром, он отправился в одному ему известном направлении в поисках директора тюрьмы или хоть кого-нибудь, кто переложил бы бремя ответственности за этих специальных агентов ФБР на свои плечи.

- Самое смешное, - заметил Молдер, глядя ему вслед, - если выяснится, что этот самый Роберт Торренс никакого отношения к экспедиции в Коста-Рику не имеет и никогда не имел.

- Тогда наша миссия закончится и мы отправимся восвояси.

- Отнюдь. Теперь у меня приказ Уолтера Скиннера провести расследование бегства двух заключенных из окружной тюрьмы Камберленд и помочь маршаллской службе отловить сбежавших преступников. Кто бы ими не оказался. Это приказ.

Он проследил за взглядом Скалли. Вдали по пересекающему коридору чуть ли не бегом провезли на каталке еще один медицинский саркофаг.

- Я была уверена, что здесь тюрьма строгого режима, а не медицинско-исследовательский центр, - сказала Скалли.

- Совершенно верно, - откликнулся Молдер, не удивившийся, если бы по коридору провезли еще один подобный агрегат. - Да, здесь явно творится что-то странное.

- Не исключено, что это странное как-то связано с побегом...

- Или наоборот, - заметил Молдер.

- Что? - не поняла Скалли.

- Или побег был вызван этими странными обстоятельствами...

Сзади послышались множественные шаги. Оба агента быстро повернулись, ожидая увидеть человека, который их сюда привел и директора тюрьмы.

К ним навстречу шел мужчина в форме, уверенный в себе и немного похожий на Уолтера Скиннера - с такой же лысиной, только был он ростом повыше, покрепче, и лет на десять помоложе. За ним шествовало еще полдюжины людей в форме маршаллской службы, человек, который привел сюда Молдера и Скалли и еще несколько тюремных служителей.

- Специальные агенты ФБР Молдер и Скалли? - спросил лысый, подойдя к фэбээровцам. - Мне звонили насчет вас.

Оба тут же привычно вынули свои удостоверения. Он почти не удостоил документы вниманием.

- Лейтенант Роджер Гривз, - представился он, но руки не протянул. Мне поручено поймать этих двух засранцев и я их поймаю, не нуждаясь в чьей-либо помощи.

Кто-то из работников тюрьмы распахнул дверь в приемную директора и, достав связку ключей, отпер в дверь в кабинет и включил там свет. Лейтенант уверенно прошел в кабинет и уселся в директорское кресло из светлой кожи. Кто-то из его свиты немедленно принялся накручивать диск телефона, кто-то достал и разложил на просторном столе карты окрестностей, все были разного масштаба.

Молдер и Скалли тоже проследовали в директорский кабинет. Лейтенант Гривз отдал одному из подчиненных какое-то распоряжение и посмотрел на Молдера:

- Вы когда-нибудь участвовали в поимке сбежавших преступников? осведомился он.

- Нет, - спокойно ответил Молдер.

- Тогда вам нечего здесь делать.

- Я неоднократно участвовал в поимке еще НЕСБЕЖАВШИХ преступников, парировал Молдер. - Независимо от того хотите вы этого или нет, так же, как хочу этого я или нет, у меня приказ помогать вашей группе в поимке беглецов.

- Самая лучшая помощь, которую вы можете оказать - это не мешать! И чего ради ФБР решила вдруг послать помощь? Политикой надоело заниматься? Или мои новые подопечные ваши старые знакомые?

- Их имена я услышал четверть часа назад.

- В таком случае, лучше идите, погуляйте по городу со своей очаровательной спутницей. Когда беглецы будут водворены на законное место, я вам сообщу.

- Я бы с удовольствием, - усмехнулся Молдер, - но нам необходимо выяснить что здесь происходит. Я хочу поговорить с директором тюрьмы.

- Нет, - жестко ответил лейтенант. - Его здесь нет. И, по-видимому, больше не будет. В смысле - того, кто занимал это кресло. В тюрьме, похоже, какая-то эпидемия... Федеральная гвардия взяла на себя охрану тюрьмы...

- Что за эпидемия? - быстро спросила Скалли.

- Не знаю, - поморщился Гривз и посмотрел на вошедшего подчиненного. Принес дела беглецов, Райс? Давай сюда. - Он взял протянутые папки, открыл первую, стал бегло листать.

Кто-то переговаривался, уже двое сотрудников маршаллской службы звонили по телефонам, кто-то вышел, кто-то закурил. Нормальная рабочая обстановка, все чувствовали себя полностью в своей тарелке. Все, кроме Молдера и Скалли, так и стоявших перед большим столом для совещаний в форме буквы "Т".

- Так-так, странно... - проговорил Гривз.

- Вы обнаружили что-то интересное в делах беглецов? - Молдеру самому не терпелось изучить эти папки.

- Да как сказать... - протянул лейтенант маршаллской службы. - С молодым все понятно - отсидел полтора года из десяти за вооруженное ограбление. А вот Пол Варрен из белых воротников, сидел за мошенничество с банковскими документами, получил два года.

- Что между ними могло быть общего? - удивилась Скалли.

- Ну, общее в тюрьме всегда может найтись, и не с такими странностями встречались.

- Так что же вас удивило?

- А то, что срок Пола Варрена кончался... - он произвел нехитрый расчет в уме, - через шесть дней.

- Сэр, - обратился к офицеру сидевший на телефоне, - нашли брошенную машину, на которой смылись беглецы. У них кончился бензин...

- Где нашли? - рявкнул Гривз.

- За две мили до Броднакса.

- У самой границы штата. - Лейтенант встал. - Ты, - ткнул он указательным пальцем в одного из подчиненных, - свяжешься с Северной Каролиной, беглецы явно направляются туда. Ты, Стивен, - он посмотрел на другого, - выяснишь всю их подноготную - друзья, родственники... Да сам знаешь. Как можно скорее. Если окажется, что кто-то живет в Северной Каролине или в том направлении... В общем, сообщай сразу любые сведения. Позвони в управление, пусть распорядятся, чтобы полиция всех населенных пунктов в радиусе десяти миль от Броднакса... нет, двадцати, опросила жителей: не видел ли кто двоих, сходных по описанию с беглецами. В тюремных одеждах. И обратить внимание на любой угон автомобиля или кражу одежды за последние шесть часов. Фотографии из личных дел скопировать и передать по факсу. Все. Остальные за мной. По коням!

3.

Молдер направился с командой лейтенанта Гривза, а Скалли осталась в тюрьме с целью выяснить как можно больше о том, что здесь произошло. Теперь она находилась не в зале для посетителей, а в самой тюрьме и полномочия у нее были куда выше, чем час назад.

Молдер ехал на собственном автомобиле, не отставая от трех машин маршаллской службы. В машине лейтенанта Гривза наверняка был телефон и Молдер запоздало сожалел, что отказался от предложения ехать в головном автомобиле - сейчас был бы в курсе всех переговоров.

В Алберте кортеж остановился перед местным полицейским управлением. Лейтенант вышел из машины и быстро прошел в здание. Молдер вынул ключ зажигания и тоже вылез из автомобиля. Но не успел он дойти до входа в участок, как в дверях показался Гривз; в руках у него было несколько листков белой бумаги.

- Есть какие-нибудь новости? - спросил Молдер.

- Нападение на кафе в четырех милях от Броднакса. Возможно, это дело рук наших подопечных. Я зашел за фотографиями, чтобы показать вероятным свидетелям.

Он мельком продемонстрировал Молдеру факсы портретов из личных дел сбежавших заключенных и быстрым шагом направился к своему автомобилю, всем своим видом показывая, что ждать Молдера не будет, если тот отстанет, время дорого. Собственно, так оно и было. Молдер чуть ли не бегом поспешил к своей машине.

Завывая сиреной, кортеж вновь вернулся на шоссе. Через четверть часа, все четыре машины резко затормозили у небольшого придорожного кафе, где уже стояла, мигая фонарями на крыше, патрульная полицейская машина с распахнутыми дверцами.

Лейтенант Гривз уверенно прошел к группе людей у кафе. Двое полицейских, видимо только что подъехавших, с облегчением посмотрели на прибывших. Заплаканная женщина с двумя испуганными девчушками в пестрых платьицах посмотрела на него с надеждой. Четвертой была ярко накрашенная девица неопределенного возраста - продавщица, а может и хозяйка убогого заведения у дороги.

- Что здесь произошло? - требовательно спросил Гривз, не представляясь. И так по нему видно, что он имеет право задавать вопросы.

- Угон трейлера, - ответил один из полицейских.

- Когда это произошло?

- Да с полчаса назад, - подала голос продавщица.

- Мы с девочками вышли из туалета, а наша машина отъезжает, - пояснила женщина. - Я подумала, что это Роберт нас не дождался... Я кричала ему, кричала. А потом вышла она, - женщина кивнула на продавщицу, - и сказала, что видела как в машину забрались двое мужчин и уехали... Она и позвонила в полицию... Странно, ведь Роберт всегда вынимает ключи...

- Где ваш муж? - быстро спросил Гривз.

- Не знаю, он пошел в туалет...

- Быстро осмотрите территорию, - не оборачиваясь, зная что его услышат, приказал лейтенант. И повернулся к девице, которая тут же ему дежурно улыбнулась. - Вы рассмотрели мужчин, уехавших в трейлере?

- Относительно, - кокетливо ответила продавщица.

- Что значит относительно?

- Ну, я рассмотрела чуть-чуть длинноволосого, который помоложе. Он помогал второму идти, тот еле ногами передвигал...

- Ранен?

- Откуда мне знать? Может и просто болен. Он, кажется, кашлял. Но шел точно с трудом.

- Они были в синей одежде заключенных?

- Нет, в обычных. Длинноволосый был в синем, но это просто джинсы и куртка... В чем был второй, я не помню, в чем-то темном...

- Эти? - Гривз протянул девице листки с портретами Стива Мерцера и Пола Варрена.

Девица изучала фотографии.

- Этот, помоложе, похож. Усы я тоже запомнила, длинные такие, подковой. Да, похож. А второго я не разглядела, не знаю...

- Откуда они здесь взялись? Приехали на машине?

- Вы же видите, что, кроме ваших, других машин нет. У нас днем всегда почти пусто... Откуда я знаю откуда они свалились? Может подвез кто, может сами пришли. Мне недосуг в окно наблюдать за дорогой, я...

- Лейтенант, можно вас на секундочку! - окликнул один из маршаллов. Там, в туалете...

- Роберт! - всхлипнула заплаканная женщина, девочки прижались к ней с двух сторон, как птенцы к орлице.

Лейтенант Гривз молча направился в сторону, куда указывал подчиненный. Молдер пошел за ним.

Мужчина с пробитой головой лежал возле двух зашарпанных кабинок. Лицом вниз, подставляя обзору аккуратную рану в лысом затылке. Из крана непрерывной струей текла вода, скопившись лужицей у круглой решетки водостока.

- Жив? - только и спросил лейтенант.

- Пульса нет, - ответил тот, что на корточках склонился над мужчиной. - Один удар и все.

Разводной ключ с налипшей на него густой кровью валялся тут же, в углу.

- Орудие убийства отправьте на экспертизу, - распорядился Гривз и добавил: - Хотя и так почти ясно, чьи отпечатки пальцев там найдут. Сделайте это срочно, я хочу быть уверенным, что иду по нужному следу.

- Вы допускаете, что трейлер угнали не наши заключенные? - спросил Молдер.

- Я хочу знать точно, - жестко сказал лейтенант. - Одному из них оставалось сидеть шесть дней... - Он повернулся к человеку, находившемуся у трупа: - Проверьте карманы убитого. Ключи от трейлера они вытащили. Если бумажника нет, я хочу знать, какой суммой денег они сейчас располагают.

Лейтенант вышел на свежий воздух. Он не был слабонервным, просто увидел все, что было необходимо.

Он вновь подошел к женщине и полицейским, девица куда-то удалилась по делам.

- Роберт! - увидев мрачное лицо офицера встрепенулась женщина. - Что с ним?

- Он мертв, - сухо сообщил лейтенант Гривз. - Мне необходимо описание вашего трейлера и номера. А так же я хотел знать сколько наличных было у вашего мужа? Или он пользовался кредитной карточкой?

"Они не остановились перед убийством, - подумал Молдер. - Перед убийством совершенно незнакомого им человека. Ради трейлера. Это не люди". Молдеру приходилось иметь дело с нелюдьми. Но сейчас он гнался не за профессиональными бандитами, не за оборотнями или пришельцами. За людьми. Но потерявшими человеческий облик. И какой-то другой частью сознания он пытался понять, что толкнуло банковского служащего, пойманного на подделке финансовых документов, которому оставалось шесть дней до выхода на свободу, совершить - или соучаствовать - в этом жестоком и почти бессмысленном убийстве.

Единственное, что он знал совершенно точно - их надо отловить. Изолировать. И как можно скорее, пока они не оставили позади себя десяток трупов ни в чем не повинных людей, просто случайно оказавшихся у них на пути.

Зазвонил сотовый телефон в левом потайном кармане пиджака. Он вынул телефон и откинул крышку с микрофоном:

- Молдер слушает.

4.

О Скалли, казалось, все забыли. Она внимательно прочитала личные дела сбежавших заключенных, которые ей любезно отдал сотрудник маршаллской службы, затем попросила принести ей личное дело Роберта Торренса. Догадавшись, что быстро ей этого не дождаться, она решила, чтобы не терять время, отправиться в медицинский блок самой поговорить с главным врачом тюрьмы и узнать, наконец, что за эпидемию упоминал лейтенант Гривз и что за медицинское оборудование на каталке они видели по дороге к директорскому кабинету.

Коридоры административного здания окружной тюрьмы словно обезлюдили после отбытия лейтенанта Гривза и его команды. Скалли интуитивно свернула по коридору в ту сторону, куда торопливо катили странный медицинский агрегат, больше всего напоминающий саркофаг.

Повернув, она увидела вдали фигуру в белом медицинском халате, вошедшим в какую-то дверь. Скалли ускорила шаги.

Когда она приблизилась, дверь со стеклом с пропущенной внутри металлической сеткой, была заперта. Скалли постучала. Подождала немного и постучала вновь - настойчивее.

Наконец за стеклом мелькнула тень и показался немолодой человек с потертым усталом лицом. Белый халат, надетый поверх темного костюма с белоснежной рубашкой и дорогим галстуком, говорил о его профессиональной принадлежности.

- Что вы стучите? - недовольно спросил он, блеснув стеклами очков.

Скалли через стекло показала ему свое удостоверение.

- Специальный агент ФБР Дэйна Скалли.

- Извините, но посторонним сюда вход строго воспрещен.

В другое время ее позабавила бы эта стандартная фраза, произнесенная в стенах окружной тюрьмы, в которую Скалли попала с таким трудом.

- Я занимаюсь расследованием бегства двоих заключенных. Кто вы такой?

- Доктор Осборн, - неохотно представился он. - Филипп Осборн.

- Вы тюремный врач?

- Нет. Я работаю в Федеральном Центре по контролю за эпидемиями.

- В Центре по контролю за эпидемиями? - переспросила Скалли. - Кто вас сюда вызвал? Что здесь вообще происходит?

- Я не имею права отвечать на ваши вопросы, - стараясь быть вежливым ответил доктор Осборн и повернулся, чтобы уйти.

Скалли вновь требовательно застучало - прямо в стекло.

- Постойте! - закричала она. - Сэр! - только что названная ей фамилия не удержалось в голове, а по имени обращаться к незнакомому человеку было неудобно. - Сэр! Я - врач! Если вы немедленно не откроете мне дверь, то в Вашингтоне те, кому следуют, узнают о том, что вы чините препятствия специальному агенту ФБР и втайне от всех проводите здесь какие-то эксперименты...

- Эксперименты? - задохнулся от возмущения доктор Осборн и открыл дверь.

Скалли даже не ожидала, что ее угрозы окажут на собеседника такой воздействие.

- Хорошо, я вас отведу к своему начальству, пусть он с вами разговаривает.

- У меня строгие инструкции, - словно в извинение произнесла Скалли.

- У меня тоже строгие инструкции, - проворчал доктор Осборн - Скалли вдруг вспомнила забытую было фамилию собеседника.

- Я все равно узнаю, не от вас, так от вашего начальства, примирительным тоном сказала Скалли. - Но, по-вашему, что здесь случилось?

- Вспышка неизвестной инфекционной болезни.

- Сколько человек заражено?

- Двадцать семь. Четырнадцать уже умерло.

- Умерли?! - воскликнула Скалли. - Болезнь смертельно опасна?

- Увы.

- Когда заболел первый заключенный?

- Тридцать шесть часов назад. Мы прибыли сюда вчера вечером. Первый из заболевших скончался вчера ночью.

- И рано утром сбежали двое заключенных... - задумчиво произнесла Скалли, вспомнив слова Молдера.

- Что? - переспросил доктор Осборн.

- Каковы шансы того, что сбежавшие преступники заражены этой смертельной болезнью?

- Я не знаю, - честно ответил врач.

Где-то вдали раздавался требовательный звонок телефона. Уже секунд сорок как звонил.

- Извините, - сказал доктор Осборн, они как раз подошли к месту, где коридор разделялся на три, - подождите меня здесь. Я быстро вернусь и отведу вас к своему начальнику. Никуда не уходите!

Он побежал туда, где настойчиво звал к себе телефон, подпрыгивая и приволакивая ногу. Левая штанина брюк задралась в ботинок, что придавало ему несколько нелепый вид, учитывая идеально белый халат, строгий костюм и дорогой галстук.

Скалли огляделась. В коридоре, уходящем направо, стоял столик, накрытый марлей, вдали, по бокам от торцевой двери стояли те самые агрегаты на каталках, которые так торопливо везли сюда тюремщики. Скалли подошла к столику и из любопытства приподняла покрывало. На столе лежали новые респираторы, ватные тампоны, градусники - обычный набор. Она лениво прошлась вдоль коридора, чтобы не стоять на одном месте, дожидаясь своего проводника по этому безлюдному царству.

Дверь в торце коридора была приоткрыта, на ней красовалась табличка с надписью "Крематорий". Медицинские агрегаты представляли собой нечто вроде герметичных носилок, к которым был шлангами подключен кислородный аппарат. Именно таких она прежде не видела, но назначение агрегатов вполне понятно. Сейчас все были пусты.

Скалли оглянулась - не идет ли доктор Осборн; коридор по-прежнему был пуст. Она толкнула дверь, предполагая поговорить с тем, кто окажется внутри - вдруг там окажутся более словоохотливые собеседники, чем затюканный жизнью Филипп Осборн?

В помещении горел свет, но никого не было. Печи в противоположной стене спали, в ожидании своей ужасной пищи. Справа на столах лежали семь черных пластиковых мешков, самим своим видом сообщая о скорбном содержимом.

Скалли приблизилась к столу. На первом мешке была бирка: "001. Роберт Торренс".

Скалли сглотнула набежавший в горле ком и пошла назад, полагая, что Осборн уже ищет ее.

Значит, теперь они никогда не узнают прав был Молдер в своем предположении или нет. Но случайность ли то, что человек, который заинтересовал Молдера оказался первым погибшем (о чем свидетельствовал номер на бирке)? Сотни вопросов. Скалли не верила в привидения и оккультные науки. Но и в такие совпадения тоже верилось с трудом.

Осборна все еще не было. Скалли в задумчивости дошла до перекрестка коридоров. Постояла. Взгляд упал на столик с медицинскими принадлежностями. Скалли вдруг решительно подошла к столику, взяла респиратор и поспешила обратно к крематорию, доставая на ходу из сумочки свои резиновые перчатки и пинцет.

Помещение было все так же пустым. Блестящая молния на пластиковом пакте разверзлась с легким вжиком. То, что предстало глазам Скалли человеком назвать было трудно.

Она видела в своей жизни достаточно мертвых тел. То, что находилось в пластиковом покойницком мешке очень мало напоминало человека. Даже если бы она знала Роберта Торренса при жизни, опознать его в этом взбухшем синем нагромождении плоти вместо лица, она бы не смогла. И прямо посередине того, что некогда было лбом, назревал, точно вулкан, огромный ярко-красный нарыв, с жутковатым фиолетовым нарывом.

Ни о чем подобном в медицинских учебниках и энциклопедиях не упоминалось.

Чьи-то руки довольно бесцеремонно оттолкнули ее в сторону.

- Вам здесь нельзя находиться! - услышала она испуганный голос доктора Осборна, прежде, чем рассмотрела, кто именно отстранил ее от стола. - Я же просил подождать вас в коридоре!

- Что это за болезнь?! - только и могла выдавить из себя Скалли, сорвав с лица респиратор. - Я должна взять образцы для анализа в лаборатории!

- Прошу вас, уходите! - чуть ли не взмолился доктор Осборн, пытаясь найти язычок молнии на пластиковом пакете. - Тела нельзя подвергать воздействию воздуха.

- Но я имею право знать от чего именно умерли эти люди! У всех умерших были такие нарывы? Почему они приготовлены к сожжению? Сделаны ли должным образом анализы для исследований? Я хочу знать...

Она не договорила. Красно-фиолетовый волдырь на трупе лопнул, словно действительно произошло извержение вулкана и мерзкая слизь брызнула Осборну прямо в лицо, заляпав очки и испачкав белоснежный халат грязно-зелеными с красным пятнами.

Первым инстинктивным движением он отпрянув, срывая очки и пытаясь протереть их полой белоснежного халата.

- Доктор Осборн! - Скалли не знала, что делать.

Он, едва приоткрыв глаза, не слыша ее, бросился к выходу, мечтая лишь поскорее добраться до умывальника.

Скалли кинулась было вдогонку, но он уже добежал до конца коридора и скрылся.

Скалли с трудом перевела дух. В руке она сжимала респиратор. Она хотела было вернуться к столам со зловещими мешками, но непонятная брезгливость, смешанная с неосознанным страхом заразиться, не позволила ей вновь переступить порог крематория.

Она резко сняла перчатки и бросила их прямо на пол. Достала из сумочки сотовый телефон и быстро набрала номер.

- Молдер слушает, - раздался в трубке знакомый голос после нескольких гудков.

- Молдер, это я, - хрипло произнесла она.

- Скалли, ты?

- Да. Молдер, я только что видела... В тюрьме распространилась инфекция.

- Что за болезнь?

- Не знаю. Смертельная болезнь... Природа и методика распространения пока не ясны... Здесь работает группа из Федерального Центра по контролю за эпидемиями. Я пока не смогла найти начальника группы, чтобы выяснить все подробности. Но я видела труп... Это ужасно и ни на что не похоже. О, Молдер! Погибшим под номером ноль-ноль-один оказался Роберт Торренс.

- Торренс? - голос Молдера был спокоен.

- Ты не удивлен? Ты ожидал что-то подобное?!

- Честно говоря, нет, - признался Молдер. - Хотя... Сейчас меня больше волнует не Торренс, а Стив Мерцер и Пол Варрен. Как быстро протекает болезнь?

- С момента первого заражения прошло тридцать шесть часов. Каждый, кто столкнется с этой болезнью может быть смертельно опасен для окружающих.

- Эти двое итак смертельны опасны для окружающих, - ответил Молдер, взглянув в распахнутую дверь туалета, где лежал мертвый мужчина, умерший не от заразы.

Скалли услышала позади себя быстрые шаги уверенного в себе человека и обернулась. К ней шел мужчина в белом халате и шапочке. Выражение его лица была властным и жестким, если не жестоким, хотя и сказать, что его лицо было искажено гневом, тоже нельзя. По всей видимости это было его обычное выражение лица. Скалли почему-то подумала, что ему не хватает в руках бензопилы для полного сходства с персонажем популярного фильма ужасов.

- Я тебе позже перезвоню, - быстро сказала она в трубку и убрала телефон во внутренний карман пиджака, догадавшись, что перед ней старший группы Федерального Центра по контролю за эпидемиями.

- Кто вы такая и что здесь делаете? - грозно спросил он. - Здесь нельзя никому находится из персонала тюрьмы.

- Я специальный агент ФБР Дэйна Скалли и провожу здесь расследование обстоятельств бегства заключенных.

- Здесь вы ничего не узнаете насчет них. С кем вы разговаривали по телефону?

- С моим напарником, который занят поисками сбежавших. Он должен знать заражены они или нет.

- Такая информация отсутствует. - Он бросил быстрый взгляд на открытую дверь в крематорий и брошенные на полу перчатки и респиратор. - Вы не должны никому рассказывать то, что видели. Отдайте мне телефон!

- Вы не имеете права мне приказывать!

- Отдайте ваш телефон! Таковы федеральные правила дей...

- Я - федеральный агент и действую здесь по приказу прямого начальства.

- Дайте телефон! - он властно протянул руку, чтобы она положила требуемое на раскрытую ладонь. Пальцы у него были длинные и белые.

- Попробуйте отобрать силой! - Скалли совершенно неосознанно поправила рукой челку, так, что задравшаяся пола пиджака чуть приоткрыла кобуру с пистолетом.

Мужчина в белом халате оценил взглядом ситуацию и вздохнул.

- Хорошо, - решил он наконец, - пройдемте в кабинет, поговорим. Я отвечу на ваши вопросы, федеральный агент...

- Дэйна Скалли, - напомнила она.

- Да, агент Дэйна Скалли. Пойдемте, нечего стоять в коридоре.

5.

Далеко уйти на столь приметной машине, как трейлер, преступники не могли. Либо трейлер остановят патрульные полицейские, либо они сами бросят его, раздобыв себе другой автомобиль - каким способом они это сделают, учитывая труп Роберта в туалете, не хотелось даже думать.

Все необходимые распоряжения были отданы, оставалось ждать пока преступники вновь не обнаружат себя. И проверять их родственников и знакомых, разумеется, чем занимались люди Гривза, имеющие опыт подобной работы.

Самое отвратительное - ждать, в то время когда кому-то может угрожать смертельная опасность...

Лейтенант Гривз решил, что с равным успехом можно ждать и в городке, а не торчать у этого придорожного кафе, по виду которого ясно, что хозяин едва сводит концы с концами. Все, что можно было выяснить - выяснено, трупом и пострадавшей будут заниматься другие службы. Машины маршаллской службы дружно отправились в Броднакс. Молдер, залезая в машину, вспомнил, что он еще не обедал. По-видимому, лейтенант вспомнил о том же, поскольку в городе машины остановились у вполне приличного кафе.

Но пообедать не дали. По сотовой связи Гривзу сообщили, что угнанный трейлер обнаружен на бензоколонке в полудюжине миль от города - совсем на другой дороге, ведущей в западном направлении. Полицейский патруль, заметив стоящий у станции автозаправки разыскиваемый трейлер посчитал, что благоразумнее немедленно сообщить начальству, а не пытаться задерживать преступников, если, конечно, они все еще там.

И Молдер вновь уселся за руль своего автомобиля, подумав, что и ему бы неплохо было наполнить бензобак после сегодняшних путешествий.

У цели были менее чем через десять минут. Приметный трейлер Молдер заметил еще издали. Бойцы маршаллской службы выскочили с оружием наготове сразу из трех машин. Грамотной цепью окружили пустующую в этот час бензоколонку на богом забытом проселочном шоссе. Молдер тоже достал оружие, готовый стрелять на поражение, в случае если двое мужчин, с намертво врезавшимися в память лицами, попытаются оказать сопротивление.

Молдер думал, что если они успели, если беглецы еще здесь, то так или иначе операция сейчас закончится - лейтенант Гривз не даст им уйти. Молдер готов был убивать, чтобы эти двое, потерявшие человеческий облик, не могли унести больше ничьей жизни.

Здание бензоколонки было окружено людьми Гривза. По звукам Молдер понял, что там никого не обнаружили. Он толкнул ногой дверь туалета, стоявшего в стороне от здания и направил оружие внутрь. И на полу он сразу же увидел человека в луже воды - из крана, как и в предыдущем случае, струей текла вода, выливаясь из переполненной раковины маленьким водопадом.

Человек пошевелился.

- Здесь раненый! - крикнул Молдер своим спутникам, убирая пистолет в кобуру.

Он сел перед ним на корточки, собираясь перевернуть на спину, как взгляд заметил вдали, вдоль прохода у кабинок, еще одно тело. Молдер выругался. Тот, что лежал перед ним был молодой парень в клетчатой рубашке - наверняка работник бензоколонки. Он уже приходил в себя. Его рубашка была испачкана какой-то грязно-зеленой слизью.

В дверях уже показалось подмога.

- Здесь двое, - бросил за спину Молдер и шагнул ко второму.

Этот был мертв. Однозначно. И несмотря на уродливый нарыв с фиолетовым оттенком и искаженное лицо, он его узнал. Перед ним несомненно лежал Пол Варрен, сорок четыре года, банковский служащий, осужденный за мошенничество и которому до выхода на свободу оставалось целых шесть дней.

* * *

- ...Пол Варрен был спокойным заключенным, - говорил надзиратель. - Он жил в одной камере с Робертом Торренсом и эта парочка не доставляла мне никаких хлопот...

- С Робертом Торренсом? - переспросила Скалли.

Она сидела в кабинете директора тюрьмы и наблюдала как один из подчиненных лейтенанта Гривза ведет расследование побега заключенных. Надзиратель Данди Винсент был уже седьмым допрашиваемым, а картина бегства оставалась совершенно туманной.

- Да, а что?

- Нет, ничего... Я просто полагала, что он жил вместе со вторым сбежавшим, как его...

- Стивен Мерцер, - подсказал следователь.

- Нет, Стив жил со стариком Бентли. Они с Варреном встречались в столовой да на прогулке. Что между ними могло быть общего? Я бы не удивился, если бы Варрен рванул в бега с Торренсом - вот тот ему подходил...

- Постойте, постойте, - снова вмешалась Скалли. - А почему вы предположили, что инициатива побега принадлежала Варрену? Ведь ему на следующей неделе выходить на свободу.

- Я этого не говорил, - ответил надзиратель. - Но... как-то не верится, что Стив мог сам дойти до такого. Да и Варрен, честно говоря, тоже. Вот Торренс - да... Но я ничего не знаю. Все это предположения...

- Вы не замечали ничего странного в поведении этих двоих заключенных? То, на что могли и не обратить внимания при обычных обстоятельствах? спросил следователь.

- Да нет, - после минутного размышления ответил Винсент. - Обычно себя вели. Варрен правда... да нет, ерунда...

- Говорите, - потребовал следователь.

- Да Торренсу пришла посылка странная, Боб ответил, что у него ни родственников, ни друзей нет. Варрен тогда заметил ему, что это могло быть от баптистов из Анандейла, они рассылают благотворительные посылки. А потом, когда я проходил мимо их камеры, они лежали спинами к другу поругались, наверное... А ночью, когда уже не моя смена была, Варрен закричал, что Торренсу плохо и Боба увезли в лазарет. Днем Варрен вел себя как обычно... впрочем, я не помню, чтобы обращал на него внимания - я же не знал, что на следующее утро он сорвется в бега...

- Что был за пакет, который пришел Торренсу? - спросила Скалли.

- Да обычный пакет. Без обратного адреса... Там мог быть пирог, или игрушка...

- Где сейчас этот пакет?

- Понятия не имею. Выбросили наверное... Если вы хотите, можно поискать в мусорных баках...

- Да, пожалуйста.

- У меня больше вопросов нет, - сказал следователь. - Вы свободны мистер Винсент. - Он посмотрел на Скалли. - Если обнаружите пакет, занесите его сюда.

- Хорошо.

- И пригласите шофера Дэвида Гэррика.

* * *

Молдер и лейтенант Гривз вышли на свежий воздух. Начинающее заходить солнце окрашивало горизонт фантастическим золотисто-коричневым светом.

Получасовой расспрос пострадавшего практически ничего не дал: Анжело Гарза, двадцати пяти лет, работник бензозаправки пошел в туалет. Увидел склонившегося над раковиной человека и струи воды, стекающей на пол. Спросил в чем дело и... получил страшный удар сзади по голове больше ничего не помнит. Никаких следов Стивена Мерцера обнаружить не удалось.

- Куда он мог направиться? Здесь двадцать три дороги и дорожки, по которой ехать?! - Гривз подошел к автомату с пепси-колой и опустил монету. - Врачи уже прибыли? - крикнул он, обращаясь к подчиненным. Лейтенант и так видел, что новых машин у бензоколонки не появилось. Он выругался. И добавил: - Хорошо, хоть этого парня не убили...

Одним беглецом стало меньше. Но проблем от этого не убавилось. Где искать Мерцера и на чем он мог уехать (не ушел же пешком! до ближайшего поселения несколько миль) было совершенно неясно. В любой момент мог обнаружиться еще один пострадавший - раненый или... не стоит думать об этом или, они делают все, что могут.

И что за странная болезнь от которой умер Пол Варрен?

Взгляд Молдера уперся в телефонную будку. Он потянул из кармана сотовый телефон, чтобы поинтересоваться не выяснила ли чего-либо нового про инфекцию и про обстоятельства побега Скалли, как другая мысль посетила его. Он быстрым шагом направился к стоявшей чуть в стороне от зданий телефонной будке.

Нажал кнопку и снял трубку.

- "Атлантик Бэлл" слушает, - услышал он в трубке женский голос.

- Здравствуйте. Я федеральный агент Фокс Молдер, номер моего удостоверения "JTT - ноль сорок семь сто один сто одиннадцать". Я разыскиваю сбежавшего из тюрьмы беглеца вместе с маршаллской службой штата. Не могли бы вы сказать куда за последние два часа звонили из этой будки?

- Подождите пожалуйста.

Молдер приготовился ждать сколь угодно долго. Странный посторонний шум врезался в обыденные звуки. Дребезжащий шум все нарастал, заполняя собой пространство. Молдер обернулся.

Прямо перед бензоколонкой сел небольшой грузовой вертолет. Винт не останавливался, дверца распахнулась из нее выскочили двое людей в герметических костюмах и принялись вытаскивать агрегат, подобный тому, что он уж видел в коридорах окружной тюрьмы Камберленд.

- Алло, вы слушаете? - раздалось в трубке.

- Да, да, я записываю, - откликнулся Молдер, отвлекаясь от вертолета.

- За последние шесть часов с этого аппарата звонили один раз - в пять часов тринадцать минут.

- Какой номер? - нетерпеливо спросил Молдер.

- Девятьсот двадцать пять СТ пять пять пять шестьдесят девять тридцать шесть.

Молдер быстро занес в записную книжку цифры и попросил:

- Повторите пожалуйста.

Убедившись, что все записал правильно, он поблагодарил телефонистку и быстро повесил трубку.

Люди в герметических костюмах загрузили в вертолет саркофаг с телом Пола Варрена и никто не возражал против этого. Но другая четверка силком, без каких либо разговоров (все были в стеклянных шлемах, но со встроенными микрофонами), укладывали в агрегат Анжело Гарза в клетчатой рубашке, испачканной серо-грязной слизью.

- Эй, да что происходит? - испуганно кричал он, полагавший что на сегодняшний день все его приключения закончилось. - Куда вы меня ведете?

Его бесцеремонно уложили в саркофаг и захлопнули крышку - он ударил в стекло раскрытой ладонью, но специальное стекло могло выдержать и не такое воздействие. Четверо в костюмах ловко подхватили тяжелый агрегат и довольно споро, несмотря на свой нелепый вид, побежали к вертолету с крутящимися лопастями.

- Кто вы такие? - подбежал к носильщикам Молдер. - Почему нас не поставили в известность?!

Его грубо оттолкнули, установили саркофаг на порожек дверцы, те, кто были внутри, быстро втащили его в салон вертолета. Четверо, не реагируя на гневные вопросы федерального агента запрыгнули в машину.

- Кто у вас старший? Я хочу поговорить с ним! - потребовал Молдер, доставая свое удостоверения.

Но дверь перед ним захлопнулась и машина сразу поднялась наверх. Молдер пригнулся, уберегаясь от воздушных струй. Желтый вертолет с черной надписью на борту (которую Молдер не успел прочитать), поднялся вверх и быстро полетел в северном направлении.

- Это вы приказали? - подошел к ошеломленному таким нахальством Молдеру лейтенант Гривз. - Я так и предполагал, что от вас будут какие-нибудь неприятности... Куда повезли свидетеля? - тон его был жестким.

- Клянусь вам, что я сам ничего не понимаю, - честно ответил Молдер. Вы успели рассмотреть, что за надпись была на борту?

- Нет, - не готовый к атаке ответил лейтенант. - Больше мне делать нечего! Я должен ловить сбежавшего заключенного, а не сидеть сложа руки!

- Вот, - Молдер протянул ему блокнот. - Может, это холостой выстрел, а может и ниточка. По этому номеру звонили из телефонной будки чуть больше часа назад. Вполне возможно, звонил второй беглец, Стивен Мерцер. Умершего, видно, сильно мучила жажда - и там, в кафе, и здесь, в туалете ручьем текла вода...

- И что нам это даст? - подозрительно спросил лейтенант.

- Для поимки Мерцера - ничего.

* * *

- Я пытаюсь проследить происхождение пакета, который послали Роберту Торренсу, - говорила в трубку сотового телефона Скалли.

Она держала в руках пакет, принесенный ей Винсетом. Пакет как пакет, выложенный изнутри фольгой. Внутри было пусто, чисто и ничем не пахло. Адреса отправителя на пакете не было.

- Пакет пришел в тюрьму Камберленд, Динуидди, Вирджиния. Позавчера. Да, номер пакета один один один два один четыре восемь. Конечно, подожду.

Она снова повертела в руках пакет - ничего особенного. Она сидела в приемной директорского кабинета; в самом кабинете, закончившие допросы сотрудники лейтенанта Гривза в ожидании дальнейших распоряжений курили и пили кофе. Один из работников тюрьмы сидел в кресле напротив Скалли, читая вчерашнюю газету, но по всему было видно, что ни газета, ни расследование не волнуют его - мысли заняты тем, как последние события коснуться его собственный карьеры, место потерять не хочется никому.

- Да? - Скалли прижала трубку плотнее к уху. - Пакет пришел из Витчета, Канзас? Вы записали кто его отправил? Представитель компании "Пинк Фармацевшен"? Вы не могли бы проверить еще разок, пожалуйста. Точно "Пинк Фармацевшен"? Спасибо.

Она встала и в задумчивости прошлась по приемной, разглядывая портреты бывших президентов, развешанные по стенам. Затем набрала номер Молдера.

Дверь распахнулась и на пороге показался доктор Осборн.

- Мисс Скалли, можно вас по срочному делу?

Скалли подумала мгновение, затем кивнула, отключила телефон, на котором мелькала последняя набираемая цифра, и вышла вслед за доктором Осборном. От его начальника, с которым она беседовала битых полчаса ничего конкретного добиться не удалось.

Осборн, увидев что Скалли вышла, не оборачиваясь пошел в медчасть. Скалли, ни о чем не спрашивая - раз не заговаривает, видно хочет что-то показать в лаборатории - шла за ним.

Осборн отпер застекленную дверь и пошел по коридору, свернув в противоположную от крематория сторону. Он провел ее в кабинет, больше смахивающий на лабораторию, и запер за ней дверь.

- Вы мне что-то хотели сказать, доктор Осборн? Или показать?

- Стойте! - он предостерегающе закрылся руками. - Не подходите ко мне!

- В чем дело, доктор Осборн?

Он медленно ослабил галстук и расстегнул пуговички воротника. Раздвинул ворот и продемонстрировал назревающий красный нарыв, такой же, какой она видела на трупе в крематории, только меньших размеров и без этого жутковатого фиолетового блеска.

- Я заразился, мисс Скалли. Я обречен, лекарства от этой болезни нет. Меня не выпускают. Вся тюрьма под карантином!

- Под карантином?

- Да, федеральная гвардия не выпускает никого без разрешения, подписанного мистером Джилбертом.

Скалли догадалась, что речь идет о старшем группы Центра по контролю за эпидемиями, который умудрился вести с ней беседу не менее получаса и не сказать ничего мало-мальски важного.

- Вы меня вините в происшедшем? - спросила Скалли подумав, что если бы он тогда грубо не оттолкнул ее от пластикового мешка с трупом Торренса, струя заразы из нарыва попала бы в лицо не ему, а ей.

- Причем здесь вы?! То есть... Да, я заразился по вашей вине. Но вы не знали... Нет, во всем я виню тех, кто за всем этим стоит.

- Центр по контролю за эпидемиями?

- Господи, да причем здесь Центр? За всем стоит компания... - он осекся.

Даже будучи смертельно больным доктор Осборн не хотел раскрывать чужие секреты. Но ведь он ее для того и позвал, чтобы она рассказала об этом всем, отомстив за его смерть от жуткой неизлечимой болезни. Он хотел назвать имя компании, но Скалли это сделала за него:

- "Пинк Фармацевшен"?

- Да, за всем этим стоит компания. Все, что произошло здесь - отнюдь не случайно.

Неожиданно лицо его исказила гримаса боли, он пошатнулся, пытался ухватиться за письменный стол, не удержался и упал на пол, неловко подвернув под себя ногу.

Скалли кинулась было к нему на помощь, но Осборн криком остановил ее:

- Не подходите! Если вы не заражены, не надо рисковать сейчас! Яды начинают действовать... Я знаю симптомы болезни. Я сейчас потеряю сознание... часа на три... Потом у меня будет час-другой... И все... я покойник... Как мало я успел! Так должен успеть сейчас... У меня все приготовлено - вы должны сделать себе анализ, мисс Скалли. Слушайте...

* * *

- Хорошо, - говорил лейтенант Гривз в трубку мобильного телефона. Да, я все понял. Если будут какие-то новости, немедленно сообщайте. Я отправляюсь в Динуидди.

Молдер стоял поодаль, заложив руки за спину и с отсутствующим видом смотрел в свое любимое никуда, словно происходящее его не касалось. Но едва офицер захлопнул крышку телефона, он повернулся к нему:

- Есть какие-нибудь новости?

Лейтенант Гривз пожал плечами:

- Номер, который вы мне дали, принадлежит Элизабет Годли. Живет в Динуидди, имеет пятилетнего сына...

- Она замужем?

- Насколько я понял - нет. И никогда не была. Сейчас ведется проверка: была ли она каким-то образом связана со Стивом Мерцером? Так или иначе, у ее дома выставлена засада. Если он туда заявится, мы узнаем об этом тут же.

- А если нет?

- Будем искать... Если ночь пройдет тихо - утром поговорю с этой Элизабет Годли. Отправляйтесь отдыхать, Молдер. Если что-нибудь случится я вам позвоню. Лично я отправляюсь в Динуидди спать.

Зазвонил телефон Молдера. Гривз кивнул на прощанье и пошел к машине. Его люди последовали за командиром, словно только и дожидались сигнала.

- Молдер слушает. Кто говорит?

- Это Скалли. Тебе известно что-нибудь о компании "Пинк Фармацевшен"?

- Ну, одна из крупнейших фармацевтических корпораций страны, поставляет на внутренний рынок более пятидесяти процентов всех медикаментов...

- Она прислала Роберту Торренсу пакет, в котором была зараза...

- Мы нашли Пола Варрена, - сообщил Молдер. - Он мертв. У него был огромный красно-фиолетовый нарыв. Его и свидетеля забрали какие-то люди в гермокостюмах и улетели на желтом вертолете.

- Это были люди "Пинк Фармацевшен". Они всеми силами пытаются прикрыться.

- Ты что-нибудь выяснила?

- Я узнаю больше совсем скоро, - она не стала говорить Молдеру, что доктор Осборн, прежде чем посвятить ее во все детали происходящего, решил удостовериться не заражена ли она. Он научил ее как сделать анализ, но результаты проб можно будет узнать лишь через девяносто минут.

- Как ты думаешь, - спросил Молдер, - второй, Стив Мерцер, может быть заражен?

- Вполне возможно. Необходимо поймать его как можно скорее, пока он не успел разнести заразу по всему штату.

- Мне кажется, необходимо объявлять карантин по всему округу.

- В твоей власти сделать это?

- Я попытаюсь... У тебя все хорошо, Скалли? - что-то ему не понравилось в ее голосе.

- Все в порядке, Молдер. Это ты береги себя.

Она не стала говорить ему, что до момента, когда она узнает результаты анализа, осталось еще целых семьдесят четыре минуты.

6

Секретарши в столь поздний час не было, Молдер прямо прошел к кабинету своего непосредственного начальника и постучал.

- Входите.

Молдер вошел и прикрыл за собой тяжелую дверь.

- Спасибо, что согласились принять меня в столь поздний час, сэр, сказал Молдер.

Скиннер не выглядел усталым, несмотря на то, что провел весь день в кабинете. В углу, в тени, Молдер заметил еще одного человека, сидящего в кресле, и подозрения, зародившиеся по дороге сюда начали приобретать все более отчетливые очертания. Человека, сидевшего в тени, они со Скалли между собой называли "Курильщиком". Ни его настоящего имени, ни должности они не знали. Человек был со своей неизменной сигарой, по которой и получил прозвище.

- Я слушаю вас, агент Молдер, - предложил начинать беседу Уолтер Скиннер.

- Скажите, вы знали, приказывая мне отправиться в помощь к маршаллам для поимки беглецов, что в тюрьме Камберленд разразилась эпидемия смертельной неизвестной болезни?

- Это имеет отношение к делу? - неожиданно подал голос Курильщик.

- Да, - твердо сказал Молдер. - Если бы мы знали, что нас ждет...

- То ничего бы не изменилось, - сказал Скиннер. - Что вам удалось выяснить?

- В тюрьме эпидемия смертельной болезни. Один из сбежавших заключенных мертв - я видел его обезображенный заразой труп. Второй еще на свободе и очень вероятно, что он тоже болен. Неизвестно, сколько людей он успеет заразить.

- Что за болезнь? Как она развивается, как передается? Вирусы, бактерии, воздушно-капельным путем? Вы все это выяснили?

- Этим вопросом занимается Скалли, - ответил Молдер и подумал, что что-то она давно не звонила (заснула там, что ли?). - Одно я знаю совершенно точно - заболевание смертельно. Убивает жертву не более чем за тридцать шесть часов, цикл может проходить и значительно быстрее. Необходимо объявить карантин в округе. Поэтому я и приехал к вам.

- Это невозможно сделать, - сухо ответил Скиннер. - Занимайтесь своим делом - помогайте ловить сбежавшего заключенного. Где он сейчас, с кем? Сколько людей вокруг него? Молчите?

- Если вы ничего не предпримите, я обращусь в газеты и люди узнают о грозящей им опасности.

- В тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году в Сакраменто, в Калифорнии, была вспышка язвенной лихорадки, - подал голос Курильщик. Правда вызвала бы панику, которая стоила бы сотни жизней. Мы справились с заболеванием, контролируя информацию.

- Нельзя защищать народные массы, если им лгать, - сказал Молдер. Он злился все сильнее и в первую очередь на себя - за то, что бессилен что-либо предпринять.

- Так происходит каждый день, - равнодушно заметил Курильщик.

- Но я не собираюсь этому потворствовать, - ответил Молдер и направился к дверям.

- Между прочим, - кинул ему в спину курильщик, - вы уже потворствуете. Сколько человек заразилось, пока вы здесь стоите и ничего не делаете? Десять, двадцать? Что такое правда, агент Молдер?

- Агент Молдер, - жестко сказал Скиннер. - Ваша задача сейчас выяснить как можно больше о природе заболевания и поймать сбежавшего заключенного. Это приказ. Все остальное предоставьте решать нам. Вам понятно, агент Молдер?

- Да, сэр, понятно, - зло процедил Молдер и вышел из кабинета, хлопнув дверью.

7.

Анализ крови Скалли дал отрицательный результат - она здорова, смертельная зараза у нее не обнаружена. Колоссальное напряжение, державшееся все это время бездеятельного ожидания, спало, вызвав бешеное биение сердца.

Где-то внутри сознания она верила, что не может вот так просто заразиться и умереть, но логика говорила обратное. Теперь же она твердо знала, что опасность умереть подобно доктору Осборну ей не грозит.

Пока не грозит, если она не будет соблюдать осторожность. Полностью опасность минует когда она окажется вне пределов тюрьмы. Но об этом она сейчас не думала - она поспешила к доктору Осборну, надеясь, что он уже пришел в сознание.

Она нашла его в отдельной палате, в закрытом агрегате, к которому были подведены кислородные шланги и вставлен микрофон для переговоров.

Он лежал с закрытыми глазами, лицо его неуловимо изменилось - сейчас оно было изможденным и беззащитным, возможно этому впечатление способствовало отсутствие очков. След на переносице от оправы лишь подчеркивал это.

- Доктор Осборн, - без особой надежды окликнула его Скалли, склонившись перед переговорным устройством медицинского агрегата, надежно защищающего ее от заразы. - Доктор Осборн, это я Дэйна Скалли. Вы слышите меня?

Как ни странно он открыл глаза.

- Мисс Скалли? - мембрана переговорного устройства чуть искажала его голос. - Я еще жив?

- Да, живы. И вам еще надо многое успеть мне рассказать. Анализ дал отрицательный результат - я не заражена. Я выйду отсюда и правду о вашей гибели узнают все.

- Да, я стою одной ногой в могиле, для меня это не секрет... Как мало я сделал... Моя книга... Мисс Скалли, вы же врач?

- Да.

- Я писал книгу. Про гормоны, выделяемые пацифагой эмаскулата, это тропические насекомые... Вы мне можете обещать, что закончите книгу или хотя бы передадите ее в мой университет в Канзасе? Я ведь преподавал в университете, пока не соблазнился посулами компании. Заработать хотел... Да! Я хочу написать письмо бывшей жене. Мисс Скали, вы можете написать письмо?

- Да, доктор Осборн, - она достала из сумочки записную книжку и авторучку. - Я все запишу и отправлю. Диктуйте.

Он долго и нужно, подолгу отдыхая с закрытыми глазами, диктовал пространное послание, вся суть которого заключалась в том, что он просил прощения за то, что был не самым примерным мужем и отцом восьмилетней девочки и просил не вспоминать о нем плохо.

Наконец Скалли записала адрес и убрала письмо в сумку, заверив, что все будет отправлено.

Ей не терпелось услышать тайну, которую мог поведать доктор Осборн, но она сдерживала себя, стараясь не оскорбить умирающего торопливостью.

А что бы она думала на его месте? Какого это лежать и говорить со здоровым человеком, зная, что через несколько часов тебя не станет? Скалли чувствовала себя крайне неудобно, поскольку косвенной причиной его заражения была она сама. Но ей необходимо было докопаться до правды. Чтобы больше подобного не повторилось нигде и никогда.

8.

Рано утром Молдер был в Динуидди, перед домом Элизабет Годли. Лейтенант Гривз уже дожидался его. Скалли так и не позвонила (она освободилась лишь глубокой ночью и справедливо рассудила, что Молдер уже спит и не стала его тревожить, прекрасно зная какой он спросонья). Она же на звонок не откликнулась - наверное тоже спала.

- Ничего нового? - спросил Молдер у офицера маршаллской службы.

- Засада простояла всю ночь. Он не приходил. И нигде не объявился...

- Может быть, он пришел раньше, чем вы успели поставить наблюдение и сейчас находится в доме?

- Может быть, - кивнул лейтенант Гривз и решительным шагом направился к калитке невысокого забора, окружавшего участок Элизабет Годли.

Шестеро вооруженных бойцов в бронежилетах последовали за ним и встали возле стены дома по обе стороны от дверей, так чтобы их не было заметно. Лейтенант нажал на кнопку дверного звонка.

Через несколько минут дверь отворилась и Молдер увидел заспанную светловолосую женщину, придерживающую на груди спешно накинутый халат.

- Мисс Элизабет Годли? - спросил лейтенант Гривз.

- Да, это я.

- Вы одна в доме?

- Вы ищете Стива? - она сразу сообразила о чем речь. - Его здесь нет.

- Откуда вы знаете кого мы ищем? - спросил Молдер делая шаг ближе.

- А он был у меня вчера.

- И куда он направился? - зло спросил лейтенант Гривз.

- Понятия не имею, - ответила женщина. - Проходите в дом, а то мне холодно.

Лейтенант сделал знак своим людям и они разошлись по сторонам, чтобы взять под прицел все окна на случай непредвиденного развития ситуации. Гривз и Молдер прошли в дом.

- Можете все обыскать, если вы мне не верите, - сказала Элизабет. Его здесь нет.

- А почему он вообще приходил сюда?

- А куда ж ему еще идти? Он же отец моего ребенка.

Гривз чертыхнулся - его служба сработала из рук вон плохо, раз он этого не знал.

- И я была бы рада, если бы он остался здесь, - продолжала Элизабет. Но он лишь взял деньги, переоделся в другую одежду и сразу ушел. Он догадывался, что вы его ищите. Хотя мне он, конечно, ничего не сказал.

- А почему вы не удивлены, что мы его ищем? - спросил лейтенант, глядя ей в лицо.

Она грустно улыбнулась.

- А как он мог здесь оказаться, если получил десять лет тюрьмы? Его что, освободили досрочно за хорошее поведение после полутора лет? Ясно, что он сбежал.

- Почему же вы не заявили о его появлении в полицию?

- Обо мне можно думать все, что угодно, - сухо сказала Элизабет Годли, - но доносить на отца своего ребенка я не собираюсь.

- Скажите, - обратился к ней Молдер, - а ничего странного вы в нем вчера не заметили?

Он имел в виду симптомы болезни, названия которой пока не знал - да и было ли оно?

Женщина посмотрела ему прямо в глаза и что-то в них такое увидела, что решилась:

- Заметила. Это был не Стивен.

- То есть как это не Стивен? - вмешался было Гривз, но Молдер остановил его едва приметным жестом.

- А так, - резко сказала женщина. Похоже, она думала об этом всю ночь. - Это был человек, внешне выглядевший совершенно как Стивен. То есть это был Стивен, но... он меня даже не поцеловал. Не спросил о Бобби, словно его не существует. Назвал меня полным именем, хотя никогда не называл так раньше... Стивен очень любил меня и малыша. Не мог он так измениться за полтора года даже в тюрьме. Я Стива хорошо знала.

- Но как вас тогда понимать?

- Как хотите так и понимайте. Он взял деньги, переоделся и ушел.

- Много вы ему дали? - вмешался лейтенант Гривз.

- Девяносто четыре доллара. Больше наличных в доме нет.

Молдер прошелся по комнате, в задумчивости разглядывая любительские фотографии на стене.

- Странно, это все, очень странно. А куда он направился, он не сказал?

- Даже если бы сказал, я бы вам... Нет, не сказал.

- А его друзей в этом городе вы знаете? - спросил лейтенант Гривз.

- Кое-кого знаю, - хмуро ответила Элизабет. - И еще... У него в одежде хранился пистолет. Сейчас его нет на месте...

Зазвонил телефон Молдера. Он знаком показал лейтенанту, чтобы тот продолжал разговор один и направился к выходу из дома, на ходу вынимая мобильник и включая кнопку ответа:

- Молдер слушает.

- Это я, - услышал он голос Скалли, - доброе утро. Я не хотела тебя тревожить ночью.

- А есть что-то, ради чего можно было потревожить посреди ночи? спросил Молдер.

- Полагаю, да. Филипп Осборн, один из медиков корпорации "Пинк Фармацевшен", присланных в тюрьму под видом группы Центра по контролю за эпидемиями заразился этой болезнью. Перед лицом смерти он рассказал мне правду.

- И в чем же заключается эта правда?

- Ты оказался прав, Молдер. Гибель группы ученых в Коста-Рике и арест Роберта Торренса связаны между собой.

- А сообщение о летающей тарелке? - улыбнулся в трубку Молдер.

- Доктор Осборн не посвящен во все детали, - игнорируя вопрос, сказала Скалли. - Но он знает, что в Коста-Рике потерпел аварию корабль пришельцев. Не тогда, когда была твоя дурацкая заметка, Молдер, а несколько лет назад. Место катастрофы обнаружила группа ученых, под прикрытием международного проекта работавших на "Пинк Фармацевшен". В фирму пошли ценнейшие биологические материалы, над которыми проводились исследования. И все это держалось в строгой тайне.

- Еще бы, - согласился Молдер. - Интересно, сколько миллионов долларов они заработали на новых лекарствах... Продолжай, Скалли, что еще сказал этот твой информатор?

- Что произошло в Коста-Рике не совсем ясно, доктор Осборн этого просто не знает, но арест Роберта Торренса в аэропорту был не случаен - он решил в тюрьме спрятаться от компании. И... Молдер, именно наш запрос заставил их отправить зараженную посылку Торренсу. Они испугались, что мы сумеем вытянуть из него правду и их грязные дела всплывут наружу. Группа врачей, в число которых входил Филипп Осборн, была готова к отправке в тюрьму Камберленд за несколько дней до того, как туда пришла зараженная посылка.

- Необходимо, чтобы об этом узнала общественность, - сказал Молдер. А для этого нужны неопровержимые доказательства. Ты задокументировала показания доктора Осборна?

- Нет, он, наверное, и рукой пошевелить не смог бы. Он помещен в медицинский агрегат, чтобы зараза не распространялась...

Лишь воспитание Молдера не позволило ему грязно выругаться...

- Осборн жив? - спросил он.

- Наверное. Когда я его видела в последний раз, он был в полном рассудке.

- У тебя есть с собой диктофон?

- Нет.

- Тогда быстро набросай на бумаге то, что ты мне только что рассказала, от имени доктора Осборна и заставь его подписать...

- Хорошо.

- Поторопись.

- А как у тебя дела? Нашли беглеца?

- Ищем, - сухо ответил Молдер. Он заметил быстро выходящего из дома лейтенанта Гривза, подающего знак своим людям. - Я тебе позже перезвоню. Заставь доктора Осборна подписать свои показания.

- Постараюсь. Удачи тебе.

Молдер убрал телефон и вопросительно посмотрел на подошедшего офицера маршаллской службы.

- Полицейские опознали беглеца по фотографии, - быстро сообщил он. На автовокзале. И кассирша, у которой он покупал билет, также опознала его по фотографии. Автобус до Вашингтона, отправляется через сорок пять минут. группа захвата уже выехала. Поторопимся.

- Подождите, лейтенант, - остановил его Молдер.

- Что еще?

- Эта женщина, Элизабет Годли... Она общалась со Стивом Мерцером, возможно, он ее целовал. Она может быть заражена, ее надо госпитализировать, изолировав на случай...

- Понятно, - Гривз обернулся и увидел одного из своих помощников. Райс ты слышал? Займешься этим. Остальные - по машинам!

9.

На прежнем месте доктора Осборна не оказалось; специальный медицинский агрегат для смертельно заразных больных был пуст. Скалли, сжимая в руке листки с изложением его рассказа, все поняла. Но верить в то, что она опоздала не хотелось. Ноги сами понесли ее в крематорий, где она слышала шум и чьи-то голоса.

Все печи работали, освещая помещение словно адскую пещеру. И в позе Мефистофеля, сложив на груди руки, наблюдая за действиями рабочих, запихивающих в топку пластиковые мешки, стоял человек в белом халате и медицинской шапочке.

- Что вы здесь делаете? - не удержалась от вопроса Скалли.

Мистер Джилберт посмотрел на нее с видом человека, позиции которого непоколебимы.

- Что вы здесь делаете? - повторила Скалли.

- Эпидемия побеждена, зараженных и больных в тюрьме больше нет, словно отмахиваясь от назойливой мухи, ответил мистер Джилберт, всем видом показывая, что делает снисхождение к ее официальному статусу. - Мы уничтожаем все зараженные тела, согласно стандартным процедурам Центра по контролю за эпидемиями.

- Но вы не работаете ни на какой Центр! - воскликнула Скалли. - Я все знаю, вы прикрываете корпорацию "Пинк Фармацевшен"!

- Да? Попробуйте это доказать. Я действительно штатный сотрудник федерального Центра по контролю за эпидемиями.

- Сколько вам заплатила "Пинк Фармацевшен"? - зло спросила Скалли.

Мистер Джилберт лишь улыбнулся в ответ.

- Где доктор Осборн?

Он удостоил ее уверенным презрительным взглядом и вновь посмотрел в прежнем направлении. Скалли тоже посмотрела в ту сторону. Она успела разглядеть бирку на мешке, который запихивали в печь.

На бирке значилось: "028. Филипп Осборн".

- Доктор Осборн рассказал мне то, что здесь произошло, - процедила Скалли в бессильной ярости. - Об этом узнают все.

- То, что здесь произошло... это было неизбежно. А доказательств у вас нет никаких. Вряд ли вы захотите прослыть сумасшедшей. Кто вам поверит?

- У меня есть подписанные показания доктора Осборна! - пошла на чистый блеф Скалли, взмахнув исписанными листочками в руке.

Мистер Джилберт вновь улыбнулся:

- Я бы посоветовал вам, что сделать с этими листочками. Да вы и сами догадаетесь. Можете бросить их в печь - они никакого значения не имеют. Они НЕ ПОДПИСАНЫ.

Скалли стояла, глядя на полыхающее пламя в печи, пожирающее то, что совсем недавно было доктором Филиппом Осборном, и в бессильном гневе сжимала кулаки.

- Я вам даже больше скажу, - вдруг произнес мистер Джилберт. - Тот, кто был Робертом Торренсом, сейчас в теле сбежавшего заключенного. Но жить ему осталось совсем немного. И эта тайна будет закрыта навсегда.

Рабочий захлопнул крышку печи, словно завершая разговор.

Мистер Джилберт повернулся и ушел, оставив Скалли наедине с ее невеселыми думами.

10.

Полицейский офицер, встретивший лейтенанта Гривза и Молдера, быстро доложил оперативную обстановку. Искомый человек находится на вокзале, взял билет до Вашингтона. Автобус отправляется через одиннадцать минут. Кассирша показала, что он очень плохо себя чувствовал и у него был большой нарыв на левой щеке. Но она уверенно опознала его по фотографии. Он, по-видимому, уже в автобусе. Пассажиры из других автобусов эвакуированы, автобус до Вашингтона взят в кольцо - стрелки, ожидающие лишь приказа, заняли все удобные позиции.

- Используем план "Б", - на ходу сказал лейтенант Гривз, опытный в подобных делах. - Стреляем на поражение, живым не брать.

Сотовый телефон Молдера тренькнул во внутреннем кармане пиджака.

- Молдер слушает, - сказал он в трубку, не замедляя шага.

- Молдер, это Скалли. В тюрьме больше нет никаких доказательств. Компания "Пинк Фармацевшен" держит ситуацию под полным контролем. Все уничтожено, все тела сожжены в крематорных печах. Где второй беглец, он еще жив?

- Он в автобусе, идем на задержание. И он заражен.

- Молдер! Есть информация... я не знаю как тебе сказать... В общем, мне заявили, будучи уверенными, что я не смогу это использовать, что в теле беглеца... находится тот, кто был Робертом Торренсом. И он знает все о происшедшем. Если ты хочешь, чтобы людям стало известно обо всей этой грязи, любой ценой добейся от него заявления.

- Я понял, - мрачно сказал Молдер и отключил связь.

Они уже подошли к автобусу. Полицейский с видимым облегчением передал командование операцией лейтенанту Гривзу.

- Лейтенант, придержите своих людей, - попросил Молдер.

- Зачем? Начинаем операцию, все под контролем.

- Вы не забыли, что он вооружен? Элизабет Годли сказала же, что он взял оружие... Если начнете паника, могут пострадать невинные люди.

- Что вы предлагаете?

- Я под видом обычного пассажира пройду в салон, сяду ему за спину и приставлю пистолет к затылку. Тогда эвакуируете пассажиров. Возьмем его живым.

Лейтенант пристально посмотрел на фэбээровца, несколько мгновений подумал и кивнул:

- Хорошо. Действуем по плану "А". Но мои люди готовы стрелять, помните об этом.

Молдер не ответил и пошел к автобусу. Прямо у дверцы женщина лет тридцати пяти давала последние наставления сыну, которому не терпелось убежать в автобус, чтобы поскорее вырваться из-под родительской опеки.

Молдер извинился, они посторонились, он вошел в салон и обвел пассажиров взглядом. Нужного человека он не заметил - почти все места были заполнены и за краткое мгновение не разглядишь всех, беглец наверняка уселся где-то в самом заду автобуса.

Пожилой усатый негр на водительском сиденье раздраженно сказал:

- Сэр, пожалуйста, займите свое место, вы загораживаете проход.

- Здесь один мужчина в автобусе...

- Сэр, займите свое место, - повторил водитель, чувствуя себя в праве командовать. - Мне нужно следовать по расписанию. Пожалуйста сядьте, или я попрошу вас сойти с автобуса.

Молдер уселся на кресло сразу за стеклянной перегородкой, отделяющей место шофера от салона.

- Выньте ключ зажигания и медленно обернитесь, - спокойно приказал Молдер.

- Да в чем дело? - проворчал негр, но приказ выполнил.

Молдер прижал к стеклу свое удостоверение.

- ФБР. Специальный агент Фокс Молдер, - представился он. - Мне нужно знать: заходил ли в автобус вот этот человек? - Он прижал к стеклу фотографию Стивена Мерцера.

Пожилой водитель, сразу признав право Молдера приказывать, внимательно всмотрелся в фотографию.

- Да, он прошел, я его помню. Еще шатался... Он не здоров. Сейчас я вам его покажу.

Водитель в порыве энтузиазма встал со своего места и, пропустив в салон мальчишку, которого мать наконец-то выпустила из своих цепких объятий, стал всматриваться в лица пассажиров.

- Да сядьте вы, - зашипел Молдер, но было поздно.

- Вон он, на заднем сиденьи, - сообщил негр и взоры людей, ожидающих отправления автобуса, как по команде повернулись назад.

Стив Мерцер догадался, что объектом всеобщего внимания стал именно он, и что он оказался в капкане, из которого выхода нет.

Сорванец, в предвкушении долгожданной свободы, торопился занять свое место. И из мамашиных объятий угодил в объятия черноволосого усатого мужчины с неприятным дурно пахнущим нарывом на левой щеке.

В висок мальчишки уперся вороненый ствол пистолета.

Молдер вскочил и выхватил "Смит и Вессон" из кобуры чуть раньше, чем успел осознать, что надо сделать.

Пассажиры, увидев оружие, закричали и пригнулись кто как мог, чтобы не оказаться на пути пули, если начнется стрельба.

- Я - агент ФБР Фокс Молдер, - закричал Молдер, стараясь одновременно успокоить пассажиров и предостеречь Мерцера от необдуманных действий. Брось оружие!

- Если ты сейчас не уйдешь отсюда, - глядя прямо в нацеленный на него зрачок дула молдеровского "Смит и Вессона" прохрипел беглец. - Я убью мальчишку. Мне терять нечего!

На мгновенье - на одно единственное мгновение! - Молдер увидел выражение глаз мальчика. Этого было достаточно. Подобное выражение в глазах людей Молдер уже видел. И в этот раз ничего непоправимого не должно случиться. Иначе Молдер себе этого не простит. Никогда.

- На тебя сейчас нацелены десятки стволов, - сказал Молдер.

А что еще он мог говорить в подобной ситуации, чтобы спасти мальчишку? Он смотрел в черные глаза беглеца и в них ничего не видел. И вдруг увидел.

Почти шепотом, словно опасался, что его могут подслушать пассажиры и люди, внимательно наблюдающие за разыгрывающейся трагедией через прицелы оптических винтовок, он сказал:

- Я знаю, что ты не Стив Мерцер. Ты был Робертом Торренсом. Но я хочу знать, кто ты на самом деле.

Что-то изменилось во взгляде человека с пистолетом. Что-то огромное и необъяснимое открылось на секунду Молдеру.

"Ты пришел убить меня?" - прямо в голове прозвучал вопрос.

"Нет, - так же молча ответил Молдер, не отрывая взгляда от открывшейся бездны в черных зрачках человека напротив, - я пришел понять".

Стивен Мерцер убрал пистолет от мальчишки и оттолкнул его прочь.

Чисто автоматически, почти не осознавая что делает, поскольку был не в силах порвать эту странную, неожиданно возникшую телепатическую связь, Молдер громко произнес:

- Все пассажиры покиньте автобус. Беги, мальчик, беги.

Молдер знал, что пока он смотрит в это черное никуда, выстрела не раздастся.

"Кто ты? - спросил Молдер не произнося слова вслух, чувствуя, что его слышат и понимают. - Чего ты хочешь?"

Пассажиры спешно покидали автобус, где в любое мгновение могли засвистеть пули. Пистолет Мерцера был теперь наставлен на Молдера. Так они и стояли друг против друга, пожирая друг друга глазами и для наблюдателей напоминая финальные сцены многочисленных вестернов, когда главный злодей хочет прежде чем убить, подавить врага взглядом.

"Я хочу просто жить, - ответил тот, что стоял напротив. - У вас плохая планета."

"У нас хорошая планета. - Молдер подозревал, что обладает телепатическими способностями, но не предполагал, что будет так легко. - Но вы явились незваными, прячетесь..."

"Мы не прятались, мы пришли к вам с миром. Но нас держали взаперти, нас использовали, как..."

В голове Молдера прозвучало "как подопытных кроликов", но произнесено было другое слово.

"Вы попали в руки людей для которых нет морали, которым важна только прибыль", - молча сказал Молдер.

"А есть на этой планете другие?"

"Да, - твердо ответил Молдер. - Есть. Убери оружие и пойдем со мной. Я представлю тебя всему человечеству и ты сможешь сказать то, зачем явился сюда. Пойдешь со мной?"

"Ты сделаешь то, что говоришь? Пойду", - услышал Молдер и увидел как ушло в сторону дуло пистолета, как тяжело рухнул в ближайшее кресло тот, кто был в теле Стива Мерцера.

- Пить! - с трудом вытолкнули губы беглеца. - Очень хочется пить!..

Молдер почувствовал, как по виску стекла капля пота.

Это была победа.

И в этот момент негромко звякнуло разбившееся стекло автобуса и во лбу мужчины с длинными черными волосами образовалась маленькая аккуратная дырочка.

- Нет! - закричал Молдер, понимая, что ничего не поправишь. - Нет!!!

И вновь образовавшимся вторым зрением он вдруг увидел, как из тела Стивена Мерцера вытекает некая эфемерная ярко-фиолетовая субстанция, и просачиваясь сквозь пол автобуса, утекает в асфальт стоянки.

Погиб пришелец или сбежал столь странным образом, Молдер не знал. И понимал, что никогда этого не узнает.

Корпорация "Пинк Фармацевшен" стойко стояла на защите своих интересов.

11.

- Пустой пакет и ваши рапорт, ничем не подтвержденный, это все, что вы можете мне предоставить? - Уолтер Скиннер посмотрел сквозь линзы очков на сидящих перед ним Молдера и Скалли. - Я не верю ни единому слову из того, что вы здесь понаписали.... - он вздохнул и сменил тон: - Вы блестяще выполнили задание - двое преступников, сбежавших из тюрьмы Камберленд, обезврежены. Они были опасны и вы помогли остановить их. Рапорт о вашей прекрасной работы от маршаллской службы я уже получил. Чего вы еще хотите?

- Чтобы люди узнали правду, - произнес Молдер. - И они ее узнают.

- Правду? А что есть правда? И чем вы ее докажете? Пустым пакетом? Скиннер брезгливо оттолкнул от себя лежавшее на столе единственное вещественное доказательство по этому делу.

- Я выведу компанию "Пинк Фармацевшен" на чистую воду, - твердо сказал Фокс Молдер по прозвищу Призрак.

Скиннер вздохнул.

- Молдер, найдите в себе силы признать, что эту битву вы проиграли. По всем статьям. Вас постоянно опережали на три шага.

- Я проиграл битву, но не кампанию, - Молдер встал. - Я доберусь до "Пинк Фармацевшен" рано или поздно.

- Агент Молдер... Попытайтесь осознать, в какой ситуации вы оказались.

- А вы, - обернулся Молдер. - Вы какую позицию занимаете?

- Я стою на той самой черте, которую вы все время переходите.

- Я сообщу обо всем газетам, - предупредил Молдер.

- Для этого вам раньше необходимо уволиться из ФБР, - жестко сказал начальник отдела насильственных преступлений.

Молдер хотел что-то ответить, но перехватив взгляд Скалли, подавил это в себе.

- У вас есть еще какие-нибудь указания или я могу заниматься повседневными обязанностями? - спросил он.

- Займитесь своими непосредственными обязанностями, - сверкнул очками Скиннер.

Молдер и Скалли направились к выходу из кабинета.

- Агент Молдер!

Молдер и Скалли обернулись.

- Да?

- Агент Молдер, - предостерег его Скиннер. - Говорю вам как друг: осторожней, это всего лишь начало. Компания "Пинк Фармацевшен" крепкий орешек и вам одному не по зубам.

Молдер молча поклонился и покинул кабинет.



загрузка...