КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615092 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243138
Пользователей - 112828

Впечатления

Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Есть ли жизнь на Земле? [Дмитрий Дзыговбродский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дмитрий Дзыговбродский
Есть ли жизнь на Земле?

Пыль текла быстрыми ручейками по тёмно-красному камню Пути.

Полярные ветры вернули себе владычество ещё на одну зиму — Солнце отдалилось от планеты, и ледяные поля севера притягивали к себе влагу.

Вирх легко качнулся, впитывая в себя заряжённые частицы, искрящиеся в потоках углекислого газа — надо было напитать тело теплом и электрическим зарядом перед долгой зимой… и очередным забегом среди багряных дюн, скрывающих под собой полярную шапку.

Вирх с лёгким удовольствием вспомнил слова Йрюкхта. Учителя, друга, Старшего. Вирх только одну зиму назад получил твёрдый звук впереди имени и ещё не достиг уровня учителя в формировании мыслерифм, которые так хорошо хранят истину. Оставалось ждать, учиться, думать… в надежде, что когда-нибудь первым звуком станет непроизносимый. До второго непроизносимого вообще оставалась вечность.

Зима бесконечна. Если стоять на месте. Двигаясь, ты пропускаешь сквозь себя песок, мгновения, одинокие альфа-частицы далёкой звезды, всполохи тонкой ионосферы… мир меняется вслед за тобой.

И неожиданно приходит лето. Жаркое, ласковое, щедрое…

Вирх даже не знал, что ему больше нравится — зима с её долгими холодными вечерами, когда водяной пар выпадает искристым инеем и небо обретает цвет тёмного вулканического камня или лето в жарких инфракрасных сполохах звезды, далёких облаках, беготне неразумной жизни в толще песка. Летом трудно остаться в движении — тепло убаюкивает, уговаривает остановиться. Зимой не легче отправляться в путь — мало энергии, мало тепла, даже электростатические заряды теряются в пелене тяжёлой, мёртвой пыли.

Но только замри… на год, на день, на мгновение… и ты уже забыл себя. Рассыпался красноватым облачком по шероховатым каменным плитам.

Ветер недовольно стих и Вирх понял, что глупо и безнадежно попался — кромка кратера прикрыла от ветра, и осталось только надеяться, что набранной скорости хватит, чтобы выбраться на плато.

Вирх метнулся к одному спуску, ко второму, но так ничего и не получилось — стенки оказались слишком высокими. Он уже решил прошептать песню прощального ветра, прежде чем рассыпаться лёгким облачком заряжённых песчинок… Но безмолвная пыль на дне кратера взметнулась под мощным зарядом, и по склону легко сбежал Йрйюкхт:

— Что, Юный, проблемы?

Вирх виновато склонился. Не хотелось сознаваться, что он так глупо попался — теперь все будут знать о его беспечности. А что может быть хуже, чем утратить путь разума и пойти по еле видимой тропинке случайности? Вирх решил уже отказаться от помощи Старшего — рассыпаться невесомой пылью, но сохранить гордость. Достойное решение.

Но помимо воли он просвистел ритуальный призыв о помощи…

И в то же мгновение почувствовал, как мощные потоки Старшего выбрасывают из гибельной ловушки.

— Впредь, не рискуй так! — укоризненно заметил Йрюкхт. — Это мёртвый кратер. И не скоро Пути сгладят его стены для безопасного бега… Мне и самому не хочется тут долго задерживаться — плохое место.

— Я запомню и расскажу, — склонился Вирх.

— Помни и молчи, — ответил, как того требовал обычай, Йрюкхт и немного помолчав, добавил. — Но чтобы искупить безрассудство, изучи окрестности кратера, составь мыслерифмы и передай Древним. Ьйгирху или Ьйгарсу без разницы — они должны быть где-то поблизости. Этот кратер следует занести в память всех, как предельно опасный…

Старший легко смёл верхушку дюны, несколько мгновений побалансировал на склоне, успокаивающе погладил туманным краешком Вирха. И умчался в сторону низких гор.

Вирх тоскливо посмотрел ему вслед — не скоро ещё он сможет с такой лёгкостью и скоростью скользить по каменистым равнинам, не опасаясь ни кратеров, ни песчаных провалов.

Задумчиво прошелестел:

— Я стану таким. Обязательно!

Качнулся под порывом ледяного ветра и неспешно двинулся по краю кратера, запоминая стены, определяя вероятные выходы. Занятие скучное, но если Старший назвал это долгом, то спорить просто недостойно.

Да и как Вирху спорить, когда мыслеформы Йрюкхта так безупречны. Вирх грустно рассыпал несколько сот песчинок и замер, наблюдая, как ветер играет алым шлейфом.

Внезапно дорогу Вирху преградила странная полоса на песке — вся в рубчиках, впадинках, ритмично повторяющихся. Это не было похоже на работу вечного странника ветра…

Не похоже и на следы сородичей. Путь проходил довольно далеко от этого места и вряд ли кто-то стал специально сюда залетать, чтобы оставить столь странный след. Вирх грустно оглянулся назад — где-то там проходил Путь, и тысячи сородичей уже бежали под блеклыми лучами низкого Солнца в новом витке Пути. Бежали, делились откровениями, познавали мир и окружающую его пустоту… Жили… А Вирху приходится вместо этого бродить по склонам пустынного кратеры.

— Я вернусь, — шепнул Вирх далёкому Пути, рассыпав несколько десятком песчинок.

Путь не ответил — слишком далеко, слишком холодно. Наверно, даже с неба его уже не видно. Зимой Путь можно ощутить и увидеть, только оказавшись в непосредственной близости от него. Но летом… тёмные полосы перечёркивают планету от полюса до полюса, пересекаются, скользят параллельным линиями, чтобы потом разойтись навсегда и затеряться во льдах полюса…

Вирх вернул вектор внимания к странному следу. Пусть далёк от него Путь. Но тропа познания живёт в Вирхе… и с неё сойти намного труднее.

Вирх, заинтересовавшись, проследовал вдоль странных полос. Вскорости он наткнулся на груду обломков, ярко поблескивающих в лучах закатного светила. Сразу же Вирх пожалел, что нет рядом кого-нибудь из Старших, а лучше даже Древних — сейчас он как никогда ощущал свою юность и неспособность адекватно объяснить этот объект.

Окутал пылевым облачком обломки, но ответа не было — жизнь ушла из этих странных предметов. Казалось, совсем недавно здесь что-то было, но теперь нет. Ушло? Умерло? Растаяло в порывах ледяного ветра?

Вирх очертил круг прощания и замер. Он не знал — ограничиться этой стороной следа или же проверить другой край. Полосы уходили за гребень кратера и не было никакого желания вновь возвращаться в гибельное место.

— Путь познания порой ведёт в сторону от Пути жизни, — прошептал древнюю мудрость Вирх и, успокоившись, направился по странным следам в обратную сторону.

Небо прочертили быстрые искорки метеоров — в холодный сезон они видны как никогда… Лучи звёзды слишком слабы, чтобы выбелить небо до яркой синевы — тёмный свод не мешает наблюдать за странниками пустоты и за далёкими звёздами.

Вирх быстро добрался до кромки кратеры и на мгновение замер на краю — страшно… очень… Йрюкхт более не сможет помочь — он уже на Пути и мчится в ликующем потоке братьев к далёкому полюсу. А Древние даже не обратят внимания на призыв о помощи. Что, к примеру для тех же Ьйгирха или Ьйгарса, гибель какого-то Юного? Меньше, чем мёртвая песчинка на границе света и тьмы.

Песок с лёгким шелестом просел под Вирхом.

— Да будет так, — коротко бросил тот и, уже не раздумывая, спустился с обрывистого склона.

Ветер сразу же затих, напоминая о себе лёгкими прикосновениями, когда особенно холодные массы азота проносились над впадиной. Всего лишь в нескольких мгновениях полёта ветер яростно бросал вперёд алый песок экваториальных пустынь. Но здесь, на дне кратера царило безмолвие и пугающее спокойствие.

Вирх неуверенно встряхнулся, но не решился отступить. Путь истины звал вперёд.

— Интересно, какой же Путь ведёт Старших? — задумчиво промолвил Вирх, преодолевая небольшие песчаные дюны — рубчатый след чётко выделялся на мёртвом песке.

Вирх помнил, что когда он нёс имя Ирх, для него приоритетным был Путь выживания. Теперь он не в силах противится Пути истины. Что же ждёт его, когда к имени вновь добавится непроизносимый звук? Какие грани мира откроются?

Незаметно Вирх преодолел большую часть дна кратера, и вдалеке что-то блеснуло. Странным, непривычным сиянием.

Неожиданно с небо сорвался лёгкий ветерок, подтолкнул, направил… Вирх радостно воспринял это, как добрый знак, и изо всех сил ринулся к далёкому предмету.

Но больше помощи не было — и к странному объекту Вирх подлетел на последних искорках заряда. Хотелось просто замереть, рассыпаться невесомой пылью, но Вирх упрямо просканировал предмет — если и суждено здесь остаться, то нельзя, чтобы небытие оказалось бессмысленным.

Предмет удивлял странными обводами — такое ещё никогда не попадалось Вирху, да и никогда он не слышал о таком. Что-то чуждое мерещилось в каждой линии, в отсветах на незнакомых материалах, в рубчатых следах, в электромагнитном облачке вокруг…

Электромагнитном?!

Вирх возбуждённо высвободил часть своего заряда и бережно коснулся незнакомца.

Почему незнакомца? А как ещё назвать разумное существо?

То, что этот объект обладает разумом, у Вирха более не оставалось сомнений — только у мыслящих существ могло появиться электромагнитное поле.

Но первое же прикосновение полностью обескуражило Вирха — существо не ответило ни на приветствие, ни на мыслерифму вопроса о его Пути. Молчание… И какие-то странные образы, осколки информации, пробивающиеся наружу. Слишком блеклые, слишком слабые, чтобы понять…

Вирх задумчиво обошёл существо и резко забросил щуп в глубину странного пульсирующего поля. И потерялся…

В странном лабиринте электромагнитных линий…

Образов…

Знаков…

Понятий…

Имён…

Имя?

Да, имя… Его имя Спирит. Необычное, чуждое. Вирх с удовольствие повторил, распробовал эту последовательность звуков…

Глубже забросил щуп, теряя последние капли энергии. Если не ради Истины, тогда зачем всё?

На миг увидел себя глазами чужака… Далёкие стены кратера, багровый камень пустоши, невесомые облачка пыли и среди них… стремительный, яркий, быстрый вихрь, взметающий вверх алые песчинки, окутанный светом закатного Солнца.

От неожиданности Вирх чуть не вылетел обратно, но упрямо продолжил сортировать информацию, пытаясь понять, приспособиться к чужой системе понятий и образов.

Он даже не обращал внимания на то, что скоро рассыплется мириадами песчинок — энергии почти не осталось. И последние искорки он уверенно тратил, чтобы хоть немного понять странное существо.

Вирх увидел, откуда прибыл чужак. Соседняя планета. Непонятная, необъяснимая, и как им казалось ранее, безжизненная. Они пытались достигнуть разума огромных белых вихрей, закрывающих порой десятую часть диска соседней планеты, но так и не дождались ответа.

Кто же знал, что они совсем не там искали…

От радости Вирх выплеснул последние искорки заряда в информационный щуп — понять, почувствовать, увидеть… пока тёмнота и холод не заменят тепло и свет Пути.

Путь истины коснулся разума Вирха, милосердно открывая тайны перед падением в небытиё. Парадоксальные законы соседней планеты и то, что там всё же есть жизнь, непонятная, чуждая, но разумная — то, что так волновало многие поколения Юных, открылось Вирху.

Холод коснулся разума…

Сотни песчинок разлетелись в сторону, более не удерживаемые полем Вирха…

Вирх из последних сил дотянулся до чужака. Спросить? Попрощаться?

От слабости открылся, и… мощный разряд пробился сквозь оболочку существа, разрушая смысловые цепочки чуждого разума, стирая информацию и возвращая жизнь Вирху.

Когда он очнулся, чужак больше не излучал поле… Существо умерло, и в сознании Йвирха странным образом сложились непонятные слова "разрушение электроники вследствие самопроизвольного разряда аккумуляторов".

Йвирх тихо спел песню прощального ветра. И только теперь понял, что имя его изменилось — поступок сочли достойным. Вслед за пониманием пришла мыслерифма одобрения от Ьйгирха и уведомление, что теперь контактом с разумными третьей планеты будет заниматься Йвирх, когда посчитает это целесообразным.

Йвирх медленно склонился, не сомневаясь, что Древний его отчётливо видит. И уже не сдерживаясь, кинулся в далёкой стене кратера.

Быстрее… Быстрее…

Туда, где лёд искристыми гранями выглядывает из-под тёмно-красного песка. Туда, где бесконечные равнины дарят туманный простор. Туда, где начинается Путь для Старших… Путь красоты.

А контакт?…

— Что ж, рано или поздно я этим займусь, — шепнул Йвирх, взмывая на гребень алой дюны, — Когда-нибудь придётся время и для Пути понимания. Но не раньше, чем познаю всё величие, красоту и гармонию своего мира.

И Йвирх сделал первый шаг на Пути красоты.