КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 578699 томов
Объем библиотеки - 868 Гб.
Всего авторов - 231586
Пользователей - 106420

Впечатления

lopotun про Похлёбкин: Специи и приправы (Кулинария)

Жаль человека. Он бы ещё много чего смог рассказать интересного и о кухне и об истории развития нашей страны, и не только нашей, если бы не убили его какие-то подонки в 2000-м году. :((

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Властелин земли (Неотсортированное)

нормальные книги, жду продолжение...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5-я книга в самиздате есть, а издательский файл будет только когда опубликуют в бумаге.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5 книга будет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Это не автор заблокировала. Это ЛитРес заблокировал - они эти книги продают.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Хорошие книги, но автор почему-то их заблокировала для чтения?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Винокуров: Начало (Космическая фантастика)

Читать о матерном дебиле не интересно, так как большая часть речи матерные связки и самоунижение личного достоинства ГГ. Я с автором и ГГ о его умственными способностями согласен и потому читать не интересно. Отстой.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Городская магия [Станислав Птаха] (fb2) читать постранично

- Городская магия 529 Кб, 160с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Станислав Сергеевич Птаха

Настройки текста:




Станислав Птаха Городская магия

Детективная повесть
(грустная, но поучительная и совершенно реалистическая)
— Почему люди прибегают к колдовству?

— Глумишься?

— Отнюдь — я просто цитирую: «Почему люди прибегают к колдовству? Как защитится от враждебных чар? Как использовать опыт вековой мудрости для того, что бы испытывать финансовый успех? — магистр тайнодеяния и тайнознания, кандидат психологических наук, народный целитель Прокопеня И точка Н точка ответит на эти вопросы и обучит практическим основам магических ритуалов во время своего семинара…» Вот, сам посмотри — объявление в вашей местной газете…

— Ну и почему я должен это читать, а тем более радоваться? Ну и внешность у этого «магистра тайнознания» — ему бы для армейского спецназа семинары проводить, или хотя бы в сериале «Менты» исполнять заглавную роль…

— Но именно он написал эту отвратительную книгу — которую ты постоянно цитируешь…

— «Городскую магию»? Как интересно он мог её написать — если её написал я? Причем ещё в 1939 году… Видно, придется посетить этот семинар…

— Конечно, но раз он магистр тайнодеяния это может быть действительно интересно. То есть, если он действительно магистр тайнодеяния, на него стоит посмотреть… Знаешь, я уверен, что она тоже там будет.

— Так она ж уже есть…

— Как есть?

— Да вон лежит на столе, единственно, что обложка потрепалась….

— Я не про книгу…

* * *
Поездка в уездный город Н., была испорчена с самого начала. Прокопеня И. Н. резко втолкнул свое скромное имущество в купе, и тяжело вздохнул… Хотя, чем было возмущаться? Только крайне стесненное материальное положение заставило его опубликовать эту дурацкую книгу «Городская магия», а затем изображать Петрушку на массовых мероприятиях с гордым названием «психологический тренинг». А теперь ещё и это объявление! И, если высокие слова о магистре тайнознания и тайнодеяния все таки до некоторой степени польстили самолюбию Игоря Николаевича, то уж абсолютно беспочвенное определение «народный целитель» ставило его в один ряд с сомнительной и ненавистной ему публикой. Убежденный народный целитель настоящее бедствие на психологическом тренинге! Хуже него только истинные астролетчики!

Собственно — какого ещё текста объявления можно было ждать от «Бабушки Дарьи»? Именно такое наименование было изображено буквами, имитирующими русскую вязь, на бланках, с предложениями о проведении семинара в городе Н… Прокопеня снова вздохнул — теперь он будет пожинать плоды собственной неосмотрительности в виде разношерстной и плохо управляемых слушателей.

Оставалось только одно — мыслить позитивно.

Прокопеня снова вздохнул и принялся разглядывая длинную девицу, курившую у последнего окна полупустого вагона.

У девицы все было длинным — сапоги, пальцы, сигарета, шарф, волосы, густо наращенные ресницы, нос и даже явно накладные ногти. Короткой была только юбка из какого-то блестящего материала. Девица щелчком отбросила окурок и, оглянувшись, в сторону увлекшегося до неприличия разглядыванием Прокопени, демонстративно три раза сплюнула через левое плечо и быстро удалилась…

«Вот так незаметно подкрадывается старость…» — вздохнул Игорь Николаевич.

Итак, Прокопеня снова впал в грусть, да так сильно, что стал внимательно читать Н-скую газетенку, ту самую, в которой помещалось рекламное объявление его семинара. Газета «Деловое Заречье» имела гордый подзаголовок — «газета национальной буржуазии».

Большая часть этого низкопробного продукта была посвящена, разумеется, предвыборным баталиям. Как профессиональный психолог и практик НЛП Прокопеня отметил для себя одну агитку. «Ваш разумный выбор приблизит эру милосердия» построенная в лучших традициях шаманского заклинания фраза подкреплялась портретом некоего импозантного мужчины, — видимо потенциального депутата — не явно, но ощутимо стилизованного под культового персонажа времен застойной стабильности в исполнении Высоцкого — Глеба Жиглова.

Скоротав время за чтением, Игорь Николаевич выгрузился на перрон пункта назначения и сразу же попал в руки самой «бабушки Дарьи».

Хотя на «бабушку» эта дама походила мало — крупная тетка неопределенного возраста с ярким гримом и театральными манерами, была скорее похожа на классного руководителя или сотрудника исполкома времен тяжелого детства и ещё более не завидной юности самого Прокопени. Сложная прическа, костюм, от вида которого великая Коко Шанель воскресла бы от ужаса, и завершал этот образ непременный бант на блузе, венчавший и без того значительную грудь.

— Сокол! Вот и прибыл! Я — бабушка Дарья. Буду тебе тут в городе нашем, «бабушка» сделал широкий жест рукой, достойный оперной дивы, в сторону грязного здания вокзала и дымящих заводских труб, — что мать родная.

— Игорь Николаевич, — Прокопеня сделал над собой усилие, что бы не