КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405081 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172331
Пользователей - 92057
Загрузка...

Впечатления

greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Норы аспидов (fb2)

- Норы аспидов (а.с. Я демон-2) 723 Кб, 387с. (скачать fb2) - Иван Васильевич Романчук

Настройки текста:



Романчук Иван Васильевич Я демон! Книга вторая

Норы аспидов


Интерлюдия

По тоненькому стебельку ползет мураш, крохотные усики ощипывают его без поворотную дорожку. Ветер колышет стебелек, мураша так и бросает вверх вниз. Поддавшись порыву снимаю малыша с травинки и опускаю на землю. Он недоволен вцепляется в кожу грозными челюстишками, еле захватывает одну бороздку папиллярного узора. Легонечко сбрасываю кроху жизни, лапки бы не помять. Тот панически убегает. Локоть затерп, откинулся на спину, и солнце не медля засветило мои глаза. Там прячась за солнечный диск в выси трепещет жаворонок. Вверх, вниз вот он извернулся, клюнул собрата, затем они стали выписывать яростные пируэты, ну прям истребители второй мировой. Смачно каркнула ворона, жаворонки быстро разлетелись по углам. Тяжеловесная, тяжко машущая крыльями, ворона плюхнулась на ветку прям надо мной. Выразительно каркнула еще разок. Тут клубы дыма из костра навалились на нее удушающим сторожем. Та недовольно выразив свое мнение убралась, скрывшись черным прочерком на небе. Вот уж неуместная тварь, в такой приятный солнечный денек. Тут клубы дыма костра накрыли и меня, я тут же понял что день может быть уже и не таким приятным, если шашлык подгорит. Мигом взлетел, схватил бутыль с вином и давай тушить угольки мяса. Так! Теперь быстренько подгоревшие кусочки съесть, и никто ничего и не заметит. Только я приступил уничтожать улики как тут же меня по спине влепили, судя по звуку, пластиковой бутылкой с водой.

— Ты посмотри на него! Стоит только отойти и гляди, он в нычку жрет!

— Ну Ириша, я хотел!

— Не отмазывайся! — и мне заткнули речевой орган, самым приятным образом — губками!

Ириша присела напротив и ловко выдернула у меня из рук шомпол, с отличными отборными храками, я таких давно не едал. Аккуратно отломила сочное щупальце, высосала содержимое, и стала похрустывать нежным панцирем. Еще бы не вкусно я специально после линьки храков подобрал, знакомый грузин на базаре для меня придерживает, как постоянному клиенту. Если кто не знает то храки после линьки, нежные и легко пропекаются, а не заскорузлые как в конце сезона, вымачиваешь их вымачиваешь, и только все равно резина..

Ириша сжевав щупальце, нежно позвала:

— Роа, деточка иди сюда, хватит играться, папочка очень вкусно нам храков напек.

Роа подтекла к скатерти, пятнистой струйкой, ухватила в лапку храка размером с себя, и начала упираясь лапами стаскивать его к себе в тарелку.

— Игорь что мы так и будем в сухую есть, налей, что ни будь.

Я хлопнул по лбу как же я забыл и пошел к склиссу, порылся за сиденьем и достал переносной холодильник, полный пивка!

Подошел к костру, открыл его. А там среди бутылок Балтики, лежала шипастая тукка. Вот ведь зараза, все пиво провоняла. Чем теперь запивать. Я вытащил тварь за хвост, та отчаянно извивалась и пыталась зацепить меня когтистыми лапками. С хвоста её свалился зогг и прыгнул прямо на грудь Ириши. Чертова ядовитая тварь, один укус и блала свалит, особенно если прижать кусает не раздумывая. Еще секунда и он воткнет в неё жало, а она его не чувствует, шевельнется и прижмет ядовитого параноика. Ещё пара секунд её не спасти. В отчаянии рублю зогга рукой, и о ужас. Когти глубоко погружаются в женскую грудь, струя крови окрашивает мою ладонь. А она как будто и не замечает улыбается и смотрит мне в глаза….

Вскакиваю! Просыпаюсь! Больно бьюсь лбом в верхнюю кровать.

Вокруг тишина, кубрик полон телами спящих, стены флисса вокруг нас еле заметно дрожат. Тесное помещение освещено только банкой с свето-клопами подвешенной к потолку.

Если Вы не поняли, Я все еще здесь, и Я все еще демон!

Глава 1. Болеро

Перед глазами вполне поношенный исцарапанный металл переборки, Над глазами жгут энерговодов, запыленный опутанный паутиной. С него от вибрации сыпется на глаза мелкая невесомая труха. Тусклый сталлоновый фонарик дежурного освещения, портит мне ориентацию, ни нормально по дневному не взглянуть ни ночное зрение не включить. Касаюсь пальцами стенки, разряд ожидаемо начинает трясти тело. Нет уж металл лучше избегать. Опускаю ноги на пол, наконец соображаю где я. На супертранспорте этой реальности, на флиссе.

Тихонечко дрожит флисс трепеща всем корпусом на разрядах, моих соседей эта болтанка совершенно не обеспокоила. Еще бы, они были добросовестно усыплены Арханом — нашим отрядным адептом. Это наиболее разумный вариант при полетах на флиссах. Чудовищные электрические потенциалы бродящие по переборкам флисса не самое приятное ощущение. Экипажу хоть бы хны, они то в сетчатых скафандрах и заземлены, а вот нас трясет. Вот маженок наш и расстарался, как всегда окромя меня, всех усыпил, впрочем и себя тоже.

Я выполз из тесного трюма, заглянул в трюм напротив, там как раз спеленатая наша добыча и висела. Тоже добросовестно усыпленная. Рубка экипажа была заперта, а иллюминаторы в флиссе не предусмотрены (да и что там собственно смотреть, одно розовое сияние). Осталось лишь пойти в хвост флисса, и залезть в закуток в котором медитировал наш отрядный маг. Разряды, скользили по его сфере защиты оставляя его самого безмятежным. Я потрогал сферу защиты пальцем, разряд скользнул в получившуюся дырку и уколол Архана в нос. Тот вздрогнул, и открыл треть своих глаз, а увидев меня отшатнулся. Еще бы, кривая припадочная фигура известного истребителя магов и их присных, трясется от разрядов, и шляется никем не контролируемая, в принципе — тут у любого мага тремор начинается.

Архан конечно с удовольствием бы держался от меня подальше, его хорошо защищенная и крайне самоуверенная каста, с очень большим недовольством относится к тому, кто враз может их жизнь оборвать. А ручками они как правило совсем не умеют защищаться, все на многослойные магические поля надеются да на амулеты автоматической защиты. Ну прям как пендосы, со своими адвокатами, стелсами, но без политкорректности. Ну а я как Осама, хожу, так и еще трогать меня не разрешают. Вот и Архан туда же, если бы не проштрафился крупно, шиш бы со мной в одной команде работал бы.

Так вот и сейчас, довольства на его физии не заметно:

— Чего тебе, убийца?

— Не поверишь, не твою душу. Всего лишь поговорить…

Тот заворочался, насупился и буркнул:

— Не поверишь как рад…

Я потянул из сумки простыню с планом, и разложил на коленях вызвав протяжный и выразительный стон адепта.

Успокаивающе машу руками:

— Ты не думай, я не обвиняю, только хочу прояснить, почему охрана все-таки видела меня. У нас же был список амулетов, какими они могут быть защищены, у тебя была куча времени на подготовку. А в результате от охраны мне пришлось банально отмахиваться когтями. У меня ж они не метровые, не очень сподручно охрану за глефами доставать.

— Убийца, ты совсем не понимаешь сути магической работы, куда тебе.

— А на фиг мне ты, в таком случае, если у тебя такая сложная работа, что ты её сделать не можешь? Покойный Треах не скрипел, а нормально работал, что поручено, то и сделано! А если не мог сразу говорил то и то не могу, могу предложить вот это. И делал все-таки то, что обещал!

— Вот и потому покойный! Тобой заплеванный!.

— Слушай! Если ты еще раз такое вякнешь, то я тебя тоже заплюю, сначала по ногам потом по рукам, а затем и в лобешник! Я тебе тысячу раз объяснял, он меня веревкой душить начал, сразу руки завязал, что мне оставалось делать ну харкнул в ухмыляющуюся харю.

— Какой маг, какой маг был! Какие перспективы, и так бесславно подохнуть от вонючего плевка, какого то клутху!

— А этот разговор мне уж совсем не нравится! У меня уже полный рот слюны, как раз для тебя! Ты мне по существу отвечай, почему охранная прозрела?

Архан сорвался на визг:

— Слушай я в нашем городе нормально тебе, слепоту обеспечивал? Так! А тут ты посчитал сколько проколов? Амулеты у тебя температурные развалились? Раз! Заклинание переноса, куда тебя зашвырнула? Два! Репер в туннеле, перенастроить не удалось? Это три. Да еще по мелочам, сколько… Амулеты, между прочим, не я делал, и репер тоже не моя работа. Так что покумекай…

— Архан у меня от разрядов по ней протекающих голова совсем не варит, не томи!

— Я то вот что думаю, тут у них расстояние от нашего города очень уж огромное, почти восемь световых часов.

— Что магия у них другая?

— Да нет, магия на тех же принципах работает, на перехвате потоков и их концентрации различными способами. Тут дело в другом, в их комбинации. У них тут совсем другой подход в сочинении заклинаний, заплетают они совершенно по-другому. Вот я и нарвался на незнакомый узелок домашняя заготовка, не сработала.

— И так что нам делать в дальнейшем?

Он почесал щупальцами свои три носа и задумчиво нараспев ответил:

— Охотится близко к дому, или местных магов нанимать — как консультантов.

— Если бы ты или я мог выбирать, то мы бы сейчас не летели, в этой чертовой посудине!

Я выразительно постучал когтем по своему ошейнику, и издевательски ухмыльнулся. Тот насупился и вернулся к медитации, энергию копит зараза!

Я поплелся опять на свое место, через каких-нибудь полчаса заревела посадочная сирена. Пристроился поудобнее и стал ждать посадочной кристаллизации. Через несколько, секунд воздух и пространство кабины затвердели и превратились в сплошной кусок кристалло-пространства. Хорошо, что на меня это преобразование действовало, а то бы я при первой же посадке в джем превратился. Затем почти неощутимый толчок, и свето-панели на потолке вспыхнули. Маг начал ходить по каютам, снимая сонное заклинание. Из соседнего трюма зарычала и заворчала наша добыча. Моя группа прикрытия повскакивала с ложементов и сноровисто стала готовиться к выходу. Пятеро самых крепких отцепили добычу и теперь запаковывали ее. Наконец открылась дверь рубки, и к нам заглянул третий пилот — навигатор:

— Ну, что вы готовы на выход?

Мы ему ответили в духе того, что «мол, готовы как будто и вроде».

Тот дернул за рычаг и распахнулся внешний люк.

За люком открылась покрытая толстыми ворсинками поверхность посадочной площадки для склиссов. Вся поверхность еще колыхалась от полученного толчка. Ворсинки возле самого корпуса склисса были сожжены и изорваны. Но ничего пара часов и они регенерируют. Мы спрыгнули из люка по очереди на слизистую площадки. Слизь мягко чавкнула под ногами и они стали медленно погружаться в неё. Не задерживаясь, я шагнул на металлический лепесток терминала. Скинули за мной снаряжение, а затем заботливо передали из рук в руки тело клиента. Стряхнул слизь с ног, тут из группы встречающих подскочил мой непосредственный шеф и начальник Фанкл Верна (та еще скажем заноза в заднице) и раздраженно отдернул капюшон на мою голову. Когда все уже, наконец, взгромоздились на лепесток, он потянулся к устью площадки флисспорта. Из другого отверстия устья к флиссу потянулся другой лепесток, с командой технического обслуживания. Сам флисс похожий на широкое семечко подсолнечника потихонечку утопал в слизисто-ворсистой поверхности посадочной площадки как в варенье. Мы же через несколько минут выходили из лифта в основании посадочной площадки.

Вверху над нашими головами, нависала изнаночная её поверхность, покрытая фермами кабелями, ажурными переходами на которых до сих пор работали бригады монтажников. Моя бригада опустилась еще на один уровень и мы оказались на станции метро.

В широких желобах в полу станции покоились открытые сверху вагоны. Как раз в тот момент когда мы оказались в зале подскочил к станции поезд. Пыхнула на нас ударная волна, и поезд соткался из воздуха в правой нише туннеля. Лязгнул зацеп и вагон вплыл в свободный желоб. Поезд завыл и ухнул в темноту туннеля. Из прибывшего вагона выгрузилась нагруженная инструментом очередная бригада монтажников. Бормоча проклятия Фанкл приказал нам укрыться за колонной. На него было страшно смотреть, единственный глаз просто испускал молнии, а сам дрожал от злости. Еще бы! Вопиющее нарушение секретности!

Я думаю что диспетчеру осталось лишь пара часов нормальной жизни, а вот всю оставшуюся мой добродушный начальник превратит в ад. В конце концов, прекратив ховаться за колонной мы погрузились в потрепанный закрытый вагон. Я разместился в среднем кресле-насесте, закрепился липучками ремнями и с облегчением откинул капюшон. Фанкл устроился напротив и приступил к высверливанию взглядом во мне различного диаметра отверстий. Тромпф пробрался к голове вагона и набрал адрес, вставив путевую карточку. Вагон щелкнул приняв задания и снялся с замков, ожидая ближайшего попутного поезда. Фанкл смотрел на меня, периодически передергиваясь, подавляя любопытство. Сам же он строго настрого запретил разговаривать об операциях до прибытия на базу, вот и терпит. Наконец и наш вагон завыл и присоединился к поезду. Я демонстрируя свое пренебрежение к его мелким начальственным заботам задремал, обтекатель отсекал поток, и лишь легкие потоки воздуха шевелил капюшон.

Толчок разбудил меня, окружающие меня товарищи суетились отстегиваясь от насестов, закидывая на плечи сумки, я же как всегда был без снаряжения без сувениров далеких городов, без оружия. Мы подождали несколько минут, пока зал станции не освободится и вышли из вагона.

Это была не новенькая станция флисспорта, это был старинный подземный зал приспособленный для нужд клана. Желобы для вагонов грубо прорезали узорчатые полы, такая же грубо воткнутая арматура кондово торчала из колонн, Реперы приварены к изящной литой решетке и ажурным изящным капителям. А дешевейшие светлячковые светильники наляпаны вразброс на расписной плафон. Тут же в изящной и загаженной галерее нас ждали.

Массивные тщательно забронированные туши охранников, окружали виновника всех моих бед и ежедневного моего спасителя. Господин Атта ступил ко мне в сосем странном одеянии из тысяч полосок прикрепленных к плечам. По полоскам змеились слова заклинаний, временами они САМИ сплетались в скворчащие огнем узоры. Господин Атта не надеялся только на охрану и способности своего тела, как предыдущий отец клана. Господин Атта теперь был смертоносен как хрог, и уязвим как тотелм. Кроме того господин Атта обладал искрометным чувством юмора, что тоже слой защиты наверное. Одним из его великолепнейших проявлений было то, что я никогда не знал на какое время он установит мой проклятый ошейник. А вот господину Атта представлялось большим удовольствием точно рассчитать время необходимое мне на исполнения задания и возвращение домой. Я узнавал, что пора умереть близка, лишь тогда когда, видел его собственной персоной.

Господин Атта подошел ко мне выбрал из своего одеяния полоску, коснулся моего ошейника и безмолвно прошел мимо со своей свитой. Вагон поглотил чертову братию и ухнул, всхлипнул и исчез. Фанкл злобно ругаясь, нахлобучил мне капюшон обратно на макушку. Мы потянулись в туннель на отдых.

Но сначала отчет.

Побросав пожитки на скамью моя братия рассаживалась вокруг стола. Я с ухмылкой их называл братство кольца. Только в отличие от Толкиена у нас почему то кольца на шее застряли. Шумно переругиваясь наша маго-потусторонняя поддержка ругалась из за мест на правом конце стола. На левом конце рассаживалась группу силовой поддержки, те как «люди» военные сноровисто расставили оружие в козлы, по давно установленной иерархии заняли без слов места. Впрочем и на этом и на том конце стола было несколько пустующих мест, рейд не прошел без потерь. Группа разработки как всегда расселась в центре разложив карты и диаграммы, расставив клеточки со чертежными прилипалами и жуками-диктофонами. Я же сел на свое место рядом с нашим боссом Верна.

Все конечно устали, и забытье на борту флисса не принесло почти нам облегчения. Поэтому начало решили не растягивать. Я окинул взглядом своих товарищей и кивнул Тромпфу — начштаба, начинать. Пока Тромпф рассказывает вводную я опишу всех моих товарищей связанных со мной проклятием ошейника.

Ну во первых я как бы не совсем командир, меня слушают может учитывают и мое мнение, а бывает нет. А вот командование у нас поэтапное. Распределяет цели, ставит задачи у нас наш непосредственный и назойливый шеф Фанкл. Его же дело прочее обеспечение, арт-поддержка, дополнительные подразделения, транспорт и т. п.

Разрабатывает у нас Тромпф, въедливо и тщательно изучает обстановку, натаскивает исполнителей, подробно и зубодробительно извлекает из нас уроки прошедших операций.

Он внешне напоминает пухлый шар, с торчащими тремя толстыми подпорками, и тремя руками щупальцами. Как и у всех осесимметричных у него три глаза, и ничто не может ускользнуть от его внимания. Но в бою он слишком долго думает пытаясь учесть все факторы. Да и по мне глаза на затылке наверное мешают?

Для оперативного руководства есть Хлыст — скользкий и шустрый субъект, нет ему равных в выторговывании, дополнительных благ и удовольствий, великолепно он и сваливает свою вину на других ловко избегая неприятностей. Не избежал он правда в своей жизни главной, если сработает мой ошейник то сработает и его. Теперь я и не знаю чья шкура ему дороже моя или собственная. Бешеная реакция, и клокочущая ярость вкупе с точными хлесткими командами не раз выручали нас в схватках. Единственный у него есть недостаток, не посчитается ни с чьими жизнями лишь бы не подвергать меня излишнему риску. Вот кажется и на этот раз, положил хладнокровно бойцов, на прикрытии.

Хорошо есть кому, посчитать, для этого у нас есть Клекот третий штабист. Изогнутый субъект покрытый перьями, сверкающий большими блюдцеобразными глазами. Мастер индивидуальной подгонки, и подготовки. Кажется, он любит нас всех, и кажется, мы все его ненавидим. Всем нам не раз доставалось вволю его пинков, и матюгов. Но кажется мы живы только благодаря ему. Он в нашей команде самый первый, кроме меня конечно.

Как я говорил направо у нас группа магическо-технической поддержки. Возглавляет её четверка магов. По каким то непонятным соображениям они напрочь скрывают свои имена посему все их называют по присвоенным мной кличкам Тор, Один, Фафнир и Локки. Назвал я их по сходству их характеристик и способов магической атаки.

Тор здоровенный субъект, по форме торса напоминает песочные часы венчиками рук и ног в обоих концах тела. Он грубиян и смутьян, голос как из бочки. Любимое дело в бою раздать кучу гравиударов и быстро выдохнутся — маго-болван.

Один одноглазый, узкий и щуплый субъект, говорит-шипит, злопамятный жесть! Любимое дело в бою напустить тумана а потом гвоздить всеми видами электроэнергии, в основном молниями. Силы в бою экономит и приберегает, всегда есть запасной вариант.

Фафнир — специалист по выведению из строя вражеской техники, и модернизации своей. Себе на уме, вечно совершенствует отрядное оружие, прикручивает на броню мороки и т. п. Зато в бою предпочитает держатся, за чужими спинами. Безликое гуманоидное тело его, ловко скрывается за любым мало мальски пригодным укрытием. Правда по поводу трусости гораздо хуже его Локки.

Этот куст щупалец, мастер на ловушки, и каверзы, но если не получилось поминай как звали. Однако его ловушки всегда великолепны!

Среди наших магов скромно тулится адепт Архан, вечно помыкаемый, и нагружаемый своими старшими товарищами по ремеслу. Вот и сейчас он согнул свое крысиное тельце, замученный многочасовым бдением, и клевал носом стол.

Кроме означенных адептов магии то бишь сплетения и направления потоков в нашей бригаде были и более редкие специалисты по сверхестественному.

В халате с множеством карманов обвешанный погремушками и распостраняя запах химии сидел на самом углу морщинистый Кхерх, наш отрядный шаман. Имячко как, можно догадаться он и заработал постоянным покашливанием. В бой как большинство магической братии соваться не любил, зато любил домашние заготовки шпаргалки, и продолжительное время на подготовку. Незаменим был в случаях, когда надо было обработать большую массу противников. Очень недолюбливал бригадных магов, за что те платили ему ушатами презрения.

Никак не мог умастится на своем насесте изрядно пострадавший в схватке Нарчхан наш отрядный колдун и заклинатель. По совместительству он у нас и оружейник, в той части которая касается заклинания оружия.

Еще одно место крайнее в ряду пустовало, Марч не вернулся обратно.

Всех сидевших с правой стороны и живых и мертвых объединяло одно чувство а именно крайняя ненависть ко мне. Сейчас всесильные волшебники, шумно перебраниваясь, старательно игнорировали, как всегда, мое присутствие. Я разумеется платил м той же монетой.

Слева расселась группа силовой поддержки, в отличие от правой стороны они хранили молчание, дожидаясь слова.

Ждал слова грузно насупившись Ваззенрог, мощный чернокожий гигант по самые глаза закованный в броню. Всегда хладнокровный в бою, с громовым голосом представлял стержень вокруг которого формировалась ударная сила отряда.

Справа и слева от него сидели Сегейр и Хратт, два главы ударных троек. Сегейр крепкий тумбообразный, весельчак и хохотун, любит себя немерено обвешивать стволами, и палит сразу из трех-четырех одновременно, благо количество рук позволяет. Бойцы его отряда как на подбор крепкие носители тяжелого оружия, организуют огневой шквал, отрезают преследователей. Правда из его бойцов сегодня вернулся лишь один и он сейчас в лазарете.

Хратт узкий жилистый и молчаливый, всего, как и я, с двумя руками, надежный и точный. Беспощадный и яростный, великолепный фехтовальщик и отличный тренер. Перебинтованные сидели за столом и два бойца его отряда. Нах и Пох, это я их так назвал. Почему спросите Вы? Потому что у них есть очень любимый прием, первый рубит Нах срубая или отбрасывая противника, а затем из за его спины колет Пох. И произносят они для слаженности именно эти звуки. Когда я объяснил всем бойцам смысл этих кличек то эта парочка особенно возгордилась. Вот собственно и все, ах да еще Ваш покорный слуга. Что я здесь делаю? Да почти ничего, слушаю планы слушаю выводы, и лишь кое когда и кое где вставляю свое вето. Вставляю тогда, когда чувствую в плане опасность для себя, за других мое чувство ничего сказать не может, как в последний раз.

Тромпф собрался с мыслями привстал подождал когда шум на правом конце стола утихнет и начал доклад о деле «Мерцающих шпилей».


Случай первый — Мнение совета.

Делегат Совета Кланов господин Арн Тиль вышел из душной тьмы ангара на посадочную площадку. Дуга света заливала город, шпили дрожали и расплывались в мареве. Из ущелий переулков, ощутимо пованивало даже на такой высоте. Город жаждал дождя, но дождя еще весьма долго не будет. Еще полсотни дней простоит такая жара. Советник поправил холодный ворот плаща, и запахнул его поплотнее, дабы не растерять ни грамма прохлады. Советник окинул взглядом своих сопровождающих и поморщился. Стражей изрядно разморило, случись что и толку от них будет мало. Советник решил задержатся на площадке и вызвал через одного жареного олуха пару магов для поддержки. Его личный склисс, увешанный амулетами и конкретно забронированный застыл на самом солнцепеке. Пилот стоял навытяжку рядом с ним и обливался потом. Арн отправил его кивком в тень. Пилот благодарно поклонился и спрятался в тени туннеля. Арн не был добр, он заботился об своей безопасности, а с перегревшимся пилотом не уйти случись что.

Подошли маги, и процессия чинно расселась на раскаленные сиденья. Склисс стронулся, за ним тут же сорвались склиссы прикрытия. Времена настали беспокойные, и советнику приходилось оберегать себя, не по чину.

Совет сегодня проводили в тотелме Лангх, и что бы не тащится через переполненный движением центр города, решили, как следует прохватить над окраинами и прибыть даже по раньше. Через несколько минут внизу замелькали крыши трущоб, и заполненные клутху улицы. Пилот забрал еще ближе к окраине, дабы избежать вони трущоб. Замелькали уже внизу и развалины, которыми как гнилым кольцом был окружен город. Вдруг удар вони по всем на борту, седоки беспорядочно задергались, пилот с трудом удержал штурвал склисс запрыгал вверх вниз. Помутившимся взглядом Арн заметил склиссы охраны, которые словно пьяные шатались по небу. Через несколько секунд волна вони спала. Пилот склисса обернулся:

— Простите многоуважаемый господин Тиль, опять горп! Что они в город повадились, хорошо через окраины пробираются, только поганые клутху дохнут. Всяко полегче меньше их будет.

— Горпов? Машинально спросил Арн.

— Да нет что Вы, эти похоже не кончатся никогда, я клутху имею ввиду.

Да действительно Горпы уже просто достали. Хорошо промышленным кланам им хоть бы хны, а вот сельхоз кланам или добывающим приходится тяжко. То одна то другая ферма или шахта прекращала связь. Все время возникала необходимость в свежих и квалифицированных работниках. Вот посмотришь и клутху, через призму нынешних обстоятельств, не стоило так истреблять.

Вот впереди показалось призматическое строение нового тотелма Лангх, на плоской верхушке была обширная площадка для склиссов. Строение было воистину циклопическим даже среди тотелмов. Лангх начали строить его еще 150 лет назад, тогда когда, они всерьез претендовали на роль лидирующего клана. Сейчас конечно им не до амбиций, но все таки они еще весьма сильны и вполне процветающие. Сейчас как ни крути Лангх контролировали более половины сельхоз угоди, охотничьих территорий. Во избежание голода далеко не каждый клан возьмется в открытую бросить им вызов. Собственный клан советника — Шифу не мог к сожалению похвастаться таким прочным положением.

На площадке уже стояло девять склиссов, с его склиссом будет десять, значит Арват тоже пригласили! Порвал бы ублюдков!

Когда господин Тиль спустился со склисса, его тут же встретил почетный караул Лангх. Впрочем не только почетный, а еще вполне вооруженный и профессиональный. С ним по обычаю шло пятеро его личных телохранителей и десять телохранителей клана принимающей стороны. Как раз столько, что бы, кланы не смогли перегрызться друг с другом. Клан принимающий заседание традиционно головой отвечал за сохранность делегатов, иначе исключение из совета и прочие санкции.

В зале выделенном под заседание, уже были распределены десять зон в которых размещались делегаты. Тут уже были делегаты кланов богатых Лангх, разумеется, затем инновационные Крхаз, затем поганые монополисты Бисх, и уже потом успешные Ангархерст, могучие Лиотар, коварные Троро, ловкие Ссерт, и древние Оромо.

В сторонке под галереей расположились наглые выскочки Арват, условно говоря это место можно назвать зоной обвинения..

Советник направился к ложе, над которой висела надпись «Клан Шифу».

Рассевшись, он кивнул помощнику разложить материалы сегодняшнего заседания.

Справа от советника расположилась ложа надменных Оромо. Они чинно кивнули поприветствовав друг друга.

Слева расположился другой дружеский клан Ангархерст, тут приветствие звучало потеплее, с советником Анагрхерст их связывала давняя дружба. Они успели, до начала заседания, перекинутся парой фраз. Напротив, из ложи Бисх общались с соседями Троро, особенно бурно общались советник Троро Илст и новенький из Бисх, как его там? Кажется, Сулла… Арват не общались ни с кем и напряженно чего-то, ждали. Еще бы не напрягаться… Советник погрузился в размышления по поводу сегодняшнего заседания.

К великому сожалению советника, его клан был пожалуй самым наислабейшим из всех представленных в совете. Пожалуй выскочки Арват его давно обошли по силе и кажется не только его. Но клан Шифу недаром столько лет в совете, и не раз покушались на его место другие кланы. И где они теперь? Развалины их тотелмов обсиживают дерьмом фрики и хффурги. Немалую роль в их разгроме Советник ставил в заслугу себе. Впрочем и другие советники тоже. Советник обладает сверхъестественной способностью найти союзников, соблазнить каждого выгодами, и вместе накинувшись заклевать выскочку. И так пожалуй уже пятьсот лет. Именно пятьсот лет, ровно столько сколько в подвалах Шифу стало селиться «знание».

Единственно за что упрекал себя советник это то, что, один раз втянул в интереснейшую интригу небольшой клан Бисх. Там ему было не до них (как раз шла увлекательная война городов), а когда спохватился, Бисх прочно уселись в совете. Пару раз Шифу еще организовывали совместные выступления против Бисх, но неудачно. Результатом последней неудачи и была как раз подорванная мощь Шифу. С тех пор Бисх и Шифу непримиримые враги. А так как Арват союзники Бисх то и они подлежат уничтожению.

Как ни жаль, Советник был вынужден констатировать что Бисх и Арват вместе крупная сила, к тому же обладающая отличным боевым опытом. Совершенно недавно они уничтожили клан Зыраа. И что особенно бесило Советника Тиль, совершенно не учтя мнения Шифу и его союзников. Теперь же по мнению советника чтобы уничтожить два ненавистных клана объединенной мощи Шифу, Лангх и Оромо не хватает. Необходима помощь хотя бы Кхарз или Лиотар, при благожелательном нейтралитете остальных.

Союз предстояло выковывать, издали, и советник намеревался посвятить этой титанической работе сегодняшнее заседание.

Благодаря всей продолжительной весенней работе Советника, к его мнению уже прислушались Лангх и Оромо и скоординировали порядок своих выступлений. Лиотар пока лишь обещали учесть позицию Шифу. Остальные кланы пока не были в курсе предстоящей травли. По согласованному запросу совета Арват сегодня пригласили на заседание как обвиняемых, правда их присутствие не требовалось, но тут уж Бисх подсуетились.

Председательствующий Советник клана Лангх дал слово представителю клана Оромо. Ох уж эти Оромо, десять тысяч лет существования клана, и чудовищный опыт в казуистике, архивы договоров, и тонкое знание источников, делали их страшными противниками в зале совета кланов. Жаль что только в зале советов. На поле боя их ждать не приходилось.

Вот и сейчас представитель клана Оромо, разложил пачки договоров, и приступил к дотошному перечислению нарушения кланом Арват своих договорных обязательств.

— Конечно — усмехнулся про себя советник — нарушения мелки, и не столь заметны, однако Арват слишком торопятся, слишком хватают ото всюду. Вот и оставляют прорехи, которые дотошно выискивают Оромо. Такая торопливость хороша во время войны, но не в мирное время когда в противостоянии кланов нет место промахам. Вот и сейчас Оромо собирают случай за случаем, преступление за проступком в стройную картину системы подрывающей баланс сил в городе. К концу речи советника у всех слушающих сложилось впечатления что все проступки клана Арват имеют скрытый смысл.

Теперь стало дело за Шифу нанести завершающий штрих в заклинание удара. Советник Тиль встал поднял пачку бумаг, перебрал и посмотрел на них и не взял на трибуну ничего.

Выждав эффектную паузу, заговорил вкрадчивым голосом.

— Уважаемые кланы, каждый из Вас в отдельности и все вместе, мы представляем собой основу нашего современного и продуктивного общества. Наивысшие продукты технологий, наибольшая безопасность, и наиэффективнейший труд проявляются только в структуре самых мощных и уважаемых кланов. Я надеюсь никто не будет спорить со мной.

— Благодаря взаимному согласию, надежному балансу сил, качественным и взаимовыгодным договорным отношениям вот уже пятьсот лет в нашем городе спокойствие и стабильность.

— Да я не спорю, за этот период бывали эксцессы, слабые и ошибочные кланы порой нарушали баланс сил и стабильность, но благодаря мудрости кланов и силе их эти слабые потуги были благополучно пресечены. Смею наедятся, клан Шифу смог сыграть в этом процессе отбора скромную роль.

— И что же мы видим сейчас, сегодня в этом зале? Видим как на ладони проступки и преступления клана Арват, и преступное потакание этому кланом Бисх (заметное шевеление в ложах). Благодаря благороднейшему советнику клана Оромо, мы начинаем замечать связь между этими позорными фактами. А если припомнить что клан Арват позволяет себе атаковать и уничтожать любой клан даже не поинтересовавшись мнением совета. И более того, позволяет себе гнусно атаковать арендаторов на территории клана Бисх (что впрочем говорит о бесхребетности Бисх, присутствие которых в совете начинает удивлять). Посмотрите сами, неисполненные канализационные контракты это раз, неисполненные охранные контракты это два, захваченные тотелмы малых кланов по периметру города это три, и наконец обратите внимание на диаграмму описывающую нашествие горпов, вектор движения которых направлен на тотелм Арват, это четыре. Да-да, уважаемые советники, мы отследили вектор движения этих смертоносных тварей он направлен на центральный тотелм Арват. Мы даже специально провезли одну тварь в черту города (обмотанную заклятой пленкой конечно), и она уверенно направилась к тотелму Арват (буря в ложах).

— И что же за вывод мы можем сделать из всех представленных совету фактов? Да пожалуй, как не старайся только один! Клан Арват специально добивается дестабилизации положения в городе, всеми гнусными и недопустимыми методами. Зачем?

— Да затем что бы под шумок раздавить по очереди мелкие а затем и старшие кланы, и достичь (я не побоюсь этого слова) гегемонии одного клана в городе! Клана Арват! При поддержке гнусных, но не менее от этого тупых монополистов из клана Бисх!

— Вы все знаете как клан Шифу блюдет баланс и стабильность в нашем городе, мы стоит нам все признать, истинные поборники свободы кланов. И вот как эти самые поборники мы призываем совет кланов действовать, уничтожить Арват, и изгнать Бисх из совета!

Советник откинулся в кресле, прищурил глаза, и присматривал за дальнейшим ходом заседания, главное было сделано. При поддержке Лангх, Оромо и Лиотар, прошла резолюция объявляющая Арват агрессором. Арват удалили из зала, а Бисх в знак протеста удалились сами. В конце заседания Лиотар намекнули, что неплохо бы всем членам будущей коалиции обсудить совместные действия. Остальные кланы решили пока принять позицию нейтралитета, только, пожалуй, Троро очень неохотно присоединились к остальным. Через еще несколько минут заседание завершилось. Советник Лангх пригласил членов будущей коалиции к себе в кабинет на доверительную беседу.

В шестиугольном кабинете, с высоким потолком уютно раскрашенном и освещенном в квади-стиле пылающими факелами, отпустив охрану устроилась четверка советников.

Если трое из них были хорошо знакомы, то советник от клана Лиотар в этой кампании был новичком. Однако вкусная закуска, и отличная выпивка довольно сблизила веселую кампанию. Слово за словом, договоренность за договоренностью и выгоды будущего погрома распределялись между участниками заседания. Остался один только вопрос к которому участники заседания не спешили приступить, вопрос о флисспорте Бисх. Слишком лакомый кусочек…

Советник клана Лангх Иарзз Вырзу подманил к себе советника Тиль, и отвел его с окну. За окном уже вечерело, вечерний ветерок поднимал к небу тучи пыли, обещая прохладу. Иарзз распахнул окно, и в помещение кабинета ворвался сквозняк, заворошил документы и вернул советников от высоких материй на землю. Они вдвоем отвернулись от остальной компании, и обратили своё внимание на местность простирающуюся далеко внизу. Потоки пыли стекали по улицам и переулкам как по речным теснинам, и обрушивались в пропасть каньона отделявшего кварталы тотелмов от заречных трущоб. Дымки и пыльные смерчи пропитали вечернее небо пронзительным багровым цветом, и залили горизонт кровью. Промолчав несколько минут советники решили вернутся к делу.

— Я думаю советник Тиль что нам не разделить этот хффургов флисспорт, передеремся однозначно.

— Может уничтожить его ненароком, в ходе предстоящей разборки. Я пока не представляю пока вариантов, при которых клан Шифу может удержать флисспорт за собой.

— Аналогично не представляю себе вариантов и для клана Лангх, но однако у меня есть очень интересная мысль…

Оба советника отвернулись от окна к друг другу. И вовремя, на подоконнике прямо под их локтями, острый длинный коготь, наконец обессилено сполз с края, оставляя глубокий рубец на камне.

— И какая же?

— Совместное владение флисспортом, всеми кланами участниками. Внутренний совет кланов между нами для разрешений конфликтов по флисспорту. Совместная дележка доходов, и сила объединенная будет такова что ни один клан не позарится.

— Тут я вижу пожалуй еще несколько выгод, наши кланы станут сильнее…

— И сотрудничество длительное…

— Я думаю нам стоит обсудить с остальными, советник Тиль.

— Несомненно советник Вырзу.

Советник клана Лангх повернулся к честной компании шумно заседавшей за столом, развел руки и собрался было торжественно продекламировать собравшимся о согласии. Как вдруг локтя советника что коснулось, и дернуло грубо и нагло что ли. Советник резко обернулся и лишь успел заметить только пятки советника тиля мелькнувшие в окне.

— Неужели я это его ненароком…

Советник же Тиль не успел подумать ничего нанизавшись на шок копье гвардеца охранявшего балкон восемью ярусами ниже, копье выпалило и клочки тела советника испачкали как гвардейцев так и балкон на котором они стояли.

Советник Ланг обреченно опустился на пол под злосчастным окном. Оставшиеся в живых советники торопливо собирали свои манатки, и лишь советник клана Оромо презрительно окидывал взглядом незадачливого убийцу.

Через, несколько минут, ввалились, в уже пустой кабинет, охранники. Советник Вырзу собрался мыслями, и объявил охране.

— Обыскать тут все, я не мог его вытолкнуть, я это точно знаю! Проверьте все здание… Живо! Я не мог! Я не мог!!! Я это точно знаю…

Темная горгулья вблизи злосчастного окна, терпеливо ждала темноты, она бы подождала подольше, но однако, ошейник? толстый и широкий не мог ждать дольше.

***

— И что скажет нам наш, убийца?

Ехидный голос Фанкла, пробился сквозь мои воспоминания, и вернул меня к текущим проблемам, а именно к той что я все прослушал. Ну ей богу как на уроке в школе. Я не нашел ничего лучшего как промолчать. Промолчишь за умного сойдешь. И надо же сошло!

Сварливая магическая поддержка заткнулась, приняв мое молчание за угрозу. А исполнительно-молчаливая силовая поддержка сочла мое молчание за презрение. Лишь начальник штаба потупился.

— И что какие мы выводы сделаем по проведенной операции?

— Магов на мыло! — Это недалекий Сегейр, озвучил очевидный вывод.

Маги взорвались, обещая намекая что это силовиков, как мясо на колбасу надобно!

Меня они раздражали, поэтому я сплюнул на правую сторону стола. Маги заткнулись уставившись на дымящуюся дырочку в бронированном столе. Тор промолвил:

— Ты это пожалуйста поосторожней, промахнешься ненароком…

Я закрыл глаза, тишина за столом стала затягиваться…

Сказал:

— Нечего нам блох ловить в чужих городах, а уж если поперлись в новый город надо быть готовым к потерям, даже к окончательным. И никакая подготовка нас от неожиданностей чужого города не защитит. Вы мне лучше скажите господин Верна, стоила ли шкура хффурга потерянных пальцев?

— Не стоила, Танцор. Добыча померла как только маги её разморозили. У него какой то артефакт был, за пределы города или тотелма (мы не разобрались пока) ни шагу а то смерть.

— Как мне это знакомо, господин Веерна…

В наш разговор вмешался спокойный пришептывающий голос:

— Не совсем верно Фанкл. Кое что стало известно, все таки.

Сулла, точно он!

Сулла не церемонясь присел на место мертвого бойца. И достал из под своего одеяния маленькую коробочку с решетчатыми стенками.

— В Маарверне разрабатывают кое что интересное, в лаборатории того клана в котором вы выкрали «языка». Маарверн вообще странный город. Он очень давно не воевал. С другими городами я имею ввиду. Теперь там странное для нашего мира сообщество кланов, строго специализированных, и сильно от друг друга зависимых.

Вы были в тотелме клана отвечающего за войну. В лаборатории оружия. И выкрали вы одного из мелких специалистов.

— Но он же помер, что же мы могли узнать? Тромпф аж привстал от недоумения.

Сулла слегка улыбнулся:

— У негодного переписчика остался в кармане чернильный жук, очень продвинутая модель с памятью на несколько сотен последних листов. Большинство чертежей переписчик удалил, но последняя работа еще незаконченная в памяти осталась.

— И что же там? — Локки не смог сдержать, своего неуёмного любопытства.

Сулла улыбнулся пошире:

— Ваше следующее задание. Идите пока отдыхайте а мы с Фанклом поговорим.


Случай второй — Топкая операция.

— Ну что у тебя за дело ко мне в столь неурочный час?

Атт был как всегда хмур, и язвителен. — Скажите господин Атт, почему все таки флисспорт в городе только у Бисх?

Атт вскинулся, и сквозь плотно сжатый рот пробился короткий какркающий смешок:

— Я то думал, ты можешь свести два щупальца? — Я люблю притворится дурачком, впрочем мне кажется он меня уже давно раскусил — Разве не знаешь что такое флисспорт?

Он начал перечислять:

— Во первых система торговых трасс, договоров с другими флисспортами в других городах. Во вторых собственно сама стартовая площадка, довольно дорогое сооружение для строительство которой необходимы особые специалисты. В третьих сами флиссы, страшно дорогие, и не делаются ни в нашем городе ни в соседних. И мало кто знает где и как и собственно делают. Я например нет. А что собственно ты заинтересовался флисспортами?

— Ну я пока висел за окном, ну на задании… Там советники флисспорт не могли поделить, уж не знали как подступиться. А ведь высшие кланы.

Атт так застыл:

?

— Что, дал бы Арват, за флисс?

Атт задумался, нервно побарабанил щупальцами по столу.

— У тебя что есть лишний флисс? Или ты неудачно шутишь?

Я выдержал эффектную паузу во время которой господин Атт изрядно исчертил стол.

— И? Где мой мотив?

Атт встал и отвернулся к окну. За окном грохотал плац тысячами окованных ног.

— Все что ты хочешь — откашлялся — кроме самого тебя.

— Тогда я требую право, остановить…

Он повернулся и вперил в меня взгляд.

— Тогда прими и ответственность за свои решения!

Мы промолчали несколько минут. Затем я вынес вердикт:

— Хорошо. Флисс старый, затоплен на границе северо-западных охотничьих угодий клана Лангх. Я в нем жил полсотни суток. Он старый лет пятьсот, но приборы работают, предполагаю и остальное то же.

Атт откинулся в кресле, возмущенно зашипел:

— Как ты предполагаешь я его от туда достану! Еще одну войну затеять! Только что войны с твоей помощью избежали, так ты её развязать хочешь!

Настал мой черед расслабиться, я нахально расселся на столе прямо перед отцом клана:

— Возьмите кусок угодий в аренду, а чтобы не подозревали, представьте высокую сумму аренды как подкуп, предложение союза например? Сотню склиссов, с тросами и тонн десять гравижидкости и за ночь справимся.

Теперь Атт громко продолжительно хохотал, затем отдышавшись от произнес:

— Ох не ту я тебе должность подобрал, воистину не ту!

Инициатива наказуема?

Хмурым туманным утром, я трясся на склиссе в обнимку с Фанклом, и не мог понять от чего у меня зуб на зуб не попадает. То ли от тряски, толи от промозглой сырости. В тумане, в прорехах белой мути выскальзывал то один то другой склисс строя. Маги погоды расстарались, дрожали даже неприступные на вид «спецназовцы» Тени департамента силы. Все кто имели носы поминутно протирали их уже порядком испачканными рукавами. У меня к счастью носа нет, у меня есть от него только нюх, и совершенно без соплей.

Наша армада, полускрытая туманом продвигалась на территорию охотничьих угодий клана Лангх. Наш склисс полз у самой земли дабы я смог опознать свой бывший охотничий участок. Ползали мы уже часа этак четыре, продрогли буквально все, и я просто физически ощущал волны ненависти изливаемые на мою ребристую спину. Особенно досаждал горпы, которые в своем бесконечном пути к городу, радостно обнаружили цель гораздо ближе. Ими занимались склиссы прикрытия, истребляя вонючек с безопасной высоты.

Наконец в часу где то на пятом часу, я обратил внимание на характерное дерево изувеченное неведомой силой, характерно изогнутое, и напоминавшая этим изгибом любимую позу Роа. Я поднял руку, и вся армада остановилась, я чуть-чуть почувствовал себя наполеоном.

В наступившей относительной тишине послышалось далекое:

— Гхорпфф…

Я соорентировался, и выбрал направление на свой бывший лагерь. Вскоре появилась в поле зрения обгорелая купа кустов. Свежие ростки уже пошевеливались выискивая неосторожную добычу в утреннем тумане. Я взял в руку сталлоновый фонарь и махнул рукой на посадку.

В миг мы все выгрузились из склисса, и всех охватило желание попрыгать похлопать себе по плечам и смачно выразится, а кто если может то и высморкаться.

Я пошарил по кустам нашел обгорелые колья моей палатки и поманил Фанкла рукой. Когда мой вечно недовольный начальник протиснулся сквозь толпу вооруженных и бронированных, я со звуком никем правда не оцененным — «вуаля!» открыл люк флисса. Техники с радостными воплями попрыгали внутрь. Скоро внутри раздалось оживленное постукивание, кряхтение и жужжание. Затем изнутри махнули рукой и во внутрь флисса подали сверху кишку гибкого трубопровода. На склиссе с гравижидкостью заурчало и запыхтело, кишка напряглась и завибрировала. Через минуту склисс сменился, и со следующего подали еще пару тонн гравижидкости. Наконец через часа два осоловевшие и некоторые даже в зюзю пьяные техники с трудом выползли из люка, и доложили кипящему Фанклу:

— Что мол все готово, ик, только гравижидкости чуть-чуть не хватило, ик. Я честно думал что он их пристрелит, но он только кусты расстрелял. Техников сложили штабелем в склисс и отправили в город за еще одной порцией гравижидкости.

Пока они там мотались мы с Фанклом решили спустится в склисс и осмотреться. Путаясь в кабелях, и задыхаясь от паров гравижидкости мы пробрались в рубку флисса. Там к моему стыду пованивало. Фанкл недовольно осмотрел два выдернутых кресла которые служили мне ложем, и пульт об который Роа точила коготки, кабеля ради тренировки погрызенные той же Роа и многочисленнее отпечатки её лапок в её же дерьме насупился и остервенело полез обратно. Напоследок он повернулся в выходном люке и злобно прошипел:

— Сам ремонтировать будешь! Варвар!

И чего он обиделся? Можно подумать что он это чистить лично собирается?

Наконец все было в ажуре, флисс где можно наполнен гравижидкостью, кабели подключены тросы натянуты. Осталось включить рубильник.

Я повернулся к Фанклу:

— Скажи-ка господин Фанкл, кому более всего невыгодно, то что мы попытаемся сейчас достать?

— Ну, я думаю Бисх, скорее всего. Мы как будто подрываем их монополию…

— Что то мне подсказывает, что попытайся мы сейчас взлететь мы там за туманом увидим именно Бисх, а не Лангх, или там Шифу.

— Что ты там мелешь Танцор Когтей, у нас сверх высокий уровень секретности, откуда им знать?

— Насчет меня тоже был сверхвысокий уровень секретности…

Фанкл, весь как то съежился и подорвал к ближайшему склиссу. Через несколько секунд он орал как оглашенный чередуя через слово хффург, помет, хвост, в различных сочетаниях. Там были даже столь интересные как то, — запаршивевший хффургов хвост, или засранный хффурговым пометом мозг собеседника и более сложные силлогизмы. Я немного расширил свой словарный запас, Фанкл согласно последней городской моде под конец разговора упомянул и особенности строения горпов.

Я с ним совершенно согласен, горпы куда противнее хффургов, и последние вставки эффектно усилили концовку речи. Его свирепый взгляд отбил у меня охоту аплодировать.

— Сейчас сюда прибудут два крыла айсов департамента силы, и Бисх трижды подумают прежде чем нападать на нас.

Я только хмыкнул в ответ:

— А вы подумайте сколько стоит пятисотлетняя монополия на междугородние перевозки?

Он помрачнел:

— У тебя есть какое то предложение?

— Замотаем несколько склиссов чехлами в один, и пусть вся группа сопровождения вьется над фальшивым флиссом. А для того чтобы отволочь флисс к тотелму достаточно одного склисса. Пусть завесу тумана как бы ненароком сдует в сторонку, и обнажит фальшивый флисс, а мы пока под прикрытием как бы потерявшей управления завесы оттащим настоящий. И будем недалеко, как раз что бы в случае чего айсов с фальшивого на натуральный перекинуть?

Дело, говоришь!

Болото дрогнуло.

Выворачивая кусты, расплескивая тонны грязи, из своего пятисотлетнего ложа подымалась обтекаемая туша флисса. Под отваливающимися пластами грязи неожиданно обнаружилась тонкая вязь заклинаний. Маленький храк скатившийся вдоль одной изящной «арабески» вспыхнул синеньким костерком.

Мы смотрели со склисса сопровождения раскрыв рот, такого огромного склисса мы еще не видели, техники явно оправданы, гравижидкости столько действительно не запасли.

Фанкл промолвил:

— Он лежит здесь пятьсот лет, но бьюсь об заклад, что летал до этого вдвое дольше.

Наконец особо здоровенный пласт грязи вперемежку с живностью выскользнул из шахты транспортного разряда и флисс стабилизировавшись стал носом кверху.

Издалека донеслось, уже порядком всех доставшее:

— гхорпфф…

Через полчаса я клял себя за свое предложение, они то там на солнцепеке обогреваются, а я со своей командой дальше промерзаю в тумане. Иногда над нашей головой проносилось шипастое брюхо айса. Вскоре показались предместья города. Совершенно неожиданно сквозь туманную круговерть прорвался знакомый звук:

— Умпфф!

Айсы над головой заметались, мы постарались прибавить скорости. Вскоре подвешенный на кабелях флисс величественно вплыл в ущелья проспектов города. Движение по улицам остановилось, прохожие задирали головы, и болотная грязь струйкой стекавшая с брюха флисса капала им на головы. Пока в тотелмах, на сторожевых площадках соображали стрелять или не стрелять, стрелять до доклада или после мы уже вплывали в щель между тремя тотелмами клана Арват. С тихим скрежетом флисс опустился на подготовленную площадку. Из разорванных трубопроводов к зениту фонтанчиками устремилась гравижидкость. Охрана простонала:

— Столько бухла зазря пропадает!

Я спрыгнул со склисса, взял в руки канистру с гравижидкостью стал под самым носом флисса, открыл канистру обмывая струей головные датчики от грязи:

— Нарекаю тебя, сия воздушная колесница — Мрия!

И вырезал когтем название на носовой броне…(ей богу он не меньше!).

Глава 2 Запах бога

После разбора поплелся я наконец в свою конуру, по затхлому коридору наскоро приспособленному под базу для нашей группы расползались по кубрикам побитые бойцы. Я уперся в решетчатую дверь своей конуры, пинком отворил, открутил крышечку банки со светляками. Слабенький свет осветил мой топчан, на торчащий из стены корень я набросил свой боевой балахон, на другой скинул вязанку амулетов. Пододвинул расписанный яркими красками изъеденный червями витой стул к грубо сколоченному столу. На столе стояла стопка книг. Одни были по моде нашего Города в виде свитков в восстанавливающих футлярах, другие были и виде раскладушек, блокнотов, бесконечных плоских спиралей, или вееров. Интересовали меня конечно больше исторические труды, книг по биологии и практической инженерии. Книги по магии мне были почти бесполезны, они оперировали такими базовыми понятиями и ощущениями которые я не мог себе вообразить.

Перед мной лежала незаконченная книга в которой встречались мне выдержки о магии камосов (я их искрами называю). Есть мне не хотелось, поэтому я ограничился глотком гравижидкости и углубился в чтение:

… бытует мнение о существовании у камосов начатков разума, который позволяет этому магическому явлению изучать потенциальные возможности собеседника, и влить в него те способности которые особенно необходимы. Ведь ясно что без подобного анализа столь значительная эффективность камосов была бы невозможна. Мною проводились исследования возможного уровня разумности камосов, к сожалению из-за недостаточного наличия фактического материала, не удалось точно определить параметры разумов, но могу точно утверждать что их минимальный уровень не уступает среднему у демонов, и видимо находится на уровне прототипов…

В мою дверь поскреблись, за ней маячила фигура — Хратт.

— Танцор, тебе необходимо поесть. Иначе потеряешь адекватное восприятие действительности. Можно к тебе зайти?

— Угу.

Он выложил на стол коробку с едой, она предварительно была умерщвлена. Он уже знал мо привычки. Смахнул на пол половину книг и устроился рядом. Чертов философ презирал все мысли если они только не его или не мои.

— Что читаем? Сочиненную историю? Или никому не нужную науку, про никому не нужных червей?

Я зацепил на коготь торитрепанга и захрустел им, предоставив Хратту самому отвечать на свои вопросы. Хратт выдернул у меня из под носа научный труд, окнул взглядом страницу.

— Что то я смотрю ваше кровожадие, камосами заинтересовалось? Так мечтать не вредно, брось…

Я подтянул книгу обратно, отхрумкал еще кусок, продышался от остроты молвил:

— Был у меня один…

Хратт свалился со стола. Затем быстро вскочил, смущенно отряхнулся.

— И что продал? Потерял? Отобрали?

Я не спеша доел обед, отряхнулся нашел нужную страницу.

— Ну в принципе секрета нет. Я его истратил.

Хратт нервно прошелся по комнатушке, сцепив руки за спиной.

— Ну в принципе это многое объясняет, только не могу понять как порождение магии, могло уничтожить магию в тебе?

Мне надоел этот разговор, я хлопнул книжкой об стол, рявкнул:

— А оно и не уничтожало!

Хратт выпрыгнул за дверь, обиженно отшатнулся к стене коридора:

— На тренировку хоть пойдешь, а то незнамо когда опять на задание дернут…

— Нет! Мне полезнее отоспаться, проваливай…

Зря я конечно так с ним.

Он пожалуй наиболее интересный собеседник, возглавлял на родине какое то новое философское направление. Что то там, типа полное отрицание всего, в том числе самого отрицания. У них там как он успел объяснить они в течение жизни не двигаются с места, живут на дне моря, поэтому понятие движение плюс разум было несовместимо. А как сюда попал, так наслаждается каждым движением, и убийством тоже впрочем. А философию побоку, рассуждает о приемах и заточках.

Хмм а я то где мой Дебет с Кредитом? От скромного бухгалтера остались лишь совершенно бесполезные знания. Петлюра, скромный Киевский бухгалтер нервно курит в сторонке.

Однако вернемся к трактату о Камосах, точнее по уровню его информативности к реферату:

… Проведенные мной исследования поведения камосов, ввиду скудности доступного материала не могут назваться в полными, однако выявили несколько определенных закономерностей. В разуме камосов выделены две составляющие.

Одна нечто вроде сложной математической машины оперирующей со сложными связанными таблицами на уровне недоступном пониманию нормального демона. Существование этой машины и таблиц выявлено только лишь путем наблюдения одинаковых реакций на одни те же раздражители. Ясно что по структуре эта часть разума камосов есть суть машина.

И вторая часть камосов — есть хранилище, это именно то что отличает один камос от другого. Хранилища всегда разные, но что именно в них содержится неизвестно. Знаем лишь то, что в результате работы математической машины камоса, из хранилища камос достает только что-то одно, ранее в нем содержавшееся…

Тут к сожалению страница посвященная камосам обрывалась, а следующая вещала об своствах и времени горения разлчных магческих фонарей и прочая непонятная белиберда. Всё из этой книги мне ничего более не извлечь. Книга отправилась в угол где уже валялась груда столь же непонятных и бесполезных магических и не очень инкунабул.

Я закинул локти за голову и тут же чертыхнулся, локтевой шип больно расцарапал ухо. Закрыл глаза, но сон не шёл, с дикой силой навалилась безысходность. Мне припомнилась смерть бойца из группы поддержки. Он сначала после ранения бешено отстреливался, а затем вдруг отложил ствол и опираясь на целую руку встал. Его сразу растерзали очереди, наверное он умер мгновенно, наверное он просто устал. Группа по возвращении как договорившись обходила молчанием эту смерть. Я так понял что каждый из них поставил себя на его место, и каждый не уверен, что не сделал бы того же. Многие бросали на меня странные взгляды, они раздумывали и опасались. Я то как раз не имею права устать, и закончить все, как этот боец, умрут все кто меня окружает, те кого я начал уважать и ценить. Пусть сами пока решат поодиночке, а я за кого то решать не хочу

Наконец на меня навалился благословенный сон и отправил истерзанный разум в зыбкое мутное небытиё.

Разбудил меня как мне показалось в ту же секунду скрип двери. Я вскочил и опустил ноги на пол. В комнатушке стоял заполняя её всю своей тушей Ваззенрог, многочисленные стволы и шипастая броня расцарапали белесыми чертами стены комнатушки. Слов в принципе не требовалось, отдых получился короткий и он уже закончился. Я нацепил обратно на себя мой боевой балахон, обвешался амулетами облил макушку из кружки водой и закрутил светильник лишив светляков воздуха и отправив их спать. Ваззенрог развернулся расцарапав остатки штукатурки, и вышел в коридор позвякивая об стены. Мы пошли к штабу, он буркнул мне через плечо.

— Похоже твой ошейник зарядят надолго.

И куда на этот раз нас пошлют? Впрочем Ваззенрог то что, надо расскажет сам, над лишь дать ему время.

— Тромпф уже обложился планами, часа два кумекает, а Хлыст нервно носится по углам. Фанкл сел на связь и вызванивает специалистов. Мне кстати двух теней дают, то ли временно то ли навсегда. Вот придут посмотрю в ошейниках или без? — Короткий смешок.

Что то шефу не терпится, даже новых бойцов натаскать не успеем. Спецназ — спецназом а у нас другая специфика. Там у них, все нацелено на выполнение задания, а тут на обеспечение сохранности главного «аргумента» клана Арват.

Наконец Ваззенрог ввалился в штабную комнату. Я мельком окинул взглядом карты и планы и чуть не застонал — опять Маарверн. Мне скоро начнет снится этот город.

Всех членов бригады явно обуревали столь же сильные чувства. У стены притулились два незнакомых субьекта. Я попристальней осмотрел их — коротенькие, приземистые, четырех-рукие — этакие бронированные колобки. Очевидно это те самые упомянутые тени. Я присмотрелся еще повнимательней, на шее ошейники, значит они к нам навсегда. В нашей бригаде смертников народу прибавилось. Новички уловив принцип рассаживания подтянулись к Ваззенороговой стороне. Я успел заметить необычность их движений, перекатились поплыли и смазались, раз и на новом месте. Мда интересные бойцы!

Наконец все расселись и в помещение ввалился Фанкл с ворохом вводных, и развед-донесений. Присел на место и я. Новички с любопытством на меня уставились.

Фанкл окинул взглядом принесенные бумажки, и часть из них передал начальнику штаба. На пару минут оба погрузились в чтение. Остальные погрузились в напряженное молчание. Наконец Фанкл пробормотал:

— Ну это ничего не меняет, начинай Тромпф.

Тромпф вытащил длинный свиток откашлялся и приступил к информированию исполнителей.

— Так, следующая наша операция носит кодовое название «Секреты Бога».

— Место операции — централизованная лаборатория города Маарверн. Город-полис Маарверн, точное место установим в ходе одного из этапов операции.

— Цель операции, полный захват лаборатории Маарверна, максимально получить информацию об объекте, объект уничтожить. Уничтожение цель первостепенная.

— Ресурсы выделяемые на операцию, группа «Аргумент» четыре полные спец-бригады теней, наемники по возможности.

Тут аудитория наполнилась шумом, шутите ли, все тени на одну операцию?

— Это еще не всё! Бисх в поддержку выделяют свою бригаду «бессмертных». Это впрочем обмен, за транспортировку участников акции…

Тут в секунду заткнулись буквально все, вошел Роан Атт.

— Для того что бы Вы участники операции, понимали почему вас посылают в таком количестве а также понимания смысла акции, я решил навестить вас и рассказать что собственно мы разузнали об Маарверне.

Атт стал рассказывать, медленно обходя стол кладя руку то одному то другому на плечо:

— Как вы заметили в Маарверне, это весьма необычный город для этого мира. Тотелмы утопают подножиями в прибрежной лагуне, нет предместий и разрушенных кварталов, чисто внешне город производит благоприятное впечатление. Правда стороннему взгляду незаметно что тотелмы погружены в почву на десятки этажей и часто соединяются между собой по слоем почвы, а уличное движение в большинстве подводное.

— Отсутствие предместий следствие социальной структуры города. Клутху просто не дают выжить вне тотелмов, а тотелм они покинуть не в состоянии. Воды Маарверна кишат опасными хищниками, и от тотелма к тотелму не переплыть без технических средств, не говоря уже об том чтобы доплыть до берега (как мне показалось что последнюю фразу Атт произносил с оттенком восхищения, впрочем мне лишь показалось). Собственно говоря большинство жителей города безвылазно живут в тотелмах, обладает свободой передвижения только специалисты которым для деятельности это необходимо и местная элита.

Город еще столь странен потому, что его не затронула война городов как затронула все остальные города пятьсот лет назад. Правда он находится на самой границе района военных действий. Маарверном контролируются в значительной степени и ряд других городов по соседству. Так что любому противнику Маарверна, придется иметь дело с целым конгломератом городов что для мира Хаарах не типично.

— Долгий срок без войн позволил кланам Маарверна составить довольно устойчивую и бесконфликтную внутриполитическую систему. Так что кланы там не воюют. Долгое время Маарверн управлялся сложным органом слегка напоминающим наш Совет Девяти Кланов. Только недавно на протяжении последнего десятка лет управление Маарверном прибрал к рукам некий Ийрааз Кымру. Личность как столь же странная как и гениальная. Этот диктатор добился в Маарверне полно использования обществом всех клутху. Из излишних клутху формируются войска, ресурсы интенсивного земледелия, и прочее. В результате его реформ, кланы окончательно объединили свои усилия, соседние города поставлены под полный контроль. Армия же конечно распухла безбожно. Конечно армия клутху, ещё не армия и трудно добиться от такой массы бойцов эффективности среднего кланового бойца как например у Арват, но Кымру принимает меры и для ликвидации этого недостатка. Кымру интенсифицировал исследования в области оружия, разрабатывает его новое поколение. Как мы поняли из чертежей захваченного лаборанта, в основном упор делается на тяжелую технику.

С имеющимися ресурсами Кымру может затевать новую войну городов. Мы находимся довольно далеко от сферы интересов Кымру, и возможностей Маарверна. Но будущая война, докатится до Арккрасса за столетие, и хорошо бы уже быть к этому моменту во всеоружии.

— Теперь собственно об задании, по нашей информации Кымру собрал лучших ученых кланов в одной лаборатории, и совместно работа у них идет куда быстрей чем в отдельности. Они выдают на гора один образец оружия за другим. Нам необходимо как само оружие так и знания с помощью которых оно было создано.

— Цель операции становится очевидной, раздобыть новые образцы оружия, и задержать на сколько возможно процесс разработки и производства. Нам стало известно каким способом Кымру обеспечивает уничтожение носителей информации, ученых, рабочих и лаборантов нашим магам удалось разработать приспособление для определения какой из объектов заговорен на уничтожение а какой нет. Так что, нам представиться возможность, вывезти и парочку ученых, если найдем в их рядах, не заговоренных. Докладывайте ваш план Фанкл.

Фанкл вскочил взял листок у Тромпфа, и сбивчиво начал докладывать:

— Ну так значит наш план разбит на пять этапов.

— Первый этап — сосредоточение. Группы прибывают в порты пересадки, и затем независимыми кланами доставляются в Маарверн. Таким способом мы исключаем следы нашего прибытия в Маарверн.

— Второй этап — разведка в местонахождения лаборатории в Маарверне. Тут потребуется неопределенное количество дней. Есть наметки по способу её выявления. Используем для того Танцора Когтей.

— Третий этап — сосредоточение в зоне операции. Для того будем использовать стропы, как медленный но наиболее незаметный транспорт. Один строп будет вооружен Хрогом, для штурма, опять используем способности Танцора.

— Четвертый этап — штурм и утилизация лаборатории. На этот этап не более полдня, поскольку отбиваться более не сможем.

— Пятый этап — эвакуация оставшихся в живых на разборном склиссе. Бисх своих эвакуируют сами. Эвакуируется в первую очередь Танцор, и добытый материал. Остальные по возможности. Материал будет сжат и нацеплен на Танцора, поскольку его шансы добраться наиболее высоки.

— Вот и все — думаю, получили вы парни задание в один конец, выбраться из чужого города, где невозможно передвигаться без лодки лежащего за 1/2 диаметров земли отсюда… Безнадежно. Я оглядел своих ребят и увидел что они все поняли.

Атт промолвил раздумывая:

— Жесткий план, однако… Ты Фанкл езжай со всеми лично проследишь, как там и что, глядишь кого то и вывезешь. Для своей охраны.

Молодец Атт хоть небольшую, но все таки надежду оставил. Да и Фанкл с обеспечением теперь в лепешку расшибется.

Атт вставая добавил:

— Срок начала операции даю до завтра, флисс подготовят, Бисх полетят на своём.

Я так и понял, что шеф не хочет чтобы на его единственный флисс садился, хоть кто ни будь, из Бисх.

На следующее утро.

В ангаре было шумно, с правой стороны бойцы проверяли оружие разряжая шок копья в изрядно оплавленную стенку. Маги подгоняли друг на друге жилетки с вшитыми амулетами. Кое кто даже перенастраивал свой магический жезл на новые типы атаки. Шаман прилаживал с помощью злобно косившегося на меня Архана свой длинный жилет с кучей карманов для ингредиентов заклинаний. Новый колдун видимо навязывал новые заклинания на доспехи двух новичков из теней. На колдуне ошейника не было, значит он не летит с нами. Но по всему видно было большой специалист, пять минут поработает и мое чувство опасности, не советует подходить к обработанному артефакту.

В сторонке мастеровые возятся со стропом прилаживая ему на спину Хрог, согласно моим рекомендациям. Строп, конечно, развалится после пары выстрелов, но мне надо что бы он развалился ровно. Другие стропы обвешивают молниеметами, тщательно подгоняют и затем упаковывают в контейнеры. Очень аккуратно группа рабочих упаковывает десяток бомб для айсов, их по плану будут использовать как управляемый фугас. Несколько легких скоростных склисса уже разобраны и ждут очереди на погрузку. Шум гам и суета действуют мне на нервы, и вскоре от меня начинают шарахаться бойцы и особенно маги отряда. Явно к назначенному сроку не успеваем!

Тромпф, тоже начинает нервничать, это у него проявляется в первую очередь тем что он меня посылает хффургу под хвост. Затем берет дело в свои руки, задает Фанклу зубодробительный вопрос, тем и парализует его надолго, чтоб не мешал. Каких ни будь полчаса и мы готовы к вылету. Споро грузимся на склиссы и отправляемся в карликовый флисспорт клана Арват.

Сиротливый цветок, флисспорта с высоты не очень впечатляет, к тому же на алых лепестках — плоскостях отражателя еще видны прорехи. Не достроен ещё. Вот у Бисх флисспорт так флисспорт прямо клумба, пять посадочных площадок, инфраструктура!

Мы быстро припарковались в тени посадочной площадки, и еще пара склиссов с тяжелым оборудованием. Затем начали выгружать оборудование и впихивать его в лифт. Я нарвавшись на пару взглядов Тромпфа решил удалится куда ни будь поглубже, во флисс например. Во флиссе в тесноте и суете, мне нашлось дело, пришлось слегка размонтировать строп, а то он в люки не пролазил даже в разобранном виде. Затем в люк полезли бравые вояки, им было невдомек что мы не все погрузили у них понимаешь ли приказ. Мы с грузчиками начистили им рыла, и закончили погрузку, а вояки лишний раз потренировались, подумаешь броню попортили, ничего боевитей теперь выглядят. В конце концов, личный состав бригады вместе с приданными подразделениями начал утрамбовываться в отсеки флисса. Зрелище было ещё то, ряд бойцов укладывается затем маги их усыпляют, затем следующий. Потом смотришь в люк, а там только ноги торчат, самых разных форм и расцветок (и запахов, к слову сказать). Мне то что, хорошо на этот раз выделили место в пилотской кабине, а Архан как всегда на дежурстве, в коридоре куковать будет. Флисс так плотно набился что даже Фанкла магией по башке и штабель, даже пикнуть не успел. На старте оказались в сознании только я, маг, и трио пилотов.

Примостившись на узенькой полочке, я в кабине пилотов (в которой я жил пару месяцев) поначалу ничего интересного не нашел. Пилоты неповоротливые в толстых заземляющих скафандрах, плотно сидели в ковшах, и вяло переговаривались. Кое где на панелях еще заметны следы коготков Роа Еле заметные манипуляции пальцев пилотов наполняли кабину флисса огоньками, и всполохами. Неожиданно пространство между парой молний как то натянулось явив ясное и объемное изображение, аналогично зажглось ещё пять дисплеев. Пилоты поковырялись еще минут пять, и стеклянная трубка в середине панели приборов, наполнилась спиралевидной молнией. Молния окрасилась розовым цветом и заплясала, в ту же секунду, изображения на экранах, подернулись волнами и исчезли замененные графиками и формулами. Я сообразил что трубка это отражение разрядной шахты флисса. Еще движение молнии, как пойманной змеи и вот её сполохи понеслись по трубке быстрым потоком. Мое тело затрясли и закололи, мощные разряды статического электричества. Путешествие на расстояние большее, чем от земли до луны, началось. Разряды изрядно мешали спать, и мне пришлось отвлечься недалекими воспоминаниями.


Случай третий — Ренегаты.

Мы с Атом стояли на симпатичной полянке за окраиной города. Чистая травка, нежные утренние лучи Небесной Дуги. Отсутствие мусора и развалин, что прямо скажем вблизи Арккрасса редкость. Атт почесав культю травинкой, как то весело обратился ко мне.

— Как тебе место для нашего нового флисспорта? Правда прекрасное? А главное на противоположном конце города от флисспорта Бисх.

Я позволил себе сыронизировать:

— Не это ли главная причина выбора?

Он как всегда, не сызволил обратить на мои шпильки внимание.

— Место под флисспорт, есть флисс есть, да ещё какой! Но вот незадача, пилотов нет, да и строить флисспорт некому…

Я хохотнул:

— И бьюсь об заклад их Арккрассе не сыскать, разве что Бисх отдадут?

Атт резко остановился, и широко расставив ноги уперся тростью в землю, он всегда так делал когда решал куда поставить запятую в знаменитом школьном примере.

— Бисх конечно не отдадут, но клан как любой другой не един, всегда найдутся недовольные, ленивые, алкоголики, проштрафившиеся, трусы и т. п.

Очередной мой смешок:

— Зачем нам это дерьмо? — Хотя кажется я знал ответ.

Атт тоже не снизошел до очевидного:

— Наш агент, среди Бисх, уже успел договориться, незадолго до смерти… Так вот стоит задача вывести их с флисспорта. Сначала предупредить а затем вывести любой ценой.

Мне эта идея не понравилась, почуял я неприятности на свои вторые девяносто:

— Я что то не понял, как будто мы с Бисх союзники? Или нет?

Атт снова стал расхаживать по поляне и чесать культю:

— Не совсем так Танцор. Видишь ли твое существование, это гарантия, что наши кланы никогда не нападут друг на друга. А это поверь гораздо лучше чем любой союз.

Мне только оставалось горько усмехнуться:

— Ну прям мой ошейник, только я Бисх а вы Арват.

Атт подошел ко мне близко-близко, уставился мне в глаза, нет прямо в зрачки и тихо своим свистящим шепотом произнес:

— Ну разве это не лучше чем дружба, которой я так страшно желаю?

***

Я лежал у ограждения флисспорта дожидаясь темноты, движение к вечеру кажется только усилилось. Антигравитационные модули флиссов, похожие в темноте на багровеющие решетки так и проносились над головой. Впереди между мной и флисспортом лежало «минное» поле, правда только магическое. Поэтому для меня его просто не было. Время от времени проходили патрули с доисторическими шок копьями. Кажется Сулла все таки отдал Бисх старый арсенал. Я не торопился, Атт сказал мне на прощание заряжая ошейник на пару суток:

— Ты вот подумай, Сулла знает об твоей особенности, и вполне умеет сложить факты в смысл. Уверен не только магия может ждать тебя.

Я по сантиметру продвигался к строениям черными глыбами выступавшими впереди. Тщательно подобранный, теплорассеивающий, ворсистый балахон скрывал меня от взглядов часовых. И никакой магии! К полуночи я удовлетворенно скрылся в тени здания от света прожекторов. Здесь я вывернул балахон наизнанку и теперь он в точности соответствовал форме обслуживающего персонала. Теперь уже расслабленным усталым шагом я направлялся к казарме техников почти в центре флисспорта. Обширное пространство вокруг освещал свет льющийся с нижних поверхностей «цветков» приемных платформ. Разумеется меня остановили часовые, а как же иначе, благополучно отобрав фляжку с гравижидкостью, и записав мой личный номер, они пинком отправили меня в восвояси. Просто чудо, как быстро оружие и слабый контроль из «человека» делают хама. Номер конечно, липовый, но и они его точно сверять не будут, после гравижидкости то!

Наконец я вперся в казарму, и произнес сакраментальный пароль:

— Оейс, где, хффургов хвост, мои две фляжки, заныкал!!!

С нар свалился здоровенный восьмирукий монстр, заорал мне в ухо отзыв:

— Иди хффургов помет проспись!

И неслабо влепил мне в челюсть, в правую, кажется. Я разумеется кубарем вывалился за дверь. Тут же мощный пинок мне между ног (благо там ничего такого нет), и я спиной прочертил пару метров бетона. Далее меня подхватили за шиворот поволокли (тут я собрался подороже продать жизнь). За углом меня прислонили к стене и дыша могучим антигравитационным перегаром меня радостно поприветствовали:

— Ну наконец то! А то мы думали нам каюк! Ты уж извини, если что? не так, у нас тут такое!

Тут мне было выложено все что на душе, что какой то хффургов хвост из Арват обещал райскую жизнь и стала подбираться нехилая кодла, как он исчез. И то что вот уже неделю их так и шерстит безопасность, сейчас как раз казарме один как будто бы стукачок сидит. И то? что у них все готово, и надо драпать? а то ход накроют и тогда им всем капут. Тут я остановил его:

— Какой такой ход?

— Да самый обыкновенный, для вентиляции энергомагистрали, мы его только на прошлой неделе проложили. Они еще даже охрану не поставили и сторожевые заклинания не выписали.

— Сколько собираться будете?

— Ну если Кадав, не напился то за час готовы будем.

— А если напился?

— Тогда лучше и нам тоже. Без него нельзя только у него ключ от тоннеля.

Что-то слишком гладко, и странно. Тоннель, ключ, пьяница от которого все зависит. Как то все удобно очень, бьюсь об заклад он напился и сможет идти только завтра.

— Собирай всех кроме этого, как его там, Кадава.

— А как же ключ, там очень мощные запоры?

— Выполняй, живо! Неужто жить не хочешь?

Через час в тени сарая собралась весьма разношерстная толпа техников, пилотов, инженеров со разнообразным скарбом. Определенно все то что их объединяло, форма и перегар. Осталось это стадо провести через всю территорию, взломать двери в тоннель, провести длинным и узким тоннелем, где так хорошо ставить ловушки, и выбраться незнамо где в чистом поле. Я повернулся к Ойесу:

— Куда выходит тоннель?

— В каньон…

Отлично, тоннель кончается отвесной стеной над рекой, где без склисса не выбраться. Час от часу не легче!

— Вентиляторы установлены?

— И опробованы.

Раз выход в каньон, то и запирающая ловушка не нужна, и так тупик.

— Заряды к шок копьям можешь раздобыть?

— Но у нас нет шок копий, не выдают.

— Только заряды!

— Нет проблем, Сколько?

— Мешок, или сумку хотя бы. И ещё модули антиграивтационные от склиссов есть?

— Нуу, в ремонтном блоке должны быть, если повезет.

— Несите штук десять, и жидкость из сумок достаньте заправим их, да и трос достаньте или провод какой.

Через пятнадцать минут все было в наличии. Со вздохами опустошив фляжки с драгоценным зельем в модули, группа ренегатов потащила невесомые гравиблоки за собой.

Уже к утру мы оказались перед черным зевом тоннеля. Замок был действительно внушительный, но уязвимый для моих когтей.

Я вручил Ойесу маячок и проинструктировал:

— Дойдите до конца туннеля, и зацепите питание на гравимодули. Первый кто умеет управляться с ними, лучше бы пилот, пусть подымается к краю каньона и закрепит трос. И тут же немедленно запускает маячок. Неподалеку дежурит склисс, он вас заберёт. Остальные, пусть подымаются, используя трос как направляющую. Я прикрою ваш отход. В любой момент мне может быть придется включить вентиляторы, так что держитесь. Все уходите. Живо!

Последний техник ушел в горло туннеля. Я пока навязывал лихорадочно на энергокристаллы лоскуты ткани. Успел штук десять навязать пока не заработала звуко-вспышка тревоги. Охрана заметалась, по флисспорту. Из отдельного строения показалась довольно целеустремленная организованная группа бойцов. Они очень быстро приближались к туннелю, что-то слишком быстро, они узнали куда мы удрали.

Я, прихватив оставшиеся кристаллы и готовые заряды, скрылся в глубине. Все шло как по нотам, только партия была какая то неожиданная, я бы даже сказал импровизированная.

Дождавшись подхода группы захвата, врубил вентилятор. Решетка его загудела прогоняя через ячейки кубометры воздуха. Увидев первых противников, я надрезал кристалл на заряде и отпустил его по потоку воздуха в гущу Бисх. Первую шеренгу разметало в клочки. От взрывной волны вентилятор захлебнулся на несколько секунд изрядно меня напугав. Со следующей партией я разобрался аналогичным образом. Остальные не спешили. А вот я поторопился и на всякий случай отпустил на волю ветра еще несколько зарядов. Наконец они догадались и вырубили питание вентилятора. Я слегка подрезал еще несколько кристаллов и подложил их под решетку. Дальше я пустился во весь дух. Еще пара взрывов и волна саданула меня в спину, заставив кубарем покатится по полу. Преследователей пока не было слышно: Я затаился, приводя в порядок тело и дух впрочем тоже.

Раздался знакомый голос:

— Ыйргол, это ты отзовись!

— Что ты хочешь Сулла?

— Зачем ты убил моих людей, и украл два десятка дармоедов?

— Это не я Сулла… Это моя судьба! Сулла, я знаю, ты поймешь!

— Позволь помочь тебе Ыйргол, у меня очень хорошие маги.

— Тут у всех хорошие маги Сулла, и почему то ни один не хочет мне помочь.

— Ты не веришь мне Ыйргол?

— А ты себе веришь Сулла, хотя бы в прошлой жизни?

— Говоришь страшные вещи Ыйргол, что ты знаешь о моей прошлой жизни?

— Многое Сулла, больше чем об этой.

Долгая пауза…

— Вот как, оно и сколько лет там прошло?

— Две тысячи, всего лишь две тысячи с небольшим.

— Приятно слышать что я там остался знаменитым… Как всё странно!

Тут у нас почему то снова получилась пауза, затем Сулла приступил к реальным предложениям.

— Мне не нужна твоя смерть Ыйргол, уходи мы тебе не станем мешать, в конечном счете мы работаем на одно дело. Атт опять выиграл Ыйргол, иди к своему хозяину.

Ну что тут сказать дальше было довольно просто, дойти до конца туннеля, встать на краю накинуть карабин на трос и выдуть большую фляжку гравижидкости. Надеюсь склисс не ушел…

Глава 3 Вотчина бога

Толчок, разряды статического электричества внезапно оборвались, мы прибыли. В отличие от нашего флисса, в этом мне пришлось сидеть в закутке и притворятся что, я сплю как, и остальные пассажиры. Впрочем флисс который мы зафрахтовали в в Дедмойне, уж не совсем флисс а флиссенок какой то. Не то что наш впечатляющий древней мощью, и не стройные вместительные флиссы Бисх. Просто ржавая каракатица с дыркой посередине. К сожалению нанять другой флисс без лишних вопросов не получалось. Вымотанный напрочь Архан, принялся будить команду, у него не было сил даже метать на меня ненавидящие взгляды. Экипаж в ободранных скафандрах отпер люки, и я с удовольствием вывалился на мягкую ворсистую зыбь стартовой площадки.

Вокруг как цветы вокруг муравья возвышались посадочные площадки флисспорта Маарверна. Я засмотревшись чуть не утонул по колени в слизисто-ворсистом покрытии. Вовремя спохватившись в выкарабкался на металлический язык трапа. Наша бригада замаскированная под стайку магов и инженеров споро выгрузилась на трап, и выволокла «научное» оборудование. Я оглянулся назад, старенький побитый флиссёнок уже готовился к старту. Пилоты явно почуяли, что дело пахнет керосином и рвали когти.

А вот нам предстоит пройти через невиданное в здешних местах испытание — пограничный контроль Маарверна. Здание контроля опоясывало «стебель» посадочной площадки кольцом с воротцами. Здесь нас разделили, назначив каждому воротца, очень мудро между прочим. Попыток возразить не последовало, на крыше кольцевого здания стояли стражи с стационарными молниеметами. Правда сами стражи были вооружены незнакомым мне оружием. Мельком осмотренной оно мне показалось похожим на автомат с широким магазином присоединенным сверху, выделялось еще оружие широким тубусом прицела. Пройдя в воротца я оказался перед тремя чинами за стойкой, те тут приступили к засыпанию меня вопросами на ходу заполняя что то вроде анкеты. Меня очень удивил тот факт что один из допрашивающих держал в руках шар с множеством крюков и отверстий, местным аналогом клавиатуры. Получается, что со времени прошлого прибытия маарвернцы, успели наладить централизованный сбор данных об приезжих. Их оперативность настораживала, и у меня появилось мрачное подозрение что это как то связано с нашим прошлым визитом. К счастью документов пока не требовали, ограничивались только опросом, но вот сами выдали мне документ на время пребывания в городе, этот документ следовало налепить на лоб, дабы каждый бдительный страж в Маарверне мог видеть что перед ним иностранец. Где тоя это уже видел?

Наконец я покинул будку, ко мне присоединились товарищи, некоторые задерживались. Наконец все собрались, кроме Фанкла. Ожидание слишком затянулось, наконец из крайнего терминальчика вывели скрюченного и связанного командующего операцией, за ним шёл держась за физиономию «погранец». Фанкла погрузили в склисс выразительного черного цвета и увезли, но не в сторону города.

Я первое время не мог сообразить что происходит.

Но затем ярость от дезертирства Фанкла переполнила меня и хлестала из глаз.

Ведь ясно же что этот горпов помет сотворил что-то на посте контроля, не слишком опасное (а то бы нас всех повязали), за что его забрали и скорее всего выдворят обратно. Народ на всякий случай отошёл от меня подальше. Стража на крыше таможни заметила наше волнение и на всякий случай направила на нас пару молниеметов. Бузить тут явно не стоило. Я успокоил себя кое как себя и сказал:

— Беру командование операций на себя, передать остальным группам, заместитель Тромпф. А сейчас быстро грузимся и в перевалочную базу!

На парковочной площадке нас ждал тяжёлый грузовой склисс от артели, с которой договорился наш эмиссар. Мы закинули наш скарб в него и забрались сверху и вихляя от хронической недостачи гравижидкости в модулях поднялись в небо Маарверна.

Прошлый раз у меня не было возможности глянуть на Великий Маарверн сверху, поскольку, мы прибыли, тогда, ночью. Но вот сегодня Маарверн меня впечатлил!

За головокружительным многокилометровым обрывом, раскинулся океан. В широкой бухте, наполовину заслоненный тенью обрыва, буравил поверхность моря тысячью шпилей город Маарверн. Тотелмы его в отличие от Арккрасса были почти одинаковых очертаний, винтовые узкие и острые конусы увенчанные одним шпилем. Нижней частью тотелмы уходили в глубь моря, а протоки между ними, были посыпаны крупой слабо различимых на таком расстоянии кораблей, паромов и прочих плав-средств. Как мухи среди тотелмов роились склиссы. Вскоре и наш склисс слился с этим роем. Арккрасс мрачен и грозен, а Маарверн подавляет своим величием и буйством деятельной жизни. Через полчаса наш склисс спустился на площадку арендованную артелью в подножии одного из тотелмов. Там собственно, на подводном этаже и располагалась вся артель, подкупленная нами.

В помещения артели в пустующих складах и ангаров, накапливались наши бойцы и приданные бойцы Бисх. Проведенная перекличка показала, что все в наличии, окромя злочасного начальника операции. Командиры отрядов выразили недоумение, выражавшееся в частом поминании особенностей анатомии хффургов, их привычек и привязанностей, и особенностей жизнедеятельности…

В конце непроизвольно обсуждения, командир Бисх выразился в таком духе, что мол он как самый опытный командовать будет, а всяким (опять анатомия хффургов) подчинятся не желает. Я был на нервах, и поэтому не стал препираться а просто харкнул ему в наглую харю.

Это было не оскорбление, а восстановление командной иерархии. Оставшимся в живых Бисх было заявлено, что или они подчиняются либо пускай валят обратно. Я отвернулся от оторопевших вояк, парочка моих что то нашептывала им на ухо, многозначительно кивая на меня.

Бойцам, что бы занять их приказал собирать оборудование и вооружение из запчастей. Командирам назначил совещание через час, и объявил что жду их предложений.

Сам я пока обходил расположение нашего отряда, складывал в уме факты и наблюдения. Давай как посчитаем, прибыли мы сюда по графику и в полном составе. Однако наше прибытие не осталось незамеченным, и наверняка через день-другой за нами установят плотное наблюдение. Артель тут явно не прикрытие, вот если бы мы пробрались в город незамеченными, то можно высидеть в артели несколько дней. Сколько интересно им понадобиться времени что бы нас найти в этой артели, пару суток скорее всего. Тут я хлопнул себя по лбу, напугав ближайших бойцов. Бросился к Фафниру, содрал со лба «регистрацию»:

— А ну-ка проверь на магический фон?

— Зачем это тебе? Нуу есть тут что то, кажется маячок. О как интересно он при приближении транслирует, твой образ и какой то текст.

Ага паспорт с чипом! И с биометрическими, пардон аурометрическими данными. Как мне это все знакомо!

Большой Брат смотрит на тебя!

Хватаю за шиворот собравшегося куда то мага:

— Куда! Я еще с тобой не закончил! Замаскировать сможешь? Что бы только вблизи считывался?

— Ну наверное, давай сейчас обработаю.

— Эээ нет, ты не только мне, всем обработай…

— Рехнулся, я тебе что автомат для заговаривания…

— Всех магов собери, и что через полчаса чтоб ни один «паспорт» не фонил! Живо а не то харкну.

— Что не фонил?

— Да вот эта чертова наклейка… По ней нас везде найдут, а перед «Лабораторией» тем паче!

Фафнир с проклятиями унесся, кажется проняло.

Уфф — я перевел дух, чуть не прозевал. Фанкл я думаю, все мгновенно просчитал, как «паспорт» получил.

Но теперь они не найдут нас, и будут искать потщательнее. Искать будут долго но с гораздо большими силами. Деянием с «паспортами» мы явно себя обозначаем как потенциального противника. Я бы на их месте на паспорта ДжиПиЭску присобачил, а они не дураки.

Значит нам на месте оставаться долго нельзя, не более суток. Надо наносить удар по лаборатории сразу с утра завтра, ну в крайнем случае в полдень. До вечера, а тем более до ночи нам не досидеть. Но где объект, где нанести удар, не говоря уже как вот вопрос?

Ко мне подошел Хратт, он уже оценил обстановку, и уже был закован в броню и ощетинился четырьмя рукоятками мечей за спиной:

— Все уже собрались, ждут только тебя.

Пока мы шли к складу в котором предстояло провести военный совет я спросил:

— Уже вечереет?

— Да еще пару часов и окончательно стемнеет.

Артель должна закрыться на ночь, и до утра сообщения с внешним миром не будет. Пора было делать то что необходимо, но боюсь уже поздно:

— Хратт, бери бригаду теней и зачисть базу, я расскажу тебе потом, что было на совещании.

Хратт кивнул и ушел в темный переход между складами. Ни мне ни ему резня не доставляла ни малейшего удовольствия. Но артель была обречена, в тот самый миг, когда польстилась на деньги Арват.

Мдаа, деньги Арват — несвойственный этому клану аргумент, обычно они предпочитают меч, впрочем и здесь мы к нему возвращаемся.

Что-то меня опять тошнит…


Случай четвертый — Не имеющий, впрочем, никакого значения…

С вершины тотелма, (почти конечно, самой вершины) хорошо просматривался утренний город. До самой номинальной вершины, оставалось подняться по узким скобам, вдоль блестящей поверхности шпиля до розетки энергоцентрали. Но делать этого я категорически не собирался. Во первых потому, что для сбора молний с хмурого пушашегося облаками брюха неба на шпиль подавался не слабый электрический потенциал. Ну а во вторых, среди облаков то и дело срывалась молния и била, то в шпиль, рядом с которым я стоял, то гущу соседних шпилей. Сам шпиль, наливался в, момент попадания молнии, синевой, и разряд молнии длился необычно долго, с пять — шесть секунд. И вилась по небу, как схваченная за голову, чудовищно агрессивная змея — молния. Затем еще, где то с минуту, на верхушке шпиля багровела, остывая приемная розетта. В облаке, высосанном шпилем, через молнию на несколько минут образовывалась прореха и в нее светил жизнерадостно дневной свет. Затем все возвращалось на круги своя, и через несколько минут повторялось снова. Так город и освещался то нитями молний, то яркими световыми колодцами. Облака были еще безопасно высоко, но все это обещало изменится через несколько минут. То там то тут из мути облаков, высовывались и чертили небо белесые ловчие щупальца буреловов. Эти то твари не позволят буре надолго задержаться с началом. Туманные потоки переулков глубоко внизу, уже освещались сполохами включаемых вечерних огней. И ветер поднявшийся в последние мгновенья уже рвал переулочный смог, поднимая клубы вони к шпилю.

Я склонился за перила галереи обводящей основание шпиля и осмотрел каменный хаос, каким выглядел тотелм, с высоты. На полукружиях склисс площадок, зажигались реперы защитных заклинаний, сами склиссы втаскивались в ангары. Шарообразные установки боевых хрогов, медленно покачивались, разминая шарниры перед ночной сменой.

Мне было пора спускаться, я сюда отпросился для изучения типичной архитектуры тотелмов, это был тотелм нового типа один из двух во владении Арват. Тотелмы старого типа были гораздо разнообразнее, их у Арват было восемь.

Теперь я спускался вдоль массивной центральной конструкции, скелетообразном столбе, в одном из спиральных ходов. Индикатор магии, выданный мне Аттом, простейший амулет преобразовывавший магическую энергию в световое излучение, светился ярким светом, с яркими сполохами. Ясно, что такая хрупкая конструкция толщиной всего, в полсотни метров не могла бы, сдержать чудовищный вес здания, без поддержки магией. На стенках, спиралевидного хода, слабо светились руны заклинаний выписанные с каллиграфическим изяществом. От повреждений, они были защищены прозрачными плитками. Еще бы — случайное повреждение, вполне может нарушить структуру здания. Понятно стало почему входы в центральные стволы только по пропускам. Один диверсант, вполне может заменить, полноценный штурм. Разумеется маги по навешали и сигнализации, и контрольные ссылки на работоспособность основных заклинаний, но все равно возможности открываются любопытные. Я заглянул за парочку дверей, на узловой площадке, за дверью набухала толстая метра два в толщину, жила энерговода. От нее в стены туннеля отходили отростки вторичных энергоцентралей, и вели как я смекнул, к оборонительным хрогам.

Наконец, мне надоело, тащится пешком по бесконечной лестнице и я, пройдя контрольный пост, вошел в шахту биоэскалатора. За несколько секунд, указав адрес я съехал по столбу, на свой этаж. Точнее не на мой, а на этаж где располагался центральный офис департамента интересов Арват. Зайдя за толстые двери департамента и пройдя идентификацию у весьма бронированных стражей, а так же у специального зубастого портала. Тот если что не так(у тебя нет специального отростка при себе) зубы делают ням-ням, и тебя соберут уборщики. На этот раз, как будто бы все прошло нормально. С наслаждением откинув капюшон, я почесал голову.

В коридоре, тускловато освещенном прозрачным шлангом, с ползающими в нем меланхоличными светлячками, я встретил своего непосредственного начальника г-на Фанкл Верна в сопровождении незнакомого мне субъекта. Сгорбленный, в просторной хламиде скрывающей, вся и все, кроме глаз, больших и блюдцеобразных. Субъект этот держался скованно и как-то позади. Фанкл как, то развязно, остановил меня и начал разглагольствовать:

— О, Танцор! Как ты вовремя, у меня к тебе дело!

Уу, думаю как у тебя дело, так у меня новая дырка и не вполне под орден. Вон с флиссом как вышло, тоже не без потерь, поскользнулся на скользкой от грязи броне шлепнулся, и тоже производственная травма. А с похищением толпы пьяных уродов как было, заправился я гравижидкостью по самые гланды, (не знаю есть ли они у меня, но постарался же), скольжу по тросу вверх и влепляюсь прям в брюхо спасательного склисса. Так и прилип до самой базы. Хорошо хоть на базе разглядели меня снизу охранники а то бы раздавили об «ВПП».

Ничего я ему не ответил, авось отлипнет:

— Ты слышал Танцор, о том проныре который пробрался в тотелм вчера? Очень хитрый у него был план. Тонко использовал мертвые зоны охраны, во время пересменки, туманчик нагнал вовремя, заклинания сонные, выпустил точно в срок. Молодец, до твоего кабинета дошел. Все бы ничего, да вот только…

Я заинтересовался, хотя ничего не про это слышал:

— Нуу?

— Да вот незадача, тебя дома не было! А я к тебе шёл, и его как раз увидел как заходит. Сразу как то понимаешь подумал, какой такой придурок, к тебе может ночью завалиться? К тебе и днем никого свежим храком не заманишь! Весь тотелм твою нору обходит, а тот кадр что то не боится? Подозрительно как то? Вот я нору твою я и заклеил. По периметру двери. Ха, ха. Вот сегодня открыли, познакомься, твой новый сотрудник…

Фанкл раздвинул капюшон незнакомца, под балахоном на толстой перистой шее, красовался уже знакомый мне ошейник, в точности как мой. Только номер на нем был 1–2.

— А чтобы он тебя любил, то у него есть приятное шейное украшение, синхронизированное, с твоим, Как только, твой ошейник, перестанет чувствовать, биение твоих жизненных токов, то подаст сигнал, на закрытие — один сигнал на двоих.

Два блюдца глаз, незнакомца, блестели и внимательно следили, за моими жестами. Фанкл между тем продолжал:

— Я вот что решил, твоим действиям явно не хватает проработки, и блеска что ли. Вот и решил тебе придать действительно настоящего профессионала, для улучшения твоих навыков. Давай забирай знакомься. Через полчаса ко мне в кабинет. — Развернулся и ушел в кабинет.

Незнакомец так и зыркал на меня своими глазами, напрягшись и подобравшись. Ну что думаю, будем знакомится.

Обхожу его кругом, он ведет за мной перистой головой, не поворачиваясь, ну прямо сова. Спрашиваю:

— Ну и как тебя звать?

Клекочущий голос в ответ:

— Зови как хочешь.

Ну, думаю так и назовем — Клёкот.

Через полчаса в кабинете Фанкла.

Клёкот нахохлившись сидит в углу, на всякий случай я решил его таскать везде с собой, это вызвало немалое удивление Фанкла. Под балахоном у напарника оказались четыре руки разной длины (передние по короче, а задние подлиннее, и обычно лежат на плечах, и пара ног с пушистым перистым хвостом). А также пояс на котором ранее висели разнообразнейшие инструменты для убийства. Кроме нас троих, в обширном кабинете, сразу сотворив из него неимоверную тесноту, находился в балахоне с нашитыми на него десятком полосок с заклинаниями, хозяин наших жизней, глава клана Арват г-н Роан Атт. Собственно мы слушали а Атт вещал:

— Строительство флисспорта идет полным ходом, наши алкаши и уроды, и прочие анти-социальные типы работают с производительностью достойной всемерного удивления! Однако существует весьма существенная загвоздка, а именно то, что существует проблема со стартом флисса. Как вы помните флисс скользит по разряду создаваемому между приемной и передающей станцией. Предварительно устанавливается связь, и согласно договоренности выполняется наведение разрядных установок. Так вот, проблема в том что договоренностей у клана Арват нет, и старт выполнить не удастся.

Резкие движения Атта заставляли полоски его наряда подлетать выше уровня головы. Интересное у него украшение однако…

— Так в чём проблема? Съездить и договориться!

— Э нет, Бисх тоже не дураки, как только мы выковыряли наш флисс из болота, Бисх прекратили пассажирские перевозки. Теперь понятно почему!

— Надо было, до вытаскивания флисса отправить эмиссаров…

— Так мы и сделали, эмиссар давно уже там, я его послал как только ты мне рассказал про флисс. Но теперь проблема как заполучить стартовые данные обратно… Есть два варианта, первый мы отправляем склисс в ближайший город за пару месяцев долетаем если повезет, и оттуда добираемся на флиссе до города где ждёт эмиссар. Либо второй вариант, все таки на флиссе Бисх отправляемся туда же, но незнамо как.

Мне стало ясно:

— Насколько я знаю, на первый вариант никаких моих способностей не требуется. И поскольку я здесь, то выбран наверняка второй вариант?

Атт разложил на столе свою документацию, изрядно потеснив Фанкла. Затем напрямую обратившись ко мне начал инструктировать:

— Захватывать флисс Бисх от тебя не требуется, достаточно пролететь до пункта назначения в виде груза, выбраться там и найти эмиссара и отправиться обратно с данными наведения.

Хмм, что не завидная перспективка, сидеть в ящике, клаустрофобия вот может проявиться, или там задохнусь, что то мне не нравиться.

— Господин Атт, а вы не думаете что Бисх там проверку груза устроят?

— Ну в этом ничего сложного, в флиссе действуют сильные поля удерживающие флисс на осевом разряде, так вот поэтому грузовые трюмы устраивают вблизи осевой. Любой живой организм от подобного воздействия магии гибнет, заодно выполняются требования по дезинфекции.

Мне тут осталось вскрикнуть по детски:

— А я!

— Не переживай мой юный друг (он мой возраст недавно узнал, теперь издевается — я по сравнению с ним не то что младенец, а просто эмбрион!), тебя как всегда магия не заденет.

Клёкот сидевший до этого недвижимый в углу, встрепенулся и вмешался в разговор:

— У меня есть возражения против вашего плана.

Атт ошарашено повернулся:

— А это что за оппозиция? Откуда взялся?

Клёкот совершенно по анархически, игнорировал выпад начальства:

— По флиссу во время полета, перемещаются статические заряды высокой мощности, особенно вдоль осевой шахты. Боюсь, Танцор полета там не переживет. А вы путешествовали в состоянии глубокого сна и вам эти особенности полетов на склиссах неизвестны.

— А тебе откуда известны?

— У меня было задание, устранить во время полета на флиссе одно лицо. У меня было специальный амулет, ослаблявший действие усыпляющего заклинания. Так вот как я очнулся, я почти не мог двигаться, как меня трясло. А когда вывалился в коридор, проходящий вдоль осевой, вообще потерял сознание до конца полёта.

Все замолчали обмозговывая вновь возникшие обстоятельства. Тут я стал припоминать свои познания в физике:

— Мне кажется, внутри металлического тела, движение зарядов равно нулю. Надо кажется только контейнер, изготовить металлический, с изолирующей оболочкой и заряды чувствоваться не будут?

Клёкот возразил:

— Ты не понимаешь, на флиссе заряды не наведенные, а генерируемые в точках пространства внутри флисса. Поэтому заряды будут возникать и внутри контейнера. И ток будет течь и внутри.

Я ещё подумал и сообщил, тогда надо что бы тело было погружено в проводящую среду, жидкий раствор соли, или в жидкий металл в низкой температурой плавления (ртуть я имел в виду). Сказал и схватился мысленно за голову, то что ж получается, я всю дорогу буду плавать в гробу, да ещё из вредной ртути и меня при этом меня будет покалывать электричество?

Через два дня, в неизвестное время, в неизвестном складе неизвестного города:

Последние несколько секунд тряска окончилась, щелкнул клапан переключатель и еле слышно завибрировала воздушная трубка во рту, сообщая мне что очередное заборное отверстие перекрыто. На ящик в котором я сидел со стуком опустили что то ещё тяжёлое. Еще пару часов я слушал всё более глухие стуки, и шорохи. Наконец все стихло и я решил что настало время действовать.

Я ткнул, в дно ящика, и ртуть с хлюпаньем стала уходить в отверстие. Наконец моё узилище освободилось от проводника. Я нашарил руками аварийный тючок, разрезал оболочку и достал фонарик. В потолке ящика был обозначен люк, дернул за кольцо и обнаружил за люком, дно другого ящика. Вот те раз!

Пока я думал, решил заодно перекусить. Жуя сушенного торитрепанга, я смекал — надо получается пробить ход наверх через все ящики. Хорошо если груз рыхлый, а если что то плотное, то куда это я дену.

Ладно делу время, пробил верхний ящик, там оказалось что то вроде ткани. Вырезав аккуратную дыру, и затолкав полученную гору ветоши лоскут в угол своего ящика, я пробрался в душный вход выше. За ним обнаружился контейнер с оборудованием, там было достаточно места пролезть выше. Последним (к счастью последним) оказался ящик с каким то порошком. Когда порошок высыпался, я в новую дыру увидел тусклый фонарик под потолком склада. На пробивку наверх у меня ушло часов восемь, когда же я вылез то чертыхнулся! Торец моего ящика выдавался в проход между штабелями, если бы я полез вбок то давно был бы на свободе! Спрыгнув в лужу ртути, я стал лихорадочно вырабатывать план. Вокруг меня высились штабеля с товаром, и в узкой щели между ними наверху виднелся потолок склада. Судя по крайне массивным сводам, толстым столбам настолько широким, что высоту, они имели размер менее чем ширину, я сообразил, что нахожусь, либо на первом этаже тотелма, либо вообще, в подвальных этажах. Это что то вроде карантинного склада, для грузов с неправильным получателем, или незатребованных грузов и т. п. Я обратно влез на штабель. Вокруг было товарное нагорье, и перекрывающий обзор лес столбов. Я обратил внимание на толстый стержень подвешенный под сводами. Он был истерт и блестел. Что то вроде крана? Ладно пойду вдоль него. Через пару пролетов вдали показался вход в склад. Он был перекрыт толстенными воротами с не менее толстыми ригелями. Оставалось ждать, начала смены…

Начальник семнадцатого причала флисспорта клана Хрот города Текхан, г-н Селлави Ниор появился на рабочем месте с уже весьма испорченным настроением. А как же иначе! Утренний промозглый ветер, изрядно продул высокопоставленную особу даже в закрытом личном склиссе. Но даже не это, в общем то нормальное явление в городе находящемся на высоте 12000 спатов, разрезанном бесчисленными ущельями, а отвратительные показатели прибыли, показанные его причалом. Вечером его ожидал очередной разнос, а это весьма чревато ущербом для здоровья. Конкуренты не дремлют, а их причалы не простаивают! У клиентов к сожалению, причалы каждую минуту выплевывают в пространство очередной флисс, а у него за весь вчерашний день только десяток Флиссов обслужили. Так могут и его отделение в Текхане прикрыть, что попахивает ликвидацией.

Зайдя в свой скворечник, позволявший наблюдать свой четырнадцатый причал, г-н Ниор грубо обругал незадачливых помощников. Затем вызвал участкового начальника службы безопасности. Когда то наконец зашел в «стекляшку» на того обрушились волны гнева:

— Ну что, где хффургов хвост, тот самый обещанный контактор от тупикового города? Как он там называется? Да, да, я помню Арккрасс, хффурги их загрызли бы! Что там болтает этот клутху! Он уже неделю обещает! Ну и что, если там могут быть проблемы! Что значит, он не знает, как будет выглядеть этот поганый контактёр. Почему я должен верить что контактёр найдет меня сам? Что за идиотизм! Что я получается должен вам велеть, что бы вы ко мне пропускали каждого засранца? — бедный начальник охраны еле смог вставить связное предложение.

— Мне думается ради открывающейся возможности наладить свободный канал, нам стоит потерпеть. Да и монополия третьего причала по товарообороту с Арккрассом, будет нарушена?

— Терпеть? Сколько можно терпеть! Если у нас еще пару месяцев, будут такие показатели, то нас ликвидируют, и мы будем хффурговым пометом, вовсе не фигурально!

Дальнейший рабочий день Селлави, проходил по знаком раздражения временами улучшающегося до неудовольствия. За окном кабинета г-на Ниора, возвышались огромные лопухи посадочных площадок, за ними же высились на соседнем пике, «лопухи» третьего причала. На более удаленных пиках виднелись более или менее густые поросли лопухов. То один то другой «лопух» содрогался, и озарял окрестности розовой вспышкой. В долинах между пиками, то теснясь на крутых склонах, то перекидываясь через ущелья, теснились призматические тотелмы города. К вечеру от них остались лишь верхушки, подножия же окутались вечерним туманом. Город был именно тем чем и выглядел, конгломератом транспортных компаний, живущим только за счет транспортных услуг.

Уникальные особенности плато на котором он находился позволяли легко свести сюда сотни разрядов без всякой опасности столкновения или слияния.

Г-н Ниор встал потянулся разминая суставы, вечерних рейсов не ожидалось, рабочие смены сворачивались домой. У других причалов суета не спадала. А Ниору как назло уже нечего было делать. Когда Селлави повернулся к вешалке и снял с крюка свой теплый балахон, неожиданно почувствовал порыв холодного ветра спину, совершено неуместный в теплом кабинете. Стало не по себе. Селлави медленно опасаясь резких движений, повернулся всем телом к окну. На фоне окна, темнея на фоне розовых сполохов, высилась угловатая тень, гипертрофированно вытянутая с длинными когтями на концах кистей рук. Гадая кому собственно он так мог насолить, начальник угасающего причала, осел на пульт. За окном врубилось наружное освещение площадок, позволяя рассмотреть незнакомца. К сожалению когти не перестали быть столь пугающими. Узкие губы, незнакомца раздвинулись в стороны:

— Господин Ниор? К Вам приходил наш агент, будьте любезны вернуть его нам, немедленно.

Затем на пол упал свиток, он по инерции раскатился обнажив в своей светлой изнанки узоры формул. В руках незнакомца остался футляр, футляр раскрашенный в черный с оранжевым. Впрочем господин Ниор, жадно схвативший свиток с координатами, уже не придал этому никакого значения…

Глава 4. Дразнить бога

Вокруг составленных вместе пустых ящиков, заменивших нам стол, собрались командиры подразделений. Кроме меня, и нового командира Бисх, собрались два командира теней, и довольно таки приунывший командир технической группы. Его понять было можно, при таком крутом раскладе выжить у поддержки самые плохие шансы. Да и для бойцов они только обуза. На столе был разложены карты города, раздобытые у порубленной в капусту артели.

Вскоре к нам присоединился Тромпф, и Хратт еще протиравший окровавленные клинки.

Я кивнул Тромпфу и он стал докладывать нашу диспозицию.

— Место, Маарверн прибрежный город со специфическими коммуникациями, и структурой.

— Время, очень сократилось, по предварительной оценке, после предательства командира операции, с учетом прохождения сообщения через местную систему спецслужб — в районе 2–3 часов. Далее ничего не гарантируется, скорее всего нас найдут и ликвидируют. Лучший вариант если нас просто обложат.

— Наличные силы, десяток бойцов спецгруппы, две сотни теней, полсотни бойцов Бисх, тех-поддержка в количестве двух десятков техников. Технические средства — пять легких склиссов, десять станковых молниеметов, один осадный хрог, четыре стропа, двадцать четыре бомбы с айсов.

— Цель операции, лаборатория новейшего оружия, местонахождение неизвестно.

— Противостоящие силы неизвестны.

— Поправка! — Это Хратт вмешался: — Еще пять склиссов, и шесть молниеметов артели.

— Пути отхода, только по старому плану.

Тромпф пометил кое что в своем списке.

— Ну если больше никаких поправок нет? Приступаем к прениям.

Тут все загалдели в смысле что пора ноги уносить, Бисхи правда помалкивали и на меня внимательно смотрели. Пришлось вмешаться:

— Считаю что у нас два варианта выбора. Первый в течение этих пары часов намечаем цель, если не удаться то действительно уносим ноги. Второй вычисляем цель в течение часа- двух, наносим удар по цели, выполняем задание и опять уносим ноги.

Тромпф задумчиво протянул:

— Помнится, перед началом операции Фанкл упоминал, что наши эмиссары в Маарверне будут искать «лабораторию», и что разведка Бисх тоже направила своих агентов? Что нам на это скажет представитель Бисх?

Командир спецназа Бисх, сгорбленный и морщинистый, обвел всех взглядом и прохрипел:

— Нашему агенту было поручено, следить за воздушным движением Маарверна…

Недоуменный ропот вокруг, но я кажется начал догадываться. Тем временем воин Бисх продолжал.

— Нас интересовали области воздушного движения города в которых движение осуществляется по строгим маршрутам, или со специфичным режимом. Агент имел задание наблюдать за такими областями, и выявить специфический объект, влияющий на потоки транспорта.

— И что?

— Агент должен выйти на связь, по прибытии и получении им условного сигнала.

— И какой же сигнал?

— Не знаю, в моем задании об этом ничего не известно. Но мы должны держать устройство связи включённым. Мои аналитики принимают сейчас развернутый доклад агента.

Рев голосов! Так что же ты раньше молчал! Бисхов выродок и т. п.

— Этот доклад включает лишь статистические данные, без обработки, результат пока неизвестен.

Я прикинул, пока посчитают, пока оспорят все что можно много воды утечет:

— Хратт отправь Клекота, в помощь Бисх, пусть посмотрит на выкладки агента, и оценит, где его заднице будет особенно горячо. — Если кто у нас и может вычислить, где эта хффургова лаборатория, то только Клекот со своей трусливой задницей!

Затем снова повернулся к Бисх и уточнил:

— Может есть ещё, что ни будь, что нам стоило бы знать? — И харкнул в стол, проделав черную дырочку в карте.

Командир Бисх заинтересованно смотря на струящийся из дырочки дымок, промолвил:

— Только личные наблюдения.

— Ну так поделись! Да и все поделитесь личными впечатлениями, но только коротко хффурговы хвосты и по делу!

Бисх продолжил:

— Я рассматривал внимательно оружие охранников в флисспорте, то точно не шок-копья а что то иное. Да и броня у них как-то странно выглядела, временами прозрачная что ли? Я вот к чему это говорю, мы что сюда пришли делать? Громить лабораторию оружия. Так вот она, эта искомая лаборатория по всей видимости уже свое оружие на поток поставила, если даже портовые охранники с такими штуками разгуливают. Вполне вероятно, что такой важный объект, уже крутые бойцы будут охранять. Так что, уж там будет спецназ как минимум. Думаю в этой операции, много сюрпризов нас ждет.

Все притихли, каждый что то припоминал, укладывал то в кучу фактов.

— Я вот заметил странную вещь — Это уже один из командиров теней подключился: — Склисс один в городе, во время полёта так отчаянно маневрировал, что даже на спину переворачивался. И ничего, не упал.

Склиссы к сведению, на модулях с односторонней антигравитацией если перевернутся, то камнем вниз, что там Маарвернцы выдумали по этому поводу совершенно непонятно

Вернулся к столу Хратт, вид у него был явно торжествующий!

— Ну что? Что там в сообщении?

— Клекот меня хффургу под хвост послал. На кой говорит эта статистика! Тут он говорит в сейфе главы артели вместе с местной валютой, нашел пачку накладных. Так все они в одно направление, за город. А знаешь чем артель эта занималась? Наладкой автоматических беспилотных систем навигации. Смекаешь? Они склиссы хотели без пилотов куда то отправлять, чтоб меньше народу знало об их точке назначения, сократить число осведомленных лиц!

— Есть там точное место?

— Нет конечно, не идиоты же они. Но вот последнюю накладную он в сейф не успел спрятать, она свеженькая, не более двух часов. Остается только взять их склисс, запустить их модуль автоматической навигации, на их склиссах они уже установлены и мы летим на место.

— Бери дубль-кристаллы пару своих бойцов, и смотайся вперед, уточни хотя бы район. Сообщи нам, а мы начнем подготовку. Это хоть за городом?

— За городом конечно, а то зачем такие сложности громоздить!

— Слушай тебе не кажется подозрительным что артель имевшая заказ от лаборатории непосредственно, или там от местного правительства связалась с нашими агентами? Не пахнет ли тут ловушкой?

Хратт хмыкнул:

— А что ты можешь сделать иное в этих обстоятельствах? Проверять разные версии у нас ни времени ни возможности. Да и чего ты со мной это обсуждаешь? Мое дело нарубить кого то в капусту, я твой заместитель по этому вопросу, а по версиям и подозрениям к Клёкоту давай или Тромпфу!

Хратт смачно сплюнув на клинок и вытирая несуществующее пятнышко крови на клинке вышел, а я повернулся к собравшимся и уточнил:

— Все надеюсь, понимают, что операция начинается и об том что делать ноги речи уже не идет. — Для убедительности, я сплюнул, аккурат рядом с первой дырочкой.

— Через минут двадцать у нас будет приблизительный район цели. В свете открывшихся обстоятельств, считаю, что у нас единственный шанс, выполнить задание и выжить — внезапность. Но поскольку, характер местности и сопротивления неизвестен подготовка очень необходима. Давайте вырабатывать самые спешные этапы операции и немедленно начинать их исполнение.

Тромпф первый высказал свое мнение:

— Я считаю что отряды надо высылать по мере готовности, то сэкономит нам время и позволит оставаться дольше незамеченными.

Командир Бисх подключился:

— Разведывательные отряды надо высылать прямо сейчас, задание получат уже в воздухе. На вряд ли Маарвернцы успели организовать перехват сообщений.

Хлыст высказал здравую мысль:

— Для связи лучше использовать дубль-кристаллы, они вообще не перехватываются.

На что ему возразили:

— Много ли ты по ним информации передашь? (Дубль-кристаллы это такие кристаллы, которые как будто бы вместе, но в тоже время могут находиться на других концах вселенной. Так по одному постучишь, другой звенит).

Я предложил:

— Ты, Хлюст берешь от каждой пары дубль-кристаллов по одному и работаешь коммуникатором. Заодно контролируешь оперативное руководство, для этого ты у нас и есть, это хорошо получается. Как разберешься со связью, отправляй разведгруппы.

Бисх вернулся к плану операции

— Как работаем с объектом?

Тромпф, обоснованно заявил:

— С объектом работает группа Аргумента! Мастера по тихому проникновению…

После оперативного совещания, мне осталось утрясти несколько моментов. Вот по поводу одно из них я и толковал с техником, перед тяжелым склиссом вырезанной артели. Вот я и вдалбливал технику, свою мысль:

— Хрог единственное оружие, которое может снести любой сюрприз этого проклятого города. Но в то же время из него нельзя стрелять с борта склисса, потому что, он потом не взлетит, а если немного еще пострелять и вовсе развалится! Значит нам нужен вариант при котором из него будем стрелять не с борта склисса но, в тоже время переносить его склиссом.

— Это невозможно, он слишком тяжелый, силами персонала его не выгрузить за короткое время!

— Может, по какому ни будь пандусу?

— Да по пандусу можно спустить, но как потом его обратно поднять, и я так понял надо это быстро проделывать?

Я походил с минутку, затем пришла в голову одна идея:

— Может и не грузить его вовсе? Подвесим под склиссом, и при необходимости будем устанавливать просто опустив на подходящую площадку, а склисс будет отлетать на безопасное расстояние, не отцепляя. Подвес только подлиннее нужен.

Техник глянул на меня как на безумца:

— Склисс же будет отталкиваться от него как и от земли, он же будет висеть прямо под модулями!

— Ну и что склисс довольно мощный, только небольшая часть поверхности будет приходится на хрог, а остального хватит для подъемной силы. А при большой скорости, хрог будет относить назад так что все будет отлично! Вы поняли? Выполнять!

— Ну а тросы тоже будут страдать от выстрелов, правда не так быстро, они без металла, на два десятка выстрелов хватит вполне. Надо только взять запасных!

Техник трусцой пошел к своей команде, крутившейся у хрога.

Времени по графику оставалось маловато, пора было отправляться. Только что пришли окончательные сообщения от разведгруппы Хратта.

Объект найден и опознан!

Он остался наблюдать за объектом, а Клекот отправился разведывать маршрут отступления и подбирать места для засад. Моя группа уже была на старте. Спецназ Бисх уже рассаживался в легкие склиссы, их горбатый командир поднял руку в знак солидарности. Я поднял в ответ. Затем я перемахнул через борт склисса артели, нагруженной их последним грузом в лабораторию.

Склисс стронулся с места и споро набрал высоту. Мы специально перекачали в него гравижидкости вдвое выше нормы. Ресурс конечно, ни к черту от этого, но нам же не гарантию соблюдать?

Тромпф пока был со мной, и рассказывал последние донесения разведгруппы. Второй склисс нашей группы висел рядом. Перед самым объектом Тромпф переберется на него и я останусь только с пилотом. Под чехлом туго занайтовленным к грузу находились четыре бомбы снятые с айсов. Ими планировалось разнести внешнюю оборону объекта. Сам объект представлял собой туннель в горном склоне, так что вся его охрана сосредотачивалась в устье тоннеля. Подорвав бомбы в устье мы сможем ликвидировать основную часть смены охраны.

Хлюст выстреливал мне на ухо через дубль кристалл еще порцию разведывательных сообщений.

Вокруг мелькали освещенные вечерним светом буро-черные шпили Маарверна. Летательные аппараты вились словно мухи вокруг тотелмов. Я оглянулся на тотелм оставленный нами. Из узкого отверстия у основания вырвался сноп ослепительного огня. Мухи склиссов шарахнулись от тотелма, бригада техников покидая тотелм заметала следы.

Сегодня, если все пройдет удачно, в Маарверн мы уже не вернемся. А если неудачно то тоже хорошо бы не вернуться. А то у владельцев тотелма к нам будет солидный счет.

В черном силуэте города на фоне садящейся небесной дуги, один зубец кренился и оплывал как свеча.

Тромпф закончил доклад, и стал пересаживаться на склисс команды. А я пролез под чехол через оставленный проход и аккуратно завязал изнутри. Осталось лишь тихо проникнуть внутрь лаборатории привести в действие взрывное устройство. Главное тихо и незаметно. Ну что ж скрестим пальцы на удачу…


Случай пятый — Очень Тихая Операция.

Архивариус клана Оромо, мастер Ахлат мягко ступал стегаными туфлями по тесному проходу между стеллажами. Он старался не задевать плечом, полки с грудами наваленных книг. И не спроста, клубы пали норовили подняться даже от дыхания, от громкого разговора. Не то что от неловкого движения. Казалось бы полки вполне чисты, ну разве что запылены малость, ан нет непобедима гнусная пылюка!

Как же мечтал почтенный архивариус о чистоте, хотя бы о паре помощников на день другой, но стоило заикнуться об том Смотрящему за Знанием, как взыскание обеспеченно. Как же, расширить круг посвящённых лиц! Подпустить к главной сокровищнице Оромо, невежественных уборщиков, может быть и с вполне ведающими вражескими агентами в их рядах…

Благо архивариус не страдал аллергией на пыль, точнее архивариус вообще не дышал. Так что пыль приносила лишь оптические неудобства.

Наконец, выбрав нужные тома, уложив их в специальную сеточку, архивариус покинул созданное его трудами облако пыли. Предстояла длинная дорога обратно, по спиральным коридорам архива. Через пару минут Алхат вышел к столу каталогиста находившемуся в центре хитросплетения спиральных коридоров. За обширным кольцевым столом трудилось двое обитателей пыльно царства. Огромный шарообразный, с тонкими плетями щупальцами, был феноменом эйдетической памяти. Но даже его безразмерный мозг не мог уместить всего содержания архива. Поэтому ему сгружали уже пять поколений архивариусов, только названия и тематику книг, ну и разумеется номера шкафов.

Второй похожий на букву М меланхоличный, и отрешенный выполнял роль быстрого поиска, не каталогизированных материалов. Его заключённым архива сделала всего лишь его странная графоманская интуиция. Сейчас он с нетерпение ждал результатов поиска принесенных старшим троицы архивных крыс, самим Алхатом.

Аккуратно сложив находки на столе, архивариус предоставил остальным доканчивать оформление запроса. Встряхнув фонарь, и тем слегка взбодрив светлячков, архивариус убедился что фонарь еще посветит пару часов до ближайшего кормления. Из пяти аурических фонарей освещавших обычно центральное помещение горели только три. Ругаясь на нерадивых помощников мастер по лесенке поднялся к фонарям и стал покачивать энергетические кристаллы в гнездах. Кристаллы уже подсели, но новых еще ждать пару месяцев, да и контакты изрядно окислились. Наконец все фонари запульсировали, и наполнили помещении ярким фиолетовым светом. В принципе на сегодня все, Алхату можно было оставить дела на помощников и прикорнуть в своей каморке, внизу под столом. Только вот пищу еще не спустили, а архивариусу не хотелось ложиться спать на голодный желудок. Алхат с надеждой посмотрел на потолок центральной комнаты, купол её наверху переходил в узкое воронкообразное отверстие. Как раз над центром стола. Под отверстием в центре кольца стола, находился круглый люк через который и спускали пищу в личные помещения персонала. Алхату почудился легкий скрип и шорох наверху, как будто бы люк открылся. Еще с минуту архивариус стоял в ожидании, но заветный лифт с питанием так и не спустился. Алхат бросил взгляд на измеритель периодов, попросту выполнявший функцию песочных часов.

Оказывается до кормежки оставалось еще не меньше одной пятой периода. Архивариус снова взял со стола фонарь, и решил поработать еще, предстояло осмотреть стеллажи на пятом уровне, как раз по графику. Мерно осматривая шкаф за шкафом, записывая на дощечку отмеченные неполадки, Алхат отгонял чувство голода упорной работой. Надо отметить, что клан Оромо своих работников совсем едой не баловали что неудивительно, у клана не было своих сельхоз-угодий, еду приходилось покупать у других. Помнится что архивариус был последний раз сыт еще до того как попал в клан. Поднимая с пола стиль провалившийся через дырку в кармане, он отметил что одежонкой впрочем тоже в клане не ахти… По полу-стершимся воспоминаниям, архивариус припоминал что во времена когда он еще вел учет дням проведенным в архиве, как будто бы кормили три раза за период. Но как ему помниться их тогда еще не очень опрятных архивариусов, за что то наказали, кажется за плохо исполненный запрос? А отменить наказание забыли, потом наверное наказали еще раз… Впрочем Алхат уже не был особенно уверен, да и какая уже разница, он и тогда был голоден.

Протирая очередную книгу, Алхат почувствовал труху сыплющуюся прямо за шиворот. Что за горпова падаль? Архат поднял глаза и посветил фонарем, как будто бы мелькнула чья то тень. Крилл пробрался? Архивариус не видел Криллов еще с пор когда их было четверо, это еще при трехразовом питании. Архивариус бросил дощечку и стиль и светя фонариком стал обходить ряд стеллажей за рядом. Кое где поверху шкафов Алхат уловил туманную дымку свежеподнятой пыли. Точно кто тут был, но кто! Заклинания против криллов, сухих храков, да и прочих древоточцев были поставлены еще древними Оромо, и не нуждались в обновлении. Так что последний крилл которого он видел попал через люк вместе с едой. Тут же он правда помер, с дикими корчами. Так что за тварь пробралась в архив, архивариусу было неизвестно.

Алхат вдруг спохватился, чертыхнулся (или вернее горпнулся), и рванул через лабиринт к центральной комнате. Ну разумеется, убедился он врываясь в зал, обед уже съеден. Треснув фонарем по лбу живого компьютера, Алхат в отчаянии сел на пол. Упрекать неадекватного каталогиста не было смысла, слова не относящиеся к его работе он не воспринимал, в его мире не существовало личного общения, и бедняга так и не приспособился в этом. Впрочем на этом рабочем месте, у него не было и шанса.

Архивариус горестно размышлял, ослабление очередным недоеданием, будет сказываться еще десятки периодов. Работать станет еще тяжелее, так можно и не выполнить очередной запрос. Легкое шуршание за стеллажами вернуло архивариуса к мыслям об нарушителе. Пронеслась мысль об шпионе, но Алхат отмахнулся от нее, как от совсем бредовой, навеянной видимо разыгравшимся голодом.

Насколько помниться Алхату, архив находился в основании древнейшего тотелма Оромо, имел форму улитки в пару сотен шагов в поперечнике. Имел он также только три отверстия, канализации глубоко внизу, под жилой комнатой. Люк для получения запросов и пищи вверху, и вентиляционный канал оттуда же сверху вьющийся спиралью вокруг пищевого люка. Толстые стены архива, были неуязвимы, и снаружи прикрывались сотнями других помещений тотелма Оромо. А вверху над потолком, громоздилась буроватая призма тотелма. Как пробраться через запутанные ходы, переходы с охраной и опознающими заклятиями, Алхат не представлял. Кроме того Оромо всегда были одержимы паранойей, и службы внутренней охраны была наилучшей. У Оромо самого древнего клана города, было достаточно времени, научится охранять свое внутреннее здоровье.

Алхат покачивая головой, спустился по истертым ступеням вниз в помещение под столом. Последние ступени уже стерлись до такой степени что в центральной части представляли пандус. Поскольку в его комнату кроме него никто не ходил то в износе ступеней архивариусу некого было винить кроме себя самого. В комнате скудно освещенной принесенным Алхатом фонарем, было сумрачно но сухо. В углу стоял топчан застеленным старым тряпьём Алхата. Грубый деревянный стол, был измызган до черноты, а эта чернота была отполирована локтями архивариуса до зеркального угольного блеска. На полке над столом, находились книги принесенные им еще в незапамятные времена, когда Алхат ещё не потерял интерес к чтению. Противоположную стену, голую и пустую украшал узор из мелких рисок. По этой стене Алхат заканчивал считать дни проведенные им в архиве. Последняя риска с числом внизу стены, почти осыпалась от старости. Другие стены тоже были покрыты узором безнадежности, но закончены давно, и заставлены нехитрой мебелью. Алхат лег на топчан, но спать на голодный желудок не хотелось. Он заставил себя лежать, чтобы сэкономить энергию.

Всю следующую десятидневку Алхат, с трудом волоча ноги, замечал то тут то там облачка потревоженной пыли. Один раз даже Алхат отметил аналогичное облачко осыпавшееся из отверстия вентканала наверху. Но теперь он старательно игнорировал, странные явления, снова пропустить обед не хотелось. К сожалению приходилось тяжело, запросы приходили одни за другими, начальство расщедрилось прислав еще пять каллиграфических жуков. М-образный каталогист целыми днями диктовал выписки из книг на ворохи справок, сменяя время от времени подуставших насекомообразных писцов.

У Алхата уже подгибались ноги, от беспрерывной ходьбы к стеллажам. Один раз он даже осмелился посетовать начальству на чрезмерную нагрузку. Начальство благополучно проигнорировало, наглость книжного червя. А то знаете ли страшно и подумать, что могло бы ему прийти в голову?

В один из особо тяжких дней, архивариус задыхаясь остановился у стеллажа. Сил больше не было, он даже никак не отреагировал на облачко пыли опустившееся сверху. На клок тряпья служивший ему одеждой упал пакет. Удивляясь странной упаковке, непривычной в раз и навсегда заведенном обиходе, Алхат развернул пакет. Дальше можно сказать слюна в голову ударила что ли? Он очнулся через несколько минут, ощущая онемение в отвыкших от такой тяжелой работы челюстях.

Стыдно признать, в тот день запрос начальства был выполнен из рук вон плохо. Архивариус переваривал. Трудно усваивалась непривычно большая доза пищи.

На следующий рабочий период Алхат беспрерывно крутился у того стеллажа у которого ему привалило счастье. Целый день проведенный в мучительных ожидания прошел впустую (для желудка). В период отдыха Алхату грезились вожделенные кусочки!

Когда через пару рабочих периодов, на том же стеллаже Алхат увидел стандартный бланк запроса на информацию заполненный чужим почерком, и придавленный знакомым пакетом, то ничуть не удивился… Лишь немного прибавилось работы, выполненный запрос был аккуратно опущен в новенький лючок под стеллажом. Эхо отскакивающего по длинной трубе контейнера, слегка нарушило сонный покой архива.

Глава 5. Ущипнуть бога

Днище склисса под моим боком дрожало, и покачивалось, на ухо мне через дубль-кристалл нудно зудел Хлюст сообщая последние данные:

— Донесение Арьергарда, тотелм объят огнем уже на несколько уровней. Склиссы роятся вокруг него плотной тучей. Что то они предпринимают, но результатов их воздействия на пожар пока не заметно.

Вот и хорошо, значит им пока не до нас, лишние полчаса мы выиграли!

— Донесение, группы эвакуации. Подобрано восемь площадок, с сектором обстрела не менее 320 градусов, и два радианта по вертикали. Основная зона разделения плато Скорпелуна. Сложный рельеф благоприятствует разделению. Выгодно основной группе уходить по нижнему варианту.

Если конечно будет кому уходить…

— Донесение группы наблюдения, все чисто, прибыло восемь склиссов, убыло двенадцать. Расчетное время прибытия восемь минут. Мы отходим по плану! Удачи!

Мне осталось успеть все, и охрану растерзать, и сопротивление подавить и цели захвата наметить. Тихий тройной стук по днищу, означал что мы входим в створ охранных башен. Я нащупал рукой рюкзак, и подтянул поближе. Кто знает что там у них за досмотр. Тихий толчок склисс приземлился.

За брезентом слышаться голоса, толчки и вибрация. Затем голоса удаляются, слышу только сдавленный голос пилота:

— Досмотра не было! Мы стоим, на площадке рядом с воротами. Сейчас придут грузчики и разгрузят груз! Тебя обязательно заметят, Танцор.

Вот незадача? Куда же мне теперь? Спрашиваю:

— Тут есть какое то укрытие? Ну там нора и т. п?

Ответ меня огорошил окончательно:

— Тут голая площадка, и запаркованы склиссы, одни разгружаются другие загружаются. Но поблизости кроме склиссов ничего нет, только скальные стены.

Думаю, бомбы упакованы в ящики, такие же как и готовая продукция артели. Грузчики не должны ничего заподозрить. Но вот я то не упакован, один раз мне уже пришлось хватит! Да и сидеть рядом с взведенными бомбами, хоть и держа детонатор к ним в кармане, как то не по себе. Но куда же бы деться? Говорю пилоту подобранному нами из техников благодаря внешнему сходству с горемычным пилотом артели:

— Собирай чехол с груза, и ненароком замотай меня в него, и отодвинь в край платформы. Я худой в складках я не приметен…

Через несколько минут чувствую что меня закручивают в ткань и довольно невежливо перекидывают через борт платформы. Еле сдерживаюсь что бы не замычать. Через пару секунд аналогично сдерживаюсь, потому что какой то осёл наступил мне на ногу.

Грузчики весело бухтя, сбрасывают ящики с платформы, один аккурат мне на многострадальную ногу. Ну погодите вот отмщу вам за небрежное отношение к укрывочному материалу! Дайте только распутаться, да я вас щас порву на куски! Наконец ящик с меня сняли, и начал успокаивать себя, парни неплохие мол, просто устали с утра, и приняли чуть на душу. Нет я все таки добрый.

Прорезав в брезенте когтями дырочку я стал смотреть за уплывающим в крепких руках грузом. Умница пилот, поставил склисс прямо напротив ворот в лабораторию. Теперь я отлично видел чудовищные ворота, мощные контрфорсы врезанные в скальный обрыв. Полу башенки ощетиненные стволами молниеметов и хрогов прямо нависающие над гротом. В створке ворот открылась маленькая калитка метров пять высотой. Я тут подумал на кой им такие здоровые ворота если они все через калитку носят? Вот к калитке подошла группа грузчиков с нашим грузом. Я присмотрелся, к калитке, створка неимоверной толщины, и явно за ней помещение, в котором ходят досмотрщики, водя над ящиками щупами. Так, так, до обнаружения бомб недолго осталось. Хватаю дубли кристалл, сообщаю:

— Хлыст, время прибытия на площадку пять минут. Первые выступают тени, им не впервой развалины зачищать.

— Танцор, ты подальше там отползи?

Говорю пилоту:

— Вылетай к воротам напугай их маневром, мне нужно что бы они закрыли калитку! Меня оставь здесь!

Пилот кивнул и обречённо влез на пилотское место. Тяжёлый транспортный склисс, с неохотой развернулся и как бы накренившись от неполадок с модулями, эффектно моргая антигравами, косо полетел к воротам. Лихорадочно машущий пилот, отчаянно взывал к помощи! Заскрежетал сигнал тревоги (надо сказать гравижидкость которой так накачан склисс, и впрочем некоторое пилоты тоже весьма взрывоопасна. Выбежавшие вдруг охранники, тут же заскочили в калитку обратно и захлопнули её. Склисс как бы нехотя выправился и направился к выходу из ущелья. Когда он скрылся за поворотом, я нажал на кнопку.

Глухо рявкнуло, бойницы молниеметов пыхнули огнем, выплюнув тучу обломков калитка коротко скрежетнув выстрелила своей многотонной массой, снеся по пути десяток склиссов. Из отверстия калитки через всю посадочную площадку, пылая нестерпимым жаром выпрыгнула огненная змея. Ближайшие склиссы скоренько превратились в кусты огня. Брезент на мне задымился. Багровый огонь из бойниц, стал вываливаться из них, выпихиваемый фиолетовыми вспышками — у молниеметов начал рваться боезапас. Уцелевшие склиссы начали срываться с площадки, и как искры над костром виться по всему пространству ущелья. Неожиданно они один за другим стали вспыхивать огненными шарами. Сверху в ущелья обвалился целый рой склиссов, деловито поплёвывая молниеметами. Это Тромпф с отрядом по графику начал атаку, зачем ему понадобилось правда сбивать ни в чём ни повинные склиссы я не врубился. Тем временем, отверстие калитки из жерла печи, превратилось в ствол работающей ацетиленовой горелки. Через несколько минут дикого напора, одна из створок гигантских ворот величественно ухнула, добавив жару, и приоткрыв вход в огненный ад.

Наши склиссы припарковались в дальнем углу площадки и из них начали споро выгружаться наши бойцы. Я выбрался из под тлеющего брезента, в тлеющий воздух. Наши маги сноровисто уняли жар, выкачав из него энергию и временно заключив её в шаровые молнии над головами. Тор как всегда навешал слишком много, целых пять шариков кружились над его макушкой. Наш отрядный шаман скоренько прокачал ущелье сквозняком, и видимость несколько улучшилось.

Я повернулся к Фафниру указывая на ослепительное пространство за воротами:

— Если мы будем ждать пока там остынет, то они нам успеют приготовить вполне горяченькую встречу.

Тот мне возразил:

— Мы уже набрались как хффург в продскладе, мы не сможем потушить! Куда ещё эту энергию девать?

— Жадный идиот! Отправь шарики вверх, пусть там лопнут! Новых ещё наберете!

По моему он бы с удовольствие запулил шарики в меня а не вверх.

К нам подошёл Тромпф:

— Прекратить разбазаривание энергии! Зашвыривайте шарики внутрь, и задувайте огонь туда же! Пусть там у магов будет работы, им то энергию точно будет некуда девать.

Маги скоро разделились по функциям, Тор швырял шаровые молнии внутрь, Один ловко их концентрировал, а Фафнир задвигал пламя в глубь туннеля не давая ему нас поджарить. А Архан охлаждал стены туннеля. Маги как всегда увлеклись, и по команде Хлюста, отряд теней выстроился перед ними для прикрытия.

Я отозвал Тромпфа:

— Не нравиться мне это, слишком просто, хочу какой то путь обходной найти. Мне в норе уютнее. Да ты скажи Хлюсту, чтоб в штабной склисс вернулся, нам оперативная связь нужнее чем его ствол тут.

Ко мне ухмыляясь подошёл Хратт:

Судя по тому что моя голова ещё на шее ты все таки выжил. Признаться, мы тут все со страхом ожидали что наши ошейники сработают. Разве что новички близнецы, не тряслись.

Навалилась глыба бронированная Ваззенрога:

— Хратт где твое место?

Я вмешался:

— Мы как раз это обсуждаем. Тут должны быть служебные ходы. Обследуйте досмотровый зал. Должны же быть тут, системы безопасности а к ним ходы и прочее. Пускай тени магов своих выдвигают, а наши пусть отдохнут.

Я взял в руки дубль-кристалл и крикнул Хлюсту:

— Хлюст, один отряд Теней на зачистку, другой в резерв, Бисх на прикрытие. Техники на организацию пути эвакуации.

— Спроси Клёкота, что там с путем эвакуации.

Кристалл захрипел, голосом Хлюста:

— Клёкот сообщает, путь основной разведан, нужно расчистить площадки, шаман Кхерх уже обработал три точки, на окончание нужен час ну максимум полтора.

Подбежал Хратт, запыхаясь и оправляя мечи он сообщил:

— Там у потолка, есть ход, точнее труба. Видимо для заливания зала ядовитой жидкостью, кажется клейместом. Естественно трубопровод взрывом покорежило, цистерна где то там в глубине лопнула. Что там она натворила страшно представить! Но пролезть можно, и амулеты магию не показывают. Её тоже смело наверное, заклинания поплавились, или выгорели.

Я принимаю решение:

— Хратт живо неси мои амулеты, маскировка пока не понадобится. Тромпф, я беру с собой бойцов и Тора. Остальные маги побудут здесь в резерве. Остальная грубая сила пусть давит вперед через тоннель, нельзя дать тем внутри возможность очухаться! Как мы их там разберем, тушите огонь и приступайте к сортировке! Ах да пускай Хрог ставят в первой точке отхода, он нам здесь похоже не понадобиться. Сколько до сюда лететь из Маарверна?

— Сорок минут, не больше. Лучше хрог здесь приспособить, а то можем не успеть! Наверное из Маарверна уже вылетели. Надеюсь, как рассчитывали не все, а только части сил быстрого реагирования.

Мы подошли к обозначенному лазу. На почерневшей стене, под обгорелой и оплавленной галереей, чернел зев трубы. Высоковато, метров пятьдесят. Нас продувал ветер, нагнанный магами для вентиляции. Огненная стена в глубине тоннеля, медленно отступала под напором магов, оставляя оплавленные стены и конструкции. Я подозвал Тора:

— Я полезу так а остальных ты подкинь в лаз, и сам за нами отправляйся.

Тор согласно кивнул с разу шваркнул гравиударом наверх Ваззенрога. Тот бедняга еле успел сгруппироваться. Хорошо что Тор удачно попал импровизированным снарядом, тот только звякнул доспехами в дыре. Оставшиеся спешно стали прижимать к себе снаряжение, еле успевая собраться перед полетом. Наконец последний спустил мне веревку. Меня мигом втянули в дырку. Последним залетел Тор, удачно приземлившись на близнецов. Кое как распутавшись мы углубились в дыру. Вскоре рваный метал трубы сменился гладким, и стала ощущаться вонь клейместа. Это такой вредный состав, на вроде живой кислоты. Сама чует живые организмы, и въедается в плоть. Одна капелька такой гадости может часами блуждать по внутренностям выжигая червоточины. Так что понимаете нам было весьма неуютно. Труба пошла вверх, и метров через тридцать она закончилась разорванным клапаном. Вырванный клапан образовал в трубопроводе огромную дыру в которую мы тут же выглянули.

За стенкой трубопровода, оказывается, был огромный зал цилиндрической формы. В него то и вылился весь запас клейместа, из огромной цистерны кубов на пятьсот. Зеленоватая кислота покрывала пол зала ровным слоем. В ней шипя постепенно исчезали тела охранников и ещё кого то. Меня толкнул Ваззенрог в бок и показал на основания конструкций зала. Металлические колонный медленно оседали в кислоте, вот обрушилась одна галерея, затем упала еще одна цистерна. Трубопровод под нами тоже дрогнул. Надо было побыстрее выбираться от сюда. Я усмотрел на стене зала, повыше нас галерею, обводящую его по периметру. Она то крепилась к стенам а не к колоннам. Мы быстренько выбрались на спину трубопроводу, который уже подрагивал как живой. И по растяжкам перелезли на галерею. Все таки не все в этом зале растворились, пара охранников оказывается висела на колонне. И вместо того чтобы крепче держаться и повыше залезть, они открыли по нам огонь. Ваззенрог, упустивший крипт прямо в клеймест потом долго ругался. Ругался и я, незадачливый охранник ловко испортил мой новый балахон. Я то отдвинулся с линии огня, а вот балахон не успел. Смотря с галереи вниз я заметил странное явление, клеймест зеленоватым слоем покрывавший низ зала начал бурлить, и покрываться пузырями. Клубы пара поднимались к нам вызывая жуткий кашель. Мы стали отступать в открытую дверь. Напоследок, бросив последний взгляд на ядовитый зал я заметил сноп огня вырвавшийся из пола, и гейзер клейместа в поднялся почти до потолка. Мы захлопнули дверь и зажгли фонари. Попахивало дымом, явно наши маги приближались, а жар загоняемого в пещеру огня добрался и сюда. А нам то как раз, стоило углубиться в тыл врага.

В свете фонарей виднелся туннель овального сечения, освещенный тусклыми фиолетовыми аурическими полусдохшими фонарями. По мере углубления в него открывались боковые ходы, посоветовавшись, мы решили заглянуть в одни из них. Мной, то есть всеми решили не рисковать, заглянул самый отчаянный — Хратт. Обратно он вернулся изрядно закопчённый:

— Там бойница с молниеметом, и прислуга к ней, вот они и пальнули.

Тор не спросясь сразу шарахнул туда гравиударом. Затем мы прогулочным шагом вошли в боевой каземат. У узкой бойницы, висело наколотое на станок орудия тело несчастного наводчика. Станок от грубости Тора покосился, и молниемет высунулся в стволом в бойницу. Я с Ваззенрог заглянули в бойницу. Увиденное нас шокировало.

За бойницей простирался огромный зал с нависающим потолком подпертым рядами колонн. Недалеко от самой бойницы, высились огромные ворота, близнецы тем что мы прошли. Ворота были наглухо закрыты. Напротив них выстраивалась целая армия, ощетинившаяся шок-копьями и совершенно неизвестными приспособлениями.

Затем в глубине зала что то шевельнулось, огромное и ужасающее. Осторожно пробираясь между колонн к воротам выдвигались необычные существа.

Четырехногие, с висящим над полом брюхом, со странным туловищем, и длинным рогом выступающим вперед. Когда они подобрались поближе и стали укладывать ноги в подобие щита, я смог уяснить что это не существа, а исполинские машины.

Проскрежетав многослойной чешуёй, направляли они на ворота не рога, а стволы орудий. На вскидку, тут было шесть таких исполинов, и около полутора сотен бойцов. Не все разумеется, были настоящие воины, многие были явно техники и рабочие.

Нестройная куча демонов вооружённая незнакомыми мне типами шок копий, суетилась, укладываясь за наспех сооружёнными баррикадами. От них до ворот, через щели в которых уже иной раз пробивались языки пламени, было полсотни шагов.

Стало ясно что когда наши товарищи пробьются через ворота то их просто сметут, причем не воинской доблестью а просто огромным огневым преимуществом. Единственное как мне показалось, их вождь или командир или кто там еще полный тупица. Наверное, настоящего их командира нам удалось завалить моей диверсией. А тут видимо гарнизонный командир, или вообще штафирка. Я высказал свои соображения Ваззенрогу нависавшему над моим плечом. Тот с сомнением хмыкнул:

— Надо было рассредоточить бойцов, и обеспечить перекрестный огонь, а у ворот оставить слабенькое прикрытие. Тут половину магической поддержки придется извести на щит от отлетающих обломков ворот и огневого вала за ними.

— Чем мы сможем нашим помочь?

— Да ничем разве, что чуть отвлечь, когда они на наших сосредоточатся, а тут нас быстро всех и перестреляют. Ты посмотри на их пушки танцор, я таких не видел. На вряд ли они отличаются от обычных шок копий в худшую сторону, а то зачем хффургу ошейник ладить?

Да вот незадача. Я осматривая противоположную стенку зала обнаружил под галереей уже знакомый люк, с аналогичными символами тому в который мы залезли. Зал в плане немного напоминал бутылку вместо пробки у которой были ворота. Получается что в самой узкой части находиться труба для клейместа. Я высунул голову в бойницу и постарался рассмотреть что там внизу под нами. Обнаружил точно такую же галерею, с устроившимися на ней фигурами в нелепых балахонах. Типы внизу держали неизвестные нам стволы и держали на прицеле ворота. Если подумать то как раз под нами такой же слив клейместа как и напротив нас. Остается понять на кой вообще та засада если у них тут всё этой гадостью залить можно? Я показал Ваззенрогу на люк слива напротив, затем указал пальцем вниз. Он понял и его харя расплылась в устрашающей улыбке.

Повернулся к Хратту и близнецам:

— Хратт очистите коридор до конца, и посмотрите ход вниз. Если не найдете то нам придется через бойницы сигать, на охламонов внизу.

— Ясно, щас мы быстро, нашинкуем и назад.

Они унеслись и вскоре стали слышны одиночные вопли и всхлипы.

Хратт вскоре вернулся, вытирая мечи об какой то лоскут:

— Их всего четверо было, и два молниемета. Кстати там, конце коридора хрог есть, но он без прислуги, без прицела и зачехленный.

Хрог это хорошо! Даже без прицела по этим тварям внизу попаду. Стал вырабатываться план.

— Ваззенрог, раз Хратт хода не нашел действуем так, вы бойцы сигаете вниз на галерею рубите охламонов внизу. Не знаю что у них за стволы но наших они могут пострелять основательно. Так без шума и быстро. Я же в конец коридора к хрогу, палю сначала по противоположной галерее а затем по этим гигантским ублюдкам внизу.

Надо обязательно клапан разнести у трубопровода, если зал с цистерной не нашли. Но вот как? Говорю Ваззенрогу:

— Нужно залезть в трубопровод и заминировать клапан, и тут же обратно. Главное трубопровод не использовали значит в нем вполне безопасно. Метров пятьдесят всего проползти надо.

— Я лучше одного из близнецов пошлю, у них размерчик подходящий!

— Пусть замеряет, длину трубопровода, и повороты, я думаю на противоположной стороне они по такому же проекту строили.

Хратт в задумчивости произнес:

— Хочешь хрогом сквозь стену трубопровод достать? Не удастся скорее всего, он не сюда выльется а может в том же помещении весь вытечь. Ты лучше посмотри, эта галерея с противоположной соединяется через мостик над воротами. Наверное для обслуживания механизма ворот, он там стоит. Может по нему проберемся?

Я тогда подумав одобрил, только уточнил:

— Тем более тех на галерее надо по тихому, а то никто туда просто не добежит. Как думаешь сколько наши продержаться после открытия ворот?

— Минут десять не более, а потом их отбросят.

Наконец мы порешили:

— Как только ворота рухнут и местные начнут бороться с огневым валом, суета на галереях не будет заметна, прыгаем туда всех быстро режем. Хратт ты берешь Наха и Поха, и одного из близнецов и бегите на ту сторону. Как разберетесь там минируйте клапан в сливе. Мы надеюсь уже справимся тут. Как на нас обратят внимание, я начинаю гвоздить из хрога. Если защиты на хроге нет, то я успею сделать не более пяти выстрелов.

Подрывайте клапана по мере готовности! Всё все по местам. Ах да ты Тор, поддержи наших магов с огневым валом, и отведи его переходного мостика, а то Храттова команда поджарится.

Я направился к Хрогу, бойцы пристраивались под амбразурами готовясь к прыжку благо высота до галереи не больше трех метров.

Вот и площадка с хрогом. Этот хрог был не похож на тот из которого мне уже доводилось стрелять. Я увидел массивную металлическую тумбу на которой были установлены два ствола хрога. Толстые гранёные стволы были установлены с промежутком, в котором находилось седло стрелка. Защитного щитка на хроге не было. Зато сама площадка была закрыта массивными броневыми заслонками. Я посмотрел зарядники хрога. Обычные хроги использовали для выстрела четыре энерго-кристалла, этот же использовал на выстрел только два. Зато они подвались не магазином как обычно, а длинной цепью по толстому трубопроводу. Я покачал стволы, они плавно покатились в сторону, затем отодвинул одну броневую заслонку. Толпа перед воротами была как на ладони.

Ворота уже дышали огнем через стремительно увеличивавшиеся щели. Багровые языки пламени кроваво расцветили, многочисленные орудия убийства, броневые щитки, чешуйчатую броню боевых машин.

Вот слышно содрогание воздуха, и одна из створок падает на пол, подымая вихри огня. Вторая створка, бешено дергается распахивается ударяясь об стену. От гулкого удара закладывает в ушах. Краем глаза на нашей стене вижу мелькающие тени. Грандиозный шар огня величественно выплывает в зал, и расползается огромным цветком по щиту силового поля. Вижу как этот цветок рвут на части морозные щупы, которые протягиваются с галерей. Соображаю что маги укрылись на галереях. Засекаю основания охлаждающих потоков, и отмечаю места нахождения магов. Но стоит немного подождать, пусть потушат пока огонь.

Слегка прорывается сквозь рев огня звон мечей и крики на ближайшей галерее. Морозные щупы, касаются огненного цветка, и отдирают от него лепесток за лепестком. Вижу как на галереях зарождаются шаровые молнии накопленной энергии. Звон мечей на ближайшей галерее стих. Кто же там победил? Вижу по мостику над огненным адом ворот пробираются четыре фигурки. Как их там не спалило? Вижу последняя фигурка высоко подпрыгивает и ускоряется.

Перевожу взгляд на поле битвы. Огненный цветок разодран и оторван от основания. Лепестки опадают на пол крупицами снега. Галереи уже освещены десятком шаровых молний как праздничной иллюминацией. Между обороняющимися и нападающими лежат на полу рдея створки ворот.

Толпа за баррикадой азартно вскакивает и начинает палить из шок-копий в проем ворот. Исполинские боевые машины вскидывают стволы и производят первый залп. Это, что то! Веера ярких звездочек отрываются от стволов орудий и уносятся в ворота. Там что то ослепительно вспыхивает, и разрывается с грохотом тяжелых орудий. Шок копья бойцов лаборатории лупят как сумасшедшие, от каждого струится цепочка импульсов. Ясно что наши не продержаться и пяти минут.

Я ухватился половчее за рукоятки наведения и навел на галереи на противоположной стене. Пальнул прямо в скопление шаровых молний! Видимо попал прямо в мага, розовое облако разрыва от попадание превратилось в облако сизой плазмы мгновенно пожрав всю галерею и обрушив пласт стены.

Обычно рукоятки хрога через некоторое время после выстрела вибрируют, пока хрог перезаряжается, тут же вибрация мгновенно прекратилась. Хрог был к следующему выстрелу мгновенно. Отметил же я себе и то что мощность выстрела небольшая, покати хрог в строну я быстро заплевал розовым сиянием ещё одну галерею.

Огонь по воротам внизу расстроился, часть стволов направилась в мою сторону. Гиганты развернулись к моей площадке.

Не стал я с ними церемониться, не стал, заплевал всех от края баррикада до края. Кто уцелел, с воплями разбегались в стороны в поисках укрытий. На сладкое я себе оставил исполинов. Один из них удачно шмякнул по моей площадке, броневая заслонка справа, просто брызнула роем осколков. Мне зажатому между стволами хрога повезло. Но теперь хрог проворачивался на станине со скрежетом, и рывками.

Я довернул хрога и влупил из обоих стволов по боевой машине, ошметки брони полетели во все стороны. Когда сияние вспышки разошлось я увидел пошатывающегося исполина, без двух ног, с ободранной броней, но живого и отползающего.

Я был весьма удивлен, гигант оправился и выстрелил по мне из уцелевшего ствола…


Случай шестой — Последний Монополист.

Слышу гул шагов, звяканье оружия, гневный говор. Открываю глаза, над ними щербатая вязь потолка. Замысловатые каменные узоры покрыты мхом и плесенью. Моя каморка в тотелме Арват, это отгороженный тупичок некогда парадного коридора. Мой грубо сколоченный топчан, трясся передавая дробный топот шагов. Я встал и поднял колпачки с фонаря допустив воздух к светлякам. Фонари разгорелся, осветил убогую обстановку моей каморки. Я сразу припомнил каморку архивариуса, у него жилищные условия были пожалуй побогаче. Правда мой паёк куда богаче, но это не повод гордиться, учитывая мой профиль работы и его.

Дверь скрипнула и приоткрылась, ко мне просунул перистую голову Клёкот. Увидев что я не сплю он немедленно втянул за дверь остаток своего тела. Я мысленно простонал, нет что бы притвориться спящим, и отдохнуть ещё пару часов, я как дурак подставился под тренировку.

Он презрительно глянул на меня, и пробурчал:

— Не пугайся лентяй, нам не дадут потренироваться. Разве не слышишь суету? Всяко без нас не обойдутся.

Как в воду глядел, по лестнице к нам прогремел наш непосредственный начальник — Фанкл. Запыхаясь он произнес:

— Некогда отдыхать Танцор! На наш флисспорт напали, большие разрушения, хорошо хоть флисс не повреждён. Идем, нас Атт ждёт.

Мы двигались за спиной Фанкла, по переходам вверх и вверх. Я был отягощён броней, припасами и оружием которым мой наставник нагрузить меня. Сам же он был ощетинен многообразными колющими режущими и стреляющими предметами, и грозно зыркал по сторонам. Лестница хоть и довольно широкая была переполнена суетящимся народом. Вниз в убежища текли ручейки мастеровых, поваров, техников и писарей. Вверх тащились уже порядком заморенные, солдаты, курсанты, и наспех вооружённые ополченцы.

Транспортные стволы за стеной часто «ухали» перенося более срочные порции войск. Я удивлялся, Фанклу, как будто бы в не хилых чинах, а тащится по лестнице, как последний уборщик!

Но Фанкл внезапно прекратил подъем и отвернул в боковой коридор. Тот был заполнен очередью солдат, лихорадочно прилаживающих снаряжение, заряжающих оружие. Коридор кончился выходом на посадочную площадку.

На площадке стояли пять военных склиссов, и два тяжелых транспортных. На тяжелые как раз втягивалась цепочка солдат.

Площадку защищали с краёв две шарообразные установки молниеметов. Одна была открыта и у неё стояла группка техников, а толстый военный объяснял им принципы стрельбы из неё. Один из техников азартно гонял её по кругу и по вертикали. Почему то не чувствовалось угнетенного настроения толпы, была вокруг лишь досада от раннего пробуждения, да ещё нараставший вокруг добрый боевой задор.

Пятерка «теней» в центре площадки, и была целью нашего путешествия.

У обычного боевого склисса стоял Атт, новый глава клана, по непонятной причине не страдающий паранойей. Культи двух его рук заметно удлинились и я не удивлюсь что к следующему свиданию я смогу лицезреть его длани в полном комплекте.

У Атта как всегда была работа для меня, и как всегда вполне не исполнимая:

— Слышал уже про нападение? У меня только что был посланец Бисх, некий Сулла, твой давний знакомый. Так вот он гарантировал меня что силы Бисх в нападении на флисспорт не участвовали. Я ему верю. Вообще господин Сулла не производит впечатления лгуна. Такие обычно если надо могут умолчать об чем то, но не соврать.

Ты знаешь Танцор, моя разведка сообщает что этот любопытный господин, является ярым сторонником союза с нашим кланом… Удивительный взлёт у господина Суллы в клане Бисх. Каких ни будь полгода назад мы об нём ничего не слышали, и вот на тебе у меня явный союзник и при этом не мой агент… — Атт долго, и занудно хихикает.

— Я вам говорил же, он мастер по безопасности той артели в которой я работал..

— Да я не об этом Танцор. Тут понимаешь ли господин Сулла допустил странную ошибку, понимаешь он мне принес мне официальные уверения Бисх об неучастии в нападении и клятвенные заверения прочности союза. Ну так вот в списке подписавшихся, были все члены высшего совета клана Бисх. Точнее почти все, кроме одного имени. Имени советника по междугородней торговле Г-на Лияс Арриара. Ты не находишь странной эту ошибку в официальном послании? Или может это вовсе не ошибка?

Мне показались методы работы, этого господина Суллы несколько грубоватыми. Ну зачем же подчеркивать, неужто думает у нас хффургов помет вместо голов? Зачем же он когда передавал послание от совета, все время запинался на имени Лияс?

— Так что я должен пойти и выяснить причины плохой дикции г-на Суллы?

— О нет, Танцор Когтей, тебе лишь надо помочь господину Сулле, и устранить столь трудное слово из его речи. Убрать в конце концов надобность это слово произносить. Фанкл будь любезен расскажи, что знаешь, об этом сложном лингвистическом недоразумении…

Я усаживался в склисс ворча:

— Вот хффургов хвост, я теперь логопед?

Иеф услышал тихий звон колокольчика. Мгновенно очнувшись, он спрыгнул со своего насеста, упруго ударился тремя мозолистыми лапами об пол, и ловко прям как резиновый мячик скакнул к массивной двери кабинета советника. Оправив свою красивую тунику, Иеф робко поскребся в дверь. Из-за двери послышался грозный рык:

— Давай живо сюда, хффургов помет!

Стоило весьма поторопиться, потому что советник весьма тяжел на руку.

Миниатюрный гибкий Иеф просочился между едва приоткрытыми створкам, и прошмыгнул в центр кабинета. Здесь стоять подобало, смиренно сложив руки на груди опустив голову. Иефу было не привыкать.

Могучий и тучный советник, почёсывая жирные телеса выпадавшие из складок одежды, раздраженно мерял шагами кабинет. Что-то явно раздражало великого господина.

Наконец тумбообразные ноги остановились перед носом Йафа:

— У нас плохие новости Иаф! Боюсь, мне придется отказаться от твоих советов, как это не грустно.

Надо признать Иаф опасался этих слов всю свою жизнь. По мысли Иафа, сейчас должен был бы воспоследовать могучий удар, который бы, смял его птичий костяк, отбросил бы на ту стойку с оружием. Иаф покосился на стенд с разнообразнейшим оружием, в его сторону торчал с десяток многообещающих лезвий. Господин очень любил коллекционировать необычное оружие. Доподлинно было также известно что в этой обширной коллекции, есть и парочка вполне работающих образцов. Что касается самого Иафа, то господину вряд ли нужно было бы, какое то приспособление, чтобы прихлопнуть своего секретаря.

Советник погладил Иафа по загривку, тяжёлой дланью, неожиданно добродушно прогудел:

— Слишком уж твои советы, провидческие, что ли. Как ты предполагал Атт конечно же защитит свое сокровище, этот кустарный флисспорт каким ни будь коварным способом. Но что он умудрится построить фальшивый флисспорт? Этого вообразить не мог никто… А что мои союзники! Жалкие бездари, упившись торжеством были пошло подорваны айс-бомбами. А что впрочем, сожалеть, туда им дорога! Недотепы.

Иаф осмелившись робко молвил;

— Осмелюсь Вас спросить господин, раз союзники наши разгромлены что мы теряем? Ведь о договорённости не знал никто? Пускай сами свои рану зализывают?

— Ох Иаф всё то ты предусмотрел, однако как странно на меня смотрели члены совета на только что, прошедшем заседании. Чую я, что очень уж невзлюбил меня этот выскочка Сулла. Что-то он предпримет против меня, но что?

— Я боюсь за Вашу жизнь господин. Сулла опасен, предпочитает прямые решения.

— Да что он мне может сделать, он в клане без году неделя. Нет у него ещё ни агентов, ни верных убийц. Да и глава клана не допустит такого беззакония. Еще чего советника убить. Только такой сумасшедший как Атт может убивать советников своего клана, от таких мер любой клан развалиться.

Иаф, ужасаясь своих мыслей произнёс:

— Сулла не может, но вот Атт вполне, у него есть Аргумент!

Советник обессилено рухнул в кресло:

— Как же ты прав мой маленький друг, Сулла не может это сделать сам но вполне может каким то образом указать виновника бед Арват. А тот не задумываясь, пошлет своего убийцу.

— Господин! Надо принять меры!

— Какие! Сулла уже месяц предупреждает клан об опасности исходящей от этого неуловимого «аргумента». Но, к сожалению, ничего не говорит, как от него уберечься!

Иаф подумал сказал:

— Если у Атта столь хороши убийцы, то он рано или поздно доберется до вашей головы, в этом он признанный мастер.

— Нечего сказать утешил.

Иаф нетерпеливо взмахнул рукой:

— Надо сделать так чтобы, убийство не было, для Атта выгодным, надо стать для него дороже собственной руки.

— А как?

— Предложить стать его личным агентом.

— Ты с ума сошёл! Я советник агент Атта, этого кровавого ублюдка! Да ты представляешь что, он сразу от меня потребует!

— Он потребует то, что и так получит, торговые контакты. Вы лишь сэкономите ему ресурсы время. А это Атт ценит превыше всего.

— Кого же мне направить к Атту уж не тебя ли?

— Зачем меня? Посланник сам придет, и именно к Вам.

— Это кто же?

— Разумеется убийца, мне кажется он уже в пути, во всяком случае, я бы на месте Атта его бы уже выслал, а то мало ли, что у Вас господин советник в запасе? Стоит лишить Вас возможности воспользоваться резервными вариантами.

— Да Иаф, он то не знает что у меня всегда в запасе лишь ты. Вопрос вот в чём- успею ли я, что-то сказать убийце?

— Да для того чтобы успеть ему, что-то сказать надо его хотя бы задержать, господин.

— И как мы это сделаем? Его до сих пор как уверяет Сулла никто не смог остановить!

— Предоставьте это мне, господин. Мы перенесем мой насест в ваш кабинет и прикинусь домашним любимцем, а вы дадите мне крипт.

Ближе к утру господин задремал за документами, его толсты загривок жирно поблескивая под аурохонами выгнулся к потолку. Иаф тоже притворился дремлющим, под хвостом, мешая спать, был припрятан крипт. Ему вдруг показался подозрительным шум в коридоре, затем привлёк внимание еле слышный скрип на потолке. Иаф покосился, на потолок, внимательно осматривая исподтишка подозрительные темные закоулки. Топот в коридоре приблизился к двери, досадно мешая расслышать творившееся в комнате. В дверь постучали, советник отлепил лицо от стола!

— Кого ещё черти принесли!

— Это их канцелярии срочное донесение, по поводу предложений клана Арват.

— Иди сюда олух! Разве не знаешь что дела с кланом Арват относятся к разряду секретных, полная тупость оглашать их на весь коридор!

Хотя коридор в этот ранний час был абсолютно гол, как весь экономический департамент в эти рассветные часы, Иаф был совершенно согласен характеристикой данной господину этому никчёмному писарю. Ему было видно со своего насеста, сгорбленную спину под драным балахоном. Наверное, никого не нашли прислать к господину советнику, в такой ранний час, подостойнее. Вообще и поза явное рвение этого писаришки вызывали во всем теле Иафа брезгливое отвращение. Никогда не мог перенести таких никчемных существ, он хотя бы мощным разумом был наделён. А эти, неспособные выжить за счет полезных клану качеств выживал лишь подлостью угодничеством.

Советник зарычал на оторопевшего писаря:

— Имя, отдел, должность!!! Подойди ближе падаль, я научу тебя секреты разбазаривать!

Когда дрожащий червь поплелся поближе, могучий кулак господина советника взметнулся оборвать никчемную жизнь. Иаф ничего не понял, не понял он впрочем потом.

Жалкий писаришка неожиданно, оскорбительно, и возмутительно харкнул прямо в важное лицо господина советника, и тут же опомнившись дал деру за дверь.

Но вот господин Арриара, почему то осел за столом, затем опал на столешницу, растекшись по ней как кусок теста. В точности в той же позе в какой он пребывал до визита наглой чернильной душонки. Над столь же жирным затылком из аккуратной дырочки вился зеленоватый дымок.

Иаф так и не дернувшись, восседал на своём насесте и размышлял…

Об слишком эффективных убийцах которым ничего не успеваешь сказать, об возгордившемся слуге, и вообще об артистическом искусстве (впрочем он ранее и не знавал такого).

Глава 6. Разозлить Бога

— Танцор! Танцор! Да очнись ты лентяй! Времени нет, тебе отсыпаться!

Ну вот стоило только слегка прикорнуть так сразу тормошить кому то тебя нужно. Что же меня так скрючило? Я разлепил глаза, и разглядел на багровом фоне пламени фигуру Хратта.

— Ваззенрог! Танцор как будто в порядке! Давай выковыриваем его отсюда!

Послышалось бухтение Ваззенрога:

— Ясный храк, что с ним в порядке, раз у меня голова на плечах! Давай резче, магов подвинуть хрог попроси.

— Я щас Танцор, ты уж потерпи! Тор! Бездельник иди сюда!

— Кто тут бездельник! Уж не ты ли варился там внизу в клейместе если бы не я! И ты меня ещё называешь бездельником! Да я тебя об камни сейчас разможжу!

Я хоть и не мог пошевелить не рукой ни ногой, расхохотался:

— Ну не трусом же Тор!

Тор хмыкнул и снимая с меня что уж очень тяжёлоё хмыкнул:

— Да действительно, трусом он меня не называл, а то бы я его!

У Тора точно комплекс по поводу трусости, рвётся в бой как ошалелый а потом спрашивает у всех потом, не трусил ли он. Попробуй скажи ему что струсил, точно в пятно на стене превратит!

Наконец с моей ноги сняли нечто особенно массивное, я разглядел, что это один из стволов хрога между которыми я сидел. Хратт выцепил меня руками и выдернул наружу, обрывая окончательно лохмотья моего балахона. Он меня держал за плечи чтобы я не свалился с ног, а подоспевший Ваззенрог провел инвентаризацию конечностей:

— Ну? Ты как?

Я огрызнулся:

— Жрать хочу, прям тебя бы съел!

Ага значит повреждения были и весьма серьёзные, когда регенерирую, всегда жрать хочу. Деловито отобрав у Ваззенрога паёк, я быстренько его схрумкал оглядывая окрестности. Огромное пространство зала, было загромождено кучками дымящегося хлама, гниющих отбросов, облезлых костяков. Редко по залу были свалены кучи мокро поблескивающего металлолома, остатки чудовищных машин лаборатории. Я пригляделся повнимательнее, на полу были заметны промоины, следы ручейков. Затея с цистерной клейместа моим товарищам явно удалась. Но где собственно сам адский состав?

Я ткнул Ваззенрогу в бок и указал на зал:

— Где клеймест?

Тот со смешком ответил:

— Я то думал зачем цистерна изнутри? Такая же как снаружи? Теперь то до меня дошло — против внутренних беспорядков в лаборатории, толи для её срочной ликвидации… Короче тут у зала уклон, вниз внутрь лаборатории, а там от центрального коридора уклон во внешние помещения. Волна сразу вниз пошла почти сразу всех уничтожив. Еще те монстры по сопротивлялись, но Тор их доломал, гравиударами.

— Что Тор так силён?

— Да нет, они неконченые кажешься были, полуфабрикат так сказать. Техника вся работала, а магической защиты не было. Хотя конечно приспособления для её установки налицо. Он их с ног сшибал, в клеймест окунались и больше не вставали. Так что, проблем немного доставили.

— Как потери?

— Близнецы погибли, а у теней половины недостаёт. Бисховский отряд как будто без серьёзных потерь. Придет Тромпф подробненько доложит.

— А где он? Трофеи смотрит.

Я немного удивился какие трофеи, если тут клейместом всех смыло? Спустившись наконец на пол, я наконец смог оценить масштаб разрушений. Колонны поддерживающие потолок были основательно подмыты клейместом, осталось не более сорока процентов сечения. Огромные кучи металла и брони возвышались на высоту двух этажей, ну и огромные же, эти боевые машины. Пожалуй, одной хватило бы, чтобы всех нас в порошок стереть. Стараясь не наступить в лужицы с кислотой, я пошёл за Храттом в глубь лаборатории.

Её масштабы поражали. Просторный ангар шириной в пять — шесть сотен шагов и неустановленной длины, выполнял функции коридора. В глубине его начинались ответвления в отделы «Лаборатории». В одном из боковых переходов, был организован конвейер по сборке тех огромных боевых машин. Там и сейчас виднелись оплывшие от клейместа их массивные остовы. В другом, сложнейшая, непонятного назначения конструкция, из сплетения тысяч труб, искрилась и шипела догорая.

На следующем перекрестке, стояла группа наших магов, окружённая разложенными на полу документами, занималась копированием на специальные кристалла отпечатков сущности этих документов. Группа бойцов занимались перетаскиванием их из случайно сохранившегося стеллажа. Меня тронули за плечо.

Тромпф сказал мне на ухо:

— Это пожалуй всё что мы смогли раздобыть, забытый архивный стеллаж старых разработок, остальное либо сгорело либо растворилось. Да еще пяток лабораторных крыс, он показал мне за спину. Я обернулся, там стояли пятеро субъектов в длинных халатах, явно недокормленных и изнурённых. Они были связаны по рукам и ногам, качественными кандалами, и явно не испытывали ни горя ни радости от произошедших вокруг событий.

Тромпф пояснил:

— Сидели в карцере, за какие то выходки. Карцер у них к потолку подвешен, вот и уцелели. Мы и не думали, что так мало персонала осталось, похоже что у ворот собрались все способные держать оружие. Эти то как будто трое помощников местных исследователей, один исследователь, и один мастер-рабочий. Прикончить их?

— Нет конечно, если документов мы нашли как хффург нарожал то от них чего нить добьёмся.

— Так они же помрут, как только за стены «лаборатории» выйдут! Что не помнишь что с тем «языком» было?

— У меня есть смутное подозрение, что к заключённым карцера это не относится, все хватит разговоров берем их с собой. Что там арьергард? Есть сведения о противнике?

Тромпф прижал ко рту дубль-кристал в оправе:

— Хлюст, что там арьергард, есть сведения?

Кристалл пробурчал:

— Арьергард на связь не выходит, уже пять минут.

Я вырвал из рук Тромпфа кристалл и заорал в него:

— Хлюст, хффургов помёт, ты чем думаешь жопой что ли? Командуй всем эвакуацию, готовь первый заслон! — Бросил кристалл обратно в руки недоуменного Тромпфа и заорал:

— Всё! Закругляемся! Сжечь тут всё! — Тромпфу — Я на первую позицию!

И рванул к выходу.

Слышу крик Хратта в след:

— Удачи Танцор, надеюсь свидимся… А что жопой думать нельзя? У меня друг был так он именно ей и ду…

Нашел на площадке, небольшой склисс с пилотом дожидавшемся только меня. Запрыгнув внутрь спросил пилота:

— Позицию номер один знаешь? Гони!

Склисс сдернуло с места, пилот был лихой.

У меня была минутка подумать. Раз арьергард заткнулся уже пять минут, то следовательно время подлёта врага не более тридцати минут. Если скинуть на то, что у противника могут быть летательные аппараты значительно быстрее наших, то с запасом будет около пятнадцати минут. По стартовому расчету выходит, что они стартовали через пять минут с момента начала нами операции. Если конечно склиссы у них такие как и у нас. Если же они побыстрее, чего вполне можно ожидать, то всё равно скорость реакции хорошая. Я взял кристалл:

— Хлюст что второй арьергард?

Кристалл помолчал минутку и сообщил:

— Дозор номер два противника не видит.

Что то не очень они быстры, должны же уже были накрыть второй дозор.

Склисс тем временем приземлился на пик, одиноко возвышающийся среди сплетения ущелий.

На пике столь же одиноко стоял хрог, тяжёлой осадной модели. Я осмотрел площадку — хороша выстрелов двадцать-тридцать выдержит.

Глянул где «эвакуатор». Тяжелый склисс с бригадой техников удачно пристроился за гребнем пика. Их не зацепит случайный залп противника.

Ну что ж, есть время подождать. Я подошёл к техникам в склиссе осмотрел тросы намотанные на лебёдки, и изготовленные крюки. Толковые ребята, если всё будет нормально то в минут пять они меня отсюда утащат.

Потоптавшись немного и съев пару пайков у техников я направился к хрогу.

Сел на петлеобразное седло, покатил хрог хоботом вправо, затем влево. Обзорность была хороша, хрог был без щитков, для облегчения веса, и потому удобнее. Достал дубль-кристалл и дернул ещё раз Хлюста:

— Ну что там второй арьергард?

Хлюст долго не отвечал, затем наконец разродился:

— Второй дозор сообщает что видит странные летающие аппараты, как будто летающие утюги, очень медленные, а ранее над ними пронеслась группа из пятнадцати летающих игл с лопастями, очень быстрых.

— Сколько утюгов?

— Не знаю, они больше не отвечают. Танцор мы закончили скоро будем над тобой, смотри нас не сшиби.

— Не думаю Хлюст что вас перепутаю, кажется сегодня нормальных склиссов кроме ваших в небе не будет.

В подтверждение слов Хлюста, земля задрожала, приподнялась и с глухим грохотом опала. Долго потом затихали в скалах камнепады, струйкой шуршал песок со склонов.

Припекало, полуденная жара порядком накалила скалу. Хорошо хоть что огненная полоса местного светила, стояла почти в зените. Воздух над ущельями дрожал, искажая зубчатую линию горизонта. Когда я стал раздумывать об том чтобы стрельнуть у техников ещё пожевать, в мареве появились точки. В ту же секунду дубль-кристалл под ухом ожил:

— У нас некоторые проблемы Танцор, нам на хвост сели какие то мошки. Те самые иглы с лопастями. Очень юркие. Это какие то новые склиссы, одноместные. Там что то вроде узкого серебристого фюзеляжа в котором сидит один пилот, и восемь стержней перпендикулярно торчащих из него. На концах стержней маленькие антигравитационные модули. А в фюзеляже к сожалению один тяжёлый молниемет, стреляет правда неточно, но уж очень наседают. Слышь Танцор, мы от них не оторвёмся. Ты их хоть отпугни!

— Стройтесь клином Хлюст, ты слышишь клином! И каждый задний ниже переднего, и прижмитесь к земле, что бы снизу не атаковали. Обстреливайте только атакующие истребители, и сразу с нескольких склиссов. И пусть десант с склиссов тоже стреляет.

— Странная тактика Танцор, поможет ли?

— Заткнись и исполняй Хлюст, в моем мире помогало всегда, так и здесь поможет.

Мельтешение точек на горизонте усилилось, одновременно приближаясь.

Наконец из облака точек стал обрисовываться величественный клин, с роем мошек вокруг. Клин постепенно припадал к земле. Вскоре одна из юрких мошек с размаху грянулась об скалистый выступ, мошки переместились выше. Облачко выстроилось над клином, затем ринулось вниз. Две яркие вспышки, расстроили атаку. Мошки опять сбились в облачко выше клина. Я было навел на них хрог, благо они уже светились на прицеле но передумал. Тут получилось бы не то что по воробьям, а по комарам палить, причем по комарам которые хорошо умеют докладывать начальству. Не стоило выдавать свою позицию раньше времени.

По договорённости клин прошёл чуть в стороне, истребители потеряв ещё парочку на одиночных атаках перешли к бессмысленному кружению над клином. Меня они не заметили, и благо. На горизонте вырисовывались куда более солидные объекты.

Не высоко, над скалами как раз проплывая над костерками упавших истребителей, величественно гудели летающие броненосцы. Крутой дугой над пятёркой броненосцев, висели несколько десятков айсов. В тылу за тяжеловесами, струились колонны десантных склиссов.

Честно признаться у меня челюсть глухо об грудь стукнулась. Такого я себе признаться не представлял, правда признаться в одном из отсеков лаборатории, я приметил утюгообразные очертания такого аппарата, но подумал что это технологическое оборудование такое. Теперь понятно зачем в лаборатории такие ворота, этих громадин пропихивать.

Между тем громадины прошли в во второй круг прицела и находились на эффективной дальности. Признаться у меня были сомнения в выборе цели, айсы тоже весьма опасные убийцы. Но поколебавшись я накатил прицел на острый форштевень летающего утюга.

УМПФФФ — розовая вспышка.

Строй летающей армады дрогнул, айсы несколько смешались, струи склиссов расплылись в рой. Меня же интересовало что с великаном? Из облака дыма и розового зарева, выплыла охваченная огнем развороченное рыло броненосца. Как то перекошено, и наискось он целиком выплыл из разрыва. Ряды портов в бронированном борту попеременно плевались вспышками бессильно плавя камни в солидном удалении от меня. Я накатил хрог на борт, нацелившись прямо в эту светомузыку.

УМПФФ — розовый зигзаг.

На этот раз гигант вывалился из облака разрыва не вперед и не в стороны а обвалился вниз. Из вращающейся туши гиганта, высыпались тела экипажа, объятые пламенем обломки. Мелькнуло, полыхающее огнями антигравитационных модулей брюхо броненосца. Вот он дело в чём! Это склисс переросток! Нависающие броневые борта, прикрывают уязвимые антигравитационные модули с боков, и спереди. А снизу никто и не подберётся, вот почему они так низко летят. Солидная машина, я как то не представлял летающий аппарат который попадание хрога выдержит, однако вот он, падает.

Я рявкнул в кристалл:

— Хлюст, они сейчас истребителей вызовут для того чтобы меня подавить, отряди мне воздушное прикрытие!

— Ясно, пару минут!

Накатил, хобот хрога следующую бронированную тушу. Пока они сбились в кучу, никаких толковых действий их командир не предпринимает. Сбитый гигант устроил среди скал целый вулкан, извергая взрывающийся боезапас. Я вдруг сообразил, я же сбил первого броненосца, наверное и командующего, за кампанию. Вот и поделом, нечего флагман первым в строю ставить. Хищно усмехнувшись я нажал на педаль ещё разок.

УМПФФФ, УМПФФФ.

Прорезанный парой выстрелов вдоль, извергая фонтаны пламени из портов, броненосец рассыпался прямо в воздухе.

Остальные стали пятится назад.

Неужто они ничего против хрога не придумали? Должна же у них быть домашняя заготовка на этот случай? Ответ напрашивался сам собой, судя по организации обороны в «лаборатории» их главный стратег военным талантом не блистал.

Хотя нет гляньте ка!

Облако айсов вышло из тени своих коллег гигантов, и рассыпавшись по горизонту начало надвигаться на меня широкой дугой. Неожиданно над моей головой замелькали тени, зашипели разряды молниемётов. Я оглянулся, восьмерка уцелевших истребителей, пыталась попасть в одиноко стоящий хрог и заодно отбиться от склиссов Хлюста.

Я вернулся к прицелу, в верткие аппараты попасть шанс не большой, а изведу ресурс площадки изрядно. Навел по прицелу на айс, нажал, на следующий нажал, и так пять раз.

Воздух перед стволом хрога кажется разорвался в клочки, уши мои заложило. Выкошенное крыло эскадрильи айсов, осыпалось на землю покрывая правую сторону горизонта россыпью пожаров.

Кстати как там ресурс площадки? Я огляделся вокруг, скала покрылась трещинами, камешки лежавшие на поверхности пика, превратились в пыльные комочки. Не фонтан конечно но еще десяток выстрелов выдержит. Чего не могу сказать про свой балахон, тот уже почти истлел.

Ладно не отвлекаемся, работаем!

Повел стволов вдоль правого крыла айсов, и заплевал разрывами горизонт уже от края до края. Перед стволом хрога, горизонт подернулся и распоролся чёрным полотнищем с розовыми краями. В глубине его мелькнули звёзды, и плюнуло мне в лицо космическим холодом. Забрулив, и закрутившись краями полотнище через несколько секунд схлопнулось. Я растерянно помотал головой, явно переборщил с пальбой, кажется пространство порвал. Ствол хрога искрился инеем, руки с хрустом оторвались от рукояток поворота.

Пока я изучал неизвестный феномен, парочка уцелевших айсов прорвавшись, зависла над пиком. Разумеется из них посыпались шипастые айс-бомбы. Попали они конечно не очень. Но близкое ревущее пламя изрядно отвлекало. Сшибив двумя плевками из хрога надоедливые бомберы, я опять развернул хобот ствола на наступающую армаду.

Пардон, отступающую, утюги уже втянулись за скалы. Уцелевшие айсы ныряли в ущелья, а склиссы приземлялись.

Всё правильно, не получилось по воздуху, попробуют по земле пробраться, и выкурить меня с господствующей точки. Я оглянулся истребители уже все были благополучно сшиблены.

Ну раз толковых целей для меня больше нет, то я сматываю удочки.

Я спрыгнул с седла на скалу, сразу по колено увязнув в песке и пыли. Хрог уже изрядно покосился на фундаменте. Подошёл к обрыву и махнул техникам. Те мигом спрыгнули, явно им уже не сиделось, и разбившись на пары споро потянули тросы к хрогу.

Я сел в склисс и принялся расклинивать заложенные уши. Наконец битьё по ушам принесло свои плоды, и я достал дубль-кристалл.

— Хлюст, але как у тебя там? Перехожу на вторую позицию!

— Наконец-то, Танцор, сколько тебя вызывать надо! Давно надо было на вторую позицию перелететь, только там хрог уже не будет неожиданностью. Будь осторожнее!

— Как там Клёкот?

— Он не может выбрать путь для нижней группы, толи через лабиринт, толи вдоль побережья!

— Что такие хорошие?

— Нет, оба смертельно опасные. Они ему оба не нравятся. Давай удачи, Танцор.

Техники вернулись, склисс взмыл, и дернулся когда принял на тросы тяжкую ношу, а я принялся за очередной паёк.

Вражеская армада, казалась с высоты роем мух вьющихся над огненным дерьмом.


Случай седьмой — Мой личный интерес, впрочем и не случай вовсе.

Капала водичка, светящиеся лохмы мха касаются моей макушки ласково, как женские руки, и насыпая трухи мне за шиворот. За очередным поворотом туннеля как часовые светились магическим светом статуи в доспехах. Я присмотрелся не статуи даже, големы, иль воины зачарованные. Нет всё таки големы, видны шарниры в локтях. Вон правого ржа взяла, сустав почти развалился, встанет, только мусор в туннеле рассыплет. Охраняли эти коррозионные недоразумения, скромную дверку в тупичке. Дверь то заперта, однако. Пришлось петли срезать, и аккуратненько её внутрь вытолкнуть. Однако неудачно, правый то голем рассыпался как я и предсказывал (видать в сыром месте сидел), а вот левый то поскрипывая да потрескивая воткнул мне в зад очень ржавую закорючку долженствующую изображать меч. Далеко она конечно не вошла, но угроза придать моей жизни здесь половой смысл меня порядком разозлила. Теперь в коридоре валялась очень внушительная куча хлама. Бессмысленная возня, за дверью ничего не было, только труха, и ржа. Всё хватит, возвращаюсь назад, тем более скоро подъём. Уже пятую ночь вместо сна я шляюсь по подвалам и заброшенным складам в основании тотелма Арват, все выискиваю выход наружу, желательно заброшенный и неохраняемый. И вот ведь странное дело, как будто снаружи в сложных извилинах и отрогах основания тотелма море всяких технических люков, вентиляционных отверстий, мусоропроводов и прочих соблазнительных отверстий. А тут изнутри хожу, хожу а никак выход найти не могу. Скоро попалят меня, и задаст себе интересный вопрос господин Атт, чего это его любимый убийца по ночам не спит а ход наружу ищет? А потом и мне его задаст. Только неразбериха, деловая суета клана, может служить маскировкой моим ночным вылазкам и сонному виду по утрам.

Предстоял утомительный поход по лестницам наверх, на добрую сотню этажей, к резиденции господина Атта, а также и базы моей маленькой опергруппы из двух бойцов. Я подобрал себе одну довольно таки забытую лестницу проложенную для технических служб внутри центрального устоя тотелма. Она была порядком загромождена, зато не изобиловала постами охраны, всего лишь детекторы.

Наконец набравший пыль и труху во все складки одежды я ввалился к себе в каморку. Сонный Клёкот высунулся из своей и прокомментировал:

— Опять скрытное перемещение по тотелму тренировал? Ты бы уж для лучшей эффективности по дневному тотелму бы перемещался? А то уровень сложности не ахти, много не натренируешь…

Это я ему соврал что ночью шляюсь в тренировочных целях, не знаю поверил ли или нет, но относится он к моим хождениям с большим презрением. Наверное главным образом потому что, мой недосып мешает тренировкам днем.

Я присел на край топчана, до подъема оставалось ещё около часа, смысла ложиться спать уже не было. Я приподнял колпачок на светильнике пустив воздух светлякам, светильник тускло осветил стол, и стопки листков и книг на нём. Достал рулон объемистого научного трактата, потянул за шнурок закладки и углубился в чтение.

— «История камосов, насчитывает тысячелетия, первые упоминания об сём предмете известны учёным мужам еще со времен града Хозелне. Наскальные росписи знаменитой пещеры близ Иалвата, часто обрисовывают в руках туземцев предмет могущий быть камосом. Поклонение камосам, есть вера старинная, уходящее корнями в стародавние времена. Любопытную легенду приводит в своем труде, Эфтхарх Липсинский, почитаемый и сам легендарною личностью. Осмелюсь привести в своём трактате отрывок из неё относящийся к предмету нашего рассуждения:

— И воспарял древний Ракоон из пучин, и израненное тело его кропило брег морской да океанский, росою крови. И плавился песок от жара Ракоона, оставались на бреге искристые яхонты. Да проклял Ракоон мир сей обитатели коего подняли руку на своего создателя, и лишь клочки мира кроплённые кровью Ракоона избегли проклятия. И тот кто проникнется к крови Ракоона душою, счастливо избегнет проклятия создателя. Да не весь а только лишь качеством каким, перешедшим от бога. Лишь тот кто соберёт столько яхонтов сколь нужно ему качеств дурных исправить, полностью избегнет вечного и сущего проклятия -

Хоть доселе не был мне ведом ни Ракоон ни битва в которой он был повержен, поскольку легенда о самом Эфхархе уходит корнями в дремучую старину, то уж то что он сам представляет полузабытым мифом, вообще непредставимо древне.» -

Тут я оторвался, от чтения и прикинул — архивариус клана Оромо выдал этот свиток как наиболее древнейший труд по Камосам, какой есть в библиотеке. На самом рулончике было указано что это третья копия со списка, обновленного по истлеванию оригинала, со штампом вовсе неизвестного мне клана неведомого города. На торце рулончика была выписана дата поступления в библиотеку Оромо, выходило что там он лежит свыше четырёх тысяч лет. Если сложить даты предыдущих переписываний то оригиналу этого свитка должно быть никак не менее пятнадцати тысяч лет. Я снова посмотрел на свиток, слова его проникали в мой разум из самой вечности. Даже сама память об существах в легенду веривших и её сложивших, не имеет права на существование. Но вот камосы они знали и тогда.

Я углубился в чтение снова, листая архивную справку за справкой, помечая какие книги заказать у архивариуса. Бедный архивариус не знал что он слегка перерабатывает сверх того за что ему платит Арват, и клан пока тоже не курсе.

К счастью господин Фанкл был настолько уверен в полной безмозглости своего подчинённого, что не удосуживался поподробнее интересоваться всеми аспектами жизни «Аргумента». Его пожалуй беспокоило только возможность подопечного прирезать его самого. Ошейник же его не оберегал, ни на йоту.

У меня же, было мало шансов избавиться от ошейника, была лишь надежда что камос оставленный где то в логове у подножия одного из тотелмов может мне предоставить путь к свободе, или не предоставить.

Это то я и пытался выяснить, вытряхивая пыль из древних свитков.

Глава 7. Перед лицом Бога

Новая позиция была с хитростью, хрог был уютно посажен в расселину на вершине одной массивной горы. Ущелья здесь сплетались в сложный горный узел, и все буквально все заканчивались под склонами горы. Незаметно подобраться не было никакой возможности. Расселина тоже была хитрая, абсолютно не давала атаковать иначе как в лоб. Н сверху не подобраться ни сбоку. Единственный на мой взгляд недостаток, этой площадки, был в том что ресурс её был маловат, не более двадцати-тридцати выстрелов, и всё обрушится на меня и на склисс эвакуации. Я глянул на небо, где то вторая половина дня, ещё где то часов шесть света осталось. Глянул на горизонт, где осталась армада Маарверна. Уже прошло полчаса с того момента как мы покинули предыдущую позицию, а они что то не телятся. Обидно, мы так приготовились!

Мы были недалеко, километрах в двадцати от первой площадки, так что облачка разрывов, зарево со столбом дыма на прежней площадке было хорошо видно. Однако там уже пятнадцать минут как всё успокоилось.

Я слез с седла вышел прогуляться, стараясь не зацепить ловушки выставленные нашим отрядным шаманом. На этот раз было рассчитано что эффект неожиданности уже не сработает, основная ставка была на ловушки. Ловушки тоже были необычные, против всего что летает. А вот обезвредить их можно было довольно легко но только в случае если подойти к ним вплотную. А тут уж моя задача не пустить к ним никого. У них конечно остается возможность отправиться к ним пешком, но на это уйдёт время, что собственно мне и нужно.

Я притянул к уху дубль-кристалл:

— Хлюст, что там у вас?

— Идём с превышением графика, полчаса осталось до обманного маневра. Предлагаю точки три и четыре вычеркнуть из плана. Противник запаздывает. Мы ни как не рассчитывали на то что они нам столько времени дадут.

— Может в обход пошли?

— Нет правый и левый посты прикрытия, сообщают что у них тихо.

— Как у меня тут станет жарко, снимай их, на четвертую точку, третью пропустим так и быть.

— Ясно!

Я опять уставился на зубчатый горизонт.

Тихо. Воздух был прозрачен и неподвижен, только колыхался над ущельями. Здесь было не так влажно, заметно что мы удалились от моря, но пекло ещё сильней. Сиеста, а я далеко не испанец. Заметил я в последнее время что мой организм, как то больше тяготеет к прохладному и влажному. Холод я явно лучше чем жару переношу. Вот и кожа на плечах стала покрываться буграми и мозолями. Полежать под солнцем, в рашпиль превращусь, в сушеный!

Опля! Что это там?

От горизонта оторвалась тучка, и стремительно пронеслась в мою сторону. Через минуту стало ясно что она чуть в бок плывет. Вскоре стал видны подробности, это было скопление истребителей. Летели они без всякого соблюдения строя, просто орда. Орда на некотором удалении разделилась на отряды. Одни стал обшаривать скалы, другие рванули вслед нашей группе. Ну это ничего, с ними то наши справятся.

Тем временем на горизонте появился клин и жирных точек, и мелкие рои рядом.

Мелкие рои клубились и периодически спускались в ущелья. Самый первый рой приблизился настолько близко что я смог рассмотреть тяжелые перегруженные и легкие склиссы. Они были вполне в зоне досягаемости хрога, но пока я не стал засвечивать место засады. Большие транспортные склиссы чередой спускались в ущелья, маленькие разведывательные кружились над ущельями. Их резкие маневры и головокружительные пируэты, надолго привлекли моё внимание. Стало совершенно очевидно, что если ти маленькие вёрткие аппараты догонят хвост нашей колонны, то от неё ничего не останется, а если ещё учесть и «истребители»…

Всё больше меня поражали чудеса военной промышленности Маарверна, явный технологический отрыв, только в воздушных аппаратах. А мы ещё не сталкивались с наземными их изобретениями, разве что исполины в «Лаборатории». Не знакомы ммы еще с их достижениями в вооружении пехоты и флота. Радует только что Маарверн весьма далек от Арккрааса, и пока не придумано средств перебросить большие массы войск на такие расстояния. Хотя что касается Маарверна, нельзя быть уверенным в слове «не придумано».

Однако я что задумался, тут уже и броненосцы двинули вперед. В клине тяжелых летающих монстров я насчитал чёртову дюжину. Медленно и неторопливо, чудовищные летающие утюги, наползали на ущелья сливаясь своим бурыми тушами с ржавыми скалами. Чтобы они не удрали как прошлый раз, я решил подпустить их поближе.

Клин неторопливо перестроился, правые притормозили, левые ускорились для обхода горы справа. В один из моментов правое крыло клина створилось с моим хрогом, сразу семь броненосцев выстроились прямо по линии прицеливания. Упускать момент я не стал, промахнешься по одному сразу попадешь по другому. Накатив ствол нажал на педаль несколько раз подряд. Звуки разрядов хрога слились в один грохот:

— УРРУУМММПФФФФ….

Дальше было легче, я просто оглох. Когда более менее прояснилось, то стали видны резво разбегающиеся броненосцы, одни вверх, другие с зигзагом в стороны, ну половина просто накололась пылающими остовами на скалы. Мдаа что то они с этими броненосцами не додумали, зачем строить столь мощные тяжёлые бронированные летательные аппараты, если они стандартному зенитному орудию противостоять не могут?

Когда броненосцы благополучно разбежались и попрятались я стал ожидать ответа противника. Он на этот раз не заставил себя ждать. Облако Айсов взмыло из невидимых мне расселин, и стараясь не кучковаться, устремилось на одинокий пик.

Настала пора сработать ловушкам старого шамана. Я пока принялся отстреливать зазевавшихся айсов, остальные пробирались к цели. Фонтаны огня вспыхивали, то справа то спереди, скалы бурлили и плавились, но весь этот ад разместился в безопасном удалении от меня. Когда заряды с айсов начали сыпаться на меня почти беспрерывным потоком, в воздухе стали заметны туманные желоба заклинания Кхерха. Упруго прогибаясь, плотные слои воздуха отбрасывали яйцевидные бомбы айсов от моей боевой площадки. Конечно я не зевал, на месте очередного попавшего в прицел айса расцветал цветок взрыва, сначала розовая хризантема, затем огненный оранжевый мак, и уже в потом красивая дымная лилия падающих обломков. Когда уцелевшие айсы уплелись к своим, то местность вокруг пика представляла собой сцену из ада. Неба почти не было видно из-за застилающего всё вокруг дыма. Скалы если не оплавлены то обожжены, мелкие и крупные вулканы пожаров.

Маленький камешек упавший мне на макушку, с вершины расселины, напомнил что ресурс площадки далеко не бесконечен. Я огляделся, скалы угрожающе покрылись трещинами, вместо твердого камня подо мной пыль и щебень. Пожалуй я здесь не смогу больше произвести ни выстрела. Соскочив с седла, увязая по колено в пыли я направился к техникам. Пока я дошёл до склисса с дрожащими техниками, балахон мой осыпался с меня истлевшими лохмотьями. Я спохватился и начал проверять свое снаряжение, крипт развалился у меня в ладони, от амулетов остались лишь шнурочки, а ошейник помутнел и выцвел. Когда склисс взмыл с прицепленным к нему хрогом, он на несколько секунд вынырнул из облака дыма окутывавшего площадку я увидел ответ Маарверна.

Из узких ущелий, цепляясь за края и валуны, выкарабкивались боевые големы. Тонкое струящееся силовое поле накрывало пузырем их броню, украшенную вязью пламенеющих заклинаний. Это были уже не те твари из «Лаборатории», точнее те но уже во всеоружии, защищенные, мрачные, неодолимые. Големы вышагивали один за другим, твёрдо намереваясь выкурить меня из засады. Дальше големов, в глубине вражеских позиций, вспыхнули розовые всполохи, длинные розовые плевки метнулись сквозь дым и грянули об скалы. Площадка которую я только что покинул, вскипела, взметнулась к небу тучей огненных брызг. По моим оценкам хрогов десять дали залп, хоть и весьма приблизительный но эффективный.

Склисс быстро удалялся от вскипающего пика. Стоило ожидать воздушную группу зачистки, поэтому скомандовал пилоту лететь в ущельях. Крюк правда получался изрядный. Нас ждала точка номер три, и потом четыре. У меня правда появилось подозрение, что противник очень хочет плотно пообщаться именно со мной. Ещё бы после таких потерь то! Но связываться с убедительно продемонстрированными штурмовыми силами, мне было безнадёжно. Следовало попытаться сбить противника опять с толку. Пускай точка три встречает его только с заклинаниями шамана, на минут пятнадцать они их задержат. А я встречу их в предпоследней точке — туннельной засаде. Там правда много залпов не дашь, но зато легко смыться, да и позиция почти неуязвимая.

Я достал дубль-кристалл и закинул Хлюсту свои соображения. Тот согласился, более того они шли с хорошим опережением графика, посему он настоял чтобы и точка четыре была без серьезного столкновения. Так остановить, напугать и опять бежать.

Тем временем склисс влетел в широкую долину. В её начале находилась точка три, за удобным поворотом. Мы благополучно просвистели её мимо, через пять километров точка четыре. Вот и узкое ущелье с широким расширением в середине. Кругом ущелья ледяные пики, лезть на склиссах туда безумие. В стене ущелья под острым углом проходит широкий туннель. Он особенно удобен для того чтобы расстреливать в тыл колонны противника проходящие через ущелье.

Монтаж хрога здесь особенно сложен. Его не только опустить и отцепить нужно. Его нужно в туннель откатить, закрепить. Вот и все к стрельбе хрог готов. Споро накормив зарядник кристаллами техник захлопнул крышку и нырнул в туннель. С подцепленным хрогом склисс сквозь туннель не пройдет, потому хрог останется здесь. Видимо уже навсегда.

Техники лихорадочно вбивали анкера в скальный грунт сквозь крестообразный фундамент хрога. Я же задумчиво колупал хобот хрога. Кристаллы сначала, на конце перед боем, льдисто-прозрачные, сейчас же изрядно постреляв они покрылись сеточкой трещинок. Трещинки были розоватые, а оправа кристалла перекалилась и порыжела. Отойдя на шаг можно было вполне воочию представить, что хобот хрога окачен парой ведер крови. Я машинально глянул на свои ладони, они то как ни странно были чисты. Сжав же руку в кулак не мог избавится от ощущения что ладони склизкие, мокрые и если их оставить на полчаса не помыть то они начнут шелушиться красно-чёрными струпьями. Я мотнул головой отгоняя галлюцинации, немудрено, наверное хрог уже начал воздействовать на мой мозг. Охватило желание быстрее присесть на седло и ждать, ждать пока очередная жертва не вплывет в изумрудную сферу прицела.

Техники закончили, анкера были добросовестно забиты на сажень вглубь горы, пилот старательно протискивал склисс в зев туннеля. Седло хрога гостеприимно ожидало мой зад, конечно как же, с кем же ещё хрогу удавалось вдоволь пострелять. Все стрелки дохли через дюжину выстрелов или уходили на лечение чтобы никогда больше не сесть в это седло. Такая судьба ждала все хроги этого мира, только этот хрог был вполне счастлив, единственный счастливый хрог этого мира! А я то не счастлив? Почему то мне больше ничего не хотелось, только сесть в седло и слиться с этим олицетворением смерти.

Сильное чувство навалилось на меня, оторвав от паучьих мыслей. Надо будет поинтересоваться не обладают ли хроги духом, или разумом? Горизонт в стороне где оставалась армада Маарверна, грозно наливался смертью. Когда я прикрыл глаза, внутри меня, где то в поджилках отпечатался пожар на весь горизонт. Кто то там на меня очень зол, и эта злость обрекала меня на смерть… Я оглянулся, стена за моей спиной не обещала безопасности, тоннель багровел страхом, склон поливали ручьи смертной тоски.

Не уйти… Ну и ладно, я слишком устал. Руки сами собой легли на рукояти, упс а я оказывается уже седле. Я стал припоминать, с какого собственно момента мне стало все равно, жив ли я останусь или нет. Кажется с того момента когда я увидел шпили Маарверна прокалывающие частой гребёнкой морскую гладь, стало нарастать в душе что то выматывающее. Что то, что совсем вымотало из меня чувство страха.

Тем временем в море опасности которое постепенно наполняло ущелье, стал выделяться невыносимый фокус предчувствия. Он двигался зигзагами, повторяя повороты ущелий. Мерно нарастало монотонное гудение антигравитационных модулей, дубль кристалл кажется что орал мне на ухо. А меня уже трясло, трясло как труса, но не трус же я. Меня трясло, что то изнутри, вопя мне на сердце ВОТ ОНА ВОТ ТВОЯ СМЕРТЬ.

Я прорычал сквозь зубы емкое земное ругательство, оно поняло и сказало, кажется «я умываю руки», и нырнуло в глубь моей души. Разум чуть прояснился и начал понимать что творится вокруг. Широкое в этом месте ущелье, обрамленное снежными хребтами, уже бурлило тонкими иглами истребителей. Тяжёлые утюги «броненосцев» лишённые возможности прижаться к скалистому дну, уныло тащились у самых склонов. Часть проходила вдоль склона на котором притаился я, часть на противоположном склоне. Склиссы бурной горною рекой перекатывались через скалы на дне ущелья, весело кружились меж пиков, те что потяжелее солидно держались фарватера. В ущелье тем временем вплыло что то весьма странное. Отдалённо эта штуковина напоминала авианосец, нисколько впрочем не уступая ему размером. Но впрочем это был не авианосец, это точно! На его как бы палубе, рядами теснились невиданные боевые машины. Длинный бушприт авианосца, видимо был вовсе не бушприт а длинные сходни для этих машин. Детально разглядеть что там собственно стояло я не смог, слишком уж они вплотную друг к другу стояли. Но были там и небольшие аппараты, и сущие гиганты высотой в девять-десять этажей. Как и полагается на авианосце, там было что то вроде боевой рубки, украшенной вычурным мостиком. Теперь я абсолютно точно мог сказать что фокус опасности находился там, в толпе на мостике. Когда же я накатил хрог на эту разряженную свиту меня посетила абсолютная уверенность что ему то, я ничем не наврежу. Кому ему было как раз не ясно.

Я перевел взгляд на обстановку вокруг авианосца выискивая беспроигрышный вариант. И кажется его нашёл! Над авианосцем прямо над его осевой линией висело два тяжёлых склисса, нагруженных чем то тяжёлым, как будто хрогами хотя впрочем не разглядеть. Я аккуратненько навёл на один, нажал, и тут же по памяти и по рискам на прицеле, на второй. Обломки высыпались прямо на палубу «авианосца». Над палубой вспыхнуло зеленоватое сияние и часть их сползла по нему в сторону, и безвредно упала на землю. Но вот другая часть застряла в защитном поле, и в хрогах стал рваться боезапас. Клочки зелёного сияния стали разлетаться и истаивать в воздухе, а хроги удачно падали в скопление машин на палубе. Вскоре боезапас стал рваться и там на палубе. Машины, на диво прекрасно защищённые, почти невредимые стали взрывами выбрасываться с палубы вниз. Мелькнули перед глазами их диковинные объятые пламенем очертания, гигантские скарабеи, кузнечики, совсем небольшие пауки, и просто чудовищные насекомообразные единороги. Взрывы на палубе усиливались, и скоро «авианосец» фонтанировал пламенем, и раскалёнными обломками. Меня конечно в первую очередь, интересовало, что же с мостиком и с толпой на ней. Из фонтана пламени взмыл мостик, я было подумал что его взрывом выбросило, ан нет! Он парил беспорядочно поливая скалы разрядами молниеметов. Вот оно как, они склисс вместо мостика приспособили, этакий скиссо-мостик, очень умно, ну-ка получай! Хрог не выпустил мостик далеко, плюнул и тот размазался по небу розовым сиянием. Фокус опасности тем временем не исчез, он вместе с обломками осыпался на землю. Я надеялся что он погаснет ударившись об скалы, прожал его взглядом, а зря!

Скалы арки туннеля, и камни и валуны вокруг меня вскипели, и раскалывались. Мою позицию вычислили, «броненосцы» валили на меня весь свой арсенал, огни из орудийных портов выглядели слепящими звёздами. Я лишь пригнулся, и старательно заплевал тремя выстрелами сначала один броненосец, затем второй, ненароком подшибив истребитель. Тем временем «авианосец» устав удерживать в воздухе исполинский сноп огня и жирного черного дыма грянул вниз наколовшись на острые скалы. Фрагменты его корпуса развалились и потекли вниз уже огненной лавой. Туда же кувыркнулись и два «броненосца» с распоротыми бортами. Все они очень дымили как десяток пожаров на химическом складе. Огонь противника стал очень неточен, скалы вокруг меня стали остывать, а вот там в дыму боевая работа не прекратилась, что вспыхивало, молниемёты ядовито шипели, кажется даже айс-бомбы сыпались. Во что они там стреляли, один хффург с помойки знает! Ну мне то что, прицел то у меня в порядке! Я принялся неторопливо наводясь по приборам тщательно выплёвывать порции хаоса, в тот бардачок что творился снаружи. Был правда страшный момент когда из дымового облака на скалу спикировал «истребитель», развалившись на кучу костерков. Кончилось это удовольствие в тот момент когда здоровенный пласт скалы упал на хобот хрога вырвав его из станины и подбросив меня с седла вглубь тоннеля. Злополучный пласт рассыпался на труху, и щебень, ресурс площадки кончился, хрог утопал в пыли дезинтегрированных скал. Пора было уходить.

Встал я протираясь гол как сокол, в буквальном смысле, остатки одежды остались в седле. В тоннель, озаряясь вспышками, и огненными сполохами врывались клубы дыма.

Я прикрыл глаза и прислушался к своим чувствам, фокус опасности несколько побледнел, и что то копошился на дне ущелья.

Склисс с техниками уже стоял готовый к взлёту у второго выхода из километрового туннеля. Добравшись до него я перевалил через борт и вырвал дубль-кристалл из рук пилота. Мой то остался там искрошенный у хрога.

— Хлюст, хлюст прием как там у вас?

Кристалл молчал, даже не слышно было шипения (С чего бы ему шипеть, это ж не радио?). Что же там с Хлюстом и с остальными? Отбросив от себя кристалл, я стал думать что делать дальше.

Идти на место рандеву? А может там как раз и Маарвернцы, зачищают и достреливают…

Идти своим маршрутом? Даже карты нет, да и запас хода ограничен, дотянем до ближайшего города или нет неизвестно. Кроме того, большинство ближайших городов, союзники или вассалы Маарверна. Техники смотрели на меня выжидающе, им то точно без воинов не выжить, но и оставлять их одних нельзя, они из Арккрасса.

Внезапно чувство опасности оторвало меня от размышлений, вал смерти шел из тоннеля за моей спиной. Склисс с техниками стоял на площадке, выработке, окруженный отвесными склонами. Молниеносно шарахнувшись за борт склисса, я неудачно покатился по склону, затем остановился влепившись в валун. Придя слегка в сознание, я попытался разглядеть чего это меня так дернуло вниз? Склисс наверху, как раз борт его высовывался над краем площадки. Так вот этот борт в тот момент как я на него смотрел, покрывался рядами отверстий с рваными краями. Огонь и дым сочился из этих отверстий. Вспышки шок-копий, и трескотня хлопков, как из фильмов про войну, звонко оглашали казалось бы пустынный каменистый склон. Я споро переметнулся на другую сторону валуна, и скорчившись над обрывом стал пережидать. Руки тряслись, когти всё глубже погружались в камень. Фокус опасности был близко как никогда!

Через несколько секунд послышались команды, и обгоревшие трупы техников полетели мимо меня в пропасть. Услышал я и хруст гравия под чьими то шагами.

Мерное гудение склисса, затем ещё одного. Дробный топот шагов, звяканье оружия, гавканье команд. Те кто остановились рядом вдруг заговорили:

— Жаль что трупы плохо сохранились, Сущий! Они бы могли что то нам рассказать, кто они и откуда…

— Ни к чему сожаления, Тлехт, там осталось парочка не поджаренных, можешь их препарировать.

— Но всё таки, хотелось бы побольше информации.

— Я не мог рисковать, Тлехт, сегодня слишком много сюрпризов. Даже мне в какой то момент стало страшно.

— Я себе представить такого не мог Сущий! Все ваши советники разбросаны кусками мяса по скалам. Но Вы то Сущий, бессмертны!

— Ты знаешь, сегодня я засомневался, особенно когда защитное поле отскакивало от скал как мячик.

— Но оно удержало, вражескую атаку? Вы же невредимы.

— Как сказать Тлехт, я вспомнил что такое страх, впервые за много тысяч лет. Эти незнакомцы, они как вонючие хффурги на праздничном банкете, хватают со стола, кусают за ноги, а мы как сытые пьяные гости не успеваем подумать как и что, от них отмахнуться! Ох не по себе мне Тлехт, что-то это значит, вот только не знаю что. — Могуче, трубно произнес тот кого называл собеседник Сущим.

Послышался хруст многих ног:

— Господин Кымру, улики собраны, тела исследованы на первичный анализ!

— Ну…

— Одежда из артели, склисс тоже. Только хрог очень необычной постройки.

— Что то новое?

— Нет, не сказал бы господин Кымру. Скорее архаичный, у нас таких лет триста не делают. Но дело пожалуй не в этом, а в смещении параметров.

— И что же говорит это смещение, смелее смелее сотник!

Неуверенно так:

— Странное дело, мы настраиваем хроги, на стрельбу пореже, и на ограниченную дальность, иначе стрелок и трех выстрелов не выдержит. А у этого, всё на максимум выкручено, и дальность и мощность, и пространственная инкапсулизация. У нас стрелок с полной защитой и с настройкой в течение недели, все равно не больше трех выстрелов на нем сможет, а затем желе.

— Ну что Тлехт, что это нам говорит?

— Это объясняет, почему броня на террсклиссах сразу проламывается, в нормальной армии, никто так хроги не настраивает. А во вторых, у них есть тот, или что то, кто может стрелять из хрога не боясь его воздействия, либо эти в склиссе стреляли по очереди, что тоже возможно. Тут наверное экзотическая какая-то тренировка, для одного выстрела. Впрочем, исследование тел подтвердит или опровергнет этот факт.

— Что с остальными, куда они делись? Я больше не чувствую передач дубль-кристаллов диверсантов, они ушли из пределов моей слышимости.

— Господин Кымру, может облететь район по дуге, глядишь засечём, я уверен они сейчас орут во всё горло!

— Сотник, господин Кымру не будет рисковать, облетать район без прикрытия. Наши враги уже вполне доказали как они умеют огрызаться. Спасибо что господин Кымру заглушил все передачи в прилегающем районе, и наши беглецы не имеют информации о том что здесь происходит. Летать же без прикрытия, глупость, всё же крыло быстро не полетит.

— Да, да сотник работаем по прежнему плану! Идите!

Хруст удаляющихся шагов. Я собрался бы уже выбраться из-за валуна, как послышался голос прежних собеседников:

— Вы понимаете, господин Кымру, не стоит раскрывать Вашу неуязвимость, даже нашим людям, поэтому то я и не согласился на план сотника.

— Все ты правильно сделал Тлехт, не стоит. Да честно говоря я и сам не очень горю желанием метаться на хлипкой посудине над скалами. Кто знает что за сюрпризы они там ещё приготовили. Эти твари — что на нас напали, они явно из далека. А что там, мы очень плохо знаем, может вырос новый Айсеттра, или Аттенор. Вполне может быть, что мы прохлопали стаю хлопов, у себя под боком, и время готовится истекло… Как жаль мы ещё так много не успели…

С хрустом шагов голоса стали удаляться. Я услышал последнее:

— Вы меня пугаете, Сущий…

Осторожно выглянув из-за камня я разглядел вверху на склоне две фигуры.

Одна укутанная в длинные одежды, голубые с зелёным, изогнутая и казалось вообще без конечностей, и вторая. Могучие ноги обвитые ремнями, бугристая спина, с подпрыгивающими футлярами непонятного оружия, крепкие руки, уверенно хватающиеся за камни. Удалялась с ними и моя смертельная опасность. Ясно, что кто-то из них и есть её источник, но кто? Кто из них Кымру?


Случай восьмой — Мертвый A.I.

В морозной темноте, в самой глубине тотелма клана Шифу, сосульки нарядной бахромой свисающие с арок сводов, заискрили, и заиграли, как будто отразить свет покрасивее и есть их предназначение. Таинственный источник света, так кстати осветивший вековечный холод, продвигался во тьме, неровно покачиваясь и подпрыгивая. Вскоре стало видно, что таинственный огонек, это банальный светлячковый фонарик в руке недовольно бурчащего демона. Тот похрустывал инеем пола, иногда неловко зацепленные сосульки хрустальным звоном тревожили тишину. Посетителю было не до красот ледяного мира, он сощурившись осматривал стеллажи, время от времени подносил фонарь поближе к табличкам, оттирал их от инея. Посетителю закутанному по самые брови было некогда, ему была нужна определённая ячейка в бесконечном ряду. А в этом лабиринте из ледяных стеллажей долго не проходишь, быстро станешь тем, что лежит на стеллажах. Изредка фонарь оскальзывающегося посетителя бросал свет в заиндевевшую глубину стеллажей. А там отражались тысячи граней льда, неясные обмороженные фигуры и глаза. Глаза ледяных статуй следили за фонарем, провожали столь редкое зрелище, с тоской ловя последний отсвет. А посетителю было недосуг всматриваться в глаза тех кто лежали на стеллажах, да и небезопасно, он отлично знал, что посмотрев в них подольше, можешь остаться в их компании навсегда. Соорентировавшись на очередном перекрестке, укутанная фигура, наконец с удовлетворением обнаружила нужный стеллаж. Техник Аннар, а это был он, достал из кожаной сумки на боку странный прибор. Он казалось, был отлит из цветного стекла, на его широком плоском торце рассыпались гранями тысячи цветных кристалликов, с другой же стороны торчали многочисленные щупы, смахивающие на сосульки. Техник подошёл к торцу стеллажа, очистил от инея, бугрится нарост на стенке. Затем приставил щупы к нему вставив концы в специальные выемки. Прибор заискрился, кристаллики на торце стали равномерно подмигивать. Однако что-то техника не устроило, сунув предварительно озябшие руки в карманы шубы и отогрев их, он с видимым усилием оторвал прибор от нароста.

— Что за хффургов блок, ничего внятного, только и показывает, ячейка не работает! А какая и почему? Дрянное старьё, ещё от Алтанаров осталось, давно пора заменить. Придётся вручную проверять, как бы это не было противно, и муторно.

Техник опять прихватил фонарь, отогрел его под балахоном чтобы тот светил поярче, и стал освещать им в каждую ячейку по очереди. Удостоверившись в состоянии каждого их тех, кто там лежал и понимал, переходил к следующей. Аннар работал на техником вычислительного зала, много лет, и уже давно свыкся, со смертной тоской и жгучей ненавистью, безнадёжностью и слабой надеждой, всем тем что было во взглядах обитателей ячеек. Но вот в одной ячейке, его не встретил взгляд ледяной статуи, глаза лежавшего в ней затянуло ледяной паутиной, а на корявой физиономии, застыла благодарная улыбка. Аннар в недоумении остановился, на его памяти такого не случалось. Затем он повёл фонарем по всему телу лежавшего, и увидел сосульку, в свете фонаря она казалась чёрной, но Аннар отлично знал что цвет её, в самом деле, красный.

Аннар спрыгнул со стеллажа, и озадаченно потёр лоб. Ячейка была определённо мертва. Техник прикинул по карте возраст стеллажа, этот был из самых древних, ещё доставшийся клану от предыдущих хозяев Сосредоточия Мудрости, от Алтанаров. Такие ячейки были особенно бесценны, мозг ячейки за столетия работы, перестраивался и мог выполнять гораздо больший объем вычислений, чем свежий наполнитель. Получается из-за одной ячейки весь блок выключается из работы. Похоже своими силами неисправность устранить не удастся. Но вот почему ячейка умерла?

Техник влез обратно на стеллаж и протиснулся к телу, выдрал из объятий льда и обвалил ледышку на пол. От удара тело кое где раскололось, из головного гнезда вывалился кабель, но теперь это не имело никакого значения. Отодрав обрывки замороженной одежды, техник рассмотрел источник кровавой сосульки. Ничего сверхъестественного там он не обнаружил, только лишь отверстие в центре груди. Ничего конечно сверхъестественного, кроме того, что это сделать было совершенно некому. За последний год в вычислительный зал никто не заходил, да и желающих это сделать нет. Это он точно знал потому, что пломбу которую он сегодня сорвал, прежде чем пустится в поиск неисправности, поставил он сам. Кто то руководствуясь непонятной логикой, убил ячейку, да и ещё особо ценную и ушёл.

Кстати! Техник вскочил на ноги и стал изучать пол в поисках следов, они были, точно были!

Цепочка следов уходила за угол стеллажа, к своей досаде Аннар был далеко не следопыт и сказать про эти следы, что либо определенное, бы не смог. Надо было обращаться к старшему Сосредоточия Мудрости, он знает что делать, и найдет конечно специалистов способных установить чьи это следы. Техник подхватил фонарь, тот уже изрядно потускнел (светляки начали подмерзать), и быстро зашагал к выходу.

Подходя уже к самим воротам, техник углядел на полу уже знакомую цепочку следов. Аннар ускорил шаг, чуя недоброе. Ворота то он за собой не закрывал! Мелькнула в голове безумная мысль, может кто-то из тех, кто лежит встал и сделал это и теперь мчится на свободу? Но потом мысленно рассмеялся, уж ему то отлично знающему принцип работы Сосредоточия Мудрости не знать, что только холод и лёд берегут разумы ячеек, убери хоть что-то из этих факторов и ячейка сотрется. Мышцы же двигающие костяки, совершенно вымерзали, а желтый лед подземелья оберегал только мозговую ткань. Нет абсолютно невозможно встать тому, кто здесь лёг!

Вот и ворота, его не было всего два часа, а на открытые ворота налип с внешней стороны желтый иней, и лёд забвения пробрался наружу. Опять скалывать и аккуратно выбрасывать в вычислительный зал, нудная и опасная работёнка!

Проблема в том что лёд, растаяв, образовывал пар забвения, который очень быстро сводил разум с ума. Поэтому техник выйдя за пределы вычислительного зала всегда тщательно вытирал ноги, и оттряхивал балахон.

Аннар прошел в ворота и прикрыл их за собой, снял с себя теплый балахон, и повесил в шкаф. Запирать ворота он пока не стал, надо же ещё вести техническую комиссию.

Пройдя через шлюз, техник окаменел от ужаса. Жила из полированного металла под потолком, украшенная заклинаниями, висела перерубленная. Эта жила энерговод вытягивала из зала тепловую энергию, есть правда еще резервная. Но так с умыслом подвергнуть единственный вычислительный центр, просто безумие. Согревшись до температуры таяния льда, мозговая ткань протухнет.

Еле представляя себе масштабы катастрофы, Аннар приложил к ней ладонь, она жила энерговода была теплая!

Толкнув двери Техник вломился в зал Внешнего Обмена, и уже не удивляясь ничему, поскользнулся в луже крови.

Разрубленные тела, оторванные конечности лежали на некогда идеально чистых пультах. Охрана с оплавленными шок-копьями валялась по скамьями на которых обычно восседала. Затем глаза техника привлекло украшение стола. На сосульках из знакомого желтоватого льда, наколоты были головы.

Сам Надзирающий, строгий начальник смены Хаан, вечно спорящие техники Лоос и Хриел, хмурый программист Ванр. Их головы всё еще были в сознании, и смотрели на него умоляюще, шевеля беззвучными губами.

Аннар отлично знал, что лёд сможет долго без тела поддерживать физические функции разума, но не мог не мог подойти к страшному столу ближе. Им теперь была одна дорога в ячейки памяти, там достаточно только неповреждённых мозгов, без тел. Те кто сейчас возвышались на столе отлично это осознавали, и умоляли. Но Аннар был хороший профессионал и не мог так разбрасываться ресурсами, так им это он и сказал. Они услышали и поняли, из глаз Ванра потекли слёзы, лицо техника Лооса искривили беззвучные ругательства.

Потом, посмотрев на приборы, а в особенности на указатель температуры в Зале Вычислений, техник смахнул головы с сосулек. Те покатившись по полу, застыли с гримасами счастья и благодарности на лицах.

Их негде было больше утилизировать, в зале Вычислителей, началась капель.

Тот кто убил ячейку N123а31, всё таки смог отпустить, лежащих в зале, из вечности.

Глава 8. Редкое одиночество

Широкая горная долина, перед промозглым рассветом, сейчас выглядела весьма необычно. Обычно жёлто-бурые скалы, восходящим светилом окрашивались в глубокий пронзительный розовый цвет. Сейчас же путь лучам небесной дуги, преграждали взким телом струи дыма от пожарищ. Хотя конечно за ночь огонь плясавший на обломках унялся.

Я отнял руки, от теплых угольков, и потёр порядком промерзшую спину. Чужой балахон был зело тесен. К тому же он не отличался целостностью, следовательно и теплотой тоже. Ворох упаковок от съеденных НЗ со склиссов противника, уже догорал на остове «броненосца». Толстые броневые пластины расслоились от жара, но всё еще можно было разобрать его название выведенное на носу. Гордый покоритель небес с вонючим именем «Горп», был распотрошён острой скалой. Ручьи расплавленного металла из его чрева украсили поверхность скалы невиданным узором.

Становилось светлее, пора было решать что делать.

Среди туч дыма, и утреннего тумана бродили горстки уцелевших воинов Маарверна. Уцелело их прямо сказать, немного, вот их сейчас, насколько я мог разглядеть, спешно эвакуировали. Тела погибших пока никого не интересовали, как и их снаряжение. Я потер автомат, и довольно похлопал по новенькому шок-копью странной конструкции.

Да-да действительно автомат! А как можно назвать оружие, в котором маленькие оперенные металлические стрелы выстреливаются ускоренные заклятым магополем из коротенького ствола? Да и магазин на полсотни стрелок присутствовал, и отдача в отличие от шок-копья. Правда стрелки эти были странные, моё чувство опасности не давало мне прикоснуться к ним. Ничего разберемся. А шок копьё и вовсе было интересным. Обычно шок копьё состоит из разрядника для кристалла, энерговода для разряда разной длины (В зависимости от того какая точность нужна.) и кристалла-излучателя. У современных образцов есть механизм смены энерго-кристалла по израсходовании предыдущего, у старых, как в арсенале Суллы, стрелок меняет энерго-кристалл вручную. Скорострельность ограничивается перегревом кристалла излучателя, обычно десяток-другой выстрелов в минуту. Тут же было интересное приспособление — кристаллы излучатели были установлены на вращающемся диске, на каждый выстрел подставлялся очередной из шести кристаллов. Этакий шестиствольный миниган из фильма хищник с Шварцнеггером. Таким копьём можно залить огнем целую улицу в несколько секунд.

Я откровенно был рад, что наш бой с Маарвернцами происходил в воздухе где тактика у них была откровенно идиотская, а не на земле где могло сказаться их огневое преимущество. Крипты командиров Маарверна, я не посмел трогать, они светились опасностью, видимо находились в процессе самоуничтожения, после гибели владельцев.

Вот склисс с полным брюхом незадачливых вояк отвалил в дымное небо. Я выпрыгнул из-за укрытия, на крутой склон. Осыпающиеся, из под ног камни и валуны звонко барабанили по кускам боевой техники. Было тихо, и только потрескивание остывающих кусков металла, аккомпанировало моим шагам.

Небесная дуга, осветила наконец долину как следует. Она изгибалась вдавленным хребтом среди горных пиков, и тянулась выше и выше. Следов в армады, в небе не было. Зато на земле этих следов было завались.

Зрелище было эпическое!

Долину впереди, в километре выше перегородил исполинским мостом остов «Авианосца». Он ещё догорал, зачерняя дымным хвостом небо. Скалы по сторонам долины, были украшены жирными пятнами от пожарищ склиссов, весело украшены сотнями покореженных истребителей. Мусорными островками то там то сям лежали сбитые «броненосцы». Странная куча хлама лежала на самом дне долины хвостом тянясь к остову «авианосца». Эту то дорожку из обломков я решил разглядеть поближе.

В ближайшем приближении стало ясно что это такое — боевые аппараты упавшие с палубы «авианосца». Здесь были и знакомые, виданные раньше в пещере боевые исполины, какие-то жуки метров по семь в длину накрытые броневым куполом, сотни мелких големов в виде пауков-меченосцев, странные кузнечики протянули искорёженные длинные лапы. Особо выделялись в том хаосе три чудовищных боевых механизма.

Высокие сжатые в боков корпуса, размером с девятиэтажку, опирались на восемь массивных но коротковатых ног, в передней части выглядывала из кучи обломков голова украшенная четырьмя тяжёлыми орудиями. А на самой вершине корпуса торчала длиннющая пушка. Этакие единороги, с гипертрофированным оружием. Очень я подозревал, что для этого механизма попадание хрога не фатально.

Я старательно запоминал каждую деталь этих вчера ещё грозных боевых машин, жаль только, фотоаппарата не было, или местного его заменителя.

Осталось еще решить что мне делать, как донести информацию до клана?

Я почесал шею под ошейником, тот слегка осыпался после вчерашней стрельбы, жаль не рассыпался совсем. Пока чесался задрав голову, обнаружил на скале, высоко на склоне кое что интересное. Это был хвост «истребителя» покоившийся в кроне местного карликового деревца. На вид хвост был совершенно цел!

Забравшись поближе я увидел и пилота этого аппарата, он был аккуратно наколот веткой деревца, и висел раскачиваясь над скалой. Струйка высохшей крови из проколотой груди, выписала на камне вполне правильную синусоиду. Наконец я получил возможность рассмотреть этот новый тип летательных аппаратов поближе.

Восьмиметровый серебристый восьмигранный стержень служил основой. На переднем его конце неподвижно закреплен тяжёлый молниемет. На стрежне два утолщения-узла. От узлов перпендикулярно отходят четыре коротких стрежня, на их концах на шарнирах установлены антигравитационные модули. В средней части, между узлами установлено седло пилота, и ручка управления. В задней части на расширенном торце установлен ещё одни антигравитационный модуль, и видимо бак с гравижидкостью.

На вид аппарат был абсолютно цел, и надеюсь работоспособен. Попытался я пристроится в седло, с первого раза не получилось. Пришлось отрезать некоторые части, а недостающие заменить лентами пилотского балахона. Кое как привязавшись, покачал ручку управления. Модули зашевелились, наклоняясь синхронно с ручкой. Судя по усилиям и скрежету с которым приходилось двигать ручку, тут простейший привод на тросах. Всё можно лететь!

Я приблизительно знал, где точка рандеву, благо что выбрано оно было специально с особо заметным ориентиром — центр пятиглавой горы, где-то на севере от лаборатории. Что ж, будем искать…

Покрутив манетку на ручке, с хрустом выдрал аппарат из кроны дерева. Поворот ручки и аппарат послушно направляет нос на север. Ручку вперед, нырнув носом в глубь долины врываюсь в легкий туман. Жаль конечно что не нашёл пилотских очков, уж очень аппарат быстр.

Через несколько километров полета, стал более менее очевидным характер этого помела. Максимальное ускорения он достигал при небольшом крене на корму, когда верхние модули выходили из тени нижних. Сам процесс движения вперед происходил при наклоне модулей. Однако на тот чудо-агрегат никто не сподобился кабину пристроить. Да и тяжёлый нос с молниеметом требовал больших усилий для удержания высоты. Поборовшись еще пару километром я приземлился на дно долины.

Поковырявшись с прозрачным стеклом вырезал себе что-то вроде очков, водрузил на нос, вот незадача носа то нет! Пришлось вырезать новые очки, на этот раз стекла закрепил в маске. Потом отрубил молниемет с носа этого помела. Снял с плеч оружие и примотал к корме. Взлетел, теперь все путем. Поворотливость и приемистость значительно улучшились, устойчивость почти идеальная. Соорентировавшись по светилу, рванул напрямик через горные хребты.

Первый хребет я решил пересечь по перевалу, или седловине. Ну что я могу сказать, очень зря. Воздушные потоки как раз там через хребет и переваливали, хорошо хоть встречные! Бросало и метало меня там как щепку привязанную к берегу в бурном ручье, Одинокий незадачливый бурелов, долго пытался выловить меня из потока щупальцем. Но даже опытный обитатель туч не смог предугадать хаотичные движения моего помела. Порядком намаявшись он запустил в меня обломком скалы, впрочем тоже безуспешно. Так минут сорок попотев, выбрался я на плато. Теперь я зарекся пересекать хребты по перевалам.

Однако и по пикам пересекать оказалось не сладко, пики то подпирали облака. Стоило мне только приблизится к облачному покрову, как он выпучился в мою сторону, и оказавшись совсем близко над моей макушкой стал выпускать ловчие плети буреловов. Когда очередной сетчатый ромбик просвистел прямо над ухом, я уже воткнулся в сугроб. Кое как отвязавшись, и вытащив шок копье выбрался из туннеля проделанного моим падением. Угомонить буреловов удалось только после пары десятков выстрелов из шок-копья. Затем пришлось откапывать помело. И все это происходило со мной в очень оборванной одежонке. Только ошейник на шее заставлял меня двигаться вперед к своим, а не плюнуть на всё это и не завести жизнь отшельника на этих горных склонах.

Через несколько минут полёта над снежным хребтом, открылась широкая долина, обильно украшенная буйной растительностью, мелкими проблесками горных речек, яркими монетками озер и прудов. На другой стороне долины, километрах в пятидесяти, нарастала к небу крутая скальная стена. За краем стены насколько хватает глаз простиралось буйство острых пиков, обрывистых ущелий, дрожащего от миражей воздуха. Эта была цель моего путешествия, плато Скорпелуна.

Я было собрался пришпорить моего воздушного коня, как заметил на дле долинный на поверхности шелковистых лугов, тень от быстро движущегося облачка. Перевёл взгляд на небо, оно было кристально чистым, не то что облака, парочка не наблюдалось.

Присмотревшись я разглядел невысоко над долиной рой мелких точек, он продвигался вдоль долины, следуя её изгибам.

Это и была воздушная армада Маарверны, порядком правда поредевшая. Намерения их были ясны, уже от роя отделялись струйки отрядов. Маарверн собрался обшарить рассредоточенным порядком все ущелья и скалы Скорпелуны. Учитывая что у них есть способ засекать передачу дубль-кристаллов, а Тромпф вряд ли угомонился в попытках меня вызвать, то шансы найти его весьма высоки.

Вопрос был во времени! А его оставалось мало…

Себе я даже не ставил вопрос идти на выручку своему отряду или нет. Без отряда поддержки, шансы выйти на флисспорт и отправится на флиссе домой ничтожны. А Атт не дождавшись меня дома не примнет, спустить курок, то бишь ошейник. Так что мой единственный шанс впереди спрятан где то в скалах Скорпелуны.

Забирая по немного вверх я рванул напрямик к плато, и наперерез армаде Маарверна.

Через минут пятнадцать когда я был уже над роем армады, меня засекли и отправили истребители на перехват. Помнится как то Экзюпери в своем романе военный лётчик описывал свой разведывательный полёт. Так там истребители фрицев не могли настигнуть их самолет потому что им предварительно надо было набрать высоту. Та же история случилась и здесь, они набирая высоту теряли скорость, а я тем временем становился недоступен для истребителей армады. Они, правда сообразили, что можно повернуть против меня истребители, которые, они уже отправили на прочёсывание, те находились впереди. Но тут мне помогла то что я снял тяжёлый в сотни две килограммов молниемет и облегчил помело наполовину. Плотно прижавшись в фюзеляжу, я одной рукой направил рукоятку вниз опустил нос и набрал скорость. Не ожидавшие такой скорости встречные истребители неправильно рассчитали курс упреждения и разминулись со мной на пару сотен метров ниже. Отчаянно стараясь настигнуть меня они задрали носы своих истребителей и открыли огонь. Но поскольку в зоне поражения я был не более одной секунды, то и попасть в меня было бы верхом гениальности. Они конечно развернулись, но расстояние между нами уже неуклонно увеличивалось, и через полчаса я спокойно укрылся в ущелье. Наконец мне удалось отдышаться и осмотреться.

Даже на самый невнимательный взгляд, Скорпелуна, и те горы которые мы покинули отличались разительно. Там желто-бурые скалы, сухой пыльный ветер, искореженная сушью природа. Но долины там имели нормальную форму, высокие отроги, каменистые кручи и выветренные скалы. Здесь же как будто в другом мире. Скалы уже зеленовато-серые, и совершенно не выветренные, как будто вчера раскололись! Впечатление свежести скал портила не менее свежая растительность которая тянулась жадно наверх из глубины ущелий. Хотя сами ущелья были не особенно велики, метров по триста-четыреста в глубину, буйство растений на их дне отгораживала мир внизу, и мир наверху. Плотные кроны деревьев не давали нормально рассмотреть ту нижнюю жизнь, а спускаться самолично как то было боязно. Поскольку видно из ущелий было мало я решил подняться повыше, осмотреться. Вдалеке, уже отрезанная от горизонта слоем облаков, высилась одиноко, на плато пятиглавая вершина. Да уж Клёкот, весьма заметный ориентир нечего сказать! Лететь предстояло весьма долго, зад точно пострадает, да и поесть, хочется уже полдень.

Нацелив нос помела на пятиглавую гору я рванул на максимальной скорости. Очень было важно оповестить своих, о том что, не следует пользоваться дубль-кристаллами. Загадочный господин Кымру отлично чует дубль-кристаллы, что он ещё чует только предстояло выяснить.

Ветерок свистел в ушах, термики слегка покачивали «помело» над ущельями. Принцип работы аппарата совсем другой, нежели у земных, а так бы болтало бы гораздо сильнее. Несколько раз я оглядывался назад, однако следов патрулей Маарверна пока не было видно. Навскидку скорость аппарата была выше скорости обычного склисса раза в два, так что через часок по идее я колонну нашу должен был догнать. Однако впереди было так же пусто как и позади. Конечно в таком переплетении ущелий и чёрта лысого можно спрятать, но какой смысл им прятаться если они до точки рандеву не долетели? Но постепенно с приближением к горе к вечеру стала вырастать другая проблема. Гора то была огромная! Площадь основания её была ну никак не меньше пяти-шести сотен километров, где на такой огромной территории искать наших совершенно неясно. Тем более увидев в небе вражеский аппарат, они не будут гореть желанием себя обнаруживать.

Когда уже начинало темнеть, нос «истребителя» уже упирался в закрывающую половину небосвода громаду горы. Ущелья внизу, стремительно пролетавшие, из упорядоченного строя закрутились в бессмысленный хаос. Стоило подумать и о ночлеге, подыскать себе площадку на вершине скалы понедоступнее, и прикорнуть.

Глаза шарили в ломаных линиях пропастей и скалистых отрогов, тени заходящего светила, превратили пропасти в чёрные пятна. Прямо на глазах, на отрогах скал ткался из воздуха туман, и стекал в черноту, вниз. Как и нас на юге, так и тут темнело после захода солнца очень быстро. Стоило поторопится с ночлегом.

Вот глаз выхватил из узора теней острый пик с небольшой площадкой на середине его высоты. Как будто нормальная площадка, только ночью продрогну основательно. Тут в горах как я имел счастье убедится прошлой ночью, имеешь шанс приморозиться задом к скале, только что не говорить — «Ловись рыбка большая и маленькая».

Я притормозил, поднял своего летучего коня на дыбы, и плавно опустил аппарат на площадку.

Только было я вздохнул с облегчением и приготовился растирать занемевший зад, как мирный валун на краю площадки хлестнул по мне чем то длинным и гибким.

Не успел я моргнуть и глазом, как я был сшиблен с ног и подтащен к валуну.

При ближайшем рассмотрении у валуна обнаружилась бурая толстая чешуя, ряд ножек подпорок по периметру, и что самое неприятное, раскалывающая его пополам пасть с бесчисленными рядами зубов.

Судя по запаху оттуда доносившемуся, она же и выполняла роль анального отверстия. Схватил надо сказать он меня очень удачно (для него конечно), как раз поперёк туловища и рук, гибким но бронированным языком. По идее если это торчит из пасти то это язык? В последний момент, я успел упереться лбом в верхнюю челюсть, ногами в нижнюю. Успел я подумать только, что оружие как назло, осталось привязанное к «истребителю». Извернулся я слегка, наклонил чуть лицо вниз, язык твари в этот момент странно скручивался и набухал узловатыми мышцами. Тварь готовилась к рывку. На меня пахнуло особенно сильно, несмотря на всю опасность этой ситуации, навалилась тошнота, меня перекрутило, и вырвало. Вырвало прямо в пасть этой гадине. Клуб дыма выплюнул меня назад на площадку. Такого количества моей слюны не доставалось ещё никому. Проело его насквозь до жопы, или как там она у него называется. Клубами дыма заволокло скальную стену, заставив посыпаться ещё полдесятка мелких тварей.

Через несколько секунд я оказался в центре площадки, с шок-копьем в руках. На стене отплевываясь и откашливаясь копошились десятки тварей, всех форм и размеров. Только цвет у них был один и тот же, серовато — желтый под цвет камня. Из пропасти под стеной, слышались писки и визги, падение тварей со стены вызвало там бурное оживление. Ещё через несколько секунд я уже активно отстреливался во все стороны, стараясь только не зацепить летательный аппарат. Плохо помню, что собственно дальше происходило, тянулись ко мне щупальца, челюсти, мелкие твари вцеплялись в одежду. Особенно отчаянным залпом отогнав тварей на десяток шагов, выторговал себе пару секунд, запрыгнул в седло и сорвался с коварной скалы. Особо длинное щупальце выстрелило мне в след, и бессильно опало вниз в пропасть. Кое как поднявшись ввысь я перевел дух, такой встряски нервов у меня не было никогда. Ни бой в «лаборатории», ни схватка в ущелье, ни в древних развалинах под Аркрассом, не вызвали такого потрясения, как эта скоротечная схватка. И более всего впечатляло что, только что всё было безмятежно и тихо, и раз вся скала вспыхнула смертью. В других то схватках у меня хоть было время подготовиться.

Уупсс! Еле разминулся с чем-то громадным, скользившим по небу навстречу. Оглянулся пытаясь рассмотреть что это собственно было такое, и чуть не врезался в еще одну громадину. Точнее врезался с хрустом проломившись через что-то прозрачное, ломкое. Такое же ломкое ударило меня по макушке, швырнув аппарат вниз, тут же ударило снизу подбросив вверх. Я описал в воздухе замысловатый пируэт, и проделывая мертвую петлю, врезался еще раз. Теперь, в коленчатую длинную трубу, покрытую картонными фестонами. Трубу пробил, фестоны разлетелись в темноту, меня облил фонтан черной жидкости.

Потрясенно тряся головой выправил аппарат в воздухе, оглянулся. Позади меня медленно заваливалось на бок в воздухе огромное призрачное создание. Как будто огромный кружевной комар, трепетал подломленными крыльями. Хвост исполинского насекомого, подломленный орошал заросли внизу кровью. Заросли под сенью исполина, уже оживились в ожидании позднего ужина. Хрустнули ветви, слюдяные лопасти накрыли пропасть от края до края, протяжный вибрирующий стон умирающего великана содрогнул листву.

Ну пес с ним, самому бы в воздухе остаться, а вот это становилось проблемой.

Аппарат был при столкновении изрядно поврежден. Панели-рули изогнуты куда попало, стрежни кронштейны — погнуты. «Истребитель» стал напоминать летающее помело уже не только внешним видом, но и вихляющей манерой полета.

За очередным гребнем, над глубоким ущельем я чуть опять не въехал в очередное чудовищное насекомое. С трудом, раскорячив аппарат, объехал супер-насекомое по дуге. Удалось рассмотреть его в подробностях. Тварь висела над растительностью в метрах пятидесяти, несколько рядов крыльев, молотили воздух как гигантский геликоптер. А длинный коленчатый хобот, ловко сновал в кронах деревьев, изредка протаскивал сквозь себя тушки пойманных животных. В ночном зрении, в котором я мог различать только контуры, он выглядел невероятным полупрозрачным призраком, собиравшим кровавую жатву на своих владениях. Приподнявшись повыше, я смог рассмотреть в соседних ущельях, еще несколько гигантов пылесосивших бурные заросли. Гиганты были мне неопасны, вся их добыча на земле обитала. Но в воздухе, как оказалось, обитали не только они…

Заметил сначала я их только краем глаза, неуловимо быстрое, тонкое, выписывавшее в воздухе изящные зигзаги, мелькнуло наискось к земле. Когда я особенно неудачно шарахнулся на вихляющем «истребителе», один из таких зигзагов прошел вплотную. Стало ясно что охотятся именно на меня! Пришпорив «помело» я попытался скрыться, скорости большой достичь не удалось, половина энергии уходило на стабилизацию. Самое быстрое положение получилось когда аппарат двигался вперед чуть боком, и подняв нос к верху. К сожалению и самое стабильное, как только я разогнался и «помело» перестало более-менее шататься из стороны в сторону в меня попали. Резкий удар перекосивший аппарат, звон, и лихорадочный поиск ручкой положения стабилизирующего «помело». Что за хффургово везенье! Глянул, носового стабилизатора как не бывало! Достаю одной рукой из-за спины шок-копье, пытаюсь одной рукой попасть из него в нападающих тварей. Наверное со стороны я напоминал очень медленно искрящий бенгальский шар. Полосовал я небо разрядами добросовестно, но никуда не попал. Тварей видимо всё-таки отпугнул, чертили небо своими зигзагами уже немного отдалившись.

Подумал:

Если мне так несолоно приходится, то что же мои соратники? Как они на этом плато выживают? Палят наверное во все стороны! Хватило бы им боезапас ночь пережить…

Хффургов хвост как же я не догадался сразу! Если они где то припарковались, то и твари местные им точно покою не дают! Значит стреляют вовсю. А в такую темную ночь то, разряды шок копий далеко видны будут, туман только поутру сгустится вновь. Так я могу их и обнаружить. Правда не только я, но и Маарвернцы во главе со своим таинственным Кымру.

Забирался я наверх полчаса наверное, напрягши полностью своё чувство опасности, и близко познакомившись с местными буреловами. Впереди загораживая горизонт, темнела туша пятиглавой горы, внизу ущелья скомканным одеялом, сбегались к её подножию. Пока темень пропастей и острые лезвия хребтов не озарял ни один блик. Покрутившись на месте я решил облететь всё подножие горы, всё равно сесть и переночевать невозможно, а до утра еще много времени.

Вскоре я стал замечать неладное. Моё помело всё тяжелее стало слушаться руля, набор высоты проходил с большим трудом, а затем и набрать высоту стало невозможно. Я выпалил в воздух из шок-копья и в свете вспышки заметил тоненькую струечку устремлявшуюся вертикально вверх из обрубка правого носового руля. Течь гравижидкости была небольшая но фатальная. Из того, что я знал про такие аппараты, надо было сесть, устранить течь, и заправить систему гравижидкостью до уровня. Но с тем чтобы сесть были проблемы, а о том что бы заправить бачок и не стоило думать. Запаса гравижидкости у меня не было. По прикидкам я ещё продержусь в воздухе не более часа, а затем размажусь по какой то удачливой скале. Восхитительно! Никогда не мечтал погибнуть смертью аса, особенно на таком странном летательном приспособлении… Куда к хффургу делись мои соратники? Я с раздражением почесал зудевшую шкуру под ошейником. Вот бестолковое украшение, маяк в него встроить не могли хотя бы для быстрого поиска? Возмутительная непредусмотрительность!

Мимо пролетал очередной зигзагообразный охотник, пальнул и раздражении и в него конечно же не попал. Зато вызвал долгожданную реакцию внизу, целый букет молний из молниеметов, расцвел из расселины в теле горы. Молодцы! Большая практика в последние сутки очень повысила мастерство зенитчиков. Увернутся на полудохлом «помеле» я не смог, и молния красиво прошипев и ослепив меня на пару секунд подожгла ту самую струйку из разбитого руля. Поскольку я еще двигался вперед, а гравижидкость как ей и положено текла вверх, то факел огня начел поджаривать пилота, то есть меня. Мне осталось перевернуться телом вниз, оставив пламя поджаривать пятки, кое как проморгаться, и обнаружить что я вот-вот воткнусь в скалы.

Заорал я что есть мочи, еле вывернулся, а поскольку подъемной силы у «помела» больше не было (не аэроплан чтобы на скорости подъемную силу набрать), то сразу за скалой плюхнулся в озерцо.

Затормозил я в воде головой, а инерция оторвала ремни от меня и шваркнула аппарат об следующую скалу за озерцом. Приземление получилось классическое, как в качественном боевике, с грибом огня. Зато вода в озерце была очень холодная, когда я вылез, огонек был весьма кстати.

Пристроившись на валун, я осмотрел себя. Ноги были сожжены до мяса, и покрыты угольной коркой, при малейшем движении она лопалась, сквозь трещины сочилась кровь.

Шок пока не давал боли постучаться в мой разум. Одна рука висела плетью сломанная в нескольких местах. Оружия раздобытого мной с боем нигде не было видно, видимо оно осталось под ледяной водой озерка. Сверху со склона потянуло опасностью, послышалось шевеление, шорохи, посыпалась галька. Надо было что то делать, вернуть оружие, или хоть спрятаться под водой. Я привстал, и повалился обратно, вопль боли стронул каменные осыпи.

Послышался насмешливый, язвительный голос:

— Очень знакомый, вопль не правда ли? Наверное это хффург себе на органы размножения наступил!

Затем не шипящий с хрипотцой:

— Нет Хратт ты не прав, это опять Танцор задницу к камню приморозил, теперь постепенно отрывает.

Я вконец разозлился и пожалел, что нет под рукой подходящего дрына:

— Хратт, Клёкот чтоб вам всю жизнь хффургов помет жевать, где Ваша радость от лицезрения моей персоны?

Когда меня подняли на носилки, и потащили в пещеру на склоне, я позволил себе потерять сознание.


Случай девятый — Сравнительная Ценность.

Тихие ручейки песка стекали из под ног, вниз по склону дюны. Жаркий воздух застыл как раскаленное желе, в нем продираю свое тело я. Кажется, что полы и капюшон моего балахона, а также ремни и оружие цепляются за жару и загребают её к телу.

Из склона очередной дюны исполинскими зубами торчат ребра скелета пустынного Блала. Ветер и жар, украсили фиолетовые кости, замысловатыми арабесками трещин. Насколько хватает глаз нет ни укрытия ни конца этой пустоши. Пора заканчивать бессмысленную прогулку. Я повернулся и пошёл назад по своим следам. Постепенно шаг за шагом вырастала из дюн чудовищное сооружение в сотни метров высотой. Похожее на огромный обвалившийся купол, строение неизвестно кем и зачем воткнутое в центр пустыни.

Под куполом, по проломленным сводом, устроилось полдесятка склиссов. В глубокой тени, в сложной сотовой структуре приютились помещения нашей базы.

Чуть в отдалении от остальных склиссов стоял особенно массивный вооруженный до зубов, и обведённый двойной оранжевой полосой. Хмуро хмыкнул я себе под нос:

— Начальство пожаловало, нет покоя ни днем ни ночью!

Личный склисс господина Атта, стоя на солнцепеке зорко охраняла пятерка теней. Я надвинул капюшон поглубже, и придал своей походке пружинистость и текучесть, как меня учил Клёкот.

Тени следили за мной, головы в бронированных шлемах синхронно поворачивались, провожая меня взглядами. У одного особенно крепкого, нервно сжималась и разжималась рука, невольно поглаживая рукояти мечей. До «теней» дошли смутные слухи об аргументе господина Атта, кое-кто участвовал со мной операциях на подхвате. Но они нисколько не забыли бой в артели, и бой в развалинах, и мой прорыв из катакомб, отлично они знали, кто собственно и нанес им самые серьезные потери. Они были не уверены, ни в себе ни в исходе боя и их это сильно нервировало. Проходя мимо крайнего, я небрежно сплюнул в песок, тот отшатнулся от дымящейся дырочки в песке, и что-то злобно прошипел мне вслед. Тупые машины для убийства, вам только дай потанцевать в горячке боя, единственное ваше наслаждение найти противника посерьезнее и в очередной раз проверить кто кого?

Я же руководствуюсь только эффективностью, оптимальным исполнением задания. Мне лишний риск ни к чему, всякие там вызовы на бой с отбрасыванием огнестрельного оружия, красивыми финтами мечом, эпической последней речью и т. п.

По мне лучше если в ходе задания про меня вообще не узнают. Клекот в первые тренировочные дни неописуемо обрадовался такому утилитарному подходу. На его памяти ещё ни один воин и, как ни странно, ни один убийца не разделил с ним этих принципов.

Прошел в круглый пролом, подошел к баку с водой, облил себя, вдоволь напился, смахнул со стены когтистого храка в корзину. Незадачливые твари сползались на запах воды не веря своему счастью, и правильно что не верили. Сушеные храки на диво хороши, к ним бы пивка. За стеной слышалось шипение и хлопки, свежепринятые в отряд маги (или точнее свежепригнанные) отрабатывали взаимодействие.

Тромпф, тоже свежепригнанный, начальник штаба, развил бурную деятельность по комплектованию отряда поддержки. В первый же день ничуть не приунывший от насильственного включения, сразу стал наводить порядок. Немедленно расписал схему комплектования, в которой он выделил огневую, непосредственную и маскировочную поддержку. Расписал штаты и немедленно с воплями стал доказывать Фанклу, необходимость скорейшего их укомплектования. Загрузил Клёкота расписанием тренировок, так что, тот слегка от меня отстал. Меня же начал загружать литературой, по тактике, стратегии, магии и колдовству. Тактика ещё туда сюда, а вот остальное не лезло в голову никак.

Вот и сейчас в моей комнате лежит раскрытый «учебник», решив ещё раз пройтись, я со снедью за щекой, прямо как в студенческие времена, «подышал перед смертью».

«— способы воздействия на материальный мир посредством использования потусторонних энергий делятся на несколько течений:

— Маги и магические воздействия — способы заключаются в использовании посредством особенностей организма мага (способностей мага) для трансформации потоков нематериальных энергий. Маги могут черпать энергию как из наличных энергий мира Хаарах, либо там где реальность тонка, энергий других мировых слоев — так называемые энергетические узлы. Маги собственно делятся на несколько типов:

— «Маги огня» — работают с транспортировкой тепловой энергии, смежная с ними школа «Магов льда». Как правило, эти Маги могут развивать сразу оба свойства.

— «Маги силы» — манипулируют с пространственным нахождением объектов, обычно практикуют гравиудары, метание предметов, телекинез, и особо высших посвящений телепортацию.

— «Маги воздуха» они же «Маги погоды» — манипуляторы электрических потенциалов, молекулярного воздействия, простых химических превращений. Практикуют в боевой обстановке удары молниями, маскирующие туманы, нелётную погоду и т. п.

— «Маги земли», манипулируют процессами происходящими в твердых средах. Обычно не боевая фракция, их дело разведка и добыча руд, преобразование металлов в сплавы, контроль химических реакций, самая слабая и самая ценная из фракций магов.

— «Маги воды», характеризуются способностью управлять всеми процессами в электролитических средах. Способны преобразовывать состояния жидкостей, изменять их свойства. Управлять потоками воды. Самые опасные из магов в ближнем бою, могут за считанные мгновения уничтожить целые подразделения живой силы противника, самые сильные маги в воздействии на живые организмы.

Второе течение — создание сложных мультипространственных конструктов, изменяющих в локальном объеме свойства мира. Этим занимаются «Колдуны» или «Заклинатели». В отличие от магов, воздействие которых существует только в тот момент времени в который мага занимается непосредственно этим воздействием, «заклинатели» могут растянуть воздействие на запланированный срок. Сверхъестественные конструкты, «Заклинателей» обладают сложной структурой и многоуровневым механизмом воздействия — программой заклинания. Выполняются заклинания в срочных и простых способах голосом и пассами, в случае долгого и сложного нанесением на носитель письменной программы — магических знаков. Среди Заклинателей нет такого четкого деления как у Магов, но все таки можем выделить несколько школ:

— Горная школа — самая масштабная и фундаментальная, основным методом работы признают использование рун на специальных табличках из специальных пород камня. Могут быстро набрать рунами мощное, надежное заклинание. Очень ценятся в военном деле. Называют их обычно Рунными волхвами.

— Ремесленная школа — практикуют письменное формирование заклинания, успешно адаптируют заклинания к свойствам предмета. Обычно работают над созданием амулетов. Их называют Виритниками

— Живая школа — используют в работе свойства биологических объектов, сплетения трав, жизненные росчерки живых организмов, тяготеют к простым аудио заклинаниям. Эти заклинатели бесценны для целей сельского хозяйства, борьбы с вредителями, и прочих мирных целей. Этих то обычно, и называют Колдунами.

— Школа перехода — работают на впечатывании заклинаний в ткань мироздания в момент гибели живых организмов. Часто располагают члены тела живого организма в нужной для достижения цели конфигурации. Иногда используют группы живых организмов, вписываемых в момент смерти в магические фигуры. Обычно налагают для коррекции заклинания аудио воздействие, либо дополнительные рунные заклинания. Часто эту школу называют оскорбительным для членов её прозвищем — «некроманты».

Третье течение весьма интересно так как члены этого течения по мнению Колдунов и Магов абсолютно бесталанны. Это течение «Шаманов».

Шаманы не делятся ни на школы ни на типы. Сами шаманы внутри себя указывают лишь стили. Поскольку шаманы для достижения сверхестественного воздействия используют свойства материи, химических превращений и магических трав и ингредиентов то в зависимости от групп применяемых веществ, они делят по методу работы на стили:

— «Горный стиль» — как ясно из названия, используются свойства некоторых горных пород и кристаллов. Эффективные, долго-работающие, но весьма дорогие камлания.

— «Пустынный стиль» — насекомые, ядовитые змеи, части трупов, экскременты и т. п.

Самые дешевые камлания но и самые ненадежные.

— «Лесной стиль» — самый разнообразный, средний по стоимости, но сильно зависит от сезона.

— Некоторые знатоки выделяют ещё мифический «морской стиль».

Четвертое течение целиком нашло признание в военном искусстве. В этом течении адепты занимаются извлечением из смежных слоев бытия сущностей для использования их энергий. Это самые редкие специалисты, они как правило владеют понемногу несколькими методами работы с силами. Их задача извлечь демона из верхних слоев и поместить его в подготовленную оболочку — голем. Это волшебники.

Может показаться странным зачем извлекать демонов если мир итак полон ими? Но волшебники работают с «верхним» миром, извлекая демонические сущности с высокой энергетикой, способные на очень многое, но не перетаскивают сюда их тела. По мнению Волшебников, они тащат демонов с самого светила, с огненной дуги- «».

Ух, по написали аж голова кругом идет. Свернул свиток и убрал с глаз долой в футляр. Побарабанил пальцами по столу:

Что то начальство не вызывает, не может быть такого чтобы Атт не прилетел и со мной не побеседовал… Походил, походил набрался наглости и направился прямо к Фанклу в кабинет.

Зашел я конечно удачно, Атт стоял задрав балахон, позволяя Фанклу расчесывать кожу на культях отрубленных рук. Те так и застыли, а я в шоке рассматривал Отца клана в истинном виде. Это неописуемо!

Прилетевшая в мой лоб коробка с жуками, вывела сцену из ступора. Пока потирал лоб, Атт приземлился в кресло, а Фанкл вылетел за дверь и принялся распекать охрану. Атт с минуту расправлял ленточки составлявшие заклинания, а я не нашел ничего лучшего как заявить:

— Хорошо что я на эту работу не гожусь — и тут же увернулся от другого тяжелого предмета.

Атт замешкался и заявил:

— Хорошо тебе с твоей регенерацией, а я уже месяц чешусь, новые руки только к следующему лету вырастут.

Фанкл вошел обратно сверля меня взглядом, щас я тебе настроение подпорчу:

— А что это у Вас господин Атт, охрана на меня држно пялится? Неровен час подкрадутся с другой стороны, пока они меня ненавистью поливают?

Атт задумчиво глянул на Фанкла, тот уже полностью перекрасился в коммуниста, и вылетел для нового залпа брани.

Атт уставился уже на меня, странно так уставился, как на муху увязнувшую в сладком чае. Хлопнуть газеткой или нет?

— Хотелось бы понять Танцор, чем ты думал когда, уничтожал вычислитель Шифу? На кой хффургов хвост тебе понадобилось проявлять преступную инициативу? Тебя кто-то посылал это делать? Стоило мне бы намекнуть Шифу что мне известно о наличии у них вычислителя, как Шифу сделались бы вернейшими друзьями.

Атт встал из-за стола и стал прохаживаться по кабинету, Фанкл еле слышно сопел за дверью.

— Теперь же у нас есть что? Шифу пока держаться в совете кланов, отсутствие их ранее неизвестного фактора никак не сказалось пока. Осознавая свою слабость они еще энергичнее будут сколачивать союз против нашего тандема с Бисх. Более того они усилят воздействие на нас по разработанным ранее с помощью вычислителя планам. Я не знаю что там за планы, выдал им вычислитель перед своей кончиной, но подозреваю что твое существование для Шифу не секрет. А вычислитель, какой ценнейший ресурс! Да с ним и с тобой можно было бы не боятся…. — Тут он осёкся.

Объясни же наконец зачем ты уничтожил его? Пока ты не объяснишь, я не могу больше допускать твое существование, я не понимаю твоих действий.

Я вздохнул, ошейник, почему-то, стал особенно тяжелым.

— Господин Атт, как же можно было оставить их там лежать дальше, и считать вечность? Они же не мертвы, они же понимают!

Атт расселся на полу, сказал еле слышно:

— Из странного мира ты пришел Танцор, слыхал я про такие. Жаль конечно, твое искореженное сознание, ну ничего будем воспитывать, убирать эту шелуху. Может из тебя когда то получится нормальный демон, а пока ты какая то размазня с колючками.

— А мне ваш мир кажется странным, как же вы там живете?

Атт совершенно механически произнес:

— А мы и не живем, живут лишь только наши дети. Взрослые, те кто обладают разум мертвы, сплетаясь в мысле-единство. Но это все неважно, стоит вопрос, что нам всё таки делать с Шифу?

Я хорошенько обдумал, говорить или нет а затем всё таки решился:

— Гуляя по нашему тотелму, у меня назрела одна мыслишка…

Глава 9. Конструкторы Маарверна

От голода, невозможно было забыться, поёрзав на ложе я не вытерпел и открыл глаза. Прямо над моим носом нависал острый сталактит, наводя на неприятные ассоциаии.

Долго мне им любоваться не пришлось, его сразу заслонили три физиономии.

Клёкот пробурчал прямо в нос:

— Не могу сказать, что рад видеть тебя живым Танцор, поскольку раз мы живы то ясно было, что и ты жив.

Тромпф вставил:

— А я не могу сказать что рад тебя видеть целым и невредимым поскольку ты не цел, и весьма повреждён.

Хратт радостно пискнул:

— Идите к хффургу под хвост, Танцор, хффургов ты помёт как же я рад тебя снова видеть в нашей компании! Может ты меня развеселишь…

Тоже мне клоуна нашел, хотел было я выразить все свое отношение ко всему дерьму что со мной происходило, но первая часть фразы пропала в хрипении и сипении из моего горла. Нормально вышел только конец:

— кхшшппыфф хффурговы хвосты!

Хратт откровенно заржал:

— Ну я же говорил, что он рад будет нас увидеть. Вон прямо захлёбывается от радости.

Хратта было не унять:

— Ну как ты себя чувствуешь? Не желаешь ли нам рассказать о своих злоключениях? Что за кочергу ты оседлал? И что стало с той бригадой техников которая с тобой была?

Я все-таки нашел здоровую руку, вытащил и довольно неуверенно поймал Хратта за ошейник, притянул к своему носу и прохрипел:

— Жрать давай, а то тебя съем!

Тот осторожно отцепил от ошеёника палец за пальцем, облегчённо вскочил и по идиотски заорал:

— Жрать дайте герою!

Перед носом появился «сух-пай», пожар в животе кажется уже прорывался через горло, и как-будто слизнул обертку с еды. Минут пять я ничего не слышал, пятый сух-пай потушил таки огонь в желудке. Наконец лажено отвалившись, вытянулся и собрался соснуть часок. Руки, ноги, сломанные кости пощипывало, словно тысячи муравьев покусывали. Кажется хоть что то пошло на лад.

Провал сна закончился внезапно, нахлынувшая опасность, выдернула меня в реальность как бросок с вышки в ледяной басен. Я перекатился, свалился с ложа, хватая рукой крипт на боку. Крипта, разумеется, не было, зато изголовье ложа вспыхнуло костром. Я взвился на стрельнувших болью ногах, КТО ПОСМЕЛ!

Незадачливый «теневой» воин, убрал шок копьё за спину. Я было отхватил ему горло, но ноги подвели, и обрушился на колени. Воин пробормотал:

— Я то что, это вон те просили стрельнуть, и кивнул головой за спину.

Там стоял Хратт, Хлюст, и Тромпф, виновато разводя руками:

— Танцор Когтей, ты уж не серчай, тебя никак не добудится было.

Я остыл, приложился к бачку с водой, ощупал ноги. Ещё болело, но явно шло на поправку. Залил остатком воды костер из подушки, опустился на уголья.

— Сколько я проспал?

Фрат присел рядом полуобняв:

— Пустяки, всего лишь день.

Тромпф, мялся сжимая в потных ладонях бумажку.

— Докладывай что у вас, а я расскажу что раздобыл я.

— Ну у нас с момента расставания, тоесть момента с которого мы потеряли связь, сосбо ничего не происходило. Благодаря твоему заслону, мы успешно оторвались от преследования, встретились с фланговыми дозорами и по воздуху добрались сюда. Здесь потери были незначительные. С начала операции по настоящий момент потери составили среди личного состава семьдесят пять процентов. От «теней» осталось восемь бойцов из сорока восьми, от отряда Бисх пять из тридцати. У нас потеряны Близнецы, и Сегейр. Из технического состава не осталось никого. Из транспорта осталось два легких склисса, и три стропа. Боеприпасов вдоволь, с питанием проблемы. Есть еще пятеро пленных, очень кстати любопытные субъекты. Кое-какие документы из «лаборатории». Хотя лаборатория уничтожена, интересные документы по разработкам Маарверна добыты, я не считаю задание выполненным.

Я вскочил:

— Что! Что же тебе ещё надо!

Тромпф невозмутимо перелистнул свой список:

— Как выяснилось из допросов пленных, «лаборатория» уничтоженная нами далеко не единственная. Так что, миссию нельзя считать выполненной в полном объёме.

Затем посмотрел мне в глаза, и раздельно о слогам произнес:

— Я думаю тебе надо поговорить с пленными. Мы тебя немного описали им в красках, так что они скажут тебе ещё кое что ценное.

— Хорошо, раздобудьте мне какого нить тряпья.

Посмотрел в из нетерпеливые физиономии и сжалился:

— У меня было, кое что интересное. Я видел нашего противника, точнее слышал. Это очень интересный субъект. Как нам и докладывали ранее, господин Йыраз Годвайт Кымру имеет непосредственное отношение, ко всем странностям Маарверна. Одну неприятную особенность этого господина я уловил из разговора, Кымру чувствует работающие дубль-кристаллы, пока он особого преимущества из этого не извлёк, нам надо постараться что-бы самим извлечь из его особенности преимущество.

— Что же ты еще узнал об господине Кымру?

— Нуу, например он, сносно переносит прямое попадание из Хрога, падение с большой высоты, пламя пожара, и не знаю что, там ещё…

У троицы попадали челюсти.

— Вы тут не пяльтесь на меня, а живо распорядитесь чтоб по дубль-кристаллу никто слова не смел вякнуть!

Хлюст смылся, схватился был за дубль-кристалл, потом опомнился и шваркнул им оземь, понесся вручную орать.

— У Маарверна обнаружилось дивное разнообразие боевой техники, странные бронированные склиссы о которых я передавал, боевые големы разнообразнейших типоразмеров, огромные летающие носители. Возможности этой техники уже пугают несмотря на то что я успешно с ней расправился. Бронированный склисс, выдерживает одиночное попадание из хрога, «авианосец» выдержит целую серию попаданий, а в мелкие «истребители» просто невозможно попасть. Единственно что, нас спасло, то что, они совсем не умеют хоть как-то логично эту технику использовать, но это ненадолго — научатся. Откуда такой фонтан изменений? Чем так особенно выделяется Маарверн?

Тромф кивнул, сделал мне останавливающий жест рукой, и удалился. Пока он отсутствовал я выяснял обстановку у кстати подошедшего Хлюста. Осмотрелся я и в пещере в которой нашла приют команда, и бойцы двух кланов.

Классическая пещера выточенная водой со сталагмитами на которых развешены рюкзаки с имуществом бойцов, ручейком с чистой водой. Размеры пещеры в глубине скромные, к выходу она расширяется настолько, что удалось впихнуть и технику. Несколько бойцов с тяжелыми молниеметами время от времени палят в горный склон, отстреливая особенно наглую живность. Вообще интересное изменение я заметил среди наших бойцов. Раньше бойцы «теней» Арват и спецназ Бисх держали настороженно поодаль, не то что бы ждали удара в спину, но как то им было неуютно в обществе друг друга. А теперь же смешались, вместе чинили снаряжение, вот и эти бойцы из разных кланов, оживленно шутили, комментировали промахи друг друга. Единственно я заметил, что когда проходили бойцы моей группы поддержки, то прочие расступались, лучшие куски из пайков сами собой доставались моим бойцам.

Вернулся Тромпф, привел за собой двух субъектов обвешанных хаотически пластинами от доспехов. В ободранных балохонах, в которых с трудом угадывалась лабораторная форма. Оба демона были удивительно похожи, оба высокие, худющие, со сморщенной шкурой, и взглядами бассет-хаунда. Отличались они лишь количеством конечностей, и цветом шкуры. Один был зеленоватый, другой диковинного среди демонов фиолетового отлива. Тромпф их представил:

— Это специалист по свойствам, материалов и их методам обработки, мастер Анхра.

Зеленоватый степенно кивнул, невольно показав закусанные писчими жуками руки.

— А это маг-экспериметатор, специалист по магическим матрицам, и обмену магической энергии Цхавн.

Фиолетовый слегка кивнул.

Я спросил Тромпфа:

— Я чего то не понял, мы же только технический персонал захватили?

Зеленоватый встрял:

— Дозволь молвить, премудрый господин?

Ух приятно, впервые в этом мире меня господином назвали, да ещё премудрым! Хратт заметил, кажется, что я растекся, а то с чего бы он мне по затылку ненароком въехал. Оба лабораторных крысы с удивлением воззрились на это действо. Я хмуро и и грозно на них посмотрел, и так величественно кивнул. Они наверное пришли к выводу, что меня так почесали:

— Видишь ли, Великий Господин, мы занимались вместе одной сложной проблемой. Не знаю стоит ли Вас загружать столь скучной информацией?

Получив пинок от Тромпфа, он живенько продолжил:

— Нам было поручено заняться вопросом Магического матрицирования, заклятий колдунов. Видите ли, широко известно, что заклятое оружие, особым образом заклятое, для улучшения определённых функций, лучше чем простое. Однако каждый экземпляр высокоэффективного оружия, даже с помощью стандартизированных методологий, требует больших трудозатрат колдунов. Смежная с нами лаборатория разработала комплексы заклятий для различных типов оружия, которые делают его самым эффективным в мире. Однако для их наложения требуется не менее сутки работы колдуна. Так что вооружить армию таким оружием нереально. Кроме того, через несколько лет заклятия требуют перезарядки.

Тут вступил в разговор Фиолетовый Профессор:

— Получается, если даже запрячь всех колдунов, в работу по заклинанию оружия, через год значительная часть их будет отвлечена на перезарядку существующего. А еще через пару лет вообще не удастся создавать новое оружие, поскольку потребуется содержать уже созданное. Вот мы и были направлены на решение этой проблемы. Сутью нашей работы было в идеале изобретение специального приспособления для наложения заклятий без участия колдуна. Или хотя бы устройств ускоряющих работы колдунов.

— А причем же здесь то, что я увидел вас с метлами? — Морду пострашней, хочется еще услышать про Великого Господина…

— Великий Господин (есть контакт!), нас направили на эту работу всего лишь десять лет назад. А Великий Господин Кымру желал результата ранее, этого срока.

— И каковы же были ваши результаты, что вы так растрогали Великого Господина Кымру (да что у них там все Великие Господины?).

— Мы добились определённых результатов, возможность создания этого устройства вполне возможна, но есть определённая техническая трудность. Заклинание переносится устройством с эталона на копии довольно успешно, вот только проблемы в том, что оно на копии не работает правильно. Как не старайся не удается создать два идеально совпадающих предмета невозможно. Для тех пределов, в которых может нормально срабатывать заклинание, требуется такое совпадение, что оружие становится дороже индивидуально заклятого. Вот господин Кымру, услышав о нашем решении вручил нам метлы и сказал, чтобы мы отрабатывали наше содержание за десять лет и оборудование и материалы которые мы потратили. Потом нам в счетчики сказали, что нам надо поработать тысячу двести тридцать три года и долг спишется без проблем. Правда Кымру заметил, что если мы, в процессе уборки, набредем на решение данной проблемы, то он так и быть вернет нас в лабораторию.

— Ну и как метлы, помогают?

— Как ни странно, очень! На третий месяц, этой возмутительной работы, мы пришли к решению одной из проблем. Например созданию устройства автоматически с помощью мага заряжающего старые заклинания, проблема несоответствия объекта не мешает. К сожалению эта идея нас посетила всего лишь несколько дней назад. И мы не успели передать её Великому Господину Кымру, что бы он вернул нас в лабораторию.

Ну думаю если бы успели то тоже бы в клейместе растворились бы, и были бы у нас только три уборщика.

— Тромпф а где остальные?

— Да тоже интересные, и тоже бывшие сотрудники лаборатории, я их к тебе отдельно приведу. Или сам к ним подойди, поговори тебе будет любопытно!

Я опять обратился к этой парочке интеллектуалов:

— Опишите мне Великого Господина Кымру?

— О, мы всего один раз встречались с господином Кымру, но не видели его. Он был занят и говорил с нами из его личного склисса. У него есть склисс которым он управляет сам, небольшой такой с кабиной. Он как раз улета когда нему доложили об нас, и привели.

— Какой у него голос?

— Извини Великий Господин, но мы не запомнили, голос как голос.

Что то от этих мало толку:

— Что про него у вас рассказывают?

Они начали наперебой рассказывать:

— Все точно уверены что он отличается громадной силой, хотя при этом он небольшого роста. Нам также говорили, у него огромный аппетит. Он чрезвычайно зорок, ловок, и вынослив. Также нам говорили что он помнит все что с ним происходило до мельчайших подробностей. Это мы сами можем подтвердить, мы как то передали ему чертеж, а потом через несколько лет показали новый с мелкими изменениями, нам тут же было указано разъяснить эти изменения. Так же говорят, что он способен чувствовать все виды магии, заклятий, и шаманский фимиам. Он также сам маг и колдун, но не слишком умелый, это нам наши колдуны рассказали. Так же говорят, что его защищают сильнейшие магические щиты, в много слоев, от всех видов магических воздействий. Нам ещё много всякого рассказывали, но мы не очень в это верили.

— То есть Вы хотите сказать, что всё, что вы рассказали нам сейчас, чистая правда?

— Мы хотим сказать, то что мы вам посчитали нужным сообщить достаточно твердые факты, наш склад ума не позволяет нам сообщать непроверенную информацию, или хотя бы отличающуюся от общепринято верной.

Махнул Тромпфу, ладно, отведи их обратно, потом поподробнее займутся ими в клане.

— Хффургов помет, кто ни будь даст мне одеться!

Кое-как напялив на свой хребет длинную и бесхозную рубаху я направился вслед за Хлюстом в глубь пещеры.

В глубине пещеры на широком камне расположился наш штабной пункт. Уцелевшие командиры отрядов, склонились над грубо начерченной картой, составленной очевидно на основании показаний пленных.

Клёкот с Тромпфом, стали выкладывать возможные варианты развития событий.

— Мы предполагаем выдвигатся к группе городов находящихся в оппозиции к Маарверну. Первоначальный план в которомы мы собирались выдвигаться в Ларакх, видимо отпадает, хотя бы потому, что об этом было известно Фанклу. Разумеется при всей враждебности Ларакха к Маарверну, те вполне сумеют организовать даже там горячую встречу. Думаю мы пойдем в Крангх, и ли в город союзник Телле. Они правда находятся вдвое дальше чем Ларакх зато Маарвен нас там искать не будет. Ещё один положительный фактор связан с тем что эти города находятся в сети торговых кланов-компаний, и нам будет легко оттуда выслать весточку в Арккраас, Атту.

Командиры выжидающе смотрели на меня, мне оставалось лишь ответить:

— Вам виднее, делайте то что считаете нужным. У вас было больше времени обдумать.

Надо признать, что ходить покамест, мне было не совсем удобно, правая нога гнулась в месте перелома как на шарнире из толстой резины, рука вовсе подводила. Так что походка у меня просто сюрреалистическая. Посчитав головой парочку сталагмитов, я наконец плюнул и велел двум относительно целым бойцам носить меня по расположению отряда.

В закутке пещеры, в самом дальнем что похоже должно было символизировать ценность добычи, пристроены на куче тюков, два сильно замотанных в перевязочный материал субъекта.

— Ну, и кто это? — Вопрошал я Хлюста.

— Это специальные маги-инженеры. Они очень много знают про смертельные штучки Маарверна. Вон тот поцелее, занимался усовершенствованием средств связи, и вычислениями. А тот без ноги, занимался поиском слабых мест в защите боевых аппаратов, очень интересный специалист. Они разговаривают, так что можешь поговорить с ними подробнее, тем более тебе самому надо прийти в себя.

Мне принесли подстилку, и паек по требованию. Я принялся жевать, организм требовал много калорий на восстановление. Спросил первого пленника:

— И же ты проштрафился, мудрый учёный, что оказался с метлой в руках?

Тот как бы нехотя ответил:

— Да практически ничем, проштрафились мои подчиненные, ну их то совсем ликвидировали, а вот я с метлой на Вас нарвался…

— Не переживай, как говорят в моем мире, «все что ни делается всё к лучшему!».

— Ну тогда наверное вы там очень плохо живете, в моем мире говорили — «никогда не говори что хуже быть не может!».

— Это очень просто объяснить, мудрейший, в моем мире живут оптимисты, а в твоем просто висельники, не хочешь треснуть стаканчик гравижидкости, для сближения твоего мира с моим?

В моих руках появилась фляжка, в руках перевернутая мензурка. Пора было привести в порядок мозги порядком заезженные, последними сражениями. И к тому же, хоть Атт и не Иосиф Виссарионович, но свои фронтовые сто грамм мне положено.

Перевернув мензурку кверху дном, я тщательно поймал ею струйку рванувшейся к потолку гравижидкости. Передав своему собеседнику, я так же осторожно «налил» еще два «стакана». Мы чокнулись, произнесли пожелание, я на Аркрасский манер «Пусть за тобой не увяжутся вонючие хффурги!», а они на Маарвернский «Пусть тебя из глубины не высмотрит хлоп!».

Слегка подправив настроение, мы распотрошили ещё один паёк, и затеяли душевный разговор.

Утвердившись во всеобщем понимании что начальство говно! Мы стали выяснять что такое хффург, и что такое хлоп. Как я с удивлением узнал, в Маарверне хффурги не водились, ну это то как раз понятно водные улицы не дают им и шанса, но и в соседних обычных городах с ними были незнакомы. Вот бы потешился старина Плешивый если б знал, что есть такая малина! А вот с хлопами было вполне ясно, то был бич Маарверна. Скользкие длинные твари, напоминающие мурену, но с короткими лапками. Выцеливали из воды, путешествующих по улицам на лодках жителей, выдергивали с палубы и утягивали в глубину. Короткие лапы позволяли им по ночам влазить на стены, а тело с мягким скелетом, пролазить в малейшие отдушины. Каллан, так звали специалиста по связи, рассказывал, что твари жили вечно, и могли отъедаться до бесконечности, как то в прошлом столетии выловили хлопа в две сотни шагов длиной. Тот мог даже дробить корпуса субмарин.

Затем мы налили еще по сто, приняли на грудь, как полагается закусили, и принялись выбалтывать стратегические, тактические, а так же личные секреты.

Первым делом, я стал расспрашивать Калана об его работе. Постепенно по ходу разговора до меня стало доходить что в наши руки попал редкостный специалист. Как объяснил Калан, в Маарверне смогли достичь оптимального использования свойств дубль-кристаллов. Во первых до них дошло, что оказалось страшнейшим секретом, сам дубль-кристалл может быть расколот не на два фрагмента, а на несколько! Естественно я спросил как до этого сразу не додумались? Он мне объяснил, что если просто расколоть кристалл на несколько фрагментов, то смысла не будет, куски будут раскалываться поочередно, и связь между ними нарушится. А вот если расколоть кристаллы таким образом, чтобы при одном воздействии сразу появлялось несколько фрагментов, причем без малейшей задержки, то связь между кусками кристаллов сохраняется. Весь вопрос в задержке и количестве обломков, их должно быть не больше пяти, и задержка не более, нескольких наносекунд. Достигли той технологии в Маарверне относительно недавно, не более десяти лет назад, и использовали только в военной сфере, в специальных штабных переговорных станциях, выход годных кристаллов был небольшим, а стоимость астрономической. С помощью подобных кристаллов, удалось создать нечто вроде коммутаторов, где собственно и работал Каллан. А загремел он на штрафные работы потому, что один из его техников потерял один из фрагментов такого множественного дубль кристаллов, соответственно теперь переговоры по тому кристаллу не могли считаться вполне защищенными. Меня очень заинтересовали их устройства установленные в центре связи. Как оказалось они достигли весьма неплохих успехов, вполне сравнимых с земными. Вполне использовали они и идею передачи через дубль кристалл разнообразной информации, не только речевой. Вполне удачно проводили передачу изображения, как движущегося, так и фотографий. Пока эти разработки у Маарвернских лабораторий только вышли из стадии эксперимента, и воспринимались как забавные игрушки, до серьёзного практического воплощения не дошло. Когда я поинтересовался почему, мне было доходчиво объяснено, что существует вполне достойная конкуренция со стороны чисто магических средств связи, и развлечения. А во вторых, стоимость этих устройств слишком высока, а в военном применении идей пока нет (Вот дебилы!).

Затем наш разговор перешел на мои приключения подвиги в сражении с Маарверном, хотя мою ключевую роль в штурме «Лаборатории» я старался обойти, мои собеседники приуныли. Наверное в Лаборатории у них остались знакомые, возможно друзья… Но потом дело пошло полегче, ученые быстро вычислили причину моих сокрушительных для Маарверна успехов, отметили еще ста граммами уникальность моего появления в мире магии. Затем перешли на Маарвернские боевые игрушки.

В первую очередь меня, конечно, интересовала причина появления в Маарверне такого невероятного количества образцов боевой техники. Конечно в Аркрассе, я встречал боевые големы, но далеко не в таких количествах…

Тут я нарвался на весьма любопытные факты:

— Видишь ли наш любезный Победитель, существует специфическая военная доктрина Маарверна. В ней конечно признается сила многочисленных обученных регулярных армий поддержанных магами, какие например использовались в Войне Городов. Но для стратегии развития Маарверна, такой путь признан тупиковым. Во первых армию такого размера, который необходим для штурма другого города, перемещать очень трудно. Чем больше будет размером империя Маарверна, тем будет сложнее передвигаться из конца в конец. А флиссами такую армию так просто не перебросишь. Конечно армию для повышения эффективности можно насытить боевыми магами, тогда она будет покомпактнее для решения тех же боевых задач. Но тут возникает проблема номер два. Маги все таки уязвимы, и потери части контингента будут весьма чувствительны. К тому же маги очень ценны, потому что редко встречаются, и потому что их обучение очень дорого стоит. И самый главный недостаток Магов в том что их обучение затягивается, средненького Мага надо учить лет пятьдесят, а хорошего и все сто. Новых магов взять негде, в плен их взять почти невозможно. Для скоростного развития Маарверна последний фактор оказался решающим. Нет конечно в Маарверне нет проблем с магами, за годы мирной жизни, магов было взращено огромное количество, но решено этот ресурс не разбазаривать.

Тут встрял второй ученый, кажется Нини его зовут:

— В военной доктрине Маарверна, говорится, что если мага убить возможно, то инфраструктуру уничтожить гораздо сложнее. Потому все Маги города имеющие военное назначение используются для создания оружия которое могут применять не маги. Все очень просто, Мага выучить тяжело, а бойца с оружие им созданным, не более пары лет. А для усиления ударных подразделений Маги, заменены боевыми машинами, которые выполняют задачи, традиционно возложенные на Магов.

Мне стало очень странно, что они первое это придумали?

— А почему другие города, и возможно кланы не имеют таких боевых машин, хотя бы в единичных экземплярах?

— Мы сами не знаем, такие сложные технические решения как то связаны с господином Кымру. Во всяком случае, с его появление начало получаться увязывать в механизмах, механику и магию высокого уровня. Я неоднократно разбирал такие механизмы, на каждом рычаге, на каждом винтике нанесены магические элементы, заклинания или худой конец руна силы, хоть и напечатанные поточным методом. Ничего особенного в этих заклинаниях нет, механизмы тоже развитие из уже имеющихся, но вот сочетать их так, это задача невероятной сложности. Вообще все имеющиеся боевые механизмы разделены на несколько категорий. Первые это механизмы с автоматическим управлением, по типу земных роботов. В механизмы для того вселяются демоны перенесенные из других измерений, так называемых высших сфер. С этими боевыми механизмами ты столкнулся в Лаборатории, есть аппараты одушевленные по такому же принципу но поменьше. Как правило эти боевые механизмы и называются големами, другие же аппараты, управляются пилотами, эти мы называем боевыми машинами. С големами есть две проблемы, они трудно управляемы в бою, и их нельзя сделать слишком сложными, только два вида оружия и не более шести конечностей. С боевыми машинами таких проблем нет, но они далеко не столь подвижны, потому что для пилотов надо выделять кабину, механизмы для поддержания комфортной обстановки, механизмы управления и наблюдения, а это добавляет вес и объем. Големы обычно предназначены для непосредственной поддержки подразделений пехоты в бою, а машины для специальных штурмовых операций. Големы достаточно были уязвимы для твоего хрога, особенно не защищенные по стандарту, а вот некоторые типы боевых машин вполне выдерживают попадание, и даже не одно.

— Ну да, я вот стрелял в «броненосец», с одного попадания тот не падал. А со второго, если удачно попадешь.

— Броненосцы отдельный разговор, мы не про это. Есть специальные штурмовые «единороги», на восьми лапах, с мощным орудием не хуже хрога. Те как раз рассчитаны на обстрел хрогами. До десятка попаданий обязаны выдержать. А есть еще машины поддержки, «малые единороги», те на два-три попадания устойчивы. «Жуки» же на единичное, не более, сразу защитное поле вылетает, а дольше как повезет.

Я тут предложил им лист бумаги, и те увлечением стали набрасывать контуры боевых машин, с удивление я узнавал в их рисунках, обломки разбросанные на склоне горы, под брюхом «Авианосца». Удачно ж я попал, вот так иногда и узнаешь по прошествии многих часов, как тогда тебе в бою, повезло.

— А где тебя так ранило? — обратился ко мне Нини.

— Это уже под конец, когда я садился на разбитом вашем аппарате, ну таком помеси трубы со склиссом. Ну вы знаете, с поворотными антигравитационными модулями…

— А, на «охотнике», как же удалось тебе с ним справится? Он же очень сложный в управлении аппарат?

— Был сложный, пока я ему с носа молниемет не срезал, а как центр масс сошелся с центром подъемной силы, сразу как ласточка летать начал.

Мои собеседники заткнулись, и стали переваривать мой ответ, наконец один из них промолвил:

— Думали мы, что беседу ведем с умнейшим воином, но не силах нам предположить что выдаем секреты родного города коллеге нашему…

— Да бросьте, вы это я так любительски, интересуюсь просто…

— Такого любителя как Вы, в любой Лаборатории Маарверна с распростертыми объятиями встретили бы. Да жаль Вы не в нашем городе перенеслись.

И я подумал, да действительно жаль…

— Так что ваши конструкторы, не сообразили молниемет к центру аппарата перенести, он же всё равно неподвижно установлен, навели бы вперед между плоскостями модулей и нормально стрелял бы. А вообще идея аппарата отличная, устрое просто, а маневренность, скорость выше всяких похвал, и переворота не боится как склисс! Интересно кто ж наконец догадался такое смастерить?

— Это личная разработка Господина Кымру, гениальное его изобретение! И что же ты наш Любезный победитель еще бы предложил для улучшения аппарата?

— Ну то просто, пилота утопить в фюзеляж, одеть его в застеклённую кабину, а то он львиную часть сопротивления воздуха оказывает, а плоскости модулей, одеть в обтекатели, чтобы они в оптимальном положении дополнительную подъемную силу образовывали, а не как сейчас отрицательную. А если еще, под брюхо аппарата, бомбу от айса приспособить то и боевые возможности значительно повысятся. Да много еще сделать, стрелка там посадить, молниеметов несколько прикрепить, складные антигравитационные модули сообразить, чтобы на высоких скоростях, только необходимые оставить. Так спокойно можно будет, скорость вдвое поднять.

— Мы теперь, кажется, понимаем, что господин Кымру не столь уж и гениален. Но почему-то он все же так могущественен!

— А я то думал Вас спросить!

Я оглянулся, от пережитого и выпитого уже изрядно покачивало, собеседники уже довольно непринуждённо расположились над моей головой, прямо на потолке, и кажеться задремали. Волшебным образом, и подстилка, и фляжка, и закусь переместились туда-же.

Ну и дела, как же это? Тут по потолку прошелся Тромпф, глянул вниз прямо мне в глаза, и издал душераздирающий стон:

— Танцор! Хффургов хвост это же надо было так напится!

На стон ввалился Хратт и тоже возмутительно устроился на потолке, завалился и стал кататься среди сталагмитов:

— Танцор ты воистину хффургово отродье, я доселе думал что летать после гравижидкости способны только животные, но ты меня удивил!

Тромпф в сердцах пнул Хратта ногой:

— Ты б вместо того чтобы ржать, озаботился снять это чудо животное с потолка, и привести его в вменяемое состояние. Нам через пятнадцать минут сматываться, а этот «аргумент» хффургов ни на что не годен, только буреловов пугать!

Хратт того подначил:

— Зато экономия на весе, на склисс его нагрузить и только грузоподъемность его увеличит! Эй Танцор Когтей! Ты там долго сталактит обнимать будешь? Я шас веревку тебе брошу стащим тебя вниз…

До меня стало доходить, так это они оказываются по полу ходит а я на потолке сижу. Я постарался принять нормальное положение, тоесть стать с ного на голову и пойти ногами по потолку, сиречь по полу. Получилось не очень, зато Хратт подпрыгнул и стянул меня в низ. Дальше я что то плохо помню, пару раз приложился об сталактиты, хоть я как воздушный шарик но масса у меня то осталась, вот и больно!

Помню правда что Хратт навязывал на меня броню, и снаряжение, нагружал мне в карманы камни, затем привязывал к борту, кажется мы взлетели…


Случай десятый — Крепкий орешек?

Как же меня достало местное искусственное освещение! То фиолетовый свет аурических фонарей, то зеленоватое свечение местной «дежурки» системы труб с со светящимися жуками, или еще дешевая альтернатива био-фонари с теми же жучками, которых лишив воздуха можно усыпить, но в любом случае надо кормить. А еще и помет их высыпать через сетчатое дно, расчихаешься! Вот и сегодня а нашем окончательном «брифинге», представлены были все виды светильников. Веерна приволок пару мощных ауро-фонарей, со свежими кристаллами, Клёкот приволок из тренировочной комнаты еще пяток био-фонарей, а новый отрядный маг (Его еще не звали тогда Тором) развесил над столом замедленную молнию. Однако уюта эта иллюминация не добавила, только глаза резало. На просторном столе, была развешена трехмерная проекция объекта, толстыми указками с искорками на концах, Хлюст (как он сам себя обозвал), и Тромпф добавляли последние раздобытые детали. Скромными тенями рядом с объектом обрисовывались силуэты других тотелмов. Присутствовали командиры секций моей команды поддержки, от Магической Один, от силовой Ваззенрог, от штаба все. Атт больше не дал в поддержку никого, сказал мол: — Если тебе на то что ты обычно делаешь в одиночку еще народу надо, то тебе помощники, в самом деле не нужны совсем.

Ну что ж, давай мозговать:

— Так, мы все здесь собрались чтобы решить одну определенную задачу, её поставил перед нашим подразделением господин Атт. Господин Верна вам слово!

Фанкл, встал, достал бумажку, как будто и так не помнит, что там нам задал Атт в двух словах, откашлялся и принялся зачитывать.

— В настоящее время вокруг клана Арват сложилась сложная ситуация. Коалиция из двух кланов, нашего и Бисх. Некую поддержку в последнее время оказывают Троро, но прочным союзником как Бисх им не стать ещё долго. В то же время несколько могущественных кланов Лангх, Лиотар, Оромо, и Шифу, всё явственней обозначают свои агрессивные устремления. Силы этого квартета очень велики. Причем если Лангх мало уязвимы, поскольку их инфраструктура рассеянная, из множества дублирующих точек, со значительными ресурсами, то Лиотар, очень финансово состоятельны, имеют и могут позволить себе большую армию. Оромо в этой команде, занимаются дипломатическим и правовым обеспечением, силу их влияния оценить очень сложно. Наиболее интересны в этом альянсе, Шифу. Не обладая ни силой Лиотар, ни устойчивостью Лангх, и опытом Оромо, они в основном цементируют, и вербуют в альянс новых членов. Собственно альянс Анти-Арват и создан усилиями Шифу. Некоторыми удачными операциями — Тут Фанкл бросил взгляд на меня — нам удалось сорвать активные, действия альянса на некоторое время. Теперь же принято решение поколебать, или даже разрушить этот союз. Клан Шифу в этом альянсе наиболее уязвим, у них есть центральная структура, через которую связаны экономические подразделения клана. Конкретно в качестве объекта атаки могут быть избраны, центральный тотелм клана, тотелмы сателлиты, и хозяйственные узлы на территориях. Наиболее предпочтительно атаковать центральный тотелм. Однако нам на настоящий момент неизвестно насколько связаны участники альянса, и как отреагируют на прямую силовую атаку. Тотелм быстро не возьмешь штурмом, на это уйдет не менее нескольких суток. Ясно что в это время мы будем подвергаться атакам других участников альянса, а также сил Шифу оказавшихся в момент атаки вне тотелма. По подсчетам аналитиков, наш клан потеряет до пятидесяти процентов, своей военной мощи, что неприемлемо. Поэтому решено провести атаку на клан Шифу иными средствами. То-есть диверсией. У нашего «аргумента» есть идея относительно способа атаки.

Ну развел обоснование, можно подумать что кто то собирался атаковать Шифу военными методами, с самого начала атака на Шифу стала вырисоваться после моей идеи:

— Идея атаки простая. Обследуя тотелмы нашего клана, я отметил особенность их строения. Основная масса тотелма поддерживается силовыми ствольными структурами, одна центральная и несколько боковых. На эти столбы приходится невероятная масса, от которой камень, из которого они сплавлены потек бы в обычных условиях. Стабильность структуры, поддерживается специальными заклинаниями, которые размещены в узлах напряжения силовой структуры. Я их видел, эти заклинания! Это специальные таблички из нержавеющего металла врезанные, впаянные или прикрученные к конструкциям. Разрушение этих табличек, означает потерю стабильности тотелма. Вот собственно и идея. Предлагаю проникнуть на объект, разрушить таблички, и убраться от туда пока на голову не посыпалось.

Молчали однако все долго, потом Тромпфа прорвало:

— Очень, понимаешь легкая прогулка, если б так легко было то тотелмы давно бы все обрушили, ни одного бы не стояло!

Включился в обсуждение и Клёкот, сказав как обычно очевидные вещи:

— Центральные структуры тотелма охраняются как ничто другое, тут придется иметь дело не только с внешними постами охраны, но и с внутренними. Да и там поделено на отсеки скорее всего, я бы так сделал. А Шифу далеко не тупые, они то сделают как можно надежнее. Да и вообще, тут нам понарисовывали на макете, кучу деталек, как будто каждый день там тотелме гуляли. Откуда такие подробные сведения?

Успокоил его я, как смог:

— Сведения надежные, я сам туда ходил. А что касается препятствий, то мы здесь собрались решить как их обойти, а не искать способы отказаться от задания (Вообще это Фанкл должен был сказать, но он как всегда отморозился).

Тут заскрипел Один:

— Ну раз мы тут препятствия обозначаем, тоя обозначу ещё одно. Насколько мне известно, такие комплексные заклятия как поддерживающее структуру тотелма, контролируются ответственным магом с соответствующими амулетами, а то и целой группой магов. Разрушь один и они немедленно почувствуют это, и отправятся чинить и выяснять причину произошедшего. Так что, незамеченными, на уничтожить все заклятия не удастся, обязательно тревога поднимется.

Ваззенрог, обычно молчаливый и насупившийся как гора железа, выдал последний аргумент:

— Обозначу последнее препятствие. Я как-то раньше, больше по строительству работал, комплекция благо подходящая. Так я точно уяснил себе то что тотелмы, то и сами неплохо стоят без заклинания. Мы вот строили один, выстроили всю структуру, столб там и боковые устои, потом маги пришли, обработали, как следует. Ну мы и дальше стали здание нагружать. Ну так вот что понял из разговоров, то — пока основное не построено заклинания точно рассчитать невозможно, вот и ставят их на более менее готовое. Я так думаю, чем свежее тотелм, тем меньше он зависит от заклинаний, а все центральные тотелмы все относительно свежие.

Тут же я спросил Фанкла:

— Когда был построен тотелм Шифу?

Тот поковырялся в записях, достал какой то огрызок страницы:

— Через сорок пять лет после окончания войны городов, то есть пятьсот восемь лет назад. Да относительно свежий.

Тромпф, отчеркнул на своем листке, и встал:

— Ну что ж, подытожим.

1-е Тотелм охраняется тремя периметрами стражи, внешняя с которой более менее всё ясно, внутренняя, и стража специальная для силовых конструкций.

2-е Снятие заклятий будет обнаружено надзирающими магами, и восстановлено через некоторое время.

3-е Тотелм вполне может устоять, при разрушении заклятий.

От себя добавлю ещё один фактор, для полного и надежного устранения Шифу, необходимо чтобы в тотелме было как можно больше народу. Значит диверсия в ночное время, а смешаться в ночное время с толпой не выйдет.

Задумались все, мозговой штурм не очень получался:

— Давайте пойдем от цели, если свалить тотелм не получится, то и остальные ухищрения не имеют смысла. Предположим мы сняли заклятия, все ли их надо снимать? Или достаточно небольшую часть в определенном месте, а то облазить все столбы в поисках табличек, при недремлющей охране не очень улыбается?

Один веско высказался:

— Такие заклинания не бывают глобальными, как правило, они усиливают конкретную вещь, это как бы три вида воздействия, растяжки, скрепы и клей. С растяжками конечно сложнее, а вот скрепы и клей будут действовать конкретно на то место, где установлены, или узел. Скорее всего, для того чтобы лишить столб устойчивости надо снять планомерно заклинания на одном участке, и по возможности все заклинания по типу «растяжка».

Включился в обсуждение как специалист по строительству и Ваззенрог:

— Я думаю после снятия заклинаний определенный участок здания будет представлять из себя, очень неустойчивую структуру. В этот момент и нужен толчок, причем направленный желательно в бок, поскольку структура вертикально ориентирована. Может взрыв какой нить учинить? Вот вопрос где, такое количество взрывчатки так просто не затащишь мимо охраны. А малым бесполезно пробовать.

Нуcc включим воображение:

— Давайте на здание посмотрим, кое что мы про него знаем, кроме того мы уже ознакомлены с пропускным режимом тотелма. Есть правда предположения, что он в последнее время был усилен, прошлый визит не прошел без последствий. Но думаю, принципы значительно изменить не смогут, они в значительной степени сформированы структурой здания.

Тромпф достал указку, и стал обозначать сведения, которыми мы располагали::

— По периметру в здание ведут двадцать четыре входа, из них восемь порталов для наземного транспорта, еще восемь служебных калиток, и еще восемь технических люков. Структура коридоров в здании древовидная, так что реально к этим входам ведут всего восемь магистральных коридоров. Благодаря этой системе Шифу смогли установить два плотных периметра, причем для второго периметра охранников нужно втрое меньше чем для первого. Для сообщения этажей, ближе к центральной части здания проложены четыре подъемных ствола, в которых располагаются подъемники и лестницы. Нам это дает немного, так как подъемные стволы развязаны с опорами здания. Так что просто подорвать лифтовые шахты, не выйдет. Этажи в целом повторяю планировку основания, разве что коридоры выводят не к выходам, а к посадочным площадкам постам охраны в зависимости от этажа. Как видите на макете, к зданию пристроены боковые пирамиды. Они организованы аналогично только количество этажей в них двенадцать, а подъемных стволов только по одному. Интересно и необычно для тотелмов выполнено основание здания, и подвальные этажи. В основании здания лежат четыре секторные камеры, конструкция здания пронзает их насквозь. Камеры эти неравные, и ассиметричные. Вообще производится впечатление, что камеры существуют отдельно, а здание отдельно. Толщина стенок камеры по нашим данным невероятная, кроме того сами камеры почти не сообщаются с другими частями здания (Уж я то знаю, никто в Шифу не хочет, чтобы желтый лед забвения, пробрался в жилые помещения, а тем более в апартаменты советников). Под камерами находится транспортный узел метро, и ствол подъемного механизма по которому доставляется грузы из сети метро в тотелм. Ствол этот один, дублирующих систем нет, по моему мнению, это сделано специально для предотвращения атаки снизу. Теперь о воздушных входах в Тотелм, всего шестнадцать площадок, на пять стандартных склиссов. Десять пилонов для Айсов, всегда заняты, кстати, в отличие, от наших тотелмов. Шестьдесят четыре турельные установки молниеметов, и восемь тяжелых хрогов в шаровых установках. Вообще ПВО у них ничего. Кроме того, на руку им играет расположение тотелма, у поворота каньона. С двух сторон они вполне контролируют воздушное пространство, да и движение там слабое в толпе не затесаться. В пирамидах спутниках размещены ангары для склиссов, где-то штук на сорок-пятьдесят.

Да орешек, нужно как-то разгрызть его:

— Нужно использовать сильные стороны обороны тотелма, сделать их слабостями. Всё таки тотелм рассчитан в основном на штурм, а нам то, как раз штурмовать его не надо.

Клекот протянул как бы про себя:

— Не очень то я вижу как можно реализовать силу их обороны. Организованы грамотно. С нашей стороны манер только сужается, а с их только расширяется, при продвижении изнутри наружу. С воздуха они только армаду не перебьют, а любая группа склиссов поменьше, не проблема для ПВО.

Хлюст вмешался:

— Значит надо найти такое место атаки, где наш маневр хотя бы не хуже чем у защитников тотелма. И еще желательно хороший проход к конструкциям здания, и возможность отбивать атаки, ну и вообще хорошо ход для отступления…

Тромпф протянул указку к модели и изрёк:

— Есть такое место.

Указка упиралась в основание, точнее даже ниже, в станцию метро.

— Здесь один вход и довольно с высокой пропускной способностью, доступ в загадочные камеры. А в камерах как раз, проходят столбы конструкций, достаточный объем разместить любое количество взрывчатки. А выше камер проход сужается до ствола лифта и лестничного марша, что обрушить довольно легко. По метро придем, если получится то и метро уберемся обратно. Ночью движение по метро слабое, охрану снимем, проникнем в камеры заложим взрывчатку, Танцор снимет пока заклятия с узлов, он у нас мастер по скрытному проникновению.

Клёкот задумчиво провел пальцем по фиолетовым пузырям камер, от этого они расплывались и подергивались рябью:

— Кое-что они мне напоминают, пожалуй, большие газовые баллоны. Сдается мне, что мы вообще можем обойтись без взрывчатки, про объемный взрыв слышали? Что кстати там лежит в этих камерах?

Я злорадно усмехнулся во все зубы и клыки:

— Органика в основном, много очень много замороженной органики! И ей пора протухнуть…

Как славно подумал я, что те, кто обрек миллионы разумов, на вечную неподвижность и вселенский холод и их жертвы смешаются вместе в перемолотой каменной могиле.

Глава 10. Ужасы Скорпелуны

Покачивания, подрагивания опоры под моим боком, вызывали определённый дискомфорт, особенно в перенапрягшемся желудке. Подавив пяток позывов к рвоте, я наконец решил выяснить, кто это возмутительно меня так качает? Для этого, правда, пришлось проснуться. Пробуждение не дало немедленного ответа на вопрос, потому что оказывается, я был закутан с ног до головы в брезент. Разодрав брезент когтями выбрался на божий свет заслужив укоризненный взгляд пилота. Над бортом склисса громоздились заросшие растительностью отвесные скалы. В сквозь щель, любезно предоставленную расступившимися скалами в зените пробивался дневной свет. Оглянулся и увидел всю нашу колонну составленную из трех легких десантных склиссов, и двух тяжёлых транспортных нагруженных стропами. Колонна из разношерстных летательных аппаратов извивалась в трехмерном пространстве ущелья. В особо узких местах приходилось протискиваться в всего лишь десятке метров от ковра растительности. Впрочем ковер это уж слишком благодушное название для этой бугрящейся волнами, то и дело выстреливающей протуберанцами щупалец массы.

Большие лесные гиганты растущие на пятачках дневного света вели себя ещё прилично, а вот лианы на них просто не могли пропустить мимо себя потенциальную добычу. Заметил я под самым потолком ущелья и небольшой склисс который периодически высовывался из глубины ущелья туда в небесные просторы а затем испуганно прятался к нам обратно. Тогда к нему поднимался передовой склисс и они обменивались криками командиров.

Ага значит Тромпф разведку освоил, и разумеется мое предупреждение об опасности использования дубль кристаллов было учтено. Вот только скорость в этом лабиринте у нас была не ахти, и свет уже сменял свой спектр в сторону багрового, значит и ночью нам также придется пробираться в агрессивной среде. Я активно замахал Тромпфу. На его склиссе заметили, подлетели и перетянули меня к себе.

Тромпф смотрел на меня насуплено и мрачно, еще бы планировать отход и пути его пришлось ему самому на свой страх и риск. Я решил не заморачиваться его настроением, перешел сразу к делу:

— Сколько часов идем? Сколько пройдено, и сколько предполагается осталось?

В момент моего вопроса, передовой склисс как раз проходил под мостиком из лиан перекинутым через ущелье. Никто не успел среагировать, мостик развалился сразу в нескольких местах, обрывки его свернулись в клубки. Средний упал аккурат на склисс, а два боковых ловко зацепились за борта. Склисс от неожиданной тяжести прянул вниз, а узловатые бечевистые твари кинулись оплетать его пассажиров. Я толкнул в спину пилота нашего склисса, взявшегося было уклонятся от неожиданной опасности:

— Давай к ним, стань над ними так что бы я мог перепрыгнуть.

Неведомая тварь уже принялась отдирать пилота от штурвала. Склисс стал хаотически кружиться едва не влетая в гостеприимно зашевелившиеся купы кустарника. Я заценив, быстро стал навязывать на пояс конец веревки. Хратт любитель подобных приключений зацепил на плечо свое снаряжение, тоже стал готовится к катапультированию. Секунда и мы сиганули за борт. Некстати передовой склисс начал резко подыматься, а мы свалившись с ускорением на тварей здорово приложились. Успели мы почти вовремя. Первым делом обрубил конец с пояса, дабы хаотично летающий склисс не выдернул меня обратно в воздушное пространство. Позаботился и о Хратте, кстати, довольно напрасно. Твари немедленно обмотали нас веревками, надежно закрепив нас на болтающейся посудине. Фрат принялся шинковать их в капусту, а я же первым делом освободил пилота, и тем стабилизировал полет. Свалится в заросли где там могли ожидать еще сотни таких тварей мне вовсе не улыбалось. Обратил я кстати внимание на то что порубать щупальца мне стоило довольно больших трудов, неужто тупею? В смысле не я а мои когти? Посмотрел на Хратта, тот из всех сил пытался выдрать свои клинки из объятий щупалец. Елки палки он их даже не поцарапал!

— Хратт бросай свои игры в ножички, жги их шок-копьями!

Пока он выдирал штурмовое копье из-за плеча, я принялся освобождать пассажиров склисса. Освобожденные хоть и перепуганные принялись палить из всего имеющегося оружия. Когда парочка тварей, разлетелась на огненные брызги, последняя висевшая за бортом и жадно шарившая щупальцами по склиссу, уцепила двух пассажиров и свалилась в заросли. Бедняги даже вякнуть не успели. Я проводил их взглядом, звучный шмяк, и окрасившиеся красным заросли не оставили сомнений в их судьбе. Ничуть не сомневаюсь что твари этой хоть бы хны, у неё то и развиваться нечему. Пока шла эта драчка склисс кружился на одном месте потихоньку спускаясь к острым скалам на дне ущелья. Неожиданно заросли окрасилось багровым огнем опасности:

— Всем ложись!

Хратт лег, а вот пассажиры склисса не были членами моей команды, и не имели привычки доверять мне во всём. Я еще пытался сдернуть ближайших, на пол платформы, когда они, оседали утыканные дротиками, как ежи. Пилот сидел в кабине, и ему поэтому не попало, немедленно он рванул склисс вверх. Молниеметы с других склиссов нашей эскадры стали поливать ущелье огнем. Через минуту чат горящих зарослей заволок все вокруг. Как ни странно зеленые на вид заросли горели очень хорошо, надеюсь и тот кто там был тоже! Кое как сориентировавшись наш отряд выскользнул из ущелья ловушки, лишившись правда пятерых бойцов. Я оглянулся, ущелье было узкое, пламя пожара бушевало там как в камине. Поднял голову вверх, стали закрадываться опасения. Столб огня и дыма вздымался на пару сотен метров над ущельем, и не думал угасать, даже наоборот. Ток воздуха в топку пожара, мешать держать склиссы на курсе.

Сверху опустился разведывательный склисс, подтвердив мои наихудшие опасения, столб дыма поднялся на километр в чистый жаркий воздух над плато. Гадать не надо было что поисковые склиссы Маарверна уже заметили это не природное явление. А в наступающей темноте пламя пожара, пожалуй, почище любого маяка.

— Тромпф, бесполезно прятаться по ущельям, да и небезопасно как видишь. Выныриваем и рвем куда подальше, пока не окружили!

— Танцор ты же понимаешь нас там обнаружат еще быстрее!

— Да но там мы не окажемся в ловушке!

Думаю, один пожар это указатель на место где мы есть, кстати искать нас вокруг него будет далеко нет так легко, огненная буря сильно мешает полетам. А вот несколько пожаров уже некоторая дезориентация.

— Дай мне грузовой склисс и весь запас айс-бомб, а сами двигайте отсюда! Я обеспечу отвлекающий маневр.

— Не вопрос, склисс загруженный стропом, имеет на борту еще десяток айс-бомб, перепрыгивай на него.

Подогнали самый большой склисс, я перепрыгнул на него. Хратт спрыгнул вслед за мной:

— Как хочешь Танцор но я с тобой, хочу хоть видеть если что от чего ты помрешь. А не ждать, что дурацкий ошейник, захлопнется на моей шее с минуты на минуту!

Прыгнула на борт склисса и хромающая фигура Маарнвернца Нини, он чуть скромно улыбнулся и пробормотал:

— Мы не договорили, прошлый раз, надеюсь еще представиться возможность.

Крикнул на последок Тромпфу:

— Мы будем чертить широкую завесу пожаров, постарайтесь прикрыться ею от Маарвернцев, дальше добирайтесь сами. Я постараюсь прожить подольше, может успеете снять у Атта ошейники… Счастливо.

Тромпф как то странно посмотрел на меня и пробормотал растерянно:

— И тебе счастливо…

В последний момент, когда борта склиссов уже разошлись, на борт могуче сиганула Тяжелая закованная в доспехи фигура. Склисс заметно покачнулся, а глыба брони распрямилась. Ваззенрог. Тот не был щедр на сентиментальности, он просто ободряюще хлопнул меня по плечу, чем и вбил меня в пилотское место. Пока я набирал высоту, выныривая из сгустившейся тени ущелья, мои товарищи уже принялись отвязывать айс-бомбы и располагать их вдоль бортов склисса. Я покачал ручкой управления и вывел склисс на пологую дугу вокруг места пожара. Тяжелая туша стропа принайтовленная на платформе склисса, ужасно ухудшала характер поведения того в воздухе. Склисс при малейших виражей раскачивало, угрожая перевернуть на спину. Что для любого склисса было фатальным событием. Ну ничего будем поосторожнее. Оглянулся назад, укоротившаяся цепочка склиссов прижимаясь к скалам уходила на север.

Хратт подошёл сзади положил руку ему на плечо и сообщил:

— Мы готовы! Подбирай ущелье подлиннее!

Таковое быстро нашлось, благо они все были очень длинными. Аккуратно снизив скорость, дал отмашку рукой сыпать бомбы.

Низковато, пожалуй, при каждом разрыве тяжёлую транспортную машину ощутимо подбрасывало. Поглядел вниз, да уж айс-бомбы это тебе не жалкие молнии бортовых оборонительных точек. Ад внизу был такой что камни плавились. Из моря огня, огненными кометами выпрыгивала, местная жароустойчивая летающая живность. С одной скалы огромной пылающей фермой свалился вниз ночной гигант — супер-пупер комар!

Обработав ещё парочку ущелий, мы сотворили великолепное зарево в полгоризонта. А вот россыпь точек над дальним и самым первым пожаром, было давно ожидаемым и неприятным событием.

Махнул рукой подзывая, подошёл Хратт:

— Берите ящики, откройте борта стропа, но сообразите баррикаду в корме, с других направлений их «истребители» атакуют хуже. Я прижмусь к земле, им наши модули тогда не достать.

— Слышь Танцор Когтей, строп бы выбросить, скорость будет повыше?

— Не надо, может ещё пригодится. Склисс то наш, явно ночного боя не переживет!

Подошел наш Маарвернец Нини:

— Уходить отсюда лучше на юго-восток, к побережью, да и до края плато поближе будет. А сесть лучше всё таки на плато.

Я обернулся, посмотрел на него, удивленно спросил:

— Почему на плато, тут же опасно, живность свирепая!

— Это не совсем живность, то воины Скорпелуны и их боевые животные. В ущельях Скорпелуны Маарверн не властен. А что касается агрессивности их к нам, то это не столь большая проблема как кажется. Верьте мне, летите на юго-восток.

Ладно юго-восток так юго-восток, все равно никуда не долетим, так почему же не долететь на юго-восток?

Пологий вираж, утихомиривание раскачки ноши склисса, и вот тонкие комариные силуэты «истребителей» ужи рисуются за спиной на фоне пожара. Согласно намеченному плану прижимаюсь к скалистой поверхности внизу. У меня ту чуть преимущество, они то есть пилоты «истребителей» должны полагаться на ночные амулеты, я же на «природное» ночное зрение.

Ребятам на помелах за спиной неудобно, но они начинают обстрел. Разряды молний постепенно начинаю приближаться к корме склисса. Чувствую пятой точкой дрожь склисса, попадание. Однако склисс на удивление не теряет своих летных качеств. За пилотским креслом собирается компания. Это мои товарищи укрываются тушей стропа, от вражеских разрядов. Хратт орет мне на ухо:

— Строп то тяжелый, бронированный, да еще и гружен образцами заклятой брони из «лаборатории», хорошо держит.

Еще пяток попаданий, склисс не реагирует, правда за спиной разгорается зарево, корма все таки горит. Хратт орет опять:

— Там мы еще гибкой брони за корму вывесили, кольчуги там запасные, пустые бочки из под гравижидкости. Пусть палят надолго хватит. Вскоре точность стрельбы истребителей уменьшилась, шлейф дыма за нами изрядно слепил пилотов, вот один и в скалу вписался. Правда я в нее тоже чуть не вписался.

Количество преследователей растет. Я решил повторить трюк со скалой, подобрал скалу чуть выше, шел в нее до последнего и в последний момент отвернул. Ослепленные вспышками своих выстрелов и дымом пилоты влетели в отвесную скальную стену. Но и для меня этот маневр чуть не кончился фатально, еле уговорил склисс удержаться на брюхе. Количество преследователей сократилось до трех десятков.

Оставшиеся попытались изменить тактику. Сначала попытались подняться повыше и с пикирования расстрелять кабину. Не очень однако получалось. Оптимальное положение для максимальной скорости как я установил летая на таком аппарате это чуть подняв нос к кверху. Для нацеливания приходилось нос опускать, от этого скорость падала, и с каждой очередь они чуть отставали. А с пикирования отставание усилилось, и их очереди все время проносились мимо. По неподвижной ничего, наверное ну а по склиссу несущемуся во весь опор, нужно было быть гением. Наконец у них как будто стало получаться так я стал им вредить, то ускорялся то тормозил. Так что с меткостью у них не вышло. К тому же один такой маневр имел интересный результат. Я тормознул, один «истребитель» въехал мне в корму. Остальные пролетели вперед и попали в массированный залп пикирующих. Минус пять, короче.

Самое для нас было приятное, что догнать нас могли пока только «истребители» явно не обкатанные в бою машины. А айсы и склиссы не говоря уже про броненосцы, имели слишком небольшое преимущество в скорости. Наконец какой то гений на помеле догадался, обогнал нас на километр развернулся и пошел в лобовую. Точность не ахти, только зацепил чуть. Однако на вторую попытку уже пошло десять штук. Единственное что я смог противопоставить их слаженной попытке, это отвернуть с их курса. В первый раз это удалось, но во второй раз задние были начеку, и неплохо распотрошили нам борт. Баррикада на корме развалилась и съехала вниз на скалы. Все! Дела наши стали совсем плохи. Мы еще как то пытались отпугнуть атакующих в лов выстрелами из шок копий, это чуть помогла, одно сбили. Но затем в следующей атаке нам разворотили рубку, разбили основной трубопровод. Подъемная сила резко упала, и мне ничего не оставалось более, как опустить склисс в одной ущелье размером покрупнее.

В полночь наш бой закончился, под склиссом хрустнули ветви, завизжала неосторожная придавленная тварь.

Истребители не спустились за нами, и кружили там, на фоне черного неба. Ожидали видимо прибытия тяжелых склиссов. Мы же лихорадочно, в кромешной тьме собирали те предметы снаряжения которые могли пригодится нам для выживания в зарослях. Я с Ваззенрогом рубили остатки борта, чтобы спустить строп на землю. Заросли почему то не бросились на нас пока. Наконец раскаленное железо ухнуло с шипением в кусты, строп был свободен. Зад его был конечно изрядно поджарен, но освобожденный от груза тот был вполне работоспособен. Хратт открыл энергоблок подбитого склисса, выдернул оттуда пачку энерго-кристаллов, потом сковырнул уцелевшую палубную оборонительную точку закинул её в строп. Ваззенрог тут же принялся её примеривать к своей руке. Получился Шварцнеггер с миниганом, и невозможное возможно! Я же выдрал трофейное оружие привезенное с собой на помеле, штурмовое шок-копье, я бы его назвал шок-пулемет, и странный автомат. Крипт мне дал свой Хратт, запасной наверное. Взгромоздились на строп, Маарвернец Нини сел за штурвал, дал газу, хрустнули ветви, и строп с урчанием начал продираться сквозь заросли. Меня хлестнула по лицу колючая ветка, я от нервов наверное, пальнул в нее из шок-копья. Дерево загорелось, а нини остановил меня:

— Не надо стрелять, здесь. Кто жжет заросли, здесь враг. У тебя же есть крипт, в случае реальной опасности используй его, есть же у тебя и споро-метатель, он тоже подходит. Огонь здесь враг, смотри не стань врагом всего живого.

— А как же хищники?

— Крупные хищники тут дневные, а ночные относительно невелики, и как положено ночным не охотятся стаями. А строп достаточно велик и необычен, чтобы любой ночной хищник трижды подумал рискнуть ли. До утра у нас есть время не хвататься за оружие, а потом посмотрим.

Уговорив меня, он опять стронул строп вперед. Через некоторое время стал чувствоваться запах воды, журчал ручей. Потом строп плюхнулся в воду и вышел на прогалину в зарослях. Я понял, что это была долина речушки. Нини направил строп вниз по течению, и с хлюпаньем мы устремились подальше от места падения.

Я огляделся в поисках «истребителей», но ветви деревьев закрывали небо, мы ехали в своеобразном растительном туннеле. Грузный аппарат переваливал через валуны на порожках, окатывал душем воды в омутах, появилась возможность перевести дух. Оказалось что с момента моего пробуждения до нашего падения в долине прошло не более полутора часов, а вон оно как все переменилось!

Впереди вся ночь в зарослях, которые и сверху казались смертельными, а уж здесь внизу остается только удивляться передышке.

Спрашиваю через плечо Нини:

— Откуда ты знаешь о нравах местных хищников? И что это за воины Скорпелуны?

Тот тихо почти шепотом отвечает:

— Скорпелуну уже не одну сотню лет пытаются покорить, и Маарверн и другие города соседи. Тут огромные запасы дорогих элементов. Раньше удавалось обменивать их на товары, а теперь с нарастанием конфликта эта возможность исчезла.

— Что за конфликт?

— Местные, это не демоны… Это естественные виды, животные наделенные разумом. Правда говорят что управляют ими всё-таки демоны, одни из тех что заслужили среди местных уважение. А основную массу жителей составляют несколько видов животных наделённых разумом. Точно кто выяснить не представляется возможным. Часть из них жители, часть натасканные животные, часть скот домашний, ну и ещё часть дикие животные на которых охотятся. Я несколько лет в юности провел в патрульных отрядах стороживших Скорпелуну, кое что ещё помню.

Ваззенрог прогудел:

— Зачем же их сторожить, как я посмотрю, они сами себя неплохо сторожат?

— Тихо! Не нужно нам излишнее внимание… В Скорпелуне есть несколько шахт Маарверна, их то мы и охраняли от местных. Служба я Вам скажу ещё та, половина воинов не доживает до конца года. Но шахты эти основа благополучия Маарверна в прошлом. Сейчас, правда Маарверн накачал и военные и промышленные мускулы, и опирается уже на другие ресурсы.

— Мы так не нарвемся на селение местных?

— У Скорпелунцев нет крупных селений, так разве что одна-две хижины, или пещеры. Всё что крупнее выжигают с воздуха Маарвернцы.

Я поглядел наверх, там на фоне черного неба, кружились как огненные мухи склиссы. Искали, с такими то усилиями недолго искать им придется.

Хратт кивнул мне на небо:

— Как более менее установят поточнее наше местонахождение, зальют долину огнем.

Нини вставил:

— Вот потому то нам стоит поискать пещеру поскорей! Там впереди я видел водопад, обычно под ним Скорпелунцы строят свои дома-пещеры, получается завеса воды, защищает от огня, а скальная толща от бомб.

И действительно впереди, нарастал рокот падающей воды. Небольшой водопад скатывался с небольшого уступа, почти скрытый кронами деревьев. Нини остановил строп и стал внимательно осматривать деревья нависающие над водопадом.

— Что ты ищешь? — поинтересовался Хратт.

— Лестницы, видишь? Они гнилые, и мох по краям водопада не потревожен, значит в пещере туземцы давно не живут. А вот на камнях видны свежие царапины от когтей, это уже значит что в пещере поселился пресноводный хлоп. И даже судя по кличеству не один. Поскольку хлопы вместе не живут, значит самка с детенышами. А их бывает не менее десятка, и размером почти с самку. Думаю именно эта самка выжила туземцев из хижины. Пожара здесь давно не было, лет восемь, сами бы не ушли.

— Ну так че идем застрелим самку, и дело с концом! — Хратт поудобнее перехватил шок-копьё.

Нини положил руку на ствол пригибая к низу.

— Нельзя стрелять, нас быстро засекут с воздуха!

Повернулся ко мне:

— У тебя я видел метатель спор, он не дает вспышку, но врядли пробъет панцирь хлопов. Надо целить в пасть, или в глаз. Но там темно, так что надо ждать утра, и потом идти в пещеру.

Я буркнул:

— Зачем утра ждать, сейчас пойду и всех замочу…

Перехватил автомат, спрыгнул со стропа, и шагнул под поток воды.

Вода малость оглушила, и чуть прибила к скользкому каменному полу. Кое как задержав неконтролируемое скольжение когтями на ногах, решил смахнуть с головы прилипший капюшон. Взмаху рукой помешало препятствие, а приличному охотничьему настроению дикий вой. Через секунду проморгавшись, увидел у своих ног коленчатое тело утыканное рядами коротеньких ножек, бешено дергавшееся и разевавшее пасть. Причина такого истерического поведения выяснилась быстро, у твари была снесена голова, беззвучно разевавшая пасть чуть в сторонке. Я хмыкнул. — Тоже мне панцирь!

В глубине пещеры, довольно просторной кстати, началось массовое шевеление. Поначалу из этого сплетения чего то продолговатого, я ничего не мог разобрать. Взял и пальнул из автомата в гущу, точнее рожок выпустил. Гуща быстро развалилась на десятка полтора длинных бронированных гусениц, длиной метра по два. Все они направились ко мне, а особого эффекта от моей пальбы на их здоровье заметно не было.

Двинулись они широким фронтом, так что достать новый рожок и и зарядить автомат у меня не осталось времени.

Ну все! Автомат отброшен, боевой вопль из глотки! Отчего твари на секунду замерли прижавшись к полу. В мозгу печатается огненный узор опасности, начинаю танцевать в промежутке между ветвей кровавой угрозы. Стоять почти негде, струи смерти хлещут по полу, лишь кое где, на полу образуются пятнышки мертвых зон на которые удается на доли секунды поставить ногу, для очередного прыжка. Твари на редкость быстры, обладают отменной реакцией, челюсти так и щелкают отрывая клочки одежды и снаряжения. Кое где в воздухе открывается окошко, и удается вплести свой росчерк, в узор ударов. Еле удается остаться безнаказанным, то одна то другая туша остается на полу в корчах, заливая его скользкой слизью. Каждый мой штрих в танце, почему то почти стирается, мощным мазком твари. Когда толпа гусениц поредела, стало ясно что со мной в плетении узора есть ещё один каллиграф. Ему лишь мешали его соратники, достать меня. Заслоняли меня в самый ответственный момент. Не скажу что рисунок удара его был красив как мой, он лишь оттенял моё плетение. Я несколько был в удивлении, и от этого снизил темп драки, отодвинувшись к водопаду. Я понял — не он, она! Среди изрубленных туш детей, согнувшись латинской S, стояла самка. Она совершенно точно знала следующее моё движение, совершенно точно знала она и то что её надо сделать чтобы мне отомстить. Сквозь стену воды в пещеру ворвался Хратт и Ваззенрог, оба они вытащили любимое оружие, первый пару мечей, второй тяжёлый молниемет.

— Не надо, вы её не убьете, а мне только помешаете!

Она кажется, поняла что я им сказал, зашипев S-ка распрямилась могучим прыжком посылая клыки мне навстречу. У нас обоих было оружие, которым мы могли повредить друг другу. Она так была плотней, и тяжелей, имела запас сил побольше моего. Когти ног рвали камень пещеры, каменная крошка вперемешку с кровью детей брызгала во все стороны. У меня же было преимущество в количестве ударных конечностей, у меня две руки у неё только одна пасть. Мы оба знали движения друг-друга, только она плела узор одним толстым мазком, а я двойной вязью кистей. Поначалу я не находил способа завершить благополучно эту схватку. Но после пары минут танца, я заметил, что она не желала наступать на тела детей, избегала зацепить их когтистыми ногами. Поскольку схватка текла у входа в пещеру, то тут тел было немного, затем я смог затянуть её вглубь. Рисунок её стал закованным, как каллиграфия в клетчатой тетради. Мне хоть скользкие тала мешали но не настолько. В изгибах её движений появились подходы, незначительные, потом по мере потери крови, мазки ударов стали проводится медленнее и медленнее. Потом одна линия затянулась, и я прервал её быстрым двойным росчерком. Голова, талантливой воительницы, скатилась по полу, а Ваззенрог непочтительно спихнул её в водопад. Я присел на дрожащих ногах на валун, а два моих приятеля принялись скатывать колбасы тел туда же. Когда всё закончили, вкатили строп под своды пещеры, Нини достал сух-пай. Хратт сказа как то смущенно:

— Надо было мне попросить у того хлопа пару уроков…

Нини деловито доев свою долю сказал:

— До рассвета тут будет спокойно, а вот утром местные найдут тела хлопов и поймут что пещера освободилась. Любопытных не ибежать.

— А Маарвернцы! Неужто оставят нас в покое?

Он подумал минутку:

— Нет, не думаю, через час не более, засыплют долину айс-бомбами, выжгут ту всё, и улетят восвояси. Они же не знают что я с вами, и соответственно следует ожидать, что вы в водопад спрятаться не догадаетесь.

Я задал ему мучавший меня вопрос:

— Скажи, хлопы разумны?

— Морские хлопы точно нет, а вот пресноводные не выясняли. Знаем только, что они много проблем скорпелунцам доставляют, а те при всех их серьезных возможностях, противостоять им не могут.

Я прислонился к колбасообразной гусенице стропа, опять тянуло подремать. Под рукой был пол пещеры, аккуратно исчерченный волнистыми линиями. Поколения хлопов и их детёнышей, исчертили его своими коготками. Припомнил я и редкие моменты боя когда мы вдвоем с мамашей застывали в равновесии. Восемь глаз хлопихи горели огнем отчаяния, то одна то другая бусинка глаза поворачивалась к полу. Хмм а с какой нежностью, она переступала тела мертвых детенышей. Нет сомнения, если бы не моя расчетливость и циничное использование материнской любви, нарубленным плавал бы в ручье не она а я. А все потому что мы собрались спрятать свои никчемные шкуры, в пещере, чтобы повысить свои шансы на спасения до призрачных.

За завесой водопада, светало. Вместе со светом, летящая внизщ вода наливалась багровым огнем смерти. Что-то сейчас будет, ясно было только выходить не будем, лучше здесь переждать.

Встал и подошел к стене водопада вплотную, мои товарищи удивленно наблюдали за мной.

Звуки там пробивались знакомые и пугающие. Шипение шок копий совсем близко, грохот бомб, визг молниеметов. Там шёл бой, вот только кого с кем?

Ваззенрог положил мне руку на плечо и отвел вглубь пещеры, правильно! Мало ли кто случайно в водопад пальнет. Я напоследок коснулся пальцем падающей воды, она была теплой. Присел в дальнем углу и сказал товарищам.

— Ущелье выше по течению, залили огнем. Скоро зальют и здесь, должны были это сделать раньше, но что то их задержало.

Нини вскочил на ноги и всплеснул руками:

— Это скорпелунцы, они ведут бой с Маарверном. Наверняка те кто уцелеют будут искать убежище от огня здесь!

Мы схватились за стволы, и вовремя!

Водяные двери взорвались ворохом брызг. На фоне светлой стены воды обрисовались три силуэта. Один уже был знаком, волокнистая, лианоподобная тварь, такая же что и напала на наш склисс, прикинувшись мостом. Второй силуэт был мне тоже хорошо знаком. Грушевидная фигура самца ашти, мы с Роа гоняли таких в городе радиоактивных развалин. Третий был мне не совсем мне не знаком, он обладал сходством с хорошо известным персонажем детских сказок. Будем его звать дальше Змей Горыныч, (решил я про себя).

Вошедшие, в первую очередь обнаружили машину припаркованную в пещере. Отшатнулись, а когда уже заметили нас то было уже поздно. Три ствола сторожили малейшее их движение. Волокнистый как то обмяк, ашти злобно защелкал тремя челюстями, а шесть конечностей его трехсторонне симметричного тела прижались к шкурке. А вот Змей Горыныч поступил точно так как они в сказках поступают, стал спорить всеми тремя головами. Короче, до самки хлопа им было далеко.

Ваззенрог посмотрел на меня:

— Ну что будем мочить?

— Они не опасны, Нини попробуй договорится…

— Сам пробуй, они на обычном Демонском диалекте разговаривают, тоже…

Ладно покумекаем сами:

— Эй, Ашти! Нам нет нужды вас убивать. Те что с наружи наши враги, как и ваши. Если вам нужно убежище садитесь у стенки, и пережидайте как мы. Если что не нравится, можете умереть, или здесь или там.

Ашти присел на трёх ногах, и проскрипел:

— Нет уж мы лучше обождём, и хорошенько рассмотрим, кого так ищет господин Кымру.

Водяная дверь за их спиной стала наливаться оранжевым пламенем, огненный свет залил пещерку. Струи воды стали захватывать в пещеру клубы дыма. Туземцы присели у спины, достали ил сумочек сверточки с широкими листьями. Листья намочили в воде и налепили себе на морды.

Нас же в то время скручивал кашель, ещё пара минут, и нас можно будет брать голыми руками. Змей Горыныч заметил как нас корежит, достал из сумки ещё четыре листа, намочил и предложил нам. Нини без особых стеснений принял, и мы приладили толстый словно капустный лист на носы, или просто ноздри.

Мокрый пряный запах листа, немного бодрил, но воздух в листе был пригоден для дыхания. Мы, не сговариваясь, отвели стволы от троицы, а они заметно расслабились.

Мы стали рассматривать друг друга, уже не скрывая интереса. Волокнистый, был самым длинным, думаю от «носа до кончика хвоста» не менее десяти метров. Но и самым легковесным, килограмм сто не более. Глаза его были хаотично разбросаны по телу, голоса он похоже и вовсе не имел, постукивал только палочкообразными отростками.

Цвет его тела был зеленый, этакими лохмами свисала толи шерсть то ли листья. Немудрено, что мы их с замшелым мостом спутали. Я думаю, с такой комплекцией, лучше всего в ущельях жить.

Ашти я уже видел раньше, только у этого типичная для ашти дивная золотистая шкурка, была выщипана сложными узорами. На руко-ногах висели браслеты и пластины наручей. На чутких ушах висели гроздья серег тонкой работы. На двух поясах, висели кинжалы, метательные ножи, и амулеты. Вёл он себя нервно, поминутно вздрагивая, смущаясь, почесываясь. То есть типичное для ашти поведение.

Стало ясно кое-что по поводу «Змея Горыныча». Грушевидное тело с шесть конечностями, две ноги, две руки, два крыла, плавно переходило в центральную голову. Боковые же головы поменьше размером, торчали из как-будто кожистых карманов на плечах. Стало ясно, что он это детенышей так выращивает. Шкура у него была защитного цвета и бородавчатая, спасибо пламя не извергал. А то бы я нисколько не удивился, Роа вот например вполне могла плюнуть паром.

Вот Змей то и был самым общительным:

— Что это за вами Маары гонялись? Крепко насолили? А сколько Вас было?

Нини к моему удивлению принялся обстоятельно отвечать:

— Мы у них много важного украли, но это наши товарищи увезли. Насолил вот этот вот господин, его зовут Танцор Когтей. Он сам тут вырезал целое семейство хлопов, без всякого оружия! А что он Маарвернцам сделал и представить страшно. Было нас вначале пять десятков, а теперь как видишь четверо. Прячемся мы здесь потому что у нас больше нет машин по воздуху летать, ту что у нас была Маары испортили.

Змей аж подпрыгнул от возбуждения, он ходил по пещере бурно жестикулировал, и махал крыльями (что было кстати, в пещере здорово начало припекать).

— А что этот господин наверное сильный Маг? Я вот тоже Маг только еще учусь. А он меня не научит чему то новенькому?

Тут я не утерпел:

— Господин не маг, а наоборот. В основном магов истребляет! Тем более ничему научить тебя не сможет. Ты вот что за тварь такая чудная, о трех головах?

Тот аж побагровел от обиды:

— Я не тварь никакая, я сиддир. Единственная раса среди истинных Скорпелуны способных к магии. И не головы это! Это мои младшие партнеры по генетическому обмену. Тархар-ая и и Тархар-тли. — Поочередно показал сначала на правое плечо затем на левое.

Во змей зажигает! Жен своих на плечах носит! Никакого спасу от них нет! Все время с собой и пилят! Ужас! Тут волей неволей колдовать начнешь, иначе вовсе спасу не будет!

Спрашиваю ехидно у женоносца:

— И что кто у Вас главный? А кто, стирает кушать готовит?

Змей обиженно протарахтел:

— Не знаю исчадие, что за мысли извращенные ты принес с собой из твоего мира! Надеюсь что ты не хотел оскорбить меня… Но знай, мы сиддиры не соединяемся для того чтобы выяснять кто главный, мы соединяемся для достижения истинной гармонии!

Ашти задергался, из пасти полезла пена. Он согнулся к полу скребя двупалыми лапами по камню. Прекратив странно дергаться он выдал:

— Я всегда говорил тебе Тахор, что ваши сиддировские способы создания семьи никогда не найдут понимания у исчадий. Всяко проще им, понять нас ашти. Шесть жён не меньше не больше, лучший способ размножаться.

Волокнистый отчаянно застучал палочками, ну а поскольку остальные двое наших гостей приступили к странным изъявлениям смеха. Тоя так понял что он выразил свое отношение к извращениям и способам создания семьи. На а нам вчетвером, как ни грустно сказать было нечего. Найдя ещё несколько способов по смеяться, мы наконец решили разделить и пищу, присели в кружок. Змей со своей семьёй, Ваззенрог со своими железками, Волокнистый раскатал щупальца на пол пещеры, ашти с запасами дичи и дивных пряностей, Хратт пригодившийся со своими мечами для рубки салата, Нини со сложными способами сервировки стола, и наконец я Ваш покорный слуга загруженный срочным изготовлением тарелок из подвернувшихся валунов. Жены Змея оказались изрядными хохотушками, и подначки Хратта насчет семейных скандалов неизменно поражали цель. А вот муженек их оказался изрядным ревнивцем, то и дела то одна то другая подпрыгивали от его нервных импульсов. Волокнистый нашей пищей не заинтересовался, а вот остальные с удовольствием всё умяли.

В конце дня, буря пламени за стеной водопада потемнела, саму вода стала сначала буроватой, а потом и вовсе почернела от пепла. Волокнистый решил вытащить одно из щупалец вооруженное глазами, за стену воды. Как потом нам перевели его сообщение, совсем темно от дыма, и тихо что самое главное. Выскочил затем Хратт, затем вернулся отряхиваясь:

— Там все черно и обуглено, костры ещё горят, камни кое-где раскалены, но по дну речки мы можем двигаться. Давай выкатывать строп, пора!

Вскоре строп стоял в черной жиже, в которое превратилось некогда идиллическое озерко. От кустов и деревьев не осталось и воспоминания. Скалы до самого верха ущелья были покрыты копотью. Там где особенно ревел огонь, выступы ещё рдели багровым. Пожалуй только ток воздуха, вдоль ручья хоть немного позволял дышать. Мы очень быстро сразу после десятка метров пройденного пути, приобрели вполне маскировочный окрас. Копоть ощущалась на языке на носу, в ушах и где только угодно. Мы бодро трусили туда, куда с изволили, показать путь, наши новые проводники. Как мы успели понять из отрывочных слов, направлялись мы в их удаленный сторожевой пост, потому что база определенно была разгромлена.

На почерневших скалах иногда встречались странные оплавленные металлические решетки, с ситообразными ячейками. Скалы от прикосновений борта стропа иногда трещали, а иногда рассыпались в крупную труху.

Змей быстро на пальцах разъяснил мне между ухабами, что там у них живет большая шишка один из великих добрых исчадий, который сможет нам помочь. Но надо торопиться потому, что по ночам долины обшариваются гмырхами. Особенно такие обгорелые. Гмырхи, как он объяснил мне это такие огромные твари, почти невидимые, опускают в долины свой хобот и вылавливают всё что чуть теплее окружающего мира. То есть животных, туземцев и тому подобное. В связи с этим туземцы никогда не разжигают костры, очень чревато для решивших погреться. А уж наша долина обязательно приманит огромное количество гмырхов. Потому то надо убраться до полной темноты в нормальные не пострадавшие долины. Почему то у меня возникла уверенность, что такого гмырха то я и сбил на «истребителе», случайно…

За очередным уступом скалы, за куче валунов, обнаружили мы огромный, черный остов. Н острый пик накололся странный жук. Огромные плиты расползлись, закрутились от жара. Из решетчатого брюха вывалились длинные ситообразные обоймы. В некоторых ячейках, торчали еще выгоревшие до глиняной хрупкости, метровые скорлупки. Присмотревшись к рядам обойм я узнал, в скорлупках айс-бомбы.

Я спрыгнул со стропа и подбежал к этой груде горелого металла, в кронштейнах на перекрученной верхней палубе, закреплены были тощие тела «истребителей». Высокая рубка в конце палубы, покосилась от жара, но можно было разглядеть в амбразурах жерла молниеметов, а в чернеющих люках странные костяки прикрытые полопавшимися кирасами.

Я перегнулся через борт, и крикнул нашему маарвернцу:

— Что это за штуковина? Она видимо бомбила долину!

Нини запрокинул голову ко мне:

— Это «сеятель», сверхтяжелый бомбер, я про него слышал но в живую в первый раз вижу. Создали, как раз, чтобы Скорпелуну пробомбить, как следует, раз и навсегда.

Ну думаю вот и пробомбились, раз и … всё.

Скатился по вороху плит, скатился на место в стропе.

— Кто же его снял? Точно не я!

Змей уворачиваясь от раскаленного валуна:

— Кто, кто. Знамо кто, сиддиры наверное! Магия нас сиддиров, самая особенная. Мы можем через любые щиты пробиться. Потому то не могут Маарвернцы одолеть Скорпелуну.

— И что это у вас за магия такая, что может такую махину на скалу посадить?

Змей выпятил грудь и чинно поклонившись сказал:

— Смотри…

Хратт сидевший за рулем, вдруг круто вывернул руль, и отчаянно заорал, строп поскакал по камням со скрежетом царапая брюхо.

— Что, что это со мной! У меня руки отнялись! Прекрати.

Змей довольно откинулся, сложил лапы на животе. Строп общими усилиями удалось вернуть обратно на тропу. Хратт заорал уже на этого горе-мага:

— Ты что же это себе позволяешь! Мы же машину могли бы разбить! Потом пешком бы шлёпали!

— Ничего пошлепали бы, недалеко осталось. Вон уже недогоревшие кусты пошли это место не бомбили, бомбилка поломалась! Мы сиддиры владеем магией жизни, всё что живое поддается нашему управлению. Кроме нас той магией не владеет никто, так что и щиты против неё никто выложить не сможет.

Мне стало интересно:

— А мной сможешь управлять?

Змей вздохнул:

— Нет, не могу. Я тогда когда в пещеру вошли я сразу это почувствовал. Если бы ты был подвластен, то мы бы еще с вами поспорили. А так, без шансов, из-за тебя. С твоими товарищами могли бы справиться мои друзья, они же обычные организмы, сильные но обычные. А твой абсолютно здоров, гармоничен, и видимо быстр. Пожалуй, ты бы один нас изрубил, и без друзей. И вообще я сразу подумал, что тебя лучше иметь другом. Большой тебе совет, когда почуешь самую страшную опасность, избавляйся от одежды, и от него… — он щелкнул по ошейнику.

— Ты без всего того вполне совершенен в своей простоте.

Мне что-то показалось странным в его объяснениях:

— А почему, ты разве не смог бы, взять под контроль моих друзей?

— Мы сиддиры можем манипулировать только одним организмом, а я сиддир низкого уровня. Могу только вызывать мышечные сокращения, сердце остановить если у кого есть, не больше. Самые опытные сиддиры могут изменять организм, прекращать работу органов, видоизменить конечности. Высшие могут изменить разум, заставить изменить образ мыслей, способности. Но таких только два — три. Сверни как Хратт в эту пещеру, это туннель в соседнюю долину.

Строп загремел по широкому тоннелю, явно не природного происхождения. Гладкий пол и гладкий потолок, регулярные ниши в углах, очень смахивает на рудник. Нини когда я осведомился у него подтвердил, что скорее всего, старый Маарвернский рудник, но очень старый и заброшенный:

— Маарверн очень давно ведет разработки, многие сотни лет, многие забыты, многие просто вычерпаны до дна. Эта правда, не производит впечатления вычерпанной, явно только штольню успели проложить и штреки наметить, даже пазы под вагонетки не разметили. Удивительно другое, как тут живность местная не развелась, тихо и чисто.

«Змей Горыныч» вмешался:

— Здесь серсит живет, он туннель регулярно чистит, и сторожит неплохо.

Я заметил как Нини побледнел и вжался в угол платформы, уточнил:

— Серсит, это такая тварь длинная метров десять в диаметре, и очень червя напоминает? И мстительная такая, обидчика неделями преследует?

— Ну наши то серситы поменьше, а что мстительные то это факт! Но не переживай, серсит для сиддира не проблема, а удобный инструмент.

Не нравятся мне что-то эти сиддиры, не этот, правда, конкретный, а вообще класс магов с их возможностями. И поперлись мы за ними, как-то опрометчиво, прямо таки галопом. Понятно что в местной чаще выжить у нас вариантов немного, но всё таки.

Шлепанье надувных гусениц стропа по полу туннеля сменилось шуршанием по мху, что вывело меня из раздумий. Перед глазами вывалились сочные цвета растительности нетронутой долины. Странные деревья ущелий удалось рассмотреть в подробностях впервые. Многоствольные монстры, с переплетением лиан между стволами, срослись в сложное трехмерное клетчатое пространство. Внутри этих деревьев сновали нашедшие в них убежище цветастые гибкие ящерки. Такие деревья заняли место в более менее широких местах долины, формирую сплошной ковер растительности. Среди них выстреливали к солнцу растения гребенки, фантасмагоричные, с совершенно необъяснимой формой, как будто расчески поставленные на попа. На широких гребнях колыхались в безветренную погоду широкие перистые листья. Присмотревшись, я обратил внимание, что гребенки медленно двигаются, следуя за солнечными зайчиками ползающими по дну ущелья.

Попадаются и кусты, странные скелетообразные образования, с листьями воткнутыми куда попало, и как попало. Самые интересные мне показались скальные деревья, этакие хребты которые извиваются по скалам, впиваются в камень корнями-сверлами, выпуская из спин венчики листьев. Присмотревшись к скальным стенам ущелья, я обнаружил дорожки отверстий извивающихся в разных направлениях, отчего поверхность скалы походила на сыр.

Вся эта загадочная растительность тряслась и вопила разными голосами, разумеется не сама а животные в ней обитающие. После парочки поворотов на узкой тропке сквозь которую с трудом продиралась грузная машина я обратил внимание на внимательные взгляды из густой растительности. Вскоре взгляд стал вычленять из сплетения теней другие тени явно сопровождающие нашу компанию. На верхушке очередной «гребенки» я углядел, уже знакомое волокнистое сплетение. А свисающий с верхушки дерева грушевидный силуэт ашти нас успокоил.

— Что ж ваши друзья на дороге нас не встречают, а как то ховаются по кустам аки партизаны?

Хмурый ашти довольно резко ответил:

— В Скорпелуне так не принято, если выгодно быть скрытым то останутся такими, выйдут только тогда когда от скрытности начнутся проблемы.

Потом хлопнул Хратта по плечу:

— Хватит, остановись приехали!

Я с недоумением, оглянулся, куда это мы приехали, заросли как заросли? Потом присмотревшись заметил как бы невзначай нагнутые ветви, и положенные камни, всё это образовывало сложную систему лесенок и трапов ведущую в глубь кроны. Когда пост был собственно рассекречен, из листвы как то проявились несколько десятков ашти.

Никто правда на прицеле нас не держал, разрисованные и затейливо украшенные тушки ашти, были обвешаны ножами из странного материала, в лапах были луки со сложной кинематикой (похоже блочные), арбалеты у ашти поменьше. У некоторых гастраферты и пучки дротиков-стрел. Стрелы и режущие поверхности были-то не простые, влажно поблескивали синей мастикой. В арсенале их я успел заметить копья, лассо, боло, сети и даже бумеранги. Многообразие средств нападения меня удивило, обычное племя никогда не пользуется столь широким арсеналом. Правда признаться особо опасностью не пахло, и правильно на кой им выходить, что бы нас мочить? И из кустов бы отлично получилось бы!

Змей спрыгнул со стропа, собрался бы позвать своего знаменитого учителя. Что-то мне подсказало, не стоит ему ходить, пускай другие позовут. Стал его пространно расспрашивать про местную растительность и фауну. Выяснились тут интересные вещи, растительность в зоне пострадавшей от обработки Маарвернцами, была основном искусственно выведенными видами, специальными для маскировки и обеспечения боевых действий. Живучие и особо мерзкие.

Тем временем за спиной, скрипнули ветки, по тому как насторожились ашти я понял, что пришёл тот, кого мы все ждали.

Почему-то мне захотелось очень медленно обернуться, но я пересилил себя и обернулся по возможности естественно.

Перед нами был массивный, не гуманоидный демон. Высокая фигура метров трех роста, вполне могла соперничать по внушительности с Ваззенрогом. Шесть конечностей, две опорных, четыре руки, длинный бичевидный хвост. Белая шестигранная плотная чешуя, маленькая обтекаемая головка с большими глазами, запасные глаза на груди. Мощные двупалые руки, и полное отсутствие следов скелета, гибкие резиновые конечности. Доспехов нет, только что-то вроде портупеи увешанной сумочками, узелками и амулетами. Да и еще, трубный голос:

— Это те кого так ищут исчадия Маарверна?

— О да Проникающий Взглядом… Это враги Маарверна, и они смогли его очень неплохо ужалить! Нам я подумал, что такие враги Маарверна и нам нужны, поговори с ними, найди зерно пользы!

— Хорошо Тахор, устрой их пока, накорми, а пока обдумаю, зачем они здесь и для чего.

Мы с облегчением отправились за Змеем, однако мою задницу свербела одна мысль, уж очень мне знаком голос этого учителя.

Очень, Очень знаком!

Взгляд, брошенный на Нини, отметил что субтильному Маарвернцу тоже весьма не по себе. Нини украдкой взглянул, на меня и смущённо отвернулся. Странно всё это весьма.

Странно!


Случай одиннадцатый — Взвешено, измерено, решено!

За спиной курился симпатичным курганом стройматериалов тотелм Шифу. Над ним вились склиссы, вызванные со всех оставшихся целыми сателлитных хозяйств клана Шифу. Как любой клан такого уровня, Шифу имели еще несколько тотелмов, порабощенных кланов, или просто уничтоженных, подсобные и производственные хозяйства в которых и находилось основное количество членов клана. Однако там под грудой кирпичей гнила верхушка клана, мозговой центр и боевая элита. Без этих клан обезглавлен и обессилен. Ему уже не место в первой десятке, точнее девятке теперь.

Недавние союзники уже приступили рвать тело раненого клана на части, вот например Лангх, как сообщили уже объявил о защите пострадавших членов клана Шифу, особенно той части, что находятся в северных секторах. Оромо только что долго думают, а раз долго думают то и решение их будет на редкость эффективным. Опыт однако! Надо будет наведаться в их архив и спросить у архивариуса, какие исторические справки они затребовали, и тогда можно будет кое-что спрогнозировать.

Однако главный вопрос стоит другой, кого следующего валить будем?

Его то я и задал Атту пялящемуся на милый курган с высоты парящего над развалинами личного склисса.

Ответ был в его стиле, вопрос на вопрос:

— А ты думаешь, нам позволят уничтожить ещё один клан? И главное какой клан нам позволят уничтожить? Лиотар, Лангх и Оромо достаточно сильны чтобы угрожать нам тяжёлой битвой после которой мы более не будем великим кланом. Бисх поддерживают нас, только до момента пока то будет выгодно. Правда вздумай нас бросить, им всё таки придется несолоно, кланы вспомнят им все грехи. Бисх отличноэ то понимают, и пока верны, как союзник.

— Вы хотите сказать, что мы сейчас находимся в переломном моменте, после которого ничего не будет, как было?

— Да баланс сил окончательно изменился. До настоящего момента существовали три группы. Арват, Бисх и симпатизирующие нам Троро. Вторые — противники Шифу, Лангх, Оромо, симпатизирующие Лиотар и Ангерхерст. Вторые значительно сильнее чем первые, нападение на нас это вопрос времени. Мы их слегка опередили, им нужно собраться с силами выбрать нового лидера, выстроить план нападения, поделить в конце концов намечающиеся трофеи. Третьи — нейтральные кланы Кхарз и Ссерт, достаточно сильные но не слишком выделяющиеся в плане военной силы, скорее середняки. Самые мощные в военном отношении это Лиотар и Ангерхерст, кроме нас разумеется. Бисх я бы поставил на четвертое место. Пока складывающуюся обстановку облегчает то, что ни Лиотар, ни Ангерхерст в открытую, в боевых действиях против нас, участия принимать не собираются.

— А что эти Кхарз и Ссерт, ушами хлопают? У них политиков нет? Разве они не понимают, что с таким альянсом против нас, поладить после нашей гибели будет затруднительно? Если они еще посидят в пацифистах то совет сократится до пяти членов, и то если будут возрождать Шифу!

— О нет, ученик, Шифу теперь без его хитрых советников и подземного разума никому не нужны. Что бы ты сделал сейчас, чтобы клан выжил?

— Толкнул бы нейтралов к нам в объятия, тогда бы хоть чуть-чуть удалось бы уравнять шансы.

— Ошибка ученик, фатальная я бы сказал. Нейтральные они по совершенно разным мотивам. Кхраз надеется поживится, при развитии конфликта на продаже оружия противоборствующим сторонам, при его то промышленности они могут быстро наладить поточное производство. А будучи в одной из групп им придется поставлять оружие бесплатно!

— А Ссерт? У них тоже какой то особенный интерес?

— О с этими все достаточно просто, они хотят тоже урвать как можно больше выгод, но поскольку противная сторона и без них сильна то они ждут очень щедрого предложения от нас. Такого щедрого, насколько по их мнению мы должны выложиться, что бы нас не уничтожили. Я не идиот ученик, чтобы настолько обескровить клан экономически, чтобы он ушел из разряда сильнейших в который он попал моими стараниями… Скажи как ученик в твоем мире, довольно богатом разнообразными политическими ситуациями какая обстановка достаточно стабильная?

Я призадумался, в принципе в момент когда я его покидал, всё и вся подминали под себя пиндосы. Тоже делать будут и тут, победители. И кризис в моем мире довольно быстро накопали, даже не один кажется.

— В моем мире учитель, наиболее устойчивая ситуация была в то время когда существовали две сильные стороны, и держали в равновесии весь мир. Правда он в любой момент мог накрыться медным тазом.

— Так и у нас получается, в случае перевеса одной из группировок гарантирована война улиц. Тотальное уничтожение проигравших и падение развития на многие годы. Что собственно и произошло в конце войны городов. Существующие кланы в Аркрассе есть наследники кланов победителей. Но добрую сотню лет город нельзя было называть городом, так жалкие развалины. Я это видел ученик, и не горю желанием увидеть вновь…

— Вы хотите создать баланс?

— Да именно так — баланс. Так называемый трехмерный баланс, это понятие из магии. Соотношение Энергии, пространства, и времени, типичный расчетный конструкт для заклинаний. Поэтому нам нужно не две стороны-группировки, в твоем мире как ты сам признал, это могло в любой момент привести к всеобщему падению, а баланс из трех сторон. Для этого нам нужна сильная третья группировка категорически не желающая усиления других. Нам необходимо её построить! Тогда мы сможем какое-то время быть уверены в стабильности ситуации.

— И кого вы прочите на роль кандидатов в третью силу?

— Ну это очень просто, используем уже имеющихся нейтралов Кхарз и Ссерт и добавим кого то сильного.

— Лиотар или Ангерхерст?

— Ангерхерст давно дружат с Шифу, а вот Лиотар только недавно появились в этой компании. Их то оторвать будет полегче. Да и потерь пока они никаких не несли, в виде собственности, членов, или союзников…

— И как же мы склоним Лиотар в новую группу?

— Ну ученик, поработай мозгами! В любом клане есть свой баланс, который состоит из мнений и решений. Его можно и нужно склонять в нужную сторону. Только надо быть реалистами, невозможной мнение не создашь, из врага не сделаешь друга. Во всяком случае, минимальными воздействиями. В Лиотаре я уверен есть недовольные этим внезапным сближением с нашими противниками. Надо найти этих недовольных и помочь им увеличить свой вес. Или же убрать тех кто им создают противовес.

— Не будут ли там в клане Лиотар возмущены, когда я начну вырезать верхушку? И не станут ли они нашими врагами после этого? Результат будет как раз обратный тому, что нам нужен!

— Нет вырезать, как ты отлично понял, никого нельзя! Нужно прислушаться к тому, что я сказал вначале. Увеличить вес тех кто против союза с Лангх и Оромо. То есть помочь им, сделать их особенно удачливыми.

— Я так понимаю, у Вас есть конкретные кандидаты в получении помощи?

— Да начальник тамошней службы интересов, Юан Лглиен, очень многообещающий кровопийца! Ему очень нужно найти предмет, потерянный кланом много лет назад. Интересный магический артефакт, и они наиболее полно обладают знанием как его использовать.

— Что я теперь должен искать магическую безделушку!

— Вот как раз искать её не надо, Юан отлично знает, где она находится. Эту вещь много лет назад похитили Троро, и используют. Правда, не так как надо. Вот у них то надо её выкрасть, по возможности не оставляя свидетелей.

— Как я должен орудовать в тотелме клана союзников? Час от часу не легче!

— Как только не поворачивается его величество необходимость! Ничего нам это не повредит, а Троро точно знают, кто об той игрушке осведомлен и кому она нужна. Так что они особенно то искать не будут. Тем более Лиотар, не слишком будут маскировать её обретение. А вот с помощью вещички господин Юан сможет подвигнуть внешнюю политику клана.

— Я вот одно вещь не пойму Босс! Вы вот своими руками строите себе противников на долгие времена, а как же дальше. Вам же для господства в Арккрассе с ними воевать потом?

— Давно мне стало известно, не смогу я добиться господства в Арккрассе путем подавления военным путем остальных кланов. Я выбрал другой путь, мы добьемся, стабильности здесь. А поскольку мы с Бисх контролируем внешние пути города, что нам мешает поискать мощные аргументы за пределами города. А затем, когда мы их предъявим здесь, остальным кланам останется только спокойно перейти под наш патронаж, всем сразу, и с большой выгодой. И самое главное никакой войны, и надолго.

Не ожидал я от шефа, не ожидал!

Одна сторона кучи щебня, бывшего тотелмом Шифу, ухнула и осыпалась на пару десятков метров. Как в разваленном лопатой муравейнике, обнажились переплетения лестниц и сводов. В узких сплетениях коридоров и лестниц, то там то сям виднелись разбросанные в беспорядке тряпочки. Клочки этих тряпочек виднелись на сплетениях балок, торчали из хаоса камней, тлели в дальних еще непогашенных уголках хаоса развалин. В воздухе очевидно, попахивало горелой плотью, разлагающейся плотью, плотью растерзанной и перемолотой в кашу.

Вот ведь приятные вещи отмечают пут моего шефа, так пахнущие, и так пачкающие. Я закрыл, глаза от накатывающейся волны пыли, поднятой обрушением одинокой стены. В закрытых глазах висели, трепетали, кружились тряпочки в которые превратились несчастные демоны клана Шифу.

Сколько же придется еще сложить тряпочек в свой разум, чтобы план Атта стал реальностью?

Я опять прикрыл глаза, прислушиваясь к своим мыслям, тряпочки так и вертелись перед глазами, но что же я чувствовал?

Ничего!

Абсолютно ничего!

Глава 11. Убить бога!

Присели мы с компанией провожающих, по сенью (если так можно выразится) копьевидных листьев. На плоский круглый камень, выложили нам угощение, как водится живое и связанное. Некоторые из предложенных тварей были нам не знакомы, и Хратт с Ваззенрогом жевали их с опаской, что касается единственного маарвернца, в нашей компании, то у него аппетит отсутствовал напрочь. У меня тоже аппетит был значительно скромнее, чем обыкновенно. Не давал мне покоя этот голос местного наставника. Где тоя его слышал, и относительно недавно! Вот незадача!

Мимо проходил незабвенный мной «Змей Горыныч», я дернул его за лямку сумки:

— А ты чего? Давай снами, приседай! А то что гости едят а хозяин бродит… В наших краях так не принято!

— О, друг а что же в ваших краях принято?

— Чтобы гость отведал угощения с хозяином, а то вдруг отравить хотят!

— Нуу, я вижу в ваших краях очень веселая жизнь!

— А то, видишь какие и мы веселые, мог бы догадаться.

Он присел с нами бесцеремонно отодвинув парочку местных любопытных, и налег на угощение…

— Кстати откуда вы ребята, не расскажете ли а то очень уж любопытно? Явно вы не из наших широт это заметно…

Ваззенрог жуя аппетитного храка, осведомился:

— А почем так заметно?

Змей хохотнул:

— Много всяких признаков, ну например оружие ваше, у нас так не строят, считается устаревшим. Да и слова вы в разговоре используете которые здесь не используют, как то архаично ваша речь звучит. Да и очень уж вы круты, у нас таких не бывает. У вас должно быть много воюют.

Хмм что за партизанское движение, у них тут такое? Парочка залетных спецназовцев и так их впечатляет? Странные веши проскальзывают в словах у этого Змея? А мне же Нини рассказывал, что местные туземцы воюют с маарверном уже не одну сотню лет. Должны же были образоваться местные Рэмбо? Кто то из них врет либо Змей либо Нини. Я глянул на маарвернца, тот внимательно смотрел на меня крутя щепочку в руках. Что на меня уставился? Хотелось взять его за шиворот и потрясти его как следует. Хотя конечно сколько я знаком с этим Змеем? Пару часов… А сколько с Нини? Уже двое суток, да и выпивали мы вместе…

Тут я обратил внимание на щепочку в руках Нини, он крутил её в руках время от времени проводя царапинки на поверхности широкого пальмового листа. Затем заворачивал лист скрывая результат. Заметив что я понял смысл его действий, он отвернулся от меня и сделал вид что увлечен трапезой.

Тем временем Хратт как всегда словоохотливо и пространно расписывал и далеких северных кручах, и скалах на которых под самым небом громоздит свои тотелмы город злобных кланов. И то что мы скромные наемники, и крутые профессионалы, который ввязались в эту крайне провальную экспедицию.

Тем временем маарвернец украдкой скинул лист с широкого камня служившего столом как мусор на пол. Я выждал несколько минут и как бы невзначай уронил кусок торитрепанга на землю и нагнулся его поднять. Пока поднимал, завернул его в лист Нини.

Затем принялся есть держа еду в листе. За несколько кусков, удалось прочесть записку маарвернца:

— МЫ В ЛОВУШКЕ, ЭТО НЕ ПАРТИЗАНЫ, ЭТО РЕНЕГАТЫ!

Вот те раз, и кто такие эти ренегаты. Ну если учитывать что они должны предаться врагу, а враг у местных один — Маарверн, то значит мы окружены их агентами?

Затем откусив последний кусок я прочел только одно имя:

КЫМРУ!

Сколь веревочке не виться скорое придет конец, удирали мы удирали, но явно недалеко. Нисколько я не удивился, когда Змей произнес за моей спиной:

— Проникающий Взглядом хочет поговорить с тобой, воин северных земель.

Мои товарищи стали собираться поправлять снаряжение собираясь идти со мной.

— Нет, нет друзья, вы сидите отдыхайте и расслабляйтесь, вы устали а тут очень безопасно!

Я кивнул им, сидите мол все рано мне ничем помочь не сможете.

Я оглянулся, выгадывая пару мгновений. Надо обдумать что ещё можно сделать. Из всех здесь присутствующих наиболее полной информацией обо мне обладает «Змей».

Он же (как ему не повезло!) совершенно не может повлиять на меня своей особой магией. Легкая добыча!

Вот что известно про меня Кымру, вопрос вопросов!

Змей повел меня по хитроумно сплетенной из живых ветвей лестнице вверх, куда то к склону ущелья. Несколько любопытных детенышей ашти сопровождали нас наивно укрываясь в зарослях, только золотистые шкурки просвечивали сквозь синеватые бахромчатые листья.

Змей шел впереди меня, одна из его голов повернулась назад и с любопытством рассматривала мои когти. Когда заросли кончились, и лесенка ставшая каменной завилась среди скалистых выступов, назойливые наблюдатели отстали.

Пора!

Я поманил маленькую головку пальчиком, доставая нечто из сумочки. Несмышленая головка потянулась к сумочке. Резкое движение и она покатилась по ступенькам, не скатилась бы до конца, затолкал быстро ногой в какую-то трещину. Врал скотина, не дети это его! Сразу развернулся вытаскивая из сумок и ножен, орудия убийства, магические смеси и амулеты. Что то он слишком много доставал, запутался весь завошкался, потом видимо вспомнил, бросил магией заниматься, схватился за клинки отмахиваться. И уже истекая кровью собрался было скатится бесформенным мешком по каменным ступенькам вниз. Ээ нет, перехватил его и сбросил в каменную дыру, там полежи «Змей Горыныч Трехголовый» уже правда безголовый.

Тщательно обтер когти и проверил не видно ли где капель крови, оправился и продолжил подъем.

Интересно успели долететь ли мои товарищи до Арккрасса? Потом прикинул нет не успели, максимум двое суток прошло как расстались. Придется еще пожить, как бы не тяжело. Значит будем разговаривать, подчинятся, внимать.

Лесенка кончалась узкой вертикальной трещиной, вглубь черноты по глыбам скал вилась тропинка. Из черного зева пещеры могучим потоком зливалась опасность, да что там опасностью была налита до краев мирная долина за спиной. Не надо было мне здесь быть, не стоило здесь трепыхаться. Давно пора было следуя инстинктам, брость все таясь по верхушкам скал исчезнуть с поля зрения всех, и Атта и Кымру.

Я вздохнул, ухватился за выступ на стене рукой, кинул себя навстречу судьбе.

Постепенно мои глаза переключились на ночное зрение. Трещина раздваивалась троилась, и прочая-прочая. Неровные стены топорщились десятками кольев вбитых в них, обрывки лиан намотанных, на них нежно кались лица. Верная дорога угадывалась по более тонкому слою пыли, отмеченному десятками следов. Наконец извилистая тропа, приводит меня к наполненному светом помещению. Через прорубленные в стене наружу отверстия, в просторную комнату вливался дневной свет. Комната имела несколько уровней, сооруженных из грубых кольев, бревен и циновок. Уровни образовывали нечто вроде галереи. Краем глаза я смог углядеть сквозь паутину веревок и лиан, массивные колонны украшенные тонкой резьбой. Опустив глаза к полу я смог углядеть сквозь слой мусора, затейливую тонкую и как мне показалось, довольно свежую резьбу.

Поднял глаза к потолку, и увидел украшенные резьбой сталактиты, прихотливо изрезанные фестонами и каменным кружевом. Да этот зал знавал и более лучшие времена.

Однако зачем я здесь.

Я прислушался к внутреннему чувству опасности, никогда не подводившем меня но зачастую (Как и сегодня конфликтовавшим с моим разумом). Фокус угрозы перемещался невдалеке от меня по пустынному залу. Я пялился, силясь разглядеть того кто так силен и опасен. Все мои чувств говорили, то он здесь, прямо тут, за ближайшей колонной!

Я уставился туда с вызовом скрестив руки на груди.

Кто то хмыкнул в пустоте, и пустота передо мной стала чешуйчатой, затем эти чешуйки развернулись вокруг своей оси и повернувшись ко мне другой стороной. Развернулись и снова сомкнулись, явив передо мной уже виденную ранее фигуру «Проникающего Вглядом».

Он был спокоен, его россыпь глаз на груди сощурилась как если бы смотрела на солнце, а большие глаза на микроскопической головке несколько рассеяно осматривали колонну за моей спиной.

— Судя по тому что мой ученик в несколько разобранном состоянии покоится по лестницей, я полагаю, любезный гость, что ты уже кое что понимаешь?

— Как Вы узнали, про ученика, господин Кымру?

— Уж не думаешь ли ты, любезный, что я столько лет держащий в подчинении, своего миньона не смогу учуять его смерть? Если ты так полагаешь, тоя думаю, что ты не силен в магических искусствах…

— Твоя правда господин Кымру, я в этом сущая наивность. Потому и хотел бы господин, что бы ты не видел во мне врага. Теперь, во всяком случае, мне быть втоим врагом не имеет смысла.

Опасность чуть забурлила, слегка втянулась в Кымру, и стала пульсировать в такт его шагам, и обходить вместе с ним меня.

— Признаться, я думал что мне противостоит, великий маг, или даже больше, моё подобие, моя судьба. Я удивлён, удивлён весьма! Хотя конечно, за последние пару сотен лет я понял, что все вероятно и всё возможно! Может ты действительно мой соперник, или случайный соратник? Попробуем проверить…

Он встал вплотную ко мне, я чувствовал, что он настороже. Опасность от него исходила, и кажется не совсем исходила именно от него, но была именно с ним связанна. Я понимал, что этого его страховка от моего нападение, и раз мне так страшно то она должна быть вполне эффективна против меня.

— Из какой ты каверны? Давно ли ты в мире? Твое задание, твоя цель, твоя функция?

Бессмыслица какая то, это что заклинание?

— Простите господин, я не имею представления о чем вы спрашиваете…

Он внимательно посмотрел на меня а затем на какой-то амулет в ладони.

— Значит все таки не равный мне, странно. Тогда объясни мне зачем вы, толпа кровожадных северных ублюдков из проклятых кланов Эттегары, ломанулись, вопреки всякому здравому смыслу, сюда в горнило Скорпелуны?

Он нервно ходил по залу обрывая со стен веревки и расшвыривая их разодранные одним могучим движением по полу.

— Я бросаю все важнейшие дела, удерживаю своих генералов от мгновенного уничтожения наглецов, сам возглавляю погоню. Берегу негодяев, тщательно из груды скорлупы извлекаю ядрышко, того сильнейшего, подозрительно сильнейшего. Сам хлоп тебя побери, чуть ли шкуры не лишаюсь, и что я вижу в финале стольких усилий и потерь? Обыкновенного убийцу, да и еще который ничего не знает!

— Мне жаль господин, что я Вас так расстроил.

— Тебе жаль! Я ращу среди местных остолопов, мессию, носителя новой идеологии, туземца открытого всему новому, а не подозрительную скотину. В черный час я решил его отправить к вам в пещеру втереться в доверие, для чего чищу долину основательно от туземцев, не одну тысячу потенциальных рабов между прочим. А ты совершенно бесполезно его режешь в кусочки и трамбуешь в вонючую нору!

Интересно, сколько я еще проживу, минуту, две? Хотя есть кое какая надежда, впервые я вижу среди местного начальства, скорбь по безвременно погибшему подчиненному, кажется ему действительно жаль.

— Извините господин, но мне казалось, что без него у меня больше шансов выжить.

— Какие к хлопу шансы! Жалкий хлопов ус! — Эге кажется пора спасть шкуру!

Я метнулся за колонну, хватаясь за крипт на боку. Колонна содрогнулась, с потолка обильно посыпалась труха. Зал осветило сияние файерболла. Ошметки пламени расплескались на занявшиеся с охоткой кучи мусора.

— Не прячься убийца! Я тебя легкостью размажу по стенке!

Держи карман шире! Фигушки! Перепрыгиваю за другую колонну, во время пряжка успеваю заметить что Кымру делает пассы в моем направлении.

— Что это! Убийца! Я не могу тебя схватить, своими потоками силы! Это интересно!

Все он меня расколол! Лихорадочно сбрасываю с себя одежду, вещь мешок но не успеваю! Портупея на которой висит крипт, обматывается вокруг туловища в несколько оборотов, и выволакивает меня из-за колонны. Я конечно рублю её в мгновение ока, и освобождаюсь но поздно. С пола взлетают веревки, захватывают мои руки и ноги, видимо на всякий пожарный. Через пару секунд мумия с содержимым в виде меня, пришпиливается к ближайшей стене.

— Однако ты не совсем бесполезен мой любезный гость, я бы сказал феномен. Очень интересно, и знаешь многое становиться понятным. Да пожалуй использование тебя в виде убийцы магов, самое бросающееся в глаза область применения. Я бы пожалуй тоже бы попробовал так тебя применить. Особенно если бы не был магом. Но я то маг, и ты знаешь мой любезный, такая игрушечка в своем арсенале изрядно холодит спину. Однако того, кто тебя послал это не помешало. Значит он не маг… Ведь правда не маг?

Веревки душившие меня слегка расслабились, а Кымру отвернулся от меня, и присел на возвышение в конце зала. Веревки подтащили меня поближе.

— Слушай, голубчик — Сказал он уже вполне спокойно — у меня вот ведь какая мысль возникла. Тот кто тебя послал, может он тот самый кто мне соперник-коллега? Скажи ведь он тебе сказал двигаться сюда в Скорпелуну? Или может не напрямую сказал, а так опосредованно направил? Подумай и скажи…

Вообще конечно путь Клёкот нам разведал и подготовил, он то и выбрал это обширное скопление скал, как самый удобный путь затеряться. Но не исключено что ему Атт напрямую дал указание продвигаться через этот район. Хотя конечно Клёкот Атта на дух не переносил. Нее не похоже, не похоже. Я помотал головой.

— Не тот говоришь, значит всё таки совпадение…

Он погрузился в думы опустив голову на две правые руки. Я прикрыл глаза. Да что он носится с этой Скорпелуной как с писаными яйцами. И вообще он мне показался мне малость неадекватным хлюпиком в мощном теле. Атт совсем другой, уверенный, каждая фраза в дело, ни одна фраза не выскажет о чем он думает пока он не посчитает необходимым. Говорит рубит, делает как сталь кует. А этот, странен и человечен что ли? Этакий чеховский интеллигент, сомневается перебирает…

И всё таки что он носится с этой Скорпелуной? Как будто Нини говорил что тут у Маарверна, важнейшие шахты находятся, откуда до половины руд поступает. Неет не то, за половину руд он так бы не переживал, тут явно более шкурный интерес! Родился он тут что ли? Ну к примеру будь я таким же как он, (сопливым) переживал бы я за родину? Наверное, но не настолько чтобы бросаться за каждым чужаком, кто туда поедет, на это охрана есть, да и сам он сказал, что придерживал своих псов в охоте.

Тоже не то, не то, не то…

Тем временем, белесая фигура оторвалась от своих размышлений, достала из одной из многих кожаных сумочек должных демонстрировать шаманский наряд, дубль-кристалл:

— Кымру опер-центру, сматывай тех «вторженцев», что внизу, да смотри аккуратнее мне далеко не всё ясно.

— Ясно, принято к исполнению. — Проквакал дубль-кристалл.

Через минуту, кристалл замигал, палец Кымру сдвинул лепесток оправы кристалла:

— Исполнено чисто, точнее почти чисто…

— Что там ещё!

— Ну там этот что побольше, порубал десяток ашти в крошево, а так среди наших потерь нет.

— Идиот! Сколько раз говорить что эти ренегаты, гораздо дороже солдат. Скажи всем чтобы готовились к эвакуации, нам здесь делать больше нечего.

— Так точно, а ренегатам что сказать?

— Их с собой забираем, им тоже уже нечего делать.

— Как так, а план «Мессия»?

Кымру нервно сжал кристалл:

— Нет уже никакого Мессии, в под лестницей нарубленный лежит… Собирай всех! И обратно в Маарверн.

Кымру встал, как-то разом погрузнев, тяжело переваливаясь подошел, схватил меня за загривок и поволок к выходу. Я как представил что буду своим задом проезжать вниз все эти полторы сотни ступенек застонал. Ему кажется тоже показалось далеко, шваркнув меня в угол. Затем достал несколько металлических приспособлений, собрал в ладони шары энергии, широко кругообразно провел руками и стена перед ним поплыла. Ощутимо потянул сквознячок, края стены завернулись, блеснул свет и мощный пинок отправил меня вперед. Приземлился я на колючий куст, под ясное небо.

Так вот какая ты — телепортация!

Однако телепортнулись мы недалеко, обратно в долину, чуть ниже нашего стропа. Небо уже стало пятнистым как шкура леопарда от множества опускавшихся летательных аппаратов. Ренегаты и одетые в специфическую тигровую броню десантники Маарверна, споро увязывали на склиссы оборудование, складные хижины. Загоняли в специальные клетки толпу детенышей. Бутафорская партизанская деревня исчезала, открывая изгаженный луг. Строп на котором мы путешествовали, и как мне помнится привезенный из Аркрасса (Как назло ей богу, из всех стропов остался целым именно этот), уже окружила группа «лаборантов». Я уже научился отличать этот тип демонов маарвенцев, доселе мне незнакомый. Один из «лаборантов» подошёл к Кымру, ничуть не удивившийся нашему способу перемещения, и доложился:

— Как мы и предполагали, северного изготовления, скорее всего из Эттегары. Об этом свидетельствует слишком большая ширина для горных круч, и избыточный запас прочности, несколько странный способ монтажа проводки. Кажется там у них время остановилось, у нас таким стропам место в музее. Нетехнологичен!

Кымру хмыкнул, подозвал одного из военных находившихся в нескольких шагах, и несомненно всё слышавших:

— Это как раз очередной раз свидетельствует, Трерх, о том, что в военном деле техника далеко не главное. Главное умение воевать, что тебе с твоим научным подходом к войне здорово недостает! Привыкли понимаешь, тут в Скорпелуне, со стрелами воевать, совсем расслабились! Вот и получайте, каких то полсотни настоящих вояк и вас свыше двух тысяч научно подготовленных солдат в пепел!

— Осмелюсь напомнить господин Кымру, что я неоднократно предлагал Вам подавить огневой мощью, без потерь с нашей стороны!

— Вот и получай операцию в которой огневая мощь не поможет! А готов долженбыть ко всему.

Трерх потупился, и отвечал:

— Учтем господин, и подготовимся…

— То-то!

Он повернулся ко мне и указал рукой:

— Этого с приспешниками, бережно на «Небесную Дугу»! Я там ним дальше продолжу. А долину с окрестностями выжечь, да так чтоб ни следа не осталось. Не хватало, чтобы эти сверх-догадливые партизаны, тут всё разнюхали.

Ну раз мои живы то ещё побарахтаемся, мне бы ещё пару суток и можно всё! Интересно что за «Небесная Дуга»?

Через минуту стало ясно! Над долиной затмевая светило, повисла огромная туша «авианосца». Склиссы лихорадочно заметались между ней и землёй. Нас споро закинули в склисс, склисс подбросило вверх, и скоро мы стояли на палубе.

О! Этот «авианосец» совсем не такой какой я видел ранее! Тот был весь загружен тяжёлой наземной техникой, чудовищными шестилапыми боевыми машинами, подъемными устройствами для них и лишь немного истребителей. Этот же был явно именно «авианосец». Несколько палуб одна над другой, на нижних в соты упакованы истребители, на верхней сейчас рядами располагались склиссы, широки хребет рубка на пилонах держал айсы. На первый взгляд здесь базировалось сотни три летательных аппаратов. Здесь царил железный порядок, нас сволокли с места, очищая полосу. Мне удалось обменятся несколькими взглядами со своими товарищами, моя команда держалась молодцом, а вот маарвернец был очень подавлен. Их оставили внизу а вот меня поволокли наверх на небольшую открытую палубу на верху, на земном корабле её бы назвали капитанским мостиком.

Кымру уже был здесь, здесь же было то что осталось от «Змея». Один из офицеров что доказывал Кымру, а тот нервно отмахивался. Я прислушался:

— Но мой господин! Он действительно очень нужен нам! Это же целых пять лет работы нашего отдела, мы уже хорошо проникли в структуру командования партизан, у нас появился реальный шанс на протяжении пяти лет контролировать степень противодействия партизан! Что Вам стоит! А энергией мы Вас обеспечим!

— Да уймись ты! Не могу я сказал! И не в энергии дело! Он не демон! Одно дело вытащить душу демона из высших сфер, понизить его энергетический уровень, и воткнуть в излеченное тело.

— Нуу я не понимаю…

— Вот именно не понимаешь, тупица! Он же не демон! Он животное! Ну то есть туземец… А души туземцев, уходят не в верхние уровни, а в нижние. А загнать туда энергию не представляется возможным, она просто там растечется по энергетическому вакууму, абсолютно зря. Так что забудь, животных мы оживить никогда не сможем…

— Эх, если б можно было его убийцу, туда за ним послать! Ух как бы я его.

Кымру засмеялся:

— Это то можно, вот он лежит, только я его сначала развяжу, а потом дерись с ним сколько хочешь!

Из толпы выдвинулся уже мне знакомый расписанный вождь ашти, и произнес:

— Только учти что он в одиночку с семейством пресноводного хлопа справился.

Чего они все смеются? Горячный офицер с досадой шваркнул об палубу мечом и убежал по трапу. Какие-то они тут право нервные тонкие натуры, прям хлюпики! Да и подозрительную демократию Кымру тут развел, позволил бы Атт так с собой спорить, как же!

Меня вздернули к столбу, сменили веревки, на наспех сваренные кандалы на палках, закрепили к стене. Кымру притащили кресло, с прибамбасами, ящичками, приборчиками. Свита его окружила нас полукругом, в толпе угадывались и маги и военные, толи маго-военные и военно-маги. Шут их разберет! Сейчас будут потрошить, держись Штирлиц в моей душе!

Кымру начал как докладчик, нараспев рассказывать, а я кое что понимать:

— Что мы тут имеем? Неучтенный фактор номер один…

Главное свойство не поддается магическому воздействию, не сканируется не обнаруживается, талантливо использует это сове пресловутое свойство!

Один из магов, обнял себя руками:

— Просто жуть.

Кымру несколько торжествующе оглядел аудиторию:

— Стоит вопрос, сам ли он такой уродился или это результат изощренной обработки? Или в конце концов это он камос такой схватил? Мне кажется что это специальная обработка, особенно если обратить внимание на его когти… Эй Энандр обрати внимание на его когти!

— Один из офицеров вышел из толпы склонился над моими когтями, прикоснулся и с ругательствами отпрянул зажимая рану руками:

— Броне-перчатку как масло! Наверное из керамита, или из исталлиона!

— Не суть важно, вопрос сочетания в одном индидууме, двух качеств. А где есть два то думаю покопавшись можно найти и ещё. Ваши предположения?

— Я бы регенерацию ускоренную вставил!

— А за счет каких ресурсов? Магические напоминаю исключены!

— Биологические, ускоренный обмен веществ.

— Тогда он сам себя сожрет, или большой запас жира носить надо…

— Ну, переменный обмен веществ, иначе никак. Спросим?

Все обернулись ко мне, ну что ж ладно, что на запчасти не разбирают, хотя думаю за этим долго не станет. Вспоминаю как при ранениях горю голодом, киваю.

— Что ещё?

— Токсичность, чтобы не заболел, и сразу же попутно устойчивость к ядам.

— Анализ!

Зад ощутимо чем то ковырнули, звякнуло что то стеклянное, кто то с чем то ушёл.

К Кымру подошёл расфуфыренный тип, в голубой форме:

— Все погружены, можем вылетать!

— Давай, и повыше, нам не нужны новые неприятности с этими проклятыми сиддирами!

Мостик под нами содрогнулся, авианосец медленно стал разворачивать мир вокруг себя, затем повернув нос к побережью и стремясь в морозную высоту величаво поплыл вперед. Выше мостика взгромоздились тяжёлые утюги броненосцев, склиссы рассеялись ещё выше.

Подбежал «лаборант» и подсунул листок Кымру. Тот прочел, и объявил:

— Ход мыслей правильный, токсичность подтверждена. Что ни будь ещё есть кого ещё какие мысли?

После непродолжительного молчания, один из участников мозгового штурма, высказался.

— Я бы добавил сверхскорость, естественно предположить что её легко реализовать при переменном обмене веществ. А так в принципе необходимый минимум есть, разве что интеллект не помещал бы. Всё остальное можно возложить на группу поддержки…

— Да так и есть, группа поддержки у него была весьма и весьма эффективная. Кстати Вы не учли один вариант, весьма для нас фатальный кстати.

В наступившем пятиминутном молчании, звонко хлопнула по лбу рука:

— О вечное море! На него хрог совершенно не влияет, гениально! И ничего собственно больше не надо!

Кымру довольно откинулся на кресло:

— Наконец-то доперли! Ничего то собственно и не надо, только хрог в лапы! А вы то накрутили намутили!

— Но господин как же это, ведь всё есть!

— Вот именно всё есть, я думаю его хозяева тоже не сразу доперли, как и вы. Вот и накрутили на него, когти, суперскорость, токсичность, хммм даже интеллект. А ведь ничего больше не надо. Тупые северные варвары!

— Насколько мы понимаем Господин, нам нужен упрощенный вариант, не совсем безмозглый правда?

— Вот именно, но это потом, а пока я с ним поговорю…

Свита весьма проредилась, остались только вооруженные. Я прикинул уровень неприятностей в воздухе. Фокусы опасностей расположились равномерно по фигурам охраны, и на самом Кымру. Оп-па! А однако его страховочки я не чую, только их собственный смертоносный потенциал. Да и Кымру кажется, несколько расслабился…

Сам он кстати подошел ко мне вплотную, стал рассматривать задумчиво мои кандалы, потрогал их надежность, проверил не достану ли цепочки когтями. Спросил невзначай:

— Ты понимаешь ли, любезный, что с тобой будет когда мы в Маарверн прилетим?

— Не хочется даже представлять господин.

— У тебя есть шанс, стань для меня полезным, стань для меня неоценимым. И методы моих слуг станут осторожнее, уважительнее к твоей жизни.

— Есть одно препятствие, у меня есть господин, и висит на мне воля его.

— Это что ли? — Он презрительно коснулся ошейника, покрутил его на моей шее.

— Фуу какое неизящное решение, правда вполне функциональное, на вид. Что там за функции? Отсечение головы? Каким методом?

— Там три лезвия, на стопоре, при разрушении ошейника слетают со стопора. Еще срабатывают по команде хозяина и при смерти хозяина. Ну и при нарушении контрольного срока.

Он вытащил приборы, стал обкладывать ошейник амулетами, водить руками.

— Хорошо что я попался, а то ни один маг не пробился бы через керамит, наверно потому и выбран. Самый инертный к магии материал! Таак а что тут такое, стопор, ага носитель заклятия, совершенно в пыль. А вот и модуль управления, тоже в пыль. Защита от просмотра… О тебе повезло она тоже в пыль а то бы мы тут были бы очень разочарованы, я и особенно ты. Хмм тут любезный у тебя сплошные развалины… Названные тобой функции действительно присутствовали, но теперь от них только воспоминания. А правда от контроля времени я ничего не заметил, не было его никогда.

— Почему же там всё разрушено?

— Непонятно, керамит не коррозирует. Ах да ты же из хрога стрелял, ну так все что не из керамита развалилось. Ничего удивительно, связь на дубль кристалле сразу и рассыпалась, так что внешнее управление на первом десятке выстрелов и развалилось. Носители заклинаний тоже на керамит не нанесешь, так что и они в труху. Ну когда я на тебя контроль буду вешать такой ошибки не допущу (Сами понимаете, что после этих слов, господин Кымру мне как-то стал несимпатичен!).

— И что, господин вы его снимете?

— Не так быстро, защита от разрушения на месте, стопор довольно нежный, так что ты пока из хрога не стреляй. В любой момент во время стрельбы развалится, и чик голова с плеч. У тебя ведь мозг в голове? Не зря же на шее тебе ошейник развесили, ха ха.

«Авианосец» накренился описывая вираж на траверзе пятиглавой горы, вершина её зацепилась за облака распоров их мягкое подбрюшье.

— Скажите господин, тут видите ли у меня есть связь с другими ошейниками…

— С группой поддержки! Они замкнуты на твой? Очень разумно!

— Так что с ними будет?

— Да ничего страшного, у тебя кристалл разрушен так что передать твой ошейник ничего никогда не сможет, и уже мне кажется, давно.

Сказать что камень с моей души упал, это кажется не сказать ничего. Меня как будто развязали, хотя я по прежнему был скован. Поганый Атт ужо я с тобой разберусь! Кажется я выпал из мира на несколько минут, Кымру уже в нетерпении теребил меня за лицо. Что то спрашивал кажется. На мостике стояли несколько охранников, Кымру да я притороченный к стене. Кинув взгляд за борт я увидел своих товарищей связанных двумя палубами выше. Что же я знаю про тебя, мой будущий господин?

Ты силен, намного сильнее меня!

Ты маг, говорят не очень умелый, но сильный.

Ты умеешь телепортироваться, и в твоей власти всегда покинуть поле боя

Ты можешь оживлять мертвых демонов, но не можешь животных.

Ты очень умен, и рассчитываешь на много ходов.

Из всех вариантов решений ты выбираешь наиболее рациональный.

Ты умелый боец, временами ты плавно и быстро двигаешься.

И самое главное все таки ты не воин!

Клёкот часто наставлял меня, в ситуации, когда можно просчитать, и ты свободен в выборе решения то считай и выбирай. В ситуации когда все против тебя, не считай не выбирай, а решив действуй.

Он, Великий отвернулся. Капелька слюны, соскользнувшая из уголка моего рта скатилась на прочную цепь, не заметила её полетела дальше к полу. Звено тихо звякнуло, и мне пришлось кашлянуть что бы скрыть.

Он что то заметил, но его подвела вера в голую функцию. Зачем ему было предполагать, что от меня исходит больше опасностей чем нужно, для исполнения функции. Мой плевок старательно набранной в полный рот слюны, пролетел сквозь его малую голову, оставив висеть её на ниточке. Он кажется, в первую секунду не поверил в то, что с ним случилось. Охранники ничего не заметили, я перемахнул через массивное тело господина, упершись в его плечи когтями. Они против ожидания не погрузились глубоко, а заскрипели по чешуе.

Взмах руки, и распоротая вместе с брюхом броня опадает, с ближайшего тигрового гвардейца. Двое других начали шевелится, но им не верится, они слишком умны. А здесь нужны машины, а не мыслители. Переходим на нижний уровень, срезаем ноги второму, тот падает, небрежный плевок в исказившуюся морду. Третий палит из крипта, но тот разумеется не наводится на мое тело. Две кисти, как два копья сведенными пальцами пронизывают его грудь. Фонтан крови, что там Кымру, ему пора проснуться! Ныряю за массивную тумбу, мимо меня проносятся шевеля воздух потоки силы. Фальшборт за моей спиной скручивается диковинной спиралью. Слышу тревожные крики. Бросаю себя в два касания над тумбой. Надо сблизить дистанцию. Мне не по себе, мои когти не справляются с его шкурой!

Удачно! Я за его спиной! У него теперь нет головы, чтобы что-то рассмотреть ему приходиться крутится всем телом. Голос он тоже потерял, и теперь только тихонько визжит. Рана на месте тонкой шеи фонтанирует тонкой струйкой крови. Струйка поочередно обдает переборки и палубу, рисуя замысловатую скоропись. Быстро накатываюсь на его спину вязью взмахов. Белая чешуя скрипит разлетаясь по палубе, обнажая черную плоть. Та поддается гораздо легче. Откатываюсь назад уворачиваясь от взмахов молотообразных рук. С удивлением замечаю как чешуйки на спине сдвигаются закрывая брешь. Бросаюсь еще и ещё, тот же результат я рублю а они смыкаются. На мостике тем временем появляются фигуры охранников, похрустывая чешуйками на полу они изготавливаются к стрельбе.

Только наши быстрые движения, и взаимные перемещения мешают им открыть огонь.

Я в отчаянии набрасываюсь на Кымру, и разражаюсь вихрем уколов. Кымру отмахивается и наконец ему удается повернутся ко мне грудью и я замечаю, что она черна. Чешуи на ней нет!

Отчаянный подкат, ошметки черной плоти, два фонтана уже не тонких заливают палубу. Четырехрукое тело падает на палубу, оставшиеся на теле чешуйки пытаются сползтись на раны. Охранники потрясены и поэтому не стреляют. Вдруг тело Кымру отчаянным рывком перебрасывает себя через борт и падает в бездну.

Я бросаюсь к борту мостика, и вижу что тело цепляясь за оборудование, тросы, переваливается через очередное препятствие и исчезает за бортом небесной громадины. Вот те раз, что за трюк? Потом припоминаю что Кымру и в прошлый раз когда я подловил его в ущелье хрогом, отлично пережил и прямое попадание, и падение с высоты, и пламя пожара. На этот раз, надо понимать, мне было явлено тактическое отступление.

Вопрос надолго ли он отступил?

Охранники, опоминаются, и начинаю палить в меня, дырявя надстройки. Я прикрываясь еще более менее уцелевшим оборудованием подбираюсь к ним поближе.

Неожиданно кучка охранников взрывается кусками плоти, за их спинами видны крутящиеся лезвия, слышатся отчаянные крики. Из-за опавших тел охранников, выходит Хратт с двумя мечами в руках. На палубе слышны крики, кидаю туда взгляд, и вижу как между опор склиссов мечутся ашти с кинжалами в зубах, режут пилотов. Ренегаты восстали? Или их тоже Кымру держал на крючке?

Некогда выяснять, киваю Хратту, подбираю оружие.

Спускаемся с ним к Ваззенрогу с Нини, те увлеченно поливают надстройки из стационарных молниемеметов.

Заварушка, с участием ренегатов только начинается!

Несколько ашти врываются на мостик где мы стоим, но опознав в нас злостных врагов режима, с рычанием удаляются. Вскоре они появляются палубой выше и на наши головы начинают валится тела техников, мелковатых пилотов, и гвардейцев в заляпанной кровью тигриной броне. По надстройкам, тросам, склиссам, бегают золотистые тени ашти. Волокнистые, самоходные лианы, свешиваются заборт выстраивая лестницу вниз к ущельям. Вот как собираются покинуть корабль, восставшие.

Что я точно понял, про местных партизан и ренегатов так то, что они дивно хороши в ближнем бою.

Я говорю своим товарищам:

— Нечего тут задерживаться надо сваливать, и побыстрей!

Нини с отчаянием:

— Как! «Небесная дуга» охвачена беспорядками, но другие корабли флотилии нет! Сейчас ренегатов вырежут, а затем займутся нами!

Я показал своим товарищем на ряды истребителей на второй палубе, отсюда были видны их острые носы:

— Это самые быстроходные летательные аппараты мира не считая флиссов, а я знаю как их сделать еще быстроходнее. Если мы свалим на них, то погоня не страшна. А Нини укажет нам путь до ближайшего города враждебного Маарверну.

Нини подумав сказал:

— Самый ближайший противник Маарверна это приморский Ларракх, там нас не выдадут так просто. Он, если на истребителе, в четырех днях пути.

Мы рванули по лестнице вниз, сшибая по дороге уцелевший экипаж «авианосца».

На обширной палубе рядами стояли закрепленные истребители.

Хратт вскричал:

— Нам нужно четыре! Вот эти подходят.

Я остановил их и скрепя сердце сказал неутешительные слова:

— Нам нужно три.

— Что ты говоришь! Что кому то нужно остаться? Почему!

На плечо Хратту легла тяжёлая лапа Ваззенрога:

— Он прав дружище! Я вешу вчетверо больше чем любой из Вас, и впятеро любого пилота. Мне не убежать.

— Что ты говоришь Вазз! Куда мы без тебя, мы прорвемся! Вот и Танцор знает способ разогнать эти штуки!

— Всё равно я буду самым медленным и буду лишь задерживать Вас, к тому же у меня есть работа и здесь. Правда Танцор.

— Да Вазз, для тебя есть хорошая работенка, постарайся, чтобы у нас было поменьше преследователей.

Мы подошли к выбранным аппаратам, я закинул шок-копьё в багажничек.

— Пристегивайтесь поплотнее, но так чтобы было можно лечь. Вазз срежь молниеметы с носа, так улучшается центровка, и выбрось их за борт чтобы местные не догадались. И ещё Ваззенрог, как посчитаешь что сделал достаточно хватай склисс и мотай вниз, к партизанам, может примут. Удачи!

И уже с удаляющегося борта «авианосца»:

— Хффургу под хвост мою удачу! Забирай её себе она тебе нужней хффургов помет!

Вынырнув с борта Небесной Дуги, я перевел свой истребитель в пикирование, набрать скорость и стать незаметным на фоне земли. Кое как справились и мои товарищи, благо падать всегда легче. Затее махнул маарвернцу, и тот повернул нос истребителя к северо-западу на девяносто градусов от курса флотилии. Нас не замечали в течение целых пяти минут. Затем с утюгов-броненосцев вспорхнула стайка истребителей и пустилась вдогон. Вот уж не ждал что там тоже есть истребители. С «авианосца» не слетел ни один. Мы с Храттом переглянулись — Ваззенрог сработал на все сто!

Преследователи не догоняли но инее отставали. Я махнул своим, делай как я!

Прильнул телом к фюзеляжу уменьшая мидель, затем осторожно стал искать оптимальное положение в воздухе, и перевел аппарат на пологое снижение. Поглядел на соседей, у маарвернца получилось лучше всех, постепенно он стал выдвигаться вперед. Я оглянулся, преследователи отставали, пара часов и их совершено не будет видно.

Впереди острая гребенка пиков Скорпелуны, обрывалась холмистым нагорьем, мы вырвались с этого проклятого плато.

Впереди была долгая гонка, а мне уже очень хотелось жрать!


Случай двенадцатый — Дело от которого тошнит.

Странный тотелм у Троро, весьма странный. Обычный тотелм ну такой как у Шифу например, пирамидальное сооружение с пирамидальными же флигелями в две три сотни этажей. Такие сооружения хорошо приспособлены для сбора энергии как магической так и атмосферной. Да идля обороны они вполне хороши. Но вот Троро отличаются оригинальностью, хотя конечно наврядли они строили свой тотелм сами. Вместо нормальной шпилястой пирамиды, здесь был выстроен массивный комплекс из четырех зданий сросшихся своими крыльями. Четыре массивных основных здания выли выстроены в старом стиле. Массивная призма, с заостренным навершием, утыканная уже в настоящее время шпилями, турелями ПВО и площадками для склиссов. Между собой эти основные здания соединялись зданиями пониже образуя квадратный двор в центре. В общем здание было пониже тотелма современного строя, но гораздо более массивное чем любое другое. Да и само расположение тотелма было не типично. Здание находилось на выступе плато на котом размещалась центральная часть Арккрасса. Так что оно, с трех сторон было окружено крутым обрывом в сотни метров, а со стороны центра перешейком в полкилометра шириной. Из дополнительных материалов раздобыых Службой Интересов Клана Арват, стало известно о нетрадиционном размещении станции метро клана. Вместо того чтобы оканчиваться запутанной сетью переходов, метро оканчивалось в дворе тотелма. Определённый смысл был и в системе размещения вооруженных отрядов клана, они располагались во нутренних чатях здания выходивших во двор. Над каждым помещением для охраны, был снаряженный склисс, а на противоположной стороне периметра турель ПВО. К тому же каждая казарма располагала своим собственным лифтом, уводящим как в подземелье так и на верхний контур обороны. Были еще кое какие интересные особенности строения тотелма, направленные на немедленную реакцию в случае опасности. Так что из всех кланов Аркрасса Троро были самыми готовыми к немедленным боевым действиям.

На мой недоуменный вопрос, на оперативном совещании группы, Атт пояснил что Троро единственный клан из числа побежденных в войне городов. И лишь в последний момент Троро успели переметнуться на сторону победителей. А тотелм их по преданию бывшая городская цитадель, сильно перестроенная правда.

— А еще! — добавил Атт — Только из-за цитадели их приняли в свою сторону победители, и только из-за неё они сидят в совете девяти кланов.

К сожалению тотелм Троро располагался не так далеко от разрушенного тотелма Шифу. Так что аромат от тысяч раздавленных трупов, а также разлагающейся биомассы вычислительно центра, изрядно портил величественное впечатление от его созерцания.

Я повернулся к Клёкоту:

— Я бесконечно рад что мне не надо разрушать этот тотелм! Я не перенесу удвоенную дозу вони. Почему маги ничего не сделают?

— Магам делать нечего, воздух чистить, они свои носы обезопасили, и ладно. А до других им дела нет. А что касается тотелма, то тебе так легко не удалось бы это сделать. Здание довоенной постройки, не так уж и полагается на заклинания, там добрые массивные пилоны, и очень прочные перекрытия. К тому же в основании цитадель, а ее на штурм рассчитывали.

— Ладно, ладно об этом вопрос не стоит. Лучше ты мне скажи, ты уверен что этот способ проникновения самый лучший?

— А как по твоему иначе? Ты же сам видишь, через метро, никак выход один, и на ночь закрывается. Входы наземные тоже наперечет, и тоже на ночь закрываются. А еще такие устаревшие штуки как ров с блалами, опускные мосты. Запрет пролетов склиссов над тотелмом, и отсутствие отверстий во внешней стене, это так уже вдогонку.

— У меня в мире есть такие насекомые, они живут тысячами в гнездах, и закрывают их на ночь, так вот у меня стойкое ощущение, что я смотрю на их гнезд. И единственный способ достать королеву разворошить его как следует.

— Об этом не мечтай, они всё таки союзники! Давай лучше действовать как намечено.

Я сплюнул в сердцах на пол, а Клёкот еле успел убрать свои ноги подальше:

— Но проходить под юбкой Советника Службы Ресурсов Клана Арват, якобы на переговоры, мне уж совсем не по себе.

Клёкот напомнил:

— А представь как не по себе советнику, что самый страшный убийца клана Арват будет болтаться у него между ног.

Я буркнул:

— Сам виноват, не будь он такой жирной скотиной, к нему бы ничего не привязывали. Ты ему передай, что если он будет потеть, и пердеть, как всега то я ему в зад от души воткну.

Клёкот ржал во весь голос:

— Уж лучше я ему ничего передавать не стану, а то от твоих слов, он вообще на тебя всё содержимое зада вывалит! А ты тогда так и будешь драться с охраной весь в дерьме!

Я отвернулся от хамоватого товарища:

— Уж лучше дерьмо, чем вот эта трупная вонь.

Клёкот отпрянул:

— О чём это ты, ведь ветер сдул всю вонь, впервые как раз полегчало!

— Что ты мне заливаешь! Воняет как никогда…

Я прикрыл глаза — бесчисленные трупы, шевелили на ветру лоскуты балахонов. Лоскуты колыхались под порывами ветра как степная трава, только вместо запаха полыни, волнами накатывал мертвячий дух.

Глава 12. Боги и демоны

Одинокая скала, каким то чудом стоящая над исполинскими волнами. Чудо потому что основание источено волнами, и застыло причудливыми арками. Так же как и вершина продырявленная как пчелиные соты, бесчисленными пещерами. Пещеры были огромны, в в мрачных сырых её просторах завывал не менее сырой морской ветер. А потеки соли на стенах пещер наводили на мысли, что шторма с удовольствием закидывают пенные шапки даже на такую головокружительную высоту.

Скала возникла на курсе на вечернем небе внезапно вынырнув, то ли из низкого облака, то ли из скопления особо густого тумана. Ветер крепчал, нисходящие потоки бросали хрупкие аппараты к земле, точнее к воде. А вечерний бриз, а я бы назвал его штормом, гнал наши хрупкие «Метлы» к грозному берегу… Никогда даже в страшном сне я не мог себе представить ни такого моря ни такого берега. Скалы вросли как еще один горизонт, только более темный, и осязаемый. Мы словно попали в трехмерную систему координат, внизу плоскость икс в виде водяных гор, слева плоскость игрек в виде скальной стены, а впереди туманная плоскость зед, слава богу отодвигаемая нашим рваным полетом. Вот и эта скала выплыла из туманной стены, такая же мрачная и негостеприимная как и стена справа, но все таки приютившая нас на ночь.

Вот воющая ночь кончилась, и я с куском сух-пая сидел на краю скалы пытаясь объять если не взглядом то разумом невероятность зрелища. Неуютно было во всех смыслах, но там в глубине пещеры было ещё более неуютнее. Здесь хотя бы не так надрывался истошным криком ветер, заглушаемый грохотом волн. Массивная скала, невероятно огромная в десятки раз больше чем любой тотелм, ощутимо дрожала под ударами волн, да не волны это вовсе. Это волею неведомых процессов, горные гряды океана сходятся с чем-то более твердым. Серо фиолетовые волны так напоминали могучие горные хребты, что мне порой казалось, что я лечу на огромном летательном аппарате, старом и замшелом, над какой-то мифической блестящей, туманной страной. Очередная волна подрывало в воздух облако брызг и в течение почти целой минуты, скала стояла как в белом пушистом пуху. Затем брызги опадали, а звуковой удар наконец достигал моих ушей. Светило мира Хаарах, Вечная Небесная Дуга, уже начала свой восход. А поскольку я смотрел именно на восток, то сквозь туман океан стал закипать невидимым огнем. Настроение чуть приподнялось, сейчас лучи тепла изгонят из как-будто вечно сырой одежды, холод и вернут тепло. Вот наконец и рассвет, восход опоясал океан от края до края жёлто-багровой полосой, и налил водяные горы буйством красок.

Я замер потрясенный, остатки сух-пая выпали из рук в жадный океан. Стоило пролететь так далеко, и убить стольких чтобы увидеть это. Когда дуга светила, наконец оторвалась от зубчатой линии океана, и отразилась от вод, скала издала невероятный стон. Звук завибрировал, сквозь тело, исторгнул душу и вернул её обратно только когда затих.

Рядом присел Нини, его ещё трясло, как и меня впрочем. Мы сидели ещё несколько минут и смотрели на летящий простор.

— Эту скалу так и зовут «Плачь океана». Говорят, когда корабль проходит мимо, и если ему сильно не повезёт, попасть на утренний стон, сварка разваливается, заклепки расшатываются, у магия смывается волнами.

— Красивая легенда…

Он хихикнул:

— Спасибо.

— За что?

— За то, что ещё веришь в доброе и хорошее. Конечно же это не легенда.

— А что же это, в самом деле?

Нини пожал плечами:

— Кто то что то хотел остановить… Очень давно…

— И что никто не стал выяснять что это и как это остановить, имею ввиду бессмысленного скального убийцу? Зачем же это ещё существует?

— Этот мир слишком древен, чтобы можно было во всем искать смысл.

За нашей спиной заскрипел гравий, рядом с нами бросил свое тело Хратт:

— Пока вы тут любуетесь красотами моря, этот поганый звуковой эффект развалил наши «метлы».

Длинные напряженные серебристые тела, хищников Маарверна, укрытые в глубине пещер, теперь безвольно обвалили свои части на сырой песок.

Я задумчиво поднял антигравитационных модуль, из оборванных трубок понуро стекла вверх капля гравижидкости.

— Теперь мы знаем что Стон океана, разваливает не только корабли…

Мы внимательно осмотрели сложенные на места части летательных аппаратов. Они были стандартные, часть от одного подходила к другому. Собрать очевидно скомпоновав из нескольких один аппарат было возможно. Проблема была в другом, кровь серебристых комаров, обычная гравижидкость вытекла из многочисленных трубочек, а несколько аварийных клапанов не смогли её удержать. Без неё «метлы» были всего лишь кучи мусора. А её никто и ничем не смог бы на этой проклятой скале достать.

Нини выбирал наиболее целые куски, достал тросики, стал при стыковать то что ещё годилось в полет. Обернувшись к нам он прокомментировал:

— Завтрашний стон, развалит их окончательно! Тогда нам и впрямь придется вплавь добираться.

— А гравижидкость? Что с ней?

— Хлопов, помет! Слей всё из трубочек в канистры, в пакеты, не менее десятой части осталось в трубопроводах, а ты Танцор бери посудину и лезь на потолок. Уверен что там наскребешь во впадинах, еще десяток литров.

— Но мы так всё равно полную заправку не наскребем?

Нини не на шутку рассердился:

— Без споров за дело! Для тех кто особо туп, разъясняю. У истребителей избыточная тяга, а для того чтобы держаться в воздухе достаточно и половины от неё.

Следующие три часа я ползал на когтях под потолком, притворяясь скалолазом, и периодически притворяясь обыкновенным парашютистом. Гремя посудинами свернутыми из листового металла, внизу ползал Хратт тщательно вытряхивая трубопроводы, и опять же периодически становясь соломкой. Изрядно по набив шишек, и запчастей мы наконец предъявили Нини около пятидесяти литров драгоценной жидкости. Он резонно предположив что в потолке наверня как были щели послал меня вылизывать потолок уровнем выше. Почему спрашивается вылизывать? Потому что ложкой уже было не собрать, и приходилось высасывать её из впадинок, и выплевывать в пакет. Ощущения у меня были сходные с теми которые испытывает алкаш слизывая со стола нечаянно опрокинутый стакан со спиртом. Правда его то сила тяжести влечет к поверхности а меня наоборот. Хотя конечно к концу процесса, удерживаться на потолке стало значительно легче! Оказалось что труднее спустится.

Пришел я в себя, в ледяной струе воды, кто то при этом держал за горлои за шиворот, и обидно тряс. Оказалось что это Хратт, производил экспресс вытрезвление, потому что маарвернцу до зарез нужно было нарезать какие то стрежни. Продрогший я правда никак не мог нарезать ровно, от тремора у меня вместо разрезов получались зигзаги.

К вечеру, обломки истребителя собрались в некое подобие креста. В концах его были закреплены три антигравитационных модуля, вместо компенсатора, был присобачен пакет с гравижидкостью, на котором должен был сидеть пилот и своим задом компенсировать давление. Разьем для энергокристалла висел на кабелях внизу, и вообще я к этой фиговине никогда не подойду, не то что сяду.

Хратт тоже был в сильно недоумении:

— Слушай Нини ты точно не обсчитался? На нем как будто должно быть не три модуля а девять? Как он без недостающих полетит?

— Слушай мечами махать умеешь? А я нет, зато я понимаю сколько нужно ему модулей что бы держаться в воздухе! Виражей и мертвых петель мы делать не собираемся, а доковылять в самый раз. Тем более у нас гравижидкости в обрез…

Когда мы заправили аппарат я попробовал его поднять в воздух, эта метла сразу попробовала перевернуться на спину, затем вписаться в скалу перед нами, ну и под конец дико взбрыкнув шваркнула меня в океан. Еле зацепится успел.

Хратт прокомментировал:

— Видимо сложились, передовая конструкция, косорукость пилота, и равное содержание гравижидкости как в пилоте так и в аппарате.

Маарвернец покачал головой:

— Да нет тросы надо отрегулировать по длине.

Я так скажу, построить штуку чтоб летала просто, гораздо сложнее сделать так чтобы она сносно управлялась. А уж истребитель настроить я вообще не представляю, каких трудов стоило Маарверну. К вечеру мы добились чтобы на команду вперед аппарат летел вперед а не ещё куда то. Подтащили его к выходу из пещеры, сели на него стараясь не сдвинуть центр тяжести, и…

Боливар не вынесет двоих, не то что троих. Даже один со снаряжением для него был слишком тяжел. Развесовка получилась такая:

Либо Хратт без снаряжения, без ужина, без шуточек, и без ног (когда ноги были на песке то аппарат поднимался).

Либо я без ужина, и без снаряжения.

Либо Нини со снаряжением, но без ужина, или с ужином но без снаряжения, но в любом случае без ошейника.

Итого решили послать меня, без снаряжения, без одежды, без ужина, но с ошейником, с криптом и как, ядовито прокомментировал Хратт, с антифризом в крови.

До заката оставался еще час, Небесная Дуга ушла за спину, и за скальную гряду. Лучи уходящего светила, ударяли в водяные горы ослепительными вспышками, на море стало больно смотреть. Моим товарищам предстояло остаться на скале, одинокой и продуваемой, в осаде штормовых волн, и без всяких гарантий на моё возвращение.

Хратт и Нини налегли на еду, а я нет. Не стоило добавлять лишний вес, и так аппарат еле держал высоту.

Хратт спросил:

— Как ты думаешь Кымру уже оправился? Предпринял ли он какие то действия?

Я подумал, вспомнил огромные раны на груди, срубленную маленькую голову супермена Маарверна:

— Прошлый раз я в него в упор выпалил из хрога, он почти не пострадал, теперь я думаю ему пришлось куда круче. Но и времени прошло больше. Не знаю может уже оправился, но скорее не совсем.

Маарвернец добавил:

— Важнее думаю другое, его никто и никогда не смог даже поцарапать, десятки магов уничтожены в попытках его убить. И никто не добился даже ничтожного результата.

— Да я думаю он больше был готов к магическому нападению, а не к атаке воина.

Я покачал головой:

— Знаешь Хратт он то вполне был готов и к нападению обычным оружием. Ты бы например с мечами с ним ничего бы не добился, да и я не напади неожиданно, мало что бы смог. Эта подвижная броня, серьёзная штука, спокойно держит удар меча, да и выстрел шок копья наверняка.

— Это твоя удача что у тебя было столько времени с ним разобраться… Удивляюсь что он от тебя телепортом не ушёл?

— Ну наверное это требует от него сосредоточения, а я ему времени не давал, да может без головы у него это невозможно. Кстати еще об чешуе, я в первый раз когда его увидел, вас тогда не было, он был невидимым. Потом чешуя как будто повернулась, и он проявился. Это точно не магия, это что то биологическое, и прямо в него встроено!

Нини рассмеялся:

— Почему встроено, может он родился таким, или в конце концов клад камосов раскопал?

— Клад камосов? Как клад камосов может наделить кого то столькими свойствами?

— Может если тот кто овладел камосами может управлять процессом вытягивания из камосов необходимых талантов.

— А что разве из камосов можно извлечь необходимые таланты, а не то что они сами в тебя вкладывают?

Нини серьезно смотрел на меня:

— Скажи откуда у тебя столь странные представления об камосах? Что у Вас за невежественные учителя что тебя такому учили.

Хратт расхохотался, и стал кататься по песку загребая его кистями. Несколько раз он почти упал в бездну. Наконец он отсмеявшись, он смог вымолвить:

— Какие учителя Нини, ты что думаешь там на Севере такой же цивилизованный плюшевый мир как в Маарверне? О чём ты там отродясь учителей не видывали! Кто хочет что то узнать посерьезнее должен сам раскапывать и библиотек там нет.

— Раздор, и темнота видимо правит вашим городом, вынес приговор Нини. — выслушав наши описания Арккрасса — Неудивительно что Ваши воины столь злы и умелы в искусстве убивать. Что же вы искали в нашем городе, зачем этот ваш бессмысленный налет?

Вопрос явно был ко мне, и Хратт тоже смотрел на меня в ожидании ответа:

— Как ты правильно заметил наш город, разобщён, и ослаблен распрями. Кланы естественно осознают необходимость порядка, но только под своим управлением. Никто не может добиться перевеса, и закрепления власти не ввергая город во всеуничтожающую войну. Мы пришли в поисках способов добиться решающего перевеса, настолько большого чтобы сама возможность войны потеряла смысл.

— И разумеется вы хотите чтобы перевес получил Ваш клан.

— Не мы хотим наш господин хочет. — И Хратт показал на ошейник у себя на шее — Чтоб ему пусто было!

Нини задумчиво погладил ошейник рукой:

— Что то я не замечал чтобы эта вещь так уж влияла на Ваши поступки, мне даже кажется что она делает Вас чем то лучше чем Вы есть. Не знаю правда почему…

— Так что собственно с камосами, может ты объяснишь, что за способ вытаскивать из камоса таланты?

— Ну это как бы и просто и не очень то возможно. Камос как живое существо и как разумный индивидуум имеет массу качеств. В них есть как и обычные так и бесполезные, и есть разумеется несколько качеств которые и делают камос таким бесценным.

— И что это обычно за качества?

— В принципе не столь редкие способности, но любой демон может удачно дополнить свои собственные таланты. Но чтобы вытянуть из камоса необходимый талант, нужно иметь способность рассмотреть в нём все свойства содержащиеся в глубине кристалла.

Что то сомневаюсь чтобы столь интересные знания хранились в общественной библиотеке Маарверна. Темнит чего то наш маарвернец.

— Откуда же берутся камосы?

— Это по моему никому не известно как и что это такое, и вообще зачем они нужны.

— Откуда в Маарверне столько знаний о камосах, неужели Ыйраз Годвайт Кымру использовал для повышения своего могущества камосы?

— Как будто нет, его возможности столь необычны, могучи что вряд ли содержались в камосах. Да и точно известно что камосы не содержат информации а только способности. А он проявляет недюжинные знания, организаторские способности, ну и наверное конструкторские таланты.

— А еще Нини он очень подозрительно отнесся к тому что мы решили спрятаться в Скорпелуне. Очень ревностно он относится к этому плато. Все меня связывал с какой то Каверной, считал что я как то с ней связан. Считал несколько минут меня равным себе и агентом Каверны.

Нини задумчиво чертил на песке, то что я сказал ему не вызвало у него никакой реакции:

— А о чём вы вообще с ним так долго говорили?

— Ну там еще он очень хотел меня взять на работу, понравилось ему иметь такой уникум. Правда он очень восторгался моим нынешним работодателем, особенно его храбростью. Сам он по его заверениям в жизни бы не захотел завести такую опасную игрушку.

Хратт вмешался:

— А что, причиндалы на шее его никак не останавливал? Меня например очень останавливает в вопросе выбора работы!

— Да нет он сказал, что это элегантное решение, правда весьма грубо исполненное. По его заверениям его ошейник будет гораздо удобнее, и совершенно мешать не будет..

Хратт загоготал, стал лупить себя по груди, повалился на песок. Вытрерщи выступившие слезы он заявил:

— Неудивительно что от этих слов ты его на куски стал резать… А тебе не кажется что, наш хозяин несравненный Атт специально такие толстые и неудобные ошейники сварганил? Не для того ли что бы мы не забывались?

— Очень на него похоже… Кстати если бы ошейник был потоньше, не выдержал бы он выстрелы хрога в таком количестве. Да кстати! В моем то ошейнике который Кымру рассматривал, мало что от тонкой механики осталось, только спусковой предохранительный механизим. Так что я только снять его не могу, а так от зависимости от господина Атта мало что осталось.

Нини встрепенулся и заинтересованно спросил:

— А что там собственно было?

— Ну там, дубль кристалл и устройство удаленного управления срабатыванием. Как я понял для того чтобы в любой момент меня убить, ну там если хозяина убью так сразу и меня чик, и готово! Ну я еще раньше думал что таймер есть, так оказалось что его как раз и не было… Теперь как говорит Кымру теперь всё это в порошок. Да и спуск очень пострадал, Кымру меня предупредил что, если я еще из хрога постреляю то спуск развалиться и мне конец!

Нини воодушевился:

— Дубль кристалл предназначен первоначально для передачи аудио — информации, а тут в ошейнике применен нестандартно. Я бы конструируя подобное устройство, никогда бы не стал игнорировать основную функцию, тем более такую удобную для наблюдения!

Я остолбенел:

— Ттты, тты хочешь сказать что Атт слушал всё время что происходит вокруг меня?

— Ну вокруг на вряд ли, слишком уж корпус толстый, а вот то что ты говоришь точно! Он же у тебя на горле сидит!

— Ну теперь это не работает и сейчас он нас не слышит, наверное о времени штурма «лаборатории», там я впервые пострелял как следует… А то бы сейчас попросили бы шефа о помощи, тот бы вытянул бы нас сос скалы через недельку- другую!

Нини удыбнулся:

— А что Хратт тоже из хрога стрелял?

Мы с Храттом вскочили, и стали стучать себя и друг друга по голове:

— Балда!

— Дубина!

— Бестолочь!

— Стоп! Стоп! Разве шеф нас все время слушает? У него терпения не хватит!

Хратт нахмурился:

— Ну всех вряд ли, а вот тебя, часто, думаю.

— Вот вот а когда связь прекратилась со мной кого он слушал? Того кто рядом со мной, и штаб нашей группы Тромпфа, и Клекота! А как понял что их рядом со мной нет, стал прослушивать тех кто в моей группе, значит Ваззенрога и тебя!

— Так так сколько я говорил названия города назначения? Мало, совсем мало! Значит буду повторять.

Хратт стал ходить кругами и орать:

— Атт, Танцор летит в Ларакхх! Атт, Танцор летит в Ларакхх! Атт, Танцор летит в Ларакхх!

Проболтавшись полчаса он остановился и озабоченно заявил:

— Давайте определимся с тем что знаем! Во первых Кымру скорее всего жив, а то смысл ему бросаться, если мы и так думали что он мертв! Второе даже если он ранен, он вполне может сложить концы с концами. И даже если не он то его подчиненные, а они на меня произвели впечатление довольно инициативных. А значит поскольку мы не додумались, что надо замаскировать направление нашего бегства, то вполне могли догадаться куда мы бежим. Ларакхх как нам сообщил Нини давний противник Маарверна, соответственно Маарверн давно внедрил туда своих агентов. Во всяком случае я бы на их месте так и сделал. И соответственно он наверняка в настоящий момент оповещает своих агентов о возможном нашем прибытии.

Нини вмешался:

— Если в Ларакххе есть агенты врага, то возможности их весьма ограничены. Слишком уж этот город враждебен Маарверну. Его до сих пор спасала только его неприступность. Кстати эта особенность города вполне может помешать нашему дальнейшему продвижению.

Я вплеснул руками, и было с чего слона то мы и не приметили:

— Вот те раз, и почему это Ларакхх так неприступен?

— Ларакхх пещерный город, он источил своими ходами внутренности целого горного хребта. Часть пещер которые выводят к морю, спускаются ниже уровня воды. Часть пещер выходят на поверхность и служат портами для склиссов, и флиссов. А орудийных бойниц там как нор для храков в куче навоза. Впрочем сам увидишь. Но самое главное! С воздуха и с моря Ларакхх очень хорошо защищен. И сторожат они море и воздух очень зорко. Так что выбирай путь которым будешь пробираться в Ларакхх!

Я взялся за борт, неуклюжего помела состряпанного в пещере, на соплях и на русском честном слове (надеюсь понимаете каком). Впереди отливающие свинцом и расплавленной медью волны прорезал бурун. Вода впереди буруна как будто выпиралась кверху огромной тушей исполинского животного. Я показал рукой и на морского исполина Нини:

— Эта что за тварь?

Нини пригляделся и ухмыльнулся:

— Ларакхский «Гонец волн», большой торговый корабль.

— Как корабль? Над водой явственно плавник виден!

— Это не плавник а рубка, корпус корабля под водой, чтобы не зависеть от штормов и волн. Странно что он так близко к берегу идет?

Мне было пора, светило скоро опустится за горизонт, а исполинский обрыв берега уже продвинул черноту ночи далеко в океан. Я схватился за рычаги и вскинул свое голое тело в седло. Ощутимо свежело, обдавая кожу ледяными струями.

Я качнул рычаг вперед и на меня нахлынула тошнота, на какой то миг мне показалось что волны далеко внизу покрыты кружащимися тряпочками.

«— Развалины артели посещенные мной незадолго до отлета, черные остовы казарм, осыпающаяся под ударами ветра труха. Под ногами хрустят обгоревшие черные костяки. В крупном скоплении костей, изорванных балахонов, лежит тупая черная от изрыгавшегося жара болванка хрога. Развалины так отравлены, что нет обыкновенного здесь снования паразитов. Ни червя ни, завалящего крысокраба. Вот останки столовой, до сих пор стоит среди черных углей балок массивный каменный параллелепипед, общего стола, лишь кое где расколотый жаром. В углублениях для еды, кучки пепла. В конце стола лежит вытянув конечности, кружевной скелет. Оскал пасти зловеще смотрит на меня, улыбается. Хотя все малейшие кусочки плоти выгорели в пожаре, а то что осталось давно истлело за прошедшие полгода, меня тошнит. Запах мертвечины, накатывает жестокими волнами. Меня выворачивает прямо на череп бедняги из столовой. Обрекши подобие плоти череп, стал ещё более выразительным. Я оглядываюсь, скелеты до того лежавшие безразлично в покое смерти, теперь смотрят на меня неестественно вывернув шейные позвонки. — Зачем ты пришёл! Ты теперь с ними! Теперь ты убийца!-«

Хратт обеспокоено хватает меня за плечо:

— Танцор что с тобой? Ты чуть не упал! Ты уверен что тебе не надо поесть перед вылетом?

Отстраняю его рукой, выворачиваю содержимое вполне пустого желудка на песок. Как будто полегчало, не тошнит. Однако запах никуда не делся.

Беру Хратта за руку, на последок пожимаю её, отдергиваю её ощутив под пальцами расползающуюся плоть. Хратт ободряюще улыбается, но как ни странно его улыбка весьма напоминает улыбку черепа там далеко в Арккрассе, на каменном столе в столовой.

Он отходит вглубь пещеры и возобновляет свой речитатив обращенный к Атту. Мы с ним решили что он будет повторять свое обращение всю ночь. Мы не стали обсуждать то что его вполне может засечь Кымру с его способностью замечать работающий дубль-кристалл. Если конечно будет преследовать нас.

Летающее помело срывается с уступа скалы, ветер свистит в ушах. Выравниваю летающее недоразумение, оглядываюсь. В черном зеве пещеры, мне машут вслед две фигуры, а иногда две тряпочки колышутся ветром.

Вперед, вперед к свежему воздуху подальше от мертвечины!

Вечерний бриз с заходом солнца утих, меня перестало стаскивать на скалу берега. Могучие горные хребты волн внизу шли к могучей скале. Даже на высоте трех сотен метров могучие потоки воздуха перемешиваемые водяными гигантами покачивали легкий летательный аппарат. Я решил взять мористей, на случай усиления ветра да и волны там были пониже. На пятнадцатой минуте полета я нагнал корабль. Сверху удалось рассмотреть его во всех подробностях. Длинное веретенообразное тело с двумя плавниками, плоское возвышение на носу, и высокий с наростами плавник рубки в корме. Иногда в провалах между волнами из толщи воды выглядывал корпус, обнажая чешуйчатую броню. На высокой взметнувшейся над волнами рубке дежурили с молниеметами. Вяло пальнув в моем направлении, намекнули держаться от них подальше. Я понятливо вильнул обратно к берегу.

Тьма окончательно опустилась на морской простор. Дальше ночь прошла скучно, её глубина обозначалась только степенью моего замерзания. К утру по расчетам Нини я должен был уже подбираться к береговым укреплениям Ларакхха. Как Нини объяснил их ни с чем не перепутаешь. И правда…

По носу в предрассветный туман озарился всполохами разрядов.

Внезапно выросли ряды исполинских башен уходящих в глубь моря от берега. Их черные булавообразные макушки, грозно ощетинились яркими разрядами молниеметов. Собственно только из-за этих разрядов в тумане я их и разглядел. Воздух вокруг моего «помела» ощутимо согрелся от мелькавших вплотную разрядов. Я описал крутой вираж в сторону берега. От башен отдалились силуэты склиссов. Багровое свечение антигравитационных модулей в их днищах стало чертить туман широкими мазками.

Склиссы добавили залпы своих молниеметов к хороводу молний вокруг меня. Конечно предок моего помела с лёгкостью бы оторвался от этих тихоходных барж, но вот то недоразумение на котором я имел счастье сидеть, на вряд ли превосходило их в скорости хотя бы на километр в час, да и маневренность хромала на обе ноги… Мне оставалось нырнуть в особо густой туман у самого моря.

Кончился полет закономерно, из тумана вынырнула громада башни. Отчаянный маневр вправо не удался. Мне снесло левую консоль с модулем. Быстрый штопор вдоль стены, и куча обломков благополучно приземляется на основание башни. Благо основание было конической формы и я благополучно, оплетенный веревками парусиной и жестью сполз по нему вниз. Как оказалось башни стоят на подобии мола через который регулярно перехлестывали гребни волн. Еле успел освободится от опутывающих меня обломков прежде чем меня смыло вместе с ними в воду. Втиснувшись вежду двумя глыбами мола, больно разодрав кожу я стал удерживаться на месте в потоке воды. Волны не унимались, но и покинуть свое неуютное убежище было бы безумием.

Вверху в тумане проносились багровые днища склиссов, охрана порта силилась найти нарушителя. Меня разумеется временами скрывавшегося в шапке пены разглядеть разумеется не смогли. Наконец возня наверху утихла, склиссы смогли обнаружить в глубине гавани качающиеся на сравнительно мелких волнах обломки. Успокоившись охрана вернулась на посты. А вот горизонт стал пламенеть подсвеченный восходм небесной дуги. Я повернул голову в сторону города. По мере восхода светила мне открылось странное зрелище.

Темная туша горы, стала блистать на свету тысячью мелких вспышек. С отрогов горы спускался туман плотными стремительными струями, и касавшись воды таял. Через несколько минут «туманопад» окончательно рассеялся и я наконец смог рассмотреть панораму диковинного города Ларакхха.

Первой конечно открылась туша горы рассеченная глубокими ущельями, выходя к морю ущелья превращались в нечто вроде пяти пещерных порталов. Внутренние стены портала, еще в тени, светились и перемигивались тысячью вспышек и переливов. Сама акватория порта была окружена тремя рядами молов, увенчанных охранными башнями. Смысл этого сооружения стал ясен когда из тумана проступила поверхность воды. Через первый мол на котором затаился я сам перехлестывали крупные волны. А последующие делали их всё ниже и ниже. Стало ясно почему так много башен, буйство ветра на открытом просторе моря утихало за рядами, склиссы могли себя чувствовать безопасно. А вот за линию башен они и вовсе не высовывались, и неудивительно если учитывать что перевернувшийся склисс камнем падает вниз.

Гора над ущельями, была более менее нормальная, только дырявая очень. Из многочисленных отверстий вылетали и садились словно стрижи склиссы разнообразнейших размеров. А одно особенно крупное отверстие пыхнуло знакомым розовым свечением, и протянуло в утреннее небо яркую нить разряда. Сам флисс скользнувший по нему куда-то далеко (или откуда то) разглядеть разумеется не удалось.

Флисспорт! Ага! Туда то мне и надо!

Хоть я и омывался относительно свежей водой, и на свежем воздухе, мне в нос ощутимо шибануло мертвечиной… Что за черт!

Теперь стоял вопрос как отсюда выбраться? Поначалу я решился было проплыть расстояние до берега вплавь, но невнятное шевеление у мола с внутренней стороны меня остановило. Насколько я помню в земных портах в порту всегда особенно много живности, а если тут так же то сомневаюсь что живность эта безвредна. Я вообще сомневаюсь если тут безвредная живность?

Пришлось идти до берега вдоль мола, постоянно срываясь под ударами волн, оскальзываясь, выползая обратно. Путь был неблизкий, с десяток километров, акватория не маленькая. Кстати в акватории активно сновали десятки кораблей, точнее их рубок которые высовывались из воды подобно головам лохх-несского чудовища. Правда чудовища которое плавало задом на перед, рубки то были в корме. Сходство с чудовищем еще обеспечивалось вычурными формами этих рубок, некоторые были украшены головами горгулий (сиречь портретами местных героев), некоторые сами были выполнены в форме чудовищ. Правда ничего подобного разгрузке кораблей в земном порту я не наблюдал, ни кранов там ни пирсов, ни доков. Все корабли покружившись по акватории направлялись либо к выходу либо в один из порталов-пещер. Видимо всё интересное происходило там. Меня всегда привлекали корабли и море, и невозможность посмотреть за тайнами портовой жизни несколько разочаровала.

Вскоре стал виден и конец моего не сухого путешествия, конец мола то есть. В месте соединения мола с сушей, стояло сооружение напоминающее связку башен. Поразмыслив над назначением этого укрепление сообразил что оно должно пресечь высадку врагов на мол, дабы они не пробрались по молу в глубь города. Я то конечно не враг но и мне оно мешает изрядно. Усеянное бойницами укрепление, целиком было соорентировано на мол. На макушке виднелись и дисциплинированные караульные, меня они конечно ёщё не засекли, но сомнений что засекут при приближении, не было. У меня было два варианта, первый дождаться темноты и пробраться под покровом ночи но это целый день промокать под камнем. Или второй, более надежный учитывая ночную тревогу. Его я и выбрал. Взял в руку крипт высоко поднял его над головой, выпрямился и разведя руки в стороны пошёл к крепостце, и знаете что? Тошнота и запах мертвечины накатил вновь…


Случай двенадцатый — Дело от которого тошнит, продолжение.

Следователь службы интересов клана Троро, господин Херайа Саттемон, которые за глаза подчиненные звали «Нос Хффурга», толкнул двери восемнадцатой казармы. Хоть время было ночное, и подчиненные были в своем сонном праве, Саттемон недовольно покрутил носом (кстати ничем не напоминающим нос вышеупомянутого животного), и поскреб когтем по стойке первого ряда нар. Коготь прочертил глубокую борозду с рядом с десятками других борозд. Скрежет обиженного металла, коснулся воронок, перепонок, лопастей и прочих вариантов ушей штурмовиков взвода ЧП. Надо сказать, что любого непривычного к восемнадцатой казарме демона, нешуточно напугал бы взрыв движения прокатившийся волной по казарме. Бойцы ловко влетали в подготовленное и расправленное в специальных каркасах снаряжение, на лету хватая закрепленные на стойках кровати разгрузки со снаряжением. Через восемь секунд, после когтя, оба полувзвода выстроились в боевой готовности по обе стороны прохода. На сей раз подъем был произведен безукоризненно, что впрочем никоим образом не улучшило настроения «Хффургова носа». Командир взвода Астах, пробежал по проходу к начальству, заодно проверив состояние бойцов. Заслонив бойцов своей тушей Астах вытянулся во фрунт перед Саттемоном. С опаской скосив глаза на начальственный нос (и угадывая по нему настроение начальства) тот отрапортовал:

— Взвоооод! По тревоге построен, ждем дальнейших распоряжений!

Начальственное сопение, ясно указало что дело плохо, или всего лишь тревога не учебная!

Саттемон заложив все восемь щупалец за спиной, ординарец за спиной вырос с его личной боевой разгрузкой, живо накинул её, второй же ловко застегнул её же спереди. Бойцы напряглись.

— Бойцы! Тот кого мы давно ждали, наконец пришёл! И Вызнаете за чем! Неоднократные ваши тренировки, должны были вас подготовить к встрече с этой ранее не виданной опасностью! Вы специально отобранные, лучшие из лучших не должны подвести клан вскормивший вас! Объект уже проник в сердце тотелма, бойцы внешнего охранения проморгали его. Нам предстоит утереть нос службе силы и выловить мерзавца! Что делать вы знаете, чем это грозит клану вы чувствуете! Идите и сделайте это! Вперед!

Далее начальству пришлось отступить вглубь коридора, дабы его не снесли бойцы. Получив пару пинков, от пролетающих бойцов, Саттемон улыбнулся. Всё таки он их неплохо натаскал, оберегали бы они его начальственные бока, мигом бы вылетели из взвода. Таких бойцов нет ни у одного клана!

Разве что у Арват…

Накинув на шею массивное кольцо связанных в коммуникатор дубль кристаллов Саттемон принялся выслушивать доклады отрядов. Кроме взвода артефакта, по ревоге были подняты тысячи бойцов, охранников, офицеров, да и простых уборщиков.

Ординарец развернул перед командиром раму с голографической картой тотелма, второй по докладом отрядов стал выстраивать ход операции. Саттемон довольно хмыкнул, все было пока по плану.

Уборщики методично проверяли помещение за помещением, докладывая по графику районным штабам состояние вверенной территории (Каму как не им замечать изменения), сделав один обход им предстояло пройти в обратном направлении, и так до бесконечности. Техники планомерно опускали задвижки на ходы коммуникаций после проверки, после завершения им предстояло периодически проверять состояние задвижек.

Из докладов технических служб предстояло вычерчивать карту движения объекта.

На всех узловых пересечениях, лифтах, и лестницах были развернуты загонные посты. Им предстояло стеснять движения объекта. Сами же бойцы взвода Артефакта разделившись на ловчие группы устроились возле крупнейших перекрестков готовые в любой момент мгновенно переместится в любую часть здания.

Сеть была развернута, осталось ожидать результатов, выяснять как же объект проник и откуда это вопрос второстепенный.

Ясно было одно, это супершпион! Проникнуть сквозь все четыре кольца постов и в ночное время когда количество открытых ходов минимально! Конечно он не мог успеть выбраться между событием, поднятием тревоги прошло не более одной минуты.

Тревогу подняли как и предполагал Саттемон не заклятия и не магические ловушки. Не сработал ни один дух страж, не шевельнулся ни один голем. Сработал лишь последний шанс самого «Хффургова Носа», артефакт обладавший магнитными свойствами, сдвинутый с места освободил груз упавший на гонг. Его то звон в кабинете Саттемона разбудил.

Наконец на трехмерной модели тотелма появилась первая красная точка, командир присмотрелся — уборщик N137ф не вышел на связь. Офицер управления немедленно очертил вокруг зону убегания. Жаль конечно но она получилась максимальная, минимум на шесть уровней вверх и вниз, и на весь этаж в стороны. Поисковые группы немедленно получили свои сектора в зоне, а загонные стали перекрывать согласно расчету переходы. Тем не менее Саттемон приказа л не снижать бдительности в других зонах. Кроме того был выдан приказ магам сканировать район нахождения цели, вдруг хфост хффргу метнется и в их сторону. Хотя конечно «Хффурго Нос» магии сегодня не верил ни на грош! На плане появилась очередная красная точка — заслонка вентиляции на этаже разрублена. Стало ясно направление движения цели — вниз.

Саттемон сложил руки на груди, давай, давай, выстрели хоть раз! Сканеры точно обнаружат где у тебя не выдержали нервы! Зону убегания сузили и сместили вниз.

Вдруг яйцо оцепления окрасилась у донышка желтыми точками, а через две секунды и красными. Бойцы оцепления применили энергетическое оружие, а затем погибли.

Что за хффургов помет!

Саттемон кивнул штабу сворачиваться, выдернул из разгрузки пару отлично настроенных криптов и метнулся к лифту.

Что то не так! Надо глянуть своими глазами!

Через пятнадцать секунд, они вывалились из лифта прямо у места побоища. Оскальзываясь на лужах крови командир обошёл место схватки. Бойцы лежали правильным кругом. Он поднял голову вверх, враг вывалился на них из воздуховода, прямо в центр построения отряда. Бойцы могли в результате эффективно использовать свое оружие, из опасения перестрелять своих.

Саттемон мельком оглядел тела бойцов, все раны были нанесены холодным оружием, разрезы были к его удивлению не только на телах но и на броне.

Ну что ж, значит у нас не только супершпион, но и убийца! Что ж такое, два в одном он встретить никак не ожидал!

Он повернулся было к штабу, и оскользнулся но уже не на крови. Присев он потрогал, а затем понюхал странное вещество на полу. Кто то вывернул свой обед на пол и явно после боя. Вещество упало сверху брызг крови.

Саттемон изучил новую зону убегания, оцепление оперативно смещалось вниз. А враг уже не таился то тут то там возникали красные точки смертей. Ага нервничаешь дружок. Командир двинул четыре группы перехвата на скоростных лифтах, создать оперативный заслон. Зона убегания превратилась из яйца в конус обращенный вершиной вниз. На острие вершины выстраивался заслон, как раз в обширном ангаре для склиссов. Мучимый неясными предчувствиями, Саттемон двинул в ангар оставшиеся отряды Взвода Артефакта, затем отправился сам.

Уже в лифте офицер стал раскрашивать голограмму в месте ангара желтыми точками стрельбы. Затем стал проставлять зеленые точки достоверного котакта. Когда вышли из лифта он уже успел поставить первые красные точки. Саттемону оставалось лишь надеяться, что красных не станет слишком много.

В ангаре Саттемона встретил визг шок-копий, и дым горящих склиссов. Первыми он встретил двух бойцов взвода, перевязывающих друг друга. Один захлебываясь объяснил что раны в основном они получили от своих, а объект для стрельбы не очень удобен.

Тогда Саттемон вытащил из разгрузки четыре меча, и крикнул бойцам:

— Бросай палить, взять его на штыки!

Помогло!

Перекатываясь от склисса к склиссу, объект был вытеснен к наружной стене ангара.

Затем когда группа боцов самонадеянно набросилась с мечами, он оставил от них разрубленные тела, но вышел на открытое пространство.

Саттемон впервые смог получить представление об нем. Разочарования было не скрыть — обыкновенный задохлик гуманоид, несомненно накачанный магическими декоктами по самое не могу, с перчатками лезвиями в руках. Перчатки правда были весьма хороши, броню рвали как бумагу. К спине объекта был приторочен «Артефакт», драгоценность Троро.

Оттеснив наполовину поредевшие ряды своих бойцов, Саттемон с ухмылкой вытащил все восемь мечей, сдвинув оправы зажег на них абсолютное пламя. Ох как же он нашинкует наглеца! Бойцы разошлись, сомнений не было, и без пламени у всего взвода не было против «Хффургова Носа» шансов.

Как ни странно пришелец ухмыльнулся тоже!

Мечи замелькали, и тут же после первых взмахов пришло изумление! Незнакомец начал танцевать…

Шутки в сторону, Саттемон сосредоточился качнулся и включился в танец.

Однако сюрпризы не кончились, первая же минута боя стоила Саттемону пары мечей. Оружие незнакомца было прочнее чем Абсолютное пламя! Теперь уже Саттемон избегал встреч клинков. Получилось так что теперь возможности обоих бойцов были уравнены, два клинка (в сущности два орудия) у незнакомца, и шесть у Саттемона. Стал виден узор противника. В отличие от витиеватой красочной вязи Саттемона, узор убийцы был лаконичен и строг. Как показалось сначала даже убог. Уже начиная уставать Саттемон ощутил и прелесть этого стиля, незнакомец явно таким образом экономил силы, да и эффективность повышалась в разы. Правда как показалось Саттемону, его следующий штрих слишком легко угадать. Но от этого было мало толку, он уже устал и не сможет воспользоваться преимуществом. Линии узора заскользили рядом, не касаясь друг друга. Намек был понят.

Бойцы остановились напротив друг друга. Незнакомец спиной к открытым воротам ангара, а Саттемон спиной к накатившей стене бойцов. Ему наконец удалось рассмотреть оружие врага, это не было оружие!

Незнакомец — объект снял из-за спины артефакт, и на какой то миг Саттемону показалось, что он собирается отдать его им, купить себе свободу.

Незнакомец как будто поклонился, рот его открылся, но вместо слов он просто вырвал на пол. Затем сжал артефакт, нажал, что- то скрытое в глубине, и яркая вспышка скрыла дальнейшие события от Саттемона.

Глава 13. 1000 проклятий Ларакхха

Сыро, и прохладно, царапины на теле саднит от морской соли. Спина прижата к заскорузлой от раковин и ржавчины стене темницы. Темницы? Да к этой каталажке вполне подходит это старинное название. Света и нет вовсе. Рассмотреть свое узилище я могу лишь своим ночным зрением, ну и слава богу. Видно только контуры, а то что действительность выглядит гораздо хуже, вполне подробно сообщили пальцы. Стены цилиндрической комнатушки были толи склепаны то ли сварены из ржавого корявого железа. Потолок представлял хаос металлических прутьев и труб, а пол был скрыт плещущейся гнилой соленой водицей. Хотя конечно под водой ноги нащупали на глубине ладони решетчатый настил, утыканный раковинами моллюсков. В поперечнике моя жилплощадь имеет шагов пять, до массивного открывающегося внутрь лука. В ней я был совершенно дин если не считать колыхающихся под мелкой волной костей предшественников.

Естественно, возникает серьезный вопрос какого лешего я здесь сижу уже вторую неделю? Причем без всякого внимания своих тюремщиков? Неужто не вырежу в темнице лаз и не выберусь отсюда?

Держи карман шире, первая же попытка вырезать в стене новый люк окончилась тем что в помещение начала заливаться вода аккурат в пробитое отверстие. И судя по горизонтальности струи под немалым давлением. Теперь же я принужден сидеть под стеной, придерживая намозоленными лопатками затычку, из обрезка кости одного из скелетов. Несложные и аккуратные работы по выявлению еще путей побега привели, еще ряду мелких пробоин, по причине своей мелкости успешно затыкаемые, и росту уровня воды в темнице. Да и еще в настиле пола теперь была невидимая под слоем воды дыра, ведущая в такое же помещение внизу, только заполненное почти доверху скелетами.

Наверху темницы что то загромыхало, плеснуло свежей водицей. Еле успел подставить рот под струю конденсата. Слегка умерил жажду. Все на сегодня с питьем, до завтрашней промывки трубопроводов, или что у них ещё там? Пора поесть.

Обдираю очередной прут напольной решетки от моллюсков, затем еще один. Теперь в руке горсть моллюсков, мой обед. Выковыриваю одного за другим из раковин.

Забавно, сейчас я ем их, как и сотни моих предшественников, а потом когда я их доем и помру с голодухи, их выжившие возьмутся за меня. Хотя может я настолько ядовит что они и выжить не смогут в отравленной моим телом, воде. Хотя чего себя тешить надеждой, напоследок победить пару сотен улиток?

Мнил себя тут самым крутым, мерялся силами с полубогами? А подохну так тривиально, от тупой массы воды, и банальной голодухи.

Интересно, Кымру себя наверное так же ощущал, когда на него напала банальная бешеная зверюга, сиречь я? Или сожалел об недоделанной работе, о деле жизни которое могло так нелепо рухнуть?

Иной раз меня пробивала мечта — Может Кымру меня всё таки найдет? Схватимся напоследок?

В тишине металлического понтона засипело. Вечереет стало быть наступила пора проветривания. Засвистела струя воздуха врывающаяся в помещение, затхлый запах сменился запахом свежести, ветра, и морского простора.

Будь вентиляция в этом месте такой какой мы всегда её представляем, я бы конечно прорубился бы, прополз покинул бы этот чан с костями. Однако это всего лишь трубка шириной в ладонь, и храку не убежать.

Скрежет и гул наверху утих, плеснуло еще раз водицей, по всем местным признакам наступила ночь.

Я сменил уставшую спину на плечо, затекшее тело с трудом слушалось команд. Не удалось избежать царапин собственными когтями. Проблема была в том что от соленой воды пальцы распухли, и когти перестали втягиваться в пальцы до конца. А вот раны смачиваемые соленым раствором заживали втрое дольше, впрочем подозреваю, что и голод тому подспорье.

Локоть руки на которую опирался, подкашивался, пришлось оперется на бугристую стену еще и шеей. Слабел я катастрофически быстро, еще несколько дней и мне не хватит сил вставить затычку на место. Затем уровень воды быстро подымается к потолку, вод проходит мимо прутьев дальше а ваш покорный слуга пополняет коллекцию костей новыми образчиками.

Я прикрыл глаза, все равно ничего нового увидеть не предвиделось.

Конечно же горькая досада вызвала нехитрую историю моего пленения.

Хффургово невезение, как примитивно и просто! Да что там просто до гениальности!

Одинокая фигура но молу никого не удивила, наоборот её довольно долго не замечали, а затем на цепях спустились несколько охранников. Те позёвывая забрали отложенное мной оружие, собрали в корзину. Закинули наверх, затем пинками погнали к цепи меня, на разговоры не отвлекались, агрессивности не проявляли ни в малейшей степени. Ошейник их заинтересовал, но только на предмет снимаемости с шеи. Пообдирав немного мне горло плюнули и махнули рукой. Затем протолкнули в следующее помещение, и всего лишь слили. Вот именно слили как дерьмо в унитазе, вниз, в трубу. Вынесло меня как раз сюда, шлепнулся на решетку, и продолжаю на ней находится вторую неделю. И нечего мне винить чувство опасности, непосредственной опасности не было? Так! А вот то, что я не выберусь, примитивное ощущение не предсказывало. Вот так то!

Не стоило столь наивно полагаться, на относительно недавно приобретенное чувство, мозгами тоже пользоваться не мешает.

Я сжимал пальцами руки толстый ржавый прут, когти медленно погружались в металл.

Булькает журчит вода, ребра тела, больно лежат на ребрах решетки. Струя воды рвет воздух в нескольких сантиметрах над моим ухом. Случилось то чего я опасался, затычка вылетела пока я спал. Пытаюсь подняться и неловко привстаю, струя воды как кулаком бьет в висок.

Крошечные лапки простучали по спине вдоль позвоночника. Затем потоптались, остро царапнули коготки. Затем к спине прижалось тепленькое брюшко. Тихо промурлыкала.

Малышка Роа, привет! Как же было тоскливо без тебя.

Чувствую поскребывание колючего гребешка, потом мелкое дрожание. Чешется…

Крошечный язычок касается уха, щекочет. Вот чертовка! Ах как поймаю тебя за хвостик. Коготки резко царапают кожу в тот момент когда я уже ухватываю скользкий чешуйчатый хвостик. Упрыгнула, мелкая зараза.

Вода залилась в глаза и в ноздри, меня крутит в водовороте созданном струёй. Периодически там под водой по бедрам бьет струя, как кувалда. Гляжу вверх, там медленно приближается потолок из разорванных и скрученных прутьев. Ещё минута и меня нанижет на арматуру.

Надо быстрее разрезать заграждение пока меня не прижало.

Поскольку самое страшное уже случилось, ударяю когтями по стене вырезая ступеньки. Но струи воды вырывают когти из стены, не даются зацепиться даже пальцем. Новые тугие струны прочерчивают стремительно уменьшающееся пространство. Вода бурлит, и лишь цепочка пузырьков щекочет мне подмышку.

Стоп откуда пузырьки?

Вспоминаю что где то под водой сейчас должен находится воздуховод.

Ныряю вниз, к спасительной дырочке в стене, присасываюсь ртом. Я вственно чувствуется ток воздуха, хоть и слабый.

Соображаю как только давление в помещении установится как за бортом, то воздух уже не сможет проникать по трубке. Лихорадочно вырезаю металл стены вокруг трубке не отпуская её губами. За стеной трубка прикручена к какоё то перегородке. Отрезаю лишнее продвигаюсь в сделанное отверстие. Рублю перегородку, и наконец покидаю свою темницу. Затем срубаю трубу с креплений, отрезаю ещё кусок. Труба уходит куда то вглубь. Воздух по ней еле прокачивается, приходится напрягаться чтобы высосоть хоть вздох воздуха.

За очередной перегородкой вижу свет. Вдыхаю сколько могу воздуха и всплываю к свету. На пути решетка, рублю её тоже. Но секунд пять потрачены, в глазах темнеет. Из последних сил высовываю лицо из воды и делаю спасительный глоток.

Нусс и где же я?

Опять двадцать пять, такое же помещение в котором я был до этого. С одним только отличием, в потолке люк прикрытый решеткой, а за ним дневной свет.

Уже утро!

Почти выбрался!

Протыкаю стену когтем, из отверстия ничего не льётся, значит я на уровне моря! Начинаю нарезать на стене отверстия под ступеньки. Руки почти не слушаются, приходится часто отдыхать, по часу пока закончишь хоть одно. Пытаюсь подняться на ступеньку повыше. Но встает неодолимое препятствие — нет совсем сил.

Свисаю обратно в воду, держусь на одной руке.

Надо отдохнуть!

Рука нашарила на стене цистерны, а то, что помещение было скорее всего цистерной или трюмом-понтоном, я уже догадался, крупную раковину.

Было таки неудобно одной рукой и удерживать раковину и выковыривать её содержимое! На раковину я потерял полчаса, потом оторвал следующую.

Этакое дистрофичное поедание пищи заняло у меня ещё несколько часов.

Наконец где то к полудню я смог приступить к нарезанию прутьев решетки. Дело было привычное, прутья так и сыпались один за другим.

Осторожно высовываю голову? Ничего только ржавое ограждение и гладь акватории порта. Зрелище было интереснейшее.

В подковообразную бухту в километров пять шириной, выходили огромные пещеры, числом пять.

Нижняя кромка входов в них если она вообще была уходила под воду, а верхний стрельчатый свод заканчивался в метрах трехстах над водой. Шириной пещеры были метров сто.

Спокойной гладь акватории не была, её рассекали в разных направлениях полуподводные корабли Лараккха. В пещеру скользили по четко определенным фарватерам, потоки кораблей. Сами же пещеры кроме кораблей в свое чрево пропускали десятки летательных аппаратов, сновали бесчисленные склиссы.

В какоё то момент я услышал басовитый гул, движение в акватории замедлилось. От центральной пещеры-залива шарахнулись как корабли так и летательные аппараты.

Изнутри её сверкающего тысячами огней зева, начала выдавливаться массивная туша. Огромное металлическое тело, выползало метр за метром, разгоняя воду, и плавающую мелочь. Наконец исполин выволокся в ставшую сразу тесной бухту.

Десятки более мелких судов выстроились в ряды охранения и потянулись перед и позади гиганта из акватории. Идти рядом для них возможности не было, потому что гигантский корабль заполонил собой всю ширину фарватера. Навскидку гигант имел в длину не менее километра. Стальная спина бугрилась десятками люков, а рубка его возвышалась над водой выше чем булавообразные башни ПВО Лараккха.

Мне стало настолько интересно понаблюдать за левиафаном, что я решил перебежать на другую сторону платформы, обращенную к открытому морю. Прикрываясь за трубами, кожухами и т. п от возможных часовых я вышел к возвышению в конце платформы.

Тут то я понял где я собственно оказался. Платформа оказалась вытянутой вдоль мола, с развороченной железной поверхностью. Сама она боком была притулена к возвышению для охраны к которому я так неосмотрительно вышел. Сейчас из-за папапета виднелась макушка часового. Он тоже был увлечен зрелищем выхода левиафана.

А вот возвышение в конце платформы, перед которым я находился, узкое внизу с тонким ребром и широкое наверху, было подозрительно похоже на рубки кораблей.

Вот он в чем дело, это старый корабль затопленный рядом с молом и превращенный в блокшив. В негодном судне утилизировали без всяких затрат, подозрительных личностей, бродяг и потенциальных шпионов. Мда не оценили меня морские волки Лараккха, точнее не заметили.

Вспомнив о левиафане я пригнувшись перебежал на корму.

Гигантский корабль, уже вышел на рейд, и разворачивался носом к морю. До него было относительно недалеко, и его можно было рассмотреть во всех подробностях.

Борта гиганта украшали словно пушечные порты древних фрегатов ряды ромбовидных люков, каждый вдвое больше гаражных ворот. Некоторые в корме были приоткрыты, и в них можно было разглядеть шипастые корпуса айсов. Рогатые выступы на рубке, были украшены счетверенными установками молниеметов. Огромные порталы в носу медленно прикрывавшиеся сейчас, были очевидно для десантных судов. А вот сложный открывавшийся на носу люк, напоминавший распускавшийся цветок, был непонятно зачем нужен. Затем принялся распускаться еще один цветок побольше.

Через полчаса стало ясно что то не исполинский цветок, а складная чаша флисспорта. Она окончательно развернувшись выдвинулась к небу.

Ничего себе кораблик! С флисспортом на борту!

Открылся еще один люк на палубе, и из него стала выдвигаться мосластая лапа крупнотоннажного крана. Кран держал в подвеске огромный склисс, тот мне был очень знаком.

Голову даю на отсечение что таком склиссе, мы с Роа провели несколько месяцев. Кран тем временем развернул склисс и принялся устанавливать в чашу стартовой установки.

Вот это да! Плавучий Флисспорт! Не просто авианосец какой, как у Маарверна, а возможность в любом месте океана принимать и отправлять флиссы. Да и сам он выглядит очень уж вооруженным. Явное выражение силы Ларакхха.

Смотря на этого хозяина моря и воздуха я начал понимать почему Ларакхх столько лет может себе позволить быть в оппозиции к Маарверну.

Прямо сказать, Арккрасс такого позволить себе не мог.

Когда лапа крана отошла, стала видна на носу склисса характерная черно-оранжевая эмблема Арват.

Я вскочил!

Постойте!

Но поздно, флисспорт ухнул. В небо протянулась розовый столб света, ударная волна старта погнала волну к молу, по пути сшибив меня с ног.

Когда я выбрался из дыры куда меня закинуло, флисспорт уже был сложен. Люки закрывались. А левиафан выпуская тучи брызг медленно погружался под воду. Кильватерная волна уходящего гиганта опасно раскачивала суденышки сопровождения.

Как же так!

Через пятнадцать минут, могучая башня, рубки плавучего космодрома, скрылась за горизонтом.

Чертово невезение!

Каких ни будь пару дней назад выберись я на поверхность, из вонючей цистерены, был бы уже в безопасности на борту родного флисса.

Стоп, откуда выплыл плавучий космопорт?

Из центральной пещеры.

Значит они там были приняты местными, искали наверное меня и отправились восвояси. Там могут быть союзники Атта.

Присаживаюсь на заросший водорослями, и ракушками край затопленного корабля-тюрьмы. Перед взглядом тухлая вода акватории порта. Волны плещутся у самых ступней. Взгляд потихоньку сосредотачивается на то что прямо под толщей воды, прямо передо мной. В мутной воде просачивается серая тень, по очертаниям напоминающая головастика, только очень большого. Присматриваюсь к нему, а он ко мне. При этом прокрадывается ближе и ближе. Чую что то не ладное, запрыгивают от края подальше, а поверхность воды взрывается. Большая голова твари, превращается в огромную раскладную пасть, увеличивается в три раза. В секунду на меня несется этакий зубастый зонтик, прячусь за стальную тумбу.

Тумба вздрагивает за спиной, разочарованно скрежетнув зубами, головастик сползает с тумбы. Смотрю на тумбу та расчерчена меридианами царапин. Грустная голодная морда посматривает на меня с сожалением из воды. Чуть приоткрывается и с обещанием щелкает зубами:

— Хрллопфф!

Ага, значит это и есть знаменитые хлопы.

Нет в воду мне точно соваться не следует. Гляжу еще раз в воду.

Там мой новый знакомый явно семью позвал на обед. Два крупных и пяток поменьше, очень умильно смотрят, мол: — Иди сюда колбасочка!

Что мне нравится, никакой злости, лая, криков, рычания, скрытой угрозы. Всего лишь очаровательное внимание, гурманов в ресторане. Ладно как нибудь в другой раз.

Так так раз в воду нельзя, а летать не умею тогда остается только один путь, туда же в башню на конце мола. Теперь я уже не перед ней а как бы сбоку, и она как раз нависает надо мной. Гроздья амбразур для молниеметов чуть ниже, а «скворечники» для постовых выше. Сейчас там то в одном то другом, выглядывал одинокий часовой. Это хорошо что ты так одинок, нельзя же оставлять без обеда почтенное семейство.

Пробираюсь по выступам наверх, заглядываю в амбразуры молниеметов, пахнет прогорклой магией, и соленой ржавчиной. Эти молниеметы давно не стреляли, а то бы от них разило озоном, и копотью. Ладно, давай выше подымусь.

Нагло ставя ноги на проржавевшие хоботы ржавой техники, выползаю к краю парапета. Осматриваюсь. В ближней сторожке скучает часовой, вижу как раз отсюда старомодное длинное шок-копьё, кстати довольно нечищеное. Даа явно эта точка не из самых важных, так себе гарнизонно-постовая служба.

Когда уже резал в лапшу часового, пропитывая его балохон кровью, отметил что и часовой то тоже не очень чищеный.

Так часового за парапет, копье в руки, проверим боезапас, за парапетом слыщу благодарное: Уррлл, Хрллопф. Еште на здоровье.

Останавливаюсь от слабости кружится голова, чуть подташнивает. Надо бы перекусить, но обшаривать карманы ароматного часового заставить себя не смог.

Осматриваюсь еще раз, куда бы теперь пойти?

Вижу характерное посадочное ограждение площадки для склиссов, может один увести удастся?

Выбегаю, часовой маячит в конце площадки размахивая таким же антиквариатом что и у меня в руках. Но проблема разумеется не в нем, а в том что на площадке стоят три шипастые туши айсов, и ни одного склисса. А вот на айсе я никогда не летал.

Прикрываясь от часового корпусами летательных аппаратов, пытаюсь высмотреть люк. Может какой не заперт? Склиссом я то почти с первого полета управился! Может и с айсом разберусь! Осматриваю второй, оппа! А третий то разобран! Нутро аппарата раскрыто, части разбросаны по площадке.

Поглядываю с опаской на часового, тот вообще кажется задремал. Ну-ка, ну-ка, посмотрим!

Задний конец аппарата разобран, нельзя даже кормой назвать точно конец!

Гляжу у аппарата вместо обшивки, какие то сектора с шипами наружу. Узкие соединяются выступами и кишками кабелей. Получается что то как конструкция кубика-рубика. Вкладываются один с другим, модуль за модулем. Заглядываю в дыру образованную вытащенными модулями, оттуда изрядно тянет мертвечиной, и бумкаюсь челюстью об грудь.

В центре аппарат небольшая овальная камера, из модулей к центру её направлены стержни и спицы. А вот на спицах то!

На спицах висит скелетик с лохмами полусгнившей плоти, видно, что спицы врастали в тело пилота. Кое где они расползлись тонкой серебряной сеткой по конечностям. Хрупкий череп как в ореоле золотистых стержней, прочно закреплен в центре камеры.

Ну где здесь набор на пилоты айсов! Скажите точнее, чтобы я, это место, обходил за километр!

Нет, явно на айсе мне не полететь во всяком случае не по своей воле. То то я не припоминаю ни одного знакомого пилота с айса, а с флиссов и склиссов столько гравижидкости совместно надоили!

Так так воздушный транспорт пока отпадает. Стал высматривать чем этот пост-окончание мола заканчивается. А заканчивался он скальным гребнем, который далее врастал в вертикальную скалу. Выше на скале виднелся аналогичный пост охраны, видимо периметр охраны города продолжался вглубь скального массива.

Глянул вниз, там под гребнем было навалено кладбище кораблей, проржавленные китовые туши, сплелись в лабиринт вздыбленного металла. За горой железа виднелся вход в широкую пещеру. Из неё же и виднелся хвост одного полу-разобранного корабля. Поскольку пристани для вывоза нарезанного металла не было видно, то было разумно предположить что вывозят его вглубь горы, по системе метро или что у них ещё там.

Осматриваю скалистый гребень, по нему вполне можно спустится к корбалям, одна проблема, часовые, если с поста на котором я нахожусь наблюдения почти не ведется а вот тот пост в вышине, может быть вполне бдительным.

Ну была не была, вооружившись авосем ползу по гребню, цепляюсь за валуны, грохаюсь на ржавый борт полуподводного судна. От зева пещеры меня отделяет полдесятка корпусов или ободранных корабельных хребтов с остатками шкуры — обшивки. Как бы не нырнуть в хаос ржавого железа?

Ржавые листы гулко бухают под ногами, с ржавых шпангоутов ливнем в тухлую воду сыпется чешуйчатая ржа. В каше воды и металла явно нашла место и живая плоть. Голодные зубастые рты, хоть и небольшого размера, разевают прожорливые пасти ловя труху. Разочарованно отплевываются, возмущенно барахтаются. И тут экосистему выстроили твари.

Между мной и разделочным порталом, громоздятся увязанные пачки разделанного металлолома. Странная растопыренная ажурная лапа, зависла над последней пачкой. Тонкой паутиной связана она с сырьем. В глубине портала замечаю сарай из совсем уж бросового металла. В корявом котелке, над чахлым костерком, чадящим удушливым йодистым дымом, булькает чей то обед. Никого правда не видно, только еле слышно поскрипывает лапа-кран на ветерке. Где же работяги?

Чувство опасности, благо совсем не пропавшее, да и пожалуй наползшая тень подсказыват мне что работяги видимо у меня за спиной. Бросаюсь в бок, больно врезавшись плечом в драный кусок стали. На место где я стоял, с вязким чмокнаьем впивается массивная кувалда. Опять перекат, и в металл вбивается не менее массивное зубило, к моему удивлению уходит в пачку листов по самую шляпку.

Метнулся за кипу, успеваю разглядеть противника. Ничего себе! Таких гигантов мне не доводилось видывать никогда!

Однорукий демон, в два этажа ростом, замахивается на меня очередной раз кувалдой. Бац! Пачка разлетается листами как ворохом бумаги. Хватаюсь за копьё на спине, ан нет, гнилая веревка оборвалась когда я сигал за прикрытие.

Гигант взревел, рука заметалась беспорядочно круша, и разбрасывая листы, балки, трубы. Силенок у него было много, тяжелые куски метались как бумажные.

Во время очередного прыжка меня посетила неуместная мысль, неужто такой гигант наестся с того относительно небольшого котелка? Нет явно это не его котелок!

Метнулся под лист металла, и стал озирать окрестности.

Ага, в дальнем углу притаился какой то субчик. Изредка выглядывал, что то лапал в руках. Очень уж он походил, на проказника с пультом радиоуправления. Кем наверное и был.

Ах ты зараза, на получай.

Град обломков, заставил дирижера спрятаться за укрытие, и конечно же вынудил побыстрей меня прикончить. Наконец я сызволил обратить внимание на то что однорукий гигант не слишком то проворен. Присмотрелся к нему, бытюшки а ног то у него и вовсе нет. Пара прыжков, и я выбрался из предеов достикаемости кувалды, но вот зубила нет нет а пролетали. Пролетело и шок копье, впрочем недалеко. Подхватил я его на лету, и тут же выпустил всю обойму в сторону, проказника с пультом. Не знаю попал или нет, но поджарил точно.

Потеряв управление гигант, стал кататься по полу, рука конвульсивно сжималась комкая листовое железо. Я с сожалением приметил смятый как консервная банка сарайчик, поесть за чужой счет точно не удастся. Перехватив копьё по удобнее, загнал в него новый энерго-кристалл, из патронташа часового. Ржавое оружие, кристалл никак не хотел становиться на место. Пришлось заколотить крышку кристалло-приемника подходящим камнем. Как бы кристалл не повредить, а то оторвет руку с пальцами.

Теперь осмотримся, впереди простирался просторный ангар-пещера. Где то стены были необработанные, где то потолок подкрепляли массивные столбы из плавленого камня, а где то сваренные из чего попало корявые подпорки.

Послышался мерный топот, я вильнул за корявую колонну.

Мимо прошествовала группа крепких парней в ободранных балахонах. Бригада работников скоро обнаружит труп товарища и взбесившийся монстро-кран. Мелкой рысцой я углубился вглубь горы.

Смекаю: Кипы металла очень крупные, значит нужен туннель в который они влазят. А строить туннель только для перевозки металлолома глупо значит у них должен быть туннель достаточно крупный для перевозки пачек металла и других не менее крупных предметов. А скорее всего сеть тоннелей.

Признаться пробегая вдоль рядов сложенный кип металла, и периодически спотыкаясь об рельсы я ожидал увидеть нечто вроде метро Арккрасса. Однако я явно не учел местную специфику. Туннель оборвался выпав широкой платформой в огромную расселину. Я в неожиданности остановился, от удивления ружьё выпало из рук, звякнув о бетон.

Пространство вокруг было огромно, но только в двух измерениях. Противоположная стена расселины находилась относительно близко метрах в ста. В ней выходили аналогичные тоннели и платформы. К стене присобачены были различные механизмы, сплетения лестниц и лифтов. Пол расселины занимала водная поверхность, которую продавливали ржавым брюхом квадратные баржи. А вот над водной поверхностью, сплетение переходов балочных и козловых кранов. Парили как то пробираясь в лабиринте гравиплатформы склиссов, и кажется прогремел настоящий поезд. Все это хозяйство было увешано фонарями светившими мириадами звезд. Сияние рассеивалось в пространстве стирая масштаб, обманывая глаза бесконечностью.

Хотелось рассмотреть это всё по подробнее, запомнить и запечатлеть. Мимо головы просвистел кусок металлического прута, и звякнул об борт проплывавшей баржи.

За спиной неслась на меня кодла работников втор-чер-мета. Частота обстрела метало все увеличивалась. Я схватил с пола шок копьё, толпа прыснула в стороны, но не утратила желания погрести меня под кучей отходов. Я попытался острелять их из корявого антиквариата. Однако в ответ на нажатие скобы под крышкой магазина только искрило. Я отпустил спуск а искрение продолжилось. Кристалл поврежден. Я ухватил «ружье» за ствол, и закинул поглубже в толпу. Впрочем стараться уже особенно не пришлось, толпа была уже почти вокруг меня. Осталось лишь сигануть в ближайшую баржу, но проблема баржа ещё не подплыла!

Следующие пару секунд я носился по краю платформы, уворачиваясь от рабочего класса Ларакха. Однако никогда я не был столь близок к смерти как в эти минуты. Спас меня тот субьекткоторому я залепил в котелок брошенным ружьем. Поднявшись и вытерши юшку, он оскорблено схватил оружье. Кое как справившись с наведением горе воин привел оружие в действие. Взрывной волной половину бригады шваркнуло вглубь туннеля, а вторую половину вместе со мной на проплывавшую баржу. Сам же незадачливый стрелок сопроводил одной рукой меня а второй рукой вернулся на рабочее место, остальное расписало стены туннеля.

Надо признаться пока я летел успел углядеть в подсвеченной воде голодные морды хлопов, и удар об крышу баржи, принял как избавление.

Большая часть сопровождавшей меня в полете бригады влепилось в борт баржи, и оправдала надежды милых водных созданий. Правда двое составили мне компанию, скатившись с покатой крыши, мы свалились на узкую доску обводящую трюм по периметру. Экипаж баржи состоящий из одного скрюченного субъекта в «рубке», нас заметил однако ничего предпринимать не стал. Работяги внимательно осмотрели меня, однако напасть на меня сразу не решились упали они неудачно, оба по одну сторону меня. Так что один мешал другому разобраться со мной. Плюнув на меня оба перепрыгнули на встречную платформу, и удалились.

Признаться я удивился такому миролюбию, давненько мне не приходилось так вот отказываться от уже свершившегося убийства.

Прижавшись к ржавому борту баржи, я с особенным удовольствием втягивал сырой воздух подземного канала. Непривычное чувство облегчения наполнило меня как то снизу. В голове сквозь вязкий туман пробились легкие мысли. Чисто утилитарные, замшелые мосты, трубопроводы, кабеля и прочий промышленный хлам что заполнял ущелье от светлого свода в выси, до зеленоватой мути канала, сырые — нет не сырые а украшенные драгоценной россыпью влаги, сверкали и переливались мириадами крохотных звездочек. И непостижимым образом это сияние стало затмевать грубый камень и ржавые потёки, а унылое наполненное гомоном ущелье, стало напоминать величественный храм освещенный сквозь витражи.

Пока на меня нашло наваждение, баржа углубилась вглубь горы.

Через некоторое время я увидел то чем оканчивался подземный канал. В глубине горы притаилось озеро соленой воды. Из глубины материка в него обрушивался водопад подземной реки. Исполинские сталактиты были срезаны а на месте верхушек водружено было нечто вовсе неописуемое, напоминало пожалуй нагромождение гнезд каких то животных. На берегах озера виднелось нечто подобное но втиснутое на стены. Там же где не было гнезду примостится гнездам, были высверлены пещерки. И конечно же то все было соединено переходами, мостиками, подвесными канатными дорогами, и разумеется просто веревками. Куда же причалит мой бесплатный транспорт?

Я высматривал другие баржи но не увидел ни одной. А вот зато моя начала погружаться мелко дрожа в глубину. Мне ничего не оставалось делать как броситься в воду поплыть.

Вода была прохладная, и саднила свежие царапины. Некстати вспомнились хлопы.

Они тоже про меня вспомнили!

Определенно один пристраивается к моей заднице, во всяком случае зубами осторожно пробует.

Чувствую себя наживкой.

Не точно клюет!

Пытаюсь извернуться и рубануть его когтями.

Ловкий зараза, увернулся но обиделся и уплыл. Ну и хорошо! Выбираю веревку которая поближе свисает над водой, самая ближайшая в пол-сотне метров.

Тут мой зад трогает новый хлоп, не обиженный ещё.

Ну щас тебя тоже! Обижу!

Размахиваюсь и неловко макаюсь в воду с головой.

Мать моя родная!

Они тут оказывается битву устроили, за право первым вкусить моей задницы!

Они с такой ярость разбираются, что по моему наедятся не попробовав меня вовсе.

Ту в каждую ногу впивается по два десятка зубов, в зад еще тоже, не успел посчитать. Руки благодаря острости еще пока свободны. Но плохо то что меня вся эта шатия братия дружно тащит под воду.

Пока барахтаюсь и выгребаю руками, неосторожно полосуя хлопов, пытаюсь сообразить чего же они меня на куски не рвут а тащат?


Случай тринадцатый. — Внутренняя политика клана.

Глубокая ночь, тотелм затих, бесчисленные работники разбежались по норам, дорвавшись наконец до глубокого сна.

Мои шаги, многоголосо отражаются от стен и стрельчатых сводов главной галереи этажа. Потревоженная ночная живность прыскает в темные углы, и взметывает облачка пыли их витиеватой лепнины. Легкий сквозняк никогда не утихающий летом, и просто выдувающий тепло зимой треплет драные объявления на углах, покачивает аурические фонари на тонких ножках.

Качающиеся фонари не добавляют ясности окружению, тени хаотически пляшут, темные простенки кажутся набитыми вооруженными демонами, вынуждая пошевеливать когтями в карманах.

Но нет я здесь один совершенно один, впрочем только до ближайшего перекрестка, где наверное очередной сонный дежурный борется со сном каким нибудь экзотическим способом.

Эта мысль вызывает у меня улыбку, прошлый дежурный для того чтобы не заснуть, сидел на остром гребне статуи. Сейчас когда напряженность между кланами спала, усиленные посты сняли, отменили «комендантский» час, стало возможно вот так изгонять бессонницу.

Вот и очередной пост охраны, одинокий дежурный похожий на нахохлившегося ворона, согласно кивнул глянув на значок службы интересов. Значок светился ровным зеленоватым светом, а сканер на столе стража согласно мигнул в ответ. За спиной стража, темнел портал магического биоэскалатора, но на ночь тот обычно отключался. Так что мне сюда меж двух затертых панибратскими похлопываниями статуями. Узкая винтовая лестница, была освещена ещё хуже, впрочем мне стало легче так. Моему зрению лучше либо совсем светло, либо абсолютная темнота, сумерки для меня хаос силуэтов одного зрения сплетшегося с другим.

Мудрые строители в тяжелые времена для клана, ограничили высоту лестниц в пять этажей, после чего необходимо пересечь пол-здания и перейти на другую.

Однако мой путь сегодня лежит за пределы тотелма, так что меня ожидает путешествие в не один десяток километров. Честно признаться меня подмывало склисс угнать, однако мой уход тогда не останется не замеченным. А так, пожалуй никто и не подумает, что такое возможно.

Через несколько часов я вышел, на проспект перед тотелмом Арват. На пустынную улицу опустился ночной туман. Пожалуй так пустынно не было даже в самые лютые морозы зимой. Я некстати припомнил разговоры между несколькими работниками клана, о том что лучше этим летом на улице не задерживаться. Интересно почему?

Я быстро соорентировался, и быстрым шагом двинулся в сторону своего старого убежища. Как теперь я вполне ясно понимал, скрывался я пол зимы между центральным тотелмом Ангерхерст и тотелмом мелкого клана Эрьхярр. Тотелм Ангерхерст сейчас ясно высился впереди, благо он один из пяти самых высоких, к утру точно доберусь.

Через час быстрой ходьбы я стал обращать внимание на сами улицы. Если проспект не отличался от того вида который он имел раньше зимой. То улицы прилегающие к нему были завалены хламом и отбросами. Ручейки вони стекали из городских ущелий, и кажется зримыми потоками вливались на относительно чистый воздух проспекта. Дворников обычно заметных в своей ярко красной ремнястой форме не было видно, зато пожалуй довольно часто встречалась форма без них. То там то сям валялись обрывки портупеи, иногда натянутые на полусгнившие трупы. Попадались иже с ними полосатые балахоны уборщиков.

Что то неладное творилось с Аркрассом.

Когда я пробегал очередной перекресток, черные тени в глубине очередного проулка как то сосредоточенно зашевелились и потекли параллельно моему движению. Послышались несколько глухих ударов, как в огромный туго натянутый бубен. Поскольку тотелм Ангерхерст уже высился над моей головой, я счел за благо свернуть в извилистый переулок, ведший в глубь квартала, и в противоположную от преследователей сторону.

Всего десяток метров от входа в темноту, и я понял что прогадал.

Три тени стояли исполненные уверенности перегораживая очередное сужение переулка. Менее уверенные свисали с горгулий наверху, ну а типа последние слабаки закрыли мне путь возврата.

Одинаковыми отточенными движениями троица впереди извлекла из отлично смазанных ножен зачерненные клинки. Висевшие на горгулиях субъекты, уже как то вразнобой подобрались, ну а те что позади подняли с земли камни.

Никто ничего не говорил, обе стороны конфликта поняли друг друга без слов.

«А виноват ты лишь в том что ты один на нашей территории».

«А виноваты вы лишь в том что хотите меня нашинковать».

Хотя конечно называть себя стороной в конфликте наверное несколько опрометчиво, какая к хффургу сторона, максимум точка…

Ну что-ж, пора станцевать.

Плавно перетекши, мои противники обтекли меня полукольцом, ровно на полувзмахе меча друг от друга.

А мечи то у них длинные, что для меня очень не выгодно, когти у меня много короче.

Камни в меня не полетели, видно опасаясь помешать своим.

Не знаю что за бойцы, но отнеслись они ко мне весьма серьезно. Осторожно ограничивая взмахами и пируэтами мое пространство, теснили меня вызывая на ответный удар. Я же пока не выявил серьезных пробелов в их свистящем узоре. Разве что равномерно появляющиеся прорехи?

Не такие впрочем то большие оплошности, так без опаски не сунешся, уж очень похоже на ловушку. Медленно пятясь я отошел что-то около десятка шагов, почти упершись в заслон с тыла. Резкий бросок назад распугал падальщиков сзади, и заставил насторожится воинов с фронта. Они сосредоточились, ускорились, их узор стал размашистей, лазейки сузились.

***

Мне пришло в голову, откуда эти оплошности в полете черных клинков, раз линия один, два линия второго, и первого, три линия третьего заплетает петли, стягивая пространство, и вот тут нужна еще одна, которая аккуратно обхватит петли в пучок сконцентрированного удара. А её нет, и вот цикл сначала.

Вот оно что, был четвертый, а его как раз с ними нет. Их тренировали драться вчетвером, мастер который должен завершить безупречный узор, скорее всего мертв. А то бы было кому догадаться как заштопать прорехи. Ну что ж я кажется знаю как исправить этот танец. Я отпрыгиваю еще на пару шагов назад, выпадаю на более менее освещенное пространство проспекта. Мне теперь некуда упереться стеной, и ничто более не сможет правильно написать вязь танца. Моя правая рука вплетается органично в взмахи противников. Начинаю замечать особенности каждого.

Вот пожалуй первая партия, четыре руки тонкий гибкий (на все сто восемьдесят градусов), почти такой же высокий как я. Два передних клинка у него тонкие жала, что как шпаги, два задних крепкие с обратным изгибом вроде как ятаганы. Качественная ячеистая броня защищает только грудь. Эмблему на ней, не могу разглядеть в беспрестанном движении. В редкие моменты танца, когда его голова застывает на полсекунды, на его вполне человекообразном лице можно разглядеть презрительную иронию. В танце он — тонкая вязь с затейливыми вензелями.

Второй боец зашит броню по самые брови, мощные короткие руки, удерживают длинные изогнутые клинки похожие на шашки. Длиной клинков он компенсирует недостаток роста. Этого бойца все время выдвигают во фронт мне, а остальная атака пляшет вокруг него. В танце он — мощный толстый акцент.

Третий — иной, среднего роста, текучий и пластичный, держит двумя ловкими руками прочную и длинную катану, он пожалуй единственный кто охотно идет на схлестывания со мной, преимущественно пытается уколоть, и коротко рубануть. Он в танце ставит точки.

Через два десятка движений я вплетшись в танец смыкаю свои когти с клинками противников. Куски металла падают на землю, они отшатываются разрывают дистанцию. Затем коротко кивнув начинают танец снова, но теперь берегут клинки, впрочем уже изрядно укоротившиеся. Все траектории их ударов норовят пройти через мою шею. Меня изрядно это напрягает. Я перевожу борьбу в партер. Лежа на земле атакую их ноги. Кого то задеваю, танец нарушается. Я опять вскакиваю, теперь я гонюсь за их клинками, от стали летит стружка. На клинках вспыхивают выгорая гравированные заклятия. Ничего не помогает, через минуту у них руках останутся рукоятки.

Они опять разрывают дистанцию. Коротко шепнув друг другу пару слов, они разделяются. Два бросаются в глубь переулка, а последний тот самый «Первая скрипка», устало встряхивая руки, держа в руках уже пожалуй четыре кухонных ножика очертя бросается в бой.

Он максимально ускоряется, его движения лихорадочны, главное для него не отпустить меня от себя, не дать погнаться за товарищами. Я же понимаю еще минута и вскоре вслед за клинками я начну отрубать по чуть-чуть от этих ловких рук.

Улучив момент вплетаю в танец пинок ногой, и почти обезоруженный противник отлетает и больно ударяется в контрфорс.

Я подхожу к нему наклоняюсь, его глаза не отрываясь дерзко смотрят в мои, чувствую не отведет до самого конца.

Тут я наконец смог рассмотреть эмблему на грудных пластинах брони. Желтый круг разорванный на части рваными бороздами — клан Шифу.

Так вот оно что, то-то они такие слаженные, и профессиональные!

Я ткнул в эмблему:

— И много вас таких?

— Все кто остался от Шифу, кто не был в тотелме в черный день для клана.

— Ну я понимаю ты воин, а вот это отребье, чернь чего тут? Неужто тоже Шифу.

Затаившиеся в углах тени, беззвучно клокотали, и лишь решение старшего товарища удерживало их от самоубийственного как им теперь стало ясно нападения.

— Если ты не верен своему клану то ты не Шифу, нет, среди нас таких не было. Ну что ж вот и все.

Надо что сказать:

— Как грустно испортить окончательно такую красивую вязь для четверых.

Он растерянно моргает:

— Мой учитель тоже мне говорил, что фехтование есть красивая вязь каллигрфии, а я так и не понял этих слов, мне всегда казалось что это танец.

— Как звали твоего учителя каллиграфа?

— Ай-мллеур.

— А тебя?

— Просто Хратт.

— Пойдем Хратт, я доучу тебя, и ты поймешь что имел ввиду твой учитель.

Немного попозже, через несколько дней на этаже занятом службой интересов в главном тотелме клана Арват.

— Хффургов помет, недоделанный хффургов хвост, горпов понос, горпов глист в конце концов (Все таки мой конфликт с горпами пошел на пользу местным средствам выражения, хорошо никто не догадался, что эти твари за мной бродят)!

— Как ты мог вздумать приволочь целый отряд специальных операций Шифу в расположение нашей секретной базы! Да ты вообще соображаешь кто они! Это же самые лучшие диверсанты Арккрасса!

Фанкл на несколько секунд прервал ор и хлебнул глоточек гравижидкости из своих секретных запасов. Вот разорался то, подумаешь пара парней стала тренироваться, что от нас убудет. Да и мне стало на тренировках интересно, не то что раньше. И чего он собственно недоволен, не он же в конце концов лично уничтожил клан а я. Меня опять стошнило, и прямо Фанклу на ковер.

Тот аж поперхнулся следующей порцией ругательств. Он подошел к дыре в полу, глянул на пару этажей вниз. Снизу уже стал поступать вал ругательств.

— Ну, ты, это. Не серчай так уж. Я чуть-чуть только поругался а ты мне сразу кабинет портить. Воровато закинув дыру ковром, он присел за свой стол. Стал перебирать на нем разложенное оружие.

— Надеюсь ты понимаешь что с тобой будет когда они узнают, что это именно ты уничтожил их клан, памятью о котором они так дорожат.

Мне пришлось отвечать:

— Они я думаю догадываются, сразу же видно что не в склад попали.

— Их слишком много, три диверсанта, десять пилотов, восемь техников, сорок работников разных специальностей. Надо признать команда они впечатляющая раз за какой ни будь месяц смогли за терроризировать все улицы верхнего города. Правда как они сами утверждают их вначале было более тысячи.

— Да я слышал от них сам, главной опасностью после уничтожения дворников для них стали хффурги.

Фанкл рассмеялся:

— Вонючие твари, истребили банду Шифу?

— А мне даже очень вериться, хффурги не зря так и вертятся на несдержанном языке.

— Так что нам с ними сделать?

— Мне нужны только три, а остальные лучше использовать по назначению, но не в нашем спецотряде. Верность ценное чувство, я бы поучился у них, стоит намекнуть Атту об этом. А то у него только один способ цементации коллектива, пора обогатить арсенал.

— Не нам судить, пока он демонстрировал завидную эффективность. А пока так и будет, как ты предлагаешь. Трое мечников твои, остальных будем использовать в команде но уж явно не в центральном тотелме.

— Смотрите, не вздумайте ликвидировать, а то тогда и мои станут ненадежны. У них от их клана осталось только эта кучка работников. И они верны им, пока а не нам.

— А с ошейниками что решать, будешь. Сам наденешь, или так воевать будут?

Я поскреб когтем свой ошейник, тонкая пыль посыпалась на пол, скверная привычка, так доскребусь до внутренностей ошейника и всё… Нет надевать ошейник на другого? Никогда!

Разве что на Атта…

Через несколько часов в пустынной базе «Цирк» спецотряда службы интересов.

Передо мной, на пятачке иссушающего зноя, на квадратной массивной плите желтоватого песчаника, лежали три гнусных предмета. На том же пятачке зноя, стоят три фигуры бойцов клана Шифу. На груди еще желтеют эмблемы, заботливо подновленные. Перед плитой с противоположной стороны, но уже в тени стоит мой заместитель и учитель Клёкот. Его хрипло клекочущий голос, удивительно уместен в этой обстановке. Я еще глубже спрятался в тень, отстраненно слушаю, что он вещает.

— Вы изъявили желание учится у нашего мастера боя, познать до конца глубины владения мечом и рукопашного боя. Но в тоже время вы попросили принять всех членов вашего отряда под покровительство, если не клана Арват, то нашего департамента.

Но есть одно препятствие. Поскольку для нашего отряда самой главной ценностью является жизнь его лидера, и вашего будущего учителя, то мы используем специальный артефакт. Если же, наш лидер падет то и смысл существования нашего отряда исчезнет. Для того, чтобы бойцы нашего отряда прониклись этой идеей, мы носим это.

Он постучал по своему ошейнику когтем.

— Без этого быть членами нашего отряда нельзя. У вас есть выбор, либо надеть это, либо идти вот туда. И он указал в пролом в стене, где царил зной. Впрочем там шанс есть, и повыше чем здесь. Я бы выбрал что угодно только не ошейник, но у Вас ваш выбор.

Честно признаться я не сомневался в их решении, и мне было от этого тошно. Я отвернулся и пошел к себе, отчаянно хотелось вырвать. За спиной послышался костяной стук защелкивающихся ошейников, раз, два, три. Каждый щелчок вызывал спазм в моем желудке.

Я еле успел завернуть за колонну.

Глава 14 Внешний девайс

Решетки, опять решетки! Почему в этом мокром городе так любят этот тип конструкций? И как водится она в мокрой среде обильно украшена раковинами, лохмами водорослей, шипами кораллов. Разумеется эти украшения не прибавляют ей гладкости, а моему заду целостности. Повернулся другим боком, там надо царапины освежить. Если бы мне хоть драны балахон подстелить, так ж не ничего, только ошейник опостылевший в конец.

Хмм местные то балахоны не жалуют, щеголяют в обтягивающих тела пленках, обмотаны разнообразной сбруей. И не удивительно, ведь они то большей частью не на воздухе а в воде проживают. За водяной стеной проплыл очередной местный житель. Длинный, украшенный сильным хвостом, на коротких лапах привязаны складные ласты. Тремя руками старательно топит какое то бревно, старается. Тут подплыл из глубины второй, приплюснутый, уплощенный весь стремительный пронзающий толщу воды, и ласты у него уже не привязные, а свои. Глубинник. Второй с усилием прицепил к концу бревна камень на тросе и с грузом дело пошло быстрее. Через пару секунд они скрылись в синеватой мути. Опять скучно.

Фрсс- пссс.

Поднял голову. Мешок уже на протяжении пяти часов снабжавший меня воздухом очередной раз раздулся, и выпустил через «анус» порцию кислорода. Мешок был привязан к решетчатому же потолку, в отверстиях которого свешивались пузыри воды. Невидимая мембрана, удерживала воду не давая залить помещение. Я конечно когда попал сюда всунул палец из любопытства, после чего был вынужден в течение получаса сидеть прижавшись ртом к «анусу» кислородного мешка. Пришли конечно тюремщики и наладили гидроизоляцию, но как же унизительно ждать очередного вздоха, из задницы.

Посему я уже не пытался делать дыры ни в стенах, ни в потолке, а слой воды в пол локтя на полу можно перетерпеть.

Темница, а точнее «водница» от предыдущей отличалась, пожалуй больше всего тем что об заключенных заботились, обед по расписанию, регулярно рассматривали, разве что на допросы не водят. Да и тюфячок бы не помешал. Я уж «лягуху» махал по полу руками водил, раны показывал а он зараза только уровень воды поднял. Теперь уже не ляжешь, точно захлебнешься.

Однако подумать только, вчера утром я еле вылез из одной темницы, прожил на свободе не более пары часов, и снова в темницу загремел. И как назло обе мокрые

Ей богу как в прочитанной некогда книжке, когда местные из любви к воде свои города водой залили, и в комнатах вода и на улицах. А к ним тогда землянин прилетел, или захомутали его, не помню. Так он там тоже стоя спали. Вот и я молчу, а то земноводный страж еще уровень поднимет!

В темной мути воды за стеной высились странные конструкции, некоторые блестящие, а некоторые такие заржавленные как и моя камера. Сверху вниз протягивались цепочки тросов, с перекладинами. Концы перекладин ярко светились уютным желто-зеленым свечением, ряды таких тросов виднелись и в глубине. Это как я понимаю уличное освещение. А вот то что здесь служит домами можно назвать только с большой натяжкой. Это связки клеток привязанные к массивным уродливым каменным столбам. Подножия столбов и их вершины мне не видны, теряются в толще воды. Сами клетки самой разнообразной формы, помечены яркими метками, и большей частью пусты.

Сейчас постепенно темнеет, свет струящийся сверху, постепенно угасает, а огни на «столбах» разгораются ярче. Может наконец закончится это канитель и вытащат меня куда ни будь?

За пеленой воды стало заметно какое то мельтешение. Я пригляделся, в лабиринте странных конструкций, и как стало ясно местных учреждений, проявилась процессия. Несколько удлиненных тел массивных с мощными ластами, тащили фонари. Вокруг них увивалась стайка хлопов, можно уже точно сказать псинок. За ними плыла клеткообразная конструкция поддерживаемая в воде магическим сиянием. За клеткой плыло еще пара субъектов уже не столь ловких. В тот же момент моя камера стала расширятся, стрежни со скрипом выдвигались, фонарик в водяной пелене разгорелся ярче, уровень воды несколько упал. Клеткообразная конструкция вплотную придвинулась к водяной стенке камеры. Ага вот и комфорт, появился сплетенный из воды и стальных прутьев стол, стул. И пожалуй скамья подсудимых, а как ещё это обозвать табурет обведенным заборчиком?

Наконец мной займутся, все таки хоть какое разнообразие.

Сквозь водяную стену без всяких повреждений её то ли вплыли толи вошли пара передних с парой хлопиков на поводке. Массивные тела напоминающие китообразных, широкие плавники, которых есть пара отростков выполняющих роль пальцев. Явно они не чувствовали себя на воздухе неудобно. Переваливались, с бока на бок, кое как умостились за столом. Что касается их песиков, то они лишь немного по извивались на полу а затем выскользнули прочь.

Затем вошли еще пара субьектов, это те что плыли сзади придерживаясь за клетку. Эти носили на конечностях ласты, ремни сбрую прижимали к бокам сумки из плотной кожи, в руках держали какие то раскладные копья. Но имели они и крипты которые немедленно достали из чехликов. Наконец отворилась и клетка, из нее вышел воин в уже знакомой мне тигрового окраса броне, и тот кого я ожидал видеть менее всего.

Господин начальник службы интересов Фанкл Веерна, собственной персоной. Я признаться так и сел на заготовленное мне место. Господин Веерна был облачен в знакомою мне форму служителей Маарверна, с элементами тигрового дизайна. Признаться меня подмывало плюнуть ему в харю, однако далеко не дострелю. Потом меня вновь стало раздирать любопытство.

Обратил внимание на я и на то что оба Маарвернца, теперь пожалуй я Фанкла мог назвать именно Маарвернцем, были без оружия.

Я приготовился к допросу, посмотрим что же собственно их интересует.

Как ни странно четверка местных молчали, молчал и Маарвернский гвардеец. Заговорил Фанкл:

— Ну привет, мой неугомонный подчиненный, давненько не виделись.

— Ну что хффургов хвост, точнее хлопов помет как по маарвернски теперь тебя положено величать.

— Зачем ты так, я ведь действительно рад тебя видеть, как ни странно. Наверное у тебя много вопросов относительно моего поведения на таможне? Ну так ничего нет в этом удивительного нет, у меня с самого начала был план втереться в доверие Кымру.

— Так просто не вотрешься, надо принести с собой что то ценное, и я кажется догадываюсь что.

— Да ты прав, я принес в жертву нашу совместную с Бисх операцию, и то того стоило. Теперь я главный советник господина Кымру по региону Эттегары, по тем самым досадившим недавно северным варварам.

— И что ты мне втираешь помет хффурга мне в мозги, про какое то задание. Клана Арват.

— Нет конечно я не выполнял задание клана Арват, это конечно глупость предположить такое. Да и не мог господин Атт пожертвовать таким важным аргументом как ты, он сразу потерял треть своей силы. Нет конечно.

— Ну тогда чье же задание выполнял ты, разумеется не Маарверна, для того можно было бы остаться с отрядом, и не покидать до конца. Тогда бы и охота на нас была бы более результативной… Но кто Лиотар? Ангерхерст? Троро? Слишком слабо для них, нет не то.

— Вот, вот, ты всё понял! Я служу не им я служу Арккрассу.

Это что то новенькое, такого я еще не слышал, это точно!

— Не надо так демонстративно выражать свое недоумение!

— Я что то не пойму ты так свободно рассказываешь это при нем? — я кивнул на гвардейца, и при них кивнул на местных.

Фанкл успокаивающе кивнул:

— Тут все свои так сказать, это агент Ларакхха в Маарверне, точнее один из множества. Впрочем у Маарверна здесь тоже предостаточно агентов.

— А находимся мы на территории, клана Аттенбор единственного относящегося к Маарверну без излишней нетерпимости. Маарверн не без основания считает этот клан своим союзником.

— Все таки я не пойму как это ты можешь служить Арккрассу, ведь Арккрасс это…

— Все верно, Аркрасс это конгломерат соперничающих кланов, но совсем недавно с подачи господина Атта был учрежден орган сохранения городского равновесия, совет безопасности города.

В этот совет были делегированы кандидаты от каждого клана, от каждой службы интересов. В первом же заседании совета равновесия, делегаты от клана Лиотар господин

Юан Нглиен предложил активировать принесенный с собой артефакт, дабы представители кланов прониклись духом служения городу более чем служению своему клану. Себя он тоже предложил в качестве первого подопытного, в качестве демонстрации искренности своего предложения. Правда сказать он и сам не ожидал такого результата. Сам тут же проникся словами тут же произнесенной клятвы. И вслед за остальными учредил постановление что артефакт отныне должен принадлежать совету равновесия. Кстати ты отлично знаешь что то за артефакт, ты отлично познакомился с ним во время похищения его от Троро. Кстати господин Хеммон просил передать тебе привет, он считает что только везение спасло его от столкновения с тобой. Артефакт то очень интересный, жезл ваяния сознания. В свое время Лиотар возник, только потому, что его создатель владел и не в полной мере то вовсе, этим артефактом.

Ну во всяком случае господин Атт, сразу потерял малейший контроль над созданным по его инициативе советом, и собственным подчиненным как ни грустно. Вот такая вот история.

— Так это совет тебя надоумил так вот нас подставить, я так понял.

— Нет не совсем, совет определяет задачу, а поскольку его члены они же и инструменты, обладают вполне достаточной квалификацией. Так что способы выполнения задачи остаются на усмотрение исполнителя. Этот вариант я подобрал сам.

— Вот уж спасибо, а что Атт тебе скажет? Не думаешь?

Фанкл грустно и обреченно усмехнулся:

— Вот это мне как раз всё равно, я возвращаться в Аркрасс не собираюсь, во всяком случае мое задание этого не предусматривает. А вот Атту очень повезло что цели его в целом совпадают с целями Совета Равновесия, во всяком в большей части. Только теперь его планы будут строится без преобладания клана Арват над всем и вся. Кстати за тебя очень неплохо замолвили словечко в Совете Равновесия, знаешь кто?

— Сулла.

— Очень интересный демон, он заместитель главы Совета Равновесия, демонстрирует невероятные таланты. Именно ему поручили артефакт, и выработку агентуры внутри служб кланов.

— Что знает Атт?

— Кто знает о чем он догадывается, а узнать ему не откуда. Впрочем теперь после моего демарша он многое понял.

— А как же вы с Ларакххом спелись?

Тут выступил вперед один из массивных тюленееобразных демонов:

— В Ларакххе существует структура, подобная совету равновесия Арккрасса, мы его называем Советом Тысячи Капель. Совет выявил необходимость выделения одного клана в союзники Маарверну, и это место занял клан Аттенбор. Впрочем подавляющее большинство членов клана уверены в искренности этой позиции.

В разговор включился второй, тот что отстегнул ласты и больше походил на сухопутного.:

— Так же совет определил необходимость поиска союзника за пределами зоны влияния Маарверна. Так что Арккрасс и Ларакхх заключили союз против Маарверна. Конечно Арккрассу нечего делить с Маарверном, слишком уж далеко от друг друга находятся, если смотреть на перспективу первое столкновение с расширившимся Маарверном Арккрассу грозит не ранее чем через сто лет. Но вот от Ларакхха ничего к тому моменту не останется.

Фанкл добавил:

— Ларакхх решил предоставить помощь Арккрассу, технологическую, магическую, экономическую, и образовательную. Короче говоря Ларакхх купил участие Арккрасса в этой войне. Арккрасс иначе не имеет перспективы, через двести лет он столкнется с войной городов и исчезнет. Или же спрячется и будет прозябать разрозненным конгломератом как триста лет назад.

Тут я ткнул пальцем в Ларакцев.

— А не велика ли ваша цель для мелкого хлопа? Чего этот Совет Равновесия только встав на ножки решил продаться, Ларакхху. Нашли кому! Лучше бы продались Маарверну, тот действительно силен.

Ларакххцы немедленно вмешались:

— Маарверн всеми силами скрывает свои действительные возможности. Реально он контролирует верхушки более десятка городов, еще с десятками заключены рамочные соглашения подобные тому, что заключили между собой Ларакхх и Арккрасс.

— Вот, вот а я что говорю. Нечего с этим Ларакххом связываться, к Маарверну притулиться надо было…

— Не нужны мы Маарверну он и без нас силён. Легендарный Айсатьяр когда начинал войну городов, вполовину сил меньше имел, и ему вполне удалось. Правда ушло у него на это триста лет. Понимаешь Танцор Ларакхх не совсем обычный город.

— Я это уже понял.

— Количество демонов на внесенных на сушу, и на воду приблизительно одинаковое. Под морскими просторами, обитают миллионы демонов, в морское дно вкопаны тысячи городов. У них свои войны, своя история почти не связанная с той что твориться на суше. А Ларакхх то место где морской мир соприкасается с сухопутным, и где морские демоны имеют большую чем по сравнению с демонами суши власть. Ларакхх как бы форпост моря на суше. Потому мы имеем дело не с силой Ларакхха, а с мнением моря.

Ларакххцы почти хором продекламировали

— Мнение капель моря гласит, если Маарверн победит в войне городов, экспансия его в море неотвратима, как это было семьсот лет назад. Мы морские обитатели считаем, что нечего суше совать нос в наши морские дела.

Да дела, раз так и обстоит дело как обрисовал Фанкл, то действительно Ларакхх завидный союзник, вполне реально может помочь в травле Маарверна Арккрассом.

— Почему же Ларакхх ищет союзников так далеко? Почему поближе не пошарят, здесь же наверняка есть недовольные.

Фанкл опять вмешался:

— Ну во первых они прохлопали ушами. (Ларакххцы недовольно переминались с ноги на ногу), тут уже Маарверн уже всё подмял. А вот вторых именно воины Эттегары переломили хребет империи Айсатьяра, хоть и сами почти все полегли. Северяне всегда здесь в приморских городах считались страшными противниками. Впрочем ты и сам наверное это почувствовал, во время операции. Так что мы тут, эксперты по убийствам, кроме того, у нас сохранилось немало военачальников еще с войны городов. Тут таких и быть не может.

— Зачем вы выбалтываете мне тут столько секретов, с какой целью вы пичкаете меня секретной информацией? Не проще ли меня прикончить, или же без этих запредельных знаний отправить Атту.

Фанкл несколько замялся, потом обернулся и произнес:

— Не могли бы Вы оставить нас на несколько минут одних.

Когда все споро поднялись с мест и удалились за водную стену, он подошел ко мне близко и стал говорить почти шёпотом.

— Видишь ли, когда Кымру отправлял меня искать тебя в Ларакххе, мне была поставлена задаче не допустить того что бы ты остался здесь, ни как убийца, ни как советчик.

Фанкл усмехнулся:

— Ты его здорово впечатлил, и пожалуй отбил всякое желание иметь тебя в совеем подчинении. С заданием я пожалуй справлюсь, и Ларакхху ты не достанешься как бы им не хотелось. Я как представитель Совета Равновесия, решил что не стоит так уж сильно настраивать Атта против Совета. Все таки он главная движущая сила пребразований Арккрасса какие бы мотивы им не двигали. Пускай его операция удаться целиком, и его любимый аргумент вернется к нему. Убедил я в этом и наших новых союзников. Они вполне согласны тебя отпустить. Но не совсем хочу тебя отпустить я, мне ты не нужен в прежнем качестве, убийцы и диверсанта. Да наверное ты и сам не очень хочешь, вижу вижу не хочешь.

Фанкл достал из кармана сверток, стал его задумчиво крутить в руках. Почему то у меня возникла мысль, что этот маленький сверток предназначен для меня.

— Но с другой стороны у тебя нет средств противостоять Атту, если он снова захочет взять тебя под колпак. Что тебя вернет в прежнее состояние. Хотя конечно мне показалось Атт начал тебя ценить и в ином качестве, но надеяться на это абсолютно я бы не стал. Во всяком случае тебе я хочу дать шанс.

Фанкл помялся ещё немного:

— Конечно же меня очень в свое время заинтересовало твое стремление ускользнуть ночью из тотелма. Грешным делом я подумал, что тоскуешь по свободе, но со средствами Атта по ограничению, это смысла не имело. Неосознанные стремления я тебе приписывать не буду, я уже вполне убедился что ты в первую очередь руководствуешся инстинктом выживания и расчетом. А здесь твои походы явно противоречили этим принципам. Значит что то другое. Что же, скорее есть какая то цель. И она имеет конкретное географическое место расположения. Осталось собрать информацию из тех кто обитал в этом районе. Клутху помнивших тебя найти не удалось, они не выжили после дератизации. Зато один из дворников тебя припомнил и назвал улицу. Осталось обыскать.

Последние слова он уже произнес отодвигая осторожно мои когти, от своего горла.

— Камос оказался к сожалению уже полуоткрыт, и непригоден к использованию. А то я было уже подумал, что ухватил судьбу за хвост. Так что тебе его и заканчивать.

Сверток перекочевал мне в ладонь.

— Я тебе посоветую, думай о том что тебе более угрожает, о том что тебе более всего необходимо. Смотри не разверни у них на глазах, не стоит проверять…

Уже уходя он обернулся:

— Когда вернешься поговори сначала с Суллой, я устроил так что ты обратно отправишься на флиссе Бисх, так что это вполне возможно.

— А что с моими товарищами на скале?

— На Плаче Океана? Там не выживают более суток, вечерний вздох швыряет неосторожных посетителей в океан.

Когда паланкин-клетка отбыла, а Маарвернцы вернулись в камеру, приступ тошноты окончательно скрутил меня на корявых прутьях пола камеры.

«— темная изумрудная налетела как стена и вышибла из меня дух, переломанные кости, обожгли болью синапсы. Затем всепроникающий холод глубины завертел сознание в спираль — «.

Из последних сил я подтянул сверток с камосом к лицу, хотелось взглянуть ещё раз на мерцание искорки далекой жизни в нем. Но нет Ларакххцы стоят рядом. Что же с ним сделать? По наитию не снимая обертки я сунул его в рот, глотнул. Теперь во всяком случае камос точно со мной.

Меня подняли за руки, подошли те два массивных и очень подводных принялись надевать на меня какое то устройство. Тут в неподходящий момент, тошнота и судороги в желудке, стали замещатся жидким огнем. Пламя стало растекаться по утробе, я скрючился и повис на ларакххцах.

Кажется я в очередной раз сделал глупость.

Да?

«— Роа требовательно скребет меня лапкой за ногу. Делаю страшные глаза, и прикладываю палец ко рту. Та испуганно затихает и прижимает ушки, но её хватает лишь на секунду. Она решительной теплой струйкой пробирается под одеждой наверх, и через пару ударов сердца её любопытное рыльце высовывается рядом с моим ухом. Разачарованно пискнув, скребет уже ухо. Ну где же интересная добыча? Прижимаю её ладонью к шее, тихо сиди мол… Достаю пальцами брюшко, она тут же с охоткой приподымается пропуская мою руку. Мои опасные когти мирно чешут её теплую кожицу, у уха начинает работать тихий моторчик, мешая расслышать любопытный разговор.

— Арри, ты пожалуй весьма опрометчив в своих выводах, с чего ты решил что создатели покинули аномалию?

— Посуди сам, мы ведем за аномалией наблюдение в течение свыше пяти тысяч лет, впрочем не сами мы, но наше сообщество…

— Арри не уточняй я отлично понял что ты имел ввиду…

— Прости всегда забываю что мы не в комнате смысла перед студиоусами. Ну так вот, уже замеченная вихляние второй оси хоть и не такое значительное, а то что продольная ось раскачивается ты наверное не будешь оспаривать.

— Не буду, но я ты же знаешь, что я считаю что эти колебании циклические, и вполне могут быть запланированы…

— Но колебания по двум осям раскачивают друг друга, и это определенно элемент хаоса…

— Я бы не был столь категоричен Арри, это тоже может быть рассчитано и предусмотрено. А вычислительные мощности создателей могут быть гораздо более наших.

— И тут с тобой не соглашусь, е в вычислениях дело, просто для таких аберраций необходим обсчет таких тонких параметров, которые как раз очень подвержены влиянию хаоса. Тут ест одна выпускная работа одного талантливого моего студиоуса, о возможностях расчета многофакторных циклических систем. Ну так вот он убедительно доказал что при определенном количественном уровне факторов влияния на циклические системы, они выходят из разряда циклических и становятся регулируемыми. Ну а мою работу о об необходимом уровне саморегуляции многофакторных систем ты наверное припоминаешь?

— Ну конечно блестящая работа, как сейчас помню, те бурные овации нашего скромного научного общества… Правда ты потом ушел в лабораторию влияния?

— О да это были лучшие столетия моей карьеры…

— Ну давай вернемся к нашим нестриженым ашти, разбалтывание аномалии по твоему свидетельствует об покидании её хозяевами. Но по-моему это опрометчивый вывод, они просто могут наблюдать за опытом, запущенным лишь единожды.

— Ну аргументы за мою мысль я собрал у наших коллег, полевиков. Они как раз запрашивали интересные данные об влиянии нестабильности аномалии на климат. Данные просто обескураживающие.

— Да нууу…

— В некоторых областях аномалии область затенения растянулась по времени до пяти-шести лет, без соответственного увеличения периода обогрева. Есть аналогичные области перегрева, влияние на климат и тех и других огромно.

— И как это укладывается твою теорию?

— Элементарно! Внутри этих областей зона полного уничтожения, температура в холодных достигает лишь немного выше абсолютного нуля, в теплых плавятся горные породы. А прилегающие области десятки раз большие по размеру преобразуются в пустыни.

— И каково влияние, вы не подсчитали? Я просто не верю что ты не попытался!

— Мы с моим студиоусом десяток лет истратили на этот проект. Пока получается, что в промежуток от десяти до ста тысяч лет, зоны омертвения как мы их назвали накроют что то около пяти процентов поверхности аномалии.

— Пять процентов это не так уж и много, а влияние на остальные территории?

— Уже на этом уровне более семидесяти процентов затронут катастрофические изменения климата, на остальных, узкими поясами протянувшимися климат просто станет буйным.

— Ну слава основателям нам в Каверне это не слишком угрожает.

— Да Каверна надежная защита, жаль что точность не велика, с таким результатом в совет основателей не пойдешь.

— Это точно Арри в совет не понесешь. Так что, когда вы со своим студиоусом, закончите подсчет? Как кстати его голосовой идентификатор?

— Кымру. Да не знаю когда, по нашим выводам данных не хватает, так что он перевелся к полевикам, решил снаружи подсобрать. Не знаю как сможет, ты же знаешь их порядки, служба и только. А исследования только в качестве хобби. Впрочем мне предавали он там делает неплохую карьеру.

— Прямо как ты в свое время!

— Да действительно, есть что вспомнить. Эх, былые годы есть былые. Так и подмывает стряхнуть пыль с доспехов.

— А что может махнем, на пару лет развеемся?

— Не судьба Хрио, у меня запрет совета висит в личном деле, всё недосуг снять. Пару лет убить на это надо…

— А напомни-ка пожалуй, за что тебе его навесили?

— Да было дело, неохота вспоминать, но тебе правда скажу строками из официального расследования. Цитирую по памяти — За провоцирование крупномасштабного конфликта во внешнем конгломерате, и за массированные жертвы среди трудового ресурса свыше ста миллиардов особей, карается лишение права покидать Каверну во избежание и т. д.

— Крепко тебе это не понравилось я чувствую, раз так запомнил Арри!

— О да, но ты знаешь, ту маленькую заварушку, что я там учинил, материал обозвал знаешь как?

— ?

— Великая война городов!!! О как!

— Ох Арри вот проказник, да ты ничуть не изменился. Ха! Ха!

— Да уж не то что ты, скромник, всего лишь в Совете Основателей Заседаешь, тихо так…

— … ладно тебе, это так чтобы потешить самолюбие, ничего такого….

— … ничего такого….. и так полторы тысячи лет… хмм… точно скромник….»

Тело буравили молнии разрядов.

По знакомым ощущениям, я опять был на флиссе.

А судя по ярко окрашенным стенам, без гравировки, и грубо сваренному топчану. Я был на чужом склиссе. Не том что из болота вытащил, значит это как и обещано склисс Бисх.

Дверь разумеется была заперта, но при этом наивно. Замок я разумеется решил сломать. Не сидеть же здесь до самого Арккрасса.

Почему то решил по выпендриваться, сел на топчан и плюнул в замок. Вместо дымка и дырочки в металла, плевок обыкновенно стек по металлу двери.

Упс…

Я даже поскреб от удивления дверь, может материл какой-то не тот?

Стружка послушно скрутилась под когтем. Нет вроде обычный.

Плюнул в на пол, обыкновенный плевок.

Что это со мной деется? А?

Ах да я же камос сожрал! Вот!

И что это весь эффект от камоса? И чего я собственно стремился его заполучить, совсем слабеньки какой то…

Стукнул по переборке кулаком, вместо того чтобы меня каким новым свойством снабдить, он мне понимаешь дал возможность целоваться взасос. И с кем это мне проделывать, с Атом что ли? Так у него и губ то нет! Да и не нравится мне он. Лучше бы ошейник отвалился.

Я хихикнул, может приду Атта поцелую, он мне от любви ошейник снимет. Идиотизм.

Опять тошнит, елки-палки!

Да что же это такое, выворачиваюсь наизнанку и выворачиваюсь а не прет никак, ничего.

Тут горло превратило, и что то пошло. Паралич охватил тело, заставил согнуться до пола, горло одеревенело напрягаясь. Мысль что вот-вот сейчас издохну крутилась непрерывно в мозгу между спазмами. Ничего более конструктивного в голову не приходило.

Наконец какая-то масса прокатилась оставляя в горле царапины, и шлепком упала на пол. Я облегченно свалился рядом.

Наконец то!

Лежал я так минут пять, расслабленно ничего не болит кроме ободранного горла, не тошнит, я уж и не помнил когда я чувствовал себя так хорошо.

Но блаженство быстро прекратилось. Что то шевельнулось рядом с моим лицом.

Я испуганно распахнул глаза, оно тоже.

Я увидел что то продолговатое длинное изогнутое как запятая, и в тоже время увидел страшную унылую перемазанную харю. Мы оба отшатнулись друг от друга. Я то резко, а оно заизвивалось и отползло перебирая толстенькими ножками ластами. В мозгу нарисовалось два разных изображения как на испорченной видеокарте, верхнее было с неизвестной тварью, а на нижнем был здоровенный нескладный демон в ошейнике, забившийся под топчан. Ну себя то я узнал с трудом правда, а вот оно было похоже, ну как бы сказать, на помесь сомика и саламандры.

Так вот этот сомик на меня посмотрел, а потом его глаза перископы стали обшаривать все помещение. От его взгляда у меня закружилась голова.

Представьте себе что ваше поле зрения стало растягиваться и постепенно превратилось круговое. От головокружения я спасся только закрыв свои собственные глаза. Далее сомик углядел в углу маленького жигуна, подпрыгнул и затащил себе в рот. Как затащил я не понял, только бац и готово. Облизавшись он глянул на меня.

Тут я не выдержал выскочил из под топчана, и схватил сомика за хвост. Пол в нижнем зрении ухнул из под ног и закачался перед глазами. Я тут же потерял ориентировку и сверзился обратно под топчан.

Может и не вылезать больше? Соменок неловко шлепнулся, посмотрел на меня сердито, и цапнул за колено. Вот ведь гад.

Двинул я его немедленно, мир бешено закрутился а сомик улетел в угол.

Явно обиделся.

Ловко перебирая лапками и прилипая брюшком залез на потолок.

Вскоре я смог рассматривать себя сверху, точнее свои ноги торчащие из под топчана. Выглядело это жалко поэтому я вылез и лег нормально.

Смотрел я на себя как в зеркало, только периодически моргающее. Удобно было бы бриться, посадил его перед собой и брейся, жаль только что нечего.

Закрыл глаза.

Передо мной лежал я на шее массивный ошейник исписанный яркими светящимися буквами. Оп па какими тут еще буквами, что то я не помню чтоб на нем было что то написано.

Вскочил, ошейник в нормальном моем собственном зрении выглядел как обычно. Но вот сомик видел надписи, нука нука, сомик их видел не снаружи а внутри. Но ведь Кымру говорил что там внутри кроме ножей и их спуска ничего не сохранилось.

Значит кто то уже успел заклять, кто же? Ларакххцы более некому, ладно разберемся.

Протянул руки к сомику, тот оскалился.

Не знаю почему состроил фигу и показал ему, тот явно обиделся, и кажется всплакнуть решился. Пока он там обижался быстро соскреб его с потолка, он тут же обвился вокруг руки и просунул голову под мышку, ну прямо кот. Глаза он видимо закрыл потому что вторая картинка в глазах погасла.

Попробовал погладить его по спине, мелкая дрожь пошла по черному глянцевому тельцу, затем он вдруг перекрасился в желтый с тигровыми полосками цвет.

Под моими пальцами скользило розовое пятно, наверное удовольствие?

Через минуту поглаживания я услышал тихое сопение.

Уснул.

От тельца по телу стало разливаться мягкое тепло. Почему то стало казаться что так и надо. Разряды статического поля флисса уже не беспокоили, басовитое гудение от стенок каюты настраивало на задумчивый лад.

Что же собственно я держу в руках?

Детеныша? Так что я беременный был всё это время? Нет уж, я мужик! Не может такого быть! Да и не было у меня ни с кем (стал лихорадочно вспоминать все свои пьянки)! Скорее всего это связанно с камосом. Видимо именно так камос увидел решение моей проблемы. Как я успел понять с помощью этого существа я могу больше видеть, и уж точно видеть магию. В тоже время я сам магию не вижу, значит моя антимагия никуда не делась. Интересно!

Впрочем надо же как то это назвать? Ребенка этого что ли?

Назову его, её Фросей, если это «он» окажется то Фрол! Во как!

Тональность воя флисса резко изменилась, почувствовалось изменение вибрации и силы разрядов. Я кинулся на матрац топчана, пространство каюты вдруг пронизалось потоком магии. Я застыл в воздухе, зашитый в псевдо кристаллы. Ничего, это всего а несколько секунд.

Наконец кристаллы, воздуха растворились и я тяжело рухнул на топчан.

Мы прибыли, домой…


Случай четырнадцатый — Скрытые доселе.

Новая келья была благоустроенная, удобная подстилка вместо топчана сработанная как яма в полу засыпанная волокнистым материалом. Прежние кровати все время валились на подрубленные во сне ножки, а что с матрацами было вообще не рассказать. У изголовья массивная шкатулка с керамитовыми наконечниками для когтей, у кого ночной колпак, у кого ночная рубашка, а у кого ночные ножны для когтей. Тут же у изголовья валик для экстренного их снятия. Стенки обиты циновками их хват-травы их волокна тоже более менее стойкие к моим коготках да плевкам. У стены под нишей для светильников стол с подставкой для книг всех типов и четыре дубль-кристалла высокой связи. На столе машинка для перемотки свитков, на мини-транспортер смахивает. Надо будет ещё одну заказать, а то бывает и словарь в свитке и переводимый источник туда же, страшно неудобная форма. Рядом мои книжные полки, впрочем это только называется полки, на самом же деле на стене приспособления для всех видов местных книг. Есть параллельные стене валики для книг-картотек, ряд палок торчащих как эрегированные фаллосы — для свитков на катушке. Нечто подобное револьверному барабану, для многотомных энциклопедий в свитках в футлярчиках-кожухах. Массивные ящики с пружинными рычагами, для эпических летописей прошлого сработанных на пластинах металла. Есть и чейнджер для звуковых книг, кстати страшно неудобные штуки, перемотать я не могу (надо быть магом) так и приходится слушать все подряд от витиеватого предисловия, до само-восхвалительного эпилога. А если прервался? Ах да книгу, как будто вот и конец её. Я снял кольцо звуковой книги с уха и воткнул в хранитель. Ничего интересного, обыкновенный рекламный опус, да и еще древний, лет триста не меньше. Уже наверно и продавцы сгнили, и товар туда же, да и город где его написали давно не тот, как он там назывался? Маарверно… О как!

Я откинулся на кресле, очередная книга заняла место на столе. Это спиральная книга, пришлось заправить её в ветхое устройство. Плавно выкручивая винт в центре диска стал прокручивать узкий треугольник текста.

Тут с первых же страниц, набрел на интересные факты. Судя по всему книга была не из Арккрасса, и даже не из нашего нагорья, кажется его в торговых кланах называли Эттегарой. Этот труд, судя по массе малознакомых слов, и устаревших оборотов, был писан еще во время войны городов, и был судя по всему письмом-наставлением направленным командиру одного из отрядов. Судя по вступлению отряд был сформирован недавно, и состоял из наемников. Правда никак не удавалось понять кто отправитель:

«— Еще раз отмечу ваш недостаток в построении боевых порядков при деле под Теллаунсом. Конечно сей объект не столь важен для победы нашего дела, но и в самом малом нельзя быть неаккуратным. Полководец коим вы хотите стать, всегда начеку, и всегда готов к разнообразнейшему развитию обстоятельств. Ваше же решение ударить всей мощью ваших не вполне опытных войск на малый отряд врага, опрометчиво, и пожалуй рискованно. Конечно противник был повержен в сущие мгновения, и уйти удалось не многим, но что вы могли бы противопоставить другому отряду явись он на поле боя? Пожалуй тылы вашего войска, вконец выдохшихся магов, и их жалкое прикрытие, ах еще и вашу столь прискорбную в этом деле пылкость. Кажется пылкость и является Вашим основным слабым местом.

Напомню Вам, хоть мне и надоело что, Ваши маги, столь трудно выращенные нами должны в любой боевой операции эшелонировать как и типы магии, так последовательность атаки стихиями. Всегда если возможно нужно отряжать шаманов которых у нас немного на организацию прикрытия тыла, тем более использовать их непосредственно в бою затруднительно. Вот пока бой идет шаманы ограждают тыл сначала сигнальными артефактами, а затем и ловушками. Заклинатели в силу большей своей оперативности должны организовать прикрытие флангов вашей дружины, ну и если есть возможность проложить дефиле согласно тактике боя. Это даст вам повернуть русло сражения именно так как Вам необходимо. Колдуны работают во третьем эшелоне сражения, организовывают проработку тылов боевых линий противника, пытаются достать вражеских магов и т. п. Маги выстаиваются тремя эшелонами, маги воздуха занимаются защитой своих рядов маскировкой, маги огня огневой поддержкой, волшебники управляют големами в первой линии. Задача войск вполне традиционная для нормальной войны. Линейные войска отстреливают себе подобных и оказывают огневое воздействие на вражеских магов, гренадеры обязаны выдержать вражеское давление с помощью щитов и зарядов. Фузилеры охотятся на уязвимые части вражеского войска, поддерживают действия своих колдунов, организуют временные поля-западни. И еще раз напоминаю, что скоростные подразделения егерей служат для сковывания действий вражеской разведки, противодействия дозорам и авангардам противника, нагнетания напряжения вражеских войск а не для кровавой сечи в которой вы умудрились их всех положить. В результате, вы на настоящий момент представляете со своим отрядом, сильный, глотнувший крови отряд но слепой и глухой. Так что теперь вражеские отряды слабейшие по силе легко могут уклонится от боя с вами, а сильнейшие выбрать место сражения и момент когда наиболее сильны. То что Вы до сих пор еще живы означает лишь то что вражеские полководцы не слишком сильны или не образованны.

Что касается ваших замечаний, о том что наилучшим будет наполнить наши будущие войска обычными воинами а не магами, поскольку так гораздо дешевле то я категорически не согласен!

Адепт первого уровня которых у Вас не менее сотни стоит около десятка обычных пехотинцев (имею ввиду линейное сражение а не нападение из-за угла). Маг начального уровня уже тянет на сотню, а маг-мастер уже стоит двух сотен. Я же как князь маг валил бывало в сражениях не менее тысячи противников (правда про свое состояние я умалчиваю). Если заняться подсчетами то в вашем войске исчисленная сила магов, стоит не менее восьми тысяч воинов, прибавим ваших четыре тысячи воинов, уровня наемника, то ваше войско должно при грамотном командовании справляться с десятитысячным отрядом со стандартной магической поддержке. А в реальности у Вас всего четыре с половиной тысячи под ружьем. Конечно снабжать и прокормить вдвое меньшее войско в четыре раза легче, не говоря уже о маневре и подвижности.

Что касается ваших сообщений о новомодной Аркрасской манере воевать с использованием воздушных средств, то убежден что это фикция. В бытность свою даже адептом мне доводилось легко сбивать все типы летательных аппаратов, даже айсы не слишком крепкий орешек. Скорее всего орех они и напоминают, сломи внешние шиты, и лишенный энергии аппарат падает. Конечно признаю — что с помощью летательной техники можно быстро переместить маневровые группы десанта, но ни одна она не может представлять серьезной силы для отрядов Тхе Са. Ну сколько их перебросишь? Ну сотню ну две. Были бы они магами, то еще можно признать эти мелкие группки серьезной угрозой. Так ведь слабость Аркрасса и его союзников из Иесс Сит красного крыла, в магии хорошо известно. Посему не стоит удивляться почему воины Красного крыла так хорошо вооружены и демонстрируют отличную выучку, им после того как повыбили магов деваться некуда. Но на мой взгляд это лишь метание пойманного хффурга. Он может быть в этот момент опасен, однако блал его все равно разорвет ударом лапы, сколько не крутись.

Я уверен, что вы и Ваш отряд с помощью моих наставлений, превратитесь в коготь того самого блала, и разорвете изворотливого хффурга Иесс Сит!

Во славу Тхе Са Ваш наставник и покровитель.

Примите в подарок труд моего учителя, и бессменного руководителя Кра Иллаи «О тактике магических сражений, и построении массовой магической подготовке."»


За спиной в полной тишине нарушаемой лишь шуршанием бумаги и скрипом привода, раздался резкий стук в дверь. Так мог стучать только мой ненаглядный наставник, и учитель Атт. Даже Фанкл уже, так стучать, не осмеливался.

Он вошел обметав полосками одеяния косяк двери, свита осталась за дверью. Два приземистых охранника, ревниво посматривали сквозь щели брони на меня. Они отлично знали что толку от них в случае моего нападения совсем чуть. Главный охранник Атта, тоже был в комнате и бдительности никогда не терял. Еще бы — он висел на моей шее.

Атт хозяйски плюхнулся на мой стул, и с грохотом вывалил на стол еще пачку книг.

— Ну что? Нашарил что ни будь?

— Да вот интересное письмо читаю, лет пятьсот ему есть точно. Кто такие Тхе Са?

Атт потер физиономию суховатым пальцем, похожим более на высохшую ветку. Да он и сам похож на связку веток. Впрочем не стоит обманываться, силищи у него немерянно.

— Интересная тема эти Тхе Са. Это такая фракция, проявилась в конце войны городов. Тогда уже стало ясно, кто из фракций останется на плаву, а кто дорого продает свои жизни. Беженцы, текли рекой, леса были усеяны костьми, хищники жирели, а падальщики не в силах уже были тащить разжиревшие брюха. Казалось, тогда, что все валится в тартарары. Беженцы, разбежавшиеся прочь за пределы объятых войной провинций, вторгались несметными массами, вооруженные и озлобленные. Подминали под себя мирные города, разжигали огонь хаоса. Именно тогда на юге некоторые стали называть этот период войны — войной падения. Лишь некоторые союзы такие как «Красное крыло», «Пламенные скалы», да и наши заклятые враги «Бессмертные Волны», отвлекшись от распрей, всеми силами старались, подобно островам в бурном море держались из последних сил. Вот тогда то из толп бандитов, беженцев, диких наемников стали колоть лезвиями бесчисленных нападений Тхе Са. В один момент мне как то показалось, что остальной мир исчез, остались только Красное Крыло и поглотивший все и вся Тхе Са.

— Что-то для Вас это тяжёлые воспоминания, шеф?

— Еще бы, я был в одном отряде. В маленьком таком дозорном отряде, от двух сотен которые отправились в дозор, обратно в Арккрасс сквозь леса кишевшие Тхе Са пробился я один. Правда признаться я тогда многому научился. Почему ты заинтересовался этими фанатиками?

Пришлось ему показать письмо, Атт читал и мрачнел. Письмо было объемисто, и потому к его концу Атт был кажется чернее ночи.

Затем он встал пнул ногой дверь прямо в отпрянувшую охрану.

— Вот что я тебе скажу ученик, что то мы подозревали и тогда. В то время основная битва развернулась чуть севернее Эттегары, там сейчас «большой язык»- страшная пустыня на несколько дней полета. С юга выступали войска, вымуштрованные, сказочно точно маневрирующие, по всем правилам военной науки. Арккрасс тогда был на острие атаки южан. Оружие наше было лучше, военные вожди умны и прозорливы, а солдаты сплоченны, и обстреляны.

Иным было войско севера, мутное болото с острым тростником и змеями, самое точное сравнение для их строя. Мощные удары юга вязли и истончались в вязкой трясине их войска. Когда же отряды выдирали свои ряды на исходные позиции, больно жалили их мощные удары магов. Не было смысла искать и предугадывать их действия, они были сам хаос, разрозненные отряды диких кланов, непокорные ковены магов. Через прошедшее время, да и пожалуй с помощь этого письма я так понимаю, это было так:

Банды и шайки иррегулярных частей севера были прикрытием, мясом для костей из магов. Ударные силы севера всегда сливались с толпой обычной безликой орды. Их частям как и этому адресату письма, была дана большая свобода в выполнении задач, но зато надежно обеспечивали поддержкой, и подкреплениями. Конечно такая война требовала надежной базы в тылу, или даже системы баз.

— Как же вы тогда не нащупали эти базы? Или не искали.

— Эх, тогда такие умы, командовали войсками юга. Конечно они догадывались. Но не могли разведгруппы юга пробиться через надежные основанные на магии заслоны северян.

— Заслоны Тхе Са, вы хотели сказать?

— Нет Тхе Са появились гораздо позже. Когда силы севера и юга перемолотили друг друга в яростной схватке длиной в десять лет. Уже после этого начался хаос, и обе группировки перегрызлись уже внутри. Правда как нам тогда казалось, города севера гораздо серьезнее пострадали, практически не осталось ни одного нам известного.

— Как же тогда Тхе Са?

— Это теперь становится понятно, что главного врага мы тогда не достали, того кто был вдохновителем этого пожара.

— Вы знаете что это за сила? Может сейчас можно попытаться побольше разузнать.

— Великий Аттенор утешитель, далекий, почти легендарный город на севере. Он тогда во время войны падения помогал независимым городам с беженцами, вывозил наиболее важных персон, обустраивал где мог. Кстати в Арккрассе целая колония таких была, сразу после «войны падения». Эмиссары Аттенора, как их тогда называли «утешители» сновали то тут то там, занимались примирением кланов, часто компенсировали пострадавшим убытки. Основывали магические школы лекарей, магов-агрономов, магов-строителей и прочих, не менее мирных ковенов.

— Благородная деятельность, почему Вы их подозреваете?

— Уж очень они крепчали год от года, да и сильно к ним прислушиваться начали. Да и маги как я припомню, у них были какие то непререкаемые. Что-то я ни припомню случая, чтобы какой то город или клан попытался с ними сознательно в конфликт вступить.

— Чем же все кончилось, ну с этими Тхе Са?

— Чем, чем, истребили мы их всех, прижали к «языку» и вырезали всех. Кто не умер в пустыне спекся. Уж очень понимаешь мы под конец воевать научились, все как припомню злы были жутко. Пощады к друг другу никакой, а что самое главное и к себе тоже. Тогда воска Эттегары были как горп, все вокруг при приближении дохли или разбегались. Под самый конец и своим союзникам южанам наваляли по первое число. Это уже когда от Тхе Са ничего не осталось.

— А что с юга то? Был антипод у Аттенора?

— Как антипода не было? И сейчас есть, правда тогда его сильно помяли, это Аттенор невредим. А вот Эттегарцы, почти до самого Маарверна добрались. Ни одного саттелита не осталось, да и первые города «Приморской триады», тогда по камешку разобрали. Нет теперь ни гордого Клео, ни неприступного Соргейна. Остался лишь далекий жирный Маарверн. Он то пожалуй Аттенору не соперник…

Глава 15 Почти дома

Сияющая небесная дуга, уже клонилась к горизонту, на её фоне чернел частокол тотелмов центра города. Ветер с окрестных холмов стекал к городу уже вдали намекая на туман. В вечернем воздухе, кроме терпкого аромата цветущих болот примешивался страшный до дрожи в желудке легкий запах Горпа.

Исполинский цветок посадочной площадки содрогнулся и слегка изогнул лепестки, показав фермы и растяжки изнанки. Зелены инверсионный столб разряда скольжения, на несколько секунд перекрасил окрестности. Вокруг меня простирался розоватый ковер посадочной площадки. Я стоял на черной подпалине, которую розовые щупальца деловито затягивали. Вот бойкий липкий ковер покрытия флисс-площадки уже коснулся ног. Сомик на плече открыл зажмуренные уже пять минут глазки, во втором зрении стали видны белесый тени, носившиеся над покрытием и деловито её натягивавшим, как чулок на тарелку. Пришлось отойти обратно на пандус, благо он освободился, груз флисса благополучно стащили в подъемник. За спиной, я услышал тихий звон.

Строгий сухощавый силуэт Суллы на этот раз выглядел весьма непривычно, его фигура напоминавшая высушенный скелет с плетями узловатых конечностей, раньше обычно задрапированная в свободный балахон, теперь была обряжена в подобие металлической сети, в узлах сплетений которой наружу торчали металлические шпеньки, увенчанные шестиугольными пластинами параллельно телу. При ходьбе пластины смыкались в неожиданных местах, образуя сплошную броню.

— Наконец то мы сможем поговорить без свидетелей Ыйргол.

Я ткнул его пальцем в необычное одеяние:

— Это что? Пока меня не было в Арккрассе сменилась мода? Или тога более не устраивает?

Сулла недоуменно нахмурился, потом обглядел себя и как мне показалось слегка улыбнулся:

— Ах это? Тут скорее я тогу сменил на панцирь. Это броня наподобие той что у твоего хозяина, у Атта. Только несколько проще, тут один элемент много раз повторяется, а Атт соорудил набор элементов на все случаи жизни. Попробуй ткни меня своим когтем, сначала несильно чуть-чуть, а потом сильнее.

— Не боишься?

— Давай смелее!

Ну я его слегка ужалил, пластинка на груди подставилась, и пробитая обиженно свернулась и перебежала по сетке на спину.

— Н-ну?

— А теперь еще раз, можешь сильнее.

Теперь я уже недоверчиво ткнул, но уже не в грудь, а в плечо, не убить я его же хотел!

Пластинки ловко сбились в кучу и обхватили коготь, я попытался протолкнуть, ан-нет! Назад тоже не пускали!

— Ловко, только я такое уже где то видел!

— Разумеется нам Фанкл передал сообщение об устройстве подвижной брони Кымру, вот и наработали свои образцы. Не такие уж и совершенные как у него, но пока это первые прототипы.

Я с сомнением хмыкнул:

— Ну ладно против меня, а против обычного оружия?

— Великолепно! Десяток попаданий из шок-копья запросто! Холодное оружие надежно держит, на полчаса схватки!

Честно говоря не думал, что Маарвернские технологии так быстро проникнут в Арккрасс.

— Что же Вы еще, новенького сработали?

Сулла пригласил жестом к подъемнику:

— Это тебе лучше у Атта спросить. Совет равновесия, поручил именно Арват осваивать военные технологии Маарверна. Впрочем, иначе Арват грозил выйти из подчинения Совета, а это потеря важного элемента будущей безопасности города.

Потрясающие новости, город из клокочущего конфликтами, превращается в нечто неведомое! Или ведомое?

— Я так понимаю в городе много изменилось за этот месяц?

Сулла качнул головой, в полумраке подъемника, как мне показалось несколько печально:

— Аркрассу как видимо больше не быть таким как раньше! «Совет рановесия» набирает все больше силы, Юан Нглиен подчиняет с помощью артефакта все больше ключевых фигур. Структуры совета проникают в кланы.

— Не напоминает ли тебе Сулла старый добрый Лаций? И тебя не быдет ли с мое стороны слишком смело на это намекнуть?

Сулла ободряюще хлопнул меня по спине:

— О нет мой образованный варвар. Артефакт Нглиена, признает только одну клятву, и налагает её на всех кто попадает под влияние его. Значит Нглиен всего лишь старший исполнитель клятвы, но все его действия подчиняются выполнению задачи. А уж те клятвы сочиняли все основатели «Совета Равновесия», а уж там есть такие крючкотворы!

— А что «Совет кланов», он еще в силе?

— Представь себе да! К нему отошла вся судебная функция, точнее её пришлось изобрести, и присвоить. Раньше они надзирали за исполнением договоров, теперь это гражданский суд, что ли?

Мы вышли на просторную площадку для склиссов, один склисс смутно напоминал «Броненосцы Маарверна». Я его обошёл, удивился! Борта тяжёлого склисса обшили броней, броня накрывала его сверху, башенки молниеметов торчали с обоих концов. Тяжелый люк со скрежетом опустился выбив искры из стального покрытия парковки. Сулла непринужденно прошел внутрь, и пригласил меня. Сомик вытаращился из под подмышки, и в его взгляде я увидел, сложные ряды узоров на бортах. Вдоль прутов нашитых на броню вдоль корпуса носились белесые призраки, зубасто ощериваясь на всех кто проходил мимо. Меня правда они не видели!

Я прошел внутрь, и массивно хлопнувший люк ударил по ушам. Я оказался в небольшом отсеке, в центре стоял стол. У выхода два субъекта в такой же бегающей броне как у Суллы, только с оружием в руках. Ага! На столе в ячейках прижатые сетчатыми крышками копошились отличные торитрепанги, а шлангах свисавших с потолка я опознал систему поившую пилотов склиссов.

Присел за стол напротив Суллы, проткнул торитрепанга и приступил к еде.

— Сильный аппарат! Только зачем он, что неужели над городом так опасно?

Сулла ел конечно не с такой жадностью как я:

— О нет, я только привез тебе посмотреть, прототип. Соорудили за неделю, посмотреть как он себя в воздухе покажет. Это мы — Бисх уже занимались, все летающие разработки Маарвернцев переданы нам для освоения.

— Может по подробнее расскажешь что еще распределил «Совет Равновесия»?

— Каждому по способностям! Бисх тем что летает занимаются, Лиотар усовершенствует транспортную сеть города. Лангху переданы наработки Ларакхха в области выращивания питательных водорослей, Троро и Ангерхерст тренируют, и набирают массовую армию. Кхарз наращивают промышленность, для производства нового оружия. Ссерт совершенствуют боевые заклинания, формируют стандарты боевых магов. Оромо з