КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 366988 томов
Объем библиотеки - 439 Гб.
Всего авторов - 154988
Пользователей - 81964

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Александр Машков про Валентинов: Нарушители равновесия (Фэнтези)

Читал эту серию ещё в 90-х, после чего постоянно покупал новинки автора, пока не прочитал "Созвездие Пса".
Если бы Андрей Валентинович Шмалько читал наши рецензии, я бы ему посоветовал:
"Думай, что говоришь, и не говори, что думаешь!"
Почитатели Валентинова! Не читайте эту книгу!
Больше я не покупаю его книги, хотя знаю, что писатель замечательный, таких очень мало.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Скиба: Лиганец (СИ) (Альтернативная история)

очень хорошо,в некотором роде микс ЗВ(не канон) и эве,но не фанфик.
на всех,понятно не угодишь,а мне понравилось.
Скиба интересный автор с нестандартным мышлением.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Шек: Семь невест рыцаря Дмитрия. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Я не очень понимаю, почему всякое говно относят к альтернативной истории...
Это типичное "Наши - там".
Написано скверно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Foggycat про Бобров: Я дрался в Новороссии! (О войне)

Что может защищать разный сброд, который припёрся в Луганск и Донецк за приключениями...Явно не жителей этих областей, для которых эти "защитники" уже стали, как кость в горле... Правдиво, без пафоса и героизма о жизни в оккупации рассказывает Олена Степова
https://allbeukraine.blogspot.com/

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Валентинович: Реалрпг почти альтистория (Альтернативная история)

Человек, у которого выросла отрезанная поездом нога, выглядел в СССР подозрительно...
И полный набор роялей - целитель, снайпер, вечная жизнь и коньки в придачу..
Ну, хоть песен не поет...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Ильин: Напряжение: Коронный разряд (Фантастика)

герой заявлен как абсолют крутизны. К нему подходит нечто, отбирает документы и рвет у него на глазах...
Надо было свернуть документы героя в трубочку и забить их в задницу автору....
Дальше читать не стал, извините....

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Ли В.Б. про Скворцов: Что нам Содружество (Космическая фантастика)

Язык рассказа превосходный - читал с большим удовольствием. С содержанием немного сложнее - вначале вполне уместное и правдоподобное, а после "Остапа понесло". Но все равно, спасибо автору за хорошую работу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Супруг по заказу (fb2)

- Супруг по заказу (пер. Татьяна Алексеевна Перцева) (а.с. Сваха-1) 689K, 286с. (скачать fb2) - Рексанна Бекнел

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Рексанна Бекнел Супруг по заказу

Глава 1

Лондон, 1 августа 1818 года

Любовь словно разливалась в воздухе: нежная музыка, сладостное благоухание, шелест шелка… и всем этим можно было наслаждаться при свете двухсот восковых свечей.

Да, все атрибуты любви или того, что таковой считается в лондонском свете…

Но для Оливии Берд определяющей была лишь одна фраза: «Это не годится. Совсем не годится!»

Правда, танцуя венский вальс с Уильямом Делири, она неизменно сохраняла приклеенную к губам улыбку. Приседала, покачивалась, кружилась, словом, выполняла все нужные па, безумно раздраженная при этом блаженной улыбкой на физиономии мистера Делири. И даже отсюда, с середины зала, видела довольную улыбку своей матушки.

И все это время в мозгу в такт нежной мелодии упорно вертелась все та же фраза: «Это не годится. Не годится, не годится…»

Поощрять этого зануду, мистера Делири, будет роковой ошибкой, ибо если он не убьет ее комплиментами, она уж совершенно точно умрет сама. От скуки. Следовательно, едва танец завершился, Оливия поблагодарила кавалера и поспешно ретировалась к Клариссе, ближайшей подруге из тех, кого можно было побыстрее отыскать в нынешней давке.

— Думаю, неплохо бы хозяевам запереть двери. Пока нас не задушили! — воскликнула Кларисса, энергично обмахиваясь веером.

— Будем на это надеяться, — кивнула Оливия, обозревая великолепный бальный зал Берлингтонов, с трудом вмещавший семьсот избранных и модно разодетых гостей. То же самое происходило на каждом балу, приеме или вечере. Молодые леди старались выставить себя в наилучшем свете перед намеченными целями, а именно молодыми холостяками. Последние старались выставить себя в наилучшем свете перед возможными невестами, а именно заранее намеченными молодыми леди. Мамаши порхали по залу, исполненные решимости подороже продать дочерей на брачном рынке.

Оливия пораженно покачала головой. Подумать только, три года она варится в этом котле. Три сезона, проведенные в постоянной вечерней круговерти! Если бы не добровольно взятые на себя обязанности свахи, она давно бы уже сошла с ума! Впрочем, она и без того невероятно устала от этого фарса!

Оливия сверилась с бальной карточкой. Пока что на три танца у нее нет кавалера. Она уже отказала двоим, чего бы наверняка не одобрила мать. К счастью, энергичная и элегантная леди Данмор была надежно занята беседой со своим очередным обожателем.

— Слышала? — спросила Оливия Клариссу. — Принни[1] собирается приехать еще до того, как накроют буфетные столы к завтраку. Леди Берлингтон вне себя от восторга. Жаль только, что бедняжка Энн не так счастлива, как ее мать.

— Но почему? — удивилась Кларисса, помахав проходившей подруге. — Она танцевала все танцы. Верхнее платье золотистого шелка от мадам Анри невероятно ей идет, не говоря уже о фамильных сапфирах. Сегодня она по праву может считаться королевой бала. На что ей жаловаться?!

— Лорд Декслер, — прошептала Оливия, боясь, что их подслушают. — И она, и ее мать избрали его своей мишенью. Леди Берлингтон мечтает, что ее зятем станет граф. Что же до Энн… боюсь, что, кроме этого, она питает к графу более личный интерес.

— Но я считала, что сам он вовсе не против такой невесты, как Энн! О, признайся, Оливия, ты всегда узнаешь о таких вещах гораздо раньше, чем все остальные!

— Я ничего не слышала. Просто у меня есть глаза. Проблема заключается в том, что он, подобно своему отцу, редкостный скряга! Как, по-твоему, он должен относиться к женщине, которая устраивает такие роскошные балы, и не по какому-то особому случаю, а просто потому, что ей так захотелось?

Кларисса состроила гримаску:

— О Господи, почему ты ее не предупредила?!

— Почему же? Предупреждала. Но Энн во всем слушается мать, а, как ты сама знаешь, для леди Берлингтон важно только одно мнение: ее собственное.

— Ну-ну! — рассмеялась Кларисса. — Ты можешь дать совет, но нельзя никого заставить ему следовать!

Оливия, в свою очередь, рассмеялась… хоть и с некоторым сожалением.

— Полагаю, я несколько возгордилась своими успехами свахи. А ты и Роберт — мое величайшее достижение. Энн так восхищается лордом Декслером! Но если она так же расточительна, как мать, из них никогда не получится пары.

— Как ты всегда твердишь, лучше знать заранее, чем разочароваться позже, — продолжала Кларисса. — У тебя собраны сведения обо всех хоть сколько-нибудь достойных женихах, ты даешь дельные советы подругам. Но когда же найдешь мужа себе? Несмотря на успех, которым ты пользуешься у мужчин, похоже, никто не привлек твоего внимания. Кто же станет подходящей партией для тебя?

Оливия улыбнулась, но не ответила. Только потеребила двойную жемчужную нить. Честно говоря, она не возражала против замужества. Но, даже проведя в Лондоне три сезона, она так и не смогла найти себе мужа.

Подруги одна за другой выходили замуж. Роуз и Меррил. Дороти и Альфред. И вот теперь — Кларисса и Роберт. Оливия гордилась тем, что помогла им обрести супружеское счастье. Но сама при этом все сильнее чувствовала себя чьей-то тетушкой, безнадежно застрявшей в старых девах. Хотя она только недавно отпраздновала свой двадцать первый день рождения.

И какая польза в том, что она по настоянию матери надела изумительно красивое светло-голубое платье, обшитое по подолу кремовыми бантиками и отделанное пеной кружев по глубокому вырезу и рукавам? Да, она выглядела неотразимой, но на кого ей производить впечатление?

Беда в том, что на одних и тех же балах она встречала одних и тех же мужчин. Знала, кто танцует хорошо, кто проводит вечера за карточными столами, кто, выпив слишком много, говорит глупости, злится или, наоборот, замыкается в себе. Знала все это и даже больше, потому что наблюдала, слушала или записывала в свой журнал, тот, который подруги назвали ее маленькой свахой. Она подмечала все достоинства и недостатки молодых людей… как, впрочем, и женщин, и за три сезона весьма преуспела в умении подбирать подходящие пары.

Но так и не сумела встретить своего Единственного.

— Итак, — настаивала Кларисса, — тебе кто-то понравился?

— Нет… О, взгляни! — воскликнула Оливия, показывая веером на кого-то в толпе. — Не правда ли, Джудит и мистер Моррисон составляют красивую пару? Он почти также застенчив, как она, и все же нашли общие темы для разговора.

Оливия довольно улыбнулась: за этот расцветающий на глазах роман следовало благодарить именно ее. Все остальные считали, что робкие мышки, вроде этой парочки, не найдут что сказать друг другу. Но Оливия знала, что молодым людям нужно всего лишь тихое местечко, где их негромкие голоса не заглушит шум или бесцеремонные высказывания. И, как оказалось, была права. Этим двоим удалось заинтересовать друг друга.

Оливия радостно вздохнула, уверенная, что и на этот раз не ошиблась. Просто им понадобилось время, чтобы обрести друг друга.

Из раздумий ее вывел чей-то нерешительный голос:

— Мисс Берд?

Она привычно изобразила любезную улыбку.

— Лорд Хендрикс!

Сияющий джентльмен склонился над ее рукой:

— Если не ошибаюсь, этот танец вы обещали мне.

— Совершенно верно, — ответила Оливия, подавив вздох. Виконт Хендрикс был главной надеждой ее матери, идеальным будущим зятем, и она отдала Оливии строгий приказ всячески поощрять его.

— Веселитесь, — благосклонно разрешила Кларисса, бросив понимающий взгляд на подругу.

Оливия закатила глаза к небу, но все же взяла руку лорда Хендрикса, и они направились в центр зала. Кадриль была ее любимым танцем, а виконт считался прекрасным танцором и выполнял каждое па с энергией и некоторой изобретательностью. Мало того, у него был титул и более чем приличный доход, а также ум и остроумие. Он закончил Кембридж первым на курсе: согласитесь, немалое достижение.

Даже Оливия была вынуждена согласиться, что это превосходная партия. Впрочем, к собственной досаде, она не питала к нему никаких чувств, кроме дружеских.

И это сбивало с толку: в конце концов, она не зеленая девчонка, чтобы мечтать о великой страсти. Весь этот сердечный трепет и неровное дыхание годятся только для романов. Не для реальной жизни. Она упорно старалась убедить себя, что вполне может быть счастлива с лордом Хендриксом… но пока что безуспешно. Она хотела от мужа чего-то большего, чем мог дать ей виконт.

Но вот что именно?

Это оставалось полнейшей загадкой.

Струнный квартет заиграл первые такты мелодии, и Оливия краем глаза заметила одобрительный кивок матери.

Оливия расправила плечи. Нужно как можно скорее что-то предпринять. В свой первый сезон она отвергла троих женихов, во второй — пятерых и в этом году — уже двух. Очень бы не хотелось отклонить предложение достойного человека, ибо она предпочла бы пощадить и его, и свои чувства. Тем более в последний раз мать дулась несколько недель.

Может, пора сменить место действия?

Они кружились в танце. Лорд Хендрикс восхищенно улыбался. Оливия отвечала улыбками, хотя внутри все кипело.

Да, смена декораций, как раз то, что нужно… если удастся убедить мать.


Наутро Оливия склонилась над журналом, перечитывая последнюю запись:

«Лорд С. Хорошо танцует. Не увлекается картами и пьет очень мало. Однако чрезвычайно предан своей матери, а та, в свою очередь, женщина чрезвычайно властная и считает сына своей собственностью. Впрочем, скупостью он не отличается».

Она постучала пером по подбородку. Конечно, лорд Симингтон скучен, как придорожный столб, и внешностью немногим лучше. Судя по ее наблюдениям, он не имел собственного мнения и полностью находился под влиянием властных родителей. Но он не был ни горьким пьяницей, ни повесой, а это многое значило. Она уже мысленно отметила трех вполне достойных молодых леди, вполне подходящих для лорда Симингтона. Пожалуй, Шарлотта затрепещет под строгим взглядом его матери.

О, с самого начала было понятно, что найти достойного жениха для Шарлотты Литтлтон будет не так просто.

— Мама, — окликнула она, — прием у Литтлтонов в этот четверг или следующий?

Августа Линдфорд Берд Палмер, виконтесса Данмор, сидела за письменным столом, который с двух сторон обрамляли прелестные толстые пальмы в горшках. Как и в предыдущие пару сезонов, они остановились в Фарли-Хаусе. И теперь в утренней комнате леди Августа просматривала приглашения, Оливия записывала впечатления о вчерашнем бале, а двенадцатилетняя Сара вышивала. Джеймс Линдфорд, виконт Фарли, старший брат Оливии и один из самых завидных столичных женихов, еще не вставал: вероятно, всю ночь веселился со своими знатными друзьями. Похоже, он не слишком спешил жениться.

Оливия задумчиво водила пером по шее. Будь у нее хотя бы четверть той свободы, которая позволена брату!

— Мама! — поторопила она. — Как насчет Литтлтонов?

— Ах да. Прием у Литтлтонов…

Леди Августа, слегка хмурясь, вновь перебрала приглашения.

— Я не вижу здесь приглашения, дорогая. Ты уверена?

— В следующий четверг, — объявила экономка миссис Маккафери, внося серебряный поднос с только что прибывшими визитными карточками. — И у вашей мамы другие планы!

Она бросила на Оливию многозначительный взгляд, но в подробности вдаваться не стала.

Леди Августа строго посмотрела на преданную служанку: верный признак того, что дело нечисто. Но на миссис Маккафери это, казалось, нисколько не подействовало. Она попала в дом леди Августы сразу после ее первого брака с уже немолодым Джорджем Линдфордом, отцом Джеймса, и оставалась с ней в продолжение следующих двух. Это она поддерживала убитую горем Августу во время похорон всех троих мужей и не скрывала того факта, что считает отца юной Сары лучшим из всей троицы, но не слишком одобряла планы хозяйки относительно четвертого брака.

Оливия промокнула страницу и закрыла журнал.

— Ты не едешь? Я думала, ты и старая миссис Литтлтон — лучшие подруги.

Августа раздраженно поморщилась:

— Совершенно незачем грубить, Оливия! Милдред Литтлтон не больше старуха, чем я! Вы, молодые девушки, считаете древними реликтами всех, кто старше двадцати пяти.

— Тебя уж никак реликтом не назовешь, — хихикнула Оливия. — А вот Милдред Литтлтон…

Невольная улыбка тронула губы матери.

— Возможно, ты права, — кивнула она. — Но это лишь потому что она совершенно не обращает внимания на свою фигуру и — о ужас! — позволяет этой кошмарной мадам Ла Наза, одевать ее в зеленый и оливковый цвета, которые отчаянно не идут ей.

— И отнюдь не улучшают ее настроения, — вмешалась Сара.

— Не хватало еще, чтобы и ты начала грубить! — пожурила Августа.

— Но ты так и не объяснила, почему не собираешься на прием к Литтлтонам, — напомнила Оливия.

Августа отвела взгляд.

— Я подумываю съездить в Йоркшир, — пробормотала она, взмахнув изящной ручкой. — Мне необходимо сменить атмосферу, а Пенелопа Каммингс пригласила погостить у нее неделю-другую. Миссис Мак останется в городе с тобой и Сарой.

Именно такой возможности и ждала Оливия.

— Собственно говоря, мама, я тоже устала от Лондона. С удовольствием поживу в деревне, как, впрочем, и Сара. Уверена, Пенни не станет возражать против нашего приезда. Но скажи, что тебя влечет в Йоркшир? Ни за что не поверю, что дело только в деревенском воздухе!

— Аааарчи, — протянула Сара, закатывая глаза.

Августа поджала губы и строго взглянула на младшую дочь:

— Я бы посоветовала тебе быть более почтительной со старшими!

Сара порывисто отбросила пяльцы.

— Он, конечно, старше меня, но куда моложе некоторых!

Оливия поморщилась: Неужели мать увлеклась Арчибалдом Коллинзом, только недавно получившим титул графа Холдсуэрта? Он ведь младше ее на добрых десять лет.

Августа, дрожа от ярости, медленно поднялась.

— Тебе лучше придержать язык, — остерегла она Сару, — иначе я отошлю тебя в Ноттингем.

— Предпочитаю жить в Ноттингеме, чем ежедневно наблюдать, как ты выставляешь себя полной дурой! — завопила Сара, вылетев из комнаты.

После ее ухода в комнате воцарилось ужасающее молчание.

— Тааак, — прошипела Августа, яростно одергивая юбку своего небесно-голубого в полоску утреннего платья.

Даже в гневе она была очень хороша, и на секунду Оливия загляделась на мать. Невероятно красивые голубые глаза, густые светлые волосы, в которых седина не была заметна. Да и фигура по-прежнему изящна и моложава. Трудно поверить, что она родила троих детей, по одному от каждого мужа.

Но теперь, через два года после смерти отца Сары, Августа поняла, как одинока. Даже дети не могли заполнить пустоты в ее сердце. Она была из тех женщин, которые не могут оставаться незамужними. Именно этой стороны материнской натуры Оливия и не понимала. Сначала она вышла замуж за старика, потом — за неотразимого мота и повесу и наконец — за истинного джентльмена. Неужели недостаточно? И что ей за нужда снова пытаться сковать себя брачными цепями? Личный ее доход достигал трех тысяч фунтов в год. Кроме того, она владела загородным домом в Ноттингеме и в ее распоряжении был городской дом Джеймса, не говоря уже о поместье Бердов в Шотландии, которое должно было со временем перейти к Оливии.

И несмотря на все это, Августа по-прежнему нуждалась в мужчине. Оливия и Джеймс не возражали против нового брака матери, а вот Сара, к сожалению, не могла смириться с мыслью о том, что кто-то заменит ее любимого папу.

Оливия закрыла крышку чернильницы и послала миссис Маккафери безмолвный сигнал оставить их. Как только за экономкой закрылась дверь, Оливия осторожна сказала:

— Мама, ты, конечно, можешь понять причину возражений Сары…

— Он всего на несколько лет младше меня. Какая-то ничтожная разница! Кроме того, никто не поверит, что мне больше тридцати пяти!

Августа взглянула на свое отражение в трюмо, выпрямилась и вскинула подбородок.

— И тебе совершенно ни к чему трубить на весь миро моем истинном возрасте, — строго добавила она.

— Сара расстроена не из-за его возраста.

Августа прошлась по комнате, остановилась у открытого окна и скомкала развеваемую ветром кружевную занавеску.

— Период моего траура давно закончен.

— Да. Но и это ничего для Сары не значит. Она очень любила отца. Как и все мы, — тихо добавила Оливия.

Хамфри Данмор был таким же хорошим отцом для нее и Джеймса, как и для родной дочери. Августа со вздохом склонила голову:

— Мне тоже его недостает. Но подумай, Оливия! Джеймс стал виконтом Фарли и ведет независимую жизнь. Рано или поздно он женится. Ты выйдешь замуж. Потом и Сара начнет выезжать в свет. И, как ты понимаешь, с таким лицом и состоянием, как у нее, в девушках не засидится. И что тогда делать мне? Жить одной или в доме сына? Ни за что. Я этого просто не вынесу. Поэтому я должна выйти замуж, пока еще достаточно молода и привлекаю мужчин. Давно пора об этом подумать. Почему Сара никак не хочет этого понять?

Оливия раздраженно вздохнула. В этой необычайной семейке, состоящей из беззаботного брата, инфантильной матери и угрюмой сестрицы, она иногда чувствовала себя строгой родительницей.

— Саре очень трудно это понять, матушка. Ты должна дать ей время. И не расстраивайся из-за ее выходок. Когда-нибудь она смирится и примет нового мужчину в твоей жизни. Ты забываешь, что и мы с Джеймсом вели себя раньше точно так же.

Августа послала дочери любящую улыбку.

— Ты такая хорошая девочка, Ливви. Такая чудесная дочь. Повезет же какому-то счастливчику получить тебя в жены! И я стану ужасно скучать по тебе.

Оливия рассмеялась, поднялась и обняла мать.

— Почему же ты постоянно требуешь, чтобы я вышла замуж?

Августа стиснула руку дочери.

— Ты считаешь меня безответственной, и, возможно, в чем-то права. Но я сознаю свой материнский долг. И должна позаботиться о том, чтобы найти тебе достойную партию. Это твой третий сезон, и тебе уже двадцать один год. Не позволю, чтобы говорили, будто одна из моих дочерей вот-вот выйдет в тираж! Ты уже отказала мистеру Прайну и этому типу… как там его… вечно забываю… И сама знаешь, что малейшего поощрения будет достаточно, чтобы привести его к алтарю.

— По-моему, мама, мы говорили о твоих планах. Не о моих, — отрезала Оливия.

Августа обняла дочь за талию и благодарно улыбнулась:

— Значит, ты не возражаешь против Арчибалда?

— Этого я не сказала. Я недостаточно хорошо знаю его, чтобы иметь по этому поводу собственное мнение.

— Хочешь сказать, что не соизволила ничего написать о нем в своем жалком журнальчике, которым так хвастаешься?

Оливия смешно сморщила нос.

— Он совсем недавно появился на сцене. Но позволь заверить, что я постараюсь обратить внимание на любую его реплику.

Августа отстранилась и пригладила волосы, словно пытаясь найти воображаемые недостатки в своей идеальной прическе.

— Если услышишь о нем что-то… ну… сама знаешь… что мне необходимо знать…

— Например, о знаках внимания, которые он оказывает другим женщинам?

Мать поспешно кивнула.

— Ты не только красива, но еще и умна, и ужасно добра к своей бедной матери. — Лицо ее вдруг стало серьезным. — Знаю, Оливия, он намного младше меня. И хотя имеет детей от первого брака, возможно, захочет, чтобы я родила еще ребенка… которого я никогда не смогу ему дать. Но мне он так нравится! Обаятелен и остроумен, а я всегда хотела стать графиней. Надеюсь, ты понимаешь меня, дорогая?

— Разумеется, мама, но и ты должна понять чувства Сары. Она нуждается в тебе. Именно сейчас, потому что уже потеряла одного родителя. Не хватало еще, чтобы она посчитала, будто теряет и другого.

— Вздор! Как она может поверить такому?

Оливия снова вздохнула. Да, матушку никак нельзя было назвать злой или бездушной, но ее эгоцентризм порой больно ранил.

— Расскажи мне об этой поездке в Йоркшир, — попросила она. — Я знаю, почему ты туда собралась. Но почему туда едет граф Холдсуэрт? Разве его поместья не в Суффолке?

— Да, но в следующую среду в Донкастере будут лошадиные скачки с очень большими ставками, а также лошадиный аукцион. Все любители спорта соберутся там. В обществе только об этом и говорят, и, по слухам, у лорда Холдсуэрта прекрасная конюшня.

Оливия, задумавшись, потеребила выбившийся из прически локон. Она тоже с радостью уедет подальше от города. Довольно с нее толчеи на балах и лондонской суеты. Вчерашний бал окончательно выбил ее из колеи. Правда, одной недели будет недостаточно. Она хотела вернуться в загородный дом, но знала, что мать никогда на это не согласится, особенно если граф Холдсуэрт останется в Лондоне.

И тут ее неожиданно осенило.

— Мама, — начала она, — кажется, в Шотландии скоро начинается охотничий сезон?

— Кажется… да. Сразу после здешнего сезона охоты на куропаток. А почему ты спрашиваешь… О!

Августа глянула на дочь, и Оливии показалось, что она видит, как мельтешат мысли в прелестной головке матери.

— Сезон охоты в Шотландии… — повторила Августа, и ее прелестное лицо просияло. — Мужчины так любят стрелять и бродить по лесу. Ты подумала о Берд-Мэноре, не так ли? Мы могли бы пригласить туда гостей. Последние несколько лет ты буквально рвалась туда!

— А у тебя всегда находились причины отказать.

— О, провинция так скучна! Кроме того… впрочем, не важно. Как по-твоему, Арчи… лорд Холдсуэрт, примет наше приглашение?

— Да, если только не состоит в каком-то охотничьем Клубе. Мы могли бы позвать самых близких друзей. Уверена, что Джеймс согласится сыграть роль хозяина. Ну, матушка, что ты скажешь? Составить список гостей? Это не только в моих, но и в твоих интересах.

— А в чем заключаются твои интересы?

— Я так устала от твоих постоянных попыток найти мне мужа. Несколько месяцев деревенской жизни восстановят мои силы.

— Но ты должна найти себе мужа, Оливия! И сама это знаешь.

— Я и намереваюсь найти себе мужа. Но пока что не нашла ни одного мужчины, который меня бы заинтересовал. И вряд ли найду. Кроме того, если хочешь без помех проводить время со своим Арчи и постараться, чтобы он понравился Саре, лучшей возможности не придумать.

Мать нерешительно нахмурилась. Конечно, Августа беспокоилась о судьбе старшей дочери, но все же, кажется, куда больше волновалась о своей собственной.

Она поджала губы.

— Я прекрасно вижу, куда ты клонишь, Оливия, — начала она, но тут же весело рассмеялась: — Пытаешься отвлечь меня от мыслей о твоем замужестве? Так и быть, мы можем устраивать пикники и долгие прогулки, а по вечерам развлекаться музыкой, игрой в шарады и карты. И может, даже сумеем найти для тебя дикаря шотландца, поскольку английские джентльмены, похоже, не подходят.

Оливия ответила спокойным взглядом:

— Кого-то, вроде моего отца?

Августа, мгновенно отрезвев, нервно сплела пальцы.

— У твоего отца имелись недостатки, Оливия, но он был неплохим человеком, каких бы сказок миссис Маккафери тебе ни наплела.

Оливия предпочла не ввязываться в спор.

— Говоря по правде, я едва его помню.

Но то немногое, что она помнила, подтверждало все, о чем иногда проговаривалась миссис Маккафери. И все же воспоминания о доме детства всегда давали ей ощущение покоя. Одна мысль об осени, проведенной среди девственной природы Чевиот-Хиллс, где находился Берд-Мэнор, наполняла ее непонятным восторгом.

После смерти отца она была там лишь однажды. Пять лет назад ее отчим, дорогой Хамфри, несмотря на все возражения Августы, настоял, чтобы Оливия заново познакомилась с обитателями поместья, оставленного ее отцом по доверенности. С тех пор она регулярно переписывалась с управляющим, старым мистером Хэмилтоном. Поместье почти не давало дохода. Денег хватало только на содержание дома и нескольких слуг. Зато природа была изумительной. А когда она выйдет замуж, получит поместье в свое единоличное владение.

Оливия закрыла глаза и попыталась припомнить яснее: серый каменный дом, покрытый древним мхом и плющом, зеленые холмы и долины и быстрые ручьи. Отец был заядлым спортсменом, и, если верить матери, их жизнь в Шотландии была прекрасной.

А вот миссис Маккафери рассказывала нечто совершенно иное. Пьянство. Игра в карты. Женщины. В Лондоне ситуация еще ухудшилась, только там он скрывал свои похождения более умело.

В детстве Оливия видела только, что мать была прекрасна. А отец — неотразим. Но постепенно она многое поняла. Отец был не создан для семейной жизни. Возможно, поэтому она так внимательно присматривалась к молодым людям из высшего общества. Не хотела повторить ошибку матери.

Однако несмотря ни на что, Берд-Мэнор был одним из лучших впечатлений ее детства. И теперь Оливия с нетерпением ждала поездки. А что, если она найдет себе мужа в Шотландии? Вот уж это действительно будет, иронией судьбы!

Она едва сдержала смешок. Конечно, ее матушка, светская дама, просто шутила, но поделом ей, если все так и окажется.

— Думаю, на этот раз мы полностью с тобой согласны. Саре тоже надоел город. Я хотела поехать в Берд-Мэнор, а ты получишь своего Арчи. Даже Джеймс одобрит этот план.

— Ах, Оливия, ты говоришь так, словно я могу заинтересовать Арчи, только увезя его от всех остальных женщин. Но тем не менее ты права, и мы устроим домашнюю вечеринку. Конечно, ты должна выехать вперед, чтобы приготовить дом.

— Да, и могу взять с собой Сару.

— Надо будет еще нанять слуг.

— Знаю.

— И проветрить наши спальни. И выстирать и отбелить белье.

— Я вполне способна вести хозяйство, мама. Августа потрепала дочь по щеке и мило улыбнулась:

— Разумеется, дорогая. Разумеется. И когда ты выйдешь замуж, мне будет не хватать твоего мудрого управления домашними делами. Какому-то молодому человеку очень повезет, когда ты решишь отдать ему свою руку.

Глава 2

Невилл Хок вздрогнул и проснулся. Сердце колотилось резким стаккато орудийной канонады. Глаза панически забегали в поисках только что прогремевших пушек.

Но оказалось, что никаких пушек нет. Это пробили высокие напольные часы, стоявшие в холле, у подножия лестницы, возвестившие, что сейчас всего лишь три часа ночи.

Невилл вздрогнул и медленно, прерывисто вздохнул.

Все на месте. Все, как и следует быть. Он оттолкнулся от спинки глубокого кожаного кресла, встал и, пошатываясь, побрел к шкафчику с бутылками.

Огонь за решеткой камина почти погас. Но две масляные лампы по-прежнему горели ярко, разгоняя тьму в отделанном деревянными панелями кабинете.

Невилл дрожащей рукой пригладил растрепанные волосы. Слава Богу, проклятая ночь близится к концу. Слава Богу, сейчас лето и дни такие длинные. Еще пара часов, и он снова, в который раз победит злобную ночь.

Он налил себе рюмку виски и лихо опрокинул одним глотком. Спиртное опалило язык и горло, прожгло дорогу до самого желудка, и он снова вздрогнул от резкого вкуса огненной жидкости. Как изменились его пристрастия! От лучшего шотландского виски до крепкого напитка братьев Дункан… а теперь он довольствовался самогоном, который гнали в амбаре Фергюса, на другой стороне дороги. Вот это зелье оглушало, как удар молота по голове.

Но ничто не могло полностью стереть воспоминания или избавить от ночных кошмаров. Как бы он ни изнурял тело работой, как бы ни притуплял мозг спиртным, ночные ужасы неизменно обступали его со всех сторон, стоило лишь закрыть глаза.

Невилл потянулся за грубым глиняным кувшином, так странно выделявшимся на серебряном подносе среди пустых хрустальных графинов. Его мать приобрела набор таких графинов в Эдинбурге, так давно, что Невилл почти забыл, когда это было. При отце они всегда были наполнены лучшими шотландскими, ирландскими и английскими напитками. В подвалах хранились бутылки прекрасных французских вин. Но Невилл давно опустошил все запасы.

Он осушил еще одну рюмку виски и со стуком отставил кувшин. Один из графинов закачался, как пьяный, и рухнул на пол, разбившись на сотни осколков. Невилл поморщился от резкого звона, словно от выстрела. Нет, это не выстрел. Всего лишь загубленный графин.

Он уставился на другие графины и на приземистый кувшин с двойными ручками и заткнутым толстой пробкой горлышком. Как символично видеть это грубое глиняное изделие среди его сверкающих собратьев! Он сам словно олицетворял этот кувшин. Его семья была так благородна, так горда… и так хрупка… И один ее член за другим уходил в небытие, пока не остался один Невилл. Трусливый, неотесанный слабак, и… как он опасался, несокрушимый.

Невилл покачнулся и прижал ладонь к глазам. Как же он устал! Ему хотелось одного: спать. Но сон стал пыткой, и обрекать себя на новые мучения он не хотел. Во всяком случае, пока не кончится ночь. Пока солнце не выжжет угрозу очередного жуткого сна.

Он отвернулся от кувшина с виски и потер лицо руками. Как же он жалок! Закоренелый пьяница, проводящий дни в хмельном забытьи.

По какой-то непонятной причине страшные сны приходили к нему только ночью. Если бы он мог продержаться до рассвета. Всего два часа, и он отдохнет. Но он так измотан… до мозга костей… до самых глубин души.

Невилл огляделся, стараясь не закрывать глаза, и сосредоточился на огоньках масляных ламп. Подошел ближе, обхватил ладонями раскаленный стеклянный корпус и держал, пока хватало сил вынести боль.

— Ад и проклятие! — выругался он, отдергивая руки и тяжело дыша. Проклятие, он обжегся! Но боль не даст уснуть, а там и солнце поднимется над восточным горизонтом. Это сейчас важнее всего. Он мог вынести физическую боль. Но воспоминания и кошмары…

Невилл рывком отдернул темно-красную штору с бахромой, закрывавшую выходившие на восточную сторону окна. Потом повернул кресло к окну и со стоном упал в него.

— Еще два часа, — твердил он себе. — Всего два часа. Он тер ладони о подлокотники, наслаждаясь болью, той самой болью, которая не даст заснуть. Ставшей залогом его безопасности.

Но стрелки высоких часов двигались еле-еле. Слишком медленно.

Наконец он услышал четыре удара и звон колокольчиков, возвещающих четверть пятого. Первый робкий лучик прокрался к горизонту: сцена, которую он наблюдал каждый день с тех пор, как вернулся с чертовой войны.

Но его веки постепенно тяжелели и опускались. Голова склонилась набок, и сон, как истый враг, подкрался незаметно, окутал его толстым одеялом и задушил последние проблески сознания. Мягкий. Обманчивый. Смертоносный.

И тут началась перестрелка: острая боль от вонзившейся в ногу пули, леденящие душу вопли людей, атакующих и погибающих.

— Нет! Нет!

Он дернулся, вскочил с кресла, пытаясь унять грохот заколотившегося сердца.

— Нет!

Умом он понимал, что это лишь сон, тот самый кошмарный сон, который никак не оставлял его в покое. Но это значения не имело. Сейчас это сон. В прошлые ночи это тоже был сон.

Который когда-то был реальностью.

Он снова пригладил волосы дрожащей рукой и потер ладони о колючую щетину. Но боль была ничтожной по сравнению с той, что терзала его душу. С него достаточно. Больше он не вынесет.

Если даже спиртное не может дать ему покоя, что же остается?

Он шагнул к письменному столу и дернул на себя нижний ящик. Там, среди медалей и благодарностей от командования, лежали два пистолета и резная деревянная шкатулка с порохом и патронами.

Он порывисто схватил шкатулку и пистолет. Пора покончить с этим раз и навсегда.

Зарядил пистолет и оглядел ярко освещенную комнату. Нет, не здесь. Он не может сделать это в отцовском кабинете. Это оскорбит память его любимых родителей. Они заслуживали лучшего.

Поэтому он распахнул высокие стеклянные двери и вышел на восточную террасу, сжимая оружие. Рука бешено тряслась.

Он уставился прямо перед собой и дождался, пока на горизонте появятся знакомые очертания конюшни, а за ней — и крыш коттеджей.

С каждой минутой все отчетливее проступали силуэты зданий, деревьев и заборов. Силуэты. Знакомые с самого детства. Его дом. Дом, который он не мог покинуть.

И тут его неожиданно осенило.

Утро настало.

Ночь прошла.

Он со всхлипом рухнул на колени, и выпавший из рук пистолет ударился о рододендрон в кадке.

Ночь прошла.

Он не знал, сколько простоял здесь с опущенной головой, содрогаясь от бесслезных рыданий. А когда выпрямился, между холмами уже показался мутный краешек солнца. Теплый луч лег на его лицо. Теперь можно уснуть. Можно лечь в постель и впасть в желанное забытье.

Он поковылял обратно в кабинет, забыв о пистолете, забыв об открытом окне. Налил полный стакан виски и, распахнув дверь, слепо вывалился в холл. Оказавшись наверху, в спальне, он раздвинул шторы и снова воззрился на медленно плывшее по небу солнце. Послышался крик петуха. Скоро деревня оживет. Ткачи и красильщики примутся за ежедневную работу. Пастухи отправятся на поля, дети — в деревенскую школу, и юный Эйдриан вместе с ними.

Он увидел Отиса, главного конюха, шаркающего по гравийной дорожке к конюшне. Отис, как и многие другие слуги, работал в Вудфорде больше сорока лет.

Невилл провел рукой по глазам.

Он не заслуживал их верности. Не заслуживал преданности, восхищения и оказанной ему чести. Однако окружающие предпочли не видеть его ничтожности, его подлости. А он слишком труслив, чтобы сказать им правду.

Он содрогнулся и уставился на блестящий ломтик солнца. Закрыл глаза, прикончил содержимое стакана и снова взвалил на себя обязанности. Нужно потолковать с Отисом и его сыном Бартом насчет лошадей, которых они собрались выставить на нынешние скачки. Позже необходимо встретиться с главным плотником насчет овечьих загонов. Да, и не забыть еще раз потолковать со старым Хэмилтоном о возможности сдать в аренду пустующие пахотные поля и луга на другом берегу реки.

Но не сейчас. Не сейчас.

Сейчас ему нужно поспать. Он пережил момент безумия и снова сумел выжить. Теперь нужно оглушить мозг виски и наконец исчезнуть во мраке сна, такого глубокого, что никакие кошмары больше его не потревожат.


Оливия сунула журнал в саквояж и отступила, позволив одному из слуг поднять его и унести. Они провели два хлопотливых дня в Ноттингеме, готовясь к путешествию в Донкастер, а оттуда — в Шотландию. Натянув серые лайковые перчатки, она глянула на сестру:

— Хотелось бы, Сара, чтобы ты передумала и поехала с мамой и со мной.

Сара негодующе вздернула нос:

— И наблюдать, как матушка подобно глупой гусыне выставляет себя напоказ перед этим Арчи. Лордом Холдсуэртом, — поправилась она, подражая голосу матери. — Спасибо, но нет.

Оливия покачала головой:

— Ты возражаешь именно против лорда Холдсуэрта? Или против любого мужчины, снискавшего симпатию нашей матери?

Сара склонила голову набок и прижала палец к подбородку.

— Посмотрим… — саркастически протянула она. — Какой же ответ мне дать? Что, по моему мнению, он слишком молод для матери и что лучше бы тебе обратить на него внимание? Или со слезами признаться, что мне не нужен никакой отец?

Она гордо вскинула подбородок, превратившись на минуту в олицетворение капризного неодобрения.

Но Оливия успела заметить промелькнувшую в глазах сестры боль и, подбежав ближе, обняла ее. Сначала та попыталась вырываться. Но вскоре обмякла, словно обессилев.

Оливия погладила ее по спине:

— Бедная Сара. Я знаю, как сильно ты тоскуешь по отцу. Я тоже по нему скучаю.

— А вот она — нет, верно? Ей не терпится снова выйти замуж. Тогда она окончательно забудет об отце и обо мне.

— Нет, Сара, нет. Она никогда так не сделает. Ты забываешь, что мы с Джеймсом уже были в подобных обстоятельствах. Она не забыла нас, выйдя за твоего отца. Наоборот, наша жизнь стала куда легче. Он был так добр к нам.

— Да, но Джеймс был слишком молод, когда умер его отец. Он вовсе его не помнит. А твой отец был повесой и мотом. Все это знали.

Оливия дернула Сару за косичку.

— Нехорошо дурно говорить о мертвых. — «Даже если это правда». — Просто мать счастлива, когда замужем, а ее детям лучше с отцом, чем без такового. Если ты дашь этому парню хоть малейший шанс, вы еще можете подружиться.

Сара ловко выскользнула из объятий.

— Он, возможно, захочет кого-то помоложе.

— Возможно. В любом случае эта поездка в Донкастер — наш шанс понаблюдать за ним. Пожалуйста, скажи, что поедешь.

Но Сара упрямо покачала головой:

— Я лучше останусь с Джеймсом. Поезжай с мамой, Оливия, а я на следующей неделе вместе с миссис Маккафери заберу тебя из Донкастера. А потом у нас будет куча времени поболтать по пути в Шотландию.

Оливия смотрела на сестру, такую молодую и в то же время мудрую.

— Да, впереди у нас долгий путь и долгая беседа, и я расскажу обо всем, что узнала в Донкастере.

Она взяла Сару за руку.

— Мы прекрасно проведем время в Берд-Мэноре, так что, пожалуйста, Сара, постарайся не капризничать. Сама знаешь, мама тебя любит и желает нам счастья.

Сара вздохнула и криво улыбнулась:

— Знаю. Только пообещай, что не позволишь ей пригласить всех приятелей. Мне так надоело постоянно быть окруженной незнакомыми людьми. Кроме того, Берд-Мэнор не ее, а твой дом.

— На этот счет не волнуйся. Я собираюсь сократить список гостей до дюжины, включая нас четверых. Дом не так уж велик.

Разговору помешал шум в холле.

— Оливия! Поди сюда, детка! — окликнула Августа, спешившая к ним в сопровождении миссис Маккафери.

Сара небрежно чмокнула мать в щеку. Но Августа выгнула бровь при виде дерзкого личика дочери.

— Только никаких проделок, пока меня не будет! Я дала миссис Маккафери строгие инструкции. Никаких прогулок верхом без сопровождения грума! Никакой рыбалки в компании конюхов, никаких шатаний по округе вместе с детьми слуг! Ты уже слишком взрослая для этого! И уроки каждый день. Каждый день! Слышала? Когда мы устроимся в Берд-Мэноре, я желаю как следует насладиться твоими успехами в игре на фортепьяно. Да, кстати! Оливия! — продолжала она, спускаясь с крыльца и садясь в коляску, — как только ты прибудешь в Берд-Мэнор, вели настроить фортепьяно во второй гостиной.

Оливия в последний раз обняла сестру, и коляска отъехала. Мать щебетала о предстоящих скачках. Оливия мечтала о спокойной осени в Шотландии.

Через два дня они прибыли в роскошный дом Каммингсов, находящийся всего в миле от Донкастера.

Трехэтажное здание из красного кирпича, фамильная резиденция Каммингсов, когда-то очень давно было укрепленным домом. Но за последующие годы были пристроены два крыла и центральная башня, так что теперь все сооружение казалось огромным, но довольно неуклюжим.

— Пять дней, — сказала себе Оливия, когда экономка провожала их наверх в смежные комнаты, отведенные ей и матери. Пять дней она выдержит. А потом — свобода! Свобода в Берд-Мэноре и просторы Шотландии. Скорее бы!

Другим гостям уже подали незатейливый летний ужин. Так что Оливии и Августе принесли подносы в спальни. Горничная разложила их вещи. Оливия предпочла бы лечь спать пораньше в компании с романом Джейн Остен, который привезла с собой. Но мать не собиралась упускать ни малейшей возможности побыть в обществе Арчибалда, тем более что, если верить горничной, тот уже прибыл.

— Никогда не знаешь, кого можно встретить, — говорила Августа, вдевая в уши золотые серьги с аквамаринами, под цвет ее глаз. — Такая наездница, как ты, должна быть здесь в своей стихии. — Она надушилась розовым маслом и добавила: — Ручаюсь, здесь ты получишь немало предложений от джентльменов. По всем правилам один ребенок уже должен был сидеть у тебя на руках, а второй — в животе.

— С каких пор ты жаждешь стать бабушкой?

Мать только отмахнулась:

— Давай спустимся вниз! Дворецкий сказал, что все собрались в гостиной.

Первое, что заметила Оливия, войдя в гостиную, — полное отсутствие других гостей женского пола. Пенни Каммингс представляла им джентльменов, часто хлопая ресницами и размахивая руками. Мистер Каммингс дремал в кресле, но все же пробормотал нечто приветственное. Остальные трое джентльменов при появлении дам учтиво поднялись. Мистер Клайв Гаррет прибыл из Девона на скачки, а достопочтенный мистер Гарри Харрингтон приехал из Бери-Сент-Эдмондса в Суффолке, чтобы пополнить свои конюшни.

Лорд Холдсуэрт, как всегда, был очарователен. Но Оливии сразу стало ясно, что сейчас он куда больше интересуется лошадьми, чем новым браком. Поздоровавшись с Августой так же тепло, как с ее дочерью, он немедленно обратился к хозяину:

— Вам известно, каких лошадей выставляет на скачки Хок?

Мистер Каммингс протянул бокал слуге, требуя налить вина.

— Я знаю только одну. Высокую шотландскую лошадь от его здоровенного вороного жеребца и той же кобылы, что принесла Вождя. Помните Вождя? Вот это был конь! Лет пять назад… Взял приз в Аскоте, если верно припоминаю.

— Я слышал, что у него есть еще одна скаковая кобылка, — вставил мистер Харрингтон.

— А когда приедет Хок? — спросил Холдсуэрт. — Хотелось бы познакомиться и посмотреть его коней.

— Должен уже быть здесь, — ответил мистер Каммингс. — Понятия не имею, что его задержало.

— О ком это они? — спросила Августа Пенни.

— Невилл Хок. Последний из гостей.

— Хок… знакомое имя… — пробормотала Августа.

Руки Пенни снова взлетели вверх.

— Возможно, вы слышали о его военных подвигах. Он настоящий герой. Теперь он разводит лошадей. Я сама еще с ним не знакома, но все мужчины его превозносят. Мистер Каммингс, он привезет жену?

— Не знаю, есть ли у него таковая, — пожал тот плечами.

Пенни наклонилась ближе к Оливии.

— Слышали? Возможно, этот визит окажется весьма полезным для вас и вашей матушки.

Оливия уклончиво улыбнулась.

К счастью, вечер закончился довольно рано. Утром джентльмены желали посмотреть тренировки лошадей, уже доставленных в Донкастер. Пари на главной скачке будут заключаться огромные, да и на скачках поскромнее деньги будут литься рекой. Все жаждали выиграть, поэтому сначала предстояло оценить возможности участников скачек.

Так что в постель Оливия все равно отправилась рано, но, несмотря на усталость, сон почему-то не шел. Она немного подремала в коляске, и теперь глаза отказывались закрываться. Но отнюдь не скачки и не общество Донкастера заставляли ее бодрствовать, хотя она обожала лошадей и гордилась своим искусством наездницы. Уснуть не давали мысли о Берд-Мэноре. Конечно, неплохо проехаться на резвой лошади по хорошо протоптанной тропинке. Но долгая скачка на своенравном животном по диким склонам Чевиот-Хиллс нравилась ей куда больше.

Наконец она заснула, и снились ей прохладный горный воздух, вересковые пустоши и высокие платаны, жалобные крики крачек, бакланов и парящие в небе коршуны.

Но проспала она недолго. На рассвете ее разбудили конский топот и приглушенные мужские голоса. Даже при всем ажиотаже со скачками она не ожидала, что джентльмены уедут так рано.

Поднявшись, она выглянула во двор, но он оказался пуст. Подойдя к двери материнской комнаты, Оливия услышала мерное дыхание. Недаром Августа считала, что сон позволяет сохранять молодость и красоту! Оливии стоило бы последовать ее примеру, но почему-то она не смогла заснуть.

Где-то вдалеке часы пробили пять. Оливия потянулась и тяжко вздохнула. Раз уж она встала, можно и одеться и погулять в маленьком парке. С самого появления в Лондоне она не вставала до рассвета, и теперь будет приятно понаблюдать за восходом солнца.

Она оделась в темноте в простое муслиновое платье, бледно-зеленое, с кремовой оборкой по вырезу. Наскоро умывшись и проведя щеткой по волосам, она завершила туалет, сунула ноги в туфли для прогулок, накинула легкую шаль и в самый последний момент захватила свой журнал. Возможно, стоит занести туда вчерашние наблюдения за лордом Холдсуэртом и остальными джентльменами.

Она легко обнаружила лестницу, а вот с выходом во двор ей не так повезло. Внутри дом оказался настоящим лабиринтом. Наконец она увидела свет, льющийся из слегка приоткрытой двери, и направилась туда, решив, что кто-то вставший также рано, возможно, слуга, подскажет, куда идти.

Дверь, претенциозно раскрашенная под мрамор, открылась бесшумно, и Оливия оказалась в просторной библиотеке. И едва не ахнула от восторга. На огромном центральном столе громоздились книги о лошадях и скачках. Рядом с канделябром стояла пустая рюмка. Пламя свечей бросало янтарные отблески на стены, уставленные книгами от пола до потолка. Штора была отодвинута. Но в комнате никого не оказалось, Очевидно, все мужчины, изучив руководства по скачкам, отправились в Донкастер.

Оливия шагнула дальше, забыв о прогулке. Вот уж не ожидала она найти здесь такую библиотеку. Честно говоря, она не удивилась бы, обнаружив, что Пенни Каммингс безграмотна. Впрочем, это недобрая мысль. И ничем не обоснованная…

Подступив к полкам, Оливия принялась изучать названия: Сэмюэл Джонсон «Путешествие на острова Шотландии». Джеймс Босуэлл «Описание Корсики». Вольтер «Трактат о веротерпимости». Серьезные, основательные труды. Продавец книг с Хай-стрит наверняка впечатлился бы выбором.

— И никакой поэзии, — размышляла она вслух. — Хммм… Дебретт «Ежегодный справочник дворянства Англии, Шотландии и Ирландии». Ни драм, ни комедий тоже не видно.

— А что, драмы среди дворянства случаются редко?

Оливия, вздрогнув от неожиданности, обернулась.

Из глубин большого зачехленного кресла, повернутого к окну, на нее смотрел незнакомец.

— Похоже, что жизнь дворянства и есть сплошная драма, — продолжал он. — И почти ничего больше.

Какой-то момент Оливия, слишком шокированная, чтобы ответить, просто смотрела на него. Она-то считала, что одна здесь! И этого человека она не узнавала. Покрытое щетиной лицо казалось темным, и, судя по довольно помятому виду, он провел ночь в этом кресле.

Она неловко откашлялась.

Взгляд незнакомца медленно заскользил по Оливии: дерзкий, откровенный, неприличный… подобного ей никогда раньше не приходилось выносить. Этот взгляд потряс ее до глубины души. Но тут незнакомец снова заговорил, тихим, глубоким, исполненным теплоты голосом:

— Если в этой библиотеке раньше и не было поэзии, сейчас она появилась.

Глава 3

Невилл с трудом верил собственным глазам и своей невероятной удаче. Если это и сон, он в тысячу раз лучше осаждавших его до сих пор видений. Настоящий ангел, сияющий в свете лампы: роскошные рыжеватые волосы, рассыпанные по плечам, янтарно-зеленые, широко раскрытые глаза, темно-коричневый бархат ресниц и нежная, почти прозрачная кожа, наверняка очень мягкая на ощупь. Одетая в простое муслиновое платье, девушка прижимала к груди прозрачную шаль.

Невилл с трудом сглотнул. Незнакомка — воплощение грации и красоты, но было в ней что-то дикое, необузданное… она похожа на испуганную лань, прелестную и все же готовую в любой момент сорваться с места. Он же хотел, чтобы она осталась. Хотел не отрываясь смотреть на нее. Восхищаться уже увиденным и мечтать о том, чтобы увидеть больше. Полная грудь под облегающим лифом, длинные ноги под широкой юбкой.

Неужели она служанка? Правда, на ней нет униформы. Но кто еще может быть на ногах в такую рань?

Медленная улыбка приподняла уголки его губ. Знай он, что у Каммингсов такие прелестные горничные, приехал бы пораньше и не терзался бы в одиночестве всю эту бесконечно длинную ночь.

Он намеренно решил прибыть позже, поскольку терпеть не мог светского общества. Но ему нужно было вести дела с Каммингсами и их друзьями. Так что пришлось приехать. Однако он рассчитал время так, чтобы появиться после полуночи. К тому времени как он устроил лошадей и отпустил конюхов, все остальные уже легли спать, А ему оставалось убить время до рассвета. Библиотека вполне для этого годилась, тем более что окна выходили на восток. А вот теперь судьба послала ему прелестную горничную, или гувернантку, или кем там она еще была.

Он оценивающе улыбнулся.

— Ода вашей красоте просто не может быть написана. Ни одно стихотворение не отдаст должного тому, что я вижу перед собой, — пробормотал он, ничуть при этом не солгав.

Когда она покраснела, его улыбка стала еще шире.

«Должно быть, я пьян сильнее, чем думал», — сказал себе Невилл, хотя бутылка бренди, найденная им на комоде, не опустела и на треть. Но должно быть, он все-таки пьян или чертовски удачлив, если такая соблазнительная крошка не только поднялась на рассвете, но еще пришла именно к нему!

— Скажите, как вас зовут? — спросил Невилл, вставая. И при этом даже не покачнулся. Да и голова не закружилась — хороший знак: если он не настолько пьян, чтобы иметь видения, значит, она вполне настоящая. И есть только одна причина, по которой женщина с такой внешностью крадется по дому в столь неподходящий час. Даже для слуг еще слишком рано, чтобы начинать дневную работу. А вот ночную…

Он продолжал рассматривать ее раскрасневшиеся щеки и розовые бутончики губ, приходя к единственному выводу. Интересно, чью постель она согревала сегодня? Каммингса? Или одного из гостей?

Несмотря на выпитое бренди, он ощутил давно позабытый прилив желания. Он и не помнил, когда в последний раз спал с женщиной! Да и не хотел этого. Но по какой-то причине воспылал страстью к этой. До рассвета еще добрый час. Он с такой же радостью проведет его в постели с горячей молодой кобылкой, как и в компании с бутылкой бренди.

— Пойдем, моя маленькая полночная муза. Очевидно, ты встала в этот час не для того, чтобы убирать дом. Поэтому побудь со мной и пробуди в моей душе поэта, — уговаривал он с манящей улыбкой. — Господь знает, как мне необходимо вдохновение!

Но она почему-то нахмурилась, поплотнее закутавшись в шаль с бахромой.

— Боюсь, вы принимаете меня за кого-то другого.

Невилл покачал головой:

— Вряд ли. Скажи, как тебя зовут?

Незнакомка прищурилась. И он немедленно ощутил на себе всю тяжесть ее взгляда. Он поспешно выпрямился. Нравится ли ей то, что она видит? Жилет не застегнут. Он весь в дорожной пыли и отчаянно нуждается в бритье. Но может, ей все равно? Многие женщины любят грубоватых мужчин.

— Твои ночные секреты в полной безопасности, — заверил он. — Так что пойдем. И почему ты так молчалива? Хорошенькая девушка вроде тебя наверняка получила свою долю комплиментов.

— Да, вы правы, — согласилась она, голосом мягким, как шелк, невзирая на явную настороженность. Никаких смешков или грубого диалекта. Выговор образованной леди. Все лучше и лучше!

Он медленно приблизился, по-прежнему глядя на нее в упор.

— Глаза цвета осени, — пробормотал он. — Зелень с золотом.

— Правильный термин «зеленовато-карие», — коротко ответила она. — Как лесной орех. Он улыбнулся:

— Но это описание не так поэтично. И не воздает должного твоим глазам. А насколько я помню, ты требовала поэзии.

Он готов декламировать Шекспира, Марло или Блейка. Все, что угодно, лишь бы заманить ее в постель.

Словно почувствовав направление его мыслей, она отвела взгляд и занавесила свои поразительные глаза веером пушистых ресниц.

— Думаю, мне лучше уйти.

Но Невилл не хотел, чтобы она уходила. Стоило ей повернуться, как он метнулся вперед, закрыл дверь и загородил рукой.

На этот раз лицо ее исказилось гневом.

— Как вы смеете?!

— Ты не назвала своего имени, — ответил он, налегая на дверь всем телом.

— И не собираюсь, — запальчиво парировала она.

— Сейчас, когда вы сердитесь, глаза у вас совсем зеленые, — ответил он, улыбаясь этим завораживающим глубинам. Но тут, к собственному удивлению, он сжал ее подбородок и подался вперед, пока их носы едва не соприкоснулись. — Кто вы, моя прелестная полночная леди? И что мне нужно сделать, чтобы уговорить вас разделить со мной бокал бренди?

— Бокал бренди? Очевидно, вы уже опрокинули немало таких бокалов.

Ударив Невилла по плечу, она поднырнула под его руку и отбежала к центру комнаты.

— Отпустите меня, или я закричу на весь дом, — предупредила она.

Невилл понимал, что ведет себя скверно. Не в его правилах домогаться служанок в чужом доме.

Впрочем, он так давно не гостил в чужом доме, что уже не помнит, какие правила установил когда-то. Все же тот факт, что его дремавшие чувства пробудились так мгновенно при виде этой молодой женщины, — достаточно веская причина, чтобы продолжать преследование.

— Кричать нет смысла. Я не хочу вас обидеть. Только назовите свое имя, — попросил он, когда Оливия прижалась к стене. — Но я непростительно невежлив. Позвольте представиться, я…

— Грубый и вульгарный олух! — отрезала Оливия и, повернув защелку на второй, стеклянной, двери, исчезла в ночи.


Она поверить не могла, что оказалась в подобной ситуации. Подумать только, подвергнуться приставаниям какого-то пьяного болвана!

Оливия спряталась за старой скрюченной яблоней, чтобы перевести дух, и огляделась. Оказалось, что она успела спуститься с узкой веранды. Сердце по-прежнему колотилось, хотя скорее от ярости, чем от страха. Слава Богу, он, кажется, не погнался за ней. Трудно сказать, на что бы она решилась в этом случае.

Она осторожно выглянула из-за ствола. Проклятие! Он по-прежнему стоит в дверном проеме, схватившись обеими руками за косяки. Сердце Оливии заколотилось еще чаще. Только сейчас она увидела, что он настоящий великан: высокий, широкоплечий — и просто излучает зловещую, опасную ауру. Кто же он?

Не слуга, разумеется. На слугу он не похож. Жилет довольно просто отделан, но сшит из дорогой ткани, с двойным рядом серебряных пуговиц. Да и выговор слишком правилен для слуги. Конечно, были дворецкие и камердинеры, говорившие не хуже хозяев. Но этот человек просто не мог быть камердинером. В его голосе явно прослеживалось полученное в Итоне образование. Он, должно быть, джентльмен.

Она рассмеялась довольно неприятным смехом. Нет, должно быть, он родился и воспитывался джентльменом. А вот вырос из него дурно воспитанный негодяй, человек, способный приставать к беззащитным женщинам! И его отнюдь не извиняет то обстоятельство, что он явно принял ее за горничную. Она всегда считала мужчин, соблазняющих служанок, низкими подлецами, способными воспользоваться своим положением.

В этот момент он вышел на веранду. Она ахнула и прижалась к дереву. Так он намерен ее преследовать?

Но он похлопал себя по карманам и вытащил маленькую сигару. А когда вернулся в библиотеку, чтобы зажечь сигару от свечи, Оливия сделала решающий ход: нагнулась и быстро перескочила от можжевельника к самшиту и рододендрону, щурясь в темноте, чтобы не натолкнуться на стену, подстриженный куст или стоявшую не на месте садовую скульптуру.

Единственным утешением в подобной ситуации было сознание того, что и он не способен видеть в темноте. Она почти достигла угла восточного крыла, и, следовательно, безопасности, когда его голос развеял ее иллюзию:

— Будь осторожна, Хейзл[2]. Иначе твои ночные блуждания породят сказки о не знающем покоя привидении.

Оливия остановилась. Привидение? Она нахмурилась, но тут же тихо застонала. Ее светлое платье! Значит, он с самого начала ее видел!

— Простите за то, что напугал вас, — продолжал он голосом, таким же бархатистым и теплым, как ночь позднего лета. — У меня не было такой цели. Если вы доброе привидение, то дадите мне шанс показать себя с хорошей стороны. А если не пожелаете провести со мной остаток ночи, тогда прошу вас показаться утром. Я до рассвета пробуду в библиотеке.

Оливия прижала трясущуюся руку к груди. Этот мужчина доведет ее до разрыва сердца. Можно подумать, какая-то порядочная женщина, будь она служанкой или леди, согласится на столь грубое, оскорбительное приглашение!

Возмущенная его наглостью, она нырнула в темноту, за угол дома, не обращая внимания на то, что в спешке топчет кусты и растения. И при этом поклялась, что докопается до истины и первым делом выяснит, кто он. А уж потом распишет его в своем журнале.

И тут Оливия замерла как вкопанная. Ее журнал! Она оставила журнал на столе в библиотеке!

Раздраженно сжимая кулаки, она круто повернулась. Нельзя позволить, чтобы журнал и нелестные заметки о знакомых джентльменах попали в недобрые руки. Разразится ужасный скандал! Мать часто предостерегала ее, боясь, что именно так и случится. Но Оливия всегда была очень осторожна… до сегодняшней ночи.

Она едва сдержала не подобающее леди ругательство. Как можно вернуть журнал, пока кто-то на него не наткнулся?

Вернуться в библиотеку она не может… во всяком случае, пока он там. Значит, следует выждать и забрать журнал попозже. Но что, если незнакомец найдет журнал первым?

Она потерла ноющий висок и постаралась уверить себя, что он не заметит журнала. Наверняка так и будет! С чего это в комнате, где полно книг, пьяный распутник найдет еще один тонкий томик?

А вдруг?!

Оливия скрипнула зубами. Если самое страшное случится, ей придется иметь дело с последствиями. Насколько неприятны они могут оказаться?

Невилл ушел с веранды. Рыжеволосая красотка не вернется, и зачем ей возвращаться? Она походила на ангела, а он обращался с ней как с распутницей.

Он провел рукой по лицу, стыдясь собственной порочности. Неужели он настолько забыл о порядочности и приличных манерах, что способен вести себя подобным образом?

Невилл уставился на графин с бренди, который поставил на каминную доску. Должно быть, это спиртное так его изменило. Изменило к худшему.

«В таком случае перестань пить».

Он зажмурился и ущипнул себя за переносицу. Его тошнит от самого себя! Впрочем, это чувство не оставляет его много лет. И нечего во всем винить выпивку! Даже в пьяном виде он знал, когда ведет себя непристойно! К сожалению, ему давно уже безразлично, что думают о нем люди. Главное — как-то протянуть очередную мучительную ночь. А для этого необходимо спиртное. Любое…

Грустная правда заключалась в том, что сегодняшний маленький эпизод был вовсе не так уж плох в сравнении с другими гнусными грехами его прошлого.

Он протянул руку к графину с бренди, намереваясь закончить начатое, когда взгляд его упал на тонкий томик, лежавший на центральном столе. Книга была маленькой, потрепанной и потертой, ничем не отличавшейся от остальных в этой библиотеке… разве что переплетом, кремовым, с золотым тиснением. Кремовый переплет среди темно-красных, коричневых и черных выделялся как нечто необычное, и Невилла потянуло к нему, как мотылька — к свету.

Раньше томика тут не было. Невилл был в этом уверен.

Он поднял книгу. Неужели это она оставила?

«Из книг Оливии Б.».

— Оливия, — повторил он, наслаждаясь звуками ее имени.

Классическое имя для классической красавицы.

Он стал листать страницы, отмечая необычный наклон букв. Возможно, она левша? И определенно любит совать нос в чужие дела. Он ожидал увидеть стихи, но на каждой странице красовались заметки, касающиеся различных мужчин.

Лорд Н. По слухам, очень щедр.

Лорд Д. Легендарный скряга.

Мистер Г. Распутник первой величины.

Он нахмурился и пристальнее всмотрелся в страницы. Оказалось, что каждая посвящена определенному мужчине. Только мужчин, Ни одного женского имени.

Но зачем горничной вести подобные заметки? Или это список ее «гостей»?

И тут его как громом поразило. Она не обычная служанка. Ему следовало бы сразу это понять.

Он опустил взгляд на тонкий проклятый томик, который держал в руке. Только женщина определенных занятий способна делать подобные записи. Женщина сомнительной добродетели.

Невилл, покачивая головой, медленно просматривал журнал. С начала до конца.

Одни мужчины.

Хотя казалось невероятным, что женщина подобного разбора может так хорошо писать, кем еще она должна быть, кроме как не крайне проницательной и умной ночной бабочкой, ведущей журнал о своих клиентах?

Он, не моргая, смотрел на открытые стеклянные двери. Почему-то она казалась слишком молодой и искренне оскорбленной его поступком, чтобы быть такой женщиной. Правильный выговор, изящные манеры… поспешный уход… он скорее принял бы ее за девушку из общества, чем за прожженную шлюху. Кроме того, Каммингс недостаточно смел, чтобы привести такую женщину в собственный дом, под одну крышу с женой.

Впрочем, кто и когда готов открыть свою истинную сущность?

Невилл цинично рассмеялся. Уж во всяком случае — не он. Почему же это должен делать Каммингс или невинная с виду Оливия Б.?

Он задумчиво похлопал журналом по ладони. Похоже, Оливия прибыла сюда по просьбе хозяина или одного из его друзей. Иначе с чего бы ей разгуливать по ночам?

Невилл смотрел на журнал, но вместо этого видел перед собой глаза цвета осени. Поразительно, как она ухитряется выглядеть столь чистой, прелестной… и незапятнанной после длинной и, по всему видать, утомительной ночи в чьей-то мужской постели…

Как бы он хотел, чтобы это была его постель!

Вернувшееся желание было таким мощным, что он тихо выругался. И не важно, кто она, шлюха или ангел. Он хотел ее.

Невилл снова перелистал страницы журнала и широко улыбнулся. Пусть он не знает точно, кто эта незнакомка, но у него есть кое-что, в чем она очень нуждается. Следует только выждать, пока она придет к нему.

А пока что у него есть целый час до рассвета и верное средство скоротать время…

Глава 4

Оливия, прикусив губу, выглянула из окна спальни. Рассвет наконец настал, серый и угрюмый. Внизу мистер Каммингс и его гости направлялись к конюшням. Все они были одеты в костюмы для верховой езды, несмотря на дурную погоду. Похоже, они намеревались оставить экипажи здесь и скакать в Донкастер верхом. Типично мужское поведение в сезон скачек. Экипажи, считавшиеся в городе необходимостью, здесь казались недостойным для мужчин средством передвижения.

Оливия опустила кружевную занавеску. Того незнакомца, которого она вчера встретила в библиотеке; среди них не было. Так где он? И кто он?

После того как ей едва удалось сбежать, она вернулась в спальню и, даже не сняв платья, улеглась на постель. Из головы не шло ночное приключение. Что это за негодяй? Откуда взялся?

Единственным запоздавшим гостем, был какой-то Хок, о котором кто-то вчера упомянул. Но если этот мерзавец и есть лорд Хок, разве он не должен отправиться в Донкастер вместе с остальными? Но если ее неприглядный знакомый не гость и не едет в Донкастер, значит, может находиться где угодно, включая и библиотеку, где она так неосмотрительно оставила журнал. Но кто же он? Возможно, родственник? Недаром так хорошо освоился в библиотеке.

— Оливия! — позвала мать из соседней комнаты. — Это ты? Ради Бога, дитя мое, задвинь шторы или закрой дверь. В отличие от тебя я не люблю рано вставать.

Оливия со вздохом сдвинула древние бархатные шторы и для пущего эффекта закрыла и дверь. Мать поднимется не раньше полудня. А если Пенни Каммингс и проснулась, значит, занимается хозяйством.

Оливия направилась к двери. Все это означало, что следующие несколько часов она предоставлена самой себе. Обычно она радовалась такой возможности, но что, если этот кошмарный человек до сих пор бродит по дому? И что же ей теперь делать?

Выйдя в холл, она увидела одну из «верхних» горничных. Хотя просить помощи у прислуги считалось дурным тоном, у Оливии не было другого выхода… если она хочет вернуть журнал.

— Простите. Не скажете, прибыл ли уже последний гость Каммингсов?

Молодая женщина в чепце поспешно присела в реверансе.

— Не могу сказать, мисс. Мы приготовили ему комнату, но больше я ничего не знаю. Прикажете спросить?

Она с откровенным любопытством посмотрела на Оливию.

— О нет. Это не обязательно. Но… но у меня есть для вас поручение. Прошлой ночью я забыла в библиотеке книгу. Кремовую с золотом. Не могли бы вы принести?

— Как пожелаете. Оставить в вашей комнате?

— Нет. Принесите в столовую для завтраков. Я спущусь вниз. А миссис Каммингс встала? — с деланной улыбкой спросила она.

— Миледи обычно в это время еще спит, а мужчины уже уехали. Боюсь, мисс, вам придется завтракать в одиночестве.

— О, я не возражаю, — отмахнулась Оливия.

Лишь бы ее действительно оставили в покое! Уж лучше быть одной, чем терпеть приставания влюбленного пьяницы.


Невилл смотрелся в маленькое туалетное зеркало. Трех часов сна будет вполне достаточно. Обычно после таких ночей он спал до полудня. Но сегодня у него полно дел. Нужно продать лошадей, заключить договоры, а главное — выиграть скачки. Ибо лошади-победители означают конюшню победителя и множество контрактов на обслуживание кобыл жеребцами этой конюшни. А ему понадобится каждый шиллинг из этих денег, чтобы поддерживать Вудфорд-Корт в таком же состоянии, как при родителях.

К счастью, конюшни всегда содержались в хорошем состоянии. Но несмотря на полугодовой тщательный ремонт, крыша дома из сланцевого шифера до сих пор протекала в двух местах.

Но еще важнее были овечьи загоны, сараи для стрижки и коттеджи стригалей, требующих немедленного внимания. Победа в Донкастере увеличит ценность всех его лошадей, что, в свою очередь, увеличит доход и позволит ему завершить все свои начинания и дать работу нищему люду Чевиот-Хиллс.

Невилл вытащил красновато-коричневые сапоги для верховой езды, надел сюртук и шляпу с прямыми полями. Пора осуществить планы.

Но он остановился при виде тоненькой книжки на прикроватной тумбочке.

Мисс Оливия Б. оказалась настоящей загадкой. Он искренне веселился, читая некоторые записи. Она постаралась не открыть ни одного имени, хотя стоит провести небольшое расследование, и он наверняка узнает, кто скрывается за инициалами, приведенными в журнале. Но куда больше его интересовала женщина, сделавшая эти записи. Действительно, прелестная загадка…

Некоторые заметки были довольно подробны и совершенно откровенны. Любая женщина, оценивающая мужчин по их положению в обществе и достоинствам покровителя, нашла бы ее записки бесценными, хотя многие мужчины посчитали бы их оскорбительными. Нужно отдать ей должное: в журнале не было ни слова о постельных подвигах того или иного джентльмена. Весьма неглупо с ее стороны!

И все же неприятные мысли одолевали его настолько, что челюсти то и дело судорожно сжимались. Возможно ли это, что рыжеволосый ангел успел переспать со всеми этими мужчинами?

С одной стороны, подобная возможность должна была подвигнуть его на дальнейшие действия. Если она действительно такова, ее будет легко уговорить, соблазнив деньгами. Он не настолько обеднел, что не может позволить себе ее услуг.

И тем не менее у него скулы сводило от брезгливости.

Как могла женщина, казавшаяся невинным и хрупким цветком, выбрать столь гнусную профессию?

— По-видимому, это далось ей легко, — пробормотал он себе под нос и, сунув журнал в карман, пошел к двери. Как люди попадают в подобные ситуации? Случайно, из-за невезения или безжалостной шутки Господа?

Невилл поморщился.

В общем, не важно, почему Оливия Б. стала потаскушкой. Достаточно того, что это случилось и что он нуждается в ее услугах. Однако ему не придется ее искать. В кармане лежит журнал, который ей не терпится вернуть. Он может позволить себе подождать, пока она придет к нему.

Невилл похлопал себя по карману и, что-то насвистывая, сбежал вниз. Сначала завтрак, потом дела. И если повезет, он не будет коротать проклятые ночные часы в одиночестве.


Настала очередь Оливии бормотать ругательства:

— Негодяй украл ее! Украл!

Горничная перехватила ее в холле и сообщила неприятные новости о том, что не нашла журнал. Но Оливия должна была сама увериться, она с опаской заглянула в библиотеку. Вдруг он снова попытается застать ее врасплох.

Впрочем, библиотека была пуста. Тяжелые темно-красные занавеси были сдвинуты, а большое кресло снова повернули к двери. Хрустальные графины выстроились на подносе, рюмки вымыты и аккуратно расставлены. Правда, порядка в библиотеке не было: слишком много книг, для которых не оказалось места. Полки забиты до отказа, на столах — груды тяжелых томов, а несколько огромных атласов лежали в углу, прямо на полу.

Но нигде не было кремового с золотом журнала, не имеющего ценности ни для кого, кроме владелицы. Почему незнакомец взял его?

Оливия, хмурясь, снова оглядела библиотеку. Здесь наверняка побывали горничные. Может, какая-то нашла журнал и передала экономке? Вот будет стыд и позор, если женщина прочитала хоть пару страниц!

Хотя лучше экономка, чем этот мерзкий тип! Совершенно расстроенная, она вышла в холл. Нужно расспросить экономку насчет журнала и насчет вчерашнего незнакомца.

Оливия отправилась в холл восточного крыла, а затем и в центральный холл, который, как думала, приведет ее в маленькую столовую, где должны накрыть завтрак.

По пути она решила, что дом слишком велик, чтобы быть уютным, тем более, что пришлось свернуть в очередной бесконечный коридор. Совсем не похоже на Берд-Мэнор, с двумя большими гостиными, окруженными приветливыми комнатами. Она смутно припомнила, что, когда была маленькой, семья завтракала на кухне. Но было ли такое в действительности? Она почему-то не могла представить, чтобы мать согласилась обедать на кухне. Даже на огромной кухне Виндзорского замка.

Но почти померкшее воспоминание о старенькой кухне с ее вкусными запахами не исчезало. Скоро она сама удостоверится, насколько это воспоминание верно.

Она свернула налево, в маленькую гостиную… нет, опять попала не туда. Неужели в этот визит все пойдет не так?

Похоже, что да… Потому что когда Оливия вышла из комнаты и обернулась, перед ней возник он, ее ночная немезида.

Оливия испуганно ахнула, но тут же издала нечто вроде шипения. Шок от его появления был достаточно велик, однако он к тому же смотрел на нее с той же веселой наглостью, а это уже невыносимо!

— Что это вы себе позволяете? — рявкнула она, и хотя сердце заколотилось от страха, вызывающе подбоченилась: — Предлагаю, чтобы вы прекратили свои дерзкие выпады, или я попрошу мистера Каммингса объяснить вам, как следует вести себя в его доме.

— Мистера Каммингса? — ухмыльнулся Невилл, небрежно прислоняясь к стене. Почему-то сейчас он казался еще больше и опаснее, чем прошлой ночью. — Так это старый Каммингс — ваш покровитель? А я-то гадал…

— Кто же еще? — парировала она. — И как вы смеете говорить о нем в подобном тоне?

— Мы — деловые знакомые.

— Вы здесь гость?

— Конечно, — снова ухмыльнулся он.

Сердце Оливии совсем упало. Знает ли мистер Каммингс о том, какого негодяя пустил в свой дом?

— Полагаю, вы и есть мистер Хок.

Он выпрямился, довольно улыбаясь:

— Значит, он упоминал обо мне.

— Упоминал. Вы, кажется, что-то вроде заводчика лошадей.

Оливия вскинула подбородок с большим высокомерием, чем испытывала в данный момент, и присмотрелась к нему уже более внимательно. По крайней мере сегодня негодяй казался почти трезвым, хотя это не повлияло ни на степень ее гнева, ни на желание держаться настороже. Он снова был одет в штаны оленьей кожи и рыжеватый сюртук, хороший покрой которого подчеркивал его мужественную фигуру. Широкие плечи. Узкие бедра. Он оказался моложе, чем она думала. Вот только глаза, как у старика. Словно видели больше, чем полагается видеть человеку его возраста.

Все же дело вовсе не в этом…

Она скрестила руки на груди и прищурилась:

— Это вы взяли мой журнал из библиотеки, мистер Хок?

— Лорд Хок, — поправил он. — Но можете называть меня просто Невилл. И да, ваш журнал у меня, Оливия.

И в этот момент тревожные колокола в ее голове, которые до этого звучали приглушенно, зазвонили во всю мощь.

— Для вас — мисс Берд, — холодно процедила она, протягивая руку. — Я желаю немедленно получить свою собственность.

Он подступил ближе. Она отдернула руку.

— Я хотел бы поговорить с вами именно на эту тему. — Он толкнул дверь в гостиную. — Итак?

Оливия поспешно отступила:

— Не думаю, что мне хочется с вами, говорить. Мне нужен только мой журнал, лорд Хок. Ничего больше. Отдайте мне его сейчас, и я попытаюсь забыть о вашем возмутительном поведении прошлой ночью и о нынешней, ничем не вызванной грубости.

Он ухмыльнулся коварной полуухмылкой. Белоснежные зубы блеснули на загорелом лице. Теперь она увидела то, что не разглядела вчера ночью: извилистый шрам вдоль челюсти, густые черные волосы, брови вразлет и грустные синие глаза. Цыган-лошадник в дорогой одежде. Смуглый опасный красавец, в котором нет ничего от истинного джентльмена.

— Боюсь, что никогда не смогу забыть прошлую ночь, — признался он хрипловатым, интимным шепотом. — Я надеялся, что вы чувствовали то же самое.

— О да, я тоже уверена, что не смогу ее забыть, — отрезала она. — Фигурально говоря. Я хотела сказать только, что не пожалуюсь нашим хозяевам, дабы не испортить то, что мистер и миссис Каммингс задумывали как приятную вечеринку.

— Не вижу, почему… — Он осекся и пристально уставился на нее, слегка склонив голову набок. На его лице медленно таяло самодовольство. — Наши хозяева? Вы знакомы с миссис Каммингс… вернее, это она знакома с вами?

— Разумеется. Как и вы, я ее гостья и приехала вместе со своей матерью — леди Данмор. Что вы подумали…

— Вы здесь гостья?

Оливия нахмурилась. Что-то в этом разговоре было более чем странно.

— Я так и сказала. Иначе почему мне быть здесь…

— Но почему вы бродили по дому до рассвета? — перебил он жестким обвиняющим тоном.

— Я не могла уснуть, хотя не понимаю, почему это вас должно касаться. А почему бодрствовали вы? Нет, можете не отвечать. Мне и без того ясно: вам не терпелось выставить себя пьяным глупцом.

Резкой отпор… и, разумеется, заслуженный. Тем не менее Оливия не привыкла бросаться оскорблениями в кого бы то ни было. Да и нужды в этом никогда не возникало. Но этот мистер Хок, лорд Хок, похоже, не обратил внимания на ехидную реплику.

— Ад и проклятие! — выругался он. — Вы леди!

— А за кого вы меня приняли? — нахмурилась она и тут же язвительно рассмеялась: — Так вы приняли меня за служанку, которой положено терпеть знаки внимания аристократа, какими бы отталкивающими они при этом ни казались? Надеялись скомпрометировать невинную горничную? — Она рассмеялась при виде его смущенного лица, хотя смех звучал не слишком весело.

На щеке Невилла задергалась жилка. Ясно, что она раскусила его, и также ясно, что ему не нравится выглядеть полным идиотом. Так ему и надо, негодяю.

— Собственно говоря, — признался он, пронизывая ее мрачным взглядом, — я посчитал вас возлюбленной Каммингса, только что покинувшей его постель.

— Что?! — ахнула Оливия.

— Потом я прочитал ваш журнал, — продолжил он, глядя на нее как на врага. — Бесконечные заметки, и в каждой дается описание характера какого-то мужчины. Их привычки, хорошие и дурные. Их финансовое положение. Если вы настолько порядочны, какой хотите казаться, что означают все эти записи?

— Вы прочли мой личный журнал!

Если Оливия раньше была сердита, то эта жалкая эмоция бледнела рядом с охватившим ее сейчас бешенством.

— Прочитал, — кивнул он без тени раскаяния. — И то, что там написано, бросает тень подозрения на образ жизни автора…

Звонкая пощечина не дала ему договорить.

Они яростно уставились друг на друга. Оливия была потрясена тем, что сделала, но еще больше — намеками лорда Хока. В ее глазах он совершил немало непростительных преступлений. Будь она мужчиной, вызвала бы его на дуэль. Пощечина — слишком малое для него наказание.

Она гордо выпрямилась, хотя и трепетала от эмоций, и снова протянула руку:

— Я желаю получить журнал. Немедленно, — добавила она сквозь зубы.

Оливия не была уверена, чего ожидать от столь бессовестного создания, и поэтому облегченно вздохнула, когда он сунул руку в карман и вытащил тонкий томик в кремовом переплете. Но когда она потянулась к журналу, он поспешно отдернул руку.

— Я верю на слово, мисс Берд, что вы действительно гостья Каммингсов.

— Вы еще имеете наглость сомневаться? Немедленно отдайте!

— С одним условием.

— Каким именно? Помоги вам Боже, если это что-то такое же вульгарное, как все ваши речи!

— Помоги мне Боже? — хмыкнул он. — Истинная леди больше волновалась бы за свою репутацию, чем за мою.

— Поверьте, ваша репутация ничего для меня не значит.

— Зато значит для меня, — с неожиданной серьезностью ответил Невилл. — Можете получить свой журнал при условии, что этот инцидент… скажем… недоразумение, останется строго между нами…

— Ах вы, мерзкий…

— У меня дела с Каммингсом и его гостями, а все случившееся может послужить препятствием к благополучному их завершению. Я прошу извинения за свою ошибку и за нанесенное вам оскорбление.

Оливия поспешно закрыла рот. Наконец-то извинение. Истинная леди скорее всего примет его с холодной любезностью, а потом удалится с высоко поднятой головой, гордая своей моральной победой. Но Оливия все еще была очень зла. Неужели она удовлетворится какой-то жалкой просьбой о прощении? И это после всего, что он ей наговорил? Ей хотелось, чтобы он умолял. Чтобы пресмыкался.

— Отдайте мой журнал.

— Как насчет моего условия? — настаивал он, вскинув бровь. Похоже, других извинений она не дождется!

Оливия могла поклясться, что все это скорее забавляет его и вряд ли он беспокоится за свою репутацию, что бы там ни говорил.

И все же ей нужен журнал. Кроме того, она инстинктивно понимала, что молить этот человек не будет.

Хорошо еще, что журнал не попал в руки человека, лучше знакомого с лондонским обществом. В течение всех трех сезонов она ничего не слышала о лорде Хоке. Если так, он не сможет узнать имена тех, кто упоминается в ее журнале. Иначе это будет до невозможности унизительно.

— Учитывая ваше положение, заверяю, — начала она самым холодным, самым надменным тоном, — что мне вовсе не хочется говорить об этой неприятной встрече с кем-то из моих знакомых.

— Даже с вашей матушкой?

— Особенно с ней, — отрезала Оливия и тут же пожалела о своей откровенности, поскольку он снова вскинул бровь и с интересом уставился ей в глаза. — Поэтому прошу вас отдать мой журнал.

Дерзко пожав широкими плечами, он отдал ей журнал. Но очередная волна облегчения, охватившего Оливию, разбилась об один неприятный факт: их пальцы коротко соприкоснулись, и эффект оказался поразительным.

Она отвела глаза и прижала журнал к груди, молясь, чтобы он не разглядел охватившей ее внезапной паники. Зато она хорошо знала все признаки: колотящееся сердце, влажные ладони, скрученные узлом внутренности. Почему она не надела перчаток?

Оливия молча повернулась, спеша уйти, но его слова остановили ее:

— Мисс Берд, я самым искренним образом прошу прощения и могу винить в своем возмутительном поведении только слишком большое количество выпитого вчера спиртного.

Оливия вновь обернулась, отчасти, хоть и против собственной воли, умиротворенная его словами. Безопаснее сердиться на него, чем ощущать странные, не поддающиеся определению эмоции, не имевшие, на ее взгляд, ни малейшего смысла.

— Доброго вам дня, лорд Хок, — кивнула она.

— И на прощание еще одно. То, чего я так и не понял. Вы не потрудились объяснить значение этих записей в вашем журнале. Почему вы пишете о стольких мужчинах?

Уже привычный гнев поспешил ей на помощь.

— Это не ваше дело.

— Возможно, и нет. Но я человек любопытный и часто сую нос в дела, которые не должны меня касаться.

Теперь он улыбался, циничной, кривой улыбкой, полностью опровергавшей всю чистосердечность его извинений.

— Мне очень жаль, но ничем не могу помочь. — Она смотрела на него ледяными глазами. — И я ожидаю от вас такой же скрытности, какой вы потребовали от меня.

— Разумеется, — кивнул он. — Но я хотел бы, чтобы все было иначе.

Она ответила самодовольной, абсолютно фальшивой улыбкой.

— Если вы имеете в виду нашу первую встречу, боюсь, уже слишком поздно исправлять то, что случилось.

Но ее презрительный тон, вместо того чтобы уязвить его, казалось, стал чем-то вроде вызова, потому что он окинул ее мрачным взглядом синих, постепенно темневших глаз.

— Боюсь, вы не так меня поняли, мисс Берд. Окажись вы той женщиной, за которую я вас сначала принял, я был бы гораздо счастливее, чем сейчас.

Сначала Оливия не поняла его. Но уже через секунду значение его слов, гнусное, оскорбительное значение, дошло до нее. Кровь бросилась ей в лицо. В довершение всего негодный повеса имел наглость подмигнуть и ухмыльнуться.

— Доброго дня, — пожелал он без всякого раскаяния за свое непростительное поведение, после чего как ни в чем не бывало ушел, а Оливия только смотрела ему вслед, разинув рот: оскорбленная, возмущенная и — что уже ни в какие ворота не лезло — польщенная. В глубине души.

Глава 5

Невилл огладил бока кобылки. Она готова. Он волновался за нее. Но Отис заверил его, что путешествие из Вудфорд-Корта только укрепит ее ноги.

Невилл провел ладонью по ее крупу и мышце, поврежденной два месяца назад. Да, она готова.

— Хорошо, Китти. Покажи им, на что ты способна. Словно поняв его, кобылка заржала и толкнула его лбом. Лучшего животного в конюшнях Вудфорда еще не было. Даже Валентина, кобыла отца, не была так совершенна, как молодая Киттиуэйк.

Барт Тиллотсон, его тренер, прислонился к двери стойла.

— Она возьмет скачку дам, — предрек он и для пущей убедительности сплюнул в угол.

— Но сможет она бежать еще через два дня, вместе с джентльменами? Сможет выстоять против лошади Флеминга или этого широкогрудого скакуна из конюшен Вагнера?

— Если ее нога выдержит завтра, — кивнул Барт, — она вполне может бежать с трехлетками.

Он вошел в стойло, встал на колени и потрепал лошадь по ноге.

— Она храбрая, наша Киттиуэйк. И не испугается этих скверных мальчишек. Покажет им свой прелестный круп и поведет за собой.

Невилл молча кивнул и перешел в стойло Кестрела, признанной звезды его конюшни. Но мурлыча мелодию без слов для ободрения резвого животного и подкармливая его сушеными яблоками, запас которых всегда имелся в кармане, Невилл обдумывал слова Барта.

«Она не испугается этих скверных мальчишек. Покажет им свой прелестный круп и поведет за собой».

Только на уме у него была не чистокровка Китти. Скорее уж чистокровка Оливия Берд.

Путем несложного расследования, задав несколько вопросов, он установил, что Оливия не лгала. И действительно была дочерью овдовевшей леди Данмор и покойного Камерона Берда. Еще более интересным был тот факт, что ее семья владела поместьем, лежавшим к югу, на другом берегу реки Твид, напротив его собственного. Много лет эти земли пустовали, плодородные поля и поросшие травой долины не засевались и не служили пастбищами. Тамошний управитель был стар и сварлив и на все предложения Невилла арендовать земли отвечал отказом.

Ему стоило бы понять, кому принадлежит поместье, еще в тот момент, как он услышал ее имя. Но он ничего не понял. Возможно, слишком увлекся женщиной и своей физической реакцией на нее. Но теперь, узнав, кто она, он должен держать эту реакцию под контролем.

Невилл поскреб дугу мощной шеи Кестрела. Это его шанс обратиться к леди Данмор с просьбой об аренде. Прекрасная возможность дать людям округа работу и возможность жить лучше. Но прежде всего он должен постараться возвыситься во мнении дочери леди Данмор.

Перед глазами всплывало разъяренное лицо Оливии. Ее глаза, мечущие в него стрелы. Боже, как она была великолепна! Даже в момент гнева! Интересно, знает ли она, что он — ее шотландский сосед? Что он безумно ее вожделеет? При этой мысли Невилл фыркнул. Как она может не знать? Он дал достаточно ясно это понять. И она еще долго не забудет и не простит его оскорбительного поведения.

Перебирая в памяти каждый момент их встреч, Невилл проверил, есть ли в ведре вода для Кестрела, и вышел из стойла. Хотя он был груб и дерзок с ней, все же отчасти вина лежала не на нем. Что еще может подумать мужчина о женщине с таким роскошным телом, неукротимым темпераментом и грудным чувственным голосом? Добавить к этому густые рыжеватые волосы, сверкающие зеленые… нет, осенние глаза и манеру бродить по дому ночью… неудивительно, что он ошибся в ней!

Но существует еще и этот весьма любопытный журнал, которым она так дорожит.

Невилл остановился у конюшни и рассеянно обозрел двор. Все утро он гадал, что означают эти записи, и пришел к одному выводу. Это не достоинства и недостатки клиентов, как он предполагал ранее. Скорее, оценка возможных женихов. Дама взвешивает, годятся ли они в мужья. Как остальные женщины ее возраста и круга, мисс Оливия Берд искала подходящую партию.

Невилл громко хмыкнул. Какая меркантильная крошка! Оценивает все положительные и отрицательные стороны знакомых мужчин. Хорошо ли они танцуют, их привычки, склонность к игре и пьянству, преданность матерям.

Невилл снова рассмеялся. Ей, вероятно, очень важно знать, за кого выйти замуж, чтобы не ошибиться. Но в ее журнале тридцать восемь записей! Он точно знал, потому что успел пересчитать! Означает ли это, что она, поразмыслив, отвергла каждого? Или некоторые все еще остаются в списке? И собирается ли она внести в журнал и его?

Невилл мгновенно протрезвел. Вряд ли ее мнение о нем будет столь уж лестным. Что она скажет? Пьяный болван? Похотливый распутник, грубый и склонный к оскорблениям? Нераскаявшийся грешник?

Хотя девушка, верная своему обещанию, может скрыть обстоятельства их первой встречи, не исключено также, что она отговорит мать подписать с ним соглашение об аренде.

— Проклятие! — выругался он. Опять эта жестокая жажда сделала из него полного идиота. Только на этот раз он показал всю низость своей натуры не перед дояркой или служанкой из кабачка. Оливия Берд — аристократка. Дочь знатного человека. Девственница, одним своим происхождением защищенная от подобных ему мужчин. Судя по ее поразительной внешности и смелости, он не первый, кто удостаивался от нее пощечины.

Невилл потер щеку, вспоминая не столько боль, сколько гнев, полыхавший в ее глазах. Он помнил также вожделение, которое она пробудила в нем. Вожделение, подобное которому он не испытывал много лет.

После возвращения с войны он вовсе не вел целомудренную жизнь. Всегда находилось достаточно женщин, готовых ублажить молодого наследника Вудфорда, который, в свою очередь, не задумываясь этим пользовался. Но эта похоть была подобна пьянству: он без разбора брал все, что попадалось под руку.

Но его чувства к Оливии Берд были немного другими. Да, он хотел от нее того же, что и от всех остальных: подмять под себя ее нагое нежное тело. Но он хотел именно ее. Не любую доступную женщину. Именно ее.

В лицо дул теплый душистый ветерок. Возможно, он хотел ее именно потому, что она не делала секрета из того, как презирает его. Раньше ему не приходилось трудиться, чтобы привлечь внимание женщины. Может, его манил неосознанно брошенный вызов? Она была умной, решительной, красивой… впервые в жизни он встретил подобную женщину. И все же она пробудила в нем неодолимое сладострастие. Которое он не испытывал до сих пор.

Но ему нужно сохранять ясную голову. Помнить причину своего приезда в Донкастер. И эта причина была главным источником его проблемы. Мисс Оливия Берд, как и он, была гостьей Каммингсов. Судьба столкнула их на одной тропинке. Если он будет вести себя учтиво, есть все основания надеяться, что она последует его примеру. Он в Донкастере для того, чтобы продать лошадей и выиграть на скачках, и очень надеется, что своего добьется.

Но теперь у него появилась еще одна цель. Нужно втереться в доверие к леди Данмор и каким-то образом помириться с дочерью. Хотя он втайне наслаждался потрясенным выражением ее лица после своих прощальных слов сегодня утром, все же слова эти были необдуманными и не слишком умными. И его не извиняет даже то, что она пробудила в нем гнев своим пренебрежительным обращением. В будущем ему придется как-то себя сдерживать. И это не слишком уместно, потому что сдерживать себя в присутствии мисс Оливии Берд не было никакой возможности.

Расстроенный новыми препятствиями, Невилл сунул руки в карманы и хмуро уставился на собственные сапоги. Приходится признать, что он совершенно позабыл о светских манерах. Ему следовало бы оставаться в Вудфорд-Корте, подальше от того общества, которое он покинул четыре года назад. Там он мог допиваться до бесчувствия хоть каждую ночь и плевать на то, кого грубо оскорбил.

Но Вудфорд оказался в стесненных обстоятельствах, а его люди надеялись, что хозяин сможет улучшить их жизнь. Во всем остальном он потерпел сокрушительную неудачу, но жители Келзо по-прежнему нуждались в нем, и он боялся подвести их. Поэтому и отправился на скачки в Донкастер, где аристократы позванивают тугими кошельками и не считают каждый шиллинг. Победа его конюшни — самый быстрый способ собрать денег и сделать необходимые ему усовершенствования. А засеять пустующие поля Берд-Мэнора — скорейший способ дальнейшего благоденствия.

— Я оседлал для вас Робина, — сообщил Барт, подходя сзади. — И скоро приведу Китти.

Невилл повернулся к тренеру и взял поводья резвого гнедого мерина.

— Прекрасно. Сегодня — пробные забеги. Завтра — первая скачка.

А вечером… вечером — его пробный забег. Его первое испытание. Ибо мисс Берд и ее мать наверняка будут присутствовать на приеме и балу, которые собираются дать Каммингсы в честь празднеств в Донкастере. Он может либо продолжать вести себя как грубый деревенский болван, каковым в действительности и является… или вспомнит манеры, которые мать столько лет вбивала в него, и вести себя, как следует приличному джентльмену. Но для этого нужно бросить пить, а при одной мысли об этом Невилл холодел.

— Сначала дело, — пробормотал он, — а потом, вернувшись домой, можешь допиться хоть до синих чертей.

— О чем вы? — спросил Барт, который выходил из конюшни, ведя под уздцы скаковую кобылку.

— Так, ни о чем… молитва об успехе, — пояснил он, зная, что набожный тренер полностью его одобрит.

— Да, молитва об успехе нашей благородной Китти, — кивнул Барт, гладя кобылку по лбу.

Но на самом деле Невилл не собирался молиться за Китти. Она была рождена для скачек, так что ее успех обеспечен. Невилла беспокоил его собственный. И почему-то необычное появление мисс Оливии Берд в его жизни делало этот успех еще более сомнительным.


Все утро Оливия кипела от гнева. Удалилась в библиотеку и даже дошла до того, что заперла дверь. Но на этот раз Невилл Хок за ней не последовал. Он был так же груб и оскорбителен, как накануне, но по крайней мере не пошел за ней.

Как она могла держать в тайне случившееся? Все было бы не так уж плохо, если бы их дороги разошлись навсегда. Но они оба — гости в этом доме, приехали в Донкастер с одной целью и просто обречены постоянно сталкиваться друг с другом на балах и скачках.

Набегавшись по комнате, она приостановилась, и желудок тут же дал о себе знать угрожающим ворчаньем. Она не пошла на завтрак из опасения застать его там. И того факта, что полчаса назад она видела, как Хок с каким-то мужчиной уехали, захватив с собой нескольких скаковых лошадей, было недостаточно, чтобы заманить ее в столовую. Там наверняка будут ее мать и Пенни Каммингс, а у нее не было особенного желания встречаться с ними сейчас. Слишком она была рассержена и расстроена этим кошмарным лордом Хоком.

Но в желудке снова заурчало, и она бросилась в кресло, открыла журнал и стала перелистывать. Как он мог принять ее за женщину легкого поведения? Что в ее заметках могло навести его на эту мысль?

— Ему не нужны никакие причины, — вздохнула она. — Грубый, невежественный ум найдет грязь во всем.

И все же она продолжала искать:

«Держит прекрасную конюшню».

Она перевернула страницу.

«Довольно незатейливый ум, хотя натура великодушная».

Еще одна запись:

«Чрезмерно привязан к матери».

Что тут можно понять превратно?

Она дошла до чистой страницы и потянулась к перу, которое вместе с чернильницей нашла в ящике стола.

«Лорд X. Слишком много пьет. Дурные манеры. Чересчур дерзок».

Оливия в задумчивости провела пером по подбородку.

«Он плохо воспитан, но высок и довольно красив», — продолжала она, неодобрительно поджимая губы.

«И это лишний раз доказывает, что внешность может быть обманчива».

«Мало подходит для брака», — заключила она, для верности подчеркнув последние слова двойной чертой.

Позже она дополнит свои заметки. Интересно проверить, попытается ли он исправить произведенное им первое впечатление. А сама она намерена оставаться холодной и отчужденной. Больше ни при каких обстоятельствах она не останется наедине с ним. Впрочем, нельзя показаться слишком грубой, чтобы не возбудить подозрения матери. Остается надеяться, что лорд Холдсуэрт сумеет ее отвлечь.

Оливия промокнула чернила кусочком фетра и закрыла журнал. Еще четыре дня — и она уедет отсюда и больше никогда не встретится с ужасным лордом Хоком.

Господи, дай ей силы вынести все это!


Невилл воодушевился настолько, что теперь ему требовалось выпить. Чтобы отметить успех. Выпить хотелось почти нестерпимо. Но он назначил себе испытание и обязан его пройти. Никакой выпивки до сегодняшнего бала. Да и там можно позволить себе только вино с водой.

— Она прекрасна! — признался Холдсуэрт, хлопнув его по спине. — Сколько лет будете выставлять ее на скачках, прежде чем отвести к жеребцу?

— Сезон-другой… большего от нее ожидать не приходится.

— Я хочу получить ее первого жеребенка: кобылку или жеребчика, все равно. Очень хочу, если только вы не передумаете и не согласитесь продать ее прямо сейчас. Мое первое предложение остается в силе, и я перекрою все другие предложения, которые вы можете получить.

Невилл кивнул, подмигнув Барту. Китти пришла первой в пробном забеге, перегнав нескольких весьма резвых коней. Очевидно, что на завтрашних скачках она будет фаворитом.

Торжество буйствовало в крови. Хорошо, что ему в голову пришла счастливая мысль привезти лошадей в Донкастер! Хотя сначала он опасался неудачи. Возможно, все обернется как нельзя лучше.

— Я буду иметь в виду ваше предложение. Но не забывайте, завтра решающая скачка, — ответил он.

— А когда мы увидим вашу вторую лошадь? Этот на вид настоящийкрасавец!

В этот момент Холдсуэрта кто-то толкнул. Рука его дрогнула, и виски расплескалось по полу.

Невилл вдохнул сладковатый пряный запах.

— Скоро. Очень скоро, — пробормотал он, жадно глядя на янтарную жидкость.


Каммингс пригласил своих гостей и нескольких местных джентльменов отметить конец дня в «Угре и локте», лучшем пабе Донкастера. Пока что Невилл удачно избегал соблазна и выпил только кружку эля, чтобы утолить жажду. Но он остро чувствовал зов сирены… теперь его так и тянуло выпить что-то покрепче.

Барт подтолкнул его локтем:

— Хотите проверить ногу Китти, прежде чем я отведу ее в конюшню?

Невилл глянул на него, радуясь возможности отвлечься. Неужели Барт заметил, как велико искушение?

Он поморщился, но без особого пыла. Барт и Отис знали его лучше остальных. Они видели его мертвецки пьяным как-то ночью и страдающим от жутчайшего похмелья на следующее утро. Знали, что он бодрствует по ночам и спит до полудня. Если они и не одобряли принимаемых им решений, все равно ничем этого не показывали. Потому что разделяли его страсть к Вудфордским конюшням и лошадям.

— Увидимся утром, — сказал Невилл остальным джентльменам. — Мне нужно проверить лошадей.

— Погодите! Сначала выпьем за кобылок! — воскликнул Каммингс, поднимая бокал.

— И за тех, кого мы встретим сегодня на балу, — добавил Холдсуэрт, высоко поднимая бокал и улыбаясь. — Сегодня нам понадобятся бальные туфли!

Невилл поднял пустой бокал вместе с остальной компанией и поспешно вышел из кабачка в сопровождении Барта.

Они молча выбрались из города и проехали одну милю. Сегодня был хороший день, хорошее начало, и Невилл глубоко вдыхал теплый летний воздух. Запах сена и разогретой конской плоти покоем ложился на душу. Хорошо нежиться под августовским солнышком! Скоро прилетят холодные ветра, а за ними — и зима. К этому времени он уже будет дома. Среди своих.

Но если ему сейчас сложно воздерживаться от пьянства, значит, потом будет еще труднее. Он по опыту знал, что больше всего пьет длинными темными зимними месяцами. Тогда будет почти невозможно бороться с ночными демонами без оглушающего воздействия виски. Поэтому он не был уверен, что это ему удастся. Виски притупляло боль, охраняло от жутких воспоминаний, воспоминаний о ночи, проведенной в аду, звеневшей криками умирающих, тонувшей в крови.

Невилл судорожно сглотнул.

Ночь, которую он мог бы предотвратить, если бы не заснул…

Он содрогнулся, внезапно ощутив безумную потребность выпить.

«Какая разница, если ты допьешься до смерти?» — прошептал обреченный голос в его голове.

В конце концов, ему не на кого производить впечатление своей трезвостью… или отсутствием таковой.

И тут перед глазами встал образ Оливии Берд, и он с облегчением вцепился в него. Сегодня вечером она будет здесь, искушая его так же неистово, как отборное бренди Каммингса.

Невилл провел рукой по волосам. Она, вне всякого сомнения, постарается всячески его избегать. Но пока он остается трезвым, нет причин позволить ей преуспеть в этом.

— Никакой выпивки! — воскликнул он вслух.

— Очень хорошо, милорд, — согласился Барт.

Невилл искоса глянул на него. Он почти забыл о присутствии тренера.

— Никакой выпивки, — повторил он. — Интересно, совсем ли я позабыл, как нужно танцевать?


Августа поправила спадающий на щеку Оливии локон.

— Сегодня ты разобьешь немало сердец, дорогая. Взгляни на себя! Вообще мне не нравится этот оттенок кораллового. Слишком много оранжевых тонов, на мой вкус. Однако должна сказать, что мадам Анри права. Тебе этот цвет очень идет. Сегодня ты просто неотразима. Даже глаза стали еще ярче!

— Ты так считаешь? — с сомнением спросила Оливия у своего отражения в зеркале. Да, новое платье просто прелестно, и такая приятная перемена по сравнению с пастельными тонами, на которых настаивала мать, когда они жили в городе. А волосы сегодня особенно послушны. Должно быть, потому, что она их промыла лавандой. Теперь они выглядят такими мягкими и блестящими!

Но откуда этот румянец на щеках и искры изумруда с золотом в ее глазах?

Она наморщила нос. Неприятно сознавать, что нервное ожидание перед встречей с мерзким лордом Хоком действительно улучшило ее внешность!

— Это, должно быть, сельский воздух, — решила она, отворачиваясь от зеркала. — Я говорила, что устала от городской давки.

— Считаю обязанной предупредить тебя, что сегодня и на балу будет ужасная давка. Если верить Пенни, ее бал — одно из главных событий года в Донкастере. Там будет немало незнакомых джентльменов, не только из лондонского общества, к которому ты, похоже, потеряла интерес, но и один виконт и несколько очень богатых сквайров, — сообщила мать. Сняв жемчужные серьги, она надела любимые, опаловые. — Кстати, — продолжала она, — ты уже слышала? Хок, с которым нам только предстоит познакомиться, оказывается, лорд Хок, барон Хок из Вудворд-Корта. Ты не помнишь, конечно, но его поместье меньше чем в миле от нашего.

Услышав эту поразительную новость, Оливия круто развернулась, позабыв о не до конца натянутой на руку перчатке.

— Ты уверена? — почти взвизгнула она.

— О да, — безмятежно продолжала Августа. — Мы плохо знали наших соседей. Они часто бывали за границей, когда мы с твоим отцом гостили в Шотландии. Но я встречалась с ними раз-другой. Прекрасная семья. Тогда Невилл был совсем мальчиком, лет двенадцати или около того. Почти все время он проводил в школе. Мне сказали, что его родители уже умерли. И брат тоже. — Августа немного помедлила. — Я уже упоминала, что он холост? Барон Невилл Хок ни разу не был женат, хотя ему уже почти тридцать. Ай-ай-ай… но это твой шанс, Оливия. Ты вечно жалуешься на джентльменов из общества. Если только лорд Хок не окажется жутким шотландским деревенщиной, бородатым, неотесанным и не знающим, что такое хорошие манеры, он, пожалуй, может прийтись тебе по вкусу.

Оливия с нарастающей тоской слушала мать. Так этот тип еще и их сосед?

Странная дрожь прошла по спине. Помоги Господи, если мать решит, что лорд Хок подходит ей в качестве зятя!

— Ты так спешишь выдать меня замуж, что готова сослать в шотландскую глушь? Ты, всячески избегавшая посещения Берд-Мэнора?

— Я ничего не имею против Шотландии, — вскинулась мать. — А также против Берд-Мэнора. Честно говоря, проведенные мной там годы были лучшими за всю супружескую жизнь с твоим отцом. Только в городе… — Она осеклась и махнула рукой: — Не важно. Я одинаково люблю и городскую, и сельскую жизнь. Просто считаю, что Берд-Мэнор находится слишком далеко. Однако наши с тобой вкусы разнятся. Думаю, в этом ты со мной согласишься. Пойдем, — велела она, оттягивая вниз вырез платья на добрый дюйм. — Сейчас самое время для нашего выхода.

Именно выхода!

Оливия с мрачным видом поддернула вырез платья вверх. Она не желала видеть своего соседа, лорда Хока, и сейчас едва сдерживала негодование. Если этот человек испортит ее пребывание в Берд-Мэноре своими раздражающе наглыми манерами… если хотя бы вздернет надменную бровь или ехидно ухмыльнется…

Она рывком распахнула дверь и вышла. Неизвестно, что она сделает! Но можно быть уверенной: так просто это ему с рук не сойдет.


Невилл расположился в вестибюле, откуда была хорошо видна лестница. Днем он наконец представился хозяевам и был исполнен решимости вести себя идеально. Очаровать Пенелопу Каммингс оказалось проще простого. Заметив его, она широко улыбнулась:

— Лорд Хок! Как удачно, что вы оказались внизу! Я думала, что вы, лорд Холдсуэрт и леди Данмор, как самые почетные гости, вместе со мной и мистером Каммингсом поможете принимать приезжающих.

Он окинул ее восхищенным взглядом и низко поклонился. Если бы не раздражающе-пронзительный голос и нервные, дерганые движения, ее можно было бы считать красавицей.

— Почтен оказанной мне честью.

— Вот и прекрасно. — Она кокетливо ударила его веером по руке. — Вряд ли вы знакомы с леди Данмор и ее дочерью мисс Оливией Берд. А вот и они!

Невилл немедленно выпрямился и уставился на лестницу. На верхней площадке стояли две одинаково прелестные, но совершенно не похожие женщины. Леди Данмор воплощала саму элегантность. Эта на удивление моложавая блондинка сосем не походила на мать взрослой девушки.

Потом Невилл обратил пристальный взгляд на дочь.

Оливия Берд была выше. Ее фигура еще роскошнее, чем у матери. Волосы рыжеватые, как почти у всех шотландок, правда не такие яркие. За счет английского наследия. Да и глаза зеленовато-карие, а не просто зеленые. Черты лица воистину патрицианские, хоть на щеках играет румянец.

Он мысленно выругал себя за то, что посчитал ее потаскушкой. Но теперь стала понятна причина его ошибки. Красивых женщин много, но эта прямо излучает чувственность! Именно такие женщины пробуждают желание в мужчинах!

Обе стали спускаться. Мать — уверенно и величественно, Оливия — далеко не так решительно. Неужели это из-за него?

Невилл слегка усмехнулся уголком рта. Остается только на это надеяться…

— Моя лучшая подруга, — прощебетала миссис Каммингс, когда женщины подошли к ним.

Невилл видел только Оливию. А она, к его величайшему удовольствию, пристально смотрела на него.

Что сулит ему блеск ее прелестных глаз?

Не важно… главное — пустить в ход свое обаяние, очаровать обеих женщин и получить в аренду их земли. Ну а если очень повезет, он получит маленькое удовольствие.

Глава 6

— Могу я пригласить вас на танец?

Оливия честно пыталась противостоять манящей тьме в голосе Невилла Хока. Она предвкушала этот момент весь вечер, с тех пор как он галантно нагнулся над ее рукой в момент официального знакомства. С той минуты он разыгрывал истинного джентльмена. Она знала это, потому что последние два с половиной часа украдкой наблюдала за ним.

Он помогал принимать гостей, такой невероятно красивый и воспитанный с виду, что с трудом верилось, будто это тот же самый человек, с которым у нее произошло уже две стычки. Он переходил от одного гостя к другому, дружелюбно беседовал с мужчинами и танцевал с хозяйкой и некоторыми дамами. Похоже, что настала очередь Оливии.

— Спасибо, — вежливо ответила она, — но мне не хочется танцевать.

Он ответил уже знакомой полуулыбкой, очень мужской и очень опасной.

— Вы уже приняли приглашения трех мужчин. Если откажете мне, мои чувства будут ранены, а сердце — разбито.

— Вот теперь я не стану спать ночами, — парировала она. — Хотя сомневаюсь, что у вас есть чувства, а тем более — сердце.

Говорила она негромко, очевидно, опасаясь, что их подслушают.

— Вы раните мои чувства. И возбудите любопытство вашей матушки.

Оливия поспешно глянула в сторону компании, окружившей мать. И точно, Августа пристально смотрела на нее и лорда Хока. Когда она улыбнулась и махнула рукой, Оливия послушно кивнула, отвернулась и, окинув его яростным взглядом, нервно постучала веером по ладони.

— Я думала, мы пришли к соглашению.

— Да. К соглашению быть вежливыми друг с другом. И, думаю, с моей стороны будет очень неучтиво, если я не приглашу танцевать самую прекрасную в этой комнате женщину.

Оливия отвела глаза. Она привыкла к цветистым комплиментам джентльменов и давно научилась отличать искренность от лести и откровенной фальши. Все же она с трудом удержалась, чтобы не раскрыть рот от удивления.

— «Самую прекрасную в этой комнате женщину», — повторила она, раскрывая и закрывая веер. — Мне следовало бы ожидать более оригинального комплимента от такого повесы, как вы. Но не тратьте зря слов. Вы правы насчет моей матери. Грустно признавать это, но легче потанцевать с вами, чем объяснять ей причину моего отказа.

Оливия, надменная, как королева, неохотно протянула ему руку. Но вместо того чтобы вести ее на середину зала, где танцующие уже выстраивались в цепочку для котильона, лорд Хок просто продолжал стоять, держа ее затянутую в перчатку руку и пристально изучая Оливию. Продолжалось это не больше минуты, но показалось бесконечностью, что совершенно вывело ее из себя. Ее! Которая вообще не обращала внимания на мужчин! Как и в тот раз, его прикосновение настолько нервировало ее, что стало трудно дышать.

— Я хотел бы извиниться за свое непростительное поведение, — сказал он так тихо, что, кроме нее, никто не услышал.

Оливия решительно проигнорировал узелок, мгновенно стянувший внутренности.

— Говорю же вам: все забыто.

— Забыто. Но прощено ли?

К счастью, как раз в этот момент музыканты заиграли первые ноты. Это позволило Оливии немного собраться с духом. Обычно она прекрасно владела собой! Но сочетание тепла его руки и негромкого низкого голоса отчего-то кружило голову.

Она пыталась сосредоточиться и прислушаться к голосу распорядителя, выкрикивавшего фигуры, но при этом сгорала от злости на своего партнера. Он намеренно выбрал котильон, потому что это был самый длинный танец и ей придется долго терпеть его присутствие. Что ж, он не выведет ее из себя. Не лишит присутствия духа.

Пусть воображает, что забавляется за ее счет, но успеха не добьется.

— Итак, лорд Хок, — начала она в первом перерыве между танцами, — довольны ли вы первым днем скачек?

— Очень. Скажите, а вы интересуетесь лошадьми? Оливия поколебалась. Она обожала лошадей и верховую езду, будь то долгая прогулка, скачки с препятствиями или просто потребность мчаться куда глаза глядят. Однако не стоит ему знать, что между ними есть что-то общее.

— Полагаю, не меньше всех окружающих.

— Но у вас есть собственная верховая лошадь?

— Да, — призналась Оливия. — Но она уже состарилась и потеряла былую резвость.

Они поклонились друг другу и разошлись, обмениваясь взглядами через образованный танцорами проход. И снова в животе у нее все перевернулось. Что хуже: когда их руки соприкасаются или когда они стоят порознь и он смотрит на нее темными полузакрытыми глазами?

Вторая перемена танца снова свела их вместе.

— Возможно, вам следует проехаться на одной из моих лошадей? — предложил он.

— Возможно. Боюсь, однако, что слишком недолго пробуду здесь и не сумею воспользоваться вашей любезностью.

— Как насчет завтрашнего дня? — не унимался он, обняв ее за талию. Хотя прикосновение было очень легким, Оливия остро его чувствовала.

— Я думала, вы будете заняты в Донкастере, со своими лошадьми.

— А вас там разве не будет? В конце концов, зачем еще вы приехали в Донкастер?

— Я еще не спрашивала маму и не знаю о наших планах на завтра, — солгала она, мысленно скрестив пальцы. Мать будет там, куда предпочтет поехать лорд Холдсуэрт, а это означает — на скаковом кругу.

— Мне очень бы хотелось, чтобы вы приехали, мисс Берд. Моя кобыла Киттиуэйк завтра бежит. Вашеприсутствие наверняка принесет ей удачу.

Оливия грубо хмыкнула:

— Еще одна банальность! Уверена, что вашей Киттиуэйк совершенно безразлично мое присутствие.

— По-моему, это не просто счастливое совпадение, а перст судьбы, что прелестная птичка[3] оказалась на дороге лорда Хока, который выставил на скачки Киттиуэйк и Кестрела! И к тому же вы моя долго отсутствующая соседка. Нет, как хотите, мисс Берд, а это судьба!

Оливия пренебрежительно вскинула голову:

— Признаю игру слов и совпадение, но во всем, что касается судьбы, — нет! Я приеду на скачки и, может, даже поставлю на вашу лошадь. Если она так же проворна, как хозяин, наверняка обгонит остальных, — процедила она уничтожающим тоном.

Он снова ухмыльнулся греховно-прекрасной улыбкой, и она невольно вздрогнула. А когда он закружил Оливию в следующей фигуре, оказалось, что держит ее куда крепче, чем в прошлый раз.

— Проворный, вы сказали?

Он отпустил ее, когда леди выполняли сложное па «сантр мулине», и к тому времени, как она вернулась к нему, ее сердце уже глухо и часто билось. Его глаза лукаво блеснули, и она едва не задохнулась. Подумать только, этот негодяй, грубый и опасный, мгновенно может превратиться в очаровательного повесу. Но одного про него не скажешь: он никогда не бывает скучным и надоедливым.

— Слишком проворны, на мой вкус, — ответила она, прежде чем он успел произнести еще одну двусмысленную реплику. — Однако я обязательно поставлю на ваших лошадей.

«Лучше бы ты поставила на меня», — подумал Невилл, еще раз проводя прелестную Оливию Берд по залу. Поразительно, как могла повлиять на его настроение случайная встреча с этой женщиной! Или все дело в сегодняшнем успехе Китти? Так или иначе, он веселился от души, чего с ним не бывало много лет. И украдкой рассматривал партнершу, пытаясь понять, почему она так на него действует. Одно он знал точно: пусть Оливия Берд не одобряет его, но и не уходит от прямой стычки.

Он улыбнулся ей, втайне любуясь сверкающими жизнью и умом глазами и раскрасневшимися щеками. А ее волосы… уложенные в скромный узел на макушке, в них играли медно-красные отблески.

Как он мечтал распустить эти волосы, чтобы они упали на ее алебастровую кожу…

— А! Извините меня! — пробормотал он, оступившись и едва не придавив ее туфельку. — В отличие от вашего лорда С. я давно не практиковался в танцах.

«А также в ухаживании за дамами»…

Нужно быть очень осторожным. Иначе его непрошеные мысли примут непристойный оборот. Он и без того поражался тому что приходит ему в голову!

Следующие две смены фигур они исполнили в молчании, хотя ее выразительные глаза говорили яснее всяких слов. Она по-прежнему сердилась на него и подозревала в недостойных намерениях. Это было очевидно. Но в силу своей неукротимой натуры была явно заинтригована. И он инстинктивно играл на этой неукротимости.

— Почему вы еще не замужем? — неожиданно спросил он.

— Что за невежливый вопрос! Или вы давно не вращались в приличном обществе? Боюсь, вы слишком много времени проводите в конюшнях.

Он усмехнулся ее чересчур чопорному выражению лица и вдруг осознал, что благодаря Оливии за два дня улыбался куда чаще, чем за последние четыре года.

— Возможно, вы слишком сильная женщина, чтобы привлекать внимание щеголей и фатов высшего света, — ответил он, не обращая внимания на ее уколы. — Удивительно! Ведь вы так красивы, что должны были найти себе мужа в первый же сезон.

О, если бы взгляд мог убивать! Невилл тут же упал бы замертво!

— Если бы я просто хотела выскочить замуж, сделала бы это много лет назад!

— Много лет назад… Она говорит о себе как о древней старухе! Думаю, к этому времени вы уже стали бы бабушкой!

Это вызвало легкую улыбку на ее губах, отчего Невиллу захотелось… большего. Гораздо большего…

— Вы нераскаявшийся грешник! — бросила она.

Невилл на миг крепко сжал неправдоподобно тонкую талию, прежде чем с сожалением отпустить Оливию на последнюю фигуру котильона.

— Именно это вы написали обо мне в своем журнале? Что я нераскаявшийся грешник?

Ее глаза сверкнули в свете свечей.

— Вы слишком высокого о себе мнения, милорд. С чего вы взяли, что я вообще возьму на себя труд писать о вас?

Они сблизились и сцепили скрещенные руки.

— Потому что я понимаю вас, Оливия, — прошептал он. — Вы из тех женщин, которые ничего не делают наполовину. И, вне всякого сомнения, уже успели нацарапать целую страницу обвинений в мой адрес. Но надеюсь, что сегодня вечером, сидя за письменным столом в пеньюаре, с распущенными волосами, вы напишете обо мне несколько добрых слов.

Музыка закончилась тройным крещендо, и Невиллу ничего не оставалось, кроме как отвести ее к друзьям или к матери. Но черт побери, он этого не хотел. А хотел вывести ее в танце из бального зала, схватить в объятия…

Невилл скованно поклонился:

— Надеюсь, до окончания вечера вы оставите мне еще один танец, мисс Берд.

Она встревоженно уставилась на него. В осенних глазах плескалось беспокойство.

— Вряд ли это уместно, — очень тихо ответила она и, повернувшись, исчезла в толпе.


Час спустя распахнулись двери столовой и Оливия отправилась на ужин под руку с мистером Томпсоном, старшим сыном поверенного Каммингсов. Если бы она могла извиниться и вернуться к себе под предлогом головной боли, с радостью бы так и поступила. Но мать наверняка что-то заподозрит… и лорд Хок — тоже.

Что с ней не так? Почему она ведет себя как жеманная барышня? Сначала он напугал ее, потом оскорбил. Теперь же пытается очаровать, несмотря на то что у нее нет оснований ему доверять. Совсем как отцу когда-то…

А ведь она слишком похожа на мать…

Ужасная мысль заставила ее вздрогнуть.

— Осторожнее, мисс Берд, — предупредил мистер Томпсон. — В комнате так тесно, что мы только чудом сможем пробраться к столу.

— Спасибо, — пробормотала она, продолжая думать о неприятном открытии. Не то чтобы она не одобряла поведения матери. Она очень любила ее. Но та считала, что жизнь не может быть полной, если рядом нет мужчины. А сама Оливия всегда гордилась тем, что она не такова. И вот что вышло: она буквально заворожена мужчиной, иначе не скажешь, увлечена мужчиной, не способным принести ей ничего, кроме горя.

Какая опасная ситуация!

Но она сказала себе, что мудрее матери. И достаточно знает об истинной сущности лорда Хока, Его последние слова… чересчур фамильярные для столь недавнего знакомства, послужили веским доказательством того, что он записной повеса. Менее чем за двадцать четыре часа он показал себя пьяницей, бабником и обольстителем женщин. Короче говоря, истинный распутник. И то, что он красив и обаятелен, делает его еще более опасным для любой молодой женщины. Однако у нее нет причин бояться. Стоит лишь вспомнить отца и сердечную боль, которую он причинил матери.

К счастью, ей осталось терпеть соседство лорда Хока только четыре дня.

Но как насчет Шотландии?!

Она рассеянно взирала на уставленные блюдами буфетные столы. В Шотландии им придется постоянно встречаться. Но там у нее будет защита: гости и старший брат. Конечно, придется повидаться с лордом Хоком раз-другой, но в обычное время она будет держаться как можно дальше от этого человека. Как можно дальше!

Дав себе эту клятву, она вдруг почувствовала, что голодна, наполнила тарелку и принялась мужественно вести обязательную светскую беседу с влюбленным мистером Томпсоном. Да, как удачно, что погода выдалась хорошая: как раз для скачек. Нет, она не собирается сразу возвращаться в Лондон. Да, для сельского оркестра музыканты на редкость хороши.

Она ела, согласно кивала и ощутила невероятное облегчение, когда к ним подошла Августа.

— Дорогая, надеюсь, ты приятно проводишь время? Мистер Томпсон, — продолжала она, награждая поклонника дочери самой сияющей улыбкой, — не будете ли так добры принести мне бокал пунша?

Не успел тот удалиться, как Августа подступила к дочери:

— Вижу, ты действительно неплохо проводишь время!

— Как и ты, матушка. Как поживает дорогой Арчи? — спросила Оливия, в надежде сменить тему.

— Он восхитителен! Истинный джентльмен! Мы танцевали дважды, прежде чем его утащили помешанные на лошадях приятели. Кстати, о лошадях, — проницательно добавила она. — Расскажи о лорде Хоке. Надеюсь, в твоем журнале уже появилась самая благосклонная запись о нем?

Оливия промокнула губы салфеткой.

— Но, матушка, в самом деле! Одного танца вряд ли достаточно, чтобы узнать кого-то лучше.

— Не знаю, соглашусь ли с этим. Мы с ним не танцевали, но успели побеседовать, и я уже составила о нем весьма благоприятное мнение.

— Все потому, что он мужчина, и к тому же красив и очарователен. Но я не считаю эти качества достаточными, чтоб восхищаться человеком, иначе уже в первый свой сезон вышла бы замуж за Эдварда Марштона.

Августа поджала губы:

— И была бы несчастной всю оставшуюся жизнь. Но не важно! Дело в том, что лорд Хок более чем презентабелен. Вспомни, он истинный лошадник! Я считала, что этого вполне достаточно, чтобы высоко подняться в твоих глазах. И кроме того… — Она подалась вперед, и в глазах появился романтический блеск, — и кроме того, ты ему нравишься.

Оливия проигнорировала абсурдный трепет в груди.

— И, полагаю, он тебе это сказал?

Августа нетерпеливо отмахнулась:

— Нет, конечно. Во всяком случае, не словами. Но я видела его глаза! Он неотрывно следил за тобой во время танца с мистером Лоуэллом и с этим тощим молодым человеком… как там его…

— Лорд Эджертон, — механически проговорила Оливия.

— Даже когда он танцевал с миссис Грегори, постоянно искал тебя глазами.

Оливия нахмурилась. Этот дурацкий трепет сердца — вовсе не свидетельство триумфа. Только полная идиотка способна поверить, что такой бабник всерьез относится к женщине! Слишком легковесные для этого основания!

— О, мама, ты щебечешь, как школьница! Поверь, лорд Хок интересуется мной не больше, чем я — им. Он хороший танцор и умеет вести беседу. Но вряд ли, кроме этого, у нас есть еще что-то общее.

Августа упрямо покачала головой:

— А его лошади! Ты же обожаешь лошадей! Кроме того, ваши земли граничат: это ли не счастливое совпадение? — Она склонила голову набок и пристально оглядела Оливию. — Он очень оживился, когда я упомянула, что Берд-Мэнор принадлежит не мне, а тебе, а я только управляю им от твоего имени.

— Еще бы не оживился, — процедила Оливия. — Я буду очень благодарна, если ты не станешь выставлять напоказ мои достоинства, как у кобылы на аукционе. Меня лорд Хок не привлекает. Так что не стоит больше говорить на эту тему.

— Но, Оливия…

— Оставь это, мама.

Остаток вечера Оливия изо всех сил старалась веселиться: смеялась, танцевала, не пропуская ни одного танца. Даже этот нахал, лорд Хок, не мог приблизиться к ней, пока она танцевала с другими джентльменами. Единственным неприятным моментом был тот, когда он пригласил ее мать на галоп. Какая наглость!

Августа сегодня показала себя во всем блеске. Впрочем, она не могла жить без балов, приемов и красивых мужчин. Пока лорд Хок кружил ее по залу, Оливия решила про себя, что ее мать выглядит ничуть не старше его, а ему на вид всего лет тридцать.

Оливия смотрела через плечо своего партнера, дородного сэра Минтерна, наблюдала, как мать смеется над какой-то репликой лорда Хока. Он улыбнулся Августе, и в груди Оливии вспыхнула крошечная искорка ревности. Подавив стон, Оливия с трудом оторвала от него взгляд. Она не станет ревновать к собственной матери.


Стоя в компании троих джентльменов, лорд Холдсуэрт тоже наблюдал за Августой и лордом Хоком. Увидев его взгляд, Оливия решила, что он ревнует. А вот то, что чувствует она, — всего лишь укол раненой гордости. Честно говоря, теперь, поняв, насколько была права насчет лорда Хока, она ощутила невероятное облегчение. Он действительно повеса и распутник, для которого все женщины одинаковы. Та или другая — значения не имеет. И ей стоило бы об этом помнить.

Поэтому она дотанцевала галоп и уселась играть в вист во время финального котильона. Ей все равно, с кем будет танцевать матушка и на кого изливает свое сомнительное обаяние лорд Хок. Вот чего ей было жаль, так это проигранной полукроны. Это все же лучше, чем потерять достоинство или самооценку, решила она, когда танец кончился и гости стали разъезжаться. Она может перенести финансовую потерю куда лучше, чем эмоциональную.

— Доброй ночи, дорогая, — пожелала ей Августа. — Не стоит меня ждать, потому что наша компания планирует досидеть до завтрака в саду. Пенни велела поставить несколько столов и окружить их факелами. Не правда ли, идеальное окончание такого чудесного вечера?

— А твой Арчи тоже там будет? — спросила Оливия, вскинув брови.

Августа улыбнулась:

— Да. Пенни, мистер Каммингс и Томпсоны, отец и сын. Я бы попросила тебя присоединиться к нам, но Пенни говорит, что лорд Хок тоже может быть там, хотя я все-таки не в силах понять твое к нему безразличие.

Но Оливия, не обращая внимания на ее реплику, заявила:

— Боюсь, я слишком устала и очень хочу спать.

«И слишком устала, чтобы парировать твои глупые попытки сватовства», — добавила она себе под нос.

Направившись к лестнице, она не оглянулась на бальный зал в поисках высокого мужчины с темными волосами и лукаво-обольстительной улыбкой. Не посмотрела в сторону коридора, ведущего в библиотеку, где произошла их первая, неприятная, встреча. И спокойно поднялась наверх, полная решимости выбросить его из головы. Она утонет в перине и забытьи сна. Поднимется поздно, а потом поедет на дневные скачки. Завтра вечером обещан фейерверк на городской площади, если, конечно, позволит погода, а потом — танцы на открытом воздухе.

Жаль, что Сара отказалась ехать. Как бы она наслаждалась фейерверком!

Однако, остановившись перед дверью в свою спальню, Оливия тихо ахнула: к ручке обрывком кораллового кружева была привязана маленькая розетка. Неужели упала с ее платья?

Оливия нагнулась, приподняла подол и увидела, что клочок ткани вырван.

Почему горничная не положила розетку на комод?

Она развязала кружевной бантик и уже хотела войти, но услышала шаги.

— Это ваша, не так ли?

Оливия обернулась, и сердце куда-то покатилось… Лорд Хок стоял не далее чем в трех шагах, сцепив руки за спиной. Невыносимо красив! Вот первая идиотская мысль, которая всплыла в ее временно потерявшем способность соображать мозгу. Несмотря на шрам, несмотря на то что она о нем знала… успела узнать… он оставался невыносимо красивым.

Она судорожно сглотнула.

— Не знала, что розетка оторвалась. Должно быть, зацепилась за что-то, — пробормотала она.

— Я мог бы оставить ее себе.

Сердце Оливии забилось бурно, как у пойманного зверька.

— Зачем она вам понадобилась?

Невилл улыбнулся, слегка покачиваясь на каблуках. Но не подошел ближе, и она возблагодарила за это милосердного Господа.

— Потому что она ваша. Похоже, у меня вошло в привычку возвращать утерянные вами вещи. Сначала ваш занимательный журнал, а сегодня эту…

— По-моему, мы договорились, что вы забудете о содержании моего журнала, а я не стану упоминать о ваших пьяных выходках. — Ее пальцы смяли ни в чем не повинную розетку. — Или вы вознамерились донимать меня при каждом удобном случае? Доброй ночи, лорд Хок.

— Так кто из нас груб?

— А я забыла поблагодарить вас за это? — Она потрясла перед его носом обрывком кружева, зная, что куда более невежлива, чем требуют обстоятельства. Но ничего не могла с собой поделать. Он, похоже, пробуждает худшее в ее характере. — Спасибо за мое порванное кружево. И буду крайне благодарна, если не станете маячить у моей комнаты, где кто-то может увидеть вас и прийти к выводам, которые могут повредить моей репутации.

С этими словами она рывком открыла дверь, с грохотом захлопнула за собой и с демонстративным щелчком задвинула засов. И тут же обессиленно прислонилась к стене. Колени подгибались, в ушах пульсировала кровь. И эти ощущения только усиливали гнев и волнение. Почему она позволяет этому негодяю так влиять на нее? Негодяю и разбойнику в одежде джентльмена!

Оливия моргнула и настороженно склонила голову набок. Неужели он до сих пор торчит под дверью?

Ответом послужили громкие шаги.

Она отскочила от стены и проверила, вошел ли засов в петлю. Даже он не посмеет вломиться в ее комнату! Не решится показать себя полным мерзавцем!

Тихий стук прозвучал для нее колоколами судьбы.

— Убирайтесь, — приказала она, собрав остатки мужества. — Немедленно прочь от моей двери, лорд Хок. В нашем соглашении ничего не говорилось о дальнейшем безобразном поведении.

— Я не собираюсь пугать вас, мисс Берд. Потому что хорошо знаю, что мое присутствие здесь противоречит всем правилам приличия!

— В таком случае проваливайте! Последовало короткое молчание.

— Хотите завтра утром прокатиться со мной?

Оливия покачала головой, но тут же поняла, что он ее не видит.

— Нет… я сказала, что завтра ничего не выйдет.

— В таком случае послезавтра.

— Не думаю, что это такое уж мудрое решение. Она услышала шорох.

— Потому что вы будете заняты поисками мужа?

— Нет. Кроме того, вряд ли вас это касается.

— Что вы написали обо мне в вашем журнале?

— Ничего, — поклялась она, скрестив пальцы. — Почему я должна что-то писать?

— Лгунья, — хмыкнул он. — Мы оба знаем, что вы исписали целую страницу весьма нелестными замечаниями о моем характере.

Ей вдруг стало стыдно. Если бы он только знал… Но все же это ее дело и ее право…

— Что бы я ни написала… если написала вообще, вы заслужили каждое слово из сказанного мной. Доброй ночи.

Она отвернулась, полная решимости игнорировать его. Но тихий, настойчивый стук стал еще требовательнее, словно угрожая поднять на ноги весь дом.

— Немедленно уходите, или моя репутация будет окончательно погублена.

— Вы играете в шахматы?

Оливия уставилась на дверь, отчетливо представляя стоявшего перед дверью лорда Хока… Слишком отчетливо…

Она нахмурилась:

— Да. Но не с такими ненадежными людьми, как вы.

— Ненадежными? Я никогда не мошенничаю, Оливия. Ни в чем и никогда. Мне можете довериться.

— Не называйте меня по имени. Я не давала вам разрешения на подобную фамильярность. Убирайтесь.

— Так и быть. Но на случай, если передумаете, я буду в библиотеке, за шахматной доской. Думаю, партия получится блестящей, Хейзл, — добавил он. — Мы будем прекрасными противниками.

Застигнутая врасплох, пораженная найденным для нее прозвищем, Оливия не сразу ответила:

— То есть самыми свирепыми?

Но ответа она не получила. Прошло несколько долгих минут, прежде чем она осторожно прижалась ухом к двери.

Он ушел. Слава Богу!

Но она по-прежнему стояла, напряженная и чего-то ждущая. Ее рука легла на засов. Осмелится ли она открыть дверь и выглянуть в коридор?

— Нет… — решила она, отворачиваясь от искушения. Нужно выбросить этого назойливого типа из головы!

Она побыстрее разделась, натянула ночную сорочку и забралась на высокую кровать, держа в руках щетку для волос, журнал и книгу Джейн Остен. Она хотела перечитать все, написанное о лорде Хоке, и подумать, что еще можно было бы добавить. Потом она уляжется поудобнее, откроет «Эмму» и, целиком погрузившись в перипетии жизни героини, забудет о своих бедах.

Однако когда Оливия открыла журнал, оттуда выпал сложенный листок бумаги. Озадаченная Оливия развернула записку. Откуда это взялось? Она была уверена, что между страницами ничего нет.

При виде размашистого мужского почерка ее глупое сердце снова забилось сильнее:

«Моя дорогая Хейзл!

Мне никак не могло понравиться то, что было написано обо мне. Однако это ваше мнение, основанное на первых впечатлениях обо мне, и, следовательно, спорить не имеет смысла. Не отрицаю, что мое поведение по-прежнему возмутительно. Но я чувствую в вас человека, которого интригует все возмутительное и из ряда вон выходящее, пусть вслух вы это и отрицаете. Остается лишь надеяться, что со временем ваше мнение обо мне улучшится.

До завтра.

Н.Х.».

Совершенно ошеломленная, Оливия смотрела на маленький белый квадратик. Такая дерзость воистину возмутительна! Как он посмел ей писать? Ворваться в ее комнату и сунуть послание в ее журнал! Между теми страницами, на которых она писала о нем! Да это просто неслыханно!

Она отшвырнула журнал и записку к изножью кровати, схватилась за щетку и принялась яростно расчесывать волосы, не заботясь о том, что вырывает едва не целые пряди. Нужно что-то делать! Как-то остановить его! Она все расскажет матери и посоветуется с Пенни Каммингс!

Нет. Вот этого делать нельзя. Пенни Каммингс найдет все случившееся слишком пикантным, чтобы держать новости при себе. Кроме того, она узнает о существовании журнала и разнесет сплетню по всей округе!

Оливия отбросила щетку и снова потянулась за запиской. И пока перечитывала ее, ярость сменилась решимостью. Лорд Хок снова оскорбил ее, перейдя все границы. И продолжает ее провоцировать. Мало того, вовсе не собирается оставить ее в покое! Разве не он только сейчас пригласил Оливию сыграть партию в шахматы?! Словно незамужняя женщина может спокойно проводить время наедине с этим распутником, да еще и среди ночи! Но если он думает, будто возьмет над ней верх, значит, сильно ошибается.

Она смяла записку, легла и подтянула желтое одеяло до самого подбородка. Но покоя не обрела. Не он один может быть надоедливым и раздражающим. Не он один способен играть в эту игру. Ей остается только обнаружить его слабости и воспользоваться ими. А у него наверняка есть слабость, и не одна. Но следует начать с той, которую она уже знает. Сегодня он старался не пить много, но завтра…

Завтра, если она будет сдержанной и терпеливой, постарается его напоить. Хок уже признал, как для него важны сделки с мистером Каммингсом и другими гостями. Если он выпьет слишком много и выставит себя круглым дураком, мистер Каммингс прочитает ему нотацию и, возможно, выставит из дома. И негодяй получит по заслугам! Все увидят его истинное лицо и больше никогда не допустят в приличное общество.

А он пожалеет о том дне, когда впервые узрел Оливию Берд!

Глава 7

— Я выиграла! Выиграла! — Забыв о достоинстве, Августа прыгала, как маленькая девочка. — Я выиграла! — снова закричала она, схватив за руку лорда Холдсуэрта.

Тот с не меньшим энтузиазмом обнял ее за плечи, поскольку тоже ставил на Киттиуэйк. Пенни Каммингс и мистер Гаррет радовались не меньше. Только Оливия, одна из всей компании, не праздновала победу лорда Хока, хотя, как и остальные, ставила на красивую кобылку и, по прикидкам, выиграла не меньше десяти фунтов. Немаленькая сумма, за что она была очень благодарна. Но лорд Хок выиграл куда больше, а у нее не было настроения желать ему успеха.

— Давайте спустимся в круг победителя! — предложила Августа, Все бросились вперед. Все, кроме Оливии.

Она провела почти бессонную ночь, а когда ненадолго засыпала, ее преследовали неприятные сны. Как и вчера, она поднялась рано, хотя уже рассвело, и по пути в столовую для завтраков заглянула в библиотеку сама не зная почему… Но, увидев, что занавески раздвинуты, большое кресло повернуто к окну, а рядом на столе стоит шахматная доска, рассердилась на лорда Хока еще сильнее. Более того, ее гнев превратился в несколько странную эмоцию.

Она совершенно не понимала этого человека! Похоже, он вообще не спит.

Нахмурившись, она поискала его взглядом. Ей следовало бы спуститься вниз и присоединиться к остальным. Она просто капризничает и все же ничего не может с собой поделать. Потому что одно дело — строить планы и заговоры против спесивого лорда Хока и совеем другое — им следовать.

Поэтому она сидела одна в павильоне, воздвигнутом мистером Каммингсом специально на время скачек. Сейчас, кроме нее и двух лакеев, здесь никого не было.

Внизу танцующая кобылка проходила круг победителя. Жокей широко улыбался и махал рукой, направляя лошадь к лорду Хоку. Тот дружески хлопнул парня по спине. Даже в толпе, окружившей их, он выделялся не только ростом, темными как ночь, блестящими на солнце волосами, но и властным видом. Был в нем некий эффект присутствия, не заметить который просто невозможно.

И тут она вспомнила слова Салли. Он военный. Прославленный герой.

Она внимательнее присмотрелась к нему, безразличная к поднятой пыли и шуму. Где-то пролаяла собака. Заржала лошадь. В воздухе разливались запахи конюшни и жареных пирогов. Но Оливия целиком сосредоточилась на Невилле Хоке.

Этот человек всю ночь бодрствовал. Пренебрег всеми законами общества. И вовсе не вел себя так, как другие знакомые ей ветераны, вечно распространявшиеся о своих военных приключениях. Несмотря на надменный вид и невероятную самоуверенность, несмотря на то что, как говорили, он был героем сражения при Линьи, все же ни разу не похвастался своими подвигами. И, насколько знала Оливия, вообще не упоминал о своей военной карьере, с тех пор как приехал в Донкастер.

Вне всякого сомнения, ему за все эти годы пришлось пережить немало ужасов.

Но интуиция подсказывала ей, что дело не только в этом. Что есть нечто такое, что ему не хочется вспоминать. Возможно, ей следует навести справки, и тут нет ничего особенного, поскольку то же самое она делает, когда на сцене появляется новый мужчина. Расследование для маленькой свахи. Кроме того, он без зазрения совести мучит ее и преследует. Почему бы ей не ответить тем же самым? Око за око…

Глядя на ликующую толпу, она увидела, как мать пробирается к лорду Хоку. Тот тепло приветствовал ее и остальных, принимая поздравления. Сейчас он был в центре внимания и прекрасно играл свою роль.

Но тут он поднял голову и посмотрел в сторону павильона. Прямо в глаза Оливии.

Воздействие этого взгляда было ошеломляющим, и на секунду она поколебалась. Собственно говоря, зачем продолжать этот конфликт? Что хорошего из этого выйдет? Или ей так хочется успокоить оскорбленные чувства?

Он вдруг подмигнул ей… — и всякое желание смягчиться мигом испарилось. Насколько безмерна наглость этого человека!

Августа, проследив за направлением его взгляда, заметила дочь и улыбнулась. Решимость Оливии укрепилась с новой силой. А реакция ничем не отличалась от реакции быка, перед которым помахали красным полотнищем. Он решил помучить ее? Что же, она научит его истинному значению этого слова.

Поэтому она улыбнулась в ответ и увидела, как он слегка приподнял темные брови. Победно вскинув руку с выигравшим билетом, она направилась к нему.

К этому времени толпа вокруг лорда Хока и Киттиуэйк значительно поредела. Объявили новый забег, и скоро будет прекращен прием ставок.

Лорд Хок и Августа были единственными заметившими появление Оливии и, судя по лицам, очень обрадовались. Его глаза загорелись издевательским предвкушением, глаза матери — ликующим торжеством.

— Оливия тоже ставила на вашу прелестную лошадку, — заявила она, тронув рукав Хока.

— Пойдем, дорогая, — попросил лорд Холдсуэрт, уводя Августу. — Я покажу, где получать наш выигрыш. Лорд Хок, помните, я первый предложил купить кобылу. Надеюсь, вы сдержите обещание не продавать ее никому другому. Ее и первого жеребенка.

— Я не забуду. Даю вам слово джентльмена.

Оливии понадобилась вся сила воли, чтобы не окинуть его злобным взглядом. Его слово джентльмена! Ха!

Невилл, словно прочитав ее мысли, улыбнулся. К счастью для Оливии, вмешалась ее мать:

— Пойдем. Дай мне свой билет, Оливия, и я получу твой выигрыш. Вы составите ей компанию в наше отсутствие, лорд Хок?

— С огромным удовольствием.

Оливия стиснула зубы и снова улыбнулась. Позже она поговорит с матерью по душам. А пока что нужно разделаться с лордом Хоком.

После ухода Августы и лорда Холдсуэрта жокей соскользнул на землю и лорд Хок повернулся к нему.

— Все было, как вы сказали, милорд. Я держался так близко от Дорси, что нос Китти едва не касался крупа его кобылы. Дорси запаниковал и слишком рано стал размахивать кнутом. А в конце наша лошадка пошла таким галопом… — Он осекся и, ухмыльнувшись, покачал головой: — Она сейчас в наилучшей форме, милорд. Могу поклясться, что она бежала быстрее, чем вчера.

Хок вынул из кармана часы.

— На полторы секунды быстрее, чем в пробном забеге, — подтвердил он и, хлопнув тощего коротышку по спине, добавил: — Теперь иди, отпразднуй. Барт держит для тебя пинту пива. Я сам прогуляю Китти.

— Уверены?

Взгляд жокея скользнул по Оливии.

Лорд Хок усмехнулся:

— Мисс Берд помешана на лошадях, если, конечно, верить ее матери. Мисс Берд, вы прогуляете Китти вместе со мной?

Голос звучал вполне искренне, но глаза… о, эти глаза! Сколько же в них откровенного лукавства! Но Оливия вполне была готова принять вызов. И верно, поединок с Невиллом Хоком и стремление сунуть нос в его личную жизнь — именно то, что нужно, чтобы скрасить оставшиеся три дня.

— Не слишком верьте матушке, — предупредила она. — Она имеет привычку преувеличивать. Но да, я прогуляю Киттиуэйк с вами вместе. — Повернувшись к лошади, она погладила белую звездочку у нее на лбу, пораженная тем, что может говорить так спокойно, хотя в душе все кипит. — Китти — необыкновенная девочка! Вы хотите выставить ее еще раз? Думаю, она обгонит всех трехлеток, а не только кобыл.

— Напомните мне познакомить вас с моим тренером, — ответил лорд Хок, беря поводья у жокея. — Похоже, вы с ним полностью согласны по этому вопросу.

— Что вы говорите? Он похож на просвещенного человека, справедливо оценивающего способности женского пола.

— Вам нет нужды деликатничать со мной, мисс Берд. Полагаю, вы имеете в виду женщин. Не лошадей. — Знакомая кривоватая улыбка изогнула его чувственные губы. — Будьте уверены, мне никогда не приходило в голову недооценивать женщин.

— Неужели? — Она позволила себе ту же самодовольную усмешку. — А я никогда не пытаюсь недооценить мужчин.

— Это, возможно, мудро с вашей стороны.

— И вот что мне пришло в голову, — продолжала она. — Знай я вас лучше, могла бы найти случай увидеть вас в лучшем свете, чем во время наших коротких встреч. Поверьте, что неприятные детали наших вечерних встреч не способствовали симпатии или доверию к вам.

— Но эти встречи заинтриговали вас, не так ли? «Лорд X. Высокий и довольно красивый, что лишний раз доказывает что внешность может быть обманчива», — процитировал он и, наткнувшись на ее острый, как лезвие кинжала взгляд, рассмеялся: — Ладно-ладно, оставим это. Но я счастлив, что вы хотите узнать меня лучше.

Оливия ничего не ответила. Они довольно далеко ушли от остальных зрителей, и теперь им никто не мешал. Позади затрубил рожок, возвещая начало следующего забега. Впереди маячили временные, наполовину пустые стойла. Китти заржала, и Оливия инстинктивно погладила ее холку. Она, хоть и не доверяла мужчинам, все же находила мрачное удовольствие в этой игре в кошки-мышки.

— Надеюсь, лорд Хок, вы не нашли какого-то вульгарного или грубого объяснения моему простому желанию?

— Почему нет? Или вы сразу сбежите? Похоже, что моя грубость по отношению к вам — единственная причина, почему вы здесь. Вы думали об этом? — Он остановился и повернулся лицом к ней.

— Не льстите себе, — объявила она с прямотой, необычной даже для нее. — Это всего лишь показатель моей доведенной до предела скуки.

Она встретила его дерзкий взгляд с такой же решительной дерзостью, хотя в душе ее трясло. Боже, каким убедительным, каким обаятельным он может быть… когда пожелает!

Взмахнув рукой, она бесшабашно продолжала:

— Вы более занятны, чем большинство знакомых мне мужчин. К сожалению, вы также обладаете невероятным свойством раздражать и возбуждать неприязнь.

— И все же вы здесь, со мной.

— Верно. Но, как уже сказано, мне скучно.

— В таком случае позвольте вас развлечь. Последнее было сказано тихим, хрипловатым, странно будоражащим голосом.

Оливия развернула веер и принялась энергично обмахиваться. О, это уже предел всему!

— Я почти вас не знаю, — парировала она. — А то малое, что мне известно, отнюдь не располагает к продолжению знакомства. Вы слишком много пьете, вы способны опуститься до того, чтобы соблазнить служанок того дома, где гостите. Вы приходите к совершенно диким заключениям относительно невинных людей и не задумываясь пытаетесь присвоить не принадлежащую вам собственность. О, и вот еще что, — добавила она со все нарастающим пылом, — вы считаете, что вломиться в чужую комнату и рыться в чужих вещах — это забавная шутка.

У Хока хватило совести ничего не отрицать, но, судя по виду, он ничуть не смутился. Мало того, имел нахальство ухмыльнуться и широко развести руки, словно в знак собственной невинности.

— Чем я могу оправдать себя в ваших глазах?

— Сомневаюсь, что вы сможете изменить мое отрицательное мнение о вас.

— В таком случае почему вы здесь? — Он улыбнулся. Оливия прикусила губу и должна была напомнить себе, что делает это лишь для того, чтобы поставить его на место. И ни по какой иной причине. Его обольстительные манеры ничего для нее не значат. Как, впрочем, и зовущие взгляды, которые он то и дело бросал на нее. Она закрыла веер.

— Как я уже сказала, мне скучно. Можете развлечь меня историями о вашей бурной юности. Может, узнай я вас лучше, смогла бы найти в сердце своем нечто вроде симпатии, — процедила она и, повернувшись, пошла дальше, потому что ее терпение вот-вот было готово лопнуть.

Он догнал ее, и они зашагали дальше, по обе стороны от кобылы.

— Все, что я знаю о вашем прошлом, — продолжала она, — это то, что вы большой знаток лошадей и приехали в Донкастер из равнинной Шотландии. Да… — Она повернула голову, чтобы увидеть его реакцию. — И что вы герой войны на континенте.

При этих словах по его лицу словно прошла тень. Он уставился перед собой и долго молчал. А когда заговорил, голос звучал совершенно бесстрастно.

— Скажем так, я сражался на войне. Не станем упоминать про героизм. Герои — это те, которые погибли там. Не те из нас, кто выжил.

Его слова отдавали горечью, и, должно быть, к горлу его подступила желчь, которой они были напоены. Оливия вдруг ощутила прилив той самой симпатии, о которой шутливо упоминала.

— Вам больно говорить об этом? — мягко спросила она.

— Не особенно.

Лгун!

Она пристальнее присмотрелась к нему. Гордая осанка. Прямой нос. Сильный подбородок с извилистым шрамом. Несмотря на не слишком цивилизованный вид, она вдруг поняла, что в нем есть нечто трагическое.

— Означает ли это, что если я напишу о шрамах на вашей коже и в сердце, вам будет это безразлично?

Жилка под шрамом нервно дернулась.

— Скажите, с какой целью вы ведете наблюдение за всеми этими мужчинами? Намереваетесь выбрать себе мужа? Взвесить их достоинства и недостатки и выбрать лучшего? — Он рассерженно уставился на нее.

Оливия опустила глаза:

— Это просто мое увлечение. Ничего больше. Я помогаю своим приятельницам лучше узнать их поклонников. И иногда я указываю им на джентльменов, которых они сами могут и не заметить.

— Мужчин вроде меня? — издевательски усмехнулся он. Но Оливия серьезно ответила:

— Пока что я, по совести говоря, не могу порекомендовать вас ни одной женщине.

На долгий, тревожный момент их взгляды снова скрестились.

— Возможно, ни одна из ваших приятельниц не окажется той, которую я ищу.

Оливия согласно наклонила голову:

— Означает ли это, что вы ищете жену? Полагаю, вы холосты?

— Вы действительно привыкли думать обо мне самое худшее, не так ли? Но да, я еще не женат.

Оливия ощутила извращенное удовлетворение, которое, правда, решительно проигнорировала.

— Но вы собираетесь все это изменить?

— Ясно. А как насчет наследника? Мне казалось, что ваша семья потребует от вас уладить эту проблему.

— Вас снова одолело любопытство и стремление сунуть нос в чужую жизнь?

Она ответила бесхитростной улыбкой. Значит, ему не нравится, когда она справляется о его личных делах? Но это только подогрело ее настойчивость.

— Ну разумеется, сую нос. А каким же еще образом мне узнать о вас?

Он остановился и несколько минут ее изучал.

— Прекрасно. История моей семьи не тайна. Мои родители и единственный брат умерли. Что же касается наследников… не все ли равно, кто наследует титул барона Хока? Меня уже это интересовать не будет.

— Я очень сожалею о смерти ваших родственников, — пробормотала она, смущенная своим легкомысленным вопросом. — Я что-то об этом слышала.

Он пожал плечами:

— Их нет на свете уже несколько лет. Кроме того, рано или поздно мы все умрем. — Он произнес это без видимых эмоций, но Оливия снова почувствовала в нем глубинную печаль.

Они добрались до деревьев, отделявших границу города от серебристого потока ледяной воды. Но лорд Хок продолжал идти по узкой тропинке к тенистой беседке. Послушная кобылка, почуяв воду, навострила уши.

Оливия остановилась.

Они здесь вдвоем. А за грядой деревьев их и вовсе не будет видно. Одного того, что она окажется рядом с человеком, которому никак нельзя доверять, должно быть достаточно, чтобы она повернула обратно. Но солнце сияло, ручей манил, ей ужасно надоели толпы людей на трибунах.

Она оглянулась на скаковой круг и увидела висевшее над ним облако пыли. А здесь так сладко пела птичка, и среди деревьев, на границе между светом и тенью, танцевали две бабочки: одна желтая, одна оранжевая с черным.

Скаковой круг вместе со всеми людьми был не так уж далеко, заверяла она себя. Кроме того, он сейчас трезв. И вряд ли будет рисковать расположением окружающих, приобретенным после того, как его кобыла выиграна забег. Похоже, сейчас он готов поговорить, а она не хотела упустить этот шанс.

Поэтому она приподняла юбку на несколько дюймов и смело ступила в высокую, по колено, траву. Чуть подальше, во влажной тени, трава уступила место веерам папоротника, сменившимся мягким мхом.

Он глянул на нее, но тут же отвернулся, и она не успела увидеть выражение его лица.

«Возвращайся», — требовал разум. Но любопытство взяло верх. Как умерли его родители и брат и почему он слышать не хочет о женитьбе, которая поможет ему избавиться от одиночества?

Потому что Оливия была твердо уверена в одном: Невилл Хок — очень одинокий человек. Поэтому и не спит по ночам и слишком много пьет. Возможно, с ее помощью он сможет найти подходящую для него женщину и заполнить пустоту в душе. Но она должна быть энергичной, отважной и не бояться переступать границы, установленные светским обществом.

Оливия закатила глаза, потрясенная собственными мыслями. Должно быть, это его трагическое повествование так влияет на нее, ибо стремление найти жену для лорда Хока вряд ли входило в ее намерения, когда она решила подойти к нему сегодня.

Но тут он нырнул под низко нависшую дубовую ветку и послал ей свою кривую, мимолетную ухмылку. И в этот момент глупые фантазии Оливии резко столкнулись с реальностью. Невилл Хок вполне способен сам найти себе женщину, и только идиотка может думать иначе. Ей следовало бы немедленно повернуть назад, но если она не собиралась этого делать, нужно было по крайней мере твердо помнить о цели. У него нет причин изводить ее. И все же он предпочел делать именно это. И любая порядочная женщина, будь то горничная или аристократка, просто обязана поставить его на место.

Оливия с высоко поднятой головой вышла на поляну, протянувшуюся вдоль узкого русла реки.

Нет, ее цель ясна. Пусть только попробует снова взяться за свое — и увидит, чем это кончится!

Киттиуэйк зашла в прозрачную воду и стала жадно пить. Оливия с завистью смотрела на красивое животное. Как бы она хотела побродить босиком по ручью, а потом прыгнуть на спину Китти и скакать во весь опор!

— Полегче, девочка. Не так быстро, — сказал лорд Хок кобылке, уводя ее от ручья. Лошадь вскинула голову и снова потянулась к воде, но он отвлек ее пригоршней травы. — Потише, Китти. Не то заболеешь.

— Похоже, у нее другое мнение, — заметила Оливия.

— Как у всех интересных женщин.

Означал ли этот прямой взгляд, что она тоже в числе этих женщин? Оливия решила, что нужно сделать вид, будто она польщена. Поэтому и улыбнулась, но своего намерения не оставила.

— А ваша мать тоже была интересной женщиной?

— Трудно сказать, — выдавил он, помолчав. — Разве ребенок может верно судить о родителях? Вот вы, например, сумели бы?

— Возможно, да… а возможно, нет. Однако я могу увидеть вашу семью только глазами единственного оставшегося в живых потомка. Так вы не ответили на мой вопрос, лорд Хок.

— Почему вы не зовете меня Невилл?

— Мы недостаточно хорошо знакомы, чтобы позволить такую фамильярность.

— Это можно устроить.

Всего тремя словами и жарким взглядом он лишил ее сил.

Она сорвала трехлапый лист с ближайшего куста бузины и повертела в руке.

— Стараетесь отвлечь меня, чтобы не отвечать на вопрос?

Он задумчиво гладил бок Китти.

— Это вы, Оливия, постоянно меня отвлекаете, — возразил он и тут же, ухмыльнувшись, поправился: — Мисс Берд.

— Так ваша мать была интересной женщиной? — повторила она с некоторым раздражением.

Поняв, что она не отступится, он вздохнул:

— Моя мать была человеком спокойным, тихим. Заботилась о семье, хозяйстве. Часто бывала в церкви. То есть обладала всеми необходимыми качествами для доброй жены и заботливой матери.

— Но была ли она интересной?

— Мой отец так считал. Единственный раз он был жесток по отношению к ней: когда умер раньше ее.

— Вот как…

Оливия снова почувствовала себя маленькой и злой девчонкой.

— Он подхватил кашель, от которого не смог оправиться. А когда он умер, она стала чахнуть и последовала за ним через несколько месяцев.

— Пока вы были на войне?

— Нет. Я к тому времени уже вернулся. — Он упорно смотрел в другую сторону.

Оливия прикусила губу. Похоже, она расстроила его своими неуместными вопросами.

— Должно быть, они так гордились вами. По крайней мере это стало для них утешением.

— Да. Стало, — отозвался он, но в голосе снова послышались нотки горечи. — Вскоре после их кончины мой брат неудачно упал с лошади. Протянул две недели, а потом умер, так и не придя в сознание. Так что, видите, мисс Берд… — Он поднял голову и в упор посмотрел на нее. — Никому нет дела, женюсь я или нет. Произведу на свет наследника или не исполню своего долга. — Помедлив, он с неожиданной искренностью добавил: — И вам не следует находиться здесь, наедине со мной.

Оливия улыбнулась с большей уверенностью, чем испытывала на самом деле:

— Полагаю, вы правы. И поскольку вы уже дважды подбивали меня, согласиться на тайное свидание, мне это надоело. Даже для вашего упорного старания шокировать меня есть границы, поэтому я чувствую себя в относительной безопасности.

— Знаете… — озадаченно протянул он, — вы совершенно не похожи на других женщин своего круга. Ведете этот неприличный журнал. Бродите ночами по незнакомому дому. Становитесь на моем пути, и, похоже, с полного одобрения своей матери… Что должен думать обо всем этом мужчина? А теперь вы допытываетесь о моей семье и отношении к браку. Так скорее ведут себя рвущиеся замуж особы, а не скромные молодые леди. Неужели вы так отчаянно хотите найти себе мужа? — Он обошел Китти, так что теперь они стояли друг от друга на расстоянии вытянутой руки. — Или вы скрываете от меня какую-то тайну?

Его слова на мгновение сбили ее с толку. Какая тайна может у нее быть? И если бы она так мечтала выйти замуж, давно бы нашла себе жениха.

Но тут его взгляд уперся в ее живот, и до Оливии с болезненной ясностью дошло истинное значение его намека.

Она тихо ахнула. Он считал, что ей необходимо выйти замуж? И в этом заключается ее тайна?

— Пытаетесь поймать меня, устроив так, чтобы нас застали в компрометирующей ситуации? — прямо спросил он, весело блестя глазами.

Именно этот веселый блеск позволил ей сдержать гнев. Скрестив руки, она надменно вскинула подбородок:

— Вы сами этому не верите, лорд Хок. Вам просто хочется вывести меня из себя.

— И мне это удалось? — ухмыльнулся он.

— Нет, — покачала головой Оливия. — Не удалось.

— Увы. Что ж, может, попробовать это? — Он одним движением привлек ее к себе. — Вы уже злитесь?

— Начинаю, — пробормотала Оливия, безуспешно пытаясь вырваться. Но он сжимал ее хоть и не грубо, но крепко. — Отпустите меня.

— Рано. Вы еще недостаточно разозлились. — Он наклонил голову.

— Еще как разозлилась! — Впрочем, ее сердце билось не столько от гнева, сколько от страха и предвкушения. — Я в бешенстве! Немедленно отпустите!

— Думаю, вам требуются немного более жесткие меры. Может быть, это…

Она не успела глазом моргнуть, как он прижался к ее губам своими.

А может, ей следовало прислушаться к рассудительному внутреннему голосу, требовавшему держаться от него подальше… с самой первой встречи и потом тоже? И все же она оказалась не готова. И снова начала вырываться, но на этот раз куда слабее и всего на несколько коротких минут.

Его губы были горячими, поцелуй — пылким, и она забыла о гневе. А когда его руки обвили ее плечи, она забыла о страхе. Он прикусил ее нижнюю губу, заставил приоткрыть рот, и их языки сплелись. У Оливии внутри все сжалось в жарком, зовущем предчувствии.

Что он сделает дальше?

И как много она готова ему позволить?

Глава 8

Невилл сознавал, что дурно ведет себя. Невинная молодая леди — не из тех, с кем можно позволить себе вольности. Но губы Оливии Берд были невероятно теплы и мягки, и было ясно, что она жаждет этого поцелуя. Если судить по ее реакции, она ждала очень долго…

Поэтому он сделал все, чтобы она запомнила его поцелуй на всю жизнь. Теперь она напишет о нем что-нибудь хорошее в этом своем проклятом журнале.

Он продолжал пробовать ее на вкус. Ощутил тот момент, когда ее губы раскрылись, и без стыда нырнул глубже, в пещерку рта. Она сладка, как мед… как солнечное сияние. Одного этого достаточно, чтобы мужчина опьянел от желания, и он не собирался отказываться от такого наслаждения.

Поэтому он полностью завладел ее ртом, врываясь в него еще глубже и настойчивее, чем следовало бы. То обстоятельство, что она вцепилась в лацканы его сюртука, воспламеняло его еще сильнее. Он дерзко ласкал ее язык своим.

Только когда его желание превысило все мыслимые пределы, он немного пришел в себя, со стоном приподнял голову и глянул в ее хмельные глаза.

— Ты этого хотела от меня, Оливия? Именно поэтому пошла за мной в это уединенное местечко? — допрашивал он, хотя при виде ее раскрасневшегося лица и восхитительно пухлого ротика едва удерживался от второго поцелуя. Одного было явно недостаточно… Но когда он снова нагнул голову, чтобы отведать ее изысканно-сладостный вкус, Оливия, похоже, пришла в себя.

— Нет! — тихо вскрикнула она, нерешительно прижимая ладонь к губам. — Думаю, вы достаточно воспользовались моей беспомощностью!

— Я? Воспользовался вашей беспомощностью? — рассмеялся он, твердо вознамерившись возложить на нее часть ответственности за случившееся. — Кажется, вы хотите все свалить с больной головы на здоровую?

— Я?!

Невилл зачарованно наблюдал игру эмоций на ее выразительном лице: нескрываемое возбуждение, стыд, унижение и, наконец, ярость. Неведомые доселе чувства бушевали в ней, заставляя темнеть глаза, румяня щеки и лишая равновесия.

Она глубоко вздохнула, раз, другой, и он невольно восхитился тем, как туго натягивается при этом лиф ее платья.

— Вы… вообразили, что это я злоупотребила вашей беспомощностью? — ахнула она. — Я?!

— А разве не так? — Он скрестил руки на груди. Давно уже он так не веселился! — Вы последовали за мной сюда по собственной воле. Со стороны каждый мог подумать, что у вас имеются некие скрытые цели. Если вы не собирались поймать мужа, вероятно, надеялись приобрести любовника?

Оливия гневно топнула ногой:

— О, вы — просто предел всему!

— И не это? Хммм… — Он нахмурился. — Тогда остается лишь одно предположение. Я просто объект для исследований, изложенных в вашем журнале, не так ли? Что вы напишете на этот раз? «Лорд X. невыносим, но так хорошо целуется»?

Неужели ее глаза виновато блеснули? Она слишком быстро отвела взгляд, чтобы он мог удостовериться…

— Я больше не желаю выслушивать все это! — процедила она и, подхватив юбки, стала осторожно подниматься по заросшему мхом откосу. — И не приглашайте меня на танец сегодня вечером, лорд Хок, если не хотите получить отказ. На этом наше знакомство закончено.

— Но как вы сумеете избежать встреч со мной?

— Как-нибудь постараюсь.

— А что насчет вашего путешествия в Шотландию? Она развернулась и яростно уставилась на него:

— Какое вам до этого дело? Вряд ли вы удостоитесь приглашения в Берд-Мэнор! И ноги моей не будет в вашем жилище. Так что, как видите, мы больше не знаем друг друга.

Но эти клятвы только смешили Невилла. Он смотрел, как она быстро удаляется с высоко поднятой головой. Нет, между ними далеко не все кончено, хотя он знал, что ступил на тонкий лед. Если он хочет от нее разрешения на долгосрочную аренду, то действует крайне неразумно. И все же никак не может удержаться, чтобы не дразнить ее. Или не целовать.

Он отчетливо понимал, что получает больше удовольствия от всех отказов и отпора этой женщины, чем от объятий любой другой. Но он давно уже перестал удивляться парадоксу, в который превратилась его жизнь. Признанный всеми герой, а на деле — предатель. Купающийся во всеобщем восхищении и пожираемый ненавистью к себе.

Значит, вполне естественно, что он увлечен женщиной, которая его презирает. Но Оливия так же парадоксальна, как он: иногда чопорная мисс Берд, иногда земная Хейзл. Она не похожа на других женщин ее круга, вроде леди Августы, или Пенни Каммингс, или их приятельниц. Большинство из них нечто вроде красивых безделушек, в голове которых только мысли об очередном бале и модных туалетах.

Но Оливия более живая, более своенравная, более энергичная. И, как он, не слишком восхищается высшим светом.

Он смотрел ей вслед, пока она не скрылась за деревьями. Стоило бы внять ее приказу и больше к ней не приближаться.

Но Невилл знал, что не сделает этого. Он будет преследовать ее, мучить и убедит снова его поцеловать. Рано или поздно она согласится на аренду. И кто знает, что ждет его в будущем? Его жизнь будет идти прежним курсом: кошмарные ночи, сносные дни, а иногда, как сегодня, вспышка яркого света.

Разве можно отказаться от шанса еще раз испытать магию этого света?

Оливия, безжалостно сминая папоротники, прошагала по узкой лесной тропинке. Приходилось то и дело подбирать юбки, цеплявшиеся за траву и ветки омелы.

Он, вне всякого сомнения, самый подлый и распутный мерзавец, которого она когда-либо имела неудовольствие знать.

Но как же он целуется!

Она споткнулась о выползший из земли дубовый корень и чуть не упала. Схватившись за ближайшее деревце, она порвала перчатку и выругалась, неподобающе неприлично для молодой леди. И долго смотрела на новую лайковую перчатку с огромной дырой на ладони. Еще одно преступление лорда Хока.

«И все же он целуется очень хорошо», — пропищал издевательский голосок ее совести.

Она не будет писать это в своей «свахе»! Серая белка обругала ее с безопасного места на раскидистом дубу, парочка воробьев упорхнула прочь, раздраженная вторжением в их мирный дом.

— Я презираю его! — вызывающе бросила она недовольным птицам. Тот факт, что дерзкий поцелуй совершенно лишил ее сил сопротивляться, вызвал еще большую неприязнь. Мужчина не рождается с умением так целоваться. Значит, у него была огромная практика, а это означает череду женщин легкого поведения, похотливых трактирных служанок, чересчур дружелюбных горничных и тому подобных дам.

Она снова пошла вперед, наспех оглянувшись перед этим, чтобы увериться, что он не идет за ней. Он действительно самый неприятный в мире человек, даже если от его поцелуев замирает сердце.


К тому времени как Оливия приблизилась к скаковому кругу, ей удалось немного взять себя в руки. К несчастью, другие эмоции, до сих пор подавляемые гневом, быстро выплыли на поверхность. Как тень, которую она не могла обогнать, воспоминания о каждом его прикосновении не покидали ее. Там, где ее сжимали сильные руки, до сих пор покалывало кожу. Она чувствовала его возбужденную плоть, вдавившуюся в ее живот. И при этом воспоминании кровь снова пела.

Она остановилась у павильона и прижала к губам тыльную сторону ладони, чувствуя, как они распухли. Ее впервые целовали так. Рейфел Сент-Джулиан однажды насильно просунул язык ей в рот. Но хотя она давно мечтала побольше узнать о новой французской манере целоваться, первой реакцией было отвращение.

Однако поцелуй Невилла Хока отвращения не вызвал. Хотя и должен был…

Она облизнула губы и застонала от непрошеного трепета, пронесшегося по ней лесным пожаром. Боже, она ведет себя как распутница, как женщина самого низкого пошиба и при этом искренне себя стыдится.

Но она сказала себе, что слеплена из другого теста. Поспешно убрала выбившийся локон. Пусть лорд Хок выиграл этот раунд. Но войну ему не выиграть. Как всякая хорошо воспитанная леди, она знала способы одним взглядом уничтожить человека и при случае была готова дать прилюдный отпор лорду Хоку.

— А, вот и ты!

Оливия нервно дернула головой при первых звуках резкого голоса матери. Подумать только, нужно же было наткнуться прямо на нее! И, что всего хуже, она стояла рука об руку с Пенни Каммингс!

— Где лорд Хок? — спросила Пенни, лукаво глядя на Оливию.

— Думаю, все еще прогуливает лошадь. Сколько ты выиграла? — спросила она, обращаясь к матери и намеренно меняя тему.

— Семь фунтов. И Пенни столько же. А у тебя, дорогая, самый крупный выигрыш. Десять фунтов. Вот, возьми. — Она вручила дочери горстку монет, завязанных в носовой платочек. — Как мудро с твоей стороны было поставить все свои карманные деньги на лорда Хока!

Оливия удержалась от резкой отповеди, только увидев понимающее выражение лица Пенни и восторженно поднятые брови матери. Однако и оставить без ответа столь недвусмысленный намек не могла.

— Я ставила на лошадь. Не на человека. Всегда питала пристрастие к сильным духом особам женского пола. К какому бы виду они ни принадлежали.

Блестящие глаза Августы испытующе смотрели в лицо дочери. Наконец она довольно улыбнулась:

— Идите без меня, Пенни. Я хочу перемолвиться словечком с Оливией.

Оливия нахмурилась. Пенни рассмеялась.

— Вам следовало бы радоваться такой материнской заботе, — заметила она. — Августа просто хочет обрести выгодную для вас партию, не погубив при этом вашу репутацию. — Она неожиданно глянула куда-то в сторону, А вот и лорд Хок!

Пенни засеменила навстречу Невиллу. Оливия метнула ей в спину злобный взгляд.

— Заботься о своей репутации, — пробормотала она.

— Ну-ну, Оливия, не будь такой неблагодарной. Как хозяйка дома, где гостим и мы, и лорд Хок, дорогая Пенни обязана следить за соблюдением всех правил приличия.

— Как мне повезло! — язвительно бросила Оливия. — Две почтенные матроны следят за каждым моим шагом!

— Я попросила бы не пользоваться этим словом в применении ко мне! — Августа вздернула подбородок и поправила кружевную шаль на плечах. — Это звучит так… бесповоротно, словно я в самом деле постарела.

— А ты, разумеется, еще совсем молода? — Оливия посмотрела в ту сторону, где шествовала Пенни в компании Невилла и его прекрасной лошади. — Честно говоря, не понимаю, почему тебе так не терпится снова выйти замуж. Мужчины иногда могут быть совершенно невыносимы.

Августа, проследив за взглядом дочери, улыбнулась:

— Неужели я различаю некую симпатию к лорду Хоку? Он действительно необыкновенный молодой человек.

Оливия хотела было откреститься от подобных предположений, но не смогла устоять перед мягкими расспросами матери.

— Он действительно может быть весьма привлекательным, — с тяжким вздохом призналась она. — Но кроме того, назойлив, высокомерен и чрезвычайно любит командовать.

— Он пытался тебя поцеловать?

— Мама! — Оливия попыталась изобразить возмущение, но краска на загоревшихся щеках ее выдала. — О, мама! — снова вздохнула она. — Это совершенно не важно. Он не из тех мужчин, кто может меня заинтересовать.

— Ты твердишь это о каждом мужчине, с которым знакомишься.

— Ну хорошо, раз ты хочешь, я объясню. Он полная противоположность всему, что я ищу в муже.

Августа похлопала дочь по руке:

— Ну и ну! Какой же силы чувства он пробуждает в тебе!

Оливия сжала кулаки:

— Ненавижу, когда ты намеренно искажаешь смысл моих слов!

Августа изящно пожала плечиками:

— Я всего лишь о том, что вы прекрасно подходите по возрасту, состоянию и положению в обществе. Даже ваши земли граничат! И, в довершение ко всему, вы очень хорошо смотритесь вместе. Все только об этом и говорили, когда вы танцевали на вчерашнем балу.

Оливия покачала головой, не желая слышать подобные вещи:

— Да, танцует он хорошо. И довольно красив, в стиле романтического героя. Любит лошадей и природу. Вы правы. На первый взгляд мы действительно хорошо друг другу подходим. Но он также слишком много пьет и слишком хорошо разбирается в женщинах. Короче говоря, он распутник худшего разбора, доверять которому нельзя.

После этого горячего монолога Августа долго задумчиво молчала, а затем заметила:

— Вижу, ты успела достаточно хорошо изучить лорда Хока. Однако нужно признать, что он совершенно не похож на твоих отвергнутых поклонников.

Заметив довольную улыбку матери, Оливия снова вскипела:

— И что ты хочешь этим сказать? Нет, не объясняй. Ты просто не понимаешь! Возможно, тебе станет яснее, если я добавлю, что лорд Хок очень похож на моего отца. Неотразим. Опасен. Совсем не тот мужчина, которого должна выбрать мудрая женщина… если он вообще помышляет о браке.

Оливия не стала дожидаться ответа матери: вполне достаточно было видеть шокированное лицо. Они нечасто говорили об отце, но Августа старалась игнорировать недостатки второго мужа, и это побуждало Оливию их преувеличивать.

Повернувшись, она решительно направилась к маленькому рынку, раскинувшемуся на городской площади Донкастера. Сейчас она стремилась к одному: не видеть ни Пенни, ни мать, ни несносного Невилла Хока.

Она ослабила завязки шляпки и откинула ее на спину, что совершенно не подобало леди. Но сейчас ей было все равно. По крайней мере теперь мать на время забудет о лорде Хоке, потому что больше всего на свете ненавидела спорить о Камероне Берде.

Ручки ридикюля врезались в запястье Оливии, а она продолжала идти, вызывающе помахивая им и ощущая, как он тяжело хлопает по бедру, отягощенный ее выигрышем. Конечно, за нежданно свалившееся богатство стоило благодарить лорда Хока, и это раздражало еще больше.

И тут она решила, что потратит все. До последнего шиллинга. Накупит всякой фривольной чепухи, которой наверняка не одобрил бы лорд Хок.

Но она немедленно решила, что это глупо. Фривольность — именно то, в чем он хорошо разбирается. Нет, лучше потратить выигрыш разумно. На вещи, которые просвещают разум.

Она оглядела веселые рыночные лотки и вывески магазинов. Ленты всех оттенков трепетали на ветру радужным веером. Запах роз, лаванды и жимолости наполнял воздух. Чумазый мальчишка вопил, перечисляя достоинства универсального эликсира доктора Смайта, какая-то женщина уговаривала мужчину купить бутоньерку для своей возлюбленной. Здесь продавали пироги, пирожные, эль, пунш и вино. Она заметила лоток с ирландским бельем и шотландской шерстью, а также восточные, украшенные бисером одеяния.

Торговцы самыми разнообразными товарами собрались на скачках, и Оливия перебегала глазами с одного на другой, замечая и отвергая все. Но тут она заметила столик, нагруженный книгами. И направилась прямо к нему. На десять фунтов она купит книг больше, чем сможет унести. Превосходно.


К тому времени как Оливия сделала все покупки, солнце уже спускалось к горизонту, состоялись два следующих забега и продавец был пьян от восторга.

— Я немедленно пришлю мальчишку с вашими книгами, мисс.

— Я живу у Каммингсов, — сообщила Оливия, успевшая потратить восемь фунтов десять шиллингов. Она протянула руку за сдачей.

Увидев порванную перчатку, мужчина покачал головой:

— Прошу прощения, мисс, но мой шурин держит лоток с кожаными товарами, как раз на другой стороне площади.

Оливия поспешно сжала руку в кулак, вспомнив о поцелуе и бегстве от лорда Хока. И плотно сжала губы, трепеща от воспоминаний. Она не хотела, не хотела помнить ни о чем, связанном с этим человеком! Но к несчастью, о нем напоминало все, буквально все!

— Спасибо, — обронила она, отходя от стола, и тут же импульсивно решила купить что-нибудь для лорда Хока… на память о ней, единственной женщине, не поддавшейся его обаянию.

Она дала волю фантазии. Подарок, который будет символизировать ее полнейшее презрение к нему. Что это может быть?

Бутылка дешевого вина.

Оливия поморщилась.

Да, решение идеальное, но в этом случае она опустится до его уровня. Нет, лучше проигнорировать лорда Хока и заранее приготовиться к очередной наглой выходке. Несмотря на предупреждение, он вполне способен снова пригласить ее на танец.

Сдача назойливо звенела в ридикюле Оливии, раздражая ее. Пожалуй, опустит она монетки в кружку для бедных в деревенской церкви!

Но тут она заметила прекрасного серого мерина, которого вел под уздцы тренер, и в голову пришла идея получше. Она поставит на одного из противников лорда Хока и оставит выигрыш в кружке для бедных.

А если чертов тип не проиграет?!

Оливия разжала кулак и взглянула на порванную перчатку. Он не может выигрывать каждую скачку. Его лошади не настолько резвы.

Хотя Киттиуэйк была…

Оливия вошла в павильон.

Она в жизни не видела животного красивее и изящнее. Невозможно делать ставки против Киттиуэйк и остаться в выигрыше! Честно говоря, она не возражала бы получить такую кобылку в подарок или купить.

Но об этом не может быть и речи. Она не собирается вести дела с Невиллом Хоком. Как не собирается и танцевать с ним.

Или целоваться…

Глава 9

Невилл неистово драил шкуру Кестрела, обращая самое пристальное внимание на гриву и хвост жеребца, пока тот не фыркнул и не стал рыть землю копытом.

— Полегче, парень, — пробормотал Невилл и едва успел увернуться от удара. — Все. Уже все. Больше не буду.

— Он просто рвется в бой, — заметил Барт, вешая ведро с ячменем на вбитый в стену стойла крюк.

— Завтра у него появится такая возможность. Невилл вышел из стойла, оперся о дверцу и вместе с Бартом в последний раз осмотрел великолепного жеребца.

— Как справляетесь? — неожиданно спросил Барт.

— Неплохо. А ты?

— Надо бы лучше, да некогда. Хотя не терпится вернуться домой.

— Скучаешь по Мейзи?

Барт вот уже десять лет как был женат на кухарке Вудфорда.

— Да. И по малышам тоже. — Не дождавшись ответа от Невилла, Барт откашлялся. — А вы, милорд? Никогда не подумывали жениться? — спросил тренер и тут же опустил голову под недобрым взглядом Невилла.

— Подумывал.

Последовало долгое молчание, и Барт переступил с ноги на ногу. Невилл неожиданно понял, что тренер нервничает. Так ему и надо. Хотя их отношения были гораздо ближе, чем хозяина и наемного слуги, существовали границы, которых они никогда не пересекали. Однако сегодня по какой-то причине тренер был готов раздвинуть эти границы и затронуть вопрос о женитьбе.

— Я никогда еще не был так спокоен и доволен, — продолжал Барт. — Что может быть лучше, когда женщина встречает тебя дома сытным ужином, а ребятишки обступают со всех сторон, радуясь, что отец дома. — Он сплюнул в солому. — Такой прием заставляет даже самого последнего бедняка чувствовать себя королем.

Невилл резко повернулся и уставился на тренера:

— Ну-ка выкладывай все начистоту! Что ты ходишь вокруг да около?

Барт, не мигая, смотрел на хозяина.

— Если вы женитесь, значит, сможете спать по ночам. Если женитесь на женщине, в которой сможете раствориться… в хорошей женщине, а не просто подходящей, — сможете упиваться ей, а не виски. И обретете мир и покой.

Невилл окаменел при первом упоминании о ночных несчастьях, а намек на его пьянство вывел из себя еще больше. Но это Барт, порядочный и верный слуга, и поэтому Невилл усилием воли постарался сдержаться.

— Я учту твои пожелания и благодарю за заботу.

Однако когда он повернулся, чтобы уйти, Барт продолжал:

— Не меня одного это тревожит.

Невилл медленно развернулся, стиснув челюсти.

— Насколько я понял, мой образ жизни служит предметом обсуждения среди слуг Вудфорда?

Мрачный взгляд Невилла имел свойство бросать в холодный пот не одного сильного мужчину, а обманчиво мягкий тон повергал в дрожь. Но Барт не отступил, хотя побелел как полотно и судорожно сглотнул.

— Как вы упомянули, ваши привычки иногда обсуждаются теми, кто работает в Вудфорде, но только теми, кого заботит не только день выплаты жалованья, но и хозяин дома.

Простые слова… и Невилл никак не мог усомниться в их искренности.

Он медленно выдохнул и потер затылок. Пожалуй, не стоит сердиться на вмешательство в его жизнь: в конце концов, человек желает ему добра.

— А как насчет мисс Берд? В некотором роде она ваша соседка.

Невилл пораженно покачал головой:

— Так ты шпионишь за мной?

Барт едва заметно улыбнулся:

— Даже слепой увидит, как вас тянет друг к другу. А я не слеп.

Невилл снова потер затылок.

— Не думаю, что она такого уж хорошего мнения обо мне.

— Вы, случайно, не оскорбили девушку? Она леди…

— Она может сама о себе позаботиться.

Барт невольно прищурился:

— Если хотите, чтобы женщина вас полюбила, не стоит обращаться с ней как с какой-то обычной…

— Я не ищу жену!

— А следовало бы.

— Довольно, черт бы тебя побрал! — Невилл прерывисто вздохнул. — И довольно говорить на эту тему! Лучше присмотри за лошадьми! У меня и без того полно дел.

Барт ничего не ответил. Невилл коротко кивнул и ушел. Но, похоже, тренер был исполнен решимости оставить за собой последнее слово, потому что крикнул ему вслед:

— Пригласите ее на вальс! Она сделает вид, что оскорблена, но все женщины обожают вальс. Пригласи ее на вальс, парень!

Невилл подкрепился бокалом бренди. Но больше одного себе не позволил. Он постарался всячески ограничить пьянство уже после первой ночи в Донкастере. Однако после разговора с Бартом в нем бурлила не находившая себе выхода энергия.

Солнце спускалось к горизонту, и простолюдины уже собирались на городской площади, где устраивались танцы: весьма редкое событие, которое удостаивали посещением даже аристократы. Шелка смешивались с фланелью и бумазеей. Вышитые туфельки выбивали такой же ритм, как свеженачищенные рабочие сапоги.

Неужели надменная мисс Берд станет праздновать вместе со всеми?

Хотя для танцев предназначалось несколько лужаек и каждый старался держаться поближе к своей ровне, Каммингсы объявили, что подобное развлечение не слишком подходит дамам. И все же последние тоже предпочли посетить танцы. А мужчинам из их компании предстояло проследить, чтобы ни одна женщина не ушла домой без кавалера.

Невилл причесался и привел себя в порядок. Он сделает все, чтобы мисс Берд не осталась без сопровождающего! Пусть кипит гневом, топает ножкой и сверкает янтарно-зелеными глазами. Ему все равно. Мало того, он с нетерпением ожидал вспышки ее ярости. Под этой внешностью хорошо воспитанной барышни кроется неукротимая страсть, и он сделает все, чтобы выпустить эту страсть на волю.

Он нагнулся и посмотрел на себя в зеркало.

Почему он делает это? Почему не в силах забыть ее, почему ни одна женщина не влекла его к себе с такой силой? И дело не только в аренде земли, иначе он не вел бы себя с ней так неосторожно. Если бы все, что он хотел, — взять в аренду ее пастбища, не оставил бы той записки в журнале. Не целовал бы ее так исступленно у ручья…

При одном воспоминании об этом поцелуе и ее безыскусном ответе у него загоралась кровь.

Нет. Дело не в аренде. Он хотел эту женщину, безумный глупец! А она хотела его. Барт сказал, что даже слепец может видеть, как их тянет друг к другу.

Он даже позволил себе поразмыслить над другими словами Барта. Тот считал, что женщина может отогнать его кошмары, что женщина, каждую ночь лежащая в его постели, может дать ему долгожданное облегчение. Отвлечет его. Подарит наслаждение.

Невилл смотрел на свое отражение, видя лицо, так похожее на лицо отца, и шрам на челюсти: постоянное напоминание о той ночи в Линьи.

Поспешно отвернувшись, он снова поднял графин.

Будь он джентльменом, держался бы подальше от Оливии Берд.

Но тут он горько рассмеялся.

Будь он истинным джентльменом, у него не было бы причин держаться подальше от Оливии Берд. И она, и ее мать приняли бы его с распростертыми объятиями.

Но он не джентльмен! Когда-то, может, и был, но теперь… все в прошлом. И он не собирается искать жену.

Невилл медленно прикончил бренди, наслаждаясь его жаром и жгучим вкусом. Предвкушая момент, когда уйдет напряжение.

Он отставил графин.

Барт перешел все границы, вмешался не в свое дело, но в одном был прав. Женщины любят вальс. Он выучился этому танцу во Франции, и хотя последнее время не танцевал, все же вспомнит па, как только заиграют музыканты.

— Сегодня я буду вальсировать с Оливией, — поклялся Невилл, подогретый бурлившим в его крови бренди. Она будет избегать его, он начнет ее преследовать, и под конец она окажется в его объятиях, сладостная и податливая, какой была сегодня у ручья. Одна эта мысль пробудила в нем совершенно неудержимую похоть.

Но он напомнил себе, что они не окажутся в постели. Об этом не может быть и речи. В конце концов, она леди. К несчастью. И, погубив ее репутацию, он погубит также всякую надежду взять в аренду ее землю.

Все же если он хотя бы немного смягчит ее, то эту ночь можно будет считать успешной. Он обнажит ее страсти, покажет, до чего она способна дойти. Пусть признает их существование! Она может твердить себе, что презирает его, но вскоре осознает свое желание.

Даже Барт с этим согласится.

— Ты идешь, и это мое последнее слово, — объявила Августа. — Ты не имеешь права оскорблять гостеприимство Каммингсов подобным образом.

Оливия окинула ее яростным взглядом. Как ни неприятно, но мать права.

— Кроме того, — продолжала Августа, — Пенни утверждает, что танцы на площади — это почти скандальное событие, поскольку туда допускается вся округа. Мне казалось, что это вполне твоя стихия.

На этот раз Оливия отвернулась. Мать снова права. Если бы не лорд Хок, она с восторгом бы отправилась на танцы. И хуже всего, что хотя она сгорит от унижения при виде его, все же какая-то часть ее… самая порочная часть, жаждет встречи.

Она прижала пальцы к глазам, стараясь взять себя в руки. Обрести спокойствие, которого не ведала весь вечер. С той минуты, как он поцеловал ее. Почему она позволила себе остаться наедине с ним, зная, какое извращенное тяготение испытывает к этому человеку?

Потому что думала, будто здравый смысл сможет побороть первобытную страсть, которую он в ней возбудил. Оливия вздохнула. Она не глупа, не легкомысленна, так что извинения подобному инфантильному поведению просто нет и быть не может. Господи, она провела в Лондоне три сезона и, кажется, научилась отваживать нежеланных поклонников. Впрочем, он даже отдаленно не походил на поклонника. Скорее, вел себя как неотесанная деревенщина. Негодяй. Один из тех порочных мужчин, у которых нет порядочных намерений. Только дурные. Но он так хорошо целуется!

— Оливия! Я с тобой говорю!

Оливия, вздрогнув, вернулась к реальности. Мать не оставит ее в покое, пока она либо не согласится, либо не объяснит, почему не хочет идти. И даже тогда Августа скорее всего посоветует поощрять этого человека. Если бы она вела подобный журнал, наверняка посчитала бы лорда Хока идеальным женихом: красив, умен, титулован и небеден.

Оливия подняла щетку для волос.

— Я слушаю тебя, матушка. Просто мне не нравится то, что ты сказала.

— Когда это ты научилась спорить с матерью?

— Прости, — снова вздохнула Оливия. — Ты права. У меня нет причин избегать сегодняшних празднеств. Но обещай мне одно, мама! Пожалуйста! Пообещай, что сегодня ты не станешь навязывать мне ни одного мужчину.

Августа, застегивавшая браслет поверх перчатки, прервала свое занятие и подняла голову:

— Если ты имеешь в виду лорда Хока, а подозреваю, так оно и есть. Сомневаюсь, что его так уж необходимо тебе навязывать. Он достаточно увлечен тобой, чтобы нуждаться в каком-то ободрении. — Заметив упрямое выражение лица Оливии, она прищурилась: — Понять не могу, почему он так тебе не нравится.

Оливия едва не застонала. Видит Бог, она не хотела ввязываться в этот разговор!

— Ты, как всегда, делаешь поспешные выводы, — проворчала она. — Я не имела в виду именно его! Просто я покинула Лондон, потому что брачный рынок становится все более скучным.

Августа снова занялась браслетом.

— Хорошо, я не буду представлять тебя холостым джентльменам. Именно этого ты хочешь? Но за это ты должна ответить на мой вопрос. Только на один.

Оливия стиснула зубы. Какой у нее выбор? Впрочем, один ответ — это лучше, чем целый вечер попыток избежать материнских интриг.

— Ладно. Всего один.

— Вот и прекрасно. Итак… — Она подняла голову и окинула Оливию взглядом раненного до глубины души человека. — Ты намереваешься остаться в старых девах? Или твои стандарты так невыносимо высоки, что ни у одного мужчины нет никакой возможности им соответствовать? — Она прижала сжатые руки к груди. — Неужели последние три года я надеялась зря? Но заверяю тебя, что не хочу зря потратить еще три года!

Такого Оливия не ожидала и на какой-то момент даже растерялась.

— Это больше чем один вопрос, — напомнила она.

— Возможно, но смысл у всех одинаков. Скажи правду, Оливия, потому что мне надоела твоя игра.

Оливия склонила голову. Что же ей сказать?

— Я хочу рано или поздно выйти замуж. Но только за человека, которого полюблю.

Августа отпрянула.

— Это звучит как обвинение! Думаешь, я выходила замуж не по любви?

Оливия снова сдержала стон. Мать, как обычно, перевернула все с ног на голову, чтобы оказаться в центре внимания.

— Я не это имела в виду, матушка.

Августа презрительно фыркнула:

— Но тебе все же следует знать, что я любила всех своих мужей, хотя, возможно, и по-разному. — Она уставилась в пространство. — Джордж, хоть был намного старше меня, оказался настоящим душкой, добрым и великодушным. Твой отец… да, он был повесой, признаю, но я страстно его любила. А Хамфри… надеюсь, ты не сомневаешься в моей любви к нему?

— Нет, конечно, нет. Просто… — Оливия заломила руки. — Я просто не хочу совершить ошибку. Хочу быть уверенной.

— На самом деле, дорогая, ты мечтаешь об идеальном мужчине. Нок несчастью, таких просто не существует. И полагаю, ты уже сама это поняла. — Она подошла к дочери и нежно погладила по щеке. — Пойдем. Заканчивай прическу. И не надевай лучшие туфельки: там грязно и пыльно.

Оливия кивнула и принялась одеваться. Беседа оказалась не столь трудной, как она ожидала, но тем не менее расстроила ее. Неужели она добивается невозможного? Неужели слишком многого ожидает от мужчины, желая, чтобы он был верен, добр, порядочен и начитан? Наверняка нет! Может, она не там ищет? Но с каких пор любовь стала для нее обязательным условием брака?

Тяжело вздохнув, Оливия воткнула в волосы пару сверкающих гребней. Сегодня она прекрасно проведет время и не станет ни о чем волноваться. Особенно о лорде Хоке.

По крайней мере попытается.

Женщины и мистер Каммингс ехали в экипаже. Остальные мужчины, включая лорда Хока, — верхом. Слава Богу, Оливии не пришлось столкнуться с ним лицом к лицу! Вместо этого она размышляла о его спутниках, пытаясь возбудить в себе хотя бы малейший к ним интерес. Но увы, безуспешно.

По-настоящему отвлеклась она в городе. Вся площадь была освещена факелами, а в центре, на возвышении, сидели музыканты. По периметру были расставлены чаши с пуншем, бутылки с бренди, вино и тележки с бочонками эля.

— Леди, вы должны находиться здесь, между музыкантами и столами с пуншем, — наставлял мистер Каммингс. — Сюда не допустят никого из простого народа.

— А я хотела бы обойти площадь и посмотреть, как танцуют горничные и конюхи. И викарий, — озорно усмехнулась Оливия.

— Мы так и сделаем, — решила Пенни. — Это входит в программу развлечений. Но не ходите одна, Оливия. Только в компании. Пообещайте мне.

— Заверяю, я вовсе не горю желанием оказаться объектом нежеланного внимания со стороны конюха или аристократа.

Пенни вскинула брови, но Оливия отвернулась и глубоко вздохнула. Теперь она была рада, что приехала. В вечернем воздухе пахло дымом от факелов и пылью, лошадиным потом и контрабандными французскими духами. На площадь со всех концов сходились празднично одетые люди.

Оливия заметила трех державшихся за руки девушек. Возможно, дочери торговцев или горничные?

Оливия проводила их взглядом. Они смеялись и кокетливо поглядывали на молодых людей с прилизанными волосами, неестественно прямо державших шеи в крахмальных воротничках. Один из них, свистнув, крикнул вслед:

— Послушай, Энни, прибережешь один танец для меня?

Девушки дружно засмеялись. Но та, что в центре, по-видимому Энни, кивнула. Молодые люди тут же захихикали и принялись подталкивать друг друга локтями.

Оливия неохотно отвернулась. Какое счастье обладать такой свободой и выбрать мужчину, основываясь только на собственном к нему интересе!

Пенни неодобрительно покачала головой, осуждая распущенность молодежи. Но Августа весело рассмеялась. В глазах матери Оливия увидела неотразимые искорки, так привлекавшие мужчин. Ей внезапно показалось, что ее мать действительно не может жить без внимания противоположного пола. И видит в мужчинах только хорошее. А вот Оливия неизменно сосредоточивается на недостатках.

Музыканты стали настраивать инструменты, но Оливия была слишком поглощена столь неожиданным откровением, чтобы это заметить. Если она сказала матери правду относительно своих намерений выйти замуж, может, стоит прислушаться к ее советам? Постараться найти в мужчинах что-то хорошее, а не просто перечислять их грехи в журнале?

Кто-то толкнул ее сзади. Оливия пошатнулась, но ее подхватила чья-то сильная рука. Жар, идущий от этой руки, должен был послужить предостережением, но тем не менее, оказавшись лицом к лицу с Невиллом Хоком, Оливия испытала настоящее потрясение.

— Потанцуете со мной, Оливия? Несмотря на ваш гнев и поспешные слова, я бы хотел получить этот танец. Думаю, что и вы испытываете желание покружиться в моих объятиях.

Это было унизительно… это было невообразимо… но Оливия хотела танцевать с ним. По крайней мере этого желало ее тело… предательское тело.

Она смотрела в эти бездонные синие, а сейчас почти черные глаза и каждой частицей своего существа жаждала упасть в его объятия. Только гордость и остатки здравого смысла не давали это сделать.

— Я… по-моему, я достаточно ясно дала понять свое отношение к вам. Так или иначе, — добавила она, запоздало сообразив, что следует отнять руку, — я собралась сначала прогуляться. Да и музыканты еще не заиграли.

Невилл улыбнулся, и она поняла, что не может отвести от него взгляда, хотя сознавала, что мать совсем рядом и наблюдает за ними, и краем глаза видела, как Пенни что-то шепчет мужу. Но Оливия потонула в глазах Невилла.

— Я прошу только один танец, мисс Берд. Не настолько же вы бессердечны, чтобы отказать в этой смиренной просьбе!

Сердце Оливии забилось так громко, что, казалось, это слышат все окружающие. Во рту пересохло. Она, как идиотка, не могла ни рассуждать, ни говорить. Потом кто-то подтолкнул ее локтем… мать? — и она снова пришла в себя. Неужели после сегодняшней откровенной беседы мать снова навязывает ей человека, которого Оливия видеть не желает?

Она стояла так близко к нему, что ощущала запах мыла и бренди.

Бренди. Он снова пил. Это оказалось тем топливом, в котором нуждалась ее ослабленная решимость.

— Но я бессердечна, — отрезала она. — Всякий в Лондоне может это подтвердить. Удивительно, что вы этого еще не поняли. Прошу меня простить…

И она неучтиво повернулась к нему спиной.

Кто-то тихо ахнул. Оливия так и не поняла, кто именно. Но только не Невилл Хок. Он упорно молчал.

Оливии было так совестно за свою грубость, что она с удовольствием сжалась бы в комочек, чтобы стать невидимой. Но он это заслужил!

Она нервно поправила шаль.

Его предупредили, что не стоит приглашать ее на танец, но он оказался слишком высокомерен, чтобы ей поверить. И он заслужил такую выволочку, твердила она себе. Заслужил.

Но даже когда веселье было в самом разгаре, Оливия так и не смогла найти утешения в собственной правоте.

Музыканты играли живые, задорные мелодии, и все наслаждались танцами! Пенни и Августа ни разу не присели, за все время едва успев выпить бокал пунша! Все джентльмены, и не только из их компании, приглашали дам. Все, кроме лорда Хока.

Оливия не танцевала. И убивала время беседами со знакомыми, стараясь не искать взглядом Невилла. Но ничего не могла с собой поделать. Его нигде не было видно. Неужели ее оскорбления так глубоко его ранили?

Она твердила себе, что это не важно, но не могла не смотреть на танцующих. Даже если он сильно обижен, то непременно найдет утешение в бренди, виски или даже зле. И у нее нет причин думать о нем.

И все же Оливия чувствовала себя как в воду опущенной. Она потанцевала один раз, с мистером Гарретом, но сразу поняла, что у нее нет настроения, и, решила избавить остальных от своего общества. Может, выпить еще бокал пунша?

Когда начался галоп, она отступила и обошла танцующих, которые, забыв обо всем, веселились от души. И это веселье все разгоралось, казалось, ему не будет конца. Цепочка зевак, отделявшая леди и джентльменов от торговцев и кабатчиков, была достаточно тонкой. Она случайно наткнулась на кого-то, извинилась и стала следить за более скромно одетой группой танцоров.

Там оказалась девушка, которую она увидела раньше. Она танцевала с окликнувшим ее поклонником. Волосы девушки были распущены, и локоны цвета пшеницы красиво ниспадали на плечи. Глаза сверкали, щеки разрумянились, и партнер смотрел на нее взглядом, одновременно хозяйским и мальчишески влюбленным. Всякий мог видеть, как их тянет друг к другу, и Оливия жадно ловила каждое движение.

Неужели именно это заметила мать, когда наблюдала за ее танцем с лордом Хоком?

Щеки Оливии жарко загорелись. Наверняка нет!

Она простояла на месте, пока не кончился танец. Но прежде чем танцоры успели разойтись, музыканты заиграли снова. На этот раз — вальс. И молодой человек обнял хорошенькую девушку…

И так же быстро обняли ее. Лорд Хок!

Одна его рука обвила ее талию, другая — сжала пальцы, и уже через несколько мгновений они влились в толпу танцующих.

Такого просто быть не может!

И все же у Оливии не нашлось слов протеста: слишком настойчиво звала музыка. И настроение ее слишком изменчиво. А может, она знала, что неутомимый лорд Хок не отпустит ее, что бы она ни сказала и ни сделала.

Так или иначе, а лорд Хок держал ее железной хваткой, кружа под откровенно обольщающую музыку, среди совершенно незнакомых и, может, влюбленных друг в друга людей… и все это время она не отрываясь смотрела в потемневшие, зовущие глаза.

— Если мисс Берд не хочет танцевать со мной, — пробормотал он, — я рад найти милую Хейзл среди простолюдинов.

Оливия усилием воли отвела взгляд и стала упорно рассматривать шрамы, бороздившие его челюсть. Достаточно плохо и то, что она позволила ему эту вольность. Она отказывается выглядеть косноязычной идиоткой.

Она постаралась собраться с мыслями.

— Я слышала, что элемент неожиданности — основное орудие военной стратегии, — заметила она и, на миг замерев, увидела, как его губы изогнулись в полуулыбке.

— Так оно и есть.

— А у вас большой опыт в военном деле.

— Можно сказать и так, — обронил он уже настороженно.

Оливия подняла глаза.

— Я слышала также, что одна битва еще не решает исхода войны.

Темная бровь вопросительно изогнулась:

— Полагаю, вы говорите о нас обоих?

Оливия пожала плечами:

— Ошибаетесь, Хейзл. Вам нужно знать, что единственное сражение может повернуть вспять течение военной кампании, — усмехнулся он и, прежде чем она успела возразить, снова закружил ее и притянул к себе так, что их бедра столкнулись, а кончики ее сосков скользнули по его груди. И каждый нерв в ее теле ожил. Она сгорала от жара и задыхалась, не понимая, в чем причина: в танце или партнере…

— Вы позволяете себе немыслимые вольности.

— Разве не этого вы ожидали от меня? — спросил он, понизив голос. — Разве не именно это влечет вас ко мне?

— Если меня и влечет к вам, то это лишь что-то вроде любопытства прохожего к очередной трагедии: пожар в доме, сломавшаяся карета…

— Пожар в доме? — рассмеялся он. Но она продолжала еще запальчивее:

— Да, или поломка экипажа. Посторонний человек может смотреть и надеяться, что сам никогда не переживет подобного несчастья.

— Слишком поздно, Хейзл.

Он крепче обнял ее за талию, повел куда-то в сторону, и она, не успев оглянуться, оказалась в темном переулке между пустым фургоном и лавкой сапожника.

— Слишком поздно, Хейзл, — повторил он. — Боюсь, несчастье само вас нашло…

Глава 10

— Если вы снова поцелуете меня… я… я закричу! — предупредила Оливия.

— Я готов рискнуть.

Сердце Оливии, и без того лихорадочно бившееся в продолжение всего вальса, почти рвалось из груди.

— Вы еще хуже, чем я думала. И вовсе не джентльмен.

— Возможно, нет, но меня обычно не влечет к молодым женщинам так называемого хорошего происхождения. Впрочем, вы не похожи на таких молодых леди.

— Это не так!

— Именно так.

Он слегка улыбнулся:

— Днем вы можете быть Оливией Берд, порядочной и приличной юной мисс, хладнокровно планирующей поимку достойного мужа, идеального джентльмена из общества, чтобы вести жизнь богатой светской дамы. Но по ночам…

Его рука, лежавшая на ее талии, властно притянула Оливию.

— По ночам вы становитесь Хейзл, моей прелестной, упрямой Хейзл.

Оливия не могла шевельнуться. Слишком заворожена была она его словами. Слишком возбуждена прикосновением.

В его словах была ужасная правда, принесшая, однако, определенное облегчение. Эта Хейзл, о которой он говорил, была по природе любопытна и немного распутна.

Но Оливия напомнила себе, что она никакая не Хейзл, и поэтому должна бороться с взаимным влечением.

— Боюсь, вы заблуждаетесь, лорд Хок, — выдохнула она. — Эта Хейзл — плод вашего воображения…

Но он заглушил ее слова поцелуем. В темноте. Прижав к фургону, от которого пахло овечьей шерстью и сальными свечами, под вопли сотни людей, танцевавших совсем рядом, он целовал ее, медленно, крепко… извлекая этим Хейзл из небытия…

Она не помнила, как освободила руки и обвила его шею. Как откинула голову. Он быстро этим воспользовался. Музыка тем временем набирала темп, заглушая голоса. Мужские, женские… они переплетались, ведя свою собственную мелодию.

Но в темном покое их укрытия лорд Хок целовал Оливию.

Невилл целовал Хейзл.

— Сколько тебе лет? — спросил он между поцелуями. Она так задыхалась, что едва смогла ответить:

— Двадцать один год.

— Ты очень хорошо целуешься.

Он обдал ее ушко жарким дыханием, и она инстинктивно выгнулась.

— Очень хорошо, — добавил он, вновь завладев ее губами, с еще больше силой, чем раньше.

Оливия, по-видимому, окончательно сошла с ума, потому что была абсурдно рада его словам.

Ни один мужчина до него не целовал ее так властно, так умело и с таким абсолютным сознанием собственной правоты. Он приоткрыл губами ее губы, его язык скользнул внутрь, лаская и гладя, также пылко-эротически, как тогда, у реки…

Господи Боже, о чем она думает?

Оливия резко отстранилась. Но он по-прежнему удерживал ее, прижав своим мускулистым телом к стенке фургона.

— Ты также страстно целовала всех мужчин, перечисленных в твоем журнале?

— Нет! — негодующе воскликнула она. — И немедленно отпустите меня!

— Но если твои расследования включают поцелуи, — продолжал он, игнорируя ее слова, — я обязан им своей искренней благодарностью, всем тридцати восьми.

— Я уже говорила, что никого не целовала! И отпустите меня.

Она толкнула его в грудь, в эту твердую, как камень, грудь, отчетливо ощущая бушующие в ней противоречивые эмоции: гнев и обида за незаслуженное оскорбление, удовольствие от услышанного комплимента ее поцелуям и унижение и стыд за свою легкую капитуляцию.

Ей нужно немедленно вернуться к матери и Пенни и держаться подальше от Невилла Хока и его опасного притяжения. Несмотря ни на что, она не могла отрицать его опасную привлекательность. Зловещую привлекательность. Фатальную привлекательность…

Но он не собирался ее отпустить и дал ясно это понять.

— И скольких ты уже целовала?

«Самое большее — четверых…»

— Не так много, как вы… женщин. Вспыхнувший факел залил его лицо золотым светом, и в этот миг она успела увидеть его высокомерную улыбку.

— Это комплимент?

— Только вы способны такое подумать. Это оскорбление вашим моральным принципам, которых, впрочем, у вас нет совсем.

— Наоборот. Я считаю своим моральным долгом ублажить каждую женщину, которая решит меня поцеловать.

— Я не решала вас поцеловать. Это вы решили поцеловать меня.

— Я прочитал твои мысли, — возразил он. — И сейчас читаю.

С этими словами он наклонил голову.

И хотя на этот раз она была лучше подготовлена к тому, что сейчас произойдет, прикосновение его губ произвело то же мощное действие. А может, и более мощное.

До него Оливия целовала четверых мужчин, и только двое осмелились на интимное вторжение, которое позволил себе этот дерзкий мужчина. Только один проник за барьер ее сцепленных зубов, и ей это совсем не понравилось. И то, что Невиллу Хоку это так легко удалось, показалось ей чудом. И то, что он дал ей столько наслаждения, было поразительным. Она должна была остановить его и с отвращением отпрянуть. Но так и не смогла…

Он целовал ее, и она, идиотка, целовала его в ответ. И в ее захмелевший мозг, кроме этого наслаждения, просачивалась только музыка.

Одна его рука легла на ее затылок, и он еще сильнее впился в ее губы. Его пальцы запутались в ее волосах…

Их тела слились, несмотря на значительную разницу вроете.

На этот раз, когда она отстранилась от него, он ее отпустил.

Пока она ловила губами воздух, прижимая дрожащую руку к губам и другую к животу, он тяжело оперся о фургон, стискивая перекладины и опустив голову.

— Тебя следовало бы держать под замком.

— Меня?

Сердце Оливии билось так часто, что ныла грудь:

— Это ваших рук дело! Не моих!

— Насколько я припоминаю, мы сделали это вместе, причем нам было очень хорошо.

Она безжалостно подавила захлестнувшее ее извращенное наслаждение.

— Но больше мы этого делать не будем.

— Готов поставить целое состояние на то, что я снова тебя поцелую.

— В таком случае вы проиграете.

Она повернулась, твердо вознамерившись уйти, но он тут же остановил ее:

— У тебя волосы спутаны, Хейзл. А губы распухли от поцелуев. Каждый, кто увидит тебя, сразу поймет, чем ты занималась. И возможно — с кем.

— Не смейте меня так называть!

К несчастью, проверив, в порядке ли прическа, она убедилась в худшем. Шпильки растерялись, и узел распустился.

— Проклятие! — пробормотала она, поворачиваясь к нему спиной и пытаясь исправить положение. Но как скрыть следы поцелуев на губах?

Она нервно облизнулась. Неужели все так очевидно?

Оливия украдкой взглянула на него. Он вполне способен солгать.

Невилл снова прислонился к стенке фургона и сунул руки в карманы. Не слишком изящная поза, и все же он выглядел куда привлекательнее, чем любой из знакомых ей джентльменов.

«Куда привлекательнее физически», — мысленно поправилась она, втыкая в прическу оставшиеся шпильки. Страсть, которую он пробуждал в ней… этого она отрицать не могла, сродни той губительной эмоции, заставившей мать броситься в объятия ее, Оливии, неотразимого отца. Даже она помнила, как отец одним взглядом мог очаровать любую женщину, от ее матери до экономки, горничных и деревенских простушек. Она подозревала, что у него были любовницы, ибо мать наотрез отказывалась здороваться по крайней мере с тремя светскими львицами, хотя причин такой неприязни не открывала.

Но больше всего слез мать пролила из-за Камерона Берда, и не только после его смерти.

Она провела костяшками пальцев по чувствительным губам и в который раз сказала себе, что этому нужно положить конец. Влечение к подобному человеку — настоящая беда. И следует как можно скорее забыть о нем.

Она вздернула подбородок и смело взглянула в глаза лорда Хока:

— Мой отец был похож на вас. Красив и обаятелен. Несносен. Он разбил сердце моей матери. Тогда я была маленькой, но помню, как она была несчастна.

Его синие глаза были непроницаемо глубоки. Но Оливия спокойно добавила:

— Я не собираюсь совершать ту же ошибку. А теперь мне пора.

Она снова повернулась, чтобы уйти, не желая слышать его ответа. Не желая также удостовериться в том, как слаба ее воля. Но он остановил ее, положил ее руку себе на рукав, и они медленно пошли обратно.

Заметив ее злой взгляд, он пояснил:

— Уверен, что даже ваш негодяй отец после танца провожал дам к их семьям и друзьям.

— Не забывайте о мужьях, — бросила она, безуспешно пытаясь освободиться.

— В этом ты не можешь обвинять меня, если только сама не замужем.

Они снова подошли к танцорам, и Оливия, наскоро осмотревшись, направилась к своей компании. Но Невилл по-прежнему не выпускал ее руки.

— Я провожу вас к матери. Не хочу, чтобы меня считали менее очаровательным, чем я есть на самом деле.

Они пробирались сквозь толпы собравшихся, и Оливия облегченно вздохнула, оказавшись среди шелков, муслинов и тонкой шерсти. Оказалось, что Августа танцует с незнакомым мужчиной. Лорд Холдсуэрт танцевал с Пенни Каммингс.

— Ваши опекунши заняты, — заметил Невилл. — Подождать здесь…

— В этом нет нужды. И танцевать со мной тоже ни к чему, и не стоит ходить за мной по пятам.

— Разве я танцую недостаточно хорошо для вас?

— Дело вовсе не в этом.

— Разве я недостаточно хорошо целуюсь? — неумолимо продолжал он. — Могу поклясться, вам понравилось.

Оливия с трудом втянула в себя воздух.

— Это… не имеет ничего общего с моими словами, — прохрипела она, сознавая, насколько неубедительно звучит ее голос, и тут же добавила: — По правде говоря, будь вы не так опытны в искусстве поцелуев, я бы куда с большей готовностью одобрила вас.

От его ответа ее спасло только то, что музыканты отложили инструменты и партнеры стали аплодировать.

«Наконец-то», — свободно вздохнула Оливия, когда к ним направилась Пенни.

— Где вы были? — осведомилась она, окинув Оливию проницательным взглядом.

Оливия замялась. Неужели Пенни поняла, что произошло? Неужели все так очевидно, как утверждал лорд Хок?

От растерянности она даже не сразу нашлась что ответить. Но к счастью, сумела взять себя в руки и надменно вскинула голову.

— Танцевали, конечно. А вы?

Она дерзко уставилась на Пенни, словно подначивая ее возразить. Намекнуть на что-то непристойное.

— Я? О, я… — хихикнула Пенни и повернулась к лорду Холдсуэрту: — Арчи показывал мне, как танцуют вальс в Испании. Так энергично! А как насчет вас, лорд Хок? Это ваша энергичная манера танцевать позволила розам распуститься на прелестных щечках Оливии?

— Это моя энергичная манера танцевать вызвала румянец на его щеках, — парировала Оливия и тут же осведомилась о матери.

Остаток вечера обернулся настоящей пыткой. Удалиться пораньше означало навлечь на себя град вопросов, да и лорд Хок скорее всего последовал бы за ней. Не хватало еще остаться наедине с ним в этом чудовищном доме!

Поэтому она старательно избегала лорда Хока, притворяясь, что совершенно его не замечает, хотя на самом деле украдкой следила за каждым его движением. С кем он говорит, с какими женщинами танцует. Как часто наполняет свой бокал. Так называемые удовольствия сельской жизни оказались настоящим кошмаром. И все из-за этого ужасного, назойливого типа!

Она танцевала с мистером Гарретом и мистером Каммингсом, а также с краснолицым сыном сквайра, которого представила ей Пенни. И постоянно чувствовала направленный на нее взгляд Невилла, поэтому с удвоенной силой изображала веселье и беззаботность. В полночь, когда в небе расцвели фейерверки, ее челюсти ныли от постоянного усилия крепче стиснуть зубы, а голова раскалывалась от боли.

Настроение еще больше ухудшилось, когда она увидела ту самую хорошенькую девушку под руку со своим обожателем. Если бы только ее собственная жизнь была такой легкой!

— Ты что-то очень тиха сегодня, — заметила ее мать по пути домой. — Хорошо повеселилась?

— По-моему, они с лордом Хоком поссорились, — вставила Пенни и, хихикнув, прикрыла ладонью рот. В экипаже было темно, и нетрезвая хозяйка не обратила внимания на яростный взгляд Оливии.

— Боюсь, красивые мужчины, обладающие обаянием и умом, на Оливию впечатления не производят, — заметила Августа.

— Совершенно верно, мама. Найди мне уродливого, небритого полудурка, и я клянусь, что потащу его прямиком к алтарю! — прошипела Оливия и, откинув занавеску, мрачно уставилась в окно.

На Пенни напал новый приступ веселья. У Августы по крайней мере хватило сообразительности не раздражать дочь.

— Ну-ну, дорогая, мы всего лишь шутим. Просто нам трудно понять твое сопротивление знакам внимания со стороны лорда Хока.

— Пожалуйста, мама. Довольно.

— Августа пожала плечами.

— Ради Бога, как хочешь, — фыркнула она и демонстративно обратилась к Пенни: — Итак, какие у нас планы назавтра?


Едва они оказались дома, Оливия пожелала Пенни и матери спокойной ночи и, не дожидаясь, пока к ним присоединятся мужчины, упорхнула к себе, сопровождаемая смехом матери и громкими шутками только что вошедшего Арчи. Тот факт, что матери, похоже, удалось его завоевать, еще больше разозлил Оливию. Почему мать, как и та хорошенькая девушка на площади, умеет обращаться с мужчинами? Она притягивала их как магнитом, очаровывала, околдовывала, и они покорно шли за ней.

А она? Что она делает не так? Она привлекала мужчин, но никого не хотела удержать… если не считать самого неподходящего. Самого опасного.

Она потерла ноющие виски. О, как она может помышлять о подобном безумии?

Она в порыве ненужной предосторожности заперла дверь в свою одинокую спальню. Еще три дня она просто не выдержит! Уж это несомненно!

К тому времени как она разделась и умылась, у нее созрел новый план. Ей вовсе не обязательно оставаться в Донкастере так долго. Сара и миссис Маккафери прибудут послезавтра. А Оливия тем временем отправится в Шотландию, чтобы готовить дом к приезду матери. Некоторые части Берд-Мэнора были закрыты и не использовались уже много лет. Так что ей предстоят воистину геркулесовы подвиги. А значит, больше причин поскорее пуститься в путь.

С утра пораньше Оливия уведомила мать о перемене в планах.

— Откуда такая спешка? — воскликнула Августа. — Не понимаю тебя, дитя мое.

— О, матушка, ты и не заметишь моего отсутствия, и не делай вид, что это не так.

— Конечно, мне будет тебя недоставать. И кому-то еще, тому, кто предпочтет остаться безымянным.

Оливия проигнорировала эту реплику. Она не видела лорда Хока со вчерашнего дня, и поскольку вознамерилась избегать посещения скачек, то и не ожидала встречи с ним сегодня. Если Сара и миссис Маккафери, как условлено, явятся завтра, это означает, что они вместе уедут в пятницу утром и, можно надеяться, окажутся в Берд-Мэноре к вечеру в воскресенье.

После полудня Августа и Пенни отправились на скачки.

— Уверена, что не передумаешь? Может, все-таки поедешь с нами? — спросила мать.

— Спасибо, но нет.

— Хочешь, мы сделаем ставку за тебя? Вспомнив об остатке выигрыша, Оливия согласилась.

— Фунт десять шиллингов, — сказала она, вручая деньги матери.

— На Кестрела лорда Хока?

— Нет. На любую лошадь, кроме этой. Августа покачала головой:

— Ты делаешь глупости, Оливия. Вспомни, как блестяще выиграла Китти.

— Но это не Китти.

Оливия понимала, что действительно ведет себя глупо, но ничего не могла с собой поделать. Она всю ночь терзалась из-за Невилла Хока и его опасного притяжения. Гадала, сидит ли он опять в библиотеке. И тот факт, что она способна не спать из-за мужчины, привел ее к ужасному озарению. Она всегда считала, что не похожа на мать, а на деле они, оказывается, очень похожи. Обе питают слабость к повесам и распутникам. Единственная разница в том, что до сих пор у нее хватало ума отвергать этих ненадежных мужчин. Сплошное очарование, красота и остроумие, и полная внутренняя пустота!

Она потеряла осторожность, стала слишком самоуверенной и даже немного жалела безвольную мать. Но куда подевалась ее самоуверенность сейчас?

— Поставь против Кестрела на самую быструю лошадь, — велела она матери. — А пока у меня будет время отдохнуть и подготовиться к долгому путешествию на север.


Сидя в экипаже, Августа не знала, что и думать. Пока Пенни болтала, делая различные предположения насчет отношений Оливии и красавца лорда Хока, Августа раздумывала о поведении дочери. Влечение между ними было очевидным. Но почему Оливия решительно отвергает его? И она не притворяется, это не в духе Оливии.

Может, дело в том, что Невилл Хок, по ее мнению, похож на отца?

Оливии было шесть лет, когда тот умер. Неужели она до сих пор помнит эти нелегкие годы? Неужели они произвели на нее такое впечатление, что теперь она отвернулась от первого мужчины, к которому действительно неравнодушна?

Августа вздохнула и стала рассматривать свои ухоженные ноготки. В поведении Оливии скорее всего виновата миссис Маккафери. Преданная экономка так и не простила Камерона Берда за слезы хозяйки, и хотя тогда Августе было не к кому, кроме экономки, обратиться за утешением, последствия все еще сказывались. Миссис Маккафери ненавидела Камерона, и Оливия много лет впитывала эту ненависть, как и недоверие к мужчинам.

— Но не все еще потеряно, — решила Августа. — Лорд Хок — не из тех, кого легко игнорировать и отвергнуть. Ясно, как день, что он хочет Оливию.

Она улыбнулась.

Судя по ярости, с которой Оливия отзывалась о нем, и нежелании обсуждать тему, лорд Хок, должно быть, поцеловал ее. Вернее, зацеловал до умопомрачения, так что ее сильная и упрямая дочь еще долго будет приходить в себя.

Августа прижала руку к сердцу. Она еще помнила первый поцелуй Камерона. Тогда она была уже вдовой, с сыном на руках, но предыдущий брак никак не подготовил ее к таким мужчинам, как Камерон Берд. Она немедленно влюбилась в неотразимого шотландца, и поцелуй, который он украл в ту ночь, определил ее судьбу.

О, каким он был неукротимым, страстным и часто не принимавшим в расчет ее чувства! Сколько слез она пролила из-за него! Целое море! Но несмотря на все это, несмотря на мнение миссис Маккафери и Оливии, она не отдала бы семь лет, прожитых с ним, за любые сокровища мира!

Когда экипаж остановился, кучер помог дамам выйти. Августа, загородив рукой глаза от солнца, оглядывала городскую площадь. Оливия может опасаться таких, как Невилл Хок, имея на это полное право. Но она также имеет право быть счастливой, и у Августы было такое чувство, что Невилл Хок — именно тот человек, который сделает ее дочь счастливой.

— Пойдем сделаем ставки, — предложила она Пенни.

— После вчерашнего выигрыша все будут ставить на конюшню Хока. Выигрыш будет не слишком велик.

— Шансы на большой выигрыш в жизни всегда невелики. И все же мы как-то существуем. Мало того, процветаем.

— Я хотела бы, чтобы мои деньги процветали сегодня так же, как вчера, — проворчала Пенни.

Августа вынула деньги. Она хотела одного: чтобы дочери было хорошо. И собиралась поставить на карту все, лишь бы Невилл Хок оказался тем человеком, с которым ее дочь найдет свою судьбу.

Глава 11

День тянулся бесконечно. И хотя в доме работала целая армия слуг, каждый раз, когда Оливия натыкалась на очередную горничную, орудующую метелкой или тряпкой, та немедленно исчезала.

Впрочем, так и следует. Хорошие слуги никогда не станут трудиться в присутствии гостя.

Но Оливия до того скучала, что не возражала бы против разговора даже с судомойкой.

Она переходила из одной комнаты в другую, с галереи на веранду, пока не остановилась у библиотеки. Стеклянные двери были закрыты, но она вдруг представила ту, первую, ночь и силуэт Невилла Хока в дверном проеме.

Она приложила сложенные ковшиком ладони к вискам и прижалась носом к стеклу, едва различив кресло, в котором он сидел. Провел ли он очередную ночь в этом кресле? Или совсем не ложился?

Она прищурилась, разглядывая стол, заваленный книгами, забитые томами полки, комод с графинами бренди, виски и портвейна. Вопрос не в том, что он ночами просиживает в кресле и пьет, а в том, почему он это делает.

Оливия попыталась открыть дверь, но оказалось, что она заперта изнутри. Поэтому Оливия отвернулась. Не важно, почему он не спит ночами. Она вряд ли узнает ответ. Да и хочет ли узнать? Лучше обдумать будущее путешествие и сотни дел, которые ждали ее в Берд-Мэноре.

Но Оливия была так возбуждена, что даже думать связно не могла. Гуляя по гравийной дорожке в саду с клумбами, она услышала донесшееся издали лошадиное ржание и впервые за весь день поняла, чем хочет заняться. Почти бегом направилась в конюшню, где велела оседлать лошадь, потом назад, в дом, чтобы переодеться в амазонку цвета ржавчины. И уже через полчаса она была в седле и вела смирную кобылку по тропе через задний сад и к лесу, отклонив предложение старшего конюха дать ей провожатого.

— Я не стану рисковать, — заверила она. — Никаких прыжков. Только долгая медленная прогулка по округе.

Она направилась к западу, прочь от Донкастера, к притоку реки Дон и руинам древнего замка. На голубом небе плыли высокие облака, типичные для августа и не обещавшие дождя. Но несмотря на яркое солнышко, погода была прохладная, и Оливия постепенно начала расслабляться. Шотландия чем-то похожа на эти места, только там больше простора и у нее будет своя верховая лошадь. Не придется никому отчитываться в том, куда и когда она едет.

Она спустилась с холма в широкую долину, поросшую кипреем, который вымахал так высоко, что задевал подошвы ее сапожек.

Оливия глубоко вдыхала душистый воздух. По пути домой она наберет охапку полевых цветов и попросит поставить букет в своей комнате. Жаль, что не будет времени показать Саре это место: сестре оно понравилось бы. Но у них будет много времени для совместных прогулок в Берд-Мэноре.

Она продолжала ехать вперед, следуя за солнцем. Когда кобыла насторожила уши, она поняла, что сейчас увидит реку. И в самом деле, вскоре показалась сверкающая лента воды, в обрамлении ольхи и березы.

Оливия спешилась и, восторженно вздохнув, сняла перчатки, сапожки, чулки и шляпу. Подобрала юбки, забралась на плоский камень у самой кромки берега, уселась и спустила ноги в воду. И снова вздохнула, когда ледяная вода обожгла икры. Капризный ветерок ерошил волосы и играл с подолом верхней твидовой юбки и нижних, полотняных. Где-то неподалеку слышался неутомимый стук дятла. Парочка красных птиц вилась у древней березы на противоположном берегу. А вокруг бурлила лесная жизнь: пчелы и бабочки, белки и землеройки… у поверхности воды роились насекомые, а в темных глубинах резвилась рыба. Даже в мелких лужах и заливчиках плавали мальки и пескари. Все они ели, жили и размножались.

Оливия долго смотрела в воду. Все не слишком сложно. И не запутанно. Не то что ее жизнь. Почему же она сама все усложняет? Почему бы не просто выйти замуж за приличного человека и существовать, как все… или навсегда отказаться от брака и вести жизнь старой девы?

Она оперлась на локти, закрыла глаза и подняла лицо к солнцу. Что, если она решит вообще не возвращаться в Лондон? Что, если ей так понравится Берд-Мэнор, что она проведет зиму в Шотландии? Наденет толстые шерстяные чулки, клетчатую шаль и будет проводить дни на теплой кухне или в уютной гостиной. Коротать время за чтением и вязанием. Пополнит библиотеку. Станет работать на конюшне.

При одной мысли об этом она невольно рассмеялась, представив, как будут шокированы мать и большинство ее подружек. Незамужняя женщина, живущая одна в своем поместье в шотландской глуши…. Но она не будет одинока. Есть слуги, деревенские жители, соседи…

Только не этот сосед!

Она резко выпрямилась и вытащила ноги из воды. Что же делать? Оливия так ждала, когда наконец окажется в Шотландии, и вот теперь все испорчено! Лорд Хок об этом позаботится. Он и извращенное влечение, которое она к нему испытывает!

Если бы только она могла найти другого мужчину и воспылать к нему такими же чувствами! Может, она недостаточно усердно старается? А может, поцелуи другого подействуют на нее точно так же… если она позволит поцеловать себя другому мужчине?

Мысль интригующая… ничего не скажешь… Придется серьезно над ней поразмыслить. Но не сейчас. Сейчас она отдыхает. И посидит здесь еще немного, прежде чем возвращаться.


Тем временем Невилл следовал в направлении, указанном главным конюхом. При этом мысли его не слишком отличались от тех, что теснились в голове Оливии. Ему не стоило находиться здесь. Гоняться за женщиной, которая явно его избегает. Особенно теперь, когда Кестрел стал несомненным фаворитом сегодняшних скачек. Ему следовало бы веселиться в «Угре и локте», покупать выпивку страждущим и заключать сделки и пари на завтрашний забег Китти против целого табуна трехлеток. А если не все это, значит, неплохо бы немного вздремнуть, потому что ночь он опять провел почти без сна.

Но вместо этого он едет по лесу в поисках женщины, которая вовсе не желает, чтобы ее нашли, особенно он, Невилл Хок.

По крайней мере он заручился одобрением ее матери. Леди Данмор была на удивление откровенна. Утром она нашла его в конюшне для скаковых лошадей, повелительно постучала веером по плечу и дерзко спросила, не имеет ли он какого-то отношения к мрачному настроению Оливии. К счастью, оказалось, что ответа она не требует, да и сам Невилл не был уверен, что хочет его дать. Для красавицы леди Данмор было достаточно и того, что он интересуется ее дочерью. Сам же он не был уверен, что делает и почему.

Невилл устало провел рукой по лицу. Он хотел Оливию по очевидным физиологическим причинам и хотел получить ее земли по причине очевидных экономических преимуществ для Вудфорда и его людей. Но его желание также не имело никаких логически объяснимых причин.

Он был последним мужчиной на земле, которого могла бы захотеть порядочная женщина, не считал себя достойным знаков ее внимания. И из такого союза не получится ничего хорошего.

И все же он желал ее! Желал покорить себе ее волю, завоевать ее одобрение, ее улыбки, все, что составляло сущность Оливии Берд. Именно этот идиотский вздор и подтолкнул его мчаться к дому Каммингсов, а потом и в лес, хотя Оливия видеть его не могла.

Или… он не прав?

Вообще ее поведение сбивало его с толку. Она откровенно наслаждалась его поцелуями и все же сбегала при первой возможности. Почему? Потому что достаточно мудра и понимает, насколько он не годится для такой, как она?

Но недостаточно мудра, чтобы захватить с собой грума для сопровождения.

Оправдав, таким образом, необходимость в поисках, Невилл продолжал свой путь, помедлив только, когда Робин насторожил уши. Тут же послышался шум воды, и Невилл разглядел сквозь деревья лошадь, пасущуюся на узкой полянке, вдоль речного берега. Она где-то рядом!


Невилл спешился и бесшумно зашагал по густой траве. Он ведет себя как безумец. Совершенно ни к чему было преследовать ее подобным образом. У него есть несколько месяцев на то, чтобы убедить ее сдать землю в аренду. Появиться здесь, когда она, очевидно, хочет побыть одна, нелогично и к тому же еще больше очернит его в ее глазах. Но он, похоже, не в силах с собой совладать. Сама мысль о том, что она одна, в глуши, без всякой защиты, сводила его с ума. Если она вот также собирается разъезжать по Чевиот-Хиллс, не думая о собственной безопасности, он быстро лишит ее иллюзий.

Невилл нырнул под низко нависшую ветку омелы и замер, когда до него донесся обрывок песни. Но тут его взгляд упал на вспышку чего-то огненного. Там, на сером валуне, полулежала она, и заходящее солнце играло медью и бронзой в ее распущенных волосах.

Ее лицо было поднято к солнцу… и тут она выпрямилась. И нагнулась так, что концы волос почти касались поверхности воды.

Невилл затаил дыхание. Она была боса, и ноги обнажились почти до колен. Узкие щиколотки, изящные икры, гладкая, бледная кожа. Она казалась лесной нимфой, шотландской фэйри, почему-то оказавшейся в Англии. Он должен получить эту женщину!

Но есть только один способ получить женщину, подобную ей. Жениться.

При этой странной мысли он остановился как вкопанный. Но она его не испугала. Для того чтобы завладеть Оливией Берд, нужно сначала повести ее к алтарю. Готов ли он зайти так далеко?

Он вдруг вспомнил слова Барта. Может, тренер прав и ему нужна женщина. Но не всякая. Только одну он желал так страстно.

Невилл услышал ее тихий голос, поющий знакомую песню, и сердце, казалось, наполнилось счастьем. Видит Бог, он не достоин такой женщины, а она уж точно заслуживает лучшего. Но в этот момент ему было все равно. Он хотел ее. Он должен ее получить… И если другого способа, кроме женитьбы, нет, значит, так тому и быть. Он сделает предложение. И пойдет на все, чтобы получить ее согласие.

Стараясь унять прилив горячей крови к чреслам, он начал подпевать ей и направился к большому валуну, на котором сидела она. Когда они поженятся, она не станет вести себя так неосторожно. Но сейчас не время журить ее. Она и так рассердится из-за того, что он последовал за ней.

Услышав шаги, Оливия вскочила и с тревогой оглянулась. Но как же она убежит? Босая, с распущенными волосами… И Невилл не смог удержаться от мягкого упрека:

— Ты в полной безопасности, Оливия, хотя отнюдь не благодаря собственной осторожности.

Он вышел на свет, почти радуясь испугу на ее лице, быстро, однако, уступившему место подозрительности.

— Вы следили за мной.

— Должен же хоть кто-то следить за вами. Этого конюха нужно уволить за то, что позволил вам уехать без грума.

— Это я настояла. Все работали на скачках. Кроме того, мне не нужен охранник, и посмейте только доставить несчастному парню неприятности! Боюсь, самой его большой ошибкой было сказать вам, куда я уехала. Но разве он мог знать, бедняга, как вы хитры и коварны?

— Коварен? — рассмеялся Невилл. Она и десятой доли правды не знает! Если бы она проникла в его мысли о ней… как ее откровенный костюм и здешняя уединенность возбуждают его, наверняка в панике сбежала бы куда глаза глядят. Вот и сейчас ему пришлось сцепить руки за спиной, чтобы не потянуться к ней.

— Полагаю, в глазах избалованной светской девицы я действительно выгляжу зловещим и порочным.

— Светская девица? — взъерошилась она. — У вас хватает совести унижать меня, хотя я не сделала ничего плохого?

— Вы так и притягиваете беду, Оливия. Вот что плохого вы делаете. Бродите ночами по незнакомым домам. Прогуливаетесь с человеком, от которого должны бы держаться подальше. Уезжаете одна и сидите полураздетая там, где всякий может вас увидеть. Этого вам мало?

— Все, что я делаю, вас не касается! — завопила она, дрожа от ярости. — Вы мне не отец и не брат!

— Это было бы крайне неудобно… для меня, — пробормотал Невилл.

Их взгляды встретились.

Ошибиться в значении его слов было невозможно. Атмосфера накалялась на глазах. Он увидел, как она сглотнула, и это простое движение только увеличило его непристойное желание. Ее немедленно нужно вернуть на нейтральную территорию… если он хочет взять себя в руки и контролировать буйные эмоции.

— Я провожу вас в дом Каммингсов, — процедил он. Раздался резкий крик хищной птицы, и Оливия, словно очнувшись, отвернулась:

— Я не нуждаюсь в вашем сопровождении, — отрезала она и, ловко закрутив волосы в одну прядь, закрепила шпилькой.

— Скоро спустятся сумерки. Вам придется побыстрее уезжать, если хотите добраться домой до заката.

— Но мне не обязательно ехать с вами.

Невилл скрестил руки на груди и уставился на Оливию:

— Прекрасно. Я буду держаться на расстоянии. Но позабочусь о том, чтобы благополучно вернуть вас к матери.

Оливия так разозлилась, что не нашла подходящих слов. Как смеет он командовать ей, указывать, что делать?!

К тому же ее раздражала его правота. Солнечный свет действительно потихоньку мерк. Солнце уже садилось за вершины деревьев. Через час совсем стемнеет.

Но она не желала ни слышать его, ни терпеть его общество.

К сожалению, избавиться от него не было возможности. Хотя она повернулась спиной к нему, все же руки ее дрожали, когда она натягивала чулки и туфли, а потом шляпку и перчатки. Она очень старалась принять вид ледяной надменности, но все испортила, когда протопала мимо, туда, где паслась ее кобыла.

— И продолжайте держаться на расстоянии, — предостерегла она, полоснув его яростным взглядом, и с неприличной поспешностью послала Фанни в галоп.

То, что он послушался, отнюдь ее не утешило. Она спиной ощущала, как он тащится следом, и даже не остановилась, чтобы набрать цветов. И удостоила несчастного конюха только короткой благодарностью, когда отдавала кобылу.

Направилась к дому, поднялась к себе, схватила журнал и открыла на странице, уже исписанной огромным количеством заметок.

«Он чудовище. Отвратительное. Чванливое. Пытается соблазнить меня, притворяясь при этом, что защищает от нежелательных ухаживаний других».

Она подчеркнула каждое слово такой толстой чертой, что посреди страницы появилась большая клякса.

— Черт! — Оливия швырнула перо на письменный стол и положила голову на трясущиеся руки. Почему она позволяет ему так себя расстраивать? И что случилось с ее решимостью противостоять ему или по крайней мере игнорировать? Почему она вынуждена прятаться в своей комнате и писать всяческие гадости о нем в своем журнале, прежде аккуратном и объективном? Только потому, что он ее поцеловал?

Она сдавленно рассмеялась. Считать этот поцелуй просто поцелуем — все равно что назвать элегантную Китти пахотной лошадью.

Он не просто поцеловал ее. Он потряс ее, бросив вызов всякому понятию о логике, и изменил представление Оливии о себе. Это не поцелуй. Это землетрясение. Памятная веха.

Она всегда будет говорить о событиях: «это было до…», «это было после поцелуя…»

Оливия уставилась в журнал, на все, что она написала о нем, строчки, выражавшие досаду, гнев, боль… и неожиданно смяла страницу в кулаке. Закрыла глаза другой рукой и тяжко вздохнула. Если она хочет быть честной, следует начать с себя. Это в ней проблема. В ее реакции на него. Не в нем.

Но что отличает его от других мужчин, которых она встречала и описывала в своей маленькой «свахе»? Может, не что иное, как два поцелуя? Оливия подняла голову и невидящим взглядом уставилась на смятую страницу. Что, если проблема — в ее неопытности? Неумении целоваться?

Но он сказал, что она очень хорошо целуется! И спросил, целовала ли она всех мужчин, которые упомянуты в ее журнале?

Грубый негодяй!

Однако факт оставался фактом: если бы она чаще целовалась с другими мужчинами, на нее не подействовал бы так сильно именно этот.

Ну и прекрасно! Начиная с сегодняшнего вечера она станет целоваться с мужчинами!

Оливия захлопнула журнал, поспешно убрала обрывки страницы и вытерла чернильные брызги. Она не станет скрываться в своей комнате, боясь встретиться с ним лицом к лицу. Излечится от извращенного увлечения Невиллом Хоком, чтобы ее жизнь в Шотландии ничем не была омрачена.

Глава 12

После минувших празднеств нынешний ужин был весьма спокойным событием, тем более что присутствовали только Каммингсы и их гости. Оливия посчитала хорошим знаком то обстоятельство, что ей удалось успешно избежать разговора с Невиллом Хоком в гостиной, и вдвойне хорошим то, что смогла сесть между мистером Каммингсом и мистером Гарретом. Напротив восседал мистер Харрингтон.

Все пребывали в прекрасном настроении, поскольку конюшня Хока опять выиграла. Кестрел стал несомненным победителем, и все сидящие за столом получили немалые выигрыши по ставкам. Оливия расстелила на коленях салфетку. Все оказались в выигрыше, кроме нее…

Но ей все равно! Действительно все равно.

За столом произносились громкие тосты, то и дело поднимались бокалы. Когда со стола убрали, мужчины отправились в бильярдную, пить портвейн и курить сигары.

Прежде чем мистер Гаррет успел уйти, его остановила Пенни.

— Сыграйте с нами партию в вист. Мы с Августой и Оливией составим вам компанию.

Оливия попыталась запротестовать, поскольку ей совсем не хотелось играть в карты. Однако когда мистер Гаррет посмотрел на нее и улыбнулся, она сразу передумала. Приятный молодой человек. Хороший танцор с прекрасными манерами, и хотя никто не смог бы назвать его блестящим собеседником, это, согласитесь, не порок. Он был недурен собой, хотя и смахивал на денди, особенно со своим светлым локоном, падавшим на лоб. Кроме того, она, очевидно, ему нравилась. Если она действительно хочет провести эксперимент с поцелуями, он идеальный кандидат.

Поэтому она улыбнулась ему и присоединилась к просьбе Пенни:

— Да, мистер Гаррет, скажите, что сыграете с нами. Мы с вами против Пенни и матушки.

При этом Оливии было абсолютно безразлично, слышит ли ее Невилл Хок.

К сожалению, Оливия играла плохо — никакие могла сосредоточиться, — и они проиграли. Наверное, она была слишком занята своими замыслами, чтобы думать о картах. И без того трудно улыбаться, и флиртовать, и изображать веселость, когда думаешь совершенно о другом. Но она старалась как могла и, к тому времени как Пенни торжествующе бросила карты на стол, поняла, что преуспела в своих планах и что обычно очень азартный мистер Гаррет совершенно забыл о проигрыше.

— Могу я, дамы, принести вам освежающего?

— О, не трудитесь! — небрежно махнула рукой Пенни. — Я позвоню, чтобы принесли поднос.

Оливия откашлялась. Вот, сейчас!

— Думаю, неплохо бы глотнуть свежего воздуха. Вечер такой приятный.

Она послала мистеру Гаррету взгляд искоса. Тот немедленно вскочил:

— Буду счастлив сопровождать вас.

— Благодарю…

Брови Пенни взлетели вверх. Августа нахмурилась:

— Не уходи слишком далеко, Оливия.

— Конечно, нет, матушка. Всего один круг по цветнику, чтобы насладиться свежим ветерком.

Она улыбнулась мистеру Гаррету, который выдвинул ее стул, и положила руку на сгиб его локтя. Тот глубоко вздохнул.

— Вот и хорошо. Очень хорошо, — сказала она себе, пока они шли к веранде. Луна уже взошла. И сад выглядел особенно красивым в серебристом свете. Оливия подавила все сомнения, помня о необходимости поцеловаться с мистером Гарретом, дабы убедиться в том, что его поцелуи так же волнуют, как ласки лорда Хока.

— Пойдем к беседке?

Его голос был не столь низким и рокочущим, как ей бы хотелось, но она это проигнорировала.

— Разумеется. Вы расскажете мне о западных графствах и своем доме.

Несколько минут он блистал красноречием. Болота, заливы и поражающие воображение груды камней Дартмура. Гранитные мысы и скалы из песчаника.

— Как вы поэтичны, мистер Гаррет! И убедили меня в один прекрасный день посетить ваши родные места, — вставила она, пока он переводил дыхание. — Мне кажется, природа там дикая и прекрасная.

— Но не такая прекрасная, как вы, мисс Берд.

Он остановился у беседки и повернулся лицом к Оливии.

Он собирался поцеловать ее. Оливия по глазам видела. Она попыталась расслабиться и подготовиться, но ее сковало напряжение.

— Вы так красивы, — повторил он. — Могу я называть вас Оливией?

— Полагаю, да. Но только с глазу на глаз, — предупредила она.

«Да поспеши же!»

— А вы можете называть меня Клайвом.

— Хорошо, Клайв.

«Нельзя ли поскорее покончить с этим?» Наконец он наклонился и поцеловал ее плотно сжатыми губами. Как она ни торопила этот поцелуй, он застал ее врасплох, и ничего более.

Но мистер Гаррет тяжело дышал, когда поднял голову.

— Полагаю, я начинаю влюбляться в вас, моя дорогая Оливия.

Черт, как она могла сравнивать это короткое чмоканье в губы с пылкими и страстными поцелуями лорда Хока?

Но тут до нее дошло только что сказанное Гарретом.

— Влюбляться? Но вы едва меня знаете! — Она придвинулась ближе и подняла лицо. — И я через день-другой уезжаю.

— О, вы терзаете мою душу такими словами! — прошептал он, сжимая ее плечи. — Скажите, что останетесь!

— Не могу.

«Если хочешь поцеловать меня сейчас, не медли».

— Но вы должны остаться.

И он снова поцеловал ее, только на этот раз ухитрился просунуть язык в рот. Ее едва не вырвало!

— Мистер Гаррет!

— Клайв, — поправил он, снова пытаясь ее поцеловать. — Зовите меня Клайвом, дорогая.

Его руки каким-то образом оказывались повсюду, и поскольку он не мог снова завладеть ее губами, прижимал открытый рот к ее уху, шее и горлу.

— Немедленно отпустите меня, — пробормотала она, но когда его рука легла на ее левую грудь, возмущенно завопила: — Прекратите!!!

— Делайте, как она говорит, — послышался из темноты угрожающий голос.

Оливия едва не заплакала от облегчения. Невилл здесь!

Но ей тут же захотелось застонать. Не хватало еще, чтобы он стал свидетелем этой кошмарной сцены!

Через мгновение мистера Гаррета оттащили от нее. А сама она пошатнулась и едва не упала. И снова охнула, когда увидела, что лорд Хок сжимает горло несчастного Клайва Гаррета. Бедняга в панике размахивал руками, бился, как рыба на песке, и издавал ужасные звуки. Даже в темноте было видно, что лицо его постепенно багровело.

— Что вы делаете? — вскрикнула она, вцепившись в руку лорда Хока. Но с таким же успехом могла хвататься за железный стержень. Господи, Невилл его убьет! — Немедленно прекратите! — взвизгнула она, налегая всем весом на руку лорда Хока. — Пожалуйста, лорд Хок! Невилл!

— Он вас оскорбил? — Голос был резким и пугающе холодным.

— Нет-нет, все в порядке…

Он разжал руки, и мистер Гаррет, задыхаясь, мешком свалился на землю. Оливия тоже упала бы от облегчения, если бы Невилл не успел завладеть ее руками.

— У вас опасная привычка разгуливать с малознакомыми людьми, — процедил он, яростно глядя в ее перепуганные глаза.

Всякая мысль о том, чтобы поблагодарить его, мигом испарилась.

— Вы мне не опекун, — отрезала она.

— Да, вы это постоянно повторяете. Но яснее ясного, что вы нуждаетесь в таковом. Ваша мать, очевидно, не в силах уберечь вас от опрометчивых порывов.

— У меня нет никаких порывов!

— Вы хотите, чтобы он слюнявил вам лицо? И хватал ручищами за грудь?

Как Оливия хотела бы ответить утвердительно! Ее трясло от желания крикнуть в его злое лицо, что да, она именно этого хотела, и заткнуть ему рот раз и навсегда. Но ее израненная гордость все же меркла перед отвращением при мысли о грубых прикосновениях мистера Гаррета к ее груди.

Содрогнувшись, она отвела глаза от разъяренного лица лорда Хока. Только тогда он разжал руки.

Мистер Гаррет тем временем улизнул, оставив их в саду. В воздухе разливался аромат роз и мелиссы. Романтическое местечко, ничего не скажешь. Вот только романтический эксперимент Оливии с треском провалился. И хотя она могла льстить себя мыслью, что лорд Хок последовал за ними, потому что ревновал к Клайву Гаррету, сейчас его обуревали отнюдь не романтические эмоции.

Она спокойно встретила его разъяренный взгляд.

— Я сама бы прекрасно с ним справилась.

— Как справились со мной? — жестко спросил он.

Она вскинула подбородок.

— Вы ничего плохого мне не сделали…

Он заставил ее замолчать поцелуем, жестоким, почти безжалостным. Яростно завладел ее губами, не дав времени запротестовать, не позволяя дышать. И она была бессильна обороняться. Он силой приоткрыл ее губы губами и ворвался внутрь: вторжение, напугавшее и возбудившее ее.

Но тут он так же резко отстранился и оттолкнул ее.

Хотя не выпустил из рук.

— Я не причинил вам ничего плохого, потому что больше достоин доверия, чем Гаррет.

— Я… я…

Оливия от расстройства никак не могла собраться с мыслями: слишком была ошеломлена бурными эмоциями, которые он в ней пробудил. Она вся горела. И причиной этому был его поцелуй, прожегший ее насквозь, тогда как поцелуй мистера Гаррета…

Она покачала головой, внезапно испугавшись собственных порочных мыслей.

— Я смогла бы сама с ним справиться, — промямлила она наконец.

«Это с тобой я справиться не в силах…» Но вслух она никогда этого не признает.

— Я смогла бы унять его, — повторила она, ибо это по крайней мере было правдой. — И если бы вы не вмешались, так все и было бы. А теперь вы опозорили всех нас.

— Я не опозорен. Но если Гаррет к завтрашнему рассвету еще останется здесь, вид у него будет куда более живописным. Обещаю!

Она смотрела на него, разъяренная и совершенно сбитая с толку.

Нужно немедленно уйти от него, подумать и сообразить, что с ней не так. И, не зная, как это сделать, она попыталась ударить его словами:

— Это не ваше дело. И не ваша забота!

— Предпочли бы, чтобы я не спасал вас от его слюнявых знаков внимания?

Оливия покачала головой:

— Здесь не война. Вам ни к чему быть героем и вообще спасать меня.

Его пальцы сжались чуть крепче, прежде чем он отпустил ее и отступил.

Она больно ранила его. И хотя не понимала, как и почему это произошло, все равно мгновенно поняла, что нанесла ему тяжкий удар.

— Понятно. Прекрасно, — коротко поклонился он. — Мне указали мое место. Будьте уверены, мисс Берд, что я отойду в сторону и позволю следующему глупцу, на шею которого вы броситесь, делать с вами все, что он пожелает. Или, лучше сказать, что пожелаете вы.

С этими словами он повернулся и ушел. Оливия лишь смотрела ему вслед. Она тихо застонала от отвращения к себе самой.

— Это не то, что вы подумали! — хотелось ей закричать, но, конечно, ничего подобного она сделать не могла, потому что в таком случае пришлось бы объяснять, почему она хотела поцеловать мистера Гаррета, а это, естественно, привело бы к объяснению, почему ее эксперимент провалился… и почему поцелуи другого мужчины не подействовали на нее так сильно, как его.

Оливия сжала виски ладонями и снова застонала. Она все испортила! Теперь придется не только избегать Невилла Хока, но и объясняться с мистером Гарретом.

Глубоко вздохнув, она расправила плечи. Теперь уже ничего не поделаешь. Нужно идти в дом, присоединиться к компании и делать вид, будто ничего не произошло. Выбросить из головы мысли о том, что она наделала, и воспоминания о потрясшем до глубины души поцелуе Невилла. А через несколько минут можно незаметно ускользнуть к себе.

Она обхватила себя руками, осознав, что дрожит. Но холод тут был совершенно ни при чем…

Оливия прерывисто вздохнула.

Возможно, завтра она найдет в себе силы пожаловаться матери на недомогание и остаться в постели на целый день… по крайней мере до тех пор, пока остальные не отправятся на скачки.

Все, что угодно, лишь бы не видеть Невилла Хока. Не слышать ужасного, обвиняющего тона.

На следующий день прибыли Сара с миссис Маккафери. Оливия еще в жизни не была так рада видеть младшую сестру. Хотя она не могла признаться во всем ни Саре, ни экономке, все же они были куда лучшей компанией, чем угрызения совести и досада, измучившие ее. Даже воздав должное мистеру Гаррету в журнале, она не получила облегчения, потому что пришлось признать собственную неприглядную роль во вчерашнем отвратительном происшествии.

Она была так глупа, когда вздумала поощрять этого человека, и лорд Хок оказался абсолютно прав, придя ей на помощь и защитив. Ей следовало поблагодарить его, а не срывать зло на ни в чем не повинном человеке. Но и ему не следовало бы целовать ее так безжалостно. А она не должна была так беспутно вести себя, сдаваясь на его милость. Она действительно показала себя совершенной идиоткой и едва не погубила свою репутацию. А в собственных глазах упала ниже некуда.

Но теперь здесь Сара, и скоро они уберутся подальше от этого места и лорда Невилла. Какая жалость, что она так же легко не может избавиться от собственных несчастных мыслей!

Августа и Пенни вернулись из Донкастера довольно рано.

— Какой прелестный ребенок! — воскликнула Пенни, ущипнув Сару за щеку. — Милые голубые глазки и розовые щечки!

Оливия предостерегающе сжала руку сестры, заметив раздраженный блеск в «милых голубых глазках» своей дерзкой сестрицы. Даже Августа, казалось, почувствовала, что Сара сейчас взорвется, потому что обняла дочь за плечи.

— Прошу простить нас, Пенни, дорогая. Девочки утром уезжают, так что мне нужно дать им последние наставления.

— Она ущипнула меня за щеку, — пробормотала Сара, поднимаясь по лестнице вместе с сестрой и матерью. — Можно подумать, я дитя малое!

— Ай-ай-ай, как не стыдно! — укоризненно прищелкнула языком Августа. — Пенни не желает ничего плохого. Но своих детей ей Бог не дал, и поэтому она понятия не имеет, как с ними обращаться.

Сара красноречиво закатила глаза, но по крайней мере промолчала. Оливия ясно видела, что сестренка соскучилась и имела время обдумать положение матери. Когда Августа упомянула об Арчи Холдсуэрте, Сара поджала губы, но не отпустила никакой саркастической реплики.

Оливия была горда сестрой, и когда Августа назвала имя лорда Хока, постаралась быть такой же тактичной, как Сара, хотя это дорого ей стоило.

— …великолепные лошади, — продолжала мать. — Мы все выиграли немало денет. Сегодня я получила двадцать фунтов, ты уже знаешь, Оливия?

Оливия разгладила складку на шали, лежавшей в ее полупустом сундуке.

— Вот как? Лорд Хок должно быть, самый популярный человек в Донкастере.

— Совершенно верно. Признаюсь, я чувствую себя виноватой за то, что отнимаю его у здешнего общества.

Оливия искоса глянула на мать, но решительно отказалась идти в расставленную ловушку. А вот Сара оказалась не столь проницательной.

— И что это означает? — спросила она.

— Только что он сокращает срок пребывания в Донкастере.

Неожиданное подозрение бросило мрачную тень на Оливию. Сердце забилось немного быстрее. Когда же мать улыбнулась ей и пожала плечами, сердце ответило громовыми ударами.

— Я только сказала, что вы уезжаете завтра, — продолжала Августа. — Он сам пожелал сопровождать ваш экипаж.

— Мама, нет! — вскричала Оливия, возмущенно глядя на мать и с грохотом захлопывая крышку сундука. — Я этого не позволю!

Августа воздела руки к небу жестом полнейшей невинности:

— Не понимаю, почему ты возражаешь. Кроме того, он сам предложил. Я была бы плохой матерью, если бы отказалась от дополнительной охраны для своих детей во время долгого путешествия.

Охваченная паникой Оливия молча смотрела на мать. Сара с любопытством уставилась на сестру, но та уже обратила на Августу всю силу своего гнева.

— Ты знала, что мне это не понравится, и не делай вид, будто это не так.

— Кто этот лорд Хок? — спросила Сара.

— Очень славный человек, — улыбнулась Августа дочери.

— Чванливый, надменный, наглый…

Тот, кто может растопить ее одним поцелуем. Взяв себя в руки, Оливия тряхнула головой и заявила грозным тоном обвинителя:

— Ты сделала это нарочно. Не трудись отрицать, — добавила она, когда мать открыла рот. — Ты сделала это нарочно, но ничего не выйдет. Мы с ним друг другу не подходим. И никогда не подойдем!

После чего она повернулась и вышла из комнаты. Сара от удивления приоткрыла рот:

— В чем дело? И кто этот лорд Хок?

Августа задумчиво покачала головой, все еще глядя на захлопнувшуюся за Оливией дверь.

— Это наш сосед в Шотландии, — ответила она наконец. — И, насколько я понимаю, единственный мужчина, пробудивший подобные чувства в твоей сестре.

— Не думаю, что он ей очень нравится, — фыркнула Сара.

— Это ей хочется так верить, — рассмеялась Августа. — Очень хочется. Пойдем, детка. Я вижу все твои веснушки. Ты слишком много времени проводила на солнце. Но немного уксуса с солью их отбелят.

— Но я носила шляпку, — запротестовала Сара и неожиданно добавила: — Похоже, что ты одобряешь этого типа, лорда Хока.

— Да. И ты тоже одобришь. Не удивлюсь, если ты тоже в него влюбишься.

— Тоже? А кто еще в него влюблен?

— Оливия, конечно, — пояснила Августа, целуя Сару в усыпанный веснушками нос. — Она просто не хочет это признать.

Глава 13

Они уехали на следующее утро, едва рассвело. Миссис Маккафери, Сара и Оливия уселись в дорожный экипаж, с привязанными к задку сундуками и охранником, сидевшим на козлах вместе с кучером Джоном. Лорд Хок, его тренер и жокей скакали верхом рядом с экипажем, ведя на поводу Китти, Кестрела и еще одну лошадь. Остальные были проданы.

Оливия коротко поздоровалась с лордом Хоком еще во дворе, глубоко потрясенная самим его видом. После она немедленно забралась в экипаж, пока Сара и миссис Маккафери прощались с Августой, которая и представила им лорда Хока.

«Подумать только, этот подлый интриган!» — выходила из себя Оливия. Знал, что она не желает, чтобы он их сопровождал… особенно после этого поцелуя. Каждый раз, когда она думала о поцелуе, ей хотелось умереть, а увидев его, пусть и на мгновение… она окончательно лишалась сил.

Оливия устроилась на сиденье и попыталась взять себя в руки. Невилл Хок — настоящая змея, и ему не следовало попадаться на удочку матери. Но ведь он намеренно предложил ей сопровождать экипаж. Змея, распутник… отлично знающий, как подействовал на нее его поцелуй.

Оливия бросила шляпку на противоположное сиденье. Он предвидел, что Августа ухватится за его предложение обеими руками и что сама Оливия будет рвать и метать.

Экипаж выехал с длинной подъездной аллеи и свернул на дорогу. Оливия по-прежнему старалась оставаться спокойной.

— Сегодня хороший день для поездки, — твердила она себе. — Облачный и, будем надеяться, не такой жаркий, как вся последняя неделя.

Мерный топот копыт и покачивание экипажа должны были убаюкать ее…

И все же Оливия, как ни старалась, не могла вернуть себе счастливого предвкушения, которым жила последнее время. До Берд-Мэнора целых три долгих дня пути. Три дня в обществе Невилла Хока. Сможет ли она это вынести? Сомнительно…

Миссис Маккафери все утро клевала носом. Сара читала роман, который Оливия захватила для себя, и громко хихикала над выходками Эммы, изображавшей опытную сваху.

— Тебе стоило прочитать это до того, как ты попыталась свести Лиллиан и мистера Челтона, — заметила она, отложив книгу и громко зевая. — Послушай, Ливви, бьюсь об заклад, ты сама могла бы написать немало подобных историй. Может, попробовать написать книгу вместе?

Оливия ответила вымученной улыбкой и повернулась к окну. Попытайся она написать что-то, это была бы книга советов и предостережений наивным женщинам, как уберечься от ужасного влечения к красивым повесам и тем самым избежать страшной опасности.

Сара заснула, положив голову на пышную грудь миссис Маккафери. Экипаж катился по живописной сельской местности Йоркшира. Оливия, ничего не замечая, мрачно размышляла о своей несчастливой судьбе. Угораздило же ее встретить Невилла Хока!

Он скакал впереди, чтобы не глотать дорожную пыль. К тому времени как они остановились в окрестностях Селби, чтобы напоить лошадей и освежиться, Оливия уже снова была вне себя. Только пусть Невилл Хок вымолвит хоть одно неуместное словцо! Только пусть…


Пока мужчины заводили лошадей в загон, дамы вышли из экипажа, и нетерпеливая Сара тут же бросилась к ним. Оливия едва не закричала от раздражения. Она не желала иметь дело с Невиллом Хоком. Никогда!

Но поделать ничего нельзя.

Поэтому она сцепила зубы и, игнорируя бешеный стук сердца, зашагала за сестрой.

— Пойдем, Сара. У нас мало времени. И нечего его зря тратить, болтаясь возле конюшен!

Но внимание Сары было приковано к Невиллу.

— Я очень хорошая наездница. Хоть у Оливии спросите. Она говорит, что у меня от природы правильная посадка.

Мельком глянув на Оливию, Невилл обратился к Саре:

— А прыжки ты уже выполняла?

— О да…

— Когда? — перебила Оливия, уже подозревая, к чему идет дело. — Когда ты начала прыгать через препятствия?

Сара послала сестре улыбку и невинный взгляд.

— Джеймс стал учить меня этой весной, когда ты и мама были заняты своими делами. Помнишь? — Ее глаза лукаво сверкнули. — Ты отказала Гарольду Прайну, и мать так расстроилась, что слегла и потребовала, чтобы ты за ней ухаживала.

— Бедный мистер Прайн, — заметил лорд Хок, выгнув бровь. — Он тоже слег от разочарования?

Оливия негодующе уставилась на него, но не потрудилась ответить. Сара громко рассмеялась.

— Возможно! Он как раз из таких! — И, заметив рассерженное лицо сестры, добавила: — Не волнуйся, Ливви, я рада, что ты не вышла за старину Гарри. У него отвратительная конюшня. Не то что прекрасные лошади лорда Хока.

— Не воображай, будто сумела сменить тему! Ты знаешь, что матушка запрещает тебе прыгать на лошади через препятствия! И наш никчемный братец тоже это знает.

— Вряд ли это можно назвать прыжками, — запротестовала Сара. — Только одно препятствие. Да и то даже до колена не достает.

— А вы? Как насчет прыжков через препятствия, мисс Берд? — обратился Невилл к Оливии.

Она смело встретила его взгляд.

— Да. Но начала только в четырнадцать лет.

— А хотела начать раньше, — вставила Сара. — Сама говорила!

Оливия едва сдержала вздох, потому что Сара была права. Мать не любила ездить верхом и не слишком поощряла интерес дочерей к лошадям. Оливии было очень трудно спорить по этому поводу с Августой, тем более что она не понимала материнской осторожности.

— Да, я сердилась на матушку, — кивнула она. — Но была внимательна к ее желаниям, как, надеюсь, будешь и ты. Пойдем! — Она взяла Сару за руку. — Нас ждет обед, а потом нужно сразу выезжать.

— Тебе легко говорить, — проворчала Сара, — а я вчерашний и позавчерашний день провела в экипаже, и вот сегодня — опять! Устала я сидеть в клетке.

— Хотите поехать со мной?

Оливия и Сара переглянулись. Хотя предложение было сделано Саре, смотрел лорд Хок на Оливию.

— Я позабочусь о ней, — добавил он. — И никаких прыжков.

— О, пожалуйста, Ливви! Пожалуйста! — запрыгала Сара, дергая Оливию за руку. — Позволь мне, пожалуйста! Я буду хорошо себя вести.

Оливия задохнулась от злости. Она попала в ловушку, чего и опасалась с самого начала. В свои двенадцать лет Сара умела прекрасно манипулировать людьми. Вне всякого сомнения, именно этого она и добивалась. И к несчастью, Невилл попался на удочку.

Теперь Оливия оказалась между молотом и наковальней.

Либо она должна проявить неоправданную жестокость к сестре, либо будет вынуждена оставаться на дружеской ноге с лордом Хоком, чего всячески пыталась избежать.

Оливия вцепилась в ручки ридикюля, полная решимости не поддаваться на мольбы Сары. Но, Боже, как это трудно! Как ясно помнила она строгие правила матери и такие своевременные вмешательства отчима!

— Возможно, вы тоже захотите прокатиться с нами? — осведомился лорд Хок.

Оливия надменно качнула головой:

— Нет, спасибо.

— Но я могу поехать? — спросила Сара с такой надеждой, что Оливия не нашла в себе сил отказать. Что ж, это всего одна маленькая схватка… до конца войны еще далеко.

— Хорошо. Если лорд Хок готов дать тебе лошадь, можешь немного проехаться с ним. Но не целый день. Час, не больше.

Последние слова заглушил радостный вопль Сары.

— Сара! Такое поведение в публичном месте шокировало бы матушку.

— Но не тебя, Ливви!

Сестра постаралась взять себя в руки. Одни лишь сверкающие глаза выдавали ее возбуждение. Оливия вдруг поняла, что не видела таких радостных глаз с тех пор, как умер отец Сары. И все возражения относительно поездки мигом исчезли. Что плохого, если девочка немного развлечется?

Все же Оливия не хотела, чтобы Невилл Хок вообразил что-то из-за ее капитуляции. Он и так слишком много себе с ней позволил!

— Итак, если все улажено, мы можем пойти обедать? — строго осведомилась она.

В столовой Оливия постаралась держаться поближе к миссис Маккафери. Присутствие этой женщины каким-то образом не давало общей атмосфере стать слишком уж интимной. Интерес Сары к лошадям, нашедший живой отклик в Невилле, позволил Оливии спокойно пообедать пирогом с курятиной и картофелем в сливочном соусе. При этом она украдкой наблюдала за Невиллом.

К сожалению, дневной отрезок их путешествия оказался еще более тяжким испытанием, чем утренний.

Хотя в экипаже теперь стало свободнее и миссис Маккафери все время спала, Оливия по-прежнему не находила себе места. Ни роман, ни вязание, ни красота проплывающих мимо пейзажей не смогли занять ее. Какое ей дело до ярко-фиолетового расцветающего вереска или древних узких улочек Йорка? В другое время она прилипла бы лицом к стеклу, наслаждаясь видом каждого дома. Отмечая развалины римской стены, величественные загородные поместья и высокие церковные шпили. Эту часть Англии она почти не знала, но, конечно, хотела узнать. Просто сейчас ей было не до того… и она знала причину.

Что раздражало еще больше!

Миссис Маккафери пошевелилась, моргнула и села прямее.

— О… все еще середина дня, — пожаловалась она. Оливия улыбнулась, миссис Мак, как ее называли, могла оставаться в городе, королевой своих владений, но предпочитала повсюду следовать за Августой и ее детьми.

— Опять ваш люмбаго? — посочувствовала Оливия, подавая ей подушку.

Экономка поерзала, стараясь поудобнее подложить подушку, и поморщилась, когда экипаж тряхнуло на ухабе.

— Я зад отсидела. И не хотелось бы досаждать вам моими хворями.

Оливия сдержала улыбку:

— Надеюсь вас порадует то обстоятельство, что мы очень скоро приедем в Эйсингуолд. Кучер сказал, что оттуда до Фирска меньше чем три часа пути.

— Хм… — Экономка снова заерзала, пристраивая подушку на пояснице. — А Сара? Все еще скачет рядом с лордом Хоком?

— Так и есть, — небрежно бросила Оливия. Экономка выглянула в окно:

— Эта маленькая проказница позже сильно пожалеет, тем более что не привыкла к долгой езде. Почему бы вам не позвать ее?

— И слушать непрерывное нытье? — Оливия расправила юбки и принялась нервно обмахиваться веером. — Надеюсь, в Шотландии прохладнее, чем здесь.

Миссис Маккафери проницательно взглянула на нее.

— Не хотите объяснить причину своей неприязни к лорду Хоку, дитя мое?

Оливия выдавила улыбку:

— Это так очевидно?

Почти не существующие брови экономки взлетели едва не до корней волос:

— Он слишком дерзко вел себя? В этом дело?

— Нет.

Конечно, так явно лгать не стоило, но Оливия не собиралась обсуждать непривычное действие, производимое на нее поцелуями Невилла.

— Не замечаете сходства между ним и кое-кем еще? — спросила она у миссис Маккафери.

Та сосредоточенно нахмурилась:

— Кем-то еще? Кем? Одним из ваших отвергнутых поклонников?

— Нет-нет, — тяжело вздохнула Оливия. — Моим отцом. Он похож на моего отца.

— Пффф! Ничего подобного! Ничуть не похож. У Камерона были рыжие, как огонь, волосы, и он…

— Не внешностью. Повадками. Экономка недоуменно пожала плечами:

— Он слишком очарователен. Слишком хорошо танцует…

— И очень часто перебирает спиртного.

— А я ничего такого о нем не слышала, — удивилась экономка. — Судя по словам вашей матушки, он слишком хорош, чтобы быть настоящим.

Оливия попросила Бога дать ей терпения.

— Да, и мы оба знаем, что она плохо разбирается в мужчинах. Скажем так: мой отец вовсе не был так хорош, каким ей казался. И под этим обаянием скрывается эгоистичная натура.

— С другой стороны, она вышла за Хамфри Палмера, — справедливо заметила миссис Маккафери. — Он ни разу не поднял на нее руки. Не дал причины для слез… разве только в ту ночь, когда умер во сне. Лучшего человека трудно найти, — заметила она, положив теплую руку на колено Оливии. — Боюсь, вы несправедливо судите о матери, дитя мое. Да, ваш отец был само очарование. Но у него также был жестокий нрав. Если бы он не утопил себя в виски, прежде чем упасть с увеселительной барки и утонуть в грязной Темзе, мне пришлось бы удушить его во сне. Он доставил вашей матери много горя. Много. Но существует немало мужчин, куда менее красивых и обаятельных, из которых выходят куда худшие мужья. Жаль, конечно… Но вы не должны предполагать, что этот лорд Хок — мужчина того же пошиба, что и Камерой Берд, просто потому, что так же обаятелен. Дайте ему больше времени, дитя мое.

Оливия виновато потупилась.

— Есть и другие причины, — пробормотала она.

— Да? — Не дождавшись ответа, экономка сложила руки на объемной груди. — Вашей матери он нравился, — заметила она, не сводя с нее взгляда.

— И что?

— Саре он тоже нравится.

— Потому что подкупил ее, позволив ехать в седле? — Оливия враждебно уставилась на экономку: — А вы? Он и вам нравится? И вас очаровал?

Миссис Маккафери только плечами пожала:

— Я недостаточно хорошо его знаю. Думаю, у меня будет время составить о нем мнение, когда приедем в Шотландию.

— Да, но сомневаюсь, что мы будем часто видеть лорда Хока. У нас слишком много дел в доме. Нужно приготовиться к приезду гостей. Кроме того, ему следует заниматься собственными поместьями.

— Вы серьезно воображаете, что ваша матушка не пригласит в гости ближайшего титулованного соседа? Да и брат ваш тоже пригласит его поохотиться.

Оливия со щелчком закрыла веер и подозрительно уставилась на экономку:

— Проклятие! Неужели матушка попросила вас навязать мне его? Это так? Но я не допущу…

— Ну что вы, дитя мое! Разве вы плохо меня знаете? Я очень люблю вашу мать, как дочь, которой у меня никогда не было, а вас троих — как собственных внуков. Но я чужим умом не живу. Вам нужен муж, и этого отрицать невозможно. И, к моему огромному удовлетворению, до сих пор вы были очень разборчивы. Если Невилл Хок вам подходит, да будет так. Я только прошу не спешить и не сравнивать его с вашим отцом.

— Прекрасно, — процедила Оливия. — Я сравню его с Хамфри. Хамфри был надежен, добр и уравновешен. Я давно мечтала выйти замуж за кого-то, похожего на Хамфри, и пока не найду такого джентльмена, стану наслаждаться свободой и делать все, чтобы оттолкнуть других поклонников. Особенно Невилла Хока.

К облегчению Оливии, экономка оставила за ней последнее слово. И все же это послужило ей слабым утешением. Несмотря на клятву игнорировать этого человека, она подозревала, что он станет источником непрестанного раздражения.

Пока экипаж катился по прелестной долине Йорка, Оливия осознала жестокую правду, которую не могла объяснить никому постороннему: Невилл Хок — огромная проблема, не потому, что постоянно ее преследует, а из-за странной на него реакции. Ее тело предательски слабеет, стоит ей его увидеть. Как бы ни протестовал разум, тело постыдно трепещет от каждой его ласки.

Она тихо застонала. Даже сейчас, при воспоминании о его поцелуях, в желудке у нее все переворачивается.

Она снова принялась обмахиваться веером, пытаясь охладить разгоряченное лицо. Покой, которого она искала в шотландских горах, казался еще более недостижимым, чем прежде.

Но она утешала себя мыслью о том, что у нее много дел в Берд-Мэноре. Ей нужно столько всего подготовить, что у нее не будет даже времени подумать о Невилле Хоке, не говоря уже о том, чтобы обменяться с ним несколькими словами или поцелуями.

Последняя мысль заставила ее поморщиться. Но она тут же закрыла глаза и откинула голову на сиденье. Еще два дня. Всего два дня. Сможет же она держать себя в руках все это время?


Гостиница «Мельничный домик», в предместье города Ферск, была чистенькой и уютной, но слишком маленькой: всего четыре номера. Оливия, Сара и миссис Маккафери поселились в одной спальне. Кучер и охранник заняли комнатку на чердаке.

Оливия не знала, где спал Невилл со своими людьми и где ужинал, поскольку довольно грубо объявила, что единственная крошечная столовая предназначена для женщин.

После простого, но сытного ужина, состоявшего из ростбифа с жареным картофелем и овощами, женщины удалились к себе.

Но перед уходом Оливия заглянула в большую пивную гостиницы и, увидев Невилла в компании с Бартом, неодобрительно поджала губы. Пьет, разумеется.

А когда хорошенькая блондинка-служаночка низко наклонилась к нему и что-то прошептала на ухо, лицо Оливии вытянулось. Пьет, да еще и волочится за женщинами. Впрочем, чего еще от него ожидать? Лорд Хок, словно ощутив ее негодование, поднял глаза. Их взгляды встретились. Скрестились. Замерли. Оливия шумно втянула в себя воздух. Он тут же поставил кружку и покачал головой, когда блондинка попыталась ее наполнить.

Оливия оцепенела, когда он поднялся, все еще не сводя с нее взгляда. Он собирается подойти!

Хотя она отчаянно жаждала сбежать к себе и покрепче запереть дверь, этого не позволила гордость. Она не умчится, как испуганное дитя. Не покажет, как легко ему удается лишить ее самообладания.

Поэтому она ждала, помня о том, что Сара и миссис Маккафери уже поднялись наверх.

Невилл остановился перед ней, почти касаясь головой низкого, выложенного планками потолка.

— Надеюсь, ваш номер вполне приемлем, мисс Берд?

Оливия кивнула.

До нее донеслись звон кружек и дружелюбная болтовня: обычные для пивной звуки. Но Оливия продолжала жадно рассматривать лорда Хока. Здесь он был в своей стихии: расслабленная поза, полуразвязанный галстук. Но настоящим шоком для нее явилось то, что он снял сюртук, оставшись в жилете и рубашке. Вполне разумно, учитывая, что вечер жаркий.

Однако ей это показалось недопустимой фамильярностью, особенно в присутствии дамы. Он слишком мужествен, слишком мускулист и слишком привлекателен для ее натянутых нервов!

Она прикусила губу и отступила.

— Я… э… я хотела поблагодарить вас.

— Поблагодарить меня?

— За то, что пришли на помощь. Прошлой ночью.

Темная бровь чуть приподнялась.

— Вы имеете в виду ситуацию с мистером Гарретом?

— Да. Мне следовало поблагодарить вас еще тогда… словом, простите, что так долго медлила.

Он молчал, продолжая смотреть на нее. Ее щеки залил жаркий румянец.

— Что ж… спокойной ночи…

Она повернулась, чтобы уйти.

— Подождите. Я хотел спросить… не предпочитаете ли вы завтра ехать верхом, вместо того чтобы оставаться в душном экипаже? Ваши сестра и мать твердят, что вы прекрасная наездница. Если хотите, можете ехать на Китти.

Радуясь, что с неуклюжими извинениями покончено, Оливия не спешила с ответом. Возможность ехать на Китти! Как она хотела принять его предложение!

Поспешное «спасибо, но нет» замерло на ее губах: искушение было слишком велико.

Но тут он шагнул к ней — всего лишь шаг, — и все причины, по которым она не должна принять его предложение, разом возродились к жизни. Он поцеловал ее три раза. Три раза. И каждый раз все с большим пылом, от которого слабели коленки. Даже сейчас, стоя в коридоре, он каким-то образом создавал близость между ними. Опасную близость. Но в отличие от матери она слишком умна, чтобы поддаться искушению подобного рода.

Усилием воли вынуждая сердце не частить, она покачала головой:

— Спасибо… но нет. Предпочитаю экипаж. Спокойной ночи.

На этот раз она подбежала к лестнице и стала подниматься. Она почти без помех добралась до второго этажа. Почти.

— Лжете, Оливия, — донеслись до нее тихие издевательские слова. — Мы оба знаем, что вы предпочли бы скакать рядом со мной.

Оливия, не останавливаясь на втором этаже, бросилась за угол. Она отказывается принять вызов! Отказывается слышать, как он зовет ее по имени!

Но эти последние слова звучали в мозгу всю долгую бессонную, ночь. Матрац был комковатым. Сара ухитрилась улечься головой ей на грудь. Миссис Маккафери храпела. Но спать ей не давал настойчивый голос Невилла, который преследовал ее в коротких снах. И в этих снах его великолепные лошади несли их по туманным холмам Шотландии.

Но кто гнался за кем? Кто кого преследовал? Этого она так и не поняла.

Глава 14

— Где он? — спросила Сара в десятый раз.

Они были в дороге с раннего утра: экипаж и сопровождающие. Все, кроме лорда Хока.

— Не высовывайтесь в окно, — рассердилась миссис Маккафери. — Думаю, лорд Хок приедет. В свое время. В точности как объяснил его человек.

Оливия заерзала на сиденье, показавшемся ей еще более жестким, чем вчера. Она очень устала, была в плохом настроении, и постоянное нытье Сары действовало ей на нервы.

— Если мои предположения верны, точнее, если он верен себе, то вчера сильно перебрал и не смог подняться с постели, — буркнула она.

«При условии, что у него не было никаких, более непристойных причин задержаться в этой постели. Белокурых причин…»

Экономка неодобрительно покачала головой:

— Оливия, подобные замечания неблагородны. Вы меня удивляете!

Оливия снова заерзала на сиденье.

— Возможно, но вы знаете лорда Хока и его привычки не так хорошо, как я.

Сара негодующе воззрилась на нее:

— Ты не знаешь, почему он опоздал. И если он тебе не нравится, это еще не причина его критиковать. А вот мне он нравится. Он знает о лошадях все на свете. И сказал, что я могу приезжать в Вудфорд-Корт каждый раз, когда мне захочется покататься верхом.

— Это совершенно не обязательно, — отрезала Оливия. — Через несколько дней Джеймс привезет Гоулди и Шугар, так что нет нужды донимать лорда Хока.

— Я его не донимаю. Он счастлив позволить мне ездить на его лошадях. Он так и сказал.

— Уверена, что он так и сказал, — вмешалась миссис Маккафери. — Однако хорошо воспитанная молодая леди никогда не подвергает ненужному испытанию чужое гостеприимство. Его предложение вполне любезно, но я уверена, Сара, что он не хотел бы каждый день ездить с вами верхом. Да я этого и не позволю. Он присоединится к нам, когда ему будет удобно. А пока, дитя мое, сидите спокойно. Читайте книгу или вяжите, иначе я буду вынуждена заставить вас повторять правила наследования, или французскую грамматику, или… — она помедлила для пущего эффекта, — математические таблицы.

Услышав такую угрозу, Сара быстренько плюхнулась на сиденье, хотя и не без ворчания. Миссис Мак как ни в чем не бывало снова принялась клевать носом. Оливия глазам не верила: эта женщина способна спать не менее двадцати часов в день!

Сама она потирала воспаленные глаза. Как бы ей хотелось последовать примеру миссис Маккафери!

Невилл ужасно устал. Он спал не более четырех часов и скакал без отдыха — два дня, почти загоняя себя и крепкого жеребца, чтобы нагнать Оливию и ее экипаж. Последняя неделя была на редкость тяжелой. Слишком мало сна. Слишком много волнений. Восторг победы. Последующая успешная продажа почти всех лошадей.

И состояние непрестанного возбуждения, связанного с Оливией Берд. Нежданного возбуждения.

Принесшего нежданные осложнения.

С самого происшествия с Клайвом Гарретом внутренности словно были стянуты узлом. Как она могла вешаться на шею этому человеку? Неужели из-за проклятого журнала? Очередной эксперимент над Гарретом? Чтобы потом занести результат наблюдений на одну из страниц?

Одно очевидно: ей не нужна помощь Невилла. Она не хотела, чтобы он вмешался и спас ее. Не хотела, чтобы он ее целовал. Но он был не в силах остановиться. Гнев. Ревность. Страсть. Все это, вместе взятое, лишало его рассудка. Тот факт, что она отдавалась собственной страсти в его объятиях, только подтверждал то, что он уже знал… Она хотела его так же яростно, как он — ее.

Но наотрез отказывалась это признать.

Поэтому он в бешенстве устремился прочь, поклявшись уважать ее желания, какими бы нелогичными они ни были. В будущем он предоставит ей защищаться самой. Пусть вешается на шею самому гнусному подлецу, он и пальцем не шевельнет, чтобы ей помочь.

По крайней мере так он считал в то время.

Всю ночь он кипел гневом, убежденный, что она целовала всех мужчин, перечисленных в чертовом журнале. Теперь их сорок, включая его и этого бесхребетного идиота Гаррета.

В момент слабости он залил свою свирепую ярость бутылкой двенадцатилетнего бренди и встретил рассвет с больной головой и бунтующим желудком, что, однако, позволило ему забыться недолгим сном. Но позже, услышав откровенный намек ее матери, с готовностью схватился за шанс провожать ее в Шотландию. Потом он долго ругал себя за глупость. Но пришлось сдержать обещание, данное леди Данмор.

Теперь, приближаясь к Крофту, он все яснее сознавал, что должен что-то решать с мисс Оливией Берд. Ухаживать за ней или игнорировать. Третьего не дано.

Вчера было легче, когда его отвлекла младшая сестра Оливии. И прошлой ночью, к полнейшему изумлению Невилла, Оливия поблагодарила его, хотя прозвучало это скорее извинением. В эту ночь он перебирал в памяти каждое ее слово. И к рассвету, уже засыпая, понимал, что больше не сможет избегать этой дилеммы. Мощное притяжение между ними пугает ее. И почему нет? Оно пугает и его. Смертельно пугает.

Но нужно довести дело до конца. Проверить, действительно ли она — та, кто, по словам Барта, может дать ему облегчение. Они удивительно подходят друг другу по силе страсти и темпераменту, а это куда больше, чем может похвастаться большинство супругов.

Поэтому он пригнулся к холке Робина, подгоняя жеребца. И как раз неподалеку от Дарлингтона, во дворе «Улитки и грача», заметил тяжело груженный дорожный экипаж Данморов. Но стоило ему спешиться и вручить конюху поводья лошади, как Оливия и Сара спустились с крыльца в сопровождении экономки. Заметив Невилла, Сара немедленно бросилась к нему.

Невилл снял шляпу и провел рукой по растрепавшимся волосам. Как было бы прекрасно, прояви Оливия по отношению к нему хоть капельку энтузиазма своей сестры! Но Оливия привычно хмурилась, и хотя его обычной реакцией было бы поддразнить ее, улыбнуться или подмигнуть, в этот момент у него просто не хватило энергии.

Он чувствовал себя стариком, измученным и уставшим. Угнетенным и побежденным жизнью.

— Лорд Хок, вы здесь!

Хорошенькое личико Сары сияло оживлением.

Ему каким-то образом удалось выдавить улыбку. Какое это счастье: снова быть молодым и полным жаждой жизни!

— Я здесь и готов поклясться, что прочитаю ваши мысли.

— Бьюсь об заклад, вы сможете, — согласилась она, подпрыгивая от волнения.

Но миссис Маккафери устремила строгий взгляд на свою подопечную:

— Сара Палмер, приличные молодые леди так себя не ведут! Навязывать свои желания джентльмену, который уже…

— Все в порядке, — перебил Невилл. — Если она хочет снова проехаться верхом, ради Бога!

— Вы очень великодушны, — вставила Оливия. — Но вряд ли это так уж необходимо.

Невилл настороженно посмотрел на нее:

— Но вы вольны тоже прогуляться вместе с Сарой.

Оливия вскинула подбородок, избегая, однако, встречаться с ним взглядом:

— Спасибо. Не стоит.

Миссис Маккафери откашлялась и потеребила ручку большой ковровой сумки.

— Можно ли… э… мне прокатиться вместо нее? — выпалила она.

Невилл изумленно вскинул брови:

— Ну разумеется. Хотя у меня нет дамского седла.

— Вздор! Я шотландка и всегда ездила в мужском!

— Она и прыгает на лошади через препятствия, — вмешалась Сара. — Джеймс мне говорил, — добавила она под удивленным взглядом экономки и восторженно захлопала в ладоши, после чего злорадно уставилась на сестру: — Похоже, Ливви, ты остаешься в собственной унылой компании, пока мы будем веселиться!

Оливия, не обращая внимания на сестру, обратилась к миссис Маккафери:

— Но может, вам будет неудобно в мужском седле?

— Чушь! После того, как я два с половиной дня тряслась в проклятом экипаже? Все, что угодно, будет удобнее, чем это! Я только возьму пару легких дорожных одеял, из соображений скромности, конечно, — добавила она с чопорным кивком.

И тут Невилла осенило. Он посмотрел сначала на экипаж, потом на Оливию.

— Возможно, мисс Берд, вы будете так добры позволить мне ехать в экипаже. Оказалось, что меня так и клонит в сон, — поспешно объяснил он, когда она открыла рот, очевидно, чтобы возразить. — Я бы считал это огромным личным одолжением. Вы даже не заметите, что я сижу напротив.

Поскольку все выжидающе уставились на нее, Оливия поспешила закрыть рот и попытаться выдавить слова сквозь стиснутые зубы. Но слова, которые необходимо было произнести, буквально душили ее. Что за подлый, пронырливый… пронырливый…

Его наглость так возмутила ее, что она не могла думать связно.

И все же остальные молча требовали ее ответа. Глаза Сары весело сверкали. Миссис Маккафери вопросительно вскинула брови, а лицо лорда Хока…

Лицо лорда Хока было уставшим. Он выглядел совершенно измотанным. Измученным. И все возражения замерли на губах. Он действительно нуждался в отдыхе, а еще лучше в долгом ночном сне. Что не дает ему спать по ночам, отчего он на грани полнейшего нервного истощения? Возможно, сегодня ей удастся выяснить.

Она стиснула ридикюль и постаралась изобразить спокойствие, хотя ее руки дрожали.

— Разумеется, лорд Хок, вы поедете в экипаже. Учитывая ваше великодушие по отношению к моей сестре, как можно вам отказать?

В темных глазах отразилось удивление. Но он тут же обрел равновесие и коротко поклонился:

— Позвольте мне переговорить с Бартом. Я только распоряжусь насчет лошадей.

— Я прикажу хозяину гостиницы дать вам еду в дорогу, — немедленно объявила миссис Маккафери и направилась обратно. Сара потащилась за лордом Хоком. А Оливия осталась стоять у экипажа. Того самого закрытого экипажа, где скоро останется вдвоем с лордом Хоком.

Господи Боже! Что она наделала?!

У нее осталось минут семь-восемь, чтобы собраться с духом и не выдать себя, до того как кучер и охранник взберутся на козлы, а лорд Хок сядет в экипаж. И когда это произошло, она уже успела сесть, снять шляпку и перчатки и открыть книгу.

— Можете взять эту подушку, — бросила она, когда он устроился напротив, и отвернулась к окну, чтобы дать последние наставления покинувшим ее предательницам.

— Будьте осторожны. Миссис Маккафери! — окликнула она. — И ты, Сара. Никаких прыжков!

Они в ответ заулыбались и помахали ей. Оливия скрипнула зубами и сделала вид, будто углубилась в чтение.

Однако оказалось, что смотреть в книгу — занятие почти невозможное.

Экипаж медленно проехал через двор почтовой станции и выкатился на дорогу, свернув на север. Лошади бежали не слишком быстро, экипаж скрипел и подпрыгивал, занавески и фонари раскачивались, а в окна дул свежий ветерок, принося запахи плодородной земли, травы и лошадиного пота. Она напомнила себе, что утреннее путешествие ничем не отличается от этого. И от вчерашнего.

Однако все было по-другому.

Напротив сидел Невилл Хок, примостивший подушку к боковой стене и улегшийся на нее, вытянув ноги в проход. Нужно сказать, очень длинные ноги, как заметила Оливия сквозь занавес ресниц. Длинные ноги, затянутые в темно-серые бриджи из твида, заправленные в высокие сапоги, поношенные, но прекрасного качества. Возможно, его любимые, которые он носит в тех случаях, когда нет нужды производить на кого-то впечатление. Ее почему-то вывело из равновесия то обстоятельство, что он не счел нужным произвести впечатление на нее.

Он сунул перчатки в карман и сложил руки на животе. Широкие ладони и длинные пальцы с квадратными ногтями… Большие руки. Как и он сам.

Оливия постаралась сосредоточиться на странице семьдесят первой.

Нет, они все-таки слишком велики, решила она, припомнив, как эти руки словно поглотили ее во время вальса. Собственно говоря, самим своим присутствием он, казалось, поглощал все: ее руки, когда он их сжимал, ее волю, когда они целовались.

Оливия судорожно вздохнула. Похоже, он успел поглотить весь воздух, потому что она задыхалась.

— Что вы читаете?

Оливия от неожиданности дернулась, и книга соскользнула на пол. Невилл поднял ее и лениво перелистал.

— «Эмма». Надеюсь, это один из тех сенсационных романов, которые не одобряет церковь.

Оливия настороженно уставилась на него:

— Почему вы на это надеетесь?

— Потому что это подтвердило бы мое мнение о вас. — Он улыбнулся медленной, ленивой улыбкой и протянул ей книгу.

— Вы, разумеется, ждете, что я поинтересуюсь вашим мнением обо мне, — съязвила она.

— Полагаю, вы уже знаете.

О, как она хотела проигнорировать его слова, исполненные намеков и значений, которых она не понимала! Если он вознамерился снова действовать ей на нервы, ему прекрасно это удается!

Оставалось вести себя в той же небрежно-пренебрежительной манере, что и с другими, не слишком интересными ей мужчинами, от которых хотелось отделаться как можно быстрее.

— Желаю вам приятных снов, лорд Хок. А меня ждет интересная книга.

Она потянулась к тонкому томику, который протягивал ей Невилл. Руки их неожиданно соприкоснулись, всего лишь соприкоснулись. Ничего более. Но на обоих не было перчаток, и тепло этого мимолетного контакта мгновенно превратилось в нестерпимый, обжигающий жар. Оливия снова задохнулась, сжала книгу и на этот раз в упор взглянула на Невилла:

— Не знаю, в чем заключается ваша игра, лорд Хок, но не хочу следовать ее правилам.

Невилл тяжко вздохнул:

— Никакой игры, Оливия… мисс Берд. Я желаю только покоя и мирного сна.

Он устроился поудобнее. Сложил руки на груди и закрыл глаза.

Некоторое время в экипаже царило молчание. И прервала его Оливия.

— Я заметила, что вы плохо спите по ночам.

— Да, — согласился он после короткого молчания.

Оливия откашлялась и неожиданно для себя выпалила:

— Именно поэтому вы так много пьете?

Невилл приоткрыл один глаз.

— Должен ли я предположить, что всякое мое откровение окажется запечатлено в вашем журнале?

— Мне нет нужды писать о вас еще что-то, лорд Хок, поскольку вряд ли мое мнение о вас изменится. Вы не будете хорошим мужем ни для одной женщины. Так я и скажу своим подругам, вздумай они посоветоваться со мной по этому вопросу, что тоже мало правдоподобно. Так что в ответ на ваш вопрос могу заверить: ни одна ваша фраза не попадет в мой журнал.

Теперь уже оба его глаза были открыты и устремлены на нее.

— Почему же тогда спрашиваете? Только не говорите, что интересуетесь мной.

Теперь он улыбался, и она ощутила, как дрогнули ее губы в ответ. Но они так долго смотрели друг на друга… слишком долго. И ее улыбка померкла.

— Почему вы каждую ночь сидите и пьете?

Он отвернулся и уставился в потолок, обтянутый кремовой тисненой кожей.

— Это должно быть очевидно каждой женщине, столь же проницательной, как вы. Я терпеть не могу темноты и пью, чтобы скоротать время.

Оливия провела пальцем по переплету книги. Для нее тут не было ничего очевидного.

— Разве сон не лучшее решение? — тихо пробормотала она.

— У меня застарелая бессонница, от которой есть два средства — смертельная усталость или спиртное. Все одновременно очень просто и очень сложно.

Оливия нахмурилась и внимательнее присмотрелась к нему: большое мускулистое тело, идеальный профиль… и тени усталости под глазами…

— Надеюсь, вы не собираетесь пить здесь, в моем присутствии?

Этим она думала досадить ему, вызвать взрыв и действительно обрадовалась бы ехидной реплике, поскольку в их беседе было нечто тревожащее. Будоражившее душу. Она вдруг увидела, как он уязвим… беззащитность, существование которой ей не хотелось бы признать.

— Не бойтесь. Мисс Берд, я постараюсь не оскорбить ваши понятия о приличиях. — Он посмотрел на нее, снова отвернулся и закрыл мрачные синие глаза. — Если стану храпеть, надеюсь, вы не добавите это в список моих грехов. Только толкните меня, и я мигом замолчу.

После этого он не произнес ни слова. Она так и не поняла, заснул ли Невилл, потому что храпа не услышала. Но дыхание было медленным и ровным, и если не считать мимолетной гримасы, когда экипаж налетал на очередной ухаб, он не шевелился.

А вот Оливия не находила покоя. Близость этого человека волновала ее все сильнее. Будила в ней так много новых эмоций…

Она не раз пыталась сосредоточиться на бессмертной героине книги, но все интриги Эммы бледнели перед сложностью ее положения. Самый несносный человек, которого она когда-либо знала, спал всего в одном шаге от нее. Как она могла не смотреть, не гадать, не дать воли воображению?

Весь его подбородок избороздили шрамы. Последствия войны? Он страдает от бессонницы и, возможно, пьет ночи напролет. Из-за того, что пришлось пережить на войне? Или из-за чего-то другого? Возможно, виной всему потеря семьи. Или… потеря женщины.

Последняя мысль определенно была неприятной. Он из тех, что всегда будут привлекать женщин. Она знала этот тип мужчин. Это не смазливый денди, общество которых так часто предпочитают в гостиных. Таких мечтают видеть в спальне…

Она почувствовала, как кровь бросилась в лицо. О, небо! Ей следует гнать от себя столь вульгарные мысли.

И все же они упорно не уходили. Невилл Хок, несомненно, знает дорогу в женские будуары! И уж точно умел целоваться…

Знал, как обольстить одним взглядом и зазывными словами, не говоря уже об этих ошеломляющих поцелуях. Одно это говорит о значительном опыте… но об этом думать не хотелось… Эти сильные руки, широкие плечи…

И все же, глядя на него, спящего, она невольно смягчалась. И видела его пороки в более благоприятном свете. Она не хотела видеть его уязвимым и все же не могла отвести глаз. И решила, что он нуждается в стрижке и ком-то, кто мог разгладить тревожно наморщенный лоб.

Но этот кто-то — не она.

Оливия вынудила себя выглянуть в окно, чтобы найти глазами Сару и рассмотреть окружающий пейзаж. Но продолжала размышлять о Невилле Хоке. Она не собиралась и дальше писать о нем в своем журнале: и без того страница уже густо исписана. Она излила весь свой гнев. Но если бы ей снова пришлось писать, было бы только справедливо сказать, что ночь — его враг и что он добр к детям.

Она снова повернулась и посмотрела на него.

…И он прекрасен, как только может быть прекрасен настоящий мужчина. Настолько, что она почти не может устоять перед ним.

Почти…

Глава 15

Последние два часа лил дождь. Разбуженный грозой, Невилл вернулся к Барту и лошадям, а Сара и миссис Маккафери — под крышу экипажа. Экономка, по своему обычаю, немедленно задремала, а Сара последовала ее примеру.

Только Оливии не спалось. Она мрачно смотрела в окно, на серую стену дождя. Пока упряжка тянула экипаж по неровной дороге и шум колее аккомпанировал оглушительным раскатам грома, она сказала себе, что у бедных животных и насквозь промокших кучера и охранника куда больше бед, чем у нее, ибо от дождя и бури нет никакого спасения.

Но сочувствие к другим отнюдь не рассеяло ее мрачных мыслей. Во всем, что касалось Невилла Хока, она вела себя как идиотка и ничего не могла с собой поделать.

Тучи нависали так низко, что казалось, сумерки уже наступили, и хотя дождь сменился назойливой моросью, они только к ночи прибыли в «Ясли быка», на берегу реки Тайн, в Прадхо. Гостиница почти ничем не отличалась от вчерашней. И, как и раньше, женщины обедали в маленькой столовой. Однако когда Сара и миссис Маккафери пошли умываться, Оливия осталась на месте. Она хотела только узнать, не заболел ли кучер Джон. Но на самом деле искала другого и, приближаясь к пивной с низкими потолками, поняла, что не может лгать себе.

Они сидели за выщербленным, выкрашенным в розовую краску столом. Пятеро мужчин с Невиллом Хоком во главе. Завидев ее, он немедленно поднялся. Остальные, проследив за направлением его взгляда, повернулись к ней.

Хотя в пивной и было несколько женщин, Оливия чувствовала себя не в своей тарелке. Джон поспешил к ней.

— Все в порядке, мисс? — спросил он. Лысина кучера поблескивала в свете свечей.

— Разумеется, Джон, — ответила она, с усилием сосредоточившись на нем. — Я просто хотела убедиться, что вы не подхватили простуду или что-то похуже.

Он широко улыбнулся:

— Все хорошо, мисс. Все хорошо. Мы присмотрели за лошадьми, дали им лишнюю порцию овса, как вы и велели. А потом переоделись и заказали горячий ужин.

— Вот… и хорошо, — выдавила Оливия, глядя мимо него на стол, за который вновь уселся Невилл. — В таком случае спокойной ночи. Увидимся утром.

Она поднялась наверх, приготовилась ко сну и немного почитала, лежа на матрасе, набитом мхом.

Миссис Маккафери и Сара, делившие вторую кровать, уже мирно спали.

Она устала. Очень устала.

И все же сон к ней не шел.

Она лежала в темноте, глядя в потолок.

Значит, так Невилл Хок проводил свои ночи? Измученный физически и терзаясь от обуревавших его мыслей?

Она подтянула повыше грубые полотняные простыни. Подложила руку под голову. Поэтому он пьет? Чтобы окончательно отупеть и заглушить мрачные мысли? Ведь он не пьет днем или когда находится в обществе.

В отличие от ее отца.

В тишине и сравнительной безопасности темной комнаты Оливия закрыла глаза. Может, Невилл Хок вовсе не так сильно похож на отца, как она опасалась? Если бы не их первая несчастливая встреча и то недоразумение, когда он принял ее за другую, она посчитала бы его вполне приемлемым молодым человеком.

В этот момент миссис Маккафери громко всхрапнула, Сара что-то пробормотала, но обе быстро успокоились, и в комнате опять раздавалось лишь их спокойное дыхание.

Оливия вздохнула, пораженная собственной испорченностью. Его никак нельзя назвать вполне приемлемым молодым человеком. Он настолько не похож на других, что его попросту нельзя отнести к какой-то определенной категории. Но она реагировала на него иначе, чем на любого другого мужчину.

Может, ей следует поразмыслить о причинах этой странной реакции?

Неужели она борется со своим влечением к нему, хотя должна бы этому влечению следовать?

Оливия раздраженно вздохнула. Она растеряна и с каждым днем теряется все больше.

Она повернулась на бок и поморщилась от боли в затекшей спине. Два дня в дороге дались ей нелегко, какими бы хорошими ни были рессоры экипажа. Нужно было принять предложение лорда Хока проехаться на одной из его прекрасных лошадей.

Она вспомнила лицо спящего Невилла, такое спокойное и такое грубовато-красивое…

Оливия вздохнула и попыталась улечься поудобнее. Может, завтра она будет вести себя дружелюбнее по отношению к нему. «Да, именно дружелюбнее», — подумала она, засыпая. Что плохого, если она будет вежлива с человеком?

Проснулась она внезапно, не понимая, где находится, и не сознавая, что вообще спала. Который час? И что она делает в незнакомой комнате?

В чувство ее привел крик, а затем сердитый мужской голос. Но весь этот шум доносился не из коридора и не из соседней комнаты.

Крик тоски и боли повторился. Потом раздался грохот, и Оливия вскочила. Что, во имя Господа, тут происходит?

Миссис Маккафери что-то проворчала. Сара даже не шевельнулась. Но встревоженная Оливия соскользнула с кровати. Что там творится?

Кричал мужчина, но слов она разобрать не могла. Зато расслышала другой голос… и снова грохот. Может, они дерутся?

Она схватила халат и бросилась к двери, еще не представляя, каким образом сможет прекратить стычку. Оставалось надеяться, что Невилл в ней не участвует.

Но, выскользнув в коридор, она с упавшим сердцем поняла, что ее надежды были напрасны.

— Иисусе Христе!

Пьяный голос, несомненно, принадлежал Невиллу.

— Пойдем, парень, — уговаривал другой, более тихий и спокойный.

— Убирайся от меня ко всем чертям! Проваливай! — снова завопил Невилл с такой яростью и тоской, что Оливия съежилась… Слишком похож на отца, в тот раз, когда он ударил мать.

Второй мужчина сказал что-то неразборчивое, но ответ Невилла прозвучал достаточно ясно:

— О нет. Мне очень жаль, Барт. Очень жаль.

— Брось, парень, все в порядке, ты просто слишком устал. Я помогу тебе подняться в спальню.

— Не смогу заснуть, — измученным шепотом ответил Невилл. — А, черт! Оставь меня! Оставь!

Оливия нерешительно прикусила губу. Как это ни глупо звучит, она хотела пойти к нему. Он только сейчас показал, что обладает именно теми качествами, которые ей ненавистны в мужчинах, и все же ее тянуло побежать к нему и каким-то образом утешить его в несчастье.

— Нельзя! — сказала она вслух и, испуганная собственным голосом и топотом тяжелых ног на лестнице, прижалась спиной к двери своей комнаты и обхватила себя руками.

— Мы заплатим за убытки, — сказал тренер кому-то внизу. — Не стоит расстраиваться по этому поводу.

То обстоятельство, что он говорил властно, как человек, привыкший к подобным сценам, еще сильнее расстроило Оливию.

Шаги приближались. Оливия понимала, что следует войти в комнату, пока ее не увидели. Но что-то побуждало ее оставаться на месте.

— Вам нужна помощь, милорд? — крикнул Барт снизу.

— Нет, — медленно выговорил Невилл. — Нет.

Он преодолел несколько последних ступеней и вышел на площадку.

Одетый в рубашку и бриджи, с растрепанными волосами и слегка покачивавшийся, он выглядел так же, как в их первую встречу. Правда, тогда он был сплошные улыбки и очарование, несмотря на количество выпитого спиртного. Но сейчас, казалось, чем-то угнетен. Лицо осунулось, плечи опустились.

Оливия нервно растерла руки. Все это так трагично…

Он помедлил на верхней площадке, провел ладонями по волосам и отвернулся от темного проема ее двери. Но тут же замер и оглянулся. И пронзил ее взглядом.

Даже в полутемном коридоре, освещенном всего одной мигающей лампой, висевшей у лестничной площадки, он ухитрился заметить ее. Она мгновенно оцепенела. Он выпрямился.

— А, Хейзл, — пробормотал он. — Все еще крадешься в ночи.

— Я… меня разбудил шум.

— Шум. Сон. — Теперь он смотрел куда-то в пространство. — Кошмар.

Она снова поежилась и, несмотря на совершенно неприличное одеяние, состоявшее из ночной сорочки и халата, выступила вперед:

— Вы спали? Мне показалось, что кто-то дрался.

— Драка была.

Какой у него странный голос. И звучит словно издалека. Он шагнул ближе и снова воззрился на нее.

— Ты здесь.

Оливия остановилась. Она стояла от него на расстоянии вытянутой руки. И все же, наблюдая сегодня лицо спящего Невилла, она перестала опасаться за свою безопасность. Кроме того, необходимо понять, почему он так несчастен.

— Невилл, — начала она.

— Шшш, — прошипел он, прижимая палец к губам. — Люди спят. И тебе следовало бы спать… или хотя бы лежать в постели.

Не успела она опомниться, как он поймал ее за руку и потащил по коридору к своей комнате.

Оливия попыталась вырваться, упираясь пятками в пол и выкручивая руку.

— Невилл! Прекратите! Прекратите!

— Шшш. — Он стиснул другую руку Оливии и прижал к стене. — Шшш, Хейзл. Оливия.

Она знала, куда это приведет. Каждой частицей своего существа знала, куда это приведет. И знала также, что должна поднять крик, и пусть все последствия падут на его голову.

Она все понимала, но не смогла сделать этого. Или не хотела…

— Лорд Хок, — начала она снова, пытаясь, несмотря на безумный стук сердца, говорить спокойно и рассудительно, — вы слишком много выпили. Пожалуйте, не сделайте ничего такого, о чем сможете утром пожалеть.

— Пожалеть? — Он медленно покачал головой, не сводя взгляда с ее губ. — Когда мне и без того есть о чем жалеть?

Оливия думала, что он ее поцелует. И если уж быть до конца честной, почти этого хотела. Он действительно нагнул голову. Но не стал ее целовать. Вместо этого его большой палец обвел ее нижнюю губу, медленно погладил подбородок и шею. Но это легкое прикосновение было обманчивым, потому что привело ее в состояние полной растерянности.

Но тут его рука легла в ложбинку между грудями. Оливия задохнулась, не в силах шевельнуться. — А сейчас нет, никаких сожалений, — пробормотал он, коснувшись пальцем тугой вершинки ее левой груди. Погладил сосок в самой чувственной манере, которую только можно было вообразить. Или нельзя? Оливии в голову не приходило, что он может коснуться ее там. И что это так на нее подействует.

Нужно заставить его остановиться. Нужно! Но Оливия застыла на месте, а он ласкал ее так, как имеет право ласкать только муж.

Он сжал ее грудь, взяв в ладонь округлый тяжелый холмик, и снова прижал палец к ноющему соску.

— О Боже! — выдохнула она, чувствуя, что вот-вот растает. — О Боже…

Жар скапливался в животе, влажный и сладостный, и она едва удерживалась на ногах. Но тут он сжал ее вторую грудь и стал мять, и ей пришлось вцепиться в его плечи, чтобы не стечь на пол безвольной лужицей.

Именно в этот момент он и поцеловал ее, завладев губами и вторгаясь языком в рот.

Как же Оливия любила его поцелуи! Несмотря на все протесты, в глубине души она признавала, что обожает его поцелуи. Но этот поцелуй, глубокий, исступленный, сводящий с ума поцелуй, был каким-то неправильным. Непристойным.

И хотя она отдавалась поцелую и его дерзким, возбуждающим ласкам, какой-то частью сознания пыталась отстраниться. Уйти.

И тут она поняла, в чем проблема.

Виски. Она ощущала на языке сладковатый, терпкий вкус.

Оливия отвернула голову. Как могла она забыть, что он пьян? Пьян, как в первую встречу, и готов поцеловать любую женщину, которая попадется ему на пути… а может, и не только поцеловать…

— Нет! — Она толкнула его в грудь, но с таким же успехом можно было пытаться повалить стену. — Немедленно оставьте меня, иначе закричу!

Он сжал ее попку и прижал животом к своим чреслам. Оливия вздохнула. Существует ли какая-то часть ее тела, которую не пробудило бы к жизни его жаркое прикосновение?

— Помогите, — пробормотала она, хотя это прозвучало скорее молитвой, чем призывом о помощи. Она отдавалась его ласкам, хотя и сознавала, что гибнет.

Похоже, и он это почувствовал.

— Наконец-то ты моя, Хейзл, — горячо прошептал он ей на ухо. — Наконец-то ты моя.

Но она уже немного отрезвела и вновь обрела решимость.

— Я не ваша Хейзл, — процедила она и, ловко нырнув ему под руку, ухитрилась избежать хмельных объятий. — И вообще никакая я не Хейзл!

Выкрикнув все это, она сбежала без оглядки и даже не поинтересовалась, идет ли он за ней.

Оказавшись в своей комнате, она задвинула засов, прислонилась лбом к панели и зажмурилась.

Но перед глазами по-прежнему стоял Невилл, высокий и сильный… и одновременно слабый и пошатывающийся, сбитый с ног огромным количеством спиртного.

Совсем как в ту, первую, ночь.

Несмотря на возрастающее желание объяснить себе случившееся обычным заблуждением, попытаться его оправдать и проигнорировать связанные с ним осложнения, она понимала, что не сделает этого. Та ночь не была плодом ее воображения. Как и эта. Заблуждением было поверить в уязвимость спавшего в экипаже человека.

Она прижалась ухом к двери и прислушалась. Ни звука.

Сердце медленно обретало нормальный ритм. Паника постепенно отступала, вытесняемая правдой, которую так не хотелось признавать: несмотря навесь его шарм, на опасную притягательность, в Невилле Хоке было нечто трагическое. Шрамы не только на его лице, но и на душе. Такие глубокие, что никак не исцелятся. Сон не дарит ему покоя, как и виски… Наверное, только она могла бы исцелить его, поддавшись чувственному притяжению.

Но он не годится для нее. Как и для любой другой разумной женщины. Она знала это инстинктивно, хотя чуть было не забыла. Но больше не забудет.

В молчании ночи, нарушаемом только стуком капель дождевой воды, падающих с крыши, Оливия неуклюже забралась в постель. Подтянула простыни к подбородку, уставилась в темный потолок. Как в начале ночи. Но сейчас все изменилось. Она стала другой. Тело стало другим, потому что мужчина касался его там, где никогда не касался раньше. Касался так, что она не сможет этого забыть.

И мысли стали иными. Мрачнее. Угрюмее.

И надо всем этим висела уродливая правда, которую она должна признать раз и навсегда. Несмотря на все ее усилия, Невилл Хок ухитрился завоевать ее привязанность.

Но она должна положить конец своим глупым эмоциям. Должна разорвать все связи с ним, пока не разорвалось ее сердце.


Невилл проснулся с тяжелой головой. Во рту было гаже некуда. В комнате было светло. Слишком светло.

Он не смел открыть глаза. Но уши функционировали достаточно хорошо, чтобы можно было понять: он не у себя дома, в Вудфорд-Корте. Где же тогда?

За окном раздался крик мужчины. Заржала лошадь, и экипаж с шумом покатился по вымощенной брусчаткой мостовой. Невилл прижал руку к глазам и поморщился. Голова сейчас точно расколется!

Он медленно повернул голову. Он не у себя дома и не в своей постели. Где же он, черт возьми?

И тут он все вспомнил и застонал. Гостиница вблизи города Прадхо, в Нортамбрии. Очередной день путешествия в Вудфорд-Корт… и Берд-Мэнор, где живет Оливия.

Он сел и стиснул зубы, борясь с ужасной волной тошноты. Последнее время он почти не пил. Что толкнуло его на вчерашние похождения? И, что важнее всего, не наделал ли он чего такого, о чем будет жалеть? Что-то глупое, жестокое или разрушительное?

Он долго сидел на краю кровати, собираясь с силами и с мыслями. Сегодня ночью он так устал… слишком устал, чтобы бороться со сном до рассвета. Поэтому и искал облегчения в спиртном, в таком количестве спиртного, чтобы оглушить мозг и держать кошмары в узде.

Но ничего не вышло.

Невилл вздрогнул, когда смутные воспоминания начали оживать. Барт, дремлющий в пивной… все остальные ушли. Он остался один в компании бутылки крепкого шотландского виски. Потом появились другие. Люди, вот уже четыре года лежавшие в безымянных могилах. Атакующие враги, умирающие друзья, вопли извивавшихся в агонии раненых… Он содрогнулся от вновь нахлынувшего ужаса, непроглядно-черного и кроваво-красного, и он боялся, и изнемогал от боли, и боролся за жизнь. Снова.

Желудок свело так, что он вскочил, схватил тазик, и его вывернуло наизнанку. На глазах выступили слезы, но он содрогался в судорогах, до полного опустошения. Полного.

Только тогда он вытер глаза и прерывисто втянул в себя воздух. Нужно прийти в себя. Приниматься за утренние дела. Узнать, что он вчера натворил. Какой урон нанес людям или мебели. А потом сесть в седло и проехать последние пятьдесят миль до Вудфорд-Корта. В этот момент он не был уверен, что способен на это.

Потом он вспомнил Оливию, которая так неохотно разрешила ему ехать в своем экипаже. Ее настороженность. Ее робкий интерес к нему. Она снова будет удивляться его отсутствию сегодня утром. К этому времени он уже хорошо ее знал, чтобы понять: она не удовлетворена его уклончивыми ответами на вопросы о его странной ночной жизни.

Невилл с усилием поднял голову и налитыми кровью глазами оглядел комнату. Крепкая крыша над головой, мягкая постель и достаточно еды. Это должно удовлетворить любого мужчину.

А если еще есть женщина для тепла и уюта… Невилл немного подумал. У него есть все, кроме женщины. Посмеет ли он пойти на такое? Посмеет ли ухаживать за Оливией Берд не только ради аренды ее земель? Посмеет ли надеяться, что она сможет возродить к жизни его душу?

Он вдохнул, ощущая во рту запах перегара и рвоты. Господи, какая омерзительная пародия на человека! Трус и пьяница. Но мир провозгласил его героем, и он превосходно разбирается в лошадях. Если бы только он сумел поддерживать эту видимость немного дольше! Если бы только смог сделать, чтобы она никогда не увидела его таким, как в прошлую ночь! Таким, как сейчас. Если бы только смог продержаться немного дольше, время, достаточное, чтобы завоевать ее сердце, может, и нашел бы дорогу из той пропасти отчаяния, в которую превратилась его жизнь.

Невилл снова вздохнул.

Он не достоин такой женщины, как она. Эгоистичный подонок, который не только обманывает ее, но и всячески старается обольстить. В конце концов она его возненавидит.

Но он все равно хотел ее.

Нуждался в ней.

И если из их союза ничего не получится, он по крайней мере постарается улучшить участь двухсот душ в Вудфорде и ближайшем городе Келсо, жители которого не сумеют без него выжить.


Была уже середина дня, ненастного дня, угрожавшего разразиться такой же, как и вчера, бурей, прежде чем лорд Хок сумел догнать экипаж. К этому времени Оливия уже успела собраться с силами и приготовиться к встрече. Ей очень хотелось обличить его мерзкое поведение, предать публичному осуждению… но здравый смысл взял верх. Обличив его поведение, она откроет и свою неприглядную роль во вчерашнем происшествии. Что она делала в коридоре гостиницы в ночной сорочке и халате? Почему сразу не подняла крик? Почему с самого начала не рассказала матери о его дерзости и наглости?

Нет, она не осмелится публично осудить его. К несчастью, он оказался ее соседом, а это означало, что нужно поддерживать хотя бы видимость дружеских отношений. Но больше ничего. Особенно после прошлой ночи.

Утром она ухитрилась, не возбуждая излишних подозрений, расспросить горничную и узнать печальные подробности вчерашней ночи. Лорд Хок расколотил бутылку дорогого шотландского виски вместе с подносом, на котором стояли бокалы, и сломал два стула и столик. Напал на хозяина гостиницы и едва не ударил кого-то из своих людей.

Женщина, закатив глаза к небу, прошептала, что лорд был пьян до безумия. Совершенно рехнулся!

Оливия весь день обдумывала ее слова. И до того была погружена в свои невеселые мысли, что когда они приблизились к шотландской границе, почти не заметила каменных развалин стены, выстроенной когда-то воинами римского императора Эйдриана и отделявшей северную часть страны от южной. Оказалась слепа к красотам Чевиот-Хиллс. Все, что она видела, было омрачено ее нелегкими и невеселыми думами о лорде Хоке. Он обезумел от спиртного и стал крушить все, что попадалось на глаза.

Она не сомневалась, что он пил потому, что пытался заглушить душевную боль. Но это не имело значения. Прошлой ночью он напугал ее. А утром она узнала о том, что он натворил. Какое счастье, что она не до конца поддалась его чарам!

Едва за окном экипажа раздался громовой стук копыт, глаза Сары загорелись возбуждением и радостью. Сама Оливия решила оставаться холодной и отчужденной, какую бы обаятельную маску лорд Хок ни надел сегодня.

— Вы опять поздно! — воскликнула Сара, игнорируя неодобрительный взгляд миссис Маккафери и высовываясь в окно, так что ветер принялся трепать ее локоны. — Почему вы так поздно?

— Лучше поздно, чем никогда, — ответил он, снимая шляпу. Однако, когда он заглянул в окно, Оливия отказалась встретиться с ним глазами. У него хватило наглости приблизиться к ней после прошлой ночи?! Вместо этого она стала рассматривать прекрасное кожаное седло, в котором он сидел, и мерно перекатывающиеся под шкурой мускулы жеребца. Однако успела разглядеть достаточно, чтобы понять, как плохо он спал. Сейчас он был чисто выбрит и опрятно одет и ничем не напоминал вчерашнего, смертельно пьяного и едва державшегося на ногах. Посадка была прямой и свободной. И это каким-то образом только усилило ее гнев.

Но под глазами темнели круги, а в самих глазах плескалась усталость.

Даже Сара, похоже, это заметила, поскольку вместо того, чтобы недвусмысленно намекнуть на свое желание снова оказаться в седле, пустила в ход совершенно иную тактику. Впрочем, возможно, она предвидела, что сегодня Оливия не позволит ей ничего подобного. Но так или иначе, сестра воскликнула:

— Может, хотите пересесть в экипаж? Здесь достаточно места. Верно, Ливви?

На нее были устремлены взгляды трех пар глаз, и Оливия с трудом удержалась, чтобы не поежиться. Сара, болтливая негодница, одарила сестру притворно невинной улыбкой. Экономка подняла брови, словно ее крайне интересовал ответ Оливии. И той даже не нужно было смотреть на лорда Хока, чтобы знать, что именно написано на его лице. Торжество.

Он подвел лошадь совсем близко к ее окну и, не дождавшись от нее ни слова, заговорил сам:

— Если это не причинит слишком больших неудобств, я с радостью приму предложение вашей сестры, мисс Берд. Да и Робин тоже будет вам благодарен. — Он потрепал влажную холку лошади. — Я нещадно подгонял его все утро.

Оливия была загнана в угол и понимала это. И поэтому плотно сжала губы. Ей следовало во всем признаться миссис Мак, и тогда всего этого не случилось бы: экономка строжайшим образом соблюдала правила приличия, и если бы узнала о вольностях, которые позволил себе с Оливией лорд Хок, ему было бы несдобровать. Но Оливия промолчала и теперь поплатилась за это.

— Конечно-конечно, — пробурчала она менее вежливо, чем следовало бы хорошо воспитанной леди. Однако взгляд, посланный чересчур болтливой сестрице, был откровенно неодобрительным.

Сара широко раскрыла глаза, словно желая спросить: «А что я такого сказала?»

Но она все понимала!

Экипаж остановился, и лорд Хок передал Робина тренеру. Стоило ему забраться в экипаж, и там сразу стало тесно. Оливии казалось, что она задыхается, и такая внезапная близость раздражала еще больше. Черт побери, он олицетворение истинного повесы и распутника: красив, обаятелен и чересчур мужествен, особенно для ее девических чувств, И при этом — горький пьяница.

Она просто идиотка, если позволяет так на себя воздействовать, потому что он совершенно для нее не годится. В довершение всего он дерзок.

Он устроился на том же сиденье, правда, на некотором расстоянии, потому что Оливия прижалась к окну. И все же могла поклясться, что от него идет волна жара, бьющая прямо в нее.

В этот момент резкий ветер разогнал тучи, но воздух сразу стал намного прохладнее, хотя Оливия чувствовала, что еще немного — и по спине поползут капли пота.

Они ехали уже около часа. Оливия с каждой минутой все больше накалялась. Миссис Маккафери забивала Саре голову шотландскими обычаями и традициями. Только когда они помедлили на вершине холма и увидели с высоты границу низменной Шотландии, она пришла в себя и, поскольку была наполовину шотландкой, при виде родины испытала вполне понятное волнение.

— Эти холмы никак не могут сравниться с каменистыми скалами высокогорья, — сказал лорд Хок Саре.

— Вот как? Моя мать была из горцев, — объявила миссис Мак. — И я целую вечность не видела снежных вершин Бен-Невиса и Бен-Олдера.

— Поскольку дорога сворачивает на восток, нужно немного спуститься, — пояснил Невилл. — Река Твид протекает по чудесной зеленой долине на своем долгом пути в Северное море.

Он помолчал, уселся поудобнее. И у Оливии сложилось отчетливое впечатление, что он смотрит на нее. Но она не отворачивалась от окна.

— В Вудфорд-Корте есть несколько лодок, — продолжал он. — Если хотите, мы сможем поплыть вверх по реке и поудить рыбу, а потом позволим течению донести нас до места. Что скажете, мисс Берд? Нравится вам и вашей сестре такой план?

Оливия на секунду обернулась:

— О, я не хочу отнимать у вас время.

— Что вы, для меня это будет огромным удовольствием. Оливия не зная, что делать дальше, стиснула зубы и процедила единственное, что позволило бы закончить этот разговор:

— Возможно. — Заметив любопытный взгляд Сары, она попыталась принять более учтивый вид. — Возможно…

Но сама она знала, что этому не бывать. Она и близко не подпустит к себе Невилла Хока. И его чары больше на нее не подействуют. Теперь она будет держать свои чувства в узде. Пусть днем Невилл Хок олицетворяет все, что она желает видеть в мужчине, к ночи он превращается в другого человека: мрачного и опасного, как для себя, так и для всякого, кто попадется на его пути.

А вскоре опять настанет ночь… И Оливия безотрывно смотрела в окно, туда, где солнце опускалось за верхушки деревьев. Небо приобрело нежно-сиреневый цвет, и воздух был мягок… Солнце послало золотистый луч через темные тени платанов: последний прощальный привет, прежде чем окончательно исчезнуть за высокими древесными силуэтами.

В этот момент Оливия поняла, что она дневное создание, любящее солнце.

А вот Невилл Хок — сын ночи. Ему необходим мрак, чтобы защитить темные стороны своей личности от публичного мнения. Свет и тьма. День и ночь. Даже если не принимать в расчет его пьяные дебоши, одно это стало достаточной причиной, чтобы держаться от него на расстоянии.

В этот момент он повернулся и послал ей быструю улыбку, от которой замерло сердце.

Оливия задохнулась и отвела глаза. Оставалось лишь надеяться, что следующие несколько месяцев она будет твердо помнить о том, что они никоим образом друг другу не подходят…

Глава 16

Последний час их путешествия сопровождался появлением на небе тысячи звезд. Миллиона. Но луна так и не вышла, и вокруг царила абсолютная тьма. Лишь иногда мелькали огоньки в окнах коттеджей или придорожном трактире.

Лорд Хок снова пересел на коня, объяснив, что это знакомая для него территория, и кучер с радостью последовал за ним.

За окном слабо поблескивали воды реки Твид. Оливия услышала шорох крошечных волн, бьющихся о берег. Где-то крикнула ночная птица. Оливия глубоко вдыхала прохладный ночной воздух, пахнувший травой, влагой и еще чем-то, чего она не могла распознать. Ее дом. Место, где она родилась.

Несмотря на усталость, в ней росло возбуждение. Когда Невилл велел Джону остановиться, она высунулась из окна, напрягая зрение.

— Барт вместе с лошадьми поедет дальше по этой же дороге, до Вудфорд-Корта. Я переведу вас через реку: самый короткий путь до Берд-Мэнора.

— Но это совершенно не обязательно, — начала Оливия. — Достаточно показать дорогу Джону.

— О, мне это несложно. Мы перейдем вброд чуть дальше. Джон, я поеду вперед.

Оливия снова села. Наглый негодяй! Сара немедленно заняла ее место у окна.

— Я тоже хочу ехать верхом, — заныла она. — Устала сидеть в этом тесном старом экипаже.

— Терпение, дитя мое, — велела миссис Мак. — Ждать осталось недолго. Самое большее — миля, и мы у дома.

Они спустились к воде по пологому берегу, и дамы вцепились в сиденья, раскачиваясь вместе с экипажем, пока уставшая упряжка медленно тащилась по усыпанному галькой броду.

— Не волнуйся, — пообещала Оливия, — мы найдем способ растратить всю накопившуюся энергию начиная прямо с завтрашнего утра.

— Будем кататься верхом? — оживилась Сара. — Или побродим по окрестностям? Можно навестить лорда Хока в Вудфорд-Корте…

— Мы будем чистить и подметать. Проветривать белье и закрытые комнаты, — поправила Оливия.

— Чистить плиту, — добавила миссис Маккафери. — Приводить в порядок сад.

— Если таковой имеется, — заметила Оливия.

— Конечно, имеется. Неужели не помните старый цветник с клумбами, на которых росли травы? Ваша матушка любила сиживать там в ясные дни, а вы часто вдевали в ее и свои волосы душистые побеги мяты, розмарина и лаванды.

Оливия улыбнулась, неожиданно ощутив аромат розмарина. Теперь она припомнила сад. Мать часто смеялась, когда отец щекотал ее, дочь и Джеймса. Ее прелестная мать с прекрасными светлыми волосами и атлетически сложенный отец со сверкающими карими глазами и гривой цвета ржавчины. Какими красивыми они казались! Какой идеальной парой!

— Осторожнее! — прервал ее мысли голос Невилла. — Здесь давно нужно заровнять дорогу. Мисс Берд, вы уже на своей земле.

Ее земля. Это означало, что она обязана привести в порядок дорогу.

— Добро пожаловать в Берд-Мэнор, — объявила она, ни к кому в особенности не обращаясь.

— Как же я рада оказаться здесь! — воскликнула миссис Маккафери. — Моя задница не вынесет и лишнего часа в этом экипаже!

— А ты, Ливви? Тоже рада? — спросила Сара, пересаживаясь к Оливии. — Рада приехать домой?

Оливия обняла сестру и ответила с куда большей уверенностью, чем чувствовала:

— Конечно, рада.

Экипаж катился по узкой дороге, мимо темных, шелестевших на ветру деревьев. Справа — река, слева — незасеянные поля.

Заухала сова, тявкнула лиса, и тут же отозвалась другая.

Но тут тьму неожиданно прорезал желтый свет фонаря, и перед ними вырос дом. Экипаж свернул на гравийную дорожку и въехал во двор.

Наконец-то она дома!

Сара буквально вывалилась из дверей экипажа, за ней с трудом вылезла миссис Мак. Но Оливия продолжала сидеть, глядя на дом, который почти не помнила, и обуреваемая одновременно и беспокойством, и радостью. Она здесь, как того хотела. Почему же ее одолевает странное желание сбежать?

Из-за угла с лаем выбежал пес, и Сара немедленно его позвала.

— Эй, поосторожнее, — предупредила экономка. — Немедленно отойдите от этой уродливой твари!

Между собакой и Сарой внезапно выросла лошадь. Лошадь Невилла. На какой-то момент Оливия забыла о его присутствии.

Приняв происшествие за призыв к действию, Оливия немедленно спустилась вниз.

— Где все? — спросила она, ни к кому в особенности не обращаясь. — Я выслала вперед человека предупредить о приезде.

— Старый Хэмилтон глух, — объяснил Невилл, спешиваясь.

— Глухота не должна была помешать ему прочитать мою записку. Он знал, что мы сегодня приезжаем.

— Фонарь на столбе подтверждает это. Он наверняка вас ожидает. Видимо, просто задремал. Но я его разбужу.

— Не стоит, — покачала головой Оливия. — Покажите, пожалуйста, конюшню Джону, а я все улажу здесь.

Он кивнул и погладил Робина.

— Хэмилтон, возможно, забыл нанять девушку вам в помощь.

— Мы справимся… если собака прекратит этот ужасный вой, — раздраженно бросила Оливия и, подойдя к экипажу, порылась в ковровой сумке, пока не нашла кусочек сыра, после чего подошла к собаке, честно несшей свою службу.

— Довольно. Иди сюда, — нежно пропела она и бросила псу половину ломтика. Пес испуганно подпрыгнул, но тут же понюхал угощение и мигом проглотил. Еще одним кусочком она подманила его еще ближе, а третий он уже брал с ее протянутой ладони.

— Ну вот, — проворковала она. — Полагаю, ты своим лаем поднимешь мертвого. И поэтому я оставляю за тобой место во дворе. Но ясно, что тебя легко подкупить.

Животное завиляло хвостом, явно ожидая очередной подачки.

— Он ужасно тощий, — заметила Сара. — Думаю, нужно назвать его Боунс[4].

— Возможно, у него уже есть кличка, — возразила Оливия и обратилась к миссис Мак, наблюдавшей за разгрузкой багажа: — Ну что, войдем в дом?

— Да. Мне не терпится добраться до этого старого никчемного олуха, — прошипела экономка. — Хорошо его помню! Старый брюзга! Наверное, сейчас уже совсем одряхлел!

Она направилась к дому. Джон и охранник, нагруженные вещами, следовали за ней. Сара присела на корточки и стала гладить присмиревшую дворняжку, Оливия задержалась во дворе и осторожно огляделась. Она уже чувствовала себя гораздо лучше. Успела усмирить пса и сделает то же самое со слугами… если таковые имеются. Приведет в порядок дом…

Она уже заметила, что в углу, возле двери, гниют листья, оставшиеся с прошлой осени, а плющ успел затянуть окна первого этажа и поднялся до самой черепичной крыши… Ничего, всему свое время.

От размышлений ее оторвал голос Невилла Хока:

— Вы задержались здесь по какой-то причине?

— Да. Но не той, о которой вы подумали, — процедила она, надеясь, что язвительный тон скроет ее внезапную нервозность.

— А по какой же? — спросил он, подходя. Фонарь, оказавшийся у него за спиной, превратил Невилла в темную тень, силуэт человека, которого ночь, уединенность и их близость делали еще более для нее опасным. Тот факт, что здесь он казался совершенно другим, настоящим дикарем, наконец-то попавшим в свою стихию, заставлял ее нервы трепетать от тревоги и предвкушения.

Не так она думала отреагировать на этого человека…

— Я задержалась здесь… потому… потому что на меня обрушилась поразительная смесь эмоций, — призналась она, решив быть честной, пусть и относительно. — Этот дом когда-то был моим, и вот теперь я снова здесь, и меня осаждают, казалось бы, давно похороненные воспоминания.

Он словно впился в нее взглядом… и она едва не попятилась.

— Воспоминания о вашем отце? Знаете, я тоже его помню. Встречал несколько раз.

— Правда?

— Однажды в Келсо и дважды на охоте, — обронил он, ничего больше не добавив.

— И каково было ваше впечатление о нем? — не выдержала Оливия.

— Мужчина как мужчина, — пожал плечами Невилл. — Настоящий великан. Очень сердечный и дружелюбный.

— Полагаю, это означает, что он был пьян? — процедила Оливия.

Он снова пожал плечами:

— Мне так показалось.

Из Оливии словно воздух вышел. Сгорбившись, она принялась ковырять землю носком полусапожка.

— Учитывая ваше недопустимое поведение прошлой ночью, неплохо бы вам усвоить урок, которого так и не усвоил мой отец. Если бы не его пристрастие к спиртному, он был бы сейчас здесь, с нами, — выпалила она и, поняв, что и так сказала слишком много, поспешила в дом. Невилл остался во дворе, держа поводья Робина, и смотрел вслед Оливии. У него не было готового ответа на эти запальчивые слова. Значит, она слышала о его гнусных выходках прошлой ночью, выходках, которых сам он не помнил. Пришлось спросить Барта, и Невилла до сих пор корчило от стыда при мысли о том, что он натворил.

Он устало потер затылок. По крайней мере это объясняет ее сегодняшнюю холодность по отношению к нему. Ее отец был пьяницей, и она вполне справедливо относила Невилла в ту же категорию. Впрочем, он ее не осуждал. Камерон Берд уже стал частью стены, выросшей между ними. То, что она слышала о вчерашней ночи, сделает стену еще выше. Ему нужно немало потрудиться, чтобы сломать стену, а единственный способ сделать это — навсегда распрощаться с пьянством. Не только на людях, но и вообще навсегда.

Как бы ни было трудно и болезненно; это единственный способ доказать, что он не похож на ее никчемного отца. Единственный способ завоевать ее.

Он помедлил, глядя в ночное небо.

Почему ему так важно завоевать Оливию? Жениться на ней?

Во всем виноват Барт. Барт, с его уверенностью, что любовь хорошей женщины может спасти его. Барт, которого, вероятно, уже сейчас встречают с распростертыми объятиями жена и дети.

Невилл тяжело вздохнул.

Какова бы ни была причина, увлечение Оливией переросло в неотступную потребность. Он хотел эту женщину. Только ее. И несмотря на все, что сказал Барт, он вовсе не ожидал, что она в него влюбится. На этот счет он не заблуждался. Он недостоин ее любви, как и любви любой порядочной женщины. Но похоть… похоти будет достаточно, чтобы скомпрометировать ее и убедить, что они должны пожениться.

Если она будет счастлива в его постели, может, ей не будет дела до всего остального?

Голос Сары отвлек его от невеселых мыслей.

— Не знаете, чья это собака?

Девочка стояла на коленях в круге желтого света. Собака лежала на спине, высунув язык. А Сара чесала ей живот, и псина просто изнемогала от удовольствия.

— Полагаю, просто дворовая собака. Объявляет о посетителях, отгоняет других животных и поедает все кухонные отбросы.

— Дворовая собака, — задумчиво протянула девочка. — И поскольку это двор Ливви, значит, и собака принадлежит Ливви?

— Похоже, что так, — ухмыльнулся он.

Она улыбнулась в ответ:

— Вот и хорошо. Я спрошу ее, нельзя ли взять собаку себе. А вам Оливия нравится?

Невилл выгнул бровь. И что теперь отвечать?

— Смею ли я предположить, что любой мой ответ будет немедленно передан мисс Берд?

Сара ответила негодующим взглядом.

— Я могу хранить секрет не хуже других! — выпалила она, но тут же расплылась в лукавой улыбке, показав ямочки: — Она действительно вам нравится, верно?

Невилл тоже почесал тощее брюхо собаки.

— Вопрос в том, нравлюсь ли ей я.

Глаза Сары лукаво сверкнули.

— Хотите, чтобы я точно узнала?

Невилл громко рассмеялся:

— Нет. Не стоит. Она и без того подозревает меня в каких-то скрытых мотивах. Не нужно, чтобы она думала, будто я дурно действую на ее младшую сестру.

Входная дверь открылась. На крыльцо вышли кучер с охранником и направились к конюшне. В дверях выросла Оливия.

— Сара, иди в дом.

— А можно взять Боунса с собой?

— Нет.

— Но что, если он убежит?

— Не убежит, — заверил Невилл.

— Не убежит, — вторила Оливия. — А теперь иди домой. Уже поздно, и все мы очень устали.

Сара встала. Пес последовал ее примеру. Энергично отряхнулся и обошел ее, виляя драным хвостом.

— Спокойной ночи, Боунс, — пожелала она. — И вам тоже, лорд Хок. И не волнуйтесь. Я сохраню вашу тайну.

Она помчалась к дому. Следом несся старый Боунс. Однако дверь захлопнулась перед его носом. Он уселся на широкой каменной ступеньке и озадаченно уставился на Невилла. Невилл взял фонарь и зашагал к сараю, ведя за собой Робина. Сейчас он чувствовал себя старой усталой собакой. И есть двери, которые всегда останутся для него закрытыми, даже если Оливия согласится выйти за него.

Оливия легла спать уже за полночь и долго не могла заснуть. Они нашли мистера Хэмилтона спящим на кухне и храпевшим так, что стены дрожали. Бедняга сидел за столом, опустив голову на руки. На остывающих угольях стояла кастрюля с супом. На подносе высилась стопка тарелок. Очевидно, старик как мог подготовился к их приезду. Но остальное легло на их плечи.

Миссис Маккафери пришла в такое бешенство, что была готова выбить стул из-под несчастного. Но Оливия остановила ее строгим взглядом.

— Похоже, он окончательно вымотан. Мы вполне сможем сами о себе позаботиться.

К сожалению, оказалось, что на весь верхний этаж больше десяти лет не ступала нога человека. С темных голых потолочных балок свисала паутина, драпируя комнаты призрачно-серым облаком. Толстый слой пыли покрывал деревянные полы и собирался в углах большими комьями. Мебель была закрыта чехлами.

Проходя по длинному коридору, Оливия никак не могла решить, с чего начать. Сейчас она даже немного боялась. В последующие дни она обнажит нечто большее, чем столы красного дерева и диваны розового. Но разве не этого она хотела?

Даже постельное белье заплесневело. Но по крайней мере это послужит отправной точкой. Пока Сара носила воду из кухни, миссис Маккафери яростно размахивала старой соломенной метлой, а Оливия разыскала сундук с чистым бельем — чистым, если учесть пятнадцать лет хранения и запахи кедра и розмарина.

Только через два часа они смогли лечь: Оливия — в одной из гостевых комнат, а Сара и миссис Мак — в ее старой детской. Они с ног валились от усталости. И все же ее глаза упрямо не хотели закрываться.

Завтра миссис Маккафери позаботится о том, чтобы нанять с полдюжины слуг и начать самую тщательную уборку. Сама Оливия будет выполнять роль управляющего и осмотрит конюшни, винокурню, загоны для животных, заборы и колодцы…

Она зевнула. Нужно не забывать о том участке дороги, который требует ремонта. Да, и не нужно ли починить крышу и сточные канавы? Ей так многому нужно учиться, и так много требует ее внимания… а на все про все остается меньше недели.

Пошел дождь, и капли воды тихо забарабанили по крыше. Знакомый с детства звук…

Она глубже зарылась в подушку, вдыхая старый-престарый аромат розмарина.

Дождь все усиливался, превращаясь в ливень. Дробь капель почему-то успокаивала. Оливия снова зевнула, чувствуя, как сон накрывает ее теплым покрывалом. Оставалось надеяться, что Невилл не попал под дождь…


Не далее чем в миле отсюда Невилл стоял у открытого окна с потухшей трубкой в руке. Впрочем, в воздухе еще держался приятный запах дорогого табака, аромат, так напоминавший об отце… и матери. Она всегда после ужина приносила отцу трубку и табак. Такая незначительная деталь их жизни… ставшая важной после стольких лет и стольких потерь… Будет ли какая-то женщина выполнять эту простую обязанность для него?

Сделает ли это Оливия Берд?

Он смотрел на дождь, слушал мерную дробь, в которой тонули все его страхи и тревоги, что позволяло ему по крайней мере на несколько минут помечтать о другой жизни. Оливия приветствует его объятиями и нежным поцелуем, как Мейзи приветствует Барта. Оливия тушит лампы на ночь и манит его подняться по лестнице в хозяйскую спальню. Оливия распускает великолепные волосы, пока он расстегивает ей платье.

Трубка в руке дрогнула, когда желание, неумолимое и жадное, нахлынуло на Невилла.

Господи, неужели и у него может быть такое? Такое будущее… Любить Оливию, свою жену, до рассвета, а потом засыпать, прижимая ее к себе.

Молния на миг осветила небо, после чего стало еще темнее. Невилл нахмурился. Рано или поздно его ночи будут полны Оливией. Но в эту ночь и многие последующие ничего не изменится. Придется жить как всегда: изнурительный труд днем, чтение и обдумывание планов по ночам. И вот теперь — отцовская трубка.

Но никакого спиртного. Он принял решение и намерен его выполнить, как бы трудно ему ни пришлось. Ни эля, ни виски. Ни бренди, ни вина. Ничего.

Он глубоко вздохнул, выдохнул и высунулся в окно, за которым бушевала буря. Пожалуй, он снова закурит трубку и вытащит счетные книги, потому что впереди ждала долгая ночь. Долгая и одинокая ночь.

Глава 17

Утром в окна хлынул свежий воздух, словно омытый вчерашней грозой, а масштабы ожидавшей их работы казались еще более гигантскими. Более угнетающими. Оливия заглянула в несколько спален, которые предстояло приготовить для гостей. Даже хозяйская спальня, где предстояло поселиться матери, выглядела совершенно запущенной. Столбы пыли, выцветшие камчатные шторы на окнах, мышиные следы рисовали картину полнейшей запущенности.

Оливия на миг прислонилась к двери. Отправляясь сюда, она не предполагала такого потока воспоминаний и такого взрыва эмоций.

Она оглядела коридор. Какой-то частью разума она продолжала составлять список задач. Но другая часть продолжала исследовать странное состояние, в котором она пребывала последнее время. По пути в Донкастер все было в порядке. Только после стычки с пьяным лордом Хоком началось необъяснимое.

Но это доказывало только то, что она уже знала. Он оказывает дурное влияние на нее, и будь она умнее, держалась бы от него подальше, тем более что знала это с самой первой встречи. Но в Донкастере позволила себе роскошь подразнить его. Позволила ему подразнить себя.

Как же огромна эта ошибка, сделанная из-за гордости, оскорбленного эго и бушующего праведного гнева! Но теперь она поумнела, даже невзирая на минуты слабости, когда смотрела на спящего в экипаже Невилла.

Оливия выпрямилась, проверила, на месте ли булавки, которыми фартук был приколот к платью, пригладила свернутые узлом волосы. Столько всего предстоит сделать… у нее нет времени размышлять о своем неосторожном влечении к Невиллу Хоку. Если занять себя работой и не видеться с ним, все будет лучше некуда.

Резкий голос и оглушительный грохот заставили ее обернуться. Миссис Маккафери… Ей ответил другой голос. Разгневанный старческий голос.

Оливия пошла к лестнице. День предстоит сложный…

Внизу она обнаружила растрепанного мистера Хэмилтона с высоко поднятой кастрюлей в руке, стоявшего перед мечущей искры из глаз экономкой. Две женщины жались за спиной старика. Всю эту сцену наблюдала потрясенная Сара.

— В жизни не видела, чтобы так отвратительно вели хозяйство! Тебя нужно вышвырнуть из дома, старый ты остолоп! — вопила миссис Маккафери. — Прочь с глаз моих, и забери с собой этих двух нерях!

Но мистер Хэмилтон еще выше поднял железную кастрюлю:

— Предупреждаю, Берти Маккафери, убирайся вон! Ты не имеешь права отдавать приказы в этом доме!

«Берти»?!

Тревога Оливии немного улеглась. Мистер Хэмилтон знал несгибаемую миссис Маккафери как Берти?!

— Это у тебя здесь нет никаких прав, — запальчиво парировала экономка.

— Я?! У меня все права! — Бедняга от волнения даже заикаться стал. Но тут, увидев в дверях Оливию, выпрямился и со злорадной улыбкой, адресованной «Берти», со стуком поставил кастрюлю на стол. — Доброе утро вам, мисс Ливви. Рад, что вы благополучно прибыли.

— А ты проспал ее прибытие, — фыркнула миссис Маккафери. — В спальнях творился хаос. Ни капли воды. И пыль повсюду!

— Пожалуйста, миссис Мак, — подняла руку Оливия. — Нам так много нужно сделать, что сейчас не до объяснений. Это никак не ускорит дела.

Экономка вздернула подбородок, скрестила руки и яростно уставилась на Оливию:

— Только не говорите, что собираетесь проигнорировать все безобразия старого бездельника и позволить ему…

— Я не бездельник, ты, старая боевая…

— Здесь я хозяйка! — рявкнула Оливия так злобно, что все от удивления замолчали. Для пущего эффекта она топнула ногой и подбоченилась. Ей удалось усмирить слуг, но Сара только лукаво хихикнула. Правда, тут же притихла, когда Оливия пронзила ее негодующим взглядом. — Сара, начинай уборку с того, что снимешь белье со всех кроватей. Немедленно займись этим. Мистер Хэмилтон поспешно, хоть и с явным трудом, поклонился:

— Добро пожаловать домой, мисс Ливви. Красивой девушкой вы стали.

Оливия удостоила его коротким кивком:

— Об этом потом. Кто там, у вас за спиной?

Миссис Уилкинс оказалась кухаркой, грузной, но добродушной женщиной неопределенного возраста. Она почтительно присела и кивнула, но самым мудрым образом держала рот на замке. Оказалось, что это невестка мистера Хэмилтона. Изможденная женщина по имени Милли была их племянницей, особой недалекой, но работящей. Она приветствовала Оливию широкой улыбкой, показав несколько пустот на том месте, где должны были белеть зубы, и тут же охнула, когда миссис Уилкинс ее ущипнула. Едва Оливия приказала Милли развести огонь в прачечной, девушка с облегченной улыбкой умчалась, радуясь, что больше не придется присутствовать при стычке экономки и управителя.

— Итак, — начала Оливия, — миссис Уилкинс, я хочу, чтобы вы приготовили суп или жаркое, то, что не потребует много усилий. Сегодня мы займемся уборкой. Все, — подчеркнула она, многозначительно глядя на мистера Хэмилтона.

И уборка началась. Все ковры и шторы были вынесены из комнат и развешаны по заборам, веревкам и даже крепким веткам. Миссис Уилкинс послала за своими сестрами, и к полудню появилась небольшая армия женщин, которые были не прочь заработать шиллинг-другой в Берд-Мэноре. К полудню все окна были открыты и на подоконниках проветривались матрацы и подушки. Одни женщины вытирали пыль и подметали, другая группа следовала за ними с ведрами, мылом и тряпками.

Вчерашняя буря улеглась. День выдался ясным, и солнце быстро высушило выстиранное белье. Оливия трудилась наравне с другими, с трудом подавляя желание осмотреть окрестности. Только когда солнце спустилось к западному горизонту и нанятые женщины стали возвращаться в деревню, Оливия объявила перерыв.

— Три женщины согласились работать приходящими служанками. Но мне нужны еще две, которые смогут постоянно жить в доме, — сообщила миссис Маккафери, устало обмахиваясь полотенцем, когда они уселись на скамью у кухонной двери. — И парочка парней, чтобы заботиться об этом жалком подобии сада. Будь я на вашем месте, Оливия, постаралась бы найти управителя, который будет справляться со своими обязанностями немного лучше, чем Донни Хэмилтон.

Донни? Вот как?

Оливия с любопытством уставилась на миссис Маккафери:

— И давно вы знаете друг друга?

Губы экономки дернулись, но тут же неодобрительно поджались.

— Слишком давно. Я думала, что старый болван давно уже на том свете. По справедливости, так ему следовало бы умереть еще в детстве — сладу с ним не было! Еще тогда был хулиганом, а потом стал совершенным ничтожеством!

Оливия с улыбкой провела ладонью по влажной шее и подняла прилипшие к коже локоны.

— Он виноват куда меньше меня.

— Пфф! — фыркнула миссис Маккафери. — Вряд ли…

— Успокойтесь, миссис Мак. Сколько раз вы напоминали о том, что слуг низкого ранга нужно держать железной рукой?

— Но он не слуга низкого ранга!

— Он не получал наставлений ни от меня, ни от матушки, ни от поверенных. Два раза в год мы требовали отчета о доходах и расходах и бросали его на произвол судьбы.

Миссис Маккафери снова фыркнула:

— Вы просто его оправдываете и не думайте, что я этого не знаю.

— Возможно. Но я хочу дать ему шанс искупить свою вину. Если он станет хорошо выполнять свои обязанности, значит, сохранит должность.

— А если нет?

Оливия снова улыбнулась и погладила разгневанную женщину по коленке.

— Возвращение в Берд-Мэнор расстроило привычный ритм нашей жизни. Мой. Ваш. Мистера Хэмилтона. Подозреваю, то же самое будет с матушкой. Но со временем, думаю, мы привыкнем. Это мой дом, — добавила Оливия, пораженная дрожью собственного голоса. — Дом моего детства. Когда-то я была здесь счастлива. И хочу снова быть счастливой.

— Ах, дитя мое… — Миссис Маккафери накрыла руку Оливии своей большой ладонью с красными костяшками пальцев. — Со временем так и будет. Так и будет…

Следующие три дня прошли в суматохе чистки медных дверных ручек и хрустальных ламп, натирании воском деревянных полов и мебели, чистке стоков и дымоходов. Миссис Маккафери командовала слугами с пылом и неумолимой строгостью, сделавшими бы честь полковнику королевской гвардии.

Когда дом постепенно стал приходить в более приличное состояние, Оливия, как и обещала себе, занялась делами поместья. Из всех хозяйственных построек в наилучшем состоянии были конюшни, поскольку, когда речь шла о лошадях, интересы мистера Хэмилтона полностью совпадали с ее собственными, хотя животных в конюшне почти не осталось. С садом было хуже: дом окружали настоящие заросли, как в замке из детской сказки о Спящей красавице.

Под ее неусыпным присмотром трое парней трудились с утра до вечера, вырубая засохшую растительность, выпалывая сорняки и корчуя кусты. На расчищенных местах обнаружились дорожки, выложенные сланцевыми плитами, хорошо сохранившиеся каменные ограды и другие сокровища, о которых Оливия давно забыла, но которые хорошо помнила экономка.

— В апреле эти рододендроны снова зацветут, — заверила она Оливию.

— Надеюсь.

Она оглядела двор. Подъездная аллея по крайней мере расчищена, все ямы и рытвины на каретном дворе старательно засыпаны.

Она решила, что несколько кустов в одинаковых горшках из литого железа, стоявших рядом с крыльцом, могли даже посчитаться красивыми…

Они немного молча постояли, прислушиваясь к ставшему уже повседневным шуму. Скрипело колесо тачки, груженной гравием, в загоне ржал древний пони, окликая мистера Хэмилтона, запаздывавшего с ежедневным угощением.

Миссис Маккафери недобро прищурилась при виде старого управителя, ковылявшего к конюшне.

— Постыдился бы показываться здесь, — пробормотала она.

— Он сделал все, о чем его просили, — возразила Оливия, — причем очень старательно.

Экономка презрительно фыркнула. В третий раз. Оливия с трудом разогнула спину. Она устала, умирала от жары и нуждалась в отдыхе.

— Пожалуй, прогуляюсь я к реке. Ненадолго.

— Нужно взять с собой кого-то. — Миссис Маккафери неохотно поднялась со скамьи, найденной в только что приведенном в порядок розарии.

— Вам нет нужды со мной идти. Вы слишком измучены.

— Я имела в виду Сару. Куда подевалось это дитя? Сара!!!

Вскоре сестры уже шагали по подъездной аллее в сопровождении старого пса Боунса, который полюбил Сару так же горячо, как она — его.

— Он такой умный! — восхищалась Сара. — Смотри! — Она погладила Боунса по голове и помахала перед ним палкой: — Неси, Боунс! Неси!

С этими словами она зашвырнула палку так далеко, как только могла.

Боунс спокойно наблюдал, как палка взлетает в воздух, падает на землю, но не выказывал ни малейшего желания броситься за ней.

— Умнее некуда, — язвительно усмехнулась Оливия.

— Подожди — и увидишь! — пообещала Сара.

И точно: стоило им подойти ближе к палке, старик Боунс обнюхал ее, взглянул на Сару и вопросительно тявкнул.

— Неси, — повторила она, и на этот раз пес послушался. Сара взяла у него палку, принялась всячески гладить и ласкать любимца и даже чмокнула в лоб. Пес бурно выражал свою радость и хлестал хвостом по юбкам не только Сары, но и Оливии.

— Глупый пес наверняка уморил бы себя, гоняясь за собственной тенью в такой жаркий день, — заметила Сара. — Но Боунс знает, как нужно себя вести, чтобы не переутомиться. Урок, который кое-кому не мешало бы усвоить. — Она многозначительно кивнула в сторону сестры.

— Но ты забываешь о том, что у меня бесконечно больше энергии, чем у древней дворняжки, не говоря уже о грузе обязанностей. — Оливия оглядела повседневное платье и плотный передник сестры… — Несмотря на все жалобы, выглядишь ты совсем неплохо.

Едва они приблизились к воротам, Сара подобрала другую палку и бросила через дорогу.

— Очень хотелось бы никогда в жизни больше не вешать мокрые простыни и занавеси…

Она скорчила такую уморительную рожицу, что Оливия рассмеялась:

— Означает ли это, что тебе нравится чистить столовое серебро?

— Нет! Ни медные ручки! Ни хрусталь! Знаешь, сколько подвесок на люстре в столовой? А вот я знаю! Сто шестьдесят восемь! — Она подняла еще одну палку. — В подобном доме вообще не должно быть хрустальных люстр!

— Радуйся, что люстра только одна! — посоветовала Оливия, добродушно улыбаясь сестре.

Несмотря на жалобы, Сара оказалась прекрасной помощницей, потому что нанятые слуги не смели отлынивать от работы, когда вся семья так усердно трудилась.

Оливия заправила выбившуюся прядь в растрепанные косички сестренки.

— Что скажешь, если мы окунемся в воду? Глаза Сары мгновенно загорелись.

— Я бы сказала «да»!

Они взглянули друг на друга и, не сговариваясь, ринулись через дорогу.

Оливия мельком увидела платаны и кусты можжевельника. Услышала треск разгневанных белок и упреки вьюрков, уловила пряный запах влажной растительности и раздавленных папоротников.

Она исследовала эти леса много лет назад в компании отца и, как и тогда, ощутила безраздельное чувство свободы. Она больше не разумная, здравомыслящая женщина, а просто счастливое дитя.

И по рощице летел счастливый смех Сары.

Добравшись до берега, они едва отдышались.

— Я выиграла! — проворковала Сара. — Теперь ты должна выполнить мое желание!

— У нас не было пари.

— Трусиха! Ну же, сбрасывай туфли! Ты должна попробовать воду босой ногой и сказать мне, очень ли она холодная.

Оливия не нуждалась в дальнейших уговорах, потому что все ограничения этикета и семейные обязанности казались столь же незначительными, как перистые облака над головой.

Кроме того, ей требовалось не просто умыться. Здесь было совсем безлюдно: ни одного рыбака, — так что сегодня эта часть реки — к их услугам.

Широко улыбаясь, она скинула туфли, скатала чулки и развязала передник. Сара последовала ее примеру.

Когда Оливия распустила волосы, Сара удивленно уставилась на нее, но послушно расплела косички.

И тогда Оливия ловко избавилась от единственной нижней юбки.

Сара, понимающе кивнув, хихикнула и так же быстро сбросила свою.

Они смотрели друг на друга с полным сестринским согласием.

— Только сорочки? — взволнованно прошептала Сара.

— Только сорочки.

Если Оливия и подумала, что слишком взрослая для подобных проделок, все же поспешила отбросить эту мысль, потому что слишком торопилась снять липкое от пота платье. Что плохого в летнем купании? И кому есть дело до сестер, резвящихся в воде?


Невилл расслышал женский смех, доносившийся с противоположного берега, и остановил коня. Капризный ветерок шелестел листьями ив и платанов, окаймлявших берега. Сегодня лес казался живым: щебет, шорохи, болтовня белок… Может, это вовсе и не смех, а что-то еще?

Все же он прислушался. Может, все это ему послышалось?

Но тут до него донесся визг… снова смешок… очевидно, это Оливия. Только она может смеяться так звонко!

Хотя истинные джентльмены не подглядывают за дамами, Невилл не смог устоять.

Спешившись, он повел коня через прохладную тень, на звук голосов… туда, где ивы росли гуще всего. И не поверил своим глазам. Сара Палмер, в одной сорочке, стояла по колено в воде и смеялась так, что едва удерживалась на ногах.

Но при виде Оливии у него перехватило дух.

Мокрая Оливия, с которой капала вода, поднималась из реки. Оливия, с ее волосами цвета осенних листьев, прилипшими к плечам и предплечьям. Оливия, в короткой рубашечке, обрисовавшей ее бедра и — когда она откинула волосы назад и, смеясь, стала гоняться за сестрой — идеальную грудь.

— Проклятие, — пробормотал Невилл, не сводя глаз с Оливии. Белоснежные руки, белоснежные колени и икры. А под мокрой откровенной батистовой сорочкой — белоснежная кожа и грудь… если не считать тугих вершинок. Они немного темнее. Розовые и нежные…

Он тихо застонал, когда она отвернулась, спрятав камешки сосков, натянувших ее прозрачную одежку. Когда она нагнулась, чтобы брызнуть водой на сестру, вид ее соблазнительных ягодиц пробудил в Невилле безумное желание.

Он намеренно избегал Оливию последние несколько дней, решив сохранять некоторое расстояние между ними. Ему также нужно было бороться с тошнотой и ознобом, вызванными воздержанием от спиртного. Но сегодня он чувствовал себя лучше и решил поехать в Берд-Мэнор, посмотреть, как поживают новые соседи, и предложить помощь. Но, честно говоря, ему хотелось снова увидеть Оливию. Хотелось страстно.

И вот теперь он видит ее, видит куда больше, чем мог надеяться. Теперь его покой нарушен необратимо.

Она стояла по плечи в воде, и волосы раскинулись по поверхности рыжим покрывалом.

Он наблюдал, как она плавает, сначала на спине, потом на животе. Когда Оливия поднялась и поманила сестру, зовя зайти глубже, он нервно переступил с ноги на ногу. Она настоящая нимфа, лесная богиня.

Даже будь она обнажена, не могла казаться более желанной, более восхитительной, чем в этом льнувшем к телу прозрачном батисте.

— Яне позволю тебе утонуть. Помнишь последний урок? Ты почти научилась плавать, — уговаривала Оливия Сару.

— Я тебе не верю. Джеймс тоже так говорил, но я едва не утонула.

— Не можешь же ты сравнивать меня с нашим сумасшедшим братом. Он и его шуточки!

Из своего укрытия за пышной, свесившей ветви к воде ивой Невилл увидел, как Сара нахмурилась:

— Ты обещаешь не отпускать меня? Не позволишь утонуть?

Оливия широко раскинула руки, и он снова увидел очертания ее прелестной груди. На этот раз низкий вырез обнажил соски.

Невилл застонал от неподдельной боли.

— Твоя голова все время будет над поверхностью, — пообещала Оливия. — Смотри, Сара, ты можешь встать на ноги, когда захочешь!

Казалось, прошла целая вечность… Невилл застыл, словно статуя, следя, как Сара погружается все глубже. Оливия ободряла сестру, а та постепенно смелела. Немного проплыла, ушла под воду и, смеясь, вынырнула. Оливия учила сестру, как тренер — лошадей. С тем же терпением. С той же любовью.

Оливия и ее сестра выбежали из воды и исчезли за зарослями лилий и стрелолиста, чтобы одеться. Невиллу показалось, что время летит слишком быстро. Он моргнул, пытаясь прояснить зрение, и одной рукой потер затылок.

Он снова поступил подло, подглядывая за Оливией, чего не сделал бы порядочный человек. Джентльмен отвернулся бы, а не стоял разинув рот! Джентльмен не отдался бы волне желания, которое вновь поднялось в нем.

— Сними мокрую сорочку и надень сухую нижнюю юбку и платье, — наставляла Оливия сестру. — Никто ничего не заметит. И никто нас не увидит.

Кое-кто уже увидел…

Невилл, забыв о кодексе чести, представил Оливию без сорочки, с мокрыми, льнувшими к незастегнутому платью волосами. Он не мог упустить такой возможности, как не мог перестать мечтать о милой строгой соседке. Своей чопорной и одновременно страстной Хейзл.

Поэтому он вскочил в седло, свистнул и уже через минуту оказался на узкой тропе, после чего выехал на поросший травой берег. Из цветочных зарослей не доносилось ни звука, а он не смотрел в ту сторону. Просто продолжал насвистывать ту же чудесную мелодию, под которую танцевал вальс с Оливией. И направлял Робина в весело журчавшую воду.

— Лорд Невилл!..

— Ш-ш-ш.

— Кто там? — Он с деланным удивлением поднял голову на зов Сары, игнорируя бесплодную попытку Оливии утихомирить сестру. — Сара, это вы? Решили порыбачить? Вниз по течению есть места получше.

Девочка вырвалась на открытое место. Она уже была полностью одета.

— И вовсе мы не рыбачили. У меня был урок плавания. Хорошо, что вы не появились двумя минутами раньше, иначе были бы очень удивлены, увидев меня и Оливию…

— Сара! — Оливия запоздало выбралась из-за зеленой ширмы. Ее волосы были скручены тяжелой влажной веревкой и лежали на плече, оставляя мокрые пятна на ткани. Во всем остальном она выглядела совершенно прилично. Но Невилл знал, что на ней нет сорочки. Непонятно, почему при этой мысли по телу разлилась волна жара? Ведь на ней платье до пят и с длинными рукавами!

Но несколько минут назад она была почти раздета, и сознание того, что именно прикрывает это платье, заставило сердце биться неестественно часто.

Черт, как же он хочет ее!

То обстоятельство, что ее зелено-золотистые глаза были настороженными и чуточку виноватыми, только усилило его страстное желание. Она боялась, что он все знает. Что все видел.

Невилл снял шляпу перед женщинами. Возможно, стоит усилить сомнения Оливии. Не разуверять ее.

— Я слышал плеск, — ухмыльнулся он. — Только не говорите, что вы плавали. Всякий, кто ехал по дороге, мог застать вас врасплох.

Оливия побледнела, но не отвела взгляда. Сара покраснела.

— Я говорила Оливии, что такое может быть. Правда, Оливия? — Она бросила осуждающий взгляд на сестру. — Говорила, что нас могут поймать!

Невилл тронул шпорами бока Робина, и лошадь послушно двинулась вперед.

— Хорошо, что я не приехал раньше.

Оливия поморщилась и вздернула подбородок:

— Уверена, ваш свист предупредил бы нас задолго до вашего появления. Пойдем, Сара. Ужин уже ждет.

Но сестра заупрямилась:

— Возможно, лорд Хок захочет поужинать с нами.

— Собственно говоря, я направлялся в Берд-Мэнор, посмотреть, как вы устроились. — Невилл снова спешился и отдал поводья Саре. — Хотите прокатиться на Робине? А я составлю компанию вашей сестре.

— О да. Спасибо.

— Но, Сара… — запротестовала Оливия.

— Все в порядке, — заверил ее Невилл и взял Оливию под руку. — Она прекрасная наездница, а Робин — разумное животное. Кроме того, у нас появится возможность поговорить.

— Поговорить? — повторила Оливия, наблюдая, как Сара взлетела в седло с грацией природной наездницы. И то обстоятельство, что ее ноги едва доставали до стремян, вовсе не служило препятствием.

— Да, поговорить, — кивнул Невилл. — Если только не предпочтете заняться чем-то иным.

Оливия тихо ахнула. С той минуты как с другого берега донесся свист Невилла, ее сердце билось с угрожающей быстротой. Она была так же уверена в его присутствии, словно до нее донеслись его запах и жар. Хуже того, она остро сознавала, что полураздета, что кожа до сих пор влажна, а по левой ноге ползет капля воды, словно кончиком пальца щекоча чувствительное местечко под коленкой.

Кончиком его пальца…

На этот раз она едва слышно застонала.

— Итак, Оливия, — теплым, бархатистым шепотом допытывался он. — У вас на уме что-то другое помимо разговоров?

Каким-то образом ей удалось собраться с мыслями и изобразить неодобрительную гримасу.

— Неужели вы никогда не прекратите эту совершенно бесполезную травлю, лорд Хок? Чего вы добиваетесь? Мы соседи и никогда не сможем стать чем-то иным.

— Но почему нет? Почему бы нам не прийти к соглашению, которое удовлетворило бы нас обоих?

Оливия выдернула руку и потрясенно уставилась на него:

— Соглашение?! Что вы хотите этим сказать? Не можете же вы… надеюсь, вы не собираетесь сделать мне предложение?

Темная бровь Невилла удивленно вскинулась. Уголок губ опустился в сардонической усмешке.

— Предложение? — Невилл покачал головой. — Вы очень ясно дали мне понять всю абсурдность подобных мыслей. Нет, дорогая Оливия. Речь не о браке., Я имел в виду другое. Совершенно иной род соглашения. И иной род предложения.

Глава 18

Предложение иного рода?

Несмотря на все усилия оставаться спокойной и сохранять самообладание, Оливия почувствовала, как загорелись щеки. Этот человек неисправим, даже когда трезв!

— Надеюсь, это не очередная попытка оскорбить меня, — сухо продолжала она, — поскольку в этом случае, боюсь, наши отношения не будут добрососедскими.

— Оскорбить вас? — Он театрально прижал руку к груди, словно пораженный громом. Какая красивая ладонь… загорелая, с очень длинными пальцами. И вовсе не изнеженная. Рука человека, который упорной много работает.

Усилием воли она подняла глаза, только чтобы увидеть лукавые искорки в его взгляде. Лукавство и искушение… опасное сочетание, справиться с которым у нее вряд ли хватит сил.

Стиснув зубы, она сосредоточилась на поросшей травой дорожке, ведущей в Берд-Мэнор, где окажется в безопасности.

Один шаг, второй…

«Продолжай идти вперед, какие бы возмутительные замечания ни услышала».

Конечно, он, со своими длинными ногами, легко ее догнал.

— У меня деловое предложение. Ничего более зловещего. Во всяком случае, не то, что подсказывает вам ваш порочный ум.

Она проигнорировала последнюю часть его высказывания.

— Деловое? — Оливия продолжала смотреть на дорожку, стараясь как можно скорее сбежать из этого зеленого, словно смыкающегося над ней леса. Но он поймал ее за руку и повернул лицом к себе. И то, что вид у него при этом был самый веселый, отнюдь не улучшило ее настроения. — Так в чем дело? — процедила она, безуспешно пытаясь вырвать руку. — И почему это не может подождать?

— Подождать чего? Пока не приедут ваши брат или мать, чтобы решить дело? Но, насколько я понял, Берд-Мэнор должен перейти к вам.

— Так оно и есть, — кивнула Оливия, пытаясь усмирить свои беспорядочные эмоции. Нельзя позволять ему командовать! Он здесь не хозяин! И его чары на нее не действуют! — Хорошо, я выслушаю вас. И не собираюсь сбежать, так что можете отпустить меня и высказать что у вас на уме.

Они очень долго смотрели друг другу в глаза, и у нее появилось отчетливое ощущение, что его взгляд проникает глубже. В самую душу. И это тревожило и настораживало.

Но по крайней мере эти длинные пальцы разжались, освободив ее. Оливия отступила и отвернулась, хотя все еще чувствовала отпечатки его пальцев на запястье.

— Я давно знаю, что вашим поместьем управляют, мягко говоря, небрежно, — начал он. — Вне всякого сомнения, вы уже поняли это по состоянию дома. Да и состояние земель тоже не лучше. Ухабистые дороги, разрушенные ограды. Живая изгородь требует ухода, а лесу отчаянно необходим лесник, чтобы проводить выборочную вырубку и посадку новых деревьев.

Он, конечно, был прав, но Оливия мгновенно взорвалась:

— Надеюсь, вы не вините во всем мистера Хэмилтона. Я прекрасно сознаю, что не выполняла должным образом своих обязанностей по отношению к нему, но надеюсь все исправить в ближайшее время.

Невилл с самым серьезным видом кивнул:

— Намереваетесь вспахать ваши залежи? Залежи?

Оливия прикусила губу. Он действительно приехал по делу, и ей стало немного стыдно. Но лишь на мгновение. Она быстро обрела самообладание… и здравый смысл.

— Хотите сказать, что заинтересованы в использовании этих полей?

— Так и есть, — признался он. — Если мы сможем договориться.

Оливия озадаченна уставилась на Невилла:

— Э… какие поля вас интересуют?

— Все, — отрезал он. — Все, которые смогу получить, — объяснил он, темнея глазами.

Он действительно имеет в виду залежи? Или… Но тут Сара окликнула их, он поднял глаза, и напряженный момент миновал. Оливия прерывисто вздохнула, осознав, что за последние несколько секунд забыла о необходимости дышать.

Он по-хозяйски взял ее под локоть и снова повел к дороге. Как только они догнали Сару, заставлявшую Робина гарцевать по тропинке подобно цирковой лошади, Невилл отпустил руку Оливии.

— Если вы свободны завтра утром, может, согласитесь проехаться со мной, и мы сможем посмотреть указанные поля.

Оливия снова кивнула, но тут же спохватилась. Она постоянно кивает, задыхается и не находит слов, будто зеленая девчонка, никогда раньше не беседовавшая с холостым джентльменом. Ей лучше подражать его деловитой повадке.

— Прекрасно! Завтра в девять?

— Как будет угодно. Я приведу вам кобылу под седлом. Сара остановила перед ними Робина.

— Вы завтра едете кататься? Можно и мне?

— Какая прекрасная мысль…

— Нет! — перебил Невилл, прежде чем Оливия успела договорить. — Не в этот раз, Сара. Но на следующей неделе — обязательно. И я возьму вас на рыбалку. Договорились? — Он протянул руку, чтобы помочь ей спешиться.

Сара разочарованно вздохнула, но быстро оправилась и ответила сияющей улыбкой:

— Так и быть. Но, помяните мое слово, я заставлю вас сдержать обещание.

Оливия с трудом удержалась, чтобы не вытаращить глаза на Сару. Откажи она в просьбе, Сара весь вечер ныла и умоляла бы, добиваясь своего: сестренка не терпела слова «нет». Впрочем, она ни словом не возразила Невиллу Хоку. Оливия решила, что у Сары прирожденное умение манипулировать мужчинами. Еще несколько лет — и у их матери появится серьезная проблема.

— До завтра, — попрощался лорд Хок, вскочив в седло и коснувшись полей бобровой шляпы.

— Да. До завтра, — тихо ответила Оливия. Она даже не сознавала, что смотрит вслед Невиллу, пока Сара не хихикнула. — Что еще? — раздраженно буркнула она.

— Не стоит так свирепо хмуриться, Ливви, я не сделала ничего такого, чтобы заслужить столь мрачные взгляды. Разве я не попыталась спасти тебя от завтрашней прогулки наедине с ним?

Как только они отошли подальше от воды, к ним присоединился Боунс. Сара немедленно обняла его.

— У тебя весь лиф мокрый, — заметила она смеясь и помчалась к дому, преследуемая псом.

Оливия с ужасом оглядела себя. Мокрые волосы оставили длинный потек на платье, отчего легкий муслин льнул к левой груди, обрисовав каждый изгиб, включая контур ее напряженного соска.

— О Господи! — пробормотала она, оглядываясь на успевшего ускакать довольно далеко Невилла Хока.

Ее плечи опустились, лицо исказила гримаса отчаяния. Почему при встрече с Хоком она всегда оказывается в невыгодном положении? Каким-то образом в его присутствии она всегда чувствует себя неуклюжей, наивной или просто глупой.

Сжав кулаки, она перешла дорогу и направилась по неровной дорожке. Что ж, завтра он не застанет ее врасплох. Она будет идеально причесана, модно одета и полностью подготовлена к необычному сочетанию исходящих от него очарования и опасности. Выслушает его предложение относительно полей, которые он присмотрел, но не станет принимать поспешных решений.

И тут до нее дошло, что девять утра — слишком ранний час для Невилла Хока, учитывая его странные ночные привычки.

Оливия вошла на кухню, сжимая в кулаке мокрую сорочку. Поделом ему! Пусть встанет на рассвете! Ей все равно, если он устанет во время поездки, а глаза будут гореть от бессонницы. Она будет суха и деловита! И первое, что нужно сделать, — проконсультироваться с мистером Хэмилтоном.


Невилл постарался прибыть пораньше, потому что ожидал приглашения на завтрак. Не то чтобы ему так уж хотелось поесть второй раз за утро, но он намеревался увидеть Оливию в роли хозяйки дома.

Однако она, словно предугадав его действия, уже стояла во дворе, наставляя старого Тэрана Маккейда и его среднего внука на предмет того, куда везти тачку с черенками плюща, которые следовало высадить на голых цветочных клумбах по обе стороны от парадной двери дома.

Она была одета в модную муслиновую амазонку цвета бирюзы с медными пуговицами и декоративными швами но вороту, манжетам и лифу. На шее был завязан кремовый прозрачный шарф, подчеркивавший стройность и нежность этой части ее тела. Пышные волосы были уложены красивым узлом на затылке, каким-то образом не подвластным силе тяготения. Сидя на своем гунтере, Невилл без зазрения совести воспользовался ее неведением о его присутствии и тайком помечтал, как распускает эту шелковистую массу. Как она валится на спину и наполняет его руки сверкающими прядями. Как он зарывается руками в эти пряди, расшвыривает гребни и шпильки и эту забавную, надвинутую на лоб шляпку.

Картина была такой живой, что на его лбу выступил пот. Он нервно заерзал в седле. И тут она подняла глаза и заметила его.

Его потрясение было так велико, что это почувствовал даже конь, отпрянувший назад, прежде чем Невилл смог успокоить животное.

Оливия отдала последний приказ старику Маккейду и повернулась к Невиллу. Она казалась такой спокойной и собранной, что он разволновался еще больше. Он просто не переживет этого утра, если начнет его в таком непристойном состоянии возбуждения.

— Доброе утро, лорд Хок, — бесстрастно улыбнулась она, не показывая, какие мысли ее обуревают. — Смотрю, вы очень точны. — Она вынула из-за пояса перчатки для верховой езды и принялась их натягивать. — Боюсь, предложив столь раннюю встречу, я совершенно упустила из виду вашу привычку спать допоздна. Надеюсь, я не слишком выбила вас из колеи своим предложением.

Очевидно, она держала коготки наготове.

Невилл улыбнулся, обретя некоторую уверенность в себе, и подался вперед:

— Желаете получить правдивый ответ, или вас устроит дежурная любезность?

Она слегка прищурилась, но тут же взяла себя в руки и даже фальшиво улыбнулась:

— Ну разумеется, дежурная любезность! Кстати, вы привели для меня прекрасную кобылу. Расскажите о ней!

Вот так начался утренний объезд полей. Оба были полны решимости вести официально-деловую беседу. Правда, Невилл, кроме этого, твердо намеревался пробить барьеры ее сдержанности, зная, что они не так крепки, как она старается показать.

Он не совсем понимал, что так сильно его задевает и почему она стала для него чем-то вроде вызова. Вызова, перед которым он не мог устоять. Но принял его как факт. И если у него еще оставались сомнения, вчерашняя сцена на реке и вид соблазнительной нимфы полностью их изгнали.

Он намеревался взять Оливию Берд в жены, и просьба об аренде дала повод ухаживать за ней. Если ей удастся увидеть его в лучшем свете, как ответственного и заботливого землевладельца, может, она перестанет считать его таким же негодяем, как ее отец.

— У вас прекрасное поместье, Оливия. Достаточно плодородной земли, чтобы получить хороший урожай и прокормить ваших людей. Достаточно пастбищ, чтобы пасти скот или сдавать их в аренду. Права на рыбную ловлю на значительной части красивейшей приграничной реки.

— Да. И я очень рада. Не забывайте еще и охотничий парк.

— Вот именно, — кивнул он, улыбаясь. — Возможно, на юге Англии это и называется парком. Но здесь это лес. Густой и суровый, как все леса в Шотландии.

Она повернула голову. Их взгляды скрестились и на несколько минут застыли.

Но она так же быстро отвела глаза и снова принялась рассматривать места, мимо которых они проезжали.

— Скажите, где самая северная граница Берд-Мэнора? Вы знаете?

Невилл поднял левую руку:

— Вверх по тому высокому холму, потом вниз до узкого ручья. Хотите взглянуть?

— Лучше в другой раз, — покачала головой Оливия. — А лучшие охотничьи угодья?

— За тем заросшим высокой травой пастбищем.

— То самое поле, на которое вы хотите выгнать скот?

— Оно самое.

Оливия немного помолчала.

— Думаю, вашим овцам не понравится соседство охотников.

— Овец переводят с поля на поле. Если они задержатся на одном месте слишком долго, значит, выщипывают траву до самых корней. И в результате урожай получается скудный. Если у меня будет больше полей, я смогу увеличить количество овец. Во время охотничьего сезона я держу их подальше от стрелков. Не хочу, чтобы какой-нибудь пьяный идиот принял их за оленей или кабанов.

На этот раз они смотрели друг на друга гораздо дольше, и он сообразил, что дал ей прекрасную возможность поиздеваться.

— Вам, конечно, лучше знать о выходках пьяных идиотов.

— Туше, — усмехнулся он. — Но, Оливия, я всего лишь раз перебрал в вашем присутствии. Неужели так и не простите за то, что однажды оступился?

Но она оставалась серьезной.

— Однажды? — переспросила она, подняв темно-рыжие брови.

Невилл пожал плечами, продолжая доброжелательно улыбаться:

— Вы говорите о наших поцелуях? Честно говоря, я никогда не смогу считать три поцелуя проступками, особенно…

— Четыре, — перебила Оливия, неодобрительно поджимая губы. — Не три. А четыре. И я действительно считаю их проступками.

— Но и вы не остались при этом равнодушны, — возразил он. — И поцелуев было только три. На берегу реки в Донкастере, на городских танцах и в саду Каммингсов.

Глаза Оливии гневно сверкнули.

— Как насчет последней ночи нашего путешествия? В «Яслях быка», в Прадхо? Вы забыли упомянуть этот поцелуй.

— Что? — изумился он. — О чем вы говорите?

— Вот как? Значит, действительно забыли? Видимо, были слишком пьяны, чтобы вспомнить наутро. Зато помню я. Очень хорошо.

Грудь его неожиданно стеснило, а сердце забилось с такой силой, что, казалось, все тело сотрясалось. До этого они уже говорили о его поведении той ночью. Но о поцелуе она ничего не сказала. Он ее поцеловал?

Из памяти улетучилось все. Может, кроме этого он позволил себе какие-то вольности?

Невилл боялся расспрашивать дальше. В ту ночь он очень устал и сны мучили больше обычного. И хотя он поклялся избегать крепких напитков, попросту не выдержал. Наутро он был потрясен и возмущен теми разрушениями, которые учинил. Но целовать Оливию? Ему казалось, что до полудня он ее и не видел. Но ведь не помнил также, как ломал стол и стулья. Должно быть, она увидела его недоуменное лицо, потому что взгляд ее стал еще холоднее.

— Вы действительно были настолько пьяны, что ничего не помните.

Невилл постарался побороть внезапную волну паники. Только раз или два в жизни у него случались приступы потери памяти после пьяной ночи, и это ужасало. Неужели он сходит с ума?

Но ответ был достаточно ясен, хоть и мучителен. Если он сходит с ума, то лишь по причине огромного количества алкоголя, которое поглощал последнее время. Бросив пить, он остановит надвигающееся безумие. Если сможет навсегда бросить пить. Он взглянул на нее, но она смотрела вперед, сосредоточившись на своей лошади и почти неразличимой в траве тропинке. Невилл откашлялся.

— Теперь я понимаю, почему вы в последнее время так холодны ко мне. Если я оскорбил вас в ту ночь, умоляю меня простить. Вы правы… правы… я действительно не помню подробностей того, что случилось в ту ночь. — Он проглотил горькую желчь, поднявшуюся к горлу, и храбро продолжал: — Но я даю слово… даю слово, Оливия, что вы видите перед собой другого человека. Исправившегося. Я навсегда отказался от пьянства и в рот не возьму не только крепких напитков, но вина и даже эля. Если у меня не было веских причин остановиться, вы только что дали мне таковую.

Но она по-прежнему на него не смотрела и, подстегнув лошадь, выехала на пастбище, в дальнем конце которого белели развалины древней римской каменной ограды.

— Я вам не верю, лорд Хок. Ваша неспособность подняться с кровати до полудня указывает на застарелую привычку проводить за бутылкой целые ночи, хотя, возможно, и этого вы не помните.

Он догнал ее и поехал рядом, так что их колени то и дело сталкивались.

— Сегодня я встал до полудня. Кроме того, моя бессонница не имеет ничего общего с пьянством. — Хотя их спор принял опасный оборот и она могла спросить, почему же Невилл не спит по ночам, он вынудил себя продолжать: — Вот уже несколько лет, как у меня эта бессонница. Независимо оттого, пью я или нет, сон отказывается ко мне приходить.

Наконец она повернулась к нему, и оказалось, что глаза ее приобрели оттенок изумруда.

— Почему?

Не об этом хотел поговорить Невилл. Совсем не об этом. К несчастью, возможности избежать расспросов у него не было: уж очень пристально смотрела на него Оливия.

Его спасло старое военное правило: когда отступление невозможно, лучшая защита — нападение. Он атакует ее правдой или по крайней мере чем-то вроде правды.

Невилл отвел взгляд и, когда молчание стало почти невыносимым, коротко ответил:

— Меня преследует пережитое на войне. «Меня изводят угрызения совести».

— Понимаю… — Она немного поразмыслила. — Я так и думала, что ваша бессонница каким-то образом связана с войной.

Они остановили лошадь на поросшей вереском лужайке, и Невилл снова посмотрел в глаза Оливии. Теперь выражение ее лица не было таким осуждающим, а между бровями залегла маленькая морщинка.

— Я не люблю говорить об этом, — продолжал он. — Уверен, что вы поймете.

Она кивнула, но не сводила с него глаз, и, как ни странно, это казалось более интимной лаской, чем все то, что было между ними. Даже поцелуи бледнели перед этим прямым, испытующим взглядом.

— Возможно, — сказала она просто и прямо, — возможно, вам станет легче, если поговорите с другими о тревожащих вас воспоминаниях.

На лбу Невилла выступила тонкая пленка пота. Поговорить? О его роковой неудачливости и последующей гибели многих товарищей? Сама мысль о том, что она когда-нибудь узнает правду о нем, превращала кровь Невилла в лед.

— Не стоит. — Его ответ прозвучал слишком резко. И слишком поспешно.

— Да, но, возможно, именно поэтому вы столько пьете…

Он развернул лошадь и стал взбираться на холм, не дав ей закончить фразу.

— Если хотите увидеть все поместье до того, как соберутся тучи, нам нужно спешить.

Оливия смотрела ему вслед, немного ошеломленная столь неожиданной грубостью. Впрочем, и она была невежлива, осуждая его непристойное поведение. А вдруг он действительно ничего не помнит? Очевидно, нет, потому что был искренне шокирован, узнав обо всем. А теперь расстроила его еще больше своими расспросами о бессоннице и военных воспоминаниях. Конечно, он считает подобные вещи признаком слабости. Но она так не думала. Все утверждали, что под Линьи произошла кровавая бойня. Слишком много солдат не вернулось. Слишком многие стали калеками.

Она пришпорила лошадь, не сводя глаз с широких плеч скачущего впереди Невилла. Ей стало немного стыдно. Возможно, она слишком строга к нему. Может, следовало бы быть помягче, учитывая, что ему пришлось вынести.

И хотя это нехорошо, но она желала узнать больше о его ночных кошмарах.

Раздумывая об этом, Оливия продолжала подниматься по холму. Если он поговорит с ней, ему станет легче. Если бы он мог поплакать…

Но она тут же прогнала эту мысль. Но, как многие женщины, знала, какое облегчение могут принести слезы…

На вершине холма он слегка повернулся проверить, едет ли она за ним. Она сразу увидела, что Невилл взял себя в руки, загнал вглубь болезненные эмоции и скрыл их под привычной маской высокомерия. Несмотря на все, что она о нем знала, это что-то затронуло в ее сердце. Затронуло то, что, как она знала, грозило опасностью.

— О нет! — простонала она, убирая влажный локон, прилипший к мокрому лбу. Мало того, что она находит его физически привлекательным и опасно интригующим.

Но и его явная уязвимость может стать фатальной для ее спокойствия и сдержанности. Какими бы ни были его доводы, — напомнила она себе, — он все-таки пьяница. Какими бы тяжелыми ни были раны, он слишком похож на ее отца. Пользуясь славой героя, он так хорошо играл роль повесы. Повеса, распутник, волокита… он не ищет жену, а если бы и искал, это не тот брак, в котором она может найти счастье.

А лорд Хок — сердцеед, в этом нет никакого сомнения. Она видела таких раньше. И предупреждала подруг, чтобы держались от них подальше. Даже ее мать, еще будучи замужем, страдала от разбитого сердца задолго до смерти второго мужа.

Оливия все это знала и полагала, что надежно защищена от мужчин, подобных Невиллу Хоку. И в жизни не предполагала, что ей грозит опасность со стороны таковых. Но теперь она определенно оказалась в опасности. Невилл продолжал оставаться на вершине холма, и она невольно залюбовалась силуэтом всадника на фоне облачного неба. Но поклялась себе оставаться равнодушной к его мужественности и красоте, которых он сам, казалось, не сознавал. Потому что под всем этим крылась такая огромная трагедия. Это человек не для нее. Все, что было разумного в ее натуре, протестовало против Невилла Хока. Сегодня она собиралась выслушать его предложения об аренде земли, и все. Ему нужны ее пастбища, ей нужны деньги. Поэтому она здесь. Поэтому осталась, и влечение тут ни при чем. Как и желание. Только дела. Ничего более.

Мысли Невилла приняли такое же направление, как у Оливии, только имели явно другой оттенок. Он заранее предполагал, что она постарается свести их встречу исключительно к деловым вопросам, и он вовсе не возражал. Но она по множеству причин считала его неподходящей партией, а он собирался доказать ее неправоту. Хотел, чтобы она увидела, что он ответственно относится к своим обязанностям землевладельца, что ему небезразличны работавшие на него люди. Точно так же серьезно он отнесется к своим обязанностям мужа и главы семьи.

Невилл не ожидал, что она стала свидетельницей его пьяного дебоша в Прадхо. Неужели он не только поцеловал ее, но и отважился на большее? Боже, он ничего не помнит! Кроме того, она заговорила о его бессоннице, и, к его досаде, он едва не сорвался.

Зато теперь успокоился и снова взял себя в руки.

Невилл оглянулся на поднимавшуюся в гору женщину. Она слишком проницательна. Слишком откровенна. Слишком уверена в себе.

В этом отчасти кроется ее привлекательность. Она смотрела на жизнь… по крайней мере на жизнь общества, с таким же предубеждением, как он сам. И Невилл инстинктивно понимал, что в этих шотландских горах она будет счастлива.

Он наблюдал, как она ведет лошадь в гору, грациозная наездница, несмотря на неудобство дамского седла, обязательного для приличных дам. Говоря по правде, она олицетворяла все, что мужчина может желать в женщине… разве что была не слишком покорна. Однако в определенных обстоятельствах и это качество может оказаться не столь уж плохим.

И хотя это было крайне опрометчиво, он вдруг воспылал неожиданной и почти непреодолимой потребностью заставить ее подчиниться его воле. Особенно в одном вопросе… Он спешился и, когда она поравнялась с ним, схватил поводья ее лошади:

— Позвольте помочь вам спешиться.

— Но почему мы остановились здесь?

— Хочу вам кое-то показать. — Он поднял руки, готовый сжать ее талию.

— Уверена, что это ни к чему…

— Ошибаетесь. Вас давно не было в этих местах. С самого детства. Если хотите мудро управлять своими землями, необходимо узнать их снова.

Он снова отметил, что сегодня у нее зеленые глаза. Зеленые с манящим золотистым оттенком, как кипарисы осенью. Ее глаза всегда зеленели, когда в душе бушевали эмоции.

Так почему они бушуют именно сейчас? Он подозревал, что знает…

— Но вы хотите мудро управлять своими землями? — допытывался он, продолжая тянуть к ней руки.

Оливия сделала гримаску и вымученно улыбнулась:

— Конечно, хочу.

Она неохотно подалась к нему.

Невилл, сдержав улыбку, подумал, что выиграл этот раунд. Но когда ее пальцы коснулись его плеча, а его руки сжали тонкую талию, его вдруг осенило. Он не выиграл. Он не выиграл ни одного поединка с этой девушкой. Только нырнул в воду с головой и теперь тонет, как пятидесятифунтовый валун. И единственное, что может удержать его на плаву, — она.

Он хотел, чтобы Оливия Берд принадлежала ему. Жаждал, чтобы она принадлежала ему. И сделает для этого все.

Но пока что снял ее с седла, наслаждаясь каждым мгновением. И не разжал пальцев. А когда ее щеки залил румянец… когда она сделала слабую попытку снять руки с его плеч и отступить, он сделал то, о чем мечтал целыми днями. Что хотел сделать при каждой встрече.

Он медленно опустил голову, глядя на недоуменно вытянувшиеся пухлые губки, и поцеловал ее.

Глава 19

Оливия хотела этого поцелуя. И нет смысла отрицать… Хотела с того момента, как он появился во дворе Берд-Мэнора, высокий и неотразимо красивый…

Она не хотела этого поцелуя. И одновременно не могла от него отказаться. Она давно не испытывала этого теплого, волнующего ощущения: смеси радости и страха. Даже паника, поднявшаяся в ней, когда он ласкал ее грудь, на этот раз стала чем-то вроде извращенного желания, желания чего-то такого… совершенно нежеланного… Но теперь, когда он наклонил голову, она тихо, виновато вздохнула.

«Наконец, — говорил этот вздох. — Наконец…» Если не считать того, что восторг от его предыдущих поцелуев бледнел по сравнению с могучей реальностью этого. Огонь тех поцелуев почти погас перед извержением вулкана… Его губы были такими уверенными, такими требовательными.

Все, что было рассудительного и здравомыслящего, подсказывало ответить на эти требования решительным «нет». Но все, что было в ней рассудительного, исчезло, растаяло, как дым на ветру, при одном прикосновении его губ. А когда он прижал ее к себе и положил свободную руку на ее затылок, голова Оливии окончательно пошла кругом. Теперь она уже не знала, что правильно и неправильно, хорошо и плохо, и она целовала его так самозабвенно, словно хотела, чтобы он никогда не отрывался от нее.

А он и не думал поднимать голову…

За спиной заржала кобыла, словно спрашивая, стоять и ждать или побродить по округе в поисках ручейка.

Но Оливии было все равно, что делает кобыла: Невилл прикусил ее нижнюю губу, обвел языком, и она с готовностью приоткрыла рот. Его язык нырнул глубоко и встретился с ее языком.

Поцелуй стал крепче. Более страстным.

Их тела терлись друг о друга и, несмотря на слои ткани, возбуждали каждый клочок кожи. Ее соски напряглись, в животе все сжималось, а там, глубже, в местах, в существование которых Оливия предпочитала не верить, копился жар, влажный и пульсирующий.

С ее губ слетел беспомощный тихий стон. Пальцы сами зарылись в его волосы. Она обнаружила, что волосы этого человека, мускулистого, с упругим телом и сильными руками и ногами, мягки как шелк.

— Позволь показать тебе, — хрипло прошептал он, прокладывая губами горячую дорожку по щеке и горлу.

— Да, — выдохнула она, бесстыдно выгибаясь. Неужели это неукротимое, развратное создание действительно она? Она хотела, чтобы он коснулся ее ноющей груди. Хотела, чтобы он облегчил безумную жажду, которая захлестнула ее.

— Сюда!

Он повел ее спиной вперед. Его колено с каждым шагом вновь и вновь скользило меж ее бедер, раздражая кожу, не знавшую иного прикосновения, кроме как ее собственного, да и то во время купания. Но те прикосновения не пробуждали в ней никаких ощущений, а эта грубая ласка, небрежная и одновременно настойчивая, воспламенила пылающий ад внизу живота.

Они продолжали идти, шаг за шагом: ее голова откинута, его губы прижаты к ямочке между ее ключицами.

И Оливии ничего не оставалось, кроме как полностью отдаться этому безумию. К собственному стыду, она даже раздвинула ноги чуть шире, давая его мускулистой ноге более легкий и глубокий доступ.

Потом он прижал ее к дереву, снова нашел губами ее губы и придавил своим телом.

Ее руки уже обвивали его шею, а теперь она ощущала совершенно неприличное желание обвить его и ногами.

Она даже зашла так далеко, что подняла колено, позволив Невиллу прижаться к ней бедрами и дать почувствовать его возбуждение.

Оливия снова охнула, но задремавший было здравый смысл все же вернулся… пусть и на время.

— О Боже! — прошептала она.

Невилл ощутил, как она застыла, но проигнорировал первые признаки ее сопротивления. Он хотел ее. Он должен ее получить. И поскольку собирался жениться на ней… поскольку его намерения были абсолютно благородными…

Когда она отвернула голову, он прикусил мочку ее уха и обвел языком нежную раковинку. И ее сопротивление мгновенно растаяло, а тело стало податливым, воспламеняя его до исступления.

Каждая мучительная ночь, каждый изнурительный день, каждая одинокая минута последних четырех лет, казалось, вели его к этому моменту. К этой женщине.

Мысль была совершенно нелогичной. Безумной.

И все же наполнила Невилла убежденностью в своей правоте.

— Оливия, — выдохнул он ей в шею и приподнял ее подбородок. И когда их взгляды встретились, оба прочли в них правду, в чистейшей ее форме. Он хотел ее. Она хотела его.

Но тут она пробормотала его имя, и их участь была решена. Он поймал ее губы в поцелуе, возврата из которого не было. Вперед. Только вперед. И в нем не осталось никакой сдержанности. Только самая низменная потребность. Теперь он крепко прижимался к ней всем телом. Он раскрыл ее губы своими, его язык сплелся с ее языком. Но она с готовностью принимала любую ласку. Любой взрыв сладострастия. Она повисла у него на шее и подняла ногу на его бедро.

Он поймал ее колено, поднял ногу еще выше и конвульсивно ворвался в ее нежное тепло. Каждая их встреча вела к этому. Каждая была утонченной прелюдией. Их гнев. Взаимное непонимание. Постоянные перепалки. Их танцы: ограничения котильона, нескрываемая чувственность вальса. Даже длинное путешествие сюда и вынужденная близость только усилили их желание.

Но теперь никто не мог отвернуться и уйти. Он властно завладел ее ртом. Потом сжал ее бедра сквозь платье и стал ласкать нежные складки лона. Оливия что-то пробормотала, словно умоляя не останавливаться.

Где-то над ними небеса отозвались громогласным одобрением: долгий, рокочущий аккомпанемент колотящемуся сердцу и пульсирующему телу. Поднявшийся ветер играл их волосами. Дерево, поддерживающее их, шелестело над ними, и Невилл чувствовал себя одним целым с природой. Потому что они и были природой. Слияние мужчины и женщины. Мужчины со своей женщиной, единственной на свете, предназначенной только для него.

Он расстегнул пуговицы ее амазонки. Просунул руку внутрь и сжал ее грудь.

Она издала приглушенный крик. Протеста?

Нет. Ее сосок затвердел. Она тяжело дышала, словно подстегивая его.

Он уложил ее на упругую траву и распахнул лиф, любуясь мягкими холмиками ее груди, так манившими его.

— Невилл?

Она смотрела на него: воплощение бесстыдницы и невинной девушки, желания и нерешительности. Он поклялся избавить ее от всех сомнений.

— Ты так прекрасна, — пробормотал он. — Так совершенна…

И, снова поцеловав ее, накрыл своим телом.

Как и раньше, она ответила на его поцелуй и, когда он принялся ласкать ее грудь, заметалась в неутоленном желании.

Он последовал ее примеру, потому что желание становилось болезненным. Поднял ее юбки, скользя ладонью по гладкому бедру. Она снова стала извиваться. Он сделал выпад бедрами. Сейчас он взорвется!

Но Невилл тут же напомнил себе, что она невинна. Нужно убедиться, что она готова.

Он нашел влажный центр ее желания.

— Скоро, — пообещал он, чередуя слова с поцелуями. Лаская влажное, теплое местечко. — Очень скоро, Оливия. Моя прелестная Хейзл…

Она все громче стонала, подгоняя его. Теперь ее глаза были закрыты, рот полуоткрыт. Она трепетала от нараставшего желания, а он, несмотря на настоятельные требования собственного тела, зачарованно за ней наблюдал.

— Тебе хорошо, любовь моя?

Он стал двигать пальцем еще быстрее. Нажал чуть сильнее…

— Да… ооооо…

— А, черт, — пробормотал он, пытаясь сдержать собственное желание.

Она задыхалась.

Дернулась с тихим вскриком, и он ощутил быстрые конвульсии ее лона.

Она снова застонала. Громче.

Невилл не мог отвести от нее глаз. Ее грудь и плечи окрасились розовым. Откинув голову, она глотала воздух. На какое-то мгновение она открыла глаза: прекрасные зеленовато-карие глаза, замутненные наслаждением.

Потом моргнула, начиная приходить в себя, и в этот момент с ревом свирепого восторга разверзлись хляби небесные.

— Ад и проклятие!

Невилл пытался укрыть Оливию своим телом, но выдержать свирепый натиск бури оказалось невозможно. Она охнула и отвернулась от слепящей атаки дождя, пытаясь одновременно застегнуть лиф, опустить юбки и вскочить.

Ничего не получилось.

Тем не менее ее лихорадочные движения убедили Невилла, что продолжения не будет. Он проклял свою неудачливость и поспешно встал, прежде чем поднять Оливию.

— Пойдем. Мы можем спрятаться под ивами.

— Нет.

Несколько минут она смотрела на него широко раскрытыми глазами, прежде чем выдернуть руку, отвернуться и непослушными пальцами застегнуть лиф. Дождь лил в лицо, ослепляя, не давая двигаться свободно. Мокрая юбка облепила ноги.

— Черт бы все это побрал! — пробормотал Невилл, но отвернулся, чтобы не смущать ее. Прикрывая глаза ладонью, он нашел испуганных лошадей и повел под заросли густых ив. И только потом оглянулся на Оливию. Она тоже смотрела на него. И даже сквозь пелену дождя он видел, как потрясена и мучится она тем, что произошло между ними, и как отчаянно хочет поскорее остаться одна. Но это лишь укрепило его решимость. Пусть он терзается неудовлетворенным желанием, без всякой надежды его утолить, прежде чем позволить ей проигнорировать все, что сейчас произошло между ними. Гром прогремел где-то совсем близко, и руки Невилла крепче сжали поводья, когда лошади дернулись. Оливия съежилась и, не видя выхода, тоже спряталась под ивами.

— Подождем здесь, — сказал он. — Гроза скоро пройдет. Иди сюда. Я тебя согрею.

Оливия обхватила себя руками, но не двинулась с места.

— Не стоит… я… — Она покачала головой, очевидно, изнемогая от стыда. — Этого… этого не должно было случиться.

Невилл понял, что нельзя оставлять ее наедине с подобными мыслями. Он обмотал поводьями ветку и шагнул к Оливии.

— То, что случилось, было неизбежным. С самой нашей первой встречи. Но если бы не дождь, мы завершили бы начатое.

— Именно поэтому вы заманили меня сюда? — прошипела она, пронзая его свирепым взглядом. — Таков был ваш замысел с самого начала? Вам не нужна никакая аренда…

— Вовсе не так. В этом отношении мои намерения были честны. И остаются честными. Мне нужны эти земли. Но сейчас… — Он машинально пригладил мокрые волосы. — Я не хотел заговаривать об этом так скоро, но, похоже, ничего не поделать. — Невилл набрал в грудь воздуха и пристально посмотрел на нее: — Думаю, нам нужно пожениться.

Ему самому было странно слышать эти слова. И потрясенное молчание Оливии отнюдь не ободряло. Она смотрела на него так, словно не поняла ни слова… или не хотела понять.

— Итак? — спросил он, возбужденный до пределов, поскольку платье льнуло к ней, как вторая кожа, прикрывая и одновременно показывая все. — У тебя нет ответа?

Оливия не верила ушам. И почти не верила тому, что происходило с ней последние четверть часа. Тем вольностям, которые он позволил себе с ней. Тем вольностям, которые допустила и даже поощряла она. А потом… это… это землетрясение в ней!

Она затрепетала при одном воспоминании о мощи своей реакции. И вот теперь он делает ей предложение!

— Если… если вам нужна аренда, — пролепетала она, — можете получить земли.

— Я говорю не об аренде. О браке. После того, что было между нами…

— Нет! — Она затрясла головой и отступила. — Нет. Вы не заставите меня… — Она осеклась.

Господи милостивый, что она наделала?! Как могла позволить такие невообразимые вольности, после чего еще и отказалась выйти за него? Неслыханно!

— Боже! — простонала она. — Я должна поскорее уехать отсюда!

Она выскочила под дождь. Невилл последовал за ней.

— Оливия, подожди! Ты не можешь сбежать!

— Я не сбегаю!

Она развернулась так круто, что ему пришлось поймать ее за плечи, чтобы не столкнуться с ней. Но он сразу же выпустил ее.

Будь проклята его рассудительность, тем более что она с каждой минутой все больше теряет самообладание.

— Я не убегаю, — повторила она. — Но в отличие от вас не могу так быстро справиться со своими эмоциями!

Он болезненно поморщился:

— Заверяю тебя, что я тоже никак не могу справиться со своими эмоциями.

Ее взгляд невольно упал на мокрые брюки, где бугрилось свидетельство его неутоленного желания.

— Останься, — попросил он, когда она отступила. — Оливия, думаю, мы должны пожениться, и как можно скорее.

Гром снова сотряс землю, но дождь стал утихать. Она провела рукой по глазам.

— Я не так глупа, чтобы верить, будто мы обязательно должны пожениться. То, что сделали вы… что сделали мы…

Она покачала головой, не находя слов.

— Хорошо еще, что ребенка точно не будет, — выдавила она наконец.

Уголок губ Невилла приподнялся в легкой усмешке. Воли ей не занимать! Но и он не собирается терять обретенное преимущество! Хотя он не собирался говорить о женитьбе сегодня утром, однако теперь все сказано и слова уже нельзя взять назад. Не то чтобы он хотел взять их обратно, особенно когда последствия их злосчастной встречи до сих пор сотрясали его тело.

— Мы должны пожениться, Оливия. Даже вы должны это видеть.

— Но… я не вижу. Мы вовсе не подходим друг другу.

— Мы прекрасно подходим друг другу, — возразил он. — Весь этот эпизод только это доказывает. И если бы твоя мать или брат узнали о нем, были бы абсолютно правы, настаивая на немедленной женитьбе.

— Только попробуйте им проговориться.

— Значит, не вынуждай меня это делать.

Он и сам не мог сказать, как повернулся язык бросить такую угрозу. Но теперь понял, что вполне способен ее исполнить.

Глаза Оливии сначала расширились от ужаса и тут же яростно сощурились.

— Все-таки вы с самого начала это задумали. Скомпрометировать меня и заставить выйти замуж. Ничего не получится. Я… я буду отрицать каждое слово!

— Бесполезно, — вздохнул Невилл. — Никто тебе не поверит.

— Но зачем вам это нужно? Зачем вы меня вынуждаете?

— Я ни к чему не хочу принуждать тебя, Оливия. Похоже, я просто не нашел подходящих слов. Почему бы нам не вернуться в Берд-Мэнор? Я всего лишь прошу тебя подумать над моим предложением.

Оливия покачала головой, но Невилл не сдавался.

— Я поговорю с твоей матушкой…

— Нет!

— …и твоим братом, как только они приедут.

— Лучше вам этого не делать!

— Но почему? — удивился Невилл и, схватив ее за руки, нагнул голову, так что они оказались лицом к лицу. Внезапно ее возражения не показались забавными. Скорее, слишком яростными. И тот факт, что она вовсе не шутила, сводил его с ума. — Скажи, Оливия, ты что-то имеешь против всех мужчин или только против меня?

— Не говорите глупостей!

— Глупостей? Ты забываешь, что я прочитал твой журнал и среди всех этих мужчин не было такого, которого ты полностью одобрила бы.

— Да как вы смеете?! — Она принялась извиваться, безуспешно стараясь вырваться.

— Ни один не привлекал тебя. Ни один! Я начинаю думать, что ты ненавидишь всех мужчин!

— Не всех! Только вас!

Он покачал головой, слишком рассерженный, чтобы вспомнить об осторожности.

— Думаю, нет. Думаю, последние несколько минут доказали, что я тебе нравлюсь. Очень.

— Нет…

Он заглушил ее протесты жгучим поцелуем. Жестоким. Безжалостным. Но это заставило ее замолчать и усмирило его гнев, оставив только страсть, жаркую, требовательную и неуловимую. Она пробежала по их венам лесным пожаром, таким бурным и всепожирающим, что в нем горело только одно желание: потушить огонь здесь и сейчас, уложить ее на землю и погрузиться в девственное лоно, дать им обоим разрядку, в которой оба нуждались так отчаянно.

То, что ее сопротивление переросло в желание, только еще ярче разожгло костер. Но Невилл отнюдь не был дураком и, несмотря на то, что почти обезумел от страсти, заставил себя сдержаться. Один последний исступленный поцелуй. Одна последняя ласка. Одно последнее касание…

Он погрузил пальцы в тяжелый мокрый шелк ее волос и неохотно отстранился.

— Поезжай домой, — прорычал он — Поезжай домой и подумай о том, что здесь было… А потом реши, что скажешь своей семье. Даю тебе неделю. Не дольше.

С этими словами он повернулся и хоть и с трудом, но отошел от нее. Каждый шаг был мучением, но он схватил поводья коня, твердя себе, что Оливия даже в бурю сама найдет дорогу домой. Она на своей земле, и дорога расстилается перед ней. Кроме того, она прекрасная наездница и умеет обращаться с лошадьми не хуже его. Он уселся на гунтера и спустился в долину. Но настоящей причиной его отъезда было то, что он не мог доверять себе. Еще минута наедине с Оливией, и он за себя не ручается. Он хотел ее. Отчаянно. Сильнее, чем когда-либо хотел женщину. Недаром во время их путешествия отвергал все предложения веселых девиц провести ночь вместе. И избегал готовых на все женщин Келсо.

Он уже начинал беспокоиться, что с ним что-то неладно, потому что был в состоянии постоянного возбуждения, и все же не желал найти облегчения у доступных девиц.

Но оказалось, что с ним все в порядке. Ничего такого, чего не могла бы излечить Оливия Берд.

Он дал ей неделю на то, чтобы принять его предложение, после чего сделает все, чтобы скрепить их союз.

Глава 20

Этот день был поистине несчастливым. Не то чтобы прибытие матери и брата можно было считать несчастьем. Но, учитывая угрозы Невилла, появление веселой компании можно было считать бедствием. Ей совершенно не хотелось никого видеть.

Она едва успела вернуться и переодеться, как приехал Джеймс вместе со своими приятелями. Все четверо скакали на резвых конях и ничуть не пострадали от бури. Хотя Оливии было не до мужских капризов, ничего не поделаешь: пришлось улыбаться и изображать радость при встрече с любимым братом. Конечно, она была бы счастлива его видеть… в любой другой вечер.

— Ливви! — вскричал он, соскакивая со своего любимого гунтера и обнимая ее. — Это моя сестра, — пояснил он остальным. — Оливия, могу я представить Николаса Кертиса, виконта Дичарри, и достопочтенного Джастина Сент-Клера?

С этими словами он подхватил ее, закружил, и она едва успела прийти в себя, как двое мужчин склонились над ее рукой. Виконт Дичарри чем-то напоминал добродушного спаниеля. Мистер Сент-Клер был старше и спокойнее, с очень приличными манерами.

— Думаю, ты уже знаешь лорда Холдсуэрта, — добавил Джеймс, весело блестя глазами.

— Разумеется.

Она поздоровалась с мужчиной, которым так увлеклась ее мать.

— Добро пожаловать в наш дом…

— Джеймс! — Из дома вылетела Сара и бросилась в распростертые объятия брата.

— Привет, обезьянка! — воскликнул он, целуя ее.

В этот момент на подъездной аллее показался дорожный экипаж, сопровождаемый другим, поменьше, и снова разразилась суматоха. Из экипажа вышла Августа и представила своих друзей: достопочтенного Энтони Скайлока и его жену Джоанну, а также недавно овдовевшую Генриетту Уилкинсон и ее дочь Викторию. Женщины жаловались на усталость, мужчины клялись, что они полны энергии, лошади ржали, слуги суетились, а Боунс лаем возвещал тревогу, хотя и с почтительного расстояния. Не будь миссис Маккафери, Оливия просто повернулась бы и сбежала, предоставив гостям справляться самим. Сейчас ей было не до приемов.

Но она осталась на месте, только прижала пальцы к вискам. Ей отчаянно хотелось побыть одной, подумать и разобраться в своих чувствах. О чем она думала, приглашая всех этих людей целый месяц стрелять в бедную, ни в чем не повинную дичь?

Благодарение Богу, миссис Маккафери безупречно выполняла свои обязанности. Она отправила троих недавно нанятых слуг разгрузить и разнести вещи по гостевым комнатам. Четыре новые горничные подавали напитки запыленным путешественникам: виски в гостиную для джентльменов, чай в спальни дам. Мистер Хэмилтон и два его конюха отвели животных в конюшни, и к тому времени, когда подали поздний ужин, обстановка снова была, как ей полагается быть в сельском доме, спокойной и мирной.


Оливии каким-то образом удалось принять бесстрастный вид… но только внешне. В душе бушевали страсти. И одиночество, как и компания, их не утихомирило. Она не находила покоя ни в конюшнях, ни на кухне, ни в спальне. Сегодня она вела себя самым бесстыдным и возмутительным образом, причем с человеком, которого всячески должна была избегать. Ужасно уже и то, что она его целовала. Но остальное… и хуже всего то, что ей понравилось!

Теперь, сидя во главе стола, она подавила невольную дрожь. При одном воспоминании о встрече с Невиллом Хоком у нее слабели колени. Должно быть, она самая распутная на земле женщина. И поделом ей, если она подхватит простуду после сегодняшнего дождя и умрет от лихорадки! Уж лучше от лихорадки, чем от стыда и угрызений совести!

К несчастью, она чувствовала себя совершенно здоровой и бодрой. Какая жалость!

Ей нужно поговорить с кем-то о случившемся и о том, что она должна сделать в отношении угроз лорда Хока. У нее всего неделя!

Но нельзя же признаться матери! Невозможно!

И, словно в доказательство ее правоты, Августа смерила взглядом дочь:

— Как поживает наш дорогой сосед?

В голосе явно звучали выжидающие нотки, и Оливия виновато покраснела. Но прежде чем сумела придумать ни к чему не обязывающий ответ, Августа обратилась к гостям и защебетала:

— Невилл Хок. Барон Хок из Вудфорд-Корта, наш ближайший сосед. Тот самый, кого преследует Арчи в надежде получить его сказочную кобылку.

— Ту самую, что победила в забеге трехлеток в Донкастере, — вмешался Арчи. — И которая, как я уверен, резвее любой трехлетки, кобылки или жеребца, во всей Великобритании.

— Хотел бы я на нее взглянуть, — заметил Джеймс, жестом велев лакею подать еще вина. — Почему бы нам не навестить его завтра? Оливия, ты нас познакомишь? Насколько я понял из слов матушки, вы с ним очень подружились?

От его пристального взгляда спрятанные под столом руки Оливии затряслись. Голубоглазый светловолосый Джеймс на вид казался человеком мягким. Но внешность обманчива: под приятной внешностью крылся стальной стержень. Он также обладал повышенным чувством ответственности, особенно по отношению к женщинам своей семьи. Если он обнаружит, насколько далеко зашли эти «дружеские отношения», вполне способен вызвать Невилла на дуэль. И уж наверняка потребует, чтобы они поженились.

При этой мысли Оливия подавила стон. Слава Богу, Джеймс ничего не знает… пока.

Нужно сделать так, чтобы он никогда не узнал. Но как этого добиться?

— Да, Оливия! Превосходная мысль, — вставила Августа. — Нужно сегодня же послать записку в Вудфорд-Корт. Будет невежливо появиться в его доме без предупреждения. Ты позаботишься об этом, дорогая?

Беда не приходит одна!

К тому времени как Оливия наконец оказалась одна в своей спальне, она уже не находила себе места, потому что почти немедленно получила ответ на свое послание: Невилл Хок будет счастлив развлечь компанию поездкой по его землям и завтраком на природе. И как она должна общаться с ним? Как отвратить грядущую катастрофу?! Она привернула фитиль лампы и натянула простыню до подбородка. Он дал ей неделю. Это означало, что за это время она должна придумать способ, как выбраться из этого переплета. Неделя, чтобы выйти сухой из воды. Но хотя наяву Оливию терзали ярость, страх и злость из-за надменных угроз Невилла, сны были полны смеха, покоя и радости. В них она скакала на прекрасной кобылке, а рядом с ней ехал красивый мужчина. Агукал и ворковал ребенок, пели птицы, сияло солнце.

Открыв глаза, она несколько секунд просто лежала в постели, поражаясь собственному умиротворению.

И почему ей не чувствовать себя умиротворенной? Она вдали от городского шума, в собственном доме, полном запахов лимонного воска, травы и цветов, приносимых свежим утренним ветерком. Как она была права, приехав в Берд-Мэнор!

Оливия потянулась, как довольная кошка.

Ее семья здесь, с ней, и все прекрасно!

Но тут она вспомнила о своих гостях, соседе и о том, что вчера произошло, и вскочила как ошпаренная. Все плохо. Очень плохо! Хуже не бывает!

Она в тревоге подбежала к окну. Судя по всему, только что рассвело. У нее есть несколько часов, чтобы приготовиться к ненавистной поездке в Вудфорд-Корт.

Но в последнюю минуту Оливия струсила.

Когда вся компания высыпала во двор и женщины стали рассаживаться в открытый фаэтон, а мужчины — на лошадей, Оливия отговорилась головной болью и, несмотря на подозрительные взгляды Джеймса и уговоры матери, осталась тверда как кремень.

Поэтому они уехали без нее: мужчины, одетые скромно, в бриджи для верховой езды и короткие куртки, и женщины, похожие на стайку пестрых птиц.

Однако не успели они отъехать, как Оливия снова начала беспокоиться. А вдруг Невилл что-то им скажет? Рассердится из-за ее отсутствия и выложит все начистоту? Она боялась встретиться с ним и боялась своего поступка. Как ему удалось превратить прямую, откровенную, храбрую женщину в трясущуюся от ужаса трусиху?

— Черт! Будь он проклят! — пробормотала она и, решив, что он заслуживает куда более цветистых ругательств, добавила: — Дьявол побери этого наглого, лживого, подлого типа, которого я имела несчастье встретить…

Раздраженно топнув ногой, она выхватила из гардероба амазонку.

Если не поспешить, он нарисует себе такую мрачную картину, что может пойти ва-банк. С него станется!

Вскочив на Гоулди, подарок от Хамфри на десятилетие, Оливия немного успокоилась. В конце концов, никто не вынудит ее выйти замуж против ее воли. Не потащат же ее к алтарю силой! Не выдавят согласие! Пусть только попытаются! Ничего не выйдет!

Она потрепала холку Гоулди и пустилась в путь. Когда с головы слетела шляпа и повисла на лентах, она подхлестнула кобылку. Теперь Оливия чувствовала себя более сильной и способной вынести любую стычку. Если лорд Хок зайдет так далеко, что затеет скандал, она переживет. Останется в Берд-Мэноре, подальше от злобных городских сплетников. Она все равно подумывала жить здесь постоянно, так что можно не менять планы. Кроме того, сплетни рано или поздно стихнут. Вскоре разразится новый скандал, и о старом попросту забудут.

Мать, конечно, придет в ужас, и Джеймс тоже, посчитав, что публично опозорены. И нужно подумать о дебюте Сары. Шесть лет пролетят быстро. Что, если погубленная репутация Оливии каким-то образом отразится на сестре? Оливия сникла, и Гоулди, почувствовав это, пошла медленнее. Какой кошмар!

Но тут в голову Оливии пришла новая мысль, слишком чуждая, чтобы ее рассматривать. Но она явилась и не собиралась уходить.

Что, если она согласится выйти замуж за Невилла Хока? Что, если попросту капитулирует, каким бы несправедливым ни казался его ультиматум?

Оливия сосредоточенно наморщила лоб. Мать будет в восторге, и Сара тоже. Джеймс будет удовлетворен. По общему мнению, Невилл Хок ей ровня по знатности и состоянию, да и земли их граничат.

Не говоря уже о том, что обоими владеет одна безумная страсть.

При этой постыдной мысли Оливия застонала. Господи, что за немыслимая ситуация!

И все же она никак не могла отделаться от идеи выйти замуж за Невилла. Подъезжая к маленькой деревушке Келсо, она решила хорошенько поразмыслить и все взвесить. Хладнокровно и спокойно… если это только возможно. Если бы не пьянство, она, возможно, посчитала бы его более приемлемым, но он, к сожалению, пил. И куда больше, чем следовало бы…

Но он поклялся бросить! Можно ли ему верить? Она просто не знала.

Оливия вздохнула. Придется посмотреть, как он будет вести себя сегодня. И тогда она примет решение.

Оказавшись в деревне, Оливия с любопытством огляделась: каково бы ни было ее решение, а это место скоро станет ее домом. Выглядело оно не слишком процветающим, но чистым и ухоженным. Повозка с бортами из сланцевых плит гремела неровными колесами по дороге. В ней громоздились мешки с каким-то товаром.

Несколько мальчишек и двое стариков удили рыбу с моста. Еще один парень, стоявший на высокой лестнице, заменял битую черепицу крыши на еще крепком коттедже.

Повернувшись к мосту, она увидела небольшую площадь с церковью в норманнском стиле.

Только сейчас она поняла, что еще не навестила викария. Нужно немедленно это исправить.

Она повернула Гоулди к мосту через реку Твид и тут же увидела еще несколько маленьких коттеджей за каменной оградой, окружавшей северную часть деревушки. Какая-то женщина развешивала выстиранную одежду. Во дворе играли трое детей. Заметив ее, они подбежали к обочине дороги и один, маленький мальчик лет пяти, быстро взобрался на ограду и встал, раскинув руки, оказавшись почти лицом к лицу с Оливией. Но, как и две девчонки, повисшие на ограде, молчал. Только смотрел на нее широко раскрытыми синими глазами.

Оливия натянула поводья.

— Здравствуй, — начала она, улыбаясь в его серьезное личико. — По-моему, я заблудилась. Может, покажешь дорогу в Вудфорд-Корт?

— Вудфорд-Корт? — переспросила белокурая малышка. — Его очень легко найти. Поезжайте вон по той дороге. А зачем вам туда?

Оливия улыбнулась беззубой девчонке со смешной щербатой ухмылкой:

— Хочу кое-кого повидать.

— Лорда Хока? — спросил наконец мальчик.

Оливия обратила на него взгляд, но лицо мальчика оставалось хмурым, а взгляд мрачных темно-синих глаз — подозрительным.

— Да. И лорда Хока тоже.

— Мы видели других всадников, — вмешалась щербатая девчонка. — Почему вы не поехали с ними?

Оливия не сразу ответила, потому что пристально вглядывалась в мальчика. Где она видела его раньше? Такое знакомое лицо…

— Я… э… проспала, — пробормотала она наконец.

— Мама говорит, что господа всегда спят допоздна.

— Неужели? — удивилась Оливия.

Но тут подоспела женщина, бросившая свое белье.

— Мэри! Что ты там болтаешь? И ты, Маргарет! Немедленно бегите домой, к матери! — Она схватила мальчишку, прижала его к себе и спросила очень вежливо, хотя Оливии показалось, что в голосе звучат неприязненные нотки: — Чем могу помочь, мисс?

Оливия улыбнулась ей, но не получила ответной улыбки. Как и ее сын, женщина мрачно хмурилась. Оливия ничуть не сомневалась, что это ее сын, хотя между ними не было ни малейшего сходства. У женщины были каштановые волосы, карие глаза и россыпь веснушек на щеках. Несмотря на холодный вид, она казалась мягкой и добродушной. А вот у мальчика были смоляные волосы, поразительно контрастирующие с темно-синими глазами, что еще больше подчеркивал летний загар.

И этим он напомнил ей о Невилле.

Невилл!

Она, должно быть, охнула или каким-то образом выдала свои мысли, потому что женщина еще крепче прижала к себе ребенка. Что-то прошептала ему на ухо и подтолкнула к дому. Оливия, не веря собственным глазам, наблюдала, как он направляется к девочкам, но по пути поворачивается и в последний раз окидывает ее мрачным взглядом.

Возможно ли, что отец малыша — владелец Вудфорд-Корта?

— Я не позволю вам обижать моего мальчика! — злобно выпалила женщина.

Оливия нервно дернулась:

— Обижать? Уверяю, я бы никогда…

— Вы мисс Берд. Верно? Леди, которая будет жить в Берд-Мэноре.

— Да… она самая. Но…

— Если бы я только могла скрыть, кто его отец, словечка бы не проронила, — снова перебила женщина. — Но не могу. Он слишком похож на своего отца. Но я не допущу, чтобы из-за этого его унижали! И можете не жаловаться лорду Невиллу, что я была слишком дерзка с вами. — Она шмыгнула носом и вызывающе скрестила руки: — Он обещал обеспечить меня и моего Эйдриана, что бы там ни случилось.

Оливия была застигнута врасплох и совершенно растерялась от такого нападения. Но все же взвилась, услышав заявление женщины. Можно подумать, она способна обидеть невинного ребенка! И какой пренебрежительный тон!

Она так судорожно вцепилась в поводья, что Гоулди фыркнула и топнула копытом.

Оливия упрямо выпятила подбородок:

— Уверяю, мадам, я никогда бы не стала винить ребенка за поведение родителей. И позвольте выразить вам искреннее сочувствие. Очевидно, ваши прошлые отношения с людьми благородного происхождения испортили ваш характер. Все это вполне понятно. Но не беспокойтесь, я буду иметь в виду ваш рассказ при дальнейшем общении с лордом Хоком.

С этими словами она развернула Гоулди. Женщина окликнула ее, но она не обернулась. Ей хотелось поскорее ускакать подальше от собственных эмоций, невзирая на опасности, которыми грозила узкая извилистая дорога. Она держалась в седле, как подобает леди, — прямая спина, гордая осанка и никакого отражения эмоций, кипевших в душе.

Не стоило так горько разочаровываться в этом человеке, твердила себе Оливия во время всей короткой поездки в Вудфорд-Корт. И не стоило так злиться. Давно известно, что у людей богатых и знатных часто рождаются незаконные дети от простолюдинок. Служанки, крестьянки, дочери арендаторов… Да и отец вполне мог заиметь ребенка от какой-то бедной женщины. Но молодым леди не положено знать о таких вещах.

Лорд Хок по крайней мере содержит своего ребенка.

Но она была разгневана и разочарована. И обижена.

Правда, он холост и не изменяет жене. Но прекратит ли волочиться за юбками, когда женится?

Она презрительно скривила губы.

Вряд ли. Ее отец своих привычек не бросил. Продолжал пить и заводил любовниц… Почему стоит ожидать чего-то лучшего от Невилла Хока? Оливия гордо тряхнула головой. Представить только, она действительно подумывала выйти за него!

Но сейчас ни за что не согласится на этот союз!

Наконец она добралась до массивных колонн, охранявших вход в Вудфорд-Корт. И если до сих пор у нее были сомнения насчет этого брака, больше их не осталось. Какие бы испытания ни ждали ее в последующие недели, все будет легче, чем замужество с пьющим бабником!

Но облегчение при мысли о том, как легко она избежала его когтей, ничуть не уняло ее гнева, еще усилившегося при виде длинной, тенистой аллеи, обсаженной елями, и ухоженного леса, обрамлявшего поразительной красоты пейзажи. Даже пара лебедей, плывших по заросшему водяными лилиями пруду, не привлекла ее внимания. Его поместье выглядело великолепно: старые деревья, поросшие мхом каменные ограды. Многие землевладельцы с более высокими титулами не имели таких чудесных домов.

Но в этом месте аллея делала поворот, и появившийся дом на берегу озера заставил Оливию остановиться.

Это был замок, вернее, крепость. Старый шотландский укрепленный дом, построенный в прежние неспокойные времена. Высокая каменная башня возвышалась над крышей. И служила наблюдательным пунктом. Взобравшись на нее, можно было увидеть окружающие земли. Замок был окружен крепкой каменной стеной, когда-то защищавшей постройки. Но теперь обитые железом ворота были широко распахнуты, чтобы принять гостей лорда.

Проезжая между двух привратных башен, Оливия чувствовала себя бедной средневековой девой, которую обманом заманили в крепость врага… и все, кроме нее, не видят опасности, которую он представляет.

Тощий молодой человек выбежал, чтобы приветствовать ее.

— Доброе утро, мисс! Вы приехали к лорду Хоку? — Он взял поводья и показал Оливии дорогу к конюшням, где собрались остальные гости. Она сразу же заметила Невилла. Он шел между лордом Холдсуэртом и Джеймсом. Очевидно, все трое обсуждали лошадей и родословные. Сара предлагала сушеное яблоко красивой кобылке со звездочкой во лбу. Миссис Уилкинсон и ее стареющая дочь осаждали виконта Дичарри. Скайлоки шли следом. Замыкали процессию Августа и оживленный мистер Сент-Клер.

Оливия не спешила подойти, а просто наблюдала за сценой. Ее мать, в синем, того оттенка, который удивительно ей шел, выглядела настоящей красавицей. И хотя Арчи не уделял ей должного внимания, она не расстраивалась и успела полностью очаровать своего спутника, одновременно расчетливым взглядом изучая все окружающее. Такое выражение лица бывает у светских мамаш, занятых поисками подходящего зятя. Очевидно, Августа полностью одобряет лорда Хока в этом качестве… Какая жалость! Кроме того, она явно одобряет все его владения! Этого было довольно, чтобы Оливия решила потихоньку ретироваться.

К сожалению, это оказалось невозможно, поскольку Августа, оглядывавшая длинный ряд стойл, заметила дочь и довольно улыбнулась:

— А вот и ты!

Она потрепала мистера Сент-Клера по плечу и, отойдя от него, направилась к Оливии с распростертыми объятиями.

Оливия едва не застонала. Конечно, Августа просто не может не поверить худшему. В ее представлении Оливию, несмотря на якобы сильную головную боль, так влечет к Невиллу Хоку, что она не выдержала и примчалась в Вудфорд-Корт… что отчасти соответствовало действительности.

Когда Августа прижала ладонь ко лбу Оливии, та мотнула головой:

— Это была мигрень. Не лихорадка. И мне уже гораздо лучше.

Мать понимающе кивнула:

— Я очень рада. Должно быть, тебя излечил волшебный настой, который делает миссис Маккафери. Клянусь, это снадобье излечивает любую болезнь, которая только существует на свете. Но пойдем. Пойдем, дорогая. Присоединяйся к нам. Смотрите все! Оливия все-таки приехала!

Оливии хотелось стать невидимой. Что нашло на нее? Зачем она потащилась сюда? Должно быть, она кажется ребенком, боящимся пропустить праздник. А вот что подумает Невилл…

Она сказала себе, что ей все равно. Абсолютно все равно, потому что она уже думает о нем самое плохое.

И все же не хотела выказывать свои чувства на людях и поэтому очень обрадовалась, когда Джеймс сам подошел к ней.

— Вот это больше похоже на мою сестричку! — воскликнул он, обнимая ее за плечи и подводя к Невиллу и Арчи. — Нашу Ливви ничто не удержит в постели!

— А у нас будет пикник, — объявила Сара. — Но сначала лорд Хок собирается показать нам жеребят, родившихся в этом году.

— Как мило, — пробормотала Оливия, старательно избегая пристального взгляда Невилла.

К счастью, подошедшая Августа взяла под руки его и лорда Холдсуэрта и повелительно повлекла по центральному проходу конюшни.

— Что касается меня, я бы не прочь пообедать. Аппетит разыгрался. Свежий воздух и тому подобное… Пойдемте, лорд Хок, посмотрим жеребят. Вы, Арчи и Джеймс можете за чаем с печеньем закончить свои дебаты о том, как лучше кормить скот: ячменем в загонах или свежей травкой на пастбище.

Нужно отдать матери должное. Она умела управлять людьми, особенно мужчинами, и очень ловко заставляла их плясать под свою дудку. Сара, очевидно, пошла в нее. Жаль, что она, Оливия, не такова… но что поделать?

Вудфорд-Корт был прекрасным, хорошо управляемым поместьем. Люди, лошади, куры… даже собаки и кошки казались здоровыми и упитанными. И все же Оливия сверлила злобным взглядом спину хозяина. Да, он содержит поместье в порядке, не то что она — Берд-Мэнор, но по-прежнему остается соблазнителем женщин и отцом неизвестно скольких еще незаконных детей.

Словно ощутив ее взгляд, он повернул голову и послал ей короткую, но многозначительную улыбку… мерзавец!

А когда он отвернулся к другим гостям, она почувствовала себя рыбой на крючке: задыхающейся, нервной и взбешенной… если так можно сказать о рыбе. И все же ничего не оставалось делать, кроме как играть по его правилам.

Честно говоря, она не знала, что лучше: ожидание или открытая стычка.

Они осмотрели жеребят, рожденных прошлой весной, и долго наблюдали, как Барт водит длинноногую гнедую лошадь на длинном поводке. Они увидели кобыл, мирно пасущихся на солнышке. Их животы, отвисающие под бременем новой жизни, были воистину прекрасны.

После оказалось, что квадратный, заставленный блюдами стол уже ожидал их на берегу овального озера, где собрались стаи уток и лебедей. Невилл был так внимателен к каждой мелочи, что день выдался бы чудесным, если бы не лезвие гильотины, маячившее над головой Оливии. Ее трясло от нервозности. От необходимости избегать его понимающего взгляда и ожидания разоблачений. А вдруг он исполнит свою угрозу?

К концу дня она уже почти хотела, чтобы он заговорил.

Но ничего подобного не произошло, и когда они собирались назад, в Берд-Мэнор, она вдруг почувствовала сильную усталость.

— Дорогая, может, поедешь вместе с нами в фаэтоне? — спросила Августа. — Ты что-то бледна. Или опять голова разболелась?

— Нет. Все хорошо.

Ей снова пришлось солгать, потому что на этот раз голова просто раскалывалась.

— Ты слишком много трудилась, чтобы привести дом в порядок. И тебе все удалось. Но я хочу, чтобы ты завтра отдохнула. Я сама обо всем позабочусь. Тебе не придется и пальцем пошевелить.

— И от нас заодно избавишься, — добавил Джеймс, вскочив в седло. — Завтра мы едем на охоту. Лорд Хок обещал показать нам лучшие угодья.

— И с большим удовольствием, — вставил Невилл. Интересно, когда он успел подобраться к ней?

— Вы охотитесь, мисс Берд? — осведомился он.

Впервые за день их взгляды встретились.

— Нет, — выдавила она, едва не заикаясь: слишком бурно билось сердце.

— Разрешите помочь вам сесть в седло, — улыбнулся он и, не дожидаясь ответа, усадил ее на Гоулди. — Вы обдумали наш вчерашний разговор?

У Оливии перехватило дыхание. Она лишь на секунду ослабила оборону, и смотрите, что из этого вышло!

— О каком разговоре идет речь? — заинтересовалась Августа.

— И когда этот разговор произошел? — нахмурился Джеймс.

У Оливии так пересохло в горле, что слова не шли с языка. Кроме того, что она могла сказать? «Его поцелуи волнуют меня, от прикосновений загорается кожа, он знает, как потрясти мою душу, но из таких хороших мужей не выходит»?

Возможно, Невилл заметил панику в ее глазах. Или с самого начала намеревался ее напугать? Так или иначе, он улыбнулся ей, а потом ее матери и брату:

— Мисс Берд согласилась сдать мне в аренду ее залежные земли, хотя об условиях мы еще не договорились.

— Вот как? Прекрасная мысль! — воскликнула явно разочарованная Августа. Должно быть, она уже вообразила, что между ними все договорено!

— Почему ты не сказала мне об этом? — удивился Джеймс. — Буду счастлив все уладить за тебя.

— Это моя собственность, и я вполне способна сама вести переговоры, — ответила она довольно язвительно, потому что было безопаснее рассердиться на Джеймса, чем на Невилла. — Кроме того, как уже сказано, мы не пришли пока что к соглашению.

Неожиданно на ее щиколотку легла рука, сильная мужская рука, спрятанная под длинные юбки амазонки, и крепко сжала ногу.

Возмущенная такой дерзостью и собственной неприличной реакцией, Оливия уставилась в пронизывающие синие глаза Невилла. Тот учтиво улыбался, хотя его большой палец чертил на коже горячие круги, вызывая самые необычайные ощущения. Почти такие же, как вчера.

— Верно. Мы еще не пришли к соглашению, — подтвердил он. — Но думаю, что придем. И скоро.

Глава 21

Утром мужчины отправились на охоту. Женщины по одной спускались к завтраку. Сначала Оливия и Сара, потом Уилкинсоны и миссис Скайлок. Затем каждая выбрала себе занятие по вкусу. Самой последней в столовую спустилась Августа. По ее просьбе к ней присоединилась миссис Маккафери.

— Садитесь, — велела Августа, показывая на соседний стул, — Вы, конечно, уже поели, но выпейте со мной чашку чая или шоколада.

Как только экономка уселась, Августа немедленно спросила:

— Итак, расскажите, как продвигается наш расцветающий роман?

— Роман? — Рука миссис Маккафери дрогнула, и горячая вода плеснула на блюдце. — Ах да, роман, Оливия и лорд Хок.

Августа склонила голову набок и уставилась на экономку:

— Разумеется, Оливия и лорд Хок. Кого еще я могла иметь в виду?

Миссис Маккафери поставила чашку и принялась усердно топить в воде чаинки:

— Разумеется, никого больше. Но, признаюсь, я почти о них не думала: здесь было столько дел. Дом оказался в ужасном состоянии. Просто кошмарном.

Августа оглядела столовую, с ее массивной мебелью и целым рядом окон, куда лился теплый солнечный свет.

— Все выглядит очень уютно. Ничего не изменилось после стольких лет!

— Это после уборки! Да и платаны сильно выросли. Выше дома.

— Да. И двойные качели убраны… Помните, как Камерон толкал их так, что я улетала в небо? Джеймс и Оливия сидели на одной половине качелей, а я — на другой.

Миссис Маккафери размешала в чае мед.

— Прекрасно помню.

Августа посмотрела на экономку, и ее улыбка померкла.

— Я знаю, вы всегда думали о Камероне бог знает что. Но у нас бывали прекрасные дни. Потом все пошло прахом, но сначала… И я больше не стану жаловаться. Мой Камерон был красивым парнем. Но с трагической судьбой. Слава Богу, появился Хамфри и заполнил пустоту в моем сердце.

— А теперь лорд Холдсуэрт заполнит пустоту, оставленную дорогим Хамфри?

Августа сосредоточилась на ветчине и булочках.

— Возможно. Я еще не уверена. Но как насчет Оливии и Невилла? Надеюсь, их вынужденная близость во время поездки сломила ее глупое сопротивление? Клянусь, я просто не понимаю это дитя.

— Он прекрасно себя вел! Очаровал всех нас. И завоевал сердце Сары.

— А ваше? — просияла Августа. — Вы можете делать вид, будто равнодушны к очаровательным мужчинам, Берти, но я вас хорошо знаю!

Экономка весело хмыкнула:

— Признаюсь, он может покорить любую. И, клянусь, несмотря на все протесты, Ливви тоже так считает. Когда он рядом, у нее делается такой вид… — Она покачала головой: — Не знаю, как объяснить.

Августа побарабанила ногтями по чашке.

— Я тоже это заметила. И все же она полна решимости избегать его. А эта история вчера, когда она осталась дома… кажется весьма надуманной. Не понимаю…

Несколько минут обе молчали. Августа ела, миссис Маккафери прихлебывала чай. Наконец она отставила чашку.

— Позавчера они поехали кататься вдвоем. Посмотреть на поля, которые он хотел взять в аренду.

— Думаете, там было кое-что еще?

Экономка покачала седеющей головой:

— Не знаю. Попыталась сообразить, было ли что-то между ними, но не смогла. Она вернулась одна, промокшая до нитки. И едва успела переодеться, как прибыли вы, и с того момента у меня не было возможности потолковать с ней по душам. Знаете, Гасси, — добавила она, — вкусы у людей разные. Если в этом отношении он ничуть ее не интересует…

Августа немного подумала.

— Он хочет ее?

Миссис Маккафери кивнула:

— Думаю, что да. Мне сказал Донни, то есть мистер Хэмилтон, который слышал обо всем от хозяина гостиницы, брата экономки Вудфорда, что этот лорд Хок — настоящий одиночка. К нему почти никто не приезжает, и работает он с утра до ночи. Только иногда заходит в кабачок. Ас самого нашего прибытия стал самим дружелюбием и гостеприимством. А как смотрит на нее! Так и съел бы глазами. Да… ничего не скажешь. Хочет он нашу Ливви, и еще как!

Губы Августы раздвинулись в улыбке. Она картинно подперла ручками подбородок.

— Возможно, следовало бы им помочь?

Экономка подалась вперед:

— Это как?

— Ну… что, если застать их в компрометирующей ситуации?

Миссис Мак нахмурилась:

— Но это грязный трюк.

Августа устремила на экономку пристальный взгляд ярко-голубых глаз:

— Нет, никто не собирается насильно ставить их в неловкое положение. Я предлагаю только, чтобы мы последили за их приходами и уходами и поймали их на чем-то, выходящем за рамки приличий. Вы знаете, о чем я. Поцелуй. Объятия. Если они станут вести себя подобным образом и будут за этим застигнуты… значит, им не повезло. А может, и наоборот, — усмехнулась она, подмигнув. — Последнее время Оливия сама не знает, чего хочет. Слишком много времени проводит, пытаясь разобраться в мужчинах и занося заметки о них в свой дурацкий журнал, вместо того чтобы проводить это время с пользой, а именно прислушиваться к своему сердцу.

— И вы намерены вынудить ее прислушаться к своему сердцу?

— А что еще прикажете делать любящей матери? — улыбнулась Августа.

Охотники вернулись незадолго до пятичасового чая. Оливия весь день придумывала себе занятия. Она не хотела отдыхать. Отдых означал необходимость думать, а она отчаянно не хотела размышлять о том, что произошло между ней и Невиллом. О его угрозах. Когда она обсудила условия аренды с мистером Хэмилтоном, тот оказался совсем не против, особенно когда услышал, какие деньги предложил лорд Хок.

Ей очень хотелось спросить управителя, почему тот не сдал земли в аренду много лет назад, но она промолчала, поскольку быстро определила, что мистер Хэмилтон, человек хоть и работящий, все же не обладает чересчур живым умом и управлял имением «точно так, как делал это ваш па». По крайней мере он постоянно это твердил. Он даже не заменял умерших или ушедших на покой работников. И стада тоже постепенно редели.

Время оставило свой отпечаток на Берд-Мэноре и мистере Хэмилтоне. Но хотя Оливия намеревалась заняться ремонтом и починками, все же попросту не могла пополнить стада коров и отары овец, тем более что ничего не понимала в фермерском деле. Довольно и того, что деньги за аренду помогут оплатить дополнительные расходы на ее жизнь в Берд-Мэноре, хотя теперь она очень сомневалась, что останется здесь.

Но сегодня она не будет думать об этом. И не позволит Невиллу Хоку и его угрозам вторгаться в ее жизнь или изменить планы.

Поэтому она уселась составлять список полей, которые понадобились Хоку, а также оговорила доступ к этим полям, права на воду, ограничения и сроки платежей. Закончив писать, она довольно вздохнула. Теперь нужно показать все это брату и отослать местному поверенному, чтобы сделать копии.

Услышав во дворе мужские голоса, она поспешила выйти из кабинета, своего кабинета, чтобы отправиться на поиски брата. Нужно уладить дело, прежде чем возникнет еще одно: между ней и лордом Хоком.

К сожалению, Невилл Хок тоже присутствовал в компании охотников.

Заметив его, она остановилась: как бы ей ни хотелось игнорировать его присутствие, ничего не выходило. Она не могла отвести от него взгляда, словно эта высокая стройная фигура притягивала ее как магнитом. Этот человек заставлял сердце биться чаще. От его ласк тело обдавало жаром. Только он знал, как поднять ее на невиданные высоты физического наслаждения. Она даже подумывала выйти за него замуж и в эти короткие минуты была совершенно по-дурацки счастлива.

Но потом она снова увидела его пороки, на этот раз в облике маленького мальчика. Ребенок, его незаконный сын, был живым доказательством истинной натуры Невилла Хока, человека, стать женой которого может лишь полная идиотка.

Ее мать тоже вышла приветствовать охотников и теперь, улыбаясь, стояла рядом с Невиллом. Оливия опасалась, что ничего хорошего это не сулило.

И ретироваться незаметно не было никакой возможности, поскольку Джеймс уже заметил ее и помахал рукой:

— Иди сюда, Ливви! Мы прекрасно провели день. Почему ты еще пять лет назад не предложила нам приехать?

— По-моему, я приглашала, — пробормотала она, — но, насколько помню, никто не обратил на это внимания.

— Я попросила миссис Мак принести чай в гостиную, — вставила Августа. — Это самое малое, что мы можем предложить лорду Хоку, учитывая, сколько времени он потратил на нас за эти два дня!

Невилл улыбнулся, сначала Августе, потом Оливии, так искренне, словно у него не было никаких скрытых мотивов. Негодяй!

Оливии ничего не оставалось, кроме как выдавить ответную улыбку.

Поэтому он пил с ними чай, а потом остался на ужин, после которого затеялась игра в шарады. За двумя столиками шла игра в вист. И все это время тело Оливии воевало с разумом. Физическое желание боролось со здравым смыслом. Жаркий узел внизу живота пытался победить интеллект и логику.

Напряжения было довольно, чтобы у нее началась страшная мигрень. И боль в висках ничуть не ослабела от того, что Невилл весь вечер был очарователен и любезен. Лицо Оливии болело от усилий сохранять равнодушное, спокойное выражение, хотя на деле она превратилась в комок нервов. Она постоянно пыталась оставаться отчужденной, особенно когда ощущала прикосновение его взгляда как ласку…

Не было смысла притворяться, что она его не замечает. Тем более что нужно что-то предпринять и как можно скорее положить конец этому безумию.

Наконец, вечер подошел к концу. Распрощавшись со всеми, она трусливо побежала в уединение своей спальни. Но мать успела перехватить ее в коридоре и оглядела таким жадным взглядом, что сердце Оливии упало.

— Посиди со мной немного, Ливви. Мы все были так заняты, что не было возможности поболтать. Пойдем ко мне. — Они уселись на диван, стоявший напротив высокой кровати. — Итак, как ты находишь Берд-Мэнор? Все, как ты помнишь? Ведь ты была совсем маленькой, когда мы уехали.

Оливия попыталась расслабиться.

— Многое осталось прежним. Остальное… — Она пожала плечами.

— Но тебе здесь нравится?

Оливия мысленно вздохнула. Пора бы поскорее перейти к делу…

— Нравится, и очень, — кивнула она, сбрасывая туфли. — И, думаю, останусь здесь даже после того, как вы с Джеймсом и Сарой вернетесь на юг.

— Неужели? О, я так счастлива!

Еще бы не счастлива! И Оливия знала причину. Но приходится играть по правилам.

— Какое облегчение! Я ожидала, что ты станешь возражать.

Августа повернулась лицом к дочери:

— Но почему? Ты же знаешь, как я мечтаю о твоем замужестве!

Оливия просто улыбнулась и подняла брови:

— Мама, я ничего не сказала о замужестве.

— Да, но если ты собираешься остаться, это может означать одно…

— Останусь, несмотря на лорда Хока. Вопреки его близости.

Нужно было видеть недоуменное лицо Августы!

— Не понимаю… разве не из-за него ты хочешь остаться?

— И нечего тут понимать, — начала Оливия, но тут же осеклась. Она дала себе слово оставаться спокойной, но это было слишком трудно. Она так разволновалась, что вскочила и забегала по комнате. — Я не желаю возвращаться в город и снова выставлять себя на брачном рынке!

— Но ты всегда наслаждалась балами и приемами! А что с тем журналом, который ты ведешь? «Свахой», как называют его твои подруги.

— С этим покончено, — отрезала Оливия.

— Покончено? — Августа резко встала. Хотя она была на полголовы ниже Оливии, все же очень походила на свирепую амазонку. В этот момент она казалась олицетворением родительской власти. — Тебе только двадцать один год, Оливия. Если ты еще не нашла человека, который подходил бы тебе, нет никаких причин отказываться от мысли о замужестве. Это совершеннейший абсурд!

— Но я не это имела в виду.

— В таком случае что ты имела в виду?

Честно говоря, Оливия сама не знала. Ее грудь взволнованно вздымалась, и она едва удерживалась, чтобы не закричать, но все же понятия не имела, как все объяснить матери. Тяжко вздохнув, она опустила плечи:

— Это означает, что год-другой я не стану думать о своем будущем, о муже, детях и тому подобном. Мне здесь нравится. — Она обвела рукой комнату. — Меньше чем за две недели мы с миссис Маки Сарой многого добились, и… и я горда этим. Поэтому и хочу прожить здесь зиму и продолжать приводить поместье в порядок. А весной… посмотрим.

Августа открыла рот, чтобы возразить, но, увидев, как Оливия расправила плечи, мигом притихла. Только лицо стало обиженным и несчастным.

— Вижу, ты уже все решила, так что вряд ли стоит спорить, хотя думаю, после нашего отъезда тебе станет очень скучно. Да и Джеймсу вряд ли придется по душе твое решение.

— В таком случае позволь мне самой сказать ему, когда я буду готова!

— Как хочешь, — обронила Августа, деликатно пожав плечиками. — Как хочешь.

Но после ухода дочери она задумчиво прищурилась. Все это крайне интересно. И Оливия явно что-то скрывает. Но время покажет. В этом Августа была более чем уверена.

А время работало против Оливии. Прошло еще три дня идиллического сельского существования. Рыбалка, охота, пикники, верховые прогулки. Шарады, карты и тихое чтение. Оливия очень сильно старалась поддерживать иллюзию беззаботной жизни. Но напряжение усиливалось с каждым днем.

Тот факт, что лорд Хок был занят собственными поместьями, положение вещей не облегчало. Похоже, его отсутствие расстраивало ее также сильно, как и присутствие. Ей до смерти надоели изголодавшиеся по забавам гости, и все же она боялась выезжать из дома одна из страха встретить его.

Так почему же она хочет прожить зиму в Берд-Мэноре? Почему бы просто не вернуться в Лондон вместе с родными?

Она сто раз задавала себе этот вопрос. Тысячу. Единственным ответом был Берд-Мэнор. Чудесное место. Зеленые холмы, плодородная долина и уютный старый дом. Во всем этом она находила утешение.

Если бы только можно было избавиться от людей, с которыми приходилось делить этот дом! И это было для нее источником нового напряжения. Раньше она всегда была рада очутиться в компании милых, общительных людей. Теперь же это стало тяжким испытанием.

Но вскоре гости уедут! В отличие от Невилла Хока. И его омерзительная угроза никуда не денется. Осталось три дня, чтобы выпутаться из этой ситуации, а решение так и не было принято.

Как-то утром, во время завтрака, один из слуг Вудфорда принес записку, адресованную Оливии. Ее сердце мгновенно превратилось в свинец.

Августа, сидевшая напротив, намазала булочку джемом.

— Значит, лорд Хок выделил немного времени из своего занятого графика, чтобы принять наше приглашение?

Оливия подняла глаза от все еще запечатанного конверта. Руки ее дрожали.

— Ты пригласила его сюда? По какому случаю?

Августа с улыбкой обвела взглядом всех присутствующих за столом.

— Боже, судя по тону и словам, можно подумать, я пригласила самого принца-регента, — заметила она, лукаво глядя на Оливию. — Я никого не приглашала. Просто имею в виду, что лорд Хок знает, как мы ему здесь рады. Видит Бог, он немало для нас сделал! И я никогда не забуду, как он нас принимал и развлекал, не жалея ни сил, ни времени!

В этот момент в комнату вошел лорд Холдсуэрт.

— Что я слышу? Лорд Хок приезжает? — Он выдвинул стул и сел рядом с Августой. — Он сказал что-то насчет того, что решил делать с кобылкой?

Оливия наскоро пробежала глазами короткое послание.

— Нет. Ничего такого. Попросил, чтобы я встретилась с ним сегодня днем в конторе адвоката в Келсо. Подписать условия аренды, — пояснила она, в упор глядя на мать.

Джеймс кивнул:

— Мне придется сопровождать тебя, Ливви, поскольку официально глава семьи я.

— Не понимаю, какое это имеет значение, — нахмурилась Оливия. — Ты не имеешь ни малейшего отношения к отцу и его владениям.

— Но я твой опекун, до тех пор пока ты не выйдешь замуж, — спокойно объявил Джеймс и вновь наполнил тарелку, не обращая внимания на раздраженный взгляд сестры.

— Не вижу смысла! Ты забываешь, что я уже совершеннолетняя. Кроме того, через месяц ты уедешь отсюда, совершенно не заботясь о том, что будет дальше с Берд-Мэнором.

— И ты тоже, — парировал он, посолив яйцо.

Оливия едва не застонала и бросила нервный взгляд в сторону матери. Неужели она ее выдаст? Но Августа сохраняла намеренно невинное выражение лица. Слишком невинное, как оказалось, потому что Джеймс, не услышав ответа, поднял глаза. И тут же подозрительно прищурился:

— Происходит что-то такое, о чем я не знаю? Мама! В чем дело?

— Ну… — начала Августа, глядя на Оливию и беспомощно пожимая плечами.

Оливия немедленно вскочила.

— Буду счастлива обсудить этот вопрос в кабинете, — процедила она. — Моем кабинете. Не твоем.

Забыв про яйца, ветчину и булочки, она промаршировала прочь.

— И что все это означает? — продолжал допытываться у матери Джеймс. Та снова пожала плечами. Но Сара не упустила случая ввязаться в спор.

— Ливви хочет сама вести свои дела. И что тут ужасного, позвольте спросить?

— Полагаю, ты собираешься последовать ее примеру? — осведомился Джеймс.

— Совершенно верно. Какой смысл быть богатой наследницей, если не можешь делать все, что пожелаешь?

Лорд Холдсуэрт рассмеялся:

— Именно поэтому женщинам следовало бы запретить право наследования. Делать все, что пожелаешь? — передразнил он и снова рассмеялся.

Августа нахмурилась. Мистер Сент-Клер смущенно потупился. Джеймс поступил мудро, поймав руку Сары и предостерегающе сжав ее локоть. Потом оба молчали до конца ужина, несмотря на то что остальные оживленно беседовали. И Джеймс, отправляясь на поиски Оливии, позаботился взять Сару с собой.

— Что расстроило Ливви? — спросил он младшую сестру.

— Она влюблена в лорда Хока, — выпалила Сара. — Ооо, как я ненавижу этого Арчибалда! Если мать выйдет за него, я сбегу из дома.

— Погоди. Что?! Оливия любит Невилла Хока? Но они почти не знакомы. Похоже, она не желает иметь с ним ничего общего, если не считать дел, связанных с арендой.

Во взгляде Сары одновременно светились снисходительность и раздражение.

— Неужели все мужчины так же тупы, как ты? Если это так, сомневаюсь, что вообще когда-нибудь выйду замуж. И не намереваюсь позволить тебе управлять моими владениями.

Джеймс, потеряв дар речи, уставился на нее:

— Будь у меня время, я бы задал тебе хорошую порку, негодница. Но, боюсь, слишком поздно. Это уже ничего не даст.

Сара остановилась и, свирепо глядя на брата, уперла кулаки в бедра:

— Скажи мне вот что: можешь ли ты, как глава семьи, запретить матери выйти за этого болвана, лорда Холдсуэрта?

— Он не болван.

— Так ты можешь сделать что-нибудь? Можешь? — Не дожидаясь ответа, она развернулась и ушла, а сбитый с толку Джеймс растерянно смотрел ей вслед.

Он рассеянно потер затылок. День так хорошо начался! Ясное небо. Плотный завтрак. Он хотел утром поудить рыбу, днем поехать кататься, а вечером выпить в лучшем трактире Келсо. Но теперь нужно утихомирить двух рассерженных сестер и объясниться с матерью, за невинной улыбкой которой непременно скрывалась какая-то интрига.

— Кости Господни, — пробормотал он, шагая к кабинету. — Вот тебе и отдых в деревне!

Глава 22

В ожидании Джеймса Оливия пыталась взять себя в руки. И даже вытащила свой набросок арендного договора. Поставив стул для брата, она уселась за письменный стол.

— Глава семьи… можно подумать, — пробормотала она, придвигая чернильницу и стакан с перьями. Мужчины и их врожденное чувство собственного превосходства! Все они одинаковы. Джеймс. Невилл Хок. Клайв Гаррет, а до него мистер Прайн и все остальные, чьи предложения она отвергла.

Да и ее отец.

Она презрительно фыркнула. Все, от последнего конюха до принца-регента, — несносные, злосчастные типы, и женщинам вообще не стоит иметь с ними дело.

«Но одна причина все-таки есть», — шептал назойливый внутренний голос. Оливия поморщилась и принялась выбивать барабанную дробь на полированной столешнице красного дерева. Да, есть одна волшебная причина, оправдывающая существование мужчин, та, которую она не в силах забыть.

Но пусть она даже не могла забыть утонченное наслаждение, полученное в объятиях Невилла Хока, это ничего не меняет. Она не должна позволить ему что-то изменить.

Поэтому она решительно подавила дрожь страсти, пробежавшую по телу. Если не считать выполнения мужского долга и зачатия детей, мужчины в основном совершенно бесполезный народ. Их следует отделять от женщин, как похотливых жеребцов — от кобыл.

Эти мрачные мысли все еще теснились в голове, когда в комнату вошел Джеймс, одетый как сельский сквайр: высокие тяжелые сапоги, обтягивающие брюки и простой твидовый сюртук. Но больше всего разозлил Оливию его вид. Вид человека, уверенного, что он, а не она здесь главный.

Оливия предостерегающе прищурилась:

— Если, братец, ты когда-нибудь надумаешь жениться, думаю, невестой будет та женщина, которую я не посчитаю достойной своего внимания.

— Что это означает? — весело спросил он.

Она ответила злорадной ухмылкой:

— Только то, что я предупрежу всех своих знакомых девушек, чтобы держались подальше от тебя и от твоего средневекового мышления.

Джеймс опустился на стул, вытянул ноги и скрестил руки на животе.

— Я чем-то оскорбил тебя, Ливви? Не могу поверить, что ты так рассердилась лишь из-за того, что я хочу убедиться, что лорд Хок не воспользовался твоей доверчивостью.

Возможно, он неудачно выбрал слова. Но даже тот факт, что Джеймс имеет в виду аренду, не помешал Оливии побагроветь от стыда. Но он тут же рассмеялся и проворковал:

— Значит, это правда. Ты действительно его любишь. Оливия едва не сгорела от стыда и унижения. Вскочив, она завопила:

— Я ненавижу его! Презираю!

Опять неудачный выбор слов. Потому что Джеймс, сразу став серьезным, облокотился о ее стол и подался вперед:

— Любишь или ненавидишь, но он явно возбуждает в тебе больше эмоций, чем любой другой мужчина. Итак, поясни, почему ты ненавидишь человека, которому сдаешь земли в аренду.

Оливия мигом сникла, уселась и уставилась на брата, которого всегда обожала. Которому неизменно доверяла. Как же ей хотелось во всем ему признаться!

Она прикусила губу и прошептала:

— Не знаю, что с ним делать.

— Полагаю, имеется в виду не аренда, — вздохнул он.

Оливия покачала головой. Через три дня Невилл все расскажет Джеймсу. И хотя она страшилась самой этой мысли, все же сознавала, что будет лучше, если брат услышит правду от нее.

— Дело в том, что он хочет жениться на мне.

— И?.. — кивнул Джеймс.

— И… я не считаю, что мы друг другу подходим.

— Он кажется неплохим человеком. Сознающим свой долг. И характер спокойный и ровный. Но если ты не склонна принять его предложение, значит, будь по-твоему. И поскольку он твой сосед, ты не должна с ним ссориться. Кроме того, ты отказала стольким джентльменам, что для тебя это не должно быть проблемой. Почему же расстраиваешься сейчас? — Не дождавшись ответа, он сжал ее руку: — Уверена, что вы друг другу не подходите? Или так боишься замужества?

Оливия вырвала руку.

— Не боюсь, — поклялась она, хотя отнюдь не была уверена, что сказала правду.

— В таком случае не понимаю, что означает «не знаю, что с ним делать».

Оливия сжала губы.

«Скажи ему — и покончишь с этим…»

Глубоко вздохнув, она решилась:

— Обещаешь выслушать меня и не прерывать, пока не договорю? Не злиться?

Джеймс озабоченно свел брови:

— О чем это ты?

— Обещай, Джеймс.

— Я обещаю не перебивать. А насчет гнева… ничего не могу обещать, пока не услышу все, что ты от меня скрываешь.

— Ладно, — снова вздохнула Оливия. — Так и быть. — Она сложила руки на столешнице и начала: — Лорд Хок хочет жениться на мне. Думаю, по обычным причинам. Наши земли граничат, мы одинаково богаты и знатны, так что брак между нами — вещь самая разумная.

— Не говоря уже о возрасте, внешности и общих интересах.

— Ты обещал не перебивать.

— Прости.

Оливия пыталась собраться с мыслями.

— Ты прав во всем, конечно, но дело ухудшает некоторое… некоторое влечение между нами, — призналась она, ощущая, как предательски краснеют щеки.

— Пусть я твой брат, но отнюдь не слеп! — рассмеялся Джеймс. — Трудно найти такого человека во всем королевстве, который останется равнодушен к твоим чарам. Но ты хочешь сказать, что находишь Хока привлекательным?

Немного поколебавшись, Оливия кивнула:

— Да… но это не означает, что я хочу выйти за него.

Джеймс слегка растерялся.

— Прекрасно. Хотя это не имеет смысла, полагаю, что могу согласиться с таким заявлением. Но это еще не объясняет твоего состояния.

Оливия тихо застонала. Она только все портит!

— Видишь ли, проблема в том, что он меня поцеловал.

— Да ну? — ухмыльнулся Джеймс.

— И не один раз.

— То есть это было чем-то большим, чем простой поцелуй в щеку?

— Д-да, — выдавила Оливия. Его ухмылка немного поблекла.

— Насколько больше?

Она постаралась встретить его взгляд своим, прямым и откровенным:

— Кажется, это называется французским поцелуем…

— Не один раз?

Ухмылка окончательно исчезла.

— Он целовал тебя подобным образом… не один раз?

— Да. Но это ничего не значит, и нечего так на меня смотреть! Знала ведь, что ты обозлишься!

Джеймс, немного помолчав, нерешительно спросил:

— Он отважился на что-то большее? — Краска медленно заливала его лицо. — Ты знаешь. Он касался тебя там… где не должен был?

Оливии хотелось умереть. Может, солгать и сказать, что он всего лишь целовал ее? И что она ничего не сделала такого, только поцеловала его в ответ? Но Невилл все расскажет Джеймсу. И поэтому следует быть честной.

— Да, — призналась она, — а теперь он хочет использовать нашу… неосторожность, чтобы вынудить меня выйти за него.

При этих словах Джеймс вскочил и, опершись на вытянутые руки, подался вперед:

— Вашу неосторожность? Нельзя ли подробнее? Впрочем, нет! — Он поднял руки и отступил. — Детали мне неинтересны.

Оливия тоже встала:

— Не мог бы ты успокоиться? Мы не сделали ничего такого, чтобы…

— Ничего?! — Глаза Джеймса, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Он принялся метаться по комнате, беспорядочно размахивая руками. — Скажи мне вот что: он вынудил тебя, или ты была на все готова… на все согласна…

Он был в такой ярости, что Оливии пришлось набраться храбрости, чтобы ответить:

— Он не принуждал меня. Я признаю…

— Сядь!

Она послушалась, о чем немедленно пожалела.

— И вовсе не обязательно на меня кричать.

У Джеймса был такой вид, словно он сейчас разразится воплями. Но он каким-то образом сдержался, сел и несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.

— Я хочу понять, Оливия. Но не понимаю. Как ты могла позволить такие вольности мужчине, да еще не один раз, и отказываться выйти за него?

— Я действительно несколько раз целовала его. Но остальное… остальное было только однажды. И потом, — рассердилась она, — разве ты не целовал женщин на французский манер?

Ужас на его лице казался почти комическим.

— Что… какое отношение имеет это к происходящему?!

— Целовал. Я это знаю и знаю также, что между вами было нечто гораздо большее. Но ты не собираешься жениться ни на одной из этих женщин.

— Это не одно и то же, — процедил он.

— Возможно, не для тебя. А как насчет этих женщин?

Его щека дернулась:

— Не можешь же ты сравнивать этих женщин с собой. У них совершенно другое положение!

— Хочешь сказать, что ни одна из этих женщин не была невинной девушкой из хорошей семьи?

Вместо ответа Джеймс яростно уставился на нее. Она покачала головой:

— Я призналась в своем влечении к Невиллу Хоку. И только. Он… он слишком похож на моего отца. Слишком непостоянен. Слишком порочен. Я хочу найти мужа, похожего на Хамфри. Доброго и надежного. Поэтому никто не заставит меня выйти за лорда Хока. Ни ты, ни он.

Она смотрела на брата и прикидывала, стоит ли рассказать ему о ребенке Невилла, рожденном от простолюдинки. Но ее реплика насчет отца и отчима, похоже, попала в цель, ибо глубокая морщина на лбу Джеймса немного разгладилась, хотя губы неодобрительно кривились.

— Полагаю, я способен понять. Но мне это не нравится. И, учитывая обстоятельства, не думаю, что ты должна подписывать договор об аренде. Сюда его больше не пригласят, и ты, разумеется, не задержишься в Берд-Мэноре, когда все мы уедем.

— Но мне нужны эти деньги. Довольно я пренебрегала поместьем. Деньги Хока помогут мне оплатить ремонт, который и так слишком долго задерживался.

— Я могу дать необходимую сумму.

— Нет. Мне не нужны твои деньги, тем более что я могу легко их получить, сдав земли в аренду… — Она выразительно тряхнула стопкой бумаг. — Это гарантирует постоянный доход. Куда лучше, чем быть в долгу, пусть даже у тебя.

— Так и быть, — выдавил Джеймс, — мы подпишем договоры, но ты не можешь оставаться здесь одна. Да, матушка рассказала мне о твоих планах. Тогда я посчитал их глупыми. Теперь же — чрезвычайно опасными.

Возможно, он прав, но Оливия не хотела с этим соглашаться. За две недели пребывания здесь она влюбилась в свой дом и не хотела уезжать.

— Как только он поймет, что не сможет заставить меня выйти за него, все уладится. Вот увидишь. Я рада, что ты так благоразумен.

— Благоразумен? — прошипел Джеймс — Будь моя воля, ты завтра же пошла бы к алтарю! Но, как ты уже сказала, я не смогу тебя заставить произнести слово «да». Какая жалость! Тем не менее я буду следить за тобой, Оливия. И держись подальше от этого человека. Я приказываю! Нравится тебе или нет, ты вернешься в город вместе с нами. Мало того, я сам провожу тебя к адвокату, на встречу с Хоком.

Он тут же ушел, и Оливия облегченно вздохнула. Теперь угрозы Невилла ей не страшны! Остается надеяться, что Джеймс не взорвется, когда эти двое встретятся лицом к лицу. А матушка… что ж, поживем — увидим.


Тем временем Августа, стоя в тени, на верхней площадке, наблюдала, как дочь выходит из кабинета несколькими минутами позже Джеймса. Ее сын был явно рассержен и раздражен. Вид у Оливии, наоборот, был самодовольным, словно ей удалось заморочить голову брату.

— Ничего, — поклялась Августа, — это ненадолго. Она прислушалась и стала медленно спускаться вниз.

Если Оливия вообразила, что с этой темой покончено, она жестоко ошибается. Девочка не понимает всей силы влечения между ней и лордом Хоком. Влечения, против которого невозможно устоять. Даже Августа, с ее опытом в подобных делах, не могла долго противиться чему-то подобному. Разве она не решила отдаться новой любви, вместо того чтобы подождать, пока он сделает предложение? Легкий трепет внизу живота заставил ее улыбнуться. Ах, любовь! Какая чудесная, тревожная, поразительная эмоция эта любовь! Стоит только попасть в ее сети, и ты бессильна что-то сделать, будь при этом молода или не очень…

Невилл отнюдь не был глуп. Когда Оливия под руку с братом вошла в контору адвоката, довольно улыбаясь, он понял: она что-то затеяла. При одном взгляде на мрачное лицо ее брата он также сразу сообразил, что именно. Каким-то образом она превратила Джеймса в своего союзника.

Вопрос только в том, утаила ли она от него всю правду и повлияет ли ее версия на договор об аренде? Ничего, он скоро узнает.

— Доброе утро, мисс Берд, лорд Фарли.

Поймав холодный взгляд Джеймса, он остерегся протянуть руку.

— Прошу вас поторопиться и подписать бумаги как можно скорее. У нас с сестрой много других дел.

Невилл ответил спокойным взглядом:

— Я надеялся потом поговорить с вами с глазу на глаз.

Кулаки Джеймса сжимались и разжимались. Перед тем, как ответить, он повернул голову к сестре.

— Сегодня ничего не получится.

Невилл с удовольствием заметил, что вымученная улыбка Оливии померкла. Неизвестно, что она рассказала брату, но до сих пор не уверена в его поддержке.

Невилл решил, что лучше всего будет выждать.

Почувствовав напряжение между мужчинами, поверенный выложил на стол бумаги, и уже через несколько минут документы были подписаны и засвидетельствованы, а копии розданы участникам сделки. Третья копия осталась у адвоката. Когда Оливия с братом повернулись, чтобы уйти, Невилл задумчиво потер шрам на челюсти костяшками пальцев. Пора действовать!

— Прежде чем вы удалитесь… — Он повернулся к адвокату. — Могу я позаимствовать ваш кабинет на несколько минут?

— Разумеется, милорд.

— Это совершенно не обязательно, — вмешалась Оливия.

— Погоди, — запротестовал Джеймс, — думаю, мне бы все-таки хотелось услышать, что он скажет.

— Джеймс!

Невилл сдержал улыбку. Да она в панике!

Однако когда дверь за адвокатом закрылась, ему стало не до веселья. Джеймс Линдфорд, виконт Фарли, был, мягко говоря, в плохом настроении.

— Итак? — процедил он, враждебно глядя на Невилла.

— Полагаю, Оливия уведомила вас о моем желании жениться на ней.

— Так оно и есть. Хотя, судя по ее словам, предложение больше походило на угрозу.

Невилл посмотрел на Оливию, на лице которой отразилась странная смесь настороженности и торжества. Она каким-то образом убедила Джеймса, что не была безвозвратно скомпрометирована! Сказала ли она брату всю правду?

Наверняка нет.

— Это звучало как угроза лишь потому, что чувства слишком сильны.

— Ее, в этом отношении, еще сильнее, — отрезал Джеймс. — Учитывая ситуацию, я посоветовал бы вам держаться подальше от Оливии. Если бы это зависело от меня, наша семья порвала бы с вами всякие связи. Однако, как глава семьи, я решил на этом подвести черту и положить предел вашим отношениям. И вам лучше довольствоваться этим, Хок.

Он взял Оливию за руку и повел к двери.

Неужели его переиграли? Неужели он неверно судил об Оливии и не понял, насколько далеко может зайти, пытаясь на нее надавить? Следовало ли убедиться, что Джеймс знает все о них с Оливией?

Несколько долгих мучительных моментов он искал решение. И наконец сообразил. Она сдала земли ему в аренду против желания брата. Почему? Возможно, для того, чтобы произвести необходимый ремонт в Берд-Мэноре. Вероятно, она собирается здесь жить.

Глядя им вслед, он заметил, что Оливия вырвала руку у брата.

Невилл покачал головой. Плутовка весьма упряма, что, как ни печально, противоречит ее роли послушной, чопорной, невинной молодой леди из общества. Такая не покорится ни брату, ни мужу. Но ведь именно эта независимость и привлекла его в первую очередь, это… и кое-что еще.

Пока Джеймс придерживал для нее дверь, Невилл успел увидеть, как злобно смотрит она на брата. На этот раз настала очередь Джеймса раздраженно покачать головой. Он оглянулся на Невилла, и на какой-то короткий, но красноречивый момент мужчины обменялись понимающими взглядами.

Невилл мгновенно понял, что не все потеряно. Пусть Оливия пребывает в полной уверенности, что окончательно одержала верх. Но ведь молодая женщина не может жить одна, пусть и в собственном поместье. Не только он, но и Джеймс это сознавал.

И она поймет. Со временем.

Глава 23

Прошла неделя. Долгая, томительная неделя. Срок осуществления угрозы Невилла миновал, хотя Оливия целый день нервничала. Но похоже, ее смелый блеф с Джеймсом в конторе адвоката вполне удался.

После этого время потекло еще медленнее. Не будь Сары, Оливия сошла бы с ума от скуки.

Правда, каждый день ее внимания требовала тысяча деталей. Продолжались небольшие починки и ремонт в доме и хозяйственных постройках. Приходилось ежедневно принимать решения, касающиеся развлечений. Сама она удила рыбу, ездила верхом. Играла в карты и на пианино. Словом, была занята с рассвета до полуночи.

И при этом невероятно скучала.

Дни тянулись. Джеймс держался отчужденно: все еще злился на нее из-за Невилла Хока. Оливия была очень опечалена размолвкой с братом. Кроме этого, некоторые гости начинали действовать ей на нервы, и особенно Арчибалд Коллинз, лорд Холдсуэрт.

Из дверей задней гостиной до нее долетели смех матери и веселый хохот Арчи. Они играли в карты с мистером Сент-Клером, виконтом Дичарри и дамами Уилкинсон. Дождь помешал собравшимся выйти из дома. Но как только небо прояснилось, Оливия вышла наружу в сопровождении Сары. Они решили поехать в деревню. Все, что угодно, лишь бы сбежать из дома!

— Как по-твоему, она собирается замуж за лорда Холдсуэрта? — заныла Сара, как только Оливия взялась за поводья пони, впряженного в тележку.

— Не знаю. Возможно, — добавила она через минуту. — Если сможет притащить его к алтарю.

— Но я не хочу, чтобы она тащила его к алтарю. Он… он… так эгоистичен! — выпалила Сара. — И обращается с матерью точно так же, как со мной! Ни капли ума!

— В случае матушки это скорее всего вполне уместно, — пробормотала Оливия. — Но давай не будем больше об этом говорить. Лучше давай просто наслаждаться приятными минутами. Миссис Мак хочет, чтобы мы заехали к пекарю за ее заказом и привезли заодно два ящика вина.

— Хорошо бы еще зайти к шорнику и заказать красивый кожаный ошейник для Боунса. Тот, что с шипами.

— Хорошо, — улыбнулась Оливия.

Но ее улыбка погасла, когда они добрались до Келсо и до ответвления дороги, ведущей в Вудфорд-Корт. Оливия направила пони к центру деревни, вынуждая себя не думать о Невилле Хоке. У него своя жизнь, у нее — своя.

И все же она была слишком честна, чтобы отрицать правду. Причина ее тоски и беспокойства заключалась не только в поведении гостей. Она вот уже неделю как не видела Невилла Хока и не ожидала увидеть в скором времени. И это ее раздражало.

Она не могла вынести сознания того, что хочет его видеть. Но это было правдой. И она не понимала, что с этой правдой делать. Неужели именно из-за него она хотела остаться в Берд-Мэноре?

Злясь на себя, она взмахнула поводьями. Двухколесная тележка, разбрызгивая лужи, загремела колесами по вымощенной брусчаткой главной улице: несколько лавчонок с маркизами над витринами, маленькая деревенская площадь и старый общинный колодец. Здешние обитатели кивали ей, и она отвечала вежливой улыбкой.

Сара, возбужденно подскакивая на месте, вытягивала шею и провожала глазами немногочисленных девчонок и мальчишек.

— Здесь есть школа? — спросила она.

— Кажется, мистер Хэмилтон что-то говорил. Смотри. Это лавка шорника. Давай заглянем туда.

Они быстро выполнили все задуманное. Но в пекарне их задержала мать хозяина, седовласая старуха, целыми днями восседавшая на подоконнике, что позволяло ей орлиным взором обозревать и лавку, и окрестности.

— Мы тут все гадали, когда один из Бердов вернется на свою землю, — начала она, не дожидаясь, пока ее представят. — Надеюсь, вы возьмете к себе в постель шотландца.

Оливия потрясенно уставилась на женщину. Пекарь, растерянно охнув, поспешил к ним.

— Ты окончательно спятила, старуха, — прошипел он и, нервно комкая передник, повернулся к Оливии: — Она не хотела ничего плохого, мисс. Просто надеется, что вы решите выйти за шотландца.

Оливия знала, что имела в виду старуха и тем не менее откровенные слова застали ее врасплох.

— Я… у меня нет таких планов, — пробормотала она.

Старуха пристально оглядела ее.

— Почему? Ты не так дурна собой.

Оливия перевела взгляд с дерзкой особы на ее перепуганного сына и прижала к груди корзинку с выпечкой.

— Прошу меня извинить…

Она почти бегом выскочила из лавки, слыша, как пекарь отчитывает свою мамашу. Сара нахально хихикала.

— Но это правда, Ливви, — выговорила она сквозь смех. — Ты на вид не так уж плоха.

— Тебе лучше закрыть рот на замок, Сара, иначе я сделаю твою жизнь невыносимой.

— А что я такого сказала? — с невинным видом спросила сестра.

Отказываясь вступать в спор, Оливия сунула корзину в тележку.

— Поехали!

Но Сара не двинулась с места.

— О Господи! Смотри, кто это! Лорд Хок!

И сердце Оливии тут же заколотилось, словно собираясь выскочить из груди. И какой смысл ругать себя или Сару за такую реакцию? Невилл уже успел оглянуться на крик Сары, а мир Оливии, казалось, пошатнулся.

Но тут из-за его внушительной фигуры показался маленький мальчик с синими глазами, и в мысли Оливии сразу вторглась неприятная реальность. К тому же лицо мальчика мгновенно омрачилось при виде Оливии.

Невилл, держа мальчика за руку, перешел улицу и снял шляпу:

— Доброе утро, мисс Берд, Сара.

— Здравствуйте! — воскликнула Сара, видя, что Оливия молчит. — Давно мы вас не видели. Болели?

— Нет. Просто был занят. Стоило его глазам встретиться с глазами Оливии, как у нее растаяло все внутри. Она не знала, что делать и говорить. Заметив, как Сара смотрит на мальчика, Невилл взъерошил его волосы.

— Мисс Берд, Сара, позвольте вам представить моего племянника Эйдриана.

— Вашего племянника? — выпалила Оливия, но тут же осеклась, не ожидая от себя такого грубого поведения. И какое откровенное недоверие звучало в ее голосе! Недаром Невилл насторожился.

— Да. Единственный сын моего покойного брата.

— Вот как? Ребенок вашего брата? — эхом отозвалась Оливия, на которую внезапно снизошло огромное облегчение. Значит… значит, это не сын Невилла! И то, что он не скрывает происхождения мальчика, говорит о его благородстве. Совершенно необычное поведение!

Впрочем, сам Невилл Хок — человек необычный.

Она потрясенно смотрела на него. Он совершенно необычный человек!

Придя в себя, она улыбнулась малышу, который остался бы сиротой, если б не забота дяди. Однако ребенок свирепо насупился.

— Мой отец был бароном, — провозгласил он. — Совсем как мой дядя.

Оливия кивнула. Мальчик действительно терпеть ее не может, или это ей кажется?

— А мой брат — виконт, — объявила Сара, мгновенно заражаясь неприязнью мальчика.

Тот обратил на нее сверкающие глаза.

— Девчонки не считаются.

— Еще как считаются.

Оливия схватила сестру за руку. Ладонь Невилла опустилась на плечо мальчика.

— Довольно, Эйдриан, — велел он.

Оливия так сжала пальцы сестры, что та благоразумно промолчала.

— Не знала, что у вас остались родные, — обратилась Оливия к Невиллу.

На этот раз в его глазах не было ни вызова, ни издевки.

— Вы многого не знаете обо мне, Оливия.

И эта тихая реплика преследовала ее всю обратную дорогу.

Их встреча была короткой, они скоро распрощались, но Оливия не могла выбросить из головы его ответ. Она позволила Саре управлять тележкой, чтобы занять сестру, а самой хорошенько подумать.

Когда они ехали берегом реки, она смотрела туда, где вилась тропинка, ведущая в Вудфорд-Корт, мимо коттеджа, где жили Эйдриан с матерью.

Дала ли та понять, что он сын Невилла, или Оливия сама так посчитала? Учитывая плохо скрытую нелюбовь Эйдриана к Оливии, первое всего вернее. Женщина хотела, чтобы Оливия подумала о Невилле худшее. Но почему?

Ответ был смехотворно ясен. Двое одиноких титулованных особ живут рядом. Арендаторы, конечно, уже посчитали, что они поженятся. Что там сказала мать пекаря насчет шотландца в постели? Она уже подошла к опасной черте, едва не оказавшись жертвой Невилла!

Ясно, что мать Эйдриана узнала об интересе Невилла к другой женщине. Может, она сама хотела стать хозяйкой в Вудфорде, а может, боялась, что у него появятся свои дети, дети, которые займут место его единственного наследника. Эйдриана.

Оливия, ничего не видя, смотрела на пролетающие пейзажи. Она почти не слушала веселую болтовню Сары.

У конюшни их встретил мистер Хэмилтон.

— Полагаю, почти все гости ушли ловить рыбу, — сказал он, помогая им спуститься.

— Арчи… то есть лорд Холдсуэрт, тоже пошел? — спросила Сара, не скрывая неприязни к последнему.

— По-моему, да. Я его здесь не видел.

— В таком случае я туда не пойду. Оливия, давай поедем на прогулку! Пустим лошадей галопом и доберемся до самого Вудфорда.

— Не сегодня, — коротко ответила Оливия, занятая тревожными мыслями о Невилле Хоке.

— Но мне скучно! Оливия покачала головой:

— Боюсь, тебе придется развлекаться самой. Пойди поиграй с Боунсом. Если я кому-то понадоблюсь, буду в своей комнате.

Ей нужно остаться одной. Нужно время подумать. Потому что сегодня случилось что-то очень важное. Что-то очень простое. Изменившее все…

Оказавшись в покое своей просто обставленной спальни, Оливия поспешила к бюро и вытащила свой журнал. Взобралась на постель. Села, подобрав под себя ноги, и долго смотрела на потрепанный томик. Вот уже несколько недель как она не написала ни строчки.

Оливия повертела журнал в руках, но не открыла. Она могла бы записать свои соображения по поводу эгоцентричного лорда Холдсуэрта или кого-то из друзей Джеймса. Но к чему? До сих пор это ей в голову не приходило!

Наконец она открыла журнал и стала медленно перелистывать. Какими невинными казались теперь ее заметки! Какими наивными и неумными были ее слова и наблюдения! Сводить мужчин и женщин оказалось куда труднее, чем она себе представляла.

Слишком многие члены общества брали в расчет прежде всего богатство и положение семьи. Она всегда презирала подобные соображения, выбирая совместимость людей и интересов, и считала, что ее мнение самое верное. Но в ее рассуждениях были серьезные недостатки. Огромные пробелы в понимании природы мужчин и женщин.

Нельзя игнорировать физическое влечение, примитивный зов плоти… Но могут ли они возместить другие различия, другие причины, по которым мужчина и женщина могут друг другу не подходить?

Нет смысла притворяться, что ее размышления имели самую отвлеченную природу, потому что это не так. Она думает только о Невилле Хоке. Невилле Хоке и себе.

Но несмотря на все, что она узнала сегодня о Невилле и его родстве с Эйдрианом, факт оставался фактом: это не тот спокойный, предсказуемый человек, каким она всегда воображала будущего мужа. Нельзя отрицать мощь их взаимного влечения, и, похоже, у него нет побочных детей. Но все же это человек сильных страстей. Слишком сильных. Хотя он больше не пил в ее присутствии, она боялась, что его решимость вскоре ослабеет. Те трагедии, которые заставляли его хвататься за бутылку, не исчезли. Как можно быть уверенной, что они снова не приведут его к пьянству?

Закрыв журнал, Оливия откинулась на подушки и долго лежала. Во дворе весело лаял Боунс, с которым играла Сара. Откуда-то доносились голоса миссис Маккафери и мистера Хэмилтона.

Оливия зевнула. По крайней мере теперь эти двое хоть выносят друг друга, и то неплохо. А раньше то и дело норовили вцепиться друг другу в глотки…

Чуть позже Оливия, вздрогнув, проснулась от визга и хлопанья дверей.

— Ненавижу вас! — зазвенел вопль Сары, эхом отдаваясь от стен верхнего коридора.

Оливия, все еще не отошедшая от сна, села. Что там происходит?

Вслед понеслись другие голоса.

— Господи милостивый! — воскликнул мужчина.

— О Боже! — вскричала женщина. — О Боже! Сара! Сара!

Оливия спустила ноги с кровати. Это кричит мать! Что там происходит? Она получила ответ, как только вырвалась в коридор. Слишком ясный ответ.

Дверь в покои матери была приоткрыта. Августа стояла в коридоре, путаясь в пеньюаре, который пыталась натянуть на тонкую, почти прозрачную сорочку. Это было немного странно, но не слишком удивительно, учитывая, что все мужчины ушли удить рыбу.

Только они не все ушли на рыбалку. Потому что за спиной Августы прыгал на одной ноге, пытаясь надеть сапог, Джастин Сент-Клер. Не Арчибалд Коллинз, а достопочтенный мистер Сент-Клер.

Оливия так растерялась, что оцепенела и, разинув рот, уставилась на любовников. Ее мать и Сент-Клер?!

Под изумленным взглядом дочери Августа невольно покраснела.

— Это не то, что ты… — Ее рука беспомощно легла на горло. — Я… я могу объяснить, — пробормотала она, безуспешно пытаясь привести в порядок волосы.

Подошедший любовник встал за ее спиной. Отбросив все притворство, Августа уронила лицо в ладони и расплакалась. Джастин, как истинный рыцарь, обнял ее за плечи, и она, повернувшись, благодарно уткнулась носом в его грудь, продолжая поливать слезами его сорочку.

Сцена была настолько интимной, что Оливия могла только взирать на них с самым идиотским видом. Ее мать, в одном пеньюаре, рыдает на груди у человека в одной рубашке… и это в середине дня. Или мир полностью сошел с ума?!

— М-мама, — выдавила она. — Скажи точно, что увидела Сара?

Августа заплакала еще горше, что вынудило мистера Сент-Клера ответить:

— Я полностью принимаю на себя ответственность. И конечно, сделаю все, что от меня требует честь.

Требует честь? Интересно, ублажал ли он Августу так же изысканно, как Невилл Хок ублажал ее?

— О нет! — Она даже головой тряхнула при столь порочной мысли.

— Но я должен, — настаивал мистер Сент-Клер, неверно поняв ее реакцию. — Должен жениться на ней, как сделал бы на моем месте всякий джентльмен!

— Что это за суматоха? — донесся голос Джеймса с первого этажа.

— О небо! — взвизгнула Августа и метнулась в свою комнату, захлопнув за собой дверь.

Окончательно растерявшийся Сент-Клер застыл как вкопанный посреди коридора.

Оливия услышала тяжелые шаги поднимавшегося по лестнице брата.

— Оливия? Матушка? Что с Сарой? Она с плачем убежала, когда…

Джеймс осекся на полуслове и замер при виде странной живой картины в коридоре. Очевидно, он сразу заметил растерзанный вид Сент-Клера, потому что прищурил глаза и повернулся к Оливии. Густые брови сошлись на переносице.

— Что тут творится? Во имя Господа, Оливия! Ты с ума сошла? Джастин… — Он судорожно стиснул кулаки. — Клянусь Богом, я убью тебя!

— Нет-нет! — завопила Оливия, бросаясь между мужчинами. — Это не то, что ты подумал!

— Не то, что я подумал?! — Он попытался оттолкнуть ее, но она вцепилась в борта его сюртука. — Сначала Хок, — воскликнул он, — теперь Сент-Клер?

— Это мама! — закричала Оливия. — Не я! Мама!

— Что?!

Воспользовавшись его минутной растерянностью, Оливия быстро пояснила:

— Сара, должно быть, ворвалась в мамину спальню не постучав и нашла… нашла их. Вместе.

— Вместе? С мамой?

На какой-то момент Джеймс лишился дара речи. Потом ярость вернулась с удесятеренной силой, и он устремил пылающий бешенством взор на несчастного мистера Сент-Клера.

Тот нервно откашлялся.

— Боюсь, что так. Но я сделаю все, что полагается в подобных случаях, — поспешно заверил он. — Тебе незачем волноваться.

Джеймс, раздираемый яростью и потрясением, не знал, что сказать и что сделать. Оливия прекрасно понимала, что чувствует брат. Из комнаты вышла наспех одетая Августа, и в тот же момент в коридоре появились лорд Холдсуэрт и виконт Дичарри. За ними следовали привлеченные шумом Скайлоки и обе дамы Уилкинсон.

Оливия хотела попросить всех удалиться. Легко представить, что они подумали. Но кто бы упустил возможность стать свидетелем разворачивающегося скандала?! Как живо они распишут все, вернувшись в город! Никто не упустит случая пересказать столь пикантную сцену. На всех балах, на всех приемах и вечеринках злые языки будут работать неустанно: прекрасная вдова Данмор поймана с поличным вместе с очень богатым мистером Сент-Клером, мужчиной, на несколько лет ее моложе, и к тому же другом ее сына! И застали их на месте преступления трое детей вдовы!

К счастью, появившаяся миссис Маккафери увела Августу в спальню. Джеймс устремился в кабинет. Мистер Сент-Клер, наконец обретя приличный вид, последовал за ним. На долю Оливии досталось общаться с гостями, и к тому времени ее терпение было на исходе, поэтому она едва находила в себе силы быть вежливой.

— Ну и ну, — фыркнула Генриетта Уилкинсон, когда Оливия призвала всех спуститься вниз. — Вижу, что это совсем не место для хорошо воспитанных молодых леди.

Она обняла дочь, словно пытаясь защитить ее от всех пороков, которыми была пропитана сама атмосфера дома. Оливия скрипнула зубами.

— Прекрасно вас понимаю. Сейчас велю приготовить экипаж. Вы сможете уехать еще до ужина.

— До ужина? — Генриетта уставилась на нее с таким видом, словно была куда больше шокирована возможностью пропустить бесплатный ужин, чем случившимся скандалом.

— Я велю кухарке приготовить вам корзину с едой, — парировала Оливия. Она хотела выставить из дому всех, кроме родственников, и чем скорее, тем лучше. Поэтому она обратила взгляд прищуренных глаз на обоих джентльменов: — Вы можете уехать в экипаже вместе со Скайлоками и Уилкинсонами. Или предпочитаете взять лошадей?

Лорд Дичарри откашлялся.

— Я вас правильно понял? Вы нас выгоняете?

— А кто захочет здесь остаться?! — рявкнул лорд Холдсуэрт. — Если здесь такое творится при свете дня, ни один порядочный человек не захочет задержаться здесь и часа. И я бы советовал вам и вашей сестре, мисс Берд, присоединиться к нам. Пусть ваш брат в одиночку разбирается с этой мерзкой историей.

Оливия окинула его брезгливым взглядом:

— Я не из тех людей, кто покидает родных в час нужды. Тем более что моя матушка из двоих мужчин выбрала лучшего. Доброго вам дня, лорд Холдсуэрт. Я пришлю слуг помочь вам всем собраться. Экипаж отбудет через два часа. Ровно.

Эти два часа прошли словно в каком-то ядовитом тумане. Потому что как бы свирепо ни защищала Оливия мать перед спесивыми гостями, тем не менее была шокирована случившимся. Как могла мать так себя вести?

Но она знала, в чем дело. Страсть была чрезвычайно могучим зверем, обладающим поразительной силой убеждения. Разве она сама не усвоила этот урок?

При этой мысли она поморщилась.

Возможно, более логичным вопросом будет: как могли мать и Сент-Клер быть так неосторожны?!

Но она снова знала ответ, потому что разве сама не была еще более беспечна? Мать и Сент-Клер по крайней мере ласкали друг друга там, где их не могли видеть!

Оливия сжала губы, стараясь прогнать пульсирующую боль в висках. Слава Богу, никто не видел ее и лорда Хока вместе, иначе трудно представить степень унижения, которому она бы подверглась. Бедная мама!

Но тут она вспомнила о сестре и тихо ахнула. Господи, что случилось с Сарой? Куда она убежала?

Как только экипаж, сопровождаемый двумя надоедливыми лордами, укатил, Оливия тяжко вздохнула. Скатертью им всем дорога! Хоть бы в пути их нагнала гроза! Пусть промокнут до нитки, простудятся, заболеют и умрут!

— Что с тобой, Оливия? Возьми себя в руки, — пробормотала она, направляясь к дому. Вместо того осыпать проклятиями неверных друзей, нужно найти Сару. Потом они вместе поговорят с матерью.

Джеймс стоял в кабинете, сцепив руки за спиной и глядя в окно на удалявшиеся экипажи.

— Ну? — спросила Оливия. — Все улажено?

Он повернулся к ней. Лицо у него было усталым. Усталым, но спокойным:

— Все в порядке. Сент-Клер пообещал приобрести разрешение на брак. Я послал его провести ночь на почтовой станции в Келсо. Представляешь, Ливви? — вздохнул он. — В течение этой недели у нас появится новый папочка!

— Новый папочка… — Оливия покачала головой и почти рухнула в кресло. — Нет, я об этом не думала. Но, полагаю, ты прав.

— Черт меня подери, но когда я приглашал Сент-Клера погостить, рассчитывал, что ты обратишь на него внимание. Ты, а не матушка.

Оливия с легким упреком взглянула на брата:

— Это тебе урок на будущее: не стоит вмешиваться! Хотя я, видимо, должна чувствовать себя оскорбленной тем, что он предпочел ее мне. К счастью, он не в моем вкусе.

— Нет. Зато мы оба знаем, кто в твоем вкусе, — бросил он, окидывая ее строгим взглядом. — Я сейчас подумал, что мать и Сент-Клер ведут себя точно как полагается в подобных обстоятельствах. Если уж их поймали, они подчиняются общепринятым правилам. В отличие от тебя.

Оливия на миг застыла.

— Я знаю, что ты собираешься сказать, но не трать зря слов. Меня не потащат к алтарю силой. Ни ты, ни кто другой. Все, что тебе удастся, — это запятнать мою репутацию и, следовательно, навредить Саре. Довольно и маминой выходки! Кто захочет жениться на бедной девочке, если и мать, и сестра замешаны в скандале?!

Джеймс нахмурился, но не стал спорить.

— Кстати о Саре, — сказал он, — нужно ее поискать. Она была ужасно расстроена. И как я все это ей объясню? Она всего лишь маленькая девочка. А они… — Он осекся и нахмурился.

Оливия немедленно встала.

— Я найду ее и все объясню.

— Все? — с надеждой спросил он, но лицо его тут же потемнело. — Все? Как ты можешь объяснить все? Ты ничего не знаешь! По крайней мере лучше тебе ничего не знать.

— Я довольно знаю о том, что происходит между мужчинами и женщинами, чтобы успокоить сестру. Она, возможно, прячется где-то на дереве или в конюшне. Мы поговорим, и я приведу ее домой.

Тишину комнаты нарушил раскат грома.

— Будет буря, — заметил Джеймс. — Это должно загнать ее домой. Это и голод.

— Знаю. Но ей станет легче, если она поймет, что кто-то за нее тревожится. Не беспокойся, она не могла далеко уйти.

Глава 24

Воздух на улице в преддверии надвигавшейся грозы был тяжелым, жарким. Оливия остановилась и отвела прилипший к шее влажный локон. Она безуспешно искала Сару вот уже больше часа. Конюшня, заросший сад, берега реки…

Она вернулась домой, оседлала Гоулди и решила поискать в полях.

Нет, не в полях. В единственном месте, куда могла убежать Сара.

Она направлялась в Вудфорд-Корт.

Темные тучи прорезала кривая игла молнии. Гром рокотал над землей. Несмотря на надвигавшуюся тьму, Оливия рвалась вперед. Сара любила Невилла. Они видели его в городе всего несколько часов назад. И это был единственный соседский дом, который она знала. Все вполне логично.

И все же Оливию трясло от совершенно нелогичной тревоги. Только желание отыскать сестру гнало ее дальше и дальше. Придавало мужества, потому что она понимала: они сегодня увидятся. Если сегодня в деревне она была потрясена до мозга костей, как же переживет грядущий разговор?

На полпути между мостом и Вудфордом поднялся резкий ветер. Вспотевшая, разгоряченная Оливия почти сразу же задрожала от холода. К тому времени как впереди показался красивый укрепленный дом, дождь уже лил как из ведра.

— Вы видели мою сестру? — окликнула она конюха, еще даже не успевшего взять поводья Гоулди. И тут же узнала в нем Барта, тренера конюшен Хока.

— Ваша сестра, мисс Сара? И старый пес? — улыбнулся Барт. — Она в доме, мисс, с милордом.

С милордом?

Пока тренер вел Гоулди в стойло, Оливия смотрела на дом, полускрытый стеной дождя. Она уже растрепана и промокла, и хотя пыталась расправить воротник и манжеты, все же понимала, что это безнадежно. Должно быть, выглядит она настоящим чучелом. И когда доберется до двери, промокнет еще больше.

Словно поняв ее затруднения, Барт показал на другую дверь, ближе к конюшне:

— Это вход на кухню, кухарка поможет вам обсохнуть и приведет к лорду Хоку. Если, конечно, не возражаете пройти через кухню.

Пришлось бегом пересекать двор с лошадиной торбой над головой, и Оливии неожиданно пришло в голову, что светские приятельницы, оказавшись на ее месте, пришли бы в ужас. Да и ее матушка, скрупулезно соблюдающая этикет, никогда бы не позволила проникнуть в дом через дверь кухни. Но Оливии было совершенно все равно, тем более что она вовсе не стремилась произвести впечатление именно на этого мужчину. Возможно, узрев ее в таком виде, Невилл Хок просто потеряет к ней всякий интерес.

— Иисусе! — воскликнула кухарка, когда Оливия ворвалась в полуоткрытую дверь.

— Простите, но гроза…

Оливия убрала торбу, слишком поздно заметив, что зерна ячменя прилипли к влажным волосам.

— Насчет этого не беспокойтесь, мисс! Я легко пугаюсь, только и всего. — Оглядев Оливию, она подала ей чистую тряпку из стопки, лежавшей на буфете. — Я Мейзи Тиллотсон, к вашим услугам. Стряпаю для лорда Невилла. А вы, должно быть, мисс Оливия Берд, из Берд-Мэнора? Приехали за мисс Сарой? Я права?

— Да. С ней все в порядке? Она вас побеспокоила?

— Ничуть, хотя собаки подняли ужасный шум, когда учуяли ее костлявого питомца. Что касается мисс Сары… его милость ее успокоил. — Круглое лицо женщины расплылось в улыбке. — Он всегда умел обращаться с беспокойными или буйными созданиями.

Оливия отряхнула юбки и потрогала волосы.

— С лошадьми и маленькими девочками?

— И с большими тоже. Я как раз готовила для них поднос, — продолжала миссис Тиллотсон, игнорируя шокированный взгляд Оливии. — Хотите чаю?

Оливия следом за миссис Тиллотсон проследовала через узкие коридоры Вудфорд-Корта. Они прошли под древними арками, мимо старых маленьких окон с освинцованными переплетами. Главный зал был огромным и очень высоким, а в галерее висели портреты предков. Светловолосые женщины, розовощекие дети… но все мужчины были черноволосыми и синеглазыми.

Оливия смотрела во все глаза, пользуясь шансом заглянуть в прошлую жизнь семьи Хок.

Однако когда они подошли к гостиной, любопытство Оливии сменилось беспокойством. Ей нужно попытаться справиться с травмой, нанесенной Саре, да еще сделать это в присутствии Невилла!

Полная решимости не показывать своих истинных эмоций, Оливия постучалась и открыла дверь, давая дорогу миссис Тиллотсон с подносом.

Она сама не знала, чего ожидать, но сцена, представшая ее глазам, была поразительной. Боунс, лежавший на полу перед огромным диваном, при виде Оливии замолотил по полу ободранным хвостом. Невилл и Сара сидели на диване голова к голове, разложив на коленях большую книгу и что-то рассматривая.

— Поставить поднос на ваш письменный стол? — спросила миссис Тиллотсон, когда парочка даже не подняла глаз.

— Да. Спасибо, Мейзи… видишь? Вот, Сара, это твой прапрапрапрадед со стороны отца по материнской линии.

Миссис Тиллотсон улыбнулась Оливин, но не стала докладывать о ее прибытии. Когда она потихоньку ушла, Оливия пригляделась к сестре, которую ожидала найти несчастной и расстроенной, а также к человеку, которого ожидала найти раздраженным присутствием темпераментной маленькой девочки.

— Мой прапрапрапрадед, — повторила Сара. — Да ведь он родился почти двести лет назад! Еще до гражданской войны.

— Прекрасно, — кивнул Невилл. — Похоже, ты много внимания уделяешь урокам.

Сара мгновенно просияла, подняла глаза и тут заметила сестру.

— Ливви! — вскричала она. Но радость на лице быстро сменилась угрюмой гримасой. — Если ты пришла забрать меня домой, я не пойду.

Невилл, словно вовсе не удивленный ее появлением, в упор уставился на гостью.

— Не соблаговолите налить нам чаю? — неожиданно спросил он.

Их взгляды снова скрестились. Это был поразительный момент близости, но не тел… Мыслей. Или еще точнее — сердец. Они были едины в стремлении утешить и ободрить ребенка. Стремлении, обычно присущем любящим родителям.

Оливия, не отводя взгляда от Невилла, пригладила взъерошенные волосы Сары. Она часто считала его взгляд неспокойным и угрюмым. Но сегодня его глаза были ясны, и если смотреть как можно дольше, она увидит все. Все тайны его души.

Странно только, что ей хочется узнать эти тайны. Но она медленно подходила к осознанию того, что, несмотря на все сомнения относительно Невилла, в нем могут оказаться глубины, которые стоило бы исследовать. Осмелится ли она?

Ей мучительно поддерживать столь интимную связь и так же мучительно разорвать ее… Правда, сейчас главное — Сара, потому что ребенок в ужасном состоянии.

— Сара, Сара… шшш, — проворковала она, продолжая гладить ее по голове. — У тебя чересчур развитое воображение. Понимаю, ты была шокирована, увидев их вместе… — Она виновато посмотрела на Невилла и отвернулась. — Но когда ты станешь постарше…

Она снова осеклась, не в силах объяснить Саре то, что не слишком понимала сама. Конечно, никто не мог объяснить ей истинную природу влечения между мужчинами и женщинами… где уж тут разобраться самой?

Но тут Невилл подался вперед и пальцем снял слезу со щеки Сары.

— Помню, как смертельно перепугался, когда умер мой отец. Я был уже взрослым, и все же потерять его было… было… знаешь, словно земля ушла из-под ног. Сначала на войне погибли мои друзья. Потом — ушел отец, вскоре — мать, и я только стал понимать, как сильно любил родителей, как потерял и брата. — Он поймал еще одну слезу Сары. — Я знаю, как ты сейчас боишься. Слишком много перемен в твоей жизни. Но у тебя есть любящая семья. Не забывай этого. И не принимай как должное. Твой отец всегда будет с тобой, и это поможет тебе решить, как поступать в том или ином случае.

Оливия по-прежнему обнимала Сару, и та притихла. Оливия видела, что сестра прислушивается к тихим, успокаивающим словам.

— И ваши родители тоже остаются с вами? Невилл нахмурился, но ответил не сразу.

— Мои родители любили Вудфорд-Корт. Он был центром их мира. Полагаю, поэтому я так тружусь, чтобы он еще больше процветал. Но я отдал бы все, все, что у меня есть, лишь бы вернуть родных.

Сара заерзала:

— Но у вас есть этот мальчик. Племянник. Он-то у вас остался!

Невилл снова улыбнулся и поднял глаза на Оливию.

— Да. У меня есть Эйдриан, и никогда не думал, что ребенок будет мне так дорог. Ты тоже стала мне дорога.

Оливия сжала губы, потому что в горле стоял ком. Сейчас Невилл обнажил какую-то часть своей души. И хотя его утешения предназначались Саре, взгляд говорил красноречивее всяких слов.

Она могла любить этого человека.

Почему в ней вдруг возникла такая уверенность? Пусть он человек жесткий, обожженный войной, надменный и высокомерный, она могла бы полюбить Невилла Хока. Хотя бы за уязвимость, которую он выказал ее несчастной маленькой сестре.

— Значит, вы считаете, что я не должна сердиться на маму? — шмыгнула носом Сара. — Но… но если бы вы женились на Ливви, я могла бы жить здесь, с вами.

Смущенная прямотой девочки, Оливия поспешно отвела взгляд.

— Думаю, лорд Невилл имел в виду совсем другое. Твой отец наверняка хотел бы, чтобы ты осталась с мамой. Она очень тебя любит.

Сара поспешно вытерла кулачком глаза.

— Знаю. Но… но теперь она выйдет за этого ужасного лорда Холдсуэрта.

— Лорда Холдсуэрта? Какое отношение имеет все это к лорду Холдсуэрту? — удивилась Оливия, но тут до нее дошло. Немного отстранившись от Сары, она пояснила: — Видишь ли, с мамой был не лорд Холдсуэрт.

— Правда? — ахнула Сара.

— Правда? — эхом отозвался Невилл. Оливия почувствовала, как горячая краска залила ее щеки. Ей не хотелось нелестно отзываться о матери, но Невилл явно знал все отвратительные детали, во всяком случае, все, что успела рассказать Сара.

— В ее спальне был не лорд Холдсуэрт. Он и все остальные уже уехали из Берд-Мэнора. Разумеется, им не терпится поскорее разнести сплетни по всему свету, — с горечью добавила Оливия. — Мне, возможно, не следовало их выгонять. Нужно было вынудить их стать свидетелями брака.

Сара дернула Оливию за воротничок:

— Кто, Ливви? Кто это был?

Оливия криво улыбнулась:

— Мистер Сент-Клер.

Сара села прямее.

— Мистер Сент-Клер?!

— Да. Джастин Сент-Клер. И поскольку он, похоже, в течение недели станет твоим отчимом, в твоих интересах с ним подружиться.

— Мистер Сент-Клер, — немного поразмыслив, повторила Сара, глядя на Невилла.

Тот поднял бровь.

Она ответила пристыженной улыбкой.

— Ладно… полагаю, он не так плох. Не то что этот ужасный тип Арчи, — пробормотала она, вытирая глаза.

— Джастин Сент-Клер, — размышлял вслух Невилл, видя, что напряжение в комнате немного ослабело. — В жизни бы не подумал, что он…

Невилл осекся, когда сестры дружно уставились на него.

— Что именно? — осведомилась Сара.

Невилл откашлялся.

— Никогда не думал, что он способен покорить сердце такой женщины, как Августа, — улыбнулся он, вытягивая руки на спинку дивана и почти касаясь плеча Оливии. — Насколько я понимаю, в поместье Сент-Клера, на острове Уайт, есть парусная лодка. Сара, ты должна ежедневно донимать его просьбами тебя покатать.

— Парусная лодка? — оживилась Сара. — Ха! Может быть… никогда не каталась на лодке. По крайней мере он обязан это сделать за все доставленные мне неприятности. — Широко зевнув, она прижалась к сестре: — Ливви, хорошо, что ты приехала за мной. Прости, что я убежала и так сильно тебя напугала. Но я рада, что ты отправилась меня искать.

Невилл и Оливия смотрели друг другу в глаза.

«Я тоже рад, что ты приехала», — казалось, говорил его взгляд.

Они долго сидели втроем, слушая, как дождик выбивает барабанную дробь на окнах. Сара снова зевнула, и Оливия почувствовала, как детское тело обмякло. День был тяжелым, длинным, а им еще нужно возвращаться домой.

Словно прочтя ее мысли, Невилл произнес:

— Вам нельзя ехать в бурю, Оливия.

Она тяжело вздохнула:

— Но мы не можем провести ночь здесь. «Тем более что меня безумно тянет к тебе…»

— Мейзи совсем рядом. И экономка тоже. Кроме того, с вами Сара. Вы здесь в полной безопасности… насколько хотите быть…

Невозможно было ошибиться в истинном значении последних трех слов. Ей следовало бы испугаться. Сказать «нет». Но Оливия почему-то была не в силах мыслить связно: слишком ошеломила ее правда об истинных чувствах к Невиллу. Как пугающе глубоки они оказались!

Сара что-то пробормотала и устроилась поудобнее. Оливия отвела локон со лба сестры. Та уже дремала, а дождь все усиливался, словно твердо вознамерившись удержать ее здесь.

Возможно, ей следует остаться.

Не дождавшись возражения, Невилл встал:

— Я попрошу экономку приготовить комнату и послать в Берд-Мэнор слугу с запиской. — К тому времени как он вернулся, Сара уже мирно посапывала. — Я понесу ее, — сказал он, легко поднимая девочку на руки.

Они поднялись на один пролет широкой деревянной лестницы и направились по тускло освещенному, устланному коврами коридору к круглой комнате с грубыми каменными стенами: очевидно, части старинной башни.

Кто-то уже успел зажечь лампу, и в очаге горел невысокий огонь. Невилл осторожно положил Сару на расстеленную постель и снял с нее туфли.

— Думаю, будет лучше, если вы переночуете в одной комнате.

Оливия согласно кивнула. Но даже присутствие Сары не помешало ей остро реагировать на Невилла. Он так высок и широкоплеч! И хотя одет просто, все равно выглядит как представительный хозяин поместья. Сильный. И все же способный на нежность… более притягательный, чем любой мужчина, которого она знала.

Как она могла не влюбиться в него?

Он сунул руки в карманы.

— Прислать вам что-нибудь? Хотите есть или пить?

— Нет. Спасибо.

Повисла пауза. Оливия провела рукой по кровати.

— Я только уложу Сару.

Он кивнул и откашлялся.

— Если не возражаете, я хотел бы поговорить с вами. Только не здесь. — Он показал на дверь.

Оливия насторожилась. Оставаться наедине с ним опасно, и сейчас еще опаснее обычного. Ситуацию обостряло еще то обстоятельство, что впереди их ожидала долгая ненастная ночь. Она почти отдалась ему при куда менее подходящих обстоятельствах. Одному Богу известно, что она сделает сейчас, когда в ней пробудились новые чувства к нему.

Но она знала… точно знала, что между ними произойдет.

— Я… не думаю, что это благоразумно, — едва слышно прошептала она.

Невилл, сухо усмехнувшись, раскинул руки:

— Обещаю не дотрагиваться до вас, Оливия. И если пожелаете, не подойду к вам и на пять футов.

«Но я желаю не этого. Совершенно противоположного…»

Оливия безжалостно задушила эту мысль в самом зародыше.

— Возможно, вам лучше здесь сказать все, что хотите.

Ответил он не сразу. Сначала посмотрел на кровать, где крепко спала Сара. Янтарный свет лампы вместе с мерцающим свечением огня в очаге заливал его лицо чистым золотом. Оливия обвела взглядом его профиль, восхищаясь чеканными чертами, высоким лбом и прямым носом, изогнутыми губами и глазами под тяжелыми веками. Он был прекрасен грубоватой мужской красотой. Красив, опасен и неотразим. И что бы он ни предложил, она не в силах устоять…

Она должна быть сильнее! Усвоенные ею моральные принципы повелевали отвернуться от него. Но как она могла? Поцелуй. Объятия. Восхитительное пугающее смятение их последней встречи. И ко всему прочему теперь она сознавала, что любит его.

Но тут он повернулся, устремил на нее мрачный взор синих глаз, и дыхание застряло у нее в горле.

— Думаю, Оливия, что предложение вашей сестры более чем приемлемо. — Оливия недоуменно уставилась на него. — Не существует разумной причины, по которой мы не могли бы пожениться. Я выжидал, когда можно будет снова поговорить с вашим братом, поскольку, несмотря на ваше не слишком лестное мнение обо мне, вовсе не желаю оскорбить или унизить вас. Но надеюсь, вы передумаете и измените свое прежнее решение. Вы уже признались, что хотите остаться в Шотландии, и мы оба знаем, как неодолимо влечение между нами. Я видел ваш журнал и знаю, что вы отказали многим достойным женихам. — Он шагнул вперед, не спуская с нее пристального взгляда. — Мы прекрасная пара, Ливви. Я сделаю все, чтобы вы были счастливы. Только скажите, что станете моей женой.

Оливия забыла о необходимости дышать. Выйти за него! Вряд ли она ожидала услышать нечто подобное, после того как демонстративно ему отказала. Она ожидала, что ее будут обольщать… хотя и не следовало бы думать о таком. И, честно говоря, хотела, чтобы ее обольстили. Но предложение, какое бы оно ни было лестное, все же лишило ее дара речи. Она так долго боролась с этой мыслью, что возможность согласиться теперь казалась совершенно невероятной.

Он снова шагнул к ней и оказался так близко, что ей пришлось запрокинуть голову, чтобы встретить его взгляд. Его близость ошеломляла. Но он не коснулся ее.

— Неужели эта мысль так вам неприятна? — спросил он, не дождавшись ответа. Протянул руку и медленно провел пальцем от ее плеча до локтя. — Нас влечет друг к другу. И вы это чувствуете, верно?

— Д-да, — с трудом выдавила она.

— В таком случае выходите за меня, и мы сможем вместе исследовать глубины этого влечения. То, что вы испытываете сейчас — всего лишь начало, Ливви. Самое начало…

Оливия поцелуем заставила его замолчать. К взаимному их изумлению, она вцепилась в его жилет, встала на носочки и продолжала заглушать его слова долгим, запоздалым поцелуем.

Глава 25

Невилл наслаждался внезапной капитуляцией Оливии. Она принадлежит ему!

Он порывисто обнял ее. Больше всего на свете ему хотелось стиснуть ее в объятиях, но он боялся причинить ей боль.

А в ушах продолжали рефреном звучать три слова. Она принадлежит ему! Своим поцелуем она дала ему ответ. Оливия станет его женой и будет с ним всегда.

Но сначала он сделает ее своей. Сделает ее своей и свяжет их узами страсти.

Поэтому он принял предложение ее ищущих губ и напряженного тела. Она была сладостной и мягкой, бурлившей страстью. И все это для него!

Он ответил ей со всем пылом, который до этого держал в узде. Припал к ее губам, предъявляя на Оливию свои права.

Наконец-то он найдет облегчение.

— Знаешь, как я хочу тебя? — шептал он между исступленными поцелуями. — Знаешь, как тяжело мне было ждать?!

Но теперь ожиданию пришел конец. Не дав ей времени ответить, он подхватил ее на руки и поднялся по ступенькам старой лестницы. Оливия опомнилась:

— Погоди… Невилл…

Он остановился на первой площадке и снова стал целовать ее дрожащие губы, пока страх не сменился желанием. Еще один пролет, и они оказались в его спальне.

Здесь не горела лампа. Не потрескивал огонь в очаге. Потому что ночами он редко бывал здесь. Иногда спал в этой комнате днем. Но не ночами.

Впрочем, сегодня он искал не сна.

Невилл уложил Оливию на постель, хотя было так трудно расстаться с ней хоть на минуту. Но он хотел видеть ее!

Пары ударов кремня по огниву оказалось достаточно, чтобы высечь огонь и зажечь свечу. При взгляде на Оливию Невилл ощутил острый, как кинжал, удар желания. За всю свою жизнь он испытывал немало желаний: спасти жизни друзей, провести немного больше времени с родными и обрести покой, хотя бы на одну ночь… Но ни разу в жизни не знал столь чистого, незамутненного желания, как сейчас.

И никогда он не был так близок к осуществлению этого желания.

Под пристальным взглядом Оливии Невилл сбросил жилет. За ним последовала рубашка, и ее прекрасные глаза широко раскрылись.

— Сними корсет, Оливия. Я хочу видеть, как ты раздеваешься для меня.

Оливия тихо ахнула, но подчинилась. Благослови ее Господь, она подчинилась!

Он стянул сапоги. Она сбросила туфли. Он избавился от брюк и остался в одном белье. Ее руки неподвижно лежали на коленях, сминая юбки. Во взгляде плескалось смущение.

— Я помогу тебе, — ответил он, быстро развязывая тесемки и снимая с нее юбки, верхнюю и нижнюю. Отбросил их и повернулся к ней. Одетая только в сорочку, с обнаженными руками и ногами, она казалась самой совершенной женщиной на свете. И она принадлежит ему. Всегда будет принадлежать.

— Мы поженимся на этой неделе, — уверил он, снова укладывая ее на постель и нависая над ней. Кровать скрипнула, когда он встал на колени. Мышцы дрожали от усилий сдержаться и не подмять ее под себя подобно изнывающему от похоти жеребцу. — Завтра я поговорю с твоей матерью и братом.

— Они будут очень рады, — прошептала она.

Он легонько поцеловал ее в губы, а когда поднял голову, она доверчиво посмотрела на него.

«Но ты не должна доверять мне, милая Оливия»…

Именно это ему следовало сказать ей. Только он был так близок к тому, чтоб овладеть ей. К осуществлению своей мечты. Он должен был отослать ее домой, до того как она обнаружит его истинное лицо.

Но он не мог. И поэтому опустился на нее.

Она потрясенно ахнула, но не возразила. Они не сводили друг с друга глаз. Он знал, что ее не касался ни один мужчина, кроме него. И все же она привносила в свою невинность явный оттенок чувственности, более пьянящий, чем уловки опытной куртизанки. Она хотела его и боялась того, что он намеревался с ней сделать.

И все же не дрогнула. Не попыталась отстраниться.

— О Господи! — выдохнула она, и этот горловой звук разжег огонь его страсти. Но тут она поцеловала его грудь, совсем рядом с соском, и Невилл громко застонал. И вдавил ее в матрац всем весом, давая почувствовать жар и вес своего возбуждения. А она целовала все, до чего могли дотянуться ее губы: его плечо, горло, подбородок, челюсть… и наконец, сжав лицо ладонями, приникла к губам.

Когда ее язык прокрался между его губами, последние остатки самообладания мгновенно улетучились. Он не помнил, как избавился от белья, как сорвал с нее сорочку. И, снова опускаясь на нее, мельком увидел гладкую белоснежную плоть, сладостные изгибы света и теней, полные мягкие груди с темно-розовыми сосками, которые он собирался осыпать ласками… но позже. Он накрыл ее своим телом: его пылающая, жаркая кожа на ее, прохладной и шелковистой, — и тоже поймал ладонями ее щеки. Если он не возьмет ее сейчас, то умрет в мучениях.

— Тебе может быть немного больно, — хриплым от страсти голосом пробормотал он. — Я постараюсь быть нежным.

Она вдруг улыбнулась. Прекрасной, счастливой улыбкой. На сердце Невилла потеплело. Улыбка утешила его. Наполнила чувством, названия которому он не ведал.

— Знаю, — прошептала она, когда его мужская плоть коснулась развилки меж ее бедрами. — Я люблю тебя, Невилл… о…

Ее признание застало его врасплох, но Невилл скрыл потрясение, вонзившись в нее, а ощутив ее девственную преграду, вошел еще глубже.

Она лежала неподвижно и, казалось, не дышала, только слегка вздрагивала. Он тоже трепетал, но не от мощи собственной страсти, готовой выпорхнуть на волю. Она сказала, что любит его. Неужели это правда? Поняла ли она, что сейчас сказала? Имеет ли хоть какое-то представление о том, что выговорили ее уста?

— Невилл… — Она судорожно вздохнула, что сразу вывело обоих из транса.

— Тебе не больно? — с трудом выдавил он.

Ее глаза были такими огромными, что даже в полумраке спальни все клубящиеся в ней эмоции читались, как в раскрытой книге. Потрясение. Страсть. Изумление. Любовь.

Он закрыл глаза и, не дожидаясь ответа, стал медленно двигаться в ритме, который должен принести давно желанное облегчение… как ему, так и ей. Но он не хотел смотреть в эти нежные, любящие глаза.

Он мог дать ей физическое удовлетворение. Но не хотел, чтобы она любила его. Потому что знал, насколько недостоин этой любви. С самого начала он намеревался соблазнить ее. Убедил себя, что она может облегчить его боль, и, преследуя свою цель, игнорировал все упреки совести.

Он эгоистичный подонок, но сознание этого ничего не меняло. Он хотел Оливию. Должен был ее получить. Но одно знал твердо: ее любви он не заслуживал. И не мог на эту любовь ответить. Давно потерял способность любить… Но подарить ей наслаждение? Это в его силах.

Поэтому он сделал все, чтобы дать ей это наслаждение, тем более что желал этого с того момента, как увидел Оливию. Он пробудит в ней женщину, и тогда она забьется в экстазе, о существовании которого до сих пор не ведала. И сам получит разрядку, в которой так отчаянно нуждался.

Оливия ощутила, как ее лоно раздается. Сначала она чувствовала себя чересчур наполненной его плотью. Шокированной вторжением. Ошеломленной мучительной близостью. Но с каждым выпадом, с каждым новым приливом жара потрясение постепенно переходило сначала в изумление, а потом и в готовность ответить на ласки. Так вот он, чудесный, волшебный, передаваемый шепотком секрет об отношениях мужчины и женщины. Все ее тело, казалось, набухало, пульсировало и двигалось в заданном им ритме.

Почему она так долго противилась ему? Сознавать, что это мощное тело движется над ней, сосредоточено исключительно на ней… Это ни с чем нельзя сравнить…

Ее руки неустанно скользили по его спине и плечам, по буграм чуть влажных от пота мышц. В какой-то момент движения из осторожных стали требовательными.

— О, Невилл! — простонала она, не сознавая, что говорит. Чувства были так сильны и с каждой секундой воспламенялись все больше. Пламя поднималось все выше. — Невилл, Невилл, — выдыхала она с каждым выпадом.

И он отвечал на каждый призыв, пока ритм не стал почти невыносимо быстрым. Тело Оливии горело, словно она стремилась вырваться из собственной кожи и возродиться, но уже другой. Совершенно иным созданием. И самым поразительным было то, что она желала этого. Желала, чтобы он никогда не останавливался. Никогда.

— Невилл, Невилл… о, любимый мой… о…

Она не столько слышала, сколько ощущала ответ…

Он все увереннее подводил ее к самому краю…

Оливия издала беспомощный крик, когда произошел взрыв. Наслаждение наполнило ее, вырвалось на волю и заодно окутало Невилла, потому что он на миг застыл, испустил громкий крик и, задрожав, вошел в нее последний раз.

Несколько минут, великолепных минут великолепного смятения они лежали вместе. Почти без сознания.

Так вот что это такое — любовь между мужчиной и женщиной…

Насытившийся разум. Насытившееся тело…

Думать об этом было странно, и все же иного и быть не могло…

Оливия вздохнула. Невилл поцеловал ее.

— Я люблю тебя, — пробормотала она, наслаждаясь тяжестью его массивного тела. И хотя ей было трудно признаться, все же она сказала правду. — Я люблю тебя, Невилл.

Он медленно приподнялся и лег на бок.

— Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, — улыбнулась она. — Прекрасно. Как может не быть прекрасно после того, что они только сейчас делали?

Но Невилл почему-то не улыбнулся в ответ. Только прижал ее к себе, так что ее голова оказалась под его подбородком. Хотя она не видела выражения его лица, все же чувствовала некую неловкость. А ведь она инстинктивно чувствовала, что этот момент должен быть исполнен умиротворения. Но сейчас между ними существовало напряжение. Напряжение, исходившее от Невилла.

Она сделала что-то не так?

— Невилл… — начала Оливия.

— Шшш. Послушай меня. Послушай… завтра ты сообщишь матери, что мы поженимся. Я поговорю с Джеймсом. Он разозлится на меня за то, что произошло между нами, но все же, думаю, втайне обрадуется.

— Но, Невилл! — воскликнула Оливия, пытаясь приподняться на локте. — Ты прав, но… — Она осеклась, встретив его настороженный взгляд. Почему он насторожен именно сейчас?

Но Оливия поняла, в чем дело. Он был не в своей тарелке с той минуты, как она сказала о своей любви. С ее первого признания в любви.

Прохладный ветерок коснулся влажной кожи на плечах и руках. Она сказала, что любит его, но не дождалась ответного признания. Может ли оказаться так, что он хочет жениться на ней без любви?

Хотя Оливия знала, что множество браков совершаются именно по этому принципу, но после того, что сейчас произошло между ними, не хотела верить, что ее ждет то же самое. Она любила Невилла и ждала ответной любви.

— Я люблю тебя, — повторила она, бросив ему эти слова как вызов. Слова были сказаны, перчатка брошена, и, глядя в его глаза, Оливия отчетливо видела, как он уходит в себя.

Удаляется от нее. Ей словно ледяной водой в лицо плеснули: слишком горька оказалась правда.

Но он тут же притянул ее к себе и попытался накрыть смятой простыней.

— Любишь меня? После того, как я столько раз давал тебе поводы сердиться, ты по-прежнему любишь меня? — шутливо допрашивал он, переворачивая Оливию так, что снова оказался меж ее бедер. — Любишь меня? Или вот это? — продолжал он, лаская и целуя ее. Возбуждая так, как несколько минут назад. Его руки и губы дарили столько наслаждения, что Оливия, казалось, в нем утопала. Он собирался еще раз подвести ее к пику экстаза. Кульминации желания и вечной любви… если не считать того, что сам он не привносил в их слияние ни капельки любви. В отличие от нее. И поэтому теперь она боролась с обольстительным зовом желания.

— Не нужно. Взгляни на меня. — Она сжала ладонями его лицо и вынудила взглянуть ей в глаза. — Послушай меня.

— Нет! — Невилл сжал запястья Оливии и завел ее руки за голову. Она застала его врасплох своими признаниями в любви, и на секунду его одолела паника. Но теперь он пришел в себя. Пришел в себя и обрел самообладание. — Нет, Оливия, это ты меня выслушай. Я знаю, чего ты хочешь от меня. Каких слов. Но это всего лишь слова. Бессмысленные… и какое они имеют значение, если мы так подходим друг другу по темпераменту, интересам, взглядам на жизнь. И взаимному желанию. — Мы — прекрасная пара, ты и я…

И он продолжал доказывать ей это.

Оказалось, вовсе не так трудно возбудить в ней желание. Она была женщиной сильных страстей, его Оливия. Его Хейзл. Умная и рассудительная и одновременно храбрая и неустрашимая.

«Ей понадобится каждая унция этой храбрости, чтобы иметь дело с тобой».

Уродливая правда — как удар в лицо: крупные капли пота выступили на лбу Невилла, но это только его подстегнуло. Он впился поцелуем в ее губы, чувствуя, как тает ее сопротивление, а потом стал целовать ее груди, прелестные, мягкие груди с темно-розовыми вершинками, тугими и набухшими от прилива страсти.

Он взял сосок в рот, и Оливия застонала. Подмятая его телом, она трепетала от страсти и пыла, вызывая в нем ответную дрожь.

Неужели она не видит, что он никогда не заботился о том, чтобы доставить любой другой женщине столь изысканное удовольствие? Неужели не понимает, что полученное ею наслаждение в сотни раз усиливает его собственное? При одной мысли о том, что он может заставить ее извиваться под ним, его плоть немедленно восставала. Одно сознание того, что он может заставить ее кричать и задыхаться, едва не доводило его до разрядки. В ее присутствии он чувствовал себя зеленым мальчишкой, изголодавшимся по женскому телу.

Может ли быть так, что этого для нее недостаточно?

Он сделает все, чтобы этого оказалось достаточно.

Пусть он неспособен любить ее так, как она хотела. Слишком искалечена прошлым его душа. Но он может любить ее тело. Заботиться о ней. Защищать ее.

Он обожествлял ее тело. Сумел найти самые потаенные, самые чувствительные местечки. Внутренний сгиб локтя, нежную плоть за ухом. Пересчитывал каждое ребро поцелуем и не пропустил ни одного изгиба ее талии, живота и бедер. Вниз по стройным гладким ногам. Вверх по вскинутым бедрам, игнорируя лихорадочные мольбы взять ее.

Он тренировал лошадей заботой и терпением. Сколько еще заботы и терпения он обрушит на эту женщину? Пройдет время, и она научится обретать бездонное наслаждение лишь в его поцелуях.

И этого будет для нее достаточно. Ей не понадобятся эти три затертых слова, означавших меньше, чем воздух, который ушел на то, чтобы их выдохнуть…

Глава 26

Оливия проснулась одна в постели Невилла. Ее не смутила незнакомая обстановка. Она сразу поняла, где находится. Но где Невилл?

Холодный ветерок шевелил сдвинутые не до конца занавеси. Лето прошло. Осень наступает. Хотя единственная свеча успела выгореть, лунный свет пронзил нависшие тучи, проник в комнату, и Оливия смогла разглядеть простую мебель, совершенно не соответствующую сложной натуре хозяина.

Оливия села и, нахмурившись, огляделась. Возможно, скудость меблировки сама по себе достаточно красноречива. Невилл, внешне открытый и прямой, тем не менее таил в себе много секретов. Он разделит с ней жизнь и владения, но только не свое истинное «я». Разве он не овладел ею? И все же не смог сказать, что любит. Разве не привел в свою спальню? И все же не заснул рядом с ней.

Неужели у него вообще нет никаких эмоций? Неужели он лишен всяких чувств, если не считать физического желания?

Хотя в душе она понимала, что это не совсем так, все же сейчас совсем не была склонна проявить милосердие к Невиллу. Он овладел ею, а потом покинул. С того момента как она призналась в своей любви, он почти запаниковал. Его ласки стали лихорадочными. Отчаянными. Словно он должен был что-то доказать ей. А может, и себе. Туча заслонила луну, погрузив спальню в полумрак. Оливия откинула со лба спутанные волосы. Где он? Она совсем забыла, что он не спит по ночам. Так что же он делает? Куда идет?

И тут на глазах выступили непрошеные слезы: слишком сильны были одолевавшие ее эмоции. Почему он не может ее любить? Что в ней такого ужасного, что он не испытывает к ней тех глубоких чувств, которые испытывает к нему она?

Она шевельнулась, и от смятых простыней хлынул запах их соития. Боже, она казалась себе униженной и опозоренной. Это несправедливо!

И если она не может вынести его отчужденности сейчас, как же вынесет целую жизнь, если будет любить его, не получая ничего взамен? Сможет ли она подобно матери любить мужчину, который никогда не будет полностью принадлежать ей одной?

Оливия вытерла слезы углом простыни. Честно говоря, у нее не хватит сил на такое. И не имеет значения то, что произошло между ними прошлой ночью. Выйти за него — значит обречь себя на бесконечную муку. Сердечную боль. Стоит вспомнить о родителях, чтобы это понять.

Она осторожно соскользнула с кровати. Юбка и корсаж грудой лежали на полу. Нижняя юбка призрачно белела на стуле. Она нашла туфли и один чулок и кое-как оделась, чувствуя, как саднит между ног.

Но в голове билась только одна мысль: она должна найти Невилла и сказать, что они не могут пожениться. Да и в его доме оставаться она не может: слишком это больно.

Конечно, бегство не принесет ей настоящего облегчения. Каким-то образом Невилл стал частью ее самой, чего до сих пор не удавалось ни одному мужчине. Она связана с ним на каком-то совершенно необъяснимом уровне. И всегда будет связана.

Ноги ее дрожали. Оливия кое-как одернула юбки.

Она любила его и отдалась ему. Но теперь должна уйти.

А если у нее будет ребенок от него?

Оливия замерла. Но тут же пришла в себя, растоптав всякую искру радости от этой мысли. Она решит проблему, если таковая возникнет. Пока что ей придется иметь дело с мужчиной, не способным или не желающим любить.

После долгих поисков Оливия нашла Невилла в кабинете. Он разжег огонь в камине. Поленья потрескивали, шипели, и языки пламени отбрасывали странные, гротескные тени на стены и потолок.

Невилл сидел в тяжелом кожаном кресле, спиной к ней, лицом к открытому окну, как в ту первую ночь их встречи. Одна рука свисала с подлокотника. На столе рядом с ним стоял полупустой графин со светлой жидкостью. Рядом валялась опрокинутая рюмка.

Оливия прижала пальцы к губам. Он снова пьет! Сидит один в темноте и пьет.

Невыразимая грусть охватила ее. Хотя она искала его, чтобы разорвать помолвку, все же не хотела видеть его в таком состоянии. Видеть, как все беды и несчастья доводят его до пьянства… Последнее время он вроде бы бросил пить. Почему же сегодня вернулся к прежней привычке? Почему оставил ее одну в постели, чтобы спуститься сюда и снова взяться за бутылку? Дело в ней? Или в ее признании?

Оливия печально смотрела на него, не зная, что делать.

Но тут он пробормотал что-то неразборчивое, и сердце Оливии упало. Судя по всему, он мертвецки пьян.

Рассерженная и расстроенная Оливия прокралась в комнату и обошла кресло. Его голова склонилась набок, волосы беспорядочной копной падали на лоб. Но от него не пахло спиртным!

Она долго присматривалась к нему. Может, он просто спит?

В сердце поселилась новая надежда. Потому что рюмка была сухой. Ни капли жидкости…

Он совсем не пьян. Просто спит.

Темные ресницы веерами лежали на щеках, и в этот момент он казался невинным и трогательным, как ребенок. Оливия долго изучала его, припомнив, как видела его спящим в первый раз. Тогда он выглядел спокойным и таким молодым. Не человеком, осаждаемым демонами ночи, а мужчиной, сильным и уязвимым одновременно. Мужчиной, покорившим ее сердце.

Может, она и влюбилась в него в тот день, в экипаже?

Оливия огромным усилием воли не поддалась порыву взять его за руку, разбудить поцелуями и увести в постель.

Но это только разобьет ей сердце, потому что он не любил ее. И не имеет значения, что сама она любит его безоглядно. Все равно не сможет завоевать его ответной любви, и доказательство этому жизнь матери с Камероном Бердом.

— Но твое сердце все равно разобьется, — прошептала она. — Разбивается уже сейчас…

Невилл, словно услышав ее, нахмурился и пошевелился. Оливия сжалась. Ей следует уйти, пока еще есть силы. Подняться к Саре и переждать с ней долгую ночь.

Она направилась к двери. Но не успела потянуться к ручке, как Невилл снова заговорил, и на этот раз она сумела разобрать слова:

— …так устал… не… Осторожнее… не спите. Не засните…

Оливия повернулась и снова уставилась на него. Он видит сон?

— Берегись! Нет!!! — Он дернулся с такой силой, что Оливия прижалась к двери. — Маклин! Смотри! — крикнул он голосом, исполненным невыносимой боли. — Симпсон! Сзади! Нет! Нет!

На этот раз он вскочил. Оливия увидела, как его трясет, словно от страха. Должно быть, эта дрожь окончательно разбудила его, потому что, хоть Невилл и стоял лицом к окну, Оливия почувствовала, что он не спит. Мучительно застонав, он нагнул голову и прижал пальцы к глазам.

— О Боже! — выдохнул он, слегка покачиваясь. — О Боже, пусть это прекратится!

Услышав эту душераздирающую просьбу, Оливия едва не заплакала. Так вот почему он боится спать! Его изводят кошмары! Друзья, погибающие на войне, в которой он выжил. Он винит себя? Наверняка.

Его силуэт на фоне окна, казалось, олицетворял страдание. Она шагнула к Невиллу.

Но тут он повернулся и, увидев графин, взял его в руки. Очень медленно вытащил пробку.

«Не нужно! — хотелось закричать Оливии. — Не нужно!»

Но она почему-то понимала, что не имеет права его останавливать. Нет сомнения в том, что он глубоко ранен, и поэтому сам решает, как с этим справляться. Только сам. Если Невилл предпочитает отупляющую силу выпивки, никто не может его остановить. Особенно она: женщина, которую он не может или не хочет полюбить.

Но, зная это, Оливия все-таки не могла уйти из комнаты. И увидела, как покачивающаяся фигура застыла. Он поднял графин к глазам и долго смотрел на янтарную жидкость, клубящуюся за хрустальными гранями. Огонь, просвечивающий через графин, падал на его лицо зловещими радужными отблесками.

Оливия затаила дыхание и прижала кулачки к губам.

«Пожалуйста, Невилл! Так ты никогда не обретешь счастья…»

Разве ее отец не был тому достаточным доказательством?

Но тут Невилл снова содрогнулся и резким движением послал графин в огонь.

Оливия подскочила от звона бьющегося хрусталя и ахнула. Пламя взметнулось чуть не до потолка, подобно ожившему зверю лизнуло каминную доску и дотянулось до сапог Невилла. Тот, услышав тихий вскрик Оливии, оглянулся, но тут же овладел собой, схватил коврик и набросил его на огонь, а для верности еще и потопал по нему. Пожар был потушен. Лишь запах дыма и горящего спирта напоминал о случившемся.

Невилл поднял голову, и при виде его разом осунувшегося лица у Оливии сжалось сердце. В чем причина? В войне со спиртным или в кошмарах? А может, в ней?

— Ты все видела, верно? — хрипло выговорил он. Оливия кивнула. Он не хотел, чтобы она наблюдала его в минуту слабости. И, по правде говоря, она тоже предпочла бы оказаться в другом месте. Но что теперь поделать?

Оливия вздохнула. Трудно объяснить, но, увидев, как он боится, как беззащитен, она еще больше уверилась в его силе. Он и сам не сознает, насколько силен.

— Невилл, — начала она, отбросив страхи.

— Нет, — покачал он головой. — Можешь не говорить. Ты хочешь разорвать помолвку, и я не стану спорить. Ты с самого начала говорила, что из меня не выйдет хорошего мужа, тем более для тебя. И теперь получила доказательство.

— Но это не так, — запротестовала она.

— Не нужно! — Он поднял руки, словно отстраняя ее упреки. — Ты не знаешь меня, Оливия. Не знаешь, каким жалким подобием мужчины я стал. Пытаясь найти что-то вроде покоя, я погубил тебя. Думал… что, сделав тебя своей, овладев тобой, женившись, положу конец этим кошмарам, которые меня преследуют. — Он судорожно сжал руками виски. — Но ничего не вышло. Ничего.

В его глазах было столько страдания, что Оливия невольно сжалась.

— Я не достоин тебя, — продолжал он тихим, измученным голосом. — И не могу исправить причиненное тебе зло. Но вижу, что женитьба на тебе была бы еще большим злом. А ты, выйдя за меня, совершила бы величайшую в своей жизни ошибку. Ты заслуживаешь лучшего.

Какой ужас — слышать эти слова! Ужасно слышать, но еще хуже знать, что он им верит.

Она вздрогнула и обхватила себя руками. Но не отвернулась. Потому что твердо знала: он в ней нуждается. Он посчитал, что если сделает ее своей, непременно излечится. Но счастье в том, чтобы быть любимым ею и любить ее. Она в этом убеждена. Это единственный способ найти покой и радость жизни. Для двоих.

Но прежде всего он должен принять ее любовь и рассказать правду о своих кошмарах. Очистить себя от угрызений совести, которые его терзают.

— Кошмары или нет, — начала она, — я хочу, чтобы мы поженились. Этой ночью не случилось ничего такого, что бы изменило мое мнение на этот счет.

Он опустил плечи, напомнив ей затравленного медведя, которого она видела в детстве. Огромный раненый зверь продолжал отмахиваться от наседавших борзых. Эта гнусная сцена до того поразила девочку, что она убежала в слезах.

Но на этот раз не убежит. На этот раз она останется, потому что перед ней раненный в самое сердце человек; И она поможет ему излечить кровоточащие раны на сердце и в душе.

— Не пытайся прогнать меня, — предупредила она, шагнув к нему. — Потому что я полностью вознамерилась получить тебя в качестве мужа.

Он настороженно уставился на нее:

— Я не могу позволить тебе сделать это. Ты не понимаешь, во что ввязываешься.

— Понимаю. Впервые в жизни понимаю. В самом начале я считала тебя просто очаровательным ничтожеством. Человеком, к которому не должна была испытывать влечения, но тем не менее испытывала. Но постепенно я узнавала тебя лучше. Медленно и часто против своей воли. Но узнала. — Она остановилась почти на расстоянии вытянутой руки от Невилла.

«Пожалуйста, вложи мне в уста необходимые слова», — взмолилась она и, глубоко вздохнув, продолжала:

— Сначала передо мной предстал настоящий любитель и знаток лошадей, содержащий великолепную конюшню. Потом я обнаружила, что ты прекрасный хозяин для своих работников и арендаторов. Справедливый. Человек, который трудится наравне с ними. Признаюсь, что в то время вовсе не хотела, чтобы ты оказался именно таким. Но теперь рада. Ты хороший человек, Невилл, и, что важнее всего, доказал себе, что ты заботишься о племяннике и умеешь быть добрым к измученной и несчастной маленькой девочке.

Его губы растянулись в горькой полуулыбке.

— Как быстро ты забыла человека, который оскорбил тебя и не раз пытался соблазнить!

Оливия спокойно покачала головой:

— Нет. Я не забыла этого человека, хотя, признаюсь, не понимаю его. Почему ты, добрый и благородный со всеми остальными, вел себя так вызывающе по отношению ко мне? Так издевался над всем, что я говорила или делала? — Она уловила проблеск света в темных, угрюмых глазах.

— Потому что ты достойный противник.

Улыбка мелькнула на губах Оливии, но ее быстро погасила не слишком приятная мысль.

— Достойный противник, — повторила она. — Но тебе больше не придется сражаться, Невилл. Больше никаких битв. Ни со мной, ни с собой, И уж конечно, с людьми, населяющими твои сны.

Искра в его глазах немедленно исчезла. Он отвернулся.

— Эти люди… — пробормотал он, но тут же запнулся, и Оливия поняла, что он мучительно ищет слова. — Эти люди никогда меня не покинут… Всегда будут преследовать меня во снах… и в жизни. Я думал, что смогу от них избавиться. Но ничего не вышло.

Это усталое признание в собственном поражении потрясло Оливию. Сердце заныло так, что, казалось, вот-вот разорвется. Мысли тревожно метались в поисках выхода. Как излечить его раны?

— Помнишь, ты сказал Саре, что у нее есть семья, которая ее любит, и что никогда не стоит принимать их любовь как должное? Ты также сказал, что ее отец всегда будет с ней и следует задумываться о том, каких поступков он ждет от нее. Таков был твой совет, Невилл, тот, что так ее утешил и заставил опомниться. Но стоило бы и тебе следовать этому совету.

— Так и есть. В память о своих родных я забочусь о Вудфорд-Корте, хотя иногда…

— Я не говорю о том, каких поступков ждали бы от тебя родители. Я говорю о твоих друзьях. Тех, что приходят к тебе в снах. Тех, что погибли в том сражении. — В этот момент его лицо исказилось такой мукой, что к глазам Оливии подступили слезы. — Я… думаю, Невилл, твои друзья хотели бы, чтобы ты помнил, какими они были при жизни. Не терзался из-за того, какая жизнь могла бы у них быть. Не верю, чтобы они желали тебе испытывать такие угрызения совести лишь потому, что ты выжил, а они — нет. Не хотели бы, чтобы ты отворачивался от подаренной тебе жизни. Если ничего другого не остается, тогда хотя бы живи ради них.

Невилл едва смел взглянуть на Оливию. Она так добра, так заботится о его чувствах, хотя он не заслуживал такого участия. И, что поразительнее всего, хотела выйти за него замуж. По-прежнему хотела… Несмотря на то что она стала свидетельницей одного из самых ужасных его кошмаров, свидетельницей его слабости и страха, по-прежнему верна своей клятве стать его женой. Его, человека, который никогда не проведет ночь рядом с ней. Человека, ничтожного настолько, чтобы обольстить ее для своих собственных, эгоистичных целей.

Ну вот. Он добился этих целей своими интригами. Но у победы оказался горький вкус. Она заслуживает гораздо лучшего, чем он. Человек лучше его и порядочнее отпустил бы ее.

Он никогда не был так силен, как хотелось бы. Всегда терпел поражение. Но не в этот раз. Сейчас он должен быть храбр и отважен. И наконец-то откроется кому-то… ей, той, которая больше всех на свете небезразлична ему. Поведает обо всем, что сделал. Всю правду о его постыдно-трусливой натуре. Он поднял голову, и предстоящий ужас, столь же неумолимый, как грядущий поединок, окутал его тяжелым удушливым одеялом.

— Ты просто всего не знаешь. Никто не знает. Под Линьи нам пришлось туго. Враг был свиреп и неукротим. — Он надолго замолчал.

— Но британцы победили, — прошептала она.

— Мы победили, — с трудом выговорил он. Ему было больно говорить. — Но слишком много наших погибло. Я заснул! — Встретив ее вопросительный взгляд, он заспешил: — Была моя очередь нести дозор. Моя и Маклина. Мы не спали много ночей. Никто не спал. Так, иногда могли улучить минуту, чтобы задремать. Но в эту ночь все было тихо. Маклин клевал носом, и я решил дать ему поспать, пусть и недолго. Но потом… — Он осекся.

Его сердце бешено колотилось, словно стремясь пробить дыру в груди. Ему предстоит описать ужасы той судьбоносной ночи…

— Я заснул. Всего на минуту… нет, это неправда. Я не знаю, сколько проспал. И никогда не узнаю. Должно быть, спал я достаточно долго, чтобы французы сумели застать нас врасплох. — Его трясло. Он старался взять себя в руки, но не мог. — Они застали врасплох нас. И люди… мои люди… мои друзья…

Он задохнулся, не в силах продолжать. Прошло четыре года, а кошмар все так же свеж в его памяти. И никак не уходит. И угрызения совести продолжали его терзать…

— Но, Невилл! Все говорят, что ты был героем при Линьи, что ты спас столько своих людей Если бы не ты…

Ее голос испугал его. В своих страданиях он почти забыл о ее присутствии. Как он хотел обратиться к ней, потянуться, держаться за нее, словно утопающий за соломинку. Но она не могла спасти его от горькой правды. Никто не мог…

— Да. Меня называют героем. Потому что я боролся как одержимый. — Он горько рассмеялся. — Собственно говоря, я и был одержимым. Возможно… возможно, одержим и сейчас. Потому что на каждого человека, которого, как говорят, я спас, приходится… — Он прикусил губу. Сердце саднило физической болью. Потому что очень больно признаваться в таком… Невилл опустил голову и с трудом продолжил: — Говорят, я герой, но это только часть правды. Я действительно спас нескольких человек. Но остальных не смог. Они погибли из-за меня.

Комнату заполнила тишина. Уродливая и обличающая. Потом Невилл ощутил ее прикосновение. После этой постыдной исповеди она должна была брезгливо отшатнуться от него, но вместо этого придвинулась еще ближе и положила руку на его рукав.

— Мне трудно представить, что ты намеренно позволил этим людям погибнуть. Думаю, это одна из причин, по которым я хочу выйти за тебя замуж. Ты стремишься делать все ради блага других. Не для своего удовольствия или выгоды. Ради удовольствия или выгоды других. Ради арендаторов. Ради племянника. Ради меня. — Ее ладонь легла на его запястье. — И ради твоих солдат. Уверена, что ты отдал бы за них жизнь.

Невилл содрогнулся:

— Было бы лучше, если бы я погиб там, при Линьи. Я хотел умереть с ними.

— Но ты не умер. Ты не умер с ними или за них… поэтому, возможно, тебе предназначено жить за них. Пожалуйста, Невилл, — умоляюще прошептала она. — Выбери жизнь! Выбери жизнь!

Он посмотрел на нее. На ее серьезное лицо. Она словно заклинала его.

— Если ты боишься, что я покончу с собой, можешь не волноваться. Я подумывал об этом, но слишком труслив. И никогда не смогу исполнить своего намерения.

Оливия покачала головой:

— Я не это имела в виду. Живи за них, Невилл! Живи жизнью достойного человека ради тех, кого уже нет. Живи и будь таким, каким они хотели бы тебя видеть. Почти их память, став таким, чтобы им не было бы стыдно за тебя.

Он слышал ее слова. И какой-то частью своей души жаждал их принять. Но боялся. Боялся ночи и снов. И безжалостных угрызений совести, которые терзали его и с которыми он не мог бороться.

И, словно ощутив этот страх, Оливия обняла его за талию и положила голову на плечо.

— Ты куда лучше, безмерно лучше, чем мой отец. Я стыжусь, что вообще сравнивала вас.

Он тоже обнял Оливию, потому что нуждался в ее тепле. Хотел раздавить ее в своих объятиях.

— Может, и Камерон Берд не так плох, как ты считаешь.

— Боюсь, это не так. Но мне все равно. Это прошлое. А ты — мое будущее. Я люблю тебя, Невилл. Знаю, ты не хочешь этого слышать, — добавила она, когда он напрягся. — Но я тебя все равно люблю. И пора оставить прошлое позади и идти к будущему. Нашему будущему.

Он смотрел в эти зеленовато-карие глаза, которые с самого начала пленили его.

— Как ты можешь быть уверена в нашем совместном будущем?

И тогда Оливия улыбнулась, так доверчиво, что эта улыбка проникла в его сердце.

— Я вовсе не уверена. Потому что так долго старалась быть осторожной и анализировать все. Всех. Я думала, что если правильно выберу мужа, моя жизнь будет спокойной и легкой. Я смогу распланировать свое будущее. И даже управлять им… Но потом появился ты, ворвался в мой мир и перевернул мою жизнь. Именно ты предназначен мне. Ты, единственный.

В ее прекрасных глазах сияла правда. Она не лгала о своих чувствах к нему, и сознание этого залило теплом его увядшую, заледеневшую душу. Как восходящее солнце всегда спасало его от кошмаров ночи, так и ее любовь спасала его от темного прошлого.

Посмеет ли он принять ее любовь? Сможет ли дать ей столько же, сколько она уже дала ему?

И тут словно спасительный свет солнца с бесконечной нежностью коснулся его. И он неожиданно понял. Она хочет одного — чтобы он тоже любил ее. Просто любил. И готов ждать, пока к нему придет любовь.

Только причин ждать не было.

— Ливви… — Он запнулся, потому что могучее чувство наполнило грудь и сдавило горло. — Я люблю тебя. Боже! — Он рывком прижал ее к груди. — Боже, как я тебя люблю!

— О, Невилл…

Только ощутив сладостную влагу ее слез на щеках, он отстранился.

— Если ты согласна принять меня, Ливви, я женюсь на тебе. Потому что выбираю тебя. Выбираю жизнь.

Оливия рассмеялась: самый прекрасный смех, который слышал Невилл в своей жизни и приподнялась на носочки, чтобы крепко поцеловать его в губы.

— А я выбираю тебя. Пойдем в постель, Невилл, ибо я хочу спать в твоих объятиях и обнимать тебя во сне.

Прежде чем он успел запротестовать, она добавила:

— Мы победим прошлое. Вот увидишь.

Невилл посмотрел через ее плечо на камин, где лежали осколки графина. Он уже решил бороться с обманчивым утешением, которое сулило спиртное. И сделал это, понимая, что иначе он не сможет получить Оливию. Теперь настало время побороть остальных демонов. Снова выбрать настоящую жизнь. И если она готова сражаться бок о бок с ним, да будет так!

— Да, — прошептал он, улыбаясь этой удивительной женщине, спасшей его ярким светом своей любви. — Да, я хочу лечь и заснуть рядом с тобой, моя Оливия. Моя жена.

С этими словами он подхватил ее на руки и направился к двери. До рассвета еще три часа. Довольно времени, чтобы снова любить ее и