КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 578699 томов
Объем библиотеки - 868 Гб.
Всего авторов - 231584
Пользователей - 106420

Впечатления

lopotun про Похлёбкин: Специи и приправы (Кулинария)

Жаль человека. Он бы ещё много чего смог рассказать интересного и о кухне и об истории развития нашей страны, и не только нашей, если бы не убили его какие-то подонки в 2000-м году. :((

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Властелин земли (Неотсортированное)

нормальные книги, жду продолжение...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5-я книга в самиздате есть, а издательский файл будет только когда опубликуют в бумаге.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5 книга будет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Это не автор заблокировала. Это ЛитРес заблокировал - они эти книги продают.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Хорошие книги, но автор почему-то их заблокировала для чтения?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Винокуров: Начало (Космическая фантастика)

Читать о матерном дебиле не интересно, так как большая часть речи матерные связки и самоунижение личного достоинства ГГ. Я с автором и ГГ о его умственными способностями согласен и потому читать не интересно. Отстой.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Как зовут собаку Павлова? [Валерий Роньшин] (fb2) читать постранично

- Как зовут собаку Павлова? 21 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Валерий Михайлович Роньшин

Настройки текста:




Валерий Роньшин Как зовут собаку Павлова?

Петербург — прекрасный город… для прогулок. Но жить здесь нельзя. Здесь можно только умереть. Умирать сюда приезжают со всех концов света.

Но это так, к слову…

Я же приехал в Питер не жить и не умирать. Да сейчас и не вспомню зачем… Кажется, ни за чем… Впрочем, нет, мне хотелось разыскать памятник собаке Павлова.

Было начало весны (вторая половина марта, если уж совсем точно). Под ногами хлюпала жижа.

Я решил позвонить своей бывшей жене. Теперь она была замужем за миллионером.

Трубку взял миллионер.

— Здравствуйте, — сказал я.

— Кати нет, — ответил он.

— Я слушаю, — сказала Катя.

— Поехали автостопом до Мурманска, — предложил я.

— Записывай, — сказала она, — у меня: три автомашины, восьмикомнатная квартира в центре, коттедж за городом, я нигде не работаю и не собираюсь, а на следующей неделе мы с мужем отправляемся в Париж. Зачем мне твой автостоп до Мурманска?

— Даже если ты побываешь в Париже, — крикнул я в трубку, — ты все равно там не будешь!

— Не злись, — спокойно ответила Катя. — Я ведь, в сущности, тебе ни к чему. Тебе вообще женщина не нужна. Тебе надо с у щ е с т в о, похожее на женщину.

— Ты обуржуазилась, — сказал я.

— Да, — с удовольствием подтвердила она, — я обуржуазилась. А ты не злись. Лучше спроси у меня что-нибудь эротическое.

— Какие на тебе трусики? — спросил я.

— Ладно, девчонки, — снова возник в трубке миллионер, — хватит трепаться.

Связь оборвалась. День только-только начинался. Я пошел искать собаку Павлова.

По дороге я зашел в кафе. Сел за столик и стал есть сосиски с капустой. Напротив меня сидела маленькая девочка. Она ела мороженое. Через некоторое время к нам подсел старик. И тоже заказал мороженое.

— Один мой хороший знакомый, — принялся рассказывать старик, — страдал очень редкими заболеваниями. Из-за одной болезни ему нельзя было есть много — умрешь, а из-за другой — мало, тоже умрешь. Сейчас он, конечно, на кладбище.

— А у меня была любимая девушка, — вспомнил я Катю.

— Тоже на кладбище? — сочувственно покачал головой старик.

— Пока еще нет, — сказал я.

Девочка резко взмахнула рукой. Старик от неожиданности вздрогнул.

— Муху поймала! — радостно сообщила она, гордо показав сжатый кулак.

— А ты ее проглоти, — в шутку предложил я. — Куплю еще мороженого.

Девочка тут же кинула муху в рот и проглотила. Муха, надо полагать, даже ахнуть не успела. Пришлось заказать девочке мороженое.

— Нет, вы только представьте, — с возмущением сказала официантка, принеся заказ. — Подходит ко мне вчера какой-то тип и говорит: давай потрахаемся. Я чуть не упала от такого предложения.

— Вы споткнулись? — поинтересовалась девочка.

— Как же после этого жить?! — продолжала официантка, обращаясь почему-то исключительно ко мне. — Жить-то как?!

— Не знаю, — пожал я плечами.

— Я знаю! — сказала девочка. — Живите как слоны в Индии. Только палкой об рельс ударят, они тотчас бросают бревна и бегут обедать.

— Откуда ты это взяла? — удивилась официантка.

— По телеку показывали.

— А я во время войны был боевым генералом, — приосанившись, сказал старик.

— Генералом? — повторил я.

— Да! Боевым!

— Всю жизнь мечтал познакомиться с боевым генералом.

— Считайте, что ваша мечта осуществилась.

— Это ж с какого вы года? — заинтересовалась официантка, присаживаясь на свободный стул.

— С девятисотого.

— У меня прабабушка с девятисотого, — вспомнил я.

— Вот видите, — сказал старик, — я мог бы быть вашей прабабушкой.

Официантка снова посмотрела на меня.

— У вас жена есть? — с обезоруживающей прямотой спросила она.

— Да, есть, — кивнул я.

— Красивая?

Я задумался.

— Скорее уродливая, чем красивая.

— И вы ее любите?

— Люблю. Правда, как-то раз завтракали, и вдруг такая дикая мысль — а не ткнуть ли мне ее вилкой в глаз. Верите, еле себя сдержал.

— Вот что я вам скажу, — по-взрослому серьезно произнесла девочка. — Не любите вы свою жену тою любовью.

— Какою? — не понял я.

— Ну… тою.

— А где она работает? — продолжала выспрашивать официантка.

— В порту, — ответил я. — Грузчиком.

Официантка засмеялась. У нее громко щелкнула челюсть.

— Простите, — смутилась она. — Вам, наверное, это противно.

— Что? — спросил я.

Она провела ладонью по моим волосам.

— И почему мужчины лысеют, — меланхолично вздохнула. — А вот якуты не лысеют. Был у меня один якут. На мотоцикле разбился. Насмерть. Я недавно иду по Невскому, а он навстречу. Я чуть не рехнулась. А он мимо прошел, даже не поздоровался.

— И все-таки, — убежденно сказал старик, до этого слегка задремавший, — хороших людей на земле больше, чем плохих.

— А у моей мамы глаза разного цвета, — вдруг заявила девочка. — Но я ее за это не осуждаю. Она же дура.

— Как это?! — поразилась официантка.

— Да