КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395415 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 166983
Пользователей - 89859
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Symbolic про Таттар: Vivuszero (Боевая фантастика)

Читать однозначно! Этот фантастический триллер заслуживает высочайшей оценки и мне не понятно, почему Илья Таттар остановился на одном единственном романе. Он запросто мог бы состряпать богатырский цикл на тему кинутых попаданцев и не только. С такой фантазией в голове Илья мог бы проявить себя в любом фантастическом жанре с описанием жестоких сражений.
Есть опечатки в тексте, но они не умоляют самого содержания текста. 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Верхотуров: Россия против НАТО: Анализ вероятной войны (Документальная литература)

В полководческом азарте
Воевода ПалмерстонВерхотуров
Поражает РусьНАТО на карте
Указательным перстом...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Темное пространство [СИ, черновик] (fb2)

- Темное пространство [СИ, черновик] 945 Кб, 289с. (скачать fb2) - Евгений Вячеславович Томилов

Настройки текста:



Томилов Евгений Вячеславович Темное пространство

Глава 1

Я открыл глаза. Огляделся по сторонам. А потом едва увернулся от подзатыльника учителя, неожиданно возникшего сзади.

— Молодой человек, ваше происхождение и ваши успехи в учебе не позволяют вам нагло спать на моём уроке, — монотонно проговорил он, возвращаясь обратно к кафедре. — Как вы, надеюсь, знаете, завтра вам всем предстоит самый важный экзамен в вашей жизни.

Ну, естественно, именно завтра я окончу школу и пройду проверку на магические способности. Абсолютно все, включая даже самого пропащего человечишку, мечтали попасть в Асерскую Академию Магии. Правда, чтобы тебе улыбнулось счастье, недостаточно хорошо сдать экзамен, нужно еще и пройти чертово Испытание, только после которого можно уже смотреть на остальных свысока — теперь ты неофит Академии. Плюс ко всем привилегиям, которые дает обучение там, семье неофита совершенно не надо заботиться о него содержании, абсолютно все расходы берет на себя Особый Отдел Казны, иначе ООК. Впрочем, экзамен, а точнее, проверку на наличие способности управлять энергией, проходит примерно один человек из тысячи. Нечего говорить об Испытании, сейчас в ее стенах, по имеющейся информации, всего лишь тысяча человек. И это еще те, кто смог подняться выше общего курса, считающегося самым легким. Страшно подумать, сколько может полноценных Магистров может выйти из нее, на сегодняшний день в распоряжении имеется всего лишь десять магов такого уровня, как раз и составляющих Совет Академии, возглавляемый, как водится, Архимагом.

От благостных размышлений меня отвлек еще один подзатыльник. Учителю бы быть каким-нибудь тайным агентом, а не преподавателем — слишком хорошо умеет подкрадываться незаметно, причем всегда сзади. Это не есть хорошо. Но надо сосредоточиться на уроке, иначе есть риск что-нибудь не так сделать на проверке. Суть же ее состоит в следующем: после всяческих церемоний и регистрации в Книге, проверяющемуся нужно сплести простенькое заклинание, или создать, смотря к расе относишься. Эльфы, например, не плетут заклятия, а создают его структуру, хотя, сейчас перешли на новую систему обучения и вся магия, вот уже триста лет, основана на структурах. Незнающие могут не понять, чем плетение отличается от структуры, но вместе с тем, это чрезвычайно просто. Если при плетении мы "сплетаем" заклинание, то при структурном создании сразу же просто воспроизводим готовый ментальный отпечаток заклятия. Но и на этом различия не заканчиваются: так как маг практически всегда использует энергию окружающего мира, при любом магическом действии, будь-то создание деструктивного шара или чистка обуви, маг изменяет ее в соответствии со своими нуждами. При этом на плетение тоже расходуется значительная ее часть, а значит, структурный способ более рационален. Но я начинаю говорить прямо как учитель, а все уже собираются уходить.

— Эйден, я удивлен вашим знанием теории магии, как мне кажется, вы даже способны пройти экзамен, — иронично проговорил учитель. — Я никого не отпускал! — все прилипли к стульям. — Не забудьте, завтра все приходят в наиболее удобной для них одежде и полными сил!

Значит, я размышлял вслух. Но даже этот факт меркнет перед тем, что уже завтра я смогу переехать в Академию! Нет, жить в нашем поместье мне очень нравится, да и с родителями мне повезло, но очень уж хочется соответствовать репутации нашего рода. Недаром, именно мой прадед изменил систему магии, как я уже говорил раньше. Закинув на плечо сумку с учебниками, я как можно скорее двинулся к выход из аудитории, чтобы успеть пораньше придти домой. Ужасно ненавижу находиться среди большого количества людей, сразу же начинаю испытывать необъяснимую давящую тяжесть, так и вижу, как кому-нибудь всадить стрелу в шею. Да, наверное со стороны кажется, что эти мысли — безумны, но на самом деле это совершенно нормально. Для меня, по-крайней мере. И зовется это новомодным словечком: "социофобия". В одни дни она проявляется слабее, в другие — реже, но она есть всегда. Представляю, что будет, когда научусь запускать боевые заклятия, хотя, говорят, в Академии лечат абсолютно все заболевания, хоть психические, хоть физические. Как всегда, около ворот меня никто не ждал, что было очень кстати. Понимаю, что мои действия крайне далеки от образа благородного сына благородных родителей, но что уж тут поделать. Воровато оглядевшись, я отделился от общей толпы около одного из косых переулков, сплетающихся между собой в целый лабиринт. К счастью, недавно удалось приобрести довольно интересный артефакт, показывающий карту всего Асера, вплоть до закоулков подземных катакомб. Да, да. Несмотря на то, что город — столица, и у него имеется свое подземное отражение. Хотя, в отличие от других, в нашем обосновалось несколько гномьих родов, что весьма благоприятно сказалось на его процветании. Мы поставляем подземным жителям еду, а они нам доспехи и прочее вооружение. Есть, конечно, и необжитые участки подземелий, куда никто не рискует соваться, но там я вряд ли когда-нибудь окажусь. Даже в переулок-то полез, зная, что меня точно будут ждать сильные и относительно верные друзья. Хотя нет, как раз с ними-то я сейчас и полезу в эти самые страхолюдные подземелья. От стены отлепилось две фигуры. Одна небольшая, вторая… тоже небольшая. Мы вообще все не отличаемся большим ростом. Нет, я и все мои соученики не карлики, но и не гиганты, так, ни туда, ни сюда.

— Ты готов? — скептически вопросил первый. Грегор — самый типичный представитель среднего класса. Сильный и не обладающий магическим даром, хотя, кто знает? Говорят, нынешний Архимаг вообще был слугой в доме моего великого прадедушки. Только вот, слуга теперь второй по значимости человек в Империи, а прадедушка куда-то делся.

— Всё взял? — это уже Сергиус. Степень благородства его рода стоит наравне с моим, но от этого мы не стали врагами, как обычно бывает. Живет себе человек и живет, а потом раз, и узнает, что его лучший друг — враг рода. И начинается многовековая кровная вражда, практически не из-за чего.

— Угу, — я бросил перед его ногами свою школьную сумку, предварительно открыв главный карман. Немедленно оттуда были извлечены несколько темных костюмов, рассортированных по размерам.

— Я нашел достаточно чистый путь, — между делом заметил Грегор, на что я самодовольно ответил, что приобрел магическую карту города. Динамическую.

— Ладно, — он посмотрел на луну, уже поднявшуюся над городом. — Все обеспечили себе прикрытие?

— Я сегодня как бы ушел готовиться к завтрашнему экзамену к одному из своих дальних знакомых, он, если что, подтвердит, — приглушенно проговорил Сергиус сквозь пылезащищающую маску, в нежилой части катакомб ее столько, что можно задохнуться, наверное.

— Отлично, я тоже, — Грегор плотно закрепил на запястье ремешок, со вставленным в него небольшим камешком. При непредвиденных обстоятельствах, нас всех перенесет ко мне в комнату. — Эйд, а ты?

— Ну, в общем, я сказал, что… у меня свидание, — я скромно потупил глаза.

— Да не может такого быть! — искренне рассмеялся мой друг.

— Ну ладно, я сказал неправду — на самом деле, я тоже готовлюсь к экзамену. А теперь пошли, и поскорее.

Вообще, судя по слухам, подтвержденным фактами, в необитаемое подземье лучше всего ходить именно ночью, но почему — никто так и не может объяснить. Но факт остается фактом: никто, из ходивших туда днем не возвращался.

Всё началось, когда Сергиус прибежал ко мне и показал скопированную страницу книги, на которой был начерчен какой-то план одного из подземных секторов. Постоянно запинаясь и начиная сначала, он рассказал о удивительной находке. В одном из Древних Залов находится колдовской склад. Сотни, если не тысячи невероятно ценных артефактов. Если мы сможем туда добраться и забрать хотя бы несколько из них, поступление на факультет Боевой Магии нам обеспечен. Это на Стихийные можно поступить о способностям, а на Боевой просто так не возьмут — тут нужен подвиг, причем, чем он героичнее — тем лучше. Совет объясняет это тем, что боевым магам нужно иметь определенный набор качеств, без которых не то, что в бою не поучаствовать, даже в баллады и сказания не попасть. Думаю, поход в ужасные катакомбы, где опасности имеют плотность по десять на миллиметр, будет считаться достаточно героичным. Да и экипировка у нас не подкачала — всё-таки, недаром я вхожу в один из древнейших родов, следовательно, денег у меня в достатке. Чего стоят одни только костюмы, использующиеся при работах в крайне опасных местах, вроде огненных шахт или того, что мы собирались делать. По сути дела, каждый костюм представлял собой систему артефактов: материальный щит, энергетический накопитель на сотни три деструктивных орбов, и еще множество мелких функций. Грегор провел рукой вокруг нас всех, и тот час же силуэты расплылись, теперь мало кто обратит внимание на три тени. Отойдя, он отворил неприметную дверцу, украшенную головой волка.

— Прошу, — указал на открывшийся проход и прыгнул сам.

Короткий полет по каменному желобу, и вся наша компания уже стоит в начале длинного коридора. Источников света тут нет, да и не желательны они, ибо привлекают самых мерзких обитателей заброшенных строений. В дело пошли специальные повязки на глаза, позволяющие видеть в темноте, как при дневном освещении, к тому же, в последней разработке прибавлено плетение, обозначающее любые цели и подсвечивающие их по желанию владельца в порядке возрастания приоритета. Если бы костюмы не пили жизненную энергию носителя и не потребляли бы такое количество энергии — цены бы им не было, и наша Империя распространилась бы по всему континенту. Активировав ночное видение, мы двинулись вперед (всё равно, больше некуда).

— Ну что же, включай свою карту, — Грегор остановился перед развилкой.

Нажав на небольшой браслетик на руке, и поочередно прикоснулся ко лбу каждого, чтобы передать визуальный образ. Закрыл глаза, и передо мной раскинулась сеть всяческих ходов, проулков и расщелин. Когда-то, многие века назад, катакомбы были городом, но потом случилась неведомая катастрофа, и всё оказалось засыпано тоннам земли и пепла. На улицы в то время была наложена защита, поэтому место улиц образовались коридоры, а сами дома, на которых защита не выдержала, стали залами. Отчего катакомбы образовались в других городах, я не знаю, есть множество предположений на этот счет, но, ни одно из них не доминирует. Сейчас мы как раз направлялись к бывшему Хранилищу Старой Академии. Послав карте запрос на кратчайший и самый безопасный маршрут до требуемой точки, я увидел. Как прямо передо мной появилась красная стрелка, разумеется, она существовала только в нашем сознании. Повертевшись, она указала на правый проход, куда мы и последовали. Перепрыгнув по пути несколько провалов в земле, мы вышли к одной из контрольных точек. Огромное здание, неведомо как сохранившее свой первоначальный вид, выглядело относительно величественно. Чинно отворив дверь, мы спокойно зашли в зал бывшего дворца забытого вельможи, где-то тут скрывался проход в винные погреба, ведущие на Нижние Уровни, самую опасную зону катакомб. Подземелья делились на три зоны: верхнюю, среднюю и нижнюю, и на несколько десятков секторов. Верхняя зона, это обычные погреба и нижние этажи банков, хорошо защищенные и абсолютно безопасные. В остальных зонах уже все неопределенно, могут внезапно съесть или убить, а можешь дни напролет гулять. Вздымая тучи пыли, мы разбрелись по всей доступной площади, внимательно осматривая каждый сантиметр пола. Наконец из угла раздалось торжествующее шипение:

— Отлично! Идите сюда! — Грегор уже активировал очищающий артефакт, открывая нашему взору прекрасно сохранившийся люк в полу. Пару раз дернув, мы убедились, что за прошедшее время он окончательно врос в камень. Приказав всем отойти, я снял с пояса одну из стеклянных запаянных трубочек, созданных из особого стекла и заполненных, прожигающим почти любой материал, зельем. Аккуратно поставив ее в середину люка, я нажал на определенные точки и отпрыгнул в сторону, развертывая полевой щит. На миг всё помещение затопил ослепительный свет, испаривший металлическую преграду за несколько секунд. Почему- то, если применять это зелье к живым существам — оно не срабатывает. Заглянув в дыру, я отпрянул назад: прямо под нами медленно ходил гигантский паук, слишком большой, чтобы пролезть в дыру, но достаточных размеров, чтобы съесть нас всех троих, или замотать в патину.

— Внизу опасность, — прошептал я, как будто гигантское насекомое могло нас услышать. — Орбы запускаем очередями по три. Раз, два. Три!

С раскрытых ладоней слетели девять огненных шаров, размером с голову собаки, потом еще и еще. Дав отмашку, я опять приблизился к бывшему люку. Вместо паука виднелся лишь выжженный участок земли.

— Ну вот, а может он был травоядным? — вздохнул Сергиус. Дружно покрутив пальцем у виска, мы неодобрительно посмотрели на него. Впрочем, всё равно наших лиц не видно, головы полностью затянуты в черную ткань. Еще раз, убедившись в отсутствии насекомого, мы дружно спрыгнули вниз, возблагодарив систему амортизации, когда оказалось, что пол находился на глубине в двадцать метров.

— Представляете, сколько тонн земли над нами? — мечтательно вопросил всё тот же Сергиус.

— Заткнись, — мы все продолжили путь.

Честно говоря, я за всё время нашего маленького путешествия, так и не понял, что зловещего в пустых коридорах с пылью и единственным огромным пауком? Судя по многочисленным рассказам, нижний уровень прямо кишит невообразимо ужасными созданиями, только и думающими о том, как съесть неосторожного путника. Хотя, я уверен, что они непременно попадутся нам после. Когда мы уже почти будем у цели. Еще раз, сверившись с картой, мы отправились дальше по унылому и однообразному коридору, усыпанному, правда, костями и черепами самых разных существ.

Когда я уже думал, что путешествие получается совершенно негероическое, как сенсоры костюма полыхнули красным светом. Несмотря на короткую слепоту, это спасло мне целостность защиты — в том месте, где недавно находилась моя голова, теперь качалось небольшое облако неопределённого цвета, всё таки, мы находимся в полной темноте и даже ночное видение не отображает всё в оттенках серого. Что это за неведомое образование, я не знал, в школе этому явно не учили, а учебники по магии находятся в исключительном распоряжении Академии, поэтому как можно скорее прополз под ним и подождал остальных. Всё также, в унылом молчании, посреди абсолютно нестрашных стен, мы вышли к еще одному проему, бывшем когда-то воротами.

— Это как-то скучно, — подал голос Сергиус. — Встретился всего лишь одни паук, да и то, какой-то медлительный. Это определенно не к добру.

Внезапно, я в полной мере осознал его правоту. С потолка на нас спрыгнул тот самый недожженный паук. Выстрелив в него огненным шаром, я быстро активировал личный щит, принявший на себя следующий удар. Защита тревожно замерцала, а на внутреннем индикаторе высветилось предупреждение об опасности для жизни. В это время, Грегор, решив проявить себя, запустил очередью в насекомое, основательно прожарив ему одну из ног. Тот на секунду замешкался, и этого времени мне хватило, чтобы нырнуть в небольшую дверцу и оттуда начать поливать врага огнем. Вот был бы я магом, пусть даже первой ступени, с десяток таких неприятных существ бы походя, уничтожил, даже не запыхавшись, а так приходится бегать и надеяться на запас энергии в накопителях. Из-за ассоциаций с магией, в голову пришло озарение:

— Постарайтесь заманить его в ту ловушку, — прокричал я.

— Угу, — был мне глухой ответ.

Со стороны моих спутников вновь полетели деструктивные орбы, и паук, видимо решив, что я невкусный, прыгнул к ним. Несомненно, прыжок был достоин похвалы, но, к его несчастью, завершился прямо в облачке. В проем на полной скорости влетел Грегор, а за ним и Сергиус. В следующую секунду прямо перед нами шмякнулась одна из бывших ног безвременно скончавшегося насекомого-переростка. Да. Если это самое опасное существо на нижнем уровне, то сюда можно ходить охотиться. Но унылость подземелья суждено было развеять не только пауку. Обернувшись, мы восторженно вздохнули. Наверное, именно такими были города темных эльфов, в те времена, когда они еще существовали. На этот счет тоже ведутся споры, бывшие признаком плохого тона еще во времена моего прадедушки. Потолок пещеры вздымался далеко вверх, хотя, по моим расчетам, мы углубились на нижний уровень всего лишь метров на тридцать. Мы стояли на балконе, выходившем из стены огромной пропасти, тоже уходившей далеко вниз. По стенам были разбросаны огромные кристаллы бледно-фиолетового цвета, излучавшие бледное сияние. Между каждым таким кристаллом были перекинуты каменные мостики, неизвестным образом не падавшие под собственной тяжестью. Образуя сложное плетение, они скрывали циклопических размеров статую женщины. При желании, в ней можно было узнать абсолютно любую девушку, когда-либо встреченную любым человеком.

— Не могу поверить, — Сергиус немедленно снял с пояса миниатюрный пиктер и принялся щелкать кнопкой, запечатлевая необыкновенную красоту этого места. — Вполне возможно, что мы нашли один из Храмов Эльфов, только они поклонялись богине Любви. Вы представляете?! Если я покажу эти изображения в каком-нибудь институте, то буду возвеличен не меньше, чем твой прадед!

— Не трожь прадеда, — автоматически отозвался я, всё еще рассматривая ближайший кристалл. — Смотрите!

Перегнувшись через перила, я обнаружил небольшое камешек, в точности повторяющий форму кристаллов, но имевшего намного более маленькие размеры. Интересно, если я его отковыряю, на нас не обрушатся своды? А то, кто знает, может, он специально для испытания сюда прикреплен, да и сидит в камне как-то некрепко. Решив приумерить свой исследовательский пыл, я заметил, что один из мостиков находится как раз на расстоянии усиленного прыжка.

— Ждите тут, я проверю мостик, — мои спутники немедленно закивали — никому из них не хотелось рисковать своей жизнью ради героического подвига, посмертно на факультет боевой магии не применяют, а я самый легкий из них, следовательно, и рисковать мне.

Активировав чары полета, я встал на перилку и, опасно балансируя на самой грани, оттолкнулся и легко перелетел на мостик. Против моих ожиданий, он не шелохнулся, являя собой монолитность скалы. Стараясь не смотреть в черноту, расстилающуюся подо мной, я снял повязку, закрепив ее на поясе. Кристаллы давали достаточно света, а упасть только из-за неразличимости цвета камня и пустоты было бы чрезвычайно обидно. Непонятно, какими загадочными принципами руководствовались строители этого места, но материал мостков в точности совпадал с пропастью, так что шел я практически на ощупь. Даже в универсальной карте их план не был отражен. Представляя, как бы восторженно вздыхали одношкольницы, увидев меня в столь героическом действии, как хождение по пустоте над пропастью(именно так со стороны и кажется) я оказался на довольно большой площадке, на которой и был установлен фиолетовый кристалл. С облегчением подойдя к нему, я потыкал пальцем в холодную поверхность. Вроде с потолка на меня не собирались ниспадать молнии, испепелив на месте за совершенное святотатство, поэтому я продолжил свой путь наверх, к площадке перед статуей богини. За прошедшие пять минут я уже слегка пообвыкся, поэтому сейчас шел без опаски, не забывая, однако, следить тем, куда ступаю. Если Сергиус прав и мы на самом деле находимся в Храме Любви, то нам всем крупно повезло. Существующая на данным момент система гласит, что существует две первостихиии: Порядок и Хаос. Из них образовались четыре стихии вторичного плана: Огонь, Вода, Воздух и Земля, имеющий каждая по два полюса — Свет и Тьма. Впрочем, это деление достаточно условно, как говорил мой прадед: "Если с помощью магии выращивать цветы, все будут превозносить тебя, как великого мага, а если с помощью того же самого плетения делать в точности тоже самое, но на голове у человек — ты уже злобный колдун" Еще существуют стихии Жизни и Смерти, но их могут использовать только раса друидов и темных эльфов, соответственно. Да и то, не факт. Но любой храм, а тем более Храм, представляет собой искусственное Место Силы значительной мощности. А что уж говорить самом древнем Храме, куда стекается энергия всех любящих людей? Если бы я был темным эльфом — сразу же захватил бы мир, силы было бы достаточно. Перепрыгнув провал между мостиком и храмовой площадкой, я оказался около подножия статуи. Смотреть на нее лучше с балкона, сейчас я едва дохожу ей до колен, что очень затрудняет восхищение необыкновенной красотой. Но я обычный человек, поэтому просить чего-либо бесполезно, всё равно не откликнется, так что я просто решил обследовать всю доступную территорию на предмет сокровищ, не зря же я сюда добирался. Как всегда, интуиция меня не подвела и за статуей обнаружился крупный, прозрачный камень, висящий прямо в воздухе. Предусмотрительно возобновив работу щита, я осторожно дернул его за цепочку, оплетающую камень подобно спирали. Камень лег ко мне в ладонь, не сопроводив это знаменательное событие никакими знамениями. Больше ничего интересного, кроме самой статуи, на площадке не было, и я двинулся в обратный путь. Ловко пройдя по своеобразному лабиринту, я с героическим видом спрыгнул обратно на балкон, немедленно продемонстрировав находку.

— Это смотрелось весьма хорошо, — подтвердил мои подсознательные надежды Грегор. — Сер даже снял это на пиктер. Выберемся — покажет.

Отлично, теперь, если я пройду экзамен, а я его, скорее всего, пройду, можно будет усилить свой успех героическими похождениями.

— Да я, вообще-то, все записываю, — пожал плечами Сергиус. — И нашу битву с пауком тоже записал, ты так смешно упал.

— Место, где я упал, уничтожишь, — немедленно посуровел тот.

— Хорошо, хорошо, может, мы продолжим путь? Эйден, что показывает твоя карта?

— Одень повязку — тоже увидишь, — постучал я пальцем по лбу, уже затянутому волшебной тканью.

Оказалось, что мы, спасаясь от паука, прыгнули не туда и теперь придется возвращаться. Выйдя назад с балкона, мы вновь оказались в том же самом унылом коридоре, который теперь украшали части насекомого. Через несколько метров пути стены изменились — теперь в них были вплавлены черепа, причем исключительно человеческие. Потолок тоже пытался внушить ужас, но получалось плохо. Как может испугать собственный вид в зеркале, пусть и лишенный кожи и мышц? Хм. Признаться, когда я покупал костюмы высшей защиты, то рассчитывал, как минимум прорываться сквозь полчища тварей, от вида которых должен помутиться рассудок, а всё оказалось намного проще и обыденнее. Хотя, основные опасности начинаются около самой сокровищницы. Еще раз сверившись с картой, мы обнаружили, что искомый тайный проход находится справа от нас, прямо стене. Всё бы ничего, но смущал тот факт, что на этом месте находился серый камень, не желающий открывать даже самую захудалую тайную дверь. Простукав каждый сантиметр поверхности, я обнаружил небольшое углубление. Что-что, а в обнаружении скрытых кнопок я поднаторел еще, когда таскал сладости из тайника отца в его личном кабинете. Интересно, почему он прятал и именно там? Легкое нажатие и несколько сотен металлических стрелок отскочили от наших щитов, а массивная каменная плита повернулась на невидимых петлях, открывая взору очередной унылый коридор. Именно тут скрываются ловушки. С крайней осторожностью я сделал первый шаг, на всякий случай увеличив мощность до максимума. Коридор, пытаясь усыпить внимание скучностью, не преподнес нам никаких сюрпризов почти до самой середины, когда прямо из пола вылезло три самых настоящий скелета. Это притом, что ближайший некромант находится в Эрийском Халифате, что за тысячи километров от этого места. Громко клацнув челюстями, они вытянули руки в нашу сторону и резво запрыгали к нам. Но ужасные создания подвела их старость, за триста лет любые кости утратят свою прочность. От удара кулаком они просто рассыпались в пыль, а нам пришлось падать на пол, пропуская над собой волну огня. В течение следующих десяти минут, мы показывали чудеса акробатики, не ходя, разве что, по потолку. Когда, наконец, все в копоти и с разряженными щитами, мы втроем ввалились в сокровищницу, то с облегчением растянулись на полу — такие забеги не совершают даже гонцы, за них скачут лошади. Приподнявшись, я с интересом осмотрел Хранилище, а посмотреть было на что: огромные стеллажи, на полках которых были аккуратно рассортированы самые разные вещи. На ближайшем к нам лежали мечи, при ближайшем рассмотрении ничем не отличающиеся от обычных. Холодным оружием никто из нас владеть всё равно не умел, а в Академии этого просто не надо, поэтому оно осталось без внимания. Только Грегор взял один из кинжалов, но, поцокав языком, отложил обратно. Если все стеллажи таких размеров, как этот, то по Хранилищу бродить можно вечно — Оружейный был длиной почти в пятьдесят шагов. Честно говоря, я совершенно не знал, что именно брать, но одно было ясно: брать надо что-нибудь нужное в дальнейшем обучении.

— Разделимся, — наконец решил я. — Ты обследуешь вон тот участок, а Сергиус тот, — я указал на несколько темных проходов.

Мои спутники немедленно разбрелись, а я направился дальше. Второй стеллаж оказался заставлен странными колбами, примерно на три четверти наполненными голубоватой светящийся жидкостью. По размерам они как раз подходили к небольшим кармашкам, разбросанными по всему костюму и, взяв пять из них, я надежно их упаковал, выберемся — разберусь, что к чему. Всё остальное пространство было забито разными книгами и свитками, выглядевшими настолько древними, что я боялся на них дохнуть, еще уничтожу невероятно ценные знания и стану врагом всего живого. Сама дорога к Хранилищу оказалось настолько простой, что совершенно непонятно, как многомудрые мастера Академии еще не разграбили ее на свои нужды, вообще, сам путь оказался намного интереснее, чем поиски в самой сокровищнице ценностей. Собравшись около выхода, мы внимательно осмотрели все находки. Грегор отыскал небольшую копию храмовых кристаллов, и такую же по размерам статуэтку темноэльфийской богини. Теперь он умиленно взирал на нее, и мне пришлось толкнуть его локтем, чтоб привести в себя. Смущенно что-то пробурчав, он поспешно затолкал свои сокровища в карманы. Сергиус, видимо, для оригинальности, взял два коротких меча и теперь, с залихвастким видом помахивал ими, размышляя, очевидно, куда их приткнуть. Наконец, подождав, пока новоиспеченный воин сделает пару снимков и найдет ножны к клинкам, я повернулся к Грегору.

— Запускай свой телепорт.

Не говоря ни слова, тот встал поближе к нам и нажал на камешек. В следующую секунду, вокруг нас вспыхнуло зеленоватое сияние, и мы переместились ко мне в личную комнату. Надо сказать, перемещение имеет один неприятнейший побочный эффект — на несколько секунд тебя сильно шатает. Причем, чем слабее маг, тем сильнее. Не знаю, какой силы из нас были маги, но материализовались мы на расстоянии порядка двух метров от пола.

— О, Эйд, мы зайдем попозже, — в один голос прошептали друзья и быстренько выпрыгнули в окна, интересно, я сказал им, что перенес комнату на третий этаж? Судя по всему нет, потому что в следующую секунду снизу донесся поток плебейской ругани, представители древних благородных родов, а так роняют свою честь и достоинство. Я не распоряжаюсь нашим садом и не виноват, что именно под моими окнами посадили ползучую сирень, кусающую каждого за пятки. Ну, или за другие части тела, смотря, что туда сунешь.

Только обернувшись, я понял, почему ни так поспешно выскочили. В моей комнате, куда имею право входить исключительно я, самым наглым образом спала незнакомая девушка. Причем, совершенно не обращая на мое блистательное возвращение. И как бы вы поступили на моем месте, не зная, кто это и зачем? Если ее род старше моего, то придется вежливо попросить выйти и со всевозможным почтением доставить обратно. Но старше моего, только род Императрицы, а единственная женщина моего возраста в нем, это ее дочь. Но она совершенно точно не покидала дворца, поэтому такой притягательный вариант (как такая девушка, по собственному желанию оказавшаяся в моей и постели) отпадает. Если же она младше меня по благородности, то я могу, либо, гм… обрадоваться, либо вежливо попросить уйти, была бы мужчиной — мог бы выкинуть из окна. Решив проверить всё на опыте, я негромко похлопал около ее ушей. Никакой реакции, следовательно, она точно не идет по пути воина, что радует. Плотно заперев окно, я прибегнул к более радикальным мерам, а именно потряс ее за плечо. На этот раз реакция последовала незамедлительно — девушка вскочила и встревожено уставилась на меня, очень странными, для человека, глазами. В мозгу шевельнулась какая-то мысль, но тут же была погребена под сотнями других, нежданная гостья обрела внутренний покой и придвинулась ближе ко мне.

— Прошу прощения за столь позднее вторжение, я, верно, ошиблась домом, — тихо промолвила она.

Да уж, чтобы перепутать поместье Дха-Дхайров и какой-то захудалый домишко, надо быть воистину самым рассеянным человеком в мире, что я не замедлил высказать:

— Мне чрезвычайно приятно ваше внимание, леди, но дело в том, что я недавно вернулся с крайне опасного дела, и мне бы хотелось немного отдохнуть, ибо завтра мне предстоит совершить еще один подвиг, — представляю, как это выглядело со стороны: человек, облаченный в черные одежды стоит посреди своей комнаты и боится сесть на свою собственную кровать, чтобы, не дай Создатель, не причинить неудобств, совершенно незнакомой ему, наглой девушке.

— Вынуждена просить вас дать мне времени до рассвета, переждать у вас ночь. Я уверенна, что не помешаю вам.

И что делать? Девушкам отказывать — последнее дело, особенно когда они так печально просят. Может ей действительно некуда идти? И даже если она наемный убийца, всё равно ничего мне не сможет сделать, заклинания знают свое дело получше любых стражей.

— Могу я узнать ваше имя? — я снял костюм, исчерпавший всю энергию и утративший абсолютно се свои полезные свойства.

— Эрья, вы позволите мне переночевать у вас? — она неведомым образом приобрела еще более жалостливый вид. — Эрья Дха-Серрейн.

— Хорошо, можете остаться, — смилостивился я. — Совершенно очевидно, что ее род связан с моим, пусть и по какому-нибудь троюродному брату прадедушки, но связан, а значит, отказывать смысла нет, сам хранитель рода не даст соврать насчет принадлежности.

Стараясь не смотреть на нее, чтобы не сгореть от стыда (такова уж моя натура) я аккуратно притулился на краешке кровати. Главное, чтобы Сергиус в отместку за падение не разболтал всем об увиденном. С этими мыслями, я, наконец, заснул, успев увидеть, как Эрья ложится рядом.

* * *

На следующий день, к моему облегчению, гостья бесследно исчезла. В который раз пожалев о своей излишней стеснительности, я быстро попрыгал, чтобы разогнать оставшуюся с подземелий сонливость и задумался. Именно сегодня должен был состояться экзамен, но не простой, как в научных институтах, а на наличие магических способностей. Когда мне было лет семь, а было это десять лет назад, к проверяющимся, в присутствии всего Совета, подносили загадочного вида шар, вспыхивающий синим светом всякий раз, когда его касался маг. Чем интенсивнее было сияние — тем сильнее дар. Насколько я понял, сам инструмент всего лишь определял своеобразную "пропускную способность". Всего существует два основных направления магии: шаманизм и, собственно, сама магия. Если шаманы взывали к демоническим силам, принося им каждый раз кровавые жертвы, то магия была многогранна, в ней существовало, на сегодняшний день, пять основных направлений, подразделяющихся еще не на один десяток. В дверь постучали. Вздохнув, я пошел открывать, надеясь, что это будет ночная незнакомка, но стоявший около двери отец развеял все мои надежды. В свое время он не прошел Испытание и теперь пребывал в весьма мрачном расположении духа.

— Тебе пора, — бросил он, резко разворачиваясь и скрываясь в боковом коридоре.

Ну, это я и без него знаю. Наскоро одев брюки и рубашку, сделанные из заколдованной ткани, я накинул поверх всего плащ. Внимательно осмотрев комнату и не заметив ничего подозрительного, запер за собой двери. Пробежав по многочисленным лестницам, я толкнул дверь и вылетел во двор. Уже отсюда была видна громадная Башня Академии. Построенная неведомо кем, неведомо сколько веков назад, своим концом она уходила далеко в облака. Говорят, что она очень далеко уходит землю и заканчивается в центре планеты. О так это, или не так, все, кто прошел Испытание, на полгода запирались в ней и не выходили никуда. Совершенно непонятно было одно: если каждый год из всей Империи набирали всего лишь по тридцать человек (а в нашей великой стране около миллиарда жителей, и это только людей), то зачем Башне такие гигантские размеры? Обучение длилось для каждого по-разному — кто-то по пять лет сидел на первом курсе, а кто-то и за три года сдавал экзамен на полноправного Мага и, либо продолжал учиться дальше, либо куда-нибудь уезжал, благо, даже самый слабый маг способен значительно осложнить жизнь любой армии захватчиков — защитные амулеты имеются только у нас. Естественно, если проснулась жажда знаний, можно идти на Мастера или даже Архимага, но на практике, мало кто оставался в Академии дольше десяти лет.

— Ах, так! Значит, он выкидывает нас из окна в объятия хищных цветов, а сам наслаждается обществом, ждущих его ночами, девушек! — раздались сзади два возмущенных голоса.

— Признавайся, кто это был? — с хищным интересом вопросил Сергиус, наставив на меня пиктер.

— Отстаньте! — я протестующе замахал руками, безуспешно пытаясь увернуться от щелчков. — Ничего не скажу!

— Хм, мы подождем, — судя по их ухмылкам, они явно что-то задумали.

Не тратя свое драгоценное время на таких людей, как они, я побежал на площадь перед Академией.

Мне крайне повезло, что жил совсем неподалеку — экзамен проводился неподалеку от места Испытания, а значит, не придется выстаивать многокилометровые очереди на него. В том же самом Террайне, что недалеко от Асера, каждому способному ученику, при удаче, приходится еще дожидаться своей очереди к стационарному телепорту, а потом долго выяснять свое место в очереди. Не представляю, что бы я делал, если бы жил там, а тут еще и школа тесно сотрудничает с Академией, нет, официально, обитель магов чуть ли не отдельное независимое государство, но слухи ходят, а им надо доверять. Иногда. В данном случае лучше поверить в приятное, недаром уже на втором курсе нас обучали основам медитации. Разумеется, это еще не магия и даже не ее основы, а всего лишь ускоренный метод восстановление энергетического фона организма. Немного потолкавшись и поотдавив некоторым особо наглым личностям ноги, я вышел к немногочисленной группе однокурсников, в это году мы единственные заканчивали обучение. Оглядевшись, заметил и учителя, тут же куда-то исчезнувшего. Он явно когда-то был тайным убийцей или шпионом, больно уж хорошо умеет растворяться в воздухе. Понемногу подходили и остальные претенденты, кучкуясь тут и там, приводя за собой еще более многочисленных горожан, пришедших просто поглазеть.

— Господин, делайте ставки, — раздался позади меня громкий шепот. — Я бы поставил на Школу Альфа, или, может Бета.

Ну вот, теперь меня еще и приняли за некоего господина, неужели я так старо выгляжу? Обернувшись, я скептически окинул взглядом немолодого мужчину, облаченного в легкий доспех легионера. Тот, всё правильно истолковав, принялся приставать к более престарелым людям. Если не поступлю в Академию, придется идти в один из десяти легионов, иначе помру со скуки, важно внимая науке управления слугами и плетения интриг. В принципе, в легионах служить неплохо, особенно в Террейнском Первом.

В нашей Империи, легион, это не единое военное формирование, а общее название для войск, наиболее приспособленное для ведения одного из типов боевых действий. В каждом Легионе примерно по пять-десять тысяч бойцов, разделенных на пять-десять полков, каждый из которых в свою очередь, разделен на сто когорт. Как я уже говорил, каждый Легион — наиболее приспособлен для ведения сражений в определенной местности — Песчаные Талибы, как видно, базируются в Сахарной пустыне и основными силами защищает наши границы от набегов из ее середины. Никто не знает, кроме, разве что, магов, какие тайны скрывают неизведанные ее области, но каждый год, примерно тоже время, когда начинается Испытание, на Великую Стену нападают орды тварей. Никто не помнит, откуда берет начало эта напасть, но Песчаный Легион самый старый из всех существующих, и именно от него пошли все остальные. Всего, в боевых действиях активно участвовало всего лишь три легиона, воевать было практически не с кем, кроме фанатичной Теократии Фэйна, известного своей способностью противостоять магам. Если бы не целители-некроманты из Эрийского Халифата, вовремя поднявшие свои запасные легионы на границе с ним, пол-Империи было бы уже под властью святош. А так, пока неутомимые мертвецы отбивали атаки фанатиков, три самых многочисленных легиона успели подойти на помощь. Вроде бы и сейчас идут постоянные боевые столкновения.

Врата Академии распахнулись, и вся многотысячная толпа немедленно стихла. На площадь вышел сам Архимаг во главе Совета. Десять магов, поднявшихся настолько высоко в тайнах изучения высшего искусства, что называть из обыкновенными людьми было бы оскорблением. Десять женщин, по отдельности, мановением руки, могущие стереть с лица земли небольшой город, а вместе представляющие собой почти непобедимую силу, почти, потому, что фэйнцы нашли некий артефакт, полностью блокирующий магию. Вперед вышла одна из Мастеров и люди не смогли сдержать восхищенного вздоха — девушка была идеальна. Абсолютно. Даже самый критичный и предвзятый взгляд не смог бы найти в ней ни единого изъяна, даже я во все глаза следил за каждым ее движением, за каждым словом. Легкий ветерок взметнул ее волосы и на краткое мгновение приоткрылись острые ушки — однозначно, передо мной была самая настоящая эльфийка, никакой косметической магией не воссоздать столь неповторимых линий. Эльфы, давно ушедшая раса, оставившая свои неповторимые города, возведенные во всех, без исключений, странах в ранг неприкосновенных святынь.

— Приветствую вас, граждане Империи, на ежегодном наборе! Многие из вас пришли сюда в надежде на получение новых знаний! Таких мы примем с радостью, лишь бы были хоть какие-то способности. Кто-то пришел сюда в надежде обрести силу, мы рады и вам. Но те, кто таит в своем сердце злобу на другого, надеется познать таинства волшебства, для властвований и притеснений ближнего своего, могут уйти отсюда сразу. Отчистите свой разум от злобы и жажды власти, в стенах Академии могут находиться только ищущие истину, — девушка смотрела на каждого, проникая в душу и вытаскивая на поверхность всё зло, таившееся в каждом из нас, а потом заменяя его на нашу светлую часть.

— А как же экзамен? — прошептал Сергиус, но получил ощутимые тычки со всех сторон. — Хорошо, хорошо, молчу.

— Да, вы, верно, недоумеваете, почему нет, обязательного для выпускников школ, экзамена. На вопрос ответ прост: мы решили больше не проводить его и немного изменить саму систему Набора. Пришедшие за знаниями, подойдите ко мне!

Из толпы начали выбираться переругивающиеся люди моего возраста и я как можно скорее начал пробираться через их непрерывный поток. Призвав на помощь однокурсников, я всё-таки смог занять место в первом ряду, поближе к эльфийка. А та, закрыв глаза, медленно поворачивалась вокруг своей оси, сложив в молитвенном жесте руки. Вот ее лицо оказалось напротив моего и в ту же секунду переместилось дальше, оставив мне ощущение покоя и любви. Так продолжалось около пяти минут и, когда напряжение достигло апогея, с неба к ней устремилась белоснежная молния, разбившаяся на стремительные брызги в метре от ее головы. Мастер взлетела в воздух, поднявшись над нашими головами и молнии стали бить чаще, каждый, в кого попал небесный огонь, сначала удивленно качал головой, а потом медленно, как будто во сне, подходил к магичке и становился рядом с ней. Видимо это и есть новый способ отбора. Задрав голову, я стал ждать, когда и на меня падет выбор, и в этот день надеждам суждено было сбиться. Я не успел среагировать, как мне достался свой заряд. По всему телу прошла сладкая судорога, а потом в голове раздался тихий и печальный голос, призывающий к чему-то светлому и необъятному. В его льющийся поток вклинился грубый бас, обещающий власть над всеми людьми, власть, какую я только пожелаю. Его звук буквально разрывал мое сознание на части, в голове начало мутиться, как вновь взял верх предыдущий собеседник.

— Выбирай, и тебе ничего не будет за это. Или ты будешь в поту добывать новые знания и пытаться сделать этот мир немного светлее, или прямо сейчас тебе будет дарована абсолютная власть, но в другом мире. Смотри!

С высоты птичьего полета я увидел огромный город, тоже парящий в небе. Несмотря на многообразие зданий, он производил впечатление целостности, абсолютной законченности. В мгновение ока я оказался на одной из улиц, мне открылся вид на двух девушек, вприпрыжку бегущих по оживленной улице. Вот на их пути оказалась странного вида повозка, двигающаяся, вроде, с помощью магии, но те, не обратив на нее никакого внимания, взмыли в воздух и продолжили свой путь. Люди, совершенно не возмущенные таким поведением, тепло улыбнулись им вслед.

Картинка сменилась, теперь я парил за теми же девушками, но уже облаченными в невозможные развевающиеся одежды, размазывающие их силуэты в воздухе. В руках они сживали по длинному мечу, размахивая ими с поражающей легкостью, как будто держали по тростинке. Обратив внимание вперед, я увидел довольно большой отряд копейщиков, на лицах которых был написан самый настоящий ужас. И чем ближе были девушки, тем обреченнее становились лица солдат. Наконец, взметнувшись в воздух, воительницы приземлились прямо около пик. Один из солдат попытался было пронзить одну из них, но тут же упал, схватившись за руку. При этом я не заметил на ней ни единой капли крови, очевидно, черноволосая ударила его плашмя, но с такой скоростью, что меч превратился в размытое пятно.

— Вы всё еще хотите с нами войны? — ласково проговорила одна из них.

— Нет, нет! — донеслось из-за копий.

— Вперед собаки! За веру! — тут же закричал один из командиров, облаченный в красноватые доспехи.

— Ну уж нет, лучше уж стать дезертиром, чем погибнуть ни за что, — возразил ему седой ветеран. — Бейте его, братья!

В следующую секунду красный командир упал на землю, а мечи в руках воительниц исчезли.

— Мы рады, что всё решилось миром, — улыбнулась вторая девушка, отличавшаяся от первой необычайной бледностью.

Не успел я рассмотреть их поближе, как оказался в совершенно другом мире.

Тот же самый город, но чем-то неуловимо отличающийся. Вновь приблизившись, я понял, почему. Теперь на его улицах не было радости. Случайные прохожие шли, опустив головы к земле и вздрагивая, когда мимо них проносилось очередное странное средство передвижения. Оглядевшись, я заметил и тех же самых двух девушек. Они шли, держась за руки и стараясь быть как можно незаметнее. Но вот один из прохожих внезапно скинул голову и, извлек из карманов нож. Стелющейся походкой приблизившись к ним, он замахнулся, но упал, сраженный огненным шаром.

— Колдуньи! Проклятые! — со всех сторон раздались ненавидящие возгласы и девушки побежали со всех ног, спасаясь от разъяренной толпы.

В следующую секунду я осознал себя в обычном мире.

— Что же ты выберешь? Путь знаний и любви, или путь силы? — в очередной раз вопросил теплый голос.

— Я в твоем распоряжении, — сквозь необъяснимое щемящее чувство промолвил я.

Наверное, у меня был такой же удивленный вид, когда я, шатаясь, занял свое место в кругу.

Глава 2

Стоя, я заметил, что некоторые из претендентов на место в Академии образовывали другой круг, более маленький и плотный. Значит, те, кто подчиняется мужскому голосу, тоже могут надеяться на свое место. Но не успел я более глубоко обдумать эту мысль, как эльфийка опустилась на землю и с глаз, как будто сняли пелену: теперь всё было таким же, как и раньше. Встав между двух кругов, он опять заговорила:

— От лица Академии, благодарю всех собравшихся здесь сегодня! Если не прошли вы в этот раз, не таите в сердце злобу и обиду, для вас всегда будут открыты пункты набора Имперских Легионов! Неофиты, — она повернулась к нам. — После того, как за вами закроются двери Башни, вы не будете иметь с внешним миром никаких контактов в течение следующего полугода, так что если хотите попрощаться, мы дадим вам время, только скажите!

Немедленно круги рассыпались, и каждый принялся искать своих родичей. Поискав взглядом Сергиуса с Грегором, я с небольшим огорчением отметил, что, по неведомым причинам, Испытания они не прошли. Теперь Грегор точно будет пытаться пробиться в Террейнский Легион, благо, все в один голос превозносили его, чуть ли не до небес. Вроде, именно он готовил внутренние войска, так что первые десять лет службы в реальное боевое столкновение не попадешь, а там уже и не страшно оно будет, всё-таки десять лет — это десять лет. Видел я одиннадцать лет назад парня, ушедшего в Легион: ушел бледной тенью человека, а когда взял увольнение на год, его никто не узнал. Правда, посидел он полгода в Асере, да и сбежал обратно, форму ему, видите ли, терять нельзя, да и скучно. Но всё равно, магом быть намного престижнее и удобнее, чем легионером, никаких изматывающих тренировок с утра до вечера, только знай себе учи, учи и учись управлять энергией. Каждый маг, проучившийся в Академии хотя бы год, мог спокойно зайти в любые, даже самые темные и опасные переулки любого города и быть встреченным там с почетом. Абсолютно любой человек, бывший лояльным к Императрице и живший на нашей земле, мог быть уверенным, что при безвыходной ситуации неподалеку появится маг и поможет, хоть уничтожить крыс, жрущих запасы, хоть потушить и восстановить пылающий дом. До сих пор была жива память о том, как молодой маг за несколько минут отловил бесчеловечного убийцу, пытавшегося скрыться у фэйнцев. Тогда те еще не могли подавлять магию, но уже обладали довольно сильными внешней и внутренней армиями. Чего стоит только их идеология тотального контроля за населением, из-за чего каждый человек постоянно боязливо оглядывается по сторонам, даже когда находится у нас. Когда нашли одну из девушек, живших в окрестностях Асера, немедленно из воздуха материализовался юноша примерно лет двадцати. Быстро все, выслушав, и узнав, что у убийцы был телепорт, он вновь исчез а через пять минут принес парализованного мужчину. Тот изрыгал из себя страшные богохульства, но двинуться не смог. Больше его никто не видел, только через несколько дней за стенами нашли мирно спящего безумца, разучившегося даже говорить. За размышлениями я не заметил, что из моего круга остался я один, а из второго практически все. Критически осмотрев толпу, я пожелал поскорее оказаться за воротами и приступить к изучению великих сил. И, будто повинуясь моей воле, один за другим начали выходить будущие маги. Всего в моем круге оказалось примерно тридцать человек, да еще ровно двадцать во втором.

— Прощайте до следующего года! — провозгласила все та же Мастер. — Следуйте за мной.

Нестройной толпой мы побрели за нашей прекрасной предводительницей. С каждым шагом я ощущал всё нарастающее волнение, в одну секунду я забыл о друзьях, всё равно не смогу заставить Совет принять их в Академию. Хотя до ворот и было всего лишь с десяток метров, шли мы, как казалось мне, вечность. Теперь я кожей ощущал не себе взгляды. И новых соучеников и толпы, которая жадно провожала нас множеством взглядов. Украдкой посмотрев на других, я заметил, что у них такие же отрешенные лица, видимо тоже размышляли о своем будущем и надеялись стать такими же благородными спасителями всех людей вокруг. Внезапно меня кто-то дернул за рукав, что-то тихо прошептав. Рядом со мной шла та самая девушка, которая так мило уговаривала меня приютить ее.

— Эйден? — несмело поинтересовалась она.

— Эрья, — я утвердительно кивнул головой. — Ты тоже поступила.

— Да, это было мечтой моей жизни! Ты в какой круг попал?

Видимо я совсем отстал от жизни, всегда думал, что надо пройти экзамен, потом Испытание, а потом и учиться. Ни о каких кругах я и понятия не имел, а тут девочка так спокойно об этом говорит.

— В самом большом, — мы почти подошли к воротам.

— Круг Знаний, я тоже! — она светло улыбнулась и подошла еще ближе ко мне, отчего я нервно дернулся. — Ты меня боишься?

— Нет, — я неловко замялся. — Просто я не могу, когда человек, абсолютно любой, ты не подумай на себя, подходит ко мне.

— Ничего страшного, — она немного отошла. — Так нормально?

— Да, спасибо, — мне всё еще было стыдно за эту особенность.

Не успел я закончить, как мы остановились и перед нами стали медленно открываться Врата Башни. Огромные, в три человеческих роста, созданные из неизвестного черного материала, они скрывали за собой тайные знания. Распахнувшись так, что в образовавшийся проем могло пройти по два человека, они остановились, а наши круги стали медленно просачиваться внутрь. Через некоторое время подошел и мой черед. Внутренне замирая, вместе с Эрьей мы вошли в огромный, уходящий ввысь, зал с абсолютно гладкими стенами. Посередине стоял внушительных размеров стол, за которым сидел сам Арихмаг, каким-то образом перенесшийся сюда.

— Так, так. Новые ученички? — ехидно осведомился он. — Гм… — заглянул он в список. Эден Дха-Дхайр и Эрья Дха-Серрейн, тьфу ты, кто угодно язык сломает, — он неодобрительно посмотрел на нас, как будто это мы, специально для него, выбрали себе такие родовые имена. — И оба попали, конечно, в Круг Знаний?

— Ага, — тихо подтвердили мы. Сейчас точно опять придерется к чему-нибудь.

— Хм. И где же вас поселить? — старик задумчиво постучал пальцем по лбу. Вообще-то, Башня итак огромна, в ней можно, наверное, целый Легион разместить. Что уж говорить о двух студентах. — Ладно, запоминайте. Ваше жилье: номер двести тридцать два, сто тридцатый этаж. Запомнили? Тогда поднимитесь по вон той лестнице и зайдите в третий арсенал.

— Нам выдадут оружие? Зачем? — Эрья округлила глаза.

— Поразговаривайте мне еще тут! Марш! — рявкнул он. — Мне еще штук десять таких же, как вы принимать, — и уже более по-доброму. — Чтоб тут больше не появлялись, всё остальное вам объяснят на вводной лекции.

Мда. Если тут такие встречающие, то какие же учителя? Старик прищурился и неодобрительно посмотрел на меня, как будто прочитал мои мысли. Четко подумав, что мои мозги, это мои мозги, я двинулся следом за девушкой. Взбежав по лестнице, мы толкнули дверь и оказались в светлом коридоре, имевшем высокий потолок. Отсчитав третью дверь от начала, мы приоткрыли ее и осторожно просочились внутрь.

— Вижу, запугали вас уже у ворот? — из глубины стеллажей к нам подходила хрупкая девушка. — Сейчас я выдам вам ваши гелиотабы и покажу комнаты.

Пригласив нас следовать за собой, она исчезла в темноте между стеллажами, удивительно похожими на находившиеся в древнем Хранилище. Не успел я пожаловаться на отсутствие света, как он вспыхнул сразу отовсюду. Казалось, что сам воздух вокруг нас излучает мягкий, завораживающий свет. На первых стеллажах точно также были разложены различные мечи, и это всколыхнуло во мне некие смутные сомнения. А раз я уже нахожусь в Академии, надо всеми силами быть лояльным. Нагнав хранительницу арсенала, я остановился рядом с ней и заговорил:

— Я уже видел такое. На нижнем уровне катакомб. И могу провести вас туда, — честно говоря, я сам не понимал, откуда у меня возникли мысли рассказать о такой тайне, вообще-то, на нижние уровни спускаться нельзя.

— Правда? — та резко остановилась. — Потом сходим к Архимагу, расскажешь всё ему, а сейчас, — она выдержала паузу перед очередным темным ответвлением. — Мы на месте!

Тотчас и в нем появился свет. Вместо стеллажей тут были стойки, на каждой из которых висело странное приспособление. Очень сильно вытянутой овальной формы, примерно с полторы ладони в центре, к краям оно становилось намного тоньше. По форме оно больше напоминало неудобный щит, но совершенно ясно, что в Академии какие-то там щиты держать не станут.

— Это и есть те самые гелиотабы? — заинтересованно спросила Эрья.

— Да, да и сейчас вам надо будет выбрать один из них. Не хватайте первый попавшийся, дождитесь, пока появится чувство родства с ним. Ах да, я же еще не представилась вам. Лина.

— Эйден, Эрья, — ответили мы в один голос, и пошли вдоль стоек.

Рассматривая гелиотабы, как назвала их Лина, я пытался понять, для чего они приспособлены. Как щит — они не защитят никаких жизненно важных частей тела, как оружие, хм, вряд ли мое предположение верно. Согласно инструкциям, я всё пытался почувствовать это самое родство, но как они были досками, так и остались. Пройдя уже метров сто, я успел повидать множество самых разных гелиотабов, разных цветов, от слепяще-белых, до абсолютно черных, разных размеров, но, ни один из них не говорил мне: "Вот, я твой родственник". Нет, многие мне чисто эстетически нравились, и только увидев очередную стойку, я понял, какую простую, но критическую ошибку совершил. Остановившись и отрешившись от всего остального мира, я начал дышать так, как учили в школе. Короткий глубокий вдох и медленный выдох, потом всё заново. Через циклов пятьдесят в голове осталась одна звенящая пустота, куда я немедленно положил сформировавшийся общий образ досок. Тот получился темной расцветки и довольно большого размера. Отделив одну из областей сознания для анализа, я медленно двинулся по, подсказываемому логической интуицией, направлению. Удивительно, но двигаясь с закрытыми глазами и применяя метод интуитивного анализа, я не сбил, ни одной стойки, когда обнаружил, что уже стою рядом с нужным мне гелиотабом. Также пропустив пятьдесят циклов, я отпустил поток мыслей, возвращая его в привычное направление, и открыл глаза, привычно щурясь от слишком яркого поначалу, света. Теперь мое местонахождение изменилось — прямо передо мной стояла та самая доска, появившаяся во время аналитической медитации.

— Отлично, — Лина чуть ли не прыгала, широко улыбаясь. — Теперь возьми его и попытайся понять, для чего он предназначен. И ты, Эрья, тоже.

Аккуратно взяв гелиотаб за края, отчего он плавно отлепился от своего пристанища и остался у меня в руках, я вновь вошел в прежнее состояние. Итак: практически невесомое, обтекаемое строение… Через секунду открыв глаза, я торжественно провозгласил:

— На нем летают!

— Ты прав, — девушка опять улыбнулась, и чего они все такие веселые ходят? — Эрья. Эрья?

Мы запрокинули головы и пораженно уставились вверх. Под потолком, вниз головой, висела вышеозначенная особа и нагло ухмылялась, прямо как тогда, при вторжении в мою комнату. Кстати! Надо будет поинтересоваться мотивами этого поступка.

— Немедленно спускайся! Как ты вообще смогла взлететь?! — если бы Лина была в старческом возрасте, ее бы точно хватил инфаркт.

Мягко спланировав вниз, Эрья соскочила с доски в метре от земли и, прямо светясь счастьем, подошла к нам.

— Я прошу прощения, — по ее виду этого было совершенно не видно. — Но я так хотела полетать, что не смогла сдержать свое желание, и…

— Взяла первый попавшийся гелиотаб и полетела, — закончила за нее хранительница арсенала. — Отлично.

Она сжала руки перед собой в молитвенном жесте, и, разведя их, материализовала голубоватый прямоугольник.

— Мастер, я прошу вас подойти к арсеналу номер три, — тоже улыбаясь, попросила девушка.

Спустя секунду, около нее появилась та самая эльфийка, проводившая Испытание. Оглядев нас и пару раз дернув ушами, она подошла ближе к нам и воздела вверх руки. Вместо низвержения с потолка молний, от плечей к ладоням побежало голубое сияние, сконцентрировавшись в ладонях. Направив их в нашу сторону, Мастер начертила какой-то сложный жест и сияние погасло. В молчании прошло минут пять, в течение которых она стояла абсолютно неподвижно. Как и на посвящении, я внезапно ощутил сопричастность с чем-то невероятно светлым, добрым. Сразу же вспомнилось, как маленьким стрелял из лука, сбивая на спор монетки и как одна из девочек, учившаяся со мной в одном классе, счастливо смеялась, искренне радуясь моим успехам. Это потом, когда нам исполнилось по четырнадцать лет, я начал замечать в ней первые ростки коварства и жажды доминировать над всеми вокруг. До сих пор не могу простить себе, что не смог тогда уничтожить их, вернуть ей былую непосредственность, невероятную доброту. Внезапно ее лицо особенно четко встало перед мысленным взором, и я очутился в только что вспомненной ситуации.

Плавно оттянув тетиву к уху, я сразу же отпустил ее, с привычным удовлетворением отметив, что попал точно в цель — небольшую, сантиметровую монетку. Свелтана радостно захлопала в ладоши и подбежала ко мне.

— Молодец! Ты самый лучший стрелок в мире!

— Да будет тебе, — смущенно проворчал я, пытаясь не показать, как приятна мне эта похвала.

Картинка рассыпалась хрустальными осколками, и я вновь оказался в реальном мире. Эльфийка опустила руки и заинтересованно смотрела на нас. Эрья всё еще стояла, закрыв глаза и тихо что-то бормоча себе под нос слова на непонятном языке. Значит я также выглядел… Наконец, она дернулась и широко распахнула глаза. В них стоял непередаваемый ужас. Повинуясь безотчетному стремлению, я подошел к ней и обнял, поражаясь самому себе.

— Спасибо, — еле слышно прошептала она.

— Вы крайне интересные люди, — пропела эльфийка. — Ты, — она указала на меня. — Обладаешь Даром Стрелка. А ты — Крылатая и ты пойдешь со мной. Лина, позаботься об Эйдене.

С этими словами она подошла к моей новой подруге и, взяв ее за руку, исчезла.

— Эйден, подойди ко мне.

Вместе с девушкой мы пошли еще дальше, к стеллажу, стоявшему отдельно ото всех. Взяв длинный сверток, она щелчком пальцев материализовала небольшую каменную плиту, парившую в воздухе, и положила его на нее. Расстегнув несколько ремешков, Лина расстелила плотную ткань и моему взору открылся еще более странный, чем летающая доска. Продолговатый, чем-то похожий на очень длинный арбалет, у которого убрали дугу и вместо нее удивительно гармонично вплавили метровую железную трубку. Я, дрожащими пальцами провел по его идеально ровной поверхности, всем существом ощущая абсолютное единение с оружием. В том, что это именно оружие, я теперь не сомневался. Палец лег на курок так легко, как будто я родился с ним в руках, точнее, курка, как на арбалете, тут не было, вместо была какая-то небольшая кнопочка.

— Это одно из четырех сохранившихся винтовок Древних. Когда-нибудь я расскажу тебе о них подробнее.

Винтовка. Непривычное слово, но какая мощь слышится в нем! Мое подсознание уже обработало новую информацию и связало ее с физическим обликом оружия.

— Стреляет она так и не изученными нами до конца снарядами, но пробивает абсолютно любой доспех, даже магические щиты мгновенно перегружаются — Лина поджала губы.

— Но почему тогда для его использования нужен этот Дар Стрелка? — я всё еще пребывал в тумане.

— Посмотришь сам.

Стена перед нами исчезла, открыв взору длинную комнату, в конце которой стояла статуя, в точности повторяющая рыцаря Легиона — своеобразного избранного, практически непобедимого воина, управляющего всем Легионом. Говорили, что их доспехи не сможет уничтожить даже сам Архимаг.

— Стреляй, — кивнула она. — Да, да.

Пожав плечами, я вскинул винтовку к плечу, и в шлеме статуи рыцаря появилась аккуратная дырочка. Только присмотревшись к ней получше я внезапно осознал, что стреляю из такого оружия первый раз в своей, пока еще недолгой, жизни.

— Стрелковый комплекс запрашивает разрешение на синхронизацию с телом пользователя, — зазвучал в голове очередной голос. — Запрашиваю подтверждение.

— Подтверждаю.

— Вы уверены?

— Да.

— Вы точно уверены?

— Да!

— Да?

— Да, демоны Преисподней.

— Демон Преисподней синхронизируется с организмом, расчетное время полного завершения процесса — триста шестьдесят дней и двадцать часов ровно.

На сегодня мой лимит удивлений был выработан, поэтому я спокойно рассказал о произошедшем разговоре Лине, на что та пожала плечами:

— У предыдущего носителя Дара синхронизация завершилась только через два года, так что тебе еще повезло. Всё, уже вечер, а я вас еще не разместила, и ты еще не рассказал Совету о своей находке. Бегом за мной.

Винтовка растворилась в воздухе еще тогда, при начале синхронизации, поэтому, подхватив гелиотаб, я побежал за хранительницей, еле успевая поворачивать в, неожиданно открывающиеся в стенах, коридоры. Но подготовка к спуску на нижние уровни не проходит даром, и я не отставал от проводницы, примерно за десять минут добежав до сто тридцатого этажа. Немного поплутав, мы отыскали и нашу двести тридцать вторую комнату, в которой уже сидела Эрья.

— Ну, я вас оставлю, — Лина резво выбежала обратно и исчезла в еще одном тайном проходе.

— Эйден! Ты только посмотри, что мне сделали вместо гелиотаба! — девушка повернулась спиной и моему взгляду предстали черные, как ночь, нет, даже, как пропасть в Храме Любви, крылья. Самые настоящие крылья, немного похожие на птичьи, но несопоставимые с ними по размерам. Непонятно, как Эрья держала их, не ломая себе спину, хотя, скорее всего, они совсем невесомые. Но как? Как?! Еще полчаса назад у нее была совершенно ровная спина и никаких зачатков крыльев на ней не предвиделось, а теперь она стоит, боясь лишний раз пошевелиться.

— Мастер сказала, чтобы до утра я как можно меньше двигалась. Биокрыльям нужно некоторое время, чтобы полностью адаптировать мои мышцы к новому центру тяжести. Смотри! — она без малейшего стеснения сбросила с себя рубашку, видимо забыв, что я ей говорил. Хорошо, хоть спиной повернулась. А посмотреть было на что, помимо невольного оценивания ее линий, всё-таки, несмотря на всякие фобии, я существо противоположного ей пола. Крылья были прикреплены к лопаткам, причем настолько вписывались в общую картину ее тела, как будто Эрья и должна была родиться с ними. Впечатление несколько портила сеточка шрамов, протянувшаяся по всей спине, но в целом, так она выглядела, законченной, что ли… Присущая благородным родам сильная бледность, вкупе с черными волосами и, такого же цвета, крыльями, окружали ее ореолом нереальности. Вновь не удержавшись, я дотронулся до ее перьев, оказавшихся поразительно мягкими и нежными.

— До завтра мне нельзя ими двигать, для надежности на них наложили заклятие замедления, — Эрья наконец-то опять скользнула в одежду, сквозь которую удивительным образом прошли и сами крылья.

Когда я хотел поступить в Академию, то совершенно неправильно представлял себе ее внутреннее устройство. Всегда думал, что тут обучают магии, там огненными шарами швырять, телепортироваться за тысячи километров, а нам с самого первого дня принятия сообщили о Дарах, подарили что-то чрезвычайно редкое, но на данные момент бесполезное (это мне) и нечто, совершенное невозможное — для Эрьи. Подумать только ей теперь ничего не стоит взлететь хоть откуда и хоть куда, а мне еще учиться и учиться, чтобы летать на своем гелиотабе, как она. Всё-таки, Академия, очень странное место, до того странное, что не верится даже, что это наш мир. Крылья, винтовки, летающие доски — и при этом из магов я видел всего лишь эльфийку и Лину. Нас вообще будет кто-нибудь магии учить? Или и без нее перебьемся?

Когда эмоции уже немного улеглись, передо мной встала еще одна проблема — кровать в комнате была всего лишь одна, хоть и большая. Ванна, санузел были, а вот кровать всего лишь одну удосужились поставить, да еще и с девушкой поселили. А она еще и постоянно делает всякие неясные намеки. Проклятье, мне срочно нужна помощь психомага, иначе я сойду с ума от еще одного такого "случайного" прикосновения. Вот прямо завтра пойду и буду его искать. Башня большая — хоть один, да найдется. Ладно, спали и на кровати поменьше — ничего не случилось, тем более, се ситуации умозрительны, а спать хочется сейчас. Немного поглазев на уже спящую на животе, Эрью, я притулился рядом с ней.

* * *

Утро встретило меня мощным потоком воздуха, бросившем волосы на лицо. Нехотя открыв глаза, я увидел, как девушка, весело что-то напевая, одевалась, время от времени хлопая крыльями, создававшими ветер. Что удивительно, никто не стал нас будить, создавалось впечатление, что про нас просто забыли или…

— Доброе утро, — мило улыбнулась Эрья, наконец-то соизволив заметить меня. — Ты бы поторопился, через десять минут вводная лекция.

— Угу, — я достал расческу и принялся распутывать волосы. На всех картинах рыцари изображаются с такими же, но каково им под шлемом? То ли дело, маг или ученый муж, нам не приходится в поте лица скакать перед очередным врагом.

— Быстрее, ты не хочешь опоздать?

Вот удивила, в школу я поднимался также, но никогда не опаздывал. Быстро натянув висевшие рядом штаны и рубашку, я обнаружил на стульчике длинное одеяние, очень похожее на мантию мага, в каких любили ходить выпускники Академии. Порадовавшись такой удаче, я одел и ее. Эрья уже стояла около двери, довольно необычно выглядя со сложенными за спиной крыльями. Интересно, у нее в одежде и мантии специально дырки проделаны?

— Нет, одежда сплошная, я это первым делом проверила, — заверила она, поймав мой взгляд. — Просто, когда я ее одеваю, крылья сквозь нее проходят. Или она сквозь них. В любом случае, нам осталось пять минут.

— Подожди меня, — я быстро плеснул себе в лицо холодной водой из, стоявшего в отдельной комнатке, умывальника и выскочил следом за ней.

Мы оказались в длинном коридоре, заполненном такими же сонными юношами и девушками. По моим наблюдениям, мало в какой комнате жили два разнополых мага, видимо, нам очень повезло, Совет, или кто там распределяет места жительства, знал о моем крайне трепетном отношении к своей особе и не волновался насчет неподобающего поведения. Больше ни у кого из пятидесяти с лишним людей не наблюдалось такой необычной спутницы, как у меня и на девушку удивлено косились. Крылатый человек, это действительно необычно. Когда всё немного уляжется, надо будет проанализировать ситуацию, слишком уж сильно отличается модель Академии от предполагаемой. С самого начала одарили, возвели чуть ли не в ранг избранных и отправили на сто тридцатый этаж, страшно подумать, какая это высота. Если предположить, что высота каждого этажа равна четырем метрам (строители Башни были гигантами) и вообще их насчитывается ровно четыреста, то высота всей Башни — почти два километра, ужас. Она давно должна упасть, но снаружи она намного ниже… Уже не вызвав прежнего удивления, из воздуха появилась эльфийка, надо узнать ее имя, и помахала руками. Все, до этого обсуждающие свое будущее, замолкли, ожидая от нее речи.

— Итак, надеюсь, вы уже обустроились в ваших комнатах и готовы к началу вашего обучения, — будущие маги и магички согласно закивали. — Теперь следуйте за мной и никуда не отходите.

В конце коридора открылась дверь, за которой начиналась широкая лестница, висящая над провалом. Посмотрев через перила, я заметил небольшое пятно. Естественно, с такой высоты ничего не разглядеть, но попытаться стоило. Миновав лестницу, мы очутились в большом зале, около стен расположились светящиеся пятна, к одному из которых мы как раз и направлялись. Никому из нас не хотелось подвергать свою жизнь риску — соваться неизвестно куда, но Мастер, с удивительной для ее хрупкого телосложения, силой, взяла первого попавшегося ученика за шкирку и подтолкнула в телепорт. Опасаясь приложения силы и ко мне, я как можно быстрее коснулся переливающейся поверхности, и меня тотчас же затянуло в воронку. Ощущения отличались от одноразового телепорта, с помощью которого я покинул Хранилище два дня назад — как будто разорвав тонкую пленку, я вышел в начале еще одного коридора. Если вся Академия состоит только из них, то мне искренне жаль тех, кто в ней живет, и будет жить, и себя особенно. Неподалеку уже стоял тот самый неудачливый юноша, смотревший на меня круглыми глазами. Но, не успел я порадоваться своей необычности, как сзади мне на плечо легла рука Эрьи.

— Давай отойдем с прохода? Тут сейчас еще люди будут, — значит, я так, рядом с ней незначительный персонаж, по мнению других. Печально.

— Слушай, а зачем тебе надо было переночевать в моем доме? — этот вопрос мчал меня уже два дня.

— Понимаешь, — она замялась. — Мой род не настолько благороден, как твой и поэтому, а мной намного меньше наблюдают, чем за тобой. Следят только, чтобы я регулярно посещала школу, точнее, следили, а в остальном просто не обращают внимания. В результате, большую часть дня я просто шатаюсь по городу, в поисках новой книги по магии. Иногда, когда все уезжают на какие-нибудь приемы, снимаю родовые знаки и играю на площадях.

— Скрипка?

— Ага. Пока старый воспитатель еще работал у нас, мне было тогда лет пять, он не только следил за моим поведением, но и рассказывал мне удивительные истории. О природе, окружающей наш город, о дальних странах, в которых побывал, пока служил в Легионе. Как-то раз он принес длинный футляр и попросил меня очень осторожно его открыть. Внутри лежал музыкальный инструмент удивительной красоты. Только потом я узнала его название, а до тогда просто взяла его в руки и попробовала извлечь несколько нот. Воспитатель только улыбнулся и показал мне, как правильно держать скрипку, а потом принес из своей комнаты еще одну и дал мне первый урок. До сих пор помню, как он объяснял мне: "Первый палец на струне соль — это ля, чуть выше, уже ля диез" И так далее. По его словам, я оказалась удивительно понятливой ученицей, уже через четыре года мы играли дуэтом. Но я отвлеклась. Тогда вечером я как раз обещала небольшому кругу моих поклонников придти на своё обычное место, но вместо них меня ожидала группа каких-то оборванцев. Быстро все, поняв, я не стала выходить из тени домов и попыталась уйти обратно домой, но еще двое из них поджидали меня сзади. По счастливой случайности, один из малозаметных закоулков был свободен, и я понеслась по нему, вскоре выйдя к ограде твоего дома. Не знаю, как это получилось, но я, не останавливаясь, перепрыгнула через нее и в следующее мгновение оказалась прямо у тебя на кровати, а в следующую секунду появился и ты. Вот и всё, — она пожала плечами. — В любом случае, мне показалось, что ты был совершенно не против оказаться со мной в одной постели.

— Мгм, — я зарделся. — Понятно. Эээ… Обсудим это потом. Мы уже пришли.

Вся наша толпа немедленно заняла места за столами, и зал привычно погрузился в гул. Мы же с Эрьей скользнули за последнюю парту и стали ждать пришествия Архимага.

Глава 3

Гонец поежился, окинув взглядом мрачную башню, в которой жил известный на все окрестные земли некромант. И зачем он только показался на глаза повелителю? Нет, чтобы согласиться на предложение друга и уехать в его поместье, решил выслужиться, показать свою незаменимость. И теперь именно ему надо уговаривать жуткого мага явиться ко двору. Окинув взглядом окрестности, в надежде найти кого-нибудь, кто исполнит поручение вместо него, гонец тяжело вздохнул и тихо постучал в массивные створки дверей, в надежде, что хозяина нет дома. Но его чаяния не оправдались, и раздался противный скрип, а потом в двери стали открываться, и в щели показался зеленый огонек. Юноша поежился, он не раз слышал, как придворные дамы рассказывали о легионах разлагающихся мертвецов, которые прислуживают владельцу башни. Пока он шептал молитву Спасителю, призванную охранить его от злых сил, из створок вышел скелет, облаченный в одежды церимонимейстера, и устремил взгляд зеленых огоньков, пляшущих в его глазницах на окончательно впавшего в панику юношу.

— Великий Эриэль приветствует тебя, презренный! — голосом, очень похожим на скрип дверей, обратился он к нему. — Поднимись к нему и трепещи пред его ликом!

Гонец действительно начал чувствовать, что трепещет, даже не столько перед самим некромантом, сколько перед встречающим. Он обреченно поплелся за скелетом, попутно оглядываясь по сторонам. Если снаружи башня казалась огромной, то изнутри она неведомым образом казалось, уходила в небо. Может, в этом была виновата бесконечная лестница, выходящая из стен, а может у юноши просто случился психологический шок от такого обилия проклятых Спасителем существ. С каждой минутой гонец все больше и больше хотел убежать отсюда, и пусть потом его казнят за невыполнение приказа, но тогда он хотя бы умрет незапятнанным скверной, но, когда он уже решился сделать это, скелет остановился и, почтительно склонившись, остановился около юноши, ненамного старше самого гонца. Тот посмотрел на них и, нахмурившись, движением руки поднял свалившуюся голову скелета.

— Ты кто? — совершенно обыденно спросил он, вынимая из карманов кусок проволоки и прикрепляя череп обратно к позвоночному столбу скелета. — Ну?

— А? — гонец был совершенно ошарашен. Злобный некромант, раз в год расхищающий кладбища и семь лет назад похитивший умершего кузнеца прямо с похорон, оказался настолько молод!

— Кто он? — некромант обратился к мертвецу, вертевшему головой.

— Не имею понятия, мой повелитель! — тот опять попытался упасть на колени, но был остановлен.

— А зачем пропустил его? А если бы он оказался убийцей, посланным по мою душу? Можешь идти, — скелет исчез, а хозяин башни перевел взгляд на стучавшего зубами гонца. — Иди за мной, расскажешь мне всё.


Эриэль отпустил гонца и, сев в кресло, задумался.

— Ан, как ты думаешь, это правда? — за эти полгода он уже привык, что делит тело с душой своей бывшей возлюбленной.

— Моя интуиция говорит мне, что да. Марсус предупреждал нас об этом, — левая рука поднялась и почесала голову. — Мне кажется, что надо принять приглашение местного властителя, тем более, подвертывается такая возможность выбраться, наконец, из этого мира и вернуть мне нормальное тело.

— Хорошо, — некромант встал.

Несколько лет подряд, он собирал по всем древним гробницам мира различные артефакты, благо, его статус значительно облегчал это дело. Он поднял со специальной стойки слабо светящийся меч и воспоминания нахлынули на него с новой силой.


В помещении, построенном в невообразимой древности, появился человек, сразу с головой, ушедший в воду и через мгновение вылетевший из нее и приземлившийся на единственный сохранившийся тут относительно сухой участок.

Яркий шар света оторвался от его руки и завис под потолком, открыв взору стоящих на возвышении обширную пещеру, сплошь заполненную воду. На противоположной им стороне был виден черный зев тоннеля, приглашающий всех пуститься в таинственное путешествие.

Через несколько минут, он подплыл к проходу, достигнув которого, вода как будто бы натыкалась на невидимую стену и оставалась за ней. Теперь, в мерцающем свете, было видно, что стены тоннеля абсолютно гладкие, в отличие от пола, который весь был покрыт выбоинами. Эриэль взмахнул рукой и цепочка зажигающихся факелов убежал в темноту, окончательно забрав коридор у всепроникающей тьмы. Подняв вокруг себя щит, защитивший его от, вылетевших из стены лезвий и языков огня, маг двинулся по коридору.

Наконец, он вышел в небольшую комнатку, с занесенным слоем пыли полом.

— Стой, тут явно находится какая-нибудь хитроумная ловушка. Смотри! — повинуясь сложному движению левой руки, многовековой слой пыли растворился, открыв взгляду путника провал в полу. — А теперь прыгай туда, но сначала оглянись.

Послушавшись, он увидел волну пламени, несшуюся по коридору. Более не раздумывая, Эриэль прыгнул вниз, навстречу далекому полу. Как оказалось, всё это время он находился над потолком огромного зала, по краям которого через равные промежутки располагались массивные колонны. Зависнув в воздухе на расстоянии нескольких метров от пола, некромант осмотрел зал на предмет каких-нибудь убийственных ловушек.

— Посмотри, вон в той стене, как мне кажется, есть проход, точнее, не совсем проход. Он закрыт.

Эриэль подошел к указанному месту, и, проведя по древней выпуклости на камне, задумался, а потом закрыл глаза и сосредоточился. Камень перед ним пошел трещинами и, спустя четверть часа, от него осталась только куча пыли.

На его пути больше не встречалось ни хитроумных приспособлений, ни изощренных магических заклятий и некромант довольно быстро дошел до, несокрушимой на вид, каменной двери, украшенной посередине цветущим крестом. Пристально изучив его, он вдавил в это место большой палец правой руки. И хотя он был совершенно уверен, что ничего произойдет, дверь скрипнула и сдвинулась на несколько сантиметров. Где-то за стеной завизжал неведомый механизм и дверь, постояв на месте, поползла дальше, пока не образовала между собой и дверным проемом щель, достаточную, чтобы в нее мог пролезть человек, что Эриэль немедленно и сделал. Перед ними, в точности, как в недавнем видении Гарри, лежал рыцарь в белых одеждах, сжимая в сложенных на груди руках слабо светящийся меч.

Посмотрев на свет, окружавший его, он поискал взглядом какой-нибудь ненужный предмет, но камера, в отличие от всего остального, была совершенно пуста, в ней не было даже пыли. Ничуть не смущенный этим фактом, некромант вытянул руку и к нему устремились несколько едва заметных серых струек, сформировавшихся в такой же, неопределенного цвета, камешек, который полетел в сторон сияния. Затаив дыхание, Эриэль наблюдал за последствиями, но ничего не произошло. Он быстро шагнул в свет и, выхватив меч из сжимавших ее рук, и со всей возможной скоростью выскочил из гробницы, а потом с такой же скоростью побежал к выходу. Когда некромант вылетел из неприметного колодца, то услышал внизу приглушенное шуршание, свидетельствовавшее о том, что древняя гробница окончательно исчерпала свое предназначение.


— Ты права, тогда прямо сейчас и отправимся, — Эриэль распахнул шкаф. — Вот только что мне выбрать?

За эти восемь лет он собрал огромную коллекцию разнообразных артефактов, некоторые из которых являлись фамильными ценностями существующих и поныне благородных родов. Чего только стоил арбалет с бесконечным боезапасом, который не надо было натягивать и заряжать. К сожалению, он так и не научился стрелять из него, поэтому повертев его в руках, отложил в сторону. Решив, что обязательно разберет свое хранилище, Эриэль вытащил универсальную мантию, которая не рвалась, по крайней мере, сам маг не смог ее порвать. Одев ее и затянув несколько шнурков, он одел под рукава наручи, примечательные тем, что могли мгновенно создавать на себе короткие клинки. Зашнуровывая скользкие шнурки сапог, как ни странно, не являвшихся каким-нибудь древним артефактом, некромант вспомнил о кольце, единственном, что осталось с ним с мира Академии. Справившись с непослушными веревочками, он подошел к кровати и вытащил оттуда злобно щелкающее челюстями существо, имеющее весьма страшный вид. Когда-то, такие монстры жили под кроватями детей из семей, у которых родители были обручены против своего желания, но постепенно вымерли. Непонятно, откуда взялось оно под кроватью Эриэля, но спустя несколько секунд от него остались одни воспоминания. Пошарив рукой, он вытянул небольшую шкатулку, в которой, защищенная множеством заклятий, хранилась реликвия его семьи. Прижав указательный палец к едва заметной иголке на крышке, маг осторожно снял крышку и вытянул кольцо. Удовлетворенно хмыкнув, он одел его на палец и исчез. Спустя секунду, он стал видимым — кольцо работало, как и прежде. Некромант, взяв дорожный посох, двинулся к выходу, но на полпути был остановлен возмущенным голосом:

— А мне меч?

— Каюсь, забыл, — Эриэль вытащил из оружейной стойки меч и прицепил его к поясу. — Ну вот, теперь я выгляжу, как какой-нибудь солдат. Настоящий маг должен повергать своих врагов силой разума, — недовольно проворчал он.

— Это маг, а ты некромант, — голос Ан-Настасии излучал насмешку. — Ты выше всего в этом мире!

— Спасибо, что напомнила. Убери руку с меча!

Поручив бывшему кузнецу следить за его башней и никого не пускать, Эриэль посмотрел на закрывающиеся створки. Умом он понимал, что не время предаваться ненужной ностальгии, но при виде древнего строения, которое стало его домом на восемь долгих лет, он не мог сдержать вздоха. Резко повернувшись, он пошел к ближайшей станции, содержащей лошадей, как вдруг мир вокруг него неуловимо изменился. Стало намного тише, с неба упала огромная тень.

— Эриэль! Посмотри наверх! — раздался в его голове встревоженный голос Ан.

Запрокинув голову, некромант не смог сдержать изумленного вскрика. На небе, вместо облаков, плыло огромное черное нечто, даже с земли были видны его невообразимые размеры, страшно подумать, что было бы, если бы такая громадина опустилась на землю. Присмотревшись, Эриэль различил несколько точек света, становившихся всё ярче и ярче, а в следующую секунду, он услышал оглушающий грохот и мир вокруг него исчез.

* * *

Сторонний наблюдатель мог бы увидеть, как на Черную Башню, внушавшую ужас целой соседней деревне, упал шар яркого света, взорвавшийся испепеляющими лучами и взметнувший ввысь тонны земли. Странствующие пророки тот час же возопили о конце света, о страшном суде, который ждет всех, но первым ему подвергся богопротивный некромант. В нескольких деревнях всё население вышло на близлежащие холмы и несколько дней подряд молилось, прося Спасителя явиться и избавить их от мучений. Но, когда спустя несколько дней ничего не произошло, все мало-помалу успокоились и вернулись к своим делам.

* * *

Эриэль пришел в сознание и с удивлением осознал, что совершенно не понимает, где оказался. Подумав, он начал вспоминать, что предшествовало этому, и с удивлением осознал, что совершенно ничего не помнит. А еще через несколько секунд оказалось, что он лежит на каком-то белом столе, вокруг которого стоят существа, очень похожие на людей, но чем-то неуловимо отличающиеся от них, может быть, длинными ушами, а может тем, что их зрачки были вертикальным и переговаривались они между собой на не менее странном щебечущем языке. Вот один из них заметил разглядывающего их человека и, взяв со стола, имевшего такую же белую расцветку, как и всё остальное, пульт, пощелкал клавишами на нем, отчего Эриэль ощутил, как проваливается в мягкую тьму сна. Когда он осознал себя в следующий раз, то не почувствовал, как на него обрушился такой поток информации, что мозг категорически отказался выдерживать такую нагрузку и попытался отключиться опять, но некромант, усилием воли, остался в сознании, пытаясь разобраться в новоприобретенных воспоминаниях.

— Приветствую тебя, — раздался голос в его голове.

— Ан? — Эриэль встрепенулся.

— Нет, к сожалению, твою вторую сущность пришлось поместить в стазис, иначе твое тело бы просто не смогло обеспечить достойной энергетической подпитки, — голос приблизился и маг увидел тоже самое существо, которое некоторым временем ранее погрузило его в сон. — Тебя хочет видеть Магистр, ты сможешь встать? Нет, я не знаю твоего языка. Говорим мы каждый на своем, но мой переводчик позволяет нам понимать друг друга.

Эриэль осторожно встал и только сделав несколько шагов, сообразил, что одет в точно такой же костюм, что и существо неопределенной расы перед ним. Украдкой осмотрев зал, ослепляющий своей белизной, он поежился — слишком большое и светлое пространство, как в таком живут-то? Не увидев нигде своей мантии и посоха, маг пожал плечами и активировал наручи, сразу же почувствовав приятную тяжесть неразрушимого металла. Его провожатый резко остановился и повернулся к Эриэлю.

— На нашем корабле вам ничто не угрожает, — его уши едва заметно дернулись. — Вы позволите исследовать ваше личное оружие?

— Что?!

— Дело в том, что мы восстанавливали ваше тело буквально по клеткам, но наручи остались с вами, тогда как ваш плащ разведчика самоуничтожился. Мы пришли, — в стене появилась круглая дырка, за которой оказалась комната, очень похожая на комнату Эриэля. — Я вынужден вас оставить.

Некромант осторожно зашел, обратив внимание на то, что стена за ним опять стала гладкой. Половину стены в комнате занимала сплошная чернота. Рядом с ней удобно расположился диван, обитый черным материалом, а рядом с ним сидел человек в таком же черном костюме, чем-то неуловимо напоминавшем погибшую мантию Эриэля. Человек поднялся и искорки, окутывавшие его плотным слоем, исчезли.

— Приветствую тебя, человек. Можешь не задавать вопросов, хотя у тебя наверняка они есть и немало. Прежде всего, если позволишь, я расскажу немного о себе. Итак, как ты уже заметил, ни я, ни мой помощник не являемся людьми. Это верно, потому что мы те, кого в вашем мире зовут эльфами, правда это лишь первая ступень эволюции нашей расы. Когда-то, вместе с нашими предками, жившими на этой планете, существовала еще одна раса — базисы. Внешне мы были похожи так, как разные расы людей похожи друг на друга, усредненную внешность нашей расы ты видишь перед собой, а базисы — представь, что у меня белоснежная кожа, но черные, как космос волосы. Тогда мы жили в лесах, а базисы строили гигантские города, мы развивались в гармонии с природой — они изменяли ее по своему желанию. В какой-то момент, они открыли, что кроме нашего мира существует еще пространство вокруг него, бесконечно огромное. Они построили космические корабли, чтобы исследовать это пространство, но только пять из них смогли взлететь. Остальных, как будто удерживала невидимая сила. Мы так и не дождались тех кораблей, и спустя тысячелетия, все базисы внезапно исчезли, просто исчезли, вместе со своими летающими городами, оставив нам своей недостроенный флот, на флагмане которого ты сейчас и находишься. Наш научный отдел вычислил, что около этой планеты, появится корабль-скиталец. Наш флот уже на подходе, но нам нужен свой человек на поверхности, сам понимаешь, мы слишком отличаемся от вас.

— То есть, вы уничтожили мою башню только для того, чтобы рассказать мне всё это и заставить выполнять ваше поручение? — возмущению Эриэля не было предела. Краем сознания он понимал, что должен сильно удивляться всему, что его окружает, но, либо его чувство удивления атрофировалось, либо он чрезвычайно быстро приспособился.

— Нет, этот взрыв как раз и был спровоцирован изменениями пространства из-за появления скитальца, — эльф недовольно дернул ушами. — Ты волен отказаться.

— Что такое — скиталец? — некромант сел на диван и настроился на долгий разговор.

— Я уже рассказывал тебе о космических кораблях, но, чтобы объяснить, что такое скиталец, надо рассказать тебе о еще одной вещи. Всё во вселенной имеет свое отражение, так и наша реальность имеет своеобразное зеркало — темное пространство. Иногда, в своих странствиях, корабли попадают в область, которая обладает, так называемым, темным эффектом и проваливаются в это самое темное пространство. Никто не знает, что с ними происходит, хотя предпринимались попытки исследовать те области, но они ничем не отличались от других! Все показатели были в норме. Но самое страшное происходит, когда такой корабль выходит обратно в реальность. Такое случалось уже несколько раз, и всегда наша флотилия не успевала перехватить их и от планет оставались лишь безжизненные каменные шары или они раскалывались на огромное количество частей, как произошло в одном из скоплений. После этого, скиталец бесследно исчезает. Смотри, — эльф развел ладони и между ними появился полупрозрачный прямоугольник, на котором тотчас же появилось изображение огромной ямы, на удалении от которой находилось скопление домов. — Это всё, что осталось от твоей башни.

Некромант потрясенно взирал на изображение. Даже Ар-Нубис не обладал такой непредставимой мощью, а тут одним ударом этот скиталец уничтожил Башню, которая выдерживала самые разрушительные заклятия! И он может уничтожить весь этот мир, который вверен ему для охраны в течение следующих пятидесяти лет. Но ведь именно на такой случай, Академия и организовала своеобразную вахту, и Эриэль резко выпрямился.

— Я готов!

— Отлично, я выдам тебе необходимое снаряжение, и ты должен будешь иметь постоянную связь со мной, — эльф прошел сквозь опять появившуюся дыру в стене и сделал приглашающий жест.


Эриэль шел за эльфом по мостику, перекинутому через огромную яму, в которой расположились тысячи светящихся столов. Он всё еще не мог поверить, что находится на корабле, висящем посреди пустоты, даже после того, как Кейлар, как звали хозяина корабля, показал ему висящую посреди пустоты планету. Сам корабль, по его словам, способен был обеспечить жизнь ста тысячам эльфов, с тех пор, как их народ вышел в космос — вся раса жила на кораблях, лишь изредка спускаясь на планеты. Да и то, только те, у которых присутствовала угроза появления скитальцев. Так продолжалось тысячелетиями и со временем, на некоторых планетах об эльфах остались лишь неясные, перевранные на много раз сказания. Миновав мостик, целиком состоящий из металла, они оказались в самой необыкновенной пещере.

— Ты же говорил, что корабль — целиком металлический? — некромант удивленно провел рукой по стене, ощущая едва заметную влагу, скопившуюся на них.

— Конечно, но изначально он был намного меньше, за время наших странствий мы значительно усовершенствовали его, — эльф остановился и посмотрел на свод, усеянный зеленоватыми кристаллами. — Мне рассказали, что ты обладаешь силой, которую в вашем мире называют магией? Покажи мне ее.

— Зачем? — подозрительно осведомился Эриэль.

— Дело в том, что я обладаю такой же силой, но ее природа немного отличается от твоей, — с этими словами он на секунду закрыл глаза с его пальцев по плечам побежали белые молнии, окутавшие всё тело. Спустя несколько секунд, он взлетел вверх. — Ты способен на такое?

— Хм, — Эриэль попытался привычно призвать на помощь мельчайшие частицы праха, но, к его удивлению, он не чувствовал обычного присутствия энергии смерит. — У вас есть тут кладбище?

— Что? — эльф упал обратно на пол. — Мы живем практически вечно, ну, по крайней мере, у нас на кораблях никто еще не умирал.

— Тогда я не смогу показать вам свое могущество, — мрачно заключил некромант. — Если бы моя башня не была уничтожена — ты бы был поражен.

— Хорошо, когда ты десантируешься на планету — я посмотрю на тебя. Мы пришли, — и эльф прошел прямо сквозь монолитный камень, оставив некроманта в одиночестве. — Заходи, это — обычная голограмма.

Осторожно прикоснувшись к участку стены, Эриэль е почувствовал обычной текстуры камня. Его рука ощутила лишь легкое покалывание. Решившись, он одним шагом преодолел эфемерную преграду, увидев перед собой такой же зал, в каком очнулся.

— Видишь ли, от твоего тела осталось лишь несколько костей, кстати, у тебя на удивление крепкая структура, и нам пришлось восстанавливать его, но, как сам понимаешь, все творят по образу своему, так что, смотри, — одна из стен на миг подернулась полупрозрачной дымкой и стала зеркальной.

Маг всмотрелся в нее, вроде никаких изменений, но, приглядевшись, он заметил несколько отличий — его уши были длиннее в несколько раз и едва заметно подрагивали, а разрез глаз стал уже.

— О! — глубокомысленно заметил он. — Теперь я эльф!

— Можно сказать и так, — согласился с ним Кейлар, убирая зеркало и раздвигая стену на две части.

Спустя час, некромант стоял около небольшого корабля, который должен был доставить его обратно на поверхность планеты. Сам корабль выглядел, как обыкновенная глыба камня, возвышавшаяся на два человеческих роста. Вот к ней подошел незнакомый эльф и приложил к едва заметному выступу руку, отчего по всей поверхности пробежали искры, а камень приобрел более обтекаемую форму. Не дожидаясь приглашения, Эриэль зашел в образовавшуюся дыру, стен которой тотчас же сомкнулись. Прямо перед ним из пола выросло сидение, с полугоризонтальной спинкой. Немного походив вокруг него и подумав, некромант нашел странную штучку, с помощью которой поднял спинку до нормального уровня и сел. Пол задрожал и в, ставший прозрачным, участок стены, маг увидел ту же самую черноту, которую видел из окна в корабле. Но сейчас она была расцвечена белыми точками звезд, проносящихся рядом. Эриэль отвел глаза и посмотрел на пилота. Странно, он всегда считал, что эльфы должны жить в лесах, а они вон, уже в космос вышли и летают между мирами. Да и он сам теперь тоже немного эльф. От размышлений его оторвал ощутимый толчок.

— Приехали, выходи, — эльф, управляющий кораблем, оказался на редкость недружелюбным.

— Благодарю, — некромант вышел и оказался в лесу.

— Эриэль, ты слышишь меня? — раздался у него в голове голос Кейлара.

— Теперь и ты у меня в голове? — настороженно поинтересовался некромант, дергая всеми конечностями и пытаясь понять, какую из них занял новоявленный подселенец. — Мы так не договаривались!

— Нет, тебе в ухо пока что вживлен микрофон, и вообще, твое тело усилено, — голос стал глуше. — Можно сказать, что ты стал на некоторое время киборгом.

— Кем? — Эриэлю почудился легкий вздох.

— Роботом на биологической основе, но от этого ты не становишься менее человечным, наоборот — твое тело совершеннее, чем у любого жителя этого мира. Ты помнишь, что тебе надо сделать?

— Да, да, отыскать ваш древний город и активировать систему защиты, — Эриэль уничтожил поваленное дерево, с какой-то стати упавшее перед ним.

— А как надо активировать систему защиты?

— С помощью это, как он называется, генокода четырех потомков хранителей замка, — некромант услышал странный звук и всмотрелся в переплетение ветвей.

— Отлично, отключаюсь, — эльф исчез.

Но не успел некромант насладиться блаженной тишиной, как невдалеке появилось несколько мужиков, одетых в рваную одежду. Приглядевшись чуть получше, Эриэль заметил, что они имеют невозможные для человека пропорции: массивные тела с короткими, толстыми ногами. Огромные руки и большие челюсти. И эти личности, коих насчитывалось двенадцать, направлялись именно в его сторону.

— О, ну че. Человечишка! Ты че тут делаешь? Мы будем сражаться и побеждать! — самый крупный из нападающих издал громкий рев и побежал в сторону Эриэля, на что тот усмехнулся. Возрадовавшись, что тут достаточно праха, он привычным усилием воли призвал его и взлетел в воздух, пропустив под собой противника. Тот врезался в дерево и, немного накренив его, опять побежал на, летающего между стволами деревьев, мага. Тот взлетел повыше и удобно расположился в развилке ветвей, наблюдая, как противник пытается выдрать приютившее его дерево. За все восемь лет, проведенных им в этом мире, таких существ ему не попадалось. Вроде и разумны, даже говорят, только как-то странно, но в тоже время присутствуют ярко выраженные животные инстинкты. Почувствовав сильную вибрацию ствола, маг наклонил голову вниз, чтобы обозреть происходящее. То, что было внизу, его изрядно удивило — то самое существо неопределенной расы стучало по стволу кулаком. Увидев, что некромант смотрит вниз, оно остановилось и начало подпрыгивать на месте. — Шаман! Шаман! Пацаны, падайте на колени! Он сильный и крутой!

— Кейлар? Это кто? — недоуменно подумал маг. — Я о таких существах не слышал.

— Мне кажется, что ты наткнулся на племя огров. Постарайся показать им что-нибудь впечатляющее, если повезет, то они признают в тебе шамана, — эльф отключился.

— Эй! Шаман! Спускайся сюда, побазарим, да! — доносились снизу крики. Эриэль вздохнул и плавно опустился на землю, где оказался в окружении восторженно глядящих на него огров. — Пацаны. Давайте, это, поклонимся шаману! — все гиганты упали на колени и начали протяжно выть.

— Тебя как зовут? — Эриэль решил установить контакт с ними. Никогда не стоит отказываться от лишней помощи.

— Я вождь пацанов, меня Чотоким кличут, — приосанился огр, вытягиваясь во весь свой трехметровый рост. — А у тебя кликуха какая, а, шаман?

— А я — Эриэль, — некромант немного отодвинулся от восторженно подпрыгивающего гиганта. — И мне надо торопиться.

Глава 4

За спиной Айланы появились такие же крылья, но белые.

— Эйден, постой пока что тут. Эрья — иди за мной, — эльфийка подпрыгнула и, ударив несколько раз по воздуху, поднялась ввысь. Что удивительно, хлопков не раздавалось. — Хотя нет, призови свой гелиотаб, тоже полетаешь.

Оказывается, его еще и призывают! А я-то думал, что его придется таскать с собой. Но передо мной возникла одна проблема — я понятия не имел, как его призывать, о чем я немедленно сообщил, завидуя Эрье, у нее-то крылья. Которые никуда не надо таскать, они автоматически всегда с собой.

— Посвящение ты уже прошел, так что, должен чувствовать токи энергии вокруг. Ярко представь себе образ вызываемого объекта и, почувствуй его. Потом сосредоточься на нем, ощути его тяжесть, — внезапно, в моих руках появилась доска. — Вот так надо. Теперь положи его на землю и встань на середину.

Выполнив инструкции, я почувствовал, как ступни приклеились к поверхности хитрого устройства. Немного подняв правую ногу, чтобы проверить, действительно ли это так, я чуть не перевернулся — гелиотаб перевернулся.

— Нет, немного не так. Более мягко, — эльфийка полностью погрузилась в поучения, совершенно не замечая Эрью, нетерпеливо хлопающую крыльями.

Мастер оказалась права, приподняв сразу обе ноги (подогнув их), я взлетел в воздух и завис в метре от земли. Как я понял, управление гелиотабом — штука очень сложная, судя по рассказам Эрьи, это, как на скрипке — чуть не туда поставил палец и всё. Нота уже не та. Следующие пять минут я активно осваивал науку полета, которая, вопреки моим опасениям, оказалась не такой уж и сложной. Достаточно было запомнить лишь основные команды: какую ногу поднимаешь — туда и летишь, чтобы вообще лететь, надо просто дать мысленную команду, вроде понукания лошади. Наконец, когда я умудрился подняться настолько высоко, что обе девушки стали казаться карликами и благополучно спуститься обратно, Айлана приказала спуститься на землю и подойти к ней.

Положив руку мне на лоб, она на несколько секунд замолчала, а я неожиданно осознал, что знаю все хитрости управления гелиотабом. Еще несколько секунд назад я даже не представлял себе такого мастерства полета, а теперь, я уверен, легко смог бы, имея одну лишь доску, сражаться с целым отрядом стражников. Разумеется, сначала нужно потренироваться, всё-таки, теория мертва без практики. Отойдя немного в сторону, я с ходу запрыгнул на летающую доску и немедленно проделал несколько виражей. Зависнув в воздухе, выдвинул многочисленные лезвия и несколько раз, на полной скорости просвистев ими, спрыгнул обратно на землю, мысленным импульсом приказав гелиотабу исчезнуть.

— Получается, вы вкладываете знания не только в умственную память, но и в мышечную? — с помощью начального медитационного анализа, я начал раскладывать информацию по полочкам, уплотняя ее и переводя на подсознательный уровень.

— Именно, но все вопросы потом, сейчас, мне надо объяснить систему управления крыльями, — эльфийка подлетела и приземлилась рядом со скучающей Эрьей.

Пожав плечами, я сел на травку и принялся размышлять. Откуда, например, в каменной башне, да еще и в помещении, взяться такому огромному полю, площадь которого явно намного превышала площадь этажа. Тем более, с небом? Или, что более вероятно, мы опять перенеслись? Скорее всего, эта версия — наиболее вероятна, почему мы обязательно должны находиться именно в Башне? Перейдя на более глубокий уровень анализа, я привычно растолкал по углам клочья тумана, символизирующего сиюминутную информацию и начал раскладывать способ управления гелиотабом на более простейшие структурные единицы. Если раньше я просто знал, что в одном случае я полечу так, а в другом уже по-другому, то теперь я знал причину. Оказывается, в изготовлении гелиотаба участвовали маги, рангом не ниже Мастера, в течении дней трех на, обычную, в общем-то деревянную доску из дерева кейран, очень хорошего проводника магии, тщательно заколдовывали, настраивая на малейшие изменения нажатия. Также, в структуру плетения вставляли материализатор клинков, отлично режущих практически всё, кроме тяжелых доспехов и камня. Естественно, что к созданию первого гелиотаба приложил руку мой прадедушка, который расшифровал древние эльфийские манускрипты и перенес магию на новый уровень. Погрузившись на еще более глубокую ступень анализа, я попытался найти подтекст, который всегда сопровождает любую информацию.

Оказывается, на границах с фэйнцами всё было намного трагичнее, чем донесли до нас глашатаи. В первый же день нападения погибло более трехсот магов. Это притом, что во всей Империи их наберется едва ли тысяча-две. Но и на этом подтекст не был до конца разложен. Во время видоизмененного Испытания, из второго круга, Круга Силы, формировали специальное боевое отделение Академии, туда набирали людей, предрасположенных к насилию и жестокости, что поразило меня до глубины души. Хотя, из Круга Знаний получались полноценные маги, распределенные по четырем основным стихийным доменам и одному обязательному — Эфирному. Сейчас три Легиона еще держались, но с границ с Вольными Княжествами шли просьбы о подмоге — вновь образовавшаяся Великая Ода орков уже подмяла под себя половину их земель. А вот нечего было так обособляться друг от друга. Сейчас пусть пожинают плоды собственной гордыни. Ее я узнал, что уже завтра у нас будет полноценный учебный день, но учить нас будут Мастера. Наткнувшись на самый слабый подтекст третьего уровня, я ошеломленно замер, если такое выражение можно применить к сознанию. В распоряжении Академии было всего лишь пятьдесят этажей. Остальные триста пятьдесят были всегда заблокированы. Да уж, а я-то надеялся, что получится побегать по всей Башне, впрочем, пятидесяти этажей тоже хватит.

Внезапно у меня закружилась голова и я ощутил себя летящим в воздухе хотя я всё еще находился в собственном сознании. Картинка дернулась и я увидел себя сверху, точно также, как часом назад видел эльфийку и Эрью. Но на этот раз явственно ощущалась некая неправильность. Повертев головой, я понял, в чем дело. У меня за спиной имелись, мерно делающие широкие взмахи, крылья. Неестественно черные. Пораженный страшной догадкой, я опустил голову вниз и… увидел всё положенное. Каким-то образом я переместился в тело Эрьи и теперь видел всё ее глазами, но, в то же время, ощущал себя сидящим на траве. Что это? В поле зрения показалось встревоженное лицо Айланы, что-то говорившей. Бросив на нее взгляд, я резко открыл глаза уже в своем теле и тупо уставился на парящий передо мной гелиотаб. Всё-таки, что это было? Каким образом я оказался в ее теле?! Поднявшись и вскочив на доску, я активировал ее и взмыл вверх, как будто летал уже много лет. В течение нескольких минут гелиотаб донес меня до, хлопающих крыльями, девушек, никак не отреагировавших на случившееся. Заглянув в глаза Эрье, я так и не понял, чувствовала она нечто подобное или нет.

Тем временем, пока я пребывал в размышлениях, все спустились с небес на землю и теперь возбужденно обсуждали подробности занятия, иногда подпрыгивая и начиная напоминать больших птиц. Подойдя к ним, я попытался найти последствия странного происшествия, но складывалось такое впечатление, что всё просто галлюцинации.

— Отлично, на этот раз мне достались на удивление понятливые ученики, — задумчиво проговорила эльфийка. — Но не время отдыхать, сейчас, как я и обещала, надо найти тот Храм.

— Позвольте, но разве он не принадлежит вашему народу?

— Мальчик, где ты видишь мой народ? — Айлана грустно улыбнулась. — Я — одна из последних эльфов во всем мире, все остальные выбрали себе другой способ существования. Да и то, меня через год уже не станет.

— Что?! — честно говоря, я не ожидал от Мастера такой откровенности. Но такие подробности!

— Каждый из нас всегда знает, кода придет его время. Мы совсем не вечны, просто выглядим одинаково, что в молодости, что в старости. Я учила твоего прадедушку…

— Но…

— Ты спросишь, из-за чего? Я не знаю причину, я знаю только время. Но не будет о грустном, нам надо еще дать вам основы магии, — очертив рукой прямоугольник, она нырнула в него.

Последовав за эльфийкой, мы опять оказались около дверей своей комнаты. Вернее, дверь видели только мы, для всех остальных она представлялась просто еще одним участком стены. С моей же стороны, в коридоре была одна единственная дверь — наша. Отворив дверь, мы, всей компанией, зашли внутрь — подготовиться к такому ответственному делу надо было основательно. Айлана, помахала рукой около каждого из нас. Жаль, что мы пока еще не владеем способностью видеть плетения, наверняка, сейчас вокруг висело множество щитов.

— Итак, сейчас мы отправимся в Храм. Соблюдайте осторожность, неизвестно, что там может встретиться, — ее крылья исчезли. На несколько секунд закрыв глаза, такую же манипуляцию проделала и Эрья. Если бы мне кто-то сказал еще неделю назад, что я запросто будут общаться с одним из Мастеров Совета, да еще и отправлюсь в запретные места, бы просто не поверил, но наша жизнь полна неожиданностей. — Кто-нибудь из вас владеет мечом?

— Нет, нет! — хором ответили мы, причем, подозрительно одновременно.

— Хорошо, тогда представь себе то место, откуда начинал путь. Как можно ярче и детальнее, — эльфийка закрыла глаза.

Несмотря на то, что я уже почти жил в созданной реальности, магичка стояла, не шевелясь. После пяти минут, я уже забеспокоился, это явно выбивалось из нормы, и правда, только метнувшись вперед, я успел поймать ее у самого пола. Бережно уложив ее на кровать, я задумался. Абсолютно ясно, что она потеряла сознание и я знаю несколько методов, которые могут привести ее в норму. Но тут возникала одна проблема: специального порошка не было, а хлопать ее по щекам я опасался. От неожиданности ударит молнией, потом даже некроманты не спасут, поминай, как звали, а рисковать своей жизнью ради приведения в сознание Мастера Совета я не собирался. Как следует пораскинув мозгами, я принял компромиссное решение: пусть эльфийка очнется сама. Как показало дальнейшее, я оказался прав, спустя минут десять, белизна сменилась вполне нормальной бледностью, а уши опять вернулись в нормальное положение. Открыв глаза, магичка застонала и схватилась руками за голову. Потом попыталась создать портал, но он как-то неубедительно рассыпался красными искрами.

— Проклятие! Нет! Такого не может быть! — она сжала кулаки и ударила по стене, оставив заметную вмятину.

— Что случилось? — я на всякий случай отошел подальше.

— Случилось. Можете поздравить себя и нас — мы остались последними магами во всей Империи. Десять Мастеров и пятьдесят вчерашних людей! С такими силами, Империя будет уничтожена через лет пять! — она села и быстро забормотала себе по нос. — Если так. Нет. Слишком опасно. Да! Сейчас вы выйдете в коридор и зайдете только после того, как я вас позову.

Мы с Эрьей поспешно покинули помещение. Как? Каким образом фэйнцам удалось уничтожить такое количеств магов за пять минут? Такого просто не могло быть, по самым пессимистичным прогнозам, в Империи оставалось еще примерно семьсот магов, и в один миг их не стало. Действительно, проклятье. Но как и всегда, долго предаваться размышлениям мне не дали. Дверь распахнулась и оттуда вышли две женщины. Айлана и еще одна, незнакомая мне. Хотя нет, именно ее я видел перед тем, как исчез прошлый Архимаг.

— Кто вы? — вежливо поинтересовался я.

— В понимании твоей культуры, я — Смерть, — улыбнулась девушка.

— А?

— На самом деле, я не скелет с косой. Это придумали мои братья, когда я стала покровительствовать Халифату. Почему-то, этот образ укоренился в массовом сознании, и мне пришлось провести в нем целых сто лет. Люди никак не могут понять, что сам процесс умирания — чисто биологический, мое дело — сопроводить душу к следующему воплощению. Понимаешь? Ах, да, — она виновато посмотрела на эльфийку. — Ваша наставница попросила меня закупорить время. Во внешнем мире пройдет всего лишь день, зато тут — полгода. Ты понимаешь, какую плату мне придется взять за такое тотальное вмешательство в Мироздание?

— Понимаю и готова ее уплатить, — мрачно ответила та.

— Тогда, да будет так! — Смерть исчезла.

— Вылазка отменяется, — теперь в Айлане ничего не осталось от прежней веселой эльфийки. Перед нами стояла подлинная жительница пещер — ее вид излучал мрачность и решительность.

В мгновение ока, мы перенеслись в неизвестный зал, где, минутой позже, появились и остальные студенты, недоуменно протирающие глаза. Странные люди — на дворе только день наступил, а они спят. Повинуясь жестам Мастера, все мы заняли свои места вокруг вязи из множества рун, образовывавших круг. Сама же эльфийка легла в центр и, разместив руки и ноги четко по четырем лучам, замерла. По происшествии некоторого времени, руны засветились и от них начала плыть неясная, голубоватая дымка. Вскоре она заполнила весь зал, создавая ощущение нереальности происходящего, ее клочья проплывали мимо, как странные облака. Посреди этой круговерти, прямо над, неподвижно лежащей, эльфийкой, наиболее стабильную область тумана пронзили золотые лучи, непрерывно складывающиеся в невообразимые фигуры, от одного вида которых начинала болеть голова. Такое издевательство продолжалось уже десять минут и, если бы я не прибег своему излюбленному приему медитативного анализа, то вряд ли справился бы с поступающим потоком информации. Интересно, а как другие, не владеющие им, справляются? Подсознание уже почти закончило раскладывать инфоблоки, когда всё прекратилось, и магичка встала. Теперь что-то изменилось в ее облике. Исчез какой-то внутренний свет, присутствовавший ранее в ее глазах. Анализ окончился и я, просмотрев результаты, обомлел.

Эльфийка отдала нам се свои знания, причем не саму информацию, а ту особенность, которая позволяла сплетать заклинания на уровне Мастера. Теперь, каждый из тридцати человек по уровню магической силы равнялся магу второго ранга.

Вообще, система определения силы мага была довольно простой, она определялась по мощности и быстроте плетения заклятий. Первым шел ранг ученика, что естественно. После того, как ученик кое-как овладевал умением видеть и изменять энергии, он автоматически становился магом. Если ученик был полностью привязан к Башне и должен был полностью подчиняться вышестоящим, то маг мог легко уйти во внешний мир, благо, там такие ценились невероятно высоко. В Легионах на один полк приходилось по одному магу, не всегда высокой квалификации, но все, же способных серьезно попортить жизнь. Но находились и такие, кто желал продолжить свое обучение. Сгрызя огромную глыбу знаний, они приобретали различные дополнения к общему образованию — такие уже назывались магами первого и второго ранга и способны были преобразовывать намного большее количество энергии, чем младшие собратья. Далее шли уже высшие ступени — Магистр, Мастер и Архимаг. Именно они были самыми интересными. Если второранговый маг был примерно равен по силе десяти обычным, то с Магистром не смогло бы справиться и пятьдесят магов. Правда, в последнее время таких не было, неизвестно почему за вторым рангом шли сразу Мастера, коих было всего десять.

Но переход на новую ступень не осуществить так просто, постепенно, пропускная способность организма мага развивалась, как силач качает мышцы — также и маг "качает" душу. Многие теоретики пытались понять, что же отличает мага от обычного человека, но так и не пришли к конкретному решению. Некоторые доказывали, что это всего лишь мутация тела, другие, что это Дар Богов и, следовательно, все маги из Пророки. Ужас! Столько Пророков на одну страну… Это нечто. И вот сейчас, во время проведенного ритуала, эльфийка неведомым способом передвинула наши души на качественно иной уровень развития. Совершенно ясно было, что такого не смог бы провернуть даже Архимаг, которым Айлана сейчас и являлась. Я почувствовал легкий ветерок и подозрительно огляделся. Сзади стояла та самая женщина, которую вызвала в нашей комнате магичка. Она же исчезла с бывшим Архимагом. Путем несложных выводов я заключил, что передо мной никто иной, как сама Смерть. Вроде, при ее виде полагается предаваться непредставимому ужасу от осознания собственной ничтожности и бессмысленности своего короткого существования, но я был слишком молод, чтоб умирать, да и выглядела грозная богиня очень мило, так что повода для паники не было. Плюс ко всему, если богиня захочет остаться незамеченной — она останется незамеченной, а если она обратила мое внимание на нее, то это явно какой-то хитрый план. Пока все новообращенные маги удивленно разглядывали плетения, в огромном количестве разбросанные вокруг, всё-таки, зал магический, я тихо наблюдал за внезапно подмигнувшей мне богиней. Как только я хотел к ней подойти, дабы узнать причину ее столь сильного интереса к мой персоне, она исчезла. Вот она была и в следующий миг ее не стало. Печально вздохнув, я принялся вспоминать набор заклятий, который Айлана заложила нам прямо в подсознание. На удивление, он оказался довольно разнообразным, но чего это стоило самой эльфийке? Перейдя на энергетическое зрение, я окинул взглядом ауры окружающих людей. Жуткая мешанина непрерывно меняющихся цветов. Посмотрев на уже стоящую рядом Эрью, я поначалу растерялся. Ее аура была абсолютно белой. Не знаю, отчего так получилось, но это явно не норма. Впрочем, у меня оказалась такая же. Протолкавшись сквозь небольшую толпу, я остановился около потерянно опустившей уши девушки. Если у всех переливы цветов слепили глаза, то у нее аура была какой-то блеклой, как будто поверх нее нацепили полупрозрачную пленку, убившую все цвета.

— Да, это необходимая плата, Империи нужно много сильных магов, — грустно прошептала она. — Собери всех — знания надо еще хоть сколько-нибудь закрепить на практике.

— Хорошо, — видимо, Айлана отдала свою способность к магии взамен на приобретение ее нами.

Какой внутренней силой надо обладать, чтобы добровольно отказаться от части себя. Будь я на месте эльфийки, совершенно точно не пошел бы на такое геройство, даже под угрозой смерти. Но у эльфов, наверное, свои нормы морали и я их никогда не смогу понять. Но как она будет учить нас? И куда, кстати, делись остальные девять Мастеров?

За размышлениями о смысле жизни я не заметил, как мы оказались в огромной зале. Наверняка, строители Башни были гигантами.

— Итак! Я должна вам сообщить печальные вести! Недавно, Теократия Фэйна сотворила нечто, убившее почти всех магов нашей Империи! Весь Совет и множество магов на нашей территории погибли, исключение составили только мы и некоторые маги Легионов. Каждый из вас имеет довольно большой интеллектуальный потенциал, поэтому я сообщаю вам о ситуации в целом. Со стороны Свободных Княжеств имеется угроза нашествия полчищ орков, силы сопротивления вполне могут не справиться — слишком велика степень разобщения. На границу с фэйнцами направляются еще три Легиона, в дополнение к трем уже имеющимся. Судя по всему, после атаки на магов, армия Теократии утратила то, с помощью чего подавляла магию, поэтому все маги также должны двинуться на усиление. Каждый из вас теперь имеет ступень мага второго ранга, думаю, вы знаете, что это означает. Несмотря на потерю полога, силы Фэйна всё еще слишком сильны. Группа Круга Силы не сможет участвовать в боевых действия еще несколько лет, а подкрепление нужно сейчас! Теперь я спрашиваю вас, кто готов двинуться на помощь? Я не буду никого принуждать, но прошу, подумайте над моими словами, — эльфийка спустилась с кафедры и встала посреди нас. — Думайте прямо сейчас, прямо в эту секунду Легионы сражаются.

— Я пойду, мой брат служит в Песчаном Легионе, а он там на самом горячем участке, — к Айлане подошла миниатюрная девушка, едва достигавшая мне до плеча, но выглядевшая удивительно пропорционально.

— Я тоже, надо же кому-нибудь идти, — один за другим все выразили желание присоединиться к Легионам.

— Прекрасно, я всегда знала, что могу на вас положиться, — Айлана даже без магии способна была подчинять людей себе одними словами. — Сейчас я даю вам полчаса на усвоение знаний. Особенно, советую вспомнить, как плетутся атакующие и защитные заклятия. Каждый из вас должен разбиться на тройки. Ну же!

Все немедленно засуетились, но по тройкам распределились на удивление быстро. Спустя несколько минут зал наполнился шипением молний, деструктивных орбов, из-за этого, многим пришлось срочно создавать щиты. Одна из девушек, в выражением недоверия ни красивом личике, на миг устремила взгляд в никуда и с ее ладоней сорвались две ветвистые молнии, мгновенно отраженные щитом Эрьи, дрожащим голубоватым сияние окруживший нас. Переглянувшись, мы негромко рассмеялись, всегда хотел движением мысли создавать щиты, а не с помощью жутко дорогих артефактов. Тем временем, эльфийка расставила все тройки в ряд и сказала всем разойтись по ближайшим залам, чтобы не покалечить друг друга, что все немедленно выполнили. Я с Эрьей остались в первом зале.

— Почему вас двое? — поинтересовалась Айлана.

— Ну, так удобнее, там где-то образовалась четверка.

— Отлично, тогда я присоединюсь к вам, — она упрямо тряхнула головой.

— Но?

— Да, я утратила магию, но физические способности никуда не делись, я не даром пробыла идолом в Террейнском Легионе столько лет, чтобы разучиться сражаться.

Удивительно! Я всё это время находился рядом с одной из главных вдохновительниц войск Империи и умудрился этого не заметить! Никто не знал, по каким критериям отбирали девушек в этот древний орден, но попадали туда единицы. Вспомнив видение на Испытании, я наконец сложил картину. Именно так и выглядели идолы — невероятная пластичность, возможность наплевать на земную гравитацию, странные одежды, из-за которых девушка расплывалась пятном, что вместе с невероятной реакцией делало ее практически неуязвимой. Возможно, Мастер, дополнительно обучавшийся бою на мечах, смог бы противостоять бесстрашной воительнице. На весь Легион их было обычно по десять человек. Главным в идолах была их странная красота. Если бросить взгляд — совершенно обыкновенная девушка, пусть и очень красивая, но если присмотреться… В каждой их них горел внутренний огонь, заставлявший легионеров бросаться в бой, даже на многократно превосходящие силы противника. При таком раскладе совершенно непонятно было бы, почему мы еще не смяли наглого противника, но, если принять во внимание существование ордена религиозных фанатичек Теократии Фэйна — то всё становилось ясно. Несмотря на их ярко выраженные психические отклонения, по мастерству боевые девы не уступали нашим. Особенно удручал их фанатизм, из-за которого они часто не чувствовали ран и рубили наших солдат направо и налево, пока какой-нибудь удачливый меч не отрубал им различные части тела.

Не теряя времени, эльфийка вернулась откуда-то с небольшим сундучком. Поставив его на пол, она открыла крышку и извлекла на свет нечто, долженствующее быть боевым костюмом. Отцепив от дна широкий пояс, она надела костюм, оказавшийся подозрительно облегающим. Видимо, эффект пятна достигался засчет того, что большинство бойцов было мужчинами и, пока они, гм… получали эстетическое наслаждение от разглядывания совершенно внезапно выскочившей девушки, она уже успевала основательно их покромсать. С легким щелчком на талии застегнулся пояс, что удивительным образом совпало с подзатыльником от Эрьи, заметившей мой, устремленный в одну интересную точку, взгляд.

— Она старше тебя на, Создатель знает, сколько лет, — злобно прошипела крылатая девушка. — Смотри лучше на меня.

— Что?! — я послушно посмотрел не нее, найдя увидено крайне интересным.

— Ну… В общем, надо еще потренироваться, — странно, но девушка покраснела.

— А где твои крылья? — только сейчас я заметил их отсутствие.

— Вот они, — Эрья пожала плечами и за спиной возникли знакомые черные перья. — Айлана научила меня их складывать.

— Отлично, теперь нам надо потренироваться, что ты уже успела вспомнить?

* * *

— Мне кажется, это было плохой идеей, — прошипел один из легионеров, скатившись в овраг следом за девушкой.

— Тихо! Я думаю, это очень хорошая идея, — та уже вылезла из оврага.

Септимий в очередной раз воззвал к Создателю, моля избавить его от страданий. Еще полчаса назад, он спокойно сидел около костра, ожидая очередной волны проклятых фэйнцев, когда его вызвали к сотнику. Оставив на охранение своему десятку флягу, он через несколько минут откинул тяжелый полог шатра, где уже собрался командный состав Террейнского Легиона. Внимательно окинув собравшихся взглядом, Септимий вздохнул. Около легата сидели две девушки и весело смотрели на него. Раз на собрание явились даже идолы, явно предстоит что-то неправильное. После непродолжительного разговора, в котором активно обсуждалась вылазка в лагерь фэйнцев, десятник вместе с Сейлой, так звали идола восьмой сотни, прервал заслуженный отдых своих бойцов, уведомив их о почетном задании. При виде девушки у тех загорелись глаза и они немедленно заверили в своей готовности отправиться хоть к демону в гости. И теперь, Септимий в который раз проклинал командование, не понимая, что им делать в этом самом лагере?

Тем временем, невдалеке стал виден частокол, окружавший лагерь врагов. Возблагодарив про себя полкового мага, накинувшего на лазутчиков полог невидимости, Септимий извлек из-под спецброни небольшую увеличительную трубочку. Приставив ее к глазу, он стал искать охранные башни, наверняка уже построенные фэйнцами. Столько лет проклятые фанатики сидели в своей стране и не высовывались за границы, а тут, совершенно внезапно хлынули, как тараканы их щелей. Еще и неведомая напасть, скосившая почти всех колдунов! Что же применили враги, если из сотни магов, причем очень опытных магов, осталось всего два, да и то, один из них был недееспособен еще как минимум неделю? На счастье Легиона, безумцы применяли довольно странную тактику: на довольно большом расстоянии раскинулось множество мелких, но укрепленных лагерей, из которых каждый день фэйнцы атаковали укрепления Империи. По расчетам аналитиков, каждый лагерь вмещал в себя по тысяче бойцов, к которым постоянно шли подкрепления. Каждый раз, едва встретив серьезный отпор, они сразу же откатывались обратно, складывалось впечатление, что они чего-то ждут, не давая Легионам ни минуты передыха. Но как можно быть настолько слепыми? Высшие иерархи не могли не понимать, что еще немного и на помощь придут три Легиона. Шесть Имперских Легионов, объединившись, могли сравнять с землей и более сильные войска, даже Орды Орков сминались под их мощью. Хотя. Фэйнцы могли надеяться на уничтожение магов, что было действительно плохо, смертность сразу возросла почти втрое.

Насколько смог увидеть Септимий, точка проникновения находилась в "слепой зоне", ни с одной башни слежения заметить их не могли, что лишний раз доказывало непрофессионализм противника. Теперь главную преграду для диверсантов составлял сам частокол. Будь с ними маг, он бы тихо проломил дыру, а то и просто уничтожил бы половину лагеря, но стоило исходить из имеющихся данных. Десятника дернули за плечо, а потом около уха прозвучал голос идола:

— Септимий, не беспокойся, вы нужны были только для сопровождения, подождите меня десять минут, а потом уходите обратно в Замок, — на этой оптимистичной ноте она внезапно поднялась и невообразимым для нормального человека движением скользнула над остриями двухметровых кольев.

Септимий только поморщился. Несмотря на всю безумность, идолов в Легионах любили — как не любить человека, который может не только порезать на лоскуты отряд преторианцев, но и распространяет вокруг себя необъяснимую ауру, дарующую покой. Никто не помнил, когда в Легионах появились первые идолы, но воспринимали это, как дар небес. Помнится, когда сотня в которую входил и десяток Септимия, внезапно оказалась окружена орками, откуда ни возьмись появившимся в безопасном лесу, три таких хрупких на вид девушки материализовали свои полуторные мечи, которыми непонятно как орудовали с потрясающей легкостью и точностью, и просто порезали всех врагов, после чего легионерам пришлось несколько часов нести их на руках. В этом заключалась еще одна особенность идолов, несмотря на боевые умения, они практически не могли убивать, после каждого сражения, приходилось им убивать одного врага или сотню, каждая из них просто теряла сознание. И даже знаменитым некромантам-целителям не удавалось вывести их из этого состояния, зато по происшествии нескольких часов девушки вставали, как будто ничего и не произошло. А их внешний облик? Разве может любая добропорядочная девушка позволить себе расхаживать в столь смущающей умы солдат одежде? Будучи еще простым легионером, он несколько недель ходил за одной из идолов, как собачка на цепи. При этом, не было ни одного случая, когда девушкам приходилось бы защищать сою честь. Все предпочитали любоваться ими издали. Некоторые считали их отмеченными благословением самого Создателя, но в Легионах мало кто считал, что Ему есть дело до них и такую версию не признавали.

Прошло уже восемь минут из десяти и Септимий уже начал волноваться, когда с неба в центр лагеря ударила молния. Еще одна. Раздались истошные крики и из распахнутых ворот вылетели несколько фэйнцев, потрясая мечами и бросая полные ужаса взгляды вглубь лагеря. Сам десятник также удивленно смотрел на небо, с которого уже начали нисходить воронки смерчей, затягивающие врагов и отпускающие их в нескольких десятках метров над землей. Идол точно не стала бы действовать с такой жестокостью. Да и нет у нее настолько мощного Дара. Неужели? Только бы это оказалось правдой. Неужели им в подкрепление отправились выжившие маги? Тем временем, над лагерем взметнулось пламя пожара и из тех же самых ворот спокойно вышло десятка три магов, во главе с одной из магичек Совета. Вознеся благодарность Создателю за проявленное милосердие, Септимий подошел к ним, ища взглядом Сейлу. Та уже увивалась вокруг нервно смотрящего на нее молодого мага, делающего недвусмысленные попытки спрятаться за спину спутницы, стоящей рядом. Посмотрев на Мастера Совета, десятник в очередной раз обомлел. Она тоже стояла в форме идола. Если бы кто-нибудь сказал, что идол может быть магом, его бы подняли на смех, но, тем не менее, это оказалось правдой.

— Террейнский Легион рад приветствовать госпожу. Благодарим за приведенное подкрепление, — церемонно поклонился солдат. — Позвольте проводить вас в замок.

— Приветствую вас всех, — Мастер легко улыбнулась. — Оставим формальности, моим ученикам надо обустроиться, да и Сейла уже падает.

Неугомонная девушка упала прямо в руки тому самому магу, отчего тот дернулся и покраснел, но драгоценную ношу не выпустил.

* * *

Мало того, что после кровавого боя она строила мне глазки, она еще и умудрилась упасть прямо мне в руки! При этом Эрья неотрывно следила за мной и пресекала все попытки спрятаться за нее, видимо считая, что я должен привыкать к женском вниманию. Конечно, ей легко так думать, она-то не видела, как эта милая девушка лихо рубила головы фэйнцам, в чью диспозицию телепортировал нас хранитель Башни. Обещал, что мы без всяких неудобств прибудем прямо в замок Легиона, а забросил нас… Впрочем, Айлана сразу же успокоила всех, аргументируя это необходимостью тренировки в условиях, максимально приближенный к реальности. Конечно, они будут реальны. Когда на тебя с обнаженным мечом несется фанатик, тут не только молнию призовешь, тут форменный ад устроишь с непривычки, что весь наш отряд и сделал. Не вполне еще привыкнув к полученной силе и знаниям, мы швырялись первыми пришедшими на память заклинаниями во все стороны, а Айлана и грозная девушка рубили слишком близко подошедших врагов. Хотя могли этого и не делать. Тридцать магов второго ранга, применяющие почти весь свой арсенал стихийных заклятий не оставят на месте атаки ничего живого. Правда, теперь всем нужен был отдых хотя бы до утра, пока не восстановятся энергетические резервы изрядно потрепанные за эти пять минут. Взвалив удивительно легкую ношу себе на плечо, я вместе с остальными двинулся к замку.

Замок оказался именно таким, какой я себе представлял. Огромный, с высокими толстыми стенами. Но в отличие от всех нормальных замков, в этом не водились приведения. Даже в нашей Башне есть одно, а тут нет, даже странно. Еще, будучи маленьким ребенком, я нашел очень интересную книгу, описывающую, как создали систему укреплений, не дающую никому пройти. Любого человека, если не было ясно выраженного разрешения пройти, просто отбрасывало, а особо упорных сжигала неведомая сила. Подпитывалась она странными кристаллами, расположенными в подземельях замков. При этом даже если уничтожить один замок, его роль на себя возьмут другие, поэтому, только уничтожив сразу все кристаллы, можно было прорвать оборону. На наше несчастье, на стены замков защита не распространялась.

Всё дело в том, что Империю основали маги, бежавшие из еще только зарождавшейся Теократии Фэйна. Когда-то, сотни лет назад, Фэйн был страной магов и ученых, но в один момент всё изменилось. Тогдашние маги давно подозревали, что вокруг них плетутся интриги, но совершенно не ожидали, что в один далеко не самый прекрасный день всё население довольно большой страны восстанет против них. Внезапно обезумевшие люди врывались в дома магов и пытались разорвать их. Сначала те пытались просто огородиться от людей, не желая уничтожать население, но когда одному из магов проломило голову камнем, прилетевшим из толпы, они рассердились всерьез. В столице, откуда всё началось, через полчаса не осталось ни единого живого человека, кроме самих магов. По слухам, на том месте до сих пор ничего не строят, а каждый год ездят освящать "проклятую землю". Мятежи достаточно быстро подавили, когда видишь, как твой сосед движением руки призывает на головы безумцев громы и молнии, любое безумие отойдет, вытесненное страхом за свою жизнь. В результате, за несколько дней население Фэйна сократилось практически вдвое, но и на этом беды не закончились. Оказалось, что за всем стоит тайный культ, которому такое глобальное жертвоприношение нужно было для пробуждения древнего божества. Маги в полной мере осознали всю тяжесть своей ошибки, но было уже поздно, Фэйн, как звали его фанатики, явил свое невероятно могущество. Его последователи даже после смерти поднимались и шли на позиции магов. В ожесточенных боях, длившихся несколько недель, из многих тысяч магов осталось всего лишь несколько сотен самых сильнейших. И тогда на помощь остаткам некогда цветущей страны пришла сама Смерть. Как известно, она одна из богов способна сходить на землю не посылая аватара, а в полной мере сохраняя свою сущность. Под ее руководством, армия некромантов один за другим отвоевывала города, непрерывно пополняя свои мертвые легионы, но Фэйн не желал мириться с этим. Воплотившись в своей высшем жреце, он напал на саму Смерть, на что та ответила в своей излюбленной манере. В одно мгновение почти все фанатики полегли. Маги де оперативно начали уничтожать тела, через несколько дней над полями бы поднялся смертный смрад. Та битва между Фэйном и Смертью до сих пор осталась в современных легендах, как Битва Богов. Естественно, она окончилась победой Смерти, а Фэйн потерявший свою божественную сущность, стал правителем уцелевших жителей страны. Всё бы ничего, но сражались боги не на высших слоях ментала, а в нашей реальности, в результате чего рельеф необратимо изменился. На самом деле, Теократия Фэйна находится совершенно в другом месте, чем страна-предок. На ее месте теперь раскинулась Великая Пустыня, занимающая довольно обширную территорию Империи. На севере идут леса, поля и прочее, а потом раз, и внезапно начинается песок. Возникает ощущение, что сама Пустыня имеет форму квадрата, ее границы не сужаются и не расширяются. Страшно представить, как выживают в ней бойцы Песчаного Легиона, славящиеся своей невероятной выносливостью. Я сам был очевидцем, когда ездил туда со школой. Тогда был довольно прохладный день, и я встал одной ногой в пустыню, а второй остался на поле. Учитывая, что мои руки были обнажены, правая рука как будто находилась в только начинающей остывать печи. При этом левая так и осталась в нормальной температуре. Многие ученые уже, который год ломают головы, пытаясь выяснить, каким образом на стыке шириной несколько сантиметров достигается такая разница температур, но тщетно.

Легионеры смотрели на нас с тем же восхищением, с каким я, когда был маленьким, смотрел на них. Прямо у ворот нас встретил единственный, оставшийся в живых маг Легиона.

— Хвала Создателю! Вы явились! Я уж думал, никого из нас не осталось. Вы ощутили эту волну? — маг, оказавшийся ненамного старше меня, наверное, прошлый выпуск, говорил без умолку, в красках расписывая нам все ужасы действия фэйнцев.

По его сбивчивому описанию складывалась следующая картина: днем враги шли несколькими волнами. По структуре, их войска чем-то напоминали наши Легионы, но намного более разобщённые. Каждый раз, они действовали по одной и той же тактике: всем скопом наваливались на стены, приставляли к ним лестницы и гибли десятками под льющейся смолой. Хорошо, что фэйнцы не признавали магию, иначе катапульты давно бы уже разрушили стены.

— Приветствую господ магов, я — Легат Террейнского Легиона, Каур Анд, — во дворе к нам сзади коварно подкрался высокий мужчина. — Уважаемая Мастер Айлана тоже тут.

— Здравствуй, Каур, — эльфийка улыбнулась. — Нам надо где-нибудь разместиться.

— Сию секунду, вашему отряду будет предоставлены покои, — легат резко развернулся и направился к группе легионеров, протиравших мечи.

Хотя на дворе и была поздняя ночь, замок был достаточно оживленным. Легионеры ходили везде, не было ни одного коридора, где бы не было хотя бы одного солдата. Смотря на них, я завистливо вздохнул. Сильные, явно не страдающие никакими низменными болезнями, мне такого никогда не достичь. Да и что говорить? Если бы я не был магом, любой из них смотрел на меня, как на непутевого знакомого, нуждающегося в опеке. Только власть над магической энергией давала мне уважение в глазах бывалых воинов. Кстати, может эльфийка захочет разобраться, что такое применили фэйнцы? Немедленно подойдя поближе к ней, я прямо спросил об этом.

— Всё итак ясно, фанатики пытаются возродить могущество своего бога, запертого в человеческом теле. Как ты думаешь, почему целых триста магов уровня Мастера не смогли справиться с такой сущностью, пусть даже невероятно могущественной? — я знаком с ней всего лишь два дня, и каждый вопрос она превращает в целую лекцию. — Фэйн блокирует любую магию. Только такое же божество может сражаться с ним на равных.

— Хм. Почему бы тогда Смерти не убить его окончательно? — действительно, это же очевидное решение.

— Потому что его непрестанно подпитывают тысячи людей, Теократия занимает площадь, как две Империи, и половина страны отдана под храмы. Если в Храме Любви скопилось такое невероятное количество энергии, как ты говоришь, то представь, сколько ее было во времена расцвета моего народа? Примерно столько же и в Святых Местах. Если уничтожить тело-оболочку, то Фэйн явится в мир в своем истинном обличье, и даже Смерть не справится с ним. В таком случае, во реальность придут и Два Брата, что для нашего мира — смерть. Всё превратится в такую же пустыню.

— Понял, понял.

На пару с Эрьей мы оперативно захватили самую теплую из комнат. По-крайней мере, тут были ковры и нормальная кровать. Для полного счастья, не хватало только вспомнить какие-нибудь небоевые заклинания, чтобы обеспечить максимальный комфорт.

— Скоро уже утро. Телепортация съела время, — заметила Эрья с мрачным видом.

— Что-то случилось? — вид у нее стал действительно мрачным.

— Нет, нет, всё хорошо, — она скользнула под одеяло.

— Я же вижу, — почему девушки никогда не говорят правду сразу, всегда приходится вытаскивать всё из них клещами?

— Я же сказала, всё хорошо.

— Ладно, можешь спать, — если не хочет говорить, надо всего лишь подождать — всё равно потом желание пообщаться пересилит обиду, или что там у нее.

Только теперь я понял, что опять оказался в том же самом положении, когда она без спроса заявилась ко мне в личную комнату. Опять небольшая комната и одна кровать на двоих. Еще четыре дня назад я бы просто отказался спать ряжом, но Испытание и Посвящение что-то стронули в моей хрупкой психике и теперь я почти не испытывал того священного ужаса перед девушками. Правда, не тогда, когда они спят рядом, практически без одежды. Проклятие. Решив воспитывать в себе характер, я на одном дыхании также разделся и прилег на краю. Впрочем, без одеяла было холодно, а жертвовать своим здоровьем я не собирался потому через несколько минут уже мирно спал с Эрьей чуть ли не в обнимку. Интересно, в замках специально жалеют ткань?

Глава 5

Для Конрада этот день начался плохо: денег не осталось ни гроша, да еще и поставили охранять Северные Ворота, через которые традиционно проходили всяческие подозрительные личности. Хоть с ним и находился гвардеец, из охраны самого лорда-наместника, мужчина всё равно чувствовал себя неуютно, его терзали смутные сомнения. И, когда в поле его зрения появился мрачный человек, опирающийся на странно выглядящий посох, Конрад окончательно понял, что этот день самый паршивый в его жизни. Тяжело поднявшись, он распахнул дверь сторожки и, взяв копье, вместе с гвардейцем, облаченным в тяжелые доспехи, двинулся наперерез путешественнику. Тот, не обратив никакого внимания на угрожающий вид стражей, попытался пройти сквозь ворота, но был остановлен скрещенными копьями.

— Стоять. Кто таков? — из-за шлема, голос гвардейца звучал приглушенно.

Человек остановился и, сохраняя такое же безмятежное выражение лица, раздвинул преграду.

— Я не знал, что в этом славном городе принято сначала тыкать оружием в путников. Успокойтесь и давайте пройдем в ваш сарай, — не обратив никакого внимания на, возмущено вытянувшееся, лицо стражника, он двинулся к приоткрытой двери. — Прошу вас, заходите. Не стоять же вам под дождем.

Конрад хотел возмутиться уже в открытую, но был остановлен жестом гвардейца. Недовольно хмыкнув, он зашел в сторожку, где уже удобно расположился у камина наглый пришелец. Не обращая на них никакого внимания, он стянул верхний плащ и подвесил его в воздухе. Взмахом руки, придвинув к себе стул, он приглашающее махнул снявшему шлем гвардейцу. Тот, не выпуская копья из рук, подошел.

— Теперь вы мне всё объясните, или, — он многозначительно стукнул оружием об пол.

— Я уверен, что мы придем к взаимовыгодному соглашению, — пришелец скинул капюшон, и взору открылось лицо с явными аристократическими чертами, что подтверждали волосы, спускающиеся до плеч и имевшие глубокий черный цвет. Такое могли себе позволить либо лорды и их сыновья, либо… гвардеец поежился. По всей Империи ходили слухи об ужасных слугах мертвого мира, богомерзких некромантах. Но лордов было всего двадцать, и каждого из них личный охранник знал в лицо, равно как и их сыновей и, особенно дочерей, правда, не всех. Незаметно для вольготно расположившегося врага, он сосредоточился и послал ближайшему посту весть о том, что враг предпринял попытку проникнуть на охраняемую территорию. Закончив, он решил отвлечь некроманта, чтобы задержать его подольше.

— Я не думаю, что ваши друзья вас услышат, да и нет в этом нужды, — мягко улыбнулся юноша, в руках которого в мгновение ока оказался посох. Ткнув им в сторону двери и услышав приглушенный возглас, на секунду застыл, как будто прислушиваясь к чему-то и вынул из карманов длинной куртки цилиндр, окольцованный металлическими полосами. — Посмотрите, это должно вас убедить.

Солдат недоуменно посмотрел на него, в таких футлярах хранились документы высшей важности. С величайшей осторожностью приняв его, он отщелкнул застежки и две половинки взлетели параллельно друг другу. Издавая приглушенное гудение, между ними проскочили небольшие молнии, превратившиеся в полупрозрачное изображение пергамента на котором ярко светились сложенные ангельские крылья. Сглотнув, гвардеец быстро прочитал прилагающийся текст и по-новому посмотрел на сидящего перед ним человека. Даже в свою неполную сотню лет, гвардеец еще не видел ни единого представителя ангелов, уполномоченного говорить от их лица. Такого не обвинишь в занятиях запрещенными искусствами, к нему может прислушаться сам Император!

— Вам что-то нужно? — гвардеец пообещал себе, что обязательно попытается узнать побольше об этом странном типе.

— Мне нужно что-нибудь, что позволит мне перемещаться по городу, не показывая каждому встречному это, — человек кивнул на, уже принявший свою первоначальную форму, цилиндр. — Сами понимаете, мой вид рождает в головах некоторых людей нездоровые ассоциации.

— Подождите несколько секунд.


Спустя некоторое время, Эриэль, абсолютно довольный жизнью, шагал по улочкам города.

— Так. Судя по всему, первая твоя цель находится где-то в этом городе, — зазвучал, ставший уже привычным, голос эльфа.

— А точнее?

— К сожалению, по неизвестным причинам возникли очень сильные помехи, не дающие нам определить местоположение с максимальной точностью, но я постараюсь вкратце объяснить тебе, что искать. На этой планете существует четыре расы: люди, неттеры, огры и, пришедшие откуда-то из параллельной реальности ангелы. И в каждой из этих рас есть представитель, фенотип которого наиболее соответствует активатору системы защиты от скитальца. Сделано это было, как понимаешь, для уверенности, что никто не сможет единолично захватить его.

— О да. Мне это очень помогло, — Эриэль саркастично ухмыльнулся. — Следовательно, в этом городе находятся представители всех четырех рас?

— Нет, в столице Империи живут только люди. По сути дела, они активно взаимодействуют только с ангелами, которые организовали тут что-то вроде альтернативного правительства, по крайней мере, им поклоняются и считают детьми самого Создателя. Именно документ о принадлежности к их организации ты показывал на воротах. Так что, где-то неподалеку находится либо человек, либо ангел. Ищи. Кстати, некромантия в этом мире под запретом.

Эриэль грустно покачал головой и только сейчас заметил, что подошел к двери внушительно выглядевшего здания. Отметив, что люди, проходящие мимо, бросали на него странные взгляды и стремились поскорее скрыться, он постучал в нее концом посоха. Несколько секунд ничего не происходило, но, когда маг уже хотел поискать жилье в другом месте, раздалось шарканье, и сзади послышался хриплый старческий голос:

— Чего желаете, молодой человек? — некромант повернулся. Вместо сухонького старичка, которому мог бы принадлежать голос, перед ним стоял, облаченный в сверкающие доспехи человек. — Понимаю, — его доспехи как будто покрылись матовой пленкой, утратив свой блеск, но, ничуть не убавив во внушительности. Думаю, я могу пригласить вас в свою обитель.

Некромант, осмотревшись на предмет еще каких-нибудь нехарактерных для мира, находящегося на таком уровне развития, людей, пропустил рыцаря вперед себя. Внутри здание оказалось еще больше, чем выглядело снаружи. Чем-то схожее с одним из храмов, в котором он нашел свой меч, оно потрясало своим невыразимым духом монументальности. Человек со скрипом задвинул засов и неторопливо проследовал к такому же огромному, как и он сам, каменному столу. Непонятным способом его доспех утратил ощущение монолитности и рыцарь, величественно освободившись от защиты, повернулся к осматривающему зал и царапающему одну из колонн ногтем Эриэлю.

— Я узнал, что на входе ты уверил стражей в том, что являешься представителем Ангельского Отряда. Тебе удалось в этом убедить даже гвардейца, но меня ты не проведешь, — человек навис над некромантом. — Ответствуй, для чего ты это сделал, или я уничтожу тебя, святотатец!

— Успокойтесь, — Эриэль воздвиг вокруг себя защиту. — Мне надо было каким-либо образом пройти в город и я приношу свои извинения.

— Ну уж нет! — в руке рыцаря появился меч, описавший полукруг и отскочивший от, тотчас же ставшего видимым щита. — Ты еще и колдун?!

— Вам всё равно не убить меня, — некромант рукой перехватил меч и, призвав на помощь силы своего нового тела, выдернул его из рук нападающего. — По моей информации, вы знаете в лицо двух из четырех хранителей Крепости. Теперь они нужны мне, Деметр Гор.

— О! — Деметр отступил на шаг, — Значит это правда! — в мгновение ока, вновь облачившись в доспех, он надел шлем и на несколько секунд замер. — Наши братья уже движутся сюда! Теперь мы сокрушим всех, кто противостоял нам!

— Они узнают, в чем моя сила, — Эриэль внутренне поразился неимоверному пафосу.

— Отлично, теперь ты для них что-то вроде посланника небес. Если не понимаешь чего-нибудь — то лучше спроси у меня, прежде чем что-то сделать, — некромант прислонил посох к одной из колонн и присел на, стоящую рядом, скамейку. — Веди себя также гордо, как и магистр. Мы создали этот Орден с целью слежки за четырьмя носителями активатора и заложили в его устои легенду о посланнике, которому нужны будут эти носители. Так что, теперь тебе созданы практически все условия.

В этот момент раздался грохот металла о камень и в помещение по очереди начали входить такие же огромные, как и их магистр, рыцари. Стройным рядом промаршировав в дальний угол зала, они выстроились в линию и сняли шлемы.

— Братья! Сегодня пришел тот день, которого мы так долго ждали! Именно сегодня Он спустился обратно на землю! И теперь мы должны выполнить свое предназначение! Сегодня мы должны открыть свиток, хранимый нам эти тысячелетия. Но сначала воздадим Ему причитающиеся почести! — магистр резко повернулся к скромно сидящему на скамье Эриэлю. — Повелитель! Мы дождались Твоего возвращения! Тысячелетиями мы выполняли Твои заветы! Даруй нам твое благословение!

— Да, да! Благослови их. Взлети и изреки какое-нибудь пророчество! — эльф откровенно веселился. — Давай! А то они неправильно поймут. Подумают, что прогневили тебя и самоликвидируются.

— Дети мои! — маг поднялся, отметив про себя, что любой из рыцарей выше него минимум на голову, несмотря на то, что он был выше, чем даже Айрэ. — Как уже сказа вам магистр, я пришел к вам, ибо нуждаюсь в вашей помощи. Моя миссия — найти четверых Избранных, и вы поможете мне. Идите и несите мой Свет в своих сердцах!

Рыцари, восторженно взиравшие на святого, только что лично благословившего их, ударили кулаками в нагрудные пластины брони и по очереди начали подходить к, сохраняющему одухотворенное выражение лица, Эриэлю. Первым на колено опустился сам магистр.

— Я, Асмодей Адрониус, клянусь нести Твой свет в самые удаленные уголки Империи! — гигант встал и занял свое место в строю. Следующие полчаса превратились для некроманта в сплошную полосу героических клятв и лязганья мечей. К концу жутко утомительной церемонии, у него возникло ощущение, что по голове непрерывно стучат кузнечными молотами. Как можно скорее попрощавшись со, ставшими еще религиознее от осознания своей героичности рыцарями, Эриэль поплотнее закутался в свой плащ и направился искать хоть какое-нибудь пристанище. Несмотря на его новоприобретенный статус святого, организм не соглашался работать хоть немного более продуктивнее и магу жутко хотелось спать.

* * *

Спустя шесть часов, маг сидел на кровати и пытался призвать свою одежду, неизвестным способом, оказавшуюся на табурете, стоявшем достаточно далеко от кровати. Уже полчаса он пытался достаточно сконцентрироваться, чтобы одеться, но всё, на что его хватало, это лежать и бесцельно помахивать рукой, надеясь на чудо. Пообещав себе, что прямо сейчас встанет и сделает всё руками, Эриэль вытянул руку и, не дождавшись реакции, подошел к табурету. Критически ее, оглядев, он быстро застегнул пуговицы и пригладил волосы, чтобы быть хоть немного похожим на себя нормального.

— Что со мной такое? — некромант постучал по уху, надеясь получить ответ от, парящего в небесах эльфа, но в ответ получил лишь молчание.

Эриэль пожал плечами и, выйдя за дверь, тут же отскочил назад, едва не врезавшись, в стоявшего перед ним, гигантского рыцаря. Тот медленно развернулся и радостно посмотрел на мага. Преклонив колено, он опустил голову и что-то пробормотал и, неимоверно быстро для своего роста поднявшись, развернулся и зашагал по коридору.

— Он извиняется перед тобой, и приглашает на обедню. Советую поторопиться, — космический эльф изволил явиться.

— Интересно, — Эриэль задумчиво почесал затылок. — Как ты слышишь лучше меня, если, как ты мне говорил, осознаешь окружающий мир исключительно с помощью моих органов чувств?

— Знаешь, мне тоже интересно, как ты умудрился выучиться такому сложному направлению магии, как некромантия. Я точно знаю, что в этом мире она под запретом. И, что самое странное, эта способность не исчезла с уничтожением твоего тела, как исчезает наша магия. Есть предположение, что ты вообще их другого мира. Это так?

— Ну вообще-то, да, — некромант по изумленному вздоху понял, что эльф удивился. — Меня перенесли сюда с помощью портала и возвращение должно состояться через год.

— Опиши механизм перехода, — голос стал глуше.

— Сначала я, — Эриэль внезапно остановился. — За все восемь я не задумывался об этом, но… я не помню, как происходил процесс перемещения. Я просто знаю, что меня перенесли, но как именно — не знаю.

— Постараемся с этим разобраться, постарайся быть более подвижным, к тебе направляется очень обеспокоенный фанатик, Асмодей его зовут, кажется.

Эриэль быстро встряхнулся и отлепился от стенки, около которой стоял последние пять минут, сосредоточившись на разговоре с эльфом и смотря в никуда. По коридору, стуча латными башмаками, и в правду двигался Асмодей с нахмуренными бровями. Подойдя к магу, он наклонился.

— У вас всё хорошо? — он положил руку на плечо святого, не заметив, как тот напрягся, пытаясь не ткнуться носом в пол.

— Да. Ты можешь идти.

Когда, еще не совсем привыкший к своем новому статусу, маг распахнул двери зала, его взору предстал огромный зал, через который протянулся длинный стол, за которым чинно сидели рыцари, против обыкновения, снявшие свои латы и оставшиеся в широких серых балахонах, перепоясанных широкими ремнями. Вот один из них заметил, не знающего, где сесть святого и, наклонившись, зашептал что-то, сидящему рядом. Тот, стараясь казаться незаметным, зашептал еще одному и вскоре сам магистр величественно встал из-за стола.

— Я и мои братья приветствуем тебя, Сошедший! Присоединись к нам и вкуси дары нашей земли! — все рыцари встали и синхронно повернулись к, несколько смущенному магу.

Под их зорким взором, он прошел к столу и занял, внезапно появившийся стул рядом с магистром.

— Ммм. Может, вы расскажете мне о вашем Ордене немного поподробнее? Сами понимаете, я не очень интересовался земными делами, пока пребывал у Отца, — маг обвел взглядом зал, в котором замерли рыцари, пораженные тем, что сам Сошедший общается с ними и делится откровениями о пребывании на небесах.

— Я позову Библиотекаря! Он помнит всю историю Ордена с самого ее основания! Скажите Северину, что повелитель желает видеть его!

Один из сидящих в конце рыцарей выскочил за двери зала и, спустя несколько минут, вернулся в сопровождении огромного старца. Тот, тяжелым шагом, двинувшись к сидящим Асмодею и Эриэлю. Тотчас же ему поднесли кресло, в которое он, окинув грозным взглядом притихший зал, сел.

— Итак. Мне сказали, что наконец-то свершилось твое пришествие, — голос библиотекаря был подобен грохоту моря. — И теперь ты хочешь указать нм на наши ошибки! Слушай же! Ровно семь тысяч девятьсот тридцать семь лет назад, во время Объединения, к нам пришли ангелы. Они помогли воздвигнуть Империю, но не они положили начало нашему Ордену. Через шестьдесят три года после этого, один из ангелов откололся от своих братьев и создал наш Орден, целью которого стало ожидание Сошедшего и хранение некой информации, зашифрованной в священном манускрипте, отданном нам. Наш Орден несколько раз оказывался втянут в войны, но мы использовали свои силы исключительно для быстрых ударов, ибо ни один из наших братьев не должен погибнуть от руки человека. Ангел говорил, что ты знаешь его. Из дали веков нам было предписано показать тебе его лик! — библиотекарь стал и, не оглядываясь, пошел к выходу.

— Прости его, он слишком увлекся своими книгами и поэтому так непочтительно разговаривает с тобой, — с достоинством прошептал Асмодей.

— Нет, всё в порядке и не стоит вашего беспокойства, — Эриэль, движимый любопытством, встал и постарался не отстать от библиотекаря, же вышедшего за двери.

Миновав несколько лестниц, спускавшихся вниз. Пройдя по бесчисленным коридорам и много раз повернув, маг с рыцарем оказались в небольшом зале, в центре которого находилась статуя. Библиотекарь Ордена подошел к ней и пробормотал несколько слов. Раздалось негромкое жужжание, и с потолка хлынул свет, заставив статую принять свои истинные очертания. Широко распахнутые, белоснежные крылья с длинными маховыми перьями, длинные волосы такого же цвета и пронзительно-голубые глаза. Присмотревшись, Эриэль заметил даже царапину на правой руке, полученную ей во время одного из учебных полетов. С этой деталь окончательно развеялись сомнения — статуя изображала Айрэ. Его давнюю подругу, на поиски которой маг собирался пойти перед тем, как попал под темный эффект выхода скитальца.

* * *

Алана открыла глаза, и ее взор устремился в бескрайнюю вышину небес. Несколько минут она просто лежала на земле, наслаждаясь единением с природой, но внезапно вскочила, вспомнив, где она приходила в себя в последний раз. Но на этот раз она оказалась в незнакомом ей лесу, слишком светлом и редком, чтобы быть ей родным. И вокруг не наблюдалось ни ложа, ни девушки, которая залечила ей раны. Посмотрев на живот, она увидела, что рана, едва не ставшая причиной ее гибели, исчезла, оставив после себя белеющий шрам. Алана отвела назад, упавшие на лицо, волосы и направилась в ближайшее людское поселение, благо, в обычном облике она была практически неотличима от человеческой девушки лет семнадцати. Оказалось, что неведомая девушка, в наличии которой Алана уже начала сомневаться, оставила ее на огромной поляне, посреди леса. К счастью, из-за жизни в чащах леса, весь народ неттеров обладал естественно развитым чувством направления, помогавшим найти дорогу в любой местности. Немного постояв, девушка двинулась прямо сквозь кусты, ловко избегая цепких ветвей. Некоторое время побродив, она вышла на, еще не успевшую зарасти, тропинку. Видимо, не так и далеко ее забросило. По тропинке идти было намного удобнее, и вскоре неттер уже видела значительные просветы между деревьями, что могло означать только одно: рядом находилась, по меньшей мере деревня. По пути ей попалась группа девушек с корзинами, которые, до этого весело смеясь, внезапно замолчали и постарались отойти от Аланы как можно дальше. Недоуменно посмотрев на них, она подошла к распахнутым воротам, крепившихся к двум самым массивным столбам частокола. Около них, на стволах деревьев, сидело несколько крупных мужчин, около которых лежало несколько мечей и копий. Игравшие до этого в неизвестную Алане игру, заключавшуюся в обмене мягкими пластинками, они вскочили и бросились к весьма удивленной таким приемом неттер.

— Что случилось?! Ты единственная выжившая? Где ты потеряла одежду? — вопросы сыпались с огромной скоростью, воины перебивали друг друга.

— Тихо! — все разом замолчали и отошли от, всё еще не могущей вымолвить ни слова, девушки. Из ворот вышел огромный человек в матово поблескивающих доспехах. Подойдя к Алане, он опустился на колено и его лицо оказалось вровень с ее макушкой. Наклонив голову, он внимательно осмотрел ее, не обращая внимания на смех мужчин, стоящих неподалеку. — Ты не человек. С девушками всё в порядке?

— Да, но почему ваши люди так странно смотрят на меня? — неттер думала, что ее прибытие окажется незамеченным, но опять ошиблась.

— Видишь ли, — рыцарь усмехнулся. — У нашей расы принято носить одежду, а ты об этом, видимо не знала. Что естественно для неттера, — он подмигнул ей и встал. — Кто-нибудь, принесите одежду, видите же, что девочка мерзнет!

Тот час же все мужчины сорвались с места, образовав небольшой затор. Алана видела, как они на полной скорости двинулись к нескольким домам и дружно хлопнули дверьми. Не понимая, чес вызвала такое оживление, она вопросительно посмотрела на ухмыляющегося рыцаря.

— Твой внешний вид действует на рассудок людей, так что, постарайся не преобразоваться, если кто-нибудь из них попытается прикоснуться к тебе. Так люди выражают свои крайне положительные эмоции по отношению к другим. Но я не представился, Захариил к вашим услугам, — мужчина склонил голову.

— Алана, — девушка очень хотела, есть и осматривала окрестности в поисках чего-нибудь ненужного людям. К сожалению, как она знала, люди очень плохо относились к поеданию живых существ у всех на глазах, поэтому неттер терпела, пытаясь не смотреть на стадо пасущихся овец.

— Так, пошли ко мне, а то ты кого-нибудь съешь, — Захариил повернулся и направился к одному из домов, стены которого, в отличие от других, были сделаны их камня. Забрав по дороге у одного их мужчин сверток, он приглашающее махнул рукой и закрыл за, с интересом осматривающей комнату девушкой, дверь. Положив на кровать сверток, он развернул его и подозвал Алану поближе. — Смотри, это штаны, очень удобная вещь, и бегать можно и тепло, их одевают на ноги. Вот это, — он накинул ей на плечи темную материю. — Рубашка, ее надевают на верхнюю часть тела. Пока что походи так, а потом я подберу тебе более подходящую одежду.

— Благодарю, — Алана застегнула пряжку пояса и осмотрела себя. — Наверное, я не слишком задержусь в вашем поселении.

— Прощай, — рыцарь задумчиво посмотрел ей вслед. По закону, он должен был задержать ее до прибытия очистительной команды, но что-то подсказывало хранителю поселения, что именно этого представителя абсолютно чуждой человеку расы, трогать не стоит. Проводив ее до выхода в лес, он неспешным шагом пошел к своему дому, но внезапно почувствовал, как доспех немного нагрелся, и прорезь его шлема засветилась синим цветом. Быстро надев его, он услышал, как сам магистр обращается к нему.

— Брат Захариил, случилось то, чего мы так долго ждали — Он прибыл!

Глава 6

Следующий день начался довольно необычно. Прежде всего, я заметил, что Эрья довольно плотно обхватила меня руками, продолжая при этом мирно спать. Призвав на помощь все резервы организма, мне удалось вылезти из кольца рук и ног, не потревожив ее сна. Совершенно ясно, что она сделала это неосознанно и обнаружении себя в столь двусмысленном положении вполне могла подумать что-нибудь не то. Справившись с этой задачей, я быстро накинул на себя рубашку с брюками и завязал пояс на тау-мантии, стандартной форме всех магов Легиона. В отличие от академической формы, она доходила всего лишь до середины бедер и, имея узкие рукава, была скорее похожа на куртку. Выглянув в окно, я сначала подумал, что сплю. На дворе была непроглядная темень, видимо, еще была ночь. Судя по всему, атаки в ближайшее время не предвиделось, поэтому я сел на пол, подвернув под себя ноги. Привычно погрузившись в медитацию, я сразу подошел к огромному информационному модулю, переданному нам эльфийкой. Стоп. Я вспомнил ту странную женщину в нашей комнате. Неужели, нас посетила сама Смерть?! Теперь понятно, каким образом Айлана смогла передать нам знания, с такой могущественной помощницей можно сделать всё, что угодно. И наконец-то стало окончательная ясна её уверенность, что жить ей осталось ровно год. Точнее, уже триста шестьдесят три дня.

К несчастью, информация лежала столь плотно, что я не знал даже, с какой стороны начать разматывать этот клубок. Видимо, всё нацелено на то, что чтобы знания поступали постепенно. И действительно, еще несколько часов назад в моем арсенале было всего лишь призвание молний с небес и материальный щит, отлично выдерживающий удары мечей и прочего холодного оружия, но совершенно бесполезный против заклинаний. Теперь же, я знал, как создать небольшой вихрь, что немедленно и проделал. С рук сорвались две воронки, повисшие передо мной. Отлично. Одна из них поднялась выше и немного увеличилась в размерах, обдав меня потоком холодного воздуха. Поспешно погасив заклинание, я начал экспериментировать с ветром. Повернув ладони друг к другу, я создал между ними энергетическое кольцо, видимое мне, как полупрозрачное нечто. После нескольких оборотов, кольцо стало более видимым, и со всех сторон подул слабый ветерок. По мере увеличения числа оборотов, ветер дул всё сильнее и я, испарив кольцо, встал на ноги. Походив, чтобы восстановить кровообращение, я вновь стал закреплять полученные знания, на этот раз резко прокрутив кольцо. По комнате словно прошелся ураган. Даже массивный деревянный стол оказался сдвинут с места! С кровати послышалось недовольное бурчание, и в следующую секунду около меня стояла Эрья, и ее настроение было далеко от веселого. Спутанные волосы, злобная физиономия, и ее некоторые интересные аксессуары производили воистину жуткое впечатление.

— Что это было? Зачем будить меня так?! — прошипела она.

— Я не специально, честное слово, — ответил я, попытавшись одновременно встать и отползти как можно дальше от нее.

— Хм, — она скептически оглядела комнату. — Ты прощен.

Слава Создателю! Я думал, что меня будут убивать, а вместо этого внезапно приласкали.

— Спасибо тебе, — девушка подскочила ко мне и сжала в крепких дружеских объятиях. — Так бы я никогда не проснулась!

И забыв о произошедшем, стала усиленно расчесывать волосы, изредка шипя сквозь зубы и распутывая их руками. Представляю, как ей трудно, если даже мне приходится расчесываться по минуты две, а волосы короче раза в два, всего лишь до лопаток. Завершив это важное дело, она, наконец, надела верхнюю одежду и перестала меня смущать. Облачившись в такую же рясу, она критически оглядела себя в зеркале. О! Вот это настоящий замок, хоть за стенами и бродят дикие лагеря фэйнцев, жаждущих всех убить, комнаты обставлены с максимальным комфортом. Зеркало, пусть и маленькое есть, кровать, хоть и одна на двоих — тоже. Даже санузел есть. А вот на одеяло ткани пожалели, но это даже лучше, над избавляться от глупых комплексов.

Рассуждая таким образом, я вместе с Эрьей вышел в коридор, разительно отличающийся от коридоров Академии. Вместо высоких потолков и непонятно откуда льющегося света, серые камни, покрытыае пятнами плесени. Видимо это специально для морального устрашения врага, представьте, прорвались вы в замок, а вас встречают пустые мрачные коридоры. Неприятные ощущения. Мало того, эта плесень еще и светилась приятным зеленоватым светом. Проведя пальцем по потолку, я продемонстрировал девушке светящуюся часть тела, на что та презрительно скривилась.

Как я уже успел убедиться, замок полностью не спал никогда. Стоило нам выйти во внутренний двор, как десяток легионеров, до этого что-то чертящих на рассыпанной муке, резко вскочили.

— Господа маги во дворе! Встать! — продекламировал тот самый десятник, встретивший нас около лагеря фэйнцев.

— Нет нужды, — раз теперь нам служить с ними, надо сразу же создавать себе репутацию доброго мага. — Помнится, вчера мы с вами уже встречались?

— Да, господин! Вы передали мне Сейлу и ушли!

Интересно, если я сейчас скажу, что меня не надо называть господином, как он отреагирует?

— Как ваше имя, десятник? И еще, сейчас не надо формальностей, все мы на одной войне, — я сел около костра, заметив, что уже расцветает.

— Септимий!

Внезапно звуки стали глуше и я краем глаза увидел что-то, летящее к нам с неба. Приглядевшись, я понял, что это был камень, огромный камень. И падал он прямо на нас! Вытянув в его стороны руку, я снес его порывом ветра, который так долго тренировал ночью. В результате, снаряд упал не прямо на солдат, сократив численность Легиона, а немного в сторону. Тот час же, со всех сторон послышались крики, и из замка выбежало огромное количество легионеров, в полном снаряжении. С момента падения камня прошло всего несколько секунд, а они уже тут, вот что значит воинская выучка! Подойдя поближе, я внимательно его рассмотрел.

— Мне кажется, фэйнцы всё-таки смогли сделать катапульты, — сзади возникла Эрья.

— Господин, — ко мне подошел легат.

— Зовите меня Эйден.

— Эйден, госпожа маг права, безумные фанатики каким-то образом сделали катапульты и теперь двинулись в атаку. Вас требует к себе Мастер Айлана, — он подошел к построившимся легионерам. — С первой по десятую сотни, ваш участок — стены! Старайтесь не высовываться, скоро маги помогут нам!

Вот оно, настоящее сражение! Мы со всех ног кинулись в комнату, которую вчера забрала себе эльфийка. Вихрем пронёсшись по коридорам и лестницам, мы одновременно вбежали в дверь и остановились. Все остальные маги уже собрались и с недоумением смотрели на нас.

— Отлично! Теперь мы все в сборе, — эльфийка неопределенно помахала рукой. — Каждая из троек должна отбыть к Легионам, магов почти не осталось. Эйден, Эрья и я остаемся с Террейнским Легионом. Вы, — она указала на четверку девушек. — Отправитесь в Песчаный легион.

В течение следующих десяти минут все активно обсуждали, куда им идти и каким образом это сделать. Наконец, когда все формальности были улажены, Айлана дала каждой из троек по небольшому амулету. Насколько я понял, это были одноразовые телепорты, настроенные каждый на свое место. Несколько коротких вспышек — и мы остались одни.

— А теперь, поспешим на помощь нашему храброму Легиону!

* * *

Поднявшись на стену, я в растерянности остановился. Никогда не представлял себе, что стану защищать замок от нападения. Немного повертевшись, я схватил Эрью и двинулся по направлению к Септимию, на мое счастье оказавшемуся тут. Может быть, он сможет нормально скоординировать наши действия, таланта великого полководца я в себе не ощущал. Неведомые строители замка, сделали нам еще один, очень ценный подарок: со всех сторон, замок, стоящий на вершине огромного холма, окружало безжизненное поле. Любой враг был как на ладони. Мельком глянув за стены, я облегченно вздохнул. Фэйнцы явно не собирались начинать осаду прямо сейчас, выстрел катапульты был пробным, хотя, на их месте, я бы не прекращал обстрел ни на секунду, если орудия бьют на такое большое расстояние — одними ими можно перебить всех защитников. Хотя, стены всё равно неразрушимы — защищать такое укрепление одно удовольствие, любой враг вынужден пытаться преодолеть стены. Но остаются ворота, традиционное слабое место в любой обороне. Но где тогда тараны? Никогда не поверю, что можно быть настолько несообразительными, чтобы не пытаться пробить их и ворваться в замок всеми своими немаленькими силами. Пройдя мимо подобия арбалета, только увеличенного в несколько раз, я, наконец, нашел десятника. Увидев нас, он отослал легионера, с которым что-то до этого обсуждал.

— Вы что-то хотели?

— Именно. Честно говоря, мы не имеем опыта в сражениях, поэтому надеемся на вашу помощь.

— Совсем? Останетесь со мной, по ходу дела разберемся, — десятник бросил взгляд на поле. — Проклятье! Началось! Сможете создать щит от катапульт?

И действительно, на еще несколько минут назад пустом поле собиралась целая армия, собранная, похоже из всех осадных лагерей. С такой высоты, они казались полчищами муравьев, лезущих из всех щелей. За ними появились несколько крупных сооружений. Скорее всего, это и был фэйнский аналог катапульт, но как они смогли добиться такой дальнобойности?

Не успел я выстроить хотя бы несколько предположений, катапульты выстрелили. С десяток камней полетели чуть выше стен, грозя снести всё живое. Несколько снарядов мы на пару с Эрьей успели сбить, но остальные всё-таки достигли своей цели. Со всех сторон раздались громкие удары и несколько десятков легионеров смело со стены. Мгновенно посмотрев во внутренний двор, я чуть не упал со стены: сбитые поднимались и трясли головами. Через несколько минут они уже заняли свои места, единственное, что напоминало о произошедшем — это то, что они немного шатались.

— Это… Это как? — я ошалело воззрился на Септимия.

— Недаром наш Легион считается элитным, — улыбнулся тот. — Личные щиты. Только, теперь они полностью разряжены.

— Да уж.

Как раз вовремя из глубины сознания всплыл образ плетения осадного щита. По изменившемуся взгляду девушки, я понял, что и она получила столь необходимые знания. Но искусством одновременного плетения мы еще не владели, поэтому решили создать несколько относительно небольших щитов, перекрывающих друг друга. Как ни странно, враги как будто решили дать нам время, перестав стрелять. А может, их катапульты наконец-то сломались, превысив верхний предел нагрузок.

Перейдя на энергетическое зрение, я немедленно сформировал из окружающей энергии прямоугольник, каркас будущей защиты. Поместив его на расстоянии метра от стены, я начал наматывать на него нити, одновременно меняя их структуру с неопределённо-туманной на гибкую, но неразрушимую. По сути дела, почти всё искусство магии основано на воображении, то есть, если маленький ребенок внезапно обретет силу, и она не сожжет его, то он будет магом намного лучшим, чем Мастер. Но надо еще и поверить в воображаемое плетение. После того, как плетение было готово, оно приняло вид железного листа, состоящего из сотен других. Закрепив его, я вернулся к нормальному зрению, чтобы оценить свой труд. В реальности, щит выглядел, как прозрачная синеватая плоскость, висящая в воздухе. Отлично. Спустя десять минут, наш участок был хорошо защищен, на остальных мы успели повесить по десятку щитов, как катапульты опять выстрелили. Несмотря на неудачу, на штурм пошли и пехотные силы врага. С криками, видимо, придающими им храбрость, тысячи людей побежали к стенам, стремясь как можно скорее преодолеть простреливаемое пространство. Конечно же, немедленно со всех сторон раздались щелчки скорпионов, так назывались увеличенные подобия арбалетов. Стреляли она, однако, не стрелами, а камнями, которые, хоть летели и недалеко, причиняли видимый ущерб. Решив по мере сил помочь артиллерии, я призвал несколько молний с небес. Всего лишь несколько разрядов оказали на осаждающих воистину странное влияние. Все они сначала остановились, а потом двинулись назад. Они отступали! Причем делали это очень быстро.

— Эээ… — только и смог проговорить я. — Что это с ними?

— Таков их боевой дух, — Септимий хлопнул меня по спине. — Магия, в их понимании — ересь и зло, а те, кто ей владеет — высшие демоны.

— Это хорошо, — я поморщился, всё-таки крепкий хлопок легионера не очень полезен физически неразвитому организму мага.

Тем временем, кому-то в рядах фэйнцев удалось восстановить порядок и те опять пошли в атаку. Если все осады проходят также, я совсем не против в них участвовать. Кстати! Только сейчас я, наконец, понял, что катапульты находятся в пределах видимости, а значит, я могу их разрушить. Но умные мысли приходят в разные головы по-разному, потому что, когда я только собрался исполнить задуманное, с небес вновь ударили молнии, ставшие уже нашим привычным оружием. Вот бы научиться пускать их из рук! После нескольких ударов, от грозного оружия остались только разломанные кучи деревяшек, ну или нет, со стены было плохо видно. Ясно было только одно — больше они стрелять не будут.

— Проклятье! — Эрья оперлась об один из зубцов стены. — Я устала.

Естественно, она устала, в течение пяти минут практически непрерывно хлеща позиции противника молниями. Даже я, сделав всего два удара, чувствовал некоторую усталость. Присев, и полностью укрывшись от любого, даже случайного попадания, Эрья положила голову на колени. Судя по всему, она сейчас находится в полудреме — таким образом, намного быстрее восстанавливается энергетический баланс организма.

Фэйнцы явно отступали, и я почувствовал себя героем. На пару с девушкой обратить в бегство многотысячную армию? Это достойно быть записанным в какой-нибудь книге, посвященной древним героям. Присев рядом с Эрьей, я нежно взял ее за руку и когда она поднял голову, пристально посмотрел ей в глаза. Нет, ничего такого не было, просто это самый легкий способ передать энергию чужому организму. Для обычных людей между нами проскочило несколько голубоватых разрядов, и Эрья поднялась. Теперь, когда в ее теле присутствовал небольшой запас энергии, сверх необходимого, организм сам тянул энергию из окружающего мира, причем, почему-то с огромной скоростью. Сделав несколько шагов, она на миг окуталась синим сиянием.

— Ох! — она пошатнулась. — Это было приятно.

Скорее всего, на сегодня у осаждающих есть более полезные дела, чем идти под наши молнии, поэтому мы спокойно спустились со стены. Там нас уже поджидала Айлана, чьи способности хоть и сократились до минимально возможного уровня, но оставались достаточно мощными для энергетического зрения.

— Эйден, вы отлично справились. Физическая атака вкупе с психологической, это был самый лучший способ защиты, — она испарила меч и направилась к проходящей мимо девушке. Через несколько секунд они уже погрузились в обсуждение крайне интересной для них, но совершенно непонятной для меня, темы. Пожав плечами, я подошел к всё еще горящему костру, около которого в кружок сели легионеры, внимая своему собрату по службе.

— Нет, вы не представляете! Не брат на самом деле рассказал. Он приехал оттуда недавно! — молодой солдат возбужденно махал руками.

— Откуда приехал? — я решил присоединиться к обсуждению

— Ну, из Вольных Княжеств. Княжество Медведя. Там люди на вот таких, — он попытался описать окружность, но рук не хватило и он встал, — Вот, больше меня в два раза. На зверях таких ездят! Ме-едведи называются или как-то так. Вот, и люди там садятся и ездят прямо на них, а те их не едят. Мой брат у одного друга своего жил. Там прямо в доме ме-едведи живут, ходят свободно. А вместо личных систем освещения, у них в каждом доме магический реактор! Маги тамошние выпьют специального зелья, и что хочешь тебе соберут. Они в этот реактор как-то энергию закачивают, и он и обогревает и светит. В каждом доме такой! А как только из дома хотят выйти, сразу же в толстые одежды одеваются. Шубы, тулупы, брат даже привез один такой. Я его одел, чуть спину себе не сломал.

— Интересно, — вот бы нам таких воинов, никакие фэйнцы бы перед нами не устояли.

— Да! Брат хотел еще зелья того взять немного, но ему не дали, сказали, что самим мало, а с помощью него сразу же после двух бутылок можно даже не магу духов видеть, а потом медитировать сразу и спать, — легионер понурился. — А брат, говорит, пил его с ними. И духов видел, только за это плата нужна — потом голова болит.

— Ладно, это очень интересно, — прервал я его познавательную речь. — Вы мне лучше скажите, фэйнцы всегда так нападают?

— Нет конечно, господин маг, это только вашу мощь увидев, побежали, как трусливые собаки — десятник скривился. — А так, они как тараканы, лезут на стены и лезут. Два раза смогли залезть до конца, да только Сейла их на месте и порешила. Хорошо, хоть Сестер с ними не было, теперь-то уж точно будут. Вы поосторожнее на стенах-то.

— Мы — маги, нам никакие Сестры не помеха, — уверенно заявил я.

— Не скажите, вон, Север. Хороший маг был, а так глупо помер. Шли мы тогда через лес, а тут, откуда ни возьмись, орки со всех сторон полезли. Они-то лес хорошо знают, лесные жители. А у нас в распоряжении только узкая просека, двум телегам еле-еле разъехаться. Встали мы, значит, кругом, чтоб мага защитить, пока он колдовать будет, а орки сверху прыгать начали. Мы их рубим, колим, а Север песком сыпет, да таким, что сразу одни кости остаются от вражин. Почти отбились, орки-то, пока их всех не перебьешь — не останут. И тут раз, вместе с ними Сестра спрыгивает. Как они только умудрилась с орками ужиться? Они ж там, в Теократии своей, только людей привечают. Ну вот. Север даже сделать ничего не успел, только песком в нее кинул. У нее руку сразу же до кости срезало, а она внимания и не обращает. Даже не вскрикнула, мечом своим махнула и срубила ему голову. Как только они такими махинами драться могут? Мы ее, естественно, добили. Да только мага-то уже не вернешь. Но к чем я клоню. Вы, как только заприметите женщину такую, в несколько кусков ткани белой одетую — первым делом бейте, они опасны — жуть, даже с девочками нашими на равных сражаются!

Это он так про идолов, надо будет потом разобраться, почему их так любят в Легионах.

— Спасибо за совет, — я встал.

— Господин маг! Да вы садитесь! Всё равно атаку не начнут пока что, — меня остановил тот самый легионер, брат которого ездил в северную часть Вольных Княжеств. После того, как фэйнцы сдадутся, а они сдадутся, недаром на помощь идет еще целых три Легиона. Если всего границу защищает сейчас три Легиона, в которых примерно по десять тысяч солдат, да еще и идут самые крупные, в которых тысяч по двенадцать. Всего легионеров получится тысяч семьдесят, это если считать прислугу, которая тоже научена воевать. Видимо, Императрица отвлеклась от своих придворных интриг и обратила гневный взор на враждебного соседа. Вот бы окончательно сокрушить всю их страну и уничтожить самого Фэйна. Все проблемы бы сразу отпали. — Вы потом приходите к нам вечером, мой брат приезжает. Может, привезет что-нибудь?

— Хорошо, я приду, — надо устанавливать дружеские отношения с легионерами, никто не знает, сколько еще воевать вместе придется.

Поднявшись в свою комнату, я испытал острое чувство дежа-вю. Эрья опять сидела на моей, эээ… нашей кровати, в точно такой же позе. Улыбнувшись мне, она откинулась на спину, заставив меня сглотнуть.

— Отлично! Если все осады так проходят, я согласна служить в Легионе.

— Ты повторяешь мои мысли, — девушка так на меня посмотрела, что даже сквозь мою отстраненность я почувствовал прилив нежности, если это можно так назвать. Интересно, почему я раньше не замечал, как переливаются ее волосы в под осветителем? Как она красиво изгибается, когда потягивается? Проклятие! Я помотал головой, надеясь, что она не заметила моего изменившегося взгляда. Как я теперь с ней разговаривать буду? Оказалось, что очень просто, через несколько минут мы уже вовсю обсуждали подробности прошедшего сражения.

* * *

Наше мирное уединение было нарушено служкой, некстати сунувшемся в приоткрытую дверь и увидевшему крылья Эрьи. Окончательно это стало ясно, когда он вылетел обратно в коридор, облитый водой. Наконец, победив свой страх перед всемогущими и зловещими магами, он из-за двери, стуча зубами прошептал, что нас опять зовут, после чего мгновенно испарился. Переглянувшись, мы одновременно вздохнули, после чего, подождав, пока девушка уберет крылья и наденет рубашку с мантией, спустились во двор. Там нас ожидал человек, явно только-что находившийся во дворце, от него даже запах был характерный.

— Вы есть маг Эйден? — важно проговорил он.

— Я есть маг Эйден, а это есть маг Эрья, — также важно промолвил я.

— У меня к вам послание, зачитать вам его?

— Зачитай.

— Итак, — человек развернул внушительный свиток. — Неразумные фэйнцы отступили, дрогнув перед могуществом наших магов, прибывших на помощь храбрым легионерам. Теократия Фэйна отводит свои войска от границ и правитель Фэйн уверяет, что всё случилось по недоразумению. Засим, первый полк Террейнского Легиона отправляется на Западную Границу, для несения охраны на рубеже с Измененными Лесами. Гм… да, это всё.

— Что, что? — я растеряно посмотрел на подошедшего Септимия.

— Потом объясню, — он недружелюбно посмотрел на вестника. — Мы получили ваше сообщение, вы можете идти.

После того, как человек исчез, мы с десятником подошли к тому же самому костру. Интересно, чем они его топят, что он так долго горит?

— Значит так, наше время нести дежурство подошло, — весь десяток шумно вздохнул. — Маг Эйден не знает еще, что это значит, так что мы должны объяснить. Итак. Измененные Леса, место, где закончилась битва Смерти с Фэйном. Пока он только воплотился, то был почти равен ей по силе, но Смерть с каждым ударом высасывала из него силы и в результате победила. Но до этого, он использовал свой последний шанс, в результате чего выпустил в нашу реальность некую "неправильную" энергию. В результате, некогда спокойный лесок за несколько лет превратился в пристанище жутких тварей, беспрерывно лезущих на территорию Империи. Вокруг него возведена самая высокая и совершенная в мире стена, почти удалось добиться ее абсолютной неразрушимости. С самого создания Легионов, каждый полк должен по очереди отправляться на патрулирование. Да… Те, кто возвращается, автоматически становятся ветеранами. Я был там уже один раз, наш полк провел там месяц, жуткое место.

— А маги на что?

— Где сейчас маги? Не их почти, поэтому в этом месяце будет намного тяжелее. Хорошо, хоть вы с госпожой Эрьей есть.

— Можете на нас положиться, — заверил я Септимия.

Удивительно, но уже вечерело. День прошел на удивление быстро, казалось, еще недавно я поливал ряды противника молниями, а уже произошло столько всего! Поискав глазами Эрью, я направился к ней. Та, стоя в окружении легионеров, что-то рассказывала, изредка светло улыбаясь.

Увидев меня, она жестом приказала солдатам замолчать и, подмигнув мне, вышла из круга на чистое пространство. Миг, и у нее за спиной распахнулись во весь размах черные крылья, темные даже на фоне вечернего неба. Несколько раз, хлопнув крыльями и взметнув пыль с земли, она поднялась вверх и через несколько секунд уже была на стене. Опасно балансируя на самом краю, она явно наслаждалась восторженными вскриками легионеров. Наконец, в очередной раз, подпрыгнув на месте, она неожиданно упала со стены, вызвав у наблюдавших очередную порцию криков и пронесшись над их головами. На протяжении нескольких минут она развлекалась подобным образом, то скрываясь из глаз, то прыгая со стены. Подошедшая Айлана лишь хитро улыбалась своим мыслям, смотря на просветленные лица легионеров. Проследив, как Эрья в очередной раз прыгает со стены, она хмыкнула и ушла, не став раскрывать свою тайну. Тем временем, Эрья, вдоволь налетавшись, опустилась на землю, не забыв отмести тех, кто сразу побежал трогать ее крылья. Несколько ощутимых ударов образумили самых ретивых, а ее фирменное обливание водой остудили всех остальных. В результате, несколько легионеров поплелись переодеваться.

— Ты не представляешь, как хорошо летать, — прошептала она, зачем-то падая на меня, так, что еле успел ее подхватить. Странно, надо будет поразмыслить.

— Естественно, у меня же нет крыльев, — пробурчал я. — Зато у меня есть гелиотаб.

— Советую не рассекречивать его пока что, — ненавязчиво намекнула некстати оказавшаяся радом эльфийка.

— Хорошо, — также ненавязчиво ответил я.

До отправки в Измененный Лес оставалось еще несколько часов, и мы решили провести их с пользой — проспать. Всё равно, легионеры нас разбудят. Тем более, внезапно на меня навалилась такая усталость, как будто я не спал как минимум несколько дней подряд, при этом непрерывно работая. В очередной раз, преодолев расстояние до нашей, теперь уже точно, нашей, кровати, мы одновременно завалились на нее.

— Эйден, расскажи о себе? А то мы уже столько общаемся, а ничего не знаем друг о друге, — прошептала в темноте Эрья, придвигаясь поближе ко мне. — А потом я тебе расскажу о себе, а?

— Хорошо, что именно ты хочешь услышать?

— Ну не знаю, начни сначала? — она положила голову мне на грудь. Вкупе с недостаточной освещенностью помещения, это создавало определенную атмосферу.

— Так, так. Родился я в семье аристократов. Точно помню, как мне рассказывали, что в день моего рождения разразилась жуткая гроза. Образование получал домашнее, но, как мне кажется, хорошее. Каждый день, до моих десяти лет приходил старичок, и мы с ним утра до вечера учились, учились и учились. В десять лет меня отдали в школу, находящуюся под патронажем Академии, так что с малолетства мечтал поступить нее. Как видишь, мое желание исполнилось. Кстати, до этого я с друзьями побывал в невероятном месте. Я нашел эльфийский Храм Любви!

— Правда? — игриво прошептала девушка. — Мы как-нибудь сходим туда?

— Эээ, если ты так хочешь, то сходим, но это будет не ранее, чем через месяц, — остудил я ее.

— Ладно, но пообещай мне, что обязательно сходим, — сверкнула она в темноте глазами.

— Обещаю, теперь твоя очередь, — похоже, мне даже нравится лежать так и в такой интимной обстановке.

— Ну мне нечего и рассказывать почти. Я тоже родилась в аристократической семье, но в отличие от тебя, не училась в школе — учили меня дома. Зато научили играть на скрипке. Была свидетелем того, как мой отец ругался с твоим отцом и выгнал его из поместья. Кстати, вроде бы, наши отцы родственники.

— Что?! — я аж подскочил, о чем-то подобном она вроде уже говорила, но тогда я был поглощен поступлением в Академию и пропустил ее слова мимо ушей. — Получается, мы тоже родственники?

— Ну, вроде как да, — смущенно пробормотала девушка.

Да уж. И она постоянно делает недвусмысленные попытки меня соблазнить? О времена, о нравы. Впрочем, Эрья и сама недурна собой, такое чувство, что я с ней уже где-то встречался раньше, причем очень давно. Еще когда я ее увидел, в голове как-будто что-то щелкнуло. На миг даже показалось, что странный голос сказал: "Первая веха достигнута". Но раздвоения личности у меня точно не было, поэтому я не стал обращать на это особого внимания. Нет, всё-таки, надо избавляться от глупых комплексов. Решив начать прямо сейчас, я крепче приобнял девушку, что ей очень понравилось. Ну, если еле слышный вздох можно считать выражением удовольствия. Разговор постепенно замолк сам собой, и теперь мы просто наслаждались обществом друг друга. Как же хорошо, когда рядом с тобой лежит симпатичная тебе девушка! В такой благостной обстановке я даже не заметил, как заснул.

* * *

Резко открыв глаза, я мгновенно сотворил над девушкой щит и еле увернулся от кинжала. Неведомым образом, у меня получилось, и клинок не отрезал мне ничего жизненно важного. В душе всколыхнулось возмущение, какого… какой-то подлый убийца смеет врываться в замок, под завязку наполненный легионерами, да еще и пытаться причинить вред мне и Эрье? С рук сорвалась молния, отраженная голой рукой врага. В блеснувшем на миг свете, я успел заметить бледную кожу спины, поперек которой проходила полоса белой ткани. Вот что значит, за Сестры? Подпитав щит девушки, я окружил себя личной защитой и бросился в атаку. Обычно с голыми руками идти против кинжала равносильно самоубийству, но я же маг? Впрочем, моя атака свелась к отвлечению убийцы разрядами молний, заставлявшими ее приглушенно шипеть, видимо, защита, какой бы совершенно она не была, постепенно сдает. В очередной раз, отбросив слишком ретивую Сестру воздушным кулаком, я, было, обрадовался, услышав треск. Может быть, удалось сломать ногу? Тогда можно будет сдать ее легионерам. Но внезапно она оказалась прямо передо мной и попыталась воткнуть свое оружие мне в горло. Успев перехватить ее руку, я замедлил продвижение кинжала, но полностью остановить не удалось — она была слишком сильна. Молчаливая борьба продолжалась уже минут пять, когда моя рука дрогнула, и острие приблизилось еще на несколько миллиметров. Проклятие! Я только начал постигать искусство магии и почти освободился от психических блоков, а меня почти убили! Также внезапно Сестра застонала. Удивленно посмотрев на наши руки, я увидел, как из ее запястья высовывается полупрозрачное лезвие. Но раны оно наносило отнюдь не призрачные, Сестра уже позволила себе застонать. Я опустил взгляд. Сдерживая кинжал, я второй рукой уперся ей под грудь и теперь, внезапно материализовавшееся лезвие глубоко вошло между ребер. Быстро отскочив, я поднял руки. От запястий до локтя их обхватывали полупрозрачные наручи, из которых вылезали лезвия. Что бы это ни было, оно спасло мне жизнь. Усилием воли, как-будто я уже не раз так делал, я заставил их исчезнуть и метнулся к лежащей Сестре. Та почти не шевелилась, только что-то еле слышно шептала. Не знаю, что на меня нашло, но в следующую секунду я упал перед ней на колени и простер руки, с ладоней которых заструился мягкий золотой свет. На глазах раны затягивались, но заклинание тянуло из меня силы и их явно не хватало на закрепление лечения. Уже почти отчаявшись, я почувствовал, как на меня посмотрел кто-то невероятно могущественный, одаривший меня дополнительным каналом энергии. Теперь сил явно хватало и я увидел, как раны уступают место такой же чистой коже, какой она была ранее.

— О, Фэйн Всемилостивый! Дарую тебе свою душу, прими же ее! — прошептала девушка и закрыла глаза.

— Э нет. Так не пойдет, — передо мной материализовалась сама Смерть. — Фэйн не получит ничего, иначе я еще раз его проучу, — она что-то зацепила рукой, — Марш обратно, тебе, девочка, еще жить и жить, а ты теперь приглядывай за ней, по их сумасшедшему кодексу она теперь твоя рабыня до самой смерти, хе-хе.

С этими словами Смерть испарилась, оставив у меня на руках девушку. По виду намного младше меня, с абсолютно белыми волосами до плеч и в, гм… подобии одежды, она производила впечатление брошенной маленькой девочки. И не поверишь, что эта девочка несколько минут назад пыталась меня убить и почти преуспела в этом деле. На всякий случай, забрав кинжал и заперев его в шкафу, я снял с Эрьи щит и легонько похлопал свою добычу по щекам.

Та резко распахнула глаза и что-то обреченно прошептала.

— Что ты сказала? — как можно добрее уточнил я, что с учетом ее нападения, далось мне нелегко.

— Я готова служить своему господину, — уже громче сказала она.

— Кто кому готов служить? — совершенно некстати проснулась Эрья, видимо, до этого щит заглушал все звуки.

— Вот, посмотри, вот эта девочка пыталась зверски зарезать меня своим кинжалом, а когда я ее немного поранил, сразу потеряла сознание и стала считать меня своим господином, — пожал я плечами. Представляю, что увидела Эрья, когда проснулась: незнакомая полуодетая девушка, лежащая около меня и я, сидящий около нее.

— Эээ… Что? — видимо спросонья тормозят все, я бы на ее месте сейчас же накинулся на Сестру и попытался ее уничтожить.

— Смотри! Встань, — попросил я девочку. — Вот эта девочка — фэйнская Сестра и теперь она служит мне. Смотри, что я у себя нашел, — продемонстрировал ей свои призрачные лезвия. — Ух ты! — лезвия втянулись в наручи, слившись с ними.

— Понятно, и что нам с ней делать?

— Не знаю, что нам с тобой делать? — как ни странно, я уже остыл и не хотел наказывать такое прелестное создание. Нет, это не отменяет моих сильных симпатий к Эрье, но не отметить красоту несостоявшейся убийцы я не мог.

— Не прогоняйте меня, господин, я всё сделаю для вас — Сестра жалобно посмотрела на меня.

— Ладно, прежде всего, сколько тебе лет?

— Семнадцать, мой господин, — ничего себе, да она всего лишь на год младше меня!

— Кто приказал тебе убить меня?

— Отец-экзекутор, господин.

— Можешь не называть меня господином.

— Как вам угодно, — она замялась.

— Что такое? — в разговор вступила Эрья.

— Вы очень красивая, госпожа, — смущенно прошептала девушка.

— Эээ… Эйден? Я не поняла.

— Ну, спроси у нее, — я хитро улыбнулся. — Лучше скажи, где нам ее поселить?

— Я могу жить с вами!

— Кстати, — я повернулся к Эрье. — Как нам объяснить присутствие Сестры в нашей компании? Еще, не дай Создатель, обвинят в шпионаже.

— Я согласна разделить с ней комнату, но спать она будет отдельно, — твердо ответила та.

— Спасибо, — также тихо ответила наша новая спутница.

Спать уже не хотелось, поэтому я, наложив на Сестру сковывающее заклятие, спустился во двор, узнать, когда мы выходим. Оказалось, что через час, так что я пошел обратно — надо еще собрать свои вещи, хотя, какие у меня вещи? Две боевые мантии, две рубашки. Всё зачарованно на прочность и чистоту. Пытаясь разобраться в плетениях, обеспечивающих вечную чистоту, я чуть не сошел с ума, линии силы переплетались между собой в невозможных позициях, и совершенно непонятно было, какая из них за что отвечает. Быстро покидав всё в сумки, мы с Эрьей сели на кровать. Но что делать с нашей новой спутницей? Словам Смерти я был склонен доверять, если она сказала, что девушка будет мне беспрекословно подчиняться — то она будет. Но не факт, что легионеры, так их не любящие, об этом знают. Мне совершенно не хотелось непрерывно защищать ее от посягательств солдат, хотя, учитывая ее выучку и свидетельства немногих выживших после встреч с ее сестрами по искусству, это самих легионеров придется охранять. Тем более, в Империи рабство не распространено. У нас даже религии не было единой и Церкви, каждый верил в то, что хотел верить, тем более, если есть явные проявления того или иного божества — трудно объявить эту религию ересью и заблуждением, как один раз пытались сделать с поклоняющимися Леталису. Грозный бог конечности, он, по сути дела олицетворял собой Смерть и Конец, но в тоже время сама Смерть свободно гуляла по нашему миру. На этот счет имелось множество предположений, но сами божества не спешили сходиться в какой-нибудь битве за верующих. Может быть, заставить ее переодеться? И сказать, что это кто-нибудь из моих знакомых, который будет сопровождать меня? Так и сделаю.

— Как тебя зовут-то? — обратился я к девушке.

— Тали, — она опять виновато посмотрела на меня, как будто это обозначало что-то плохое.

— Хорошо, Тали, ты можешь переодеться? Нам совершенно не нужно лишнее внимание, а потом расскажешь, зачем ты пыталась меня убить.

— Как скажете, — она приняла мою запасную одежду, и без всякого стеснения скинула свою. Создатель! Почему же даже вроде как рабыня пытается меня смутить? Я поспешно отвернулся, а когда повернулся обратно, она уже застегивала пояс на мантии. Миг — и мантия превратилась в короткую куртку, оставлявшую открытым живот, а нормальные штаны в юбку до середины бедер. Что это такое? Почему даже нормальную одежду она умудрилась превратить во что-то непонятное? У Сестер такое персональное сумасшествие: носить как можно меньше одежды? Хотя, если подумать, то такая тактика хорошо работает против мужчин. Когда солдат посреди битвы внезапно видит полуодетую красавицу — это, безусловно, введет в небольшой шок, которого будет достаточно для убийства этого самого солдата. Решив не обращать внимания на некоторые странности в привычках Тали, я немедленно навесил на нее половину своих вещей — раз умеет сражаться, сумеет и понести вещи, я-то маг и поэтому мне нужно больше отдыха.

— Ну что? Ты вспомнила, кто и зачем послал тебя убить меня? — как можно суровее спросил я.

— Конечно, — она удивленно распахнула глаза. — Отец-настоятель сказал, что порождение Разрушителя надо уничтожить, чтобы оно не уничтожило нас.

— Да? Прямо так и сказал? Ты видишь во мне что-то злое?

— Нет, но отец-настоятель сказал, а он никогда не ошибается, — прошептала девушка. — Я не хотела вас убивать…

— Правда? — скептически сказал я. — А зачем тогда набрасываться на меня с кинжалом?

— Потому что я не смогла бы не сделать этого. Если бы я хотя бы не попыталась — Великий Фэйн покарал бы меня! — она тревожно огляделась. Мы как раз выходили во двор, но никакого особого интереса легионеры еще не проявляли. Подойдя к огромным воротам, над созданием которых трудились десятки магов, мы увидели огромную толпу, собравшуюся на поле. Несколько групп ходили вокруг сломанных катапульт.

— Эйден! Мы выступаем прямо сейчас! Путь предстоит недолгий, к вечеру будем уже на Стене! — прокричал Септимий, раскинув руки.

Кстати, за всё время, проведенное в Башне, я даже не удосужился поинтересоваться, куда нас перенесла Айлана.

— А где мы вообще находимся? — я с интересом наблюдал, как Тали рассматривает приблизившегося десятника.

— Ха-ха! Неужели маг и не знает, куда он переместился?! — рассмеялся тот.

— Ну, вообще-то я еще четыре дня назад был обычным человеком, — смущенно ответил я, заметив, как Сестра удивленно посмотрела на меня.

— Что, правда? Да не может такого быть! Уж я-то знаю, что для того, чтобы так молниями швыряться, надо лет пять проучиться в Академии нашей. Вон, и Мастер Айлана за вами присматривает!

— Но я на самом деле новичок в магическом искусстве!

— Ну ладно, раз говоришь, пусть будет так, — пошел на попятную легионер. — Только слишком уж сильные или удачливые вы для новичков, — он хитро посмотрел на меня, как бы говоря, что всё равно всё узнает.

* * *

Шли мы уже несколько часов, и хоть дорога была широкой и благоустроенной, всё равно хотелось поскорее уже дойти до этого леса, чтобы просто сесть и дать отдых ногам. На удивление, за это время Тали смогла привлечь к себе внимание легионеров и, не раскрывая своего истинного занятия, весело о чем-то болтала, изредка смотря на меня. Наверное, она всё ждала, когда же я наконец ее позову и скажу идти рядом со мной и ей этого не очень хотелось. Странные бывают девушки, сначала пытаются убить, потом отдаются в добровольное рабство, а потом еще и позволяют себе такие вольности! Если я правильно понимаю уклад Теократии, за подобное поведение ее бы уже давно предали какому-нибудь мучительному и позорному виду казни. Фу. Как можно провозглашать себя светочами знаний и мира и при этом вести столь варварский образ жизни? В Империи такого точно нет. Вот мы и есть светочи и прочее. По моему мнению, немалую долю столь быстрого сближения с легионерами сыграл и грамотно подобранная одежда — мужчины постоянно поедали ее взглядом, но я не волновался — если что, их же мечами и отрубит головы. Вот! Даже у Сестер, хотя они и девушки, есть варварский обычай расправляться с врагами быстро и радикально — раз, и нет головы. С такими ранениями никакой некромант не исцелит и не воскресит. Рядом со мной приземлилась Эрья, в очередной раз решившая "размять крылья". Хотя, как мне кажется, она просто захотела покрасоваться передо мной и всем полком, насчитывающим тысячу человек. В принципе, кроме как на девушек, смотреть было не на что, поэтому я откровенно скучал.

— Тали! — подозвал я девушку.

— Да, — она мгновенно оказалась около меня.

— Как ты изменила мою мантию? — нет, мне на самом деле было интересно. Каким образом почти незнакомая мне девушка несколькими движениями меняет форму одежды, а я, ее законный владелец — не понимаю, что она сделала.

— Но это же элементарно! — поразилась она. — Вся форма боевого мага зачарована на изменение формы и цвета под нужды владельца. Как он захочет — так она и будет выглядеть.

— Это понятно, а каким образом ты это сделала? — нетерпеливо перебил я ее.

— Ну, надо сконцентрироваться на настоящем виде одежды, а потом представить нужный вариант, она сама изменится! — Тали опять одарила меня двусмысленным взглядом. Или, что возможнее, я окончательно схожу с ума, непрерывно общаясь со столькими девушками сразу.

Я немедленно представил себе мантию и пожелал, чтобы она изменила цвет. Взрыв смеха потряс меня до глубины души. Открыв глаза, я понял, в чем дело — теперь мантия была ярко-розового цвета. Чувствуя, как пылает лицо, я вернул одежде обычный цвет. Поэкспериментирую как-нибудь потом.

Глава 7

Диана ловко поднырнула под руку противника, и полоснула его лезвием ножа по спине, распоров одежду. Та, не оставшись в долгу, резко развернулась и мощным ударом бросила её на пол. Диана еле удержала оружие и откатилась в сторону, избежав удара ногой. Вскочив, она почувствовал боль в стопе, но, в горячке боя, не обратила на это внимания. Сейчас она должна был одержать победу над, кружащим вокруг неё, врагом. Дождавшись, пока он потеряет терпение и ринется на неё, она сконцентрировался и девушка запнулась. Со стороны это выглядело, как если бы она внезапно запуталась в своих ногах. Не проявляя благородства, Диана коснулась ее горла ножом.

— Ты проиграла, — она помогла сестре встать и движением руки закрыла его рану.

— Это не последний наш бой, если бы ты не применила свою силу — я бы покромсала тебя на кусочки, — Дионисия поморщилась и вытащила из кармана иголку с ниткой — в монастыре никто не собирался чинить одежду учеников, пострадавшую по их вине.

— Неправда, ты просто отказываешься принять очевидное — побеждает не сила, а ум и хитрость, — Диана пододвинула к себе стул и принялась лечить многочисленные ушибы.

Пока сестры препирались между собой и наводили порядок, раздался стук в дверь. Она отворилась и в келью вошел настоятель. Скептически посмотрев на двух вскочивших девушек, он запер дверь на засов и подозвал их поближе к себе.

— Мне надо вам кое-что сообщить, — убедившись, что послушницы превратились во внимание, он продолжил. — Недавно я узнал, что в нашу обитель проник убийца. Но я не знаю, кого он должен ликвидировать. Его поиск осложняет то, что мы не знаем, как он выглядит — он может быть любым из нас.

— Отец, вы уверены, что в монастырь мог проникнуть кто-то, могущий принимать любое обличье? Двойник? — Дионисия сосредоточенно постучала пальцами по столешнице. — Но в этих стенах действует лишь простейшая магия, да и то, не всегда.

— Я знаю об этом, и в этом вся проблема. Нейтрализация чар происходит не постоянно, а через равные промежутки времени. Любой, достаточно сильный маг впадет от такого шока в кому или, по меньшей мере, потеряет сознание, впрочем, зачем я вам рассказываю, вы и так всё знаете. Но к чему я веду. Получается, что на время нейтрализации магии, его подменяет реальный человек, который помогает убийце! Диана, Дионисия, вы лучше всех вынюхивали различные секреты. Из-за того, что вы послушницы, на вас не обратят внимания — проследите за каждым, кто покажется вам подозрительным. Супостат скрывается где-то среди взрослых людей — ваш круг поиска сужается, — святой отец вытянул из широкого кармана рясы небольшое кольцо со вставленным в него красноватым камешком. — Когда будете точно уверены, что нашли его — бросьте под ноги это кольцо, оно парализует его на достаточное время.

— Мы приступим немедленно, — сестры встали и вышли из кельи.

— Но ведите себя естественно! — настоятель двинулся следом за ними.

Сестры спустились в общий зал и начали настороженно смотреть по сторонам, выискивая предполагаемого метаморфа. Но абсолютно все монахи, здесь, вели себя совершенно обычно для них. В дальнем углу, как всегда сидел сестра Диодор, весело рассказывая что-то двум, сидящим рядом послушницаам. Рядом, излучая презрение ко всему мирскому, подпирал стенку высокий мужчина, с незапамятных времен бывший инструктором по бою. В Монастыре не отделяли владение одним видом оружия от других, и каждый выходец из него, одинаково хорошо могли отправить душу врага в небеса и с помощью меча, и незаметно прострелив ему горло из арбалета. Остальные, совершенно обыкновенные монахи, просто стояли и разговаривали на самые разные темы, начиная от вкуса сегодняшнего супа и заканчивая самочувствием Императора. Внезапно Дионисия схватила брата за руку и указала на группу из трех человек, выглядевших совершенно отлично от других братьев. Перепоясанные широким ремнем, плотные коричневые мантии скрывали легкие доспехи, за спиной были приторочены длинные мечи. Такое положение показывало всем, что троица не намерена сражаться, да и пока вытянешь из-за спины меч такой длины — тебя уже несколько раз успеют покромсать на куски. И доспехи, и оружие монахов неярко светилось, практически незаметным, светом, ясно указывая на немалое содержание в них эзоцерия, металла, добывающегося на единственной в мире шахте.

— Что они тут делают? — зашипела Диана. — Неужели опять какая-нибудь война или еще что-нибудь в этом роде?

— Нет, мне кажется, — её сестра на миг задохнулась от такого дерзкого предположения. — Вполне может быть, что они прибыли сюда специально, чтобы на найти богомерзкого метаморфа! Так что, нам можно успокоиться — у него нет ни единого шанса уйти живым.

Диана еще раз оценивающе посмотрела на монахов-воителей. По всей Империи ходили практически непобедимые паладины — монахи Монастыря, выбравшие своим путем владение одним из видов оружия. Ходили слухи, что тройка таких бойцов могла справиться с целым ангелом! Правда, мало кто мог поверить в то, что вообще возможно убить бессмертное существо — сына самого Создателя. Но в этом случае, их вмешательство означало, что опасность на самом деле чрезвычайно серьезна.

Дернув сестру за руку, она вошла в толпу, лавируя между тесно стоящими монахами. Заглядывая каждому в лицо, Диана только сейчас в полной мере осознала, какую ношу взвалил на неё настоятель. За этот день прибыло множество братьев, многих из которых она не знала. И какой из них — метаморф? В целях маскировки, прислонившись к стене — она обсудила неожиданно возникшую проблему с Дионисией. Решив проверить всех, кого знают, они принялись ходить среди людей, уже более внимательно рассматривая каждого из них.

— Смотри! — девушка дернула Диану за рукав. — Вон тот, с накинутым капюшоном, выглядит очень подозрительно! Надо и его проверить.

Обе девушки присели на стулья, стоящие около стойки брата-повара таким образом, что подозрительный тип оказался в нескольких локтях от них. Попросив у повара по кружке ягодного настоя, Диана краем глаза попыталась заглянуть человеку под капюшон, но тот, словно почувствовав проявление внимания к себе, отвернулся от него. С этим движением, подозрения юной послушницы только укрепились. Сама не вполне понимая почему, она окончательно уверилась в том, что этот таинственный незнакомец и есть убийца.

— Когда он выйдет — я за ним прослежу, а ты выходи минут через пять. Надеюсь, это именно тот, кого мы ищем, — прошептала Диана, наклонившись к сестре и повернувшись к подозреваемому спиной.

— Он уходит! — прошипел ему в ответ сестра.

девушка легко соскочила со стула и, стараясь быть как можно более незаметным, двинулась за человеком через толпу. Тот не оборачивался, как будто совершенно забыл о произошедшем ранее инциденте. Воодушевленная незначительным успехом, Диана сосредоточила свое внимание лишь на цели и не заметила, как вышла во внутренний двор. Внезапно, человек остановился и, когда девушка применила доставшееся ей с детства от неизвестных родителей умение маскировки, размазался в воздухе коричневым пятном, мгновенно исчезнув зоны видимости потрясенного послушницаа. Уже совершенно ясно было, что незнакомец почувствовал слежку, и Диана кляла себя за непрофессиональность. Припомнив место, где последний раз стоял беглец, она рванула за ним, полагаясь больше на интуицию, чем на остальные чувства. Несколько раз, только чудом, избегнув углов, она наконец-то увидела край коричневой рясы, мелькнувший в двери одного из домов деревни, окружающей Монастырь. Вытянув из-за пояса короткий меч, Диана медленно подошла к входу. Она точно знала, что второго выхода нет. Подобрав камешек, она бросил его в проход. Не услышав никаких подозрительных звуков, девушка метнулась в помещение и застыла, направив острие меча в темноту огромного зала, занимавшего весь первый этаж. Нашарив рукой выступающий из стены прямоугольник, она нажала на него, и по стенам пробежала цепочка зажигающихся свечей. В зале никого не оказалось и послушница также медленно двинулась к лестнице, ведущей на второй этаж. Поднявшись до половины, она постаралась дышать как можно тише. Перед ней встала дилемма: за каким из двух углов мог прятаться враг. На втором этаже традиционно находились несколько комнат, имевшие общие выходы в один небольшой зал. Аккуратно заглянув в комнату, Диана обнаружила, что и тут никого нет. Ей уже начала надоедать эта игра в прятки, если враг был настолько силен, как говорил святой отец, то он должен уже напасть на нё, а не трусливо убегать.

— Выходи! Я всё равно тебя найду, где бы ты ни прятался! — девушка со всей доступной ей скоростью метнулась в общий зал и застыла. Сосредоточившись, она призвал свою силу, до сих пор не изученную ей полностью, но доступную с детства. Устремив луч своего внимания на ближайшую дверь, она проникла сквозь нее и заскользила по помещению, скрывавшемуся за ней. Убедившись, что всё чисто, она проверила все остальные и открыла глаза, находясь в глубоко озадаченном состоянии. Возникало такое чувство, что неведомый враг просто исчез. Внезапно раздался звон ломающегося дерева и глухой стук. Спустя несколько секунд, Диана стояла около внушительной дыры в стене через которую виднелась убегающая фигура. Решив пока что не думать о том, какой силой надо обладать для такого деяния, она выскочила вслед за беглецом. Руками амортизировав падение, она, не убирая меча, побежала на врагом. Диана недаром была одной из тех послушниц, которым лучше всего давалась сложная наука владения мечом. И сейчас, постепенно сокращая расстояние, она мысленно возблагодарила наставника, заставлявшего ее бегать по несколько часов, обучающего методикам облегчения нагрузки на ноги. На бегу вытянув из рукава небольшой моток веревки, она привязала к его концу массивный железный шарик. Не останавливаясь ни на мгновение, Диана раскрутила получившееся оружие над головой и, когда сочла расстояние приемлемым, отпустила. Промелькнув в воздухе, веревка обвилась вокруг ног беглеца, заставив того резко упасть и прокатиться по земле. Диана, сбавив скорость, подошла к нему, отметив, что тот лежит без движения и не делает попытки снять запутавшуюся вокруг его ног нить. Надеясь, что беглец уже достаточно обезврежен, послушница кончиком меча снял с его головы капюшон. На него спокойно смотрело лицо настоятеля Монастыря.


— Диана, дочь моя, ты достойно прошла испытание и теперь можешь полноправно называть себя одной из сестер, — повинуясь движению его руки, путы спали и он легко поднялся на ноги. — Это было поразительно. Я бы посоветовал тебе пройти дополнительное обучение и вступить в отряд карателей. Лет через двадцать упорной работы, ты даже сможешь претендовать на звание паладина!

— Благодарю вас, отец! — от радости Диана была готова повторить свою погоню еще не одни раз. Только теперь она, наконец, сложила кусочки мозаики и увидела все те мелкие нестыковки, которые не увидела раньше. Если бы убийца существовал на самом деле, то давно получил бы возмездие от руки любого из трех паладинов, находящихся в Монастыре. — Мне нужно подготовиться.

— Конечно, иди, — настоятель повернулся к деревне. — А мне надо починить стену в любезно предоставленном нам доме, иначе это придется делать тебе.

— Но скажите, — девушка остановилась. — Моя сестра тоже участвовала в этом?

— Конечно, это было её испытанием.


Спустя час, Диана вместе с сестрой, облаченные в официальные черные рясы, вошли в Главную Залу. По традиции, напротив входа, у огромного витражного окна на возвышении стоял алтарь. Взоры всех стоящих обратились на двух юношей, и Диана почувствовала сильнейшее волнение. За всё время своего обучения она не могла даже представить себе, что в Монастыре находится такое огромное количество братьев. Дионисия незаметно дернула ее за рукав и девушка обратила свой взор на группу людей, стоящих в толпе, но явно выделяющихся из нее. Впервые на ее памяти столько паладинов собрались в одном месте и они тоже смотрели на нее. Проходя мимо них, Диана встретилась с одним из рыцарей взглядом, и на мгновение в бесстрастных глазах промелькнула улыбка, мгновенно сменившаяся отрешенностью, когда тот повернул голову по направлению к алтарю. К ней поднимался сам Иер-га-Нор. Диана благоговейно смотрела на него, даже лучи солнца, расцвеченные витражом, не могли скрыть золотистого сияния, окружавшего его голову. Человек, в начале своего жизненного пути работавший на одной из семи шахт эзоцерия, чудом сумел сбежать и основал, небольшое в те времена, поселение, спустя несколько веков разросшееся в Монастырь. Многие имперские ученые приезжали в него и добивались разрешения провести исследования над телом Иера. Но никто так и не смог окончательно понять, как обычный человек смог прожить такое долгое время. Один раз Монастырь навестил сам Император, проведший в нем неделю и, по прибытию в свой дворец даровавший Монастырю право неприкосновенности. Некоторые, впоследствии исчезнувшие ученые мужи выдвигали гипотезу, гласившую, что причиной долгой жизни и невероятной духовной силы Иера-га-Нора было уникальное взаимодействие эзоцерия с его телом. девушка, всё еще трепеща перед человеком, даровавшим ему новую жизнь, подошел к алтарю. Он всем телом ощущал нематериальное могущество, исходящее от Приора. Опустившись на колено, Диана склонила голову в знак почтения и терпеливо застыла в ожидании.

— Я приветствую вас сегодня, дети мои! — сильный голос Иера разнесся по всему залу. — Вы видите. Передо мной стоит девушка, словом и делом доказавшая, что достойна называться нашей сестрой! Кто из вас не согласен с этим? Выйдите и оспорьте мое решение и ее деяния! — подождав положенные несколько минут, он продолжил ритуал. — Встань, Диана и прими то, что должно быть твоим по праву.

Повинуясь еле заметному жесту, с алтаря поднялся небольшой ларчик, из-под приоткрытой крышки которого виднелось золотое сияние. Все братья затаили дыхание и в этой тишине, неожиданно громко и протяжно раздался скрип, до конца открываемой крышки. По потолку и стенам заплясали блики, а сама девушка непроизвольно прикрыла глаза рукой, не в силах смотреть на слепящий свет. Когда она опять открыла глаза, вместо слитка чудесного металла между рук Иера-га-Нора, прямо в воздухе плескалась золотистая жидкость. Повинуясь древним традициям, она встала и сняла с себя верхнюю рубаху, краем глаза заметив, как Приор бережно выливает слабо светящуюся жидкость в появившееся отверстие на алтаре. Постаравшись расслабиться, Диана опять закрыла глаза. На глазах у всех, находящихся в зале, из древнего алтаря вылезли шесть тонких прутьев, похожих на лапки паука. Покачавшись некоторое время, они метнулись к лежащей девушке и ввинтились ей под кожу. Та невероятным усилием воли сдержала желание дернуться. Терпя невыносимую для обычного человека боль, она чувствовала, как, преобразованный силой Приора эзоцерий разливается по ее жилам и смешивается с кровью, даруя ей невозможные для человека способности. Отодвинув боль на второй план, Диана размышляла о том, что если бы она не выбрал стезю мага, то не пришлось бы терпеть мучения. Несколько раз боль становилась особо сильной и Диана, лишь с помощью затверженных по ночам знаний, могла контролировать свое тело. Если бы она могла наблюдать за происходящим снаружи, то была бы немало удивлена увиденным. Всё тело покрывала сеть из трубочек. Мягко пульсируя, они переливались золотистым светом, вливая в ее тело, перешедший в жидкое состояние, эзоцерий. Спустя какое-то время, кожа стала меняться — теперь она утратила свою обычную бледность и с каждой секундой приобретала всё более насыщенный бронзовый оттенок. Но, как только алтарь вобрал свои лапки обратно, эффект сошел на нет. Приор помог подняться Диане и вложил ей в руку рубаху.

— Одень, — повернувшись к собравшимся в зале, он продолжил. — Но мы собрались здесь не только для того, чтобы инициировать нашего нового брата! Дочь моя, тебя проводят в комнату. Постарайся до вечера из нее не выходить.

Девушка, слегка покачиваясь, подошла к двоим мужчинам, которые подхватили его под руки. Голова кружилась так, что Диане казалось, что весь мир вращается вокруг нее одной. Благодаря про себя предусмотрительность Иера-га-Нора, она пыталась запомнить путь. Когда-то, еще по прибытию в Монастырь, ей посчастливилось жить в одной келье с послушницей, недавно прошедшей инициацию. Та уже изучал Искусство и, от нечего делать, показывала руны и младшей сестре. Как поняла Диана из несколько путаных объяснений, еще не вполне понимающей саму суть Искусства, юной магички, в Монастыре имелось свое подобие магов Империи, но основное различие заключалось источнике магической силы. Если любой Имперский маг черпал мощь в окружающем мире, используя незначительные ресурсы собственного организма, то Монастырский эриль направлял силу с помощью особых комбинаций знаков, составленных самим Приором (или найденных им, на этот счет велись споры). Но и на этом различия не заканчивались. Любой маг с самого начала имел в своей энергетической структуре нечто, позволяющее ему концентрировать и направлять энергию силами собственного сознания. Пример этого выглядел следующим образом: чтобы создать стандартный деструктивный орб, в народе называвшийся огненным шаром и являющийся своеобразной маркой Имперской Гильдии Магов, этот самый маг в своем сознании одновременно воспроизводил ощущение разрушения и жара, а потом, проецировал поток энергии на цель сквозь своеобразную линзу, возникающую между ладоней при определенном жесте. Иногда, для усиления эффекта, атака сопровождалась определенными набором звуков. Но если в Стандартной Системе имелось три основополагающих фактора: Намерение, Энергия и Жест, то в Монастырской системе всё было диаметрально противоположно. Все началось с неожиданно положительного взаимодействия эзоцерия с физическим телом Приора. Судя по рассказам, ходившим среди жителей Монастыря, он обнаружил новую силу совершенно случайно: когда надзиратель в очередной раз попытался "вразумить нерадивого рабочего", Иер совершенно неожиданно для себя перехватил плеть голой рукой и скинул ее вместе с напавшим в штольню. Разумеется, в этот же день приехала Инспекционная комиссия, дабы показательно казнить рабочего за нападение на должностное лицо. В состав ее не входило ни одного мага и поэтому, когда будущий Приор внезапно направил раскрытую ладонь на одного из них — никто не обратил на это внимания, при мысли о наказании комиссии многие рабочие шахты заблаговременно кончали жизнь самоубийством. Согнанные на главную площадь люди даже не успели удивиться, как палач поднялся в воздух и смялся. На месте огромного мужчины в воздухе покачивался шарик, размером с кулак ребенка. Несмотря на то, что не было ни крови, ни еще каких-нибудь ужасных вещей, такая показательная легкость и скорость убийства оказали огромное влияние на психику находящихся, а Иер-га-Нор успел сбежать. Следующую сотню лет он бродил по миру, пытаясь обуздать свою силу. Все историки, да и сами жители Монастыря считали, что именно тогда он и составил Рунную Таблицу. С помощью этих знаков, любой, на чье тело положительно воздействовал эзоцерий, находящийся в жидком виде, мог концентрировать энергию окружающего мира, но совершенно по-другому, нежели в общепринятой Системе. Каждый из девяти символов обозначал совокупность определенного положения окружающей эриля среды. Как понял Диана, каждая руна объединяла в себе все три Основы и для того, чтобы создать тот же самый огненный шар — эрилю надо было просто, либо начертать в воздухе руну Онак, представляющую собой как раз огненный шар. Если же надо превратить этот шар в кольцо огня, к Онак справа прибавлялась Олат, знаменующая собой круг. Вроде бы всё просто, но каждая руна действовала в зависимости от того, какие применял эриль до этого. Например, после Онак ни в коем случае нельзя применять Орф — воду. Но Рунная магия может не только уничтожать, но и возрождать.

Диана внезапно почувствовала, как начинает падать и еле успела выставить перед собой руки, спасая свое лицо от незавидной участи удара о каменный пол. Оглядевшись, она увидела тех же двоих братьев-воинов, невозмутимо стоящих около нее. Приглядевшись к ней, оба мужчины быстро выскочили за дверь. Услышав легкий шорох засова, Диана облегченно растянулась на кровати. Раз она не сгорела во время посвящения — у нее есть все шансы стать довольно неплохой ученицей — всё таки, девятилетнее общение с такой же, как она, пусть и недоучившейся, приносило свои плоды. Чудовищным усилием воли заставив свое сознание сконцентрироваться, девушка вытянула палец и начертила руну Онак, представляющую собой совершенно обычный круг. Одним из преимуществ рун, что бы там ни говорили ученые мужи, была их простота. Руна Круга — круг, Руна Огня — стилизованный язык пламени, а точнее, три палочки. Вид синеватого кольца дыма, чуть покачивающегося в воздухе, доставила новоявленной магессе неземное удовольствие.

* * *

Алана, завидев вдалеке группу людей, спряталась за дерево. Быстро приняв человеческую форму, она натянула широкое платье и продолжила путь, надеясь, что сможет дойти до города вместе с ними. Когда она поравнялась с медленно плетущимися людьми, те сначала не заметили прибавления в компании, пока один из них, закутанный в тряпки с ног до головы, не указал такой же затянутой в серую ткань рукой на новую спутницу. Все десять человек практически синхронно повернули головы в ее сторону.

— Приветствую вас, добрые люди. Куда путь держите? — неттер чрезвычайно неуютно почувствовала себя под практически ничего не выражающими взглядами. Не дождавшись ответа, она собралась было обратиться лично к закутанному, но до нее донесся едва различимый, сладковато-тошнотворный запах разложения. Посмотрев на, окруживших ее неравномерным кругом, людей новым взглядом, она тот час же различила все основные признаки оживленного трупа. Безразличный взгляд, шатающаяся походка. Алана всегда считала поднятие свежих трупов делом неблагодарным, ибо они имели обыкновение впадать в окоченение через несколько часов, но от этого она ничуть не меньше времени уделила науке поднятия и такого варианта. На миг закрыв глаза, она попыталась перехватить нить, связывающую создания и их хозяина, но та, по ощущениям некромантки, была прочнее стали. В бою нет места задержкам, решения нужно принимать с огромной скоростью, и поэтому, Алана, не заботясь о внешнем виде, возвратила себе истинный облик и, пригвоздив лапой одного из мертвецов, прыгнула на некроманта. Мельком подумав, что сейчас она похожа на огромного кузнечика, девушка приземлилась на место, где секундой раньше стоял противник. С удивлением констатировав, что первый раз видит перед собой настолько быстрое существо, не принадлежащее к ее виду, неттер едва успела подпрыгнуть, пропуская под собой ком зеленоватого пламени. Снеся по пути несколько особо ретивых зомби, она оказалась прямо перед незадачливым некромантом и, максимально ускорившись, припечатала его к земле. Повинуясь древним инстинктам, передние лапы подхватили тело и спустя минуту, перед Аланой лежал белесый сверток, из которого выглядывала одна голова, одетая в некое подобие мешка с прорезями для глаз. Убедившись, что все мертвецы ликвидированы, она в очередной раз стала похожа на человека. Оторвав мешок от воротника, девушка отшатнулась. На нее, застыв в вечной улыбке, смотрел абсолютно белый череп.

— Немедленно размотай меня, агрессивная девчонка, я не собирался на тебя нападать, — несмотря на полное отсутствие голосовых связок и, как небезосновательно предполагала Алана, легких, скелет свободно разговаривал и предпринимал чрезвычайно активные попытки освободиться. — Кому говорю!

Некромантка отступила на шаг и, сев, задумалась. Судя по всему, перед ней находилась одна из самых опасных разновидностей нежити, именуемая личем. Но по тем же рассказам, которые девушка считала достоверными, встреча с таким означала смерть для любого живого существа, а она, не сумевшая предугадать появление в той крепости ангела, относительно легко его победила. Так и не придя к какому-либо выводу, она решила спросить самого лича, благо, тот был пока что относительно безопасен.

— Для начала, я хотела бы узнать…

Алана ухватилась за ветку, едва не упав с дерева, в ветвях которого удобно устроилась прошлой ночью, когда и ноги и лапы уже отказывались ее нести. Ловко запрыгнув обратно, она удивленно осмотрелась вокруг. Сон был настолько реален, что она сама поверила в него. Надеясь, что сон не был пророческим, девушка спустилась по стволу на землю и прикинула, сколько ей еще осталось. Чувство направления указывало, что за этот день, при рациональном использовании обоих форм, она сможет добраться до столицы Империи к сегодняшнему вечеру. Свертывая свое платье и затягивая узел на заплечном мешке, Алана еще раз перебирала всё, сказанное рыцарем. Во всех сказаниях народа неттеров, абсолютно все, кого касались различные пророчества, в конце концов погибали. И совершенно неважно было, выполняли они его или нет. Девушке совершенно не хотелось становиться похожей на всяческих героев и она надеялась, что пророчество ошиблось. Но с сожалением заметив, что такие мысли, признак истинного пророчества, неттер продолжила свой путь, предпочтя двигаться лесом, дабы не пугать окрестных жителе и точно не нарваться на, гуляющего по дорогам Империи, лича. Родившись и прожив практически всю сознательную жизнь в лесу, она, автоматически двигаясь вперед, с опаской высматривала какую-нибудь подозрительную группу людей разной степени живости. Некстати вспомнив расхожую поговорку, гласящую, что ищущий всегда обрящет, Алана едва не врезалась в дерево, увидев людей, точь в точь похожих на зомби из сна. Спустившись с середины ствола, она настороженно начала подкрадываться сзади, надеясь просто уничтожить их всех. Предусмотрев некоторую вероятность того, что это простое совпадение, она одела платье, мгновенно став неотличимой от тысяч других крестьянок. Готовая в любой момент уничтожить всё живое и неживое, девушка влилась в группу идущих. Настороженно повернув голову, она увидела безмолвно бредущего предполагаемого лича. Но в реальности всё было совершенно не так, как во сне и Алана облегченно выдохнула. Глаза людей, смотревшие на нее, выражали заинтересованность и не были затянуты пеленой смерти. Попавший под подозрение человек также повернулся к ней.

— Могу ли я узнать, чем мы тебя заинтересовали? — сняв капюшон, он подошел поближе к девушке.

— Смотря, куда вы направляетесь и кто вы, — Алана потуже затянула пояс, радуясь про себя такой удаче.

— Разве ты не слышала? Орден Девы провозгласил Пришествие! — заметив непонимающий взгляд, он поспешил поинтересоваться. — Из какой глухой деревни ты?

— Эээ… Знаете, есть лес, а есть деревня, вот там я и живу, — неттер оказалась застигнута врасплох и пыталась выиграть немного времени, лихорадочно думая над более правдоподобным вариантом.

— Золотой лес, не так ли? — подмигнув, вопросил человек. — А зовут тебя Алана, я прав?

— Как? — девушка обработала новую информацию и определила для себя новую линию поведения. — Захариил вас уже предупредил?

— Да, значит тебя нам и надо было ждать, позволь представиться, я — Натаниил, а остальные тебе сами скажут свои имена. — Натаниил вновь одел капюшон. — Захариил попросил нас сопроводить тебя и защитить в случае чего.

— Благодарю, но сама я доберусь намного быстрее. При всем уважении, даже паладинам Монастыря меня не перегнать, — девушка огляделась и, не увидев вокруг ни одного постороннего человека, развязала пояс. Стянув с себя платье, она отработанным движением затолкала его в мешок. — Я не буду задерживаться.

Краем глаза отметив, как лица всех мужчин приобрели еще более заинтересованное выражение, она закрыла глаза. Рыцари застыли на месте. Не каждый день каждый день можно увидеть девушку, спокойно снимающую одежду перед достаточно большой группой мужчин, но еще реже можно увидеть преображение неттера в паукообразную форму. Сначала по ее ногам пробежали змеящиеся зеленые линии, оплетшие всё ее тело до пояса. Закончив свой безумный танец, они резко вспыхнули, скрыв всю нижнюю часть тела девушки в зеленом тумане. На краткий миг на ее лице отобразилась крайняя степень наслаждения, а потом, в долю секунды, рыцари осознали, что смотрят на одну из лап паучьего тела. На уровне подсознания вызывающее отвращение, оно вознесло девушку на целый человеческий рост.

— Я надеюсь встретить вас в столице, — она помахала передними лапами и со скоростью, явно превышающей скорость беговой лошади, понеслась по дороге.

— Запомните это прекрасное создание, братья мои, — со счастливой улыбкой произнес Натаниил. — Она еще покажет себя!

— О да, она уже показала, — Даниил изобразил руками силуэт девушки. — Я не смогу смотреть на других после нее.

— Спешу тебя разочаровать, их физиология в корне отличается от человеческой. Строго говоря, я склоняюсь к гипотезе, гласящей, что человеческий вариант неттера — не что иное, как древняя магическая мутация, приобретенная в процессе взаимодействия с человеческой расой. Как известно, некоторые особи неттеров обладают способностью приобретать специфические особенности, благодаря поглощению физического тела существа, а в редких случаях и энергетического, — с раскрытой книгой перед Даниилом вылез молодой библиотекарь.

— Ладно, но избавь меня от лицезрения твоей неизмеримой мудрости, брат! — Даниил отодвинулся от него.

— Ты еще пожалеешь о своих словах, брат, — библиотекарь с сожалением положил книгу обратно и обиженно отошел.


Спустя несколько часов, когда светило уже почти погасло, к Северным воротам подошла девушка, прячущая свое лицо под глубоким капюшоном. Кондрад, прокляв про себя свою службу, ворота и начальника столичной стражи, двинулся к ней, растолкав спящего гвардейца. К удивлению, на этот раз вновь пришедшая не показывала никаких грамот, свидетельствующих о ее принадлежности к различным тайным и могущественным организациям. К еще большему облегчению стражника, она спокойно прошла все полагающиеся процедуры. Правда, вместо того, чтобы провериться на принадлежность к какому-нибудь из родов, она сунула ему в руку большой моток веревки, в котором озадаченный Кондрад узнал моток паутины неттера. Убедившись, что гвардеец ничего не заметил, он быстро выпроводил щедрую девушку, дав ей пропуск. В тот же день одна из контор по продаже домов зарегистрировала покупку небольшого заброшенного особняка, на имя Кондрада Вертера. Алана же, осмотревшись в городе, безошибочно нашла здание Храма, где нос к носу столкнулась с самым настоящим ангелом, идущим вместе с человеком, в котором Алана, по подсказке встретившего ее Захариила, признала Сошедшего.

* * *

— Вы, ты и есть Сошедший? — потрясенно вымолвила девушка, облаченная в некое подобие рясы, серой и старой, даже на вид, но оттого не менее чистой.

— Это зависит от того, кто ты такая, — Эриэль приоткрыл массивную дверь и впустил всех внутрь.

— Захариил, вот этот благородный рыцарь, туманно намекал мне о неком пророчестве, касающемся непосредственно меня и еще трех существ. Я специально прибыла сюда, чтобы узнать, правда ли это? Я — Алана.

— Эриэль, ты не представляешь, как тебе повезло! — некромант подпрыгнул, всего лишь за два дня отвыкший от постоянных комментариев эльфа, он уже совершенно забыл о нем. — К тебе сам, по своей воле пришел один из носителей генокода! Нет, ну ты посмотри, как я тогда всё ловко провернул? Тебе никогда так не суметь, с такой тонкостью запустить информацию, естественным путем превратившуюся в одно из пророчеств, которые тут так обожают! И твоя крылатая подруга еще даже не знает об этом. Как я ловко ввернул свою линию в ее Орден!

— Отлично, я тоже этому рад, — голос замолк и Эриэль обратился к Алане. — Да, тебя тоже касается пророчество. Расскажи о себе подробнее!

Оставив прибывших, незнакомых еще магу рыцарей Ордена в прихожем зале, они спустились в комнату, выделенную Эриэлю Асмодеем. Удобно расположившись в кресле, он внезапно осознал крайне интересную для себя мысль, но, увидев перед собой Алану, решил отложить размышления на потом.

— Сделаем так, сначала ты задавай мне вопросы, а потом я сделаю тоже самое. Давай, — некромант сделал приглашающий жест.

— Ты на самом деле Сошедший, такой, как о тебе говорится в пророчестве? — Алана подалась вперед.

— Да, но насчет пророчества ничего не могу сказать, его текст я не знаю.

— Но почему тогда, от тебя веет таким запахом смерти? Ты некромант?

— Именно, и не самый плохой. Она, кстати, тоже, — он кивнул на сидящую рядом Айрэ.

— Но?! Как ангел… Ты смеешься надо мной!

— Совершенно нет, — Айрэ встала и подошла к девушке. — Раскрой свои чувства.

— Да, действительно. Стойте, слышите? — Алана резко встала. — Перед дверьми стоит человек и требует открыть их именем Императора. Ряжом с ним трое человек в рыцарской броне.

— Она — неттер, — Айрэ дернула некроманта за рукав и, прихватив с собой и девушку, выбежала наверх. Перед дверьми уже образовался полукруг, перед которым стоял Магистр и Библиотекарь. Судя по нахмуренным лицам рыцарей и по озабоченным руководства, в ситуации крылась какая-то тайна. И действительно, прислушавшись, Эриэль узнал много нового о себе.

— Именем Святейшего Императора, повелеваем открыть врата и отдать нам нечестивца и святотатца, прозывающегося Сошедшим! Оный обвиняется в распространении ереси и смущении чистых умов благочестивых граждан Империи! Рыцари Ордена! Вы всегда стояли на страже Императора, не посрамите своего благородного имени, выдайте нам святотатца и да пусть он получит по заслугам! — надрывался голос за стенами.

— Однако. Каждое слово преисполнено патриотизма, — насмешливо прокомментировал пылкую речь космический эльф.

— Патриотизм? — переспросил маг.

— Так на одной из планет называют чувство долга перед родной страной. Выйди к ним и порази их каким-нибудь знамением, если надо, могу обеспечить вспышки на небе и всяческие символы по выбору.

— Я подумаю над твоим предложением.

— И вот так уже десятый раз, — хмуро произнес Магистр Асмодей. — Кто еще из нас еретик и святотатец. Между прочим, Император был совсем не против нашего пророчества, даже просил тебя нанести ему визит.

— И что вы предлагаете?

— Я могу выйти и попытаться их разогнать, — внесла свою лепту Айрэ. — Ангел я или кто?

— Я могу всех убить, если у них нет ангельских мечей, — с мечтательной улыбкой на устах прошептала Алана. — Можно совместить два варианта, Айрэ всех разгоняет, а я убиваю.

— Как я понимаю, больше предложений нет? — Эриэль скептически посмотрел на собравшихся. — В таком случае, мне придется выйти и показать им что-нибудь, что их успокоит.

Некромант сосредоточился и его, относительно мрачная одежда приняла веселый белый цвет. Припомнив, изученный в Академии, схемы воздействия на человеческую психику, он закрыл глаза и, когда надоедливый глашатай еще раз выкрикнул свою речь, черты его лица неуловимо изменились — теперь они внушали необъяснимое расположение. Взяв за руку Айрэ, Эриэль наклонился к ней и несколько минут что-то шептал. Наконец, повинуясь мановению его руки, массивные двери медленно отворились и маг предстал перед толпой, собравшейся за спинами четырех тяжелых гвардейцев и человека, держащего в руках желтый свиток. При виде предполагаемого преступника, облаченного в беле одежды и идущего рядом с ангелом, он сначала протер глаза. Едва не выпустив при этом свиток, а потом отступил на шаг.

— Еретик! Тебе не обмануть меня! Признайся, как ты получил взгляд над сыном Создателя! — глашатай отдал свиток, стоящему рядом, гвардейцу и снял с пояса рясы небольшую бутылочку. В мгновение ока откупорив ее, он неожиданно плеснул на Эриэля слабо светящейся водой, оставившей на его одежде заметное пятно.

— И что это было? — тот высушил на себе одежду и волосы. — Как смеешь ты, ничтожный, поливать меня водой? Меня! Посланника самого Создателя, пришедшем отчистить эту грязную, порочную землю!

— Я же говорил, это само воплощение Великого Разрушителя! — истерично выкрикнул священник.

— Великий Разрушитель, это вообще-то один из наших кораблей флотилии, надо же! — опять вклинился в разговор Кейлар. — Скажи своей подруге, чтоб воспользовалась привилегиями ангелов.

— Айрэ, переходим к плану "А", скажи им что-нибудь благочестивое, — Эриэль сотворил перед собой щит от воды, удивляясь, почему гвардейцы еще не стали его атаковать.

Девушка оценивающе взглянула на толпу и, подпрыгнув, повисла в воздухе. Несколькими ударами крыльев поднявшись повыше, она сотворила яркую вспышку, ослепившую наиболее близко стоящих.

— Остановитесь, вы не ведаете, что творите! Пока не поздно, оступитесь от своих замыслов. Неужели думаете вы, что кто-нибудь способен поработить волю мою?

Рыцари что-то приглушенно пробормотали и отступили, скрывшись в толпе. Обнаружив, что остался один, священник скривился и, крикнув, что еще вернется, зашагал по направлению к Святой Обители столицы. Айрэ же, облегченно выдохнув, опустилась рядом с крайне удивленным некромантом.

— Как у тебя получилось? — вопросил он.

— Ничего сложного, с основания Империи в сознании людей этого мира сформировался образ абсолютно светлого ангела, грубо говоря, если с большими крыльями, то обязательно добрый и могущественный. Кстати, может я тебе еще не говорила, но некромантия в Империи запрещена, я не виновата в этом.

— Кто в этом мире сможет определить, какой именно я магией пользуюсь? Мы учились в Академии и я, между прочим, обыкновенным выплеском ментальной силы уничтожил самого Ар-Нубиса.

— Не сам, тебе помогла Кеметиан-тйан. Я предупреждаю, будь осторожнее, на меня подозрение никогда не падет, а тебя даже я не смогу защитить. Пошлите все, нечего привлекать лишнее внимание.

К удивлению Эриэля, после выхода девушки из стазиса, орденцы не пытались сразу же упасть при виде нее на колени, как сделали это с ним. Впрочем, и с самим магом установились отношения, совершенно не похожие на отношение к божеству или, на худой конец, святому. Как объяснила Айрэ, в этом было виновато представление о рыцарской чести. Вообще, в Империи существовало три крупных Ордена, каждый из которых имел в своем составе примерно пятьсот человек. Также по всей ее территории было рассеяно несколько десятков более мелких, имевших в своем составе максимум сотни две. Орден Айрэ был как раз одним из трех, но, в отличие от остальных, практически не участвовал в сражениях, хотя и имел почти совершенные доспехи и соответствующую им выучку. Большая Тройка, как называли ее граждане Империи, разделяла три направления. Орден Айрэ — целительство, Орден Волка — сражения, и последний, Орден Магов, в соответствии со своим названием, специализировался на магии. Конечно, нельзя было сказать, что Орден Айрэ не способен драться, но именно в его рядах находились самые могущественные врачеватели. Основу могущества Орденов составляли Первые Роты, состоящие из рыцарей, посвятивших свою жизнь искусству боя и имевших абсолютную экипировку. Количественный состав везде был разным, но и десятка таких бойцов было достаточно для уничтожения одной пехотной сотни Имперских Легионов. По комментариям Кейлара, эти доспехи были ничем иным, как древними эльфийскими экзоскелетами, созданными в те времена когда их раса еще не вышла в космос, но уже была достаточно магически развита для преобразования металла в нечто совершенно другое. Также космический эльф упомянул такой могущественный раздел магии, как физика и долго объяснял Эриэлю, каким образом экзоскелеты нарушают некоторые ее законы. В каждом из трех Орденов было по сотне таких воителей, одним фактом своего существования обеспечивающих практически абсолютное превосходство их над более маленькими рыцарскими формированиями. На фоне этого, очень странным выглядели столь наглые нападки на один из них со стороны Святой Церкви, которое подчинялась примерно половина небольших Орденов, гордо именующихся святыми воинами. При любой угрозе одному и Орденов, два других немедля спешили на помощь. Здесь надо подробнее остановиться на самом устройстве Империи. Как говорил Кейлар, она представляла собой стандартную теократическую абсолютную монархию, где Император был одновременно правителем и сыном Создателя, чья власть не могла быть оспорена в принципе. Даже самому отъявленному безбожнику не пришла бы такая мысль, потому что таких просто не было. Трудно не верить в Создателя, когда живые доказательства его воли свободно разгуливают по стране. Но не всё было так просто. Одни человек, каким бы он великим не был, просто не способен уследить за всей огромной Империей. Из-за этого и была создана Ангельская Палата, куда входили высокопоставленные ангелы, управляющие каждой из двадцати трех имперских земель. Эти самые ангелы и держали на себе фактическое управление Империей в соответствии с линией поведения, заданной Императором. Но на этом всё не кончалось. Кейлар сообщил, что весьма и весьма удивлен еще одной особенностью Империи. Несмотря на очень сильно влияние религии, здесь процветала магия во всех ее проявлениях, кроме некромантии. Она как раз и была запрещена, хотя и по всей стране и насчитывалось от силы десять человек, пошедших по пути смерти. На вопрос мага, какие тут боги, эльф ответил, что в этой реальности один — Создатель и по сравнению с ним, все остальные мошкара. И при этом, магический пси-фон на этой планете был одни из самых высочайших, следовательно, при прямом столкновении, у Эриэля есть шанс только на кладбище, да и то, очень маленький. Естественно, тот не поверил, но после обдумывания полученной информации, маг всерьез решил посвятить день восстановлению воспоминаний о процессе перехода. Решив посвятить этому весь следующий день, Эриэль спросил у Айрэ, не нанести ли им визит к самому Императору.

Глава 8

— И как вы это объясните? — прошипел я, склонившись над трупом с перерезанным горлом. — Это явно не могли сделать твари из Леса, тут постарался человек!

Уже шел второй день нашего дежурства. К счастью, неведомые существа, живущие в Лесу, не особо донимали нас своим вниманием, за всё время всего лишь три существа, отдаленно напоминающих помесь собаки с пауком, пытались взобраться по стене, каждый раз получая свою порцию магии. Всё проходило стандартно: утром меня поднимала Эрья, непостижимым образом умевшая подниматься вовремя, после этого я наблюдал, как бедные легионеры в поте лица тренируются под зорким оком командиров. Только после слежки за первой тренировкой я понял, что правильно сделал, не поступив в Легион. Сейчас бы тоже приходилось бежать вокруг внутреннего двора, стараясь не обращать внимания на крики командира, уверяющего, что никогда не видел таких ленивых и бесполезных людей. А так, я просто следил за обстановкой со стены, окруженный несколькими щитами и предавался беседе с Тали, оказавшейся очень интересной девушкой. Именно от нее я узнал, что Сестры забираются из дома в возрасте двух лет и презирают защиту, потому что считают, что не умеющего защитить себя своим оружием не спасет никакая броня. В принципе, верно, недаром я хожу без брони, ну… если не считать за таковую магические щиты. По многолетней привычке, Тали и сейчас не могла находиться в полностью закрытой одежде, видимо, у многих Сестер развивался такой комплекс. Как раз во время одного из разговоров, пока я показывал девушке свои призрачные лезвия, под стеной что-то закопошилось. Перегнувшись через стену, я увидел нечто, что сначала принял за паука. Мало ли какие животные в Лесу? Но приглядевшись, я понял, что существо медленно, но верно поднимается по стене и намерения у него совершенно точно не могут быть мирными. Мгновенно с рук сорвалась молния, и дымящаяся тушка упала вниз. Довольный собой, я повесил около земли сигнальное заклятие и упал обратно в кресло, стоящее прямо около зубцов стены. Я уже открыл рот, чтобы спросить Тали о ее оружии, как внизу раздался крик. Вместе мы мгновенно слетели вниз и пробежали по тесным улочкам, образованным многочисленными бараками. Около одного из них мы и нашли сборище легионеров, возбужденно тыкавших друг в друга пальцами.

— Стоп! — крикнул я, и для усиления значимости своих слов обдул спорщиков сильным порывом горячего и сухого ветра. — Что тут произошло?

— Вот, посмотрите, — они расступились, открыв мне малоприятно зрелище: привалившись к стене, незнакомый мне солдат лежал с аккуратно перерезанным горлом. Если в таком может присутствовать аккуратность. Тали, в отличие от меня без всякой брезгливости, подошла к мертвецу внимательно исследовала его рану. Даже пальцами по ней провела. Некоторое время, посидев и о чем-то подумав, она встала.

— Убийство действительно совершил человек, мало того, солдат его хорошо знал, потому что убийца смог подойти к нему достаточно близко, держа при этом обнаженный меч. Видите, — она указала на рану. — Если бы его убили кинжалом или ножом, форма была бы другой, а так она почти ровная и шея почти перерублена. Скорее всего, удар был нанесен справа и спереди, совершенно внезапно.

— И что нам это дает? — мрачно спросил я, заранее зная ответ.

— То, что совершивший это, находится среди нас, — Тали также мрачно обвела взглядом собравшихся. Те, осознав, что именно хотела сказать девушка, одновременно отскочили друг от друга, что в тесном проеме между каменными стенами сделать было довольно проблематично, и с подозрением принялись друг друга осматривать.

— Мы найдем предателя, — постарался успокоить я солдат. — А пока что, разойтись всем по казармам.

Поднявшись на стену, я по цепочке стоящих легионеров передал Эрье, чтобы она немедленно явилась пред мои светлы очи. Через несколько минут она пришла.

— Недавно в лагере было совершено убийство одного из солдат, причем убийца находится среди нас, — с ходу проинформировала ее Тали. Странно, но она довольно быстро влилась в нашу дружную компанию и больше не вела себя, как покорная рабыня.

— Что?! — Эрья отшатнулась. — Каким образом это смогли провернуть под нашим носом?

— Очень просто. Мечом, стандартным. Почти отрубили голову, — Тали вскочила. — Я придумала! Вы ведь маги, так? Значит, можете определить, чей меч недавно использовался в бою!

— Эээ, теоретически действительно можем, — подтвердила Эрья, поймав мой недоверчивый взгляд. — Но тут тысяча человек! Мы не сможем проверить всех так быстро, а к тому времени убийца сможет как-нибудь защитить себя от подозрений!

— А что вам мешает накинуть поисковую сеть на весь лагерь? — хитро осведомилась девушка, как-то да же немного стыдно, что она знает о возможностях магии больше, чем я.

— Да, мы так и хотели сделать, — нашлась Эрья. — Эйден, начинай.

Кивнув, я перешел на магическое зрение, для того, чтобы работать интуитивно мне еще не хватало опыта. Привычно открыв себя окружающей энергии, я пропустил ее через свою ауру, немного изменив свойства, теперь складывался образ не безликого океана, а собаки-ищейки, напряженно к чему-то принюхивающейся. После этого сформировался образ человека, подходящего к другому и внезапно поражающего того мечом. Я старался как можно точнее воссоздать образ, описанный словами, и с каждой секундой он приобретал всё больше деталей. Теперь я четко видел легких доспех легионера и его меч, с полтора локтя длиной и явно уже не раз побывавший в битве, о чем ясно говори потемневший металл. Поисковое заклинание расползлось по всему лагерю, подпитываемое не только моей энергией, но и энергией девушки. Каждый раз, когда оно натыкалось на человека с мечом, то тревожно вспыхивало красноватым светом, но сразу же успокаивалось. Спустя минут десять, когда я уже собирался отпустить поиск, сеть замигала и показала изображение молодого легионера, прячущего свой меч среди сотен других. Дверь скрипнула и в помещение кто-то вошел. Не дожидаясь обнаружения, юноша отошел подальше от меча и уставился на доспехи с искренним интересом. Подошедший человек что-то сказал ему, и легионер отрывисто кивнул. Наконец, человек ушел, и юноша метнулся к своему оружию. Достав небольшую баночку, он облил прозрачной жидкостью лезвие и рукоять меча. Через несколько секунд его уже нельзя было отличить от еще не побывавших в бою. Облегченно вздохнув, легионер поспешил покинуть арсенал.

— Я знаю, кто это! — прошептал я. — И знаю его лицо, спасибо тебе, Тали, — девушка немного покраснела, кивая головой.

Быстро спустившись со стены и приказав нескольким, оказавшимся поблизости, легионерам заместить нас на посту, мы нашли Септимия, попросив провести нас к арсеналу. Быстро дойдя до него, я остановился перед самой дверью. Несколько минут и я уже вижу слабо светящиеся следы разыскиваемого. Взмахом руки, попросив не задавать вопросов, я пошел прямо по цепочке, петлявшей между домами. Видимо, злодей хотел запутать возможных преследователей, потому что несколько раз от цепочки следы отходили к дверям. Впрочем, через несколько шагов цепочка продолжалась, всё приближая нас к цели. Спустя пять минут мы пришли к самому обыкновенному каменному зданию казармы, именно в нее вели следы. И никаких ответвлений не наблюдалось.

— Итак, убийца где-то здесь! — вокруг правой руки Эрьи появилось голубое сияние, намекающее на то, что она в любую секунду может ударить молнией. Септимий вытащил свой меч. Даже Тали вытащила откуда-то небольшой нож, непонятно, где она его спрятала, но я был точно уверен, что даже таким оружием она сможет отрезать голову почти любому. — Пока я не скажу, ничего не делать, как только я покажу на убийцу, вы должны незаметно его окружить, — я проводил инструктаж, чувствуя себя почти главой какой-нибудь гильдии разведки.

Возблагодарив свой статус мага, позволявший мне ходить, где захочу, я толкнул дверь казармы. Мы оказались в длинном коридоре, в стенах которого через равные промежутки расположились двери. Следы вели прямо, не заходя ни в одну из них, поэтому я чуть ли не носом уткнулся светящуюся цепочку. Она уходила под самую последнюю дверь, которую я, сотворив перед собой материальный щит, пинком открыл. То, что она не была заперта, уже казалось подозрительным. Всё стало как-то слишком просто, когда я увидел спящего легионера, светящегося тем же цветом, что и его следы. Даже когда вся наша команда столпилась около его кровати, он не пошевелился, продолжая нас игнорировать. Не медля, я отпустил заклинания щита и поиска, и обездвижил преступника. Тот всё равно спал, даже когда я для профилактики ударил его очень ослабленным разрядом молнии.

— Подождите! С ним явно что-то не то! — воскликнула Тали, в мгновение ока обменивая у Септимия нож на меч. — Отойдите!

Ну вот так всегда, я жду возможности погеройствовать, а окружающие всегда знаю то, чего не знаю я и лезут меня спасать. Но, несмотря на несогласие, я всё-таки отошел, мало ли, что там. Тем временем, с итак уже досадившим всем юношей стали происходить неприятные изменения. Сначала я почувствовал, как падают чары обездвиживания. Потом он резко распахнул светящиеся зеленым светом глаза и что-то нечленораздельно пробурчал. После этого, внезапно свет ослепил нас, а когда чуть потух, кожа с легионера стала слезать кожа. Если честно, очень малоприятное зрелище. Тали попыталась провести с ним свой коронный прием, но не преуспела — меч натолкнулся на невидимую преграду, причем, в энергетическом диапазоне она не отображалась. Тем временем, бывший человек превратился во что-то совсем уж противное — руки обзавелись длинными когтями и значительно удлинились, рот превратился в пасть, зубы стали больше похожи на иглы. Существо в мгновение ока оказалось на потолке и широко распахнуло пасть, издав звук, похожий на крик и одновременно на скрежет металла о неровный камень. Септимий уже испарился, видимо, не желая мешать героям, спасать лагерь. Я, плетя заклинания с невозможной для себя скоростью, накинул на узкое окошко пелену, превратившуюся в камень. Мы быстро выскочили в коридор и захлопнули дверь перед самым носом у твари, ринувшейся вслед за нами. Дверь, несмотря на то, что была сделана из зачарованного дерева, чуть не вылетела из петель, когда с той стороны ее начали таранить. Несколько секунд, и петли всё-таки не выдержали и только благодаря тому, что мы одновременно с Эрьей припечатали ее к косяку, она не вылетела прямо на нас. На такой грохот уже должны были сбежаться все солдаты в округе, а мы всё еще одни. Поставив еще один щит, которому надо было продержаться всего лишь минуту, мы выскочили на улицу, криками приказывая всем уйти. Вслед за нами вылетела и измененная тварь, с ходу прыгнувшая на Тали. Та ушла от смертельного удара изящным прыжком и выставила перед собой меч. Следующий удар лапой был отражен клинком, но незаметно было, чтобы он нанес хоть какое-то повреждение. Мы с Эрьей пытались помочь магическими атаками, но существо ловко уворачивалось, так что оставалось только надеяться на превосходное владение мечом Тали. Я совершенно не разбирался в искусстве боя холодным оружием, поэтому мало, что понял. Но со стороны выглядело действительно зрелищно. Чудовище, светящееся зеленым светом и двигающееся непостижимо быстро, сдерживала хрупкая на вид девушка, вооруженная один лишь мечом даже без намека на какую-нибудь защиту. На каждый бросок лапы или укус находился свой блок, за которым следовал удар. Если бы любой зверь пытался также сражаться с человеком — то был бы уже давно мертв. Но измененному легионеру не было никакого дела до других зверей, он сосредоточился только на одном человеке. Интересно, утратил ли он в процессе превращения разум или специально что-то с собой сотворил, для неизвестных нам целей? Тем временем, ему удалось пробиться через защиту Тали и нанести страшный удар по лицу, от которого она пролетела через половину площади. Удовлетворившись этим, существо опять издало скрежещущий звук и попрыгало в мою сторону. На этот раз ему не удалось увернуться от молнии, но поднимаясь с земли, оно не выглядело хоть сколько-нибудь расстроенным, наоборот, казалось, что свет в глазах разгорелся еще ярче. Тогда я решил просто сдуть его. Создав из рук некое подобие воронки, я расположил их параллельно ладонями друг к другу. Тотчас между ними зазмеились оранжевые молнии, посередине сплетаясь в небольшой светящийся шарик. Из промежутка между ладонями подул ветер, постепенно разогреваемый до очень высоких температур. Теперь бывший легионер не прыгал, как кузнечик, даже не думая уйти с дороги потока раскаленного воздуха, он упрямо полз ко мне, цепляясь за камни площади когтями. Несколько раз его сбивало с ног и тащило в обратную сторону, но, несмотря на это, он опять цеплялся за промежутки между камнями и начинал свой путь сначала. Не обращая внимания на то, что его мышцы, лишенные кожи, начали чернеть, он, перебивая вой ветра, почти приблизился к моим рукам. Теперь, его зубы и мои пальцы отделяло всего лишь расстояние, меньше локтя, но я не собирался сдаваться. Вместе с ветром несколько раз прямо в раскрытую пасть ударила моя излюбленная молния, опять заставив чудовище покатиться по земле. Но оно опять встало и начало свой путь ко мне. Всё-таки, бывший легионер точно утратил разум, раз не мог просто обойти заклинание, благо но распространялось на относительно небольшую площадь.

— Когда оно опят подберется к тебе на такое же расстояние, быстро сверни заклятие и упади на землю, я его прикончу, — прошептал кто-то у меня за плечом, обернувшись, я увидел Айлану.

— Хорошо, — монстр уже подобрался достаточно близко и я, кинув в него замедляющие чары, резко убрал поток воздуха, упав на землю.

Внезапно потеряв опору, он по инерции пролетел вперед. Откатившись на безопасное расстояние, я смог только увидеть, как эльфийка взмывает ввысь и обрушивает появившийся меч на шею врага. В один момент всё закончилось: зеленый свет потух, а голова чудовища оказалась испепелена огнем. В одно мгновение от нее остался только почерневший череп.

Я немедленно метнулся к всё еще лежащей Тали, но поднималась уже сама. Помотав головой, она отерла кровь из рассеченной брови.

— Со мной всё в порядке, только голова кружится, — успела проговорить она, прежде чем опять упасть.

— Проклятье! Откуда здесь взялась эта тварь? — возмущенно крикнула мне Айлана, как будто это я ее специально создал для развлечений.

— Не знаю я! Это бывший легионер! — также возмущенно ответил я, пусть прочувствует это на себе.

— Стоп, как это? — уже тише отозвалась эльфийка.

В течение пяти минут я кратко обрисовал ситуацию.

— Да уж, это неприятно, — озадаченно проговорила она.

— Эээ… Господа маги, я прошу прощения, но не могли бы вы отдать мне мой меч? — напомнил о себе Септимий. — Нет, нет, я вовсе не испугался, просто подумал, что вы захотите разобраться с таким интересным мутантом сами.

Получив желаемое, он ушел, всё еще бормоча, что никогда не видел такой твари.

— Надеюсь, вы разберетесь сами, а мне надо отнести Тали в больничное крыло, — я аккуратно поднял ее с камней и направился к медицинскому корпусу, местонахождение которого предусмотрительно разузнал сразу по прибытию в лагерь. Лечащие заклятия — явно не мое предназначение.

Ногой открыв дверь, я зашел в чистый зал, за которым и находился сам медотсек. Вообще, весь лагерь был спроектирован и построено так, чтобы при прорыве Стены люди могли укрыться в домах и ждать помощи в течение долгого времени. На мое счастье, врач оказался на своем месте.

— Что случилось? — он внимательно посмотрел на девушку.

— По-моему, сотрясение мозга, — я также внимательно посмотрел на него.

— Понятно, думаю, ей необходимо будет остаться тут на неопределенное время, вы можете пока что идти, когда она поправится, я вам скажу, — он опять посмотрел на нее.

— Я надеюсь на ваше мастерство, но, гм… сами понимаете, да? Я — маг, а она близкий мне человек, — я многозначительно создал над ладонью оранжевый шарик.

— Конечно! — врач сглотнул, значит, я не ошибся насчет его нехороших намерений.

— Да, конечно же, да! И еще, я в любую секунду могу узнать, чем вы занимаетесь. Решив, что теперь Тали в надежных руках, я вышел.

На площади собрался уже почти весь лагерь, все рассматривали ужасную тварь, но не решались подойти, опасливо косясь на меч в руке Айланы, с грозным видом следившей за ними. Раздвинув зашептавшихся легионеров, я подошел к останкам. Кто владеет такой ужасной магией, способной за считанные минуты так изменить человека? Или это не кто-то, а что-то? Измененный лес?

* * *

— Мы должны сделать вылазку в Лес, разведчики обнаружили кладку яиц шипокрылов! — припечатал Серт, командующий всем первым полком. — Прошу вас.

Вперед вышли два мужчины средних лет, не успевших даже переодеться после вылазки за Стену. Когда я ставил на них три слоя личных щитов, то даже не предполагал, что это разведчики. Выглядели они, как нормальные люди.

— Значит так, в километре отсюда находится гнездо шипокрылов, их всего два, но яиц сотни! Старые особи не будут пытаться перелететь Стену, еще жива память о том, как сотню лет назад почти всю их популяцию уничтожили. Наша задача, уничтожить все яйца разом, иначе родители прилетят и нам не поздоровится. Большим отрядом отправляться нельзя, так что нужен маг, — он с надеждой посмотрел на меня. — Повторяю, необходимо уничтожить все яйца разом, одновременно!

— Хорошо, я пойду с вами. Нет, Эрья, ты останешься здесь, в лагере должен быть хотя бы один маг! — пресек я ее робкие попытки напроситься ко мне в сопровождение. — Кто нас поведет, и какую группу мы соберем?

— Поведу вас я, — отозвался всё тот же разведчик. — Группа — точно утверждены: я, вы, господин маг и ваша спутница — Тали ее зовут, верно?

— Стоп, стоп, если в Лесу так опасно, то почему Тали должна идти с нами? Не разумнее ли будет пойти вдвоем? Так нас будет труднее заметить, — на самом деле, интересно, почему Тали постоянно должна соваться в самые опасные места? То меня убивать, то в Лес ходить. Ну, это я себе льщу, спасла меня только удача.

— Я видел, как она сражается, такой напарник совершенно не будет помехой — наоборот, с ней больше шансов остаться в живых! — разведчик от полноты чувств аж стукнул по столу.

— Да, вы видели. А теперь она лежит в лазарете, с сильным сотрясением мозга! — воскликнул я. — В самом деле! Неужели, вы — опытный воин, не раз побывавший в Лесу и оставшийся в живых, и я — достаточно сильный маг, не сможем отбиться от каких-то лесных тварей?

— Вы не понимаете, лес — это их дом, они родились там, они живут там и они знают лес, как никто другой. Опасность поджидает там за каждым углом, там смертельно опасно абсолютно всё, есть даже растения, внезапно пожирающие людей! Там даже обыкновенные пиявки могут вылезти из земли и в мгновение ока парализовать вас, а потом медленно высасывать из вас кровь, при этом, до последнего вы будете оставаться в сознании, но ничего не сможете поделать!

— Я всё прекрасно понимаю, — я встал. — Я защищал замок от ударов снарядов катапульт, неужели не смогу защитить от пиявок-мутантов, плотоядных растений и прочих обитателей Леса? Не спорьте со мной, я не позволю окончательно сгубить здоровье девушки.

— А не Сестра ли часом, эта ваша девушка? — внезапно прищурился разведчик. — А что? Все признаки на лицо: одежда, взгляд, даже сражается она стилем, характерным для этих фанатичек! А теперь скажите, господин маг, зачем вы привели ее в лагерь и дали оружие, а теперь так печетесь о ее здоровье? Даже медику намекали, что если с ней что-то случится, ему несдобровать.

— Арт, опомнись. Как ты можешь позволять себе обвинять мага Эйдена в подобных вещах?! — возмутился Серт, но я всё равно видел в его глазах немой вопрос.

— Да, она Сестра, но бывшая. Теперь она находится, гм… у меня в подчинении и если я, конечно, не прикажу — не нападет ни на кого из вас. Проклятье! Она вам жизнь спасла, а вы еще возводите на нее клевету из-за ее происхождения! — лучше сразу сказать правду в глаза, чем пытаться извернуться, тем более, статус мага дает ощутимые преимущества. Например, недавно я узнал, что могу сместить с должности любого командира вплоть до легата, если он не будет справляться со своими обязанностями.

— Арт, успокойся, — полковник покосился на свечение, окутавшее мою руку. — Если господин маг так говорит, значит ему стоит верить, — хоть один нормальный человек попался, не стал сразу подозревать меня во всех смертных грехах.

— Хорошо. Я приношу свои извинения, просто, я не раз был свидетелем их жестокости, — разведчик склонил голову. — Одна из таких тварей убила моего брата.

— Я всё понимаю, солдат. Но постарайся и ты понять, что каждый человек — разный. Не меряй всех по одну гребенку, — Эрья уже ушла, поэтому можно было продолжать. — Итак. Мы отправляемся прямо сейчас! Арт, подойди ко мне.

Наложив на него двуслойный щит, я проделал с собой ту же операцию.

— Отлично, выходим прямо сейчас, пока еще утро, — разведчик проверил, как выходит из ножен меч и вышел из помещения.

Мне собирать было особо нечего, так что я незамедлительно последовал за ним. Несмотря на раннее утро, в лагере уже намечалось значительное оживление — везде сновали легионеры, нося из арсенала копья, устанавливая на стенах огромные котлы, закрепленные в сложных механизмах и наполненные неприятной на вид жидкостью. Как объяснил мне Арт, очень часто после уничтожения яиц шипокрылов, Лес как будто сходил с ума. Как только мы уничтожим кладку, придется как можно скорее уносить оттуда ноги, чтобы не попасться на зуб разным плотоядным чудовищам. Когда я увидел изображение самого опасного из хищников — то испытал непонятное чувство. Если в Лесу водятся такие хищники, то каковы же животные, на которых они охотятся? Представив себе огромного, с дом, наверное, быка, я поежился. Против таких и строили стены такой толщины, да еще и привлекали к строительству магов. Как оказалось, выход из Стены на ту сторону был, но настолько маленький, что мне пришлось изрядно помучиться, чтобы протиснуться через него. Перед тем, как открыть дверь, легионер попросил меня помочь ему вытянуть довольно внушительную цепь, открывшую многочисленные стальные дверцы. Несколько раз приходилось обезвреживать магические преграды, грозящие испепелить любого, кто попытается пройти через едва заметное марево под потолком, причем, Арт каждый раз просил меня поставить их обратно. Сам выход представлял собой несколько раз виляющий из стороны в сторону лаз, начинающийся под массивным люком на Стене. Такое расположение нужно было для того, чтобы никакое, даже самое мелкое существо не смогло внезапно пролезть через лазейку и напасть. Если бы сделали ворота, они бы стали самым уязвимым местом в обороне, а так, как только возникало подозрение, что в лазе кто-то завелся — в него сразу же заливали кипящую огнеопасную смесь, которую затем поджигали. Представив, как на меня несется раскаленная смесь, а потом всё вокруг еще и начинает гореть, я содрогнулся, при таких мерах тут даже микробов быть не должно. И такой ход был всего лишь один. По сути дела, стражу несли сразу десять полков, каждый бал себе участок протяженностью примерно в километр, получалось, на каждый метр было по одному человеку, но одновременно несли стражу пятьсот человек, а учитывая, что теперь в полку было целых два мага, стражу несло огромное плетение, которое мы с Эрьей под чутким руководством Айланы создавали целую ночь. Интересно, что бы на это сказал мой дедушка? Оно раскинулось на весь вверенный нам участок и совмещало в себе следящую и атакующую функцию. Мелких тварей оно уничтожало на месте, а против больших, теоретически, должно было давать сигналы, взметая в небо снопы огня и в течение некоторого времени удерживать их на расстоянии.

Закрыв за собой такой же массивный люк, мы вступили в Лес, опасный и таинственный. Немедленно откуда-то справа раздался истошный вой, прервавшийся после основательно бомбардировки молниями. Подойдя чуть поближе, я с брезгливостью перевернул носком сапога дымящуюся тушку совсем уж несуразного существа.

— Это что такое?

— А кто их знает? — флегматично пожал плечами Арт. — Каждый год появляются новые виды, так что, нам их сортировать что ли?

— Гм… Ты прав, — согласился я, углубляясь в заросли. — Нам долго идти?

— Не очень, если поторопимся — то успеем через полчаса дойти. Стой! — я завис, не успев поставить ногу на землю. — А теперь отойдите отсюда и стукните по тому месту, на которое хотели встать, молнией, это должно его убить.

— Кого его? — я послушно сконцентрировал вокруг правой руки напряженность, немедленно разрядившуюся в землю.

Сначала я подумал, что началось землетрясение, из-под поверхности стремительно выкопалось огромное подобие черепахи, в отличие от нее стоящее на двух достаточно длинных ногах и имевшее помимо хищно выглядевшей головы, еще и длинную гибкую шею, в чем я смог убедиться, отчаянным прыжком уворачиваясь от громко щелкнувших челюстных пластин.

— Ой! Я, кажется, немного ошибся, — прокричал разведчик, также прыгая вокруг чудовища и пытаясь не попасть ему на обед. Или ужин.

— И что нам теперь делать? — в последний момент я успел сотворить такой же ветер, который использовал против изменившегося легионера, но на обитателя Леса это не произвело почти никакого впечатления. В ход пошла молния, метнувшаяся к шее, как к самому уязвимому месту, но пришедшаяся на щиток, прикрывающий лоб твари.

— Лучше всего, бежать обратно! — Арт уже открывал люк, пока я сдерживал голову, попавшую в ловушку и зажатую между двух спрессованных слоев воздуха.

— Согласен, — я напоследок еще раз ударил молнией и быстро юркнул в лаз.

Вылезли мы уже на Стене. Проклятая тварь, почти сорвавшая нашу вылазку, бесновалась внизу. По моему знаку в нее немедленно полетели болты, начиненные взрывчатой смесью и причиняющие броне существа видимые повреждения. Через минуту непрерывного обстрела, я закрыл глаза и полностью отрешился от окружающего мира — для максимального наращивания мощности нужно было сосредоточиться. Вокруг потемнело, отовсюду набежали нежданные тучи, начавшие сворачиваться в воронки и изменять свой цвет на черный. Решив, что необходимая мощность накоплена, я отпустил заклинание. В этот момент до моего плеча кто-то дотронулся. С неба вместо сильной молнии ударил самый настоящий столб ослепительного света, следом за ним последовал оглушительный грохот. Открыв глаза и отняв руки от ушей, я понял, что немного оглох не один. Все выглядели ошарашенными, но смотрели на меня с видимым уважением.

— Ух ты! — едва смог вымолвить я, когда слух стал возвращаться. — Вот это настоящая магия! Кто до меня дотронулся, пока я творил магию? — я грозно обвел взглядом всех вокруг. — Разве вы не знаете, что можно получить шок, а то и умереть? Или, хм…

Если я правильно понял, именно благодаря прикосновению у меня получилось… это.

— Это я, — опустив глаза, призналась, наконец, Тали. — Но я не хотела ничего плохого, просто запнулась.

— Отлично, посмотрим, что из-за тебя получилось, — я метнулся к стене и перегнулся через парапет.

Внизу виднелась черная выжженная дыра, и поблизости не было никаких признаков каких-нибудь тварей. Видимо, при прикосновении Тали ко мне, наши энергопотенциалы каким-то образом прореагировали, и в результате мощность моего заклинания усилилась в десятки раз. Стоп. А откуда она тут вообще взялась? Ей полагается лежать в постели еще как минимум неделю, а она уже расхаживает на такой высоте. От падения не спасет даже невероятная гибкость. Словив пытающуюся прикинуться ветошью девушку, я немедленно препроводил ее в медицинский отсек, не слушая уверений в ее полном здоровье. Правда, пришлось пообещать, что после окончательного выздоровления мы проведем с ней несколько экспериментов, по взаимодействию при творении мной заклинаний. Успокоенная, она улеглась почти без возражений.

Теперь нашей вылазке точно никто не мог помешать, такой локальный Армагеддон распугал всю живность на много километров вокруг. Беспрепятственно углубившись в лес, мы замерли. Здешние твари еще не знали, что я могу внезапно устроить им самый настоящий ад и погибель, поэтому внезапно очень захотели попробовать нас на вкус. Мы были с этим категорически не согласны, поэтому незадачливые собакопауки остались лежать в виде порубленных мечом разведчика и прожаренных моим ветром тушек. Перепрыгнув через очередной глубокий овраг, на дне которого действительно копошились огромные пиявки, наверное, с меня ростом. Несколько из их числа заинтересовались нами и попытались поползти по почти вертикальным склонам, но не преуспели в этом. Стена полностью окружала Измененный Лес и общей протяженностью была всего лишь десять километров, но тут водилось столько видов разных омерзительных существ, что было непонятно, как сюда ее не пришла Смерть и не превратила это место в небольшую пустыню. По мне, так лучше пески и неимоверно высокая температура, чем сырость и всякие мутанты. Чего только стоила живая и весьма плотоядная слизь, свисавшая с нижних веток деревьев. Один из собакопауков, по неосторожности забежал прямо в ее объятия. Даже через пять минут мы слышали его вой. Уже на подходе прямо из земли внезапно выросли огромные растения, имевшие цветок, больше похожий на пасть. Толстые стенки и огромные клыки еще больше добавляли сходства. А когда эти совершенно не милые цветочки начали щелкать своими пастями прямо перед нашими лицам, я не выдержал и засушил их. Ненавижу этот Лес! Было бы у меня десять таких, как Тали, выжег бы его постепенно и заслужил бы неувядающую память потомков. Наконец, все мои мучения были вознаграждены — после того, как я, увидев, как к нам по земле ползут полчища зелененьких насекомых, нервно подпрыгнул и выжег огромный круг, нам открылась сама кладка. Яиц было действительно тысячи. Они были везде. Висели на ветвях деревьев, приклеенные подозрительной субстанцией, лежали наполовину закопанные в землю. Теперь в дело вступал я, хотя, между прочим я итак несколько раз спасал нас от мучительной смерти. Закрыв глаза, я воссоздал перед собой образ кладки. Некоторые яйца горели красным цветом, а некоторые так и остались мертвыми камешками. Сформировав усредненный образ яйца, я создал поисковое плетение, совместив его с молнией. Сказывались теоретические уроки с Айланой. Напитав его энергией и, немного подумав, присоединив к нему заклятие-вампир, чтобы подпитывало себя само после уничтожения каждого яйца, я отправил получившуюся конструкцию. Это, если описывать, то выходит долго, а на самом деле прошло еще больше времени, по счету реального мира я стоял неподвижно минут пять. Вообще, надо больше тренироваться с комбинированными заклятиями, на одних молниях и горячем ветре не уедешь, это против фэйнев, которым с детства внушают отвращение к магии и убеждают, что маги — это высшие демоны, сработают простенькие молнии с небес. Теперь, приобретя некоторый опыт в искусстве разрушительного колдовства, я ясно видел, каким детским приемом воспользовался против многотысячной армии врага. Тем временем, всю кладку, казалось, опутала сеть молний, настолько быстро двигались разряды. Убедившись, что заклинание работает, как должно, я повернулся к напарнику:

— А вот теперь, уносим отсюда ноги. Эйден, ты сможешь удерживать перед собой свой ветер? Нам некогда будет обращать внимание на всякие помехи, лучше попасться им, чем шипокрылам, — он мгновенно сорвался с места, видимо, услышав хлопание крыльев.

Мне совсем не хотелось закончить жизнь столь печальным и болезненным способом. Хоть я и не видел этих ужасных шипокрылов, попадаться им не было никакого желания, лишней Тали у меня под рукой нет, чтобы направо и налево подвергать всё живое и не очень живое дезинтеграции. Решив, что разумнее будет выдавать каждые тридцать секунд короткие, но очень мощные импульсы, чем постоянно держать заклинание, я ринулся за разведчиком. За несколько минут мы миновали тот овраг с гигантскими пиявками, и через пятнадцать минут, без происшествий… совершенно внезапно упали в прожженную мной яму. Хорошо, что я успел смягчить падение — и стенки и пол запеклись до крепости камня и были, как будто отполированы, а сама яма была метра три глубиной.

— Проклятье! — Арт потер ушибленное плечо и попытался, упершись в стены, выбраться на поверхность, но скатился обратно.

Сама яма была достаточно широкой, метр на метр и только попав в нее, я в полной мере осознал свое неимоверное могущество. Бедное чудовище, скорее всего, даже не успело осознать, что происходит, как его тело было расщеплено на атомы. Наверное, мою "молнию" было видно даже в самой столице! Теперь сюда может приехать какой-нибудь инспектор, который будет бродить меж легионеров, долго и нудно выспрашивая у них подробности феномена, а я в это время буду свысока смотреть на него, изображая из себя мудрого мага и многозначительно кивать, говоря туманными намеками. Пока я предавался размышлениям, Арт строил планы по извлечению нас из сложившейся ситуации. Он даже попытался мечом вырубить ступеньки, но металл настолько противно заскрипел о гладкий камень, что этот способ был незамедлительно отвергнуть. От такого звука мы быстрее сойдем с ума, чем выберемся. Сидеть здесь мне совершенно не хотелось.

— Давай, сделаем по-старинке, ты меня подсадишь, а потом и я тебя вытащу, — внес я конструктивное предложение.

Так мы и сделали. Единственную трудность вызвала моя попытка вытаскивания легионера, даже в облегченных доспехах он весил килограмм семьдесят, что для моих нетренированных физически рук было непосильной ношей. Но призвав на помощь свою магическую силу, я просто вытолкнул его потоком воздуха, после чего мне было сказано несколько некультурных слов, о чем я не преминул заметить. Добравшись до люка, мы быстро проползли на Стену, где нас уже поджидали.

— Кладка уничтожена! Торжественно объявил я. Теперь шипокрылы вам не угрожают! — торжественно объявил я и обернулся, проследив за помрачневшими взглядами легионеров.

Сзади открылся прямоугольник портала и из него вышел, надутый от сознания собственной значимости, человек. Подавив желание немедленно высказать ему всё, что я думаю по поводу нарушения торжественности такого момента, я вежливо осведомился, зачем он вообще сюда явился.

— Приветствую, я маг Эйден.

— Я уже знаю, маг, — последнее слово он произнес с подозрительным сарказмом, отчего Эрья, уже подошедшая ко мне, слегка нахмурилась. Если я не ошибся, он только что попытался нас оскорбить, что не есть хорошо. — Сама Императрица послала меня расследовать аномальный случай. Неподалеку от вашего участка произошел невероятный по мощи выброс энергии, что было визуально подтверждено соответствующими учеными.

— Да, выброс был, может, вы желаете спуститься и самостоятельно обследовать то место, куда ударила молния? — легионеры уже открывали железный люк.

— Конечно же нет, я не имею права заниматься столь низкой работой, — человек побледнел, видимо, он был не намерен рисковать своей шкурой, спускаясь за надежную Стену. — Эй ты, — высокомерно указал он пальцем на одного из оказавшихся поблизости легионеров. — Спустись вниз и зарисуй вот на этот лист изображения последствия удара.

— Стоп! Солдат, стой на месте! — я на всякий случай подвесил перед собой оранжевый светящийся шарик, начавший кружиться по замысловатой траектории. — По какому праву, вы, неизвестный мне человек, распоряжаетесь солдатами полка, к которому я прикомандирован. Тем более, ваш приказ спуститься вниз днем, когда наиболее сильна активность измененных тварей, очень похож на ясно осознаваемое намерение сократить численность полка, а значит и всего Легиона. Не правда ли, у меня есть причины подозревать в вас диверсанта?

— Как вы смеете? — оскорбленно возмутился он. — Я вынужден сообщить о бунте самой Императрице. Согласно указу института по аномальным явлениям, вы должны мне повиноваться.

Он действительно так думает или хочет, чтобы я закончил его жизнь самоубийством?

— Слушай сюда, — я неспешно подошел к слишком наглому человеку. — Этот выброс спровоцировал я. Чтобы уничтожить ужасную тварь, от одного вида которой ты бы потерял рассудок, — здесь я, конечно, преувеличил, вполне себе милая хищная черепашка. — Сюда могут явиться исключительно, повторяю, исключительно, члены этого института. А тебя я здесь видеть больше не намерен. Если я буду лицезреть твое жалкое тело еще несколько секунд, то оно тебе больше не понадобится.

— Я буду жаловаться! — прокричал человек и поспешил исчезнуть в портале. Чем тратиться на таких жалких людишек, лучше бы легионерам порталов наделали, мобильность была бы намного выше.

Легионеры тут же окружили Арта и принялись расспрашивать его о нашем великом походе, но Эрья потянула меня за руку, и мне пришлось покинуть столь увлекательное сборище. Дойдя до нашей комнаты, выделенной в единоличное пользование, как магам, она села на кровать. Видимо, такова моя судьба — где бы мы ни оказывались, в комнатах всегда стоит одна кровать, мне это даже начинает нравиться, прости меня Создатель за такие мысли.

— Я долго наблюдала за тобой, и у меня возник один вопрос, — сразу взяла быка за рога девушка. — Что бы ты ни делал, ты как будто отстраненно наблюдаешь за происходящим, даже сейчас, когда тебе было положено злиться, ты только внешне нахмурил брови, внутри ты был почти безразличен. Даже, — она замялась. — Когда мы находимся в одной постели, ты смотришь на меня, и я чувствую, что небезразлична тебе, но в то же время, ты как бы наблюдаешь за этим со стороны. Складывается такое чувство, что ты постоянно думаешь: "А мне сейчас надо злиться, да?", "А сейчас какие эмоции испытывать?"

— Понимаешь, — честно говоря, я совершенно не ожидал, что произвожу такое впечатление, всегда считал себя просто спокойным человеком, но как это объяснить девушке? — Я думаю, ты ошибаешься, я, как и любой нормальный человек, испытываю эмоции и очень часто. Не знаю, почему складывается такое впечатление.

— Ты уверен, что тебе не нужно лечение? — подозрительно осведомилась Эрья. — Если что, я всегда готова, — она соблазняюще подмигнула.

Или я такой испорченный, или она, но мне в этом почудилось нечто, чего я пока что хотел бы избегнуть.

— Уверен, кстати, спорим, сейчас нас позовут? — я подошел к двери и прислушался. По коридору гулко отдавались чьи-то шаги, но какие-то странные. Приложив ухо к скважине, я понял, почему. Такой звук шагов может быть только, если человек без обуви. Но ко всем этому примешивался еще и еле уловимый цокот когтей. — Проклятие! Слушай, к нам направляется кто-то, кто ходит на четырех лапах и не считает нужным втягивать когти.

— И что делать? — Эрья подскочила, вмиг забыв обо всех своих психологических изысканиях.

— Укрепляй дверь и вылезем в окно, надо успеть предупредить лагерь, что у нас опять что-то завелось, — не успел я договорить, как дверь сотряс первый мощный удар, от которого посередине пробежала трещина. Движением руки выбив ставни, мы выскочили на улицу, в комнатке, восемь на семь метров, особо не повоюешь, тем более, если враг похож на того злосчастного легионера.

— Эйден, а убитого легионера закопали или сожгли? — осведомилась Эрья, сплетая огненный шар.

— Естественно, закопали, никто не будет тратить столько топлива для торжественных похорон одного человека, — я прикидывал, как еще больше увеличить температуру своего ветра.

— Тогда, скорее всего, это именно он…

— Отлично. Эээ… Что это?

Из окна выпало нечто, отдаленно похожее на человека. Поднялось. При взгляде на это существо сразу становилось понятно, что оно вылезло из могилы. В отличие от своего собрата, оно не стало жутко выть, видимо, выть было нечем. Но жирные белесые черви, выпадающие из разных мест, отнюдь не добавляли ему красоты. Существо медленно поплелось к нам, вытянув руки и открыв рот. Ничуть не устрашенные, мы мгновенно ударили по нему заранее приготовленными заклятиями. От меня протянулась дрожащая полоса воздуха, а от Эрьи полетел огненный шар, разорвавшийся при приближении к ожившему трупу. Неизвестно, что именно одолело его, но на землю упало нечто обугленное, только очертаниями напоминавшее человека.

— Победа! — похоже, Эрья восприняла это, как игру.

— Пошли к полковнику. Надо сообщить ему, что по лагерю его подчиненных свободно разгуливают жуткие твари и живые мертвецы. В конце концов, мы маги или охотники за чудовищами? — возмутился я.

— Ага! Но сначала проведаем Тали. Ей, наверное, скучно там лежать в компании врача, — девушка уже направилась в сторону госпиталя. — Что стоишь? Пошли!

Отлично, теперь она еще и командует мной! Сопротивляться было бессмысленно, поэтому я двинулся следом за ней.

Глава 9

Спустя десять минут, маг выпал из ее рук, отчаянно хватая ртом воздух.

— Что. Что это было? — кое-как поднявшись, некромант сфокусировал глаза на весело улыбающейся крылатой девушке. — Где мы? Я страшно отомщу! Как ты такое провернула? — от удара крылом он упал обратно.

— Я уже говорила, что мои крылья достаточно сильно развиты? Теперь я смогу взлететь даже в специальном доспехе или перенести закованного в рыцарскую броню человека, — Айрэ подпрыгнула и зависла над землей.

— Как ты это делаешь? — Эриэль восстановил дыхание и с искренним интересом ткнул пальцем в огромные белоснежные крылья, которые та сложила за спиной.

— Теперь моему организму доступна родовая магия, помогающая летать! Ну не расстраивайся, у твоего рода тоже что-нибудь такое есть, я уверена, — девушка опустилась обратно. — Подумай, это помогает в том, чем все твои предки усиленно занимались.

— Мои предки занимались вечным нахождением в других Замках, — обиженно проворчал маг.

— Нет. Не твои родители, а вообще, весь твой род. Например, Ан-Настасия способна легко запоминать и обрабатывать огромные информационные массивы, ох, извини, — Айрэ отвела взгляд.

— Ничего страшного, я уже справился с этим давно. Тем более, сейчас ее сознание находится на эльфийском корабле и Кейлар обещал создать для нее тело, как для меня. По легенде, одним из основателей моего рода являлась сама Кеметиан-тйан. Но в этом мире ее нет, так что она ничем помочь. Кстати, куда ты меня принесла?

— Итак, советую осмотреться вокруг, — менторским тоном проговорила девушка. — В настоящее время мы находимся в парке, именуемом Императорским Лесом. Как видно из названия, он находится около Императорского Замка, строго говоря, тут даже воздух — Императорский. Но мы отвлеклись. Недалеко от нас находится вход в этот самый дворец, уда ты так хотел попасть. Ах да, советую придумать цель, иначе не пустят.

— Ну, — Эриэль задумался. — Если мы не нанесем ему визит, то он может нанести нам что-нибудь. Вдруг подумает, что я угрожаю его власти? И всё.

— Да, думаю, это достойная цель. Кстати, когда увидишь Императора — не удивляйся.

Выглянув из-за толстого ствола дерева, Эриэль заметил тот самый вход, про который говорила Айрэ. Выглядел он, как… вход: самая обыкновенная деревянная дверь, укрепленная железными полосами. Но в отличие от дверей того же самого Храма, около него несли стражу четверо гвардейцев, вооруженных копьями. И в отличие от всех виденных Эриэлем стражников, эти выполняли свои обязанности явно по уставу — не сидели на ступеньках, предаваясь отдыху, а стояли. Взглянув наверх, некромант увидел вершину башни.

— Но разве Император живет в башне? — он повернулся к девушке.

— Конечно, ее легче оборонять в случае чего, — пожала та плечами. — Видишь, вокруг нее негде спрятаться, а из лес помешает воспользоваться катапультой. Тем более, Император — самый могущественный маг этого мира.

— Ну, ну. Ничто не устоит перед выстрелом из орудий наших кораблей.

— Кейлар, помолчи немного, — мысленно отмахнулся от него маг.

— Ну и ладно.

— Эриэль, — Айрэ дернула его за руку. Я могу перелететь вместе с тобой на крышу башни, а оттуда спуститься к Императору.

— А он нас не уничтожит? Слушай, мне кажется, это плохая идея, давай потом официально как-нибудь?

— Не стоит. Я охотно пообщаюсь с вами и так, — неожиданно раздался сзади мягкий голос.

Подпрыгнув, Эриэль в мгновение ока сотворил щит, и уже хотел запустить в неизвестного чем-нибудь смертоносным, но почувствовал на плече руку Айрэ. Не опуская щита, он смотрел, как она подходит к человеку.

— Эриэль, это и есть Император.

Но тот уже во все глаза смотрел на человека, стоящего перед ним. Длинные русые волосы, голубые глаза и одухотворенное лицо автоматически располагали к себе.

— Раз ты хочешь официальности, то я приглашаю вас к себе во дворец для приватной беседы. Особенно тебя, Айрэ, — мужчина улыбнулся и, обогнав их зашагал к дверям. А маг смотрел на его светло-серые крылья.

— Он тоже здешний ангел? — вымолвил он. — Вся Империя захвачена ангелами.

— Ну конечно, мы ее создавали — будем ей править, или ты думал, ангелы будут подчиняться жалкому человеку? — заверила его девушка.

В это время гвардейцы куда-то исчезли, а сам Император возился с дверью, видимо, пытаясь ее открыть. Но неживой предмет не желал склониться перед величием правителя и ни в какую не желал действовать, согласно его воле. Но нет ничего невозможного, и Император, стукнув по замку, отворил дверь. Пробормотав что-то насчет плотника, он стал подниматься по винтовой лестнице. Эриэль с Айрэ поднимались за ним, пока не дошли до еще одной преграды. Эта дверь была не в пример сговорчивее прошлой, поэтому открылась после нескольких оборотов ключа. За ней оказалась большая комната, имевшая несколько табуретов, составленных вокруг длинного стола. Скромно присев на один из них, некромант принялся следить за ангелом, что-то насвистывающем.

— Что? — вопросил он, увидев взгляд Эриэля. — Мой дворец, что хочу, то и делаю, правда, Айрэ?

— Вы знакомы? — сделал очевидный вывод тот.

— Именно, Айрэ тоже мне много рассказывала про тебя. Подожди, сейчас я всё расскажу.

Спустя пять минут, несколько раз взмахнув крыльями, он также сел на табурет.

— Итак. Ты хочешь узнать, как мы с Айрэ познакомились и когда. Слушай же. Восемь тысяч лет назад, когда мои крылья только дали мне возможность летать, мне встретилась девушка, выпавшая прямо из воздуха. В это время я летел над лесом, и естественно, кинулся ее спасать. Каково же было мое удивление, когда она над самыми верхушками деревьев расправила белоснежные крылья и подлетела ко мне. Видя такой цвет перьев, я на несколько секунд забыл, как летать и получилось, что именно Айрэ меня спасла. По легендам, белые крылья были только у самых могущественных из нас. Даже у меня всего лишь светло-серые. Придя в себя, я пришел вместе с ней к главе нашего рода, рассказав всё, что видел. К сожалению, а, как позже выяснилось, к счастью, Айрэ не осталась с нами, а пошла искать некого Эриэля, как я понял, это был ты. Будучи молодым и горячим, я собрал небольшой отряд таких же, как и я и отправился за ней. Потом, когда она поняла, что попала совершенно не в сове время, то решила совершить что-нибудь великое, чтобы попасть обратно в свой мир, но, ее планам не суждено было сбыться. Когда уже были заложены основы нынешней Империи, и большинство племен было объединено, в одной из стычек нам попалась странная группа воинов. Они были неимоверно сильны и их орудие оставляло на нас незаживающие раны. В том бою погибло целых три наших сородича. Дети у нас появляются крайне редко, хоть и живем мы практически вечно, поэтому это была очень тяжелая утрата. Тогда же получила свой удар и Айрэ. Магией уменьшив кровотечение, она приказала группе ее соратников из расы людей поместить ее в поле стазиса, дабы дождаться тебя. Я конечно, обеспечил все условия, в результате чего, те двадцать человек стали Орденом Айрэ. Ну это вкратце. Когда-нибудь, я напишу целую книгу и подарю ее тебе, — Император встал. — Какие-нибудь вопросы?

— Получается, во Империи уже восемь тысяч лет один Император?

— Ну, с точки зрения людей, я — сын самого Создателя, так что они не видят в этом ничего странного. Да и, согласись, так удобнее, когда страна развивается по одному сценарию, а не меняется постоянно.

— Я согласен. Но у меня еще один вопрос. Ты можешь прекратить нападки на меня со стороны Церкви? Сегодня один из ее фанатиков полчаса кричал под дверями Ордена, собрав кучу народа.

— Можешь считать, что церковники про тебя забыли. Может выдать тебе грамоту особых полномочий? Где-то она у меня была, — Император движением руки открыл, стоящий недалеко, сундук. — Нет, к сожалению, все закончились. Приходи через неделю, что-нибудь придумаю. А теперь можете идти, у меня много важных дел. Воспользуйтесь крышей башни.

— Мы еще вернемся, — Айрэ встала и вместе с магом двинулась к выходу из комнаты.

— Я буду ждать, — донеслось им вслед.

Эриэль создал щит от ветра и смотрел на расстилающийся внизу город. Даже с такой высоты конца его не было. Рядом стояла Айрэ. Внезапно некромант почувствовал, как его обхватывают руки и он летит вниз с башни. Ему совсем не хотелось разбиться об землю, не закончив своего великого дела, поэтому он вполне обоснованно волновался за свою жизнь. Но, не успел он додумать мысль, послышался громкий хлопок и он, вместе с девушкой взмыл вверх. На глаза мгновенно навернулись слезы от встречного ветра и маг счел рациональным закрыть их, тем более тусклые огоньки города виднелись где-то в невообразимой дали. В таком положении свист ветра вкупе с ощущением рук, обхватывающих его поперек пояса, был даже приятен. Но по закону подлости, как только Эриэль приноровился к новым ощущениям, полет закончился и он опять покатился по земле.

— Держи меня покрепче в следующий раз? — миролюбиво посоветовал он.

— Я не виновата, что ты такой тяжелый. Кстати, как тебе Император? — Айрэ, проведя рукой по крыльям, сложила их за спиной.

— Насколько я понял, он является твоим давним другом и всё время существования Империи, правит ей единолично?

— Именно так. Между прочим, в этом мире я намного сильнее, чем в нашем, — заметив удивленный взгляд друга, она продолжила. — Всё благодаря вере жителей этого мира. Помнишь, Марсус нам говорил, что вера может творить великие чудеса? Я нашла материальное подтверждение этому. Из-за абсолютной убежденности жителей в нашем божественном происхождении мы способны изменять мир намного больше, чем любой маг. Для тех, кто воюет вместе с людьми, ничего не стоит воскресить человека, находящегося на грани смерти. Церковные ангелы способны повести за собой огромные массы народа.

— А ты что можешь? — Эриэль остановился посреди Храмовой площади.

— Я, как ты помнишь, изучала ветвь некромантии, но… после того, как попала в этот мир, меня как будто кто-то отсек от внутреннего источника. Я могу исцелить, могу блокировать практически любую магию, но не смогу сотворить даже самого простейшего копья праха! — Айрэ возбужденно хлопнула крыльями. — По моим прикидкам, в этом мире совершенно по-другому искривлены потоки энергии! Получается, человеческий организм, какими бы особенностями он не обладал, просто не сможет ухватить именно те вибрации, которые используются в некромантии! Вспомни, когда ты защитился от воды, ты использовал стандартную стихиальную магию. Пусть даже и неосознанно.

— А Алана? Она заверяла, что владеет некромантией, — бывший некромант резко поскучнел, перспектива лишиться возможности использовать свою привычную силу не обрадовала его. — И еще, я же в своей башне поднял мертвых на соседнем кладбище.

— Алана — не человек, стыдно, святому и не знать своих пророков, или кто там у тебя? — насмешливо пропела Айрэ. — А насчет кладбища, ты точно не использовал магию мертвых. В том-то и дело, что некромантии в этом мире нет, поэтому я и запретила ее в Империи.

— Не проще было просто не упоминать про нее? Запретный плод — сладок, — маг толкнул дверь.

— Не смей попрекать меня этим, я старше тебя на восемь тысяч лет! — улыбнулась в ответ девушка. — Даже я могу ошибиться, но Империя-то ведь стоит и здравствует, да еще и занимает весь континент. Даже расы неттеров и огров живут на ее территории. Даже люди, и те все живут на нашей земле.

— Не заносись, — мрачно опустил ее с небес на землю Эриэль. — Тебе придется учить меня боевой магии, раз от некромантии нет никакой пользы.

— Я подумаю над твоим предложением, — серьезно заверила его девушка.

* * *

Ворота Храма открылись и взгляду Аланы предстал Сошедший с неизвестным ей ангелом. Судя по тому, что он пребывал при неоконченном еще разговоре, Сошедший испытывал крайнюю степень доверия к нему. Краем уха, неттер услышала, как ангел пообещал учить Сошедшего магии.

— Сошедший, мы не закончили разговор, — она подошла ближе.

— Ты на самом деле не человек? — неожиданно промолвил тот. — Айрэ меня усиленно убеждает в том, что ты некий неттер.

— Он прав.

— Всё таки, некоторые предрассудки еще сохранились, — бесцеремонно перебил ее ангел. — Алана, я такая же девушка, как и ты, среди нас тоже есть мужчины и женщины.

— Я приношу свои извинения, — неттер подошла к Сошедшему еще ближе. — Я на самом деле не человек, а это всего лишь мой второй облик.

— А первый? — Сошедший заинтересованно прищурился.

— Я бы не хотела показывать его здесь. Дело в том, что…

— Ваш народ находится в состоянии перманентной войны с людьми, длящейся уде несколько веков, поэтому не все могут нормально реагировать на представителей твоей расы, — как будто к чему-то прислушиваясь, вновь перебил ее мужчина.

— Вы правы. Но вы не закончили объяснять мне, в чем состоит моя роль?

* * *

— Эриэль! Немедленно уходите отсюда! Я уже выслал десантный шаттл. Немедленно собирай всех, кого можешь и грузитесь в него, расчетное время прибытия — две минуты! — внезапно раздался в голове мага крайне обеспокоенный голос Кейлара. — Да не стой ты, разверни вместе со спутницей самый мощный щит, какой только можешь создать и беги на площадь.

— Что случилось? — Эриэль застыл на месте.

— Потом объясню. Да беги же ты!

Бывший некромант повернулся к собравшимся, пододвинув Айрэ к себе поближе.

— Слушайте все! Захариил, собери всех людей, находящихся тут. Асмодей, кинь клич по городу, нужно, чтобы на площади вобралось как можно больше людей, — и про себя. — Кейлар, сколько людей может вместить твой шаттл?

— Примерно двести.

— В таком случае, пришли как можно больше таких машин.

— Нет, ты всё равно не сможешь спасти всех жителей города. Быстрее! У тебя осталась минута.

Четким и размеренным шагом все обитатели Храма Ордена выходили из ворот и строились ровными рядами на Храмовой площади, вокруг которой расположились резиденции всех Орденов Большой Тройки. В несколько линий стояли легкие рыцари, чуть позади них статуями застыли бойцы, облаченные в тяжелы стальные доспехи. Неподалеку, небольшой группой расположились Паладины Ордена, в своей высокотехнологичной защите, прорези шлемов неярко светились синим зеленым светом. Скользнув по ним взглядом, Эриэль на миг застыл. В центре расположился… наверное человек, вот только доспехи его явно не могли принадлежать обычному рыцарю: во два раза больше, чем доспехи любых других рыцарей, они имели весьма массивный вид. Немало этому способствовали и увеличенные наплечники, на которых были укреплены две прямоугольных трубки. Вместо стандартных перчаток на руках имелось по два лезвия. С небес раздалось приглушенное стрекотание и на камень опустилось огромное нечто. Эриэль не мог подобрать названия, но, судя по словам эльфа, это и был тот самый штурмовой шаттл, вмещающий двести человек. Глядя на его, гм… крышу, возвышающуюся над шпилем Храма, в это можно было поверить.

— Рассчитайся! — во всю мощь легких заорал Асмодей. Надев шлем, он покачал головой и повернулся к Эриэлю. — Тут двести тридцать человек, твоя машина сможет забрать всех?

После утвердительного кивка Эриэля, орденцы стали дружными рядами проходит в разверзшуюся дыру на боку корабля. Маг отыскал глазами Айрэ, спешившую к нему. Путь ей преградил один из отрядов, но она, ничуть не опечаленная этим, расправила крылья и опустилась рядом с мужчиной.

— Что случилось? Куда мы направляемся? — она с искренним интересом осматривала эльфийский шаттл. — Это и есть корабль Кейлара?

— Нет, его корабль намного больше, а это — всего лишь один из транспортных кораблей. Здесь сейчас что-то случится, поэтому всем надо немедленно убираться отсюда!

Резко развернувшись, Айрэ неожиданно схватила мага и взлетела, чудом избежав огромного куска камня. Опустившись назад, она резко выкинула вперед руку и следующая глыба полетела обратно. С другой стороны Эриэль также развернул материальный щит, от вложенной в него энергии неярко светившийся.

— Что это? — сквозь грохот рушащегося Храма одного из Орденов прокричала девушка.

Эриэль лишь неопределенно качнул головой, он был слишком занят. В течении нескольких минут вокруг развернулся настоящий ад. Грохот, пыль, даже земля под ногам тряслась и уже можно было увидеть змеящиеся трещины, протянувшиеся по гладкому камню площади. В шаттл загрузились уже все рыцари и маги, вместе с, наконец-то появившейся Аланой, начали отходить, не забывая поддерживать защиту.

— Эриэль, живее шевели конечностями! — голос эльфа выдавал серьезное беспокойство.

— Я пытаюсь! Что вообще происходит? — прошипел маг, подпитывая щит.

— Прилетите — объясню.

Дыра в стене закрылась и все, находящиеся внутри корабля, ощутили легкий толчок. Тут же со всех сторон посыпались вопросы, удивленных столь необычным приказом своего Магистра, рыцарей. Асмодей, на всякий случай отойдя от них подальше, объяснил, что это всё не он, а Сошедший. В результате, Эриэль терпеливо объяснял, что согласно его предчувствиям, на территории Храма должно произойти нечто весьма и весьма нехорошее, из-за чего они сейчас улетают на его небесную крепость. Но, не успел он найти вдохновение, чтобы продолжить свою душещипательную историю, как из еще одной стены вышел тот самый эльф, который отвозил его на поверхность несколько дней назад. Заметив мага в толпе, он проскользнул к нему.

— Мы приехали, выгружай свой народ, — и незаметно исчез.


Спустя некоторое время, когда рыцари были размещены в одной из десятков казарм, Эриэль вместе с девушками отправился на поиски Кейлара. Видимо, в прошлое свое пребывание на борту корабля, эльф вел его по другому коридору. Этот ничем не отличался от обыкновенного коридора в Храме: такой же камень, такие же деревянные двери в конце. Если бы Эриэль не видел железа, из которого состоял корабль, то никогда бы не поверил, что всё это находится в космосе. Несмотря на крайне быструю приспособляемость разума любого мага к новым условиям, без чего маг и не имел бы свои сверхъестественных сил, он всё еще не переставал удивляться технологиям эльфов. Даже техномаги в родном мире Эриэля не добились таких результатов, позволивших бы им создать настолько огромный корабль, летающий в космосе. Теперь вся компания шла по точной копии настоящего коридора. Белые стены, на ощупь созданные из металла сильно заинтересовали Алану, которая всячески изучала материал, даже порезав палец, капнула на пол кровью. На полу немедленно образовалось темное пятно.

— Кровь неттеров, при взаимодействии с кислородом, приобретает свойства очень сильной кислоты, — пояснил вышедший из стены Кейлар. — Прошу вас, дамы, — он галантно указал на появившуюся дверь. — Ну и ты заходи.

Подождав, пока утихнут восхищенные восклицания девушек, он провел в воздухе рукой и около белоснежной стены повис полупрозрачный экран, изображавший старый, заброшенный город. Между тремя полуразрушенными зданиями зияла дыра, заполненная красноватой субстанцией, непрерывно выбрасывающей щупальца, расползающиеся по улицам. Вот одно из них поползло между двумя треснутыми колонами, оставляя после себя дымящуюся полосу. Изображение оторвалось от источника и последовало за ним. Но неожиданно щупальце на что-то наткнулось и, в один миг почернев, опало.

— Император успел вовремя среагировать и сейчас, вместе с самыми могущественными магами, каких сумел найти, поддерживает щит, не давая одному из существ темного пространства распространиться по всей столице. Должен сказать, я восхищен им, не каждый сможет, — он покосился на браслет, охватывающий запястье. — Вот уже полчаса сдерживать локальный Прорыв.

— Стоп! — Эриэль вскочил. — Ты же говорил, что до прорыва еще достаточно много времени!

— Я ошибся, — мрачно заключил Кейлар. — Он уже начался и это только предвестник. Корабли-переносчики уже прибыли, но военная часть Флота будет только через два дня.

— Получается, с минуты на минуту появится Скиталец? — Айрэ, также посвященная в происходящее, тоже заходила по комнате.

— У моего корабля хватит огневой мощи, чтобы сдерживать Скиталец, пока переносчики не телепортируют всё население планеты. Разумеется, почти три четверти погибнут в процессе, но это лучше, чем ничего.

— Корабль ангелов на подходе, — прозвучал голос.

— Корабль Храмов на подходе.

— Император эвакуирован.

— Переносчики заняли исходные позиции, активация дырокола начнется через десять минут.

— Всё продвигается отлично. Хоть наш аналитический отдел и ошибся, ситуация всё равно держится под контролем, — невозмутимо пожал плечами Кейлар. — Надеюсь, этот Скиталец не изменил людей, бывших на нем. Кстати, встречай последнего из носителей генокода.

В стене опять образовалась круглая дыра, и в нее совершенно вошло крайне необычное существо. Насколько смог увидеть маг, когда сквозь слепящий свет, оно было женского пола. Золотистая кожа, на которой виднелось несколько спиралей, переливалась. В довершение всего, когда весьма странная девушка открыла рот, чтобы что-то сказать, Эриэль твердо уверился в ее светлости. В прямом смысле. Не может живое существо так светиться, если оно не подверглось воздействию магии, да и то, такой эффект кратковременен. У нее даже волосы, доходившие до середины лодыжек, представляли собой овеществленную волну света. Но девушка не собиралась ни на секунду уменьшить свою яркость. Прямо перед ней возник эльф и передал плащ, скрывший резавший глаза свет.

— Приветствую вас. Я — Дионисия, — еще одна девушка села в, появившееся из пола, кресло. — А это моя сестра — Диана.

— Прошу прощения за мой вид, — смущенно промолвила всё еще светящаяся Диана. — Я попытаюсь уменьшить мою яркость.

И действительно, стоило ей закрыть глаза и постоять несколько минут, как свет угас, и теперь она лишь слегка светилась.

— Кейлар, я надеюсь, ты объяснишь нам всем, зачем ты собрал всех в своей комнате, несмотря на то, что Скиталец появится с минуты на минуту? — скептически вопросил Эриэль, которому происходящее уже стало напоминать театральную постановку.

— Конечно, дело в том, что вы единственные, с кем я смогу найти общий язык. Разумеется, кроме моих сородичей, — Кейлар выглянул в коридор. — Плюс ко всему, мне элементарно скучно. Я живу уже десять тысяч лет и за это время успел выйти из океана и стать космическим эльфом. Я даже научился управлять гравитацией! Мой флот уничтожил пять Скитальцев и спас четыре, нет, уже пять планет. О! Смотрите, уже началось.

Повинуясь его жесту, в противоположной от входа стене появилась прозрачная область. Эльф был прав, зрелище стоило того, чтобы на него посмотреть.

В черной пустоте медленно плыли десять огромных полусфер. Вот четыре из них отделились от общего ряда и переместились за планету. Миг, и между ними заплясали отблески фиолетовых молний, накрывших всю планету своей сетью.

* * *

Все люди, маги и обычные существа, которым недоступно Искусство, подняли глаза к небу. Небу, в одно мгновение покрывшемуся сетью непрерывно изменяющихся полос. Еще вчера, заметив полное исчезновение ангелов, разные пророки предрекали скорый конец света, но тогда им никто не верил. Только сейчас, все жители Империи Ангелов пришли в отчаяние, когда уже было понятно, что ангелы не придут и не спасут их, как делали всегда. Весь континент, ранее управляемый двадцатью тремя Властями погрузился в абсолютную анархию. Каждый, зная, что жить осталось совсем немного, пытался за отведенное время познать все наслаждения жизни. Лезущие из огромной дыры, образовавшейся на месте столицы, жуткие кошмары лишь подстегивали людей. Многие церкви были разрушены, все потеряли надежду. И теперь, когда на небе зажглись Огни Апокалипсиса, люди наконец вспомнили о Создателе. В едином порыве всё население вразнобой зашептало молитвы, прося Создателя избавить их от незаслуженной кары. В одном из городов, еще сохранившем видимость порядка, с неба внезапно сошла фиолетовая молния и поглотила воздевшего руки к небу священника. В течении нескольких секунд все люди, находившиеся в городе исчезли. Тоже самое происходило везде, молнии ударяли в людей, неведомым образом проникая сквозь каменные стены любых укрытий и они исчезали.

В Лесу Неттеров, его Совокупный Разум впервые за множество веков пробудился ото сна. По логическим цепям пробежала энергия, оживляя их, и Разум заработал на полную мощность. В долю секунды просчитав окружающую обстановку, он немедленно уничтожил биологическую маскировку его каркаса, переработав ее в запас пищи. Все Древесные Врата на его многокилометровых окраинах закрылись, образовав абсолютно герметичную оболочку космического корабля. Поднявшись из грандиозного котлована, он, несмотря на свои размеры, ловко уворачиваясь от лучей перемещения, устремился ввысь. За несколько секунд выйдя на орбиту, он вновь проанализировал ситуацию. Определив местонахождение мира-корабля, он пристыковался к нему, заняв предназначенное ему место. Тот час же задраенные двери открылись, и из них величественно вышла молодая женщина. Смотря на ее хрупкое тело и веселые глаза, заинтересованно рассматривающие окружающую обстановку, никто не поверил бы, что перед ним находится сама Вечная королева. Хмыкнув, она приказала неттерам ждать ее и гордо удалилась.

Вся планета опустела за считанные минуты, Корабли-телепортеры эльфов хорошо знали свое дело. Но, несмотря на всё совершенство их технологий, никто не знал, куда перенеслись все люди гибнущего мира, это было одно из немногих знаний, недоступных древнему народу. Внезапно, одна из полусфер резко изогнулась и исчезла. Без взрывов, без автоматического сигнала бедствия, просто в один миг корабль просто оказался стерт из реальности вместе со всем экипажем. За ним образовалась черная точка, с каждой секундой всё больше расширяющаяся.

Кейлар оторвался от прозрачной стены и печально улыбнулся. — Это и есть Прорыв Скитальца. В подтверждение его словам, пространство расцветилось ярко-розовой вспышкой, и в космосе материализовался огромное нечто, очертаниям напоминающее корабль. Несомненно, раньше это был, один из самых величественных кораблей, когда-либо сходивших с верфей, но сейчас он больше походил на один из тех затонувших кораблей, чье кладбище Эриэль нашел в одном из морей мира Академии. Весь в, противного вида, наростах, он даже на таком расстоянии распространял вокруг себя гнетущее впечатление.

— И как мы сможем уничтожить такое, такое огромное создание? — пораженно вопросила Айрэ.

— Ты правильно говоришь, это существо. Находясь в Темном Пространстве, корабли становятся добычей различных сущностей, для которых оно, словно дом родной. Почему-то, в него попадают исключительно, оснащенные Совокупным Разумом последней модели. Сущности разрушают его логические цепи, внедряясь в них и заменяя собой. Иногда, один небольшой корабль становится пристанищем для тысяч бестелесных сущностей, — Кейлар бросил быстрый взгляд на Скиталец. — Чем меньше таких "сожителей", тем он опаснее, но его и легче уничтожить.

— И, конечно же, именно этот корабль сложно уничтожить и вообще, нам конец, — скептически закончил за него маг.

— Нет, нет. Уничтожить его сложно. Посмотри на его размеры, он больше моего по-крайней мере, в два раза.

Нос Скитальца расцвел яркой вспышкой, и комната покачнулась.

— Прошу прощения, мне надо руководить сражением, — эльф выбежал в коридор. — Оставайтесь тут.

Тем временем, пространство между эльфийский корабль начал активно обмениваться с врагом выстрелами, но ни Эриэль, ни его случайные спутницы не имели ни малейшего понятия о космических боях, поэтому все просто увлеченно наблюдали за действием.


Спустя час, когда Скиталец весь покрылся воронками от попаданий орудий эльфов, вся компания успела перезнакомиться. Диана, когда, наконец, смогла обуздать свое безудержное сияние, оказалась удивительно похожа на свою сестру, если бы не длина волос, их можно было бы спутать. Айрэ, на правах старой подруги Сошедшего, объяснила Алане и девушкам, что он не настолько уж и божественен, просто ему надо было найти всех обладателей генкода, для активации защиты от Скитальца. На удивление, они лишь подробнее выспросили про сам процесс и не стали возмущаться неудачей спасения мира. Теперь же, Айрэ сидела в сторонке и тихо возмущалась явной несправедливостью: сестры сидели по бокам от мага и медленно, но верно заигрывали с ним. Наконец, не выдержав, она, возмущенно хлопнув крыльями, встала и подошла к мило воркующей троице.

— Почему? — она не закончила.

— Внимание, враг проник на борт! Всем бойца немедленно предотвратить диверсию, — из-под потолка зазвучал сухой голос. — Враг движется по направлению к каюте капитана.

— Проклятье! — Эриэль вскочил. — Как открывается дверь?

— Прикоснитесь к стене напротив вас, я открою проход.

Против ожиданий, в коридоре было пусто. Недоуменно пожав плечами, маг на всякий случай сотворил материальный щит, напитав его энергией по-максимуму. Как оказалось, весьма вовремя, едва тот же голос успел сообщить о приближении врага, как прямо перед краем щита из воздуха появились странные создания. Имея человеческие очертания, вместо ног они имели по десятку щупалец, черных, как и они сами. Руки, доходившие почти до пола, имели по пять удлиненных пальцев, заканчивающихся прочными на вид когтями. Закружившись вокруг своей оси, они обрушили на защиту всю мощь своего естественного оружия. Как справедливо прошептала Диана, если бы не Эриэль, всех бы покрошило на салат.

— Атакуйте их как-нибудь, — доброжелательно попросил маг. — Если я сниму щит нам конец.

Диана, вновь начавшая светиться, пожала плечами и начертала перед собой колышущееся кольцо, перечеркнув его тремя полосами, похожими на листок трилистника, она дунула на него. Голубоватый дым рассеялся, зато около черных существ ярко вспыхнуло огненное кольцо, мгновенно опутав ближайшее из них и испепелив. На землю опустился только прах, также исчезнувший.

— Чем смогу — помогу, — промолвила она, быстро чертя еще что-то. Еще несколько существ распались темным пеплом.

Справа Айрэ выбросила вперед руку с раскрытой ладонью и в потоке света, чем-то напоминающего свет Дианы, исчезла целая группа, опять пошедшая на штурм щита. Маги всячески экспериментировали с доступной им магией, но враги всё прибывали и прибывали.

— Куда все подевались? — возмутилась Айрэ, опять использовав "светильник". — Эльф говорил, что тут тысячи членов экипажа!

— Видимо, сейчас некому нас спасать, все заняты, а противостояние этим гадам настолько элементарно, что истинный эльф не будет тратить свое время на них, — прошипела в ответ Алана.

— Но это на самом деле элементарно.

— Я могу вам помочь? — по традиции, голос прозвучал сзади.

Говорившим оказался еще один ангел, облаченный в легкие доспехи. Держа в руке меч, выглядевший достаточно грозно, он смотрел на сражение с легкой смешинкой.

— Конечно, — в один голос пробормотала вся компания.

Не тратя времени, ангел вломился в толпу врагов, ударами несоразмерно длинного меча рассекая их на части. Наконец, спустя несколько минут, от диверсантов осталась только кучки пепла, а довольный ангел подошел к Айрэ.

— Приветствую тебя, сестра. Как ты оказалась тут?

— Я тут по важном делу, брат, — она немного склонила голову. — Где все остальные жители корабля?

— Я недавно сюда прилетел и просто проходил мимо, — он хитро улыбнулся.

Оставив, обменивающихся любезностями, ангелов, Эриэль подошел к Алане.

— Что случилось?

— Видишь вот его? — она указала на спасшего их ангела. — Он был в замке с Лордом Севером, почти убившем меня две недели назад. Хорошо, что меня спасла Айрэ. Я должна найти его и убить!

— Стой, но я вывел ее из стазиса примерно неделю назад. Как она могла помочь тебе? — озадаченно спросил маг.

— Ну, значит, это был другой ангел, — пожала плечами девушка. — Но, в любом случае, я должна найти этого Севера.

— Алана, ты ведь Алана? — незаметно подкрался к разговаривающим ангел. — Лорд Север героически пал, защищая главный коридор восьмого яруса. Так что, беспокоиться тебе уже не о чем.

— Алана, иди сюда, — тихо попросила Айрэ.

Обняв девушку, она скрыла ее крыльями. В ответ на задумчивый взгляд Эриэля, ангел заговорщически подмигнул и взглядом показал, что не стоит обращать внимания на всякие мелочи. В этот момент, корабль опять дернулся и прямо около девушке образовалась дыра, за которой виднелось лишь бескрайнее пространство космоса. В одно мгновение весь воздух оказался вытянут вместе с, отчаянно сопротивляющимися Айрэ и Аланой. Что-то бессвязно крикнув, Эриэль бросил им вслед заклятие призыва, но, повинуюсь неведомым законам, оно не сработало. Маг бессильно упал на колени, спрятав лицо в ладонях. Он уже потерял одного двух друзей и теперь, когда всё складывалось, как нельзя, лучше — потерял сразу двух. Даже Алана, с которой он был знаком всего шесть дней, стала ему невероятно дорога.

— Эриэль? Ты опять убиваешься? — на плечо ему опустилась чья-то рука.

Резко вскочив, бывший некромант замер. Перед ним опять стояла Кеметиан-тйан, великая богиня Смерти. — Не удивляйся, богиня я, в конце концов, или не богиня? — она лукаво улыбнулась. — Я давно слежу за тобой и очень рада твоим успехам. Я знаю, что ты не можешь вспомнить, как переместился из своего слоя Реальности и могу тебе рассказать.

— При всем уважении, лучше бы ты воскресила их, — Эриэль махнул рукой в сторону уже регенерировавшего участка стены.

— Я бы сделала это с радостью, Айрэ, как мне кажется, интересный человек, да и Алана происходит из народа, отмеченного моим благословением, — Смерть нахмурилась. — Но я не могу. Нет, не из-за некого Мирового Соглашения, а просто потому что вижу, что это приведет к плохим вещам. Но ты подарил мне целый мир! Поэтому, я дам вам троим новую жизнь. Да и это, — она кивнула в сторону Скитальца. — Недоразумение уничтожу.

— Я согласен, — Эриэль выпрямился.

— Хорошо, встретимся в следующей жизни, — Кеметиан-тйан подошла к некроманту и коснулась лба. — Ничего не бойся, впрочем, кому я говорю.

И на Эриэля опустилась тьма.

Очнулся он в месте, чем-то схожем с Замком богини, но, в отличие от него, тут властвовал сплошной туман. Встав на ноги, маг заметил, что пола или чего-то, его напоминающего, тут почему-то тоже не было, но неведомая сила всё равно поддерживала его в вертикальном положении. Озадаченно почесав затылок, Эриэль пальцем очертил силуэт стула и, дождавшись, пока тот обретет достаточную материальность, уселся на него. Судя по всему, богиня Смерти перенесла его в самый нижний ментальный слой Мира, одной из особенностей которого, была абсолютная универсальность. Любой человек, даже не имеющий никаких магических способностей с легкостью повторил бы сделанное Эриэлем. Кеметиан точно не могла перенести его сюда просто так, поэтому, в ожидании маг терпеливо провел почти час, пока невдалеке не образовалось возмущение в силе. Присмотревшись, маг облегченно вздохнул. Встречающий явно имел отношение к человеческому эгрегору, чем явно говорил гуманоидный тип существа.

— Приветствую тебя, Лет, — около мага появилась богиня.

— И тебе не болеть, — сдержанно ответствовал тот. — С чем пожаловала на этот раз?

— Видишь вот этого человека? Я обещала ему и его двум спутницам новую жизнь.

— И для этого обязательно выбирать мой мир? — скептически поинтересовался мужчина.

Спор грозил затянуться надолго и маг, в поисках занятия, принялся рассматривать одного из местных богов. Никем иным, существо, спорящее с самой Кеметиан-тйан не могло быть. Даже он, являясь некромантом, и, следовательно, состоя в довольно дружеских отношениях со Смертью, ни разу не спорил с ней. Кстати!

— Мне вернут мои способности к магии смерти? — он встал, растворив стул и подошел к удалившимся от него божествам.

— Молчи, смертный, — патетически провозгласил бог.

— Не обращай на него внимания, — посоветовала Кеметиан. — Он совсем недавно достиг своего статуса и теперь пытается поднять свою самооценку. Его имя — Леталис.

— Ну и ладно, — Леталис отвернулся.

— Значит так, по договоренности с нашим общим другом, я дам тебе и Айрэ с Аланой новые воплощения в этом мире. Сейчас подойдет Виталис и мы дадим тебе кратикий инструктаж.

— А вот и я! — из пространства соткался еще один мужчина, весьма женственного вида. В противоположность хмурому брату, облаченному в строгую мантию и излучающему хмурость, Виталис распространял вокруг себя эманации красоты. Если бы не мужское имя, его легко было бы принять за женщину. Несмотря на абсолютное сходство с Леталисом, в Боге Жизни не было ни капли мужественности и грозности, перед магом предстало олицетворение хрупкости и изящества.

— Неправда, это не ты, — с крайне кислым видом, Лет подошел к существу и движением руки открыл дыру в пространстве. Взяв за его за шкирку, он отправил его в нее, не обращая внимания на возмущенные крики. — Это наглость, — спокойно прокомментировал он произошедшее. — Какой-то инкуб смеет вмешиваться в мои дела и выдавать себя за Вита. Найду и убью.

— Кого опять хочет убить мой дорогой брат? — к компании опять подошел еще один бог.

— Видишь вот этого человека? — бог Смерти указал на скромно отвернувшегося Эриэля. — Кеметиан просит нас дать ему новое воплощение в моем мире. Эээ… нашем, нашем мире.

— Молодой человек? — Виталис критически осмотрел мага. — Чем вызвано такое желание? Что не устраивает вас в вашем настоящем воплощении? Насколько я вижу, он вполне удачное. Вы могли бы многого добиться.

— Вит, я обещала, — напомнила ему Кеметиан. — Тем более, он очень помог мне когда-то.

— Хм, хм. Хорошо, но на божественную помощь рассчитывайте только в самом крайнем случае. А теперь я расскажу вас о мире, где вам предстоит найти своих спутниц. По общепринятой классификации, Асеан принадлежит к миру типа — магия и технология. То есть, магия в нем присутствует как данность, и крайне сильно развита, тогда как техногенные устройства являются всего лишь отголосками давно погибшей цивилизации, между прочим, ее средоточие — Институт Технологий исчез. Да, да. Я знаю, что он теперь находится в вашем мире, но они сильно, сильно деградировали. Но я ухожу в сторону. Вы родитесь в стране, по своей структуре напоминающей Империю Ангелов, но гораздо более демократичной. И там нет ангелов, зато есть святая магия. Способности к магии у вас останутся теми же, но вот что делать с некромантией, я даже не представляю, скорее всего вы навсегда потеряли связь с ней.

— Не беспокойся, от этого я люблю тебя не меньше, — успокаивающе прошептала Кеметиан неожиданно покрасневшему магу.

— Магический, или, как его называют в Асеане, пси-фон, там намного более плотен, чем в Мире Академии, поэтому беспокоиться не о чем. Так, так, обучался ты только некромантии, поэтому, как таковых, предпочтений у тебя нет. Итак, — Виталис вынул из пространства листок. — Просмотри вопросы и ответь на них. На основании полученных данных я и выберу тебе воплощение.

— Один вопрос! — Эриэль повернулся к богине Смерти. — Кейлар и остальные, они уничтожили Скиталец?

— Уничтожили, совершенно внезапно весь флот прыгнул через темное пространство, которого они так боялись. Теперь тот мир очень сильно развился. Расстояния не будут особой преградой.

— Отлично. У меня будет возможность вернуться в него?

— Когда отыщешь Айрэ и Алану, — улыбнулась Кеметиан.

Быстро просмотрев листок, Эриэль ненадолго задумался. Быстро почеркав в нем и вернув его владельцу, он опять настроился на ожидание.

— Эриэль, — Леталис, впервые за их недолгое знакомство, назвал его по имени. — Ты ничего не будешь помнить, память об этой инкарнации вернутся только после успешного окончания той.

— Угу, мы скоро начнем?

— Мальчишка, прояви уважение, я был стар еще тогда, когда твоего пращура и в помине не было, — фыркнул бог.

— Итак! Мы начинаем! Эриэль, тебе не нужны спецэффекты?

— Нет, не особо.

— А мне нужны. Хорошо. Раз, два, три! Начали!

Все трое божеств простерли руки с раскрытыми ладонями по направлению к магу и тот почувствовал, как его начинает клонить в сон. Вокруг Леталиса завертелся темный вихрь, такой же вился и вокруг Кеметиан-тйан. От Виталиса закручивались яркие нити абсолютного света. Соединившись вместе, они образовали светло-серую нить, превратившуюся в вязь сложных знаков. Те, в свою очередь, то вспыхивая, то темнея, закружились вокруг мага, разрывая саму ткань реальности.

В это же время, над Асером, столицей Асеанской Империи разразился, невиданный прежде, ливень. Потоки воды лились с небес, грозя потопить всё живое. Сразу же из Асерской Академии Магии стали выползать, недовольно бурчащие, неофиты факультета Стихии Воды. Громко вопрошая, почему усмирить дождь не может факультет Воздуха, они стали простирать к небу руки и выводить замысловатые узоры. Вокруг некоторых создавалась видимая аура энергии и на небе, на мгновение, просвечивали участки чистого неба. Наконец, общими усилиями, ливень был усмирен. Адепты же, недовольно косясь на своего декана, поспешили в раздевалку.

Глава 10

После того, как к полковнику с претензиями на обеспечение безопасности явились мы, он усилил внутреннюю стражу и в подозрительные мутанты перестали свободно ходить, где вздумается. По-крайней мере, пока что. После происшествия с мутантами и моего героического похода в лес прошло уже две недели, но никакие ученые так и не приехали. Хотя, и в этом был свой плюс. За это время, у Тали уже прошли все последствия сражения с измененным легионером, и она смогла встать, правда, сразу же выпросила у меня разрешения взять из арсенала меч. Теперь каждый день она ранним утром выходила во дворик, образованный нашим и еще несколькими домами, и начинала выделывать нечто, больше похожее на судороги припадочного. Но оказывается, это был комплекс тренировок Сестер, посмотреть на который сходилось почти всё население лагеря. Странно, но Тали не пришлось уничтожать несогласных с ее пребыванием тут, видимо, все были свято уверены, что маг не может ошибиться. После уничтожения кладки яиц шипокрылов ни одной попытки штурма Стены не было, но твари, если они обладали разумом, явно что-то замышляли. Очень подозрительно для такого враждебного места такое странное затишье. Чем-то оно напоминало звенящую тишину перед грозой, когда сама природа замирает в ожидании бури. Следуя моим предчувствиям, мы с Эрьей усилили защитное плетение, дополнив его еще несколькими заклинаниями, вроде волн огня, выжигающих всё живое за десяток метров.

— Эйден! Ты обещал! — откуда ни возьмись, появилась Тали и с ходу повисла у меня на шее. Семнадцать лет девушке, а ведет себя, как ребенок, впрочем, я и сам ненамного старше нее.

— Раз обещал, то сделаем. Голова больше не болит? — я чувствовал себя заботливым отцом.

— Нет, честное слово, — Тали сняла перевязь с мечом и повесила на спинку моего кресла, с которого очень удобно наблюдать за происходящим под Стеной.

Мы быстро спустились на пустое пространство перед казармами и разогнали тотчас же набежавших со всех сторон легионеров. Если мои расчеты верны, то девушка на самом деле способна увеличивать выходную силу любого заклинания до невероятных высот. Каким-то образом, ее аура взаимодействует с энергией мира на невозможном ни для одного смертного уровне, но способностью самостоятельно направить всю свою мощь она не обладает, а иначе все еще оставшиеся в живых маги мира и в подметки бы ей не годились. При физическом контакте, она подключает человека к своему энергетическому фону. Если человек не обладает магическим даром, то он просто будет лучше себя чувствовать достаточно долгое время, даже паралитик на некоторое время сможет бегать. Но если человек маг — то при сотворении заклинания он использует не только доступную ему пропускную способность, но и ауру девушки. Вопреки распространенному мнению, у мага нет никаких внутренних резервов, откуда он берет энергию для своего колдовства. Человек отличается от мага всего лишь незначительным изменением в структуре ауры, она способна вбирать в себя единовременно огромные потоки энергии и преобразовывать с помощью них физический мир. Например, для того, чтобы создать молнию, я просто беру чистую, "сырую" энергию и придаю ей нужные свойства — скорость, напряжение и прочее. Создав несколько таких жгутов, я просто выпускаю их из активных точек на ладонях и на тыльных сторонах. В результате получается самая настоящая молния, какая может ударить из облаков во время грозы. Но, когда при защите Стены до меня дотронулась Тали, вместо обычного разряда получился столб материи, разогретой до невероятных температур, который мало того, что уничтожил обитателя Леса, еже и выжег в земле дырку, оплавив края до зеркальной гладкости. Посоветовавшись с Айланой, хоть и почти утратившей магический дар, всё равно знающей очень много теоретического материала, я решил подробнее исследовать этот феномен. Именно ради него я провел три бессонные ночи, постигая все тонкости изначально эльфийского плетения выращивания небольшого декоративного деревца. До своего ухода эльфы жили в огромных пещерах, но очень любили природу Верхнего Мира, как они называли поверхность. Теперь из всего, когда-то многочисленного народа, известна только Айлана, может быть, где-то есть еще ее соплеменники, но они не желают идти на контакт с людьми. После того, как я создал небольшой сад, учась выполнять плетение на уровне подсознания, оставшиеся четыре дня до этого, я отсыпался, восстанавливая утраченные силы.

— Тали, сейчас возьмешь меня за руку, но ничего не делай, просто стой, — Эрья сотворила вокруг нас самый мощный щит, который, в теории, должен был хотя бы немного смягчить возможный локальный апокалипсис. Но мы с эльфийкой специально выбрали самое мирное из всех возможных заклятий, так опасаться не стоило. Тали мягко сжала мою ладонь и Эрья на всякий случай отошла подальше.

Я вытянул прижал к ладони большой палец и мизинец, вытянув остальные. Миг, и с них сорвались три ярко-зеленых росчерка, мгновенно впитавшихся в землю. Как и должно, несколько секунд ничего не происходило, а потом земля содрогнулась. В прямом смысле. Как будто мы стояли на огромной плите, которую невидимый великан неожиданно начал раскачивать. От того места, куда вошло плетение будущего дерева, начали расходиться довольно широкие трещины. А так явно не должно быть. Так. Если вместо молнии получилось вон что, то вместо дерева, примерно с меня ростом получится… О нет!

— Все назад! — я напряг всю мощь своих легких. — Быстро!

Опять было набежавшие, легионеры испарились в долю секунды, спасая свои любопытные шкуры. Эрья замешкалась, смотря на меня. Землю потряс еще один удар и из того места, где мы с Тали недавно стояли, высунулась толстенная ветка. Если бы я за долю секунды до этого не призвал скрытый до этого гелиотаб — нас бы ждала не очень приятная гибель. Теперь же, я парил в воздухе, удерживая руками Тали и уворачиваясь от стремительно лезущих вверх веток дерева.

— Ты идиот? — прокричала мне взлетевшая Эрья, дергая меня за руку. — Вылетай за пределы роста!

Прислушавшись к мудрому совету, я посетовал на собственную недогадливость и вылетел почти за Стену. Не рискуя отпускать девушку, вдруг, дерево и Стену тоже разрушит, я наблюдал за действием "безобидного плетения, которое не способно нанести никакого вреда". О чем я думал?! Если Тали усиляет все плетения, то и плетение выращивания дерева она тоже усилит! Теперь у нас имелся свой импровизированный сад, состоящий из одного дерева. Зато какого! За десять минут оно успело вырасти настолько, что я не видел его вершины. Из лагеря уже убежал весь полк и вовремя, ствол шириной был метров тридцать, а высотой деревце было уже как бы не больше самой Башни Академии. Да уж, теперь точно стоит ждать инспекции, такого не удавалось даже эльфийским магам, хотя, кто знает, может и удавалось. Опустившись на землю, я помотал головой, пытаясь избавиться от гудения в ушах, оставшегося после жуткого грохота, с которым новое дерево рождалось на свет.

— Ух ты! — пораженно прошептала Тали, только сейчас в полной мере осознавшая произошедшее. — Это мы сделали? — она повернулась ко мне.

— Именно, что мы. И я не знаю, как это убрать, — я заставил гелиотаб исчезнуть и спустился со Стены, чтобы поближе рассмотреть творение рук наших.

Дерево получилось действительно впечатляющим. Теперь я точно был уверен, что оно высотой ненамного ниже Башни. Причем, под воздействием усиленного плетения, оно приобрело странную форму. Высотой оно было примерно с метров семьсот, в стволе могла бы уместиться сотня легионеров. Первые метров шестьсот он был гладким, а потом начинались циклопических размеров ветви. Вновь вызвав свою летающую доску, я поднялся на них. На нижних ветвях моно было свободно разместить любой из бараков казарм, и еще бы осталось немного места. Подойдя к краю, я осторожно нагнулся, чтобы посмотреть вниз и сразу же отшатнулся. На такой высоте я еще никогда не был. Оставшихся внизу девушек видно не было, а сама Охранная Стена отсюда представлялась как толстая серая линия. Да что там! Я даже, кажется, разглядел другой конец Измененного Леса и Стену с той стороны. На этом дереве, нет, Дереве, могло обитать население небольшого города, и не тесниться. Быстро слетев вниз, я увидел, как к Дереву марширует небольшая армия. Проклятье! Неужели кто-то послал сюда своих солдат, чтобы захватить Стену? Но зачем? Здесь на день пешего хода нет никаких селений, никто не рискует жить около сборища самых ужасных и неописуемых тварей. Только легионеры охранят Стену, да и то, неохотно. Окончательно снизившись, я приготовился дать отпор, теперь у меня под рукой всегда есть Тали, а так как ей не вредит функция усилителя — то можно эксплуатировать ее хоть сколько раз в день и ночь и вообще, в любое время суток.

Ко мне подбежала Айлана. Как оказалось, даже эльфийку можно сильно удивить. Несколько минут она просто молча открывала и закрывала рот, смотря на сотворенное нами чудо и переводя взгляд с Дерева на Тали.

— Что это? — она, наконец, обрела дар речи. — Как вам удалось сотворить такое… такое дерево? Я же на тысячу раз проверила плетение, такого в принципе не может быть!

— А вот получилось, — мрачно ответил я, мысленно прикидывая, каким образом выбраться из этой неприятной ситуации. Вряд ли Императрица одобрит самовольное озеленение Империи такими масштабами. — Кстати, к нам направляется довольно крупное соединение солдат.

— Я более, чем уверена, что опасности они не представляют, — улыбнулась мне эльфийка, продолжая коситься на Дерево.

Спустя десять минут я убедился в полной правдивости ее слов, оказалось, что к нам пришли посмотреть на "творения великого мага" три соседних участка. Солдаты нашего Легиона тоже присоединись к ним, сетуя на поломанные дома, в которых у многих оставались личные вещи. Но тут я уже ничем помочь не мог, разве что поучаствовал в разбирании завалов, на всякий случай, держась подальше от Тали. Она и сама пока что шарахалась от меня, слишком сильно было потрясение. Честно говоря, мне ее было даже жаль, еще утром он просто наслаждалась жизнью, а уже сейчас стала одним из создателей Дерева.

Эрья немедленно изъявила желание побывать на его ветвях и, пару раз взмахнув своими огромными крыльями, взлетела. Смотря на ее полет, я внезапно услышал чей-то голос, а в следующую секунду в глазах потемнело.

* * *

— Эриэль? — ко мне подошла светловолосая девушка, как будто сотканная из синеватого дыма. — Неужели ты уже забыл обо мне? Как ты мог? — от нее исходило ощущение грусти.

— Прости меня, Ан. Просто, понимаешь, сейчас я проживаю свое новое воплощение и моя память о прошлом спит, — мной кто-то управлял! Я попытался пошевелить рукой, но не смог. Попытался заговорить сам, но и в этой возможности мне было отказано! Мне оставалась лишь роль наблюдателя, абсолютно безвольного и не имеющего власти даже над собственным телом. Стоп. Место, куда я попал, явно не имело ничего общего с реальным миром — оно больше было похоже на отображение подсознания, пока человек находится в состоянии аналитической медитации. — Даже сейчас Реальность изо всех сил сопротивляется нашей короткой встрече, мои мысли постоянно перескакивают на другие темы. Слушай меня, — вот теперь меня охватила настоящая паника. Кто-то неизвестный искренне считает, что настоящий я — это он и жаждет вернуть себе власть над моим, принадлежащим мне с рождения, телом. — Кеметиан сказала мне, что это воплощение закончится сразу же, как только я найду Алану и Айрэ в их воплощениях в этом мире.

— Ты уже сделал это? Скажи, как называется планета, флагман эльфийского флота уже готов вылететь, чтобы подобрать тебя! — призрачная девушка приблизилась ко мне и страстно обняла. Несмотря на ее эфемерность, ощущения были вполне реальными. — Я уже восемнадцать лет провела в стазисе! Восемнадцать лет я не могу ни видеть, ни слышать, я не могу ощущать мир, вокруг меня лишь вечная темнота и бесконечность! — ее голос сорвался. — Я не знаю, как еще не сошла там ума, но уже близка к этому, поэтому пожалуйста, не оставляй меня надолго одну, иначе я просто развоплощусь. Кеметиан с радостью подарит мне покой.

— Ан, понимаешь, у меня есть подозрение, что я уже нашел их. Этому есть множество косвенных свидетельств. Но теперь, по логике, наши воплощения должны завершиться и мы должны обрести память о прошлом! Однако этого не случается, так что я всё больше уверен, что нам надо просто умереть, причем необязательно естественной смертью, — ужас, теперь я с Тали и Эрьей и вообще, со всеми моими хорошими знакомыми должен умереть, чтобы эти неизвестные мне люди получили наши тела? Или я чего-то просто не понимаю? — Поверь мне, уже скоро я вернусь на корабль и первым же делом спрошу у Кейлара, почему он до сих пор не создал тебе тело. Кстати, каким образом ты пришла сюда?

— Ко мне пришла Кеметиан и предложила дать мне шанс увидеться с тобой. Она сказала, что уже недолго осталось до твоего возвращения, — девушка горестно вздохнула. — Ты помнишь тот момент, когда осознал, что я делю с тобой твое тело? Вот. Кейлар говорит, что теперь моя душа, то есть я, сможет вселиться только в тело, выращенное с помощью твоего, поэтому тебя ждут.

— Ан, я обещаю, что первым делом позабочусь о тебе, — о нет, из этого загадочного диалога я понял одно — скоро нас будут пытаться убить все, кому не лень. — А теперь прости, но мне пора, нельзя так явно нарушать законы этой Реальности.

* * *

Кто-то хлопал меня по щекам, что-то крича. Я попытался сказать, что со мной всё хорошо, но не преуспел — руки меня не слушались. Что со мной? Последнее мое воспоминание, это странный разговор существ, говорящих, что они — это я. Или как-то по-другому, но суть я уловил — мы все не те, кем кажемся и скоро должны это осознать. Сознание резко вернулось, и я осознал себя лежащим под Деревом. Около моего предположительно бездыханного тела, столпились девушки, настолько озабоченно смотрящие на меня, что я не удержался:

— Ыыы… — я тяжко вздохнул. — Эрья, подойди ко мне, я скажу тебе свою последнюю волю!

Она резко нагнулась, едва сдерживая слезы. Я раскрыл рот, но вместо того, чтобы говорить, схватил ее за руку и повалил на себя. Девушка вскрикнула.

— Купилась! — я улыбнулся. — Что со мной было? Ничего не помню, — думаю, им еще рано знать такую информацию.

— Ты внезапно побледнел и упал без сознания. Мы уже минут двадцать пытаемся привести тебя в порядок, — проинформировала меня Тали. — Мы волновались!

— Отлично, теперь мне только обмороков не хватало, — я нахмурился и вскочил на ноги.

— Господин маг! К нам опять этот, гонец, — подошедший легионер скривился. — И требует вас к себе, говорит, что его информация должна быть донесена именно до вас и немедленно.

— Сейчас, буду, — я двинулся за ним.

Гонец и вправду стоял с другого конца Дерева и кусал губы. По его лицу видно было, что информация на самом деле очень важная, но не очень приятная, точнее, совсем неприятная. Но при всем своем волнении, он не мог скрыть удивления от вида столь величественного зрелища. На нем была надето некое подобие кольчуги, скорее всего, специальная ткань, зачарованная на непробиваемость. От ножа защитит с легкостью, от меча тоже, но что будет, если ударить сильно? Поломает все кости, жесткого плетения я в упор не видел, а ведь без него, насколько я успел узнать, никто не зачаровывает защитные ткани.

— Маг Эйден, вашему полку приказано как можно скорее прибыть в Асер, там идут бои, а ваши солдаты, как никто другой, приспособлены именно для ведения боя на улицах города, — скороговоркой пробормотал гонец, нервно теребя край одежды. — У меня есть комплекс стационарного портала, от вас требуется только дать ему достаточно энергии для работы.

— Что?! — моему удивлению не было предела. — Кто напал? Каким образом они проникли в саму столицу?

— Ну а вы сами как думаете? — гонец вынул из массивного мешка за плечом три треугольника и принялся их расставлять. — Естественно, это фэйнцы, Смерть их забери поскорее! — два камня были расположены в трех метрах друг от друга, а третий лег между ними. — Каким-то образом они появились на главной площади и немедленно расползлись по всему городу, как крысы! Так, теперь активируйте его.

Честно говоря, я как-то не удосужился спросить у Айланы, каким образом надо активировать порталы, но мне совершенно не хотелось выставить себя глупцом в глазах простого человека. Пока я прикидывал, как лучше создать плетение, к нам подошли Тали с эльфийкой, за что я был готов их чуть ли не расцеловать на месте, но боюсь, этого бы не оценили.

— Эйден? Просто последовательно соедини три ориентира нитями энергии, остальное сделается само, — милосердно избавила меня от мучений Айлана. — Кстати да, ваш опыт можно считать успешным. Тали на самом деле очень мощный проводник магической энергией. Советую тебе принять ее помощь в активации портала.

Девушка немедленно положила руку мне на плечо, а я перешел на энергетическое зрение, отрешившись от реального мира. К сожалению, все заклятия, которые направлены на созидание, требуют чуть ли не входа в состояние медитации. Это плетения из раздела боевой магии можно использовать практически мгновенно, надо только отточить быстроту и правильность плетения, дальше уже работает подсознание, стоит пожелать атаковать каким-нибудь образом — плетение само всплывает в сознании, остается только накачать его энергией и выпустить в реальность. С моих рук, как с самых удобных точек для работы с энергиями, к треугольным камням потянулись тонкие нити. Постепенно утолщаясь, они начали светиться, став видимыми уже и в реальном мире. Со стороны это выглядело, как свечение, возникшее вокруг меня с Тали и перекинувшееся на камни. Я провел их через все три камня, только теперь заметив в каждом из них часть плетения, как будто отрезанную ножницами от основной своей части. Как только магический жгут прикасался к ним, они мгновенно оживали. Теперь в игру вступила и особенность Тали, увеличив напряженность в несколько раз. Перейдя на обычное зрение, я окончательно отпустил плетение и на всякий случай отошел в сторону. Некоторое время ничего не происходило, только физические части портала переливались всеми цветами радуги, как средний камень взлетел и о него к двум нижним метнулись белые молнии, через мгновение соединившие все три части. Те засветились еще ярче, разбрасывая вокруг себя отблески слепящего света. Теперь треугольнике, ребрами которого были мечущиеся разряды, был полностью заполнен белым свечением. Несколько минут продолжалась такая круговерть, пока портал не успокоился. Теперь между камнями просто искажалось пространство, как будто я смотрел на кривое стекло.

Так, теперь осталось только известить полк и как можно быстрее собрать его для передислокации. Хорошо хоть родители теперь уехали в какой-то городок, до которого небольшая война не докатится точно. Поймав нескольких особо любопытных легионеров, я приказал им быстро собрать всех на главной площади. Спустя час вся тысяча человек стояла на условленном месте, при полном снаряжении. Легкие доспехи, мечи, у кого-то небольшие, но мощные арбалеты. Я предположил, что мне стоит произнести напутственную речь, как ни как, я — маг Легиона, а это не только звучит гордо, но еще и налагает определенные обязанности.

— Злобный враг вероломно и неожиданно ворвался в нашу столицу и теперь предает ее огню и мечу! Внутренняя стража доблестно сопротивляется, но ее слишком мало! Наш полк призывают к защите, как самый подходящий для этого и зарекомендовавший себя во множестве битв! Не посрамим же чести Легиона и оправдаем доверие Императрицы — уничтожим врага! Солдаты — время начать войну! — может, вышло и слишком пафосно, но цели я своей добился, теперь почти каждый легионер жаждал как можно скорее оказаться на улицах Асера, чтобы рисковать своей жизнью. Даже полковник смотрел на меня, как на какого-нибудь героя древности.

Портал располагался прямо около подножия Дерева, поэтому легионеры, всё еще восхищенно вздыхая при взгляде на него, выстроились четверками, заранее обнажив мечи. Гонец, теперь казавшийся мне вполне нормальным человеком, заранее предупредил нас, что враг может напасть сразу при вступлении в черту города. Решив сначала зачистить неизведанную территорию, я на секунду засунул голову в портал, и быстро оглядевшись, убрал ее обратно. За несколько секунд я успел увидеть только площадь, по краям которой лежали обломки разрушенных домов. Картина была неутешительной. В любом случае, даже если мы выбьем противника из города — его придется восстанавливать заново. Мне показалось, что над дальними районами курился дым, что само по себе не сулило ничего хорошего.

— Так, пока что площадь пуста. Первыми идут арбалетчики, по выходу на всякий случай следить за возможными местами, где может укрыться враг. Пошли! — скомандовал я, первым бросаясь в портал и создавая материальный щит, тотчас же отразивший стрелу, прилетевшую из-за массивной расколотой колонны. Это было последний выстрел неведомого солдата, через несколько секунд в то место ударила. За мной появилось уже десять легионеров, во главе с Септимием, занявших укрытия. Подождав, пока явятся Тали и Эрья, я решил, что легионеры намного лучше меня разбираются в ведении боя на улицах, а нам будет лучше объединиться в тройку и разбираться с особо недоступными врагами. Нет! К нам присоединилась Айлана, передавшая Тали меч, при виде которого она издала удивленный вздох.

— Это мой личный меч, именно им я пользовалась последний год! — сообщила она мне. — Итак, я с Айланой буду прикрывать вас, а вы будете уничтожать всё живое и враждебное на нашем пути.

Легионеры уже расползлись везде, пока мы разговаривали, прибыл последний человек, после чего портал исчез. Странно, но для этого не потребовалось моей помощи. Мы же, двинулись по улице, выглядевшей наименее разрушенной, именно в этих домах Эрья при сканировании обнаружила что-то живое, но странное. Нахмурившись, она предупредила, что ощущение больше похоже на ощущение от изменившегося легионера, чем от человека. Теперь мы с приготовленными заклинаниями осторожно крались мимо распахнутых провалов дверей и окон домов. Что-то странное витал в воздухе, но я никак не мог понять, что. Чем-то город напоминал скорее древний некрополь, чем город, в котором пусть и ведутся бои, но в более мирное время наполненный жителями. В очередной проеме выбитой кем-то двери что-то мелькнуло и я, итак напряженный, немедленно метнул туда давно заготовленную молнию. Зря я это сделал, потому что в следующую секунду к нам, спотыкаясь, вышел обожженный до неузнаваемости человек. Что-то нечленораздельно прохрипев, он вытянул руки к Тали и захрипел. Та, недолго думая, дернула мечом, я голова несчастного покатилась по полу, а тело, постояв несколько секунд упало. В ответ на мой возмущенный возглас, она обернулась.

— Посмотри! Когда я отрубила ему голову, из него не вытекло ни капли крови! Посмотри на его пальцы и глаза, а потом подумай, правильно ли я поступила, — гневно воскликнула она.

Послушавшись, я наклонился над телом. Действительно, пальцы человека были увенчаны жуткого вида когтями. Отойдя, я посмотрел в глаза его голове, распахнувшей рот в немом крике. Глаз, как таковых, не было. Вместо них в глазницы были ввинчены разноцветные светящиеся камешки, от которых по всей голове расходились затухающие полосы, продолжающиеся на шее. Присмотревшись, я понял, что таким образом разлиновано всё его тело. Жуть, да и только. Кто может сотворить такое с человеком? Даже некроманты, те, которые не целители, поднимают только давно уже мертвые тела, и уж точно не разукрашивают людей таким образом. Сколько еще таких находится в домах? Или это только нам попался такой экземпляр?

Не успел я закончить мысль, как на меня выбежал еще один такой "экземпляр", немедленно подвешенный в воздух и сжатый до размеров крупного шара. Проклятье! Ненавижу, когда вот так выскакивают всякие чудовища. Я вообще предпочитаю мирно сидеть в кресле на Стене и предаваться отдыху, совмещая его со слежением. В течение следующих пяти минут мы только успевали уничтожать целые толпы людей, украшенных камешками. Идти дальше по улице мы не рискнули, вдруг и в других домах скрываются подобия зомби? Я вновь вспомнил о гелиотабе и, что немаловажно, о его боевых функциях. Теперь я комфортно парил над головами чудищ, изредка отрубая встроенными лезвиями головы. Эрья взлетела на крышу и теперь поливала улицу внизу волнами огня, а Тали с Айланой просто метались среди врагов и разили их с необычайной быстротой, каждым ударом срубая по мертвой голове. Наконец, они закончились, и мы решили продолжать путь. Теперь вся наша компания стала гораздо осторожнее, я поднял девушек на крыши и путь мы продолжали по ней. Внизу не был заметно никакого признака живого врага, только иногда попадались мертвые, бесцельно шатавшиеся по руинам и быстро уничтожаемые огненными шарами Эрьи. Как я выяснил, от поднятия и последующего падения с двадцатиметровой высоты они умирали точно также.

— Вам ничего не кажется странным? — наконец решился спросить я, чтобы хоть таким образом нарушить гнетущую тишину и замер. Вот! Мысль, так долго ускользавшая, наконец, встала на свое место. Мы теоретически находились около точки битвы, но не слышали присущих ей криков и звона мечей. Над всем городом повисла такая тишина, какой не бывает даже в подземных пещерах, причем явственно ощущалось присутствие чего-то огромного и зловещего. Эти странные зомби, отсутствие фэйнцев, в славном городе Асере явно происходило что-то страшное. Вот бы пришла Смерть и исправила всё, уничтожила незримого врага, но это были пустые надежды, поэтому я только грустно покачал головой. Открыв глаза, я замер. Я ясно осознал, что не помню, кто я и где я. Даже стукнув себя по лбу, я не вернул себе память. Проклятие! Я — Эр… нет, Эйден! Имя вспомнилось с неимоверным трудом. Голову опять пронзило острым стержнем боли, и я глухо вскрикнул. Мне надо спасти жителей от корабля. Стоп. Какого корабля? Я же сейчас, около башни Императора. Нет. У нас нет Императора, Империей вот уже тридцать лет правит Императрица. Внизу послышалось шевеление, зомби, упокоить его. Пальцы складываются в привычную фигуру, но движения энергии не ощущается. Нет! Это не то. Я сейчас стою на крыше дома и думаю о том, что… она не могла так глупо умереть, должен быть способ ее вернуть к жизни, некромант я или нет? Что со мной? Я точно помню, что… Меня встряхнули, и память вернулась ко мне. Я — Эйден и сейчас нам надо разобраться с тем, что происходит в столице Асеанской Империи, Асере. Неужели, те люди из видения говорили правду и я на самом деле не настоящий, или тот, Эриэль, кажется, его звали, уже сейчас предпринял попытку захватить мой разум для своих целей? Я не могу допустить этого!

Я огляделся. Мы всё еще стояли около края крыши, рассматривая площадь внизу. Справа от меня неожиданно вскрикнула Тали, зажав руками уши и начав раскачиваться. В одно мгновение мне показалось, что вокруг нее распространяется бледно-зеленое сияние, но наваждение быстро ушло, когда я едва успел уберечь ее от падения. Кажется, всех нас кроме Айланы посетили видения и провалы в памяти. Вон и Эрья как-то подозрительно на меня косится.

За прошедшие десять минут мы не увидели ни одного человека, так что, выставив по несколько слоев зашиты, спустились на камень площади, не забывая осматривать пространство вокруг себя. Но ни одни враг так и не изволил явиться пред наши светлы очи, так что я начал уже подозревать, что мы единственные живые в этом городе. Если это так — то можно считать, что Империя рухнула — весь правящий состав мертв, Теократия Фэйна опять напирает. Ужас.

Оправдав наши ожидания, из ниоткуда появилась очередная, весьма крупная, группа зомби, как я их стал называть. Это слово наиболее им подходило. Появились из ниоткуда они в прямом смысле этого слова. Вот недавно площадь была пустой, а мгновением позже над ней что-то мигнуло, и появились зомби. Приглядевшись, я отшатнулся. Теперь я окончательно был уверен в том, что в городе теперь обитает кто-то весьма страшный и могущественный. Вся враждебная группа состояла из наших легионеров, со многими из которых я был знаком. Самым первым стоял… Арт. Некогда волевое лицо теперь было пустым и ничего не выражающим, а вместо цепких глаз была два рубина, от которых под доспех уходили светящиеся полосы. Вместо когтей, мертвые легионеры держали свои мечи, угрожающе повернув их в нашу сторону. Бывший Арт взвыл и бросился на нас. Секундой позже за ним ринулись и остальные солдаты. Они были намного резвее медлительных горожан и совсем не растеряли навыков боя, вон, даже прыгать, как научились. Я проводил взглядом летящего вперед спиной легионера, и только отполировав песком кости еще одного, догадался осмотреть в предполагаемую точку "вылета". Оттуда полетели еще зомби, часто с оторванными конечностями, а из эпицентра раздался громкий боевой клич: "Твою Мать!" Заинтересовавшись нежданным помощником, я сплел воздушный кулак и отправил его чуть правее голоса. Зомби разлетелись во все стороны, а я, схватив Тали за руку, призвал молнию. Как и в прошлый раз, время замерло. А потом, раздался оглушительный гул, и всё вокруг на миг окрасилось в черно-белые цвета. Да уж, на этот раз заклятие усилилось еще больше. Теперь в земле красовалось несколько черных дыр, а бывшие легионеры просто исчезли, ну, по-крайней мере те, кто попал под удар. Но половины группы теперь точно не было. Я, наконец, увидел нашего помощника и немедленно вспомнил рассказ молодого легионера о Княжестве Медведя. Передо мной возвышался огромный зверь, имевший рост, наверное, метра два в холке. Столь огромные размеры автоматически внушали уважение к их обладателю. С грозного животного спрыгнул такой же грозный мужчина, укутанный в самую странную одежду, какую я когда-либо видел. Чем-то она была похожа на зимнюю форму Ледяного Легиона, но была явно раза в два толще. Такую можно и не зачаровывать, сама легко любой удар отразит.

— Эгегей! Волхв! А я еще не верил, что у вас волхвы есть свои! — пробасил мужчина, погладив свою, заплетенную в косичку, бороду. — Слушай, ты не подскажешь, что у вас тут за нелюди бегают? Ты не представляешь, Митослав, волхв наш, согласился отправить меня в Асер, говорит, что уму научусь, посмотрю, как цивилизованные люди живут! А я только оказался тут, как на меня эти напали.

— Приветствую вас, — вежливо заговорил я, отходя за пределы досягаемости медвежьей лапы, уж больно заинтересованно он на меня посмотрел. — Я не волхв, я маг, а что у нас в столице происходит, я и сам не знаю.

— Ого! А волхв говорил, что у вас всё упорядоченно, не как у меня дома. Ты это, мишку-то моего не бойся, он у меня добрый, с ним даже дети играют. Что это за люди-то странные такие? Только появился, как сразу лезть начали, кричать что-то.

Я вкратце объяснил нежданному помощнику суть всего происходящего.

— Ну ладно тогда, я пойду, похожу по городу, вдруг найду еще людей, — мужчина запрыгнул на медведя и не спеша удалился. Удивительно, но тот легионер у костра оказался прав, действительно, есть такие люди, которые ходят в толстой одежде и ездят на медведях!

* * *

Уже полчаса мы пробирались среди полуразрушенных зданий, не встретив за этой время ни одного живого существа. Даже "зомби" перестали поджидать нас в узких улочках. Вообще, всё выглядело так, как будто мы мгновенно переместились в далекое будущее. Вокруг царила атмосфера запустения, обвалившиеся стены зданий, безжизненные провалы окон, кое-где попадались кости, бывшие слишком маленькими для людей, скорее всего, различная живность тоже погибла, но это не объясняло, каким образом она успела разложиться до полного исчезновения плоти. И при всем этом, ни я ни Эрья не чувствовали ни капли магии, всё было абсолютно естественно, несмотря на всю невозможность происходящего. Мы попытались выйти обратно к площади, на которой был расположен портал, но и этого сделать не удалось. Повернув обратно, мы окончательно заплутали в переплетении улочек и переулков, окончательно утратив представление о том, где находимся. Известно было только то, что мы в Асере. Но в какой из его частей? Столица Империи невероятно огромна, чтобы пересечь ее, нужно затратить часов тринадцать, а то и больше. Как назло, я никогда не был именно в этой части города, впрочем, где я вообще был? Самая далекая моя вылазка из дома, это поход на нижний уровень катакомб. Конечно! Катакомбы! Говорят, вход в них можно найти практически в любом месте, если знать, где искать. Теперь я внимательнее приглядывался к тому, что находится у меня под ногами, ища люк, ведущий в канализацию. Нет, не в ту канализацию, по которой сливаются разные отходы, а в ту, которую используют для более быстрого перемещения гонцы с поручениями. Строго говоря, эти ходы не являются канализацией, все вместе они как раз и составляют верхний уровень катакомб. Если удастся получить туда доступ, то почти все проблемы решатся, надо только решить, куда нам надо добраться.

— Стойте! — по моему знаку все остановились перед люком, лежавшем в углублении между камнями. — Давайте решать, куда нам надо отправиться. Во Дворец Императрицы? В казармы? За город? Куда?

— Я считаю, что разумнее будет идти прямо во Дворец, во-первых, мы сможем убедиться, что она жива или доказать обратное, во-вторых, резиденция Императоров защищена также, как и Башня Академии, — выступила вперед Айлана. — За городом нам делать нечего, а в казармы соваться опасно, не знаю почему, просто чувствую.

— Мне тоже кажется, что идти надо в Императорский дворец.

— А я не знаю, никогда не была у вас в столице, — пожала плечами Тали, выхватывая меч. — Вы слышали?

И в самом деле, со всех сторон слышалось шипение и скрип. Недалеко от нас раздался страшный хрип и с крыши к нам упал еще один измененный человек, сломав себе ноги, но начавший ползти к нам, цепляясь за промежутки между камнями когтями. Тали мгновенно прекратила его мучения, привычно отрубив несчастном голову. Я прислушался, судя по всему, зомби теперь были со всех сторон. Проклятие! Каким- то образом они нас окружили, и теперь оставался только один путь. Вниз. Вцепившись в ручку крышки, я с неимоверным напряжением провернул ее несколько раз, вывинчивая из резьбы. Посмотрев вниз, я метнул туда молнию, осветившую пространство, но почти ничего не увидел. В ответ там повис огненный шарик. Оглядев освещенное пространство, я вернул голову обратно.

— Отлично, там чисто, но тележки почему-то нет, — скрип явно приближался и мне это совсем не нравилось. Вот в окнах засветились синие огоньки, с крыши упало еще несколько зомби, а с двух сторон узкой улочки приближались мертвые легионеры. — Проклятье! Прыгаем!

Проследив, чтобы все спустились вниз, я на миг притянул к себе как можно больше энергии, проявившейся в материальном мире в виде синего свечения, и максимально уплотнив ее, отпустил. Вокруг меня воздух подернулся, как над костром, и бывших легионеров разметало. Тех, кто полз ко мне от стен и пытался вылезти через окна, либо размазало по стенам, либо вышвырнуло обратно в дома. Конечно, сейчас я должен был ринуться на поиски несчастных выживших и, не щадя себя, спасти их. Но в этом случае все бы лишились одного из двух магов, сравнительно легко могущего справиться с непрерывным потоком обезображенных людей. Тем более, я собирался устранять причину, а не следствия. Не станет же врач обкладывать больного льдом, чтобы снизить температуру при жаре? Он будет лечить саму причину заболевания. Не дожидаясь, пока зомби придут в себя, я быстро скользнул в люк. Несмотря на мою не очень хорошую ловкость, приземление вышло довольно удачным, болели всего лишь пятки. Возблагодарив создателей самозавинчивающихся люков, я услышал противный скрежет когтей о камень. Это уже не страшно, железо им не прогрызть, да и силой большой они не обладают. Только, если у них сохранилось хоть немного мозгов, они могут просто отвинтить крышку. Подумав, я взял Тали за руку и сотворил материальный щит, превратившийся в лист металла, плотно приварившийся к металлическим же стенам туннеля. А как еще при такой маленькой глубине потолок до сих пор не обрушился? Всё благодаря неизвестному металлу, неразрушимому даже с помощью самых могущественных заклинаний. Может быть, с помощью Тали я бы и смог сделать дырку, но сейчас это было совершенно не нужно. Вообще, весь город стоит на огромной системе ходов и невероятно больших залов. Причем все катакомбы состоят из металла, кое-где покрытого каменными наростами, но не поддающегося влиянию времени. Есть даже теория, что это и есть город эльфов, но это недоказуемо, как и то, что эльфы вообще существовали. То есть, многие в этом уверен, но также многие и отрицают это, даже Айлану не раз пытались "разоблачить". Что говорить, некоторым людям удобнее считать себя вершиной Творения, не желая признавать, что были и более великие расы. Так, теперь надо только найти кнопку включения тележки. На верхних уровнях в каждом тоннеле скрывался интересный механизм, позволявший очень быстро перемещаться из одного места в другое. Внезапно всё содрогнулось и где-то очень, очень глубоко внизу раздалось протяжное гудение. Так, только землетрясения нам и не хватало, никогда его не было, а вот именно сейчас началось. Наугад стукнув ладонью по стене, я нечаянно включил освещение. По потолку пробежала цепочка светящихся прямоугольников, но вдобавок к этому, из пола выехало вожделенное средство передвижения. Мы все залезли туда, и, выслушав шипение Айланы, которой наступили на ногу, активировали экран управления. Если полупрозрачный прямоугольник, повисший в воздухе и наполненный жуткой мешаниной разных символов, можно назвать экраном управления.

— Кто умеет этим управлять? — кисло поинтересовался я, только сейчас осознав, что совершенно не представляю, как это делать. — Ну? Все хотят идти ножками?

— Я умею, — отозвалась Айлана, видимо не желая идти. — Стой, сейчас.

Она нажала на один из символов, прочертив от него линию к другому. Тотчас же нас окружило щитом, очень похожим на магический, но таким не являющийся и тележка тронулась. За эти сумасшедшие пять минут я в полной мере осознал, что быть срочным гонцом ничуть не лучше, чем быть легионеров Ледяного Легиона, тележка неслась с огромной скоростью, неведомым образом выбирая повороты и не слетая с рельс. Спокойный голос что-то проговорил на неизвестном языке и вылетел прямо на толпу медленно бредущих зомби. Открыв глаза, я увидел, как они разлетаются в разные стороны. Внезапно со всех сторон на нас полились потоки огня, но были остановлены щитом. Тот же голос опять что-то сказал. В неожиданном огненном душе была и своя польза, нам и тележке он не причинил ни малейшего вреда, а вот от зомби остались только обгоревшие кости, на глазах рассыпавшиеся в прах. Миг и мы уже оказались в абсолютно чистом тоннеле, со всех сторон нас окружал матово поблескивающий металл. Всё вокруг снова содрогнулось и, как мне показалось, мы слегка приподнялись, не более чем на несколько сантиметров и упали обратно. Теперь я был абсолютно уверен, что с катакомбами что-то не то. К счастью, поезда закончилась и мы, шатаясь, выползли из тележки.

— Как гонцы на этом ездят? Никогда больше не подойду к этому, — Тали согнулась, держась за живот. — О! Ненавижу. Кто это придумал?

— Теперь нам осталось только подняться наверх, — проинформировала нас Айлана.

— Хорошо, веди, — предоставил я ей должность проводника. — Никогда не был во Дворце Императора.

Мы покатились по полу, внезапно перекосившемуся, но уже через несколько минут вернувшемуся к прежнем состоянию. Что это? Если бы было настоящее землетрясение — были бы трещины, а тут просто качается пол. Быстро поднявшись по винтовой лестнице, мы оказались в начале коридора. Абсолютно пустой, если не считать разбитой люстры, лежащей на полу перед нами. Прислушавшись, я не услышал характерного для, ставших уже привычными врагов, скрипа.

— Вроде бы чисто, но всё равно, будьте наготове, — несмотря на то, что я прошептал эти слова, эхо разнесло их по всем коридору.

За дверью в другом его конце нам открылся огромный, но пустой зал, в крыше которого зияла огромная дыра, выглядящая весьма подозрительно. Присмотревшись, я вдруг понял, почему, но к этому времени потолок уже обрушился окончательно. Всё это напоминало атаку фэйнцев на крепость. Убежать бы уже не получилось, поэтому вместе с Эрьей резко вздернул руки вверх, создавая над нами полусферу. В том месте, где ее пытались пробить многотонные камни, она вспыхивала, но держалась. Пытаясь не обращать внимания на новые толчки, ставшие уже гораздо чаще и сильнее, мы медленно пересекли зал и оказались в новом коридоре. Запустив заклинание сканирования, я перевел дух. Никогда не думал, что придется участвовать в таком деле, никогда не замечал за собой особой предприимчивости, но судьба распорядилась иначе. Чего мы сейчас пытаемся достигнуть?

Внезапно пол опять содрогнулся, и мы едва усели отбежать, как в нем появилась внушительная дыра. В следующие десять минут мы бежали наперегонки с разрушающимися стенами и полом. Оглянувшись, я увидел, что того места, с которого мы начали свой бег, уже не существует. Вместо него там лежали самые настоящие руины, опять выглядевшие так, как будто им уже не одна сотня лет. Только выбежав из Дворца во внутренний двор, мы пораженно посмотрели друг на друга. Теперь точно не оставалось сомнений в том, что правящей семьи больше нет, если он не успела переехать в другое место, подальше отсюда.

А сверху на нас спускалось что-то огромное.

Глава 11

Земля ощутимо тряслась, теперь толчки следовали один за другим, только благодаря гелиотабу мне удавалось держаться прямо, паря над землей. Схватив чуть не упавшую Тали, я предоставил Эрье возможность спасать эльфийку. Теперь мы парили над поверхностью. Дворец разрушился окончательно, а по земле начали пробегать трещины, которых я уже давно ожидал. Землетрясение началось очень некстати, тем более, к нам опять направлялись уже истинные орды зомби, привычно хрипя и протягивая вверх руки. Но самое неприятно заключалось в том, что между ними то и дело сновали твари, очень похожие на памятного измененного легионера, а они отличались феноменальной прыгучестью и живучестью. Если бы мы были одни, то смогли бы просто подняться выше, чтобы они нас не достали, но Эрья и так уже еле-еле удерживалась в воздухе, явно применяя магию. Но видно было, что еще несколько минут и она просто упадет. А тем временем, сколько бы мы не пытались улететь от бегущей за нами толпы, зомби выныривали отовсюду. Неведомая сила, похоже, изменила всех, абсолютно всех жителей города. Эрья покачнулась, и особо ретивый зомби подпрыгнул и царапнул ее по ноге, сорвав сапог, защитивший ногу, но слетевший с нее и упавший вниз. Девушка резко взмахнула крыльями и восстановила высоту полета, чудом избежав очередного смертельного прыжка.

— Эйден! Мне надо передохнуть, — отчаянно крикнула она, вновь провалившись, я едва успел поймать ее, но мой гелиотаб тоже резко снизился.

Воспользовавшись тем, что держу Тали, я послал вниз мощную ударную волну, превратившую первые ряды в сплющенное месиво и отбросившее задние. С трудом, но мы смогли долететь до шпиля церкви какого-то из богов, надо будет потом вознести ему благодарность. Вокруг него имелась небольшая площадка, достаточная для того, чтобы на ней можно было сесть. Ссадив спутницу, Эрья, тяжело дыша, сложила крылья, автоматически убрав их в отрицательно пространство. Постояв, она схватилась за спину и сползла по стене. Смотря на нее, я почувствовал пронзительную тянущую боль около лопаток, как будто это я сейчас, разрывая себе связки, нес Айлану. Кстати.

— Айлана, почему ты не летела сама? — строго спросил я. — Ты же учила Эрью летать?

— Потому что я не могу вызвать крылья, — мрачно ответила мне она. — Они просто не проявляются в реальном мире. Я не знаю, как такое возможно, но это так.

— То есть, ты окончательно лишилась магии, — я посмотрел вниз. Там, как муравьи копошились орды зомби, к счастью, не замечая нас. Да и как заметить, если мы находились в тридцати метрах от земли?

— Да, но если ты сейчас вздумаешь меня жалеть, я сброшу тебя вниз, — эльфийка встала и сосредоточилась. — Нет, всё равно не получается.

— Понятно, и что нам теперь делать? — уселся, прижавшись к Тали. Нет, ничего такого в этом действии не было, просто площадка была узкой и я просто не смог бы сесть дальше. — Где Императрица, неизвестно, но я склоняюсь к мысли, что она, как это ни прискорбно, погибла. Над городом властвует неведомая нам сила, превратившая всех жителей и легионеров, пришедших с нами, в зомби.

Пока я говорил, толпа зомби как-то незаметно растворилась и на площадь, шатаясь, вышел человек. Покрутившись, он каким-то образом заметил нас и начал махать руками, не обращая внимания на то, что мертвецы вновь высунулись из домов, но теперь стали более вялыми. Я стоял и смотрел на медленно окружающую человека толпу, а в голове судорожно метались десятки мыслей. Кто он? Каким образом выжил? А вдруг это ловушка? Тем временем свободного пространства оставалось всё меньше, и я решился. Прыгнув вниз, я вызвал летающую доску, и метнул в наиболее приблизившихся к человеку, сеть молний. Те на мгновение застыли, их мышцы свело судорогой. Пролетая над неизвестным, я перевернулся и схватил его за руку. Так, я вниз головой, а он вцепившись в мою руку, мы и долетели до нашего временного укрытия.

— Спасибо! — выдохнул… Септимий. — Я не знаю, каким образом уцелел, весь мой полк превратился в этих ужасных созданий. Когда я увидел, что все резко остановились, то не понял, то случилось. У всех загорелись глаза. Каким-то чудом мне удалось прорубить себе проход и сбежать, — он дернулся.

— Что вообще происходит?

Я не успел договорить, башня содрогнулась и начала падать. Теперь мы оказались в таком же положении, как и раньше, но теперь я удерживал сразу двух человек: Тали и Септимия, стоящих по краям доски. Шипя, Эрья долетела до еще неразрушенной крыши и буквально упала на нее. Поднявшись, она вскрикнула.

— Проклятье! Я не смогу еще раз взлететь, надеюсь, я вообще когда-нибудь смогу летать, — она села и закрыла глаза.

Внезапно, рядом раздался хрип. Мгновенно поставив щит сзади себя, я обернулся. Септимий стоял и царапал себе лицо. Видимо, и его постигла участь быть обращенным. Я почувствовал, как опять погружаюсь в то неопределенное состояние, когда непонятно, кто я и где я. Отбросив десятника в сторону, я помог подняться Эрье. Одного мы не учли, выбирая новое убежище. Прыгучих тварей. И теперь несколько десятков таких перелезло через край крыши и двигалось к нам. Время на несколько секунд остановилось. Но я всё равно не успел дотронуться до Тали — все измененные разом прыгнули… и упали. Пока они находились в полете, неведомая сила взорвала им головы.

То, от чего мы убежали у разрушенного Дворца, всё-таки нагнало нас и теперь спускалось. При ближайшем рассмотрении это оказалось… я окончательно упал в то самое состояние беспамятства. Подошел к челноку, откуда я знаю, что это челнок? Я же родился в мире магического типа развития. Наконец-то ко мне возвращается память! Целых семнадцать лет я ждал этого момента, воплотившись в новом теле, и теперь наконец-то исполнил предназначение. Кивнув эльфу, облаченному в костюм особого отряда, я помог залезть в кузов Айрэ, всё еще держащейся за спину. Стоп! Ее зовут не так! Она, она Эрья, но это имя дано ей только в этом воплощении! Взгляд затуманивала белая пелена, затягивающая в бездонную пропасть, угрожая навсегда поглотить мое сознание. Нет! Я упал на колени, краем глаза заметив, что с Тали и Эрьей происходит то же самое. В голову как будто сверлили, медленно, по кускам вынимая из нее мозг. В ушах нарастало визжание, переходившее в свист. Пытаясь хоть как-то заглушить это, я вцепился пальцами в голову, но мышцы свело судорогой, заставившей меня резко вытянуться и выгнуться назад, после чего опять бросило на колени. Теперь к итак неприятному букету ощущений добавился невыносимый жар, распространившийся по всему телу.

* * *

Я сижу перед камином, неотрывно смотря в огонь. Мысли витают вокруг чего-то приятного, но оно постоянно ускользает от меня. С удивлением я осознаю, что все неприятные ощущения исчезли, осталось только чувство легкого парения над землей. Повернув голову, я вижу, как по лестнице из спальни девушек спускается моя давняя подруга, странно смотря на меня. Она приближается и едва слышно что-то шепчет мне на ухо, отчего я резко встаю, удивленно смотря на нее и что-то отвечая в ответ. Возникает странное ощущение, как будто отключили звук. Она отворачивается к камину и приобретает поникший, грустный вид. Я подхожу к ней сзади и нежно обнимаю за плечи, заставляя повернуться ко мне. На ее милом лице расцветает робкая улыбка, но глаза всё еще смотрят с недоверием. Не знаю почему, но эта застенчивая девушка мне очень дорога. Я готов пойти за ней на край света. Она, тряхнув головой, обнимает меня, ее руки проникают под мантию.


Картинка потеряла свою резкость, и я опять ощутил резкую головную боль. Мир вокруг разлетелся на тысячи кусков, и меня закрутила черная воронка. Перед внутренним взором предстало смутно знакомое лицо, улыбнувшееся мне, и мельтешащие вокруг фрагменты снова сплелись между собой, создав вокруг меня новый мир.

Глава 12

Дом, в подвале которого обитал Разум-Матка, выглядел совершенно обычно. Если, конечно, не обращать внимания на мерзкого вида слизь, в которую я умудрился вляпаться, как только открыл дверь. Передернувшись, я мгновенно создал над собой шар воды, который отчистил бронекостюм от слизи, но промочил меня до нитки. Высушившись, я кое-как пригладил волосы, вставшие торчком. В стенах коридора было четыре двери, почему-то запертые снаружи. Пусть будет хорошо тому, кто их закрыл, потому что сделал это весьма вовремя. Из комнат доносились звуки прыжков. Наверняка, дом наполнен прыгунами, да и просто зомби. Взмахом руки попросив всех остановиться, я наклонился к замочной скважине ближайшей двери. И чуть не вышиб саму дверь, в последний момент, сдержав рвущуюся с пальцев молнию. Чувствуя, как часто колотится сердце, я отошел. С той стороны в замочную скважину тоже кто-то смотрел красным камешком вместо глаза. Если прыгуны начинают восстанавливать прежний уровень интеллекта, то нам придется туго. На всякий случай, укрепив двери и стены материальными щитами, мы двинулись дальше.

Когда орда прыгунов, лезущая из кратера, внезапно остановилась, что дало мне возможность сбросить их всех обратно, мы сначала не верили. И правильно. Как только я окончательно уверился в том, что враги закончились, разочарование не заставило себя ждать. На почти отвесных стенах, вцепившись в них когтями, висело неисчислимое количество тварей. Но в отличие от нападавших недавно, у этих глаза и полосы не светились, что намекало на их безжизненность. Я всё еще так и не понял, из-за чего они внезапно отключились, но одно было ясно: как только они вновь оживут, тут придется всё выжигать с орбиты. Откуда Разум смог достать столько людей для изготовления своих жутких рабов? Всё население бывшего Асера было в раза два меньше! Неужели, на помощь пришло еще несколько Легионов, также попавших под воздействие. Кстати, а почему на меня не подействовало внушение? Поинтересовавшись насчет этого у напряженного Тейлора, я узнал, что внушению поддаются только люди. Получается, я нелюдь. В какой-то степени это даже хорошо. И Эрья тоже нелюдь, но с ней всё понятно, она принадлежит к расе ангелов, назовем так. Тали вообще наполовину паук.

Спустившись в подвал, мы оказались, как ни странно, в подвале. Но теперь это место можно было назвать, даже не знаю, как это назвать. Повсюду лежали россыпи небольших разноцветных камушков, первым впечатлением было, что мы попали в сказочную самоцветную пещеру, о которой даже написано было несколько научных трудов. Но при более детальном рассмотрении, более чувствительный человек вылетел бы отсюда и еще несколько дней ходил бы везде с фонариком. Повсюду, на клейких нитях были подвешены люди. Пока что еще живые люди. С ужасом глядя на нас, они безмолвно разевали рты, с безысходностью протягивая руки. Первым моим порывом было немедленно освободить их всех, но эльф схватил меня за руку.

— Стой! Им уже всё равно ничем не помочь, даже если освободить. Они уже почти утратили разум. Лучше найдем Матку и уничтожим причину, а не следствие! — Тейлор на секунду задумался. — Похоже, нам сюда.

Мы наклонились над дырой в полу, по краям которой тоже была уже надоевшая мне слизь. Ненавижу. Быстро обследовав тоннель с помощью поискового плетения, я нахмурился. Если всё было верно, то там нас поджидало несколько десятков прыгунов, или простых зомби, что намного предпочтительнее. Прогнав заклинание по всему коридору, я наткнулся на знакомый отпечаток ауры. Неужели Айлана решила в одиночку погеройствовать? Первым спрыгнув в тоннель, я вновь пожалел, что проявил инициативу. Здесь слизь покрывала всё, что только можно, даже поперек прохода, прямо передо мной находилась мембрана, состоявшая из нее. Брезгливо подпрыгнув, я сотворил вокруг себе щит. Несколькими несложными очищающими заклинаниями отчистив ботинки, я проделал те же манипуляции с эльфами, здраво рассудив, что им тоже не нравится месить ногами хлюпающее нечто. Еще несвернутый поиск вспыхнул красным светом и, разорвав мембрану, к нам потянулась когтистая рука. Хоть и не идеально, мои надежды оправдались. Между ладоней появился оранжевый шарик, и по всему тоннелю пронеслась плотная волна раскаленного воздуха, обуглив зомби и высушив до каменного состояния проклятую слизь. Несколько молний довершили дело, снеся ему голову. Надо расширять свой арсенал, а то только и знаю, как прожаривать врагов, бить во все стороны молниями, аки тучка и раскидывать всех ударной волной. Отложив решение этого важного вопроса на потом, я вежливо пропустил весь отряд вперед, а сам скромно поплелся сзади. Не всё же мне быть героем, принимая все удары на себя, надо и эльфам дать шанс показать свое мастерство. Признаться, из своих наручей они стреляют мастерски. Вот пусть и защищают меня, со мной даже боги на "ты" разговаривают, настолько я ценная персона, а что будет, если я не успею среагировать? Нет, всё-таки это воплощение оставило на мне очень сильный отпечаток. Раньше я был, менее добрым, что ли? Хотя это понятно, профессия некроманта по самой своей сути предполагает неимоверную мрачность и черные цвета, а сейчас я вообще непойми-какой маг. Тем временем, пока я предавался размышлениям, мы успели несколько раз повернуть, вновь попав в окружение слизи, которую я также высушил. Несколько минут, и мы оказались в небольшом зале, в центре которого находился Разум-Матка. Проклятие! Я никогда не думал, что ЭТО действительно может быть похоже на человеческий мозг, однако, это так и было. С несколькими различиями. Во-первых, никакой мозг не будет висеть на полупрозрачных усиках, прилепившись ими к потолку. Во-вторых, от этого подобия мозга во все стороны расходились тонкие колышущиеся нити, непрерывно ощупывающие окружающее пространство. Остальные отличия я не успел заметить, потому что, когда я опалил начавшие гладить меня по лицу нити, мозг вздрогнул, на миг уменьшившись в размерах раз в десять. Благодаря этому, я успел увидеть Айлану, стоящую неподалеку от Матки и сосредоточенно что-то бормоча себе под нос. Только сейчас я заметил еще одну деталь, несмотря на то, что зал был наполнен зомби всех видов, даже тех, которых я еще не видел, к прыгунам и обычным добавились мертвецы с переразвитой мускулатурой и черепом. Это, видимо, для того, чтобы лучше думать. Эльфы тоже осознали этот факт, потому что через несколько мгновений со всех сторон послышался тихий шелест и вокруг меня замелькали белые росчерки, убивавшие мертвецов десятками. Те, было, рванулись к нам, но Айлана резко взмахнула рукой, и все замерли. Мозг-Матка теперь по размерам не превышал размеров обычного человеческого мозга, но зато вокруг него стало разливаться синее сияние. Сзади затопали, и я в последний момент успел запечатать проход прямо перед носом у озверевшего прыгуна. Тот, несколько раз поколотившись об невидимую преграду, отошел и сел на пол. На всякий случай, еще на раз проверив надежность поставленного щита, я вернулся в битву, которая шла тут. Тейлор вовсю пользовался мощностью не только встроенного в костюм оружия, но и технотрона, раз в несколько секунд посылая в толпу, опять начавших прибывать врагов, пучки огненных частиц, которые разрывались, неся опустошение. Откуда они всё лезут и лезут? Не иначе, Мозг обустроил себе хранилище на случай, если понадобится себя защитить.

Айлана явно пыталась взять Матку под контроль, только непонятно: как? Магический дар у нее исчез, хотя, может быть, тут роль играет природная ментальная мощь души эльфийской души. В энергетическом диапазоне зрения ясно были видны тысячи светящихся нитей, идущих от руки и головы Айланы и образующих вокруг подобия ауры Мозга мелкоячеистую сетку. Тот пытался прорвать ее, выбрасывая многочисленные щупальца, иногда проникавшие сквозь сеть и подсоединяющиеся к застывшим столбом мертвецам. Даже с учетом опыта моей личности Эриэля, до такого мне, как магу, еще расти и расти. Битва двух разумов: эльфийского и чуждого живом миру, продолжалась с переменным успехом. То Айлане удавалось сжать сеть, оставив на поверхности Мозга прожженные полосы, то сам Разум превращал своим щупальца в копья и пытался пробить защиту эльфийки. Копья эти, как я понял, довольно быстро проявились в реальном мире, одно из них насквозь проткнуло не успевшего среагировать бойца отряда Тейлора и несколько раз ударило об пол. Его не спас даже бронекостюм, судя по неестественной позе, ему еще и переломило позвоночник. Внезапно, всё вокруг на несколько секунд остановилось. Я мог детально рассмотреть застывшего в прыжке прыгуна, над которым Мозг на секунду смог обрести власть, Тейлора, расширившимися глазами смотрящего на погибшего бойца. Переведя на него взгляд, я вздрогнул. Щупальце вновь перешло на энергетический уровень, и на его конце раскрылась пасть, до жути похожая на пасть пиявок из Измененного Леса. Душа эльфа попыталась исчезнуть, но щупальце моментально присосалось к ней и через мгновение всосало в себя. Время вновь вернуло свой ход. Айлана еще больше усилила напор, не обращая внимания на то, что из носа у нее текла кровь. Еще через несколько секунд на лбу вздулись жилы. Мозг дергался, пытаясь одновременно атаковывать эльфов, сопротивляться ментальным ударам Айланы и держать контроль над своими мертвецами.

— Эйден! Не подпускай их близко к нам! — наруч Тейлора сложился и тут же разложился вновь. Это так они заряд восстанавливают засчет психической энергиии владельца.

Пожалев, что у меня под рукой нет Тали, с ее эффектом увеличительного стекла, я оказался прямо перед толпой отключенный мертвецов. Молясь всем знакомым богам, чтобы успеть, я начал плести немного измененный материальный щит. Камни в глазницах зомби вновь разгорелись, но я отпустил заклятие. Моментально половину зала перегородил гигантский активный щит. Несколько особо ретивых зомби сгорели сразу, как только прикоснулись к нему. Видимо, Матка почувствовала увеличившуюся опасность для себя, потому что по залу пронеслась ментальная волна, вызвавшая у меня приступ острой головной боли. Айлана глухо вскрикнула, еще больше усилив напор, в наступившей на секунду тишине неожиданно громко раздался хруст. Один из пальцев эльфийки повис. Да что же это такое? Маг я или не маг? С пальцев сорвался туго скрученный пучок молний, ударивших в Мозг, но не причинивших ему никакого вреда, только сияние вспыхнуло ярче, и я пролетел через весь зал.

— Я вижу твои жела-ания… Ты достоин их… И ты получишь то, чего ты достоин… Иди ко мне… — монотонно забубнил в голове низкий мужской голос.

— Проклятье на твою ментальную голову!

Поднявшись, я помотал головой, стараясь избавиться от гула, оставшегося после удара об каменную стену. Хорошо, что выращенное эльфийское тело в несколько раз превосходит по выносливости обычное человеческое. Щит всё еще держался, и мне пришла в голову дикая идея. Мельком заметив, что эльфы открыли огонь по Мозгу, надеясь превозмочь его защиту количеством выстрелов в минуту, я немного изменил несколько основных нитей плетения, задающих форму щиту. С огромным трудом вспомнились уроки физики в самой первой Академии. Еще несколько штрихов, и щит за тысячную долю секунды сжался до нескольких сантиметров, сверхплотно утрамбовав внутри себя всех зомби, находящихся за ним. Сильный порыв ветра бросил волосы на лицо. Переждав еще один приступ головной боли, я ясно увидел проход, в котором уже виднелась шатающаяся фигура. Я хотел увеличить свой арсенал? Изменение гравитации вполне подойдет. Не знаю, как я это сделал, но перед бредущими зомби образовалось пространство, с низкой гравитацией, заставившей их взлететь. Несколько штрихов в плетении, и невидимый кулак размазал их тонким слоем по полу. Вслед за этим, по коридору полетела микроскопическая черная дыра. Только увидев ее, я понял, что сотворил.

— Хватайте Айлану и быстро все отсюда! — я подал пример, быстро заработав ногами, одновременно пытаясь удержать дыру в изоляции.

Как ни странно, меня послушались, сзади сразу же прозвучало несколько команд и Тейлор, перекинув эльфийку через плечо, побежал за мной. Не обращая внимания на слизь, которой вообще-то быть не должно, я несся на полной скорости, надеясь, что у меня хватит энергии сдерживать дыру еще минуты две. За несколько секунд мы оказались на поверхности.

— Тейлор, быстро вызывай челнок или мы все погибнем! — может звучит и пафосно, но зато правдиво.

Челнок не заставил себя долго ждать. Через минуту мы уже поднялись на километр над землей.

— Чего ты так орал? — поинтересовался эльф.

— Смотри, — я устало выдохнул и отпустил черную дыру на свободу.

Я ошибался, когда говорил, что моя усиленная молния на Стене была локальным апокалипсисом. Подлинное тотальное уничтожение развернулось под нами. За удар сердца около основного кратера образовался еще один, немного поменьше. Сначала поверхность внезапно смялась внутрь себя, как будто по ней ударил невидимый великан. Через несколько секунд в воздухе повисла черная точка, вокруг которой образовались подлинные сумерки. На миг мне почудилось, что кто-то неизмеримо могущественный взял участок вокруг черной дыры в пригоршню, поморщившись, когда та исчезла. Этот кто-то перевел на меня взгляд и укоризненно вздохнул, причем, почему-то он скорее винил себя в произошедшем. А потом, плетение, исчерпав свой энергетический запас, исчезло, напоследок ударив мне по нервам. Всё тело пронзила воистину адская боль, но она довольно быстро прошла. Утерев пот, выступивший на лбу, я твердо решил расцеловать ту ученую-мага, которая вырастила для меня тело.

Но не я один подвергся откату. Посмотрев на лежащую Айлану, я понял, что ей приходится намного хуже меня. Всю ее сотрясали судороги, только благодаря удерживавшим ее эльфам она еще не разбила себе обо что-нибудь голову. Ну почему, почему мне не дана возможность владеть целительной магией?! Почему я могу сотворять черные дыры, но не могу вылечить девушку, ставшую для меня почти столь же дорогой, как и Эрья? Бросившись к ней, я перешел на энергетическое зрение. Нет! Аура эльфийки была покрыта страшными дырами, с каждой секундой увеличивавшимися. Но как? Ни один маг не может причинить столь страшные и незаживающие раны энергетической оболочке души. При таких повреждениях, даже если я отдам весь свой магический запас, это не излечит ее. Остается только каким-нибудь образом облегчить ее участь. Но не добивать же ее! Я разрывался, мозг одновременно обрабатывал десятки вариантов спасения эльфийки. Самым вероятным выглядел вариант с новым телом, но и для него имелось несколько фактов, делающих его невозможным. После ауры, разрушению начнет поддаваться сама душа девушки. Нет, суть ее существа останется целой, но вернется туда, откуда души приходят в реальность, а значит, даже воплотиться она никогда больше не сможет. Проклятье!

— Кеметиан-тйан! — я сложил пальцы в сложную фигуру, дающую богине смерти понять, что я в ней нуждаюсь. Она мгновенно материализовалась около меня. — Что можно сделать с ее аурой?

Кеметиан склонилась над умирающей, проведя по ее телу рукой.

— Я не смогу восстановить ее, и новое воплощение тоже дать не смогу, — грустно заключила она. — Возможно только одно, Ан-Настасия. Ее душа до сих пор хранится в стазисе, хоть и пребывая в сознании, но не разрушаясь. С Айланой произошла такая же вещь, как и с ней. При ментальной борьбе с Маткой, она слишком сильно погрузилась в ее разум и теперь, когда связи разорвались, ее разум постепенно умирает. Если поместить ее в стазис вместо Ан, то, возможно ей удастся дожить до того момента, когда станет возможным лечить такие повреждения. Ты согласен на это? — она грустно посмотрела на меня. — Честное слово, если бы я могла — то отдала бы все силы для ее восстановления.

Мне стало несколько не по себе, могущественная богиня оправдывается передо мной? О, Создатель! Пересилив оцепенение, я кивнул. Бросив еще один взгляд на, развернувший на стене экран, я поразился масштабам разрушений, причиненных планете. Мы уже подлетали к кораблю, а огромные кратеры всё еще были видны. Пройдут миллионы лет, прежде чем они исчезнут, а появились за четыре дня! Причем меньший создал я сам, исключительно из-за своей торопливости. Что мне стоило вспомнить, что даже микроскопическая черная дыра способна затянуть в себя всю планету, да еще и эльфийские корабли прихватить? Интересно всё же, кто спас планету от гибели? Прикрыв глаза, я погрузился в состояние неполной аналитической медитации. Мозг, уже отвыкший от таких встрясок, никак не хотел переходить на нужный мне ритм, но через несколько секунд всё-таки сдался, и вокруг меня раскинулись серые облачка. Призвав к себе образ высшего вмешательства, я начал проматывать увиденное, одновременно раскладывая логические цепочки.


Вокруг черной дыры как будто смыкаются чьи-то руки, не дающие материи засасываться в черную дыру. С ладоней рук стекают неизмеримо огромные потоки энергии, меняющие саму суть реальности. Проходит одна миллионная доля секунды и черной дыры, угрожающей уничтожить всю жизнь на планете, уже нету. Наверное, это и есть Создатель всего Сущего!


— Что? Ты о чем вообще? — Тейлор тряс меня за плечо.

— А?! Чего?! — я моментально вышел из медитативного состояния, только сейчас осознав, что сижу с открытыми глазами.

— Ты сидел, сидел и вдруг резко распахнул глаза и заунывны тоном начал рассказывать про какие-то руки, черные дыры, — эльф сделал большие глаза.

— Ты уверен? — получается, я недостаточно сильно контролировал свое сознание во время анализа. Это само по себе не страшно, только у окружающих реакция чаще всего очень странная.

— Точно.

— Тебе не надо показаться нашим врачам? — задушевно прошептал он.

Вот такие последствия чаще всего недостаточное сосредоточение и вызывает, попробуй потом объясни, что ты нормальный и не псих и не одержим какой-нибудь пакостью?

— Нет, мне надо было проанализировать одно событие, — я хмуро посмотрел на него, но подумав, решил не говорить, что только что мог уничтожить жизнь на целой планете, да еще и нас заодно прихватить.

В этот момент в стене раскрылись двери, и нас мгновенно окружила группа эльфов. Всё еще находящаяся без сознания Айлана тотчас же была поднята в воздух и куда-то увезена.

— Всё, теперь с ней всё будет в порядке, — Кеметиан вышла за мной. — Так. Пошли-ка отсюда и побыстрее, — она оглянулась. — Не смотри назад!

Но было уже поздно, я успел увидеть Леталиса, свободно идущего мимо не замечающих его эльфов. Если бы он был человеком, то я бы сказал, что он очень рассержен, но, к несчастью, он был богом. Только когда Леталис вплотную подошел ко мне, я понял, что очень надеюсь на то, что богиня смерти еще не утратила своего расположения ко мне и защитит меня в случае нападения.

— Проклятье! Что ты сотворил? Мой мир, мой мир чуть не исчез из-за безответственности какого-то захудалого мага? — несмотря на его невидимость для других, он обладал очень даже материальным телом, в чем я смог убедиться, когда поднялся в воздух. — Я уничтожу тебя!

— Лет, во-первых, мир — наш, а во-вторых, ничего такого особенного не случилось. Благодари Создателя, что он вмешался лично, — а вот это уже интересно, неужели, даже боги признают верховенство Создателя над собой? Всегда казалось, что они единоличные властители в подконтрольных мирах. Впрочем, не мне об этом судить, тут бы уцелеть. Никогда больше не буду творить плетения, предварительно не рассчитав последствий.

— Что ты говоришь! — злобный бог отпустил меня. — А если Он теперь решит, что мы не подходим для возложенной на нас миссии? Миг, и нас просто нету.

— Ты всегда был склонен преувеличивать, — Виталис улыбнулся и кому-то подмигнул. — Он всегда поможет всем своим созданиям. Ну не совсем всегда.

Внезапно, Леталис исчез, как будто его никогда и не было.

— Я же говорил, Эриэль, было очень интересно наблюдать за твоей жизнью в нашем мире, если что, я всегда готов тебя принять, — с этими словами исчез и он, а я облегченно перевел дух, вознося благодарность Создателю за его, несомненно, полезное вмешательство. Но Он не будет помогать вечно, всегда надо жить самому, не надеясь на помощь свыше. Так намного надежнее. Так, сколько мы пробыли на поверхности? По моим подсчетам выходило, что два часа. Как быстро летит время! А ведь я еще должен получить технотрон. Идти мне всё равно некуда, подвигов я насовершал достаточно, так что можно пожить в свое удовольствие. Хотя нет, это я уже преувеличиваю. По сути дела, почти всё, даже всё, либо я делал с чьей-то помощью, либо все совершали мои подвиги за меня. Но от этого я не менее счастлив!

* * *

После успешного уничтожения Мозга-Матки, я немедленно пошел в научный отдел, для того, чтобы потрясти эльфийку насчет обещанного технотрона, уж больно заманчиво описал его Тейлор. Пока выдалась свободная минутка, он более подробно рассказал мне о Мозге. Оказывается, эту напасть эльфы обнаружили уже давно, причем возникала она исключительно в мирах, идущих по магическому пути развития. Оно и понятно, как какой-нибудь компьютер будет контролировать разум людей или эльфов. Также небольшой шанс обнаружить Матку имелся и в биологических мирах, но там она была одним из низших звеньев в запутанной цепочке питания. По сути дела, эта тварь представляла собой обыкновенное скопление негативной энергии, сумевшее найти достаточно умного носителя. Чем больше был среднее быстродействие мозга, тем больше был шанс стать переносчиком этой заразы. Эльфы, в силу своей невозможной для любого другого вида ментальной мощи, могли противостоять порабощению, но чаще всего для подвергшегося нападению, всё заканчивалось достаточно печально. Он сходил с ума, что для любого эльфа хуже смерти, даже самый последний преступник тщательно следит за своей нравственной чистотой. Можно тогда возразить: "А почему тогда преступники стали таковыми?" Но для каждого эльфа понятие морали может быть разным, кто-то считает великим позором даже случайно оскорбить сородича, а кто-то может легко спускаться на населенные планеты и невозбранно грабить аборигенов. Но одно для любого представителя этой древней расы находится под абсолютным запретом: любое причинение вреда другому эльфу. Несмотря на то, что, кажется, что их очень много, одна эльфийка способна родить только одного ребенка за всю свою практически бесконечную жизнь. Даже уловки со сменой тел, и без того опасные без божественного вмешательства, не дают желаемого результата. И целенаправленное выращивание детских тел тоже. Дело в том, что инкубаторское тело никогда не стареет и не растет. Каким оно вышло из резервуара, таким и останется, пока его либо не убьют, либо его владельцу надоест жизнь. В таком случае предусмотрен специальный отсек, в котором эльф может поразмышлять о прожитых тысячелетиях, а потом уничтожить свое тело, чтобы спокойно уйти… куда? Никто не знает. Вообще судя по рассказам, вся эльфийская цивилизация насчитывает примерно семьдесят тысяч лет. Тому же Кейлару, фактически являющемуся прародителем абсолютно всех живущих ныне эльфов, как раз семьдесят с чем-то тысяч лет. Ужас! Я совершенно не представляю, во что превращусь, если проживу столько же, а теперь, когда я по идее принадлежу к эльфийской расе, то имею очень хорошие шансы на это. Непонятно, как он еще не ушел, как делали и более молодые эльфы. Видимо, дело в том, что у него есть интересная особенность — психологически он не стареет. Совсем. И информация о нем доступна любому желающему, что, в общем-то и правильно. От кого ее скрывать? От своих детей? Или от жителей различных планет, которые дай Создатель, начнут внутрисистемные перелеты еще через несколько сотен лет, а некоторые и вообще не начнут. Но я отвлекся. Когда живое существо окончательно подпадает под власть Мозга-Матки, то в течение нескольких часов необратимо изменяется. От него остается только увеличенный до невероятных размеров мозг. Кожа, кости, всё остальное тело превращается в пищу для Мозга и строительный материал для обустройства своего жилища. Вот, значит, откуда там была эта мерзкая слизь, никогда бы не подумал, что из одного человека можно ее столько получить. Когда трансформация завершена, Матка преобразует все небольшие вещи в те самые разноцветные камушки, являющиеся своеобразными "усилителями сигнала", позволяющими усиливать степень контроля. Из-за этого, одиночный зомби способен только страшно хрипеть и протягивать к тебе когтистые руки, а с пятьдесят мертвецов уже будут скакать и драться. С того момента, когда человека взяли под контроль, его уже не спасти, даже если в эту же секунду уничтожить Матку. Его мозг разрушается, пожираясь ею. К счастью, один Мозг способен контролировать максимум с десяток тысяч людей и не может властвовать над всякими насекомыми или животными. Естественно, ходят слухи о неком Надмозге, способном контролировать более мелкие Мозги-Матки, которые в свою очередь контролируют легионы зомби. В общем, стандартная страшилка для детей на ночь, если бы это было правдой, нашу Галактику населяли бы одни зомби, да и то вряд ли.

Дойдя до дверей в лабораторию, я осторожно постучался, надеясь, что Атиэль не слишком занята. Мои ожидания оправдались, и через несколько минут я уже сидел в кресле, наблюдая как к моей, руке, находящейся в энергополе, сковывающем движения, тянутся манипуляторы имплантера.


Эльфийка дезактивировала стабилизатор положения руки, и я наконец-то смог ей пошевелить. В течение последнего получаса она имплантировала мне кость технотрон, который обещала сделать до высадки. Само хитрое устройство представляло собой целую сеть микроскопических процессоров, соединяющихся между собой в единое подобие компьютера. В целом, имея технотрон, можно было выжить практически в любой ситуации, даже если окажешься на необитаемой планете, то можно послать сигнал бедствия, и через, максимум, час, к тебе на помощь примчится один из бесчисленных эльфийских кораблей. Если не иметь никакого представления о различных высоких технологиях, то со стороны действие технотрона можно было принять за магию. Как было написано в одной древней эльфийской книге: "Сверхразвитые технологии невозможно отличить от магии". Действительно, его вариант для бойцов и колонистов первой волны мог также, как и Эрья разбрасываться огненными шарами, правда, в отличие от девушки, совершенно непонятно было, откуда берется основа для огня? С магией-то всё элементарно: создал основное плетение, получается деструктивный орб в энергетическом плане, таким можно разве что вызвать головную боль у врага. Но когда плетение накачивается энергией до критической массы, происходит проецирование в реальность, вот тогда огненный шар становится воистину страшным оружием. От такого не всякий доспех спасет. А в случае с технотроном буквально из ниоткуда возникает пучок сверхразогретых частиц, которые, будучи до столкновения окружены каким-то полем, либо врезаются в цель, полностью ее уничтожая, либо через некоторое время разлетаются в разные стороны, тоже нанося немалый вред. Как я понял из неторопливого объяснения Атиэль, следившей за работой аппарата, внедрявшего в костную структуру эти самые микропроцессоры, сложилась примерная история создания такой полезной вещи.

Когда-то, много веков назад, когда автономный реактор был только изобретен, перед первыми эльфами-поселенцами остро встала проблема биологической несовместимости их с биосферой некоторых планет. На первой же открытой планете, эльф, ушедший в самостоятельный исследовательский поход, отравился… своей же едой. Кое-как добравшись до лагеря, он еще несколько десятков лет не мог встать, пока целители не нашли способ противодействия инфекции. Оказалось, что сам воздух планеты, в целом безвредный для всей расы, оказывал медленное, но постоянное воздействие на воду. В результате, как только она соприкасалась с местным воздухом, то начинала менять свою структуру. Если и до этого вода не была идеальной, то при взаимодействии с атмосферой в ней начинали накапливаться минеральные осадки, приводившие к частичному параличу неровной системы. Тогда-то и был создан первый прототип технотрона, имевший вид наруча, одевавшегося на правую руку. Все микросхемы, ответственные за определение химического состава пищи, были упрятаны под практически неразрушимый металлический корпус. Позднее, когда на той планете, ставшей сейчас одной из основных эльфийских баз, были обнаружены месторождения сверхпроводящего магическую энергию минерала, технотрон доработали. Случилось это через добрые пятьдесят лет, когда начали появляться первые признаки возможности терраформинга. Теперь в наручах имелись встроенные устройства, позволявшие одновременно анализировать наличие вредных для владельца веществ и нейтрализовывать их. Хоть и по сей день, эльфы остаются единственной расой, вышедшей в космос, нередки были случаи столкновений с аборигенами вновь открытых планет. А когда произошло первое столкновение с ныне ушедшей расой, ученые впервые озаботились созданием вооружения, отличающегося от луков с мечами. Поразительно! Во времена космических кораблей у эльфов всё еще не было вооружения, даже на кораблях не было. Но в космический боях сразу показали свою силу эльфийские маги, поражавшие корабли врагов в обход любой их защиты. К сожалению, враги со времен нашли способ защититься от внезапно начинающих лететь в них астероидов или классических огненных шаров, но тогда же и на кораблях эльфов появились орудия. В космосе расы попеременно теснили одна другую, но оставались еще планеты, на которые чужаки высаживали свой десант. С орбиты сильно не побьешь, если не хочешь уничтожать биосферу, столь долго создаваемую и стабилизируемую. Поэтому были разработаны первые броенкостюмы, представляющие из себя уменьшенное подобие артиллерийских экзоскелетов Ордена Айрэ. Точнее, эти экзоскелеты входили в состав оборонительных и наступательных групп по причине своей невероятной для того времени мощи. Один выстрел легко пробивал броню боевых машин противников. Чем-то похожие на людей, они развивались по технократическому пути, по сведениям разведчиков, на принадлежащих им мирах практически не было природы, как таковой. Всё заменяли высокотехнологичные комплексы жизнеобеспечения. Естественна была реакция эльфов, для которых живая природа возводилась в ранг святого. Именно тогда, для улучшения коммуникации членов отряда и общего повышения боевой мощи был создан технотрон-имплант. Теперь любой желающий мог заменить металлический наруч на встроенные в кость биопроцессоры, соединявшиеся в единую сеть. Теперь вся эльфийская раса была объединена единой информационной сетью, доступ к которой осуществлялся через технотроны. В активном режиме, они визуально проецировались в виде полупрозрачной голограммы, имевшей вид наруча. В случае необходимости, он мог на некоторое время заменить тактический центр, за счет способности перерабатывать огромные информационные массивы, а также засчет инфо-сети, любой эльф мог запросить практически любые данные. Разумеется, не каждый соглашался на рискованные эксперименты, было несколько случаев отторжения импланта, после чего несчастным пришлось выращивать новый био-имплант руки. Со временем, технотрон появился у каждого эльфа, а управление стало мысленным. Вкупе с бешеными темпами развивающейся военной промышленностью, такое единство расы дало возможность буквально за сотню лет выдавить врагов за пределы изученного пространства. Попутно была захвачена родная планета прототипов людей, полностью омертвевшая. Все ресурсы были исчерпаны, даже атмосфера была до того загрязнена, что победителям пришлось ходить исключительно в костюмах полной защиты. Жизнь на планете явно поддерживалась искусственно, а с уходом хозяев, через несколько десятков лет погибла окончательно, внезапный взрыв какой-то секретной научной станции привел к возникновению внутри планеты микроскопической черной дыры, почти полностью уничтожившей систему. При этих словах я вздрогнул, вспомнив, что сам тоже чуть не стал причиной конца света.

Через несколько минут должно было состояться вселение души Ан-Настасии в выращенное тело и помещение Айланы в стазис-поле, имевшееся только в количестве одна штука на десять кораблей. Причиной этого были огромные затраты энергии на его поддержание, которые могли обеспечить только реакторы, из которых был успешно извлечен оператор. Вроде бы, это объяснялось тем, что они могли выдерживать невероятные нагрузки. В коридоре, по которому я как раз шел, имелось довольно большое смотровое стекло. Взглянув в него, я увидел, как вокруг выкопавшегося из-под Асера корабля образовалась сетка разрядов. Только через несколько секунд я понял, что автоматически переключился на энергетическое зрение. Тем временем, сетка, по краям которой стояли четыре гигантских корабля, бывших даже больше самого транспортируемого, вытянула из себя кольцо, в котором все пять кораблей немедленно исчезли. Вот, значит, как выглядит теперь перемещение через темное пространство! От моего прикосновения стена раскрылась и я вошел в лабораторию, встреченный неодобрительным взглядом Атиэль, имя-то какое обтекаемое, так и видится поток речки, постепенно стесывающей камень, лежащий в ее русле. Движением руки приказав мне не мешаться, она отвернулась. Стена перед нами стала абсолютно прозрачной. За ней оказалось такое же помещение, в котором находилось мое тело. Такой же массивный прозрачный резервуар, укрепленный в держателе. Присмотревшись, я немного усомнился в том, что такое тело подойдет Ан. Если в прежнем у нее были длинные черные волосы и светлая кожа, то тут всё вроде было также, но всё-таки, имелась какая-то чуждость. Впрочем, это просто эффект, неизбежно возникающая при взгляде на тело без души.

— Да, это, наверное, и есть та самая девушка, уже столько лет содержащаяся у нас в стазисе? — прозвучал передо мной тихий голос.

Я резко дернулся, формируя вокруг себя щит и заготавливая молнию.

— Кто здесь?

Передо мной проявилась полупрозрачная фигура того самого эльфа, которого затянул в себя погибший Мозг-Матка. Выглядел он неважно. Весь в царапинах, да еще и без одного глаза. Если встретиться с ним ночью и внезапно, то можно легко принять за злобного призрака, желающего поживиться твоей душой.

— Я, знаешь, как было трудно не дать себя сожрать этой твари? — дух печально вздохнул, как бы призывая мен посочувствовать. — Как хорошо, что ты использовал свою жуткую магию, хоть меня и здорово потрепало, выбраться я успел.

— О, я рад, что смог помочь, — выходит, я зря убивался насчет своей безответственности, вон, спас жизнь эльфу.

— Я тоже, а теперь мне надо заказать у Атиэль новое тело, еще целую неделю пребывать в таком состоянии, не брать же мне какое попало? — не дожидаясь ответа, он просочился сквозь стекло и подошел к эльфийке, не пролетел, а именно подошел. Хотя, вполне возможно, что он просто низко летел, касаясь ногами пола. Перекинувшись несколькими словами с ней, эльф исчез, видимо, пошел пугать остальных жителей корабля. Вот бы так было везде — умер, и через несколько дней получил новое тело, которое, плюс ко всему, можно напичкать разнообразными улучшениями, вроде укрепленного углеродным слоем скелета или тех же самых крыльев.

Тем временем, вокруг резервуара заметались росчерки молний, и из-за стекла донеслось приглушенное гудение. Эльфийка, сосредоточено нахмурившись, вытянула руку в сторону стекла, разделяющего комнату с резервуаром и лабораторию. Вот и пришло время магии и колдовства, переключившись на энергетическое зрение, я поразился невероятной сложности плетения, создаваемого Атиэль. В отличие от Кеметиан или Смерти, эльфийка не просто соединяла биологическое тело и душу, а сразу привязывало ее к основным управляющим линиям, насколько я понял, при этом время адаптации сокращалось от получаса до нескольких минут. Около резервуара из пола вылетел еще один такой же, но полностью заполненный неясной природы субстанцией. При взгляде на нее зрение смазывалось, а голова начинала кружиться. Когда цилиндр занял свое место рядом с телом Ан-Настасии, пространство вокруг него исчезло. Как так? Причем, исчезло оно только на физическом плане, в энергетическом потоки стали еще мощнее. Видимо, свою роль тут сыграло восприятие, как раз в этот момент между стазис-полем и резервуаром с телом образовалась своеобразная пуповина, по которой душа девушки и перемещалась в новое вместилище. Согласно прогнозам, длительное ее нахождение в моем теле вызвало разрушение ауры, из-за которого при контакте с окружающим миром, душа сразу бы просто исчезла, разорванная миллионами энергопотоков на миллионы же кусков. По сути дела, сама душа представляет собой совмещенный комплекс всех личностей, сформировавшихся за все пережитые ею реинкарнации. При этом, вопреки различным учениям, без защитной оболочки в реальности она существовать не может. Такой защитной оболочкой является аура, которая образуется при длительном контакте с физическим телом. После его смерти, аура остается с душой, но в случае с совмещенными сознаниями в одном теле, у одного из них эта оболочка просто атрофируется за ненадобностью. Но в стазис-поле время полностью остановлено, там нет даже такого понятия, а, следовательно, нет и энергопотоков. В поле душа может находиться сколько угодно, хоть и сохраняя при этом сознание, но утрачивая возможность воплотиться в новом теле, впрочем, тут тоже много своих заморочек. Как я понял, в реальности стазис-поле и резервуар исчезли, потому что застыли в прошлом промежутке времени, которое для нас уже прошло, а там длится вечно. Поэтому, наш глаз, не в силах справиться с потоком абсолютно противоположной информации, просто отсекает ее, сохраняя разум в целости. При этом, эльфийка производила сложнейшую операцию по совмещению души с нервной системой прямо внутри времени, то есть, она одновременно пребывала в "нигде и никогда" и в нашей реальности. Брр… От таких размышлений впору сойти с ума, всё равно они ни к чему не приведут. Тем временем, Ан-Настасия уже проявилась в реальном времени, но уже была отсечена от смертельно опасной для нее энергии. Стазис-поле исчезло, и в лаборатории вновь появился резервуар, из души которого начала откачиваться биожидкость, нужная для поддержания биологических процессов в теле. Если до этого, даже когда Ан уже слилась с телом, оно всё равно ощущалось, как мертвое, то теперь, когда при взаимодействии нервной системы и души стали образовываться первые, тонкие еще слои ауры, я сжал кулаки. Целых восемь лет по счету предыдущего воплощения я пребывал в уверенности, что никогда не увижу ее, а теперь моя мечта сбылась! Всё равно, как она выглядит, главное, что она жива и может не только быть бесплотным голосом у меня в голове, но и подойти ко мне своими ногами, и сама ощутить окружающий мир! Стенки резервуара открылись и девушка, шатаясь, ступила на пол. Остановившись, она поднесла руки к глазам и несколько раз сжала и разжала пальцы. На ее лице отразилось детская радость, и она принялась ощупывать себя. Представляю, каково это, после восемнадцати лет пребывания в качестве духа вновь оказаться в реальном теле. Таким же способом, заключением души в стазис-поле, у эльфов наказывают самых страшных преступников, даже не представляю, какой проступок должен совершить эльф, чтобы его так наказали. Посмотрев на меня, Ан-Настасия скользнула взглядом по эльфийке и быстро убежала в предусмотрительно открывшиеся двери. Спустя десять минут она вышла в лабораторию, уже одетая в стандартный костюм, который тут носило большинство эльфиек. Простые брюки из нервущейся ткани, такое же подобие укороченной рясы, перехваченной на поясе ремнем. Пройдя сквозь открывшиеся двери, она тотчас же бросилась мне на шею.

— Эриль! — она всхлипнула. — Ты… ты не представляешь, как я рада!

— Почему же, прекрасно представляю, — проворчал я, поглаживая ее по спине. Прислушавшись к своим ощущениям, я с некоторым сожалением отметил, что той всепоглощающей любви, которую я испытывал к ней несколько лет назад, не было. Осталось только теплое чувство нежности, какое я мог бы испытывать к любимой сестре.

— Где мы находимся? — она удивленно дернула ушами. — Это, эльф?!

— Значит, и в вашей реальности мы есть? — Атиэль имела, как и все эльфы, чрезвычайно острый слух, поэтому в мгновение ока оказалась рядом с нами. — А как они выглядят, можно поподробнее?

— О них остались только неясные легенды, но выглядят они также как и вы, разве что уши немного больше, но это может быть искажением на картинах, — ответил я, подходя к дверям. — Ан, пошли, мне нужно столько всего тебе рассказать!

— Эйден! — в дверях внезапно появилась…

— Лина? Как ты тут оказалась?!

Глава 13

200. M10


Охранник школы упал, и в холл ворвались несколько человек в масках. Ученики, еще несколько минут назад собиравшиеся в школу и переговаривающиеся между собой, застыли.

Через несколько минут всех сбили в одну кучу, заставив подняться на третий этаж и сесть в углу общего зала. Никто не мог понять, что происходит?

В этой школе, расположенной на среднем, четвертом уровне города-улья учились исключительно дети местной аристократии, а сама школа охранялась наравне с домами самих знатных людей. По идее, привратник выполнял только декоративную функцию, развлекая изредка приходящих родителей отвлеченным разговором, пока директор заканчивал важные дела, если у него такие на момент посещения имелись. Никто и никогда даже не мог подумать, что школьную систему защиты можно обойти, созданная с помощью новейших разработок военных корпораций, она могла некоторое время противостоять даже силам планетарной обороны. Но, по иронии судьбы, в нее проникли самые обыкновенные террористы. Каким образом? Неизвестно. Через несколько минут инфосеть планеты наполнилась возмущенными откликами жителей города-улья, призывавшими власти хоть как-то отреагировать. И это подействовало, уже через несколько минут после первого сообщения, размещенного неизвестным прямо на главной странице губернатора, школу окружили отряды внутренней полиции. Но и они мало что могли сделать, среди террористов оказался довольно неплохой инженер, успевший взломать комп, управляющий автоматической системой обороны и теперь, при пересечении периметра, несколько крупнокалиберных автопушек незамедлительно открывали огонь. Плюс ко всему, по сети было объявлено, что если полиция пойдет на штурм, заложники буду немедленно убиты. В качестве доказательства из окна выкинули одного из учеников, которого сразу же расстрелял охранный периметр. Никто не знал, что делать. Уже несколько десятилетий преступность в городе была раздавлена и еле-еле копошилась на первых уровнях города, среди отходов и свалок. И теперь, когда все уже привыкли к спокойной жизни, недаром Тауран был столицей, по укладу жизни был нанесен такой удар! На помощь полиции прибыли отряды спецназа.


Один из бандитов проходя, пнул вставшего размять ноги ученика, отчего тот повалился обратно. Если бы тут находилась военная академия, то террористы бы уже пожалели о своем деянии, но школа была исторической, тут готовили историков, а не воинов. Уже третий час все сидели, боясь пошевелиться и с ужасом иногда кидая взгляд на лежащие в углу три тела. Час назад одному из захватчиков приглянулась одна из учениц. Грубо схватив ее за руку, он потащил несчастную вверх по лестнице, но метнувшийся за ним юноша неожиданно свернул бандиту шею. Вернее, сначала в его руке блеснул стилет, вонзившийся террористу между шейных позвонков. Тот захрипел и начал разворачиваться, но юноша плотно схватил его за подбородок и затылок и резко повернул голову. Еще не успело тело упасть, как он схватил девушку за руку и попытался убежать вверх. За ним побежали двое человек и через несколько секунд притащили беглецов. Мертвых. Правда, один из бандитов, ругаясь, зажимал глубокую рану на руке. Но этот случай наглядно показал, что захватчикам лучше не противоречить. К счастью, ни один из них больше не проявлял своих желаний. Чего они хотели? Это тоже было неизвестно. Еще одного из учеников просто выкинули из окна. Спустя несколько секунд оттуда донесся стрекот системы защиты.

Глава 14

200М.10


— Приветствую еще раз, — по лицу таможенника было видно, что он совершенно не рад меня приветствовать. — Что вам угодно?

— Мне угодно узнать местонахождения элитной клиники, где могут провести операцию по удалению металла из кости, — я обнажил руку. Для обычных людей (себя я обычным человеком не считаю уже десять лет, всё-таки, я — инквизитор) зрелище было малоприятным. Кожа вокруг расплавленной цепи почернела, став больше похожей на угли. Плюс ко всему вокруг меня стоял тошнотворный запах паленого мяса, и если боль можно было унять с помощью игломета, то запах было никак не истребить. Надеюсь, врачи смогут что-нибудь с этим сделать. Ходить с таким украшением не очень хочется, тем более металл, из которого сделана цепь, по идее, вообще неразрушим. Ну разве что только орудиями крейсеров. Хотя тоже не факт, помнится, в одного инквизитора еретики выстрелили с орбиты. От него осталась только Святая Звезда, немного потеплевшая.

Действие парализатора уже стало проходить, и в руке появилась режущая боль. Не желая тратить ни минуты, я решил отложить сообщение о нечестивом артефакте на другое время. Засунув в специальные кармашки на бедре четыре запасных обоймы, я направился к лифту. Кстати, очень странно, что на этом этаже никого нет. Стоп! Это на самом деле подозрительно. Надо проверить. Вместе с Антонио мы пошли вдоль коридора, распахивая двери и осматривая комнаты. Выглядели они совершенно обычно, если не считать того факта, что в них явно недавно находились люди, к примеру, откуда может под аккуратно застеленной кроватью взяться пятно крови? Или откуда за зеркалом, висящим напротив входа в один из номеров, может появиться руна Великого Соблазнителя? Тут явно что-то не так. Я распахнул последнюю дверь и отшатнулся. За ней вся поверхность была зеркальной. Внимательнее всмотревшись в пол перед порогом, я увидел, как мое лицо преображается, изо лба вырастают загнутые назад рога, кожа чернеет и становится грубее, глаза наливаются красным пламенем. К счастью, это зеркало, по-видимому, не было каким-нибудь жутко древним и могущественным артефактом Тьмы, поэтому от выстрела из освященного пистолета разбилось с мелодичным хрустальным звоном. Под ним опять оказались нечестивые знаки! Да что же это такое? Неужели весь город охвачен ересью? Или… именно этот отель является ее оплотом? Недаром около него создан знак Тьмы, грозящий со дня на день превратиться в прямой пробой между реальностью и извращенным миром демонов. Выстроим логическую цепочку: как известно, номера в отеле проверяются каждый день, если не находятся в распоряжении инквизитора, ни одни отел не будет делать зеркальную комнату, каждый уважающий себя хозяин знает, что любое зеркало может внезапно стать проводником в миры Тьмы. Но эта комната тут есть! Следовательно, работники и хозяин отеля знают о ней. Но, в то же время, как они могли дать мне снять именно этот номер, зная, что неподалеку находится такая комната? Тут явно что-то не то. Я застыл, вслушиваясь в тишину коридоров. Абсолютную тишину, в которой был еле слышен стрекот. Мне не раз приходилось летать на вертолетах, поэтому звук их винтов я мог узнать даже во сне. Но я определенно не видел вертолетов в городе, тем более что в городе-улье их просто не может быть. Обычно вертолеты применяют в условиях низкой гравитации. И они всегда являются боевыми машинами. В стене напротив меня появилось множество дырок, и я пролетел через весь коридор, хорошо, что генератор защитного поля сработал вовремя. Поднявшись, я поморщился, от удара голова немного кружилась. Кто посмел поднять руку на меня? Пылая праведным гневом, я побежал к лифту, гадая, куда опять делся экстерминатор. Как только какое-нибудь внезапное нападение, он всегда исчезает, чтобы появиться в совершенно неожиданном месте. Чаще всего, я замечаю его, когда он уже втыкает свой нейронож в спину еретику. Легкие створки лифта закрылись, и кабина поехала вниз, а сверху опять послышался грохот пулеметной очереди. Иногда мне хочется кроме экстерминатора иметь в распоряжении небольшой отряд, какой имеется у некоторых особо рьяных инквизиторов. У Соломона вообще, небольшая армия. Человек десять и все, как на подбор, суровые и верные лично ему. Бросив взгляд на часы, я понял, что до его приезда осталось еще полтора дня. Да, не очень обнадеживающе. Освященный меч и огненные пули не помогут против вертолетов. И, если рассуждать логически, то тот, кто имеет возможность посреди города поднять в воздух вертолет, обладает и достаточной властью в этом городе. А сделать так, чтобы несанкционированный летательный аппарат не был сбит полицией, может только… либо сам начальник внутренних сил, либо губернатор. Я был прав! Ересь проникла в самые верхи управления города.

Внезапно сверху раздался жуткий скрежет, и лифт резко остановился, так, что я даже подпрыгнул. Потом начал падать вниз, но, подхваченный аварийным механизмом, опять остановился. С экрана, располагавшегося в углу, исчезли ровные ряды кнопок, вместо них появилось странное лицо, состоящее из синих квадратиков. Что-то нечленораздельно проскрипев, оно дернулось и в лифте выключился свет. Его двери раскрылись, что ничуть не облегчилось моего положения — за ними была гладкая сталиевая стена. А плазменного резака у меня с собой не было. Не успел я додумать, как лифт снова полетел вниз, через секунду изменив направление движения. Челюсти громко клацнули, и я почувствовал, как крошатся зубы. Створки раскрылись, и передо мной оказался длинный темный коридор, в стенах которого были нечетко видны очертания проемов дверей. Активировав ночной режим видения, я задумался. В проемах не было дверей. Привязав Святую Звезду к руке, чтобы не болталась, я отметил, что боль уже не чувствуется, от нее осталось только ощущение чего-то инородного в кости. Металл уже остыл и теперь холодил обугленную кожу. С легким шелестом из ножен вылетел и ножен. Странно, но на этот раз демоны, если они тут были, не стали использовать свою обычную тактику, сводящую с ума слабых духом. Не было слышно всепроникающего шепота, обещающего, угрожающего, проникающего в сознание подобно гною. Вместо этого в коридоре стояла абсолютная тишина, какая может быть в открытом чистом космосе.

Между дверьми мелькнула чья-то тень, и я немедленно всадил в то место два патрона, разорвавшихся огненными вспышками. Несмотря на усовершенствованный прибор ночного видения, в дальнем конце коридора всё равно стояла непроглядная темнота, в которой что-то двигалось. Как я узнал? Просто, когда я уже подошел к аномальному месту, прямо из облака тьмы вылезла чья-то рука. Я отшатнулся, надавив на курок, но пули исчезли в темноте, как будто там таилась бездна. Что же это такое? Почему именно мне выпал город, в котором на каждом шагу попадаются демоны? Тем временем, из клубов темноты появился… правильно, именно демон, если это существо можно было так назвать. Увидев его, я крепче сжал свой меч, засиявший белым светом. Огромная гора мускулов, с непропорционально длинными руками, которыми чудище опиралось об пол, небольшая голова, покрытая костяными щитками и мерзко ухмыляющаяся морда, вызывали желание иметь за спиной как минимум инквизиционный карательный отряд. Но вместе с тем, создание Великого Соблазнителя излучало ауру притягательности, любой другой человек давно бы уже сошел с ума, не в силах понять, что происходит, но холодный металл Святой Звезды давал мне силы бороться с дьявольским наваждением. Демон неспешно прошествовал ко мне и уже занес лапу, видимо думая, что я уже нахожусь в трансе. Последовавший удар был настолько стремителен, что я даже не успел подставить меч, инстинктивно выставив вперед правую руку. Результат превзошел все мои самые смелые ожидания — плоть демона начала плавиться, омерзительной слизью стекая на пол, а само создание Тьмы упало на пол. Потрясенно уставившись на руку, я понял, в чем дело. Святой металл, вплавленный в кость, защитил меня! Создатель и Император по-прежнему охраняют меня от зла! Морщась от боли, я обмотал свободный остаток цепи вокруг кулака и, подпрыгнув, со всего размаху ударил демона по голове. Теперь запахло паленой плотью. В следующую секунду я оказался отброшен прямо к двери лифта, перекатившись через порожек раскрытой двери и в самый последний момент ухватиться за него. Подтянувшись, я уже было собрался броситься в бой, как из шахты сломанного лифта вылетела неясная тень, немедленно атаковавшая демона. Через несколько секунд от него остались только кровавые ошметки. Когда я подошел к нежданному помощнику, они уже истаяли. Кто же он?

Это определенно был человек. Высокий, наверное, на голову выше меня, а я и сам немаленького роста. Но при этом незнакомец не был худощавым. Выдающиеся скулы и орлиный нос выдавали тщеславного и вспыльчивого человека, тонкие губы — решительного. Насколько можно было увидеть из под капюшона, закрывавшего лоб, у него были длинные черные волосы, пока что лежащие на груди. Прибор ночного видения наконец-то пришел в себя после удара и восстановил цветопередачу. Черный кожаный плащ, какой мог носить какой-нибудь аристократ на Терре. Такие же штаны и тяжелые даже на вид сапоги, подбитые сталием. Может, с пятьдесят лет назад человек бы и произвел впечатление аристократа, но даже теперь он производил впечатление необычного человека. Аккуратно сняв капюшон, он обернулся и посмотрел на меня. Вернее, скорее всего посмотрел. Глаза были затянуты какой-то тряпкой, имевшей такой же цвет, как и весь костюм. Причем я был уверен, что он видит меня! И мое инквизиторское чутье молчало, следовательно, либо он был на самом деле человеком, либо очень могущественным демоном. Этот город стал истинным порталом во Тьму! Демоны беспрепятственно воплощаются буквально на каждом шагу, прямо около космопорта находится еретический артефакт! До приезда инквизитора Соломона оставалось еще тридцать часов. И за эти тридцать часов я намерен уничтожить как можно больше еретиков. Вопреки распространённому мнению, только высшие демоны могут самовольно воплощаться в реальности, но даже им нужен неимоверно нечестивый человек, который своими мыслями искажает ткань реальности, истончая ее и делая более уязвимой для тварей Тьмы. На всякий случай, выставив перед собой Звезду, я приблизился к незнакомцу.

— Кто ты? — мой голос прозвучал неожиданно громко, многократно отразившись от стен.

— Здравствуй, Николо. Я — Херуваэль. Рад познакомиться, — человек легким движением снял повязку и уставился на меня. Что-то неестественное было в его взгляде.

— Откуда ты знаешь мое имя, демон? — теперь я понял, что вызвало чувство неуюта. Его темные, почти черные глаза были абсолютно неподвижны. Они как будто смотрели куда-то в недоступные мне пространства.

— Ну, зачем сразу же так грубо? И не маши своей железкой, она мне всё равно ничего не сделает. О! Позволь мне тебе помочь, — демон пошевелили пальцами и святой металл выпал из моей руки, а кожа на глазах стала регенерировать. — Мне очень интересно, почему ты считаешь меня злом? Смотри, я сейчас спас тебе жизнь, это раз, — он загнул длинный палец. — Избавил тебя от похода к хирургу, это два. Я сделал тебе столько добра абсолютно безвозмездно, а ты сразу же накидываешься на меня и пытаешься уничтожить… Скажу тебе по секрету, — он опять надел повязку. — Ты сможешь причинить мне вред только своим мечом, вот только, есть одна проблема. Мне достаточно пожелать, и ты исчезнешь. Да… Интересно…

— Что тебе надо от меня, демон? — я поспешно вынул меч, острием наставив его на порождение Тьмы.

— Можешь называть меня по имени: Херуваэль, я же не зову тебя "Инквизитор", прояви хоть каплю уважения. И вообще, я еще раз намекаю, я только что спас тебе жизнь.

— Что тебе нужно от меня? — про себя я уже читал священные тексты молитв.

— Да что ты заладил: "Что нужно, что нужно?" — демон поморщился и меч остановился в нескольких сантиметрах от его шеи. — Слушай…

Внезапно меня подняла неведомая сила, заставив зависнуть под самым потолком. Внизу также, не меняя позы, стоял Херуваэль, с интересом смотрящий на меня.

— Я не желаю тебе зла, так что и ты будь добр относиться ко мне соответственно. Я не понимаю, почему вы все считаете абсолютно всех демонов злобными тварями? Возьмем в пример меня, разве я злобен? Или что? По моему мнению, очень даже культурен, — по всему коридору зажегся свет, и я смог получше рассмотреть лицо пытающегося склонить меня к ереси демона. Абсолютно белоснежная кожа, с ярко выделяющимися на ней красными светящимися рунами, находящимися на лбу тела демона. В растянутом в улыбке рту среди ровных белоснежных зубов четко выделялись удлиненные клыки. Приглядевшись получше, я заметил и когти, которыми заканчивались удлиненные пальцы демона. Стоп! Получается, он захватил человеческое тело?

— Император! Пред лицом опасности смертельной уповаю на милосердие твое! Яви свое могущество и уничтожь врага своего вечного! — короткая молитва, и я ощутил, как благодать Императора струится по моим жилам. Мгновенно нечестивое колдовство демона было развеяно, и я упал с высоты в два моих роста. Демон корчился в золотых лучах, которые испускала лежащая прямо перед ним звезда, пытался вырваться, но не мог выйти за пределы цепочки, так удачно создавшей вокруг него круг. Сняв с пояса небольшую плоскую колбочку, я сдернул с нее генератор защитного поля и кинул прямо под ноги демону. Во все стороны брызнула вода, которую освящали в течение ровно шестисот шестидесяти шести дней, специально против самых могущественных демонов. Попав на тело порождения Тьмы, она на несколько минут должна была парализовать его, с чем успешно и справилась. Тело-носитель демона выгнулось, когда его сущность почувствовала невозможные для любого другого существа муки. Удерживающая меня сила исчезла, и я упал на пол. Вокруг демона бушевал настоящий ментальный шторм, стены уже стали покрываться псионическим льдом, когда я наконец-то снял с руки браслет. Одно нажатие на сенсорную панель, и браслет обвис в моих руках, превратившись в гибкую полосу светящегося изнутри металла. Экран компа сообщил, что температура окружающей среды приближается к минус тридцати градусам, хотя я и без него уже отбивал зубами дрожь. Но, несмотря на всё это, я в считанные секунды преодолел расстояние до почти плененного демона… и уткнулся в непроницаемую псионическую стену, захватившую меня и зафиксировавшую в одном положении. Тем временем, действие освященной воды уже заканчивалось, психический шторм становился еще сильнее. Я уже почти накинул ограничитель на тело-носитель, когда действие воды окончательно прекратилось. Теперь демон предстал передо мной во всей своей ужасающей силе. Капюшон был откинут, а длинные черные волосы теперь шевелились, как живые. Изо лба, прорвав кожу, выросли длинные загибающиеся назад рога, повязка спала — из глаз, до этого пустых, рвалось нереальное пламя Тьмы. Поднявшись в воздух, демон нанес мне удар своей удлинившейся когтистой лапой. Резко выкинув вверх меч, я смог блокировать его — освященный материал выдержал, но по руке пронеслась волна резкой боли и она бессильно повисла. Проклятый демон был слишком силен даже для меня! Следующий удар пробил сталиевую стену в том месте, где я был еще мгновение назад. Тем временем, я снял с пояса еще одну колбочку. Поле исчезло, и она полетела в демона. Тот немыслимым образом изогнулся, и стекло ударилось об стену, разбрызгав воду по всему коридору. При всем могуществе проклятого порождения Тьмы, против мощи искренних молитв тысяч праведных людей не смог устоять даже он. Ситуация вновь повторилась, физическое тело демона упало, а вокруг стало заметно холоднее. Пока пси-шторм не достиг такой же плотности, как и раньше, я быстро пересек разделявшее нас расстояние, как внезапно всё здание содрогнулось, и между нами образовалась огромная дыра, перепрыгнуть которую у меня не было никаких шансов. Я в растерянности оглянулся. Что опять за напасть? Если уничтожить тело-носитель, то сущность Тьмы просто найдет себе новое пристанище. Рука всё еще болела, но я всё равно решил, во что бы то ни стало добраться до врага и побороть его. Отойдя на несколько метров, я разбежался и оттолкнулся от пола, несколько секунд я находился в воздухе. Успев рассмотреть, как этажом ниже крадучись продвигаются несколько человек, похожих на солдат сил внутренних сил обороны, я ударился об острый край дыры. Хорошо, что на мне были доспехи и защитное поле, иначе меня бы разрезало на две неровные половинки. Я напряг руки, чтобы вылезти на твердую поверхность, как в руке, на которую пришелся удар демона, что-то хрустнуло и пальцы разжались. Сервомоторы перчатки едва успели среагировать и железной хваткой вцепиться в край, но соскользнули и я упал прямо в середину компании солдат. Те резко застыли на месте, направив на меня стволы автоматов. Я вскочил.

— Имя, звание, отряд? — с каким-то мрачным удовлетворением произнес я, наблюдая, как вытягиваются лица солдат, только сейчас разглядевших знак Святой Инквизиции, находящийся у меня на груди.

— Спецотряд Сил Внутренней Обороны, мы в вашем распоряжении, инквизитор! — бодро отрапортовал центурион.

— Тогда я приказываю вам немедленно идти отсюда и с ближайшего транслятора передать инквизитору Соломону, вот его код связи, — я перекинул код на комп спецназовца. — Что в городе возникла всепоглощающая ересь.

— Так точно, инквизитор, — центурион со своей компанией быстро исчез.

Стоп. А как же вертолет? Не успел я крикнуть, что на улице может быть опасно, как снаружи опять послышался гул лопастей. Решив, что пусть там сами разбираются, я снял с пояса последнюю емкость со святой водой, всего их в стандартной комплектации три. На удивление, с этого этажа не было слышно воя демона, хотя пока я находился рядом с ним, голова болела от душераздирающих звуков. Поискав глазами хоть какое-нибудь подобие лестницы, я пришел к неутешительным выводам, что лестницы тут не было как таковой. Куда меня забросила неожиданная поломка лифта? Между прочим, эти помещения были очень похожи на хозяйственные. Пока я осматривался, гул вертолета внезапно прекратился, теперь вместо него был слышен треск автоматов, тут всё еще использовали огнестрельное оружие. Ярким образцом новых технологий являлся мой именной пистолет "Аргументум", впрочем, я не особо разбираюсь в технологии производства вооружений. Знаю только то, что в момент выстрела в предполагаемой конечной точке пули образовывалось нечто, на огромной скорости притягивающее ее к себе по каналу разреженного воздуха.

Сзади меня внезапно раздался жуткий скрежет и, когда я обернулся, то увидел демона, стоящего передо мной в боевом облике. Немедленно в него полетела святая вода, но на этот раз он просто подпрыгнул и скрылся в проделанной дыре, а емкость разбилась об пол. Я отошел к окну, на всякий случай, выставив перед собой меч. Боль в руке почти не ощущалась, только иногда ее немного дергало. Какой же силой должен обладать демон, если он не только сумел самостоятельно вселиться в тело человека, но еще и легко противостоять воздействию освященных вещей?! Моя Звезда, которую он так легко снял, хотя должен был от одного вида впасть в ступор, всё еще лежала наверху, но даже если бы я ее и имел сейчас, то вряд ли трюк с призывом Света Императора сработал бы. Демон явно принадлежал к наиболее древним и могущественным, появившимся еще до того, как Император сошел в реальный мир. Я быстро поменял обойму, напряженно вслушиваясь в малейший шорох, что в условиях доносившегося с улицы треска было довольно проблематично. Стоп! Раз я слышу треск, значит, я нахожусь, максимум на пятом этаже, а отсюда демон легко может проникнуть в город. Я сомневаюсь, что при постройке отеля были соблюдены рекомендованные обряды освящения. Хотя я видел, как демон летал… В следующую секунду я вместе с сверхпрочным стеклом вылетел из здания. Комп любезно сообщил мне, что до земли осталось тридцать метров. Что делать? Поверхность приближалась слишком быстро, и я едва успел на полную мощность активировать кинетический щит, как из меня в буквальном смысле выбило дух. Ощущая резкую боль в плече, я через силу встал. Глова кружилась, все вокруг плавало в тумане. В углу экрана компа мигала надпись, информирующая, что энергии щитов осталось двадцать процентов, это при условии, что от атаки вертолета меня защитило обычное силовое поле. Даже когда я потряс головой, предметы не захотели возвращаться в свое обычное состояние. Вот бы мне сейчас инквизиторские доспехи, которые носят участвующие в широкомасштабных боевых столкновениях с еретиками и демонами. По сути дела, такая броня являет собой портативную систему жизнеобеспечения, усиленную всевозможными щитами и имеющую встроенный экзоскелет. Всё вокруг наконец-то перестало двоиться. По хронометру компа прошло всего лишь тридцать секунд, тогда как по субъективному ощущению прошло минут десять. На свое счастье, я упал прямо за углом здания и сражающиеся стороны меня не заметили. Но на этом моя удача и закончилась — из развороченного окна вылетел демон, светившийся теперь фиолетово-красным пламенем.

— Данный тип демона идентифицирован, как "Демон-князь", — побежали перед правым глазом строки. — Степень опасности — наивысшая. Рекомендации к уничтожению — нет. Дополнительно — для обезвреживания рекомендуется запереть демона в теле-носителе.

Пока Херуваэль неспешно приближался, я нервно огляделся. За углом всё еще шла перестрелка. Слава Императору и Создателю, на улицах уже никого не было, даже полиции. Скорее бы прилетел Соломон!

Демон прыгнул, вложив в прыжок всю свою нечеловеческую мощь. Еле успев сориентироваться, я отпрыгнул в сторону, перекладывая меч в левую руку — правая однозначно была сломана. Демон, видимо, решив поразвлечься, исторг из своей растянувшейся пасти поток огня, уничтожающий на своем пути даже покров, прожигая его до сталия. Выставив вперед меч, я отвернулся, попытавшись как можно лучше защитить голову. Оружие и освященный материал костюма выполнили свое дело — вместо того, чтобы испепелить меня, огонь просто опалил волосы. Теперь придется отращивать новые. Но эта мелкая проблема терялась перед видом стремительно приближающегося ко мне демона. Никогда не специализировался на борьбе с подобными, это дело полноценных боевых отрядов. А что если использовать игломет? С левой руки слетел целый рой стрелок, наполненных паралитическим ядом. Но и враг был не так прост, не сбавляя скорости, он отмахнулся рукой и все они бессильно осыпались на землю. Наученный горьким опытом, теперь я все удары принимал не прямо, а старался отводить в сторону, даже вся сила демона, способная крушить сталий, не могла нанести повреждений моему оружию. Но и оно не могло дать преимуществ. Любой другой демон от каждого прикосновения меча испытывал бы невыносимые муки. Но Херуваэль был не обычным демоном — он мог всех виденных мной раньше порождений Тьмы, как говорится, заткнуть за пояс. Теперь он атаковал меня не только с помощью когтистых рук, но и с помощью волос, точнее, они образовали вокруг шеи своеобразные выросты, не дающие накинуть ошейник подчинения. Понятно было, что в конечном итоге я проиграю, вопрос только, через какое время? Он мог внезапно убить меня как через одну секунду, так и через несколько часов, выносливости и мне и ему было не занимать. Звуки перестрелки давно стихли, а мы всё еще вели свою битву, от которой зависела судьба целого города.

В очередной раз я, ценой нечеловеческих усилий смог отбросить демона. Естественно, тот сразу же встал, но тотчас же перед ним пролегла дорожка пулеметных выстрелов. Несколько пуль он поймал руками, от остальных каким-то образом увернулся, но еще одна очередь ударила его в плечо и бросила на землю. Отлично, теперь он отвлечен на нежданного помощника. Не дожидаясь, пока он встанет, я сосредоточился. Восемь пуль, оставляющих за собой яркую полосу золотого огня, попали демону в грудь, объяв его клубам пламени. Обернувшись на солдата, удерживающего тяжелый пулемет, я кивком головы поблагодарил его.

— А теперь беги отсюда боец и если знаешь, где найти, вызывай сюда все боевые подразделения Церкви, — солдат кивнул, но не успел сделать и шага, как его подняло в воздух и разорвало не две части.

Бессмертный демон настолько укрепил свою человеческую оболочку, что даже священный огонь не мог причинить ей существенного вреда. Почти вся одежда обгорела, даже кожа сморщилась и почернела, но чудовище не собиралось отступать. В мгновение ока оно оказалось рядом со мной и нанесло мощный удар в грудь. В который раз я порадовался, что догадался надеть освященную одежду — она еще держалась перед нечестивой мощью. Бой продолжался уже полчаса, но ни я, ни демон так и не могли одолеть друг друга. Я причинил его оболочке несущественные для него повреждения, а он сломал мне руку и лишил меня Святой Звезды. Только биоклей, твердой оболочкой облепивший поврежденную кость, спасал положение, но и его не хватит надолго. Гул вертолета уже затих вдали.

Сверху на нас опустилась огромная тень, и тело демона перечеркнул золотой луч, мгновенно обративший его руку в прах. Не успел он регенерировать, как со всех сторон его прошили автоматные очереди, также оставляющие за собой золотые следы. Встав, я увидел как с посадочного челнока выходит инквизитор Соломон, за которым шел человек с длинным посохом в руке. Направив его на демона, он шевельнул концом своего оружия, и тело-носитель распласталось по земле. Пока псионик удерживал демона, четверо коммандос заключили его в клетку, чьи прутья были усеяны священными письменами. Тот, восстановив целостность тела, забился, пытаясь разорвать клетку, но получил мощный ментальный удар.

Псионики, люди, чей мозг мог проецировать пси-энергию в гораздо большем объеме, чем у нормальных людей. Строго говоря, псиоником является любой человек, но только некоторые могут направлять нечто, именуемое пси-энергией, в окружающий мир. В Императорском Институте существует мнение, что даже священная сила молитв является концентрированной пси-энергией. Естественно, это напоминает ересь, но сам Император одобряет эти исследования, поэтому не мне его осуждать. Даже я в некоторой, очень малой степени, являюсь псиоником. Любой инквизитор владеет психической силой. Человек, усмиривший демона, был псиоником огромной мощи, даже несмотря на то, что он использовал посох-концентратор, созданный из особого сорта сталия с добавлением эзоцерия, он был сильнее даже инквизитора Соломона. Когда-то, когда мой учитель только начинал создавать из меня инквизитора, он предлагал мне посвятить три года своей жизни развитию псионического потенциала, но я, будучи еще молодым и горячим, отказался. За эти десять лет я не раз выкраивал время между погонями за еретиками и увеличивал свои знания в этой области. По всей Империи псиоников боялись лишь ненамного меньше, чем Святую Инквизицию. И правда, каким идиотом надо быть, чтобы стать врагом человека, способного сжечь разум обычного человека одним усилием воли? Хотя и не псиоников была своя управа. Святые девы, одним своим присутствием уничтожающие не очень сильных демонов и причиняющих невыносимые муки более сильным. В их присутствии любой псионик лишался своего дара, даже псионик дельта-класса становился обычным человеком. Возможно, это было вызвано тем, что из измененной человеческим сознанием пси-энергии состояла и Тьма, а святые девы своим сознанием распространяли вокруг себя ауру упорядоченности.

— Инквизитор Соломон, вы очень вовремя, не знаю, сколько бы я его еще мог сдерживать, — я пожал протянутую руку инквизитора. — Псионик…

— Локи, инквизитор, — голубой свет в глазах псионика погас, и он подошел к заключенному демону. — Как вам удалось противостоять ему? Он ненамного слабее даже меня! Я приношу вас свою благодарность за то, что так сильно ослабили его, иначе я бы мог потерпеть поражение! — Локи покачал головой.

— Император хранит нас. Благодарю вас за помощь, — я оставил псионика тыкать в затихшего демона посохом и подошел к осматривающему место сражения Соломону.

— Как вам удалось так быстро прибыть?

— По пути оказался альфа-крейсер. Что тут вообще произошло? И где знак Тьмы?

Пока мы шли к проклятому месту, я успел пересказать инквизитору почти все события прошедших нескольких часов. Тот качал головой, заверяя меня, что будь он на моем месте, то мобилизовал бы всю внутреннюю армию. Против двадцати тысяч людей, в теории неплохо обученных не устоит даже тело-носитель демона.

Хоть демон и содержался теперь под бдительным надзором псионика, я всё равно чувствовал необъяснимое беспокойство. Честно говоря, по моему мнению, лучше было бы, если бы сейчас неподалеку находилась одна из святых дев. Не пришлось бы так мучиться. Ради этого я был готов даже потерпеть полное отсутствие моих итак небольших способностей.

Через несколько минут мы вышли на улицу, всё еще оцепленную полицией. Офицер, завидев наше приближение, кивнул и дал солдатам отмашку. Видно было, что им уже изрядно надоело охранять, абсолютно пустую с их точки зрения улицу, поэтому они очень быстро исчезли.

— Да. Такое я видел только два раза, — протянул Соломон, обходя знак Тьмы.

— Вы можете сказать, как это ликвидировать? — я закрыл глаза и прошептал воззвание к Императору.

— Здесь явно чувствуется присутствие силы Великого Соблазнителя. Как я помню, сначала на вас напали демонессы, и только потом некий демон воплотился в реальность?

— Именно так, — я подвигал сломанной рукой, искусственная шина всё еще держалась.

— В таком случае, — Соломон не успел закончить фразу, как знак вспыхнул ярким белым пламенем, и вместо него воздвиглась Святая Звезда. — Не обращайте внимания, силы Тьмы пытаются смутить нас. Она должна в чем-то отличиться от канонической, смотрите внимательней!

Я вглядывался в слепящие полосы света, видимого только нам. Свет не давал разглядеть всю фигуру целиком.

* * *

Сознание медленно возвращалось. С трудом разомкнув веки, я увидел над собой угрожающе качающийся кусок балки. Мозг воспринял это отстраненно, но я немедленно приложил всевозможные усилия для того, чтобы убраться с предполагаемой зоны поражения. Вовремя. Балка рухнула, вонзившись в землю. Как я сюда попал? Сосредоточившись на последних воспоминаниях, я осознал, что последнее, что я помню, это как мы с инквизитором Соломоном пытались обезвредить знак-портал Тьмы. Дальше шел какой-то скрип и всё. Я потерял сознание. Надеясь, что комп записал всё, я щелкнул на виртуальную пиктограмму. Тотчас же перед глазами высветилось сообщение: "Модуль видеовоспроизведения дезактивирован вследствие критической неисправности". И следом за этим: "Альтернатива: текстовая расшифровка. Подтвердить?" Я закатился под надежно выглядящий обломок, в ближайшее время не собирающийся падать, и подтвердил запрос.


Письменная расшифровка файла видеозаписи Љ21А12

Дата: 537. C100


Улица B15 среднего яруса города-улья Тауран. Вокруг не зарегистрировано жизненных форм кроме владельца компа и инквизитора Соломона. Используется псионическая сила [изображение пропадает на три секунды]. Изображение восстанавливается. Инквизитор Соломон что-то говорит, голос заглушается помехами неизвестного рода. Целостность здания АВ15 нарушается [процесс занимает примерно две секунды]. Неидентифицированная сила изменяет положение здания [пятьдесят метров в высоту, двадцать метров в ширину, двадцать метров в длину]. Здание наклоняется под острым углом, предполагаемый сектор поражения совпадает с сектором местонахождения инквизитора Соломона на 97 %. Здание падает [процесс занимает 10 секунд]. Вероятность поражения владельца и инквизитора Соломона 99,99897 %. [модуль видеозаписи получает критические повреждения и производит аварийное отключение]


Отключив комп, я дернул рукой. Получается, на нас с Соломоном внезапно упало огромное здание. Каким образом? Это не может быть взрыв, анализатор ясно сказал, что сила, разрушившая его, неизвестна. Есть несколько сил, которые комп не в состоянии осознать и из них мне наиболее известна одна — сила Тьмы. Самое плохое, что может случиться, это то, что демон каким-то образом ускользнул и смог одолеть псионика. В таком случае он захватил его тело и это очень и очень плохо. Если при захвате обычного человеческого тела возможности демона немного снижаются, то при захвате тела псионика он может гораздо разрушительнее влиять на окружающую реальность. Ему вполне под силу разрушить здание и обрушить его на наши головы. Итак, что мы имеем? Меня основательно побило, я даже двинуться толком не могу.

Руки двигаются, ноги вроде тоже, следовательно, позвоночник я не повредил. И понятно почему, счетчик энергии кинетического щита упал до нулевой отметки, видимо, он защитил меня от наиболее крупных обломков. Собрав все свои силы в кулак, я встал. Меня немного шатало, в глазах двоилось, но стоял я относительно прямо. Впрочем, сделав несколько шагов, я зашатался и едва успел ухватиться за выступающую балку. Слава Императору и Создателю, передатчик был не поврежден, разве что внешняя обшивка поцарапалась.

— Код высшей степени срочности: A334867B76Z. Тауранский Предел, Сектор Бета, планета Таур, город-улей Тауран. Инквизитор Николо Сальваторе запрашивает карательный флот. В городе произошел прорыв Тьмы. Присутствует воплощенный Демон-Князь! Код высшей степени срочности: A334867B76Z, — выпалил я на одном дыхании, надеясь, что меня быстро услышат.

— Инквизитор Николо Сальваторе, подтвердите запрос, — в наушнике зазвучал обеспокоенный голос.

— Во имя Императора! Код высшей степени срочности: A334867B76Z. Повторяю. Высшей. Степени. Срочности.

— Запрос принят. Расчетное время прибытия ликвидационного флота: десять минут, тридцать одна секунда, — передатчик замолк.

— Кто-нибудь слышит меня? — через несколько секунд эфир вновь наполнился голосами. На фоне криков и запросов о помощи звучало ужасное рычание и звуки взрывов. — Они появились из ниоткуда! Их слишком много, войска не справляются!

— Во имя Императора и Создателя нашего! Я изгоняю тебя обратно во Тьму! Изыди!

— Нет! Только не меня!

— Ааргх! Люди, как вы глупы…

Комп беспрерывно докладывал о поступающих со всей поверхности планеты запросах. Раскрыв свои ментальные чувства, я содрогнулся. Всю планету окутал смертельный саван Тьмы. Демоны уже свободно воплощались в реальности, десятками тысяч уничтожая еще день назад даже не представлявших себе ничего подобного жителей. Даже псионики, пытающиеся защитить людей и себя не могли противостоять такому огромному числу злобных порождений. Планета была потеряна. Прибыв на эту несчастную планету, я обрек ее на гибель. Карательный флот уже почти прилетел. Планета будет уничтожена со всеми находящимися на ней людьми, Святая Инквизиция не пощадит никого. В каждом, кроме, естественно, меня теперь может оказаться спрятавшийся демон. Верить нельзя абсолютно никому. В древних, изготовленных из бумаги, книгах было написано, что нам пришлось уничтожить нашу родную планету именно из-за глобального прорыва Тьмы. Через несколько десятков лет после того, как Проклятый Флот вторгся во владения наших предков, на Святой Терре, покинутой и пустой, открылся Великий Портал. В течение десяти минут планета стала пристанищем неисчислимых полчищ демонов, и она стала растворяться, перемещаться из реальности во тьму. Сам Император пытался уничтожить захватчиков, лично прибыв на Терру, но и он оказался бессилен. На месте уничтоженных миллионов порождений Тьмы вставали миллиарды, и тогда Император решил пойти на крайнюю меру. Он отдал приказ уничтожить планету, чтобы не допустить ее окончательного перехода во Тьму. Два тысячекилометровых корабля ударили по полюсам смертоносными снарядами, ввинтившимися в кору и мантию планеты. Через час они достигли ядра и разорвались, выпустив в него огромное количество энергии и дав сильнейший толчок. По всей поверхности планеты города, уходившие на километры вверх, пошатнулись и начали рушиться. Вулканы, не просыпавшиеся уже многие сотни лет, одновременно изверглись, залив всё вокруг себя испепеляющими потоками лавы. Планета вернулась обратно в реальность, но и на этом каратели не остановились. Десятки тысяч особых бомб устремились в атмосферу. Представляя собой усиленные центры терраформирования, они были запрограммированы превратить воздух в горючую смесь. Спустя час два корабля-убийцы уже летели прочь от планеты, превратившейся в выжженный безжизненный шарик.

Костюм, наконец, провел первичную медпомощь и я смог нормально стоять. Выбравшись из обрушенного здания, я осторожно осмотрелся, если даже такой могущественный псионик не смог удержать демона — мне лучше как можно быстрее убраться отсюда. В священном пламени уничтожаются даже души. На мое счастье, демона поблизости не оказалось, зато оказался инквизитор Соломон, лежащий в луже крови. Внимательнее посмотрев на него, я сглотнул. Ему явно не хватало ног.

— Инквизитор Николо — немедленно уходите отсюда, моя яхта тут неподалеку, — прохрипел умирающий. — Кстати да, и меня не забудьте прихватить, а то умирать не очень хочется. И уберите с меня эту железяку.

— Хорошо, — поднатужившись и посетовав про себя на тяжелую инквизиторскую броню, надетую на Соломоне, я взвалил его себе на плечо, отозвавшееся резкой болью. — У вас есть пилот?

— Был. Давайте немного быстрее, во имя Императора! Надеюсь, вы умеете летать на кораблях? — инквизитор не производил впечатления умирающего, довольно бойко болтая.

— Умри тварь! — вслед за этим раздался звук автоматной очереди и рухнувшего тела. — Да! Да!

— Нет, нельзя отвлекаться, они все могут быть заражены, — шлюз яхты открылся и я, не останавливаясь, пробежал до медотсека. — Отлично, теперь помоги мен снять эту броню, по возвращению наведаюсь на завод, создавший их. Во имя Императора, это очень неприятно, когда тебе какой-то балкой отрывает ноги!

Оставив инквизитора наедине с протезирующей системой, я ввел полученный код. Немедленно все системы активировались. Так. Никогда в жизни я сам не управлял космическим кораблем. Тут нужна определенная сноровка и знания, которые у меня почти отсутствовали. Вызвав в линзе компа инструкцию по управлению данным средством, я послушно нажал на подсвеченную клавишу. В глубине корабля что-то загудело и утихло. Повинуясь подсказкам компа, я провел нечто, похожее на предвзлетную проверку. Из панели вылетели два прозрачных шара, увидев которые, комп создал изображение входящих в них раскрытых ладоней. Внутри шары были, как будто бы наполнены какой-то теплой жидкостью, мягко обволакивающей кожу. Направив в память запрос, как производить взлет, я поднял обе руки вверх. Видимо, что-то было сделано не совсем правильно, потому что обзорный экран показал, как нос корабля сбил огромного демона, вместо того, чтобы задраться вверх. Стараясь держать руки идеально параллельно, я повторил попытку. На этот раз всё получилось — хоть и косо, но яхта взлетела вверх. Поднятие указательных пальцев вверх, и корабль окутало гравитационное поле, в течение нескольких минут вознесшее его на орбиту. К счастью, карательный флот еще не прибыл, поэтому мы сравнительно быстро удалились от планеты на достаточное расстояние.

— Инквизитор? Вы должны мне новое снаряжение, — в коридоре между кабиной управления и медицинским отсеком сидел экстерминатор, неизвестным образом пробравшийся на корабль.

— Хорошо, ты умеешь управлять этим, эээ… летать умеешь? — Антонио всегда выберется отовсюду, наверное, даже с уничтожаемой планеты он сможет исчезнуть за секунду до ее окончательной гибели.

— Вроде умею, — с этими словами Антонио прекратил ковыряться в своей винтовке и удалился.

Да, теперь верное оружие, прервавшее жизни стольких еретиков, стало почти бесполезным. Надо будет залететь на какой-нибудь мир-завод, чтобы либо починили, либо чтобы сделали новую.

Внезапно вокруг на воцарилась темнота, и я взлетел вверх. Видимо, отказали системы. Слава Создателю, уже через несколько секунд всё пришло в норму. Что это было? Заинтригованный, я побежал обратно в отсек управления, где Антонио уже почувствовал себя хозяином.

— Смотрите! — он провел рукой по воздуху и перед ним появился дополнительный экран.

В черноте космоса появилось полупрозрачное фиолетовое кольцо, разбросавшее вокруг себя миллионы тонких молний. Миг, и внутри него пространство искривилось. Молнии образовали второе кольцо, и из дыры в пространстве вылетел гигантский корабль. Столбик статистики немедленно оценил его размеры, увидев которые я невольно ахнул. Если программа не ошибалась, а она ошибалась в очень редких случаях, то корабль был длиной в пять тысяч километров пятьсот семьдесят метров.

— Антонио, выведи более подробные данные, — отрывисто скомандовал я. Теперь понятно, почему у нас отключились системы. При проходе через Тьму, что может удаться только очень большим кораблям, теоретически должна образовываться волна, выводящая из строя любую электронику вокруг. На еще очень повезло, что на инквизиторском корабле есть дублирующие системы, иначе нас бы ждала жуткая смерть.

— Вывожу.

Изображение гиганта сменилось ровными строчками текста.


Уничтожитель Каппадокия, самый большой по размерам космический корабль, когда-либо построенный Имперскими Верфями. Местоположение — засекречено. Продолжительность постройки — неизвестно, предполагаемый год начала постройки: 0.М9, предполагаемый год окончания постройки: 150.М10. Назначение — уничтожение крупных космических тел. Вооружение — концентратор энергии, также зарегистрирован многочисленные орудия.


Текст размылся и вновь сменился изображением корабля.

— И это всё, что о нем известно? — я неодобрительно покосился на экстерминатора.

— Ну, вы можете попытаться лично слетать на него и попытаться разузнать больше, — подал тот плечами. — Но я советую немедленно убираться отсюда.

— Уходим, и немедленно, — очень жалко, что с нами нет псионика, который мог бы провести наш кораблик через Тьму. Придется лететь собственным ходом.

Тем временем, вокруг уничтожителя планет стало разгораться золотистое сияние, какое характерно для использования… эзоцерия. Но кто осмелился использовать его в таких масштабах? Каким образом его используют? Ответ на этот вопрос я получил, когда из носа корабля, больше напоминавшего гигантский продолговатый астероид с вкраплениями металла, к планете протянулся золотой, ослепляющий даже с тех сотен тысяч километров, отделяющих нас от него, луч света. Вокруг обреченной планеты сформировалось красное кольцо, когда смертельный луч пробил ее насквозь. Такой мощи я никогда не видел! За считанные секунды планета начала разрушаться. Огненное кольцо сжалось, и через миг планета разорвалась на миллиарды осколков. Внезапно весь корабль сотряс мощный удар.

— Что случилось? — я моментально утратил интерес к жуткому зрелищу гибели целой планеты. Бросив взгляд на дисплей, всё еще висящий передо мной, я всё понял, на нем теперь мигала надпись: "Повреждения внешней оболочки — 80 %". — О, Император!

Искусственная гравитация отключилась, и мы взлетели к потолку. В экране, каким-то образом всё еще работающем, было видно, как обломки планеты кружились в воздухе. Вокруг уничтожителя начало появляться уже виденное фиолетовое сияние. Он уходит! Доспех, теперь выполнявший скорее функции поддержания моего побитого тела, передавал на комп сигналы о критической обстановке.

— Антонио, здесь есть скафандры? — я повертел головой, ударившись об потолок затылком.

— Как всегда я всё должен знать, — пробурчал в ответ экстерминатор, но всё-таки соизволил ответить. — Держите, инквизитор.

Из пола вылетело два черных комбинезона, больше похожих на доспехи инквизиторских коммандос, что немедленно подтвердил комп. Воздух еще не начал улетучиваться, но мог начать это делать в любую секунду, поэтому я проявил чудеса ловкости, в невесомости быстро сняв предыдущее облачение и натянув новое. Как только я надел шлем, он с негромким шипением загерметизировался и на прозрачном забрале пробежала надпись, информирующая, что энергии осталось на двенадцать дней, семнадцать часов и две минуты. О секундах комп доспеха тактично умолчал. Тем временем тоже самое проделал и Антонио, уже прекративший пытаться восстановить управление яхтой. Сзади раздался металлический грохот и в тесную каюту вошел, примагничиваясь уже поставленными имплантами, инквизитор Соломон.

— Что случилось? — на нем уже был одет костюм, защищавший его от окружающей среды. Комп проинформировал о том, что воздух начинает улетучиваться.

— Да так, ничего страшного. Просто нас задело кусочком уничтоженной планеты, — мрачно проговорил экстерминатор.

Корабль опять тряхнуло и все, кроме Соломона, впечатались в стенку. Вновь раздался страшный скрежет — прямо передо мной образовалась огромная дыра, ведущая в космос. Остатки пригодного для дыхания воздуха мгновенно вытянуло. Спустя мгновение и нас всех вытянуло вслед за ним.

* * *

Со мной такое случается впервые в жизни. Никогда я еще не терял сознание так часто. Но после прилета на эту планету нормальное течение событий коренным образом изменилось: то на меня падает целое здание, то меня выкидывает в открытый космос. Хотя стоп. Я явно лежал на чем-то твердом. Открыв глаза, я обнаружил, что вокруг совершенно темно, хотя нет, поднеся руки голове, я наткнулся на холодный металл шлема. Точно! Повинуясь короткой команде, забрало посветлело. Но я всё еще ничего не видел. Переключившись на инфракрасный режим, я осмотрелся. Неподалеку лежал человек, которого было видно только до пояса — однозначно, это Соломон. Повертев головой в поисках экстерминатора, я обнаружил, что он пропал. Ну ничего, найдется еще. Запустив ускоренное медицинское сканирование, я удивленно выдохнул. Все повреждения, полученные мной за прошедшее время, исчезли. В правом нижнем углу высветилось предупреждение о разреженности окружающего воздуха, так что я решил не снимать шлем. Если верить эхолокационной карте, составленной компом, пока я лежал, мы находились в огромном зале, чьи стены были созданы из некого подобия хрящей. Осторожно поднявшись, я подошел к лежащему инквизитору. Шаг, другой и я уперся в невидимую стену. Странно. Внезапно вокруг Соломона появилось неясное свечение, и он просто исчез.

— Что за… — я попытался взмахнуть рукой, но почувствовал, что не могу сделать ни шага.

— Стой. Не шевелись, — в наушниках доспеха зазвучал приятный женский голос. — Так. Теперь очень, подчеркиваю, очень медленно иди.

Сервомоторы костюма активировались, и он медленными шагами двинулся назад. Через три шага я увидел, от чего неведомая девушка пыталась меня спасти. Неподалеку в воздухе висело нечто, напоминающее мыльный пузырь. Только у этого пузыря имелись такие же полупрозрачные зубы. Наконец, прошагав мимо него, я оказался в лесу. Невидимый дух вернул мне управление моим доспехом.

— Во имя Императора! Что произошло? — я согнул и разогнул руки.

— Стой. Присядь.

Вокруг взвились столбы тумана, и сознание куда-то уплыло.

* * *

500. М20


— Эйден? Голова не кружится? — виски приятно холодила нежная кожа рук Атиэль, эльфийки, заведовавшей лабораторией.

— Нет, всё нормально, — я покачал головой и встал с удобного ложа, на котором провел уже, я посмотрел на часы, двенадцать часов!

— Эйден! — теперь эльфийка передала меня в объятия Ан-Настасии. Хорошая моя девочка. — Что ты узнал?

Через полчаса, когда я уже окончательно пришел в себя, мы впятером, то есть: я, Атиэль, Ан, Айрэ, как всегда умудрившаяся крылом почти уронить кружку, и Алана, сидели за небольшим столиком и пили отвар из листьев странного дерева. Никак не могу запомнить его название. Немного терпкий, он отлично утолял жажду и подходил под любое блюдо. После того, как закончилась эпопея с моими воплощениями, Кейлару взбрело в голову, что надо обязательно изучить устройство государства изгнанных тысячи лет назад в другую половину Галактики, врагов. И, естественно, именно я должен был помочь, потому что именно мои "эманации" чего-то там, наиболее подходили для управления ментальной машиной, позволявшей переживать память моего невероятно далекого предка. Неизвестно даже, точно ли он мне родня, пусть даже и в каком-нибудь там двадцать восьмом колене. Как назло, меня с Ан тогда вытащили с уютной планеты, одной из немногих, на которых можно было жить без дополнительных устройств. Теперь мы находимся на одном из огромных эльфийских кораблей, а точнее, на корабле-лаборатории. "Джува". Даже название не похоже на привычные обтекаемые названия обычных кораблей. Мне понадобилось почти полчаса, чтобы окончательно понять, что мне надо сделать и зачем.

Из многоуровневых объяснений Атиэль, перебравшейся с боевого корабля на этот, я понял следующее. Во-первых, Лина, неизвестным образом последовавшая за нами, оказалась эльфийским агентом, она должна была исследовать корабль, тысячи лет лежавший под одним из главных городов людской расы в том мире, где я с ней познакомился. Конечно, она не знала о том, что я буду проживать свое воплощение именно на той планете, но, когда узнала — то стала помогать. Что логично. Во-вторых, за несколько дней до поднятия корабля в космос, что привело к тотальному разрушению Асера, столицы Империи, где я жил пять лет назад, Лина обнаружила некий артефакт. Непонятно, каким образом он оказался внутри эльфийского корабля, но от него явно исходила темная энергия. Судя по всему выходило, именно он активировал системы корабля, дав ему возможность взлететь. После того, как он вышел в космос, небольшой отряд крейсеров пыталась его переместить подальше от обитаемых планет, но пропал. Вообще. До сих пор никто не мог найти всю эскадру. Но дело не в этом. Лине удалось вовремя отключить артефакт, но за время своей работы он успел передать девушке в мозг неясную картинку. В графической проекции она больше всего была похожа на изображение огромного города, многокилометровые дома и машины, снующие в воздухе между ними, недвусмысленно намекали, кому принадлежит город. Впрочем, это с такой же вероятностью могло оказаться и изображением леса сталактитов с летающими между ними насекомыми. Путем каких-то заумных исследований, эльфийские ученые смогли выяснить, что артефакт является носителем огромного объема информации. Но прямо сейчас извлечь ее не удастся. Артефакту не хватало трех ключей. По закону подлости, никогда не получается сделать всё сразу. Всегда чего-то не хватает, а если хватает — то это всё равно не подходит. На планете их не было точно. За пять лет ее просветили чуть ли не до ядра. Обшаривать всю Галактику, дело очень затруднительное. Здесь, к счастью для эльфов, и к несчастью для меня, на помощь пришел… сам Кейлар. Найдя только ему заметный отпечаток ментального отпечатка на поверхности артефакта, представляющего собой две соединенные пирамиды, он перенес их в некую ментальную машину, позволившую кому-нибудь пережить участки жизни каждого из последних владельцев ключей к артефакту. В принципе, сделать это мог любой, обладающий достаточной ментальной мощью, но именно мне поручили столь ответственное задание, как самому незанятому и молодому. Принцип превосходства старшего над младшим в действии. Нет. Мне это было нетрудно, тем более, спокойная жизнь на планете-раю уже немного наскучила. Во всех воплощениях я участвовал в различных сражениях, и практически пять лет я уже предавался блаженному бездействию в компании с Ан-Настасией. Изредка к нам прилетали и Айрэ с Тали, большую часть своего времени исследовавшие неизведанные планеты. Но всё равно. Я даже потерял и без того неудовлетворительную физическую форму! Вряд ли я теперешний смогу одолеть в обычной драке себя тогдашнего. Пусть я и улучшил свои познания в магии, мне всё равно не удалось восстановить способности к некромантии, что печально.

— Эйден, что тебе удалось узнать? — повинуясь жесту Атиэль, кружка опять наполнилась отваром.

— Много интересного, но для нас не очень важного. Хранителем был человек, состоящий в очень сильной организации, именуемой в Империи Святой Инквизицией. И кстати, почему вы не сказали, что враги были людьми? — я с подозрением посмотрел на эльфийку.

— Потому что, единственный, кто помнит те времена — Кейлар. Понимаешь, никому из нас нет двадцати тысяч лет. Никому. Даже мне всего лишь пять тысяч стандартных лет. Но как бы то не было, даже если они принадлежали к твоей расе…

— Они этого заслуживали… — закончил я за нее. — А почему? Что вынудило принять такие меры?

— Я уже говорила, они начали нас уничтожать. После первого же контакта пропало несколько кораблей. А узнали мы об этом только через год. К тому времени они успели уже захватить несколько миров-садов! Они превратили их в мертвые железные планеты, на которых опять же производили оружие. Разрушение ради разрушения? Я не думаю, что нам надо было закрывать на это глаза, — уши эльфийки встали торчком, выдавая ее напряжение. — Стоп, стоп. Я что-то слишком сильно разнервничалась. Что дальше?

— Дальше… Инквизицию боятся все. Абсолютно. И у Империи, во главе которой стоит некий Светлый Император, которому поклоняются, как проводнику воли Создателя, особые отношения с темным пространством. Там его называют Тьмой. И во Тьме обитают порождения негативных человеческих эмоций — демоны. Между прочим, на вид они действительно неприятны. Еще раз повторяю, инквизитор и есть хранитель, но пока что он еще не нашел ключ. Кстати, он упоминал дату происходящих событий — 200. М10.

— Двухсотый год десятого тысячелетия? — Атиэль что-то щелкнула на своем технотроне. — Если принять за истину, что имперцы ведут летоисчисление от своего изгнания — то логично будет предположить, что твой инквизитор жил… десять тысяч лет назад! Получается, даже если мы найдем ключ — неизвестно, что с ним будет. Я уверена, что люди не смогут овладеть технологией бесконечного продления жизни.

— Почему?

— Потому что мы им не дадим, — буднично ответила девушка. — Слишком опасно для них и для нас.

— Мгм. Интересная позиция. Но мне всё-таки кажется, что машина показывает мне только те воспоминания, которые имеют непосредственное отношение к ключу. Следовательно, я могу пережить воспоминания многих и многих хранителей. Артефакт могли сделать и десять тысяч лет назад.

— Скорее всего, ты прав. Больше ничего интересного не удалось узнать?

— Ну почему же.

В течение следующего часа я пересказывал, гм… подругам, наверное, да, даже Атиэль, с ее милым личиком, нельзя воспринять, как древнее существо, всё виденное мной. Под многочисленные ахи и охи я даже в красках описал уничтожение планеты. Теперь понятно, почему эльфы так жестко относятся к самому существованию Империи. Как можно быть лояльным к людям, которые могут уничтожить жизнь на целой планете только из-за того, что в одном из сотен городов-ульев произошел прорыв во Тьму? Если у Империи столько псиоников, почему бы не послать их закрыть этот прорыв? Почему, в конце концов, не расселить святых дев на каждой планете под усиленной охраной. Сами имперцы и виноваты в том, что в их части темного пространства обычные искривленные течения энергии приобрели разум и еще больше извратились! Проклятье.

Закончив разговор, я вышел в коридор. После машины жутко болела голова, а от этого никакая магия не спасает, будь ты хоть трижды сильным магом. Вокруг были привычные уже отделанные под камень стены. Хотя, почему отделанные? Камень был самым настоящим, как настоящим был мох, растущий на нем. И настоящей ледяная вода, которая незамедлительно капнула мне за шиворот, заставив передернуться. Уже привычно я зашел в стазис-камеру. Эльфы что-то доработали и теперь всё, находящееся в стазисе можно было видеть. Лучше бы они этого не делали. Очень больно смотреть на вечно умирающую, но вечно живущую Айлану. Бледная кожа, широко распахнутые глаза с расширенными зрачками, которые, казалось, неотрывно следят за тобой. Даже тонкая струйка крови из уголка рта. Это страшно нервировало. Никто, даже Кеметиан и Смерть не знали, как сохранить ей жизнь. Если стазис хоть на десять секунд отключится — сознание Айланы окончательно умрет. Даже сама ее суть исчезнет — это самое страшное. Она просто сотрется из ткани бытия, как будто ее никогда и не было. Может быть, в том артефакте найдется информация, которая поможет вернуть ее к жизни? Это было еще одной причиной, подвигшей меня согласиться искать ключи. Прикоснувшись к прозрачной стене, отделявшей камеру стазиса от остального мира, я резко отвернулся. Голова всё также болела, но теперь боль стекла в затылок, свернувшись там в тугой комок. Проклятье! Я повел по затылку рукой, концентрируя энергию и направляя ее на уменьшение чувствительности. Естественно, это не добавляет здоровья, но абсолютно также здоровья не добавляет и пульсирующая боль, не дающая сосредоточиться. Настроение заметно поднялось, даже мир приобрел новые краски.

— Эйден? — Айрэ, как всегда, подкралась незаметно. — Как ты?

— Отлично, если не считать того, что у меня болит голова! — я подошел к ней. За эти пять лет девушка практически не изменилась, разве что волосы стали темнее и длиннее, да и сама она немного выросла. Отдельно хотелось отметить крылья. Такие же черные, как и ранее, они стали теперь воистину огромными, когда Айрэ расправляла их в полете, тень накрывала довольно большую площадь.

— Подойди, — годом ранее она вступила в сообщество эльфов, именующих себя Госпитальерами. Несмотря на то, что любой эльф теоретически является довольно сильным магом, эта группировка развивала у себя исключительно целительские способности. В инфосети приводились примеры, как они возвращали к жизни погибших сородичей! Но даже такие могущественные целители разводили руками, когда их просили хоть чем-нибудь помочь Айлане.

Девушка направила в мою сторону раскрытую ладонь. Через всё тело, от пяток до головы меня пронзил самый настоящий поток морозного воздуха, от которого я выпучил глаза и открыл рот, пытаясь вдохнуть.

— Ох… Что это было? — я, наконец, восстановил дыхание и воззрился на девушку, в свою очередь с интересом разглядывающую меня.

— Что ты почувствовал? — она еще немного поводила около меня руками.

— Вот что, — я спроецировал свои ощущения, с неким удовлетворением отмечая, что от остроты ощущений у Айрэ даже перья дыбом встали.

— О! Это приятно, — девушка хитро на меня посмотрела и прошептала себе под нос. — Надо будет предложить это, как средство для снятия усталости.

Несмотря на неожиданные ощущения, я действительно не чувствовал больше ни головной боли, ни усталости!

— Айрэ! — она обернулась. — Спасибо тебе.

Глава 15

Металл машины холодил кожу. Сама машина представляла собой удобное металлическое ложе, поддерживающее меня на расстоянии нескольких миллиметров от странных светящихся кругов невидимым полем. Не сказать, чтобы это было неудобно, но несколько непривычно висеть в воздухе.

— Эйден, ты готов? — надо мной склонилась Атиэль, щекоча нос своими белоснежными волосами.

— Угу, всегда готов, — я повертел головой, надеюсь, на этот раз шея не настолько затечет, что будет болеть голова. — Можно что-нибудь сделать, чтобы у меня голова после каждого сеанса не болела?

— Пока идет привыкание, она будет болеть, — обнадежила меня эльфийка. — Айрэ тебя потом вылечит.

Ее голова исчезла из поля зрения. Секундой позже машина негромко загудела, разогреваясь, а потом резко смолкла.

Перед глазами пробежали струи тумана, перекрещиваясь между собой в неизвестные мне символы, Атиэль утверждает, что это код к моему подсознанию и если я его расшифрую — то смогу менять свою суть, душу. Вот возьму, и стану эльфом. Несмотря на то, что тело у меня теперь эльфийское, душа всё еще человеческая. Пока я размышлял, отдельные символы превратились в сплошную белую стену. Вокруг стали раздаваться звуки, какие могут быть на огромном базаре. Я огляделся. Вокруг всё еще не было ничего видно, но скоро я окончательно воплощусь в Хранителя. Интересно, сейчас это будет тот же человек, или уже другой? Передо мной появился человек, другой, через мгновение я оказался…

* * *

220. М10


Протолкавшись сквозь толпу, я остановился перед прилавком. Скучающий торговец немедленно оживился.

— Господин чего-то желает? Вот! Посмотрите на этот кинжал! Привезен из самой Арайи! Или на этот меч, посмотрите, какая сталь, кузнец прочитал над ней укрепляющую мантру ровно семьдесят тысяч семьсот семьдесят семь раз! Обратите внимание на ножны!

— Укрепляющую мантру, говоришь? — я остановился. Если торговец не врет, что, к сожалению, маловероятно, то отец точно будет завидовать мне.

— Именно, он ковал этот меч не останавливаясь, пять дней! — торговец аж приподнялся со своей подушки.

— Мгм? А как вы это докажете? — я с нарочито скучающим видом огляделся. Денег было не то, чтобы мало, но я еще хотел купить одной из девушек отцовского гарема шкатулку, о которой она говорила с подругами.

— Да ты что, дорогой! Я сам видел! Сам смотрел! Я никогда не вру, ты что! Вот, можешь проверить! — он окончательно встал на ноги и выхватил меч из ножен. — Возьми, ударь по чему-нибудь, попытайся сломать его! Если получится, две цены отдам!

Я осторожно взял оружие и провел пальцем по лезвию. Нет, я не очень хорошо умею сражаться на мечах, но люблю их коллекционировать. Что может быть лучше, чем ощущение, когда отец входит в комнату и показывает своим друзьям мою коллекцию, а они начинают наперебой предлагать мне все богатства Рая, только чтобы я отдал ее им? По моему мнению, лучше был только момент, когда я внезапно оказался в гареме. Исследовал еще один обнаруженный тайный ход и совершенно внезапно угодил в ловушку. Оказалось, что замаскированный люк в полу ведет прямо в женские комнаты. Так я еще никогда не попадался. Только приземлившись, весь в паутине и пыли, я несколько секунд пытался отдышаться. А потом увидел чьи-то голые ноги. Подняв глаза, я увидел… ммм… в общем, я попытался доблестно отступить, но немого не получилось. В результате я познакомился со многими хорошими девушками. Правда, на следующий день на люке зачем-то появился также замаскированный настил, но я его убрал. Под ним оказался замок. Попыхтев, я ликвидировал и его. Теперь ничто не мешало мне приходить к девушкам, когда я захочу.

— Я же говорил! У тебя и не получится сломать его! Никогда, ни за что! — торговец уже жадно смотрел на мой кошелек. — Уважаемый господин будет брать меч?

— Буду, — я поднял меч с земли и тщательно отер его тряпочкой, которую всегда носил за поясом. Надо будет ее сменить.

— Триста серейнов, господин!

— Что? Какие триста! Даже султан не купит у тебя его! Двести, и не серейном больше, — у меня всего лишь тысяча с собой. Для сравнения, рабочий в виноградниках за месяц получает десять серрейнов. Даже янычарам, охраняющим отца, платят сто монет в месяц. Кстати, надо будет потом поговорить с отцом, пусть монетки и с половину ногтя мизинца, но их очень тяжело таскать. И они звенят. Сильно. Очень. Почему бы не ввести монеты по десять, сто, тысяче серрейнов? И назвать их, эээ… пока что не знаю, как их назвать. Надо будет подумать.

— Да ты что! Ты посмотри на него! Ты держишь в руках настоящее произведение искусства! Ни у кого больше такого нет, по секрету, даже у сына султана такого нету в его коллекции, уж я-то знаю.

Интересно, когда он успел побывать в нашем дворце?

— Нету? Теперь есть, — я с загадочным лицом вынул из сумки три мешочка по сто серрейнов и отдал их торговцу. Может быть теперь он догадается?

— О! Я сражен, мой господин! Меня посетил сам Авир аль" Серан! О, небеса! Это они послали тебя ко мне в столь трудный час! Мое дело, нет, даже моя жизнь под страшной угрозой! Злобные конкуренты не дают мне жизни! Даже на воротах, — он хитро на меня посмотрел. — Стража дерет бешенные деньги! Половину, нет, даже больше половины выручки я спускаю на пошлины! Я всё еще торгую только из-за любви к искусству, ведь таких товаров, как у меня, нигде не найдешь! — понятно, купец попался хитрый. Хочет, пока я пребываю в предполагаемом восхищении покупкой, стрясти с меня что-нибудь такое, что даст ему право торговли без пошлин. И каким же это образом я должен это сделать? Я министр торговли, что ли? Нет. Я обычный сын султана и мое положение дает мне только право ходить везде, где мне только вздумается. Ну и стража мне ничего не сможет сделать, если поймает ночью в какой-нибудь подворотне. Если узнает. Если не узнает, придется вести патруль во дворец. Такое уже было один раз. После этого пришлось целый день сидеть дома.

— Сожалею, могу помочь только этим, — я сунул в руку купца небольшой медальончик. — Если то, покажи страже во дворце, они пропустят ко мне. Но только один раз.

С этими словами я пристегнул меч к поясу и, накинув капюшон, поспешил раствориться в толпе. Теперь осталось только найти шкатулку. Будет приятный неожиданный подарок. Только зачем она той девушке? Но мне это не в тягость, так что порадую ее. Вокруг всё также кричали люди, особо наглые даже посмели наступать мне на ноги и еще что-то недовольно говорить. Сохраняя подобающее молчание, я протискивался между ними, неведомым образом идя против течения толпы.

Когда я уже вышел на более свободный от людей участок, сзади послышался металлический шелест. В следующую секунду я уже резко упал вперед, перекатываясь и поворачиваясь к врагу лицом. Люди вокруг разбежались, боясь попасть под удар. Врагом оказался высокий человек, одетый в странное облачение и с недоумением смотрящий на меня. В руке у него был такой же странный, как и он сам, меч, чье лезвие было покрыто странными письменами.

— Куда я попал?! — громогласно возопил он. — Именем Святой Инквизиции, отвечай!

— Ты перегрелся на солнце? — невежливо осведомился я. — О чем ты говоришь, незнакомец?

— Не смей перечить мне! Отвечай на поставленный вопрос! — безумец вынул из-за пояса очередной странный предмет. Если мушкет укоротить и сделать его дуло толще — как раз будет похоже.

— Упс. Кажется, мы не туда попали, — прозвучал приятный звонкий голос, непонятно, какая из девушек это говорит, всё равно они, как всегда, завешены. — Прошу прощения за него. Мы должны немедленно исчезнуть.

Миг, и незнакомец пропал во вспышке яркого света. На его месте остался только небольшой зеленоватый камушек. Заинтересованный, рассудив, что не всё лежащее без присмотра, а тем более оставшееся от непонятных людей с женским голосом где-то рядом, опасно. И правда, как только я прикоснулся к камешку, всё тело, как будто облили прохладной водой. Интересно, надо будет потом показать камешек мудрецу. Но это, когда я вернусь во дворец, а пока что надо всё-таки найти эту шкатулку. Теперь я шел гораздо медленнее, внимательно осматривая каждую лавку.

— Специи из самого Хаджада!

— Подходите, добрые люди! Посмотрите на мои товары! Вы не пожалеете!

— Счастье для вас и всех! Никто не уйдет обиженным!

— Подходите! Подходите!

Не стоит особо верить всему, что кричат торговцы, иногда они обманывают. Точнее, не иногда, а очень часто. Я уже пересмотрел множество шкатулок, но все они не подходили к изящной девушке. Слишком громоздкие. Может быть… Я решительно свернул в неприметный переулок. Неожиданно на меня наткнулся человек, в сплошной маске, закрывающей лицо. Также неожиданно он и исчез, а я незаметно вынул из-за пояса записку, которую он мне туда сунул. Можно спросить, зачем такая скрытность и кто этот человек. Но на самом деле ответ прост: за мной ведется постоянная слежка со стороны особого отдела охраны султана. Мало ли, что может случиться, а наследник у правителя один, дочь не в счет. Вот и приходится прибегать ко всяким уловкам. Оглядевшись и никого из шпионов не заметив, я прислонился к обшарпанной стене переулка и развернул записку, которая была очень коротка и ясна: "Авир, немедленно приходи сам знаешь, куда". Как всегда, у Мастера неподражаемый стиль, который он объясняет соображениями безопасности. Несмотря на то, что я сын султан Серана Блистающего, я также являюсь и членом братства людей, незримо стоящих на страже благополучия нашей великой страны. Официально нас нет, но каждый, кто пытается причинить вред Султанату, заранее окружает себя самой лучшей охраной, какую только можно купить за деньги. Хотя, таких людей всё равно ничто не спасает. Нет ни одной организации, ни одного города или поселения, где не было бы хоть по одному из наших братьев. Вся страна была опутана сетью наших контор. Как мы друг друга узнавали? Никак. На принадлежность к братству не указывало абсолютно ничто. Даже на задания мы одевали глухие маски, у которых вместо прорезей для глаз было множество мелких дырок. Получалась целая железная сеть, дававшая, как ни странно, очень хороший обзор. Но сквозь нее никто не мог увидеть лиц.

Решив, что поручу выбрать шкатулку какой-нибудь из свободных сестер, я начал запутывать шпионов. За десять лет, прошедших с тех пор, как я начал их замечать, они не менялись. Вопиющая небрежность. Хоть они и менялись каждый день, цикл повторялся каждый месяц и всех их я уже знал в лицо. И правда, около торговца коврами с умным видом стоял один из шпионов, Хазед, кажется. Вот он скосил на меня глаза, сделал "незаметный" знак своему напарнику и, набросив на себя скучающий вид, завернул в параллельный переулок. Это он как бы скрылся из глаз. Пока первый шпион скрылся, а второй еще не пришел, я быстро набросил на себя халат с капюшоном, какой может носить любой человек и наклеил бороду. Очень хорошее изобретение. И предложила его, как ни странно, одна из новых девушек. Теперь я был больше похож на некого мужчину неопределенного возраста, чем на двадцатипятилетнего наследника престола. Завершив маскировку, я с уверенным видом углубился в переулок. Именно здесь и находился один из входов в Главную Контору. Сама Контора представляла собой пещеру, расположенную глубоко под землей. Попадали туда с помощью воистину магической вещи, переносящей человека сразу в пещеру. Всего в Сифае, где я живу, было три прохода. Неподалеку от того места, где я сейчас находился, где-то в подземельях и в подвале Великой Мечети. На этот раз я дошел сравнительно быстро. Несколько минут, и я уже прохожу сквозь белое сияние, соткавшееся из ниоткуда, стоило только мне приоткрыть покосившуюся дверь давно покинутого дома.

— Приветствую тебя, брат, — я налетел на как раз подошедшего к Двери человека. Никто из нас не знает лица другого — перед тем, как войти в любую контору, мы одеваем металлические маски. Меня в лицо знает только один человек — сестра. Именно она отдала мне записку. Сегодня в Конторе собралось на удивление много людей. Хотя, это и не удивительно.

Несколько лет назад на Султанат обрушилась великая беда. Проклятые степняки огнем и мечом шли по нашей земле. Несмотря на то, что наша граница с ними была очень небольшой, всего лишь примерно пятьдесят километров — они прорвали ее и Великой Ордой вторглись в страну. По данным одного из наших братьев, шпионящего в стане врага, степняки применили хитрую тактику. Пока их артиллерия, непонятно как собранная в условиях степи, изнуряла беспрерывными атаками гарнизоны, крупные отряды пехоты проходили мимо них, собираясь в огромную армию. Во многих приграничных городах внезапно активизировались тайно живущие под видом мирных жителей бойцы. Даже отряды Братства ничего не смогли сделать. Предатели проникли даже в наши ряды! Это было самым большим ударом за все наше существование. Почти две сотни братьев и сестер погибли. Причем погибли от подлых ударов в спину. Всё буйство жизни, которое я видел на рынке — это всего лишь внешняя ширма. На самом деле день и ночь все, кто мог держать в руках оружие, готовились защищать свой город. Почти не надеясь на победу — степнякам явно кто-то помогал. Кто-то очень могущественный. И скорее всего, могущество его было и мистическим. Слишком быстро захваченные города приходили к покорности.

— Мастер у себя? — я легонько тронул за локоть девушку, чистившую свой нож-крюк.

— Да, — она даже не повернулась, полностью поглощенная своим делом. Сегодня закончил свой земной путь еще один враг нашей страны.

Пройдя мимо поразительной красоты статуй, я нажал на неприметный выступ в стене. Камень бесшумно отодвинулся и мне открылся кабинет человека, держащего наше Братство единым. Неизвестно, как ему удавалось быть осведомленным обо всех и всем, но именно он главенствовал над всеми отделениями во всех городах. Только он знал всех братьев и сестер в лицо.

— Авир. Присядь, — он тепло улыбнулся. — Ты прекрасно осведомлен о том, что еще день, два, и войска степняков подойдут к стенам нашего города. Я хочу попросить тебя взять на сохранение одну вещь. Вот, — он нажал на выступ в стене и невидимая до этого дверь отворилась. В углублении за ней оказалась небольшая шкатулка, которую старик и передал мне. — Возьми ее и сохрани. Советую тебе немедленно бежать в другую страну. Даже если Султанат падет, Братство должно жить. Со временем и я переберусь за тобой. Не беспокойся, я смогу найти вас всех. Теперь иди. Возьми с собой кого-нибудь, путь предстоит неблизкий.

Пожав плечами, я опять надел маску-шлем и вышел. Теперь в общей пещере людей было еще больше, скорее всего, тут собрались все члены Братства в городе и окрестностях. Теперь надо выбрать сопровождающих. Обязательно надо взять сестру. Даже несмотря на то, что когда я неожиданно пропаду, поднимется небольшая паника, а с исчезновением сестры она усилится еще больше, нельзя позволить ей подвергать себе опасности. Лучше уж отправиться в путешествие с неизвестным пунктом назначения, чем остаться в осаждаемом городе. Лучше всего будет взять пять братьев, тогда нас будет семеро. Меньшая группа вряд ли сможет благополучно закончить путешествие, а большую не имеет смысла брать.

— Приветствую, брат, — ко мне подошел один из знакомых. Знакомых вообще, я всё равно не знал его в лицо, но особенности голоса, телодвижений, отличают каждого человека и являются уникальными. — Отец Санад посоветовал мне отправиться с тобой. Расскажи, куда ты отправляешься?

— Приветствую, брат, — я прижал раскрытую ладонь к сердцу. — Мне поручено отправиться в дальние страны, чтобы унести с собой некое сокровище.

— Хорошо, тогда встретимся с тобой тут, — он ушел.

Более не отвлекаясь, я быстро пересек пещеру и прошел между двух железных колонн. Перед глазами мелькнула белая пелена, спустя мгновение я опять оказался около той самой неприметной двери. Шпионов уже не было видно, хотя я провел в Главной Конторе всего лишь минут десять. Пожав плечами, я сунул маску в сумку и снял халат, повесив его на крюк около двери. На старое тряпье всё равно никто не польстится. Отклеив поддельную бороду, я засунул ее в карман халата. Через двадцать минут я уже был во дворце. Привычно кивнул чем-то недовольным стражникам и вошел во внутренний двор через калитку. Если бы сюда попал пьяный человек, он бы подумал, что попал в рай. В райский сад. Да и я сам любил находиться здесь: цветы, деревья, мягкое журчание воды в фонтанчиках, всё было направлено на достижение состояния умиротворения. Как всегда, вокруг было пусто, и я направился в свои покои. Надо приготовиться к длительному путешествию. Сафия, видимо, еще не вернулась, потому что ее не оказалось на своем обычном месте — в тени одного из множества кустарников, на большой лавке, на куче мягких подушек. С малолетства я помнил ее хрупкой маленькой девочкой, проводившей всё время за книгами. Даже странно, что она смогла стать сестрой в Братстве. Несмотря на строжайшую систему секретности, при которой никто их нас не знал лиц другого, я смог ее раскрыть. К тому времени, когда я уже входил в Братство семь лет, она начала странно себя вести. Куда-то пропадать, ее взгляд изменился, теперь он цепко выхватывал каждую деталь. В течение нескольких месяцев я мучился подозрениями, пока однажды инстинктивно не прижал раскрытую ладонь к груди, при встрече с сестрой. Та сделала то же самое, но к левому плечу. Именно так приветствовали братьев сестры. Так Сафия и стала вторым человеком в Братстве, знающим мое лицо.

— Авир, отец Санад уже отдал тебе шкатулку? — сзади бесшумно возникла моя обожаемая сестра.

— Отдал, — я повернулся к ней и заключил девушку в братские объятия. — Где ты была?

— Ммм… Далеко. Нам надо собираться, отец пока что на стенах, проверяет готовность солдат обороняться.

— Скорее всего, мы расстанемся с ним навсегда, теперь мы вряд ли когда-нибудь вернемся сюда, — я обвел рукой всё окружавшее нас великолепие.

Решив как можно скорее выйти из города, мы быстро поднялись в дом. Две лестницы, и мы уже находимся в моей комнате.

— Тихо! — Сафия подняла руку. — Слушай!

Последовав ее совету, я также замер, направив все свои чувства на обострение слуха. Громче стал журчать фонтан, но я направил луч внимания на стены. Послышался глухой хрип, за ним последовал практически бесшумный звук опускающегося тела. Мгновенно я метнулся к участку стены над кроватью и вытянул из него замаскированный ящик. Сафия вытянула из него две сабли и метнулась к двери. Я, быстро затянув на предплечьях ремешки и подхватив искривленный кинжал, выбежал следом. Прямо перед выходом в зал, раскинув руки, лежало тело. Небольшая лужа крови, натекшая из-под него, гармонично завершала картину.

— Авир! — сестра забежала в дом.

Направив руку на преследующего ее врага, я резко дернул безымянным пальцем. С наруча сорвалось несколько металлических стрелок, вонзившись прыгнувшему на меня человеку. Уйдя с линии атаки, я позволил ему упасть на пол.

— Что такое? Ты не могла с ним справиться? — прислушавшись, я пришел к выводу, что во дворец султана пытались проникнуть всего лишь двое человек. Быстрый обыск ничего не дал. Но теперь ямы окончательно утвердились в предположении, что диверсанты не были нашими братьями.

— Ну, надо же дать тебе возможность практики, — девушка пожала плечами и, убрав сабли обратно в ножны, вышла во двор.

Через несколько минут мы уже стояли около стоящих стражников. Вернее, если смотреть на них издалека, будет казаться, что они спят, прислонившись к стене. Кто будет вбивать в стену крючья и привязывать к ним стражей, чтобы никто не заподозрил ничего в течение минут пяти? Только люди, уверенные, что смогут быстро закончить свое дело и убежать. Никто не знал, что отец отправился на стены. Он специально оставил во дворце своего двойника. Получается, убийцы не настолько хорошо осведомлены о планировке дворца. Но всё же, кто это может быть? Или… я замер. Или это просто такой способ отвлечения меня от главной цели? Не очень-то хорошо сражались нападавшие, даже Сафия смогла за несколько секунд убить одного из них. Поделившись неожиданным подозрением с сестрой, я побежал в направлении стен, будучи уверенным, что она отправится за мной. Через минут десять сумасшедшего бега, мы уже были у каменной лестницы, ведущей на стены. Сафия пошла первой, держа руку на рукояти сабли. На стене была куча солдат, вот мимо нас протиснулся какой-то бородатый солдат, что-то недовольно ворча, следом за ним важно прошествовал полевой доктор с вышитым на накидке полумесяцем. Где же отец? Если его убьют, а в такой толпе это сделать очень легко, то город точно обречен. Конечно, он итак обречен, но не стоит лишать людей символа сопротивления. Если убийцы и были, они очень хорошо скрывались, внимательный осмотр окружающих нас людей не дал ничего. Да и как найти убийцу среди солдат? Им может оказаться любой из нас.

— Авир! — Сафия внезапно обернулась и повалила меня на землю. А в следующую секунду над нами пролетело что-то огромное, сметя нескольких солдат. Мы едва успели встать и пробежать несколько метров, как в участок стены, на котором я недавно лежал, врезалось пушечное ядро. Осада началась. Но как? Каким образом степняки смогли подтащить пушки так близко и как наши дозорные отряды проворонили это?

— Закрыть ворота! — я максимально напряг горло, чтобы призыв услышали все. Немедленно несколько десятков солдат побежало к надвратной башне. Еще несколько затрубили, призывая рассеянных по городу бойцов собираться. Тем временем, степняки разрядили все свои пушки, и первые десятки их армии показались из-за холмов. Раздался громкий стук — решетка встала на место. Крепкие ворота, за ними стальная решетка, за ней еще одна — любому врагу придется изрядно попотеть, чтобы прорваться сквозь такую систему защиты. Даже если пробьют первые ворота, в потолке прохода есть несколько бойниц, из которых на врагов немедленно польются потоки кипящей смолы. Да и стены пробить сложно даже пушками. Степнякам явно помогает Империя, сильное государство, расположенное за океаном. Но какая им от этого выгода? Степняки смогли даже вычислить и убить наших агентов в их рядах, неужели Император надеется отхватить себе захваченные ими территории? Вряд ли получится. Еще мой дед начал строительство города-крепости, и даже сейчас последний район был еще не закончен. Хорошо, что первым делом строили стены, а сделали их на славу — тридцать метров в длину, пять метров в ширину, они даже своим видом внушали уважение.

Пока мы с Сафией искали отца, армия подошла к стенам практически вплотную. Чего они ждут? Одолжив на время у одного из солдат подзорную трубу, я внимательно посмотрел на остановившееся войско. Большую часть составляли обыкновенные бойцы — облаченные в распространенные среди народов степей кожаные доспехи. Вообще, все они неплохие воины, с пяти лет уже начинают обучаться военным искусствам. Мелькнули доспехи имперского рыцаря, и я моментально переключился на него. Не дай Всевышний с таким столкнуться в открытом бою. С ног до головы закованный в металл и вооруженный тяжелым топором, любой из рыцарей был чрезвычайно опасным противником. Таких надо заранее отстреливать из ружей. Благо, теперь наконец-то научились ковать стволы достаточной прочности, чтобы они не разлетались после десятого выстрела. Внезапно я осознал, куда можно отправиться. В столицу Империи! Она настолько большая, что в ней можно начать набирать рекрутов и пройдет достаточное количество времени, пока об этом узнают те, кому не надо о нас знать. Но к тому времени будет уже поздно. Даже после того, как некогда великий Султанат будет подчинен и раздроблен на десятки отдельных земель, самые верные его сыны и дочери будут жить.

Отец стоял, напряженно всматриваясь во всё еще стоящую армию. Вокруг него не было бойцов, и я уже успокоился, когда на вершине башни показалась темная фигура. Пока я смотрел на нее, в руках неизвестного появилось ружье. И целился он явно не во врагов. Да и не невозможно причинить вред с такого расстояния. Целился он в отца.

В следующую секунду прозвучал выстрел. София, за миг до этого повалившая отца на пол, глухо зашипела сквозь зубы, зажимая плечо.

— Авир, быстро за ним! — она одной рукой вынула из сумки моток бинта и заматывала себе плечо. Выстрел оставил только глубокую борозду на нежной коже. Но рукой сестра всё равно могла действовать.

В три прыжка я оказался около стены башни. Крюк вылетел из наруча и, сделав два шага вверх по стене, я зацепился им за узкий карниз. Усилие, и мое тело вознеслось еще выше. Схватившись руками за парапет, я успел увидеть, как несостоявшийся убийца пытается скрыться в двери. Видимо, бегал он еще хуже, чем стрелял. Нож вошел ему в спину, и мужчина повалился прямо около порога, судорожно скребя по спине рукой и пытаясь нащупать рукоять.

— Ты пытался убить самого султана, — я наклонился над ним и выдернул нож, вытерев лезвие об его одежду. — За это тебя постигла заслуженная кара.

Он уже не слышал меня, потеряв сознание. Надо немедленно уходить отсюда. Отец Санад ясно выразил желание, чтобы мы вышли в путь как можно скорее. Но где взять еще людей? Вспомнился брат, подошедший ко мне, когда я собирался уходить.

Внезапно пол пошатнулся, и я с трудом смог сохранить равновесие. Еще один далекий взрыв и я почувствовал, как башня подо мной начинает рушиться. Прыжок, другой, крюк опять вылетел из наручника и зацепился за еще относительно целую часть башни, позволив мне целым и невредимым спуститься обратно на стену.

— Сафия! Что случилось? — слова застряли у меня в горле, когда я посмотрел со стены. Неподалеку от нашего участка в ней зияла огромная дыра. Как?! Каким образом стало возможным создать взрыв такой силы?! Теоретически, можно сотворить такое с помощью огромного количества пороха, но никто не мог предположить, что его будут использовать не только для пушек или ружей, как мы. — Нужно немедленно уходить!

Схватив сестру за руку и не обращая внимания на ее возмущенные вопли, я попытался сбежать вниз по лестнице. Но теперь вместо нее была просто груда каменных обломков. Ни секунды не раздумывая, мы прыгнули вниз. Воздух засвистел в наших ушах. Резкое движение безымянного пальца и крюк вылетает вверх, неся за собой прочную веревку. Только бы он зацепился за что-нибудь! На повезло. Вернее, повезло Сафие, потому что мне показалось, что из меня выбили все кости, когда веревка натянулась, остановив наш полет в метре от земли. Никогда не думал, что она может быть такой длинной, вроде бы, максимальная длина — три метра.

Подняв глаза, я судорожно сглотнул. Крюк самым краешком зацепился за выступ камня как раз в трех метрах выше. Легкое движение и он упал к нам.

— Теперь надо найти выход из города! — проговорил я, доставая из сумки шкатулку. — О, Всевышний!

Пуля, пущенная меткой рукой незамеченного мною стрелка, попала как раз в нее. Разбившись, шкатулка спасла мне жизнь. Если бы выстрел пришелся хоть на несколько миллиметров выше — сестре бы пришлось оплакивать меня. Мгновенно спрятавшись за дерево, росшее в двух шагах от нас, я осторожно выглянул, чтобы увидеть, откуда вообще стреляли. В этот момент Сафия ахнула. В черепках шкатулки лежал небольшой серебряный шарик с шестью рунами по бокам. И вокруг него разливался неяркий серебристо-молочный свет. Метнувшись к нему, я быстро схватил артефакт и, ловко увернувшись от новой пули, забежал за другое дерево. Хвала тому, кто решил посадить их именно так. Но стоп. Каким образом вражеские солдаты проникли в город? Впрочем, если несколько из них способны проникнуть аж в султанский дворец, то в город до начала осады под видом мирных жителей труда пройти не составляло. Что очень нехорошо — неизвестно, сколько таких подлых людей еще скрывается в домах. Слева раздался топот. Выглянув, я быстро спрятался обратно. По широкой улице приближалось штук десять имперских рыцарей. Это точно конец. Наверняка нас кто-то предал.

Я оказался прав. Стараясь сохранять тишину, повернувшись к Сафие и уже было хотев приказать ей прятаться, я обнаружил, что ее держит человек, подозрительно похожий на того самого брата, который говорил, что отец Санад просил его отправиться с нами.

— Брат, советую тебе сдаться — это будет лучше для нас обоих, — мягко проговорил он. Теперь я точно знал, кто проклятый предатель.

— Зачем ты так поступаешь? Неужели тебе было плохо среди нас? — я укоризненно покачал головой. Против стольких рыцарей мне, конечно, не справиться, но сам факт того, что в нашем, столько веков нерушимом Братстве мог оказаться предатель, потрясал.

— Нет. Мне было очень хорошо. Но Султанат обречен, ты понимаешь это? — бывший брат рассеяно провел кончиком кривого кинжала по обнаженной шее Сафии, отчего на нежной коже остался красноватый след. — Наше Братство больше не нужно. Впрочем, как и ты. Хотя нет. Ты нужен. Видишь ли, Двери больше не хотят пускать меня в мой дом, видимо, каким-то образом узнали, что я стал врагом для вас. Ты — друг. Вот ты меня и проведешь. Отец Санад слишком опасен, чтобы оставлять его в живых. А чтобы ты был сговорчивее… — он сделал свою самую страшную ошибку в жизни — развернув мою обожаемую сестру к себе лицом, с силой провел кинжалом по руке. — Не успеешь — она истечет кровью. Успеешь — наверное, сможешь спасти ее.

Странный артефакт, который я еще сильнее сжал в руке, резко нагрелся, больно опалив мне сжавшуюся в спазме ладонь. Из него, сквозь кожу, вылетали серебристые молнии, опутывавшие меня и рыцарей редкой сетью. Один из них, высоко занеся меч, бросился в атаку, что-то крича. Звуки как будто отдалились, весь мир посерел — все краски исчезли. Только Сафия светилась серебристым светом. Мысли тяжело ворочались огромными глыбами. Я с интересом смотрел на почти замершего рыцаря. Ленивое шевеление рукой, сжимающей артефакт, и враг замер. Постояв так минут пять, он потряс головой и также медленно направился в сторону своих недавних соратников. Значит, с помощью артефакта можно управлять людьми? Я посмотрел на брата-предателя. В глазах у того стояло неясное чувство — то ли восторг, то ли неописуемый ужас. Такое же размеренное, кажется, что выверенное до мельчайших деталей, движение, даже не движения, а усилие мысли и он медленно отпускает Сафию. Проводив ее взглядом, он поворачивает кинжал к себе и пронзает горло. Кровь медленно-медленно, толчками выплескивается из перерезанных артерий.

Время вернулось к своему привычному ходу, и я внезапно почувствовал острую потребность пригнуться. Через меня перелетел рыцарь, больной ударив своим доспехом по боку. Заведя руку к ножнам, укрепленным на пояснице, я вытащил относительно длинный нож и воткнул его в так удачно открывшуюся щель между шлемом и воротником. Как я уже упоминал раньше, рыцаря победить очень трудно — кинжал соскользнул с кольчужного капюшона, предусмотрительно прикрывшего уязвимое место. На меня бежал еще один рыцарь. Интересно, почем они нападают по одному? Решив совершить тактическое отступление, я быстро забрался на крышу ближайшего дома. Что же это за такой артефакт? Я вонзил лезвие в шею поджидавшему меня стрелку и поднес серебряный шар ближе. Такой не смогли бы сделать даже наши ювелиры — на глаз он был абсолютно идеален. Даже шестерка неизвестных мне рун были не выплавлены, а как будто нарисованы внутри самого металла. И это точно было не серебро, хотя он был очень на него похож. Как назло, заболела ладонь. Попытавший переложить шар в другую руку, я содрал с ладони приличный кусок обгоревшей кожи. Как мне теперь сражаться?! Но артефакт, видимо, показал еще не все свои полезные свойства — в течение нескольких секунд ладонь покрылась новой кожей, абсолютно такой же, как и раньше. О, Всевышний! Я совершенно забыл о Сафии, а ведь она ранена. Краем глаза увидев, как сестра уворачивается от удара одного из рыцарей, а другой тем временем подкрадывается к нему сзади и обрушивает на шлем свой огромный меч, я подобрал валяющийся рядом мушкет и засыпал в него порох. Никогда не стрелял их такого оружия, но видеть доводилось. Прижав приклад к плечу, я навел дуло на ближайшего рыцаря. Выстрел. Тот покачнулся. Сзади повеяло опасностью, и я, резко развернувшись, сунул артефакт прямо под нос врагу. Из серебряного шара вылетело несколько белоснежных петель, мгновенно обвивших нападающего и выкинувших его с крыши. Тем временем, подчиненные артефактом рыцари уже гибли один за другим, забирая, однако, с собой своих бывших собратьев.

Расправившись со стрелком на крыше, я быстро спустился обратно. К концу короткого боя в живых оставался только один рыцарь — в помятых доспехах, он уже не внушал ужаса. Подойдя к Сафие, я вновь, уже по наитию, активировал так помогший мне артефакт.

— Как будем выбираться из города? — первым делом спросила она, когда от длинного разреза остался только белеющий шрамик.

— В порт. Корабль должен ждать нас!

* * *

500. М20


Я вновь оказался в реальном мире.

— Что такое? Что-то сломалось?

— Нет, видимо, происходящее далее не относится непосредственно к ключу. Что ты успел узнать? — надо мной опять склонилась Атиэль.

— Один из ключей находится у Авира аль" Серана, планету не знаю, но, судя по всему, она находится на средневековой ступени развития. Магии нет. Выглядит ключ, как идеальный шар из серебра. Также, объект сталкивался с предыдущим, Инквизитором. Тот оставил зеленый камешек, вероятно, тоже ключ, — я встал с металлического ложа и с хрустом потянулся. — Сколько я пролежал?

— Десять часов, — в лабораторию неслышно зашла Айрэ.

— Отлично, — я еще раз потянулся. — Вы сможете определить планету?

— Подожди немного, данные не так просто расшифровывать, — Атиэль включила свой технотрон и удалилась за рабочий стол.

— Пошли, прогуляемся? У меня всё тело затекло! — Айрэ согласно кивнула, и мы вышли сквозь появившуюся в стене корабля дыру. — Как там Ан?

— Не знаю, она сказала, что будет в саду…

Я, Ан, Айрэ и Алана находились на исследовательском корабле Атиэль, где-то на границе с пространством Империи. Сам корабль постоянно передвигался в атмосфере очень интересной планеты. Из-за особенностей ее расположения относительно местной звезды разница между ночной и дневной температурой была огромна. Сразу после заката океаны, которыми была покрыта почти вся планета, замерзали, а через час после рассвета — вскипали. Постоянно бушевали вихри огромной разрушительной силы, если бы немаленький корабль отклонился от курса хоть на пятьсот километров, его бы снесло вниз. Но эльфы недаром единственная раса, вышедшая в космос.

Вообще, по принятой у них классификации, все планеты делятся на несколько типов: рай — планета, не испытавшая воздействия цивилизации и сохранившая свою природу девственно чистой. Стандартная планета, где жило меньшинство эльфов. И планета-ад. Даже из названия ясно, что на такой планете жить невозможно в принципе. Разумеется, между этими тремя радикальными позициями были еще десятки более мелких градаций, но в эти тонкости вникать совершенно не хотелось.

Стена передо мной открылась, и я зашел в сад. Даже на космических кораблях эльфы не забывали о природе. Оказавшись в бортовом саду, невозможно было отличить его от настоящего парка. Пусть деревья были и не настолько огромными, как наше с Аланой, выращенное на планете, на которой мне пришлось проживать промежуточное воплощение, но зато под ними можно было предаваться блаженной дреме или заниматься еще какими-нибудь интересными делами. Ан нашлась в самом конце второго ответвления от главной аллеи. Она ничем не занималась, просто лежала на мягкой траве, закрыв глаза. Несколько секунд полюбовавшись ею, я мягко скользнул на место рядом с ней и внезапно взял ее руки в свои.

— Что такое? — сонно спросила девушка. — Эйден? Ты уже закончил на сегодня? М?

— Нет, к сожалению, мне придется еще на несколько часов тебя покинуть, — на моем лице появилось выражение искреннего раскаяния. — Всё-таки, это интересно. Я ощущаю себя человеком, чьи воспоминания переживаю! Это очень необычно. За этот день я побывал и великим Инквизитором, который повергает в страх целые планеты, и человеком, сыном султана средневекового мира, но одновременно являющимся кем-то вроде тайного убийцы.

— Только помни, что ты — это ты. Не они, — девушка открыла глаза и нависла надо мною. — Всегда различай, где кончаются воспоминания, а где начинается реальный мир. Обещай мне.

— Обещаю. Слушай, неужели мы будем только беседовать о высоких материях? — с этими словами я хитро подмигнул и отключил технотрон.

* * *

225. М10


— Господин! Госпожа Сафия пропала! — в мою комнату забежал взмокший слуга.

— Что? Как это, пропала? — я подскочил и в мгновение ока оказался рядом с ним.

С тех пор, как мы обосновались в столице Империи, прошло целых пять лет. С одной стороны, срок небольшой. Но с другой, за это время мы с сестрой смогли воссоздать Братство. Нет, теперь мы не защищали закон и не восстанавливали справедливость. Мы просто жили. На месте Султаната теперь было несколько провинций. И, насколько мне было известно, зрели восстания.

Тот странный человек, оставивший после себя камешек, очень помог мне. Драгоценный камень оказался магическим артефактом из легенд. Говорили, что раньше в нашем мире всё было пропитано магической энергией и среди обычных людей появлялись одаренные. Те, кто могли ей управлять. Но теперь от той эпохи остались лишь смутные и пересыпанные преувеличениями сказания. И артефакты. Камень давал мне возможность красноречиво говорить, одной речью склоняя собеседника к своей точке зрения. Серебряный шар, спасший нам жизнь во время побега, был сугубо боевым. Помимо субъективного замедления времени, он поражал врагов.

Я взял на себя обязанность обучать новичков, Сафия же, как более миролюбивый человек, заведовала экономической частью. За неполные пять лет наши братья и сестры проникли практически во все структуры, даже в Сенате их было не менее десятка. Казалось, нам ничто уже не может угрожать. Но всё-таки случилось то, чего я всегда опасался.

Если судить логически, то получалось следующее: Сафия была далеко не слабым воином, да и обучение в Братстве сказывалось, так что, застать ее врасплох было довольно сложно. И, несмотря на это, она каким-то образом попалась кому-то неизвестному. Если, конечно, не ушла опять в какой-нибудь поход со своей женской группой. Хотя нет, этот вариант тоже отпадал — они вернулись только вчера. И последний раз я ее видел… ровно восемь часов назад.

— Когда ты узнал, что она пропала? — открыв двери шкафа, резко спросил я.

— Недавно, в это время госпожа Сафия проводит занятия с детьми.

— Отлично, есть предположения, куда она могла деться?

— Нет, братья видели только, как она выходила из дома.

Быстро затянув ремешки легкой брони, разработанной специально для скрытого ношения, я прицепил к поясу ножны с коротким мечем, и вышел из базы Братства.

Вокруг было также людно, как и всегда. Даже в на таком большом расстоянии от Базарной Площади люди постоянно куда-то спешили и что-то выясняли друг с другом. База, во избежание различных осложнений, находилась в Бедняцком Районе. Мимо пробежал мужик довольно внушительной комплекции, видимо, пытался догнать какого-нибудь карманника.

Конечно, похищение было сработано довольно грамотно, неизвестный всё точно рассчитал. Но он не принял во внимание один маленький факт. Артефакты. Из кармана поясной сумки вылетел серебряный шарик.

Время замедлилось. Люди вокруг стали темнее и слились с таким же потемневшим фоном. Воссоздав в сознании образ Сафии, я огляделся по сторонам. Ожидания оправдались, где-то вдалеке ярким огнем горел ее силуэт. Сорвавшись с места, я побежал по направлению к нему.

Через несколько минут, вернув артефакт на место, я толкнул дверь роскошного на вид дома.

В следующую секунду мимо меня пролетел кинжал и сзади раздался приглушенный хрип.

— В следующий раз будь внимательнее, брат, — проговорила Сафия, стаскивая тела в одну кучу. — Ты думал, меня так легко похитить? Неет, это был мой невероятно хитрый план! Теперь этот человек, так долго вредивший нам, никому уже не навредит.

Действительно, капитан стражи Бедняцкого Квартала был редкой сволочью. Чего только стоили его ночные походы по улицам. Когда первый раз пропала одна из девушек, Братство сделало ему предупреждение. Видимо, он не понял.

— Что он сделал?

— Ничего, — сестра закончила со своим нелегким делом и подошла ко мне. — Просто, я решила, что такому человеку нечего делать среди живых.

— Хорошо, тогда, нам будет лучше возвратиться.

* * *

500М.20


Я вновь очнулся в реальном мире. Но на этот раз пробуждение оказалось на редкость неприятным.

Как только белая клетка исчезла, я упал на потолок. Э. Нет, сейчас это было полом.

— Что такое?!

— На корабль напали! — из технотрона раздался встревоженный голос Ан-Настасии. — Кто, не знаю.

— О… — только и смог выговорить я.

За счет особенностей климата планеты и особого покрытия самого корабля, даже визуально засечь его было очень проблематично. А уж различные сенсоры и прочие технологические изыски и подавно не могли отличить его от естественного фона. Кто мог напасть на него? И как? Если эльфы — единственная раса, вышедшая в космос, а Империя сидит тихо на своей половине Галактики и не суется на нашу территорию?!

Запросив общую картину, я пораженно выдохнул. Наш корабль находился в космосе, над планетой. А сверху над нами находился огромный корабль.

В отличие от эльфийских, больше похожих на гигантские астероиды с вкраплениями металла, этот… был непредставимо большим вытянутым астероидом. Если верить показаниям технотрона, его длина составляла пять тысяч километров пятьсот семьдесят метров. Что-то он мне напоминал.

— Технотрон. Общая связь! — в микронаушниках сразу зазвучало множество голосов. — Найти канал Атиэль.

— Да, Эйден, — местоположение эльфийки определилось, как отсек управления.

— Слушай, помнишь, я рассказывал, что инквизитор нашел один из Ключей после того, как его корабль был сильно поврежден и перенесся на какую-то планету?

— Да. И что?

— Эта махина тот самый Разрушитель "Каппадокия". И, похоже, что планета, которую вы перенесли с ее орбиты, появилась на территории Империи на десять тысяч раньше текущего времени.

— Ты уверен?

— Абсолютно, — я покачал головой. — Только, зачем он тут появился и что ему тут надо? Инквизитор знал только то, что он есть и очень опасен. Кто им и как управляет — он даже не представлял.

В следующую секунду пол опять поменялся местами с потолком, но подошвы автоматического сцепления сделали свое дело. Пройдя по потолку, я осторожно спустился. Надо будет как-нибудь поднять свою физическую форму, на моем месте, Атиэль бы красиво спрыгнула. Отцепившись от поручня, выдвинувшегося из потолка, я выбежал в коридор через услужливо раскрывшуюся стену.

— Эйден! Кто на нас напал? — из стены справа от меня выбежала взволнованная Айлана.

— Помнишь, я рассказывал об Уничтожителе?

Девушка напряженно кивнула.

— Вот, это он и есть.

— О, — она прикрыла рот рукой. — Но как?! И зачем?!

— Думать об этом будем потом, — я прикоснулся рукой к стене, и она раскрылась, пустив нас в отсек управления.

— Эйден, ты можешь как-нибудь задержать его, пока мы будем прокладывать курс? Он непрерывно обстреливает нас, но почему-то только несколькими пушками. Надеюсь, остальные за такое время вышли из строя.

— Я постараюсь.

Со временем, особенность Айланы, позволявшая усиливать мою магию до невероятных величин, возвратилась, как объяснила Кеметиан, это всё-таки оказалось способностью души, а не тела. За те спокойные пять лет, которые мы смогли провести с Ан на планете-раю, Айлана несколько раз прилетала к нам. В результате, мы научились использовать неожиданный бонус с наибольшей выгодой. И вот теперь, время пришло.

Девушка положила руки мне на плечи. Прикоснувшись к энергии, связывающей всю нашу Галактику и существующей еще до начала времен, я энергетическим зрением посмотрел на "Каппадокию". Если в реальности она впечатляла своими размерами, то в энерго-плане она впечатляла еще больше. Неведомая сила сплавила в одно целое множество гигантских астероидов, проделав после этого в получившейся каменной массе тысячи ходов и пещер. А внутри "носа" корабля ярким золотым светом пылал эзоцерий. Нечто, чья природа не до конца изучена даже эльфами и встречающееся только на их планете, эзоцерий обладал тысячами свойств. Одна из девушек, спасенных с перенесенной планеты, самолично испытала на себе его действие. В результате она сама стала практически воплощением светлой стороны магии. Ну, по-крайней мере, с первого взгляда. Дело в том, что она теперь светилась и могла левитировать. И какой-то извращенный разум додумался использовать эзоцерий для генерирования луча, обладающего достаточной мощностью, чтобы уничтожать целые планеты.

Сосредоточившись, я обвил уничтожитель плотными жгутами энергии, заставив резко дернуться. Одни маги могут с помощью своего могущества увеличить силу тела во множество раз. А другие понимают, что никакая физическая сила не сравнится с силой магии. Мои скромные подвиги это тоже доказывают. Ментально напрягшись, я потянул его по направлению к планете. Если уничтожится одна единственная планета, итак безжизненная, никому вреда не будет. А столь вредное и могущественное оружие уничтожится. Наверное. Даже всей моей усиленной Айланой мощи едва хватало, чтобы еле заметно двигать гигантский корабль. Ментальные усилия одной тысячной своей всё-таки вылились на физический план, заставив воздух вокруг меня и девушки вспыхнуть. Краем сознания я отметил, что вокруг нас немедленно опустился изолирующий колпак. Напор усилился еще и "Каппадокия", наконец, сдвинулась со своего места.

Внезапно, эзоцерий замерцал. Невыносимо яркая вспышка ослепила меня на несколько секунд. Еще. Еще. Теперь мерцание стало еще быстрее. Очевидно, что уничтожитель готовился к выстрелу. Но понял я это слишком поздно, в мгновение ока из его заостренного носа вылетел золотой луч. И натолкнулся на преграду. Перенаправив один из потоков энергии на удержание смертоносного орудия, я уже едва удерживал всю зачерпнутую мощь. По подбородку потекло что-то теплое, наверняка, кровь.

Луч становился всё ярче и ярче, пока мне не пришлось полностью отключить энергетическое зрение. Теперь пришлось выбирать. Либо удерживать уничтожитель, либо противостоять выстрелу. Если удастся перенаправить его внутрь корабля как раз в тот момент, когда мы уйдем в темное пространство, то все проблемы решатся.

Но, не успел я додумать эту мысль, как что-то в окружающем пространстве поменялось. А потом по всем доступным потокам ощущений ударило нечто огромное. Заслон исчез. Активировав энергетическое зрение вновь, я успел заметить, как верхние слои атмосферы планеты озаряются золотым светом.

* * *

— Проклятье! Зачем ты отвлекся?! — около моего уха раздался усталый голос. — Вот скажи мне, скажи пожалуйста, что мне теперь делать? Если ты просто умрешь от взрыва — это будет уже неинтересно. Зря я дал тебе такую свободу воли.

— Эээ… Что? — я огляделся. — Где я?

— Ты тут. Я спрашиваю, что мне теперь с тобой делать? — в следующую секунду туман вокруг меня рассеялся, и я оказался в комнате, находившейся в разрушенной Башне.

— Ничего. Вернуть обратно и, желательно, в целости и сохранности. От воскрешения моих друзей я бы тоже отказался, — иронично ответил я. Приходилось уже иметь дело с богами. — Если что, я знаком с Кеметиан. Хорошо знаком.

— Хорошо, я удивлю тебя, — около меня появился обыкновенный юноша, миллионы каких можно встретить на обыкновенных мирах среднего типа развития. — Что?

— Кто ты? — я с подозрением уставился на нег.

— Создатель всего Сущего, Творец, Бог и так далее. Ну, в этой реальности точно, — юноша пожал плечами и уселся на появившийся диван. — Садись.

— Значит, в довершение всего, мне выпала честь познакомиться с самим Создателем? У меня вопрос. Каково это? Быть Создателем?

— Хорошо. Немного воображения и готово, — Создатель пожал плечами. — Ты же не против?

— Не против чего?

— Не против того, что я создал тебя столь героичным?

— Да, вроде бы, нет.

— Отлично.

— Но почему? Почему именно со мной общается сам Создатель? Я думал, ты нечто всеобъемлющее и проникающее во всё.

— Так и есть. Я могу окинуть взглядом абсолютно всё в этой Вселенной. А что до общения… Понимаешь, Создатель моего мира очень сильно отдалился от нас. В моей реальности я обыкновенный человек. Ну. Не совсем, естественно, обыкновенный. Зато эта реальность целиком и полностью создана мною и уже почти стала автономной. Да. Автономная, это когда может существовать и без постоянной моей помощи.

— Зачем ты мне это рассказываешь? — я только сейчас начал осознавать, насколько я героичен.

— Всё равно ты не будешь ничего помнить потом, — Создатель пожал плечами. — Я как раз думаю, что мне теперь делать. Если бы ты просто удерживал корабль, вы бы успели уйти в темное пространство. А так… О! Я придумал!

— Я так понимаю, шансов противостоять тебе, у меня нет? — мрачно осведомился я.

— Ну, пока что, вроде бы, нет, — Создатель улыбнулся. — А теперь, я думаю, наш разговор окончен…

Эпилог

Где-то, в совершенно другой реальности, Создатель всего Сущего потянулся и встал. Да… Когда он только начинал свой путь, то никогда не думал, что это будет так сложно, но в то же время и интересно. А понадобилось-то всего лишь небольшое устройство и немного воображения. Конечно, Его Творение еще было очень далеко от совершенства. По сравнению с Вселенными других Создателей и Творцов, его Вселенная была очень маленькой. Сколько всего еще надо сделать! Сколько событий еще должно произойти в созданной реальности, чтобы она обрела плоть? Ответа на этот вопрос не знал даже Он. Куда делась та планета, которую эльфы переместили от Скитальца? Почему эльфы до сих пор единственная раса, вышедшая в космос? Он мог кардинально изменить созданную Им реальность несколькими движениями пальца, но Он не хотел этого делать, иначе зачем всё? Чтобы было интересно наблюдать за развитием Вселенной, надо ввести некоторые самоограничения. Он надеялся, что основные координаторы Его реальности успешно справляются с возложенной на ни задачей. Но почему, почему Он не может физически присутствовать в своей Вселенной?! Почему Он не может Сам поговорить с существами, ее населяющими? Только во снах, Он мог на короткое время воплощаться в Своем аватаре, которого каждый раз создавал заново. Бросив взгляд на устройство, являвшееся проводником Его мысли, он погладил его обвод. Может, где-нибудь на крайних областях Галактики разместить нечто похожее? Ведь Вселенная становится живой на самом деле, только тогда, когда в ней появляются первые Творцы и Создатели, создающие свои Вселенные. И сам Создатель всего Сущего иногда думал, что кем-то создан, а скорее всего, это так и было.

Сколько трудов стоило создание основных фигур в Его Вселенной. Сколько Он провел без сна, наделяя их душой, создавая их с нуля. Он любил каждое создание, сотворенное Им, от Мозга-Матки, до прекрасных эльфийских дев. Какие существа обитают на неразведанных еще планетах? А ведь и их всех нужно создавать, наделять душой. Создатель устало зевнул, скорее всего, этой ночью Он совершит первую попытку по частично-полному переносу Своего сознания во Вселенную. Хорошо, что один из Его знакомых Творцов посоветовал спасти несчастный Асеан. Всё-таки, ему это ничего не стоило, всего лишь несколько мыслей, а сколько миллионов жизней спасено, сколько людей теперь будут жить! Еще раз зевнув, Создатель переместился в другое помещение. Несмотря на Его мощь, и Ему надо было чем-то питаться. Взяв Себе пищу, Он вознамерился спокойно вкусить ее, как в сознании тренькнул колокольчик. Создатель нахмурился. Кто-то пытался проникнуть в Его Творение! Как они посмели?! В течение доли секунды, только начавшая формироваться отрицательная сущность была начисто стерта из ткани Мироздания, но появилась вновь, чтобы опять быть уничтоженной. Создатель задумался. Если к Его Вселенной проявляют интерес порождения зла и порока, то она уже достойна существовать. Всё равно от злобных тварей никак не избавиться, но Он справедливо считал, что лучше позже, чем раньше. Согласно движению Его мысли, вокруг Вселенной моментально вырос заслон, не пускающий абсолютное зло к Его детям. Разумеется, на планетах Его Творения случались неприятные вещи, невозможно такое, чтобы всё было исключительно положительно. Но всё равно, Его Вселенная начинала оживать, Его дети жили и любили друг друга. Создатель вздохнул, если это недоступно Ему, то пусть хотя бы в другой реальности люди и эльфы будут счастливы.

Еще раз вздохнув, Создатель всего Сущего погрузился в сон…


Оглавление

  • Томилов Евгений Вячеславович Темное пространство
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Эпилог

  • загрузка...