КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397700 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168481
Пользователей - 90428

Последние комментарии


Загрузка...

Впечатления

ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Оин: Уаджет (fb2)

- Оин: Уаджет 18 Кб (скачать fb2) - Александр Шакилов

Настройки текста:




Александр Шакилов
Оин: Уаджет

Чихать хотело небо на Долину Царей: апчхи! — падал мокрый снег.

Идиот, устало подумал Аменхотепыч, нахохлившись под гофрированной телогрейкой, и сплюнул в сугроб остатки соли-бед, поутру использованной для профилактики кариеса, да так и застрявшей кристалликами в зубах. Определённо, идиот.

Эти нелестные мысли касались исключительно — в данный момент — раба-нубийца, непрерывно обмахивающего Аменхотепыча пальмовым веером. Раб ещё в раннем детстве подвергся издевательствам жрецов храма Ра-Хоратхи; с тех пор чернокожий мальчонка невосприимчив к низким температурам.

— Максимка, — вздохнул Аменхотепыч, — снег ведь. Чего ж ты, дура, веером меня, а? Или заморозить вздумал? Не жара ведь, Новый Год скоро…

Нубиец довольно осклабился: как же, хозяин снизошёл поговорить с недостойным, у-у, радость какая! Однако освежать не перестал. И даже наоборот — удвоил старания.

Аменхотепыч ещё раз протяжно вздохнул, поёжился и развернул папирус, полученный утром от профсоюза торговцев маслом. Н-да, сумма долга впечатляла. Коммунальные услуги подорожали: обогрев жилища съел львиную долю семейного бюджета, кропотливо отмеренного на отопительный сезон ахет; о, Осирис, грехи наши тяжкие!..

— Привет.

Погруженный в самособолезнования — что творят?! что творят, гиены позорные?! — Аменхотепыч от неожиданности вздрогнул:

— И тебе не болеть, Кенамоныч. Как жена, детишки? Финики жуют, животами не маются?

— Благодарствую, здоровы и даже более того: сверх всяческой меры бодры. — Кенамоныч смахнул с весьма внушительного носа снежинку, разлапистую, как ветви кедров славного Библа.

— Да не за что, — в третий раз уже тяжко вздохнул Аменхотепыч и (слава Пта!) озарился мысленной идеей, внезапно произнесённой вслух: — А не прогуляться ли нам, дорогой Кенамоныч… — …дабы ороситься влагой Великого Хапи? — обычно обрюзгшее и малопривлекательное личико Кенамоныча сиюмгновенно превратилось в хитрющую ухмылку Бэса-южанина. — Отчего бы и нет. Тёща с женой только завтра вернутся из славного города Она. Понимаешь, Аменхотепыч, отовариться надумали: хеджу там, то, сё, по мелочам. Вроде у нас лук не такой вкусный, а шаути мельче и чаще крошатся алебастром. Так что я… -?

— Так что мы… — ??

Неловкость паузы сгладил нубиец Максимка. Он улыбнулся и выдал самое неприличное, что только можно было сказать в данной ситуации:

— В 'Сфинкс'?

Вздохнули — полновесно, горемычно — оба: Аменхотепыч в четвёртый раз уже, Кенамоныч впервые за сегодня. На посещение 'Сфинкса' кедетов и дебенов явно не хватало. Уж больно дорогой кабак. С таким же сомнительным успехом можно хотеть проветриться в 'Хеопсе'.


***

Неуютный подвальчик: входные ворота — из пихты, замки и засовы — из бронзы. Пришли — фух, запарились, так спешили. Уу-у! — ну и убогое местечко: вместо мирры возжигают терпентин. А что поделаешь? деваться некуда! — упали в резные кресла да промочили голосовые связки. Малость полегчало и чуток похорошело. Теперь общение.

— Бармен, что это за пиво? — Кенамоныч скривился. — Откуда эта дрянь?

— Из Библа, вестимо.

— Ну, ёлы, я же чувствую: верблюжья слюна… сплошная… Аменхотепыч?!

— Чего тебе, старче?

— А давай-ка на охоту завалимся? А? В болота Дельты? На ориксов? По первому снежку?! А?! А?!..

— Давай.

— На газелей, да?!

— Давай.

— На антилоп?!

— Давай.

— На колесницах?! На буйволиц?!

— Давай.

— Да что ты заладил: давай, давай. Никуда я с тобой не поеду, нудный ты.

— Ну, как хочешь. — Аменхотепыч поправил соколиные головы застёжек второго и четвёртого ряда бус. — Бармен, пива. Парочку. И чего-нибудь зажевать.

— Копчёного?

— Солёного! А то накормишь ещё… знаем мы породу, э-э, вашу… крохоборы-сластолюбцы… скорпионы недообрезанные…


***

— Ты чего принёс? — Аменхотепыч опал локтями на столешницу, едва не опрокинув кружки: свою — каменную, и соседскую — фаянсовую. — Я тебя говорю, или ты глухонемой по жизни? Ты чего нам здесь куда?

— Ну, так просить… изволить… изволили просить?

— Ага. Так точно, просить — было. Изволить — помню. А ты чего принёс?!

— Э-э…

— Вижу, что не Рамсеса Первого.

— Э-э…

— Да что ты рычишь, как ливийский барс над перепёлкой. Ты конкретно отвечай на поставленный вопрос! — Аменхотепыч приосанился, как подобает ветерану штурма стен Нехеба и Авариса. — А?!

— Э-э, копчёного вы не изволить… не хотеть… не изволили хотеть. Так я вам сушёного, в смысле вяленного…

— Да вижу я, что не свежий. И ладно, и




загрузка...