КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402443 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171265
Пользователей - 91485
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Матяев: Я встретил вас... (Партитуры)

Уважаемые гитаристы. Если у кого имеется "Есть только миг" в обработке Матяева - выложите, пожалуйста, на сайт. У меня была, но потерялась при переезде в другой город. Она даже лучше Ореховской.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Очень интересная обработка. Самая динамичная из тех, что у меня имеется (а их у меня четыре).

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: Бродяга (Партитуры)

Ребята, в аннотации ошибка - это ноты для 7-ми струнной гитары.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: В красной рубашеночке. Версия II (Переложение Ю.Зырянова) (Партитуры)

Всё, глюк с fdb исправлен. Можно спокойно качать. Спасибо админу.
У меня очень и очень много хороших нот для 6-ти и 7-ми струнных гитар. Собираю еще с советских времен. Так что ждите - буду периодически заливать.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Strannik12 про серию В логове паука

Нулевой персонаж а рассуждает и действует как взрослый, странно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Взмах ножа (fb2)

- Взмах ножа (пер. Н. Ю. Киселева) (а.с. Стенли Мудроу-1) (и.с. Мастера остросюжетного романа) 1.19 Мб, 280с. (скачать fb2) - Стивен Соломита

Настройки текста:



Стивен Соломита Взмах ножа

Посвящается

M — потому что так надо,

Дейку — потому что так хочется,

Е — потому что так следует

Глава 1

Начался дождь, и Атторни-стрит опустела так же быстро, как клуб «Полумесяц» в ту ночь, когда Карлос Перес бросил в окно гремучую змею с красивым узором на спине. Капли отскакивали от стен домов, устремляясь затем к развилке Атторни и Ривингтон-стрит, откуда вода уже потоками стекала с тротуара под дверь квартиры номер 1672 по Атторни-стрит. Как только Биглоу Джексон, жилец этой квартиры, заметил темное пятно, расползающееся по ковру, он бросился к водостоку, чтобы его прочистить. Поначалу вода пошла свободно, и Джексон вздохнул с облегчением, но вскоре, натолкнувшись на какое-то невидимое поначалу препятствие, начала стремительно подниматься, быстро достигнув его ботинок. Полный решимости сражаться с потопом с помощью тряпок и ведер, Биг Джексон повернулся, чтобы снова зайти в квартиру, и в промежутке между двумя домами, своим и соседним, увидел человека. Человек стоял, сгорбившись, наклонившись вперед, руки его безвольно свисали вдоль туловища. Для Бига Джексона — а он уже насмотрелся экзотики в Нижнем Ист-Сайде Манхэттена — эпизод был вполне заурядным: любитель героина, погрузившийся в свой сомнамбулический транс так глубоко, что даже не замечал дождя, который буквально в один миг залил всю округу.

— Эй, ты, ширяльщик, — заорал Биглоу. Его взяла злость от одной только мысли об испорченном ковре, и он уже подумал о том, что надо бы вздуть как следует этого наркомана, однако дождь усиливался, а ковер намокал, и Биглоу удовольствовался тем, что швырнул цветочный горшок в неподвижную в потоках воды фигуру. Горшок попал человеку в плечо и, упав на землю, раскололся вдребезги. — Вали отсюда, ублюдок, — заорал Биглоу Джексон. — Чтоб духу твоего здесь не было, когда вернусь. — Он победно захлопнул за собой дверь.

Джонни Катанос по кличке Зорба-урод усмехнулся про себя, но замер, как статуя. Настоящее мастерство, подумал он. Только он один и был на такое способен. Джонни стоял спиной к разъяренному Биглоу и не ожидал, что тот швырнет в него горшком, но ни один мускул в нем не дрогнул. Так он для себя решил: что бы ни происходило вокруг или с ним самим, терпеть — и только.

Терпение упрощало сам процесс ожидания. Он знал, что сложности появятся потом, когда придется вернуться к жизни, чтобы быстро и осторожно осуществить задуманное. Мышцы со временем затекали, и любое движение — как бы ни было предусмотрено все заранее — окажется неловким, а может, и непредсказуемым. Все дело было в дыхании, и Джонни, наклонившись, изображая транс, соразмерял каждый вдох, задавая ритм, чтобы мускулы не подвели его, когда придет время действовать. С великой осторожностью он напрягал и расслаблял мышцы рук: четыре повтора, и то же с кистями, а потом снова ноги.

Окна, выходящие на Атторни-стрит, редко бывают пусты. Для пожилых людей, у которых зачастую нет ни телевизора, ни телефона, окна — единственное средство общения с миром. Редкие «привет» или «как дела» неизменно вызывают улыбку на лицах соседей, разглядывающих друг друга. Эти старички замечают на улице все, проклиная про себя — часто на идише — уличное хулиганье. Настоящие аборигены, последние могикане Атторни-стрит, они никогда не покидают домов с наступлением темноты. И все же не проходит и недели, чтобы местные подростки не ограбили кого-нибудь из них. Иногда стариков даже избивают, вымогая мифические сокровища, будто бы зашитые в их матрасах.

Роза Верц, старуха восьмидесяти двух лет, спрятавшись за темно-зеленой занавеской, видела, как Биглоу Джексон швырнул горшок в наркомана, и продолжала смотреть затем уже после того, как Биглоу вернулся в свою квартиру. Она видела и то, как наркоман ожил и медленно двинулся вперед, чуть спотыкаясь. А когда он стал удаляться из поля ее зрения, Роза Верц пошла слушать радио, хотя впоследствии будет долго излагать все в подробностях полицейскому Тиматису, который сделает вид, что все записывает. В конце концов, как рассудил полицейский, кого интересует какой-то там наркоман.

Проходя вдоль улицы, Джонни Катанос все время боролся с искушением взглянуть на окна, проверить, не смотрит ли кто. Это была самая опасная часть его плана, потому что за этим участком дороги всегда наблюдало множество глаз. Но он простоял в переулке два часа, и те несколько пешеходов, что спешили укрыться от дождя, не обращали на него ни малейшего внимания. Даже Биглоу Джексон, который хорошо знал Джонни Катаноса, был одурачен жалким зрелищем сгорбленного наркомана с тяжелыми волосами и жидкой бороденкой. Джонни прислонился к черному ходу, давно заколоченному и запертому изнутри на три замка, в полной уверенности, что если и появится кто из жильцов, то примет его за наглотавшегося травки наркомана и прогонит пинком под зад. Но никто не вышел, и только Роза Верц, хотя в тот момент и была поглощена радиопрограммой психиатра Беллы Эффенхаузер, вещавшей о тонкостях наслаждения, заметила его, но старушка не представляла для него угрозы.

Уже почти стемнело, когда Дождь утих. Переулок — а он был на достаточном расстоянии от фонарей, оставшихся на Атторни-стрит, — освещался лишь тусклым светом, пробивавшимся сквозь занавешенные окна. Джонни знал, что в такой тьме его никто не увидит. Он подпрыгнул, ухватился за нижнюю перекладину пожарной лестницы и подтянулся. Снова, на этот раз гораздо острее, чем прежде, он ощутил подъем сил, кровь прихлынула к голове, внезапно стали горячими уши. Несколько секунд он испытывал наслаждение каким-то неожиданным чувством. Потом начал подниматься.

Два первых окна на пути Джонни вели в пустые квартиры, хотя официально обе были сданы внаем и домовладелец Мигель Эванс ежемесячно получал чек от якобы проживающих там людей. Эти квартиры служили буферной зоной между неприкрытой нищетой улицы и несметными сокровищами четвертого этажа, где располагалась героиновая фабрика. Там каждый день полкилограмма героина расфасовывалось на мелкие порции и продавалось в близлежащей округе. Эта операция не могла оставаться незамеченной, и, конечно, время от времени появлялись смельчаки, строившие планы, размышлявшие о том, как бы прибрать к рукам все эти богатства. Но владельцу данного производства Рональду Джефферсону Чедвику до сих пор удавалось уберечь свой дом от воров. Двери первого этажа были всегда открыты, и любой мог заглянуть на лестничную клетку. Однако четырех вооруженных до зубов охранников вполне хватало, чтобы остудить пыл самого отчаянного уличного бандита, и мистер Чедвик чувствовал себя в полной безопасности.

Это была одна из причин, по которой грек оставался незамеченным. Другую, и не менее основательную, представляли собой Тереза Авилес и Эффи Блум, которые развлекали хозяев на другой половине дома. Они утоляли пыл семи местных уголовников, и в тот момент, когда Джонни пробирался мимо темных окон, Эффи Блум прижимала голову Энрике Васкеса к своей огромной материнской груди, с которой не сводили глаз еще пятеро бандитов. Седьмой, Пако Бакили, главнокомандующий в отсутствие мистера Чедвика, укрывшись от остальных в ванной, приник к упругим стройным бедрам стонущей Терезы Авилес. «Вот это удача, — думал Пако. — Этот козел Катанос, Зорба-урод, привел девчонок только вчера, а сегодня они уже явились сами». Он сделал глубокий вдох: мы покажем этим стервам, что такое настоящие мужики.

В окне четвертого этажа был установлен огромный кондиционер, единственный на всю округу, притом что напряжения едва хватало для тостера. Джонни на эту удочку не попался. Даже в темноте он легко разглядел натянутый провод: он был прикреплен к автомату, скрытому в пустом корпусе кондиционера. Не слишком впечатляюще для эпохи лазера, но вполне достаточно, чтобы остановить случайного бродягу. Ликвидировать эту ловушку смысла не было. Джонни не собирался возвращаться тем же путем. Грек заставил себя двигаться медленнее. Он видел освещенное окно на пятом этаже и два собачьих силуэта на его фоне. Это было как наваждение. Он двигался так тихо, так осторожно, и все же его ждали. Он подумал, каково было бы обладать таким чутьем, — так бы и прощупал все вокруг.

Собаки были великолепны. С первых дней их учили подчиняться только одному человеку, они всегда знали, что никто их не одолеет, никто не справится, когда они первыми прыгнут на чужака. Тренер натаскивал их на беззубых котах, старых, потерявших силу собаках, а однажды и на пьяном бродяге. К несчастью, их слабость была в их же силе: они умели только нападать. И бросались сразу.

Медленно, не торопясь, Джонни Катанос снял куртку и расстелил ее под окном, чтобы не был слышен звук падающих осколков. На окне была стальная решетка, и Джонни, просунув руку между прутьями, разбил стекло рукояткой длинного охотничьего ножа. В промежуток между окном и решеткой тут же вклинились зубастые пасти двух доберманов. Они угрожающе рычали, но не лаяли. Им перерезали голосовые связки, чтобы нападение было всегда внезапным, чтобы не дать жертве шанс скрыться. Если, конечно, собаки нападали с расстояния.

Джонни впервые за все время улыбнулся. Как просто. Доберманы просунули головы сквозь прутья решетки, они были так уверены в себе, что не пытались защищаться. Они сами подставили свои глотки и теперь, упав на пол и истекая кровью, не могли даже скулить. Джонни не обращал на них внимания, он был занят замками решетки.

Внутри было тепло, и Джонни только теперь понял, что там, на улице, продрог до костей. Дверь комнаты была закрыта — значит, собачий тренер не придет, чтобы увести псов, до появления Чедвика, который боялся их, как, впрочем, и все остальные. Доберманы охраняли пожарную лестницу, по которой можно было пробраться в квартиру, где жил Чедвик. Охранники, которые должны были находиться на втором и третьем этажах, следили за дверьми. Джонни перешагнул через собак, стараясь не испачкать ноги о ковер, пропитанный кровью. В комнате пахло псиной, так что запах крови совсем не чувствовался. Открыв дверь, Джонни вошел в гостиную. Он был уже совсем близко. Оторвав от лодыжки клейкую ленту, Джонни взял в руки пистолет. Привычная тяжесть на ладони снова вызвала у него приток крови к голове. Он прикрутил к дулу глушитель и стал ждать.

Вечеринка внизу была в полном разгаре. Все по очереди направлялись к Эффи Блум, которая, лежа на спине, давно перестала изображать страсть. Она представила себе Джонни Катаноса, который способен без колебаний прострелить голову любому, кто склонится над ней. От каждого прикосновения она вздрагивала, как от выстрела. В общем-то, ее просто насиловали. Она могла бы это доказать, если бы попыталась уйти отсюда. Ей было интересно, доставляет ли нм удовольствие это занятие. Их лица были спокойны и сосредоточенны, словно они были заняты работой, требующей большого умственного напряжения. Они вертели ее, как манекен в магазине, даже не удосуживаясь хоть что-то сказать, хоть слово.

Терезе Авилес, которая была в ванной с Пако Бакили, повезло куда больше: Пако был импотент, но настаивал на оральном сексе, потому что считал себя человеком, знающим, что надо женщине. Терезе, которая была так же безразлична ко всему происходящему, как и Эффи, все же удалось изобразить страсть, и каждые три-четыре минуты она томно стонала. И в отличие от Эффи Тереза не позволяла себе думать о том, как это все противно. Наконец она оторвала от себя Пако и погладила его по волосам:

— Убить меня хочешь? От удовольствия тоже умирают. Понимаешь, ну, это как перебрать виски.

Ее слова остановили Пако, и он зачем-то пустился в долгие воспоминания о своей матушке и о родном городе в. Пуэрто-Рико.

В одиннадцать часов раздался телефонный звонок, и голый Пако вышел из ванной. Ворча, он снял трубку и поднес ее к уху. Мистер Чедвик будет дома через сорок пять минут, и значит, надо обеспечить его безопасность. К несчастью для Чедвика, представления Пако о безопасности сводились к баллончику дезодоранта, которым он освежал воздух в комнатах. Девушкам было сказано, чтобы они одевались, и затем их выдворили. Пивные банки были мгновенно собраны. В любой момент, считал Пако, объект должен выглядеть по-военному, как-никак они при оружии и на посту. И хотя охранники Чедвика вряд ли походили на «Зеленые береты», к полуночи, когда босс вошел в дом, все было в полном порядке, и каждый находился на своем месте.

Рональд Чедвик был известен своей способностью предчувствовать опасность, особенно когда речь шла о больших деньгах. Но, когда Пако открыл дверь и Рональд вошел и увидел улыбки на лицах Пако и Дю-Вейна Брауна, сидевшего у входа с автоматом на коленях, он не заметил ничего необычного. Все было, как всегда, и ребята излучали уверенность и спокойствие. Рональд и его личный телохранитель Паркер Дрэббл, не отвечая на приветствия, пошли сразу на пятый этаж. Чемоданчик с пятидесяти- и стодолларовыми купюрами ускорял их шаг. Даже для Чедвика это была огромная сумма, и, если бы они так не спешили, они обратили бы внимание на то, что чего-то тут не хватает. А не хватало шума бросающихся на дверь собак, скрежета когтей по дереву. Но головы их были заняты деньгами. В чемодане было пятьсот пятьдесят тысяч долларов, и Рональд Чедвик нес их в самое безопасное место в мире, которое он знал.

Паркер первым увидел Джонни и тут же получил пулю в левый висок. Чедвик уже не успевал отступить за дверь. Он вошел как раз в ту секунду, когда свет от лампы упал на его убийцу, который захлопывал дверь, отрезая самому Чедвику путь к спасению. Он видел, как разнесло голову Паркеру, и это так поразило его, что он и не почувствовал, как следующая пуля вошла в его грудь. Как будто кто-то ударил, отбросив его к двери. Он медленно сполз на пол.

Первым делом Джонни поднял Чедвика, который еще дышал, взвалил его на плечи, подтащил к лестнице и сбросил в пролет. Вырвав чеку из гранаты, как его учили, он прислушался к голосам внизу: охранники уже сбежались. Голоса вдруг зазвучали неестественно громко, тишину заполнили крики. Он выждал немного и, когда раздался изумленный возглас Пако Бакили, бросил гранату.

Глава 2

Капитан Алан Эпштейн знал, что его друг и подчиненный сержант Стенли Мудроу каждый день после смены по крайней мере два часа проводит в баре «Килларни Харп» на Хьюстон-стрит. Обычно он пил виски «Балантин», но по выходным предпочитал виски «Колдфилд», густую коричневую жидкость, своим видом напоминавшую Эпштейну обычную после вскрытия лужу на столе в морге. Капитан считал сыск делом особенно привлекательным для психически неуравновешенных людей — об этом говорили высокие показатели самоубийств и алкоголизма среди работников управления, — и Стенли Мудроу был самым ярким тому примером. Все, конечно, было относительно. После двадцати двух лет службы капитан точно знал, что статистика арестов не связана впрямую со способностями отдельно взятого полицейского. Например. Стенли Мудроу ничем особенным никогда не отличался, но без него Эпштейн вряд ли вообще мог бы управлять своим участком.

— Нет, — буркнул Мудроу, даже не взглянув на капитана. — О чем бы ты ни попросил — нет. Я не на работе.

Эпштейн, с исполненным безразличием взглядом, тяжело опустился на стул напротив сержанта. Мудроу сейчас напоминал ему щенка, которому была велика его собственная шкура; его лицо с мелкими, почти правильными чертами казалось насильно втиснутым в оболочку из синтетики. Само выражение этого лица никогда не менялось, как бы ни был зол его обладатель, как, например, сейчас. У Эпштейна когда-то была такая собака, щенок бульдога — вся физиономия в складках, закрывавших глаза и рот.

Эпштейн не стал спорить с сержантом, потому что тот был прав. Эпштейн просил только уделить ему время, свободное время Мудроу, на которое в самом деле не имел права, поэтому сержант и встретил его так грубо.

— Стенли, — сказал Эпштейн, — если бы я был обычным гражданским лицом, ты бы со мной так не разговаривал.

— Если бы ты был обычным гражданским лицом, я бы с тобой вообще не разговаривал.

Эпштейн с трудом сдержал улыбку.

— Да, это уж точно. — Он заерзал на стуле, потом громко рыгнул. — Опять язва. Совсем замучила.

Мудроу взглянул на него внимательно.

— А ты знаешь, что Луи Армстронгу каждый день ставили клизму? И Ганди тоже. Каждый божий день. — Он ухватил проходившую мимо официантку за передник. — Рита, принеси капитану выпить, хорошо? — Она дотронулась до его плеча и отошла. — Твоя беда в том, что ты слишком жирный. Сколько килограммов ты набрал после академии? Тридцать? Сорок? Ты обжора. — Он откинулся на спинку стула, глядя Эпштейну в лицо. Лицо его было круглым и пухлым, как у херувима.

— Это не жир, Стенли, — сказал Эпштейн. — Это наши вечные проблемы. Ты же сам знаешь. Черные убивают друг друга сотнями, а общественности и дела нет. Всем наплевать. Но если что-то случится, все сразу на уши встанут. И тогда появятся такие проблемы, что язва замучает меня вконец. Черт возьми, я и в академии был таким. Если у тебя отец полицейский, можно себе позволить кое-что лишнее.

Эпштейн взял стакан, который принесла официантка, и, пригубив, стал пить медленно и с наслаждением, словно в нем был целебный нектар, способный усмирить дьявола внутри.

— Но стоит покончить с какой-то проблемой, как боль исчезает. Все очень просто — разделаться с проблемами, и никакой язвы.

Мудроу не спеша затянулся сигаретой и быстро повернулся к капитану:

— А кто тогда я — проблема или ее решение?

Эпштейн впервые за этот вечер рассмеялся.

— Ты и есть решение всех проблем. Решение. Если ты сам не решаешь проблему, тогда решение становится проблемой. Не думай, ничего серьезного. Пока это всего лишь маленькие, можно сказать, детские неприятности. Это может никогда не получить продолжения. Скорее всего, так оно и будет. Но, Стенли, мне надо быть готовым, и ты тоже должен быть готов ко всему.

Наступило молчание. Оба осматривали бар так, словно видели его впервые. В городе были десятки баров «Килларни Харп», и в каждом была длинная печь, в которой жарили мясо. В туалетах воняло мочой, даже в женских, хотя женщины это заведение не жаловали. Длинные стойки баров были исцарапаны и покрыты пятнами, а бармены говорили с заметным ирландским акцентом. Официантки носили черные брюки и белые блузки и были далеко не молоды. Рита Меленжик, которая обслуживала Мудроу и капитана, заметила, что разговор у них не клеится, и подошла к столику.

— Двигайся, двигайся, — приказала она, толкая Мудроу бедром. — Скажите, капитан, что это за имя такое — Стенли Мудроу? Не из латинос. И не еврейское. И не ирландское. И даже не польское, прости. Господи.

На Алана Эпштейна, женатого двадцать пять лет, Рита действовала, как аспирин.

— Ну, откуда же мне знать?

— Вы не знакомы с его личным делом? — спросила она, приветливо улыбаясь.

Мудроу мягко перебил ее:

— У нас дела, Рита, иди работать.

— Конечно. — Она обняла его. — Ты отвезешь меня вечером домой? — Она плотно прижималась к нему, заглядывая в глаза, но сержант по-прежнему оставался безучастным. — Мне не хочется спать одной.

Мудроу бросил косой взгляд на капитана.

— Я ведь не отказываюсь, правда? Может, только отложим это на завтра?

— Хорошо, Стенли. — Обернувшись к Эпштейну, Рита пояснила: — Просто я не люблю возвращаться вечером одна. — Не дожидаясь ответа, она встала из-за стола и вернулась к работе.

Сержант сел прямо, и капитана в который раз поразили его габариты и формы. Казалось, что такой атлет просто не может быть таким неуклюжим. Он без усилий представил себе Риту Меленжик, лежащую под этой громадиной, задавленной и бездыханной.

— Ладно, — неожиданно сказал Мудроу, — что там у тебя случилось?

— Помнишь Рональда Джефферсона Чедвика?

— Разумеется.

— Граната была сделана в России.

— Черт возьми.

— ФБР утверждает, что это советская граната. Какой-то там особый сплав металла. Сомнений никаких.

Сержант Мудроу отпил из своего стакана и, чтобы изобразить сосредоточенность, сдвинул брови к переносице. Прием, которым он время от времени пользовался. Он посмотрел на капитана и торжественно сказал:

— А кого это, собственно, интересует?

— Кого интересует? Я тебе скажу кого.

— Не надо… — Мудроу встал и наклонился к капитану. — Не надо мне ничего говорить. Наркоман покупает гранату, убивает торговца и сматывается с деньгами. Все, как обычно.

— Только не граната. — Эпштейн был терпелив. — Гранат еще не было. А теперь самое интересное. — Он помолчал, чтобы Мудроу наклонился ниже. — Сейчас всем плевать на гранату и на какого-то наркомана. Но если еще одна такая граната всплывет где-нибудь в супермаркете в белом районе, все шишки повалятся на нас. Не говоря уже об управлении. Я так думаю, надо кое-что уточнить. Загляни в ФБР. Выясни, что у них с террористами. А вдруг это какие-нибудь пуэрториканские радикалы? Я не хочу, чтобы мне потом говорили: «Как же вы не подумали? Почему не проверили?»

— Но у меня много работы, капитан.

— Займись этим делом и недели две ничем другим не занимайся. Мне нужен подробный отчет.

Мудроу, уставившись на остатки бурбона в своем стакане, опустился на стул. Это случалось все чаще. Словно нокаут на ринге. Не важно, как ты сражаешься с противником, ты знаешь, что конец все равно будет плохим, и глаза непроизвольно начинают слезиться. Стенли сейчас отчаянно захотелось лечь в постель с Ритой, уснуть, наконец, после бурной ночи, уснуть и не просыпаться.

— Ну что же, капитан, — сказал он, — я, конечно, и есть тот, кто тебе нужен.


Какие бы планы ты ни строил во сне, все равно приходится просыпаться и возвращаться к действительности. Сержант принял душ и сел за стол на кухне, взяв блокнот и ручку. Если бы его сейчас спросили о самочувствии, он бы лишь огрызнулся. Рита уже видела его в таком состоянии, и не раз. Она хлопотала у плиты, готовилась к предстоящему дню (а точнее, вечеру, так как было уже два часа пополудни), а сержант предавался не слишком радужным размышлениям. В конце концов, они были любовниками уже три месяца, почти что женаты, но иногда ему казалось, что, задержись он у Риты на день-другой — и ей просто-напросто надоест этот неизвестно откуда появившийся сержант, который сидит за столом и ждет, когда его накормят, словно у него есть на это право.

— Так, — сказал Мудроу, почесывая небритый подбородок. — Что же нам известно?

— Философский вопрос? — Рита наливала кофе. — Для философии еще рано.

— О чем ты? — Он взглянул на часы. — Боже мой, третий час.

Рита положила масло на сковородку.

— Тебе омлет или яичницу с беконом? — Она говорила очень деловым тоном. Иногда ей действительно с трудом удавалось сдержаться, чтобы не наорать на него.

— Черт, — рявкнул Мудроу, — ты не даешь мне сосредоточиться. Это вполне серьезно — пять трупов в одном доме.

— Хлеб белый или черный?

Мудроу отпил кофе, успокоился. Теперь он посмотрел на Риту без раздражения и как бы со стороны. Немного широковата в бедрах. С проседью, но это лучше, чем крашеные волосы. И даже морщинки на лице (а их было совсем немного) исчезали, когда она смеялась. Ее все считали красивой, и что ему больше всего нравилось, она была по-своему удобной женщиной. Если она хотела его, то просто говорила об этом, и ему нравилось быть с ней, но сам он, пожалуй, и не вспоминал о Рите, когда ее не было рядом.

— Послушай, — сказал он, — помоги мне с этой дурацкой гранатой. Подбрось пару идей.

Рита пожала плечами.

— Мы уже говорили об этом. Один бандит убил другого бандита. Ну и что?

— Ты очень ошибаешься, Рита. Действительно ошибаешься. Вчера я был пьян — это меня оправдывает, — но сегодня я трезв. У тебя есть работа, ты не думаешь о том, стоящая это работа или так себе, потому что ты отдаешь ей энергию, которую необходимо отдавать. Постарайся на минуту отвлечься от всего на свете и размышлять об одном — об этой проблеме. Итак, что нам известно?

Рита разбила над миской четыре яйца и стала взбалтывать.

— Неизвестный пробрался на пятый этаж наркофабрики, застрелил двоих, еще троих взорвал гранатой, одного ранил. И скрылся с чемоданом, в котором что-то лежало. Скорее всего, деньги. И это все, что мы знаем.

— Не совсем так. Вполне возможно, что чемодан забрал кто-то другой, может быть, один из телохранителей. Но это мог быть и полицейский, приехавший туда первым. Маловероятно, но возможно. И еще кое-что. Две зарезанные собаки и взломанные замки на решетках. Мы знаем, что убийца проник в дом по меньшей мере за два часа до стрельбы. Следы на ковре были сухими, а кресло, в котором он сидел, — мокрым. Ушел он по крыше, потому что после взрыва у дома собралась куча народу. У него был пистолет калибра девять миллиметров и граната советского производства.

— А я вот о чем думаю, — сказала Рита. — Почему он не пристрелил собак? Он их зарезал вместо того, чтобы просто застрелить. — Она разрезала омлет пополам и разложила его по тарелкам. — Мне кажется, это в его характере: он любит помахать ножом.

Мудроу поднял руку.

— Постой. Подумаем о том, что нам известно наверняка. Фантазии, предположения — это потом. В одиннадцать часов Чедвик, героиновый король Нижнего Ист-Сайда, возвращается домой. С ним его телохранитель Паркер Дрэббл, и в руках у него коричневый чемодан. Чедвик поднимается на пятый этаж, не говоря никому ни слова. Паркер идет за ним. Спустя десять секунд тело Чедвика летит вниз на четвертый этаж. Где находится героиновая фабрика. Все охранники сбегаются к своему уже мертвому шефу. Вслед за телом летит граната и — бах-бах… все погибают. Или почти все. Позже выясняется, что чемодан пропал. Выстрелов никто не слышал, значит, стреляли из пистолета с глушителем. Советская граната. Не каждый день на такую наткнешься. С другой стороны, таких, как Чедвик, тоже не каждый день пришивают.

— Опять предположения? — Рита села напротив Мудроу. Она посмотрела в тарелку, потом снова на сержанта. — А откуда нам известно, что там была героиновая фабрика? Там что, нашли химикаты?

— Да нет же, все немного не так. Чедвик покупал большую партию, скажем, полкилограмма шестидесятипроцентного героина. Они фасовали его мелкими дозами и продавали на улице. Мы нашли весы, зеркала, лезвия, героиновую пыль. И десять килограммов хинина. Это крупное производство. Чедвик был местным Рокфеллером. Он многого добился. И ушел он тоже как положено. — Мудроу набросился на завтрак, буквально приник к тарелке, чтобы чуть ли не на лету ловить кусочки омлета, если они не удержатся на вилке. — И вот еще что. В окне четвертого этажа у пожарной лестницы была ловушка. Очень примитивная. Один из охранников предупредил нас в последнюю минуту. Провод, подсоединенный к автомату. В темноте его совсем не видно. Если убийца пользовался пожарной лестницей, значит, он знал об этой ловушке, иначе ему прострелило бы ноги. Но это не важно. Помнишь «рейнджеров гетто»?

— Уличная банда?

— Гораздо серьезнее. Два года назад «рейнджеры» вели войну с Чедвиком за рынки сбыта. Тогда в банде были в основном негры, и покупателями их были тоже главным образом черные. Позже, когда Чедвик выиграл эту войну, он взял себе несколько пуэрториканцев и расширил свою территорию. Но тогда обе банды состояли только из негров. Ребята из полиции, которые работали с этим делом, говорили, что на той войне было убито двадцать два человека. Это значит, что было обнаружено двадцать два трупа. А кто знает, сколько еще похоронено в подвалах? А много ли писали об этом газеты? Только однажды. Когда двоих «рейнджеров» убили прямо у какого-то ресторана в центре города. Понятно, всем плевать, когда цветные убивают цветных. Все считают, что они этого заслуживают. Только теперь все иначе. Граната — это уже слишком, и капитан хочет, чтобы я все проверил. Надо убедиться, что убийца Чедвика — такой же уголовник, а не какой-нибудь сумасшедший террорист, готовый в любую минуту совершить новую акцию.

Рита встала, чтобы собрать грязную посуду. Мудроу почти машинально забрал у нее тарелки, чтобы поставить их в раковину.

— Скажи, Стенли, а если выяснится, что просто один уголовник убил другого уголовника, что тогда?

— То есть черный наркоман убил черного торговца?

— Да, я говорю именно об этом.

— Капитану надо убедиться, что на его участке все спокойно. Порядок есть порядок. Чтобы успокоить своего капитана, мне надо найти того, кто совершил преступление. Если я найду и смогу доказать его вину, то я его по стенке размажу.

Рита послала ему воздушный поцелуй и рассмеялась:

— Стенли, ты идеальный мужчина.

— Я еще не знаю, как я найду его, но мне ясно одно: этот парень знал все о делах Чедвика и о его доме. Полностью владел информацией. Я пошлю двух человек прочесать переулок, пусть попробуют отыскать следы. Наверняка он знал о ловушке и поэтому не попался. Еще двоих я пошлю допросить жителей квартала, но это вряд ли что даст. Это называется низкий процент вероятности. Но, по-моему, все это ерунда. Дело в том, что один пуэрториканец — Пако Бакили — лежит сейчас в госпитале Святого Себастьяна. У Пако дела плохи. Во-первых, он практически потерял руку — ее оторвало при взрыве. Во-вторых, он почти ослеп, хотя здесь еще есть надежда. Но еще хуже то, что теперь все оружие, весь хинин и весь героин висят на нем. Он единственный, кто уцелел из всей банды. Предположим, Пако знает, кто это сделал. Допустим, это был кто-то из своих, и Пако его знает. Тогда Пако захочет отомстить сам, и его можно понять. Но если мне все-таки удастся заставить его говорить, если он мне скажет то, что знает, это будет большой удачей. И знаешь, что я для этого сделаю? — Он подошел к Рите сзади и обнял, больно стиснув ей грудь. — Я его прижму.


Пако Бакили не считал себя самым счастливым человеком на свете, хотя с медицинской точки зрения выжил он чудом. Пако стоял в двух шагах от места взрыва, и все врачи госпиталя в один голос говорили о том, что он никак не должен был уцелеть. Как они полагали, повезло ему необычайно. Шрапнелью Пако почти оторвало руку, и хотя хирурги сделали, все что могли, сухожилия были разорваны в нескольких местах и никак не реагировали на желания их владельца. Кроме того, он ничего не видел — осколки попали в голову. Доктора уверяли его, что слепота эта временная, но для человека, которому светило тридцать лет тюрьмы, потеря зрения была равнозначна потере жизни. Пако сам любил при врать, и понятно, что теперь он считал, что и врачи ему лгут. К тому же он был уверен, что его, конечно, охраняют как заключенного, что находится он в тюремном госпитале, а уж в том, что лекари из такого заведения способны на любую пакость, сомневаться не приходилось. А иначе, как это к нему поздно ночью пустили этого Стенли Мудроу? Зачем сержант запер за собой дверь, громко щелкнув замком? Пако чувствовал, что повязка его набухает от пота.

— Господи, Пако, — посочувствовал Мудроу, — какая беда. Только вчера был жив-здоров, и вот на тебе.

Пако пытался улыбнуться.

— Рад слышать тебя, сержант. Давно не виделись. Как ты?

— Да все вроде бы ничего, пока у шефа язва не открылась. Вот и срывает теперь злость на подчиненных. Ты-то как? Держишься?

Пако инстинктивно повернул голову в ту сторону, откуда слышался голос Мудроу.

— Да вот, какой-то псих швырнул в меня гранату.

— Тебе повезло, что жив остался.

— Значит, я существо неблагодарное. — Пако откинул голову на подушку. — Что-то не чувствую себя счастливым. Ты знаешь, босс погиб. Так что теперь работы не предвидится.

В палате раздался смех, и Пако от неожиданности дернул раненой рукой, чуть не заорав от боли.

— Прости, Пако, — сказал Мудроу, — не хотел тебя пугать. Все забываю, что ты ослеп. Пойми меня правильно, но теперь, когда тебе грозят такие неприятности… Весь этот хинин… И пять тысяч целлофановых пакетиков… И весы… Ты же понимаешь, чем все это пахнет? Представляешь, сколько порошка мы напылесосили с ковра? А сколько наковыряли из щелей в паркете? Я со всем этим могу спокойно уходить на пенсию.

— Но, сержант… — Пако пытался понять, где находится полицейский, который расхаживал по палате. — Это все принадлежало Чедвику. Все знают, кто в районе главный, и все знают, что это не Пако Бакили.

— Ошибаешься, дружок. — Мудроу каким-то образом оказался за изголовьем кровати и теперь склонился прямо над Пако. — В доме куча твоих вещей. Чемоданы с твоими инициалами. Письма, кредитные карточки. Не скромничай. Чедвик мертв, теперь это все твое.

Пако знал, что тишину, которая наступила сразу после этих слов, надо было немедленно разрядить, но тут же понял, что ему самому лучше всего промолчать.

— Слушай, Пако, — полицейский заговорил ровным голосом, как бы между прочим, — а как вообще можно попасть на пятый этаж, чтобы этого никто не увидел, не услышал? Объясни.

— Честное слово, не знаю. Я только увидел, как упал Чедвик, а потом этот взрыв.

— Но ведь кто-то пробрался мимо собак, перелез через решетку. И не попался на фокус с кондиционером. Откуда он все знал? Ты ведь наверняка думал об этом.

— Понимаешь, мне тут невесело приходится.

— Понимаю, Пако. Но все-таки ты же должен был попытаться понять, с какой стороны появился человек, который все это задумал и провернул?

— Конечно, я думал обо всем этом. И я тебе так скажу: наверное, это кто-то из конкурентов.

Мудроу присел на край кровати и начал зачем-то гладить повязку на руке Пако.

— И как ты думаешь, кто бы это мог быть?

Пако заговорил быстро, хотя и с трудом подбирая слова:

— Думаю, это Джозеф Иммоева, африканец. Он наш единственный конкурент. И ребята у него крепкие.

Мудроу сжал пальцы Пако так, что тот чуть не закричал от боли, но вместо крика раздалось какое-то бульканье и сопенье. Сержант, напротив, приободрился, пересел на стул и стал смотреть, как мечется в постели его подопечный. Все это время Пако жил на обезболивающих, и он не был готов к огню, внезапно охватившему его плечо. Хуже всего было то, что он не видел сержанта и даже не знал, где тот находится в данный момент.

Мудроу откашлялся.

— Ты, наверное, уже понимаешь, что тебе все равно придется мне все рассказать. Конечно, тебе хотелось бы отомстить самому. Но… так получается, что я буду задавать вопросы, — а ты будешь отвечать. Я должен выяснить, кто именно бросил гранату. Ты догадываешься, что посторонний не мог проникнуть в дом? Это исключается.

— Конечно, — поспешил согласиться Пако. — Ты абсолютно прав. Но откуда мне знать, кто это был? — Мудроу, не прерывая Пако, снял с ноги ботинок и поднял его над головой. — Это мог быть любой из охранников. Откуда мне…

На этот раз Пако заорал по-настоящему. Он кричал долго, пока не рухнул на подушку, уже погружаясь в темноту. Краешком сознания он понимал, что никто не прибежит на его крик, что в этой палате он был один на один с сержантом Стенли Мудроу, который сидел рядом и тихонько посмеивался.

— Послушай, Пако, — зашептал сержант. — Думаешь, мне нравится это все? Я знаю, что говорят обо мне ваши. Но я все же не такой, правда, и я тебе это докажу. Согласись, что, если я еще пару раз проверю как следует твою руку на прочность, ты выложишь мне все. Но я предлагаю тебе другое, услуга за услугу. Сдай его мне. Отсюда тебе все равно его не достать. А когда я его поймаю, в долгу не останусь. Это я тебе обещаю. Можешь не сомневаться, я постараюсь повесить на него половину того, что висит сейчас на тебе. И хватит морочить мне голову. Еще раз соврешь, и клянусь, я выдерну тебе руку с потрохами. Мне нужно, чтобы ты назвал имя.

— Энрике Энтадос. — Неожиданно для себя Пако заплакал.

— Откуда ты знаешь? — Мудроу наклонился к нему.

— Он исчез. Его давно уже не видели.

— Может, просто уехал на пару дней проветриться?

Пако не на шутку перепугался.

— Боже мой, я говорю тебе все, как есть. О собаках и ловушке знало всего несколько человек. Энрике знал. Понимаешь, он приехал из Пуэрто-Рико, это мамин племянник, это я устроил его на работу. Если найду, сам и поджарю. Он будет у меня гореть на медленном огне.

— Хорошо, хватит. — Мудроу достал блокнот и полез в карман за карандашом. — Начнем с его друзей и родственников.

Глава 3

Столкнувшись с трудной задачей, Мудроу приступал к ней с упорством, свойственным каждому детективу. Он терпеливо проверял все слухи, допрашивал всех свидетелей, пока не появлялась нить, за которую можно было ухватиться. Нередко информацию приходилось выдавливать, работа продвигалась, но при этом он никогда не забывай, что люди — разные, хорошие и плохие, и работать с ними тоже надо по-разному. Правда, в этом случае никакие подходы, никакое давление не помогали обнаружить след Энрике Энтадоса, а Мудроу не привык проигрывать, и теперь все чаще и чаще он разряжался с помощью алкоголя, если не мог справиться с раздражением, переходившим в ярость. Но в этот раз, сидя с капитаном в баре «Килларни Харп», он чувствовал скорее смущение, чем гнев. Мудроу был озадачен и обеспокоен. Он был уверен, что все, кого он допрашивал, говорили правду. Энрике Энтадос просто-напросто исчез.

Ходили слухи, что парнишка забрал у Чедвика огромные деньги и теперь гуляет где-то на Западном побережье. Но это было очень неправдоподобно. Мальчишки, вроде Энрике Энтадоса, не слишком сообразительны. Уйти на дно, затеряться с большими деньгами в самом сердце Америки? Вряд ли он до этого додумается. Худенький, темнокожий пуэрториканец, говорящий по-английски с сильным акцентом, никогда не был боевиком Чедвика. Обычный мальчик на побегушках, из тех, чьи обязанности — платить по счетам за электричество и следить, чтобы в холодильнике было вдоволь пива и закуски. Даже если бы у него хватило сил взвалить на себя Рональда Чедвика, который был тяжелее его килограммов на тридцать, Мудроу не мог себе представить его с гранатой в руке, затаившимся под лестницей на пятом этаже. Это было невероятно.

Сначала Мудроу решил, что один из конкурентов Чедвика использовал Энтадоса как информатора, а затем убрал, чтобы не было лишних разговоров. Напротив, поставщики героина были в панике, безуспешно пытаясь найти ему достойную замену среди перекупщиков. Цена на героин там, где он вообще был, за неделю, что прошла после смерти Чедвика, выросла втрое.

— Энтадос мертв, — сказал Мудроу, глядя капитану в глаза. — Нет такого места, где бы он мог спрятаться. Но знаешь, что самое смешное? Я не только не знаю, кто его убил, я даже не знаю, за что его убили.

— И что теперь, Стенли? — Капитан жадно пил пиво. У него наконец утихла язва. Настроение у Эпштейна явно исправлялось, он определенно повеселел. — Слушай, похоже, все идет отлично. Теперь можно снова заняться участком. Это единственное, что меня теперь интересует.

— Ради Бога, капитан. — Мудроу поднял руку и отряхнул рукав, на котором появилось большое пятно. — Ты посмотри, все мокрое.

— А что же ты хотел? — Капитан кивнул. — Когда стол — не стол, а лужа пива, рукав намокает.

— Знаешь, капитан, меня всегда поражает, как это каждый, кого мы подозреваем, оказывается совершенно непричастным к делу. Мне это не нравится, и не нравится потому, что я знаю, что дальше может произойти что-то очень и очень неожиданное.

Эпштейн жестом подозвал Риту.

— Слушай, ну что ты за женщина? Как ты можешь позволить, чтобы мой друг сидел с пустым стаканом?

Рита положила руку на плечо Мудроу, наклонилась и поцеловала его в макушку.

— Не волнуйтесь, капитан, он получит свое потом.

— Пусть он получит все сейчас, Рита. Принеси ему пива. И раз уж ты все равно пойдешь, захвати и для меня тоже.

Мудроу пожал плечами.

— Завтра я поеду в ФБР. И кроме того, мне еще надо проверить парочку ребят из списка Пако.

— А что потом?

— А потом ничего.


Рассуждения детектива Стенли Мудроу оказались правильными, и все его страхи подтвердились. Энрике Энтадос так и не объявился в Лас-Вегасе в обнимку с блондинкой с ногами, растущими от шеи. Он лежал в подвале квартиры номер 1109 по Клинтон-стрит, в третьем из пяти сгоревших домов, давно покинутых жильцами. На теплом весеннем воздухе труп Энтадоса начал быстро разлагаться, и крысы, учуяв запах, прилежно рыли землю. Зарыли его неглубоко. Все обитатели этих домов, — а сюда приходили, чтобы принять свою дозу героина, — знали, что можно забраться в любую из комнат на верхних этажах, но чего не следует делать, так это спускаться в подвалы, сырые и темные, скрывающие тайны, до которых разумному наркоману нет никакого дела.

Энрике Энтадос, не самый толковый из мальчишек, тем не менее изо всех сил старался услужить своему родственнику Пако. Ведь Рональд Чедвик был его единственным шансом. У Энрике всегда водились карманные деньги, а скорее всего, и не только карманные. Костюм был новый, чистенький, брюки тщательно отутюжены. И еще при нем всегда был пистолет. Энрике Энтадос, последний оборванец в Кабо-Рохас, ходил по городу Нью-Йорку с настоящим пистолетом в кармане и с грозным видом отгонял всякое хулиганье, если оно слишком приближалось к дому Чедвика. Он знал всех перекупщиков героина. Они с ним заговаривали на улице, интересовались здоровьем матушки, Чедвика, самого Пако. Знал он и самых мелких торговцев, включая новичка в героиновой войне Джонни Катаноса по кличке Зорба-урод.

Появление на наркосцене Джонни Катаноса было внезапным и даже в чем-то примечательным. Его привел в Нижний Ист-Сайд Джейсон Петерс, мелкий торговец, с которым они познакомились в баре на Двадцать седьмой улице. Джейсон несколько раз продавал ему мелкие дозы героина, но Джонни согласился свести его с оптовиками на Атторни-стрит, где героин и кокаин продавались на импровизированном рынке, который находился в квартале от цитадели Чедвика. Успех Джонни был необычаен, и сам его подход к делу выглядел совершенно нетрадиционным, поскольку он покупал и продавал, не торгуясь. Его не интересовала прибыль как таковая. Ему нужен был Рональд Чедвик, и Энрике Энтадос служил ему инструментом, и тоже особенным. Такой инструмент может понадобиться лишь однажды. К тому же Энрике не хотел быть предателем и подставлять хозяина. Он пытался уйти в сторону, но человек по имени Музафер отличался упрямством незаурядным, и в конце концов преданность Энрике была сломлена.

В какой-то степени Музафер даже сочувствовал Энрике. Он испытывал к нему симпатию, потому что отлично знал, что значит начинать с нижней ступеньки. Он провел детство в лагере палестинских беженцев в Иордании. В то время его звали Афтаб Квази Малик. Хотя были у него и другие имена. Его отец возглавлял борьбу против англичан, и понятно, что ему постоянно приходилось менять документы. Музафер рос в среде повстанцев и с ранних лет приобщился к революционным идеям. Уже в юности он участвовал в террористических акциях и пользовался репутацией отчаянного боевика: в одиночку, хотя и с благословения ООП — взорвал бетонный блиндаж с четырьмя солдатами-израильтянами. Это был обряд посвящения в мужчины, палестинский эквивалент итальянской церемонии, известной под названием «сращивание костей». После этого он прошел специальный курс обучения в Сирии, а затем участвовал в десятках операций по всему миру.

Вероятно, длительной и успешной карьере Музафера во многом способствовала его внешность. Увидев его, никто не мог предположить, что перед ним преступник. Лицо мягкое и нежное, а черные глаза с длинными густыми ресницами могли бы украшать женщину. Эти глаза вместе с полными губами делали его равно привлекательным для обоих полов, и те, кто охотился за ним вот уже пятнадцать лет, считали, что он сам тяготеет и к женщинам, и к мужчинам одинаково. Роста он был невысокого и весил всего шестьдесят килограммов.

Последние десять лет Музафер всего-навсего исполнял приказы, которые кто-то где-то там отдавал. Проект, над которым он работал сейчас, был его собственным детищем с самого начала.

Пожалуй, встречу, на которой была решена участь Чедвика, следовало бы провести где-нибудь в Аравийской пустыне, в шатре, устланном коврами, или в глиняной хижине, древней, как сама Библия, где женщины в парандже подносили бы крепкий сладкий чай, а участники, покуривая кальян, говорили бы на каком-нибудь полузабытом диалекте. В воздухе, расплавленном от жары, должны были бы раздаваться крики погонщиков верблюдов или смех женщин, достающих воду из колодца.

Но все происходило не так. Два друга детства встретились в мотеле в пригороде Афин, штат Джорджия. Мужчины разговаривали, покуривая «Мальборо Лайт». Они сидели на стульях друг против друга, телевизор исторгал громкую музыку — на всякий случай, если бы кому-то вздумалось установить здесь подслушивающее устройство.

Они не сразу приступили к делу. Как и положено старым знакомым, сначала поговорили о друзьях и врагов не забыли тоже. Вспоминали о пережитом: лагеря палестинцев в Иордании с их кричащей, нагой нищетой, потом перешли к приключениям, женщинам. Так и пошло, все вперемежку: товарищи, те, что погибли в Израиле и Ливане; эпизоды, связанные с Мюнхеном, Иерусалимом.

Пили они шерри — привычка, заимствованная у англичан. Наполняя стаканы, Музафер думал о фанатиках мусульманах, которые грозились подчинить себе весь арабский мир. О том, как это глупо, в конце концов. А ведь они даже не арабы, а персы. Он слушал приятеля, то и дело кивая в знак согласия, и размышлял: а что, если ему придется повернуть оружие против мусульман? Он ведь поклялся никогда не подчиняться их воле.

— Эй, друг мой, проснись. — Толстяк заерзал на стуле. — Ты спишь на ходу, а нам пора поговорить о деле. Видишь? Я уже почти как американец: живу по расписанию и, что хуже всего, всегда его соблюдаю.

Его звали Хасан Фахр, хотя он и записался в гостинице Мойшей Бергом, подшутив заранее над израильскими борцами с терроризмом, если они когда-нибудь заинтересуются этой встречей. Хасан работал в ливийской миссии при ООН и пользовался дипломатической неприкосновенностью — это давало ему ощущение собственной значимости.

Музафер, у которого не было никаких привилегий, держался спокойно. Встретились они в Соединенных Штатах по его просьбе. К американским спецслужбам оба относились с нескрываемым презрением.

— Конечно, — сказал Музафер, поднимая стакан, — перейдем к делу. Дело прежде всего. — Он помолчал, хотя не сомневайся, что Хасан догадывается о его намерениях. — Дело заключается в том, что я хочу переехать в Америку.

— Эй. — Хасан, весело улыбаясь, поднял палец. — Если я не ошибаюсь, мы уже в Америке.

— Я серьезно, Хасан. Я хочу начать наше дело здесь, в Америке. Они слишком долго прячутся от нас. Я хочу, чтобы они научились бояться. — Он подождал, пока до Хасана дойдет смысл сказанного. — И я помогу им в этом.

— Но такие попытки уже предпринимались.

Музафер жестом остановил Хасана.

— Сейчас самое время. Я настроен решительно. И собираюсь действовать так, как это еще никому не удавалось. Я предлагаю абсолютно новую форму революционной борьбы. После того как мы получим оружие, никаких контактов. Ни с кем. ФБР? ЦРУ? Наши враги работают только с помощью информаторов, агентов. Если никто не будет знать, где мы находимся и что собираемся делать, нас никто не выдаст. Это ведь так просто: нет контактов — нет и предательства. Нам не придется все время переезжать из города в город, как раньше. Мы останемся на одном месте. Мы будем убивать и разрушать без какой-либо видимой цели. Мы завалим прессу заявлениями с такими невнятными и несуразными требованиями, что их невозможно будет выполнить. Подумай: неизвестная организация с бессмысленным названием совершает массовые убийства в самом густонаселенном городе мира. Американцам придется признать, что они не отличаются от остальных стран и что участь у всех одна, общая: тем, кто за океаном, тоже не отгородиться от миллионов голодающих. В Европе это уже поняли. Англичане, французы, немцы, испанцы — они все это поняли и оставили нас в покое. Теперь этот урок должна усвоить Америка. Герр Маркс, как ты знаешь, учит нас, что религия — опиум для народа. Но он не прав. Времена меняются. Сегодня демократия — опиум для народа, и мы посмотрим, сколько продержится их демократия после наших взрывов.

Музафер встал и прошелся по комнате.

— Это не пустые слова, Хасан. У меня планы серьезные. Америка думает, что она неуязвима, но американцев можно напугать точно так же, как и всех других. Когда это произойдет, когда они поймут, что смерть может подстерегать человека за каждым углом, они, не задумываясь, сдадут всех евреев. Вот увидишь. Ты же понимаешь, что без американцев они бы и двух лет в Африке не продержались.

Хасан смотрел на Музафера с изумлением, которого, впрочем, старался не выдавать. В глазах Музафера появился блеск. Он размахивал руками, голос его звучал все громче. Ситуация была знакомой, и больше всего Хасан боялся сейчас, что из этой комнаты они с Музафером выйдут врагами. Что, если он пригласит его участвовать в таком проекте? Хасан отошел от активной борьбы в 1980 году, потому что уже тогда боялся пристраститься к насилию, как к наркотику, — ведь все эти годы ему приходилось ходить по острию ножа. Если эти убийцы когда-нибудь заподозрят его в предательстве, на земле не останется места, где бы можно было от них скрыться.

Музафер подошел к бюро и вынул из чемодана папку.

— Вот, — сказал он, подойдя к Хасану, — моя армия. Моя «Американская красная армия». — Усмехнувшись, он веером разбросал перед Хасаном фотографии. — Это Тереза Авилес. Она же Анна Роза Гомес, родилась в Доминиканской Республике, но выросла в Штатах. Когда училась в университете Мэриленда, примкнула к радикальному крылу подпольного университетского движения. В 1978 году они предприняли жалкую попытку добыть деньги — в Теннесси Тереза со своими друзьями убила двух охранников в банке. Ее схватили сразу и предложили стать информатором, она формально предложение приняла, но действовала по-своему — задушила тюремщика и бежала из тюрьмы еще до суда. А это ее любовник, Джонни Катанос. — Музафер показал фото, и Хасан увидел совершенно невыразительное лицо с темными глазами, высокими скулами и смущенной мальчишеской улыбкой.

— Катанос похож на мальчишку, — сказал Музафер.

— Это потому, что он никогда не дает никому понять, что у него на уме. Он говорил, что вырос в воспитательных учреждениях в Нью-Йорке и рано научился не выдавать свои чувства. Но по природе он очень агрессивен. В Европе действовал под видом торговца наркотиками, внедрялся в какую-нибудь… — Он замолчал, подыскивая подходящее слово. — Как правильнее сказать: «наркошайка» или «наркобанда»? В каждом случае, как только он изучал все изнутри: структуру, финансы, людей, — он просто забирал деньги и при этом убивал как можно больше людей. И немедленно скрывался. Так он и попал в Алжир, где они встретились с Терезой. Он жил в Испании, в Малаге, где за ним гонялись все, кто мог: уголовники, полиция немецкая, полиция французская, Интерпол. Он бежал в Африку через Гибралтар, его преследовали по пятам. Потом он познакомился с Терезой и теперь находится под покровительством алжирского правительства. Так вот, Хасан, это самый жестокий человек из всех, кого я знаю. Конечно, не лидер, но экземпляр уникальный. Всегда готов выполнить все, что от него требуется, и хорошо бы побольше крови и риска. Это его девиз. Я послал его в Хайфу разобраться с человеком, который продал нам бракованные ракеты, — он мне принес глаза этого человека.

Музафер показал на фотографию.

— А это урожденная Сара Коэн, живет под именем Эффи Блум. Лесбиянка. Прочитала все книги на свете и готова сделать, что угодно, кроме одного — переспать с мужчиной ради удовольствия. После ее покушения на Великого Рыцаря Христианского Братства Джорджии ее приговорили к девяноста пяти годам тюрьмы. Там она убила соседку по камере, когда они подрались из-за Джейн Мэтьюс. Отец Джейн был профессором на кафедре механики в университете Джорджии. Считалось, что Джейн пойдет по стопам отца. До тех пор, пока она не подложила бомбу в концертном зале. Потом они встретились с Эффи и это была любовь с первого взгляда. По крайней мере, со стороны Эффи. Естественно, когда Эффи решила бежать, то взяла с собой Джейн. Ты, может, помнишь: автобус, в котором Эффи и Джейн ехали на суд Эффи, был захвачен шестью ее подругами, которые потом переправили Эффи и Джейн за границу. Если мне не изменяет память, они оставили после себя много трупов.

— Восемь, — буркнул Хасан.

Музафер присел к столу.

— Эти люди пойдут за мной. Я уверен. Сейчас они живут на вилле у Средиземного моря, в Алжире. Там уютно и красиво, правда, я сыграл с ними шутку, я убедил алжирцев выдать их. Куда им деваться? Американцы ждут любой возможности вернуть их обратно в камеры, и на этот раз они очень постараются, чтобы никто из них больше не убежал. Эффи, конечно, разлучат с Джейн. Эффи этого страшно боится. От одной мысли, что им придется расстаться, она будет в ужасе. А у меня для них есть вариант, на который они согласятся. Я хочу, чтобы ты достал разрешение переправить их в Ливию, чтобы твои врачи сделали им пластические операции, после которых никто в Америке их не узнает. Надо, чтобы ты достал им документы и деньги. Мы пробудем в Ливии не больше месяца, а когда вернемся в Штаты, ты о нас никогда ничего не узнаешь.

Хасан вздохнул с облегчением, тревога улеглась, но на его лице по-прежнему ничего нельзя было прочитать.

— Думаю, с этим проблем не будет, — начал он, — наш друг Муаммар все еще угнетен гибелью ребенка, не говоря уже о том, что на него самого тоже покушались. Если только это никак не связано с ливийскими властями…

— «Американская красная армия» не связана ни с кем. Наше положение так же неопределенно, как и название.

Хасан вынул из кармана зажигалку, старую «зиппо» с эмблемой морской пехоты, и закурил сигарету. Протянув пачку Музаферу, он спросил:

— Тебя интересует, что я думаю по этому поводу?

— Конечно. — Музафер откинулся на спинку стула. Он знал, что Хасан укажет ему на слабые места в его проекте.

— Это не революционеры, — тихо сказал Хасан, положив ладонь на фотографии. — Три авантюристки, две лесбиянки и банальный уголовник. Мы с тобой закалены годами изгнания. МЫ переносили страдания вместе с нашим народом, пока евреи топтали нашу землю. Мы знаем, что такое дисциплина, порядок, а эти студентки… — Он покачал головой. — Я понял, что ты собираешься делать, и если ты хочешь исчезнуть, лучше всего использовать американцев, но тебе надо найти профессионалов, чьи семьи легко будет потом отыскать. Как ты собираешься заставить этих американцев неопределенное время работать в полной изоляции? — Он помолчал. — Через шесть недель после вашего приезда в Америку ты превратишься в такого же авантюриста, как они сами. Ты станешь вторым уголовником в собственной шайке.

— Ты его недооцениваешь, Хасан. Подобных ему энтузиастов я просто не встречал. В физическом отношении таких, как он, один на миллион.

Что-то в голосе Музафера заставило Хасана замолчать. Он вспомнил, какие слухи ходят и насчет сексуальных пристрастий Музафера. Он никогда не верил в это, считая, что Музаферу просто не повезло с внешними данными, но услышав, как он описывает способности этого грека, Хасан засомневался. Не то чтобы он расстроился — облегчение от того, что от него не просят ничего невозможного, располагало к спокойствию и объективности.

— Друг мой, мне все равно, опасен он или нет — и для кого именно. Пусть убивает хоть сотнями. Если мы чему-то и научились за все эти годы, так это держаться подальше от обычных уголовников.

— Послушай, Хасан, — голос Музафера зазвучал неожиданно жестко, — я уже объяснил тебе, что в Катаносе нет ничего обыкновенного.

Глава 4

Во вторник утром было холодно. Воздух был так чист, что небоскребы Манхэттена казались стеклянными. Джонни Катанос и Музафер сидели в черном фургоне неподалеку от большой стоянки автомобилей у супермаркета. Оба внимательно следили за каждой машиной, подъезжающей к зданию. Они пытались обнаружить признаки слежки и очень нервничали, потому что несколько часов спустя должны были встретиться с представителями международной террористической организации. И значит, в течение этого времени — до встречи — Катанос и Музафер были очень уязвимы для предателя, если бы таковой существовал на самом деле. Однако они вынуждены были рисковать, так как сами не могли достать оружие или переправить контрабандой из-за границы.

Музафер знал случаи — а их было немало, — когда люди попадались именно в момент получения товара, и нервничал, выстукивая дробь на двери машины. Катанос протянул руку, чтобы его успокоить:

— Не переживай. Товар заберу я. Тебя никто не увидит.

— Мне кажется, я боюсь предательства больше, чем самого ареста, — улыбнулся Музафер. — Ненависть поддержит меня в тюрьме, но сложно смириться с мыслью, что тот, кому ты верил, кого называл товарищем, продал тебя.

— Там, где я рос, все друг друга закладывали. Если рядом не было предателя, это даже казалось странным. Но сейчас нам остается только ждать. Чему быть, того не миновать, вот и все.

— Может, и не все, — покачал головой Музафер.

— А что еще?

— Надеюсь, товар привезет надежный человек.


В январе 1961 года Хулио Рафаэль Рамирес приехал в Соединенные Штаты, чтобы шпионить, вместе с десятками тысяч иммигрантов, которые бежали с Кубы после революции Фиделя Кастро. В большинстве случаев им разрешалось увезти с собой только то, что на них было надето, но и независимо от этого они были недовольны, озлоблены, особенно если учесть, что бежали в Америку в основном зажиточные люди, у которых при Батисте проблем не было. Фидель держал ситуацию под контролем. Он догадывался, что американское правительство воспользуется настроениями бывших кубинцев для организации терактов. Люди Фиделя отобрали двадцать студентов, его активных сторонников, готовых выполнять его задания. Они обосновались в Майами, Флориде и в Юнион-Сити, Нью-Джерси, обзавелись семьями, открыли свое дело, у них появились дети, они праздновали крестины и отмечали первое причастие. Хулио Рамирес — разумеется, на деньги из Гаваны — открыл парикмахерскую на бульваре Кеннеди в Юнион-Сити. Разбогатеть ему не удалось, но счета он оплачивал всегда вовремя. Быстро пройдя эту дорожку от студента до парикмахера, он разочаровался во многом, и в идеях кубинского марксизма в частности. Тем не менее Хулио укоренился в кубинской колонии прочно: завел семью, детей и каждый месяц ходил, как положено, отчитываться в миссию Кубы при ООН.

К несчастью, ему давно и очень не нравились все эти дела, которыми ему приходилось заниматься. В детстве у него не было ни малейшей тяги к приключениям, но несколько лет спустя, восхищенный поступком брата, который в первые дни революции ушел с Фиделем в горы, Хулио решил, что он тоже должен служить делу социализма. Теперь, когда ему перевалило за пятый десяток и уже стало со всей очевидностью ясно, что пламенного борца за новую Кубу из него не получилось, а настоящим капиталистом ему тоже не быть, Хулио куда больше удовлетворения получал дома, сидя вечером перед телевизором, чем исполняя свою секретную миссию.

И тем не менее он добросовестно выполнял поручения — другого выбора у него не было. Он не мог вернуться на Кубу и он не располагал информацией, которая могла бы заинтересовать американцев. Конечно, Рамирес не сомневался, что если в колонии станет известно, кто он, то ни на минуту нельзя будет поручиться ни за его жизнь, ни за жизнь жены и детей.

К счастью для Хулио, к его услугам Гавана обращалась нечасто. Вместо того чтобы внедриться в самое сердце «Омеги-7», Хулио активно участвовал в деятельности различных религиозных организаций. Для Гаваны он был всего лишь курьером, и для заданий, которые ему доставались, требовался разве что талант осла, запряженного в тележку.

Однажды вечером ему велели забрать в Бруклине на перекрестке Форта Гамильтон и Девяносто девятой улицы фургон и перегнать его на стоянку супермаркета в Куинсе. После этого следовало ждать, пока к машине подойдет человек в зеленой замшевой куртке. Человек должен сесть на место водителя и затем высадить Хулио у первой же станции подземки, откуда он может отправляться к себе домой.

Вероятно, Хулио чувствовал бы себя несколько иначе, если бы знал, что товар, который он везет, это пластиковые бомбы, от взрыва которых его фургон может перелететь на другой берег Гудзона, но фургон был опечатан, а окошки плотно зашторены, так что у него не было возможности рассмотреть, что там внутри.

Продавцами были, конечно, кубинцы, старые друзья Музафера, полностью разделявшие его взгляды, но все оружие, включая особые взрывчатые вещества, были контрабандой доставлены в Южную Каролину вместе с двадцатью семью тоннами марихуаны колумбийскими партизанами, которые нуждались в субсидиях для своей революции. Из Южной Каролины товар на обычном грузовике перевезли в Бруклин, где его принял атташе кубинского посольства, пользующийся дипломатическим иммунитетом. Там товар пролежал шесть месяцев, и за это время никто к нему не притронулся. Так, на всякий случай.

Стоит отметить, что груз был оплачен задолго до того, как прибыл. И не потому, что кубинцы не доверяли Музаферу. Они могли бы сами профинансировать такую операцию, если бы Музафер отказался от контроля над проектом. Но Музафер решил уплатить сам, расставаясь почти со всем содержимым чемодана Рональда Чедвика. На Хулио Рамиреса выбор пал именно потому, что он ничего из себя не представлял и, даже если бы его арестовали, что само по себе было маловероятно, он бы не смог ничего рассказать спецслужбам.

В районе, где стоял фургон, жили по преимуществу итальянцы и евреи. Доставить груз требовалось в район, населенный греками и чехами. То есть там не могло быть кубинцев, способных опознать Рамиреса. А для белых кварталов: Бей-Риджа — в Бруклине и Астории — в Квинее, Рамирес был просто латиносом.

Хулио, конечно же, понимал, как относятся к таким, как он, в этих общинах, и явно нервничал, подъезжая к Бей-Риджу. Он знал много случаев, когда добропорядочные жители Бей-Риджа без причины, просто так избивали своих темнокожих собратьев.

Но Хулио не следовало беспокоиться. Гараж находился в индустриальной части, где с одной стороны улицы расположились автомастерские, а с другой — склад алюминия. Там работало множество негров и пуэрториканцев, и никто не обращал на него ни малейшего внимания. Все шло довольно гладко. Замок открылся легко, машина завелась с пол-оборота. Хулио вывел фургон из гаража и поставил на его место свой старый «рено», после чего запер гараж.

Фургон шел хорошо, несмотря на колдобины и выбоины Восемьдесят шестой улицы, и Хулио позволил себе немного отвлечься. Он ехал через Бей-Ридж к Шипхед-Бей. Приближалась Пасха, и с наступлением первых теплых дней владельцы магазинов выносили свой товар на улицу. Здесь находилось много мануфактурных лавок и мебельных магазинов. Китайские ресторанчики соседствовали с итальянскими пиццериями. Хулио вспомнил своего родственника Эмилио Эванса, который бежал с Кубы в 1980 году на лодке. Он хотел работать у Хулио, а для этого нужно было получить разрешение на работу. Приехав из страны, где распределялась даже туалетная бумага, Эмилио без умолку говорил о богатстве Америки. Причем самое большое впечатление на него произвели не супермаркеты, а маленькие лавочки — мясные, овощные, скобяные, теснящиеся где-то в закоулках Нью-Джерси. Как они все существуют, на какие деньги? Живя на Кубе, Эмилио хорошо усвоил, что большинство американских рабочих живет в нищете, а у здешних кубинцев были машины, и цветные телевизоры, и видеомагнитофоны, не говоря уже о многоскоростных велосипедах. Их дети ходили в школы, где обучение оплачивало государство, а все имущество они, как правило, покупали в кредит на тридцать лет.

Хулио свернул на Бедфорд-авеню и направился к центру Бруклина. Здесь кроме магазинов находилось много односемейных домов. Жили здесь в основном евреи. Двери домов запирать было не принято. Дети играли на аккуратно подстриженных газонах, мальчики перекидывали мяч, а девочки болтали, сидя на качелях. К вечеру мужчины на дорогих машинах возвращались с работы. Какая спокойная, какая достойная жизнь.

Никак не верилось в то, что по другую сторону Фостер-авеню был уже Бедфорд-Стейвезант, самое большое черное гетто. Бедфорд-Стейвезант, Краун-Хайтс, Бушвик, Браунсвилл, Восточный Нью-Йорк — мир чернокожих людей, более полутора миллионов человек, приехавших с Ямайки и Сент-Албана и расселившихся по всему Куинсу до самой границы с Нассау.

Когда Хулио свернул на бульвар Эмпайер, ему стаю не по себе. Целые кварталы заброшенных домов, с окнами, забитыми металлическими листами. Здания, казалось, накренились и вот-вот рухнут. Кучки людей, собиравшихся у алюминиевых бочек, где горел мусор, отбрасывали длинные тени. Приближалась ночь, и пожилые люди спешили найти убежище за надежными дверьми своих домов. Хулио чувствовал себя ангелом, попавшим в ад, и боролся со страхом, гневом и возмущением. Он подумал о белых районах, где каждый встречный в ужасе от него шарахается. Если ты латинос или черномазый, то должен жить в своем мире, и в этом они абсолютно убеждены.

Хулио не мог дождаться зеленого сигнала светофора, ругаясь про себя и сжимая пальцами руль. Увидев вдалеке въезд на автостраду Интерборо, он не стал сдерживаться и изо всех сил нажал на газ, чтобы поскорее убраться из этого гетто.

К несчастью для Хулио, черный Бруклин производил подобное впечатление еще на одного добропорядочного горожанина, доктора Морриса Катца, который нажал на педаль одновременно с Хулио, и обе машины помчались к проезду, предназначенному для одной из них. Вовремя это заметив, они затормозили синхронно и резко, так что автомобили крутанулись — каждый вокруг своей оси. Сделав пару таких оборотов, они остановились, и все это выглядело так, будто выполняли этот аттракцион классные голливудские каскадеры. Хулио в ярости открыл дверь и чуть не стал тем самым потенциальным предателем, которого так опасался Музафер, ожидавший его на парковке в десяти милях от места происшествия. Хулио опомнился. Остыл сразу же, как только сообразил, что перевозит неизвестный ему груз каким-то террористам по поручению коммунистического правительства Кубы. Не говоря ни слова и похолодев от ужаса, он прыгнул в кабину и помчался в Куинс.

Остаток пути прошел без происшествий. Машин на дорогах было немного, и Хулио медленно и осторожно ехал в правом ряду. В Астории, как и в Бей-Ридж, кипела жизнь, стоянка у супермаркета была забита машинами. Он не прождал и пяти минут, как к нему подошли. Высокий мужчина сел за руль фургона. Хулио подвинулся на место пассажира.

Он старался не смотреть на получателя груза. Они не сказали ни слова, не поздоровались и не попрощались. На Тридцать первой улице Хулио вышел из машины и сел в поезд подземки.

Джонни Катанос ехал медленно, петляя по тихим жилым кварталам, не сводя глаз с зеркала заднего вида. Время от времени он быстро сворачивал в сторону, не включая мигалки, после чего заезжал на тротуар и глушил мотор. Петлял он долго, хотя признаков слежки не обнаружил. Выехав на Двадцать первую улицу — она вела на Лонг-Айленд, — он проехал через заброшенную станцию по ремонту машин и, оказавшись на Двадцатой улице, развернулся в противоположную сторону. Недалеко от Куинса он остановился у кафе и зашел перекусить. Сидя за столиком, он все время следил за подъезжающими машинами. Однако ничего подозрительного не зафиксировал.

Подкрепившись, он сел за руль и направился домой. Ехал он быстро, чтобы вероятные преследователи позволили обнаружить себя, но не настолько, чтобы им заинтересовалась дорожная полиция. Он был уверен, что от него давно отстали, но по привычке все равно проверял, нет ли хвоста. Он не сомневался, что опасность подстерегает на каждом шагу, но опасности можно избежать. Это была такая игра. Он воображал, что только что родился, сразу взрослым, и что его жизнь зависит исключительно от того, насколько он внимателен к окружающему. Стоит ему расслабиться, и все будет кончено, и кто знает, когда он вновь родится. Он изучал все окна, он осматривал все двери. Его можно было убить, только застав врасплох.

Джонни проехал бульвар Вернон и направился к Шестьдесят первой улице. Два квартала по Флашинг-авеню, и поворот на Пятьдесят девятую, к трехэтажным новостройкам. Подъехав поближе, он нажал кнопку на пульте дистанционного управления, чтобы быстрее скрыться в гараже. Бросив последний взгляд на дорогу, Джонни въехал внутрь, и дверь за ним закрылась.

Это и было их убежище. Тот образ жизни, который он выбрал для себя, был предметом горячих споров сначала в Алжире, а потом в Ливии, Музафер привык работать в тесном взаимодействии с местными радикалами, но в Штатах им нужно было все делать самим, а для этого требовалось вести себя так, чтобы тебя не замечали. В Европе, где люди Живут на одном месте из поколения в поколение, невозможно поселиться и не привлечь к себе внимания, но в Нью-Йорке, где принято постоянно переезжать с места на место, анонимность — это неотъемлемая часть повседневной жизни.

Музафер использовал это обстоятельство в своих целях. Он снял три квартиры в доме номер 461–22 на Пятьдесят девятой роуд в Риджвуде на три разных имени. Эффи Блум и Джейн Мэтьюс жили на третьем этаже как студентки-подружки, приехавшие из Индианы. Джонни Катанос и Тереза Авилес представляли собой семейную пару и занимали квартиру на втором этаже. Тереза рассказала агенту по продаже недвижимости, что ее муж — шофер-дальнобойщик, а сама она, пока не забеременела, работала в бане. Музафер — некий Мухаммед Малик, импортер восточных ковров, — жил внизу. Его даже забавляло это пакистанское имя. Неужели американцы так необразованны, что не могут отличить азиата от араба? Потом он вспомнил, что англичане называют индусов и египтян одним словом — «индюк».


Музафер привык каждое собрание своей «Армии» начинать с длинных рассказов о жизни в палестинских лагерях для беженцев. Джонни Катаносу слушать все это было скучновато, но и занятно одновременно. Скучно потому, что монологи Музафера были довольно однообразны — каждый раз это была страшная история о притеснениях и унижениях. Менялись только имена и названия городов. Занятно было наблюдать за остальными, за их реакцией. Джонни видел, как женщины старательно выполняли различные поручения, и ему казалось, что им нравится вся эта затея. Почему бы в таком случае не сказать об этом вслух? Зачем притворяться, делать вид, что они участвуют в «борьбе за справедливость»?

Собрания проходили строго по расписанию. Следуя советам Хасана Фахра, Музафер настоял на том, чтобы его подопечные не общались друг с другом вне дома, и даже дома они не должны были переходить границы чисто соседских отношений. Однако ему хотелось воспитать в своих бойцах чувство солидарности, потому он и повторял каждый день все эти истории. Музафер замечал блеск в глазах женщин, и хотя Джонни, как всегда, сохранял безразличие, он не боялся, что тот остыл в своем рвении к бою.

По правде говоря, Джонни было все равно, чего добивался Музафер. Зато сам он добьется своего, если они действительно стремятся к тому, чтобы Нью-Йорк задрожал от страха, и у них для этого хватит оружия. Джонни не сомневался, что Музафер не перестанет терроризировать город до тех пор, пока их не схватят. Конечно, в понятие «их» себя он не включал, но что касается Терезы Авилес…

— Дело в том, — начала Эффи, — что нам многого не хватает. Значит, нам надо как можно эффективнее использовать то, что у нас есть. Если мы, конечно, хотим быть настоящей армией.

— Правильно, — сказал Музафер. — Для этого у нас есть противопехотные мины. Металл, разлетаясь, увеличивает потери в десятки раз.

Тереза задумчиво барабанила пальцами по столу.

— А почему бы нам самим не сделать бомбы? Мы же не идиоты какие-нибудь. — Она оглядела присутствующих. Тереза была невысокого роста, крепкого телосложения, очень нервозная и любила вспоминать о жизни на родине — в Доминиканской Республике. О маленьких сельских общинах, теплом ветре, экзотических цветах. Любила поговорить о нищете и безработице. Здесь, в Нью-Йорке, все ее разговоры сводились к убожеству жизни у нее дома. Она была предана Музаферу и влюблена в Джонни Катаноса. Отвратительный секс в доме Рональда Чедвика был для нее проверкой, устроенной Музафером. И она гордилась тем, что прошла ее с честью.

— Труба и горсть обычных гвоздей с парочкой взрывателей — вот и все, что надо. Когда я была маленькой, мы с подружкой взорвали собачью будку. Собаки там, конечно, не было, но мальчишка, который держал там свою собаку, когда узнал, кто это сделал, к нам больше никогда не приставал. — Эффи Блум, высокая, стройная женщина, сидела в кресле, которое перетащила из другой комнаты. — Если мы достанем трубы и гвозди, нам не понадобится много взрывчатки. К нашему арсеналу почти не придется обращаться.

Сколько? — спросил Музафер. — Сколько нужно взрывчатки, гвоздей? Какого диаметра трубы? — Он кивнул в сторону кухни, где Джейн Мэтьюс разливала кофе. — Послушаем эксперта.

— Джейн, — позвала Эффи, — ты идешь или как?

— Или как, — ответила Джейн, входя в комнату с подносом, уставленным кружками горячего кофе. В университете она изучала механику и химию и считалась специалистом в любой области. — Вот молоко и сахар. Кому печенье?

— Мы говорим об изготовлении взрывных устройств, — мягко перебил Музафер. Испортить отношения между Джейн и Эффи — значило развалить всю «Армию», и он никогда не критиковал Джейн в присутствии Эффи.

— Знаю, я все слышала. Во-первых, надо учитывать диаметр труб и их длину. Нужно измерить толщину стенок труб, определить, какую мощность они способны выдержать. Дальше. Надо знать, будет ли запаяна труба с одного конца или нет. Если трубу запаять, взрыв будет направленным. — Улыбнувшись, она положила руку на плечо Эффи. — Все просто, правда? Нам осталось только получить в свое распоряжение магазин с трубами и хорошую скобяную лавку.

Музафер кривился в усмешке, но это только подчеркнуло его женственность. Джонни, наблюдая за арабом, задавался тем же вопросом, что и Хасан. Если бы они встретились на улице, Джонни поклялся бы, что перед ним гомосексуалист. Без сомнений.

Джонни вспомнил свою юность, которая прошла в воспитательных учреждениях, куда его направляли либо за какие-нибудь проступки, либо потому, что ему не могли подобрать очередных приемных родителей. Там Музаферу пришлось бы худо, если бы у него не нашлось покровителя. Джонни потянулся за кружкой, оперся рукой на руку Музафера, отметив про себя, что араб, несмотря на изрядную тяжесть, своей руки не убрал.

— Займись этим, Джейн, — сказал Музафер, — вместе с Эффи. Дадим тебе, скажем, три недели. А пока Тереза и Джонни поработают над другим планом. Надо отплатить за помощь мистеру Каддафи. На Стейтен-Айленде живет один сионист. Наши доброжелатели считают, что именно он убедил Рейгана устроить покушение на Каддафи и его семью пару лет назад. Акция несложная. Это будет первой отметкой на нашем пути. — Он поднял свою кружку. — За наш успех. Пусть все пройдет так же быстро, так же аккуратно и удачно — там и деньги есть, — как это было при ликвидации мистера Рональда Джефферсона Чедвика.

Глава 5

Полицейские, как правило, не сомневаются в том, что люди вокруг — не только обычные граждане, но и федеральные агенты, и военные — считают, что они некомпетентны и коррумпированы: эдакие толстокожие свиньи, способные на все — избить обвиняемого, получить взятку. Подобная психология — «мы и они» — свойственна неграм, уверенным, что белый человек никогда не поймет, что такое душа черного человека. Так и полицейские чувствуют себя в чем-то изгоями, можно сказать, обвиняемыми, которым поручено защищать закон.

Стенли Мудроу давным-давно свыкся с такими настроениями. Каждый раз, когда ему приходилось работать с федеральными агентами, он уже заранее ждал унижений. Хотя вызов в штаб-квартиру ФБР для встречи с федеральным агентом Леонорой Хиггинс он принял совершенно спокойно. Манхэттенское отделение находилось на Федеральной площади, всего в двух милях от седьмого участка, где он служил, но, очевидно, заявление Мудроу о вероятной причастности террористов к данному преступлению прошло через множество чиновничьих рук, пока не легло на стол Леоноры Хиггинс, одной из двух женщин — федеральных агентов в городе Нью-Йорке, обстоятельство, которое было оскорбительным для Мудроу, и он не ожидал от мисс Хиггинс ничего, кроме лекции об ограничении полномочий нью-йоркского городского полицейского управления.

В восемь тридцать утра он отправился в Форест-Хиллз, в Куинс. Шел проливной дождь. Усталые «дворники» лениво размазывали грязь по стеклу машины, и Мудроу приходилось постоянно косить в сторону, чтобы разглядеть дорогу через этот крохотный кусочек стекла — прямо под зеркалом заднего вида, — который оставался чистым. Но сержант не позволял себе злиться. Еще повезло, думал он, что ему не достался этот «фейрмаунт» — вторая машина управления в дождливую погоду вообще не заводилась.

Он ехал в самый час пик, направляясь в Куинс через Вильямсбургский мост. Вся автострада Бруклин — Куинс была забита грузовиками и легковушками. Мудроу медленно продвигался в правом ряду. Он коротал время, сочиняя непристойные стишки на мелодию Мерла Хаггарта «Неужели все хорошее прошло», когда вдруг радио затрещало, и он услышал требовательные вызовы диспетчера, обращенные к дорожным полицейским. Пробка у соединения автострад Бруклин — Куинс и Лонг-Айленд вернула его к реальности. Он увидел сигнальные огни аварийно-спасательной машины, быстро свернул на обочину и стал объезжать возникший перед ним затор. Через двести ярдов патрульный полицейский, узнав машину без номеров, помахал Мудроу, чтобы тот скорее проезжал. «Тойоту», которая попыталась проскользнуть за ним, остановили, и сержант увидел в зеркало, как ее владелец опускает оконное стекло, чтобы во всю глотку обличить беззаконие. Ситуация позабавила сержанта.

Штаб-квартира ФБР располагалась в старом здании на бульваре Куинс. Вестибюль был переполнен, в лифте бюрократы в обязательных костюмах с галстуками старались держаться подальше от Мудроу. Он отнесся к этому спокойно, почти весело. Даже тридцатиминутное ожидание и не очень любезная секретарша не смогли испортить ему настроение. Был, однако, момент, когда ему все-таки не удалось сдержаться: войдя в кабинет, он увидел, что Леонора Хиггинс не просто женщина, а женщина с шоколадным цветом кожи. Он стоял, заполняя своим телом дверной проем, и чувствовал, как кровь приливает к лицу, — ощущение унизительной нелепости ситуации уже переполняло его, и он разразился тем оглушительно громким хохотом, который был оскорбительнее самого откровенного жеста.

К своей чести, агент Леонора Хиггинс отнеслась к этому весьма хладнокровно. Она продолжала стоять с каменным выражением лица, но при этом щеки ее пылали. Чем громче он хохотал, тем ярче проступал румянец у нее на щеках. Это было единственное, что она могла себе позволить. Такая манера выработалась у, Леоноры за многие годы унижений, и она неизменно ее придерживалась.

Так и сейчас. Она молча осмотрела Мудроу с головы до ног, задержав взгляд на помятом пиджаке и пятнах на галстуке. Сама она была одета в дорогой и строгий костюм, тщательно отутюженный. Но это, конечно, к делу не относилось. Она знала точно: как бы она себя ни вела, что бы ни сделала, ей никогда не заслужить уважения другого мира, мира Мудроу.

А к своим тридцати трем годам Леонора Хиггинс достигла многого. Она родилась в семье продавщицы и наркомана и видела жизнь с разных сторон: видела мать, каждое утро уходившую на работу, и отца, который шарил по комнатам в поисках денег или сидел в углу в наркотическом трансе. Окончив школу, Леонора решила пойти в армию при условии, что получит возможность учиться на медицинских курсах. Армия сдержала слово, и, прежде чем отправиться во Вьетнам, она шесть месяцев занималась военной медициной.

30 января 1968 года, в день начала большой наступательной операции, Леонора Хиггинс находилась в госпитале Фу-Бай, в десяти милях юго-восточнее города Ху. Всю неделю она работала, раненые поступали с утра и до ночи непрерывно. В ее памяти навсегда остались — казалось, это был нескончаемый поток — стонущие парни, чьи крики заглушал стрекот вертолетов и резкие, часто бесполезные приказы хирургов. К концу недели, когда сил у нее уже просто не было, на госпиталь напали вьетнамцы. Раненые солдаты нашли в себе силы подняться с коек, чтобы принять бой. В отчаянии и страхе Леонора бросила бинты и тоже схватила автомат. Их атаковала не регулярная армия, а местный партизанский отряд, состоявший из пятнадцати человек, которые шли в открытую атаку, так что винтовки сверкали на солнце. Леонора взяла одного на прицел, и тут же черные точки одна за другой появились на его груди. Вьетнамец удивленно вскинул брови, глаза его закатились, и он упал. Леонора видела, как жизнь уходит из него, видела так же отчетливо, как и его тело, лежавшее теперь в пыли. В ту минуту она почему-то успокоилась и даже похвалила себя за хладнокровие, а затем отправилась на поиски другого желтолицего. Потом, когда все это осталось позади, она почувствовала себя так, словно потеряла что-то хрупкое и очень для себя дорогое, словно шла и на ходу обронила цветок, который как-то сразу увял, сморщился.

После войны она поступила в университет Южной Каролины. Она была счастлива оттого, что образование получила бесплатно, а руководство университета было довольно в свою очередь тоже — вот такая у них замечательная студентка, темнокожая, с общим вступительным баллом три и семь десятых.

Леонора открыла в себе природную способность запоминать текст почти сразу после того, как прочитывала. Она набрала шестьсот семьдесят пять баллов из семисот на экзамене по юриспруденции и перешла в Стэнфордский университет на юридический факультет, где ее способности раскрылись по-настоящему. Так что после того, как она закончила курс, ее приглашали к себе на работу десятки корпораций, включая ФБР. Особенно усердствовал чикагский Банк Консолидации, известный своей расистской и антифеминистской политикой. Там Леоноре предложили сразу большую зарплату, перспективу быстрого роста и кабинет в бежевых коврах.

Леонора, однако, выбрала ФБР — ее привлекала сама работа, но еще и право носить оружие, которое предоставляло это учреждение, а ни одна корпорация такого предложить не могла. Ей обещали место в отделе борьбы с терроризмом, и слово сдержали: после утомительного собеседования ее направили в отдел, где ее шефом стал агент Джордж Бредли, занимавшийся контрразведкой. Вдвоем они возглавили работу, направленную на сбор информации об индийцах, пакистанцах, арабах и турках, наводнивших Штаты, — это были сотни тысяч людей буквально.

Информация Мудроу могла стать неким звеном в той логической цепи, которая уже выстраивалась, и Леонора готова была доказать это, даже если бы ей пришлось ждать час, пока он замолчит.

Замолк он гораздо раньше. Дверь открылась, и вошел мужчина средних лет. Это был агент Джордж Бредли, одетый, как это у них принято, в неброский серый костюм-тройку.

— Не люблю, когда детектив склонен к полноте, — сказал он Леоноре, открыто иронизируя.

— Это ты о чем? — Мудроу протестовал. — Да у меня ни жиринки.

Бредли презрительно улыбнулся.

— Значит, ты специально покупаешь одежду на три размера больше? — Он показал на торчащий из-за пояса край рубашки. — Леонора, надо что-то предпринять. — Он подошел к книжному шкафу и вынул баллончик с дезодорантом. — Только половинку, не больше. Боже, еще и на жертвы приходится идти.

Тут Мудроу широко улыбнулся.

— Только брызни на меня этой дрянью, и я пожертвую твоей правой рукой. — Он шагнул вперед, но Леонора встала между ними, в знак миролюбия положив ладонь на грудь Мудроу.

— Сержант, — сказала она, — почему бы вам не присесть? Через минуту мы приступим к делу. Прошу прощения, что заставила вас ждать. — Она повернулась к Бредли. — Джордж, позволь мне поработать с сержантом Мудроу. Если будет что-то важное, ты всегда найдешь его в… Какой номер участка?

— Седьмой, — буркнул Мудроу.

— Да, в седьмом участке.

Агент Бредли не сразу отвел взгляд от Мудроу, потом согласился.

— Ладно… — и махнул рукой в сторону сержанта. — Пока, Стенли.

Бредли вернулся в кабинет, закрыл за собой дверь и включил свет.

Подойдя к столу, он быстро достал из ящика диктофон, поставил его рядом с переговорным устройством и включил оба сразу.

Мудроу тем временем уселся и терпеливо ждал, пока Хиггинс перестанет рыться в бумагах.

— Надеюсь, вы не будете возражать, если я запишу нашу беседу на пленку? Таковы правила.

— В этом нет необходимости, — ответил Мудроу. — Вам надо научиться делать записи. С пленкой много мороки. Что, если мы час проговорим? Сколько раз вы сможете ее прослушать? Вам нужно развивать интуицию, чутье. Как у паука.

Он развалился на стуле и вытянул ноги. Утро почти закончилось, а он все еще пребывал в отличном расположении духа, несмотря на инцидент. В какое-то мгновение он понял, что причина его душевного комфорта, как ни странно, Рита Меленжик.

— Понимаю, — сказала Леонора. Она села за стол и раскрыла коричневую папку с делом. — Как у паука. Одну минуту, пожалуйста.

Она стала просматривать материалы. Мудроу молча наблюдал за этим процессом, пытаясь понять, с кем он, собственно, имеет дело. Он рассматривал пристально, чуть ли не в упор гладкие руки, длинные ухоженные ноги. Она, казалось, не замечала его вовсе, и Мудроу, почувствовав, что с гипнозом ничего не получается, расстался с этой затеей так же легко, как с двумя долларами чаевых в баре. В конце концов, решил Стенли, она такой же детектив. Леонора положила раскрытую папку на стол.

— Что вы думаете на этот счет? — поинтересовался Мудроу.

— Думаю, что мы имеем дело с обычным уголовным преступлением.

Мудроу достал из кармана несколько исписанных листков бумаги и положил их перед ней.

— Теперь познакомьтесь с этим. — Он помолчал, глядя ей в глаза. — Понимаете, я ведь не федеральный агент и ничего не знаю об этих арабах. Но я знаю свой седьмой участок и все, что там происходит. Я провел там двадцать три года, почти полжизни. Бывало, что я не ночевал дома по несколько суток подряд. Я оставался с людьми, в их семьях. Я знаю всех хороших ребят и всех плохих. Если на моем участке что-то произойдет, мне всегда подскажут, где копать. Но вот Рональд Чедвик… Я не могу этого объяснить. Не сомневаюсь, что его подставил парнишка по имени Энрике Энтадос, но Энтадос исчез. И теперь…

Леонора перебила его, взяв ручку:

— Расскажите мне об Энтадосе.

— Все здесь, перед вами. Пуэрториканец. Любит мать. На работу к Чедвику его устроил родственник, Пако Бакили. Бакили у меня в кармане. По его словам, Энрике был мальчиком на побегушках, ему просто позволяли бывать в доме. Но чтобы он мог пронести в дом, гранату… Это исключается.

— Но он же знал все, сержант. Он мог запросто спрятаться наверху.

— Тогда где он теперь? — Мудроу вынул пачку сигарет и смял ее. Так всегда было с федеральными агентами: когда все записано и сфотографировано, игра для них становится неинтересной. — Вы считаете, что парнишка из гетто мог смыться в Рио со всеми деньгами? Что ему там делать? Единственные гостиницы, известные ему, — это клоповники на Стентон-стрит. Рис и бобы, Хиггинс, — все, что он знает.

И если бы он прятался здесь, по своим углам, я бы давно об этом знал. Это вовсе не обобщение. Вот если бы это был такой парень, как сам Чедвик… Тот объявился бы в Лос-Анджелесе с набитым кошельком и жил бы припеваючи лет десять. Но только не Энрике. — Мудроу поднялся и принялся ходить по кабинету. Хиггинс сидела как завороженная. — Это как ваша пленка. Если вы делаете записи сами, вы выделяете наиболее важное. Так вы тренируете свое чутье. Если вам лгут, то очень скоро вы начинаете понимать, что что-то не так. Послушайте, сколько вам лет? Двадцать четыре? Двадцать пять?

Впервые за время разговора Леонора улыбнулась. Что это, комплимент?

— Я вас не понимаю.

— Энрике Энтадос убит, но я не могу найти его тело, чтобы доказать это. Кто-то использовал его и выбросил. И вряд ли этот «кто-то» — крупный продавец наркотиков. Черт, вся округа уже взбудоражена.

— Наверное, можно предположить, что убийца имел на Чедвика зуб. Так? Может, это просто месть?

— Тогда где он? Если здешние парни мстят, они на этом не успокаиваются. Вы не понимаете? Если бы убийца был из местных, его бы давно сдали. Здесь работал профессионал. И такой профессионал, что меня это просто пугает. Подумайте еще вот над чем. — Он наклонился к столу и накрыл ладонью ее руку. — Этот парень из тех ребят, которые не могут остановиться, если им дать пострелять. Смотрите. Он убил Чедвика и телохранителя. Он взял деньги. Никто ничего не слышал. Почему он не скрылся сразу? Между ним и свободой никаких препятствий, но он из кожи вон лезет, чтобы убить двух охранников, которые сидят двумя этажами ниже. У вас же там, в деле, есть фотографии. Он их на куски порвал. Вы понимаете, о чем теперь я говорю? Все стены были заляпаны. Если этот малый решит поработать на площади Таймс, весь Нью-Йорк будет усеян трупами.

Леонора высвободила руку в непреодолимом желании вытереть ее о край юбки.

— Я вас поняла, сержант, и мне не хотелось бы, чтобы вы думали, что мы ничего не предпринимаем по этому делу.

— А теперь вы скажете «но», — подсказал Мудроу.

— Именно так. После подробного изучения остается единственная необычная деталь — советская граната. Но объясняется ее появление довольно легко. Агент Бредли и я связались по этому поводу с генералом Джорджем Мартином из министерства обороны. Мы хотели знать, есть ли какая-либо информация о контрабандном ввозе оружия из Вьетнама. Я думаю, вы помните, армия Северного Вьетнама снабжалась исключительно советским оружием, и, естественно, солдаты везли домой трофеи. Джордж Мартин сказал нам, что тысячи гранат, автоматов Калашникова, даже ракет были конфискованы у наших солдат за время войны. Не забывайте, что на войне побывали сотни тысяч военнослужащих, личный состав обновлялся ежегодно. Такова статистика. По мнению генерала, которое он не хотел бы обнародовать, в лучшем случае была конфискована десятая часть того, что шло через границу. Помните, шесть месяцев назад некий техасец ворвался в кафе с целой связкой гранат на шее. Он даже не был во Вьетнаме, он взял гранаты у армейского друга своего сына.

Даже предположив, что нападение на Рональда Чедвика было совершено посторонними, что Энтадоса использовали и убили, вы исключаете возможность того, что это просто вор, достаточно умный, чтобы безупречно действовать на чужой территории. Почему вы отметаете такую версию вообще? Я знаю, что вам будет обидно это услышать, но девяносто процентов убийств на почве наркотиков остаются нераскрытыми, и все они наводят ужас.

Итак, что мы имеем? Использование ручной гранаты — это, безусловно, единственное нарушение федерального законодательства, и мы уверены, что вы — тот самый человек, который сможет закрыть дело Чедвика, если только его можно закрыть. Понятно? — Она встала и придвинула свой стул к столу. Официальная беседа закончилась.

Мудроу протянул ей руку. Он заметил, что ее ладонь утонула в его собственной.

— Капитан говорит то же самое. Он также считает, что дело пустое. Ну, что тут скажешь… Я написал отчет. Думаю, что у вас полно работы — пленку надо прослушать и все такое. Теперь капитану Эпштейну будет много легче. Я полагаю, он оставит все, как есть. Хочу сказать, что, если уж ФБР спокойно, нам и подавно не о чем волноваться. Приятно было поболтать с вами. — Мудроу перегнулся через стол и наклонился к переговорному устройству. — И с тобой тоже, придурок.


Джордж Бредли вошел в кабинет Хиггинс и протянул ей чашку кофе.

— С сахаром, некрепкий.

Леонора усмехнулась.

— Ну как?

— Что-то не очень.

— В самом деле? — Леонора расстроилась.

— Он знает больше, чем сказал. И он прав насчет чутья. Только это не чутье, а рефлексы. Со временем вырабатываются сами собой. А как он догадался, что я слушал? Ты бы сообразила?

Его голос был мягок, тон лишен язвительности, и она не испытывала обиды, но чувствовала, что в своих рассуждениях не совсем доказательна. В ее годы Мудроу уже четырнадцать лет проработал в полиции.

Бредли продолжал:

— В одном ты права. Для нас здесь ничего нет. Пусть Мудроу сам и заканчивает.

Леонора кивнула, тут же забыв о Стенли Мудроу. Не говоря ни слова, она надела пальто.

На улицу Леонора и Бредли вышли вместе. Бредли раскрыл зонт, и они направились к Форест-Хиллз, солидному еврейскому кварталу. Было одиннадцать утра, прохожих почти не видно. Не обо всем поговоришь в помещении, где без труда можно установить «жучок». Часть сегодняшнего утра Джордж провел с кубинцем Джорджем Рейесом, кадровым офицером разведки, работающим в кубинской миссии при ООН. Рейес был двойным агентом: передавал информацию о кубинцах в обмен на наличные, которые получала его сестра в Майами. Несколько недель назад Рейес сообщил о покупке оружия Музафером. По мнению Рейеса, хотя сам он с Музафером ни разу не встречался, что-то в Нью-Йорке затевалось. В течение десяти дней Хиггинс и Бредли опрашивали своих осведомителей среди радикалов, пытаясь предотвратить возможность взрыва, но безрезультатно. Даже израильтяне не знали ничего, кроме того что Музафер переехал из Алжира в Ливию и увез с собой несколько сбежавших заключенных-американцев. Теперь они, очевидно, работают вместе.

Бредли заговорил первым и гораздо жестче, чем в кабинете:

— Сделка состоялась.

Леонора почувствовала, как у нее забилось сердце.

— Что он купил?

— Пластиковые бомбы, автоматы, гранаты — словом, полный набор. Оружие в основном израильское и американское. Мы знаем имя курьера. Это Рамирес. Парикмахер из Юнион-Сити.

— Он участвует непосредственно?

— Конечно нет. Рамирес работает на Гавану, а наш человек утверждает, что Куба не контролирует эту операцию. Однако Рамирес встречался лично с одним из членов банды. Он же не мог оставить товар на улице.

Леонора взяла Бредли под руку.

— Мы можем связать это с информацией Мудроу? Может, все это куплено на деньги Чедвика?

— Возможно. Хотя, знаешь, это все несколько странно. Какие-то слухи, ограбление, сообщение информатора, и все с ума сходят. Нам остается только сдерживать страсти и ждать, пока что-то произойдет. Если, конечно, произойдет.


Когда Мудроу вернулся в участок, дождь кончился, но тяжелые тучи все еще нависали над крышами. Он припарковал машину на Питт-стрит, оставив ключи зажигания на месте. Как-никак, на территории седьмого участка считалось плохим тоном угонять полицейскую машину, особенно «фейрмаунт» восемьдесят второго года выпуска с помятым корпусом.

Новое здание участка было построено в 1981 году, и в нем полиция соседствовала с пожарной охраной. У каждого подразделения были просторные помещения и усовершенствованные системы связи. Впервые полицейские седьмого участка получили связь с центральным компьютером в Олбани. Проработав в старом здании более двадцати лет, Мудроу думал, что ему будет не хватать маленьких шумных кабинетов и запаха плесени, но, повинуясь каким-то неписаным законам, все новое стало походить на старое всего через несколько недель. Краска потрескалась и теперь свисала длинными полосками по всем стенам. В туалетах, засоренных скомканной туалетной бумагой, стоял тот специфический запах, что остается после рвоты у наркоманов, а в вестибюле все так же раздавались крики и ругательства, вопли и жалобы посетителей, проходящих по графе «доставленные». За первую неделю линии связи выходили из строя шесть раз, и нью-йоркская телефонная станция постоянно направляла в участок своих специалистов. А два года спустя, когда фонды благоустройства прилегающей территории растворились в общем бюджете, даже при легком дождике подъезд к участку превращался в озеро жидкой грязи. Никто не жаловался, кроме капитана Эпштейна, который постоянно фантазировал насчет улучшения работы полувоенной организации, «стоящей на страже закона».

Перепрыгнув через лужу, Мудроу вошел в участок, где поздоровался с дежурным сержантом, офицером Панинно. День только начинался, и работы почти не было. Мудроу увидел, как детектив Исайя Абрамс приковывает Хосе Роза к горячей водопроводной трубе. Роза был продавцом наркотиков и лучшим информатором Мудроу. Он посмотрел на сержанта, надеясь на невозможное, но Мудроу проигнорировал его и пошел сразу к Эпштейну. Роза придется там поторчать, и как следует, а потом он будет еще признательнее Мудроу за любую помощь.

Дверь кабинета была распахнута, и Мудроу заглянул туда.

— Капитан занят?

— Стенли, — улыбнулся Эпштейн. — Для моего лучшего доктора я всегда свободен. Знаешь, ты меня вылечил. Просто невероятно. — Он показал на патрульного, сидевшего у стола. — Это офицер Богард. У нас информационная беседа. Как говорится, первое знакомство. Объясняю, как понимают в седьмом участке науку философию. Присаживайся.

Богард попытался улыбнуться Мудроу, но у него это плохо получилось. И дело не в том, что Мудроу был недружелюбен или не обращал на него внимания. Богард чувствовал себя как новобранец на встрече ветеранов. Профессионалы с таким опытом и закалкой подавляюще действовали на любого новичка.

— Сколько вы весите, Богард? — спросил Мудроу.

— Восемьдесят килограммов. А что? Я прошел все физические испытания.

— Это хорошо. А как с дубинкой, все в норме?

Богард не ответил, но смутился. В департаменте часто применяли резиновые дубинки.

— Совершенствуйтесь. — Мудроу присел, демонстрируя свое расположение.

— Ну, хорошо, — сказал Эпштейн, — поговорим о преступности. Люди, которые живут в нашем районе, очень бедны. Средний доход на душу населения такой же низкий, как в Южном Бронксе. У нас ведется активное жилищное строительство и растет преступность. И это нормально. Мы не ждем чудес. Все знают, что преступность не победить, даже если в Нью-Йорке будет миллион патрульных. Превентивные меры — это для социальных работников. Нас интересует процент раскрытия преступлений. Если общий показатель арестов за убийства в городе составляет тридцать пять процентов, у нас должно быть тридцать восемь. В наши обязанности не входит забота о преступниках. Их слишком много, и они сами позаботятся друг о друге, сами разберутся. Мы работаем на статистику и при этом стараемся остаться в живых. — Эпштейн кивнул Мудроу. — Что-нибудь добавите, сержант?

Мудроу закинул ногу на ногу, с его толстых подошв капала грязь.

— Самое главное — уметь применить дубинку против невооруженного преступника так, чтобы потом не получить по шапке от начальства. Запомни одно: управление защищает тебя от внешней опасности, но оно не защитит тебя от самого управления. Нужно быть очень осторожным. Если лупишь парня, никогда не бей по голове. Налегай на плечи или ключицы. Если руки у него подняты, хорошо пройтись по ребрам. Ты не представляешь, как быстро они становятся сговорчивыми после хорошего удара по ребрам.

— Спасибо за совет. — Богард поблагодарил Мудроу и повернулся к Эпштейну. — Это все, капитан?

— Будем считать, что так. Добро пожаловать в седьмой участок. Мои двери всегда открыты. — Он подождал, пока Богард выйдет, затем встал и захлопнул за ним дверь. — Пива, Стенли? — Не дожидаясь ответа, он вынул из холодильника две бутылки «Будвайзера» и протянул одну Мудроу. — Как прошел визит?

Мудроу пожал плечами.

— Прошел. Меня выслушали и отправили домой. Как я и ожидал. Они только записывают и подслушивают.

— Не расстраивайся. — Эпштейн приободрился. — Ты свою работу сделал, и поставим точку. Пора возвращаться к нашим делам. У меня проблемы на Джексон-стрит. Латиносы не дают покоя старым евреям, бросают в них камнями. Вроде бы ничего страшного, но это повторяется каждый день, и раввин этот проклятый был у меня уже три раза. Все спрашивал, что я за еврей такой, если позволяю терроризировать свой народ. — Эпштейн с досадой всплеснул руками. — Займись этим сам, тебе все карты в руки. Ты живешь здесь, всех знаешь. — Благодаря этому обстоятельству в глазах Эпштейна Мудроу был магистром в своем деле. Он не знал никого из полицейских, кто бы жил на территории своего участка. — Привлекать никого не надо. Раввин Тенненбаум готов на перемирие. Просто выясни, кто мутит воду.

Мудроу осушил бутылку и бросил ее в корзину для бумаг.

— Слушай, капитан, кажется, я знаю, кто угробил Чедвика. — Он замолк, смекнув, что сболтнул лишнее. — Я допросил тринадцать человек, не считая Пако, и все говорят одно и то же. Чувствуешь? Все сходится до мельчайших подробностей.

Эпштейн кивнул, ожидая продолжения.

— Есть парень по кличке Зорба-урод. Настоящее имя Джонни Катанос. Грек. Три месяца назад Катаноса привел мелкий торговец наркотиками Джейсон Петерс. Он сразу подружился с малышом Энрике. Они стали закадычными друзьями. Может, даже спали вместе. И в один прекрасный день Чедвика убивают, а Энрике исчезает вместе с греком. Помнишь Ортиса? Маленький такой, с татуировкой на заднице. Он имел дела с Зорбой и сказал, что вряд ли этот парень из тех, кого инфильтруют. Слишком жесток. Он еще сказал, что единственный, с кем Зорба дружил, это Энрике Энтадос. Ортис тоже думает, что они были заодно. Я отыскал всех друзей и родственников Энрике. Все на месте. Кроме грека.

Эпштейн встал из-за стола, чтобы достать еще пива.

— Слушай, Стенли, я считаю дело закрытым.

— Ты рассуждаешь, как федеральный агент Хиггинс. Надеюсь, это не всерьез?

— Нет, нет. — Он откупорил бутылку и передал ее Мудроу. — Конечно нет, Стенли. Я уже давно работаю в полиции. И ты тоже. Ни для кого не секрет, что многие преступники ускользают. Ну, что тут сделаешь? Ты хочешь потратить еще полгода на поиски грека?

— Хочу, — спокойно ответил сержант. — Дай только время, и я найду его.

— Если он еще в Нью-Йорке.

— А где ему быть?

Эпштейн обернулся.

— Зачем спорить? На нашем участке его нет. У нас своих дел выше потолка. Чертова Лига защиты евреев грозит организовать собственное патрулирование улиц, если мы ничего не предпримем. Нам что, больше всех надо? Вспомни Краун-Хайтс. Ведь там шла настоящая война.

Мудроу бросил пустую бутылку в корзину, и она звякнула, ударившись о первую. Он знал, что капитан прав. Конечно, Мудроу может остановить конфликт между евреями и латинос. Седьмой участок — это его мир. Он прожил здесь всю жизнь. Нижний Ист-Сайд — это бесконечность космоса — от Четырнадцатой улицы на севере и до Бруклинского моста на юге. Третья авеню отделяла его от Гринвич-Виллидж. В отличие от Гарлема этот район никогда не был «хорошим».

Большинство домов здесь построили в период между 1890 и 1915 годами, чтобы приютить миллионы иммигрантов из Восточной Европы. К концу Второй мировой войны большинство из них умерло или переехало на Лонг-Айленд или в Нью-Джерси, оставив район пуэрториканцам, которые приезжали сюда полноправными американскими гражданами. Однако вскоре они начинали понимать, что их жилищные условия улучшать никто не намерен, хотя большинство здешних строений напоминают пещеры. Квартплата, регулируемая законом, была такой низкой, что вообще не приносила прибыли. Многие домовладельцы оставили свои владения бродягам и наркоманам.

Все эти годы без всякой на то причины пуэрториканцы винили в своих бедах тех евреев — их было несколько тысяч, — что еще оставались здесь. Они жили в районе Гранд-стрит, который остальные жители называли не иначе, как еврейским гетто. И каждые восемь-девять месяцев какая-нибудь уличная банда решала дать евреям бой.

Новость довольно старая для Стенли Мудроу. Сам он не имел отношения ни к одной из этих этнических групп. Жители седьмого участка знали его как человека себе на уме. Он был беспощаден к преступникам, которых начинал преследовать, и когда выходил на охоту, то доставалось и посторонним. Но знали и то, что к нему всегда можно прийти за советом, что он вмешается, узнав, скажем, что бар миссис Перес постоянно грабят наркоманы, или вступится за сына Мела Липски, хотя тот сидит в ожидании суда по обвинению в подделке кредитных карточек, но ему несладко приходится в тюрьме, где его атакуют гомосексуалисты. Он справится и с этой проблемой, как решал многие другие, неуклонно идя к своей цели, забывая обо всем на свете.

Капитан Эпштейн еще не кончил говорить, а он уже думал о том, с чего начинать. Пожалуй, со спортивного клуба на Людлов-стрит — просторного зала с тремя-боксерскими рингами и грудой пропитанной потом экипировки. Из этого зала вышли три национальных чемпиона и один серебряный олимпийский медалист, не говоря о множестве профессионалов. Мудроу регулярно ходил туда заниматься боксом. Он дрался со всеми. Натянув спортивный костюм, он своей тушей нависал над новичком и позволял отрабатывать на себе любые удары, даже не пытаясь отвечать. Он топтался вокруг такого парня, уклонялся от его ударов, мог легонько заехать локтем в подбородок, отражал удар — и все это с грацией танцующего медведя. Мальчишки получали удовольствие от того, что колотили по чугунной громадине копа. В весовой категории, превышающей отметку в девяносто килограммов, никому никогда победить его не удавалось, но любой, кто хотел, мог оттачивать на нем удары в безуспешной надежде заметить хотя бы подобие боли на его лице. Как только он появлялся в зале, тренировки, которые шли во всех углах, прекращались, все глазели на стодвадцатикилограммового сержанта, вальсирующего с четырнадцатилетним мальчишкой. В такие минуты он не мог не вызывать улыбки. Здесь собиралась лучшая часть молодежи из гетто, самые дисциплинированные подростки с улицы. Они не ходили в информаторах, но ненавидели уголовников и боялись бессмысленной жестокости наркоманов, наводнивших Нижний Ист-Сайд. Вот они-то и подскажут Мудроу верную дорогу.

— Ну?

Мудроу поднял глаза и увидел, что Эпштейн пристально на него смотрит.

— Что «ну»?

— Стенли, о чем мы тут вообще говорим? — Эпштейн ударил ладонью по столу. Он никогда не забывал о том, как нужен ему Мудроу. — Ради Бога, займись делом на Гранд-стрит.

Мудроу пожал плечами.

— Да плевал я на этого Чедвика.

— Хорошо. — Эпштейн широко улыбнулся, уже не зная, как ему отделаться от сержанта. — Кстати, ты сказал федералам о греке?

Мудроу улыбнулся в ответ, пытаясь сообразить, как бы ему вытянуть из капитана еще бутылочку пива.

— Конечно нет, — ответил он.

Глава 6

Завод прохладительных напитков «Меледи», построенный в 1924 году, был давно заброшен: здание стояло на небольшом холме напротив школы графини Мур на Стейтен-Айленд. Сооружение было как бельмо на глазах местных жителей, комиссия по благоустройству города уже несколько раз принимала решение о его сносе, но денег на это никак не находилось. Завод стоял на Меледи-роуд, соединяющей Мерилл-авеню и Ричмонд-авеню. Со второго этажа открывался отличный вид на новый жилой район. Семейные домики появились тут всего три года назад, и дух новоселья чувствовался повсюду. Деревья были еще саженцами, аккуратно подстриженным аллеям еще только предстояло дотянуться до окон. Для воров это место считалось неподходящим: там было негде укрыться, но что такое кража на фоне убийства?

Ночью, когда Эффи Блум вела фургон по Меледи-стрит, все жители спокойно спали, приготовившись ждать годы, пока их район примет обжитой вид. Никто не видел, как она проехала по пустынному кварталу, никто не видел, как она остановилась у заброшенного завода. Эффи обернулась к сидящему сзади Катаносу.

— Удачи, — прошептала она, а он улыбнулся в ответ и выскользнул через заднюю дверь. В темноте он двигался уверенно, направляясь прямо во двор, ко входу в здание. Отогнув уже помятый подростками стальной лист обивки, он шагнул вперед.

Внутри завод представлял собой огромный зал высотой этажа в три, где находились станки. На бесконечной ленте конвейера все еще стояли пустые бутылки и валялись пробки. Остальное оборудование давно уже продали за долги, пол был усыпан битым стеклом. Джонни шел по нему совершенно беззвучно, раздвигая осколки носком ботинка. Он подумал, что, если кому и вздумается войти сюда вслед за ним, преимущество теперь у него: он услышит каждый шаг, а сам останется невидимкой. Грек шел медленно, держась рукой за стену, то и дело останавливаясь, чтобы прислушаться. Шагов через пятнадцать он услышал голоса со стороны лестницы и едва успел прижаться к стене, прежде чем перед ним пролетела зажженная спичка.

— Эй, закурим? — Голос был хриплым, глухим и принадлежал наверняка наркоману.

— Не хочу, я крутой.

— Чего? Крутой? Ты псих, а не крутой. — Затем послышался громкий, с хрипотцой смех. — Эй, да он спит. Эй, Джокамо, ты что, спишь? — Наступила тишина, которую вскоре нарушил звучный храп. — Совсем сдурел, спать тут улегся. Черт, у нас в кармане четыре-пять тыщ… Слышишь? Тыщ. Только за то, чтобы сидеть тут и ждать.

Джонни получил четкую и ясную инструкцию отложить операцию в случае непредвиденных обстоятельств. Музафер прочитал ему длинную лекцию о вреде импровизации.

— Изменение плана, — говорил он, — всегда является причиной действий, последствия которых невозможно предугадать. Истинный революционер должен отложить выполнение задания, потому что понимает, что победа все равно неизбежна, а удовлетворение собственных амбиций не идет на пользу общему делу. Все американцы хотят быть ковбоями, размахивают своим револьвером и забывают, что перед ними механическое чудовище с лазерным оружием, и, если неадекватно оценить его силу, оно раздавит вас, хотя бы для того, чтобы отметить это обстоятельство в своем отчете.

Уже через десять секунд Джонни смог опровергнуть все аргументы Музафера. Услышав голоса, он почувствовал, как кровь приливает к голове. Он осторожно наклонился и достал из футляра, прикрепленного ремнями к икрам, длинный охотничий нож. Джонни знал наркоманов Нижнего Ист-Сайда. Они могли очнуться, несколько минут покричать, а затем снова впадали в транс. Эти двое были для него пузатыми морскими свинками, брошенными в клетку к голодному удаву.

Джонни бесшумно приблизился к двум спящим бродягам. Подойдя к ним вплотную, он остановился и со всего размаху молниеносно вонзил клинок одному из них прямо в лицо. Ему было немного досадно — он не видел в темноте глаза жертвы. Затем Джонни снова ударил его ножом, на этот раз по горлу, вспоров артерии. Он почувствовал удовлетворение от хлынувшей на пол крови.

— Что ты там возишься?

Первый удар Джонни машинально нанес ногой. Наркомана шарахнуло головой о стену так, что он уже не почувствовал тяжести навалившегося на него грека, который перерезал ему горло от уха до уха. Джонни несколько раз повернул нож в ране. Он был счастлив. А ночь еще только начиналась.

Затем он снова принялся за дело, несколько охладив эмоции. Двигаясь на ощупь, оттащил тела под лестницу, вдохнув запах пыли и плесени. Покончив с этим, он начал медленно подниматься по лестнице на второй этаж. В начале коридора он остановился — пятнадцать шагов отделяли его от двери в кабинет. Джонни был спокоен, мышцы его расслабились. В детстве, которое прошло на улице, он одинаково боялся тюрьмы для малолетних и детского дома. Выжить — единственное, к чему он стремился.

Дверь легко отворилась, и Джонни, чьи глаза привыкли к кромешной тьме завода, комната показалась ярко освещенной. Он снял рюкзак, вынул одну за другой детали ружья и быстрым, привычным движением стал собирать оружие, то и дело останавливаясь и прислушиваясь к тишине. Только когда ружье было собрано и первый патрон заряжен, Джонни подошел к окну. Было уже половина четвертого утра. С этой минуты он приступил к наблюдению за маленьким домиком под номером восемнадцать на Джердайн-авеню, где проживала местная знаменитость.

Джеральд Гуттерман, трижды избиравшийся в конгресс, работал судьей в нью-йоркском гражданском суде. Нельзя сказать, чтобы он был известен своим вкладом в политику, хотя сам не сомневался в том, что посвятил всю жизнь служению своей стране и людям. Однако еще со студенческих лет Гуттерман прославился как ярый сионист. Сразу после окончания нью-йоркского университета он организовал фонд помощи Израилю и в годы работы в конгрессе в основном занимался проблемами своей исторической родины. Его имя украшало списки многих сионистских организаций, и если он не занимался реализацией облигаций израильских займов и не дискутировал с конгрессменами, то организовывал для еврейских подростков лагеря, которые назывались кибуцы. Работал он без устали. Свой утренний душ Гуттерман принимал в четыре часа утра, а в пять уже выходил из дома.

Так было и в это утро, когда Гуттерман, как обычно, был переполнен замыслами и планами, ничего не ведая о Джонни Катаносе, который приник к оптическому прицелу ночного видения, предварительно прикрутив глушитель к дулу.

В каждой операции самой любимой ее частью для Джонни было ожидание. Он знал, что само действие молниеносно, что оно закончится, не успев начаться, и ему тут же придется разбирать оружие и смываться. Но сейчас, не сводя глаз с окон дома, он мог позволить себе роскошь пофантазировать.

Он видел, как конгрессмен спускается с крыльца. Этот момент Джонни давно уже прокручивал в голове, как кинопленку, множество раз, пока не составил для себя точного, в деталях, представления о его лице, о его одежде… Он видел, как жена конгрессмена выходит следом за ним, кутаясь на утреннем холодке в халат, как она улыбается, обнимает мужа, ласково целует в губы. В это мгновение для Джеральда Гуттермана она также молода, как много лет назад, — с копной черных волос и упругой грудью, — а уже через секунду сам он мертв, и улыбку с лица его жены стирает пуля, пронзив тело мужа, забрызгав кровью ее платье.

Джонни Катанос снова и снова представлял себе все это, каждый раз меняя в своих фантазиях выражение ее лица: гнев, удивление, страх. Особенно страх. Он представляет, как она оглядывается, пытаясь понять, откуда прозвучал выстрел, как встречаются их глаза: серые — жены Гуттермана, и черные, как маслины, — Джонни Катаноса… Джонни Катанос вставляет патрон и тщательно прицеливается.

В четыре пятнадцать в одном из окон зажегся свет. Джонни сконцентрировал внимание на подъезде. В руках он держал винтовку 30-го калибра с оптическим прицелом, к тому же снабженную прибором ночного видения, способным увеличивать освещенность в сорок тысяч раз. Профессионал, обладающий таким снаряжением, может пристрелить комара на расстоянии в двести пятьдесят ярдов при свете одинокой звезды.

Но Джонни не был профессиональным стрелком, он был всего лишь способным любителем. Винтовка «стаер-манлихер» для него была слишком громоздкой, и выстрел оказался не очень точным. Джеральд Гуттерман вышел из дома в одиночестве, жена не целовала его на прощание, а крепко спала, приняв накануне вечером снотворное. Как потом выяснилось, единственным свидетелем начатой Музафером войны был Петер Ди Луира, двенадцатилетний разносчик газет. Он ехал на велосипеде, доставая из рюкзака очередной номер «Дейли ньюс», когда раздался выстрел. Пуля вошла судье в ключицу, отскочила, как бильярдный шар, от ребра, поднялась по трахее в голову и взорвалась с такой силой, что оба глаза судьи отлетели на морскую траву газона. Там они и лежали, как два изумруда, до тех пор пока часом позже не появился Моррис, кот Гуттермана, который нашел их и съел, не веря собственному счастью.

«АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» объявляет о казни сионистской собаки, Джеральда Гуттермана, за преступления против народов мира. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» требует прекращения поддержки американским фашистским правительством государства сионистов. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» требует положить конец геноциду, объявленному народам Сальвадора и Никарагуа. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» требует вывести американские войска из Европы и объявить бойкот незаконному правительству Южной Африки. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» не прекратит своей деятельности до тех пор, пока все ее требования не будут выполнены. ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ. НАРОД ПОБЕДИТ.

Все знают — рабочие дни бывают тяжелыми и легкими. Понятно, что все они не слишком веселы, но хорошо уже хотя бы то, что день быстро проходит. Бывают дни, когда на душе гадко так, что нужна хорошая доза виски, чтобы чуточку успокоиться.

Пятница двадцать третьего марта для Риты Меленжик, можно точно сказать, была из этой самой категории. В девять пятнадцать ее разбудил менеджер, она выползла из постели, не стала сопротивляться реальности, отраженной в зеркале, и в одиннадцать вошла в кафе, несмотря на то что накануне работала до двух ночи.

Сначала все шло гладко, но где-то час с небольшим спустя она столкнулась с посетителем, который так энергично жестикулировал, что опрокинул на нее поднос, уставленный пивом. Двадцать минут ей понадобилось, чтобы привести в порядок свои черные брюки — такие были положены всем официанткам, — но трусы остались влажными, а запах пива неистребимым.

Начавшийся вскоре дождь загнал в бар парней-строителей, шестерых украинцев, и тут началось. После бесконечных приставаний Рита не выдержала и решила просто не подходить к их столу. Тем временем один из них пересел за свободный стол, сделав вид, что разругался со своими приятелями, и, когда Рита проходила мимо с подносом пива и бутербродов, что есть силы оттянул ее по ягодице. Остальные сочли это чрезвычайно веселым, но тут Рита не выдержала и ударила обидчика по голове бутылкой кетчупа, отчего тот упал на пол, потеряв сознание. Его дружки вскочили, чтобы немедленно ответить, но тут их в свою очередь окружили полицейские — правда, на этот раз они были без формы, — которые знали о Рите и Мудроу. Им нетрудно было представить, как отреагирует сержант, если узнает, что у них на глазах пятеро пьяных украинцев куражились над его женщиной. Украинцы, только-только расставшись со своей тоталитарной отчизной, не стали искать справедливости. Они подхватили раненого приятеля и поторопились исчезнуть.

Однако владелец бара, Рамон Иглесиа, не стал вникать в ситуацию и заявил, что щипки и похлопывания по определенной части тела, в общем-то, входят в обязанности официантки, и не то чтобы эти знаки внимания следует приветствовать, но так вести себя с клиентами, особенно если клиенты еще в состоянии заказывать спиртное, не годится. Рита не очень-то помогла себе, обозвав Рамона мешком с дерьмом, и впервые за все годы работы услышала, что уволена.

Шел мелкий весенний дождик, и на улице ее настроение еще больше испортилось, когда она вспомнила о Стенли Мудроу, ожидавшем ее дома. Рита шла по Первой авеню, даже не пытаясь уклоняться от встречных пьянчуг. Она просто отталкивала их плечом, все время думая о Мудроу, представляя, как он сидит сейчас на кухне в одних трусах, а может, что еще хуже, в ожидании обеда разбирает пистолет, разбросав по своему обыкновению детали по всему столу. Эта его манера всегда бесила Риту, и к тому времени, когда она подошла к дому, она была готова раздавить бабочку, если бы та попалась на ее пути. И неудивительно, что, увидев обыкновенно одетого Мудроу, сидевшего за столом с бумагой и ручкой, она не смогла сдержаться:

— Какого черта ты там делаешь?

Мудроу обернулся с необычайно серьезным видом.

— Я пишу письмо.

— Письмо? Кому ты можешь писать письма?

— Энн Лендерс.

— Энн Лендерс. — Она чуть не улыбнулась. — Шутишь? Перестань, я не в настроении.

Мудроу пристально смотрел ей в глаза, лицо его почти вытянулось от сосредоточенности.

— Я не шучу. Я пишу ей раз в месяц. Раньше я писал «Дорогой Эбби», но пришлось бросить — она слишком консервативна.

Рита молчала. Она не сомневалась, что Мудроу разыгрывает ее, и снова повысила голос:

— Зачем это ты пишешь Энн Лендерс?

Он улыбнулся, обнажив мелкие ровные зубы.

— Послушай, у меня бывают свои сложности. Ты что, думаешь, я просто здоровый безмозглый коп? Так вот что я тебе скажу, Рита: мы живем в Америке, а в Америке каждый может писать письма кому захочет. Кому захочет, тому и пишет.

Вздохнув, она пересела за противоположный край стола.

— Ладно, сдаюсь. Читай.

— «Дорогая Энн. Я женат уже двадцать три года, и одному Богу известно, как сильно я люблю свою жену. Но теперь в моей жизни произошли ужасные перемены, потому что моя жена недавно заявила, что наша интимная жизнь ее уже не удовлетворяет. После того как она родила шестерых, у нее все так растянулось, что она больше ничего не чувствует. Можете представить мое удивление — а меня всегда устраивал секс с моей женой, — когда она попросила меня заняться с ней анальным сексом, чтобы она опять наконец что-то ощутила. Теперь я не знаю, что мне делать. Я, как мог, уклонялся от этого, потому что, по правде говоря, много лет назад дал торжественную клятву своему члену. Я сказал: „Дружок, пока в мире есть женщины, я не допущу, чтобы ты попросту возился в дерьме“. Вы знаете, что клятва дается раз в жизни, и не пристало мужчине нарушать ее только потому, что его жена повернулась к нему задом. Я был бы признателен за Ваш Добрый совет. Я очень люблю свою жену, но сейчас я в ПОЛНОМ ОТЧАЯНИИ».

Глава 7

Дело об убийстве Джеральда Гуттермана поручили агентам Хиггинс и Бредли. Работали они, не связываясь с полицией, автономно: собирали и анализировали улики, но, кроме того, изучали все дела, связанные с деятельностью террористов в Нью-Йорке, и в отличие от копов имели доступ ко всем закрытым архивам, включая досье с фотографиями на всех внедренных информаторов. Существовало несколько террористических групп, которые вели разного типа подрывную деятельность: «Омега-7», ООП, теперь еще и «Американская красная армия».

Бредли и Хиггинс были своего рода связующим звеном между всеми подпольными организациями и обязаны были докладывать об их деятельности. На этот раз рядовой доклад вылился в изнурительный трехчасовой допрос с изучением всех полученных улик и экспертизы патологоанатомов. Поиски обычно принятым в таких случаях методом — сбор данных через информаторов — оказались безрезультатными. «Американская красная армия» выглядела неуязвимой.

— Это похоже на случайное убийство, — сказала Леонора, когда они выходили на улицу. — Немотивированное убийство. Во всяком случае, связи между убийцей и жертвой мы не обнаруживаем.

— Плохое дело, — заметил Бредли. — Ведь если даже Хиллсайд Стренглер или Сын Сэма чисто сработают, нам будет не за что зацепиться. А такие убийцы — всего лишь любители. В то время как Музафер — профессионал, за ним многолетний опыт, и, насколько нам известно, тюрьму ему удалось миновать. До него нам не дотянуться. Конечно, можно предположить, что он снова выйдет на контакт с какими-то иностранцами, что ему могут дополнительно понадобиться оружие и деньги, да в конце концов просто захочется похвастаться успехами перед соратниками…

— Возможно. Но если это произойдет, то не сейчас. Если это действительно дело рук Музафера, то с тем оружием, которым он обладает, можно устроить настоящий фейерверк.

Бредли пожал плечами.

— Это все, конечно, так, но нам приходится работать с тем, с чем приходится. Мы же не можем прочесать каждую улицу. Кто нам даст людей?

Они вошли в ресторан на Куинс-бульваре, сели в углу и заказали бутерброды, жареную картошку и газировку.

Официант внимательно записывал.

— Жареную картошку? — переспросил он, переводя взгляд с Леоноры на Бредли.

Джордж, раздраженный тем, что его отвлекли от размышлений, съязвил:

— А что, с картошкой проблемы?

— Случается.

Леонора фыркнула:

— Какие, например?

— Дело в том, что для фритюра мы используем замороженный картофель. — Официант поднял палец. — А салат делаем из свежего картофеля. Вы не представляете, как это вкусно.

— Нам жареную, — весело сказала Леонора.

— Жареную, — подтвердил Бредли.

Официант удалился, и агенты вернулись к разговору.

— Нам остаются две вещи, — продолжал Джордж. — Первое — достать фотографии Музафера. Те, что у нас есть, наверняка устарели, даже если с его физиономией ничего не случилось. Мы разошлем их по полицейским участкам и будем надеяться на лучшее. Кроме того, стоит прижать парикмахера, который доставил им кубинское оружие. Как там его — Родригес? Нет, Рамирес. Даже если он ничего не знает, пусть поработает на нас. Есть вероятность, что они еще раз обратятся к нему, если Музаферу снова понадобится оружие.

— Ты хочешь сказать, после того как он израсходует все, что у него есть сейчас? Мы к тому времени будем разыскивать машины, угнанные в Индиане.

Официант вернулся и расставил тарелки. Колбаса на бутербродах была явно не первой свежести, с куска хлеба свисал какой-то жир, все это было заметно невооруженным глазом, но агенты воздержались от претензий. Они молча ждали, пока официант удалится.

— И вот еще что, — сказал Бредли, — кажется, пора опять повидаться с тем сержантом — Мудроу.

Леонора нахмурилась.

— Я хотела бы обойтись без этого свидания. Разве капитан не свяжется с нами, если они там что-то разузнают?

— Допускаю, что он знает больше, чем говорит капитану.

— Это не значит, что он расколется у нас.

Бредли вздохнул, потирая глаза.

— Я понимаю, что это бессмысленно, но я просто не знаю, что мы еще можем сейчас сделать.


Рита Меленжик была женщиной высокого роста, широкой в кости — чешка, из крестьянской семьи, — и даже ей не удавалось обхватить Мудроу руками. Иногда во время секса Рите казалось, что он раздавит ее своим корпусом, и она одновременно испытывала страх и чувствовала себя в безопасности. У нее было два мужа и десяток любовников, которые внушили ей боязнь одиночества и уверенность в том, что в любой момент ее могут оскорбить. Не то чтобы она считала себя святой: охотно соглашалась, когда ей пеняли на недостатки, отчетливо сознавая, что любой мужчина когда-нибудь все равно исчезнет из ее жизни, и не сомневалась, что и Мудроу в один прекрасный день сделает то же самое.

Рита без усилий могла себе представить, что однажды вернется домой с каким-нибудь молодым рабочим или подвыпившим копом. Бывало, что она приводила их к себе, терпела их неуклюжее ухаживание и не слишком вдохновенный секс, если до него вообще доходило дело.

Но, несмотря на все страхи, она все чаще ловила себя на том, что думает о Мудроу. Иногда Рита даже спрашивала себя, уж не влюбилась ли она, и размышляла о причинах. Он никогда ни в чем не упрекал. Если она грубила ему — а такое случалось, он делал вид, что не замечает. И был забавным, когда напивался. Забавным и совершенно безумным. В квартале, где он жил, старухи считали его добрым ангелом правосудия и останавливали на улице, чтобы он развеял чьи-то злые чары. Но всего этого было недостаточно, чтобы объяснить глубину ее к нему привязанности, истинные мотивы душевной близости двух людей, которых все считали сильными и уверенными в себе. Каждый из них знал, что друг от друга они независимы, и никогда не говорил вслух о перспективе своих отношений. Рита старалась не думать о том дне, когда ей суждено будет снова проснуться одной.

Мудроу смотрел на это по-другому. Он внушил себе, что ему на все плевать, и когда их отношения зайдут в тупик и ему придется расстаться с Ритой, жизнь на этом не остановится, и он будет работать, как работал прежде, как будто ничего и не случилось, и так до самой пенсии. Одиночества он не боялся. Он даже любил его, потому что-само по себе оно тоже было образом жизни, и этот образ ему нравился. Чего действительно боялся Мудроу, так это пенсии, которая для него была символом конца жизни. За ней — только пьянство и угасание. Именно это когда-то произошло с его отцом и дядьями.

Мудроу никогда не был женат, часто менял любовниц, не менее опытных, чем Рита Меленжик. Иногда они бросали его, иногда он бросал их. Больше двух лет с одной женщиной он не выдерживал. Мудроу жил только работой — она была ему и другом и врагом. Управление полиции, седьмой участок — это огромная семья с интригами, завистью, дружбой, взаимовыручкой, как это вообще бывает в семьях. Разница в том, что с работой рано или поздно приходится расставаться.

Но похоже, несмотря на опыт, насчет Риты Мудроу ошибался. Второго апреля он проснулся в холодном поту, не в состоянии прийти в себя от ночного кошмара. Сначала он не мог восстановить подробности, видел только постоянно исчезавшее лицо Риты, но потом вспомнил, как держал ее, прижимая к себе. Ему не было страшно. Рита была маленькой, как ласточка, он мог держать ее так долго-долго. Потом он взбирался по лестнице, пытаясь добраться до Джонни Катаноса с лицом Рональда Чедвика, который сидел на ступеньке на какой-то недосягаемой высоте.

— Забудь обо мне, — прорычал кентавр, — я никому не нужен.

— Я тебя достану, подонок, — взревел Мудроу.

— Мне хочется вниз — здесь так неудобно, — говорила Рита, не обращая внимания на Катаноса.

— Куда вниз, что, здесь места нет? — протестовал Мудроу.

— Ты сошел с ума?

Мудроу, оглядевшись по сторонам, увидел, что стоит на площадке — лестницы на самом верху, а вокруг густой серый туман.

— Ну, — сказала Рита, — может, ты поставишь меня на ноги или думаешь, что мы теперь будем неразлучны, как сиамские близнецы?

Мудроу с отвращением поставил ее на землю. Он что-то говорил при этом, но что именно, не мог вспомнить. Пытался, старался, но не мог, и вдруг увидел, как Рита разлетается на куски. Прямо на глазах. Никакой крови, никаких криков. Совершенно беззвучно. И тут он понял, что ее больше нет и никогда не будет. Он протянул к ней руки и проснулся.

В то утро, за завтраком, Мудроу предложил ей пойти с ним вместе на работу, чтобы она познакомилась с седьмым участком, с тем миром, в котором он живет. Ему хотелось, чтоб они могли говорить о самом для него важном, о сокровенном. Он полагал, что завтрак — момент вполне подходящий, чтобы приступить к такому разговору.

— Знаешь, Рита, — начал он, — а я покончу с преследованием евреев в моем районе.

— Ты имеешь в виду подростков, которые забрасывают стариков камнями? — Рита намазала хлеб маслом и положила его на тарелку. — Ты уже опознал этих рецидивистов, нападающих на пожилых людей? — Она пыталась иронизировать.

— Вовсе не смешно. Семидесятилетние старики всего боятся, даже когда бояться нечего. Впрочем, я нашел одного паренька. Пуэрториканец по имени Вилли Колон. У Вилли брат околачивается на Шестой улице, и, конечно, Вилли во всем подражает братцу, и, чтобы доказать свою боеспособность, бросает камни в стариков. Разумно, правда? В Нижнем Ист-Сайде так принято. И сегодня я покончу с этой компанией. Насилием и ненавистью все уже сыты. — Он помолчал и посмотрел ей в глаза. — Хочешь со мной?

Рита вертела в руках кружку кофе.

— Ты будешь его бить?

— Ну что ты. — Мудроу развеселился, представив, как он наваливается на худенького подростка. — Ему всего четырнадцать, Рита. Он весит не больше пятидесяти килограммов. Я, конечно, не самый благодушный коп в управлении, но не до такой же степени. Разве что в крайнем случае. К тому же это совершенно бесполезно. Я трижды арестовывал его отца за избиение жены и детей. Один раз пришлось отвозить детей в госпиталь, они были без сознания. А его брата я как-то видел у реки, где он водой пытался остудить ожоги. Представляешь? Лечился. Нет, битьем здесь ничего не добиться. Но я знаю к нему подход. Достань сахар, пожалуйста. Ладно, сиди, только скажи, где он.

В участок они отправились вместе. С Мудроу здоровались все подряд — лавочники, старушки, пуэрториканцы, евреи, чехи, итальянцы. Уличное хулиганье, завидев его издали, старалось скрыться, чтобы лишний раз не попадаться на глаза.

В участке он взял машину и двинулся в глубь района, виляя в узких улочках. Чтобы наткнуться где-нибудь на этого Вилли, они объехали Норфолк, Саффолк, Клинтон, Атторни и Ридж. После часа бесполезных поисков Рита предложила заглянуть в еврейский квартал — может быть, ребята уже забавляются?

— Попробуем, — сухо ответил Мудроу. Он повернулся к Гранд-стрит, широкой улице с двусторонним движением. Было уже четыре часа дня, и в магазинах было пустовато. Некоторые лавки начинали уже закрываться, владельцы опускали стальные жалюзи, которые всю ночь будут охранять витрины от уличной шпаны. Мудроу свернул на Джексон-стрит, отметив про себя, что пожилые люди торопятся, чтобы поскорее попасть в дом. Самое время для нападения. Маленькие фигурки стариков казались совершенно беспомощными, и Мудроу в любую минуту ожидал града камней с крыш. Прошло двадцать минут, а малыш Вилли Колон никак не попадался. В конце концов Мудроу, уже раздраженный, отправился в Клинтон, двинувшись наперерез потоку машин. Он не обращал внимания на автомобильные гудки, а когда встречался с раздражением какого-нибудь водителя, отвечал ему непристойным жестом.

— Вот он. Ради Бога, Рита, не смотри на него. Ну подумай, как раз, когда я решил вернуться. Теперь слушай меня. Сейчас мы выйдем из машины, и ты пойдешь рядом со мной так, как будто ничего не происходит. И не смотри в его сторону, пока мы не подойдем совсем близко. Он вовсе не так прост, как кажется. Орешек не из легких. Хотя ничего страшного, если его не удастся заарканить сейчас. Никуда не денется, потом займемся.

Вдруг Рита поняла, что Мудроу разговаривает сам с собой, готовится к поединку с мальчишкой, словно боксер, который накручивает себя еще в раздевалке. На минуту ей стало страшно, но очень скоро страх сменился интересом. Ей уже хотелось посмотреть, чем все это закончится.

Мудроу продолжал что-то бормотать про себя, отчаянно жестикулируя. Он сосредоточился на своем монологе, забыв о Рите. До той минуты, пока не поравнялся с маленькой фигуркой, пристроившейся на крыльце дома. Затем неожиданно, упершись руками в бок, он повернулся к Вилли и заорал:

— Ты что уставился?

На мгновение Вилли почувствовал себя ребенком перед разгневанным отцом — кулаки его сжались, губу на всякий случай закусил, но тут же снова стал похож на типичного уличного заводилу.

— Ничего, — ответил он тихо. — Никуда я не уставился.

— У меня что, глаз нету? — Мудроу побагровел. — К стене, живо.

Вилли в одну секунду оказался между массивным корпусом Мудроу и стеной дома. Его испугала внезапность, с которой на него накинулся полицейский, но он не чувствовал за собой никакой вины, и к тому же давно привык к разным придиркам, так что счел за лучшее не сопротивляться. Этот легавый возвышался над ним, как великан из сказки. Он не ожидал ничего, кроме подзатыльника или хорошего пинка, решив, что коп хочет порисоваться перед подружкой. Он никак не рассчитывал, что незаметным, словно фокусник, движением Мудроу вытащит у него из кармана целлофановый пакет с белым порошком.

— Что это у тебя, Вилли? — спросил он скорее весело, чем грозно.

Вилли смотрел на полицейского, ничего не понимая, совсем сбитый с толку таким поворотом событий.

— Что это? — повторил Мудроу. — Сдается, что нам попался крупный продавец наркоты.

— Да я вообще не знаю, откуда взялась эта дрянь, — запротестовал Вилли, — это не мое.

— А чье же? — спокойно спросил Мудроу. — И как это попало к тебе в карман?

— Наверное, кто-то подложил. — Вилли вдруг замолчал, чувствуя непрочность своего положения. Четырнадцатилетний мальчишка не мог обвинить сержанта полиции в том, что он подбросил ему наркотики. Вилли решил осторожничать и молчать. Он давно жил на этой улице и вмиг сообразил, что этому легавому от него что-то надо. Иначе тот бы арестовал его без всей этой тягомотины. Не сводя глаз с кулаков Мудроу, про себя мальчишка уже прикидывал, как ему торговаться, чтобы выпутаться.

Рита, которую вначале ошеломила ярость, с которой Мудроу атаковал беззащитного мальчишку, поняла все одновременно с Вилли. Что такое переговоры, она знала, и давно усвоила, что это загадка, которую каждый раз надо заново разгадать. Рита наблюдала за Мудроу, который говорил, повышая голос.

— Маленький гаденыш, — ревел он, — ублюдок, я тебе башку сверну, если ты только заикнешься о том, что я тебе это подсунул. Живо вниз. — Мудроу толкнул подростка к лестнице, ведущей в подвал, который когда-то был жилым помещением. Рита пошла за ними. Мудроу ногой распахнул дверь и втолкнул туда Вилли. Окна не были заколочены, и глаза их быстро привыкли к тусклому свету, проникавшему с улицы. Комната была довольно просторна, мебель вообще отсутствовала. Пол был усеян кусками штукатурки, и только один угол аккуратно присыпан битым кирпичом. Все трое сразу поняли, что это могила.

Как ни странно, первым заговорил Вилли.

— Слушай, мужик, что тебе от меня надо, в конце концов?

Мудроу понадобилось усилие, чтоб отвести взгляд от аккуратных полосок кирпича. Но первым делом он решил продолжить собеседование.

— Еще раз назовешь меня мужиком, выродок, сломаю тебе средний палец на правой руке. Ты прекрасно знаешь, как меня зовут.

Вилли не ответил, он смотрел в тот же угол, и Мудроу, проклиная сложившуюся ситуацию, снова попытался втянуть мальчишку в разговор.

— Знаешь, сколько ты за это получишь? — Он поднес пакет к лицу Вилли. — Это тебе не просто хулиганство и не драка с социальным работником. Потянет на хороший срок, и не в колонии для малолеток, а в настоящей тюрьме на Райкерс-Айленд. Может, тебе повезет, и тебя посадят в камеру к сверстникам, но у меня там знакомый сержант работает надзирателем, и я позабочусь, чтобы тебя перевели к четырем черным гориллам-гомосекам, которые будут иметь тебя днем и ночью. Ты меня слышишь?

Вилли кивнул, исподлобья взглянув на сержанта. Он вдруг все понял. Вилли впервые имел дело с Мудроу, и, хотя и не верил, что тот повесит на него героин, перспектива стать тюремным «петухом» просто ужаснула его. Он наслышался историй о подростках, осужденных по взрослым статьям. Истории были невеселыми, и, когда Вилли наконец ответил, в голосе его был нескрываемый страх.

— Я не знаю, что вам нужно, сержант Мудроу. Я не знаю, что сказать.

Мудроу помолчал, глядя на подростка ледяным взглядом, словно принимая какое-то решение.

Наконец он спросил:

— А как зовут капитана, ты знаешь?

— Капитана?

— Да, моего капитана. Капитана участка.

— Вы имеете в виду капитана Эпштейна?

— Да-да, Эпштейна. А теперь скажи, что это за фамилия — Эпштейн? Ну, говори.

— Еврейская фамилия. Он еврей.

— И что, ты думаешь, скажет еврей-капитан на то, что ты руководишь шайкой, подростками, которые бросают камни в его соплеменников? Как ты считаешь, что он сделает?

Вилли вздохнул с облегчением. И это все? Минуту назад он был уверен, что Мудроу потребует от него сдать брата, который торговал героином давно и по-крупному.

— Думаю, он рассердится.

— Да? — передразнил его Мудроу. — Рассердится. А потом что? А потом пойдет и намылит мне шею. Из-за какого-то сопливого мальчишки. Клянусь тебе Господом Богом, я упеку тебя лет на десять. И не вздумай доказывать, что главный заводила не ты, а кто-то там еще.

Мудроу задумался, пытаясь подтвердить серьезность собственной угрозы.

— Послушайте, — закричал Вилли, останавливая сержанта, — я согласен. Плевал я на этих евреев, и хватит об этом.

— А что с этим делать? — Мудроу поднял пакет с наркотиками.

Вилли поколебался, но все же решился:

— Забудем?

— Так просто? Не думаю. — Мудроу улыбнулся. — Знаешь что, разберись-ка с той кучей кирпича. — Он показал на угол подвала. — Посмотрим, что там, внизу.

Рита увидела, как парнишка оцепенел от ужаса. Уличный задира на глазах снова превратился в ребенка.

— Это же могила, мужик, — прошептал Вилли, прикрыв рот ладонью, и попятился назад.

— Я тебе не мужик, сопляк. Ты что, забыл мое имя? — Мудроу заорал, медленно наступая на Вилли.

— Не надо, пожалуйста. — Он заплакал, а Рита придвинулась, чтобы удержать Мудроу. Казалось, он впервые увидел ее и посмотрел с удивлением. Он разрывался между необходимостью закончить дело с Вилли и желанием показать Рите, что значит быть полицейским.

— Вот, — сказал он, — смотри. Смотри сюда. — Быстро переводя взгляд с Риты на Вилли, он принялся разбрасывать груду кирпичей, кирпич за кирпичом, так, словно они были бутафорскими. Зловоние окутало подвал.

Рита вскрикнула, увидев труп. Голова была свернута набок, а в глазницах копошились маленькие белые личинки. Плоть казалась бескостной, мягкой, как разогретый воск, но все-таки холод подвала замедлил процесс разложения.

Вилли непрерывно крестился.

— Боже мой, — воскликнул он. — Это же Энрике Энтадос. Мужик, это Энрике Энтадос.

Мудроу остановился, но сразу же остыл.

— Повтори.

— Это Энрике Энтадос.

Глаза Мудроу заблестели. Это была удача. Больше чем удача. Почти счастье. Но игру надо доигрывать до конца, и он жестко произнес:

— Если попадешься мне еще раз, это будет Вилли Колон. Понял? А теперь проваливай.

Вилли не заставил просить себя дважды. Он развернулся на месте и бросился к лестнице. Мудроу подождал, пока мальчишка убежит, и повернулся к Рите.

— Иди в машину. Возьмешь рацию, нажмешь кнопку рядом с микрофоном. Скажешь: «Машина 205 вызывает участок». Жди, пока не ответят. Вероятно, там сейчас Боб Пелегрино. Скажешь ему, что сержант Мудроу в подвале дома номер 165 на Клинтон обнаружил труп. Нужна группа экспертов. И добавишь, что опасности нет. Сможешь?

— Конечно, смогу. — Рита, как Вилли, с облегчением выбежала из подвала, подальше от Энрике Энтадоса.

А Мудроу только и надо было остаться с трупом без свидетелей. Он расшвырял оставшиеся обломки, чтобы можно было приступить к делу. Быстро обшарил карманы, выругался, когда ничего не обнаружил в штанах, но из куртки вытащил два оранжевых билета. Усмехнувшись, он прочитал название кинотеатра «Риджвуд» и положил их себе в карман. Теперь приедет патологоанатом, станет жаловаться на неудобства, эксперты оцепят дом в поисках улик, которым суждено сразу же отправиться в архив. Давнее преступление. Незначительное происшествие во вторник вечером.

Он вдруг почувствовал себя виноватым. Заставил Риту пройти испытание, куда более трудное, чем предполагал. А вдруг она бросит его после такого шока? Он постарается, он загладит вину. Эпштейн подождет несколько дней, а он возьмет небольшой отпуск, и они с Ритой махнут в Атлантик-Сити, где у него приятели. Они займутся рулеткой, картами и любовью.

На какое-то мгновение мечты отвлекли Мудроу, но приближающийся звук сирены вернул его к действительности — перед ним было тело Энрике Энтадоса.

Глава 8

В пятидесятых годах бруклинский район Вильямсбург был со всех сторон окружен другим, не менее нищим районом Бедфорд-Стейвезант, населенным неграми. Именно здесь, на Флашинг-авеню, где проходила граница между двумя районами, уличные банды собирались, чтобы совершить ритуал посвящения мальчика в мужчину. Тогда у них еще не было огнестрельного оружия, пользовались в основном бейсбольными битами, цепями и ножами. В ходу были радиоантенны — их скалывали с машин одним ударом, — которые пронзительно визжали, впиваясь в тело противника. В ночной темноте антенны были абсолютно не видны.

На западе и востоке Вильямсбурга издавна теснились крупные и небольшие предприятия. На этих заводах, заводиках, в мастерских работало большинство жителей Вильямсбурга. Но после войны около пятидесяти заводов закрылось, и в районе остались только гаражи и складские помещения, которые не отапливались зимой, не вентилировались летом, так что ни о каком местном профсоюзе и речи быть не могло.

Бруклинский Гринпойнт расположен севернее Вильямсбурга. Это рабочий квартал, где жили главным образом итальянцы и поляки, но в шестидесятых годах там появились первые пуэрториканцы, которые постепенно заняли весь район от Ист-Ривер до бульвара Мак-Гиннес. Без крови тут не обошлось: коренное население встревожило появление новых соседей, и, чтобы оградить своих жен и детей от латинос, людям случалось пускать в ход оружие.

Но у пуэрториканцев не было иного выбора. В Вильямсбург им пришлось переселиться под давлением другой этнической группы. Евреи-хасиды, которыми руководил раввин Шонберг, начали переезжать в Штаты вскоре после войны. Сначала они поселились в Нижнем Ист-Сайде на Манхэттене, где их поддержали соплеменники, уже давно там осевшие. Но Нижний Ист-Сайд в то время был заселен довольно плотно, хотя квартплата от этого не снижалась, а работу пойди поищи. К тому же большинство осевших там евреев открыто нарушали Закон Моисеев. Они не отказывались от свинины, а их дети общались с детьми неверных. Раввин видел таких евреев в Европе. Нового в этом не было ничего. Он решил, что еще одно переселение его народ переживет, и возглавил поход длиной в две мили через Вильямсбургский мост в Бруклин, в район, где никогда не было ни одного еврея.

Выглядели они странно, эти хасиды. Одевались в черные костюмы, болтавшиеся на них, и белые рубашки без галстуков. Казалось, что свои черные пальто они носят, не снимая, зимой и летом. Длинные неопрятные бороды с пейсами — впечатление, что они явились из вечности, независимо от намерения владельцев, — придавали им высокомерный вид, оскорблявший местных жителей. Хасиды учились в своих школах, ходили в свои магазины, покупали исключительно кошерные продукты. Их женщины в день свадьбы брили головы, носили длинные платья и толстые чулки, воплощая собой асексуальность, что смертельно оскорбляло испанских девушек и их приятелей. Но было особенно возмутительно, что в районе, где с рабочими местами было довольно туго, они помогали друг другу в делах.

Понятно, что евреи сразу стали подвергаться обструкциям. Шпана из бруклинского гетто видела в них безоружных, а потому беззащитных жертв. Они не задумывались о том, что этим людям некуда уходить, что мир, в котором они жили раньше, сначала испепелил Гитлер, потом уничтожил Сталин, и единственное, что им оставалось, — умереть на улицах Бруклина. Будучи невеждами, местные бандиты не понимали и другого: эти люди пережили смерть своих близких, своих мужей и детей. Они видели, как вешают, расстреливают, забивают до смерти целыми семьями. На их глазах немецкие солдаты отправляли малышей в печь. Что им был теперь какой-то там хулиган?

Богатство пришло к ним быстро. Сначала они скупали мелкие склады и открывали на их месте мастерские — шили рубашки, вязали свитеры. Потом начали скупать дома улицами. Построили школы и синагоги, а для раввина — единственный на всю округу особняк. Дом окружали газон и белая стальная ограда, и для хасидов он был воплощением идеи оседлости. Раз уж им нельзя вернуться в Европу, если историческую родину не возродить, почему бы не способствовать идеям хасидов — и самим хасидам — в Вильямсбурге.

Двадцать лет не затухала здесь вражда, хотя проявлялось это, как правило, только на выборах. С точки зрения пуэрториканцев, у хасидов были две непростительные ошибки. Во-первых, они считали себя выше своих темнокожих соседей, а во-вторых, даже не пытались этого скрыть. Когда Рональд Чедвик начинал свою карьеру, Нью-Йорк уже тридцать лет пытался решить конфликт между этими этническими группами, но в моменты, когда оскорбления переходили в драку, городские власти ничего не могли сделать, кроме как развести противоборствующие стороны. Не сдавались только политики. В Вильямсбурге жили избиратели, черные избиратели, и с ними надо было считаться. Классическим примером и самой проблемы и ее решения стал проект жилого квартала Роберта Вагнера, где предполагалось построить около двухсот квартир за счет бюджетных средств. Такое произошло впервые за много лет, и борьба за возможность там поселиться началась еще до того, как со строительной площадки снесли старые постройки.

Главный аргумент был такой: что евреи богаты, все знают, а поскольку дома предназначены для бедных, евреев следует исключить из списка. В результате пришлось создать особую комиссию, призванную выяснить, кто бедный, а кто нет. Хасидская община в свою очередь возмущалась по поводу того, что теперь им придется жить бок о бок с латинос, с неверными. И городским властям пришлось чуть ли не всех полицейских евреев направить патрульными в квартал Вагнера.

Переговоры длились два года. Шли бесконечные собрания, на которых звучали самые разные доводы на испанском, на идише, на английском. Наконец пришли к решению, в котором никто никогда не сомневался: квартиры поделить поровну, так что на каждом этаже евреи должны жить в соседстве с пуэрториканцами, а то и с неграми. Политикам оставалось совершить дежурные визиты, приумножив свою популярность в районе, а также сфотографироваться для газет. Великое событие было назначено на десять часов утра в воскресенье первого апреля. На церемонии ожидались мэр, президент городского совета, глава округа, сенатор Герман Госалес и сам раввин Шонберг. Речи подготовили, журналистов пригласили и, чтобы никто не ушел раньше времени, объявили заранее о небольшом банкете в заключение торжества.

Естественно, история, связанная с кварталом Вагнера, вызвала огромный интерес прессы, и легко догадаться, что не осталась без внимания со стороны радикальных кругов «Американская красная армия». Другие, более многочисленные организации, как например, прокоммунистическая рабочая партия, направили своих представителей для участия в борьбе угнетенного меньшинства против еврейской общины. Музафер повел себя иначе, выбрав позицию в чем-то выжидательную. Масштабы сборища, которое ожидалось, вдохновляли заранее, и он уже позаботился о сюрпризе для присутствующих.

Работа началась с поездки в Нью-Джерси за оружием. Музафер возглавил экспедицию, взяв с собой Эффи Блум и Джонни Катаноса. Они приехали на автостоянку в Винс Ломбарди и, прождав три часа, нашли то, что искали. Джон Дэлки, водитель грузовика компании по продаже гальванизированных труб — а вмещает он двадцать две трубы размером полтора дюйма на двадцать футов, — вернулся в кабину после обеда и обнаружил там Эффи Блум в черных очках и взлохмаченном парике. С помощью кольта она заставила его сделать небольшой крюк к мосту Бэйонн, а когда он добрался до ближайшего телефона, Эффи бьгла уже в Бруклине. Она не привлекла к себе никакого внимания. Груз стоимостью двести пятьдесят долларов также не вызвал особого интереса со стороны полиции, хотя информация об угоне поступила вовремя и в течение суток номер машины фигурировал в полицейских сводках.

К тому времени грузовик был спрятан в бруклинском гараже, а номер заменен. Джейн Мэтьюс готовила бомбы сама, своими нежными ручками. Сначала трубы надо было забетонировать с концов, потом просверлить отверстия для подсоединения взрывателей и заложить взрывчатку. Провода Джейн подвела прямо в кабину водителя, где под сиденьем был спрятан часовой механизм. И наконец, сверху взрывчатку прикрывали гвозди — насыпалось фунтов тридцать. Так грузовик превращался в огромную противопехотную мину.

В восемь утра, за день до назначенной церемонии, Джонни Катанос отогнал грузовик в Бруклин. Была еврейская суббота, на улицах ни души. На углу Росс-стрит он выдернул из системы зажигания провод. Теперь мотор нельзя было завести. Джонни поворачивал ключ до тех пор, пока не посадил аккумулятор. Чертыхаясь, он прошел пешком четыре квартала к тому месту, где его ждала Тереза Авилес. Окрыленные успехом, они выехали на автостраду Бруклин — Куинс, а Вильямбург остался далеко позади.

Но радость их была преждевременной. К полуночи в Нью-Йорке пошел дождь, холодный, весенний дождь, напоминавший о прошедшей зиме. Ветер выворачивал наизнанку дешевые зонтики, и владельцы собак начинали ненавидеть своих питомцев за то, что приходилось тащиться с ними на прогулку. К утру все улицы города затопило, и после краткого совещания с участием всех заинтересованных сторон было решено перенести церемонию открытия на неделю позже, а новоселы могли начинать переезд.

В десять часов утра первого апреля бомба «Американской красной армии» — как и было намечено — взорвалась, разрушив дом номер 148 по Вит-авеню. Жертв было две. Патрульные Девид Штейн и Луис Хокберг приняли на себя всю мощь взрыва. Только и всего. После осмотра места происшествия у экспертов было впечатление; что какое-то чудовище провернуло полицейских через машину для уничтожения бумаг.


Рита Меленжик начала играть в лотерею с семнадцати лет — в свой первый рабочий день, — и дальше, по пятьдесят центов, каждый вечер. Бывало, что она выигрывала, причем, случалось, по двести пятьдесят долларов. Она ставила на число восемнадцать — дату смерти своей матери, а на следующее утро открывала газету, чтобы узнать результаты. В молодости она играла в бинго, в другие азартные игры, но больше пяти долларов не выигрывала никогда. И хотя она считала себя заядлым игроком, все же не была готова к тому, что в Атлантик-Сити выиграет в кости двенадцать раз подряд, превратив два доллара в девять тысяч сто девяносто два.

И дело было не в деньгах. Пятьдесят три минуты она держала в руках кости и ни разу не переставила свою фишку к середине игрального сукна, где ставка возросла бы во много раз. Игроки советовали ей, уговаривали ставить на шесть, на девять, но Рита не поддавалась этой суете, и в конце концов вокруг нее собралась толпа, которая криком приветствовала каждый ее ход. После восьмого броска кость упала со стола, и крупье ее поднял, но даже не посмотрел, что там. Игроки зашумели, а Рита просто-напросто взяла новые кости и включилась в игру снова. Она чувствовала себя на подъеме, хотя всю ее буквально трясло. От волнения она как бы впервые увидела бесконечные ряды игральных столов — маленькие зеленые островки в лучах света. Она отметила про себя аккуратную стрижку служащих, одетых в клетчатые пиджаки и зеленые брюки. Вдруг ей показалось, что перед ней — город. А кости метались по столу, показывая поочередно десять, десять, пять, девять. Она было снова протянула руку, но что-то удержало ее на месте — это Мудроу остановил ее своей лапищей. Он кивнул на кучу фишек перед ней.

— Здесь девять тысяч долларов, — сказал он тихо.

И тут она поняла, что в настойчивом гуле советов, звучавших сбоку, из-за спины — отовсюду, она ни разу не слышала его голоса, ни разу. Он молча радовался за нее, и она это знала.

— Остановимся? — спросила уже она, укладывая фишки в сумочку. — А здесь правда девять тысяч? — Она не сомневалась в этом, как не сомневалась и в правильности того, что делал в это время Мудроу, который взял четыре пятидесятидолларовые фишки и вручил их молодому человеку в клетчатом пиджаке.

Потом, ночью, удовлетворив страсть и все еще сидя на нем, она любовалась его улыбкой. Неожиданно Рита ударила его ладонью по груди, и в комнате раздался гулкий звук шлепка.

— Это было прекрасно, глупый ты мой коп. — По ее щекам потекли слезы. — Не знаю, что там будет дальше, но сегодня это было просто прекрасно.

В казино они больше не ходили. Вместо этого все заботы о своем отдыхе — от парковки машины до ужина в ресторане — они поручили Рэгги Рейнольдсу. Рэгги, нареченный при рождении Моррисом Штерном, учился с Мудроу в одной школе. И хотя после учебы он сразу же уехал из Нижнего Ист-Сайда, однажды, спустя годы, вернулся, чтобы попросить Мудроу избавить своего дядюшку от одного неуемного вымогателя Посвятив неделю наружному наблюдению, сержант задержал этого типа в тот момент, когда он с двумя компаньонами выламывал пальцы какому-то водителю-пуэрториканцу. В их машине полиция обнаружила кокаин, и, после того как наглецу-вымогателю предъявили обвинение в хранении и сбыте наркотиков, хранении оружия, покушении на убийство и нанесении увечий, тому уж точно было не до дядюшки Рэгги Рейнольдса.

Теперь Рэгги платил по счетам и следил за тем, чтобы справа от Мудроу постоянно появлялся новый стакан виски. А Мудроу, чтобы доставить удовольствие хозяину, осушал их друг за другом чуть ли не залпом. Рэгги то и дело подводил к столу всевозможных знаменитостей: боксеров и бейсболистов и даже звезду их казино, Кенни Брайтона, кантри-певца из Алабамы, который был тогда в большой моде в определенных кругах Лас-Вегаса и Атлантик-Сити.

Рита, внимательно наблюдавшая за Мудроу, — так обычно ведут себя все женщины, не испытывающие уверенности в своем спутнике, — не могла понять, насколько он пьян. Разговор был вялым и в основном сводился к сплетням об известных людях, пока к ним не присоединился Седрик Кингман, претендент на чемпионский титул среди боксеров легкого веса. Брат Кингмана погиб от случайной пули во время перестрелки между торговцами наркотиками в Детройте. После соответствующих соболезнований разговор, естественно, зашел о преступности. Все, кроме Мудроу, были недовольны судебной системой, позволяющей отпускать опасных преступников под залог.

— Слушай, Стенли, — сказал Рэгги, — у тебя должна быть своя точка зрения. А ты сидишь тут как истукан, как музейный Будда. Хотелось бы знать, что думает специалист.

Мудроу откашлялся. И Рита поняла, что он хватил хорошо, хотя ситуацию контролировал, и что сейчас прозвучит монолог о криминогенной ситуации в городе. После первых двух фраз она положила голову ему на плечо и стала поглаживать его по колену.

Мудроу рассмеялся, но смешок остался незамеченным полупьяными собеседниками, серьезное выражение на лицах сохранялось, и сержант сбивчиво продолжил разговор.

— Вы, ребята, не профессионалы. Читаете газеты и думаете, что все знаете. Вы думаете, что все происходит так просто, как в комиксах с этим… в дурацкой шляпе… Шурелик Комбз, или как там его… который улики все время собирает. — Он вдруг замолчал, потому что Рита больно царапнула его ногтем. — Черт возьми. — Он осмотрел всех присутствующих и снова хохотнул. — Это все совсем не так. Есть два способа раскрыть преступление: либо вы застаете их с дымящимся пистолетом, либо заставляете кого-нибудь выдать преступника. — Он снова на секунду замолчал, чтобы чмокнуть Риту в щеку и собраться с мыслями. — Не хочу огорчать вас, Седрик, но предположим, что я поймал ублюдка, который убил вашего брата. Я знаю, что он торговец средней руки и мне от него надо две вещи. Во-первых, он должен сказать, кто еще замешан в этом деле, и, во-вторых, сдать мне своего босса. И знаете, сейчас из них уже ничего не выбить. Слишком, знаете, крутые ребята. То есть иногда, конечно, можно уговорить парня, но чаще приходится договариваться. Если не пойти на сделку, стрельбу на улицах не остановить. Скажем, мы все решим перевезти через границу пару килограммов кокаина. Как нас поймать? Никто не знает, кто мы и чем занимаемся, но предположим, на таможне при выборочном досмотре берут курьера. Случайно. Если тот, кто его взял, не договорится с ним, завтра появится другой курьер, а если сделка состоится, нас всех возьмут. Я тысячу раз приходил к преступникам и говорил: «Слушай меня внимательно. Тебе светит от десяти до пятнадцати, но я могу скостить срок до трех-пяти, если ты расскажешь мне то-то и то-то». И обычно я получаю, что хочу, а иногда вообще вытаскиваю их из тюрьмы и заставляю на меня работать. И они работают. Потому что они у меня в руках. Если бы я этого не делал, я бы ничего, кроме уличной шпаны, не выловил. Проблемы возникают только с теми беднягами, которые нажираются в баре и всаживают нож в ребро соседа по стойке. Таким ребятам обычно нечего мне продать, и они получают на всю катушку.

Мудроу снова замолчал. Все остальные тоже сидели молча, не в силах что-либо возразить.

— Хотите снизить рост преступности? Легализуйте наркотики. Забудьте о длительных сроках. Пусть те, кто без этого не может, кайфуют спокойно. Или дайте им работу. — Он резко встал, застегивая пиджак. — Теперь вы должны извинить меня. Мы с Ритой не привыкли засиживаться допоздна. Нам нужно отдохнуть.

— Да, — сказала Рита, послушно вставая. — Он в самом деле устал.

Глава 9

Дождь, так неожиданно начавшийся и расстроивший сюрприз, которой готовила «Американская красная армия» к церемонии открытия жилого комплекса Вагнера, продолжался все воскресенье. Низвергаемый небесами поток иссяк лишь к полудню понедельника. К тому времени все автострады Нью-Йорка, не говоря об окраинах, превратились в мутные реки.

В числе первых затопило федеральную автостраду. К девяти утра в воскресенье пролет над парком Карла Шульца залило водой на два с половиной дюйма, и дорога была закрыта с обеих концов. Затем прекратили действовать еще с полдюжины автомобильных трасс. Океан, затопивший город, кое-где доходил до самого дорожного полотна.

Утро понедельника для городских телефонных станций превратилось в кошмар. Все линии были забиты: люди звонили, чтобы известить о том, что они не могут попасть на работу вовремя. Некоторые решали добраться до Манхэттена на метро. Люди втискивались в вагоны, которые стояли на платформах с открытыми дверьми и не думали двигаться: пути также были залиты водой, как и все пространство наверху.

Большинство горожан добралось до службы не раньше полудня промокшими и злыми. Слава нью-йоркских жителей, известных легкостью, с которой они преодолевают все трудности, в тот день изрядно поблекла. Пока ньюйоркцы пытались наверстать упущенное время на своих рабочих местах, температура на улице начала падать. С десяти градусов тепла, когда все только начиналось, и почти что до нуля в понедельник вечером. На следующий день утром отметка на градусниках стояла уже ниже нуля, и все, что вчера было водой, превратилось в лед. Поезда метро еле тащились, и те, кто пробовал это удовольствие в понедельник, пересели за руль, а к ним присоединились другие, те, у кого в понедельник был выходной. Пробки в туннелях и на мостах возникли, когда не было еще и семи утра. К восьми движение застыло так же прочно, как лужи на улицах.

Даже в самом Манхэттене, где образовались ледяные дорожки — их так и не одолела колонна оранжевых машин с песком, все движение оказалось парализовано. На Пятой авеню, словно быки, окруженные сворой собак, вереницей стояли автобусы в оранжевом кольце такси. Их пассажиры ворчали, а сами таксисты следили за тем, как едва-едва крутятся счетчики, определяя на глазок, что квартал они проезжают со скоростью четырех красных светофоров. Разумеется, не смолкали гудки, несмотря на угрожающие жесты дорожного полицейского, который недвусмысленно размахивал квитанциями для штрафов.

Весну ньюйоркцы ждут едва ли не с рождественских праздников. В январе по всему северо-восточному побережью проносится холодный влажный воздух, заставляя тех, кто может себе это позволить, надевать длинные шубы и пуховые куртки. Среднестатистические граждане, то и дело посматривая на небо в ожидании тепла, обычно выбегают из офиса, чтобы схватить такси и поскорее доехать до дома. В марте они уже дрожат от нетерпения, а в апреле их души заполнены ожиданием тех нескольких дней, когда на улицах уже двадцать градусов тепла и которые можно считать границей между погодой необычайно холодной и по-настоящему жаркой. Обычно такие деньки редко наступают раньше конца апреля, но все равно глаза уже устремлены в небо, в надежде на лучшее. Правда, не узрев в небесах ничего обнадеживающего, горожане впрыгивают в такси, автобусы и метро, по-прежнему жалуясь: «Боже, какой холод».

Однако Стенли Мудроу и Рита Меленжик умудрялись не замечать погоды, хотя дорога из Атлантик-Сити до дома Риты занимала почти десять часов. Дороги заливало, видимость приближалась к нулю. Они немного пошутили по этому поводу, а потом Рита уснула, обхватив руками свою сумочку, набитую стодолларовыми купюрами. Когда Рита сползала к двери, Мудроу осторожно подтягивал ее к себе, пока ее голова не оказывалась у него на плече. Машина двигалась вперед хотя и медленно, но упрямо.

Рита проснулась в шесть утра, когда они подъезжали к Стейтен-Айленду. Решено было остановиться позавтракать. Сначала они молча смотрели друг на друга припухшими от усталости глазами, но потом кофе вернул их к жизни. В машине Рита даже умудрилась причесаться без зеркала. Она толкнула его локтем в бок:

— Скажи что-нибудь, извращенец.

— Я извращенец? Рита, я двадцать лет скрывал это. — Он ждал от нее ответной репризы, но понял, что она устала, и вдруг спросил: — Сколько тебе лет, Рита?

— Ты знаешь, сколько мне лет.

— Скажи.

Она пожала плечами.

— Сорок один.

— Интересно, — сказал Мудроу, не отрываясь от дороги. — Давай жить вместе.

Рита посмотрела на него широко раскрытыми глазами. Он усмехнулся, но головы не повернул.

— Мне тоже кажется, что это глупая затея, — сказал он наконец.

Наступила тишина. Так и должно быть, но Риту это испугало, и она нарушила молчание.

— Ну, а тебе сколько лет? — спросила она, погладив его по руке.

— Ты знаешь, сколько мне лет. — Стенли уже пожалел, что начал этот разговор. Он понимал, что должен был просить ее выйти за него замуж, признаваясь в чувствах, а не просто предлагать жить вместе.

— Тебе пятьдесят, — сказала она:

— Мы оба не годимся для свадьбы. Это глупо. Мы были бы похожи на старых клоунов.

Опять наступила тишина — слышен был только шорох шин по асфальту.

— А что, если я скажу, что люблю тебя, — произнес Мудроу.

Рита, лаская, прикусила его ухо.

— Мы с тобой слишком стары.

— Да, немолоды. Давай сделаем так, я привезу свои вещи, и мы попробуем пожить вместе пару недель.

— А что потом?

— Кто его знает. — Мудроу приглушил голос. — Может, махнем в Голландию. За тюльпанами.

— Скорее уж на Нептун, — сказала Рита. — За атмосферой.


Утром во вторник Мудроу поехал на работу, а Рита отправилась в банк — положить выигрыш на свой счет. В полдень, как опытная официантка, знающая, что это время — самое горячее, она заглянула в бар «Килларни Харп» на Хьюстон-стрит и встретила Рамона Иглесиа, уволившего ее накануне. Завидев ее, он расплылся в улыбке, от прежнего его недовольства не осталось и тени, и они провели за чашкой кофе целый час, обсуждая последние сплетни. Рамон завел новую подружку, но она до сих пор встречалась со своим прежним любовником, хотя Ирма клялась, что они больше не спят вместе.

— Но я же знаю, что она к нему ходила. — Раздражение распирало Рамона. — Мой друг сказал мне, что она пробыла там два часа. Что может делать женщина в квартире мужчины два часа? Если она не отдается ему, зачем мужчине такая женщина? Два часа!

Рита смотрела на него, пытаясь угадать, каких слов он от нее ждет. Она решила, что Рамон влюблен в Ирму, и она попыталась приободрить его.

— Разве ты ложишься в постель с каждой женщиной, которая появляется в твоем доме?

— Ну, хотя бы пытаюсь. — Он с вызовом посмотрел на нее, подобрав второй подбородок. — Кроме того, — он победно поднял палец, — они были любовниками три года. Он бы не запирался с ней на два часа, если бы знал, что ничего не получит.

— Может быть, там был еще кто-нибудь. Ты спрашивал ее?

Рамон просто негодовал:

— Мой друг сказал, что они были одни.

— А что, твой друг был там? Не спеши с выводами. Ты даже не поговорил с бедной девушкой. Дай ей шанс. Впрочем, я сама собираюсь разрешить Стенли переехать ко мне.

Рамон повеселел сразу и заметно. Он протянул руку и сжал ее пальцы.

— Рад слышать. Ты слишком красива, чтобы жить одной. — Он оглянулся по сторонам — официантки, как обычно в это время, были по горло заняты работой. — Эй, девочки. — Он пытался перекричать шум в зале. — Эй, Луиза, Роза, Кэти. Идите сюда.

Когда они подошли, Рамон ошеломил новостью, рассказал о том, как повезло Рите. Да она и сама это понимала. Подруги обнимали ее. Все они принадлежали к ветеранам той войны, что шла постоянно между мужчинами и женщинами. Кэти и Роза побывали замужем, обе неудачно, а Луиза развелась пять лет назад, и последующие ее романы тоже не принесли ей счастья. Все они считали, что любая перемена — к лучшему. Но, в общем-то, их мнение не особенно волновало Риту — она и так знала, что ее здесь любят. Потом она рассказала о том, как ей повезло в казино в Атлантик-Сити, и они рты раскрыли от изумления и зависти. Мужчины в их жизни были величиной переменной, но долларов не хватало всегда.

— Что ты будешь делать с такими деньгами? — спросила Луиза.

— Я положила их сегодня в банк и думаю устроить по такому поводу вечеринку в субботу после закрытия. Конечно, если меня снова возьмут на работу. — Она взглянула на Рамона.

— Her вопросов, — сказал он. — Я уже посылал за тобой. Но теперь мне придется осторожничать. На тебя уже голос не повысишь. Признаться, я даже думал, что ты пришлешь ко мне своего разбираться. А ведь он самый здоровый малый из всех полицейских, которых мне приходилось знать.


На следующий день после взрыва в квартале Вагнера Мудроу вернулся на работу. В детали события он вникать не стал, надо было заняться операцией внедрения, над которой они с коллегами работали уже три месяца. Он сидел за своим столом в кабинете следователей, хотя обычно этого избегал, и не потому что ему были неприятны сослуживцы, а из-за шума: полицейские что-то кричали друг другу через комнату, возмущались задержанные, а заявители, многие явно не в себе, громко доказывали свою правоту всем вокруг, но больше всего его раздражали бесконечные звонки.

Все утро он провел в участке, разговаривая по телефону. Другие детективы, занимавшиеся тем же делом, время от времени подходили к нему. Они пытались найти информатора, который мог бы свести их с итальянским мафиози Анджело Джирарди, но после тщательного анализа и длительных согласований отказались от варианта, который предусматривал внедрение в банду полицейского из другого участка, понимая, что новичку потребуются месяцы на то, чтобы войти в доверие.

В полдень Мудроу поднялся с места.

— Хватит, — объявил он. — Я пошел обедать, заодно выясню, взяли Риту на работу или… Вернусь через час. — Он собрал бумаги со стола, вышел в коридор, натянул пальто и уже был на полпути к выходу, когда дежурный заметил его сквозь свои бифокальные очки.

— Эй, Стенли! — Он с трудом одолевал шум, доносившийся из кабинета следователей. — Тебя хотел видеть капитан.

— Какого черта, Гарри. Ты что, не мог сказать это, когда я одевался?

Обиженный Гарри чихнул и снова погрузился в свои бумаги.

Мудроу снял пальто и пошел к шефу. Он открыл дверь, как делал это тысячи раз, но сейчас голос капитана остановил его на пороге.

— Может быть, сначала следует постучать, сержант? — В голосе Эпштейна была строгость.

В кабинете Мудроу застал агентов Хиггинс и Бредли, а также начальника управления Шона Флинна, ирландца, полицейского в четвертом поколении. Он чуть не поперхнулся, вообразив, каково старому ненавистнику федералов Флинну в компании двух агентов ФБР в помещении участка. Но не подал виду и тут же шагнул назад, сообразив, что Эпштейн разыгрывает маленький спектакль, а лишние неприятности ни к чему.

— Да ладно, — сказал Эпштейн, дав понять интонацией, что он всего лишь исполняет навязанную обстоятельствами роль. — Вы уже вошли, так что присаживайтесь.

Мудроу подчинился и сел напротив Хиггинс и Бредли.

— Это старший инспектор Флинн, — сказал Эпштейн.

Старший инспектор кивнул.

— Мы знакомы, — сказал он сухо. — Я имел честь выразить сержанту благодарность полгода назад. За отвагу на пожаре, если не ошибаюсь.

— Как поживаете, инспектор? — Мудроу был само почтение.

— Все в порядке, сержант, благодаря Всевышнему.

— Ну, — прервал их Бредли. Он знал, что весь этот диалог только для того, чтобы досадить ему. Выражение цеховой солидарности. — У нас мало времени. Приступим к делу. — Он обратился к Мудроу: — Во-первых, нам хотелось бы узнать о Чедвике. Вы уже можете арестовать подозреваемых?

Мудроу искоса взглянул на Эпштейна, тот как бы кивнул в знак согласия, и тогда он заявил:

— Дело закрыто. Следствие в тупике. Ничего интересного.

— А неинтересного? — спросил Бредли. Ироничность улыбки откровенно соперничала с элегантностью его галстука с булавкой.

— Ты что, собираешься отделать меня как следует? — Мудроу приподнялся со стула.

— Минуту. — Флинн поспешил охладить страсти. — Пока я здесь, ради Христа, Святой Девы и остальных святых, обойдемся без этих выражений. Мы собрались для того, чтобы обсудить ход следствия. Этим и займемся.

Мудроу, вспомнив, что Флинн является президентом Общества святых имен, виновато опустил голову.

— Простите, инспектор. Продолжайте, агент Бредли, а я попытаюсь ответить. Тогда, в Куинсе, у меня было впечатление, что это дело вас не заинтересовало.

Леонора Хиггинс поспешила вмешаться.

— Сержант Мудроу, — начала она. — Теперь мы полагаем, что есть некая вероятность того, что убийцы Рональда Чедвика действуют сейчас под вывеской «Американской красной армии». Это маловероятно, но возможно.

— Почему? — спросил Мудроу.

И в этот самый момент чутье, то самое, о котором говорил Мудроу, подсказало Леоноре, что, будь у Мудроу желание — а оно наверняка есть, — он смог бы найти убийцу Чедвика.

— Что изменилось? Две недели назад никакой связи между этими событиями не было.

Бредли, рассердившись, наклонился к нему:

— Мы допускаем, что вы не успели нам что-то рассказать, то есть, когда мы беседовали в тот раз, вы что-то запамятовали. И теперь могли бы припомнить.

Мудроу с таким возмущением взглянул на агента, что Флинну пришлось разряжать обстановку:

— Поймите, сержант, я вас ни в чем не обвиняю, но сейчас у нас нет времени для учебных боев. Вам известно что-нибудь такое, что вы не упомянули в своем рапорте?

Мудроу смотрел в пол, пытаясь принять решение. Затем посмотрел Флинну в глаза.

— Инспектор, я не знаю, что заставило этих агентов оторваться от своих компьютеров, но Чедвик здесь ни при чем. Если вы мне не верите, я ознакомлю вас с материалами дела, и решайте сами. Во-первых, Чедвик убит, и у него похищена неопределенная сумма денег. Один из его ближайших помощников, парнишка, предположительно сообщник в этом деле, исчезает, а позже его тело обнаруживается в подвале на Клинтон-стрит. Вскрытие показывает, что он был убит до того, как не стало Чедвика. И наконец, лучший друг этого паренька, один из тех двадцати трех человек, — которых я собирался допросить, исчезает. Этот ли парень подставил Чедвика? Или же его лучший друг по кличке Зорба убил и Чедвика, и его самого? Насколько правдоподобен этот вариант? Какова ставка? Двадцать против одного? Тридцать против одного? И если это так, велика ли вероятность того, что он все еще в Нью-Йорке и работает на «Американскую красную армию»? Не больше, чем тридцать против одного. Вы хотите, чтобы я его нашел? Сделаю, что смогу, но меня бесит от того, что, когда я докладывал обо всем этом агенту Хиггинс, она рассмеялась мне в лицо, а теперь приходит в участок и обвиняет меня в том, что я утаил информацию. Это пощечина всему управлению.

Инспектор Флинн угрюмо посматривал на обоих агентов. Они привели его сюда, чтобы разобраться в этой истории, не располагая никакими доказательствами. Сержант превосходно потрудился — расследование проведено тщательно и профессионально. Флинн давно работал в полиции и насквозь видел всех этих федеральных агентов, убежденных, что люди из управления должны все время быть при них на побегушках.

— Агент Бредли, — сказал он отрывисто, — я полагаю, что сержант отлично справился с работой, не так ли? И я уверен, что у нас нет оснований сомневаться в том, что дело надо закрывать. Теперь, если больше вопросов нет, разрешите откланяться.

Бредли, даже не взглянув на Леонору Хиггинс, пробурчал недовольно:

— Может быть, сержант расскажет нам о данных, полученных при допросах в ходе следствия?

— Кажется, — Флинн решил опередить Мудроу, — сержант ясно сказал, что вы располагаете информацией в полном объеме.

— Тогда вопросов больше нет, — сказал Бредли, поворачиваясь к Леоноре. — А у вас, агент Хиггинс?

Леонора не ответила, но заметила, как Мудроу, перехватив ее взгляд, подмигнул и постучал пальцем по виску, и тогда только поняла, какую ошибку они сделали, когда вначале отказались сотрудничать с Мудроу.

Глава 10

«АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» снова в действии. В воскресенье «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» взорвала противопехотную бомбу в жилом квартале Роберта Вагнера, убив двух СИОНИСТСКИХ ПСОВ. Это наше последнее предупреждение. Могли погибнуть многие, но «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» решила спасти жизни своих чернокожих и латиноамериканских БРАТЬЕВ И СЕСТЕР. СИОНИСТЫ должны покинуть Южный Ливан. СВОБОДУ всем политическим заключенным. Наши намерения СЕРЬЕЗНЫ. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» будет действовать и дальше, и эффективность этих действий будет нарастать. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» требует отменить сокращение бюджетных ассигнований в сферу здравоохранения и социальную сферу. Мы требуем равных прав для наших чернокожих и латиноамериканских БРАТЬЕВ И СЕСТЕР. ЧЕРНОКОЖЕЕ НАСЕЛЕНИЕ должно править всей Африкой. СМЕРТЬ ФАШИСТСКО-ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИМ СВИНЬЯМ. ВСЯ ВЛАСТЬ НАРОДУ.

Джонни Катанос вел фургон по бульвару Вернон в Куинсе, слушая Музафера, который зачитывал их последнее заявление для прессы. Это обращение, как и первое, писала Эффи, но Музафер читал так, словно это было его собственное сочинение, и теперь он ждал, что скажет Джонни.

— Отлично, — сказал грек, — ничего конкретного.

— Так и надо.

— Я знаю, но здесь еще и стиль отсутствует, этого добиться не так просто.

— В данном случае, уж если у нас ничего не вышло, это и есть то самое, что нужно.

Музафер до сих пор был огорчен неудачей в Вильямсбурге. Они могли, конечно, взорвать радиоуправляемое устройство, но тогда кому-то пришлось бы стоять недалеко от места взрыва. В таком небольшом районе, как Бруклин, это было бы слишком рискованно, а Музафер рисковать не хотел. Теперь он пожинал плоды своей осторожности. Он надеялся уничтожить половину нью-йоркских политиков, а убил двух никому не известных патрульных. Нью-Йорк не поставить на колени, отправив на тот свет пару полицейских в Бруклине. Казалось бы, теперь Джонни мог закиснуть и что-то такое придумать, чтобы действовать самому. Однако Джонни, который настаивал на использовании радиоуправляемой бомбы в работе и на том, что он лично приведет ее в действие, не закис и не разозлился. Теперь он знал, что в следующий раз, что бы они ни предприняли, он будет на месте и увидит все собственными глазами. И Музафер подготовится более тщательно. Он обязан добиться того, чтобы с «Американской красной армией» считались.

— Слушай, — сказал Джонни, положив руку Музаферу на плечо, — не вижу оснований для большого огорчения по поводу Вильямсбурга. Понятно, мы хотели наделать побольше шума, но не сомневайся, что в следующий раз все пройдет нормально.

— Да, — сказал Музафер рассеянно, — в следующий раз.

— Взрыв-то был мощнейший. Так что не будем огорчаться и преуменьшать результаты. Все случилось так, как и говорила Джейн. Дом в куски разнесло.

Джонни сжал плечо Музафера, вполне по-братски, но позволил себе погладить его по шее большим пальцем. Он заметил, что Музафер задрожал и прикоснулся рукой к этому месту.

— В общем, у меня есть идея.

— Скажи еще, грандиозная идея, — рассмеялся Музафер. — Надеюсь, это будет посерьезнее. Мы провели три крупные акции, а убили всего троих.

— Да нам еще повезло, что эти легавые оказались рядом с грузовиком в момент взрыва. Еще десять секунд, и нам пришлось бы довольствоваться грудой битого стекла с кирпичом вперемешку.

Они остановились на красный свет. Джонни потянулся, напрягая мускулы на руках, и подождал, пока Музафер на него посмотрит. Вся эта затея, эта сексуальная игра намеками — которые, как ему казалось, хотя он и не был уверен в этом, Музафер понимал — увлекала его не меньше, чем сами теракты. Это была своего рода премия за службу в «Красной армии».

Во время тренировок в Ливии он был очень занят, многое его интересовало, особенно все, что было связано со взрывчаткой скучать не приходилось. И только по приезде в Нью-Йорк, когда началась подготовка к операции, он понял, сколько времени в жизни террориста занимает ожидание. Музафер настоял на том, чтобы они вели абсолютно нормальную жизнь — уходили из дома каждое утро в одно и то же время, возвращались ранним вечером, смотрели телевизор. Им даже не разрешалось носить оружие.

Неудивительно, что Джонни, который понимал, что скука может быть такой же разрушительной, как и внутренние раздоры, решил проверить, насколько действенно его влияние на араба. Ведь если ему удастся обольстить Музафера, он сумеет контролировать всю деятельность «Армии», приобретая те полезные связи, которыми обладает Музафер. Он неожиданно вспомнил юность, которая прошла в Брукширском интернате для беспризорных детей, не совершавших преступлений столь серьезных, чтобы посадить их в настоящую тюрьму. Музафер постоянно возвращался к своему детству, к лагерям беженцев, к трудностям и лишениям, но Джонни знал, что, если бы Музафер оказался в таком месте, как Брукширский интернат, его заставили бы носить парик и красить губы, прежде чем пустить по кругу.


Красный свет погас, Джонни бросил взгляд на Музафера, с удовольствием отметив, что Музафер не сводит глаз с его вен на руке. Он медленно сжал руль, чтобы мускулы напряглись еще больше. В Брукшире его дразнили «скелетом», потому что, как ему говорили, в нем было меньше жира, чем у черных.

Остаток пути они промолчали, пока не остановились у въезда в большой двор, обнесенный забором, с небольшим домиком в глубине. На домике висела вывеска: «СНАБЖЕНИЕ ВОДОРОДОМ».

Весь двор был уставлен желтыми и зелеными банками.

— Когда я вышел из тюрьмы, — пояснил Джонни, — то устроился работать учеником сварщика и научился пользоваться сварочным аппаратом. Эти зеленые баки наполнены водородом, а желтые ацетиленом. Если их соединить, пламя, которое вспыхнет при этом, способно резать сталь. Таким баком, когда он переполнен, можно взорвать несколько зданий, но сам он никогда не взорвется, потому что толщина его стенки дюйм, а вещества становятся взрывчатыми, только соединяясь. Но если мы создадим необычные условия, например, установим дополнительную взрывчатку, чтобы пробить баки, то получится тройной эффект — взрыв, пожар и шрапнель. Тройной — за ту же цену.

Музафер покачал головой. Высота этих баков была метра полтора, не меньше.

— Мне кажется, они слишком тяжелые. Как мы их спрячем?

— Видишь грузовики? — Джонни повернулся к Музаферу. — Как ты думаешь, их перевозят с места на место? Такие баки есть на каждой бензозаправке, на каждой стройке. Я сегодня просмотрел справочник — только в Куинсе шестнадцать поставщиков водорода. Наверняка у каждой фирмы есть постоянные покупатели и, значит, постоянные маршруты у грузовиков. День в Бронксе, день в Бруклине, день в Куинсе, день в Манхэттене. Нужно только выбрать нужный нам грузовик в нужном месте и в нужное время.


В седьмом полицейском участке капитан Алан Эпштейн был богом. Неким центром, вокруг которого все вращалось. Указания из его кабинета доходили до каждого уголка в участке, направлялись всем полицейским, от лейтенанта до патрульного, каждому служащему: поступали к преступникам в камерах, надсмотрщикам, секретарям. Первое время он рассматривал себя как звено той цепи, которая начиналась в штаб-квартире полицейского управления и тянулась в участки всех пяти округов. Но несколько лет спустя он был удельным князем в окружении феодалов. Он клялся на верность начальству, но не сомневался в том, что его миссия состоит прежде всего в защите своего района, Нижнего Ист-Сайда, от врагов внешних и внутренних.

Наконец любое вмешательство в жизнь его участка стало восприниматься с подозрением, если не сказать — враждебно. Даже официальные директивы подвергались анализу, и те, что, по его мнению, были необязательными, практически игнорировались, хотя и красовались на стенде.

Но никакие приказы даже приблизительно нельзя было сравнивать с личным визитом высших чинов, и капитан Эпштейн реагировал на приход инспектора Флинна и двух федеральных агентов, как если бы он был отцом и заметил бешеного пса в песочнице, где играют его дети. Следующие два дня он мучился, разрываясь между яростью по поводу того, что кто-то смог усомниться в его способности управлять участком, и подозрением, что Мудроу и в самом деле скрыл информацию. В конце концов победила все-таки вторая версия, и Эпштейн вызвал Мудроу к себе.

— Сержант, — начал он.

— Сержант? — переспросил Мудроу. — Вытащи занозу из задницы. Или хотя бы намажь ее вазелином.

— Стенли, прости за то, что произошло. Но что я мог поделать?

— Ерунда. Они все равно чувствуют себя теперь идиотами. Не там ловят. — Он развалился в кресле. — Я тебе говорил, что переехал к Рите? В понедельник. И все нормально. Пока, А какого черта ты…

— Стенли, — сказал Эпштейн тихо, но решительно. — Я рад слышать, что с личной жизнью у тебя все в порядке, но собирался поговорить с тобой о другом.

— Я так и понял, — спокойно ответил Мудроу. — Мне сдается, что ты не будешь просить меня об одолжении, иначе сразу угостил бы меня пивом.

— Ладно, возьми там.

— А ты?

— Опять язва. Не могу.

— Жаль, — сказал Мудроу, открывая банку. — Так в чем дело?

— Я все время думаю об этой «Американской красной армии». То есть понятно, что они хотели взорвать раввина. Это мы с тобой знаем. Мне плевать, что пишут в газетах. Я говорил с капитаном Марино из Вильямсбурга, он сказал, что грузовик был обнаружен там задолго до того, как стало известно о том, что церемония переносится. Это значит, что они, Стенли, собирались угробить человек двести. Включая мэра. Это тебе не шуточки.

Мудроу раздраженно перебил его:

— Что ты хочешь этим сказать? Ты думаешь, я знаю, где эта проклятая «Красная армия»?

— Нет, не думаю. Я только знаю, что ты детектив. И я помню, как ты сказал, что можешь найти того грека, который убил Чедвика.

— Правильно, — сказал Мудроу. — И я тебе еще кое-что скажу. Когда я нашел труп Энтадоса, я вытащил из его кармана два билета в кинотеатр «Риджвуд» на Фреш-Понд-роуд.

— Ты написал об этом в отчете? — спросил Эпштейн, изменяясь в лице.

— Нет, а какая разница?

— Риджвуд — белый район, какого черта там делал Энтадос?

Мудроу доверительно улыбнулся, выбрасывая пустую пивную банку.

— Рад видеть, что ты остаешься детективом. Значит, тебе знакомо это ощущение — тебя снимают с дела, когда ты чувствуешь, что можешь наконец найти этого ублюдка. Я был в ФБР, и мне сказали, что я козел. Я вернулся, и ты отправил меня на поиск четырнадцатилетнего подростка. Дело закрыто. Забыл?

— Ты обязан был приложить эти проклятые билеты к отчету. — Эпштейн уже орал.

— Ну, не приложил я билеты к отчету. Какая разница? Тебе достаточно было сказать слово, и я бы без звука взял идентификат в камеру к Пако, получил бы портрет грека и двух его девок и вышел бы на охоту. Но что, если грек водил Энрике в кино в Риджвуде только потому, что живет неподалеку? А территория огромная: Мэспет, Глендейл, Миддл-Виллидж, Форест-Хиллз. Даже Лонг-Айленд-Сити, а может, и Вудхейвен. Это почти миллион человек. Ты можешь дать мне пару месяцев? Или у тебя в запасе есть еще малолетка для меня?

Эпштейн присел. Сражаться с таким аргументом смысла не имело.

— Беда в том, что мы так и не знаем наверняка, связан ли этот грек с террористами. Ты два месяца потратишь на поиск, а потом окажется, что человек ни в чем не виновен, что мы достучимся до какого-нибудь простого работяги, который исчез в то же самое время, когда убили Чедвика. Доказательств нет. — Он помолчал, потом встал, машинально подошел к холодильнику и вынул две банки пива. — Знаешь что? — продолжал он. — Ты самый ценный работник участка. Ты знаешь всех. Ты можешь сделать то, чего никогда не сможет никакой другой детектив. Смотри, как ловко ты разделался с тем парнишкой. Любой другой на твоем месте попросил бы установить круглосуточное наблюдение в квартале. Они бы арестовали всех подростков-пуэрториканцев в округе. А ты это все так, между прочим. Черт тебя побери, я горжусь тобой. А эти два билета в кино ни о чем не говорят. Может, он просто решил посмотреть фильм.

— У него нет машины, — сказал Мудроу, меняя решение.

— Ну и что?

— Как он попал в Риджвуд? Такие, как он, шляются по площади Таймс, а не ездят в Риджвуд, где ему запросто могут набить морду, появись он там один. Кто-то привел его туда. Возможно, он провел день-два у Джонни. Может быть, его там уговаривали. Может быть, у них это не получилось, и его убили. Обрати внимание — Риджвуд находится слишком далеко, это неспроста. Никто не поедет из Нижнего Ист-Сайда в Риджвуд просто так. Поедут те, кто там живет, или в гости, к знакомым. Дело в том, что они были любовниками. Возможно, грек привел его к себе, чтобы спокойно заняться сексом. Я не знаю, что было на самом деле. Знаю только, что ответ надо искать там, в том районе.

— Слишком много предположений, — сказал Эпштейн, качая головой. — Я не могу отпустить тебя надолго, особенно сейчас, когда у нас так мало фактов. Надо было тебе сказать об этих билетах, но теперь уже поздно, и, если когда-нибудь это всплывет, я поклянусь, что сегодняшнего разговора у нас не было. Мне нужно, чтобы ты поехал в Бреттлборо, Вермонт, на несколько дней.

— Бреттлборо? — У Мудроу вытянулось лицо. — Какого черта, капитан? Я только что переехал к Рите. Я сейчас не могу.

— Ты поедешь, Стенли. Там взяли Френки Бауманна за хранение мелкой дозы наркотиков. Кокаиновая пыль или что-то еще в этом духе. Дело плевое, но они не подчинились нашему требованию о выдаче. У нас здесь десять свидетелей, которые сами видели, как он зарезал свою подружку в баре. Это убийство, и я хочу, чтобы его вернули сюда.

— А почему я, капитан? Пусть поедет кто-нибудь еще.

Эпштейн усмехнулся. Разумеется, это было наказание, к капитан хотел, чтобы Мудроу это понял, несмотря на то что он все равно выбрал бы для такого дела именно Мудроу.

— Потому что Бауманн — это ключ к «Золотым бродягам».

«Бродягами» называла себя группа мотоциклистов, у которых была своя штаб-квартира в заброшенном здании на Седьмой улице. Они торговали крупными партиями героина. За пять лет существования банда укрепила свои позиции среди уличных преступников, и полиция надеялась только на то, что их ликвидируют «Молодые воины» — другая белая банда из Нижнего Ист-Сайда, но после первого же столкновения обе группировки стали сотрудничать. «Бродяги» покупали товар у мафии и продавали ее «Воинам», которые затем перепродавали его на улице. «Воины» были обычной уличной бандой. Они поддерживали свою репутацию безжалостных убийц, а «Бродяги» были хорошо организованы и довольно неохотно принимали новых членов и так же нехотя шли на контакт с поставщиками. Арест «Бродяг» был голубой мечтой Эпштейна и Мудроу, и, собственно говоря, Мудроу с головой ушел в работу над этой проблемой, хотя о Рите не забывал. Не важно, поедет он в Бреттлборо или нет, но дело требовало подробного обсуждения. У истоков «Золотых бродяг» стояли трое: Пит Кросетти, Джилли Бейкер и Френки Бауманн.

— Так в чем там дело? — спросил Мудроу, чувствуя, что попался на крючок.

— Сейчас Бауманну светит минимум тридцать пять лет. Ему сорок, и на нем висят еще два дела. Дела его хуже некуда. Море крови, Стенли. Судьи в таких случаях дают на всю катушку.

Мудроу пожал плечами.

— Если кто того и заслуживает, так это Френки Бауманн. Он все это затеял, все знают.

— Это только доказывает: что он и есть наш ключ к «Бродягам». — Эпштейн говорил спокойно, но вдруг улыбнулся, хотя изо всех сил старался быть серьезным. — Сколько мы этого ждали? Четыре года? — Он наклонился через стол к Мудроу и прошептал: — Я уже говорил с окружным прокурором. Если мы берем «Бродяг», Бауманна обвиняют в непреднамеренном убийстве, и он получает десятку. Подумай об этом, Стенли. Мужику уже сорок. Если он получит по полной, он не увидит света Божьего до семидесяти пяти лет, а это многовато для мошенника.

— Так почему же все-таки я? — поинтересовался Мудроу.

Тут капитан заговорил еще тише, заставляя тем самым Мудроу пододвинуться ближе.

— Сейчас он уверен, что его взяли за наркотики. Как думаешь, что с ним сделается, когда он увидит тебя? Он мужик не из трусливых, но я хочу, чтобы у него сердце выпало в ботинок, когда он услышит, что его ожидает. И тогда он будет готов.

Мудроу молча потягивал пиво.

— А как мы доберемся до банды? Если ты хочешь внедрить кого-то, придется привезти Бауманна к его ребятам, и тогда он смоется.

Разволновавшись, Эпштейн резко откинулся в кресле.

— У нас уже есть парень, который на нас работает. Подросток, черный. Вильямсон. Ты его знаешь?

— Конечно. — Мудроу улыбнулся. — Я однажды избил его по ошибке. Это укрепило его репутацию. Я из него чуть душу тогда не вынул.

— Ладно, — продолжал Эпштейн. — Мы заставим Бауманна познакомить Вильямсона с его компанией. Как покупателя. Вильямсон уже год, как внедрился, он вне подозрений. Выпустим Бауманна под залог, а Вильямсон ему поможет. Или пусть Бауманн приедет в город, а Вильямсон его спрячет.

— Ничего из этого не выйдет, и ты сам знаешь. Если ты хочешь, чтобы Бауманн помог, надо сделать так, чтобы на волю он вышел законно, а когда окажется на свободе — тут уж ищи ветра в поле. Он же не из трусливых, сам говорил. Вот послушай: у меня в предварилке сидит некий Питер Чанг, который стучал мне до тех пор, пока Френки Розен не посадил его за пару унций дури. Он не может внести залог и ждет, чтоб, я ему помог. Давай предложим Бауманну сделку, но обвинение сразу не снимем. Посадим ему Чанга, пусть они покорешатся или даже станут любовниками. Затем оттуда Бауманн представляет Чанга «Бродягам». Чанг выходит под залог, собирает деньги у ростовщиков его родного Чайнатауна и возвращается в дело, покупает товар в шайке своего кореша — тут мы как раз и подоспеем. — Мудроу помолчал. — Ведь если Бауманна выпустить, даже я ничего не смогу сделать.

Эпштейна раздирали сомнения, но совсем другого рода. Он позволил Мудроу увлечься делом и дернул за крючок раньше, чем рыбка попалась.

— Детали потом. Твой план, конечно, лучше, но, когда съездишь к Бауманну, ты его усовершенствуешь. Самое главное сейчас — поехать в Вермонт и заставить Бауманна работать на нас. И ты это сделаешь. Сколько это займет? Два дня? Три? Рите передай привет.

Глава 11

Каждый человек чего-то боится. Даже закаленные в боях военачальники — люди, постоянно посылающие других на смерть, видевшие изувеченные тела от бомб, руки и ноги, которые валяются рядом с туловищем, люди, пережившие все это и привыкшие обедать среди этой бойни, — они тоже боятся и прячут свой страх от боевых товарищей. Тот страх, который не может отвлечь их от мыслей о собственной смерти.

Стенли Мудроу не составлял исключения. Он тоже был уязвим, но, как ни странно, страх, который испытывал он, не имел ничего общего с опасностью работы в полиции. Он не боялся безумного убийцы, который идет прямо на него, размахивая ножом. Он не боялся черного борца за права негров, всаживающего пулю за пулей в его неподвижное тело. Даже пожары, внезапные и беспощадные, когда полицейские должны эвакуировать жильцов, — истинный кошмар для всякого, кто представляет, с какой скоростью распространяется огонь, — не пугали Мудроу. Он был на десятках пожаров, несколько раз получал ожоги, правда легкие, и без колебаний снова входил в горящий дом.

Нет, по счастью, его страхи не были связаны с его работой. Как и большинство из нас, Мудроу владел своими эмоциями. Однако случалось, что ему тоже приходилось с ними бороться, как и нам. Это бывало не часто. Например, когда приходилось заниматься вербовкой и ехать для этого в другой город. Дело было в том, что Мудроу ненавидел самолеты. Проблемы для него возникали не при посадке и не в воздухе. Самыми ужасными были последние секунды перед взлетом. Когда самолет медленно выкатывался на взлетную полосу, а моторы начинали оглушительно реветь, пот прошибал Стенли Мудроу, низвергаясь чуть ли не струями и оставляя огромные темные пятна на его коричневом пиджаке. Затем, когда самолет совершал рывок, сержант что есть сил хватался руками за подлокотники, пытаясь удержаться в кресле. Он знал, что это бесполезно и что, как только машина оторвется от земли, она накренится именно на тот бок, где сидит он, болтаясь в кресле, как игральная кость в руке игрока-недоумка. Так что час, который Мудроу проторчал в зале ожидания, был разминкой перед серьезной выпивкой на борту.

Полное отсутствие энтузиазма в сочетании со страшной головной болью — вот что такое был Мудроу, когда он предстал перед капитаном Джошуа Мак-Даугалом в управлении полиции города Бреттлборо. Капитан был лет пятидесяти, тощий, как жердь, череп хрупкий, обтянутый прозрачной кожей. Он сидел, закинув ногу на ногу, — само воплощение новоанглийской элегантности. Уголкам своих тонких бледных губ капитан позволил растянуться в улыбке, демонстрируя тем самым все свое презрение к Нью-Йорку и ньюйоркцам.

— Да, кап… Простите, лейтенант Мудроу. Чем могу служить?

— Сержант Мудроу, — поправил Стенли. Он явно не успел протрезветь.

Капитан Мак-Даугал собрал на столе бумаги и всмотрелся в мутные глаза сержанта.

— Совершенно верно. Сержант Мудроу. Чем могу служить?

— Разве вам не звонил капитан Эпштейн? Он сказал, что обо всем договорится. Насчет Френки Бауманна.

— Ах, да. Теперь вспомнил. Он, хотел, чтобы я разрешил перевод мистера Бауманна в Нью-Йорк.

— Да. Мы с него живого не слезем.

— С живого?

— Да, живым он не выйдет. Он тянет на тридцать пять.

Мудроу не знал, насколько Мак-Даугал в курсе дела, и потому не хотел говорить о том, что они задумали.

Мак-Даугал наклонился вперед — так проголодавшийся щенок тянется к миске с молоком.

— Похоже, это будет непросто. Нам тоже хотелось бы, чтобы мистер Бауманн понес наказание.

— За что? За пару граммов кокаина? Какой смысл? — Мудроу часто дышал.

— Пара граммов кокаина, — усмехнулся капитан. — Уверен, что для Нью-Йорка это пустяки, но в Бреттлборо это серьезное преступление.

Мудроу ерзал в кресле, не сводя глаз с Мак-Даугала, неправдоподобно статичного. Сержант пытался понять, чего добивается этот вермонтский детектив, если он и вправду добивается чего-то.

— Сколько он получит в Вермонте?

— Получит? — резко переспросил капитан.

— Какой срок? — Мудроу повысил голос, хотя и старался сдержать раздражение. — Какой срок он получит в Вермонте за пару граммов кокаина?

— Понимаю. Думаю, что года два тюрьмы.

— Два года? Я засажу его навсегда.

— У вас, безусловно, еще будет такая возможность. Как только он выйдет из вермонтской тюрьмы.

— Да вы что? — взорвался Мудроу. — Через два года не останется ни одного свидетеля, ни одного доказательства. Вы можете выпускать его прямо сейчас в таком случае. — Несколько секунд он ничего не мог сказать, потом его прорвало: — Вы хоть знаете, что он сделал? Слышали? Он решил, что подружка задумала сдать его федералам, хотя у нее и мыслей таких не было. Пришел в бар на Шестой авеню и прирезал. Не говоря ни слова. Ни единого слова. Раз пятьдесят ковырнул ножом. Мелкие такие порезы, кончиком ножа. Но вы знаете, что это такое — множественное ранение. Убил ее на глазах пятнадцати свидетелей. Теперь вы можете понять, что ни один из этих свидетелей не горит желанием выступить в открытом судебном разбирательстве, где находятся его друзья, и все такое. Но я умею убеждать и могу выдвинуть трех человек, готовых свидетельствовать против него. И сейчас, а не через три года. Тогда это будет бесполезно. И знаете еще что? Я был в том баре пару дней назад. Это старый бар, и пол там дощатый, — так он просто пропитан кровью. Все его дружки ошиваются там и никому не позволяют наступить на пятно, чтобы сохранить его для будущих поколений.

Мак-Даугал терпеливо выслушал тираду Мудроу.

— Очень трогательно, сержант. Жаль, что вы не поймали его до того, как он переехал в наш город. Так или иначе, мы намерены судить мистера Бауманна здесь, в Вермонте.

— Какой же вы после этого полицейский?

— Я не собираюсь больше выслушивать ваши грубости, хотя и был к ним готов. Будем считать, что разговор закончен.

— Могу я хотя бы допросить его?

Мак-Даугал усмехнулся.

— Надеюсь, вы его не украдете?

— Мы, кажется, все выяснили.

— Скоро он будет готов к допросу.

Мудроу вышел, не сказав ни слова. Мак-Даугал абсолютно прав. Спорить было бесполезно. Потом он позвонит Эпштейну, чтобы поручить дело юристам. А пока прощупает Бауманна на случай, если штат Вермонт решит отпустить его.

Настроение Мудроу нельзя было назвать радужным, когда он пересекал большую парковку для автомобилей, разделявшую здание, где находился кабинет Мак-Даугала, и городскую тюрьму. Не улучшилось оно и при встрече с партнером Бауманна Анджело Паризи, нагнувшимся над багажником своего «понтиака», откуда он вытаскивал запасное колесо. То, что случилось дальше, подняло настроение сыщика ровно настолько, чтобы считать утро сносным. Когда Мудроу поравнялся с ним, Анджело, обкурившийся до чертиков, поднял глаза и узнал сержанта.

— Так, так, — сказал он с вершины своего блаженства. — Это кто же к нам приехал? Первая сволочь Нижнего Ист-Сайда?

Мудроу на секунду остановился, чтобы обдумать ситуацию. Во-первых, от вербовки Бауманна уже придется отказаться, потому как о том, что Мудроу здесь и для того именно, чтобы допросить Бауманна (а он мог оказаться в Бреттлборо только по одной причине), Анджело растрезвонит повсюду, и Бауманн потеряет какое-либо доверие в преступных кругах. Во-вторых, Мудроу понимал, что в Бреттлборо он не полицейский, а частное лицо и подчиняется законам наравне с остальными гражданами. Однако он повернулся так, чтобы оказаться лицом к лицу с обкуренным Анджело Паризи, и улыбка его ничего хорошего не предвещала.

— Эй, — вскричал Анджело, сообразив, что совершил ошибку. — Ты не можешь ничего мне сделать. Мы не в Нью-Йорке.

Не без удовольствия Мудроу двинул Анджело в грудь, и тот рухнул на свой «понтиак». При этом Анджело, у которого хватило ума не сопротивляться, выставил вперед руки, пытаясь защититься.

— Что ты мне сделаешь? Что ты мне сделаешь? — Единственное, что он мог, — повторять и повторять эту фразу.

— Полезай в багажник, Анджело.

— Что?

— Полезай в багажник. — Голос Мудроу был исполнен спокойствия, словно он предлагал своему собеседнику единственно правильное решение.

— Не полезу я ни в какой багажник.

Мудроу еще раз ударил Анджело в грудь, и Анджело снова завалился на «понтиак».

— Полезай в багажник.

Медленно, словно ведомый какой-то таинственной силой, Анджело Паризи подошел к багажнику. Мудроу следовал за ним. В багажнике лежала монтировка, и Анджело уже чувствовал ее приятный холодок в руке, но услышал за спиной смешок полицейского, и тогда он, как и Пако Бакили в больнице, от своего бессилия заплакал и полез в багажник.

— Ты не имеешь права, гадина, ты не имеешь права. — Он повторял это на разные лады, и с каждым его словом Мудроу улыбался все шире и откровенней. Сержант захлопнул багажник, положил ключи от «понтиака» в карман и направился к тюрьме. Анджело тут же начал стучать и орать, требуя, чтоб его выпустили.

Войдя в здание городской тюрьмы, Мудроу снова обдумал положение. Если завербовать Бауманна невозможно, значит, задача остается нерешенной, хотя он был уверен, что окружной прокурор и дальше будет Требовать, чтобы того выдали. В какой-то момент он решил вообще не допрашивать Бауманна, а ехать сразу в аэропорт и оттуда звонить Эпштейну, но потом все же решил повидать уголовника, чтобы расспросить его о Рональде Джефферсоне Чедвике и греке по имени Джонни Катанос.

В обычных обстоятельствах полицейский и преступник всегда враги. Даже если они сотрудничают, все равно друг друга ненавидят. Но бывают ситуации, когда обоим терять нечего, и тогда они готовы просто поболтать, как это делают сотрудники конкурирующих фирм по продаже компьютерной техники, встретившись случайно в баре отеля. Такую позицию занимал Мудроу, но она вовсе не совпадала с мнением Бауманна, когда они уселись друг против друга в маленькой комнате с зелеными стенами, предназначенной для допросов в тюрьме Бреттлборо.

— Я не собираюсь никого закладывать, сержант, — произнес Френки Бауманн со своим тягучим южным акцентом. Он был выше Мудроу, но худым, как тростинка.

— А кто тебя просит? — ответил Мудроу, усаживаясь напротив. — Выдалось свободных полчаса, вот и решил зайти к тебе поболтать о том о сем. Ты понимаешь, наверное, что напрасно порезал свою старушку. Она и не собиралась тебя никому сдавать. Теперь она мертва, а ты отваливаешь навсегда. Выйдешь уже дряхлым старикашкой.

— Значит, на то воля Божья. Видел? — Он показал татуировку «Рожден неудачником». — Я всегда это знал. И ни о чем не жалею.

— Я понял. Давно понял, что парень ты крутой. Однако же и везучий. Вермонт отказывается тебя выдать.

Лицо Бауманна, до сих пор мрачное, просияло.

— Но, — продолжал Мудроу, — мы еще не сдаемся.

— Понятно, сержант.

— Должен сказать, в округе все спокойно с тех пор, как ты уехал. Последний раз интересная история случилась только с мистером Чедвиком.

— Да, помню этот случай. И никак не могу понять. Мне даже досадно. Мистер Чедвик был нашим старым соперником. По правде говоря, мы собирались провернуть одно дельце. Но непонятно было, когда именно появятся наличные. Какой смысл убивать публику, лишь бы убивать, не пойму.

Мудроу наклонился к нему.

— Но кто-то был в курсе, потому что у Чедвика взяли кучу денег. По крайней мере, я так слышал.

Слухи — любые — хорошая питательная среда для беседы, и Бауманн с охотой поддержал разговор.

— Говорят, что только один джентльмен мог провернуть все это. Грек по кличке Зорба.

— Джонни Катанос, хочешь сказать?

— Кажется так, но все звали его Зорба.

— Да? Ты считаешь, это возможно? В одиночку?

— Ну, сейчас сложно говорить наверняка, но должен сказать, что Зорба не человек, а дьявол. Я однажды наблюдал, как он разделывал самого громадного негра во всем городе. Негр не собирался драться, ему явно хотелось увильнуть от драки, но Урод повалил его на землю и чуть не убил. Никогда не думал, что пожалею негра, но этого он избил до полусмерти, и это происходило в таком месте, что вся улица могла видеть. И что было самым поразительным, так это его спокойствие. Когда мне приходится драться, я просто зверею, а Зорба ничуть. Вроде погулять вышел — и только. Признаться, я рад, что мне не приходилось иметь с ним дела.

— Похоже, что парень как раз для меня, — ответил Мудроу. — Я столько сил потратил, чтобы найти его, но без толку. Как сквозь землю провалился.

Бауманн прекрасно понимал, что Мудроу выкачивает из него информацию, и тем не менее продолжал:

— Мне кажется, он переехал, скорее всего, в Куинс. Мы хотели как-то пригласить его для одного дела, но он отказался. Мы искали его потом, но так и не нашли. Он где-то в Куинсе, а вот где…


Хотя март уже шел к концу, день выдался морозным. Джонни Катанос и Музафер остановили фургон на Десятой улице, в Манхэттене, напротив фирмы газоснабжения «А & В».

— Сколько времени? — спросил Джонни.

— Ровно час.

— Рано приехали. — Джонни развалился на сиденье, вытянув ноги. — Еще полчаса ждать, пока он обед закончит.

— Откуда ты знаешь, что он обедает? — Музафер приоткрыл окно, чтобы стекла не запотевали.

— Я его видел. Когда тепло, он ест прямо во дворе. — Джонни завел мотор и включил обогреватель. — Слушай, Музафер, я давно хотел спросить, как там в арабских тюрьмах? Сколько ты сидел? Шесть месяцев?

— Семь.

— Какая разница. — Джонни улыбнулся. — Так как там?

Музафер расстегнул куртку. Обогреватель гнал тепло наверх. Волосы у него слиплись от пота, а ноги мерзли.

— Во всем мире практически существует два типа тюрем. Даже в России. Мы были политическими заключенными. Нас держали отдельно от уголовников.

— Чтобы они вас не трогали?

— Я так и знал, что ты об этом спросишь. Если бы кто-то посмел обидеть одного из нас, он обидел бы всех. О нашей стойкости все знали. Не знаю, слышал ли ты. — Он посмотрел в глаза Катаносу. — Уголовники не готовы к смерти. А мы, революционеры, знаем, что погибнем рано. Все наши кумиры погибли. Многие были нашими ровесниками. Мы пели по утрам. Сразу после молитвы Аллаху мы пели о готовности пожертвовать жизнью. Мы занимались, изучали тактику, типы оружия, думали, как организовать контрабанду. Большинство надзирателей нас поддерживали. Они приносили нам еду, газеты, сигареты. Я встречался с революционерами со всего света — только из Антарктиды никто не попадался. Там были немцы, ирландцы, афганцы, колумбийцы, южноафриканцы. Мы все жили в Аммане, в Иордании, и думали, что находимся в безопасности. Но однажды секретная полиция Хуссейна окружила нас, как барашков, а выпустила только после того, как они вывели из страны всех палестинцев. Самое смешное, что в тюрьме мы создали некую ассоциацию, которая действует до сих пор. Ты сам мог догадаться об этом. Куба вооружила нас американским оружием, доставленным колумбийцами. Именно в тюрьме я всему и научился. Уголовники, мне кажется, живут совсем по другим законам.

Джонни уловил скрытую угрозу в словах Музафера, но виду не подал. На нем была пуховая куртка, широкая шерстяная рубашка и черные джинсы. С невинной улыбкой Джонни достал из кармана рубашки пачку «палочек здоровья».

— Больше похоже на рай, чем на тюрьму. Если бы в Америке тюрьмы были такими, людей пришлось бы отгонять от них палками. Сколько тебе лет было тогда?

— Семнадцать.

— Вот это интересно. Детские воспитательные учреждения хуже настоящих тюрем. Каждый день драки, в которых приходится участвовать, а я там оказался не потому, что совершил какое-то преступление. Дело в том, что мне никак не могли подобрать приемных родителей. Просидел там почти четыре года. Мальчишки в интернатах занимаются спортом, дерутся и трахаются. — Джонни протянул сигареты Музаферу. — Знаешь, почему они так часто дерутся? Потому что все время возбуждены. Когда мне было пятнадцать, я был возбужден постоянно. Возбужденным просыпался, шлялся возбужденным, возбужденным засыпал. И я не один был такой. Негры были особенно похотливы. Они постоянно мастурбировали, даже во время уроков. И спорили, кто первый кончит. Только Бог мог помочь тем, кто не умел драться.

— Погоди. — Музафер взмахнул рукой. — Это он? — И указал на грузовик, выезжающий из ворот.

— Какой у него номер на капоте?

— Восемь.

— А нам какой нужен?

Джонни старался, чтобы его голос звучал ровно. То бесстрашие и спокойствие, с которым Музафер отвечал на вопросы о тюрьме, настораживало. Этот выродок не боялся его, что уже само по себе было интересно. До того как Джонни встретил Терезу, его всегда боялись такие слабаки, как Музафер, если у них не было оружия.

— Который час? — снова спросил Джонни. Он вдруг подумал, что Музафер может попытаться его убить. Не сейчас, не сегодня и не завтра, но вполне вероятно, что араб рассчитается с ним, если операция провалится. Поэтому Музафер и был так спокоен: он знал, что может уничтожить Джонни.

— Двадцать три минуты второго.

Музафер не сводил глаз с въезда во двор. Снисходительный тон грека раздражал его все больше. Будь это обыкновенная ситуация, он бы поставил на место всякого, кто посмел говорить с ним в таком тоне, но обстоятельства были далеки от обычных. Любой руководитель операции с помощью руководства мог преподать непокорному солдату урок, который был бы для него последним, и каждый солдат знал это. Но здесь, в Нью-Йорке, в тех условиях, которые он сам предложил и организовал, вышестоящих чинов не было. Что он может сделать? Ударить Катаноса? Убить его? Без него не будет никакой армии, и, что самое интересное, Джонни никогда не вел себя так на людях. Никогда не оскорблял его при женщинах. На секунду Музафер представил, как он объяснит, почему ему пришлось убрать Джонни. Тереза разорвет его на части.

Они молча сидели, глядя на проезжающие мимо машины, пока Джонни с каменным лицом снова не спросил о времени.

— Час двадцать восемь, — ответил Музафер.

— Надо быть наготове. Ровно через две минуты закончится обед, и появится грузовик под номером четыре. Он поедет по Шестой авеню, свернет на север, к центру. Угадай, куда именно?

— В Бронкс, — пошутил Музафер.

— Откуда ты знаешь? — Джонни даже растерялся, Музафер впервые увидел, как он потерял контроль над собой.

— Я просто пошутил, — объяснил Музафер.

— Да? — Катанос внимательно посмотрел на Музафера, затем расплылся в улыбке. — Ну, тогда ты получаешь главный приз. Именно туда он и поедет. Обычно он обслуживает Нью-Джерси, но два раза в неделю выполняет заказы, которые не успевает выполнить номер три.

— А зачем он едет по Шестой? Почему не через Вест-Сайд или по Десятой?

— А вот это уже интересно. Он едет по Шестой, чтобы заскочить в пиццерию на углу Тридцать второй улицы и Шестой авеню, — там шмаль сыпят прямо на пиццу вместо сыра. Честное слово. Каждый раз продавец передает ему пакетик с кусочком пиццы и не дает сдачи с двадцатки. Я думаю, это кокаин, хотя какая разница. Лишь бы он там останавливался.

В половине второго их беседу прервал автомобильный гудок — из ворот выехал грузовик с огромной четверкой на капоте. Грузовик свернул на Десятую улицу. И Джонни с Музафером поехали следом. Они держались за ним всю дорогу до Шестой авеню, где водитель, как и ожидалось, остановился и забежал в пиццерию.

— Вот сукин сын, — сказал Музафер, — ты был прав.

— Такой уж это город, приятель. Такие ребята чувствуют себя здесь увереннее, чем трансвеститы.

Музафер не обратил внимания на последние слова. Все складывалось идеально. Производителям запрещалось перевозить газ по городу, а этот болван — водитель грузовика номер четыре — прокладывал им дорогу к бакам с водородом и ацетиленом. Музафер почувствовал, как у него закипает кровь. Это был центр Манхэттена, а не какой-нибудь Вильямсбург в Бруклине. Улицы были полны народа, и чем дальше он продвигался, тем многолюдней они становились.

— Считай, — сказал Джонни. — Считай баки.

— Уже, — ответил Музафер. — Давно сосчитал. Двадцать с водородом и восемнадцать с ацетиленом. Поехали отсюда.

На обратном пути Музафер уже обдумывал план действий. Джонни внимательно наблюдал за ним, стараясь дождаться минуты, когда Музафер будет меньше всего готов к тому, что он собирался сказать. Он словно притаился в засаде, выжидая удобный момент для атаки. Сам Джонни никогда не позволял себе так глубоко погружаться в раздумье. Это было слишком опасно.

— Слушай, Музафер, ты не поверишь. Угадай, что вчера произошло. Догадайся.

Музафер, вздрогнув, посмотрел на него.

— Что?

— Я вчера был с Джейн.

— Что? — Музафер не мог в это поверить.

— Я трахнул малышку Джейн. Отделал ее, как надо.

— Ты не шутишь? — Музафер похолодел. — Если Эффи узнает… Эффи знает? Зачем ты это сделал? Тебя убить за это мало.

— Успокойся, Эффи ничего не знает. — Джонни положил руку Музаферу на колено. — И Тереза тоже ничего не знает. И не смотри на меня так. Мы были внизу, в подвале, где стиральные машины. Ну, и она пристала ко мне. Понятно, она мужика сто лет не видела, а все эти фаллоимитаторы ей осточертели. — Он замолчал, давая Музаферу возможность ответить, но Музафер был слишком зол, и Джонни, воспользовавшись этим, продолжал: — Я тебе расскажу, как все было. — Он толкнул Музафера в бок локтем, и тогда Музафер впервые осознал, что весь его проект — выбор цели, место действия, методы — был в руках у Джонни. — У нее вся грудь в веснушках, вся она такая беленькая, и ты не поверишь, она сказала, что, если я дотронусь до нее языком, она меня пристукнет. Она сказала, что этого ей хватит на сто лет вперед.


Представьте, что ваш ночной кошмар осуществился. Предположим, что вам снился один и тот же сон на протяжении пятнадцати лет, скажем, дважды в неделю, и каждый раз вы просыпались в холодном поту, и об этом вы не можете рассказать ни священнику, ни психиатру. И вот однажды сон предстает перед вами в виде двух агентов ФБР, и вас — Хулио Рамиреса, иммигранта, парикмахера и шпиона — тащат в офис в Куинсе.

Если у вас хорошо развито воображение, вы сейчас дрожите так же, как дрожал Хулио Рамирес. Его колени тряслись непроизвольно, а сам он сидел на жестком стуле напротив улыбающегося Джорджа Бредли и нахмуренной Леоноры Хиггинс. Бредли в третий раз повторял одно и то же:

— Мистер Рамирес, нам известно, что вы доставили фургон, набитый оружием, для «Американской красной армии». Мы знаем, что вы сели в этот фургон в гараже в Бей-Ридж и перегнали его на Тридцать первую улицу в Асторию. Нам также известно, что вы передали этот фургон активному участнику «Красной армии». Стоит ли терять время дальше?

Хулио откашлялся, собирая остатки мужества.

— Если вы все так хорошо знаете, скажите, кто вам все это рассказал?

— Мы не можем сделать этого, Хулио.

— Хватит дурака валять, — вмешалась Леонора. — Пора с ним заканчивать.

— Не торопись, Леонора. Попробуем дать ему шанс выйти живым из этой истории.

— Если вы меня вычислили сразу, то почему тут же не арестовали? Что вы будете делать в суде, если сейчас не можете объяснить, кто вам рассказал обо мне?

— В суде? — Леонора рассмеялась, но быстро вернулась к серьезной тональности. — Единственное, чего тебе не стоит бояться, так это тюрьмы. Ты пожалеешь, что тебя до сих пор не посадили. Ты, кстати, не знаешь случайно, что произошло в баре «Гавана Мун» на бульваре Кеннеди в Юнион-Сити? Ты случайно не знаком с его владельцем, Эстебаном Пересом?

Хулио задрожал так, что мелочь в его карманах зазвенела. Эстебана Переса в кубинской колонии знали как главу кубинцев — борцов против Кастро. Другие активисты выполняли задачи более серьезные, передавая по цепочке указания крупных функционеров вроде Переса, но их имена почти не фигурировали в досье. И хотя на некоторых в ФБР были заведены дела, Леонора могла до смерти напугать Хулио, никого не выдавая. Она еще не знала, сколь незначительной была фигура самого Рамиреса.

— Предположим, — продолжала Леонора, — мы упомянем в ходе беседы, что некий парикмахер, Хулио Рамирес, на самом деле шпион, который каждый месяц наносит визиты в кубинское представительство. Думаешь, он потребует доказательств? Не потребует. А что случится с тобой, когда он об этом узнает? Что будет с твоей семьей? У тебя есть дети, Хулио?

В воздухе повисла тишина. Оба агента чувствовали, что кубинец вот-вот сломается, но они были абсолютно не готовы к тому потоку слез и слов, который хлынул из Рамиреса. Он никогда не собирался заниматься шпионажем. Он и коммунистом не был. Он совершил ужасную ошибку, но что теперь делать? Он хотел бы только одного — приносить пользу своей новой родине, Америке. Он мечтает быть таким же американцем, как и его соседи. Не может ли ФБР помочь ему и его семье?

Леонора и Бредли обрабатывали Рамиреса еще три часа. Он охотно назвал связного из кубинского посольства, имя которого они давно знали. Он вспомнил все детали операции по перевозке оружия. Не мог только описать внешность человека, с которым встречался в Астории. Он его так боялся, что не решался смотреть в его сторону. А кроме того, готов помогать ФБР, хотел бы помочь, но он больше ничего не знает.

Наконец они все поняли. Почти одновременно Леонора Хиггинс и Джордж Бредли пришли к выводу, что ни на шаг не продвинулись в направлении Музафера и его банды, что они напрасно потратили время и остались в том же тупике, в каком были в начале беседы. Бредли заговорил первым:

— Ладно, Рамирес, можешь идти.

Рамирес поднялся с места, но к выходу не пошел, а остался стоять.

— Что теперь? Вы собираетесь дать мне какое-то задание? Что я должен делать?

— Ты должен уйти отсюда.

— Я арестован?

— Боже, уйдешь ты наконец? — Неподдельное раздражение подействовало на кубинца, и он выскочил за дверь, не говорящий слова.

— Ни разу не видела, чтобы человек так легко кололся, — заметила Леонора.

— Я тоже, — согласился Бредли, и в голосе его была нескрываемая ирония. — Почему, интересно, так легко сдаются те, кому сказать нечего? Леонора, начальство требует результатов, и я не могу понять, что нам делать дальше.

Леонора пожала плечами.

— Мы сделали то, что могли сделать. Или они там думают, что мы загораем целыми днями?

— Им все равно. Им нужны результаты.

— А Хулио?

— Это пустой номер.

— Что ты думаешь с ним делать? Собираешься использовать?

— Еще как собираюсь. — Бредли впервые за все время улыбнулся. — Я должен отплатить Эстебану Пересу за одну услугу, и я думаю, что Хулио Рамирес мне поможет.

Леонора выпрямилась.

— Ты этого не сделаешь.

Бредли посмотрел на нее, изумленный ее решительностью.

— Почему?

— Они убьют его.

— Ну и что? Шпион есть шпион.

— Он сказал нам все, что знал. Ты не можешь просто так его подставить. Это нечестно.

Бредли расхохотался.

— Нечестно? Это замечательно. Нам от него никакого толку, а эти сумасшедшие кубинцы будут просто счастливы. Перес укрепит свою репутацию, и тогда не я, а он будет моим должником. Предпочитаю, чтобы преимущество было на моей стороне.

— Но…

— Хватит, Леонора. Это должно было случиться и это случилось. Рамирес к игрокам не принадлежит. Он с первого дня был пешкой. Даже не пешкой — одной пятой пешки. И никто ничего не заметит, если с ним что-нибудь произойдет.

— А его жена и дети? Тоже ничего не заметят?

Глава 12

Нью-йоркские дорожные пробки… Если вы бывали в Нью-Йорке, вы знаете, что это такое. Известно, что по крайней мере раз в неделю мэр города появляется на телевизионном экране и советует, скорее, умоляет автовладельцев пользоваться городским транспортом, оставлять машины дома и добираться до работы на автобусах или подземке. Граждане, естественно, игнорируют эти советы, несмотря на штрафы за нарушение правил при парковке и плату за пользование подземными автостоянками, — а эти услуги дорожают чуть ли не каждый месяц, — и по Манхэттену снуют маленькие патрульные автофургончики в поисках неправильно припаркованных машин. Полицейские увозят их на особую стоянку, Откуда их можно забрать, но для этого надо лично туда приехать и заплатить семьдесят пять долларов за хранение машины плюс тридцать пять долларов штрафа. Но это давно уже никого не пугает: площадка, куда дорожная полиция свозит машины, всегда забита, а десятки миллионов штрафов, которые выписывают ежегодно, считаются неотъемлемой частью бизнеса.

Надо заметить, что нигде в Манхэттене, даже в Беттери с его узкими темными улицами, нет такой скверной ситуации с пробками, как в районе между Двадцать третьей и Сорок второй улицами. Шестая, Седьмая, Восьмая, Девятая, Бродвей… и не важно, какое время суток — восемь утра или восемь вечера, — водители грузовиков заранее готовы к серьезным сбоям в графике, а случайно оказавшийся там автомобилист нервно цепляется за руль, с проклятьями пытаясь объехать другие машины и удивляясь, откуда они только берутся. Здесь на проезжей части вы можете увидеть столько же пешеходов, сколько на тротуаре, а вещи со складов в магазины перевозят на ручных тележках, и давно уже нет ничего необычного в том, что рабочие с тележками сталкиваются с проезжающими рядом машинами, товар оказывается на дороге и всем приходится ждать, пока его соберут, пока утихнет перебранка и появятся полицейские, чтобы восстановить движение.

На Шестой авеню возникают свои особые проблемы. Те, кто не знает о них, удивлены тем, что машины, свободно разъезжающие между Четырнадцатой и Двадцать третьей улицами, на Двадцать четвертой останавливаются как вкопанные. И это повторяется каждый день, потому что там, где Шестая пересекается с Бродвеем, светофор останавливает сразу все движение, и люди переходят улицу, когда зеленый свет погас и давно горит красный. К тому же в этом районе множество цветочных магазинов, и все тротуары заставлены тропическими растениями в кадках, а иногда и грузовиками, которые их доставляют. Здесь же находятся магазины, торгующие электроникой, каждый из которых обещает «самые низкие цены». И все это упирается в площадь Геральд — небольшую бетонную дорожку с огромным бронзовым ангелом, парящим над колоколом, — где расположены два крупнейших в городе торговых центра, занимающих целый квартал.

Выстроенный недавно Геральд-центр — по слухам, принадлежащий Фердинанду Маркосу, — семиэтажное бетонное здание, по сравнению с этими монстрами кажется просто игрушкой.

Даже в обычные дни эта часть города в самом сердце Нью-Йорка похожа на улей; люди вынуждены чуть ли не расталкивать друг друга, пытаясь пройти по тротуару или между машинами, которые скорее ползут, чем движутся. Однако в Благую пятницу, за два дня до Пасхи, когда температура поднялась до двадцати градусов и ярко засияло солнце, все движение, как пешеходное, так и автомобильное, замерло окончательно.

И все же, несмотря на это и множество других трудностей, преследовавших Мудроу в Благую пятницу, Рита Меленжик решила в этот день выполнить свое обещание и купить ему новый костюм на деньги, которые преподнесло ей казино. Если бы Рите надо было обновить свой личный весенний гардероб, проблем, как она объясняла Стенли, не было бы. Однако Мудроу уперся.

— Я не собираюсь ходить с тобой весь день по магазинам. И не думай. Ты же знаешь, как я терпеть не могу магазины. — Ни объятия, ни уговоры — ничто не могло его переубедить.

— Но тебе уже необходим новый костюм. Ты же в обносках ходишь.

— Ну, Рита, только не завтра. Ради Бога, там будут толпы людей. Давай в другой раз.

— Ни за что. Рядом с площадью Геральд открыли новый магазин компании «А & S». Там невероятные скидки, другого такого случая не будет.

— Завтра я работаю.

— Стенли, пожалуйста, не порть мне праздник.

В конце концов он понял, что больше не может видеть ее расстроенное лицо, и капитулировал.

— Ну ладно. Днем я поеду по делам, так что встретимся у универмага «А & S» в два.

— Отлично.

— Но учти, что я могу задержаться, подожди меня.

Рита отблагодарила его за согласие: дождавшись, пока он уснет, она приковала его наручниками к кровати и совершила пять развратных действий, три из которых в штатах Джорджия, Миссисипи, Алабама и Аляска запрещены законом.


На следующий день Мудроу отправился в Нижний Ист-Сайд, в похоронное бюро Пуласки, существовавшее там, наверное, лет пять. Двухэтажное здание — три широких входа — давно привлекало внимание нового поколения бизнесменов, мечтавших открыть там шикарные магазины, галереи и экзотические рестораны. Так случилось, что Ист-Виллидж, район, где традиционно обитал рабочий люд и безработные, в безумном мире манхэттенской недвижимости превратился в очень выгодное место для вложения капитала. Если по утверждению газет в «хороших» районах жилье стоило тысячу двести долларов за комнату, то наверняка должны найтись идиоты, мечтающие уплатить восемьсот долларов за То, чтобы жить в семейном доме. На крупные и мелкие предприятия, вроде похоронного бюро Пуласки, смотрели точно так же. По истечении десяти лет из пятнадцатилетнего срока аренды зданий ежемесячная плата за них выросла в этом районе с восьмисот-девятисот долларов в месяц до восьми-девяти тысяч. Ни одно мелкое предприятие не могло платить таких денег. Жаждущие доходов домовладельцы вопреки законам часто требовали плату за три месяца вперед, а безразличный ко всему мэр в это время колесил по стране, рекламируя книгу своих воспоминаний.

Конечно, Стенли Мудроу мог решить любую проблему — такой репутацией он пользовался давно, — и миссис Пуласки, владелица похоронного бюро, позвонила ему в участок, настаивая на том, чтобы он приехал, и не принимая никаких отговорок. В полдень Благой пятницы Мудроу сидел в пустой комнате похоронного бюро с чашкой кофе в руках и слушал пожилую даму, которая изливала ему свои беды.

— Я приехала сюда в сорок пятом году. Мне пришлось бежать от войны в Европе. Хотя муж у меня поляк, сама я еврейка, и спасалась от нацистов. Ярослав привез меня сюда, и мы сразу купили это похоронное бюро. За тридцать семь лет на Одиннадцатой улице мы похоронили тысячи людей. За аренду мы платим аккуратно, каждый месяц. Граждане мы добропорядочные, в выборах участвуем. Наш сын — юрист, зять — бизнесмен. Все хорошо. Но сейчас аренда заканчивается, и домовладелец — он араб — требует восемь тысяч каждый месяц. Что нам делать, Стенли? Мы здесь тридцать семь лет. Что нам делать?

Мудроу сидел тихо, скучая и пытаясь поддакивать в нужный момент. О подобных историях он слышал все чаще, и ему ужасно хотелось уйти, но Сара Пуласки как-никак местная знаменитость. Ее выносливость и упорство в чем-то были символом стойкости этого многонационального гетто. Евреи, поляки, украинцы, черные, пуэрториканцы, итальянцы — целыми поколениями поднялись они здесь, в Нижнем Ист-Сайде. А теперь под напором агентов по продаже недвижимости гетто начинало распадаться.

— Кто владелец? Ахмед?

— Да. Скотина. — Она сделала неприличный жест, которому научилась у соседки-итальянки много лет назад.

— Я его знаю. Скажите, сколько вы можете платить?

— Ни цента больше, чем плачу сейчас. Восемьсот долларов.

— В таком случае, — спокойно ответил Мудроу, — можете спокойно собирать вещи.

Они торговались час, Сара ежеминутно вскакивала, чтобы свериться с огромным гроссбухом. Мудроу ушел, договорившись о сумме, которая араба могла устроить. Хотя сам он и не был капиталистом, Мудроу, конечно, понимал, что араб хотел получить по максимуму. Однако вполне вероятно, что Ахмед, пусть и очень гордый человек, согласится на меньшую сумму, если Мудроу будет с ним так же вежлив, как и раньше, в сходных ситуациях. Ясно, что, если похоронное бюро выедет, два этажа придется полностью перестраивать. Это значит, что дом будет пустовать несколько месяцев, и все вместе составит солидную сумму. Семья Пуласки согласилась выплачивать четыре с половиной тысячи долларов с залогом в восемь тысяч долларов. Они всегда платили в срок, и Мудроу знал, что шансы уладить эту проблему не плохие. Настроение у него определенно поднялось, как бывает обычно, когда что-то хорошее сделано уже или ты ожидаешь, что оно вот-вот случится.

В час дня Мудроу вышел из здания похоронного бюро. Он хотел сразу отправиться на свидание с Ритой, но ему нужно было забежать еще в одно место. Стенли надеялся, что это не займет у него много времени. Правда, дело было чертовки неприятным. Он шел повидаться с Мики Вогелем, старым информатором, наркоманом, который докололся до того, что не мог вспомнить ни одного имени, кроме кличек торговцев наркотиками. Мудроу не сомневался, что тому так нужны деньги на героин, что он не откажется заложить местного наркобарона. Но сержант не испытывал в этом никакой необходимости и, подъезжая к Питт-стрит, твердо для себя решил, что сегодня распрощается со своим осведомителем.

Однако все оказалось гораздо хуже, чем предполагал Мудроу. Мики переживал ломку, у него текли слюни, комната провоняла запахом рвоты и пота — испачканы были даже постель и обои.

— У меня есть кое-что для тебя, сержант, — начал Вогель, пытаясь встать на ноги. По состоянию, в котором он находился, Вогель очень напоминал Хулио Рамиреса в лапах ФБР.

— Брось, Мики. Не сейчас.

— Да ты что? Мне надо совсем немного. — Наркоман хотел сказать что-то еще, но сильно закашлялся.

— Слушай, Мики, — сказал, наконец, Мудроу, — хватит. Сегодня ты ничего от меня не получишь.

У Вогеля слезы лились, как у Хулио в кабинете Бредли и Леоноры.

— Я же умираю, разве ты не видишь? Мне тридцать три года, а я умираю.

— Метадон, больница, — спокойно сказал Мудроу.

— Тридцать дней лечения. А если кто-то обо мне узнает?

Мудроу встал.

— Слушай, я спешу. Я видел тысячи наркоманов в таком состоянии. Все в твоих руках. Тебе пора завязывать. Если хочешь, я отвезу тебя завтра утром в больницу. Тебя будут выводить из шока постепенно. Накормят, дадут одежду. Через тридцать дней ты выйдешь оттуда с тюбиком метадона и похожим на человека. Это все, что я могу для тебя сделать. У Рокфеллера не хватит денег, чтобы обеспечить твою потребность в наркоте. Подумай и позвони мне вечером.

— Ты должен мне помочь… — Мики протянул руку, словно хотел удержать Мудроу, но сержант, как бы ничего не замечая, вышел из комнаты.

Максимально выжать все из информатора и бросить потом на произвол судьбы для полицейских было обычным делом. И предложение Мудроу устроить Вогеля в клинику для наркоманов следовало оценить по достоинству — как благородство, по меньшей мере. Так или иначе, после спертого воздуха, которым пропиталась, кажется, комната наркомана, Мудроу с особенным удовольствием вдохнул в себя свежесть весеннего дня. В два часа он был на Питт-стрит, в двух кварталах от участка. Сначала он решил сразу ехать к месту свидания с Ритой, но потом подумал, что там будет трудновато с парковкой — гараж, конечно, забит, везде пробки, — и он поехал в участок сдать ключи от машины дежурному. Потом схватил первого встречного патрульного и уговорил подвезти его до центра.

— Конечно, сержант, о чем речь, — согласился Шон О’Коннел, — залезай.

О’Коннелу было лет двадцать пять, но выглядел он на все тридцать, и приятельствовали они уже давно. Он был из тех полицейских, что давным-давно отказались от личных своих амбиций. Шон вполне довольствовался тем, что патрулирует свой район и не ввязывается в опасные переделки. Жена его много лет назад бросила, и он понятия не имел, где его сын, где сейчас его бывшая спутница и с кем.

— Эй, — пошутил он, когда Мудроу сел в машину, — я слыхал, ты женишься. В твоем-то возрасте. Как собираешься исполнять супружеский долг? Порнушкой вдохновляться?

— Отстань, Шон. Мы просто живем вместе. Ни на ком я не женюсь, и не нужна мне никакая порнуха.

— А что же тогда? Завел дрессированную собаку? — Шон изо всех сил старался выглядеть циничным.

— Нет, не завел я собаку, твоя сестра одолжит нам своего поклонника.

— Не говори так.

— Почему?

— Потому, — угрюмо отвечал О’Коннел. — А что, если моя сестра умрет?

— Но у тебя же нет сестры.

— А если бы была? Никогда не знаешь, что случится. Кстати, у меня есть для тебя парнишка по имени Ричард Хачли. Местная свора достала его, и он мечтает о покое. Я-то слишком стар для всего этого, но если он тебя заинтересует, Стенли, я его направлю к тебе.

— У него есть что-нибудь на них?

— Может быть, и есть. Он же еще совсем мальчишка — лет шестнадцати. Но через пару лет, кто знает? Подумай.

Они проехали по Первой авеню к Двадцать третьей улице и свернули на Шестую. Мудроу мог бы попросить включить сигнальную сирену, чтобы ехать быстрее, но за последние два месяца поступило множество жалоб на неоправданное использование сирен полицией, и они тащились в потоке машин до самой Шестой авеню, когда по рации объявили о перестрелке на пересечении Одиннадцатой и Восемнадцатой улиц.

— Конец связи, сержант, — объявил О’Коннел, включив, наконец, сирену и сигнальные огни.

— До скорого, Шон, — ответил Мудроу, торопливо вылезая из машины. Он минуту постоял, глядя, как полицейский фургон маневрирует в потоке автомобилей, а затем, приготовившись к неизбежному, вздохнул и пошел в сторону Шестой авеню, где его уже давно ожидала Рита Меленжик.

Шел он неторопливо, постоянно переходя с одной стороны улицы на другую, пытаясь избежать адского водоворота у витрин и тех грузовиков, фургонов и фургончиков, что без конца привозили и увозили какие-то заказы. На каждом шагу он натыкался то на «Кон Эдисон», то на «Нью-йоркскую телефонную сеть», то на «Водопроводную сеть», и если бы к тому же не мешали грузчики, все равно путь то и дело преграждали автомобили и грузовики, не обращавшие никакого внимания на сигналы светофора.

Остановившись и вытирая пот со лба, Мудроу подумал, что у этого города есть тысяча способов испортить настроение, даже в такой потрясающий день. Тут он услышал ругань двух не на шутку разъяренных женщин на другой стороне улицы, и это отвлекло его от почти лирических размышлений.

— Старая шлюха, держись подальше от моего мужика!

Девушка, которая нападала, выглядела хотя и худенькой, но крепкой и, казалось, не испытывала страха перед своей довольно мощной соперницей.

— Ну, и что ты мне сделаешь, стерва?

Эффи Блум расхохоталась ей в лицо, и этот смех привлек внимание и пешеходов, и водителей. Ни одна ссора между мужчинами такого интереса не вызывает. Когда ссорятся женщины, обычно никому не страшно, и острой необходимости уладить конфликт не возникает.

Но тут Тереза Авилес ударила Эффи по лицу, и гораздо сильнее, чем это предполагалось.

— А это как? Нравится? — Усмехнувшись, она обратилась к зрителям, как вдруг Эффи рефлекторно, резким ударом кулака в челюсть нокаутировала ее.

Через секунду они сцепились. Все шло, как договорились, но не совсем, хотя выглядело зрелище вполне натурально, и никто из посторонних, даже Мудроу, не мог заподозрить, что все было тщательно отрепетировано. Мудроу подумывал перейти улицу и утихомирить женщин, настолько серьезной выглядела драка. Но Рита ждала его у входа в универмаг, а он уже опаздывал. Мудроу разрывался на части, и даже уже стал ногой на мостовую, когда все уладилось само по себе.

— А теперь я убью тебя, — заорала Тереза, опомнившись и подумав об ожидающих соратниках. Она протянула руку к блузке Эффи и рванула на себя.

Это было последней каплей. Когда огромная грудь с темными сосками предстала перед публикой, даже самый нелюбопытный прохожий не мог бы пройти мимо несчастной. Неудивительно, что Джонни Катанос, переходивший в этот момент улицу, мог незаметно подложить самодельную пластиковую бомбу между кабиной водителя и баками с жидким кислородом и ацетиленом в кузове грузовика компании «А & S» под номером четыре.

— Вот это да! — сказал, обратившись к Мудроу, молодой чернокожий водитель, когда Эффи исчезла в толпе на Тридцать первой улице, а Тереза гордо удалилась по Шестой авеню.

Через считанные минуты они уже были в подземке, и все забыли о происшествии.

— Я бы от такой не отказался. — Водителя определенно возбудило это зрелище.

— От которой? — спросил Мудроу с каменным лицом.

— От обеих. Чтобы как бутерброд, а я посередине.

Мудроу пошел дальше, и Бенджамин Уайлд, водитель Грузовика компании «А & S» под номером четыре, видимо живо представляя свое небритое лицо на мягкой груди Эффи, тоже тронулся с места. Он двигался ничуть не быстрее Мудроу, и на Тридцать второй улице они оказались почти одновременно. Здесь Бен Уайлд высунулся из окна, посмотрел по сторонам и повернул к Тридцать третьей улице, чтобы срезать угол. Музафер и Джейн Метьюс, заметив это, весело переглянулись. Грузовик оказался совсем рядом с пешеходами. Рита Меленжик была среди них. Заметив Мудроу, она нетерпеливо махала рукой, стараясь привлечь его внимание. Когда Бен Уайлд подъехал прямо к ней, Музафер повернул рычажок дистанционного управления.

Но мощного взрыва, которого ожидал Музафер, не последовало. Цилиндры для кислорода и ацетилена уже давно делали из очень толстой и прочной стали, так как производители, конечно, отдавали себе отчет в потенциальной опасности, связанной с перевозками газа. Взрыв вышел глухим, но имел два непредсказуемых последствия. Он снес крышки всех шести баков, и газ, выходивший из них, воспламенился, из-за чего баки тут же расплавились. И тогда огромный огненный шар, раскаленный добела, поглотил западную сторону площади Геральд, как раз там, рядом, находится универмаг «А & S», Геральд-центр, два десятка машин и около пятидесяти пешеходов, среди которых была Рита Меленжик.

В первое мгновение после взрыва Мудроу остолбенел. А голова пошла кругом, как карусель, — от этой минуты и обратно — к стоящей на той стороне улицы Рите. К Рите, которая машет ему рукой. К зеленым маркизеткам над витринами универмага. К тому месту у витрины, где стояла Рита только что. Он шел к ней, спускался с тротуара на проезжую часть. Тут ехал этот грузовик. Рита была на той стороне и звала его, Стенли. Рита махала ему рукой.

Вокруг раздавались крики раненых. Он полицейский. И значит, должен сейчас броситься на помощь. Но он только что пропустил что-то. Ну да. Он шагнул с тротуара. Там стояла Рита. Он пошел ей навстречу. Рита махала ему рукой. Что? Что? Он шагнул с тротуара. Там, напротив, стояла Рита.

И тогда сержант полиции Стенли Мудроу, детектив, видавший виды ветеран, сделал то, на что не имеет права ни один полицейский. Он повернулся и побежал с места происшествия.

Глава 13

«АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» объявляет о величайшей победе в войне против НАСИЛИЯ. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» требует вывода СИОНИСТСКИХ ПСОВ ИЗ ПАЛЕСТИНЫ. МЫ требуем ВСЕХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ для угнетенных темнокожих в Соединенных Штагах. СВОБОДУ — ЮЖНОЙ АФРИКЕ. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» требует от правительства Соединенных Штатов прекратить геноцид в отношении народа НИКАРАГУА. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» не прекратит СВЯЩЕННОЙ ВОЙНЫ, пока ее ТРЕБОВАНИЯ не будут выполнены. Мы призываем УГНЕТЕННЫЙ НАРОД Соединенных Штатов ВОССТАТЬ и СОКРУШИТЬ подлый режим. «АМЕРИКАНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ» требует НЕМЕДЛЕННОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ГЕРОЕВ из тюрем во всем мире. ВСЯ ВЛАСТЬ НАРОДУ.

Впервые за сто лет Пасхальный парад на Пятой авеню отменили. Вместо привычных торжеств яркое небо Пасхального Воскресения озарилось трауром. Со всего Нью-Йорка приезжали люди, стояли вокруг изуродованных до неузнаваемости тел. Они ощущали не ярость, не гнев — это придет позже, а шок и беспомощность. Словно этот кошмар был некой неизбежностью. Жители Нью-Йорка — вечно бегущие, всегда в спешке — ходили, как заторможенные, будто заблудившись в тумане. У них был вид людей, позабывших о самом главном, о чем-то, что находится за пределами человеческого понимания.

Его честь Дейв Джекоби, мэр города, уже восемь лет мэр, очень точно уловил это настроение. Он понимал, что прежде всего обязан вывести людей из этого состояния, но не мог заставить себя провести пресс-конференцию, назначенную на воскресный вечер. Он решил отсидеться, поручив журналистов полицейскому комиссару. Будучи много лет членом демократической партии, Джекоби знал, что если он скажет вслух о том, что сейчас думает, то совершит политическое самоубийство. Он был взбешен и боялся, что не сможет контролировать себя во время выступления.

— В моем городе! В моем городе!

Эта фраза не выходила у него из головы и забирала всю энергию, несмотря на то что первым делом надо было организовать работу, запустить политическую машину, чтобы помочь людям преодолеть страх. Будь на то его воля, он бы закрыл город и обыскал каждый дом, проверил каждого, пока не нашел бы извергов, устроивших все это. И тогда…

Он совершил обязательные визиты на площадь Геральд и в больницы, где находились раненые, как только полиция объявила этот район безопасным для движения. На каждом шагу его преследовали репортеры: узнавая его лимузин, они слетались как стервятники со своими неизбежными и страшными вопросами. Ничто не могло заставить репортеров остановиться. А его распирало желание разогнать их всех.

Когда мэр прибыл в госпиталь Бельвю, путь ему преградила армия людей с микрофонами. Первой его реакцией было приказать дюжине полицейских, дежуривших у входа, очистить дорогу, но люди были слишком взволнованны, чтобы адекватно отреагировать на такой жест, и в конце концов он согласился дать импровизированную пресс-конференцию по окончании визита. Только тогда репортеры отхлынули, как воды Красного моря, тем не менее продолжая выкрикивать вопросы и размахивать микрофонами на случай, если он обронит несколько слов. В госпитале, среди снующих полицейских и врачей, он перевел дыхание и обернулся, совершенно неподготовленный к тому, что увидит на носилках в дверях операционной. Сначала мэру показалось, что перед ним куча расплавленного воска, но воск не кричит от боли, и, только заметив медсестру со шприцем в руке, он понял, что это человек, что белые камешки наверху — это зубы, а черное пятно — глаз.

Час от часу не легче. Накануне утренней пресс-конференции на борту вертолета по пути в аэропорт Ла Гардиа для встречи с вашингтонскими властями он впервые по-настоящему осознал, как бесконечен этот город. Огромное пространство, покрытое стеклом и бетоном, выходило далеко за пределы официальной границы Нью-Йорк-Сити и вмещало в себя десять миллионов человек. Внутри этого пространства «Американская красная армия» могла быть где угодно и планировать что угодно. Кто защитит город, если Дейв Джекоби подаст в отставку?

В конце концов, он и его помощники одобрили предложения главного полицейского комиссара Джорджа Моргана. Сначала Морган высказал нечто неопределенное, зыбкое, размытое по краям, но затем тезисами занялись помощники комиссара, которые в письменном виде изложили принципы работы высших структур полицейского управления в сложившейся ситуации. С этого момента не было нужды оформлять по всем правилам ордера на аресты. Можно было устанавливать «жучки» там, где полицейские сочтут необходимым, а также прослушивать любые телефонные разговоры. Кроме того, им предписывалось воссоздать «Красный отряд», действовавший в пятидесятые годы, и внедриться во все радикальные группировки, образовавшиеся в нью-йоркских университетах, и особенно в университетском городке, где находился с десяток черных и пуэрториканских «освободительных» обществ.

Джордж Морган вышел к камерам, вспышки ослепили его со всех сторон. Лицо его казалось невозмутимым, губы крепко сжаты. Этот чернокожий полнеющий мужчина выглядел серьезным на всех торжественных мероприятиях. Карьера давалась ему нелегко. Он начинал в одном из самых криминогенных районов Бруклина, в системе гражданской службы продвинулся до чина капитана, а уже потом получил назначение на должность инспектора и вслед за тем — комиссара. Мэр просил его быть кратким, держаться ближе к делу и подробно отвечать на вопросы. Жители Нью-Йорка, как заявил его честь, должны чувствовать, что городские власти — его власти — принимают решительные меры.

— Дамы и господа, — начал комиссар. — Я начну с краткого заявления, а затем отвечу на все ваши вопросы. На текущий момент пятьдесят человек постоянно занимаются расследованием преступления и поисками преступников. Количество наших сотрудников, занятых этим делом, будет увеличиваться по мере расширения поисков. Вознаграждение за информацию, способную оказать помощь следствию, составляет пятьсот тысяч долларов. Номер телефона мы назовем по окончании пресс-конференции. Подняты все дела, касающиеся подпольной политической деятельности. Мы проверяем все подозрительные факты и лица за последние десять лет. Каждый, кого мы сумеем уличить хотя бы в косвенных связях с политическими радикалами, будет вызван и тщательно допрошен. Каждый, кто вызывает подозрение, будет задержан. Сейчас изучается территория, прилегающая к площади Геральд. По сантиметрам. Мы допрашиваем всех, кто был в непосредственной близости от места происшествия до или сразу после взрыва. И мы обращаемся с просьбой ко всем, кто там был, прийти и рассказать нам, что они видели. И предоставить нам право судить, что важно, а что нет. А теперь ваши вопросы.

Репортеры, по сложившейся традиции, стали выкрикивать свои вопросы, комиссар, по той же традиции, выбирал те, что были для него удобнее других, повторяя вопросы вслух, прежде чем ответить, чтобы всем было понятно, о чем идет речь.

— Производятся ли аресты или таковые планируются? В данный момент мы только начали собирать показания очевидцев, и у нас нет оснований для того, чтобы приступить к арестам.

— Да, бомба была заложена в грузовик, перевозивший кислород. Водитель погиб на месте. Мы допрашиваем всех работников компании «А & S», которой принадлежал грузовик, а также всех, кто посещал компанию в день взрыва.

— Вы имеете в виду деятельность Федерального бюро? Как вам известно, этим делом занимается агент Джордж Бредли, и все вопросы лучше адресовать ему. Однако позвольте уверить вас, что мы действуем в тесном сотрудничестве с ФБР и будем продолжать совместную работу и впредь.

— ЦРУ? Насколько мне известно, ЦРУ не занимается внутренней политикой. С другой стороны, федеральные агенты всегда сотрудничали с разведкой, поэтому снова рекомендую вам обратиться с этим вопросом к агенту Бредли.

— Законные основания для задержания подозрительных личностей? Ситуация критическая, мы обязаны принимать чрезвычайные меры. Мне только остается надеяться, что адвокаты радикалов не начнут борьбу за своих клиентов и не вынудят нас через суд освобождать подозреваемых.


Когда комиссар Морган закончил выступление, «Американская красная армия» разразилась аплодисментами. По случаю такого праздника Музафер приостановил действие «сухого закона», и в комнате Эффи валялись упаковки пиццы и блюд китайской кухни, пустые пивные банки и бутылки из-под шампанского.

— Все, как я ожидал, — гордо заявил Музафер. — Демократия — это кость для их несчастных, отданных в рабство собачек. Я… Ай! — Он отпрыгнул, пытаясь увернуться от ледяной струи пива, которую направила на него Тереза.

— «Все, как я ожидал», — передразнила его Тереза. Эффи расхохоталась. — Все. Все.

Порядком набравшись, как и остальные члены «Красной армии», за исключением Джонни Катаноса, Эффи не обращала внимания на залитый пивом ковер. Она сидела на диване рядом с Джейн и в одной руке держала кофейную кружку, из которой обе пили шампанское, а другой показывала на телевизор.

— Этот козел как будто на нас работает. А что, если они сообразят, что весь этот трам-тарарам устроил вовсе не обкурившийся хиппи?

— Тогда они начнут массовые аресты, — ответил Музафер, отбирая у Терезы банку пива, — а когда…

— Хватит болтать, — крикнула Джейн. — Поставь кассету.

Все повернулись к ней. Пару часов назад она требовала, чтобы ей разрешили приготовить ужин.

— Я немного перебрала, — она обращалась к Эффи, — прости.

— Давай кассету, правильно. — Музафер достал кассету и вставил ее в видеомагнитофон. На коробе было написано: «День 1. 18.00/21.30». Музафер нажал кнопку, и почувствовал, что все внимание в комнате приковано к видеозаписи.

После взрыва все три крупнейших телеканала прекратили вещание. Они объявили, что это акция, призванная почтить память погибших. Но никто в Нью-Йорке не выключил телевизор. Сразу две команды телеоператоров — одна из ABC, другая из NBC — оказались в час трагедии в универмаге «А & S», где должны были снимать пасхальные сюжеты, и полицейским понадобилось добрых полчаса, чтобы оцепить место происшествия, потому что операторы не уходили и снимали эту бойню, не прекращая съемки, даже когда их за руки оттаскивали в сторону. И то, что они сняли, оказалось невероятным. Весь Нью-Йорк не отрывался от телевизоров, став свидетелем ужасающей вакханалии огня, способного расплавить сталь.

Музафер тоже не смог сразу покинуть место происшествия. Он смотрел, как съезжаются полицейские, пожарники, как прибывают машины «Скорой помощи». Смотрел до тех пор, пока площадь только отдаленно уже напоминала объект жуткого теракта. Джонни с трудом удалось затащить его в метро, чтобы скорее скрыться. По дороге домой они зашли в магазин, где Музафер купил дюжину чистых видеокассет, Затем, дома, он включил телевизоры в каждой квартире и записал передачи по всем трем каналам, передававшим новости об их победе. Даже если «Красной армии» больше ничего не удастся, это будет самый крупный акт терроризма в Соединенных Штатах, считал Музафер. Но, конечно, это было только начало.

На экране медэксперт доктор Дейвид Чанг, маленький лысеющий мужчина, снял очки и стал объяснять причины трудностей с опознанием погибших.

— Обычно, — видимо, от волнения он говорил неестественно бодрым голосом, — в случае убийства тело подвергается вскрытию, но вследствие масштабов трагедии тела будут передаваться родственникам сразу после опознания. Само опознание будет производиться, если это возможно, родственниками или в соответствии с найденными документами. Если же тела… — Он замолчал на миг, словно сейчас только осознав смысл того, что он, собственно, объясняет. И когда заговорил снова, то заметно приглушил голос. — Есть люди, обгоревшие до неузнаваемости. Все документы, если таковые были, сгорели вместе с ними. В этих случаях опознание будет производиться по зубам, татуировкам, может быть, по каким-то драгоценностям, если они сохранились. Словом, любая, самая малая деталь, найденная на месте происшествия, будет исследована. Но на это потребуется много времени.

— Мы это уже видели, — громко сказал Джонни Катанос. — Давай другую. Вот эту. — Он протянул кассету. — Это сегодняшние новости.

Тереза замотала головой.

— Вечно, Джонни, ты все веселье испортишь.

Джонни спокойно взглянул на нее и подошел к телевизору.

— Заткнись, Тереза.

Музафер не любил вмешиваться в личную жизнь членов своей команды, когда это не мешало делу. И все-таки он пожалел, что не прекратил пьянку. Ему самому, конечно, ничто не угрожало, но это был его проект, и ситуацию следовало контролировать постоянно.

— Музафер, посмотри и скажи, если это неинтересно. — Джонни подошел, обнял Музафера за плечи и повалил на диван рядом с Джейн. Он чувствовал, как араб сопротивляется. Музаферу не нравилось, когда с ним так обращались, но алкоголь и присутствие двух женщин, между которыми он оказался, расслабляли.

Включая запись, Джонни предупредил:

— Если это не лучшее из того, что мы видели, кастрируйте меня. — Он положил руку на спинку дивана так, чтобы локтем коснуться шеи Музафера, и затем улыбнулся самой привлекательной улыбкой, на какую был способен. — Клянусь Богом, Музафер, когда я это увидел, чуть не умер от счастья.

Шестиминутный репортаж и на самом деле был уникальным. Речь шла о заброшенном доме в северной части Пятой улицы в Гринпойнте, в Бруклине. В двух кварталах от реки, менее, чем в полумиле от перенаселенного Манхэттена. Владельцы дома, Гидо и Джованни Парильо, бесследно исчезли, взвалив на городские власти заботу о тысячах пятидесятигаллоновых баков токсичных отходов. Это был обычный коктейль диоксина, гидрохлоровой кислоты, цианида и всего прочего, но, кроме того, там обнаружили пять тысяч баков нефтяных отходов, смешанных с неопознанными до сих пор взрывчатыми веществами. Если нефть воспламенится — хотя поджечь отходы достаточно сложно, со знанием дела заявили журналисты, — может произойти взрыв, дым которого застит все вокруг до самого Бхопала в Индии. И что самое скверное, ликвидацию отходов невозможно начать, пока не обнаружатся владельцы или же дом со всем имуществом не будет конфискован. В любом случае процесс растянется на многие месяцы.

— А пока, — продолжал репортер, и камера отъехала до крупного плана здания, — жителям Нью-Йорка придется смириться с нависшей над ними опасностью катастрофы. Это был Джон Бролин, Гринпойнт, Бруклин.

Позже, уединившись с Джонни Катаносом на кухне, Музафер отчитал его за то, что он испортил вечер.

— Придумал ты здорово, — сказал он. — Но можно было и подождать. Прежде чем начать наше дело, перед отъездом из Алжира я встречался с одним своим другом. Просил его о помощи. И он сказал мне, что любое дело, связанное с уголовниками, обречено на провал. Потому что у них личное всегда выше общественного, и тогда рано или поздно…

Не говоря ни слова, Джонни повернулся к Музаферу и подошел к нему почти вплотную. О каком-то необычном оживлении свидетельствовали его черные глаза — они блестели, — и улыбка, наверно, впервые такая естественная и невинная.

— А что, мои личные интересы оказались выше общественных там, на Шестой авеню? Я тебя хоть раз подвел?

— Твои шашни с Джейн и грызня с Терезой испортят нам все дело. Я наблюдал это сто раз.

— Ну и что? Нам эти бабы ни к чему. Они лишь ходят в эту идиотскую библиотеку и готовят еду. — Он замолчал, чтобы Музафер смог понять истинный смысл его слов. — Слушай, теперь нам остается завершить операцию: взрываем баки, кончаем этих шлюх и сматываемся. И думай о терактах каждые шесть недель в году. Каждый раз в новом городе. У тебя есть связи. Ты можешь достать все, что нам нужно. — Он положил руки Музаферу на плечи и провел пальцами по его шее. — Подумай. Хватит с нас этого детского сада. Если у тебя на плечах голова, мы начнем стоящее дело.

Глава 14

В то время как Джонни Катанос и Музафер отмечали победу «Американской красной армии», в Нижнем Ист-Сайде, в похоронном бюро Пуласки, останки Риты Меленжик — лохмотья горелого мяса на почерневших костях — положили в закрытый дубовый гроб и выставили в зал, где проходило прощание. Цветы отсутствовали, ибо в смерти Риты, такой, какую она приняла, не было и оттенка цвета.

Внизу, в курительной комнате, Стенли Мудроу, на лице которого ничего нельзя было прочитать, сидел в массивном коричневом кресле и выслушивал соболезнования тех, кто пришел исполнить свой долг перед ним и перед Ритой. Сара Пуласки не могла сдержать слезы — ведь она знала Риту много лет, не один десяток, что не мешало ей наблюдать за церемонией глазом профессионала.

Прежде всего ее поразило, что пришло столько людей и так рано для Пасхи, традиционного семейного праздника. Первые — с самого утра. Люди ехали со всего города, в основном полицейские, в парадной форме, предназначенной для особых торжеств. Таким образом они выражали сочувствие своему, коллеге, Стенли Мудроу. Скорбная весть разлетелась мгновенно. Стенли Мудроу не только потерял женщину, которую любил всей душой, — драма произошла у него на глазах, он видел, как этот огромный огненный шар поглотил Риту.

Страшное зрелище и сейчас было перед ним. В ушах Стенли непрерывно и все быстрее, повторяясь и повторяясь, окунаясь в плотное марево тумана, звучали слова офицеров в парадной форме, наклонявшихся в нему: «Примите мое сочувствие. Если могу чем-то помочь… чем-то помочь… чем-то помочь…» Они не испытывали уверенности в том, что он их слышит, хотя Стенли, собрав все свои силы, запоминал каждого, имена и зачем-то номера участков, запоминал, чтобы тут же забыть. Потому что вакуум, который всего два дня назад заполняла собой Рита, начал заполняться снова, и он испытывал безудержную ненависть, почти неуправляемую и так необходимую, чтобы как-то разрядиться.

И в час дня не редел поток людей. Полицейские приезжали из Манхэттена, Куинса, Бруклина, Стейтен-Айленда, Бронкса, Нью-Джерси, Вестчестера и Лонг-Айленда. Они смешались, слились в одно целое с обитателями Нижнего Ист-Сайда всех национальностей и цветов кожи. Для тех, кто тут жил, кто привык к каждодневным тяготам, к борьбе и нищете, к тараканам и дешевому пиву, к искусственным цветам и грязным улицам, к мелким кражам и вечно плачущим детям, Рита Меленжик и Стенли Мудроу казались парой, пребывавшей в заоблачных высях, на черном от горя троне. А с несчастьем коронованных особ свыкнуться особенно трудно. Рита Меленжик, одинокая женщина, дожившая до седых волос, встречает большого, угрюмого полицейского по имени Стенли Мудроу, и тот переезжает к ней жить. Это и есть любовь, сказка рабочих кварталов. Но она же не могла умереть до свадьбы, ни за что на свете. Ведь у братьев Гримм не найти такого глупого конца для сказки.

Народу оказалось столько, что полиции пришлось перекрыть Одиннадцатую улицу на отрезке между Первой авеню и авеню А. Для жителей Нижнего Ист-Сайда похороны превратились в демонстрацию.

В редакции трех газет позвонили анонимы и заявили о победе «Американской красной армии», и страх, который испытывали люди, уже перерастал в гнев. Первыми это почувствовали репортеры, и, хотя в основном они писали о том, как возмущены случившимся в городе разные знаменитости и богатые, ветераны криминальной хроники приехали в бюро Пуласки, и, несмотря на то что давно привыкли к чужому горю — ну, что им за дело до скорбящих в этом нью-йоркском захолустье, — вопреки профессиональному цинизму они ощутили и передали настроение многоязыкой толпы.

Толпа говорила по-польски, по-испански, по-украински, по-итальянски, по-гречески, на идише и иврите, по-румынски, по-венгерски, и все об одном и том же: этой трагедии не должно было быть. И когда журналисты наконец протиснулись к центру этого тихого людского потока, к, Стенли Мудроу, которого знали прежде по многим громким делам и которого любили цитировать, от одного его взгляда вопросы застревали у них в горле, и, как и все остальные, они наклонялись к нему поближе, чтобы произнести вполголоса те же слова: «Сожалею, сожалею. Если могу помочь… Сожалею».

Это длилось два дня: море людей у гроба Риты Меленжик и неподвижно сидевший Стенли Мудроу. Он ничего не ел, как ничего не ела Рита, он молчал, как молчала Рита, и почти не вставал со своего места до того момента, когда Риту надо было перенести на другую сторону улицы, в церковь Скорбящей Девы Марии, где отец Ярославски отслужил заупокойную мессу. Он говорил долго, но Мудроу — капитан Эпштейн усадил его в первом ряду — слышал только: «Сожалею. Сожалею. Сожалею».

Затем, на кладбище, люди — их было не меньше сотни, собравшихся у черной дыры в земле, — смотрели на Мудроу, очевидно ожидая какого-то знака. А когда гроб опустили и на его лице появилась улыбка, все буквально оцепенели, решив, что полицейский совсем плох. Он выбросил свой пистолет.


Стенли Мудроу не удивился этому звонку, хотя и не ожидал его сразу после похорон. Конечно, эта был капитан Эпштейн.

— Стенли, надеюсь, ты понимаешь, что это не моя инициатива, но завтра утром ты должен быть у меня.

— Насчет инициативы попробую угадать, — спокойно ответил Мудроу. — Инспектор Флинн и ФБР.

— Ты что, — удивленно спросил Эпштейн, — ясновидец? Они сидели на мне два дня, и я больше не могу говорить им «нет».

— Не волнуйся, капитан. Им просто нужно опросить всех подряд, чтобы разъяснить прессе, что они сделали все, что могли.

— Послушай, Стенли, — спросил Эпштейн тихо, — как ты себя чувствуешь? Ты знаешь, если тебе тяжко, я все-таки отложу свой визит. В конце концов наплевать, что они там скажут.

— Не надо, все в порядке. Завтра в котором часу?

— В половине десятого. Кстати, если это тебя утешит, будет только мисс Хиггинс.

— Да? Уж не знаю, что делать по этому поводу: то ли обидеться, то ли выпить на радостях. До завтра. И не волнуйся ты так. А то опять у тебя язва разыграется.

Но Эпштейн волновался. Ведь это его участок, и один из его людей переживает так, словно ранен при исполнении, и еще неизвестно, какой нагоняй его ждет. Спокойный тон Мудроу еще больше озадачил капитана. Если только, конечно, Мудроу не пытается утишить свое горе, размышляя о мести. Только бы не оказалось каких других улик, о которых умолчал сержант, кроме этих билетов в кинотеатр «Риджвуд». Эти тревоги не давали Эпштейну спать всю ночь, и он очень путано говорил, когда пытался объяснить Флинну и Хиггинс душевное состояние Мудроу.

— Понимаете, — начал Эпштейн (он специально просил их прийти за пятнадцать минут до Мудроу), — не знаю, в курсе ли вы, но женщина, которую любил сержант Мудроу, погибла в огне при этом взрыве. Она как раз стояла рядом с грузовиком. В самом центре взрыва.

Флинн кивнул.

— Мы учтем это. Мы здесь не для того, чтобы распинать сержанта. — Он посмотрел на Хиггинс, даже не пытаясь скрыть презрения. — Я просмотрел дело об убийстве Рональда Чедвика еще раз и более чем убежден, что расследование, которое провел Мудроу, было глубоким и во всей отношениях профессиональным.

Леонора Хиггинс разгладила юбку на коленях и смотрела вполне доброжелательно. Маневр Флинна ее не удивил, но сама она готовилась к схватке с Мудроу и не собиралась стрелять холостыми.

В этот момент дверь открылась, и вошел Мудроу. Он не сомневался, что голыми руками они его не возьмут.

— Доброе утро, дамы и господа, — произнес он учтиво, — чем могу быть полезен?

— Стенли, — ответил ему Эпштейн, — садись, пожалуйста. Как ты?

— Я в порядке. — Мудроу сел на металлический стул, взятый из конференц-зала.

— Сержант, — начала Хиггинс.

— Прошу прощения, — перебил ее Флинн. — Сначала несколько вопросов хотел бы задать я. Если не возражаете.

Леонора Хиггинс с трудом сдерживала раздражение. Она была уверена, что никто не помешает ей высказать свои претензии к подчиненным Флинна. Кроме того, ее поразило еще одно обстоятельство. Мудроу был слишком спокоен. Она думала, что перед ней предстанет опустившийся алкоголик, а напротив сидел уверенный в себе, готовый действовать детектив:

— Благодарю вас, — продолжал Флинн. — Сержант Мудроу, я думаю, вы помните историю со взрывом, который случился несколько месяцев назад, когда был убит Рональд Чедвик.

— Конечно, помню. Он вошел в историю района.

— Очень хорошо. — Флинн словно подбадривал, будто говорил: «Мы же коллеги, правильно?» — Вы готовы в связи с этим произвести необходимые аресты?

Мудроу в ответ изобразил взгляд, означающий: «Да вы что, с ума сошли?»

— Вы же сами сняли меня с этого дела. По крайней мере, я так понял.

Эпштейн поспешил вмешаться:

— Инспектор Флинн вам лично никаких приказов не отдает. Это моя прерогатива.

— Простите, капитан.

— Минутку. — Флинн, багровея, помахал рукой. — Значит ли это, что вам не удалось продвинуться в расследовании этого дела?

Мудроу посмотрел Флинну прямо в глаза.

— Честно говоря, инспектор, я даже не вспомнил о нем с того самого дня, как мы виделись последний раз. А на уровне слухов — все то же. Какой-то грек по кличке Зорба, видимо, сам все проделал и затем исчез.

— Так, — продолжал Флинн, стараясь предвосхитить все вопросы Хиггинс. — А как, по вашему мнению, к этому греку попала граната советского производства?

— Вот уж этого я и не знаю. Скорее всего, не мое это дело, но у меня есть приятель в Бронксе, так вот он мне рассказал, как в одном рейде с фэбээровцами они изъяли десять автоматов «АК-47», которые один торгаш пытался сбыть уличной банде. Насколько я понимаю, «АК-47» — советского производства? Это «Калашников»?

Хиггинс не смогла сдержаться и перебила:

— Торгаш давно у нас на учете, и нельзя сказать, чтоб это был никому не известный грек.

— Бога ради, — взмолился Мудроу. — Я просто привожу пример. Может, все было совсем не так. Я видел вас всего два раза, и оба раза вы мне доказывали мою никчемность. Я начинаю чувствовать себя младенцем.

— А не хватит ли играть в игры?

Леонора теряла терпение. Ей не хотелось сюда ехать, но Бредли настоял, чтобы она занялась этим делом самостоятельно. Конечно, она все яснее понимала, что шеф все более отдаляется от нее. Леонора рассчитывала, что они будут партнерами на равных, но теперь стало очевидно, что Бредли поручают самые ответственные дела, а ее держат подальше от репортеров с микрофонами и камерами.

— Я бы попросил, — сказал Флинн.

Хиггинс посмотрела ему прямо в глаза.

— Я не знаю, доверяете ли вы этому воплощению невинности, которую сержант изображает каждый раз во время встреч с руководством, но я на такие штучки не покупаюсь. Мне бы хотелось, чтобы однажды он сыграл в открытую.

Эпштейн вскипел:

— Вы не можете обвинять сержанта в нарушении долга на основании какой-то особой женской интуиции Это черт знает что.

— Капитан, — шикнул на него Флинн, — я не потерплю подобных выражений. Немедленно успокойтесь.

Мудроу сидел с невозмутимым видом, но, перехватив взгляд Леоноры, зачем-то подмигнул ей. В этот момент подозрения Хиггинс перешли в уверенность, и она окончательно убедилась в том, что у Мудроу свой ход есть. Внезапно она вспомнила, как несколько недель назад у нее возникло похожее чувство, но она не поддалась ему и только потому, что ее партнер, ее шеф, не только пропустил мимо ушей эти самые интуитивные догадки, а еще и отчитал ее с плохо скрытым раздражением.

— Сержант, — сказала она. — Если я правильно понимаю, вам нечего добавить к тому, что вы нам уже рассказали?

— Совершенно верно, — ответил Мудроу.

— А допускаете ли вы, что можете найти этого грека?

Мудроу пожал плечами.

— Кто знает…

— А допускаете ли вы, что этот грек связан с «Красной армией»?

— И это возможно. Почему не допустить? Но боюсь, что об этом рано говорить.

— Рано не рано, — продолжала Леонора, — пусть это будет один шанс из десяти тысяч, что убийца Рональда Чедвика связан с «Американской красной армией», мы все равно не имеем права упускать его. Верно? — Никто не ответил ей, и она решила атаковать: — Я хочу, чтобы сержант Мудроу временно поступил в мое распоряжение. Пусть он работает только над делом Чедвика. И отчитывается непосредственно передо мной. Мы сейчас разрабатываем дюжину версий. Эта будет тринадцатой. Когда стоишь перед такой угрозой, нельзя упускать ни один шанс, даже самый невероятный.

Эпштейн, как всегда, встал на сторону друга.

— Но он нужен мне здесь. На нем полдюжины дел. На своей территории он знает всех и вся.

— Не будем спешить, капитан, — сказал Флинн. Он обернулся к Хиггинс. — Насколько я понял, вы хотите, чтобы сержант провел независимое расследование. От него требуется, чтобы раз в неделю он представлял отчет о проделанной работе.

— Два раза в неделю, — ответила Леонора. — В письменной форме.

— Сержант, — обратился Флинн к Мудроу, — если я с чем-то и согласен, так это с тем, что лучшей кандидатуры для поимки убийц Рональда Чедвика нам не найти. Связаны они с террористами или нет, в данный момент не важно. Не сомневаюсь, их арест найдет самый благожелательный отклик у жителей Нью-Йорка.

В кабинете повисла тишина, все размышляли над предложением Флинна. Первым заговорил Мудроу. Говорил он спокойным, ровным тоном:

— Никак не могу заняться этим делом, инспектор. Хотя бы потому, что в данный момент я в отпуске.

Флинн почти подпрыгнул в кресле и обернулся к Эпштейну.

— Почему вы не предупредили нас, капитан?

— Он не знал, — объявил Мудроу. — В отпуске я с сегодняшнего дня.

— И надолго? — поинтересовалась Хиггинс. Это было так похоже на Мудроу, и она все поняла. Поняла и с трудом сдержала улыбку.

— Я давно не был в отпуске и не могу пока сказать ничего определенного.

Эпштейн нажал кнопку на коммутаторе и связался с оператором службы социального страхования.

— Да, — послышалось сквозь шумы.

— Когда сержант Мудроу последний раз был в отпуске?

— Номер свидетельства о социальном страховании.

Мудроу назвал, и все ждали ответа оператора.

— Господи, да этот парень не брал отпуск с 1972 года, представляете?

Вместо ответа Эпштейн отключил связь.

— А вы не можете отказать ему? — спросила Хиггинс.

— Это не так легко, — объяснил Флинн. — Вмешается профсоюз. Дело безнадежное. Если он отказывается, профсоюз его поддерживает — автоматика.

— Это ваше последнее слово?

Флинн попытался спасти свой авторитет.

— Очевидно, мне придется назначить на это дело другого детектива. Надо раздобыть улики, способные привести…

Внезапно Мудроу перебил Флинна и удивил всех:

— Знаете что, я передумал. Если уж это так важно, отложу отпуск на пару недель. В конце концов, речь об убийстве. Я берусь за это дело. И раскрою его для вас.

Флинн замер в изумлении, но тут же одобрительно улыбнулся.

— Тогда все улажено. Если понадобится помощь, обращайтесь, мы все сделаем. — Уже в предвкушении обеда он повернулся к Алану Эпштейну. — Проследите, чтобы сержант получил все, что ему понадобится.

Все, что Мудроу помнил о тех временах, когда художники состояли в штате полиции, сводилось к тому обстоятельству, что его тогдашнюю подружку Марию Эспозито уволили; когда управление приняло систему ИДЕНТИФИКАТА. Тогда убрали всех художников. Правда, спустя несколько месяцев их снова приняли на работу, несмотря на то что систему идентификатов сохранили. Просто выяснилось, что прозрачные пластины, как бы тщательно их ни изготавливали, не способны воссоздать истинный облик подозреваемого. Заметно меньше стало арестов, проводимых на основании свидетельских показаний. К несчастью для Мудроу, Мария Эспозито уже устроилась в одном из рекламных агентств на Парк-авеню и вместе с новой престижной работой завела себе и престижного любовника из того же агентства, пижона в костюме-тройке.

Но идентификат все же остался приоритетным направлением. Художники стоили дороже пластин с изображением и требовали улучшений условий труда, отказываясь, например, выезжать с полицейскими на дом к свидетелям, которые в свою очередь не хотели ехать в участок. В результате порядок пришлось изменить. Детектив выезжал на место преступления с комплектом пластин, а вслед за тем к своей работе приступал художник, придававший изображению сходство с человеком.

ИДЕНТИФИКАТ изобрел иллюстратор, оформлявший одно энциклопедическое издание: ему нужно было изобразить организм лягушки так, чтобы читатель мог изучать его последовательно, как бы слой за слоем — мышцы, систему пищеварения, сердце, легкие, кровяные сосуды, скелет. Для этого он использовал прозрачные пленки, а потом, увидев в газете портрет заключенного, бежавшего из тюрьмы, задумался: а почему бы не применить этот метод для воссоздания внешних данных преступников.

И возник идентификат, состоявший из более чем трех сотен пластиковых прямоугольников, на которые наносились овал лица, линии волос, усы, губы, нос и так далее. Полицейский начинал опрос свидетеля с формы лица: овальное, круглое, квадратное, худое? Выяснял, как выглядят глаза, брови, нос, губы. Так возникал — в первом варианте — портрет, который раскрашивали, а потом печатали с него фотокопии, снова поступавшие к художнику, обязанному сделать изображение похожим на нечто человеческое.

Существование идентификата значительно облегчало задачу Мудроу, которому надо было хотя бы приблизительно представить, как могут выглядеть те, кто замешан в убийстве Рональда Чедвика. В отличие от художника, — художника из участка практически не вытащить — комплект идентификата можно взять на любой срок до следующей инвентаризации, а она проводится раз в год.

После совещания у Эпштейна Мудроу взял идентификат под мышку и вышел из управления. Регистрации он постарался избежать, потому что не хотел связываться ни с кем из официальных лиц; иначе Хиггинс быстро сообразит, что у него в руках уже что-то конкретное, и не даст ему провести расследование самостоятельно.

Он пошел прямо на Райкерс-Айленд, по направлению к большой нью-йоркской тюрьме, где преступники, не способные внести залог, ожидали суда. Этот дом боли и печали стал пристанищем для Пако Бакили — срок, полученный им за предыдущие преступления, безусловно превышал потенциальную продолжительность человеческой жизни. К этому времени Пако, как и обещали доктора, стал похож на себя. Он уже свыкся с мыслью о предстоящем заключении, все удовольствия, которые способна дать тюрьма, получал, и отжимался пятьсот раз ежедневно, несмотря на боль в правой руке. Все его приятели сидели там же, и он чувствовал себя в относительной безопасности. Неудивительно, что, когда он увидел в маленькой комнате для допросов Стенли Мудроу, его охватила привычная — как и прежде при таких встречах — тревога.

— Здравствуй, Пако, — начал Мудроу.

— Пошел ты… — Пако машинально поднял плечи и вытянул грудь.

— В чем дело? Не с той ноги встал? — Мудроу понимал, что находится в невыгодном положении: Пако уже подал кассационную жалобу и ожидал, когда приговор вступит в силу.

— Тебе что от меня надо?

— Сейчас узнаешь. Ты знаком с Джонни Катаносом и его подружкой? Ведь это они тебя подставили.

— Откуда ты это взял? — Пако заговорил с сарказмом. — Даже и не представляю, кто это сделал.

— Так вот, я их убью.

— Ищейка легавая…

Тут спокойствие изменило Мудроу, и Пако это почувствовал и испугался. И не зря. Хотя Пако восстановил форму, Мудроу не составило труда схватить его за шиворот и прижать к столу.

— Я убью их, и ты мне поможешь. Как ты думаешь, кто снял с тебя половину обвинений? Кто? Ты что думаешь, ангелы спустились с неба, чтоб облегчить твою участь? Мне нужен грек. Понял?

— Мне он тоже нужен, — сказал Пако голосом, полным отчаяния. Единственное, что его сейчас успокаивало, — длинный стол, отделявший его от Мудроу.

— Тебе его не достать. Ты уезжаешь. Если бы ты мог это сделать сам, без посторонней помощи, давно бы это сделал. Но успокойся, попробуй успокоиться. Помоги мне, и я сделаю все за тебя. Эта сволочь испустит дух, а ты будешь ни при чем. Понимаешь меня? Я ничего не могу сделать без твоей помощи. Они в твоих руках. Обе шлюхи и грек.

Пако, отдышавшись, сел на стул.

— Но ты не сказал, что поковыряешь их как следует. Ты сказал, что убьешь.

— Убью? Я подвешу ублюдков к потолку и потолкую с ними, как положено. И никаких тебе тюрем и выходов под залог.

— Зачем тебе это?

— Надо.

— Зачем?

Мудроу швырнул на стол комплект идентификата.

— Давай за работу. Это твой шанс отомстить. Пользуйся.

— Я тебе верю, я все сделаю. Но и ты сделай одолжение: когда достанешь этого грека, передай, что «это сюрприз от Пако». И не убивай его сразу.

— Как прикажешь.

— Вот и договорились.

Они работали три часа подряд без отдыха, пока на пластине не появились острые черты Джонни Катаноса.

— Лицо ястреба, — заметил Мудроу, смотревший на портрет так пристально, словно собирался материализовать его тут же, сейчас.

— Будь осторожен с этим парнем. Противник достойный. Опасен очень.

— Да? Не дождусь личной встречи.

— А те две шлюхи? Они тебе тоже нужны?

— Конечно. Но сначала расскажи мне все еще раз. Когда ты их увидел впервые?

— Он привел их за день до того, как все случилось. Я тогда ничего и не подумал. К нам всегда липли девки из Нью-Джерси. Может, приключений искали, а может, хотели секса перед тем, как вернуться к своим дружкам. Ты знаешь таких, шляются год-два, волосы зеленым цветом красят, потом возвращаются в Парамус и замуж выходят. Зорба никогда на них внимания не обращал. Казалось, ему все равно, и я думал, уж не спит ли он с Энрике, ничего удивительного. На следующий день я их встретил на улице — они были такие приветливые, что я спокойно пригласил их в дом и пустил по кругу. Это, в общем-то, не каждый день бывало. Чедвик не позволял женщинам заходить в дом. Но они объявились, когда того не было. Это все грек подстроил.

Пако с сержантом снова принялись за работу, хотя время от времени появлялся дежурный офицер и требовал освободить комнату для каких-то других допросов. Когда наконец появились портреты женщин, развлекавших в ту ночь Пако и других, Мудроу раньше Пако понял, что нужно сделать, чтобы приблизить их к натуре. Ничего странного: именно этих двоих он видел несколько дней назад, вцепившихся одна в другую на Шестой авеню, поблизости от площади Геральд.

Глава 15

Выйдя от Пако Бакили и вернув казенную машину в участок, Мудроу нанес три визита. Прежде всего он отправился к своему старинному приятелю Паули Коралло. Паули жил тем, что покупал битые машины, ремонтировал их и продавай жителям Ист-Виллиджа. Не так уж много правил он в жизни соблюдал, но этим немногим следован неуклонно. Он никогда не платил за машину больше ста долларов и никогда не продавал ее больше, чем за тысячу. Даже если ремонт стоил дороже. Но самое важное, что в том мире, где одураченные покупатели не идут в суд, а тут же берутся за пистолет, он ремонтировал машины честно и представлял своим покупателям все гарантии.

Паули был невысокого роста, но хорошо сложенным. Его правая щека была изуродована длинным шрамом, из-за которого казалось, что он постоянно улыбается, хотя это было совсем не так. Он любил Нижний Ист-Сайд, и там у него было больше друзей, чем у любого другого продавца подержанных машин. Бизнес его процветал, и он уже подумывал купить просторный гараж для хранения подготовленных к продаже машин. Ему страшно надоело постоянно перегонять их с одного конца улицы на другой, освобождая дорогу для поливальных фургонов.

Когда появился Мудроу, Паули занимался с богатым для этих мест покупателем-сенегальцем, явившимся со всей семьей, которая принимала живое участие в торге. Шумная и в то же время мирно настроенная компания обступила «форд» 1973 года — роскошную машину с одной лишь царапиной на панели. То обстоятельство, что капот был светло-зеленым, а весь корпус бледно-желтого цвета, никого не смущало.

— Да ты с ума сошел, — кричал Паули. — Шестьсот долларов за такую машину? Да за такие деньги ты и двигатель не купишь.

— В моей стране, — начал сенегалец, — за такую машину и трехсот не дадут.

— Не морочь мне голову, — застонал Паули, отвернувшись и сделав вид, что прекращает разговор. — Ты приезжаешь сюда, потому что у себя ты и десятки бы не заработал на тележку. А здесь хочешь все получить задаром. Дешевле не найдешь.

Обсудив форму оплаты, быстро сошлись на том, что лучше всего наличными, и тут же начали ссориться из-за размера залога.

— Эй, Паули, — крикнул Мудроу из-за плеча сенегальского дедушки. — Можно тебя на пару минут? Ничего особенного, просто я спешу.

Покупателей это бесцеремонное вмешательство в торг возмутило, но Паули сразу осадил их:

— Этот парень из полиции, и он мой друг, так что придется немного подождать.

При слове «полиция» сенегальцы притихли. В их стране полицейским почти поклонялись, а такое понятие, как «гражданские права», они еще не успели освоить.

— Привет, сержант, — сказал Паули, протягивая руку. — Я все знаю. О том, что произошло. Я захаживал в этот бар, Риту там все любили, она была замечательная женщина.

— Я это знаю, Паули. И все это знают. И ты понимаешь, что я этого так не оставлю. Я найду этих ублюдков.

Паули кивнул: для людей, отвергнутых обществом, месть — всего лишь норма.

— Я могу тебе чем-нибудь помочь?

— Мне нужна машина. На несколько недель. Может быть, месяцев.

— Ты пришел по точному адресу. У Паули Коралло машин хватит.

— Взаймы.

— Нет проблем. Вернешь, когда сумеешь.

— Что-нибудь поменьше и помощнее. Мне придется хорошо покататься.

Тем временем сенегальцы, собравшись с мужеством, незаметно окружили их, не обращая внимания на Мудроу.

— Шестьсот пятьдесят, — закричали они хором, — давай условимся, шестьсот пятьдесят. — Даже сгорбленная, вся в морщинах бабушка участвовала в этом хоре. Присутствие полицейского их уже не смущало. Паули беспомощно посмотрел на Мудроу.

— Ну что, — спросил Мудроу, — может, забрать их?

— Забирай, только всех сразу, — усмехнулся Паули.

— Нет, нет. — Самый молодой из сенегальцев потянулся к карману тем стремительным движением, которое так раздражает полицейских, и Мудроу наставил свой пистолет, прежде чем все поняли, что, собственно, происходит.

— Не двигаться, — выкрикнул Мудроу, догадываясь без труда, чем бы обернулась его шутка, если бы у кого-нибудь из этой публики было оружие.

— Не надо, не надо, — взмолилась пожилая женщина. — Ахмед, покажи иммиграционную карточку. Все легально. Не надо ареста.

Ахмед тут же стал демонстрировать маленькую зеленую карточку, но Мудроу не обратил на нее внимания.

— Ну ладно, Паули, — вздохнул он, — заканчивай с ними.

Он отошел в сторону и прислонился к стоявшей там машине, ожидая, когда Паули разделается со всем этим. День был теплым, но к вечеру заметно похолодало. Через четверть часа, в течение которых Мудроу был вынужден выслушать еще десяток соболезнований, Паули освободился и подошел к нему.

— За такие деньги, — он извинялся и в то же время иронизировал, — лучше бы ты их убил. Теперь скажи, когда тебе нужна машина?

— Завтра утром.

— Хорошо, у меня есть то, что тебе нужно.

Они пошли по Одиннадцатой улице и свернули на авеню А. Там стоял «бьюик» 1974 года. На лобовом стекле темнела трещина на уровне глаз, виниловый верх был изрядно потрепан, но оборудование внутри в полном порядке, если не считать водительского сиденья, набитого газетами и, несмотря на это, продавленного до самого пола.

— Бери эту. По двум причинам. Во-первых, у нее мотор и передача отличные, бегает, как надо. Будто вчера с конвейера. Во-вторых, перерегистрация — через шесть недель, собирать штрафные талоны на парковку тебе не придется. Что скажешь?

— Отлично, Паули. Знаешь, я так тебе благодарен.

— Да брось ты, — перебил Паули. — Ты меня так часто выручал. А главное — Рита. Я думаю, сколько раз мы виделись в этом баре? Наверное, тысячу. Рита была совсем своя. Прикончи этих подонков. Кожу с них сдери.

— Именно это я и собираюсь сделать.

— Отлично. Приходи завтра утром, получишь ключи и документы.

— Спасибо, Паули.

По авеню А Мудроу прошел до площади Святого Марка и срезал угол к Третьей авеню, где находился крошечный магазинчик, торговавший всевозможными картами, от старинной — ручной итальянской работы — карты Антарктики до толстенного атласа мира. Там он приобрел подробную карту всех пяти районов Нью-Йорк-Сити.

Затем он снова взял курс на восток, а именно в винный магазинчик на Седьмой улице, по интерьеру напоминавший банк. Стены его были обиты толстыми металлическими листами — прострелить их могла разве что гаубица. Владелец магазина, Эл Берковиц, не вынимая вечной сигары изо рта, завел свою пластинку:

— А, вот и капитан пожаловал.

— Хватит, Эл.

— Если бы ты послушал меня двадцать лет назад, ты бы уже был начальником. И ездил на лимузине.

— А твой лимузин где?

— Откуда ты знаешь, на чем я езжу? Ты что, ясновидец? Я живу в Нью-Джерси, а не в такой дыре. С какой стати я буду таскать сюда все, что у меня есть. — Он немного помолчал и тихо сказал (а это было так на него не похоже): — Я сочувствую тебе, Стенли.

— Спасибо. Дай бутылку «Олд Кроу».

— Пойло. — Старику хотелось поскорее вернуться к привычному своему угрюмству. — Все пьешь эту дрянь и смотришь, как тебя на кривой кобыле объезжают. Ты же был лучшим в участке. О тебе легенды ходили.

— Они и сейчас ходят.

— Ты же меня понимаешь?.. — продолжал Берковиц, засовывая бутылку в бумажный пакет. — Ты всегда был лучшим. Стенли не проведешь. Боже сохрани, учить Стенли уму-разуму. Великий детектив. Но почему Стенли до сих пор сержант? Я знал твою мать девочкой. Мы росли вместе. А теперь я живу в Нью-Джерси, а ты все торчишь в Ист-Сайде.

— Смени пластинку, Эл, — вздохнул Мудроу. — Каждый раз одно и тоже. Смотри, а то я найду себе другой погребок, и ты разоришься. — Он направился к дверям, но старик, яростно жевавший сигару, не мог стерпеть последних слов.

— Я здесь уже пятьдесят лет. Я похоронил жену и детей, даже они не могли заставить меня уехать отсюда. — Он качался, как игрушка-неваляшка, из стороны в сторону. — Меня грабили пятнадцать раз, но я все оставался. У меня голова в шрамах, но я здесь. А ты…

— До свидания, Эл.

Теперь, тщательно подготовившись, Мудроу двинулся к дому, обдумывая стратегию поисков. В квартире он развернул карту и повесил ее на самой большой стене, тщательно разгладив на сгибах. Затем налил полстакана виски, поставил его на стол рядом с блокнотом и принялся за работу.

Прежде всего он записал все, что знает об «Американской красной армии», начиная с убийства Рональда Чедвика и заканчивая взрывом на площади Геральд. Затем прикинул, какое оружие может быть у террористов. Записал.

Он знал, что по крайней мере трое из банды — белые. По одному из них данные шли сразу из трех источников: в Куинсе — Пако Бакили; билеты, найденные у Энрике Энтадоса, и Френки Бауманн. Он знал, что все их действия направлены на Нью-Йорк. Он располагал идентификатом на каждого — на Джонни Катаноса и двух женщин. Портреты еще предстояло передать Андре Мак-Корл, художнице, — она жила в его районе, — чтобы приблизить их к реальным лицам и затем распечатать на ксероксе и раздать полицейским.

Это было все, чем располагал Мудроу, — пусть немного, но достаточно, чтобы спланировать свои действия. Он исходил из того, что террористы находятся в Нью-Йорке, в одном из его пяти районов. Это было самым нелогичным звеном в цепи его рассуждений, но некоторые факты косвенно это подтверждали. Тем более если предположить, что место жительства преступников — Нью-Джерси или Лонг-Айленд, у него вообще нет шансов их отыскать.

Будем плясать от Нью-Йорк-Сити, размышлял про себя Стенли. Он взял большой черный фломастер и разделил карту города на территории полицейских участков, отдельно обозначив расположение самих участков. Затем выписал имена полицейских, своих знакомых, отметив специально тех, кто присутствовал на похоронах Риты, а карточки с их именами приколол в соответствии с участками, где они служили.

Далее он заштриховал полностью колонии латиноамериканцев — Гарлем, Бедфорд-Стейвезант, Флет-Буш, Восточный Нью-Йорк, Бушвик и Бронсвилл в Бруклине; Южную Джамайку, Холлис, Корону и Сент-Албан в Куинсе; почти весь Юго-Восточный Бронкс, включая Хайбридж, Бедфорд-парк, Кингс-бридж, Фордхэм, Моррисаниу, Мелроуз, Мотт-Хайвен, Тремонт и Восточный Тремонт. Рассмотрев эту карту с точки зрения экономики, он вычеркнул районы, где жили богатые, включая половину Манхэттена, а также кварталы того же образца в других округах, типа Бейсайда.

Когда он закончил, вся карта определенно сузилась в объеме, то же самое произошло и с округами, а Стейтен-Айленд оказался вычеркнут полностью. Трое белых и один араб жить и оставаться незамеченными в этих районах не могли никак, в то время как сама возможность свободно ходить по улицам без риска быть опознанными первым встречным для той деятельности, которой они занимались, имела значение первостепенное. Сам того не подозревая, Мудроу руководствовался той же логикой, что и Музафер при выборе места жительства.

Отложив черный фломастер и взяв в руки красный, Мудроу начал обводить наиболее вероятные районы их обитания: Миддл-Виллидж, Риджвуд, Мэспет и Глендейл в Куинсе, прилегающие к кинотеатру «Риджвуд», а также все участки со смешанным населением. В семидесятых-восьмидесятых годах Нью-Йорк пережил новую волну наплыва иммигрантов, привлеченных блеском реклам и большими заработками. Они приехали со всех континентов — от Ганы до Бангладеш, от Бразилии до Литвы, — и в таких количествах, что структура городского населения изменилась чуть ли не моментально. Причем Флашинг в Куинсе пользовался особой популярностью. Из белого района с небольшим процентом темнокожего населения он превратился в восточный базар за какой-нибудь десяток лет. Теперь вывески на магазинах были на японском, корейском, санскрите, арабском, но только не на английском. Несколько человек могли войти в квартиру шестиэтажного дома и там просто раствориться. Форест-Хиллз и Джексон-Хайтс переживали подобный процесс так же, как и отдельные части Канар-си и Шипхед-Бей в Бруклине. Казалось, на счету был каждый клочок земли: его приобретали, чтобы буквально за ночь возвести там дом на две-четыре семьи, и надо сказать, что покупали квартиры не только иммигранты, но и сами американцы.

На Стейтен-Айленд все обстояло абсолютно иначе. Территория огромная, множество черных и латиноамериканских кварталов. Метро, от которого можно было оттолкнуться при поисках, отсутствовало. Вряд ли «Красная армия» базировалась здесь. Как минимум по двум причинам. Почти полное отсутствие многоквартирных домов. В основном — двухэтажные на две семьи, одной из которых дом принадлежал. Кому-то что-то постоянно тут скрывать практически невозможно. Это первое. Но самое главное в другом: это район, который давным-давно выбрали для себя полицейские, пожарные и работники сферы коммунального обслуживания, — самый клановый из всех округов города. Мудроу практически исключал его.

Манхэттен тоже не заслужил его внимания, но совсем по другой причине. Это был слишком дорогой район. Найти там квартиру почти невозможно. Гаражи для парковки стоят от двухсот до четырехсот долларов в месяц. Жизнь в Манхэттене — это постоянная борьба с системой, предназначенной для того, чтобы сломить новичка. Обширные территории Манхэттена подпадали под действие закона о найме жилья, и относительно дешевых квартир было тоже немало, но никто не припомнит, чтобы какую-то из них выставили на продажу: они передавались по наследству из поколения в поколение.

В конце концов Мудроу завершил ночную работу, составив список районов Нью-Йорка, начиная с Риджвуда и далее, по степени уменьшения шансов на то, что там обнаружатся следы пребывания «Красной армии». Напротив каждого района он написал номер ближайшего полицейского участка. Завтра он пойдет по следу, как настоящая ищейка, от участка к участку, возобновляя старые знакомства и собирая долги. Друзья сведут его с людьми, ежедневно — хотя бы и чисто механически — изучающими лица горожан: с продавцами автобусных билетов, газетными киоскерами, официантами и официантками, служащими отелей. Он не пропустит ни одного человека, хотя бы отдаленно напоминающего Катаноса. Он будет работать двенадцать, четырнадцать часов в сутки, проверяя слухи, отрабатывая любые версии, самые невероятные. Нью-йоркские полицейские всегда делали это лучше всех остальных. И сейчас они снова пойдут по следу.


Леонора Хиггинс не приняла ни одного самостоятельного решения за все время своей работы в ФБР и, сидя дома на кухне, поняла, что окончательно теряет форму. С самого начала учебы и до того, как она стала помощником Бредли, она непрерывно выполняла чьи-то приказы. Это было так просто — выучить учебник наизусть: каковы требования легального прослушивания? Как правильно произвести арест? Как избежать слежки? Как поступить, если вам предлагают взятку? В офисе у Бредли все точно так же: напиши это, запомни список информаторов, опроси свидетелей, отыщи на полке дело номер такой-то.

Так привычно, так легко, и вдруг появляется какой-то легавый, персонаж детективных комиксов, и предлагает раскрепоститься, свободно мыслить. И она чувствует, что не хочет сопротивляться этому призыву, потому что чисто полицейское стремление добраться до истины в глубине ее души никогда не глохло, а инстинкт подсказывал, что Стенли Мудроу знает или скоро узнает то, что она хотела бы выяснить сама. И размышления о том, что Джордж Бредли не поверил ей и ничего не захотел сделать, чтобы продолжить расследование, никак не улучшали настроения.

Она понимала, что Стенли Мудроу ничего ей не скажет. Официально в данный момент он подчинялся ей, но она слышала, как и что он говорил в кабинете Эпштейна, и видела выражение его лица. Мудроу, конечно, знал, где найти грека, но абсолютно точно и другое: он не собирался рассказывать об этом ей. И никакие уговоры: ни нажим, ни угрозы — не заставят его отказаться от своего решения. Леонора могла бы пожаловаться Бредли (и если она ничего не узнает в течение недели, так и сделает), но Бредли не станет ее слушать, а если и выслушает и что-нибудь предпримет, это только еще глубже загонит Мудроу в его раковину. Эпштейн и Флинн горой встанут за Мудроу. И это значит, что она должна действовать сама.

Но как? Она сидела на кухне в шелковом халате с мокрыми после душа волосами. Нетронутый ужин остывал, пока она проклинала Мудроу за то, что он так усложнил ее жизнь. В ее возрасте одинокой женщине нужно бы думать о поклонниках, о ресторанах, ночных клубах. А не о том, как быть с этим копом.

Единственное, что она могла реально сделать, — установить за ним слежку и ждать, когда он возьмет бандитов. Однако это было бы глуповато, подумалось ей. Теперь, когда на вооружении федеральных агентов техника прослушивания и микрокамеры, уже никто не занимается слежкой, прячась за углом, рассматривая объект в зеркало или в отражении витрины. Леонора представила, как она ходит по пятам за Мудроу, и громко рассмеялась. Вероятно, есть какой-то другой выход из положения, что-то надо предпринять. В конце концов, в упорстве она ему не уступала.

Леонора с неохотой потянулась к телефону, решив позвонить своему нынешнему приятелю. Александр, если придет, по крайней мере поможет заснуть. А утро вечера мудренее. Она еще раз изучит дело Мудроу, снимет копию и притащит домой. И исследует его самым внимательным образом.

Глава 16

В первый день поисков погода была такая скверная, какую только можно было себе представить в это время года, — проливной весенний дождь. Капли дождя с силой ударялись об асфальт и зонты и отскакивали, образуя крошечные фонтанчики. Ненастье не остановило Мудроу, он просто не замечал, что там, на улице, творится, хотя, еще лежа в постели, слышал шум ливня за окном. Перед тем как выходить, он влез в старый темный плащ и нахлобучил непромокаемую шляпу с узкими полями. Забрал «бьюик», который одолжил ему Паули, и, только повернув ключ зажигания, подумал, что в такой денек как раз и проверишь, что за лошадка ему досталась. К его удовольствию, правда, удивления он не испытал, машина тронулась с места почти сразу. Казенный полицейский конь, несмотря на целое лобовое стекло и новые «дворники», таким норовом не отличался. Улыбнувшись про себя, он включил радио — выпуск новостей — и выстроился в свой ряд. Первым делом он решил навестить Виктора Драбека, сержанта двести третьего полицейского участка в Куинсе.

Мудроу переехал Вильямсбургский мост и оказался в вечной пробке на автостраде Бруклин — Квинс. Он продвигался вперед еле-еле, даже не думая об «Американской красной армии» и о том, что ему предстоит. Работа есть работа, и Мудроу понимал, что успех, если таковой вообще возможен, придет не сразу, и сил уйдет уйма: труд изнурительный, труд души, а уже как она трудится, можно определить довольно точно по шинам и подметкам — что там еще от них останется. Никаких прозрений, счастливых открытий, а только поиск — непрерывный, круглые сутки, как бы ни хотелось побыстрее со всем этим покончить.

Он направился прямо к двести третьему участку в Миддл-Виллидж и даже не остановился, чтобы позавтракать, хотя обычно, когда вел расследование, ел по пять раз на дню. В ведение этого участка входила вся северо-западная часть Куинса: Риджвуд, Глендейл, Мэспет, Миддл-Виллидж со всеми прилегающими кварталами. Мудроу свернул на Шестьдесят девятую улицу и проехал всего в каких-нибудь шести кварталах от ничего не подозревавшей о его поиске «Красной армии».


Афтаб Квази, он же Музафер, и Джонни Катанос ехали в «тойоте», зарегистрированной на имя Джейн Мэтьюс, накрытые тем же самым ливнем, сквозь который пробирался «бьюик» Мудроу.

— Проклятый дождь, — раздраженно сказал Музафер, — вечно дождь и холод. Теперь понятно, почему европейцы так стремились к завоеваниям. На все готовы ради тепла и солнца.

Они добрались уже до южного района Гринпойнта — это всего в миле от дома, который у них именовался «операция „Раввин“», — с тем чтобы изучить окрестности свалки химических отходов. В то время Гринпойнт был самым страшным местом в Нью-Йорке: количество убийств на тысячу жителей там превышало показатели таких опасных районов, как Гарлем, Бедфорд-Стейвезант или Южный Бронкс. Население — когда-то здесь поселились итальянцы и поляки — разделилось на две части. Одна состояла из рабочих, которые жили в благоустроенных домах по восточной стороне бульвара Мак-Гиннес. На другой стороне правили пуэрториканцы. Преступления приходилось фиксировать то и дело и там, и там, но пуэрториканцы, которым было куда труднее и с работой и в быту — когда семья большая, прокормить ее сложно, а тут еще и дом вот-вот рухнет, — шли на разбой чаще и легче.

Но прежде всего Гринпойнт был индустриальным районом, хотя там большие заводы, как и в других городах Новой Англии, отсутствовали. В Гринпойнте молодому предпринимателю приходилось сражаться за успех. Трех- и четырехэтажные кирпичные здания выполняли самые разнообразные функции: в них располагались склады древесины, фабрики по пошиву одежды и другие, где изготавливали оборудование для канализации; бумажные фабрики, десятки транспортных компаний, готовых к перевозке тысяч тонн товаров, поступающих в Нью-Йорк ежедневно. Владельцы этих предприятий обычно были выходцами из Канарси или Куинс-Виллидж, затем наследовали предприятия отца и приходили к выводу, что в колледже им больше нечего делать. Но стремились они к тем же высотам, что и выпускники престижных университетов, каждой весной толпами атаковавших деловой Манхэттен, и влияние их было особенно сильным в той части Гринпойнта, где Музафер и Джонни собирали разведывательные данные. Хотя жилых домов здесь почти не было, улицы, по которым медленно продвигался Музафер, наполняла тьма людей. Однако к семи вечера они опустели: все эти капиталисты, каждый день борющиеся за существование, возвращались на окраины, к себе домой.


— Ты что, совсем спятил?

Дождь утих. Мудроу стоял у газетного киоска у стации метро и орал на расстроенного сержанта Виктора Драбека.

— Да ладно, не сходи с ума. — Драбек был крепыш, небольшого росточка, и рядом они смотрелись, как холодильник с огнетушителем.

— Ты привел меня к слепому. Видно, ты такой же несмышленый, как первокурсник в академии. Объясни, каким образом слепой может опознать кого-то по фотороботу?

— Я не знаю. Ты говорил про самые людные места. Говорил? Здесь ходит уйма народу. Может, ему повесить портреты на свой стенд?

— Да? А что, если эти ублюдки увидят свои рожи? Да они смоются в один миг в Лос-Анджелес, Чикаго, Детройт, где их никто не ищет. Вот что я тебе скажу: это они убили Рональда Чедвика. Вот эти, с картинок. Они убили и племянника Риты. Он был хороший малый, но вот болтался там, где не следовало. И я обещал Рите, что из-под земли этих подонков достану. А теперь хватит болтать и помоги мне.

Драбек — а он чувствовал себя как ребенок, которого отчитал отец, — долго что-то мямлил, пока не заметил своего избавителя в старом черном «плимуте», стоявшем на приколе неподалеку.

— А может, Мерфи спросить? Давай спросим Мерфи.

— Какого еще Мерфи? — застонал Мудроу.

— Вон того, в такси. Он здесь сто лет работает.

Мудроу, присмотревшись, согласился с доводом Драбека. Морщинистый старик ссигарой в зубах за рулем незарегистрированного такси наверняка знает всех жителей округи.

— Только не встревай, — сказал Драбек, — старик он дрянной. Лицензию на извоз у него отобрали лет пятнадцать назад, когда он избил члена городского совета. С тех пор работает без прав.

Мерфи сидел неподвижно, словно не замечая приближения полицейского, но как только Драбек — а он был в форме — наклонился к его окну, завопил:

— Лучше пристрелите меня, чтоб я не мучился. Вытащите из машины и пристрелите как собаку. Сколько можно приставать? Вы и не можете ничего больше. Что, привязаться больше не к кому? Ты хоть однажды какое-нибудь дело раскрыл? Где ты был, когда две недели назад латинос приставил пистолет к моей голове и забрал всю выручку? Ты привел его ко мне, чтобы я опознал? А кого ты вообще застукал? Был такой случай? Нет! Забудь, сказал ты мне, об этом латиносе. Слишком много развелось преступников. Много развелось потому, что все вы пристаете к старикам вроде меня, вместо того чтобы заниматься делом. Надо, наверное, гуталином вымазаться, чтоб вы отстали.

— Заткнись, — сказал Драбек хрипло, — а то получишь и прибавки не попросишь. Мы тут ищем кое-кого, и тебе придется нам помочь. Мы ищем серьезных преступников, Мерфи. Убийц.

— Да? И кого они убили?

— Они убили друга моего друга, — вмешался Мудроу, садясь в машину, чтобы показать Мерфи изображение Джонни Катаноса и всей шайки.

Мерфи несколько секунд смотрел на фотографии.

— По-моему, видел вот эту, но не уверен. — Он взял в руки портрет Терезы. — В зеркало не очень-то и рассмотришь.

Мудроу, не ожидавший немедленного результата, спокойно кивнул.

— Ты помнишь, когда ты ее видел?

— Нет, конечно. Когда? Когда-то.

— Ладно, оставь себе картинки. Мой телефон на обороте. Если увидишь кого-нибудь, сразу звони. Я, может, наскребу пару сотен для того, кто поможет.

— Пару сотен? — Мерфи еще раз, и уже иначе, как того и ожидал Мудроу, посмотрел на изображения преступников. — Можешь быть уверен. Буду смотреть в оба.

— Слушай, Мерфи, — перебил Драбек, толкнув сержанта в бок локтем, — а как твоя война с голубями? Есть успехи?

Мерфи тут же просиял:

— Тараканы в перьях. Вот они кто. Голуби переносят больше заразы, чем крысы и тараканы, вместе взятые. Ты знаешь об этом? — Последняя фраза была адресована Мудроу.

— Да, я читал об этом в газетах, — спокойно ответил Стенли, — грязные птички.

— Ну так вот, я подошел к этому научно. К их истреблению, я хочу сказать. Процент попадания равен примерно тридцати трем. Если не верите, посмотрите в радиатор.

— Мы верим, — сказал Мудроу, — а как это у тебя получается?

— А так. Эти подлые птахи ждут, пока ты подъедешь к ним совсем близко, и улетают прямо из-под колес. Верно? Даже если газануть в последний момент, все равно улетают. Сначала я пытался тихо подъехать и сильно газануть, но они все равно ускользали. Как будто знали, что вот я сейчас на педаль нажму. Может, у них какой-нибудь свой радар есть или еще ерунда какая. В общем, я прямо бесился, пока не придумал, как их провести. Теперь я подкрадываюсь, и одна нога у меня на тормозе, а другая на газе, и кажется, что я торможу. А в последний момент я убираю ногу с тормозов и расплющиваю этих гаденышей так, что только перья летят. У меня уже четыре крыла висят на радиаторе. Можешь взглянуть.


Музафер в третий раз объезжал квартал и не видел каких-либо признаков оцепления или охраны объекта. Он привык сосредоточиваться, когда собирал информацию, чтобы не пропустить ни одной детали, но, изумившись беспечности американцев, заговорил.

— Никого, — заметил он.

— Ну, и замечательно. — Джонни улыбался во весь рот.

— Но это же безумие. Будь мы в Израиле, я бы заподозрил засаду. Даже европейцы выставили бы солдат. В Европе знают, на что мы способны, и защищаются, как умеют. Американцы, похоже, ничего не боятся, кроме негров. — От волнения он постукивал пальцами по рулю, а голос его звучал все громче. — Поверь, Джонни, меня бесит эта беспечность. Они думают, что мы какие-то ублюдки. Над нами можно смеяться, над нашим акцентом, цветом кожи, над нашими угрозами, которые кажутся такими нелепыми.

— Да что ты разошелся? — спросил Джонни, не меняя выражения лица. — Ну, дураки они. Ну, и что? Может, они думают, что океан способен спасти от всех бед на свете. Что бы они там ни говорили, нам же лучше. Правильно?

— Пошли они со своим океаном.

Джонни повернул голову и впервые за все время посмотрел на своего собеседника. Такой взгляд пробирал до печенок, и Музафер это чувствовал на себе.

— Знаешь, ты красивый, когда злой. А злой ты всегда.

Музафер все думал, как ответить, но ни один вариант не подходил.

Он вспомнил о предложении Джонни во время вечеринки. С одной стороны, грек прав. Женщины им не нужны. Они с Катаносом без них обойдутся. Музафер представил, как они вдвоем переезжают из города в город, каждый раз оставляя за собой ужас и разрушения. Все казалось ему так логично, так ясно. В самом деле, пройдут годы, прежде чем кто-нибудь набредет на их след.

— Смотри, — продолжал Катанос, — ну, и шлюхи здесь, на Кент-авеню. Я всегда думал, что они работают в жилых кварталах. Эти, наверно, дальнобойщиков снимают. Рулевой секс. Ну и уродины. Им лет по сто, не меньше. Надо будет сюда вернуться как-нибудь. Обожаю фригидных телок.


Если Джонни предпочитал женщин, равнодушных к сексу, он бы не позавидовал Стенли Мудроу. Сержант Драбек, его коварный друг, не без умысла привел его в «Кафе Элеоноры».

— Туда заходят, чтобы выпить кофе с булочками. Там замечательно пекут, — объяснил он.

Мудроу приготовился к пятой чашке кофе в пятом кафе и пропустил это мимо ушей. Он изучал географию двадцатого участка: основные дороги, кафе и рестораны, — пытаясь определить, сколько времени займет у него обследование всего района. Дня за три, может, четыре он намеревался изучить его основательно.

— Элеонора Алессандро, — произнес Драбек, отвлекая Мудроу от его мыслей. — А это мой старый друг по оружию, сержант Стенли Мудроу из Нижнего Ист-Сайда.

— Очень приятно, сержант. — Элеонора протянула большую мозолистую ладонь. Ей было лет тридцать пять — широкое доброе лицо, крепкое рукопожатие. Волнистые черные волосы и тонкие брови оживляли ее лицо, на которое уже легла тень увядания. Чего нельзя было не заметить, так это грудь и бедра — размеры были явно нестандартные.

— Слушай, — начал Драбек, — посмотри пару картинок, которые покажет Стенли. А я пока схожу в туалет. До скорого.

— Пойдем в мой офис, сержант. Здесь слишком шумно, — предложила. Элеонора.

Офисом оказался маленький письменный стол в углу складского помещения. Мудроу прислонился к столу и достал пачку фотографий.

— Вы когда-нибудь… — начал он традиционное предисловие, но умолк на полуслове, ощутив руку Элеоноры у себя между ног. Рука у нее была тяжелой и вовсе не возбуждала. От неожиданности он неловко подскочил, ударившись о край стола и упав на колени.

— Ты что делаешь? — заорал он и, повернувшись, уткнулся лицом в ее мягкое тело.

— Ты что раскричался, сержант? — невозмутимо парировала Элеонора. — Я люблю здоровых мужиков, а судя по тому, что я у тебя нащупала, ты мог бы этой штуковиной всех бандитов перебить.

Мудроу развеселился. Специалист по непристойностям в эпистолярном жанре не мог не оценить удачную репризу. В это мгновение он представил, как опишет сей эпизод в письме к Энн Лендерс, но быстро вернулся к действительности. Элеонора предлагала ему элементарный, ни к чему не обязывающий секс.

Конечно, не красотка из «Плейбоя», но грудь отменная и бедра что надо. Он изобразил что-то вроде улыбки, и его рука скользнула по ее талии. Элеонора резким движением схватила Мудроу за ягодицу, прижав к открытому холодильнику. Сексуальная атака завершилась грохотом падающих яиц, бутылок с молоком и пачек масла.

— Послушай, Элеонора, — мягко сказал Мудроу, — ты мне, конечно, нравишься, но я сейчас не могу. Просто не могу. — Он погладил ее рукой по щеке, и этот жест почему-то убедил Элеонору. — Извини.

— Ладно, сержант, — пожала она плечами, — но ты обязательно заходи. Ты не думай, я не обиделась, просто непонятно, зачем Драбек сказал, что ты больше не можешь без женщины. Зачем он так говорил?

Через несколько минут, когда выяснилось, что на фотографиях Элеонора никого опознать не может, Мудроу вышел на улицу, где его ожидал Драбек, которого интересовали подробности.

— Ну, как прошло? — спросил он с невинным видом.

— Я тебе это припомню, Виктор, — ответил Мудроу. — Точно еще не знаю как, но ты у меня запомнишь, как шутки шутить. Так и знай.


Дождь перестал, и Джонни с Музафером решили пройтись пешком вокруг дома, который их интересовал. Дом стоял на Пятой улице и одной стороной выходил на Шестую улицу, но только окнами. Несмотря на полуденное время, квартал выглядел пустынным. Густой туман укреплял в чувстве собственной безопасности. Музафер не сомневался, что никаких подозрений они не вызывают, и не переставал удивляться по поводу отсутствия охраны.

— Что-то уже слишком просто получается, — говорил он. — Я так думаю, что, если вежливо попросить их поджечь фитиль, они так и сделают.

— А что, если, — переменил тему Джонни, — снять где-нибудь цистерну с бензином, слить этот бензин в помещение через окно и бросить спичку? Что произойдет?

— Эти цистерны всюду стоят, я видел, — отвечал Музафер. — Сколько в них бензина входит?

— Не знаю точно, но полагаю, что немало. Взрыв будет что надо. Установить бомбы с часовым механизмом и смыться.

— Да уж, конечно. Чем раньше, тем лучше, — согласился Музафер.

— Если сделать это ночью, то отсюда можно сразу вырулить на автостраду Бруклин — Куинс и махнуть на Стейтен-Айленд. В Атлантик-Сити и отпразднуем.

— Представляешь Эффи Блум в казино? — пошутил Музафер.

— Пристающую к официантке.

Музафер и Джонни подошли к зданию фабрики. Окна находились на высоте не более пяти футов, решеток не было. «Один удар молотка, и мы внутри», — решили они одновременно.

— Сколько нам потребуется времени на этот проект? — спросил Музафер.

— Сейчас сложно сказать. Наверное, придется слазить туда разок, чтобы посмотреть, что к чему. — Лицо Джонни просияло. — Господи, да ведь это будет самая крупная акция, и совершит ее горстка людей, а не государство с правительством и спецслужбами. Народу погибнет больше, чем в Хиросиме.

Оба молча смотрели в окна фабрики: картина разрушения возникала перед ними так явственно и правдоподобно, что они не замечали ничего вокруг себя. Даже тощего верзилу, когда он вышел из тени с пистолетом наготове, с пистолетом чернее его самого.

— Добро пожаловать, джентльмены, — улыбнулся негр, демонстрируя отсутствие двух зубов и наличие одного золотого. — Меня все зовут Иегова. Потому что я распоряжаюсь жизнью и смертью.

Увидев оружие, Музафер и его спутник вернулись к реальности и оцепенели. Музафер хорошо знал технику подготовки терактов, но никогда не встречался лицом к лицу с уличными бандитами. Сначала он просто онемел от страха, но почувствовал, что Джонни держит себя в руках, и успокоился.

— Ну, что же, джентльмены, прошу в мой будуар. — Он указал в направлении темной аллеи. Будь Иегова сообразительней, он сразу бы понял, что для молодого грека эта самая аллея, на которую с двух сторон падали, густые тени, просто подарок судьбы, но в тот момент он уже вошел в роль и ничего не замечал. — Ну и ну, — продолжал он, глядя на Музафера, — да ты у нас настоящий метис. Ты кто, пуэрториканец?

— Я араб, — объявил Музафер, собираясь произнести речь пламенного революционера, но опять посмотрел на Джонни и умолк: блуждающая улыбка, глаза, как у кошки в полудреме, готовой к прыжку в ту же секунду.

— Ара-аб, — протянул Иегова. — Наверное, ты из богатых арабов и поможешь мне решить проблемы с текущим счетом в банке. Что стоишь? Карманы наружу, давай сюда все — часы, кольца, цепи.

Музафер, увидев пистолет у самого лица, заколебался. Вор, видя его замешательство, медленно переводил оружие с Музафера на Джонни, и, когда дуло оказалось между ними, не угрожая никому непосредственно, грек бросился на бандита. Сначала Музафер испугался, а потом, увидев, как Катанос с ходу завалил его и тут же выбил из рук пистолет, возликовал.

— И что теперь, обезьяна? — спросил Джонни. — Попробуй выверни мои карманы. Попробуй пошарить. В этом кармане деньги. Ну, давай — тебе только руку протянуть. Что ты говоришь? Не слышу, горилла.

Иегова молчал. Его пистолет лежал на земле, где-то в кустах, а убежать ему не давал этот черноглазый молодой человек. Он, Иегова, мгновенно превратившийся в Лероя Джонсона, был выше его на шесть, дюймов. Чего же он испугался?

Конечно, Музаферу приходилось видеть, как совершаются преступления, и не раз. Он присутствовал при пытках, когда из людей приходилось извлекать необходимую информацию, сам не однажды участвовал в казнях, но все продумывалось заранее, в деталях и в целом. И то, что ему неожиданно пришлось оказаться в другой, противоположной роли, ужаснуло его. Выяснилось, что страх, когда он всплывает из глубины, как это было несколько секунд назад, пересиливает бесстрашие. Он слышал, как Джонни молотит этого здоровенного негра, и ему казалось, что это летучая мышь бьется о ствол дерева. Иегова, которого тащили по земле, не кричал. После первых ударов он перестал сопротивляться, но Джонни продолжал работать кулаками, методично, расчетливо, и Музафер, хотя мог предположить, что произойдет, если какой-нибудь случайный прохожий вызовет полицию, не пытался его остановить. Он просто стоял и ждал, пока Джонни вернется и обнимет его.

— Испугался? — спросил грек.

Джонни был рядом с ним, они стояли почти вплотную друг к другу, и ощущение этой физической близости заставило Музафера промолчать.


— Мотай отсюда! — заорал Джордж Тунакис, владелец мастерской по починке обуви. — На той неделе вы заарканили мою машину. Выскочил на пять минут за газетой — семьдесят пять долларов наличными! Да плевал я на эту полицию. Я и пальцем для вас не пошевелю. А теперь катись из моей мастерской, пока я не вызвал адвоката. Видишь, стоит произнести слово «адвокат», и легавых как не бывало.


— Зачем тебе это? Ни один детектив не станет впрягаться в такую тележку за просто так. — Джордж Беллино, совладелец одного из последних итальянских овощных магазинов Нью-Йорка, потянулся всем своим крупным тренированным телом. Его жена Джина — ей принадлежала остальная часть магазина — рассматривала портреты, которые принес Мудроу.

— Эти люди — убийцы, — спокойно ответил он.

— Да брось. — Беллино был по-прежнему недоверчив. — Из-за пары черных наркоманов? Рассказывай кому-нибудь другому.

Мудроу подвинулся к нему. День шел к концу, и терпение сержанта было уже на исходе.

— Это мое личное дело, приятель. У меня на них зуб, и я их найду. Понятно?

— Разумеется, сержант. — Торговец подал назад, больше от удивления, чем от испуга. — Я не лезу в твои дела, приятель, просто мне непонятна твоя прыть.

— Слушай, Джорджи, — вмешалась Джина. Она была женщиной довольно миниатюрной, с милым детским личиком, но говорила почему-то низким хриплым голосом. — Ты что пристал к нему? Совсем сбрендил? Не болтай лишнего.

— А тебе что надо? — не остался в долгу Беллино. — Ты хочешь сказать, что у меня язык слишком длинный? Стой и не дергайся. Это тебе не твое Палермо. Это Америка. А-ме-ри-ка. И я могу говорить все, что захочу. — Он снова потянулся, верхняя пуговица его рубашки расстегнулась, открыв шею, — унизанную золотыми цепочками.

— Не обращайте внимания, — сказала Джина. — Он правда идиот, но работник хороший. Я понимаю, что вы лично заинтересованы в успехе.

— Минуточку, — произнес Джордж, поворачивая жену лицом к себе. — Ты думаешь, когда рот открываешь? Я тебе не давал повода так говорить обо мне. Вот что, ребята, мой вам совет, — он обратился к Мудроу и Драбеку, — никогда не работайте вместе с женами. С ними дома-то намучаешься, а тут еще на работе слушать приходится. Вы посмотрите на нее. Орет, словно негра себе нашла.

— Успокойся, — возмутилась Джина. От волнения у нее дрожала грудь. — Если бы не мы с отцом, ты бы так и остался голодранцем.

— А вот это видишь? — Беллино схватил здоровый баклажан с прилавка. — Придем домой, я тебе засуну эту штуковину, куда следует, скотины кусок.


О гомосексуализме у мусульман говорить не принято. К нему от носятся с отвращением (хотя там это явление такое же распространенное, как и всюду в мире). Музафер рос среди арабов, почитая те же святыни, что и его друзья, и, несмотря на то что много путешествовал и в соответствии со своими взглядами не принял учения Магомета, а также потому, что его пытались соблазнить, наверное, сотню раз из-за стройного сложения и женских черт лица, к гомосексуализму он относился отрицательно. Для него это было символом разложения Запада. Он считал, что в новом мире не должно быть места гомосексуализму, ну, а женщины должны по-прежнему вести себя, как им указывает Коран.

Но сейчас Музафер сидел на переднем сиденье машины, а мужчина, находившийся за рулем рядом, правой рукой гладил ею стройные ноги. Музафер всем телом чувствовал возбуждение и готов был отдать все на свете, чтобы продлить это чувство. Он потерял власть над собой, над происходящим, как раз когда операция нуждалась в его жестком контроле. То, что произойдет затем, станет для него унизительным и болезненным. Он лишится самостоятельности, жизнь его будет невыносимой, хотя сама мысль: что-то сделать с собой и отказаться, прервать этот процесс, была для него еще более невозможной. Он возбуждался и краем глаза видел, что и с Джонни происходит то же самое. Машина остановилась на светофоре. Грек наклонился к Музаферу и сказал, касаясь губами его уха:

— Ты был когда-нибудь в настоящей тюрьме? Для уголовников, а не в политической. Если ты читал об этом в газетах, то наверняка думаешь, что, секс в тюрьме — это сплошное насилие. Но это не так. Часто двое парней сидят один против другого, и никто им больше не нужен. Без женщин в тюрьме, конечно, тяжело. Но зачем тебе женщина, если ты нашел парнишку, который тебе нравится? Божественных ощущений я добивался в тюремной подсобке за пять минут. Мы виделись дважды в неделю, и нам достаточно было этих пяти минут в подсобке.


— Кажется, вот эту я видел.

Полицейские находились в самом сердце Риджвуда, в кафе «Рассел». Владелица кафе перебирала в руках портреты и остановилась на изображении Эффи Блум.

— Да, вот эту знаю. Пробовала приставать ко мне. Представляете? Я верующая, я в церковь хожу. А это настоящая лесбиянка и здоровая, как лошадь.

— Когда? — спросил Мудроу, заволновавшись.

— В прошлом году. С тех пор я ее не видела. Скажите, сержант, а не проще ли показать эти портреты по телевизору?

— Это не так важно, — ответил Мудроу, теряя интерес к ней. — Если бы мне лично не было нужно, никто бы этим не занимался.

— Естественно, — сказал Драбек. — Обычное дело. Мой дядя работал в полиции еще до войны. Вот тогда искали по-настоящему. Убивали реже, и новые трупы не появлялись, пока не хоронили предыдущих жертв. Сегодня убийцу надо поймать за руку, а если не успел, заполни бумажку и забудь. Пенсия такая же.

— Уж это точно, — подтвердила владелица кафе. — Мой первый муж тоже был полицейским здесь, в этом участке. И я ни разу у него пистолета не видела.

— Никогда? — переспросил Мудроу, поглядывая на часы.

День заканчивался. Больше всего его беспокоило то, что Эпштейн что-то предпримет независимо от него. Он думал о том, как поведет себя капитан — проинформирует его или не станет этого делать. Эпштейн настоящий полицейский, и он обязан действовать. Стоит поразмыслить. Если показать портреты по телевизору, «Американская красная армия» бесшумно исчезнет, перебазируется на Кубу, в Россию или Сирию. И даже если это у них не получится, если удастся накрыть их в Штатах, он, сержант Мудроу, отомстить не сможет — государство будет контролировать их постоянно: в тюрьме, в суде — всюду.


Когда Джонни Катанос и Музафер вышли из машины и пошли к дому, Музафер внезапно почувствовал себя так, словно потерял что-то очень дорогое. Словно он в последний момент провалил операцию, забыл все, чему научился, перечеркнул всю свою жизнь — детство в лагерях для беженцев, годы тренировок, страдания своего народа. Глядя на ягодицы Джонни, поднимавшегося по лестнице впереди, он вспоминал свои речи о необходимости революции и революционной дисциплины. Что теперь будет с «Американской красной армией» и всеми планами? Как ему теперь поддерживать порядок в своей группе? Такое впечатление, что он целый день курил гашиш. Дверь поплыла перед его глазами, но, увидев улыбающуюся Джейн Мэтьюс, он не удивился. Сначала подумал было, что спасен, но затем, когда Джейн поцеловала Джонни в губы и прошептала «Я ждала тебя весь день», понял, что это не так.

— Я привез тебе подарок. — Джонни повернулся и поднес руку Музафера к ее губам.


Мудроу ехал домой, и еще с Вильямсбургского моста было видно, что ветер развеял туман и дождь ушел в сторону Атлантики. Завтра будет один из редких для Нью-Йорка дней, когда небо сияет особенно ярким и пронзительно-холодным светом, напоминающим тот огонь, что буквально приковал его к мостовой в ту минуту, когда Рита погибала у него на глазах. Внезапно у него появился страх, что он не сумеет выследить Музафера и его банду, но Мудроу отогнал прочь эти мысли, заставив себя думать о том, что он должен делать, чтобы выполнить задачу, поставленную им перед собой. Работа, в которую он погрузился, успокаивала. Он размышлял о кварталах, которые еще не обследовал, и больше всего о бульваре Куинс с его подземкой.

Сотни домов — от маленьких, односемейных, до многоквартирных — были построены там за последние десять лет, чтобы люди не платили за жилье сумасшедшие цены, установленные домовладельцами в центре Манхэттена. Все участки поблизости от станций подземки — вне пересечений с криминогенными районами — моментально застраивались. Даже Джексон-Хайтс и Форест-Хиллз, в которых жили в основном выходцы из Латинской Америки и Африки, и те перестраивались молодыми менеджерами, искавшими выгодную стартовую площадку для начала служебной карьеры. Понятно, что на поиск уйдет еще не один день, но Мудроу пока что не чувствовал себя в цейтноте. «Американская красная армия» состояла из людей, которым надо есть, надо вести хозяйство: покупать одежду и сдавать ее в чистку; мыть, заправлять и чинить машины. Они покупают газеты и пьют кофе, и наверняка каждый день в одном и том же месте. Ну, это же невозможно, чтобы три человека изо дня в день делали все это в одном и том же своем квартале и ни разу не попались никому на глаза? Нет, конечно. Его «бьюик» мягко съехал с моста, и впервые у сержанта даже мысли не было о том, чтобы по дороге домой заскочить куда-нибудь и немного выпить.

Глава 17

Леонора Хиггинс проснулась с головной болью, предвещающей начало ее ежемесячных мучений. Она была достаточно современной женщиной, чтобы не принимать это как «проклятие», но недостаточно сдержанной, чтобы, стиснув зубы, пережить эту мороку. С подросткового возраста ее больше всего бесило то, что это с ней навечно, каникулярных месяцев не ожидается. Как все подростки, она часто презирала все правила дома и в школе, но каждый месяц страдала от колющей боли, начинавшейся всегда в одно и то же время.

Боль в спине легко снималась. Она проходила после долгого обжигающего душа. Леонора сняла ночную рубашку, вошла в ванную, открыла кран и принялась чистить зубы, ожидая, пока вода согреется. Встав под душ, она несколько минут наслаждалась теплом воды, облегчающим боль в спине, затем, не торопясь, начинала намыливать тело, напевая незатейливую мелодию.

Именно в этот момент таинственные силы вмешались в порядок дня, расписанного заранее по минутам. Вода в душе стала неожиданно холодной — ну, просто горная река весной, — но крик, который исторгла Леонора, и вовсе леденил душу. Она с визгом выпрыгнула из ванной на пол, даже не поняв толком, что произошло. Машинально потянулась за полотенцем, проведя рукой по волосам, на пальцах осталась густая белая пена. Леонора перевела взгляд на струю воды, низвергавшейся из душа.

— Этого еще не хватало. — В голосе ее не было злобы. — Ну, что тут прикажешь делать?

Выход был один: Леонора переключила воду с душа на кран, встала на колени на коврик у ванны и наклонила голову под струю воды. Это пришлось проделать трижды, но в результате она почувствовала себя вполне сносно. Интересно, что заставляет людей зимой принимать ванны в Атлантическом океане?

Через пятнадцать минут она уже привела себя в порядок и вышла из квартиры. Парк-Слоуп в Бруклине, где жила Леонора, находился довольно далеко от ее офиса на Куинс-бульваре, а машины у нее не было, потому что она сразу просчитала, что за это удовольствие придется платить — либо пятьдесят долларов в неделю за место в гараже, либо сто долларов за каждую парковку в неположенном месте. Не желая менять престижный Парк-Слоуп на другой район, поближе к работе, она сделала тот же выбор, что и большинство ньюйоркцев, и пользовалась общественным транспортом. Ей приходилось два квартала до подземки идти пешком, а затем долго ехать в битком набитом вагоне через Южный Бруклин, Чайнатаун, пол-Манхэттена до самого Куинс-бульвара. Всего получалось час с четвертью в удачный день.

Но тот, кто знаком с этим маршрутом, уже догадывается, что если говорить о городском транспорте, то далеко не каждый день можно было назвать удачным. Остановки в туннеле — обычное дело, особенно в часы пик, и чаще всего это остановки надолго. А случается и так, что подземка вообще не действует, как это случилось в тот день на станции «Лексингтон-авеню» из-за пожара, возникшего в туннеле у станции «Куинс».

Леонора уже попадала в такие ситуации и спокойно размышляла о том, каким способом доберется до службы. Она могла сделать пересадку и доехать до Сорок второй улицы, могла сесть в автобус и, наконец, взять такси. В первом случае подземка довезла бы ее до Рузвельт-авеню, а дальше предстояло путешествие на своих двоих, и нельзя сказать, чтобы короткое. Такси обойдется в восемь долларов, и неизвестно, сколько времени проторчит в пробках. Автобус, если он вообще появится, тоже не минует эти пробки и к тому же притормозит на каждой остановке. Так ей вообще сегодня до офиса не добраться.

Оставалось выйти из подземки и перейти пешком на другую линию, на Пятьдесят девятую улицу. Это значит протопать шесть кварталов, но зато она доедет до самой работы. Это было бы идеальным решением проблемы, если бы не толпа пассажиров, ринувшихся, как и она, с Пятьдесят третьей улицы на Пятьдесят девятую. Поезда будут набиты битком, на платформе тоже давка, опять же остановки, что гарантирует по крайней мере еще полтора часа отчаянного невезения. «Это, пожалуй, слишком», — подумала Леонора и завернула в кафе выпить кофе с шоколадным пончиком.

Пончик вернул ей хорошее расположение духа. Расценив это как добрый знак, она решила попытаться поймать такси и быстро пошла в сторону Третьей авеню. По утрам там всегда масса такси — водители забегают в свои конторы, прежде чем разъехаться по городу. Леонора прекрасно знала, что таксисты не любят брать черных. Газеты писали об этом чуть ли не каждый день, но лично она с такой проблемой практически не сталкивалась. Бояться ее нечего. Одета она всегда была аккуратно, в стиле деловой женщины, а водителей устраивало направление: центр города, куда-нибудь в район Шестой авеню. Она допускала, что сложности могут появиться, если попросить отвезти ее в Куинс. Никому не хотелось ехать в такую даль, потому что там обычно нельзя взять другого пассажира.

Да пропади оно пропадом, это такси. У нее куча дел в офисе, и, если понадобится, она покажет удостоверение и заставит подлеца ехать туда, куда ей надо. Леонора решительно стала на мостовой, подняла руку, и первое же такси резко свернуло к ней из-за грузовика, заставив Леонору чуть ли не прыжком вернуться на тротуар.

— Мне нужно на Куинс-бульвар в Форест-Хиллз, — сказала она чуть тише, чем следовало.

Таксист смотрел на нее из открытого окна, сдерживая усмешку.

— И что из этого? — спросил он.

— А то, что вы меня туда отвезете, — заявила Леонора.

— Каким образом вы собираетесь попасть в Форест-Хиллз?

— Не понимаю.

— Если вам нужен Форест-Хиллз, садитесь в машину — вряд ли я смогу переместить вас в пространстве усилием воли.

Леонора открыла дверцу, начиная раздражаться, но таксист рукой преградил ей путь.

— Только вот что… — сказал он.

— Валяйте, — ответила Леонора, ожидая намеков или оскорблений по поводу цвета кожи. Наверное, деньги вперед попросит.

— Вам придется оставить где-нибудь кофе. Я никому не позволю есть в машине. Прошу прощения, леди. — Его лицо и взгляд выражали благожелательность и нейтральность одновременно.

— Я не сниму крышку со стаканчика, пока не выйду.

— Прошу прощения, — повторил он. — Если что-то прольется, убирать придется мне. Вы же не хотите, чтобы я на каждом шагу останавливался и вытирал сиденье? Но если вы не собираетесь ехать, дело ваше.

Смирившись с этим небольшим унижением, — за поездку в Куинс надо платить, — она бросила закрытый стаканчик кофе в урну и села в машину. Сиденье было чистым на удивление, на полу ни соринки, а стекла блестели.

Доехали быстро. Даже всегда забитый мост на подъезде к Пятьдесят девятой улице был относительно свободен, так же как и Куинс-бульвар. Леонора вошла в офис незадолго до девяти, и время еще оставалось. «Чашка кофе сначала, а уж потом объяснения с Джорджем Бредли», — решила она про себя. Накануне, просматривая дело Чедвика, она споткнулась на одном имени — Пако Бакили. Допрос этого Пако поможет прояснить, кто и что стоит за убийством Чедвика — уголовник или террорист. Но на это требовалось время, а главное — разрешение шефа.

В своем кабинете наверху, впервые за весь меряц, Бредли пребывал в почти что хорошем настроении. Он только что договорился о встрече с информатором, которому определенно доверял. Он работал две недели, чтобы продраться сквозь дюжину агентов к бывшему палестинскому террористу, служившему теперь в ливийском представительстве при ООН. Этот человек утверждал, что никто в посольстве Ливии, да и во всей Ливии не знает ничего о местонахождении «Американской красной армии», и похоже, что это так и было. Бредли казалось, что он только и делал все эти дни, что разговаривал по телефону, дозваниваясь до осведомителей, делая все, что только возможно, и не добиваясь никакого результата. Удача пришла, когда он был уже готов довольствоваться непроверенными слухами.

Бредли почти что капитулировал перед обстоятельствами, когда наконец вышел на человека, который, отказавшись назвать свое имя, шепнул, что есть вероятность — не более того, — что группой под названием «Американская красная армия» руководит некий Афтаб Музафер. Скорее всего, предполагал информатор, в Ливии ему сделали пластическую операцию, значит, у хирурга, который его оперировал, должны быть его фотографии в послеоперационный период. Фотографии достать можно, но за определенную сумму.

В сумме и заключалась проблема. Человек говорил о миллионе долларов или даже о двух миллионах. Точную цифру он назвать не мог. От фотографий его отделял длинный ряд других людей. Он обещал все узнать и перезвонить. Через два дня? Через три? Он не хотел бы вводить в заблуждение. Определенно только одно: для начала нужны деньги. Хотя бы часть денег Чтобы завести механизм.

— Мы должны увидеться. Прежде чем вы получите деньги, нам надо встретиться лично. — Бредли говорил нарочито хриплым голосом. Он должен был убедиться в том, что все это не провокация. Этого человека надо заставить прийти туда, где его сфотографируют и идентифицируют. Его самого, всю историю его предательства со временем можно будет продать тем, кто в этом заинтересован. Такая встреча и есть акт предательства, и тот, кто звонил, конечно, понимал это.

— Разумеется. Можем встретиться, — спокойно ответил Хасан Фахр. Со своей стороны, он понимал, что на его приманку попалась крупная рыбешка, и говорил шепотом, чтобы максимально усложнить идентификацию его голоса специальной аппаратурой. — Увидимся. Но не сейчас. Сначала я должен договориться с посредниками, а вы пока выясните насчет денег. Музафер очень сложный человек, способный на все. Если это действительно он, его нельзя оставлять в живых. — Хасан был доволен своим «американским» английским. Кто поверит, что до двенадцати лет он ел руками? — Я думаю, начнем с пятидесяти тысяч. Если у вас проблемы с долларами, можно золотом, по курсу лондонской биржи.

Когда Леонора вошла в кабинет, Бредли был возбужден. Вообще-то ошибался он не часто, но сейчас просто не знал, что предпринять. Пока Леонора пила кофе, он вкратце изложил ей суть разговора с ливийцем.

— Я молюсь, чтобы это оказалось так. Господи, Леонора, я просто не верю, что нам удастся поймать их. Именно сейчас, когда у них горы оружия, взрывчатки и прочего. Ведь они в любой момент могут улизнуть из страны.

— Но два миллиона… — Леонора даже не потрудилась закончить фразу.

— Мы уломаем его, он скостит. Арабы вечно преувеличивают. Сначала просят луну с неба, а потом соглашаются на гроши. У них у всех менталитет каирских лавочников.

Леонора смотрела на него несколько настороженно. Может быть, в том, что он говорит, есть какая-то расистская подоплека?

— Я давно хотела сказать, — с места в карьер начала Леонора, хотя и была уверена, что разговор бесполезный. — Я насчет того полицейского, сержанта Мудроу. Его обязали представлять мне письменные отчеты дважды в неделю, а от него ни слуху ни духу. — Она тут же умолкла, заметив отеческую ухмылку на лице Бредли, и разозлилась. — Послушай, Джордж, если ты не согласен с моими выводами, скажи. Есть основания полагать, что ограбление Рональда Чедвика — вовсе не уголовная разборка. Выяснилось, что этот грек, как появился внезапно на рынке наркотиков, так же внезапно исчез. Две женщины по его приказу занимаются сексом с незнакомыми мужчинами. Если это обыкновенные проститутки, то почему их с тех пор никто не видел? Почему никто из квартала о них ничего не знает? Куда они вдруг исчезли? Я хочу допросить Пако Бакили, очевидца взрыва в квартире Чедвика. Он в тюрьме на Райкерс-Айленд и ждет перевода в другую тюрьму.

— А что, если его уже допросили? И почему ты думаешь, что он все знает? Что же до этого сержанта, подай рапорт его начальству, и пусть они с ним разберутся. — Бредли вынул изо рта трубку и полез в карман за табаком. Идея уже возникла у него, и нужно было только как следует все взвесить. Если его труды не бесполезны, если он, Джордж Бредли, стоит на правильной дороге и дорога эта приведет его к «Американской красной армии», не лучше ли будет оставить Леонору Хиггинс за скобками предстоящих событий? Ну, ладно: раз настаивает, пусть идет по ложному следу. — Скажи, — произнес он улыбаясь, — а почему ты думаешь, что между греком и террористами существует связь? Какие у тебя доказательства? Русская граната? Боюсь, ты без ума от этого полицейского. Самая скверная ситуация для агента.

— А убийцы? Куда они исчезли? Значит, они все откуда-то приехали. О чем я все время говорю? Ты помнишь массовое убийство в Бруклине в прошлом году? Когда нашли малыша, ползавшего в луже крови?

— Конечно, помню. Продолжай.

— Все знали, что это — наркотики, все знали, кто убийцы, и знали уже на следующий день, хотя их искали потом полгода. Наркобизнес и терроризм — это очень близко, почти рядом.

— Необязательно, — не согласился Бредли.

— Но принцип один. Небольшая группа людей, занимающихся незаконной деятельностью. И там и там полно информаторов, внедрившейся туда агентуры. И там и там все друг друга знают. Если бы некая бандитская группа совершила налет на голландское посольство, а потом легла на дно и больше не появилась? Это не показалось бы тебе странным? Если ни один из наших агентов ничего не может о них сообщить?

Она вдруг замолчала. Почему она бесконечно должна что-то доказывать этому человеку? У нее снова мелькнуло: «Да потому, что я цветная». На Леонору хлынула волна ненависти.

— И я знаю наверняка, — сказала она сквозь зубы, — что сержант не договаривает. Я точно знаю.

Бредли раскуривал трубку, в его позе и выражении лица сквозила снисходительность. В своих глазах он представал воплощением мужества, но для Леоноры был эталоном самовлюбленного эгоиста. Бредли поднял голову и пристально посмотрел на Леонору.

— Хорошо, — сказал он, — действуй так, как считаешь нужным. О чем здесь говорить? Я тоже думаю, что сержант помалкивает. Уверен, что он затеял какую-то игру. Дурацкую игру. Если хочешь выяснить, какую именно, — валяй. Я — за. Если это тебя успокоит, разнюхай, что сможешь.

Леонора молчала. Она вдруг вспомнила отца. Вспомнила тот день, когда поняла, что ее отец наркоман и не может жить без героина. Вспомнила, как он сидел на кухне за столом, мать кричала, требуя деньги, которые постоянно исчезали, а у него даже не было сил отвечать. Ее переполняло отвращение к миру и к людям, и она смотрела на шефа, не скрывая своих чувств.

Бредли сделал вид, что ничего не замечает, когда подошел к ней и дружески потрепал по плечу.

— Давай, прижми его.

Быстро, чтобы не проговориться, промолчать о том, что хотелось бы высказать, Леонора повернулась и пошла к себе.

«Не может быть. Что же это за день такой?» — размышляла она, разбирая бумаги на столе, и чуть не расплакалась. Чувство обиды, охватившей ее, когда она вошла в лифт, сменилось гневом, и она с размаху ударила по панели всей ладонью. Вспыхнул ряд из шести кнопок, так что лифт должен был останавливаться на каждом этаже, прежде чем мисс Хиггинс оказалась в гараже у своего черного «плимута».

Автостраду на Лонг-Айленд Леонора миновала неожиданно легко, после чего свернула к Централ-Паркуэй, где оказалось еще свободней. Это было так здорово — мчаться на большой скорости, обгоняя другие машины. Глубоко вздохнув, Леонора расслабила плечи, почувствовала, как спадает напряжение, и смогла сосредоточиться на своих делах. Как правильнее выстроить разговор с Пако Бакили? Что она может ему предложить? И чего не предлагать?

К сожалению, ее размышления прервали вой сирены и красная мигалка полицейского автомобиля, который преследовал ее машину. Двое полицейских, не скрывая усмешки, показывали ей на тротуар. Они знали, что останавливают правительственную машину, и это, видимо, забавляло их.

Оба вышли из машины в одинаковых черных кожаных плащах и высоких ботинках. Когда они приблизились к Леоноре, один встал у окна водителя, а другой — с противоположной стороны, у переднего сиденья. Стандартная мизансцена для экстремальной ситуации, совершенно неадекватная в данном случае.

— Вы превысили скорость, мисс. Пожалуйста, права и документы на машину, — начал один из полицейских.

— ФБР. — Леонора показала свое удостоверение. Она была так зла, что даже не смотрела в его сторону.

— Смотри, — закричал полицейский, — ФБР. Черная — и в ФБР. — Свое пренебрежение он демонстрировал откровенно непристойным танцевальным движением. Его напарник повел себя несколько иначе.

— За кем гонитесь? Крупная рыбка? Что-то я ничего не заметил. Вы знаете, что не имеете права превышать скорость, если не преследуете преступника? Не мы придумываем правила, но мы не можем позволить, чтобы блюстители закона давили пешеходов.

Первый полицейский оттанцевал свои па и заговорил:

— Боюсь, мисс, что вам придется уплатить штраф. Надеюсь, это послужит вам уроком.

Леонора открыла сумочку и рефлекторным движением схватилась за пистолет, но не вынула его, а снова положила руку на руль. Она сделала это машинально, но эффект произвела. Полицейские переглянулись и ушли в свою машину, прихватив ее удостоверение. Конечно, они еще поиздевались над Леонорой, заставив ее прождать целых двадцать минут. Наконец один из них вернулся и, возвращая документы, снова сделал ей выговор:

— На этот раз придется вас отпустить, но в будущем следите за скоростью.

Райкерс-Айленд снова продемонстрировал, что каждый городской служащий считает обязанностью усложнить жизнь федеральному агенту. Правительство штата в свою очередь в ряде случаев не скрывало пренебрежения по отношению к нью-йоркским властям. Что поделаешь, замкнутый круг. И хотя Леонора внутренне уже приготовилась к тому, что к Пако Бакили ее допустят не сразу, а часа два промаринуют, но смириться с этим нельзя, и припадки ярости и жалости к самой себе сменяли друг друга каждые десять минут.

Разговор с Пако никак не мог поднять у нее настроение. Весь их диалог, если его можно так назвать, сводился к фразе, которую этот уголовник произносил с особым, неповторимым выражением.

— Пако, я агент ФБР Леонора Хиггинс.

— Пошла ты…

— Я хотела бы поговорить с тобой об одном греке и двух его спутницах.

— А пошла ты…

— Нам надо поговорить о тех людях, из-за которых ты здесь оказался.

— Ну и пошла ты…

И все-таки есть что-то такое, что заставляет развязать язык самым неразговорчивым собеседникам, попавшим в эту самую безопасную тюрьму штата. Пако было наплевать, чего хочет от него эта женщина, хотя, если бы напротив него сидел нью-йоркский полицейский, он бы подумал, прежде чем принять боевую стойку.

— Сержант Мудроу был здесь у вас на прошлой неделе. О чем вы с ним говорили?

— Пошла ты к черту.

— Слушай, ты, гаденыш, я с тобой не в игрушки пришла играть. Если ты не станешь отвечать, поговорим по-другому.

Пако расплылся еще шире.

— Пошла ты к черту… черномазая.

И когда он расхохотался прямо в лицо, Леонора оказалась перед проблемой, о которой в свое время говорил ей Бредли. Пако отбывает срок в тюрьме штата, осужден он за преступление, совершенное в этом штате, и приговор уже вынесен. Леонора не может ему ничем угрожать и не может ничего обещать, и Пако все это прекрасно понимал. Его наглость оскорбила ее как женщину, как негритянку и как профессионала. Она встала и принялась ходить по кругу, заложив руки за спину. Пако сидел на стуле, руки в наручниках лежали на коленях. Он даже не смотрел на нее, и напрасно. Леонора ударила его справа по уху, так что ухо моментально распухло до невероятных размеров, а из горла Пако вырвался звук, меньше всего напоминавший «пошла ты». Затем она быстро перевернула стулья и сдвинула стол с середины.

— Что это ты делаешь? — возмутился Пако.

Вместо ответа Леонора принялась колотить в дверь, и на шум прибежали два здоровых надзирателя, оба цветные.

— Этот козел пытался меня ударить, — сказала Леонора.

— В самом деле? — Надзиратели смотрели на Пако, как на жука в стеклянной банке.

— Он сказал, что не верит, что черные могут работать в правоохранительных органах. И что мы все отродье. Я не собираюсь тратить время на официальную жалобу. Да и смысла нет. Судьи такую бумагу и рассматривать не станут. Я подумала, может, лучше вам сказать, чтобы вы за ним тут присмотрели, как положено.

Один из полицейских подмигнул ей:

— Не волнуйтесь, мамаша. Мы конфликт урегулируем. Он у нас такой не единственный.

Леонору так развеселило обращение «мамаша», что она даже улыбнулась про себя по дороге к машине. Но когда подошла к ней, то прислонилась к дверце и замерла. Она чувствовала себя, как боец на ринге, как боксер, который получает удар за ударом, выжидая момент, чтобы самому послать противника в нокдаун. Было ясно, что этот день окончательно испорчен. Теперь надо ехать к Мудроу. Другого выхода у нее не было. Даже если она допросит всех, кто упомянут в полицейском отчете, и составит фоторобот Джонни Катаноса, Бредли никогда не позволит ей довести операцию до конца. Просто времени не даст. Итак — или Мудроу, или никто.


Мудроу готовился к завершению работы на территории двести третьего участка, когда в дверь позвонили. Он думал, что пришла вдова Торрез с какой-нибудь едой. Со дня смерти Риты она от него не отходила, как сова, когда она выслеживает мышь. Увидев в дверях своей квартиры Леонору Хиггинс, Мудроу оторопел.

— Аааааа. — У него вырвался какой-то невнятный звук.

— Можно войти? — спросила Леонора.

Гостиная Мудроу была завалена книгами, листиками из блокнота, а на стене висела огромная карта.

— Нельзя, — сказал он, словно ничего другого и не мог предложить.

— Что с Вами? — Леонора рассердилась. От обид и отказов — весь день подряд — она устала до бесконечности. — Мне нужно поговорить с вами о Чедвике и «Американской красной армии».

— Не сейчас, мисс, извините.

— Вы можете говорить нормальным тоном? Вы же не на работе.

— Я не хотел бы вас обижать, — начал Мудроу вполголоса. — Дело в том, что я не один. Я с женщиной, и сейчас она лежит на кухонном столе с голой задницей. Я бы, конечно, пригласил вас войти, но девушка стесняется своей полноты. Если правду говорить, так толще, чем она, мне сроду никто не попадался. Так что лучше будет, если мы поговорим в другой раз.

— Мне это надоело, — процедила Леонора сквозь зубы.

— Но поймите, леди, что в конце концов мне все равно, что именно вам надоело. Все, что я мог вам сообщить, находится в папке, которую вы повсюду с собой таскаете.

— Да? — крикнула она. — Хорошо, если бы так оно и было. Вы знакомы с приказом — дважды в неделю отчитываться о проделанной работе? Вы не появились ни разу. Вы знаете об этом.

— Я просто не успеваю, работы многовато получается. Но если бы я узнал что-нибудь новое, обязательно пришел бы к вам.

Леонора была уже не в состоянии все это выносить.

— Помогите! На помощь! — закричала она.

Мудроу подождал, пока не затихло эхо на лестнице.

— В помощи я отказать не могу, — сказал он спокойно, закрывая дверь. — Примите две таблетки аспирина и позвоните мне утром.


Будучи совершенно пьян, Стенли Мудроу лежал в своей постели и не мог уснуть. Он исследовал участок номер двести три, а именно опросил всех владельцев баров в этом районе — и безрезультатно. Вспомнив о том, что он в отпуске, Мудроу начал пить с утра. К вечеру он уже не мог сидеть за рулем, и домой его доставила дежурная патрульная машина.

Войдя в квартиру, он с трудом снял ботинки и брюки, прежде чем рухнуть на кровать. Он был уверен, что уснет немедленно, что сон его и спасет, но полностью сознание почему-то не отключалось, и в полузабытьи он шел по Шестой авеню на встречу с Ритой, а кругом ревела толпа, гудели машины, орало радио. Он изо всех сил пытался избавиться от этого видения, пока не погрузился в свою «фантазию», как он это называл.

Он фантазировал каждый день по нескольку раз. Оставшись наедине с беспомощной «Красной армией» — бойцов было то больше, то меньше, то десять человек, то четверо — и оттягивая неизбежную казнь, он подвергал их неслыханным пыткам. Иногда приковывал наручниками друг к другу, иногда избивал так, что они не могли шевельнуться. В ту ночь он подвесил двух женщин к водопроводной трубе на кухне, и одна молила о пощаде, а другая билась в истерике и требовала справедливого суда. Кто-то из них пытался в него плюнуть, но он не обращал на это внимания: сидел на кухонном столе и чистил пистолет, прокручивая барабан, как ковбой в вестерне, и медленно заряжая патроны. Каждый патрон он демонстрировал членам «Красной армии» и только потом заряжал.

Затем он сам — великан, в руках которого пистолет казался игрушкой, — поднимался со стула и медленно шел к своим жертвам. Он Видел, как они сжимались от ужаса, они-то знали, что сейчас будут расстреляны без следствия и суда присяжных. Этот их страх успокаивал его, и он проваливался в густую теплую тьму.

Глава 18

Алан Эпштейн, капитан городской полиции Нью-Йорка, сидел на кухне и смотрел на свою Альму, на свою тридцатисемилетнюю жену. Наблюдая, как она превращает содержимое холодильника в бутерброды с черничным джемом, кленовым сиропом, в жареные сосиски, апельсиновый сок и кофе, Эпштейн заряжался ее утренней энергией. Его снова беспокоила язва: ноющая боль в желудке могла утихнуть сама по себе, а могла разойтись так, что не унять. Он подумал, что Альма не пойдет ни на какие уступки его язве. Она добросовестно исполняла обязанности еврейской мамы, Альма искренне верила в то, что всякая болезнь, которую нельзя вылечить едой, не заслуживает внимания, а все медицинские заключения неизменно комментировала одной и той же репликой: «Откуда им знать?» Эпштейн давно перестал спорить с ней на эту тему, тем более что ему нравилось, как она готовит.

Беспокоило его другое. Он думал о Мудроу. Человек, способный решать самые сложные внутренние проблемы на его участке, сам стал для него такой проблемой. На днях позвонил ему один лейтенант из двести третьего участка Куинса, справедливо раздраженный тем, что кто-то лезет в его дела, и тут на поверхность всплыли кое-какие особенности поведения Мудроу в последнее время. Сержант, как и подозревал Эпштейн, вышел на охоту. Конечно, это вовсе не означало, что он преследует именно «Американскую красную армию». Но одновременно никак не гарантировало, что Мудроу постоянно отчитывается о своей работе перед ФБР. Эпштейн проработал в седьмом участке двадцать лет и готов был поспорить на свою пенсию, что Стенли прежде всего движет желание отомстить. И в конечном итоге, что бы тот ни писал в своих донесениях Хиггинс или Брендли, он выследит «Красную армию» сам, без посторонних.

Если сержант идет по ложному следу, это не страшно. Но если он движется по верной дорожке, что тогда? Тридцать три человека погибли в огне на площади Геральд. Сколько жертв принесет следующий теракт? Сто? Тысячу? А Мудроу, прав он или нет, готов рисковать чужими жизнями ради того, чтобы удовлетворить свою жажду мести. Он действует как игрок, который сделал ставку на эту самую «Красную армию», и потому должен нейтрализовать ее, прежде чем она снова даст о себе знать.

Эта мысль бесила Алана Эпштейна как полицейского. Если показать по телевизору фотороботы преступников, это, по крайней мере, заставит их притаиться и тем самым предотвратит следующую акцию. Полицейский никогда не поставит безопасность общества выше своих личных интересов. А сейчас следует, прежде всего, обезвредить преступников, и сделать это можно только общими усилиями. Позиция, которую Мудроу откровенно игнорирует.

Тут еще нельзя не учитывать и другие обстоятельства, куда более важные. В той тайной внутренней борьбе, которая никогда не утихала в самом ведомстве, Эпштейн, как правило, брал верх. Сейчас ситуация в управлении особенно обострилась. Если Мудроу осуществит задуманное или, что еще хуже, у него все сорвется в последний момент и наверху станет известно, что он, Эпштейн, знал, чем занимается Мудроу, и не сообщил в ФБР, то и месяца не пройдет, как ему объяснят, что в интересах дела ему следует уйти на пенсию. Как он ни привязан был к своей Альме, но проводить с ней дни напролет Эпштейн был еще не готов.

— Хочешь пирожок? — спросила Альма, заметив, что он погрузился в свои размышления.

— А? — Очки Эпштейна лежали на столе, и перед ним был, скорее, контур Альмы, чем она сама.

— Алан, ты возьмешь еще пирожок?

— Ну, что ты, у меня там все горит.

— Это из-за Мудроу, да? Не понимаю, почему ты его всегда защищаешь. Если бы не этот камень, который ты сам повесил себе на шею, ты бы уже давно был инспектором.

— Хватит уже, — застонал Эпштейн, — ты думаешь, мне от этого легче? — Он помолчал и вздохнул. — Может, подать рапорт Флинну?

— Ирландцу? — Альма возмутилась. — Только не ирландцу. Этот ирландец съест бедного сержанта с потрохами.

— Бога ради, Альма, ты только что говорила мне, что я его постоянно выгораживаю, а теперь…

— Только не ирландцу. Пусть кто-нибудь другой поговорит с мальчиком.

— С каким мальчиком? Мудроу — мальчик?

— Как ты не можешь понять, Алан. — Она решительно тряхнула головой. — Он же как дитя в лесу. Управление разорвет его на части. Ты не можешь вот так просто сдать его ирландцу, не поговорив с ним сам.

— Так, хорошо. А теперь скажи мне, если ты хочешь, чтобы я просто поговорил со Стенли, почему ты об этом сразу не сказала? Зачем весь этот шум?

— Ради твоего желудка, дорогой. — Она обворожительно улыбнулась. — У меня еще есть пирожки с луком.

Когда Эпштейн переступал порог квартиры Мудроу, он увидел комнаты неправдоподобной чистоты, как будто на днях здесь закончили ремонт. Сержант извлек урок из неожиданного визита Леоноры Хиггинс, и ни малейшего намека на характер его работы в последние дни нельзя было обнаружить. Встречая капитана, Мудроу гордился сам собой до тех пор, пока не понял, что Эпштейн прекрасно знает, чем он занимался на территории двести третьего участка.

— Ну, я не слишком много времени потратил на это? — поинтересовался Мудроу.

— Ради Бога, Стенли, на что ты рассчитывал? У тебя есть друзья? У меня тоже. Не говоря уже о ребятах, которые дорожат честью участка. Ты же не в вакууме живешь, верно?

— Я провожу официальное расследование. Что тут такого?

Эпштейн посмотрел на Мудроу и поморщился. Тут придется непросто.

— Пива нальешь, Стенли? — Желудок болел нестерпимо. — Сделай одолжение.

Две бутылки «Будвайзера» и стаканы появились мгновенно, словно Мудроу вынул их из шляпы.

— Ты говоришь, что отчеты представляешь вовремя? — Эпштейн глотнул пива. — И что изображения грека и его девок есть в деле?

Мудроу развалился в кресле, скрестив руки на груди.

— Я ищу того, кто убил Рональда Чедвика. Если я не всегда успеваю с отчетами, ничего страшного не происходит. Мне все равно еще докладывать не о чем. Не забывай, капитан, пока грек связан только с делом Чедвика. Ты стал похож на мисс Хиггинс, делаешь из этого целую трагедию.

— Не морочь мне голову, Стенли. — Эпштейн разозлился, чуть не до слез. Он вскочил с места и заорал на Мудроу: — Ты ищешь ублюдков, которые убили твою Риту. Тебе плевать на этих наркотов с Атторни-стрит. Ты считаешь, что эти люди связаны между собой, и хочешь выследить их сам. Я знаю, у тебя есть причины делать все молчком. Ты что, думаешь, я полный идиот? Если бы я не считал себя твоим должником, я бы отдал бы тебя на растерзание управлению. А теперь, Стенли, говори все, как есть.

— Все? — Мудроу посмотрел Эпштейну в глаза. Он уже собрался с духом, чтобы рассказать ему о двух женщинах, устроивших спектакль на Шестой авеню. Но в таком случае, тут же просчитал он, ему придется отказаться от всех своих планов, и передумал. Он опустил глаза, изображая депрессию, которая и в самом деле грозит ему, если у него ничего не выйдет. — Слушай, капитан, я должен попробовать. Что с того, что все так медленно движется? Я был там, когда это произошло. Она погибла у меня на глазах. Я должен что-то сделать.

Эпштейн сел. Трудно давить на человека, пережившего такое горе. Может быть, он и затеял все это, чтобы попытаться отвлечься от мыслей о Рите? Человек имеет право забыться? Но Эпштейн не мог абстрагироваться и от другой стороны дела: Мудроу был слишком профессионалом, чтобы поддаться самообману. Если он думает, что между смертью Чедвика и «Американской красной армией» есть связь, значит, он что-то не договаривает.

— Стенли, ты знаешь, что будет со мной, если выяснится, что ты лжешь? Если я не доложу начальству обо всем этом?

— Я говорю правду.

— Ты уже влип с теми билетами в кинотеатр. Ты же не упомянул о них в отчете.

— Но тебе-то я рассказал, тебя-то я не обманул. Если бы я не рассказал тебе об этих билетах, ты бы о них ничего не знал. А теперь криком кричишь, что я тебя вожу за нос. Нечестно получается.


«Американская красная армия» имела право на это название хотя бы потому, что все ее члены самоотверженно служили одной цели. Пока Мудроу продолжал свои поиски, а Эпштейн и Хиггинс разрабатывали стратегию расследования, «Армия», в отсутствие Музафера, который впервые опаздывал, сидела на кухне Эффи и Джейн, прослушивая запись телефонной беседы. Они решили сами проверить информацию в сегодняшней газете о демонстрации в Бруклине, где незаконно хранятся химические отходы. В статье упоминалась организация, именовавшая себя «Общество за безопасность города», в которую входила почти дюжина экологических объединений. Это «Общество» и было спонсором и устроителем акции.

Тереза Авилес ежедневно просматривала газеты в поисках информации о взрывчатых веществах. Она-то и заметила эту статью и позвонила по указанному телефону. Но и другие бойцы «Армии» не бездельничали. Джонни Катанос дважды побывал в здании фабрики с отходами. Эффи изучала расписание работы и транспортные маршруты трех бензиновых компаний, находящихся неподалеку от этой фабрики. Джейн думала о том, каким способом можно поджечь химические отходы. Важно было, чтобы огонь долго не затухал и чтобы началась настоящая паника. Узнав о взрыве, уцелевшие могли радоваться тому, что остались в живых. Это одно. Но если облако газа распространится по городу, это будет уже совсем другое.

Женщина, которая взяла трубку, Элеонора Сатовски, стала с энтузиазмом обсуждать ситуацию на Пятой улице, на фабрике с химическими отходами. Тереза представилась ей жительницей Гринпойнта, у которой трое детей и чей дом находится в шести кварталах от склада — понятно, почему она так встревожена.

— На вашем месте, — доверительно сказала Сатовски, — я бы убиралась подальше от этого места. Тем более что у вас трое детей. Дети особенно восприимчивы к канцерогенам, содержащимся в этом отравленном воздухе.

— На переезд нужды деньги, и немало, — ответила Тереза. — Все так сложно.

— Если бы вы знали, какая там начинка, вы бы заговорили иначе. У нас надежный источник информации. Это «Агентство защиты природы». К сожалению, журналисты ведут себя пассивно. Мы сами выпустили полдюжины пресс-релизов и будем продолжать свою работу, несмотря на все уверения правительства о том, что никакой угрозы нет. — Она помолчала, чтобы смысл ее слов дошел до собеседницы, и затем продолжила скороговоркой: — Там несколько тысяч баррелей отходов, содержащих поливинилхлорид и диоксин. Диоксин, кстати, один из самых мощных канцерогенов. Эти отходы легковоспламенимы, правда, при очень высоких температурах. Власти считают, что все меры безопасности приняты, у них есть вечные отговорки, всякие «бюджеты» и «приоритеты». — Она не давала Терезе и рта открыть. — В то время как последствия распространения газовых испарений непредсказуемы. Предсказать можно только одно. По сообщениям наших источников, там находятся сотни емкостей с цианидом и около тысячи с гидрохлором. Так вот, если эти вещества смешать, то и огонь не потребуется; они сами выделят токсичный газ, способный убить тысячи людей.

— Как они там появились? — прорвалась наконец Тереза.

— Хороший вопрос. И ответ на него есть. Одно время там работал некий Анастасио Парильо. Он там был мусорщиком и ассенизатором. Он и его брат — оба, по-моему, не очень преуспевали — однажды решили продать свою мусоросборочную машину и на эти деньги приобрели два фургона и стали по всей округе скупать цистерны со всякий дерьмом — кто от чего хотел избавиться. Им было все равно, что там, лишь бы наружу ничего не вытекало. Вот они-то и свезли все это хозяйство сюда, на склад, а потом исчезли. По нашим предположениям, вернулись к себе в Палермо.

— Тереза, а помнишь, что произошло в Камеруне года два назад?

— Что-то не помню, — тут же нашлась Тереза.

— Знаешь, никто так и не разобрался, отчего облако токсичного газа вышло из озера Ниос, а погибло при этом несколько тысяч человек. Врачи долго на могли понять, что происходит. Привозили людей со страшными ожогами на теле и в легких. Только после лабораторных исследований стало ясно, что это кислотные ожоги. И такие же ожоги появятся — появятся непременно — после пожара на складе.

Эффи Блум, широко улыбнувшись, выключила магнитофон.

— Хорошая страна Америка! Страна безграничных возможностей. Ну что же, Тереза. Все сделано на профессиональном уровне. Слышно так, словно она рядом.

— Спасибо за комплимент.

И в эту минуту вошел Музафер. Музафер сначала не хотел слушать запись, ссылаясь на неотложные дела, но неподдельное разочарование на женских лицах заставило его отступить от своего первоначального намерения. И он дослушал до конца.

— Отличные новости. Ты была убедительна, Тереза. Но придется на несколько дней это отложить. Сегодня утром я натолкнулся на человека, которого давно хотел встретить. Это Абу Фархад — араб, который своих друзей предает евреям. Я выследил его и проводил до самого дома. Я давно приговорил его к смерти. Джонни пойдет со мной.

«Армия» выслушала Музафера в полной тишине — бойцам надо было осмыслить сказанное. Первой заговорила Тереза:

— Почему мы должны останавливаться на полпути в нашей главной работе ради того, чтобы покарать предателя? Может быть, разумнее действовать в другой последовательности — сначала взорвать склад, а потом заняться Абу Фархадом?

— Я знаю Абу уже двадцать лет. Несколько раз с ним работал, и целый год, когда весь мир был против нас, мы вместе проходили подготовку в Сирии. Понимаете? Мы были собутыльниками в стране, где алкоголь запрещен. Абу знает обо мне все, и сейчас, как я полагаю, он сотрудничаете нашими врагами. Мы не можем рисковать, оставляя его в живых. К тому же многие арабы хотели бы ему отомстить. Когда евреи впервые вошли в Ливан, никто не знал, кто тут борец за свободу, а кто простой палестинец. Абу Фархад при неизвестных обстоятельствах оказался в плену, а наши товарищи стали гибнуть один за одним. Сотни людей расстреляли, тысячи попали в тюрьмы — их увезли в Израиль, и они гниют там до сих пор. Его казнь будет демонстрацией нашей силы. Это будет мучительная смерть и наглядный урок, прежде чем стать на путь предательства, человек задумается тысячу раз.

Эффи, бросив взгляд на Терезу, обратилась к Музаферу:

— Я пойду с тобой.

— Нет, — ответил Музафер. — Не надо создавать толпу. Предатель живет в уединенном месте, надо быть осторожным.

— Ты никогда не берешь меня, — закричала Эффи. — Это нечестно. Я не отказывалась ни от каких заданий, пыхтела с теми уродами, как резиновая кукла. А теперь вы меня в расчет не берете? Почему? Потому что я женщина? — Она снова взглянула на Терезу.

Музафер протянул ей руку.

— Эффи, ты все-таки понимаешь, наверное, что лучше, чем я и Джонни, с этой работой никто не справится. Если хочешь, вы с Терезой установите часовой механизм на складе. А потом, я думаю, надо будет несколько недель отдохнуть. Разъехаться и обдумать цели нашей борьбы.


Леонора — ищейка! Тень, скользящая в темноте! Леонора — невидимка! Витрины и зеркала отражают каждое движение Стенли Мудроу. Несложная оказалась штука — слежка за этой тушей, за детективом, едва ковыляющим по городским улицам. Стенли. Мудроу, огромный, как слон, выведет ее прямо на «Американскую красную армию». А еще лучше будет, если она перехватит инициативу и арестует «Армию» сама.

В половине шестого утра фантазировать легко и приятно. Посмотрев на себя в зеркало, Леонора поняла, что все это проще пареной репы. Неудобно, конечно, но скорее нудно, чем трудно. Она заправила шелковую блузку в белую юбку, полюбовалась собой в зеркале и добавила белый шарфик. Было прохладное апрельское утро, и она накинула на руку легкое шерстяное пальто — немаркое, ближе к темному цвету — и направилась к выходу, постукивая высокими каблучками по мраморному полу вестибюля.

Впервые в жизни она приехала на работу вовремя. Мудроу вышел из своего дома через десять минут, сел в машину и, не взглянув на зеркало заднего вида, направился в Куинс-Виллидж, в двести десятый участок.

Узкая полоса домов и офисов среднего класса отделяла респектабельный район Бейсайда от черных кварталов. Двадцать лет назад дети играли здесь в мяч, а взрослые собирали чернику. Теперь все было застроено. Правда, закон запрещал возводить здания выше пяти этажей. Мудроу интересовал квартал Глен-Оакс, вмещавший в себя около двух тысяч квартир. Там шла настоящая война: владельцы хотели продавать дома, а жильцы не собирались их освобождать. В результате там царила анархия: спекулянты за бесценок скупали квартиры у пожилых людей и вступали в права владения, надеясь, что старики долго не протянут. Пустующие квартиры самовольно занимали люди всех рас и национальностей. Сохнувшее на веревках белье олицетворяло незыблемость Ассоциации жильцов Глен-Оакс, а подростки выражали свое отношение к происходящему, разрисовывая стены домов.

Место было удобное. Хорошими дорогами район соединялся с Манхэттеном и Лонг-Айлендом, и естественно, тут была тьма магазинов. В этом участке у Мудроу никого из своих не было, но он связался с капитаном Луисом Альварадо и получил разрешение работать на его территории. Он остановился сразу за автострадой и пошел пешком, заходя в каждый магазин или ресторан, который встречался на его пути. Чаще всего он выходил обратно через две-три минуты, но иногда задерживался поболтать со старожилами, чтобы почувствовать особенности этого района.

В полном противоречии со своими фантазиями Леонора Хиггинс, как только она вышла из машины, почувствовала себя словно в перекрестье прожекторов. Все, от цвета ее кожи до туфель, кричало: «Смотрите на меня!» В основном здесь обитал рабочий люд, и единственной женщиной на каблуках, кроме нее, была ярко накрашенная косметичка, торопившаяся куда-то на высоченных шпильках (у Леоноры было такое чувство, будто она ловила такси на Медисон-авеню, а не ждала автобуса в Куинс-Виллидж). И ко всему прочему ей приходилось постоянно останавливаться, чем-то себя занимать, пока Мудроу беседовал с владельцами ресторанов и хозяевами магазинов. И чем тут займешься? Сколько времени можно глазеть на витрины? Еще немного, и тебя примут за беглого пациента психбольницы.

День разгуливался. Выглянуло солнце, и температура поднялась до двадцатиградусной отметки. Леонора сняла пальто и повесила его на руку. Чувство прохлады так обрадовало ее, что часов до одиннадцати она не замечала, как болят ноги. К полудню, однако, уже невозможно было терпеть боль. Леонора вспотела, кожа на лодыжках размякла, и она чувствовала, как там образуются настоящие волдыри. К трем она испытывала настоящее отчаяние. Но не сдавалась. Наоборот, сконцентрировалась на решении задачи, отвергая версию за версией.

Вот, рассуждала она, черная женщина следит за белым мужчиной, полицейским, в белом квартале. Хотя самому Мудроу в голову не приходило оглянуться, другие ее давно заметили. Это чувствовалось по взглядам, которые на нее бросали. Охраняла одежда — покрой, стиль, — поэтому к ней не приставали. Странность присутствовала, но опасность от нее не исходила, и все же рано или поздно ей придется кому-то объяснять, что, собственно, она здесь делает. Хотя бы потому, что, за исключением рабочих, цветные сюда не заглядывали. Может быть, все-таки подойти к Мудроу. Кто знает, если она объяснится с ним напрямую, не исключено, что он уймет свою строптивость, и дальше они двинутся вместе. Но она знала и то, что уж, если он решит избавиться от слежки, она его никогда не отыщет. Ведь это его город.

Леонора с тоской вспомнила, как они с Бредли выслеживали одного богатого араба, связанного с палестинскими делами. Федеральные агенты установили «жучки» в его доме — в каждой комнате — и во всех машинах. Они слышали, как он бреется по утрам, как он храпит по ночам, как пристает к горничной. Они оставались для него невидимыми, что нетрудно, когда сидишь в своем кабинете. Но попробуй остаться невидимкой на улице. Она осмотрелась вокруг. Во многих магазинах работали негры, но им не надо было покидать свои места, а ей приходилось двигаться все дальше. Вдруг она услышала крик и поняла, что надо сделать.

Девушка, которая контролировала парковку, оштрафовала мотоциклиста, и тот заорал на нее. Она стояла такая маленькая, такая беззащитная, а взрослый белый мужчина дерзил ей в лицо. К удивлению Леоноры, вмешался один Мудроу, когда настоятельно посоветовал мужчине шагать дальше своей дорогой. Тот не стал спорить с этим верзилой и тут же уехал с квитанцией о штрафе в руках.

Леонора знала теперь, что делать. У нее был один приятель в отделе городского транспорта. Если достать машину и форму, а еще лучше разрешение на расследование, можно повсюду сопровождать Мудроу; проверяя правильность стоянки и не привлекая к себе внимания. Приняв такое решение, она пошла к машине, а по дороге открыла дверь небольшой типографии и показала владельцу свое служебное удостоверение. На стене висел лозунг: «Если оружие вне закона, его покупают только преступники». Там же висели знаки одной влиятельной консервативной политической организации, и Леонора надеялась, что документы ФБР произведут должное впечатление на господина Розенберга.

— Чем могу служить? — спросил хозяин с сильным немецким акцентом. Он решил, что Хиггинс из иммиграционной службы.

— К вам недавно заходил полицейский? — Леонора была рада этой неожиданной удаче. Уж она-то знала, как говорить с иностранцем, который чего-то боится.

— Заходил.

— Он вам что-то показывал? Какие-то фотографии?

— У него и спросите.

Выпрямив спину и глядя Розенбергу в глаза, Леонора сказала:

— Мне нужны эти фотографии.

— Не заставляйте меня повторять.

— Вы — гражданин США, мистер Розенберг?

— Через шесть месяцев я приму присягу, — сказал он без удовольствия. Ему определенно не нравилось то, что ему угрожает черная женщина, но он привык уважать власти и чувствовал себя неловко.

— Мистер Розенберг, я не должна вам объяснять, почему я не обращаюсь непосредственно к полицейскому. Если вы сомневаетесь, что я работаю в ФБР, позвоните в штаб-квартиру ФБР. Они проверят. Я прошу вас помочь мне, но, если вы отказываетесь это сделать, мне придется позвонить одному своему знакомому в отдел иммиграции, и нам придется порыться в вашем личном деле. Может, что-нибудь и найдем. Может, ваш отец был фашистом. Или коммунистом. Оформление вашего гражданства придется отложить на пару лет, и о том, чтобы воссоединиться с семьей, вам не придется даже мечтать.

Несмотря на усталость и мозоли, Леонора была довольна собой: изображения преступников были у нее в руках. Она не могла припомнить, когда ей в последнее время было так хорошо. В голове вертелось одно и то же: «Я — детектив, я — детектив, я — детектив».

Глава 19

Дождливый вечер, около одиннадцати… Уже час, как Мудроу вернулся домой. На кухонном столе оставался нетронутый ужин. И хотя все это время он просидел на табуретке, уставившись на еду, мыслями уходил далеко-далеко. Он уставал и чувствовал это. Мудроу включался в работу в шесть утра, как правило, на какой-нибудь автобусной остановке в Куинсе, опрашивая водителей всех маршрутов, а затем продавцов жетонов на метро. К десяти открывались магазины, и он принимался за продавцов и владельцев. И так весь день, пока не темнело и открытыми оставались те немногие магазины, в которые уже не было смысла заходить. Теперь скорей домой, в Ист-Виллидж, прослушать записи на автоответчике. Обычно звонили друзья, полицейские, родственники, но в этот раз удача сама шла ему в руки.

— Да, алло… Сейчас шесть вечера… Среда. Меня зовут Энтони Калелла, 555–3841. Я хозяин пиццерии в Бенсонхерст, на границе с Бей-Ридж. «Рома пицца». В общем, моя кузина Джина показала мне картинки людей, которых вы искали в ее овощном магазине в Риджвуде. Помните? Кажется, я видел одну из них. Похожа на пуэрториканку. Я почти уверен. Короче, если хотите приехать, предварительно позвоните по номеру, который я назвал, 555–3841.

Сердце Мудроу отчаянно заколотилось. Он тут же стал набирать номер.

— Алло. — Ответил тягучий тонкий мужской голос. «Наверняка покуривает травку», — решительно отметил про себя Мудроу.

— Говорит сержант Мудроу. Из полиции. Мне нужен Тони Калелла.

— Да, это я.

— Вы мне звонили, — напомнил Мудроу. — Вы оставили запись на автоответчике.

— Звонил, звонил. Ну, как я говорил, похожа на латинос. Большой зад, в этих узких штанах, они все такие носят. Она заходит пару раз в неделю перекусить. Я бы сам сейчас не отказался.

— Вы уверены?

— Больно похожа.

— В какое время вы открыты?

— С одиннадцати до десяти вечера. Она обычно бывает днем. Может, работает неподалеку. В Бей-Ридж не так много латинос. Ну почти что нет. Когда темнеет, цветные в Бей-Ридж сидят по домам. Понимаете?

Мудроу уверил его, что все понимает. Бей-Ридж и Бенсонхерст традиционно белые районы, где местные хотят только одного: чтобы ничего тут не менялось. Был случай, когда черный машинист подземки в час ночи вошел в бар перекусить: его забили до смерти. Может ли темный араб или женщина-пуэрторианка жить там постоянно? Вряд ли. Также невелика вероятность, что один из членов «Красной армии» работает в Бей-Ридж. Однако этот Калелла говорил очень уверенно.

Мудроу выругался. Если бы это был обычный случай, Мудроу поручил бы кому-нибудь из полицейских покрутиться вокруг пиццерии и на том успокоился. Но сейчас он все проделает сам.

— Знаете, я был бы очень признателен, если бы вы позволили мне поработать у вас несколько дней. Я не буду следить за подпольным тотализатором, если он у вас есть, или за торговцами наркотиками, если они к вам заходят.

— Минутку, — запротестовал Тони, — у нас ничем таким не занимаются.

— Только не говорите мне, что вы никогда не сидели. — Внезапно у Мудроу сработала интуиция.

— Я вышел пять лет назад. Ну, какая разница. Кто кому делает одолжение, в конце концов?

— Вы мне, — поспешил согласиться Мудроу. — Я только попрошу вас ждать меня внутри, а не на улице. Люди, которых я ищу, не имеют к вам никакого отношения.

— Я что, говорил, что вам нельзя входить? Я разве предлагал вам встречаться у входа?

Договор есть договор, и Мудроу решил на несколько дней отложить ту работу, которую наметил раньше, чтобы провести это время в Бруклине. Он записал адрес, поблагодарил и повесил трубку. Несколько секунд он смотрел на пакет со своим ужином, положив пальцы на пластмассовую вилку, которую получил с этим пакетом. Но внезапно, чисто автоматически, словно видеомагнитофон, поставленный на определенное время, включилась его фантазия, как он называл это про себя, — и он увидел двух террористов, мужчину и женщину, в наручниках здесь, в этой комнате. Они требовали, чтобы в обращении с ними соблюдались права граждан, права, установленные законом. А Мудроу с каменным лицом сидел рядом, на кушетке, и ждал, пока они поймут, что перед ними не «ищейка», не «легавый» и даже не «фараон». Двадцать минут глухого молчания, и от их предубеждений насчет полицейских ничего не останется, а когда они заткнутся, он начнет допрос.


Во вторник в два часа ночи Абу Фархад вышел от своей новой подружки Сары Маркович и на минуту остановился на крыльце, чтобы обдумать прошедший день. Ему вспомнилась Эстелла, его жена, их яростная ссора в присутствии детей, двоих ребятишек, которые, забившись в угол, смотрели, как он орет на нее и требует, чтобы она молчала и подчинялась ему.

Израильтяне и американцы могли предоставить Абу Фархаду убежище и новые документы — теперь он был Мухаммед Массахан, — но никто не мог изменить его представлений о женщинах как существах неполноценных. По приезде в Америку первое, чем он занялся — а с финансами у него проблем не было, — это поиски жены. Сам он был выше того, чтобы заниматься уборкой и стиркой, и вскоре нашел эмигрантку из Панамы, с разрешением на работу и без надежды на получение гражданства. Эстелла Руис работала с охотой — все делала по дому и еще служила кассиром в банке. Мухаммед не возражал против ее детей. Он привык к большой семье и переполненной людьми квартире. Но чего он никак не мог принять и с чем ничего не могла поделать сама Эстелла, так это его врожденная тяга к женщинам. Когда Мухаммед отправлялся в поход по борделям, а это было его законное право, с его-то понятиями о семейной жизни, — она приходила в ярость, и, чтобы усмирить ее, иногда приходилось применять силу. В общем-то, считал Мухаммед, Эстелла отделывалась легким испугом — у себя дома он бы давно уже взял себе другую жену.

На этот раз он покинул дом, оставив жену в размышлениях о том, сколько может быть преимуществ у одинокой тридцатипятилетней женщины с двумя детьми. Абу Фархад отправился в бар «Три короля». На первый взгляд могло показаться, что поиски женщины в два часа ночи обречены на провал, но ветераны одиночного плавания в барах знают, что это, конечно, не так. Обе стороны — и мужчины, и женщины — ищут связи, не более близкой, чем две собаки, обнюхивающие друг друга на улице. Ночью, когда бары переполнены, Мухаммеду не приходилось встречать женщин, которые больше всего на свете боялись, что кто-то нарушит их уединение (днем, однако, все посетители выглядели иначе, серьезно).

Конечно, это было известно не одному Мухаммеду, но он не сомневался в дополнительном эффекте, который заключен в его экзотической, в глазах искушенных нью-йоркских женщин, внешности. Для араба он был высок и строен, нос крупный, глаза черные. Кожа, скорее, желтая, чем темная, но не бледно-желтая, как у китайцев, золотистого цвета. Обычно он стоял в одиночестве там, где начиналась стойка бара, в шелковой рубашке и итальянских фланелевых брюках, до тех пор пока не чувствовал знаков внимания от предмета своего вожделения. Он играл роль сирийского бизнесмена, банкира, готового вложить большую сумму в престижный проект. Ему верили — скорее всего, потому, что ни на что другое, кроме кратковременных отношений, не рассчитывали. Но если бы кому-то вздумалось претендовать на более прочную связь, он сказал бы, что здесь ненадолго, и простите, но через два дня вынужден покинуть Штаты.

Правда, в «Трех королях» он не собирался охотиться. Поболтав около часа с барменом, Абу Фархад вышел на улицу, поймал такси и поехал в музей искусств «Метрополитен». Он появился там за полтора часа до закрытия. Больше всего ему нравилось бродить по египетской экспозиции, объясняя какой-нибудь молоденькой девушке, как отвратительно вели себя британские колониалисты, похитившие предметы высокого искусства у самой древней цивилизации в мире. С женщинами легко знакомиться в музее, словно простор залов укрепляет их в чувстве безопасности. Мухаммед потерял час, охмуряя Миллисент Перкинс, которая вдруг вспомнила, что ей надо увидеться с родственниками, чтобы в последний раз пройтись по магазинам перед возвращением в Айову.

В пять часов, отнюдь не исчерпав набор своих уловок, Мухаммед отправился в бар «Скверные мальчики» на Лексингтон-авеню. Для женщин-служащих время еще раннее, но кое-какой народ уже терся. Сексуальное нетерпение возбуждало Мухаммеда. Ему повезло: получив свой заказ — порцию водки — он заметил Сару Маркович, невысокого роста загорелую женщину. Ее спортивную фигуру обтягивали узкие шорты и серого цвета майка. Она села недалеко от него, улыбнулась короткой недружелюбной нью-йоркской улыбкой и бросила взгляд на его пальцы в поисках обручального кольца, которое служило гарантом, что утром он уйдет. Несмотря на разочарование, она, как он и ожидал, сочла его достаточно экзотичным, чтобы быть физически привлекательным.

— Я из Сирии, — начал он, — Мухаммед Массахан.

— Ну и что? — Сара поднесла к губам свой бокал с красным вином. Она по опыту знала, что слишком активные мужчины быстрее переходят к атаке, если держаться с ними холодно.

— Вы еврейка? — Мухаммед в свою очередь улыбнулся жесткой нью-йоркской улыбкой.

— Именно так. Внучка Менахема Бегина, а вы Ясир Арафат, судя по носу.

Они рассмеялись одновременно. Эта обычная для Нью-Йорка игра вошла в моду. Для того чтобы привлечь к себе внимание, женщина ведет себя так, словно мужчины ее не интересуют, в то время как одежда едва прикрывает ее тело. Некоторые женщины никогда не меняют соответствующего холодного выражения лица, но Сара, сначала приняв отрицательное решение, уже готова была сменить его на противоположное, типа «горю от страсти».

После того как они обменялись милыми шутками, Сара встала, извинилась и отправилась в туалет, чтобы араб мог оценить по достоинству ее фигуру. Она была нестандартного сложения, туловище короткое и плотное. Когда Сара поднялась с места, то почувствовала его взгляд на своих ягодицах, плотно обтянутых шортами. Если она застанет его за столиком, когда вернется, договор можно считать заключенным. Она надеялась, что не разочаруется в нем. Сара предпочитала продолжительный секс и не сомневалась в его возможностях. Она сумеет ему ответить, а утром вернется к привычной жизни.

Страсть, с которой они набросились друг на друга, изумила обоих. Разумеется, он обнимал и прижимал ее к себе по дороге. Сара была миловидна, почти на английский манер, курносая, нос, усыпанный веснушками. Мухаммед с удовлетворением отметил, что живот у нее мягкий и упругий. Но его поразила не столько ее внешность, сколько поведение — то, как она вела себя с ним, позволяя наслаждаться и при этом искусно провоцируя и не скрывая своих желаний. Он решил, что ее активность — это форма преклонения перед ним. Особенно ему нравилось, как она работала языком, возбуждая его снова и снова. Сару просто обуяла похоть, что случалось с ней несколько раз в месяц и проходило после одной бурной ночи.

Мужчины, посещавшие бары вроде «Скверных мальчиков», приходили туда с определенной целью. Уж если ты зашел сюда, тем самым объяснил, зачем ты это сделал, и, к удовольствию Сары, Мухаммед точно соответствовал этому правилу. Они занимались сексом почти шесть часов, а затем Сара уснула, и араб понял, что ему пора уходить.

Ну, кто сможет упрекнуть Мухаммеда Массахана в желании продлить блаженство? Он стоял на крыльце дома, вдыхая свежесть ночного воздуха. Теперь можно спокойно возвращаться к Эстелле. Если по дороге еще одна женщина соблазнит его, тем лучше. Сегодняшняя встреча наполнила его уверенностью в себе и все-таки, спускаясь по лестнице, он оглянулся по сторонам. Осторожность — необходимое качество для всех, кто путешествует по ночному Нью-Йорку.

Стоя у припаркованного неподалеку фургона, Джонни Катанос внимательно следил за Мухаммедом. Улица была пустынна, хотя и хорошо освещена желтым светом уличных фонарей. Бар на углу Амстердам-авеню еще работал, и его неоновая реклама зазывала гостей.

Мухаммед решил пропустить стаканчик перед тем, как отправиться домой. Он пошел прямо на Джонни Катаноса, допустив элементарную ошибку, типичную для многих нью-йоркских историй, в которых человек сам делает свой первый шаг навстречу смерти, Фургон был белого цвета. Будь он выкрашен в темный цвет или какой-то другой, Мухаммед, заметил бы его и перешел на другую сторону улицы, а если бы шел мимо, то на всякий случай прижался к стене здания. Но фургон был белым, в свете уличных фонарей нейтральным, неприметным, и Мухаммед прошел в двух шагах от Катаноса, который схватил его, как ящерица таракана. Мухаммед не видел, кто и откуда на него напал, он, скорее, услышал это. Сначала перед глазами мелькнула фигура в черном, затем последовал неожиданный и сильный удар кастетом по голове.

Мухаммед тут же потерял сознание, и ему пригрезилась Сара Маркович, скомканные простыни, ласки, борьба на постели, борьба в шутку — кто кого. Счастье, которое хотелось длить вечность, как вдруг чья-то тяжелая и властная рука разомкнула эти объятия, он услышал голос, уже не женский, а мужской, и совсем не по-английски звучавший.

— Пришел твой час, собака, — сказал Музафер на арабском. — Поднимайся, предатель народа. — Он грубо тряс Мухаммеда за плечи. — А, открыл глаза. О тебе, видно, хорошо заботились все эти годы, что мы не виделись? Кормили — денег не жалели, нагулял себе бока.

— Нет, прошу тебя, — пронзительно закричал Мухаммед, к которому вмиг вернулось сознание, до боли ясное, несмотря на пульсирующую боль в голове и ощущение липкой застывшей крови в волосах и на шее.

— Сладкая жизнь, — продолжал Музафер, — видишь, куда тебя завела? Ты предавал друзей. Ради чего? Чтобы переехать в Америку и спать с еврейками? Ну, что же, мы поможем тебе сбежать с этой сладкой каторги. — Он поднял длинный мясницкий нож, чтобы пленник мог рассмотреть ею как следует.

Увидев лезвие буквально перед глазами, Мухаммед попытался сесть прямо, и только тут понял, что руки и ноги у него связаны, что он полностью беспомощен.

Музафер с улыбкой вонзил кончик ножа в плечо своего пленника и услышал стон в ответ. Мухаммед решил звать на помощь, но выяснилось, что и это невозможно, что ему сунули какую-то тряпку в рот.

— Знаешь ли ты…

— Говори по-английски. — Джонни охрип от волнения. Он вел фургон и чувствовал себя непричастным к происходящему, в чем-то даже ненужным, почти случайно здесь оказавшимся. Особенно когда разговор шел на чужом, непонятном ему языке.

Музафер заговорил по-английски, не меняя тона.

— Когда евреи захватили Ливан, то сразу приехали в дом твоих братьев, вместе с которыми ты воевал против наших врагов. Да. Вытащили их на улицу и пристрелили. А как они узнали, что в этом доме живут борцы за свободу, а не простые труженики? От тебя узнали, это ты им сказал. — Он снова воткнул нож — на этот раз в щеку Мухаммеда, да так, что клинок вышел между зубами. — Они причинили тебе боль, как я сейчас? Они пытали тебя, чтобы получить информацию? А может, ты сам их нашел и предложил сделку? У тебя такой красивый костюм, друг мой. Я себе такой позволить не могу. — Музафер поднял нож, чтобы покончить со всем этим, но тут Джонни взял его за плечи.

— Пока не надо, — сказал Джон. — Сделаем, как говорили.

Мухаммеду Массахану, бывшему Абу Фархаду, эта поездка не доставила удовольствия, несмотря на теплый апрельский воздух. Джонни вел фургон по автостраде, чтобы выехать на Сто пятьдесят пятую улицу, потом свернул на восток и, миновав Манхэттен, направился к Южному Бронксу в Мотт-Хайвен, где нищета для обычного американца представала в каком-то фантастическом обличье.

Даже при свете дня был совершенно незаметен этот поворот — полуразвалившиеся строения и вывороченные кирпичи создавали необычную для города перспективу, смещавшую представления о близи и дали. А в три часа ночи это место внушало необъяснимый ужас.

Местные нравы требовали, чтобы фонари разбивали вдребезги к вечеру в день ремонта. И не то чтобы улицы были пустынны, вовсе нет, но в одиночку никто тут не ходил. Мужчины и женщины слушали знойные ритмы сальсы, собравшись группками у подъездов или на дороге, — только подальше от света фар проезжающих машин.

Джонни ехал, не глядя по сторонам. Это был их район, а он здесь всего лишь гость. Он свернул в парк Святой Марии, где темнота заметно сгущалась. Парк, однако, не был их конечным пунктом. Недалеко от него на авеню Святой Анны стоял полуразрушенный дом, каких немало в округе. B 1975 году Джимми Картер остановился в Южном Бронксе по дороге к президентскому креслу и надавал столько обещаний, что никто — ни он сам, ни местные политики — не могли их выполнить. Но кое-что все-таки предприняли. Собрали деньги и начали возводить огромный квартал из произведений искусства в области жилищного строительства. Но к тому моменту — а шел 1979 год — времена Картера остались в прошлом. А собранные средства нашли успокоение в избирательной компании Рейгана. Недостроенные дома обнесли сплошным забором — частная собственность всегда нуждается в защите.

Завершить поставленную задачу для Джонни и Музафера труда не составляло. Через десять минут черный фургон без окон — рекламу уже отклеили — прибыл на место. Джонни Катанос подъехал к одной из многочисленных дыр в заборе, вышел из кабины и открыл заднюю дверь. Все это время он держал в руке израильский автомат, демонстративно, не скрывая от чужих глаз. И он, и Музафер знали, что там, в темноте, примеривают свои шансы на удачу местные охотники за легкой добычей. Оружие наглядно объясняло, что рассчитывать им сегодня не на что. Двое пинками вытолкнули Мухаммеда Массахана из фургона и быстро перетащили через забор, погрузив в полнейшую тьму. Все надо было проделать молниеносно, чтобы аборигены этих мест не напали на них со злости или из принципа, вступившись за их пленника.

Теперь Джонни Катаносу предстояла самая сложная часть операции. От веревок предателя следовало освободить, но при этом он должен был оставаться беспомощным. До того обсуждалось множество вариантов. Наркотики, чтобы сделать инъекцию, у них были, но не было никаких средств, чтобы — если это понадобится — вывести его из транса. Музафер предложил снова треснуть его по голове, но Джонни решил иначе: с силой зажал нос и рот араба и, прижав к груди, держал его так, пока тот не обмяк.

Приходилось торопиться. Музафер развязывал веревки, а Джонни Катанос вытащил молоток и большие гвозди. С руками было просто, мягкая ткань порвалась от первого удара молотка, кости раздробились. С ногами, скрещенными в лодыжках, оказалось сложнее. Они работали по очереди, но гвозди попались слишком короткие, чтобы пройти сквозь плоть и дерево. Они решили прибивать каждую ногу в отдельности. Музафер хотел распять его, как самого известного из евреев, но газетчики в таком случае легко разгадают замысел.

Все было кончено за девять минут. Мухаммед уже очнулся и, безусловно, испытывал невероятную боль. Музафер хотел сказать ему что-то такое, особенное, — но не мог ничего придумать. Он был слишком возбужден, сердце его колотилось, как у любовника, испытавшего оргазм. Если бы было время, они слились бы в экстазе, как демоны у трона сатаны. Но надо было довести все до конца, действовать побыстрей, чтобы поблизости не оказалось никого, кто бы пришел на помощь и спас их врага. Они должны его убить. Музафер снова поднял нож и снова его остановил Джонни.

— Нет, — прошептал грек. Музафер заметил, что глаза его блеснули, как у зверя. — У нас есть еще несколько минут. Сделаем все, как следует.

Он подошел к Мухаммеду и ударил его кулаком в ребро, а затем отошел, уступая место Музаферу. Музафер, подчиняясь революционной дисциплине, без колебаний, с младенческой улыбкой на устах нанес удар, И следующий, и еще раз, и еще — подряд, не останавливаясь, — по давно уже недвижному телу Мухаммеда Массахана.

Глава 20

Капитан Алан Эпштейн сидел в приемной инспектора Флинна, чувствуя себя загнанной в угол крысой. Даже хуже, потому что не мог развернуться и вступить в драку. Драться было не с кем.

Он привык к тому, что его люди в управлении всегда на лучшем счету, и теперь не мог понять, что делать. Хуже всего было то, что он не знал, прав ли Мудроу, в чем Эпштейн сомневался, или же он самый обыкновенный трус и теперь здесь, чтобы спасти собственную шкуру.

Естественно, Флинн заставил его ждать, так уж было заведено, и Эпштейна это мучило. Интуиция подсказывала ему, что уйти еще не поздно — Флинн разозлится, но в конце концов примет его извинения, когда он сошлется на срочные дела в участке. Но если он останется, Мудроу распнут, как того араба, которого нашли вчера в Бронксе.

С каждой минутой ожидания волнение его нарастало, и ему страшно хотелось встать и походить, чтобы успокоиться. Все это время Эпштейна не отпускала одна мысль: стали бы его сюда вызывать, если бы начальство не знало о том, чем занимается сейчас Мудроу.

— Капитан, вы можете войти. — Сержант, очень молодой и строгий, жестом указал на дверь. Если бы Эпштейн был званием повыше, он бы открыл ему дверь.

— Как дела, Алан? — обратился Флинн к Эпштейну. — Он кивнул на кресло, выждал секунду, чтобы показать, что не такой уж он людоед, и начат свою обычную «речь для подчиненных»:

— Извините, Алан, много дел, — он провел рукой по волосам, — а тут надо побыстрее разобраться с одной историей.

Эпштейн положил ему на стол пачку фотографий.

— Мудроу разыскивает вот этих. Методом опроса. Пока только в Куинсе. Но я не знаю, что он намерен предпринять дальше.

Флинн посмотрел на изображения и спросил:

— Источник?

— Единственный уцелевший свидетель взрыва в доме Рональда Чедвика.

По лицу Флинна пробежала тень отвращения. Помахав в воздухе фотографиями, он сразу перешел на другой тон:

— Вы хотите сказать, что у вас нет законных оснований считать этих людей членами «Американской красной армии»? Я не могу поверить, что вы явились ко мне с этой ерундой. Скажите, Алан, разве мы с вами обсуждали причастность уголовников, которые убили Чедвика, к этой «Красной армии»? Не обсуждали. Потому что это проблема руководителя участка, обычно именуемого капитаном, а не сфера деятельности инспектора.

Эпштейн посмотрел Флинну прямо в лицо, демонстрируя свою убежденность.

— Я думаю, Мудроу не представляет отчетов агенту Хиггинс. Скорее всего, он действует самостоятельно.

— Вы связывались с ФБР, чтобы выяснить это?

— Ради Бога, инспектор, неужели вы думаете, я вынесу это дело за стены управления, не посоветовавшись с вами?

Флинн — его лояльности был явно брошен вызов — мог ответить только одно:

— Конечно, вы правильно поступаете, капитан. — Он энергично кивнул. — У меня только один вопрос. Кто-нибудь из ФБР жаловался на некомпетентность Мудроу?

— Мне — нет.

— Тогда зачем вам раздувать это дело?

— Можно предположить, что банда, покончившая с Чедвиком, входит в состав «Американской красной армии». Если задействовать больше людей, то можно…

— Погодите, капитан, я уже отправил отчет о деле Чедвика в мэрию. Если они заинтересуются, то сами этим и займутся. Я полагаю, ситуация та же самая, что и с мисс Хиггинс. Если бы можно было предположить, что у Мудроу рыбка уже клюет, они бы там на ушах стояли. Не бросай камень в воду, пока она не пенится. Не так ли?

Эпштейн неожиданно рассердился, что заставило его чуть наклониться:

— Я полагаю, это значит, что вы не настаиваете на том, чтобы я передавал эту информацию Бредли.

К своей чести, Шон Флинн сразу же почувствовал подвох. Если так, все повисает на нем лично. Никому другому — ему отвечать за сумасшедшего детектива, который открыл сезон охоты. Флинн откинулся в кресле, полминуты подумал и понял, что у него в запасе всего один ход.

— Надо позвонить Бредли и предоставить ему решение, — отреагировал он тут же. Флинну не хотелось выглядеть трусом. — Может быть, вы сообщите ему все это, а мы послушаем, что он скажет.

Джордж Бредли из ФБР посчитал утренний звонок инспектора Флинна удачным началом важного дня — Хасан Фахр согласился на встречу.

— Вы умный человек, агент Бредли, — сказал он. — И я поднесу вам «Красную Армию» на блюдечке. Естественно, цена будет чуть выше тридцати сребреников, но мы ее легко определим, исходя из хронологии — как-никак тысяча девятьсот лет инфляции.

— Ничего не скажешь — остроумно. Я надеюсь, вы достаточно серьезны, чтобы не претендовать на драгоценности, — ответил Бредли.

— Встаньте на мое место, Джордж. Я плюю на все святое, отказываюсь от своих друзей. Предательство, на которое я иду, носит тотальный характер. Документы придется обновить, а еще лучше заново родиться. — Голос Хасана звучал по-своему весело. — Я надеюсь, у вас в офисе есть переносной телефон?

— Один есть.

— Возьмите его в машину и поезжайте на бульвар Куинс. Я позвоню вам в четыре часа и назначу место встречи. Помните, Джордж, чтобы собрать материал, потребуется в лучшем случае неделя, даже если мы точно определим сроки. Если кто-то из ваших выдаст меня, у вас отрезаны все пути к «Американской красной армии». Переносной телефон прослушиванию не поддается, поэтому, если лично у вас с собой «жучков» не будет, меня не обнаружат. Вам все понятно, Джордж?

Бредли страшно волновался — у него уже не было сомнений в том, что этот безымянный араб сдаст ему всю «Красную армию». Именно поэтому он установил за ним наблюдение.

— Вы правы, — ответил Бредли, — теперь ваша свобода зависит только от меня.

Итак, день начался хорошо — звонок Флинна во многом снял напряжение. Бредли решил немедленно увидеться с Эпштейном, чем немало огорчил последнего. Нью-йоркских полицейских не так-то уж часто вызывают в Федеральное бюро. Эпштейн подчинился. В отличие от Хасана Фахра, он не умел иронизировать над своими соратниками и думал о том, что в лучшем случае самодеятельностью Мудроу ни к чему не приведет и его друг будет выглядеть идиотом.

В то же время Бредли визит Эпштейна помогал решить одну достаточно сложную проблему. Дело в том, что почти уже неделя, как Леонора Хиггинс не появлялась на работе. Когда придется составлять отчет о расследовании, ему надо будет указать на ее вклад в дело. Какую бы информацию он сейчас ни получил, звонок Флинна и беседа с Эпштейном помогут оправдать работу Хиггинс со Стенли Мудроу.

Бредли заставил Эпштейна рассказать все в мельчайших подробностях, пытаясь, как и Флинн, обнаружить что-то новое. Но в отличие от Флинна, Бредли не спешил обвинять капитана. Изображения он изучал с таким вниманием, словно с их помощью мог лично побеседовать с членами «Красной армии», а затем обратился к Эпштейну:

— Скажите, вы давно работаете в полиции?

— Тридцать три года, — пробормотал Эпштейн. Ему тяжело давалось общение с агентом ФБР.

— Тогда зачем вы пришли ко мне с этой ерундой? — Он помахал фотографиями перед носом Эпштейна. — Если бы это был весь материал, вас бы сюда не пригласили. У вас должны быть серьезные основания для подозрений, и мне кажется, вы должны ими поделиться. Если у вас нет такого желания, зачем вы тогда ходили к Флинну?

Эпштейн откашлялся. Этого вопроса он боялся с самого начала.

— За все время, что я работаю, у меня в подчинении было около двухсот детективов, и никто из них не проводил расследование быстрее и успешнее Мудроу. За все время, что я его знаю, он ни разу не устраивал такой охоты.

— Очевидно, сыграли свою роль обстоятельства, связанные с гибелью близкого человека.

— А что, если он знает больше нас?

— Если он скрывает информацию, которая может вывести нас на террористов, — сказал Бредли, — я раздавлю его, как навозного жука.

Это означало, что разговор закончен — разрешение идти, которое Эпштейн отказывался принять.

— Кажется, я никого не смогу убедить, что представляю себе ход мыслей Мудроу. Может, оно и к лучшему. Если бы я мог решать, я бы показал эти лица всему Нью-Йорку по телевизору.

Эпштейн замолчал. Теперь, высказав все, он почувствовал облегчение. Теперь от него уже ничего не зависело.

Вместо ответа Бредли протянул ему фотографию Джонни Катаноса.

— Мы не знаем об этом человеке ничего, кроме того, что он был другом Энрике Энтадоса. Все остальное — догадки. Если показать его по телевизору, а он окажется всего лишь честным тружеником, его адвокат может завтра оформлять свою пенсию и благоденствовать до конца дней на десять процентов, которые он получит от суммы, возмещающей моральный ущерб. Газетчики уже называют нас охотниками за ведьмами. А что они скажут, если мы заставим весь Нью-Йорк искать какого-то несчастного водителя самосвала?


Когда Алан Эпштейн подошел к дому Мудроу для того, чтобы нанести ему официальный визит, к которому готовился заранее, было девять вечера, а сам он был пьян в стельку. По дороге он вслух и громко обругал сначала лестницу, потом собственные ноги, и затем подряд: ФБР, Флинна и весь двести третий участок, так что Мудроу вышел его встречать еще до того, как ему удалось добраться до третьего этажа.

— Ты знаешь, что я тебе сейчас скажу, скотина, — заорал Эпштейн. — Я только что продал тебя с потрохами Флинну и федералам. — Он почему-то начал хохотать и не мог остановиться. — И плевать мне на все.

Мудроу, который тоже весь вечер пил, был готов к такому повороту событий. Мудроу пил, чтобы забыться после рабочей смены в пиццерии, где он десять часов без перерыва месил тесто и мешал соус, выслушивая шутки Тони Калеллы в свой адрес.

— Заходите, капитан, — сказал он в официальной манере.

— Щщас. — Эпштейн ввалился в комнату и рухнул на кровать. — Продавал твой зад всем, кто хотел купить. — Он помолчал и посмотрел в глаза Мудроу. — И ты знаешь? Покупателя не нашел. Им все по фигу, еще один двинутый легавый, и только.

Мудроу безучастно все это выслушивал. Ему и на самом деле было наплевать, о чем они там говорили: для него не существовало понятия «последствия». Вся его послеармейская жизнь походила на прогулку слепого во сне по краю пропасти. Все, что ни случится, будет некстати.

Но капитана нужно было успокоить.

— Догадываюсь, что ты там наговорил, — сказал Мудроу, — но давай посмотрим на дело с другой стороны. Они и так и так это не используют, а твой зад прикрыт. Что может быть лучше?

— Вот они, — закричал Эпштейн, показывая на изображения Эффи, Терезы и Джонни на стене. — Я знаю, что эти ублюдки и есть «Красная армия». Я это знаю, и не морочь мне голову. Ты играешь в игру с этим проклятым городом. Так нельзя.

Мудроу пожал плечами.

— Никто не верит и не задумывается, правда это или чушь какая-то. Так чего ради голову в петлю совать? Может, выпьем?

— Непременно.

Мудроу пошел за вторым стаканом, плеснул в него виски «Колдфилд» и вернулся в комнату.

Эпштейн немного отхлебнул и завопил.

— Это что еще такое? — Минуту он дико озирался по сторонам, потом опять рухнул на кровать. — Ты и впрямь пьешь эту дрянь? — спросил он гораздо тише.

— Послушай, капитан, может, я позвоню Альме и скажу, что ты останешься у меня?

Вместо ответа Эпштейн громко всхлипнул, как это бывает с мужчинами, которые по-настоящему напиваются не чаще, чем раз в год.

— Я продал своего друга, — стонал он, — и сдал этим бездельникам, безмозглым кретинам.

— Я все-таки скажу Альме. — Мудроу пошел в спальню и позвонил жене Эпштейна, которая ничуть не удивилась.

— Позаботься о нем, Стенли, прежде чем ты заснешь сам, — сказала она.

— Конечно, конечно, — ответил Мудроу пропищавшей короткими гудками трубке.

У него частенько находили приют местные полицейские, которые, случалось, бывали слишком пьяны, чтобы плестись домой, на другой конец города, и он был даже рад присутствию Эпштейна. В какой-то мере это подстегивало его в решимости во что бы то ни стало найти убийц Риты. Дни шли, и ему становилось все хуже и хуже. А что, если у него не получится? Что, если их найдет кто-то другой? Или никто и никогда? Что до Флинна и ФБР, он слишком презирал их, чтобы заподозрить их в слежке и обнаружить таковую в первый же день.

— Да пошли они, Стенли, — сказал Эпштейн, как только Мудроу вернулся. — Я знаю только один способ раскрыть это преступление. И я тебе его изложу. Я никогда тебе не рассказывал, что моя сестра вышла замуж за грека. Представляешь? За грека. — Он усмехнулся. — Позор для семьи. Для той и для другой. Первые годы ни одна сторона вообще не упоминала их имен. А потом пошли дети, а ты знаешь, как это получается у евреек. И что может удержать бабушек на расстоянии от внуков. В общем, все помирились. Это было двадцать пять лет назад. Теперь у их детей большой ресторан на Метрополитен-авеню рядом с Шестьдесят девятой улицей.

Мудроу, к своей чести, не пренебрег информацией Эпштейна, хотя тот был сильно пьян и, как часто бывает с пьяными, изливал душу. Мудроу повел себя как неторопливый служащий справочного бюро: взял свои записи, посмотрел все, что касается района Риджвуд. Всю географию Куинса вмещал его блокнот с яркой обложкой: бульвар Куинс, Гранд-авеню, Метрополитен-авеню — список был длинным.

Он прошел всю Метрополитен-авеню, изучил все станции метро, но было ясно, что охватить Риджвуд полностью он пока не смог. Слишком много бесполезных людей, слишком много магазинов, владельцы которых отсутствовали. Его визит в ресторан «Метрополь» наглядный тому пример. В блокноте значилось: «Старая ведьма в кассе. Ничего не знает». И это все.

— Как зовут твоего родственника? — спросил Мудроу.

— Джордж Халукакис. Представляешь?

— Когда он работает?

— С восьми до восьми.

Мудроу аккуратно записал информацию.


Пиццерий в Нью-Йорке столько, что по количеству этих заведений он способен соревноваться с Бостоном. Телефонный справочник Куинса содержит номера двухсот восьмидесяти семи баров, закусочных и прочих подобных мест, где готовят пиццу. Чаще всего это небольшие кафе, где работает итальянская семья. Днем они торгуют на улицах пиццой порциями, а также разной мелочью, а вечером продают пиццу целиком, и часто с доставкой на дом, что по вкусу домохозяйкам, у которых к концу дня уже нет сил приготовить ужин. Пицца у них потрясающая, и тот, кто однажды ее попробует, уже никогда не пойдет в «Пиццу Хат».

Работа в этих кафе тяжелая и монотонная. Густое тесто нужно тщательно вымесить, прежде чем раскатать в большие лепешки. Затем следует начинка — соус и сыр, и все это ставится в особую печь минут на пятнадцать. Иногда повара работают перед большим окном, подбрасывая раскатанное тесто высоко в воздух и таким образом привлекая внимание прохожих. Мудроу не сумел овладеть ни одним, самым простым приемом, и каждая его такая попытка, к великому изумлению Тони Калеллы заканчивалась тем, что тесто растягивалось и свисало с его рук до самого пола.

— Эй, Сальваторе, — кричал Калелла, — может, тебе попробовать поработать в китайском ресторане?

Под этим именем — Сальваторе Калелла, кузен из Балтиморы, — Мудроу появился у Тони. В детективе, который никак не походил ни На повара, ни на итальянца, посетители подозревали беглеца из тюрьмы, но мысль о полицейском, как ни странно, не приходила им в голову.

День для Мудроу тянулся бесконечно, утомлял суетой, но никак не скукой, как это бывало за стенами пиццерии. Леонора Хиггинс, которая проводила время в коричневом «плимуте» по ту сторону широких окон заведения синьора Калеллы, наверняка бы с этим согласилась, тем более что у нее возникла куда более трудная проблема. Любой полицейский скажет вам, что ни один человек не может выдержать двенадцати часов, не посетив туалет. Мужчины-полицейские носят с собой для этой цели бутылки. Женщины попадают в более сложное положение. К полудню Леонора уже ощущала определенный дискомфорт. К двум часам у нее начались рези, и она вспоминала свой первый день слежки за Мудроу. Но понимала, что Мудроу не стал бы терять время и внедряться в пиццерию без основательных на то причин. Видимо, кто-то опознал изображение преступника. Ей было ясно, что скандал может произойти в любую минуту — настоящий детектив никогда не покинет объект, на котором работает, но настоящие детективы работают парами, а она была одна.

К счастью для Леоноры, ситуация разрешилась. Мудроу, приставленный к плите разогревать готовую пиццу, был в скверном расположении духа, и у него так заболела голова, что он всерьез за себя испугался. А Тони Калелла, припомнив, как Мудроу вычислил его уголовное прошлое, насмешничал над ним по любому поводу.

В четыре часа Мудроу не выдержал. Он схватил Тони за плечо и сказал:

— Пойдем-ка на кухню, поговорить надо.

— Что такое, Сальваторе, тебе что, не нравится у меня работать?

Мудроу, злой как собака, смог все-таки прошипеть ему так, чтобы никто не услышал:

— Смотри у меня. Я так устал от твоего длинного языка, что готов оторвать тебе башку. Ты думаешь, я шучу?

— Нет, нет. Не шутишь. Все нормально. — Калелла, посмотрев на Мудроу, почувствовал за внешним спокойствием настоящее бешенство.

Эпизод, который мог бы иметь решающее значение для их дальнейших отношений, но, к счастью для синьора Калеллы, именно в этот уомент в кафе вошла полная смугла пуэрториканка, ничего общего не имевшая с Терезой Авилес.

— Вот она, сержант. То есть Сальваторе. Вот она.

Мудроу посмотрел на посетительницу, снял свой длинный белый фартук и вручил его Тони. Вместе с фартуком он освободился от своего раздражения, но на душе у него стало тоскливо. Только тогда он понял, как сильно надеялся, как подвела его интуиция. Он повернулся на каблуках и, не говоря ни слова, пошел домой.

Всю дорогу до дома его сопровождала уже изнемогавшая Леонора Хиггинс, которая только в Нижнем Ист-Сайде ринулась в кафе на углу Десятой улицы и Второй авеню. Было еще рано, и она поняла, что из этой операции ничего не получилось. Но завтра опять будет день, и более удачный, как надеялась она. Бредли перестал наконец теребить ее, хотя, почему именно, Леонора понятия не имела.

В отличие от нее Мудроу с трудом справлялся с депрессией. Упрямо, несмотря на то что это было связано в его сознании с той минутой, в которую погибла Рита, он заставлял себя возвращаться и возвращаться к своим фантазиям. Он уже поймал двух членов «Красной армии» и собирался их допросить. Наконец, явственно представив себе их лица, он раздумывал над тем, каким способом будет вытягивать из них информацию сегодня.

Так, размышляя, Мудроу вернулся домой. Закрыл за собой дверь, посмотрел на карту, висевшую на стене, на аккуратно разложенные блокноты и вдруг понял, что все бесполезно, что он ничем не отличается от человека, который падает откуда-то сверху и в полете, приближаясь к земле, хватается за воздух.

Но выбора не было. Он подошел к карте и очертил маршрут в центре Куинса, от бульвара Вудхейвен до автострады Лонг-Айленд и до Озон-парка. Маршрут на следующий день.

Глава 21

Вслед за последними апрельскими выходными нагрянула первая летняя жара. Надвинулось пониженное давление, превратив остров Манхэттен в огромную бетонную теплицу. Флаги повисли на шестах, как бы поддразнивая ньюйоркцев, ворочавшихся под своими одеялами с включенными кондиционерами. Автомастерские, предлагающие особые системы кондиционирования машин («особые» обычно означали просто-напросто пятидесятипроцентную наценку), работали без перерывов во всех пяти округах. Только бродяги и бездомные, забыв о тяготах зимы на девять месяцев вперед, радовались наступлению теплых дней в то время, как большинству людей в эти дни и в голову не приходило развлекаться в кинотеатрах или на концертах — рестораны и те пустовали.

Но для «Американской красной армии» в связи с ее конкретной задачей погода была идеальной, потому что масса холодного воздуха, подминая под себя теплый воздух, уже опускалась на Нью-Йорк. Дымка тянулась от Кон-Эдисон вдоль Ист-Ривер, и, вместо того чтобы подниматься вверх, образуя облака, тянулась по земле. Музафер и Джонни Катанос медленно ехали по Кент-авеню, размышляя о том, что время торопит.

Такое же чувство они испытывали тогда, перед взрывом на площади Геральд, но теперь у них было гораздо больше уверенности в себе. Службы безопасности не могли даже намекать на то, что они идут по следам «Красной армии», а их руководители постоянно откладывали уже назначенные пресс-конференции и всячески избегали журналистов, опасаясь обвинений в том, что они называли коллективной ошибкой.

— Ты читал сегодня «Таймс»? — спросил Музафер и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Комитет по борьбе с терроризмом заявил, что мы — пуэрториканские бандиты, работающие на Фиделя Кастро. Они связали нас с кокаином и мексиканским героином. Как с источником финансирования. Бэкингем, член палаты представителей от Алабамы, объявил, что мы прилетаем в Нью-Йорк первым классом, совершаем теракт и снова скрываемся в джунглях Бразилии. Неплохо, да?

— Должны же они что-то говорить, — спокойно ответил Джонни.

— Не удивлюсь, если эти алабамские консерваторы проглотят и такую наживку. Что с них взять? Бродят по своим лесам, глушат домашнее пиво и треплются о пуэрториканцах, налетающих из Бразилии. — Он притормозил на красный свет и повернулся к Музаферу. — Худшее, что может произойти с человеком, — продолжал он серьезно, — это провести жизнь на обочине. Ярко начать и постепенно загнуться. Лучше вообще не жить.

Вспыхнул зеленый, машина рванула с места. Джонни и Музафер в последний раз изучали местность и уже ни о чем особенно не беспокоились.

— Посмотри на реку. Видишь облако над Четырнадцатой улицей? Ясно, как определить направление ветра? Он совсем слабый.

Облако, казавшееся на первый взгляд неподвижным, на самом деле плыло на юго-восток, пересекая реку.

— Как ты думаешь, где это облако соединится с облаком от пожара? — весело спросил Джонни. — Ты изучил географию местности?

Музафер улыбнулся, у него на коленях лежала карта города.

— В конце Ли-авеню в Вильямсбурге, — ответил Музафер. — Как раз там, где бомба Джейн. Что касается меня, я бы скорее занялся Манхэттеном, но здесь тоже будет нескучно.

— Влажность большая, облако не продвинется дальше полумили и накроет крыши домов. Значит, все, кто внутри, погибнут. Копоть, когда отходы горят, страшная. Облако почернеет и пропитается бензином. Когда его увидят, тут-то и начнется настоящая паника.

Они проехали по Пятой улице, в десятый раз за последние две недели. Людей на улице почти не было, и Музафер с удовлетворением кивнул.

— Сегодня бы все и сделать. Если эта погода не продержится до вторника, потом придется неделю ждать.

Накануне ночью на собрании членов «Красной армии» Эффи доложила о результатах поиска бензовоза — они искали машину, которую можно было бы легко угнать. Музафер, привыкший запоминать сообщения своих подчиненных (вынужденная необходимость, так как их правилом было не записывать), как сейчас, слышал ее громкий голос:

— На Берри-стрит большая станция по перевозке бензина. Они доставляют нефть и газ разным крупным компаниям. Машины стоят в гаражах, потом их подгоняют к зданиям или бензоколонкам. Грузовик номер четыреста двенадцать наполняется газом на Кент-авеню, у реки, около шести вечера и отправляется на Лонг-Айленд. После заправки водитель заезжает в «Нэви Дайнер», тоже на Кент-авеню, и там обедает. Заправляют дизельным топливом, водитель мотор не выключает. Так все делают, потому что, если машина на дизеле, ее трудно завести. Угнать — не проблема. Проблема в другом. Грузовик работает всего четыре дня в неделю. Со вторника до пятницы. Очевидно, в другие дни парень заправляется на других станциях или работает по десять часов, но в понедельник вообще не появляется.

Джонни свернул на Флашинг-авеню, и они направились в Форт-Грин, район, который когда-то застроили прекрасными особняками, позже вытесненными новостройками, где жили в основном чернокожие. Эта жара заставила жителей покинуть дома.

— Я тебе покаюсь, — начал Джонни исподволь, — у тебя есть настроение выслушать мою исповедь?

Музафер взглянул на него, но Джонни говорил, не дожидаясь ответа:

— Вчера ночью мне не спалось, и я еще разок навестил склад.

— Не стоит заниматься самодеятельностью, — мягко перебил Музафер, хотя доверял интуиции Джонни не меньше, чем собственному опыту. — Надо подчиняться приказам.

— А тебе надо напоминать, что я должен исполнять приказы.

— А если бы тебя поймали? Как обычного воришку? Провалилась бы вся операция. В лучшем случае.

Джонни пожал плечами.

— Мне хотелось рассмотреть там все повнимательней. Ведь обычно как — только взглянешь и тут же бежишь обратно, потому что ты ждешь меня в машине. Вчера я изучил все вокруг досконально. Знаешь, это просто потрясающе, что эти болваны сделали с домом. Там 55-галлоновые баки стоят рядом и друг за другом. Там тысячи баков. Выстроились, как армия на параде. Склад размером двести на двести футов. Точно не подсчитать, но прикинуть можно: высота бака всего четыре фута, а потолки там страшно высокие. Так что, я думаю, там около десяти тысяч баков, что значит больше, чем полмиллиона галлонов с отходами. — Он замолчал, объезжая большой фургон. — А теперь самое главное. Там есть баки с надписью: «Радиоактивные отходы». Это уже кое-что посерьезнее. По крайней мере, когда я тряханул один, то не услышал, чтобы там жидкость какая-нибудь плескалась. Я не сумел рассмотреть, сколько там таких баков, но я тебе обещаю — в Мекке о нас вспомнят. Весь округ погрузится во мрак.

Усмехаясь, Джонни тормознул на светофоре и посмотрел на своего компаньона.

— Может, заедем в Чайнатаун пообедать? Я умираю от голода.

Зажегся зеленый, и Джонни свернул на Тиллари-стрит. Он подождал, пока Музафер освоится со сказанным, и заговорил снова:

— Кстати, о задачах революции. Когда ты говорил о том, что разрешишь Эффи и Терезе войти внутрь и установить детонаторы, я так понял, что наружу ты их уже не выпустишь.

— Мы не можем их бросить. Они и двух недель без нас не протянут.

— А я не говорил этого.

Музафер улыбнулся и сказал почти с нежностью:

— Что мы с тобой сделали? Больше, чем кто-либо до нас. Я не знаю, что нам еще удастся сделать, но я не остановлюсь, пока мы это не выясним со всей определенностью. — Он стал сворачивать карту. — У меня только один вопрос, что мы будем делать с Джейн Мэтьюс?

— С кем? — спросил Джонни, въезжая на мост.


В детстве и юношестве мы часто находимся на распутье. Перед нами множество дорог, и мы уверены, что всю жизнь сможем выбирать между тем, и другим, и десятым. В начале своего пути мы не сомневаемся, что, если однажды не пошли вот по этой дорожке, это не значит, что мы не можем вернуться на нее потом. Только много позже мы начинаем понимать, что нам необходимо принять одно-единственное решение и что выбирать таким образом придется еще не раз и не два. Только в зрелом возрасте мы внезапно осознаем, что старые мечты не вернуть. В тисках денег или безденежья, в ячейке под названием семья, подчинившись тому или иному образу бытия, по мере медленного старения человеческого организма большинство из нас заключает некое соглашение с жизнью: мы принимаем любые обстоятельства, как они есть, и надеемся на легкую безболезненную смерть.

Хасан Фахр, напротив, плыл по воле волн: ему никогда не удавалось попасть в колею, по которой двигались те, кому суждено было увидеть свет в цивилизованных странах. И в нем была готовность к той Голгофе, которая так ужасает людей, переживших кризис где-то в середине жизни. Прежде чем позвонить Джорджу Бредли, он взвесил все «за» и «против», так как отчетливо понимал, что дать знать о себе до того, как ты заключил сделку, все равно что застрелиться. Но все же сам он не пойдет в ФБР, чтобы требовать гарантий. Он должен получить большие деньги и новое имя и тогда наконец расстанется с тем безрадостным существованием, которое страшнее распятия для любого террориста.

Риск был невелик. Мир арабского терроризма, хоть и финансировался государством, внутри был организован плохо: вечно не хватало современных технических средств для проведения акций, не было и специалистов должного уровня для их подготовки. Встреча с Бредли в любом случае будет означать договоренность, сделку. Он знал, что его опознают, но так же не сомневался и в том, что американцы готовы заплатить любую сумму, чтобы обезвредить «Красную армию». Он получит деньги, уедет в тихий южный штат и впервые, наверное, сможет насладиться спокойной жизнью.

Они встретились на парковке у крупного супермаркета в Вудсайде и приступили к торгу. Сколько американцы готовы заплатить? Чем Бредли докажет, что выполнит обещание? Гарантирует ли ему ФБР выполнить полностью программу защиты свидетеля?

— Вы думаете, я не отдаю себе отчета в том, что меня опознают? Что в эту минуту, несмотря на мое предупреждение, вы меня фотографируете? — Хасан улыбнулся плотоядной улыбкой.

— Значит, вы знаете, что вы у меня на крючке.

— А, так это вы за мной охотились? Я-то думал, что вам нужен Музафер.

— Вы считаете, что за терактами стоит Музафер?

— Да, я так считаю. А вы считаете, что вам это может помочь?

Они остановились на двухстах тысячах долларов плюс дополнительное вознаграждение и десять тысяч вперед. Общая сумма определенно расслабила Хасана. Настолько, что он не стал полемизировать с предположениями Бредли по поводу того, что произойдет, если он не сдержит слова. Он не сомневался в себе и даже чувствовал определенное превосходство над агентом ФБР, которого он выводил на след. И когда Хасан полностью уверовал в свою безопасность — по крайней мере, на ближайшее время, — Бредли, как фокусник из шляпы, достал фотографии, чтобы передать их своему собеседнику.

— Вам знакомы эти люди?

При первом же взгляде на Эффи Блум Хасан увидел себя распятым на заборе в Бронксе. Ее фотография словно загипнотизировала его, ему стало страшно оттого, что Бредли поймет, что он испугался, и просто так его уже не отпустит.

— Ну? — повторил Бредли.

У Хасана мелькнула страшная мысль. Может быть, Бредли уверен в причастности этих людей к «Красной армии». Тогда зачем он связался с ним? Но если он не уверен, можно все отрицать. Тогда как быть, если через неделю он принесет Бредли эти же фотографии? Хасан решил потянуть время.

— Если вы так много знаете, зачем вам я? Понятия не имел, что у американцев такое хобби — раздавать деньги.

Бредли думал, как правильнее себя сейчас вести, чтобы не спугнуть человека, который обещал вывести его на «Американскую красную армию». Он понимал, что провалиться, когда в операции участвует сто сорок человек и когда лавры победителей могут достаться другому подразделению, значит завершить свою карьеру в ФБР. В лучшем случае его не вышвырнут вообще, сошлют в какую-нибудь управленческую дыру в Вашингтоне.

— Давайте рассуждать так. Скажем, некто утверждает, что это возможно и есть участники терактов. Я не разделяю этой позиции, но все же взгляните.

Хасан пожал плечами. Это было первое движение, которое он смог сделать. Затем выдавил усмешку.

— Боюсь, что вам не повезло. Если бы я сам мог опознать преступников, не надо было бы ждать неделю. Этот врач, о котором я говорил, не такой дурак, чтобы демонстрировать мне снимки. Если бы он это сделал, чем бы он торговал потом. Определенно могу сказать только одно: нельзя исключать причастность этих людей к терактам.

Хасан, кажется, был доволен тем, как он сейчас вывернулся. Хотя на какую-то секунду кадр с верандой в Южной Каролине сменился столь же отчетливой картинкой с изображением грязных тарелок в Бостоне.

— У меня еще один вопрос, — продолжал он. — Откуда у вас эти фотографии? И зачем вы мне их показываете?

— Мне их дал один легавый. — Бредли покачивал головой, не веря своим ушам. — Один жирный, глупый нью-йоркский легавый.


Пока Музафер выжидал дня решительной атаки на Нью-Йорк, а Джордж Бредли, вручив Хасану Фахру десять тысяч долларов, возвращался в офис в ожидании фотографий, которые выведут его на «Красную армию», мэр города Дейв Джекоби проинформировал своих помощников, что по политическим мотивам больше ждать не может, и назначил пресс-конференцию на половину пятого.

И он, и его свита находились в затруднительном положении. Они не могли ничего сообщить своим избирателям, требовавшим найти и наказать террористов. У них не было доступа к архивам ФБР, содержавшим сведения о потенциальных «революционерах», не было и своих политических информаторов, как у ЦРУ. Им приходилось довольствоваться списком бывших уголовников, замешанных в разного рода акциях, полученным от отдела борьбы с терроризмом. Как и обещал главный комиссар полиции, они допросили — для этого был создан еще один специальный отдел — всех бывших деятелей профсоюзного движения, активистов борьбы за гражданские права, студентов-радикалов и противников войны во Вьетнаме. Их подолгу держали в камерах, не предъявляя никаких обвинений. Естественно, пресса не могла не усомниться в законности этих мероприятий, но избиратели, как показали опросы, полностью поддерживали полицию в ее решимости разгромить «Американскую красную армию».

Дейву Джекоби нужен был козел отпущения. Конечно, арестованные террористы пришлись бы куда более кстати, но, будучи реалистом по природе, он понимал, что найти их таким способом невозможно. В лучшем случае он мог рассчитывать на то, что какой-нибудь полицейский чисто случайно выйдет на «Красную армию», расследуя рядовое убийство, но до тех пор следовало предотвратить атаку, неизбежную для мэра. На пресс-конференции, которая транслировалась на всю страну, мэр присутствовал двадцать пять минут, обратившись ко всем сразу — к доброжелателям, попутчикам и умеренным радикалам, чьи, может быть, неосознанные действия могли оказать помощь врагу. Успокоила эта речь избирателей или нет — вопрос спорный, но одно было ясно: ему не удалось сбить с толку Музафера, для которого выступление мэра явилось подтверждением того, что он и его люди могут чувствовать себя спокойно.

Дейв Джекоби не сумел провести и сержанта Мудроу, который каждое утро в половине шестого напяливал старый плащ и начинал свой обход. Его день был так насыщен, что у него уже почти не оставалось времени для мыслей о Рите. Как в плохо смонтированном фильме — стоило ему о ней вспомнить, тут же возникал план-затемнение, и он возвращался к своему привычному занятию. «Вы видели когда-нибудь этих людей? Вы никого не узнаете? Они могут жить по соседству. Если вы встретите кого-то из них, номер моего телефона на обороте». По правде говоря, постоянные неудачи уже давно удручали его, он казался себе человеком, который стоит на одной ноге и ждет толчка, чтобы идти вперед, дальше.

Четыре дня он работал на бульваре Вудхейвен, на трассе, — движение в восемь рядов, — ведущей в аэропорт Кеннеди. И хотя там, в отличие от бульвара Куинс, магазинов было совсем немного, прилегающие к нему улицы тоже следовало прочесать. А это значило четыре дня прогулок по булочным, парикмахерским, универмагам, и везде надо было выслушать владельца, готового рассуждать по любому самому немыслимому поводу.

Метод был прост. Паркуешь машину и ищешь по одной стороне улицы. Через шесть часов переходишь улицу и возвращаешься обратно. Не самый приятный способ проводить время, и многие полицейские терпеть не могут такую работу. Но Мудроу она всегда нравилась.

Однако он никогда еще не вел расследование методом личного опроса. Научный аспект работы в полиции необходим только после ареста. Бывали случаи, когда требовалось заставить заговорить информаторов или свидетелей, но сами аресты происходили в результате непосредственного контакта полицейских и гражданских лиц. Найти преступника, в конце концов, не так уж и трудно. Торговцы наркотиками и грабители ходят по тем же улицам, что и полицейские. Как раз в этом году на участке Мудроу проводилась крупная операция по борьбе с наркобизнесом. Не утруждая себя соблюдением, законности, полицейские арестовали всех известных им преступников. Большинство из этих арестов оказались бесполезны, но на какое-то время самые мелкие правонарушители, обитавшие в Нижнем Ист-Сайде, боялись появляться на улице, зато законопослушные граждане чувствовали себя хозяевами в своем районе.

Итак, верзила полицейский день за днем продолжал свои поиски. Словно хорошо натасканная охотничья гончая, он прочесывал территорию, пытаясь разнюхать след. Собака, как и полицейский, знает, что добыча где-то рядом. Главное — упорство, надо взять след, пока он свежий, пока он не стерт.

С Куинсом было покончено. Теоретически, по крайней мере. Он опросил жителей каждого квартала, и если бы это было обычное дело, Мудроу уже перешел бы на Бруклин или Бронкс. Но он не мог отделаться от ощущения незавершенности. По ночам, проверяя свои записи и не прикасаясь к стакану виски, стоявшему перед ним, он снова и снова пытался осмыслить ситуацию: У него уже были достаточные основания считать, что «Американская красная армия» — или хотя бы кто-то из этой «Красной армии» — находится в Куинсе.

Обычно поисками преступника занимается полдюжины детективов. Изображения подозреваемых рассылаются во все участки города. Слишком много было в его записях пробелов: слишком много закрытых магазинов, слишком много отсутствующих владельцев, слишком много безразличных продавцов. Он вспоминал тех, с кем встречался. Кто из них действительно хотел ему помочь? А кто просто кивал в ответ и тут же возвращался к своим посетителям?

Мудроу решил вернуться в Куинс. Теперь он не станет беспокоить торговцев недвижимостью, минует магазины одежды и скобяные лавки. Только кафе, куда заходят прочесть газету, ночные продуктовые лавки, химчистки, супермаркеты. На этот раз он дождется каждого владельца, поговорит с ним в спокойной обстановке, убедится, что они хорошо рассмотрели изображения, которые он им предъявляет. Только получив четкий отрицательный ответ, он перейдет в другой район, уверенный в том, что добыча не осталась за его спиной.

Было почти четыре часа утра, когда Мудроу поставил точку в своих размышлениях. Впервые за всю неделю он уснул быстро и без сновидений — сном, от которого очнулся в половине шестого и в дурном настроении. Он чертыхался в ванной, одеваясь, когда садился в машину, всю дорогу в Риджвуд.

Точно в таком же расположении духа находилась и Леонора, следовавшая за ним. Это бесконечное ожидание в коричневом «плимуте» из кого угодно душу вынет, а неудачи Мудроу Леонору огорчали еще больше, чем его самого. Для человека, непривычного к этому роду занятий, наружная слежка была совершенно невыносима. Особенно если учесть, что ее коллега в это время сидит в офисе и работает с профессиональной техникой.

Прежде всего Мудроу спустился в метро побеседовать с продавцами жетонов. Когда они попытались отодвинуть фотографии в сторону, он хорошенько стукнул по пластиковому стеклу будки и потребовал, чтобы «лучше вспоминали». Но на всех трех риджвудских станциях никто ничего не вспомнил, и он вышел на Метрополитен-авеню прямо к ресторану «Метрополитен», который работал круглые сутки, и где владельцами, как и во многих других кафе в Нью-Йорке, были греки. Просматривая записи, он вспомнил о своем ночном разговоре с Эпштейном и ринулся внутрь. Мудроу сразу пошел к кассе, не обращая внимания на официантов в черных брюках и белых рубашках, и обратился к женщине-метрдотелю.

— Мне нужен Джордж Халукакис, — сказал Мудроу, показав полицейский значок.

Метрдотель в золотом ожерелье и браслетах растянула губы в усмешке. Ее иссиня-черные волосы и оливковая кожа указывали на то, что она в родственных отношениях с владельцами. В ее обязанности входило встречать гостей, провожать их к столику, предлагать меню и затем, показав свой зад, затянутый в неимоверно узкую юбку, удаляться к себе. Ей было лет пятнадцать.

— Его сейчас нет, — сказала она, не отрываясь от газеты.

Ее развязный тон не оставлял сомнений в том, что она лжет, но ей было все равно, видно это или нет. Возможно, если бы она потрудилась поднять глаза, она бы поняла, что верзила полицейский не очень расположен изучать причуды греческой принцессы (перед которой еврейская принцесса просто Золушка), но она так на него и не взглянула.

— Как ваше имя, мисс? — вежливо поинтересовался Мудроу.

— Хемаполис, — вздохнула она.

— Видите ли, мисс Хемаполис, мне нужно видеть вашего босса. Пожалуйста, позовите его.

Медленно, словно сидя у себя на кухне, мисс Хемаполис перевернула газетную страницу.

— Я же сказала, что его нет.

Мудроу помолчал с минуту, осматривая зал, будто для него в жизни не было ничего интереснее этого каменного пола и кожаной обшивки стен. В ресторане не было никого, кроме небольшой группы посетителей в конце зала.

— Скажите, — сказал он, поворачиваясь к девушке, — вы часом не лесбиянка?

— Что? — Мисс Хемаполис не поверила своим ушам.

— Дело в том, что, если ты сейчас не оторвешь свою задницу и не приведешь мне Халукакиса, я тебя арестую за отказ от содействия офицеру полиции при исполнении служебных обязанностей. Я упеку тебя в одну камеру с самыми черными, жирными, злыми лесбиянками, которых только сумею отыскать, и ты будешь вылизывать этих сифилитичек, пока кто-нибудь не внесет за тебя залог.

Выражение лица бедной девушки было таким, что Мудроу стоило немалых усилий сохранить серьезность. Она буквально отпрянула, прикрывая грудь и широко раскрыв глаза. Годы религиозного образования не смогли подготовить ее к явлению в виде этого сумасшедшего великана, который стоял сейчас напротив.

— Иду, иду, — прошептала она, отворачиваясь.

— Надеюсь, вы любите рыбу с макаронами, — крикнул он ей вслед.

Мисс Хемаполис скрылась в кабинете начальника, издавая звуки на греческом, еще не успев закрыть за собой дверь. Мудроу прислонился к стойке бара и принялся опрашивать официантов (все они были греками), но безрезультатно до тех пор, пока, как и ожидал Мудроу, не появился мистер Джордж Халукакис.

— Кто просил Халукакиса? Я Халукакис. — В ожидании он приложил руку к пухлой груди.

Мудроу тоже настроился ждать. Он смотрел прямо на грека, не отводя глаз, словно тот должен был знать заранее, зачем тут оказался полицейский.

— Я Халукакис, — повторил грек, накручивая на палец золотую цепочку, висевшую на шее. Он был важным человеком, бизнесменом, во всем своем могуществе, зафиксированном в интерьере, и его просто так на пушку не возьмешь.

— Привет, я сержант Мудроу, — сказал Мудроу как ни в чем не бывало. — Алан Эпштейн, мой капитан, посоветовал мне обратиться к вам за помощью. Дело в том, что я кое-кого разыскиваю.

При упоминании имени Эпштейна Халукакис заметно отстранился. На лице его появилась презрительная ухмылка.

— Зачем вы мне напоминаете об этом? Я прихожу сюда, чтобы побыть в мире и покое. Эта еврейка разрушила всю мою жизнь. Вы знаете, какая она хитрая? Через неделю после свадьбы сказала, что хотела бы принять православие. Теперь я не могу развестись с ней. Христианская церковь не одобряет разводы. Я говорил с епископом. Я сказал все: если она православная, то почему не ходит на исповедь. А он считает, что каждый выражает веру по-своему. Я проклял день, когда ее встретил. — Он потряс в воздухе пальцем. — Вы знаете, как заставить еврейку перестать спать с вами? Женитесь на ней. И это не смешно. Знаете, как затащить еврейку в постель? Подарите ей кредитную карточку к Бенделю. Почему они все покупают одежду у Бенделя? Кто мне скажет? Но покажите ей оплаченный чек, и она будет спать с вами, пока покупку не доставят. И это единственный способ заставить еврейку спать со своим мужем.

Мудроу оставалось ухмыльнуться.

— Не говорите только, что у вас никого нет на стороне.

Грек осклабился в ответ. Любовница — разумная необходимость для многих удачливых греков.

— Метрдотелем у нас — племянница совладельца. Хорошая девушка из порядочной семьи, но очень бедной. Я дал ей работу. — Он пожал плечами. — Естественно, она благодарна.

Мудроу, который слышал истории и похлеще, вынул фотографии.

— Вот, Джордж, — сказал он теплым дружеским тоном. — Взгляните-ка сюда. Мне нужно найти этих людей. Это очень нехорошие люди, Джордж, совсем плохие.

— Вот эту я знаю, — сказал Халукакис, показывая на фотографию Эффи Блум. — Она часто заходит, обычно по утрам.

Мудроу вздрогнул, как вздрогнул Хасан Фахр, увидев это же изображение в руках у Бредли. У него перехватило дыхание, и он с трудом выдавил из себя вопрос:

— Когда это было в последний раз? Когда вы ее видели?

— Три дня назад. Я ее выгнал. Каждое утро заходит, чтобы разменять мелочь. Ей нужна мелочь для автобуса. И никогда ничего не покупает. Даже кофе. А рожа злая, будто ей между ног напильник сунули. И я наконец спросил: «Почему мисс ничего не покупает? Почему вы только мелочь размениваете?» И знаете, что она мне ответила? «Чтоб у тебя член оторвался, когда будешь вынимать его из папашиной задницы». Такую не забудешь.

— Вы уверены, что это она? — Голос Мудроу задрожал от волнения.

— Я сейчас позову официанта. Теос, иди сюда. — Высокий стройный парень оторвался от фруктового салата и подошел к ним. — Ты видел эту женщину?

— Конечно, — ответил тот спокойно. — Это та самая, которая вам такого наговорила. — Он засмеялся. — Вы бы в тот раз посмотрели на себя в зеркало.

— Хватит обо мне. Посмотри сюда. — Он передал официанту изображения Джонни и Терезы. — Ты чаще всех работаешь в зале. А этих ты не видел?

— Видел. Пару раз. Но они были одни, без той сумасшедшей.

— Когда они приходят? — спросил Мудроу.

— Обычно завтракать приходят, но не часто. А она бывает, и нередко. Ходит теперь за мелочью в соседний магазин. Я там был вчера, покупал лезвия для бритвы. Поболтали с продавщицей. — Он поднял фотографию Эффи. — Ее, кажется, больше к женщинам тянет. — Он подмигнул и вернулся К работе.

Мудроу положил руку на плечо Джорджа Халукакиса. Он уже не думал о Рите, голова его освободилась от «фантазий», как он их называл.

Он шел к своей цели.

— Я вернусь завтра утром, — предупредил Мудроу. — Сделайте мне одолжение, пусть все останется между нами. Я слишком долго ждал этого часа.

Глава 22

Мудроу еще не успел сесть в машину, а Леонора Хиггинс уже поняла — что-то произошло. Он шел быстрее обычного — неуверенной, слово его подталкивали сзади, походкой; двигался быстрее, чем этого хотел; и поехал он (опять же на большой скорости) прямо в полицейский участок на Джунипер-Валлей-роуд. Он бросил машину на дороге, стремительно направившись к дверям, и сверкнул у выхода полицейским значком в ответ на замечание дежурного насчет неправильно припаркованного «бьюика». Хиггинс хотела окликнуть его и приказать, чтобы он сообщил то, что сейчас узнал, но сдержалась, понимая, что незримое ее присутствие и есть цена билета на этот спектакль.

В участке Мудроу нашел Виктора Драбека и сказал, что ему нужен руководитель отдела скрытого наблюдения. Не задавая вопросов, Драбек отвел его в спортивный зал к маленькому плотному черному человечку, Джону Андерсону. Их представили друг другу, и Драбек вернулся к своей работе.

— Слышал о вас, — начал Андерсон, сверля Мудроу глазами. Он знал, что тот попросит его о чем-то таком, что в лучшем случае потребует санкции вышестоящих чинов, а в худшем будет просто незаконно, и у него не было ни малейшего желания рисковать своей шкурой ради этого ненормального детектива!

Мудроу взмахнул рукой.

— Мне нужна квартира в районе Метрополитен-авеню. Рядом с рестораном. Я знаю, что у вас есть квартиры, которые вы используете при слежке. Может, у вас найдется свободная? На пару дней.

Обратитесь к капитану, получите разрешение. У меня никаких возражений, если капитан даст свое согласие. — Он повернулся, чтобы продолжить занятия на тренажере, но Мудроу остановил его.

— Я тоже иногда качаюсь, — сказал он негромко. — То есть раньше качался. Последнее время я в основном занимался ходьбой. Спал, ел, ходил. Спал, ел, ходил. Вы, конечно, знаете, что такое, если хоть однажды искали преступника, теряя счет дням. И обнаруживали, что стучитесь в закрытую дверь магазина в воскресенье. — Он остановился, ожидая хотя бы молчаливого согласия, но Андерсон просто молчал. — А теперь я нашел, кого искал, и не хочу, чтобы какая-то шишка помешала мне с ним расправиться. Вы меня понимаете? Возможно, потом, если у меня все пройдет нормально, я тоже стану наращивать мышцы.

— Я вас понимаю. — Джон Андерсон тихо свирепел, глядя на Мудроу. — Я понимаю, вы обращаетесь ко мне, хотя мы не знакомы, и хотите, чтобы я вам помог, поскольку речь идет о личной мести. Я прошу понять меня. Я много о вас слышал и не могу не восхищаться — вами, но этого недостаточно для того, чтобы я подставил шею своему боссу. — Поколебавшись, он продолжал: — На Адмирал-авеню, рядом с железной дорогой, есть небольшой дом. Очень старый. Там никто не задает вопросов. Квартира пустая. Вы человек опытный, сумеете туда попасть. А ключей не просите, ключей я вам не дам. И вообще, давайте условимся: говорить мы говорили, но я сказал только, что квартир нет и долго не будет.

— А вы уверены, что там никого нет? — спросил Мудроу.

— Мы однажды там пошумели, и какие-то придурки заколотили дверь. Смотрите там в оба, можно нарваться на наркоманов. — Он засмеялся и протянул руку. — Вы здорово рискуете, охотясь в одиночку. А вы уверены, что с вас там не снимут скальп?

— Не знаю, — пожал плечами Мудроу, — не думал об этом.

Он пошел к выходу, но Андерсон окликнул его:

— Не трогайте там ничего сегодня. Завтра вы откроете дверь, если толкнете ее ногой.

Здание идеально соответствовало его замыслу: шестиэтажный кирпичный многоквартирный дом недалеко от железнодорожного переезда. Мудроу поднялся наверх, чтобы осмотреться, и в конце коридора увидел дверь, на которой гвоздем было нацарапано 2Н. Стены разрисованы будущими художниками-графиками, пол грязный. Отличное место для неофициального допроса. Столкнувшись с местным полицейским, Мудроу показал ему значок, объяснив, что квартира 2Н будет ему нужна на несколько дней, после чего вышел на улицу и поехал домой.

Домой он вернулся, когда еще не было одиннадцати утра, спешить ему было некуда, времени для размышлений было предостаточно. Он чувствовал, что ему надо — он просто обязан это сделать — позвонить Эпштейну и сказать: «Слушай, капитан, я нашел ублюдков, которые по частям разрушают наш город. Если завтра отрядить пятьдесят человек, часть „Красной армии“ мы возьмем на месте, остальные удерут в Ливию». И оттого, что он так и не позвонил, Мудроу мучился до конца дня: детектив и его совесть бесконечно меряли комнату шагами.

Леонора Хиггинс, взволнованная не меньше, находилась в пятидесяти метрах от дома Мудроу до самого вечера. Она собиралась позвонить своему начальству, прежде всего Джорджу Бредли, сообщить, что Мудроу близок к поимке преступников, и попросить подкрепления, что означало, что у «Красной армии» есть шанс скрыться, уйти от Мудроу, как бы тот ни был уверен в своих силах. Но она так и не смогла заставить себя разделить добычу, которая забрезжила на горизонте, так же, а может быть, в еще большей степени, чем Мудроу свою, и до самых сумерек просидела в машине, мечтая о ванне.

После захода солнца Мудроу стал готовиться к завтрашнему дню. Он вытащил из шкафа старую спортивную сумку, вынул пожелтевшие полотенца и эластичные бинты, пошел на кухню и бросил все на стул. Затем принялся выкладывать на стол снаряжение: восемь пар наручников, длинную цепь с замком, пару блестящих кастетов, дубинку и разобранный двенадцатизарядный пистолет — почти восемнадцати дюймов длиной с полудюжиной запасных обойм патронов 38-го калибра.

Затем он присел к столу, чтобы оценить свои возможности. Теперь он имел дело с реальностью, а не с фантазиями, и это был единственный шанс. Второго не будет. Он схватит Эффи Блум, если она придет одна, а Джордж Халукакис утверждал, что она всегда приходит одна, и заставит ее вывести на остальных. Но что, если она будет сопротивляться, и сопротивляться с той яростью, на какую способны отчаявшиеся террористы? Он вспомнил, как брали ей подобных в Филадельфии. У полиции были бомбы и вертолеты, сотни вооруженных людей; в пожаре, который возник, сгорел целый квартал. В таких обстоятельствах полицейские почти беспомощны. Эффи, конечно, расскажет ему все, но как проверить — вранье это или не вранье. В конце концов, Мудроу остановился на том, что в крайнем случае он вызовет подкрепление.

Приняв это решение, он вновь взялся за работу, положив на стол две гранаты — из тех, что инструкция применять запрещала. Очень трудной задачей было проникнуть в здание, где находятся террористы, незаметно. Вряд ли «Американская красная армия» держит свое оружие непосредственно в штаб-квартире, иначе их давно бы обнаружили. Вряд ли также, что у каждого окна у них вооруженный охранник, который ведет наблюдение круглые сутки — день за днем несколько месяцев подряд. Между прочим, Рональд Чедвик, у которого такая охрана была, считал себя в безопасности.

Мудроу швырнул на стол набор отмычек, огромную связку ключей, достал стеклорез и ломик. Сверху легла клейколента, пакет марлевых повязок, затем набор отверток, моток лески и мужской галстук. Куча на столе росла и вместе с ней — шанс победить в схватке, которая предстояла завтра.

Перебегая из комнаты в комнату, чтобы собрать все необходимое, Стенли Мудроу взмок так, что ему пришлось снять рубашку. Он уже тяжело дышал, на плечах и спине вздулись стальные мускулы.

В два часа ночи он еще ходил по квартире, заложив руки в карманы и глядя в пол. А что, если они разбросаны по всему городу? Что, если у них разработан какой-то телефонный код, и если один звонок не прозвучит вовремя, то вся «Армия» придет в движение?

Перебирая в уме сценарии предстоящего дня, он ни разу не подумал о том, что они могут жить вместе, в одном доме, что их всего пятеро, что он войдет в их штаб, когда сочтет нужным, и потому возьмет сразу всех.

У «Красной армии» была одна сильная сторона: ее малочисленность и то, что ее солдаты — и генералы — ничем не отличались от самых обыкновенных людей. Музафер, когда представлял себе сцену ареста, полагал, что в такой операции будут задействованы все силы городской полиции. Он и вообразить не мог, что однажды в дверь его квартиры просто-напросто постучит один безумный детектив.

Ждать дольше пяти часов утра Мудроу никак не мог. Все его снаряжение было уложено и переложено, а сумка так набита, что едва закрывалась. Ему оставалось только одеться и двинуться в путь. Сначала он надел суспензорий с белой пластиковой чашечкой, затем кожаный протектор, защищавший область паха. Что ни говори, впереди была встреча с Джонни Катаносом. Хотя он знал о Музафере и понимал, что грек в этой армии всего лишь рядовой, Катанос в его «фантазиях» занимал главное место. Он хотел лично арестовать Катаноса и дубасить его, пока тот не катапультирует окончательно. Мудроу надел пуленепробиваемый жилет, старый и очень тяжелый, который при стрельбе, скорее всего, был бы бесполезным, если принять во внимание арсенал, которым располагает «Красная армия», но его солнечное сплетение и грудь от кулаков Катаноса будут защищены надежно.

Мудроу натянул черные брюки и свитер. Он чувствовал себя снеговиком. В движениях его ограничивал жилет, но он знал, что с греком ему наперегонки не бегать. Френки Бауманн, главарь банды, которого Мудроу допрашивал в Вермонте, был неразговорчив и зол — если Катанос произвел впечатление на Бауманна, значит, он может быть достаточно серьезным противником и для Мудроу. И это по-своему его вдохновляло: мысль о том, что ему удастся поймать Катаноса, отшибала всякий сон. Мудроу чувствовал себя боксером перед боем, он не боялся, но и не скрывал волнения. От волнения, видимо, даже веселясь. Он наверняка успокоится, когда все начнется, но, как известно, возбуждение так же необходимо спортсмену, как и недели упорных тренировок.

Он вышел из дома в половине шестого утра, переехал Бруклинский мост и направился к автостраде Бруклин — Куинс. Леонора Хиггинс, уверенная, что с часу на час ее ждет награда за тяжелый труд, следовала за ним неотступно. Машин было немного, и она могла позволить себе держаться от него подальше, не опасаясь, что Мудроу исчезнет из ее поля зрения. Но, когда она представила себе, что в последний миг потеряет его из виду, по спине пробежал холодок. Она по-прежнему держалась на расстоянии, но больше всего ее интересовал сегодня один вопрос: когда ей следует дать знать о себе?

Мудроу держал курс на Адмирал-авеню. Время от времени он посматривал в зеркало заднего вида, но маленький коричневый «плимут», похожий на тысячи таких же «плимутов», колесящих по городу, как и надеялась Леонора, не привлекал его внимание. Он не заметил слежки ни на автостраде, ни на улицах, даже когда ей пришлось обогнать его после того, как он припарковался. Как Мудроу не приходило в голову, что дни напролет его сопровождает негритянка, агент ФБР, так и Музафер не мог представать себе, что обычный коп проникнет в его дом через окно в ванной.

Сержант поднялся наверх, подошел к двери квартиры 2Н и, убедившись в том, что она открыта, вошел. Пробыл он там недолго, и то, что он увидел, вполне его устроило: однокомнатная квартира, грязная, мебель ветхая. В комнате стояла скрипучая кровать — набор пружин с тощим матрасом, — кухонный стол, несколько стульев, стандартный набор кресел и торшеров. Мудроу проверил, есть ли в квартире вода, свет и газ, и поехал в ресторан «Метрополитен». Он поставил машину рядом с автобусной остановкой напротив магазина, приготовил значок на случай, если полицейский сгонит его с неположенного места, и приготовился ждать.

Он не сомневался, что она появится, как обещал Джордж Халукакис. У него было ощущение, что он уже много раз приезжал сюда, репетируя все события этого решающего дня. Осматриваясь, он узнавал эту улицу, Метрополитен-авеню. Выцветшая вывеска на грязной витрине типографии, неоновая реклама магазина видеотехники (витрина была закрыта стальными жалюзи, которые поднимались в те часы, когда магазин работал, и опускались в конце рабочего дня) — все было знакомо, как утренняя перекличка в седьмом участке. Он вдруг подумал о том, что в его жизни ничего подобного никогда не происходило. На секунду ему показалось, что нечто недоступное пониманию, не поддающееся определению всей тяжестью навалилось на него. Чтобы избавиться от этого ощущения, он оставил машину и зашел в магазин напротив выпить кофе.

Два корейца, мужчина и женщина, ругались за прилавком, перестреливаясь тирадами на родном языке. Хотя он понял только одно слово — «касса», которое повторял мужчина, — набежавшая внезапно злость успокоила его. Он как-то отстраненно наблюдал за тем, как мужчина поднимает кулак, словно собираясь ударить женщину.

— Хватит! — Они оба замолчали. Моментально. И Мудроу почувствовал себя уверенно. — Не сделаете ли мне пирожок с маслом? Я полицейский и страшно хочу есть.

Спустя двадцать пять минут, точно по расписанию, Эффи Блум притормозила свой старый «бьюик» и вошла в магазин. Было шесть сорок пять утра. Мудроу ждал на улице, глядя на нее, как змея на крысу, и ожидая, пока та выйдет. Он был джентльменом и, как всегда, открыл перед дамой дверь, услышав в ответ вместо обычного «спасибо» ругань, которая прекратилась, как-только он приставил к ее голове дуло своего пистолета 38-го калибра.

— Угадай, что я тебе скажу, — сказал он, срывая сумку с ее плеча. — А скажу я, что тебе конец пришел.

Утро было теплым, влажный воздух обещал жаркий день. Эффи была одета в широкие джинсы и мужскую рубашку цвета хаки: оттопыренных карманов не было, значит, не было и оружия. Все же Мудроу ткнул ее лицом в кирпичную стену и провел рукой по телу в поисках ножа, бритвы, газового баллончика, которые всегда легко спрятать. Он думал, что она попытается бежать, но Эффи — Мудроу скрутил ее за руки — безропотно позволила затолкнуть себя в «бьюик». Она не сопротивлялась, и когда он пристегнул наручниками ее руку к своей. По правде говоря, она не ощущала ни злобы, ни отчаяния.

Однако несколько удивилась, когда увидела, что они подъехали не к участку, а к какому-то кирпичному дому в нескольких кварталах от магазина. На допросах она бывала не раз, и обычно в них участвовала целая команда профессионалов из федеральных «Красных бригад», специально для этого созданных. Но этот здоровяк был явно из городских легавых.

Они молча поднимались по лестнице: Мудроу перешагивал через ступени, волоча Эффи за собой. Ей не было страшно, ее неведение помогало сохранить ей спокойствие. Она подумала об остальных — на свободе ли они сейчас. Скорее всего. Если бы полиция настигла «Красную армию», здесь уже была бы толпа журналистов, спешащих запечатлеть событие и воздать должное властям. А полицейскому, который тащит ее сейчас по лестнице, нужна от нее информация, а уж она ему, конечно, слова лишнего не скажет.

Громкий звук защелкивающегося замка, холодный металлический звук — сигнал опасности в третьесортных боевиках, — на Эффи никак не подействовал. Молча, не говоря ни слова, Мудроу отстегнул наручники со своей руки и стянул ими руки Эффи за спиной.

— Что, я уже лишена прав? — Бедная Эффи. Если бы она занималась подрывной деятельностью в Южной Америке, в Азии или Африке, она, конечно, догадалась бы, сколь опасен ее сопровождающий, и приготовилась бы к дальнейшему развитию событий. Но ее опыт ограничивался общением с сотрудниками федеральных служб, соблюдавших существующие законы. Голос Эффи был исполнен сарказма:

— В самом деле, гражданские права отменили?

Мудроу стоял перед ней, чуть покачиваясь, не сводя с нее глаз: он уже видел Эффи там, на Шестой авеню, слышал ее вопли, когда они с Терезой разыгрывали свой спектакль. Еще немного, и он вернется к тому, что произошло тогда с Ритой.

— Вы арестованы, — прошептал он, подняв руку к ее глазам. Медленно он согнул пальцы в кулак, улыбнулся, подождал, пока в ее глазах появилось удивление. И наконец, не меняя выражения лица, ударил ее с размаху в левое ухо.

— У вас есть право постоять молча.

Эффи не ожидала удара и еще меньше — такой невыносимой боли. Ей хотелось крикнуть, но она не могла сделать вдох. Затем что-то острое и тяжелое обрушилось на ее ребра, и, несмотря на звон в ушах, она услышала хруст костей. У нее закружилась голова, она пошатнулась, но Мудроу схватил ее за волосы.

— Если вы решите говорить, все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

На этот раз Мудроу ударил слабее, но хрящи мягче костей, и из носа Эффи хлынула кровь, а сама она упала на пол.

— Вы имеете право вызвать адвоката, он может присутствовать на допросе.

Он смотрел на нее сверху вниз. Оба не двигались. Теперь Эффи охватил страх, и это было заметно. На минуту Мудроу даже почувствовал к ней жалость — уж слишком он жесток. Он хотел наклониться к Эффи, но тут услышал собственный голос:

— Если у вас нет своего юриста, ваши интересы будет представлять государственный адвокат.

Он занес ногу для удара, но Эффи, скорчившись от боли, чуть отползла в сторону.

— Что вы хотите? Что вы делаете?

— Мы с тобой встречались однажды, — тихо сказал Мудроу, — но боюсь, что ты не вспомнишь, где и когда.

— Послушайте, мистер, я не понимаю, зачем вы меня сюда привели и так со мной обращаетесь. Если вы из полиции, покажите значок. Объясните, что вам от меня нужно. И пожалуйста, не бейте меня больше. — Впервые за многие годы она почувствовала себя беспомощной.

— Дело было на Шестой авеню. Помнишь, как ты сцепилась с товаркой из латинос. С той, что демонстрировала всем твою грудь. Как раз перед взрывом в «А & S». — Он расстегнул свою сумку и вытащил маленькую черную дубинку. Один край ее был загнут и заострен, как рыболовный крючок. Он поднял ее, чтобы Эффи могла хорошо ее рассмотреть.

— Знаешь, что самое страшное? Я шел по Шестой на встречу с моей старушкой, как раз напротив «А & S». Я опоздал на самую малость, и она сгорела. Ты поняла? Она сгорела.

Инстинктивно Эффи попыталась встать, но пронзительная боль в ребре ничего в ней не оставила от «крутого парня».

— Пожалуйста, не бейте меня больше.

— Я Правильно понимаю, что ты хочешь жить? Я могу это так понимать? Рита тоже хотела жить. И я хотел, чтобы она жила. Но не сумел ей помочь. — Он шагнул к Эффи. — Конец у тебя будет тяжелым. Приготовься к тому, что тебе будет больно. — Он перевернул ее на спину и вставил рукоять дубинки ей в зубы, засовывая все глубже, чтобы она ощутила вкус металла. — Что ты мне сейчас расскажешь? Ты ведь расскажешь мне то, о чем я у тебя спрошу?

— Расскажу. — Говорить, когда во рту кусок металла, оказалось трудно.

Он посадил ее, прислонив к стене.

— Если ты меня наколешь, — сказал он ровным голосом, — огонь покажется тебе теплой ванной.

Глава 23

Допрос длился долго. Пока Мудроу не убедился в том, что она говорит правду. Сначала он отказывался в это верить: всего пять человек и никакой помощи. А как же кубинцы? Где ливийцы? Аятолла? Он вытянул из нее всю историю «Красной армии», начиная с ее первой встречи с Музафером в Алжире, долгих, месяцами, тренировок и переезда в Соединенные Штаты — они пешком перешли границу с Канадой, и все, кроме Музафера, потребовали американское гражданство, право жить в родной стране.

Затем он продолжил, выспросив о каждой их операции во всех подробностях. И даже нашел в себе силы выслушать, как готовился взрыв на площади Геральд. Когда он наконец усвоил, что «Американская красная армия» — это пять человек (теперь уже четыре) и все они находятся в одном доме на тихой улице в двух милях отсюда, он едва не поперхнулся. Перед ним открылась гениальность этого замысла: всего пятеро, замкнутый образ жизни — все вместе — почти нет шансов, что тебя когда-то вычислят. Хотя понятно и то, что нельзя рассчитывать на безопасность, если готовить и совершать акции в одном месте. Даже если это место такой город, как Нью-Йорк. Рано или поздно постоянство и случайность пересекутся.

— Надеюсь, ты не врешь, — сказал он в десятый раз. Эффи не отвечала. — А если обнаружится, что ты врешь, обещаю тебе массу неприятностей. Во-первых, я привяжу тебе руки к ногам и запру в шкафу. Ты не проживешь больше четырех дней без воды, и если я не вернусь, ты просто усохнешь.

— Я говорю правду. — В голосе Эффи не было уже ничего, кроме безразличия. Утром она встала, приняла душ, оделась, позавтракала и вышла на улицу — все как всегда. Сейчас, когда она была один на один с Мудроу, внутри у нее саднило, голова тупо ныла. Как ни странно, ребро больше не жгло, а вот в ушах все еще звенело.

— Повтори, что вас всего пятеро.

— Мы боялись заводить информаторов. Могли продать. Музафер говорил, что, если о нас узнает хоть один человек, нас возьмут тепленькими.

— Кто вас обеспечил оружием?

— Кубинцы.

— Ты говорила, что вы его покупали.

— Покупали… У кубинцев.

— Почему ты не сказала сразу, что вы его купили?

— Это значило бы, что мы купили его на деньги Чедвика.

— Ничего это не значило бы. Говори правду и без всяких «значило бы». — Мудроу решил рявкнуть, чтобы по ее реакции определить, в силах ли она лгать, изображать, притворяться.

Но голос ее остался тихим и безучастным. Перед ним была просто женщина, ожидающая решения своей участи.

— Кто сейчас в доме?

— Джейн Мэтьюс и, наверное, Тереза. — При упоминании имени Джейн Эффи почувствовала тошноту. Ее чуть не вырвало прямо на полицейского, но позыв прошел, и она снова впала в состояние безразличия ко всему и ко всем на свете. — Джонни должен прийти к обеду.

— А второй? Музафер?

— Позже, не знаю точно. Не в его правилах сообщать, когда он вернется.

— А ты когда должна прийти?

— Я уже говорила.

— Повтори.

— У меня есть постоянная работа — моя «крыша». И я возвращаюсь к шести.

— Ладно, теперь разберемся вот с этим. — Он поднял перед ней связку ключей, которую вынул из ее сумки. — Какой ключ от какой двери?

Они выясняли это еще пятнадцать минут, после чего Мудроу выполнил свое обещание и запер ее в шкафу. Он не церемонился, и Эффи кричала от боли. Мудроу не испытывал к ней ни малейшей жалости, хотя прекрасно понимал, что она уже нуждается в медицинской помощи. Ведь он и в живых-то ее оставил только на тот случай, что, если выяснится, что она в чем-то солгала ему, можно будет начать допрос сначала. Если же она сказала правду и охота пройдет удачно, она останется здесь, чтобы умереть. Для этого он притащил матрас и накрыл им Эффи. Теперь ей стало трудно дышать.

Он поехал на Пятьдесят девятую роуд. Все было так, как рассказывала Эффи: новые кирпичные дома, трава и кустарник перед домами, крошечный японский клен — словно его вчера посадили. Несмотря на весну и зеленые газоны кругом, трава у штаб-квартиры Музафера почему-то пожелтела, пожухла.

Эффи описала и внутреннее расположение. На каждом этаже — по одной квартире. Узкая крутая лестница, каторга для грузчиков, вела в комнаты. Тереза и Джонни Катанос жили на третьем этаже, Эффи и Джейн — на втором, а Музафер — внизу.

В Нью-Йорке десятки тысяч таких квартир, и Мудроу бывал в подобных. Обыкновенно там расположены гостиная и кухня — достаточно просторная, чтобы поставить обеденный стол, — большая и маленькая комнаты, светлая ванная, внизу комната для стирки. Стены были оштукатурены, и раз в месяц, летом, приходил рабочий замазать трещины и заодно постричь газон. В новых же домах таких проблем не возникало. За это гнездышко «Красная армия» платила три тысячи сто долларов в месяц.

Мудроу три раза объехал квартал, чтобы осмотреться. Народу было немного, но все равно следовало соблюдать осторожность. Типичный спальный район, где обращают внимание на каждое новое лицо. На третий раз он увидел Терезу Авилес с магазинной тележкой, в которой лежало белье. Фирменная упаковка химчистки отсутствовала, и скорее всего, это означало, что она займется стиркой сама, стало быть, это займет два часа, не меньше.

Таким образом, в доме оставалась только Джейн Мэтьюс. Расследование — странное занятие, в котором главная опасность — в непредсказуемости событий. Мудроу неделями работал, чтобы наступил этот день, и все это время ничего не происходило. И сейчас все шло так гладко, что особенно настораживало. Не может быть, чтобы дорожка оказалась без колдобин, размышлял он. Ухабы вот-вот начнутся. Конечно, Мудроу и в голову не приходило, что его проблема появится в лице Леоноры Хиггинс, сидящей неподалеку в своем «плимуте» и спокойно жующей бутерброд.

Мудроу сделал еще один круг и обогнал Терезу, которая направлялась в прачечную самообслуживания на Фреш-Понд-роуд. Сначала он собирался взять ее прямо на улице, затолкать в багажник, а потом отправиться к Джейн Мэтьюс. Это было бы совсем просто, но не упрощало его следующую задачу — пробраться в дома незамеченным.

С другой стороны, оказавшись в доме, он сможет брать их поодиночке. Он представил себе Джейн Мэтьюс — блондинку, по словам Эффи, — с пылесосом, убирающую квартиру, застилающую кровать. На окнах, которые выходили на улицу, занавески отсутствовали, на подоконниках стояли горшки с цветами. Если Джейн выглянет в окно и заметит Мудроу, она сразу насторожится. Его рост и одежда вряд ли наведут ее на мысль о полицейском, скорее она примет его за уголовника. Автоматы были в каждой из квартир, и Эффи предупредила, что Джейн умела с ними обращаться, и неплохо.

Он наконец вышел из машины, обошел последний дом и направился по узкой дорожке, ведущей к черному ходу. Хотя черным ходом практически никто не пользовался, правила противопожарной безопасности его предусматривали, и в соответствии с проектом он вел прямиком на кухню первого этажа. Мудроу подошел к дверям и прислушался — никого не было. Сохраняя спокойствие, он нащупал пистолет у себя в сумке, после чего ключом Эффи отворил дверь. Новенький замок подчинился почти бесшумно.

Никого. На кухне темень и тишина. Он прислушался, пытаясь по звуку пылесоса или телевизора определить, где же Джейн. Ни звука.

Как вдруг — тихий всплеск воды в ванной, в конце коридора. Мудроу, подняв пистолет, подкрался поближе к двери. Она была приоткрыта — еще одно подтверждение, что чувствовали они себя в полной безопасности. Не колеблясь, Мудроу вошел внутрь.

— Доброе утро, Джейн, — сказал он, приставив пистолет к ее голове. — Вся чистенькая, скоро можно приступать к делам. — Это прозвучало не вопросом, а утверждением.

Джейн, тоненькая и гибкая, выглядела привлекательно, но Мудроу никак не трогала ни ее фигура, ни веснушки на маленькой груди, ни белые колени, торчавшие из-под воды.

Джейн от удивления едва не онемела, перепугавшись насмерть. С минуту она сидела в ванне не шевелясь, прежде чем до нее дошло, что этот великан не собирается стрелять в нее сразу.

— Вы полицейский, — сказала она тоненьким, девчоночьим голосом.

Но в эту минуту Мудроу уже не видел и не слышал Джейн. Уши его заполнил звук сирены — полиция или «скорая помощь» неслась по Шестой авеню. Надо было немедленно что-то предпринимать.

Мгновение ему понадобилось, чтобы понять, где же он находится, затем его рука — движением чисто импульсивным — схватила Джейн за плечо и вытащила ее из воды. Джейн машинально прикрылась руками, она не могла себе представить, что для Мудроу она оставалась существом бесполым.

Сержант принялся за дело так, словно выполнял обыкновенную будничную работу. Убить ее сразу он не мог — сначала ее надо было связать. Ведь он так давно мечтал об этом. Правда, в его фантазиях члены «Красной армии» всегда были вместе — хотя численность их в этих сновидениях менялась, — и он долго читал им лекцию, толкуя о Том, какие просчеты они допустили.

Он объяснял, почему рутинная полицейская работа оказывается эффективнее действий федеральных агентов. Зачем-то надо было, чтобы кто-то из них в этом разобрался.

Он притащил голую Джейн Мэтьюс на кухню и привязал ее к стулу. Занимаясь этим, он невольно прикасался к ее груди, ногам, бедрам — с точки зрения современного кинорежиссера, эпизод откровенно эротичный, — однако Мудроу не испытывал при этом ничего, что бы напоминало желание.

— Вы полицейский? Вы ведь полицейский? — бормотала Джейн, никак не сопротивляясь. Но если он из полиции, зачем привязывать ее к стулу?

— Да, я полицейский. — Джейн уже была связана по рукам и ногам, и теперь он собирался воткнуть ей кляп в рот. — Можешь себе представить, большой толстый легавый отыскал вашу знаменитую «Красную армию». Невероятно. Знаешь, есть такой федеральный агент, Джордж Бредли. Крупный специалист. На него работает сотня парней. Так вот, он упустил свою добычу. Представляешь? Сотня мужиков, все закончили колледж. Образованные ребята. Не надо было вам убивать Чедвика. Это же один район. Прийти и уйти, не наследив, нельзя. Даже если работать в перчатках. Надеюсь, ты извинишь, что у меня текут слюни. Я немного волнуюсь. Мне еще не приходилось убивать пятерых в один день.

Мудроу вдруг вспомнил Риту, их первую ночь, с какой страстью они занимались любовью три часа подряд, чуть не сломав кровать. А затем Рита приняла душ и начала одеваться, чтобы идти на работу. Ей было неловко, она все время стояла к нему спиной, одеваясь. Именно это и тронуло тогда Мудроу. Кровать скрипела от страсти, кровать была распутницей.

Вернувшись к реальности, он обнаружил, что сидит рядом с огромным фикусом, гордостью Джейн, напротив окна, на кухонном стуле, заняв идеальную позицию для наблюдения за входом в дом. Показалось солнце, впервые на этой неделе осветив Пятьдесят девятую роуд.

Заметить Мудроу с улицы было невозможно. Он не стал думать над тем, как это получилось, что он сразу же занял такую удобную для наблюдателя позицию. И почему вот сейчас на него нахлынули все эти воспоминания. Тревожиться уже не о чем. Он столько раз представлял себе этот день, и с такой ясностью, и все шло так здорово, что уйти они уже не могли.

— Эй, Джейн, — крикнул Мудроу, — я тебе говорил, кто вас выдал? Ты с ума сойдешь. Твоя подружка, Эффи Блум. Вот так. Она недалеко отсюда. В шкафу. Я сказал ей, что убью тебя, но она все равно рассказала, объяснила. Она, видно, недовольна всеми вами. Как ты думаешь, Джейн, она рассердилась на вас или просто испугалась? Испугалась, конечно. Пришлось ее припугнуть. Не хотелось, но такие уж обстоятельства. Я ее не сильно бил. Боялся сломать ей челюсть. Если бы я сломал ей челюсть, она не смогла бы мне рассказывать. Так ведь?

Рассуждая вслух, Мудроу изредка посматривал на Джейн, но все его внимание концентрировалось на окне.

— Кто-то же должен был объяснить, как вас найти. Да если бы она мне ничего не сказала, я бы и так нашел. Конечно, пришлось повозиться, чтобы развязать ей язык. Но все-таки она заговорила. И рассказала все-все.

Джейн Мэтьюс, хотя и освеженная ванной, преобразилась так же, как и Эффи час тому назад. Ее приключения заканчивались. Она вспомнила все, что совершила, и, хотя не слишком переживала по этому поводу, могла уже умножить количество трупов на срок в приговоре, который зачитает судья. Ее не сложившаяся жизнь с Эффи, неминуемая потеря Музафера и Катаноса, тюрьма впереди; люди, одержимые местью за погибших родственников, — все вперемежку и разом обрушилось на Джейн. Она даже не подумала о том, что надо как-то попытаться предупредить Терезу. Она просто сидела и слушала Мудроу, хотя смысл его слов до нее не доходил.

— Ага. Ты глянь. Вот и она. Точна, как всегда. И наверное, забыла вещи в прачечной, потому что…

Он замолчал. Опять печаль уносила его в далекие дали. Только что Тереза Авилес подходила к дому, а он уже стоял на Шестой авеню, и навстречу ему шла Рита, с обиженными пухлыми губами, раздраженная его опозданием. Так случалось у них, и не раз.

— Послушай. — Он пытался оправдаться. — Прости, но у меня были дела, и я не смог вовремя освободиться. — Он пожал плечами, забыв о Джейн Мэтьюс. — Покажи, что ты мне купила?

Тереза свернула на бетонную дорожку, ведущую к входной двери, и Мудроу снова переключил внимание. Он отступил назад, в комнату Эффи и Джейн, подождал, пока Тереза откроет дверь, закроет ее за собой и подойдет к нему сама. Он схватил ее так стремительно, что она не успела ни о чем подумать. Мудроу втолкнул ее в комнату, прижал к стене и слегка придушил, прежде чем обыскать.

Хотя она не преобразилась из агрессора в жертву так же стремительно, как это произошло с ее подругами, но и она была беспомощна перед таким натиском. Надев на нее наручники, Мудроу посадил Терезу на стул, привязал к стулу и воткнул кляп в рот.

Усевшись напротив, под фикусом, он приступил к беседе.

— Рад тебя видеть, Тереза. Привет от Пако Бакили. Помнишь Пако? Тот, что обязан был погибнуть, но почему-то не погиб и сделал мне хороший подарок — вручил ваши фотографии. Как ни странно, я сразу тебя узнал. Мы ведь уже встречались. Я видел тебя и Эффи на Шестой авеню. Как вы тогда шумно ссорились. Ты так рассердилась на подругу, что решила всей Шестой авеню показать ее грудь. Может, поэтому она и объяснила мне сегодня, где тебя искать.

Так продолжалось два часа. Мудроу то издевался над ними, то угрожал впрямую. Это принято у полицейских, порой даже необходимо, особенно после долгой охоты, поковырять ножом рану, и Мудроу, ветеран с тридцатилетним стажем, в этом деле был большой мастер.

— Послушайте, леди, — он пошел на новый заход, — я, кажется, придумал, что с вами сделать. Я сожгу вас на этих стульях. Как индейцы сжигали белых на столбах. Столбов у нас нет, но зато есть стулья. У меня там в машине канистра с бензином. Соберу вас всех вместе, посажу в кружок, оболью пол вокруг вас бензином, чирк — и вас нет.

Когда он говорил это, то уже втягивал в себя запах паленого мяса и тлеющей одежды, запах такой омерзительный, что он чуть не задохнулся от него. Мудроу пытался убедить себя, что образ Риты, который постоянно к нему возвращался, это всего лишь образ, но у него ничего не получалось. Только что он наблюдал за подступами к дому — и тут же вместе с Ритой и подростком спускался в подвал. Он пытался что-то доказать, открыть истину, которая поможет им рбоим преодолеть все препятствия и никогда не разлучаться. Если бы он сумел сделать это вовремя, они бы и сейчас были вместе, и сегодня, и завтра, и…

— Эй, я задам вам один вопрос. — Мудроу то смотрел на женщин, то снова поглядывал в окно. Женщины, подавленные и мрачные, хранили молчание, а Мудроу посмеивался и оттого особенно резко контрастировал с ними. Они считали его сумасшедшим, но именно такое впечатление он и хотел на них произвести. — Вы думали когда-нибудь о людях? Я видел много убийц, не сомневайтесь. Но те убивали людей по какой-то причине. Мстили или шли на это ради выгоды. Или по злобе — натура такая. Вы другие. Вы оставляете бомбу и спокойно уходите. Вы не знаете, чьи тела останутся на земле, вам наплевать.

Он снова посмотрел на них, пытаясь, хоть что-то прочесть в их глазах. Мудроу решил, что позже, когда соберет их всех вместе, вынет кляпы и снова задаст этот вопрос. Возможно, что порядок, в котором он их казнит, определят их ответы. Конечно, сжигать их он не станет. Огонь, как известно, штука неуправляемая, и тогда погибнут ни в чем неповинные люди (а полицейские обязаны защищать горожан, даже тех, кого ненавидят).

— Наверно, это глупый вопрос. Если бы вы думали об этом, вы бы ничего подобного не совершили. Никогда. Одно меня интересует: вы предупредили своих приятелей, родственников? Вы им сказали: «Ребята, не ходите-ка сегодня на площадь Геральд. Мы там поджарим человек тридцать»? Боюсь, что не говорили вы этого никому. Но все же как-то должны были их предупредить? Может, намекнули? Или позвонили, чтобы сказать: «Мам, не, ходи ты на эту распродажу. Одно барахло, взглянуть не на что. Не ходи туда». А ваша мамочка перезвонила потом и сказала: «Боже, Джейн, как хорошо, что я не пошла на Геральд».

Он чувствовал, что закипает, и, не справившись с собой, потянулся за стеклянной вазой и швырнул ее в Терезу Авилес. Ваза попала в плечо и, разбившись, порезала ей горло. Рана была легкой, но кровь, стекавшая Терезе за воротник, успокоила Мудроу, и он вернулся к прежнему занятию — наблюдению за дорогой. Было почти два часа, и пора было возвращаться Джонни Катаносу. Мудроу спрятал свою сумку в тумбочку под раковиной, оставив при себе только револьвер 38-го калибра, который заткнул за пояс на случай, если грек будет вооружен.

Глава 24

Приближался полдень, безжалостная весенняя жара наступала на Нью-Йорк. Белый солнечный диск стоял в зените, и прозрачная дымка не смягчала его свет, а наоборот, делала более резким. Джонни Катанос вел фургон по автостраде Стейтен-Айленд и предавался своей любимой забаве, игре, которую он сам и придумал: он воображал, что воскрес. Он не знал, как долго находился вне бытия, и не, мог представить, сколько еще проживет.

Джонни часто играл в эту игру, и, хотя всегда проигрывал, в конце концов погибал, поражение компенсировалось тем обостренным восприятием жизни, которое неизменно к нему приходило. Процесс состоял в ожидании подстерегавшей его — неизвестно в какой момент — смерти, и он испытывал постоянное напряжение, как ковбой в старом вестерне. Снайпер мог поджидать его в каждом окне, мог притаиться на любой крыше. Чтобы победить противника, он должен предвидеть атаку: ему не спастись, если в него выстрелят из засады, но шестым чувством вычислить эту засаду значило сохранить себе жизнь. Самое интересное было то, что о конечном результате он узнавал только потом, когда восстанавливал события, мысленно фиксировал источник смертельной для себя опасности, и, как только это происходило, он воскрешал себя заново.

В тот день, когда Катанос возвращался из Нью-Джерси после занятий в школе восточных единоборств, ему не требовались особые усилия, чтобы сконцентрироваться на своей игре. Он словно продолжал упражнения, которые демонстрировал перед своим сэнсэем, легендарным мастером в самых разных бойцовских дисциплинах, перед сэнсэем, который обучал комбинации стилей, названной им «Путь воина».

Оптимистичное название. Катанос переводил глаза с одного строения на другое, оценивая степень опасности, не забывая наблюдать за происходящим вокруг. Женщина в машине рядом с его фургоном пристегивала ремнем безопасности своего ребенка. Сзади приближался большой грузовик. Джонни взглянул в зеркало заднего вида и увидел желтую сирену над затемненными окнами. Игра — по договору — заканчивалась в тот момент, когда он забывал о ней.

Подъехав к мосту Верразано, Джонни подумал, что сейчас он достиг вершины в своем восприятии мира. Он не употреблял наркотиков — правда, не отказываясь от марихуаны, — потому что верил, что поднять настроение можно и другими средствами. Для этого существует опасность, хотя страх перед этой опасностью способен свести с ума нормального человека. Джонни Катанос давно научился бороться со страхом, когда обрел особое чувство, чувство силы, превосходства над всем и вся. Он не раз пытался объяснить это Музаферу.

— Я ощущаю себя посланником Всевышнего. Мне подвластна любая тварь. Я быстрее и сильнее всех живущих?

— А что, если, — отвечал ему Музафер, — прилетит какая-нибудь птичка в поисках ужина?

Ответ Джонни был осторожнее, чем предполагал Музафер:

— Это все ненастоящее. Уверенность в своем превосходстве не убережет тебя от пули. Но пуля, которая в тебя летит, обостряет ощущение жизни. Честно говоря, обыкновенное существование, если его сравнивать с таким ощущением, теряет всякий смысл.

Собственно, эта игра была своеобразной пробой сил в условиях полной безопасности. Допускалось, что конечный результат этой игры, результат внутренних усилий, мог сказаться в ситуации, когда угроза, опасность будут реальными, настоящими. Он входил в незнакомый бар поздно ночью, представляя себе, что там его ждет западня. В своем воображении он участвовал в крупной наркосделке и подозревал вон того человека в синем пальто — а не собирается ли тот его прирезать. Знать заранее, быть наготове — вот, что может сохранить жизнь.

Но, съезжая с моста, он не думал об этом. Думать об этом постоянно значило постоянно находиться в напряжении. От одного этого можно запросто загнуться — тут уж точно конец игре. Голова должна быть в полном порядке, мысли надо выстраивать, как войско на параде, чтобы отразить опасность, какой бы внезапной она ни была.

Он съехал с автострады. Справа тянулись рядами крыши жилого Бруклина с темными точками кирпичных труб. Слева оставался индустриальный Бруклин, громады заводов и фабрик с их гигантскими и грязными окнами. Рассмотреть что-либо сквозь их стекла было невозможно, но грек напоминал себе, что надо быть начеку, что ситуацию следует всегда держать под контролем. И самые несущественные на первый взгляд подробности тоже заслуживают внимания.

Он приближался к северной границе Бруклина, обозначавшейся двумя одинаковыми башнями Всемирного торгового центра. Из Риджвуда в Нью-Джерси ему приходилось ездить несколько раз в неделю. Для маскировки «Красной армии» решили, что часть людей по утрам будет уходить из дома вроде как на работу. Эффи и в самом деле работала. Джонни делал вид, что работает со своим фургоном в одном из бюро по грузовым перевозкам. В результате ему приходилось отсутствовать довольно значительное время, и он часами совершенствовал себя в боевых искусствах в мрачном спортивном зале, который находился очень далеко от его дома, чтобы свести к минимуму шанс встретить там кого-нибудь из соседей.

Владелец спортзала, итальянец Марио Поссомани, ценил этого самородка. Он был с ним вежлив (в бою учитель и ученик сражались на равных), но держал на расстоянии от других учеников. Ему не разрешалось кого-либо тренировать, участвовать в учебных боях, и никто никогда не пригласил его на чашку кофе после тренировки. Однако, принимая все эти меры предосторожности, Марио восхищался этим диким зверем, который однажды появился в его зале и сказал, что хотел бы позаниматься. Катанос мог часами отрабатывать какое-то одно движение — удар рукой или ногой, — пробуя вариант за вариантом. Он казался неутомимым, а точнее, не знающим чувства усталости и всегда внимательно выслушивал советы тренера.

Точно так же он вел себя и в обычной жизни, стремясь наполнить ее событиями действительно значимыми. И эту игру он затеял совсем не для того, чтобы скоротать время в поездке. Нет, это был еще один способ самосовершенствования. Впервые он «погиб», когда проехал съезд на Атлантик-авеню. Молодая женщина в спортивной машине, дорогом «порше», пошла на обгон, но, поравнявшись с ним, сбавила скорость и поехала рядом. Юбка у нее была задрана до самых бедер, и грек размечтался о том, как они сейчас вместе съедут с автострады и направятся в какую-нибудь гостиницу. Но, взглянув на него, женщина скорчила презрительную гримасу и медленно опустила юбку на колени.

Это вернуло Катаноса к действительности. Он отвел взгляд от той машины и уставился на дорогу. Женщина в «порше» убила его, и, когда он воскрес, тут-то и началась эта самая игра. По опыту он знал, что внимание притупляется, в игру приходится включаться снова, продолжение требует немалых усилий воли — так марафонцы заставляют себя бежать последние километры дистанции.

Через милю, когда он проезжал под Бруклинским мостом, начались пробки. Катанос реагировал на это, как все автомобилисты в Нью-Йорке, рассвирепев, последними словами обругал эти проклятые светофоры, компьютерные системы управления движением, в которые вкладывают миллионы, а поездка не становится легче. Наконец он справился со своими эмоциями. И довольно просто. Пробки — это настоящее искушение. Если вы им позволите, они, как вампиры, выпьют из вас всю кровь.

Но эта пробка была уникальна — бесконечное топтание на месте. Водители выходили из машин, вставали на капоты, пытаясь увидеть, где же конец. Даже съезды с автострады были забиты грузовиками и легковушками, пытавшимися каким-то образом выехать с этой трассы. Заставляя себя продолжать игру, он проторчал там около часа. Он думал о Джейн, надеясь, что Тереза пойдет в библиотеку. Но прерывать надолго игру не следовало.

Он тащился по Флашинг-авеню, не сводя глаз с машин, которые окружали его уже минут тридцать. Как всегда, он считал, что совершенствоваться нужно до бесконечности. Правда, сейчас ему больше всего хотелось добраться домой «живым», но это становилось все сложнее и сложнее. Сознание его переполняли фантазии о будущем, воспоминания о прошлом, какие-то посторонние, необязательные соображения. Шофер грузовика напомнил ему соперника в давно забытой драке. Женщина в другой машине чем-то походила на его приемную мать, которая затащила его к себе в постель, когда ему было четырнадцать. Ее муж, шофер-дальнобойщик, не бывал дома неделями, и Лори просто уже не могла спать одна. Джонни смотрел на эту женщину в черном «шевроле» и вспоминал Лори, ее светлые волосы, и особенно теплый, терпкий запах ее груди.

Наконец ему удалось заставить себя продолжать игру, пока не рассосется эта пробка, и он уже начинал верить в то, что любой водитель в соседней машине может выстрелить в него. Впереди показались «мигалки» полиции и «скорой помощи». Дорога оставалась плотно забитой машинами, но по обочине можно было проскочить.

Через двадцать минут Катанос приблизился к месту аварии, и на этот раз концентрация потребовала от него усилий, не меньших, чем тренировки, когда каждый мускул тела был напряжен.

Миновав это место и поздравив себя с удачей, он все же не устоял перед искушением повернуться и посмотреть, что там случилось. Огромный молоковоз завалил две машины сразу, прижав их к ограждению. Несколько человек — те, что находились внутри, — не могли выбраться наружу. Как раз в этот момент из машины вытаскивали молодую девушку. Казалось, что она мертва, — руки безжизненно свисали, блузка пропиталась кровью.

Грек не мог оторвать глаз от этого зрелища. Он и думать забыл про свою игру. Девушку отнесли в сторону и положили на носилки. Ей осторожно сложили руки на груди, подняли и понесли в машину «Скорой помощи». Джонни удивлялся, что ее положили на носилки, а не в мешок для трупов. Может быть, не хотели, чтобы другие пленники поняли, что она погибла, но возможно, что она была еще жива. Не исключено, что жизнь в этом изуродованном теле еще теплилась.

Набирая скорость, грек с ужасом подумал о параличе, о пограничном состоянии между жизнью и смертью. Когда он подъехал к мосту, соединяющему Куинс и Бруклин, ему оставалось пятнадцать минут езды до дома, и тут он почувствовал, как устал сегодня.


Дорога домой из библиотеки на Сорок вторую улицу заняла у Музафера почти час, но он ничего против не имел. Погода, к счастью, стояла хорошая, и Музафер предвкушал самую интенсивную ночь в своей жизни. В метро напротив него сидели две старшеклассницы, болтая по-испански. Одна из них, брюнетка с малиновыми губами и алыми румянами, была одета в тонкие облегающие серые брюки и нейлоновую майку на бретельках, едва прикрытую коротенькой курточкой. Она устроилась так, как ей было удобно, поставив каблуки на сиденье и широко раздвинув ноги: так, по ее мнению, должна сидеть настоящая женщина.

Музафер откровенно уставился на нее, раздевая глазами, и в то же время думал о Джонни Катаносе. Как ни странно, ничего особенного в этом сочетании он не видел и, когда вышел из поезда, был уверен, что еще вспомнит об этой девушке сегодня ночью, когда будет со своим любовником. Возбуждение, однако, не помешало ему проверить, нет ли за ним хвоста. В случае чего он ожидал увидеть чуть ли не армию фэбээровцев, но никак не одного-единственного агента в коричневом «плимуте», и потому прошел мимо Леоноры, бросив на нее беглый взгляд на ходу.

Однако Леонора Хиггинс сразу сделала стойку, хотя никогда не видела даже фоторобота Музафера. Она с трудом заставила себя остаться в машине. Ясно, что приходит пора брать, но при этом нельзя рассчитывать на подкрепление. Так она и думала. Она понимала, что надо идти звонить в ФБР, вызывать агентов — лучше всего человек двести, чтобы перекрыть все прилегающие улицы, — но продолжала ждать. В бюро не сомневались, что во главе «Красной армии» стоит араб. Однако нашествие полицейских спугнуло бы его. До сих пор Мудроу действовал безошибочно, и сейчас она думала только об одном: когда ей следует войти в этот дом?

Продолжая следить за Музафером, Леонора призналась самой себе, что только теперь оценила Мудроу по достоинству. Ведь он не располагал ни уликами, ни свидетельскими показаниями. Полицейским нельзя рассчитывать исключительно на гипотезы: их область — расследование, медленное и тщательное. Кажется, что этим делом занимались люди куда более расторопные, но он их всех опередил. Наверное, если бы он искал вас, то и за сотню миль чувствовал бы ваше дыхание.

Но Музафер, сворачивая на дорожку, которая вела к дому, не ожидал, что его дыхание услышит кто-нибудь, кроме его любовника. Ни о чем не подозревая, он вынул из кармана ключи, тихо выругался и распахнул дверь. Сержант Стенли Мудроу встречал его на пороге.

— Добро пожаловать, Афтаб. Как прошел день?

Музафер похолодел, его пробила дрожь. Кто это? Где значок? Если из полиции, то где оружие? Этот человек назвал его по имени, значит, он из израильской Моссад. Конечно, будь это коп, он бы сразу представился. Так или иначе, почему он один?

Мудроу, улыбнувшись во весь рот, взял араба за шиворот, втащил в дом и захлопнул за ним дверь. Если верить Эффи, скоро должен был появиться Катанос, и Мудроу не стоило надолго покидать свой наблюдательный пост. Музафер уже сидел на стуле, связанный, как и другие солдаты «Красной армии».

Мудроу делал это быстро и умело, обладая солидным опытом по части арестов малоимущих граждан.

— Вы должны назвать себя. Кто вы? — требовала Тереза.

— Я родственник одной из ваших жертв. Почти родственник.

Рита снова возникла перед ним. Рита в казино в Атлантик-Сити.

Сжимающая в руках фишки. Со светящимися от радости глазами. Мудроу едва сдержал слезы.

— Где Эффи Блум? — Тереза была настойчива.

— Связана по рукам и ногам. — Мудроу помолчал, как клоун, в ожидании взрыва хохота. — Но вы не переживайте. Она сказала, что надеется на скорую встречу. На том свете.

На этот раз явление Риты не имело отношения ни к чему, что происходило при ее жизни. Он стоял в похоронном бюро рядом с закрытым черным гробом. Было три часа ночи, и даже миссис Пуласки ушла спать. Риту он видел сквозь крышку гроба. Она лежала на спине, совсем не обгоревшая, как говорили врачи. Она казалась почти счастливой, широко улыбаясь, словно разыгрывая кого-то в очередной раз. Внезапно для себя Мудроу острее прежнего ощутил горечь утраты. Машинально, как ребенок, испуганный страшным сном, он обратился к Всевышнему. Боже, пожалуйста, убереги меня от воспоминаний, пока я не схвачу последнего, Прошу тебя, дай мне исполнить мой долг.

— Вы должны объяснить мне, кто вы такой, — сказал Музафер. И хотя он ожидал, что Мудроу ударит его — а он бы так и поступил на его месте, — Музафер повторял и повторял этот вопрос. Он тысячу раз представлял себе свой арест. И без конца проигрывал варианты, которые помогли бы избежать его. Он был достаточно осведомлен о секретных службах мира, которые могли бы проявить к нему интерес, но начисто отказывался понять, к какой из них относится этот тип. Сам факт, что он действовал в одиночку, делал такой анализ бессмысленным.

— Что вы говорите? — спокойно переспросил Мудроу.

— Вы из полиции? Или из ФБР? Или это ЦРУ? Вы не похожи на еврея, значит, вы не из Моссад. Объясните, Кто вы?

Мудроу, оторвав взгляд от окна, посмотрел на араба, и как бы между прочим, словно зачитывая вслух прогноз погоды, произнес:

— Вам не избежать смерти. И причина вашей смерти — я. При вскрытии так и напишут: причина смерти — Стенли Мудроу.

— Вы не можете убить нас просто так. Мы — борцы за свободу, а не какие-то уголовники, — сказала Джейн.

Фраза прозвучала глупо, она и сама это поняла, но Мудроу все же ответил:

— Знаешь, как ты умрешь? Дуло одного пистолета я воткну тебе между ног, а другого — в твою задницу. И нажму на оба курка сразу. Затихнешь ты минут через сорок.


Нет другого места, с которого открывался бы такой прекрасный вид на Манхэттен, как с моста, соединяющего Бруклин и Куинс. Джонни Катаносу оставалось десять минут езды до дома, когда он въезжал на мост. Как и всякий, кто проезжает над узкой полоской чудовищно грязной воды под названием Ньютаун-Крик, он повернулся, чтобы еще раз полюбоваться небоскребами Манхэттена: над сталью и бетоном плыла тонкая дымка, и здания, закрывавшие собой солнце, казалось, парили в воздухе.

Но, глядя на все это, Джонни больше думал о том, что такая погода просто идеальна для той акции, которую они собирались осуществить. Еще несколько часов, и миссия «Американской красной армии» в Нью-Йорке будет завершена, а все потенциальные предатели, за исключением Музафера, уничтожены. В эту минуту до него не донеслось нетерпеливое дыхание Стенли Мудроу, стоявшего сейчас у окна их дома. Хотя как человек, замешанный во множестве преступлений, Катанос должен был быть настороже — слишком долго они работали на одном месте. Рано или поздно…

Он как бы развернул перед собой географическую карту… Может, податься на север? Поскольку лето вот-вот наступит, подойдет Миннеаполис. Или Портленд. Или Сиэтл. Правда, Музафер, наверное, предпочтет место с более привычным для себя климатом. Например, Хьюстон или, Боже сохрани, Нью-Орлеан. Впрочем, с ним можно договориться.

Посмеиваясь, Джонни пересек несколько рядов и направился к автостраде Лонг-Айленд, размышляя о том, как правильнее использовать оружие, которое у них оставалось. Докупать что-то еще опасно. Слишком опасно. Если дойдет до этого, Музаферу придется разделить участь его троих сподвижниц, сам он отправится куда-нибудь за границу. Но это потом. А пока и здесь можно поработать.

Скажем, у них есть дюжина маленьких «узи», которые легко спрятать под одеждой, — это на случай, если Музаферу достанет смелости ввязаться в ближний бой. Достаточно еще и пластиковых бомб, взрывающихся так эффектно, — наверняка в этом городе до сих пор помнят площадь Геральд. Но куда интереснее другая штуковина, которую делают американцы, — противопехотные мины. Те, что разлетаются на тысячи осколков. Если, скажем, подложить такие под сиденья на стадионе, производители протезов будут обеспечены работой на несколько лет вперед.

Замечтавшись, он машинально свернул на Морис-авеню, проехал несколько кварталов и затормозил у маленькой итальянской кулинарии. Толстячок за прилавком улыбнулся, узнав его.

— Вам как всегда? — спросил он.

Джонни ответил ему улыбкой. Он был приветлив с этим толстячком, хотя не собирался оставаться тут в постоянных покупателях, несмотря на то что сам выбрал этот магазин, подальше от торговых центров. И все же, если его фотография однажды появится на телевизионном экране, этот парень заявит о нем в ту же минуту.

— Добавьте фунт немецкого салата. И кока-колу.

Джонни вышел на улицу и застыл. Происходившее на другой стороне заставило его напрячься: два полицейских и негр, лицом к патрульной машине. Негр стоял «в позиции», с широко раскинутыми руками, прижатый к капоту, и громко возмущался.

Пусть к нему лично это не имело никакого отношения, но когда на негра надели наручники, Катанос ощутил холод металла на своих запястьях. Он десятки раз был на его месте и знал это чувство бессилия перед унижением, которому тебя подвергают.

Джонни поправил зеркало заднего вида, но с места тронулся не сразу. Остаток пути он проделал в прежнем состоянии напряжения. Он уже смотрел в оба, изучая лица, окна, двери. И, свернув на Пятьдесят девятую улицу, он сначала осмотрел улицу, отметил, что тротуары, пусты, затем оглядел машины на парковке и обратил внимание на женщину в форме транспортной полиции. Она что, штрафы там выписывает? Будто не знает, что это тихий жилой район. Стоит ли дежурить здесь, если на Гранд-авеню у нее был бы наверняка отличный улов. Вряд ли она здесь живет — белый район.

Джонни переводил глаза с машины на машину в поисках удобного места для наблюдения, но ничего не нашел и, не взглянув в сторону Леоноры, проехал мимо нее, затем в конце квартала повернул еще раз и остановился. В машине стояла нестерпимая духота, он заставил себя просидеть там еще десять минут, не сводя глаз с секундной стрелки часов. Больше всего ему хотелось смыться, пока не поздно. Потом он позвонит домой, выяснит, все ли в порядке. Конечно, это значит, что сегодняшние планы срываются. А потом предстоит долго выяснять отношения с Музафером и другими. Кроме того, вряд ли это Федеральное бюро: они же не сумасшедшие, чтобы посылать в белый район, каким был Риджвуд, цветную. Джонни вышел из фургона и направился к перекрестку Пятьдесят девятой роуд и Шестидесятой линии, скользнув глазами по Леоноре, сидевшей на том же месте. Он дошел до следующей улицы и свернул на ту узкую дорожку, по которой два часа назад пробирался к дому Мудроу.

У входа в подъезд он сунул руку в скворечник, который там устроили по настоянию Джейн. Птицы не прижились в скворечнике, но ему не было дела до птиц; он нащупал заряженный револьвер 38-го калибра, который держал там, несмотря на запрет Музафера.

Джонни быстро вынул пистолет из промасленного бумажного пакета. Теперь, с привычной тяжестью в руке, он чувствовал себя увереннее, но тревога его не оставляла. Дверь черного хода оказалась открытой, что уже опасно. Значит, все это не случайно. Войдя в квартиру, он услышал голоса: Музафера в кухне, и еще один, незнакомый, в гостиной.

— Вы хотите сказать, что нашли нас без посторонней помощи? Но это невозможно.

— Вообще-то мне рекомендовал вас один парнишка по имени Пако. Он просил передать привет Терезе. И конечно, Джонни. Когда он появится.

— Когда Джонни придет, вы всех нас убьете? — Тереза никак не могла поверить в это. Политических заключенных в Америке не казнили. Это могло произойти в Южной Америке. Или в Израиле, в исключительном случае. Но только не в Америке.

— Что верно, то верно.

— Не верно. — Джонни, определив, что чужак там один, вошел в комнату с револьвером в руке. — На этот раз совсем не верно. — В других обстоятельствах он бы убил незнакомца без лишних слов, но ему надо было выяснить, был ли с ним кто-нибудь еще, и существует ли какая-нибудь связь между-женщиной в коричневом «Плимуте» и этой тушей у окна. Поэтому он не стал стрелять сразу и тут же пожалел об этом. Незнакомец схватил свой револьвер, лежавший рядом с телефоном, прежде, чем Джонни нажал на спуск.

Два выстрела прогремели почти одновременно. Мудроу упал, пистолет выпал из его рук на пол. Джонни, невредимый, но оглушенный звуком выстрелов, стоял, не шелохнувшись, ожидая увидеть кровь на рубашке Мудроу. Пуля должна была убить его сразу. В крайнем случае — ранение, и достаточно серьезное. Но даже кровь на его рубашке не проступила. Более того, человек поднялся с пола.

— Только рукой шевельнешь, изрешечу.

Мудроу стоял, как ему было приказано, и ненависть переполняла его. Словно он хотел сказать им, что теперь, раз уже он остался жив, они заплатят за все сполна.

— У тебя жилет? — спокойно спросил Джонни, показывая Мудроу на грудь. — Проверим.

Он снова нажал на спуск и снова прогремел выстрел. Мудроу рухнул на стул.

— Ах ты, сукин сын, и впрямь жилет. — Теперь он целил прямо в голову. — Может, разденешься?

Пока Мудроу стягивал свитер и жилет, Джонни повернулся к Музаферу.

— Как, черт возьми, он сюда попал? Ты что, просто вошел в дверь? А эту, другую, которая с ним там, не видел?

— Какую другую? Он говорил, что работает один. Нью-йоркский коп вершит вендетту. Развяжи меня, наконец.

— Вендетту? — Джонни усмехнулся, глядя на Мудроу. — Мы что, мамочку твою укокошили? Нет? Не мамочку? Жену? Подружку?

Мудроу машинально поднял руку, Катанос захохотал.

— Мы твою бабу поджарили? Ну, и что? Да нам на это наплевать. Что тут обсуждать, что? Великое дело. — Он шагнул к Мудроу. — Сидеть тихо. Вот так. Молодцом. А теперь надо взглянуть, что там внизу делается. Как там дорожная полиция — все еще дежурит? Ты же ничего о ней не знаешь, так? — Он, улыбаясь, подошел к окну. — Не двигаться. Я еще успею всадить в тебя пулю. Хотя, впрочем, это твой единственный шанс.

Он подходил к окну, не сводя глаз с Мудроу. Хотя каждым своим движением, размеренным и спокойным, демонстрировал, что полностью контролирует ситуацию.

— Не двигаться. Брось оружие!

Крик Леоноры, которым она рассчитывала всех перепугать, получился пронзительным и визгливым, даже отдаленно не похожим на угрозу, и Джонни, почувствовав ее неопытность, инстинктивно повернулся, чтобы выстрелить в нее. Но в этот момент Мудроу успел схватить его за руку.

— Ты собирался меня убить, — сказал Мудроу спокойнее, чем ожидал. — Ты должен был меня убить, когда ты мог это сделать.

Мудроу вывернул греку руку так, что пуля из его пистолета выщербила пол, а потом продолжал выкручивать до тех пор, пока тот не разжал пальцы.

И тогда Катанос понял, что все кончено. Если каким-то чудом он одолеет этого гиганта копа — а ему пока что не удавалось высвободить свою руку, — все равно рядом стояла женщина с пистолетом. Он чувствовал полное свое бессилие, он был на грани отчаяния. Он же-сразу заметил эту стерву, когда она сидела в машине перед домом. Он же мог спокойно развернуться и уехать. Только стремление осуществить — и непременно сегодня — намеченную акцию, заставило его войти в дом. Теперь он жертва собственной глупости.

Тут только Джонни стал приходить в себя. Он распрямился. Раз уже пришел конец, надо встретить его достойно. И свободной рукой ударил Мудроу сначала по ребрам, а затем в живот. Но полицейский на это никак не реагировал. И когда Джонни опустил руку, Мудроу коротким точным движением толкнул его в грудь. Грек бы упал, если бы Мудроу сам не удержал его за правую руку.

— А я думал, ты крутой парень, — сказал сержант. — Все, с кем я говорил: и Пако и Френки Бауманн, и еще дюжина уличных бродяг, — все утверждали, что ты просто посланник ада на земле. Что же ты брыкаешься, как тюремный «петух»?

Джонни поднял было ногу, чтобы лягнуть Мудроу, но тот ударил его наотмашь справа, и грек потерял равновесие. Он собирался смазать копа по физиономии, но Мудроу, приподняв массивное плечо, отразил удар.

— Осторожно, поранишься. — Мудроу двинул его кулаком. — Ты, кажется, не знаешь, где находится центр? Как поступают каратисты? Ищут центр.

— А как твоя подружка? — сухо спросил Джонни. Он знал, где больное место у этого копа. Он знал это. — Она нашла себе какой-нибудь центр? Кроме центра гроба? Или она выжила? Или она лежит сейчас в госпитале и ждет операции, которая сделает ее лицо похожим на что-то еще, кроме жареной шелухи?

Он почувствовал, как Мудроу схватил его за горло. Сержант поднял грека и ударил головой о стену. Раз и другой. Собравшись в ожидании конца — потому что на месте полицейского он бы прикончил противника, — единственное, казалось Джонни, что он может, — это плюнуть легавому в лицо. Но даже для плевка у него уже не было сил.

— Остановитесь, сержант, прекратите.

Мудроу впервые обернулся к своему спасителю.

Одержимый мыслью покончить с Джонни Катаносом, он даже вообразить не мог, что здесь появится кто-то еще, и не сразу осознал, что это Леонора Хиггинс, холеный отутюженный сотрудник ФБР.

— Как, черт возьми, вы сюда попали? — спросил он и, не дожидаясь ответа, надел на Катаноса наручники, посадив его на стул рядом с Музафером.

— Интуиция, — сказала Леонора. — Вы же сами говорили.

— Интуиция не для шизов. Как вы нашли меня?

— Я уже две неделю хожу за вами по пятам.

Это сообщение ошеломило Мудроу. Он не мог поверить, что такое вообще возможно. Взбудораженный этим откровением, он чуть было не наделал ошибок. Однако, подумав, всего лишь перешел на другой тон:

— Две недели? Кто вам поверит?

— Коричневое лицо, коричневая форма, коричневая машина. Никто не обратит внимания, если только не бояться штрафа.

Мудроу кивнул.

— Все верно, агент.

— Хиггинс.

— Все равно. Но вам не кажется нелепым то, что ваш пистолет направлен в мою сторону? Все-таки здесь я — положительный герой, как вы понимаете. — Он показал рукой. — А это «Американская красная армия». Слева направо: Тереза, Музафер, Джейн и то, что осталось от Джонни Катаноса. Есть еще одна героиня, по имени Эффи, она находится в шкафу на Адмирал-авеню.

Только тут, слушая Мудроу, Леонора ощутила ситуацию с такой пронзительностью и остротой, с какой небоскребы прорезают небо Нью-Йорка зимней морозной ночью. Если она сейчас уберет пистолет, секунду спустя он обезоружит ее и убьет их. Ее он не тронет, но этих людей он убьет. А к наказанию, которое последует затем от общества, отнесется спокойно.

Она смотрела на окровавленного Джонни, на обожженную, поверженную Джейн, на Музафера и Терезу и понимала, что обязана уберечь их от расправы.

— Я не могу позволить вам убить этих людей, — прошептала она. — Я знаю, что они сделали, но не могу.

Мудроу медленно повернулся и посмотрел ей в глаза:

— Что значит «убить»? Я говорил что-нибудь об убийстве?

Леонора наставила пистолет на Мудроу.

— Не валяйте дурака, — сказала она. — Может быть, вам все равно, где вы проведете остаток дней, но я не собираюсь продолжать свою жизнь за тюремной решеткой. Если не возражаете.

— Конечно. — Мудроу согласился немедленно, даже не помышляя о том, чтобы отказаться от своих намерений. — Что же вы сразу-то не сказали? Мы сейчас все устроим. Вы развернетесь, выйдете отсюда, сядете в машину и исчезнете. И никто ни о чем не узнает.

Увидев, что Леонора колеблется, он продолжал:

— Вы же знаете, что они сделали. Вы же видели обугленные тела. Это был не фильм. Это были тела детей. И их родителей. И кровь была настоящей.

— И что отсюда следует? Вы сделали свою работу, а я делаю свою. Мы не судьи и не присяжные. — Ее саму коробило от этих штампов, но она чеканила как по писаному: — У нас есть только одно право — арестовать их.

— Нет! — Мудроу стукнул кулаком по столу. — Вы представляете, что произойдет после того, как вы их арестуете? Вы хоть понятие об этом имеете? Прежде всего их рассадят по одиночкам, чтобы другие заключенные не могли причинить им вред. Потом они начнут пороть чушь о революционной борьбе, и какая-нибудь свинья в ООН завопит, что они герои. А потом их посадят в федеральную тюрьму и будут оберегать от всех напастей, потому что года через три-четыре — можете не сомневаться — найдутся другие дегенераты, которые захватят группу американских туристов, и эти ублюдки сгодятся для того, чтобы освободить заложников. — Он замолчал, переводя дух. — А через пять лет они снова станут убивать. Убивать детей и убивать их родителей. И это будет происходить не на съемках. Так что, мисс Хиггинс, мы их остановим. Пока мы можем их остановить. Оставьте этот дом. Оставьте на пять минут. А потом вернитесь и пристрелите меня. Вы будете героем ФБР до конца жизни. Вас прославят больше, чем убийцу Диллинджера, а Бредли почувствует себя таким идиотом, что перейдет в ЦРУ. — Он шагнул к ней. — Это чудовища, Хиггинс. Посмотрите на них. Ни капли раскаяния. Они несут в себе смерть.

Одно и то же решение они приняли одновременно. Мудроу знал, что она не отступит, ни за что на свете не отречется от «высокого звания агента ФБР», присвоенного ей в торжественной обстановке.

В жизни, в реальной жизни действуют судьи, присяжные, полицейские, но ни одному человеку еще не удавалось стать всем сразу. Даже Мудроу, который, как и остальные полицейские, знал, что речи судей обычно произносятся только для того, чтобы уберечь преступника от тюрьмы, даже Мудроу, который сам по правилам не играл никогда, даже он в какую-то долю секунды прочитал в ее глазах решимость.

Ждать было бессмысленно. Он бросился на нее, и в этот самый миг она нажала на спуск. Другого выхода у агента Хиггинс не было.

Пуля попала в верхнюю левую часть груди — она и целилась в сердце, — но чуть ниже плеча, и Мудроу рухнул. Он попытался встать, не обращая внимания на пистолет, наставленный на него, но не смог шевельнуться.

Она видела, как он пытается изо всех сил сохранить сознание. Нельзя сказать, что в этот момент он получал достойное вознаграждение за работу, которую не смогли выполнить сотни людей.

Она опустила руку, увидев, что Мудроу плачет.

— Простите меня, — сказала Хиггинс.

Глава 25

Две недели она откладывала это, но первые распустившиеся азалии заставили Леонору Хиггинс поехать в Нижний Ист-Сайд. После пяти месяцев слякотной зимы Проспект-парк, — там находился нью-йоркский ботанический сад, это в двух кварталах от дома Леоноры, — как только в конце марта расцветали первые крокусы, казался Эдемом, к которому устремлялись тысячи горожан. К маю, когда температура поднималась до двадцати градусов, а деревья покрывались нежными зелеными листиками, это паломничество было лекарством для Леоноры, ее наркотиком, которым она кололась при каждом удобном случае. Несмотря на шум машин, а от него, как известно, нигде не скрыться, она чувствовала, как все в ней расслабляется, стоит лишь войти в парк. А в глубине его, среди огромных клумб нераскрывшихся тюльпанов, она полностью растворялась в природе. Леонора знала, что долго это не продлится, что в конце июня парк снова опустеет. Исчезнут толпы посетителей, дети станут приходить позже, уходить раньше, а молодые мамы с своими малышами предпочтут бассейн неподалеку от дома зеленой лужайке в ботаническом саду.

А пока можно было наслаждаться великолепием весны. Мудроу работал целыми днями, и весь апрель для нее пропал. Теперь он портил ей май, потому что она не могла избавиться от мыслей о нем, даже гуляя в том лесу цветущих азалий, в который превратилась центральная часть парка.

Она никогда не видела людей в таком состоянии, как Мудроу тогда: кровь стекала по его руке с такой скоростью, что капала с пальцев, а он в это время пытался встать на ноги и слезы текли у него из глаз, как у заблудившегося ребенка. Эта сцена постоянно была перед ней, и она решила еще раз с ним встретиться — иначе эти воспоминания будут преследовать ее всю жизнь.

Газеты сделали из Мудроу героя. Все шло по классической схеме, и если какой-нибудь репортер пронюхал, что его ранение результат обдуманного поступка — выстрела, сделанного в попытке предотвратить расправу над пятью преступниками, — он бы все равно это скрыл. Даже Эффи Блум, выжившая, хотя и сильно помятая, помалкивала, а ФБР, смущенное ситуацией, как и нью-йоркское управление полиции, также соблюдавшее деликатность и осторожность, вместе пришли к выводу, что публичное повешение Мудроу — которого он, с их точки зрения, безусловно, заслуживал — только умножит глупость, тиражируемую прессой. Успех Мудроу в сочетании с демократичностью его человеческого облика, как и несомненный провал полицейских и специальных служб, стал уже общим местом газетных и журнальных публикаций.

И еще она чувствовала себя обязанной по отношению к нему. Леонора считала, что наконец поняла, что он собой представляет на самом деле. Рапорт об отставке она положила на стол изумленного Джорджа Бредли на следующий день после случившегося. Конечно, благодаря Стенли Мудроу, его язвительной иронии и рассуждениям об «интуиции». Он обнажил для нее абсурдность действующих процессуальных норм и бессмысленность в применении одних и тех же правил в разных ситуациях.

Она снова с горечью подумала, что заслуживал он большего, чем получил. Конечно, если бы она не вошла в дом, он осуществил бы свой план, зная, во что это ему встанет. Леонора чувствовала себя в роли матери, наказавшей ребенка за нарушение правил, принятых в семье. Конечно, наказание необходимо, но детских слез от этого не становится меньше.

И она отправилась к Мудроу, в Нижний Ист-Сайд, так же преображенный весной. На всех углах стояли магнитофоны — монстры размером с чемодан, — из которых неслись звуки рока или сальсы. Вокруг них собирались группами подростки, в большинстве своем латинос. Музыка звучала далеко за полночь, и новые жильцы-иммигранты, которые закончили американские университеты и нашли здесь жилье по карману, могли жаловаться на это, но скорее друг другу, и никому больше.

Теперь к пуэрториканцам присоединились новоселы с окраин. Они выглядели как экзотичные птицы, эти подростки с крашеными во все цвета радуги волосами, одетые в черное (желательно кожа) и увешанные сталью и хромом. Видом своим они пугали, но их не боялись (а им хотелось казаться грозными), наркотики они употребляли, не зная меры, и латинос (которых как раз и следовало опасаться) их не трогали. В общем, подумала Леонора, район был по-своему неплохим, и главным образом благодаря этому многообразию этноса и той терпимости, которая сложилась в отношениях. Понятно, почему смешанные семьи всегда предпочитали Нижний Ист-Сайд.

Замок у Мудроу был сломан, и Леонора встревожилась, когда входила. Зачем она здесь? Что она ему скажет? Поднимаясь по лестнице, она почти что молилась, чтобы не застать его пьяным. Она без особых усилий представила себе Мудроу, сидящим на кровати с револьвером у виска. И поднявшись на его площадку, Леонора приготовилась бежать отсюда, куда глаза глядят.

Дверь его квартиры была слегка приоткрыта, и она увидела сержанта, сидящим за кухонным столом, спиной к ней. Почти вся левая часть его тела была забинтована, но, видимо, боли он уже не испытывал. Сначала ей показалось, что он читает, но, постучав и оказавшись внутри, увидела, что в руке, приподнятой в знак приветствия, он держал шариковую ручку.

— Заходите, — буркнул Мудроу, не оборачиваясь.

Леонора вошла, постояла за его спиной и, разозлившись, спросила:

— Что вы там делаете?

Не узнай ее по голосу, он наконец обернулся.

— Так, так. Должен сказать, у вас уже привычка вырабатывается являться без предупреждения. Я думал, это моя квартирная хозяйка.

— Что вы делаете? — повторила Леонора, обойдя стол. Теперь, убедившись в том, что Мудроу не собирается сводить счеты с жизнью в нетрезвом состоянии, как она только что предполагала, Леонора почувствовала себя полной дурой.

— Пишу письмо, — ответил он, простодушно улыбнувшись.

— Письмо?

— Да. Я пишу Энн Лендерс о проблемах одного из ее читателей. Я часто ей пишу, и знаете, она меня понимает. Хотите послушать?

— Конечно. — Радуясь тому, что застала Мудроу в добром здравии и душевном равновесии, Леонора села напротив. — С удовольствием послушаю.

— «Дорогая мисс Лендерс. Я взялся за письмо, чтобы ответить вашей читательнице, подписавшейся ОЗАБОЧЕННАЯ. Той, что делилась проблемами, которые возникают между мужем и нею по поводу того, когда им следует заниматься сексом. Она писала, что ее муж обычно не догадывается, когда она готова к сексу, и наоборот. Она сама не считает возможным говорить с ним об этом напрямую, и так у них получается постоянно, что один готов к сексу, а другой не расположен, и поэтому они часто обижаются друг на друга и ссорятся. Я хотел бы помочь бедной ОЗАБОЧЕННОЙ и рассказать об условных знаках, которыми пользуемся мы с женой, с тем чтобы точно знать заранее, если вдруг кто-нибудь из нас захочет секса. Например, бывает так, что я прихожу домой с работы в таком возбужденном состоянии, что готов вступить в связь с собственным носком, но я не сразу набрасываюсь на свою жену, потому что она может быть не в настроении, а кому понравится, когда тебя щипают за грудь, если тебе не очень этого хочется? Вместо этого я подаю знак и говорю: „Эй, ты, может, перепихнемся?“, и если она настроена также, то подает мне ответный знак и говорит: „Давай, Слабак, давай. Если у тебя наконец встанет“.»

Наступила тишина, и Леонора смотрела на Мудроу, прямо в его маленькие черные глаза, пытаясь понять, что может заставить человека сесть за стол, взять перо в руки и зафиксировать на бумаге такой текст.

— Дайте посмотреть, — потребовала она, и Мудроу послушно протянул ей письмо.

Несколько секунд она пыталась читать внимательно, словно пытаясь проникнуть в тайный смысл слов, а затем откинулась на спинку стула. Леонора чувствовала, что не может сдержать улыбку.

— Знаете что, сержант Мудроу? — произнесла она спокойно. — В тот момент, когда я могла вас убить, мне следовало это сделать.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25