КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471103 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219722
Пользователей - 102112

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

МИР, ГДЕ НАС НЕ ЖДАЛИ (fb2)

- МИР, ГДЕ НАС НЕ ЖДАЛИ 482 Кб, 264с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Мархуз

Настройки текста:



Мархуз
МИР, ГДЕ НАС НЕ ЖДАЛИ
(Мир-1)


Недалеко от Можайска пропал человек во время грозы. А через несколько месяцев "нашёлся" и рассказал на телевидении о существовании… параллельных миров. Оказалось, что в Подмосковье растёт напряженность пространственно-временного континиума и в ближайшие месяцы произойдёт перенос части территории в один из параллельных миров. ТВ-передача неожиданно вызвала огромный резонанс и обьявилось множество кандидатов на добровольное переселение. Подальше от нашего мира, от общества, да и от своих проблем тоже… К сеттлерам присоединяются два бывших сотрудника Службы Ликвидации Ватикана. Люди, для которых посещение параллельных миров не новинка, а бывшая работа. В новом мире даже у них возникают сложности, а что уж говорить о паре тысяч фактически изнеженных демократией, наших современников. Тех, кто давно привык к тому, что "ответственные дяди должны…" и пытаются жить по-своему в обществе с совершенно другим менталитетом. Там, где нет прав человека, где за воровство рубят руки, а демагогов сажают на кол! В мире, где магия всего лишь хайтек, а "малые народы" такие же представители ноосферы, как и люди. Где сохранились драконы, честь и ответственность, а бесконечная болтовня и пустые обещания остались в прошлом…


Пролог


"…В начале, после очередного Вселенского Застоя, была Точка. В ней была собрана вся Масса (в виде Энергии), весь Объём и все Измерения. Но, чем больше степеней свободы - тем нестабильнее структура. И не только в социологии. После очередного Взрыва образовалось множество многомерных расширяющихся Миров. Те, в свою очередь, разваливались на Миры с меньшим количеством измерений.

Динамика проста: бесконечное количество измерений…множество измерений…восемнадцать измерений…три измерения. Количество измерений в Мирах уменьшается, Миры становятся стабильнее, но количество самих Миров растёт. Причём, не в Едином Пространстве, а "параллельно" друг другу. Чего ожидать в будущем: переход в двухмерность, затем в одномерность, затем в точки. Потом - даже я не знаю.

А как это - "параллельно"? Напомню классический пример: я с трёхмерным пакетом, пачкой бумаги в 500 листов, поднимаюсь на крышу 12-этажного дома. Бросаю трёхмерную пачку вниз, без упаковки, и люди во дворе наблюдают появление 500 двухмерных Миров. Одни листки чуток соприкасаются друг с другом, другие - разлетаются в разные стороны, даже в мусорный ящик. Как "параллельность" выглядит в сегодняшний, трёхмерный день?


Назовём наше Пространство - #1. Измерения: 1, 2, 3 (всего - три).

Соседнее пространство - #2. Измерения: 3, 4, 5 (всего - три).

Ещё одно - #3. Измерения: 4, 5, 197 (всего - три).

Пространство #4. Измерения: 1, 49, 1000567890 (всего - три). И так далее.


Выводы: Земля #1 и Земля #2 соприкасаются по одному измерению. Если использовать общее измерение и добавить два искусственных - можно построить Портал Перехода. Правда география Земли #2 отличается от нашей. Там нет Индостана, Австралия же соединена с Антарктидой. Земля #2 и Земля #3 имеют общую Плоскость - два измерения. И Портал будет более дешёвым. Правда, астероид, расколовший Пангею, в их истории пролетел мимо и там только один общий континент, на котором живут и правят Динозавро Сапиенсы.

Земля #1 и Земля #4 вообще никакого Портала построить не могут. В Пространстве #4 … нет Земли. Она не была создана их Богом!…"


/из лекции брата Орландо, ритора учебного подразделения Ордена Святого Духа/


"…Если любого из нас, сегодня, запихать в параллельный мир - мы очень быстро сообразим что "что-то не так": "лес немного не такой", "был вечер и вдруг стало утро", "дома изменились". Мы, жители современной современности, сразу подумаем о том, что нас "куда-то перенесло", так как видим это часто на экранах ТВ, читаем в книгах, слышим от друзей и знакомых. Поэтому, после переноса не стоит вопрос "где я?", мы занимаемся не самокопанием, а как достаточно практичные человеки, сразу думаем "куда идти?" и "как быть?".

Причём, самой главной будет чисто нервно-физиологическая реакция "жрать охота!" - так мы реагируем на стрессы. Из леса постараются выбраться все, но каждый по своему поводу: демократы побегут искать крайнего, спецназовцы рванут туда, где можно вооружиться, алкаши - за выпивкой, "лирики" пойдут искать "жилетку" и так далее. А вот сидеть и ждать, когда распогодится, будут только авторы нежизненных фэнтези. Если, конечно, они не алкаши - иначе тоже побегут за бутылкой…"


/выдержка из гиперпоста в дискуссии раздела "За гранью" форума Сферы Судьбы/


"…Оранжевый мир является одним из семнадцати параллельных миров, находящихся под патронажем Святой Церкви. Цивилизация данного мира является стагнирующей из-за практически полностью исчерпанных ресурсов. Никаких предпосылок к прогрессу местное население не имеет…"


Глава первая.


Шашлык и мобила - билет в мир иной, но надолго ли?

…Костерок уже догорал, обдавая духовитым черёмуховым дымком. Бордовые угли подёрнулись лёгким седым пеплом.

- Ну, где там твои шашлыки? - нетерпеливо спросил Виктор.

- Экий ты торопыга, - засмеялся Фёдор, доставая из ведра шампуры, унизанные кусками уже потерявшего розовый цвет маринованного мяса, - ботан ботаном, а жрёшь, как бешеный слон.

- Никогда не слышал, - поправляя очки, заметил друг, - чтобы слоны ели шашлыки. И не видел.

- Эх, ты, наивняк, - укоризненно покачал головой Чугунов, укрепляя шампуры на подставках, - я же сказал "бешеный". Да хрен с ним, со слоном, пусть ест, что хочет. Вот погода мне, определённо, перестаёт нравиться.

Он с сомнением поглядел на горизонт, где клубилась чёрная туча с золотыми от заходящего солнца краями. Стремительно разбухая, она наливалась неприятным, каким-то фиолетово-синюшным цветом. Именно от таких непременно дождёшься какой-нибудь пакости в виде шаровых молний или града с куриное яйцо. Звуки лесного бытия завязли в сгустившемся воздухе. Над лесом повисла напряжённая тишина.

В душе вдруг шевельнулось непонятное предчувствие, что всё не просто так. Что всё? Обладая аналитическим умом, Фёдор попытался разобраться, но увы! Предчувствие, оно предчувствие и есть - неясно по определению. Подсознание предупреждает, а не разьясняет!

Точно так же он чувствовал себя однажды утром. Всё не складывалось и валилось из рук, когда шеф попросил его отнести на почту корреспонденцию. Обычное дело, но именно в тот раз у него что-то ёкнуло внутри. Суевериями Федя особо не страдал и, посмеявшись над собой, стал ждать лифт. Того, по закону подлости долго не было и пришлось спускаться по лестнице, теряя время. На выходе его задержал поток посетителей, рвавшихся внутрь, на перекрёстке… Там уже толпились люди, потому что здоровенный грузовик вьехал в столб. В тот самый столб, возле которого обычно стоял Фёдор, дожидаясь зелёного сигнала. И к которому он, слава богу, опоздал подойти … до аварии! Окружающие говорили, что водитель мощно "газанул" перед перекрёстком, пытаясь ухватить остаток "жёлтого" и, видимо, потерял управление.


- Федя!

- А? - опомнился он.

- По-моему, пора переворачивать мясо.

Он повернул уже подрумянившиеся с одного бока шашлыки и глянул вверх. За какие-то несколько минут туча расползлась почти по всему небу. В глубине её посверкивали разряды, сопровождаемые запоздалым рокотом грома.

- Ох, чует моё сердце, шашлык дожариться не успеет, - упавшим голосом произнёс Витька.

- Срубаем, - махнул рукой Чугунов, - горячее сырым не бывает.

Вдруг стремительно потемнело, хлестнул порыв холодного ветра, отчего потемневшие угли взорвались искрами бенгальского огня. Землю сотряс оглушительный удар грома и раскатистым эхом пронёсся над замершим лесом.

- Бежим! - Фёдор быстро собрал в пучок шампуры и рванул в палатку. Следом, подхватив трёхлитровку с пивом, мчался Витька. Крупные капли ударили им в спину, но они уже запахивали за собой полог. А снаружи вовсю бушевала стихия. От порывов шквала ходуном ходила палатка, крупные капли непрерывной дробью барабанили по крыше.

- Блин! - хлопнул себя по лбу Чугунов, - Мобильник забыл!

Он откинул полог и, втянув голову в плечи, выскочил наружу. Витя видел, как Федя добежал до кострища. В это время молния сверкнула так, что он невольно зажмурился. Оглушительно рванул гром. Когда, через пару секунд, Виктор открыл глаза, Федьки возле костра не было. Исчезнув неизвестно куда, он так и не появился. Домой Виктор, после безуспешных поисков, возвращался один…


…Воздух вокруг Фёдора словно сгустился, не давая свободно двинуть ни рукой, ни ногой, в глазах быстро мелькали радужные полосы и пятна. Когда он окончательно пришёл в себя, то обнаружил, что сидит на "пятой точке". К тому, же сидит на чём-то очень сыром. Федя вскочил, под ногами противно чавкнуло. Какая-то сырая низина, костра и палатки как не бывало. На секунду в голову пришла мысль, что его шарахнуло молнией, а Витька принял его за мёртвого и уехал. Хотя нет, полная чушь!

Во-первых, друг по-любому погрузил бы его в машину и увёз. Во-вторых, ландшафт вокруг совершенно другой. Там открытое место окружённое берёзами, да клёнами, а здесь небольшая полянка в хвойном лесу. Да и вообще лажа какая-то… Он сделал несколько шагов по сырой земле. Там и трава-то была совсем другая.

Ему вдруг, ни с того, ни с сего, вспомнился фильм про филадельфийский эксперимент. Герой неожиданно оказался в совершенно незнакомом месте. Правда, в отличие от одинокого Феди, их было двое, и другим оказалось не только место, но и время. А что, если и его непонятно куда уволокло?… По спине пробежал холодок - встреча с каким-нибудь тираннозавром никакого энтузиазма не вызывала. Да и родители беспокоиться будут.

Впрочем, хрен с ним, с непонятным попадаловом, разобраться можно будет потом, добравшись хоть до какой-нибудь цивилизации . В голову, как назло, полезли мысли одна страшнее другой. Но, будучи сыном армейского офицера, и, кроме того, без дураков отслужившим службу бойцом, Федя все эти мысли загнал в кубышку, на будущее. "Сначала люди и инфа, а потом самокопания!"

Определёнка, даже надуманная, слегка успокоила, а противная волна паники медленно откатилась.


"Если не знаешь, куда идти, иди на север! - вспомнил он правило для заблудившихся, - понять бы ещё где здесь этот самый север". За частоколом стволов поблескивала поверхность широкой реки. Сквозь ветви деревьев пробивался золотистый свет. Такой оттенок бывает только на рассвете или на закате. Да нет, пожалуй всё-таки утро. Над водой ещё плыли зыбкие, тающие на глазах, языки тумана. Ещё через несколько минут из-за леса, слева, выглянул край солнечного диска, разогнав туманный флёр по густому кустарнику, который сразу заиграл переливами света в каплях росы.

Сразу стало как-то веселее. Всё-таки день в незнакомом месте имеет существенное отличие от ночи. Причём в лучшую сторону. По крайней мере, даёт шанс оценить обстановку и хоть как-то подготовиться к поганым сюрпризам, буде таковые объявятся.

Север оказался за спиной и сделав поворот "кругом", Федя пошёл через лес. Под ногами уже не чавкала вода. Ноги ступали по твёрдой золотистой супеси, усыпанной хвойными иголками, стволы сосен были облиты медовым светом поднимающегося солнца. Хаос в мыслях отступил куда-то, сменившись диким желанием поесть. Несколько раз попадались грибы. Но Федя был жителем насквозь городским и из всех грибов в лицо знал лишь мухомор, причём, только по картинкам. Да и не будешь же эти грибы сырьём жрать. Есть, правда, какие-то сыроежки, но поди узнай какие они из себя?

Федя внимательно осматривался по сторонам, но ничего, выглядящего съедобным, на глаза не попадалось. Когда в кустах мелькнул какой-то зверёк, похожий то ли на зайца, то ли на кролика, он сломя голову кинулся к пушистику. Чугунов так и не смог разглядеть добычу, потому что зайце-кролик шмыгнул в густые кусты. Федя в два прыжка оказался возле них, но тут же с горечью констатировал, что протиснуться сквозь сплетение колючих веток можно, лишь имея размеры хотя бы не больше лисы. Путешественник сплюнул и только тут заметил, что кусты усеяны знакомыми до боли ягодами.

Когда он несколько раз гостил у бабушки в деревне, кусты малины, росшей по краю огорода, были для него и лабиринтом для игр, и кормушкой. Так что, малину Федя знал хорошо и начал с жадностью обрывать ягоды, запихивая их в рот. Сочные и сладкие, они, ко всему прочему, ещё и приятно освежали. Набив лёгкую оскомину, он перестал рвать всё подряд и, вытерев пот со лба, стал выбирать только самые крупные . Однако, потянувшись за очередной малинкой, Фёдор остолбенел…

Поверх кустов на него смотрела жуткая морда, покрытая костяными щитками, как у эфы или гремучки, с сильно выдвинутой вперёд зауженной челюстью. В следующую секунду чудовище, разинув огромную пасть, издало странный клёкот и, треща кустами, прыгнуло к нему. Тут уж не до сравнительной анатомии и ориентировки на местности.

"Всё-таки динозавры…" - не успела закончиться мысль, а Федины ноги уже задали такого стрекача, что ветер, казалось, стал посвистывать в ушах. Топот и злобный клёкот сзади лишний раз убеждали в том, что останавливаться категорически не рекомендуется.

Парень прибавил ещё, однако тварь не отставала и топот за спиной не затихал. От страха казалось, что он чувствует спиной горячее зловонное дыхание непонятной животины. Сердце колотилось где-то в горле, раскалённый воздух жёг горло, а зверюга клекотала прямо в спину. Секунды казались минутами и Федя боялся, что не выдержит этого бешенного аллюра. Беглец что было сил наддал ходу, но вдруг ноги потеряли опору и он ухнул в пустоту. Фёдор больно стукнулся боком, локтем, головой, а потом пострадавшие места просто слились в единое целое. Кубарем летевшее тело катилось куда-то вниз, пока не влетело в густой кустарник. С шумом проломившись сквозь него, он треснулся о большое дерево плечом и головой и , наконец-то, остановился. В глазах пестрeли цветные круги, рот медленно наполнялся солоноватой кровью.

Весь мир перед Федей медленно вращался, болело всё тело, рёв непонятного зверя доносился откуда-то сверху. Он с трудом повернулся. За кустами, которые так лихо форсировал, поднимался почти отвесный обрыв с торчащими из земли валунами. Кряхтя, Фeдор поднялся и на дрожащих ногах сделал несколько шагов. Избитое падением тело протестующе заныло. Теперь был виден не только откос, но и ящер, казавшийся очень маленьким на такой высоте. Свесив уродливую башку, тот громко шипел от бессильной злобы, но не решался повторить головоломный трюк жертвы…


- Что, обосрался, урод?! - от восторга Федя хохотал, забыв о боли, приплясывал на месте, показывая хищнику фиги и "факи". Каждый новый возмущённый вопль твари вызывал взрыв смеха на грани истерики. Ящер сам положил этому конец, когда от его топота сверху начали скатываться камни. Первый валун, тяжело подпрыгивая, рухнул вниз и, с треском вломившись в кусты, прокатился совсем рядом.

Разом отрезвев, Фёдор прекратил истерику и, повернувшись, медленно побрёл. Стресс сменился откатом и временным безразличием.

Наткнувшись на небольшую речку, он, не задумываясь, повернул и пошёл вдоль берега. Постепенно, сквозь красный туман в голове до Феди стало доходить, что он спасён. Так и шёл, механически переставляя ноги, пока не вышел к каменному мосту, древнему на вид. Он поднялся, продираясь сквозь кусты, по крутому откосу и вышел на какую-то дорогу с твёрдым покрытием. Она была выложена желтовато-серой плиткой, похожей на песчаник, и довольно широка, примерно на четыре полосы.

Перейдя мост, он двинулся дальше. Справа виднелось массивное каменное здание, по виду - типичный форт, какие он видел, когда ездил по обмену опытом в Калининград. Вдали, с левой стороны, тёмным исполином возвышался какой-то старинный замок. Со рвом, подъёмным мостом перед высокими и мощными въездными воротами и узкими стрельчатыми бойницами, кажущийся давным-давно заброщенным. Проходя мимо него, Федя почувствовал какой-то иррациональный страх. Хотелось отвернуться и, в то же время, трудно было оторвать взгляд от этих тёмных башен. Федя вздохнул с облегчением, лишь когда чёрный замок остался позади.

Само шоссе почему-то вызывало в нём странное чувство защищённости. Тем более, что такая дорога - верный признак цивилизации, что обнадёживало. И должна же она куда-то вести? Признав собственные выводы вполне логичными, младший научный сотрудник Чугунов бодро зашагал по шоссе, держась строго середины. Если тут и есть какие-нибудь Правила Дорожного Движения, то и хрен с ними. То, что к обочине лучше не приближаться, Фёдор чувствовал, можно сказать, всеми фибрами души. Хотя, рассуждая логически, где гарантия, что и здесь он не нарвётся на такого же озабоченного ящера?

Минут через пятнадцать ходу , наконец-то появилась деревня. Дома имели, как и положено, небольшие лоскуты обработанных огородов с довольно чахлой растительностью. Они выглядели настолько знакомо обыденными и унылыми, что Федя задумался. Если бы не одномоментная смена лиственного леса на хвойный, а пасмурного вечера на яркое солнечное утро - всё было бы в норме. Да и встреча в лесу с непонятной тварью в лесу - что-то про таких любителей малины он раньше не слышал. Домов становилось всё больше. Хотелось есть и пить, но неудобно было попрошайничать.

То есть, если бы местность была знакомой (например то же Бородино), он давно бы постучался. Хотя, в "знакомой местности" можно было тупо сесть на автобус и вернуться в Москву. А здесь Фёдор реально побаивался к кому-нибудь обратиться, чего уж перед самим собой-то кокетничать? По-хорошему, он был даже рад, что на улице никого не видно.

Правда, когда в одном из домов хлопнула дверь, и вышла пожилая женщина с корзиной мокрого белья, Федя расслабился. И даже улыбнулся возникшей аналогии : "девушка с веслом" - "женщина с бельём". Он уже намылился подойти к ней, чтобы поспрашивать, когда сзади послышался мерный перестук копыт. Федя слишком резко повернулся и измученное тело отозвалось болью. Сзади, догоняя его, катилась большая крытая повозка. Лошадь, запряжённая в неё, мирно пофыркивала.


Решившись наконец пообщаться - Фёдор направился к вознице. Любой выход всё-таки лучше никакого, и он был рад, что заставил себя покончить с сомнениями. Ездок, натянув вожжи, остановил свою колымагу, похожую больше всего на цыганскую кибитку или повозку первых поселенцев Америки. Крепко держа кнутовище, он насторожённо смотрел на путника. На вид лет пятидесяти, худощавый, но крепкий. Тёмные волосы только чуть тронуты сединой. Не доходя до повозки, Чугунов остановился, показывая открытые ладони.

- Здравствуйте! Как до города добраться, подскажите, пожалуйста?

Тот, вытаращив глаза, ответил что-то. Видя, что странный прохожий озадаченно смотрит на него, повторил вопрос на другом языке. И Федя, как ни странно, понял! Его отец, пока дослужился до полковника, сменил не одну часть, и не один гарнизон. Жили они и на Камчатке, и в Средней Азии, и на Урале. И иностранные языки Феде тоже пришлось изучать разные. И немецкий, и французский. Даже английский две четверти учил в Сыктывкаре. Там-то ему англичанка крови попила. Но с французским у него был полный порядок. По той простой причине, что бабушка Людмила Францевна была преподавателем французского языка на пенсии. А поскольку Федя был её единственным внуком, выводы сделать несложно.

Возница интересовался: откуда он такой взялся? Да, собственно, любой бы на его месте спросил то же самое. Фёдор ответил:

- Здравствуйте. Я заблудился. Я не понимаю - куда я попал.

- Смарагди? - удивлённо поднял брови мужчина, разглядывая Федину одежду.

Странно, при чём тут изумруд? Вроде джинсовая куртка, да и сами джинсы синего цвета. А майка вообще белая, с чёрной надпечаткой.

Видя его недоумение, возничий ткнул его пальцем в грудь.

- Ты - изумрудный. Я - апельсин.

Сумасшедший? Или просто шутник? Оранж? Апельсин? Или цвет? И почему его назвали "изумрудным"? Дальтоник, что ли?

- Ты - изумрудный, - видя, что Федя ничего не может понять, помотал головой сокрушённо: "мол, ну, ты и дуб", и повторил, сделав широкий жест рукой вокруг себя, - это - оранжевый (или всё-таки апельсин?)

Видя, что его не понимают, селянин махнул рукой и, снова ткнув себя в грудь, сказал:

- Я Пьер Ламер, здешний бортник.

- Я Фёдор Чугунов. Федя.

Замялся, вспоминая, как по-французски "учёный". О, вспомнил! Савант!

- Я учёный.

- О-о, очень хорошо!

Пьер предложил Феде сесть рядом с ним на облучок и продолжил движение, не прекращая беседы. Если он правильно понял рассказ Пьера, то шёл он через Мерль - самую крайнюю деревню некой Империи, юго-восточный край местной географии. Действительно, селение было каким-то полузапущенным, а часть домов - явно заброшенными. Даже их дворы и огороды заросли непонятно чем.

Через некоторое время, как ни странно, оба объяснялись довольно свободно. Способности к языкам у Фёдора всегда были отменные. Да и жестикуляция, что ни говори, значительно упрощает дело. Постепенно, после бурного махания руками и бесконечных уточнений, Федя понял, что действительно оказался "не дома", но не в прошлом, а в параллельном…

Мир, из которого он сюда так нежданно угодил, здесь называют Изумрудным миром, а людей того мира - изумрудниками. Мир, расстилавшийся вокруг, звался Оранжевым миром. Именно это пытался втолковать ему селянин, когда Федя ошибочно решил, что тот представляется ему апельсином. Он, правда, так и не понял - привнесённые это обозначения или самоназвания.

Зверя, который за ним гонялся, Пьер назвал "дронг". Выяснилось, что этот ящер не хищник,а травоядный и просто не любит, когда заходят на его территорию и нагло объедают его малину.

- А часто здесь бывают изумрудники?

- Нет, - покачал головой бортник, - иногда. Но никто уже не удивляется. Привыкли. Миров много. Таких, как твой и мой. Все разные. И люди тоже разные.

- А вы там, у нас, бываете?

- Нет. Маги бывают.

- Кто? - не понял Фёдор.

Ослышался, что ли? Но маг и по-французски звучит практически так же… Пёс его знает, это параллельное пространство… А вот интересно… в Феде вдруг проснулся учёный.

- А эльфы, тролли и гномы тут есть? - эти-то слова он помнил великолепно. Они когда-то, классе эдак в шестом, разучивали французскую песенку про этих сказочных персонажей. Подсознательно он был готов к тому, что Пьер засмеётся или покрутит пальцем у виска… ну, или что-нибудь в том смысле - что, мол, с ума сошёл? Потому был совершенно ошарашен его ответом.

- Есть, есть, - безразлично кивнул головой бортник, - лучше бы не было, конечно. Металлы сейчас только у гномов купить можно. Но они очень жадные! От их цен с ума сойти можно!

Пьер с досадой сплюнул. Видно было, что тема это старая, наболевшая, не раз и не два обсуждаемая среди своих.

- Не понимаю, - удивился Фёдор, - они, что, владеют всеми рудниками?

- Какими рудниками? - Пьер уставился на парня, как на папуса времён Миклухо-Маклая, - За пятьдесят тысяч лет нашей истории всё давным-давно истрачено! А гномы и кобольды ведут сверхглубинную добычу металлов, но тех совсем мало.


- Тебе ещё повезло, - хмыкнул неожиданно Пьер, - что ты не нарвался на зоргха.

- На кого? - не понял Фёдор.

- Зоргх, - не моргнув глазом, повторил тот, но, видя, что изумрудник его не понял, озадачился. Потом объяснил, что это зверь, похожий на дронга. Только гораздо крупнее, мощнее да ещё и плотоядный.

У Чугунова натурально глаза полезли на лоб. Ну, это уже слишком. Тиранозавр, что ли? Он почувствовал себя ребёнком, которому старшие пацаны во дворе сказали, что Деда Мороза на самом деле нет. Придя в себя, он засыпал селянина вопросами.

После пространного объяснения бортника стал вырисовываться образ разумного ящера, добыть которого очень непросто. Регулярно охотиться на него приезжают разные графы и бароны со свитами и проводниками. Для Феди действующие графы и бароны были не меньшей экзотикой, чем сами зоргхи, но он не стал подавать вида. И так уже, похоже, выглядит в глазах Пьера форменным дикарём, не знающим самых простых вещей.

Он не был уверен, что понял правильно, но из рассказа Пьера следовало, что охота на ящера больше походила на "бои местного значения". Где с одной стороны зоргх и группа поддержки из десятка дронгов, а с другой - более сотни охотников в воинских доспехах. Последние годы, причём, по уверению Пьера, совершенно бесчестно, побеждает местный зоргх. Что уж там он такое нарушает из правил, Чугунов так и не понял. Но, тем не менее, охотники упорно съезжаются каждые полгода, несмотря на обилие тяжёлых ранений и даже нередких смертей.

- Охота пуще неволи, - согласился Фёдор, думая о своём.

Видя, что собеседник не понял, он, как мог, постарался объяснить смысл этой русской поговорки.

Поняв, не без труда, смысл сказанного, Пьер, смеясь, кивнул.

- Да чем тут ещё графам и баронам заниматься? Только охотиться или воевать. Им землю пахать не надо…


Пользуясь удачей, оттого что спутник попался словоохотливый, младший научный сотрудник дал волю своему научному любопытству. Благо, дорога до города Аргента, куда оказывается они ехали, оказалась неблизкой. Постепенно картина здешнего Мира начала, в общем, вырисовываться. Обитатели Оранжевого мира представляли собой довольно разнообразный контингент, включая "малые народы".

Гномы, как им и положено (если верить земным сказкам) занимались, в основном, добычей и обработкой металлов и камня. Впрочем, как теперь понимал Фёдор, добывать тут уже было практически нечего. То есть, металл используется вторичный и стоит очень дорого. Сталь, по крайней мере, стоит намного дороже золота. При этих словах Пьера Федя вспомнил о лежащем в кармане выкидном ноже. Здесь, очевидно, эта штука должна стоить дорого. А ещё наручные электронные часы, монеты в кармане брюк и сотовый телефон. Нет, с голоду он тут, определённо, не пропадёт. Средний рост гномов - метра полтора. Но все, как один, крепкие, плотные, и очень сильные.

Эльфы тоже мало отличались от тех, о которых писали их сказочники. Разве что ростом. В противовес известной книге Толкиена средний рост здешних эльфов был примерно на ладонь выше, чем у гномов. То есть, как с научной добросовестностью прикинул Федя, сантиметров, в среднем, сто шестьдесят. Живут в лесах, очень хорошо их знают, любят, и, как могут, берегут. Попутно, выращивают любые, даже не существующие в природе, растения и деревья. Эдакие не всегда юные натуралисты-мичуринцы. Людей, гномов и прочих обитателей этого мира неэльфийской породы они не то, чтобы недолюбливают, но сторонятся, считая слишком грубыми и неизящными.

- Очень уж нежные, - презрительно скривив губы, прокомментировал рассказчик.

Что такое кобольды и чем они, в принципе, отличаются от гномов, Фёдор, несмотря на попытки уточнить, так и не понял. Разве что ростом пониже и живут совсем обособленно, в горах и предгорьях.

Рассказ о гоблинах его несказанно удивил. Вот уж кто точно не соответствовал людским представлениям. В его родном мире "гоблином" могли обозвать здоровенного и тупого парня, особенно, если он, мягко говоря, не красавец. Здешние гоблины были совсем коротышки - метр, редко чуть выше, с увеличенными висящими ушами. На удивление прекрасные … художники, портные, модельеры, дизайнеры! То есть, по определению, существа с развитым художественным вкусом. Разделяются на степных и лесных. В обиходе используют каменные орудия и инструменты для изготовления одежды и переработки сырья.

Хотя, в "Гарри Поттере", вроде, именно такие гоблины изображены. Но в этом Федя уверен не был - фильм он видел мельком, а книгу вообще не читал, полагая, что учёному такая фигня не к лицу. Сейчас он готов был признаться, что слегка поспешил с оценкой.

Тролли тоже не соответствовали "земным стандартам". Совсем не уроды типа ходячих пней, от людей отличаются только высоким, выше двух метров, ростом. Они пропорционального телосложения, необычайно сильны, с очень прочной кожно-мышечной структурой.

Оказалось также, что орки - это обычные с виду люди, только с кожей зелёного цвета, общечеловеческих размеров. Кожа, правда, выделяет постоянно очищающую слизь с не очень приятным запахом.

- Вонючки, - прокомментировал Пьер, наморщив нос, - а про нас говорят, что это мы воняем, когда потеем. Как их орчихи не брезгуют?

Тем не менее, как выяснилось, орки с людьми поддерживают нормальные отношения, несмотря на противоречащие запахи. Даже часто воюют, плечом к плечу, против общих врагов. Когда-то давно (он так и не смог добиться от Пьера - как именно давно) с армией Генриха Великого прибыло почти пятьдесят тысяч орков. Им, по словам рассказчика, были обещаны земли и помощь в перевозке и обустройстве их жён и детей. Он это знает очень хорошо, так как был лучником в армии славного Генриха. Поэтому воевали орки не на шутку. Хотя их основными бытовыми ремёслами являются, как ни странно, фармацевтика и парфюмерия.

Пока, правда, обещание не выполнено - орки подрабатывают в поднайме как воины. В основном, очищая леса от нечисти. При воспоминании о нечисти самого Пьера откровенно передёрнуло. Из его рассказа следовало, что это просто активная протоплазма животного происхождения. Была когда-то создана в качестве зоологического оружия массового применения, но, как положено в военно-научных разработках, отбилась от рук и разбежалась повсюду. Пожирает в ночное время людей и неосторожных животных. Хорошо горит в огне, под влиянием прямого солнечного света разлагается.

В дневное время прячется, так как теряет силу даже в пасмурный день. Глаз, ушей и носов не имеет, даже внутренних органов нет. В общем, бегающая и прыгающая мышечная масса со вспомогательными костяными отростками, от удара которых не всякий доспех убережёт. Разума не имеет, быстро регенерирует, отрубленные части начинают самостоятельную жизнь, потихоньку отращивая себе персональные конечности для передвижения, хватания и пожирания, любой формы и размеров. Себе подобных нечисть не ест, в органах зрения и слуха не нуждается, чует живой организм издалека, неизвестно каким образом.

"Видимо, реагирует на биополе живых организмов", - сделал для себя вывод научный сотрудник. Да, получается, ему ещё повезло. Останься он на ночь в лесу и костей бы не нашли.

Они проехали ещё одну деревню, потом переехали очередной мост. Тянувшийся по обе стороны дороги однообразный и унылый пейзаж, сменился рощицами и засеянными полями. Вокруг тут и там стали попадаться более приличные деревеньки с крепкими и ухоженными домами. Видимо, сказывалась близость города.

- Это баронство Хорн, - пояснил бортник, - здесь переночуем у моих родственников, а утром в город. Сейчас не успеть.

- Опасно из-за нечисти?

- Нет, - махнул рукой Пьер, - нечисть боится дорог, их же строили Древние. Что уж там за секрет, не знаю, но вся эта мразь на дорогу ступить не может. Сразу в труху превращается. Просто не успеваем в город, ворота закроют, на земле ночевать придётся.

Только тут Фёдор почувствовал, что смертельно устал, прямо-таки с ног валится. Веки налились свинцом, как у Вия, голос Пьера звучал откуда-то далеко, сливаясь в "белый шум". Навстречу им из дома вышел мужчина в добротных штанах и домотканой рубахе, и женщина, в рубашке тонкого полотна и широкой длинной юбке. Они о чём-то говорили, громко смеясь. А Федя, стоя рядом, кивал, как болванчик, не в силах даже вникнуть в смысл обращённых к нему слов. Пьер взял его под локоть и повёл куда-то. Едва прозвучало "Ложись здесь!", из парня словно выдернули какой-то стержень, удерживаваший его в вертикальном положении. Чугунов рухнул на что-то мягкое и последнее, что он почувствовал, проваливаясь в бездну сна, был одуряющий запах сена.

- Фьедя! Фьедя!

"Фьедя" открыл глаза и зажмурился от ударивших в глаза солнечных лучей. Давно он так роскошно себя не чувствовал. По телу разливалась приятная истома. Он сильно, с хрустом и вывертом, потянулся и сел. После отдыха счастье и любовь к человечеству просто переполняли организм.

- Привет, Пьер! - никаких "ну и померещилось вчера" в голове не было. Молодая, здоровая психика, да ещё и закалённая в армии, уже смирилась со сменой места обитания.

- Здравствуй, Фьедя! Пора уже ехать. Спустись, позавтракаем и в дорогу. Это моя двоюродная сестра Жанна, - говорил Пьер, когда они спускались по крутой лестнице.

- Её супруг Жан - староста этой деревни. Садись, ешь.

Фёдор не заставил себя уговаривать, при виде аппетитно шкворчащей на сковороде яичницы с мелко порубленной ветчиной и луком, в нём проснулся волчий аппетит. Запив всё это большой кружкой тёплого молока, он почувствовал себя совершенно комфортно и с благодарностью поглядел на хозяев.

- Спасибо, очень вкусно.

Те, улыбаясь, кивнули.

- Наелся? Ну, пошли, - поторопил его Пьер.

На сей раз они ехали в обществе ещё нескольких подвод и повозок, направлявшихся к городу. Примернп в полдень они остановились в тени раскидистого дуба у дороги. Задав лошади корм, устроили себе сиесту, а отдохнув и перекусив тронулись дальше. Примерно через час, выезжая из очередной рощи, Федя увидел башни и ворота не очень большого города, видневшегося невдалеке.

Вот и Аргент, - объявил Пьер, показав на него.

В лучах заходящего солнца перед ними возвышались стены типичного средневекового города. Каменная стена на высоком земляном валу опоясывала его, доколе было видно глазу. Массивные ворота, окованные металлом, были открыты. Возле них стражники в доспехах и при оружии пропускали припозднившихся путников. Пьер подогнал повозку поближе благо народу было немного.

- За проход через ворота платить надо? - поинтересовался он у Пьера.

- Надо, конечно, - удивился тот, - а у тебя что, денег нет?

Фёдор полез в нагрудный карман куртки и достал несколько купюр. У бортника разочарованно вытянулось лицо.

- Этим ты только зад можешь вытереть. А монеты есть?

Когда Федя выгреб из кармана пригоршню никелевых рублей и пятёрок, взгляд спутника невольно метнулся по сторонам.

- Спрячь, быстрее. Я заплачу за обоих, потом рассчитаемся.

Он вытащил из кармана мешочек, развязал завязки и вытряхнул на ладонь пару мелких, не больше копейки, медных монеток.

- Им этого хватит, - осклабился Пьер, - а про свои монеты не говори никому. Люди все разные, лучше я сам их куплю у тебя. Когда товар продам.

Узкие, мощёные брусчаткой, улочки. Каменные дома с глухими ставнями на окнах, через смотровые отверстия которых уже мелькал отсвет зажженных светильников. Редкие, огороженные коваными заборами, садики с плетями вьющихся роз.

Постоялый двор, на который они прибыли, ничем особым не поражал. Та же гостиница, разве что с пристроенной конюшней вместо гаража. Федя думал, что увидит что-нибудь более навороченное. Впрочем, экзотика присутствовала в лице хозяина, им оказался самый настоящий гном. Хотя внешности он был вполне заурядной - крепкий такой мужичок с бородой, разве что ростом невелик.

- Барамил, - поклонился он вошедшим, грым-брым-дрым.

Чугунов растерялся, но бортник спас положение попросив:

- Говорите на языке франков, пожалуйста.

- Добро пожаловать, господа. Чего изволите? - перестроился гном.

- Комнату на двоих, поклонился Пьер, и ужин на двоих.

- И чаю зелёного, автоматически брякнул Фёдор.

Оба аборигена воззрились на него в совершенном изумлении.

- Это мой племянник, быстро нашёлся Пьер, никогда в городе не был. Верит, чудак, что тут чаем на каждом углу поят за бесплатно.

- Молодой человек, с лёгким оттенком превосходства глянул на него Барамил, чай у нас, конечно, есть, но это слишком дорогая роскошь. А зелёный чай вообще лишь в легендах бывает!

- Покажите нам комнату, прошу вас, отвлёк хозяина от скользкой темы Пьер.

- Сейчас, господа, величественно кивнул гном.

Комната оказалась вполне приличной: массивный деревянный стол, два тяжёлых стула, две деревянные кровати (правда, почему-то без спинок). Простая цветная занавеска на окне, на стенке картина с портретом какого-то величественного рыцаря.

- Это Генрих Великий, кивнув на рыцаря, пояснил Пьер, он действительно великий, это не пустые слова. Уж мне ты можешь поверить, я в его армии лучником служил.

- Да, я помню, кивнул Федя, а мы сегодня в город выйдём?

- Сейчас уже поздно. В этот раз я мёда привёз не слишком много. За день-два, думаю, распродам. Пока буду торговать, можешь погулять по рынку. Твои диковины я помогу продать, они хороших денег стоят. Десять процентов мне, идёт?

Федя кивнул, подумав мельком, что ему повезло. Другой бы на месте Пьера купил бы у него все его богатства за горсть медяков, пользуясь незнанием "изумрудника". По крайней мере, где-нибудь у трёх вокзалов в Москве, так бы и сделали.

Утром их разбудил настойчивый стук кулаком в двери, и оба быстро оделись. Так здесь будили торговых постояльцев, чтобы не проспали к открытию торгов и успели разложить свой товар.

Дверь открылась, и маленький человечек с большими висячими ушами занёс в комнату поднос, на котором стояло несколько плошек, и горкой лежал нарезанный хлеб. Пьер порылся в кармане и протянул человечку маленькую монетку.

- Приятного аппетита, слегка поклонился тот, с достоинством принял медяк и вышел.

- Это гоблин, да? тихо спросил он у Пьера.

- Да, это гоблин, кивнул тот, придвигая стул и садясь к столу, садись, попробуй местной кухни. Не королевская, конечно, но есть можно.

- Можно, кивнул Федя, попробовав гороховой похлёбки с кусочками копчёной свинины, не хуже, чем у нас.

- Ну да, промычал с набитым ртом бортник.

Поев, он блаженно откинулся на спинку стула и неожиданно рассмеялся.

- Ты чего? удивленно уставился на него Фёдор и с подозрением оглядел себя, чем вызвал у Пьера новый приступ хохота. Он махнул на Федю рукой, мол, не в этом дело. Просмеявшись, вытер ладонью выступившие слёзы.

- Я просто вспомнил, как у хозяина вчера морда вытянулась, когда ты чай заказал.

- Я ж не знал, что он тут редкость, буркнул Федя.

- Редкость, брат, не то слово, покачал головой Пьер, чашка чая стоит четыре серебряных империала.

- А есть золотые империалы? в Фёдоре снова поднял голову научный сотрудник.

- Конечно, кивнул бортник, один золотой империал равен двенадцати серебряных. Ну, всё? Пошли на рынок.


Они проезжали по улочке мимо распахнутых ставен, где за занавесями шла своя жизнь. Видимо, не всегда мирная. Если судить по цветочному горшку, вылетевшему из окна и разлетевшемуся вдребезги о мостовую. Вопли и грохот разбиваемой посуды, сопровождали их чуть не квартал.

Федя крутил головой как заведённый. Ну, когда ещё нормальному земному человеку придётся посмотреть на живых гоблинов, троллей и эльфов? Мимоходом проскользнула мысль, что, не дай Бог, придётся остаться в этом странном мире навсегда, но он сразу от неё отмахнулся. Если пришельцы из параллельных миров для местных жителей не редкость, а бытовуха - то уж он-то как-нибудь извернётся.

Эльфов, к сожалению, не попалось ни одного. Рослый тролль шёл по узкой улочке в сторону рынка, да у трактира что-то обсуждали между собой два гоблина. На рынке, правда, такой экзотики хватало. Он, конечно, не пялился в открытую, как деревенщина на заспиртованного осьминога, но свежие впечатления впитывал жадно, как сухая губка.

Пьер остановил повозку на том краю рынка, где активно шла разгрузка прибывшего товара. К ним сразу подошёл высоченный тролль в кожаном переднике и о чём-то заговорил с бортником. Судя по жестам, он предложил тому свои услуги, но не встретил понимания. Однако, сколько ни вслушивался Федя, смысла речи он так и не уловил. Хотя, некоторые слова казались знакомыми.

- Это что, язык троллей?

- Что ты? - удивился Пьер, - это "готик", здесь все на нём говорят. Просто старший грузчик, тролль, хотел разгрузить нашу повозку, а за работу просил три серебряных империала. Я ему сказал, что мы сами справимся. Поможешь ведь?

- Конечно, - пожал плечами Федя.

Минут за пятнадцать они перетаскали к одному из прилавков три дюжины глиняных, оплетённых лозой, горшков с мёдом.

- Со мной постоишь или по рынку походишь?

- Похожу, пожалуй. Тут для меня много интересного.

- Только не продавай ничего, ты же цен не знаешь. Погоди-ка.

К прилавку подошла дородная матрона с кошёлкой, которую наполняли закупленные свежие овощи. Рядом торчал дюжий слуга с зажатым подмышкой живым гусём. Пьер вступил с ней в переговоры на том же "готике". Когда она, купив целый горшок и, передав его слуге, отошла, бортник снова повернулся к нему.

- Это экономка нашего графа. Он тут гыр-гыр.

- Что он тут? - не понял Федя последнее слово.

- Ну, как бы сказать, - пощёлкал пальцами Пьер, - знаешь, что такое сюзерен?

- Знаю.

- Так вот, он здешний сюзерен. Город охраняет отряд его латников. Даже три филиала банков платят ему проценты с прибылей: Первый Горный, Лесной Эльфийский и Объединённый. Очень, - бортник воздел указательный палец, - солидные банки. Не каждый в них может счёт открыть, только по рекомендации двух надёжных клиентов. Да и владение счётом стоит недёшево: тридцать пять золотых империалов в год.

- А бумажных денег у вас тут совсем нет? - не удержался Фёдор, вспомнив, как пренебрежительно отреагировал Пьер на банкноты.

- Есть банковские билеты, векселя, расписки. Ну, ваши-то, изумрудные, здесь, понятное дело, ничего не стоят. Их ни один наш банк не примет. У нас бумажные деньги другие. Их даже подделать нельзя, потому что на них магические знаки проставлены. Сейчас, подожди…

Он повернулся к продавцу за соседним прилавком, судя по росту, это был гном, и о чём-то заговорил. Тот согласно кивнул, и Пьер хлопнул Фёдора по плечу.

- Порядок, сторговались. Он за твои часы даёт семьдесят пять золотых. Их, конечно, у антиквара, можно и за сотню толкнуть, но хлопот больше: возьмут на коносайн. Пока-то он их продаст, а здесь чистоганом и сразу.

Федя, не говоря ни слова, снял с руки свой "Omax" и протянул Пьеру. Тот, получив от гнома мешок с империалами, отсчитал себе законные восемь жёлтых кругляшей, выдал Федору шесть серебряных империалов сдачи, и протянул ему мошну.

- Я уже на тебе заработал так, что можно несколько месяцев сюда не ездить, - хитро усмехнулся бортник, - а теперь пошли тебя переоденем. А то пялят глаза все, кому ни попадя. Заодно ещё и купим тебе кое-что по мелочи. Нож у тебя есть?

- Есть, - м.н.с. с понтом выщелкнул клинок "выкидушки".

- Ого! Спрячь и не показывай, такой клинок не меньше десятка золотых стоит.

Федя послушно убрал нож в карман. Гном, который купил его часы, что-то крикнул, жестом показывая, что хочет посмотреть. Пьер отрицательно помотал головой. Услышав новый вопрос, повернулся к Феде.

- Сельф спрашивает: ещё какие-нибудь диковины есть?

- Только это, - он достал из кармана сотовый телефон в металлическом корпусе.

Это, конечно, был подарок ко дню рождения, но в такой ситуации выбирать не приходилось. Бортник взвесил его на руке, покачал головой и передал гному, тихо сказав Феде:

- Меньше, чем за пятнадцать золотых, не отдадим.

- Жалко, корпус-то титановый!

Пьер сначала не понял новое для него слово, но повернулся к гному и дал пояснения, показывая на матовую поверхность. Сельф достал небольшой молоточек, легонько, двумя пальцами, взял телефон за бока и тихохонько стукнул по металлу, прижав ухо чуть ли не к поверхности. Лицо его изменилось, а в глазёнках полыхнула такое изумление, что стало понятно: цена намного выросла!

Гном начал что-то бухтеть, Пьер возражал. Федя разобрал лишь одно слово -"тритониум". Бортник, чувствуется, оказался в своей стихии. Он что-то азартно втолковывал гному, отбирал у него телефон, демонстративно взвешивая его на руке, мотал головой на все предложения покупателя. Тот, не уступая бортнику в экспансивности, протягивал руки, плевался, дул себе на плечи, в остервенении хватал себя за бороду.

Окружающие с немалым интересом наблюдали за торгом, подбадривая спорящих азартными возгласами. Видно было, что торгуются не какие-то замухрышки, а настоящие мастера этого дела. Наконец, гном ударил кулаком по прилавку, дёрнул себя за пышную бороду, как бы говоря: ешьте меня и пейте мою кровь! Хлопнул по протянутой руке Пьера и вдруг довольно захохотал. Видно было, что сам процесс торга доставил ему немалое удовлетворение. Как, впрочем, и Пьеру, не говоря уж об окружающих.

- Сто двадцать три золотых и ни сантима меньше! - порадовал Федю Пьер, - Да ты богач, парень, на эти деньги можешь у меня арендовать комнату. Буду тебя три раз в день кормить и даже старшую дочь замуж за тебя отдам!

- И как долго это счастье будет длиться? - съехидничал Фёдор.

- Не меньше 200 лет! - подсказал зараза гном … на чистом французском языке.

Пьер отслюнявил себе из нового мешка 13 золотых. Федя тоже не остался в накладе - почти шесть килограмм золота заметно прибавили ему оптимизма.

- Ну, вот, теперь можно и по рядам прогуляться, - Пьер крикнул что-то гному, тот кивнул, - Сельф присмотрит за товаром…


Глава вторая.


Лови удачу за хвост - из бомжей в "почти архимаги"

Федя с любопытством крутил головой. Рынок, честно сказать, того стоил - на взгляд человека из Изумрудного мира. Горы свежей чистенькой картошки, хотя и не крупной (интересно, здесь они тоже её из Америки завезли?), свекла, какие-то жёлтые и синие корнеплоды. К тому же, овощи, фрукты, ягоды. Плетёные из лозы корзины полны свежей рыбой и зеленью. Туши скота, всевозможной домашней птицы и дичи.

По сравнению с Московскими рынками, было, может быть и бедновато, но зато всё натуральное, без химии или импортных наклеек. Как-то матушка сподобилась купить американские помидоры, дёшево. Так те, заразы, на второй день начали потихоньку подгнивать.

За продуктовыми рядами расположились торговцы игрушками, Федя мельком скользнул взглядом: куклы, зверушки, коняшки. Дети - они в любом Мире дети. Интересно выглядел ряд с отварами, настойками, снадобьями. Даже кремы были явно самопальные, хотя, по отзыву Пьера, высокого качества.

- У нас тысячи лет не существует массового производства, - пояснил Ламер, - всё изготавливаем своими руками, поэтому и качество лучше!

Оружейный ряд приковал взгляд. Будь ты хоть трижды научным сотрудником, но если мужеска пола, да ещё из семьи потомственных военных…

- Пойдём, - дёрнул его за рукав Пьер, - этот товар нам не по карману.

- Да я не покупать, - смутился Федя.

Когда дошли до тех рядов, где на прилавках были разложены всякие амулеты-талисманы и другая повседневная мелочь, Пьер толкнул Федю в бок и шепнул:

- Я сейчас буду торговаться, не встревай.

Фёдор пожал плечами. Как он мог встрять, если и языка-то не знает? Что там такого нужного Пьер углядел, интересно? Разговор, однако, шёл по-французски. Бортник держал в руке голубовато-серый кристалл с куриное яйцо величиной, плоский с одной стороны. Кристалл был , окантован серебром, на тонкой серебряной цепочке.

- Бери друг, - наклонился вперёд продавец, дородный черноволосый мужик с длинными усами, - медальон мой, я с ним всю войну прошёл. Вещь стоящая, не сомневайся. Отдам за сотню золотых.

- Коли сомневался бы, - хмыкнул бортник, - я б к тебе не подошёл.

Пьер, почему-то не торгуясь, просто забрал у Феди один из мешков, отсчитал сотню, и, сунув кристалл в карман, дружески кивнул торговцу, а затем медленно пошёл вдоль ряда. Фёдор двинулся следом.

- Видал? - тихонько спросил Пьер не без самодовольства, - Видно, деньги очень нужны, иначе не продавал бы так дёшево. Хотя с тебя он бы запросто слупил две-три сотни. В тебе же иномирянина за лигу видно. Давай одежду тебе купим нормальную, а то вид у тебя, как у сутенёра или маменькиного сыночка.

За несколько серебряных империалов Федя, под неусыпным контролем Пьера, купил у худенькой пожилой селянки полотняные штаны с рубахой, плотную кожаную куртку, мягкие кожаные сапоги и шляпу. Когда он, тут же за занавеской, переоделся в обновку, Пьер довольно крякнул.

- Вот! Совсем другое дело. Пошли назад, вечерком пройдёмся ещё раз.

Заодно, Пьер отдал Феде медальон.

- Повесь его на шею под рубаху, чтобы тела касался плоской стороной.

- А зачем это? - полюбопытствовал тот, послушно пряча кристалл под рубаху.

- Это Медальон Воина, - пояснил Пьер, - он всё время впитывает излишки твоей энергии и всплески эмоций. Благодаря этому, в нужный момент, сделает тебя сильнее и выносливее. Или, на какое-то время, создаст вокруг тебя энергетическую броню. А она даже от клинка защитит. В некоторых случаях, знаешь, лишняя секунда жизнь сберечь может. Вот он тебе эту лишнюю секунду и даст. А чем больше зарядится - тем сильнее энерговозврат в критический момент.

- Так я и запасённую энергию заодно прикупил?

- Вполне возможно.


День, за разговорами и рассказами Пьера, пролетел незаметно. Вечером, по дороге на постоялый двор, они купили за один золотой ещё одну полезную вещь - комбинированный поджиг: набор из кресала и огнива. От одного чирка огниво загорается и удобно горит сколь угодно долго. Кресала и огнива хватает надолго. Если беспрерывно не чиркать, то на год, два, и даже три.

- Надо Барамила спросить - может, здесь у него какой-нибудь маг знакомый есть?

- Зачем? - спросил Федя, перебравший новых впечатлений и поэтому слегка отстранённый.

- Один золотой потратишь на языковой кристалл, и утром будешь уже на "готике" болтать, как местный. Язык франков ты неплохо знаешь, да только не все на нём говорят. А "готик" - язык универсальный.

- Такой кристалл за один золотой купить можно? - удивился Чугунов.

- Да не купить, - засмеялся Пьер, - ох, ты, изумрудник. Маг тебе его возле головы поставит, когда ты спать ляжешь. Для обучения во сне! А утром "готик" станет тебе родным языком, чего здесь непонятного?

- Здорово! - восхитился Фёдор, - А другие языки тоже можно во сне учить?

- Да, конечно! За одну ночь можно выучить до пяти языков, только стоит это дороже. Зачем деньгами-то зря сорить? Французский ты неплохо знаешь, а на "готике" вообще с любым объясниться сможешь. Да и качество языков будет не очень литературным. Читать, писать, разговаривать на простом уровне, не больше.

- Ну и что? - не согласился он, - Знание языков лишним не будет. Лучше уж деньги потратить, когда они есть, конечно.

- Смотри сам, тебе платить придётся, - назидательно воздел палец Пьер, - а деньги беречь надо. Неизвестно сколько тебе ещё жить в нашем мире, может быть всегда. Заодно подумай вот над чем. Я завтра домой поеду: ты тут останешься или со мной хочешь? А я пока пойду с Барамилом переговорю по поводу мага.

И он вышел, оставив Федю на растерзание всевозможным сомнениям. С одной стороны, с Пьером вместе гораздо проще, но что ему в деревне делать? Тяги к сельской жизни он как-то не испытывал, ремёслами никакими не владел. А главное, как оттуда попасть домой?

Здесь, естественно, одному труднее будет, особенно поначалу, но зато можно попытаться найти шанс вернуться в свой Мир…

Минут через двадцать Пьер вернулся с невысоким мужчиной лет сорока. Глубоко посаженные серые глаза внимательно глядели на Фёдора из-под густых бровей, тонкогубый рот, казалось, навечно застыл в саркастической улыбке.

- Вот этому парню надо "готик" изучить и ещё четыре языка.

- Здравствуйте, - поздоровался Фёдор, - а что я должен делать?

- Здравствуйте, здравствуйте, - рассеянно отозвался маг, - да ничего сложного. Платишь два золотых империала, а я оставлю в изголовье этот кристалл, - с ловкостью фокусника он извлёк откуда-то из-под мантии огранённый прозрачный кристалл на серебряной подставке, - и всё. Утром ты уже будешь знать новые языки. Стихи, конечно, на них вряд ли сможешь писать, но общаться с людьми, писать и читать, вполне. Какие хочешь?

- Готик обязательно, - начал перечислять Федя, - а гномский и эльфиский можно?

- Можно, можно, - ответил маг, - назови ещё два, а то я тороплюсь.

- Тогда китайский и арабский.

Оба оранжика захлопали глазами от удивления.

- Про китайский я никогда не слышал, а арабским ты называешь видимо аравийский? Язык жителей Эмирата? - попытался уточнить "учитель языков".

- А где находится "китайский" в вашем мире? - решил уточнить Пьер, не рискуя, правда, углубляться в семантические тонкости.

- К северо-западу от Индии, - пояснил утомлённый толковищем Федя.

- Всё ясно, - маг начал чего-то нажимать на кристалле, - "китайский" это язык синей. Ладно, ложись, ты уже почти спишь. Тебе даже успокоительный напиток давать не надо.

Казалось, что только этих слов и не хватало. Пожав плечами, уставший от изобилия новой информации, Фёдор откинулся на кровать. Ещё с минуту он наблюдал, как стоящие перед ним маг и бортник, теряя очертания, расплываются в цветные пятна. Он успел только подумать: "нам бы такое в школы", и отключился.


Проснулся он от негромкого разговора.

- … архимага найти, - слышался голос Пьера, - только как на нормального выйти? Им, обычно, простые люди безразличны.

- Доброе утро, - поздоровался Федя.

- О! - повернулся селянин к стоявшему рядом хозяину постоялого двора, - Видал? Чешет, как на родном!

- Это был опытный маг, - важно сказал гном, - давно его знаю. Но вот с архимагами я не знаком. Скрытный они народ, я вам скажу.

- Так вы на "готике" говорите? - дошло до Феди, - О! И правда, работает.

- Ну, ладно, я только тебя ждал, чтобы попрощаться. Или, всё-таки, со мной поедешь?

- Нет, останусь. До свидания, Пьер. Спасибо вам большое.

- Тебе тоже спасибо, я никогда столько не зарабатывал! Будешь в наших краях, заходи.

И, хлопнув его по плечу, бортник вышел. Гном, проводив Пьера взглядом, повернулся к молодому изумруднику.

- Ты будешь здесь дальше жить?

- Да, поживу ещё.

- А деньги у тебя есть? - хитрые глаза гнома спрятались под кустистыми бровями.

- А сколько надо? - Федя стал прикидывать в уме свои сбережения.

- Десять серебряных империалов за неделю. Зато на всём готовом!

По его лицу было видно, что цену он загнул от души. Хотя, в принципе, деньги были и много, а на первое время нужна крыша над головой и пропитание. Не на улице же болтаться, в конце концов. Фёдор отдал гному золотой, получил два серебряных на сдачу и расслабился. Следовало тщательно обдумать: чем заняться в первую очередь?

Думы оказались непростыми - видимо раньше в них не было потребности. Мало того, они вдруг принесли маленькое, но неприятное открытие. Что Фёдор имел в Изумрудном мире? Комната в родительской квартире, непыльная работа, бабушка в качестве вспомогательного резерва, набор друзей, готовых помочь. То есть, всё что нужно для спокойной невыразительной жизни, где по большому счёту всегда кто-нибудь определяет что, когда и как делать.

А здесь, в Оранже, нет ничего и никого. Слава богу, хоть деньги есть, но ими следует с умом распорядиться. Придётся своей головой думать и самому определять дальнейшие действия. Это там, в Москве, можно было плыть по течению, пользуясь решениями и указаниями других. Получается, что пришла самостоятельность, а вместе с ней и ответственность за самого себя и своё будущее. Хорошо ли это?


Через некоторое время пустой желудок заявил о себе самым недвусмысленным образом. Спустившись в харчевню, он заказал завтрак и с аппетитом принялся за еду. Местная кухня, безусловно, не страдала изысканностью, зато гадкая привычка добавлять в пищу химикаты здесь, слава богу, не прижилась.

- Всем ли доволен уважаемый гость? - мэтр Барамил появился рядом, как из-под земли.

- Всем доволен, - кивнул гость, - скажите, мэтр Барамил, а нужно ли регистрироваться в местной мэрии? А то придут, не дай Бог, сердитые стражники с разными вопросами… да и у Вас неприятности могут быть.

- Уважаемый Фьедя, - степенно погладил бороду гном, - сколь отрадно сердцу моему видеть такое благоразумие у столь юного отрока.

Слова "юный отрок" откровенно покоробили. Но, вспомнив, что гномы меряют жизнь сотнями лет, Федя честно признался себе, что его двадцать пять лет на фоне трёх-четырёх веков - сущая мелочь.

- Рад слышать.

- Не беспокойся, Фьедя, ты не навлечёшь на меня неприятности. У нас нет регистрации как таковой.

- Ну и хорошо, тогда я спокоен.

Федина ироническая реплика просвистела, никого не задев. Почтенный гном был абсолютно, как заметил гость, глух к сарказму. Можно было валять дурака до второго пришествия, а он бы и ухом не повёл.

- Однако, я думаю, есть смысл посетить канцелярию графа Аргента. Личный приём тебе, конечно ни к чему, а вот оставить о себя информацию стоит. Возможно, кто-то из титулованных особ, или просто богатых горожан, может заинтересоваться образованным "изумрудником". Должность секретаря, к примеру, предложить. А, может, личного помощника или управляющего. Ты ведь вчера говорил, что закончил с отличием университет.

- Ну, да, - пожал плечами Фёдор.

- Сразу видно, что ты не местный, - вздохнул мэтр Барамил, - у нас образованные люди - редкость…


Казённое здание отличалось за версту по строгим невзрачным стенам и претензией на величие. Массивные двери ежеминутно открывались и закрывались, несмотря на свой солидный вес. Узкие и длинные коридоры со сводчатыми потолками навевали тоску и зевоту и вызывали желание поскорее уйти. Стрельчатые окна пропускали достаточно света в просторную приёмную, и в падающих через них солнечных лучах, роились пылинки. Видимо, на уборщицах здесь экономили.

А младший научный сотрудник Чугунов сидел на красивом, но неудобном стуле в приёмной , ожидая вызова в канцелярию графа Аргента. Клерки с важным видом, время от времени, выходили в приёмную, торжественно выкликая того, чья очередь подошла. Почти все одетые в тёмное, почти без исключения, с пышными жабо.

От скуки Федя разглядывал обстановку приёмной. Народ здесь был самый разнообразный. Нахмуренный орк с перевязью меча на груди, высокомерный эльф с какой-то кипой свитков. Хотя, эльфы всегда выглядят немного надменно. Размышления его прервал скрипучий голос секретаря.

- Теодор Тшшюгунофф!

Блин, это его, что ли? Поднявшись, Федя неуверенно огляделся, но все сидели, не делая ни малейших попыток встать. Значит, это его имя исковеркали столь экзотически.

- Фёдор Чугунов! - коротко представился он, подойдя к распахнутой двери и заглянув внутрь.

- Входите, - величественно кивнул помощник писца, - присаживайтесь.

Приземлившись на ближайший стул, Федя выжидающе поглядел на преисполненного важности чиновника.

- Ваша основная специальность?

- Специалист по волоконно-оптическим системам связи, - не моргнув глазом, ответил попаданец, с интересом наблюдая за реакцией канцеляриста.

Кивнув головой, словно инженерная геометрия и компьютерная графика в этом убогом городишке были делом обычным, тот, скрипя пером, зафиксировал ответ Фёдора.

- Как долго собираетесь пробыть здесь?

- Ещё не решил.

Слушая скрип пера, Федя не сомневался, что этой канцелярской крысе абсолютно "по барабану" все его ответы. Он должен записать, вот и записывает.

- Степень Вашей образованности?

О! Звучит гораздо приятнее, чем аналогичный вопрос дома, в той же Москве.

- Университет с отличием.

- Какой именно?

- Московский государственный университет, - отчётливо выговорил Федя, в глубине души надеясь, что хотя бы здесь каменное спокойствие чиновника даст трещину. Напрасные мечты.

- Можете быть свободны. При необходимости вас известят.

- Благодарю вас, - церемонно поклонился он и вышел на улицу.

Ф-фу! Как приятно вдохнуть глоток свежего воздуха после этого пыльного помещения, пропахшего старыми бумагами и невозмутимыми чернильными крысами. Тем более, на очереди было более интересное дело. Пьер, уезжая, совсем забыл о никелевых монетах и Федя решил их пристроить местному антиквару-коллекционеру. Адрес подсказали в канцелярии и он направился к аргентскому ломбардье.

Магазинчик имел все соответствующие прибамбасы, как и его "изумрудные" собратья: скучающий охранник, колокольчик, решётки на окнах.

Внутри, за прилавком восседал важный и, наверно, очень практичный гном.

- Здравствуйте, меня зовут Фёдор, - представился парень, - я…

- Уже наслышан, город маленький, - перебил его антиквар, - показывай что есть. Говорят, что ты по дешёвке распродаёшь диковины из Изумрудного мира.

Федя моментально растерялся, на что гном и расчитывал, и высыпал на прилавок несколько монет.

- Вот, деньги есть.

Хозяин заведения долго разглядывал их, потом простукивал, а затем капнул что-то пузырящееся на одну монетку.

- Даю десять серебряных империалов за всё сразу, - был вынесен вердикт, - ещё что-нибудь есть?

Уверенный тон специалиста не оставлял возможности для торгов. Да и непонятно было какую цену запрашивать. В принципе, горстка рублей обеспечивала целую неделю проживания, чего же заморачиваться.

- Согласен, - ответил Федя, - а из другого только одежда осталась: джинсы, майка, куртка и кроссовки. Только они в гостинице остались.

Гном ненадолго задумался над набором непонятных слов:

- Ладно, принеси сюда после обеда, может быть куплю.


Молодой изумрудник погулял немного по городу, а потом вернулся на постоялый двор. За обедом он рассказал Барамилу о состоявшемся торге. Тот предложил помощь за долю от сделки:

- Твоя изумрудная одежда будет выгодно перепродана в Борге, столице герцогства. Там хватает модников, готовых заплатить большие деньги за редкие обновки, даже если они поношенные. Сделай так: запроси с антиквара сто десять золотых за весь набор. Никуда он не денется и обязательно купит. Десять золотых отдашь мне.

"Фьедя" знал, что информация стоит дорого и согласился. Да и цены впечатляли, особенно в пересчёте на доллары. Один золотой империал стоил полторы тысячи баксов: гораздо больше, чем весь Федин шмот. А умножив это "гораздо" в сто раз… Второе посещение ломбарда сопровождалось возмущением хозяина, стенаниями по поводу "идиотов, не разбирающихся в тряпках", осуждением жадности, срывающей сделку, требованием "быть скромнее и разумнее", но Федя держался достойно. И даже сделал встречное заявление.

- Будете много говорить - поеду в Борг сам! Там наверняка тоже антиквары и коллекционеры есть.

Гном притих и сдался, поняв, что изумруднику поездка в столицу будет в радость, так как заняться ему пока всё равно нечем. Мешок с одеждой перешёл в обмен на мешочек с золотом, после чего Фёдор бегом вернулся в гостиницу. Негоже бродить по улицам с таким богатством. Любому везению может прийти конец!

Барамил поздравил его с удачной торговлей и согласился взять на хранение всё временно ненужное золото. Лишь за один "жёлтый кругляш" за весь период проживания. Двести империалов были надёжно обыстроены, а остальные заныканы под матрас. Разменяв парочку на серебро, Федя решил заняться поисками дома и знакомствами.


…Прошло больше недели, когда, спускаясь к завтраку, он увидел, что навстречу ему, со стула в вестибюле, поднялся высокий, элегантно одетый человек средних лет. И сняв очки, слегка поклонился.

- Позвольте представиться - Морель, личный помощник архимага Стефана.

- Фёдор Чугунов.

- О вас нам сообщил один маг из Аргента, - любезно улыбнулся помощник, - и Его Могущество хотел бы с Вами пообщаться. Если, конечно, вы не против.

- Я не против, с чего бы? - пожал плечами Федя.

- Ну и прекрасно. Надеюсь, у вас нет неотложных дел? Ну, кроме завтрака, конечно, - улыбнулся Морель.

- Надеюсь, вы составите мне компанию?

- Конечно, - кивнул тот, - я не хотел подниматься наверх, чтобы вас не разбудить. Давайте перейдём в столовую. Мэтр Барамил, распорядитесь, пожалуйста.

За плотной трапезой они продолжили беседу. Разумеется, Федя был совершенно не против отправиться к Стефану. И, когда завтрак закончился, не осталось ни одного неотложного дела, которое помещало бы ему посетить Дворец Архимага. Посланника ожидала изящная карета, в которой они и отбыли.

С тряской телегой бортника, конечно, никакого сравнения. Изнутри всё было отделано плотным бархатом благородного тёмно-синего цвета с золотым тканьём. Мягкие сиденья, обитые тиснёной кожей, больше напоминали диванчики. На них лежало несколько подушек, и при желании, задёрнув плотные шторки, путешественник мог неплохо выспаться.

Даже когда они выехали за город, карета только мягко покачивалась. При очередной остановке Федя не удержался и заглянул под днище. Вместо ожидаемых рессор он с удивлением узрел только подвижную конструкцию, сотворённую из лимонно-жёлтой древесины.

- И надолго этой деревяшки хватает?- не удержался он от вопроса.

- Обычно на весь срок использования кареты, потом можно и на другую переставить, - не задумываясь, ответил Морель и, увидев сомнение, пояснил, - это дерево твёрже металла, не подвержено гниению и не горит. Растёт только в глуши, его мало и оно тяжело обрабатывается. Приобрести изделия из него могут себе позволить немногие - слишком дорогое удовольствие…

Два дня пути прошли в беседах. Морель был прекрасным рассказчиком, причём, весьма словоохотливым. Но Федя, как ни старался, так и не смог понять - чем его скромная персона заинтересовала здешнего "олимпийца".

Дворец действительно оказался дворцом, в полном смысле этого слова. Построенный в готическом стиле, замок буквально стремился в небо. Множество изящных башенок и резных статуй, портики с каменными кружевами зубцов украшали его.

По краям крыши восседали горгульи. Федя очень удивился, когда узнал, что эти каменные чудовища совсем не рукотворные статуи, а кремниево-органическая форма жизни. Их метаболизм очень сильно замедлен, но в пиковые ситуации может резко ускоряться. Питаются они обыкновенными камнями, вместо воды - песок.

Высокие витражные окна расцвечивали и придавали торжественность его внутренним помещениям. Герб на въезде, штандарты и знамёна под стрельчатыми потолками, рыцарские доспехи и длинная галерея портретов разных эпох говорили о том, что замок этот стоит не одну тысячу лет. И развешанное по стенам оружие, гобелены с запечатлёнными на них фрагментами рыцарских битв и охотничьих забав подтверждали древний род его владельца.

Камин с весело потрескивающими в нём брёвнышками поражал размерами. А он-то не мог поверить авторам, что писали о зажаренных в камине быках. При взгляде на этот все сомнения осыпались мелкой крошкой. Камин был размером с комнату в обычной коммуналке. Крепкие деревянные стулья с резными спинками, могли без скрипа принять на себя вес обременённого доспехом и оружием человека, а столы, под стать им, не подломятся под стоящим на них грузом серебряных, золотых блюд и кубков.

Минуя всё это великолепие, Морель провёл гостя прямо к архимагу. Тот обитал в кабинете, выглядевшем вполне современно, по Фединым меркам. Никаких вычурных изысков в строгих и рациональных формах почти спартанской мебели. Книжные полки были заставлены фолиантами в кожаных переплётах. В придвинутом к камину кресле, лежал том, лохматящийся от закладок. Застеклённые шкафы открывали взору кипы рукописей и предметы непонятного предназначения.

На стене висела карта звёздного неба и портрет седобородого старца с небесно-голубыми глазами. Умные и какие-то усталые, они, казалось, читали мысли. Шторы, наполовину прикрывшие окно, мягко затеняли свет.

Из-за большого стола поднялся человек средних лет.

- Проходите, Теодор. Ничего, что я Вас так называю?

- Да называйте, - пожал плечами Федя, - я уже привык.

Архимаг чуть усмехнулся.

- Я, с Вашего позволения, не стану ходить вокруг да около. Дело в том, Теодор, что вы обладаете ярко выраженной линией Огня в вашей ауре. Вот специальные очки, можете посмотреть на себя в зеркало.

Видя, что гость только кивнул, Стефан продолжил.

- Кроме того, для мирянина вы прекрасно образованы и достаточно много знаете. В нашем мире такие, как вы, представляют немалую ценность для сильных магов - вас можно сразу брать в Ученики, минуя стадию многолетнего послушничества. Я хочу предложить вам войти в мой штат. Это будет удобно для меня и может оказаться полезным для вас. Ну, что скажете?

Федя в задумчивости почесал нос. Предложение, что и говорить, было лестным, хотя и не совсем определённым. Он уже свыкся с наличием в Оранжевом мире магов и не воспринимал магию, как волшебство из сказок. Всего лишь высокоразвитая наука, которая не всем по плечу. Морель обьяснял ему, что маги - это физиология, а не разум. Фактечески, была предложена должность младшего научно готрудника в научно-производственной фирме. Наверняка с высоким жалованьем и превосходными бенефитами. Помощники архимагов не мотаются туда-сюда по несколько дней лишь для знакомства со случайно заблудшим иномирянином.

Но… слишком уж многое осталось в Изумрудном мире. Работа, папа с мамой, Светлана…. Хотя, чего уж там, Светлана-то как раз стояла на первом месте. Родителям доставало своих забот, работа в НИИ в должности "эмэнэса" не такая уж радость. А вот Светка…

- Не знаю, - честно признался он, - у меня в Изумрудном мире друзья, девушка, родители, наконец и я хочу хотя бы попытаться вернуться домой.

- Знаете, - Стефан снял с носа красивые дымчатые очки, покрутил их в пальцах и положил на стол, - любые вопросы можно решить, было бы желание. Если ваши родители согласятся, я переправлю их сюда, как и вашу девушку. Правда, она тоже должна быть согласна. Белые маги не имеют права решать перемещать людей против их воли. Это Код, нарушение которого ведёт к ослаблению способностей. В отличие от чёрных, для которых моральных рамок не существует, из-за отсутствия такой зависимости.

- Как же я могу спросить их согласия? - полюбопытствовал Федя, - я здесь, а они там!

Он замер в ожидании ответа, напустив на себя вид полного простодушия. Архимаг усмехнулся. Федя впервые увидел его глаза - спокойные, немного усталые и всё-всё понимающие. Стало ясно, что все его хитрости - просто детский сад в коротких штанишках.

- Нам, архимагам, очень нужны толковые помощники и ученики. В этом вопросе никакие затраты не чрезмерны. Те сервисы, которые мы оказываем, требуют высокой концентрации. Причём не одного человека, а целой группы людей. Одиночка в этом отношении гораздо слабее. И мне экономически выгодно отправить вас обратно, чтобы вы могли всё обсудить с вашими близкими. А потом организовать перенос сюда, хотя это и стоит очень дорого. Тем более, что в ближайшее время нам может помочь природный катаклизм.

- Как это?

- Простите, Теодор, а вы уверены, что готовы воспринять такую информацию? Вы ведь не дали своего согласия?

Видя, что гость пребывает в противоборстве с самим собой, Стефан поднялся и, выйдя из-за стола, положил Феде руку на плечо.

- Магия в нашем мире может очень многое, почти всё. Вы представляете, хотя бы примерно, границы ваших возможностей, если станете моим учеником? Неужели, помимо вашей любимой и родителей, есть ещё что-то, что вы не в силах променять на Истинную Силу? Ведь этот шанс никогда не повторится. Как говорят у нас, "лучше сожалеть о том, что сделал, чем о том, на что не решился".

- В нашем мире говорят так же.

- Естественно, у вас остаётся шанс вернуться в свой мир, так сказать, на коммерческой основе.

- И такое возможно? - удивился Федя.

- Естественно, - улыбнулся Стефан, - я живу на свете более пятисот лет. Поверьте, оказалось что правду говорить гораздо выгоднее, чем лгать. Потому я с вами откровенен. Вы можете просто оплатить свой перенос в Изумрудный мир.

- И во что мне обойдётся это удовольствие? - осторожно спросил Чугунов.

- Вы знаете, что такое мана? Хотя, что я спрашиваю. Ну, в данном случае это вещество, потребное для переноса. Для перемещения тела весом в один фунт отсюда в Изумрудный мир, необходимо затратить энергию от сожжения одного фунта маны. Фунт маны стоит тысячу золотых империалов. Как человек учёный, вы без труда высчитаете стоимость вашего перемещения.

- Что-то порядка двухсот миллионов долларов! - выдохнул Федя, когда получил результат.

- Это мы берём только расходный материал, без учёта стоимости самого маг-сервиса. Итак?

- Я согласен. Что от меня требуется?

- Ничего сверхъестественного. Вы поживёте у меня несколько дней. За это время я обучу вас некоторым магическим приёмам. Для того, чтобы у вас не возникло проблем там. Для вас это несложно, поверьте. А потом домой, - он улыбнулся.

"Ну, прямо тебе "Аленький цветочек", - подумал Федя, - колечка на палец не хватает".

…Несколько дней спустя та же изысканная карета остановилась у той самой низинки, куда его занесла нелёгкая прямо с шашлыков. Из открывшейся дверцы сначала выскользнул Морель. Распахнув дверцу пошире, он откинул подножку и почтительно застыл рядом. Следом вышел архимаг, а за ним выбрался Федя.

На месте переноса уже суетились ученики. Разместив оборудование, они начали сжигание маны. Дым с характерным запахом голубоватым шлейфом тянулся в низину.

В том месте, откуда вас перенесло в наш мир, обратился к нему Стефан, наблюдается нестабильность пространственной структуры. Такое бывает иногда, в разных мирах и в разных местах. Явление это временное и после разрядки ткань структуры восстанавливает стабильность. Вас перенесло, как единичный элемент природы, но это был спорадический прорыв.

Увидев вопросительный взгляд Феди, архимаг пояснил:

- То есть, разовый, вне закономерности. А вот приближающийся локальный катаклизм перенесёт всё, что окажется в круге диаметром в четверть лиги от этого места.

Федя уже ориентировался в местных единицах измерений и знал, что лига примерно соответствует четырём километрам.

- А при полном?

- Что? А-а… при полном катаклизме всё полетит в тартарары. Это тоже спорадизм, только другого порядка. Ладно, что-то наша беседа становится слишком уж академичной. Не стоит забивать себе голову перед заданием. Повторите, пожалуйста, что вы должны сделать.

- Уладить вопросы с родными и близкими, закупить книги и материалы по прилагаемому списку, послушно отчеканил Федя.

Архимаг кивнул.

- Ну, всё, время, он протянул руку, удачи, Ученик Теодор.

Федя повернулся и пошёл к открывшемуся полупрозрачному порталу. Под ногами вновь зачавкала сырая земля, воздух вокруг стал знакомо сгущаться, связывая движения. Когда радужные круги и полосы в глазах растаяли, он увидел вдалеке знакомый до боли участок Можайского шоссе.

Оскальзываясь на мокрой траве, Федя спустился по косогору и встал возле километрового столбика. Солнце только вставало и машин на шоссе было ещё немного. Выбрав старенькие "Жигули", он поднял руку. "Жигуль" притормозил, из окошка водителя глядел сухонький дедок в армейской панаме.

- Куда, молодой человек?

- До города подбросите? Федя подошёл ближе.

- Пятьсот, коротко ответил тот.

- Серебряную монету возьмёте? он достал из кармана джинсов империал, У меня при себе нет денег.

- Кто его знает, твоё серебро, хмыкнул дедок, с треском переключая скорость.

- Погодите, поднял руку Федя.

- Ну, что ещё?

"Придётся вспомнить уроки Стефана", мысленно вздохнул Федя и, глянув в глаза старику, медленно произнёс заклинание. Насторожённые глаза подобрели, морщины у рта разгладились.

- Куда тебе, сынок, в Москву? Садись, чего уж там, подброшу.

- Сойдя у метро, Фёдор высыпал на сиденье пяток серебряных империалов.

- Спасибо, Никифор Петрович. Всего хорошего вам.

- И тебе, Феденька. Ну, поеду, а то старуха на даче заждалась, поди.

И, проворно выехав на трассу, влился в поток машин.

Выйдя из метро, Федя огляделся. Всё вокруг выглядело так, словно и не было никакого Оранжевого мира. Разве что, на месте старого ларька гордо скалился новой витриной маленький магазин. Федя вздохнул. Ему вдруг показалось, что отсюда он не сможет уйти никогда. Слово, данное архимагу, показалось легкомысленным мальчишеством. Зачем менять мир с легковушками , отапливаемым отхожим местом и диваном перед телевизором на телеги, отсутствие туалетной бумаги и не до конца понятные перспективы?

Светофор приветливо уставился зелёным глазом. Справившись с нахлынувшими чувствами, Фёдор перешёл улицу и нырнул в проход между домами, привычно сокращая дорогу. Вот и двор, заросший сиренью и акацией. Вокруг чёрной клумбы, мелко семеня, прогуливает свою престарелую таксу соседка с первого этажа. Зойка из третьего подъезда, бывшая одноклассница, вывела своего сына, и он деловито копается в песочнице. Бабки на лавочке, привычно перемывают косточки дворнику дяде Коле, по случаю очередного запоя гордо плюнувшего на свои обязанности. А что, в принципе, должно было измениться за четыре недели отсутствия? Кроме самого попаданца в оба конца.

Зелени ещё не было, и сквозь голые ветки виднелась беседка, с которой было столько всего связано… Вспомнив о Светке, он заколебался. Может, сначала зайти к ней?…

- Федя!

Он обернулся. Витька подбежал к нему и обрадовано поздоровался.

- Ну куда ты пропал ? Я там всё вокруг обшарил, - зачастил он, - думал ты подшутил, потом подумал, что тебя молния сожгла.

- Ну да, - откликнулся Фёдор, - а обгоревший труп молния с собой унесла?

- Столько разговоров тут было. Мол, накосячил где-то и сбежал. А я будто бы тебя прикрываю.

- Вить, давай вечерком встретимся, и я всё по порядку расскажу. А сейчас пойду, надо хоть предкам показаться.

- Лады, - кивнул друг, - как освободишься, заходи. Как раз Рома с Петькой обещали навестить. Вот за пивком и расскажешь где тебя черти носили. Или это тайна?

Витька рассмеялся и пошёл к своему подъезду. Фёдор задумчиво глядел вслед. Когда друг скрылся за тяжёлой дверью, он вздохнул и поглядел на свои окна. Форточка на кухне была распахнута, значит, кто-то был дома. Обойдя соседский "Москвич", он вошёл в парадное.

Мучала только одна мысль: как-то его встретят родители? Отец, всю жизнь прослуживший в армии, точно не поверит во всякие там пространственно-временные перемещения. С мамой легче, ей лишь бы сын вернулся и был здоров, а ждать, имея мужа-военного, она давно научилась. За стальной дверью заливисто защёлкал звонок и, почти сразу, он услышал знакомые шаги отца. Открыв двери, тот с недоумением уставился на сына. И, словно после долгого марш-броска, с силой втянул ноздрями воздух, а потом резко выдохнул.

- Явился, засранец? - отец, неожиданно улыбнулся с облегчением и, обернувшись, крикнул, - Мать! Встречай пропажу, блудный сын из самоволки вернулся.

Из кухни выбежала мама и обняла Федю.

- Живой, слава Богу! Что случилось, где ты был? - по щекам покатились слёзы.

- Мама, я всё объясню, пойдёмте все на кухню.

- Тогда сначала накормим, а потом расскажешь, - резюмировал отец. Ему нужно было время, чтобы спокойно выслушать сына.

Пока Фёдор ел, в кухне стояла тишина. Но когда на плите стал закипать кофе, отец пересел к окну, прикурил сигарету и кивнул головой.

- Ну, теперь излагай. Только сначала объясни - почему не звонил?

С грехом пополам, сбиваясь с пятого на десятое, Федя рассказал им, что с ним произошло. Мать, подперев рукой подбородок, слушала внимательно, не перебивая вопросами. Лишь изредка вытирала висящим на плече кухонным полотенцем слёзы. Отец неожиданно оказался въедливым, уточняя некоторые моменты и детали, особенно, когда речь зашла об Оранжевом мире.

- В общем, Стефан предложил мне вернуться. Вас я хочу забрать с собой. Хотя, если честно, сам на распутье. Всё время кажется, что это мне приснилось и такого не может быть.

- Да нет, сынок. Скорее всего, так всё и было, в армии такие случаи известны. Только идут они под "тремя нулями", конечно.

Отец, словно скинув пару десятков лет, помолодел лицом.

- А уж между собой, да под бутылочку, такие разговоры случаются, что фантастам делать рядом нечего. Делимся, так сказать, информацией друг с другом. Как то и мне пришлось столкнуться с непонятной зверюгой, типа твоего дронга. Сначала, как и тебе, показалось, что крыша поехала, потом жутковато стало, но куда денешься, поставленную задачу выполнять надо. Плюнул на свои страхи, перекрестился и внаглую на неё попёр! И ведь посторонилась, пропустила.

- Надо же, только сейчас проговорился. А я ведь сердцем чуяла, что тогда на учениях не всё ладно было, - мать печально покачала головой, - а ты отшучивался да на усталость списывал.

- Ну, ты мать даёшь. Когда это мужик на бабу проблемы вешал? Коли он, чуть что, в передник плачется, так это и не мужик вовсе, а одна видимость и сплошная пародия.

Отец, несмотря на врождённую интеллигентность и достойное образование, любил порой изображать из себя простого русского мужика.

- И сколько тебе времени дано? - тихо спросила матушка, уже предчувствуя неизбежное расставание.

- Обратный перенос возможен с мая, но точно даже архимаг не знает, - Федя, озвучив это вслух, вдруг сам поразился, - это уже так скоро. Вот, блин! И ведь всю жизнь там жить…

- Сынок, ты уж извини нас с отцом, но мы останемся. За свою жизнь столько помотались по точкам и гарнизонам. Возраст у нас уже не тот, когда с пол-оборота заводишься , пора и угомониться. Мы уж здесь, по-стариковски дотянем, а у тебя - своя судьба, свой полёт…

Ладно, мам, пап, я к Светке схожу.

Может, завтра, Федя? нерешительно спросила мать, бросив тревожный взгляд на мужа.

Да пусть идёт, махнул рукой отец.

Проскочив дворами пару кварталов, Чугунов оказался возле Светкиного дома, поднялся по выбитым ступеням мимо расписанных подрастающим поколением стен, и ткнул пальцем в белую клавишу звонка. Дверь распахнулась, словно Светка специально его ждала.

- Ты?!!

- Классно выглядишь! - невольно залюбовался он.

Девушка с шикарной гривой каштановых волос и зелёными глазами была очаровательна. Платье в обтяжку позволяло оценить великолепную фигурку - в Оранжевом мире одежда скрывала многое. Вот чертовка!

- Так ты кого-то ждала?

- Никого я не ждала, - Света пожала плечами и тут же, противореча самой себе, пояснила, - мама обещала заглянуть. Ты, может, потом зайдёшь?

- Но я хотел рассказать тебе , какая необычная чертовщина со мной приключилась.

- Потом, завтра, - капризно вздёрнула бровь девушка, - у нас с мамой очень важное дело и оно много времени займёт.

- Так это и хорошо, - настаивал Фёдор, - у меня есть важные новости и для тебя и для Галины Филипповны. Можем её вместе подождать.

- Ну уж нет. Сказала же, завтра приходи, - Светка, как обычно, начала заводиться.

Он никак не мог понять причину такого упорства, ведь её мать он хорошо знал, да и та относилась к нему всегда хорошо. Что-то здесь явно было не так. Они знали друг друга ещё со школы, когда-то вместе мечтали о будущем. Правда, последние года два, всё чаще и чаще между ними возникало непонимание и споры из-за мелочей. По крайней мере Федя считал Светкины капризы мелкими. Причём, чем больше девушка расцветала, тем выше становился накал разборок. Он, конечно, старался быть выше её капризов, считая что Света смотрит слишком много сериалов, вот и кружат ей голову мечты о гламуре, лямуре и прочей муре. Но, вопреки всему, надеялся на то, что, повзрослев, она станет более серьёзной и всё как-нибудь устаканится само собой.

- Света, мне предложили классную работу с хорошей оплатой, и я хочу забрать тебя с собой, - Федя надеялся, что хотя бы это её заинтересует и для пущего эффекта добавил, - я был в параллельном мире!

Уж лучше бы он этого вообще не говорил!

- Да пошёл ты в задницу со своими параллелями, - Светкино лицо исказилось от злости, - достал уже бесконечными витаниями в облаках. То диссертация у тебя, то научное открытие, то повышение зарплаты, то какие-то немыслимо выгодные знакомства! Опять очередное фуфло мне толкаешь, ты сам-то хоть веришь в свою "классную работу с хорошей оплатой"?

Претензии и "правда в глаза" уже выкрикивались, переходя на визг:

- Ты и хорошая оплата, да такого и быть не может! За дуру меня держишь? Достал, бляха. Ну, была бы я какой уродиной, то, раскрыв рот, слушала бы твои россказни и млела. Ты же из породы неудачников. Только, извини уж, но мне в этой жизни нужно гораздо больше того, что ты способен предложить. На это "больше" я, со своей внешностью, имею полное право.

Выплёвывая злые слова ему в лицо, Светлана действительно выглядела на все сто. Сверкающие глаза со взметнувшейся в резком движении гривой волос, лёгкий румянец, окрасивший кожу - красавица. Фёдор сам удивился, осознав наконец, как девушка изменилась за последние пару лет.

Но грубый тон и брань диссонировали с этой красотой. На что он ещё надеялся в своей попытке объяснить ей всё подробно и доказательно? В Светкины планы это точно не входило и она обозленно ему влепила.

- Идиот, я не маму жду, а бойфренда! - Света была великолепна в своей прямоте, - Он, по крайней мере, с деньгами и ездит на классной тачке. И тусуется среди других успешных людей, а не с такими, как ты и твой Витёк. И очень даже хорошо, что ты пропал! У меня хоть появилось время подумать! Поняла вовремя, что такие лузеры, как ты, сами сидят по уши в дерьме и других за собой тащат. А я не хочу! Мне жить хочется нормально, когда есть тёплое море и чистый пляж, большой дом с камином в гостиной, красивые наряды и дорогие украшения. Такая жизнь, а не жалкое прозябание возле тебя.

- Свет, но ведь там нет ни дружбы, ни любви, ни уважения. Только деньги и больше ничего, - он старался говорить спокойно.

- Да? И откуда ты это взял? Ты там что, свой человек?

Этому логичному доводу трудно было что-либо разумное противопоставить и Федя умолк.

- Чугунов, умоляю, отстань от меня. Мы с тобой совершенно разные люди, у нас разные желания и разные взгляды на жизнь. Забудь обо мне, пожалуйста.

- Ты дура! - вскипел он, - тебя разменяют за три копейки и выбросят потом, за ненадобностью.

- Ну и пусть! Если это дурость, то моя и мне за неё отвечать. Но я, хотя бы хоть немного поживу как человек, а ты так и будешь всю жизнь прозябать.

Светкина дверь захлопнулась перед его носом, и "Фьедя" поплёлся прочь. На душе было шершаво оттого, что доказать он так ничего и не смог, а как вернуть Свету, не знал…


Глава третья.


Даёшь Новое Бородино!

…Выйдя из подъезда, Фёдор присел на лавочке у соседнего подъезда и закурил, осмысливая произошедшее. От мыслей отвлёк визг тормозов и визгливо-квакающий вопль автомобильного гудка. Повернув голову, он увидел, как выпорхнувшая Светка, привычно угнездившись на переднем сиденье мощного джипа и чмокнув какое-то лицо за рулём, отбыла по своим делам. Он вдруг засмеялся. Его семейная жизнь не состоялась и, возможно, что и к лучшему.

Вспомнился фильм , который показывали на канале "Советское ретро" . Там тоже были двое влюблённых, но парень пропал без вести. И за каких-то сорок дней "влюблённая героиня" успела выскочить замуж за другого парня, более обстоятельного по жизни. "Романс о влюблённых", кажется.

…Федя достал из внутреннего кармана куртки футляр с красивым колье внутри. Морель из личных запасников выделил, специально для Светы. Ожерелье состояло из семи кристаллов лиорина, более дорогого, чем банальный алмаз. Такие кристаллы вмещали большее количество энергии и прекрасно сохраняли функции различных заклинаний. Красота совмещалась с полезностью - по своим качествам колье заменяло Медальон Воина.

"Почему же жизнь так обустроена что, когда врёшь - люди верят, а если, наконец-то, скажешь правду - считают вымыслом? И как теперь быть с колье?"

Немного подумав, Чугунов выбрал справедливый вариант. Подарок должен дойти по назначению! Благо, Галина Филипповна жила недалеко .

- Здравствуйте, несостоявшаяся тёща, - улыбнулся Федя открывшей дверь миловидной женщине, - Недавно один умный человек научил меня простой мудрости: самая лучшая ложь - это правда. Света ушла к другому и я не буду мешать её счастью .

- Но , Фёдор , ты же понимаешь … - Галина Филипповна попыталась сгладить неловкое положение.

- Не переживайте, я умный мальчик, голову не потеряю. Поэтому последняя просьба: передайте ей вот этот подарок. На память обо мне.

Федя сунул футляр в руку мамы Светланы и пошёл к лифту. Хвост лучше отрубать сразу, а не по частям…

"И кого же мне взять с собой в Оранжевый мир? - подумалось Феде. - Родители не хотят, Светка не может. Один Витька, что ли, остаётся?"

Ситуация вдруг породила откровение - а ведь он, Федя, никому не нужен в этом мире. И никакой обыденный комфорт не заменит невостребованности. На душе было гадко, и он ввалился к Витьке с тайным желанием хоть как-то отвлечься за беззаботным, ни к чему не обязывающим трёпом, и выпивкой. И, лишь выдув пару бутылок пива, наконец-то расслабился. Вернее, алкоголь просто притупил все чувства. Сообщение друга о том, что Федю уволили из НИИ, где они вместе работали, он воспринял уже, как нечто само собой разумеющееся , без лишних эмоций, только небрежно махнул рукой.

- Да и хрен с ним. Мне сделали более заманчивое предложение. Вся моя бывшая работа, такая мелочь, по сравнению с тем, что меня ожидает.

- Нашёл себе тёплое местечко? - Витька, расслаблено откинувшись на диване, посасывал пиво из высокого бокала, - ты обещал рассказать, куда же всё-таки тогда пропал.

- Да, действительно, - подхватил Ромка, а Пётр согласно кивнул головой, - Колись, давай.

- А вы уверены, - криво усмехнулся Федя, - что готовы это услышать?

В голове слегка шумело, пиво всё-таки подействовало.

- Только не говори, что тебя инопланетяне похитили, - хмыкнул Петька.

- Ну, как знаете.

И Фёдор рассказал им всё, от и до. Впервые он чувствовал себя без напряга, не опасаясь проколоться на несоответствиях. Раньше, что ни говори, были пересказы чьих-то чужих "интересных историй". Поэтому на психику слегка давила неуверенность в реальности событий "с чужого плеча". Теперь же рассказ шёл из первых уст, хотя, как и следовало ожидать, ему никто не поверил.

- Слушай, не хочешь - не говори, - Витёк привычным жестом поправил очки, - нафиг ты нам голову морочишь?

- Я знал, что вы не поверите, - пожал плечами Федя и потянулся за следующей бутылкой пива.

Именно его усталый вид, спокойная реакция и то, что он, впервые, не пытался ничего им доказать, насторожили друзей.

- Ты что, серьёзно это? - осторожно спросил Ромка.

- А что я должен рассказать? Другой правды у меня всё равно нет, а выдумывать лень. Хотя, расскажи мне кто такое, я бы точно не поверил.

- Это точно, - печально кивнул Петька, - уж кто-кто, а ты…

- Слушайте, мужики, - вдруг задумчиво почесал нос Виктор, - а ведь он действительно на моих глазах в воздухе растворился.

- Но так же не бывает , - остро глянул на него Ромка.

- Хороши друзья, - скривился Фёдор, - обсуждают меня, словно я тут мёртвый лежу.

Петька хлопнул его по плечу и засмеялся.

- Да ладно тебе, не нуди. Я вот только одно не пойму - как ты собираешься зону перехода вычислять? Мне просто, как физику, интересно.

- А чего там вычислять? - пьяно засмеялся Федя, - там зона перехода порядка километра в радиусе!

- Нет, погоди, - упёрся Пётр, - ты мне вот что объясни…


Пока остальные со всем этим разбирались, Рома тихонько выскользнул в коридор и достал из кармана телефон. Через некоторое время он спустил в унитазе воду и вернулся. Всё услышанное он "слил" своему знакомому телевизионщику Геннадию . Тот, только вчера, за бутылкой коньяка, жаловался ему на отсутствие "горячих" новостей для одной передачи об аномальных явлениях.

- Этот дурик говорит, что перенос будет происходить под Можайском. Нет, нет. Рядом с Бородинским полем. Да, вроде, не пьян. Всего-то, по паре пива на рыло. Ты пойми, некоторые детали даже специально не придумаешь. Да, пользуйся на здоровье, только отблагодарить не забудь. Запиши телефон…

Посидев ещё часок, они разошлись. Федя, чтобы немного развеяться, присел на любимую лавочку. Лёгкий хмельной кураж создал красивую картину. Федя обучится на мага, разбогатеет, обзаведётся помощниками и … вернётся. На белом коне, как положено, и с умениями, которые никаким учёным Изумрудного мира ещё не снились даже.

- Вот тогда и посмотрим, кто лузер!

Довольный открывшимися возможностями, "ученик архимага Теодор" отправился домой. День, начатый в одном параллельном мире, наконец-то, закончился в другом. Назавтра ему предстояло закупить всё, что заказал архимаг, а список был не маленький. Решение о переезде в Оранжевый мир окончательно созрело и Федя спокойно завалился спать…

- Здравствуйте, здравствуйте, с Вами программа "Что скажете?". Мы поговорим о существовании параллельных миров? Сегодня с нами Фёдор Чугунов, который ответит нам на этот вопрос. Говорят, Вы побывали в параллельном мире, Фёдор?

- Да, недавно, - кивнул Федя.

Накануне этот белобрысый ведущий до печёнок его достал повторением всех вопросов и ответов. А он-то думал, что все эти реплики спонтанны… Сейчас, по сценарию, шоумен должен был попросить рассказать о его путешествии. Федя прокашлялся, припоминая текст.

Но ведущий, взметнув длинные светлые волосы, вдруг резко развернулся к аудитории.

- А вы верите в параллельные миры? Вот вы!

Помощники подсунули микрофон хорошо одетому пожилому мужчине.

- Представьтесь, пожалуйста.

- Сергей Сергеевич Немиров, зам.директора Института по изучению проблем свойств времени и пространства.

Федя, как ни был растерян неожиданным поворотом событий, машинально отметил, что тот не добавил "…при Российской Академии Наук". Значит, грош цена этому заведению. Таких институтов расплодилось уже, как тараканов в сырой тряпке. Были, конечно, и те, которые создавались настоящими учёными для разработки направлений, которые пока числились в неперспективных. Но таковых было меньшинство. И тем, кто в них трудился, не до телевидения.

- Нашим институтом, - продолжал, между тем, вещать "специалист", - эта проблема исследовалась всесторонне. И в течение многих лет.

- Короче! - крикнул шоумен, - Что скажете? Да или нет?

- Да вы смеётесь? Конечно, нет!

- Спасибо вам! А ваше мнение ? - снова обратился он к сидящим в креслах.

- Вы позволите? - вальяжно произнёс сидящий в первом ряду пожилой человек с серебристой щетиной на младенчески розовых щеках.

- Вас я представиться не прошу, - почтительно склонил голову ведущий. И тут же, противореча сам себе, громко объявил: "Семён Иванович Морозов, известный правозащитник, глава партии "Справедливая Русь"!

Чуть ли не половина зала начала рукоплеслать. "Справедливая Русь" вела бескомпромиссную борьбу за право всех россиян на достойную жизнь, постоянно и настойчиво говоря о справедливости и равенстве. Они вели пиар-компании везде, даже в спичечных отделах, лишь только появлялась для этого возможность. Рейтинг партии рос и должен был привести их кандидата в кресло Президента, чтобы тот мог сделать всех равно счастливыми.

- Мы полагаем, что всё это не просто легкомысленное желание несознательного молодого человека прославиться. Думается, корни данного явления лежат гораздо глубже…

- Что вы имеете в виду? - возмутился Федя, но голос его без микрофона прозвучал был еле слушен.

- …полная безответственность правящей партии! - соловьём разливался политик.

Федя загрустил. Шоу бушевало вокруг, не задевая его. Он чувствовал себя словно в океанариуме. Вокруг него стремительно рассекала воду акула, свивал в кольца щупальца спрут, вяло шевелилась морская звезда. А сам Фёдор, будучи в шаге от них, оставался донельзя чуждый этому миру…

Когда он, после окончания, как теперь стало ясно, явной пиар-акции, уже подходил к выходу, охранник показал куда-то ему за спину.

- По-моему, это вас зовут?

- Фёдор!

- Простите, вы меня?

- Вас, вас, - запыхавшись, ответила подбежавшая девушка, - ой, дайте отдышаться. Давайте выйдем на улицу, я вам всё объясню.

Миновав пост с охранником, они вышли на крыльцо.

- Я помощница депутата Морозова, Татьяна - она протянула ему красную книжечку, - он поручил мне с вами поговорить.

- Да не хочу я больше ни с кем разговаривать, - хмуро посмотрел на помощницу Федя, - у вас всё ко мне?

- Это вы из-за его выступления на шоу? - рассмеялась девушка, - Ну, что вы, ей-Богу, как маленький. Шоу, оно шоу и есть, нельзя же его всерьёз принимать. Но сейчас хотелось бы поговорить всерьёз.

Они прошли через стоянку, заставленную машинами, одна дороже другой. Федя крутил головой, пытаясь угадать - какой из "членовозов" прячет в себе функционера? Но девушка остановилась возле большого джипа цвета топлёного молока.

- Садитесь, поговорим нормально.

Федя сел в пассажирское кресло. Она снова засмеялась.

- Бога ради, не смотрите вы на меня, как Ленин на буржуазию. Кто с этим шутом-шоуменом всерьёз разговаривает? Он же слово никому сказать не даёт, только себя слушает. А Морозову волей-неволей приходится с ними общаться, он же публичный человек.

Она с обаятельной улыбкой развёла руками. Но тут же стала серьёзной.

- Ладно, всё это шутки. Я прочитала ваш "рассказ", - она кивнул на листки, лежащие на "торпеде".

- Мы предлагаем вам выступить в серьёзной передаче. Дать полное интервью, причём солидному ведущему, а не этому гаеру. Как вы на это смотрите?

- Давайте попробуем, - устало махнул рукой Фёдор, - мне уже всё равно. Если что-нибудь опять будет не так, стукну архимагу . Он вас всех в лягушек превратит…

… На этот раз передача была организована Академией Наук Российской Федерации. Оказывается, что с инициативой обратились какие-то партии, клубы по интересам, даже частные спонсоры нашлись. Ершистая настороженность Феди дала трещину в самом начале подготовки. Относились к нему всерьёз, работали вдумчиво и неторопливо, вопросы задавали по теме. И пустили передачу в "прайм-тайм", на очень популярном канале.

Одно лишь обстоятельство сидело в душе Феди, как больная заноза - во время интервью он отчётливо разглядел в толпе … Мореля, помощника архимага. И хотя тот никак не показал что видит "ученика", да и одет был в обычный свитер с джинсами, Федя на несколько секунд буквально потерял дар речи. Когда же он, что-то ответив невпопад, снова поглядел влево, Мореля там уже не было. Собственно, мало ли похожих людей, а вот, поди ж ты… А потом стало не до того.

Зрительские отклики пошли волной. Слава Богу, Федю это не касалось. Хватило ума оговорить, чтобы в этом плане отдувались сами организаторы. Фрагменты интервью под разными соусами нет-нет, да и всплывали на разных каналах. Сегодня, когда они с отцом пили на кухне кофе, из зала послышался голос матери.

- Мужчины, смотрите, опять федюнькину передачу транслируют!

Теряя тапки, "Фёдюнька" выскочил в зал. На экране ведущая снова задавала ему вопрос: "А вы не боитесь, что другие, узнав время и место перехода, тоже захотят им воспользоваться? Ведь эскапизм не такое уж редкое явление в нашем обществе". Федя тогда, усмехнувшись, пожал плечами, ему и в голову такое не приходило. Сейчас же, глядя на целую подборку интервью с людьми, Фёдору становилось не по себе. Права оказалась ведущая, многовато у нас эскапистов , ой, многовато… Похоже, действительно, найдутся желающие просочиться в Оранжевый Мир. Передача подала "мир иной" довольно романтично и загадочно, прям-тебе фэнтези, а это, как ни крути, самый читаемый жанр. У нас, во всяком случае.

- Ой, премьер, - воскликнула мама.

Федя напрягся, мало ли что последует?

- Я полагаю, - обьяснял премьер-министр, - что не стоит впадать в панику только потому, что отдельный человек побывал в параллельном пространстве. Ни государству, ни обществу это никоим образом не угрожает.

- Но, позвольте, - известный телекомментатор дозировано повысил голос, - значит, государство пускает такое событие на самотёк?

- Какое "событие" , позвольте спросить? - обезоруживающе улыбнулся премьер, - вы опасаетесь, что через открывшуюся "дыру" убежит какая-то часть населения? Я вас уверяю, по моим данным, мы потеряем не более 2-3 тысяч человек, для нашего государства это неощутимо. И, потом, разве мы кого-то держим? Наши граждане вправе ехать туда, куда хотят. "Железного занавеса" давно уже не существует. Другое дело то, что мы окажем организационную помощь, это наша обязанность. А волноваться следует самим "переселенцам", чтобы не оказаться в новом для них мире никому не нужными бомжами. Хотя бы потому что туда, в так называемый Оранжевый мир, мы не сможем отправлять бригады МЧС, организовывать поставки товаров, или оказывать услуги.

После заставки на экране появилось розовое лицо правозащитника Морозова.

- Много страшных гостинцев оставил людям военно-промышленный комплекс. Искривление пространства, в которое угодил научный сотрудник Фёдор Чугунов, вполне может быть последствием военных экспериментов прошлого. Или результатом текущего, как обычно проводимого в тайне. И то преступное равнодушие, которое проявляет правящая партия, ничем не может быть оправдано.

- Перед выборами пиарится, - пренебрежительно бросил отец, возвращаясь на кухню. - Заботу о людях проявляет.

- А что он скажет, если переноса вдруг не произойдёт? - спросила мама.

- Спокойно заявит, что "Справедливая Русь" предотвратила его!…

Через несколько дней, они сидели за столом на кухне и уминали "прощальный" пирог, испечённый мамой, и, прихлёбывая горячий чай, привычно поглядывали на мерцающий экран маленького телевизора "Шилялис". Некогда купленный отцом, как последнее достижение электроники, а теперь безнадёжно устаревший, он бурчал там потихоньку целый день.

- Пап, сделай погромче, - попросил Федя, подавшись вперёд.

Отец щёлкнул пультом.

- Опыты перспективного учёного Романа Панкратова наглядно доказали, что политическое заявление Фёдора Чугунова основано на факте, а не на вымысле.

- Что он мелет? - возмутился Федя, чуть не подавившись непрожёваным куском, - какое политическое заявление?

- Да будет тебе, - хмыкнул отставной полковник, - ты этих шутов слишком серьёзно воспринимаешь. Истинный политик - врёт, как дышит.

- Тихо, мальчики, - попросила мать, - слушайте!

Она неторопливо вытерла руки фартуком и повесив его на крючок, присела на табурет. Всё это время, она внимательно слушала новости и смотрела передачи, имеющие хоть какое-то отношение к миру, где случайно побывал её Федя. Она прекрасно знала все достоинства и недостатки сына. Федя уже взрослый и должен идти своей дорогой, мать не пыталась его удержать. Только надеялась, что там, куда он решил уйти, сыну будет лучше, чем здесь. Не просто же так он всё-таки решил вернуться в этот Оранжевый мир.

Отец был того же мнения. С возрастом приходит и понимание, что своё "хочу" и "могу" они уже прошли. Так зачем они будут мешать сыну? Золотое правило: выкорми, выучи и выпусти.

- …с помощью моего хроноиндикатора, - вещал с экрана щуплый лысоватый парень лет тридцати, - можно с точностью до десяти метров установить зону перехода в другой пространственно-временной континуум. Я замерил напряжённость хронополя в районе Сокольников, в Мытищах, даже в Обнинске. Везде хроноиндикатор показал лишь пять процентов вероятности пробоя, видимо стандартный уровань. Но когда мы с коллегами выехали в район Бородинского поля, прибор показал двадцать семь процентов. Замер был произведён утром, а к вечеру напряжённость хронополя составила уже двадцать семь и четыре десятых. Это неопровержимо свидетельствует о том, что вероятность прорыва в этом месте неуклонно возрастает. Сейчас замеры продолжает мой ассистент.

- Скажите, - ведущая секунду помедлила, - Роман, вы собираетесь находиться на так называемом "пятне переноса" сами?

- Конечно, - с пафосом воскликнул изобретатель, - настоящий учёный может подвергать риску только себя, а не других. У меня заключён договор с телевидением, и я буду находиться там до конца.

Ведущая попрощалась, пошла заставка, и отец, щелчком пульта, переключил телевизор на другой канал. На экране замаячила очередная звездулька, старательно открывавшая рот под "фанеру". Мать вздохнула, подлила чай и они, обдумывая услышаное, в молчании продолжили прерванную трапезу. В наступившей тишине звонок телефона прозвучал оглушительно. Федя вздрогнул.

- Да, - ответила в трубку мать, - да, дома. Секунду. Федя, тебя. Какая-то незнакомая девушка, - понизила голос матушка.

- Алло. Фёдор, здравствуйте, - послышался из трубки голос помощницы Морозова, - узнаёте меня или представиться?

- Узнаю, - без особого энтузиазма отозвался он.

- Пора. Выезжайте утром.

…Чтобы не видеть тоскливые глаза матери, Федя неловко чмокнул её в щёку и, пожав руку отцу, выскочил из дома. С силой выдохнув, словно сбрасывая уныние, он решительно отправился к ипподрому, где на днях купил крепенькую пони по кличке Джина вместе с тележкой. Вот такая блажь ему в голову стукнула, вроде, как живой талисман об оставленном мире. В Оранжевом такого точно ни у кого нет. Правда, сначала хозяйка продавать лошадку не хотела, но он, глядя на грустно опустившего голову мини-скакуна, вдруг "упёрся" и, моментально вспомнив уроки мага, стал законным обладателем животины. Бывшая владелица настолько прониклась, что даже согласилась подержать у себя Джину "до востребования".

Тщательно обдумав своё возвращение, Чугунов уложил покупки, сделанные по списку данному магом, и, загрузив их в свой транспорт, неспешно ехал по дороге. Пони, бойко чапая подковами, тянула свою тележку, отмахиваясь хвостом от надоедливых мух. Смешно, но лошадка привязалась к нему за два дня пути, и даже, когда он отпускал её вечером пощипать травы, далеко не отходила. Потомственный горожанин, Федя, никогда не имевший дела с животными, постепенно проникался убеждением, что люди по сравнению с Джиной существа гораздо более глупые и злобные.

Добравшись до места переноса, Федя совсем не удивился, обнаружив там небольшое вавилонское столпотворение. Между разношёрстными группами, там и сям, бродили занудные личности с плакатами "Нет - военным экспериментам!". Федя, точно знавший, что Министерство Обороны причастно к переносу не более, чем к всемирному оледенению, только хмыкнул и покрутил головой. Понемногу он уже начал понимать рецепты политической кухни…


…Во время последнего выступления Морозова по телевизору отец, прихлёбывая кофе, разъяснил ему откуда растут ноги у всей этой авантюры.

- Понимаешь, - со злостью сказал он, затягиваясь сигаретой, - они сейчас просто поднимают шумиху. Будут сновать в зоне перемещения, громогласно уговаривая желающих помогать пикетировать "беспредел". А когда произойдёт переброс, тогда во всём обвинят всех подряд. Президента и Премьера - за то, что бездействовали, Министерство Обороны - за эксперименты. Ну и так далее. Выборы же через год.

- Это же полный бред! - возмутился Федя, - Кто им поверит?

Но отец только махнул рукой…


Сейчас, глядя на все эти политические штучки-дрючки, сын начинал верить его словам.

- Чугунов! Федя!

Он обернулся.

- О! Лиза! Привет! Ты тут какими судьбами? - с Лизой Селивановой они не виделись со школы. - Что, в политику ударилась?

Надо же, почти не изменилась. Пополнела немного, но это ей даже к лицу. Пропала мальчишеская угловатость и резкость, движения стали более плавными. От прежней Лизки осталась только продуманно-растрёпанная шевелюра и те же озорные глаза.

- Да ну! - она смешливо сморщила чуть вздёрнутый нос, - Я что, на голову больная? С паршивой овцы, хоть шерсти клок, вот и подрабатываю…

- И как платят? - поинтересовался Федя.

- Обещали двести баксов в месяц и бесплатный пансион.

- Вот же гниды, - выругался он, - и ты хороша! Да кто же тебе заплатит? Ты же там окажешься, а они здесь останутся! И никому платить не надо будет! Дунька ты, Лиза.

- Сам дурак. В наше время деньги на дороге не валяются. Слышь Федь, а где это там?

- В Оранжевом Мире, где же ещё? И не смотри на меня так. Я там недавно был.

Лиза, моментально став серьёзной, внимательно поглядела на него. Она задумчиво потёрла лоб и, отбросив задиристый тон, тихо спросила.

- Погоди, погоди. Так ты и есть тот самый парень?

- Ну да! Слушай, давай я тебе дам десяток империалов, и ты потихоньку свалишь, чтобы не подставляться.

- А это сколько в рублях?

- Это почти триста граммов золота. Сама пересчитай в рубли. Вот, возьми.

Он тихонько сунул ей мешочек с монетами. Положив его во внутренний карман, она чмокнула Фёдора в щёку и, беззаботно помахивая сорванной веткой, пошла в сторону шоссе. Ещё в школе Федя уважал эту девчонку именно за умение мгновенно соображать. Он даже влюблён в неё был в младших классах, но с появлением Светки больше никем не интересовался. А после девятого класса её родители куда-то переехали, и Лиза поменяла школу.

Проводив девушку глазами, Федя стал внимательно разглядывать безобразие, творившееся на месте ожидаемого пробоя. "Пятно" было заставлено самыми разномастными палатками и автомашинами. Прямо тебе курортное побережье в разгар сезона…

…Постоянные телетрансляции и интервью с обитателями вызывали нешуточный интерес, и "пятно" быстро стало культовым местом для стихийных и спланированных пикников. Особенно для "москвичей и гостей столицы". Кроме обычных туристов, на "пятне" постоянно обосновались те, кому надоела размеренная устаканенная рутина и те, кто пытался сбежать неведомо куда от собственных проблем. Пусть в глушь с отсутствием комфорта, лишь бы подальше! Вот только, искатели лучшей доли не желали понимать, что свои проблемы тащат в себе и бегут больше от себя. Эта мысль пришла Феде в голову, когда он наблюдал за своеобразным клубом "кому за сорок".

Невооружённым глазом видно, что эти люди, даже в условиях цивилизации, морально плохо приспособлены к жизни. А ведь там, куда они так рвутся в радужной надежде, есть звери пострашнее пьяного соседа или хамоватого техника ЖЭУ. Обеспеченные материально, они, в основном, одиноки - вот и кучкуются, чтобы полностью не увязнуть в кризисе среднего возраста.

"Эти, по крайней мере, решились оторваться от кресел и диванов, чтобы сделать попытку хоть что-то изменить" - сокрушённо покачав головой, Федя пошёл дальше.

- Эй, парень, а это не тебя по телику показывали?

Загорелый худой парень лет тридцати смотрел на него, радостно скаля белые зубы. Выцветшая штормовка и вязаная шапочка, сбитая на затылок, безошибочно выдавали любителя лесов, костров и гитары.

- Меня.

- Игорь, - протянул тот широкую ладонь, - пошли к нашему костру, пообщаемся.

- Пошли, только не долго, мне ещё обустроиться надо.

Оставив Джину пастись неподалёку, Федя подался к костерку пригласившего его парня. Как говорится, под игрока - с семака. Всё равно следовало как-то обзаводиться знакомствами, пусть даже на время. И он сидел у костра, отхлёбывая вкусно заваренный чай из эмалированной кружки и слушая радостный бред, который несла приютившая его компания. Таёжные дебри давно уже никого не спасали от сующихся повсюду бесцеремонных любителей дикой природы и ищущих поживы деловых людей. Потому, следовало убраться от таких изменений куда подальше.

- Ребята, - заикнулся было Федя, - да там цивилизация древнее нашей.

- Чего? - вылупился на него здоровяк Кирилл, терзавший струны старенькой, видавшей всякое гитары, - Ты же сам по телику говорил, что там мечи, рыцари и всякая средневековая хрень! Врал, что ли?

- Нет, это правда. Но …

- Ну и всё! - хлопнул его по плечу Игорь, - Это главное, а с остальным разберёмся, не парься.

- Наша компания, с чем хочешь, разберётся, - высокомерно глянула его подруга, красавица Инна, - мы даже по Катуни сплавлялись, а ты говоришь!

- Да ничего я не говорю, - пожал плечами Федя.

- Господа! - приблизился к костру очередной алилуйщик с плакатом, - Не идите на поводу у правящей партии…

- Пошёл в… - дружно рявкнули туристы, и тот мгновенно смылся, вспомнив печальный случай со своим коллегой, который, не далее как вчера, обзавёлся роскошным "бланшем".

- Достали, блин! - возмутился бородатый очкарик, имени которого Чугунов не запомнил, - Мороз пиарится, а мы страдай.

- А это кто? - поинтересовался Фёдор, глазами показывая на несколько поистёртых временем палаток, расположенных неподалёку. Там романтика и рядом не лежала. Мужики откровенно бухали. Вид у них был такой… скажем, потрёпанный.

- А, эти…, - глянув в ту сторону, махнул рукой Игорь, - это бичи.

- Бичи? Бомжи, что ли?

- Ты не путай, - наставительно пояснил Кирилл, - бомжи, суть теплотрасники, побирушки, помоечники. А бичи - это бродяги, вольные птицы, так сказать. Эти в подвалах ночевать не станут. И честно подработать всегда, пожалуйста, только недолго. Опять в дорогу потянет. Понимаешь?

- Ага, - кивнул Федя. Из объяснения он понял только, что "бичи" и "бомжи" - не одно и то же.

Через полчаса он уже искал сборный домик, в котором приготовили комнаты для него и для группы Панкратова. Его не слишком-то удивило, что строение располагалось как раз на месте бывшего костра, там где состоялся перенос. Это место решили, не заморачиваясь, считать центром будущего портала. Тем более, что и прибор Панкратова больше всего "зашкаливал" именно здесь.

Весь остальной мир располагался вокруг, уместившись в километровый радиус. Представители Можайской мэрии, выполняя приказ свыше, худо-бедно обустроили "поляну" так, чтобы соблюсти нормы современного сервиса в местах массового скопления народа. Всевозможные лоточники и ларёчники заботились о пропитании и досуге зевак и переселенцев.

Участие спонсоров-рекламодателей выразилось в установке биотуалетов. Правда, то ли обновляли их не слишком часто, то ли на такую толпу не рассчитывали, но запашок возле них витал почти постоянно. На краю "зоны переноса" сиротливо притулились два бывших вагончика, в которых располагались милицейский пост и медпункт. Рядом с ними, среди кустов черёмухи, парковались Уазик ППС и "Скорая помощь".

Неизвестно было, кто столь щедро доплатил за бытовое обеспечение, но "рука дающего" явно не оскудевала. Хотя, на принадлежность этой руки недвусмысленно указывали расставленные повсюду рекламные стенды с предвыборной агитацией партии Морозова. Освещение столь необычного явления вели семь телевизионных групп. При этом, о чём бы ни шёл репортаж, в кадре всегда "случайно" отсвечивали пресловутые агитки. Хотя, не совсем ясно было, кто стоял за Морозовым?

На второй день своего пребывания на "пятне" Федя, выгуливая Джину, вдруг наткнулся взглядом на знакомое лицо. Морель! Втиснуться в толпу, имея на поводу пони, было совершенно невозможно. Пока он оглядывался в поисках подходящего деревца, чтобы привязать Джину, Морель опять куда-то исчез.

…Рано утром, из Бородино в сторону пятна, обгоняемая проносившимися машинами, выехала повозка несколько необычного вида. Если бы её увидел кто-нибудь понимающий из Оранжевого мира, он был бы в истинном восхищении: ходовая не имела себе равных по прочности, потому что была изготовлена гномами. Тент и кресла сделаны эльфами, все деревянные части были изготовлены из дерева арчер. Прочность этого дерева превосходила всякое воображение - даже срезать ветку с него было нешуточной проблемой.

Впрочем, местные обитатели видели только транспортное средство, похожее на повозку первых переселенцев Америки. Разве что материал покрытия был немного странное, нечто вроде зеленовато-шероховатой шкуры. Кому в современном высокоразвитом мире придёт в голову, что это драконья шкура, простёганая волокнами того же дерева арчер? Такое покрытие не то что пулей, но даже гранатомётом не пробить.

На передке, в удобных мягких креслах, развалились двое: блондин и брюнет средних лет.

Если они в чём-то и походили друг на друга, так только движениями. В каждом жесте сквозила ленивая грация хищника, выдающая опытных бойцов. В остальном это были почти полные противоположности. Брюнет был смугл и сухощав, однако разворот широких плеч выдавал недюжинную силу. Блондин был крупнее, хотя, на первый взгляд, в нём не было ни унции лишнего веса. С его лица почти не сходила улыбка, брюнет же, наоборот, смотрел на мир серьёзно и устало. Хотя лучики у глаз неопровержимо свидетельствовали о том, что этот человек не чужд шутке.

Свернув с асфальта, они неспешно покатили по мягкой грунтовке, минуя берёзовые колки и затянутые шиповником неудобья. Когда коляска въехала на поле, брюнет слез и, взяв лошадей под уздцы, повёл в сторону палаточного городка. Неожиданно брюнет весело глянул на спутника.

- Добро пожаловать дружище Леру! Заметь, в первый раз едем путешествовать туристами.

- Причём, совершенно безответственными, брателла Старк!

Добравшись до выделенного им места, новоприбывшие начали обустраиваться: распрягать лошадей, доставать из повозки палатки и остальные вещи, необходимые для удобства в походной жизни.

- Здравствуйте. Прошу Вас предъявить документы.

Брюнет обернулся. Рядом стоял коренастый старший лейтенант милиции лет тридцати пяти.

- А что случилось? - брюнет спокойно повернулся к офицеру.

- Старший лейтенант Иволгин, командир сводной группы, - представился тот, - обычная проверка.

- Хорошо. Леру, принеси документы!

Блондин принёс два паспорта граждан Ватикана.

- Старк, - негромко прочёл тот, - странный паспорт, никогда не встречал. Ватикан?!

- Да, я гражданин Ватикана, - подтвердил Старк.

- Я тоже, - отозвался блондин, - мала-мала Леру, гражданин государства Ватикан, однако.

Старлей сдвинул на затылок фуражку. Странные обороты речи француза его откровенно его озадачили. Однако, увидев в глазах Леру искорки смеха, тоже улыбнулся. Старк только хмыкнул. К лингвистическим изыскам друга он привык давно и воспринимал их как должное.

- Вы русские, что ли? Но, почему тогда?…

- Я русский, Алексей, - ответил Старк, беря протянутый паспорт, - а Леру француз. Мы оба граждане Ватикана, отставники одного из католических орденов.

- Здесь много иностранцев, но с Ватикана вы первые, - усмехнулся старлей, - вон, неподалёку,японцы. Есть ещё французы, немцы и американцы.

- Эти-то, что тут забыли?

- А, каждый своё, - скривился Алексей, - Поляна переполнена любопытными всяких мастей. Ладно, всего доброго.

Коротко козырнув, он отправился дальше.

Недалеко располагались члены "клуба за сорок", собиравшиеся навсегда перебраться в Оранжевый мир. Два представителя подошли поближе, с любопытством разглядывая повозку. Черноволосый иностранец первым протянул руку.

- Здравствуйте. Я Старк, а это мой товарищ, Леру. К вечеру, как только обустроимся, милости прошу в гости, поболтаем.

- Юра.

- Виктор.

Знакомство состоялось. Леру устанавливал палатки, а Старк начал снимать дёрн, готовя место под костёр. Через некоторое время палатки были натянуты, а яма выкопана. К этому времени из соседнего фермерского хозяйства прибыла телега с дровами. Деревенские мужики, быстро разгрузили её и, получив наличные, уехали. Трое парней, под руководством шустрого дедка, на скрипевшей колёсами подводе подвезли внушительное бревно, спиленное наполовину, и три крестовины. Старк и Леру вкопали крестовины в землю, рядом с будущим кострищем и положили бревно на них, спиленной частью вверх. Получилась удобная низкая лавка. С другой стороны ямы, они установили снятые с повозки кресла. Оказалось, что сиденья ещё и вертеться могут.

- Ну, вы и сибариты! - восхитился, подойдя, Виктор, - с комфортом обустраиваетесь!

- Почему бы и нет, когда есть возможность. Всегда хочется побольше удобств, - пояснил Старк.

- Он такой, паря, и гробы уже заказал, - встрял Леру, - Три на четыре метра! Для полного комфорта: хочешь - так ляжешь, надоест - на другой бок перевалишься!

Все дружно захохотали.

- А зачем вам повозка? - спросил Юрий.

- В Оранжевом мире нет бензина, а транспорт всегда нужен, - пояснил Леру, - так что лучше заранее побеспокоиться. А то там хорошие качественные повозки дорого будут стоить. Небось, ни углепластика, ни кондишена нет!

- Резины на колёса, тоже нет, - добавил Старк, - а амортизаторы на вес золота.

Простота и разумность решения удивили Юрия, он как-то прежде не задумывался о "недостатках" Оранжевого мира, хотя его группа многое предусмотрела и запасла. Действительно, зачем рассчитывать на закупку "там", того, что можно заказать или купить "здесь"?


…Пофыркивающие лошади и кони тихо паслись на небольшом лужке возле крохотной, заросшей ивняком, речушки. Их теперь прибавилось. Подходивший к ним знакомиться Юрий и некоторые из добровольных переселенцев, прислушавшись к совету Старка, прочесали ближайшие деревушки на предмет покупки гужевого транспорта. Вернулись обратно довольные, восседая на тряских телегах, запряжённых разномастными лошадьми. Повозки, которые, с подачи Леру, сразу нагрузили, пока не востребованным скарбом и запасами, притулились за палатками своих хозяев, уткнув оглобли в дернину.

Вечер наступил, костёр потихоньку горел в своей яме, а над ним висел казан, в котором варился кофе. Общение завязывается в легче, если в руках чашка чая или кофе. Правда, не все его пьют на ночь глядя. Был ещё один аспект, о котором Старк, прошедший в армии учебку осназа ГРУ, хорошо знал. Информация, полученная человеком в процессе еды или питья, идёт прямиком в подсознание и добротно закрепляется там.

Не то, чтобы он вынашивал какие-то коварные планы, нет. Под таким соусом людям легче было обьяснить насколько опасен тот мир, куда они собрались. За несколько дней костёр Старка стал чем-то вроде клуба. Бичи, после визита Леру, скоро перебрались в палатки, купленные на деньги блондинистого доброхота. По его же совету, они запасались старыми рессорами и большим количеством чая и кофе.

Вот и сейчас на бревне-завалинке уже восседало несколько любопытных бездельников, кто-то пристроился прямо на земле. Сам Старк развернул своё кресло боком к костру и вытянул длинные ноги.

- А почему вы в пальто и сапогах? - спросила Катя, симпатичная женщина из клуба "за сорок", кокетливо отгоняя веточкой зудевших над головой комаров, - тепло же, а у костра так, вообще, жарко.

Сама она была в короткой юбке, босоножках и футболке.

- Эти пальто и сапоги греют только в холод, - пояснил Леру, - а в жару они охлаждают. Драконья шкура, однако!

Дружный смех дал понять, что шутку оценили. Все уже привыкли, что весёлый француз любит вставлять в речь словечки из чукотских анекдотов. Впрочем, не только из чукотских.

Хотя пальто и сапоги и в самом деле были из драконьей шкуры. И они, действительно, грели в холод и охлаждали в жару. Но какой смысл пытаться доказывать это обывателям двадцать первого века? Кто с такими штуками в жизни не сталкивался, ни за что в это не поверит.

- Не верят нам, паря, - усмехнулся Леру.

- Их право, - отреагировал Старк, - пусть верят в свою синтетику. Но если нас перенесёт прямо сейчас в зиму, да в степь, да в ночь, да в буран…

- Тогда вы с нами поделитесь, - перебила его Людмила из того же клуба.

- Э, нет, фигушки, - ухмыльнулся Старк, - там каждый сам за себя.

- И за своих любовниц, - добавил Леру.

- А где ваши любовницы? - играя глазами, поинтересовалась Катя.

- Пока в Оранжевом мире, мы ещё с ними не познакомились. А у жён мы отпросились на несколько лет.

- Дядя, ты дурак? - встряла местная вредина Светка, спешившая по молодости и щенячьей глупости, показать всем и каждому свою крутость, раскованность и самостоятельность, - зачем тебе любовница из средневековья? Наших, что ли, мало?

- Да, дурак. У меня и справка есть, - Старк полез во внутренний карман, - а зачем мне наша? Я там себе найду тихую и мирную, без выпендрёжа. Мечта, а не подруга, любой мужчина подтвердит!

Старк достал из кармана … пачку сигарет и одну из них прикурил от веточки из костра. Тут же руку к Старковой пачке протянул Аркаша, местный штатный "стрелок".

- Дай тоже.

- Свои иметь надо.

Народ аж застыл от такого беспардонного отказа.

- Тебе что, сигарету жалко? - занудил Аркаша, в расчёте на сочувствие окружающих.

- На минуточку, извините, - оскалил белые зубы француз, блистая чистейшим одесско-еврейским прононсом, - у нас с местной администрацией договор: она не гонит отсюда любителей стрельнуть, а мы не снабжаем их сигаретами.

Мужики заржали - попрошайка, похоже, достал всех. Аркаша, видя, что на сочувствие народа рассчитывать не приходится, гордо удалился в темноту на поиски более покладистой жертвы.

- Какие-то вы неправильные дядьки, - презрительно фыркнув, заметила Светка, - и любовницы вам нужны мирные, покладистые "синие чулки".

Она гордо обвела взглядом мужскую половину, ожидая, что те её поддержат.

- Ну, что молчите? - возмутилась девушка, дёрнув плечиком, - или вам тоже нужны послушные тихони, которые со всем соглашаются?

К великому Светкиному изумлению, мужская составляющая выразительно, хотя и молча, поддержала Старка. А женская, из тех, "кому за сорок", благоразумно помалкивала.

- Да вы что, совсем идиоты? Только секс нужен? А поговорить, пообщаться?

Красноречивые улыбки осветили все мужские физиономии. Невооружённым глазом было видно, что "поговорить с ненаглядной" для них не было жизненным приоритетом.

- Говорящая женщина теряет половину привлекательности, - резюмировал Юра.

Вечер продолжался в том же, ни к чему не обязывающем трёпе, пока Старк не уполз в свою палатку. Через некоторое время к себе ушёл и Леру, а минут через двадцать разошлись и "осиротевшие" посетители…


Глава четвёртая.


Что ищем мы в краю далёком?

..Утро залило ярким солнцем всю поляну. Вынырнув из палатки, Старк уже собрался заняться утренней гимнастикой, но бросил взгляд на друга. Тот, растянувшись на "выпаде вправо", застыл в изумлении. Проследив за его взглядом, Старк увидел мужчину средних лет, с академической бородкой, в милицейском камуфляже, с ранцем за спиной. Больше всего он смахивал на сапёра, готового взорваться на минном поле ради спасения мира. От ранца к браслету на его левом запястье вёл экранированный провод. Чудик медленно ходил по поляне, зажав в кулаках …"усы" биоэнергетической рамки.

- Что, паря, нечистую силу, однако, вычисляешь? - с простодушным видом съехидничал Леру.

- Я, между прочим, председатель Можайского Общества Суггестологов, - напыжился тот, уловив-таки иронию, - государственные руководители проявляют преступное равнодушие к этой весьма опасной затее. Приходится подключаться нам, и, заметьте, без поддержки со стороны властей. Вы можете себе представить, что будет, когда в беззащитный Оранжевый Мир вторгнется эта алчная агрессивная толпа?!

Леру улыбнулся, а Старк заржал, даже не подумав о соблюдении приличий. Уж кто-кто, а они-то представляли. И ещё как: дай Бог, если хотя бы половина этой "алчной, агрессивной толпы" уцелеет в первые дни. Но это будет не так просто. Уж очень опасен "беззащитный мир" для тех, кто считает себя пупом цивилизации и искренне верит во всякие там свободы и права человека. Мир, в котором отвечают за базар, рубят руки за воровство и сжигают на кострах за призывы к демократии. Мир, где оценивают по делам, а рапортуют по исполнении, а не досрочно. Мир, где суд редок, а самосуд - норма жизни, где трудно найти "доброго дядю, который осознает, заступится или войдёт в положение"…

Старк, глядя на упоённо вещающего председателя, тихонько хмыкнул, но промолчал: толку-то дурака учить? Как говорится: "Если факты противоречат теории, тем хуже для фактов". Леру, как более молодой, не удержался.

- Простите, а почему вы называете Оранжевый Мир беззащитным?

- Ваша наивность поражает, - всплеснул руками суггестолог, - разве вы не знаете, что там всего лишь средневековье? А если кто-то из этих ненормальных порох туда протащит? Вы последствия представляете? - он страшно округлил глаза.

- Да порох ещё в Столетней войне использовался, - вырвалось у Старка, - Тем более, что в Оранжевом мире его давно уже не из чего делать.

- Не знаю, откуда у вас такие сведения…, - набычился "защитник миров".

- Так Фёдор Чугунов рассказал, по ТВ, - снаивничал Леру.

Старк махнул рукой и занялся утренней гимнастикой. Тратить время на недоученного умника ему совсем не хотелось…

…На другого умника он наткнулся позже, когда посетил лагерь реконструкторов и любителей старины. Тот настойчиво требовал проверки аутентичности холодного оружия и доспехов.

- Ваши сорта стали ещё не изобретены в Оранжевом мире, - вещал он, - это нарушит баланс развития местной цивилизации .

"Дядя, ты дурак?" - вспомнилось Старку вчерашнее Светкино выражение, - "Умеют же молодые выразить главную суть в двух словах".

Реконструкторы оказались достаточно практичными людьми. Они обзавелись и повозками и машинами, даже крытый ГАЗ-66 имелся в наличии. Рядом с ними приткнулись всего лишь две палатки клуба любителей экстрима. Грамотный экстремал не будет эскапировать там , где нет развитого медицинского сервиса и хоть каких-нибудь зрителей…

…Вернувшись "из разведки", Старк и Леру начали делиться добытыми сведениями.

- Молодец этот Панкратов, - тихо сказал Леру, - ведь вся аппаратура на соплях, собрана безграмотно, но работает. Он, такое впечатление, случайно собрал контур Альвареса. Может в Ватикан стукнем, чтобы притормозили парня? Или чтобы "под колпак" взяли…. При надлежащем контроле далеко пойдёт.

- Ни в коем случае! - отозвался Старк, - Иначе понаприсылают хренопотамов, да и нас припашут для комплекта. А оно нам надо? Мы, если помнишь, давно в отставке, почётные, блин, пенсионеры! Кроме того, не забудь, что после переноса Роман так и так окажется со своей аппаратурой у оранжиков. А, стало быть, ничьи умы больше не смутит. Скажи лучше, что это за толкучка возле пикетчиков? Колбасу дают, что ли?

Француз хмыкнул.

- Там, один кидала шустрит. Тотализатор организовал, однако! Мал-мал, на ставках денежки собирает с населения.

- Какой ещё, на фиг, тотализатор? - не понял Старк.

Леру фыркнул.

- Гадают - будет перенос или нет…

Пикетчики, организованные "Справедливой Русью" в небольшое поселение, жили относительно комфортно. Палатки по одной на два человека, доставка горячей еды трижды в день. День-деньской они ошивались везде, где ни попадя. И ладно бы только шлялись, отрабатывая обещанные деньги. Так ведь лезли к другим с поучениями.

- Говорят, что им крутые деньжищи пообещали, если будут держаться до конца, - добавил Леру, - некоторые даже с детьми приехали, для количества.

- Придурки, - вынес диагноз Старк, - и как можно верить в будущие деньги, когда их всех унесёт в Оранж?

- Формально всё выглядит логично, вот люди и верят, что переноса в итоге не будет. И других пытаются в этом убедить, - сказал Леру.

Да уж, воистину, хочешь поверить сам - убеди сначала других!

…Вечерком подтянулись "на огонёк" новые знакомые из "сороковников". Юра, видимо бывший за старшего, сразу спросил: "А вы какое оружие туда с собой берёте?"

Старк, не удивившись вопросу, подошёл к повозке, засунул руку внутрь и вытащил свой боевой посох.

- И, помимо этого, арбалеты, луки, мечи, - пояснил он, - в общем, много чего. А, главное, мозги, сила и боевые навыки.

- А это что? - засмеялся Виктор, - Дубина?

- Это боевой посох.

- Можно посмотреть? - явно заинтересовавшись, Юрий протянул руку.

- Только аккуратнее, не урони, - посоветовал Леру.

- А что, разобьётся?

Тяжёлый посох, выскользнув из руки, моментально опрокинулся на Юру, ударил по голове и упал землю.

- Ни хрена себе! - Юра зашипел от боли, схватившись за ушибленное место. Потом попытался поднять посох с земли уже двумя руками. С натугой подняв один конец, он, кряхтя, повернулся к Старку.

- Да сколько же он весит?

- Всего восемьдесят четыре килограмма, - с усмешкой прокомментировал Леру.

Зрители, привлечённые новым зрелищем, засмеялись, приняв слова француза за шутку. Ну, зачем спрашивается, нормальному человеку такая оглобля?

- Чего ржёте? - спросил Старк, забирая посох у Юры, - это же палка-воевалка, а не тросточка. Он и должен иметь такой вес, чтобы удар был смертельным.

- Ага, а если рыцарь в настоящих латах? Тоже прошибёт? - съязвила Светка.

- Там, внутри бронедоспеха, кирдык рыцарю придёт, - засмеялся Леру, - непутёвая голова прямо в грудную клетку провалится.

- Как же такой тяжестью махать-то? - простодушно удивился Витя, - он же неподъёмный.

Старк, чтобы не углубляться в дискуссию, просто взял посох в руку, и "неподъёмное" оружие, с басовитым гудением рассекая воздух, замелькало в его руках.

- Тренироваться надо, - усмехнулся Леру.

Он не стал вдаваться в подробности - сколько пота из него самого выгнал Старк, когда взял к себе в отряд.

- Это специальная система, паря, - лаконично пояснил француз.

- Что за система? - заинтересовался стоящий тут же Володя, сержант милиции, - Какой-то специальный кач?

- Мы давно качаемся, - ответил Старк, засовывая посох обратно в повозку, - специальная система плюс разные отвары. В основном, шлаковыводящие.

- А в общих чертах как это выглядит? - не отставал милиционер.

Леру оценивающе смерил его взглядом.

- Отожмись от земли пять раз.

- Делов-то, - усмехнулся тот, опускаясь в положение "упор лёжа".

- Только соблюдай режим времени: тридцать секунд вниз и тридцать секунд вверх, - с улыбкой добавил Старк.

Видно было, что мент с натугой выполняет условие, в первую очередь из-за непривычного ритма, а во вторую очередь…

- Да уж, системка у вас, - тяжело отдуваясь, резюмировал, поднимаясь, Володя, - я за пару минут лёгкостью отжимаюсь раз пятьдесят, а тут… Такое впечатление, что первый раз в жизни это упражнение делаю.

- И, заметь, отягощений никаких не нужно, - добавил Старк, - дай Бог, со своим весом справиться. А теперь попробуй в таком же темпе подтягиваться и приседать. Не станешь лениться, будешь такой посох крутить, как тросточку.

- А в чём разница, - заинтересовался Юра.

- В принципе всё просто, - начал обьяснения Леру, - по стандартной системе человек развивает толчок. Упал - оттолкнулся. А по нашей методике раскачивается жим, то есть внутримышечная сила. Не столько развиваются мускулы, сколько плотность мышечной массы.

Гул мотора заставил всех повернуть головы. Армейский "Урал" с гражданскими номерами затормозил метрах в десяти от них. Со стороны пассажирского сиденья из кабины выпрыгнул пожилой мужик в армейском "комке".

- Здорово, колонисты! - бодро гаркнул он.

- Привет, - нестройно отозвались присутствующие.

- Старк внимательно вглядывался в приехавшего, словно что-то припоминая. Водитель "Урала" тоже выбрался из машины.

- Володин Виктор Иванович, - протягивая руку, представился новенький, - майор в отставке, ныне фермер. Надумал вот в новый мир податься. Как думаете, не обманут. Ну, я-то мужик битый. Раз по телику говорят, что никакого переноса не будет, значит жди стопроцентного попадалова!

Он захохотал, закинув голову назад. Потом повернулся к водителю.

- Игорь, ну, что там?

- Нормально, Иваныч, - отозвался тот, - сейчас.

- Не помешаю честной компании? - опять повернулся он к Старку.

Старк покачал головой. Разговор продолжался. Водитель "Урала", неторопливо подойдя, прислонился к повозке и внимательно слушал всё, что говорил Чугунов, тоже влившийся в компанию "любителей вечернего кофе". Старк бросил на водилу мимолётный взгляд и отвернулся.

- … в нашем мире зоргхов уже нет, а в Оранжевом Мире они ещё сохранились. От интеллекта, конечно, осталось немного, но тварь очень умная и хитрая. К тому же, в их телах есть орган с инфразвуковым излучением. Большинство людей не переносят этого излучения, теряют над собой контроль и разбегаются в панике.

Старк отошёл и , присев рядом с водителем, закурил.

- Привет, Драга, - тихо сказал он.

С Игорем Драгуновым они вместе были в учебке ГРУ, потом в Анголе воевали в одной разведгруппе.

- Привет, Старк, - так же негромко отозвался тот, - смотрю, ты уцелел. Я уж не спрашиваю - как.

- Правильно делаешь, - усмехнулся Старк, - если расскажу - не поверишь. А это, вижу, Серёгин, небось генерал уже. Я сначала подумал, что просто похож. Ну, а раз ты с ним….

- Володин, - с нажимом в голосе сказал Драга, - отставной майор, фермер.

- Ясно, - кивнул отставник, - вы-то там какого хрена забыли?

Игорь молча поглядел на небо. Не имело смысла спрашивать его, и так всё ясно, как день. Если идёт операция под прикрытием, посторонние об этом знать не должны.

- … опаснее всего, - продолжал рассказ Федя, - применять против зоргха огнебой, тогда много охотников погибнет, да и самого зоргха покрошит. Бронеплитки, которыми он покрыт, имеют свойство детонировать из-за высокого внутреннего напряжения. Их разорвёт на мелкие острые осколки, которые выкосят всё на сотню метров вокруг.

- И много там таких зверюшек? - спросил Драга у Старка.

- Хватает, - кивнул тот, - ладно, я не собираюсь ничего спрашивать, всё и так ясно. Подскажи генералу, чтобы заказал своим людям броню с титановым покрытием: и прочность и, если что, выгодный товар на обмен. И подсуетитесь насчёт патронов с разрывными пулями, всё больше шансов уцелеть..

- Знаю, - кивнул Драга, - наши аналитики уже всё просчитали. Поможешь, если что?

Старк молча кивнул и поднялся.

- Володя, - окликнул он сержанта, - пошли, перетрём. Вас начальство предупредило, что есть риск оказаться в Оранжевом мире?

- Н-нет, - с некоторой запинкой ответил тот, - рассказали, конечно, про этого Чугунова, но сказали, что всё это "утка".

- Понятно, - процедил Старк, - ваших тут сколько?

- Из отдела пятеро со мной и четверо омоновцев.

- Вы бы попросили, чтоб начальство прислало одиноких. Тех, от кого родные и близкие не зависят. Наверняка в милиции есть любители приключений, которым морально нет проблем оказаться в параллельном мире. Возврата обратно не будет, так что придётся жить там.

Володя впервые задумался о том, что перенос может оказаться реальным.

- Я поговорю со старлеем, тем более, что хорошо бы запастись на всякий случай. Всем, что может там понадобиться.

- Обязательно боеприпасы, желательно золотые и серебряные деньги, предметы первой необходимости. Пока по специальности устроитесь нужно на что-то жить, - конкретизировал Старк, - ну и товаров на обмен или продажу: зажигалки, механические часы, ещё какие-нибудь диковины для жителей того мира.

- Ладно, понял, пойду перетру об этом. Спасибо за совет…

… Когда количество людей на "пятне переноса" достигло двух тысяч, Можайская мэрия сочла это явным перебором. Массовое скопление народа уже выливалось в участившиеся случаи краж, драк и угонов транспорта. Такое безобразие нужно было пресекать в корне. Сначала при помощи омоновцев и личного состава местного отдела милиции с "пятна" вывезли всех детей до 16 лет. Даже несмотря на то, что подростки дружно утверждали, что они давно не дети. Оставили лишь тех, кто был с родителями. Попутно, с целью установления личности, с территории были выдворены все "личности" с криминальными наклонностями. Благо, в небольшом городке все они были наперечёт. Представители местной администрации обошли оставшихся, и с каждого была взята подписка о том, что все опасные последствия нахождения на данной территории они берут на себя. Те, кто не решился нести ответственность за своё потенциальное легкомыслие, собрали вещи и добровольно эвакуировались. В конце концов, можно было и дома, перед телевизором, с попкорном, чипсами и пивом, поучаствовать в событии века.

Вокруг зоны переноса выставили милицейские посты и всех несовершеннолетних заворачивали обратно, а взрослых пропускали только после подписания документа "о принятии ответственности". Активисты "Справедливой Руси" возмутились творящимся беспределом и нарушением прав человека, но ничего не смогли поделать. Силовые структуры всегда правы! По определению.

Самым заметным событием за последний месяц было появление известного олигарха из первой сотни Форбса Семёна Шеллера. Кавалькада из вместительного грузовика "Перлини" и трёх джипов обустроилась недалеко от медпункта. Сам олигарх оказался человеком одиноким и достаточно добродушным. Медиамагнат был разведён, богат, не имел наследников и был, несмотря на это, жизнью не удовлетворён. Мечта, которую можно тупо купить, перестаёт ею быть. Машины, квартиры, личная яхта почему-то не радовали. Даже купленный в Германии замок надоел уже через две недели. Теперь он решил перебраться туда, где все его капиталы ничего не значат, вместе с десятком охранников и друзей.

…Как-то, возле мангала с шашлыками, Старк встретил семью с маленькой дочкой. Сам он мечтал о такой, но у них с женой рождались только мальчики .

- Здравствуйте. Меня зовут Старк.

- Я Лариса, - сразу проявилась хозяйка ячейки общества, - мой муж Володя, дочка Вика.

- А вы тоже переселенцы? - поинтересовался отставник.

- Нет, мы сочувствующие "Справедливой Руси" и будем стоять до конца, - уверенный тон Ларисы не оставлял сомнений в её правоте, - Мы не допустим засилья военных и проведения жестокого эксперимента над людьми!

Старк даже опешил от такой логики.

- Извините, но какая вам разница в чём причина: военный эксперимент, природное явление или божья воля? - попытался он вразумить женщину, - Ведь вас перенесёт в другой мир. Неужели не жаль отправлять в чужеземье такую славную девочку?

- Вам этого не понять!

- Ну, вы хотя бы "соломки подстелили". Прикупите всяких нужных всячин.

Маленькая Вика захихикала над косноязычным дяденькой. Смех её походил на колокольчик. Старка теперь можно было намазывать на хлеб, настолько мягким он становился от мелодичного смеха.

- Прошу вас, Лариса, забирайте семью домой, в Москву. Ну, зачем рисковать?

- Нет, нет и нет! - воскликнула Лариса, - здесь наши друзья и наша судьба.

Трудно спорить или что-то доказывать тем, кто так упёрт в заблуждениях и, если бы не Вика, Старк просто заткнулся бы.

- Хорошо, последняя просьба. Когда произойдёт перенос, постарайтесь до вечера покинуть пятно и добраться до так называемой Дороги Древних. Там лесная нечисть вас не тронет. Просто запомните это, на всякий случай, пожалуйста.

- А если переноса не будет? - загадочно улыбнулась Лариса.

- Тогда вволю посмеетёсь надо мной, бестолковым. Вместе с Викой-котёнком…

"На их заблуждения опаснее покушаться, чем на кошелёк, - грустно подумал Старк, - девочку жалко - умненькая, послушная".

…Леру, которому приглянулись бичи, помог им обзавестись повозками и лошадьми. За свой счёт подкинул им кое-какие припасы и денег на закупку чая и кофе. Почему бродяги решили организовать для оранжиков именно чайно-кофейный сервис объяснений не требовалось. Француз им всё популярно разъяснил про тамошние приоритеты. Впитывая крохи информации, "романтики дорог" прочёсывали заросшие бурьяном машинные дворы бывших колхозов-совхозов и волокли старые рессоры от разных грузовиков, чтобы выгодно перепродать в мире, где вся металлургия на уровне частной кузни.

- И на кой они тебе сдались? - поинтересовался Старк.

- Я таким же был, когда ты меня подобрал. Ты дал шанс мне, а я даю им.

На этот довод у Старка возражений не нашлось.

- Делай как знаешь, - пожал он плечами.

А их соседи из лагеря "кому за сорок" наконец-то набрали заветный мешок разменной мелочи - медных монет советской чеканки. Всё-таки, согласно Чугунову, в обыденных забегаловках "мира иного" еда стоит дёшево, несколько медяков за обед или ужин. В таких местах лучше не сверкать золотом или серебром.

Трансляция Бородинской Помпеи велась уже на многие страны, цифры на "хроноиндикаторе Панкратова" приближались к заветным восьмидесяти процентам. "Оранж-эмигранты" в спешке докупали зубную пасту, сигареты, тампаксы и прочие мелочи, которые в том мире совсем даже не мелочи.

Коварный Леру запустил слух: "Кто не затарился - тот лох!" В итоге закупочная лихорадка охватила даже идейных пикетчиков-справедливцев и они насели на своих опекунов. Они требовали обеспечить их запасами для выживания и рассчитаться за время, проведённое на "пятне". Причём, расчёт они потребовали выдать десятирублёвыми монетами, а не бумажными бумажками. "Корзинки выживания", включающие в себя предметы первой необходимости для личного пользования и обмена с "аборигенами", расчитывались и согласовывались специально созданной группой. Споры и разногласия велись, как положено, изо дня в день. Каждую мелочь следовало учесть, чтобы соблюсти интересы не только всех, но и каждого. Если бы Государственная Дума столь тщательно пережёвывала каждый законопроект!…

А вместо "металлической" зарплаты они получили "железные" обещания, что монеты заказаны в банке и будут доставлены со дня на день.

Старк, лениво прогуливаясь в бурлящем людском водовороте, размышлял о своём, пока не наткнулся на Шеллера. Стоп! Семён тоже замер, вглядываясь в лицо Старка так, словно видел перед собой привидение. Тяжело сглотнул комок в горле.

- Ты же погиб. Я лично милицейский рапорт читал!

- Расслабься дружище, живой как видишь. А ты что тут делаешь?

- То же самое, что и все остальные. Надоело всё до зубовного скрежета! Достало так, что ничему уже не рад. Плюнул и решил, хоть к чёрту на кулички отсюда податься. Тем более, оказия с переходом этим подвернулась.

- Тогда ни с кем не заморачивайся первое время. Помогу определиться и снабжу информацией о том мире. Игорь с тобой?

- Нет, они с Ритой никуда не хотят перебираться. А вот их сын, Герка Санжар, со мной, помощником.

Вступительный протокол был соблюден и бывшие друзья обнялись. Обоим было что вспомнить…

…Когда-то , в начале Перестройки, когда Старк уже вышел в отставку и решил пожить "нормальной жизнью", оба начинали с нуля и познакомились через заказ. Старк разрабатывал игры нового типа, а Шеллер создал по месту работы полиграфический кооператив. Он изготовил для Старка игровые поля "Космической Одиссеи" , размером 90х60, с припрессовкой. Вот эта припрессовка и оказалась некачественной и местами вздулась. Разборка проходила на первом этаже хрущёвской пятиэтажки, где, при тусклом свете, оба гипотетических олигарха будущего выясняли отношения. Они, соблюдая дресскод, были в джинсах и кроссовках, в футболках и кожаных куртках. Старк достаточно спокойно объяснил суть претензии, а Семён сделал мудрый шаг - не стал крутить, а пообещал переделать весь тираж в 50 тысяч экземпляров за свой счёт. Именно такое отношение к делу и дало ему возможность создавать, а не воровать и выцыганивать. Впоследствии, через несколько лет, Старк бросил свой бизнес, перешедший в аналитический сервис, и уехал обратно в Ватикан. А Шеллер создал медиа-империю, хотя теперь, получается, тоже бросил свой бизнес…

Полчаса спустя, взревев моторами, Шеллеровская стоянка перебазировалась поближе к палаткам Старка и Леру…


…Напряжённое ожидание постепенно усиливалось по мере ежеутренних сообщений об увеличении процента нестабильности. В одной из комнат домика для учёных были размещены два компьютера, оператор-доброволец, микрофон и даже тревожная кнопка. Формально, при достижении цифры "75", должна была сработать сирена, но, на всякий случай, сигнал можно было продублировать вручную. Поэтому оператор, играя на втором компе в Сферу Судьбы, поглядывал время от времени на базовый. Сами учёные занимались усовершенствованием аппаратуры, правда дублирующего варианта устройства. Не хватало ещё, после новой переделки, остаться совсем без действующей аппаратуры.

Лагерь реконструкторов, имевших самый широкий представительский состав, от слесаря и дачника до зам.министра МЧС, постоянно посещался разнообразными визитёрами. Политики, рекламодатели, даже популярные модельеры ходили вокруг да около них. В один из дней, на свою голову, к ним заехал "на недельку" писатель-фантаст Блинков, из Питера. Знаток истории, креативщик, ответработник - он был ещё и прекрасным кулинаром. И по-человечески хотел проводить своих друзей "в последний путь". А вот составить им компанию он не мог - дома ждали жена и дети. Да и менять ничего не хотелось, по большому счёту, вроде бы всё было устаканено.

Один из реконструкторов, вице-чемпион Европы по сабле, быстро наладил контакт с группой японцев. Мало того, что всё истинно японское грело ему душу, так ещё и по-японски он шпрехал лучше, чем по-татарски. Одного недавно прибывшего япошку, который оказался настоящим потомственным самураем, он опустил ниже городской канализации, раз за разом побеждая в спарринге на катанах.

Житейская мудрость проста, как ситцевые трусы: мало иметь оружие, нужно ещё и уметь им пользоваться.


Ажиотаж переноса, поддержанный мировым сообществом, приносил не только политические баллы политикам, но и реальные деньги. Производство флажков, маек, бейсболок и прочей мишуры на темы Оранжевого мира достигло пика, причём по всему миру. Рэпмены с удовольствием пели о том, как плохо жилось неграм на плантациях и как хорошо быть жителем параллельного мира. Знаменитая лондонская букмекерская контора принимала ставки по двенадцати позициям, включая попытку угадать "день хомяка". Слэнг - вещь непредсказуемая и будущие сеттлеры, за свои нескончаемые попытки увеличить запасы, получили соответствующее название.

Неожиданную известность получил сайт некоего Егорова, где были описаны и Оранжевый мир, и Можайская Нестабильность и примерная схема развития ситуации. Кто-то случайно наткнулся на него и моментально оповестил через интернет всех, кого мог: статьи и наброски Переноса были вывешены ещё три года назад! Самого блоггера найти пока не удалось - он бомжевал где-то в многомиллионном Лос-Анджелесе.

…День "икс" начался с того, что "Справедливая Русь" учинила на поляне митинг. Активисты соорудили трибуну, установили микрофоны с динамиками. А через час подъехала делегация из самой Думы, чтобы осудить происки Министерства Обороны и попутно набрать предвыборные очки. На пятно прибыла "пара влияния": Ходынский - самый демократичный демократ и лидер фракции "Справедливость" и Вадим Захаров -"дитя перестройки" и олигарх в одном флаконе. Пообщавшись с народом и дождавшись телевизионщиков, "главный демократ" взобрался к микрофонам.

- Господа! Мы все свои усилия направляем на создание правового государства! И мы не позволим….

Никто не задумывается над тем, что, когда биополя сотни людей входят в единую фазу под влиянием какого-нибудь "камертона", увеличивается амплитуда и создаётся резонанс. И суммарная мощь биоэнергии может дать толчок необратимым процессам в какой-нибудь зоне нестабильности. Совпадение случайностей дало неожиданный эффект.

- В чём дело?! Почему отключили аппаратуру?!

Возмущённый голос партайгеноссе утонул в едином выдохе. Воздух в радиусе несколько сот метров как бы сгустился, по периметру заплясала переливающаяся "плёнка". Создалось такое впечатление, как будто все оказались в прозрачном мыльном пузыре.

Начался Перенос…

Леру, собирайся, а я пока запрягу лошадей. Бичи, шустро грузите своё барахло и запрягайте скакунов. Эй, народ, толковище закончилось, переход начался! отдавал команды Старк.

А почему без предупреждения? Ведь всего семьдесят четыре процента на хроноиндикаторе было! послышались возмущённые голоса "друзей по несчастью".

Да какая теперь разница? У вас ещё есть минут пятнадцать-двадцать, чтобы привести себя в "боевую готовность".

"Перенос, с котором так долго боролись демократы, свершился!" Только, вместо Ильича, на трибуне Ходынский, и решимости в нём куда как поменьше. Впрочем, и народу сейчас не до того. Все оглядываются в полном ошеломлении, или бегают, сами не зная куда и зачем. А вокруг вместо привычно раскинувшегося простора с родными для глаза берёзами их обступали стволы соснового леса. Даже воздух здесь имел совершенно другой запах свежести и нагретой солнцем сосновой смолы.

Старк, не обращая внимания на вопли мечущихся в панике людей, спокойно запрягал лошадок. Отважные первопроходцы, потеряв голову, метались, как чижики при появлении кошки. Некоторые, впрочем, наоборот, не двигались с места. Страх иные ноги пригвождает к земле, иным же придаёт крылья. А по границе "пятна", бросая на толпу цветные блики, плясала радужная вакханалия.

Какой-то байкер, не выдержав нервного напряжения, рванул прочь на форсаже. Мощный мотоцикл, взревев движком, врезался в ещё плывущую радужную стену. Незадачливый гонщик, взлетев вверх, тяжело грохнулся на землю, обеспечив подскочивших медиков работой.

Ой-бой, кудай-май!

Ларёчник Талхат, прикрыв голову руками, орал что-то по-казахски, пытаясь втиснуться под прилавок. Но пространство было занято полосатым чувалом, под завязку набитым упаковками растворимого кофе и пачками чая. Тяжёлый и плотный, мешок мешал хозяину прошмыгнуть в самый тёмный уголок. Рядом, вцепившись в замершего в ступоре старлея Алексея, противно визжала Светка.

Только Федя Чугунов сосредоточенно, хотя и подрагивающими руками, впрягал свою подружку-пони в повозку. Сказать, что он был хладнокровен, было бы неправдой. Сам момент перехода, как и пляшущие вокруг огни святого Эльма, его уже не волновал. Но общая атмосфера смятения редкого оставит равнодушным. Общая паника, конечно, коснулась и его. Опять увидев в толпе лицо Мореля, Федя, что называется, "загрузился". Зачем архимаг отправил за ним соглядатая? Значит Стефан не был с ним до конца откровенен? Он не мог понять смысла такой таинственности, и это вызывало какой-то внутренний дискомфорт.

Впрочем, и на "пятне", как и везде, были люди, соображающие быстрее других.

Федя, куда идти? Игорь тряхнул его за плечо. Инна, вцепившись в друга, смотрела на Федю расширенными от страха глазами.

Слышь, давай звони своему архимагу, пусть назад отправляет! бодигард олигарха, случайно задержавшегося на "пятне", был свято уверен что сила может решить любую проблему.

Плотный телохранитель, легко отодвинув Игоря и Инну, пропустил к Феде подоспевшего Вадима Захарова. Олигарх приехал на "пятно" вместе с лидером "Справедливой Руси", он и в мыслях не держал куда-то перемещаться, полагая всё это полным бредом. Теперь, поняв что оказался в чужом мире всего лишь с несколькими кредитками в кармане, он мгновенно сообразил, что нужно срочно искать какой-то выход. В противном случае…. Ему даже думать не хотелось - чем может ему грозить этот самый случай.

Фёдор, мне нужно срочно связаться с твоим архимагом. Будешь переводчиком, башляю, нет проблем.

Ученик архимага пребывал в лёгком обалдении. Ещё вчера многие смотрели на него с сомнением, и даже пытались изобличить во лжи. Свалившаяся нежданно-негаданно популярность наполняла его гордостью.

Дело в том, сказал он стоящим рядом переселенцам, что отсюда можно выйти только пешком. Дорога Древних к северу от нас.

Вадим Сергеевич, подбежал к Захарову его референт, я с ментами договорился.

Молодец, отозвался тот, и кивнул одному из телохранителей на Федю, останешься с ним, потом проводишь.

Тот кивнул.

А ты, - указал он второму, - пригласи-ка в вагончик лидеров групп и тех, кто имеет авторитете среди местных.

Затем, вальяжно удалился в сопровождении референта и двух охранников.


Паника обычно сопровождается не только охами и вздохами, но и руганью. Из домика учёных были слышны вопли Панкратова. Оказывается оператор, заигравшись, не задумался о том, что цифра "74" слишком долго не менялась. И лишь прибежавший изобретатель выяснил, что комп с цифрами банально завис! Впрочем, из-за всплеска биоэнергии, всё равно невозможно было что-нибудь предпринять и предупредить случайных посетителей.

У американцев, расположившихся неподалеку, тоже было всё не слава богу. Возле большегрузного "Мака", размахивая руками, орали друг на друга трое водителей. То ли прибыли из арабских стран, куда влезли по привычке соваться везде непрошенными, то ли спутали Оранжевый мир с Песчаным, но одеты они были в песочный камуфляж. На каждом шагу посылая друг друга в задницу, они спорили о том, куда нужно ехать. Стоявшие рядом два "Хаммера" были упакованы учёными и их помощниками.

- Джефф, - возмущался один из шофёров, - ты знаешь, куда и как ехать, когда вокруг лес, фак его?!

Пока не знаю, отрицательно покачав головой, отозвался тот.

Езжай за русскими, Эйб, твою мать, - крикнул третий, - они везде выход найдут, даже там, где его нет!

Проклятые русские дороги, мать их! ударил кулаком по капоту "Хаммера" Джеффри.

То, что здешние места к России никаким боком не относятся, его, видимо, не смущало. Японцы, собравшись в кружок неподалёку, тоже что-то тихо лопотали по-своему и с интересом поглядывали на обоз, стихийно сбивающийся рядом с реконструкторами. Лидер любителей побренчать древним оружием подошёл к месту, где уже собралось несколько повозок. Живший до армии в деревне, молодой мужчина мысленно оскалился. Колонисты, в основной своей массе горожане, запрягли лошадей так, что можно было умереть со смеху. Один вообще привёл коня в поводу, а двое его товарищей катили за ним телегу, ухватившись за оглобли.

Эй, мужики, крикнул один из них, как эту животину к телеге присобачить?

За хвост не пробовал? немедленно отозвался кто-то под общий смех.

Это ж кобыла, она с хвоста не подпускает кого не попадя, встрял невзрачный с виду бич, подмигнув хозяину, давай мы тебе хомут приладим.

Переселенцы, под руководством реконструктора, проверяли упряжь и перепрягали своих сивок-бурок. Немного нервничая, как-никак, а мир тут всё же другой, они деловито увязывали и укладывали на телеги остатки своего, ещё не упакованного имущества, и ждали только сигнала трогаться.

С юга, меж стволов, проглядывала местная река и "викинги новгородского разлива", прибывшие накануне, ломая кусты потащили туда свой прицеп с ладьёй. Река была и полноводной и широкой, не менее километра до другого берега и текла на восток.

- Эй, братцы, - спросил один, - река-то течёт на восток, а Аргент, по Чугуновской карте, находится на западе. Против течения идти придётся. Не хотелось бы вёслами махать.

- Не ной, пойдём на двигателе до города, потом определимся.

- А если речная нечисть пристанет?

Ответом был дружный смех. Изумрудники всех мастей, одинаково и с улыбками реагировали на слово "нечисть". Наверное, потому что представить её толком не могли даже со слов Феди Чугунова. По крайней мере, новгородцы понимали, что даже в такой большой реке гигантские кальмары не водятся, а для русалок и водяных у них была заготовлена видео и фотоаппаратура.

Им повезло, что днём речная нечисть ныкается по омутам и ямам и малоактивна. А от Аргента на запад, на реку было наложено мощное очищающее заклинание, которое поддерживали все архимаги зоны. Естественно, за соответствующую ежегодную плату. Судно, конечно, было сотворено из всяких суперматериалов, но, отдавая дань старине, покрашено под дерево. Загрузившись, бравые речкоманы первыми двинулись в сторону местного очага цивилизации.

Отставники и бичи были готовы к движению в "светлое будущее" и Старк повёл их в сторону панкратовского домика. Федя уже запряг пони и догрузил повозку и теперь не знал, как отвязаться от бодигарда? Подошедший Старк спокойно позвал Чугунова:

- Поехали, братка, пора.

- Никуда он не поедет, - ответил телохранитель, босс сказал, что он здесь нужен.

- Уймись, чудо! - Старк не любил лишних задержек, - и отойди, пожалуйста.

Затем подошёл к пони, взял её под уздцы и стал выводить на дорогу. Федя пошёл за ним. Бодигард сначала не врубился в такую наглость, но потом шагнул вперёд и рукой, похожей на совковую лопату, сгрёб Старка за плечо. Точнее, он попытался это сделать. Потому что Старк развернулся за мгновение до контакта и ткнул здоровяка под ребро. Икнув, тот мешком свалился на землю.

Дабы не вводить во искушение претендентов на Федьку, они быстро определили его мохнатенькую пони и таратайку в середину, воткнув между своей повозкой и командой бичей пусть только сунутся. Но, похоже, на сегодня запас неожиданностей не закончился. Молодая дрвушка, вынырнув из-за повозок, уцепила Чугунова за рукав.

- Федь, возьми с собой, ладно? - она умоляюще глядела ему в глаза.

- Лиза? Как ты здесь-то оказалась, ведь ушла же? - Он ошарашено уставился на девушку.

- Так я тогда рюкзак свой забыла. Вот, сегодня вернулась за ним, а тут такое! - Лиза откровенно лукавила, забравшись на передок Фединой повозки. Она продала золото, отдала деньги родителям, а сама вернулась, чтобы заработать на демократии. И все эти дни старалась не попадаться Феде на глаза.

Старк оглянулся на хохочущего Леру и они потопали к лесу. Пусть выясняют отношения сами, быстрее столкуются. По большому счёту, должна ведь и у Федьки в этом мире быть своя личная жизнь…

А в последнюю минуту , к нему, вся в слезах, подбежала Лариса, держа за руку Вику.

- Старк, возьмите с собой Вику, пожалуйста. Мы не можем бросить друзей и машину.

- Когда стемнеет, вас тут сожрут. Бросайте их к чёртовой матери, в этом мире каждый сам за себя.

Лариса вытерла слёзы.

- Я только об одном прошу - возьмите с собой девочку.

На маленькой Вике был аккуратный рюкзачок, джинсовый костюмчик и кроссовки. Старк молча подхватил ребёнка, посадил на своё кресло , рядом с Леру, и повёл лошадей к деревьям.

За этими перипетиями, не вмешиваясь, но с интересом, наблюдали немцы. Их стоянка была почти впритык и они, не дёргаясь, сидели в своих машинах и терпеливо ожидали, когда русские, наконец, расшевелятся и начнут действовать.

Через некоторое время примчался референт и едва не споткнулся о лежащего на земле бодигарда.

Дима? Ты что?!

Осторожнее с этим Старком, прохрипел тот, перевернулся на бок, и его вырвало желчью.

Быстрый, сволочь, тяжело дыша, выдавливал он, и бьёт, как конь копытом.

Помощь нужна?

Встану, не впервой.

- Где Чугунов?

- Увели, суки!…

…Дороги Древних Оранжевого Мира были понастроены по всей планете десятки тысяч лет назад. И тьмой веков скрыто имена тех, кто их строил. Широкие и ровные, они совершенно не разрушались от времени, а нечисть на них мгновенно разлагалась в труху. На крайний случай, до заката можно туда пешком добраться и переночевать прямо на дороге. Никакие жуткие создания не тронут! А волков или других обычных местных хищников можно просто пострелять. Вот, только, придётся на поляне всё неподъёмное добро бросить, а кто же на это пойдёт? Вдруг дворники на машинах снимут? Хрен какие гномы новые сделают! В общем, деловой народ, обсудив ситуацию, решил пробиваться на запад. Благо, что вездесущие туристы уже разведали два направления. Лес в сторону севера был гуще и через него мог бы пробраться лишь гужевой транспорт или, в крайнем случае горбатые "Запорожцы". Эти можно было, согласно инструкции, "…положить в карман, пройти пешком до нужного места и снова использовать, как средство передвижения…" А не как роскошь какую-то!

Зато на запад лес был редким и тянулся лишь до неширокой речки. Вдоль неё можно было спилить часть опушки, чтобы при движении не свалиться с речного обрыва метра два-три высотой и достигнуть Дороги Древних.

Неформальным лидером автодвижения неожиданно стал Шеллер. Он сначала принял участие в солидной дискуссии о выборе варианта прорыва, а потом, взяв бензопилу, кликнул своих и пошёл к ближайшему мешающему дереву. Дискуссионеры, которым помешало визжание пилы олигарха, резко прекратили болтовню и потянулись к новоиспечённому дровосеку. А кое-кто сбегал и за своими визжалками, решив поддержать трудовой порыв.

- У кого пилы есть ещё? крикнул Юра-"сороковник".

Поднялось десятка полтора рук.

- Ножовки не в счёт, - уточнил он.

Половина рук опустилось. Да и бензопилы, к сожалению, оказались не у всех. Тем более, что ножовками много не спилишь, а лобзиками и вовсе грустно. Есть кое у кого двуручные пилы, но деревьев-то, подлежащих уничтожению, гораздо больше.

Может быть, иностранцев потрясём? - подал голос кто-то из группы.

Сразу несколько человек, владеющих языками, разбежались по иноземцам. А тем временем к Шеллеру присоединились ещё две "Дружбы" и новенькая "Ямаха", которые радостно вгрызлись в реликтовую древесину. Их, выбирая стволы потоньше, сопровождала группа поддержки из трёх "двуручек". Следом, сменяя друг друга, орудовали колонисты поздоровее. Хорошо, что сразу сообразили срезать деревья под самый корень, ближе к земле. По таким срезам можно было ехать.

Японцы, американцы, французы и немцы сначала решили проложить свой путь. Но потом, плюнув на независимость, подключились к строительству единой просеки и слились в трудовом экстазе с русскими, сопровождая свой тяжёлый труд русским же матом, причём почти без акцента. Лучшими по качеству оказались тевтоны: один из них пилил, а остальные отволакивали деревья к краю создаваемой просеки. Укладывали ровненько, по линии, в традициях чисто немецкого педантизма.

Оранжевый автобан строят, - прикололся один из бездельных экстремалов .

Примерно через час просека достигла речки и направление движения сместилось на север. Заодно сменились и уставшие лесорубы.

- Далеко ещё? - к Шеллеру подошёл Юра с двуручкой на плече, - может привал на часок устроить? Люди выдохлись.

Осталось немного. Пробьёмся до Дороги Древних. А по ней через мост и, прямой наводкой, в Аргент! - Шеллер, за месяц с лишним, изучил всё что можно, об Оранжевом мире, выдаивая из Чугунова даже крохи информации.

Юра посмотрел на солнце, прикидывая - успеют ли они до темноты? В момент переноса здесь было раннее утро, сейчас же светило двигалось к зениту. Так, что, если не засиживаться, действительно можно успеть всё…


Глава пятая.


Мир, где нас не ждали…

…Захаров, меж тем, собрал небольшое совещание в милицейском домике. Врачи и сотрудники милиции были приглашены в первую очередь. Активисты "Справедливой Руси", попытавшиеся принять участие в обсуждении, были безжалостно оттеснены охраной.

В чём дело? нахмурился Ходынский, я депутат Государственной Думы!

И что? лениво поинтересовался один из бодигардов.

Вы обязаны меня пропустить!

Ваши депутатские полномочия не распространяются на параллельный мир, бесстрастно парировал цербер. Но в глазах его, можно было поклясться, мелькнула насмешка. Депутат в изумлении уставился на охранника внешность которого оказалось столь обманчива.

Ходынский, получив полный отлуп, всё ещё находился в лёгком шоке от слишком быстрой перемены власти. Но, надо отдать должное политику, он оперативно разобрался в приоритетах. К сожалению, его подчинённые без надзора "ока государева" предавались самому пошлому пьянству, болтая о "подлости военных бурбонов". Подойдя к палатке инициативной группы "справедливцев" он поманил помощника.

- Сейчас разберёмся, кто есть кто, бубнил депутат сам себе, за мной народ, а ваши деньги остались в другом мире.

"Правая рука" поспешно подбежал, стараясь дышать "в себя".

Виктор, поморщился "партайгеноссе", вы что, охренели? Нашли время водку жрать!

Да мы так, замялся помощник, чисто перенос вспрыснули.

Так, бери своих активистов и вперёд. Следует обойти всех и составить списки имущества, имеющегося в наличии у переселенцев. Заодно, выясните кто лучше других ориентируется в ситуации. И приведите ко мне Чугунова.

Бедолага, он ещё не знал, что Федю уже умыкнули и уводят куда подальше. Инициативники, в основном девушки, вооружившись ручками и блокнотами, разошлись "в народ". А прочие, уверенные в том, что "добрый дядя решит все вопросы", продолжили самое ответственное мероприятие торжественное обмывание Переноса. Положенный обед всё равно не подвезли, поэтому пришлось на скорую руку готовить шашлыки. И распечатывать запасённые алкотравчатые напитки. Ну, как же, эпохальное событие, без пол-литры и не разберёшься. С горячительным недостатка не ощущалось, ибо каждый счёл необходимым прихватить с собой энное количество живительной влаги. В общем, всё как всегда. Тут нужно валить стремительным жанатурмысом, пока живые и при памяти, а партийный актив изволят водочку кушать!…


…Запыхавшийся референт ввалился в милицейский вагончик. Не так просто пошустрому мотаться, когда расстояние от ментуры до "учёных" порядка 400 метров. Да и обратно примерно столько же.

Увели Чугунова, пропыхтел он, вырубили Диму и увели Федю в лес, на север.

Захаров аж подпрыгнул от такой новости:

Как это увели? Он что, телёнок, чтобы его уводить?

Он не телёнок, а баран, дыхание референта успокаивалось, а с этим возвращалась логика, вы бы наверняка его озолотили за помощь!

Довольная улыбка босса показала, что прогиб был засчитан. Захаров забрал оставшихся четверых телохранителей и на своём внедорожнике поехал к лесу.

Можете пока перерыв устроить, милостиво разрешил референт присутствующим.

Телевизионщики сразу заспорили о выборе жизненного пути: оставаться с Захаровым или присоединиться к отьезжающим. Пять групп из семи выбрали эмиграцию, решив что аборигены тоже заслуживают их внимания. Микроавтобусы покатили туда, где пробивалась просека, но очень скоро уткнулись в хвост очереди из автомашин. Кроме переселенцев и учёных, там стояли автомашины тех демократов поддержки, кто предал забвению добрую традицию обмывания важных событий. Образовалась первая "оранжевая" пробка. Вселенская ругань класса "куда прёшь, козёл" сопровождалась разборками, умело прерываемыми подоспевшими ментами. Пока, в силу инерции мышления, их ещё слушали.

Члены бригады "Скорой помощи" тоже разделились во мнениях:

Александр, вы останетесь здесь, диктовал условия Аркадий Борисович, шестидесятилетний врач, а мы с Наташей присоединимся к отъезжающим.

Знаете что, возмутился шофёр, я не хочу оставаться. Вы уже просили меня об этом и я, как идиот, послушался. Теперь жена и дочери в Можайске, а я здесь!

Саша, пойми же, убеждала медсестра, ты ведь не просто водитель, но ещё и врач по образованию. Видишь, сколько людей остаётся им может понадобиться помощь.

Вот именно, поднажал Аркадий Борисович, мы все давали клятву Гиппократа и получили ответственность перед людьми на всю жизнь. Раз уж перенос действительно произошёл, кто-то должен помочь людям здесь. Да и байкер пока без сознания.

Последний довод смутил Алекса и он сдался, убедив себя, что "это в последний раз". Самое трудное в нашей жизни уметь отказать другим и настоять на своём.

Сам Аркадий Борисович ни за что не признался бы, даже себе, что жена давно уже надоела, став холодной пожилой матроной. Дети не только выросли, но и сами обзавелись детьми и жили отдельной жизнью. Единственное, что грело душу, так это ласковая и добрая Наташа. Деликатная медсестра всё понимала и, время от времени, шла навстречу его редким, в силу возраста, прихотям. Поэтому и старался степенный врач отодвинуть подальше более молодого самца, к которому, в сложившихся условиях, могла упорхнуть его голубка. Было ещё одно желание, понятное, но тщательно скрываемое встретиться с архимагом Стефаном и предложить ему свои знания и услуги. Ничего не будет удивительного, если архимаг отблагодарит достаточно простыми, при его уровне могущества, вещами: омоложением и долголетием…

…Переселенцы-гужевики, углядев уползающий в лес хвост мини-колонны Старка, быстро-быстро погнали вслед. Всем ясно, что если кто-то куда-то уверенно двигается, значит знает верное направление. Сам Старк, передоверив Леру гужевое руководство, прибавил шаг, чтобы определиться с проходом через лес. Взяв с собой топор, он достаточно быстро добрался до Дороги Древних. Прикинув путь, по которому могут пройти повозки и телеги, он в нескольких местах вырубил мешающие кустарники и вернулся назад. Как раз, чтобы разглядеть упавших на хвост колонистов. Деться от них было некуда и, положив топор обратно в повозку, он взял свой посох, изображая из себя эдакого Сусанина, шагающего впереди.

При пересечении одной из полян группа Захарова, бросившая свой транспорт на опушке, догнала "беженцев". Двое бодигардов преградили путь Старку, а ещё двое, вместе с Захаровым, подошли к Фединой повозке.

Разворачивай оглобли, строго сказал олигарх, тебе же сказали, чтобы ждал меня.

Пока он говорил, подошёл Леру и, не говоря ни слова, двумя безжалостными ударами отправил в нокаут обоих "телков". Полюбовавшись секунду на дело рук своих, он ласково взглянул на оторопевшего Захарова.

Сам заткнёшься и свалишь, или мал-мал подсобить?

Двое других громил рванули мимо Старка, на ходу выдирая пистолеты из наплечных кобур. Они не успели даже пожалеть о своей ошибке пятипудовый посох тупо смёл обоих торопыг, повергнув их, уже бесчувственных, на опавшую хвою. Свидетели инциндента даже не успели повозмущаться или посочуствовать всё произошло слишком быстро. Только один из бичей выразил общее мнение:

- Ни хера себе!

И прибавил уже лично от себя:

- А я, блин, всё никак не мог въехать зачем вам такая бешенная сила и такие тяжёлые дубины? Да, небось пятью килограммами никого на ходу не снесёшь? Да ещё и беззвучно. Ай, Леру, красавец! Два удара - два трупа, чистая победа!

Ты ещё скажи, что единственный бюллетень это смерть! прикололся Старк, обыскивая тела на предмет запасных магазинов для пистолетов, лежащих рядом с павшими.

- Парни, - обратился Леру к бичам, вы бы это барахло с дороги убрали. Ведь проехать мешают.

Бичи с радостью ухватили тяжёлые тела и отволокли подальше, заодно дошмонав то, что отставники не взяли. Сам Захаров оставался в ступоре, поняв что начали работать какие-то иные законы - всевластье денег и членство в списке Форбса в этом мире пустой звук. Мимо него шли лошади, тянущие примитивный крестьянский транспорт. А всё, что вчера ещё было цивилизованными буднями, вдруг расползлось под давлением действительности. Здесь и сейчас!!!

Через полчаса передовая повозка выкатилась на тракт Древних и, проехав метров сто остановилась. Старк, перетерев с бичами, взял с собой шестерых и пошёл вперёд. Дорогой давно никто не пользовался и на ней лежало много ненужного мусора, мешавшего нормальному передвижению. Сам Старк оттаскивал к обочине упавшие стволы, а бичи расчищали Дорогу от крупных засохших ветвей и от мелких, но острых веток. Других посторонних предметов не наблюдалось. Очищалась лишь правая половина дороги, а Леру вёл за ними уже целый караван. Караван! Скрипят колёсами повозки, фыркают под всадниками кони, безлошадные топают на своих двоих с горбами рюкзаков. Это когда все кучкуются в кашу - вроде немного, а когда вытянулись цепочкой, получился довольно впечатляющий хвост.

Вот и верь после этого, что Иван Сусанин целый полк в болота завёл, и они выбраться не смогли. Кавалерийский полк это пятьсот всадников с заводными лошадьми и обоз в придачу. А по лесу можно идти максимум в колонну по два. Длиной в три километра! След - как от астероида!!! Старк откровенно посмеивался над собой, анализируя в уме происходящее. Вот же заразы, никто не обгоняет! И не от излишнего к нему уважения. Рупь за сто ждут, когда очищу путь, а потом рванут на опережение. Ну ничего, доедем до деревни, а дальше каждый сам по себе - коллегиальность кончилась!…

…Активистки, бегающие повсюду с заданием описать запасы, постоянно натыкались на непонимание "сложности создавшейся ситуации". Ну как можно не согласиться с временным принципом: "Заберём у упакованных и разделим между всеми поровну!" Запасливые посылали девушек куда подальше, даже обратно в Изумрудный мир. Одна из интенданток вообще выслушала целую отповедь.

- Мне по барабану твои доводы, - обьяснял Володин, - то, что у вас "женщины и дети", меня не волнует. У детей есть родители, которые их притащили в опаснейшее место. У женщин есть свои мужчины, которые обязаны были о них позаботиться.

- А как же независимые одинокие женщины? - пыталась логично возразить активистка, - вы о них подумали?

- И даже не собираюсь! Они имели полное право наблюдать перенос по телевизору, попутно вышивая крестиком. Никто их сюда палкой не загонял.

- Но они же современные женщины, самостоятельные и гораздо выше вашего "киндер, кирхен, кюхен".

- Если эти женщины самостоятельны, - вмешался Драга, - значит сами могут о себе позаботиться.

Девушка повернулась и ушла, возмущённая тупым непониманием и передёргиванием фактов. Ведь все просто обязаны помогать сирым и убогим! Правда, если бы действительно самостоятельные, активные, сильные духом женщины узнали, что кто-то от их имени собирает подаяния, то порвали бы активисток на куски. Такие женщины не нуждаются в жалости и патронаже!

Да и вообще, что за дурная привычка говорить за того, кто сам вполне мог бы высказаться?

А Володин, увидев что просека практически проложена, отдал приказ двигаться. Их "Урал", в сопровождении "Газелей", шёл сразу за Шеллер-группой и "сороковниками". Иноземцев же, чисто по-советски, отложили на потом, после основных групп, но перед автомобилями демократов. Тяжёлые грузовики попёрли к речке, а потом вдоль неё вверх, к Дороге. А там сразу налево, через мост, мимо длинной колонны повозочников.

"Большой Мак", дождавшись своей очереди, запыхтел и двинулся, но метров за двадцать до речки остановился. Никто не подумал, что седельный тягач с сорокафутовым прицепом просто не впишется в угол, соединяющий две просеки. Пришлось америкосам вылезать из машин с бензопилами и спиливать тот самый "неправильный угол". Как ни странно, но их оперативно поддержали японцы. Может, им надо было побыстрее выбраться на оперативный простор и достигнуть Курил Оранжевого мира раньше русских? Если, конечно, в этом мире есть Курилы. Или Япония! Да и наличие "русских" тоже было под вопросом.

Володя с Ларисой выбрались на Дорогу Древних одними из последних, зато по-культурному, уступая очередь всем кому ни попадя. Правда, на самой Дороге их "жигуль" заглох, и его пришлось оттолкать на обочину. Благо, друзей по партии хватало…

Ходынский, выслушав вернувшихся активисток осознал, что старые методы не годятся и принял другое решение - бросить всех к едреней фене и уехать в Аргент, чтобы обустроить свою личную судьбу. Он вызвал старлея и затребовал одного омоновца в качестве личной охраны для "поездки к местным властям". Омончик был выделен и снабжён дополнительными магазинами к автомату. Вместе с Ходынским и помощником он погрузился в "Гранд Чероки" и водитель Бывшего Депутата Государственной Думы нажал на газ.

Оба шашлычника, Левон и Саркис, уже распродали мясо на шашлыки, собрали свою полевую шашлычню и тоже свалили, опасаясь, что кто-нибудь по пьяной лавочке отберёт у них кучу денег. Последние часы торговля шла по нарастающей и количество бумажных рублей впечатляло. До братьев ещё не дошёл тот факт, что эти бумажки уже не имеют никакой смысловой нагрузки - сверхприбыли застили мозги. Хотя, с другой стороны, они спасли свои жизни, только ещё не знали об этом.

Бравая сотня обмывальщиков всё более входила в раж. Ещё десятка три-четыре пикетчиков дружно и громко проклинали всех "козлов вселенной", сливших бензин из их машин. Когда это было сделано никто не знал, но проблема оставалась…

…Караван гужевиков и пешеходов уже пересёк мост и достиг Чёрного замка, когда мимо стали проноситься первые грузовики.

Глотайте пыль, лузеры, - донеслось из одной из кабин.

А нам пыль нового Отечества приятней шоколада, - отпарировал Леру.

А через час они добрались до деревни Мерль, домов на сто пятьдесят, и устало остановились на центральной площади. Местный староста Леон, вызванный из дома по случаю прибытия такого количества "изумрудников", раздумывал недолго. Для ночёвки он мог предложить только постоялые дворы и пустующие дома. Узнав, что часть переселенцев желает остаться здесь жить, он предложил занять эти дома с условием их выкупа. Переводчиком при нём выступал Леру. Однако деревня, как видно, не произвела на колонистов должного впечатления. Караван начал стремительно распадаться на мелкие составляющие. Большая часть переселенцев подалась по Древней Дороге дальше взяла своё привычка к цивилизации.

"О близости к природе хорошо рассуждать, сидя в кресле перед телевизором", насмешливо подумал Старк, провожая глазами колонну, уходящую в сторону Аргента.

Федя, как наиболее знакомый с местной географией, на прощание пояснил переселенцам, что это самое восточное поселение Империи. Но именно сюда-то Старку и Леру нужно было добраться. Пара обычных постоялых дворов и один каменно-кирпичный находились в центре деревни. К нему-то и подкатили друзья на своей повозке. Шеллер с людьми были уже там. Бичей и Федю отставники отправили в следующую деревеньку, где поспокойнее, чем здесь.

- Пусть там выспятся, а наутро отправишь их в Аргент, напутствовал Фёдора Старк, вот деньги, наймёшь им какого-нибудь мага, чтобы основным здешним языкам обучил. А дальше пусть сами крутятся, не маленькие.

- Хорошо, кивнул Федя, держа за плечи Лизу.

"Вот уж кто умеет в любом мире приспосабливаться, так это женщины, подумалось Старку, хоть гарем, хоть вигвам, лишь бы мужик рядом был нормальный".

Береги красавицу, посоветовал Леру.

Сберегу, уверенно ответил Федя, подсаживая Лизу в тележку. Бичам было выдано на разживу по два золотых империала…

…Хозяин самой лучшей местной гостиницы, мэтр Алеф, гном по национальности, предлагал своим постояльцам неплохой, по здешним меркам, ассортимент услуг. Глянув намётанным глазом на повозку новоприбывших, он загнул бешенную цену: два серебряных империала за ночь проживания, ещё один - за трёхразовое питание. Причём, вино и прочие выкрутасы за отдельную цену. Выбирать не приходилось, гостиница была настоящим осколком былого величия. В номерах даже имелись ванны и отдельные туалеты! Рядом стоящая котельная обеспечивал постояльцев горячей водой, но только в отведённое время. Нечему удивляться, раньше, до того как закрылись перевалы, здесь проходил магистральный торговый путь. Да и на традиционную Аргентскую ярмарку съезжались торговцы со всей Оранжевой ойкумены. Хозяин ностальгически вздохнул о прошедшем, но цены, тем не менее, сбавлять не стал.

Отставники оплатили два номера на месяц вперёд, а потом по достоинству оценили предложенный гномом ужин, за которым удалось заодно решить вопрос пребывания маленькой Вики.

- Мэтр Алеф, нет ли у вас на примете хозяюшки, которая согласится бы взять к себе нашу девочку на время? Кормить, ухаживать и не обижать! Оплатим пять золотых Империалов за месяц вперёд, - без обиняков поинтересовался Леру, уписывая вкусно приготовленное жаркое.

Гном размышлял недолго.

- Через дорогу живёт фрау Марта, у неё трое детей и пять комнат. Муж бывший латник, ныне бондарем на хлеб зарабатывает. Им деньги не помешают, а о достоинствах фрау будете судить по плюшкам. Она каждый день для меня их печёт, - степенно ответил хозяин.

Старк поднялся со своего места и ушёл в свой номер. Через полминуты он нарисовался обратно.

- Плюшки можно есть только с чаем! гордо заявил он, у вас есть специальное заваривательное оборудование?

У гнома отпала челюсть. Чай был очень дорог, а тут он увидел его, упакованным в жестяную коробку с изображением слоников, которая и сама по себе стоила немало.

- Сколько возьмёте с меня за чашечку?- сглатывая слюну, пробормотал он севшим голосом.

Видно было, что он большой любитель качественного чая, но долго его не видел.

- Расчёт простой, - пояснил Старк, - ваши плюшки, наш чай.

- Господа, я готов Вам заплатить, только разрешите мне пригласить моего брата Сильмара. Он здесь и кузнец и механик. И обидится на меня лет на двадцать, если узнает что без него пили настоящий чай.

- Зовите брата и не думайте об оплате, - Леру в момент сообразил, что такой человек всегда будет не лишним в кругу близких знакомых. Тем более, здесь.

Через некоторое время подошла вызванная гномом, фрау Марта. Поворковав над прелестным ребёнком и подарив девчушке забавную игрушку, делать которые была мастерица, фрау моментально подружилась с Викой. Забавно, но говоря на разных языках они отлично понимали друг друга. Глядя, как обе лапушки смеются, Старк понял, что этой женщине оставить девочку, к которой он успел уже привязаться, было не страшно. Он предупредил фрау Марту, что завтра-послезавтра могут подъехать её родители, выдал обещанные деньги и чинно попрощался с Викой.

Время от времени, в гостиницу заходили и другие "изумрудники", из тех, кто подумав, всё-таки ушёл с поляны и подался вслед за ушедшим караваном поселенцев. Теперь они искали себе пристанище, пытаясь говорить на всех знакомых им языках Изумрудного Мира с Алефом, возмущались ценами и просили Старка с Леру "потесниться на одну ночку". Получив отказ, обижались на то, что "это не по-братски" и топали себе дальше

Серьёзные колонисты, никому не заморачивая головы, проехали Мерль сразу, чтобы побыстрее добраться в Аргент.

А вот партийные деятели, ушедшие в загул по поводу рухнувшего братства с представителями Запада, так и застряли на пятне. Вместе с большинством своих сподвижников, всё ещё тупо надеющихся получить обещанное вознаграждение. А с ними и представители СМИ, падкие на халяву…

Скоро подошёл гном Сильмар, эдакий "работяга, не лезущий никуда за словом".

- Ну что оглобли, покажите-ка ваш чай! Небось, последние штаны за него заложили в Изумрудном?

Видно было, что этот парень жить не может без наездов, только не на тех напал.

- Ой-ой-ой, - развыступался Леру, - да мы на всё готовы, лишь бы недомеркам-оранжикам угодить!

Весёлая компания, по выражению Старка, очень быстро на славу "спилась чаем" и даже "съелась булочками". Благо, что плюшки фрау Марты, действительно оказались выше всех похвал. От щедрот своих, Старк пригласил за стол и двух молодых латников, Марка и Луциуса. Как выяснилось в застольной беседе, эти двое были местными проводниками на охоту за зоргхами. Таким образом, три заваренных чайника сразу принесли друзьям несколько полезных знакомств.


…Несмотря на то, что завтрак был ранним, столовая зала заполнилась больше, чем наполовину. Шеллер со сподвижниками, Старк и Леру, региональный бомонд, постепенно сьезжавшийся на традиционную охоту на местных динозавров. Ещё вокруг одного стола пристроилась дюжина бесхозных изумрудников. Они хихикали, переговаривались и, фактически, ждали у моря погоды - никто не собирался кормить их за бесплатно. Подошедший Алеф, вычислив девушку, знающую язык германов, обьяснил что расценки существуют не для красоты, а для исполнения. Пояснение, что у переселенцев нет местных денег, не сработало. Гном показал пальцем на часы, почти у каждого имевшиеся на запястьях. Девушка перевела друзьям слова хозяина на русский язык. Реакция была естественной - все дружно сделали вид, что это их не касается. Пауза затянулась и хозяин оставил непутёвых клиентов в покое, предоставив им право заглядывать в рот другим посетителям.

Вчерашнее чаепитие приносило свои плоды в виде дружеских отношений с местным населением. Снедаемый любопытством староста тоже не выдержал и нагрянул с утренним визитом. Чай здесь развязывал языки даже лучше, чем водка в Изумрудном мире.

Старк предложил мэтру Алефу съездить на "пятно".

- Это ещё зачем? удивился гном, Чего я там не видел?

- Видите ли, мэтр Алеф, по моим прикидкам там должно остаться очень много всякого брощенного добра.

Сидящий рядом Сильмар мгновенно просёк ситуацию и тут же пригрозил, что они перестанут считаться его друзьями, если не подождут, пока он сбегает за своей повозкой. Для закрепления полезного знакомства в поход за "полезными мелочами" был приглашён и староста деревни - мэтр Леон.

Под предводительством Старка они повторили вчерашний маршрут автомобилистов, только в обратном порядке: от Дороги Древних, вдоль речки и по свежевырубленной просеке до самого "пятна". На поляне они нашли только полтора десятка чудом уцелевших бедолаг. Те собирали свои брошенные вещи, попутно прихватывая оставшиеся бесхозными. Некоторые пытались завести свои машины. Напуганные и измученные ночной вакханалией люди, с грехом пополам, рассказали о произошедшем.

Ближе к заходу солнца те, кто не ушёл с караваном, разделились на две неравные части. Большинство вовсю обмывали перенос, мотаясь с визитами от костра к костру. А те, кто остался без бензина, глядя на приближающуюся ночь, подались к Дороге Древних. Они серьёзно отнеслись к возможности атаки лесной нечисти и решили рискнуть имуществом, но не жизнью. Там, на тракте и расположились на ночь.

Поначалу бегали по нужде в кустики за пределы Дороги, но когда, в сгустившихся сумерках, на их глазах были сожраны несколько человек - наконец-то окончательно осознали опасность. Воочию увидев смерть своих попутчиков, они с ужасом представляли, какая трагедия разыгралась там, между костров. Из остававшейся на поляне почти сотне человек, практически никто не выжил.

- Шумные поминки справили, - бросил вполголоса Леру, - и ведь предупреждали баранов.

- Утешает, что это была далеко не лучшая часть человечества, - мрачно усмехнулся Старк, вон той парочке, например, они и в подмётки не годились.

Возле вагончиков стояли хорошо знакомый им сержант Володя и Саша, шофёр со "Скорой". Оставшийся на поляне за всю медицину сразу, бывший военный хирург сработал по-полной. Хирургом он был - от Бога! Окончив медицинскую академию, прошёл Афган, Чечню, да и в других горячих точках отметился. А вот в мирной жизни, подполковник медицинской службы в запасе, высококлассный специалист оказался невостребованным. Вернее, не захотел пахать за предлагаемые копейки на чужого дядю и в пику всем, устроился на "Скорую" обычным водилой.

Менты, при нападении, начали отстреливаться, но без толку, ибо нечисть не имела жизненно важных органов. Пришлось спасаться бегством, до вагончиков успел добежать лишь Володя. Медпункт оказался ближе. Там, вдвоём с Александром (байкер свалил ещё днём, сразу, как только пришёл в сознание), они и организовали оборону, хотя защищать пришлось лишь себя. В один момент какая-то биомразь разбила окно. Александр схватил бутыль карбофоса, который предназначался для дезинфекции и санобработки, и с ходу плесканул из неё в ощерившееся осколками отверстие. Маслянисто-бурая жидкость воняла неимоверно, да и само по себе, вещество было очень едким. Видимо "амбре" пришлось тварям не по вкусу, а попавшая под струю нечисть зашипела в местах попадания пузырящейся плотью и резко отпрянула от окна. Атаки на вагончик прекратились. Хотя Александр, время от времени, бдительно поглядывал в зияющий темнотою створ окошка.

С рассветом нападавшие убрались восвояси и счастливчики, облегчённо вздохнув, наконец-то выбрались из своего укрытия. Люди бывалые, быстро сообразив что к чему, принялись затариваться различным, никому больше не нужным, имуществом. Володя собрал всё оружие, которое осталось от милицейской группы, а заодно и все запасы боеприпасов из милицейского вагончика. Жизнь продолжалась и нужно было приспосабливаться к местным условиям. Вернувшиеся с Дороги Древних беглецы копались в своих палатках, а также в соседских. Женевские конвенции остались в прошлом, теперь уже недостижимом.

Когда подъехал Старк, Володя и Александр дружно чесали репы. "Скорая помощь" и милицейский "Уазик" отказывались вместить всё. Старк помог разобраться с приоритетами и предложил совместно жить в деревне: лекарь и профессиональный страж порядка могли в будущем пригодиться.

- Сдаётся мне парни, что вам к нашей компании пора прибиваться. Для здоровья надёжнее будет, да и разьясним что и как в этом мире, - внёс ясности Леру.

- Тогда, если вы не против, может ваши имена малость подсократим, для простоты общения?- предложил Старк.

- Да нам теперь по барабану,- отреагировал Александр, а Володя согласно кивнул головой.

- Оки-доки! И наречём, ныне народившихся собратьев наших, Владом и Алексом! Ныне и присно и во веки веков, аминь!- засмеялся Леру и дружески протянул ладонь.

Старк же направился к прилавку, где ещё вчера торговал Талхат. Только вот его самого не было: изодранная в клочья одежда, поблескивающие стеклом часы, ключи от машины всё, что осталось от бедняги торговца. Недолго думая, они с Леру начали загружать товар ларёчника в "газель". В первую очередь, запасы чая и кофе. У них и свой имелся, но такой дефицит никогда лишним не бывает. Тут же, как любопытный кот, примчался Алеф.

- А что нашли?

- Чай, кофе и всякую всячину, бывшему хозяину уже не нужную, - пояснил Леру.

- И машина есть, в которой всё это увезём, - добавил Старк.

Алеф сглотнул слюну и мысленно настучал себя по голове, что не он сюда первым забрался. Но по местным законам считалось, кто нашёл - того и добыча. Затем они обследовали место, где отмечался Перенос и от гуляк остались только вещи и палатки. Правда, за одной из них, был аккуратно припаркован совершенно не народный "Блэйзер", и который, после эксперимента со всеми найденными брелками, отозвался миганием фар и щелчком разблокированных дверок. Внутри запасливый хозяин хранил своеобразный арсенал из "Сайги" и 9-зарядного винчестера. Внушительный запас патронов и коньяка хранился за задними сиденьями.

Подошли и к ненужным теперь в этой глуши биотуалетам. "Оранжики" будут только рады хапнуть столь интересные плоды "изумрудного" комфорта из драгоценного металла. Проходя мимо линии клозетов, Старк, смеху ради, рявкнул:

- Кто-кто в теремочках живёт?

Я здесь живу! - выглянул из одного сортира перепуганный мужик, - со вчерашнего вечера. Хорошо, что залез сюда до того, как "эти" пришли, прямо обосрался со страху. Вот только сейчас, на ваш голос выйти решился.

- Грамотную позицию выбрал, - подковырнул Леру, - здесь очень удобно бояться.

Решив больше не заморачиваться с поиском "ценностей", парни разошлись: Старк на "Блейзере" вырулил к медпункту, а Леру оседлал "Газель". Коней отдали напрокат Алефу. Сильмар только горестно вздыхал из-за отсутствия дополнительной тягловой силы и методично складывал железо и другие находки в свою повозку. Мэтр Леон, уже нагрузившись, отбыл в деревню собирать народ для мародёрства.

Святое дело - прибрать к рукам валявшееся под ногами. У рачительного хозяина для таких подарков судьбы всегда найдётся подходящее местечко. Алеф, ударивший по рукам при сделке, за право собирать богатства, согласился предоставить в распоряжение Старка большой каретный сарай, стоящий в глубине заднего двора, и расположенные там же конюшню и склад. Колонна из четырёх "трофейных" машин наконец-то двинулась в деревню.

За фортом Старк остановился. На опушке леса стоял молоденький парень, видимо чей-то оруженосец, и отчаянно махал им рукой.

- Что случилось? спросил Старк.

- Мой рыцарь, сэр Шарль де Блуа сцепился с дронгом и отрубил тому кисть. А дронг, порвал самого сэра Шарля, паренька от переживаний прямо-таки колотило в нервном ознобе.

- Пошли, покажешь где, Старк вылез из машины и пошёл за оруженосцем.

В двадцати метрах была полянка, на которой лежал рыцарь и еле хрипел. М-да, досталось бедолаге! Весь бок был в крови, глаза закрыты. Старк, не задумываясь, полоснул кинжалом по боковине лат, разрезав ремешки. Оруженосец помог их снять с тяжелораненого, а подоспевший Леру уже доставал бальзам, эликсир и пластыри. Оба-двое действовали слаженно. Чувствовалось, что этот тандем спелся давным-давно. Старк щедрой дланью вмазал бальзам в достаточно глубокую рану, потом сжал её края, а Леру наложил пластырь. Рыцарю приподняли голову и влили немного эликсира, после чего Старк взял его на руки и понёс к машине. К своей, ибо "скорая помощь" была переполнена.

- Эй, оруженосец, собери ваших коней, оружие и добирайся в деревню Мерль, к мэтру Алефу, оглянулся Старк. Там найдёшь нас.

- И не забудь захватить трофейную лапу дронга, вставил Леру.

- А как же процедуры, капельница? профессионально поинтересовался Алекс, внимательно следивший за оказанием экстренной помощи.

- Это тройский бальзам, он сам лечит и даже кости сращивает, объяснил Леру, эликсир активирует вегетативную систему и успокаивает нервную. Сэр Шарль будет спать неделю с таким тяжёлым ранением. А драконовые пластыри сами стягивают разрыв и потихоньку растворяются в кожном покрове. Через неделю останутся только узкие белые лёгкие шрамы .

- Ну, ничего себе , изумился Саша, а на фига тогда все достижения земной медицины?

- Расслабься, дружище, улыбнулся Старк, здесь ты безработным не останешься. Такие медикаменты стоят сумасшедших денег. И их применяют только для своих и понемножку. Всех остальных пользуют местные эскулапы при полном отсутствии даже зачаточного медицинского образования.

Следом за ними к постоялому двору добрался и сам мэтр Алеф с двумя конями в поводу. Лицо его было донельзя довольным. Пока голова гнома была занята самыми радужными подсчётами ожидаемой прибыли, Старк арендовал у него ещё два номера, двухместных. Один для Алекса с Володей, другой для рыцаря с оруженосцем. Из деревни была вызвана женщина в качестве санитарки-сиделки. Бессознательного сэра Шарля, раздев донага, обмыли, переодели в полотняную рубаху и уложили на удобную кровать.

Затем объявился штатный "жадина-говядина" - Сильмар. Ко всему прочему, он принайтовил к крыше своей повозки биотуалет, но по незнанию уложил его не стоймя, а вдоль. В результате гнома порядочно облило дерьмом. От него смердело так, что перехватывало дыхание и его, даже не пустив на порог, спешно отправили восвояси отмываться.

Зато теперь у меня персональное удобство есть, а у короля Ферриады такого нет! Пусть обзавидуется! А от дерьма отмыться недолго, - Сильмару в этот момент было всё по барабану, он был богат на изумрудные диковины.

Оставив раненного попечению оруженосца и сиделки, гномы до вечера успели сделать ещё пару заходов к точке переноса. Первым делом они вывезли оттуда навороченные автомобили, используя лошадей. Местные жители, занятые более подъёмной и удобной в транспортировке добычей, с машинами пока связываться не стали. Хотя и с завистью смотрели на самобеглые повозки, продумывая, как выволочь их из леса. Вместительный склад гнома был теперь забит авто, в сарае разместили всё остальное и, усталые от трудов, подались ужинать.

- А на кой им этот автопарк? - поинтересовался Алекс, уписывая за обе щеки горячее рагу из местных овощей, - Ведь бензин кончится и о них придётся благополучно забыть.

- Не скажи, брат. Сам металл здесь бешеных денег стоит. А если их продать как супер-диковины, тем же купцам из Синя или Эмирата, можно вообще оранжевым олигархом стать, обьяснил, улыбаясь, Леру.

- То-то вы мне подсказали все наши бронежилеты собрать. А я всё голову ломал - на хрен они здесь нужны? Теперь понятно, - Влад облизал деревянную ложку, - ну, значит, голодать нам здесь не придётся. Это радует.

Вместе с последними выжившими, в Мерль прибыли и Володя с Ларисой, разминувшиеся со Старком. Они возились с заглохшим "жигулём", отогнав его подальше от моста ещё вчера, чтобы не мешать проезду другим. Там и заночевали, а с утра продолжили ремонт. Слава богу, машина завелась и посадив в неё Ларискиных друзей, Володя доехал до деревни. Леру пошёл с Ларисой к фрау Марте, чтобы забрать Вику, а Старк прислушался к разговорам в машине:

- Вова, продадим твою машину в Аргенте, деньги поделим и бизнесы начнём. Посмотрим, кто быстрее раскрутится!

- Ага, машина моя, а деньги от продажи выходит общие?- возмутился Володя, - ты сам-то мне на неё ни копейки взаймы не дал, хотя деньги у тебя тогда были.

- Нашёл, что вспомнить. Это когда было. А тут и расклад другой, чужбина. Как друг ты должен понять и помочь.

Старк только усмехнулся - сплошное разводилово лохов. Да уж, желающих поделить на халяву чужую собственность, всегда и везде хоть отбавляй.

Вика вышла вся щебечущая и радостная:

- Фрау Марта такая заботливая…хорошо, что вы нашлись…Леру, а вы здесь останетесь жить?…Старк, может с нами поедете?…

- Езжайте сами, братцы, вы городские, а я деревенщина, мне и здесь хорошо. Куплю себе домик, буду лежать на печке целыми днями и пузо чесать, спровоцировал Старк девочку на очередной колокольчик смеха.

Переполненный "Жигуль" умчался вдаль, а Старк с тоской смотрел вслед уезжающей Вике. Как он хотел дочку!…

К обеду подъехало ещё несколько охотников, в том числе и граф Аргента. Он расположился у мэтра Алефа вместе с оруженосцем, а латников отправил ставить шатры. В харчевне многие столы были заняты, и охотничий люд, дружно выпивая, уже перемывал косточки знакомым. Шеллер подошёл к Старку:

- Все умчались в Аргент, чтобы наладить связи с властями, а власти здесь ошиваются.

- Вот и пользуйся моментом, - отозвался Старк, - ты ведь язык уже изучил?

- Да, спасибо за совет. Мы вчера нашли местного мага, он нас всех за одну ночь под кристаллом обучил. Пришлось, правда, снотворное принять.

Леру предложил оруженосцу сэра Шарля Клико чуток подзаработать, пока его "шеф" без сознания валяется.

- Будем тебя тренировать и тебе же за это платить. Согласен?

Клико в первый раз в жизни услышал о таком странном заработке, но отказываться не стал. Его сюзерен, сэр Шарль, 26 лет от роду, был бродячим рыцарем и деньги редко появлялись в его кошеле. Кроме него, в семье было ещё три брата и уход в странствия был вынужденным. Наследником баронства являлся, по традиции, старший брат, а второму уходили деньги и драгоценности матери. Самый младший брат, четыре года назад, уехал в столицу Империи искать счастья. Он работал третьим писцом в канцелярии какого-то непримечательного герцога.

Вечером, какой-то изумрудник с гитарой, пристроился рядом с очагом. Там было небольшое возвышение типа сцены или эстрады для менестрелей. Он пел сначала русский рэп, потом "битлов" и, в итоге, даже добрался до попсы. Ему, конечно же, кинули несколько медяков за старание - хватило как раз на похлёбку. Затем его сменил оранжевый бард и завыл местные баллады. Успех был побольше: без голоса и мелодичности, зато хоть слова знакомые. Его даже серебрушками побаловали.

Очередным утром пробежка была уже с Клико - парень начал временное ученичество. Бежать пришлось в полной броне, но по мере сил, большего от него пока не требовалось. А после завтрака Старк отправился к местным травникам размещать заказы. Ему нужны были травы для своих отваров: очистительного, восстановительного и связывающего молочную кислоту. Леру уехал в Аргент за книгами, описывающими фауну Оранжевого мира.

Наконец-то подъехали охотники из самого Борга, столицы герцогства. С ними был почётный гость из Эмирата, который решил расширить культурную программу, поучаствовав в охоте на зоргха. Вокруг него суетились молодые пижоны - детки провинциальных титулованных дворян. Особенно самовыражался Хьюг форн Хорн, сын барона фон Хорна. Типичный "домашний рыцарь" - без боевого опыта, знаний и умений, но с непомерными амбициями. Ну как же, сын целого барона, сам без пяти минут барон! Одна проблема - папа денег мало давал, на красивую жизнь не хватало. И простолюдины кланялись без особого благоговения, а так этого хотелось!

Остаток дня Старк провёл у Сильмара. Задачи было две: отковать бердыш с усиленной режущей кромкой и продумать замену системы перезаряда на арбалете "тор" на "калашниковскую". Сила для перезарядки конечно требовалась огромная. Но, обладая таковой, арбалетчик мог производить семь-восемь выстрелов в минуту. На ужин к Алефу они пошли вместе, только Старк заскочил к себе в номер за гитарой . Вечерняя трапеза и попойка накануне дня охоты - процесс почти ритуальный. Все старались насладиться жизнью, ибо никто не был гарантирован от трагического исхода. Певец-изумрудник уже напел себе на ужин, а местный менестрель только начинал выдавать на-гора баллады о заоконных красавицах и доблестных драконопобивателях. Когда он уже окончательно задолбал всех присутствующих, к нему подошёл Старк.

- Давай-ка я тебя сменю, а ты отдохни немного. Усевшись на небольшую табуретку, Старк положил рядом свой "стэтсон".

- Если захотите бросать монетки, кидайте их сюда. И , пожалуйста, не подкидывайте медяки - их у меня уже целый мешок. Лучше уж бесплатно слушайте.

Охотники заинтриговано стали поворачиваться к новому барду.

- Я спою вам песни Изумрудного мира, но переведённые на готик. Всё-таки разнообразие какое-никакое.

Пел он хорошо, мелодично и первая же песня привлекла внимание - всем были понятны ощущения рыцаря, спешащего к своему сюзерену, чтобы встать в ряды его воинов. Тем более, что по дороге всякие нехорошие бяки пытаются помешать ему в пути. А уж то, что уставший герой умудрился "промахнуться с ходу в горизонт", даже вызвало весёлое оживление.

Особенное внимание привлекла песня о наёмниках Горма. Эти бойцы помогли небольшому горному княжеству отстоять независимость в войне против корпуса генерала Пью Кровавого. Почти все наёмники погибли в боях за перевалы, но свободу княжества отстояли. Правда, обещанного вознаграждения, никто из оставшихся в живых не получил. Не мудрствуя лукаво, их просто выперли, обозвав напоследок "грязными ублюдками без чести и совести".

Серебряные и золотые монеты не столько кидали, сколько подносили и аккуратно клали в шляпу. Бывшие воины армии Генриха Великого, ненавидя хитрозадых обманщиков всех мастей, умели ценить доблесть даже у врагов. Молодой Хьюг, изрядно перебравший, решил блеснуть своим дворянским достоинством и поставить на место просторылого менестреля. А заодно показать, кто в этих краях хозяин. Он швырнул мелкую медную монетку и вызывающе посмотрел по сторонам - вот, мол, истинная цена песни. Старк слёту поймал монету, внимательно глянул на молодого рыцаря и начал тщательно вглядываться в медяк. Потом, отложив гитару, подошёл к Алефу и что-то у него тихо спросил. Алеф зашёл в подсобку-кабинет, вынес магнифаер и тоже стал разглядывать монету. Потом, в свою очередь, что-то тихо сказал Старку. Тот кивнул в знак согласия, получил от Алефа четыре золотых и вернулся к своей шляпе. Заинтригованный народ начал шептаться, а довольный гном злорадно скалился, не скрывая поднявшегося настроения.

- Эй, Алеф, - окликнул хозяина один из охотников, - что за ценность ты приобрёл?

- Ничего особенного, - отозвался гном, - обыкновенный медный пятисантимчик.

- Вот только за дураков нас держать не надо, все видели, как ты заплатил за него золотом.

- Спасибо, рыцарь Хьюг, - внезапно поблагодарил Старк, - мне ещё никогда столько не платили за песню.

Всем было ясно, что ему крупно повезло. Рыцарь Домингес, протектор соседней деревни Амьен, полюбопытствовал:

- Мэтр Алеф, а за сколько ты этот "совсем простой медяк" перепродашь антикварам?

- Если найдётся настоящий ценитель, то затребую не меньше 50 империалов. Вот, только, не знаю, найду ли я время?

Хьюг, понявший, что выпустил из рук нечто очень ценное, не выдержал:

- Алеф, я заплачу тебе 5 золотых за эту монетку.

- А смысл? - удивился гном, - Заработать один империал, не выходя даже на улицу, конечно хорошо, но уж лучше я съезжу в город.

- Ладно, - парень начал торговлю, - десять золотых!

- Тогда уж двадцать, - ляпнул Алеф, не подумавши.

- Согласен! Все слышали, что ты сам назвал цену, - и довольный рыцарь гордо обвёл взглядом присутствующих: "Знай наших!"

Потом подошёл к барону фон Хорну.

- Отец, выдай мне двадцать золотых, а после охоты я съезжу в Аргент и даже в Борг. Пятьдесят империалов на дороге не валяются, сам учил меня рассчитывать доходы и расходы.

Раздуваясь от гордости, Хьюг даже не замечал, что родитель, побагровев, чувствует себя полным дураком из-за "ловкой спекуляции" бестолкового сына. Барон, чтобы побыстрее выйти из глупого положения, подозвал оруженосца и послал того за деньгами. Через некоторое время каждый получил своё: Алеф - мешочек золота, Хьюг - заветный медяк, а барон фон Хорн - долгожданное спокойствие.

Дворяне Империи получали свои титулы после войны, в соответствии с военными званиями и должностями. Сам Хорн был помощником старшего писаря штаба корпуса генерала Стивена Неистового и имел лейтенантское звание. Но причастность к "кухне высшего уровня" особой радости не принесла: ему было выделено баронство в самой дальней дали, неприбыльное и запущенное. Да и местные титулованные, бывшие боевыми офицерами во время Нашествия, не оказывали ему уважения, которого он жаждал даже больше, чем сын.

Старк спел ещё несколько песен, передал шляпу с деньгами Алефу и ушёл к себе. А молодой Хьюг фон Хорн предавался сладким мечтам о пятидесяти империалах, и о том с каким величием он будет их тратить. Для полного счастья не хватало пустячка - чтобы медяк был действительно раритетным!…


Глава шестая.


Готовь сани летом…

…Клико, пыхтя, добрался до заветной середины холма, где полагалось один раз подтянуться на ветке, один раз отжаться от земли и один раз присесть полным приседом. И всё это медленно-медленно, в темпе минута на упражнение. Однако, поглядев на парня, Старк решил дать ему поблажку.

- Отдохни, парень. Лучше посмотри на охотников.

Действительно, сверху хорошо было видно, как из деревни, по северному ответвлению Дороги Древних, двигался отряд. Возглавляли колонну Марк с Луциусом. Зрелище было красивым, колонна закованных в доспехи класса "стандарт-оранж" и "артиг" воинов с вьющимися над головами штандартами, выглядела впечатляюще. Понятное дело, что титулованная элита выделялась бронями "наварро" - качество доспехов и оружия было заслужено во время Нашествия. Молодой эмир Хусен, сын Эмира, и его телохранители, вообще щеголяли в "аройо", причём в усиленных. Обоз, включая вспомогательные телеги для возможных раненых и убитых, степенно тащился позади. Зоргхи и дронги - сильные соперники, благодаря своей физиологии. У них прекрасная система ускоренной регенерации, мощная природная броня и когти, которые разрывали "усиленный артиг" и могли смять даже "наварро". Все эти качества были развиты в процессе длинной эволюции.

Когда-то, шестьдесят пять миллионов лет назад, зоргхи являлись динозавро-сапиенсами Оранжевого мира. Прекрасно развитая цивилизация основала колонии даже в звёздной дали. Но для каждой бочки мёда найдётся своя ложка дёгтя . Зоргхи-военные постоянно испытывали новые виды супероружия на пятой планете Солнечной системы, между Марсом и Юпитером. И, как обычно, доиспытывались. Их эксперименты привели к нарушению внутреннего баланса объекта. Зоргхи-учёные ошеломили окружающих сообщением, что "планету испытаний" рано или поздно разорвёт на части и нет никакой гарантии, что какие-нибудь осколки не шарахнут по их родной планете. Правительства сразу начали подготовку к эвакуации. В итоге они переселили практически всё население в колонии, расположенные в других звёздных системах. Оставшиеся зоргхи постепенно регрессировали, хотя, в отличие от диких динозавров, смогли адаптироваться к смене климата. Они даже сумели помочь в этом своим верным помощникам - дронгам. Благодаря чему и те, и другие дожили до сегодняшних дней. Окончательно, правда, при этом одичав.

Клико с восхищением слушал рассказ Старка - он любил новые знания, особенно о событиях древности. Старк похлопал парня по плечу и оба отправились обратно в деревню завтракать. Алеф сразу поделился свежими новостями:

- Эмир спрашивал по поводу вашего …ммм… коня. Говорит, что, если продадите или, хотя бы, сдадите в аренду в эмирский табун, он готов хорошо заплатить.

- Хельвеолана я, конечно, не отдам, - отозвался Старк, - Алуар мой друг, а друзей не продают и не сдают в аренду. Но, рано или поздно, от него и эльфийских лошадей пойдут полукровки. Вот этих полукровок и будем обменивать на что-нибудь полезное. Когда себя насытим в достатке.

Старк по жизни был менялой, видимо сказывалось уличное безденежное детство у всей уличной детворы того времени. Когда основой товарного обмена были рогатки с круглой резинкой, ценные, самолично сбитые, бабочки, пластиковые "брызгалки" особой формы, почти целые клюшки, "увеличилки" и всяческая другая, особо ценная в мальчишеском быту, всячина. Теперь, в эпоху главенства денег, сами деньги не представляли для него особой ценности. Только лишь как инструмент для приобретения чего-нибудь полезного.

Часть заднего двора гостиницы, где стояли наружные печи и жаровни, мэтр Алеф выделил Старку для приготовления отваров. А также предоставил двух помощников из числа безработных сельчан. Старк, нацелившийся создать свою поисковую группу для Брошенных Земель, не мог не подготовить своих парней по полной форме. В таких делах он был натурой занудно-педантичной и "запрягал" всегда долго и тщательно. Казалось бы, вот он новый мир, скачи за приключениями, за славой, лезь во все дыры, суй нос всюду, куда можно и куда нельзя. Тем более, что были и средства и возможности для того, чтобы эскапировать на полную катушку. А он, организовав производство отваров и надавав всем ценных указаний, уехал к Чёрному замку. И что-то выглядывал издалека, что-то вынюхивал, прикидывал. Даже очки напялил, словно обыденный очкарик-задохлик. Потом, глянув на часы, вернулся пообедать, после чего отправился к старосте.

Они долго шушукались, разбираясь в хитросплетениях местной географии и захолустной геополитике. Оказалось, что земли между речками Мерль и Амьен, включая одноимённые деревни, не входят в состав герцогства Борг, а напрямую подчиняются королю Левантина Пью Первому. На севере этот участок был ограничен непроходимым Широким Болотом (действительно в целую лигу шириной), примыкавшем к горной гряде, уходящей далеко на северо-восток. Возле болота была нежилая деревенька. Такая же находилась возле истоков Мерля, в предгорье. Между ними располагался заброшенный замок Игль. А вокруг леса, леса, леса… Заполненные и живностью, и нечистью. И лишь ветвь Дороги Древних рассекала их, уходя от Мерля сначала на север, а потом на северо-запад.

Сын барона Хорна, вопреки законам, считал эти земли своей вотчиной и иногда приглашал туда титулованных друзей "порезвиться на приволье". Раз в три-четыре месяца, бравая орда золотой молодёжи, при поддержке родительских латников, устраивали реализацию своих амбиций. Приезжали, пьянствовали, били морды подвернувшимся селянам, иногда кого-нибудь насиловали. Все попытки жаловаться королю ничего не дали - слишком уж далеко располагалась королевская справедливость. А рыцарь Домингес со своими семью латниками не мог ничего сделать. Он и семерых-то бойцов кое-как содержал. А когда приезжает отряд в тридцать-сорок обнаглевших от безнаказанности боевых единиц, приходится уступать. В самом Мерле даже протектора не было - староста имел лишь хозяйственную власть. Зато замки возле обоих деревень были не заняты. Правда, жить в них никто не хотел - уж очень сильно они вгоняли в уныние и депрессию. Старк отблагодарил старосту золотым империалом и отправился обратно в гостиницу.


Вечером вернулись охотники - очередная битва с зоргхом была проиграна. Как всегда, когда заработал внутренний сонар зоргха, большая часть людей разбежалась в неконтролируемой панике, а остальные сцепились с динозаврами. Одного дронга даже почти забили, но, потеряв в общем бою двадцать одного бойца убитыми и ранеными, вынуждены были отступить. Хорошо, что хоть зоргх не стал их преследовать, а просто тупо развернулся и ушёл, видимо сочтя, что отстоял свою территорию. Тяжелораненого дронга динозавры унесли с собой. Алекс и Влад, составившие охотникам компанию, уцелели, так как находились на ближайшем холме вместе с Марком и Луциусом. Никто из них, по просьбе Старка, не принимал непосредсрвенного участия в охоте. Только в самом конце Алекс подключился к лекарям, а Влад помогал таскать тяжелораненых. Главное, что сами остались целыми и невредимыми.

Сельчане разобрали раненых по домам - как-никак, а уход за ними хорошо оплачивался. Специальная команда похоронила убитых на местном кладбище - в Оранжевом мире культа из смерти не делали и хвалиться склепами было не принято. Если убит - значит не повезло, а то и сам виноват, раз плохо подготовлен. Поэтому и восхищаться тут нечем! Шрамы здесь тоже никого не украшали - их иметь стыдно, поскольку это расценивается, как свидетельство непрофессионализма!

Старк, в этот грустный вечер, пел спокойные и лирические песни. Правда, в конце, исполнил новинку - песню о замке Висбах. Замок находился на другом берегу широкой Леоры, почти напротив столицы герцогства Борга. Ещё пять лет назад он был захвачен чёрными магами-медальонниками и каждый год в Борге собирались авантюристы со всей Империи, чтобы в очередной раз попытаться отвоевать Висбах. Дело в том, что земли к югу от реки находились под патронажем Эмирата, а Великий Эмир не разрешал вводить туда кадровые войска и использовать тяжёлое вооружение. Черняки пока не тревожили имперцев, поэтому Генрих Великолепный разрешил лишь частные рейды, один раз в год.

Постоянные поражения только усиливали чёрных магов: погибшие пополняли ряды "зомбиков", а раненых излечивали и делали из них боевых оборотней. Но замануха оставалась - все знали, что в замке не менее миллиона империалов только в золоте. Плюс драгоценности, да плюс запасы чёрной маны, да плюс ещё что-нибудь!

Песня о замке Висбах была задорной, боевой и оптимистичной. Латники даже приободрились, расправили плечи, подпевая: "Будет наш Висбах!" В конце застолья Старк, потолковав с Марком и Луциусом, пригласил их на обучение. Парни согласились, ещё бы! Выгодно обучаться, да ещё и получать за это жалованье. Единственное, что от них требовалось, это послушание и исполнительность!

На следующий день, оставив раненых на попечение селян, охотники стали разъезжаться. Старк поговорил с эмиром Хусеном и согласился сотрудничать. Правда, только в перспективе. Хорошие связи с Эмиратом могли оказаться полезными в будущем. Но Старк вообще был не любитель что-то обещать, предпочитая рапортовать по факту и оценивать человека по делам, а не по лозунгам, им же провозглашаемым. Молодой эмир, сын Эмира, предложил интересный вариант - закупить по своим каналам эльфийских лошадок и прислать их в Мерль, в собственность Старка. С тем расчётом, чтобы тот отдавал каждого второго полукровку от них, в качестве оплаты. Договор был заключён и обе стороны расстались, довольные друг другом.

Ближе к обеду, из "райцентра", вернулся Леру с нужными книгами и огорошил новостью - двое изумрудниц арестованы и им грозит отрубание левых рук за воровство. Несчастные, будучи на базаре, взяли дорогостоящие кремы от морщин и пытались удрать, затерявшись в толпе. Такое, может быть, прошло бы незамеченным на какой-нибудь ярмарке в Москве, толпа ещё и помогла бы спрятаться от рассерженных торговцев и милиции. Но местные оранжики не оценили крутости отвязного поведения. Такие же покупатели, вместо того, чтобы оказать солидарность и поддержку, схватили обеих и передали в руки стражников. Попросту "сдали", причём, что характерно, абсолютно за бесплатно. Подоспевший дежурный маг проверил метки на кремах, их соответствие продавцам, а стражники отправили обеих в городской "обезьянник". Все объяснения класса "это же мелочь, за кремы руки не рубят" не были восприняты всерьёз. Зачем красть, когда можно купить, особенно имея в ушах золотые серёжки, а на руке дорогущие часы. Даже сверхдорогущие, потому что женские и, особенно, потому что механика. Такие стоят больше 500 золотых! Изумрудники наконец-то столкнулись с реалиями местной жизни и менталитета, правда без прикрас и без гуманизма…

…Распорядок занятий с учениками был прост: утренняя пробежка на холм и обратно, питиё отваров в момент лёгкого обезвоживания, наступающего после этой нагрузки. Затем, до обеда, теоретические занятия и стрелковые упражнения, а после - упорные силовые упражнения. Луциус и Клико оказались лучниками, что называется, от Бога, и для них были приготовлены специальные деревянные истуканы, изображающие дронгов. Марк учился рубить, не задумываясь, головы мечом и расчленять истукан зоргха, пользуясь спецбердышем. Сначала он рубил просто лежачую деревянную фигуру, потом её же, но в движении, когда Леру тащил истукана за ноги, да ещё и пятясь назад. Влад и Алекс осваивали работу с боевым шестом и верховую езду. Самыми неожиданными заданиями были вводные, которые нужно было выполнять, не задумываясь. Вызванный маг, в одну из ночей, обучил курсантов-оранжиков русскому языку, который он записал на свой кристалл, используя разговоры группы Шеллера.

Чем богаче кристалл - тем больше заказов на его применение!

Утром того дня, когда сэр Шарль должен был прийти в себя, Старк выдал Медальоны Воина всем, кроме Марка. У того был свой, как у отставного старшего латника. Звание рыцаря он не получил после войны из-за того, что не набрал положенного минимального годового стажа. Марк, вообще, вступил в армию в шестнадцать лет, после геройской гибели отца, сотника Мориса Лефевра. Через полгода Марк поднялся из младших латников в латники, а ещё через год - даже в старшие. Парень быстро учился и набирал форму. После окончания Нашествия ему с матерью был выделен дом в Борге. Но Марк, переведя свою пенсию на маму, пошёл искать счастья или, хотя бы, заработка. Матушка, тем временем, потихоньку складывала пенсии мужа и сына в кубышку.

Одним прекрасным утром Леру приготовил повозку, а Старк повёл группу к Чёрному замку. На вопрос Алекса по поводу цели экспедиции последовал ответ:

- Убьём чёрного мага и заберём замок себе под базу.

Всё сразу стало ясно и понятно, кроме одного - как можно, вот так, запросто, убить "черняка", если даже неизвестно - есть ли он в наличии?

И почему боссы настолько спокойны, что обсуждают какую-то "зарядку аккумулятора" и "ножки мельниковой дочери"? Впрочем, излишний трёп прекратился, когда подъехали совсем близко. Ворота были открыты, однако, никаких магов не было ни видно, ни слышно. Даже входная дверь в донжон была распахнута, но чувства тоски и грусти почему-то не давили на психику. Это при том, что раньше они проявлялись уже на Дороге Древних при приближении к замку.

- Марк, Луциус, за мной наверх, - скомандовал Старк, - Клико, Влад и Алекс, работаете с Леру, - и побежал вверх по лестнице.

Экс-проводники двигались за ним, благо бег не был быстрым. На втором этаже, свернув по коридору налево, они добрались до широкой двери, которую Старк просто пнул. Внутри находились двое. Последовала первая вводная:

- Луциус, убей того, кто у камина. Марк - ты того, кто у окна.

Сам Старк тоже двинулся к окну. Луциус, не задумываясь, вступил в бой с указанным противником. А Марк запрыгнул на стол, который был между ним и человеком у окна, одетом в коричневую рясу. Тот, всё более недоумевая, водил из стороны в сторону каким-то амулетом, зажатым в руке. Бывший старший латник одним махом снёс ему голову, не задавая лишних вопросов.

- Марк, - сказал Старк, - сними с трупа медальон и прижми к своему воинскому. Теперь легонько нажми вот на этот кристалик.

Когда Марк исполнил то, что ему было сказано, лёгкое фиолетовое сияние вспыхнуло на миг и погасло.

- Теперь спрячь медальон в карман.

Луциус к тому времени своего уже добил и ждал новых вводных. Старк снял с пояса фляжку и побрызгал поочерёдно на оба трупа. Жидкость подействовала достаточно странно, "поедая" оба мёртвых тела, словно кипяток, растворяющий сахар.

- Марк Лефевр, поздравляю тебя с первым убитым чёрным магом! - торжественно объявил Старк.

Он поднял с пола амулет мага и объяснил обоим парням:

- Это обычный нейтрализатор, оружие маломощных провинциальных магов, обездвиживает всяких незваных гостей. Потом их живые, но неподвижные тела, можно использовать, как аккумуляторы жизненной энергии. Очень удобно, особенно для некромантов. Видимо, на большее у него денег не хватило. Ладно, остальное потом, пошли в подвалы, Леру уже там.

Леру со своими бился с какой-то дверью, пытаясь проникнуть внутрь. Влад и Алекс, стоя рядом, подсвечивали факелами.

- Старк, разреши её пнуть, что-то клинит.

- Вам бы только пнуть, сломать, разорвать, - Старк, продолжая бухтеть, толкнул дверь. Что-то хряснуло и она отвалилась.

- Видишь, сама открылась.

Леру аж зарычал от возмущения по поводу такого объяснения. Затем, светя факелом, зашёл внутрь.


Внутри находился большой шар из матового стекла или хрусталя, примерно с ярд в поперечнике. Он стоял на удобной монолитной подставке, в специальной впадине. Рядом находилось устройство, на верхней панели которого была длинная щель, внутри которой располагался небольшой рычажок.

- Парни, - начал объяснять Леру, - перед вами так называемый Кристалл Защиты или, как его называют, "большой кристалл". Когда мы переводим рычажок в положение "на себя", Кристалл образует Поле Грусти, воздействуя на людей и вгоняя их в депрессию. В положении "от себя" Кристалл создаёт Поле Чистоты, то есть уничтожает или разгоняет всё биологически нечистое. Дальность действия зависит от того, насколько ближе к тому или иному максимуму находится рычажок управления.

- Сила поля и длительность действия зависит от аккумулятора, - добавил Старк, выдвинув аккумулятор из устройства, - вот в этом окошечке можно увидеть уровень зарядки.

Светящаяся полоска в левом краю окошка была узкой, показывая, что аккумулятор еле дышит.

- Его можно зарядить, сжигая ману, хотя это и дорого. Максимальное расстояние воздействия таких Кристаллов равно примерно двум лигам. Перевожу для бестолковых изумрудников - это около восьми километров.

- Так это что, всю нечисть можно изгнать из ближайших лесов? - спросил Клико.

- Да, - ответил Старк, - а если в Амьёне такой же, то можно и там активировать Кристалл и тогда поля соединятся и взаимно усилятся.

Деревня Амьен находилась меньше, чем в четырёх лигах от Мерля и поля могли наложиться друг на друга.

- А если сюда добавить замок Игль? - сообразил Марк.

Этот замок был расположен к северу от обоих деревень, но тоже в пределах четырёх лиг. Ответа не потребовалось, так как всё сразу встало на свои места: древние замки в этой местности строились именно с таким расчётом.

- Главное, не дать чёрным магам создать свою Чёрную Сеть, - подытожил Старк, а Леру согласно кивнул.

Первичный инструктаж был закончен. Леру, прихватив Влада, помчался к повозке за орденским аккумулятором, а Старк раскомандовался:

- Марк, скачи в деревню и привези сюда старосту Леона с бланками договоров, он в курсе. Но другим ничего не рассказывай.

- А если будут приставать - убей! - подколол друга Луциус.

Его поведение напоминало поведение Леру: то же уважение к старшему товарищу и такие же приколы к месту и не к месту. Два проводника познакомились шесть лет назад, когда двадцатилетний Марк, проезжая на коне по одной из улиц Аргента, увидел неравный бой класса "один луциус против четырёх недоброжелателей". Он просто выхватил покоцанного пятнадцатилетнего паренька из схватки и ускакал подальше. Возле одной из забегаловок они остановились. Марк отмыл нового знакомого от крови и завёл внутрь поесть и пообщаться. Парень был городским безработным, сыном "сотника, которому не повезло". Типичная история конца войны, сотник Валери Север в непринципиальном бою за Аргент потерял левую руку по локоть. Его тут же отправили в отставку, выделили большущий дом и назначили пенсию в двадцать золотых в месяц. Для семьи, имеющей шестерых детей, это было очень хорошо. Плохо было другое - сотник лишился должности, а, через каких-то четыре месяца, и титула барона за лейтенантское звание по окончании войны. Луциус, как старший из сыновей, пытался стать самостоятельным, пока не встретил Марка. Старший латник, не ставший рыцарем, взял его к себе помощником и обучал все это годы всему, что знал сам. В первую очередь, конечно, воинскому мастерству.

Пока Леру занимался перезарядкой, Старк отправился на южную стену. Как он и предполагал, после смерти чёрного мага морок леса, закрывающий берег Леоры, исчез. Зато открылась добротная каменная пристань, куда вела ветка Дороги Древних. С другой стороны Дороги находились развалины складов.

Остальные члены группы готовили в трапезной на первом этаже торжественный обед, заложенный Алефом в корзины для пикников.

Марк и мэтр Леон вернулись достаточно быстро, как раз к трапезе…


…Из выпивки на столе присутствовали только морсы, Старк ввёл строгий сухой закон: выпивать только два раза в год и только высококачественные вина. Несогласные имели полное собачье право покинуть отряд и жить вольной жизнью за свой счёт. Леру предупредил, что в этом вопросе никаких первых и последних предупреждений не бывает, за нарушение небольшого свода внутренних законов единственным наказанием был пинок под зад. Пока, правда, несогласных не было и прав человека почему-то никто не требовал.

Отправив Леру с бойцами заниматься грамотным мародёрством и инвентаризацией, Старк со старостой заполнили бланки, подтверждающие права отставника на замок. Заодно были составлены документы на Форт, а поскольку по закону к крупным сооружениям автоматически прилагались земли в радиусе пятисот ярдов, то Старк стал обладателем никому не нужных и бесполезных лесов к востоку от Мерля. С чем себя и поздравил.

Первый шаг, то есть, создание базы для отряда, был сделан. Мэтр Леон торжественно подтвердил статус временного молчания, подкреплённый мешочком с сотней золотых на "нужды деревни", и отправился обратно. Он пообещал, что завтра же отправит двух гонцов с бумагами в Александрину, столицу королевства, для утверждения в канцелярии.

Вечером "шайка-лейка из Мерля" рассказывала друг другу страшные истории, Старк пел свои песни. Луциус перебил всех вопросом:

- А почему нейтрализатор чёрного мага не сработал?

- Братцы, у нас хватает специальных штучек. Блокирующих не только нейтрализаторы, но и кое-что посильнее, - пояснил Леру, - Служба Ликвидации Святой Церкви имеет много устройств против чёрной магии: как для защиты, так и для нападения. Учёные Ватикана не зря свой хлеб едят.

- И чёрной икрой закусывают, - добавил Старк.

- Ой, про сэра Шарля забыли, - спохватился Клико, - он, наверное, уже пришёл в себя.

Парень был искренне растерян, всё-таки оруженосец - это не только друг, но и верное плечо. И даже ходячая забота!

- Не переживай, завтра утром выезжаем…

Завтрашнее утро было солнечным, но уж очень ранним. Свежий ветерок приятно освежал группу бегунов в доспехах, которые слегка ошалели от того, что даже на выезде нет командировочной вольницы. Набегавшись для пользы души и тела, запустили по кругу бочонок с очищающим отваром, противным, но уже привычным. Вчерашние недоедки обозвали ранним завтраком, схрумкали и вальяжно порысили в Мерль. Благо, до него было чуть больше изумрудного километра .

Сэр Шарль ещё изволили медленно просыпаться, когда Клико нарисовался в дверях номера, покрытый славой и довольный. Всё-таки, по статусу уже ветеран войны с чёрными магами, хотя самого "черняка" увидеть так и не удалось, поскольку жидкость из фляжки того полностью сожрала, или, выражаясь культурно и по-научному, растворила. Оруженосец обрадовался, увидев своего сюзерена живым и здоровым, а на вопрос: "Скажи толком - что со мной было и где тебя черти носили?", подробно осветил события последней недели.

- Клико, - задумчиво спросил рыцарь, - а твои наставники не могли бы и меня взять в ученики?

У молодого парня не просто камень с души свалился, его окатило целым водопадом сбывшихся мечтаний. Бедняга всю неделю мучился оттого, что боялся, что из интереснейшего и оплачиваемого ученичества ему придётся уйти, когда сэр Шарль придёт в себя. И поведёт его к очередным сияющим вершинам по чащобам, трущобам и буреломам вольного рыцарствования. Теперь же не нужно будет разрываться между преданностью и разумностью. Клико был готов убеждать Старка до посинения, лишь бы тот согласился пополнить класс ещё одним учеником.

Они спустились вниз и оруженосец представил своего рыцаря.

- Благодарю вас, мессир Старк, - с достоинством произнёс Шарль, - мне вчера рассказали, что вы спасли мне жизнь. Чем я могу служить вам?

- Сэр Шарль, - отозвался Старк, - выделите мне год вашей жизни. Я буду рад, если вы войдёте в мой отряд, хотя бы, как инструктор по фехтованию. Клико нам многое о вас рассказал. Думаю, что группа выиграет от нашего сотрудничества. Я готов взять на себя оплату вашего проживания и пропитания, а вам будет полoжено жалованье. Единственное, что не могу гарантировать, это жизнь. Иногда мы подвергаем себя серьёзному риску.

- Мессир Старк, - рыцарь приложил руку к сердцу, - условия более, чем приемлемые. Честно говоря, уже надоело скитаться чёрт знает по каким дырам, да ещё неизвестно зачем. В своё время мы с Клико начитались рыцарских романов. И были под их впечатлением, пока не попробовали всю эту романтику на своей шкуре. Думаю, что с вами нам будет и полезнее и интереснее.

- Тогда приступим к занятиям.

Жизнь продолжилась, как будто и не было никакого Чёрного замка, над которым теперь развевалось синее знамя с улыбающейся рожей мархуза. А вскоре местные белошвейки изготовили однотипные, укороченные до колен, кафтаны. На рукава были пришиты шевроны с такой же мархузячьей мордой, растянутой в улыбке. Деревенщина, которая высших материй не понимает и в историческом хищниководстве не разбирается, начала обзывать учеников-переростков "тигростарками", а иногда просто "тигрятами". Правда, никто не забывал благодетеля, позволившего произвести полную зачистку брошенного изумрудниками добра на месте Переноса. Сельчане вывезли даже милицейский и медицинский вагончики, пообещав Владу и Алексу долю прибыли от продаж на Аргентской международной ярмарке, которая должна была состояться через несколько месяцев. Самого Старка, а заодно и Леру, с лёгкой руки сэра Шарля величали не иначе, как мессирами…


…Когда Марк, наконец-то, освоил процесс быстрого отсекания лишних частей зоргха, а Луциус и Клико наблатыкались попадать в горло деревянных дронгов с сотни шагов в движении, Старк объявил через старосту о найме двенадцати пароконных повозок без верха. Всем обозникам были поставлены условия: быть в нужный день в полном доспехе и при оружии: дальнобойном и для ближнего боя. Был также установлен возрастной ценз - старше двадцати лет. Предполагался "поход на север", поэтому целости и сохранности членов экспедиции никто не гарантировал. Положенное жалованье Старк порекомендовал сразу отдать ближним родственникам. Столь опасные на вкус условия резко сократили число претендентов прокатиться на шармачка и вынудили желающих серьёзно позаботиться о личном вооружении. А заодно, тщательно проверить качество своего транспорта. Всем, не имеющим личных или родительских медальонов Воина, были выданы амулеты. Счастливые обладатели настоящих воинских медальонов сдали их Леру на специальную подпитку и на следующий день получили своё добро обратно заряженными "под завязку".

Выезд не был торжественным, так как утро было совсем ранним, даже солнце ещё не выглянуло. Через три часа караван достиг нужного места. Обозники остались у небольшого холма, а мини-отряд занял свои места по боевому расписанию. Марк дунул в свой горн, воспроизводящий голос самки зоргха. Никто ничего не услышал, конечно, но все привёли себя в полную боевую готовность.

Предыдущие три дня были посвящены детальной подготовке к охоте на зоргха возле Чёрного замка. Каждый знал своё место и свои действия: Клико и Луциус, при поддержке Алефа и Сильмара, должны были отстреливать дронгов. Обычные стрелы для этого не годились, так как дронги их просто вырывали из своего горла - единственного слабого места. А скоростная регенерация дронга восстанавливала горло очень быстро. Всем стрелкам были выданы стрелы и болты со специальными наконечниками взрывного типа. Они были безумно дорогими, но позволяли намного растянуть время регенерации. Влад и Алекс, со своими шестами-копьями, должны были отрезать дронгам головы, Леру и Шарль стояли на страховке. Старк с посохом и Марк с бердышем ждали появления динозавров ярдах в двухстах пятидесяти.

Зоргх появился через полчаса после вызова, злой из-за того, что опять вместо самки увидел этих ненавистных уродов. С одной стороны шло пять дронгов, которых ожидали Луциус с Алефом, а с другой их было шестеро против Клико и Сильмара. Когда цепь динозавров прошла мимо затаившихся в засаде и продвинулась на сотню шагов в сторону стрелков, Старк помчался вдогонку за зоргхом, чуть справа бежал Марк. Старк, подбегая сзади, стукнул Зоргха по голове. Затем схватил его за ноги и потащил потихоньку назад. Неимоверная силища, раскачанная за десятилетия, снова оказалась нужной. Марк, как на бесконечных тренировках, вонзил бердыш в плечо правой лапы зоргха, где был стык групп разных костяных бронеплиток и, в три движения, словно нарезая колбасу отсёк динозавру лапу. После чего, воткнув бердыш в шею на стыке спинных и головных бронеплиток, таким же приёмом отсёк и голову. Фонтан вонючей крови и какой-то слизи облил его при этом с головы до ног.

Успокоенный тем, что всё прошло, как по маслу, он сделал ошибку. Считая что зоргху кирдык, Марк подошёл спереди, чтобы отхватить другую лапу. Забыв при этом объяснения Старка, что динозавры и птицы одного вида. Если уж простая курица после отрубания головы ещё способна бегать, чего ждать от вредного зоргха? Левая лапа умирающего исполина исполнила его последнюю волю и цапнула Марка за бок. "Артиг" был пробит, хотя Марк в горячке всё-таки отсёк её тоже. После чего свалился без сознания.

Старк, готовый к такой ситуации, раскрыл захваченную сумку с медикаментами, зафиксировал своим медальоном тяжелораненого парня и быстро взрезал доспех. Освободив Марка от железа, он не жалея напихал в рану бальзам, накинул пластырь и влил ему в рот эликсир. Такой эликсир не нужно даже проглатывать, главное, чтобы попал на слизистую оболочку. Тогда он просто впитается ей.

Стрелки, имевшие двойной запас "фугасных" стрел и болтов, отработали прекрасно, укладывая дронгов одного за другим. Влад и Алекс не успевали отрезать головы и к ним подключился Шарль де Блуа. Леру только ходил позади всех и одобрительно похрюкивал. Обозники в изумлении глядели во все глаза, и громкими воплями приветствовали каждую победу над очередным динозавром.

Потом Марка бережно уложили в повозку Сильмара, а зоргху отрубили ноги, чтобы восьмифутовая туша вместилась в транспортную единицу. Дронгов грузили, как есть. Старк объяснил обозникам, что проведёт отбор в свою группу, как раз-таки на должности боевых обозников, после чего караван двинулся обратно в Мерль. "Великий поход на север" был завершён и на закате все вернулись к своим пенатам.


Вид обоза, полного убитых чудовищ, моментально собрал толпу деревенских. Это было подобно подвигам героев Древности - пошли, увидели, забили! Лучшие охотники и профессиональные латники не могли добиться победы там, где группка обычных людей в разномастных доспехах вернулись со знатной добычей. Никто ведь не задумывался, что церемониальные охоты связаны кучей условностей. С динозаврами тяжело биться в ближнем бою - они по определению гораздо сильнее и крепче. А обстреливать издалека сложно - толпа героев хочет добиться именно личных успехов и перекрывает линию огня. Да и вспомогательное вооружение слишком дорого. Тот же бердыш, изготовленный Сильмаром, стоит как небольшой замок. Просто гном имел запас необходимых материалов для изготовления, да и задача была ему интересной. Изготовить оружие, приближающееся по уровню качества к Истинному - дело чести для настоящего кузнеца.

Обоз разместили прямо на Дороге, рядом с гостиницей. Алеф насыпал какого-то порошка в места надрезов:

- Впитается и слегка законсервирует на пару недель, чтобы не протухли…

…Леру был отправлен в Борг договориться насчёт продажи динозавров, а Старк занялся новичками-обозниками. Устные тесты прошли только семеро из них и сразу приступили к трёхдневным испытаниям второго тура отбора. Принципы отбора были непонятны кандидатам, что поддерживало валидность тестирования. Ни сила, ни боевые умения, ни внешний вид роли явно не играли. Главным было отношение к учёбе, исполнительность, соблюдение установок руководства, уважение к окружающим, но этого Старк никому не объяснял. Кандидаты сами себя "проявляли" в процессе тестирования, хотя и терялись в догадках о местонахождении "зарытой собаки". Те, кто пытался подгадать или угодить навскидку, моментально отчислялись. Правда, с выплатой обещанного. Кому нужен воин-охотник, который будет пытаться угадать настроение командира, вместо того, чтобы тупо исполнять инструкции. Излишне инициативный боец опасен для своих же товарищей, хотя, наверняка, полезен в других сферах общественного бытия, например, в форумных дискуссиях.

"Временное молчание" старосты закончилось и он предложил односельчанам поработать на обустройстве Чёрного замка. На возможность подзаработать в этой глухомани откликнулись даже амьенцы. Работы шли не только внутри замка, но и снаружи. Свободной земли внутри крепостной стены было в достатке, поэтому там строились и стрельбище, и тренировочный комплекс. А гарнизонную двухэтажную казарму переоборудовали под вполне комфортное жилище для будущих учеников. Пристань и склады пока не трогали, чтобы в неподходящий момент не остаться без штанов. Через три дня осталось только четыре толковых обозника и все "тигростарки" перебрались в замок, прихватив с собой обоз с добычей.

Новички были причудливо связаны между собой, как дружескими, так и родственными связями. Братья-погодки Анри и Поль Ламеры, дети того самого Пьера-бортника, друга Феди Чугунова, дружили с братьями Кагнер: Теокрифом и Германом. Анри, к тому же, оказался прекрасным лучником, хотя и уступал в этом "ветеранам" Луциусу и Клико. А вот Теокриф был арбалетчиком от Бога и, кроме того, единственным, кто понимал по-настоящему лошадей. Причём, понимал он их в прямом смысле этого слова - без всяких проблем воспринимая мыслеобразы.

Животный мир, вообще-то, разговаривает телепатически, используя умение, утерянное излишне технологичными "хомо сапиенсами". А всякое рычание-мычание и даже кукареканье, всего лишь система условных сигналов на стандартные ситуации. К сожалению, в амбициозном Изумрудном мире, те, кто "слышит голоса", моментально диагностируются как ментально убогие. Безо всяких попыток разобраться в сути, причём многие из них сами себя считают жертвами какой-нибудь "белочки".

Марк вволю отоспался, привёдя себя в нормальное состояние и целый день бродил, как тигр по клетке, когда под вечер примчался гонец из Амьена.

- Хьюг фон Хорн с друзьями и латниками приехал, - сообщил он, - сегодня пьянствуют и развлекаются у нас, а завтра с утра выедут к вам.

- Сколько их? - спросил Старк.

- Десяток сыночков и двадцать пять латников и оруженосцев. Узнали про зоргха и хвалятся, что заберут его себе.

Мэтр Леон, гостивший в те дни в замке, сразу заявил, что селяне не будут связываться с детьми титулованных, чтобы потом не нарваться на разборки со стороны их папаш. Позиция была понятной, население края беззащитно, ибо справедливости не найдёшь.

- Будем отбиваться - улыбнулся Старк, - динозавры самим нужны. А, - махнул он рукой, - в конце концов, хоть в стрельбе потренируетесь.

Старосте была поставлена простая задача - перекрыть въезд в деревню верёвкой от края до края Дороги с надписью: "Временно никого не принимаем". По законам Империи, если возле населённых пунктов появлялись временные запрещающие надписи, путники обязаны были остановиться и отправить безоружного посыльного для прояснения ситуации. Любой другой вариант проникновения в населённый пункт расценивался как прямая агрессия и квалифицировался в суде как аргумент в пользу местных жителей.

- Плевать они хотели на ваш запрет, - пояснил гонец, - ни у вас, ни у нас нет никаких прав.

- Ты своё дело сделал, спасибо. Иди отдохни, друг, - отозвался Старк, - мне это и нужно.

Боевая операция против превосходящих сил противника была хорошим тренингом по стрельбе из луков и арбалетов. В качестве опорных пунктов выбрали гостиницу Алефа и стоящий через Дорогу Древних дом фрау Марты. Старк, скрепя сердце, выдал на проведение операции мешок драгоценных наконечников К-7, а Сильмар взялся "обуть" в них стрелы и болты начинающих боевиков. На всякий случай, отряд сразу поехал к Алефу, чтобы не тратить время на лишние манёвры. Фрау Марта вполне профессионально показала наиболее удобные места под стрелковые позиции на своём подворье. Расстреливать вторгающихся решено было сразу, как только они въедут на площадь перед гостиницей.

Причём безо всяких либеральных церемоний, класса "стой, стрелять буду!", и говорильни на тему "давайте разберёмся сначала". Столь непривычный подход сбил с панталыку лишь Алекса, да и то не навсегда. Зачем канителить канитель, когда можно сначала решить вопрос и лишь потом разбираться в "правильно-неправильно".

- Где поставим "последний рубеж"? - спросил Сильмар.

- Нас слишком мало для этого, лучше уж пусть все будут стрелками, - Старк был прав: заслон делать было не из кого, - а уродов встречу я сам, главное, не бойтесь в меня попасть, у меня хороший бронедоспех.

Трёх метких луков, шести арбалетов и двух помповиков было вполне достаточно, чтобы оказать прибывающим гостям доброжелательную и приятную встречу…


Интерлюдия # 1


Август 1978 года, Ангола.

…Группа уходила в отрыв. Привычно вгоняя себя в транс, бойцы РДГ уже отмотали три километра, но их всё-таки настигали. В джунглях, если кто не в курсе, один километр считай за три, не ошибёшься. Капитан притормозил, пропуская бегущих бойцов. По его прикидкам, наёмники отставали не намного. "Хвост" надо было рубить во что бы то ни стало. Для нормальной "сшибки", конечно, далековато, но ведь не отстанут. В таких случаях оставляют кого-нибудь из раненых - это закон. Вот, только на сей раз, по закону всемирного свинства, все были целы. Впрочем, сей факт ничего не менял. А переживания командира группы - его личная национальная трагедия.

Когда его миновал замыкающий боец, капитан пристроился за ним и, привычно переставляя ноги, продолжал думать, перебирая кандидатуры на верную гибель. Личные симпатии здесь никакой роли не играли. Предельная и воплощённая целесообразность.

Осназ, как и спецназ, вопреки общепринятому мнению, подразделения насквозь прагматичные, напрочь не допускающие никакой романтики. Нет, дробить кирпичи ребром ладони или попасть навскидку в атакующую колибри, они, конечно, умеют. Но не это главное, совсем не это. Боец спецподразделения - инструмент высшей целесообразности и не более того.

С разведывательно-диверсионной группой случилось самое поганое - на месте их уже ждали. Снайпер, который должен был "отработать" часовых на вышках, заметил что там не просто солдаты, а такие же снайперы. А это, как ни крути, означало одно. То, что здесь собрался комитет по торжественной встрече незваных гостей, поскольку в штатном режиме снайперы на вышках не загорают. И решение тут может быть одно - немедленно уносить ноги. А посему снайпер, свинтив глушитель, шарахнул по коллегам, что называется, "открытым текстом". Поняв, что группа обнаружена, капитан дал команду отходить.

И вот теперь следовало решить - кого оставить? А, если раненых нет, оставляют того, кто сможет дольше продержать погоню. Это тоже аксиома.

- Старк!

Бежавший третьим в колонне, основной снайпер сделал шаг в сторону и остановился, поджидая командира. Пот, сбегавший по запылённому лицу, разрисовал лицо диковинным и страшноватым узором, царапина на щеке запеклась тёмной кровью. Диковинный боевой псевдоним совершенно не означал чего-то иностранного - просто в миру Олег носил фамилию Старков.

- Останешься прикрывать.

- Есть, - спокойно кивнул тот и, уже отрешившись от всего постороннего, стал внимательно оглядывать местность. Не пустыня, слава Богу, растительность богатая, укрытие тоже лучше не придумаешь - деревья с удобными толстыми корнями. При таком раскладе: три позиции, с лёгкостью смены местоположения - раз плюнуть! А вот "хвосту" придётся несладко. Маршрут преследования лежит через поляну, подходы сплошь в непроходимом кустарнике, единственная тропа - хорошо видна.

- Нормально, - удовлетворённо кивнул Старк и стал обживать первую позицию. Так, конец тропы на другой стороне поляны, как на ладони. Стало быть, если удерживать наёмников, не давая им выбраться на поляну и там рассыпаться, то с его боезапасом можно воевать хоть до 3-ей Мировой … или до амазонской пасхи, в зависимости от того, что раньше наступит. А если эти настырные ребята будут ждать на тропе, "за углом", группа спокойно успеет добраться до "персонального лимузина" и свалить отсюда к едреней фене. Что и требуется доказать!

Поглядев на него в последний раз, капитан пустился догонять группу. Минут через семь сзади хлестнул первый выстрел из СВДшки - Старк открыл счёт. Пока группа, петляя между корнями, выходила к грунтовке, он ещё слышал выстрелы, становящиеся всё тише по мере того, как они уходили всё дальше.

Ничего не было в тот момент роднее и ближе, чем размалёванная серо-жёлтыми разводами тупая морда "шишиги". Прежде чем заскочить в кабину, командир группы остановился, напряжённо прислушиваясь. Выстрелов не было слышно - то ли ушли они слишком далеко, то ли снайпер уже "спёкся". Медлить, в любом случае, не стоило. Тряхнув головой, он запрыгнул в кабину и ГАЗончик, рыча движком, запрыгал по местным ухабам.

…А Старк, мельком глянув вслед уходящей группе, стал моститься среди вычурных изгибов корней, раздумывая, чем бы посильнее удивить преследователей? В смысле, ввести в стойкое изумление с летальным исходом. Весь мир сузился до сектора обстрела, прочая вселенная, свернувшись в сингулярную точку, перестала существовать. Он всегда был немного замедленным в быту, не мог быстро переключаться. Зато, в виде компенсации, умел концентрировать внимание на чём-то очень важном для себя.

Запасы вселяли оптимизм: семь полных магазинов и шесть "эфок". Разложив своё богатство, чтобы всё было под рукой, он взял винтовку и стал просматривать подходы через прицел. А вот это уже кое-что… Поляна большая, изгиб тропы немного далековат, но СВД вполне по силам, даже в беглом режиме (это у автоматов проблемы с прицельной дальностью). Сразу все наёмники, конечно, в него не полезут, будут очередь соблюдать. За смертью, в обход очереди, не ломятся!

Старк спокойно проверил магазины в подсумках, а заодно и гранаты. Бывали случаи, когда некоторые умники забывали взрыватели вкрутить, а потом удивлялись, что кольца нет, чтобы чеку выдернуть. Посмертно удивлялись: бой ротозеев не бережёт !

Теперь он вводил себя в боевой транс, как учили когда-то в учебке ГРУ, превращая себя в наводящую приставку к СВД. Вот только, вопреки всем тренингам, себя вдруг стало жалко, ну очень жалко! Жить почему-то хотелось всё больше и больше, а умирать совсем расхотелось. Но, едва в конце тропы показался авангард группы, все мерехлюндии как рукой сняло. Он снова превратился в идеальную боевую машину.

Наёмники бежали ровной трусцой, чутко озираясь. В прицеле их лица были совсем рядом. Старк сразу отстрелял первых показавшихся. Так, пусть теперь тратят драгоценное время на педсовет, класса "как жить дальше?", чисто философский подход: им тоже жить хочется - умирать легко за Родину, а не за деньги…

Он стрелял, пока не опустел магазин. Встречный огонь был, скорее, беспокоящим. Для автоматов такое расстояние великовато. Опасность мог представлять только коллега, но португальский снайпер пал секундой позже своего командира - упал с дерева, даже не успев толком на него взобраться. Уж что-что, а увидеть "кошмар снайпера" (когда видишь в прицел ствол другого снайпера, уже направленный на тебя), Старку совсем не улыбалось. Последний патрон из магазина он потратил на того, кто попытался этот ствол подтянуть к себе из-за куста.

- Нехрен чужие винтовки лапать, - пробурчал Старк, меняя магазин, - коллекционер, мать твою. Чувак не для того из гнезда выпал.

Он осторожно приподнял голову. Пуля, чвакнув, влепилась в ствол. Старк быстро пригнулся. Ещё несколько пуль с характерным звуком ударили в дерево над головой. Так, а ведь это уже кто-то пристрелялся. И, стало быть, сумел процарапаться сквозь густые заросли. Ещё несколько свистнуло в опасной близости. Да что ж вы такие настырные, мать-перемать! Он, прикидывая, мельком глянул на циферблат.

"Так, двенадцать минут уже отгрызено - более, чем требовалось. Можно теперь не экономить себя, а устроить сволочам "прощание славяна!" Чем больше утащу с собой - тем не обиднее сдохнуть," - злорадно подумал Старк. Как бы то ни было, выйти из этой сшибки ему уже не судьба: отступать у него права нет. Да и возможности тоже - вот так менять диспозицию, добровольно превращая себя из охотника в дичь, извините! В общем, проблемы выбора, слава Богу, не было: надо воевать до посинения. Ну, что ж, вам же хуже…

Дальнейшие события он почти не помнил. Сплошные передвижения, прыжки, смена магазинов, броски гранат. Даже прицел был не нужен - работала иная, высшая "система наведения". Переход в "боевой раж" был стандартной процедурой (после месяцев тренировок в учебке , конечно). Активная часть сознания отключилась и передала управление телом подсознанию. Старк в эти минуты, по сути, был просто биороботом, действующем на прочно вбитых навыках и рефлексах - придатком своего арсенала. Сейчас врагом являлось всё, что движется и человеческих размеров.

К сожалению, всё хорошее кончается рано или поздно. Кончились гранаты, в винтовке был последний полный магазин. И, самое хреновое то, что кончился кураж. Его вышвырнуло из состояния "боевого ража", как птенца из гнезда. Прямо под стволы… Но, что за чёрт! В него никто не стрелял.

Старку вспомнился кусочек из детства: играли в снежки. В его сторону кто-то швырнул снежок в тот же момент, когда встречный снежок бросил он сам. Тогда ещё он не был безликим Старком, а был обыкновенным пятиклассником Олежей Старковым. И, уже заранее напрягшись, чтобы было не очень больно от попадания, застыл, зажмурив глаза. Странно, но никакого попадания не было, потому что снежки, как оказалось, случайно столкнулись в полёте!

И только тут до Старка дошло, что кончились не только гранаты и везение - боевики тоже… кончились!!!


Джунгли пока молчали, вся живность разбежалась и разлетелась куда подальше от разборок хомо сапиенс и никого вокруг не слышалось и не наблюдалось. Отобрав у ближайшего трупа автомат, Старк поставил его на одиночную стрельбу и пошёл по полянке, осторожно разглядывая падших. Четверо ещё были слегка живы и пришлось отправить их в "края счастливой охоты", или как это у них называется. Свои патроны на "акт сурового милосердия" Старк тратить не хотел.

Киношная доставка с вертолётом на точке рандеву ему тоже не светила. Только америкосы в Голливуде думают о комфорте - безопасность им обеспечивает помощник режиссёра! У всех остальных, в джунглях, вертолёт - лёгкая добыча: сам он внизу, среди зелени ничего не видит, а снизу его видно хорошо. Особенно, когда под рукой гранатомёт! Кто кому наваляет в таких условиях? Да никакой помощник режиссёра не спасёт!…

Недолго думая, он собрал четыре полных магазина для трофейного "калаша" и, для бодрости духа, вражеских гранат под звучным названием "ананас". Старк закинул за плечи потяжелевший вещмешок и задумался: как ловчее выйти к… , а собственно куда? Ему вдруг стало неловко. Да ну, ерунда какая-то, чтобы он… а кто он? На миг это показалось какой-то дурной фантасмагорией: стоит нехилый чувак, увешанный оружием с головы до пят, и думает: "А кто я такой?"

- Ни хрена себе пельмень…

Ему показалось, что это какой-то минутный заскок. Вроде того, когда подписываешь обратный адрес на конверте и вдруг понимаешь, что не помнишь собственную фамилию. Минута-другая тупого созерцания потолка и вспоминаешь! О, господи! Ну, надо же так затупить! Однако, как ни напрягал Старк свою память, на выходе получал только "белый шум". Ждите ответа, ждите ответа, ждите ответа… А ответа-то и нет!

Не то, чтобы извилины стали девственно-чистыми, нет. Он знал, что его зовут Старк и, помимо этого, ещё целую кучу интересных вещей. Однако, кто он такой, как тут оказался и, главное, куда отсюда нужно идти? На эти вопросы мозг равнодушно отвечал, что "запрашиваемая информация отсутствует". Такой вот пердимонокль…

Все эти штучки-дрючки типа "боевого ража", "изменённого состояния сознания" и прочего в таком же духе, несомненно, полезны. Особенно в некоторых, ну, очень узких областях деятельности. Да, тех самых, о которых лица ответственные помалкивают, а безответственные с жадным любопытством ловят малейшие крохи информации. Иногда, к слову сказать, на собственную задницу.

"Боевой раж" сыграл со Старком нехорошую шутку. Теперь он шагал по тропе, понятия не имея - куда, собственно, идёт? Ну, а что делать: попросить политического убежища у кучи трупов? Он ведь память потерял, а не здравый смысл. И бывший первый снайпер разведывательно-диверсионной группы сержант Олег Старков потопал строго на север. Через джунгли, чтобы не светиться на дорогах. Он точно помнил, что дорогами пользоваться запрещено, хотя и не помнил - кем и почему. Потому что, когда не знаешь, куда идти, нужно идти куда-нибудь, лишь бы в одну сторону…


Глава седьмая.


Всё хорошо, прекрасные маркизы?

С утра, для подстраховки, к деревьям возле вывешенного "дорожного знака" отправили одного из подростков, работающих у Алефа. Четырнадцатилетний Курт был очень смышлёным пареньком и без проблем понял, как пользоваться сигналками, выданными Старком. Сам местечковый "вождь всех времён и народов" вышел (наконец-то) в воронёном матовом пластинчатом доспехе, со своим любимым посохом и двумя "боло". На шлеме было необычное забрало - то ли из стекла, то ли из кристалла. Явно небьющееся устройство имело овальную выпуклую форму и, функционально, позволяло видеть ночью, как днём. Причём, видеть не какие-нибудь там зелёные тени, как в приборе ночного видения, а вполне обычно, только в чёрно-белом варианте.


Взобравшись на своего вороного друга, он засунул посох в хольстер справа и, взяв в руки по "боло", выехал на середину Дороги метрах в двадцати от площади. Хельвеолан выше арабского скакуна на двадцать сантиметров в холке и гораздо мощнее - его даже от веса посоха не скособочило. Эмир Хусен знал, чьи детки ему достанутся, когда предлагал сотрудничество.

Стрелки, обосновавшись на позициях, нетерпеливо ждали, переминаясь с ноги на ногу. Как всегда, когда ждёшь момента вскипания кофе, он нагло делает вид, что не торопится. А потом мгновенно начинает бухтеть и переливается через край турки.

Зелёная ракета взмыла ввысь и тут же донёсся топот подъезжающего отряда. Когда до прибывающего на станцию "Площадь" состава осталось метров двести - Старк раскрутил оба "боло", метнул их навстречу головному клину и начал разгон, взяв в руки посох. Пара лошадей, скакавших слишком быстро, тут же упали мордами вниз и стали помехой другим. На саму площадь выехал не монолит, а криво обустроенная "лава", что и требовалось в данный момент. Огнебойщики просто сносили всадников с лошадей. Когда попадали, естественно. Болты и стрелы с наконечниками К-7 легко пробивали и "стандарты" и "артиги", учитывая суммарную скорость сближения.

Старк уже ворвался внутрь потрёпанного воинства и молотил своей дубиной всё, до чего мог дотянуться. Хельвеолан Алуар тоже принимал участие в развлекухе: лягал всеми конечностями и, чтобы неудачник плакал, сминая зубами металл, перегрызал всякие там запястья и локти, едва они оказывались в зоне его досягаемости. Отряд непохмелившихся отморозков фактически растаял от слаженных действий "защитников отечества". Тем более, что в бой вступила … фрау Марта с солидным луком наперевес. С другой стороны, из-за забора тоже кто-то стрелял. Парочка уцелевших латников попытались ускакать куда подальше от неожиданного деревенского "армагеддона", но были приостановлены. Одного зашиб в свободном полёте посох Старка, а другого аккуратно "снял" из любимого арбалета сам мэтр Леон…


…Из тридцати семи налётчиков, в живых осталось лишь одиннадцать, среди которых были пять мажоров оранжевого разлива. В наличии имелся даже младший сын герцога Борга - некто Виктор Фуа, барон Альвера. Жизнь ему спасло только то, что одет он был в самый ценный доспех класса "усиленный аройо". Бронедоспех был передан Сильмару для подгонки под Марка, а сирлоновая кольчуга досталась Луциусу. Вся остальная броня и оружие с убитых и недобитых были с удовольствием собраны членами отряда для последующего распределения между собой. Исключение составило только то добро, что, согласно негласным законам о разделе трофеев, по праву принадлежало фрау Марте и мэтру Леону. В той же пропорции разобрали и лошадей. Чуть позже прибыли повозки из обоза беспредельщиков. Любая война предусматривает трофеи для победителей, а слово "мародёрство" придумали английские офицеры, чтобы не делиться с солдатами. Выживших, а следовательно, пленных, по чуть-чуть замазали бальзамами, чтобы не сдохли, после чего отправили в казематы замка.

Оставалась самая малость - легализовать победу. Старк самолично написал письма заинтересованным сторонам, а заодно и рапорт о происшедшем, который отправил королю Пью Первому. Одно письмо, полномочному представителю Его Величества в Борге, отправилось по назначению самым скорым путём. Остальные были отправлены адресатам тихой сапой.

Жители Мерля, до которых вдруг дошло, что в стороне остаться не удастся, неожиданно вспомнили, что они, вообще-то, бывшие воины армии Генриха. По предложению Старка был организован временный отряд милиции и установлены дежурства. Приятно было видеть, как мирная и никому доселе ненужная деревня, стала превращаться в военный лагерь. Тем более, что к ветеранам-отцам присоединились и подросшие за последние восемь лет дети.

Первым прибыл барон фон Хорн с остатками отряда латников. Бешенство, которое сопровождало его с момента получения шокирующего известия и желание снести с лица земли Мерль, вдруг исчезли где-то в глубине рассудка. Уж слишком много вооружённых и сердитых дядей он увидел на улицах. Пришлось запрашивать аудиенцию у Старка, здраво понимая, что мир слегка изменился и в местной дыре завелось Добро-С-Кулаками.

- На каком основании арестован мой сын и убиты мои латники? - гордо вопросил бывший писарь.

- Ваш сын и ваши бойцы в составе группы мятежников атаковали Мерль, - спокойно пояснил Старк, - эти действия трактуются, как вооружённый бунт против короля, подавленный силами самообороны.

- Но это же неправда, ребята всего лишь поехали поразвлечься, как обычно, - заскулил "мятежный" барон.

- Барон, молите бога, чтобы инцидент разрешился компромиссом с уплатой штрафов и выкупов. Вы что, не понимаете, что эти земли принадлежат не вам, а королю?

До фон Хорна вдруг дошёл весь ужас ситуации - его сын мог быть обвинён, как глава мятежа. Если герцог Борга займётся спасением шкуры своего отпрыска, лучшего "козла отпущения" просто не придумать. Всё зависело от того - куда и кому ушли сообщения. Хотя, если подмазать кого надо, то самого Старка можно обвинить в разбое, тем более что тот имел всего лишь статус иноземца. Барон оставил двоих латников в качестве наблюдателей, навестил сына и уехал навстречу наверняка мчавшемуся сюда герцогскому отряду.

Ещё через день прибыл граф Аргента с юристом и десятком стражников. Ни его сыновья, ни его люди не были вовлечены в инцидент, но юрист посоветовал графу быть очень аккуратным с трактовкой событий. Король, если захочет, может принять сторону Старка. Просто, чтобы иметь повод освободить некоторые графские и баронские земли для своих сегодняшних фаворитов. Граф, бывший капитан и бывший командир подразделения "черепах" весом в пятьсот единиц, чувствовал симпатию к жителям, защитившим себя силой оружия. Он провёл переговоры со Старком и мэтром Леоном, полюбовался на убитого зоргха, а затем разместился у Алефа.

Следующим визитёром оказался рассерженный … Леру.

- Какого хрена вы без меня дерётесь? - шумел "вулкан недовольства", - Вы что, подождать не могли один день, едрить-колотить? Вот за что меня без сладкого оставили, чугундуры?

- Не тарахти, а то отправлю послом в синьскую тьмутаракань, - пригрозил Старк, - Лучше расскажи кого привёз?

К синьским тьмутараканам не хотелось, поэтому пришлось заткнуться и докладывать.

- Этих двоих видишь? - указал Леру на странную парочку, состоящую из эльфа и гнома, причём явных полукровок, - Представители компании, занимающейся переработкой драконов, зоргхов и прочей ценной живности.

"Представителям", мнущимся возле своей повозки, махнули рукой, приглашая на деловые переговоры.

- Мы готовы приобрести у вас зоргха и всех дронгов за одиннадцать тысяч золотых, - расщедрился эльф.

- Поверьте, цену лучше, чем наша, вы не найдёте нигде в Империи, - добавил гном.

- Расслабьтесь, господа, и не спешите, если не хотите потерять меня, как поставщика, - уверенно начал Старк, - вы заплатите мне семьдесят пять тысяч золотых, привезёте пятьдесят комплектов лекарств, сто ярдов драконьего пластыря, двести эльфийских и триста гномьих наконечников, изготовленных из бронеплиток зоргха, а также сто фунтов маны, сделанной по усовершенствованной ватиканской рецептуре. Технологию я вам передам.

Лица обоих представителей отразили целый набор гримас, которые должны были повлиять на сумасшедшего охотника, но результата не принесли. Старк нахально улыбался, как будто он был прав по определению.

- А, чтобы не терять время, свяжитесь прямо сейчас со своим руководством по Дальней Связи, которая установлена у вас в повозке.

Эльф, как старший, удалился на переговоры, уж слишком уверенно было сделано предложение. Через четверть часа он вернулся и … согласился подписать контракт. Заодно было оговорено, что транспортировка динозавров будет произведена силами самой компании. Останки доисторической фауны были настолько ценными, что многократно окупали такие расходы и платежи. Да и трудно торговаться с человеком, который слишком хорошо знает реальные расценки. Нет никакого смысла терять на это время.

- Мессир Старк, - обратился эльф, - одна просьба. Оставьте, пожалуйста, в тайне наши условия. Они предназначены только для вас.

- Друзья, поверьте, я сам в этом заинтересован. Иначе всех драконов и зоргхов будут забивать повсюду, словно кур и уток, а это создаст мне конкуренцию.

Луциусу поручили организовать уважаемым гостям экскурсию, чтобы они лично убедились в наличие кота в мешке, то бишь, в замке…


…А ещё через четыре дня объявились, наконец-то, люди герцога Борга. Вместе с сопровождавшими лицами их отряд насчитывал сотню "братков". Главным "авторитетом" послали маркиза Анри де Лякруа, главного супермодника и ловеласа герцогства. Того самого, которому, в итоге, достался джинсовый костюм и футболка Феди Чугунова. Все одеяния, конечно, пришлось перешить, так как маркиз был ниже ростом, но более широким в груди. Отставной подполковник, бывший "торнадо", возглавлявший спецподразделение "ночной сюрприз", получил в награду город Эстам в качестве маркизата. Население города, состоящее в основном из мастеровитых гномов разных специальностей, платило прекрасные, жирные налоги. Де Лякруа, недолго думая, сразу нанял отряд орков и очистил свои леса от нечисти. Трудились орки с душой, потому что маркиз платил, не скупясь. Попутно он наладил всё, что было нужно жителям города для спокойной жизни и поселил здесь же своих "сюрпризёров", имевших прекрасные пенсии от Императора. Сам маркиз, после двух лет трудов праведных, оставил в Эстаме грамотного протектора и отбыл в Борг наслаждаться жизнью.

Задача, поставленная герцогом своему войску, была проста, как ситцевые трусы: или отбить Виктора у деревенщин, или подписать соглашение о выкупе. Во втором случае всегда можно было позже прислать более мощное подразделение и наказать непокорных. Пока король не вмешался, конечно. Но Пью Первый далеко и вряд ли ему интересна "буря в захолустье". В конце концов, всегда можно было отписаться, сославшись на происки свалившихся на голову изумрудников. Тем паче, что те давали к этому немало поводов, неоднократно нарушая, по мелочам, законы Империи.

Дорожная надпись была восстановлена, вывешена и даже подкреплена баррикадой из стволов деревьев. Маркизу сразу стало ясно, что вариант "А" просто не сработает. Послав к баррикаде порученца, он предложил провести переговоры. Тем более, что на ближайшей полянке возле Дороги, был установлен для этой цели шатёр. Со стороны "потерпевших", чтобы не плодить лишние мнения, присутствовали сам маркиз, личный представитель короля в герцогстве и личный юрист герцога.

"Разбойники" делегировали набившую политическую оскомину тройку из Старка, Леру и мэтра Леона. В качестве третейского наблюдателя был приглашён граф Аргента.

- Может без церемоний? - спросил де Лякруа, когда все расселись в шатре.

- Без проблем, - отозвался Старк, - вот наши доводы. Уже четвёртый год боевые отряды герцогства делают набеги на земли Его Величества и ведут себя, как завоеватели. Силы самообороны, наконец-то, пресекли очередной разбойничий налёт, защитив честь и достоинство короля. По итогам операции был отправлен в Александрину рапорт с перечнем нарушенных отрядом рыцаря Хьюга фон Хорна Законов Империи.

Риторику, даже на мелкопоместном уровне, никто не отменял. Старк почти прямо дал понять, что его устраивает мирное разрешение вопроса и он не против представить фон Хорнов главными бунтовщиками.

В принципе, в качестве одного из нежелательных вариантов, герцог и маркиз заранее обсудили возможное вмешательство Пью Первого, который когда-то был генералом Пью Кровавым. На этот случай было решено сдать Хорнов, чтобы вытащить герцогского сына.

- Много ли у вас свидетелей? - спросил юрист.

- Целых две деревни! - взорвался староста.

- Спокойнее, мэтр Леон, - тормознул его Старк, - мы здесь обсуждаем, а возмущаться будем там, снаружи, с применением оружия. Ваше Сиятельство, вы конечно можете, оплатив штрафы и выкупы, обе деревни после этого вырезать. Но имейте в виду, что жители обоих поселений имеют какую-никакую ценность для короля, как субъекты, платящие налоги. И перекрыть этот ручеёк означает ни больше, ни меньше… ограбить монарха. Вдумайтесь, пожалуйста!

Визави-группа вдумалась и осознала, что изумрудник не так прост, как кажется, а посему следует быть более аккуратными. Что ни говори, но когда без всяких экивоков, объясняются возможные негативные последствия - достигается более мощный эффект, чем при гипотетическом наличии скрытых козырей.

Решено было мирно пообедать, посетить оба изумрудных биотуалета и обработать полученную информацию.

Мэтр Алеф обеспечил прекрасный выбор блюд гномьей и эльфийской кухни, причём, самые изысканные её варианты. А Леру принёс десяток бутылок "изумрудного" вина из долины Тампьеры, каждая бутылка которого стоит три золотых или, обращаясь к изумрудным ценам, почти пять тысяч долларов. Маркиз де Лякруа сделал про себя вывод, что здесь ему нравится гораздо больше, чем в Борге.

Продолжение переговоров потихоньку свелось к обсуждению размеров выплат и установлению взаимных правил-санкций, предотвращающих подобные инциденты в будущем. Юрист, записав все предложения, срочно отбыл к герцогу в Борг в сопровождении десятка латников.

Остальных бойцов было решено отправить в Аргент, чтобы не провоцировать возможные конфликты, а руководители делегации и их оруженосцы со слугами были приглашены в Мерль - "погостить на приволье". Барона фон Хорна вместе с его латниками отправили в свой замок и посоветовали не высовывать носа, а собирать деньги на выкуп сына. Папаши ещё троих уцелевших мажоров умчались в свои веси с той же целью…

…Период ожидания выдался для Старка весьма напряжённым. Главное было - сохранить тайну о позитивном воздействии Кристалла Защиты. Нечисть на пару лиг вокруг отсутствовала напрочь, а зарядки хватало почти на год беспрерывной работы. Пакетики с высокосортными семенами терпеливо ждали в повозке, когда же их попользуют в сельском хозяйстве. Вот только не хотелось, чтобы об улучшении местных условий жизни узнали все, кому не лень. Не имело смысла создавать преждевременный пиар локальной глубинке.

Да и создание укрепрайона на базе Чёрного замка требовало времени - тихого, спокойного, безмятежного. Слишком много среднего и тяжёлого вооружения следовало ещё купить, выменять, отобрать или найти. Находки планировалось делать на востоке, где располагались Брошенные Земли, откуда население сбежало ещё тысячу двести лет назад.

Достаточно богатая и обширная страна подверглась мощному нападению с юго-востока. Для усиления защиты местные умники разработали более высокоэффективные виды зоологического оружия, но, второпях, потеряли контроль над собственным творением. Метлы получили все: и вторгнувшаяся орда, и доблестные защитники. Конечно, какая-то часть успела разбежаться в соседние страны, но практически всё, что наживалось тысячелетиями, было брошено. Архимаг Мильтран наложил пограничное заклятье, которое подпитывалось двумя Источниками Силы в северных горах и тем самым сдержал распространение гипернечисти. Сделать больше даже ему оказалось не по силам - вернуться и уничтожить "исчадия науки" не довелось. А развернувшаяся вскоре война магов Эмирата и Великой Южной Ифрики переросла в очередную мировую, после которой цивилизация скатилась ещё ниже. Через несколько столетий нечисть класса "супра" выродилась в обычную, но многочисленную. Последние пару сотен лет, отдельные группки смельчаков посещали это земли в поисках хабара, но редко кому удавалось вернуться. Слишком много бытовых заклинаний и заклятий было наложено везде, где можно было найти хоть что-нибудь ценное. Магия была древней и дешифровке почти не подвергалась.


…Маркиз оказался с носом! С тем самым носом, который он совал везде, где не было установлено специальных носооткусывалок. Его интересовало многое и немалая часть увиденного удивляла, особенно силовая и динамическая подготовка. Откуда ему было знать, что Старк просто воспроизводил всё то богатство тренировочных систем, которое было разработано ведущими военными учёными для спецвойск Советской Армии. То, что потом было так заботливо отменено перестроечниками из-за дороговизны применения.

Особенно любопытно-непонятными для него были занятия "тигростарков" под музыку. Забойные роковые композиции гремели из привезённого музыкального центра, работающего до сих пор только благодаря мешку батареек ватиканского производства. Курсанты в доспехах с упоением дрыгались в такт музыке, ритмично работая всем телом, причём явно получали от этого удовольствие. Де Лякруа чувствовал, что его самого тянет потанцевать, но положение, увы, обязывало к сдержанности. Хотя очень трудно устоять, когда из динамиков несётся какой-нибудь хит, типа "Midnight dancer" в исполнении "Арабесок". Да и Старк не делился своими планами, хотя очень хотел разжиться древними резонаторами, которые позволят достаточно громко озвучить какую-нибудь боевую операцию. Например, провести штурм крепостной стены под "Les Chants Magnetiques-2" славного Мишеля Жарре.

Однажды маркиза всё-таки спровоцировали, как впрочем и всех, кто оказался в поле слышимости. Леру поставил СДшку со сверххаризматичной рок-мантрой "Sa Chit Ananda" в исполнении "Los pinguos". Всё более ускоряющийся ритм завораживал и никого не оставлял равнодушным, даже Старк с напарником участвовали в увлекательном безумии движений. Леру танцевал что-то типично индийское, изображая Шиву, правда с неполным комплектом рук. Сильмар и Алеф выдавали вариант гномского гопака, Влад с Алексом долбали что-то среднее между твистом и шейком, а фрау Марта, выдернув старосту, неожиданно забацала "оранжевую кадриль". Причём оба смотрелись классно, словно профессионалы бальных танцев. Тут-то Анри де Лякруа, лучший танцор герцогства, окончательно плюнул на протокол и показал всем, что такое "торнадо". Его вариант был достаточно рок-н-ролльным, а в конце перешёл в силовой брейк-дэнс. Он умудрялся выделывать развороты ногами, упёршись руками на земле - то что гимнасты вытворяют на "коне". После такого заводилова не то что любую битву выиграешь, но и город построишь или нужную гору свернёшь. В зависимости от текущей необходимости!…


…Сюрпризом оказался приезд Володи с лапочкой Викой. Девочка была в том же джинсовом костюмчике и с тем же рюкзачком. Даже забавно выглядевший верный дружок, игрушечный тигрёнок, имелся в комплекте, обнятый левой рукой. Леру, не задумываясь, повёл Вику погулять по саду, а Старк вопросительно посмотрел на Володю.

- Старк, тут такое дело, в общем… как бы это сказать, чтобы ты правильно понял… - мялся Володя.

- Скажи спокойно, как есть, - успокоил Старк.

- Ну, тут такие дела идут, в общем у нас с Ларисой… как бы… ну, заняты мы… в общем. Пусть Вика пока поживёт у тебя, - выдавил сверхзанятый отец, - и тебе тоже веселее с ней будет, ты же любишь детей. И Вике на свежем воздухе, в деревне, полезнее побыть для здоровья.

Володя мучался оттого, что в голове речь была заготовлена и проблем не вызывала, но стоило её озвучить и доводы о передаче дочки в чужие руки, пусть и на время, показались несколько неубедительными. Причём, даже ему самому вдруг стало непонятно - ради чего и ради кого.

- Вику оставляй, приму с удовольствием, хотя положение сейчас и беспокойное. А что у вас происходит?

- Так Ходынский с бывшей помощницей Морозова организовали "Фонд помощи изумрудникам". Лариса теперь зам.руководителя в Аргентском филиале, - Владимир говорил с грустью и гордостью одновременно, - помогаем людям выжить в такой тяжёлый период.

- А как с деньгами? - полюбопытствовал Старк.

- Ну, если захочешь оказать помощь, не откажемся, - рассмеялся Влад.

- Даже не подумаю, мне своих содержать надо, каждый сантим пока на счету.

Старк не стал вступать в дебаты о "своих и чужих", особенно с человеком для которого "своими" были вполне чужие люди. Факты - жестокая вещь: если отбросить звонкую болтовню, то Лариса и Володя заботились о других, а собственную дочь просто ограбили и отодвинули в сторону. Володя рассказал, как была продана машина - из-за внезапно возникшего изобилия предложений упали цены, да и покупателей практически не было. Хорошо, что нашёлся добрый богатенький гном, согласившийся приобрести "жигулёнка" за двадцать одну тысячу золотых империалов, вместо возможных семидесяти-восьмидесяти тысяч. Он заплатил сразу, привезя четыре бочонка с золотом и мешочек с таким же содержимым. Каждый "совладелец", включая четверых друзей, которым Лариса не могла отказать, получил по 4200 золотых. После чего "милые други" внезапно озаботились личными делами.

- Вова, ты урод, понимаешь? - злился Старк, - Вы лишили ребёнка нормальной, комфортной жизни, толкового образования, будущего, притащив сюда в Оранж. И здесь снова обворовали! Вика по праву являлась совладелицей машины на одну треть и вы обязаны были выделить на неё 7 000 золотых, чтобы обеспечить ей будущее.

- Но мы же друзьям…

- В задницу таких друзей!!! Свои с Ларисой доли раздавайте кому угодно, а ребёнка нельзя было обирать, не по-человечески это.

Владимир под таким углом случившееся раньше не рассматривал, приоритет всегда был в сторону "общества" и "своих". Теперь, наконец-то, до него дошло, что родная дочь в "свои" не попала.

- А почему не подождали до Ярмарки? Там и цены были бы гораздо выше, - выяснял Старк, - Мог бы продать свои часы, пусть даже дешевле, но потери были бы намного меньше.

Оказалось, что часы были проданы сразу, за двести монет, которые поровну разделили на пять частей. Но друзья давили, объясняя, что нужно побыстрее открывать какие-нибудь бизнесы, пока другие не подсуетились и не перехватили инициативу.

- Ладно, всё с вами понятно. Как только закончу со своими тёрками, подъеду. Помогу вам положить в банк оставшиеся полторы штуки, положенные Вике, на её имя.

Влад совсем скис, потому что и этих денег уже не было. Лариса, послушавшись одного изумрудного "делавара", собрала пять тысяч золотых на спасение двух воровок. Сама внесла четыре тысячи, у других назанимала, чтобы "спасти девушек от местной дикости". Для неё было нормой жить от всей души и, не задумываясь, помогать попавшим в беду людям. "Людям" это нравилось и они рады были Ларисиной помощи. К сожалению, посредник куда-то исчез. Как бы сам не попал в беду с такими деньжищами?

Старк аж заскрипел зубами от такой интерпретации.

Тогда Лариса продала свои серёжки и золотую цепочку, добавила оставшиеся две сотни и обратилась в графскую канцелярию с требованием перевести суд в столицу королевства, чтобы выиграть время. Деньги были приняты, хотя и по другой графе (как половина штрафа за факт воровства). А левые руки, по локоть, всё равно отрубили, но оказали после этого квалифицированную медицинскую помощь. После чего обеих воровок отпустили на свободу, чтобы не тратиться на их многолетнее содержание.

Старка всегда раздражали люди, делающие скоропалительные шаги, базирующиеся на эмоциях, но помешать им верить в своих идолов он не мог. Да и не хотел! Знал, что окажется крайним, эдаким "белым шаманом, накаркивающим падение с подпиливаемого сука".

Попытка уговорить Владимира остаться здесь и жить с дочерью не сработала - дело Ларисы и забота о ближних была важнее…


…Котёнка по имени Вика, Старк поселил у своей любовницы, Эльзы Кагнер, тётки двух его воспитанников. Дом, который он выкупил для неё, был отремонтирован и прекрасно обставлен. Местные не понимали, что нашёл в сорокалетней одинокой женщине состоятельный отставник, авторитет которого постепенно полз вверх. Мог бы найти себе молоденькую красотку из Борга или какую-нибудь графскую дочку.

Члены группы Шеллера тоже не догоняли, почему он не стал "папиком" для одной из очень соблазнительно выглядевших изумрудниц. Таких, которые с супергрудью и прочими ценностями внешности. О том, что у Старка могут быть какие-то свои приоритеты, сплетники даже не хотели задумываться. Поэтому слухи крутились вокруг предположения о гиперсексуальности деревенской фаворитки. Никто, в здравом уме и твёрдой памяти, не согласен подумать, что нежность, покладистость, взаимопонимание могут быть гораздо важнее внешности, форм или социального статуса. Впрочем, сам Старк напоминал человекообразную обезьяну из-за лёгкой сутулости и очень длинных рук. Врождённая диспропорция между длиной туловища (короче) и длиной ног (длиннее) приводила к тому, что сидя, Старк был ниже и только распрямившись осознавался его высокий рост (187 см). Добавив некрасивое лицо, можно найти ещё одно "объяснение" выбора подруги.

Девочка моментально привязалась к доброй и душевной Эльзе, всегда готовой и выслушать, и подсказать, и просто поиграть с малышкой во всякие девчачьи игры. Старк появлялся только один-два раза в неделю, но моментально абстрагировался от дел и с удовольствием жил жизнью мужа и отца. Только выслушивал он уже двоих: когда обеих вместе, а когда и поочерёдно. Семья, пусть и ненастоящая, а временная - прекрасный релаксант и Старк ценил время, проводимое в домашних условиях. Духовные ценности невозможно купить за деньги, а точнее то, что куплено за деньги, является бездуховным, считал он.

Леру тоже обзавёлся возрастной подружкой, Эмилией Гарсиа, чем вызвал сугубое неодобрение молоденьких красоток не только из Мерля, но и из Амьена. Уже этот-то красавец ростом в 190 сантиметров, белокурый и ладно скроенный, обязан был выбрать кого-нибудь не ниже топ-модели, пусть даже и слегка стервозной. Правда, когда доброхоты советовали ему сменить "объект вожделения", он легонько посылал их по адресу "до-ре-ми-до-ре-до", а самому надоедливому и самоуверенному даже втюхал от всей души. После чего советчики охладели и успокоились.


…Маркиз, желая помочь Старку, предложил тому перебраться в Борг, "поближе к свету", обещая и личную поддержку, и более интересное высшее общество. Даже готов был лично познакомить отставника с Полем Фуа, герцогом Борга, на что Старк ответил мягким отказом.

Высший свет закомплексован ритуалами и обрядами, где приходится играть роль и носить маску, а также "соответствовать". Зачем нужны эти головные боли, когда можно обходиться без них? Тем более, что места, куда он рвался, находились в прямо противоположном направлении. Брошенные Земли обладали бесценными сокровищами, а отставник жаждал ими обладать, но чтобы не ковыряться в одиночку, нужен был отряд помощников. Хорошо подготовленных, умелых и трудолюбивых. Собирать под "флаг с мордой" всяческих авантюристов-однодневок Старк не хотел, варяги - дело ненадёжное.

В итоге, уже бедняга маркиз начал задумываться о странном - а не сменить ли на три-четыре года круг интересов и не примкнуть ли самому к этой незатейливой, но весёлой гоп-компании. К обществу, где можно быть самим собой и поступать так, как считаешь нужным, а не так как принято. Заодно пригласить кента, тоже маркиза, из далёкого Тарба, где тот также "прозябал", пьянствуя среди себе подобных, без цели, без мечты, без смысла. На всякий случай, де Лякруа решил отправить гонца к другу и пригласить того на окраину цивилизации, когда завершится его миссия посредника.

Жизнь - она такая, ничего вечным не бывает: стоило только подумать об окончании напряжёнки, как Старк предложил устроить празднество на главной площади Мерля.

- Морель выходил на связь, - шепнул Старк Леру, выходя из своего кабинета, где почти полчаса возился со своим лэптопом, - Фуа не рискнул дразнить Кровавого и решил спустить всё на тормозах. С уплатой всего, что затребовали.

В принципе, оба понимали, что бывший старший писарь штаба корпуса, бывшая левая рука Стивена Неистового, просто не обладал достаточной силой духа. Получив герцогство Борг по размену между генералами (старший штабной писарь Пью Кровавого тоже получил герцогство, но в королевстве Стивена Первого), он понимал, что бывшие заслуги могут быть забыты и его просто нагонят. А весь компромат на своего генерала, с каждым прошедшим годом потихоньку терял цену. Ещё немного и тайны войны уже никого не будут интересовать…

…Эх, едрить-колотить, мать-перемать, ну что может быть праздничнее и веселее деревенского сабантуя, когда жрачка ещё сегодня мычала, блеяла и кукарекала, а редиска и морковка соседствовали на огороде? Да и выпивка из бочек была натуральная, а не из ночного ларька, с красивой этикеткой, но неизвестно из каких опилок. С души свалился не просто камешек, а целый обоз и люди отрывались по полной программе. Равнее равноправия никакой Брюссель не создал - все на площади были братья и сёстры, даже "сам маркиз", лихо отплясывавший сразу с двумя селянками. Леру вывел на полную мощность лос-пингвосовcкую "Текелиту", этот "аргентинской казачок", и подтанцовывать не могли только замок с фортом. Да и то, потому что до них музыка не долетала. Даже детвора, временно осиротевшая по причине родительской занятости "мероприятием", чугундурила в своё удовольствие. Никаких "мальчики - отдельно, девочки - побоку" не соблюдалось - все дружно, без знаков различий, ходили на ушах. Чувство победы окрыляло, раскрепощало и колобродило - можно многое, если постараться от души!

В течение нескольких последующих дней прибыли обозы от разных адресатов из герцогства. Сумма штрафов в пользу Амьена составила двадцать тысяч золотых, Мерлю, как наименее пострадавшему в инценденте, досталось лишь двенадцать тысяч. Обе деревни даже близко не стояли по своим возможностям к подобным заработкам. Выкупы, полученные Старком были посолиднее: "баловство" Виктора Фуа обошлось герцогу в двадцать пять тысяч золотом, трёх непринципиальных отпрысков местной элиты оценили по семь тысяч за голову. Латников посчитали кучкой - всех вместе за тысячу золотых.

А вот барон фон Хорн вынужден был заложить ростовщику в Аргенте свой домен и право на титул, чтобы принести в клюве десять тысяч кругляшей. Шкатулка с драгоценностями была оставлена в качестве депозита. Любимый единственный сын, мамина краса и гордость, оставил семью совершенно без средств. Оставшиеся латники Хорна подали в отставку, порвав с семейством лузеров.

Запрет на проезд через реку Амьен Старк согласился отозвать, как неумеренную санкцию, вредящую торговым отношениям.


Представители компании по переработке редких животных получили указание "из центра" подготовить место для портала, чтобы одновременно вывезти динозавров и доставить деньги и товары. Центр решил не рисковать, гоняя в такое неспокойное время обозы, слишком дорого обошлась бы усиленная охрана. Портал решено было открыть на Дороге Древних, возле Форта, чтобы любопытные не путались под ногами и не совали свои носы, куда не следует. Заодно, чтобы не тратить лишнее время трансфера, "ворота" открывали два раза, но ненадолго. Второй, чтобы вернуть разгруженные повозки с лошадьми обратно.


Покупатели с помощию "тигростарков", собрали лёгкую конструкцию, изображающую высокие, широкие ворота из какого-то облегчённого сплава. Полномасштабный макет был своеобразным маяком, принимающим энергию и трансформирующим пространство. После корректировки начинался режим синхронизации и "ворота", для пущей видимости, светились. Портал выпустил из себя караван с грузом, потом в него ушёл встречный состав. Через полчаса возницы, лошади и пустые повозки обменялись обратно, конструкция была разобрана, а представители уехали, оставив Кристалл Вызова на случай появления нового "урожая". Очень удобное устройство - нажал на нужную выпуклость и отправил сигнал, который при дешифровке сообщит: где и кто конкретно убит и ждёт вывоза.

Наконец-то для учеников настал самый сладкий момент - оплата за заслуги. Больше всех заработал Марк, получивший только за личное уничтожение зоргха девятнадцать тысяч золотом. Был оплачен и отстрел дронгов - по тысяче за взорванную голову. Даже обозникам достались призовые по двести золотых на нос, после чего они захотели участвовать и в дальнейших рискованных мероприятиях. Треть денег из выкупов Старк распределил между участниками расстрела отморозков поровну, а одну пятую - пропорционально долевому участию, по количеству поверженных тем или иным бойцом врагов. Трофейные доспехи выдавались по списку "успеваемости", а полевые эльфийские аптечки по одной каждому. В комплект входила фунтовая упаковка тройского бальзама, кварта ПНП-эликсира во фляжке и набор драконьих пластырей. Зоргховые пластыри Старка не устраивали, так как у некоторых людей на них аллергия.

Жителям обеих деревень сообщили, что в Мерле открывается учебное подразделение "тигрят". Желающие могли сдать вступительные тесты, пройти трёхдневный тренировочный отбор и, если соответствовали, их принимали на обучение. Возрастной минимальный лимит составил двадцать лет. Совсем молодых просили не беспокоиться, непонятно почему…

- Ну что, внедрение закончено, белый господин? - по-утреннему улыбался Леру, - Пора на лаврах поваляться.

- А в глаз? - поинтересовался Старк, вышедший во двор, - Эх, надо бы великий поход на север учинить.

- Знаю я твои походы, - не унимался Леру, - все будут старательно стараться, а ты на печке лежать и пузо чесать.

Любопытный, как кошка, Клико уже вертелся рядом. Заработанные деньги жгли карман. Ещё вчера, когда бочонки и мешки с золотом переходили из рук дающих в руки загребущие, он мучился с выбором. То ли открыть счёт в банке, то ли отправить отцу, то ли купить что-нибудь эдакое? Причём, каждый вариант требовал личного участия, а занятий никто не отменял.

Отряд готовился к переезду обратно в замок, чтобы припрятать покрепче герцогские денежки, а также продолжить тренировки в ожидании очередной вводной. "Великий поход на север" мог оказаться чем угодно, поэтому лишняя информация не помешала бы.

- Ладно, я наверное съезжу в Борг, - пояснил Старк, - Теокриф и Марк поедут со мной. А всяким там Леру, за разглашение пузочесательных секретов, придётся поруководить набором новичков и тренировками.

"Разговорчики в строю" были прерваны звуком хорна, сигналящим с северного въезда в село. Видимо, прибыл какой-то важный гость и предупреждал о себе. Странным было то, что прибывший подъехал хотя и по Дороге Древних, но с "нежилой" стороны, через заброшенные лесные массивы. Впрочем, долго гадать не пришлось - через несколько минут появились гости под штандартом короля, где на красно-белом фоне дронг в металлизированной броне грозил окружающим палицей.

Странно, что ни у кого на гербах и знамёнах не было изображений великих мыслителей или художников, в крайнем случае, "соборов Богоматери". Кто мешает на боевом знамени изобразить эдакого Леонардо да Винчи, рисующего по памяти портрет своей покойной матушки. Там же можно расположить и натурщицу, мону Лизу Джоконду, сидящую на табуретке. Да любой враг разбежится, чтобы не связываться с теми, кто имеет такие знамёна. По крайней мере, чтобы не заразиться стойкой шизофренией!

Герольд подъехал к любопытным и торжественно доложил:

- Личный представитель Его Величества Пью Первого, виконт Джеффри Вархинкль! Прибыл для защиты интересов короля на территории к востоку от реки Амьен.

Затем, смягчив тон, благожелательно спросил:

- Нам нужен староста деревни и некий мессир Старк. Для них имеются пакеты из канцелярии короля.

Мэтр Леон представился и представил Старка, после чего герольд, оказавшийся заодно и секретарём виконта, передал обоим "пакеты из центра". Старку достались официально заверенные бумаги на владение Чёрным замком, Фортом и прилегающими землями. Старосте не столь повезло - в его пакете были инструкции по обихаживанию высокого гостя и его эскорта. Хорошо, что количество официалов было небольшим. Виконта, разукрашенного в изумрудно-оранжевые цвета, сопровождали секретарь, оруженосец, двое слуг и повар в одежде, ярко разукрашенной в цвета Вархинклей. И десяток красно-белых латников, возглавляемых таким же десятником.

Представитель короля что-то шепнул секретарю и тот сразу перевёл с высокомерного на обыденный деревенский:

- Его светлость решил расположиться в ближайшем замке.

- Так это в Амьен надо ехать, - просветил прибывших Леру, - там свободный замок есть. Рыцарь Домингес им всё равно не пользуется.

- Но у вас же здесь недалеко есть Чёрный замок? Сделайте ремонт и мы, так и быть, там расположимся.

- Благодарю за одолжение, но Чёрный замок принадлежит мне, - вмешался Старк, - согласно вами же привезённых бумаг. А гости мне не нужны, я уж как-нибудь самостоятельно поодиночествую.

Виконт поморщился, но вступать в пререкания с быдлом не стал, он всё-таки приехал из столицы королевства. Отдав указания приготовить обед он, через секретаря, пообщался со старостой, чтобы определиться с жильём. Бесхозные особняки Мерля были уже раскуплены "тигрятами" и в них скоро должен был начаться ремонт. Дома поплоше людей короля не заинтересовали, поэтому, для престижа, действительно решено было перебраться в Амьен. Тем более, что оттуда было ближе к местечковой "цивилизации" - виконт, по молодости лет, не собирался отираться в сельской местности. Его больше интересовало перебраться в Борг со своей свитой, а для "хозяйского пригляда" он хотел оставить королевского десятника, которого в пути крепко невзлюбил, да парочку латников впридачу. Благо жизнь в Борге оплачивалась казной по очень высокому уровню, включая отстёгивания писцу, непосредственно контролирующему данный финансовый ручей.

Само назначение Джеффри Вархинкля было всего лишь "временным отступлением". Серьёзно набезобразившему в столице молодому повесе нужно было схорониться на время где-нибудь подальше, пока неприглядная история не забудется. Влиятельные родственники подсуетились, проплатили кому надо, и припрятали своё сокровище подальше в глубинке. А сами, тем временем, выправляли ситуацию всеми правдами и неправдами.

После обеда полпреды выехали в Амьен, а Старк отдавал последние "распоряжения по подъезду", чтобы назавтра отбыть в командировку…


Глава восьмая.


Дом построим - будем жить…

Через два дня, "тигростарки", в составе одной повозки и двух всадников уже вьезжали в Аргент. Постоялых дворов хватало, потому с размещением проблем не было. Старк, оставив молодых, сразу отправился в канцелярию графа, где оставил заказ на работников-строителей и объявление о вступительных экзаменах в школу охотников, в Мерле. После чего посетил Первый Горный банк, проведя переговоры об открытии счетов. Рекомендации от Алефа и Сильмара были приняты "на ура" и банкиры, так и быть, согласились принять золотишко. Пришлось ехать на постоялый двор, забирать повозку и Марка с Теокрифом в придачу. После чего каждый заполучил свободное время до завтрашнего утра.

Вывеска новомодного чайно-кофейного заведения "Stimulus" была окаймлена гибким бичом, ничего общего с названием не имеющим, зато отражающим бывший социальный статус его хозяев. Посетители скрипели зубами от цен, но исправно посещали кофейню - это в Аргенте считалось мероприятием статусным. И снаружи, и в помещении стояли лакированные столики и струганные лавки, чистые и гладкие. Внутри не было ни кухонного смрада, ни запахов жира, ни грязи: только кофе, чай, булочки и тортики.

Главный "стимулус", увидев входящего Старка, сразу расцвёл и пригласил за "козырный" столик в углу, для самых-пресамых - из пластика, с алюминиевыми ножками. Обоим хотелось поболтать и обменяться новостями, всё-таки два месяца не виделись.

- Сам поделишься или клещами вытаскивать? - начал Старк.

- Клещи не надо, наслышаны о ваших хулиганствах, - подыграл Лёха, - здесь только глухонемые ваш рэкет не обсуждают.

- Вообще-то мы мирные бронепоезды, стоим себе на запасных путях и никого не трогаем.

- Эх, нам бы кто золото караванами вёз, - размечтался "главный кофейник", - мы бы тоже тихонько в углу сидели.

Бичам жаловаться было грешно, они сразу распродали свои рессоры, а ту, что была от К-700, даже выменяли у эмира Хусена на поставки кофе из Эмирата. Жареного, в бобах, через тридевять земель. Заодно эмир, за дополнительные поставки, даже вошёл в долю на десять процентов. В охрану к ним прибился омоновец Генка, который сбежал с "пятна" с цинком патронов для "калаша", в первый же день. Практичный и деловой, он сразу нашёл общий язык и с бичами и с сержантом местного патруля городской стражи. Местная шпана и "авторитеты", мгновенно сообразили что к чему и не стали даже пытаться подгрести под себя "чайхану".

Другие изумрудники тоже потихоньку искали ниши выживания, правда с переменным успехом. Практически в первые дни, более двух десятков попаданцев были разобраны представителями Большой Тройки архимагов: Стефаном, Лори и Крайтоном. Попутно, ещё полтора десятка были уведены какими-то непонятными людьми. Ходили слухи, что это чёрные маги "рыбку ловили", но подтверждений не было. С учётом огромной ценности людей, биологически способных к магии, да ещё прекрасно образованных, сразу стало понятно, кто помогал спонсировать ажиотаж с Переносом.

Удачно обустроился рэпмен, который проконсультировался у Леру и перестроил свои песнопения. В принципе, писать баллады и переводить изумрудные песни на "готик" оказалось прибыльным делом. Он даже взял себе в помощники того безголосого барда, который, на удивление, оказался классным ударником. Заодно, в Мерле, они провели кастинг, на котором выявили "оранжевую агузарову" с мощным голосом и очень музыкальную от природы. Теперь это трио было нарасхват, а гонорары зашкаливали за все возможные допуски.

Старк, поднабравшись информации, вернулся на постоялый двор. Там, в таверне, любопытствующие пытали Марка по поводу убийства зоргха. "Ответчик" пытался объяснить, что он-де не виноват и зоргх сам порезался в трёх местах.

Теокриф вернулся поздно вечером, умудрившись по дороге свернуть шеи парочке лихоимцев ночной поры. "Тигриные" шевроны потихоньку начали наживать авторитет.

Утром троица налегке отправилась в Борг, в надежде навестить ГРУшников и филиал Службы Ликвидации. Теокрифа отправили к маркизу де Лякруа засвидетельствовать почтение, а тот, в свою очередь, пригласил "гостей столицы" в популярный игровой салон, где собиралась почтенная публика. Приглашение было прислано на вечер, поэтому днём Старк забрал Лефевра и поехал в местное отделение Службы Ликвидации Святой Церкви. Марк, как новоиспечённый боец "невидимого фронта", был внесён в реестр и получил призовые и помесячные наградные. Кроме того, ему был выделен эльфийский жеребец с парой таких же лошадей и персональная, того же изготовления, повозка. Вообще, непонятно почему, но скотина "от эльфов" была нарасхват. И не столько из-за удойности, мясистости и шерстистости, сколько благодаря удивительному послушанию и исполнительности. Странно, но и эльфийские бараны были вполне разумными, даже по сравнению с двуногими сапиенсами.

Особенной ценностью был Медальон Ликвидатора, превосходивший Медальон Воина по всем позициям - как по вместимости, так и по количеству характеристик. К тому же, он был весьма обильно заряжен заклинаниями одноразового и многоразового использования, срабатывавших даже без обращения со стороны владельца, автоматически. В центре медальона, на синем кристалле, светилась набольшая цифра "1", означавшая количество поверженных "черняков". Маг, забитый Марком, хоть и был медальонником, но слабоват, согласно спискам Службы. Руководитель отделения, старший рыцарь Орвилл, выписал грамоту, которая гласила, что Марк Лефевр отныне имеет статус Рыцаря Святой Церкви. Последним подарком был полный комплект брони и оружия класса "усиленный артиг", включая прекрасный арбалет "крайст" с ящиком болтов к нему и мешочком усиленных разнофункциональных наконечников.

Парадный выезд "тигростарков" с постоялого двора стал весьма заметным событием. Марк и Теокриф, в парадных тёмно-синих камзолах с шевронами и в шляпах с перьями, смотрелись эффектно среди серой толпы постояльцев. Лёгкий кабриолет с изящными лошадьми ожидал гуляк у входа. Даже Старк не портил картину своей сутулостью, потёртым серо-зелёным кафтаном и любимым стэтсоном. Вот только возле салона, вся нарядность моментально испарилась на фоне посетителей, которые сами были обуты и одеты по последней моде - в яркие вечерние расцветки. Салон Кауфмана посещали лишь сливки общества, по персональным приглашениям или в качестве чьих-нибудь гостей.

Сам владелец, ростовщик высочайшего уровня, был очень грамотным психологом и вёл свои дела весьма светски - мягко и ненавязчиво. Часть доходов он вкладывал в коллекционирование диковин и редкостей, а салон создал для соответствия имиджу. Прибыль от этого заведения шла на благотворительные цели. По крайней мере, видимая её часть. Должники настолько тихо погружались в кабалу, что даже не замечали этого, считая что кредитование будет вечным и безболезненным. Кауфман, воспользовавшись моментом, выкупил права на долги фон Хорна, рассчитывая, со временем, тихо-мирно заполучить баронство. Конечно, только ради титула. Нужно было, всего-то и делов, дождаться нужного момента, когда никому не будет дела до опального барона.

А ещё он играл иногда в кости со своими гостями: иногда немного выигрывал, время от времени много проигрывал. Изредка использовал заветный набор костей, изготовленный мастеровитым гномом из Ферриады. Пара кубиков обошлась в два бочонка золота, но давно уже окупила себя, принеся реденькие выигрыши особо ценных и безумно дорогих диковин. "Аристократичный ростовщик" не унизился бы до простого жульничества со смещённым центром тяжести в костях или иными мелкими прибабахами. Его пара была насыщена "принимающей" магией на 77 "счастливых" бросков и засечь хитрость было невозможно - управление кубиками велось силой духа "на вход".


Сегодня мечты Кауфмана вились вокруг дюжины гоблинских кафтанов "улькер". Они были изготовлены более полутора тысяч лет назад, а пошил их знаменитый мастер Тыргон, из шкуры чёрного дракона. В довершение ко всему, сия одёжка была простёгана волокнами дерева Арчер и усилена магией гоблин-доро. Девять кафтанов исчезли примерно семьсот лет назад на Драконьем плато, вместе с хозяевами-драконоборцами. Один хранился множество лет в семействе магов Лори, ещё один был вывезен капитаном Андре Саша из земель Отринутых Гоблинов, пять лет назад. Капитан потерял весь свой полутысячный отряд, вернувшись с одним адъютантом и одним "улькером". Адьютант умер через три недели, а капитан жил в лечебнице святого Нана в состоянии тихого помешательства, но всегда одетый в кафтан. Император Генрих Великолепный учредил содержание больного и обеспечил охрану национальной ценности. Двенадцатый кафтан был, по слухам…

Размышления мэтра Кауфмана были прерваны на самом интересном месте. Да уж, мечты его иногда материализовались, но не столь же явно? Двенадцатый кафтан входил в зал! А внутри него - высокий брюнет, в сопровождении эскорта из двух телохранителей. Ростовщик получил уникальный шанс, который было просто преступно упускать.


Маркиз, увидев Старка, тут же подошёл и поздоровался:

- Мессир Старк, рад вас видеть. Марк, Теокриф - честь имею.

- Здравствуйте, ваше сиятельство, - вразнобой ответили все трое.

- Позвольте представить вам хозяина этого заведения. Мэтр Кауфман, подойдите, пожалуйста, сюда.

Окрылённый ростовщик, радушно и быстро подошёл, нет, прямо-таки подлетел, и склонил голову в полупоклоне. После того, как прозвучали все имена, оба "тигрёнка" получили свободу блуждать, где вздумается, а Старк и де Лякруа уединились, чтобы пошептаться об очередном походе на Висбах. В "воины-освободители" записалось даже пара десятков изумрудников. Почти полторы тысячи авантюристов всех мастей из нескольких стран горели желанием порвать чёрных магов, захватить замок и завладеть вожделенным миллионом золотых. Магическую поддержку должны были обеспечить четыре мага-наёмника из Горма. Среди организаторов миссии возмездия были замечены Виктор Фуа с Хьюгом фон Хорном, а также "торнадо" Вильямс со своими бойцами…

Беседа плавно перешла в прогулку по залу и созерцанию играющих. Азарт един для всех параллельных миров и универсален в желании лузера "всего лишь отыграться". За столом, где играл Кауфман, очередные золотые монеты меняли хозяев. Его соперник с удовольствием наращивал кучку, когда ростовщик признал своё поражение, увидев подходящего маркиза и его гостя.

- Мессир Старк, - застенчиво обратился хозяин заведения, - извините меня, ради бога. Позвольте задать нескромный, но прямой вопрос?

- Спрашивайте, ответим, - улыбнулся Старк.

- Я коллекционер, и очень увлечённый. Не согласитесь ли вы продать мне свой "улькер"?

- Расслабься, Кауфман, - успокоил ростовщика владелец ценности, - я достаточно состоятелен, чтобы не расставаться с полезной и удобной одеждой в обмен на жёлтые кругляши. Деньги меня не интересуют, так как я могу их просто-напросто заработать.

Ему давно уже надоели просьбы такого рода, но приходилось соблюдать приличия, по крайней мере, до поры до времени.

- А если я предложу вам артефакты Древних?

- Ростовщик, - голос Старка немного напрягся, - нужные мне артефакты я добуду сам, в Брошенных Землях, отстань. Пойдёмте дальше, маркиз.

- Ещё последний вариант, извините меня, пожалуйста, - умоляющий тон остановил Старка, - давайте сыграем в кости, я поставлю любую ставку, которая мне по силам.

- Мэтр Кауфман, не будь идиотом, - Старк старался говорить мягко, - я очень редко играю, но почти всегда выигрываю. Пойми правильно - на моей стороне Бог! А ты всего лишь ростовщик. Или ты хочешь выставить против моего "улькера" всё, что имеешь?

Последний довод был, несомненно, убойным, так как трудно найти удачливого бизнесмена, готового проиграть всё, только ради удовлетворения своего каприза. Всем вокруг стало ясно, что игральная дуэль не состоится. Всем, кроме самого Кауфмана.

- Я согласен!

- И как ты себе это представляешь? - возмутился Старк, - Найдёшь сейчас нотариуса и подпишешь обязательства?

- Да, найду и подпишу, - отчаяние ростовщика, якобы загнавшего себя в угол, но не желавшего уступить, превратило его лицо в маску отчаянной обречённости. С проблесками алчности.

- Хорошо, - уступил Старк, - но только по одному броску, прямо сейчас. У тебя есть кости поновее, без всяких хитросточенных уголков?

Кауфман в очередной раз убедился, что иудейский бог гораздо хитрее и удачливее христианского. Он не чувствовал за собой вины, обманывая изумрудника, тот всего лишь расстанется с длиннополой курткой. В конце концов, найдёт что-нибудь другое - голым явно не останется.

- Такие вам подойдут? - спросил он, протягивая кубики с точками.

Старк осмотрел их, вроде новые, без дефектов, положил в стаканчик, потряс его и выбросил содержимое на стол. Кости немного покувыркались и показали четвёрку и пятёрку.

- Ты проиграл умник, - торжествовал Старк, - у меня девять! А среднее число обычно семь - можешь подписывать документы.

Халява есть халява, даже в Оранжевом мире: заполучить с такой лёгкостью ростовщический бизнес, коллекцию древностей, игровой салон и всякую другую всячину "от Кауфмана" было приятно.

- Я имею право на бросок, - усмехнулся ростовщик, - вдруг у меня больше выпадет?

- НИ-КО-ГДА!!! Я же сказал, что Бог на моей стороне.

Впрочем, формальности должны были быть соблюдены и Старк решил повременить с ликованием по поводы выигрыша. Кауфман поцеловал кубики, аккуратно положил их в стаканчик, побренчал, как положено, и метнул кости на стол…

Первый кубик, накувыркавшись всласть, показал заказанную шестёрку. Второй же, провёдя в движении лишнюю секунду, остановился, нахально подмигивая ошалевшему Кауфману глазком-точкой. Всего лишь одним!

- Семь! - радостно завопил Старк, подпрыгнув и взметнув вверх руки, - Мать-перемать вашу, я же говорил, что арифметика рулит!

"Мать" была озвучена по-русски, но нависавшая вокруг толпа болельщиков всё поняла прекрасно, хотя и на чисто эмоциональном уровне. Всем приятно, когда бродяга обыгрывает богатея, тем более, что все сказки этому учат с раннего детства. Сам ростовщик, впав в ступор, думал только о том, как он будет предъявлять претензии гному-изготовителю. Глубже этого его мысли не способны были продвинуться ввиду глубокой подавленности от неожиданного результата.

Бедолага-иудей знал, что магия "внутреннего пользования" имеет коварный побочный эффект - возможен перехват управления посторонним субъектом, находящимся в зоне действия. Этот вид магии, конечно же очень удобен, так как не детектируется и за его использование не могут привлечь к ответственности. Но, для подстраховки, необходима "персонализация контакта", за которую гном запросил десяток бочонков золота. Кауфман отказался, считая цену слишком высокой, а свою силу духа, вытащившую его из самых низов, слишком сильной. Да и сам процесс "персонализации" очень сложен и, как счёл ростовщик, ради каких-то нескольких десятков бросков вовсе не обязателен. Главное, не зарываться!

Даже в самых витиеватых размышлениях ему не могла прийти в голову такая "несущественная мелочь", как спецподготовка, при которой сила духа специально тренируется, а заодно и мощно развивается и усиливается, благодаря регулярным многолетним сеансам облучения Святой Благодатью (энергией намоленности). И в поединке "ростовщик vs. ликвидатор-отставник" результат однозначен, как, например, в поединке "корова vs. дракон".

Лурье, персональный юрист Кауфмана, которого ростовщик загнал в долговую кабалу сразу после Вторжения и до сих пор эксплуатировал, не скрывая удовольствия, принёс бланки согласований. В игорном салоне проигравшиеся иногда закладывали то, чего не было в данный момент в карманах, поэтому запас соответствующих бланков всегда был в наличии, равно как и сам юрист. Кауфман, в присутствии "второго лица герцогства" и прочих представителей высшего света, подписал всё, что необходимо, после чего снова завис в прострации. Шок от неожиданного проигрыша, как и положено в таких ситуациях, пока ещё превалировал над ужасом потери всего состояния. Поэтому и документы подписывались бездумно, автоматически.

Необычайно довольный Старк радовался своему супер-успеху - фактически он выиграл… Лурье, одного из лучших юристов Империи, специалиста как в области криминальных, так и цивильных законов. Юриста, получившего образование в одном из университетов Великого Юга Ифрики!

Информацию о сильных профи герцогства Старк получил, заказав её у Драги. А попутно проявился и Кауфман. Через Мореля был выведан психологический портрет ростовщика, включая его слабости и хитрости. Поэтому схема самого "развода лоха", разработанная вместе с Леру, была лишь результатом аналитической обработки имеющихся данных. Правило о том, что "самый лучший экспромт - это заранее приготовленный спич" никто не отменял!

- Дорогой маркиз, вы не могли бы оказать мне услугу? Мои парни все в Мерле - может, предоставите десятка два своих латников для контроля за "наследством Кауфмана"? Я им оплачу призовые, не менее, чем в тысячу-другую золотых на всех.

- Мессир Старк, - ответил де Лякруа, - буду рад помочь, распоряжусь прямо сейчас.

Ажиотаж начал спадать. Посетители спешили разъехаться, чтобы побыстрее распространить соответствующие сплетни и слухи.

Свежеиспечённый "пахтакор-чемпион" наконец-то освободил Марка, отправив того к маме и любимой девушке. Заодно, приказал с завтрашнего утра работать в паре с Лурье в качестве контролёра. Теокриф был послан "куда подальше", то есть на постоялый двор, с задачей выспаться и как следует отдохнуть. А с самим юристом была проведена обстоятельная беседа, итогом которой обе стороны оказались вполне довольны. Старк предложил специалисту поработать на него ближайшие полгода, помогая разобраться со свалившимся на него бизнесом. Платой было полное списание долгов и помесячное жалованье в пятьдесят золотых империалов. А в дальнейшем, если Лурье захочет, продолжить сотрудничество в будущей канцелярии Старка, в качестве её главы. Без бюрократии только кролики плодятся, поэтому так стремительно и размножаются! А сам Старк, как всегда, сачканул, отправившись вместе с прибывшими латниками осматривать городское хозяйство ростовщика-коллекционера…

…С утра, Теокриф, умытый и причёсанный, был накормлен завтраком и задействован в качестве ординарца и адъютанта в одном флаконе. Вчерашний дорогущий кабриолет уже подкатил ко входу и оба деревенских "крутяка" направились к нему, чтобы нанести кое-какие нужные визиты. Старк даже ногу успел поднять, чтобы забраться внутрь, когда услышал с подъезжающей повозки крик:

- Командор, подождите пожалуйста, не уезжайте. Вас потом чёрта с два найдёшь!

Старк повернулся и опустил ногу на землю, увидев, что с повозки спрыгнул молодой человек и побежал к нему.

- Октавиан, малыш, ты откуда вылез? - забормотал он на радостях, - И какого хрена лысого ты здесь делаешь?

Крепкие дружеские объятья подтвердили всем случайным зрителям, что встретились не просто два прохожих. Теокриф, на всякий случай, раскрыл пошире глаза и распахнул уши - каждый кусочек информации о прошлом шефа был бесценен.

- Я из повозки вылез, - объяснял "малыш" лет, эдак, под тридцать, - и хотел вас увидеть, когда услышал о том, что "…некий Старк прибрал себе собственность Кауфмана…" Вы всё-таки вернулись!

Через десять минут выяснилось, что молодой маг Октавиан решил поучаствовать в походе на Висбах. Он прибыл в Борг со своим помощником, служившим у него последние три года, инженером Терминалем, высокообразованным знатоком теории тонких биополей, бывшим латником и бывшим безработным.

- Так, дружище, я вернусь через три часа. Жди меня в местной таверне - ты мне очень нужен. А к тем придуркам-авантюристам больше не ходи. И ещё, забудь про "командор", я теперь просто Старк или мессир Старк, не более.

После чего запрыгнул в кабриолет, потому что нужно было навестить Володина-Серёгина и Драгу. "Фермерское" хозяйство Володина находилось в большом особняке, имевшем и конюшни, и каретные сараи, в которых была размещена изумрудная техника и транспорт. Несколько "колхозников" уже разъехались по Империи, добывая информацию. Параллельно шла вербовка оранжиков и их обучение. С магами пока не связывались.


Охранники на входе вызвали Драгу, который повёл Старка внутрь особняка к генералу-фермеру. Серёгин не стал выёживаться, а вполне уважительно пожал руку человеку, которому когда-то самолично, ещё будучи полковником, вручал недоданные своевременно правительственные награды.

- Значит, предлагаешь дружить домами? - спросил генерал-лейтенант в гражданке "оранжевого покроя", выслушав Старка.

- Скорее землями, - уточнил бывший сержант, - барона Хорна я выпру, как неплательщика. И вам будет удобнее: не только титул, но и свои земли со своими тайнами, кстати, очень редко посещаемые. И мне лишний дружеский буфер не помешает.

- Хорошо, пулемёт я тебе дам, - изобразил Серёгин персонажа из "Белого солнца пустыни", - предложение стоящее, а то здесь я у всех любопытных, как на ладони.

В принципе, обмен, предложенный Старком, не был столь уж разорительным. Он просил несколько помповиков, два гранатомёта РПГ-7, пару "печенегов", один "корд", четыре ящика "фенек" и две вакуумные мины. И, конечно же, боеприпасы, боеприпасы, боеприпасы…

Что удивило ГРУшников, так это ухмылка Старка, встретившего всю эту кучу оружия странным выражением "на первое время хватит, пока что-нибудь получше не надыбаю". А вот двадцать километров земель от Аргента до речки Амьенки, да ещё с супертрассой Древних, идущей рокадой вдоль реки Леоры были очень нужны в качестве базы. Тем более, что сам отставник живёт недалеко и проконсультировать может куда лучше, чем местные знатоки.

Теокриф, побродив по подворью, нашёл лавочку и присел повалять дурака. Через несколько минут к нему присоединился какой-то бездельник из особняка, вынесший мусор и посчитавший, что долг перед Родиной на сегодня выполнен. Два разноцветных простодыры, один изумрудный, другой оранжевый, вели простодушный разговор о погоде и видах на урожай. В простодырости, ясен пень, Теокриф оставил оппонента далеко "за столбом", отвечая по ходу непритязательного допроса честно и подробно "не знал об этом", "не может быть", "надо у мессира спросить, он наверняка знает", "а разве у нас такое есть?". В конце концов, изумрудник вспомнил, что пора и честь знать и отбыл, немного недовольный чем-то. А Старк, выглянув в окошко, опять послал адъютанта, да ещё и при всех. На постоялый двор за повозкой. Загрузившись военно-полевой всячиной, "тигростарки" отбыли к неродным, временным пенатам.

- В общем, их "простак" выпытывал у меня всё подряд, - докладывал по дороге Теокриф. - Особенно про деньги и вооружение.

- С этими парнями надо быть поосторожнее, - пояснил Старк, - по добыче информации это профессионалы высочайшего уровня.


Кое-что он и сам добыл в беседе. Тот же Захаров, уехав с "пятна" с единственным уцелевшим телохранителем, не стал останавливаться в Аргенте, а сразу умчался в Борг, благо имел пару запасных канистр бензина. И на следующий же день втюхал свою самоходную повозку местному антиквару-солидняку за сто пятьдесят тысяч золотых, обогнав "лошадиные новости" о прибытии большого количества изумрудников. Бедняга антиквар, тем же утром, на радостях, помог Вадиму арендовать добротный особняк возле герцогского дворца, нанять надёжных слуг и даже познакомил с десятником "вольного стиля", имевшего свой десяток латников и искавшего надёжного состоятельного хозяина. А ещё через пару дней недалеко от порта был снят "домик для дел", в котором экс-олигарх организовал свой офис и начал потихоньку внедряться в складской портовый бизнес. Ещё через неделю, он съездил в Аргент и арендовал там до конца года целую лигу земли вдоль реки, к западу от городского порта. Идея была простой, как ситцевые трусы: ради изумрудных диковин из первых рук, в Аргент прибудет множество купцов, посредников и коллекционеров и, очевидно, что на всех просто не хватит обустроенных мест. Таким образом, четыре километра пристаней, складов и однозвёздочных гостиниц могут принести солидную прибыль при невеликих расходах. Всё это хозяйство строилось в качестве временного, способного выдержать лишь одноразовый наплыв клиентов, в течении трёх-четырёх месяцев. В общем, Захаров сделал первые уверенные шаги на пути в местный "список Форбса"!

"Викинги-новгородцы" тоже нехило пристроились. Пользуясь "прозрачностью" границ между Великоновгородской и Московской губерниями, они провезли в своей ладье увеличенных размеров, три десятка стволов с боеприпасами и даже МГ-34 с непонятно откуда надыбанными патронами к нему. Свежими патронами! Пользуясь превосходством в дальнобойности и ходовыми преимуществами, эти парни быстро отморозили всех любителей попиратствовать против них на Леоре и даже обзавелись небольшим трофейным флотом, не нарушив при этом ни одного закона Империи. В портах Аргента и Борга у них тоже были свои офисы и, несмотря на воистину "изумрудные" сверхцены, они имели большое количество заказов на транспортировку. Причём политика отбора клиентов была простой: чем меньше и дороже сам груз, тем раньше дойдёт очередь на "новгородский извоз" для купца. Для "правильных пацанов" нашёлся даже хороший маг. Теперь главная суперладья шла в Тарб, посещая по ходу речные порты Империи, а впереди, как на подводных крыльях, мчалась молва-реклама.

Закон жизни прост: как себя поставишь - так к тебе и будут относиться! А те, кто тихохонько, да культурненько сопят в сторонке, чтобы, не дай Бог, не выделиться и не оказаться равнее всех равных - пусть и дальше молчат в тряпочку. Они своё место в жизни выбрали и его вполне достойны!

"Изумрудный Айболит" доехал не только до Борга, но и дальше, до земель архимага Стефана. Однако, на все просьбы, а потом и мольбы о личной встрече, его культурно отшивали, пока он не достал охрану окончательно. Был вызван один из Учеников, который закатал надоедливого врача в стасис-поле. Получившийся шар поместили в повозку, вручив вознице три золотых. Наташа, ошарашенная случившемся на её глазах, покорно села в ту же повозку и молчала всю дорогу до Борга. В местной лечебнице святого Нана шар выгрузили и отнесли на специальный склад. Саму Наташу успокоили, отпоили отварами и объяснили, что "ваш доктор немного подумает над своим поведением, а когда он поймёт, что был неправ, надоедая уважаемым людям, заклятье само спадёт". В итоге, сама медсестра устроилась здесь же на работу по специальности, получив не только еду, но и деньги на мелкие расходы и персональную келью для сна и отдыха. Специалистов везде ценят и уважают!

Октавиан терпеливо и молча дожидался своего "командора" в компании Терминаля. Слишком много Старк сделал двенадцать лет назад для тогда ещё семнадцатилетнего парня, взяв под своё крыло. Никому не нужный, но настырный щенок лез всюду, где звучало слово "магия", хотя его собственная аура была какой-то размыто-бледной, да ещё и серо-буро-малиновой. Малограмотный, худой, с грязными обгрызенными ногтями, он раздражал своими претензиями и расспросами и задолбал весь Горм, пытаясь устроиться хоть в какой-нибудь отряд наёмников. Старку он понравился назойливостью и упёртостью и Октавиан был принят в отряд, который "командор" формировал и готовил для защиты одного горного княжества от армий завоевателя Генриха, в то время ещё Великого. Через восемь месяцев парень преобразился в высококлассного, хоть и молодого воина, крепкого, умелого, спокойного и выносливого. Тогда-то и выяснилось, что и аура стала более яркой и чёткой: жёлто-сине-красной - сразу три стихии! К сожалению, готовить мага уже не было времени, и отряд уехал воевать за чужую свободу. Вместе с группой Старка и Леру туда же отправились ещё несколько более крупных подразделений наёмников. Почти все они погибли, но перевалы отстояли. Отряд "командора" потерял только двоих бойцов.

А потом было позорное "награждение" выживших, когда всех уцелевших, по одному, запускали в княжеское Хранилище Артефактов. Запускали, впрочем, ненадолго: выбрать на глаз любой артефакт и выйти вон. Октавиану тогда достался какой-то металлический "бутон" непонятного назначения. После торжественной церемонии облаивания и поливания грязью, наёмникам дали двое суток, чтобы покинуть пределы княжества. Но жизнь не останавливается на горьких страницах, а перелистывается дальше.

Старк и Леру отдали соратникам заветный бочонок золота из личной заначки, распустили отряд, а в качестве компенсации забрали Октавиана с собой. Попутно объясняли ему основы магии, так как общее образование, включая знание русского языка (то ли конёк Старка, то ли ментальная болезнь), ему дали ещё в процессе воинской подготовки. В принципе, воспитанник стал за время сражений очень сильным бойцом и практически достиг уровня "торнадо", но тяга к магии была гораздо сильнее. Хорошо, что Октавиан усвоил важное правило: "Магия без инженерии ничто!" и засел в библиотеках за соответствующие учебники. Позднее их пути разошлись, но Старк пообещал Октавиану когда-нибудь вернуться и найти его. Обещание он сдержал лишь наполовину - вернулся. Но именно маг нашёл своего командора, а не наоборот.

Вернувшись в таверну весьма довольным, Старк предложил магу и инженеру сотрудничество на два-три года, рассказав о будущих поездках в Брошенные Земли за ценностями и бесценностями. Он даже пообещал снабдить умников высококлассной маной, которую ему вскорости должны были доставить. А взамен потребовал только одно: учиться, учиться и учиться. В промежутках между выполнениями заданий по магии и антимагии, ясен пень. Совсем немного для тех, кому делать нечего! Удивительно, но оба немедля согласились, как будто в жизни для них других путей не имелось. Обоим выдали подъёмные и поручили приготовить себя и повозку, а также всё, что лично им понадобится в ближайшие дни.

Осталось только разобраться с ростовщичеством и можно было смело валить домой, к своим. Лурье, получив распоряжения от нового хозяина, за два дня нанял целый караван повозок для вывоза коллекции, драгоценностей в закладах и деловой документации. Он также пригласил всех должников Кауфмана, живущих в Борге, включая самых бедных, но обязанных. На площади перед временно закрытым игральным салоном был разожжён костёр в котором горели синим пламенем долговые расписки меньше ста золотых весом. Должников было так много, что общий вздох облегчения едва не затушил костёр. Тем, кто должен был более крупные суммы, а это люди не бедные, хотя бы по статусу, сообщили, что через неделю в Аргенте будет открыт офис Старка-Лурье. Там они имели полное собачье право забрать свои долговые расписки и залоги, уплатив двадцатую часть долга в канцелярию графа в качестве штрафа по недоплате налогов. На четырёх должников никакие льготы не распространялись - решение по ним собирался принять сам Старк.

В принципе, такой вариант всех устроил, особенно влиятельных членов высшего света герцогства. Судьбы четверых невезунчиков никого более не волновали, так как общее списание долгов составило гигантскую сумму в три с половиной миллиона империалов. Правда, новых кредитов "ростовщик" выдавать не собирался, закрыв все дела по Кауфману раз и навсегда. Барон фон Хорн, тихо сидевший в своём замке, не знал о происходящем и не думал, что ему пришёл трындец как личности. Все, счастливо отделавшиеся, его уже похоронили, чтобы не рассердить нечаянно своим заступничеством Старка. Всё-таки, расписки будут существовать ещё неделю.

Популярный высокоприбыльный салон был передан в собственность маркизу, а в обмен получены четыре полных комплекта "наварро" и ещё семь "усиленных артигов". Гномская повозка, выделенная для перевозки этой брони и оружия, оставалась "командору" вместе с лошадьми. Герцог Борга, узнав об огромнейшей сумме списаний, передал через де Лякруа свою благодарность. Кроме того, он подкрепил её двадцатью арбалетами "крайст" и тремя "торами" с полным боекомлектом болтов. И подумав, добавил от щедрот, тысячу наконечников К-7 и две повозки: эльфийскую и гномскую.

Окружающая среда восхитилась столь щедрым даром, не задумываясь о том, что подпольный торг, через маркиза, занял ровно сорок восемь часов…

…Караван с "добром" имел ещё и "кулаки" в виде латников герцога и маркиза, отправленные с целью убедиться в том, что локальный возмутитель спокойствия вернулся восвояси на свой край географии. На новенькой повозке рыцаря Марка Лефевра ехали и две "лефеврихи" со своим скарбом: его матушка и заневестившаяся подруга Лаура. Ему удалось убедить обеих лапушек переехать к месту его службы. Без набора юристов тоже не обошлось - в обойме были представители герцога и маркиза, возглавляемые Лурье, отправленные с тем, чтобы убедиться самолично в списании огромных долгов аристократии герцогства. Даже "фермеры" отправили своего законника, уж очень им хотелось переселиться из города в деревню.

Через два с половиной дня караванщики въезжали в Аргент, где их встречал сам граф, радостно удивлённый предполагаемым вливанием в казну. Всё-таки пять процентов от трёх с половиной миллионов весят немало. Более пяти тонн золота! Естественно, не сразу, а по мере выкупа долговых расписок. Слишком много для банальной взятки, а посему следовало внимательно рассмотреть зубы дареного коня, а заодно копыта и хвост.

Там же, в Аргенте, под руку подвернулся и рассерженный виконт Вархинкль. Пожив три дня в халявном замке, он проклял и советчика Леру, и амьенскую провинциальность, и усугубляющуюся депрессию, порождённую "дальнобойной" ссылкой. А, заодно, и всё остальное, что не успело спрятаться получше. В итоге, оставив у старосты Амьена десятника с двумя латниками-ветеранами, виконт собрал остальную братию и уехал в Аргент подготовиться для "эмиграции" в цивильный Борг. Золотой запас Кауфмана разбередил его душу, и он раскатал губу, чтобы отщипнуть положенную мзду. Вот только, посланный с намёками помощник, вернулся с пустыми руками, чем подписал Старку смертный приговор в будущих страшных муках!

Вопрос с баронством фон Хорна был решён достаточно просто. Правда, за спиной у самого барона. Ему оставляли пожизненный титул без права передачи по наследству и выделили две тысячи золотых империалов на последующее обустройство в Борге или в ином другом месте. Володину передавались земли и присваивался титул вольного барона, без принесения вассальной присяги. Дело в том, что фон Хорн, как и во время войны, находился в прямом подчинении у герцога. Оставалось лишь уведомить барона и мирно нагнать его куда подальше. Миссию возложили на юриста герцогской канцелярии, придав ему на всякий случай, десяток панцирников.


Для Лурье был куплен дом под жильё и под офис, а сам Старк нашёл время и пригласил на работу агронома с зоотехником, случайно приехавших на "пятно" в день Переноса. Оба, не выказывая нетерпение, ожидали Ярмарку, чтобы продать свой Уазик и купить землю под ферму. Только уж очень тоскливо было это ожидание и не совсем понятны виды на будущее.

- Мне нужны специалисты вашего уровня, - уговаривал Старк, - хочу свой совхоз создать. Всё есть, даже нечисть из лесов изгоняем.

В итоге оба согласились, всё-таки удобнее было не рисковать своими деньгами в незнакомом мире, а сначала попробовать за чужой счёт. А вот писатель-фэнтезёр, оказавшийся прекрасным кулинаром, работал в ставшей за последний месяц очень популярной "Изумрудной таверне" и отказался уезжать в деревню шеф-поваром Отряда. Он потихоньку копил материал на будущий бестселлер и подумывал о написании романов для оранжиков, благо рынок был огромным и благодарным. Книги стоили дорого и раскупались прекрасно. Проблема была лишь в поставках бумаги и краски, но ей занялся постепенно выползающий наружу Шеллер.

В Амьене, Старк провёл переговоры с рыцарем Домингесом, который согласился продать ему права на замок за три тысячи золотых. Цену предложил сам Старк, так как рыцарь давно мечтал переехать в Аргент, но не имел достаточно средств. Уладив последний территориальный вопрос, можно было наконец-то добраться до "пузочесательной печки". Очередной "великий поход на север" был закончен!…

…Повозки, въезжавшие в ворота Чёрного замка, встречались с радостью, независимо от содержания. Латников сопровождения отправили в казармы отдыхать, а новые школяры, под управлением Леру, занялись разгрузкой нажитого бесчестным путём добра. Марк сразу был отправлен обустроить своих женщин в достойных апартаментах замка, а Теокриф "послан" в очередной раз - сплетничать со "стариками". Сам Старк повесил на шею виртуальную табличку "До завтра не кантовать!" и скрылся в своей берлоге у Эльзы и Вики.

На следующее утро был собран "генштаб", где сначала выслушали Леру.

- Я уже задолбался золотишко на серебряшки менять, - возмущался вице-главарь, - народ прибывает немеряно и всем нужно платить из-за капризов "благодетеля". Скоро гномский банк здесь филиал откроет, чтобы бочки не возить туда-сюда.

- Пусть открывает, - возразил Старк, - лишний банк в заднице не лишний. Ещё один денежный караван из Аргента и сюда съедутся разбойники со всей Империи.

- Они и так съедутся, слишком сладкие подвалы в нашем замке, - добавил Сильмар, - будет на ком тренировать наших учеников, да и сами позабавимся.

Слова воинственного кузнеца сначала всех насмешили, а потом заставили призадуматься. Старка, как и прочих, порадовала идея дополнительного тренинга. Его принцип: "Выживший остаётся в Отряде!" обеспечивал столь необходимое ветеранство. Проще вкладываться в одних и тех же устаканившихся, как бы дорого это не обходилось. Планы Старка не предусматривали создание большого воинского подразделения и завоевания мира. Пусть этим занимаются те, кому не лень, а для походов на восток хватало и нескольких десятков.

- Парни, планы на ближайшие три месяца до Ярмарки будут простые: обустроим замок в Амьене и сделаем ходку за зоргхом во владения барона Штольца. На обратном пути заберём себе никому не нужный Игль. Всё остальное время потратим на тренировки, включая выезды на ночь в лес, чтобы нечисть почикать и, заодно, молодых потренировать.

Большего и не было возможности потянуть, в запасе было всего лишь два ватиканских аккумулятора, а несколько солнечных панелей, установленных на крыше Чёрного замка, собирали не так уж много энергии. Хапать же брошенные замки без обустройства прилегающих территорий вообще было не в правилах Старка. Излишки лишь отвлекают время и распыляют средства, обеспечивая только моральные "понты" перед другими "понтовилами"…


Глава девятая.


Больше замков - меньше нечисти

…Амьенский замок явно имел Кристалл Защиты, но непонятно было одно - почему он до сих пор работает. В Чёрном замке, хотя бы чёрный маг был, который тратил свою ману на подзарядку, обеспечивая себе спокойное существование, без посетителей. Поэтому, прибыв в Амьен, "тигрята" сразу ринулись в подвалы на поиски заветной комнатки. Дверь в неё нашёл Октавиан с помощью одного из своих амулетов, причём в помещении, где хранился всякий оружейный, доспешный и иной мусор. Мусор расшвыряли, дверь открыли и Леру сразу начал искать объяснение "вечной энергии". Шар слегка светился, аккумулятор был чуток заряжен, но откуда поступала энергия оставалось непонятно. Никаких проводов или иных контактов не наблюдалось.

Старк не стал заморачиваться с загадкой, а тупо распорядился дозарядить аккумулятор по максимуму и перевести Кристалл в режим Поля Чистоты на полную мощность. После чего из подвалов вытащили наружу всё, что там было, а сами подвалы закрыли. Октавиан наложил небольшое, но вредное заклинание, чтобы никто не совал нос, куда его не просят. На верхних этажах уже давно ничего не было, экспроприированное различными экспроприаторами прошлого, и ремонтно-строительная бригада сразу приступила к очеловечиванию объекта. Будущий гарнизон замка ещё только начинал тренировки, поэтому для охраны были наняты местные ветераны-сельчане, благо деньги для них лишними не были.

Сама Школа охотников-кладоискателей, дислоцирующаяся в Чёрном замке, насчитывала полторы сотни безработных бездельников и просто искателей светлого будущего. Стандартные первичные тесты в три дня отсеивали многих. А те, кто оставался, заполучали ещё более усиленные тренинги с питиём полезных отваров. Хотя, через месяц, слишком хитрых, ленивых и прочих неподходящих всё равно отчисляли. Остальные распределялись на две неравные части: из одних готовили будущих гарнизонников и деревенских стражей, а другие переходили в полноправные ученики, с тщательной муштрой и положенной дедовщиной со стороны "стариков". В самом Мерле ошивалось ещё около сотни кандидатов в ожидании вызова.

Юго-восток Империи славился своей безработицей и лагерями беженцев, то есть людей, лишившихся всего во время Вторжения. Таких бомжей было около трёх миллионов по всей Империи и Святая Церковь, по мере сил, старалась их поддерживать. Несчастные готовы были на любую работу, даже за еду, и никаких "прав человека" не требовали и не выпрашивали.

Две недели ушло на подготовку к походу за зоргхом барона Штольца, земли которого были расположены к северу от бывших владений Хорна. Сам Штольц не имел ни возможностей, ни достаточного количества латников, а организовывать охоты для других он зарёкся ещё четыре года назад. Тогда пьяная толпа "охотников" всласть поиздевалась над жителями одной из его деревень, после чего всё село, хором, свалило к более разумному землевладельцу, к северу от Аргента. А на окраинных картах образовалась ещё одна заброшенная деревня.

Клаус Штольц даже выставил своё баронство на продажу за пятнадцать тысяч золотых, вместе с титулом, в канцелярии герцогства. Однако желающих до сих пор не наблюдалось. Поэтому, прибывший с отрядом Старк, предложивший освобождение от нищеты в обмен на убитые напрочь земли, показался ему светлым ангелом. Лейтенант в отставке сразу понастроил планов по отправке обоих сыновей в Рыцарский Колледж, послал помощника присмотреть жильё в Борге и предложил руку, сердце, меч со щитом и самого себя для охоты "с любым результатом". Старк, ласково, но твёрдо охладил благодарного барона, пояснив, что сам справится с зоргхом. В крайнем случае, с Божьей помощью. О том, что отставнику помогает лично Бог, слышал даже территориально отдалённый Штольц. Легенда базировалась на "случае с Кауфманом" и глупо было настаивать на оказании помощи тому, кто в ней не нуждается.

Охота на зоргха прошла как по расписанию, согласно тренировочным установкам. Луциус разделал зоргха без всякого ущерба для себя, да и штатные стрелки не подкачали. К отрезателям дронговых голов присоединился Марк и всё бы было хорошо, но…

На охотников, упаковывавших динозавров, напала стая вольфов, особей тридцать. Местные волки превосходили по всем параметрам изумрудных братьев и чихать хотели на преимущество людей и гномов, имевших боевые железяки. Зверюги были слишком голодны, чтобы здраво подумать и отступиться. К тому же, их когти и зубы почему-то не уступали тому же "усиленному артигу". Строя не было, поэтому "тигростарки" вступили в одиночные схватки. Хорошо хоть стрелки успели немного проредить стаю, после чего тоже побросали луки и арбалеты и взялись за мечи и копья. Луциусу повезло больше других, он всё ещё держал в руках сверхострый бердыш, который с лёгкостью рассекал настырных волчар, конечно когда попадал по ним. Марк, Алекс и Влад отрабатывали свой охотничий хлеб короткими копьями, Шарль де Блуа и Октавиан махали мечами, гномы секирами, а оба отставника обнаглели до того, что орудовали своими кинжалами, правда, вполне успешно. Все остальные отбивались тем, что оказалось под рукой. Победа осталась за "тигрятами" ценой четырёх раненных и одного убитого обозника.

Новичок не позаботился проверить своё обмундирование, как того требовали наставники, ремешок на шлеме лопнул и тот свалился. В результате дурную неисполнительную голову просто отгрызли, да ещё и на ходу. Урок оказался настолько наглядным, что почти три десятка охотников задумались над тем, что рекомендации лучше исполнять. Ибо попытки посчитать себя умнее, чем более опытные, чреваты смертью, причём глупой и бессмысленной. Инструкции создаются не из воздуха, а на опыте предыдущих оторванных голов!…

К вечеру переполненный обоз дополз до баронского замка, где оставили раненых. А наутро, разжившись дополнительными повозками, весь отряд поехал домой, за исключением Леру и Октавиана. Те умчались налегке, совсем ранним-преранним утром. Подъехав к мосту через речку Амьен, Старк передал управление отрядом Марку и оставил с собой Теокрифа. Когда караван скрылся за поворотом, он спешился и спустился к реке, доставая небольшую пробирку с каким-то белым порошком. Теокриф с любопытством наблюдал, как высыпанный в воду порошок вызвал лёгкое бурление, а потом образовалось две лёгкие волны. Одна очень медленно пошла против течения, а другая, гораздо быстрее, по течению реки. Явно было, что в воде происходит что-то немаловажное и какие-то силы волнуют и корёжат воду до самого дна. Но из-за мути, ничего не было видно.

- Это споры бактерий, уничтожающих водную нечисть и выделяемые ей эмульсии, - прокомментировал Старк.

- Что-то типа лернейского порошка? - спросил адъютант.

- Да, только срок годности всего лишь 10 лет. Зато воздействие способно идти даже против течения. Представляешь, что будет, когда смесь доберётся до Широкого Болота.

Теокриф представил насколько смог и восхитился - уж очень большое озеро получится в результате.

- Выходит, что по реке Амьен и по Широкому Болоту местные земли будут защищены от проникновения нечисти? - сделал вывод он.

- Молодец, растёшь на глазах, бамбино! Поехали за нашими…


Дорога Древних в этих местах шла под углом к основной трассе, параллельной Леоре. На северо-запад, через баронство Штольц, она вела далеко, лиг на пятьдесят, в город Артиг, давно захваченный черняками. А на юго-восток возвращала в Мерль, проходя рядом с замком Игль. Вот, ярдах в двухстах от замка, обоз и припарковали. Леру доложил данные разведки:

- Зараза, в замке пять черножопых, из них два или три медальонника, придётся распыляться.

- Не пугай парней, брат-распылитель, - урезонил его Старк, - стандартная схема, мы её тренировали. На каких этажах расположились чёрные?

- Все в одном зале на третьем этаже, - сообщил Октавиан, - наверное захотят из нас "живые аккумулятору" сделать.

- Уже проще, наверх со мной пойдут Луциус, Шарль, Клико, Теокриф и Алекс. Марк и Октавиан тоже с нами, для подстраховки. Леру, Влад и Сильмар с пятью новичкам пасут двор. Алеф и Терминаль с остальными останутся здесь охранять обоз. Пойдём верхом, проверьте оружие, доспехи, слишком не перегружайтесь. Алекс, прихвати помповик и сразу заряди.

Через двадцать минут верховая группа ускакала по Дороге до свежей узкой просеки, а по ней и к замку. Видно было, что он давно в запустении, так как всё пространство вокруг крепостной стены заросло лесом. Чёрные маги прорубили лишь дорогу для подвоза всего необходимого повозками.

"Да уж, враг не дремлет, а постепенно создаёт свою Чёрную Сеть " - думал Старк.

Леру первым доскакал до ворот, соскочил и умоляюще глянул на босса.

- Чего лупаешь глазёнками, тори путь Сусанин! - смилостивился Старк.

Обрадованный Леру подбежал к двери в караулку, расположенной возле ворот и выбил её сразу двумя ногами. Причём, злыдень, не упал на задницу, а пробежал до следующей двери и вышиб её кулаком, обутым в рукавицу из драконьей шкуры. Остальные "дружным гуськом" побежали за ним. Двери в донжон были закрыты, но Леру, не останавливаясь, прыгнул, и левым плечом, с разбега, с поджатыми ногами вынес их, а точнее, внёс внутрь. Где наконец-то растянулся, не удержав равновесия. Старк, не задумываясь, пробежал по напарнику и помчался на третий этаж. А за ним и остальные члены группы "оранжевого СОБРа" (не к ночи будет сказано).

Марк, которому был выдан "поглотитель магии", то есть шар-аккумулятор, забирающий часть магической энергии в себя, провернул одно полушарие и, когда дверь в главный зал распахнулась, метнул его внутрь. Старк, вбегая, сразу распределял цели между своими парнями:

- Луциус, твой слева, в одной кирасе. Шарль, тебе тот, возле стола. Клико, берёшь центрального у окна. Теокриф, Алекс - ваши справа, разбирайте сами.

Клико, который на всякий случай нёс лук, не задумываясь наложил стрелу и втюхал её прямо в рожу врага. Гномский наконечник, оставшийся неиспользованным с охоты, взорвался прямо в буйной голове мага.

- Малыш, срывай медальон и побрызгай на труп, - подбежав, Старк передал заветную фляжку Клико, который уже прижал вражеский медальон к груди и нажал выпуклость, чтобы подзарядить свой.

Луциус вступил в бой с красноглазым черняком, на котором не было никаких доспехов, кроме красивой кирасы. Вражина зря тряс своими браслетами и бормотал заклинания, магия не срабатывала. Пришлось схватиться за меч в последний момент, когда Луциус уже налетел на него. Алекс первым же выстрелом с близкого расстояния, свернул башку своему сопернику, после чего хирургически точно перерезал горло соперника своим кинжалом. Его кровавый визави был в полном доспехе и шлеме с закрытым забралом, но шея не выдержала удара жакана двенадцатого калибра и сломалась. С таким же цельнометаллическим сцепился и Теокриф. Обоим достались ученики магов.

Вообще-то маги народ разумный и в обязательном порядке развивают не только мозги, но и тело. Многие имеют добротную силу, крепкое здоровье, усиленную регенерацию и прекрасные воинские умения. Одна проблема: стандартный набор заклинаний первого действия и различные амулеты и артефакты, напрочь не дают возможности тренироваться в простом бою с сильными противниками. А уж одеть на себя полный доспех они и вовсе считают ниже своего достоинства. Так что Луциус рубился с крепким, быстрым, сильным, но практически голым магом-вампиром. Он, выбрав момент, отбил щитом вражеский меч и тут же вонзил свой прямо в щеку врага, справа налево (если считать от себя). На всякий случай ещё и рубанул начавшее падать тело по шее, но уже слева направо, после чего сорвал медальон и перекачал вражескую энергию себе.

Шарлю достался очень сильный черняк, одетый в кольчугу, но не набросивший капюшон на голову. Щитом и мечом он орудовал прекрасно и лишь фехтовальное искусство рыцаря де Блуа, переданное ему отцом, лучшим фехтовальщиком Империи и одним из лучших мастеров Великого Юга Ифрики, позволяло вести поединок на равных. Друзья уже растворили мёртвые тела и раскидали излишнюю мебель по углам, чтобы две оставшиеся пары могли спокойно убивать друг друга.

Теокриф неожиданно взвинтил темп и вошёл в клинч. Его левая рука резко приподнялась, щит скользнул к плечу, удерживая на мгновение меч соперника. Через долю секунды рука метнулась к кинжалу и лезвие вошло в подбородок, через чуть сдвинувшийся кольчужный воротник. Парень, реакцию которого тренировали уже два с половиной месяца по специальным методикам, удачно реализовал чуть-чуть предоставившийся шанс. На "ринге" остались лишь двое.

Старку надоела затянувшаяся канитель и он рявкнул:

- Шарль, хватит дурака валять, потом пофехтуешь в своё удовольствие. Жрать охота, вали своего быстрее!

Все мы хомо сапиенсы, даже чёрные маги и всем нам свойственны сомнения. Черняк-медальонник уже понял, что в зал ворвались не местные рыцари, ищущие приключений, а явные специалисты. И после слов об обеде стало ясно, что эти бойцы, как минимум из Службы Ликвидации, по крайней мере того же уровня. И они всего лишь тренируются! Стало понятно, что его убьют в любой момент, например из того же огнебоя, после того как наиграются, как кошки с мышонком. Всего лишь на две секунды пропала воля к победе и маг растерялся. А Шарль, получив виртуальный пинок под зад, наоборот, разозлился на себя и на свой недобитый романтизм. И, получив две секунды небольшого перевеса, реализовал его сполна. Со всей мощи, наполовину раскрывшись, он снёс голову тому, из-за кого получил постыдный нагоняй, как безалаберный и безответственный мальчишка.

А Старк подумал: "Юнцы вы мои, ну нет у меня других! Тех, кто опытен, профессионален. Поэтому и приходится вас подставлять!"…

Обед на свежем воздухе, когда память о запахе вражеской крови ещё не исчезла, а адреналин уже прекратил трясти, приятен и необходим. Послебоевые отвары выпиты и организм требует восполнить потраченную энергию, набивая желудок полезной и вкусной пищей, о которой пишутся прекрасные толстые книги. Теперь самое время слегка потрепаться, а заодно и скоординировать планы.

- Поль, Герман, отправляйтесь в Мерль и соберите десяток повозок, - посыпались указания Старка, - потом ведите пустой обоз сюда. Алеф, отправляйся с нашим обозом в замок и жди там. Мы останемся здесь, заодно посмотрим, что маги нам приготовили в подарок.

- И ради бога молчите о захвате Игля, как молчаливые молчуны, даже если вас будут пытками пытать, - дополнил Леру.


Оказалось, что маги оставили кое-что ценное и полезное: несколько бочонков золота, полный усиленный аройо с соответствующим вооружением, четыре "крайста", дюжину светильников "грац" с полностью заряженными мини-аккумуляторами, один большой аккумулятор для Кристалла Защиты и два стофунтовых мешка чёрной маны, особо порадовавшей Сильмара. Во-первых, чёрная мана нужна при некоторых процессах обработки металлов, в качестве присыпки и игнификатора. Во-вторых, она была двенадцатого класса, то есть сортность составляла 12:1 (в двенадцать раз сильнее обычной). Белая мана стоила тысячу золотых за фунт "стандарта" (1:1), а чёрная - в полтора раза дороже.

Любая мана изготавливается из печени, являющейся энергетическим центром хоть людей, хоть животных. Досужие рассуждения, переносящие "центр" к пупку, являются всего лишь тягой к симметрии, ничего общего с реальностью не имеющей. Наивысшее качество, как и наибольшее количество относительно исходного обьёма материала, получается из печени драконов и зоргхов. Хотя, на безрыбье, разводят мегамассы кроликов дающих малый, но стабильный выход продукции.

Большой Кристалл решено было не включать до организации гарнизонной службы. Старк с Теокрифом сделали дежурный выезд в верховья реки Мерль, где ещё одна пробирка псевдолернейского порошка начала свой "майн кампф" с нечистью.

- Командор, а ведь когда ваше средство дойдёт до Леоры, то и она очистится, причём наверняка на всём протяжении? - спросил молодой помощник.

- Да, только об этом пока никому постороннему знать не нужно.

К секретности в Отряде приучали с самого начала обучения, а особые нюансы доводились только до самых разумных, осознающих свою будущую выгоду от поездок в Брошенные земли и охоты на крупных и ценных зверюг.

Обоз, ведомый Полем, прибыл на третий день. Всё, что имело смысл увезти, загрузили на повозки и отправились в обратный путь, закончив очередной "поход на север". Оставалось лишь оформить бумаги на владение ещё двумя замками и отправить их в Александрину, в канцелярию его величества. Виконту Вархинклю доверия не было.

Баронство Штольца было оформлено на Шеллера, который расплатился титановыми пластинами и… двумя автоматами "Вал", провезёнными вместе с более простым оружием на "пятно". К автоматам были добавлены по два цинка патронов на каждый ствол. Взятки и мздоимство в России не успели отменить из-за приближающихся выборов, поэтому Шеллер не имел проблем с контрабандой, а, наоборот, заполучил целого ФСБшника для потенциальных отмазок.

Сильмар вплотную занялся изготовлением "калашниковских" систем перезаряда на отрядные арбалеты и усилением режущих кромок мечей и секир. В ход шёл весь металлический мусор, собранный в подвалах замков и обычно не годный для переработки. Чёрная мана обеспечивала реструктуризацию сплавов, заодно усиливая процессы горячей диффузии в силовых полях.

Наконец-то прибыла, через портал, повозка с маной, изготовленной по новым ватиканским усилениям стандартной технологии. Удалось добиться высочайшей сортности "34". Работать с такой силой становилось опасно.

- Командор, мы же теперь вынуждены будем сжигать ману не щепотками, а крупинками, - ворчал Октавиан, - как с ней работать?

- Попробуй, вместе с Терминалем, создать буферное устройство, - подсказал Старк, - растворяй ману в воде, а суспензию сжигай. В конце концов смешивай с более слабой. Только не жди готовых решений - у меня их нет. Если не нравится, скажи - я продам всю ману Стефану.

Октавиан не хотел остаться совсем без маны и загрузил себя и Терминаля инженерной задачей.

Задержка в поставке была вызвана сложностью освоения новой технологии, растянувшейся на месяц. Ману за очередного зоргха и другие платежи в золоте и товарах представители пообещали поставить в этот раз в недельный срок…


…Новенький, как монетка из под пресса, барон "Володьин" начал обустройство баронства с ремонта пристаней и складов. Жители его деревень тоже подключились к подготовке к Ярмарке, тем более, что первые купцы уже прибывали, чтобы устроиться заблаговременно.

На лигу вокруг Аргента, все поселения готовились к приёму гостей, ибо намечалось тех уж слишком много. Торговые площади, окаймляющие Аргент с востока, были приведены в порядок, рядки подремонтированы. Все посреднические конторы заготовили уйму бумаги и чернил для оформления сделок "без выноса товара". Изумрудники-автомобилисты довольно потирали руки и обсуждали единые стратегии, при том, что никто не собирался их соблюдать. Представители Эмирата разрешили использовать земли под размещение товаров на другом берегу Леоры и даже обустроить временные паромные переправы.

Эмир Хусен лично прибыл вместе со своими купцами, заодно доставив табун из сотни эльфийских лошадей в Мерль. Барон Володин подарил эмиру АК-74 с цинком патронов. Многозарядный автоматический огнебой был принят со всем достоинством, ответным даром стал Перстень Власти, стандартная финтифлюшка, обладающая небольшими магическими свойствами. Подзарядка таких амулетов проста - нужно с раннего утра подержать на солнечном свету, когда идёт ультрафиолет…


…Тренировочную миссию по истреблению нечисти решено было провести на "пятне переноса", благо, точка знакомая, а нечисть прикормленная. Школа отправилась полным составом. На месте сразу занялись заготовкой сухостоя, так как многие деревья по краям высохли после коллапса, и рытьём ям под кострища. На этот раз никто над душой не стоял и не требовал ограничиться снятием дёрна, якобы, правильной российской методой. Копали как положено, то есть два с половиной фута в глубину, три фута в ширину и два ярда в длину. Стандартные кострища ликвидаторов, каковые Старк и Леру выкопали за свою жизнь огромное количество. В таких ямах удобно поддерживать огонь и швырять в него обрубки нечисти, которые славно горели. Получилось кольцо примерно сто ярдов в диаметре.

Бойцам предстояло стоять вне кольца и, разрубая нечисть, откидывать куски её в костры, пока обрубки не отрастили новые конечности. Вся амуниция была проверена, включая металлические ремешки на шлемах. Слишком дорого обходилась подгнившая или пересохшая кожа, чтобы на ней экономить. Лошади, под охраной десятка учеников, остались на Дороге Древних.

Простое, в принципе, дело требовало слаженности, ловкости и хладнокровия, особенно в первый раз. Когда солнце зашло и даже сумерки перешли в ночь, цепь школяров заняла свои позиции. Тренировки на чучелах закончились - началась тренировка на живых объектах. Любая партия зелёных возмутилась бы "кровожадностью" и настучала бы в Гаагский Суд, поддержанная массами гуманистов за чужой счёт. Но в Оранжевом мире не было "зелёных", не было Гааги и даже не было крови у нечисти, а только слизь непонятного предназначения.

Атака началась с восточной стороны, а потом перешла в круговую, по мере прибытия новых и новых исчадий военной науки. Леру, Октавиан и Старк действовали не в ряду с остальными, а практически торнадили среди скачущих и кусающихся ублюдков военных времён. Костры, получая свежую порцию прекрасно горящей протоплазмы, разгорались и разбрасывали шкворчащие искры, чтобы снова опасть до следующей "подачи топлива". Несколько курсантов внутри "бастиона" подкидывали в кострища запасённый сухостой.

За четыре часа было уничтожено несколько сотен единиц лесной нечисти, которая успела не только учуять запах людей, но и добраться до потенциального "пункта питания". С рассветом уставшие тигростарки перебрались на Дорогу Древних, неся раненых. Убитых не было, потому что никто не хотел нарушать инструкции. Случай с оторванной вольфами головой был ещё свеж в памяти! Даже у тех, кто лично не присутствовал при инциденте.

После ночного тренинга сразу девять учеников решили покинуть Школу. Ещё полтора десятка были отчислены. Рисковать жизнью людей, не созданных быть воинами, неразумно - лучше уж истратить побольше времени на отбор, пока есть возможность. Можно раскачать немерянную силу, можно обучить воинским умениям, можно обеспечить высококлассным оружием, но нельзя изменить внутреннюю, от природы, ментальную базу. Тот духовный барьер, не позволяющий жёсткости перейти в жестокость или ослабнуть до мягкотелости. Ту грань резонности и чувство меры в уничтожении, которая или есть от рождения, или её просто нет. И сами по себе эти нюансы проявляться не всегда хотят.

Жители Мерля готовились к Ярмарке на своей территории. Весь "изумрудный мусор", включая биотуалеты, был приготовлен вдоль северной ветви Дороги Древних, а на торговой площади возле Аргента было арендовано лишь представительское место под образцы. Далеко, конечно, зато гарантировало от посягательств недобитых изумрудников-демократов, способных потребовать взад то, что им вообще-то не принадлежало.

Первый выпуск Школы, после четырёхмесячного обучения, обеспечил два гарнизона численностью до взвода каждый. Один сразу же был нанят и отправлен в Амьенский замок. Гарнизон для Игля пока выжидал, получая жалованье, ремонтно-строительную бригаду и персонал для обслуживания замка.

В эти же дни, через портал, прибыл обоз с денежно-вещевой оплатой за динозавров. Теперь первый приз, в размере девятнадцать тысяч золотых, получил Луциус, а Отряд разбогател на ещё одного мультимиллионера, если считать в изумрудных бумажках конечно. Следующим убийцей "почти безобидной животины" планировался малыш Клико, который по общему рейтингу Школы опережал пока сэра Шарля.

Сразу после этого, Леру, забрав Луциуса, сэра Шарля и Клико, выехал в Борг навестить отделение Службы Ликвидации. Следовало сдать медальоны чёрных магов и поставить на учёт новых "охотников за головами". Луциус, которого Старк проинструктировал лично, был задумчив всю дорогу. Впрочем, забот личного плана у него было несколько. Самой важной из них являлась попытка убедить родителей переехать в Мерль, в прекрасный отремонтированный дом на берегу Леоры. Север-старший держался за своё жильё в Аргенте из моральных соображений - дар Императора как-никак. И ещё нужно было как-то разрешить внутренний конфликт - меткий и надёжный Луциус Север… влюбился!

Несколько дней назад он задумался о том, что пора бы уже найти постоянную достойную подругу, тем более, что выбор был широк. А в голове вдруг все места оказались заняты - причём одной и той же соседкой Энни. Каким таинственным образом вчерашняя девочка-подросток вдруг стала девушкой его мечты? И как ей это объяснить? А вдруг улыбнётся и предложит остаться друзьями? И где была его голова и глаза хотя бы пару недель, а вообще-то и пару лет назад?

Луциус, как и положено влюблённым по статусу, сразу ослеп и потерял память. Парень не замечал, что последние пять лет эта лапушка всё время вертелась неподалёку, когда он навещал изредка родителей. И не думал, когда в очередной раз уезжал, о прекрасных глазах, следивших за ним до последней секунды пока это было возможно. Не знал он и о дружбе, возникшей два года назад, между Энни и самой младшей его сестрёнкой, Валерией, названной так в честь отца. Обе заговорщицы могли часами обсуждать сильные и слабые качества своего подопечного тайком от всех. Маленькая Лер мечтала стать принцессой и Луциус обещал, что когда-нибудь воплотит её мечту в жизнь, но пояснил, что и сестричка должна стараться. То есть учиться как следует, слушаться старших, не капризничать. Девочка честно исполняла условия договора, хотя и понимала что даже любимому старшему брату такое чудо не по силам. Другое дело, что игра в мечту была интересна и заманчива. И опасалась только одного: что какая-нибудь дура заморочит брату голову и захомутает его. Энни была согласна по поводу посторонней "дуры", хотя и считала свои шансы на то же самое практически нулевыми. Особенно последние месяцы, когда Луциус возмужал и посерьёзнел…

…В Борге всё прошло по расписанию: были выданы подарки, проведены оплаты, учреждены помесячные платежи, а сами магобои возведены в ранг Рыцарей Святой Церкви. В результате Шарль де Блуа стал двойным "сэром", что немало позабавило его друзей.

На обратном пути, тигростаркам пришлось тащиться еле-еле из-за своих и чужих повозок, уж очень насыщенным был тракт. Поэтому, в самом Аргенте, расположились во дворе у Северов. Поскольку все постоялые дворы были уже заполнены под завязку, включая сеновалы и задние дворы.

На дружные уговоры гостей по поводу переезда в Мерль глава семьи ответил просто: "Надо подумать!". Ему, всю жизнь содержавшему семейство, трудно было свыкнуться с тем, что старший сын повзрослел и финансово вырос. Он понимал, что смена ответственности перешла к следующему поколению, но требовалось время чтобы с этим свыкнуться.

Самая младшая малышка умыкнула своего, ныне настоящего "рыцарского рыцаря" и взяла слово, что он сейчас же пойдёт к Энни, но не сказала зачем. Растерянный Луциус попробовал отбрыкаться, чтобы сделать визит в следующий приезд, но семилетняя командирша была непреклонна. Пришлось взять заветный футляр с подарком, который он купил для Энни в лучшей ювелирной лавке Борга и топать к соседям. В последний момент, когда на стук в калитку появилась хозяйка, Луциус решил всех перехитрить и передать подарок через матушку. Вот только хитрость не удалась - сзади подошла сама Энни, которая оказывается ходила на рынок. Пришлось парню взять корзину с продуктами и нести её в дом, а там сама хозяйка выгнала обоих с кухни прямо в комнатку дочери.

Рыцарь, ставший в один момент неуклюжим, растерялся и протянул футляр с самыми важными словами:

- Это тебе, вот…

- Спасибо, Луциус, - обрадовалась девушка, - ой, а что там внутри? Помоги открыть, пожалуйста.

- Да так, всякое: колье, серёжки и колечко, - парень, помогая открывать футляр, неловко взял её за пальцы. И замер от собственной неловкости и, видимо, наглости. А потом умоляюще посмотрел Энни в глаза…

Родители, тихонько и деликатно подслушивавшие за дверью, ждали долго, но без толку. Луциус гладил пальцы самой любимой девушки на свете, и она, осмелев, прижалась к нему. Два молодых идиота без слов разобрались в своих чувствах. И безо всяких "кинуло в обьятья друг друга". Сейчас нежность была важнее красивых фраз и жестов, а всё остальное придёт потом, в нужное время и к месту.

Из Аргента выбирались почти час, из-за массового "трафика", поэтому лишь к обеду добрались до крайней деревушки баронства Володина. На местном постоялом дворе было людно - там разместились купцы и охрана целого каравана, так как деревня была расположена близко к ярмарочной площади.

На новенькие рыцарские повозки и эльфийских жеребцов сразу обратили внимание, а кое-кто конкретно "положил глаз". Бывший "торнадо" Вильямс был известен, как боец строгих нравов, берущий иногда кого-нибудь под свою опеку. В случае разборок он поступал просто: там, где его очередной подопечный был прав - применялась логика и резонность. А если клиент неправ - грубая сила и превосходство в боевых умениях. Связываться с ним никто не хотел, все просто уходили с пути заблаговременно. Луциус, может быть, тоже ушёл бы в сторону, поднимаясь на крыльцо таверны, но Вильямс просто попался под руку. Пусть легонечко, нечаянно, но как раз достаточно для вызова на поединок. Простая драка или бой ничего не стоят, а вот вызов при свидетелях несёт за собой трофеи в виде имущества побеждённого. Хотя от поединка можно отказаться, чего впрочем Луциус не сделал, то ли по молодости, то ли по дурости.

Поединок решено было проводить прямо во дворе, один на один, пешими. Всяких глупостей, вроде согласования типов оружия, брони и урезания или наваривания клинков "для справедливого соответствия размеров", в Оранжевом мире не знали. Каждый из поединщиков использовал то, что ему было удобнее. "Торнадо", имевший усиленный доспех аройо и два заспинных меча, выглядел грозно и профессионально. Да и как ещё должен был выглядеть воин, награждённый после войны медальоном "Герой Империи". А Луциус даже не снял уставной кафтан, одетый поверх новенькой брони. Довольный Вильямс уже продумывал варианты, как вызвать на поединки других "тигрят", а потом и добродушного Леру, стоявшего с посохом в руке.

Главным в любом поединке является психологическое давление на противника, поэтому опытный боец-герой, после поданного сигнала, медленно опустил забрало и спокойно, но твёрдо потянулся к мечам. И даже почти дотянулся, когда Луциус, выхватив из подмышечной кобуры "Тайзер", выстрелил прямо в забрало. Разряд в пятьдесят тысяч вольт шарахнул Вильямса через металл и тот упал, потеряв сознание. Луциусу осталось лишь подбежать, перевернуть супербойца на спину, раздвинуть на шее всё мешающее и побыстрее перерезать горло грозному сопернику, пока тот не пришёл в себя.

Ошеломлённые стражники каравана даже не знали, как реагировать - всё было по правилам. Леру, так же по правилам, выяснил, где повозка и лошади "героя империи" и перевёл их к своему мини-обозу. С самого Вильямса сняли козырный доспех, оружие, кошель, амулеты и медальоны, сложили в его же повозку, после чего заказали обед "на природе". Всё, упакованное в корзины, разложили возле повозок и схрумкали с чистой совестью, после чего уехали подальше от любителей поживиться за счёт слабых. Только за пределами деревни Луциус наконец-то спросил у Леру:

- Почему Старк дал "Тайзер" именно мне? И зачем ты подтолкнул меня на крыльце?

- Понимаешь, к нам никто не приставал всю дорогу, - рассмеялся наставник, - а Старку так хотелось попробовать этот разрядник в деле.

- Я всё понял, - сказал Луциус, - вы сами беспредельщики и из нас таких же делаете.

Правда, даже высказанная вслух, мало что меняет в жизни. Луциус мог бы уйти в отставку в двадцать один год очень богатым человеком, но не очень-то этого и хотел. А на следующий день, когда парни въезжали в Мерль, все излишние мысли улетучились. Отсидеться, спрятавшись от жизни, можно, но в старости нечего будет вспомнить. И зачем тогда нужна такая старость?…

…Чёрный замок опустел на десять дней - всех курсантов разогнали по отпускам, так как они это заслужили. Сэру Шарлю и Клико вообще выделили две недели - их семьи жили достаточно далеко, за Боргом. Рыцарь и его оруженосец, запасшись сменными лошадьми, уехали по северной Дороге и через четыре дня прибыли в замок Блуа. Встреча была достаточно странной: оба уже привыкли думать и действовать по-новому, а родители и знакомые по-прежнему думали о них, как о взбаломошных юнцах, начитавшихся рыцарских романов. Хотя, безусловно, возникло множество вопросов из-за бродящих по герцогству слухов.

- Значит оба теперь стали рыцарями? - посмеивался барон де Блуа, хитро перемигиваясь со своим старшим латником, отцом Клико, - Глядишь и мы по дополнительной пенсии получим? Говорят, вы там чёрными магами промышляете, может поделитесь?

- Мне бы тоже ранг от Святой Церкви не помешал бы, - ехидничал Клико-старший, -а то грехов накопилось столько, что в исповедь не вмещаются.

Оруженосец, прошедший "школу Леру", быстренько поставил предков на место:

- Батюшки, вы сначала по несколько дронгов забейте, а потом получите право на черномагов охотиться.

"Забивание дронгов" оказалось веским доводом и привело, после бурных дебатов класса "врёте, небось", к пари: решено было назавтра устроить охоту на местного зоргха. Наглость конечно несусветная, но "детей" понесло (сказался не до конца изжитый романтизм). А "стариков" поведение сыновей задело за живое. Против молодецкой забавы были только обе матушки: не хватало ещё, чтобы сыночки были ранены или, не дай бог, убиты ради красного словца. Ладно бы за великое дело или за честь и достоинство, на на дурацкой охоте…

В остальном блудные сыновья порадовали родителей: и своими эльфийскими жеребцами, и высококачественными доспехами, и внешним видом и даже натренированной недюжинной силой. А уж когда Шарль в учебном бою обезоружил сразу пятерых латников барона - скупые одобрения прозвучали со всех сторон. Хотя этот трюк был не самым сложным: у рыцаря, благодаря постоянным напряжённым тренировкам, да ещё по спец.методикам, намного выросла скорость, как реакции, так и передвижения.

А вечером, дважды рыцарь уединился с сестрой своего верного оруженосца и долго с ней шептался о чём-то, интересном только им двоим. После чего девушка не менее долго шепталась с матерью, а та, в свою очередь, о чём-то шепталась с мужем. Повсеместные шептания окончились только с ранним солнышком и группа спорщиков-антидронгистов выехала в одну из подопечных деревень, где дронги пожрали всю капусту. Местные жители, обозлённые и напуганные одновременно, показали откуда приходили травоядные динозавры.


Небольшой отряд помчался за поглотителями капусты в надежде догнать их и, хотя бы, высказать всё, что накипело за долгие годы. Биться с дронгами люди барона не собирались, зная, что это практически бессмысленно. А вот утереть нос сыновьям хотелось от всей души, благо латники были предупреждены, чтобы в последний момент оттащить "героев" подальше от капустоедов.

Три дронга-расхитителя были найдены возле водопоя и на свою беду развернулись лицом к охотникам. Два из них сразу заполучили по гномскому взрывающемуся наконечнику в горло, после чего спешившийся Клико, наплевав на сверхускоренную регенерацию "дичи", деловито поотрезал обоим головы. Третьим дронгом занялся Шарль - ему как раз хотелось попробовать технику работы палицей на движущемся сопротивляющемся объекте. Медленная, но грозная двухметровая животина имела слабость - большой развитый мозг, подлежащий, по определению, сотрясениям, хотя и тупой.

Быстрый Шарль наносил мощные удары по голове дронга двадцатифунтовой дубиной и бой кончился закономерно: дронг потерял сознание и рухнул на землю. Осталась мелочь, которую доблестный сын предложил реализовать ошарашенному отцу - отрезать голову чудовищу.

Барон спрыгнул с коня, подошёл и с помощью старшего латника отделил голову динозавра от туловища.

- Ваша милость, а ведь сыновья поставили нас на место, - прокомментировал Клико-старший.

- Да уж, научили уму-разуму, - поддакнул барон, - Шарль, сын, ты извини за наше недоверие. Как-то неожиданно всё это…

Притихшие латники окружили поверженных чудовищ. Их смутило не то, что неубиваемые обычно дронги были убиты, а то, с какой лёгкостью с ними расправились ученики охотничьей школы изумрудника Старка. Да не какие-нибудь приезжие, а свои, знакомые с младенчества. Баллады обычно слагают о незнакомых и далёких "сэрах Кларках", а не о вчерашних мальчишках, которые вечно мешались под ногами на своём дворе и бредили о подвигах.

Местного зоргха решили не искать, головы дронгов упаковали в мешки, а тела потащили волоком на верёвках. Деревня была недалеко и там уже добычу перегрузили на телеги и, исполнив долг барона по защите трудового крестьянства, отправились в Блуа. Весь обратный путь был насыщен расспросами и обсуждениями методик подготовки, качества и видов вооружений и брони и прочих интереснейших мужских тем.

На следующее утро в Мерль отправился срочный гонец с докладом, так как продавать дронгов без Старка молодые люди отказались, не объяснив, правда, почему. Коммерческие секреты не менее важны, чем военные. Особенно, когда дело касается собственного кармана…


…Школяры-изумрудники никаких родственников не имели, поэтому провели отпуск под Аргентом, в деревушке рядом с торжищем. В той самой, где хозяин постоялого двора никак не мог определиться с новым названием: то ли "Смерть Вильямса", то ли "Антиторнадо Луциус". Доброхоты, попутно, насоветовали ещё множество вариантов и все непутёвые.

Влад с Алексом навестили своих знакомых, торговавших на Ярмарке. Наиболее ажиотажной была торговля автомобилями, которые, в основном, продавались через Изумрудный Фонд. Считалось, что монопольное ценообразование будет наиболее выгодным, да и охрана бочонков с золотом была централизована Ходынским. Купцы и любители редкостей собрались со всех закоулков Ойкумены, но наиболее состоятельные прибыли из Эмирата, Синя и Хинда. Цены вос хищали своей заоблачностью и бедняги-покупатели только задумчиво вздыхали. Слишком велик был выбор самоходных повозок и ошибиться с покупкой никому не хотелось. Некоторые брали авто для подарков и взяток, часть для личного дворового интерьера, а кое-кто, ну очень богатый, собирался заказать у гномов энергодвигатель, чтобы не зависеть от "горючей жидкости".

Конечно, олигархи Оранжевого мира располагали большим разнообразием транспортных средств, включая ковры-самолёты. Точнее сказать, летающие платформы, покрытые коврами, передвигающиеся на высоте от тридцати до пятидесяти футов и очень удобные для нанесения визитов. Полёты удобны тем, что не нужно пробираться в толпе по улицам. Техника, сохранившаяся с древних времён, исправно работала, а для ремонта или профилактики всегда можно было пригласить гномских умельцев. Эти же умельцы могли вообще создать всё, что угодно, но цены были сверхвысокими. Наручные часы, например, стоили от тысячи золотых и выше. Поэтому часы, выставленные на продажу изумрудниками, пользовались спросом из-за относительной дешевизны. Хотя и не имели гарантии, как у коротышек, на века.

Неожиданно "прогорели" книжные партнёры: экс-олигарх Шеллер и писатель-кулинар Блинков. Пятитысячный тираж книги о Переносе разлетелся в первый же день за "сущие гроши" - по тридцать золотых за книжку (то есть, по $45 000 за экземпляр). И тут же ловкачи-перекупщики расторговали их по ценам от ста до трёхсот золотых империалов за каждую. А "Книга о вкусной и здоровой пище Изумрудного Мира" вообще дошла до тысячи кругляшей при отпускной шеллер-цене в двадцать империалов. Обидно, но фарсийской бумаги хватило лишь на семь тысяч книг пилотного тиража. Прибыль обоих книготорговцев была, в любом случае, несусветной, но микроскопической по сравнению с тем, что поимели спекулянты-оранжики.

Изумрудная мелочовка, сопровождаемая комментариями продавцов, вихляла в широком ценовом коридоре. Китайскую зажигалку можно было купить и за два серебряных империала и за десять золотых. Изумрудники-россияне, чтобы никто не понял, разговаривали между собой на русском, особенно, когда пытались договориться по поводу единых цен. Им даже в голову не пришло, что купцы не пожалели лишних расходов на оплату магов обучающих языкам и поэтому прекрасно всё понимали.

Филиал Ярмарки в Мерле принёс неслыханное благосостояние жителям деревни. Последним писком моды были биотуалеты для которых Сильмар и Алеф, пригласив знакомого орка-фармацевта, разработали жидкость, растворяющую фекалии и устраняющую запах. Салон готовой одежды и сопутствующее ателье изумрудных мод продавали свои товары возами. Гоблины-основатели, приглашённые Леру, наняли всех незанятых женщин Мерля и Амьена, а заодно и Аргентских изумрудниц. И принимали заказы на будущее, пока мода опять куда-нибудь не убежала…

…Леру, воспользовавшись моментом, уехал в лагерь беженцев к северо-западу от Аргента. Нужно было заселять брошенные деревни с обеих сторон от Игля. Изумрудники, до сих пор переполненные правами человека и их последствиями, никоим образом не подходили. Да и трудно ожидать от не в меру цивилизованных горожан ратного и крестьянского труда. Переманивать сельчан герцогства - означало вызвать недовольство других землевладельцев, поэтому беженцы были самым удобным контингентом. Эти бедолаги, потерявшие из-за Вторжения всё, что имели и обездоленные восемью годами лишений, были согласны на любые условия, лишь бы обзавестись своим клочком земли для человеческого бытия. Компанию ему составили бывший агроном, в советское время даже поруководивший сельсоветом, и староста Леон. Рядом с лагерем был организован пункт по отбору будущих жителей. Для них закупался скот, сельхозорудия и формировались переселенчиские обозы. Приходилось проводить тестирование, чтобы выбрать пару тысяч добротных законопослушных крестьян из более чем двадцати тысяч населения лагеря. Кроме того, там же было организовано первичное трёхдневное тестирование учеников для Школы.

Старк, параллельно, отправил новый гарнизон и строительную бригаду в Игль. Протектором замка и самого проекта заселения назначили "вечного крайнего" - Теокрифа, выделив ему в помощь Анри, Германа и Поля. Сам Старк, получив сообщение от сэра Шарля об убитых дронгах, выехал в Борг. Где удачно продал динозавров своим контрагентам, заодно пополнив кошели обоих охотников из Блуа. Там же он нарвался на скандал со стороны Вархинкля. Виконт, подружившийся с авантюристами, готовящимеся к набегу на Висбах, возомнил себя реальной силой (за бесчисленными попойками, понтами и клятвами в вечной дружбе) и потребовал от Старка принести ему вассальную присягу.

- Я из тебя сделаю вельможу и выведу в свет, - бубнил королевский полпред, - Будешь моей левой рукой! (Правая рука была занята его помощником-юристом, а заодно и кружкой с вином).

- Расслабься виконт и не дёргай меня за усы, - посоветовал лидер с окраины, - я как-нибудь и без сопливых проживу.

- Да ты знаешь, что под моей рукой полторы тысячи опытных воинов, - не унимался высокородный понтовила, - Да я и тебя и твою школу в порошок сотру!

- Ага, ага, только сначала задницу от лавки отдери и на ноги встань.

Джеффри попытался это сделать, но ноги почему-то не желали распрямляться: то ли много выпито, то ли между "болтать" и "делать" была небольшая пропасть, то ли потому что рядом находились лишь несколько человек из свиты, а рядом со Старком были целых двое "тигрят": Шарль и Клико. Драки, к сожалению, не получилось и тигростарки, закончив ужин, ушли восвояси. А поутру уехали домой, где их ожидал приятный сюрприз.

Боевая группа в составе одного молодого мага и одного ни разу не мага, но инженера, создала новый вид оружия - "ковровую дорожку", причём "свёрнутую". Стандартное "покрывало", применяемое в битвах, организуется сверху, обычно с холма. Постепенно опускаясь на вражеское подразделение, оно просто запекает воинов внутри их доспехов. Но имеет множество неудобств: требуется несколько магов и их учеников, создающих силовое поле и одновременно контролирующих заклинание и сжигающих ману. Из-за человеческой разносортицы "одеялко" получается неравномерной плотности, в дырах, с разной скоростью погружения отдельных составляющих и прочими недоделками. Октавиан, в одиночку, не в состоянии создать и управлять такой фичей.

Поэтому он и Терминаль разработали более удобоваримый вариант: силовое поле сворачивается в виде ковровой дорожки, а потом раскатывается навстречу вражеской колонне. И, по мере разворачивания, свободный от "скатки" конец опускается на головы врагов, а "рулон" продолжает раскручиваться дальше. Совсем не обязательно зажаривать всё тело противника, а тем более его коня, если тот имеется в наличии. Достаточно запечь голову!

Старк не удержался, чтобы не внести рацпредложение - особо не жалеть маны и сформировать заклинание заблаговременно, закатав его в стасис.

- И пусть себе лежит в уголке и почёсывает пузо, - первый начальник уже достал всех своим любимым "почёсыванием пуза", но возражать и делать замечание почему-то никто не хотел.

"Домашнюю заготовку" сделали почти на ширину Дороги Древних, с "разворотом" длиной в двести ярдов , а получившийся стасис-цилиндр унесли в замок, где уложили возле крепостной стены. Оставалось только дождаться случая и опробовать смертоносную игрушку. Идея со стасисом так понравилась Октавиану, что он извёл более двадцати фунтов новой маны на целую коллекцию различных "сюрпризов" и завалил ими всё свободное место возле одной из башен…


Глава десятая.


Иллюзии, которые мы выбираем

…Ярмарка привлекла даже коллекционеров: музеи и частных лиц. Один из них, маркиз Рольф Эдстрём, друг маркиза де Лякруа, тоже бывший подполковник и бывший "торнадо", командир таких же "сюрпризов", как и де Лякруа, только в корпусе генерала Стива Неистового. Он также скучал от великосветской рутины и приехал на Ярмарку, воспользовавшись приглашением своего кента. Слухи об изумрудных диковинах достигли Тарба ещё три месяца назад, но постоянные рауты, тусовки и сплетни опутали беднягу, как паутина. Лишь формальный повод "посещение ярмарки" позволил оторвать задницу от общества и его правил.

Маркиз был солидно состоятелен, так как получил в качестве домена на кормление порт Тарба, крупнейший на всём протяжении Леоры. Каждый фунт груза, подлежащий погрузке или разгрузке, облагался маленькой, но регулярной пошлиной. К сожалению, в отличии от своего рачительного приятеля, Эдстрём проматывал деньги быстрее, чем их зарабатывал. Светская жизнь сама по себе расточительна, но страсть к диковинам и древностям вымывала из кошелька всё, даже будущие доходы. Маркиз закладывал предстоящие портовые прибыли на годы вперёд, постепенно избавляясь от своего будущего. Поэтому рассказ де Лякруа о поединке Старк-Кауфман вызвал и одобрение, и интерес.

- Познакомь меня с этим изумрудником, - попросил маркиз маркиза, - может он и наших ростовщиков потрясёт немного?

- Я тебя представлю, а дальше сам общайся. Мессир Старк не тот человек, у кого можно попросить что-нибудь просто так. Можешь, в итоге, и без маркизата остаться!

И довольные друзья дружно рассмеялись удачной шутке…


Ближе к концу ярмарки Старка навестил несчастный Володя. Взмыленный вид и одичавший взгляд сопровождались пламенной речью-просьбой.

- Помоги, пожалуйста, эти козлы Ларису арестовали. Ей теперь каторга светит. Говорят, что в хлопковых мастерских под Александриной, люди за два-три месяца подхватывают туберкулёз и быстро подыхают. А ей пятёрка корячится!

- Угомонись и расскажи спокойнее, что случилось, - Старк не любил горячность и, как следствие, запутанность изложения.

Владимир постарался успокоиться и рассказал о проблеме. Оказалось, что барыши, полученные за продажу автомашин на Ярмарке (от имени изумрудных владельцев), обрели ноги в лице Ходынского и исчезли в неизвестном направлении. Лариса, на свой страх и риск, побежала к жителям Аргента, оранжикам, и попыталась начать сбор средств в пользу "бедных изумрудников" под эгидой всё ещё формально существующего Фонда. Её арестовали на третий день по непонятной Володе причине и предьявили обвинение весом в 5 лет каторжных работ. Правда, дали двухнедельную возможность откупиться по закону, уплатив штраф в размере ста тысяч золотых. Никто из состоятельных изумрудников даже не стал разговаривать с Владом по поводу возможного займа. Лейтмотивом отказа, в разных вариациях, было "Чем долг оплачивать будешь, чудак?" Их не устраивал даже коммент Володи, класса "жизнь свою отдам, голову заложу". Однако ни жизнь Влада, ни его голова таких денег не стоили, а заниматься неуместной благотворительностью никто не захотел.

Единственным шансом оставался Старк, к которому не хотелось обращаться - он давно предупреждал о вреде и опасности "общественной" деятельности и вновь оказался прав. Да ещё и заменил Вике родителей, занятых "правами несчастных изумрудников". Но и другого выхода тоже не было - сумма штрафа выходила за рамки обыденности и даже обеспеченности.

- Старк, я не могу понять одного, - пытался разобраться в ситуации Володя, - почему до Ярмарки не было никаких претензий к сбору средств, а сейчас за это наказывают?

- Да потому, что вы бараны, - рассердился Старк, - если уж занимаетесь жульничеством, то хотя бы с законами Империи ознакомились. Пока вы собирали бабло с легковерных изумрудников, не являющихся гражданами Империи, вам всё сходило с рук. Но стоило Ларисе начать сбор с имперцев - она сразу нарушила статьи Закона О Милосердии!

- Какие, нахрен, законы в средневековье, сплошной беспредел и отморозки, - вскипел Володя.

- Не вопи, чучело, лучше послушай внимательно. Этот мир имеет прекрасные законы, защищающие людей от таких проходимцев, как вы. Для того, чтобы у финансовых махинаторов не было возможности, существует закон по которому сбором средств на благотворительность может заниматься только опытная и честная организация, давным-давно доказавшая свою порядочность. СВЯТАЯ ЦЕРКОВЬ! А не шайки ублюдков различных разливов, типа твоей Ларисы и Ходынского.

Скрип зубов, несогласного с правдой жизни Владимира, нисколько не смущал Старка. Слишком много людей, возомнивших себя "радетелями и спасителями" повидал он в жизни. И все они считали себя благородными жертвами обстоятельств в критических случаях и надеялись на понимание и помощь. А виноватыми были остальные, непонявшие и неоценившие их усердия.

Старк, конечно же, мог выкупить Ларису из несчастья, но решил воспользоваться ситуацией в полной мере.

- Володя, я тебе помогу, но у меня будут специальные условия нашего договора. Согласен ли ты на них?

- А какие условия? - спросил Влад.

- Сначала скажи, согласен ли ты на ЛЮБЫЕ условия, - акцентировал Старк, - потом я обьясню, что к чему.

Наступил момент истины: когда Владимир ехал сюда - он готов был на всё, лишь бы выкупить любимую жену, попавшую в беду. Но стоило лишь забрезжить возможности разрешения проблемы, как в голове забегали мысли одна чернее другой. Он не любил таких людей, как Старк, тех, кому всё само собой даётся, а деньги добровольно текут в руки. Это несправедливо, когда люди без сердца обретают в любых условиях всё, что захотят. Территория с треня замками, свой отряд, два подотчётных баронства, почёт среди простолюдинов, связи с верхами общества, деньги и полная независимость от обстоятельств. А что будет завтра? Герцог-король-император? Когда же наконец-то придёт Истинная Справедливость, при которой умные, интеллигентные люди получат в свои руки силу, власть, финансы и создадут наконец-то честное и равноправное благополучие для каждого. Чтобы всё было по-достойному, в зависимости от вклада в общее дело.

- Я согласен на любые условия! - гордо ответил Влад. Отступать было просто некуда и он был готов на всё, даже…

…Оказывается, не совсем на всё. Мысль о том, что Старк собирается выкупить Вику, заполoнила ум несчастного отца и мужа. Старк, конечно же аморальное чудовище, но и сам он, Володя, тоже встанет перед выбором. Самым страшным выбором в жизни - отказом от одного из самых близких людей: или жены, или дочери. Продать Вику, чтобы спасти Ларису, означало отречься от дочери! Или не согласиться на "условие" и оставить дочку, потеряв жену навсегда. Отречься, отречься, отречься…

"Ну почему всё так несправедливо? - думал Владимир, - неужели нельзя дать людям возможность просто жить, без сволочизма, без предательства и отречений? Неужели вонючие деньги действительно дороже человеческой морали?" Влада бесило то, что Старк выставил свои требования, вместо того, чтобы просто помочь по-человечески. Но, дав согласие…


В конце концов контракт был подписан и Старк, взяв Луциуса в качестве адьютанта , выехал налегке в Аргент. Банковские билеты Первого Горного были удобнее для транспортировки, чем подводы с бочками, наполненными золотыми кругляшами. Лариса, с лихорадочным блеском в глазах, обрадовалась тому, что вопрос с выкупом решён и рвалась в бой по сбору средств и оказанию помощи. Естественно, теперь уже с учётом специфики местного законодательства. Однако возле городской тюрьмы её ожидала повозка с двумя "добрыми дядями" из лечебницы Святого Нана для душевнобольных. Они забрали активистку с собой, несмотря на её возмущения. Помощь человеку, заблудившемуся в самом себе и в жизненных приоритетах - святая обязанность Церкви. Оплату многолетнего лечения произвёл Старк, а самой Ларисе предстояло, по выздоровлении, отработать несколько лет в лечебницах Империи сиделкой.

Володя, согласно "любых условий", обязан был отслужить Старку в течении десяти лет верой и правдой. Для удобства пользования и окликания он получил ник "Влад-два", чтобы не путать с Владом-миллиционером. Ему не нужно было ночевать в одной казарме с другими учениками Школы - Старк разместил Володю рядом с дочерью и обязал отца уделять всё свободное время Вике. Эльза также оставалась в этих апартаментах, а сам Старк перебрался в другие покои.

Страсть многих людей думать и принимать решения за других постоянно создаёт дурацкие заблуждения, не имеющие никакого отношения к реальности. Мало того, люди загоняют себя в кубышку моральных мучений своими же мыслями и трактовками, без всякой причины. Зачем спешить с надуманными выводами, если можно просто дождаться конечного результата?…


…Информация о поражении под Висбахом была грустной. Чёрные маги-медальонники отстояли свой замок, забив множество авантюристов. Из полутора тысяч только три с половиной сотни смогли удрать в целости и сохранности. Штурм крепостной стены осложнялся выставленным Щитом Вязкости и мешающими мороками. Сложно карабкаться на стены, когда видимость их краёв искажена, а подьём по лестницам или иным способом происходит, как в вязком киселе. Сотня гоблинов-арбалетчиков медленно, но верно отстреливала штурмующих. Правда, маги наёмников уничтожили "покрывало", опускающееся на атакующих, два раза разжижили Вязкость и семь раз развеивали мороки. А потом тупо закончилась мана, её и было-то всего лишь сто пятьдесят фунтов на всю операцию. Причём, низкой, дешёвой сортности.

После этого черномаги пригнали сразу двух зоргхов с дронгами из окружающего леса, которые внесли достаточный хаос сами по себе. Контровой стала глупость одного из изумрудников, который шарахнул из помповика в зоргха и на свою и своих соратников голову, даже попал в него. Костяные бронеплитки сдетонировали и мелкие, твёрдые, острые осколки посекли всех вокруг в радиусе ста шагов. Так что, финальная контратака четырёх сотен мертвяков и оборотней лишь ускорила процесс разгрома. Твари тупо поспрыгивали со стены, что при их нечуствительности к ранам и ускоренной регенерации тела не опасно и вступили в бой. Те из авантюристов, кто смог сбежать, не задумываясь сделали это понимая что битва проиграна напрочь. Во главе отступления были и три "героя нашего времени", простоявшие со своими латниками в резерве: Вархинкль, Фуа-младший и Хьюг фон Хорн. Маги-наёмника тоже сделали ноги, прихватив остатки дрянной маны…


Члены "великолепной тройки" настолько слилась воедино в ненависти к Старку, что решили приступить к давно вынашиваему плану расправы над изумрудником и его людьми. Разработку деталей поручили секретарю виконта - тот был достаточно опытен в таких делах, так как служил штабным офицером корпуса во время Вторжения. Через пару дней план была готов.

- Есть два варианта, - докладывал секретарь, - Оба сводятся к походу отряда наёмников в Брошенные Земли. Старк, при всём желании, не может запретить проход через его земли и ночёвку отряда на территории Чёрного Замка. Повод простой: опасаемся лесной нечисти. А отказ с его стороны оказать гостеприимство уронит авторитет Старка в нашем герцогстве.

- А что делать, если изумрудник откажется принять нас в замке и предложит разместиться на Дороге Древних? - спросил Виктор Фуа.

- Тогда придётся атаковать замок ночью. Впрочем, среди наёмников и авантюристов хватает для этого опытных бойцов.

По-своему он был прав, уцелевшие воины имели не только опыт Вторжения, но и постоянно наёмничали везде и всюду. Они не могли и не хотели спокойно и мирно жить, лезли во все боевые перепитии и в результате были в прекрасной форме. Доспехи и вооружение, благодаря постоянным удачам, становились всё лучше, а уж количество запасных атакующих и защитных амулетов и талисманов было сверхдостаточным. Всё, что не требовалось на переходах или в перерывах между операциями и налётами, хранилось в "побратимских" повозках и двигалось по жизни вместе с ними. Те же, кто был неудачлив хотя бы раз в жизни, давно уже покоились в могилах или валялись в разных землях в виде костей.

- По одному варианту мы едем в Брошенные Земли большим отрядом за ценностями и диковинами. По другому варианту мы предлагаем Старку совместный поход за древностями. Формально, мы обычный, хотя и очень крупный, отряд охотников за брошенными ценностями. Главное, не трогать население в баронстве Володьина, в Амьене и в Мерле. Тогда у Старка не будет даже повода что-нибудь предпринять.

- Лишь бы он не сбежал со своим добром, - ухмыльнулся фон Хорн.

- Проблема в другом - нельзя посвящать в подробности всех наёмников, - продолжил секретарь, - пусть думают, что мы действительно едем в Брошенные земли. А когда мы начнём вырезать тигростарков, то наёмники сами подключатся к побоищу, чтобы оказаться на стороне победителей.

Дело осталось за малым: подключить к походу побольше авантюристов и распустить слух о поездке за ценностями. Чтобы даже до Старка дошло "мы мягкие, белые и пушистые исследователи" и "просто мимо проезжали". Сын герцога Борга прогласил двоих магов-медальонников непонятного цвета и даже выплатил им аванс - четыре бочонка с золотом…


…Слухи дошли по назначению уже через неделю, когда Старк принимал у себя обоих маркизов. Причём в самый "сладкий" для коллекционеров момент, когда разглядывались четыре жемчужины из Короны Элья (эльфийского артефакта, сгинувшего 35 тысяч лет назад, который терпеливые эльфы собирали заново, по мелким мелочам). Жемчужины имели наложенную "ауру счастья" - неповторимое вечное силовое заклинание. Зеленоватые перламутровые шарики были найдены среди драгоценностей, бывших в залоге у Кауфмана. Там же Старк нашёл и перстень "алеф" с красным камнем типа рубина, причём качество было очень высоким: то ли прекрасная подделка, то ли высококачественная копия. Правда, мэтру Алефу о нём не сообщили, ждали подходящего повода.

В общем, дружище Драга прибыл с новостями в самый неподходящий момент. Лёгкое обсуждение провели в присутствии маркизов, чтобы зря не тратить время на бессмысленное секретничанье. Всё равно у де Лякруа хватало своих "глаз и ушей" по всему герцогству и даже в столице. В принципе, идея совместного похода Старку нравилась. Хотя будущий контракт о сотрудничестве следовало продумать: одно дело совместно идти в Брошенные земли, другое - возвращаться обратно. Нормально будет, если каждая группа вернётся в удобное для неё время, по обстоятельствам. Конкуренции же особой не будет - слишком много стоит пустующих замков в глубине таинственной территории, там заброшенных городов хватит на всех несунов Оранжевой Ойкумены.

Детализация подготовки к походу проводилась уже без высоких гостей, чтобы не утомлять их мелкими деталюшками. Опытные маркизы посоветовали держать уши и глаза открытыми на всякий случай. А то наёмники народ бывалый - могут и ограбить "вдали от общества", особенно, если ценных находок будет много. Старк только улыбнулся, а Леру даже не возмутился прописным истинам, у обоих был богатейший опыт в сотрудничестве с себе подобными.

Большую часть учеников отправили в Мерль, чтобы освободить во дворе замка место для прибывающих гостей и, заодно, стали готовить обоз со всем, что может понадобиться в походе. Марк с Луциусом тоже отправились в Мерль поруководить "тигрятами", но должны были вернуться в самый последний момент. Теокрифа с "правыми руками" отозвали из Игля - без "крайнего" и поход не будет походом и послать куда попало будет некого. Всех "тигрят" охватило радостное волнение - наконец-то замаячил очередной "поход на север"!

Ярмарка закончилась, купцы и коллекционеры разьехались и лишь два маркиза застряли у Старка, подумывая о том, чтобы тоже принять участие в охоте за древностями.


Передвижение отряда весом в три сотни единиц, с ползущим позади обозом, проходило гладко. Наёмники, подписавшие контракты, вели себя дисциплинировано, дебошей и грабежей по дороге из Борга в Мерль не устраивали. График, составленный секретарём Вархинкля, соблюдался точно, без нарушений. Воины были, как на подбор, в прекрасных "наварро" и "аройо": простых и усиленных. Дефицитные сирлоновые и вирлоновые мелкопластинчатые кольчуги покоились в повозках вместе со стрелковым оружием: арбалетами и луками, а также боевыми талисманами и амулетами. Какой смысл таскать излишки на себе или утруждать коня во время перехода?

Лихое войско, как и расчитывали, отобедало возле Мерля и после полудня двинулось к Чёрному замку. Лидеры похода, находившиеся в голове отряда, перекидывались шутками, радуясь хорошей осенней погоде. Ярдах в двухстах до поворота к замку они увидели огромный мерцающий цилиндр, растянувшийся во всю ширину Дороги, чуть выше голов всадников. С красивой светящейся надписью: "Салют долгожданным гостям!"

Первые ряды, проезжавшие под ним, обратили внимание на то, что цилиндр самостоятельно висел в воздухе. Такое было чисто по-человечески приятно - добродушные доверчивые хозяева не пожалели маны для столь эффектного зрелища. К сожалению, произошёл какой-то сбой в заклинании и цилиндр исчез.

Это вредный Октавиан отключил стасис и активировал вспомогательное заклинание, начавшее автоматически разворачивать "ковровую дорожку для почётных гостей". Но не как все нормальные люди, под ноги, а над головами едущих себе потихоньку наёмников. Когда невидимое атакующее силовое поле опускается на головы, жертвы даже не успевают закричать от боли, поэтому три десятка передовых всадников, успевших проехать надпись, не сразу сообразили, что что-то происходит не так. Тем более, что неуёмный Теокриф вывел на Дорогу два стрелковых десятка, которые начали стрельбу с колена из "крайстов" и помповиков. А через минуту, добавился ещё десяток, но на конях и с палицами, чтобы добить остаток головки отряда.

"Ковровая дорожка", раскатываясь, быстро опускалась, выведя из строя более двух сотен визитёров. Задние ряды, увидев неладное, засуетились, но из леса, с северной стороны Дороги, заполучили несколько залпов "тигрят", ожидавших в засаде. Алекс и Влад-1 со своими бойцами напали на обоз, создавая максимальные помехи отступающим. Алекс увидел на одной открытой повозке двух типов, которые начали размахивать руками, видимо от возмущения. Или по какой-нибудь другой причине, что было уже не важно. Он пихнул Влада Первого, показывая на них и, одновременно, разнёс одному из них голову выстрелом из помповика. Влад, не задумываясь, прострелил башку другому и оба рванулись к упавшим телам, чтобы, на всякий случай, поотрубать головы странных рукомахателей. А заодно, как выяснилось на месте, и поснимать медальоны магов. Чёрных магов!

Те, до кого "дорожка" не дотянулась и кто уцелел от обстрела, рванули частью в лес, а частью, через свой же обоз, в сторону Мерля. Вот только ускакать по Дороге куда подальше им не дали - навстречу уже мчалась дюжина рыцарей в воронёных доспехах, на вороных бронированных конях, с копьями наперевес. То ли пресловутые "сюрпризы", то ли Ночные Дозорные, то ли Рейдеры, то ли тигростарки во главе с Марком и Луциусом. Копья собрали свой урожай, а затем в бой вступили тридцатифунтовые палицы.

Весь отряд авантюристов был разгромлен быстро с одной единственной целью - не успеть наделать ошибок! Каждое подразделение прекрасно знало свой манёвр и использовало виды оружия, указанные Старком и Леру. Сбежавших в лес было не более полутора десятков, бежать особо было некуда, разве что к Леоре и их переловили ещё до вечера, воспользовавшись помощью сельчан-добровольцев. Виктор Фуа, в отличие от Вархинкля и фон Хорна, слава богу не был убит, а лишь тяжело ранен. Его со всем тщанием, напичкали тройским бальзамом, не жалея дефицитного средства, залепили драконьими пластырями, чтобы не возникло аллергии, и напоили эликсиром. Сын Фуа-старшего был нужен живым для выгодного обмена с герцогом Борга. А секретарь виконта вообще всего лишь потерял сознание, сбитый с коня выстрелом из огнебоя. Доспех "усиленный аройо" и вирлоновая кольчуга под ним были слишком прочны для 12-го калибра. Но вот упавшее тело потеряло сознание от удара. Когда же он пришёл в себя, то первым делом сказал: "Так нечестно!", а потом добавил: "Если бы вы не застали нас врасплох - итог мог бы быть другим".

Естественно, если бы отряду авантюристов дали возможность полностью вооружиться, провести предварительный обстрел, активировать магов и амулеты с талисманами, рассыпаться при необходимости на открытом месте и так далее, и тому подобное, то битва могла закончиться с другим исходом. Но только полный и безоговорочный идиот-полководец, идеалист-гуманист или главный герой боевика даёт врагу лишние шансы. Профессионалы предпочитают нанести коварный удар, да ещё, желательно, в спину, когда никто к этому не готов! А моральная мораль лишь для больных на голову мечтателей, играющих в благородство помыслов.

Тезис "иду на вы" подразумевал "я сильнее вас", а не "готовьтесь к войне"!…


Маркиз де Лякруа с нетерпением ожидал, когда Старк освободится и даст хоть какие-нибудь обьяснения по поводу снек-атаки. Он понимал, что титулованое дворянство герцогства не будет возмущаться, благодарное Старку за списание долгов, но как отреагирует герцог Борга? Видимо, самому маркизу придётся заминать ситуацию, если, конечно, это возможно. Маркиз понимал, что отряд наёмников - ненадёжные компаньоны в поисках ценностей, вот только зачем нужно было уничтожать их здесь, "на людях", до похода?

- Расслабьтесь, ваше сиятельство, - улыбнулся вошедший Леру, подойдя к нервничающему маркизу, - Старк решил не передавать младшего Фуа суду Святой Инквизиции. Правда, старшему Фуа это обойдётся очень дорого.

Оторопел не только де Лякруа, но и стоящий рядом Эдстрём. Челюсти обоих дружно отвисли от такой наглости в трактовке "инцендента".

- Кто-то нуждается в услугах Святого Нана, - медленно произнёс Рольф, - неужели мы?

- Оказывается Виктор Фуа ещё и виноват? Но в чём? - добавил Лякруа.

- Как "в чём"? - изобразил возмущение "второй вождь", - он нанял двух чёрных магов!!! А это запрещено законами Святой Церкви, между прочим! Фактически, статусно, нам пришлось уничтожить обоих черномагов и… их охрану.

До маркизов начало доходить: маги оказались чёрными и их использование действительно было наказуемым деянием.

- Да и сама военная операция герцогства Борг против королевской территории тоже наказуема, но уже Его Величеством. Тем более, видеозаписи заговора имеются в наличии, на всякий случай. Неужели вы искренне верили в возможность совместного похода за ценностями?


…- Где мы всё будем хранить? - бухтел мэтр Алеф, занося в амбарные книги данные о добыче, - С такими трофеями никакой Висбах не нужен!

- Тем более что и ходить никуда не нужно было, всё само пришло, по доброй воле, - потирал руки сверхдовольный Сильмар.

- Рано радуешься, братец, это ведь тебе все доспехи переделывать предстоит.

Ликование шустренько сползло с кузнечно-оружейного лица и посыпались вопли, крики и стоны возмущения:

- Я, самый гномский гном, бывшая краса и гордость Ферриады, талантливейший коротышка всех времён и народов стал забитым рабом у этих двух изумрудных чудовищ! Брат ты мне или не брат, спаси свою единоутробушку!

- Хорошо, я помогу избавиться от рабского труда, но тогда придётся продать пухленький стофунтовый мешочек чёрной маны архимагу Стефану.

- Нет! Никогда! Ни за что! - разволновался от жадности Сильмар, - я лучше ещё парочку оружейников приглашу. Их в Ферриаде всё равно больше, чем интересной работы. А если Старк ещё и чангеров закупит…

Кузнеца можно было понять и по-гномски, и по-человечески. Подгонка доспехов - процесс трудоёмкий и занудный. Да и какой смысл "закатывать солнце вручную", когда доспехи класса "наварро" и выше изготавливались по технологиям "самопостроения". Такие методики имеют в Изумрудном мире приставку "нано". А чангер-активаторы, как раз-таки управляют процессом изменения формы и размеров доспеха. Под конкретного воина!

Учитывая то, что с авантюристов сняли более сорока "аройо" и больше двухсот "наварро", использование супертехнологий несомненно облегчило бы "рабский труд" оружейника. Да и остальная добыча была изобильной, особенно, обозные припасы. Привычка наёмников всё своё возить с собой обеспечила Школу и Отряд высококлассным вооружением и боеприпасами. А также десятками эльфийских и гномских повозок, эльфийских жеребцов и лошадок, тентов из драконьей шкуры.

Одна проблема: атака Висбаха и Чёрного замка практически лишили Империю остатков вольных стрелков высокого уровня…

Старк и де Лякруа разработали пакет предложений для герцога Борга, приложив кристалл памяти с копиями видео и аудиозаписей заговора. Леру и Марк подготовили очередной запрос в Александрину "лично в руки Его Величества", добавив письменные стенания старосты Мерля. С александринским запросом выехал бывший секретарь Вархинкля, получивший "свободу сейчас" в обмен на кое-какие мелкие услуги "в будущем". Даже замковой козе Матильде было понятно, что обширное семейство Вархинклей будет готовить реванш. Хотя бы для того, чтобы ограбить пухлеющего на глазах изумрудника, имеющего слишком маленький отряд. Сами Вархинкли имели законную возможность нанять до пятисот панцирников и вооружить почти четыре тысячи ополченцов. Правда, они не могли просто так напасть на королевские земли, следовало провести карательную ответку на нейтральной территории. Например… в Брошенных Землях.

Как же так получается, что мирная, тихая и спокойная сельская жизнь никак не складывается? Почему не соблюдается принцип "Не мешай!"? Откуда берутся бесчисленные желальщики обустроить чужую жизнь на свой манер? Кому вообще нужен "край географии" и его обитатели?


…Чёрный замок имел свою 500-ярдовую лужайку, отделяющую его от Дороги Древних. Её покрывала последняя зелёная трава, начавшая уже желтеть по-осеннему. А на лужайке резвился "котёнок" под 900 фунтов весом, нагло забавляясь своим хвостом. Повозка, завернувшая с Дороги Древних, остановилась. Дежурная смена охраны замерла, обитатели замка начали потихоньку подниматься на крепостную стену, чтобы посмотреть на "кису" с безопасного расстояния. Когда ещё доведётся увидеть внезапно материализовавшуюся легенду Бенгала, морда которой была изображена на сине-золотом знамени Старка, гордо развевающемся на шпиле донжона.

В сотне ярдов от ворот забавлялся… мархуз!

Мархуз Казихар, один из двенадцати раджей Бенгала, когда-то, почти два года путешествовал со Старком и Леру. Потом оба орденца переместились в Изумрудный мир, а их хвостатый друг вернулся обратно в Бенгал. Теперь его сверхтигриная мощь и сила плюс врождённая магия, базирующаяся на управлении биоэнергией окружающей среды, могли прекрасно усилить Отряд. Своевременно, хотя и не беспредельно. Да и самому мархузу давно надоело рутинить среди себе подобных. Поэтому, узнав о массовом Переносе изумрудников, он и пустился в долгий многомесячный путь, понимая что Старк обязательно ввяжется в авантюру с перемещением, даже если оно будет совсем случайным.

Больше всех был рад Октавиан - ему нужен был профессиональный наставник-маг, пусть даже изьясняющийся ментально и машущий хвостом. Обитателям замка, да и Мерля тоже, было вжёвано, что "кота" нельзя дёргать за усы, строить ему рожи и обзывать мифом, даже издали. Тогда селение и обитатели останутся целыми и невредимыми. В остальном, новый обитатель был белым, мягким и пушистым, несмотря на каштановый окрас и короткую шерсть. А всяким недобитым "вархинклям" следовало хорошенько призадуматься о возможных сайдэффектах реванша.

- Казик у нас хороший, - мурлыкал на радостях Леру, - он покажет вражине Старку, где такие большие кошки зимуют. Хоть кто-то заступится теперь за меня и за гномиков.

Довольный Сильмар не верил своим ушам, но всё равно слушал - приятно, когда тебе сочувствуют и упоминают так ласково.

- А ещё он вас всех сожрёт вместе с косточками и не подавится, - на всякий случай осторожничал Алеф.

Маркизы, увидав невиданное, внутренне уже потирали руки. Рассказы о живой, тёплой и улыбающейся легенде обязательно будут достойно восприняты в скучающем высшем свете. Теперь, главным стало вернуться туда живыми и при памяти.


Лучший взвод Школы готовился к Большому Выезду В Люди. Следовало заехать в Борг для возведения Алекса и Влада в рыцари Святой Церкви и для проведения переговоров с герцогом при посредничестве де Лякруа. Затем навестить Стефана и обменять у него полезных ценностей на сотню фунтов маны-34, за которую любой архимаг душу заложит. После чего посетить Блуа и забить местного зоргха, пока его другие умники не оприходовали. Для размещения и вывоза подарков от "всегерцогского старосты" (на обратном пути), были подготовлены и повозки и лошадки. Мархуз, уставший после долгого перехода, остался в замке по личной просьбе Старка (на ухо, чтобы никто не слышал).

Сюрприз преподнесла Эльза Кагнер, устроившая Старку прощальную ночь. Когда биологический отец и приёмная мама проживают в соседних комнатах покоев и заботливо воспитывают одну девочку - неизбежно возникает дружба и взаимоуважение. Перерастающее в… любовь! А нежность, ласка, понимание и другие немелкие мелочи расцветают сами собой. Старк всё нормально понял и попросил обоих готовиться к свадьбе, которую можно было сыграть по возвращении. Эгоизм "владетеля", сопровождаемый обычно топаньем ногами и размахиванием руками, никоим образом ничего не изменит. Тем более, что сам Старк даже не мог обещать никакого будущего миловидной и душевной женщине, мечтающей о настоящей семье.

Очередной "поход на север" прервался на один день в Аргенте - следовало навестить графа и разьяснить мотивы беспардонного разгрома наёмников. И, заодно, узнать последние слухи о банде Двойного Шлема, успешно промышляющей от Александрины до Борга. Не хватало ещё наткнуться на неё с ценным грузом! Злодействующие бандиты - это не расслабленные наёмники, они всегда вооружены по полной форме, когда делают набеги. И нет никакой гарантии, что отряд в сорок школяров сможет с ними справиться. Особенно, если в банде, по слухам, до двухсот бандитов. Такое мнение было у шепчущегося народа и с этим следовало считаться всерьёз. Поэтому дальнейшее передвижение из Аргента в Борг характеризовалось, как "на цыпочках, с широко открытыми глазами и ушами".

В деревеньке, в дневном переходе от Борга, тигростарки поужинали пораньше, чтобы обустроиться лагерем рядом с селением. Никто не хотел заполучить "ночь длинных ножей" - лояльность сельчан была отнюдь не гарантирована. Приближалась зима, да и Ярмарка закончилась, из-за этого и Дорога опустела. Не сезон для поездок туда-сюда просто так. Поэтому, на всякий случай, было решено ехать в Борг двумя обозами, чтобы запутать бандитов, если те надумают напать. Второй обоз должен был пойти по ветке Дороги Древних, находящейся к северу от основной. Благо прямо из деревни был выезд, соединяющий с ней. Старк с десятком и оба маркиза с оруженосцами и телохранителями собирались завтра поехать вдоль реки, обычным путём. А все остальные, во главе с Леру, должны были изогнуться и извертеться в целях безопасности маны. Понятно что никто, включая своих, не знал в каком из обозов её следует искать. Пусть голова назавтра болит у Двойного Шлема! Если, конечно, он в курсе происходящего. Старк перестраховывался на всякий случай, по привычке. Сто фунтов суперманы оценивались в три с половиной миллиона золотых, то есть стоили гораздо больше, чем четыре десятка воспитанников. Что Старк и обьяснил де Лякруа за ужином в таверне. Цинично, но обьективно!

Вот только Двойной Шлем не собирался гадать "назавтра". Ему давно уже доложили о цели поездки провинциалов, об их составе и возможностях. Для простоты, он напал ночью, отрядом численностью в сто двадцать человек, прямо на лагерь "тигрят". Чего мудрить, когда можно вырезать сразу всех, невзирая на титулы, а потом отогнать куда подальше все повозки и спокойно их обыскать. Внезапность была на его стороне - по идее тигростаркам следовало проснуться, вооружиться, а времени на это он не собирался давать. В приципе, использовался принцип самого Старка: "Бей сонного - целее будешь!"


Октавиана с Терминалем, которым никак не спалось в столь благословенную спокойную ночь, вообще в лагере не оказалось. Они разместились со своими прибабахами и походной жаровней неподалеку, на пригорке, окутали себя мороком и выглядели как часть леса. Жаровня потихоньку тлела, видимо для обогрева, так как ночь была холодной. Капельница с суспензией маны находилась рядом и оставалось только открыть краник, чтобы капли ценнейшего энергоносителя начали падать куда нужно.

Как только на Дороге объявился налетающий галопом отряд, Октавиан зажёг над лагерем "тигрят" два шарика с неярким освещением, типа лунного. Все человекоподобные сразу стали ярко-ярко сиять голубым, а места, где доспехи были ослаблены или имелись щели между составляющими, были высвечены красным. Терминаль целый месяц готовил инженерный расчёт такого удобного новшества! Конечно, те воины, в чьи медальоны были вбиты специальные контрзаклинания, получили возможность не сверкать, как новогодние ёлки. Они, наоборот, выглядели как-то непристойно, в виде тёмных, широких, размытых туманчиков. А учитывая то, что этих "чёрных облачков" почему-то оказалось гораздо больше, чем самих тигростарков, у бандитов возникла проблема - кого рубить и куда?

Бандитский маг, даже с помощником, ничем не смог помочь своим. Его, на всякий случай, парализовал скрытно подобравшийся мархуз. На часок-другой, не больше. Вредный кошак, оказывается, сбежал на второй день и тайком пробирался по лесам недалеко от Отряда. Видимо специально прятался, чтобы Старк его не заметил и не наругал!

Арбалетчики, неожиданно повылазили из-под (а также из-за и из) разных повозок и начали отстрел, целясь прямо в эрко-красные пятна, как будто заранее знали о "точках слабости". Огнебои никто не применял, чтобы зря не тратить патроны. Марк и "набор элитников" орудовали палицами, наиболее надёжным оружием в ночном бою. Старк, как обычно, валял дурака то там, то здесь, а Леру метался от раненого к раненому. Только их, почему-то, было совсем мало! В наиболее тяжёлую ситуацию попали сэр Шарль, Клико и Теокриф, которым поручили охранять заветную повозку. Звериный нюх не подвёл Большого Шлема и он, с оруженосцем и десятком бандитов, лично атаковал именно здесь. В конце концов, за такой груз можно было бросить весь отряд и угнать повозку в суматохе ночной неразберихи. Или, что ещё проще, забрать мешок и ускакать, пока никто не опомнился.


Теокриф и Клико успели лишь сократить число нападавших, выведя из боя шестерых, пока бандиты разбирались с правильными и неправильными "туманчиками". После чего, сам Теокриф, получив сильный удар в лоб арбалетным болтом, потерял сознание. Клико, бросив лук, хапнул сразу две палицы: одну для себя, другую для своего рыцаря, по старинке вооружённого мечом и щитом. Шарль де Блуа ещё сохранял остатки "фехтовальной порядочности", никак не желая до конца расстаться с приличиями. Поэтому и отбивался сразу от троих. Защищаясь, а не атакуя! Меч Шарля, кромка которого была усилена Сильмаром и снабжена небольшим режущим силовым полем, мелькал достаточно быстро, отбивая встречные удары. Щит, как положено, оборонял хозяина и использовался по назначению, а не в качестве ударного инструмента. Клико, на свою голову, замахал обоими палицами, превратившись в двойную ходячую мельницу. Что было ещё рановато для шестнадцатилетнего парня. Двоих он успел вывести из строя, пробираясь к сюзерену, но одна из палиц вырвалась из руки и её моментально перехватил третий бандит. Сам Клико споткнулся о чьё-то лежащее тело и начал падать. Соперник моментально этим воспользовался и врезал со всего маху, попав по шее молоденького оруженосца. Хруст ломающихся позвонков услышал даже Шарль. И вызверился! Увидев падающее тело своего верного друга и помощника - он перешёл в режим: "Убей любым способом и побыстрее!"

Латника, забившего Клико, кто-то подстрелил, но оставалось ещё трое соперников. Одному, развернувшись направо, Шарль вышиб мозги тремя ударами меча, на пределе своих возможностей. Попутно, при развороте, он врезал другому кромкой щита, открыв при этом под удар Двойному Шлему собственную спину. Пока лидер его наносил, Шарль уже прыгнул на второго, втюхав рукояткой меча в забрало. Голова противника откинулась, а сам он стал оседать, потеряв сознание. Последовал второй мощный удар по де Блуа, на этот раз по плечу, рубящий. Доспех уцелел, но левая рука отказалась работать. Вот только никто её об этом не спросил и бюллетеня не выдал - зарычавший Шарль развернулся, проведя "двоечку". Удар мечом по вражеской голени (щит соперника пополз вниз) и тут же по шее мечом, а в забрало - верхней кромкой щита, прямо по челюсти.

Шлем соскочил с головы противника, но под ним оказался ещё один, поменьше. Зато шея соперника оказалась скособоченной - шейный радикулит всегда внезапен от резких движений. Рубящего удара мечом в бок и, как следствие, боли от сломанного ребра Шарль не почувствовал - его меч нанёс ещё один мощный удар. Теперь уже по внутреннему шлему, скособочив вражескую голову в другую сторону. А последовавший удар кромкой щита, вернул голову Двойного Шлема в положение "ровно". Шейные позвонки не выдержали резких и частых нагрузок и сломались. Глотка упавшего бойца приоткрылась и Шарль вбил в неё свой меч, заполучив отдачу, когда остриё уткнулось в непробиваемые плитки Дороги Древних, пройдя сквозь шею.

Вокруг стояло несколько "тигрят", готовых помочь в критический момент, но сдерживаемых в процессе поединка Старком. Леру уже раздел Клико, по-честному сохранявшего в себе ниточку жизни "пока помощь не подоспеет". Старк часто обьяснял, что нужно продержаться до подхода помощи любыми "через не могу". Иначе - смерть!

Сам Шарль уже не осознавал, что бой вообще-то закончился, не чувствовал, как с него снимают доспехи и кладут на специальную подстилку. Он, наконец-то, получил право потерять сознание!…


Глава одиннадцатая.


Обозы, как средство самовыражения

- Это же граф Эсперанза, - удивился де Лякруа, когда с бандитского вожака сняли шлем, - ему-то зачем разбоем заниматься?

Труп, в бытность графом, имел солидное состояние, нажитое во время Вторжения, уважение в обществе, связи. Какой смысл грабить и убивать, когда имеешь столь высокий уровень рутины, да ещё будучи Героем Империи?

- Извиняюсь, - вмешался Эдстрём, - но как сэр Шарль смог одолеть графа?

Дальнейшие пояснения удивили окружающих: Эсперанза, оказывается, был "вулканом", одним из семи в армии Генриха. Класс таких воинов на порядок выше "торнадо" - они врываются внутрь вражеского войска и действуют как биороботы: слишком быстро и слишком эффективно для соперников. Правда, в одиночку, потому что мозги переключаются и каждый человекообразный становится целью, даже соратники. Скорость передвижения, быстрота реакции, сила и рефлексы делают их практически неуязвимыми для обыденных и даже классных воинов. Но каким образом Шарль де Блуа, в недавнем прошлом неудачливый странствующий рыцарь, смог одолеть "вулкана"? Одного фехтовального таланта слишком мало. Все с любопытством уставились на Старка.

- На его стороне был Бог! - отмазался тот.

О таких мелочах, как тяжёлые тренировки, занудная подготовка и психологическая обработка, он не стал распространяться. Хотя и был очень доволен, что семь месяцев занятий дали желаемый результат - теперь с "дважды рыцарем" можно было идти в разведку! Круче Шарля были только Октавиан, Марк и Луциус. Клико немного уступал своему старшему товарищу, но только из-за юности организма.


Старк, конечно же понимал, что победа Шарля вообще-то случайна - Эсперанза сам себя загнал в кубышку. Высококлассный воин - это состояние души, ментальность, ну не могут такие люди просто мирно жить. Их гнетёт нереализованность возможностей, вот граф и занялся грабежами. Но какие караванщики или охранники могли составить ему достойный спарринг? Поэтому, столкнувшись с прекраснейшим фехтовальщиком, да ещё и физически сильным, ловким, с быстрой реакцией, бывший "вулкан" не удержался от искушения. Он ввязался в игру под названием "кошка с мышкой", причём с достойной "мышкой". А увлёкшись, расслабился (растренированность, тудыть её!) и глупо прозевал "взрыв" соперника. Хотя с другими делиться своими мыслями Старк не стал - излишняя информация ни к чему. Как и тем, сколько трудов было положено, чтобы убедить Большого Шлема в "беззубости и неподготовленности" Отряда.


Трупы были обобраны и уложены вдоль края Дороги. Тех, кто пытался сбежать ещё во время боя, выловил и забил мархуз, перетаскав их поближе к театрику военных действий. Некоторые сбежавшие даже от Казихара, в лес, были сожраны нечистью, что оказалось очень удобным: осталось лишь собрать их доспехи, оружие и персональные ценности. Самого мархуза лесная нечисть не трогала: в ночное время он создавал вокруг себя Поле Чистоты в радиусе двадцати шагов. Маг и его помощник были ограблены до нитки, включая 60 фунтов маны и повозку с принадлежностями, после чего их отпустили почти по-доброму. Оба, по своей воле, пообещали два года отработать на барона Володина. В чём и принесли клятву. И не просто так, а в поле Кристалла Верности!

Это в Изумрудном мире можно трепаться и обещать не подумавши, а в Оранжевом приходится следить за базаром. И если обещание нарушается, сразу реагирует организм, создавая головные боли даже в заднице. Обманывать получается болезнено и неприятно. Поэтому оранжики стараются рапортовать после исполнения дела, а не досрочно обещать золотые горы и светлое будущее. Многие изумрудники, в первое время, столкнулись с такой проблемой, заключая договоры. Даже у самого сельского мага есть такой кристалл и их использование является нормой жизни.

Миры, даже параллельные, отличаются друг от друга: Изумрудный - мир слов, Оранжевый - мир дел. Каждый живёт так, как ему удобнее, у оранжиков не нужно никого хватать за язык - тот и сам отсохнет, если что. Или отвалится!


К вечеру караван добрался до Борга, где местной страже сразу доложили о разгроме банды Двойного Шлема. Да и премия за бандитов была нелишней. Маркиз де Лякруа тотчас отправился к герцогу обсуждать условия и размер очередного выкупа за Виктора Фуа. Остальные разместились на ближайшем постоялом дворе и тупо легли спать. Наутро состоялся визит в местное отделение Святой Инквизиции, где из старшего рыцаря вытрясли всё, что положено новым Рыцарям Церкви: Владу Первому и Алексу. Правда, Алексу выдали медальон с большой единичкой, так как его черномаг оказался очень сильным. Поэтому и доспех Алексу достался получше - "усиленный наварро" и всё остальное с тем же перевесом в качестве.

Ещё через день, все (наконец-то) дружно поехали к архимагу Стефану. Всё-таки ману следовало доставить, куда собирались, а заодно и воспользоваться услугами чародея. Хотя бы в части телефонной связи с Изумрудным миром. Не такое уж это сложное дело, когда есть мана. Тонкий канал связи организовать нетрудно, коли умеючи. В конце концов, пусть это будет своеобразным бонусом за доставку ценного груза с риском для жизни.


Отряд тигростарков встречал лично Морель, заодно распорядившийся о размещении и людей, и повозок. Ученик Теодор, он же "Федья", он же "бывший ботан", лично прилепился к изумрудной части Отряда вместе со своей жёнушкой, которая имела выразительный, приятный животик, намекающий на ожидаемое пополнение в семействе. Вечерняя посиделка-говорилка приоткрыла некоторую завесу в быту магов.

- Мне платят и меня же обучают, - рассказывал Фёдор, - у нас с Лизкой прекрасные покои, сами видите. Питание и медобслуживание бесплатно.

- В общем, персональный коммунизм? - спросил один из Владов.

- Практически - да, - продолжил ученик мага, - даже Лиза нашла себе занятие.

Оказывается, скучающая первое время девушка решила организовать… драмкружок. Желающих выявилось много и в свободное время они собирались в одной из зал дворца для репетиций. Ко всяким датам организовывались постановки или эдакие "капустники", в зависимости от левой Лизкиной ноги. Причём почти все обитатели магического сообщества рвались в актёры, изредка даже Стефан к ним присоединялся. Про уровень различных спец.эффектов в постановках можно и не упоминать - вокруг маги, а не коммерсанты с программистами. В итоге, Лизе стали выплачивать регулярное жалованье за культмассовую работу. Причём, в три раза большую, чем Федина стипендия.

- Тогда Федя организовал свой кружок, - улыбнулась Лиза, - всяческих рационализаторов. Они начали инженерные усовершенствования для заклинаний изобретать.

Федя тут же пошёл в гору - разработки ботан-группы оказались удобными, эффективными и востребованными. Казначею пришлось выплачивать Феде дополнительные кругляши, а "бедная Лиза" опять отстала по уровню доходов. Впрочем, они не были зациклены вопросом "кто главнее?", обоих всё вполне устраивало. Особенно то, что Стефан, по своим каналам, переправлял часть доходов молодожёнов их родителям в Изумрудный мир. И регулярно, каждые две недели, обеспечивал телефонный канал каждому из них, но не более чем на 15 минут.


В кабинете у архимага велось своё обсуждение. Согласования по обмену маны на ценности закончились и стороны пришли к согласию. Наступило время для дружеского трёпа.

- Старк, у нас проблема, - начал Стефан, - когда Морель организовывал спонсорство в Изумрудном мире, чтобы завлечь на Пятно побольше изумрудников, его пару раз видел Теодор. А ведь Морель был под "личиной".

- Получается, что Федя имеет неизвестную пока магическую силу, - добавил сам Морель, - "личина"-то, в принципе, непроницаема.

- Скорее всего, Стив, это вы сундуки, - улыбнулся Старк, - Изумрудный мир напичкан телефонизацией через спутники. Триллионы радиосигналов мотаются на орбиту и обратно, вот и произошла накладка. Какой-нибудь сигнал разбалансировал "личину", создав диссонанс с базовой частотой заклинания. Поэтому и Морель выглядел, как Морель!

Да уж, стоило репу почесать в честь столь простого обьяснения. Правда, присутствующий здесь же Терминаль, сделал это более интенсивно, чем прочие, а потом попросил:

- Командор, а вы не могли бы нам с Октавианом более подробно рассказать об этих сигналах? Допустим, когда вернёмся в Чёрный замок.

- Ну что ж, с радостью расскажу, чувствую, что в твоей инженерной голове что-то завелось на эту тему.

- Ага-ага, специальные думательные тараканы, - подколол Леру, - обычно тараканы заводятся везде, где ни попадя.

Организация телефонной связи с Изумрудным миром оказалась не столь уж сложной - высококлассные маги имелись в наличии, а мана - в достатке. Каждому изумруднику Старк выделил по пятнадцать минут. Первыми, в специальную комнату, вместе с ним зашли Влад-2 и Вика. Им полагалось целых полчаса, чтобы связаться с обеими парами дедушек и бабушек. Маг-техник показал, как пользоваться номеронабирателем и перешёл в соседнюю комнату, чтобы не мешать разговорам. Володя сначала решил отчитаться перед тёщей, чтобы побыстрей отделаться. К сожалению, все три попытки закончились плачевно: тёща три раза поднимала трубку и три раза требовала сердитым голосом "прекратить безобразие". Ну не смогла она поверить в параллельные миры или иную сказочную чушь, вот и подумала, что кто-то издевается над ней. Даже не задумываясь, что никому она нафиг не сдалась, противная самоуверенная тётка.

Вика только руками развела и поохала:

- Охохонюшки, вот и позвонили бабушке Люде, давай теперь бабушке Ане звонить.

С бабушкой Аней, мамой Володи, оказалось проще. Звонок прошёл, трубку сняли и Вика затарахтела:

- Бабушка, бабушка… не бросай трубку, это я, Викуля… мы с папой из Оранжевого мира звоним… а то у нас маму хотели на каторгу отправить, но её выкупили… теперь она много лет лечиться будет, бедненькая…

- Подожди Вика, дай я нормально маме всё объясню, - прервал дочкино щебетанье Влад, - а то ты её совсем запутаешь…

Старк, поняв что связь налажена, вышел из комнаты. Следовало предупредить остальных о том, что возможное недоверие родных и близких может сорвать переговоры. Звонки нужны были не только для того, чтобы отметиться, но и для того, чтобы согласовать… перевод денег. Архимаг, имеющий в Изумрудном мире не только свою виллу, но и счета в банках, согласился сделать взаиморасчёт: ему - золотые империалы здесь, он - бумажные бумажки там. Всем, в принципе, хорошо и удобно. Изумрудникам следовало лишь объяснить родственникам ? в каком банке будут открыты именные счета на них.


Леру и Алеф самолично проверяли всё то добро, что было выменяно на ману и загружалось в повозки. Наиболее ценным приобретением был комплект Ближней Связи на 24 бойца и, соответственно, с "мамой". Такой комплект обеспечивал разговорную связь в радиусе одной лиги от "мамы". Устройства походили на обычные гарнитуры, применяемые службами безопасности. Кристаллы лиорина использовались не только для приёма-передачи, но, одновременно, и как аккумуляторы. Для обеспечения качественной связи применялся эффект "трилио", гораздо более надёжный, чем примитивно-отсталое "радио", зависящее от сторонних наводок.

Оружия почти не было - Старк запасался амулетами и талисманами, средствами наблюдения и локации, панелями по сбору солнечной радиации и прочими полезными штуковинами научно-магического толка. А, заодно, и разжился наконец-то комплектом для создания Павильона Опыта. Очень удобная прибабахина: излучающее оборудование навешивается в комнате и создаёт поле обучения. А в пульт управления можно вставить кристалл с соответствующей инфой: или лучника, или мечника, или арбалетчика, или кого угодно. Тело бойца, во сне, облучается и создаётся мышечная и активная подсознательная память, соответствующая специальности. Хочешь - десятилетний опыт пользования щитом, хочешь - двадцатилетний опыт владения палицей! Главное, чтобы обучаемый имел хотя бы первичную базу умений и знаний. Ну и обязателен набор кристаллов с матрицами, тем более, что они постепенно расходуются. Так что и самих кристаллов тоже пришлось набрать впрок, чтобы усилить хотя бы взвод-другой.


…Следующим пунктом очередного "похода на север" было баронство Блуа. Следовало нанести визит вежливости родителям Шарля и Клико, провести кое-какие переговоры, а заодно забить местного зоргха. Уже к вечеру группа всадников и повозок разместилась возле замка радушного барона, а сам вечер был посвящён красочным рассказам о том какой Шарль молодец и какой Клико ему славный помощник. Правда, сам Шарль ещё был в отрубе, под действием бальзама и эликсиров после ранения.

Ближе к полуночи Старк, Леру, барон де Блуа и его старший латник обсуждали довольно интересную тему.

- Уважаемый барон, не всё так просто, - разъяснял Старк, - Шарль вполне официально может наследовать и графство и титул побеждённого Эсперанзы. Но владеть этим следует вам, чтобы не мешать становлению вашего сына. Иначе графские заботы прервут учёбу и ему придётся покинуть Школу, а это нежелательно, потому что парень очень перспективен.

- Но получится, что я ограблю собственного сына, - возражал барон, - что скажут люди?

- Ничего люди не скажут, - вмешался Леру, - а будут завидовать и чесать языком при любом раскладе.

В приципе, проект распоряжения наследством графа Эсперанзы в редакции отставных орденцев, был прост: Шарль де Блуа получает титул и графство и тут же передаёт его отцу. Тогда старший сын барона наследует Блуа, а средний - баронство, принадлежавшее оруженосцу Эсперанзы. Благо все эти земли граничат с самим Блуа. По договоренностям с герцогом Борга о выкупе им своего беспутного сына, новый граф переходит в прямое вассальное подчинение королю Пью Первому. Старк лишь забирает то, что считает нужным в замках побеждённых, согласно действующего контракта с Шарлем.

- Ваша милость, - продолжил Старк, - вы никоим образом не нарушаете законы чести, приняв такой подарок от сына. Вы ему дали большее: воспитание, умения и даже жизнь. Теперь пришло время, когда Шарль получил право вернуть часть сыновьего долга. Так не мешайте же ему в этом, пожалуйста!

- Хорошо, я готов принять вашу точку зрения, но следует дождаться момента, когда Шарль придёт в сознание. В конце концов, мы не знаем его мнения и его планы.

- Тем более, что парень ещё даже не знает о том, что может заполучить целое графство, - не удержался от своих "трёх копеек" Леру.


…Охота на зоргха и дронгов прошла без сучков и задиринок и Клико стал третьим "победителем крутых динозавров", что оперативно пополнило его личный счёт. А пока длилась соответствующая суматоха с вызовом гномско-эльфской пары торговцев, передачей им динозаврятины и ожиданием денег, снадобий и суперманы , Клико по-шустрому сьездил в Борг и обратно. Сюрприз был полный и безоговорочный - парень не растерялся и прикупил городок-виконтство, граничащее с графством у одного погрязшего в долгах бывшего героя Вторжения. Виконт потихоньку спивался и был рад тому, что нашёлся умник готовый купить городишко на речке с населением всего лишь семь сотен человек, запущенный и бессмысленный. Поля вокруг него были давно заброшены, пристань разваливалась, речка кишела нечистью, а денег привести всё в порядок не было и в помине. Славный год после окончания Вторжения прошёл в пирах, забавах и эффектных тратах! А потом деньги кончились и последовало семилетие примитивной пьянки.

Привезя патенты, Клико сразу вписал в них своего отца, а заодно оперативно объяснил ему, что не имеет ни времени, ни желания виконтствовать. На развитие был присовокуплен бочонок золота и крепкий сыновний обним. Матушка Клико даже растерялась, когда поняла что "её мальчик" вырос не только в размерах, но и как человек и воин. Такие матушки никогда не входят в "комитеты солдатских матерей", вечно канючащих о послаблениях в солдатской службе и возмущающихся тем, что их сыночков посылают воевать, когда идёт война, пусть даже и удалённая от мирных демократических мест. Матушки Клико и Шарля считают, что не отслуживший сын - это грустно и такое нужно скрывать. А вот, если сын воевал, да ещё и успешно, можно смело им гордиться - мужчина состоялся! Ох уж эти матушки, с их разнообразием во мнениях.


Когда Шарль пришёл в себя, ему внятно обсказали, что он теперь владелец графства. По крайней мере, юрист Лурье обоснует это в любом суде без всяких проблем, благо наследников у Эсперанзы нет и сутяжничать будет некому, кроме самого герцога Борга. Реакция Шарля была простой:

- Нельзя ли и титул, и земли передать отцу, а то у меня нет ни времени, ни желания, ни умения этим заниматься. Пожалуйста!

Сразу все вопросы и моральные сомнения отпали и барон перестал сопротивляться логике событий. Единственный нюанс, который его волновал в итоге: нельзя ли хотя бы баронский титул присвоить сыну, чтобы перевести его из рыцарей в более высокий ранг.

- По этому поводу не волнуйтесь, дорогой барон, - начал объяснение Леру, - Шарль является Рыцарем Святой Церкви. В соответствии с орденскими правилами, ранг Рыцаря соответствует, вообще-то, светскому титулу барона, а в духовном - сану аббата.

- Только экзамены нужно сдать после соответствующей подготовки, - добавил Старк.

- Если же Шарль, со временем, станет Командором Ордена или Святой Церкви, - продолжил Леру, - то и светский титул станет графского уровня, а духовный сан будет соответствовать епископскому. Магистр Ордена - это уже герцог и кардинал в одном лице, а Главный Магистр имеет права на свой принципат и сан равный кардиналу курии.

Барон окончательно смирился с сыновьим подарком, когда Лурье объяснил ему, что графство Эсперанза можно переименовать в Блуа, оплатив, естественно, расходы герцогской канцелярии. Да и глупо было бы руководствоваться ложной скромностью, так как она могла быть воспринята, как жеманство или, не приведи господь, кокетство с выпрашиванием комплиментов и похвал.

В итоге, вся компания, вместе с бароном и его латниками, отправилась в замок Эсперанзы для инвентаризации и приватизации всего, что душа пожелает. Естественно - из имеющегося в наличии! В окрестных деревнях был собран почти весь транспорт и тягловая сила, так как схрон знаменитой банды мог оказаться внушительным по количеству награбленного. Хорошо что Судьба закатала раскатанные губы на надлежащее место: количество всякого добра было невелико, так как многое продавалось через посредников сразу после грабежей.

Внушительным же оказалось качество заныканного хабара: что в драгоценностях, что в золотом изобилии, что в оружии. Повозки пригодились для того, чтобы вывезти полмиллиона золотых империалов, то есть сотню четырёхсотфунтовых бочонков! Ещё около ста тысяч золотых оставили барону на обустройство земель и лесов. Эсперанза, вместо того чтобы открыть счёт в банке, хранил свой персональный золотой запас в подвалах, чем создал победителям транспортные проблемы.

Когда после зачистки замка от излишков обоз двинулся в Борг… Нет смысла упоминать о грустном: одного сена было съедено немеряно, а уж сколько дегтярной смазки было потрачено…


Герцог Борга тоже расщедрился в предвкушении встречи с блудным сыном - обоз с выкупом в виде оружия был весьма солидным, включая в себя даже табунчик эльфийских лошадок и "стригер" с тремя сотнями ракет и четырьмя рукавицами управления (три - запасные). Удобная вещь: ракетная установка создаёт постоянно удлиняющийся энерго-канал, оператор, при помощи рукавицы, направляет движение ракеты в сторону цели, а в нужный момент щёлкает пальцами и ракета взрывается. Даже ситцевые трусы сложнее в использовании. Ответственным по стригеру и попутно инструктором назначили Шарля де Блуа. Во время Вторжения он был младшим наводчиком батареи, а в одной из основных битв оказался единственным уцелевшим среди обслуги. После чего его сразу возвели в рыцарский статус, но неизвестно почему.

Чек для предъявления в Первый Горный банк моментально оприходовали. Пользуясь моментом, Старк расписал в банке доли своим подопечным, а Лурье передал герцогу дополнительные документы на согласование и подписание. Бывший старший штабной писарь, он же нынешний герцог, всласть поскрипел зубами, всё подписал, а потом удалился, чтобы ещё поскрипеть. Теперь уже пером по бумаге, чтобы сообщить Его Величеству всё, что он думает о Старке, Школе, Мерле, а заодно и испросить разрешение на проведение карательно-мстительной операции на краю имперской географии.

Старк и Леру посетили некоторых изумрудников, заманили к себе бывшего технолога сахарного завода и пригласили несколько человек поработать пару сезонов учителями. За хорошие, толстые и очень нужные им, бесхозным изумрудникам, деньги! Заодно, были проведены дополнительные переговоры с "новгородцами" о совместной экспедиции на восток по Леоре, на следующий год.

Захаров тоже хотел внедриться в хозяйство Старка, но его послали куда подальше вместе с предложениями о сотрудничестве. Закон Олигархии гласит: для миллиардера нет разницы между нищим или миллионером. Оба имеют слишком мало денег, даже суммарно! И хотя самому Захарову, который знатно разбогател на фоне простаков, это было обидно, но его мнение никого не интересовало. Попытка заинтриговать Старка подходом "вместе бабла наживём" не сработала почему-то. Бывший олигарх очень удивился, узнав, что есть люди, для которых деньги не главное, а всего лишь инструмент для реализации проектов. Много денег - много проектов, мало денег - мало проектов, нет денег - заработай!

А ведь, как славно было в 90-х объегоривать других, не разбирающихся в экономике, финансах и менеджменте. Даже доли в общесоюзной собственности, в первую очередь в промышленности и недрах, именуемую "ваучеры", удавалось обменивать на простейшие бутылки водки. И, когда ваучеров не совсем хватало, их можно было допечатывать в потребных количествах. Кто будет разбираться, если спецов по "разбиранию" нет, окромя рэкета. А впоследствии можно всегда списать на то, что мол "время было такое" - кратко, ясно, понятно.

Но в дурацком Оранжевом мире и выманивать нечего: можно только купить или ДЕЙСТВИТЕЛЬНО создать! Экий мир неправильный, сразу видно, что он отсталый, монархический, а не удобный в пользовании, демократический.


…Супер-пупер-дупер обоз, в итоге, покинул Борг и через неделю был в Мерле. Ещё неделю всё развозилось по местам хранения или монтировалось в соответствии с генеральным планом модификации окраины. Все три замка получили устройства локации (дальностью одну лигу - на большее мощности не хватало), показывающие на экране оба вида движущихся обьектов: нечисть и людей. При желании, "своих" можно было выделять отдельным цветом, облучив их соответственным заклинанием. Энергопанели и светильники тоже разделили между замками, чтобы каждый имел независимый источник для подзарядки Кристаллов Защиты.

По оружию и доспехам была проведена полная инвентаризация, благо герцог добавил часть содержимого своих закромов, не скупясь и от всей души, включая сотню сирлоновых кольчуг и тридцать кольчуг верлоновых. Тех же арбалетов "Крайст" стало столько, что Старк впервые вздохнул с облегчением, а Сильмар взвыл как пожарная сирена.

Для того, чтобы было с кого спросить потом, произвели кадровые назначения. Замом по сельскому хозяйству стал бывший председатель сельсовета со всеми необходимыми полномочиями, правами и обязанностями. В своё распоряжение он получил мешок с пакетиками семян из Изумрудного мира для выращивания рассады, место под оранжерею и даже пару панелей для автономности энергоподдержки этого проекта. Вся будущая промышленность и ныне действующие ремёсла были переданы под контроль Силмара, вместе с частью золота для оперативных потрат.

Алеф получил в свои руки интендантскую власть и руководство объектами, где готовилась еда. Алекс возглавил медицинский департамент. Протектором бывшего села Мерль, ныне разросшегося до размеров города и, соответственно, насыщенного населением стал Марк Лефевр. Амьен, тоже потихоньку превращающийся в город, из-за того, что не все помещались в Мерле, был передан под протекторат Луциуса Севера, который быстренько уболтал своего отца помочь ему. То есть, номинально деревенским властителем был Луциус, а реально управлял всё-таки Валери Север. Замок Игль и обе деревни, заселённые беженцами, оказались под рукой Шарля де Блуа, а Клико стал комендантом Чёрного замка и земель, прилегающих в пятиста ярдах в радиусе.

Бедолагу Теокрифа озадачили курированием всех Брошенных Земель, составлением хоть какой-нибудь карты, планированием походов туда на будущий год и прочими сопутствующими головными болями. А чтобы он не умер от горя и одиночества, ему выделили в помощники Анри Ламера.

Для окончательного решения вопроса с нечистью на "территории Старка" было создано несколько отрядов, разъехавшихся в разные стороны. Те места, которые были мёртвыми зонами между тремя кругами действия Больших Кристаллов, пришлось зачистить вручную. В результате, получилась эдакая "освобождённая территория", имевшая вид скошенной трапеции, ограниченная с запада рекой Амьен, с юга Леорой, с востока речкой Мерль. А северные границы состояли из Широкого Болота, ставшего уже озером и примыкающего к нему куска горного хребта, достаточно лысого и поэтому неудобного для перемещения нечисти. Ну не будет же нечисть "из-за гор" делать альпинистский вояж на другую сторону ради любопытства? А запаха "протоплазмы с юга" они не ощущают - слишком далеко, однако.


…Свадьбу Влада Второго и Эльзы Кагнер играли всем Мерлем. Народ настолько привязался к единственной изумрудной девочке Вике, что воспринимал её судьбу, как личное. Под торжество был выделен новый ресторан Алефа - большой и удобный. Сколько денег вбухал старательный гном в здание, отделку и оборудование, никто даже не пытался представить. Одни поляроидные стёкла для окон, с усиленной структурой и "подсветкой по требованию" стоили, как минимум, пару сотен. Тысяч золотых!

Гости приехали даже из Эмирата, не столько из-за важности события, сколько себя показать и слегка нашумевшее захолустье посмотреть. Была бы причина, а повод всегда найдётся! Оба соседских барона-изумрудника, фермер и книгопродавец, приехали с эскортами. Уважаемый кофе-дилер Лёха Краб приволок весь свой бич-кагал, "сороковники" отметились делегацией из пары десятков знатных едоков и выпивох. А граф Аргента прибыл в сопровождении всех своих вассалов (с семьями).

Мэтр Леон встречал и размещал гостей в гордой позе Руководителя Города, умудряясь узнавать всех в лицо, даже тех, кого никогда не видел. Он искренне гордился тем, как изменилось бывшее захудалое и нищее село. Приятно, шайтан раздери, руководить поселением с отремонтированными или построенными зданиями. Тем более, что у каждого первого жителя, в кошелях бренчало золото, а не медяки, как год назад. Да и население ни разу не заелось, а очень даже было счастливо повышению материального уровня.

Оранжикам и в голову не приходило хаять введённое в регионе бесплатное медицинское обслуживание (за счёт Школы) и требовать взамен свободу слова. В Оранжевом мире как-то не принято плевать в руку дающую и держать в кармане фигу, называя это "правами человека. Ну и что, что нет равенства, а откуда его взять, коли один умный, а другой глупый. Кто-то старательно работает, а кто-то сачкует. Все люди разные и одинаковые права имеют лишь в первый год после рождения, а потом их пути расходятся. Да и с кого требовать "блага общечеловеческие", если каждый сам хозяин своей судьбы и никому другому, по-хорошему, ничем не обязан?

Светско-простодырная гулянка длилась до утра и "лично товарищ Старк с бит-группой сотоварищей" осуществлял музыкальное сопровождение свадьбы, а неутомимый Леру вёл конферанс, как истый чукотский тамада. Группа "диссидентов", состоящая из братьев Кагнер-Ламеров, подготовила набор сатирических сценок-шаржей на каждого, кто выделялся на народном фоне: хоть деловитостью, хоть происхождением. Даже гоблины-модельеры отличились не только нарядной и классной одеждой для новобрачных, но и сбацали эдакий народный ушастый танец, который, вообще-то, являлся секретным и всяким негоблинам никогда не демонстрировался.

Апофеозом было парное выступление Стефана и Мореля, которые, оказывается, были ещё и фокусниками. Причём высококлассными!

Парочка молодожёнов потихоньку свалила, часиков в одиннадцать вечера, в свой новый домик на берегу Леоры и вернулась лишь к следующему полудню. Странно, но в принципе минутное дело, заняло у них так много времени. Наверное, оба съели что-нибудь не то? Вика тоже ушла - за руку с фрау Мартой, когда её убедили, что назавтра торжества продолжатся и следует чуток поспать, чтобы к ним приготовиться. Все остальные догулялись до нескольких мордобоев и, как положено, отрубились, не доходя до личных кроватей…

…Первый снег приятно расхолодил население. Активные труды закончились, сменившись зимними полуканикулами, когда можно, не торопясь и особо не напрягаясь, готовиться к следующему году. Даже военные действия заканчивались или прерывались на зимнее время. Во-первых, не было смысла создавать из снега грязь, а потом месить её вне Дорог Древних. Во-вторых, какие боевые действия могут быть во время длительных святых рождественских праздников, которые традиционно тянулись до начала февраля? А там уже и "самые холода" наступали!

Маркиз Эдстрём переселился из Тарба в Мерль, в заранее прикупленный дом, заодно перевезя свой недоделанный каталог и коллекцию диковин. Старк занял ему достаточно денег, чтобы навсегда выкупить право на портовые прибыли обратно. В помощь ему были приглашены изумрудники Миша и Маша, бывшие четверокурсники исторического факультета МГУ, члены клуба реконструкторов. Маркиз обустроил молодую пару, предложил достойное жалованье, а Старк обеспечил общие тренировки Мише, крупногабаритному ботану. Культ здорового тела в приложении к развитому уму царствовал на всей окраине.

Самые умные аргентцы уже советовали назвать территорию Оранжевой Украиной, но были неправильно поняты руководством и посланы в направлении синьцзяньских уйгуров с контрсоветом - нести свет двусмысленности в узкоглазые массы.

Теокриф организовывал разведпоходы по Дорогам Древних в Брошенные Земли, потихоньку собирая информацию и метя "свою территорию". В процессе исследований был обнаружен зоргх на которого оперативно организовали охоту под руководством Леру. Главным исполнителем стал Шарль де Блуа. Обменяли добычу с потребителями, как обычно, возле Форта, но расчёт по мане был изменён в этот раз. Маны-34 было заказано лишь 50 фунтов, а вместо остатка запросили 100 фунтов маны-16. Следовало иметь для своих потребностей, чисто тактически, запас менее сильного энергоресурса, чтобы не отвлекаться каждый раз на "капельницу".

В Мерль потихоньку съезжались авантюристы-кладоискатели со всей Империи и даже из Европы и Эмирата. Никто не знал почему они решили, что их вояжи в Брошенные Земли будут безопаснее, но мнение устаканилось. Сюрпризом для них стало то, что "тигрята" любых уровней подготовки отказывались их сопровождать в экспедиции в качестве охраны. Хоть сейчас, хоть потом! Впрочем, мечта одномоментно обогатиться является одной из самых неубиваемых и уже около сотни искателей приключений на свою голову околачивались по всему Мерлю.

Истинной головной болью явились изумрудники-попрошайки, понаехавшие с одинаковой просьбой: "Дайте маны хотя бы на один звоночек родным и близким!" Всем им было отказано, несмотря на множество доводов о "гуманизме и общности происхождения". Старк чихать хотел по поводу "у нас дети и больные родители", "мы же свои", "зажрался, сволочь" - он прекрасно знал изумрудную демократическую сущность: дашь палец, войдёшь в положение - моментально сядут на шею! Ещё и знакомых позовут.

Тех, кто не понимал по-хорошему, просто насильно вывозили за речку Амьен. Проклятия множились и, рано или поздно, количество могло перейти в качество. Недовольство диктатурой Старка росло!

Занятия в Школе шли своим чередом, новый набор старательно старался удержаться в составе, несмотря на тесты и тяжёлые тренировки.

Казихар вёл теоретические занятия по прикладной и боевой магии с группой магов. К Октавиану и Терминалю добавился ещё один инженер, Стас Клюев, сорокалетний системотехник и самопальный рационализатор. Его нашли среди телевизионщиков с канала ТВ-11 (слегка желтоватого и бульварного). Человеческие характеристики Стаса, согласно тестов, были в норме: он не рвался всех перехитрить, чего-нибудь поломать или временно испортить, как свойственно хакерам например. Человек добротно исполнял своё дело, из любого дерьма мог сделать конфетку (часто возникающая ситуация ) и любил создавать что-нибудь необычное, пусть даже и простенькое. Под испытательный маго-полигон использовали поляну Пятна Переноса, чтобы далеко не мотаться каждый раз. Леру как-то прикололся над ними, что, мол, через год-другой там возникнет новый дисбаланс пространственно-временной структуры.


Ближе к рождеству прибыла красно-белая делегация от Его Величества Пью Первого. Среди различных важных пакетов было и личное письмо от короля. Старк, прочитав, сразу передал его Леру.

- Нам трындец, братишка!

Леру перечитал послание пару раз и расхохотался:

- А чего ты ожидал, дружище? Мирной беззаботной жизни?

Письмо было написано кривоватым почерком, но достаточно разборчиво:


"Мой друг и бывший враг!

Ты был прав, когда после Вторжения обещал нам скучную жизнь - так оно и вышло. Я устал ото всех политических дрязг так же, как Стив и сам Генрих. Подумываю о передаче титула старшему сыну, пусть у него голова болит, а мне надоело быть королём. Узнав, что вы с Леру перенеслись в наш мир - внимательно наблюдал за вами. Это что-то вроде театра высокого уровня! А чтобы действо стало более острым, я решил сделать тебе неудобный подарок. Хочу посмотреть, как ты вывернешься!

В сопутствующих пакетах лежит весь набор документов о предоставлении тебе и подопечным землям независимости. Надеюсь, что ты найдёшь способ защититься от своих врагов, в первую очередь от семейства придурков Вархинклей. Раньше марта они не выступят, так что готовься спокойно. Если ты их разобьёшь - я буду благодарен, они мне надоели своими претензиями и постоянными амбициями.

Фуа тоже, рано или поздно, организует карательный поход. С ним воевать сложнее и скорее всего ты не справишься. Стив Первый тоже так считает, а вот Генрих поставил на то, что ты победишь герцога, да ещё и заберёшь герцогство себе. Архимаги также разделились во мнениях. В общем, нескучную жизнь я тебе обеспечил.

Всегда твой, бывший Пью Кровавый.

П.С. Если же ты выкарабкаешься изо всех проблем - заглядывай в гости. С удовольствием поделюсь с тобой своими запасами, знаю что ты это очень любишь."


- Аяяюшки, паря, и что мы будем делать? - умоляюще-преумоляюще спросил Леру.

- Сундук ты, а не Леру, - улыбнулся Старк, - ни разу не грамотный. Нужно говорить в таких случаях "охохонюшки, батюшка, не оставь нас сиротинушками". А делать мы будем то же самое - готовиться к Рождеству…


Изменения в статусе, сразу после новогодних праздников, были использованы в полном объёме. Первым делом было обьявлено о новом названии территории - Кореол, которое было зарегистрировано в канцелярии графа Аргента. Владельцем земель, с позиции силы, был объявлен Старк, получив статус Властелина. Возле обоих мостов через Амьен построили пограничные таможенные посты, чтобы загодя заворачивать всех ненужных в хозяйстве ходячих, говорящих и настырных кандидатов в ингридиенты народного хозяйства. Для въезда в Кореол необходимо было получить приглашение в Аргенте, в офисе Лурье. В связи с относительно немногочисленным населением решено было провести перепись, силами Святой Церкви.

Оба изумрудных барона, Володин и Шеллер, навестили Старка и даже предложили свой вассалитет.

- Друзья, это было бы здорово, но ваши баронства входят в состав Левантина. Любая самодеятельность может быть наказана, так что лучше не спешить, а иметь де-факто то, что пока ещё не де-юро.

Шеллер принял заказ на создание и тиражирование учебников для школ Кореола, а Володин подрядился провести силами "фермеров" предварительную разведку местности возле города Артига, находящегося под контролем черномагов. Слежка за деятельностью клана Вархинклей уже велась.


Маркиз де Лякруа, отгуляв в Борге праздники, рассказал о настроениях высшего света герцогства:

- Все только и говорят о вашей независимости, - пояснял он, - а изумрудники даже организовали сбор ставок на результат возможных событий. Самые оптимистичные спорят о том, пойдёт или не пойдёт Старк на Висбах. Странно, но герцог даже не возмутился, хотя получается, что его вообще в расчёт не берут.

- Дорогой маркиз: герцог слабак, а не дурак, - пояснял Старк, - зачем ему тратиться по крупному на карательный поход, когда Вархинкли могут сделать всю чёрную работу за него. А если мы пойдём на Висбах, то тогда Кореол можно будет взять вообще голыми руками. Вместе со всем добром!

- Властелин, а вдруг вы победите чёрных магов? - спросил Эдстрём.

- Даже в случае победы останется лишь горстка победителей и некому будет защищать наши земли.

Маркизы были слегка растеряны - спокойствие Старка намекало на то, что он сдался на волю обстоятельств. Другие, на его месте, вовсю бы вели политические интриги, усиленно нанимали дополнительные войска, подыскивали союзников. А Старк сам жил по своему расписанию и других не дёргал и это было непривычно. Ну не может Отряд в три сотни человек противостоять многотысячным потенциальным вторженцам. Так не бывает!

Всегда в истории, хоть Оранжевого мира, хоть Изумрудного, создание небольшого, но высококлассного подразделения вело к тому, что под флаги "нового Чингиз-хана" собиралось множество воинов и военных специалистов. Всегда начиналась экспансия, причём сначала захватывалось то, что плохо лежит. А не раздавалось другим людям!

Ну невозможно создать двадцтитысячную армию простым неторопливым обучением. Да и не прокормить её без захватнических походов. Опять же, там где армия - там полководцы разных уровней, а значит, кроме жалованья, им нужны земельные наделы, чтобы было что передавать потомкам по наследству. Значит и земли следует завоёвывать!


В конце января, Властелин Старк, провёл первые кореольские повышения. В ранг Рыцарей Кореола были возведены Октавиан, Терминаль, Алекс, Влад-1, Марк, Луциус, Шарль де Блуа и Клико. Сразу же, один из них, получил ещё более высокий статус, а также соответствующий перстень и медальон. Первым Командором в истории Кореола стал Марк, чему был очень рад. Всё-таки, первый в роду Лефевр, получивший звание, обеспечивающее графский титул. Хотя и без графства, но с правом такое создать на свободных или завоёванных землях.

Маленькая Лер, после церемонии, задёргала Луциуса вопросами и требованиями "очень, очень стараться, чтобы тоже стать Командором".

- Тогда я буду маленькой Командоршей, а Ани будет Командорихой!

- Ну да, ну да, а потом народится много-много мелких Командорчиков, - подшутил Валери Север.

Казалось бы, мелочь эти звания, для тех, кто уже Рыцари Церкви, но что-то гордое и значительное ощущалось парнями. Всё-таки Кореол был создан их руками, а не передан по наследству богатыми родственниками. И захолустье было изначально натуральным захолустьем, а не "спящей красавицей-принцессой" и значит вполне реально достигнуть того, о чём иногда мечталось, но не претворялось в жизнь. Насколько примитивными казались теперь рыцарские романы с их надуманными трудностями и счастливыми концами.


Кроме того, одна изумрудная шутка, рассказанная когда-то Старком, больше не казалась шутливой: "Мы не будем спешить и дёргаться, а спокойно спустимся с холма и поимеем всё стадо!"


Интерлюдия # 2


Август 1978 года, Ангола.

…Движение на север не бесконечно - рано или поздно можно наткнуться или на населённый пункт и добрых людей, или…

Впереди были слышны выстрелы. Да что же за джунгли такие воинственные? Выглянув из-за деревьев, Старк увидел горящую деревню. Посередине торчала небольшая церквушка, которую, силами до взвода, осаждали вояки, как две капли воды похожие на трупы, оставленные им позади. Старк не помнил почему эти люди - враги, но, как исполнительный боец, даже не подумал обсуждать поступивший из подсознания приказ "К бою!".

- Такие же, но пока ещё живые , - пробормотал он, снимая с плеча родную "драгуновку", - непорядок.

Позиция у него была - лучше и не сыскать. Это вам не среди камней от подлых рикошетов башку прятать. Экзотическое до предела дерево причудливо переплело воздушные корни, словно специально заботясь о безопасности снайпера. Разместившись поудобнее, Старк стал внимательно изучать диспозицию через прицел. Из маленьких окошек церкви осаждённые огрызались автоматным огнём, но долго им не продержаться, это ясно, как божий день.

Несколько трупов нападавших уже валялось в разных неудобных для лежания позах, но остальные потихоньку сжимали кольцо окружения. Понятно было, что внутри церкви собрались уцелевшие жители деревни и несколько бойцов местной самообороны.

- Ну что, смертнички, дождались? Ваша папа пришла… , - и он нежно положил указательный палец на спусковой крючок.

Винтовка дёрнулась, ударив в плечо. Декадент, до глаз заросший густой рыжей щетиной, как-то вдруг сразу потерял всякий интерес к осаде и, ударившись спиной о ближайшую стену, сполз на землю, оставляя на белой штукатурке жирный красный след. Здоровяк, стоящий рядом с ним, недоумённо оглянулся и пораскинул мозгами. Именно мозгами, причём прямо на ту же самую стену. Когда Бог оказывает материальную помощь в виде забредшего на огонёк "снайпера от Бога", шансы осаждающих резко начинают стремиться к нулю. А если учесть, что забрёл он с фланга, о шансах вообще говорить смешно.

Аккуратно, как на полигоне, Старк отстрелял из СВД наиболее умелых живоглотов. Покрепче закрепив винтовку за спиной, он взял трофейный "калаш", который заботливо положил рядом, перед боем.

- Кто не спрятался, я не виноват, мне терять нечего, - пробормотал он, переводя флажок предохранителя на "автоматический огонь".

Теперь Старку было важнее отвлечь внимание противника. Оставшиеся в живых и так уже поняли, наконец, что кто-то занялся ими всерьёз и невольно крутили головой в ожидании пули. Засевшие внутри бойцы тоже поняли, что сбоку от нападавших объявился какой-то "рояль в кустах" и грамотно это учли. Пользуясь моментом, они положили умников, озиравшихся в поисках нового действующего лица. Поделом дуракам - не оглядывайся назад , когда спереди стреляют! Лучше уж размажься по земле или спрячься в свой собственный задний карман.

С сожалением констатировав, что легкодоступные "мишени" кончились, Старк, несколькими короткими бросками, переместился за горящий сарай. Примерную дислокацию нападавших определить было несложно. А значит можно было поработать гвардейским миномётом, то есть "ананасным посылторгом".

Бросая гранаты через крышу, необязательно попасть точно. Тут уже в ход шёл морально-травмирующий фактор : взрывы, визг осколков над головой и прочие прелести повышению боевого духа никак не способствуют. Оглохший соперник временно теряет боеспособность. Бросив через крышу сарая несколько гранат, Старк, пользуясь моментом, сместился ещё левее, к другому пожарищу, на ходу, короткими очередями, срезав ещё нескольких головорезов. Броском перемахнув шаткую изгородь, он переместился в сторону и занял позицию среди руин какого-то свинарника с парой недобитых хрюшек.

Со стороны церкви хлестнул одиночный винтовочный выстрел и наступила тишина. Затем прозвучало несколько пистолетных хлопков и снова всё стихло. Как мудро выразился когда-то Ходжа Насреддин, "если ишак не кричит, значит его забрал аллах". Видимо, враги опять кончились. Сквозь потрескивание догоравшего дерева он различил звуки шагов.


Люди разговаривали между собой по-португальски - это единственное, что он понял. Из всего потока слов удалось уловить лишь два знакомых: "бастардош" и "профи". Первое, вероятно, относилось к атакующей стороне, второе, вполне возможно, к нему.

- Комиста, амиго!

Старк осторожно выглянул из-за укрытия. Неподалёку от него, озираясь, стояло несколько человек. Чёрная сутана с белым воротничком безошибочно выдавала в одном из них католического пастора. Люди с удивлением смотрели на поднявшегося из-за бочек худощавого парня в застиранной и вылинявшей чёрной форме. Подойдя к изгороди, молодой человек остановился, спокойно оглядывая компанию.

Пожилой седовласый пастор смотрел на него с доброжелательным любопытством. Он что-то спросил по-португальски. Олег отрицательно покачал головой: ни португальского, ни бунду-мару, на котором, в основном, общалось местное население, он не знал.

- Кто ты, сын мой? - повторил священник уже по-английски.

- Я Старк, - ответ получился коротким до странности.

- Откуда ты тут взялся? - высокий рыжий мужчина, лет тридцати на вид, смотрел подозрительно.

- Брат Франческо, - в голосе священника слышалась лёгкая укоризна, - мы обязаны этому человеку жизнями.

- Я, вообще-то, шёл мимо, - пожал плечами Старк, не думая, что говорит по-русски, да ещё и несколько заковыристо для нормальных вменяемых людей, - вот решил помочь. Хотя, честно говоря, не знаю куда иду.

Они переглянулись, не скрывая удивления. Олег повторил то же самое по-английски, на это-то его словарного запаса хватило.

- Тебя, что, контузило? - рыжий Франческо уставился своими зелёными глазами, словно хотел проглядеть его насквозь.

- Вроде нет, - Старков на всякий случай ощупал голову, - нет. Не помню.

Стоявшие перед ним переглянулись. Понятно было, что они в полном замешательстве - выходит из джунглей какой-то непонятный боец, штабелями кладёт их врагов (и как кладёт, мамма миа!), а потом стоит и спокойно заявляет: "не знаю откуда я и куда иду!". Тут поневоле задумаешься.

- А по-моему он русский, - задумчиво сказал чернокожий, стоящий тут же, по виду - типичный баконга, - винтовка у него советская.

- Уважаемый синьор Старк, - не дождавшись ответа, вежливо сказал священник, - я пастор этой церкви отец Лукиано и ваш должник. Позвольте предложить вам гостеприимство.

Олег молча кивнул головой и спокойно пошёл рядом. Церквушка мало пострадала от налёта. Половина стёкол выбита, но это, в сравнении со сгоревшей деревней, сущая ерунда. Комната, куда привели Старка отец Лукиано и Франческо, выглядел вполне презентабельно. По местным меркам, понятное дело.

Оружие его попросили оставить у входа, заверив, что его жизни теперь ничего не угрожает. Старк не возражал. А зачем? В случае необходимости, он и ножом грамотно отработает , класса "мама, не горюй!". Благо, к штык-ножу, висевшему на поясе, претензий никто не предъявлял, это здесь в порядке вещей. Вокруг многолетняя война и безоружными только обезьяны по деревьям прыгают.


Церквушка была небогатой, какие-то росписи на стенах, разбитые витражи в окнах - вот и все украшения. В келье святого отца нашёлся рукомойник и на том спасибо. Умывшись, Старк подошёл к столу за которым уже сидели его давешние знакомые. С ними сидел рослый брюнет внешности явно романской, который молча присоединился к ним возле церкви.

"Тоже, наверное, какой-нибудь дон Педро", - мысленно усмехнулся Старк, но, как ни пытался вспомнить - что это за дон такой ему в голову пришёл, так и не вспомнил.

- Сейчас принесут обед, - отец Лукиано встал с кресла, - а пока, может быть, немного вина?

- Не откажусь, - кивнул головой парень и, приняв от черноволосого высокий бокал, покончил с ним в три глотка.

- Скажите, - снова обратился к нему по-английски рыжий Франческо, - вы помните хоть что-нибудь?

- Что помнил - сказал, - подумав, пожал плечами Старк.

В это время вошёл давешний баконга, неся поднос, на котором стояло несколько тарелок. Пахло от них изумительно. Желудок Старка, опять пустовавший наглым образом, громко заявил о своих правах.

- Отец мой, жители предают земле грешные тела наёмников, - доложил чернокожий, расставляя тарелки по столу.

- И много их было? - поинтересовался, так и не представившийся брюнет.

- Тридцать четыре наёмника, брат Лоренцо, - почтительно отозвался тот, - и как мы поняли…

- Говори, брат Пётр, - разрешил священник.

- По-моему, человек двенадцать из них на счету русского.

- Неплохо, - хмыкнул Франческо, - жаль, что вы русский, право, жаль.

- Почему? - поинтересовался Старк.

- Хлопот много, - уклончиво ответил тот, - но вы не беспокойтесь, сейчас поедем в миссию "Красного Креста", оттуда можно позвонить в советское посольство. Отсюда, увы, нельзя. Эти бастардош уничтожили телефонную линию.

Не прошло и двух часов, как брат Лоренцо подогнал старенький грузовичок.

Отец Лукиано на прощание дружески обнял Старка, а затем, припав на колено, поцеловал руку Франческо. Слабая эмоциональность Олега сослужила ему хорошую службу. При виде того, как пожилой священник целует руку молодого парня в натовском камуфляже, он прямо-таки обалдел, правда внутренне.

- Ты что, переодетый кардинал?

- Нет, пока только на уровне аббата, - не моргнув глазом, ответил рыжий.

Он с силой захлопнул за собой дверцу кабины, человек десять местных запрыгнули в кузов, Лоренцо со скрежетом переключил передачу и грузовичок, подскакивая на ухабах, покатил по грунтовке.


…В миссии всех приняли и даже посочувствовали. И накормили, предварительно предложив воспользоваться душем. Наконец, сытый и вымытый до скрипа, Старк предстал перед стареньким доктором с седой эспаньолкой. Бородой, а не пилоткой! Врачеватель был почти точной копией Дон Кихота, от безумного идальго его отличал разве что рост - даже невысокому Старку (175 см) он был чуть выше плеча. Общение, правда, было непростым. Хотя по-английски говорили оба, но словарный запас не поражал воображение.

Закончив наконец утомительное для обоих общение, врач, повернувшись к сидящему тут же Франческо, изрёк: "Dissociare amnezia".

"Открыл Америку, - фыркнул про себя Старк, слушая непонятную скороговорку эскулапа, - стоило меня мурыжить!"

- Он говорит, что у тебя амнезия.

- Я догадался, - не без сарказма отозвался Олег.

- Это диссоциированная амнезия, - проигнорировав ядовитое замечание, продолжил Франческо , - тебе повезло. При этом заболевании теряется память, но сохраняются знания и навыки. Получается идеальный солдат, - он широко улыбнулся, впервые за всё время.

- Это навсегда? - коротко спросил Старк.

Доктор подвигал пальцами перед лицом, подбирая нужные слова.

- Бывает по-разному. Если всё пойдёт хорошо, сначала вы вспомните то, что было давно. Потом то, что было раньше. Но то, из-за чего вы…, - он прищёлкнул пальцами, - заболели… да заболели, может быть не вспомните никогда.

- Ну, это ничего, - сдержанно резюмировал Олег, - без этого я наверно смогу прожить.

Франческо о чём-то коротко спросил врача и получив в ответ короткий кивок, сел к столу и стал набирать номер. Старк, присев на кушетку, откинулся с закрытыми глазами на стену и задумался о своём. Разговор Франческо вёл по-португальски, но, по некоторым признакам, стало ясно, что речь идёт о нём. Закончив разговор, он медленно провёл рукой по лицу, словно стирая с него выражение полной обескураженности, потом повернулся к Олегу.

- Я звонил в советское посольство, в Луанду. Вас, оказывается, нет и быть не может.

- Почему? - тупо спросил Старк.

- Я сказал им, что мы нашли советского солдата. Они заволновались, стали передавать трубку друг другу, а потом кто-то из них гордо мне заявил, что советских солдат на территории Анголы нет, поскольку СССР не принимает участия в боевых действиях в этой стране. Потом трубку повесили.

Олег машинально поскрёб затылок.

- Что думаешь делать?

- Спать, - пожал он плечами, - завтра спокойно подумаем.

- Хорошо, - сражённый простотой решения, кивнул Франческо, - пошли, я тебе спальню покажу.


…Старк по привычке проснулся в шесть утра и, понежась не больше минуты, вскочил и стал делать зарядку. Вначале "поза змеи" - это святое! Потом утренняя пробежка, желательно "в гору". Естественно, если гора или холм есть в наличии. Потом, вернувшись, провёл комплекс отжиманий, приседаний и подтягиваний в медленном ритме. Память пока не была нужна - ему и в голову не приходило задумываться над каждым движением. Тело само всё знало и само выбирало режим и амплитуду упражнений.

Минут через сорок, когда Старк закончил с упражнениями и принял душ, в его дверь постучал Франческо.

- Пошли, нас пригласил на утренний кофе глава миссии.

- Хорошо, - кивнул Старк.

Пока они шли по коридору, Олег, внимательно наблюдая за спутником, пришёл к выводу, что рыжий аббат (или кто он там?) знает, зачем они идут.

"Такое впечатление, - размышлял Старк, - что меня сейчас выгонят. Судя по всему, я действительно русский. Но, раз меня не признали, стало быть, здесь какие-то политические игры. А где политика, там жди какой-нибудь пакости". Он и сам не знал - откуда у него такая уверенность. Но чувствовал, что близок к истине. Доверие к внутреннему голосу было разумно и порой спасало жизнь.

- Здравствуйте, синьоры! - вскочил из-за стола глава миссии, высокий седовласый итальянец, - присаживайтесь, пожалуйста! Очень рад вам!

Они присели по обе стороны небольшого полированного столика.

- Вы хотели меня видеть? - Старк не стал терять время на реверансы и сразу взял быка за рога.

- О, простите, синьоре Старк, у меня сегодня неблагодарная миссия. Надеюсь вы меня не осудите за это. Лично мне вы глубоко симпатичны, но…

- Синьор Джентале, нельзя ли ближе к делу? - не слишком вежливо перебил его брат Франческо, - Прошу меня извинить, но я крайне ограничен во времени.

- Да, да, конечно, - засуетился глава, - я очень сожалею, синьоре Старк, но я вынужден попросить вас покинуть миссию. Я просто не в состоянии держать у себя человека, личность которого не установлена. Извините, но в этой варварской стране мы должны быть святее самого Папы.

- Я понял, - поднялся из-за стола Старк, - у меня нет претензий. Всего доброго, синьор Джентале.

Следом поднялся и Франческо. Глава, суетливо пряча глаза, проводил их до дверей. Они вышли в коридор и, не говоря ни слова, зашагали обратно.

- Куда думаешь податься? - нарушил молчание рыжий брат.

- Ещё не знаю, но придумаю что-нибудь, - пожал плечами Старк и протянул руку, - ну, прощай. Спасибо за всё.

- Погоди прощаться, - отвёл его ладонь Франческо, - собери вещи и заходи к нам в комнату. Думаю, что мы можем тебе предложить кое-что получше, чем бродить по джунглям без документов.


Войдя в комнату, Олег взял трофейный вещмешок. Голому одеться - только подпоясаться. Оружие он оставил в комнате брата Лоренцо по совету Франческо. Подумав, Старк согласился с этим - всё надёжнее, чем сдавать здешнему дежурному офицеру. Интересно, что ему собираются предложить эти два святоши. То, что они оба имеют отношение к церкви, сомнений не вызывало. Но и на служителей культа они как-то не очень походили. Хотя, не так уж и много он их в своей жизни видел. Только в детстве, когда бабушка взяла его в церковь.

Она была не христианской или мусульманской веры , а какой-то очень редкой. Бога звали Сульдэ и бабушка говорила, что и церквей для них давно нет. И книг святых нет, и священников нет. Мелкому Олеже нравились Советы Сульдэ: простые и понятные. И бабушку он любил.

Бабушка! Тёплые руки, покрытые слегка вздувшимися венами, седые волосы. Она как-то сходила в парикмахерскую, чем очень удивила внука: ушла бабушка, а вернулась… мама! Правда, через несколько секунд, всё встало на свои места - бабушка покрасилась и стала выглядеть гораздо моложе.

А ещё бабушкино вишнёвое варенье, то есть пенка от него, при варке. Вкуснятина великая!…

Значит, правду говорил доктор. Память возвращается, начиная с самых ранних периодов. Ну и на том спасибо.

Подойдя к дверям комнаты, которую занимали "братья во Христе", он постучал.

- Входи, открыто.

В комнате царил густой запах кофе. Брат Лоренцо колдовал возле спиртовки, держа в руке турку, из которой поднималась шапкой тёмно-коричневая пена. В тот момент, когда груда шоколадных пузырьков начала переваливаться через край, он резко поднял её вверх и накрыл спиртовку стеклянным колпачком, погасив синеватый язычок пламени.

- Присаживайся, - указал на стул Франческо, - попьём кофе. Разговор будет долгий, но тебе ведь всё равно спешить некуда.

Олег положил вещмешок на пол, сел за стол, принял от брата Лоренцо парящую чашечку и осторожно отхлебнул горький напиток.

- Так что вы мне хотели предложить?

- Службу, - коротко ответил брат Франческо, - мы бойцы Ордена Святого Духа. По рангу - Воины. Ордену нужны такие профессионалы, как ты. Тем более, что терять тебе нечего. А идти некуда.

Старк подумал и кивнул - ему точно терять нечего.

- Воевать здесь или нужно куда-то ехать?

Они переглянулись и дружно рассмеялись. Олег недоумённо посмотрел на серьёзных дядек, которые ржали, как мальчишки.

- Я что-то смешное сказал?

- Извини и расслабься, - хлопнул его по плечу Лоренцо, - воевать пока не придётся. Сначала тебе, как Послушнику, нужно будет учиться. Причём, довольно долго. Но, зато у тебя будут документы, официальный статус Послушника Ордена и очень неплохое денежное содержание.

- Можешь мне поверить, - серьёзно сказал Франческо, - что такое предложение получает, в лучшем случае, один из десяти тысяч. А то и того меньше. Ну, как, согласен?

- Но я же не католик.

- А это и не обязательно, - пояснил Франческо, - главное, чтобы от тебя была польза Ордену. И ещё знание католических обрядов, которым тебя обучат. На тот случай, если после боя не хватит священников, будешь отпускать грехи умирающим в соответствии с правилами обрядов.

- Я согласен. Тем более, куда мне ещё деваться? - опять пожал плечами Старк.

- Тогда, - брат Лоренцо раскрыл лежащую на столе папку и достав чистый бланк, положил его перед новоявленным рекрутом. - Впиши своё имя и распишись.

- Так, я же не помню своего имени.

- Подумаешь, - скривил губы Франческо, - нашёл проблему. Многие меняют имена приходя в Орден. Напиши просто Старк.


…Ровно через неделю временный ватиканский паспорт и удостоверение Послушника Ордена Святого Духа были в надёжном месте во внутреннем кармане Олеговой хэбэшки. В документах значилось новое имя коротенькое, как и его память Старк. А много ли молодому человеку надо для того, чтобы почувствовать себя человеком? Ещё через два дня из Луанды в Рим вылетел самолёт с тремя ветеранами Анголы.

Там новоиспечённого послушника Ордена ждали: регулярное жалованье, учебный центр, военная пенсия и… даже медаль. Остатки миссионеров в деревушке он, что ни говори, всё-таки спас от португальских наёмников…


Эпилог


"Тайны" Святой Инквизиции (1)

Современное человечество всегда всё знает. В каком бы веке оно не жило. Причём, умудряется знать не читая, не анализируя, не сравнивая. Отдельные редкие представители человеков доводят до нас "как что есть". Ну и, попутно, чего есть нельзя. Все остальные знают лишь "на пальцах". У кого лучше с распальцовкой - тому и верят! И попробуй вякни, что вера - одно, а знание - другое. Сразу загрызут.

Есть такой закон жизни - прав тот, кого много и глотка лужёная!

Приведу пример: как вы думаете, сколько профи ныряльщиков должно было присутствовать при "тесте водой"? Ну, когда выясняли: подозреваемый - ведьма или не ведьма и бросали для этого в воду. Непонятно? Или уже дошло, но соглашаться не хочется? Иначе все понты о собственной продвинутости перепонтить придётся.

Так вот - два ныряльщика по инструкции было. Потому что если саспект не всплывёт - его надо тут же вытаскивать со дна. И не со дна моря, а с мелкого дна. Метр глубиной - и так будет ясно. Правда, сервис был только для тех, кто соглашался на такой вид тестирования. Многие боялись, что их не успеют откачать. Хотя на тренировку по задержке дыхания отводилось целых два дня!

Во прикол: оказывается можно было выбирать! Добью - ещё и адвокаты были. Самая страна "прав человека" - Испания (после прихода Торквемады). Чуть больше 10 000 ведьм и ведьмаков уничтожено. За несколько столетий!!! Из них каждый двадцатый сам был инквизитором - наказали за нарушение прав подозреваемых. Пособники дьявола, коли простых арендаторов гнобили не по делу. А вы как думали? Сжигание налогоплательщиков невыгодно властям! Да и уничтожение тех, кто арендует земли и денюжки за это платит - тоже невыгодно. В первую очередь самой Святой Церкви - ибо она и есть самый толстый землевладелец!!!

Сии "странности" выплывают, когда из общей кучи начинаешь выбирать всячину и раскладывать по полочкам. Испанский сапог применялся для допросов всех: и воров, и ведьм, и казнокрадов. А сжигание на кострах - типа электрического стула или пожизненного заключения. Всего лишь мера пресечения и наказания. Как и сажание на кол - к сути Святой Инквизиции отношения не имеют.

Поймают (или вызовут) подозреваемого - следователь спрашивает: "Назовите тех людей, которые могут на вас зуб держать". Ведьма диктует список. Следователь, всех кто в списке, из дела выкидывает, вместе с доносами. Работает с тем материалом, который остался. А если ничего

не осталось - отпускает. И бумажку даёт класса "проверено, больше Индивида не чапать!" Иначе комиссия партконтроля от католической церкви его самого на костёр пошлёт. Сделают подставу, понапишут доносов и проверят, что он выбросил, а что в деле оставил. Андекаверы не сегодня появились!

Чем же так насолили сельские ведуны и городские экстрасенсы Святой Церкви? Тут возникает затык. Сначала была создана внутренняя служба по борьбе с… нечистью. (Лёд тонкий - разбегайтесь, братцы. Бросьте меня - лучше Лимонова почитайте).

Водилась-таки нечисть в лесах и досаждала крестьянам и купцам. Правда, в основном в местах, где потом радиоактивные руды нашли. Всякие кровожадные зайцы, волки несуразных размеров и прочая блатота. Европа была такая неухоженная, что при желании, по лесам можно было от Португалии до Урала дойти. А дальше - в Китай! Ну и неправильные кандидаты в Красную Книгу расползались и увеличивали ареал обитания. Естественно те, кто потомство давал. Что же случилось с появлением человека осёдлого?

(Это долго и немного о другом - будет в иной статье о "загадках и разгадках". Пока - просто верьте на слово. Или не верьте).

Заодно, к нечисти приписали гномов,эльфов и прочих гоблинов. Этих бедолаг, ещё во времена Рима, заставляли красные шапки одевать. Чтобы на ярмарках или поп-концертах они выделялись и обыкновенные люди с ними в половую связь не вступали. Правда, к Средним Векам,

трудовое крестьянство всех недомерков и так выжало в горы и чащобы. А совсем несуразных забили, как когда-то забили мамонтов.

Без всякой Святой Инквизиции!!!

А Инквизиция, начав с нечисти, столкнулась с проблемой. Какие-то хитрованы умудрялись нечисть… плодить! Что делать с хозяином фермы в лесу, где он змей выращивает? И они под дудочку всех его врагов кусают ядом? А сам он бывший колхозный ведун-колдун, которого выперли за непотребства и подляны.

Или вы упорно думаете, что раньше не было продвинутых? Знающих больше среднестатистической массы? Умеющих порой то, что мы до сих пор не умеем? Тогда почитайте древнющий документ, именуемый Библией. Там описано, как из Адама, под наркозом, вырезали ребро с мясом. А из этого ребра склонировали ещё одного Адама. Только по ходу внесли генетические изменения, чтобы получилась женщина. И назвали её Евой. Эдакая попытка создания идеальной жены, ментальной копии мужа! (Первую жену, Лилит, нагнали за стервозность по жалобе Адама "в пустыни Египта". В сопровождении двух архангелов).

Опять Парадокс Архимеда: "миф" о клонировании появился до самого клонирования!

Ну и массовые жалобы пошли в районные месткомы-церкви. Мол деревенские знахари - не все хорошие. Мол некотырые антисемитят по-чёрному, совсем распоясались. То скот потравят, то посевы. А вякнуть поперёк - себе дороже. Такого сглазу напустят, что хоть живьём в могилу ложись.

И куда Ватикану деваться? Обязали карательные органы знахарями и знахарками озаботиться. Сразу пришлось контингент увеличивать. Да и аналитический департамент добавить. Даже Орден создали - Рыцарей-Ликвидаторов. Для сверхпродвинутых чёрно-белых магов. А для местечковой шелупони - множество рядовых святых инквизиторов.

Сразу эффект человечности: там где множество, там перегибы начинаются. На местах! Всех косили у кого знаний слишком много или способностей сверх меры. А заодно и "мелких инородцев" забили. Это потом Ватикан признал гномов и эльфов слегка мутировавшими людьми. Когда от них только чёрные эльфы остались. О которых ещё в римские времена упоминали. "Нигер алв" их называли. Ну, те что в Заире живут, в джунглях. Хотя полностью соответствуют: чёрные, все болезни лечат, спецрастения выращивают, людей не любят, знают о временах до ледникового периода (у них в сказках таковые упомянуты). Пигмеи, однако!

Конечно, отдельные продвинутые страшной участи избежали. Деревенщина на хороших добрых знахарей доносы не клепала. Многих алхимиков сама Святая Церковь под своё крыло взяла. Опять же разработки, рецепты и технологии "малых народов" припрятала. Вместе со скелетонами и образцами творчества. И заныкала для внутреннего пользования! У современных бойцов Ордена Святой Инквизиции есть на вооружении кинжалы - любую сверхсталь режут, как простую деревяшку. Бальзамы и эликсиры - позавидовать можно. Самый тяжелораненый

через 7 дней уже в строю. С тоненькими белыми узкими шрамами.

А Святая Вода вообще отпад! Одна капля полностью очищает организм, на клеточном уровне. Правда это чудо длится месяц. Две капли расправляются с любыми раками. Заодно и печёнки с другими органами восстанавливают. Три капли - лет двадцать омоложения! Одна проблема: она не только каплями лечит, но и по каплям создаётся. В отличии от "освящённой воды", которая прямо из крана льётся в любой церкви.

И никакие Папы Римские и кардиналы курии к Святой Воде доступа не имеют. Чтобы сотнями лет не правили!

Святая Инквизиция в 60-х годах прошлого века название поменяла. Хотя научно-аналитические подразделения остались. Как и Орден. Потому что задача Ликвидаторов до сих пор не выполнена. Не все Чёрные Маги уничтожены! Попрятались в параллельных мирах.

О которых нам Джордано Бруно поведал!

/статья найдена случайно, личность автора не установлена/


КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
13.05.2012

Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая.
  • Глава вторая.
  • Глава третья.
  • Глава четвёртая.
  • Глава пятая.
  • Глава шестая.
  • Интерлюдия # 1
  • Глава седьмая.
  • Глава восьмая.
  • Глава девятая.
  • Глава десятая.
  • Глава одиннадцатая.
  • Интерлюдия # 2
  • Эпилог