КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398173 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169247
Пользователей - 90555
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Рац: Война после войны (Документальная литература)

Цитата:

"Критика современной политики России и Президента В. Путина со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Россия стоит на верном пути своего развития"

Вопрос - в таком случае, можно утверждать, что критика политики Германии и ее фюрера А. Гитлера со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Германия в 1939 году стояла на верном пути своего развития?...

Или - критика современной политики Украины и Президента Порошенко (вернемся чуть назад) со стороны политического противника Путина, является прямым индикатором того, что Украина стоит на верном пути своего развития?

Логика - железная. Критика противников - главный критерий верности проводимой политики...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Студитский: Живое вещество (Биология)

Замечательная статья!
Такие великие и самоотверженные советские ученые как Лепешинская, Студитский, Лысенко и др. возвели советскую науку на недосягаемые вершины. Но ублюдки мухолюбы победили и теперь мы имеем то, что мы имеем.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Положий: Сабля пришельца (Научная Фантастика)

Хороший рассказ. И переводить его было интересно.
Еще раз перечитал.
Уж не знаю, насколько хорошим получился у меня перевод, но рассказ мне очень понравился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Lord 1 про Бармин: Бестия (Фэнтези)

Книга почти как под копир напоминает: Зимала -охотники на редких животных(Богатов Павэль).EVE,нейросети,псионика...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Немой, или хламу место на свалке (fb2)

- Немой, или хламу место на свалке (а.с. Уборщик-1) 288 Кб, 156с. (скачать fb2) - Антон Витальевич Демченко

Настройки текста:



Антон Демченко Уборщик

Часть 1. Немой, или хламу место на свалке

Пролог

Директор Школы Чародеев, это звучит. Жаль что не ректор Академии. Ник, или как теперь положено было к нему обращаться, Аникита Силыч, усмехнулся. Ну ничего! Дайте срок и туда доберемся. Вновь назначенный директор Китежградской школы чародеев, опрокинул в себя очередную кружку пива и лениво оглядел обеденный зал постоялого двора. Чуть хмельное сознание мимоходом отметило некую странность… и молодой чародей, быстро трезвея, поднялся из-за стола.

Только что забитое до отказа помещение, пустело на глазах, хотя до закрытия трактира было еще очень далеко. В окно видно, что солнце только коснулось верхушек вековых елей… А кто же закроет трактир в самое "хлебное" время? Неожиданно, в противоположном конце села что-то ярко полыхнуло, и оттуда послышался гомон толпы. Неужто пожар? Аникита Силыч, вышел со двора и степенно зашагал в сторону набиравшего обороты переполоха. Хотя любопытство так и подмывало плюнуть на "приличествующие солидному чародею манеры", которые ему старательно и почти безуспешно прививала подруга Ядвига, и прибавить ходу.

Несмотря на то, что Аникита Силыч подавил в себе искушение, к началу событий он все-таки успел. На его глазах, четверо угрюмых пацанов лет десяти-двенадцати, с факелами в руках, окружили огромную кучу хвороста и поленьев, с возвышающимся в центре столбом. Здесь же, тихо о чем-то переговариваясь и творя охраняющие знаки, выстроились полукругом местные жители. Вот толпа подалась в стороны, давая дорогу тщедушному жрецу в потрепанной хламиде и шагающему следом за ним здоровому мужику звероватого вида, несущему под мышкой бесчувственное тело худого мальчишки, щедро украшенное кровоподтеками, то и дело мелькающими в прорехах ветхой одежды.

Когда до директора дошло, ЧТО происходит… В общем, одним жрецом в мире стало меньше. Боги не любят фанатиков и терпеть не могут тех, кто искажает заветы, а уж проводников божественной воли, что бы указать зарвавшимся уродам их место, всегда найдется предостаточно.

Через седмицу, в Китежградскую школу чародеев прибыл новый директор, в сопровождении одаренного десятилетнего мальчика… немого.

Глава 1. Хлопоты, хлопоты…

Славен Китеж-град. Сверкает золотистыми срубами посадов, и больно глазам от сияющей белизны каменных стен могучего детинца, возвышающегося на Ратной Горке. А на другом берегу Быстрянки, за небольшим перелеском на Чаровном холме, словно родная сестрица кремля китежского, стоит небольшая крепостца школы чародеев.

Ага! Чаромутов, скорее. Как чего намутят, весь город ходуном ходит. Ученички, итить. А мне разгребай…

Ох, прошу прощенья, я не представился. Не привык, знаете ли, нем от рожденья. Немым меня и зовут. Ну, кроме директора нашего, уж он-то мое имя знает. По-моему он вообще все на свете знает. Сильнейший чародей, не то что многие… А как иначе? В Школе двести голов чаромутного молодняка, и у большей его части, на почве полового созревания, башню рвет не по-детски. А у меньшей части, ту башню уже давно снесло. Так кто же, кроме такого корифея как наш Аникита, с этим буйством гормонов справится?

Опс. Увлекся. Ну ничего, мне простительно. Поговорить-то не с кем. Ха! Нет, можно порой мыслью перекинуться, с учителями там, с домовыми… Но это не то. Чародеи, что нашим ученичкам основы Искусства преподают, люди занятые, недосуг им со мной болтать. То контрольные готовят, то от ловушек да шуточек чаромутных, защиту придумывают. Но на мой взгляд, как месть, контрольные поэффективнее ученических выдумок. Все же, они по площадям бьют, а если еще и грамотно организованны, да с эффектом внезапности, тут ни один чаромут не уйдет обиженным. М-да. А с домовыми болтать… ну если только свежие сплетни послушать, да и то, стоит с одним домовым заговорить, тут же дюжина набежит. И все, амба! Секунды не пройдет, как друг другу в бороденки вцепятся и полетят клочки по закоулочкам. Такого наворотить могут! Однажды чуть Школу по камушкам не разнесли, насилу угомонил. А убирать кому? Мне, кому еще… Вот и подбил я директора на издание указа, запрещающего этим меховым коврикам собираться больше чем по двое. Узнают, кто эту свинью им подложил, темную устроят… Ну хоть разомнусь.

— "Ярослав! Немедленно в мой кабинет!" — Ну вот, накаркал. Директор зовет.

— "Тута я, ваше чародейство. Бегу!" — Кое-как мысленно ответил я, набирая ход. О! А вот и местообитание Дракона Китежского, как нашего Аникиту Силыча в городе прозвали. Князь фыркает, от зависти того и гляди родимчик хватит, а поделать ничего не может. Нет у него власти над чародеями, да и директор не дурак, в политику не лезет, на пирах не бывает, от стола княжьего шарахается, как черт от кадила. Умный у нас директор.

Я промчался по пустынным, по причине раннего утра, коридорам Школы и, демонстративно запыхавшийся, ввалившись в кабинет Дракона, начал "есть глазами" начальство.

— Хорош валенком прикидываться, дружочек. — Усмехнулся директор, оценив мои актерские потуги. Я скис. Если Аникита Силыч не принимает шутку, значит ждет меня впереди какая-то гадость, а надеждам на легкое задание приснился полярный лис.

— "Ну, и что на этот раз?" — Мысленно вздохнул я, сверля начальника и наставника укоризненным взглядом.

— Вчера на практике, Аристарха Темная гончая грызанула. — Протянул Дракон. — Не смертельно, но дней десять он работать не сможет.

Я застонал. Доигрался труполюб проклятый! А мне теперь на погост тащиться, порядок наводить и нежить упокаивать. Ведь какой бы ручной и послушной не была поднятая тварь, стоит ей попробовать человеческой кровушки, как все "поводки" рвутся, и тварь становится неуправляемой. Мало того, своим безумием она за одну ночь может заразить покойных… В смысле, тех которые тихо-мирно спят вечным сном в своих могилках. А это знаете ли… Упокаивать целое кладбище мне еще не доводилось. Да что, мне?! С такой задачей не всякий профессиональный некроном справится! Вот кстати, что такого натворил Аристарх, что единственная Темная гончая на нашем полигоне, его укусила? А, ладно, потом у самого труполюба узнаем. В смысле, директор узнает… гад. Это ж надо как подставил, а? И кто сказал, что работа уборщика легка? Вот бы этого умника на мое место, то-то я поржал бы!

— Да ладно тебе, Яр. — Примирительно проговорил Дракон. — Не сердись. Ну, кому-то ведь нужно навести там порядок… Или ты боишься?

Я?! Боюсь?! Ха! Еще чего не хватало. Я вон на василиска ходил, и ничего, справился. Правда, я тогда даже не предполагал, что он василиск… Знал бы, завещание перед охотой написал. Да и о своей победе над тварью я узнал только через неделю, когда окаменение прошло. А вот зверюгу расколдовать так и не смогли. Теперь ее "скульптура" стоит в холле (Все время боюсь, что кто-нибудь из чаромутов ее ненароком уронит). Так что… прорвемся. Куда деваться?

— Я знал, что могу на тебя положиться. — Кивнул директор, для которого мои мысли как всегда были открытой книгой. Наставник все ж таки. М-да. Эх, если бы я мог говорить, был бы сейчас в числе учеников Школы, но… Классические чары построены на речевой вязи, а значит мне недоступны. Помнится, первое время Аникита Силыч постоянно удивлялся моей неподдающейся никакому лечению немоте. Потом перестал. Я так полагаю, что стал своеобразным вызовом его способностям. И надо сказать, как ни самонадеяно это звучит, мы достигли с ним серьезных успехов на пути моего обучения. Конечно, мне не дано воспользоваться многими и многими чародейскими приемами, но то, что теперь имеется в моем распоряжении, подчас с успехом заменяет обычные речевые формулы. А уж сколько он впихнул в мою несчастную голову необычных, да и просто редких методик, не имеющих даже слабого подобия в классическом чародействе! Если бы кто знал, как я рад, что у меня есть такой наставник. Нет, он, конечно, гоняет меня и в хвост и в гриву, но в отличие от моего первого опекуна, старого чароплута Ратьши, нашедшего меня на пороге собственного дома, директор ни разу меня не то что не ударил, голоса и то не повысил… Хотя за ошибки наказывает изощренно. Если бы не дурацкий запрет Совета на обучение калек чарам… если бы… Впрочем, мне и без ученической мантии неплохо живется. Во всяком случае, числиться уборщиком в Школе, гораздо лучше, чем быть ежедневно избиваемым рабом вечно пьяного горе-чародея. Это же из-за Ратьши, я чуть не улетел в небеса черным дымом. В тот вечер, восемь лет назад, он в очередной раз нажрался, и избил меня. От боли я почти потерял сознание. Вот тогда-то меня впервые и "накрыло". Помню, как после очередного удара, меня чуть наизнанку не вывернуло, а потом в небо взметнулся смерч, и не стало ни Ратьши, ни его домика. Еще и буренку жреца, что мимо забора топала, в небеса уволокло. Думаю, из-за нее-то, жрец меня на костер и наладил, а вовсе не за "чернокнижие богомерзкое". Какое к скальным чертям чернокнижие, если я тогда даже читать не умел?!

Правда, здесь, в Школе, я стараюсь не светить свои умения. Директор и учителя знают, и ладно. Они-то язык за зубами удержат, в отличие от учеников. Те, только собственные "тайны" хранить и умеют. Ну по крайней мере, они так считают.

А как вы хотели? Школа, это вам не Академия, здесь только начала Искусства дают, и ментальная защита к ним не относится…

И вовсе я их мысли не читаю! Но когда чаромутов, буквально, распирает от собственных "великих" секретов, вокруг которых постоянно вертятся их мысли, хоть на две сажени в землю меня закопайте, все равно услышу, а "закрываться" мне Дракон запрещает. Приходится мучиться и терпеть.

— Где этот уборщик?! — О, кто-то из учеников прорезался. А гонору-то, гонору! Ну, вот он я, чего надо-то? Стоит болезный, у входа в свою комнату, глазками блымает. Никак, кто из однокашников подшутил… Если бы он сам чего натворил, так был бы не в пример вежливей. Ученик меня заметил и, повелительно махнув рукой, нервно притопнул расшитым сапожком. — Шевелись давай! У меня там "лесники" начудили… Ну да сам разберешься. Что б к моему возвращению было убрано!

Сказал и пошел… Тоже мне, белая кость, голубая кровь! Богатенький мальчик, сразу видно. А вот хамить не надо было, ой не надо! Здесь не тятькино подворье, можно и нос расшибить. Ну ничего, если за него "лесники" взялись, то спесь собьют… и быстро.

— Немой! — Всегда удивлялся, как Элька умудряется кричать шепотом? Я оглянулся в поисках этой рыжей егозы, но коридор оказался пуст. И тут же услышал ее голос. — Да не там. В комнате мы!

Однако! Я вошел в помещение… и застыл на месте. Все, абсолютно все поверхности в комнате: мебель, вещи, люстра… были покрыты густым ковром побегов глубокого изумрудного цвета, в котором легко угадывался южный тамарис. Хм, а ничего, симпатично. Только… А где же Элька? Я почесал затылок, оглядел скромное убранство комнаты и, не обнаружив искомого, повернулся к окну. Мать моя! Мутный, сто лет не мытый витраж блеснул грустным взглядом зеленых глаз. Ну, Эль! Недоучка дурная! Нашла из чего волшебное зеркало мастерить! Ведь десятки раз им Ядвига талдычила: "Для создания волшебного ока, нужно использовать только поверхности с постоянной отражающей способностью!". И вот результат. Ночь закончилась, витраж стал прозрачным, и одна шибко любопытная чудомутка оказалась заперта в куске раскрашенного стекла!

— Долго ты на нас глазеть собираешься? — Прошипели из витража. Ба! Да она там не одна. Небось, вся неразлучная четверка решила полюбоваться на мучения жертвы их чувства юмора. Я усмехнулся. — Чего лыбишься?! Зови нашего "классного", пусть он нас расколдует!

Я выразительно постучал себя по лбу. Совсем чудомуты с катушек съехали. За такой влет их же отчислить могут! Да и это их: "расколдует", тоже мне недоучки. Каким местом они учителей слушают?

Быстро оглядевшись по сторонам, я схватил в шкафу, до внутренностей которого не добрался тамарис, черный шерстяной плащ и, открыв фрамугу, закрепил его на внешней стороне окна. Осторожно закрываем… Опа! Свободны пташки… Стоило черной ткани перекрыть поток солнечного света, как витраж вновь обрел способность к отражению и его пленники, дружно вздохнув, тут же разрушили связь со своим несовершенным творением.

Даже не поблагодарили, невежи. Я весело фыркнул и, убедившись в отсутствии других средств подглядывания, принялся за уборку. В моем обучении Дракон делал особый упор на чары разума, которые только и могут помочь немому, более или менее нормально общаться. Да и при нежелательности использования мыслеречи, всегда можно подкрепить язык жестов небольшим внушением, для ускорения процесса общения и взаимопонимания. Может поэтому мне и не составило особого труда, "уговорить" тамарис покинуть комнату. К тому же, Эль сотоварищи, выбрали для своей шутки слишком теплолюбивое растение, для которого общежитие оказалось чересчур темным и холодным местом. Потому растение и не смогло превратить комнату в непролазные джунгли, как подозреваю, и задумывалось шутниками. В общем, стоило пообещать тамарису переселить его в солнечный уголок, как тот с готовностью свернул побеги и позволил перенести свои корни в наспех сляпанный кулек. Очистив комнату от лишней флоры, я, что было духу рванул к школьным теплицам. Если и есть в этом заведении человек могущий подобрать идеальное место и климат для любых растений, то это наш Лей. Садовник с большой буквы.

— О! Немой? Что ты приволок мне на этот раз? — Лей в предвкушении потер ладони. Еще бы, все плоды чаромутных экспериментов с растениями я несу ему, за что Лей мне благодарен. Садовник рассмотрел содержимое кулька, и довольно улыбнулся. — Замечательный экземпляр! Мне как раз нужно было что-то в этом роде. Есть у меня здесь одна земляночка, я хочу устроить в ней небольшую грибную плантацию. Так это чудо великолепно подойдет для дышащей крыши… Обещаю, Немой, первый урожай грибов будет твой!

От такой "щедрости", я чуть не подавился. Что я такого сделал, если этот повернутый на тычинках-пестиках садовник, желает мне смерти?! Нет, я не шучу! Обычно, даже директор перед тем как подойти к результатам его экспериментов, подвешивает защитный полог и тщательно обследует творение садовника на наличие ядов или иных сюрпризов… вроде стальных побегов выстреливающих в непозволительно близко подошедших существ, или ножеподобных листьев, кромсающих что ни попадя.

Заметив мой испуганный взгляд, Лей вздохнул и понимающе покивал.

— Да ладно тебе. Не хочешь, так и скажи. Но если приспичит поесть жареной картошки с грибочками, милости просим.

Такой поворот меня обрадовал. Несмотря на всю свою тягу к экспериментам с растениями, Лей крайне трепетно относится к еде, и никакой яд в его блюдах не может появиться по определению. Поэтому, я изобразил всей своей физиономией благодарность, и бочком-бочком улизнул из оранжереи, пока садовник не утянул меня на очередную экскурсию по своим владениям. Лей хороший парень, но он фанат своего дела, и как любой фанат, способен рассказывать о любимой работе сутки напролет. Обычным посетителям, конечно, приходится несладко, но они в случае чего, лектора и послать могут, часу этак на пятом его вещания. А мне и эльфам, совсем худо. Ну, я понятно, а вот одна компания ушастых, два дня по теплицам, да оранжереям шарилась. Напросились, называется… Нет, первые часа три, они с Леем что-то обсуждали и даже пререкались, потом внимали гению рассады (он их все-таки переспорил), затем просто слушали… В общем, когда Китежский Дракон хватился пропавшей делегации, ушастики были похожи на заморенных кроликов-альбиносов. Такие же бледные, апатичные и красноглазые. Но до выхода из владений Лея, ни один из них даже не зевнул. Воспитание-с. Отрубились, только когда довольный "внимательными, хоть и невежественными слушателями", по его собственному выражению, Лей закрыл за ними двери. После чего, мне пришлось растаскивать морально уничтоженных эльфов по апартаментам. Как сказал директор: "Ты уборщик, вот и убери их с глаз моих долой!".

Так, пока кто-нибудь что-нибудь еще не намутил, прошвырнусь до библиотеки. Займусь домашним заданием, да и как говорит Аристарх Людвигович о своих подопечных: "Хорошее упокоительное общению не помеха". Вот и глянем что-нибудь на эту тему. А то что-то грызут меня нехорошие предчувствия. Неспроста Дора своего повелителя грызанула, ох неспроста! А раз так, значит нужно как можно тщательнее подготовиться к возможным сюрпризам. Ну и денек ждет меня сегодня, ведь помимо задания, у меня есть и другие дела, например, подготовка к завтрашнему занятию по ментальным практикам. А потом боевка с наставником, следом ежедневный обход школьных помещений на предмет поиска различных разрушений, установленных учениками ловушек и спрятанных от учителей неудачных результатов чародейства. А с заданием директора, ко всему вышеперечисленному добавим поход в лабораторию некрономики, поиск в тамошнем книгохранилище рецептов зелий могущих помочь в противостоянии нежити и собственно их изготовление. Ну а на закуску, непосредственно само задание, на которое придется идти почти в полночь. И к тому моменту, я должен быть во всеоружии.

Стоп! Я внимательно глянул на спину пробегавшего мимо новичка. Какой урод подвесил первокласснику "пугалочку"?! Этак он во сне от страха кончится, и Школу прикроют!

— "Аникита Силыч!".

— "Ну?" — Ох. Судя по тону, директор шибко занят. Ну ничего… Нарушение школьных правил, это тоже не хухры-мухры… Тем более, такое серьезное. В темпе доложив директору об увиденном, я отправил ему слепок Узора прОклятого первоклассника, и услышав в ответ сухое: "благодарю, ученик.", двинулся дальше. Громко и протяжно бомкнул школьный колокол и коридоры моментально опустели. Начался первый урок. Ну и хвала директору… а то этот ударенный гормоном молодняк, то и дело норовит мне подкинуть какую-нибудь подлянку. На переменах, по школе не пройти спокойно. Перед девчонками выделываются. В принципе, ничего такого уж экстремального… но отвлекает же! Да и не от всякой пакости, без волшебства увернешься. Приходится терпеть, и не "светиться"

О, а вот и библиотека.

Глава 2. Особенности взаимопонимания

Эль облегченно вздохнула и перевела взгляд на замученных друзей. Надо отдать им должное, ни Радомир ни Турн, ни Людмила не запаниковали, едва оказалось, что чародейство Эльки дало сбой и их сознания оказались заперты в витраже. Гораздо больше друзья расстроились, поняв, что интересная шутка провалилась из-за неверно подобранного растения. И ведь не повторишь… дурной тон в среде старших классов. Это первоклашкам позволительно забавляться летающими стульями и водопадами над дверьми комнат недругов… А четвертый и пятый классы ценят только незаезженные сценарии.

Эль попробовала подняться с пола и тут же рухнула на пятую точку, только рыжая коса хлестнула по лицу сидящего рядом Турна. Радомир с Милой кинулись помогать подруге, и кое-как усадив ее на кровать, принялись обследовать Узор. Мила тут же вцепилась в руку Эль, и начала потихоньку перекачивать ей свою силу

— Оставь, Мил. У меня и своей достаточно. Просто, слишком долго пришлось удерживать наше внимание в "зеркале". — Тихо проговорила девушка и, улыбнувшись, отстранила руку подруги. — Лучше идите на урок, сейчас как раз ударит колокол. А я подтянусь чуть позже.

Радомир с Турном переглянулись и, чуть заметно усмехнувшись, вышли, умудрившись даже спинами продемонстрировать свое неверие в байку подруги. А вот Мила, добрая душа, приняла объяснение Эль за чистую монету. Печально вздохнула и, чмокнув подругу в щеку, вылетела следом. Дитя Леса, что с нее возьмешь!

Оставшись в одиночестве, Эль скинула маску замученной волшбой чародейки и, встав с кровати, устремилась к своему тайничку, из которого после некоторых манипуляций, извлекла небольшую украшенную резьбой шкатулку. Высыпав содержимое на стол, Эль принялась сосредоточено его сортировать, часть откладывая в сторону, а ненужное швыряя обратно в шкатулку. К тому моменту, когда прогудел колокол, перед ней осталась лишь пара-тройка ювелирных изделий из нескольких десятков, хранившихся в тайнике. Безделушки, в виде колец, браслетов, заняли свои места на пальцах и запястьях, цепочка с кулоном обернулась вокруг шеи и девушка выскользнула за дверь. Перед мысленным взором Эль предстал путеводный огонек. Это закрепленный вчера на одежде их странного уборщика маячок, подсказывал девушке его местонахождение. Все-таки замечательные артефакты делают чародеи отца!

— Эль! — Голос подруги заставил увлеченную слежкой девушку, вздрогнуть. По широкому школьному коридору, за ней бежала Мила и, как всегда, тараторила без умолку. — Элька, тебе лучше, да? А куда ты идешь? Ядвига сказала, что бы ты постаралась прийти хотя бы после второго колокола, будет контрольная!

Эль остановилась и, вздохнув, прервала поток сознания Людмилы.

— Я иду в библиотеку. — Решила слукавить рыжая. Уж ей-то хорошо было известно, как дочь Леса относится к хранилищу знаний, забитому "измельченными трупами деревьев". Но вот последовавшей реакции, Эль предвидеть не могла.

— Ой, здорово! Идем вместе, а? Ядвига послала меня за книгой тварей летучих, а я же даже не знаю в каком отделе ее искать. А во время уроков там никого нет и спросить не у кого. Не с буквоедом же мне советоваться. Я его боюсь! — Снова начала выстреливать по тысяче слов в минуту Мила, не замечая, как вытянулось лицо подруги. Элька вздохнула еще раз. Обман не прокатил. Впрочем, маячок на одежде Немого показывал, что тот как раз движется в сторону библиотеки.

— Ладно, идем. — Махнула рукой рыжая и подруги бодро зашагали по коридорам Школы.

Вот так врешь-врешь, да ненароком и правду соврешь. Немой действительно направлялся к книгохранилищу, причем в закрытый "директорский" отдел, если судить по тому, как полыхнул, сгорая в защитных сетях, хитрый маячок Эли. Однако!

Интересно, что могло понадобиться уборщику в месте, где без позволения директора, даже пыль на книги не садится? Нет, все-таки не зря рыжая заинтересовалась Немым. Странный он… очень. А Эль с детства терпеть не может странности и тайны. Вся в отца. Потому и лезет во все щели, пока не разгадает очередную загадку. Папка говорит, это любопытство, но Эль только фыркает в ответ. Любопытство, это всего лишь чувство, причем, как и любое другое, оно вполне преодолимо. А ей просто надо, нет, НЕОБХОДИМО знать. Зачем? Ну-у… а! Потом разберемся…

В ожидании, когда Немой выйдет из директорского отдела, рыжая чаромутка помогла Миле найти требуемую книгу, отправила подругу на урок и даже успела поболтать с буквоедом-библиотекарем. Буквоед — старичок двух локтей ростом, с бородкой-клинышком и забавными очками без дужек, на носу, выглядел импозантно. Особенно если учесть, что он был одет в атласный прошитый халат, с украшенным кистями поясом, сидел в резном кресле-качалке, поставленном на регистрационную стойку, и то и дело затягивался дымом из маленькой трубки. Зрелище… умиротворяющее.

А вот и Немой! Эль соскользнула со стойке, на которой она так хорошо устроилась и, поправив короткое платьице великолепно подчеркивающее все достоинства ее гибкой фигурки, шагнула наперерез "объекту", как сказал бы папка. Впрочем, если бы отец увидел глубину выреза декольте ее платья и длину подола (на целую ладонь выше колена!), то, скорее всего, сказал бы что-то совсем другое… А уж ремнем отходил так, что бы она седмицу сидеть не могла. И это не считаясь с ее почтенным семнадцатилетним возрастом!

Тряхнув рыжей косой, зеленоглазая красавица выбросила из головы не вовремя забредшие туда мысли об отце и коснулась рукава, пролетавшего мимо нее уборщика. И тут же отпрянула. Нет, несмотря на знатное происхождение, Эль вовсе не испытывала брезгливости по отношению к податным сословиям… Просто, встретившись взглядом с Немым, девушке на мгновение показалось, что тот с легкостью прочел все ее мысли. Такая насмешка проскользнула в его серых глазах.

Но это ощущение почти тут же прошло. Миг, и уборщик снова серьезно-внимателен и непроницаем. Как всегда…

— Прошу прощения, что отвлекла. — Произнесла Эль, старательно давя нотки превосходства в голосе. В стенах Школы, сословий нет, а значит, все равны… перед Драконом. — Я хочу поблагодарить тебя за помощь с витражом.

Уборщик чуть заметно изогнул бровь и усмехнувшись, отвесил девушке легкий полупоклон. Как равный равному! Нет, в Школе будущих чародеев обучают тонкостям этикета… но Немой не ученик. Его-то кто этому научил?! Внезапно, Эль почувствовала стальной захват на своем запястье. Но не успела рыжая возмутиться такому самоуправству, как Немой приволок ее в отдел общих чар, схватил с полки какой-то невзрачный томик и, открыв его на первой странице, протянул Эль. Пока девушка хлопала ресницами, Немой ткнул аккуратно подстриженным ногтем в первую строчку текста, и требовательно посмотрел на девушку.

— Любое чародейство начинается с одного и того же умения… умения мыслить. — Прочла вслух Эль и подняла взгляд на "уборщика". После этого представления, девушка не могла не взять это слово в кавычки. Немой же, выслушав текст, удовлетворенно кивнул, демонстративно постучал себя по лбу, а затем так же стукнул пару раз кулаком по дереву шкафа. От гнева и обиды, у Эль перехватило дыхание. Спустя секунду, по залу пронеслось гулкое эхо пощечины. Немой, коснувшись своей, горящей после удара, щеки, недоуменно приподнял бровь и хмыкнув, вышел за дверь.

И ЭТО УБОРЩИК?! Бабушке вашей скажите! Эль, до которой моментально дошел весь нехитрый смысл разыгранной Немым пантомимы, только что не дымилась от клокочущей в высокой груди, ярости. Этот… обозвал ее дурой! Хам! Мужик! Быдло! Смертник! Да как он посмел?! В порошок, в костную муку мерзавца! Жабой на болоте будет двести лет… молчать. Нет, ну каков а? Принял благодарность, и тут же оскорбил!

— Деточка, незачем пыхтеть, как закипающий чайник. — Голос наслаждавшегося зрелищем буквоеда, заставил Эль подпрыгнуть на месте. Взглядом сузившихся от злости глаз, она смерила библиотекаря с ног до головы, но тот ничуть не смутился. Старичок снял пенсне, аккуратно протерев его огромным даже по людским меркам платком, водрузил стекла на нос и откашлявшись, заговорил, — поверьте, милая барышня, он вовсе не хотел вас обидеть.

— Вот как? — Сарказм прозвучавший в этом вопросе, Эль тоже унаследовала от отца. Она вообще была "папина дочка".

— Именно. — Невозмутимо кивнул буквоед и, покинув кресло-качалку, принялся расхаживать по стойке, заложив руки за спину. Лектор, да и только! — Но прежде чем я начну объяснять вам что-либо, извольте ответить на один простой вопрос.

Библиотекарь застыл перед девушкой, по-птичьи склонив голову набок. Эль, постепенно успокаиваясь, кивнула, и буквоед продолжил.

— Итак, милая барышня. Будьте добры перечислить все изученные вами языки.

— Общий, светлоэльфийский, подгорный, островной… и темное наречие, чуть-чуть. — Смутившись, закончила Эль.

— Замечательно. Все эти языки необходимы чародею как важный, незаменимый инструмент. — Кивнул библиотекарь, не обратив ни малейшего внимания на смущение ученицы. — Но есть еще один язык, который вы почему-то упустили…

— Это какой? — Возмутилась Эль. Ну как же, она тут призналась, что знает даже темное наречие, вообще-то запрещенное к изучению в большинстве стран, а ей заявляют такое!

— Рукоречь, барышня… речь немых. А знак, за который вы так экспрессивно отблагодарили нашего уборщика, означает, дословно следующее: "Прочтешь, верни на полку". Запомните, настоящий чародей, обязан знать все языки мира! Пригодится… поверьте старому библиотекарю. — Буквоед вздохнул, и неожиданно весело блеснув стеклами пенсне, выудил из воздуха небольшую брошюру. — Вот, изучите на досуге, неплохой учебник по рукоречи. Здесь все очень доступно изложено.

У Эль запылали уши, а буквоед, усмехнувшись, проделал уже знакомый ей жест.

Кажется, еще немного и девушка от стыда просто провалится сквозь землю. Эль тихо поблагодарила буквоеда (чего Мила так его боится?) и, скомкано попрощавшись, вылетела вон из библиотеки.

Нет, извиняться перед Немым она не намерена, но учебник при случае продемонстрирует. Если он не дурак, то поймет… и простит. Поймав себя на этой мысли, Эль застыла прямо в центре школьного холла. Ее так беспокоит мнение какого-то уборщика?! Впрочем, она же решила для себя, что не верит в эту чушь… А-а! Вот Эль и вернулась к началу своей эпопеи. Именно закравшееся еще в прошлом году подозрение, что Немой не тот за кого себя выдает, и сподвигло ее на слежку. Но, по крайней мере теперь, эта легенда провалена Немым наверняка, а значит есть прогресс. Осталось только узнать, кто он и что он такое. Задачка! Кстати, а куда он подевался, слиняв из библиотеки?

Маячок, успешно подсаженный Немому, прикосновением к его рукаву, послушно сообщил, что "объект" находится в старом спортивном зале. Если папочка узнает, что его любимая дочь вовсю пользуется секретными разработками чародеев его службы, одной поркой Эль не отделается…

Ну, в этот заброшенный и разваленный уголок Школы, Элька точно не пойдет… одна. Так, когда Ядвига перерыв делать будет? Ведьма, ей и колокол не указ. Когда захочет, тогда и отпустит учеников на перемену.

Ага! Началось. Двери аудитории открылись и в коридор высыпал пятый лесной. Класс Эль.

Девушка отыскала среди толпы одноклассников друзей и выцепила их из общего потока. Радомир — боярский сын, высокий крепкий парень с вечной полуулыбкой на устах и задором в сердце, Турн — морской бродяга, коренастый северный тролль, с неожиданным для их народа даром понимания Леса, флегматичный и неимоверно сильный, ну и конечно Мила, лесная дева по матушке… а посему установить кто ее отец, не представляется возможным. Впрочем, если судить по чуть вытянутым ушкам, и огромным цвета морской волны глазам, в обрамлении пушистых ресниц, можно предположить, что папочка Милы был из закатных или островных дивных… А вот изящная тонкая фигура, скорее всего мамино наследство.

Узнав, куда их собирается затащить Эль, парни переглянулись и молча кивнули. Даже Мила не стала засыпать подругу лавиной вопросов. Правда, пришлось девушке соврать, что о местонахождении Немого, ей сообщил домовой.

— Все продолжаешь следить за уборщиком? — Обронил Радомир, по дороге к цели.

— Хочу, что бы вы сказали ему "спасибо" подальше от чужих ушей. Тем более, что среди них могут оказаться и "огневики". — Усмехнулась рыжая, увильнув от прямого ответа. Парни в очередной раз переглянулись, обменявшись ухмылками. Такие обманки они раскалывали на раз.

Не дойдя десятка метров до пролома ведущего в искомый зал, четверка учеников услышала странный звук, определить принадлежность которого сходу не смог ни один из них. Лишь спустя минуту, замерший одновременно с друзьями Турн, вдруг легко улыбнулся, словно услышав старую, знакомую, но почти забытую мелодию. Вот только назвать доносившийся из пролома низкий гул, свист и тяжелые удары, музыкой, вряд ли кто осмелится.

— Троллий боевой шест. — Тихо проговорил он и, прислушавшись, добавил, — с примкнутым локтевым "остролистом", против двух легких восходных мечей.

Девушки немного удивились такой точности описания, а вот Радомир бросил на тролля о-очень уважительный взгляд. Сам учившийся обращению с оружием с раннего детства, боярский сын в полной мере мог оценить каким умелым и опытным должен быть воин, что бы по звуку определить оружие.

Эль дернула приятелей за руки и потащила вверх по лестнице на галерею, с которой открывался неплохой вид на зал. Правда, как выяснилось, никакого боя не было, а был тренировочный поединок двух воинов затянутых в легкие кожаные доспехи. Лица противников рассмотреть невозможно, они скрываются за сплошными темными масками, заменявшими им шлемы. Но Эль почти не сомневалась, что один из бойцов, это отмеченный ее ладошкой, Немой.

— Долго ему не удержаться. Даже очень хороший копьеносец, не противник для мечника. — Покачал головой Радомир.

— Не копье… Шест. — Усмехнулся, обнажив клыки, тролль.

— Какая разница? Древко, наконечник, почти обычное копье. — Хмыкнул Радомир, продолжая наблюдать за разворачивающимся внизу поединком.

— Сейчас поймешь в чем разница. — Пообещал ему Турн. И действительно, шест в руках человека совершил какое-то немыслимое па, и резким рубящим движением у п а л на противника. Скрежетнула сталь чуть изогнутого меча, подставленного под удар обоюдоострого наконечника, но "копьеносец" не дремал и шест, провернувшись мельницей, ударил по мечу окованным ратовищем, что бы тут же скользнуть назад. Противник "копьеносца", потерявший один из клинков, взял оставшийся меч двойным хватом и, в свою очередь бросился вперед, сокращая дистанцию. Неудача. Ратовище шеста бьет его в солнечное сплетение, и мечник отшатывается, резкие жалящие движения шеста, с огромной скоростью вылетающего из разных положений, и так же молниеносно убирающегося с его пути, отжимают его назад, возвращая на исходную точку, такую неудобную для его короткого меча.

Радомир с отвисшей челюстью наблюдает за ходом поединка. В голове боярского сына с трудом укладывается тот факт, что "благородный" меч, может уступить "холопскому" копью. Турн же сидящий рядом, искренне радуется этому зрелищу. Шест — редкое оружие в здешних местах, и такое напоминание о доме и славе предков, согревает душу толстокожего северного тролля. Даже девушки неотрывно смотрят на площадку, завороженные красотой и смертоносным изяществом этого яростного танца.

Противники закружили по площадке. Атака — отбив, атака — уход, и снова, и снова. Вот "копьеносец" не выдержал. Стремительной змеей вылетает почти на всю свою длину, шест. Мечник скручивается, пропуская удар клинка мимо себя, и тут же развернувшись пружиной, взвивается в неимоверно высоком прыжке. Пропуская под собой горизонтальный веер рассерженно гудящего шеста, мечник приземляется почти вплотную к замершему в полуприседе противнику и, словно продолжая свое движение, опускает меч на его голову, в лучших традициях восходных фехтовальных школ.

— Ты убит. — Прогудел мечник, искаженным маской голосом. Но противник только покачал головой, и чуть шевельнул зажатым в руке шестом, обращая внимание мечника на его местонахождение. Тот медленно опустил голову. Точно между его ног, в сантиметре от кожаных штанов, подрагивает лезвие "остролиста". Если бы это был настоящий бой, шест снабженный длинным клинком, встретил бы мечника как раз в момент его приземления, и располовинил еще до того, как тот успел нанести свой удар.

— Ничья. — Предложил мечник и, дождавшись согласного кивка противника, не снимая маски, удалился из зала. А Немой, скинув доспех и маску, с бешеной скоростью завертел шестом, выполняя какие-то упражнения. Словно, это не он только что провел тяжелейший тренировочный поединок с обоеруким! мечником. Четверка друзей, завороженная быстротечным боем, одновременно вздохнула.

— Вот так уборщик… — Удивленно присвистнул Радомир, и тут же отшатнулся от края галереи, поскольку Немой, не прекращая вращения шеста, вскинул голову, словно что-то услышал. Обведя взглядом пустую (а как же, чародеи они, или как?) галерею и никого не заметив, парень остановил шест и, пожав плечами начал собирать разбросанные по вытоптанной площадке разрушенного зала, шмотки.

Глава 3. Каков поп, таков приход

Шпиены, елочки зеленые! И как же они меня нашли, интересно? Хорошо Дракон шепнул, что за нами наблюдают с галереи… Сам, я бы их навряд ли засек, тем более, не зная где искать. Но директор тоже хорош! Специально ведь отвлек меня, и тут же по чайнику навернул, ага. Вот смеху было бы, если бы я шест вовремя не остановил… А что, у меня и отмазка есть: не соображал ни черта, от удара, вот и умножил директора… делением. И ведь вроде не сильно он меня и приложил, а ощущение, словно по голове стадо елефантов пробежало. Елки-палки, да что ж ты гудишь, проклятая! Тоже мне колокол нашелся… Так, отставить нытье, где тут мой эликсирчик? Тьфу, гадость!

Опустошив фиал с заботливо припасенным эликсиром, я облегченно вздохнул. Боль, пульсировавшая в голове, постепенно откатилась куда-то к затылку, и буквально через минуту полностью сошла на нет. Фух, все-таки хорошая вещь эти зачарованные доспехи! Жаль только, силы жрут столько, что без подпитки от мощного источника, среднего чародея осушают на раз-два. Если бы не это, цены им не было.

В голове моей окончательно настал мир и всеобщее благоденствие и я начал собирать манатки, краем глаза наблюдая за рябящим пятном на галерее. И чего им на уроке не сидится? Кстати, а это мысль… Раз Элька собрала всю компанию, значит Ядвига сделала перерыв. Надо попробовать вернуть их в класс, тогда и делами можно будет заняться. Нет, в принципе, если им так хочется, они могут поприсутствовать на обходе, но тащить их в лабораторию некрономики, или тем паче на погост… Аникита Силыч меня не поймет…

Прикинув, что да как, я связался с Ядвигой (настоящая ведьма… Сколько ей лет, даже представить боюсь, но выглядит, закачаешься! И требует, что бы я называл ее исключительно по имени, отчего директор жутко бесится и обещает мне громы небесные. Я, естественно, пугаюсь, а Ядвига наслаждается зрелищем… Говорю же: ведьма!), закинул сумку на плечо, шест в руку, и вперед, воплощать план в жизнь. Хе-хе. Ну что, думаете, только вы способны на подлянки, господа чаромуты? Посмотррримм. К тому же, незаслуженно обиженная левая щека требует страшной мсти.

Усмехнувшись, я стрелой вылетел из зала и, только что не чувствуя спиной тяжелое дыхание своих шпиенов, рванул на обход Школы. А она, зараза, большая! Хорошо хоть сегодня, кроме проверки стандартных амулетов очистки и напряженности сетей — "москиток", я ничего эдакого на обходе не планировал. Так что, спокойно уложился в два часа легкого бега по этажам. Прислушался. Мы как раз находились в пустующем крыле Школы, поэтому топот ног замордованных учеников-следопытов, эхом отдавался под высокими сводами потолков. Измучились, бедняжки… Ладно, думаю, можно заканчивать. Я довольно хмыкнул и, не сбавляя шага, двинулся к кабинету Ядвиги. Перерыв-то давно кончился, ага. Так, а вот и то, о чем я договорился с нашей штатной ведьмой. Все-таки, она умница. Не зря директор так над ней трясется! Легкая дымка под потолком, напрочь отрубающая любые иллюзии, мороки… да и многие другие чароплутства, до которых так охочи ученики на экзаменах. Я-то прошел под этим творением без проблем. На служебные амулеты, отсекатель действовать не станет, а вот несущимся следом за мной, умаявшимися носорожками, чаромутам, досталось по полной программе. В тот момент, когда с них сползла невидимость, а из карманов повалил дым от сгоревших амулетов, из-за двери аудитории выглянула Ядвига и очень натурально удивилась.

— Опаздываете, ребята. Ой, Эль, тебе уже стало лучше? Я рада, девочка моя. Ну, проходите же. Для вас остался третий вариант контрольной, как вы любите, со звездочкой. — Знаменитая добрая улыбка потомственной ведьмы, вогнала моих преследователей в ступор. По-моему, они даже забыли, что только что задыхались от нехватки воздуха в запаленных легких. Неудивительно. Даже комиссию Совета, помнится, от этой улыбки в дрожь бросало. Так что, не перестававшей весело щебетать, Ядвиге пришлось, чуть ли не силком затаскивать учеников в аудиторию. Шедшая последней, Эль оглянулась и я, не сдержавшись, широко улыбнулся и помахал ей рукой. Девушка вздрогнула… но промолчала. Зато какой взгляд! Экспресс "От короны, до плахи"! Или и то и другое, возможно даже сразу. Хм… Что-то мне подсказывает, что когда-нибудь эта милая рыжая катастрофа заткнет за пояс даже Ядвигу… Которая, кстати, заметив мою пантомиму, шутливо погрозила кулачком и, весело улыбнувшись, скрылась за дверью. Аникита Силыч, родной, как я тебя понимаю!

Фуф. Отделался… Теперь можно спокойно наведаться в лабораторию нашего Аристарха Людвиговича, подобрать кое-какие смеси, сварить парочку зелий по директорским рецептам, перетряхнуть местное книгохранилище… на предмет каких-нибудь новшеств, и самое главное, растрясти шкаф с реактивами! А там можно и на кладбище отправляться.

Я ухмыльнулся, представив, какие идеи и домыслы могли появиться у Эль и ее друзей, если бы я не сумел "сбросить их с хвоста". Ну как же! Уборщик проникает в закрытый "директорский" отдел библиотеки, где хранятся самые страшные тайны нашего государства (это в школьной-то библиотеке!), после чего встречается с неизвестным, которому, во время тренировочного поединка и передает эти жуткие секреты. Там же, немой демонстрирует неплохую (смею надеяться) школу боя, чем, конечно, себя раскрывает, а после встречи с незнакомцем, получив от него новое задание, отправляется в лабораторию, внезапно и так удачно, приболевшего (ага, темногончим покусательством!) штатного труполюба Школы… Но и это еще не все! Поздно вечером, подозрительный уборщик, в одиночку, отправляется на полигон некрономов, в просторечье: древнее кладбище… Ужас! Шпиен, диверсант, наймит закатной военщины и островного империализма! (Или наоборот?)

М-да уж. Картина маслом. Вот так, не совершив ни единого противоправного деяния, можно во мгновение ока стать врагом родного княжества…

О. А вот и лаборатория. Еж твою медь! Неудивительно, что Аристарх Людвигович запрещал убираться в его владениях. Вот что называется, человек любит свою работу!

Я обвел взглядом просторную комнату, в которой как раз сейчас наводили порядок… м-м… подопечные нашего некронома. Кстати, весьма оригинально! Особенно зомбо-мухи, с энтузиазмом уничтожающие паутину по углам, под ошарашенными от такого зрелища, взглядами пауков… А вот мышиные скелеты с хвостами-метелками, ровными шеренгами марширующие по полу, не так эффективны, зато стало ясно, зачем Аристарх обменивает у местных котов пойманных ими мышек на сметану.

Нет, этот труполюб, совершенно точно, одержимый! Ну, недостаточно быть просто профессионалом своего дела, что бы из боевого заклинания "Серый прах" сварганить стерилизатор инструментов… Для этого нужно быть абсолютно сумасшедшим экстремалом! Судя по насыщенности, заклятия хватило бы на то, что бы обратить всю Школу в тлен, минуты этак за три.

Осторожненько проскальзываю к шкафу с реактивами и, закрыв лицо висевшим рядом платком со встроенным заклятием очистки воздуха, приступаю к поискам нужных ингредиентов. Иначе никак, амбре знаете ли… Сначала опробуем рецепты из директорской библиотеки. К сожалению, даже в зельеварении частенько приходится прибегать к словесным формулам. Где-то для усиления нужного эффекта или для ликвидации побочного, где-то для корректировки действия смеси… И это, понятно, не мой путь. Значит, будем брать такие реактивы, что бы в необходимости править зелье бормоталками не было нужды. Правда, для таких зелий нужны составляющие с очень сильными и узконаправленными свойствами… то есть очень редкие и дорогие. Естественно, стоимость смесей приготовленных таким способом возрастает… порой даже не в разы, а на порядок. Но, как говорит один мой знакомый, недавно эмигрировавший из Кийского княжества, леший: "А що робити?".

Бедный-бедный Аристарх Людвигович! Когда он увидит, что осталось от его коллекции реактивов, после моего набега, старика хватит удар и Школа обзаведется собственным личем (что престижно). Интересно, а мне удастся потратить премию за поднятие авторитета Школы? Или Аристарх меня раньше замочит? Ха! Главное успеть перевести стрелки на директора. Пускай между собой разбираются… А там, либо шах, либо ишак…

— "И кто же из нас, по твоему мнению больше похож на ишака? Я, или уважаемый Аристарх Людвигович?"

— "Опс. Аникита Силыч? И… давно вы мое бормотание слушаете?"

— "Достаточно. Ладно, Ярослав, не хипеши. Размышляешь, в принципе, верно. Но, думаю, без лича наше заведение пока обойдется. Поэтому, как закончишь разорять Аристарха, занеси мне список израсходованных реактивов, Школа ему их возместит. Ясно, фантазер? Удачи".

Наставник резко отключился и я, вытерев со лба трудовой пот, вернулся к изготовлению очередного зелья. Когда оно было готово, я решил взглянуть на рецепты самого некронома. Благо, увесистые томики с его записями занимали почетное центральное место, в небольшом книжном шкафу, в углу комнаты. Оп-па… А вот эта идея мне нравится. Думаю, можно воспользоваться… Тем более, что на духов и призраков, мои многочисленные таланты не распространяются, а подходящих рецептов зелий я так и не нашел. Да и вообще, даже как-то не солидно, серьезный человек, а клинок не зачарован. Так, где тут мой "остролист"?

Вот, что терпеть не могу, так это черчение. Со стороны смотришь на образец, вроде все просто. А попробуй самостоятельно вычислить и начертить ПРАВИЛЬНУЮ пентаграмму. Адова работенка. И ладно бы, если бы пришлось ее рисовать на листе бумаги, или на худой конец, на рабочем столе. Но длина клинка чуть больше локтя, а значит, и пентаграмма получается немаленькая. Вот и приходится ползать на коленях по полу… И ведь это только подготовительная работа. Пентаграмма с выписанными рунами, лишь указывает места привязки силовых линий для получения определенного результата, а вот дальше начинается самое муторное. Наложение заклятий с помощью ритуалистики. Приходится очень точно дозировать силу призыва стихий, с помощью которых и будут связываться узлы линий на клинке. Причем, призыв каждой стихии нужно произвести в точно отмеренный момент времени, что бы они попросту не успели сцепиться, попутно уничтожив сам объект, а при особом везении и горе-заклинателя… То еще удовольствие. А ведь после привязки стихий, необходимо еще и напитать клинок жизнью и смертью. Иначе он не сможет выполнять так заинтересовавшие меня функции, а будет просто лупить по противнику всеми пятью стихиями, пока не истощится.

Трудно, очень трудно совмещать некоторые ингредиенты, особенно, когда часть из них просто живая, а другая зомбированная, и при этом и та и другая изо всех сил стараются выдраться из-под жертвенного ножа и сбежать. Хорошо еще, что между собой им договориться не суждено…, а то точно удрали бы, твари нехорошие.

От работы меня отвлек очередной гул колокола. Пора! Вытащив из пентаграммы окутанный слабым сиянием "остролист", внимательно осмотрел получившийся результат ритуального волшебства и остался доволен. Теперь можно идти! Я потянулся разминая спину и шею, проверил тщательно ли притерты пробки флаконов с зельями и переложил их в специально нашитые на пояс кармашки. Сумку на плечо, шест в руку и алга.

Вот что хорошо в моей работе, никто не обращает внимания, что и куда я тащу. Ну кто бы еще мог шляться по Школе с тролльим боевым шестом и не обращать на себя никакого внимания? А вот мне это удается, хотя народу в коридорах Школы, навалом, несмотря на поздний вечер.

Так, прежде чем отправляться на погост, нужно заглянуть к директору, передать ему список реактивов. Я хмыкнул. Да уж… Хорошо, что я догадался запечатать перечень в конверт. Пока Аникита Силыч будет его вскрывать, я как раз успею слинять… Зачем? Ну… одно дело, когда директор обещает возместить потраченные ингредиенты, и совсем другое дело, когда он увидит КАКИЕ ингредиенты необходимо возместить! Ох, чую нелегкая практика предстоит чаромутам в этом полугодии. Особенно "повезет" ученикам, которым поручат поиски рога скального черта… Есть такая зверушка. Живет в землях, что на восходном берегу Ра-реки, у подножья тамошних гор. Больше всего, похожа на маленькую обезьяну, только с рогами и зачатками стихийного чаровства. Мелкая пакостная тварь, носящаяся по скалам, как добрый конь по тракту, потому скальным чертом и прозвали. В общем, заранее сочувствую несчастным чаромутам. Впрочем, остальные использованные мной ингредиенты найти будет ненамного проще, чем этого самого черта, с легкостью отводящего глаза своим преследователям… Так что, список уложенный в конверт, это очень благоразумное решение. А то Аникита Силыч, если успеет прочесть хотя бы пять первых пунктов, точно голову мне открутит. Хотя в тех пунктах самые дешевые реактивы указаны…

Ура! Директор даже не стал открывать конверт… А теперь, делаем ноги!

Бр-р! Ну и погодка! Дождь… мелкий, противный и жутко холодный. Можно подумать, что уже листопад наступил. Самое то, для прогулки по кладбищу. Я передернул плечами и, порывшись в сумке, надел извлеченный из нее непромокаемый плащ. Леший подарил. Скучно ему в лесу. Посадские же, ребята ученые, потому на тот берег Быстрянки, без мощных оберегов, ни ногой. Вот он и сходил с ума от ничегонеделанья. Ядвига на него посмотрела, да и посоветовала торговлей заняться. Как? А приказчика, нанять, да нагрузить его лесным товаром. Долго леший думал, что за лесной товар такой может быть. Нет, ну понятно, грибы там, ягоды… Но ведь это не так уж и интересно… Седмицу думал леший, еще седмицу что-то считал, и еще одну о чем-то с пауками местными договаривался. Ну и наловчился, теперь его пауки вплетают в обычные шерстяные плащи свою паутину, да так, что капли дождя просто скатываются по ней. Поначалу-то леший хотел обычные отрезы ткани так обрабатывать… Да Ядвига отсоветовала. Мол, не тот эффект будет, и соответственно, доход тоже… Вот только мне интересно, а на кой лешему тот доход нужен? С медведями за малину расплачиваться?

Ох, что-то я не о том задумался. Вон уж и волчье солнышко выглядывает в прорехах туч, поторапливает… Прибавлю ходу.

Школьная крепость расположена на вершине Чаровного холма, у подножия которого шумит речка Быстрянка. А за ней перелесок, протянувшийся от самого Китежградского посада, до старого бранного поля, с которого начинаются школьные полигоны. В том числе, и древнее кладбище. Ага. А вот и причал. Так, где здесь моя лодья?

Ну, лодья не лодья, а лодочка добротная. Устроившись, я поднажал на весла, и тут же перестал понимать, где верх, где низ. И там и там, темно, холодно и мокро. Так что, спустя десять минут, когда я пристал к противоположному берегу, у меня из груди вырвался долгий облегченный вздох.

Миновав перелесок, я пересек поле и почти вступил на территорию полигона некрономики, когда чувство опасности пожарным колоколом ударило в виски. Чуть напрягшись, я отступил в тень деревьев, скрывших меня от нахально подмигивающей луны (где ж ты, зараза пряталась, когда я Быстрянку переплывал?) и принялся внимательно осматриваться. Вид отсюда не очень, но и того что есть, хватило чтобы понять: на кладбище творится нечто очень и очень странное.

Я вздохнул и, оглядевшись, нашел удобное для наблюдения дерево, с мощными ветвями и густой кроной, еще даже не начавшее сбрасывать листву. Не раздумывая, я забрался на него и, удобно устроившись в развилке, всмотрелся в происходящее на кладбище. Ну дела-а! Я тихо присвистнул. То, что творилось на старом погосте, иначе как маленьким концом света, назвать было невозможно. Такой себе армагеддец местного значения! Меж перекошенных, заросших бурьяном и мхом надгробных плит, медленно бродили многочисленные представители угнетаемого меньшинства… нежити, я имею в виду. И было их море. Зомби, мавки, скелеты, темные гончие и упыри, даже с десяток косторезов мелькал где-то в плохо видимом отсюда центре кладбища, у полуразрушенных склепов. В общем, зрелище то еще! Ну, Аристарх Людвигович, если это твоих рук дело, Китежский Дракон тебя просто порвет! Ох… Нет. Кажется, наш штатный труполюб здесь не причем. Я вздрогнул от ударившейся в мои ментальные щиты волны отката мощных чар. Всмотревшись истинным зрением в происходящее, я вздрогнул еще раз. Какая-то сволочь проводит призыв обитателя нави! Мне со своего место было отчетливо видно, как изгибается под напором силы Кромка и размывается тонкая, почти невидимая даже истинным зрением, граница между явью и навью! Это же какую мощную гадость они тащат в наш мир?! То, что действует не один чародей, было понятно, потому, сколько лучей силы выписывали в небе кружево призыва. Девять! Девять чернокнижников, против одного уборщика… Весело. Еж твою медь!

Я глянул вниз, и только что не заскрипел зубами от злости. Теперь мне отсюда не смыться. Набирающий обороты, призыв приобрел такую мощь, что если бы в этом перелеске были погребены чьи-то останки, они бы уже поднялись. Слава директору, что здесь вроде бы никого не хоронили. Но есть и минус. Теперь это место доступно бродящей по кладбищу нежити, а стоит мне его покинуть, как следом за мной, словно по мосту ломанется и вся эта свежеподнятая орда. То-то будет радости китежанам! А уж князь, думается, будет просто счастлив выгнать свою дружину в дождливую ночь на охоту за упырями, да умертвиями. В общем, как ни крути, а мне остается только ждать… Часа через два, с приходом твари, здесь так громыхнет, что директор просто обязан будет примчаться.

Мои размышления прервал долетевший от соседней березы вскрик. Приехали. ЭТИ ЧТО ЗДЕСЬ ДЕЛАЮТ?!

Неразлучная четверка учеников, в очередной раз севшая мне на хвост (интересно, а лодку они где взяли? Неужто, разъездной бот Школы умудрились увести?), диковинной гроздью облепила несчастную березу и теперь тихо подвывала от ужаса. М-да, что-то совсем запредельное творится на полигоне, если мощь призыва вызывает такой страх. Эти волны заставляют дрожать от напряжения даже мою неслабую защиту, что уж говорить о наших чаромутах, не имеющих вообще никаких щитов? Ну, не учат подобному в Школе. И как мне теперь кажется, совершенно напрасно… Черт!

Придется идти на прорыв. Судя по тому, как бесятся узоры учеников, еще немного и они попросту сойдут с ума… Причем первыми, кажется, на эту темную дорожку встанут парни. Мила еще как-то держится. Дочь Леса, все ж таки. А вот Эль… Ох, ни фига ж себе… Слышал я про наложенную защиту, но вижу такое в первый раз. М-да, уже лучше конечно, но если я правильно понимаю, парням от этого легче все равно не станет.

Ладно. Исследования потом, а сейчас… Я закрепил в навершии шеста тихонько мерцающий "остролист", огляделся и, не приметив поблизости ни одной неупокоенного, соскользнул на землю.

Глава 4. Выйду на улицу, солнца нема…

Рыжей следопытке с трудом удалось уговорить друзей на очередную авантюру. Прилепленный "уборщику" маячок, упрямо показывал, что "объект" находится в лаборатории некрономики, и это не давало Эль покоя. А уж когда тот выбрался на улицу и направился за пределы Школы… Сего странного вояжа, любознательная девушка пропустить никак не могла. Тем более, что интуиция так и вопила…

Вот теперь и сидит она вместе со своей дурной интуицией и тремя матерящимися друзьями на какой-то березе, под дождем, на кладбище. Черти бы драли эту чертову наследственную черту, ее чертового любопытного папочки! Рыжая услышала шорох и глянула вниз. Под деревом крутилась пара темных гончих. Учуять замаскировавшихся чаромутов они не могли, но то, что порождения некронома смогли выйти с заколдованной территории полигона-кладбища, испугало Эль не на шутку. В ту же секунду, по телу девушки прошла волна ледяных иголок, а от друзей пахнуло таким всепоглощающим страхом! Рыжая взглянула на однокашников и тихо выругалась, в очередной раз наплевав на нравоучения отца.

Радомир и Турн, резко побледневшие, с заострившимися скулами, еле держались побелевшими пальцами за ветви дерева. Зрачки превратились в точки и резко пульсировали от накатывающих волн ужаса. Парней просто трясло от страха. Мила выглядела гораздо лучше, правда как-то резко погрустнела, словно впав в сильнейшую депрессию. Эль хлопнула себя по лбу, отчего чуть не свалилась на головы темным гончим. Конечно! Это же не их страх! Его кто-то внушает. Мила — лесная дева, на нее такие штуки не действуют, разве что в тоску вгоняют, у самой Эль щиты разума поставлены мастерами папиной службы, да и детский оберег "от всего" на шее висит. А вот ребята… Рыжая бросила взгляд на сходящих с ума друзей, на мгновение задумалась, но тут же тряхнув головой, сняла с шеи кулон, и быстро обмотала запястья парней цепочкой, благо ее хватило. Старый детский амулет, не раз спасавший свою хозяйку, послушно принялся за работу, поглощая накатывающие волны ужаса, и лица ребят постепенно начали принимать осмысленное выражение. От произнесения всех приличествующих слов благодарности Эль, друзей отвлек шум, раздавшийся от соседнего дерева, и фосфорецирующие от действия "кошачьего глаза" взгляды, устремились на сидящего в ветвях "уборщика". Немой вытянул какой-то флакончик, одним махом выпил его содержимое и, навернув на шест жало клинка, одним слитным движением скользнул на землю. Ратовище сухо ударило в камень ближайшего надгробия, тут же раздался треск раздавленного флакона, и над кладбищем поплыла еле заметная дымка. Даже не туман, лишь его смутное обещание

— Призрачный снег. — Прошептал обожающий алхимию Радомир, и пояснил недоумевающим друзьям. — Зелье из легких снежного волка. Сильная штука. Теперь всякая, имеющая материальное тело тварь, будет передвигаться значительно медленнее. "Снежники" так загоняют добычу.

— А на самого "уборщика", оно не действует? — Поинтересовалась Мила.

— Вряд ли. — Пожал плечами Радомир. — Специально для таких случаев в зелья вплетаются ограничивающие чары.

Тем временем, Немой заряженный мощным тонизирующим зельем, несущийся огромными скачками к центру кладбища, уже успел привлечь к себе внимание нескольких тварей. Это было последнее, чем заинтересовались зомби, прежде чем осыпаться прахом от мощных ударов "остролиста". Зачарованный клинок с недовольным мерцанием высосал то подобие души, что подселил в разлагающиеся тела своих созданий неизвестный некроном, и уборщик полетел дальше. Встретившиеся на его пути косторезы и вооруженные древними ржавыми мечами скелеты, разлетелись в стороны костяным крошевом, но тут Немой неожиданно замер на месте. Из-за ближайшего надгробия вылетели уродливые полупрозрачные зеленоватые кляксы, испускающие гнилушечный свет.

— "Пожиратели". — Угрюмо прокомментировал Турн. — ****ец котенку.

— Почему? Они такие сильные? — Опять спросила Мила, весьма далекая от боевых заклятий некрономов.

— Пожиратели — это воплощенный ментальный удар. Они питаются чужим разумом, набирая таким образом силу. — Ответила Эль. О пожирателях она немного знала, точно такой же охранял кабинет отца в его отсутствие. Хороший защитник… может пробить почти любой щит разума. Турн прав, Немому конец. От одного пожирателя еще можно убежать или заманить в специальную ловушку, а трое, верная смерть… Даже если у тебя есть защищающий разум артефакт. Что это?!

Уборщик, стоявший напротив своих убийц, как-то странно дернул головой и недосущности, резко оплыв, растворились в воздухе. Эль была в шоке. Одно время она изучала эти создания (уж очень хотелось пошарить в папином столе), и во всех книгах прямо указывалось, что с пожирателями НЕВОЗМОЖНО справиться голыми руками! Только при помощи сложнейшего ритуала или специального артефакта, экранирующего разум чародея, и то, при условии что пожиратель один! Мра-ак.

Дальнейший путь, Немой проложил себе шестом и огнем, вспыхивавшим там, где скапливалось больше всего противников. Сталь разваливала умертвий на части, с хрустом врубалась в костяки ходячих скелетов, а окованный серебром тупой конец шеста молниеносно проламывал черепа темных гончих, тут же тающих черным дымом. Чавк, хруст, скрежет и невообразимая вонь разложения отмечали путь Немого к месту призыва. Заляпанный дурнопахнущей слизью, парень вломился в склеп, избранный колдунами для проведения ритуала.

Что происходило внутри, чаромуты не видели. Трудно, знаете ли, сидя на дереве, в трехстах метрах от места действия, заглядывать в наполовину ушедший под землю, древний склеп.

Ворвавшийся в освещенный черными (а как же) свечами склеп, Немой, не останавливаясь ни на секунду, пустил в ход вооруженный "остролистом" шест, и вытянувшиеся в трансе ритуала колдуны, начали мягко оседать на расчерченный сложнейшим рисунком призыва, пол. Зачарованный клинок засиял совсем уж нестерпимо, переполненный душами убитых чародеев. С последним упавшим колдуном, мир вокруг Немого д р о г н у л, и невероятная сила впечатала уборщика в стену.

В ту же секунду ученики почувствовали, как кладбище ощутимо тряхнуло, в воздух взлетели комья грязи, а через мгновение стало видно, что оставшаяся, не успевшая встретиться с Немым, нечисть, рассыпается в прах, словно кто-то вытягивает из нее силу. Но не успели друзья облегченно вздохнуть, как что-то невидимое ухватило их за шкирки, и не обращая внимания на попытки добычи освободиться, поволокло в тот же склеп.

— Еда! — От грохотнувшего под сводами баса, у чаромутов заложило уши. А когда они взглянули на обладателя голоса, то пожалели, что вместе со слухом не лишились зрения.

Нет, недопризванный чернокнижниками навец, не выглядел так уж отталкивающе. Просто, человекоподобный силуэт… Вот только этот силуэт казался сотканным из жадной, голодной тьмы, так и норовящей дотянуться до жертвы, обнять ее запредельным холодом… растворить. Мила первая поняла, чем грозит ей и друзьям долгое разглядывание этого мрака. Говорят же, не старайся вглядываться в Бездну, она может заглянуть в тебя. Хрупкой лесной деве с трудом удалось заставить друзей отвернуть лица от навца. А тот, вдруг, словно забыл о доставленной "еде". Физически ощущаемая тяжесть от внимания этого существа, отступила. Навец перетек ближе к месту, у которого, пошатываясь, стоял Немой. Если Эль правильно поняла, то между этими двумя завязался какой-то неслышный разговор. Уж больно демонстративно щелкнул Немой по лезвию остролиста, отозвавшемуся неожиданно низким вибрирующим гулом. Навец подернулся рябью, и его голос, разорвавший повисшую в склепе вязкую тишину, подтвердил догадку Эль.

— Обмен. — Грохотнуло создание тьмы. Немой с готовностью кивнул, после чего отцепил от шеста сияющий клинок, и бросил его в охранный круг. Навец дернулся, но тут же склонился над звякнувшим о каменный пол, остролистом, и очень осторожно его коснулся. Стенки охранного круга дико полыхнули, пространство внутри него заполнилось тьмой, но спустя мгновение, она опала, не оставив от призванного создания Нави ни следа. Только там, где только что находился навец, лежал тусклый, потемневший, словно бы уставший клинок. Стоило Немому сделать шаг вперед, как защита охранного круга рассыпалась с легким звоном, и ученики, замершие почти у самого входа в склеп, облегченно вздохнули.

Вот и все. Немой тем временем поднял с пола "остролист", и придирчиво его осмотрев, довольно хмыкнул. Обвел комнату взглядом, недовольно покачал головой и активировал один из своих многочисленных служебных амулетов. Миг, и склеп опустел. Исчезли свечи, рисунок призыва на полу, тела чернокнижников… и ощущение ч у ж д о с т и, поселившееся здесь с приходом навца. Можно сказать, склеп упокоился, как упокаивается правильно поднятое умертвие. Без шума, пыли, драк и взаимных претензий.

Глянув на учеников, "уборщик" кисло улыбнулся и, махнув им рукой, подался на выход. Эль переглянулась с друзьями, и четверка поплелась следом, дрожа от холода и накатившей усталости. Хотя с чего бы? Не считать же тяжелой работой сидение на дереве? А вот однако же…

Едва друзья, хрипя и охая, выбрались на поверхность, им открылась неприглядная картина. Вещи Немого оказались разбросаны по небольшой поляне, сам он скрючился в огромной луже и бьется, опутанный темной сетью какого-то заклятья. А невдалеке высится размытая фигура в балахоне, едва видимая за пеленой то ли тумана, то ли дождя, к которой тянуться нити этого колдовства, скручивающего, ломающего тело человека. Мила вскрикнула, и тут же, повинуясь жесту хозяина, на учеников бросились три темные гончие. Ученики в ответ разразились потоками волшбы, и псы откатились назад. Эль, сплетая мощное заклинание (спасибо папочке, хороший накопитель подарил), оступилась и, упав на пятую точку, наткнулась рукой на ребристую рукоять валяющегося на земле "остролиста". При падении, тщательно сплетаемое заклинание сорвалось, и девушка не долго думая, швырнула тяжелый клинок в сторону напавшего на них некронома. Швырнула больше от бессилия что-то изменить, но "остролист" неожиданно попал в цель, по самую гарду вонзившись в грудь чародея, и тут же налился уже знакомым сиянием. Над кладбищем поплыл жуткий вой, гончие на глазах осыпались прахом, а тело некронома выгнувшееся дугой, вдруг охватило черное, почти невидимое в ночи пламя.

Вот теперь действительно, все. Рыжая устало повела плечами, и сама не заметила как оказалась на ногах, поддерживаемая Радомиром и Турном. Где-то что-то хлюпнуло, и вся компания дружно подскочила, под аккомпанемент очередного взвизга Милы. Во все глаза друзья наблюдали, как из лужи встает нечто о-очень грязное! И лишь, когда этот демон начал собирать разбросанные по полянке вещи, до чаромутов дошло, что это всего лишь Немой. Нервные улыбки сменились не менее нервным хохотом. Тем временем, уборщик собрал свои шмотки, вытащил из вороха пепла, недавно бывшего некрономом, свой клинок и, дождавшись пока ученики успокоятся, подошел к Эль. Благодарный поклон в исполнении Немого, потряс девушку до глубины души. Это был, несомненно, самый изящный из когда-либо виденных ею жестов… какой только может продемонстрировать ходячий грязевой холмик.

Обратный путь оказался куда более долгим и утомительным. А уж когда Немой демонстративно забрался в свою убогую скорлупку вместо того, что бы помочь ученикам справиться с тяжелым для такой маленькой команды ботом, настроение четверки и вовсе упало ниже ватерлинии.

Глава 5. Покой нам уже даже не снится

Мало того, что из-за этих, полезших следом за мной на кладбище, горе-чародеев, я вынужден был ввязаться в сумасшедшую схватку с невесть откуда притащенными на полигон тварями, так еще и чудовищно растянутая и покореженная Призывом защита полигона не давала моей мысли скользнуть к наставнику. Да и судя по его удивленному виду, Дракон вообще не смог учуять происходящего на кладбище. В общем, иначе как невероятнейшей удачей, все, что произошло нынешней ночью, я назвать не могу. Считайте сами. Зачарованный, больше от жадности, чем по необходимости "остролист", без которого я не смог бы пройти по кладбищу и десятка шагов. Удачно выбранный для этого ритуал "Ловушки Духов", наложенный на него, без чего, Школа лишилась бы одного хорошего уборщика и четырех подающих большие надежды чаромутов, которые запросто могли сгинуть в Нави. Обнаглевшие от безнаказанности, а потому расслабившиеся Пожиратели. Если бы не их расхлябаность, быть бы мне их ранним завтраком. Зелье "призрачного снега" сваренное мной на тот случай, если придется удирать от взбесившейся нежити…, использованное в прямо противоположных целях. (Кроме него и тонизирующего отвара, я так ничего в дело и не пустил, а ведь у меня полный пояс всяких эликсиров!). Если бы оно не замедлило нечисть, мне опять же улыбнулся бы маленький полярный лис, поскольку ее подъем и дальнейшее поведение были контролируемыми, а "поводок" был в руках очень опытного некронома. Так что, упокоить кладбище обычными методами, нечего было даже пытаться. Вот и пришлось рубить тварей в капусту. Если Аристарх узнает, как я обошелся с его обожаемыми "клиентами", материться будет долго. Короче, полный финиш! Одно радует, от безнаказанности я сотворил из остролиста такой артефакт, что не будь я его хозяином, умер бы от зависти! Отдать клинок Школе? Фигу. Не получится… Ну, я же не дурак… иногда. Догадался, привязку на владельца сделать. Так что, куда я, туда и он.

А то, что было в склепе, я даже везением не могу назвать. Это просто фантасмагория какая-то! Вместо неразумного голодного порождения Нави, колдуны умудрились призвать часть сознания Тьмы, что считалось, в принципе, невозможным. Первостихии, видите ли, не могут иметь сознания. Так вот, конкретно этот кусок мрака, оказался очень даже сознательным… по своему, разумеется, то есть ровно настолько, что бы попытаться схавать меня вместе с учениками, а полученную силу использовать для возврата в родные пенаты. И будьте уверены, у него имелись все шансы на такое развитие событий, если бы не одно большое "но". Мрак рассчитывал на тринадцать душ-скакунов, которые гарантировано перенесли бы его домой, минуя Серые пределы — вотчину смерти. Вот только девять из них были к тому моменту, заперты в остролисте… К моему удивлению, чудище оказалось настолько вменяемым, что мы смогли с ним договориться. Я сумасшедший? Возможно. Только терять мне, все равно было нечего, так почему бы не попробовать пообщаться с Тьмой, напоследок? В общем, Мрак получил души колдунов (дорога которых, надо сказать, и так лежала в чертоги Нави), чьих сил вполне хватило на то, что бы вытянуть его за Серые пределы, откуда он вполне может добраться до дома, самостоятельно. А нам достались наши жизни.

Дальнейший ход событий, правда, оказался куда менее фантастичен. К моменту прощания с Мраком, я совершенно забыл о некрономе, наводнившем наш полигон своей нечистью. Вот, вылетел у меня из головы "кукловод", обеспечивавший безопасность колдунов! Ну, а когда Мрак выпил всю нежить, труполюб заволновался и решил сам наведаться к месту призыва. Позор на мою голову! Хорошо еще Эль очень лихо грохнула его "остролистом". Так что так. Если бы не эта рыжая язва, у балахонистого труполюба появился бы десяток маленьких немых зомбояриков. Вот кстати, еще один странный момент, почему заговоренное на хозяина оружие, приняло руку какой-то девчонки?

— М-да. — Приняв мой доклад, директор несколько удивленно хмыкнул, откинулся в своем троноподобном кресле, и прикрыл глаза, явно не собираясь комментировать произошедшее.

— "Аникита Силыч" — Я решился потревожить своего засыпающего наставника. А что, я тоже живой человек, и тоже спать хочу!

— Да?

— "Может надо сообщить в Совет?" — Мое предложение вызвало у директора лишь бледную улыбку.

— И что это даст, Яр? — Хмыкнул он. — Чернокнижники мертвы… твоими усилиями, между прочим. Души их в Нави, спасибо тебе и этому твоему Мраку. Так что, допрашивать попросту некого. И с чем ты намерен идти в Совет?

— А-а… кукловод? — Вспомнил я — Душа-то этого любителя фарша в "остролисте"! Его и предъявим Совету. Пусть допрашивают, расспрашивают… да хоть пытают, если смогут.

— И зачем я потратил на твое обучение столько времени, неуч! — Фыркнул Дракон. — Ты не забыл, что твой пленный природный некроном? А что это значит, и куда он денется, едва ты откроешь ловушку, объяснить?

Под грозным взглядом наставника, я принялся судорожно рыться в памяти. Раннее утро, доложу я вам, не лучшее время для подобных напрягов, но что делать. Не найду ответа, получу нехилую молнию в копчик (Я говорил, что наставник на меня ни разу руку не поднимал? Так это только потому, что для создания молнии, ему достаточно шевельнуть бровью). А копчик жалко. В общем, я вспомнил.

Некрономы — ребята умные и ушлые. Они как никто другой знают, насколько болтливыми могут оказаться мертвецы… Еще бы, при их-то профессии! А еще, они как и всякие чародеи, обожают делать тайны из чего попало. Хоть из дороги от спальни до туалета в собственном доме. Но, тайны нужно как-то хранить, а то что это за великий секрет, если после смерти труполюба, собственный дух его же и разболтает первому встречному коллеге? В общем, что бы обезопасить себя от такой перспективы, труполюбы заключили договор со своей покровительницей. Уж не знаю, чего они ей наобещали, но с тех давних пор, Смерть тщательно оберегает души своих контрагентов. У нее за пазухой, любой некроном чувствует себя как настоящий донской козак. В том смысле, что от Смерти, как с Дону — выдачи нет. Кстати, благодаря этому "эксклюзивному", как говорит один наш учитель из "закатных", контракту, вот уже который год не утихают споры, считать некрономов чародеями или жрецами? Вроде, с одной стороны покровительство высшей и немалой силы (кто-то хочет поспорить с силой Смерти?) имеется. С другой стороны эта сила не совсем божественная. Более того, она куда естественней, чем иные боги. Вот и спорят, незнамо сколько лет, философы и чародеи, жрецы и ученые. Больше всех против введения некрономов в жреческое сословие, возражают сами священники. Ну, их можно понять. Обычные люди боятся труполюбов так, словно те — сами нечисть. Так что, от объявления некрономов жрецами, авторитет многих богов и их культов сильно пошатнется… Вот елочки зеленые! Опять увлекся… Это все усталость проклятая.

М-да. Все так… Вот только, что будет с душой некронома попавшей в мою ловушку? С одной стороны, смерть пришла… с другой стороны, душа до нее "не дошла"… а значит и спрятать от призыва то, чего у нее нет, смерть не сможет. Вот только, стоит открыть ловушку, как душа тут же упорхнет к своей хозяйке… Да уж, хотелось бы мне пообщаться с этим "кукловодом". Глядишь и узнал бы, ради чего зелья глотал, шестом махал и с навью общался. А может, можно куда-нибудь эту душу пересадить… так что бы допросить можно было?

Очевидно, директор снова меня прочел, потому как от его рыка, я своей дурной башкой, чуть не устроил его комнате дополнительный воздуховод… в потолке.

— Даже не думай в это лезть! Мне и чаромутов хватает! Понял?

Пришлось согласно кивнуть, что бы наставник успокоился. Нервы, они не казенные!

— О своих нервах волнуйся. — Фыркнул директор и, усмехнулся. — Спать иди, герой овеянный легендами! Свободен.

Я вывалился из кабинета и, тяжело вздохнув, отправился в свою берлогу. Ввалившись в комнату, я скинул тот комок грязи, что по какому-то недоразумению, принимал за одежду и, приняв душ, рухнул на кровать. Благим намерениям поразмыслить над произошедшими событиями, сегодня сбыться оказалось не суждено. Это я понял, едва моя голова коснулась подушки. Спа-ать!

Утром меня разбудило урчание собственного желудка. Кое-как продрав глаза, я скатился с кровати, добрел до холодильного шкафа… и не нашел в нем ничего кроме замороженного мяса. Вот елочки зеленые! Через секунду на маленькой плите лежал этот гигантский кусок плоти, а я плясал вокруг, не в силах дождаться светлого праздника Большой еды. И дождался!

Тот момент, когда я вонзил зубы в свой завтрак, директор посчитал самым удобным, что бы мысленно связаться со мной. Итог: обожженное небо и прикушенный язык у меня, и полный опупей от моего приветливого мата, у наставника..

— "Хм. Ой. С добрым утром, Аникита Силыч" — Наконец смог выдать нечто более или менее цензурное мой несдержанный мозг.

— "Да? Я что-то в этом уже не уверен". — Задумчиво протянул Дракон. Пришлось в срочном порядке объясняться. А то знаю я эту интонацию. Помнится, приехавший в Школу, в командировку, кийский чародей, постоянно задиравший нос по поводу и без, нарвался на такой тон, когда попытался критиковать кое-какие теоретические разработки наставника. Не понял идиот вежливого обращения, начал хамить и переходить на личности. Аникита Силыч спокойно выслушал всю тираду, а потом "заморозил" горе-чародея, наложил на него питающие чары (их целители применяют, когда пациента невозможно кормить обычным способом), и поставил на постамент в основном дворе Школы. А через седмицу, когда голуби это произведение искусства окончательно уделали (лесники поразвлеклись), поднял ему правую руку, так словно этот статуй дорогу кому показывает, и перенес на крышу восточной башни, где и установил в качестве флюгера. До конца командировки. Так что, директор наш, человек добрый, но если посчитает себя оскорбленным… В общем, грешник может сразу отползать на кладбище, медленно и печально.

— "Кстати о кладбищах. Я тебя зачем на полигон посылал?" — Хмыкнул наставник, внаглую читая мои размышлизмы. — "Вспомнил? Ай, молодец! А ты что там натворил? Аристарх увидит эти унылые безмолвные развалины и прослезится. Намек ясен, или пинка дать для ускорения?"

Ясно. Опять с Ядвигой поцапался. Обычно, после очередного задания, директор дает мне отлежаться хотя бы сутки. Но если в этот момент он умудряется поссориться с нашей ведьмой… Туши свет.

— "А вот это уж точно не твоего ума дело!" — Прорычал наставник. — "Марш заниматься! И что бы к завтрашнему вечеру, полигон был готов к работе!"

— "Аникита Силыч… Там же даже праха не осталось! Где я новых "подопечных" найду?!" — Возмутился я.

— "Где хочешь." — Отрезал директор и, подумав, добавил, — но если я узнаю, что ты посадское кладбище ограбил… Что ты там давеча про престиж Школы нес? Вот-вот. Имей в виду, именно на эту должность и пойдешь. На полставки."

— "Ани…" — Начал я.

— "А будешь спорить, выделю койко-место в тамошних склепах. Все. Работай." — И отрубился… гад.

Мясо остыло, аппетит пропал… М-да. Замечательное начало дня. Я вздохнул, и пошел рыться в шкафу, на предмет поиска чистой одежды. Хорошо еще, домовые у нас не лентяйничают. А то как подумаю, что после такой ночки еще и за стирку приниматься, тут же хочется взорвать что-нибудь крупное… Здание Школы, например.

Одевшись, я нашел свою записную книжку, и углубился в чтение и правку своих наработок по чарам разума. До первого колокола еще время есть, а значит можно заняться разбором защиты Пожирателей… уж очень интересно она у них построена… была.

С известием о начале нового учебного дня, я закончил расписывать все, что сумел уловить, пока курочил недосущности тварей, в плетениях их щитов, и недоуменно уставился на пустую тарелку. По ходу, пока мозг был занят делом, желудок решил от него не отставать, и волевым решением уничтожил холодное мясо. Будем считать, что я позавтракал. А раз так, пора идти заниматься практикой.

Небольшой кабинет, в котором проходили мои занятия по ментальным техникам, встретил меня давно привычной пустотой и тишиной. Кремовые стены и потолок, никакой мебели и лишь два ярких пятна выделяются на этом фоне. Тяжелые изумрудного цвета шторы, приглушающие яркий солнечный свет, льющийся в окно, и большой, на полкабинета, двухсотлетний узорчатый темризский ковер, ни на йоту не потерявший своей яркости.

Я уселся в центре этого произведения искусства, и подбросив в воздух первый деревянный шарик, приступил к разминке. Вскоре вокруг меня летало уже три таких шарика. Каждый несся со своей скоростью и по определенной траектории, удерживаемый и направляемый не левитацией, а лишь моим мысленным усилием. Немного погоняв свои тренажеры, я решился на следующий шаг, и к трем уже парящим деревяшкам присоединился металлический шарик. Сразу стало намного тяжелее. Почему? Даже для самого бездарного чародея не составит труда разом поднять все эти шарики в воздух и запулить куда-нибудь подальше. Но в том-то и дело, что поднимет он их разом и с помощью заклятья левитации. Моя же задача как раз состоит в том, что бы управлять КАЖДЫМ шариком в отдельности, не применяя никаких заклятий. Наставник называл это упражнение на латинский манер: телекинетика. И хрен бы с ним. Дракон большой ему видней. А у меня прибавилось сложностей. Вдобавок к вихляющему металлическому шару, я подкинул фарфоровый, и уже успел вспотеть, пытаясь заставить такие разные тренажеры двигаться с одинаковой скоростью и по общей траектории. Пока шарики были одинаковые, это не составило бы труда… почти. Но стоило добавить металл и фарфор, как задачка превратилась из примера 2+2, в систему уравнений с двумя неизвестными. Свойства-то у последних шариков уж слишком сильно отличаются от первых трех. Если дерево, например, легко отвечает на мысленный приказ, то металл куда как тяжелее поднимается и разгоняется… Зато, если разгонится, хрен остановишь, про скорость я и вовсе молчу. А вот фарфор, гадость такая, что справиться с ним куда тяжелее. С него внимание просто соскальзывает, а блеск, и вовсе не дает сосредоточиться. Хотя металл и полированный и сверкает куда ярче, но он такого эффекта не дает. "Вот… А! Придется начинать сначала". — Понял я, наблюдая как рухнувшие на пол шарики, шустро заскакали по паркету.

Когда я спросил Аникиту Силыча, зачем мне это баловство, ответом стало девять одновременных! заклятий разных школ и стихий, хрястнувших меня по поему многострадальному копчику. С тех пор, эта возня с шариками мое любимое развлечение. Очень помогает разделять внимание.

Кстати, именно благодаря этим тренировкам, я и смог справиться с Пожирателями. Обычно, для нанесения ментального удара, который только и способен быстро уничтожить этих тварей, чародей либо пользуется специальным артефактом — концентратором рассеянного ментала (бо-ольшая редкость. Такие артефакты, собирают рассеянную вокруг информацию в "бесформенное" месиво, и по приказу владельца швыряют ее в Пожирателя. Не в силах справиться с потоком бессмысленных обрывков мыслей, сведений, эманаций окружающего мира собранных в один комок, тварь попросту "перегорает".), либо вынужден опустить собственные щиты разума, для атаки, что, естественно, делает его уязвимым для противника. Собственно, это и есть основная причина нелюбви чародеев к ментальным боям: Мало кто решится поставить все на один удар, который необходимо нанести первым. Опоздал, и ты, нет не труп… овощ! Незавидная судьба.

Я же благодаря "шариковым" тренировкам, могу разделить свое внимание, и пока одна часть сознания держит защиту, другая будет ломать защиту противника, а третья сконцентрирует и нанесет ментальный удар. Что я благополучно и проделал с Пожирателями.

Когда я задал директору вопрос, почему этой техникой никто не пользуется, тот только усмехнулся. Уже много позже я понял, что для того что бы воспользоваться ею в полной мере, нужно обладать даром менталиста. А таковых не так уж много… Нет, почти каждый чародей может обращаться к менталу, но вот р а б о т а т ь с собственным мозгом, так же как с этой стихией… Все-таки приятно осознавать свою уникальность! (Вот, не похвали сам себя, и ходи как дурак).

Как пример полезности разделения внимания, можно привести действия призывавших Тьму, колдунов. Во время проведения ритуала, они были настолько погружены в действо, что мне не составило никакого труда, отправить их на встречу с призываемым, так сказать, экспрессом. Клинок под ребро, и здравствуй Навь! Именно из-за невозможности отвлечься во время такого чародейства, все ритуальщики обожают так называемые "самостоятельные" обереги. Те, что сами, без указания определяют степень опасности, и атакуют того, кто нарушает ритуал. Правда, в моем случае, все было несколько иначе. Вместо оберегов, колдуны использовали некронома с его "подопечными"… что их и погубило. По опыту знаю, сражаться с амулетами намного тяжелее. Так вот, владей эти "призывальщики" техникой разделения внимания, фиг бы они дали себя зарезать… И я бы встретился с Мраком, на полпути к его владениям…

Вот же ж! Маму иху, елочки зеленые! Ну никак не идет из головы ночное развлекалово!

Я глянул на раскатившиеся по полу шарики и, со вздохом принялся собирать их в кучу.

А ведь впереди еще и уборка полигона… Где можно позаимствовать с десяток древних покойников, а? Желательно так, что бы никто ничего не заметил. Задачка…

Сто-оп. Что-то сегодня такое мелькало в разговоре с директором. Некрономы, покровительство Смерти, жрецы… Эх, жаль колдунов испарил. Впрочем, нет, они бы все равно не подошли. Слишком свежие. А если еще и родственники найдутся, Школа потонет в претензиях и судебных исках. М-м-м. О! Жрецы!

Кажется, проблема с "подопечными", точнее их нахождением, решена. Вот только, без посторонней помощи, мне не справиться. В одиночку, там придется год возиться, а просить Дракона… точно личем обратит и в склепе поселит, тиран. Но… у меня же есть должники… Хе! Решено.

Я рассмеялся и с удовольствием вернулся к тренировке. Ко второй ее части. Представив руну воды, напитал ее толикой силы, и еле успев подхватить мыслью возникший передо мной шар воды, принялся "лепить" из него различные фигурки. К концу занятия, передо мной висело пять таких постоянно меняющихся "скульптур", вокруг которых носилось с десяток деревянных шариков. Усложнять себе задачу с помощью металла, фарфора или стекла, я пока не желал. И так пот градом, а при взгляде на воду, хочется рычать!

Глава 6. Мы не рабы, рабы не мы

К величайшему удивлению Эль, друзья не стали ее душить по возвращении с кладбища, а на следующее утро, так и вовсе принялись напрашиваться в компанию по "слежке". Ну и как она могла им отказать? Правда, на разбор полетов к директору Школы, им тоже пришлось идти вместе. Но обошлось. Аникита Силыч только посверлил их пару минут своим знаменитым "драконовским" взглядом и, взяв с них клятву Силы, что они никому о Немом не проболтаются, отпустил… На прощание, нагрузив заданием по учебной программе, как наказание за нарушение школьных правил. В принципе легко отделались… Могли и вовсе до утра не дожить.

Эль усмехнулась, все-таки ученики Школы проявили себя не с самой лучшей стороны. Не заметить чародея прямо под собственным носом, да за такую вопиющую невнимательность, директор давно должен был разогнать их по домам! Впрочем, учеников извиняет одна вещь. Немой чародей, это даже не удивительно. Это не реально. Зато понятно, почему у него такая непритязательная должность. Если он только попробует высунуться, Совет тут же прижмет ему хвост. Он ведь не дипломированный чародей. Эль слышала, что калекам запрещено обучаться чародейству в официальных учебных заведениях. Только по старинке у отдельных мастеров, и без всякого шанса на получение диплома и, соответственно, должности по специальности. Почему, отчего? Черт его знает. Но официальная версия, с ее лепетом по поводу надломленной психики, возможных нервных срывов и прочего, доверия у Эль не вызывала. Да и стоит посмотреть на Немого, как мысль о каком-либо возможном срыве, вызывает лишь ехидный смешок. Это ж не человек, железный голем какой-то! Сколько ему ученики пакостей ни делали, как бы не шутили, все как об стенку горох.

Эль вспомнила, как два года назад, перед самым осенним балом, на спор мелировала прическу уборщика, одним росчерком силы. А что, все веселятся, наряжаются, а бедный Немой в обычной повседневной одежде! Пусть хоть так порадуется…

Вспомнила и покраснела, словно наяву увидев, как хохотала тогда вся Школа, а уборщик только непонимающе улыбался. Вот черт! Но если он чародей, то на таком расстоянии, не мог не почувствовать наложение чар, и автора этого "подарка"! Почуял, наверняка… но ничего не предпринял. "Да уж. Наверное, он святой". — Ухмыльнулась Эль, но тут же улыбка сползла с ее лица. Так вот какая сволочь бросила ей под ноги флакон с "самокрасом"! Перед самым открытием бала! Гад! А шикарное темно-зеленое платье… это ж надо было додуматься выкрасить его в полосочку… РОЗОВУЮ! Специально цвет подбирал, сволочь!

Ну Немой… ну… а, черт с ним! Уж два года прошло, да и Эль ему уже отомстила пару раз. Ну и что, что она тогда считала, свои диверсии обычными шутками… Сработало же. Значит квиты. И слава богам, что она догадалась применить тот же способ, что и сам Немой — зелья. По ним крайне трудно вычислить автора шутки. Вот интересно, это сколько же таких трудно отслеживаемых шуток, дело рук немого чародея?

Эль попыталась припомнить такие случаи, благо ничего сложного в этом не было. Среди учеников считалось высшим пилотажем провернуть какую-нибудь мелкую пакость ближнему (желательно из другого класса), и не засветиться. Посчитав и сопоставив известные ей случаи, Эль пришла к выводу, что ни один пошутивший над Немым ученик, не остался без ответного сюрприза. Если очень постараться, можно даже вычислить, кто и какие подлянки подкидывал уборщику. Уж очень красноречивыми были ответы. Для тех, кто знает, что Немой знаком с чарами, конечно. Вот, наверное, учителя потешались, когда ученики пытались устроить расследование, кто над ними "так зверски издевается"! Но на Немого никто и не думал…

"А все зашоренность, головокружение от собственного могущества и необоснованное чувство превосходства над обычными людьми!" — Пришла к выводу Эль, когда поняла, что большинство ответок Немого, к тому же, с чарами были связаны лишь опосредовано. Зелья, волшебные растения и животные, артефакты… и никакого прямого чародейства.

Вскоре загудел колокол, означая окончание занятий, и пятый "лесной" табунком вылетел из заклинательных покоев Чжуэнича, старого шамана-кочевника, найденного еще предыдущим директором Школы в Диком Поле, куда он ушел умирать из родного кочевья, после того как проиграл поединок своему более молодому противнику, желавшему занять его место. Но со смертью ему не обломилось, и теперь Чжуэнь, или как его прозвали в Школе: Чжуэнич, преподает ученикам Китежградской школы техники сосредоточения, расслабления, очищения, и еще чертовой кучи всяких "ений".

Не успела девушка сделать и пары шагов по коридору, как почувствовала касание каких-то огненных чар. Что это было, она определить не смогла, поскольку не имела склонности к этой стихии, и тут же завертела головой в попытке узнать умника, решившего над ней пошутить. Так и есть. У окна примостилась компания "огненных" из пятого класса, под предводительством Алихана, сыночка богатого маракандского купца, переехавшего в Китежград прошлой весной. Низенький, полноватый, с черными живыми глазками, Алихан не давал Эль прохода и периодически распускал руки, с момента своего перевода из маракандской школы, за что был неоднократно бит Радом и Турном, а позже и самой девушкой. Угомонился, но затаил злобу. А сейчас вот поймал момент, когда она была вообще не готова к какой-либо защите. Еще бы, всю ночь провела на ногах, под дождем, на кладбище. С утра пришла на занятия, а они оказались, как назло, практические, так что, возможности подремать под успокоительное бормотание учителей так и не представилось. И вот теперь это!

Сузив глаза и мысленно пообещав отомстить, Эль быстро набрала ход, пытаясь достичь своей комнаты до того, как разворачивающиеся чары полностью подействуют. Только бы дойти до комнаты, а уж там она разберется! Опс!

У самых дверей в комнату, девушку остановил Немой. Эль поежилась под внезапно посмурневшим взглядом "уборщика", и даже не пикнула, когда он, ухватив ее за руку, поволок к кабинету директора.

Дверь, ведущая в святая святых Китежградской школы, чуть не слетела с петель, от мощного удара, и в комнату влетел Немой, в кильватере которого болталась странно притихшая рыжеволосая чаромутка.

Директор оторвался от своих бумаг, и с недоумением уставился на "вошедших".

Из невнятной от ярости мыслеречи Немого, Аникита Силыч кое-как уразумел, что привело его ученика в такое состояние, и присмотрелся к девушке. В ее Узоре действительно появилось нечто новое, и абсолютно недопустимое на территории Северных княжеств — метка рабыни! Спустя секунду, на глазах изумленного директора, такая же, только явная печать, украсила и висок Эль. Чуть подумав, Аникита Силыч тяжело вздохнул, и одним посылом очищающих чар, развеял обе метки.

— Иллюзия. — Сухо прокомментировал он свои действия, но почти тут же пояснил более мягким тоном, — кто-то наложил на нашу ученицу очень хорошую огненную иллюзию. Молодец, что привел барышню ко мне, парень. Не хотелось бы, что бы по Школе начали бродить дурные слухи.

— Хм… Может мне кто-нибудь, что-нибудь объяснит? — Ледяным тоном настоящей аристократки осведомилась уже пришедшая в себя, Эль.

Улыбающийся Немой, в ответ только фыркнул, и выразительно глянул на разозленную девушку. Мол, если ты это мне говоришь, то извини…

— А с директором, юная барышня, можно и повежливей разговаривать. — Усмехнулся Китежский Дракон, но тут же посерьезнел. — На тебя, Эль наложили иллюзию. Очень качественную. Вон, даже Немого проняло!

— Что за иллюзия? — Уже вполне спокойно спросила девушка. Но стоило ей услышать ответ… Рыжая взбеленилась, самым натуральным образом.

Одно движение пальца Китежского Дракона, и бушующая ученица замерла на месте, "замороженная" чарами директора.

— Вот именно поэтому, я и рад, что ты доставил ее сюда. — Заметил он Немому, и заглянул в глаза девушки. — Я тебя сейчас "отпущу", ты сядешь в кресло и спокойно меня выслушаешь, а потом делай все, что твоей душе угодно. Ясно? Ну, будем считать, что ясно.

Стоило директору "разморозить" Эль, как та, хмурясь, опустилась в предложенное ей кресло, и очень серьезно посмотрела в глаза Аникиты Силыча.

— Да все я понимаю, не держи меня за неуча, девочка. — Скривился от этого взгляда директор. — Наложение такой иллюзии, подпадает под действие Судебника. "Оскорбление действием лица благородного звания, и унижение оного знаками недостойными". Это право на дуэль полного поединка. Сталь и чары.

Так вот… По праву старшего чародея Школы и вашего наставника, я разрешу проведение этой дуэли, при соблюдении двух условий. Никаких смертей. Если что, оставшегося в живых будет судить трибунал Нижней скамьи Совета. И второе, за проведением дуэли будет следить наблюдатель, назначенный мною лично. Ясно? — Директор бросил на Эль строгий взгляд, и дождавшись ее согласия, кивнул на дверь. — Свободна, ученица… И смотри не опозорь меня, девочка.

Ошарашенная таким поворотом, Эль вышла из кабинета директора и задумалась. Нет, она была рада, что дуэль ей разрешили… Но запрет на убийство Алихана ее категорически не устраивал. Огненный нанес очень тяжелое оскорбление, за которое обычной царапиной не отделываются… И что же ей теперь делать? Бросить вызов и удовлетвориться извинениями "огневика"? Или… дождаться весны, выпуска, и освободившись от навязанных директором условий, закопать самодовольного маракандца на шесть локтей в землю… на полигоне. Второй вариант девушке понравился гораздо больше. Хоть он и требовал терпения. Ничего, подождем. За исход дуэли, Эль не волновалась вообще.

— Что смотришь, думаешь: спятил Китежский Дракон? — Спросил директор. Ярослав неопределенно пожал плечами. — Зря. Запомни на будущее, ученик. Если бунт нельзя предотвратить, его надо возглавить.

Рыжая, по-любому вызвала бы этого огневика на дуэль. Я даже догадываюсь, кто он, и заранее ему сочувствую. Не знаешь? Подумай, кто из учеников мог видеть рабское клеймо достаточно часто, что бы и з о б р а з и т ь его в мельчайших деталях? Ага. Сын купца из солнечного Мараканда. Вот только здесь ему не тут. Деньгами этот прокол не замазать. И низким происхождением от дуэли не увильнуть. Так-то… О чем я? А, да… Возглавить. Так вот, здесь у меня было всего два варианта. Первый: я запрещаю дуэль, Эль плюет на запрет, результат — труп "огневика", обвинение в убийстве для рыжей, куча комиссий в Школе, как перспектива, возможно даже ее закрытие. Вариант второй: дуэль происходит так, как я описал, извинения ученика, трупа нет, убийцы нет, Школа живет и здравствует. Ну как? Что лучше?… Третий вариант? Какой? Думаешь, у нее хватит выдержки дождаться выпуска?

Яр кивнул.

— Тем лучше. Тогда Школа точно окажется в стороне. — Заметил наставник, и вдруг переключился на другую тему. — А ты уже придумал, где возьмешь новых "подопечных" для Аристарха?

Немой хитро прищурился.

— Замечательно. Надеюсь, моих предупреждений ты не забыл? Молодец! Ну и где же ты собираешься искать "материал"? — Поинтересовался директор, но в ответ, Яр лишь покачал головой. — Не ска-ажешь?! Не надо. Сам проч…

Не договорив, Аникита Силыч свел глазки в кучку, и рухнул в собственное кресло. Стакан воды вылитый Немым на голову наставника, привел его в чувство.

— Ох, ни хрена ж себе… — Пробормотал директор. — Чтоб я, еще раз полез в твою дурную башку? Да ни в жизнь, мозголом отмороженный! Ядвиге надо сказать, чтоб больше она тебя своим ухваточкам не учила. Не Ядвига? А кто? Пожиратель? Вот уж действительно, все что нас не убивает, делает нас сильнее. Уел, черт…

Тут тихий голос набрал обороты.

— А сейчас, брысь отсюда! Тебе еще полигон чистить!

Эль, услышав все, что хотела, тенью скользнула прочь от директорского кабинета, пока ее не заметили. Впрочем, далеко она не ушла. На лестнице ее догнал Немой, и знаками попросил пойти с ним. На мгновение, девушка замялась, но заметив хитрый блеск в глазах "уборщика", решительно тряхнула рыжей косой, и двинулась следом за ним.

Несколько минут петляний по старым неиспользуемым с момента открытия Школы, коридорам, привели их к низкой, но мощной двери, сбитой из толстых дубовых досок. Оказавшись в комнате, Эль присвистнула (был бы здесь ее домашний учитель этикета, огребла бы наказание за неподобающее поведение). Мало того, что комната оказалась раза в три побольше той, что была отведена самой Эль, так это была только гостиная, поскольку никакой пригодной для сна мебели, девушка не заметила. Камин, два кресла, шкаф и бюро. Вот и вся обстановка.

Немой, терпеливо дожидавшийся, когда Эль осмотрится, предложил ей на выбор одно из кресел, и пока она располагалась, выудил из бюро маленькую вырезанную из дерева фигурку на потертом шнурке, в которой Эль с удивлением узнала амулет мыслесвязи. Редчайшая вещь!

Откуда такая роскошь у Немого, Эль даже не стала заморачиваться. Наверняка директор снабдил… Повертев в руках неожиданно теплую резную фигурку, Эль, вздохнув, одним движением надела ее на шею, и тут же услышала тихий голос Немого.

— Ну что же… Давай, наконец, познакомимся. Меня зовут Ярослав.

— Эль… — Девушка на мгновение умолкла, но решила не называть свой титул. — Просто Эль.

— Очень приятно. — Кивнул Яр, и его глаза резко посерьезнели. — Ну а теперь, раз формальности улажены, можно перейти к делу. Я не буду спрашивать, какого черта, ты со своими друзьями за мной следила, мне это не особо интересно. Но хочу заметить: ваша четверка мне серьезно задолжала.

От этих слов, Эль опешила. А Ярослав, усмехнувшись, продолжил давить.

— Не надо делать такое удивленное лицо. И напоминать об убийстве давешнего некронома, спасшем мне жизнь, тоже не надо. Если бы не ваше присутствие на полигоне, мне не пришлось бы лезть в эту заварушку. Дождался бы прихода полного сознания Тьмы, а там уже и учителя бы подоспели. Но влезла ваша компания…

— Ну и не лез бы. Мы тебя об этом не просили! — Обижено фыркнула Эль.

— Если бы я не ввязался в бой, твоих друзей сейчас, готовили бы к похоронам. Или ты забыла, что тогда творилось с их эмоциями? — Ответил Ярослав. — Кстати, как вам удалось приглушить действие той "бури"?

— Ну… Мила же лесная дева, так что она только загрустила, Радомиру с Турном, я повязала на запястья свой детский амулет "от всего". — Эль умолкла, явно не зная, стоит ли рассказывать о наложенной на нее, мастерами отца, защите.

— Ну, а то, что у тебя очень сильная наведенная защита, я понял. — Кивнул Яр. — Больше ничего не хочешь сказать?

— Я?! — Вспылила Эль. — С какой стати я должна тебе что-то объяснять, серв? Ты забываешься!

— Рыжая кончай хамить. Не твой стиль. — Растянул губы в насмешливой улыбке Яр. — Или ты уже забыла, что я тоже чародей? И поопытнее, чем ты, между прочим.

— Немой чародей, ха-ха! — Если Эль завелась, то сразу не остановится, не сможет.

— У всех свои недостатки. — Мягким, но не предвещающим ничего хорошего тоном, прошелестел Ярослав. — Я, например, лишен голоса. А один хорошо тебе знакомый сын тролльего оракула, не может выйти в ментал. Радомир не имеет доступа к стихии воздуха, а Мила, к стихии воды. Может скажешь, а куда делся ТВОЙ огонь, рыжая?

Эль съежилась. Мало кто знал, что свело вместе такую разношерстную компанию, как, боярский сын, северный тролль, дочь одного из вельмож Новограда и лесная дева.

— Извини, Ярослав. Я погорячилась. — Тихо проговорила Эль.

— Я тоже. — Кивнул парень, ответив девушке абсолютно безмятежным взглядом. Словно в этих серых глазах, и не плескался только что, темный, цвета свернувшейся крови, гнев.

— Ну… — Протянула рыжая.

— Не "нукай". — Хмыкнул Яр, и ослепительно улыбнулся. От очередной резкой смены настроения собеседника, Эль даже немного опешила. — Хочу предложить вашей компании небольшое приключение. Раз уж вы такие любители пощекотать свои и чужие нервы…

Глава 7. У свалки тоже есть хозяин

Вот, блин! Чуть не спалился. Хорошо еще, вовремя вспомнил об амулете мыслесвязи. Если бы Эль сейчас узнала, что я чародей разума, фиг бы мне удалось настропалить ее команду на предстоящий поход. Хотя… бой на кладбище чаромуты видели почти весь… А-а, все равно без серьезного опыта, определить, чем я грохнул Пожирателей, не реально. Да и "разговор" с Мраком, не показатель… Для навца, мысленное общение куда проще, чем болтовня вслух…

Вообще, эта рыжая, что-то с чем-то. Сколько пришлось приложить усилий, что бы уговорить ее помочь мне с приведением полигона в порядок… Не-е. В очередной раз прихожу к выводу, что женщины очень странные существа. То она собирает компанию и с бесстрашием опившегося браги орка, из чистого любопытства, ломится ночью, в дождь, на неупокоенное кладбище, то вдруг, начинает осторожничать там, где по логике, должна была бы моментально согласиться, радуясь, что узнает нечто новое об окружающем нас мире. К тому же я не предлагал ничего предосудительного… ну, почти… Ведь нельзя же считать изъятие трехтысячелетних останков из заброшенного храма, чем-то дурным? Это уже все-таки не гробокопательство, а почти полноценные археологические раскопки… я так думаю. А что, не прав? К тому же, этот их неправильный призрак-хранитель давно плачется, что ему осточертело такое соседство… Э-э, ну в общем где-то так. Хорошо, что я при Эль не проболтался о проклятии Ликки… м-да, что-то я засиделся. А ведь скоро на выход. Чаромуты-то небось, уже собрались, и на пирсе от нетерпения пританцовывают… Значит, пора собираться. Так, а куда я дел амулет мыслесвязи? Ну, рыжая… клептоманка чертова! Ладно, фиг с ней. Взяла и взяла, по-крайней мере не придется мучиться с объяснениями что, куда, кому, зачем.

Сборы заняли около часа. Пока я нашел все необходимые для путешествия приспособы, пока все это упаковал в свою сумку… В общем, когда я спустился к пирсу, чаромуты уже действительно танцевали у бота. Замерзли, что ли? Я подошел ближе, и чуть не рухнул от удивления.

Елочки зеленые! Мало того, что они умудрились за каким-то лядом нагрузить бот так, что тот, чуть не по кромку борта просел… Турн и Рад вообще, похоже, на тяжкую сечу собрались. Ну, тролль, ладно, хотя железные проклепанные шортики в сочетании с медвежьей шкурой, накинутой на плечи, просто писк моды… задыхающейся от хохота. Но вот вырядившийся в полный рыцарский доспех Радомир, это уже перебор. Интересно, а как он собирается в таком виде пешком передвигаться? Это ж не человек, а какая-то оружейная лавка!

От моего всхлипывающего смеха, ребят перекосило. А вот Мила и Эль, явно со мной согласны. Вон как довольно щурятся… Наивные. Думаете, я не понял, чьи баулы чуть не пустили на дно гордость школьного флота? Щас я вас буду строить… рядами и шеренгами… р-р-рядовые, маму иху! Как говорил мой учитель фехтования.

После того, как Эль меня представила друзьям, я потребовал от нее освободить бот от хлама. Девушки посмурнели. Правда, их настроение чуть исправилось, пока они слушали кряхтение парней, пытающихся "развинтить" Радомира. Но ненамного. Особенно у рыжей, понявшей, что "в пылу спора", я все-таки не забыл об амулете мыслесвязи. А как она думала?

Ох. Наконец-то они закончили. Так, теперь весь этот хлам отправляем в кладовку при лодочном сарае, и можем отправляться. Вот только помашем на прощание директору… А он что здесь делает?! Радомира с Турном на весла, и гребем… пока не огребли. Нет, мы ничего не слышим, и не надо показывать, что с нами произойдет по возвращении. Судьба, она такая штука, что лучше не знать ее наперед. Пусть будет сюрприз. М-да, судя по жестикуляции Дракона, сюрприз будет о-оч-чень неприятный. Кажется, до моих помощников это тоже дошло. Улыбочку. И нечего на меня так смотреть. Сами напросились со мной в дорогу… Почти. Уговоры не в счет. А вот и противоположный берег. Кстати, наставник, кажется, не так уж и разозлился, раз не отправился за нами в погоню. Хотя от мощного втыка по возвращении, все равно не отвертеться.

Наш "галеон" ткнулся бортом в противоположный берег Быстрянки, и чаромуты тут же десантировались на берег. Турн привязал бот к склонившемуся над водой дереву, и мы бодро потопали в сторону так "полюбившегося" нам полигона. А что, полянок рядышком, навалом, так что не придется далеко таскать будущих "подопечных" Аристарха. Да и прохожих нет, что тоже радует. Странное путешествие, да? Вроде всего-то и нужно переправиться через реку… Вот и чаромуты так же подумали. Ну не наивняк? А ведь это только начало пути, его можно даже сказать — прелюдия. Ага! Вот и подходящее место.

Засучив рукава, я принялся распаковывать свою сумку, стараясь не обращать внимания на удивленные физиономии моих спутников. Когда на влажную от прошедшего дождя траву, вывалился последний камень будущего кольца перехода, я остановился перевести дух. Теперь из небольшой кучки "стройматериалов" нужно выложить идеальный круг. Какое счастье, что к ритуалистике это действие не имеет никакого отношения, и муторную операцию по постройке границы можно провести с помощью чар. Легкий мысленный посыл поднял в воздух ровный круг дерна, а на обнажившуюся землю, так же легко легли камни ограничивающие действие кольца. Эх, шел бы я один, хватило бы одного волевого усилия, что бы переместиться на т у сторону, но нет… без помощников в этом деле мне не обойтись, а значит нужно подготовить кольцо и какую-никакую защиту для чаромутов. А то еще размажет их тонким слоем вдоль пути… или сразу по прибытии. Оно, конечно не так уж и страшно… Учеником больше, учеником меньше… ха-ха… м-да. Это уже нервное. Ну ничего, мне позволительно. Все-таки, в первый раз такой емкий переход готовлю. Раньше как-то, больше двух человек туда не перетаскивал… О! Заработало! Интересно, а с чего это Эль на меня с таким ужасом смотрит?

— Ребята, он сумасшедший! Сам угробится и нас за собой тянет! Айда, директору сдаваться. — Рыжую прорвало. ИДИОТ! Как я мог забыть про амулет мыслесвязи?! Разболтался, придурок! Ры-ы!

У меня больше часа ушло на то, что бы убедить Эль в безопасности нашего путешествия. Остальные-то в нашей беседе не участвовали, только смотрели как на придурков. Ну да… стоят двое друг напротив друга, пыхтят, жестикулируют, ногами топают… и все молча. Я бы такое увидел, точно к целителям бы отвел. Или в храм, бесов изгонять. Но вообще, чаромуты молодцы! Это ж какую выдержку надо иметь, что бы прождать столько времени?!

Я уже почти отчаялся уболтать эту рыжую язву, когда она, совершенно неожиданно, согласилась. В обмен на амулет… шантажистка! Хотя, потеря невелика, я себе еще с десяток сделаю. Просто этот был последний. Жалко.

— "Так. Раз мы пришли к взаимовыгодному соглашению, слушай внимательно и передай остальным. На той стороне, все вы будете выглядеть немного иначе. Как именно, не знаю даже я. Не перебивай. — Нахмурился я, заметив, что Эль пытается что-то спросить. — Никаких чудищ-страшилищ. Просто, там не самое лучшее место для прогулок в обычном человеческом теле. Поэтому в переходное кольцо встроено заклятье, немного изменяющее структуру проходящих через него тел, так чтобы никаких неудобств на той стороне их владельцы не испытывали. При возвращении, заклятье срабатывает в обратную сторону. Самое главное, запомни: умереть или покалечиться т а м, невозможно. Если даже вас нашинкуют в капусту, вы просто очнетесь на этой поляне, словно никуда не уходили. Живые и здоровые. Даром клянусь. Ясно? Замечательно. Тогда, "переводи" мои слова остальным, и вперед".

Впервые, я заметил в глазах рыжей какое-то подобие страха. Хотя с чего бы? Я же собственным Даром поклялся, что это безопасно. А такими клятвами не разбрасываются. Но рыжая — молодец. Хоть и боится, а тем не менее, сжала зубы и пошла. Что она при этом думала про меня… боги, зачем я менталист? Таких слов мне даже в порту Китежграда слышать не доводилось! Вот что значит, настоящее домашнее образование! Сильна чаромутка… А вот Миле, кажется все по фиг. Зато, Радомир с Турном, так и сверлят меня взглядом. Мол, если что, то еще как! Интересно, долго они еще на меня обижаться будут за "рыцарский стриптиз"? Сами виноваты. Кто же в дорогу добрых шестьдесят кило на себя навинчивает?! Воины, елочки зеленые! О, пошли родимые. Значит и мне пора.

Проследив, как исчезает в кольце последний из чаромутов, я вздохнул и шагнул следом, одновременно закрывая переход… на всякий пожарный. Полянку эту, теперь вряд ли кто обнаружит, ну, кроме, может быть, директора. Остальным разумным кольцо глаза отведет, а вот любопытное зверье запросто протиснется. А оно мне надо, всяких зайцев-белок на той стороне ловить? Они ж, сволочи, не понимают, что я спасательную акцию провожу, а скорость у них ого-го! На ступе хрен догонишь. Нет уж, спасибо.

Шаг, другой… меня хорошо тряхнуло, и в тот же момент, все вокруг залило светом. Приехали. Вот я и дома… Уж на что я люблю Китеж, но все равно, лучше чем здесь, мне нигде не бывает. Спокойно, уютно, хорошо-то как! Э-э, а чего это мои чаромуты занервничали? Здесь я, здесь. Незачем так орать. Ну невидим, точнее неосязаем… и что теперь, в обморок падать? Зато говорить могу. Хотя и неясно как.

— Ау, люди! Хорош паниковать. Никуда я не пропал. — Я переместился ближе к оглядывающимся в поисках меня любимого, ученикам. Кое-как убедив чаромутов, что я это я, хоть и в таком странном виде, вернее в его отсутствии, посоветовал обратить им внимание на самих себя. Тем более, что посмотреть было на что. Похоже, мой дом в очередной раз решил пошутить, спрятав их настоящие тела в кармане перехода, а взамен наделив их структурами, соответствующими тем стихиям, связь с которыми у чаромутов была нарушена. Этакие защитные костюмы для местных условий. Такого, я и сам не ожидал. Так, например, Эль, чья связь со стихией огня оставляла желать много лучшего, сейчас выглядела как материализовавшаяся огненная элементаль. Огненное тело, укрытое языками пламени вместо одежды и длинная пылающая коса, больше похожая на мощную "огненную плеть". А рядом с рыжей (вот уж точно!), стояла Мила. Полная противоположность. Ее нынешнее полупрозрачное тело состоящее из воды, распространяло вокруг свежесть и легкий звон, словно лесной ручей бегущий по каменному ложу, а голову окутала радуга, заменившая вечно растрепанные волосы. Радомир, никогда не добивавшийся успехов в работе со стихией воздуха, преобразился и того больше. В этой фигуре словно наполненной бешеным вихрем смерча, с трудом угадывались человеческие очертания, разве что лицо… А вот Турн меня удивил по-настоящему. С виду он вроде бы не изменился, если только не смотреть в глаза. Потому как не бывает троллей с полыхающими ярким светом глазницами. Ни зрачка, ни белка, только серебряная вьюга… а тело и вовсе иллюзорное. Нет, безусловно, очень качественное, осязаемое… но, тем не менее, все равно иллюзия, развеять которую не составит труда, даже чаромуту!

— Хм. Налюбовались? Может пойдем, займемся делом? — Через минуту ахов и охов поинтересовался я.

— Ты что с нами сделал? — Нахмурилась Эль. Правда, судя по ее тону, рассердилась она не всерьез. Я думаю! Когда им еще доведется почувствовать свою власть над недоступными в обычное время стихиями?

— Я — ничего. Просто одна из шуток этого места. Ваши тела непригодны для существования здесь. Вот заклятье и озаботилось, что бы у вас не возникло проблем с выживанием. А этим структурам ничто не в силах повредить.

— А наши тела? — Тихо спросила Мила.

— Сохранены заклятьем в кармане перехода. Получите их по возвращении.

— Это типа гардероба, что ли? — Смерч сделал движение, словно попытался почесать затылок.

— Ну-у, типа того. — Усмехнулся я. С такой трактовкой защиты тел гостей, я еще не сталкивался. — А вообще, вам еще повезло. Я, например, здесь просто голос.

— И что, ты разве не можешь проявиться? — Проговорил Турн. — Знаешь, общаться с пустотой, как-то попахивает сумасшествием.

— Думаешь, быть ею, легче? — Фыркнул я. — Так поверь, это не так. Те же яйца, вид сбоку. Короче, однохренственно. Так что, терпите.

— А… ты сам как? — Спросила Мила.

— Да я уж как-то попривык… все-таки, не первый год здесь… шарю. Далеко не первый. — Спохватившись в последний момент, заменил я слово: "живу".

— Не удивлюсь, если окажется, даже не первый десяток. — Неожиданно хохотнул Турн, и пояснил ошалевшим друзьям. — Здесь время никак не связано с нашим миром. Я это чувствую.

— Ну да. Ты же из рода оракулов. Вам богами дано разбираться в потоках времен. — Понимающе кивнула Эль, а следом послышался свистящий голос Радомира.

— Стойте! Вы что хотите сказать, что мы в другом мире?!

— А ты этого еще не понял? — Рассмеялась Эль, и повела рукой вокруг себя. — Посмотри на эту равнину. Как ты думаешь, может существовать что-то подобное, у нас? Ярослав, подтверди!

Да уж, прихожая у меня весьма примечательная. Степь, сотни и сотни верст которой, покрыты пылью разрушенной волшбы. Суровое, но величественное место.

— Подтверждаю, подтверждаю. Мы идем? — Проворчал я.

— Идем, а куда? — Переключился Радомир. Повинуясь моему приказу, почти в тоже мгновение, степь до самого горизонта прорезала широкая дорожка все из той же пыли чар, только спрессованной.

— Туда.

— Хм… и долго нам идти? — Поинтересовалась Эль, делая первый шаг по дороге.

— Нет, около получаса. — Ответил я. Еще одна причуда моего дома, если есть возможность, он старается поразить гостей, если не красотой, то грандиозными размерами. Но, словно понимая, что мало кто захочет тащиться несколько суток по сухой степи, под палящим светом неба (солнца здесь нет, по крайней мере, я ни разу его не видел), и сокращает расстояния. Главное, что бы идущий точно знал цель своего пути. Ну а уж я-то ее знаю. Да и не станет это место, портить жизнь моим гостям… И мы потопали… Точнее, чаромуты двинулись по проложенной мною дороге. Я-то парил в нескольких метрах над ними.

— Слушай, Яр, но если ты здесь можешь чаровать, то почему сам не вытащишь необходимое в наш мир? — Спросила Эль.

— Хм. Это не было бы проблемой, если бы не одно "но". — Ответил я. — Во время перехода, мои чары не действуют. И удержать прихваченное, кроме как волшебством, мне в этот момент будет нечем. Рук-то у меня здесь нет. А строить переход, позволяющий перекидывать на "нашу" сторону предметы без сопровождения… работа на целый год, которого у меня нет. Ясно?

— Хм. А зачем нас тащить по этой степи? — Пробормотал Рад. — Неужели нельзя было подтащить груз к выходу, и только потом позвать нас?

— Нельзя. — Усмехнулся я (знать бы еще, чем). — Переход, это же не дверь в соседнюю комнату. Что бы вас "позвать", мне пришлось бы вынырнуть на "нашу" сторону, оставив ношу валяться у перехода. Но, как только я это сделаю, "груз" тут же окажется там, где его взяли. Это место очень не любит беспорядок. Так-то. Поэтому мне и понадобились помощники. Ничего, скоро уже покажутся Руины, а там до храма рукой подать…

Странное место, мой дом. Аникита Силыч назвал его свалкой… В чем-то он, наверное, прав. Именно здесь, заботами чародеев, оказываются отработанные чары, последствия неудачных экспериментов, (из тех что выжили, и не успели сбежать), отработавшие свое одноразовые артефакты, пораженная мощными чарами земля и вода… снятые проклятья, утраченные способности. Игрушки и неудачные задумки богов… Все это овеществляется здесь. Наставник считает, что предназначение этого места, быть огромным хранилищем чародейского хлама… Не знаю, не знаю. По-моему, дом просто живет за счет отбираемой у нашего мира, ненужной волшбы… Кстати, можно сказать чаромутам, что они вполне могут наткнуться здесь на свои утраченные способности. Хотя… нет, лучше промолчу. Повезет, хорошо, не повезет, не будет повода для грусти. Тем более, что даже мне не всегда удается определить, что здесь просто хлам, а что является чьим-то даром. Овеществляя чары, дом не придерживается в этом какой-либо системы. Так что воплощенный дар может оказаться чем угодно… или кем. Хм.

Почему я до сих пор не нашел свой голос? Все просто. Нашедший утраченное, должен уйти отсюда навсегда. А я не готов к такому шагу. Слишком многое меня здесь держит. Быть хозяином этого места, и самому отказаться от него… в конце-концов, меня просто жаба задушит!

О, а вот и Руины! Быстренько мы до них добрались… Что ж, тогда небольшая речь-предупреждение моим спутникам, и можно двигаться дальше.

Глава 8. Свалка свалке рознь

Увидев, во что превратились друзья на т о й стороне, Эль нервно хохотнула. Хотя… вроде никаких неудобств "новые" тела не доставляют… (Хорошо хоть "старые" не пропали, а сохранены заклятьем перехода… если верить этому чертову Ярославу, конечно). А с отсутствием собственной тушки, Яр хорошо придумал. По крайней мере, прямо сейчас Эль с учениками, запинать его не сможет Хотя очень хочется.

Эль глянула на Турна и, насладившись танцем серебра в его глазах, переключилась на Милу, с удивленно-радостным смешком перебрасывающую из руки в руку переливающиеся искрами, водяные шарики. Мгновение, и легкий порыв ветра срывает с ее ладони очередную гигантскую каплю. Радомир развлекается, заставляя шарик воды подпрыгивать в плотных потоках воздуха. Забавно! Эль поймала себя на желании присоединиться к игре друзей, шагающих по проложенной Яром тропинке, и нахмурилась. Они идут черт знает где, куда и зачем, а ее, видите ли, на игры потянуло! Такой беспечности, девушка за собой никогда не замечала…

— Это все стихии. — Тихо произнес рядом голос Яра. — Огонь, вода, воздух, они очень изменчивы…

— Мысли читаешь? — Тут же начала закипать Эль.

— А нечего было амулет у меня выпрашивать. — Фыркнул Ярослав, и принялся объяснять. — Да не обижайся ты. Амулет дает возможность читать только "верхние" мысли, так называемый "внешний круг". То есть только те, что ты как бы мысленно проговариваешь… Вспомни, как ты прочла тот бред, что крутился в моей голове, пока я строил переход. Вот примерно так это и получается.

— А как же защита разума? — Заинтересовалась Эль. — И почему нам об этом не рассказывали в Школе?

— Это входит в программу обучения в Университетах и Академиях. Ведь каждая защита индивидуальна. Она проникает гораздо глубже, защищает "внутренний круг" и саму суть чародея. А на "внешний круг" ее действие не распространяется. Его в принципе невозможно защитить. Так-то.

— Это плохо?

— Да не сказал бы. Так есть, и изменить положение вещей мы не в силах. Но зато можем воспользоваться. Например, многие чародеи часто используют внешний круг мыслей как сигнализацию и первую линию обороны, на случай атаки менталистов. Прикосновение к собственному внешнему кругу почти невозможно пропустить, и если чародей почует его, тут же забьет внешний круг диким количеством бессмысленной информации, через которую придется "продираться" атакующему. Если бы не амулет, и ты бы смогла почувствовать, мое прикосновение к твоему "внешнему кругу". Да и я не забылся бы во время постройки перехода.

— Подожди. До меня только что дошло. Ведь амулет остался там же, где и мое настоящее тело. Разве нет? — Эль провела огненной рукой по не менее огненному бедру, на миг очень явственно обрисованному подвижными языками пламени, заменившими ее одежду, и тут же смутилась от собственного откровенно призывного жеста.

— Да. Амулет остался там… но он все равно с тобой. — Как ни в чем ни бывало, проговорил Ярослав. И Эль была ему благодарна за то, что он не обратил внимания на ее "недостойный истинной леди", жест. А может, действительно, не заметил? Точно. Только слепой или полный идиот мог не заметить такую красавицу! Стоп. Он что, не считает Эль красивой?! Да как он смеет! Это… это просто оскорбительно! Спа-алю, на фиг!

— Рад! Прекрати немедленно! — Резкий окрик Турна заставил друзей остановиться. Только сейчас Эль обратила внимание, что ее огненное одеяние трепещет на легком ветру. Рыжая медленно подняла глаза на ухмыляющегося Радомира, и тот попятился, обожженный ее пылающим от ярости взглядом. Ветерок вокруг Эль утих, но распаленный им гнев, и не думал исчезать. В ореоле рассерженно гудящего пламени, рыжая медленно двинулась на друга. Кто знает, чем бы закончилось их столкновение, если бы дорогу Эль не преградила Мила. В ту же секунду в воздух взметнулся фонтан пара, тут же вобранный дочерью Леса.

Эль перестала походить на разбуженный вулкан, ее пламя опало, и девушка внезапно рассыпалась похожим на треск горящий бересты, смехом.

— Ох, Рад! У тебя сейчас такое лицо! — Пробормотала она. Мила глянула на боярского сына, и присоединилась к Эль. А вот Турн только кинул осуждающий взгляд на друга.

— Тебе в детстве не говорили, что с огнем шутки плохи? — Покачал он головой. Радомир печально вздохнул, отчего его полупрозрачное лицо пошло волнами, и развел руками.

— Сам не знаю, что на меня нашло. Но это было так забавно! — И ни капли раскаяния в голосе. Раздолбай. Эль хмыкнула.

— Разобрались? — Тон Яра, буквально источающий ехидство, заставил чаромутов напрячься. — Если да, то может, двинемся дальше?

И двинулись. Кажется, Мила записала Ярослава в "свои", и тут же принялась засыпать его вопросами. Турн с Радомиром, старались не отстать от шустрой девушки. Эль же еще некоторое время восстанавливала ставший таким ненадежным эмоциональный баланс, и окончательно пришла в себя, лишь когда их компания оказалась у входа в руины. Откуда они здесь взялись, Эль так и не поняла. Буквально пять минут назад, перед ними простиралась степь, а сейчас они уже стоят у величественных, хоть и сильно потрепанных временем ворот.

Возникшие из ниоткуда, руины протянулись от горизонта до горизонта, как и только что пройденная степь. Ни в одном известном Эль городе, не могло быть такого количества зданий, улиц, площадей и мостов. А ведь это только малая часть странного города, замеченная ей в проеме ворот. И даже в своем полуразрушенном состоянии, увиденное поразило учеников. Четверка друзей стояла перед огромной аркой входа, за которой начинался широкий и длинный проспект, выложенный циклопическими прямоугольными плитами черного известняка, и ни один из них не мог сделать первый шаг. А тут еще и Яр решил сказать свое слово…

— Итак, господа первопроходимцы! Вы находитесь у восемнадцатых восходных врат в Руины. — Тоном экскурсовода занудил голос. — Варианты действий. Либо мы тихо-мирно идем к храму, не останавливаясь на ночевку (А стемнеет здесь часа через три-четыре). Либо навестим небольшую, но очень уютную таверну, заночуем там, а с утра со свежими силами рванем к цели. Что выбираете?

— Хм. А до таверны далеко? — Поинтересовался Турн.

— Часа полтора прежним темпом. — Ответил Яр.

— А до храма?

— Часа четыре.

— В таверну! — Слаженным трио рявкнули чаромуты. Только тролль немного замялся.

— Что такое, Турн? — Спросила Эль.

— Да вот думаю… Таверна, конечно, дело хорошее… А чем мы будем расплачиваться, какие деньги здесь в ходу? — Усмехнулся тролль, и все четверо уставились туда, где по их предположениям должен был находиться Яр. По-крайней мере, его голос.

— Вот за это можете не переживать. С оплатой проблем не будет. — Весело ответил "уборщик". Но более конкретно, объяснять не стал. У-у! Шкатулка с сюрпризами…

Следуя за золотистой нитью указателя пути, созданного Яром, друзья добирались до таверны, немного дольше чем рассчитывали. Уж очень интересно было вокруг. То и дело мимо мелькали какие-то поразительные существа совершенно фантастического вида, не обращающие на учеников никакого внимания. То полупрозрачные и невесомые, словно дуновение ветра, то реальные настолько, что чаромуы сами себе начинали казаться призраками. А архитектура! Такого смешения стилей и направлений встретить в одном месте просто невозможно. И тем не менее, здесь это было. Пусть полуразрушенные, изгрызенные временем, здания вдоль улиц даже в своем нынешнем виде поражали воображение. И странно, сколько они уже идут по городу, но им так и не встретились одинаковые строения. Здания, словно потрепанные солдаты разных армий стоящие в одном строю, удивляли. Купола и резные, воздушные колонны сменялись строгостью прямых линий двухскатных крыш и лаконичностью геометрических рисунков на фронтонах. А за ними, поднимались узорчатые стены из невозможного каменного кружева и устремленные к небу тонкие изящные башни, на смену котором приходили нависающие над площадями махины, в своем суровом величии похожие на неприступные скалы, но украшенные тонкой и столь мелкой лепниной и резьбой, что и с десяти шагов не различишь сюжета… Похожие здания встречались часто, а одинаковых среди них не найти.

Руины жили… пусть необычной, но самой настоящей жизнью, бившей здесь ключом. Она взрывалась склоками на неизвестных языках под навесами рыночной улицы, медленно текла вдоль домов по засаженным деревьями-исполинами, бульварам, весело кипела в невероятно красивых фонтанах на площадях… В общем, к удивлению чаромутов, руины оказались вовсе не склепом чьей-то истории, а вполне себе жизнерадостным городом. Огромным, но каким-то "своим", что ли… Словно с детства знакомые улочки родного Китежа или Новаграда, петляющие в тени дубов тропинки Дальнего леса или фарватер Ветреных фьордов… Этот город любит нравиться своим гостям и обитателям…

Обещанная Ярославом таверна, встретила друзей прохладой и тишиной, какую трудно было ожидать после уличной толчеи и суеты. Да и само заведение, расположившееся в массивном здании, с полукруглым сводом, поддерживаемым выветрившимися каменными фигурами, поразило чаромутов чистотой. Ну никак они не ожидали встретить за облупившимися стенами, зияющими крошащейся кладкой, ухоженный обеденный зал с массивной, внушающей уважение своей прочностью, мебелью, белейшими скатертями на столах и прочими атрибутами достойного заведения, включая зеркало за стойкой и выставленные перед ним бутылки с самыми различными напитками.

Выпорхнувшая из-за упомянутой стойки симпатичная девушка, вполне человеческой внешности, одарила гостей теплой дружеской улыбкой, и повела рукой в сторону одного из столов.

— Рада приветствовать вас в моем скромном заведении. Желаете отобедать, или нужны комнаты?

— И то и другое, Клади. — Тут же подал голос Яр, не дав чаромутам и слова сказать.

— Яри! Здравствуй, дорогой! — Всплеснула руками Клади, и тут же увлекла друзей к столу. — Явился таки, негодник! Что же ты сразу не сказал, что эти милые ребята с тобой? Где ты пропадал эти полгода? Опять путешествовал за город? И не надоело еще? Совсем меня забыл! Я его тут жду-жду…

— Стой, стой Клади! — Рассмеялся Яр. — Во-первых, познакомься. Это Мила, Эль, Турн и Радомир. Они мои гости. Во-вторых, что значит "сразу не сказал"?! Ты же, как всегда, не даешь мне и слова вставить.

— Ой-ой! Можно подумать, мне больше делать нечего, кроме как болтать с твоим голосом! — Клади приняла задумчивый вид, — впрочем, в таком виде ты на большее и не способен… одно слово: "бестелесный"!

— Ну-ну. Я сделаю вид, что хитро отмалчиваюсь… — Протянул Яр, под негромкие смешки чаромутов, и тут же рявкнул, — еду тащи, кнопка!

— Хм. Яр… — Улыбнулся Радомир, едва Клади убежала на кухню.

— Хоть один намек на мою бестелесность, и я тебя побью. — Ровным голосом заметил "уборщик".

— Как? — Хором спросили ученики, и заржали в голос. Спустя мгновение, вспорхнувшая с соседнего стола ложка, звучно треснула Радомира по лбу.

— Примерно так. Не уйметесь, подберу что-нибудь потяжелее. — В полной тишине заявил Яр.

— Это левитация? — Заинтересовался Турн. Вот уж кого хлебом не корми, дай разобраться в чарах.

— Это приложение мускульного усилия. — Ехидно ответил Яр, но почти тут же перешел на нормальный тон. — Понимаете, здесь есть места с разной степенью материальности. Вот эта таверна, например, соотносима с нашим миром. Соответственно и я здесь становлюсь более материальным, что ли. Особенности моего состояния. А вот нужный нам храм, расположен в куда более разреженной области. Там, без чародейства, я не способен буду даже пылинку от пола оторвать. Ясно?

— Подожди, но тела-то у тебя все равно нет! — Помотал головой Турн. — Так как же ты…

— А хрен его знает. Получается и ладно. — Беспечно отозвался Яр, но все-таки соизволил объяснить. — Это вроде как с амулетом Эль. Реально, он находится там же где и ее тело, в кармане перехода, но здесь, она все равно может им пользоваться. Ясно? Если нет, то больше ничем помочь не могу. Понятнее, я объяснить не в состоянии.

В этот момент, появившаяся в зале Клади, шустро накрыла на стол и, пожелав приятного аппетита честной компании, скрылась за стойкой. А Яр не замедлил подтвердить свои слова. Поставленная для него тарелка, наполненная жареным мясом какой-то птицы, опустела с феерической скоростью. Самое интересное, что ни один из чаромутов так и не смог определить, куда же эта еда пропала. Вот лежит себе зажаренное до хруста крылышко, миг… и оно испарилось, оставив вместо себя небольшую горку костей… Ученики так заинтересовались этим процессом, что чуть не забыли про собственные тарелки. Правда, приход Клади с бутылкой белого вина, вернул их к прерванной трапезе. В школе не поощряли алкоголь, и в принципе небезосновательно. Пьяный чародей, это почти стихийное бедствие. Но здесь-то учителей нет… А Яр не выдаст. Услышав от Эль это умозаключение, "уборщик" издал короткий смешок.

— Обещаю. — "Торжественным" голосом согласился он. — Действительно. Что такое одна бутылка вина на пятерых, один из которых тролль?

— На пятерых? Яр, ты не при чем! Хочешь, заказывай себе вино сам. А наше не трожь. Самим мало! — Заявила Эль.

— Как скажете. — Согласился он.

…Ближе к вечеру, таверна начала наполняться самым разнообразным народом, но компании учеников было не до того. Их состояние, вполне можно было охарактеризовать как: дорвались!

Последнее, что помнила Эль, был чей-то азартный выкрик "зажигай!", и ее согласный кивок. Все остальное потонуло в тумане. Впрочем, нет. Она еще вспомнила, как Мила тушила стол, на котором они с Эль, на пару "зажгли" под какую-то странную музыку, пока тролль гонял азартного крикуна по всему залу… Радомир же… Так вот кого птыался догнать Турн! ВСЕ! При попытке вспомнить дальнейшие события, голова Эль резко разболелась, и рыжая, откинувшись на подушку, тихо застонала. Почти тут же она почувствовала, как ее губ коснулся холодный край бокала. Неосторожно втянув носом воздух, Эль чуть не скрючило от шибанувшего в ноздри запаха алкоголя. Чья-то уверенная ладонь придержала ее, не давая согнуться.

— Пей, горе луковое! — Проговорил смутно знакомый голос, и только проглотив содержимое бокала, Эль решила открыть глаза. Рядом с ней, на краю кровати сидела Клади.

— Де а?

— В своем номере. — Ответила владелица таверны. — Мила уже встала, и даже разбудила Радомира. А вот Турн так и лежит в зале. Мы не смогли дотащить его до кровати. Тяжелый, как тролль!

— Он и есть тролль. — Тихо произнесла Эль, на которую, наконец, подействовало выпитое "лекарство".

— Серьезно?! — Округлила глаза Клади. — Вот здорово! У меня в таверне самый настоящий тролль! Расскажу дома, никто не поверит. Поднимайся, Эль. Я вас накормлю завтраком…

— А что такого? Тут у вас и более странные существа встречаются, чем обычный северный тролль. — Пожала плечами Эль.

— Это для вас "что такого" — Усмехнулась Клади. — А в нашем мире их давно нет. Только и осталось, что упоминания в древних хрониках, да вот такие фразочки… Так, одевайся, а я побегу. Надо еще Яра разбудить, завтрак приготовить, да и с Турном пообщаться тоже хочется.

— А что, разве Яр спит?

— А что, разве он не человек? — Хитро улыбнулась с порога Клади.

— Почему… Просто я не думала, что он… а откуда ты знаешь, что он человек? — Поинтересовалась Эль.

— Ха! Милая, когда он учился в нашем мире, у меня было достаточно времени и возможностей, что бы убедиться в этом и изучить этого нахала, вдоль и поперек. — Рассмеялась девушка и, тряхнув гривой черных как смоль волос, игриво добавила, — но сейчас мы просто друзья, так что если он тебе приглянулся, действуй!

— Я… э-э о-о-о… — Глубокомысленно протянула Эль. Нет, слова Клади ее не задели, они вообще можно сказать, прошли мимо сознания рыжей… Просто, только сейчас Эль заметила на голове у владелицы таверны небольшие аккуратные рожки.

— Ванна там. — Клади подмигнула ошарашенной Эль и, махнув рукой в сторону низкой двери в противоположном от нее углу комнаты, направилась к выходу.

— Ванна, в моем нынешнем состоянии?!

— А ты попробуй. — Чуть не мурлыкнула Клади, и выскользнула за дверь.

— Куда же мы все-таки попали? — Пробормотала Эль, оглядывая сверкающую сантехнику. — И что нам за это будет?

Впрочем, после принятого огненного душа, дурное настроение рыжей чаромутки более или менее пришло в норму, и она временно выкинула из головы вопросы, ответы на которые мог дать только шустрый "уборщик"… и Китежский Дракон. Ох… что будет!

Спустя полчаса, вся компания собралась в обеденном зале. Довольная знакомством с троллем, Клади, тут же притащила им плотный завтрак, и специально для Турна, легкое пиво. Бедняга, после гонок за неуловимым Радом, слишком хорошо "отдохнул", так что одним бокалом дело не обошлось. Яр что-то недовольно фыркнул, заметив как пристала к Турну его старая знакомая, но от комментариев удержался.

Позавтракав, чаромуты поблагодарили Клади за гостеприимство, и дружной толпой вывалились на улицу. Об оплате за их гульбу, речь даже не шла.

— Яр! Ответь, почему Клади только отмахнулась, когда мы заикнулись об оплате? — Поинтересовалась Мила, едва они вышли на проспект, и под ноги снова легла тонкая золотистая нить указателя пути, начарованная "уборщиком".

— Так вы уже расплатились. Могли бы и сами догадаться. — Хмыкнул голос. — Какие деньги могут быть в ходу в таком месте, если золото здесь ни к чему… То есть его здесь хоть лопатой греби… Хоть оно и фонит. Не дошло?

— Хм-м. Если ты утверждаешь, что мы уже расплатились… а также учитывая, что сами этого не заметили, а обычные средства оплаты здесь не в ходу… — Промычал Турн, и под взглядами друзей закончил, — гипотезы две. Либо мы расплатились эмоциями, либо частью своих сил.

— Второе. — Довольно ответил Яр. — Как вы, наверное, заметили, эмоций у Клади и самой в избытке. А вот чар на долгое проживание здесь, и поддержку таверны в хорошем состоянии, требуется немало. Так что, можете проверить свой резерв. Если он окажется наполнен менее чем на три четверти, вернемся и устроим моей милой демонессе скандал за "обдираловку".

— "Милой демонессе"? — Поперхнулась Эль — Так это что правда…?!

— Что именно? — Голос Яра неуловимо изменился, теперь он был сух и неприятен как скрежет железа по стеклу.

— Ой! Кажется, мы пришли! — Подал голос Радомир, указывая на исчезающую у подножия лестницы нить указателя. Стоило ему это сказать, отвлекая внимание Ярослава от темы, как от входа в прямоугольную, ничем не украшенную коробку храма, на учеников хлынула целая толпа призрачных уродцев.

— В круг! Немедленно! Турн поднимай защиту от духов! Шаман ты или где?! — Зарычал Ярослав. Вокруг учеников тут же замерцала радужная стена, тут же начавшая наливаться силой. Волна рогато-хвостатой нечисти с разочарованным воем разбилась о выросшую перед ней преграду и, ворча, подалась в стороны.

— Ты же говорил, что этот поход безопасен! — Раскаляясь прошипела Эль, ощущая за спиной молчаливую поддержку учеников.

— Абсолютно. — Ответил Яр. — Ну, высосут эти уроды из нас силы. Проснемся на поляне у полигона… Невелика беда! Но уж очень не хочется снова отправляться в путь. Так… стену им не пробить. Поэтому… Турн, уменьшай радиус. Пелена должна продержаться до самого входа в храм. Там они нас уже не тронут. И вперед! Да, ученики, смотрите, берегите эмоции. Этим тварям они тоже по вкусу. Посему, держите себя в руках, и постарайтесь не обращать внимания на их кривляние.

Хорошо, что Яр догадался их предупредить, иначе Эль точно бы взорвалась еще на полпути ко входу в храм. Эти… эти уроды… ни стыда ни совести! Как старательно они изображали, что хотели бы сделать с рыжей и Милой. Только что слюнями не изошли! А их сальные, раздевающие взгляды?! Мальчишкам было проще, их попросту обзывали и материли. И все-таки первым не выдержали именно парни. А может Яр просто понял, что еще немного и Эль ринется в бой невзирая ни на какие предупреждения, и опередил ее. В воздухе, на мгновение мелькнул призрачный абрис боевого шеста с остролистом, одним махом отхвативший пару хвостов особо наглых и бесстыжих тварей. А тут как раз закончилось и долгое восхождение по ступеням лестницы. Монстрики обиженно заорали, и сгинули.

Глава 9. На всякого хранителя найдется…

Честно говоря, увидев, как Эль посматривает на несчастных тварюшек, я решил наподдать им сам. По-крайней мере, я-то их просто попугаю, им больше и не нужно, что бы слинять. А если за дело возьмется эта рыжая… поголовье несчастных резко уменьшится. Что не есть хорошо! Почему? Да потому что эти мелкие пакостники не настолько опасны, что бы отправлять их в небытие. А Эль ведь не удержится… Обязательно прихлопнет с десяток-другой…

— И что это были за уродцы, что так настойчиво предлагали нам с Милой то, о чем порядочным девицам, до свадьбы и знать-то не положено, а Ярослав? — Поинтересовались у меня чаромутки.

— Бесы. Бесы похоти одного ушедшего в историю культа. — Ответил я.

— Так это что, мы в аду? — Побледневший элементаль воздуха в исполнении Радомира… выглядит даже забавно.

— С чего бы? Какой ад? Это всего лишь Анклав — место, куда скидывают всякий ненужный хлам, дематериализовать который не поднимется рука, откаты чар, и прочую недо- и пере- воплощенную ерундистику.

— Если бы я тебя не знал, Яр, подумал, что ты хочешь меня очень сильно обидеть. — Раздавшийся от входа в храм шепот, я узнаю где угодно. Самый неправильный призрак во всех известных мне мирах! Прошу любить и жаловать.

Ученики вскинули головы, и их глаза начали удивленно расширяться. Ну да, Сатх — зрелище то еще, даже в богатом на выдумку Анклаве. Я глянул в ту же сторону. Хм. Сегодня призрак при параде. Высокий полупрозрачный старик в развевающемся на несуществующем ураганном ветру бурнусе. Суровое, словно вырублено из камня, неподвижное лицо, и белоснежная грива волос, волнами спадающая на широкие плечи, больше подошедшие бы воину, нежели жрецу. И первая серьезная странность: призрак сияет ярким белым светом, чего за ними вообще-то не водится. То есть, они светятся, но совсем слабо, настолько, что не способны осветить пространство вокруг себя. А Сатха, при желании можно было бы использовать для освещения Больших трапезных палат в Китежском детинце. И где он только поднабрался таких барских замашек? Точно не в Анклаве. Здесь его просто некому было научить. Сатх, единственный призрак на весь Руинный город. И это еще большая странность, чем его работа осветительным прибором. Всем призракам вход в Анклав закрыт… А сколько еще таких нестыковок, ой-ей!

— Знакомьтесь. Это Сатх. Хранитель храма. — Кивнул я на надувшегося от важности призрака. — Сатх, это мои гости: Эль, Мила, Радомир и Турн.

Хранитель явно произвел на учеников сильное впечатление.

— Призрак понтифика культа? — Тихо спросил у меня любознательный тролль.

— Полагаю да. В крайнем случае, одного из первосвященников. — Согласился я. — Не колется, гад.

— Надеюсь, мои помощники не причинили вам особого вреда? — Осведомился Сатх. Ой, придуро-о-ок!

— Так это твои твари над нами издевались? — Почти вежливо поинтересовалась Эль, и на Сатха уставились две пары горящих яростью глаз. Всепожирающий огонь и двенадцатибальный шторм! Боги! Куда делись мои милые чаромутки?!

Турн и Рад переглянулись, и одновременно шагнули в стороны, уходя с линии возможной атаки. Попасть под раздачу, явно не входило в планы этих двоих. А вот Сатх совершил ошибку. Сказалось долгое затворничество, или же он просто ступил… но не нашел ничего лучшего, чем пожать призрачными плечами, все своим видом показывая: "стоит ли о таких пустяках?".

— Может быть… — Безразличным тоном протянул он, и тут же схлопотал сдвоенный удар огненной и водяной плетей. Чудом увернувшись от атаки (куда целили наши мстительные амазонки, думаю, объяснять не надо), Сатх выругался на каком-то мертвом наречии, и припустил внутрь храма.

Таких гонок я еще не видел! Вообще-то я уже не раз бывал в гостях у Сатха, и был уверен, что разрушать в храме давно нечего… Так вот, я ошибался. Когда мы с Радом и Турном рискнули войти следом за чаромутками, нашим взорам предстало удручающее зрелище.

Закопченные каменные стены главного зала были буквально исполосованы следами от прошедшихся по ним "плетей". А кое-где эти следы даже имели вид сквозных щелей! Пол, изрядно выщербленный, местами обожженный, был по щиколотку залит водой. И над всем этим "великолепием" плыл непередаваемый "аромат" гари и жженого камня. Ученицы, расположившиеся на расколотом алтаре, матерясь вполголоса, переводили дух, а Сатх, с абсолютно круглыми, от шока, глазами, своего, теперь уже мальчишеского обличья, висел под чудом уцелевшим куполом. И куда только подевался суровый старик с манерами Властелина Мира?

Учуяв мое приближение, Сатх обвел бывшее святилище печальным взглядом, и пробормотал:

— А я думал, что там, где развлеклась Ликка, разрушать уже нечего. — Призрак опасливо покосился на угрюмых учениц. — И за что вы на меня взъелись, девушки?

— Они решили, что это ты на них натравил "похотливчиков". — Ответил я, стараясь сдержать смех.

— Что-о?! — Разъяренный призрак стал действительно страшен. Думаю, если бы он не валял дурака, и сразу показал "охотницам" свой истинный облик, они бы тут же в обморок рухнули. Прямо, как сейчас.

Вот придурок бессмертный! Хорошо еще Радомир с Турном в порядке. Вон уже и чаромуток в сознание привели…

— А, это в самом деле не вы? — Тихо спросила Эль.

— Подобной чушью не увлекаюсь. Я просто позволили им здесь обитать и подпитываться силой храма. — Сдулся Сатх, возвращая себе облик растрепанного мальчишки, и пожал плечами. — Это все братец мой, младший. Ну, понимаете… пубертатный период, гормоны… Вот и наплодил… кошмар извращенца.

Не знаю как чаромуты, а мне в этот момент резко поплохело. Уж мне ли, проведшему столько времени в Анклаве, не знать, кто на что способен в плане с о з и д а н и я? И кто, конкретно, может творить бесов… Успокоило только одно, этим существам проход в Анклав закрыт, как и призракам.

А глазки "охотниц" тем временем, снова опасно засверкали. Я даже начал беспокоиться…

— А вы не могли бы нас познакомить с вашим братом? — Вкрадчиво поинтересовалась Эль. Мила поддержала ее таким умоляющим взглядом, что пробрало даже Сатха.

— Не вопрос. Как только покину Анклав, так сразу и приглашу вас в гости. Только нужно вам пропуск сделать. Так… Секундочку, не дергайтесь. Это совершенно безопасно… — Улыбнулся призрак. Ой, что-то мне все это не нравится, ой не нравится! Уж больно ухмылочка у него… многообещающая. Понимаю, что невозможно… нереально, но вот же этот чертов, сумасшедший призрак уже творит заклятье! Призрак… заклятье! С катушек съехать можно!

— А… в гости, это куда? — Осведомился Турн, и призрак рассмеялся.

— Не волнуйся. Не в Навь.

— Э-э, Сатх? Ты поаккуратнее, это же не их собственные тела, а обычным человеческим тушкам, на ваш план хода нет. Не забыл? — Тихо пробормотал я.

— Догадался? Ну и ладно, все равно уже поздно что-либо менять. Не парься, Яр. Уж на такую мелочь, моих сил хватит. Я оставлю твоим гостям возможность призыва этих тел, что бы они могли навещать наш план напрямую, а не транзитом через твои владения… Знаешь, в который раз уже удивляюсь практичности этого места… Придумать такую толковую систему защиты…

Пока призрак вот так болтал, пространство внутри храма начал окутывать сверкающий туман. Чаромуты замерли, забыв о том, что только что пытались расслышать наш короткий тихий диалог… Несколько долгих мгновений, туман полыхнул золотым сиянием и пропал, впитавшись в наши тела… Да-да, знаю, что тела здесь у меня нет, но ощущение было именно такое… Метка Сатха не обошла меня стороной.

Вот влип, а! И ведь знаю, что происходящее невозможно… а может это очередная шуточка Анклава? Нет… Я очень четко почувствовал несогласие дома с моим предположением. Вопросы, вопросы…

— Не напрягайся, Яр. — Услышал мое бормотание Сатх, и заговорил громче, так что бы и чаромуты расслышали. — Лучше, скажи, зачем пришел, да еще не один, а с гостями? Не только же для того, что бы скрасить мое унылое существование в твоем…

Встретив мой предупреждающий взгляд, Сатх поправился:

— любимом Анклаве? — А глазки хитрые-хитрые. У-у, чудо бестелесное.

— Не только. — Переключился я на предложенную тему, и подозвал учеников. Когда же те, прошлепав по грязным лужам, подошли ближе, я продолжил, — у нас тут маленькая неприятность образовалась. Полигон некрономики во время боя, разнесли. Надо бы восстановить.

— А я здесь причем? — Усмехнулся Сатх.

— Так это… — Замялся я. — Я тут подумал, ну где еще можно взять несколько мумифицированных "подопечных" трехтысячелетней выдержки? Только в твоем храме… Тебе же этот "сухостой" ни к чему?

Ответом мне было гробовое молчание охреневших от такой наглости учеников, по-моему, даже не подозревавших, что я вот так запросто предложу местному хранителю поделиться подотчетным имуществом. И громовой хохот Сатха…

— Так ты… ой-ей!.. Ты этих ребят сюда притащил, что бы они гробокопателями и носильщиками поработали? — Стонал от смеха Сатх.

— Так ты не против? — Осведомился я.

— Хм… мои жрецы будут работать учебными пособиями для начинающих некрономов?

— Не только… — Пробормотал Турн.

— Что, не только пособиями, или не только для некрономов? — Прищурился Сатх и, не дожидаясь ответа, махнул рукой. — Да ладно. Туда им и дорога. Властолюбивые уроды… (И добавил совсем уж тихо). Я им еще и привязку душ организую, чтоб посмертие медом не казалось.

— А они личами не станут? — Так же тихо поинтересовался я.

— Нет, конечно. Зато будут чувствовать каждое поднятие и упокоение.

— Ну смотри, тебе видней. — Пожал плечами я.

— Вот-вот. — Согласился Сатх, и договорил, уже в полный голос. — Где располагаются их тела, извините, сказать не могу, не имею права. А так, ищите… выковыривайте.

Ну да, ни один призрак не может сказать, где находится то, что он охраняет. Но и отойти далеко от "объекта" он тоже не в состоянии. Правда, нам и не нужны его подсказки. Сами справимся.

Анклав легко откликнулся на мой призыв и, повинуясь, тут же указал возможные места захоронения жрецов. Я поставил задачу тяжело вздыхающим, в преддверии большой работы, чаромутам и спокойно вернулся к Сатху. Призрак устроился на расколотом алтаре и перед ним, как всегда во время наших встреч, уже были расставлены костяные шахматные фигурки.

"Нет, все-таки здорово Ли придумала с подпиткой жрецов от силы молитв! Не надо отвлекаться на удовлетворение каждой просьбы подопечных, и в ушах не стоит звон от их голосов, вот уже почти сотню лет!". — Довольно заключил Эсс. — "А сколько свободного времени появилось, которое мы можем провести вместе! О, а вот и она, солнце мое!".

Юноша широко улыбнулся и поднялся навстречу красивой русоволосой девушке в серебристой тунике, идущей по залитой солнечным светом, садовой дорожке.

— Привет, Ли!

— Здравствуй. — От ледяного тона и презрительного взгляда, которыми одарила его девушка, юноша отшатнулся. Попытался взглянуть в глаза любимой, но встретил лишь холодную неживую маску… и отчуждение в, совсем недавно сиявших нежностью, серых глазах. Губы девушки искривились, и даже не произнесли, выплюнули последнее слово. — Темный!

— Что? — Юноша непонимающе взглянул на ту, с которой еще вчера был так счастлив, и неверяще замотал растрепанной гривой черных, как вороново крыло, волос. — Почему Темный? Ли! Ты что?! Кто тебе сказал эту чушь?

— Это неважно. Ты обманул меня, Эсс. Прощай. — Девушка повела рукой, и юноша, повинуясь жесту, шагнул в сторону, давая ей пройти. Та сделала несколько шагов, замерла на месте, и вдруг вернулась. В глазах парня мелькнула надежда, но удар маленькой сильной ладошки по щеке, убил ее на месте.

Отвесив юноше пощечину, Ли развернулась и удалилась. "Походка победителя". — Почему-то подумал Эсс… и провалился в пустоту.

Потом было много пьянок, безобразных выходок и похмелья… И все они тоже проваливались в ту же пустоту… Только однажды он вынырнул из омута эскапад и бездумного, бессмысленного риска. Вынырнул, услышав плач. Плач его народа. Маленькое, еще недавно кочевое племя, живущее в сердце Серой пустыни, взятое им когда-то под опеку, молило его… Молило? Нет, проклинало! Эсс даже протрезвел от такого. За что?!

Затуманенный обильными возлияниями разум, и полупьяные приятели уговорили его проведать своих подопечных вживую, и на месте разобраться с проклятьями…

Две вести пришло в харам Медула. Радость и горе… Радость рождения сына, принесенная его любимой женой, и горе скорой смерти наследника, пришедшее с десятком храмовой стражи. Долгожданный сын, наследник Первого копья, включен в список Милости Эсса. А значит, уже завтра его кровь обагрит священный алтарь Предвестницы Бога… Не любят жрецы влиятельного Медула. Не желают, что бы у него были наследники — продолжатели старого культа Эсса. Эсса Чистого. Да, за ним армия, по сравнению с которой храмовая стража, что верблюжонок против матерого пустынного кота! Была… Две луны тому, как пришли на помощь жрецам, покоренные его рукой, рукой Медула! племена. Пришли, что бы принять веру в Эсса Кровавого и Предвестницу его. Нет большего фанатика, чем новообращенный. И с этими племенами, теперь Медулу не справиться. Победив их однажды, он проиграл навсегда. Свою веру, свой народ, наследника и жизнь.

Словно поняв, что происходит, в хараме зарыдал новорожденный. Медул посмотрел в глаза трем остановившимся перед ним стражникам…

— Теперь я понимаю, почему жрецы запрещают вам заводить детей. — Тихо проговорил полководец, и пока храмовые стражи недоуменно переглядывались, несколькими неуловимыми движениями отправил их на встречу с Кровавым. Оглядел валяющиеся тела, и пояснил, словно они могли его услышать, — Боятся, что вы поступите с ними так же, как я сейчас поступил с вами.

И захрипел, пронзенный копьями выглянувших на шум храмовых воинов. Через четверть часа ойол Первого копья Медула, уже горел. А на следующий день, запылала молодая столица. Воины племени подняли копья против храмовой стражи. И началась самая страшная война, которая только может быть в подлунном мире. В это утро, в последний раз блеснули хищными лезвиями жертвенные ножи над алтарем Предвестницы. В этот день, в последний раз удивился Великий жрец, взглянув в глаза ребенка, и встретив там нечеловеческую ярость. Но взор наследника Медула погас, и вместе с ним погас и храмовый очаг.

Задрожал алтарь, заходило ходуном величественное святилище и дрогнула столица. В город ворвалась кавалерия Пресветлой Ликки. В войне жрецов и народа, победила богиня. Первосвященница вошла в святилище Кровавого Эсса, и лично проверила, как замуровали выживших жрецов. Оглядев работу каменщиков, она усмехнулась, и приказала всем оставить храм. Первосвященница вышла последней. Застыв на мгновение на вершине лестницы, женщина с наслаждением вдохнула напоенный гарью воздух, и медленно, походкой победительницы, спустилась к подножию храма. В тот же миг, чудовищный вой и грохот взмыли над ним в небо, и святилище Эсса Кровавого растаяло. Исчезло с лица земли, отныне отданной под власть Пресветлой… и войны.

— Ох, Сатх, что это было? — Простонал я. Голова раскалывалась. Хотя у меня, вроде бы, ее здесь и нет…

— Ты что-то видел? — Приподнял призрачную бровь мой собеседник, и услышав рассказ, удивленно покрутил головой. — Однако.

— Что? — Не понял я.

— В таком ракурсе, я эту историю не рассматривал. — Медленно протянул Сатх и, заметив мой интерес, покачал головой. — Как-нибудь расскажу. А сейчас, не забивай себе голову всякой ерундой. И вообще, твой ход!

Мы только-только успели разыграться, когда заявились чаромуты, и заявили, что весь материал "упакован". Ну и ладно. Прощаюсь с Сатхом, и призываю кольцо перехода. Уже наученные, чаромуты, помахав призраку на прощание рукой, прихватили тюки с будущими "подопечными" Аристарха и шустро попрыгали в переход.

— Слышь, Сатх. Надумаешь выбраться отсюда. Не забудь предупредить… "наследник Медула". — Вздохнул я.

— Теперь, точно надумаю. — Улыбнулся Сатх, покосившись на мерцающее кольцо. — Не забуду. Удачи, тебе, немой уборщик.

Ой-ей! Кажется, забрав мумии жрецов, мы открыли Сатху дорогу на выход из Анклава… Елочки зеленые! Если это правда, то скоро нас ждут ба-а-альшие перемены. И скучно не будет никому…

Ну и хрен с ним. Все одно — мумии и призраки в Анклаве, это непорядок. А у меня работа такая, ликвидировать этот самый непорядок, где только возможно…

Ничего так отмазка, может и перед наставником прокатит… Когда я ему буду объяснять, зачем выпустил на свободу Падшего бога…

Эпилог

Обратный путь оказался куда короче. Яр просто открыл переход… без всякой помощи каких-либо артефактов — амулетов. Компания учеников, по самые брови нагруженная длинными и неудобными баулами с мумиями, шагнула в него и оказалась у подножия узенькой, крутой лестницы без намеков на перила, верхний край которой, терялся в запредельной сияющей дали. Короче, выглядело это творение сумасшедшего архитектора, один в один, как иллюстрация к старинной балладе "Лестница в Небо". К счастью, вопреки опасениям Эль, чаромутам не пришлось пересчитывать все ступени этого архитектурного извращения. Уже на третьей ступеньке их хорошенько тряхнуло, и ученики вывалилась на ту же самую полянку, с которой начался их поход за "материалом".

Кстати, несмотря на все опасения, от вида мумий, ни ее саму, ни друзей, совсем не воротило. Может, сказалась общая обстановка с привкусом безумия, царившая на той стороне, а может эти древние мослы просто не воспринимались ими как останки когда-то живых людей…

Оглядевшись в подступивших сумерках, Эль нахмурилась, и каким-то странно знакомым, выверенным движением, замысловато прищелкнула пальцами. Мгновение, и над полянкой завис яркий огневичок, высветивший донельзя удивленные лица друзей, и нахмурившегося Яра. Чаромуты переглянулись. Мила тут же сотворила небольшой родничок, маленьким фонтаном забивший из-под какого-то камня на краю поляны. А Радомир, весело захохотал, и вдруг взлетел, поддерживаемый, еле заметными "внутренним оком", воздушными крыльями. Тролль хмуро огляделся… и наткнувшись взглядом на Яра, указал на него пальцем.

— Тебя ждет большая взбучка от директора.

— Удивил. — Фыркнула Эль. — Нас тоже. И что?

— Да нет… ты не поняла! — Весело ухнул Турн. — Я читаю потоки Времен. Понимаешь? Мой дар работает!

— А разве раньше ты их не видел? — Не поняла Эль.

— Видел. — Согласился Турн. — Только видеть и читать, разные вещи. Не имея ни малейшей искры ментального дара, все, что я мог, это чувствовать потоки. А вот увидеть их суть, увы. Зато теперь! Теперь я смогу занять достойное место в круге Оракулов. Лет так через триста… как нагуляюсь.

Довольный тролль пристально взглянул на Ярослава, и почти тут же осел бесформенной кучей на землю. Оставившие свои развлечения, чаромуты кинулись на помощь другу. Мощный водопад, организованный Милой, моментально привел северного бродягу в чувство.

— Что случилось? — Непонятно у кого спросил Рад.

— Большая глупость. — Пожала плечами Эль, искоса поглядывая на невозмутимо собирающего баулы, уборщика. Словно и не произошло ничего.

— Ох. Я просто хотел проверить свои возможности. — Заворчал Турн. — Ну и полез в голову Ярослава.

— А почему не к нам? — Хлопнула ресницами Мила.

— Вы же друзья! — Выдал тролль и, поняв, что сморозил что-то не то, замолк.

— Ну-ну. — Покивала Эль, вспомнив, как директор решил прочесть Ярослава. Итог был тот же. Но Турн, идиот! Это ж надо было такое ляпнуть?! И как теперь перед Яром извиняться?

— "Успокойся, Эль. Твои новые возможности очень сильно влияют на эмоции. Старайся держать их под контролем". — Раздавшийся в голове голос уборщика, странным образом привел девушку в равновесие. — "И не обижайся на Турна. У него та же проблема, что и у тебя. Ему незачем извиняться передо мной. Любой менталист-новичок поступил бы на его месте, точно так же. Ты разве не помнишь лекции Аристарха о влиянии стихий на эмоции и поведение чародея? Такова уж природа менталистов. Ее можно подчинить, но избавиться от ее влияния полностью, нереально".

— Не поняла. В том, что Турн залез в твои мысли, виновата природа ментального дара? — Фыркнула Эль.

— "Ну да. Чем больше склонность к стихии, тем большее влияние она имеет на самого чародея. В случае с ментальным даром, это выражается именно так. Любой чародей подсознательно всегда готов к атаке, своей ли чужой ли, без разницы. Щиты всегда приподняты, смертельные заклятья искрят на кончиках пальцев, согласна? Ну вот. А сильный ментальный дар просто подталкивает своего обладателя "осмотреться" вокруг с его помощью. Тоже форма защиты. Превентивной, можно сказать. Так что, Турну действительно не за что извиняться передо мной".

— Уговорил. — Кивнула Эль, и повернулась к троллю. — Слышь, чудило морское, ты оправдан. Тридцать ударов башкой о школьный колокол, и Яр тебя простит.

— Хохмачка. — Фыркнул Турн, и глянул на Ярослава. — Слушайте, но если мы получили недостающие способности… Яр, ты как, говорить можешь?

— Может, мысленно. — Заметила Эль, и начала "синхронный перевод". — Он говорит, что это подарок Сатха, который ему не светит. ЧТО?!

А как еще мог отреагировать человек, узнавший, что ему в тело подселили молодую стихийную элементаль? Турн, единственный из чаромутов, кому не досталось такого соседа. Ментальных элементалей ведь не бывает. Так вместо этого, призрак просто расплел его врожденное проклятье, временно обойденное Анклавом и усилил дар настолько, что тролль теперь, фактически, мог существовать в отрыве от своей физической оболочки… пока последняя не сдохнет от истощения. А ждать истощения тролля… м-да. Они же от голода не умирают. Каменеют только, и то до тех пор, пока еда рядом не появится.

— И ты молчал? — Осведомилась у Немого, Эль.

— "Я всю жизнь молчу". — Пожал тот плечами.

— Но зачем он это сделал?

— "Вы хотели пообщаться с его младшим братом, напросились в гости"… — Начал перечислять Яр, но Эль его перебила, заметив, как начали волноваться друзья.

— Ну, было. А элементали-то зачем?

— "Человеческое тело не способно выжить на его родине. А элементали могут, как и ментальные проекции". — Вздохнул Яр.

— А-а… Тебя ведь тоже приглашали.

— "Ох. Поверь, рыжая. Уж у кого-кого, а у меня проблем с выживанием в гостях у Сатха, точно не будет". — Отмахнулся уборщик. — "Лучше отвлекись, объясни все это друзьям и отправляйтесь в Школу. А то у меня работы еще непочатый край. Запросто припрягу. Оно вам надо?".

Эль обиженно фыркнула, и быстро пересказав суть разговора друзьям, первая направилась в сторону берега реки. Но на полпути чуть не споткнулась, от нагнавшей ее мысли Ярослава: "Спасибо. Без вас я бы не справился".

Обернувшись, рыжая увидела только склонившуюся над баулами, макушку уборщика, подсвеченную забытым на поляне огневичком.

— Невежа. — Фыркнула она, и тут же получила тихий ответ.

— "На том стоим".

Преимущества работы с собственной элементалью, Эль поняла почти сразу. Еще бы! Ведь тут нет необходимости плести нити чар, что бы добиться необходимого результата. Достаточно просто иметь четко выраженное желание, и оп-па! Готово. Хочешь огненную плеть, пожалуйста. Огневичок? Не вопрос. Переместиться? Как пожелаешь, стремительным потоком огненного вала, величественным полетом пламенного феникса, или незаметным путем саламандр-огневок, прыжком из костра в костер? А после, можно освежиться в небольшом лавовом озерке, что греет шахты подгорного народа.

Кто же ты, странный призрак Сатх, что делаешь такие роскошные подарки? И что за силы удерживают тебя в Анклаве?

В какой бы эйфории не пребывали друзья, у них хватало ума не распространяться о новых умениях, тем более что как оказалось, Узор великолепно скрывает в себе элементалей. Только Турну пришлось со вздохом признать, что он не сможет скрыть от учителей свой распечатанный ментальный дар. Просто не хватит умения.

Со следующего дня, для чаромутов начался ад. Узнавший об их приключениях, обычно спокойный директор, ревел обиженным носорогом, и обещал испарить Ярослава… Правда, быстро успокоился, всучил Турну скрывающий дар амулет, и запретив ученикам болтать, отправил на учебу, введя им дополнительные программы индивидуальных занятий… "что бы вздохнуть времени не было, не то что приключения на пятую точку искать". Дав вторую клятву Сил за два дня, друзья вышли из кабинета директора и облегченно вздохнули. Рано радовались… Появившийся в дверях Ярослав, обвел четверку хищным взглядом, и жестом пригласил следовать за ним.

От уже изрядно поднадоевшего вида кладбища, чаромутов передернуло. Хотя картинка, открывшаяся их взглядам, была почти идиллической. Где развороченные нежитью могилы, разбитые в крошку надгробные плиты и пятна копоти на стенах склепов? Взорам учеников предстало образцовое кладбище. Подметенные, посыпанные речным песком, дорожки, ухоженные памятники… И абсолютно спокойная атмосфера…

— Надеюсь, мы не будем сейчас заниматься некрономикой? — Проговорил Радомир, и друзья нервно усмехнулись.

— Нет, Яр говорит, что привел нас на встречу с каким-то приятелем. — Ответила Эль, выслушав Немого.

— Надеюсь, живым? — Осведомился Радомир, а в следующую секунду, за спинами чаромутов раздался веселый смех.

— Теперь, более, чем когда бы то ни было! — Обернувшись, друзья увидели высокого молодого человека, опершегося спиной на березу… смутно знакомого молодого человека, с черными волосами спускающимися на белоснежный бурнус, резкими подвижными чертами лица, и живыми глазами неправдоподобного медового оттенка. Парень хмыкнул, и весело улыбнулся. — Привет, я Сатх.

— А-а?

— Яр, а они всегда так тормозят? Вроде в Анклаве, я такого не замечал. — Обратился к Ярославу парень, и оба расхохотались. Когда смех немного утих, Сатх соизволил начать объяснения. По мере продвижения рассказа о своем заточении в Анклаве, глаза чаромутов лезли на лоб, все выше и выше. Впрочем, когда Сатх поведал, что вся история с призывом Тьмы на полигоне Школы, дело рук секты его имени… в шок впал и Ярослав.

— Не обижайся, Яр. Просто… знал бы ты, как мне осточертело сидеть в Анклаве! — Повинился Сатх. — И выбраться оттуда, покуда не упокоены косточки жрецов, я не мог. А как их в Анклаве упокоишь? А тут такой повод. Сначала я познакомился с тобой. Ох, и позабавили меня рассказы про школу и чаромутов! Тогда я решил, что возможно у меня есть шанс выбраться. Хоть и попросить о помощи впрямую я не мог. Сами понимаете, призрак, он призрак и есть. Пусть это даже призрак бога. Во-от. Потом, Яр как-то упомянул кладбище-полигон. Идея стала обрастать мясом. Много мы с Яром болтали, заодно я ему и на соседство с жрецами жаловался, хоть и не мог показать где их косточки лежат. А недавно… В общем, услышал я зов. Сил у меня в моем призрачном состоянии, конечно маловато было, только-только что бы время от времени в мир одним глазком "выглядывать". Но и их хватило, что бы присниться этим придуркам. Дальше, дело техники. Ребятки, под прикрытием некронома, ведомые моими "откровениями" заявляются на самое древнее кладбище Лесных княжеств, и начинают призывать Тьму. Опять же по моим инструкциям.

— Извините, Сатх. А зачем она вам понадобилась? — Тихо спросила Эль.

— Весточку братцу хотел передать. Что бы подстраховал "на льду". — Объяснил Сатх.

— Младшему? — Зачем-то уточнил Рад.

— Ага. — Кивнул тот. — Кстати, я тут с ним поболтал, и выяснил, что вы уже знакомы. Это правда?

Ученики недоуменно переглянулись.

— Мраком его зовут. — Подсказал Сатх, и заметив как вытянулись лица чаромутов, улыбнулся. — Не соврал, негодяец! Точно знакомы.

— Ох-ре-неть. — Прошептала Эль.

— Не надо. — Моментально отреагировал Сатх. — Я еще недоговорил.

— А тут и договаривать нечего. — Вздохнул Турн. — Вы устроили здесь тарарам, прекрасно зная, что Яру поручат наводить порядок. А уж о том, что бы все местные мертвяки были уничтожены в прах, вы позаботились с помощью некронома. Где еще взять сверхпослушных умертвий трехтысячелетнего возраста… Кто может сказать?

— В королевских гробницах? — Подала голос Мила. А в голове Эль вдруг зазвучал голос Ярослава.

— "Ага. Так и представляю картинку. Подхожу это я к усыпальнице Краковских королей, с ломиком на плече, мешком за спиной, и вежливо так прошу: Господа стражники, у вас тут лишних косточек родоначальника позапрошлой династии не завалялось?… Да и сохранность у них не ахти. А этот хитрец, к тому же, своими жрецами, так уши мне прожужжал, за пять-то лет, что ой-ей-ей!".

— М-да. — Отхихикав, произнесла Эль, и обратилась к Сатху. — А тех колдунов вам жалко не было?

— Жа-алко-о? — Зло прищурился Сатх. — Как ты думаешь, какие обряды они отправляли? Учитывая все, что ты сейчас знаешь о моей недолгой "человеческой" жизни, и то каким образом я стал призраком? Как я еще не почернел от их жертвоприношений!

— Хм…м. Сатх, а вы разобрались в том, как вас угораздило влипнуть в эту историю? — Задумчиво произнес Турн.

— Еще не пытался. Правда, есть у меня кое-какие подозрения, что это была грандиозная подстава! — Вздохнул Падший.

— Ну-у… Информации для анализа, конечно, маловато. — Протянул Турн, и ехидно улыбнулся напрягшемуся Сатху. — Но то, что есть, указывает… подчеркиваю это все только мои мысли… Так вот, все указывает на вашу большую и чистую любовь!

— Не понял. — Почесал затылок Сатх.

— Слушайте. Жила была красивая богиня по имени Ли. Малоизвестная богиня. И племена ей в управление достались отсталые… — Завел Турн, но, заметив удивление на лицах слушателей, пояснил. — Это вольный пересказ становления Пресветлой Ликки, в моем изложении. Так вот. Как бы богине приобрести себе побольше почитателей? Думала она, думала, и придумала. У соседнего племени покровителем выступает забавный такой бог, по имени Эсс, вот с него она и решила начать свое восхождение. Окрутила богиня Эсса, и заставила плясать под свою дудку.

Сатх покраснел, но сдержался.

— Долго плясал бог. Предложенную Ликкой схему чудотворения наладил, что бы верующие его не отвлекали от любови неземной. И тут Ликка делает второй шаг. Является она жрецам Эсса, и от его имени приказывает поставить алтарь для жертвоприношений… человеческих. Вы же помните, как тот жертвенник в храме Эсса звался? Алтарь Предвестницы! Поставили. Еще бы! Предвестница-то пообещала каждого жреца волшебником сделать. Сделала, запитала их частью силы, что с кровью жертв ей уходила, под прикрытием культа Эсса. Но ведь такое незамеченным не остается. Вот только наказывают того, кому храм поставлен. Учуяв, куда ветер дует, Ликка вызывается покарать своего "любимого", который об всем этом и слыхом пока не слыхивал. А дальше как по нотам. Богиня бросает презренного Темного, хотя от человеческих жертв, сама не белее сажи. Тот уходит в пьяный загул. Далее, вовремя подставленные "приятели", воплощение в собственном племени, и Ликка наносит "coup de grasse". Эсса приносят в жертву самому себе на ее алтаре. Ситуёвинка! Мощное проклятье полученной силой поверженного бога. Жрецы кровавого культа живьем замурованы в полу храма. Все. Тайна скрыта, использованный бог на свалке. А у Ликки целая куча верующих, и титул Пресветлой.

По окончании рассказа, повисла тяжелая липкая тишина. Наконец, Сатх поднял потемневшие от боли и гнева глаза на окруживших его смертных.

— Если это правда… Я возьму вас под свою руку. Если ложь…

— Правда, братец, правда чистейшая! — Раздался ломкий басок откуда-то от могил, и на мгновение в реальности проявился уже знакомый чаромутам силуэт из тьмы. — Идем, Эссатх, мать давно ждет…

— Что ж. — Вздохнул Сатх. — Слово я держу. А сейчас, ребята, извините. Кажется, мне пора.

— Куда? — Изумились чаромуты.

— Вы что думаете, вы одни учитесь? Знаете, сколько у меня хвостов образовалось… за три-то тысячи лет?! — Усмехнулся Падший. — Да и мама заждалась…

Часть 2. Дипломат, значит коллега

Пролог

Каникулы! Нет слова слаще для любого ученика. Про учителей и вовсе можно промолчать. А я чем хуже? Я не хуже, я лучше. Решено. Собираю манатки, и к демонам в гости… Интересно, а моя квартира в Парнуме, еще жива? А то знаю я этих рогатиков. Наверняка, братец Клади не одну вечеринку там устроил. Вот, заодно и проверим.

Наставник отнесся к моему порыву смотаться в гости к демонам, с удивительным рвением. Только что пирожков на дорожку не напек. Ну и славно. Вещи в сумку, шест в руку, остролист на пояс… Вроде готов? А черт! Совсем забыл. Определитель! Без этой цацки в мире Клади, мне и шагу не сделать, что бы не попасть в лапы тамошней стражи.

Переворошив свой склад амулетов, нашел невзрачный стальной браслет и нацепил его на руку. Ну вот. Теперь, я действительно готов. Так. Для начала нужно заглянуть к Клади, я же ее не видел со времени похода за "материалом" для полигона Аристарха Людвиговича. К тому же, просто некультурно приходить в гости, когда хозяев дома нет. Да и веселиться в Парнуме лучше в хорошей компании. Значит, первый пункт — Анклав. Вытаскиваем демонессу и двигаем к ней в гости. Там найдем ее младшего братца. Компания рыжего Хельги, самое то, для веселого загула. Хм… Главное, что бы за нами не увязался ее старший — Бар. С этим патентованным разрушителем никакого праздника не получится. При одном взгляде на его перекачанную тушку, все приключения с визгом разбегаются, от греха подальше… Зануда.

Анклав принял меня с легкостью. Соскучился, наверное. Иначе с чего бы ему понадобилось больше двух часов кружить меня по Руинам, прежде чем показался знакомый трактир Клади.

Оказавшись внутри, я огляделся. Странно, сегодня здесь почти пусто. Только компания искателей за дальним столиком, трое игроков в карты у окна, да пара человек у стойки, за которой суетится демонесса. Так, не будем пугать посетителей голосом из ниоткуда, и так баек о нем в Анклаве больше чем о прОклятых сокровищах.

— "Кла-ади!" — Мой мысленный посыл заставил девушку, как раз наливавшую пиво очередному клиенту, подпрыгнуть на месте.

— "Напугал, паршивец!" — Сердито ответила Клади, но тут же исправилась, улыбнувшись. — "Ты надолго в Анклав?"

— "Ну вот, не успел прийти, уже выгоняют"… — Фальшиво расстроился я, но демонесса игры не поддержала.

— "Да ну тебя!" — Надулась она. С чего бы, вдруг? Придется извиняться, хоть я не очень то и понимаю, за что конкретно… Это, наверное, какой-то хитрый дар Творца, типа, "только для дам", умение создать у собеседника чувство вины на пустом месте. Эх. Ладно.

— "Клади… А у тебя еще практика идет?"

— "Ну…" — Ох, сколько льда!

— "Хм… То есть переход открыт постоянно?" — Уточняю я.

Ну да, Анклав находится вне времени по отношению к сопряженным с ним мирам, за исключением случаев, когда гости держат свой переход открытым. В этом случае, время для них течет как обычно.

— "Через три дня закрою". — Ответила Клади с облегченным вздохом. И интонации, вроде, помягчали… или "чели"? А, один фиг! Но демонессу можно понять. Держать переход открытым долгое время, это расход сил… и расход ощутимый. Это при том, что, здесь сила не питает все окружающее, пронизывая своими потоками, по принципу: бери сколько влезет… Нет, чистая сила в Анклаве редка, даже является своеобразной валютой.

Но что же с подругой-то творится? Насколько я знаю, такие перепады настроения для нее не очень-то характерны… Хм.

— "Через три дня закрою." — Облегченно вздыхает Клади. Еще бы. Держать переход долгое время, это расход сил и немалый.

— "Так может закроешь его с т о й стороны?" — Осведомляюсь я, и на глазах демонессы вижу выступившие слезинки.

— "Ты меня прогоняешь, Яр? За что?!" — Эх, хорошо, что клиенты ее сейчас не видят…

— "Вообще-то, я просто хотел навестить Парнум, в твоем обществе." — Мягко поясняю я.

— "Ну ты…" — Нет, положительно, женщины — непостижимые существа! Менять настроения с такой скоростью, нашему брату не под силу.

Спасибо Анклаву, что у меня здесь тела нет. В противном случае, удар сковородкой по хребту, я бы уже огреб.

— "Извини, а?" — Очень проникновенным тоном прошу я.

— "Я подумаю." — Нахмурилась Клади… А в глазах смешинки. Шустрая-я!

Решив, заработать прощение подруги ударным трудом, оглядываю помещения в поисках чего-нибудь, или кого-нибудь для приложения моего энтузиазма.

— Ты кого крысой назвал, морда?! — О! Удачненько. Багроволицые охотнички за артефактами, буянить начали, добычу не поделили. То, что надо.

Вы когда-нибудь сталкивались с невидимым вышибалой в трактире? Нет? Вот и гости Клади не сталкивались. Вообще, в Анклаве сильно не буянят. Обычно. Дом этого не любит и всегда найдет способ, указать бузотерам на недостойность их поведения. Но на мелкие стычки и происшествия он внимания не обращает. Вернее, мне кажется, ему просто нравится вся эта суета гостей, прибывших ли для тайной встречи, или рыскающих по Руинам в поисках сокровищ… А уж если суетиться начинаю я, Анклав и подавно вмешиваться не будет. Как же, редкое дело, хозяин решил его развлечь!

Вот и развлекаю… сь.

Кажется, сегодня одной байкой о голосе Анклава станет больше. Ругань в зале все громче. Трое, сидящих за угловым столиком, искателей, вопят как потерпевшие. Красные рожи приобрели совсем уж свекольный оттенок, а из ножен извлекаются "решающие аргументы". А вот это уже совсем не хорошо. Это МОИМ гостям, смерть здесь не грозит ни под каким видом, а гости самого Анклава, могут и подохнуть. Не зря же ремесло искателя считается самым опасным после охоты на драконов… Кажется, пора вмешаться.

— Клинки в ножны. — Ледяная стена между спорщиками, отличный способ удержать буянов от кровопролития. — Отношения выясняйте на улице. Здесь не мясные ряды. Ясно?

— Что за… — Рыкнул предводитель, обвиненный в утаивании части добычи, и тут же обратился ледяной статуей. У Исы — руны льда, не так много возможностей, но и тех, что есть, частенько хватает за глаза.

— Повторяю для особо одаренных. Клинки в ножны. — Сохранившие подвижность, багроволицые поднимаются с мест, и оглядываются. Окружающие посетители, с любопытством следящие за развитием событий, тоже не могут понять, откуда исходит голос. Искатели нехотя отправляют мечи в ножны. Ничто не действует на людей так умиротворяющее, как вежливость плюс демонстрация силы. Как говаривал один соотечественник Клади: "Города надо брать обаянием". Умный демон был этот Атилла, хоть и разрушитель. Знал шельмец, о чем толковал.

— А-а… Ты кто? — Вопрос красномордого заставил меня задуматься. Ну действительно, не хозяином Анклава же мне представляться? — И где?

— Вышибала я. Здешний. — Усмехаюсь. Почему бы и нет? Развлекаюсь, заодно и прощение одной демонессы зарабатываю. — Я ответил на оба ваших вопроса?

— Э-э… Может, покажешься? — Протянул красномордый "обвинитель".

— Не хочу. — Хмыкнул я. — Лучше берите ваш статуй и погуляйте, проветритесь. А то он не подходит под дизайн интерьера нашего заведения.

Оставив красномордых возиться с предводителем, я рванул к единственному столику в трактире, где так и не обратили внимания на нашу беседу. Чем же они там заняты, что даже такая редкость как мой голос, им по барабану? Полюбопытствуем… Ха! Карты, а где карты там и шулера.

Вот так я и знал. Запомнить и рассказать внукам: никогда не играть в заведении принадлежащем демону. Потому как в ста случаях из ста, рискнувший проиграет… даже если будет профессиональным "каталой", как это происходит сейчас на моих глазах. За примеченным мною столиком, трое таких "профи" проигрывают лоху, которого сами хотели развести. Ничего, что я на демосленге? Это все влияние младшего братца Клади, который в этот момент, как раз и учит этих шулеров…

Вот не знал, что "учеба" нынче, такое прибыльное дело! Мысленно тянусь к нахальному демону, и отвешиваю ему ментальный подзатыльник. Кому другому, повторять мой подвиг не рекомендую. Хоть Хельги и не разрушитель, а всего лишь Скользящий, но приложить может очень не хило. Просто, мы с ним старые приятели, из таких передряг друг друга вытаскивали… так что, как говорил один древний народ, не оставивший после себя ничего хорошего, кроме вороха чеканных фраз: "Quod licet Jovi, non licet bovi"… Что в переводе на нормальный язык означает: "Не лезь со свиным рылом в калашный ряд!"… Ну, примерно так. От моего удара, Хельги только что не подпрыгивает.

— "Привет, демон!" — О! Лицо братца Клади резко "умнеет".

— "Яр?"

— "Нет. Твой заныканный в рукаве Джокер" — Фыркаю я. — "Разве тебе не запрещено играть в нашей реальности?"

— "Так ведь здесь Анклав…" — Всегда удивлялся скорости, с которой этот пройдоха приходит в себя.

— "Вот как. А Клади в курсе?" — Риторический вопрос. Стал бы Хельги в этом случае, тратить силы на иллюзию? Ну… почти риторический. Я ухмыляюсь, заметив, что демон перестал мухлевать. Осознал, значит. Сестренка-то за такие приколы ему и вломить может, выражясь все тем же демосленгом.

— "Сколько?" — Не прерывая игры, вздыхает демон.

— "Договоримся." — Что я, дурак, объявлять цену молчания, до того, как увижу его полный выигрыш? С его-то талантами, мигом сведет игру "по нулям", и разведет руками, мол, извини друг, так получилось. — "Ты играй, играй. Не отвлекайся. А я поприсутствую, посмотрю. Мешать не буду."

— "Ну-ну." — Мысленно ворчит пройдоха. Одно удовольствие наблюдать за демоном, оказавшимся в затруднительном положении. Ну еще бы. Много выиграет, много и отдаст, останется при своих, хрен знает какую услугу с него стрясут, проиграет… Так он НЕ МОЖЕТ проиграть, даже если жульничать прекратит. Природа их, демонская, такая, и ничего не попишешь. В Парнуме из-за этой особенности жителей, подобные игры вообще запрещены. Зато процветают многочисленные скачки, соревнования, бега, короче все, на чем можно сделать тотализатор. Тут, фирменное везение демонов сходит на нет, и можно рассчитывать на определенную честность игры. Хотя, конечно, и здесь не обходится без мухлежа, ну да это зло известное, и с ним можно бороться, в отличие от повального везения этой рогато-крылатой расы в частных азартных играх. Да, есть еще рулетка, но по ее поводу уже несколько сотен лет идут споры между учеными-демонами. Очень многие склоняются к идее, что в случае с рулеткой, везение игроков "спит"… в отличие от везения хозяина. Даже поговорку придумали: "Хочешь выиграть у казино, купи себе казино". Но у владельцев рулеточных заведений такое лобби, что споры по этому вопросу затянуться еще лет этак семьсот… а может и больше…

Выигравший солидную коллекцию артефактов времен Третьей династии, Хельги, с подозрением глянув по сторонам, буквально вылетел из трактира, что бы вернуться сюда через несколько секунд в своем нормальном обличии. Хорошо, что не в боевом. Созерцать рогато-крылатое переплетение мышц с хищным игольчатым оскалом, мне как-то совсем не улыбается.

— Хельги! Ты где пропал? — Пропела из-за стойки улыбающаяся Клади, махнув братцу рукой. — Яр приехал! А послезавтра мы все вместе отправляемся к нам. Веселиться.

Ответить Хельги не успел. Появившийся в трактире очередной красномордый искатель, одним движением отодвинул субтильного демона со своего пути.

— Сгинь мелюзга. Эта барышня не про тебя. — Мордовороты за спиной искателя довольно загоготали, и пока Хельги ошарашено смотрел на них, предводитель тем временем скользнул к Клади и, перегнувшись через стойку, попытался засунуть ей в вырез свою грабку… Охренел?!

От моего удара (хорошо, что этот трактир более или менее реален), хам влетел в стену, просвистев над головами своих приятелей.

— ЭТО МОИ ДЕМОНЫ!!! — Кажется от моего голоса, у искателей начался нервный тик. — Брысь отсюда, огрызки!

— Интересно, едва речь заходит о женщинах, даже самый могучий чароплет, сначала бьет обидчику в торец, и только потом вспоминает о колдовстве. — Насмешливо протянул Хельги, разгоняя повисшую в зале тишину. Немногочисленные посетители чуть расслабились. Красномордых уже простыл и след.

— Братец, Яр бил за нас обоих… Может объяснишь, ты своими словами хотел признаться в собственной смене гендерных предпочтений, или обвинить в этом Яра? — Ласково промурлыкала Клади.

От такой заявы, Хельги потерял дар речи…

Глава 1

Однако! Жестко Клади припечатала братца. Что же с ней происходит, все-таки? Я присмотрелся к демонессе повнимательней, и только сейчас заметил какой усталой она выглядит. Если бы не природное обаяние ее расы, убойно действующее на все и вся, я бы сказал, что демонесса в глухом депресняке, выражаясь языком Хельги. Отсюда и все скачки ее настроения.

— Идем, подруга. Поболтаем. — Плотный поток воздуха подтолкнул девушку в сторону служебных помещений.

— А клиенты? — Попробовала заартачиться Клади. Ага, сейчас!

— Хельги присмотрит. — Рыжий демон кивнул, и тут же послушно слинял за стойку, после чего Клади все-таки соизволила покинуть общий зал.

Войдя в свою комнату, девушка тут же забралась с ногами в старое продавленное кресло, и молча уставилась в одну точку. Ну-ну. На то, что бы разговорить демонессу мне понадобилось около получаса, и еще час я выслушивал ее прочувствованную речь на извечную тему: Все мужики — козлы!

Вообще, Клади редкостная умница. Но едва речь заходит о такой тонкой материи как любовь, у нее начисто сносит крышу… Правда, честности ради, стоит заметить, что это общая проблема крылато-клыкастых. Особенности расы, так сказать. Но, поскольку Клади у нас уникум, в пользу чего говорит тот факт, что она единственная демонесса Парнума, умудрившаяся стать Познающим и Разрушителем одновременно, то и здесь она умудрилась отличиться. Иначе говоря, нашу красавицу, помимо разностороннего развития, отличает гипертрофированная влюбчивость. Даже я в свое время не избежал этого тайфуна.

В общем, у Клади приключилась очередная "великая любовь" и, как всегда, бурный роман закончился феерическим скандалом. Демоны… что с них возьмешь. У них вся жизнь как бурлящий котел, если не проблем, то страстей… А то и все сразу. Вот, после скандала, чудом не закончившегося полным разрушением южной части парнумских предместий, Клади и решилась на временное затворничество в Анклаве. Надо же было где-то практику пройти, пережить разрыв с "этим гадом", и дождаться пока не успокоится любимый папочка, до сих пор выплачивающий штраф за уничтожение памятника истории, которому не повезло оказаться в месте ведения боевых действий, поссорившейся парочки.

Выговорилась… Ну, судя по всему, либо затворничество пошло ей на пользу, либо увлечение не было таким уж серьезным, поскольку сейчас подруга уже несколько перегорела, и пребывает в депрессии на тему: "меня никто не любит". Ну а это лечится, обычно долгим и очень веселым праздником… А у меня, между прочим, каникулы. Гуляем!

Следующие два дня в Анклаве прошли тихо и гладко, если не считать пары драк, и повышенного интереса гостей к таверне Клади и ее новоявленному невидимому вышибале. В результате, кабак только что не лопался от полученной силы, а Клади весело заключила, что теперь ей не придется обновлять интерьер по возвращении в Анклав. Того, что удалось собрать за эти дни, вполне хватит на поддержание законсервированного заведения в приличном состоянии, в течение о-очень долгого времени.

— Хм. А почему в "законсервированном"? — Не понял я. — Какой смысл держать неработающий кабак?

— А работать в нем, кто будет? — Фыркнула Клади. — Здесь наемных работников днем с огнем не найдешь. Разве ты не в курсе?

— Так я и не говорю о гостях Анклава. — Я пожал плечами. — А вот если получится договориться с местными недо- и перевоплощениями…

— С ума сошел? — Округлили глаза брат с сестрой.

— Да нет… Вроде бы. — Я покрутил пришедшую мне в голову идею так и эдак, и не нашел в ней ничего невыполнимого… для меня по-крайней мере. После чего, заговорил. — Я же не предлагаю поставить за стойку рыжего бархуна или медленну. Наберем пару-тройку безобидных шустриков, в качестве официантов и лодыря в качестве бармена. Последнего можно быстро научить составлять заказные листы на получение продуктов из Парнума.

— Да они не к чему. — Растерянно протянула Клади. — Заказы поступают из нашего имения по звуковому приказу. Их все равно творит специальное заклятье овеществления.

— Не понял. — Я мотнул головой. — А смысл? Менять энергию на энергию… Зачем вам это надо? Какая выгода?

— О! — Ухмыльнулся Хельги. — Кажется, ты попал, Яр. Неужели ты не знаешь над какой темой работала Клади на практике? Сочувствую.

— Братец, когда-нибудь я вырежу твой несносный язык. — Фыркнула Клади, но глазки ее так выразительно загорелись, что я полностью согласился с Хельги. Попал. Как всегда. Мало было мне лекций от Дракона Китежского, теперь на каникулах буду слушать увлеченную аспирантку Академического Корпуса Парнума.

— Яр, ты меня удивляешь! Уж кому-кому, а тебе должен быть известен парадокс константы энергетического наполнения.

— М-м?!

— Не мычи. — Нахмурилась Клади. — Мы проходили эту тему еще в школе!

— Очевидно, я прошел мимо. — Мне так и хотелось почесать несуществующий затылок.

— Горе ты мое. — Вздохнула демонесса, и тряхнув разноцветной гривой, набрала в грудь побольше воздуха. — Общеизвестно, что наполнение миров силой одинаково. В любом мире, энергия имеет одну и ту же постоянную плотность, тогда как сами миры могут отличаться различной степенью материальности. От эфирных миров, где материя присутствует в таких мизерных количествах, что ею можно пренебречь, до миров, где материя преобладает над эфиром настолько, что менее плотные существа не в силах там находиться. Это-то ты хоть помнишь?

Помню-помню. И кой черт дернул меня, узнавать смысл работы трактира?!

— Уже хорошо. — Благосклонно заметила Клади. — Так вот. Для одних и тех же действий в мирах с разной степенью материальности, нужно приложить разное количество сил. Иначе говоря, для того что бы сдвинуть камень в мире демонов, достаточно легкого прикосновения силы, а в эфирном мире, тоже действие опустошит резерв чародея досуха. При условии, что он сможет там найти камень, конечно. Теперь ясно?

— Ну-у, да. — Согласился я. — Вот только… зачем?

— Снова здорово. — Хохотнул Хельги. А Клади покраснела от гнева. — Яр, сестрица же тебе популярно все объяснила! Анклав относится к структурам малой материальной насыщенности, а наш мир, значительно "тяжелее". Так что, та энергия, которую у нас нужно затратить на создание одного единственного бутерброда, здесь не позволит сотворить и крошку хлеба! Обычная торговля. Искатели хотят есть и пить, но если они будут создавать еду привычными методами, то на поиски своих артефактов у них никаких сил не хватит. А мы предлагаем им все необходимое, за сущий бесценок. Сравнительно, конечно. То есть, отдавая там, в Парнуме, толику энергии для создания пищи, мы получаем огромное ее количество от голодного искателя. Да, расход на поддержание постоянного перехода достаточно велик, но даже с учетом этого факта, наши накопители получают в среднем в пять-шесть раз больше энергии, чем затрачивается заклятьем овеществления и контуром перехода. Обычная торговля. Усек?

— Теперь, да. — Хмыкнул я. Кто бы мог подумать, что наша бескорыстная ученая обратится к такой низменной теме, как торговля.

— Ну и хвала Старшим. — Вздохнула Клади, и тут же насела на меня с новой силой. — А теперь, давай, рассказывай, что ты задумал сделать с моим трактиром.

Кое-как вспомнив, с чего началась наша беседа, я пожал плечами.

— А что? Я вроде, и так все ясно изложил. Нанимаем шустриков и лодыря, пускай они здесь вкалывают. Ну будут забирать себе чуток живой энергии от того потока, что пойдет в ваши накопители. Зато трактир будет работать и в отсутствие хозяйки. А какая реклама! Ну, где еще в Руинном Городе можно будет увидеть недовоплощенных, работающих в трактире?

— И как же ты собираешься их заставить работать? — Недоверчиво поинтересовалась Клади, и я мысленно потер ладони. Клюнула! Раз не стала вопить, что это невозможно, и что никто не сунется в такое заведение, значить полдела сделано.

— А кто сказал, что их надо заставлять? — "Возмутился" я. — Достаточно будет просто уговорить.

Ответом мне были отвисшие челюсти Хельги и Клади.

— Рты закройте. Я вам не зубодер, что бы в них заглядывать. — Фыркнул я, налюбовавшись выражением полного охренения на лицах демонов. — Уговорить этих зверушек не проблема. А вот найти…

Через полчаса, на трактире появилась табличка: "закрыто", а наша троица отправилась на поиски персонала. Анклав, только что хвостом не крутил от переполнявшей его радости. Ну как же, хозяин в очередную авантюру ударился. Меня вообще поражает уверенность этого существа в том, что все совершаемое мною на его территории, я делаю исключительно для его же удовольствия! Впрочем, себе я могу признаться, что Анклав не так уж далек от истины. Мне нравится чувствовать его радость от наблюдения за моими, да и не только моими эскападами. Приятно, когда за тебя "болеют", что тут еще скажешь.

Поиски наши немного затянулись. Анклав не пожелал указать, где можно найти искомое, очевидно, решив растянуть удовольствие. Пришлось нам самим лезть в самые глухие уголки Руинного города. Облазив, примерно, с полсотни разрушенных домов, мы, наконец, нашли первого шустрика… И двух бархунов в довесок. Мат демонов, нужно было записать на иллюзор, но ни кристалла, ни времени на то, что бы его активировать у нас не было. Знаете, бег по руинам не самый лучший способ укрепить здоровье, а уж когда по пятам несутся две грязно-рыжие туши размером с хорошего медведя, закованные в шипастые костяные панцири… в общем, было весело. Особенно демонам. Мне-то эти твари никакого вреда причинить не сумели бы… Но посуетиться все же пришлось и мне, бестелесному. Необходимо было найти удобное место для боя. Лучше всего, какой-нибудь маленький пятачок ровного пространства. Такой, что бы бархуны не могли развить большую скорость. Бегают-то они быстро, а вот разгоняются медленно. Собственно, их излюбленный метод знакомства — разогнаться получше и затоптать. О! А вот, кажется и то, что нам нужно… Ага, если организовать здесь "пробку", то нам даже драться не придется.

— Клади, Хельги, забирайте правее, и ныряйте под мост! — Проорал я, едва друзья вбежали на найденную мною площадку. Услышав мой истошный вопль, демоны послушно сменили курс, и не сбавляя сумасшедшей скорости промчались под остовом небольшого, но чертовски тяжелого каменного мостика. Вот тут мне пришлось поднапрячься. Если честно, то я рассчитывал, что демоны, пробежав под этим сооружением, помогут мне его обрушить, но у них оказались другие планы… Услышав рев приближающихся разъяренных бархунов, они, по-моему, полетели, не сменив ипостаси и без применения каких-либо чар! Пришлось корячиться самому. Слава богам, я успел. Обиженные твари еще несколько минут топтались перед обрушенным мною мостом, образовавшим мощную преграду на их пути. Но, в конце концов, перевоплощенные поняли, что им здесь ничего не обломится и, грустно перещелкиваясь друг с другом огромными челюстями, двинулись в обратную сторону. А я отправился на поиски моих демонов.

Когда я их нашел, то еще долго не мог говорить от смеха. Эти двое, промчавшись несколько кварталов, умудрились собрать за собой целую стаю шустриков, и с этой свитой вломились в один из обжитых районов города. Надо ли говорить, что гости, облюбовавшие это место для отдыха, были, мягко говоря, не рады появлению такого количества недовоплощенных? Вот только объяснить это демонам, с помощью руко- и ногоприкладства, не вышло. Стоило Клади и Хельги притормозить перед кучкой готовых к бою гостей, как их окружила несшаяся по пятам стая шустриков, и тут же начала, бурно, с визгами, хохотом и подпрыгиваниями, сообщать демонам о своем восхищении. Естественно, что пробиться сквозь кучу мельтешащих с неимоверной скоростью шустриков, гости не смогли, и теперь в полном ступоре наблюдали, за веселой трескотней этих маленьких метеоров. Вообще, шустрики — разумные, крайне спокойные, можно сказать, флегматичные существа… пока не собираются в стаю, хотя бы из двадцати-тридцати особей. Вот тут, тушите свет. Вся разумность этих небольших меховичков, куда-то исчезает, точнее, откатывается до уровня пятилетнего ребенка. Причем, гиперактивного ребенка. А теперь представьте, что таких "детей", в стае может набираться до нескольких сотен… Во что может превратить это носящееся с бешеной скоростью стихийное бедствие, самый обжитой квартал, думаю, можно не объяснять. Что превращает флегматичных существ, в безудержный вихрь, способный снести все что угодно на своем пути? Ответ прост. Все, что проносится мимо них со скоростью больше ста верст в час. Это вызывает у них прямо таки эйфорическое восхищение, и они тут же устремляются за своим кумиром. Уж не знаю, чего хотел добиться создатель от шустриков, когда придумал им этот инстинкт, но результат, прямо скажу, сюрреалистический.

Например, сейчас добрых два десятка шустриков, восхищенно попискивая, мячиками прыгают вокруг Клади и Хельги, и время от времени щерят мелкие острые зубки на обалдевших гостей. Картинка маслом.

— Хорош ржать, Яр! — Услышал меня Хельги. — Лучше помоги.

— Да ладно. — Я подавил смешок. — Потерпите, они через минуту успокоятся.

— Хм. Уважаемые, мы вам не мешаем? — Поинтересовался один из гостей, вертя головой в поисках меня любимого.

— О! Нет, что вы! — Улыбнулась клыкастой улыбкой, Клади. Она уже с восторгом посматривала на окруживших ее "фанатов", и даже погладила несколько особо прыгучих шариков, по серебристому меху. Гость, увидев хищный оскал демонессы, чуть стушевался, и решил свернуть беседу.

— Я надеюсь, вы отнесете этих существ за пределы квартала, когда они, наконец, успокоятся? — Осведомился он и, дождавшись утвердительного кивка от Хельги, быстро исчез вместе со своими помощниками. Тут же и шустрики начали успокаиваться.

— Слушай, Яр. — Заговорила Клади, когда нам удалось утащить свиту демонов в один из разрушенных домов. — А как ты себе представляешь этих меховичков в роли официантов? Они же даже до столика не дотянутся, вон какие миниатюрные.

— Это их скоростная форма. Типа ипостаси. — Пояснил я. — А в обычном виде, они зовутся руинными ласками. Правда, мало кто может догадаться, что эти мячики и ласки, одни и те же существа.

Не успел я договорить, как один из шустриков опустился на землю, и замер на месте. Мягкая шерстка, покрывавшая его тело, начала стремительно расти, скрывая под собой преобразующегося хозяина, а через мгновение, шустрик, одним стремительным движением выпрямился, встав на задние лапы, и церемонно поклонился, чем вызвал очередной сеанс отвисания челюстей у демонов. Не многовато ли для одного дня?

Впрочем, удивление не помешало Клади и Хельги устроить бешеный торг с главой прайда шустриков, к концу которого, было решено, что он отпустит с нами двух своих племянников и сына, для которого он выбил ставку бармена. В оплату, Хайрат потребовал пару малых накопителей, которые новые сотрудники будут менять по мере заполнения их силой, и относить в прайд.

Этим вечером, в трактире был аншлаг! Такого количества любопытных, желающих посмотреть на необычных официантов, и разгуливающего по стойке бармена, не набирал даже я со своей бестелесной вышибальностью… или вышибальной бестелесностью? В общем, я даже им позавидовал… чуть-чуть. Что не помешало, великолепно понявшим это демонам, тут же начать меня подкалывать. Их послушать, так стать руинной лаской, мечта моего босоногого детства! Дожил…

Короткий высверк перехода, и мы вывалились прямо в центре гостиной городской квартиры Клади. Сначала, правда, хотели выйти в родовом замке семейства Линат, но стоило навести туда переход, как по нашим мозгам ударил мощный ментальный рев засекшего нас, главы рода. Кажется, папа Клади и Хельги, все еще сердит на дочку из-за той статуи. Пришлось срочно менять координаты, пока этого буйного демона власти не занесло в Анклав. Вот уж было бы приключение. Третий иерарх Парнума живо навел бы здесь порядок… в его понимании. В общем, удрали. И тут же потеряли Хельги. Неугомонный Скользящий исчез из дома Клади, словно его тут и не было. Ну да. Отправился наводить порядок в моем жилье, которое я оставил ему на попечение, когда окончил обучение в местной школе. Это называется, перед смертью не надышишься. Уж я-то прекрасно представляю какой кавардак, там сейчас творится. Нет, в бытность мою учеником, я и сам немало погулял, а вечеринки устраивавшиеся братцем Клади "в доме хуманса", даже пользовались определенной популярностью. И именно тогда мне открылась одна из великих истин этого мира. Хельги всегда наводит порядок после очередной вечеринки… часа за два до начала следующей. И судя по ехидной улыбке Клади, которой она проводила убегающего братца, я не единственный, кому было явлено это откровение. Ну да ничего. Время у него есть, так что, если от квартиры осталось что-то кроме стен и потолка, порядок в ней он должен успеть навести.

— Ну что, прогуляемся? — Демонесса зашвырнула свою сумку в первую попавшуюся кладовку и, махнув мне рукой, направилась к выходу.

И мы окунулись в суету Парнума. Насколько мне нравится сюрреалистичность и загадочность Анклава, его живость и стремительная смена настроений, но Парнум, столица Шиилы, каждый раз удивляет и покоряет меня своей легкостью и жизнерадостностью. Странный город, выстроенный больше вверх чем в стороны. Причудливое переплетение улиц, переулков, висячих галерей и мостиков. А еще балконы. Их, в Парнуме, просто невообразимое количество. И все они, словно соревнуются между собой если не в изяществе, то в размерах, в монументальности или легкости. Пусть несведущие складывают байки об огненных долинах и угрюмых пещерных городах, о черных уродливых скалах и лавовых реках. Они никогда не видели Шиилы — страны демонов, и уж точно им не суждено побывать в их блистательной столице — Парнуме. Городе, где дома поражают сложностью резьбы, нанесенной на их стены искусными мастерами, где белый цвет пропитывает все вокруг, даже воздух здесь и тот, кажется чуть белесым. Вот красная земля под ногами, выбивается из этого царства белизны, да раскинувшиеся на крышах домов купы небольших садов, почти рощиц, окружающих прозрачные купола, сверкающие полированным стеклом, напоминают о наличии в природе иных цветов. Я вдохнул ароматный, пропитанный запахами всевозможных специй, воздух, и потянул Клади за собой. На базар. Святое место для каждого жителя, он раскинулся за рекой, заняв половину Старого города, и прикрылся матерчатыми навесами от палящего солнца, зазывая всех и вся побродить в их тени, всласть поторговаться, и стать обладателем очередной, никому на фиг не нужной хреновины. Но я шел сюда не за этим. Нигде больше, не готовят кофе так, как это делает Шерги Древний, что держит свою кофейню между лавкой чеканщика Сартоллы Глаза и ювелирным торгом Борги Сновидца. Ах, какой кофе варит старый демон… Я со стыдом вспомнил, какую скорчил рожу, когда впервые попробовал этот напиток. А сейчас, чуть ли не на буксире притащил за собой Клади, в эту кофейню. И с нетерпением жду, когда Мастер, а Шерги Древний, действительно настоящий мастер, снимет с песка маленькую медную джезву. А на низком столике, украшенном полустершейся росписью, уже дожидаются два узких и высоких стакана с ледяной водой, и хрупкие, кажущиеся игрушечными чашки, рассчитанные, буквально, на пару глотков горького черного блаженства. И никакого сахара… Это святотатство.

В маленькой кофейне пахнет мускатом, ванилью и, разумеется, кофе. Кажется, этот аромат вечен. Он был, когда предки демонов жили в сердце жаркого Леванта, он заставлял трепетать ноздри их детей, воевавших за Внутреннее море. Именно этот аромат они забрали с собой, переселяясь на полночные берега того моря. Наверное, не зря Шерги Древний любит повторять, что кофе, это кровь их расы. Уж очень прочно связан его аромат с демонами… не разорвать.

Так, а вот с пятой чашкой кофе, похоже я переборщил. И Клади сидит, посмеивается. Ну да, дорвался. Ни дома, ни тем более в Школе, мне такой роскоши не попробовать, вот и отрываюсь как могу…

И не надо меня качать. Знаю, что похож на пьяного. Мне сто раз это говорили… Это называется: индивидуальная реакция. Вот демонов с этого замечательного напитка, пробирает на деятельность, а меня… развозит. Все. Можете упаковывать. До вечера, я — недвижимость.

И мои веки сомкнулись.

Глава 2

Вот. Явился, перевернул все вверх дном, втравил в приключения двух несчастных демонов, пообещал большой загул и вырубился. Наглец… Но замечательный друг. Даже сама себе, Клади вряд ли бы призналась, что дневала и ночевала в Анклаве, больше из желания встретить этого вредного, немого однокашника, умудряющегося везде и всюду находить приключения. Даже там, где их по определению быть не может, что бы он сам об этом своем качестве не думал.

Клади взглянула на сладко посапывающего, на ковре гостиной, Ярослава и покачала головой. Уж очень сильно этот парень отличается от того мальчишки, что она впервые увидела на мощеном дворе Школьного корпуса. Повзрослел, окреп… Вот только как шалопутом был, так им и остался.

Клади усмехнулась, вспоминая их первую встречу.

Нескладный парнишка с горящими от любопытства глазами, в легком кожаном доспехе и со странным посохом в руке, оглядывается, стоя у ворот… Человек. И ни капли страха во взгляде, брошенном на приближающуюся компанию будущих демонов-разрушителей. Беспечный такой!

Через минуту, Клади уже была не слишком уверена в своем мнении. Нескладеха оказался на диво шустрым, и едва первый из учеников Школьного корпуса, изображая высшую степень демонической ярости, потянулся к нему когтями (ну что делать, шуточки у этих мордоворотов такие же беспардонные, как и они сами), человек одним молниеносным движением огрел шутника шестом по загребущим лапам и, отступив на шаг, резко выбросил левую руку ладонью вверх. В тот же миг, между ним и демонами выросла стена ослепительно-белого пламени, танец языков которого, почему-то сопровождался не вполне ожидаемым ревом, а каким-то неожиданно тонким, щемящим звоном. Нет, будь огонь обычным, разрушителям, даже таким недоучкам, как окружившая парнишку компания, не составило было труда его пересечь. Они бы даже шкурку не опалили… Но это был очень необычный огонь, судя по тому, как резко отшатнулись от него демоны. А через секунду, Клади почувствовала дуновение ледяного, продирающего до костей холода, долетевшее от этого пламени, и поежилась. Очень неприятное ощущение. А если учесть, что для создания заклятья, парень использовал не амулет или свиток, а личную силу… Мальчишка в одежде воина оказался колдуном! Клади удивленно покачала головой, наблюдая за разворачивающимся действом с балкона второго этажа школьного корпуса. Там было чему удивиться. Судя по всему, человечек не боевой колдун. По крайней мере, на нем нет характерной метки. С другой стороны, выглядит он как воин, двигается как воин, а его чары пугают даже разрушителей… Странно. И кто же он, в этом случае?

Размышления заинтересовавшейся необычным зрелищем демонессы, прервало появление у ворот Школьного корпуса, директора, Акиллы Шестипалого в боевой ипостаси, со сложенными для удобства пешей атаки, крыльями, да не одного, а в компании еще одного человека… Это что, в Парнуме слет безбашенных человеческих колдунов? Какое Темное пламя притащило сразу двоих в страну, где людям появляться, категорически не рекомендуется?!

Но, судя по всему, эти двое сумасшедших прибыли вместе. По крайней мере, они даже одеты одинаково. Вот только, судя по напряженности нитей сил вокруг старшего человека, приготовившегося к бою, знакомец Шестипалого не уступает директору по мощи. Бред! Акилла — высший демон-разрушитель, а у человека, как и у его младшего коллеги, нет метки! Значит, он тоже не боевой колдун? Тогда, почему руки Шестипалого сложены в жесте уважения равного? Ой, как интересно… А?!

В тот момент, когда Акилла, начисто проигнорировав сбившихся в кучку шутников-разрушителей, обратился к молодому человеку, при этом, к удивлению окружающих, демонстративным жестом подчеркнув, что общается с собственным учеником, Клади не выдержала, и сама не заметила, как слевитировала с балкона на брусчатку площади, что бы присмотреться к людям получше. Судя по всему, старший из людей неплохо разбирается в этикете ее расы. Уж очень понимающе он улыбнулся, когда увидел последний жест Акиллы. Желая услышать, о чем Шестипалый говорит с человеком, Клади подобралась к ним слишком близко, за что и поплатилась. Акилла весело сверкнул двойными зрачками глаз и, тряхнув огненными змеями, заменяющими его боевой ипостаси, прическу, поманил будущую Познающую когтистым пальцем. Клади вздохнула. Сейчас припряжет.

— Вот, Ник. Знакомься, это Клади Линат, одна из лучших учениц нашей школы. — Шестипалый повернулся к старшему колдуну, и тот, окинув демонессу изучающим взглядом, вежливо кивнул. — Думаю, она справится с должностью куратора, для НАШЕГО ученика.

Шутники-разрушители, с появлением директора прижавшиеся к воротам школы, смылись так тихо и незаметно, что им позавидовали бы и Скользящие, и можно было не сомневаться, что, максимум через полчаса, о человеческом ученике Акиллы Шестипалого будет гомонить весь Корпус. Клади обреченно вздохнула и принялась настороженно рассматривать свалившиеся ей на шею обязанности. Ученик-человек тоже оглядывал своего куратора, правда, в отличие от будущей Познающей, настороженности в его взгляде не было и в помине. Зато вполне понятного интереса, хоть отбавляй. Ну-ну.

— Клади. — Демонесса продемонстрировала пареньку солидный набор клыков, больше подошедших какому-нибудь разрушителю (каковым она и являлась по профилю и наследственности) и попробовала проникнуть в его разум.

— "Ярослав". — Мысленный посыл паренька, одним мощным ударом вымел подбирающиеся ментальные щупы новой знакомой, заставив рухнуть к тому же пару ее собственных щитов разума. Ошарашено тряхнув головой, демонесса сердито покосилась на директора.

— Я вижу, знакомство прошло успешно. — Хохотнул старый демон. — А раз так, мы с моим коллегой вас оставим. Клади, устрой нашего гостя, покажи ему, где что находится… Ну, сама понимаешь. Следующие два года, Яр будет учиться на твоем потоке. Учти, отвечаешь за парня головой… передо мной и Аникитой Силычем. И если я твои объяснения, в случае чего, еще приму, то мой коллега и слушать их не станет. Сунет нас обоих в Пламя Духа, и всего делов. А оттуда нас даже Создатель не вытащит. Так что, ты уж не подведи своего старого наставника… Задание ясно? Выполнять!

Посмотрев в спину удаляющимся "коллегам", Клади тяжело вздохнула. Иногда Акилла забывается и ведет себя так, словно до сих пор командует отдельным штурм-полком. Разрушитель, что с него взять?

Девушка окинула Ярослава взглядом.

— Идем уж. Горе луковое. — Вздохнула она и, приняв на мгновение вторую ипостась, взлетела на облюбованный балкон, после чего, широко улыбаясь, уставилась на подопечного. Интересно, что будет делать этот бескрылый? Силенок, что бы слевитировать следом, у него явно не хватит. Э-э? А куда это он пошел?!

В следующую секунду, Клади пришлось отшатнуться в сторону, поскольку остановившийся шагах в двадцати от балкона, парень взял разбег и, оттолкнувшись шестом от земли, устремился вверх. Без левитации, конечно, не обошлось но, благодаря маленькой хитрости с шестом, сил на нее он затратил даже меньше, чем Клади на смену ипостаси. Оказавшись рядом с еле сдержавшей недовольный рык демонессой, человек весело ей подмигнул и, вытянув руку в сторону валяющегося на брусчатке шеста, заставил оружие скользнуть в ладонь… А вот здесь никакой левитации совершенно точно не было! Это как?!

— Хм. — Клади едва удержалась от вопроса и неопределенно пожала плечами. — Ну что, идем тебя устраивать, что ли?

— "Идем". — Мысленно ответил мальчишка. От мощи его посыла, у Клади аж в голове загудело.

— Ты бы говорил вслух, а? — Поморщилась демонесса, а парень неожиданно смутился.

— "Извини. Не могу". — На этот раз, мысленный ответ прозвучал куда "тише".

— Немой, что ли? — Рассмеялась Клади, и осеклась.

— "А если и так?" — Мысль юноши словно обдала демонессу полярным холодом.

В общем, отношения между куратором и подопечным не задались с самого начала. А когда Шестипалый все-таки просветил демонессу по поводу молчания Яра, было уже поздно, поскольку их противостояние перетекло в фазу "тихой" войны, в которой человек показал себя на диво упорным и изобретательным врагом. Из ловушек и шуточек Клади он ускользал просто виртуозно, а уж если попадался, то мстил весело и с выдумкой. Поначалу, к их войне, со стороны демонессы пытались присоединиться другие ученики, но Клади быстро и жестко пресекла их поползновения, после того как Яр вступился за нее перед ее же старшим братцем, Баром — здоровым, даже по меркам демонов, разрушителем, возжелавшим поучить сестрицу уму-разуму, за какую-то ее проделку. Тогда, увидев их сцепившимися на заднем дворе Школьного корпуса, Клади прониклась к своему противнику определенным уважением и отказалась от помощи однокашников в своей тяжкой борьбе. А спустя год было ее первое самостоятельное путешествие… Практика призыва, когда Познающие должны отправляться в разные миры по зову заклинателей, с целью изучения жизни и быта их обитателей. В одном из таких миров, Клади и застряла… Как она потом узнала, тревогу по поводу ее долгого отсутствия забил не кто иной, как Яр, узнавший от Хельги о намерении сестры вернуться с практики пораньше, приготовившийся к следующему этапу войны, и жутко обломавшийся с ожиданием его начала. Без активных боевых действий и Яр и Клади скучали, так что ничего удивительного в беспокойстве человека о невыполнившей свое обещание демонессе, не было. Хуже было другое. Найти демона, утащенного зовом демонолога, считалось делом безнадежным, справиться с которым можно было только методом тупого перебора возможных мест призыва, а учитывая, что количество миров во вселенной стремится к бесконечности, эффективность такого поиска, имеет обратную тенденцию, то есть мало отлична от нуля. А Клади действительно попала в неприятности. Переход был очень долгим и муторным, и чуть не вытряс из юной демонессы душу (да-да, есть у них душа, в этом демоны ничуть не хуже иных разумных), так что когда она оказалась в круге призыва, то попросту плохо соображала и дала обещание заклинателю исполнить желание, до того как узнала его суть… Демоны отнюдь не всемогущи, и обещанное заклинателю, Клади просто физически не могла выполнить. А тот хотел долгую жизнь… очень хотел. Наверное, Клади до сих пор загибалась бы от истощения в том круге, если бы ее не нашел Ярослав. Как он это сделал, девушка так и не поняла. Но тогда… тогда появление врага было чудом! Хотя, даже в тот момент, демонесса повела себя по-идиотски, решив, что человек пришел поиздеваться над ее мучениями. Впрочем, Яр очень быстро избавил ее от таких мыслей, коротко, но очень нелицеприятно высказался об умственных способностях отдельных Познающих, после чего начал расспрашивать о заклинателе. Узнав, в чем проблема, парень завис. А потом еще полчаса метался по лаборатории заклинателя из угла в угол… и в итоге замер перед небольшой коллекцией подопытных животных и растений. Когда он повернулся к Клади, та отшатнулась. На лице человека играла воистину демоническая улыбка.

— "Нарушать правила нельзя. Ты должна дать ему то, что он хочет". — Чуть ли не промурлыкал Яр, мысленно, понятное дело. От этих слов, все внутри Клади сжалось, и чуть было приподнявшая голову надежда, окончательно сыграла в ящик. А гадский человек, даже не заметив этого, продолжил, — "у тебя ведь кристалл душ с собой?"

Клади заторможено кивнула, почти не вслушиваясь в речь Ярослава. Хотя, кристалл-транспортер действительно был у нее при себе. Иначе, как бы демоны могли занимать тела заклинателей, по выполнении обещания? Ведь именно ради возможности пожить в чужом мире в теле его обитателя, жители Шиилы и ломились в круги призыва.

Получив ответ, Яр просиял, и на этот раз его улыбка оказалась очень даже милой. Правда, выслушав идею человека, демонесса не только воспрянула духом, но и ужаснулась, после чего, навсегда зареклась вступать с Ярославом в конфликты. Месть этого паренька с милой улыбкой, даже ей показалась дьявольски изощренной.

Через полчаса после очередного визита заклинателя, Клади уже была у себя дома… А горе-демонолог получил желаемое. Вот только вряд ли ему так уж понравилась форма исполнения его желания… Если, конечно, морской губке из его коллекции, в тело которой Клади и переместила душу заклинателя, вообще доступны какие-либо желания…

Так и закончилось противостояние двух учеников и началась их дружба, смеяться над которой, с некоторых пор опасались даже безбашенные разрушители. Себе дороже. А потом… потом дружба переросла в нечто большее. Правда, ненадолго. Впрочем, как всегда, у Клади…

Девушка тяжело вздохнула и покосилась на ковер. Ярослава на нем не было. Удрал поганец!

— "Даже не мечтай. Так легко ты от меня не отделаешься". — Тут же отозвался Яр, и Клади залилась краской. Расслабилась, называется! Дошла до того, что даже щиты разума опустила. В мозгу тут же словно щекотка пронеслась от смеха Ярослава. — "Да, это старость, подруга".

— Удавлю, моллюск бескрылый! — Зарычала Клади, срываясь с места в поисках друга, но сделав пару шагов, застыла на месте. Яр стоял на пороге гостиной с небольшим подносом в руках.

— "Не кипятись, кнопка. Я вот тут, в качестве извинения за свой позорный отруб, небольшой обед приготовил". — Выдал парень, протягивая демонессе плотно уставленный поднос, от которого шел просто-таки одуряющий аромат искусно приготовленных блюд. Что-что, а хорошо готовить и вкусно поесть, Немой умеет и любит. Правда, друзей своим мастерством балует редко. А значит надо ловить шанс! Клади быстро освободила небольшой столик у кресла, и выжидающе уставилась на человека.

Но насладиться кулинарными изысками в одиночестве, ей было не суждено. Яр не успел снять с подноса салфетку, как в комнате раздалась короткая мелодичная трель и по гостиной поплыл, непонятно откуда взявшийся, туман, спустя мгновения сгустившийся в высокую тонкую фигуру матушки Клади. Демонесса Риния рум Линат, как всегда элегантная и невозмутимая, обозрела окружающую обстановку и снисходительно кивнув, расположилась в послушно выросшем за ее спиной кресле.

— Дочь? — Тихий голос, холодная вопросительная интонация. Демонесса требует от Клади объяснений.

— Мы прибыли в Парнум, что бы немного развеяться после шума и суеты Анклава, матушка. — Клади перебралась в кресло напротив и, сложив руки на коленях, приняла вид "образцовой молодой леди, при разговоре с мудрой матерью".

— Похвально. Ярослав? — Хм. А при обращении к человеку голос матушки потеплел. Кажется, десса Риния все еще сердита на дочку за скандал. Пока Клади это осознавала, ее мать успела достаточно благосклонно принять ответ Немого, и теперь по комнате снова разнесся ее уверенный, мерный, слово удары метронома, голос. — Похвально, молодой человек. Весьма похвально. Я искренне рада, что мое прежнее мнение о вас как о личности пустой и недостойной, оказалось ошибочным. Вы все же проявили себя амбициозным и честолюбивым юношей, всерьез озабоченным карьерным ростом и развитием своих способностей. Отметка эфирной сущности в вашей ауре, лучшее тому доказательство. Ну что же. Дочь я навестила, убедилась, что у нее все в порядке, теперь можно перейти к действительно важным вещам.

Глаза Яра чуть расширились и Клади, лишь огромным усилием воли, заставила себя сохранить каменное выражение лица и не улыбнуться. Все-таки, Немой пока еще, слишком мало общался с сиятельной Ринией, что бы привыкнуть к ее манере.

— Когда я собиралась навестить Кладилиану, у меня было желание заставить ее отказать вам, юноша, в доме. Но все в этой жизни меняется, даже мое мнение, что бы по этому поводу не думали окружающие. Посему, нынче, я приглашаю вас к ужину в моем поместье на взморье. Отказа я не приемлю. Всего хорошего.

Выдав эту тираду, матушка Клади поднялась (надо же, Яр вскочил на ноги чуть ли не в ту же секунду… воспитаны-ый!), коротко кивнула и исчезла все в том же странном тумане. Клади еще несколько секунд полюбовалась ошарашенным лицом друга и, наконец, рассмеялась.

— "Я туда не пойду!" — Паническая мысль Яра, буром ввернулась в мозг демонессы. — "Это же самоубийство! Да она меня препарирует из чистого научного интереса, только для того, что бы убедиться, что мои внутренности соответствуют ее представлениям о правильном строении тела достойной личности! Клади, спасай!".

— Извини, Яр. — Отсмеявшись, девушка развела руками. — Я еще ни разу не слышала, что бы кто-нибудь смог отвертеться от приглашения на ужин моей мамочки, да еще и не в замке Линат, а в ее личном поместье. Даже Владыка на такое не пойдет!

— "А он пробовал?" — Хмыкнул Яр.

— Нет, конечно. Что же он, враг сам себе? Да и вообще! Некоторые, годами ждут приглашения на ужин от дессы Ринии, и готовы глотку порвать за него. Так что, тебе несказанно повезло, дорогой мой. — Клади вовсю наслаждалась видом паникующего Ярослава. Редкое, и в чем-то, даже приятное зрелище. Особенно, под хорошую закуску. Наблюдая за другом, Клади с удовольствием приступила к прерванной трапезе.

— "Кнопка! У тебя совесть есть?" — Взвыл парень, заметив, чем занята его подруга. — "Меня тут на заклание высшим демонам тащат, а она и в ус не дует, знай только мою стряпню хомячит!"

— Ну да. — Прожевав очередной кусок какого-то божественно вкусного, но абсолютно незнакомого блюда, невозмутимо кивнула Клади. — Это стоит есть пока оно, хотя бы теплое. А учитывая, что сегодня твоя веселая жизнь, как ты считаешь, подходит к концу, надо насладиться творениями твоего кулинарного гения, в полной мере. Напоследок так сказать.

— "Если выживу, готовить для тебя перестану". — Внезапно, успокоившись, заявил Яр, поднимая руку над головой. — Кля…

— Не-ет! — Клади вихрем сорвалась с места, и вцепилась в руку друга. Если он сейчас поклянется, то не видать демонессе, ни колобков с растопленным сыром, ни расстегаев, ни чесночных, имбирных и прочих соусов, вместе с теми блюдами, к которым они полагаются. А это катастрофа! — Ярик, не надо. Пожалуйста! Я тебе, я тебе…

— "Составишь компанию на ужине у твоей матушки?" — Хитро улыбнулся тот.

— Гад. — Фыркнула Клади, и тут же покорно вздохнула. — А куда я денусь?

— "Это был риторический вопрос?" — Усмехнулся Яр.

— Да. — Отрезала Клади. Девушка на мгновение задумалась, после чего окинула друга изучающим взглядом, и в конце-концов заявила, — сейчас доем, и пойдем к портным. Надо будет тебя приодеть к выходу. А то сейчас, ты выглядишь как охотник за нечистью.

— "Ты демонесса, тебе виднее". — Пожал плечами Яр, за что удостоился гневного взгляда. Демоны Шиилы, и Клади не исключение, терпеть не могут, когда им напоминают о времени их рабства у бога Иерха, при котором, их раса была приравнена к нечистой силе, и играла роль страшилки для почитателей бога.

К счастью для Яра, ужин у сиятельной Ринии прошел более чем мирно. Тихий вечер, чопорные беседы, ненавязчивая музыка… Демоны, с их бешеным темпераментом, вдруг открылись Яру с совершенно новой стороны. Хотя, если вспомнить холодный напор Ринии рум Линат… Впрочем, матушка Клади и обратилась-то к нему, всего лишь пару раз за весь вечер. Все остальное время, парню пришлось общаться на самые разные темы, с вполне вменяемыми демонами, хотя и относящимися чуть ли не к правящей верхушке Парнума. А вот Клади все это очень не понравилось. У демонессы создалось впечатление, что Ярослав приглашен для того, что бы на него мог взглянуть кто-то из присутствующих, не имеющих такой возможности в обычных условиях. Кто-то из дворца Владыки, или Правящего корпуса Парнума, не иначе. А это в свою очередь, значит, что какие-то силы собираются включить Немого в свои игры… От которых, любому здравомыслящему существу лучше держаться подальше. Клади прикусила губу, и дав себе слово не отходить от Яра ни на шаг, вцепилась в локоть друга. Парень лишь удивленно покосился на нее, и благодарно улыбнулся. В таком составе, им ничего не страшно.

Глава 3

Какое счастье, что этот вечер, наконец, закончился! Раньше я считал, что самое страшное в жителях Парнума, это непредсказуемость их поведения. Черта с два! К взрывному характеру крылатых вполне возможно привыкнуть, а если соблюдаешь их достаточно строгие правила, то можешь быть уверен, твоей жизни ничто не угрожает… ну, если не считать досадных случайностей и неприятностей, обычных в любом городе. Но вот то, что эти, порой чешуйчатые и чрезмерно зубастые, могут вести себя совершенно иначе, было для меня шоком. Первые полчаса, на приеме у дессы Ринии прошли для меня в легкой оторопи от холодных взглядов и размеренной речи гостей. Потом я немного расслабился и успокоился, а затем… Затем, мне пришлось сдерживаться изо всех сил, что бы не влезть в голову первого попавшегося демона и узнать, а собственно, какого хрена, все эти гости, что б им скальные черти пятки чесали, вздумали давить на мои щиты?! Обычно, если "разумник" хочет попробовать коллегу на прочность, он действует крайне деликатно, иначе, это гарантированный вызов на поединок. Эти же господа, ломились так, что я забодался сливать их щупы со щитов. Наглые-е! Хорошо еще Клади все время была рядом, только ее присутствие и понимание, что в случае чего мне придется защищать нас обоих, (даже учитывая возможное заступничество хозяйки приема за свою дочь) удержало меня от срыва, иначе дело могло приобрести совсем нехороший оборот. Среди приглашенных дессой Ринией гостей, было около двух десятков неслабых "разумников", и справиться с ними всеми в случае прямого столкновения, мне не светило, ни при каких обстоятельствах. Вежливые, хладнокровные ублюдки. Это единственное заключение, которое я сделал, едва покинув дом матушки Клади. Очень странный вечер… Да и подруга моя, почему-то выглядит необычно притихшей.

Едва мы оказались в пролетке, и грифоны начали набирать высоту, у нас одновременно вырвался вздох облегчения. Переглянувшись с Клади, мы одновременно хмыкнули и улыбнулись. Вот тут-то она и поведала мне о своих подозрениях. Сказать, что я встревожился, значит, ничего не сказать. Влипнуть в разборки на высшем уровне, да еще в стране демонов, это… на фиг, на фиг, как говорит Хельги. Кстати!

— "Думаю, пора развеяться. Что скажешь?" — Обратился я к подруге и получил в ответ шикарный хищный оскал, частично сменившей ипостась демонессы. В темноте, о-очень впечатляющее зрелище, уж поверьте.

— Вот скажи, Яр, ты каменный? — Поинтересовалась Клади, когда наш экипаж устремился к земле. — Я кому, только что рассказывала о том гадючнике, из которого мы выбрались? Удочки надо сматывать, пока наши вельможи за тебя всерьез не взялись, а ты о пьянке думаешь!

— "Клади, завтра я слиняю, клянусь! Но сегодня-то можно погулять? Вряд ли эти монстры навалятся на меня прямо сейчас, согласись?" — Пожал я плечами. А и навалятся, удеру, пусть попробуют меня из Анклава выцарапать. Ха! Да мы на пару с Домом им такой прием устроим, что битва за Внутреннее море, чешуйчатым, возней в песочнице покажется! — "К тому же, Хельги уже наверняка навел порядок в моей квартире и закупил все необходимое для правильного праздника. Не пропадать же добру?!"

Клади несколько секунд смотрела мне в глаза и тяжело вздохнула.

— Черт с тобой. Сутки у нас точно есть, а когда еще удастся славно погулять?! — Махнула рукой демонесса и выпрыгнула из приземлившейся пролетки. — Опять же, Хельги обидится, что его труды по ремонту твоей квартиры, пропали втуне. Да и обидно. Только пришел и тут же назад сматываешься.

— "Это ты меня сейчас убеждаешь, или себя?" — Я ухмыльнулся, покидая уютный диван экипажа. — "Если второе, то поздняк метаться, мы уже у моей берлоги, если ты не заметила. Так что отвертеться от вечеринки не получится".

— Однако. Хамом был, хамом и остался! — Покачала головой девушка. — Нет что бы, как приличествует настоящему кавалеру, доставить барышню домой, целомудренно поцеловать в щечку и свалить в туман, соблюдая традиции…

— "Если соблюдать ваши традиции, то сегодня я должен был бы не тащить одну знакомую демонессу на пьянку, а биться на очередной дуэли." — Я развел руками. — "Твои соплеменники, на приеме у дессы Ринии, были очень уж настойчивы в своем стремлении посмотреть, что за мысли бродят в моей черепушке. Да кто ж их туда пустит."

— Думаю, если бы им это и удалось, результат их шокировал бы. — Фыркнула Клади. — Вряд ли они даже в страшном сне могут себе представить, что кто-нибудь, при общении с их сиятельствами может думать о банальной попойке, а не о том, как ему повезло лицезреть такое количество высокопоставленных демонов!

— "Обижаешь, это когда это мои попойки были банальными?" — Деланно возмутился я, тарабаня в дверь собственной квартиры…

— Это да. — Поразмыслив, кивнула Клади и, походя отвесив подзатыльник, вышедшему на мой стук осунувшемуся братцу, проскользнула в дом. — Один саботаж горгульей почты, чего стоит!

— "Кто же знал, что эти каменные чучела, запойные пьяницы?!" — Я вошел следом за Клади и принялся с интересом оглядываться. За то время что меня не было в Парнуме, Хельги явно не один раз делал ремонт в квартире. Иначе с чего бы увеличиваться количеству проходов в гостиную? Их в изначальной планировке всего два было, один в коридор, другой в спальню. После первой же нашей пьянки, появился еще один, на кухню, это старший братец Клади — Бар, разрушитель недоделанный, с бодуна за рассолом сходил, после чего было решено проем не заделывать, а только придать ему более пристойный вид… Сейчас же, количество проходов увеличилось до шести, из которых два вели во все тот же коридор, а третий, по-моему, в гостевую спальню. Хорошо, что не в хозяйскую… Хм, интересно, это кого же так страсть обуяла, что до дверей дойти не судьба была?!

Уставший от приведения квартиры в порядок, Хельги стоял рядом и не отсвечивал. Явно ждет, когда хозяин определится с линией поведения. Умный, зараза… Как все Скользящие, впрочем.

— "Ну, так и будем молчать?" — Поинтересовался я у приятеля. Братец Клади тяжело вздохнул. — "Хельги, ты не тормози. Орать и топать ногами, мне сейчас уже поздновато, да и знал, кому квартиру оставляю. Только одно объясни, на кой было стену в спальне ломать? Где теперь Клади спать будет?"

Хельги открыл было рот, но покосился на сестричку, прекрасно слышавшую наш разговор, и теперь небрежно жонглирующую парой огнешаров, и испустил еще один вздох.

— Вариант "в твоей спальне", чую, не прокатит. — Грустно заметил Скользящий и, как всегда неожиданно, сверкнув улыбкой в тысячу зубов, хохотнул, — но другого, все равно нет.

Тьфу ты! Еще гулять не начали, а квартиру уже разносят! Огнешары соскользнули со щита выставленного этим нахалом и неожиданно рассыпались искрами, едва коснулись пола и стен.

— Ого! Бельзорский дуб? — Первой догадалась Клади. Хельги горделиво подбоченился.

— А то! После третьего ремонта, я подсчитал убытки и решил, что дешевле будет отделать квартиру им, чем каждый раз восстанавливать руины. — На мгновение просияв, заявил демон. А я, удобно устроившись в кресле у камина, погрузился в вычисления. Бельзорский дуб, или бельзор, как его еще иногда называют, довольно редкая штука. Очень прочное, гораздо крепче природного камня, единственное в этом мире дерево, абсолютно неподвластное волшбе. Стоит оно, ое-ей! На эти деньги мою квартиру можно снести подчистую раз пять, и отстроить заново ударными темпами, включая оплату штрафов за нарушение общественного порядка и шум в ночное время… Это что же за армаггедец устраивали здесь студенты Корпуса, что полная отделка квартиры бельзором, оказалась такой выгодной? Я с уважением глянул на Хельги. Мне столько не выпить… Но попытаться-то можно?

Судя по всему, нечто подобное крутилось в этот момент и в голове Клади, потому что мы переглянулись, ухмыльнулись и рванули на кухню, готовиться к веселой ночке. Приковылявший следом, Хельги продемонстрировал, что где лежит и тут же вернулся на диван в гостиной, пробормотав что-то невнятное по поводу усталости от уборки и необходимого ему получаса сна, после чего внаглую вырубился. Замотался клыкастик, порядок наводить, пока нас не было. Ну да ничего. С приготовлением легких закусок и тяжелой выпивки, мы и без него справимся. А гости… ну, за кем-то отправим Скользящего, как проснется, а остальные придут сами, на звук. Проверено на собственном опыте. Не зря же моя квартира находится в студенческих кварталах. Тем более, что нам с Клади просто жизненно необходимо расслабиться после похода к дессе Ринии. а если все пойдет хорошо, то и не дать расслабиться сегодняшней ночью всему Парнуму. Как говорит Хельги: "ушатаем этот городишко в хлам!".

Ушатали… ага. Никогда, никогда в жизни больше не буду напиваться с этими сумасшедшими!

В который раз уже участвую в демонической пьянке, и каждый раз, наутро, обещаю себе, что больше никогда и ни за что… А смысл? Стоит мне оказаться в кругу этих обаятельных хищников и все зароки летят к скальным чертям, а я окунаюсь в очередной загул. Естественно, не обходящийся без чудачеств… безабашенных таких, чудачеств. Как сейчас, например…

Я глянул вниз и мне поплохело. Под ногами гудит ветер, мечется в сквозных узорах Воздушной башни, а ниже клубится ночная тьма, за которой совершенно не видно земли. Зато здесь, на небольшом выступе в сотне саженей от поверхности, уже наступает утро… отвратительно холодное, между прочим. Я мельком глянул на покрытое изморозью, каменное кружево стены, и поежился. Погодка, елки зеленые. Днем жара несусветная, а ночью холод собачий, что уж говорить про высоту-то… Правда, верхушка башни уже вызолотилась, купаясь в потоках света восходящего солнца, и саженях в двадцати надо мной изморозь уже растаяла, так что и до полного рассвета, когда солнечные лучи коснутся вытертых мозаичных мостовых Парнума, осталось совсем чуть-чуть. Надо продержаться, раз уж ввязался в этот дурацкий спор. Тем более, что шансы у меня есть, и очень неплохие. По-крайней мере, за прошедшие четыре часа пряток, пьяные демоны меня не только не нашли, они вообще выше десятка саженей над землей не поднимались! О чем мне исправно докладывал Хельги, на пару с Клади самоустранившийся от участия в споре. Эти хитрецы, вместо того что бы, как и остальные участники гулянки, носиться по Парнуму в поисках хитрого меня, объявили себя арбитрами и спокойно наблюдали за мельтешением участников, время от времени проверяя, что бы те не использовали никаких амулетов, ни поисковых, ни, в моем случае, прикрывающих. Только собственные умения, ум и хитрость… М-да. Ум это было бы здорово. Ну кто мешал мне прихватить медвежью шкуру из спальни, а? Так нет, сумничал, маму иху. "А что, если увидев мои приготовления, какой-нибудь не в меру сообразительный Скользящий допетрит, где я собрался заховаться?" Теперь вот сижу, зубами стучу от холода. Утешает только одно, похоже, зашоренные демоны, в своих поисках бескрылого человека, не удосужились вспомнить, что для желающего забраться повыше, крылья — совершенно необязательный атрибут. Иногда достаточно одного лишь умения лазать… Хотя, если честно, во время подъема на эту чертову башню, я иногда удерживался от падения только силой воли. И поверьте, это было посложнее, чем управлять десятком шариков-тренажеров. Все же, мое тело несколько больше и тяжелее, посему, что бы ни говорил Аникита Силыч об отсутствии разницы между подъемом иголки и наковальни, сил на поддержание своей тушки в воздухе, пока ноги искали потерянную опору, ушла целая прорва. М-да. Но если бы не это умение, я бы сейчас, в лучшем случае только-только влез на уже успевший мне надоесть до скальных чертиков, уступ, а в худшем, небольшая площадь внизу, украсилась бы моим расплющенным телом.

Ох. Наконец-то! Солнце осветило Парнум, щедро заливая теплом его улочки, площади, ажурные балконы и резные мостики. Я выиграл! А теперь… попробуем отсюда спуститься.

Не могу сказать, что спуск оказался намного проще подъема, но меня поддержала моя мечта… Как можно быстрее добраться до дома, и рухнуть в ванну с сосудом чего-нибудь покрепче. Я уже был близок к исполнению этого немудрящего желания, когда у входа в дом меня остановили.

— Мэтр Ярослав? — Я даже не сразу понял, что окликают именно меня. Только через пару секунд до меня дошло. Здесь, в этом мире мэтрами именуют мастеров волшебства. А я к таковым не отношусь. Рылом, так сказать не вышел… Но остановиться все одно пришлось, поскольку тот, кто меня окликнул, внезапно оказался точно передо мной и улыбнулся, продемонстрировав великолепный зубной набор. Очередной лощеный выпендрежник Скользящий. А уж высокомерия-то в нем, пожалуй даже побольше чем во вчерашней компании дессы Ринии. И почему все демоны считают, что люди должны пугаться их оскалов и танцевать перед ними на задних лапках, а?

— "Ну?" — Хмуро осведомился я, не пытаясь контролировать мощность мысленного посыла. Демоны в этом плане куда чувствительнее людей, как я давно убедился, так что приступ мигрени моему улыбчивому собеседнику обеспечен. Вон как скривился. Придется поторопить. — "Чего надо, дес?".

— Аргх. — Демон мотнул головой от очередного приступа головной боли и, потеряв все свое высокомерие, молча протянул мне небольшой конверт темно-бордового цвета. После чего, смерил мою усталую тушку изучающим взглядом, удалился, пробурчав на ходу, — возможно, Реиданс был прав, и из этого выйдет какой-нибудь толк. Кто бы мог подумать?

Пожав плечами, я вошел в дом и, развернув конверт, прочел короткое послание, всего из нескольких слов: "Девять вечера, восьмого дня. Западные ворота". Пожав плечами, я вздохнул, и уже через несколько минут булькнулся в огромную ванну. Я еще слышал краем уха, как вернулись искавшие меня по всему городу, демоны, как хохотала Клади, увидев мою куртку, висящую на вешалке, помню расстроенный галдеж полупьяных Скользящих и Разрушителей, а потом попросту вырубился. Все-таки мне нельзя пить много кофе…

Разбудил меня голос тихий голос Клади, тормошившей мое уставшее тело. Матерясь сквозь зубы, демонесса отвесила мне пощечину и судя по тому как горят мои щеки, это был явно не первый подобный "знак внимания".

— А! Очнулся наконец. — Констатировала Клади, когда я перехватил ее руку в замахе. Глаза демонессы горели яростным пламенем. Кажется, она сейчас трансформируется… полностью. Не самая лучшая идея, честное слово. Усмирить взрослого демона в боевой ипостаси мне не светит… А драться с Клади на смерть, я не собираюсь. Все эти мысли промелькнули в моей голове с бешеной скоростью, и уже через секунду я, как был, выскочил из ванной, попутно опрокинув туда подругу. За время моего сна, вода прилично остыла, так что у Клади были все шансы охладиться. А вот визжать не надо!!!

От крика ошеломленной демонессы, заложило уши. Правда, это не помешало мне добраться до гостиной и, подперев двери в ванную комнату небольшим комодом, скрыться в спальне. Ха! Если бы не идея Хельги с бельзорским дубом, запертая дверь не стала для Клади преградой. А так, у нас появилось несколько минут. У нее, что бы успокоиться, а у меня, что бы нормально одеться… а может даже и попробовать найти на кухне чего-нибудь съедобного… Хотя, после визита Разрушителей, это дохлый номер, но вдруг мне повезет?

Как ни удивительно, но еда нашлась без особых проблем. Я уселся за стол, и только вонзил вилку в ароматный кусок белорыбицы, как за моей спиной раздался треск, и дверь из бельзора вылетела в гостиную. М-да, надо будет сказать Хельги, что бы в следующий раз, дверные петли тоже сделали из бельзорского дуба. Если это возможно, конечно.

Хмурая Клади с растрепанными волосами, но в уже абсолютно сухом платье (немудреный фокус, его любой нормальный ученик первого года знает), проскользнула мимо меня, на ходу подхватила мою порцию рыбы удлинившимися когтями, бросила ее на чистую тарелку, и, вздохнув, устроилась напротив меня.

— "Ну, и что за муха тебя укусила?" — Поинтересовался я.

— Что это? — Вопросом на вопрос ответила Клади, и на мою тарелку приземлился знакомый конверт.

— "Понятия не имею." — Честно ответил я. Но в груди уже поселилось какое-то нехорошее предчувствие.

— Ну да. Где уж тебе знать? — Скривила губы Клади. — Ты же не демон. Это только нам известно, как выглядит БЕЗУСЛОВНОЕ ПРИГЛАШЕНИЕ ВО ДВОРЕЦ К ВЛАДЫКЕ!

— "Эхм. А что значит "безусловное"?"

— Только то, что оно обязательно к исполнению. Таким не пренебрегают даже послы других стран. — Клади успокоилась также быстро как взбеленилась. — Чревато, знаешь ли. Яр, надо было тебе вчера уходить.

— "Да, я уже понял".

— То есть, это надо понимать так, что ты пойдешь? — Недоверчиво покосилась на меня демонесса.

— "А у меня есть другие варианты?" — Грустно усмехнулся я. — "Ведь, если я сбегу, то вернуться в Парнум без того, что бы познакомиться со стражей, мне уже никогда не удастся, правильно?"

— В общем-то да. Даже если ты появишься здесь только через тысячу лет, ордер на твой арест тебя дождется. Если проживешь тысячу лет, конечно, а, шансы на это станут совсем мизерными, если принять приглашение. Вряд ли ты понадобился Владыке, только для того что бы он послушал пару свежих анекдотов в твоем исполнении.

— "Уверена, что все так грустно?" — Вздохнул я.

— Ты мою маму видел? Она по мелочи не играет, Яр. Так что… — Клади развела руками, а я, в этот момент, все-таки выудил свой завтрак с ее тарелки, и моментально отправил его в рот. Вселенская печаль тут же покинула очи Клади, а мне в лоб прилетела ложка. Больно, между прочим.

А потом был ад. Честно, через три часа, я готов был уже оказаться не то что на приеме во дворце, а даже в подвалах этого самого дворца. По-крайней мере, там меня не будут крутить как куклу, обмеряя всеми возможными способами. Елочки зеленые, да подготовка к приему у дессы Ринии теперь казалась мне вполне спокойным времяпрепровождением. Но пришлось терпеть. Все мои робкие попытки, как говорит Хельги, "отмазаться" от этих приготовлений, напарывались на яростный блеск глаз Клади и ее низкий вибрирующий рык. Вот попал, так попал…

Глава 4

Восемь дней пролетели как один миг. Подготовить этого сумасброда к визиту во дворец, оказалось очень и очень непросто. Мало того, что он наотрез отказался от приличествующей случаю одежды, жестко регламентированной эдиктами Правящего корпуса, между прочим, так узнав, что ему придется сдать этот его шест при входе во дворец, Яр вообще взбеленился!

— "Вы свою вторую ипостась тоже в гардеробе оставляете?" — Разъяренный человек, словно буром вворачивал свои мысли в голову демонессы, так что Клади оставалось лишь порадоваться, что у нее имеется сделанный все тем же Яром амулет, снижающий порог восприятия. Иначе от такой мощи, у нее могло бы и крышу сорвать.

— Яр! Ипостась это ипостась, а оружие, это оружие. — Девушка пыталась успокоить друга, но тот только еще больше разозлился.

— "Вот как? А давай вспомним, что по этому поводу написано в ваших уложениях о мастерстве! А? "Аще демон еси вой и лик его — оружье, такоже сам он оружье в руци Владычьей.". Продолжать?"

Клади на мгновение замерла. В таком аспекте, в словах человека был свой резон. Особенно, учитывая, что уложения о мастерстве, которые он упомянул, по сути своей, не столько книги о сущности демонов, сколько сборник их древнейших законов… М-да. Придется разбираться. Может и удастся выбить для Яра разрешение на появление перед Владыкой с оружием. В конце-концов, если демонам разрешено появляться во дворце даже в боевом облике, то почему человеку нельзя появиться там же, при своем оружии?

Эта перепалка произошла между ними за три дня до визита Ярослава ко двору. И если в предыдущие дни Клади могла рассчитывать хотя бы на три-четыре часа отдыха от подготовки Яра к походу во дворец, то после того как она связалась с чиновниками Владыки, ответственными за протокол, времени на сон у нее не осталось вообще. Оставшиеся два дня, Клади провела как в тумане. Днем она контролировала последнюю подгонку одежды Ярослава и проверяла каждую вышитую на ней руну на соответствие правилам, а вечером присутствовала на малом протокольном совете в качестве представителя человека, вынужденная выслушивать мат демонов, по поводу обнаруженной Яром коллизии в законах Парнума. Причем, эти старые перестраховщики очень быстро ушли в сторону от темы обсуждения. То есть, появится ли Ярослав на приеме с оружием или без, их уже не волновало. Гораздо больше беспокоил сам факт расхождения законов.

Утром, в канун дня визита, Ярослав окинул внимательным взглядом бледную подругу с красными глазами и ввалившимися щеками, вломившуюся к нему в квартиру.

— "Солнце мое, ты когда в последний раз ела?" — Тревожная мысль Яра скользнула в голове демонессы.

— Не помню. — Буркнула та, немного опешив от такого приема.

— "А спала?" — Ярослав нахмурился, а Клади только пожала плечами. Миг, и девушка ощутила, что проваливается в темноту, под мысленный шепот друга. — "Совсем замордовали девку, козлы убогие".

Проснулась Клади на знакомом диване в гостиной Ярослава, от умопомрачительного запаха. Рядом, на низком столике примостился поднос, на котором стояла тарелка с горкой горячих, только что испеченных блинчиков, хрустальная чашка, наполненная сияющей, полупрозрачной красной икрой слабого посола, плошка с густейшей сметаной и огромная несуразная кружка с черным чаем, в котором плавал солидный ломтик лимона. Глаза девушки сверкнули и она, с поистине демонической яростью, накинулась на еду.

— "Ну вот, совсем другое дело." — Яр даже не пытался скрыть свое довольство, когда увидел опустевший поднос и откинувшуюся на спинку дивана, Клади, сыто поглаживающую животик. Девушка блаженно улыбалась, прикрыв глаза и, кажется, даже не слышала, как он вошел в комнату. — "Ау! Ты проснулась?"

— Угум. — Клади открыла глаза и сладко потянулась. — Спасибо, Яр.

— "Да не за что". — Фыркнул парень. — "Что у вас там произошло, что ты такая замученная была?"

— А! — Девушка недовольно поморщилась. — Эти… козлы убогие, кажется так ты их обозвал? Так вот, вместо того, что бы решить твой вопрос и разбежаться, они всерьез озаботились коллизией в законах. Вроде как, согласно их же собственному эдикту, во дворце запрещено появляться с оружием, но согласно уложению, демоны сами по себе и есть оружие… "и как же теперь быть, и что же теперь делать?" А я не могла покинуть заседание, пока не назначен перерыв, или принято решение. Устала. Всю ночь просидела с этими червями бумажными…

— "Извини. Не думал, что все так получится." — Яр вздохнул и девушка отчетливо ощутила испытываемые им угрызения совести.

— Ты-то здесь причем? — Улыбнулась Клади. — Поверь, любой демон поймет твое нежелание расставаться с вооружением. Это естественно.

— "Да? Ну тогда, ладно." — Повеселел Яр. — "Слушай, а они до чего-нибудь договорились?"

— Куда там?! — Отмахнулась Клади. — Объявили перерыв до вечера, а там снова начнут пургу мести.

— "Вот идиоты." — Хмыкнул Яр. — "Слушай, ты им намекни, по этому поводу, что если любой демон, по определению, оружие Владыки, как сказано в уложении, то последнему и решать, в каком виде он желает лицезреть своих подданных. С дополнительным вооружением или без."

— Умный такой. — Усмехнулась Клади. — Ты представляешь насколько затянется решение этого вопроса, если совет обратится к Владыке?

— "А нам не все равно?" — Удивился Ярослав. — "Главное, что это вернет совет к решению моего вопроса".

— Логично. — Признала Клади. Кажется, со всей этой кутерьмой, она изрядно вымоталась, если совершает такие ляпы. Девушка вздохнула. — А у тебя еще что-нибудь поесть найдется?

Ярослав покосился на пустой поднос и, улыбнувшись, кивнул, приглашая Клади на кухню.

Вечером следующего дня, Ярослав, вместе с Клади вошел в Западные ворота, постукивая древком шеста по мраморным плитам пола, как посохом. Лист же удобно устроился в ножнах на поясе человека, изображая обычный кинжал-переросток. Вопрос с оружием приглашенного ко двору Владыки человека, был решен положительно. Говорят, сам Владыка, приложил руку к эдикту дозволяющему Ярославу стоять перед ним вооруженным. Ведомый одним из дворцовых слуг, парень частенько ловил на себе взгляды окружающих. И к его удивлению, среди них оказалось немало завистливых! В чем причина такого отношения к нему, Яр не понимал, а Клади, на все его вопросы, только усмехалась, но продолжала молчать, как святоша на допросе.

Наконец, Яр оказался перед высокими двойными дверьми, украшенными затейливой резьбой и позолотой. И тут же слуга-проводник и Клади, куда-то испарились. Парень оглянулся, но в огромной приемной, кроме него и пары массивных каменных големов-охранников у дверей никого не было. Глубоко вздохнув, Ярослав одернул неудобный на его взгляд, жесткий от обилия серебряного шитья, камзол с высоким, жутко натирающим шею, воротником-стойкой, и шагнул к дверям, створки которых, тут же послушно разошлись в стороны. Сами.

— Ну-ну. Не стоит мяться у входа. Подойди ближе. — Гулкий голос, разнесшийся под сводами длинного зала, ярко освещенного багровым закатным светом солнца, бьющим сквозь многочисленные стрельчатые окна, заставил парня вздрогнуть. Впрочем, Ярослав быстро справился с собой и двинулся вперед, на ходу пытаясь успокоиться, и для отвлечения внимательно осматривая помещение. На первый взгляд огромный зал с высокими сводчатыми потолками, подпираемыми массивными колоннами из дорогого черного мрамора и зеркальным паркетом пола, казался пустым, но только на первый взгляд. У противоположной стены, рядом со стойками забитыми самым разным оружием, стоял худощавый мужчина неопределенного возраста, затянутый в белоснежный костюм с черным, адамантовым(!) шитьем. Подойдя ближе, Ярослав наткнулся на взгляд этого существа, и чуть не сбился с шага. Но, почти тут же взял себя в руки. Непроницаемо черные, без намека на радужку или белки, глаза Владыки Шиилы наводили на мысли о первородной Тьме.

— Не стоит меня пугаться, человек. — Тонкие губы демона исказились в намеке на усмешку. — Я не причиню тебе вреда.

— "Зато теперь понятно, почему считается, что у демонов нет божественных покровителей." — Выдал Ярослав.

— Вот как? — Серебристая бровь его собеседника вскинулась, демонстрируя удивление.

— "Ну да. А зачем нужны какие-то покровители, если их собственный владыка сам из той же когорты?" — Все так же отрешенно ответил парень.

— А ты не дурак. — Кивнул демон… или бог демонов? — Действительно. Многие помнят историю о том, как демоны свергли деспотию Иерха. Вот только мало кто задумывается о том, что стало с убийцей бога. Знаешь такую поговорку: Убивший дракона, станет драконом? Она применима и к богам. Не ко всем, наверное, но к таким к Иерх, точно… Но это все лирика. Я пригласил тебя, вовсе не затем, что бы побеседовать о природе моего владычества. Ты мне нужен, Ярослав.

— "Зачем?" — Спокойствие человека, кажется, удивило даже его собеседника.

— Хм. Ну, скажем так. Я хочу отправить посланника к одному из человеческих правителей. Можешь себе представить, что будет, если таким посланником станет демон? Разбегающиеся в ужасе крестьяне, бряцающие железом рыцари, размахивающие, с перепугу, кадилами, жрецы? Оно мне надо?

— "А портироваться прямо в столицу того правителя, никак?" — Удивился Яр.

— Да моего посла нашпигуют железом и заклятьями, еще до того как он успеет предъявить верительные грамоты! А сверху еще и экзорцизмом приласкают. — Широко улыбнулся Владыка. Так, словно, подобный исход его очень и очень радовал. Впрочем, может действительно радовал? Мол, вот какие демоны молодцы, запугали целый мир!

— "А там, письмо послать какое-нибудь, весточку? Или с человеческими послами передать?" — Попробовал зайти с другой стороны Ярослав. Ну никак ему не улыбалось, влезать в большую политику.

— Ха! Темного вестника зашибут в момент, не разбираясь, как только он вылетит за пределы Шиилы. — Несмотря на ожидаемую Яром, короткую отповедь, а-ля "не твоего ума дело", начал отвечать Владыка. Ему, судя по всему, просто понравилась эта игра. — Что касается человечьих послов… то они попросту "невыездные". Не понимаешь? Поясню. Это своего рода, форма казни у их корольков. Достал, например какой-нибудь граф своего повелителя до печенок, и тот ему, вместо плахи, предлагает возглавить посольскую миссию в Парнуме. И обратно, естественно, такого посла уже никто не ждет.

— "Однако. Но, ведь как-то же они передают информацию?"

— О да. Хрустальные сферы. Но здесь кроется другой подвох. Я не хочу, что бы мое послание было перехвачено, а защищенность подобного канала связи, прямо скажем, никакая. — Развел руками владыка.

— "То есть, я опять попал?" — Грустно заключил Ярослав.

— Ты даже не представляешь, как именно! — Самым наглым образом заржал демон, но заметив, как заледенел взгляд собеседника, оборвал смех. — Не расстраивайся, Ярослав. Поверь, за твою помощь тебя ждет очень хорошая награда… Скажем так. Подарок двух желаний. То есть, первую часть награды назначу я, а вторая часть на твой собственный выбор. Устраивает?

— "Все что захочу?" — Ярослав прищурился.

— Только без фанатизма. — Усмехнулся демон. — Все, что в моих силах.

— "Даже, если мое желание будет противоречить законам Шиилы?"

— В Шииле, один закон. Я. — Неожиданно резко ответил владыка, но тут же смягчился. — Ладно. Официальная часть нашей встречи закончена. Твои грамоты и письмо, будут готовы завтра. А сейчас, если не возражаешь, я хотел бы воспользоваться случаем и немного позвенеть железом. Составишь компанию? А то мои подчиненные шарахаются от такой возможности, словно боятся меня поранить.

— "Ну… я не знаю." — Смутился Ярослав.

— Форы дам. — Тут же среагировал владыка.

— "Как? Мы же не в шахматы сражаться собрались." — Не понял Ярослав, и тут же почувствовал, как на него легла, сплетенная из заклятий, сеть. — "Что это?"

— Обещанная фора. Увеличивает твою скорость в два-три раза. Временно, конечно. Можно сказать, ускоритель. Боюсь, без него у нас все равно бы ничего не получилось. Все-таки скорость реакции и движения у демонов и людей, слишком разная. — Пожал плечами владыка, поворачиваясь к стойке с оружием. — Так. Угум. Что бы выбрать… Наверное, для начала, что-нибудь подлиннее. Яр, этот клинок, что у тебя на поясе, ты им отдельно бьешься, или как?

— "Можно и отдельно, но я не люблю бои на мечах и кинжалах. А вообще-то, лист наворачивается на шест." — Ответил парень.

— Ага. Понял. — Кивнул владыка и, выхватив со стойки классическую глефу, щелкнул пальцами. Зал тут же окутался каким-то защитным заклинанием. Заметив интерес, Ярослава, демон пояснил, — это, что бы мы зал не разнесли, ну и, что бы никто ничего не услышал, заодно. А то, налетят охраннички, понимаешь, ринутся на защиту моего владычьего тела… Весь кайф поломают. А оно нам надо? Ну а теперь, к бою, посол, к бою!

Взвился вихрь стали, и по залу поплыл звон, срывающийся на скрежет скользящих друг по другу клинков. Ярослав поймал темп, и начал уверенно теснить демона. На лице владыки на мгновение мелькнуло удивление, а в следующую секунду, демон, буквально, взорвался серией стремительных и мощных ударов, уклониться от которых, Ярославу удалось только чудом.

Минуту спустя, бойцы одновременно отпрыгнули друг от друга и замерли в защитных стойках.

— Однако. — Протянул владыка. — Наверное, я все-таки зря дал тебе форы… Но, кто бы мог подумать, что у человека, да еще и не воина, а колдуна, может быть такая реакция?

— "У нас так принято. Чародей должен уметь постоять за себя в любой момент и любым способом." — Пожал плечами Яр, не вдаваясь в подробности.

— Ладно. Это и к лучшему. Больше гарантий, что ты выполнишь мое поручение и останешься при этом в живых. — Кивнул демон и хлопнул в ладоши. Защита зала тут же распалась, а за спиной Ярослава скрипнули открывающиеся двери. — Думаю, тебе пора, продолжим наш поединок в следующий раз. Удачи, человек.

Ярослав, не ожидавший такого резкого окончания аудиенции, поклонился, и направился к выходу, чувствуя, как сверлит спину тяжелый неподвижный взгляд владыки демонов.

Глава 5

Вот же сволочь! Даже из вежливости моим мнением не поинтересовался, демоняка… Что б ему черти пятки чесали. Пойдешь и точка. У меня что, крылья прорезались или хвост отрос? Когда я его подданным стал, а? Одно слово — демон и есть.

Я вздохнул и, сплюнув под ноги, вышел за ворота дворца, демонстративно не заметив неодобрительных взглядов Клади и сопровождавшего ее к выходу, очередного слуги. Ну да, как можно плеваться в доме самого Владыки! У-у…

— А я ведь говорила, линять надо. — Тихо произнесла демонесса, коротким кивком отпуская сердитого слугу.

— "Не трави душу, а?" — Меня перекосило. Ну кто бы мог подумать, что эти клыкастые, умеют так живенько организовывать проблемы на шеи окружающим? С их-то бюрократией?!

Поняв, что еще немного и просто взорвусь, я остановился посреди тротуара и, сделав глубокий вдох, принялся считать до десяти, в надежде, что это поможет мне успокоиться… Вечер, свежий воздух, тепло… Ветерок шумит в кронах возвышающихся на бульваре деревьев… Демоны мимо пробегают. Ну тварь! Это ж надо было найти единственную, наверное, на весь Парнум, лужу и окатить нас из нее водой. Убью-ю!

— ЯР! СТОЙ, ПРИДУРОК!

Поздно! Действие "форы" еще не прошло и потому, пойманный мною за шкирку наглый Скользящий, обдавший нас с Клади бурой водичкой, был остановлен и впечатан мордой в белый камень, дворцовой стены. Хорошо так впечатан, основательно. А теперь, надо его окончательно замесить, пока не очнулся, собака страшная.

Немногочисленные прохожие уже оглядываются на не перестающую материться демонессу, пытающуюся удержать меня на месте… Конечно-конечно, сейчас успокоюсь. Убью вот, гада, заляпавшего этот чертов негнущийся камзол… выпущу пар, и буду спокойны-ый, как елефанта. Сделаю доброе дело, избавлю мир хоть от одного наглого демона, и ладушки!

— Яр, ты охренел? — В низком шипящем голосе Клади уже кипит злость. Она что же, думает я так не умею?! Нет, вслух-то оно, конечно, да.

— "Десса Кладилиана деи Риния Линат! Не смей на меня рычать!.. А то отшлепаю." — Неожиданно, даже для самого себя, договорил я, чувствуя, как куда-то испаряется вся разрушительная ярость, только что клокотавшая в моей груди. Ой чую, не обошлось здесь без одного крылатого владыки. Кто бы еще мог сподвигнуть меня на такое сумасшествие, да еще так, что бы чары остались мною незамечены?

От удивления, Клади отпустила мою руку и я смог подойти к несчастному Скользящему, толком не успевшему прийти в себя. Бедняга сидел на земле, и судорожно тряс головой. А на лбу у него, набухает нехилая шишка. Понимая, что мыслеречь в моем исполнении, сейчас, запросто может отправить демона в очень долгий нокаут, я обратился к Клади.

— "Слушай, ты не могла бы передать ему мои извинения?" — Ответом мне послужил незамутненный разумом взгляд, круглых от тотального удивления глаз демонессы. Я вздохнул. — "Да не смотри ты на меня так! Это все проделки вашего хваленого владыки, что б ему икалось, сволочи сереброволосой! Но я уже, кажется, в порядке."

— Охренеть. — Клади покачала головой и, присев на корточки рядом с осоловевшим Скользящим, быстро-быстро залопотала на каком-то варварском наречии. Вот елки зеленые, он что еще и не местный, к тому же? Стоя в шаге от ушибленного демона, я имел возможность наблюдать, как, по мере рассказа Клади, Скользящий приобретает все большее сходство с моей подругой. По-крайней мере, глазки у демона, округлились как и у нее, только что. В конце-концов, клыкастик поднялся на ноги, смерил меня странным взглядом, помотал головой… и был таков! Э-э? А как же оскорбление? Он, что, меня даже на дуэль не вызовет? Положительно, мир сошел с ума, если немой становится послом, а демон убегает от драки!

Елки зеленые! О чем я думаю? Какая, на хрен, дуэль? Это что, "фора" все еще действует?

— "Нет. Это я связь проверял." — Голос в моей голове, окончательно выбил меня из колеи. — "Извини, посол. Небольшие накладки с эмоциональной составляющей. Но я уже все поправил, так что можешь не опасаться за свое душевное равновесие и свободу."

— "Ага. В смысле, поздняк метаться, бобик сдох?" — Пребывая в легком ступоре, ответил я. Очередной эпистол из устного творчества Хельги, сам прыгнул на язык. Где он только берет эти фразочки?

— "Думаешь?" — Тон этого сволочного владыки, был просто таки пронизан иронией. — "Нет, ты что, в самом деле думал, что я оставлю своего посланника без контроля?"

— "Вообще об этом не задумывался." — Честно ответил я.

— "Тем более. Мне нужен умный посол, но поскольку выбирать не приходится, работаем с тем, что имеется в наличии." — Демон хохотнул, и тут же оборвал смешок. — "А теперь, серьезно. Я протянул между нами нить связи, поскольку хочу быть в курсе происходящего с тобой, пока ты будешь мотаться по человечьим землям. Уловить эту связь не сможет никто, за пределами Шиилы, так что за темного тебя не примут. О свободе действий можешь не беспокоиться. Управлять твоим телом я не могу, так что ни о каком принуждении речи нет, но я буду слышать и видеть тоже, что и ты. А значит. в случае чего, ты сможешь рассчитывать на хороший совет. Заметь, не приказ. Только совет."

— "Вот попал". — Простонал я.

— "Ты это уже говорил." — Да уж. Ехидства в этом демоне, куда больше чем положено.

— "Эй, тебе-то откуда знать, что мне положено, а что нет?" — Фыркнул этот хам базарный, и закруглился. — "Все, конец связи. Буду нужен, позовешь. Удачи, Ярослав. И это… Там с тобой, случаем не дочка Ринии?"

— "Ну да."

— "Прими мои соболезнования, и еще раз удачи. Помня саму Рин в юности, могу предположить, что лишним не будет ни первое, ни второе. Ха!"

— Ты еще долго будешь истукана изображать? — Удар демонессы, твердым кулачком мне под ребро, оказался точкой в беседе с владыкой демонов. Нет, все-таки в чем-то, этот клыкастый прав. С Клади и сотня пожеланий удачи, лишней не будет… правда и эффект сомнителен.

— "Уже идем."

— Да? Ну попробуй. — Клади кивнула. Увлеченный своим "внутренним" диалогом, я совершенно не следил за происходящим вокруг, а потому десяток демонов, взявших нас в кольцо, стал для меня неприятным сюрпризом. Впрочем, агрессивности клыкасто-хвостатые не проявляли. Скорее, было похоже, что они в легком недоумении от происходящего. Вот только, что мне теперь делать?

— "Идиот. Я же говорил, что нить не заметят ЗА ПРЕДЕЛАМИ Шиилы. А здесь, каждый демон чувствует мое присутствие. Так что, сделал морду кирпичом, и вперед." — Недовольный голос работодателя исчез из моего разума так же резко, как и появился. Это он так меня пристыдить хотел? Если да, то еще большой вопрос кому из нас повезло меньше. Я его требованиями советов, "задолбаю", как говорит Хельги.

Я вздохнул и, взяв Клади под локоток, двинулся, как мне и было рекомендовано, вперед. Демоны, оказавшиеся перед нами, в свою очередь, подались назад, а через несколько шагов и вовсе разомкнули кольцо.

— И что теперь? — Клади, промолчавшая всю дорогу до моего дома, застыла на пороге.

— "В смысле?"

— Я не спрашиваю тебя, о чем вы говорили с Владыкой, и чего именно он от тебя хотел. — Медленно проговорила демонесса. — И так понятно, что на его предложение ты согласился. Иначе, на тебе не было бы его метки. Но…

Клади смешалась, и взглянула так, что я вздрогнул. Вот не думал, что она будет ТАК переживать!

— "Все будет нормально." — Я подтолкнул Клади ко входу. — "Да, я принял его предложение и теперь мне предстоит небольшой, вполне безопасный поход".

— Если он такой простой, то почему именно ты, что ты можешь такого, чего не может любой другой демон? — Демонесса шагнула за порог и начала подниматься по лестнице.

— "Пройти по человечьим землям, например." — Пожал я плечами. Вот тут Клади встала как вкопанная, не дойдя пары шагов до моей квартиры.

— Нашего мира? — Тихо спросила она.

— "Ну да."

— Ой, дура-ак. — Протянула Клади… и заплакала. Я чего-то не понимаю? Ладно. Подождем бумаги от владыки, а потом будем разбираться. А пока надо как-то утихомирить этот водопад.

Я подхватил всхлипывающую подругу и, буквально, втащил ее в квартиру. Нечего рыдать в подъезде. У меня здесь, в смысле у моей квартиры, и так не самая лучшая репутация, а если еще под дверью увидят плачущую демонессу, то и с ее остатками придется распрощаться, а это грозит включением ее в список "особо беспокойных", у местной стражи. Оно мне надо, такое счастье?

В себя, Клади пришла только через добрых полчаса, в течение которых я вился вокруг нее вьюном. И то, добился только, что она, с удрученным выражением лица умяла приготовленный мною на скорую руку, ужин, после чего заперлась в моей спальне и зачем-то запечатала вход. Это что, она боится, что я к ней ночью ворвусь? Поговорили, называется. Вздохнув, я покосился на дверь, за которой скрылась демонесса и начал устраиваться на ночлег прямо в гостиной.

Проснулся я от того, что какая-то сила, со всей дури хряпнула меня об пол. С понятным интересом, открыв глаза, я выматерился и тут же закрыл их снова. Какие-то дикие у меня получаются каникулы… Одни демоны втягивают меня в свои мутные политические игрища, другие незатейливо будят по утрам вместо будильника… крайне наглого будильника, надо сказать. По-крайней мере, до сегодняшнего дня ни одна стрелочная сволочь не пыталась разбудить меня броском через бедро.

— "Бар, чего тебе от меня надо, а?" — Мысли в голове перекатывались тяжелыми камнями, когда разрушитель, поднял меня над полом, схватив за ворот халата, заменивший мне пижаму и одеяло, одновременно.

— Где. Моя. Сестра?! — Прорычал этот шкаф, мерно встряхивая мою тушку. Тут уж волей-неволей пришлось просыпаться.

— "Вчера вечером была в моей спальне". — Ответил я между взбалтываниями. — "Может все-таки поставишь меня, где взял? А то ведь могу и "молотом разума" приласкать."

На секунду офигевший, Баролла отпустил ворот халата, и я чуть не грохнулся на пол. Но все-таки удержал равновесие. Демон тем временем, пришел в себя и вперил в меня взгляд красных, налитых кровью глаз.

— И что же моя сестра делает в твоей спальне, человечек? — Бар оскалился.

— Спала я тут. — Сухой голос Клади, раздавшийся от двери в спальню, заставил разрушителя подпрыгнуть на месте. Молниеносно развернувшись, демон окинул закутанную в мое любимое одеяло сестру, подозрительным взглядом и, судорожно вздохнув, вдруг протянул просительным тоном, — Клади, пошли домой, а? А то отец волнуется… И мама…

— Не поняла. — Тряхнула вздыбившимися со сна волосами, демонесса. — С чего вдруг?

— Я же говорю, папа волн… — Но Клади не дала братцу договорить.

— Эту чушь будешь Яру втирать. Что бы папа и мама ВМЕСТЕ просили меня вернуться домой?! Ха!

— Вот, я же им говорил, что из меня хреновый дипломат, так нет. Вбили себе в головы, что лучше Бара с заданием никто не справится. — Вздохнув, пожаловался мне разрушитель. Переход от ярости к меланхолии был моментален.

— Бар, не увиливай от ответа. — Таким тоном и насмерть заморозить можно! Я уважительно покосился на Клади.

— А! Один хрен, из этого не вышло бы никакого толку. — Демон махнул рукой и уселся на пол. — Судя по тому, что я вижу в твоем ореоле, сестрица, ты твердо решила увязаться за своим приятелем, в его путешествии. А значит отговаривать бесполезно. Яр, будь добр, подними свою челюсть и ответь несчастному разрушителю, у тебя пожрать что-нибудь найдется?

— "Куда я денусь?" — Вздохнул я, судорожно переваривая выданную Бароллой новость. — "Тебе как, прямо на пол омлет вывалить, или позавтракаешь с нами, за столом?"

— Язва. — Буркнул демон. — Позови, как все будет готово. Тогда и разберемся.

Покачав головой, я направился на кухню. Клади пришла туда же через пару минут.

— "Ничего не хочешь мне рассказать?" — Я раскалил плиту и грохнул на нее сковороду.

— Ну… — Демонесса присела на краешек стола и закатила глазки.

— "А конкретней?"

— Я иду с тобой.

— "Исключено." — Отрезал я. Клади насупилась. — "Пойми, ваш гребаный владыка отправляет в поход меня, потому что одно присутствие демона за границами Шиилы, может привести чуть ли не к войне."

— Меня никто не опознает. — Упрямо покачала головой демонесса.

— "Ну да. Ты такой мастер скрыта, что ни один демон с тобой не сравнится." — Фыркнул я.

— Ты не понимаешь. Я всю ночь настраивалась на метку владыки, что он на тебя повесил. И сейчас, могу просто спрятать свою суть за ней. Как в тени. И никто ничего не заметит.

— "Подожди… Как это?" — Я действительно ничего не понял.

— Ну… ты же видел владыку. Наверняка понял, что он такое… Так вот. Владыка спрятал свою метку под благословением божества в твоем ореоле. Ювелирная работа между прочим. — Пустилась в объяснения Клади.

— "А то! Могем, когда хотим". — Тут же раздался в моей несчастной голове голос довольного владыки.

— Так вот. Ни один демон, кроме владыки, на такое не способен. Зато, любой из нас, после определенной настройки может спрятать свою суть в тени его метки. Что я и проделала этой ночью, пока ты спал. — Гордо заключила Клади. — Так что теперь, мы можем идти вместе. Никто в мире не догадается, что я не человек. Может ты не заметил, но у меня даже клыки исчезли.

— "Слушай, я был прав, эта девочка — вторая Рин. Сочувствую тебе, напарник." — Хохоток владыки демонов стих, заглушенный моими щитами разума.

— "А посоветоваться, не судьба?" — Мое настроение, и так не особо радужное, уверенно скатилось до точки замерзания.

— Ну, Ярик! Ты же без меня пропадешь! — Воскликнула Клади.

— "Постой-постой. А что там Бар говорил? Твои родители, получается, в курсе этой затеи?"

— Ну… Я советовалась с мамой… пока мы шли из дворца. Наверное, она догадалась в чем дело, вот и… — Демонесса с визгом увернулась от запущенного мною яйца и, скрываясь в ванной, прокричала, — все равно я пойду с тобой. Пока существует привязка моей сути к метке владыки, ты от меня не избавишься!

— "Хм, напарник, не хочу тебя расстраивать, но девчонка абсолютно права. И даже я не могу ничего сделать." — Задумчивый голос работодателя, пробившийся через щиты, немного меня отрезвил. а следующие слова, произнесенные куда более воодушевленным тоном, окончательно привели в чувство. — "Привязка позволит ей найти тебя где угодно, даже в других мирах, и вытащить к владелице сути… или наоборот, ее к тебе. Вот бедовая девка, а! Ох чую, это будет веселое путешествие!"

Предвкушающие нотки в довольном голосе владыки, заставили меня взвыть. Уж я-то прекрасно знаю, что такое веселье демонов!

— "Хе-ех. Поверь, это тебе только так кажется. Ты еще не знаешь, как Я умею веселиться". — Все. Эта фраза прочно вогнала меня в самый черный пессимизм. Аникита Силыч, родной! Зачем ты меня из костра вытащил? Сидел бы я себе сейчас на облачке, играл на какой-нибудь кифаре, и в ус не дул! Так ведь нет… нет в жизни счастья.

Глава 6

Поняв, что сестренка не откажется от своей затеи, Бар вздохнул и, философски пожав плечами, высвистал Хельги. Старший представитель младшего поколения семьи Линат прекрасно понимал, что если Клади что-то вбила себе в голову, то проще ей не перечить. Все равно сделает по-своему, но еще и все нервы вымотает. А разрушитель с нервным расстройством, это знаете ли, почти армаггедон. Вон, хоть того же прадеда Атиллу взять. Говорят, в некоторых мирах его именем до сих пор детей пугают, а ведь бедняга тогда просто с супругой поссорился. Ну и сорвался… с кем не бывает.

Бар хмыкнул. Хельги, это конечно здорово. Без его помощи, экипировать этих двоих для дальнего похода, занятие долгое и муторное. Но ведь нужно и родителям доложить о провале "дипломатической миссии". Папа будет в ярости.

— "Э-э, отец?" — Бар кинул главе семьи мысленный образ.

— "Ну?" — Эмоции третьего иерарха Шиилы, можно было охарактеризовать, как беспокойство.

— "Она не хочет".

— "Мне наплевать на то, чего хочет или не хочет эта вздорная девчонка! Через час она должна быть в поместье." — Рыкнул отец и Бар почувствовал, как тот закипает.

— "Дорогой, по-моему, ты сам признал Кладилиану совершеннолетней?" — В разговор отца и сына внезапно влился холодный тон дессы Ринии.

— "И что, предлагаешь теперь разрешить ей пуститься во все тяжкие?" — Возмутился иерарх, тут же забывая о разговоре с сыном. — "Хочешь, что бы она повторила твой путь?"

— "К сожалению, это уже не нам решать. — Вздохнула десса и в ее голосе прямо-таки зазвенел лед. — Клади — девочка взрослая и только она сама может распоряжаться своей жизнью. И прекрати, наконец, ревновать меня к прошлому!"

— "Ладно-ладно. Извини. Сорвалось. Но может, хоть скажешь, зачем ты просила меня отправить к ней сына?" — Недоуменно, но с отчетливыми нотками гнева, осведомился отец

— "Муж мой, ты по-прежнему пугаешь меня гулкой пустотой в том горшке, что по какому-то недоразумению, считаешь своей головой." — Десса Риния, в отличие от успокаивающегося супруга, явно только начала заводиться. — "Ну не могла же я ему сказать: Иди и помоги сестре собраться. Это нанесло бы урон моему авторитету в глазах детей. Пока они были маленькие, можно было просто приказать и они бы подчинились. Но дети выросли, муж мой! И нам остается только помогать им и мягко направлять. "Распоряжаться" и "влиять", чуешь разницу?! Если нет, то какой из тебя к бесам, иерарх?!"

Услышав слова матери, Бар возблагодарил небеса за то, что о нем так быстро забыли и скоренько отключился. Сейчас родители начнут ссориться, а хорошие дети не должны присутствовать при таких моментах, "дабы не пошатнулось их уважение к старшим", как говаривал его старый учитель этикета.

Бар мотнул головой, вытряхивая из нее остатки эмоциональных мыслеобразов родителей, и принюхался. Из кухни в гостиную потянулся дразнящий аромат какого-то печева. Демон облизнулся и, временно забив на все, пошел на запах. Уже подходя к кухне, он еле успел посторониться, когда мимо него, промчалась ухмыляющаяся сестренка.

— Хм, Яр, нельзя же так буквально понимать мою просьбу, насчет пожрать… — Пробурчал демон, стирая с лица, медленно стекающее сырое яйцо, со снайперской точностью врезавшееся ему в лоб. В ответ, человек только возвел очи горе, и тяжко вздохнул. — Яр?

— "Э? Бар? Извини, задумался. Где ты так вымазался? Платок дать?" — Пришел в себя, человек.

— Спасибо. Уже не надо. — Невозмутимость, Бар, полная невозмутимость. Похоже, парень, просто очень крепко о чем-то задумался, если не заметил, в кого попал его снаряд. Демон частично трансформировался и, одним движением длинного раздвоенного языка, слизнул остатки стекающего по морде яйца.

Бар уселся за стол и, в ожидании обещанного омлета, уставился в окно. Но взгляд демона, то и дело возвращался к рабочему столу, на котором продолжала расти горка оладьев, которые пек Ярослав, пока в соседней сковородке томился омлет. Кушать-то хочется! Наконец, он не выдержал и попытался слевитировать блюдо с пышущей жаром вкуснятиной, за что тут же огреб деревянной ложкой по лбу. Да уж. Если не везет, то не везет во всем. Печальный вздох демона всколыхнул занавески на окне.

— "Не вздыхай. Хочешь, что бы мы быстрее сели завтракать, тащи на стол масло, молоко, мед, ну и там, в холодильной глянь, что-нибудь на свой вкус." — Наконец, внятно отреагировал Яр.

Ха, уговаривать о такой помощи, разрушителя долго не надо! Бар с готовностью сорвался с места, и принялся загромождать стол, вынимаемыми из холодильной, продуктами. Вроде все… Вот только, куда теперь поставить блюдо с оладьями? Да и омлет не поместится. Демон вздохнул и принялся за переборку вытащенной провизии. В результате, на столе осталось только то, что затребовал Яр, плюс большой кусок копченого мяса. Нет, ну сказано же было, "что-нибудь на твой вкус", а какой демон откажется от небольшого ароматного куска мяса, а уж тем более, от большого!

— "Тарелки, вилки, ложки и ножи." — Скомандовал Яр, мельком глянув на стол. Пришлось лезть в шкаф. Как будто нельзя, обойтись без этой ерунды! Оладьи, например, можно и пальцами хватать, а омлет аккуратно разрезать на три части когтем, после чего, опять же воспользоваться пальцами. М-да. За такой номер, мама бы по головке не погладила. Но у Бара есть оправдание! Кушать очень хочется!

И вот, наконец-то, стол накрыт. Но, стоило троице приступить к завтраку, как в квартиру ворвался Хельги.

— Звал, братец? — Скользящий, растянув губы в насмешливой улыбке, хлопнул Бара по спине, отчего тот, чуть не подавился.

— Звал-звал. — Откашлявшись, произнес разрушитель, многозначительно ударяя крепким кулаком левой руки по открытой ладони правой.

— Эй, эй, Бар, ты чего? — Хельги попятился от брата, но был пойман, одарен мощным подзатыльником и усажен за стол.

— Все разговоры после завтрака. А пока, ешь. И чтоб ни звука. — Бар покачал перед носом Хельги внушительной кувалдой кулака. Тот сделал испуганные глаза и, часто закивав, схватил с блюда сразу пяток оладий. Яр и Клади не выдержали и дружно захихикали. Баролла же, только удрученно покачал головой. Ну как можно иметь дело с этим клоуном? А ведь деваться некуда. Если список необходимых в походе вещей, разрушитель может составить сам, то договориться с торговцами о нормальной цене всех этих "приблуд", сможет только такой ушлый тип, как Хельги. Кстати о цене…

— Яр, а владыка не передавал тебе такой небольшой мешочек? — Поинтересовался Бар, едва почувствовал себя сытым. Ответом было недоуменное выражение лица человека. — Понятно. Я это к чему… На какие шиши ты собираешься экипироваться в поход? По логике, тебе как послу, владыка должен был выделить не только верительные грамоты, коих я, кстати, здесь не вижу, но и подъемные средства…

Едва Баррола закончил свой пылкий спич, как раздался стук в дверь. Не желая подниматься из-за стола, Яр одним мысленным посылом открыл входную дверь и через несколько секунд, в коридоре показался немолодой демон, с солидной бархатной папкой в руках. Не обращая никакого внимания на присутствующих сородичей, гость смерил Ярослава странным взглядом и протянул ему папку.

— По распоряжению Владыки Шиилы и Правящего корпуса Парнума, передаю посланнику Ярославу верительные грамоты, кои подтвердят владетелям окрестных земель, его права как Голоса Владыки. К сему прилагаются и средства необходимые для достойного снаряжения посланника Ярослава, в соответствии с его высоким статусом. — Закончив тираду, демон коротко поклонился и слинял.

— Полагаю, вопрос с денежными средствами и бюрократией, можно считать решенным, не так ли? — Ехидный голос Хельги, заставил Барролу фыркнуть.

— Согласен, но если ты думаешь, что это единственные вопросы, требовавшие немедленного решения, то ты сильно ошибаешься. — Проворчал разрушитель и был поддержан Ярославом, транслировавшим свои мысли всем присутствующим.

— "Это точно. Особенно учитывая тот факт, что Владыка настаивает на моем максимально скором отбытии".

— И в чем проблема? — Сделал невинное лицо Хельги.

— В тебе, отрыжка Иерха! — Прорычал Бар, отвесив братцу очередной подзатыльник и вытащил из принесенной Ярославу папки солидный, весело звякающий мешочек. — Идем в гостиную. Сейчас составим список необходимых в походе вещей и отправишься за покупками… Только не вздумай брать с собой своих многочисленных подружек. Иначе, до завтрашнего утра не управишься. А Яр должен покинуть Парнум сегодня, до заката, если я правильно понимаю слова владыки о максимально скором отбытии.

— Эй! Вы ничего не забыли? — Клади уперла кулачки в бока, и обвела присутствующих подозрительным взглядом. — Между прочим, мне тоже нужно собраться в поход.

Бар мысленно выматерился. Уж очень ему не хотелось таскаться по магазинам вместе с сестрой. И судя по кислой физиономии Хельги, тот тоже не горел таким желанием. Демоны переглянулись и растянули губы в одинаково "милых" улыбках, от которых Ярослава зримо передернуло.

— Яр… — Вкрадчиво заговорил Хельги. — Может, ты составишь Клади компанию, пока мы займемся твоей экипировкой?

— Да, так будет быстрее, чем если мы пойдем закупаться все вместе. — Это был один из не многих случаев, когда Бар всецело поддерживал начинание младшего братца.

Ярослав, вздохнув, обвел глазами демонов и согласно кивнул. А куда деваться? В ответ Баррола и Хельги наградили его фальшивыми улыбками, а прекрасно понявшая ход мыслей братьев, Клади только тихо захихикала.

Довольный, как повернулось дело, Бар ухватил младшего брата за шиворот и, зачерпнув из мешка примерно половину наличности, протопал к выходу, стараясь не замечать хитрого взгляда сестрицы… Ну правда, ведь ей совсем не обязательно мстить родным братьям за их нежелание провести добрых четыре часа у какой-нибудь примерочной, в ожидании пока Клади выберет себе подходящий походный костюм. Что-нибудь их серии: удобный, прочный, немаркий и самое главное — КРАСИВЫЙ! И ведь найдет! Вопрос только в том, когда? Бр-р-рр.

Оказавшись на улице, разрушитель облегченно вздохнул и отпустил брата.

— Вроде прокатило. — Задумчиво проговорил Бар.

— Уверен? — Тихо спросил Хельги. — Что-то мне не понравился ее смех. Как бы не задумала чего-нибудь, шалая.

— Типун тебе на язык, братец. — Вздрогнул Баррола. Он и сам был почти уверен в том, что без каверзы со стороны сестренки, дело не обойдется. А значит, Бару и Хельги остается только надеяться на то, что у мелкой просто не хватит времени до отъезда, для организации большой подлянки братцам, не пожелавшим составить ей компанию в подготовке к походу.

Привычно порыкивая на путающихся под ногами Скользящих и прочую мелюзгу, Бар ледоколом врезался в толчею Базара, оставив Хельги мотаться у себя в кильватере. Впрочем, ушлый братец не возражал против такого порядка движения, поскольку тот избавлял его от необходимости постоянно лавировать в толпе демонов, снующих под матерчатыми тентами самых разных расцветок, параллельно отбиваясь от навязчивых южных продавцов, так и норовивших ухватить прохожих за одежду, что бы продемонстрировать свой товар. Но хватать Бара, горячие крикливые торговца не станут, здоровье дороже, а Хельги ловко скользил в тени старшего брата так, что дотянуться до него минуя Барролу, было просто нереально.

В таком стремительном темпе, братья быстро прошли через тканные и ковровые ряды, пересекли ряд чеканщиков и златокузнецов, не удостоившихся пока права торговать на главной базарной площади, и свернув в проход меж палатками двух гадателей, оказались в волшебном ряду. Чего здесь только не было… в смысле, на вид здесь действительно не было ничего. С десяток палаток завешенных тяжелыми пологами, у входов в которые стоят приказчики (ни одного демона, только химеры самого причудливого вида), и тишина. Не слышно шума торга и воплей обворованных растяп, а прохладный воздух, кажется, напитан ароматом мяты. Одно слово — волшебство! Здесь никто не тянет жадные лапы к покупателям, расхваливая свой товар и прикидывая, сколько можно наварить на очередном простофиле. Только молчаливое ожидание и внимательные взгляды приказчиков. Считается, что тот, кто нашел этот ряд, знает, зачем пришел и у кого из торговцев можно найти необходимое.

Бар взглядом указал братцу на темно-зеленую палатку, у входа в которую расположился приказчик, строением тела и огромными круглыми глазами неправдоподобного желтого цвета, похожий на гигантского лемура. Хельги согласно кивнул и, взяв у старшего брата с полсотни золотых монет, двинулся к указанной палатке, хозяйка которой, Нарили Вьюга славится своими целительскими зельями и амулетами. Сам же Баррола чуть подумав, двинулся к белоснежной палатке с горгульей у входа. Там обосновался Варни Канатоходец — один из лучших заклинателей вещей в Шииле… ну из тех, чьи услуги можно купить за деньги, разумеется.

Для дальнего похода требуется немало всякого хлама, таскать который на своем горбу, удовольствие небольшое. Потому, первым приобретением Бара стала пара заплечных, так называемых, "легких" сумок, снижающих вес и объем поклажи в пять раз. Недешевая, но очень удобная вещь. Баррола открыл одну из принесенных Варни сумок и начал набивать ее тщательно отбираемыми покупками. Подогреваемые походные ковры, завернувшись в такой, не замерзнешь даже в самый лютый мороз и самоочищающаяся посуда. Фляги для воды, исполненные по принципу тех же скрадывающих сумок и моментально нагревающийся котелок, не требующий костра. Укрепляющие ткань и предохраняющие от грязи, наборы для одежды, представляющие собой комплекты специальным образом зачарованных пуговиц и пара поясных ремней с чарами невидимости для носимых на них вещей. Крепкая бесшумная обувь, годная как для прогулок по лесу, так и для путешествия верхом и маскирующие непромокаемые накидки, неплохо защищающие от жары и холода. Последние, правда, не смогут скрыть носителя ярким днем в открытом поле, зато в темноте или лесу, замечательно скрадывают очертания хозяина, а в толпе к тому же обладают довольно сильным эффектом "отвода глаз".

Бар на мгновение застыл в раздумьях перед старым демоном, но тот только выжидающе уставился на щедрого покупателя. Наконец, Варни кажется, понял, что гость не может определиться с необходимыми вещами, и растянул губы в хищной ухмылке.

— Могу ли я предложить вам, что-то особенное, уважаемый гость? — Тихим голосом проговорил заклинатель.

— Например? — Приподнял бровь Бар.

— Скажем, вот такая шкатулка… — Канатаходец извлек из-под пустого прилавка небольшой, украшенный затейливой резьбой, деревянный ларец, окованный странно выглядящим матовым металлом. — Это походный хран. Взломать невозможно. Чарам не поддается из-за оковки. Древняя работа, сейчас так не умеют. Хорошая вещь, и не принадлежащая волшебству Шиилы…

— Думаете, для меня это так важно?

— О! Просто, по предыдущему выбору, мне показалось, что вам необходимы вещи не оставляющие демонического следа… — Прищурился Варни. — Прошу прощения, если я не прав.

Бар усмехнулся, и выложил на прилавок добрую сотню золотых. Из лавки Канатоходца, разрушитель вышел довольный. Не зря он провел в палатке два часа, придирчиво выбирая каждый покупаемый им зачарованный предмет. Как серьезному покупателю, Варни сделал скидку, так что У Бара еще осталось немало желтых кругляшей, зачерпнутых из подъемного кошеля Ярослава. Почти тут же нарисовался и Хельги, растянувший губы в копии улыбки Бара. Правда, определить была ли она следствием довольства хорошей покупкой, Бар бы не взялся. Просто потому, что этот наглый Скользящий почти все время лыбится!

Поделившись сведениями о произведенных закупках, братья пришли к выводу, что осталось купить только походную еду и можно возвращаться домой к Яру. Пробежавшись по базару, Бар и Хельги довольно быстро докупили недостающее и уже через час были на месте. К их великому удивлению, Клади и Яр были уже дома… и не одни. На диване в гостиной устроились две симпатичные демонессы, тут же начавшие стрельбу глазами по появившимся мишеням. Бар почувствовал, что у него зачесался несуществующий до трансформации хвост… а это очень дурной знак, который никогда не подводил разрушителя. Хельги же словно и не почуяв опасности, тут же начал "ответные боевые действия". Может все же, Бару показалось?

— О! Вы наконец-то вернулись. — Губы Клади разошлись в ласковой улыбке. Нет не показалось. Такое выражение лица у сестрички, ни с чем не перепутаешь. Хельги тоже скис. А Яр вокруг такие волны предвкушения мести распространяет, что утонуть можно!

— М-да. Вернулись. — Прогудел Бар, выкладывая на стол сумку с покупками и стараясь сохранять естественный, спокойный вид. — Может, ты все-таки вспомнишь о правилах приличия и познакомишь нас с твоими подругами?

— Извини, братик… С этими сборами, я совсем замоталась. Знакомьтесь: Еллини, Раллини, это мои братья, старший — Баррола, младший — Хельги. — Повинилась и тут же исправилась Клади после чего, сверкнув глазами, протараторила, — Бар, представляешь, за всей той кутерьмой, что у нас творилась в последние дни, я напрочь забыла об обещании данном Еллини и Раллини. И вот, они нашли меня здесь, что бы напомнить… Братцы, спасайте! Сходите с моими подружками на прием, а?

— С такими красавицами, хоть на край света. — Тут же распушил хвост Хельги. Легкомысленный придурок!!!

— Замечательно. — Клади кивнула, и ухватив одной рукой верхнюю конечность Ярослава, другой указала на лежащие на столике бумаги. — Вот ваши приглашения. А мы вынуждены вас покинуть. Я еще не все купила. Так что, хорошо отдохнуть вам мальчики! Встретимся здесь за час до захода солнца. Надеюсь, мои подруги не вскружат вам головы настолько, что вы забудете попрощаться со своей любимой сестричкой перед ее отъездом…

Промолчавший весь этот диалог барышни, кивнув проскользнувшим мимо них Клади и Яру, подняли со столика украшенные многочисленными виньетками листы приглашений, намертво закрепившись у локтей Бара и Яра, и одарили их сияющими улыбками.

— Вперед мальчики! Прием в доме моды дессы Сиррины ждет нас. — Проворковали подруги Клади, и у братьев чуть не вырвался жалобный стон.

Отомстила, сестренка!


Оглавление

  • Часть 1. Немой, или хламу место на свалке
  •   Пролог
  •   Глава 1. Хлопоты, хлопоты…
  •   Глава 2. Особенности взаимопонимания
  •   Глава 3. Каков поп, таков приход
  •   Глава 4. Выйду на улицу, солнца нема…
  •   Глава 5. Покой нам уже даже не снится
  •   Глава 6. Мы не рабы, рабы не мы
  •   Глава 7. У свалки тоже есть хозяин
  •   Глава 8. Свалка свалке рознь
  •   Глава 9. На всякого хранителя найдется…
  •   Эпилог
  • Часть 2. Дипломат, значит коллега
  •   Пролог
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6

  • загрузка...