КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 577379 томов
Объем библиотеки - 863 Гб.
Всего авторов - 231238
Пользователей - 106328

Впечатления

медвежонок про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

Это фрагмент. Без оценки. Выкладателю - замечание за невнимательность.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Выдревич: Блюда из овощей и грибов в микроволновой печи (Справочная литература: прочее)

Ребята, начинается сезон "Тихой охоты", поэтому я начинаю подготавливать и выкладывать в нашу библиотеку книги в жанре "Сбор и выращивание грибов", а так же по грибной "Кулинарии". Всего книг о грибах у меня около 2 тысяч. По мере возможности буду подготавливать и выкладывать.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 3 (Альтернативная история)

да, как-то часто ГГ по голове получает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 2 (Альтернативная история)

про чехов автор здорово прошелся. На сегодняшний день они опять гадят России впереди всей еврожопы...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 4-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Байки из этого сборника - это не выдумки. Это реальные случаи из жизни.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Marine13 про Истон: Борьба за Рейн (Триллер)

Отредактированная версия (от 2022г.) первой части трилогии есть на странице группы перевода.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Гончарова: Цена счастья (Фэнтези: прочее)

да, Автор капитально переделала историю...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Обмануть герцога [Аманда Маккейб] (fb2) читать онлайн

- Обмануть герцога (пер. Татьяна Евгеньевна Любовская) (а.с. Музы Чейз -2) (и.с. Harlequin. Исторический роман (Центрполиграф)-6) 331 Кб, 158с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Аманда Маккейб

Настройки текста:



Аманда Маккейб Обмануть герцога

Пролог

Ты, о царица благовонного Элевсина,
Подательница земных даров,
Будь милостива ко мне, о Деметра!
И ты, Персефона,
Прекраснейшая из прекрасных,
Вам эту песнь подношу я.
Стараясь ступать как можно тише, Клио Чейз кралась по узкому коридору Акрополя — похожего на лабиринт лондонского дома герцога Авертона. Остановившись на секунду, она оглянулась. Коридор был пуст. Наверное, никто не заметил, как Клио выскользнула из бального зала, уж очень много гостей собралось на греческий бал-маскарад герцога.

Прекрасно.

Бальный зал был наполнен звуками музыки и шумом голосов, а здесь царила такая тишина, что коридор напоминал пещеру, освещаемую лишь несколькими светильниками в виде факелов. Мерцающий свет выхватывал из темноты стены, обшитые темным деревом, низкий резной потолок, картины в тяжелых золоченых рамах.

Подумав, Клио сняла зеленые шелковые туфельки и направилась в конец коридора к небольшой винтовой лестнице — миниатюрной копии внушительной лестницы в холле. Подобрав тяжелые шелковые юбки своего костюма горгоны Медузы, Клио поспешила вверх по ступенькам. Герцог сегодня был необычайно скрытен, он так и не сказал, где прячет статую. К счастью, его слуги не отличались сдержанностью. Клио удалось уговорить одного из лакеев открыть ей местонахождение Артемиды, Алебастровой Богини.

От верхней площадки лестницы почти вдоль всего фасада дома тянулась галерея. Ее окна выходили в сад перед домом и на улицу за садом. Ворота были по-прежнему открыты, приглашая опоздавших гостей присоединиться к общему веселью.

Светильников в галерее было много, но большая их часть не горела. Без сомнения, они должны были словно по волшебству вспыхнуть после ужина, осветив статую. Теперь же свет в галерее был приглушенным, несколько зажженных ламп бросали отблески на хранившиеся здесь сокровища.

Клио кралась по галерее, и у нее то и дело перехватывало дыхание при виде представавших ее взору чудес. Ее отец и его друзья тоже были коллекционерами и любили демонстрировать свои трофеи, поэтому Клио росла, окруженная памятниками древности. Но то, что она видела здесь… это было нечто особенное. Настоящая сокровищница. Прежде ей ничего подобного видеть не приходилось. Галерея напоминала склад, так набита она была самыми разными предметами. Древние куросы — изваяния юношей-атлетов, — неподвижные и молчаливые, смотрели в пустоту. Бронзовые воины, мраморные боги; сундуки, полные золотых ювелирных изделий, созданных искусными этрусками, скарабеев из ляпис-лазури, драгоценных сосудов для благовоний. Вдоль стен выставлены стелы. Бесконечные полки уставлены вазами, кратерами и амфорами. И все это собрано здесь, чтобы потешить человеческое тщеславие, утолить страсть к собирательству.

При мысли об Авертоне Клио нахмурилась. Он был так привлекателен, что половина женщин в городе была влюблена в него, и так загадочен. Каждый раз, когда он смотрит на нее, в его зеленых глазах вспыхивает странный свет…

Клио тряхнула головой, и шелковые ленты, украшавшие ее причёску, затрепетали. Она не должна думать о нем, тем более теперь. Она должна кое-что сделать.

В конце галерей возвышался какой-то предмет, тщательно накрытый куском черного шелка.

Видна была только небольшая часть мраморного основания. Клио осторожно приблизилась, опасаясь ловушки. Вокруг царила тишина, нарушаемая лишь воем ветра за окнами. Клио протянула руку и осторожно приподняла шелковое покрывало.

О…

Девушка восхищенно вздохнула. Это в самом деле была она. Алебастровая Богиня. Артемида во всей сияющей красоте. Статуя была небольшой, некоторые из предметов искусства, выставленные в галерее, значительно превосходили ее по размерам, но красота ее была так совершенна, что Клио понимала теперь, чем вызвана вся эта шумиха: дамы непременно хотели иметь прическу как у Артемиды и такие же как у нее сандалии. Теперь она понимала также, почему герцог спрятал статую.

Статуя была высечена из такого белоснежного алебастра, что он, казалось, сиял, как серебро. Богиня натянула лук, готовясь пустить стрелу. Тонкая туника, длиной до середины бедра, очерчивала изгибы стройного тела, открывала сильные ноги с напряженными мышцами. На сандалиях с переплетенными ремешками, которые в этом сезоне стремилась иметь каждая светская дама, еще сохранилась позолота. Золотом отливала и головная повязка на кудрях богини. На повязке сиял полумесяц, возвещая о том, что перед вами богиня Луны. Взгляд Артемиды был устремлен вдаль, туда, где пряталась дичь, и богине не было дела до смертных.

Клио заворожено смотрела на статую, представляя себе храм в Делосе, где когда-то обитала богиня. Там ее окружали те, кто действительно верил в существование Артемидах, а не светские дамы с прическами а-ля Артемида.

— Как ты прекрасна, — прошептала Клио, — и как печальна…

Как и герцог.

Протянув руку, девушка коснулась статуи и тут заметила, что богиня стоит на постаменте, по центру которого проходит тонкая трещина. Клио склонилась, стараясь рассмотреть эту трещину. Ей показалось, странным, что для такой прекрасной статуи не нашлось пьедестала лучше.

— Ах, мисс Чейз. Клио. Я вижу, вы отыскали мое сокровище, — раздался за спиной девушки тихий голос.

Клио отпрянула от статуи, обернулась и увидела перед собой герцога. Он внимательно смотрел на нее. Даже в полумраке его глаза ярко блестели. Как драгоценные змейки, украшавшие прическу, Клио.

Его улыбка была обманчиво кроткой. Одним движением Авертон сбросил с плеч леопардовую шкуру, составлявшую часть его костюма Диониса, и подошел к Клио. Он двигался плавно и неслышно, словно сам был леопардом.

— Она прекрасна, не правда ли? — тихо спросил герцог. — Вас, как и меня, влечет к ней. Ее молчание, ее загадочность… эта статуя просто неотразима.

Клио сделала шаг назад и уперлась спиной в постамент. Герцог подходил все ближе. Девушка завела руку за спину, и ее пальцы коснулись холодной сандалии Артемиды, опустила руку и нащупала трещину в постаменте. Клио теснее прижалась к статуе, словно моля Артемиду защитить ее от Авертона. От тревожного волнения, которое всегда охватывало ее, когда он был рядом. Вот как теперь. Авертон приближался медленно, словно леопард в джунглях. Он не сводил глаз с Клио, будто ждал, что она бросится прочь, как испуганная газель.

Клио замерла. Тишина, о которой она так мечтала в шумном бальном зале и которой наслаждалась всего несколько минут назад, теперь казалась ей гнетущей. Все предметы искусства, заполнявшие галерею, словно увеличились в размерах, нечем стало дышать. Нечто подобное Клио испытывала всякий раз, когда встречала Авертона. Они будто были связаны невидимыми, но прочными путами.

Нет, она не убежит, не доставит ему такого удовольствия. Не сейчас. Авертон подошел совсем близко, и Клио затаила дыхание. Он коснулся туники Артемиды, его пальцы были всего в нескольких дюймах от шелкового рукава Клио. Она ощущала теплоту его кожи, поймала взгляд, прикованный к ней.

Напряжение было так велико, что Клио едва не закричала.

— Я не могу позволить вам забрать ее, Клио, — мягко сказал Авертон.

Девушка попыталась улыбнуться:

— Неужели? Вы думаете, я могу спрятать ее под юбкой и вынести отсюда? Мимо ваших стражей?

Взгляд герцога скользнул по ее зеленой шелковой юбке.

— Я бы не удивился, если бы вы именно так и поступили.

— Видит бог, я хотела бы, чтобы у нее был дом получше, — резко сказала Клио, — но я не так глупа, чтобы пойти на кражу.

— Во всяком случае, не сегодня, прошу вас.

— Как скажете.

Его пальцы скользнули по ее рукаву. Клио вздрогнула, словно он коснулся ее обнаженной кожи. Она смотрела на него будто завороженная. Переполненный бальный зал, шумный город за стенами дома — все исчезло. Остался только он. Они, вместе…

Клио ощутила страх.

— Я знаю, что вы замышляете, Клио Чейз, — прошептал герцог, — и не могу этого допустить. Ради вашего же блага.

Она сделала попытку отстраниться, словно стараясь побороть искушение.

— Ради моего блага? О нет, ваша светлость. Все, что делаете, вы делаете только ради себя.

Герцог схватил Клио за руку, не позволяя ей двинуться с места.

— Есть кое-что, чего вы не знаете.

— О вас?

— Обо мне… и о том, что здесь происходит. С Алебастровой Богиней.

— Боюсь, я знаю больше, чем хотелось бы! — воскликнула Клио. — О вашей жадности, вашей…

— Клио!

Он легко встряхнул ее и привлек к себе так близко, что Клио чувствовала его дыхание на своей коже.

— Почему вы никогда не слушаете меня? — прорычал он.

— Потому что вы никогда не говорили со мной, — прошептала она.

— Как я могу говорить с тем, кто не доверяет мне? О Клио, что вы со мной делаете?

Его губы коснулись ее губ, поцелуй был страстным и коротким, как летняя гроза. Клио охватила ярость. Она схватилась за Алебастровую Богиню, чтобы отгородиться от Авертона, но тяжелая статуя покачнулась, и мраморный локоть угодил прямо в голову Авертона. Он упал вместе со статуей, капли крови оросили пол.

Клио пришла в ужас, увидев рану на его голове, глаза герцога были закрыты.

— Эдвард! — воскликнула она, опускаясь на колени рядом с ним.

Она пощупала пульс и, убедившись, что Авертон жив, чуть не заплакала от облегчения.

— Оставайтесь здесь, — прошептала она, — я приведу кого-нибудь.

С этими словами она бросилась бежать и даже не заметила, что в его руке остался зеленый клочок от ее платья.

Глава 1

Провинция Энна, Сицилия,
шесть месяцев спустя
— О склеп могильный! Терем обручальный! О вечный мрак обители подземной! Я к вам схожу — ко всем родным моим, которых столько, в лютой их кончине, приветила царица мглы ночной… [1]

Клио Чейз обратила подзорную трубу на полуразрушенный амфитеатр, где ее сестра Талия декламировала строфы из «Антигоны». Сцена амфитеатра находилась довольно далеко от каменистого холма, где устроилась Клио, но она видела, как блестят в солнечных лучах золотые волосы Талии, и слышала слова дочери фиванского царя, идущей на смерть.

Клио посмотрела сквозь подзорную трубу на пейзаж за спиной сестры.

Ни один режиссер не придумал бы таких декораций! За амфитеатром лежали горы. Холмы, похожие на зеленые морские волны, достигали подножия окутанной облаками Этны. Вдалеке сверкали серебристые воды озера Пергуза, где бог подземного царства увлек Персефону в свое подземное царство.

Ковры из желтых, белых, алых цветов покрывали долину, возвещая о приходе весны.

— Энна — место, где Природа раскрывается во множестве проявлений, где земля, усыпанная цветами, прекрасна, — прошептала Клио.

Только теперь она поняла истинный смысл слов Овидия. Энна когда-то была сердцем Сицилии, священным местом. Домом Деметры и ее дочери.

А теперь она стала домом для семьи Чейз или, по крайней мере, для части семьи. Клио приехала сюда вместе с отцом и двумя сестрами — Талией и Терпсихорой. Перед этим они навестили старшую сестру Каллиопу, которая недавно вышла замуж.

Сэр Уолтер Чейз давно слышал о бесценных предметах искусства, найденных в Энне во время раскопок, и ему самому не терпелось приняться за дело. За ним последовала его знакомая леди Рашворт, которая, в свою очередь, была наслышана об англичанах, живших в Санта-Лючии. Это было общество избранных, стремившихся укрыться от суеты Неаполя.

Клио сложила трубу и, прищурившись, посмотрела на Санта-Лючию. Это был маленький городок с барочным собором и старыми дворцами-палаццо, на вершине холма возвышались руины средневекового замка.

Иногда, впрочем, у Клио возникало ощущение, что она вовсе не покидала Англию. Все эти приемы у леди Ривертон, танцы у Эллиотов — это было так по-английски.

И все же она полюбила Сицилию всем сердцем. Она чувствовала, что принадлежит этой земле. Ее место здесь, а не в Лондоне. Не в замке герцога Авертона, где мрачно, как в подземном царстве Аида.

Авертон. Почему она не может и дня прожить, не вспомнив этого ужасного человека?

— Он за много миль отсюда, — пробормотала Клио, — за много миль! Наверное, я никогда больше его не увижу.

Но у него Алебастровая Богиня, эта великолепная статуя, похищенная из Делоса. Он запер ее в своем доме, но ее, Клио, ему не запереть. Пусть даже ей придется прятаться на Сицилии до конца своих дней. Герцог — это прошлое, как и ее секреты.

Клио потянулась. Как хорошо сидеть здесь, совсем одной! Быть просто Клио, а не одной из Муз Чейз. Теперь, когда Каллиопа вышла замуж, все ждали, что Клио последует ее примеру. Выйдет по меньшей мере за графа и начнет свою собственную семейную жизнь. Но проблема заключалась в том, что Каллиопа любила своего мужа, а Клио вовсе не была уверена в том, что найдет такого мужчину, которого она ценила бы, как Кэл своего графа.

Она снова подняла подзорную трубу и направила ее на долину. Здесь в ходе раскопок были обнаружены руины древнегреческого города. Большая его часть была еще скрыта от глаз археологов, но отец Клио с друзьями много работал, стараясь освободить из плена веков театр, часть агоры — рыночной площади и городские стены. Самым потрясающим открытием оказалась греческая вилла с поразительно сохранившимся мозаичным полом. Это было любимое детище сэра Уолтера.

Клио видела отца, склонившегося над мозаикой, рядом с ним — ее четырнадцатилетняя сестра Терпсихора — Кори — делала зарисовки. Леди Рашворт в широкополой шляпе изучала фрагменты керамики, раскладывая их по корзинам.

Клио сложила трубу и спрятала в сумку, потом стала спускаться по крутым ступенькам, вырубленным в скале.

Она уже успела обойти все окрестности в поисках места, где могла бы вести собственные раскопки. И однажды она нашла такое место. Посреди маленького луга она обнаружила развалины древнего дома. Он не принадлежал зажиточной семье, как вилла отца. Его обитатели тяжелым трудом зарабатывали себе на жизнь. Теперь от дома остались только стены и часть лестницы, но Клио была полна желания узнать о том, как жили эти люди.

Она подошла к дому и вынула из сумки лопатку. Работая, она забывала обо всем на свете. Даже об Авертоне. На время.

Клио приступила к работе.

Глава 2

— Вы довольны, ваша светлость? — спросил агент. Его голос едва заметно дрожал. — Позвольте заверить, это самый лучший дом, который только можно найти в Санта-Лючии. Вид отсюда превосходный и собор рядом. Если пожелаете, к вашим услугам охотничий домик в горах. Обычно баронесса неохотно сдает дом вместе со всей обстановкой, но для вас она, конечно, сделала исключение. Сказала, что будет только рада…

Рада, что ее кушеток будет касаться задница английского герцога? Эдвард Рэдклифф, герцог Авертон, с некоторым удивлением покосился на кресла с облупившейся позолотой, обитые изрядно потертым бархатом абрикосового цвета. Да одно прикосновение обратит их в груду обломков. Потрескавшаяся лепнина, сумрачно глядящие с потолка гипсовое херувимы, выцветшие шелковые обои все того же абрикосового цвета были не лучше. Этот дом сильно напоминал залежалый свадебный торт.

Здесь не помешало бы устроить тщательную уборку — выщербленный мраморный пол покрывал толстый слой серебристой пыли. Паутина опутала вычурные рамы старинных портретов, с которых на герцога неодобрительно взирали сицилийские предки баронессы. Что ж, они не единственные, кто испытывает здесь недовольство. Старые итальянские бароны и их длинноносые жены не имели ничего общего с Клио Чейз, но Эдвард отвернулся. Изумрудные глаза преследовали его повсюду.

Опершись о выщербленный мраморный подоконник, Эдвард выглянул в окно. Дом баронессы стоял на вершине небольшой горы рядом с городком Санта-Лючия. Из высоких узких окон за пыльными бархатными портьерами открывался вид на Этну, озеро Пергуза, и даже можно было разглядеть море. Возле дома был разбит крошечный, теперь уже сильно заросший садик. Впрочем, фасад дома выглядел вполне респектабельно. Двор был вымощен плиткой и обсажен миртовыми деревьями, дом окружала высокая стена, кованые ворота выходили па узкую улочку, которая вела к деревенской площади с ее лавками и собору.

Прекрасно.

— Скажите, — спросил Эдвард, глядя в окно, — а где дом, который снимает семья Чейз?

— Чейз? — растерянно переспросил агент. Он с трудом переключил внимание с интерьера на других обитателей Санта-Лючии. — Ах да! Семья с дочерьми! Их дом на другом конце площади, за собором. Они часто гуляют по вечерам.

Значит, это совсем рядом. Эдвард закрыл глаза и словно ощутил ее присутствие. Упрямая и своевольная муза.

— Я беру этот дом, — сказал он, открывая глаза и жмурясь от ярких лучей сицилийского солнца. — Он прекрасен.

На следующее утро батальоны слуг Эдварда вынесли прочь угрюмых предков баронессы и золоченую мебель, заменив ее на лучшие образчики антикварной коллекции Авертона. Гипсовые ангелы с изумлением взирали на изящные краснофигурные амфоры, установленные на подставки. Очищенные от пыли ниши заняли мраморные статуи — утонченные произведения искусства в вычурном интерьере.

Окна комнаты Эдварда выходили на фасад дома, из них открывался вид на двор и улицу за воротами. Самая большая спальня явно принадлежала баронессе, судя по балдахину, украшенному фамильным гербом. Из нее открывался поразительный вид на сад и холмы, но Эдвард предпочел меньшую по размерам комнату, откуда он мог видеть площадь и прохожих.

Пока слуги вносили последние чемоданы и ящики, он изучал комнату. Окна украшали позолоченные карнизы с орнаментом в виде розовых бутонов, пшеничных колосьев и стрел. Кровать и внушительный шкаф тоже носили следы позолоты. Красно-синий ковер на полу был изрядно потерт, покрывало на постели и балдахин, которые когда-то были голубыми, сильно выцвели. Этому дому, конечно, недоставало средневекового величия йоркширского замка Эдварда и аристократизма его дома в Лондоне, но комната была достаточно просторной, а из окна он видел почти весь городок. И угол дома Чейзов.

— Просто замечательно, — пробормотал Эдуард, внимательно наблюдая за тем, как лакеи вносят в дом последние из антикварных драгоценностей, с такими предосторожностями доставленных из Лондона.

Статуя Артемиды, поднявшей лук. Знаменитая Алебастровая Богиня. Слуги поставили ее у камина, и, казалось, Артемида целится в глупо улыбавшихся фарфоровых пастухов и пастушек на каминной полке. Вдоль пьедестала статуи тянулась едва заметная на испещренном прожилками мраморе царапина — след воровского инструмента.

Эдвард легко провел по царапине пальцем, тонкая линия была единственным напоминанием о той ночи в галерее его лондонского дома. Холодная свирепость Артемиды всегда напоминала ему о Клио. Богиня Луны и охоты — она никогда не позволяла смертному вставать у нее на пути и всегда делала то, что хотела и что считала правильным. Опасность не страшила ее.

Но Артемида, любимое дитя всемогущего Зевса, была бессмертной. Зевс никогда и никому не позволил бы причинить ей вред. Клио, несмотря на всю свою храбрость, была человеком. В один прекрасный день ее безрассудство сыграет с ней злую шутку. Глупое дитя.

Эдвард отвернулся от Артемиды и обнаружил, что стоит перед большим зеркалом. Что за странное зрелище он представлял собой в этом зеркале, обрамленном позолоченными лентами и бутонами! Длинные, до плеч, светло-русые волосы зачесаны назад. Его камердинер постоянно намекает, что нужно бы подстричься по моде. Черный сюртук и белый галстук, заколотый булавкой с камеей в виде головы Медузы. Четко очерченные скулы и квадратная челюсть — наследие всех Рэдклиффов, дар далеких предков-викингов.

Да, он выглядел как настоящий Рэдклифф, наследник древнего титула, но с изъяном. Его нос, тонкий и прямой как лезвие ножа на лицах отца и старшего брата, искривлен после плохо залеченного перелома переносицы. Напоминание о давней драке с человеком, который теперь приходится Клио зятем.

А вот и подарок от самой музы — неровный шрам на лбу. Теперь это белая линия, в точности повторяющая форму каменного локтя Артемиды. Эдвард легко прикоснулся к отметине, чувствуя огрубевший рубец, и снова вспомнил ее жаркий поцелуй.

Тогда он не мог отпустить ее. В нем словно снова проснулся дьявол, черный демон, таившийся в нем с детства. Какая-то часть его страстно желала Клио Чейз, несмотря на то, что она делала. Но он не мог позволить ей встать у него на пути здесь, в Санта-Лючии.

Эдвард развернул зеркало так, что оно отражало теперь только выцветшие голубые обои. Снял сюртук и бросил его у постели, закатал рукава рубашки. На пальцах блеснули перстни с рубином и изумрудом. Руки у Эдварда были мускулистые и загорелые, как у человека, много лет работавшего на археологических раскопках под жарким южным солнцем. Рукава рубашки скрывали эти свидетельства физического труда, как перстни скрывали мозоли на пальцах.

Эдвард открыл окованную железом шкатулку, стоявшую на туалетном столике. Здесь были письма и бумаги, мешочки с монетами, а под ними таилось второе дно. Шкатулку не открывали с того дня, как она покинула Англию. Подняв второе дно, Эдвард достал два предмета. Крошечный серебряный кубок, судя по всему греческой работы, второй век. Изящная вещица была украшена чеканкой — буковые орехи и желуди, выгравированные на серебре, надпись на греческом гласила: «Это принадлежит богам». Предупреждение и обещание. За кубком последовал клочок зеленого с золотом шелка, украшенный сверкающими зелеными бусинами.

Эдвард осторожно отложил кубок и шелковый лоскуток — символы того, что привело его сюда, привело к Клио, несмотря на то, что он боролся со своим желанием. Кажется, у судьбы свои планы насчет него и Клио.

Глава 3

— Еще одно приглашение от леди Ривертон! — объявил отец Клио за завтраком и, помахав тисненой карточкой, отложил ее к остальной почте.

— Опять? — сказала Клио, намазывая тост маслом.

Она почти не прислушивалась к разговору за столом. Ее мысли были заняты крестьянским домом и планами на день. Погода портилась, того и гляди пойдет дождь, как тут часто бывает по утрам. Небо за окном угрожающе хмурилось, нужно накрыть место раскопок, пока погреб дома не затопило.

— Мы же были у нее на прошлой неделе, разве не так?

— Это другое, — сказал сэр Уолтер. — В карточке написано — театральный вечер для актеров-любителей. И закуски у нее весьма неплохи, ты же знаешь. Те сэндвичи с омарами, что подавались в прошлый раз, были превосходны…

Клио рассмеялась.

— Отец, ты думаешь только о своем желудке! Ho если хочешь, можем пойти.

— Может быть, она позволит мне принять участие в постановке, — сказала Талия, подливая себе шоколад. — Я бы хотела прочесть некоторые строфы из «Антигоны» перед публикой, не уверена, что моя манера исполнения верна. В амфитеатре это звучит великолепно, но хотелось бы знать, не слишком ли драматично.

— На роль Гемона уже нашла кого-нибудь? — поинтересовалась Клио.

Талия покачала головой:

— Сицилианцы почти не говорят по-английски, а англичанам не хватает страсти! Не знаю, что делать. Читать на греческом? Кажется, на нем здесь все говорят.

— Талия, дорогая, я уверен, леди Ривертон тебе поможет, — сказал сэр Уолтер. — Она знает тут буквально каждого.

— Да, и любит совать нос в чужие дела, — ответила Талия. — Не хочу, чтобы она вмешивалась в мою пьесу! Но насчет актеров я у нее узнаю. Ты пойдешь со мной, Клио?

Клио посмотрела в окно. Небо было совсем мрачным. Она торопливо допила чай.

— Если пойдешь вечером, я с тобой, — сказала она, — а сейчас мне надо бежать. Ты позволишь, папа?

Сэр Уолтер рассеянно кивнул, его внимание было поглощено очередным приглашением. Он уже привык, что Клио часто исчезает из дому. Даже в тот раз, когда она, предупредив его всего за день, уехала с семейством Дарби осматривать храм в Агридженто, сэр Уолтер и бровью не повел.

Выбегая из комнаты, Клио слышала, как ее сестра Кори жалобно попросила:

— Можно мне тоже пойти к леди Ривертон? Ну пожалуйста! Я не была ни на одном приеме с тех пор, как мы сюда приехали, а мне уже почти пятнадцать.

— Это потому, что до октября тебе всего четырнадцать, — ответила Талия. — Тебе еще нельзя выезжать, и скажи спасибо за это. У тебя никаких социальных обязательств, можешь делать все, что хочешь!

Клио задержалась у входной двери, чтобы сменить туфли на крепкие ботинки. Если она побежит, то наверняка успеет до дождя и вернется задолго до того, как надо будет отправляться к леди Ривертон. Распахнув дверь, девушка выскочила из дома и побежала по улице, ведущей мимо собора на главную площадь Санта-Лючии.

Городок пробуждался к жизни. Продавцы фруктов, овощей и рыбы устанавливали свои прилавки, пекарни и кондитерские открывали двери, наполняя улицу восхитительным ароматом. Служанки, шушукая и смеясь, наполняли ведра водой из фонтана. Огромные резные двери собора были еще закрыты, в храме шла утренняя служба, но скоро они распахнутся, выпуская почтенных дам и хорошеньких девиц. Утро было прохладным, но скоро солнце озарит город и в нагретом воздухе смешаются ароматы соленой рыбы и пряностей, сладостей и лошадиного пота. Колокола собора зазвонят, и толпа хлынет на улицу. Местные жители займутся своими повседневными делами, английские туристы отправятся осматривать древние храмы. Мировая политика, король Фердинанд — король Обеих Сицилий, пребывающий в Неаполе со своей юной сицилийской супругой, крах сицилийской феодальной системы после отступления английских войск — все это не имело здесь значения. Не сейчас. Нужно было делать покупки и готовить обед. Мария, жена пекаря, высунулась из окна и протянула Клио свежее выпеченную булочку:

— Будет дождь, синьорина! Вам бы лучше сегодня остаться дома.

Клио пробежала мимо огромного палаццо леди Ривертон. Окна еще были закрыты, но когда они распахивались, леди Ривертон могла следить за всем, что происходит в Санта-Лючии, а этой еще не старой вдове только того и нужно было.

Клио никогда не отказывалась от приглашений леди Ривертон. Ее приемы обычно были довольно скучными, особенно когда Клио приходилось поддерживать светскую беседу или слушать, как очередная талантливая мисс бренчит на пианино.

Впрочем, большинство гостей леди Ривертон интересовались антиквариатом, и Клио нравилось беседовать с ними. К тому же, как верно заметил отец, у леди Ривертон отменный повар. В сущности, хозяйка дома ничем не отличалась от дюжин других таких же скучных светских матрон.

На окраине городка, у обрыва холма стоял дом баронессы Пичини. Он пустовал с тех пор, как Чейзы поселились в Санта-Лючии. Баронесса отбыла в Неаполь ко двору новой королевы. Однако сегодня в этом большом пустом доме царило необычное оживление, слуги бегали взад и вперед, перенося чемоданы, сундуки и мебель. Ворота были широко распахнуты.

Полку гостей леди Ривертон прибыло, подумала Клио. Ей было любопытно узнать, кто решился въехать в эту старую развалину, но впереди было много работы. Клио свернула на тропинку, ведущую в долину. К раскопкам она подошла, как раз когда на землю упали первые капли дождя. В погребке, где Клио начала свои раскопки, пахло дождем и старым вином. Она уже успела обнаружить здесь глиняные амфоры и кувшины, в которых некогда хранилось вино и оливковое масло. Клио расправила большое полотнище непромокаемой парусины и накрыла погребок. Ей уже приходилось делать по несколько раз, поэтому работала она быстро.

Этого, конечно, мало, но парусина, но крайней мере, но даст дождю залить раскопки до тех пор, пока Клио не завершит работу. Пока что она откопала только кувшины для хранения продуктов, фрагмент терракотового алтаря и один помятый серебряный кубок, но рассчитывала на большее. Может быть, удастся отыскать монеты, гончарные изделия или даже украшения. Клио хотела найти что-то, что можно было бы показать отцу и его друзьям. Пусть не думают, что она зря тратит здесь время!

Клио пришлось придерживать парусину — дождь усилился, и крупные капли звонко колотили по промасленной ткани. Она сидела на другом куске парусины, прижав колени к груди и прислушиваясь к шуму дождя над головой.

Этот шум, как ни странно, успокаивал. Клио сидела в своем древнем доме, представляя, как дождь поливает ростки в полях, омывает цветущие сады. Люди, когда-то жившие здесь, тоже прислушивались к шуму дождя, вознося хвалу Деметре, богине земли и плодородия, за ее щедрость, совершали ей подношения в надежде на хороший урожай.

Клио любила представлять себе жизнь древних. Ей от истории никуда не деться, учитывая то, в какой семье она родилась. Дедушка написал знаменитый трактат «Античная археология». Отец, унаследовавший любовь к археологии, создал Общество любителей древности. Мать Клио была дочерью французского графа, известного своей коллекцией эллинистического серебра. Родители дали Кио и ее сестрам имена древнегреческих муз. Они с колыбели росли на рассказах о древних богах, битвах и любовных приключениях античных героев.

Для Клио древний мир был так же реален, как лондонские улицы и площади, нет, даже реальнее повседневной жизни, ярче и красочнее. Клио всегда принимала древнюю историю ближе к сердцу, чем ее сестры, и это снова и снова порождало проблемы. Апофеозом стало раскрытие тайны вора Лилии, похищавшего предметы античного искусства из гостиных сливок светского общества Лондона.

Дождь сильнее забарабанил по парусине, и Клио крепко зажмурилась, стараясь прогнать из памяти воспоминание о потрясении, которое испытала Каллиопа, узнав правду. Вором Лилии была Клио. «Как ты могла, Клио?»

Меньше всего на свете Клио хотела обидеть сестру. Она любила Каллиопу всем сердцем, любила всю свою семью — шумную, эксцентричную, но часто чувствовала себя одинокой, даже находясь рядом с родными. Однако все изменилось после того, как Кэл вышла замуж и они приехали на Сицилию. Клио любила этот остров, продуваемый ветрами. Ей казалось, что ветер говорит только с ней. Любила грубо питых, простых, но добрых людей, живущих па острове с богатой историей. Их предки вели такую же простую жизнь, смеялись, любили, ссорились и умирили. Клио отдала этому острову свое сердце, поверила свои тайны, и он взамен вернул ей саму себя.

Но не все воспоминания можно стереть из памяти. Они преследовали Клио, особенно по ночам, когда она без сил падала в постель. Герцог Авертон, прикосновение его губ к ее губам, его теплое дыхание на ее коже, жар его тела… Он смотрел на нее так, словно душа ее была для него открытой книгой, будто он знал о ней все…

Над головой раздался раскат грома, оглушительный, как выстрел из пушки, и Клио удивленно заморгала. Она почти забыла, где находится, заблудилась в лабиринтах памяти. Глаза герцога, темно-зеленые с золотистыми искорками, притягивали ее к себе, так что она едва не утонула в них.

Протянув руку, Клио убедилась, что парусина закреплена надежно, хотя и провисла в центре под тяжестью скопившейся воды. Дождь, наверное, скоро прекратится. Эти утренние ливни всегда пролетают быстро, истомленная жаждой земля впитает в себя все до последней капли. Раскаты грома стали глуше. Клио взяла свою маленькую лопатку и отправилась на новое место раскопок возле остатков старой каменной лестницы, которая когда-то вела на верхние этажи дома. Если работать быстро, может быть, повезет больше, подумала Клио, тщательно размечая место на изрешеченной дождем земле. Едва вонзив лопату в землю, она вдруг заметила что-то странное, что-то, чего раньше не было. Углубление в земле. Яма, которую кто-то когда-то выкопал. Сдвинув очки на лоб, Клио наклонилась, чтобы рассмотреть поближе… и тут же услышала шум. Он был похож на раскаты грома, но становился все сильнее. Девушка замерла в напряжении.

Стук копыт.

По спине пробежали мурашки, кровь быстрее побежала по венам. Никто никогда не появлялся здесь. Старый дом располагался далеко от городка и для туристов был лишен всякого интереса. Клио, конечно, слышала о бандитах и ворах — Сицилия дикое, опасное место. Но она никогда не видела ни бандита, ни вора.

Осторожно отложив лопату, Клио подобрала юбку и потянулась к ножнам, привязанным к ноге чуть выше ботинка. Одним быстрым движением она вынула кинжал.

Это была не изящная, украшенная орнаментом игрушка, а настоящий нож, острый как лезвие бритвы благодаря кузнецу из Санта-Лючии. Этот нож Клио вручили их сицилийская повариха и ее муж, когда девушка стала уходить из дому одна. Сначала, правда, они устроили грандиозный скандал. Сицилийские девушки из хороших семей находятся под куда более строгим присмотром, чем английские. Однако Клио настояла на своем, и тогда получила кинжал, полагая, что такая независимая девушка должна знать, как им пользоваться. Клио относительно хорошо владела кинжалом, ведь когда-то она была самой знаменитой воровкой в Лондоне. Если понадобится, подумала Клио, она знает, что делать с кинжалом, хотя в глубине души надеялась, что такая возможность ей не представится.

Стук копыт тем временем приближался. Наверное, это путник, стремящийся в какое-нибудь более интересное место. И все же осторожность не помешает. Клио поднялась по выщербленным ступенькам лестницы, встала на цыпочки и выглянула из-под парусины.

Дождь наконец прекратился. Воздух был напоен ароматом влажной земли, на листьях и цветах сверкали капли. Небо было еще серым, но сквозь тучи уже пробивались солнечные лучи. На старой, заросшей травой дороге показалась лошадь.

Крепко сжав кинжал, Клио отвернула парусину.

— Черт возьми, — пробормотала она, борясь с желанием ущипнуть себя.

Ей казалось, что она спит и видит сон. Или, вернее, кошмар.

Огромный, черный как смоль конь был под стать лошадям, которые были, наверное, запряжены в колесницу Аида, когда он похищал беспомощную Персефону. На нем восседал человек, который, как полагала Клио, должен был быть сейчас за сотни миль отсюда. Авертон. Это, несомненно, он. Его светлые волосы падают на плечи. Они длиннее, чем в тот день, когда Клио видела герцога в последний раз — в его йоркширском доме. На нем был черный костюм и высокие кожаные сапоги, издалека казалось, что человек и лошадь составляют единое целое.

Опасный человек. Он берет то, что хочет, не думая о последствиях.

Герцог подъехал к развалинам дома, так близко, что Клио видела его бронзовую от загара кожу, на которой блестели капли дождя и пота. Он огляделся, и лицо его было бесстрастным.

Клио почувствовала, как в ней разгорается ярость. Да как он осмелился явиться сюда, после всего, что случилось в Англии! Как он посмел вторгнуться в ее дом, в ее святилище? Прежние чувства — страх, гнев, изумление — проснулись в ней. Она больше не в силах была молчать.

Отбросив парусину, Клио взлетела по ступенькам с кинжалом в руке, словно готовясь вступить в бой.

— Что вы здесь делаете? — крикнула она. — Это частная собственность, и я требую, чтобы вы немедленно убрались отсюда!

Авертон посмотрел на нее, но выражение его лица не изменилось. Он вообще редко выказывал свои чувства, даже когда стоял лицом к лицу с ворами, забиравшимися в его дом. Лишь несколько раз Клио видела, как он сбрасывал маску светского безразличия, под которой кипели страсти.

Однако глаза Авертона, зеленые как морская пучина, чуть заметно расширились, когда он увидел девушку. Она заметила у него на лбу неровный белый шрам.

— О, так вы теперь защищаете частную собственность, мисс Чейз? — иронично спросил он. — Какая поразительная перемена!

— Что вам нужно?

Клио сжала рукоятку кинжала, хотя больше всего ей сейчас хотелось укрыться в погребе — своем надежном убежище.

— Хочу поговорить с вами, — мягко сказал Авертон. — Только поговорить, клянусь.

— Ну так говорите.

Конь в нетерпении принялся бить копытом, и руки Авертона, затянутые в черные кожаные перчатки, крепче сжали поводья.

— Если я спешусь, не угрожает ли мне опасность быть выпотрошенным этим кинжалом, что я вижу в вашей руке?

Несколько минут Клио внимательно изучала его. За свою жизнь она редко встречала кого-то столь же упрямого, как она сама. Авертон легко не сдастся. Если она попытается бежать, он в два счета ее догонит.

Наконец Клио кивнула:

— Ладно. Но оставайтесь там, не подходите к моему дому.

Герцог удивленно изогнул бровь:

— Вашему дому?

Тем не менее, он послушался ее и, спрыгнув с лошади, остался стоять на месте. Лошадь тут же принялась щипать сочную траву.

— Я стою достаточно далеко?

Клио снова кивнула.

— Вы сказали, что хотели поговорить, Авертон. Должно быть, вас привело сюда что-то очень важное.

— Так и есть, — ответил он.

И все же он молчал, глядя на нее так, словно никогда раньше не видел. Так, словно Клио была каким-то диковинным созданием наподобие единорога или феникса.

Клио переступила с ноги на ногу.

— Неужели кто-то все же унес вашу драгоценную Алебастровую Богиню? Клянусь, это не я. Я уже несколько недель на Сицилии. Или может быть…

— Клио, — вдруг тихо, но твердо сказал Авертон, — я приехал сюда потому, что вы в опасности.

Глава 4

Она не верила своим ушам. Она что, спит и видит сон? Авертон всегда был странным, но на этот раз…

— Вы сказали, что мне угрожает опасность? — сказала она, внимательно глядя ему в глаза и стараясь отыскать признаки того, что он… что?

Шутит? Пытается обмануть ее? Но такие шутки не в его характере.

На его лице не было пи намека на шутку или обман. Он был нее тик же бесстрастен, только челюсти сжиты и под кожей играют желваки.

Клио смотрела в его глаза, не осмеливаясь дышать, двигаться. После грозы воздух был влажным, плотным, напряжение, казалось, сгущается вокруг Клио. Вокруг них словно тонкие нити, тянущиеся из серого неба, опутали их обоих, притягивая все ближе и ближе друг к другу.

Это было похоже на миф, сказку о ревнивых богах и волшебных заклинаниях, которыми они пользовались, чтобы привязать к себе смертных против их воли.

Бессмыслица какая-то.

Клио тряхнула головой, стараясь отогнать прочь мрачные фантазии. Наверное, это место на нее так действует, оно словно оплетено паутиной мифов. К тому же девушка растерялась — Авертон был последним человеком, которого она ожидала здесь увидеть. Каждый раз, когда они встречались лицом к лицу, между ними словно пробегала искра.

Девушка сделала шаг назад:

— Единственная опасность, которая может мне угрожать, исходит от вас. Не стоило приезжать сюда, чтобы предупредить меня об этом.

В глазах Авертона промелькнула боль, но на его губах тотчас появилась насмешливая улыбка.

— Разве там, в Йоркшире, я не доказал вам, что рядом со мной вы в полной безопасности? Я отпустил вас и вашего друга — Марко, кажется? — без единого слова упрека. И это несмотря на то, что вы пытались обокрасть меня. Я последний человек, которого вы должны опасаться, Клио.

Клио судорожно вздохнула, вспомнив другую ночь в Акрополе:

— Неужели?

— Да. Я хочу стать вашим другом, если вы позволите.

— Моим другом? — изумленно переспросила Клио. — И поэтому вы приехали сюда? Чтобы предложить мне дружбу и предупредить о какой-то мистической опасности? А мне кажется, вы здесь для того, чтобы увидеть то, что мой отец нашел на греческой вилле. Наверное, хотите выторговать что-нибудь для вашей хваленой коллекции и спрятать подальше, чтобы никто никогда не увидел.

— Клио! — прорычал Авертон.

Он отпустил поводья, невольно сжав кулаки.

А Клио, вместо того чтобы испугаться, ощутила странное удовлетворение.

— Вы самая упрямая женщина, которую я когда-либо встречал, — пробормотал он. — Почему бы вам не выслушать меня? Хотя бы раз в жизни?

— Просто выслушать? Прошу прощения, ваша светлость, но я слишком занята, чтобы тратить время на споры с вами.

Клио прошла мимо герцога, не вполне уверенная в том, куда она идет. Она знала только, что ей нужно уйти как можно дальше, сбежать, разорвать соединяющие их путы.

Она старалась не слишком приближаться к Авертону, но дорога была узкой, и не успела девушка опомниться, как он схватил ее за запястья и притянул к себе. От испуга она выронила кинжал. Он упал совсем рядом с Авертоном, но тот даже не взглянул на него. Авертон смотрел только на нее.

Клио подняла глаза, и у нее перехватило дыхание, она едва могла пошевелиться. Согнув кисть, она пальцами правой руки коснулась теплой гладкой кожи его запястья, ощутила биение его пульса.

Авертон склонился к ней, и она почувствовала его дыхание на своем лице, вдохнула чистый аромат его кожи. Он был рядом с ней, был частью ее, и она не могла сбежать, потому что они стали единым целым.

Клио отклонилась, откинула голову, как Персефона, пытавшаяся укрыться от Аида, спрыгнуть с быстро летевшей колесницы.

— Так что вам здесь нужно? — прошептала она. — Зачем вы искали меня?

— Вы меня выслушаете наконец? — хрипло спросил он.

— Я… это зависит от того, что вы скажете.

Авертон рассмеялся, разжал руки и освободил ее запястья:

— Ну конечно. Условия. Опять условия. Опять пытаетесь повернуть все по-своему?

— В этом смысле музы так же своенравны, как и герцоги, — ответила Клио.

Она подняла руку и словно в забытьи легко коснулась кончиками пальцев белой полоски шрама.

Авертон напрягся, как тетива лука, но не сделал попытки отстраниться. Клио провела рукой по его скулам, коснулась носа, который когда-то сломал Камерон де Вер, пряди шелковистых волос.

Наконец ее пальцы коснулись его губ, и Клио ощутила его дыхание. Как он близко…

— Клио, — простонал он, и его руки обхватили ее талию.

Она была высокой, почти такой же высокой, как он, но в его сильных руках чувствовала себя маленькой и хрупкой. Она обняла его за шею и притянула к себе.

Их губы встретились в жарком отчаянном поцелуе, они стремились стать одним целым, слиться друг с другом. Клио словно заблудилась в коридорах подземного мира среди теней и иллюзий. Как глупо, ужасно глупо, что она снова позволила ему поцеловать себя.

Она запустила пальцы в густые волосы Авертона, притягивая его к себе, чувствуя, как его сильные, затянутые в перчатки руки сжимают ее плечи…

— Клио! — выдохнул он, отрываясь от ее губ. — Клио, что я делаю? Я пришел сюда не за этим…

Колдовство рассеялось, разорвались невидимые путы, связывавшие их, Клио отшатнулась, прижав к губам дрожащие пальцы. Она должна бежать от него, сейчас же!

— Нет, вы приехали, чтобы предупредить меня. Отлично, Авертон, считайте, что вы это сделали.

Клио наклонилась и подняла измазанный грязью кинжал, уронив при этом очки, которые сдвинула на макушку, когда занималась раскопками. Но она этого даже не заметила. Развернувшись, бросилась прочь по узкой тропинке, зная, что Авертон не сможет последовать за ней, верхом.

— Наглец — бормотала она, вытирая на бегу глаза, — проклятый наглец! Как он посмел!

— Проклятье! — выругался Авертон, пнув лежавший в грязи камень.

Все было совсем не так, как он планировал. Он хотел подготовить Клио к своему появлению, хотел быть вежливым и спокойным, хотел убедить ее в том, что не причинит ей вреда, а потом рассказать ей все. Или почти все. Он даже не, знал, что она будет здесь сегодня. Любой другой охотник за древностями в такую погоду остался бы дома. Он должен был знать, что Клио Чейз не испугается даже урагана!

Авертон хотел увидеть место раскопок, побродить тут, пока никого нет. И вдруг перед ним появляется Клио, злая как фурия, с кинжалом в руке. Ее глаза, обычно прозрачные как изумруды, сверкали от гнева. «Вы!» — крикнула она, как будто перед ней стоял сам дьявол.

Все его тщательно разработанные планы, его намерение не приближаться к девушке рассеялись как дым. Его отчаянно влекло к ней, желание, с которым он не мог совладать, заставляло его прикасаться к ней. Усилием воли Авертон заставил себя стоять на месте, но когда эта упрямая девчонка прошла совсем близко…

Эдвард выругался и ударил кулаком по стволу дерева, не обращая внимания на занозы, впившиеся в перчатку. Он все еще ощущал на своей коже слабый аромат духов Клио.

Зачем, зачем он поцеловал ее? Почему она поцеловала его? Ее действия были куда понятнее, когда она нокаутировала его Алебастровой Богиней. Тогда он заслужил наказание. Но теперь он хотел только одного — оградить ее от опасности, предупредить ее. Хотя он хотел не только этого, и то, что случилось в Акрополе, служит тому подтверждением. Авертон мечтал, чтобы Клио очутилась в его постели, в его объятиях. Чтобы ее длинные ноги сжали его бедра, чтобы она стонала от страсти, шепча его имя.

Но их поцелуй ничего не изменил.

Эдвард подошел к лошади. Подбирая поводья, он заметил, что на земле что-то блеснуло. Это были очки Клио, лежавшие в грязи. Эдвард осторожно поднял их и осмотрел. Линзы были не слишком сильными, стекло лишь слегка приблизило растрескавшуюся стену дома. Значит, Клио использовала эти очки только для работы вблизи, но вполне могла обходиться и без них. Может быть, это тоже своего рода оружие, что-то, за чем можно спрятаться.

Эдвард аккуратно положил очки в карман своего сюртука и вскочил в седло. Что ж, она получит свои очки, и очень скоро.

Глава 5

«Вдруг раскололась широко почва Нисийской равнины, и прянул на конях бессмертных гостеприимец-владыка, сын Кроноса многоименный. Деву насильно схватив, он ее в золотой колеснице быстро помчал…» [2]

Застонав, Клио захлопнула книгу и отбросила ее прочь. Наверное, именно этот Гомеров гимн об Аиде и Персефоне сегодня лучше не читать.

Она потерла раскалывавшуюся от боли голову. Кажется, сегодня она вообще ни на чем не может сосредоточиться. Мысли то и дело возвращались к месту раскопок и к неожиданному появлению Авертона. Оно было таким внезапным, словно он «прянул на конях бессмертных».

Клио огляделась, пытаясь отыскать свои очки, осмотрела окрестные холмы, убеждаясь, что Авертона нет поблизости. Его и правда не было. А вдруг виной всему лишь ее фантазия? Может, ее хватил солнечный удар, вот она и вообразила себе Авертона и его поцелуй. Или просто перетрудилась на раскопках.

Но, подойдя ближе, Клио увидела в грязи четкие отпечатки подков. Очки исчезли.

Она поспешно осмотрела место раскопок, сложила парусиновое полотнище, собрала инструменты и бросилась домой, желая только одного — спокойно провести этот вечер. По крайней мере, она надеялась, что ей это удастся.

Клио не могла понять, что на нее нашло. Поцеловать Авертона? Прикасаться к нему! К человеку с репутацией распутника, который думает только о себе, к человеку, который прячет в своем доме памятники античного искусства!

Подумать только, она поцеловала его. И что самое ужасное, ей хотелось делать это снова и снова.

Клио застонала и уронила голову на полированную поверхность письменного стола. Если бы она только могла уехать отсюда, покинуть этот остров, который так горячо любила и который до сегодняшнего дня был для нее убежищем. Она могла бы вернуться в Англию, увидеться с младшими сестрами в Чейз-Лодж. Она могла бы…

Нет. Среди Чейзов никогда не было трусов. Может быть, ей недостает бесшабашной смелости Талии, переплывавшей ледяные озера и забиравшейся на горы без страховки, или грации и такта Каллиопы, но она должна быть сильной и отстоять свои позиции. Даже если ей снова придется встретиться с Авертоном лицом к лицу. Кто будет проводить раскопки в старом доме, если она уедет? Кто откроет его секреты?

Возможно, сам герцог. Утром, не подозревая о присутствии Клио, он осматривал развалины с явным интересом. Этого Клио допустить не могла.

Встав с кресла, Клио подошла к окну, расправляя затекшие плечи. Она посмотрела на маленький садик у дома, на улицу, что вела к кафедральному собору и оттуда к площади. Сейчас в Санта-Лючии было тихо, лавки закрылись на время сиесты, городок, разомлевший от жаркого солнца, окутала дремота.

Отец сидел в тени миндального дерева вместе с леди Рашворт и Кори, они читали какую-то книгу.

Клио подумала, что и ей неплохо было бы вздремнуть, может быть, во сне ей удастся избавиться от мыслей об Авертоне. Однако она отмела эту мысль. Дневной отдых всегда был для нее мучением, ее тревожили странные сны. Наверняка ей опять приснится он, и Клио не хотела видеть того, что могло случиться потом. Но и читать ей тоже не хотелось, она слишком устала, мысли путались.

В дверь библиотеки постучали, и Клио обернулась:

— Входите!

Дверь открылась, и в библиотеку вошла Талия. Она сменила облачение Антигоны на модное бело-голубое муслиновое платье и голубой жакет. В руке она держала соломенную шляпку, украшенную алыми лентами. Такие же ленты были вплетены в золотистые волосы Талии. Со своими большими голубыми глазами и нежной кожей Талия выглядела как фарфоровая пастушка. Ангельская красота. Многих мужчин вводил в заблуждение этот невинный облик, и как же они пугались, обнаружив за красивым фасадом женщину-воительницу. Талия часто заявляла, что слишком занята, чтобы выходить замуж, и Клио склонна была верить ей. Где она найдет себе подходящую пару, мужчину, обладающего властью и хитростью Зевса, золотыми локонами Аполлона, силой Геркулеса?

Талия вечно носилась с какими-то «проектами», всегда интересными, но порой чересчур утомительными. Впрочем, сегодня Клио была рада такой компании.

— Ты работаешь? — спросила Талия.

Она подошла к столу и с любопытством оглядела лежавшие на нем книги и стопки бумаги.

— Работала, — ответила Клио. Она присела на подоконник и смотрела, как сестра берет со стола один листок за другим. — Не могу сосредоточиться.

— Я тоже. Думаю, это из-за жары. Роза говорит, скоро лето и солнце будет просто невыносимым.

— Надеюсь, нет. Мне нужно закончить раскопки в погребе.

— А мне нужно поставить мою пьесу. Если будет слишком жарко, никто не захочет сидеть на этих каменных сиденьях и смотреть постановку.

— Ну разве что толпа твоих юных поклонников из города! Они, кажется, могли бы смотреть на тебя часами. Ты же знаешь, они от тебя без ума.

Талия равнодушно махнула рукой и бросила книгу, которую держала в руке, на стол.

— В этом городке полно мужчин, англичан и итальянцев, но ни один из них не способен поддержать разговор! Они просто сидят и пялятся на меня, как слабоумные.

Клио рассмеялась:

— А еще они посылают тебе цветы и поют серенады под твоими окнами.

— У меня нет времени на эту чепуху.

— Когда-нибудь тебе придется найти для этого время. Как и нам всем, полагаю.

— Что ты имеешь в виду?

— Теперь, когда Каллиопа вышла замуж, все ждут, что мы с тобой будем следующими.

Талия покачала головой:

— Отцу все равно, выйдем мы замуж или нет! Он слишком занят раскопками на вилле и своими мозаиками, чтобы беспокоиться о таких пустяках.

Клио посмотрела в окно. Отец и леди Рашворт по-прежнему были поглощены книгой. Вот отец улыбнулся леди Рашворт, схватил ее руку и поцеловал затянутые в перчатку пальцы. Леди Рашворт, вдова с двумя взрослыми сыновьями и внуками, покраснела. Клио не видела отца таким счастливым с тех пор, как умерла мать.

— Может так случиться, что следующими под венец пойдем вовсе не мы.

Талия подошла к сестре и посмотрела в окно:

— Ты же не думаешь… что отец может жениться на леди Рашворт?

— Возможно.

— Но они просто друзья!

— Может, и так. Но если они все-таки поженятся, отец и нас захочет пристроить, а поскольку ты в нашей семье самая красивая, значит, будешь следующей.

Нахмурившись, Талия отвернулась от окна:

— Я? Я выгляжу как леденец, а вот ты — как богиня. Ты наверняка привлечешь внимание интересного, сильного, умного и…

Талия умолкла, и Клио увидела печаль на ее лице. Она взяла сестру за руку и привлекла к себе:

— Что случилось, Талия, дорогая?

Талия вздернула подбородок и улыбнулась, но фарфорово-голубые глаза подозрительно блестели.

— Разумеется, ничего не случилось, Клио. Что могло случиться? Мне просто не нравятся эти разговоры про замужество, вот и все. Не хочется всю жизнь прожить с одним из моих так называемых поклонников.

— Талия, тебя никто не принуждает! Если ты действительно не хочешь выходить замуж…

— Я выйду… когда встречу кого-нибудь, кто подходит мне так же, как Камерон подходит Каллиопе. — Талия пожала сестре руку, подошла к столу и взяла пухлый конверт: — Я вижу, ты получила письмо от Каллиопы, новоиспеченной леди Вествуд?

— Да, подумала, что мы могли бы прочесть его все вместе, за ужином, — ответила Клио.

Талия покрутила тяжелый конверт.

— Где они теперь, как ты думаешь? На Капри? В Тоскане? В Венеции?

— На пути в Англию, полагаю. Надеюсь, они уже будут дома, когда мы вернемся.

— Наверное, скоро семейства Чейз и де Вер ожидает прибавление. — Талия положила конверт. — Ты скучаешь по ней?

— По Каллиопе?

Клио вспомнила тот день, когда она сидела у ручья вместе с Кэл. «Ты можешь рассказать мне все, Клио». Клио пообещала, что у нее больше не будет секретов от сестры и что с Вором Лилии покончено. И она честно старалась держать слово. Пыталась стать такой же уверенной в себе, как сестра. И все пошло прахом, когда появился Авертон.

— Конечно я скучаю по ней. Никто из нашей семьи прежде не разлучался надолго. А ты скучаешь?

— Очень. Я просто подумала, что ты переживаешь эту разлуку тяжелее, ведь вы с Кэл всегда были так близки.

— Да, но у меня все еще есть ты! И всегда будешь, если мы собираемся остаться старыми девами.

Талия расхохоталась, и смех, казалось, прогнал ее меланхолию. Она закружилась по комнате, держа Клио за руки.

— Детишкам Кэл нелегко придется с такими тетками. Я научу их музыке и познакомлю с драматическим искусством и еще покажу, как стрелять из лука. А ты научишь их плавать и читать историю по одному черепку.

Клио тоже рассмеялась:

— Еще я могу научить их плохо шить.

— И это тоже. Но если они еще не планируют заводить детей, то… о!

— Что?

— Я совсем забыла, зачем пришла. Я собираюсь навестить леди Ривертон, и ты обещала пойти со мной.

При упоминании имени леди Ривертон Клио стало не по себе! Вдова была самопровозглашенным «лидером» небольшой группки англичан в Санта-Лючии. Это были люди, как и Чейзы, глубоко увлеченные историей и античными памятниками. Остальные, более благоразумные, отправлялись на побережье, поближе к Палермо.

Виконт Ривертон и сам был владельцем внушительной коллекции, основную ее часть составляли древнегреческие монеты. Его вдова, хотя и утверждала, что цель ее жизни — продолжение дела мужа, больше интересовалась приемами, сплетнями и шляпками. У нее была своя коллекция — коллекция шляпок. Клио часто думала, что в качестве охранника леди Ривертон очень подошел бы многоголовый Цербер. Он смог бы надеть все шляпки разом.

Но Клио обещала Талии.

— Мне нужно переодеться, — сказала она, показывая на свой наряд.

Она сняла тяжелые ботинки, но все еще была одета в старое коричневое платье, покрытое пылью. Волосы были кое-как заплетены в косу.

— Просто надень красивую шляпку, — посоветовала Талия, — остальное она и не заметит.

Она надела на голову Клио свою шляпку, завязала алые ленты и принялась напевать:

— О-ля-ля, разве сестры Чейз не одеты по моде!

Клио беспомощно улыбалась, пытаясь увернуться от сестры, но Талия крепко ее держала.

— Коричневое и алое, Клио, не хуже, чем в Париже! Где твои очки?

Глава 6

Палаццо леди Ривертон было самым грандиозным сооружением в городке, хоть и не так живописно расположенным, как облупившиеся хоромы баронессы Пичини. Обитель леди Ривертон была полностью отреставрирована, свежевыкрашенные стены сияли на солнце неестественной белизной. Черепица на крыше была заново уложена, в окружавшем дом саду не было ни одной лишней травинки, все деревья и кусты подстрижены, вода в фонтане чистая и прозрачная. Под плеск этого фонтана через кованые ворота Клио и Талия вступили в царство леди Ривертон.

— Мы ненадолго, — сказала Клио, ожидая, пока им откроют дверь.

— Конечно, — ответила Талия, разглаживая розовые лайковые перчатки. — Не думаю, что мы выдержим ее больше часа, верно?

Дворецкий распахнул дверь, и Клио в очередной раз подумала, что нанести визит леди Ривертон — это все равно что вернуться в Англию. В доме, который снимали Чейзы, стояла удобная, слегка обветшавшая мебель, а леди Ривертон заполнила пространство массивными столами и бюро из темного дерева. Кресла и кушетки, обтянутые атласом: в голубую полоску, перемежались с витринами, в которых была выставлена коллекция покойного супруга леди Ривертон: вазы, фрагменты статуй, ящички с античными монетами.

Сама леди Ривертон восседала в напоминающем трон кресле перед чайным столиком, на котором теснились серебряный сервиз, фарфор, блюда с крошечными сэндвичами и глазированными пирогами.

Русые волосы леди Ривертон, не тронутые сединой, прикрывал изящный кружевной чепец, прекрасно гармонировавший с кружевными оборками ее светло-зеленого муслинового платья. В уши были вдеты серьги с античными камнями.

Когда-то, в другой жизни, такие серьги непременно вызвали бы у Клио желание «освободить» их. Но она дала, слово и поэтому, приветствуя леди Ривертон, сказала лишь:

— Какие прелестные серьги!

Хозяйка рассмеялась и коснулась одной из серег:

— Это подарок моего дорогого почившего супруга. У него был такой великолепный вкус! Я польщена, что вы почтили меня своим присутствием, мисс Чейз, мисс Талия. Мы так редко видим вас, вы всегда где-то в полях со своим отцом.

Усаживаясь за стол, Клио кивнула остальным гостям. Леди Эллиот, муж которой помогал отцу Клио в раскопках на греческой вилле, и ее дочери, миссис Дарби и ее дочь — это они взяли с собой Клио в ту поездку в Агридженто.

Рональда Фробишера, друга леди Ривертон, ее «чичисбея», как называла его Талия, за столом не оказалось, и это было очень странно.

— Здесь, на Сицилии, есть что посмотреть, заметила Клио, принимая чашку чаю. — И многое нужно сделать.

Леди Ривертон снова рассмеялась:

— Разумеется. Кому, как не мне, знать об этом! Виконт Ривертон одним из первых оценил богатый потенциал этого острова. Когда он прибыл сюда с Нельсоном, это был всего лишь клочок пыльной земли. Я счастлива, что его работу продолжают другие, и прекрасно понимаю, что юные леди должны рем-то занимать себя, как-то развлекаться.

— Это верно! — воскликнула мисс Дарби. — Я все время твержу маме…

Миссис Дарби положила руку на плечо дочери, прерывая ее страстную речь:

— И мы очень признательны вам, леди Ривертон, за то, что вы предоставляете нам такие… развлечения.

— О, не стоит благодарности. Я и сама получаю большое удовольствие. Мой дорогой, ныне покойный супруг всегда говорил, что я умею устраивать великолепные приемы. — Леди Ривертон вздохнула. — Он был воплощением кротости и смирения. Однако я надеюсь, вы все будете на моем следующем приеме! Вечер театралов, как я его назвала, должно быть очень весело. Вы все получили приглашения?

Клио молча пила чай, в глубине души надеясь, что леди Ривертон не пустится в пространные пояснения.

— Разумеется, леди Ривертон, мы будем счастливы присутствовать на вашем вечере.

— Так мило, что вы пригласили нас, — невозмутимо сказала Талия. — Театры — это единственное, чего мне здесь не хватает.

— Как и мне, мисс Талия, — отозвалась леди Ривертон. — Мы с вами родственные души! Мне, конечно, хотелось бы видеть на своем вечере кого-нибудь вроде миссис Сиддонс [3], но, боюсь, придется удовольствоваться нашими местными дарованиями. Впрочем, они не лишены таланта. Маннинг-Смиты согласились сыграть сцену из «Ромео и Джульетты». Прекрасный выбор, учитывая, что у них медовый месяц. А присутствующая здесь мисс Дарби представит сцену безумия Офелии. Шекспира непременно нужно включить в программу вечера! Наиболее подходящие сцены, конечно.

— О да, — сказала Клио, — Великий Бард — это прекрасно. Но мы на Сицилии, разве не уместно было бы включить в программу и античные произведения? Ведь здесь жили и писали Овидий и Эсхил.

— Право, не знаю… у греков и римлян слишком много сцен насилия, — пробормотала леди Ривертон и покачала головой, отчего кружева на ее чепце пришли в движение. — Месть, кровь…

Ну конечно, у Шекспира ничего такого и в помине нет, с иронией подумала Клио. Ни крови, ни мести.

— Но все же это очень интересно, — сказала леди Эллиот, дожевывая сэндвич. — Вы ведь работаете над Софоклом, не так ли, мисс Талия?

— Да, — ответила Талия. — Над «Антигоной». Амфитеатр здесь просто великолепен, акустика чудесная, трагедия так и просится на сцену. Правда, крови в ней вы не найдете.

— О да, все мрачные события происходят за сценой, не так ли? — осведомилась мисс Дарби, — И все равно очень драматично.

— Вы говорите, никакой крови? — спросила леди Ривертон. — Чрезвычайно любопытно. Может быть, мисс Талия, вы порадуете нас монологом? Добавим немного классики.

Талия ответила любезной улыбкой.

— Если вы полагаете, что вашим гостям это понравится, леди Ривертон…

Таким образом, цель их визита была достигнута, и Талия принялась болтать с хозяйкой о новых фасонах шляпок. Клио повернулась к мисс Дарби. Они сдружились во время поездки в «долину храмов» в Агридженто, но виделись редко, поскольку мистер Дарби забросил раскопки и обратился к писательству. Говорили, что он пишет роман о гибели древнегреческого города в период Пунических войн.

— Как продвигается книга мистера Дарби? — поинтересовалась Клио.

Миссис Дарби рассмеялась:

— Полагаю, что хорошо. Сразу после завтрака он запирается в библиотеке и сидит там весь день, так что над чем-то он там определенно работает.

— А вы что делаете, пока он творит?

— Наношу визиты, как видите. Езжу на экскурсии. Боюсь, бедная Сьюзан начинает скучать. — Миссис Дарби взглянула на дочь, с отсутствующем видом ковырявшую пирожное. — Мы подумывали о том, чтобы нанять яхту и посетить острова поблизости. Например, Мотию, там превосходные финикийские руины. Может быть, вы присоединитесь к нам?

Клио снова подумала о герцоге, об их поцелуе. Авертон, видимо, здесь задержится. Клио захотелось сбежать, уплыть с Сицилии, чтобы ее от Авертона отделяло бескрайнее синее море! Но она не могла оставить свою работу. Не теперь.

— Очень мило с вашей стороны, миссис Дарби. Говорят, на Мотии чудесный некрополь, но сейчас я никак не могу уехать.

— Да, я слышала, вы работаете на каких-то раскопках, пока ваш отец исследует греческую виллу. Должна сказать, это очень смело с вашей стороны!

— Смело? Вовсе нет. Многим это показалось бы скучным. Там всего лишь руины древнего сельского дома, но мне нравится отыскивать предметы повседневного обихода.

— Но это так далеко! Я бы не отпустила туда Сьюзан одну. А еще это проклятие…

По спине Клио пробежал холодок.

— Проклятие, миссис Дарби? Ваш муж, случайно, не книгу ужасов пишет?

Миссис Дарби улыбнулась и покачала головой:

— О, мисс Клио. Сама-то я, конечно, в такую чепуху не верю. Просто слышала, как наша кухарка сплетничает с горничной. Кажется, это ее дочь. Они не думали, что я знаю итальянский. Говорили, что вы, должно быть, очень смелая, если работаете на раскопках, несмотря на проклятие.

Клио рассмеялась, но по телу пробежали мурашки.

— Как интересно. И кто же наложил это проклятие?

Миссис Дарби пожала плечами:

— Кажется, что-то ужасное случилось в этом вашем сельском доме перед тем, как он был разрушен. Что-то разгневавшее богов. Говорят, всякий недостойный, осмелившийся подойти к этому проклятому месту, будет жестоко наказан. Вот почему за все эти годы никто так и не решился начать там раскопки.

— Прошло столько времени. Возможно, и у проклятий есть свой срок давности, — предположила Клио. — У меня пока все хорошо.

— Или вас сочли достойной. О, мисс Клио, Сицилия — удивительное место, не правда ли?

— Совершенно с вами согласна, — пробормотала Клио.

Что ж, теперь понятно, почему она не может найти себе помощников. Если бы только это древнее проклятие и Авертона держало подальше от ее раскопок.

Внезапно дверь гостиной распахнулась, и дворецкий возвестил:

— Граф ди Фабрицци, миледи.

От неожиданности Клио чуть не выронила чашку с чаем. Да нет! Может быть, в Италии два графа ди Фабрицци? Наверное, так и есть.

Клио аккуратно опустила чашку на блюдце и постаралась придать своему лицу выражение вежливого любопытства.

Нет, двух графов ди Фабрицци не существовало. Был только один — Марко, человек, помогавший Вору Лилии и глубоко озабоченный поисками утраченного наследия своей родины. И вот он здесь, подносит к губам затянутую в кружевную перчатку руку леди Ривертон, а та краснеет и хихикает.

Клио знала, что Марко — аристократ из древнего флорентийского рода, но в Англии он одевался как цыган: длинные черные волосы повязаны красным платком, белая рубашка и поношенные сапоги. Сейчас на его голове элегантная шляпа, подчеркивавшая глубину его шоколадно-карих глаз и высокие скулы. Марко был одет в простой, но дорогой и отличного покроя зеленый сюртук и шелковый жилет с изящной золотой вышивкой.

Клио сложила руки на коленях и с тревогой смотрела на графа. Она прекрасно знала, что Марко не выдаст ее тайну, но его появление в ломе леди Ривертон могло нарушить ее планы. Что он здесь делает? Что надеется найти на Сицилии? Если он хочет, чтобы Вор Лилии вернулся к жизни…

— Боже мой, — прошептала миссис Дарби, — какой красавец.

Ее дочь хихикнула, прикрывшись веером.

— В самом деле, — сказала Клио, взглянув на сестру.

Глаза Талии подозрительно блестели. Не собирается же она затащить Марко в свою пьесу! Или собирается?

Леди Ривертон встала и, держа Марко за руку, повернулась к дамам.

— Позвольте представить вам графа ди Фабрицци, который проделал долгий путь из Флоренции, чтобы украсить собой наше маленькое общество. Граф был хорошим другом моего покойного мужа.

— И он не простил бы мне, если бы я не нанес визит его очаровательной вдове, — с легким акцентом сказал Марко и одарил леди Ривертон очаровательной улыбкой, отчего ее пухлые щеки поалели. — Однако, боюсь, в Санта-Лючии я пробуду всего несколько дней, дела ждут меня в Палермо.

— О нет! — воскликнула леди Ривертон. — Вы не можете так скоро нас покинуть. Этой весной в Санта-Лючии так много интересного, уверена, мои друзья вам расскажут. Разрешите мне вас представить. Леди Эллиот и мисс Эллиот, миссис Дарби и мисс Дарби, а также мисс Чейз — Клио и Талия, о которых вы, должно быть, слышали. Это знаменитые Музы Чейз. Дамы, вы должны помочь мне убедить графа остаться с нами подольше.

— О, конечно! — заявила леди Эллиот, — бели вы были другом лорда Ривертона, значит, тоже любите памятники древности, а их здесь не сосчитать.

Леди Ривертон усадила Марко в кресло рядом с собой, налила ему чаю и положила в тарелку несколько сэндвичей.

— Разумеется, — ответил он. — Древняя история — моя страсть.

Мисс Дарби снова хихикнула, прикрывшись веером, и мать бросила на нее суровый взгляд.

— Тогда вы непременно должны остаться и познакомиться с нашими мужьями, — заявила леди Эллиот. — А также с мистером Фробишером и Маннинг-Смитами. Многие здесь работают на раскопках древнегреческого города и уже успели обнаружить множество великолепных предметов. Полагаю, в будущем нас ждут еще более грандиозные находки. Я уверена, ваши знания и опыт нам очень бы пригодились.

— Добро пожаловать в добровольное рабство, — шепнула Талия сестре.

— Ну, по крайней мере, вы должны остаться на мой театральный вечер, — сказала леди Ривертон.

— Это звучит… интригующе, — ответил Марко и подарил хозяйке дома еще одну улыбку, отчего на его щеках появились ямочки.

Миссис Дарби томно вздохнула.

— Вы любите театр, граф? — поинтересовалась Талия.

— Да, конечно, — ответил Марко с улыбкой, но, встретив взгляд невинных голубых глаз, смутился.

Что ж, подумала Клио, раз уж Талия решила, что Марко должен играть в ее пьесе, его уже не спасти. Всякий, кто попадает в сети Талии, обречен. Но все-таки, что он тут делает? Марко и герцог в одном месте? Все это очень странно.

Гости леди Ривертон вели светскую беседу, обсуждая жизнь в Санта-Лючии и артефакты, найденные на месте раскопок в греческом городе. Клио пила вторую чашку чаю, незаметно наблюдая за Марко. Они обменялись лишь одним взглядом, надеясь поговорить позже. В остальном же он не подавал вида, что видит Клио не в первый раз. Наверное, Талия права насчет его актерского потенциала. Клио тоже должна надеть на себя маску. К счастью, благодаря воровскому прошлому, обман стал ее второй натурой. Но в этот вечер, болтая и смеясь, она ощущала на плечах непомерную тяжесть, словно кусок железа пригибал ее к земле.

Ей хотелось кричать. Щеки уже ныли от постоянной улыбки.

Наконец время, отпущенное этикетом на светский визит, истекло, давая Талии и Клио возможность сбежать от гостеприимной леди Ривертон. Не успели они надеть перчатки, как в гостиной появился дворецкий с листком бумаги на серебряном подносе.

Леди Ривертон взглянула на листок и торжествующе рассмеялась. Заинтригованная Клио даже перестала натягивать перчатки. Жизнь в Санта-Лючии небогата на события, способные вызвать такой смех. Здесь почти ничего не меняется. По крайней мере, не менялось до сегодняшнего дня.

— О, граф ди Фабрицци, теперь вы точно придете на мой театральный вечер! — воскликнула леди Ривертон. — Какой триумф — заполучить в гости сразу и итальянского графа, и английского герцога. Два приятных молодых человека очень украсят мою гостиную!

— Герцог? — воскликнула леди Эллиот. — Я не знала, что у нас на острове живет герцог.

— Теперь живет. И он только что принял мое приглашение. Я отправила его сразу же, как узнала, кто въехал в палаццо Пичини, — удовлетворенно улыбаясь, сообщила леди Ривертон. — И вы ни за что не догадаетесь, кто это.

— Девоншир! — высказала предположение мисс Дарби.

— Кларенс, — решила Талия. — Ах, нет, он слишком тучен, чтобы взбираться на холм.

— Лучше, — объявила леди Ривертон. — Это герцог Авертон. Он так мил и обходителен! Он придет на мой театральный вечер. Разве это не чудесно?

Талия взглянула на Клио расширившимися от удивления глазами:

— Но как?..

Схватив сестру за руку, Клио потащила ее к выходу:

— Это и вправду чудесно. Нам пора, леди Ривертон, мы должны вернуться к отцу. Приятно было познакомиться, граф ди Фабрицци.

— О нет, мисс Чейз, — сказал Марко, отвешивая изящный поклон. — Это я рад, что мне представилась возможность познакомиться с вами.

Едва уловимая тень мелькнула в его глазах при упоминании имени Авертона. Марко тоже хорошо помнил Йоркшир.

Клио покинула дом леди Ривертон, все еще крепко держа Талию за руку, и отпустила, только когда они отошли на достаточное расстояние.

Талия взорвалась.

— Авертон! — воскликнула она. — Что он здесь делает? Как он осмелился приехать, зная, что мы здесь? Как он осмелился приблизиться к нам? Он… он просто пират!

— Пират?

Клио невольно улыбнулась.

— Он еще хуже. Готова поклясться, он приехал сюда, чтобы украсть что-нибудь из папиных находок. И помучить тебя.

— И не забывай, он будет на вечере леди Ривертон, он определенно хочет туда попасть.

Клио ускорила шаг. Ей не терпелось оказаться в своей комнате. Умиротворенность, спокойствие, ощущение безопасности — все, что она обрела на Сицилии, теперь разрушено и благодарить за это надо Авертона и Марко. Что-то должно было случиться, но Клио пока не понимала, чего именно ей, ждать. Герцог говорил про опасность. Как он был прав!

Талия едва поспевала за сестрой:

— Что ж, тогда я не пойду на этот вечер. Не хочу видеть этого отвратительного…

— Пирата? О, Талия, мы должны пойти. Мы же обещали леди Ривертон, и тебе этого хочется. Ты должна разбавить своей «Антигоной» приторные вирши Шекспира. Там будет много гостей, мы даже не заметим Авертона.

— Может быть, — неохотно согласилась Талия. Помолчав мгновение, она добавила: — Впрочем, там будет и этот граф… он положил на тебя глаз.

Клио старалась не смотреть на сестру и прибавила шаг.

— Не говори глупости. С чего бы этому красивому итальянскому графу обращать на меня внимание, когда рядом с ним будешь ты или вечно хихикающая мисс Дарби?

— Он все время смотрел на тебя, — сказала Талия, и Клио в очередной раз прокляла наблюдательность сестры. — Если бы я любила читать всякие истории, как наша подруга Лотти, я бы назвала это «красноречивыми взглядами».

— У тебя просто разыгралось воображение. Я думаю, виной всему твое увлечение театром.

— Вовсе нет. — Талия открыла калитку и направилась к дому, пританцовывая и напевая: — У Клио появился новый поклонник!

— Что? — воскликнула Кори, спустившаяся в холл как раз вовремя, чтобы услышать слова Талии. — У Клио новый поклонник? Кто он? Надеюсь, не этот тупица Питер Эллиот? Я думала, он влюблен в тебя, Талия.

— Гораздо лучше, — ответила Талия. — Ослепительно красивый итальянский граф! Когда мы сидели за чаем у леди Ривертон, он все время смотрел на Клио. И он действительно красив!

— Так, может быть, Клио скоро станет графиней! — сказала Кори, делая вид, что падает в обморок. — И мы все поселимся в Италии. В ее огромном дворце с сотнями слуг и бескрайними мраморными залами.

Поднимаясь по лестнице в свою комнату, Клио слышала их веселый смех. Захлопнув за собой дверь, она наконец осталась одна. Боже избави от сестер!

И заодно от английского герцога вместе с «красивым итальянским графом». Они знают о ней слишком много.

Глава 7

Эдвард сидел у старого фонтана в своем заросшем саду, зажав в пальцах тонкую турецкую сигару, и смотрел, как садится солнце. Закат окрасил небо в оранжевые и кроваво-красные тона, осыпал облака золотой пылью. На горизонте высилась могучая Этна, окутанная, словно порванной фатой, клочками серебристого тумана. Ветер посвежел, гоня прочь дневной зной.

Это было так не похоже на то, что он видел прежде в своих странствиях. Небо менялось на глазах. Стихли шумные улицы, толпы туристов рассеялись, земля Сицилии была представлена самой себе. Она походила на Клио. Переменчивая, загадочная, далекая. Красивая. Правда, когда они с Клио встретились утром, далекой она не была. Эдвард выпустил серое облачко дыма, вспоминая, как держал ее в своих объятиях, вкус ее губ. Она опьяняла, как бренди, которое он не пил уже много лет. Каждый раз, оказываясь рядом с ней, он все сильнее желал ее. От поцелуев Клио он терял голову. Окружающий мир таял, и оставались лишь они, объятые страстью, которая так много обещала. Но, подобно Икару, он всякий раз, коснувшись солнца, падал, разбиваясь о камни.

Эдвард затянулся сигарой, вдохнул ароматный дым и почувствовал, как тот обжигает ему горло. Он посмотрел на мраморный бордюр фонтана. На нем лежали очки Клио. Лучи заходящего солнца сверкали на линзах.

— Вспомни, зачем ты здесь, — пробормотал Эдвард.

Он приехал, чтобы выполнить свою миссию. Чтобы убедиться, что никому не угрожает опасность. А вовсе не затем, чтобы целовать Клио Чейз.

Бросив сигару на землю, Эдвард раздавил ее каблуком сапога. Может быть, в один прекрасный день она все поймет. Но даже если и не так, он всегда будет заботиться о ней. Он подумал о своем первом приглашении, полученном в Санта-Лючии. Театральный вечер леди Ривертон. Это будет первым шагом в осуществлении его плана.

Повернувшись, Эдвард зашагал к дому, на ходу заворачивая очки в шелковый платок:

— Немедленно доставьте это мисс Чейз, — сказал он лакею, протягивая очки.

После ужина, когда отец, Талия и Кори уютно устроились в гостиной с книгой, Клио прокралась на кухню. Леди Ривертон думает, что знает обо всем, что происходит в Санта-Лючии, но Клио была уверена, что она ошибается. Леди Ривертон знает только светскую, английскую сторону жизни. Клио же знала, что, если хочешь узнать всю правду, нужно идти к кухарке Розе.

У Розы была большая семья: сыновья и дочери, племянницы и племянники, работавшие во всех уголках Санта-Лючии, на холмах и в долинах. Кто-то из них трудился честно, кто-то зарабатывал на жизнь менее законными способами. Особенно это касалось младшего сына Розы — Джакомо, у которого вовсе не было профессии и который считался самым ленивым человеком в городке. Если кто-то что-то и слышал о герцоге, это была Роза.

Она сидела у огня, чистя зеленый горошек и болтая со своим мужем Паоло, который работал на конюшне. На столе лежала баранина для завтрашнего ужина. Это означало, что здесь был сын мясника. Или сын пастуха.

Клио присела рядом с Розой, с удовольствием прислушиваясь к потрескиванию огня. Роза и Паоло улыбнулись ей.

— Граппы, синьорина? — спросил Паоло, взяв бутылку с прозрачной жидкостью.

— Да, grazie, — ответила Клио, наблюдая, как он щедрой рукой наливает полный стакан.

Один из сыновей Розы и Паоло делал эту траппу. Она оказалась крепкой, и Клио, сделав глоток, рассмеялась, вытирая выступившие слезы.

— Очень… э-э… вкусно.

Роза улыбнулась:

— О, синьорина Клио, вы такая странная.

— Да, я знаю. Мне часто это говорят.

Если бы они только знали, насколько она странная. Но никто этого не знает. Никто, кроме Авертона. А он и сам странный.

— Роза, что ты знаешь о проклятом доме?

Роза поспешно сделала жест, отгоняющий зло, и снова вернулась к горошку.

— Проклятом? — переспросила она, не глядя на Клио.

— Да, я кое-что слышала об этом сегодня и удивилась, что ты ничего мне не сказала, не предупредила меня.

— Ба! Вы же англичанка, вам оно не навредит.

Клио отхлебнула граппы. Когда привыкнешь, действительно вкусно.

— Странное какое-то проклятие — разделяет людей по национальному признаку.

— Роза хочет сказать, — вмешался Паоло, — что проклятие поразит только того, кто в него верит.

— А откуда вы знаете, что я в него не верю?

Роза хихикнула:

— Но вы же еще тут, синьорина, не так ли?

— Ты хочешь сказать, что были и те, кто исчезал? Жертвы проклятия?

Паоло пожал плечами:

— Этот дом был разрушен в те дни, когда миром правила жестокость. Кровопролитие, войны, страх. Последней в этом доме жила греческая семья, они бежали, когда пришли римляне. Но они поклонялись Деметре и попросили богиню отомстить за утрату их дома. С тех пор каждого, кто осмеливался поселиться в этом доме, ждала страшная кончина.

— Они видели призраков, — добавила Роза, — и это сводило их с ума.

— Гм… — задумчиво пробормотала. Клио. — Может быть, призраки оставили меня в покое, потому что я не пытаюсь поселиться в доме. Моя работа заключается в том, чтобы помочь этим людям, оставившим свое жилище, рассказать свою историю.

— Может быть и так, — сказала Роза, — но если кто придет туда со злыми намерениями…

Как Авертон? Были ли его намерения «злыми»?

— А что ты слышала про англичанина, снявшего палаццо Пичини?

Роза и Паоло обменялись долгим взглядом.

— Немного, — сказала наконец Роза. — . Наш младший сын там лакеем служит. Он говорит, англичанин очень большой человек в своей стране. Вроде принца.

Клио рассмеялась, представив себе Авертона с короной на голове. Должно быть, от граппы у нее разыгралось воображение. Она согрелась и чувствовала себя счастливой. Ее не волновали сейчас ни проклятия, ни герцоги.

— Он не совсем принц, но важный человек, это правда. Я удивилась, увидев его здесь.

— Вы знали его раньше, синьорина?

— Да, в Англии.

— Ах. Наш сын говорит, этот принц приехал сюда за древностями, как и многие другие. У него много старинных предметов, которые он привез с собой и держит у себя в спальне!

— Неужели? — Клио склонилась вперед, слушая Розу со всевозрастающим интересом. — А что это за предметы?

— Вазы, статуи…

— Может быть, статуя Артемиды? Ростом с меня? Из алебастра?

— Не знаю, ответила Роза. — Спрошу Лоренцо. Эта статуя такая важная?

— Может быть. — Клио откинулась на спинку стула, допивая граппу. — Если услышишь от Лоренцо что-нибудь интересное, расскажешь? Хотелось бы знать, что он тут делает.

— Конечно, синьорина. Он плохой человек, этот ваш принц?

Клио задумалась, вспоминая их поцелуй. Каждый раз при встрече с Авертоном ее охватывало безумие.

— Не знаю еще…

Она поблагодарила Розу и Паоло за угощение и информацию и оставила их наедине с их сплетнями. Поднимаясь по лестнице, Клио слышала голоса сестер, доносившиеся из гостиной, звуки музыки — это Талия играла на пианино старинные английские мадригалы. Клио хотела пойти к сестрам, но голова кружилась от граппы, проклятий, призраков и принцев. Она стала медленно подниматься по лестнице, ведущей к спальням. Ее комната была погружена в темноту, царила тишина.

Никто из слуг не приходил еще зажечь свечи и расстелить постель.

Клио подошла к окну, открыла и, облокотившись на подоконник, вдохнула свежий вечерний воздух. На небе цвета индиго сиял тонкий серпик месяца. Скоро одна за одной зажгутся искорки звезд. Силуэт Этны почти не виден был на фоне темнеющего неба.

Хорошая ночь для воровской вылазки, подумала Клио. Темно, никто не увидит. В городе царила тишина, но ого жители еще не спали, охраняя свои сокровища. Может быть, позже, когда все улягутся в постель…

Клио уселась на подоконник, расправив складки своего алого муслинового пеньюара. Ее воровские вылазки остались в прошлом. Жаль, если учесть, что Алебастровая Богиня была так близко. Клио бросила взгляд на крыши домов, собор и, наконец, на дом герцога. Некоторые окна были освещены и сияли золотыми квадратами на темном фасаде. Кто-то был в доме.

Что он сейчас делает? Строит планы, как окончательно свести ее с ума? Интересно, что привело Авертона на Сицилию… Роза считала, что он охотится за древними артефактами, как и большинство приезжих, Но Клио это казалось маловероятным, Авертон никогда ничего не делал «как все». Он был сам по себе. Она сомневалась в том, что его появление в сонной Санта-Лючии было простым совпадением. Тогда что же привело его сюда?

— Я должна это выяснить, — прошептала она.

В бытность свою воровкой Клио приобрела много полезных навыков. Может быть, пришла пора найти им применение. Нельзя забывать и о Марко. Он мог быть ее потенциальным соперником.

Раздался стук в дверь, и Клио встала:

— Кто там?

— Вам послание, мисс Чейз, — сказала горничная.

— Входите.

Это был странный сверток из белого шелка, перевязанного лентой. Клио поспешно развернула его и обнаружила свои очки. В свертке не было никакой записки. Только алые буквы, вышитые в углу платка: «ЭР».

«Эдвард Рэдклифф», — подумала Клио.

— Эдвард, — прошептала она, комкая платок в руке. — Клянусь, что обязательно узнаю, зачем ты сюда пожаловал. Тебе от меня не сбежать.

Это определенно была не самая чистая улица Санта-Лючии. Эдвард отшвырнул мусор ногой. Брусчатка, которой была вымощена улица, потрескалась, сама улица была узкой и темной, плотно застроенной старыми домами, смотревшими на мир через покосившиеся окна. За стенами домов слышались пьяный смех и ругань. В воздухе висел тяжелый запах сгнивших овощей, граппы и ночных горшков. Было слегка за полночь, но Эдвард знал, что днем эта улица выглядит ничуть не лучше.

Она находилась далеко от палаццо Пичини и центра города с его благопристойными лавками. Это был совсем другой, неведомый туристам мир. И все же это было единственное место, где он мог найти то, что ему нужно. Эдвард остановился, вглядываясь в дом напротив. Обветшавшее строение казалось пустым, но это было как раз то, что он искал.

Эдвард приготовился к ожиданию. В его работе терпение было необходимо, и он научился ему, что было совсем нелегко при его страстной, импульсивной натуре.

Один из таких импульсов заставил его поцеловать Клио Чейз, и это несмотря на то, что случилось в Лондоне.

Эдвард потер шрам на лбу — напоминание о том, куда могут привести необдуманные импульсивные поступки. Здесь у него есть миссия и одна из целей — удержать Клио подальше от всего этого. От таких мест, как это, и от него.

Пока ему это плохо удавалось, но все должно измениться. Прямо сейчас. В одном из окон дома напротив мелькнул свет. Кто-то был в доме. Эдвард вынул из рукава кинжал. Крепко зажав его рукой в кожаной перчатке, он обогнул дом и подошел к черному ходу. Дверь выходила на улицу еще более узкую, чем та, что перед фасадом дома.

Казалось, что даже один человек здесь пройдет с трудом. Пространство перед дверью черного хода было завалено мусором, но, к счастью, сама дверь не была заколочена. Кончиком ножа Эдвард поддел хлипкий замок.

Коридор был погружен во тьму, пахло пылью и запустением. Здесь давно никто не жил, кроме мышей — превосходное место для укрытия. Все в Санта-Лючии знали, что происходит в доме, но никто никогда не говорил об этом. Столетиями жители города занимались разграблением могил, наживая состояния.

Но этому должен быть положен конец.

Тихо ступая по коридору, Эдвард вышел к узкой лестнице и стал осторожно подниматься по обветшавшим ступеням. Он не остановился у освещенной комнаты, а шел все дальше, пока не наткнулся на дыру в полу — все так, как и сказал информатор. Отсюда можно было слышать все, что происходит в комнате этажом ниже, а они тле, видели его.

Да, этому должен быть положен конец.

Глава 8

На следующий день Клио не пошла на свои раскопки, а отправилась на виллу с отцом и сестрами. После бессонной ночи и граппы она явствовала себя усталой, и ей не хотелось оставаться одной в безлюдном месте, по крайней мере до тех пор, пока она не узнает планы врага. Может быть, она и воровка, но импульсивной ее не назовешь. Нельзя действовать поспешно, если хочешь достичь цели и выйти из переделки целой и невредимой.

Она сделала ошибку, отправившись в Йоркшир без предварительной подготовки. Больше она эту ошибку не повторит.

Клио присела на камень. Перед ней лежали руины того, что когда-то было роскошным обеденным залом, пестрый мозаичный пол был великолепен. Жившие здесь люди отличались от зажиточных, но вынужденных зарабатывать на жизнь тяжелым трудом обитателей ее сельского дома. Владельцы виллы были важными чиновниками, превратившими маленькую колонию в процветающее место. И эта вилла отражала их статус — здесь были термальные бани и затейливые сады.

Пол в обеденном зале был выложен мозаикой в виде виноградных гроздей, фиг и гранатов — привычных для каждого грека символов плодородия. Несмотря на пролетевшие столетия, яркие краски не потускнели. Должно быть, приемы здесь затягивались за полночь. Гости, облаченные в пурпурные, синие и белые тощ, возлежали на низких кушетках и лакомились деликатесами — пирогами с рыбой, белым хлебом, медом, запивая все, это превосходным вином.

Клио улыбнулась, представив себе их смеющиеся довольные лица и пьяную болтовню. Сплетни о сексуальных оргиях могущественных чиновников, об актерах, занятых в недавнем представлении, о любимых поэтах, непосильных налогах. За минувшие столетия немногое изменилось. Разговоры на подобные темы, за исключением разве что сексуальных оргий, можно услышать и в доме леди Ривертон. Никто не осмелится говорить о сексе в присутствии незамужних английских леди! Клио громко рассмеялась. Если бы они только знали, как расширила она свои познания в этой области благодаря Розе и другим сицилийцам. Лучшая сексуальная поза для женщины, желающей зачать ребенка. Лучшие травяные отвары, если она не желает беременеть. Однажды это может пригодиться.

— Прекрасно, — пробормотала Клио.

Да если бы они узнали — леди Ривертон, Дарби и Эллиоты, Манннинг-Смиты, — Клио перестали бы принимать в «приличном» обществе.

Но так ли это ужасно? Для нее нет, а вот для отца и сестер…

— Что прекрасно, Клио, дорогая? — поинтересовался отец, садясь рядом с ней.

— Цвет этой мозаики, — ответила Клио, указывая на яркие пятнышки смальты. — Их словно вчера уложили.

— Почва, разумеется, — сказал сэр Уолтер. — Превосходные условия для консервации, нужный уровень кислотности. Нам очень повезло.

— Да, как хорошо, что мы сюда приехали, — отозвалась Клио, рассматривая отца.

Сегодня он кажется усталым, лицо покраснело под лучами южного солнца, глаза окружены сетью морщин. Кажется, он даже немного похудел, несмотря на отличную стряпню Розы.

Раскопки стали делом его жизни, но сэр Уолтер был уже немолод. Может быть, если он женится на леди Рашворт, его жизнь изменится к лучшему. Она будет заботиться о нем, как когда-то заботилась мать Клио.

Отец взял из ее рук альбом и принялся рассматривать рисунки.

— Прекрасные зарисовки и пропорции очень точные, Клио. Тебе всегда это удавалось.

— Но не так хорошо, как Кори. Ее рисунки-с каждым днем становятся все лучше.

Клио указала на свою сестру, писавшую акварелью в тени шатра.

— Это верно. Ее работы возвращают этим руинам жизнь, — рассмеялся сэр Уолтер. — Она собирается отправиться с экспедицией в Египет, когда станет постарше. Рисовать пирамиды и иероглифы.

— Уверена, у нее все получится.

— Мои дорогие девочки, вы всегда чем-то увлечены.

— Это благодаря тебе и маме. Вы воспитали это в нас.

— Да… я иногда думаю…

Сэр Уолтер умолк и устремил взгляд на далекую Этну.

— Думаешь о чем, папа?

— Думаю, правильно ли мы вас воспитали. Мы хотели, чтобы вы любили то, что любили мы, осознали большое значение истории и искусства. Чтобы умели позаботиться о себе.

Клио рассмеялась:

— Могу тебя заверить, это мы умеем!

— Наверное, мы должны были реальнее смотреть на вещи и научить вас тому, что должны уметь юные леди вашего положения. Я начинаю бояться, что мы не подготовили вас к жизни.

— О нет! — воскликнула Клио. — Мы так любим тебя и маму. Любим нашу жизнь. Мы не выдержали бы, если бы нам пришлось вести жизнь «приличных» леди — вышивать и сплетничать.

— Охотиться за мужьями? — улыбаясь, сказал сэр Уолтер.

— Особенно это.

— Вот, пожалуйста, тут я тоже совершил ошибку. Была бы жива ваша мать, она бы нашла вам подходящие партии. Наверное, я просто эгоист — держу вас при себе год за годом.

— Вовсе нет! Разве Каллиопа не вышла замуж? Теперь она графиня. А Камерон — прекрасный человек. Он очень ее любит.

— Да. Любовь. Во времена моей молодости мы об этом и не думали. Полагаю, однако, что вам, современным девушкам, без этого не обойтись.

— Верно. Но разве ты не любил маму? Несмотря на…

Клио умолкла прежде, чем ужасные слова сорвались с ее языка. Секрет, который она хранила все эти годы, должен был остаться секретом.

— Я хотела сказать, несмотря на то, что вы были так молоды, когда поженились.

Сэр Уолтер печально улыбнулся:

— Конечно, я любил вашу мать. Да и кто бы не любил ее? Она была так красива, так… темпераментна. Полна огня. Совсем как ты, Клио.

— Как я?

— Из всех моих дочерей ты больше всех напоминаешь мне мою Селесту. У тебя ее волосы, ее глаза. Ее страсть.

Клио нежно дотронулась до руки отца:

— Тогда я должна ждать свою вторую половинку, как ждала она.

Отец рассмеялся:

— Я никогда не был подходящей партией для Селесты. Да и никто не был. Ты просто должна найти человека, который поладит с тобой, поистине геркулесова задача. — Отец указал тростью на изображение флейтистки на мозаичном полу. — О, совсем забыл! Я пригласил кое-кого взглянуть на виллу сегодня утром. Возможно, он останется с нами на обед.

Клио медленно закрыла альбом. Гости на вилле бывали и раньше. Все английские туристы, посещавшие Санта-Лючию, горели желанием увидеть развалины. И они часто оставались на обед, обсуждая с отцом археологические проблемы. Но что-то в голосе отца показалось ей странным. И он старался не смотреть ей в глаза.

— Что за гости? — спросила она. — Надеюсь, не те странные люди из Палермо, которые постоянно предлагали нам свои услуги по охране раскопок? Я им не доверяю.

— Конечно нет. Они крадут все, что сумеют найти, и продают. Нет, дорогая, это… в общем, это герцог Авертон.

— Авертон? — пробормотала Клио.

Она совсем не удивилась. Этот мужчина словно преследовал ее. Герцог везде встречал радушный прием, но ее собственный отец?

Клио думала, что отец недолюбливает Авертона, как и всех прочих Рэдклиффов.

Но сэр Уолтер ничего не знал о том, что произошло между ней и Авертоном в прошлом году. И не должен знать.

— Да. — Голос отца звучал гораздо бодрее. — Талия сказала, что леди Ривертон узнала о его приезде, и я подумал, может быть, ему будет интересно то, чем мы тут занимаемся.

— Но, отец, он такой…

Сэр Уолтер поднял руку:

— Я знаю, что он страстный коллекционер и его страсть в чем-то граничит с помешательством, но он не такой плохой, каким ты его себе представляешь, Клио. Он обладает обширными познаниями, в особенности о Пунических войнах, а это может помочь нам в раскопках.

Отец наклонился вперед и коснулся ее руки:

— В молодости он наделал много глупостей, это верно. Но, дорогая, я слышал, что он решил начать новую жизнь. Достойную его титула, семьи и возлагаемой на него ответственности. Вспомни, как много он сделал для Общества любителей древности! Я думаю, мы должны дать ему шанс.

— Я, конечно, встречу его вежливо, отец. Вам с мамой удалось привить мне хорошие манеры, хотя ты так и не думаешь.

К тому же здесь их будут окружать люди, поэтому проблем быть не должно.

— У нас достаточно еды и вина?

Отец облегченно улыбнулся:

— Леди Рашворт отправилась в Санта-Лючию, она привезет провизию и нескольких лакеев, чтобы накрыть на стол. Серебро, льняные скатерти и все такое. Думаю, мы будем обедать в шатре.

Клио рассмеялась:

— Он что, приведет с собой армию?

— С герцогами никогда нельзя быть уверенным, дорогая. Леди Рашворт считает, что мы должны сделать соответствующие приготовления. Впрочем, Авертон никогда не был похож на прочих герцогов, не так ли?

Да уж, мрачно подумала Клио. Авертон вообще ни на кого не похож.

— Пойду помогу Кори собрать рисунки. Если бы я знала, что у нас будет такая блестящая компания, я бы облачилась в шелка и перья.

Отец поцеловал ее в щеку:

— Ты прекрасно выглядишь в любом наряде, Клио. Подозреваю, что его светлость думает так же.

Не успела Клио открыть рот, как отец поднялся и бодро зашагал прочь, помахивая тростью и насвистывая какую-то веселую мелодию.

Что именно известно отцу? И как он узнал, что она знает?

Клио помогла Кори уложить палитру и коробки с красками в корзины и повесила готовые акварели сушиться на специально натянутую для этой цели веревку. Рисунки великолепны, подумала Клио, разглядывая их и словно впервые видя руины древней виллы. Фрески были нарисованы с поразительной точностью, вода в фонтане, казалось, искрится. Рисунки Кори гораздо лучше тех, что сделал Денон в Египте.

— Это замечательно, Кори, — сказала Клио.

— Да, неплохо получилось, — ответила сестра. — Есть, правда, проблемы с перспективой. Если бы я могла поработать сегодня подольше! А вместо этого вынуждена обедать с глупым старым герцогом.

Клио подавила смешок. Забавно. Глупый герцог.

Впрочем, Кори была серьезна.

— Я не думаю, что ты горишь желанием его увидеть, Клио, — сказала она, снимая свой запачканный краской передник и разглаживая розовое муслиновое платье. Как и у Каллиопы, у Кори были черные волосы и белоснежная кожа. Клио в своем сером рабочем платье выглядела настоящей замарашкой.

— Почему вдруг? — спросила Клио. — Я не против папиных гостей.

Кори взглянула на сестру:

— Ну, после того, как вы с герцогом поссорились в прошлом году в Британском музее….

Клио замерла. О, черт. Как она могла забыть об этом? Кори была рядом, когда Авертон настиг Клио и пытался заставить ее рассказать о Воре Лилии. Тогда она чуть не уколола его шпилькой, но Камерон де Вер вовремя вмешался. Глупо было думать, что Кори, занятая своими рисунками, ничего не заметила, она же не слепая. Наблюдательность развита у всех членов семьи.

— Это было просто недоразумение, — сказала Клио.

— Неужели? Кажется, между тобой и герцогом одно сплошное недоразумение.

— Сегодня никаких недоразумений, — твердо сказала Клио. — Мы будем вежливы друг с другом и мирно пообедаем.

Кори фыркнула:

— Я бы на это не рассчитывала, если Талия вернется к обеду. Ей герцог тоже не нравится, а ты знаешь, как она себя ведет в таких случаях.

Клио вздохнула. Она знала. Каллиопа, самая организованная из них, как-то сравнила сестер со стаей диких кошек. Какая-то доля правды в этом есть. Может быть, отец прав и они действительно плохо воспитаны.

— Талия тоже будет вежливой, — сказала Клио уверенно, подражая Каллиопе. — Мы все будем вежливыми, да, Терпсихора?

— Я буду хорошо себя вести, если ты прекратишь называть меня так.

Кори ненавидела свое имя, но времени препираться не было. Герцог уже показался вдали, он был верхом на своем черном жеребце и осматривался с жадным любопытством. Он был один, не взял с собой даже грума.

Стоял жаркий день, и Авертон снял свой черный сюртук, оставшись в белоснежной рубашке. Его светлые волосы падали на плечи из-под широкополой шляпы.

Сэр Уолтер поспешил поприветствовать его, и даже Кори подошла поближе, сделав вежливый реверанс. Но Клио словно примерзла к месту, не в силах сделать ни одного шага. Она явственно ощущала его присутствие.

Авертон спешился и пожал руку сэру Уолтеру, поклонился Кори, затем принялся медленно стягивать перчатки, глядя на лежавшие перед ним развалины. Клио заметила, что он снял перстни и в галстуке не было булавки. Шелкового жилета тоже не было. Ничто не отвлекало внимания от его красивого лица.

Отец и Авертон повернулись к шатру, возле которого стояла Клио, и пошли к ней. Сэр Уолтер что-то говорил Авертону, бурно жестикулируя, а тот кивал, вежливо слушая пламенную речь сэра Уолтера.

Эдвард, подумала вдруг Клио. Сегодня он не герцог, а просто Эдвард.

Она с удивлением поняла, что ей хочется побежать к нему навстречу и обнять его. Ощутить вкус его губ на своих губах, очутиться в его объятиях. Никого и ничего вокруг, только Клио и Эдвард. И прошлое забыто.

Но Клио была реалисткой и понимала, что это невозможно.

Она нервно разгладила юбку и сжала руки, чтобы скрыть их дрожь.

— …скоро будет здесь с нашим обедом, — говорил сэр Уолтер, — а пока вы, может быть, захотите взглянуть на мозаичные полы виллы. Они поразительно хорошо сохранились.

— Я бы очень этого хотел, сэр Уолтер, — ответил Авертон. — Я много слышал об их удивительной красоте. Здравствуйте, мисс Клио. Очень приятно снова видеть вас.

Клио судорожно вздохнула, у нее вдруг пересохло в горле. Где эта граппа, когда она так нужна?

— И мне приятно вас видеть, ваша светлость. Отец всегда рад, когда кто-то приезжает в Санта-Лючию и он может показать свою виллу.

— Для меня большая честь увидеть ее. Я пока мало что тут видел.

— Здесь всего не осмотреть и за десять лет, — сказала Клио, удивляясь, что ей совсем нетрудно быть с ним вежливой. — Мы здесь уже много недель и до сих пор не были в замке. Только видели его издали.

— Это не древнегреческий памятник, — решительно заявил отец. — Тринадцатый век. Слишком «свежий» для меня.

— Роза говорит, он прекрасен, — ответила Клио.

Роза еще говорила, что этот замок кишит привидениями, как и сельский дом Клио, но об этом она решила умолчать.

— Роза? — спросил Авертон.

— Наша кухарка, — сказала Клио. — Ее семья уже много поколений живет в Санта-Лючии, и, кажется, она знает каждый дюйм этой земли.

— В таком случае, если она утверждает, что замок стоит посетить, к ее словам стоит прислушаться. — Авертон взглянул на Клио, но лицо его было бесстрастно. — Может быть, вы согласитесь сопровождать меня туда после обеда, мисс Клио? Мы бы осмотрели замок вместе. И вы, конечно, тоже, сэр Уолтер.

Отец рассмеялся:

— О нет, только не я! Меня интересуют только древние памятники. А вы идите. Клио давно хотелось осмотреть замок, не так ли, дорогая?

— Да, конечно, но…

— Значит, решено. Теперь вы должны посмотреть мозаику, Авертон. Особенно русалок в купальнях. Они превосходно сохранились.

Клио беспомощно смотрела, как отец уводит Авертона. Кажется, ей действительно придется пойти с герцогом. Или с Эдвардом?

Как бы там ни было, она должна следить за каждым своим шагом. Любое неверное движение в этой непонятной игре ввергнет ее в бездну.

— Смотри не столкни его с башни, Клио, — прошептала Кори. — Это было бы невежливо.

Сэр Уолтер показывал Эдварду виллу — древний перистильный зал, просторное помещение, где женщины ткали полотно, обнесенные стеной сады. Эдвард старался внимательно слушать, но мысли его были далеки от прошлого. Они сосредоточились на настоящем.

Клио сидела со своей младшей сестрой в шатре, ее темно-рыжие волосы в тени отливали золотом, по выражению лица было не угадать, о чем она думает. Слуги сновали взад и вперед, накрывая стол к обеду. Она согласилась показать ему средневековый замок, но что она думает об этом? О том, что они останутся наедине? И что он сам чувствует, думая об этом?

Эдвард нахмурился, ковыряя носком сапога яркую мозаику. Размышления — не совсем то, что ему сейчас требуется, он должен действовать. Он думал о темном доме на узкой улочке, о том, что он узнал там. Клио не может оставаться в Санта-Лючии, это слишком опасно. Тем более, что она часто уходит далеко от дома. Можно попытаться еще раз предупредить Клио, но послушает ли она?

Клио Чейз сводила его с ума! Всякий раз, когда он принимал решение держаться от нее подальше, что-то неудержимо тянуло его к ней.

Эта прогулка в замок, наверное, его последний шанс убедить ее хотя бы не лезть на рожон. И убедить себя оставить ее в покое! Если разговор не поможет, придется принимать другие меры.

Глава 9

Клио осторожно ступала по вырубленным в скале каменным ступеням — это был единственный способ добраться до замка. Она едва слышала за спиной шаги Авертона. Он ступал мягко, словно бесплотный дух.

Обернувшись, Клио увидела, что Авертон пристально смотрит на нее. Приехав на Сицилию, Клио решила, что Авертон остался в прошлом. Она даже думала, что никогда больше не встретит его. Какой же дурой она была. Он всегда был с ней, даже если находился в другой стране.

Задумавшись, Клио перестала смотреть под ноги, оступилась, еще мгновение — и она упадет. Но не успела она испугаться, как сильная рука крепко обхватила ее за талию. Несколько мгновений Клио прижималась к теплой мускулистой груди Авертона.

— Вы должны быть внимательнее, Клио, — прошептал он. — Эти тропы опасны.

— Мир вообще полон опасностей, — резко ответила она.

Вырвавшись из его объятий, она прижалась к скале. Авертон взял ее за руку.

— Спасибо, что поддержали.

— О, Клио, — прошептал он, и в голосе его звучала печаль, — разве вы не знаете, что я всегда готов поддержать вас?

Не успела она ответить, как он прошел мимо нее по узкой тропе и, держа ее за руку, увлек за собой. Они молча поднялись к замку, прошли через полуразрушенную арку во двор. Это больше нельзя было назвать замком. Долгая осада, которой подверглась крепость в тринадцатом веке, разрушила крепкие каменные стены, из двадцати башен осталось всего десять, потом три, потом лишь одна. Но Клио понравились эти поросшие травой руины — покрытые глубокими трещинами полы, обвалившиеся арки. Когда-то здесь кипела жизнь, люди сражались и умирали, любили, смеялись. Теперь среди останков замка гулял ветер, а на камнях сидели, греясь на солнце, маленькие зеленые ящерки.

Авертон стоял молча и по-прежнему держал Клио за руку. Если бы так было всегда, подумала Клио. Но она знала, что это невозможно. Он всегда будет герцогом, а она всегда будет воровкой.

Высвободив руку, Клио направилась в один из внутренних двориков. Приподняв длинную юбку, она осторожно переступала через камни.

— Замок был построен в 1082 году, — сказала она, и ее голос громким эхом разнесся по замку. — Бурбоны когда-то использовали его как тюрьму, потому что эти ступени — единственный путь в замок и его легко было перекрыть. Когда-то в замке было двадцать башен, теперь осталась только одна.

— Здесь всегда так пустынно? — спросил Авертон. — Кажется, что эти руины населены призраками.

— Вовсе нет. Мы до сих пор не поднимались сюда, потому что замок всегда переполнен английскими туристами. Сицилийские гиды приводят их сюда в надежде на хороший заработок. — Клио оглянулась через плечо. — Наверное, они как-то узнали о вашем приходе и почтительно расчистили путь.

— Вот видите, и в титуле есть свои преимущества, пусть даже этот титул нежеланный.

— Никогда не слышала, чтобы титул был нежеланным.

— Дело во мне, вы многого не знаете. К счастью для нас обоих.

Произнеся эти загадочные слова, Авертон повернулся и направился к башне. Она была построена из местного серого камня, как и сам, замок и большая часть домов Санта-Лючии. Там и сям из полуразрушенной кладки торчали деревца. Наверх можно было подняться только по узкой винтовой лестнице. Авертон ждал Клио на первой ступеньке. Не говоря ни слова, он протянул ей руку. Я всегда поддержу вас. Клио вложила пальцы в его руку, и они стали подниматься по лестнице. Крутые ступени были покрыты не только обвалившимися камнями, но и мусором, оставленным туристами: грязными носовыми платками, пустыми винными бутылками, кто-то потерял тут свой разговорник. Эдвард расчищал путь, отшвыривая мусор. Вокруг царила тишина, Клио слышала только шорох их шагов и далекие крики какой-то птицы. Рядом с Авертоном ее всегда охватывали противоречивые чувства. Она не знала, чего хочет больше — поцеловать его или ударить. Их встречи всегда заканчивались катастрофой.

Наконец, они вышли на вершину башни. Здесь дул холодный, пронизывающий ветер, но вид с башни открывался чудесный: зеленые волны сицилийских холмов, серебряные воды озера Пергуза, возле которого Аид похитил Персефону, безмятежно собиравшую цветы.

Эдвард облокотился на стену и, прищурившись, смотрел на озеро. Он снял шляпу, и ветер играл его волосами. Он выглядел таким одиноким. Клио встала рядом, окидывая взглядом пейзаж.

— Никогда не видел ничего столь прекрасного, — сказал Эдвард.

— Я тоже, — ответила Клио, — но вы видели куда больше, чем я. Разве вы не являетесь членом «Клуба путешественников»?

Эдвард улыбнулся, но взгляд его по-прежнему был устремлен да озеро. Он словно надеялся увидеть Персефону, гуляющую по берегу.

— Да.

— Это значит, вы были по меньшей мере в четырех странах. Видели самые экзотические уголки мира. Куда более изысканные, чем это место.

— Если нужна изысканность, Клио, то ее можно найти и в Лондоне, а чтобы увидеть истинную красоту, нужно приехать сюда. Иначе почему все они — греки, римляне, византийцы, сарацины — старались завладеть островом?

Клио кивнула.

— Эдвард, — сказала она и почувствовала, как приятно произносить его имя. — Почему вы с моим зятем так не ладите?

Улыбка исчезла с губ Авертона.

— Ах да, почтенный лорд Вествуд. Вы, значит, заметили, что мы не совсем дружны.

— Это трудно не заметить. Особенно когда дело дошло до драки в Йоркшире.

Клио хорошо помнила, как разъярен был Камерон в ту ночь. Эдвард потер искривленный нос.

— Когда я познакомился с вашим зятем, мы были молоды и безрассудны. Хотя, должен признать, я был куда безрассуднее его. Он не может простить мне мое прошлое.

Клио молча изучала Авертона.

— Какой загадочный у вас взгляд, — сказал он.

— Пытаюсь разгадать вас.

Авертон рассмеялся:

— Это бесполезное занятие не для вашего утонченного ума. И что вы обо мне думаете?

— Я никогда не могла понять вас. Это трудно, даже когда я рядом с вами. Вы постоянно меняетесь.

— Какая ирония. Я, значит, для вас загадка? Тогда должен сказать, что вы, моя дорогая мисс Чейз, так же непостижимы для меня, как море.

Клио улыбнулась, вспомнив волны Средиземного моря, неустанно бьющие о скалистый сицилийский берег, голубые, зеленые, серые, белые. Нет, она не похожа на море. Она привязана к берегу своей семьей, своими надеждами, а вот Эдвард действительно похож на волны. Непредсказуемые, опасные.

— Что за глупости вы совершили в юности? — спросила она.

Авертон покачал головой и отвернулся, снова обратив взгляд на окружающий пейзаж.

— Вам вряд ли захочется это слушать. Юные отпрыски аристократических семей — особая категория людей.

— Гм… Конечно, у меня нет братьев, но я вовсе не застенчивая, робкая мисс. Я знаю, какими могут быть мужчины, и вы, наверное, были не хуже прочих.

— Напротив, я был гораздо более испорченным. И более злым.

— Злым?

Клио знала, что это значит. Она сделала шаг к Авертону, потом подошла еще ближе. Она не коснулась его, но ощутила тепло его тела.

— Почему вы злились? — прошептала она, желая понять.

— Вы думаете, что у меря, богатого герцогского сынка, нет причин для злости? — Авертон посмотрел на Клио. — И вы правы.

— У каждого есть такие причины. Что-то, с чем нужно бороться.

— Я боролся с самим собой. Или, вернее сказать, против того, чего от меня ожидали. До тех пор, пока не умер мой старший брат.

Клио взглянула на Эдварда, пораженная той болью, что звучала в его голосе. Но не успела она заговорить, в нижнем дворике появилась группа туристов. Их смех эхом отдавался от старых стен. Их появление, казалось, разорвало нить, связывавшую Клио и Эдварда.

Клио отступила и оперлась спиной о стену.

— Прошу вас, Клио, не пытайтесь разгадать меня, — сказал Авертон. — Я не вынесу, если вы, именно вы откроете правду, которую я всеми силами пытаюсь скрыть.

— Какую правду? — спросила Клио, и голос ее дрогнул.

Ей показалось, что она стоит на самом краю высокого утеса и смотрит вниз на острые камни. Одно движение — и она полетит вниз. Сейчас она была ближе к постижению его загадочной натуры, чем когда-либо. Но действительно ли она хочет этого?

Может быть, она из тех, кого привлекает опасность?

— Во мне много чего намешано, Эдвард, но трусихой я никогда не была, — сказала Клио. — Я не боюсь вас, даже если душа ваша темна так же, как подвалы этого замка. Наша встреча была предопределена. Должна была быть какая-то причина. Может быть, я узнаю ее. Сейчас.

Несколько мгновений Эдвард внимательно изучал Клио, она ощутила возникшее между ними напряжение. Наконец он кивнул:

— Я знаю, что вы не трусиха, Клио. Но считайте, что я вас предупредил. Я — неподходящая компания для молодой девушки.

— Может, и так. Но музы — существа противоречивые. Они редко прислушиваются к голосу разума и никогда не поступают так, как должно. И я уже говорила вам, что не выношу загадок.

— Значит, я для вас — что-то вроде ваших раскопок? Как ваш сельский домик?

— О нет. Чтобы разгадать вас, моего скромного опыта в раскопках явно недостаточно.

Авертон промолчал, но, когда они повернули к лестнице, взял Клио за руку. Она позволила ему провести себя по ступенькам мрачной башни, словно по лабиринту Аида.

Что-то изменилось в отношениях между ними после этой башни. Что это за перемена? Погубит ли она ее или захватит в плен, как бедную Персефону, Клио не знала.

Эдвард следовал за Клио, спускавшейся в долину по узкой тропинке. Ее тонкая фигурка, позолоченная солнечными лучами, легко пробиралась меж камней, юбка задевала кустики лаванды и золотарника. Ветер трепал темно-рыжие волосы, свободно падавшие на плечи.

Жгучее желание, испытываемое Эдвардом, стало нестерпимым, захлестнуло его словно волна. Клио была совсем рядом, она завладела его разумом, его душой. Он забыл все на свете, и это было опасно. Здесь, на Сицилии, ему нужно быть настороже.

Клио обернулась.

— Когда мы приехали на остров, я услышала множество историй, — сказала она.

— Волшебных, разумеется? Сицилия — земля редкого очарования.

— Это так. Я никогда ничего не любила сильнее. — Клио помолчала, потом показала на силуэты гор и море. — Вы знаете историю Эриче?

— Расскажите, — попросил Эдвард.

— Гора Эриче, охраняющая порт Трапани, принадлежала элимцам и была одним из самых священных мест во всем Средиземноморье. Ее история тянется в глубь веков, к моменту сотворения мира, когда титаны восстали против своего отца Урана. Крон кастрировал отца острым серпом и выбросил его… гм… органы в море у Трапани. И тогда, чтобы отметить место, где был сражен ее предок, Афродита, богиня любви, вышла из моря и сотворила гору Эриче, сделав ее своим домом.

— Там она соблазнила одного из аргонавтов — Бута и родила ему сына Эрикса…

— Который дал горе имя, — улыбнулась Клио. — Вы знаете эту историю.

— Меня всегда очень интересовала Афродита.

— Я слышала. Тогда вы должны знать, что скоро ее праздник, так говорит наша кухарка Роза. Она еще говорит, что раньше во время этого праздника со склонов горы выпускали белых голубей, но теперь эта традиция, кажется, умерла.

— Можно ли украсть оттуда золотые соты Дедала?

Клио рассмеялась:

— Не знаю. Это одна из загадок острова, которую мне еще предстоит разгадать.

— Ах да… загадки…

И самая главная из них стояла сейчас перед Эдвардом.

— Да. Но перед праздником Афродиты будет празднество в честь Деметры, куда более интересное, я полагаю. Мы должны вернуться на виллу к отцу. Он будет искать нас.

— Разумеется.

Они шли по узкой тропе, и Эдвард больше не держал Клио за руку, но всем существом ощущал невидимую связь между ними.

— Вы придете на театральный вечер леди Ривертон? — спросила Клио.

— Да. После моего приезда сюда она была первой, кто прислал мне приглашение. Я должен пойти или буду чувствовать себя одиноким.

Клио рассмеялась:

— Не представляю себе, чтобы вы, богатый и привлекательный герцог, когда-либо чувствовали себя одиноким. Скорее у вас избыток приглашений и большинство из них вы даже не замечаете.

— Вы считаете меня привлекательным? — спросил он.

Клио удивленно посмотрела на него:

— Вы сами знаете, что привлекательны.

— Ничего подобного. Моя мать обычно называла меня варваром или викингом.

— Правда? А моя мать говорила, что я амазонка и меня следовало бы назвать Ипполитой. Но после рождения Каллиопы мой отец решил окружить себя музами, и мать послушно родила ему много дочерей.

— Тогда, вероятно, нам следует поискать другое место, где наши воинственные наклонности найдут себе применение.

— Есть ли такое место?

Они повернули, и перед ними открылся вид на долину. Сэр Уолтер и его младшая дочь сидели под навесом, склонившись над грудой книг. Леди Рашворт присматривала за слугами, убиравшими грязную посуду.

— Я иногда думаю, что хотела бы путешествовать всю жизнь, узнавая, что там, за новый горизонтом. Но когда я переплываю моря и забираюсь на гору, всегда нахожу одно и то же. — Клио печально улыбнулась. — Кажется, я обречена ходить на приемы и пить чай.

Эдварду было знакомо это чувство. Ему никогда не удавалось сбежать от самого себя, как он ни старался и куда бы ни шел. Его жизнь, жизнь герцога, была заполнена приглашениями на приемы и прочими светскими обязательствами. А ведь все, чего он хотел, — это стоять рядом с Клио на продуваемой ветром башне.

Глава 10

Палаццо леди Ривертон сияло в темной сицилийской ночи как оранжевый китайский фонарик. Выходя из экипажа, Клио взглянула на окна дома, в которых, словно в театре теней, двигались силуэты людей. Они болтали и смеялись, поднимали бокалы с вином, придирчиво изучали подносы с лакомствами.

Дворецкий в ливрее открыл двери перед семейством Чейз, и они прошли во двор.

Здесь все так цивилизованно, подумала Клио, вступая в мир света и звука. Словно тысячи миль отделяли этот дом от средневековой башни, серые камни которой шептали о былых сражениях и древних богах.

Клио вдруг вспомнила слова Эдварда — появившись впервые у развалин ее сельского дома, он сказал что-то об опасности. Что ж, в этом доме единственная реальная опасность — если тебя поймает приятель леди Ривертон Рональд Фробишер, он способен заговорить до смерти. Клио предпочла бы проклятия и привидений.

Она посмотрела на свое отражение в огромном зеркале в позолоченной раме, висевшем на мраморной стене холла. Клио сменила свое коричневое рабочее платье на наряд из малахитово-зеленого шелка с кружевами на корсаже и рукавах. Волосы были расчесаны и перевязаны лентой из золотистого кружева. На руках, поверх перчаток, у нее красовалась пара античных микенских браслетов, когда-то принадлежавших матери. Шелк и кружево, золото — все это должно было сделать из Клио светскую даму.

В гостиную вошла Талия. Ее голубые глаза блестели, юбки бело-розового муслинового платья мягко шелестели при движении. В затянутых в перчатки руках она держала свиток с монологом Антигоны. Клио медленно следовала за сестрой.

Леди Ривертон стояла у камина, облаченная в алую парчу и затейливый тюрбан с перьями. Рядом с ней стоял Рональд Фробишер, ее «особый друг» — или комнатная собачонка, как иногда называла его Клио. Это был худощавый мужчина с красивыми карими глазами и темными волосами. Он утверждал, что ведет свое происхождение чуть ли не от самого воинственного Фрэнсиса Дрейка, но, казалось, цель его жизни состоит в том, чтобы быть мальчиком на посылках, прислуживать леди Ривертон и льстить ей.

Леди Ривертон и Фробишер весело болтали, приветствуя гостей, но вместе с тем хозяйка не спускала глаз с подносов с вином и закусками.

Гостей было много. Клио скользнула в угол у импровизированной сцены, уютно устроившись возле пары статуй, изображавших комедию и трагедию. Здесь были все англичане — Дарби и Эллиоты, молодые Маннинг-Смиты, а также представители аристократических сицилийских семей, не успевшие еще отбыть в Неаполь. Эти обычно держались особняком, не желая общаться с иностранцами.

Может быть, они пришли ради еды, как отец? Клио заметила, как одетая в черное матрона спрятала сэндвич в свой ридикюль.

Что же, какова бы ни была причина их появления здесь, они определенно добавляли шарма приему леди Ривертон.

Талия прогуливалась по гостиной, сопровождаемая своим верным поклонником Питером Эллиотом. Она, кажется, не замечала его, но Питер нес ее свиток. Несомненно, он с радостью носил бы за ней и ее шаль, и ридикюль, если бы Талия позволила. Отец Клио обнаружил в толпе гостей леди Рашворт, и теперь они вместе изучали витрину, в которой была выставлена коллекция древнегреческих монет покойного виконта.

Все были в сборе, кроме самого главного гостя — герцога. Его нигде не было видно, и если бы он был здесь, Клио почувствовала бы это.

Время шло, и леди Ривертон все чаще посматривала в сторону двери. Она томилась в ожидании своего самого знатного гостя. Взяв мистера Фробишера под руку, она что-то яростно зашептала ему на ухо, и он поспешно отбыл.

Кто-то подошел к Клио сзади.

— Ах, дорогая, — прошептал Марко, — вы, англичане, такие интересные люди. Я скучал по вам с тех самых пор, как вы покинули свою страну.

Клио обернулась и улыбнулась своему старому другу, бывшему партнеру по воровскому союзу. Марко — чертовски привлекательный мужчина, вынуждена была признать Клио. Возможно, самый привлекательный из всех, кого она когда-либо встречала. Римский бог с темными глазами и широкими плечами, четко вылепленными скулами и гладкой оливковой кожей. Он разбивал сердца дам везде, где появлялся, но едва замечал это.

Но Клио никогда не испытывала к нему ничего похожего на ее чувства к Эдварду. При виде Марко у нее никогда не перехватывало дыхание, не колотилось сердце. Они были только друзьями, понимали друг друга, помогали друг другу. Жаль… рядом с Марко ей было бы спокойнее, чем с Эдвардом. И куда безопаснее.

— Так вы не уехали в Палермо, — сказала Клио.

— Пропустить такой прием? Ни за что! Тем более что я рассчитывал встретить здесь вас. Мы давно не виделись, дорогая.

Марко одарил ее взглядом своих темно-шоколадных глаз. От такого взгляда любая другая девушка давно потеряла бы сознание. Но Клио рассмеялась:

— Уймитесь, Марко!

Он улыбнулся и, взяв с подноса два бокала вина, протянул один ей.

— Ах, Клио, мои чары никогда на вас не действовали. Неужели я старею? Теряю свою романтичность?

— Вам это не грозит. Я просто слишком хорошо вас знаю. Но вы все равно — самый очаровательный мужчина из всех, кого я встречала. И уж конечно, разобьете немало сердец здесь, в Санта-Лючии. Думаю, Сьюзан Дарби уже влюблена в вас.

Марко посмотрел на Талию, весело болтавшую с Эллиотами. Ее светлые волосы сияли в свете свечей.

— А как насчет вашей симпатичной сестры? Она еще не влюблена в меня?

Клио фыркнула:

— Талия? Я бы не рассчитывала на это, мой друг. Она выглядит как ангел, но у нее душа демона. Будьте осторожнее, а не то будете скакать по сцене, выполняя ее приказы. Она всегда так действует на мужчин…

Марко нахмурился:

— Я никогда не пляшу под дудку женщины. За исключением вас, конечно.

— Это только оттого, что мои, «приказы» позволяли вам достичь своей цели — вернуть предметы искусства в Италию.

— Очень верно подмечено. Вы хорошо меня знаете.

— И что привело вас в Санта-Лючию?

Марко быстро оглядел залитую светом, переполненную комнату и покачал головой:

— Не следует говорить об этом здесь.

— Конечно, нет.

Несмотря на все свои обещания, Клио ощутила возбуждение при воспоминании о прошлом. Она крепко сжала тонкую ножку бокала. Нет. Не важно, что задумал Марко, она не станет в этом участвовать. Она обещала Каллиопе.

Она только выслушает Марко…

— Поговорим потом, — прошептала она.

Марко устремил на нее серьезный взгляд:

— Будьте осторожны, Клио. Здесь что-то происходит, что-то опасное.

Вы в опасности — она вспомнила слова герцога.

— Опасное? Здесь, в этом сонном городке?

Марко поставил пустой бокал на пьедестал статуи, символизирующей комедию, и сложил руки за спиной:

— Просто будьте осторожны. Обещаете?

— Я всегда осторожна.

Почти всегда. За исключением тех моментов, когда она целовала Эдварда. Клио допила вино, но даже алкоголь не в силах был стереть воспоминания о вкусе его губ.

В этот момент дверь распахнулась, и в гостиную вошел герцог. И это был именно герцог, не Эдвард, не тот человек, что стоял рядом с ней на вершине башни.

Он был одет в темно-синий сюртук и элегантный жилет с золотой вышивкой. На длинных пальцах сияли перстни.

Леди Ривертон просияла. Сопровождаемая мастером Фробишером, она поспешила навстречу дорогому гостю. Все остальные как один повернулись к герцогу. Разговоры стихли. Прибыл герцог — и не какой-нибудь, а сам Авертон!

— Что он здесь делает? — прошептал Марко.

Клио взглянула на омрачившееся лицо друга, его плечи под элегантным темно-зеленым сюртуком напряглись, словно он собирался броситься на герцога, чтобы отомстить за утраченную ими Алебастровую Богиню.

Клио положила руку на его плечо. Марко кипел от злости, но не двинулся с места.

Что будет, если он узнает, что Алебастровая Богиня, возможно, здесь, в Санта-Лючии? Или он уже знает? Может быть, поэтому он и здесь. Чтобы закончить то, что было начато в Йоркшире.

Однако он был явно удивлен появлению герцога, значит, дело не в Артемиде. Тогда в чем?

У Клио внезапно заболела голова.

— Я не знаю, почему он здесь, — тихо сказала она. — Может быть, для того, чтобы полюбоваться достопримечательностями, как и мы все.

— Достопримечательностями? Дорогая Клио, вы же сами в это не верите. Он здесь по другой причине. Где он — там зло.

Клио наблюдала, как Эдвард подносит к губам руку леди Ривертон. Хозяйка улыбнулась и густо покраснела.

— Что ж, для того, чтобы причинить нам зло, он должен сначала вырваться из цепких объятий леди Ривертон, а это маловероятно. Может быть, нам обратить внимание на фаршированные грибы? От всей этой суеты я проголодалась.

По-прежнему мрачный Марко последовал за Клио к подносам с закусками. Она крепко держала его под руку, описывая непревзойденный вкус лобстера и супа со сливками. Талия присоединилась к ним, И, как всегда, ее ангельская красота сделала свое дело — Марко сосредоточил все внимание на ней. Облегченно вздохнув, Клио обернулась. Эдвард сидел рядом с хозяйкой дома в первом ряду, перед сценой.

Даже когда он вежливо улыбался леди Ривертон, Клио знала, что он не выпускает ее из виду. Ее и Марко.

В ее памяти все еще живы были воспоминания о галерее в Акрополе, лондонском доме Авертона. Об Алебастровой Богине и ее луке. Тогда воздух вокруг них, казалось, наэлектризовался, а Эдвард все крепче прижимал ее к себе.

Клио закашлялась, подавившись грибами, и Талия похлопала ее по спине:

— Клио, с тобой все хорошо?

— Синьорина Чейз, выпейте вина! — воскликнул Марко, протягивая ей бокал.

— Спасибо, я в порядке, — выдохнула. Клио.

Если она выпьет еще вина, ее придется нести домой. Что ж, хорошо, по крайней мере, что это не граппа Паоло.

— Соберись, сейчас не время есть. Скоро начнется представление, — сказала Талия. Нахмурившись, она посмотрела на сестру, словно боясь, что та вот-вот упадет в обморок. — Ты уверена, что с тобой все хорошо?

Клио ободряюще улыбнулась:

— Абсолютно.

Гости уже усаживались на золоченые стулья, а юные Маннинг-Смиты готовились выйти на сцену в образе Ромео и Джульетты. Балкон из папье-маше, увитый искусственными розами, должен был символизировать Верону эпохи Возрождения.

— Мы должны найти свободные места, — сказала Клио. — Но разве ты не собираешься переодеваться, Талия?

Талия равнодушно пожала плечами, но Клио заметила, что пальцы ее нервно сжимают маленькую розовую сумочку.

— О нет, я выхожу на сцену последней. Да и вообще, я не собираюсь переодеваться. Самое главное — это слова, а не костюм.

— Не бойтесь, синьорина Талия, — сказал Марко галантно. — «Антигона» очень драматична, и вы для этой роли подходите как нельзя лучше.

Талия бросила на него подозрительный взгляд:

— Откуда вам знать, граф ди Фабрицци?

— Я изучал античную драматургию. В вас есть страстность Антигоны, ее стремление делать то, что она считает правильным, даже если это не всегда легко. — Он взглянул на Клио. — Это свойственно всем членам вашей семьи, не так ли?

Талия кивнула:

— Думаю, да. Но вы сказали, что изучали драматургию, граф? Как интересно и поучительно…

Талия взяла Марко под руку и повела его к стульям. Клио следовала за ними, совершенно уверенная в том, что скоро увидит Марко на сцене древнего амфитеатра в роли Гемона.

— О мой родимый край, о счастливое племя, о волны Диркеи! О роща царицы ристаний, Фивы! Я вас зову в свидетели, в какой меня могильный склеп, в страшный плен ведут, поправ людской закон, и нет слезы мне от друзей! О, что ждет меня? Уж не числюсь среди живых я, еще не став между мертвых мертвой… [4]

Эдвард смотрел на Талию Чейз, завершавшую монолог Антигоны. Руки сжаты у груди, взгляд устремлен в вечность. Она действительно хорошая актриса, подумал он. На время Эдвард забыл о ее современном наряде, забыл о мире за стенами этого дома, захваченный простыми, но полными трагизма словами.

Судя по царившей в комнате тишине, все остальные тоже пребывали в эту минуту в Древней Греции. Талия умолкла, воцарилась пауза, которую через мгновение взорвали аплодисменты. Талия поклонилась, глаза ее сияли.

Жаль, что она Чейз, дочь баронета, подумал Авертон, аплодируя вместе с остальными. Если бы не ее положение в обществе, она могла бы блистать на лондонской сцене.

Он увидел, как Клио повернулась и что-то сказала отцу. Ее лицо сияло гордостью за сестру, и Эдвард задумался. Каково это — чувствовать, что ты принадлежишь к дружной семье? Чувствовать, что ты — часть чего-то большего, что ты окружен любовью и заботой?

Он никогда не встречал такой семьи, как Чейзы. Казалось, ничто в мире не способно разрушить их любовь друг к другу. Эдвард мог только восхищаться этим.

Он взглянул на мужчину, стоявшего у стены. Итальянский граф, который был с Клио в Йоркшире. Сейчас это уже не цыган, а одетый по последней моде джентльмен. Казалось, Клио не замечает его, но Эдвард видел, как они шептались перед представлением, будто составляли какой-то секретный план.

Отбывая на Сицилию, Эдвардю понимал, что его задача не из легких. Слишком мало было известно о сокровище. Но молчаливость и замкнутость горожан, обособленность англичан и, что самое главное, присутствие Клио делали эту задачу почти невыполнимой.

— Мои дорогие друзья! — объявила леди Ривертон, выйдя на сцену. — Представление мисс Талии было на сегодня последним. Думаю, вы согласитесь, что в нашем маленьком обществе есть настоящие таланты.

Послышались аплодисменты, и леди Ривертон поклонилась, словно именно она развила эти таланты.

Бедняга Ривертон… он знал буквально все о древних монетах, но плохо разбирался в женщинах. Впрочем, не ему, Эдварду, судить.

— В столовой нас ждет ужин, — продолжала леди Ривертон. — Прошу вас следовать за мной.

Эдвард постарался укрыться в толпе гостей, чтобы хотя бы на некоторое время избежать знаков внимания со стороны хозяйки. Она скоро оставила попытки найти герцога и поспешила взять под руку итальянского графа.

— У леди Рашворт заболела голова, и я обещал проводить ее домой, послышался голос сэра Уолтера.

Потом из открытых дверей столовой донесся звон фарфора и взрыв смеха.

— Кроме того, я устал, — добавил сэр Уолтер. — Все эти светские мероприятия чрезвычайно утомительны. Не знаю, право, зачем я пришел.

— Ты не заболел, отец? — встревожено спросила Талия.

— Вовсе нет, дорогая. Просто устал. И хочу завтра пораньше приступить к работе на вилле.

— Мы поедем с тобой, — сказала Клио.

— Нет, нет! Талия должна остаться и в полной мере насладиться своим театральным триумфом. Я пошлю за вами экипаж…

— Прошу прощения, сэр Уолтер, — сказал Эдвард, выходя вперед. — Я невольно услышал ваш разговор. Если мисс Чейз и мисс Талия останутся, после ужина я провожу их домой. Мой дом недалеко от вашего, и это меньшее, что я могу сделать, чтобы отплатить мисс Чейз за ее доброту — она показала мне замок.

— Ах, Авертон! — радостно воскликнул сэр Уолтер. — Как любезно с вашей стороны. Я бы чувствовал себя гораздо спокойнее, если бы знал, что дочери с вами.

— Отец, — сказала Клио, метнув в Эдварда взгляд из-под ресниц. — Мы должны вернуться домой с тобой.

— Я тоже так думаю, — согласилась Талия, но бросила в сторону столовой задумчивый взгляд.

— Чепуха, Клио! — сказал сэр Уолтер, — Вы — молодые девушки и должны развлекаться. Авертон вас проводит. Доброй ночи, дорогие! Веселитесь!

С этими словами сэр Уолтер взял леди Рашворт под руку и вышел из гостиной. Талия, улыбнувшись сестре, поспешила в столовую, без сомнения, чтобы «насладиться своим триумфом».

— Зачем вы это сделали? — спросила Клио.

— Разве вы не хотите остаться на ужин?

— Я бы охотнее поехала домой и почитала.

— Сомневаюсь, что ваша сестра согласится с вами. Кроме того, если вы уедете, ваш чудесный наряд пропадет даром.

Эдвард предложил Клио руку, и она медленно положила на его локоть затянутые в кружевную перчатку пальцы.

— Кроме того, я хотел воспользоваться возможностью и задать вам несколько вопросов.

— Каких вопросов?

— Разных. Главным образом, о вашем приятеле. Граф ди Фабриции, так, кажется, его зовут?

Клио замерла, и щеки ее слабо порозовели.

— Я едва знакома с ним. Я даже не знала, что он на Сицилии, до того дня, как мы встретились за чаем у леди Ривертон.

— Едва знакомы? Ах да, вы же, наверное, знаете только цыгана по имени Марко.

— Я не знаю, зачем он здесь, — упрямо повторила Клио. — Но знаю, что он докончил с прошлым.

— Как вы?

— Да. И между прочим, мотивы его пребывания здесь для меня так же неясны, как и ваши, ваша светлость.

Клио посмотрела в глаза Авертону, потом повернулась и села на свободный стул в самом конце длинного, уставленного блюдами стола. Эдвард последовал за Клио, размышляя, не совершил ли он ошибку, заговорив с ней. Нельзя, чтобы она догадалась о его целях.

В будущем он должен быть осторожнее.

Глава 11

Клио шла по террасе дома леди Ривертон, и каблучки ее туфель стучали по старому мраморному полу. За ее спиной сияло окно гостиной, откуда доносился приглушенный гул голосов. Гости собрались после ужина сыграть в карты. Перед Клио возник ряд терракотовых горшков с цветами и травами, их аромат смешивался с ароматом теплой, ночи. В небе сияла золотистая луна. За садом лежал город, погруженный в темноту и притихший.

Она коснулась холодной каменной балюстрады и устремила взгляд в темноту. Что ждет ее в будущем?

Клио казалось, что она стоит на перекрестке и не знает, куда свернуть. Она не может жить как раньше, но и вперед двигаться тоже не может. С воровством покончено, но идеалы-то остались прежними.

Что же ей делать?

Она услышала скрип открывающейся стеклянной двери и затем мягкие шаги по мрамору. Она еще не успела обернуться, но уже знала, кто это.

Эдвард поставил на балюстраду у ее руки бокал с рубиново-красным вином.

— Подумал, что вас, может быть, мучит жажда, — сказал он.

— Благодарю вас, — ответила Клио.

Сделав глоток, она повернулась, чтобы посмотреть на Эдварда. Его сюртук был темно-синим как небо, а светлые волосы мерцали в лунном свете как маяк, завлекающий доверчивые суда на острые скалы.

— Что же вы не принесли бокал для себя?

Эдвард пожал плечами:

— Я давно не пью вина.

— И кажется, не играете в карты.

Клио показала в сторону стеклянных дверей, за которыми шла игра в пикет.

— В юности наигрался. Дурная привычка.

— Да, веем нам рано или поздно приходится от чего-то отказываться. Я обещала сестре, что никогда больше не буду заниматься предметами искусства.

Клио не знала, почему ей так хочется, чтобы Эдвард поверил в это. Он должен знать. Она всего лишь хотела работать на своих раскопках и быть рядом с семьей.

Она молча смотрела на Эдварда, вертя в руке свой бокал. Она должна была узнать, что случилось с ним в юности. Наверное, попал в переделку, как многие богатые титулованные юнцы, — слишком много выпил, играл. И конечно, навещал женщин сомнительного морального облика. И еще ей хотелось знать, почему муж Кэл так ненавидит его. Но Эдвард не слишком расположен выдавать свои секреты.

— Я правда не знаю, почему Марко здесь, — сказала она. — Как не знаю, зачем здесь вы. Я вообще перестала что-либо понимать.

Эдвард рассмеялся:

— Тогда у нас с вами есть нечто общее, потому что я пребываю в таком же замешательстве, что и вы. Может быть, ваш друг приехал, чтобы принять участие в местных празднествах? Он поклоняется Деметре?

— А вы Аиду?

— О, дорогая, вы меня обижаете. Я давно присматриваюсь к Афине, хотелось бы обрести хотя бы часть ее холодной мудрости. Но она ускользает от меня.

— Это Афина послала вас сюда? Или причина более прозаична? Общество любителей древностей?

— Клио, я искатель, такой же, как и вы. Я путешествую в поисках знаний. Новые места, новые раскопки, новые предметы искусства.

Клио допила вино и поставила пустой бокал на балюстраду:

— Вы не собираетесь говорить, зачем приехали сюда, ведь так? Одни только туманные предупреждения об опасности.

— Я сказал все, что мог, все, что знаю. Но вам лучше бы не ходить одной на свои раскопки.

Брать с собой кого-то на раскопки? Пожертвовать тихими часами среди развалин сельского дома — единственным, что принадлежало только ей?

— О, Эдвард, вы, по-моему, единственный, кого мне стоит бояться здесь.

На его губах появилась странная улыбка.

— Клио, разве я не доказал вам, что вам нечего опасаться меня?

Из-за открытой двери послышался звук отодвигаемых кресел. Голоса и смех стали громче. Карточная игра, должно быть, закончилась, и скоро ее начнут искать.

Клио посмотрела в сторону двери, и улыбка на губах Эдварда тут же растаяла. Он снова стал герцогом — холодным и надменным. Сколько же у него масок?

— Может быть, нам вернуться? — спросил он, указывая на палаццо.

Перстни на его пальцах сверкнули в лунном свете.

Клио кивнула и последовала за ним, радуясь, что не успела совершить никакой глупости — например, снова поцеловать его.

Гостиная была полна людей. Они беседовали и изучали коллекции леди Ривертон в ожидании, пока слуги накроют стол к чаю.

У рояля Клио увидела Талию с ее верным спутником — Питером Эллиотом. Рядом стояло еще несколько молодых людей.

Увидев сестру, Талия пошла ей навстречу. Может быть, теперь удастся убедить Талию уехать домой. Если получится, без эскорта герцога.

За спиной Клио раздался голос леди Ривертон:

— Вот вы где, Авертон! Вы нужны мне, я хочу устроить игру для гостей, и вы должны мне помочь.

— Боюсь, леди Ривертон, в данном случае я безнадежен, — запротестовал он. — Мои друзья никогда не принимают меня в свою команду, играя в шарады.

— Клянусь, это не шарады! — ответила леди Ривертон. — Эта игра гораздо интереснее. Пользуется сейчас большим успехом в Париже. Прошу всех собраться возле меня!

Клио взяла Талию за руку:

— Талия, дорогая, тебе не кажется, что сейчас самое время уехать? Уже довольно поздно.

— Вовсе нет! — запротестовала Талия. — Ну пожалуйста, Клио. Давай хотя бы посмотрим на эту новую игру. Если это неинтересно, уедем.

Клио не нашла в себе сил сопротивляться, Талии явно было весело здесь. Она неохотно кивнула:

— Ладно. Но только одна игра. Такой пожилой леди, как я, требуется отдых.

Талия рассмеялась и увлекла сестру за собой к толпе, собравшейся у камина. Леди Ривертон сидела в большом кресле, обтянутом бархатом. Клио и Талия опустились на кушетку. Эдвард стоял рядом с леди Ривертон, на его лице играла циничная ухмылка.

— Игра называется «Истина», — объявила леди Ривертон. — Правила очень просты и должны быть понятны каждому. — Хозяйка бросила взгляд в сторону хихикающей Сьюзан Дарби. — Дорогой мистер Фробишер рассказал мне об этой игре, когда вернулся из своего недавнего путешествия во Францию.

Мистер Фробишер, сидевший в крошечном креслице рядом с леди Ривертон, засмеялся.

— Так вот, игра очень забавная! Вы откроете всю правду о своих друзьях.

— Звучит весело, Клио, — прошептала Талия.

Да уж. Клио порадовалась, что выпила сегодня не слишком много вина, в отличие от остальных. Раскрасневшиеся лица и преувеличенно громкий смех заполняли гостиную.

— Как я уже сказала, игра простая, — продолжала леди Ривертон. — Мы все встанем в круг, и каждый из нас скажет о себе что-нибудь такое, что раньше скрывал от других. Самое потрясающее признание получит приз.

— Ой, как интересно! — воскликнула Сьюзан Дарби, хлопая в ладоши. — Можно я буду первой?

— Конечно, моя дорогая мисс Дарби, — ответила леди Ривертон.

— Вчера в магазине синьоры Чернеллия я купила не одну, а две ленты. Вторая была красная, и я спрятала ее в комод.

Миссис Дарби закатила глаза, а Клио закусила губу, чтобы не рассмеяться. Слава богу, что отец уехал рано.

— Ну, это признание вряд ли возьмет приз, — прошептала Талия сестре. — Может, рассказать всем про то, как мы плавали в пруду, одетые в одни только старые сорочки?

— Даже не думай! — прошептала в ответ Клио. — Хотя твоя история, я уверена, значительно оживила бы игру.

Игра тем временем продолжалась. Следуя примеру мисс Дарби, гости делали «страшные» признания. Припрятанные сладости, мелкая ложь… Питер Эллиот рассказал родителям, что однажды вместо Суссекса, куда они его отправили, он уехал в Веймут.

Клио подозревала, что, не будь среди присутствующих молодых незамужних девиц и юнцов, игра была бы куда веселее. Старшее поколение уже приняло изрядное количество вина и бренди.

Интересно, что будет, если она расскажет, что в своем воровском прошлом она стащила у Эллиотов краснофигурный кратер с изображением подвигов Геркулеса и отправила его на родину, в Тоскану, в карете Марко ди Фабрицци. Наверное, Клио получила бы приз.

Хозяйка решила сделать романтическое признание.

— У меня в жизни была лишь одна любовь, — заявила она трагическим голосом. — Одна большая любовь — мой виконт Ривертон. Довольно странно в наши дни, я знаю, но никто не мог сравниться с ним.

Когда ее всхлипывания стихли, настала очередь герцога. Клио смотрела на него с большим интересом. Уж у него-то секретов много!

— Мое признание сродни вашему, леди Ривертон. У меня тоже была одна любовь, но ей не суждено было расцвести.

— О, Авертон! — возопила леди Ривертон, прижав руки к сердцу. — Как это печально!

— Она умерла? — спросила леди Эллиот.

— Нет, но она слишком хороша для меня. А теперь, леди Эллиот, вы должны открыть нам свой секрет.

Пока очередь дошла до Клио, она успела придумать какую-то чушь о том, как однажды, будучи маленькой девочкой, она вместо занятий латынью прочла одну из страшных историй, которую дала ей подруга Лотти. И эта история ей очень понравилась.

Интересно, подумала Клио, вспомнив слова Эдварда о его «единственной любви». Ангел, которого он недостоин. Клио, конечно, не знала, о ком идет речь, но эта неизвестная дама ей не нравилась.

Глава 12

Следующие несколько дней были заняты разными хлопотами, и у Клио не было времени на раскопки — семейство Чейз готовилось к фиесте. По настоянию леди Рашворт сэр Уолтер согласился устроить у себя дома небольшой прием, а Талия готовилась к костюмированному балу, который должен был состояться на городской площади. Все свое время она проводила у модисток и часто спрашивала мнение Клио, так что той приходилось метаться между кухней и гостиной, одновременно составляя меню, изучая ткани и наброски приглашений. Не говоря уже о том, что надо было отвечать на приглашения других — казалось, всех в городе обуяло гостеприимство.

Горожане жили в предвкушении праздника в честь самых известных святых и древнего культа Деметры.

Благодаря всем этим домашним хлопотам Клио почти перестала думать о герцоге, по крайней мере, большую часть времени ей было не до этого.

Утром в первый день праздника, который должен был открыться вечером костюмированным балом, Клио вышла из дома рано. Она хотела купить на рынке свежих овощей. Обычно это делала служанка, помогавшая Розе на кухне, ее племянница, но Клио захотелось подышать свежим воздухом. Вернувшись с рынка, она проскользнула на кухню, стараясь не попасться на глаза Талии с ее нарядами.

Роза готовилась поставить в печь булочки и теперь смазывала их оливковым маслом. Ее племянница осторожно мешала ложкой в горшке, из которого пахло чем-то вкусным. Июль стен стояли горшки и корзины с деликатесами для завтрашнего ужина.

— Я думала, это будет небольшой прием, — шутливо сказала Клио, ставя корзину с покупками на стол.

— Если кто-то садится за мой стол, он ест только лучшее, — сказала Роза, явно довольная тем, что может наконец применить все свои кулинарные таланты. — Паоло отправился ловить рыбу для моей tonno alla siciliana, а на десерт будет cassata.

— Кассата?

Роза покачала головой, удивляясь кулинарному невежеству англичан:

— Бисквит, рикотта с цедрой апельсина и шоколадом. Если синьорина Талия не выпьет прежде весь шоколад.

— Она слишком занята своими нарядами.

Клио показала па освежеванных кроликов:

— Я смотрю, Джакомо приходил.

Джакомо был единственным сыном Розы и Паоло, у которого не было никакого другого занятия, кроме охоты. Иногда он приносил сюда свою добычу и болтал с Клио об археологии и местной мифологии. Он хорошо разбирался в таких вещах. Клио никогда не спрашивала, откуда он черпает свои знания, боясь услышать, что Джакомо добывает себе на пропитание, расхищая могилы. На Сицилии такие люди разрывали древние захоронения и сбывали найденные в них античные предметы, не чураясь при этом убийствами.

— Завтра на ужин кролик в вине, — проворчала Роза, не отрываясь от булочек.

Клио кивнула, чувствуя, что Роза не расположена сейчас к разговорам. Тем более о Джакомо. Она вообще редко говорила о нем.

Клио поднялась наверх посмотреть, как идут дела у Талии. Гостиная была завалена шелковыми лентами, бархатом, муслином, обрезками кружев. Клио осмотрелась, но не увидели ни отца, ни Кори. Вероятно, они сбежали от этого хаоса на виллу.

Талия стояла на стуле модистки, та заканчивала подгонку костюма. Талия наконец выбрала для себя наряд знатной венецианки эпохи Возрождения платье с высокой талией из мерцающего атласа цвета слоновой кости, отделанного золотой нитью. Золотистые ленты украшали узкие рукава и корсаж. Светлые волосы Талии волнами падали на плечи, на голове маленькая атласная шапочка, украшенная жемчугом.

— Что ты думаешь, Клио? — спросила Талия.

— Ты прекрасна как ангел, — искренне ответила Клио. — Ты должна была играть Джульетту на театральном вечере леди Ривертон, а не миссис Маннинг-Смит.

Талия рассмеялась:

— Мне и с Антигоной хватило хлопот!

Модистка закончила подшивать подол платья.

— Вот и все, синьорина. Вам нравится?

— Очень, синьора! — воскликнула Талия, спрыгивая со стула и вертясь перед зеркалом.

— А теперь, синьорина Чейз, может быть, мы займемся вами? — спросила модистка.

Она достала из корзины моток черных ниток.

— Надо поторопиться, если вы хотите, чтобы костюм был готов к вечеру.

— О да, Клио! — воскликнула Талия. — Я еще не видела твой костюм.

Клио проскользнула за ширму в углу и быстро сменила простое муслиновое платье на сшитый на живую нитку костюм.

Ее наряд был полной противоположностью костюму Талии — мерцающий черный шелк и тонкое белое кружево превращали ее в Королеву ночи. Повелительницу ночи. Никто не узнает Клио с черной маской на лице и волосами, скрытыми вуалью.

Она растворится в ночи и разгадает все загадки, которые так тревожат ее. Даже Эдварду не укрыться от нее сегодня ночью.

После захода солнца городская площадь преобразилась. Все лавки и магазины были закрыты, и фасады домов украшены гирляндами цветов, перевязанных лентами. Полная луна озаряла длинные столы с вином и закусками, а на ступенях собора высилась статуя святой Лючии. Обычно ее выставляли только в декабре, в день ее собственного праздника, но сегодня она взирала на происходящее ярко-голубыми стеклянными глазами. У ее ног лежали цветы и фрукты.

Горожане в костюмах выходили на улицу. Здесь были святые и демоны, греческие боги и драконы, принцессы и бабочки.

Талия взволнованно сжала руку сестры, и Клио почувствовала, как и ее собственное сердце забилось быстрее. Это было совсем не похоже на лондонские костюмированные балы, где все были в масках, но так легко было узнать, кто скрывался за ними. Здесь было иначе. За той маской мог скрываться мистер Фробишер, или Питер Эллиот, или сицилийский пекарь.

— О, Клио, здесь так красиво! — восторженно прошептала Талия.

— Да, очень красиво.

Талия закружилась в танце с молодым человеком, одетым в костюм Арлекина из черного и белого шелка. Клио увидела, как отец в костюме Сократа ведет к столу с напитками леди Рашворт, облаченную в елизаветинское платье. Они наверняка найдут здесь много друзей и всю ночь будут говорить о раскопках, а Талия протанцует до рассвета.

Они не будут искать Клио.

Она повернулась и пошла к собору. Какой-то Аполлон попытался вовлечь ее и танец, но Клио только рассмеялась и покачала головой. Она не хотела танцевать, ей далеко до грациозной сестры. Вернее сказать, она хотела бы танцевать лишь с одним мужчиной.

На узкой улочке за собором было значительно тише. Клио слышала приглушенную музыку, громкий смех. Улица была пустынной, лишь тощий кот лежал у стены дома.

Чуть дальше виднелись ворота палаццо Авертона. Клио подошла ближе. Одно окно было освещено. Не в этой ли комнате находится Алебастровая Богиня? Клио вспомнила другой костюмированный бал. Она помнила темную тихую галерею, в которой стояла статуя. Неужели это и правда произошло с ней?

Клио пожала плечами и вдохнула ночной воздух. Внезапно за спиной она услышала какой-то звук и, обернувшись, увидела темную фигуру у стены. Несмотря на маску, Клио сразу узнала человека — это был Эдвард. Она молча смотрела на него, сердце готово было выскочить из груди.

— Разве Королева ночи не танцует? — спросил он.

— Королева ночи не сильна в танцах, — пробормотала Клио и шагнула к Эдварду.

Она ничего не могла с собой поделать, ее неудержимо тянуло к нему. Кончиками пальцев она коснулась его щеки. Кожа была теплой и гладкой.

Когда Эдвард склонился, чтобы поцеловать ее, Клио встала на цыпочки и обхватила руками его шею. Она чувствовала его крепкие руки на своей талии.

Их поцелуй был полон затаенного желания и страсти. Эдвард крепко прижал ее к себе, и Клио застонала. Позабыв обо всем на свете, она хотела только одного — чтобы этот поцелуй никогда не кончался.

Он коснулся губами ее шеи, чуть ниже уха, и Клио затрепетала. Поцелуи опускались все ниже, пока губы Эдварда не прижались к ее груди в низком вырезе корсажа. Поцелуй был обжигающе горячим, словно ее кожи коснулась расплавленная магма Этны.

Теплый язык Эдварда прошелся по ее затвердевшему соску под тонкой тканью платья. Клио снова застонала и крепко прижалась к его бедрам, ощущая его напряжение.

Наконец губы Эдварда оторвались от ее тела, но он продолжал сжимать Клио в объятиях, склонив голову ей на плечо. Их неровное дыхание смешалось, сердца стучали в унисон.

Клио коснулась его склоненной головы, рука ее дрожала. Когда, когда это закончится? Да и будет ли этому конец? Она несчастна без него и в равной степени несчастна, когда он рядом.

— О, Клио, — пробормотал он, — что ты со мной делаешь…

Что она делает с ним? Клио чуть было не рассмеялась. Отстранившись, она расправила платье и скрыла под вуалью разгоряченное лицо, несколько раз глубоко вздохнула.

— Клио, я…

— Нет!

Она не вынесет, если он начнет извиняться. Так, словно сделал что-то привычное.

— Костюмированные балы оказывают на нас странное влияние. Думаю, нам следует избегать их в дальнейшем.

— Не только балы, — мрачно ответил Эдвард.

Вот уж правда. Еще были замок, руины и гостиная и… Клио не решалась смотреть ему в лицо, боясь, что ее снова захлестнет волна желания. Поэтому она рассмеялась и поспешила вернуться на залитую светом площадь, к реальной жизни.

Глава 13

Эдвард оперся руками о холодную каменную стену и закрыл глаза, пытаясь успокоить бушевавший в нем вулкан. Но в воздухе все еще витал слабый аромат духов Клио, она словно была рядом с ним, была частью его.

Человек, которым он когда-то был, не стал бы ждать, а взял бы то, что хотел. Но теперь он уже не тот испорченный юнец. Его безрассудные поступки причиняли боль всем, кто находился рядом. Его семье, его отвергнутой любовнице, людям, которые старались быть ему друзьями. Воспоминания о той девушке с печалью в глазах до сих пор преследовали его. Служанка, которую погубила ее любовь к нему. Но с прошлым покончено. Он стал другим. И с Клио он так не поступит, пусть даже эта страсть убьет его.

Эдвард хрипло рассмеялся. Кто бы мог подумать десять или даже пять лет назад, что он станет человеком чести? Как удивились бы родители, увидев его сейчас. Они считали, что он до конца дней своих останется прожигателем жизни.

Клио вернулась на площадь. Сквозь вуаль она рассматривала танцующих, но музыка и громкий смех доносились до нее словно издалека. Странно, ведь здесь кипит реальная жизнь, но ей она кажется сном. Что-то должно произойти, измениться. Она должна действовать, но как? Никогда еще Клио так не нуждалась в Каллиопе и ее мудрых советах! И никогда прежде она не чувствовала себя такой одинокой.

Клио взяла кубок с вином и принялась рассматривать толпу. Отец и леди Рашворт сидели с друзьями возле собора, оживленно беседуя и передавая друг другу тарелки с сыром и оливками.

Клио поискала в толпе Талию и наконец увидела ее белое платье и белокурые волосы, сиявшие в свете фонарей. Она не танцевала, а сидела на ступеньках собора и над чем-то смеялась вместе с мужчиной в красной куртке. Вот мужчина одним легким движением сдвинул маску на лоб, его взгляд был прикован к Талии.

Клио с удивлением узнала Марко. Он смотрел на Талию так, будто вокруг никого больше не было, слышал только ее голос. Талия снова рассмеялась, и ее щеки под персикового цвета маской порозовели. Клио нахмурилась. Марко без труда завоевывал женщин — от простых цыганок до светских дам. Она много раз становилась свидетелем его «подвигов». Но Талию не так легко было очаровать. Она была молода, но умна и проницательна. И Марко красив, почти так же, как Талия. Если он обидит сестру, то пожалеет. Клио позаботится об этом, если, конечно, Талия не достанет его первой.

Наконец Талия и Марко встали и рука об руку вошли в круг танцующих. Клио отвернулась. Эдварда нигде не было. Она откинула вуаль и стала рассматривать толпу, пытаясь угадать, кто скрывается под масками.

Пастушка в ярко-алой парче и бриллиантах — несомненно, леди Ривертон, а джентльмен в белом и в маске овцы, должно быть, мистер Фробишер. Сьюзан Дарби нарядилась ангелом и теперь хихикала с Арлекином. Неужели это Питер Эллиот, так быстро сменивший объект своей страсти?

Клио улыбнулась и отпила вино. Опуская кубок, она заметила какое-то движение возле пекарни. Высокий мускулистый мужчина в грубой коричневой куртке и белой маске в виде черепа оглянулся через плечо и нырнул в проулок между пекарней и овощной лавкой. Это случилось за долю секунды, и никто из веселящихся на площади людей ничего не заметил, но Клио хорошо понимала, что означает этот взгляд.

Поставив кубок и опустив на лицо вуаль, Клио скользнула в ту же улочку. Здесь было темно, темнее даже, чем там, где она встретила Эдварда. Но глаза быстро привыкли к темноте, и Клио разглядела впереди слабый отблеск света. Источником света было окно в пекарне, выходившее во двор. Человек в маске стоял у окна и разговаривал с кем-то, облаченным в черный плащ с капюшоном.

Клио почувствовала, как забилось ее сердце. Она всей кожей ощущала опасность. Придерживая юбку, девушка прокралась к овощной лавке и стала прислушиваться к разговору.

— Но где найти эти предметы? — спросил один из собеседников низким хриплым голосом, приглушенным капюшоном или маской.

Клио не могла понять, мужской это был голос или женский, но в нем явно слышалось отчаяние.

— Я же говорил, мы пока не знаем, — нетерпеливо сказал человек в маске.

Он говорил по-английски, но с сильным сицилийским акцентом. Клио нахмурилась, пытаясь сосредоточиться. Она была почти уверена, что слышала прежде этот голос.

— Но у нас есть чаша! Остальное должно находиться поблизости к тому месту, где она была найдена.

— Может быть, это часть коллекции, — сказал нетерпеливый сицилиец. — Скоро найдем остальное. Мы уже копали везде, где только можно. Оно где-то рядом, я чувствую.

— Лучше бы так. Этот английский покупатель очень доволен чашей и готов отвалить больше за остальное. Серебро нынче редкая находка. Почему бы вам не напрячься?

— Вы знаете почему! — зло бросил сицилиец.

Клио услышала шорох, словно снимали маску.

Она осторожно выглянула из-за угла и обнаружила, что не зря этот голос показался ей знакомым. Под маской скрывался Джакомо, сын Розы и Паоло.

Ее захлестнуло негодование и боль. Джакомо был расхитителем могил. Как он мог поступить так со своими родителями! Его лень была всего лишь прикрытием, маской.

— Те фрески из гробницы в прошлом году были больше, но ты доставил их быстрее, — сказал человек в капюшоне.

— Вокруг той гробницы никто не крутился, — ответил Джакомо, — все эти россказни о привидениях отпугивали людей.

— Раньше тебя это не останавливало. Позаботься об этом. Английскому покупателю нужно только серебро. Если тебе нужны деньги…

— Конечно, мне нужны деньги!

— Тогда делай, как я говорю. Покопайся как следует и найди остальное серебро. Не важно, каким способом ты это сделаешь. Оно должно быть там!

Послышался шелест разворачиваемой бумаги.

— Вот чего хочет английский покупатель, — сказал человек в капюшоне. — Это рисунки предметов. Найди их за две недели, и твой кошелек потяжелеет. Ошибешься — и последствия будут страшными. Для нас обоих.

Клио жадно всматривалась в человека, чье лицо было скрыто капюшоном, но он поспешил уйти, оставив Джакомо одного. Сицилиец опустил на лицо маску и уставился на листок бумаги в руке. Странно, но рука дрожала. Клио услышала, как Джакомо выругался по-итальянски. Что-то нелестное о привидениях. Стараясь расслышать каждое его слово, Клио сделала шаг вперед и задела ногой какой-то ящик. Испугавшись, она вжалась в тень, не осмеливаясь даже дышать.

Джакомо испуганно оглянулся, и Клио увидела страх на его лице. Он явно не отличался смелостью, а ведь ремесло вора требует стальных нервов.

— Chi u la? [5] — спросил он, дико озираясь. Клочок бумаги выпал у него из рук. — Привидения, — пробормотал Джакомо и вытер пот со лба дрожащей рукой.

Завернувшись в плащ, он заторопился прочь. Когда его шаги затихли, Клио осторожно вышла из своего укрытия и подобрала оброненный Джакомо клочок бумаги.

В скудном свете фонарей она увидела рисунок небольшой курильницы, украшенной рельефным профилем Деметры. Набросок был поразительно точным и четким. Клио нигде не видела ничего подобного, кроме как в Британском музее.

Она спрятала листок в рукав. Джакомо говорил о чаше, части большой коллекции серебра. Наверное, храмовая утварь, судя по изящной курильнице. Откуда они выкапывают эти вещи?

И кто этот таинственный «английский покупатель»?

У Клио появилось неприятное чувство, что Эдвард как-то связан с этим серебром. Не потому ли он так неожиданно появился в Санта-Лючии? Неужели он и есть тот англичанин, который готов щедро заплатить за украденные сокровища?

Клио вспомнила длинную галерею в Акрополе, лондонском доме герцога, битком набитую разного рода артефактами — там были и греческие вазы, и римские статуи, и египетские саркофаги, и минойские богини. И еще там была Алебастровая Богиня.

Эдвард поклялся, что изменился, начал новую жизнь, что работает на Общество любителей древностей и что его цель — пресечь кражи артефактов.

Однако, возможно, серебро оказалось слишком сильным искушением.

Клио задрожала, ей вдруг стало холодно. Она вернулась обратно на площадь и слилась с толпой.

Луна уже спускалась с неба, скоро рассвет, но Клио чувствовала, как вокруг нее сгущается тьма. Она присела на ступеньки, где до нее сидели Талия и Марко. Громко гремела музыка, но Клио не замечала ее. Из толпы вышла высокая фигура, облаченная в темно-синий сюртук. Эдвард двигался с какой-то хищной грацией. Подойдя к Клио, он опустился рядом с ней на ступеньку, молча опустил голову к ней на колени.

Клио положила руку на его спутанные волосы и почувствовала, как забилось ее сердце. Оба молчали.

О, Эдвард, печально подумала Клио, как ты мог?

Глава 14

Ужин удался.

Клио оглядела гостей, собравшихся за столом. Она не любила выступать в роли хозяйки дома, но после замужества Каллиопы ей время от времени приходилось это делать. Но это пока отец не женится на леди Рашворт. К счастью, сэр Уолтер не часто устраивал приемы, и обязанности по их устройству не были обременительными.

Блюда, приготовленные Розой, заслужили массу похвал, а леди Ривертон даже пригрозила переманить Розу к себе. Отец, казалось, был совершенно счастлив. Он расточал комплименты и леди Рашворт, сидевшей по правую руку, и миссис Дарби, сидевшей слева. Обе жаждали услышать о последних находках на вилле.

Слуги — родственники Розы и Паоло, нанятые на этот вечер, бесшумно двигались вокруг стола. Они своевременно наполняли тарелки и бокалы, поэтому Клио почти нечего было делать.

Оставалось только размышлять. Она постоянно думала о коллекции серебра, настоящей или выдуманной, о расхитителях могил и об «англичанине», который готов заплатить несметные деньги за сокровища. Какое отношение ко всему этому имеет Авертон? Вряд ли можно назвать простым совпадением, что он пожаловал в Санта-Лючию с сундуками, набитыми античными сокровищами. Приехал ли он сюда по поручению Общества любителей древностей или вернулся к своему своеобразному способу коллекционирования?

Она откусила кусочек кассаты, внимательно изучая сидящих за столом. Почти все они были «англичанами», все интересовались предметами искусства и коллекционированием. Кто же из них скрывает за вежливой улыбкой и светской болтовней свою воровскую сущность? Кто крадет и прячет то, что принадлежит не ему, а жителям этого острова? Истории?

Марко, наверное, знает. Он должен был слышать что-нибудь о находках серебряной утвари, тем более такой тонкой работы. Но с тех пор, как Марко появился в Санта-Лючии, у них не было возможности поговорить наедине, и он прекрасно играл роль беззаботного донжуана.

Сейчас он сидел рядом с Талией, и они о чем-то тихо беседовали. Интересно, подумала Клио, о чем они говорят после той сцены на костюмированном балу. Но голоса их звучали слишком тихо, и Клио не могла разобрать ни слова, слышала только смех.

Эдвард сидел напротив Талии и с вежливой улыбкой слушал Сьюзан Дарби. Клио заметила, что он не притронулся к вину и почти ничего не съел, хотя его комплименты кухарке были, кажется, искренними. Он не взглянул на Клио с той минуты, как ступил в их дом.

По его лицу нельзя было прочесть мысли, но даже если бы он остался с Клио наедине, она сомневалась, что смогла бы заговорить с ним о серебре.

— Я все еще надеюсь, что мисс Чейз присоединится к нам, — сказала вдруг миссис Дарби.

Услышав свое имя, Клио очнулась от размышлений и взглянула на миссис Дарби.

— Прошу прощения?

— Я говорила сэру Уолтеру о поездке на Мотию. Говорят, финикийские развалины стоят того, чтобы их увидеть, особенно некрополь. Экскурсия была бы приятнее, если бы вы были с нами!

— Очень мило с вашей стороны, миссис Дарби, — ответила Клио. — Мне очень понравилась наша поездка в Агридженто. Однако я боюсь, что у меня здесь много работы.

— Ты должна поехать, дорогая, — сказал отец. — Миссис Дарби говорит, что это веет на несколько дней, а перемена обстановки пошла бы тебе на пользу. Ты слишком много работаешь.

— Мы с мисс Талией позаботимся о вашем отце, — добавила леди Рашворт. — Говорят, морской воздух очень полезен для здоровья.

Морской воздух? Разве она выглядит как немощная больная, раз они все так стремятся прописать ей лечение соленой водой? Клио почувствовала на себе взгляд Эдварда.

— Я обещаю подумать, миссис Дарби, — сказала Клио.

— Прекрасно! Мы уезжаем через несколько дней, многое еще нужно сделать, — ответила миссис Дарби. — Сразу после возвращения мы хотим отплыть и Англию, поэтому мы можем не увидеться долгое время.

— Вы должны поехать! — воскликнула Сьюзан Дарби. — Или я буду единственной молодой девушкой на борту.

— Вы меня искушаете, — улыбнулась Клио. — Нам будет не хватать вас здесь, в Санта-Лючии.

— И нам жаль уезжать отсюда, — сказала миссис Дарби. — Но мой муж хочет найти в Лондоне издателя, который согласился бы опубликовать его книгу. Не так ли, дорогой?

Разговор зашел о рукописи мистера Дарби, и Клио откинулась на спинку стула, подав слугам знак убирать со стола.

Да, экскурсия на Мотию могла бы оказаться очень интересной. Кроме того, Клио чувствовала большое искушение сбежать из Санта-Лючии, побыть несколько дней простым туристом. Сбежать от Эдварда.

Но нет, она должна остаться, чтобы выяснить, что происходит в этом сонном городке.

Вскоре дамы покинули столовую, оставив мужчин с их бренди и сигарами. Клио проследила, чтобы в гостиной был накрыт стол к чаю, и села рядом с Талией.

— Ты, кажется, подружилась с графом ди Фабрицци, — прошептала Клио.

Талия сверкнула глазами:

— Я просто стараюсь уговорить его сыграть роль в моей постановке.

— В самом деле? Так ты проводишь с ним столько времени только ради театра?

— Разумеется.

— А не ради его красивых глаз?

— Клио!

Клио рассмеялась:

— Ты же сама меня поддразнивала на его счет, помнишь? Теперь моя очередь.

Талия прикусила губу, но Клио видела, что сестра сдерживает улыбку.

— Да. Хорошо, признаю, у него в самом деле красивые глаза. Но я думаю, что сердце его уже занято.

— Вот как? — с любопытством сказала Клио.

Она оглядела собравшихся в гостиной дам: глупенькая, но симпатичная мисс Дарби, ее все еще очень привлекательная мать, леди Эллиот, леди Ривертон, громко обсуждавшая недавно купленные ею украшения. Кто же из них? Или это какая-нибудь черноглазая синьорина из Флоренции? Марко разбил столько сердец, что справедливости ради и ему можно немного помучиться.

— Он сказал тебе, кто она?

Талия покачала головой:

— О, Клио, неужели ты не догадываешься?

Не успела Клио открыть рот, как Талия встала и прошествовала к пианино. Вскоре гостиную наполнили торжественные звуки Бетховена, и дамы собрались вокруг Талии.

Клио поставила чашку и подошла к окну. Талия ясно намекнула, что Марко влюблен в нее, Клио, но это было просто абсурдом. Они были друзьями, партнерами, вот и все. Да, у них были общие взгляды, но о страсти не было и речи.

Нет, если Марко в кого и влюблен, так это в Талию. Клио видела, как он смотрит на сестру. Ей это было не по душе, она хорошо знала Марко и знала о его тайной жизни. Клио решила на всякий случай не спускать с него глаз.

Начать можно прямо сейчас. Марко появился на террасе с сигарой в руке. Он, по-видимому, покинул столовую через одно из французских окон.

Клио посмотрела через плечо. Дамы все еще окружали Талию, а она перешла к сонатам Моцарта. Талия любила публику. Клио решила, что несколько минут ее не хватятся, и украдкой выскользнула на террасу.

— Дорогая! — улыбнулся Марко. — Как это неприлично — молодая девица наедине со мной.

Клио фыркнула:

— Оставь свои игры, Марко. Ты же знаешь, твое очарование на меня не действует.

Он тяжело вздохнул:

— Увы, я знаю это слишком хорошо.

— Мои чары, думаю, на тебя тоже не оказывают должного воздействия. Моя сестра считает, что ты влюблен.

— Прекрасная Талия, муза комедии. Она прелестна, но у нее богатое воображение. Не знаю, почему это пришло ей в голову.

— Наверное, я тоже очень впечатлительна. За последнее время слышала столько странных историй о призраках, проклятиях и пропавших сокровищах — древней храмовой утвари.

Марко мрачно улыбнулся:

— Это звучит как роман, дорогая. Ты, случайно, не пишешь, как мистер Дарби?

— А ты? Ничем иным я не могу объяснить твое появление здесь. Уверена, к «делам» это не имеет никакого отношения.

— Твои подозрения просто оскорбительны. Разумеется, я здесь по делам.

— Это как-то связано с предметами искусства?

Марко кивнул:

— Думаю, да. А что ты знаешь об этом серебре?

— Немного. Знаю, что к этому причастен сын нашей кухарки, я слышана, как он говорил с кем-то во время праздника. Они говорили о чаше и о том, что нужно поскорее найти остальную часть сокровищ, чтобы продать, какому-то «английскому покупателю». Этот покупатель, судя по всему, предложил им большие деньги, если серебро попадет к нему в руки в течение двух недель.

— Значит, они еще не нашли его, — пробормотал Марко. — Должно быть, они расстроились.

Клио вцепилась в его рукав:

— Так ты знаешь! Расскажи, и я смогу помочь.

Марко накрыл ее руку своей:

— Я знаю, ты можешь помочь, но боюсь, что пока знаю меньше тебя. На рынке недавно появились необычные артефакты, и некоторые из моих… гм… друзей обнаружили, что поступают они отсюда. В провинции Энна ведется много раскопок, и еще не найденных захоронений здесь много.

— Какого рода артефакты?

— Монеты, украшения, могильные стелы. Серебро.

— Может быть, чаши для возлияний? Курильницы?

— Чаши были, но курильниц мы пока не видели. А ты?

— Только набросок. Джакомо, сын нашей кухарки, обронил это после той встречи. Где…

Ее прервал неожиданный грохот фейерверков. Ночное небо осыпали красные, зеленые и белые искры. Праздник в городе продолжался.

Это зрелище неминуемо привлечет остальных гостей к окнам. У нее мало времени. Клио сжала руку Марко:

— Напиши мне записку, когда и где мы сможем встретиться. Я хочу услышать от тебя всю историю.

Марко ухмыльнулся:

— А свою прелестную сестру ты с собой не захватишь? Я редко встречал женщин, в которых красота сочеталась бы с умом.

Клио толкнула его в плечо:

— Даже не думай испытывать свое флорентийское очарование на Талии. Я не хочу, чтобы она подверглась опасности.

— О, дорогая, не думаю, что тебе удалось бы ее остановить, вбей она себе что-нибудь в голову. Она, кажется, так же упряма, как и ее сестры.

— Это верно. Тем более я должна защитить ее. Обещай, что не втянешь ее во все это.

Клио поцеловала Марко в щеку и повернулась, чтобы уйти. При очередной вспышке фейерверка стало видно, что они на террасе не одни. У окна столовой стоял Эдвард и внимательно смотрел на Клио. Выражение лица у него было как у римской мраморной статуи — отрешенное и спокойное.

Несколько долгих мгновений они смотрели друг на друга, потом Эдвард повернулся и скрылся в столовой. Клио внезапно стало холодно. Она поспешила в дом, накинула на обнаженные плечи индийскую шаль, но долго не могла согреться.

Она шагала взад и вперед по своей спальне. На столе лежали книги о Пунических войнах и новое издание об эллинистическом серебре, но Клио не могла сосредоточиться на чтении.

Дворец Пичини был погружен во тьму за исключением одного окна. Неужели герцог тоже не спит? Клио глубоко вздохнула. Она должна успокоиться и подумать обо всем. Где спрятано серебро? Существует ли оно в действительности? И кто так настойчиво ищет его?

На Сицилии много «англичан», большинство из них коллекционеры, стремящиеся перещеголять друг друга. Любой из них хотел бы обладать редкой коллекцией серебра.

Но никто из них не любил искусство ради искусства, никто так хорошо не знал историю, как герцог Авертон. Его страсть к коллекционированию была поистине всепоглощающей, и он не придавал особого значения тому, откуда к нему поступал тот или иной артефакт.

Какова же его цель? Кто он — охотник за ворами или вор? Если серебро действительно существовало, оно могло стать искушением для любого коллекционера.

Клио нахмурилась, Джакомо и его пособник упоминали о чаше. Если бы ей удалось увидеть ее…

Девушка поежилась под тонким муслиновым пеньюаром и попыталась составить план действий. Она могла бы поговорить с Джакомо, пристыдить его, прочесть ему лекцию о любви к своей стране. Но кто поручится, что он не всадит в нее нож? Расхитители могил люди непредсказуемые. Клио и сама хорошо владела кинжалом и пистолетом, но рисковать все же не стоило.

Она может выведать у Розы, что известно ей и Паоло. Однако Клио сомневалась, что они расскажут правду о грязных делишках своего сына. Она им нравилась, но они не только не откроют ей правду, а, пожалуй, предупредят Джакомо. Таков был неписаный кодекс поведения в этом городе.

Она может спросить у Эдварда, но он хороший актер, куда лучше, чем Марко и Талия, и вряд ли она что-то выведает у него.

Нет, она должна найти чащу. Если она в доме Эдварда, нужно ее забрать. Если нет, она придумает другой план. Придется снова вспомнить свое воровское прошлое, но только один раз.

Клио почувствовала угрызения совести. Она обещала Каллиопе, что никогда больше не возьмется за старое, но тут другой случай. Она возьмет только чашу, если отыщет ее, и оставит ее у себя как доказательство. Что-то странное происходило в этом городке, и Клио собиралась выяснить, что именно.

Глава 15

— Мы пойдем к Маннинг-Смитам на танцы сегодня вечером? — спросила Талия за завтраком, разбирая стопку очередных приглашений.

— Что? — рассеянно спросила Клио.

Она смотрела в раскрытую книгу, лежавшую перед ее тарелкой, но не прочла и двух слов. Ее мысли были далеко от танцев.

— Конечно, приглашение несколько запоздало, но миссис Маннинг-Смит пишет, что все будет неформально, — сказала Талия. — Танцы и несколько партий в карты. Если леди Рашворт не уговорит тебя потанцевать, отец, ты сможешь сыграть в карты.

Сэр Уолтер хмыкнул:

— Леди Рашворт непременно будет настаивать на том, чтобы я принял приглашение. Она говорит, что я должен чаще бывать в обществе. Должен жить в настоящем, а не в прошлом.

— Отличный совет, папа, — сказала Талия.

— Если бы только это настоящее не пролетало так быстро, — вздохнул сэр Уолтер. — Все время какие-то перемены, все не так, как в прошлом.

— Там будет весело, папа, я уверена, — сказала Талия. — Там будут все.

Все? Клио задумчиво надкусила тост. Все — это значит и герцог тоже. И пока он будет танцевать у Маннинг-Смитов, его дворец будет пуст.

— Я, пожалуй, не пойду, — сказала Клио. — Все эти приемы заставили меня забросить занятия.

— Совершенно верно, дорогая. Мы не должны забывать, зачем мы здесь, — подтвердил сэр Уолтер.

— Но ты должен пойти, отец, — сказала Талия. — Мне нужно, чтобы меня кто-то сопровождал.

— Разумеется. Мы ведь не очень поздно вернемся?

— Посмотрим, мне со многими нужно поговорить.

— Ты не разговаривать должна, а танцевать, — сказала Клио. — Простите, пойду, поработаю сегодня на раскопках.

— Будь осторожна, Клио, — сказал отец.

— Я всегда осторожна, папа.

Клио сменила домашние туфли на рабочие ботинки, схватила шаль и сумку и вышла из дома.

Ранним утром в городке было тихо, открылось всего несколько лавок, и их хозяева, зевая, выметали мусор. Площадь была усыпана конфетти и обрывками лент, пустыми бутылками. В воздухе еще витал запах фейерверков. Клио свернула на тропинку, ведущую в долину. Она не планировала сегодня выходить так рано, но вечеринка у Маннинг-Смитов — это хорошая возможность, которую никак нельзя упустить. Надо выяснить, принял ли герцог приглашение, и если да, то она сделает то, что должна. Быстро проникнет в его дом, найдет чашу и уйдет. На Алебастровую Богиню даже не взглянет.

Эдвард никогда не узнает, что она была в его доме. Единственная проблема — что делать с чашей, если она и правда найдет ее.

Клио облегченно вздохнула, увидев развалины своего сельского дома. Она спустилась в погреб и достала из сумки лопатку.

Еще один чертов прием.

Эдвард швырнул приглашение Маннинг-Смитов на стол к остальным и потер шрам. Тут почти так же тяжело, как и в Лондоне. Все хотят заманить герцога на свои сборища, чтобы было потом о чем написать друзьям. Все от него чего-то хотели.

За исключением Клио. Ей от него ничего не нужно, разве только то, что случилось между ними в темном переулке во время костюмированного бала. Она единственный человек, чье присутствие ему необходимо как воздух, чье мнение для него небезразлично. Он взглянул на карточку. Разумеется, он пойдет. Ему никогда не достичь своей цели, если он будет сидеть дома.

Грабители, которые собирались в тайном убежище, становились все более решительными. Они готовы были пойти на все, чтобы угодить своим заказчикам. Единственный способ узнать, кто эти заказчики, — как можно чаще бывать в обществе. Пусть принимают его за человека, охочего до развлечений, это усыпит их бдительность. Может быть, они даже захотят продать ему что-нибудь из награбленного.

К тому же у него появляется шанс станцевать вальс при луне с Клио Чейз.

Глава 16

Это была прекрасная безлунная ночь. Все танцевали у Маннинг-Смитов, но Клио знала, что у нее мало времени. Приемы в Санта-Лючии не длятся до рассвета, как в Лондоне. Ко всему прочему, герцог далеко не дурак и тут же поймет, кто его обокрал.

Но Клио не собиралась ничего красть, если только это не станет необходимым. Она просто хотела знать.

Она спряталась в зарослях у палаццо Эдварда, одетая в темные брюки и рубашку, волосы собраны под черную шапку.

Она внимательно смотрела на фасад, изучая окна и стволы растущих близ дома деревьев. Где он может хранить античное серебро? Где прячет самое ценное, из своей коллекции? Наверное, в спальне. Об этом говорил сын Розы, Лоренцо, служивший в доме лакеем. Значит, начать стоит со спальни.

Клио прокралась в сад с черного хода, неслышно ступая в своих мягких ботинках. Она с облегчением увидела, что одно из деревьев растет рядом с домом. Окна были темными, видимо, слуги собрались на кухне.

Клио схватилась за нижний сук и полезла на дерево, все выше и выше, скрытая молодой весенней листвой. Несмотря на опасность предприятия, она чувствовала приятное возбуждение. Наконец она добралась до балкона и перелезла через кованое ограждение. Затаив дыхание, Клио нажала на ручку балконной двери, и та распахнулась.

Это действительно была спальня, возможно, самая большая комната во всем палаццо. Здесь было темно, но Клио различила очертания огромной кровати, ночного столика и кресел. Смутно белел мраморный камин. Вскоре Клио поняла, что в этой комнате никто не живет — большая часть мебели была закрыта чехлами, не видно было ни сундуков, ни чемоданов, ни личных вещей.

Клио вышла из комнаты. Коридор был залит светом свечей, но слуг видно не было. Она тихо шла по ковру, заглядывая то в одну, то в другую комнату. Прежде чем заглянуть, она несколько секунд прислушивалась у двери.

Наконец она нашла то, что искала. На ночном столике горела свеча. Комната была небольшой и уютной, а сокровищ в ней было не счесть. Некоторые вещицы Клио видела еще в лондонском доме герцога — вазы, кратеры, фигурки кошек из обсидиана, украшенные драгоценными камнями кубки. Алебастровая Богиня.

Артемида стояла у камина, бледная и серьезная, ее лук целился в невидимого врага. Клио зачарованно уставилась на статую. Она очень хорошо помнила тот день, когда видела ее в последний раз. Тогда они с Марко пытались оторвать ее от пьедестала.

Клио покачала головой. Не время предаваться воспоминаниям! Она не должна терять ни минуты. Отвернувшись от статуи, девушка принялась за работу.

В шкафу висела одежда — целые ряды превосходно пошитых сюртуков и вышитых жилетов, стопки белых рубашек, накрахмаленные галстуки. В ящиках тоже ничего интересного не было — только безделушки, книги, записи, которые она не могла разобрать. Письма от его лондонских слуг.

Клио исследовала чемодан, стоявший под кроватью, и разочарованно вздохнула. Хорошо было бы попытаться найти сейф, но у нее нет на это времени. Часы на каминной полке громко отсчитывали каждую секунду, напоминая ей о быстро текущем времени.

Клио в последний раз осмотрела комнату, и ее взгляд остановился на ночном столике. Его она еще не проверяла, потому что там не было ящиков. На столике лежали щетки и бритвенный прибор, а также маленькая резная шкатулка с замком.

Клио подошла к столику, достала припасенную булавку. Замок был сложным, и ей понадобилось несколько минут, чтобы понять механизм и открыть его. Ее терпение было вознаграждено. В шкатулке были записи и тяжелые мешочки с монетами, но внутри ящичек был меньше, чем снаружи. Клио подняла второе дно и увидела крошечную серебряную чашу. Это была вещь редкой красоты, затейливо украшенная чеканкой. Клио повертела ее в руке, чувствуя, как нагревается от тепла ее тела старинный металл.

На дне чаши она увидела греческие буквы. «Это принадлежит богам». Точно как на рисунке той курильницы. Сжимая чашу в руке, Клио снова заглянула в шкатулку. Она хотела и боялась найти там серебро, но, к своему изумлению, обнаружила лишь зеленого скарабея. Того самого, что оторвался от рукава ее костюма Медузы во время маскарада в Акрополе.

Зачем Эдвард хранит его?

Клио заставила себя положить скарабея в шкатулку. В конце концов, она нашла то, что искала, — доказательство того, что Эдвард замешан в это темное дело с серебром. Если бы ей удалось найти что-нибудь еще…

Поглощенная чашей и скарабеем, Клио забыла свое первое правило — всегда быть настороже. Когда она услышала скрип двери, было уже поздно.

Она замерла на месте, сжимая чашу, сердце колотилось как сумасшедшее.

Эдвард стоял, облокотившись о дверной косяк и скрестив руки на груди. Он улыбнулся, и в улыбке сквозила горечь.

— Что ж, моя дорогая, если вы хотели получить приглашение в мою спальню, вам достаточно было попросить.

Глава 17

Клио отступала, пока не наткнулась на туалетный столик. Она была в ловушке. Сжимая чашу, она смотрела на Эдварда, не в силах отвести взгляд. Он поймал ее как паук муху. Почему-то она не очень удивилась, увидев его здесь.

— Откуда это у вас? — прошептала она, показывая на чашу.

— Думаю, это я должен спросить вас, дорогая, зачем вы ее взяли?

Эдвард подошел к Клио и схватил за запястье. Забрав чашу из ее онемевших пальцев, он поднес ее к свету. На старинном серебре заиграли искры.

— Потянуло на старое? — спросил Эдвард, не глядя на Клио.

Что он собирается делать? Клио неожиданно захлестнула ледяная волна страха.

— Я вовсе не взялась за старое, — сказала она, стараясь говорить уверенно.

— Неужели? Значит, просто зашли на огонек?

Клио сжала пальцы и вырвала руку. Она знала, что ей не сбежать из комнаты, если только он сам не выпустит ее. Зачем она пришла сюда? Чтобы узнать правду. Чтобы выяснить имя этого загадочного английского коллекционера, который хочет купить серебро. Тот факт, что она нашла чашу у Эдварда, указывает на то, что он и есть тот самый коллекционер. Но что ей теперь делать? Что она может сделать?

— В городе рассказывают странные истории о кладе изумительного эллинистического серебра, утраченного сотни лет назад. И о людях, которые готовы заплатить огромные деньги за это серебро.

— Если такой клад действительно существует, владельцы его давно отошли в мир иной, — спокойно сказал Эдвард и положил чашу в шкатулку. — Я тоже слышал подобные истории. В Санта-Лючии их полно.

— Вы за этим сюда приехали? Чтобы послушать эти истории?

— А зачем мы все здесь, Клио? Поверьте, в этой сцене я не злодей.

— Тогда откуда у вас эта чаша? Где вы ее достали? Где остальное серебро?

— Так много вопросов, дорогая. Но я не собираюсь потакать тому, кто влез в мой дом и снова пытался меня обокрасть. И это после того, как вы заверили меня, что покончили с прошлым. Что бы сказала ваша сестра, почтенная леди Вествуд?

Клио задохнулась от гнева. Подлетев к Авертону, она принялась колотить кулачками по его широкой груди и плечам. Улыбка растаяла на его губах при виде ее ярости.

— Где вы достали чашу? — кричала Клио. — Что вы здесь делаете?

Эдвард встряхнул ее, словно пробуждая ото сна:

— Я уже говорил, зачем я здесь. Я могу помочь вам, если вы позволите. Но, черт возьми, Клио! Вы усложняете мне задачу. Забираетесь ночью в мой дом…

— Я вынуждена была влезть в ваш дом, чтобы понять, что происходит, потому что мне никто ничего не рассказывает.

— Я не могу открыть вам правду, Клио.

— Не можете или не хотите? Думаете, я всего лишь слабая женщина, которая нуждается в защите?

— Вас никак нельзя назвать слабой, Клио Чейз. Вы самая храбрая женщина из тех, что я встречал, и упрямая как осел.

— Тогда вы понимаете, что я просто так не сдамся. Почему бы вам не облегчить нам обоим жизнь и не рассказать мне все?

— Потому, моя дорогая, что я еще сам не знаю. Вы меня все время отвлекаете.

— Я отвлекаю? От чего? Это я забросила свою работу с того дня, как вы появились здесь. Мои занятия, мои раскопки — все заброшено.

— Может быть, это к лучшему, — пробормотал Эдвард.

Клио разжала кулаки и прижала ладони к его груди.

— Что вы имеете в виду?

Он нежно сжал ее плечи.

— Я имею в виду, что ваш драгоценный сельский дом как-то связан с серебром.

— Не понимаю, — сказала Кино.

— Просто выслушайте меня, Клио, хотя бы один раз в жизни, — мягко сказал Эдвард и привлек ее к себе. — Держитесь подальше от ваших раскопок и все время будьте настороже, где бы вы ни были. Забудьте об этом чертовом серебре. Может быть, оно не существует вовсе.

— Я все время настороже, Эдвард. — Клио покачала головой. — Но если серебро существует, если это действительно коллекция пропавшей храмовой утвари, она слишком ценна, чтобы позволить ей исчезнуть в подвалах какого-нибудь коллекционера.

Клио взглянула на Алебастровую Богиню. Когда-то она упустила эту статую, но серебро Клио ему не оставит. Как она может доверять Эдварду, если он прячет чашу?

Клио посмотрела в глаза Эдварду, словно надеясь прочесть в них правду.

— Что вы со мной сделаете? — прошептала она. — У вас здесь нет подземелий, как в йоркширском замке.

— Я уверен, какое-нибудь подземелье должно быть, — пробормотал Эдвард.

Клио почувствовала, как его руки скользят по ее спине.

— Все эти норманны и Бурбоны должны же были где-то держать своих пленных, — продолжал Эдвард. — Может быть, в замке найдется симпатичная маленькая темница.

Он притягивал ее все ближе и ближе.

— Темница? — прошептала она.

— Ну да. Темница для двоих.

— А что, пленников будет двое?

— О, Клио. Ну, разумеется, — прошептал Эдвард и поцеловал ее.

Она подняла руки и запустила пальцы в его волосы. Губы их слились, и казалось, поцелуй будет длиться вечно.

— Так что вы со мной сделаете? — спросила Клио.

Эдвард рассмеялся:

— Прямо сейчас я доставлю вас домой, пока окончательно не потерял голову и не утащил вас в постель. Дальше посмотрим. Но я хочу, чтобы вы держались подальше от своих раскопок, по крайней мере, какое-то время. Послушайтесь меня, Клио.

Она медленно повернулась к зеркалу на туалетном столике, собрала волосы и надела шапку. В сияющей глубине зеркала отразилось лицо девушки с алыми щеками и лихорадочно блестевшими глазами.

Шкатулка стояла на столике, скрывая в себе серебряную чашу и клочок зеленого шелка. Клио решила, что пока притворится, будто их не существует, а когда придет, время, все выяснит. Она узнает правду о серебре, чего бы ей это ни стоило.

Эдвард протянул ей свой темный плащ:

— Здесь есть капюшон, на случай, если мы встретим кого-нибудь на улице.

Клио послушно завернулась в плащ:

— Что хуже — прослыть воровкой или вашей любовницей?

— Почему не то и другое сразу?

— Действительно…

— Что ж, какой путь изберем? — спросил Эдвард, указывая на окно. — Или все же выйдем через дверь?

— Через дверь, если позволите, — ответила Клио. — Я уже не так юна, и карабкаться по деревьям оказалось трудновато.

— Просто ради любопытства, дорогая, скажите, как вы проникли в мой дом?

— Мне не следовало бы выдавать свои секреты, — сказала Клио, когда они вышли на спящие улицы города. — Но вы все равно узнаете. Я забралась на дерево в саду и нашла незапертую балконную дверь.

— Очень умно! Вы — настоящая Артемида.

— Вы шутите?

— Нет, ваша находчивость не перестает меня удивлять.

Они подошли к дому Клио. Все окна были темными, кажется, никто пока не хватился ее.

— Доброй ночи, Эдвард, — мягко сказала она. — Я буду осторожна, обещаю.

Эдвард стоял у ворот дома до тех пор, пока не увидел в одном из окон слабый отблеск свечи. За стеклом как призрак проплыла Клио, одетая в белый пеньюар.

Убедившись, что она в безопасности, Эдвард отправился домой. Дул пронизывающий ветер, и он поднял воротник. Было очевидно, что Клио не так-то просто будет удержать вдали от этой аферы с серебром. Все члены семейства Чейз славились сильной волей и упрямством, которые наверняка унаследовали от своей матери-француженки. Клио перещеголяла всех. Эдвард знал, что она будет делать то, что сочтет правильным, невзирая на последствия, и уважал ее за это.

Эдвард задержался у поворота и бросил последний взгляд на дом Клио. Свет еще мерцал в ее окне. Санта-Лючия спала под одеялом из ночного неба, в городе царил мир и покой. Однако Эдвард знал, что это обманчивое впечатление. Кто-то затевал что-то опасное, и главное — уберечь Клио. Несмотря ни на что.

Глава 18

Клио ковырялась лопаткой в пыльной земле. Она была совсем одна в своем полуразрушенном сельском доме и, откровенно говоря, не жаждала никого видеть. Единственным спасением от мыслей для нее всегда была тяжелая физическая работа, поэтому Клио засучила рукава и принялась за работу.

Через некоторое время, вытерев вспотевший лоб тыльной стороной руки, она оглядела плоды своего труда. Клио не знала точно, что ищет. Что-нибудь, что подтверждало или опровергало бы теорию Эдварда о том, что этот дом как-то связан со злополучным серебром. Пока ей попадались только осколки гончарных изделий и монеты.

Клио сняла очки и потерла переносицу. Ночью она совсем не спала, все время вспоминая приключившееся с ней в доме Эдварда. Спрятанная серебряная чаша, Артемида… их поцелуй. Почему каждый раз, когда они встречаются, она не в состоянии удержать себя от искушения поцеловать его, Спросила себя Клио.

Присев в тени высокого кипариса, она достала из сумки бутылку воды. Воды осталось совсем немного, и Клио допила ее, размышляя о том, что она узнала прошлой ночью. Серебро существовало, по крайней мере часть этой коллекции — чаши для приношений. Предположим, Эдвард прав и этот дом как-то связан с коллекцией серебра…

Почему он хочет, чтобы она держалась отсюда подальше? Потому что она всего лишь слабая женщина? Или потому, что хочет завладеть серебром сам? Определенно, ее жизнь в Санта-Лючии была проще до того, как здесь появился Эдвард, но и гораздо менее интересной.

Клио рассмеялась. Да, она, наверное, и вправду сошла с ума, раз предпочитает кражи, проклятия и поцелуи тихой жизни. Она вытянула ноги и откинулась на теплый шершавый ствол дерева, глядя на руины дома. То ли из-за бессонной ночи, то ли из-за того, что она перегрелась на солнце, все вокруг казалось Клио призрачным, размытым.

— Наверное, мне следует поехать в Россию, — пробормотала она. — Там холодно, много снега и никаких солнечных ударов.

Должно быть, я схожу с ума, решила Клио, увидев на узкой тропе, ведущей к дому, Эдварда верхом на черном жеребце. Уж не сам ли Аид явился к ней в облике герцога? Нет, скорее это Аполлон. Впрочем, все равно. И Аполлон и Аид имели дурную привычку брать то, что хотели, нисколько не опасаясь последствий.

Клио встала, всматриваясь в приближающуюся фигуру и стараясь решить, не снится ли ей все это. Эдвард спешился и подошел к ней.

— Хорошо поработали, я вижу? — сказал он.

— Да. Может быть, отдохнем в тени? Правда, мне нечего вам предложить — вода закончилась.

— Не важно, я привез кое-что с собой, — сказал Эдвард и достал из седельной сумки фляжку и два кубка.

Они уселись в тени дерева, и Эдвард разлил по кубкам рубиново-красное вино. Клио сделала глоток. Вино было сладким и прохладным — подходящий напиток в жаркий день.

— Что вы собираетесь делать? — спросила Клио. — У вас есть план?

— Пока нет, но скоро будет.

Позволит ли он ей стать частью этого плана? Она может помочь, Клио это знала, пусть только доверится ей. Они молча сидели, любуясь окружающим пейзажем. Клио допила вино, и вдруг все закружилось у нее перед глазами, пальцы онемели, и она едва не выронила кубок. Перед глазами плясали цветные пятна. Что с ней происходит? Испугавшись, Клио попыталась встать, опираясь на ствол дерева. Взгляд ее упал на лежавший на земле кубок. Она судорожно вздохнула:

— Вино! Вы меня отравили!

— Нет, Клио, — мягко сказал Эдвард и обнял ее за талию. — Никакого яда, только снотворное. Вы проспите несколько часов.

— Зачем вы это сделали? — спросила Клио из последних сил, и в глазах у нее потемнело.

— Чтобы защитить вас, — ответил Эдвард. — Вы не послушали меня и снова пришли сюда, поэтому я вынужден был сделать это. Простите, Клио.

Колени девушки подогнулись, и Эдвард подхватил ее на руки. Она была легкая как перышко.

— Мне жаль, что я вынужден был так поступить…

Эдвард смотрел на Клио. Она решила, что он отравил ее, поверила, что он может сотворить такое… но другого выхода у него не было. Эдвард хотел защитить Клио, хотя бы и против ее воли. Нужно было убрать ее с дороги на несколько дней. Когда-нибудь она поймет. Но даже если и не поймет, она будет жива, а это главное.

Снотворное было сильным, Клио проспит до утра, а когда проснется…

— Это всего лишь на несколько дней, — прошептал Эдвард, убирая темно-рыжую прядь с ее лица. — Всего на несколько дней. Ты будешь в безопасности. А потом можешь ненавидеть меня до конца своих дней.

Эдвард погасил свечу на туалетном столике, вышел из комнаты и запер дверь. Ему пришлось изрядно поработать, чтобы отыскать такое безопасное место, как этот маленький каменный коттедж в стороне от дороги. Старый барон Пичини использовал этот дом для любовных утех втайне от жены. Эдвард привез сюда хорошую мебель, книги, дрова и еду.

Через несколько дней это запутанное дело с серебром разрешится, и он выпустит Клио. Он поступил так, как считал нужным. Вряд ли ему удалось бы убедить Клио держаться в стороне от всего этого, поэтому единственным выходом стало похищение?

Он вернулся в коттедж, подложил дров в огонь и приготовился ждать.

Глава 19

Клио казалось, будто она барахтается в теплой воде. Сердце колотилось, словно после шампанского или бренди. Талия однажды стащила у отца бутылку бренди… Клио заставила себя открыть глаза. Где она? Не в своей комнате, не в Санта-Лючии и не в Лондоне. Она откинула одеяло. Простыни были из отделанного кружевом льна, плотные и дорогие. Ее собственные простыни тоже были хороши, но не настолько.

Клио осмотрелась. Единственным источником света в комнате было узкое окно, расположенное довольно высоко. Комната была небольшой, но хорошо обставленной, на блестящем деревянном полу красно-зеленые турецкие ковры, на стенах — несколько картин. Рядом с кроватью стоял туалетный столик, на котором громоздились щетки, шкатулки и кувшинчики. На большом столе в центре комнаты — груды книг. Их кожаные переплеты мягко светились в слабом свете, проникавшем из окна. В углу, у небольшого камина — шкаф с резными дверцами.

Это было похоже на комнату из какой-то старой сказки. Неужели все это ей только чудится, спросила себя Клио. Не выпила ли она слишком много вина с Талией?

Память вернулась к ней внезапно. Эдвард напоил ее снотворным! Напоил и привез сюда, в этот дом.

Клио застонала и упала на подушки. Подумать только, ведь он ей нравился. То есть не то чтобы нравился, но… и она целовала его! Позволила желанию взять верх над рассудком… и вот чем все это закончилось. Ее похитили.

Но это ненадолго. Клио встала с кровати. Все тело болело, колени подгибались. На столике у постели лежали ее очки. Рядом с постелью стояли ботинки. И на ней все еще было ее коричневое муслиновое платье, теперь, правда, изрядно помятое.

Дверь была крепкой, с массивными железными петлями и крошечным окошком. Отличная дверь для темницы. Впрочем, дом старый, и, значит, здесь могут быть секретные двери и тайные ходы. Клио внимательно осмотрела каждый дюйм пола и стен, но ничего не обнаружила. Эдвард прекрасно все продумал.

Подтащив кресло к окну, Клио взобралась на него и, встав на цыпочки, выглянула в окно. Она увидела только деревья. Горы и деревья.

Клио медленно опустилась в кресло. Значит, она в ловушке. Да как он осмелился! Как осмелился запереть ее здесь!

— Идиот! — закричала она и заколотила кулаками по столу, смела со стола книги, фрукты и свечи.

Клио решила, что Эдвард еще пожалеет о своей выходке. Она сбежит и потом…

За окном послышался топот копыт. Клио снова взобралась на кресло и наконец увидела его. Вот он, ее Аид на своем черном жеребце. Прежде чем спешиться, он несколько мгновений внимательно изучал дом.

— Ты должна быть осторожной, — пробормотала Клио, сжав кулаки.

Она слышала, как открылась входная дверь, потом раздались шаги. На цыпочках, стараясь не дышать, Клио подошла к двери, прихватив по дороге пустую чашу из-под фруктов. Чаша была бронзовой и довольно легкой, но если Клио сумеет застать его врасплох, то сможет лишить его сознания и сбежать на его коне.

О да, этот план ей определенно нравится.

Крепко сжав чашу, Клио заняла позицию у двери. Шаги звучали все громче, ее сердце колотилось как сумасшедшее, она едва могла дышать. Вот послышался скрежет ключа в замочной скважине. Клио подняла чашу…

Глава 20

Талия постучала в дверь комнаты Клио, прислушалась, но услышала только приглушенные голоса отца и Кори на лестнице.

Она открыла дверь и вошла. В комнате царил полумрак, занавеси задернуты, кровать аккуратно застелена. Отец считал, что никакой загадки тут нет. Когда они вернулись домой после целого дня работы на вилле, нашли записку. Клио писала, что решила все-таки поехать с Дарби на Мотию. Иногда Клио совершала такие импульсивные поступки. Однажды она, например, отправилась в Агридженто. Отец относился к этому спокойно, считая, что перемена обстановки никому не повредит. Но Талия ощущала беспокойство. Да, Клио действительно было бы полезно уехать на время из Санта-Лючии, подальше от герцога Авертона, но она никогда прежде не покидала дом, оставив лишь наспех нацарапанную записку.

Что-то случилось, решила Талия. Она не знала, что именно, но внутреннее чутье подсказывало ей, что сестра попала в беду. Каллиопа и Клио всегда оберегали младшую сестру, как будто считали, что она способна только бренчать на пианино да заниматься нарядами.

Хватит! Ей девятнадцать, и она уже не ребенок. С Клио что-то случилось, и Талия хотела выяснить, что именно.

Она быстро осмотрела туалетный столик и шкаф, обнаружив, что отсутствуют некоторые предметы обихода — щетки, духи, мыло, соли для ванны, а также кое-что из одежды. Сумка, с которой Клио ходила на раскопки, тоже исчезла, и это было странно. В ней Клио носила лопату, которая на Мотии ей вряд ли могла понадобиться. Книги и записи остались на столе.

Все выглядело так, будто Клио отправилась в короткое путешествие, но Талия в этом сомневалась. Внезапно она вспомнила о графе ди Фабрицци. Он пытался флиртовать с ней на празднике, танцевал с ней всю ночь напролет, но она ничего о нем не знает, кроме того, что Клио и граф были знакомы до того, как он появился в Санта-Лючии. Талия это сразу поняла.

Марко ди Фабрицци был загадочным человеком. Талия почти поддалась его очарованию, но все же в состоянии была мыслить трезво. Он говорил, что приехал в Санта-Лючию по делам, а вдруг он приехал к Клио? Талия вспомнила, как покраснела сестра при виде графа в доме у леди Ривертон.

А вдруг она влюблена в него и сбежала с ним?

Талия вздохнула. Как сложно, когда никто не говорит правду, все что-то скрывают. Она решила выяснить, что же в действительности случилось с ее сестрой, пока не стало слишком поздно.

Глава 21

Звук поворачиваемого в замочной скважине ключа раздался в ушах Клио как раскат грома. В горле пересохло, мышцы руки, сжимающей чашу, онемели.

Затем дверь отворилась, и Клио нанесла свой удар. Она целилась в голову, но Эдвард легко перехватил ее руку и сжал запястье так, что чаша выпала из ее онемевших пальцев.

Эдвард прижал Клио к стене, крепко стиснув ее плечи, и она поняла, что ей не сбежать. Несколько мгновений они пристально смотрели друг на друга.

— Мне жаль, Клио, — сказал наконец Эдвард. — Я не хотел, чтобы так получилось.

— Вам жаль? Я думаю, похищение — это преступление даже для герцога.

— Когда буду уверен, что вам не грозит опасность, я отпущу вас. Вы можете обратиться к властям, предъявить мне обвинение. Можете даже застрелить, меня. Но сейчас я делаю то, что должен.

— Моя семья уже, наверное, ищет меня!

— Боюсь, что нет. Они думают, что вы уплыли на Мотию вместе с Дарби, а сразу после экскурсии Дарби возвращаются в Англию. Пройдет несколько недель, прежде чем вас хватятся.

Клио пришла в замешательство. Эдвард все предусмотрел. Все знали, что Клио способна на импульсивные поступки, отец и Талия ничего не заподозрят.

— Откуда у вас моя одежда и вещи? — спросила она.

Эдвард, улыбнулся:

— У меня свои методы.

— Вы хотите меня скомпрометировать? Зачем? Ведь десятки женщин были бы счастливы Стать вашей женой или любовницей?

Он мрачно рассмеялся:

— Никто не знает о том, что вы здесь, поэтому ваша репутация в безопасности. Я был бы счастлив, если бы вы стали моей женой или любовницей, но прекрасно понимаю, что этого не случится.

— Тогда что вы задумали? Убрать меня с дороги и самому завладеть сокровищем?

— Я не вор, Клио. Я хотел узнать, какие планы у вас с вашим другом, так называемым графом ди Фабрицци. Он появился в Санта-Лючии очень вовремя.

— Вам не сбить меня с толку, — сказала Клио — Сейчас мы говорим не обо мне, а о вас.

— Может быть, мне удастся сбить вас с толку другим способом?

Не успела Клио открыть рот, как Эдвард крепко обнял ее за талию и его губы прижались к ее губам. Клио задохнулась от ярости, но через несколько мгновений ее захлестнула волна желания. Она обхватила его руками за шею, запустила пальцы в его спутанные волосы.

Эдвард похитил ее, совершил ужасный поступок, кроме того, он, может быть, еще и вор. Но все это ей сейчас было безразлично. Ей нужно было только одно — чтобы он целовал ее и прижимал к себе все крепче и крепче.

Сделав шаг назад, Клио оступилась и упала на постель, увлекая Эдварда за собой. Не переставая отвечать на его поцелуй, она обхватила ногами его бедра и ощутила его желание. Но этого было уже недостаточно, на этот раз Клио не собиралась останавливаться.

Нащупав пуговицы его жилета, она быстро расстегнула их, стащила с него рубашку. Эдвард застонал и уткнулся лицом в ее шею.

Раньше Клио видела обнаженных мужчин только в виде холодных мраморных статуй или на живописных полотнах. Но это не могло сравниться с реальным мужчиной из плоти и крови.

Ее пальцы скользили по его теплой коже. Сердце Эдварда бешено колотилось, дыхание участилось, но он не шевелился, лежал спокойно, давая ей возможность исследовать его тело.

Клио положила теплую ладонь на его грудь, погладила мускулистые плечи и встала перед ним на колени. Больше она не в силах была сдерживаться.

Клио стянула платье через голову, за ним последовала сорочка. Теперь на ней были только чулки с подвязками над коленями. Она поборола желание спрятаться за распушенными волосами. Затаив дыхание, она смотрела на Эдварда.

Его обнаженная, позолоченная загаром грудь была покрыта редкими волосками, на шее на тонкой цепочке висел амулет. Клио видела, что это крошечная камея в виде свитка Клио, музы истории.

Она знала, что он хочет ее так же сильно, как и она его. Она видела, как напряжено его мужское достоинство под брюками, но он лежал спокойно. Его зеленые глаза неотрывно следили за Клио.

— Видишь, Эдвард, — прошептала она, — я безоружна, я сдаюсь.

Несколько мгновений он молча смотрел на нее. Клио вдруг стало холодно, захотелось завернуться во что-нибудь. Может быть, она ему не нравится? Она была высокой и худощавой, с маленькой крепкой грудью. Правда, ей всегда казалось, что мужчинам все равно — грудь она и есть грудь, и потом, он, кажется, действительно хотел ее. Разве он не целовал ее в Лондоне, в сельском доме, на празднике?

Или теперь, когда она предстала перед ним обнаженной, его желание исчезло?

Клио почувствовала, как защипало в глазах, и отвернулась, чтобы скрыть набежавшие слезы. Мужчины абсолютно непредсказуемы! И тут она почувствовала его прикосновение. Он дотронулся до ее талии, заставляя опуститься на него.

— Нет, Клио, — хрипло сказал он, — это я сдаюсь тебе целиком и полностью.

Она облегченно рассмеялась:

— О, Эдвард, сейчас мне нужна только одна часть тебя. А теперь замолчи и поцелуй меня.

Он прижался к ее губам. Теперь они неразделимы, подумала Клио. Она прервала поцелуй, только чтобы стянуть с него рубашку, и снова прижалась к нему. Сердцем к сердцу.

— Клио, — вдруг выдохнул Эдвард, — ты — леди и я… мы не должны этого делать.

— Не думаю, что у нас есть выбор, — сказала она, испугавшись, что он может покинуть ее сейчас.

Уйти от того, что им обоим было нужно, и от того, к чему они так долго стремились?! Они Должны изгнать этого дьявола, иначе им никогда не знать покоя.

— Мы не можем остановиться. Никто не узнает, и я… в общем, я знаю, как предотвратить последствия. Может быть, я и молода, и да, я девственница, но не такая уж леди. А теперь будь джентльменом и закончи то, что начал!

Рассмеявшись, Эдвард привлек ее к себе, закрыв рот поцелуем. Неохотно оторвавшись от ее нежных губ, он быстро стянул брюк и скользнул меж ее раздвинутых ног. Их тела идеально подходили друг другу, движения были слаженными, словно в танце. Клио закрыла глаза и застонала, когда он коснулся губами к груди. Словно сквозь туман она ощутила у себя между ног его пальцы, помогавшие ему войти в нее. Клио почувствовала легкую боль, дыхание перехватило, и она издала легкий стон.

Но по мере того как он продвигался все дальше, она выгибалась ему навстречу, побуждая его погрузиться в нее еще глубже. Постепенно боль утихла, и осталось лишь безмерное наслаждение.

— Это прекрасно, — прошептала она.

Эдвард начал двигаться все быстрее, с каждым ударом проникая в нее все глубже. Ее захлестнула жаркая волна, и Клио показалось, что в ней зажглось солнце, которое с каждым движением Эдварда все росло, пока не разбилось наконец на миллионы сверкающих осколков.

Он прижал ее к себе, и Клио неожиданно разрыдалась.

— О Эдвард, — всхлипнула она, — это было… чудесно.

Эдвард улыбнулся и поцеловал ее.

— Это только начало, дорогая, — сказал он.

Глава 22

Клио сидела на кушетке в гостиной, закутавшись в свой пеньюар, и смотрела, как Эдвард пытается разжечь огонь в камине. Он обернулся и улыбнулся ей. На нем были только брюки, волосы взлохмачены, и он выглядел… счастливым. Клио и сама чувствовал себя счастливой, легкой как перышко.

Наконец в камине запылал огонь.

— Я все же не совсем бесполезен, — сказал Эдвард. — Даже герцоги кое-что умеют.

— Неужели? Что же?

— Разве я не натаскал тебе воды, чтобы ты могла принять ванну?

Клио рассмеялась. И еще он принес много пушистых полотенец и ее собственную соль для ванны. Но все это оказалось бы бесполезным, если бы они не разожгли камин, чтобы нагреть воду.

— Я устала, — сказала Клио и зевнула. — И еще я хочу есть! Что ты принес мне на ужин?

— Как много требований! Зажги мне огонь, натаскай воды, приготовь ужин.

Улыбнувшись, Клио скользнула в его объятия. Наверное, она могла бы просидеть так вечность, подумалось ей.

— Между прочим, я действительно, принес ужин, — сказал он и подтянул к себе корзину. — Хлеб, сыр, оливки, ветчина. Немного фруктов и лимонный пирог. Вино.

Клио порылась в корзине, достала лепешку и разломила ее пополам:

— Вкусно.

— Вообще-то настоящий герцогский ужин выглядит несколько по-другому. Только представь — ты сидишь за столом, и тебе подают двадцать блюд.

— На золотых тарелках?

— Разумеется. А вино разливают в рубиновые кубки.

Клио выложила ветчину и сыр. На самом дне корзины она обнаружила маленький букетик полевых цветов, перевязанный белой шелковой ленточкой.

— Это для тебя, — тихо сказал Эдвард. — Я бы хотел осыпать тебя бриллиантами.

Она вдохнула чистый аромат цветов и покачала головой:

— Цветы гораздо лучше бриллиантов.

— Я знал, что ты так скажешь, и поэтому отослал ювелиру те серьги…

Клио рассмеялась:

— О, Эдвард, теперь я вижу, что лаже из герцогов могут выйти неплохие мужья, при должной тренировке, конечно.

Он привлек ее к себе:

— Ты можешь найти себе куда лучшего мужа, чем я, Клио.

— О, разумеется. Покладистого человека, который будет выполнять любое мое желание и не станет запирать меня в крошечном домике, где нет даже слуг, чтобы приготовить мне ванну.

— Как насчет итальянского графа?

— Боже мой, Эдвард, ты что, ревнуешь? К Марко? Мы просто друзья, партнеры.

— И где ты откопала этого партнера? В каком-нибудь цыганском таборе?

— Конечно, нет. Он написал статью об утраченных сокровищах Италии, сокровищах, спрятанных в частных коллекциях. Я прочла статью и написала ему.

— Написала незнакомому человеку? Ты не перестаешь меня удивлять, Клио.

По правде сказать, Клио тогда и сама себе удивлялась.

— Потом мы стали друзьями, и когда мне пришла мысль совершить кражу, я знала, к кому обратиться.

— Но ты ведь не влюблена в него?

Клио рассмеялась:

— Совсем нет. Для меня он слишком красив.

Повернувшись, она обняла его за шею и принялась покрывать поцелуями его лицо. Он прижал ее к своей обнаженной груди и несколько мгновений молчал. Потом вдруг уложил ее на ковер, и они занялись любовью. Клио готова была отдать ему всю себя, без остатка и боялась только одного — что это когда-нибудь закончится.

Глава 23

Талия посмотрела на листок бумаги, который держала в руке, потом на дом. Кажется, адрес правильный, но дом совсем не походил на графскую резиденцию. Талия не знала, что ожидала увидеть — может быть, замок или огромный дом в стиле барокко с коваными решетками на балконах. Но этот дом… в нем жили преимущественно владельцы лавок.

Но в конце концов, что ей за дело, где живет Марко? Она пришла за ответами и получит их.

Талия надвинула налицо капюшон. Музы Чейз, конечно, известны своей смелостью, но прийти ночью одной в дом к мужчине — это слишком даже для нее. К счастью, улицы были пусты, добропорядочные торговцы рано отправились на покой. В окнах дома не было света. Если ей повезет, он выйдет из дома, и она сможет обыскать его стол. Ей нужно найти что-то, что подсказало бы, где искать сестру.

Если только… если только они не сбежали вместе. Талия знала, что Марко не тот, за кого себя выдает. Он притворяется, что его интересуют только танцы и флирт, но он умен и у него свои секреты. Он приехал на Сицилию не только для того, чтобы расхаживать по приемам.

Марко очень красив, подумала Талия. Красота — это одновременно и благословение, и проклятие для тех, кто ею обладает. Благословение — потому что многие, не доверяя красоте, стремятся заглянуть в душу, рассчитывая обнаружить там пороки. В том, что тебя недооценивают, есть свое преимущество. Это Талия знала на собственном опыте. Но красота — это и проклятие, ведь большинство людей видят только красивый фасад и не стремятся понять, что скрывается за ним.

Талия обошла дом и увидела истертые каменные ступеньки, ведущие к двери в кухню. Здесь тоже царила тишина, как будто все слуги отлучились. А может быть, Марко так печется о своих секретах, что вообще не держит слуг.

Она поднялась по ступенькам и коснулась двери. Она была не заперта. За дверью Талия увидела узкий коридор, уставленный корзинами с едой и винными бутылками. В доме царила абсолютная тишина. Талия прокралась через кухню в людскую. Как интересно, оказывается, делать что-то выходящее за рамки закона, подумала она. Теперь она понимала, почему преступники продолжают совершать преступления, несмотря на грозящую им опасность. Талия почувствовала возбуждение.

Открыв дверь на лестницу, она обнаружила площадку, на которую выходили две двери. Одна из них оказалась столовой, другая — гостиной. Обе были очень просто обставлены. Вообще весь дом производил впечатление заброшенного. Может быть, здесь даже водятся привидения. Талия поежилась, но все же двинулась вверх по темной лестнице. Наконец она увидела дверь, из-за которой пробивались лучи света. Справившись со страхом, Талия толкнула дверь.

Это была небольшая спальня, залитая светом свечей. В углу уютно шумел огонь в камине. Марко ди Фабрицци сидел за столом, заваленным грудой бумаг. На Марко был халат, черные волосы в беспорядке падали на лоб. Он был один.

Обернувшись, Марко медленно поднялся на ноги.

— Синьорина Талия? — сказал он, не веря своим глазам. — Что вы здесь делаете?

— Я пришла за своей сестрой! — воскликнула Талия. — Где вы ее прячете?

— Клио? Но разве она не дома?

В его темных глазах мелькнуло сначала подозрение, потом тревога и… смех?

— Конечно, нет, иначе меня бы здесь не было.

Талия вдруг почувствовала себя полной дурой.

Вот опять она не дала себе труд поразмыслить, прежде чем действовать. И не подумала о последствиях. Теперь она наедине с мужчиной в пустом доме.

— Я думала, она убежала с вами, — слабым голосом сказала она.

Марко расхохотался:

— Я не верю, что вы могли так подумать.

Он подошел к шкафу и, открыв дверцы, продемонстрировал Талии его содержимое. В шкафу не было ничего, кроме одежды.

— Никаких дам.

Опустившись на колени, Марко заглянул под кровать:

— Тут тоже нет. Думаю, мне надо поговорить с горничной по поводу пыли.

Он с улыбкой посмотрел на Талию. Она прижала ладони к пылающим щекам:

— Значит, вы не знаете, где она?

— Я не видел Клио с того дня, как ужинал у вас, — мягко сказал Марко. — Она действительно пропала?

— Да. То есть нет. Я не знаю, — простонала Талия.

— Ну-ка, присядьте, синьорина, — сказал Марко.

Он медленно приблизился к Талии и протянул руку, словно успокаивая норовистую лошадь. Талия позволила ему взять ее за руку и усадить в кресло.

— Выпейте вина и расскажите мне, что случилось.

— На самом деле я не знаю, что случилось, — ответила Талия, глядя, как Марко наливает вино.

Взяв бокал, она сделала глоток.

— Вы сказали, что ваша сестра исчезла? — спросил Марко, садясь рядом с ней.

— Я так подумала. Она оставила записку, в которой говорила, решила поехать на Мотию вместе с Дарби. Но все было так странно в последнее время…

— Странно?

Марко говорил тихо, словно боясь испугать ее, но Талия слышала тревогу в его голосе.

— Да. Клио была такой… не знаю… невеселой. Тихой. Особенно после того, как вы приехали. Я подумала, что, может быть, вы двое собираетесь сбежать, и сердилась на нее за то, что она не хочет со мной ничем поделиться, вот и решила сама отыскать ее. — Талия сделала еще один глоток вина. — Теперь я вижу, что ошибалась.

Марко мрачно улыбнулся, словно был удивлен, что Талия могла принять его за банального соблазнителя.

— Почему вы решили, что ваша сестра сбежала со мной?

— В тот день, когда мы устроили ужин, я видела, как вы с ней шептались о чем-то на террасе. А разве вы не были знакомы раньше?

— Раньше?

— До Санта-Лючии. В Англии. — Талия рассмеялась. — Не надо так удивляться. В образе не слишком сообразительной блондинки есть свои преимущества. Я многое замечаю.

— Я удивлен, Талия, — сказал Марко, — хотя чему тут удивляться. С первого дня нашей встречи я понял, что вы очень опасны.

— И вполовину не так опасна, как вы. Я уверена в этом… граф. — Талия поставила на столик пустой бокал и вздохнула. — Я по-прежнему не знаю, где моя сестра.

— А может быть, она действительно отправилась на Мотию?

— Может быть и так, конечно. Она и раньше могла неожиданно сорваться с места, и поэтому моего отца ее отсутствие не тревожит. И все же…

— И все же вы встревожены?

— Да. Есть в этом что-то… неправильное.

Марко покачал головой:

— Вынужден с вами согласиться. Она не могла уехать сейчас. Боюсь, ваша тревога обоснована.

Уверившись в том, что Марко отнесся к ее словам серьезно, Талия повернулась к нему и коснулась его руки:

— Скажите мне… что вы знаете о герцоге Авертоне?

Глава 24

Эдвард очнулся от сна. Давно он уже так хорошо не спал. Сладкое забытье окутало его словно мягкое бархатное покрывало, принеся с собой удивительные сны.

Правда, сны эти оказались реальностью. Он открыл глаза и обнаружил, что лежит в груде подушек на полу коттеджа. Теплый воздух был напоен ароматами вина и лилий. Внезапно послышался плеск воды и мурлыканье.

— Жил на свете любовник с подругой своей, гей, го-го! Гей, го-го! Гей, го-го! Проходил через ниву однажды он с ней превосходной весенней порою… [6]

Улыбаясь, Эдвард сел и увидел Клио, плескавшуюся в ванне и распевавшую песенку. Она была окутана паром, волосы высоко подобраны, щеки порозовели. Поистине Клио была самым прекрасным созданием из всех, что он видел.

— Томас Морли в гробу бы перевернулся, услышь он, что ты сотворила с его песней, — сказал Эдвард.

Клио посмотрела на него через плечо и, улыбнувшись, брызнула водой.

— У меня, конечно, не такой музыкальный слух, как у Талии, но в ванне все — певцы. Я рада, что ты проснулся. Подай, пожалуйста, то мыло.

Эдвард встал и потянулся. Когда в последний раз он чувствовал себя таким свободным? Никогда. И вряд ли это повторится, но в его памяти навсегда останутся дни, проведенные с Клио.

— Не стоит искушать меня своим телом, Эдвард Рэдклифф. Я принимаю ванну и не желаю, чтобы меня отвлекали от этого занятия. Мыло, пожалуйста.

Расхохотавшись, Эдвард взял со стола шарик белого мыла. Он пах лилиями, совсем как Клио. Медленно приблизившись к ней, он протянул мыло.

— Может быть, ты будешь так любезен и потрешь мне спину? — спросила она.

— С удовольствием, мадам. Располагайте мной.

Эдвард намылил руки, взбивая белую ароматную пену, и осторожно коснулся обнаженной спины Клио.

— Знаешь, я хотела бы узнать о тебе больше, — сказала она вдруг. — Что ты любишь, что ненавидишь, все, что когда-то случалось с тобой.

— Это долгая история.

— Конечно, начни сначала.

— Со дня рождения? Боюсь, я плохо его помню.

Эдвард поцеловал ее в шею, вдохнув аромат лилий.

— Расскажи, что помнишь, — прошептала Клио.

Он сжал ее плечи.

— Подозреваю, что детство у нас с тобой было одинаковое.

— У тебя не было сестер!

— Это верно. Только старший брат. Прекрасный старший брат.

— Значит, мы действительно похожи. Для меня не было старшей сестры лучше, чем Каллиопа.

— А для меня не было брата лучше, чем Уильям.

Эдвард скользнул в ванну. Двоим здесь было тесновато, но Клио уютно устроилась в его объятиях, откинув голову ему на плечо.

— Уильям всегда хорошо учился и никогда не попадал в неприятности.

— А ты?

— Постоянно. Для моих родителей Уильям был идеальным сыном. Он хорошо успевал в школе, в университете, во всем. Вступил в Общество любителей древностей, нашел подходящую во всех смыслах невесту. — Эдвард помолчал. — Он был бы прекрасным герцогом.

— Но у тебя ведь тоже великолепное образование! Все восхищаются твоей эрудицией, даже мой отец.

— О, я выучился поневоле. Родителя и учителя каждый день запихивали в меня Платона и Аристотеля с Геродотом. Но тогда я был к учебе совершенно равнодушен. Только потом, когда было уже слишком поздно, я понял истинную ценность образования.

Клио несколько мгновений молчала. Потом перегнулась через край ванны и взяла стоявшие на полу кубки с вином, оставшиеся после их ужина. В ее кубке ничего не было, его кубок был полон.

— Я заметила, что ты не пьешь…

Эдвард взял у нее кубок и несколько секунд смотрел на рубиновую жидкость. Потом поставил кубок на пол.

— Ты как-то спросила меня, почему твой зять меня ненавидит.

Клио поняла, что сейчас у них может начаться серьезный разговор. Она встала и, схватив одно из пушистых полотенец, завернулась в него.

— Да, — тихо сказала она. — Камерон такой милый, не понимаю, почему он к тебе так относится.

— Милый, да. Он всегда был милым, даже со мной. После нашей первой встречи мы стали почти друзьями.

Клио села на кушетку, все еще в полотенце.

— Друзьями? — удивленно спросила она.

— Вижу, ты удивлена, да и кто бы не удивился. Даже люди не столь наблюдательные, как ты, заметили напряжение между нами. Но когда мы впервые встретились в университете, все было по-другому. Я никогда не встречал прежде такого человека. Он много путешествовал, видел новые места, встречал новых людей. Он был серьезным, я имею в виду серьезно относился к учебе и к своей семье, но и пошутить был не прочь. Я был другим. Испорченным. Гонялся за удовольствиями. Мои друзья были такими же.

Эдвард встал и потянулся за полотенцем. Его брюки намокли, амулет блестел на мокрой груди. Каменный пол вокруг ванны был весь в лужах, но он, казалось, этого не заметил. Он был далеко, в своем прошлом.

— Тогда дружба с лордом Вествудом могла оказаться для меня полезной: Но я был слишком занят — алкоголь, девицы легкого поведения, игра. Я проиграл все деньги, которые имел. И тем самым показал родителям, как мало для меня значит то, что для них было важным.

— Тебе правда было все равно?

Эдвард мрачно улыбнулся:

— Конечно, нет. Но я слишком быстро катился по наклонной и уже не мог остановиться. Я постоянно был пьян. Тогда это все и случилось.

Клио похолодела, но было уже поздно — как и Эдвард, она не могла остановить то, что должно было случиться. Если для них есть какое-то будущее, оно должно основываться на правде.

— Что случилось?

— Появилась женщина. Разве не всегда так случается? Это была совсем юная девушка, лет семнадцати — восемнадцати.

Эдвард опустился на кушетку у камина и уставился в огонь.

— Она была служанкой в таверне, куда мы с друзьями любили заходить. Она была милой и доброй, и я ей нравился. Бог знает почему.

— У тебя с ней был роман? — спросила Клио пересохшими губами.

— Роман? Я переспал с ней, если ты это имеешь в виду. Несколько раз. Точнее вспомнить не могу. Все мои отношения с женщинами в то время были такими.

— Тогда что особенного было в этой девушке?

— Она нравилась твоему зятю. Не так, как мне, разумеется. Он смотрел на нее другими глазами. Он просил меня оставить ее в покое, но я только посмеялся в ответ.

— И что случилось?

— Однажды ночью она пришла ко мне. Я, как обычно, был пьян и только что проигрался в пух и прах, поэтому пребывал в дурном настроении. А она сказала, что беременна.

— От тебя?

— Да. Я не поверил ей. Сказал, что ублюдок, которого она носит, не мой и что его отцом может быть любой из дюжины мужчин. Она расплакалась. Через два дня ее нашли повесившейся. И нашел ее Камерон.

— О…

Клио крепко обхватила себя руками, ее глаза были полны слез. Бедная девочка.

— Долгие годы она преследовала меня. Я убил ее и своего ребенка, и мне было все равно, потому что я был пьян. В тот день, когда Камерон нашел ее тело, он разбил мне нос, хотя вправе был сделать и кое-что похуже.

Клио покачала головой:

— Он не мог наказать тебя так, как ты наказал себя сам. Это было ужасно, но сейчас ты совсем не пьешь и не соблазняешь служанок.

— Только девиц из хороших семей. — На губах Эдварда появилась слабая улыбка. — Предварительно их похитив, разумеется.

— Эта девица практически заставила тебя соблазнить ее. А что до похищения… мне это все еще не нравится, но я знаю, что ты поступил так, как считал нужным, чтобы защитить меня. Ты работаешь на Общество любителей древностей и, как я слышала, щедро жертвуешь на благотворительность.

— Лучше поздно, чем никогда, а?

— Конечно. Ничто не потеряно, пока ты жив.

Эдвард рассмеялся:

— Кто бы мог подумать, что ты такая оптимистка.

— Я думаю, что мы все чему-то учимся. Твои уроки были гораздо более жестокими, чем мои. Но они заставили тебя начать новую жизнь.

— Не только…

— Что ты имеешь в виду?

Неужели его прошлое таит еще какие-то ужасные секреты, подумала Клио и поежилась.

— Помнишь игру, которую затеяла леди Ривертон? Она называлась «Истина».

— Да.

— Вот моя истина, Клио. После смерти той девушки я продолжал вести прежний образ жизни. Больше выпивки, каждый день игра. Я даже пробовал курить опиум и говорил всем, что это для того, чтобы умерить боль в сломанном носу. Но это неправда. Я хотел довести себя до крайности. Даже родители не смогли меня остановить, хотя и пытались.

— Что же остановило тебя?

Эдвард присел на кушетку рядом с Клио и взял ее за руку:

— Муза. Разве они не приносят вдохновение?

— Что же вдохновило тебя?

— Та игра у леди Ривертон…

— Да, ты сказал, что утратил настоящую любовь…

Клио почувствовала ревность к этой незнакомой женщине.

— Нельзя утратить то, чего не имеешь. Эта женщина никогда не была моей в этом смысле этого слова.

— Где же ты нашел эту музу?

— Где же еще, как не в Британском музее?

— И как же ты нашел время посетить музей? Ты же все время пил и играл, должно быть, у тебя совсем не оставалось свободного времени.

— Так и есть. Но в один прекрасный день мои непутевые друзья решили, что было бы забавно пойти в музей и устроить там драку с маменькиными сынками, как они их называли. Я согласился, зная, что известие об этом обязательно дойдет до моих родителей. Но я получил больше, чем рассчитывал.

Клио вспомнила тот давний день. Она с родителями и сестрами отправились в музей взглянуть на новое приобретение — чернофигурную вазу. Привлеченная раскатами смеха, Клио заглянула в скульптурную галерею.

Конечно, она знала этого человека. Все знали Рэдклиффов — филантропов и больших поклонников античного искусства, и все знали их блудного сына. Ее отец еще пошутил, что благодарен богам, что они благословили его одними только дочерьми. Клио было тогда пятнадцать, и она видела лорда Эдварда Рэдклиффа только издали. Ей он казался ужасно привлекательным.

— Ты увидел меня…

— Я увидел тебя. Ты была так прекрасна, что мне захотелось стать достойным кого-то вроде тебя.

Клио поцеловала Эдварда, не выпуская его руки. Это был медленный поцелуй, который сказал больше, чем слова. Она хотела утешить его, даровать ему прощение, облегчить бремя прошлого.

— Наверное, пора в постель, — сказала она мягко. — Уже поздно.

Эдвард молча поднял ее на руки. Клио прижалась к его теплой груди, уткнулась в шею, пока он нес ее по лестнице в спальню. Их спальню.

Когда-то она боялась его. Теперь она доверила бы ему свою жизнь.

Глава 25

Эдвард лежал в постели среди измятых простыней. Клио спала рядом, одной рукой обнимая его за шею. В комнате стоял аромат лилий, ее аромат. Он осторожно убрал упавшую на лицо темно-рыжую прядь.

Через маленькое окошко было видно вечернее небо с искорками звезд. Эта ночь многое изменила. Эдвард никогда никому не рассказывал о той девушке из таверны. Никогда никому не говорил о своей беспутной юности.

Что бы он ни делал потом — учился, занимался благотворительностью, — этого было недостаточно, чтобы стереть прошлое, но сегодня он заглянул в глаза Клио и увидел в них прощение.

Клио заворочалась и открыла глаза.

— С тобой все хорошо? — спросила она.

— Конечно. Гораздо лучше, чем просто «хорошо».

Эдвард потянулся за простыней и накрыл ею обнаженные плечи Клио.

— Никогда не чувствовал себя лучше.

— И я тоже. Кто бы мог себе представить…

— Представить что?

— Что ты и я будем вместе и никто никого не поколотит и не выкинет в окно.

Эдвард рассмеялся:

— В это узкое окно не протиснется и кошка. Но я рад, что ты не нанесла мне телесных повреждений.

— Пока. Учти, похищение — это серьезное обвинение, и однажды я отомщу тебе.

— Когда я меньше всего буду этого ожидать?

— Конечно, иначе какая польза в мести? Но ты прав в одном.

— Только в одном? Я, представь себе, считал, что прав во многом.

— Заблуждение, свойственное герцогам. Ты прав в том, что этому дому нужна кошка.

Эдвард удивленно улыбнулся:

— Кошка? Чтобы ты могла выкинуть ее в окно вместо меня?

Она шлепнула его по плечу:

— Конечно, нет! Мне всегда хотелось завести кошку, но у отца аллергия на кошачью шерсть. Когда я была маленькой, у нас были только пони. И еще сова, которую Кори назвала Афиной. Этому дому нужна кошка, непременно серая. Она будет спать у камина, мурлыкать, и этот дом станет совершенным.

— Значит, он тебе нравится?

— Я обожаю его. Нельзя ли нам остаться тут навсегда?

— Ты не думаешь, что нас в конце концов хватятся?

Клио нахмурилась:

— Мой отец очень рассеянный человек, но и он рано или поздно заметит, что меня нет дома. Тогда… сколько нам осталось?

— Не знаю. Чего еще тебе хотелось в детстве? Кроме кошки.

— Многое. Мою собственную библиотеку, где я могла бы работать и где сестры не отвлекали бы меня. И чтобы никаких уроков музыки. Всегда их ненавидела. У меня нет музыкального слуха, и танцую я тоже плохо. Зато умею ездить верхом, плавать и открывать замки.

— Почему же ты не открыла замок и не сбежала отсюда?

— У меня не было времени, а потом… потом мне здесь понравилось.

Клио умолкла, и Эдвард решил, что она уснула, но она вдруг спросила:

— А что случилось потом, после тою дня в Британском музее? Ты бросил пить и волочиться за женщинами?

— Пришлось. Потому что брат мой вскоре умер. Упал с лошади и сломал себе шею. Родители лишились единственной отрады. Они пытались женить меня на невесте Уильяма, но я не согласился. Я старался утешить их по-другому — вернулся к учебе, отправился в путешествие, чтобы пополнить их коллекцию антиквариата.

— И что они обо всем этом думали?

— Не знаю. Они умерли от лихорадки, когда я был в Риме.

— Но теперь они бы гордились тобой.

— Только не сейчас. Не представляю, что бы они сказали, увидев в моей постели одну из дочерей Чейза, это такой скандал.

Клио рассмеялась и откинулась на подушки, простыня сползла, обнажив грудь. Неожиданно она повернулась и опрокинула его на спину, поцеловала.

— Клио… — пробормотал Эдвард.

— Тсс… — прошептала она, закрыв ему рот поцелуем. — Я собираюсь сделать тебе подарок.

Ее пальцы касались его тела легко, словно крылья бабочки — плечи, грудь, живот, бедра. Поцелуи опускались все ниже. Ее язык коснулся его соска, и Эдвард застонал сквозь сжатые зубы. Клио опускалась все ниже, он не осмеливался двинуться, вздохнуть, боясь, что этот сон закончится.

Ее пальцы сомкнулись на его восставшем члене. Прикосновение было легким, но для него оно было как удар молнии.

— Клио! — хрипло проговорил он.

Протестовал он или просил, чтобы она не останавливалась? Он этого не знал.

— Лежи тихо, — прошептала Клио. — Я никогда раньше этого не делала, мне нужно сосредоточиться.

Эдвард сдавленно рассмеялся:

— Хорошо, дорогая, сосредоточься.

Он откинулся на подушки, отдавшись ее ласкам.

Клио опустила голову, и Эдвард ощутил на своей коже ее теплое дыхание. Медленно кончик ее языка коснулся его напряженного члена.

— Черт побери, Клио! — простонал он.

Это было почти невыносимо.

— Я что-то делаю не так? — обеспокоенно спросила она. — Там, на фреске в Помпеях…

— Наоборот. Ты делаешь это слишком хорошо.

Она рассмеялась и снова поцеловала Эдварда.

Наконец, не в силах больше выдержать это напряжение, он схватил ее за плечи и опрокинул на спину:

— Клио, ты меня убиваешь! Больше никаких поездок в Помпеи, прошу тебя.

Она развела нога, принимая его в себя. Тело ее выгнулось ему навстречу, с губ сорвался легкий стон.

— Они жили долго и счастливо и умерли в один день, — выдохнула она.

— Так поступают глупые романтики?

— О да, а я самая глупая из них.

Он достиг пика наслаждения — яркой и бурной вспышки, перед которой все остальное бледнело. Сейчас ему нужна была только Клио, тепло ее тела и ее аромат.

— Клио! — закричал он. — Клио.

— Да, — прошептала она. Ее тело напряглось, и по нему прокатилась волна неизъяснимого удовольствия. — Я здесь, дорогой, здесь.

Глава 26

— Туда мы идем? — спросила Клио.

Эдвард держал ее за руку, другой рукой она ощупывала шелковый шарф, закрывавший ей глаза. Клио вдохнула свежий воздух, напоенный ароматом земли и травы. Эдвард рассмеялся и лишь крепче сжал ее руку. Он изменился после той ночи, словно стал моложе и свободнее.

Клио не могла разобраться в своих чувствах. Она не была шокирована или удивлена, услышав признания Эдварда, ей приходилось слышать и о худшем. Она чувствовала печаль, и ей было жаль, что он так долго нес такое бремя, не в силах простить себя и оставить прошлое в прошлом.

— Куда мы идем? — спросила она снова. — Ты опять собираешься похитить меня?

— Я бы давно это сделал, если бы только знал, что мои прошлые преступления приведут к такому. Но я не скажу тебе, куда мы идем. Ты должна сама понять это.

— Я знаю, ты ведешь меня в подземный мир.

Он рассмеялся:

— А я-то думал, что ты только что меня из него вывела, как Орфей Эвридику.

— У них все плохо закончилось.

— Да, но в моей версии этой истории Эвридика спускается в ад и благополучно выводит Орфея на свет божий.

— Мы, женщины, такие благоразумные.

— Ты благоразумная? Никогда бы не подумал.

— Уверяю тебя, это так. Разве не разумно было с моей стороны отказаться от попытки сбежать от тебя?

— Только потому, что я подкупил тебя книгами, пирогами и ванной.

— И прочим.

— Прочим?

— Перестаньте, ваша светлость. Не стоит недооценивать свою привлекательность.

Клио наступила на корень дерева, и руки Эдварда тотчас крепко обхватили ее за талию.

— Так ты считаешь меня привлекательным? — шепнул он ей на ухо.

Клио задрожала. Ее тело всегда откликалось на его близость.

— Ты же знаешь…

— Ничего подобного, но я рад, что одна дама — самая важная в моей жизни — находит меня привлекательным.

Внезапно он подхватил ее на руки.

— Эдвард!

— Не бойся, я тебя не уроню. Мы почти пришли, и скоро ты сможешь удовлетворить свое любопытство. Как в отношении цели нашего путешествия, так и в отношении моего «привлекательного» тела. Если захочешь, конечно.

— Это вряд ли, мне что-то не по себе, — прошептала Клио.

— Это все отвары, которые ты пьешь. Не говоря уже об огромном количестве хлеба и сыра, которое ты поглотила за завтраком. Просто поразительно.

— После прошлой ночи я сильно проголодалась. Это твоя вина.

Клио почувствовала прохладу, словно они вошли под сень леса. Она слышала шум ветра над головой, шелест листвы и пение птиц. Шаги Эдварда звучали громко, как будто он спускался по каменным ступеням. Потом Клио услышала неожиданный звук — плеск воды.

— Это что, река Стикс? — прошептала она.

Эдвард рассмеялся и поставил ее на ноги:

— Посмотри сама, — сказал он, снимая шарф.

Клио прищурилась, привыкая к темноте, и изумленно огляделась.

Они были в пещере с грубыми каменными стенами, чуть ниже сияло прозрачное зеленовато-голубое озеро.

— Что это? — спросила Клио, зачарованная мягким свечением воды и грубоватыми рисунками на стенах пещеры.

Пшеничные колосья и корзины с фруктами, животные на сносях и алые маки — символ Деметры.

— Грот Деметры, — ответил Эдвард. — Мне рассказали о нем, когда я снимал коттедж. Говорят, в древности поклонники культа Деметры совершали здесь свои обряды, просили богиню о хорошем урожае.

— Здесь прекрасно.

Клио опустилась на колени и коснулась воды. Она была удивительно теплой. Клио охватило внезапное желание нырнуть в эту зелено-голубую купель.

— Здесь можно плавать? Или это запрещено?

Эдвард улыбнулся:

— Думаю, Деметра не будет против. Сегодня этот грот принадлежит тебе.

Клио быстро сняла туфли и чулки. За ними последовало платье и сорочка. Совершенно обнаженная, она прыгнула в озеро. Оно было неглубоким, и Клио чувствовала под ногами песчаное дно.

— Иди сюда, Эдвард!

Он улыбнулся:

— Через минуту.

— Когда я была маленькой девочкой, мы с сестрами ходили купаться на пруд, — сказала Клио. — Мать запрещала нам делать это, но мы купались, когда она с отцом уезжала в город. Мы не могли удержаться, это было так здорово!

— Мне в детстве очень хотелось иметь много братьев и сестер, чтобы вместе играть, плавать, ездить верхом. Уильям был намного старше меня и не любил игр.

— Я люблю своих сестер, хотя иногда они сводят меня с ума.

— Сводят с ума?

— Они всегда рядом, понимаешь? Мы не сами по себе — мы вместе — Музы Чейз. Каждая из нас — часть единого целого. Это означает, что мы всегда можем положиться друг на друга, но это значит также, что мы связаны обязательством. Навсегда.

Клио помолчала. Она никогда не говорила об этом. Но здесь, рядом с Эдвардом, в этом волшебном гроте, она могла рассказать все, что хотела.

— Наверное, в этом одна из причин того, что я стала воровкой.

— Из-за сестер?

— Да. Разумеется, дело главным образом в предметах искусства. Я хотела спасти их от людей, которым они безразличны, и вернуть тем, кому они принадлежат. Но это было то, что я могла делать сама. Теперь я понимаю, что пошла неверным путем. Самым ужасным для меня было видеть огорчение во взгляде Каллиопы…

— Ты все еще винишь меня в своем похищении? Я всего лишь хотел защитить тебя и не смог придумать ничего лучше. Прости.

— Нет, не извиняйся.

Она коснулась его лица, внимательно посмотрела в глаза:

— Я всего лишь хочу понять, что происходит.

— Клио. — Эдвард сжал ее пальцы. — Это очень опасно.

— Перестань. Ты знаешь меня лучше, чем кто-либо другой. Я не бегу от опасности. Я хочу помочь тебе, если смогу. Я знаю: это как-то связано с серебром: И ты хочешь забрать его?

Он покачал головой и поцеловал ее запястье:

— Ты хорошо меня знаешь. Я перестал пополнять свою коллекцию.

— Тогда что? Ты снова работаешь на Общество любителей древностей?

Несколько мгновений Эдвард молчал, потом кивнул. Взяв Клио за руку, он подвел ее к каменной скамье.

— Чаша, которую ты у меня нашла, привлекла внимание Общества в прошлом году. Они получили информацию о том, что существует целая коллекция серебряной утвари, подобной которой никто никогда не видел.

— Кто ее нашел?

— Мистер Дарби. Он, как ты знаешь, член Общества. Он направил информацию в Лондон, и вскоре после вашего приезда информатор принес ему эту чашу и сказал, что ведутся поиски всей коллекции.

— Что за информатор?

— Бывший расхититель могил. Думаю, он просто хотел получить деньги с обеих сторон. Это сослужило ему плохую службу. Вскоре его нашли мертвым. Меня попросили приехать на Сицилию и провести своего рода расследование.

— Ты знал, что я была здесь?

— Нет, знал только, что ты путешествуешь с семьей по Италии. Я думал после того, что случилось в Йоркшире, ты захочешь держаться от меня на расстоянии.

— Ты нашел серебро?

— Пока нет, но, кажется, и грабители тоже. Ты им помешала.

— Я?

— Твои раскопки в сельском доме. Есть вероятность, что серебро спрятано там. До твоего приезда туда никто не ходил из-за слухов о проклятии, и грабители могли работать спокойно. Но теперь…

— Так вот почему ты хотел, чтобы я держалась оттуда подальше…

— Конечно. Они пойдут на все, чтобы заполучить добычу.

— Английский покупатель теряет терпение… — вспомнила Клио подслушанный ею разговор.

— Да, и потому я похитил тебя.

— Кто этот английский покупатель?

— Сначала мы думали, что это Рональд Фробишер.

— Чичисбей леди Ривертон?

Клио удивилась. Она никогда бы не подумала о Фробишера, слишком уж занят он был приемами и нарядами.

— У него есть деньги, и он коллекционер, пусть и начинающий. Обладание серебряным алтарем позволило бы ему заслужить уважение других коллекционеров. И леди Ривертон.

— Но ты сказал, что вы подозревали Фробишера. Это означает, что теперь у вас есть другой кандидат?

— Фробишер так или иначе в это замешан. Думаю, он на кого-то работает.

— Конечно! Леди Ривертон…

— Когда я появился в Санта-Лючии, я ее не подозревал. Лорд Ривертон был известным коллекционером, но она никогда не разделяла его страсть.

— Да, только шляпки и приемы. Я должна была бы донять, что она что-то скрывает.

— Я только не понимаю, почему она здесь, в Санта-Лючии, а не в Неаполе. Сюда приезжают только люди, интересующиеся археологией.

— Думаю, она хотела сыграть роль главы здешнего светского общества. Но ты уверен насчет нее?

— Не совсем. Но список подозреваемых небольшой, и они с Фробишером его возглавляют.

Клио задумчиво посмотрела на небо:

— Мы должны как-то это проверить.

— Мы? — Эдвард покачал головой. — Нет, Клио.

— Да! — воскликнула она.

Эдвард нахмурился.

— Я не серебро, ты не сможешь спрятать меня. Может быть, я и не раскусила сразу леди Ривертон, но я могу помочь. Я знаю, как мыслят такие люди. Как они действуют.

— Нет! Если они причинят тебе вред…

— Со мной все будет в порядке. Я не дурочка. Пожалуйста! Разреши мне помочь тебе. Мы не можем допустить, чтобы это серебро было утрачено.

Она поцеловала белый шрам на лбу Эдварда:

— И ты будешь рядом, чтобы защитить меня, я знаю.

Наконец он сдался:

— Хорошо. Твоя помощь может быть неоценимой. Но ты должна обещать, что будешь осторожна и скроешься при первом же намеке на опасность.

— Спасибо! Ты не пожалеешь. Мы найдем преступника, и он приведет нас к серебру. Но и ты должен мне кое-что пообещать.

— Что же?

— Что ты тоже будешь осторожен.

Эдвард крепко обнял ее и поцеловал. Клио обхватила ногами его бедра, чувствуя, как напряглось его мужское достоинство. Прижав Клио к стене, он вошел в нее, быстро, мощно. Она выгнула спину, стараясь слиться с ним до конца. Сейчас она принадлежала только ему. Но она не собиралась говорить ему это, опасаясь, что он воспримет это как намек на брак. И она станет скучной герцогиней, обремененной светскими обязательствами.

Потом Клио лежала у озера, глядя, как солнечный свет отражается в его прозрачной глубине. Голова Эдварда покоилась на ее животе, и Клио перебирала его спутанные волосы, наслаждаясь минутами близости.

Неожиданно она рассмеялась и ударила по воде рукой, подняв сноп брызг. Эдвард поднял голову и посмотрел на нее.

— Мне нравится, как ты смеешься, — сказал он. — Ты так редко это делаешь.

— И мой смех, кажется, успел проржаветь. Мы с тобой слишком серьезны, тебе не кажется?

— Это верно. Мы все делаем по-своему и никогда наполовину.

— Если бы ты только позволила мне…

— Гм… ты же знаешь, мне нужно научиться доверять. Я привыкла жить своим умом. Совсем как кое-кто, кого я знаю, ваша светлость.

Клио окатила его водой, заставив рассмеяться. Эдвард прижался губами к гладкой шелковистой коже ее живота. Она затрепетала, погрузив пальцы в его мокрые волосы:

— Ты пытаешься отвлечь меня.

Улыбнувшись, он запечатлел поцелуй на ее груди, потом на шее:

— И как, получается?

Конечно получается. Клио едва могла вспомнить свое собственное имя, когда Эдвард прикасался к ней вот так. Она притянула его к себе.

— Знаешь, я собираюсь заставить тебя дать мне обещание больше ничего и никогда не скрывать от меня, — сказала Клио.

Эдвард лег рядом, сжимая ее руку:

— У меня больше нет секретов. Ты знаешь все.

— Не все.

— Все, что имеет значение. Ты знаешь обо мне больше, чем кто-либо другой. Но не только у меня есть секреты.

— Я тоже рассказала тебе все, — запротестовала она. — Ты знаешь даже о моем воровском прошлом.

— О, перестань, конечно, я не могу знать всего. Ты — сложная натура, Клио Чейз. Должно быть, многое скрыто в темных коридорах твоей души.

Клио рассмеялась:

— Темные коридоры души? Вы, случайно, не пишете романы, ваша светлость?

— Хочешь узнать последний секрет? Я пару раз писал, но только ради расширения кругозора.

— Ну да, конечно.

Клио сжала его руку.

— Скажи, что самое важное для Клио?

Любовь к нему, сильная, до самоотречения. Но Клио не нашла в себе сил сказать это вслух. И потом, должны же у нее остаться хоть какие-то секреты.

— Я говорила тебе, Эдвард. Ты знаешь все. Каждую мелочь. Удивительно, что ты до сих пор со мной.

— Меня не так легко напугать. Единственное, что могло бы заставить меня обратиться в бегство, — обнаружить, что ты пустоголовая светская девица. Одно из этих ужасных хихикающих созданий в белых платьях.

— Этого можешь не опасаться. Никто из Чейзов никогда не хихикал.

— Рад это слышать. А как насчет чтения модных журналов? Или выпивки тайком?

— Иногда люблю выпить граппы, — призналась она. — Один из сыновей нашей кухарки делает отличную траппу.

— Ага. Я знал, что что-то должно быть.

— Теперь ты действительно знаешь все.

Воспоминание о граппе заставило Клио подумать о другом Розином сыне — Джакомо, расхитителе могил.

— Я тут подумала…

— О нет! Только не это! — Эдвард расхохотался. — Размышления могут привести к ужасным последствиям, Клио. Кражи, проникновение в чужие дома и все такое.

— Что ж, тебе придется привыкнуть — я много думаю.

— Я знаю. И о чем же ты подумала сейчас?

— О том, как отыскать серебро и перехитрить воров.

— Понятно. — Эдвард сел, его лицо посерьезнело. — Что ж, кому, как не тебе, знать о таких вещах. И что ты об этом думаешь?

— Я много слышала о проклятиях, призраках и тому подобных ужасах. Здесь это воспринимают всерьез, а мой сельский домик, кажется, просто битком набит проклятиями и духами.

— Я слышал эти истории. Говорят, будто твой домик охраняют призраки, отпугивающие веж, кто осмелится там появиться. Возможно, именно поэтому сокровище так долго пролежало там нетронутым.

— Да, наверное. Местные воры, должно быть, страшно боятся духов, охраняющих сокровища. — Клио вспомнила надпись на чаше: «Это принадлежит богам». — Ты собираешься как-то использовать это проклятие в своих целях?

— Леди Ривертон проклятия не боится, а вот грабители, которые на нее работают, могут испугаться. Джакомо, например.

Клио нахмурилась:

— Леди Ривертон и мистер Фробишер сами серебро не найдут, они не знают, как это делается. Они вынуждены будут положиться на нанятых ими грабителей. Если эти грабители подумают, что на них пало проклятие….

— Они могут привести нас к сокровищу или по меньшей мере откажутся его искать.

— Надеюсь, да.

— И как ты собираешься наложить проклятие? Духи, знаешь ли, партнеры весьма ненадежные.

— Тут нам понадобится помощь. Не думаю, что мы сможем провернуть это вдвоем.

— Какого рода помощь? — с подозрением спросил Эдвард. — Помощь твоего приятеля Марко?

— Я и не думала про Марко! Хотя уверена, что он мог бы быть нам полезен. Он отличный актер и умеет маскироваться, кроме того, он больше меня знает о местных обычаях.

— Да, я в курсе. Но если не Марко, то кто? Не следует привлекать к нашему мероприятию много людей.

— Согласна. Чем больше тех, кто посвящен в тайну, тем больше вероятность, что о ней узнают. Но Талия вполне заслуживает доверия и всегда готова помочь, — сказала Клио.

— Твоя сестра?

— Да. Она превосходная актриса, ты видел ее выступление. И еще она отчасти драматург. Поможет нам написать пьесу о духах и проклятиях.

— Не знаю… Я согласился принять твою помощь, но не могу и твоих сестер подвергать опасности.

— Всего одну сестру. Поверь мне, Талия идеально подходит для этой задачи. Она очень талантлива. Кроме того, готова поклясться, что в ее душе гораздо больше «темных коридоров», чем у меня. Если кто и устроит ловушку леди Ривертон, то только Талия.

Эдвард помолчал несколько мгновений.

— Ладно, — проворчал он наконец. — Значит, твоя сестра и, по всей вероятности, этот чертов граф. И все.

— Это все, что мне нужно, — довольно сказала Клио.

Пока все.

— И где же мы устроим эту ловушку?

— Где же еще, дорогой, как не в амфитеатре. Я уверена, что он кишит привидениями.

Глава 27

Клио смотрела через подзорную трубу на амфитеатр. Было уже довольно поздно, но Талия все еще находилась там. Держа в одной руке листок бумаги, она расхаживала по сцене. Заходящее солнце сияло в ее золотистых волосах, окрашивало ее белоснежные одежды в яркие цвета.

Клио чувствовала, как сказочное волшебство минувших дней словно покрывается пеленой тумана, тает под холодным ветром реальности. Теплый кокон, в котором она так уютно себя чувствовала, исчез, оставив боль по утраченным мечтам.

Но пусть даже она и утратила свой идеал, Клио получила взамен новое чувство — стремление достичь цели. Существовали сокровища, которые нужно было спасти, и на этот раз она была не одинока — рядом с ней был Эдвард.

Эдвард. Даже мысль о нем вызывала у нее улыбку. Месяцы, да что там — несколько недель назад она и подумать не могла, что они смогут работать вместе, не воюя друг с другом. Они на многое смотрели одинаково. Наконец-то они объединили силы.

Клио прекрасно знала, что Эдварду это не по душе, в глубине его глаз отчетливо читалась тревога. Она ощутила его напряжение, когда они в последний раз поцеловались на дороге в Санта-Лючию. Он все еще придерживался своих взглядов на женщину и ее место. Дай ему волю, и он заточил бы ее в башню из слоновой кости или запер в маленьком коттедже.

Клио снова поднесла к глазам подзорную трубу. Талия накинула поверх своей туники шаль, чтобы спрятаться от холодного ветра. На мгновение Клио увидела сестру не такой, какой она была сейчас — красивой талантливой женщиной, а такой, какой она была давным-давно. Маленький золотоволосый ангелочек, любимица матери. Она повсюду ходила за Клио и Каллиопой и плакала, требуя, чтобы они приняли ее в свои игры.

Клио прекрасно понимала желание Эдварда защитить ее и сестру. Талия была ее маленькой сестренкой, самой красивой из Муз, но и самой ранимой. Клио, как старшая сестра, всегда должна была оберегать Талию. Как же она может подвергнуть ее опасности? Клио вдруг захотелось повернуться и убежать, укрыться дома и придумать новый план, в котором опасности подвергалась бы лишь она. Но Клио хорошо понимала, что не может так поступить. Талия не захочет, чтобы ее «опекали», она захочет принять деятельное участие в их плане, и, сказать по правде, она лучшая кандидатура для этого. Сестра выросла, и Клио пора осознать это.

— Погибла так в горя расцвете, молвят, гостья с фригийских гор, — продекламировала Талия, и ее голос, сильный и звонкий, — голос Антигоны — вознесся на крыльях ветра. — Где белеет Сипила кряж, там живую камня побег, точно цепкий плющ, охватил. Бурный дождь струится по ней, снег белеет, так говорят сказанья. Поныне там от бессонных слез камень влажнеет. Такую гибель и мне судил демон [7].

К удивлению Клио, к голосу Талии присоединился другой — глубокий и низкий, с легким флорентийским акцентом:

— Не забудь: то богиня, бессмертных дитя, мы же смертные люди и дети людей, а ведь грешен запретной гордынею тот, кто с богами и в жизни равняет себя [8].

Повернув подзорную трубу, Клио увидела появившегося на сцене Марко. Он и Талия стояли рядом в лучах солнца. Золотой день и темная ночь.

— Глумишься ты? Ради богов отчизны нашей! Скоро меня не будет, долго ли ждать вам? [9] — воскликнула Талия.

— Прейдя земной отваги грань, к престолу Правды вековой припала ты теперь, дитя. Отца, знать, искупаешь горе [10].

Клио затаила дыхание. Ей казалось, она смотрит не на Марко и Талию, а на античных греческих героев, ввергнутых в битву, победить в которой им не суждено. Нет, она не сможет защитить сестру, как бы ей того ни хотелось.

Отложив подзорную трубу, Клио соскользнула с камня, на котором сидела, и поспешила к амфитеатру. Подойдя ближе, она увидела Марко и Талию, молча стоявших на краю сцены и смотревших на залитую солнцем долину.

Наверное, ее собственное эмоциональное состояние, любовь к Эдварду обострили чувства Клио, потому что она сразу почувствовала напряжение между Талией и Марко.

— Мне все еще кажется, что вы произнесли это не так, как нужно, — сказала вдруг Талия.

— Напротив, я произнес это так, как нужно! — запротестовал Марко. — Вы хотели, чтобы я вложил в слова больше эмоций, я так и сделал. Итальянцам это не составляет труда.

— На этот раз слишком много эмоций, — настаивала Талия.

— Да хранят меня боги от упрямых английских женщин!

— А меня пусть сохранят богини от мужчин, которые думают, что умеют играть. Марко, я думаю, что… Клио! — воскликнула Талия.

Она бросилась к краю сцены, выронив листок бумаги. Пробежав по узкой тропинке, она обхватили Клио руками, чуть не сбив ее с ног.

— Клио, ты здесь! Ты жива!

Клио засмеялась и похлопала Талию по плечу:

— Разумеется, я жива.

— Я так беспокоилась. — Талия отстранилась, разглядывая сестру. — Ты рано вернулась.

— Я повернула назад, еще не добравшись до Мотии. Слишком много работы здесь, жаль терять время.

Клио взглянула на Марко. Он подошел к краю сцены и с тревогой смотрел на нее.

— Я вижу, вы заняты.

— Марко помогает мне с пьесой, — сказала Талия.

— Только с пьесой?

Талия пожала плечами:

— Еще он работает с папой на вилле. Папа говорит, Марко — настоящий знаток античной архитектуры.

— Что ж, я вижу, что с тех пор, как я уехала, вы все работали не покладая рук.

— Должны же мы были чем-то себя занять. Леди Ривертон перестала давать приемы, потому что герцог Авертон уехал. Говорят, он теперь в Палермо. — Талия внимательно посмотрела на сестру. — Ты знаешь об этом? Я имею в виду, что герцог уехал.

— Я…

Клио открыла было рот, чтобы сказать, что ничего не знает о местопребывании герцога, но лишь покачала головой. Разве она не приняла решение перестать опекать сестру? Перестать обманывать ее и научиться принимать от нее помощь.

— На самом деле да, я знаю, — сказала Клио. Взяв Талию за руку, она повернулась к сцене. — Мне нужно поговорить с тобой и Марко о чем-то важном.

— Не могу в это поверить! — воскликнула Талия.

— Это и правда странная история, — согласилась Клио.

Ее сестра и Марко молча выслушали ее рассказ. Клио поведала им почти все, за исключением интимных подробностей того, что произошло в коттедже. Теперь они засыпали ее вопросами.

— Да нет, Клио, — сказала Талия. — Я не могу поверить в то, что ты просишь моей помощи.

— Почему бы нет? Никто не сможет помочь мне лучше, чем ты.

— Это верно, — согласился Марко. — Она прирожденный драматург и режиссер. Но как герцог заподозрил леди Ривертон?

— А ты подозревал ее, Марко? — спросила Клио. — Не из-за нее ли ты приехал в Санта-Лючию?

Марко пожал плечами:

— Я подумал, что она может что-то знать о серебре. Сокровища не имеют цены, а я слышал, что у леди Ривертон большие долги. Говорят, она приезжала во Флоренцию, но вынуждена была поспешно покинуть ее.

— Может быть, она просто задолжала портному, — мрачно сказала Талия. — Она должна получить по заслугам!

— Так ты сделаешь это? — спросила Клио.

— Конечно. У меня уже есть некоторые идеи, но…

— Но что?

Талия украдкой взглянула на Марко:

— Ничего. Мы должны вернуться домой, Клио, пока совсем не стемнело. Отец удивится, увидев тебя.

— Ты права. Мы должны встретиться здесь завтра, чтобы обсудить наши планы.

Клио смотрела, как Талия собирает разлетевшиеся страницы с текстом пьесы. Ее белое платье и алая шаль трепетали на ветру. Она заметила, что и Марко наблюдает за сестрой.

— Если ты ее обидишь, — прошептала она ему на ухо, — ты пожалеешь об этом.

Марко улыбнулся:

— Дорогая, если речь о твоей сестре, то единственный, о ком тебе следует беспокоиться, — это я.

— Я серьезно, Марко. Талия любит флиртовать, но у нее доброе сердце и она очень ранимая. Она не такая, как ты.

— Почему ты думаешь, что я не способен на глубокие чувства? Я способен разглядеть достоинства человека точно так же, как достоинства этрусской вазы.

Он опустился на колени, помогая Талии собирать листки бумаги.

Клио внимательно смотрела на них. Да, многое изменилось в окружающем ее мире и ее собственном сердце за то короткое время, что она отсутствовала.

Что найдет она дома? Женатого отца? Помолвленную Кори? Клио содрогнулась.

Глава 28

Клио выглянула из окна своей спальни и окинула взглядом красные черепичные крыши и белый шпиль собора Санта-Лючии. Городок окутала темная сицилийская ночь.

Дома ничего не изменилось. Никаких свадеб и помолвок. И все же что-то было не так. В воздухе витало какое-то напряжение, томительное ожидание. Клио не знала, что и когда должно случиться. Может быть, изменился не город, а она сама. Наверное, несколько дней, проведенных с Эдвардом, изменили всю ее жизнь.

Клио вдохнула холодный ночной воздух. Раньше, в ее воровском прошлом, когда ей предстояло идти на дело, она так не нервничала. Может быть, дело в том, что теперь ей будет что терять — у нее есть Эдвард.

Хотя нельзя сказать, что он у нее сеть, подумала Клио. Он же не статуя и не шкатулка из слоновой кости, которые она может спрятать. Он был ее любовником, ее второй половиной, и она хорошо знала, что работа, которую он делал, опасна. Он должен был встретиться лицом к лицу с людьми, готовыми на все, что угодно. Они не позволят ему встать у них на пути.

Теперь она понимала, почему он обманул ее, почему пытался запереть в коттедже. Рисковать собственной жизнью легко, но видеть, как любимый человек срывается с утеса, — совсем другое дело.

Клио еле высидела за ужином, заставляя себя слушать отца, смотреть новые рисунки Кори и притворяться, что все хорошо. Все было как всегда.

Любит ли она Эдварда? Можно ли то, что она к нему испытывает, назвать любовью? Была ли любовь между отцом и матерью? Что испытывают друг к другу Каллиопа и Камерон?

— О, Эдвард, — прошептала она. — Что ты со мной делаешь!

Внезапно краем глаза она уловила движение на улице, Клио выпрямилась и потянулась к столику, на котором лежал ее кинжал. Внутреннее напряжение достигло предела. Она спрятала оружие в складках шелковой юбки и пристальнее всмотрелась в тени деревьев. Вскоре ей удалось разглядеть очертания высокой фигуры в плаще. Вор? Или один из призраков?

— Клио! — послышался тихий, знакомый до боли голос.

Она разжала пальцы, выпустив кинжал из рук, и улыбнулась:

— Что ты там делаешь?

Эдвард подошел ближе к стене и встал прямо под ее окном, снял капюшон:

— Я подумал, что твой отец, наверное, против поздних визитов.

Клио рассмеялась:

— Это верно. Ты ему, кажется, нравишься, но ночной сон для него священен. Оставайся там, я сейчас спущусь.

Клио накинула черную шаль, закрыв голову и плечи, и вышла на лестницу. Дом был погружен в темноту, было тихо, только из-за закрытой двери гостиной доносились мягкие звуки пианино. Талия еще не спала, выплескивая свои скрытые эмоции в бетховенской пьесе.

Клио выскользнула из двери, обошла дом, но Эдварда не увидела. Сад был пуст. Не почудился ли он ей? Клио обернулась, всматриваясь в темноту. Внезапно сильная рука схватила ее за талию и прижала к стене. Готовый сорваться с ее губ крик был заглушен жарким поцелуем Эдварда.

Она вцепилась в его плечи, прижимая к себе. Они сжимали друг друга в объятиях, словно прошел не день с момента их расставания, а по меньшей мере год.

— Я соскучился по тебе, — прошептал он.

— Я тоже скучала по тебе, — ответила Клио. — И по нашему коттеджу. Моя постель без тебя такая большая и холодная…

Он застонал:

— Не напоминай мне… Я тоже скучаю по нашему коттеджу. Мне не следовало бы отпускать тебя.

— Ну да. И пока мы плескались бы в озере, грабителей и след бы простыл. Вот найдем серебро, и можешь похищать меня, сколько хочешь.

— Будь уверена, я напомню тебе об этом предложении, — сказал он, улыбнувшись, — Ты говорила с сестрой?

— Да, все так, как я и предполагала. Она согласна помочь. И Марко тоже. Завтра разошлю приглашения на наш маленький театральный вечер. Придут все, поскольку, по словам Талии, леди Ривертон перестала устраивать приемы.

— Все?

— Эллиоты. Маининг-Смйты. Все приезжие англичане. Будет Роза с семьей. Ну и, разумеется, леди Ривертон со своим верным Фробишером. Мы сделаем этот прием событием сезона. С отличным финалом, конечно.

Эдвард снова поцеловал ее, и Клио застонала, прижимаясь к нему.

— Давай вернемся в коттедж, — сказал он, беря ее за руку. — Прямо сейчас. Спрячемся в постели, пока все не закончится.

Клио рассмеялась и покачала головой:

— Я бы побежала в коттедж, честное слово, Эдвард, но без нас план не сработает. Мы должны завершить то, что начали, — найти серебро.

— О, дорогая, ты так прискорбно рассудительна.

— Я всегда права. Ну или почти всегда.

— Я запомню это. А что потом?

— Когда мы найдем серебро? Я не…

— Ты придешь в коттедж? — Его голос внезапно посерьезнел.

Клио напряглась, но руки не отняла. Она попыталась отшутиться:

— Неужели вы делаете мне предложение, ваша светлость?

— Я прошу тебя выйти за меня замуж.

Клио ожидала услышать многое, но не это.

Она не должна удивляться. Все, что он рассказал ей за последние несколько дней, заставили ее поверить в то, что он изменился. У него свои понятия о чести. Они занимались любовью, она — девушка из хорошей семьи, поэтому совершенно естественно, что он считал себя обязанным жениться на ней.

Глядя на любимое лицо, Клио поняла, что хочет все время быть рядом с этим человеком, но… но она не хотела, чтобы он делал предложение вот так… из чувства долга.

— Из меня получится ужасная герцогиня, — сказала она, стараясь скрыть боль.

— Такая же, как из меня герцог, — ответил он. Взяв Клио за руки, Эдвард посмотрел ей в глаза. — Но я обнаружил, что герцогам многое позволено.

— Вроде плавания голышом?

— Вроде того, что мы с тобой делали.

— Эдвард, я просто… не могу думать об этом сейчас. Мои мысли заняты серебром.

Он кивнул:

— Ничего, я понимаю. Я дам тебе время. Но когда все это закончится, я вернусь и задам тебе тот же вопрос. И если нужно, буду задавать его, пока мы не состаримся и не поседеем.

Он поцеловал ее руки и отпустил:

— Подумай об этом, Клио. Это все, о чем я прошу.

— Хорошо, я подумаю.

Как будто он может думать о чем-то еще! Она еще долго стояла, глядя ему вслед. Шаль сползла, обнажив плечи, но Клио не чувствовала холода. Она слышала только его слова, снова и снова всплывавшие в памяти. Выходи за меня замуж.

Но как она может это сделать? Как перенести счастье, которое она испытала здесь, на древней земле Сицилии, в Англию? Как она справится с массой обязанностей, которые упадут на ее плечи? Эдвард разочаруется в ней, а этого она не вынесет.

Клио покачала головой, прижав руки к вискам.

— Не думай об этом сейчас, — сказала она самой себе. — Думай о той работе, которую тебе предстоит сделать. Только это важно сейчас.

Остальное… может подождать. Если Эдвард не передумает.

— Клио? Это ты тут разговариваешь сама с собой? — раздался голос Талии.

Клио поспешно вытерла мокрые от слез глаза и постаралась улыбнуться.

Талия выглядывала из окна гостиной, все еще одетая в светло-голубое муслиновое платье, в котором была за ужином. На плечи накинута индийская шаль.

— С тобой все хорошо, Клио? — спросила она.

— Конечно, — ответила Клио. Голос ее звучал довольно бодро. — Просто вышла подышать свежим воздухом.

Но Талия, кажется, не поверила. Она выпрыгнула из окна, подобрав юбки, и подошла к Клио. Она ничего не сказала, только встала рядом, но Клио обрадовалась ее присутствию, ее молчаливому сочувствию.

— Почему ты еще не спишь? — спросила Клио.

— Все думаю про наш план. Игра на пианино помогает привести мысли в порядок. Мне показалось, что я услышала голоса, и решила посмотреть.

Клио улыбнулась:

— Как всегда, все делаешь сама? Не догадалась позвать лакея?

— Слуги уже легли. Да и к чему их беспокоить из-за того, что моей сестре вздумалось гулять ночью по саду и разговаривать сама с собой?

— По-моему, мы все ведем себя не так, как должны.

— Неужели?

— Да, особенно с тех пор, как уехала Каллиопа, — Клио помолчала. — Ты, кажется, много времени проводишь с графом?

Талия пожала плечами, стараясь не встречаться глазами с Клио.

— Не так уж и много. Мы встречались несколько раз, и он любезно предложил мне помочь с «Антигоной». Ты уехала, поэтому он вынужден был общаться со мной. Как обычно.

— Талия, — встревожено сказала Клио, — я не уверена, что граф тот человек, который…

— О Клио! — Талия со смехом взмахнула рукой, — Я же не Сьюзан Дарби, я не утрачу последний рассудок при виде привлекательного мужчины. Я знаю, кто такой Марко ди Фабрицци. Он любит флирт и отлично сыграет в нашей пьесе для грабителей, но я не принимаю его всерьез. По всей вероятности, когда мы уедем с Сицилии, я его больше никогда не увижу.

Клио видела, как Марко смотрел, на Талию, и совсем не была уверена, что так и будет. Но она знала, что, если Талия не хочет обсуждать что-то, из нее и слова не вытянешь. Поэтому она просто кивнула.

— Я беспокоюсь о тебе и герцоге Авертоне, — сказала Талия.

— О герцоге? Что ты имеешь в виду?

Но Клио, в отличие от Талии, была никудышной актрисой.

— Я имею в виду, что он пытается отыскать это серебро, не так ли? Ты часто виделась с ним за последнее время, может быть, вы стали друзьями и он что-нибудь рассказал тебе? Или даже попросил помощи?

Клио туже стянула шаль на груди.

— Он знает, как Чейзы относятся к памятникам древности.

— Гм, да. Думаю, он заметил это. Но вы раньше всегда ссорились. И он такой… странный.

Клио не могла с этим поспорить. Эдвард действительно был странным. Такого, как он, Клио еще встречать не приходилось.

— Иногда нужно уметь уступать, — еле слышно сказала она.

— Это замечательно, Клио. Запиши где-нибудь. Кстати, о писательстве. Я должна начать работу над новой пьесой. Она будет готова послезавтра, обещаю, и мы сможем порепетировать.

— Надеюсь, это будет что-то очень страшное.

— Конечно. Гром, молния — все, что нужно. Нашей подруге Лотти это бы понравилось. Не ходи тут всю ночь, — сказала Талия, прежде чем снова забраться в окно. — Холодает.

— Не буду.

Странное чувство охватило ее. Она больше не была одна в работе и не была одинока и опасности. Рядом с ней были Эдвард, Талия и Марко.

Эдвард прятался в тени дерева, наблюдая, как Клио разговаривает с сестрой. Он должен был убедиться, что она войдет домой. Разве не забота о ее безопасности стала теперь для него главной задачей?

Когда он приехал в Санта-Лючию по просьбе Общества любителей древностей, у него была цель — найти уникальный серебряный алтарь и он мог думать только об этом. Но потом появилась Клио, и все изменилось. Она стала его партнером. Партнером по работе и в жизни. Она сказала, что из нее выйдет ужасная герцогиня, но она ошибалась.

Он смотрел, как Клио вслед за сестрой исчезает в доме. Одно за другим погасли два окна.

Только тогда Эдвард покинул свой пост и вернулся к работе, которая ждала его.

Когда он похитил Клио, он хотел только одного — убрать ее с дороги и обеспечить ее безопасность до тех пор, пока все не закончится. Но ему следовало знать, что Клио отличается от всех остальных женщин, которых ему приходилось встречать до сих пор. Она умна, независима и горда. Она не будет сидеть дома, когда идет сражение за то, во что она верит, как и он сам. Вот почему он полюбил ее.

Эдвард вдруг остановился. Он давно любил Клио, но ему понадобилось много времени, чтобы признать это. Он любит ее! Любит все в ней, даже ее упрямство, которое доводит его до сумасшествия. Она была его второй половинкой. Его герцогиней, верит она в это или нет.

У нее нет выбора, она должна выйти за него замуж. Этого требовала его честь после того, что случилось в коттедже. И любовь… Она должна понять это, как понял он.

Они поженятся, когда минует опасность. И он всегда будет заботиться о ней.

Глава 29

Клио выглянула из-за ширмы, наспех возведенной позади сцены амфитеатра, чтобы обеспечить нужные эффекты для их пьесы. Представление еще не началось, но публика уже собиралась и рассаживалась на подушки, разложенные на каменных скамьях. Солнце заходило над долиной, озаряя лучшие наряды — шелковые платья английских дам и черные платья Розы и ее друзей из Санта-Лючии. Гости болтали и смеялись, никто ничего не подозревал.

— Все здесь? — спросила Талия.

Клио оглянулась и улыбнулась сестре. На Талии был странный костюм из марли и белого муслина. Оборванный подол и концы длинных рукавов были окрашены в бледно-серебристый цвет. Когда на него попадет свет лампы, он вспыхнет, словно потусторонняя иллюминация. Талия еще не надела свой головной убор, и золотые полосы свободно падали на плечи.

Она кажется совершенно спокойной, подумала Клио. Талия выглядела даже спокойнее обычного. Клио же вся извелась. Все было приготовлено наспех, и она не была уверена, что все пойдет так, как нужно. Что тогда станет с сокровищем и со всеми ними? И что, что она ответит на предложение Эдварда? Это было самое страшное.

— Нет, не все еще собрались, — ответила она Талии, — нигде не видно леди Ривертон и мистера Фробишера.

Клио прильнула к отверстию в ширме и увидела, что Джакомо тоже нет. Было несколько человек из города, которые, как слышала Клио, тоже были замешаны в расхищении могил, но их специализацией была керамика. Роза сидела с Паоло, рядом с ними теснились дочери и внуки, а также несколько друзей. Дети прыгали по каменным ступеням, выводя из себя англичан. Сэр Уолтер сидел рядом с Кори и леди Рашворт в первом ряду, где Клио могла за ними наблюдать.

— Не волнуйся, у нас еще есть время до занавеса. Я уверена, они явятся в последний момент, — сказала Талия. — Лучше подойди и помоги мне закончить.

— Конечно.

Талия установила в углу небольшое зеркало и столик. Сейчас он был завален щетками, шпильками и коробочками с театральным макияжем. Клио понятия не имела, зачем сестре все эти баночки и бутылочки.

— Вот, держи. — Талия протянула Клио баночку с белым порошком, напоминавшим мел, и кисточку. — Нанеси мне на лоб и щеки. Это придаст мне восхитительную бледность, и я буду выглядеть вполне мертвой.

Клио содрогнулась, просыпав немного порошка на столик:

— Не говори так, Талия.

— А ты не будь такой суеверной.

— Что ж, будем надеяться, что мне удастся напугать этих грабителей. Никто не захочет рассердить призрака.

Талия повернулась лицом к угасающему солнцу и сидела не двигаясь, пока Клио раскрашивала ее лицо.

— А что это за порошок? — спросила Клио. — Выглядит отлично.

— Правда? Я слышала, миссис Томсон из Ковент-Гарден пользуется им, когда играет привидение. У меня еще есть бальзам для губ. — Талия взяла крошечную бутылочку и нанесла на губы немного бальзама серого цвета. — Как я выгляжу?

— Ужасно, — искренне ответила Клио.

Ей хотелось смыть с красивого лица сестры краску, чтобы снова оживить ее, но Талия уже встала и принялась надевать головной убор.

— Не волнуйся, Клио, — сказала она, — все идет хорошо. Ты не пожалеешь, что попросила меня о помощи.

— Конечно, не пожалею. Если кто-нибудь и может добиться правды от леди Ривертон, то только ты. Просто пообещай, что будешь осторожна.

— Разумеется, она будет осторожной, — вмешался Марко. — Она ведь будет со мной, не так ли?

Он только что вышел из своей «гримерной», расположившейся за другой ширмой. На нем был костюм крестьянина-пастуха, в руках он держал «проклятую вещь», которую его персонаж похитил из гробницы, — поддельную этрусскую вазу с огромными буквами «Это принадлежит богам».

Талия закатила глаза, но Клио увидела на ее посеревших от бальзама губах тень улыбки.

— Я и сама могу позаботиться о себе, спасибо.

Клио показалось, что Марко сейчас начнет спорить. В действительности каждый раз, когда Клио видела их вместе, они ссорились. И кажется, находили в этом странное удовольствие. Но сейчас для этого не было времени. Клио подняла руку и сказала:

— Идите и повторяйте свои роли, оба. Уже почти стемнело.

Она снова прильнула к ширме. Амфитеатр был полон, такого не было с античных времен. Джакомо сидел рядом со своей семьей, нервно ерзая на подушке, Рональд Фробишер тоже пришел, он беседовал с друзьями. Однако леди Ривертон нигде не было.

Клио окинула взглядом публику. Слуги зажигали факелы, установленные вдоль каменных ступеней. Мягкое сияние озарило смеющиеся лица, сверкающие драгоценности.

В верхнем ряду, в полутьме Клио заметила Эдварда. Он тоже изучал толпу.

Ободренная его присутствием, Клио повернулась к Марко и Талии.

— Думаю, пора, — сказала она. — Если протянем еще, публика начнет нервничать.

— И может быть, даже забросает нас гнилыми фруктами, — сказала Талия. — Это испортит вдохновение.

Клио в очередной раз разгладила юбку своего янтарно-желтого платья и вышла на сцену. Когда она подняла руку, в амфитеатре воцарилась тишина.

— Добрый вечер и спасибо, что пришли сюда, — громко сказала она.

Присутствие Эдварда придало ей сил. Скоро все это закончится, и они узнают правду.

— Как вы знаете, моя сестра, мисс Талия Чейз, — очень талантливая актриса-любительница. Но вы, наверное, не знаете, что она еще и пишет пьесы. До сих пор нам не удавалось уговорить ее вынести свои творения на суд зрителей, но это чудесное место так вдохновило ее, что сегодня вы увидите небольшую сцену из новой пьесы.

Клио встала ближе к свету.

— История, которую расскажет и покажет вам сегодня моя сестра, основана на услышанных ею легендах о жестоком прошлом этой земли и о спрятанных сокровищах. Давным-давно это греческое поселение захватили римляне. Они поработили жителей этого поселений. Процветающий город с рыночной площадью, купальнями, театрами и прекрасными виллами превратился в руины. Но некоторым удалось бежать. Они оставили здесь ценные вещи, спрятанные от дурных людей.

Клио спряталась за ширму, а место на сцене занял Марко. Он начал рассказывать историю о пастухе, который обнаруживает за стенами полуразрушенного греческого дома вазу и решает похитить ее. Талия ожидала своего выхода за кулисами и представляла собой поистине ужасающее зрелище.

Клио продолжала следить за публикой. Кажется, Джакомо еще больше нервничает, а Фробишер выглядит виноватым. И где же леди Ривертон?

Но действие уже стало разворачиваться, и беспокоиться не было времени.

Когда Талия неслышно выплыла на сцену за спиной Марко и воздела руки, Клио потянулась за своим костюмом. Он был сделан из марли и муслина, как и костюм Талии, и имел большой капюшон. Одевшись, Клио проскользнула через отверстие в задней стене амфитеатра и бросилась бежать по склону к главному входу в агору. Отсюда она могла наблюдать за происходящим через подзорную трубу.

На сцене Талия с энтузиазмом проклинала Марко за то, что он взял вещь, принадлежащую богам, — вазу, которая давным-давно была спрятана в доме и окружена кольцом проклятий. Жуткие вопли Марко звучали очень убедительно.

Интересно, подумала Клио, не колет ли его Талия незаметно булавкой для усиления эффекта. Публика наблюдала за происходящим на сцене, расширив глаза и открыв рты. Некоторые нервно хихикали. Фробишер оглянулся через плечо, в руках он судорожно сжимал носовой платок.

К своему удивлению, Клио поняла, что она наслаждается происходящим. Ее так увлекла сцена мучений Марко, что она чуть не пропустила то, что ждала. Джакомо выскользнул из амфитеатра, нервно озираясь по сторонам. Его лицо блестело от пота в свете луны. Он побежал к руинам театра, и Клио последовала за ним, радуясь, что ступать приходится по траве, а не каменной мостовой. И еще страх, обуявший Джакомо, означал, что он чувствует свою вину. Клио взобралась на огромный камень, лежавший на его пути, и воздела руки. Ветерок раздувал рукава ее платья.

— Стой, вор! — крикнула она. — Ты украл то, что принадлежит богам.

Испуганный ее криками: и сбитый с толку, Джакомо застыл на месте, и Эдвард напал на него сзади. Все прошло как нельзя лучше. Клио с удовлетворением наблюдала, как Эдвард, крепко держа сопротивлявшегося Джакомо, поставил его на ноги.

Она спряталась за камень и стала ждать появления остальных. С собой она на всякий случай прихватила кинжал.

— Очень невежливо покидать театр до того, как опустится занавес, — сказал Эдвард, и Клио, выглянув из-за камня, увидела, что Эдвард крепко держит яростно извивавшегося Джакомо.

— Куда ты направлялся? Может быть, пьеса мисс Талии тебе не понравилась? Напомнила о темных делишках?

Джакомо пробормотал что-то на итальянском. Клио не поняла смысл фразы, уловила только несколько слов; что-то о предупреждении и о том, что он «сказал им», будто бы то место небезопасно.

Прекрасно. Может быть, это послужит ему уроком и заставит бросить черное ремесло расхитителя могил. Но пока что им нужно найти серебро и при этом не пострадать.

— Я знаю, ты нашел часть серебряной утвари, — сказал Эдвард тоже на итальянском. — Ты нашел остальное? Где оно?

— Алтарь? Да, мы нашли его.

— И продали? — прорычал Эдвард. Клио не завидовала Джакомо. — Незаконно?

— Я не должен был делать этого! Я знаю о проклятии. Моя мать предупреждала меня…

— Но деньги заставили тебя забыть о древних богах?

— Там говорится, что это принадлежит богам, и я должен быть послушаться! Как граф.

— Граф ди Фабридци? Он в этом замешан?

Клио замерла в ожидании ответа.

— Нет, нет, — запричитал Джакомо.

— Тогда кто тебе платил? Кто твой английский покупатель? Фробишер?

— Да. Он первый до нас добрался. Но деньги шли не от него. Он наемник, как и мы. Он говорит, что это не так, что мы знаем правду.

— Леди Ривертон, — медленно сказал Эдвард. — Это она наняла тебя и Фробишера, как мы и предполагали.

Не успел Джакомо ответить, как Клио заметила выбежавшего из театра Рональда Фробишера. Пьеса еще не закончилась, и Клио слышала эхо голоса Талии. Но Фробишер побежал по тропе, ведущей в Санта-Лючию.

Клио стянула костюм и затолкала его под камень, потом выскочила из укрытия и схватила Эдварда за руку:

— Это он, нам пора!

Эдвард коротко кивнул и выпустил Джакомо, который тут же повалился на землю и закрыл лицо руками.

— Стыд тебе и позор, Джакомо! — крикнула Клио, убегая. — Что бы сказали твои родители?

— Интересно, что сказал бы твой отец, дорогая, если бы увидел тебя сейчас? — сказал Эдвард.

— Ночью и с мужчиной? Он бы сказал, что мы должны спасти сокровище. Это же Уолтер Чейз. А теперь поторопись.

Они бежали по тропинке, стараясь не терять Рональда Фробишера из виду, но он поразительно быстро удалялся от них. Легкие Клио пылали, ноги ломило, но она не снижала темпа. Вскоре они с Эдвардом вбежали в Санта-Лючию.

В городе было тихо, почти все были на представлении в древнем театре. Вечерний бриз гнал по площади клубы пыли, обрывки бумаги и листья. Фробишера нигде не было видно.

— Неужели мы упустили его? — в отчаянии воскликнула Клио.

— Думаю, мы можем догадаться, куда он побежал.

— В дом леди Ривертон?

— А куда же еще?

Сжав руку Клио, он повел ее по улице к палаццо.

— Ну что, дорогая, не нанести ли нам визит леди Ривертон? Я знаю, сейчас неурочный час, но…

— Мне кажется, мы не будем нежданными гостями.

— Нам нужен вход для слуг, — сказал Эдвард. — Эти двери обычно не запирают, а люди вроде леди Ривертон даже не задумываются об этом.

Через несколько мгновений они обнаружили черный ход. Клио осторожно толкнула дверь и вошла. Здесь было тихо, как во всем доме, каменные полы источали холод, в кухонной печи не горел огонь. Рука об руку Эдвард и Клио поднялись по лестнице и вступили в царство леди Ривертон.

Они помедлили, прислушиваясь и пытаясь понять, куда мог улизнуть Фробишер, и вскоре до их слуха донесся приглушенный грохот. Пробежав по коридору, Эдвард и Клио влетели в большую гостиную.

Сейчас эта комната ничем не напоминала ту роскошную гостиную, в которой Клио, потягивая чай, аплодировала Талии, декламировавшей «Антигону». На каминной полке горел только один канделябр, высокий потолок и углы комнаты тонули во мраке. Скоро глаза Клио привыкли к полумраку, и она увидела Рональда Фробишера. Он стоял у стола, крышка которого была: сорвана с петель и отброшена в сторону. Большое, обитое бархатом кресло, в котором леди Ривертон обычно восседала во время своих приемов, валялось на полу, сиденье было вспорото, и, без сомнения, тем самым острым кинжалом, который Фробишер крепко сжимал в руке.

Он повернулся к вошедшим, выставив нож.

— Не подходите! — закричал он.

Холеный и изнеженный джентльмен исчез, теперь все его тело сотрясали ярость и отчаяние.

Клио впервые подумала, что, может быть, и вправду среди его предков есть елизаветинский пират. Она медленно опустила руку, готовая выхватить кинжал, но Эдвард сжал ее запястье и заслонил собой.

— Мы только хотим найти леди Ривертон, — медленно и мягко сказал Эдвард. — Нам известно, что именно она стоит за всем этим.

Фробишер горько рассмеялся:

— Я и сам бы хотел поговорить с ней, но ее тут нет, она исчезла.

— Ушла? — спросила Клио. — Куда? В театр?

— Она отправила меня смотреть вашу идиотскую пьесу, сказала, что мы встретимся там. А сама забрала все свои драгоценности и несколько дурацких шляпок. Сейчас она уже, наверное, далеко. Ведьма! Говорила, что мы партнеры, обещала мне…

— Обещала вам что? — спросила Клио, выглядывая из-за широкого плеча Эдварда.

На мгновение Фробишер, казалось, потерял дар речи. Потом покачал головой и сказал:

— Лучше расскажу вам все как есть. Она сбежала, и отвечать за все придется мне. Она сказала, что мы возьмем серебро и уедем вместе в Неаполь или Рим. Говорила, что у нас будет куча денег. «Помоги мне, Рональд, — сказала она, — ты — мой единственный друг». А я, дурак, поверил ей.

Фробишер пнул стол, превратив в щепки одну из резных деревянных ножек. Клио едва не сделала то же самое, так она была разочарована. Почему она не подумала о том, что леди Ривертон проще удается сбежать, когда внимание всех будет отвлечено пьесой Талии? Нужно было поставить кого-нибудь наблюдать за ее домом круглые сутки.

— Она сбежала и оставила мне только это, — прорычал Фробишер.

Он держал маленькую серебряную чашу — почти копию той, что находилась у Эдварда, но более изящно украшенную.

— Она забрала все остальное: курильницу, другие чаши… Ведьма! Гореть ей в аду…

Клио в ужасе смотрела, как он поднял чашу над головой, намереваясь швырнуть ее на мраморный пол. Она крикнула что-то, выскочила из-за спины Эдварда и бросилась к Фробишеру, пытаясь спасти драгоценную чашу. Ей удалось вырвать чашу у Фробишера из рук и прижать его к стене. Он поднял руку с зажатым в ней кинжалом и ударил Клио в плечо. Она опустилась на пол, сжимая в онемевшей руке чашу. Боль затопила все тело. Клио посмотрела на свой порванный рукав и увидела на плече кровь. Она уже не слышала, как закричал Эдвард и застучали по мраморному полу шаги обратившегося в бегство Фробишера.

Клио почувствовала прикосновение сильных рук Эдварда, он помог ей сесть.

— Клио, — воскликнул он, и его голос был полон страха.

Странно, Клио не думала, что Эдвард может чего-то испугаться.

— Клио, дорогая, только не теряй сознание. Останься со мной.

— Он попал в вену? Я истеку кровью? — пробормотала она.

Клио чувствовала, как теплая кровь струится по ее руке. Голова кружилась, и перед глазами все расплывалось.

— Ни за что, — ответил Эдвард.

Она услышала треск рвущейся материи, и скоро он уже туго бинтовал ей плечо, используя в качестве перевязочного материала свою рубашку.

— Я не позволю тебе умереть.

— Меня никогда раньше не ранили…

— Тебе повезло, учитывая то, с какой готовностью ты бросаешься на вооруженного человека. Что заставило тебя сделать это?

— Я боялась, что он повредит чашу. Это все, что у нас есть и что может помочь найти остальное. Клио взглянула на чашу, лежащую у нее на коленях. — Но он сбежал! Что, если он знает, где находится леди Ривертон и остальные сокровища?

— Далеко он не уйдет, не беспокойся.

Эдвард нежно привлек ее к себе и баюкал, пока боль не стихла. Теперь Клио чувствовала только усталость.

— Нужно отнести тебя домой, там за тобой будет уход.

— И где ты сможешь запереть меня, чтобы я не причинила проблем.

Эдвард рассмеялся и поцеловал ее в макушку:

— Дорогая, я не думаю, что в мире найдется хотя бы один достаточно крепкий замок, способный удержать тебя на месте.

— Но серебро пропало!

— Клио. — Эдвард отстранился и теперь внимательно смотрел ей в глаза. В этот момент существовали только он и она. — Разве ты не знаешь? Я бы никогда — слышишь, никогда! — не оставил тебя истекать кровью, чтобы пуститься в погоню за преступником, даже если бы он похитил несметные сокровища. Я никогда не оставлю тебя.

Клио прижалась к его груди, ее переполняло счастье. Она не должна была чувствовать себя такой счастливой, ведь Фробишер и леди Ривертон сбежали, серебро исчезло. Она была ранена и лежала на холодном мраморном полу. Но она была абсолютно, совершенно счастлива.

Эдвард никогда не оставит ее, и сейчас это было все, что ей было нужно.

Глава 30

Клио и Талия сидели на террасе, пили чай и наслаждались солнечным днем. Одна рука Клио по-прежнему была на перевязи. Она посмотрела на сад, на свежую молодую листву. Скоро наступит лето, дни станут длиннее, палящие лучи солнца сожгут листву и траву. Но семейства Чейз здесь уже не будет.

— Наша работа здесь почти закончена, — сказала Клио, — даже отец так считает.

За завтраком сэр Уолтер, ужаснувшись от услышанного, решил, что следующим летом они все поедут в Женеву.

— Там мы сможем покататься на лодке по озеру и заняться альпинизмом.

— Альпинизмом! — Талия скорчила гримаску. — Тебе хорошо, ты-то у нас наполовину горная коза, а мне что делать?

— Ты можешь написать новую пьесу. Про разгневанных богов и похищенные сокровища.

— И про храбрых героинь, победивших злодеев?

Талия осторожно коснулась перевязи, на которой висела рука Клио.

Клио рассмеялась:

— Твоя героиня должна быть очень смелой, чтобы не падать в обморок от малейшей царапины. Пусть она будет действительно ранена.

— Ну, царапиной это назвать никак нельзя! Кровотечение могло бы стоить тебе жизни, если бы не герцог.

Клио отхлебнула чай, вспоминая прошлую ночь. Эдвард тогда разорвал свою рубашку, чтобы перевязать ей руку, и отнес домой. Я никогда не оставлю тебя, сказал он, и Клио поверила ему.

— В твоей истории будет герой? — спросила она.

— Конечно. И любовь. В каждой пьесе должно быть что-то про любовь. Страсть и верность, превосходящие все на свете, даже смерть, — сказала Талия.

Клио улыбнулась, глядя в голубые глаза сестры:

— Как насчет переодетого итальянского графа?

— Или английского дворянина с тайной миссией! Разумеется, он любил героиню долгие годы…

— Но она, глупая, не замечала этого.

— И поняла только тогда, когда он поставил под удар свою миссию, чтобы спасти ей жизнь, потому что любовь — важнее всего.

— Я смотрю, у тебя есть все задатки романистки.

— Тут нет ничего трудного, в романе должно быть всего понемногу: любовь, опасность, жертвы и прочее.

— Я бы, пожалуй, добавила еще цыган, которые крадут проклятую вещь. Во всех хороших романах и пьесах есть что-нибудь про цыган.

— Да, правда, я что-то не припоминаю цыган в «Антигоне».

— Это единственное исключение.

Тадия достала блокнот и принялась что-то строчить. Клио откинулась на спинку кресла. Роза внесла свежий чай и блюдо с кексами. Она ничего не сказала, даже не взглянула на Клио, но заботливо поправила одеяло на ее коленях, прежде чем собрать грязную посуду.

— Как Джакомо, Роза? — тихо спросила Клио.

— Хорошо, синьорина. Иногда страдает от ночных кошмаров.

— Надеюсь, с этим можно что-то сделать?

— Мы долго пытались убедить Джакомо заняться торговлей, и вот наконец он согласился.

— Я уверена, там ему будет хорошо.

— Не сидите здесь слишком долго, синьорина. Вам нужен отдых, — сказала Роза и поспешила обратно в дом.

Клио оглядела сад. Что ж, по крайней мере, хоть кто-то начнет новую жизнь. Талия опустила блокнот на колени:

— Не знаю, что бы такого придумать в конце…

— Вряд ли публике понравится, если история будет заканчиваться словами «кто знает, что случится».

— Да уж, актеров забросают гнилыми фруктами.

Да… а в реальной жизни у них всего две маленькие чаши. Остальное у леди Ривертон, сбежавшей в неизвестном направлении.

— А как насчет любви? Все закончится хорошо?

— Зависит от многого. Например, от того, что я пишу — комедию или трагедию. Кстати, я вспомнила… — Талия достала из блокнота сложенный конверт. — Это пришло сегодня утром, от Марко. Я так волновалась за тебя, что совсем позабыла об этом письме.

— Что в нем? — спросила Клио. — Он признается тебе в любви?

— Не будь дурочкой, — ответила Талия, протягивая конверт сестре. — Между нами никогда не было любви, одни только перебранки. Помнишь? Он пишет, что уезжает в Пизу, отправляется на поиски леди Ривертон. Он навестил мистера Фробишера в тюрьме и узнал, что леди Ривертон собиралась в Пизу. Почему именно Пиза? Я бы на ее месте отправилась в Россию. Или в Индию. Словом, куда-нибудь подальше.

— Я думаю, что рано или поздно леди Ривертон окажется в Англии и Марко, преследуя ее, приедет туда же.

Клио ощутила острое разочарование. Она даже не могла отправиться на поиски сокровищ и вынуждена сидеть дома, в то время как серебро удаляется в неизвестном направлении.

Но потом она взглянула на Талию и подумала о Кори и об отце, о Каллиопе и Камероне, о своих младших сестрах, оставшихся в Лондоне. Обо всех, кого она любила. Эдвард позволил Фробишеру сбежать, а сам остался с ней, сказал, что она дам него важнее любого сокровища. Она не могла бы поступить иначе. Ее семья нуждалась в ней, как она сама нуждалась в родных. Она останется с ними, и пусть Марко отправляется в погоню один.

Пока.

Но не собирается ли и Эдвард отправиться за сокровищем? Не потеряет ли она его?

— В Швейцарии тоже много интересного, — сказала Талия. — Я уверена, что там нас тоже ждут приключения.

Клио улыбнулась ей, но в сердце поселилась боль. Пора было начинать новую главу, хотя Клио пока не знала как. Так много всего случилось в Санта-Лючии, многое изменилось, и прежде всего она сама…

— Синьорина Клио, — сказал лакей, подходя к ней, — для вас посылка.

— Письмо и посылка — и все в один день? — рассмеялась Клио. — Мы пользуемся популярностью. Спасибо, вы можете принести ее сюда:

— Прошу прощения, синьорина, но она слишком велика, боюсь, не пройдет в дверь.

— Слишком велика?

Откинув плед и сбросив шаль, Клио поспешила в дом, за ней следовала Талия.

В холле стояла массивная бесформенная фигура, вокруг нее столпились слуги.

— Это явно не бриллиант, — промурлыкала Талия. — И даже не жемчуг. Если только это не самый большой бриллиант в мире.

Вооружившись взятым на кухне ножом, Клио перерезала веревки, стягивавшие полотно, в которую была обернута посылка. Покровы упали, и их взгляду явилось чудо.

Артемида. Алебастровая Богиня.

Клио осторожно коснулась ее высеченных в камне локонов. Артемида была холодна и совершенна.

— Это же Алебастровая Богиня, — выдохнула Талия. — Он прислал ее тебе, Клио.

Он прислал ей Алебастровую Богиню? Это самый совершенный из возможных подарков. Или это знак прощания?

— А была какая-нибудь записка или письмо? — спросила Клио лакея.

Он покачал головой:

— Только статуя, синьорина.

Клио рванулась к двери, едва заметив вспыхнувшую в плече боль и не слыша несущиеся ей вслед крики Талии. Она выбежала на улицу, не обращая внимания на испуганные взгляды людей, и не останавливалась, пока не добралась до цели. Палаццо Эдварда…

Клио остановилась у распахнутых ворот едва дыша, но не от того, что она бежала через весь город, а от того, что увидела перед собой. Слуги выносили из дома сундуки и чемоданы, окна были распахнуты, и ветерок колыхал тяжелые занавеси.

Он в самом деле уезжает, с ужасом поняла Клио. Уезжает и прислал ей Артемиду в знак прощания.

Внезапно ее захлестнула злость. Нет, она не позволит ему! Как он может уехать после всего, что они пережили вместе! Она не может его потерять. Она любит Эдварда, и даже если из нее выйдет плохая герцогиня — не важно, важно, что она будет его герцогиней. Это единственное, что имело значение.

Клио пробежала через ворота и спросила первого попавшегося слугу:

— Герцог! Где он?

— В своей комнате, синьорина, но я не…

Клио проскользнула мимо него. Она хорошо знала, где расположена комната Эдварда, и не останавливалась, пока не достигла ее.

Эдвард сидел за столом и писал. Все предметы искусства, пострадавшие минувшей ночью, были ухе упакованы. Осталась только шкатулка на туалетном столике. Та, в которой лежала серебряная чаша и клочок ее костюма Медузы.

Эдвард даже не поднял голову, только улыбнулся, словно ждал ее прихода.

— Ты прекрасно выглядишь сегодня, Клио, — сказал он.

— Благодаря тебе. Ты спас меня там, в гостиной леди Ривертон.

— Ты попала в опасную ситуацию по моей вине.

— Нет, это я виновата. Я же сама предложила помощь.

Эдвард наконец взглянул на Клио:

— Знаешь, из всего этого я извлек один ценный урок.

— Всего один?

— Нет, конечно, просто этот — самый ценный. Ты никогда не будешь сидеть дома, тебя не заставить держаться в стороне от опасности. Если ты веришь в то, что делаешь, то пройдешь и огонь и воду. Я не могу помешать тебе и не могу защитить, даже если похищу.

Клио сдавленно рассмеялась:

— И тебе понадобилось столько времени, чтобы это понять?

— Да. И еще я знаю, что если заставить тебя сидеть у камина с вышивкой, это будешь не ты, не Клио.

— Ты… ты любишь меня? — прошептала она.

— Ты же знаешь, что люблю. Я люблю все в тебе, даже твое ослиное упрямство. Думаю, нам надо пожениться.

— С чего бы это?

— С того, что если мы опять влезем в какие-нибудь неприятности — а зная нас, можно с уверенностью утверждать, что так и случится рано или поздно, — мы сможем поддержать друг друга. И еще потому, что я не представляю себе жизни без тебя. Я уже спрашивал тебя, Клио, и спрашиваю еще раз. Ты выйдешь за меня?

— Да! — воскликнула Клио и бросилась к нему на колени, целуя его снова и снова. — Да, выйду. И стану самой лучшей герцогиней. Когда же свадьба?

— Как только я все устрою, дорогая. Я говорил, что в герцогском титуле есть свои преимущества. Свадьба состоится быстро, чтобы ты не успела удрать от меня.

— Или чтобы ты не успел удрать от меня! Разве не это ты собирался сделать? И еще ты послал мне Алебастровую Богиню…

— Я переезжаю. В этом дворце стало как-то мрачновато. Что до Алебастровой Богини, можешь рассматривать это как свадебный подарок. Несколько ироничный, правда, учитывая, как решительно, она защищала свою девственность. А я и впрямь скоро уезжаю, чтобы помочь твоему другу Марко найти леди Ривертон и серебро.

— Еще одно приключение?

— Теперь только вместе с тобой, Клио. Мы всегда будем вместе.

— Я напомню тебе об этом обещании, — сказала она, целуя его. — Всегда и везде вместе.

— О, моя дорогая, — рассмеялся Эдвард. — Когда мы вместе, мир сходит с ума.

Примечания

1

Софокл. Антигона (пер. Ф.Ф. Зелинского). (Здесь и далее примеч. пер.)

(обратно)

2

Гомер. Гимн к Деметре (пер. В.В. Вересаева).

(обратно)

3

Сиддонс Сара (1755–1831) — известная английская актриса.

(обратно)

4

Софокл. Антигона (пер. Ф.Ф. Зелинского).

(обратно)

5

Кто это? (ит.)

(обратно)

6

Шекспир У. Как вам эго понравится (пер. П. Вейнберга).

(обратно)

7

Софокл. Антигона (пер. Ф.Ф. Зелинского).

(обратно)

8

Софокл. Антигона (пер. Ф.Ф. Зелинского).

(обратно)

9

Там же.

(обратно)

10

Там же.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • *** Примечания ***