КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420151 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200542
Пользователей - 95488

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: На Пороге Дома (Фэнтези)

написана в 2014 году, значит пятой книги не будет, жаль.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Три недели в Париже (fb2)

- Три недели в Париже (и.с. Избранные романы) 482 Кб, 108с. (скачать fb2) - Барбара Тейлор Брэдфорд

Настройки текста:



Барбара Тэйлор Брэдфорд Три недели в Париже


Пролог

Мужчина, шагавший по рю Жакоб, поежился и поднял воротник пальто. Стоял холодный февральский день, Париж содрогался под порывами ледяного ветра, примчавшегося из русских степей.

Заметив такси, мужчина сделал знак рукой, а когда машина остановилась, быстро залез внутрь и попросил водителя отвезти его на почту. Там он извлек из пакета семьдесят один конверт с марками, опустил их в почтовый ящик и вернулся в такси.

Назвав водителю адрес офиса «Федерал экспресс», он откинулся на сиденье и стал глядеть в окно. Он был счастлив вернуться в Город света, хотя и продрог до костей.

В отделении «Федерал экспресс» он заполнил необходимые бланки и передал их клерку вместе с четырьмя белыми конвертами, чтобы их за двадцать четыре часа доставили в четыре разных города в разных уголках земли.

Ему и в голову не приходило, что его действия решительно и бесповоротно изменят жизнь нескольких человек.

Глава 1

Александра Гордон обожала сумерки, тот час до наступления темноты, когда краски приглушены, а очертания предметов стерты. Еще маленькой девочкой она ждала конца дня, тех минут, что предшествуют ужину. Когда она возвращалась домой из школы со своим братом Тимом, ей всегда казалось, что впереди ее ожидает что-то новое.

Александра отошла от стола и выглянула в окно. Из ее пентхауса в центре города открывался вид на Манхэттен. Небо поражало великолепием: сливовый и лиловый тона смягчались дымчато-серым с просветами розового. Размытые силуэты башен и шпилей огромного города темнели на его фоне.

Александра улыбнулась. Перед ее глазами встали картины детства. Годы, проведенные в этом городе, в Северном Ист-Сайде… беззаботные годы, наполненные любовью. Ее мать тогда, как и теперь, работала, но Александра с Тимом никогда не ощущали недостатка внимания ни со стороны матери, ни со стороны отца. Однако характер Александры сформировался скорее под влиянием матери, и именно ей она была обязана своими лучшими чертами.

Она очнулась от раздумий и подошла к столу, где лежало только что законченное панно — последнее из шести в серии, изображавшей зимний загородный пейзаж. Ей удалось ухватить самую суть зимнего вечера в лесу. Она взяла панно и отнесла в другой конец мастерской, где стояли в ряд остальные пять. Вглядываясь в наконец-то завершенную серию, она представила ее на сцене в виде огромных декораций, которые изготовят по ее эскизам. Она добилась именно того эффекта, о котором говорил режиссер.

— Я хочу, чтобы от них веяло холодом, — сказал Тони Верити во время их первой рабочей встречи. — Хочу ощутить ледяной холод ночи. Глядя на твои картины, мне должно захотеться побыстрее оказаться дома у горящего камина.

Мысли Александры прервал пронзительный звонок. Она подошла к домофону:

— Алло?

— Это Джек. Можно мне подняться?

— Да, конечно. — Она нажала кнопку, чтобы открыть подъезд, потом спустилась на один этаж — встретить Джека.

Через несколько секунд перед ней стоял Джек Уилтон. Он был в черном пальто с капюшоном, на его тонком умном лице сияла улыбка.

— Извини, что помешал твоей работе, но мы с Билли Томкинсом были совсем рядом, в галерее Кромера. Мне показалось глупым ехать домой, а после возвращаться сюда. Я посижу в уголке и посмотрю Си-эн-эн, пока ты не закончишь.

— Я уже закончила. Дорисовала последнее панно.

— Вот здорово! Прими мои поздравления!

Войдя в прихожую, Джек притянул Александру к себе и захлопнул дверь ногой. Он крепко ее обнял, и, когда его губы коснулись ее щеки, она вздрогнула. Александра была поражена. Вероятно, то же почувствовал и Джек. Он отстранился, посмотрел на нее, а потом поцеловал — настойчиво, страстно. Через секунду он шепнул ей на ухо:

— Пойдем в постель.

Она заглянула в его ясные серые глаза, которые теперь немного затуманились.

— Не говори глупости.

— Глупости? В том, чтобы лечь в постель, нет ничего глупого. По-моему, это очень умно.

Джек обнял ее и повел в спальню. Посередине комнаты он взял ее за плечи и повернул лицом к себе:

— Ты вдруг куда-то пропала.

Александра молча смотрела на него. Он взял ее за подбородок и нежно поцеловал в губы.

— А вот теперь мне кажется, что ты вернулась.

— Верно.

— Я рад.

— Я тоже, — ответила она.

— И где же ты пропадала?

— Наверно, свалилась в глубокий колодец своей работы.

Джек кивнул, прекрасно понимая, о чем речь. Он тоже был художником, и с ним случалось то же самое. Но он истосковался по ней, и ее отстраненность только раздразнила его.

Держа Александру в объятиях, он прошептал:

— Ты ведь не уйдешь от меня снова, правда?

Она улыбнулась:

— Ты самый лучший, Джек, самый лучший… Особенный… в самом деле.

Он смотрел на нее в тусклом свете исчезающего дня, стараясь понять, не подсмеивается ли она над ним. Но в ее светло-зеленых глазах сквозило неподдельное чувство, и он нежно предложил:

— Давай внесем определенность в наши отношения.

Она широко открыла глаза, которые он так любил.

— Джек… Даже не знаю, что тебе сказать.

— Скажи «да».

— Хорошо. Да.

— Я имею в виду брак, — пробормотал он.

— Я понимаю.

— Понимаешь? Так ты выйдешь за меня замуж?

— Да, выйду.

На его худощавом лице появилась теплая улыбка.

— Я рад. В самом деле, чертовски рад, Лекси, что ты будешь моей. Господи, это просто замечательно! И у нас будет ребенок или даже два, верно?

Она рассмеялась. Приятно было видеть его бурную радость.

— Конечно.

Они оба были молоды, их переполняли веселье и радость жизни. Но вдруг лицо Джека посерьезнело.

— Ты ведь не передумаешь, Лекси?

— Конечно, нет, дурачок. — Она легонько коснулась его щеки и соблазнительно улыбнулась. — Тогда начнем? Я имею в виду детей.

— Попробуем… — ответил он, но тут зазвонил домофон.

Александра побежала в прихожую.

— Алло?

— Служба «Федерал экспресс». Вам пакет, мисс Гордон.

— Спасибо. Поднимайтесь на четырнадцатый этаж.


Обратный адрес на конверте был отпечатан так бледно, что Александра не смогла прочесть имени отправителя. «Париж, Франция» — вот и все, что ей удалось разобрать.

Она стояла, держа конверт в руках, нахмурив брови. И вдруг ее сердце тревожно забилось.

— От кого письмо? — раздался с порога спальни голос Джека. — У тебя озадаченный вид.

— Не могу разобрать имени. Наверно, лучше его распечатать, — ответила она, выдавив из себя смешок.

— Удачная мысль, — кисло согласился Джек.

Кинув на него быстрый взгляд, она заметила гримасу неудовольствия. Чтобы не расстраивать Джека, она воскликнула:

— О, это может подождать! — Бросив конверт на столик в прихожей, она прибавила: — Пошли в постель.

— Не-е, момент ушел, милашка. Сейчас я быстренько помоюсь, попью цветочного чайку, а после мы с тобой поужинаем, — сказал Джек с деланным простонародным акцентом.

Она стояла, глядя на него, прикусив губу. Заметив по ее глазам, что Александра расстроена, Джек мгновенно пожалел о сказанном. Он смягчился, притянул ее к себе и обнял:

— Прости, я немного разозлился. Прости. Хорошо? — Он заглянул ей в глаза, вопросительно подняв брови. — Пойми, я перегорел… и ты знаешь почему. Я был совсем готов делать детей. — Усмехнувшись, он поцеловал ее в кончик носа.

Александра закрыла глаза, думая о конверте, который начинал ее беспокоить. Она догадывалась, кто отправил письмо. Это мог сделать лишь один человек… и эта мысль пугала ее.


Но она ошибалась. Позже, распечатав конверт, Александра нашла внутри не письмо, а приглашение. Она испытала огромное облегчение, ее лицо озарила улыбка.

— Джек, это приглашение. На званый вечер в Париже. В честь моей любимой Ани.

— Владелицы школы, в которую ты ходила? Дай вспомнить… Ах да, Аня Седжуик, Школа прикладного искусства.

— У нее день рождения. — Прислонясь к дверному косяку, Александра прочитала отпечатанное типографским способом приглашение: — «Имеем честь пригласить вас на празднование восемьдесят пятой годовщины со дня рождения Ани Седжуик. В субботу 2 июня 2001 г. по адресу: „Ледуайен“, Елисейские поля, Париж. Коктейль в восемь вечера. Ужин в девять. Танцы с десяти часов». Джек, это замечательно! Вечер с ужином и танцами! Просто чудесно!

— Похоже, там будет весело. Как по-твоему, ты сможешь прийти с другом?

Александра еще раз взглянула на приглашение.

— Не думаю. Там значится только мое имя… — смущенно проговорила Александра.

После некоторого молчания Джек спросил:

— Ты поедешь?

— Не знаю. Не уверена. Все зависит от работы. Мне осталось доделать декорации для «Зимнего отдыха», а потом я свободна. Если не подвернется что-нибудь еще.

— Уверен, что подвернется, Лекси, — заверил он ее, улыбаясь. — А теперь пошли на кухню. Ты оглянуться не успеешь, как я приготовлю спагетти.

Она рассмеялась, сказала «хорошо» и села на диван, по-прежнему держа приглашение в руке. Она еще раз посмотрела на открытку, вспоминая об Ане Седжуик, своей учительнице, наставнике и друге. Они давно не виделись. Было бы чудесно вновь оказаться в ее компании, отпраздновать эту важную веху в ее жизни. Париж весной. Поистине великолепно…

Но в Париже живет Том Коннерс. Когда Александра вспомнила о нем, ей стало тяжело дышать.


Александра вздрогнула и проснулась. В комнате было очень тихо, но ей казалось, что он здесь, рядом с ней — сон был таким реальным. Но так бывало всегда, всегда, когда он ей снился. Все происходящее во сне было ярким и живым. Даже теперь, откинувшись на подушки, она чувствовала его запах, запах его тела, волос, одеколона. Казалось, у нее на губах еще остался вкус его губ.

Но этой ночью его здесь не было. Она была одна.

Поняв, что заснуть не удастся, Александра села, зажгла лампу и спустила с кровати длинные ноги. Завернувшись в шерстяной светло-голубой халат, она пошла на кухню, зажигая по пути свет. Наполнив чайник и поставив его на газовую плиту, она уселась на табурет, припоминая сон, который снился ей с удивительным постоянством. Сон всегда был одним и тем же. Они были вместе, он держал ее в объятиях, говорил, как скучает без нее, как она ему нужна. И всегда напоминал, что она единственная любовь в его жизни. Единственная настоящая любовь.

Сон был поразительно реальным, даже ее тело ощущало, что им обладал сильный чувственный мужчина. «Это правда, — тихо пробормотала она, наливая в кружку кипяток. — Ночью мы занимались любовью с Джеком Уилтоном».

«Да, — прозвучал голос у нее в голове, — но во сне ты занимаешься любовью только с Томом Коннерсом, и в этом твоя главная проблема».

Вздохнув, Александра села в мягкое кресло у камина и посмотрела на догорающие угли. Что с ней происходит?

Она занималась любовью с Джеком, наслаждаясь каждым моментом их близости, их страсть неожиданно и чудесно ожила, страсть, к сожалению угасшая на несколько месяцев. Она винила в этом усталость и работу, ей приходилось напрягать все силы, чтобы срочно сделать декорации к новому спектаклю. Но, по правде говоря, здесь было что-то другое. У нее возникало какое-то странное нежелание близости с ним. Почему?

Ей в голову приходило множество противоречивых мыслей. Закрыв глаза, она постаралась привести их в порядок. Потом вдруг подумала: боже мой, я согласилась выйти замуж за Джека!

— Это будет замечательная свадьба, — настаивал он. — Твоя семья, моя семья — все как положено.

И она согласно кивала. После ужина он помог ей загрузить посудомоечную машину, потом они отправились в постель. Но в пять утра он ушел, поцеловав ее в щеку и шепнув, что хочет пораньше приступить к работе над большим холстом.

А она в это время мечтала о другом мужчине, о близости с ним. Несмотря на ромашковый чай, сна не было ни в одном глазу. Взглянув на латунные часы на камине, она увидела, что уже десять минут седьмого.

В Париже сейчас десять минут первого.

Поддавшись внезапному порыву, она взяла трубку и набрала номер его рабочего телефона. Не прошло и секунды, как в Париже раздался звонок. Потом прозвучал его голос:

— Алло?

Александра крепко сжала трубку. Она не могла говорить. Она едва могла дышать.

— Алло? Это Том Коннерс. Кто говорит?

Она осторожно повесила трубку. Ее руки дрожали, сердце глухо билось в груди. Он в Париже, жив и здоров.

Поехав в Париж на день рождения Ани Седжуик, она не сможет не поддаться искушению. Она позвонит ему, а он скажет, давай выпьем где-нибудь, и она согласится с ним увидеться. И тогда она пропала. Потому что она не сможет устоять перед Томом Коннерсом, таким сильным, таким неотразимым…

Они перестали встречаться три года назад по его инициативе, но Александра знала: если она ему позвонит, он захочет встретиться.

Ты идиотка, ругала она себя. Джек Уилтон обожал ее, восхищался ее талантом, преклонялся перед ее целеустремленностью и увлеченностью работой. К тому же он нравился ее родителям. Да, Джек будет прекрасным мужем. И она любит его. Только по-другому.


Сидя за столом из красного дерева в столовой своих родителей на Восточной 79-й улице, Александра с удовольствием ела омлет с помидорами, который только что приготовила ее мать.

— Просто великолепно, мам, — сказала она. — Спасибо, что нашла время со мной увидеться. Я знаю, ты дорожишь своими выходными.

— Не говори глупости, я рада тебя видеть, — ответила Диана Гордон, ласково улыбаясь. — Сегодня утром я как раз собиралась тебе позвонить, а ты сама пожаловала на ленч. Может, хочешь вина, дорогая?

— Нет, спасибо, мам. От вина меня тянет в сон. Я предпочитаю получать калории в виде хлеба.

Она потянулась за куском французского батона, щедро намазала его маслом и отправила в рот.

— Тебе не нужно беспокоиться о весе, ты выглядишь просто потрясающе, правда, — заметила Диана, глядя на дочь.

Она невольно подумала о том, как молодо выглядит Александра для своего возраста. Ей ни за что не дашь тридцати. Летом Александре исполнится тридцать один, а кажется, еще вчера она только училась ходить. Тридцать один, размышляла Диана, а мне в мае будет пятьдесят восемь. Как быстро промчались годы. Дэвиду в июне исполнится пятьдесят девять.

— Мам, о чем ты думаешь? — спросила Александра.

— О твоем отце. О нашем браке. Тридцать три года, что мы женаты, пролетели незаметно.

— Вам обоим повезло, что вы встретили друг друга.

— Да, верно.

— Вы с папой как две горошинки в одном стручке. — Она посмотрела на мать, думая о том, как та красива: нежная кожа, золотистые волосы, прозрачные голубые глаза.

Диана кивнула, потом ее глаза едва заметно сузились.

— По телефону ты сказала, что хочешь со мной поговорить…

— Можно сделать это попозже, за кофе?

— Да, конечно. Что-нибудь случилось?

— Мне просто нужно, чтобы меня выслушали.

— Это касается Джека?

— Теперь ты говоришь, как все остальные матери, хотя обычно, слава богу, этого не делаешь. Нет, это не касается Джека.

— Между прочим, Джек Уилтон очень мил.

— Знаю. Он того же мнения о тебе. И папе.

— Приятно слышать. Мы с твоим отцом считаем, что из Джека вышел бы прекрасный… прекрасный зять.


Получасом позже Александра сидела в гостиной напротив матери, глядя, как та разливает кофе.

— Я готова выслушать тебя, Александра, в любой момент, когда ты захочешь.

Александра взяла из рук матери чашку, поставила ее на низкий антикварный столик и откинулась на диванные подушки венецианского бархата.

— Вчера я получила приглашение на званый вечер в Париже. От Ани. Ей будет восемьдесят пять.

На лице Дианы появилась широкая улыбка.

— Боже правый! Неужели? Она просто чудо, эта женщина. Какая приятная поездка. Когда состоится вечер?

— Второго июня. Но, мам, я не уверена, что поеду.

— Почему? — изумилась Диана. — Ты всегда была любимицей Ани. Она выделяла тебя из… — Диана не закончила фразы. — Ну, разумеется! Мне все ясно. Ты не хочешь встречаться с другими тремя. Я тебя не осуждаю. Они оказались довольно коварными, эти женщины.

Александра вдруг поняла, что она даже не вспомнила о трех своих близких подругах, впоследствии ставших ее врагами. Ее мысли были заняты Томом Коннерсом, но теперь придется включить в уравнение и бывших подруг. Мать права: это прекрасный предлог не поехать в Париж. Они, конечно, будут на вечере. Аня не могла их не пригласить.

— Да, мам. У меня нет ни малейшего желания встречаться с ними, — сказала Александра. — Но я не хочу ехать в Париж не из-за них, а из-за Тома Коннерса.

— Том Коннерс… Француз, с которым ты нас познакомила несколько лет назад?

— Да. Но только Том наполовину француз, наполовину американец. Его отец-американец приехал в Париж в начале пятидесятых, женился на француженке и остался там.

— Он адвокат, я точно помню, и очень хорош собой. Но я не знала, что между вами было что-то серьезное. Я полагала, что это, так сказать, мимолетное увлечение.

— На самом деле наши отношения продолжались два года.

— Ясно. И ты до сих пор каким-то образом связана с Томом Коннерсом. Это ты хотела сказать?

— Нет. Да. Нет… Послушай, мам, мы с ним больше не видимся и не поддерживаем связи. Он никогда мне не звонит, но он… как бы это сказать… внутри меня, в моих мыслях… — Александра запнулась и беспомощно посмотрела на мать.

— А почему ты порвала с ним? — спросила Диана.

— Я не рвала с ним. Это сделал он. Три года назад.

— Но почему? — допытывалась ее мать.

— Потому что я хотела, чтобы он женился на мне, а он не мог этого сделать.

— Он женат?

— Нет. Сейчас не женат и тогда не был.

— Что-то я не понимаю, дорогая, — пробормотала Диана.

— Том женился очень молодым, — начала Александра очень тихо, — на подруге своего детства Жюльетте. У них была маленькая дочь Мари-Лор, и, судя по тому, что он мне говорил, они были идеальной парой — очень красивой и счастливой. А потом произошел несчастный случай. — Александра сделала паузу и, набрав в легкие побольше воздуху, продолжила: — В июле восемьдесят пятого они поехали в Афины. В отпуск. В конце отпуска Тому понадобилось встретиться с клиентом, у которого там был летний дом. Он обещал Жюльетте перекусить с ней и Мари-Лор в их любимом кафе, но Тома задержали дела, и он опоздал. Когда он появился на площади, где находилось кафе, там творилось нечто невообразимое. Она была забита машинами полиции и «скорой помощи», все было залито кровью. Всего за несколько минут до того перед кафе взорвался туристический автобус, в который террористы подложили бомбу.

Глубоко вздохнув, Александра заговорила снова:

— Можешь себе представить, в каком ужасном состоянии находился Том, когда стал искать жену и дочь. В конце концов он нашел их под обломками. На них обрушился потолок кафе. Обе были мертвы. — Александра заморгала и проговорила еле слышно: — Он так и не оправился от того… кошмара.

Диана со слезами на глазах смотрела на дочь.

— Какая страшная история! Какая трагедия… для них, для него… — Она уселась на диван рядом с дочерью и крепко ее обняла: — О, дорогая, ты все еще любишь его.

— Ты думаешь? Я в этом не уверена, мама, но понимаю, что с Томом у меня нет будущего. Он никогда не женится ни на мне, ни на ком-нибудь еще. Понимаешь, он просто не в силах их забыть.

— Или не позволяет себе забыть.

— Возможно, ты права. Но после нашего разрыва я поняла, что моя жизнь в моих руках. Я не могу потратить ее на мечты о Томе.

Диана кивнула:

— Кстати, сколько ему лет?

— Сорок два.

— Но ты хотя бы немного любишь Джека Уилтона?

— Да, по-своему люблю.

— Не так, как любишь Тома?

— Нет.

— Но ты все-таки можешь жить с Джеком?

— Он хочет на мне жениться.

— А ты согласна выйти за него? — спросила Диана.

Александра прижалась к матери и заплакала.

— Я думала, что могу, мам, правда, думала. Но теперь не знаю. То письмо привело меня в полное смятение.

Через некоторое время Диана осторожно произнесла:

— Ты должна забыть Тома. Ты и сама это знаешь. Этот человек не для тебя. То, что случилось с его женой и дочерью, невыносимо. Но если он за столько лет не оправился…

— Три года назад еще не оправился, но неизвестно, что происходит сейчас.

— …то не оправится никогда, — продолжила Диана твердо. — Ты можешь прожить прекрасную жизнь с Джеком. Именно это ты и должна сделать. — Диана замолчала, крепче обняла дочь и прошептала: — Знаешь, любовь бывает разная. И порой самая страстная любовь не становится любовью всей жизни. Возможно, она становится ею… когда кончается. — Диана вздохнула: — Я не советую тебе ехать в Париж. Встреча с Томом лишь разбередит старые раны.

— Наверное, ты права. Но Аня огорчится, если я не приеду.

После короткой паузы Диана воскликнула:

— Есть выход! Ты можешь поехать с Джеком. Ты не станешь встречаться с Томом, если с тобой будет другой мужчина.

— Приглашение только на мое имя.

— Но тебе-то она не откажет… особенно если скажешь, что приехала… с женихом.

— Я не могу за нее решать. Я должна все обдумать, мам, все, что ты мне сказала.


Приглашение стояло на каминной полке рядом с часами. Придя домой, Александра первым делом взяла его и прочла еще раз.

В левом нижнем углу был указан срок, до которого полагалось известить о своем приезде: «1 апреля 2001 г.». К приглашению была приложена почтовая карточка для ответа и конверт.

Итак, до принятия решения у нее еще оставалась часть февраля и почти весь март. В глубине души ей хотелось отпраздновать этот день рождения с Аней, необыкновенной женщиной, оказавшей огромное влияние на всю ее жизнь. Но этому мешала нерешенная проблема с Томом Коннерсом, а также с ее бывшими подругами — Джессикой, Кей и Марией. Первого апреля, подумала она. Своеобразная годовщина. Первого апреля она познакомилась с Томом Коннерсом. В 1996-м. Ей было тогда двадцать пять, ему — тридцать семь.

Первый апрель, никому не верь, подумала она, горько усмехнувшись.

Положив приглашение обратно на камин, Александра опустилась на колени, зажгла спичку, поднесла ее к лежавшим на решетке бумаге и щепкам. Через несколько минут огонь охватил поленья, пляшущие языки племени потянулись к дымоходу. Она уселась на диван и стала глядеть в огонь. Самые яркие из нахлынувших воспоминаний были о Томе. Их познакомил Ники Седжуик, племянник Ани. Том приехал на студию в Биянкуре встретиться со своим клиентом Жаком Дюраном, снимавшим франко-американский фильм. Ники делал для него декорации и по совету Ани взял себе в помощники Александру.

С фильмом пришлось повозиться. Это была историческая лента о Наполеоне и Жозефине, и Ники требовал полной достоверности в деталях. Он был в восторге от ее работы, и потом Александра принимала участие почти во всех его проектах.

В день, когда Том Коннерс пришел на студию, съемки проходили удачно. После их окончания Жак Дюран с Томом пригласили Ники Седжуика с Александрой пообедать.

Том ухаживал за ней с такой галантностью, что она влюбилась в него еще до конца обеда. Когда он вечером повез ее домой на своей машине, она оказалась в его объятиях.

То, что случилось между ними, он назвал coup de foudre — гром среди ясного неба, любовь с первого взгляда.

Но под маской любезности скрывался человек с тяжелым характером, человек, отягощенный мучительными воспоминаниями. Ники пытался отговорить ее от романа с Томом. Однажды он сказал: «Вероятно, женщины находят привлекательным его мрачный байронический характер. Но Том волочит за собой тяжкую ношу, ношу отрицательных эмоций. Так что берегись. Он опасный человек».

Александра сняла плед с подлокотника дивана и улеглась, накинув его на себя. Она по-прежнему думала о Томе и днях, проведенных с ним вместе в Париже. Несмотря на тяжелый характер и мучительные приступы тоски, он хорошо к ней относился. Их связь оборвалась лишь потому, что ей захотелось стабильности. Замужества. Детей.

Глава 2

Я помню, как мы с ним танцевали, здесь, посреди этой комнаты, подумала Кей Ленокс. Вытянув руки, словно обнимая партнера, она закружилась под звуки старого вальса, который звучал у нее в голове. Она грациозно скользила по комнате, и выражение ее лица на какой-то миг сделалось восторженным и отрешенным.

На Кей нахлынули воспоминания. Воспоминания о человеке, который ее обожал, который всегда был любящим мужем, но в последнее время переменился. Всегда внимательный и заботливый, он стал рассеянным, невнимательным, забывал сообщить, что задерживается на работе или отправляется на деловой ужин. Он звонил ей в последнюю минуту, и она оставалась дома в одиночестве. В душе Кей возмущалась, но молчала.

Кей и в голову не могло прийти, что такой человек, как Иан Эндрюс, женится на ней. Но он женился. Он предложил ей руку и сердце всего через месяц после знакомства. Кей поразилась, но ответила согласием. Она была безумно влюблена в Иана, и скоропалительность брака ее не смущала.

Тихое покашливание прервало ее мысли, она остановилась, бросила взгляд на дверь и, смутившись от того, что ее застали танцующей в одиночестве, нервно улыбнулась Хейзел, поварихе в их имении Лохкрейги.

— Простите за беспокойство, леди Эндрюс, но я бы хотела узнать насчет обеда… — Повариха замялась. — Его светлость будет ужинать сегодня вечером?

— Да, Хейзел, будет, — уверенно проговорила Кей. — Спасибо. Кстати, вы видели составленное мной меню?

— Да, леди Эндрюс, видела.

Повариха поклонилась и ушла.

После завтрака Иан объявил, что поедет в Эдинбург купить подарок ко дню рождения своей сестры Фионы. Завтра у той и впрямь был день рождения, а в воскресенье они были приглашены к ней на ленч. Но Кей не могла не задуматься о том, почему он не попросил купить подарок ее, ведь она трижды в неделю ездила в город в свою студию.

Отвернувшись от окна, она прошла к огромному камину. Встала спиной к огню и подумала, как это часто бывало, о необычной комнате, в которой она сейчас находилась. Прежде тут была оранжерея, пристроенная к дому прапрабабкой Иана. Здесь было просторно, светло и уютно — благодаря камину.

Думая о Иане, Кей прикусила губу. Она понимала, почему в их отношениях наметился сдвиг, возникло отчуждение. Иан хотел завести ребенка, мечтал о наследнике дома, в котором его предки жили вот уже пять веков. А ребенка все не было.

«Это моя вина», — прошептала Кей, вспоминая о том, что случилось с ней в Глазго, когда она была еще подростком. Вздрогнув, она повернулась лицом к огню. Ее ярко-рыжие волосы поблескивали в неровном свете. Сев в кресло, она подумала о том, каким уродливым и убогим было ее прошлое.

В детстве Кей мечтала вырваться из Горбалз, трущоб Глазго, где она родилась. К счастью, ее мать, Элис Смит, мечтала о том же. «Я хочу, чтобы ты жила лучше меня, — всегда говорила ей Элис. — У тебя есть внешность, мозги и изумительный талант. Тебе ничто не может помешать… кроме тебя самой. Я сделаю все, чтобы ты, моя девочка, добилась успеха, даже если мне придется лечь костьми».

Ее мать плела интриги и строила планы, экономила и откладывала, и жертвы оказались не напрасными. Кей вышла в свет другим человеком — поразительно красивой молодой женщиной с безупречными прошлым, происхождением и образованием, готовой стать модным модельером. К двадцати девяти годам она сделалась одним из лучших дизайнеров и имела свои бутики в Лондоне, Нью-Йорке и Беверли-Хиллз.

Без мамы я ни за что бы не стала тем, кто я сейчас, подумала Кей, направляясь из оранжереи в холл — огромное помещение с потолком, как в кафедральном соборе, высокими витражами, двойной лестницей и резной балюстрадой.

Кей быстро поднялась по лестнице на второй этаж, где в бывшей детской располагалась ее мастерская. Она открыла дверь и вошла, с удовольствием отметив, что Мод, их экономка, уже успела растопить камин. Комната с высоким потолком и большими окнами была залита холодным зимним светом, который Кей так любила. Этот прозрачный свет не искажает краски, при нем хорошо работать.

Подойдя к столу, Кей подняла трубку зазвонившего телефона.

— Поместье Лохкрейги, — произнесла она.

— Это я, — раздался голос ее ассистентки.

— Привет, Софи. Что-нибудь случилось?

— Почему вы спрашиваете? Потому что я звоню в субботу? Нет. Насколько мне известно, в мире все в порядке.

Кей улыбнулась. Работать с Софи было сплошным удовольствием. Ей было двадцать три, и Бог не обделил ее талантом, энтузиазмом и воображением.

Понизив голос, Софи доверительно сказала:

— Я звоню, потому что получила для вас информацию.

— Какую информацию?

— О том человеке, о котором слышала моя сестра… Помните, мы говорили о нем две недели назад.

— Ах да, конечно. Извини, Софи, похоже, я сегодня плохо соображаю. — Кей крепче сжала трубку.

— Его зовут Франсуа Бужон, он живет под Парижем. Вы хотите все узнать сейчас или мне рассказать вам в понедельник?

— Лучше в понедельник. Я буду в студии около десяти. А пока скажи мне вот что: с ним трудно договориться о встрече?

— Боюсь, что да. Но Джиллиан вам поможет.

— Благодарю, Софи. Я очень тебе признательна.

— Рада вам помочь. Тогда до понедельника.

— Договорились. Приятных выходных.

Попрощавшись с Софи, Кей вдруг вспомнила о письме, доставленном «Федерал экспресс». Она протянула руку к красивой деревянной шкатулке, стоявшей на краю стола, приподняла крышку, достала конверт и вынула оттуда приглашение.

Кей внимательно прочла его еще раз. Званый вечер у Ани был назначен на второе июня, у нее в запасе еще четыре месяца. Интересно, сможет ли она договориться о встрече с Франсуа Бужоном приблизительно на тот же срок. Это было бы замечательно. Но тут Кей нахмурилась: они тоже будут там, и ей придется с ними встретиться. Не только встретиться, но и общаться.

Александра Гордон, зазнайка из Нью-Йорка. Из высших сфер. Самодовольная, надменная, презрительная.

Джессика Пирс, мисс «Южная красавица», со своими жеманными вздохами томностью. Она непрестанно потешалась над Кей, безжалостно ее дразнила.

Мария Франкони, еще одна зазнайка, на этот раз из Италии, с волосами цвета воронова крыла, сверкающими черными глазами и необузданным средиземноморским темпераментом. Она похвалялась своими деньгами и связями и обращалась с Кей как с прислугой.

Нет, сказала себе Кей, я не могу пойти на Анин день рождения. Лучше отправиться в Париж пораньше, чтобы встретиться с этим человеком, с Франсуа Бужоном. Надеюсь, он меня примет. Чего бы мне это ни стоило.

Она положила приглашение в конверт и убрала его в шкатулку. Потом опустилась в кресло, и ее взгляд стал нежным и мечтательным. Она думала о Иане. О человеке, которого любила. О своем муже… которого сохранит любой ценой.


В детстве Кей уходила от окружавшей ее действительности, замыкаясь в себе. Когда тесная квартирка, в которой она жила вместе с матерью и братом Санди, начинала ее угнетать, она находила тихий уголок, сворачивалась там клубочком и мечтала. Когда она повзрослела, на смену мечтам пришли целеустремленность и сосредоточенность, и эти два качества наряду с удивительной одаренностью позволили ей добиться успеха в мире моды.

Теперь же, сидя за столом, Кей заставила себя забыть обо всех неприятностях, связанных с ее браком, и целиком погрузиться в работу. Просмотрев несколько только что завершенных набросков для осенней коллекции, она поднялась и подошла к образцам ткани, висевшим на медных крючках на стене напротив. Ее внимание привлек ярко-красный шерстяной лоскут, она сняла его, поднесла к окну. У ткани был прекрасный оттенок губной помады, навевающий воспоминания о кинозвездах пятидесятых годов.

Вдохновение прогнало печаль. Перед ее мысленным взором промелькнула коллекция одежды в красных тонах. Сначала она подумала о цикламенах, потом о глубоком розовом цвете пионов, потом о нежно-розовом душистом горошке, ярко-красной герани и обо всех других оттенках красного.

Кей увлеченно работала все утро, настолько сосредоточившись на моделях, что вздрогнула, когда зазвонил телефон. Подняв трубку, она отрывисто произнесла:

— Лохкрейги.

— Привет, дорогая, — ответил ее муж. — Что-то голос у тебя раздраженный.

— Иан! — воскликнула она, просияв. — Извини, фигурально выражаясь, я запуталась в платьях.

— Значит, работа движется?

— Да, меня осенила блестящая идея. Я делаю всю зимнюю коллекцию в красных тонах, от бледно-розового до лилового.

— Звучит хорошо.

— Ты нашел подарок для Фионы?

После легкой заминки он неуверенно произнес:

— Да, нашел.

— Значит, ты едешь домой?

— Не сразу. Гм… я немного проголодался, поэтому сначала перекушу. Вернусь часам к четырем.

Блеск в ярко-голубых глазах Кей угас, но она сказала:

— Хорошо. Я буду тебя ждать.

— Мы выпьем вместе чаю. Пока, дорогая.


Позже днем, съев сандвич с копченым лососем и выпив кружку лимонного чаю, Кей натянула толстый вязаный свитер, шерстяные носки и зеленые резиновые сапоги. В гардеробе у задней двери она взяла темно-зеленый плащ из стеганого шелка, убрала рыжие волосы под красную вязаную шапочку, надела шарф и перчатки и вышла из дома.

В лицо ей ударил холодный ветер, но она была тепло одета и быстрыми шагами направилась к озеру. Это был один из любимых ее маршрутов для прогулки по поместью, занимавшему более полутора тысяч гектаров. Широкая тропа шла вдоль опушки густого леса, который начинался сразу за лугом. Вдали блестели воды озера Крейги.

На миг остановившись, Кей устремила взгляд на далекие холмы. Потом оглянулась на огромный каменный дом, выстроенный в 1559 году Уильямом Эндрюсом. Теперь в этом доме жила она. С тех пор все имущество по праву первородства доставалось старшему сыну — род Эндрюсов, к счастью, никогда не оставался без наследника.

Помимо обширных земельных владений семья владела акциями обрабатывающих и текстильных предприятий, а также одного крупного издательства. Все это принадлежало Иану, но он был скромным миллионером, довольствующимся тихой сельской жизнью. Кей постоянно терзала мысль о том, что бы он сказал, узнав, что она родилась и выросла в бедности.

Она прогулялась по берегу озера, а на обратном пути свернула на дорожку, ведущую к Дауэр-Хаус, где жила мать Иана. Она решила было заглянуть к Маргарет Эндрюс, но передумала. Время близилось к четырем, скоро должен был вернуться Иан. У Кей на сегодняшний вечер были планы. Большие планы.


Когда Иан вошел в оранжерею, Кей поняла, что он в хорошем настроении. Он улыбался и, когда она подошла к нему, обнял и поцеловал в щеку.

— Ты замечательно выглядишь, — сказал он, подойдя к камину и встав спиной к огню.

— Спасибо, Иан. Налить тебе чаю?

Он кивнул.

— По дороге домой мне показалось, что вот-вот пойдет снег, но я ошибся.

Кей взглянула на застекленные двери:

— Посмотри.

Проследив за ее взглядом, Иан увидал валивший густыми хлопьями снег.

— Похоже, нас может занести.

Они уселись перед камином, и Кей налила две чашки чаю. Сегодня Иан выглядел моложе, в нем даже появилось что-то мальчишеское — возможно, потому, что его великолепные волосы взлохматил ветер.

— Надеюсь, гололеда не будет, — сказал он. — Жаль, если не получится поехать к Фионе на день рождения.

— Кстати, Иан, что ты в конце концов купил?

— О чем ты?

Кей озадаченно посмотрела на него, в ее глазах застыло множество вопросов.

— Подарок на день рождения Фионе.

— Ах да… серьги. Потом покажу.

Они сидели в тишине перед камином, отхлебывая чай и закусывая маленькими сандвичами и пирожными с кремом. Кей не могла избавиться от внутреннего напряжения, хотя Иан казался таким спокойным, таким непринужденным — совсем как прежде. Кей первой прервала молчание:

— Вчера я получила приглашение… от Ани Седжуик. Ей будет восемьдесят пять. Празднование состоится в Париже.

— Надеюсь, мне не обязательно ехать? — спросил Иан. — Ты же знаешь, я терпеть не могу путешествия.

— Нет, разумеется, нет, — успокоила его Кей. — Я тоже не поеду.

— Почему?

— Я не хочу встречаться с людьми, которых не видела семь лет. Окончив школу, я не поддерживала связи с подругами.

— Но ты всегда восхищалась Аней.

— Да, она самая обворожительная женщина на свете.

— Так в чем же дело?

— Не знаю…

— По-моему, ты должна поехать.

— Возможно, ты прав. Я подумаю.


Когда они допили чай, снег уже покрыл землю и продолжал падать. За окнами становилось все темнее, но в оранжерее было тепло и уютно. В камине гудело пламя, тихо звучала музыка. Некоторое время они сидели молча, потом Иан, внимательно взглянув на Кей, сказал:

— Что-то ты притихла. Что-нибудь случилось, дорогая?

Очнувшись от раздумья, Кей покачала головой:

— Я просто задумалась. Твоя мать как-то сказала мне, что страдать из-за любви благородно. Ты с ней согласен?

Иан сдвинул брови, между ними пролегла морщинка, но выражение его лица оставалось непроницаемым.

— Моя мать — романтическая натура, как и ты. Но если хорошенько подумать, нет, я не хочу страдать из-за любви. Я хочу получать от нее удовольствие, наслаждаться ею.

— Со мной?

— Это приглашение? — спросил он.

Кей ответила соблазнительной улыбкой.

Иан поднялся, подошел к ней, взял за руки и поднял с кресла. Потом подвел ее к камину, усадил на ковер, а сам сел рядом. Провел рукой по ее волосам, перебирая пальцами пряди.

— Взгляни на них. Кельтское золото. Они прекрасны, Кей.

Он начал расстегивать ее белую шелковую блузку, наклонился и поцеловал ее в шею, в губы.

— Иан, прекрати! Только не здесь. Сюда могут войти Мод или Малколм.

Он беззаботно рассмеялся. Но все же встал и подошел к двери.

Риск, подумала Кей, он любит риск. Я не должна ему мешать. Он хочет заняться любовью. Нужно использовать момент. Она услышала, как он запирает дверь, потом его приближающиеся шаги.

Иан опустился на колени рядом с Кей. Взял в ладони ее лицо, легко коснулся губами ее губ.

— А как же двери на улицу? — спросила она.

— В такую погоду никто не придет!

Иан снял с нее блузку. Лифчик не поддавался, и она помогла его расстегнуть. Потом они легли на ковер, и она страстно поцеловала Иана. Он с жаром ответил на поцелуй, привстал, стянул с себя свитер, сорвал рубашку и нетерпеливо отбросил в сторону. Кей сняла юбку, и через несколько секунд они лежали на ковре перед огнем совершенно обнаженные.

— Я хочу тебя, — шепнула она, запустив свои длинные пальцы ему в волосы.

В ответ он распростерся над ней. Он хотел ее не меньше, чем она его, но стремился продлить наслаждение. Он целовал ее очень медленно. Руки Кей с силой сжали его плечи, все ее тело излучало такое желание, какого Иан не замечал в ней прежде.


Далеко за полночь Кей сидела, свернувшись в удобном кресле у камина в спальне. Иан быстро уснул. Она слышала его глубокое дыхание, видела, как поднимается и опускается его грудь. Кей ошеломил его пыл, и у нее зародилась надежда на то, что она забеременеет.

Кей хотела ребенка так же страстно, как и муж, хотя Иан ни словом не обмолвился об этом. Но в глубине души она знала: он мечтает о наследнике.

А вдруг она не забеременеет? Захочет ли он с ней развестись, найти другую женщину, которая родит ему сына?

Поднявшись с кресла, Кей подошла к окну и выглянула во двор. По-прежнему шел снег, налетевший ветер кружил снежинки, уже покрывшие землю белым одеялом. В бледном свете луны этот нетронутый покров казался сотканным из серебряных нитей.

Как жаль, что мне некому излить душу, подумала Кей, прижимаясь лицом к холодному стеклу. Она никогда не говорила о своей бездетности ни с Ианом, ни со свекровью, боясь открыть ящик Пандоры. Если бы только была жива мама, подумала она и внезапно задохнулась от нахлынувшей волны чувств. Кей стала тем, что она есть, благодаря матери, но та уже не может за нее порадоваться, насладиться плодами своего труда. Брат Санди восемь лет назад эмигрировал в Австралию, и больше Кей о нем ничего не слышала.

У меня нет друзей, по крайней мере близких, призналась себе она и тут же вспомнила об Александре Гордон. Когда-то, до той ужасной ссоры, они были очень близки. Позволяя себе возвращаться в мыслях к чудесным дням, проведенным в школе Ани, Кей понимала, что скучает по американке. По итальянке она ничуть не скучала — Мария здорово ей досаждала. Джессика тоже была жестокой, старалась ее унизить.

Но оставалась еще Аня Седжуик. Аня всегда была к ней добра, она относилась к ней не только как учительница, но и как любящая мать. Возможно, все-таки придется поехать на Анин день рождения. Если она приедет несколькими днями раньше, то сможет встретиться с Аней с глазу на глаз, облегчить душу. Но зачем дожидаться июня? Она вспомнила о Франсуа Бужоне. Как только Кей договорится о встрече с ним, она назначит свидание Ане, пригласит ее на ленч или на чай, и та с радостью придет. В этом Кей не сомневалась.

Внезапно Кей приняла смелое решение. Она пойдет на званый вечер. Из уважения к Ане. Интересно, как поведут себя ее прежние подруги. Как-никак она стала довольно известным модельером. И хотя Кей редко пользовалась титулом, тем не менее она стала леди Иан Эндрюс из Лохкрейги.

Глава 3

Джессика Пирс была в ярости. Она стояла в кабинете своего дома в Бел-Эр и сверху вниз смотрела на своего приятеля Гэри Стенниса. Тот валялся на кремовом бархатном диване мертвецки пьяный.

Ее холодные серые глаза, зоркие и наблюдательные, обшарили комнату. Все аккуратно стояло по местам, не считая тех предметов, которые Гэри умудрился уместить на антикварном китайском столике: среди них один из ее лучших хрустальных бокалов, полупустая бутылка «Столичной» и абсолютно пустая «Шато Симар Сент-Эмильон» урожая 1988 года. Мое лучшее красное вино, подумала она, задержав взгляд на хрустальном блюде, полном окурков.

На бокале остались следы губной помады. Однако Джессика не усомнилась в том, что встреча была сугубо деловой. На полу валялись страницы нового сценария Гэри и желтый блокнот с нацарапанными его рукой пометками.

Несколько секунд она холодным взглядом изучала Гэри. Седеющие волосы, изможденное, бледное лицо, темные круги под глазами. Во сне он казался непривычно старым и помятым.

Вышедшим в тираж, подумала она с легкой грустью.

Гэри все еще оставался блестящим сценаристом, а его прошлое было овеяно славой. И «Оскарами». Он заработал и промотал несколько состояний, был женат на двух кинозвездах, причем от одной из них у него была дочь, которая с ним не разговаривала. В настоящий момент он ухаживал за Джессикой, умолял ее выйти за него замуж. Когда бывал трезв.

В последнее время это случалось редко.

Джессика уезжала на пять дней в Санта-Барбару наблюдать за отделочными работами в новом спроектированном ею доме, и Гэри обещал пойти с ней пообедать в «Тет-а-тет», когда бы она ни вернулась. Она была в ярости, что он напился как раз к ее приезду, но сейчас самое лучшее было дать ему проспаться.

Выйдя в круглый холл с черным полом из полированного гранита и элегантной изогнутой лестницей, Джессика взяла сумки и поднялась наверх. В гардеробной в одном из четырех зеркал она увидела свое отражение. Приблизившись, она откинула назад длинные светлые волосы, одернула пиджак. Из зеркала на нее смотрела высокая молодая женщина лет тридцати, привлекательная, в белом габардиновом брючном костюме и туфлях на высоком каблуке, с ниткой жемчуга на шее и жемчужными серьгами в ушах. Сегодня у этой женщины немного усталый вид, подумала она и спустилась вниз.

Сумочка Джессики лежала в холле на скамье в стиле Людовика XIV. Взяв ее, она направилась по коридору в свой офис. Войдя, она включила свет и подошла к стоявшему перед окном французскому бюро восемнадцатого века. Первым, что ей бросилось там в глаза, был конверт «Федерал экспресс».


Джессика долго сидела, глядя на приглашение и вспоминая прошлое. В двадцать один год она поступила в Школу прикладного искусства Ани Седжуик, где изучала дизайн интерьеров. Высокая, тоненькая девочка из техасского городка, впервые оказавшаяся в Европе, была очарована Парижем, школой, Аней и маленьким семейным пансионом на левом берегу Сены, где она поселилась.

В Париже она встретила Люсьена Жирара и впервые в жизни влюбилась. Их познакомил Ники Седжуик в конце первого года ее обучения. Джессике тогда только что исполнилось двадцать два, Люсьен, актер по профессии, был четырьмя годами старше.

Они с Люсьеном были прекрасной парой. Им нравились одни и те же фильмы, книги, картины, одна и та же музыка. Им было так хорошо друг с другом, что становилось страшно. То было золотое время, полное беззаботных дней и страстных ночей, голубого неба и яркого солнца.

Она ела с Люсьеном устриц, легкие, воздушные омлеты, мягкие ароматные сыры, лесную землянику с неповторимым ароматом, которая подавалась под толстым слоем взбитых сливок. С Люсьеном все было блаженством. Он называл ее своей длинноногой американской красавицей, безмерно ее любил, как и она его. Они строили радужные планы…

Но однажды Люсьен пропал. Исчез неизвестно куда.

Джессика вместе с Аленом Бонналем, лучшим другом Люсьена, пыталась его разыскать. Они обошли все больницы, морги, заявили о пропаже в полицию. Все напрасно. Люсьен как в воду канул.

Резко поднявшись, Джессика подошла к большому французскому шкафу и вынула из нижнего ящика красный кожаный альбом с фотографиями. Вернувшись к столу, она села, открыла альбом и начала переворачивать страницы.

Вот мы вдвоем, Люсьен и я, подумала она, глядя на фотографию. Они стояли на берегу Сены. Вот она с Александрой, Кей, Марией и Аней в саду перед домом Ани. А вот смешная фотография, где Ники дурачится с Александрой, а Мария со скорбным видом стоит на заднем плане. Джессику охватила глубокая печаль. Люсьен исчез, и после этого все разладилось. Девочки поссорились и раздружились. И все было так… так… глупо.

Джессика закрыла альбом. Поехав на день рождения Ани, она встретит там бывших подруг. К тому же для нее Париж — это Люсьен. Люсьен, которого больше нет.

Прими приглашение. Отправляйся в Париж просто ради удовольствия, сказала она себе. Но тут же передумала. Нет, откажись. Ты лишь разбередишь старые раны.


— Итак, ты наконец соизволила вернуться домой, — произнес Гэри с порога.

Джессика в изумлении уставилась на него. Он стоял в дверях, в мятом костюме, с недовольным видом. В подпитии он бывает агрессивным, подумала она, но все равно сказала:

— Похоже, ты бросил поводья и вылетел из седла.

Гэри нахмурился: ему не нравился ее техасский юмор.

— Почему ты явилась так поздно?

— Какое это имеет значение? Ты валялся пьяным у меня на диване.

Гэри глубоко вздохнул, подошел к ней и неожиданно улыбнулся.

— Кажется, мы что-то отмечали. Гарри с Филом пришли в восторг от первого варианта, потом мы его немного подправили и совершенно убедились в том, что сценарий готов… почти готов. И тогда… мы решили это дело отпраздновать.

— По-моему, ты только что все придумал.

— Нет. Просто ты поздно вернулась.

— Девять часов — совсем не поздно.

— Это Марк Силвестер тебя задержал.

— Не смеши меня! Я не люблю прозрачных намеков. Его даже там не было. Я опоздала из-за пробок на шоссе. А как поживает Джина?

— Джина? — Гэри нахмурился и уселся на диван.

— Не вздумай говорить, что Джины здесь не было — в кабинете пахнет ее духами. Она всегда заявляется на обсуждение сценария, пьет мое лучшее красное вино и оставляет следы помады на бокале. Ведь Гарри губы не красит?

— Ты понапрасну тратишь на меня свое ехидство, Джессика. Не понимаю, чем она тебе не нравится. Джина много лет была моей помощницей.

И спала с тобой, когда тебе этого хотелось, подумала Джессика, но сказала другое:

— Я не первый день живу на свете и понимаю что к чему.

Гэри вскочил, его лицо побагровело. Казалось, его вот-вот хватит апоплексический удар.

— Я вижу, куда ты клонишь, и не позволю собой помыкать. Я возвращаюсь к себе. Вещи заберу завтра. Пока, детка.

Джессика холодно смерила его взглядом, внезапно поняв, как она от него устала.

Гэри вылетел из комнаты, хлопнув дверью. Вскоре до нее донесся грохот входной двери и визг колес. И тут Джессика Пирс поняла, что в сущности ей на это наплевать. Она открыла красный кожаный альбом и начала переворачивать страницы, рассматривая фотографии тех трех лет, что она провела в Париже. Какие мы здесь молодые, думала она. Молодые, невинные, у нас впереди вся жизнь. Как мало мы заботились о будущем…

— Люсьен, — прошептала она, проводя пальцем по его лицу, — что с тобой стряслось?

Но ответа не было.


Тихий океан еще никогда не казался Джессике таким прекрасным. Его бескрайние темно-голубые воды переливались в ярком солнечном свете. Был понедельник. Она сидела в бельведере, который перевезла сюда из старинного английского замка. Теперь он украшал особняк Марка Силвестера в Санта-Барбаре.

Марку бельведер понравился, как и все остальное в новом доме. Джессика не сомневалась, что он одобрит ее вкус, но все же испытала облегчение, узнав, что он в восторге. Марк собирался переехать сюда в конце следующей недели, а сегодня она прошлась с ним по дому в первый раз после того, как привезли и расставили мебель.

Войдя на веранду, Джессика открыла застекленную дверь и столкнулась лицом к лицу с Марком.

— Куда ты исчезла? — недоуменно спросил он.

— Ты говорил по телефону, и я решила оставить тебя одного. Пошла прогуляться до бельведера и, глядя на океан, наслаждалась минутами полного покоя.

— Это чудесное место; — сказал он и, посмотрев на нее, добавил: — Ты чем-то очень озабочена, Джессика. Не хочешь облегчить душу?

— Нет, — пробормотала она.

— Он слишком часто тебя подводил, он… — Марк осекся.

Джессика удивленно посмотрела на него.

— Прости. Я не должен был этого говорить.

— Нет-нет. Все в порядке, — сказала она и, слабо улыбнувшись, уселась на диван. — Я посмотрела на тебя просто потому, что вчера мне пришло в голову то же самое. Боюсь, наши с Гэри отношения зашли в тупик и ситуация навряд ли исправится.

— «Может ли барс переменить пятна свои?» И так далее… — процитировал Марк. Он подошел к встроенному бару. — Хочешь чего-нибудь выпить? Кока-колы? Воды?

— Я бы выпила клюквенного соку. Я знаю, там есть бутылка. Я поставила ее в холодильник в субботу.

Он кивнул, налил ей сок, недоумевая, как Джессика вообще могла связаться с Гэри Стеннисом. Она слишком хороша для него. Глядя на нее, он думал о том, как она привлекательна. Сегодня она была особенно красива в костюме цвета бледной лаванды с укороченной юбкой и в туфлях на высоких каблуках. Ее длинные ноги всегда приводили его в восхищение.

— Спасибо, Марк, — поблагодарила она, поставив стакан на журнальный столик со стеклянным верхом.

Сев напротив, Марк поднял свой стакан:

— За твое здоровье, Джессика. Спасибо, что ты сделала это место таким красивым. Ты просто… чудо.

Она улыбнулась, ее глаза заблестели:

— Это тебе спасибо, Марк. Спасибо, что ты мне поверил, дал карт-бланш, и я сделала то, что хотела.

— Я даже немного тебя побаиваюсь. Побаиваюсь твоих знаний, вкуса, твоего обаяния, чувства стиля. Ты… ты… конфетка с сюрпризом.

Она рассмеялась.

— Что ты собираешься теперь делать?

— Мне нужно реконструировать несколько домов в Беверли-Хиллз, а еще…

— Я хотел сказать, что ты собираешься делать со своей жизнью… и Гэри Стеннисом?

Глубоко вздохнув, Джессика призналась:

— С ним все кончено, Марк. Просто я хочу расстаться с ним без лишнего шума.

— Я знаю Гэри много лет, у него всегда была склонность к саморазрушению. Тебе ничего не удастся сделать без шума. Ты должна набраться решимости и просто порвать отношения.

— Вероятно, ты прав. Лучше действовать в открытую. В конечном счете это будет менее болезненно.

— Тебе нужно самой поверить в это.

Она кивнула, а потом, переменив тему, сказала:

— Мне только что пришло приглашение из Парижа. Моей учительнице Ане Седжуик исполняется восемьдесят пять.

Глаза Марка загорелись.

— Вот здорово.

— Приглашение вернуло меня в прошлое. Точнее, на семь лет назад. И у меня открылись старые… раны. Наверно, это можно так назвать. С тех пор многое изменилось. — Неожиданно у нее на глазах выступили слезы.

— Эй, что это? Слезы? Похоже, здесь замешан мужчина.

Джессика кивнула.

— Хочешь рассказать мне о нем? Я весь внимание.

— Это старая любовь, удивительная любовь. Мы мечтали о будущем. И вдруг все кончилось.

— Судя по твоему тону, это он тебя бросил.

— Нет, не бросил. Он исчез. Как сквозь землю провалился. Больше я его не видела.

Тщательно подбирая слова, она рассказала Марку о Люсьене Жираре — о том, как они впервые встретились, об их отношениях, о том, как она пыталась его разыскать.

Когда Джессика закончила, Марк задумчиво сказал:

— У меня есть две версии. Либо его убили и очень ловко избавились от трупа, либо он сам захотел исчезнуть.

— Но зачем ему это было нужно? — воскликнула она.

— У тех, кто исчезает, есть на то свои причины. Расскажи мне всю историю еще раз. Вернее, ту ее часть, где он говорит, что должен на несколько дней уехать.

Джессика откинулась на подушки.

— Мы обедали, — начала она. — Он сказал, что поедет на несколько дней в Монте-Карло, чтобы сняться в рекламе. Потом мы стали строить планы на следующую неделю.

— Он позвонил тебе из Монте-Карло?

— Я и не ждала его звонка, потому что знала, что он занят. Но после недельного молчания я встревожилась. Позвонила ему домой. Никто не ответил. Я сообщила об этом его другу Алену Бонналю. Мы отправились к Люсьену домой и поговорили с консьержкой. Она сказала, что он еще не вернулся.

— А кому-нибудь еще он звонил? — тихо спросил Марк.

— Нет. Мы с Аленом ходили к агенту Люсьена, и тот был озадачен не меньше нас.

— Все это очень странно. А полиция ничего не обнаружила?

— Нет. В больницах и в морге тоже ничего не могли сообщить. Ален продолжал его искать и после того, как я вернулась домой в Америку. Но безуспешно.

— Как по-твоему, могла ли существовать причина, по которой ему вдруг понадобилось бы разыграть исчезновение?

— Нет, Люсьен был не таким человеком. Он был самым честным и прямым из всех, кого я знала.

— Ты после этого бывала в Париже?

Джессика покачала головой:

— Я не уверена, что приму приглашение. С Парижем у меня связаны не лучшие воспоминания.

— У меня есть идея, — сказал он. — Как ты отнесешься к тому, если я поеду с тобой? В качестве компаньона?

Это предложение изумило Джессику, и она растерялась.

— Чтобы придать мне уверенности?

— Можешь понимать это так.

— Спасибо за великодушный жест. Я очень признательна, Марк, очень. — Из ее груди вырвался вздох. — Я так люблю Аню Седжуик, но я не знаю…

— С попутчиком трудная дорога становится легче.

— Я еще окончательно не решила, ехать ли. Я получила приглашение только в субботу. Но независимо от того, что я решу, ты узнаешь об этом первым.

Марк ответил ей теплой улыбкой. Его переполняла нежность. Что касается Джессики, то она спрашивала себя, хватит ли у нее решимости отправиться в Париж и встретиться там со своим прошлым. Ответа она не знала.

Глава 4

Жизнь Марии Франкони переменилась. Чудесным образом. В один миг. Последние несколько дней она словно летала по воздуху. Впервые за многие годы она была в приподнятом настроении, полна радостных предчувствий.

Перемены начались с прошлой пятницы, когда она вернулась к себе в офис с ленча. На письменном столе лежал белый конверт, на котором каллиграфическим почерком было выведено ее имя. Вынув из конверта открытку, она быстро ее прочла, и ее сердце затрепетало от радости. Как замечательно получить приглашение на день рождения Ани, какая честь быть ее гостьей на этом празднике!

Аня была самым лучшим человеком на свете. Это Аня разбудила в Марии творческое начало. Она была ей как мать, была ее защитником и другом.

Когда Мария начала учиться в Аниной школе, у нее появилось много друзей, и среди них три девочки, которые были ее ближайшими подругами — до той ссоры. Мария надеялась, что они приедут к Ане, ей не терпелось увидеться с ними, не важно, захотят они помириться с ней или нет. За семь лет все обиды должны забыться, разве не так?

Мария Пия Франческа Тереза Франкони, для родных и знакомых просто Мария, была твердо намерена отправиться в Париж на день рождения Ани. Она приняла это решение мгновенно. Париж был ее любимым городом. К тому же ей очень хотелось сбежать: от скучной работы, от семейного бизнеса, от личной жизни, унылой и бедной событиями.

Она поедет в Париж не только на выходные. В июне она собиралась взять отпуск, значит, она сможет остаться в Париже на неделю. Или даже на две. Или на три. Три недели в Париже. От этой мысли у нее захватило дух.

Даже теперь, в четверг вечером, почти через неделю после того, как пришло приглашение, Мария не находила себе места от радости. Она не могла дождаться своего брата Фабрицио, чтобы рассказать ему о своих планах. Мария ждала его к ужину. По четвергам Фабрицио, если он был в Милане, всегда заходил к ней поужинать. Но две недели назад Фабрицио по делам компании отправился в Вену, Мюнхен и Лондон. Он возглавлял отдел продаж в фирме «Франкони и сыновья», которая с 1870 года занималась производством дорогих тканей.

Мария проворно двигалась по кухне, проверяя, готовы ли спагетти, помешивая болонский мясной соус. Вынув из холодильника моцареллу и помидоры, она нарезала их тонкими ломтиками. Потом уложила на две тарелки, украсила листьями базилика и сбрызнула оливковым маслом.

Мария была рада, что Фабрицио придет обедать. Она не только любила его больше всех остальных родственников, но и считала своим союзником по бизнесу — он тоже считал, что многое в семейном производстве нужно модернизировать. Их отец был иного мнения.

За годы, прошедшие после окончания Аниной школы, Мария стала одним из ведущих дизайнеров на фирме Франкони. Фабрицио всегда похвально отзывался о ее тканях. Однако Марию угнетало подозрение, что она давно уже движется по накатанной колее.

Она тихо вздохнула, потом, запретив себе думать о грустном, переключилась на своего брата Фабрицио. Тому нравилось, как она готовит, и обычно они весело проводили время вдвоем. Как и она, Фабрицио не обзавелся семьей. Он устал от причитаний своей матери и обеих бабок, которым не терпелось понянчить внуков.

Законный наследник семейного дела, их старший брат Серджо, уже однажды был женат и развелся, так и не заведя детей, чем вызвал явное неудовольствие родственников.

Фабрицио был всеобщим любимцем и признанным красавцем. Высокий, голубоглазый, светловолосый, по виду он был истинным Франкони, тогда как она и кареглазый черноволосый Серджо пошли в Рудольфо. Фабрицио был самым умным, самым веселым, и работал он больше всех. В него влюблялись все подряд без всяких усилий с его стороны.


Десять минут спустя, когда ужин был почти готов, Фабрицио стоял в дверях ее кухни, потягивая белое вино.

Он рассказывал ей о своей поездке. Услышав, что именно благодаря тем новшествам, которые Мария внесла в знаменитую коллекцию «Ренессанс», компания получила дополнительную прибыль, она просияла.

— Мы получили кучу повторных заказов, — сказал Фабрицио. — Итак, сестренка, я пью за тебя.

Подняв бокал, Мария чокнулась с братом:

— Спасибо. Мне не терпится увидеть лицо отца, когда он об этом услышит.

— Мне тоже. Но это еще не все. Наши клиенты поют тебе дифирамбы. Я сказал, что в следующем сезоне покажу им совершенно новую линию.

— Да? — Мария посмотрела ему прямо в глаза.

— Теперь дело за тобой.

— Задача не из легких! Я попытаюсь. — Некоторое время она молчала. — Фабрицио!

— Что? Ты чем-то взволнована.

— На прошлой неделе я получила приглашение в Париж, на Анин день рождения.

Фабрицио слегка напрягся, хотя постарался это скрыть. На его лице не дрогнул ни единый мускул, когда он спросил как можно более небрежным тоном:

— А когда это будет?

— В начале июня.

— Понятно… — уклончиво пробормотал он.

— Разумеется, я поеду. Разве можно пропустить такое торжество? Я уже отправила открытку с согласием и собираюсь задержаться в Париже на две или три недели.

Брат нахмурился:

— На две или три недели. Это еще зачем?

— Я люблю Париж и хочу провести там отпуск.

— Но мы всегда проводим лето в нашем доме на Капри.

— А в этом году мы туда не поедем, во всяком случае я.

— Родным это не понравится.

— Ну и что? Мне двадцать девять лет, почти тридцать, и я для разнообразия могу провести отпуск одна.

— Да, конечно, ты уже взрослая. — Фабрицио ласково ей улыбнулся, решив закрыть эту тему.

Позже, после ужина, ему придется ей сказать, что она не сможет поехать в Париж. Его пугала одна мысль об этом.


Мария тайком наблюдала за братом, который явно наслаждался спагетти, ее фирменным блюдом. Поев немного, она сделала несколько глотков вина и сказала:

— Сейчас я чувствую себя гораздо лучше. Не такой подавленной. Все эти дни меня грела мысль о поездке в Париж.

Это было последним, что хотелось услышать Фабрицио, и он съел еще немного спагетти, прежде чем отодвинул тарелку.

— Очень вкусно. Никто не умеет готовить так, как ты.

— Хорошо, что тебя не слышат наши бабушки, — заметила она, улыбнувшись. Потом встала, взяла тарелки и отнесла их на кухню.

— Тебе помочь? — крикнул ей вдогонку брат.

— Нет-нет. Я сама. — Через несколько секунд Мария вернулась с тарелкой печенья в руках. — Я не стала готовить десерт, зато сварила кофе. Налить тебе чашечку?

Фабрицио покачал головой:

— Нет, спасибо, я попью вина. — После некоторого размышления он мягко произнес: — Жаль, что ты уже приняла приглашение. Мне кажется, ты несколько поторопилась.

— Что ты имеешь в виду?

Он молча посмотрел на свой бокал, потом поднял глаза и сказал:

— Ты же знаешь, тебе нельзя ехать в Париж, потому что…

Она смотрела на него. Он смотрел на нее.

Перед ним было одно из самых прекрасных лиц, которые он только видел. Лицо Мадонны, достойное кисти великого мастера. Огромные, выразительные, черные, как обсидиан, глаза; копна густых, блестящих черных волос, ниспадающих на плечи; безупречный овал лица, ямочки на щеках.

Фабрицио с трудом выдержал взгляд Марии, когда она с дрожью в голосе проговорила:

— Ты не хочешь, чтобы я ехала, потому что я… такая крупная. Ты это имеешь в виду?

— Если тебе так уж хочется ехать, я не могу запретить. Говоря словами твоей подруги Джессики, ты свободная и совершеннолетняя. Но именно из-за Джессики я не советовал бы тебе это делать. А также из-за Александры и Кей. Ты не просто крупная, ты толстая и, увидев подруг, почувствуешь себя отвратительно. Потому что они такие же стройные, как прежде.

— Откуда ты знаешь? — воскликнула она и закрыла глаза.

Конечно, он прав. Они будут выглядеть потрясающе, а она будет казаться себе выброшенным на берег китом. И все же ей безумно хотелось в Париж. Поэтому она с вызовом сказала:

— Я все равно поеду. Пусть думают что хотят.

Фабрицио встал, подошел к дивану и сказал:

— Иди сюда и сядь рядом. Давай обсудим это вместе.

Когда она уселась, он взял ее за руку и заглянул в глаза:

— Раз тебе очень хочется ехать, есть один способ. Но он нелегкий.

— Что ты имеешь в виду?

— Во-первых, давай поговорим о твоей любви к кулинарии. Я понимаю, это приятное хобби, но ты занимаешься готовкой, потому что у тебя депрессия. Ты находишь утешение в еде.

Мария не проронила ни слова.

— Если ты хочешь в Париж, — продолжал Фабрицио, — я посоветовал бы тебе сбросить вес. У тебе в запасе целых три месяца. Если ты будешь лучше выглядеть, у тебя и настроение поднимется.

— Диеты мне не помогают, — пробормотала она.

— Помогут, если ты будешь их придерживаться, — возразил Фабрицио.

— Ты думаешь, у меня получится?

— Конечно, получится. Завтра я отведу тебя к моему диетологу, и она подберет для тебя режим питания. Ты можешь записаться в мой клуб здоровья и каждый день туда ходить.


Позже, после ухода Фабрицио, Мария подошла к большому зеркалу. Впервые за эти годы она взглянула правде в глаза. Все верно, я толстая, сказала она себе. Нет, не просто толстая, а очень толстая.

Она, чуть не плача, отвернулась от зеркала. Накинув шелковый халат, она бросилась на кровать и зарылась лицом в подушки. Мария плакала до тех пор, пока слезы не иссякли. Потом она без сил лежала на постели, думая об Анином дне рождения, о своих проблемах с весом и теперешнем состоянии. «Что мне делать? Что мне делать?» — повторяла она.

Фабрицио был прав. Нужно использовать оставшееся время, чтобы похудеть. Но она боялась, что у нее ничего не выйдет, боялась, что не выдержит упражнений и диеты.

Рикардо, внезапно подумала она. Все началось, когда родные изгнали из моей жизни Рикардо Мартинелли. Мария очень его любила, а он — ее, но он не нравился ее родителям, и они заставили их расстаться. Это случилось четыре года назад — тогда-то она и начала толстеть. Она утешалась едой, потому что потеряла Рикардо, потому что была безумно одинока.

Бежать. Вот чего она хотела. Бежать навсегда из Милана. От семьи. От работы.

Но от себя не убежишь, подумала Мария. У тебя огромное, толстое тело, и в этом виновата ты одна. Она поднялась, подошла к туалетному столику с венецианским зеркалом и внимательно вгляделась в свое отражение.

У тебя все получится. Получится похудеть. У тебя есть великолепная мотивация. Поехать в Париж, чтобы встретиться с Аней и вновь подружиться с Джессикой, Александрой и Кей. А если повезет, ты увидишься и с Рикардо. Она знала, где он живет. Знала, что он не женат.

Глава 5

Аня Седжуик была поражена. Она опустилась на диван, изумленно глядя на сидящего напротив мужчину. В ее глазах застыл немой вопрос. Поправив вышитые подушки, Аня, слегка нахмурившись, спросила:

— Но почему ты так поторопился? Это на тебя не похоже…

Николас Седжуик откашлялся:

— Пожалуйста, Аня, не сердись.

— Боже мой, Ники, я и не думаю сердиться.

Ники был ее любимцем, и, несмотря на отсутствие кровного родства, Аня относилась к нему как к сыну. Он занимал в ее сердце особое место.

— Ну, хорошо, — продолжала она. — Ты уже разослал приглашения, значит, отменить торжество невозможно. Лучше расскажи мне обо всем поподробнее. Начинай, я вся внимание.

— Мне хотелось устроить на твой день рождения что-нибудь совершенно необычное. Я знаю, ты обожаешь «Ледуайен», поэтому я снял ресторан на весь вечер. Сначала будет коктейль, потом ужин с танцами. И разумеется, несколько сюрпризов.

— Зная тебя, не сомневаюсь, что сюрпризов будет множество, — засмеялась она.

Ники кивнул, он был рад, что Аня не стала сердиться.

— Ты обязательно должна отпраздновать свой восемьдесят пятый день рождения. Пускай в этот день с тобой рядом будут все, кто тебя любит и кого любишь ты.

— Список приглашенных у тебя с собой?

— Конечно. — Ники смущенно улыбнулся. — Боюсь, я поступил коварно. Я попросил Лору дать мне адреса из твоего архива. Вот список.

Вынув его из кармана, Ники поднялся и сел рядом с Аней на диван.


После ленча, когда Ники наконец ушел, Аня вернулась в гостиную на втором этаже. Здесь хорошо было коротать время с семьей и друзьями, отдыхать, читать. И что не менее важно, здесь хорошо было работать в окружении любимых книг и предметов, собранных на протяжении жизни.

Пройдя по комнате, Аня задержалась у окна, думая о том, каким унылым кажется в этот холодный февральский день ее сад. Темные силуэты деревьев четко вырисовывались на фоне ясного парижского неба, после проливного дождя мокрый булыжник отливал серебром. Трудно было поверить, что через месяц-другой сад украсится ярко-зеленой травой, кустами папоротников, розовыми звездочками цветущей вишни и крошечными бальзаминами, высаженными по краю газона. К тому времени деревянная изгородь сада заблестит свежей белой краской.

Аню всегда восхищали сад, необычный внутренний двор и живописный дом с черно-белым фасадом из дерева и кирпича. Казалось, его в целости и сохранности доставили сюда, в центр Парижа, прямиком из Нормандии. Дом находился всего в двух шагах от шумного бульвара Инвалидов, свернув с которого на рю дель Юниверсите вы оказывались в знаменитой школе Ани.

Она пришла в этот дом вместе с Мишелем Лакостом, любовью ее юности, первым мужем, отцом двоих ее детей, Дмитрия и Ольги. Дом принадлежал его матери, а после ее смерти перешел к Мишелю. Когда он умер, хозяйкой дома стала Аня.

— Мишель умер совсем молодым, — пробормотала Аня еле слышно и отвернулась от окна.

В последнее время ее одолевали воспоминания. Возможно, всему виной возраст. Но нельзя жить только прошлым. Николас Седжуик, ее племянник по второму мужу, Хьюго Седжуику, заставляет ее смотреть в будущее.

Сев за стол у камина, Аня принялась просматривать составленный Ники список гостей. Она одобрила его выбор родственников и друзей, а также некоторых из ее бывших учеников. Самых лучших и самых способных. В особенности приятно ей было увидеть имена четырех блестящих выпускниц 1994 года: Джессики Пирс, Кей Ленокс, Марии Франкони и Александры Гордон. Особенно Александры.

Аня думала об Александре и ее романе с бедным Томом Коннерсом, пережившим столько горя. Конечно, то была судьба. Она размышляла о роли судьбы в своей собственной жизни. Наверняка ей суждено было прожить именно такую жизнь, какую она прожила, и умереть в этом доме. Она всегда следовала велению сердца, верила в себя как в женщину и художницу. Она жила полной жизнью, никогда не жалела о сделанном — только о том, чего сделать не успела.


Аня Косиковская родилась в Санкт-Петербурге в 1916 году, буквально накануне русской революции, заставившей ее родителей покинуть страну. Когда она подросла, ее отец, князь Валентин, подробно рассказал ей историю их семьи.

Ее родители были русскими аристократами. Отец, происходивший из древнего, очень богатого рода, унаследовал земли в Крыму, заводы и фабрики в Москве и финансовые интересы за границей. Ее мать, Наташа, была дочерью графа Ильи Девенарского, также весьма состоятельного человека.

Ко времени рождения Ани ее отец уже был известен как необычайно талантливый художник. Через пятнадцать лет после отъезда из России Валентин будет признан одним из выдающихся русских художников наряду с Кандинским, Шагалом, Родченко, Эндером и Поповой.

Но в 1918 году, после расстрела царя и его семьи, Валентин думал не о славе, а о бегстве. Он предвидел революцию, был ее свидетелем и заранее предпринял некоторые шаги, чтобы спасти свое немалое состояние.

В январе 1919 года Валентину с Наташей и крошечной дочерью Аней удалось покинуть Россию. После нескольких недель, проведенных в Норвегии, они сели на английский пароход и добрались до Шотландии. Там их ждала старшая сестра Валентина Ольга, бывшая замужем за английским банкиром. Первые детские воспоминания Ани были связаны с Хаверли-Чейз — живописным поместьем ее тетушки в Кенте.

Прожив полгода в Кенте, Валентин с Наташей купили в Челси маленький домик со стеклянной оранжереей в саду — идеальным местом для мастерской, где Валентин мог бы писать картины. В этом прелестном старом доме и выросла Аня — в окружении старинных вещей, которые ее мать ухитрилась вывезти из России: серебряного самовара, из которого они каждый день пили чай, икон, стоявших на столе в гостиной рядом с фамильными фотографиями в рамках Фаберже.

Аня ела русскую пищу, учила русскую историю, которую преподавал ей отец, и русский язык — дома ее родители говорили между собой только по-русски. Она воспитывалась так же, как любая девочка из аристократической семьи воспитывалась бы в Санкт-Петербурге. И все же она была и английской девочкой, усвоившей обычаи приютившей ее страны.

— Во мне намешано много разного, — сказала она Мишелю Лакосту, когда они впервые встретились в Париже. — Но я знаю, душой я русская.

Дождь не омрачил хорошего настроения Николаса Седжуика. Пока он шел по бульвару Инвалидов к рю дель Юниверсите, хлынул ливень, но Ники решил, что апрельский дождь скоро кончится. Не успел он подумать об этом, как дождь перестал. Сложив зонт, Ники повесил его на руку и ускорил шаг. Он только что закончил эскизы декораций к новому фильму, который должен был сниматься на киностудии в Биянкуре и в долине Луары. Продюсеру и режиссеру его рисунки понравились.

Ничто так не способствует хорошему настроению, как успех, подумал он. Затем на его красивом лице промелькнула тень. Как профессионал он был на высоте, но похвастать счастьем в личной жизни не мог.

Его брак с английской актрисой Констанцией Эйкройд распался. Ники пытался его сохранить, но с каждым месяцем все больше отдалялся от жены. Теперь он хотел лишь одного — расстаться с ней как можно более мирно.

Ники с облегчением вздохнул, подумав о том, что, к счастью, у них нет детей. Когда они с Констанцией наконец расстанутся, их больше ничто не будет связывать. К тому же ему всего тридцать восемь. Еще есть время начать все сначала.

Пройдя половину рю дель Юниверсите, Ники вошел в широкие двери, ведущие во внутренний двор Аниной школы, где он преподавал сценографию. Входя в маленькую боковую дверь, закрывая ее за собой и шагая по коридору, Ники не мог не вспомнить историю этого места.


Раньше здесь была скромная художественная школа, которой руководила Анина свекровь Катрин Лакост. Надо отдать ей должное, Катрин удалось сохранить школу во время войны и немецкой оккупации, и в послевоенные годы школа пользовалась большим успехом. Поняв, что ей уже трудно справляться со своими обязанностями — ее замучил артрит, — Катрин попросила невестку ей помочь.

В Ане обнаружился талант педагога и организатора. Более того, она оказалась весьма дальновидной. Прежде в школе преподавали в основном живопись и скульптуру, но после смерти Катрин, в 1951 году, Аня ввела новые предметы для будущих модельеров, художников по тканям и театральных художников. К их общему с Мишелем изумлению, новые курсы приобрели огромную популярность.

Но в 1955 году произошла трагедия — Мишель скончался от тяжелого сердечного приступа. Ему было сорок пять.

Спустя три года после смерти мужа Аня познакомилась с дядей Николаса, Хью Седжуиком, английским бизнесменом, жившим в Париже, и попросила его помочь в финансовых делах школы. Еще через год они поженились, а школа впервые за всю историю своего существования стала приносить солидный доход. К середине шестидесятых от желающих учиться в Школе прикладного искусства Ани Седжуик не было отбоя, хотя плата за обучение была высока.

Глава 6

Они сидели вместе в в зимнем саду недавно отреставрированного отеля «Мерис» на рю де Риволи напротив сада Тюильри. Высоко у них над головами поднимался стеклянный купол с металлической арматурой.

— Этот стеклянный потолок обнаружили только при реставрации, — произнесла Аня. — Долгие годы он был скрыт от глаз. До начала работ никто и не подозревал, что потолок на самом деле сделан из стекла.

— Удивительно! Но еще удивительнее его состояние, — воскликнул Ники, следуя за ее взглядом. — Никогда не поверю, что это старое стекло.

— Конечно, нет. Весь купол выстроен заново, но в строгом соответствии с оригиналом. Правда, он очень красив? Я всегда была неравнодушна к «ар нуво».

Ники кивнул и с любопытством посмотрел на нее:

— Откуда ты все это знаешь? Про крышу, например.

Аня довольно улыбнулась:

— Один из здешних директоров — мой приятель.

— Всегда забываю о том, что ты получаешь информацию из первых рук.

Он поднял чашку, отпил немного чая и, поверх очков посмотрев на Аню, подумал, как хорошо она сегодня выглядит. На ней был недавно сшитый бледно-голубой шерстяной костюм и нитка натурального жемчуга. Слегка волнистые темно-русые волосы были, как всегда, аккуратно уложены, лицо сияло. Аня казалась на двадцать лет моложе своего возраста.

Прервав его размышления, она спросила:

— Много пришло положительных ответов?

— Да, много. На этой неделе надеюсь получить еще больше.

— А от Алексы письмо пришло? Она приняла приглашение?

— Еще не пришло, но я уверен, что придет со дня на день.

— Алекса может не приехать. Она не была в Париже с тех самых пор, как порвала с Томом Коннерсом. — Сделав паузу, Аня устремила на Ники проницательный взгляд: — У меня создалось впечатление, что она не хочет приезжать во Францию, особенно в Париж. Из-за Тома.

— Я много раз предупреждал ее насчет Тома. На него давит тяжкий груз отрицательных эмоций.

— Возможно, он отчасти избавился от этой ноши? За время, что они не виделись?

— Хотелось бы так думать, но я ничего не могу сказать… — Он запнулся. — Том очень скрытен.

— А ты продолжаешь с ним видеться?

— Мы не встречались около года. А может, больше. — Ники слегка прищурился. — А почему ты об этом спрашиваешь?

— Мне очень хочется увидеться с Алексой. Я просто подумала, а вдруг он уехал из Парижа.

— Навряд ли. Том здесь родился. Это его город.

— Бывает, люди отходят от дел, меняют место жительства, переезжают куда-нибудь на юг, в Прованс.

— Только не Том, уверяю тебя. Кстати, я получил письмо от итальянки, которая училась вместе с Алексой. От Марии Франкони. Она прислала подтверждение одной из первых.

Анино лицо осветила широкая улыбка.

— Как я рада, что она приедет! Мария очень милая. И у нее огромный талант, который она растрачивает по пустякам.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Ники, нахмурившись.

— Она способна на гораздо большее, чем придумывать рисунок для тканей, выпускаемых устаревшим семейным предприятием. — Не дав Ники вставить слово, она продолжала: — Кей Ленокс тоже приедет, в этом я не сомневаюсь, а вот Джессика — нет. Не думаю, что она сможет приехать в Париж после всего, что случилось.

— Ты имеешь в виду исчезновение Люсьена?

— Да. Джессика тогда пришла в отчаяние. Только что она была полна жизни, безумно влюблена, и вдруг на нее обрушился такой удар. — Аня покачала головой. — В смерти есть что-то окончательное, но, когда твой возлюбленный исчезает, очень трудно справиться с горем.

— Потому что ничего не кончено?

— Ты прав. Нет тела. Нет похорон. И нет конца боли, потому что не знаешь, что произошло.

Некоторое время Ники помолчал, а потом спросил:

— А что случилось с Джессикой? Она вышла замуж? Вы с ней переписываетесь?

— О да. Время от времени я получаю от нее коротенькие письма или вырезки из «Архитектурного дайджеста» с построенными ею домами. Она не вышла замуж. Живет в Бел-Эр, проектирует дома для богатых знаменитостей.

— А Алекса?

— О, мы постоянно поддерживаем связь. Она присылает мне письма, открытки, фотографии, звонит по телефону.

— Наверное, я был немного в нее влюблен. Быть может, влюблен до сих пор. И знаешь почему?

— Нет, не знаю.

— Потому что Александра Гордон похожа на тебя. Вы сделаны из одного теста. Или, возможно, она старалась тебе подражать. Во всяком случае, у вас с ней много общего.

— Да, вероятно, ты прав.

Некоторое время они сидели молча. Им было хорошо друг с другом. Вдруг Аня задумчиво проговорила:

— Жизнь — странная штука, Ники. Вот мы сидим в «Мерисе», наслаждаемся жизнью, пьем чай. А всего шестьдесят лет назад в этом отеле жили нацисты. Как же мы их боялись и ненавидели. А потом все переменилось.

— Дядя Хьюго любил повторять, что в мире есть одна постоянная вещь — перемены.

Глава 7

Ане удалось уговорить Александру приехать. И вот она здесь, в Париже, весенним утром. Сегодня пятница, одиннадцатое мая. До дня рождения осталось три недели. Она приехала слишком рано. Но, с другой стороны, у нее здесь масса дел: надо встретиться с Аней, походить по магазинам и, раз уж она согласилась поработать вместе с Ники, надо будет и с ним встретиться. Но у ее приезда была еще и тайная цель.

Том Коннерс.

Часы показывали одиннадцать. Александру одолевало искушение позвонить Тому. Но она еще не была готова встретиться с ним лицом к лицу. Взяв сумочку, она вышла из номера люкс и направилась к лифту.

Через несколько секунд Александра уже шагала по мраморному вестибюлю отеля «Мерис», который ей рекомендовала Аня. Потом прошла сквозь вращающуюся дверь и спустилась по ступенькам. Тут она подумала, как замечательно вновь оказаться в любимом городе. Если повернуть налево, выйдешь к Лувру, а если направо — можно прогуляться по рю де Риволи, разглядывая витрины, пока не окажешься на площади Согласия, а потом на Елисейских полях.

Александра, недолго думая, направилась к Лувру. День выдался чудесный. Париж искрился в ярких лучах солнца. Когда она шла мимо уличного кафе, в ноздри ей ударил дразнящий аромат свежемолотого кофе. Александра присела за столик и заказала кофе с молоком.

Через несколько секунд официант принес кофейник и кувшинчик горячего молока. Александра налила в большую чашку кофе и добавила пенящегося молока. Первый же глоток привел ее в восторг, потом она заглянула в корзинку. Почему бы и нет? — подумала она и, взяв круассан, отломила кусочек, намазала маслом и щедро сдобрила джемом. Круассан растаял во рту, и она вспомнила, как завтракала здесь студенткой.

Чудесные годы, полные ожиданий. Тогда все было впереди. Но после многое пошло не так, как хотелось.

Теперь Александра собралась все исправить.


Женщина была так красива и эффектна, что ей оборачивались вслед. Высокая, почти метр восемьдесят ростом, с царственной осанкой и плавными движениями. Ее лицо притягивало взгляды: красиво изогнутые черные брови над большими, широко расставленными глазами. Чувственный рот. Грива густых, блестящих черных волос, ниспадающих до лопаток.

Ее одежда была простой, но элегантной. Черный габардиновый брючный костюм, белая шелковая рубашка и черные босоножки на высоких каблуках. На плече черная кожаная сумка, в руке темные очки. Той же простой элегантностью отличались и украшения. В часах на левой руке, золотом браслете на правой и маленьких бриллиантовых сережках не было ничего вычурного.

В то утро она неторопливо прохаживалась по тихим залам Лувра. До встречи за ленчем в «Рице» на Вандомской площади оставалось еще много времени. Женщина знала, что привлекает к себе внимание. Три месяца назад она бы не поверила, что такое возможно. Марию Франкони было не узнать — она сбросила двадцать пять килограммов. Залогом успеха стали изнурительные тренировки и строгая диета, лишенная жиров, углеводов, а также вина и других спиртных напитков.

За несколько недель до поездки в Париж Мария посетила известного миланского модельера, который придумал для нее несколько брючных костюмов и платьев простого кроя, подчеркивавших ее достоинства и скрывавших тяжеловатую нижнюю часть тела. Он предложил ей удлиненные, чуть ниже бедер, пиджаки без пуговиц, слегка обуженные брюки и прямые юбки. Темные цвета, в основном черный и несколько оттенков серого, зрительно уменьшали объем и подчеркивали красоту темных глаз и волос.

Даже сейчас в Париже Мария не позволяла себе расслабиться. Каждый день она плавала, тренировалась на беговой дорожке. Она также продолжала сидеть на строгой диете, не прельстившись соблазнами французской кухни.

Приехав в Париж, Мария навестила свою любимую Аню, потом ходила по магазинам, посещала художественные галереи, была в Версале. Она наслаждалась каждой минутой счастья вдали от работы и деспотической семьи. Я сбежала, думала она, неторопливо приближаясь к картине, ради которой пришла в Лувр. Если б только мне не надо было возвращаться, если бы я могла остаться в Париже. Навсегда. Она тут же отогнала от себя эти мечты.

Перед ней была чудесная картина. Мария долго стояла перед ней, словно в трансе. Мона Лиза всегда производила на нее такое действие… Зачаровывала. Мария подошла поближе, чтобы получше разглядеть полотно.

И тут она заметила приближающуюся к ней женщину. Сердце у нее замерло. Мария повернула голову, чтобы убедиться, что не ошиблась, и поспешно отвернулась.

Бросив последний взгляд на полотно Леонардо да Винчи, она быстро зашагала в противоположном направлении.


Его столик располагался напротив двери, и он увидел ее, как только она вошла в «Л’Эспадон». Он встал, на его лице сияла широкая, приветливая улыбка. Когда она подошла, он с нетерпением взял ее за руку, поцеловал в щеку и несколько секунд пристально на нее смотрел.

Улыбнувшись, Мария опустилась в кресло:

— Прости, я опоздала.

Сев напротив, он покачал головой:

— Нет, не опоздала. Да и если бы опоздала — такую красавицу можно и подождать.

— Спасибо, — пробормотала Мария.

— Я заказал тебе грейпфрутовый сок. Надеюсь, я не ошибся.

— Очень хорошо, спасибо.

Подняв бокал вина, он произнес:

— Твое здоровье, — и они чокнулись.

Он часто виделся с ней после ее приезда в Париж и хотел продолжать эти встречи. Но понимал, что должен проявлять осмотрительность.

— Ты так на меня смотришь…

— Прости, — извинился он. — Ничего не могу с собой поделать. У тебя лицо такое… одухотворенное.

Тихонько рассмеявшись, Мария покачала головой:

— Мона Лиза — вот по-настоящему одухотворенное лицо.

— Да, ты права, но и твой портрет тоже должен написать великий художник, современный да Винчи.

Не успела Мария ответить, как к столику подошел официант. Она заказала устриц и парового палтуса, он взял то же самое. Когда они остались одни, Мария сказала:

— Сегодня в Лувре я видела Александру Гордон.

— И как она? Наверно, рада была тебя видеть?

Мария вздохнула:

— Я с ней не говорила. Я вдруг смутилась и ушла прежде, чем она успела меня заметить. Наверное, это было глупо.

— Неужели вы так серьезно повздорили? Четыре неразлучные подруги?

— Теперь наша ссора кажется детской, даже глупой… — Она запнулась.

Увидев, что Мария не хочет обсуждать эту тему, он сказал:

— Тебе ведь очень нравится в Париже?

— Да, благодаря тебе. Ты такой милый.

Он дотянулся до ее лежавшей на столе руки.

— Я просто без ума от тебя, Мария. Надеюсь, ты от меня тоже.

Немного помолчав, она ответила:

— Да, Ники, тоже.

— Я очень рад, что это взаимно.

Они сидели молча, держась за руки, пристально глядя друг на друга, пока не принесли устриц. Выпустив ее руку, Ники взял вилку, недоумевая, что с ним такое происходит. Он, тридцативосьмилетний мужчина, повидавший жизнь, чувствует себя как школьник. Я рехнулся, подумал он, просто рехнулся.

Съев несколько устриц, Мария отложила вилку:

— Когда я приехала в Париж, я думала сесть на поезд и съездить на день в Лондон, чтобы повидаться с Рикардо. Я говорила тебе, он там работает. Но сейчас мне этого не хочется.

— Из-за меня? — осторожно спросил Ники.

— Да. — Мария встретилась с ним взглядом.

В ее глазах Ники увидел желание и напрягся. Не спеши, предостерег он себя. Только не спеши.


Напрасно я приехала, думала Джессика, шагая по узкой улочке близ отеля «Плаза Атене», в котором она остановилась. Слишком много воспоминаний, и почти все связаны с Люсьеном Жираром.

Джессика жалела о том, что на прошлой неделе позвонила из Лос-Анджелеса Алену Бонналю и договорилась о встрече. Они подружились из-за Люсьена. Джессика никогда не забудет, как он поддерживал ее в горе. Но Ален был связан с прошлым — с тем самым прошлым, от которого она никак не могла избавиться. Даже выбор ресторана пробуждал ностальгические чувства, воспоминания о тех годах, когда она училась в Аниной школе и все трое — она с Люсьеном и Ален — частенько заходили в «Шез Андре».

Через несколько минут Джессика уже входила в шумное, многолюдное бистро. Там было много посетителей, однако она сразу же заметила Алена. Увидев ее, он помахал рукой, поднялся с места и обошел вокруг стола, чтобы с ней поздороваться. Они нежно обнялись, поцеловались, а потом уселись рядышком на скамейку.

— Ты еще красивее, чем всегда, Джессика! — воскликнул Ален. — Ничуть не изменилась, в отличие от меня.

— Спасибо, Ален, за добрые слова, но ты всегда был несправедлив к себе. На мой взгляд, ты прекрасно выглядишь.

— У меня появилась седина.

— Но лицо осталось молодым.

— Выпьешь аперитив?

— Спасибо, с удовольствием. Я возьму то же, что у тебя, — ответила она, поглядывая на его «Кир Руаяль».

Когда официант принес аперитив, Джессика подняла бокал:

— За тебя, Ален. Мы с тобой давно не виделись.

— Два года. Добро пожаловать в Париж.

— Итак, ты по-прежнему не женат, — заметила она.

— Боюсь, я закоренелый холостяк. Наверное, мне так и не попалась подходящая женщина.

— Я бы могла познакомить тебя со многими красивыми женщинами, когда ты снова приедешь в Лос-Анджелес, — шутливо предложила Джессика.

Он улыбнулся и сделал еще глоток.

— Ты спрашивала, нет ли у меня интересных картин. Мы неожиданно получили ценную коллекцию из выставленного на продажу особняка. Надеюсь, тебя кое-что заинтересует.

— Мне бы хотелось взглянуть.

— Хочешь, заедем в галерею прямо после ленча?

— Нет, вряд ли, Ален. Я падаю с ног. Похоже, сказывается разница во времени.

— Тогда тебя нужно побыстрее накормить.

Ален подозвал официанта, который принес меню, а затем отошел в сторонку, позволив им спокойно выбирать.

— О боже, мое любимое! — воскликнула Джессика, заглянув в меню. — Мозги в сливочном масле. Вот что я закажу.

— Я помню, вы с Люсьеном любили это блюдо. Но я воздержусь. Закажу бифштекс. А что ты возьмешь на закуску? Я вижу, уже появилась спаржа.

— Это как раз то, что нужно. Спасибо.

Сделав заказ, Ален попросил принести еще два аперитива и карту вин. Попивая «Кир Руаяль», они говорили об искусстве. Ален Бонналь работал вместе с отцом и братом в принадлежащей им галерее. Она была одной из лучших в Париже и славилась полотнами импрессионистов и постимпрессионистов.

Слушая Джессику, Ален думал о том, как хорошо она выглядит. На ее лице не было ни морщинки, белокурые прямые волосы падали на плечи. Она осталась такой же стройной, как когда-то. На мгновение ему почудилось, что время остановилось. Но всего на мгновение.

Официант принес заказ, а через некоторое время, когда убрали пустые тарелки, лицо Джессики стало задумчивым.

— Я хочу поговорить с тобой о Люсьене.

Он устремил на нее вопросительный взгляд.

— Много лет назад мы с тобой перебрали все мыслимые варианты, — начала она. — Но никогда не обсуждали одного — того, что Люсьен мог исчезнуть по собственной воле.

На побледневшем лице Алена появилось изумление.

— Как такое может быть? — воскликнул он. — Зачем ему было это делать?

— Быть может, он хотел начать новую жизнь.

— Это смешно! У вас было столько чудесных планов. Люсьен был честным человеком. Он никогда бы такого не сделал.

Джессике показалось, что вот-вот она вспомнит что-то важное, но этого не случилось.

— Знаешь, Ален, у меня всегда было чувство, что Люсьен жив. Что он живет где-то в другом месте.

Бледный, совершенно ошеломленный Ален Бонналь молча смотрел на нее.


Вернувшись в гостиницу, Джессика задумалась: неужели Ален притворялся? Быть может, он знает больше, чем говорит? Знает о том, что Люсьен разыграл свое исчезновение?

— О, он мертв! — воскликнула она в тишине комнаты.

Прекрати об этом думать, приказала себе Джессика. Нельзя жить прошлым… Ее мысли прервал пронзительный телефонный звонок. Вздрогнув, она взяла трубку:

— Алло?

— Привет, Джесс, это я, Марк Силвестер.

— Марк, привет! Как ты?

— Отлично. Как ты себя чувствуешь?

— Не слишком бодро из-за разницы во времени, а в остальном все в порядке. Ты звонишь из Лос-Анджелеса?

Он засмеялся:

— Я в Париже.

Для Джессики это было неожиданностью.

— Где ты остановился?

— Рядом с тобой. Ну, не то чтобы в соседнем номере, но на том же этаже. Я в «Плаза Атене». Что ты скажешь на предложение поужинать в «Тур д’Аржан»? Ты свободна вечером?

— Да, конечно.

— Тогда встретимся в восемь, хорошо?

— Давай. Мне хочется поскорее тебя увидеть.


Они сидели в саду под старой вишней, прославленная учительница и ее любимая ученица.

Аня и Александра.

Ники смотрел на них из окна Аниного дома. Они пили кофе за кованым столиком и, как всегда, оживленно болтали. Кажется, им очень хорошо друг с другом, подумал он.

Александра, его бывшая помощница, выглядела, как всегда, великолепно — в сером в узкую полоску пиджаке мужского покроя и короткой юбке. Не скрывающей ее великолепных ног, подумал он.

Сидевшая рядом с ней Аня, с ее королевской осанкой, казалась настоящей гранд-дамой. На ней были серые фланелевые брюки, белая шелковая блузка и темно-синий блейзер. В этом наряде она очень похожа на англичанку, решил Ники.

Выйдя в сад, он крикнул:

— Добрый день, дамы!

Обе, умолкнув, посмотрели на него. Потом Александра вскочила, подбежала к Ники и обняла его.

— Мне очень жаль, что я приехал пораньше и помешал вашей беседе, — сказал Ники.

— Все в порядке. Николас, дорогой, присаживайся. Я не могу смотреть, как ты ходишь вокруг, словно алчный официант в полупустом бистро.

Ники расхохотался, подошел к столу и опустился на один из кованых стульев. Аня повернулась к Александре и, ласково тронув ее за руку, сказала:

— На прошлой неделе я попросила Ники об одном одолжении, которое касается тебя, Алекса. По-моему, он явился сюда, чтобы дать мне отчет.

Александра озадаченно посмотрела на Аню с Ники.

— Несколько недель назад Ане показалось, что ты можешь не приехать к ней на день рождения из-за Тома Коннерса, — начал Ники. — И она попросила меня кое-что о нем разузнать.

— Понятно, — пробормотала Александра. — Насколько мне известно, он по-прежнему в Париже. Получив приглашение, я позвонила ему в офис. Когда он ответил, я повесила трубку. Наверное, струсила.

— Значит, ты его не забыла, — сказала Аня.

— Я хочу внести ясность в эту историю. А потом решать, как мне жить дальше.

— Умница! — воскликнула Аня. — Что ж, мы, вероятно, облегчили тебе задачу. Хотя в основном это заслуга Ники.

Александре не терпелось услышать, что он скажет.

— Я сделал несколько звонков, — начал Ники. — Том не женат, и у него нет постоянной возлюбленной. Он получил наследство от какого-то родственника, купил дом в Провансе и, по словам моей приятельницы Анжелики, так же неотразим, как и был.

Александра рассмеялась:

— Спасибо за хлопоты. Я у тебя в долгу. Кстати, когда мы встретимся, чтобы поговорить о фильме? Сегодня вечером?

— Боюсь, я не смогу, — сказал Ники, посмотрев на часы. — Извини, Алекса, но мне нужно пойти домой переодеться. У меня сегодня важный ужин. — Он встал из-за стола, подошел к Ане и поцеловал ее в щеку. — Тебе приятно будет узнать, что я ужинаю с Марией.

— Мне в самом деле очень приятно. Она прелестна.

Обойдя вокруг стола, Ники подошел к Александре и поцеловал ее.

— Можем встретиться завтра за ленчем, если ты свободна.

— Я свободна. Это было бы чудесно. Где мы встретимся?

— В «Реле», рядом с «Плаза Атене». Ровно в час. Договорились?

— Хорошо.

Аня встала, взяла Ники под руку и зашла с ним в дом.

— Большое спасибо, Ники, за сведения о Томе. Я тебе крайне признательна.

— По-моему, Алекса тоже, — проговорил он. — Тебе не показалось, что она выглядела необычайно довольной? Видимо, ей было приятно узнать, что Том по-прежнему не женат.

— Возможно, — ответила Аня не совсем уверенно.


— Я очень рада, что ты не считаешь меня старухой, сующей нос не в свои дела, — сказала Аня, проводив Ники и вернувшись к столу под вишней. — Некоторые именно так и подумали бы.

— Во-первых, я никогда не думаю о вас как о старухе, — заверила Александра, — а во-вторых, предупрежден — значит вооружен.

— Абсолютно верно.

— Удивительно, что Ники не стал читать мне нотаций, — внезапно вырвалось у Александры. — Он столько раз предостерегал меня от отношений с Томом, говорил, что они принесут мне только горе.

— Я знаю, Ники порой бывает несносен, но он добрый малый, и признайся, Алекса, он был не так уж далек от истины.

— Вы, как всегда, правы.

Испытующе поглядев на Аню, Александра спросила:

— Несколько минут назад Ники говорил о какой-то Марии? Он имел в виду Франкони?

— Конечно.

— Просто ушам своим не верю! И ничего не понимаю. Ведь он женат. — Александра покачала головой.

— Уже не женат. Ники давно живет один и, вероятно, полагает себя вправе встречаться с другими женщинами.

— Ах, Аня, они же совсем не подходят друг к другу!

— Не думаю. Ники очень ею увлечен.

— В самом деле? Как интересно. И как она?

— По-моему, очень хороша. Очень довольна, что сумела сбросить двадцать пять килограммов.

— Мария растолстела? О боже мой, боже мой! Похоже, во всем виноваты спагетти.

— Судя по твоему тону, — сказала Аня, — тебя все еще волнует Мария и ее предательство. Кажется, так ты однажды назвала ее поступок.

— Но она на самом деле предала меня, — мрачно произнесла Александра.

— Ты по-прежнему не хочешь об этом говорить?

— Это было ужасно, отвратительно. Она была ко мне очень несправедлива.

Аня решила сменить тему:

— Джессика тоже здесь, а вчера мне позвонила Кей Ленокс. Она вот-вот приедет, если еще не приехала. Я искренне надеюсь, что вы сумеете уладить ваши разногласия.

Александра уловила в Анином голосе едва заметные умоляющие нотки.

— Конечно, уладим. Я всех их в бараний рог согну!

Аня расхохоталась:

— Ах, Алекса, ты, как никто, умеешь меня рассмешить, особенно когда стараешься продемонстрировать свою жесткость.

— Я жесткая.

— Нет, моя дорогая девочка. — Слегка поежившись, Аня встала. — Становится холодно. Пойдем в дом.

Вместе они вошли в уютный старый дом. Аня зажгла свет в библиотеке.

— Сделай одолжение, моя милая, — попросила она Александру, — разожги камин.

На решетке лежали скомканные газеты и щепки, в корзине нашлись спички. Бумага с шумом загорелась. Александра подбросила в огонь поленьев и уселась в мягкое кресло у камина.

— Спасибо, — сказала Аня и вернулась к прерванному разговору: — Пожалуйста, не затягивай с этим. Тебе нужно увидеться с Томом Коннерсом. Если после этого тебе захочется расстаться с ним окончательно, расстанься. Ты встретишь другого человека. Странно, что у тебя до сих пор никого нет.

— Есть, Аня. Его зовут Джек, Джек Уилтон. Он художник, очень талантливый. Он хочет на мне жениться.

— А ты?

— Мне он очень нравится, я даже люблю его, но… — Она покачала головой. — С Томом все было по-другому. — Прикусив губу, Александра отвела глаза. Когда она снова посмотрела на Аню, в ее взгляде проскользнула тревога. — Я слишком цельный человек, чтобы выйти замуж за одного человека, продолжая мечтать о другом.

— Да. Ты всегда была очень честной. Но честность ничего не стоит без смелости. Не бойся, если понадобится, сравнить Тома с Джеком. Наберись смелости и будь честной в своих оценках.

— Да, вы правы.

— Там телефон. Пойди и позвони Тому. Посмотрим, как он отреагирует на твой звонок.

Александра заставила себя подняться и подойти к телефону. Дрожащей рукой набрала номер.

— Том Коннерс, — ответил он через секунду.

У Александры перехватило дыхание.

— Том Коннерс слушает, — повторил он громче.

— Здравствуй Том, это…

— Алекса! — перебил он. — Откуда ты звонишь?

Пораженная тем, что он сразу узнал ее, Александра на мгновение лишилась дара речи. Потом быстро проговорила:

— Я в Париже, Том. Как ты?

— Хорошо, у меня все хорошо. Ты здесь по делу?

— Вроде того, — ответила она. — На самом деле я приехала на день рождения Ани. Ей будет восемьдесят пять.

— В это трудно поверить, — со смехом произнес Том. — Мы можем встретиться? У тебя есть время?

— Я с радостью с тобой увижусь. Когда?

— Как насчет завтрашнего ленча?

— Боюсь, я не смогу. За ленчем я встречаюсь с Ники Седжуиком. Нам необходимо кое-что обсудить. Я не могу отменить эту встречу.

— Хорошо. А что ты делаешь завтра вечером? Ты свободна?

— Да.

— Мы можем поужинать вместе?

— Это было бы замечательно, Том.

— Где ты остановилась?

— В «Мерисе».

— Я заеду за тобой в половине седьмого. Тебя это устроит?

— Конечно. Тогда до встречи.

— Договорились, — сказал он и повесил трубку.

Александра растерянно смотрела на Аню. Аня рассмеялась:

— Это оказалось не так уж трудно, правда?

— Правда, но я дрожала с головы до ног. Наверно, я по-прежнему в него влюблена.

— Возможно. Но ты узнаешь о своих истинных чувствах, только когда встретишься с ним.

Глава 8

Шагая по Елисейским полям, Кей недоумевала, как она могла все это время жить без Парижа. По светло-лазурному небу плыли белые облака, старинные дома купались в лучах солнца.

Проходя под Триумфальной аркой, Кей неожиданно вспомнила о женщине, которая тоже не могла родить наследника тому, кого любила, — об императрице Жозефине. В конце концов Наполеону пришлось с ней развестись и жениться на другой. Он был не слишком счастлив с Марией-Луизой, дочерью австрийского императора, хотя та и родила ему мальчика. Это был династический брак, и всю жизнь Наполеон тосковал по Жозефине.

Вздохнув, Кей перешла на другую сторону Елисейских полей и зашагала по бульвару, думая о докторе Франсуа Бужоне. Вчера вечером она побывала у него в приемной на авеню Монтень. После осмотра у нее взяли анализы. Возможно, ей придется провести несколько дней в клинике.

Через некоторое время Кей подошла к авеню Георга V и неторопливо направилась к площади Альма. Вдали четко вырисовывался силуэт Эйфелевой башни, и она вспомнила, что Николас Седжуик как-то сказал ей: в конце любой парижской улицы обязательно увидишь либо белые купола Сакре-Кёр, либо Эйфелеву башню. И он был прав.

Интересно, как поживает Ники и девочки, с которыми она проучилась вместе три года. Получат ли они удовольствие от Аниного праздника, если не помирятся друг с другом? Кей в этом сомневалась. Долгое время она считала их коварными и жестокими, но, может быть, она слишком строга. Жизнь коротка, и в ней есть вещи поважнее, чем ссора, случившаяся семь лет назад. Это сказала ей Аня вчера вечером, когда они говорили по телефону. И Аня была права.


Кей села за столик кафе на одной из боковых улочек за площадью Альма. Когда подошел официант, она заказала омлет с помидорами, зеленый салат и бутылку содовой. Потом задумалась о своей жизни, и в частности о своем муже Иане, которого очень любила.

Иан терпеть не мог поездок, но вчера был вынужден вылететь в Нью-Йорк, чтобы уладить деловой конфликт. Он собирался вернуться через десять дней, и к этому времени Кей надеялась закончить обследование у доктора Бужона. Она также рассчитывала найти подходящее помещение для своего парижского бутика. На следующей неделе в Париж приедет ее помощница Софи Макферсон, и они вместе поработают с риэлтором, которого ей очень рекомендовали.

Потягивая содовую, Кей вспоминала годы, проведенные в Париже. Кей тогда очень тосковала по матери, но Элис Смит не разрешала дочери приезжать домой. «Запомни, девочка, — говорила она. — Джин Смит больше не существует. Ты теперь Кей Ленокс. У тебя теперь новое имя. Новая жизнь. Назад возврата нет».

Голос матери, казалось, звучал у нее в ушах, всегда подбадривая, всегда говоря о новой жизни и будущем. Я добилась очень многого, подумала Кей. Но меня постоянно терзает страх все потерять. Я не могу наслаждаться тем, что имею. Вот в чем моя проблема.


Она стала настоящей красавицей, думала Аня, глядя в окно на только что появившуюся Кей Ленокс. Кей стояла под вишней в саду, глядя вдаль. Она не знала, что за ней наблюдают, и выражение ее лица было мечтательным и отсутствующим.

Она такая стройная, что в ней есть что-то неземное, отметила про себя Аня. В лучах солнца, падавших сквозь ветви цветущей вишни, волосы Кей казались золотым нимбом. Они по-прежнему ниспадали ниже плеч, как и тогда, когда Кей пришла в школу девятнадцатилетней девушкой. На ней был темно-голубой костюм с очень узкими брюками и пиджаком длиной три четверти, напоминавшим кафтан магараджи. Кей была воплощенной элегантностью.

— Кей, дорогая, вот и я! — воскликнула Аня, выходя во двор. — Прости, что заставила тебя ждать.

Кей бросилась к Ане и крепко ее обняла.

— Как я рада вас видеть!

— И я тебя тоже, Кей. Но проходи, дорогая, пойдем посидим немного. Мне хочется услышать, что у тебя нового.

Две женщины подошли к чугунному столику, куда экономка поставила все необходимое для дневного чая. На серебряной вазочке лежали маленькие — «игрушечные», как их называла Аня, — сандвичи и крекеры, бисквитные пирожные с джемом и взбитыми сливками и темный английский кекс с цукатами, сверху украшенный миндалем.

Аня разлила чай и сказала, глядя на Кей:

— Ты выглядишь просто потрясающе!

Кей улыбнулась:

— Наверное, раньше я была неуклюжей и неотесанной?

— Ничего подобного. И еще поздравляю тебя с огромным профессиональным успехом. Наша школа гордится тобой.

— Своими успехами я обязана вам. И конечно, маме. Без нее я была бы… ничем.

При упоминании об умершей матери по лицу Кей пробежала тень. Аня знала, что Элис многим пожертвовала ради дочери.

— Мы, старшие, можем только показать путь, — заметила Аня. — А своими успехами ты обязана одной себе.

Кей задумалась, ее лицо посерьезнело. На несколько мгновений она погрузилась в прошлое.

— Я рада, что ты приехала задолго до торжества, — сказала Аня, нарушив тишину. — Мы можем встречаться друг с другом, болтать. Другие девочки — Алекса, Мария и Джессика — тоже здесь.

У Алексы и Джессики остались в Париже незавершенные дела, подумала Аня. Интересно, у Кей тоже была особая причина приехать раньше?

— Кей, дорогая, ты приехала пораньше с определенной целью? — спросила Аня.

— Да, вы правы. Я хочу открыть здесь бутик. Говорят, мои модели должны хорошо продаваться в Париже.

— Великолепная идея, уверена, что так оно и будет.

— Спасибо. — Затем наступила короткая пауза. — Значит, другие девочки уже здесь. Вы с ними виделись?

— С Марией несколько раз, а Алекса вчера приходила на ленч.

— Они вышли замуж?

— Нет.

— А Джессика?

— Мы с ней еще не виделись. Но она тоже не замужем. Мне кажется, ты одна из всех нашла мужчину своей мечты.

Лицо Кей исказило страдание, на глазах выступили слезы.

— Дорогая, что с тобой? — Аня дотронулась до ее руки.

Смахнув слезы, Кей нерешительно произнесла:

— Я так боюсь, Аня… за свой брак. Я никак не могу забеременеть, вот в чем дело.

— О да, я понимаю, дорогая, Иану нужен сын и наследник.

Кей судорожно сглотнула:

— Иан по своей доброте не говорит об этом. Ни разу не говорил. Но я знаю, о чем он думает. И это меня угнетает.

— Я понимаю, о чем ты говоришь.

— Я приехала в Париж, чтобы показаться доктору Франсуа Бужону. Вы наверняка о нем слыхали.

— Да, он очень знаменит. Уверена, он тебе поможет.

— Ах, Аня, я очень на это надеюсь.

— Ты у него уже была?

— Вчера. Он меня осмотрел. И еще мне сделали анализы… — Кей снова расплакалась.

Аня внимательно посмотрела на нее:

— С тобой все в порядке?

— Я солгала доктору Бужону, — выпалила Кей.

— Но почему? — нахмурилась Аня.

Прикусив губу, Кей объяснила:

— Я не хотела посвящать его в мою тайну. Мне показалось, будет лучше, если… если никто не узнает о некоторых вещах…

— Ясно. — Аня откинулась назад, не отрывая взгляда от Кей. — И что именно ты скрыла от доктора Бужона?

— Когда он спросил, были ли у меня беременности, я ответила, что нет, не было. Но это не так. Я однажды была беременна. Вы думаете, он понял это, когда меня осматривал?

— Не уверена. — Аня изучающе смотрела на Кей: — Ты потеряла ребенка?

Кей глубоко вздохнула:

— Я сделала аборт.

— О!

— Не смотрите на меня так. Пожалуйста. Меня изнасиловали. Я забеременела в двенадцать лет.

Аня закрыла глаза и долго сидела не шевелясь. Когда она наконец открыла глаза, сад показался ей не таким солнечным, как прежде, словно свет отчего-то померк. Она накрыла рукой ладонь Кей, ее прикосновение было нежным и ободряющим.

— Тебе станет легче, если ты об этом расскажешь?

— Я никому об этом не рассказывала, — прошептала Кей. — Об этом знала только мама.

Аня сжала руку Кей, потом выпрямилась, налила еще чаю себе и ей. Кей пила чай, стараясь взять себя в руки. Понемногу она успокоилась.

— Наверное, лучше начать сначала. Моя мать работала у одного модельера в Глазго, у Элисон Роли. У той была подруга, знатная англичанка, которая иногда приезжала к Элисон, останавливалась у нее и, разумеется, покупала платья. Эта женщина предложила маме поработать у нее экономкой.

— И твоя мать согласилась?

— Да. Предложение было фантастическим. Дом стоял у залива Ферт-оф-Форт, в получасе езды от Эдинбурга. Ее светлость сказала маме, что она может взять с собой меня и Санди и что у нас будут свои комнаты. Мама увидела в этом возможность поправить наши дела, а заодно и вывезти нас за город. — Кей помолчала. — Я никогда не забуду тот дом, Аня. Там был великолепный парк, откуда открывались прекрасные виды на Ламмермьюирские холмы и Ферт-оф-Форт. Я была очарована царящей вокруг красотой. Но вскоре появилась одна проблема, во всяком случае, у меня. Его светлость.

— Он преследовал тебя? — мягко спросила Аня.

— Это началось через год после нашего приезда. Мне было одиннадцать с половиной. Сначала все происходило как бы случайно. При встрече лорд сжимал мне плечо, гладил по голове. Потом стал опрокидывать меня на землю, в лесу. Он… трогал меня… за всякие места.

Аня молча кивала, не желая прерывать потока слов.

— После нескольких по-настоящему неприятных случаев я стала защищаться. Лорд пригрозил уволить маму и выгнать нас из дома, если я не стану делать того, что он хочет. И я испугалась. Я знала, что означает для нас мамина работа. Где мы станем жить, если нам придется уехать?

— И ты ничего не сказала маме? — решилась спросить Аня.

— Я боялась… Боялась его… того, что он может с нами сделать. Он был влиятельным человеком, а мы бедны.

— Кей, дорогая, — пробормотала Аня, — сколько же тебе пришлось пережить.

— Это было ужасно. Со временем лорд позволял себе все больше и больше. Я пыталась сопротивляться, но он был силен и настойчив. Мне не исполнилось и двенадцати, когда он… когда он сделал то, чего хотел. — Кей снова замолчала и отпила чаю. — Потом это повторялось еще несколько раз. Когда у меня не наступила менструация, я поняла, что случилось то, чего я боялась.

— И тогда ты рассказала маме?

— Да. У меня не было выбора. Мой рассказ потряс ее. Она рассвирепела, сказала, что подаст в суд, наймет в Эдинбурге адвоката. Сначала лорд все отрицал, но в поместье не было других мужчин, кроме двух престарелых садовников, а место было уединенным.

— И твоя мать пошла в полицию.

— Нет, не пошла. Лорд предложил ей… сделку. Он сказал, что пошлет нас к доктору в Эдинбург, и тот сделает мне операцию, за которую он заплатит. Лорд предложил ей трехмесячное пособие с условием, что мы уедем. Немедленно.

— И что? Твоя мать согласилась?

— Нет. Она поняла, что у нее все козыри на руках. Его светлость заседал в Палате лордов в Лондоне. Они с женой вращались в высших сферах, и он не хотел скандала. Поняв это, мама сделала ответный ход. Она потребовала, — Кей перевела дыхание, — миллион фунтов стерлингов…

Аня ошарашенно смотрела на Кей и на какой-то момент лишилась дара речи. Наконец она проговорила:

— Элис получила эту сумму?

— Нет. Она запросила так много, потому что знала, лорд будет торговаться, а ей нужна была свобода маневра. В конце концов они сошлись на ста тысячах фунтов.

— Боже мой!

Кей слабо улыбнулась:

— Мама не уехала, пока не получила всей суммы. Потом мы собрали вещи и отправились в Эдинбург, где мама сняла для нас маленькую квартирку.

В саду все замерло. Умолкло даже щебетанье птиц.

— Деньги пошли на твое образование, так распорядилась ими Элис, я угадала?

— Да, и на образование Санди. На оплату колледжа Харрогейт и вашей школы в Париже. А остаток мама положила на счет в банке, эти деньги помогли мне начать собственное дело.

— Элис была мудрой женщиной, Кей, очень мудрой, и во всем остальном тоже. Но ты ничего не сказала про аборт. Его плохо сделали?

— Не знаю. Это меня и беспокоит. У меня было сильное кровотечение, и несколько дней я ужасно мучилась от боли. Что, если врач что-нибудь мне повредил?

— Вполне возможно, но мне кажется, ты бы об этом знала. А после… все было в порядке?

— Да, но я не уверена, что это о чем-то говорит.

Аня поднялась, подошла к ней и обняла. Кей прижалась к Ане, спрятала лицо у нее на груди и начала всхлипывать. Аня нежно гладила ее по голове, и понемногу Кей затихла.

Через несколько секунд Аня осторожно спросила:

— Иан не знает об этом, да? Ты никогда ему об этом не рассказывала?

— Как я могла? — прошептала Кей. — Он ничего не знает о моем прошлом. Моя мать создала меня заново, а деньги позволили ей приобрести необходимые документы. Иан умрет, если узнает, что я родилась в трущобах. И конечно, потребует развода, в этом я не сомневаюсь.

— Напрасно, Кей. Люди многое могут понять.

— Я не хочу рисковать.

— Кей, дорогая, слова — слабое утешение, — тихо начала Аня. — Сказать, что я сожалею о том, что с тобой случилось, значит ничего не сказать. Боль, которую я испытываю, не передать словами. Ты была совсем маленькой девочкой… — Анин голос дрогнул от волнения, она не могла продолжать.

— Я жила в страхе и с раннего детства училась мечтать. Я умела забывать о невзгодах и думать о лучшем.

— Ты преодолела все трудности, — сказала Аня, возвращаясь на место. На ее глазах еще блестели слезы. — Ты храбрая и сильная, и я горжусь тобой. Я хочу, чтобы ты знала: ты всегда можешь на меня рассчитывать.

— Спасибо, Аня, — растроганно проговорила Кей. — Вы мой единственный настоящий друг.

Услышав эти слова, Аня нахмурилась:

— Надеюсь, я все же не единственный твой друг?

— Я довольно близка с моей помощницей Софи и с Фионой, сестрой Иана, но вы — мой единственный близкий друг.

Как это грустно, подумала Аня.

— Жаль, что ваш маленький квартет распался, — сказала она. — Я искренне надеюсь, что вы сумеете забыть о ваших разногласиях и вновь подружиться. Прислушайся к совету женщины, много повидавшей на своем веку: жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на ссоры.

— Вы правы, — ответила Кей, думая о том, что в той размолвке она виновата меньше всех.

Глава 9

Александра посмотрела на часы, и тут же зазвонил телефон. Ровно половина седьмого. Вцепившись в трубку так, что побелели костяшки пальцев, она произнесла «алло» чужим, напряженным голосом.

— Это Том. Я в вестибюле.

— Сейчас спущусь, — ответила Александра, положила трубку, взяла сумочку, шаль и вышла из номера.

Дожидаясь лифта, она посмотрела на себя в зеркало. Гладко уложенные волосы, безупречный макияж, сшитое на заказ льняное платье, в котором можно пойти куда угодно, и жемчужные серьги как единственное украшение.

Сделав глубокий вдох, Александра вошла в лифт. Ей показалось, что кабина движется слишком медленно, так ей хотелось увидеть Тома. Выйдя из лифта, она сразу же его заметила. Он стоял в стороне, недалеко от входа в зимний сад.

Хотя Александра видела его лицо только в профиль, она мгновенно поняла, что он так же, как прежде, хорош собой и безупречно одет. Он был в темно-синем блейзере, серых брюках и голубой рубашке с шелковым галстуком в серебристо-синюю полоску. Коричневые туфли начищены до блеска.

Том оглянулся, заметил ее и пошел ей навстречу. Его лицо было серьезным. Потом он внезапно улыбнулся, показав великолепные белые зубы. Глаза у него были ярко-синие, на висках появилась седина.

Он взял ее за руку и поцеловал в щеку. Она отпрянула, испугавшись, что он услышит, как гулко бьется ее сердце. Сглотнув, она сказала:

— Привет, Том.

— Давай чего-нибудь выпьем.

Они зашли в бар «Фонтенбло», и Том повел ее к столику в углу у окна. Они сели, и тут же появился официант. Том взглянул на Александру, приподнял темную бровь.

— Как всегда?

Она кивнула. Том заказал два бокала шампанского. Когда официант ушел, он сказал:

— А ты ничуть не изменилась. Выглядишь точно так же, если не считать прически.

— Я постриглась.

— Вижу. Тебе идет.

Она ничего не ответила.

— Я много читал о тебе. Ты стала великолепным театральным художником.

— Да, мне очень повезло.

— Я бы называл это не везением, а талантом.

Вернувшийся официант поставил перед ними два высоких бокала с шампанским. Когда они остались наедине, Том поднял бокал и чокнулся с Александрой:

— Будем здоровы.

— Будем, — ответила она и широко улыбнулась.

— Ну наконец-то, — пробормотал он. — Я думал, что ты так и останешься угрюмой.

— Я не знала, что кажусь угрюмой.

— Поверь мне на слово. Я рад, что ты позвонила. Рад тебя видеть, Алекса. А ты рада меня видеть?

— Да.

Том рассмеялся:

— Такое жалкое коротенькое «да». Такое робкое.

— Вовсе нет. Я в самом деле рада тебя видеть, Том. Я хотела с тобой увидеться, иначе не стала бы звонить.

Он взял ее руку, крепко сжал и внимательно посмотрел ей в глаза. Потом перевел взгляд на ее пальцы.

— Ты не замужем, не помолвлена — словом, ничем не связана?

Александра покачала головой:

— У меня есть друг. Художник. Очень милый. Он англичанин. — Слова прозвучали отрывисто.

— Это серьезно?

— Я… я не знаю. Возможно, у него это серьезно.

— А у тебя?

— Я… не уверена.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду.

— А у тебя есть близкий человек?

— Нет, — лаконично ответил он.

— Я не могу себе представить, чтобы у тебя не было… не было никого.

— Конечно, у меня есть женщины. Но все они ничего для меня не значат.

От облегчения Александра почувствовала слабость во всем теле. Она надеялась, что Том этого не заметит.

— Вчера я встретила у Ани Ники Седжуика. Он говорит, ты купил дом в Провансе.

— Умерла моя бабка. Она оставила мне немного денег. Я купил ферму близ Экс-ан-Прованса. Оливковую ферму.

— Какая прелесть! Как там идут дела?

— Так себе. — Том усмехнулся. — Но я хочу вложить в нее немного денег. Это будет хобби, ничего серьезного.

— Ты не собираешься бросать адвокатскую практику?

— Нет, разве можно оставить Париж? Тебе наверняка известно, что я не создан для сельской жизни.

— Известно.

— Я заказал столик в «Амбруази». На площади Вож. Но сначала можно проехаться по Парижу. Сегодня чудный вечер.


Вскоре она уже спускались по ступенькам отеля, Том вел ее, поддерживая под локоть. На тротуаре он поднял руку, подав знак шоферу, стоявшему у припаркованной поблизости машины. Еще через секунду Том помог ей забраться на заднее сиденье темно-бордового «мерседеса», потом уселся сам. Александра передвинулась в дальний угол, Том расположился в другом. Она положила между собой и им сумочку и шаль.

Том покосился на сумочку, стараясь скрыть улыбку. Александра видела, как дрогнули его губы, и, почувствовав себя глупо, постаралась найти тему для разговора, но безуспешно.

Том что-то быстро говорил шоферу по-французски, объясняя маршрут. Закончив давать инструкции, он откинулся на сиденье, посмотрел на Александру и спросил:

— Как поживает Ники? Мы с ним давно не виделись.

— Он замечательно выглядит и очень успешно работает.

— Я слышал. Ты собираешься работать с ним?

— Да. Сегодня мы встречались за ленчем. — Прервавшись, она воскликнула: — Ах, Том, как прекрасна площадь Согласия… сейчас, под этим великолепным небом!

— Да, небо великолепно. Сегодня вечером воздух необычайно прозрачен.

— Волшебный час уже миновал, но все равно хорошо.

— Ах, этот твой волшебный час! О котором ты мечтала в детстве, — рассмеялся Том.

— Ты помнишь?

— Я все помню.

Он хотел взять ее за руку, но она отвернулась и стала смотреть в окно. Александра знала: если он до нее дотронется, она потеряет голову и бросится ему в объятия.

— Скажи, — внезапно начал он, — когда начнутся съемки фильма?

— Наверное, в конце лета. А почему ты спрашиваешь?

— Мне приятно думать, что ты будешь здесь, в Париже.

— О… — только и смогла произнести Александра.


Вскоре машина остановилась на площади Сен-Мишель.

— Пошли, — сказал Том и распахнул дверцу, помогая Александре выйти.

Он повел ее по рю де Юшетт, потом по рю де ла Бюшери. Затем они пересекли уютную площадь и вышли к Сене.

— Смотри! — воскликнул Том. — Ты всегда говорила, что это твой любимый вид Парижа.

Они стояли, глядя на Сите — остров, на котором возвышается собор Нотр-Дам. Александра обернулась посмотреть на Тома, как раз тогда, когда он посмотрел на нее. Их взгляды встретились. Она кивнула и отвернулась к собору. Его готические башни четко вырисовывались на фоне темно-синего неба, высокий шпиль светился в лучах заходящего солнца.

— Да, этот вид мне особенно дорог, — сказала Александра.

— И мне. Думаешь, я не помню, как мы пришли сюда в день нашего первого свидания?

Том наклонился и нежно ее поцеловал. Потом притянул к себе и крепко обнял, его поцелуи становились все более настойчивыми.

Прижавшись к Тому, Александра обняла его. Когда они наконец разомкнули объятия, он заглянул ей в глаза и ласково провел рукой по щеке.

— Почему ты привел меня сюда?

— Чтобы ты знала, что я ничего не забыл. Ничего.

— И я тоже не забыла, — прошептала она. При мысли о боли, которую он ей причинил, ее сердце сжалось. — Я не могла приехать в Париж и не позвонить тебе.

— Я бы не вынес, если бы ты была здесь, а я тебя не увидел. — Обняв Александру за плечи, Том повел ее машине. — Я скучал без тебя, — тихо сказал он. — Очень.

— И я… без тебя.

Том глубоко вздохнул и наконец решился произнести:

— Твой друг… англичанин… Он хочет узаконить ваши отношения?

— Да, он говорил об этом.

— Ты тоже этого хочешь? Выйти замуж, иметь детей?..

— Я хотела этого с тобой.

— А с ним не хочешь?

Александра покачала головой:

— Я не знаю. Сейчас я не хочу об этом говорить.

— Прости. Я лезу не в свое дело… — Его голос дрогнул, и он повел ее к «мерседесу».

По пути в ресторан они почти не разговаривали. Том Коннерс винил себя за то, что поддался эмоциям. Он не покривил душой, сказав, что рад ее звонку, что скучал без нее. Но он не собирался возобновлять отношения с ней. Ему было нечего ей предложить — во всяком случае, надолго.

— Я и забыла, как красива площадь Вож, — произнесла Александра, прервав его размышления.

— Это самая красивая площадь в Париже, — сказал Том. — Кажется, я как-то говорил тебе, что в детстве моя мать жила в одном из старых домов по ту сторону парка.

— Как она поживает? И как твой отец?

— Спасибо, с ними все в порядке. А твои родители?

— То же самое. У них все хорошо.

Юбер, шофер Тома, открыл дверцу «мерседеса», Том вылез первым и помог выбраться ей. Они вошли в «Амбруази» вместе, слегка щурясь в полумраке. Метрдотель радушно поздоровался с Томом и указал ему столик на двоих в тихом углу.

Усевшись, Александра огляделась: стены обшиты старыми панелями благородного дерева, высокий потолок, старинные гобелены, серебряные подсвечники с белыми свечами, большие каменные вазы с огромными букетами свежих цветов.

Когда Том заказал шампанское, Александра произнесла:

— Ты не рассказал о том, как провел эти годы.

Он откинулся на спинку кресла, размышляя. Александра подумала, что он очень красив. Нет, смертельно красив. По меньшей мере с ее точки зрения. Потом она поправилась: он смертельно красив с точки зрения любой женщины.

— Я по-прежнему работаю в киноиндустрии. За последние два года моя фирма приобрела большой авторитет, но ничего особенного не произошло. На самом деле я веду довольно унылую жизнь.

— Я бы так не сказала.

Подошел официант с двумя высокими бокалами шампанского, и Том воспользовался возможностью промолчать. Почему мы здесь сидим? — подумал он. Он бы предпочел оказаться с ней дома в постели.

К столику подошел метрдотель обсудить с Томом меню. Было видно, что Том здесь любимый клиент. Александра слушала вполуха, не в силах оторвать взгляд от Тома. Унылая жизнь, подумала она. И ей захотелось прожить ее вместе с Томом.

— Я сделал заказ для нас обоих, если не возражаешь, — с улыбкой сказал Том. — Белая спаржа, лангуст в тесте, это их фирменное блюдо, и…

— Ягненок, — перебила Александра. — Похоже, ты забыл, что я понимаю по-французски. И еще, — прибавила она, — ты заказал свое любимое вино, «Петрю». Ты как-то говорил, что его нужно пить по особым случаям. Сегодня особый случай?

— Конечно. Мы празднуем твое возвращение в Париж.

— Я здесь всего лишь с коротким визитом.

— Не говори об отъезде. Ты только что приехала. И ты еще вернешься. — Его синие глаза стали ярче. — Сколько времени займет работа над фильмом?

— Не знаю. Наверняка несколько месяцев. — Она отпила шампанского и спросила: — В последние три года ты ни разу не был в Нью-Йорке?

— Нет, два года назад я приезжал по делам в Лос-Анджелес. Я должен был тебе позвонить.

— А почему не позвонил?

Том накрыл ладонью ее руку.

— Я не чувствовал себя вправе. Ведь это я разорвал наши отношения. Я был уверен, что ты влюбилась в кого-нибудь, что у тебя теперь новая жизнь.

Александра изумленно посмотрела на него. Как это могло прийти ему в голову? — подумала она. Разве он не знает, как сильно я его любила, всем сердцем, всей душой? Ее глаза наполнились слезами.

— Я сказал что-то не то? — Пальцы Тома сжали ее ладонь, он наклонился ближе, в глазах промелькнула тревога.

— Как ты мог подумать, что я так быстро тебя забыла?

— Прошло уже три года.

У Александры вырвался смешок:

— Наверное, некоторые сочли бы, что я сошла с ума, говоря тебе это, укрепляя твое самомнение. — Глубоко вздохнув, она закончила: — Я люблю тебя, Том. Всегда любила, с самого начала, и, вероятно, буду любить всегда.

— Я провел последние годы, занимаясь бессмысленным сексом с женщинами, которые ничего для меня не значили. Мне никто не нужен, кроме тебя.

— А почему ты мне не позвонил? Тебе хотелось это сделать?

— Конечно! Но я же сказал: мне казалось, я не имею на это права. К тому же мне надо было справиться с собственными проблемами.

— Тогда ты сказал, что ничего не можешь мне предложить, что отпускаешь меня на свободу. Но ты меня не отпустил, Том. Я навсегда привязана к тебе.

Настала тишина. Наконец он тихо произнес:

— Я долго ждал твоего звонка. Вчера я едва мог поверить, что это ты.

Официант принес белую спаржу и сбрызнул ее соусом. Съев несколько побегов, Александра откинулась на спинку кресла. Том нахмурился:

— В чем дело? Ты ничего не ешь.

— Я не голодна.

— Я тоже.

Они смотрели друг на друга взглядом, полным тоски, оба прекрасно понимали, чего хотят на самом деле.

— Мы не можем уйти прямо сейчас, — сказал Том. — Придется подождать, пока подадут все блюда. Иначе я больше не смогу сюда приходить.

— Понимаю. После того как мы столько прожили друг без друга, что означает какой-то лишний час?

К тому времени, как принесли лангуста, они немного расслабились. Подняв бокал красного вина, Том произнес:

— За тебя, Алекса. За твое возвращение.

— Я рада, что вернулась, — сказала она, касаясь его бокала. И отпила вина, думая о том, что он имел в виду: возвращение в Париж или в его жизнь.

Съев немного ягненка, Александра отложила, вилку.

— Ты только что говорил о своих проблемах. Тебе удалось наконец с ними справиться?

— Надеюсь, да, — ответил Том. — Мне понадобилось на это много времени, но я справился.

— Я рада.

— Иногда на меня находит грусть, но в остальное время я держу своих демонов в узде.

— Как тебе это удалось? — вырвалось у Александры, но, увидев выражение его лица, она быстро произнесла: — Прости, я не хотела вмешиваться в твои дела.

— Если не тебе, то кому еще я могу об этом рассказать? Я сделал это сам — без психиатров, без транквилизаторов.

— Наверное, это было очень трудно.

— Да, но у меня был мощный стимул. Я захотел стать тем, кем я был до гибели Жюльетты и Мари-Лор. Когда ты уехала, я просто потерял голову. Я начал пить. Много. — Он посмотрел на стоявший на столе бокал вина. — И не какие-то там вина, а крепкие напитки. В свободное время я только этим и занимался. Сидел дома и пил. Потом в один прекрасный день я возненавидел то, во что превратился, и бросил пить. Но помогло мне не только это.

— Что еще?

— Я занялся исследованием терроризма. Моя жена и дочь погибли от рук террористов в теплый солнечный день в Афинах. Как и все остальные на той площади, они ни в чем не были виноваты. Я хотел узнать, кто это сделал и почему, и я целый год читал книги, беседовал с экспертами, изучал мусульманский фундаментализм и террористические группировки. Четыре месяца назад я понял, что освободился от чувства вины. Моя жена и дочь погибли не из-за того, что я в тот день опоздал. Они погибли от бомбы жестоких трусов, ведущих священную войну во имя ложно понятых идей ислама.

Александра коснулась его руки:

— Тебе удалось узнать, какая именно группировка взорвала в тот день автобус?

— У меня есть соображения на этот счет. Главное — мне удалось избавиться от чувства вины, и с тех пор я ощущаю себя почти нормальным человеком.

— Я в самом деле очень рада за тебя, Том, рада, что ты смог облегчить свою боль… — Александра замолчала, потому что к столу подошел официант и принялся убирать приборы.

Когда они остались одни, Том тихо спросил:

— Ты поедешь ко мне?

— Ты же знаешь, что да.


Они стояли в прихожей квартиры Тома, наконец-то одни, и почему-то молчали, пристально глядя друг на друга. Даже воздух вокруг был наэлектризован.

Том привлек к себе Александру, и она прижалась к нему всем телом. Наклонившись, он начал страстно ее целовать, она отвечала ему тем же. Сумочка и шаль выпали у нее из рук, но она не заметила этого и пошла за Томом в спальню.

Он потянул ее за собой на кровать и снова поцеловал. У Александры вырвался короткий стон, она погрузила пальцы в густые темные волосы Тома. Их охватило неистовое желание, они оба хотели одного.

Внезапно Том приподнялся на локте и заглянул ей в лицо. Он начал было что-то говорить, но остановился, боясь нарушить очарование момента и охладить накал их чувств. В его взгляде Александра прочла тоску и желание и утонула в этих ярко-синих глазах. Ничего не изменилось — теперь она это поняла. Она любила Тома, все остальное не имело значения.

Он дотронулся пальцем до ее губ и ласково сказал:

— Разденься, дорогая.

Глава 10

Они лежали на скомканных подушках и смятых простынях в мягком полумраке его спальни. Их страстное свидание лишь подтвердило то, что она и без того знала, знала давно: она любила, любит и всегда будет любить Тома Коннерса.

И Том любил ее, она всегда это знала.

Александра шевельнулась в его объятиях, и он крепче обнял ее. В его устремленных на нее глазах была любовь.

— Я хочу быть с тобой, Алекса. Думаю, это можно будет устроить… если мы захотим.

— Конечно, можно, дорогой. — Она ласково коснулась его щеки и нежно поцеловала в губы. — Все будет хорошо. У нас с тобой все будет хорошо.

Том улыбнулся ей, и она уютно устроилась в его объятиях. Замечательно видеть ее опять, смотреть на нее через столик в ресторане, заниматься с ней любовью, обнимать, как сейчас… Ему повезло.

Том расслабился, закрыл глаза и понял, что боль наконец ушла. Невыносимая боль, с которой он жил долгие годы, чудесным образом исчезла. В его душе воцарился мир и покой.


— Откуда у тебя эта фотография? — спросил Том Александру, выходившую из ванной своего гостиничного номера.

Было воскресное утро. Они зашли в «Мерис», чтобы Александра переоделась к ленчу. Дожидаясь ее, Том взял альбом и начал перелистывать его.

— О какой фотографии ты говоришь?

— Об этой, — сказал он, протягивая ей альбом.

Взяв альбом из рук Тома, Александра увидела снимок. Она сделала его всего за несколько недель до окончания школы — Джессика и Люсьен стояли на Мосту искусств.

— Это Джессика Пирс. Она училась вместе со мной в Аниной школе.

— Нет-нет. Я говорю о мужчине. Я и не знал, что вы знакомы. Он сосед моих родителей.

Алекса изумленно посмотрела на Тома:

— Не может быть! Люсьен исчез…

— Какой Люсьен? — перебил ее Том.

— Люсьен Жирар. Так его зовут.

— Нет, — возразил, покачав головой, Том. — Этого человека рядом с Джессикой зовут Жан де Бове-Кресс, он живет в долине Луары.

На несколько секунд Алекса потеряла дар речи, потом тяжело опустилась в кресло напротив Тома.

— Ты уверен?

— Да, я совершенно уверен, что это Жан де Бове-Кресс. Здесь ему лет двадцать пять. Когда ты их сфотографировала?

— Лет семь-восемь назад.

— Человеку, которого я знаю… Нет, я неточно выразился, я с ним просто знаком… Как бы там ни было, ему сейчас лет тридцать пять. — Том поднял глаза на Александру: — Это Жан в молодости.

Прикусив губу, Александра покачала головой:

— Значит, какое-то время он вел двойную жизнь. Или другую жизнь под именем Люсьена Жирара.

— Расскажи мне о нем и Джессике.

— Тут почти нечего рассказывать. Они познакомились, стали встречаться. И очень скоро влюбились друг в друга. Они хотели пожениться, и вдруг Люсьен исчез. Джессика сделала все возможное, чтобы его найти, но не нашла. В конце концов она сдалась и вернулась в Штаты.

— А чем в то время занимался этот Люсьен Жирар? Он был студентом? Работал? Или что?

— Он был актером. Не слишком известным. Играл небольшие роли, но, насколько мне известно, хорошо. — Александра подошла к окну и посмотрела через улицу на сад Тюильри. — Если Люсьен и Жан — одно лицо, Джессика должна об этом знать.

Том кивнул:

— Я едва знаком с Жаном де Бове-Крессом, но я могу позвонить отцу и спросить, что ему известно.

Лицо Александры оживилось.

— Ты сделаешь это?

— Да. Я позвоню ему после ленча.

— Пойду закончу одеваться. А потом поедем к Ане. На воскресный ленч нельзя опаздывать. Для нее это целый ритуал.

Глава 11

Аня Седжуик окинула оценивающим взглядом гостиную на втором этаже и решила, что сегодня она выглядит особенно уютно и приветливо. Комнату оживляли букеты красных и желтых тюльпанов, в камине жарко пылал огонь.

Зазвонил телефон, и Аня подняла трубку:

— Алло?

— Это Ники. Доброе утро. Мне очень жаль, но…

— Только не говори, что ты не придешь.

— Тут возникла одна проблема.

— Какая?

— Все дело в Марии. Она очень нервничает, боится оказаться лицом к лицу с Алексой.

— Что ж, пусть возьмет себя в руки. Это все равно произойдет, если не сегодня, то очень скоро. Я решила положить конец их ссоре.

— А другие девушки сегодня придут? — быстро спросил он.

— Нет-нет. Только Алекса с Томом.

— Они снова вместе?

— Не знаю. Насколько я поняла, они вчера вместе ужинали.

Ники вздохнул:

— Хорошо. Надеюсь, мне удастся ее убедить.

— Твой голос звучит не слишком уверенно. Прояви твердость. Подожди-ка. Позови Марию к телефону. Я сама с ней поговорю.

— О, я не…

— Не пытайся увильнуть. Я знаю, что она с тобой. Вы либо у тебя дома, либо у нее в гостинице. У тебя с Марией роман, и я желаю вам удачи. Пожалуйста, позови ее к телефону.

— Да, конечно, успокойся, Аня.

Спустя секунду раздался кроткий голос Марии:

— Доброе утро, Аня.

— Доброе утро, дорогая. Я жду тебя на ленч к часу. Пожалуйста, приходи. Для меня очень важно, чтобы ты пришла.

— Хорошо, мы придем. Но, может быть, немного опоздаем.

— Пожалуйста, не приходи слишком поздно.

— Нет-нет. Мы постараемся быть вовремя.

Аня поднялась, подошла к камину и несколько секунд стояла спиной к огню, думая о Ники с Марией. С тех пор как Мария приехала в Париж, она несколько раз видела их вместе и поняла, что они влюблены друг в друга. Она надеялась, что Ники удастся уладить проблемы с женой.

Что касается Александры и Тома Коннерса, то у Ани не было никаких сомнений: вчера они возобновили свои отношения. Когда Александра позвонила сегодня утром, Аня спросила ее об этом. И Александра ответила утвердительно, прибавив, что все было замечательно. Ане это понравилось — ей определенно хотелось, чтобы у Александры с Томом все было замечательно.


Десять минут спустя ее любимая ученица быстро вошла в комнату. Ее лицо сияло. За ней следовал Том и тоже широко улыбался.

— Доброе утро, Аня! — воскликнула Александра, крепко обнимая Аню. — Я так рада, что вы заставили меня позвонить ему, — шепнула она на ухо Ане. — Все было замечательно.

— Рада видеть тебя, Александра, и вас, Том. — Аня протянула Тому руку, и тот крепко ее пожал.

— Спасибо за приглашение, Аня. Должен признаться, я очень рад вас видеть спустя столько времени.

— Вы прекрасно выглядите, Том. А теперь, чего бы вы хотели выпить? — С этими словами Аня оглянулась на буфет, где выстроился ряд бутылок и бокалов. Там также стояли два серебряных ведерка со льдом, одно — с бутылкой шампанского, другое — с бутылкой белого вина.

— Алекса наверняка выпьет шампанского, а я последую ее примеру, — ответил Том. — А что налить вам?

— Я тоже выпью «Вдову Клико», спасибо, Том.

Он кивнул и двинулся через комнату. Аня смотрела, как он наливает шампанское в высокие бокалы. Том всегда хорошо одевался, вспомнила она. Сегодня он был в светло-голубой клетчатой рубашке, темно-синем галстуке, темно-синем блейзере и безупречно скроенных голубых джинсах. Сшиты на заказ, подумала Аня, беря принесенный им бокал.

Они чокнулись и сказали в унисон: «Ваше здоровье!»

— Кстати, а Ники придет?

— Да, непременно, вместе с Марией Франкони.

— Только не с ней! — вырвалось у Александры.

— Именно с ней. И думаю, тебе лучше к этому привыкнуть, Алекса, потому что ты будешь работать вместе с Ники. Они стали… ну, это отдельный разговор. Надеюсь, ты, Мария, Кей и Джессика будете любезны друг с другом. На днях я собираюсь устроить ленч, и вы сможете выяснить ваши отношения. До сих пор никто из вас не объяснил мне, из-за чего расстроилась ваша дружба.

— Все началось с Марии, — ответила Александра. — Но так как она придет на ленч, то лучше в этот вопрос не вдаваться.

Александра уселась на диван, Аня присоединилась к ней. Том опустился в кресло рядом и поставил свой бокал на журнальный столик. Повернувшись к Ане, он сказал:

— Мне кажется, Алекса хочет поговорить с вами о чем-то важном.

Том застал Александру врасплох. Зная, что он имеет в виду Джессику с Люсьеном, Александра на секунду потеряла дар речи, но утвердительно кивнула. Потом произнесла:

— Наверное, будет лучше, если Том сам расскажет, что произошло сегодня утром, а я продолжу.

— Мы были в отеле. Дожидаясь, пока Алекса переоденется, я проглядывал альбом с фотографиями. Там я увидел снимок одного человека, соседа моих родителей, которые живут в долине Луары.

Александра протянула Ане альбом, открытый на той странице, где была фотография Джессики с Люсьеном Жираром. Аня посмотрела на снимок, потом на Тома и сказала:

— Это Люсьен. А вы что подумали?

— Это Жан де Бове-Кресс, сосед моих родителей.

— Возможно, он родственник Люсьена, — предположила Аня.

— Возможно, — согласился Том, — но Алекса считает, что нужно поговорить с Джессикой.

— Аня, вы можете подумать, что у меня разыгралась фантазия, но я уверена, что это — Люсьен.

— Я могу позвонить отцу и задать ему несколько вопросов. Вдруг он сообщит нам кое-что о Жане и Люсьене Жираре… — Том замолчал, увидев, что в комнату входят Ники с Марией Франкони.

— Надеюсь, мы не слишком опоздали, — сказал Ники, поцеловал Аню, потрепал Александру по плечу и за руку поздоровался с Томом. — Том, как я рад тебя видеть! А это Мария Франкони. Вы, вероятно, не знакомы.

Мария обменялась с Томом рукопожатиями:

— Рада вас видеть.

— Взаимно, — ответил Том.

Поцеловав Аню в щеку, Мария покосилась на сидевшую на диване Александру и натянуто улыбнулась:

— Привет, Алекса.

— Привет, Мария, — без улыбки ответила Александра.

— Будь добр, Ники, налей Марии бокал шампанского, — попросила Аня.

— Ах нет, Аня, спасибо, я лучше выпью воды.

— Сейчас я тебе принесу, моя радость, — сказал Ники, направляясь к подносу с напитками. — А вот я выпью немного шипучки.

— Садись, Мария, дорогая. — Аня указала на кресло рядом с собой. — Я внимательно просмотрела фотографии, которые мне вчера дал Ники. Твои картины изумительны.

Мария казалась необычайно польщенной.

— Спасибо. Для меня очень важно услышать это от вас. Ники принес Марии воды и встал у камина. Через секунду, пригубив шампанского, он сказал:

— Будьте здоровы!

— Будьте здоровы! — повторил Том.

— Будь здоров, Ники, дорогой, — пробормотала Аня. Александра молча подняла свой бокал, улыбнулась, а потом украдкой посмотрела на Марию, подумав, что Аня вчера сказала правду. Мария стала очень красивой женщиной.

Ники спросил у Тома:

— Кажется, вы только что говорили о Люсьене Жираре?

Воцарилась тишина. Том с Александрой обменялись многозначительными взглядами.

— О, ничего важного, — торопливо произнесла Аня. — Просто Том случайно упомянул о нем. Так вот, мой повар приготовил на закуску что-то необыкновенное, поэтому допивайте скорее.


Ники взял Аню под руку, и они повели остальных в столовую, окна которой выходили на внутренний двор и сад. Аня декорировала это помещение в зеленых тонах с добавлением белого. Благодаря легким занавескам, темному деревянному полу и множеству белых цветов комната казалась полной воздуха.

Задержавшись у овального стола из полированного тиса, вокруг которого стояло пять стульев в стиле Людовика XV, Аня положила руку на спинку одного их них и сказала:

— Мария, сядь слева от меня, а вы, Том, пожалуйста, сядьте справа. Алекса, дорогая, садись рядом с Томом, а Ники может сесть между Алексой и Марией. По-моему, так будет хорошо. — Она села и обратилась к Ники: — Не нальешь ли желающим вина? У нас очень хорошее красное вино к основному блюду.

Ники выполнил просьбу, и тут в комнату вошла экономка с большим подносом в руках. Через несколько минут у всех на тарелках лежало сырное суфле, в адрес которого вскоре зазвучали восторги.

— Легкое, как дыхание ребенка, — воскликнул Ники.

Все рассмеялись, но Аня заметила, что Александра и Мария не разговаривают друг с другом.

После того как пустые тарелки унесли, Ники наполнил бокалы вином «Мутон Ротшильд». Марии он налил минеральной воды. Вскоре экономка вернулась с блюдом, на котором лежала жареная баранья нога, к ней подали сваренные на пару овощи и картофель фри.

Когда ленч подошел к концу, Аня пригласила всех в гостиную пить кофе. Она разливала его по чашкам, когда Том спросил:

— Можно воспользоваться вашим телефоном?

— Разумеется, — ответила Аня. — Аппарат в кабинете в конце коридора.

Том вышел, а Александра задумалась, стоит ли говорить Ники о Люсьене Жираре. В другое время она бы не сомневалась, но ее останавливало присутствие Марии. Все объяснялось очень просто: Александра по-прежнему ей не доверяла.

Внешне Мария очень изменилась. Когда они учились в Аниной школе, Мария была довольно пухлой. У нее было хорошенькое личико, но слишком пышная для юной девушки фигура. Теперь Мария хотя еще не стала стройной, но явно была на пути к этому. Она выглядела очень элегантно в бордовых брюках и шерстяном жакете того же цвета, а ее поразительное лицо и копна черных волос делали ее похожей на кинозвезду.

Неудивительно, что Ники в нее влюбился, подумала Александра, присаживаясь рядом с ним на диван.

— Мне не терпится увидеть твой сценарий, Ники, а после того, как я его прочту, Том отвезет меня на Луару. Он убежден, там много мест, подходящих для съемок.

— Может, нам всем вместе поехать туда на уикенд? — предложил Ники.

— Ты, наверно, шутишь! — изумилась Александра.

— Я знаю, что ты сердита на Марию, — сказал Ники. — Она все мне рассказала. И по-моему, вы уже достаточно взрослые, чтобы вести себя как подобает взрослым людям.

— Верно! — воскликнула Аня. — Пора забыть о детских ссорах.

К камину медленно подошла Мария. Усевшись на краешек стула, она тихо сказала:

— Прости, Алекса, что я причинила тебе столько огорчений. Я искренне об этом сожалею. Но я была слишком молода. Я не представляла, что…

— Ты предала меня! — возмутилась Александра.

— Я не хотела. Это вышло случайно, и я всегда… очень жалела об этом.

Александра гневно посмотрела на нее:

— Меня никогда не интересовал Рикардо. Ты сама все придумала. Вообразила невесть что и убедила в этом Джессику, а та обрушилась на меня с ужасными обвинениями. Она приняла твою сторону, поверила тебе, и наша дружба распалась.

— Мне очень жаль, — повторила Мария.

— Ты завидовала нашей дружбе, — с упреком произнесла Александра.

— Нет, это неправда. — Мария была готова расплакаться.

— Довольно, девочки, — твердо произнесла Аня. — Я хочу пригласить вас завтра утром на чашку кофе. Я позову также Джессику и Кей, и мы уладим это дело раз и навсегда.

В этот момент в комнату вернулся Том, и по его лицу Александра поняла, что отец сообщил ему что-то очень важное.

— Все в порядке, Том, — сказала она. — Можешь говорить прямо здесь.

Он удивленно поднял брови. Александра кивнула, потом повернулась к Марии:

— Мы собираемся обсудить один вопрос, касающийся Люсьена Жирара. Но Джессика ничего не должна об этом знать. Ты поняла меня?

— Да. Я ничего не скажу Джессике… никому не скажу.

— О чем это вы, Том? — спросил заинтригованный Ники.

Том снова посмотрел на Александру. Та кивнула, и он объяснил, что все началось с фотографии в альбоме.

— Признаюсь, это звучит не слишком убедительно, но кое-что из рассказанного мне отцом меня заинтересовало.

Ники нахмурился:

— Я не слишком хорошо знал Люсьена, но он не производил впечатление человека, способного вести двойную жизнь. Так или иначе, кто же тот человек, который так на него похож?

— Этого человека зовут Жан де Бове-Кресс, ему тридцать с небольшим. Я полагал, что он, возможно, родственник Люсьена. Что, возможно, Люсьен был его братом, взявшим псевдоним. Однако отец сказал мне, что единственный брат Жана умер лет семь назад.

— А что еще сказал ваш отец? — спросила Аня.

— Он сказал, что брат был старшим сыном в семье и погиб в результате несчастного случая. Когда отец узнал об этом, его разбил паралич. По-видимому, он был очень привязан к умершему сыну. Тот был наследником титула и замка. Жан тогда жил в Париже, но вернулся ухаживать за парализованным отцом. После смерти отца он унаследовал все состояние.

— Тебе не кажется, что это совпадает с тем, что нам известно об исчезновении Люсьена?

Том кивнул:

— По времени — безусловно.

— Давайте сопоставим факты, — предложил Ники. — Семь лет назад Люсьен Жирар исчезает. Семь лет назад неожиданно погибает старший брат Жана, и Жан становится наследником. Что, если Люсьен, работавший в Париже актером, и был тем старшим сыном, который трагически погиб?

— Это мне тоже приходило в голову, — ответил Том. — Но мой отец сказал, что брат был намного старше Жана. Лет на пятнадцать.

— Значит, Люсьен и Жан могут оказаться одним и тем же человеком, — заключила Аня.

Том опустился в кресло и продолжил:

— Отец сказал, что постарается разузнать еще что-нибудь. Я позвоню ему завтра. А пока не стоит ничего говорить Джессике.

Аня откинулась на спинку дивана и на секунду закрыла глаза. Казалось, она вот-вот что-то вспомнит, но этого не случилось. Воспоминание ускользнуло.


Выйдя от Ани, Том с Александрой под руку направились к рю де Сольферино и набережной Сены.

Стоял ласковый майский день, было солнечно, над головой синел небесный свод без единого облачка. Они шли по фешенебельному Седьмому округу. Совсем недалеко отсюда, в квартале Сен-Жермен, находилась квартира Тома. Поблизости располагались такие достопримечательности, как Французская академия и Дом инвалидов с гробницей Наполеона. Однако Том и Александра обошли эти исторические здания стороной.

Некоторое время они шагали по набережной, наслаждаясь обществом друг друга, хорошей погодой и видами Сены. Впереди вздымались в небо башни собора Нотр-Дам.

Когда они достигли набережной Малаке, Том сказал:

— Давай спустимся к Сен-Жермен-де-Пре, выпьем там кофе и пойдем домой.

Александра согласно кивнула, и они, по-прежнему держась за руки, пошли к рю Бонапарт, а потом углубились в лабиринт вымощенных булыжником старинных улочек. В кафе «Вольтер» они нашли столик на улице и уселись под навесом. Заказав кофе, Том распустил галстук и расстегнул воротник рубашки.

— Становится жарко, — сказал он. — Не хочешь снять свитер?

— Пожалуй. — Она стянула через голову свитер и положила его на колени. — Твой отец сказал что-нибудь еще?

— Он сказал, что Бове-Кресс редко бывает в деревне. Сказал, что он женат и у него есть ребенок. Это все. Мои родители приезжают в долину Луары ненадолго, и многое из того, что известно моему отцу, — лишь деревенские сплетни.

— Понятно. — Александра устремила взгляд вдаль.

Через секунду-другую Том тихо спросил:

— Что-нибудь не так? О чем ты задумалась?

Она тихонько вздохнула:

— Я только что думала о Люсьене Жираре. Если он действительно Жан де Бове-Кресс, который в один прекрасный день решил вернуться к прежней жизни, то он наверняка очень жестокий человек. Как можно было причинить такую боль Джессике… или любой другой женщине. Быть может, она до сих пор влюблена в Люсьена.

— Ты на самом деле так думаешь?

— Да. — Александра вздохнула. — И это меня бесит. Кажется, я придумала, как узнать правду.

— Как? — удивленно спросил Том.

Подошел официант с кофе. Когда он отошел на достаточное расстояние, Александра медленно произнесла:

— Вот мой план. На следующей неделе ты, я и Джессика отправимся в долину Луары. Когда мы подъедем к дому Жана, мы с Джессикой останемся сидеть в машине, а ты пойдешь туда. Если дверь откроет Жан, скажешь, что твой клиент ищет интерьеры для съемок фильма. Когда ты с ним разговоришься, мы с Джессикой выйдем из машины и присоединимся к тебе. Если Жан — это Люсьен, мы сразу поймем. Он будет потрясен.

— Верно. А если не Люсьен, то он вас попросту не узнает — в этом и состоит твой план?

— Вот именно.

— Но тогда тебе придется позвонить Джессике. Это разбередит ее старые раны.

— Ты прав. Но послушай, если мы раскроем тайну, которая мучает ее семь лет, это ведь пойдет ей на благо?

— Несмотря на ссору, ты остаешься Джессике верной подругой, и я восхищаюсь тобой, — сказал Том.

Глава 12

— Как хорошо, что ты пришла пораньше, дорогая, — сказала Аня, улыбаясь Александре. — Я хочу с тобой обсудить кое-что до прибытия остальных.

Они сидели в библиотеке, окна которой выходили в сад. Стоял прекрасный день, и через распахнутые застекленные двери виднелся мощенный булыжником двор и вишневое дерево.

— Так вот, — продолжила Аня, — мне хочется, чтобы сегодня вы помирились.

— Я сделаю все, что от меня зависит. После вчерашней встречи с Марией мне грустно вспоминать о нашей ссоре.

— Я рада, что ты настроена на примирение. Действуй в том же духе, а когда помиритесь, я приглашу вас на ленч.

— Чудесно! — воскликнула Александра. — Но это мы должны вас пригласить. В какое-нибудь роскошное и дорогое заведение. Теперь мы можем себе это позволить.

Аня рассмеялась и сказала:

— Но это еще не все. Я хотела бы пригласить на свой день рождения Тома. Ты думаешь, он придет?

— Конечно, придет.

— Я попрошу Ники послать ему приглашение. Мне также хочется, чтобы Кей передала приглашение мужу. Мария, разумеется, придет с Ники. Но я не знаю, что делать с Джессикой. Мне неизвестно, она одна в Париже или с кем-нибудь.

— Вы с ней еще не виделись?

— Нет, дорогая девочка, еще нет. Я несколько раз просила ее прийти на ленч или на чай, но она всякий раз отговаривалась делами. Мне кажется, она неспроста так поступает.

— Но зачем?

— Джессика отождествляет меня с прошлым, в частности с тем временем, когда исчез Люсьен. Наверное, она немного боится меня увидеть, боится, что оживут воспоминания.

— Понятно. Но я уверена, сегодня она придет и мы выясним, одна она в Париже или нет. Я сделаю все возможное, чтобы они с Кей чувствовали себя легко.

— Не забудь про Марию. Вчера она ужасно нервничала. Мне кажется, она тебя побаивалась.

— Я была немного резка. Впредь буду вести себя хорошо, обещаю.

Через секунду Аня встала и подошла к дверям, на ее лице сияла широкая улыбка:

— Здравствуй, Джессика. Очень рада тебя видеть.

— И я, Аня, после стольких лет.

Женщины обнялись, потом Аня отступила и оценивающим взглядом посмотрела на Джессику. Какой прелестной женщиной она стала! Как она элегантна в прекрасно сшитом черном брючном костюме и белой шелковой рубашке, длинные светлые волосы обрамляют загорелое лицо. Она по-прежнему оставалась типичной американкой, такой же хорошенькой, как и семь лет назад, но в ее глазах была печаль, и Аня не сомневалась, что в душе Джессика все еще тоскует по Люсьену.

— Входи, входи. Не стой в дверях! — воскликнула Аня. — Алекса уже здесь. Скоро подойдут другие девочки.

Александра поднялась и протянула руку:

— Привет, Джессика.

— Привет, Алекса.

Александра слегка отпрянула — такая холодность звучала в голосе Джессики. От Ани не укрылась враждебность Джессики. Ее охватило беспокойство и даже отчаяние.

— Садись, Джессика, — сказала она и опустилась на диван.

Джессика села, огляделась по сторонам и произнесла более миролюбивым тоном:

— Я и забыла, Аня, как хороша ваша библиотека. И вы прекрасно ее обновили.

— А я должна сказать, что горжусь твоими работами. Дома и квартиры, которые ты декорируешь, просто великолепны. Я с удовольствием любуюсь ими в журналах.

— Спасибо. Всему, что умею, я научилась в вашей школе.

— Ты же понимаешь, никакая школа не может научить вкусу и стилю. У тебя врожденное чувство стиля и замечательный вкус. Я всегда тебе это говорила.

— Да, говорили и помогли мне осуществить мою мечту — в том, что касается профессии.

— Ты приехала в Париж одна?

— Да, одна.

— Понятно. Я спросила об этом, потому что подумала: быть может, тебе захочется прийти ко мне на день рождения с кем-нибудь из друзей?

Джессика кивнула, ее лицо смягчилось.

— В Париже оказался один из моих клиентов. Его зовут Марк Силвестер, он голливудский продюсер.

— Чудесно. Можно спросить, дорогая, где он остановился?

— В «Плаза Атене». Я передам ему, чтобы он ждал приглашения. Большое спасибо за заботу.

Внезапно в комнату вошла Мария. Она великолепно выглядела в черной, до колен юбке и таком же жакете, надетом поверх черной шелковой блузки с низким вырезом. На шее у нее было ожерелье из старинных медальонов, в ушах такие же серьги. Сегодня утром она выглядит по-настоящему стройной, подумала Аня.

Увидев Джессику, Мария в нерешительности остановилась. Аня быстро подошла к Марии и обняла ее.

— Ты замечательно выглядишь. Теперь не хватает только Кей.

Как только Аня произнесла эти слова, в комнату вошла Кей.

— О господи! Я опоздала? Извините, — сказала она.

Аня улыбнулась Кей и покачала головой:

— Нет, ты ничуть не опоздала. А теперь, когда вы собрались, мои дорогие, я хотела бы перейти к делу. — Проводив Кей с Марией вглубь комнаты, Аня продолжала: — Пора бы уладить ваши разногласия.

Александра поднялась и подошла к камину:

— Здравствуй, Мария. Здравствуй, Кей.

Обе ответили на приветствие, хотя и не слишком дружелюбно.

— Аня попросила меня поговорить с вами. Она хочет, чтобы до ее дня рождения мы разобрались в наших взаимоотношениях.

— Мне хотелось бы устранить все недоразумения, — пробормотала Аня, снова усаживаясь в кресло.

Расстегнув жакет черного брючного костюма и засунув руки в карманы, Александра продолжала:

— Вчера мы с Марией начали выяснять отношения, поэтому я предоставляю слово ей. Пусть она объяснит, из-за чего мы поссорились. Потом, возможно, слово возьмет Джессика.

Мария казалась взволнованной. Она оглядела присутствующих и сказала, запинаясь:

— Вчера Алекса обвинила в нашей ссоре меня. Она сказала, что это я все выдумала и что я обманула Джессику. Но это неправда…

— Нет, правда! — перебила ее Александра, но тут же взяла себя в руки. — Прости, Мария. Продолжай, пожалуйста.

Глядя на Джессику, Мария сказала:

— Я не лгала. Я сказала тебе то, что считала правдой — что Алекса флиртует с Рикардо и хочет его отбить.

И снова у Александры едва не вырвалось возражение.

— Да, помню, — кивнула Джессика. — Ты была расстроена из-за того, что Рикардо увлекся Алексой. Ты много плакала. И я тебе поверила, все верно. — Джессика посмотрела на Александру. — Я приняла сторону Марии.

— Но это же неправда! — возмутилась Александра. — Почему ты говоришь об этом так уверенно?

Джессика прикусила губу:

— Я видела, как ты заигрывала с Рикардо на вечеринке, которую устроила мать Анжелики. Ты обнимала его, прижималась к нему во время танцев, провоцировала его.

Почувствовав, как краска заливает ей лицо, Александра воскликнула:

— Я танцевала с ним, это правда, и, признаюсь, весьма раскованно. Но мы всего лишь танцевали. К тому же это не я с ним флиртовала — он флиртовал со мной. Рикардо вообще приставал ко всем подряд, и ты это знаешь. — Александра в упор посмотрела на Кей: — Я видела, как на твоем дне рождения он увивался вокруг тебя.

— Да, это так. — Кей обратилась к Марии: — Он заигрывал со мной. Если честно, он ухаживал за всеми нами. Хотя у меня он никогда не вызывал ни малейшего интереса и наверняка у Алексы тоже.

— Послушай меня, Мария, — воскликнула Александра. — Ты тогда начала полнеть, ты это знаешь. У тебя были проблемы, тебя не устраивали твои отношения с Рикардо, поэтому ты вообразила, что я хочу его отбить. Похоже, ты не могла справиться с этими проблемами своими силами и переложила ответственность на меня. Это нечестно.

— Неправда, я…

— Нет, правда! Ты побежала к Джессике, потому что завидовала нашей дружбе, и настроила ее против меня.

Мария ошарашенно посмотрела на Александру.

— Почему, — продолжала Александра, — почему ты не объяснилась со мной? Ты действовала подло, и тебе удалось меня уязвить. Мне было очень тяжело потерять Джессику.

Мария готова была расплакаться. Кинув на Джессику беспомощный взгляд, она жалобно произнесла:

— Джесс, я действительно верила, что Алекса хочет отбить у меня Рикардо, я была влюблена в него без памяти. Теперь я понимаю, что напрасно ее винила, и вчера попросила у нее прощения.

— Мария завидовала нашей дружбе, — объявила Александра Джессике, пристально глядя на нее.

— О, я так не думаю… — воскликнула Джессика.

— Наверное, завидовала, — перебила Мария. — Но зависть — грубое слово. Мне нравились ваши отношения. Было видно, что между вами много общего. Вы много смеялись. Над одними и теми же вещами. Порой мне казалось, что меня отодвигают в сторону.

— Но мы же обе американки! — воскликнула Джессика. — У нас много общего. Мы выросли на одних и тех же фильмах, песнях, гамбургерах и хот-догах… Но мы никогда не отодвигали в сторону ни тебя, ни Кей.

— Нет, отодвигали! — выпалила Кей. — И очень часто.

— Давайте сначала разберемся с Марией и Джессикой, — твердо произнесла Александра.

Покачав головой, Джессика вздохнула:

— Ну и ну! Похоже, семь лет назад я сделала большую ошибку. Я послушала Марию, которая к тому же рыдала в три ручья, а потом сделала заключение. Как оказалось, ложное. Наверное, надо было сначала поговорить с тобой.

— Да, надо было, но ты не захотела, — раздраженно ответила Александра. — Тебя волновало только исчезновение Люсьена. Я поняла это еще тогда и была права. Но ты поступила нечестно: ты просто перестала со мной разговаривать.

— Да, и я признаю свою вину. Единственным оправданием мне служит то, что я была потрясена смертью Люсьена. Но мне хотелось бы напомнить, что ты не слишком мне тогда сочувствовала. Я ждала от тебя большего.

— Ты ждала от меня сочувствия, и я его проявила. Но ты его не приняла. Тебе приятнее было осуждать меня и обзывать совратительницей. Ты не нуждалась в моем сочувствии, тебе хватало сочувствия Алена Бонналя.

Глаза Джессики наполнились слезами.

— Наверное, ты права, — призналась наконец она.

Александра посмотрела на Марию:

— Спасибо, что ты вела себя честно и вчера, и сегодня.

— Да, — сказала Аня. — Честность помогает устранить недоразумения. А что же Кей? Ты хочешь что-нибудь прибавить?

— Я… не знаю. Наверное, нет.

— Почему же нет? — внезапно спросила Джессика. — Ты достаточно наговорила про нас за нашими спинами! Ты сплетничала!

— Неправда! — воскликнула Кей на одну или две октавы выше обычного. Но, вспомнив, что сейчас она леди Эндрюс, взяла себя в руки: — Я никогда не говорила о вас за вашими спинами.

— Ты лжешь, Кей. Ты оговорила нас — Алексу, Марию и меня, — сказала Джессика ледяным тоном.

— Как ты смеешь обвинять меня во лжи! — Кей взглянула на Александру. — Это она лжет, а не я.

Джессика привстала с кресла.

— Мне известно все, что ты о нас говорила. Из очень надежного источника. Ты говорила, что Алекса задается и смотрит на тебя свысока. Что Мария обращается с тобой как с прислугой и что я жеманная южная красотка. Ты назвала нас тремя сучками. Не слишком любезно с вашей стороны, леди Эндрюс.

Кей заморгала, чтобы не расплакаться, и полезла в сумочку за платком.

На несколько секунд в библиотеке воцарилась тишина. Аня переводила взгляд с одного лица на другое. Ей казалось, что Кей вот-вот упадет в обморок.

Потом, нарушив тишину, Кей заговорила:

— Верно, я затаила на вас обиду. Мы были так близки и счастливы в течение трех лет, но за несколько месяцев до окончания вы все ко мне переменилась. Я была из другой среды, у меня не было богатых родителей. Вы презирали меня.

Александра нахмурилась:

— Но мы никогда тебя не презирали и никогда не считали тебя ниже. Правда, Джессика?

— Да.

— Разве мы презирали ее?

— Нет, никогда.

— Но я почувствовала, что вы ко мне переменились.

— По-моему, мы переменились как раз по той причине, о которой мы только что говорили, — спокойно произнесла Александра. — К сожалению, ты вообразила, что мы переменились к тебе, а на самом деле мы остались прежними. Честно.

— Мы ничего не знали о твоем происхождении, Кей, — подтвердила Мария. — Ты хорошо одевалась, у тебя были деньги, хорошие манеры. Нам и в голову не приходило, что ты не такая, как мы.

— Но я была не такая, — медленно произнесла Кей и посмотрела на Аню.

Аня кивнула, приглашая ее продолжать.

— Я была бедной девочкой из трущоб Глазго, — еле слышно призналась Кей. — Моя мать тяжко трудилась, чтобы дать мне образование в хорошей частной школе. А потом она отправила меня сюда, в Анину школу.

— Мы этого не знали, — сказала Джессика. — Да и какая разница. Мы любили тебя.

— Мне очень жаль, — грустно проговорила Кей, — но я ужасно оскорбилась, когда почувствовала, что вы меня избегаете. Вот почему я и сказала те слова. — Она снова вынула платок и промокнула слезы.

Несколько минут все сидели молча, погрузившись в собственные мысли.

Аня поняла, что Александра сказала правду: все началось с Марии. Александра стала жертвой ревности и подозрительности Марии, а также готовности Джессики ее осудить. А Кей позволила возобладать над ней ощущению собственной неполноценности.

Мысли Ани нарушила Александра:

— Давайте похороним весь этот… хлам! Прошло семь лет. Мы повзрослели. У нас все в порядке, мы добились успеха… Давайте помиримся.

Александра протянула руку Марии, та пожала ее и встала рядом с Александрой у камина. К ним присоединилась Джессика. Три женщины обнялись и посмотрели на Кей.

— Иди сюда! — воскликнула Джессика. — Давайте возродим наш квартет.

Вскочив на ноги, Кей бросилась в их объятия. Все четверо обнялись, смеясь и плача. Потом Джессика произнесла:

— Нам не хватает еще одного человека. Идите сюда, Аня. Ваше место здесь. Чем бы мы были без вас?

Аня повела их на ленч в «Гран Вефур» — отпраздновать радостное событие. Женщины снова непринужденно общались друг с другом, как и тогда, когда они учились в Аниной школе. Это был лучший подарок Ане ко дню рождения.

После ленча Александра упрекнула Аню за то, что та подписала счет, не позволив им заплатить.

— Сегодня наша очередь вас угощать, — настаивала она.

— Не говори глупости, дорогая. Мне было приятно снова собрать вас вместе. Я рада, что ваша ссора позади.

Пока они ждали машину Ани, Александра отвела Джессику в сторону и тихо сказала:

— Мне нужно поговорить с тобой об одном очень важном деле. Ты можешь уделить мне полчаса?

Джессика посмотрела на нее, потом на часы и кивнула:

— Давай возьмем такси. Поговорим по дороге в галерею Бонналя. У меня там свидание с Аленом по поводу картин для одного клиента. Ты помнишь его? Он был другом Люсьена.

— О да, прекрасно помню, — пробормотала Александра.

Глава 13

Неделей позже, теплым субботним утром, они направлялись в долину Луары. Том сидел за рулем своего «мерседеса», а рядом с ним Марк Силвестер. Сзади расположились Александра, Джессика и Ален Бонналь.

Воздух был напоен весенним ароматом, но солнце пряталось за темными тучами, плывшими над горизонтом. Тому хотелось побыстрее, пока не хлынул дождь, добраться до дома своих родителей под Туром.

Они собирались сначала привести себя в порядок и позавтракать, а потом отправиться в Монткресс, фамильный замок Жана де Бове-Кресса.

Том подумал, что в столь ранний час его пассажирам не до разговоров. Он вставил в проигрыватель компакт-диск, и вскоре салон наполнился звуками музыки из великих голливудских кинофильмов.

Глаза Джессики были закрыты, но она не спала. Она притворилась спящей, чтобы никто не мешал ей погрузиться в свои мысли. Еще совсем недавно Джессика была полна решимости увидеть человека, похожего на Люсьена, однако теперь она чувствовала неуверенность. Хорошо, что Ален поехал с ними — он знал Люсьена так же хорошо, как она.

Если человек, живущий в замке Монткресс с женой и ребенком, не Люсьен, вреда от их посещения не будет. А если это Люсьен, она наконец узнает правду.

Вчера она рассказала обо всем Марку. Он одобрил идею поездки и попросил взять его с собой.

— Ты мне не безразлична, Джессика, — сказал он. — Если тебе вдруг понадобится помощь, я хочу быть рядом. Ты ведь знаешь, я твой друг.

Она улыбнулась, сжала его руку и сказала, что будет рада его компании.


Съехав со скоростного шоссе, Том сказал:

— Скоро окажемся на месте.

Через пятнадцать минут Том, притормозив, въехал в открытые чугунные ворота. В конце аллеи стоял особняк из местного камня, который с годами потемнел, но после реставрации обрел первоначальный белый цвет. На фоне зеленых деревьев и голубого неба светлый дом выглядел очень элегантно.

Как только Том остановился, из дома вышел его отец. Обнявшись с сыном, Пол Коннерс тепло обнял Александру, а затем Том представил ему всех остальных.

— Проходите в дом, будем завтракать, — сказал Пол, проводя гостей в холл.

Там их встретила Кристиан, мать Тома Коннерса.

— Быть может, вы хотите освежиться? — сказала она, обращаясь к Александре и Джессике, и жестом пригласила их следовать за собой. — А вы, Пол и Том, займитесь Марком и Аленом.

Кристиан поднялась по изогнутой лестнице на второй этаж и показала гостьям уютную комнату, декорированную бледно-голубой тканью из Жуй. Ею были обтянуты стены, задрапированы окна и покрыта кровать.

— Здесь найдется все необходимое, — сказала Кристиан и показала, где ванная.

— Иди первая, Джесс, — произнесла Александра. — А я пока поговорю с матерью Тома.

Как только они остались вдвоем, Кристиан обняла Александру.

— Я была счастлива, узнав, что ты в Париже, что вы с Томом снова вместе. — Подняв бровь, она спросила: — Это правда?

— Да, правда, — ответила Александра. — Мы созданы друг для друга, и, кажется, Том это понял.

— Очень на это надеюсь. Ты нужна Тому, ему с тобой хорошо. Ох уж эти мужчины… Но что бы мы делали без них?

Когда Джессика вышла из ванной, Кристиан, пристально посмотрев на нее, проговорила:

— Том попросил меня рассказать вам о Жане де Бове-Крессе, но мне почти нечего сказать.

Джессика села напротив Кристиан, Александра исчезла в ванной.

— Он живет затворником, — начала Кристиан. — Мало бывает на людях. Как и его жена.

— Возможно, за этим что-то кроется, — вставила Александра, появляясь из ванной.

— Надеюсь, загадка скоро разрешится, — пробормотала Джессика.

Кристиан кивнула:

— Давайте спустимся вниз и немного перекусим. Уверена, что вам не терпится поскорее отправиться в Монткресс.

Пока Джессика следовала за матерью Тома и Александрой сначала вниз по лестнице в холл, а оттуда в необычную круглую комнату, в ней, несмотря на озабоченность, не раз просыпался дизайнер. Комната располагалась в торце дома, и ее многочисленные окна выходили на зеленую лужайку и на цветник.

— Как красиво! — воскликнула Джессика.

— Это летняя столовая, — пояснила Кристиан, проводя их к круглому столу посередине.

Как только они уселись, появились Том с отцом и двое других мужчин.

— Садитесь, где вам больше нравится, — сказал Пол.

Сев рядом с Александрой, он взял ее за руку и спросил:

— О чем ты думаешь?

Она улыбнулась:

— Этого я не могу сказать.

— Зато я могу, — шепнул он с заговорщицкой улыбкой. — Ты хочешь быть с ним до конца своих дней.

Александра удивленно посмотрела на Пола Коннерса:

— Откуда вы узнали?

— Это написано у вас на лице, дорогая.

Кристиан разлила кофе, а Том медленно обошел вокруг стола, предлагая всем корзинку с выпечкой.

— А что ты хочешь? — спросил он, остановившись около Александры.

— Тебя, — беззвучно прошептала она, беря круассан.

Том молча поцеловал ее в макушку.

Пол обратился к Алену:

— Том говорил, вы хорошо знали Люсьена Жирара. Он был приятным человеком?

— Конечно! — воскликнул Ален. — Он был честным, и поэтому мне трудно поверить, что он мог намеренно исчезнуть.

— Он не первый и не последний, — вмешался Марк.

Пол кивнул:

— Для этого должна быть веская причина.

Джессика слушала их, почти не участвуя в беседе, но, увидев, что кофе допит, спросила:

— Как по-вашему, Том, мы можем сейчас туда поехать?

— Конечно, можем, — ответил Том.

Они с Александрой поднялись. Ален последовал их примеру и вместе с Джессикой покинул столовую. Марк отодвинул стул и поспешил за Джессикой. Он догнал ее на ступеньках, взял за руку и притянул к себе:

— Джесс, дорогая, что бы там ни произошло, для нас с тобой это не имеет никакого значения.

Джессика попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло.

— Ты прав. Я понимаю это. Просто нервы разыгрались.

Он обнял ее и прошептал на ухо:

— Все будет хорошо, Джессика. Черт возьми, я сделаю все, чтобы так оно и было.

Том с Аленом сели в «мерседес» впереди, Александра с Джессикой сзади. По пути в Монткресс все молчали. В какой-то момент Александра взяла Джессику за руку, желая успокоить и подбодрить подругу.

— А вот и Монткресс, прямо перед вами.

Джессика с Александрой вытянули шеи, чтобы получше рассмотреть замок. Белые каменные стены сияли под солнцем, черные крыши многочисленных круглых башен придавали массивному зданию причудливый вид.

Когда Том направил машину к замку, у Джессики перехватило дыхание и она на секунду подумала, что не выдержит встречи. Она едва не попросила Тома повернуть обратно в Париж.

Заметив на бледном лице Джессики беспокойство и страх, Александра сказала:

— Все будет хорошо.

Том припарковал машину и, полуобернувшись, сказал женщинам:

— Возможно, дверь откроет кто-нибудь из прислуги и меня пригласят войти. В этом случае подождите пять минут, а потом отправляйтесь за мной. Скажете, что вы со мной, и вас впустят.

— А что, если дверь откроет Жан?

— Я поговорю с ним минут пять. Потом посмотрю на машину и помашу вам рукой. Тогда вы выйдете и присоединитесь ко мне… к нам. Все ясно?

— Да, — ответила Александра, а Джессика молча кивнула.

Том вылез из машины и по вымощенному булыжником двору зашагал к деревянной двери. Подойдя ближе, он увидел, что дверь приоткрыта. Тем не менее Том постучал и стал ждать.

Через секунду в холле появился седой мужчина в полосатом фартуке поверх брюк, рубашки и пиджака. Заметив Тома, он сказал по-французски:

— Добрый день.

— Здравствуйте. Могу я поговорить с господином маркизом?

— Подождите минутку, пожалуйста.

Не успели последние слова слететь с уст мужчины в фартуке, как Том услыхал шаги. По вымощенному булыжником двору к нему приближался Жан де Бове-Кресс. На нем были черные сапоги для верховой езды, белые бриджи и черный свитер. Через секунду мужчины уже пожимали друг другу руки.

— Прошу прощения, что явился без телефонного звонка, но мы проезжали мимо вашего замка, и мои клиенты попросили меня остановиться. Они заинтересовались Монткрессом. Видите ли, они снимают фильм, и съемки будут проходить в долине Луары. Мы выбирали натуру…

— Увы, это невозможно, — прервал его Жан с любезной улыбкой. — Многие хотели здесь снимать, но из этого ничего не вышло. Боюсь, мой замок не лучшее место для съемок.

— Ясно, — ответил Том. — Быть может, тогда вы позволите снимать в ваших владениях?

Жан де Бове-Кресс задумался. Краем глаза Том увидел направлявшихся к ним Александру, Алена и Джессику. Слегка подавшись вперед, он продолжал:

— Вы выручите значительную сумму, а съемочная группа будет работать на ваших землях с предельной осторожностью.

— Я понимаю. Но мне надо подумать… — Внезапно Жан замолчал, его узкое лицо побледнело.

Джессика выступила вперед, глядя на Жана. Она сразу же его узнала, как и он ее.

— Я часто думала, что ты, должно быть, жив. — Ее глаза наполнились слезами.

Жан неотрывно смотрел на Джессику, потом перевел взгляд на Алена и наконец на Александру. Он их узнал, но ничего не сказал. Медленно покачав головой, он тяжело вздохнул и шире распахнул дверь:

— Нам лучше зайти в дом.


Пока они вчетвером шли за Жаном по просторному каменному холлу, Джессике удалось взять себя в руки. Спустившись на три ступеньки, они оказались в длинной просторной комнате с выходящими на террасу застекленными дверями. Словно сквозь туман, Джессика разглядела темную мебель и старые обюссонские ковры.

Остановившись, Жан жестом указал на кресла и диваны.

— Прошу вас, — пробормотал он.

Сам он садиться не стал и отошел к камину. Когда все расселись по местам, Жан спросил у Тома:

— Мы с вами встречались в Париже несколько лет назад?

— Нет.

— Как же вы меня нашли?

— У моей приятельницы Алексы есть фотография, на которой Джессика снята рядом с вами. Когда я упомянул ваше имя, она сказала, что человека на фотографии звали Люсьен Жирар, и поведала историю вашего исчезновения.

— Понятно.

Не в силах больше сдерживаться, Джессика спросила:

— Но почему? Почему ты сделал это?

Он не ответил.

В саду шелестел листвой ветерок, пели птицы. Сквозь раскрытые окна в комнату лился аромат цветущих роз.

— По-моему, ты должен все мне объяснить. И Алену тоже. Мы долго тебя искали, а когда не смогли найти, решили, что ты погиб. Мы оплакивали тебя! — Джессика покачала головой, ее глаза наполнились слезами. — Я оплакивала тебя до сегодняшнего дня. — Ее голос дрогнул, и она не смогла продолжать.

— Ты права, я должен все вам объяснить. — Сев в кресло у камина, он начал рассказывать: — Я сказал, что еду в Монте-Карло на съемки, потому что не мог открыть тебе правду.

— Какую правду?

— Что я не Люсьен Жирар. Что я… Жан де Бове-Кресс. Двенадцать лет назад после крупной ссоры с отцом я покинул этот дом. Отец не одобрял моего желания стать актером и порвал со мной отношения. Его любимцем, а также наследником титула и земель был мой старший брат Филипп. Семь лет назад Филипп трагически погиб. Он летел на частном самолете к невесте на Корсику, и его самолет попал в грозу. Все, кто был на борту, погибли. Когда мой отец узнал о гибели брата, его разбил паралич. Мать вызвала меня в Монткресс. Нужно было устроить похороны брата, позаботиться о родителях…

— Но почему ты мне ничего не сказал? — спросила Джессика. — Я бы поехала с тобой, помогала бы тебе.

— Мне некогда было объясняться. Я должен был срочно уезжать. Но я думал провести здесь, на Луаре, не больше недели. — Жан замолчал, откинулся на спинку кресла и тяжело вздохнул.

Внимательно глядя на него, Джессика подумала, что он выглядит старше своих тридцати пяти лет. Он казался истощенным, узкое лицо испещрили морщины. Внезапно она осознала, что он уже не так хорош, как прежде.

Под пристальным взглядом Джессики Жан де Бове-Кресс почувствовал себя неуютно. Она никогда не казалась ему такой красивой, такой желанной. Он никогда не переставал ее любить. Жан с ужасом почувствовал, что готов расплакаться. Он взял себя в руки, поднялся и подошел к камину. Прочистив горло, Жан проговорил:

— Пожалуйста, поверь мне, Джессика, я в самом деле хотел все тебе рассказать, когда вернусь в Париж. Я надеялся, что все останется по-прежнему и мы с тобой будем вместе. Но обстоятельства оказались сильнее меня.

Нахмурившись, Ален спросил:

— И что же случилось потом?

— Сразу после похорон брата я заболел. Очень тяжело. Боль в горле, ломота во всем теле, обильный пот по ночам, высокая температура. Я рассказал об этих симптомах врачу моего отца, и он потребовал, чтобы я немедленно явился к нему на осмотр.

Джессика затаила дыхание. Она поняла: сейчас они услышат нечто страшное.

— Доктор Битоэн направил меня к онкологу в Орлеан. Мне сделали анализы, и их результаты подтвердили худшие опасения: у меня обнаружилась болезнь Ходжкина.

— Но ты же был совсем молодым, тебе исполнилось всего двадцать пять! — воскликнула Джессика.

— Эта болезнь поражает совсем молодых людей, — ответил Жан. — Когда мне поставили диагноз…

— Но почему ты мне не позвонил? — с жаром перебила его Джессика. — Я бы сразу к тебе примчалась. Я любила тебя.

— Знаю, и я тебя люблю… — Он закашлялся. — И я любил тебя, Джессика. Но я понял, что мне нечего тебе предложить. У меня на руках оставались инвалидка-мать и парализованный отец, я был обязан заниматься имущественными делами. А ты была так молода. К тому же я не думал, что долго проживу.

— Но ты же дожил до сегодняшнего дня, — сказал Ален, укоризненно глядя на Жана.

— Да, дожил. После долгого, изнурительного лечения наступила ремиссия месяцев на восемь. Но врачи говорят, что рак может вернуться. — Он посмотрел на Джессику. — Я не мог позволить себе жениться.

— Но ты женился. И завел ребенка.

— Да. Три года назад я женился. Недалеко от нас жила моя подруга детства, и, когда я вышел из больницы, она стала мне помогать. Потом умер отец, за ним через несколько месяцев последовала мать. Я был подавлен. Анник была моей единственной опорой. Со временем мы стали любовниками, но я и не помышлял о женитьбе.

— Тогда почему ты на ней женился? А не на мне? Я бы приехала к тебе. Я тоже могла бы стать тебе опорой.

— Потому что, к моему величайшему изумлению, Анник забеременела. Я не представлял себе, что такое возможно. Обычно противораковая терапия делает мужчину бесплодным. Но Анник забеременела. Я был ей благодарен, она меня любила, хотела выйти за меня замуж. Я поступил правильно — она родила мне сына, который унаследует титул и земли и продолжит наш род, когда меня не станет.

— А сколько лет вашему сыну? — спросила Александра.

— Три.

— А теперь у тебя опять ремиссия? — спросил Ален.

— Нет. Я сейчас на химиотерапии.

На глазах у Джессики по-прежнему блестели слезы.

— Я бы сумела все понять. Я бы приехала к тебе, Люсьен. Ты был смыслом моей жизни, — медленно проговорила она.

Светлые серо-голубые глаза Жана наполнились слезами. Он хотел ответить Джессике, но не мог.

Джессика поднялась и направилась к нему. Жан шагнул ей навстречу. Она заметила слезы на его щеках, боль и печаль в глазах. Он нежно обнял ее и тихо сказал:

— Я думал, что поступаю правильно. — Когда она не ответила, Жан прошептал: — Прости меня, Джессика.

— Прощаю, — ответила она, крепче прижавшись к его груди. — Я прощаю тебя, Люсьен. Я всегда буду думать о тебе как о Люсьене, вспоминать тебя под этим именем.

— Я знаю.

Внезапно раздался шум, топот бегущих ног, Жан с Джессикой отпрянули друг от друга, и в библиотеку из сада вбежал маленький мальчик.

— Папа! Папа! Я здесь! — крикнул он, но, увидев незнакомых, остановился.

Жан подошел к нему, взял за руку и подвел к Джессике.

— Это мой сын… Люсьен, — произнес он.

Она посмотрела на Жана, потом, присев на корточки, дотронулась до детской щечки и улыбнулась:

— Привет. Меня зовут Джессика.

Мальчик тоже улыбнулся:

— Здравствуйте.

Совладав с чувствами, Джессика поднялась и бросила взгляд на Александру и двоих мужчин.

— Пожалуй, нам пора, — сказала она и, обращаясь к Жану, добавила: — Спасибо, что все мне объяснил.

— Надеюсь, ты все поняла.

— Да, все.

Понизив голос, он спросил:

— Значит, ты не замужем?

— Нет.

— Прости меня.

— Все хорошо.

Жан проводил их до машины. Пока они шли по холлу, он одной рукой обнимал Джессику за плечи, другой держал за руку сына. Во дворе он поцеловал ее в щеку.

— До свидания, Джессика. Желаю удачи.

— До свидания, — сказала Джессика и пошла к машине.

Она слышала, как другие прощаются с Жаном и торопятся вслед за ней. У машины она остановилась и оглянулась.

Он стоял там, где они расстались, держа за руку сына. Свободной рукой он послал ей воздушный поцелуй. Она тоже послала ему воздушный поцелуй и села в машину.


На обратном пути все молчали. Когда Монткресс наконец скрылся из виду, Александра спросила Джесику:

— Как ты?

— Со мной все в порядке. Теперь, когда я знаю, что случилось с Люсьеном, я могу жить спокойно.

— Как это грустно, — сказала Александра. — Мне его очень жаль.

— Мне кажется, он считает, что поступил правильно, — сказал Том. — По отношению к тебе, Джессика. Он думал, что таким образом оберегает тебя.

— Я знаю, что он так думал. Но он думал за меня. — Джессика тяжело вздохнула. — Все эти годы я любила воспоминания о нем. Он изменился. Изменилась и я. Но лучше бы он сказал мне правду тогда, семь лет назад.

— И что бы ты сделала? — спросила Александра.

— Немедленно приехала бы к нему, — уверенно произнесла Джессика. — Ни минуты ни раздумывая.

— А как ты думаешь, ему бы это помогло? — спросил Том.

— Не знаю. В самом деле не знаю. Но я рада, что повидала его. Теперь я могу жить дальше.


Кей сидела перед зеркалом в своем номере в «Мерисе» и думала, не добавить ли ей еще румян. Ей казалось, что она бледнее обычного, а сегодня ей хотелось выглядеть как можно лучше.

— Нет, больше я ничего не могу сделать, — громко произнесла она, придирчиво разглядывая себя в зеркало.

— Ты изумительно выглядишь, — раздался у нее за спиной голос Иана. Его рука опустилась на ее плечо.

— Ты застал меня врасплох! — воскликнула она.

Иан коснулся рукой ее щеки.

— Закрой глаза, — попросил он.

— Зачем?

— Пожалуйста, закрой.

Когда она крепко зажмурилась, Иан вынул из кармана халата ожерелье. Осторожно надел его на длинную стройную шею Кей и сказал:

— Теперь можешь открыть глаза.

Увидев свое отражение в зеркале, Кей вскрикнула от удивления и восторга — у нее на шее было самое красивое ожерелье из бриллиантов и топазов, какое она когда-либо видела.

— Какое великолепие! Я никогда не видела ничего подобного! Спасибо. Огромное спасибо.

— Я рад, что оно тебе понравилось, дорогая. Я влюбился в него с первого взгляда, как и в тебя.

Она рассмеялась, но тут Иан протянул ей маленькую коробочку, обтянутую черным бархатом.

— А это завершающий штрих, — сказал он.

И снова, приподняв крышку, Кей тихонько вскрикнула. На черном бархате лежала пара топазовых серег — крупные топазы в окружении бриллиантов.

— Иан, они же стоят кучу денег, — воскликнула она.

Его лицо осветила широкая улыбка.

— Надень их, — сказал он.

— Сию секунду, сэр, — ответила она и, вдев серьги в уши, посмотрелась в зеркало: — Они просто… великолепны.

Погладив ее по плечу, Иан сказал:

— Помнишь, в феврале я ездил в Эдинбург? Накануне дня рождения Фионы?

— Да. Очень хорошо помню. Вид у тебя тогда был немного таинственный.

— Знаю. Так вот, я попросил старого Барнса, менеджера в ювелирном магазине Кодрингтонов, приискать мне бриллиантовое ожерелье. Вообрази мою радость, когда он позвонил и сказал, что у них есть бриллиантовое ожерелье с топазами, очень редкое, очень старое, и я могу на него взглянуть.

— И ты так долго держал это в тайне?

Он кивнул:

— Я собирался подарить его тебе на Рождество, но мне пришло в голову, что сегодня тоже вполне подходящий случай.

Кей встала, обняла мужа и нежно поцеловала в губы.

— Ты самый удивительный муж на свете.

— А ты самая удивительная жена, моя прелесть. — Развязав пояс ее халата, Иан отступил в сторону. — Взгляни на себя. Как красиво.

Сбросив с себя халат, Иан взял ее на руки, крепко прижал к себе и поцеловал впадинку у основания шеи. Потом заглянул ей в глаза и сказал:

— Пойдем в постель. Обещаю не помять твою прическу и не размазать косметику.

— Бог с ними. Я снова причешусь и накрашусь.

Они улеглись, крепко прижавшись друг к другу, их губы снова встретились. Его поцелуи становились все более страстными, более настойчивыми…

Когда они уже лежали неподвижно, Иан приподнялся на локте и посмотрел на Кей.

— Быть может, сейчас мы зачали ребенка, о котором ты так мечтаешь, — пробормотал он. — Но даже если этого не произойдет, ничего страшного. Ты понимаешь это, дорогая?

— Да, понимаю, — Кей улыбнулась в ответ. — Доктор Бужон сказал, что нам просто надо продолжать попытки. А при необходимости у него всегда найдутся средства нам помочь.

Иан рассмеялся:

— Думаю, это не понадобится. Я уверен. Не забывай, что я чистокровный шотландский горец.


Через пятнадцать минут Кей снова сидела за туалетным столиком. Обводя карандашом контур губ, она думала о последних пяти днях. Иан приехал в Париж неожиданно, отозвавшись на ее приглашение сопровождать ее сегодня вечером на день рождения Ани. Он объяснил, что приехал на несколько дней раньше, так как почувствовал, что им необходимо побыть наедине друг с другом, вдали от Лохкрейги.

В первую ночь Кей рассказала ему о своем визите к доктору Бужону. С физической точки зрения у нее все было в порядке. Теперь, убедившись в этом, она могла поделиться своим беспокойством с мужем. Так посоветовал ей доктор, и Кей не пожалела, что последовала его совету.

Узнав о причине ее беспокойства, Иан попросил ее не расстраиваться. Его доброта придала ей смелости, и она рассказала о тех ужасных вещах, что случились с ней в детстве. Когда Кей закончила, он обнял ее и прижал к себе:

— Кей, дорогая, я никому не позволю тебя обидеть.

Она нежно прильнула к нему. Теперь Кей поняла, что его отношение к ней никогда не менялось. Что его отстраненность была плодом ее фантазии. И поклялась себе никогда больше не сомневаться в его любви.

Встав из-за туалетного столика, Кей направилась в спальню — высокая, стройная, длинноногая, элегантная. Сняв с вешалки шифоновое платье цвета шампанского, она стала его надевать. Внезапно, словно по ее приказу, появился Иан в смокинге, который очень ему шел.

— Застегнуть тебе молнию?

— Спасибо, Иан.

Разгладив на себе платье, она спросила:

— Тебе нравится?

— Оно великолепно сидит, такое воздушное и легкое, и ожерелье с серьгами необыкновенно к нему подходят.

— Еще раз спасибо за эту красоту. А теперь, по-моему, лучше спуститься в бар. Уверена, нас там уже ждут.


Кей заметила Александру, как только они с Ианом вошли в бар «Фонтенбло» — она сидела с Томом в углу у окна.

Подойдя ближе, Кей увидела, что на Александре тоже шифоновое платье, скроенное по косой из ткани разных оттенков зеленого. Через секунду появилась Джессика с Марком Силвестером. Она была в вечернем платье из бледно-голубой органзы с темно-голубым цветочным рисунком.

Как только Марк с Джессикой уселись за столик, Александра с легким смешком произнесла:

— Как видно, у всех нас одинаковое представление о том, что носят в Париже июньским вечером.

— Вы будете королевами бала, — сказал Марк.

— Ах, нет! — воскликнула Кей. — Сегодня эта роль отведена Ане.

Посмотрев на Тома, Иана и Марка, Александра заметила:

— Но одно, девочки, я могу сказать наверняка: у нас будут самые красивые кавалеры.

— Спасибо за комплимент, — ответил Иан.

Ему нравились подруги Кей и их приятели. Он познакомился с ними накануне вечером, когда Том пригласил их всех на ужин в «Амбруази» на площади Вож. Но самое большое удовольствие Иан получил от встречи с Аней Седжуик, превозносившей достоинства Кей. Ее племянник Ники был остроумен и очарователен. А четвертая участница квартета, Мария Франкони, так сногсшибательно выглядела в черном платье и жемчужном ожерелье, что к ней были прикованы все взгляды.

— Похоже, Ники с Марией не составят нам компанию. Я думаю, они заедут за Аней и отвезут ее в «Ледуайен».

— Аня не хочет опаздывать, — объяснила Александра. — Она хочет явиться первой, чтобы приветствовать гостей.

Принесли еще два высоких бокала с шампанским для Джессики и Марка, и шестеро друзей, чокнувшись, выпили за здоровье друг друга.

Стоя между Ники и Марией, Аня обвела взглядом фойе ресторана «Ледуайен». Ее лицо светилось изумлением и радостью, голубые глаза блестели, на щеках выступил румянец.

— Ах, Ники, дорогой мой мальчик, ты превзошел себя! — воскликнула она. — Какая красота!

Ники улыбнулся:

— Я рад, что тебе нравится. Мне хотелось, чтобы ты… чувствовала себя здесь как дома.

Аня засмеялась беззаботным звонким смехом — таким же, как в молодости, — и двинулась вперед, жадно разглядывая все вокруг. Ники воссоздал фасад ее парижского дома, не забыв про шпалеры и плющ, закрывавший часть стены. Мастерски выполненные декорации создавали иллюзию реальности — длинную стену по одну сторону фойе покрывали огромные холсты, на которых был изображен мощенный булыжником двор со старой вишней в цвету и четырьмя чугунными садовыми стульями, стоявшими под ее склоненными ветвями. Сад за белым деревянным забором украшал другую сторону фойе.

Взяв Аню за руку, Ники произнес:

— Пойдем, Аня. Будут и еще сюрпризы.

По-прежнему широко улыбаясь, Аня последовала за Ники вверх по лестнице.

— Куда мы идем? — спросила она.

— Пить коктейли, — ответила Мария, сияя улыбкой.

Аня украдкой посмотрела на Марию, думая о том, что та великолепно выглядит в элегантном темно-синем шифоновом платье без бретелек с ниспадающей свободными складками юбкой. Сегодня вечером она казалась стройнее обычного.

— Мария, ты просто чудо, — пробормотала Аня.

Слегка зардевшись, Мария довольно улыбнулась:

— А вы потрясающе выглядите в своем фирменном красном.

— Я всегда любила красный, — произнесла Аня. — В нем я чувствую себя счастливой. Но сегодня я бы чувствовала себя счастливой в платье любого цвета.

На лестничной площадке второго этажа Ники взял Аню за руку и подвел к высоким двойным дверям. Распахнув их, он с возгласом «Вуаля!» слегка подтолкнул свою тетушку вперед. У Ани перехватило дыхание. Перед ней была еще одна декорация, на сей раз изображавшая гостиную ее дома в Провансе, который Хьюго купил для нее много лет назад. Вокруг, улыбаясь, стояли официанты и официантки в провансальских костюмах, готовые налить гостям любые напитки.

— Ох, Ники! — только и смогла вымолвить Аня.

А Ники тем временем провел ее в следующий зал. Теперь она оказалась на русской даче, обставленной простой деревенской мебелью. Для большего правдоподобия официанты были наряжены в казачьи костюмы — красные с золотом длинные рубахи и шаровары, заправленные в черные сапоги.

Аня замерла, оглядываясь по сторонам, стараясь запомнить каждую деталь, но Ники взял ее за руку и повел в следующую комнату. Это была лондонская гостиная, в которой Аня провела детство. Ники воссоздал ее до мельчайших деталей. У Ани из глаз брызнули слезы.

— Спасибо, — проговорила она дрожащим голосом. — Спасибо тебе за то, что ты вызвал к жизни столько дорогих для меня воспоминаний.

Официант, одетый английским дворецким, подошел к ним, и все трое взяли с подноса по бокалу шампанского. Они чокнулись, пожелав друг другу здоровья.

— Мне хочется, чтобы это был самый чудесный вечер в твоей жизни, — сказал Ники.

— Он им и будет.

— Я приготовил для тебя еще несколько сюрпризов. Где ты хочешь встречать гостей? В какой из комнат?

— Я даже не знаю, дорогой мой мальчик.

— Наверное, нам лучше дожидаться гостей в первой комнате, — предложила Мария.

— Прекрасная мысль, моя радость, — согласился Ники, и все трое вернулись в провансальскую гостиную.

К ним подошел официант с подносом, и Аня растроганно улыбнулась, увидев свои любимые закуски: теплые русские пирожки с мясом, горки черной икры на ломтиках печеной картошки, копченую лососину на тостах и крошечные английские сосиски в тесте.

— Ах, я не смогу устоять. Придется все попробовать.

— Обязательно, — сказал Ники. — А я составлю тебе компанию.

Через несколько минут начали прибывать гости.


Аня оказалась в окружении семьи. Сначала ее целовали и поздравляли сестра Катти и ее муж Саша. Потом брат Владимир и его жена Лили с детьми, такими приветливыми и любящими. Потом подошли ее собственные дети, Ольга и Дмитрий, со своими семьями. Все обнимали Аню, поздравляли ее с днем рождения.

За родными последовало множество старых друзей, которых Аня приобрела за свою долгую жизнь, выпускники ее школы…

И наконец появились ее любимицы: четыре девочки из выпуска 1994 года — Александра, Джессика, Кей и Мария, четыре красавицы в сопровождении мужчин в элегантных смокингах.

Сначала ее поздравили Александра, Кей и Джессика, потом то же сделали Том, Иан и Марк. Затем мужчины отошли в сторону.

— Излишне говорить, что вы все роскошно выглядите, — сияя улыбкой, произнесла Аня. — Но прежде всего я хочу поблагодарить вас за подарки. Твоя старинная шаль, Кей, великолепна, я не удержусь от соблазна надеть ее прямо сегодня. Взгляни, она того же цвета, что и мое платье. Икона просто чудо, Джессика, она украсит мою гостиную. Как и твоя лаковая шкатулка, Алекса. Миниатюра с видом Санкт-Петербурга — просто маленький шедевр. Спасибо, огромное спасибо. — Улыбнувшись Марии, Аня закончила: — Твоя картина, Мария, — это что-то необыкновенное, я повешу ее у себя в спальне.

Мария, покраснев, улыбнулась и промолчала.

Аня снова обвела их всех взглядом и ласково произнесла:

— Я очень рада, что вы все приехали в Париж заранее. У нас было время побеседовать друг с другом, разобраться в ваших разногласиях и помириться. Я вижу, это было не формальное примирение.

— Мы снова вместе, — заверила ее Александра. — Теперь уже навсегда. В беде и в радости. Правда, девочки?

Ее подруги кивнули, а Кей сказала:

— Этих семи лет словно и не бывало. Кажется, мы только вчера окончили вашу школу.

— Вы научили нас очень многому, раскрыли наши способности, помогли осуществить мечты, — сказала Джессика. — Помогли нам стать теми, кто мы есть. И мы всегда будем благодарны вам за это.

— Насколько я понимаю, вы все приехали в Париж еще и по другим причинам. У каждой из вас здесь осталось незаконченное дело, нерешенный вопрос. И я безмерно счастлива, что вам удалось найти то, что вы искали. — Она посмотрела на Александру: — Вы с Томом снова вместе… Навсегда?

Александра кивнула. С сияющим лицом она показала Ане левую руку — на безымянном пальце сверкало кольцо с бриллиантом.

— Вчера мы помолвились.

Устремив взгляд на Марию, Аня продолжила:

— Похоже, вы с Ники идеально подходите друг к другу.

— Это правда, Аня, и Ники хочет на мне жениться, как только получит развод. Я не вернусь в Милан. Я останусь в Париже и займусь живописью. Больше никаких тканей, — пообещала Мария.

Захлопав в ладоши, Аня ласково сказала:

— Слава богу! А ты, Кей? Как твои дела? Вроде бы у тебя с твоим замечательным Ианом все наладилось?

— Да, и кроме того, как выяснилось, со здоровьем у меня все в порядке. Ничто не мешает мне иметь ребенка. Но это Иана не заботит. Он говорит, ему нужна только я.

— А почему бы ему этого не говорить? Ему повезло, что у него такая жена. — Наконец Анин взгляд остановился на Джессике: — Я рада, что ты повидалась с Люсьеном. Знаю, это было для тебя тяжелым испытанием, зато теперь ты можешь закрыть эту главу своей жизни.

— Закрыть всю книгу целиком, — сказала Джессика. — Мне повезло, потому что со мной Марк. Он думает, у нас с ним есть будущее, и мне кажется, он прав.

— Конечно, прав. К тому же он замечательный человек. Да что там, все вы замечательные.


Вскоре гости спустились вниз, на праздничный ужин.

Когда Аня в сопровождении Ники и Марии вошла в зал, слезы затуманили ей глаза. Зал превратился в прекрасный английский сад. Со стен свисало множество цветущих растений, из каменных фонтанов в воздух взлетали искрящиеся струи воды. На столах с бледно-розовыми скатертями стояли букеты роз и ярко горели праздничные свечи.

— Ах, Ники! — воскликнула Аня. Она крепко сжимала его руку, а он повел ее дальше, к столу, приготовленному для Ани и ее близких родственников. — Спасибо, спасибо, дорогой! — шептала она.

— Не за что, я был счастлив сделать это для тебя.

Как мне повезло, какая я счастливая, думала Аня, отпивая воду и дожидаясь, пока усядутся ее дети и любимая сестра Катти. Я прожила чудесную жизнь. Восемьдесят пять замечательных лет. Я испытала любовь и счастье. Боль и страдание. И немало горя. Но я никогда не сдавалась. Возможно, именно это и есть главное в жизни — не сдаваться, держаться до конца. И мои девочки из тех, кто не сдается.

Аня посмотрела на танцующие пары.

Вот Мария в объятиях Ники. Он медленно ведет ее в танце и что-то шепчет на ухо. Голова Кей покоится на плече Иана, выражение глаз у нее мечтательное и абсолютно счастливое. Джессика крепко прижалась к Марку, с ее лица почти исчезла печаль. Александра с Томом покачиваются в такт музыке. Вот он посмотрел на нее и тихонько поцеловал в губы.

— Давай побыстрее поженимся. Я очень тебя люблю.

— И я люблю тебя, Том. И всегда буду любить, — произнесла Александра.

Наблюдая за ними, Аня подумала: интересно, о чем они сейчас говорят. И рассмеялась вслух. Ну, разумеется, они говорят друг другу разные красивые слова, признаются в любви, дают обещания — как и она много лет назад. Сначала с Мишелем Лакостом, потом с Хьюго Седжуиком.

Любовь, подумала она. С нею не сравнится никакое другое чувство. В жизни нет ничего важнее любви.

Барбара Тэйлор Брэдфорд

Элегантнейшие интерьеры, одежда от лучших модельеров, самая изысканная кухня и напитки — только лучшее окружает четырех героинь романа «Три недели в Париже». Автор этой книги, англичанка по рождению Барбара Тейлор Брэдфорд, разделяет любовь созданных ею персонажей к красоте и роскоши. Уже в семнадцать лет она впервые отправилась в Париж писать о модных показах для газеты «Йоркшир ивнинг пост». К двадцати годам она стала редактором отдела моды лондонского дамского журнала «Вуманс оун». Первый из своих семнадцати бестселлеров Барбара Тейлор Брэдфорд написала в 1979 году, но к этому времени из-под ее пера вышло семь книг, посвященных вопросам домашнего дизайна и этикета.

Однако любовь миллионов женщин во всем мире Брэдфорд завоевала именно художественными произведениями. Недавно, в знак признания ее литературных заслуг, почтовое ведомство Сент-Винсента и Гренадин выпустило почтовую марку с портретом писательницы.

Барбара Тейлор Брэдфорд вместе с мужем живет в Нью-Йорке, в небоскребе на берегу Ист-Ривер. Их квартира, оформленная по проекту Барбары, любовно украшена произведениями искусства эпохи модерна и полотнами импрессионистов.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Барбара Тэйлор Брэдфорд