КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402930 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171486
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Ван хее: Стихи (Поэзия)

Жаль, что перевод дословный, без попытки создать рифму.
Нельзя так стихи переводить. Нельзя!
Вот так надо стихи переводить:
Олесь Бердник
МОЛИТВА ТАЙНОМУ ДУХУ ПРАОТЦА

Понад світами погляду і слуху,
Над царствами і світла, й темноти —
Прийди до нас, преславний Отче Духу,
Прийди до нас і серце освяти.

Під громи зла, в годину надзвичайну,
Коли душа не зна, куди іти,
Зійди до нас, преславний Отче Тайни,
Зійди до нас, і думу освяти.

Відкрий нам Браму, де злагода дише,
Дозволь ступить на райдужні мости!
Прийди до нас, преславний Отче Тиші,
Прийди до нас, і Дух наш освяти.

Мой перевод:

Над миром взгляда и над миром слуха,
Над царством света, царством темноты —
Приди к нам, о преславный Отче Духа,
Приди к нам и сердца нам освяти.

Под громы зла, в тот час необычайный,
Когда душа не ведает пути,
Сойди к нам, о преславный Отче Тайны,
Сойди к нам, наши мысли освяти.

Открой Врата нам, где согласье дышит,
Позволь ступить на яркие мосты!
Приди к нам, о преславный Отче Тиши,
Приди к нам, наши Души освяти.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Бабин: Распад (Современная проза)

Саша Бабин молодой еще человек, но рассказ очень мне понравился. Жаль, что нашел пока только один его рассказ.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

P.S. Грустная для тех, кому уже за сорок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Синяя троица (fb2)

- Синяя троица (пер. Мария Савина-Баблоян) (а.с. compact of sorcerors) (и.с. Лучшее) 98 Кб, 24с. (скачать fb2) - Ив Силвер

Настройки текста:



Ив Силвер Синяя троица

Пролог

В десяти милях к северу от форта Ванкувер, Орегон, 1834


Наступила ночь, темная и сырая. Пахло влажной землей, кровью и смертью. В грязи на коленях стоял Демон Александр и держал на руках женщину. Ее длинные волосы ниспадали ему на рукав и на землю пышным золотистым, словно поток гиней, водопадом. Она шевельнулась в его объятиях, словно пытаясь освободиться, в груди хрипело.

— Хочешь жить вечно? — прошептал он, вытирая тоненькую струйку крови, стекавшую из уголка ее губ.

«Скажи „да“. Просто попроси меня. Произнеси эти слова». Ведь он бессилен помочь, если она будет молчать. Женщина посмотрела на него и отвела взгляд. Демон знал, что теперь, когда вскрылась правда, ей мучительно смотреть на него. Видеть, кто он на самом деле.

— Неужели ты скорее умрешь? — отрывисто вопросил он и легонько приложил пальцы к ее горлу. Пульс бился слабо и прерывисто, на земле уже собралась целая лужа крови.

— Нет… Я не хочу… умирать, — прошептала женщина, и по бледной щеке скатилась слеза, — Но… я не смогу жить… как ты.

Не сможет жить, как он — как монстр. Порождение тьмы, повелевающее созданиями еще более мрачными. Он не мог оправдаться перед ней, так как для себя самого не находил оправданий. У мерзкой твари, какой он являлся, не было имени. По крайней мере, он его не знал. Демон ненадолго позабыл об этом, погрузившись в иллюзии их совместной жизни.

— Я люблю тебя.

Признание повисло в воздухе, бледное и слабое. Перед лицом его предательства оно не значило ровным счетом ничего. Он пришел к ней в облике обычного мужчины, и она поверила, что перед ней человек. Он даже сам почти поверил в это. По его вине она попала сюда — в дикие дебри, страшные и опасные. Ответственность за совершенное на нее нападение всецело лежит на нем.

— Позволь мне спасти тебя, Альма! Только скажи, попроси меня. Умоляю!

Она повернула голову и посмотрела на него.

— Я люблю тебя, — снова в отчаянии прошептал он.

— А я тебя презираю.

Ее голос звучал так слабо, что он вполне мог убедить себя и том, что ослышался. Но нет! Он не позволит себе обрести ножное помилование. Ибо заслужил ее ненависть.

— Я…

Доводы и оправдания застряли в горле, когда с губ Альмы слетел последний вздох. Слишком поздно — ее больше нет. В его объятиях лежала лишь тленная бездыханная оболочка.

Вокруг двигались тени, темные неясные призраки поднимались от тел тех, кто приходил сюда воровать, насиловать и убивать. Все они были мертвы, разодраны на части. Но он пришел слишком поздно. Они сотворили свое грязное дело до того, как появился он, и теперь она тоже мертва. Его любовь, его жена. Умерла.

И виной тому он сам.

Демон встал и, призывая троицу, широко развел руки. Снова задвигались тени, и три из них поспешили к нему, глянцевым отблеском мерцая в ночи. Они кружили вокруг Демона и проникали внутрь — меньше, чем материя, больше, чем тень. Он накормил их своей болью, яростью и мукой. Вместе они воспылали чистым синим пламенем, которое ширилось и росло до тех пор, пока каждое тело и каждая капля крови на просеке не сгорела в ледяном бездымном голубом адском огне.

Глава 1

Фритаун, Нью-Йорк, настоящее время


Джен Кассадей отодвинула в сторону пожелтевшее кружево бабушкиных занавесок и взглянула на незнакомца, который стоял перед домом. Запрокинув голову назад, расставив ноги и свободно свесив руки вдоль туловища, он разглядывал строение. Выцветшие джинсы, потертая кожаная куртка, надетая поверх темно-коричневой футболки, длинные нечесаные космы черных волос. На таком расстоянии ей удалось разглядеть его внушительное телосложение и хмурый взгляд. Наверное, именно из-за насупленных бровей мужчину сложно было назвать привлекательным. Или виной тому стал пересекавший подбородок шрам — злая белая полоса на смуглой загорелой коже. В любом случае внешность незнакомца невольно притягивала взгляд.

В одной руке он держал газету, при виде которой сердце Джен тревожно забилось. Не такого работника она искала, когда размещала объявление в газете. Если хоть немного повезет, может статься, он явился по другому вопросу.

— Поищи счастья в другом месте, — пробормотала она, машинально цитируя одно из любимых маминых выражений. Потом фыркнула. Разве мог этот человек появиться здесь не ради поисков работы? Ее дом находился далеко от города.

Джен посмотрела вдаль, на расстилавшийся за спиной незнакомца темный лес, тянувшийся по обеим сторонам шоссе. Мурашки поползли по коже, живот скрутило. В течение последних нескольких дней это ощущение вновь и вновь настигало Джен, причем все чаще и настойчивее. Доставшееся ей по наследству шестое чувство предупреждало о приближении несчастья. Она вновь взглянула на остановившегося перед домом мужчину, который тем временем сложил газету и сунул в карман. Интересно, не в нем ли кроется причина нахлынувшей тревоги?

Она вздохнула и отпустила занавеску. На костылях стала спускаться вниз по лестнице в тот самый миг, когда раздался стук в дверь, сильный и напористый. Джен не торопилась. Поспешность до добра не доводит. Именно из-за спешки она угодила в столь неприятное положение. Беготня по лестнице закончилась для нее падением, двумя порванными связками и поврежденным мениском. И, по мнению Джен, травмы тянули волынку и не торопились заживать, хотя лечащий врач с ней не соглашался:

— Вы, Джен, поправляетесь на редкость быстро. Мне никогда не доводилось видеть, чтобы такие повреждения заживали без хирургического вмешательства. И уж конечно, никогда никто не поправляется так стремительно. Ваш случай просится на страницы медицинских журналов!

Такие заявления врача смешили Джен. Ее способность к восстановлению была ничтожна по сравнению с той, которой обладали некоторые ее родственники.

Хорошенько уперев резиновые набалдашники костылей в пол, она перенесла вес тела вперед и открыла входную дверь. Солнце било незнакомцу в спину, и на секунду Джен зажмурилась от слепящего света. Вскоре глаза привыкли, она подняла голову и встретилась взглядом с посетителем. Ее рост был пять футов и десять дюймов,[1] но чтобы заглянуть мужчине в лицо, пришлось запрокинуть голову. Непривычное ощущение. При ближайшем рассмотрении она заметила, что незнакомец с виду кажется опасным. Это сквозило в том, как он держался и плотно сжимал губы. И в его глазах — таких голубых, ясных и ярких, каких раньше Джен не приходилось видеть, — мигом подмечавших все вокруг.

— Вы пришли по поводу работы? — спросила она, ожидая услышать «нет», хотя прекрасно знала, что он скажет…

— Да. Меня зовут Демон Александр. — Он протянул руку.

— Джен Кассадей.

Избежать рукопожатия не представлялось возможным, и Джен пришлось коснуться протянутой руки. Ладонь незнакомца оказалась грубой, а пожатие — приятно крепким. Что-то внутри у нее медлило и тянуло волынку, не желая признавать в нем человека. Словно в безмолвном ответе его пожатие сделалось чуть крепче. Джен отдернула руку сразу, как только смогла, не рискуя показаться грубой.

Объявление в газету она подала несколько недель назад, но этот незнакомец откликнулся первым. Что ж, неудивительно. Все в городе шептались о том, что дом Кассадеев населен призраками. Отчасти они были правы, только эти стены облюбовали не души почивших, а творения иного порядка.

Значит, до Демона Александра либо не дошли слухи о приемках, либо он предпочел не обращать на них внимания. Он явно не местный, в противном случае Джен непременно бы его узнала. В таких маленьких городках знаешь людей если не по имени, то в лицо, а уж такую физиономию запомнишь непременно. Здесь он проездом и, скорее всего, нуждается в наличных. Она скользнула взглядом по припаркованному на подъездной аллее ржавому драндулету: Джен не очень разбиралась в машинах, но предположила, что эта развалюха была произведена в Америке несколько десятилетий назад.

— У вас есть опыт по окраске помещений? — поинтересовалась она.

— Да.

— Это старинный дом. Нужно починить некоторые стены, и для этого я хотела бы использовать не штукатурку, а гипс. Вы, наверное, не работали с гипсом на ремонтных работах старинных зданий?

— Работал, — снова дал утвердительный ответ незнакомец. — Мне нравится старина. — Казалось, он забавлялся.

Она не чувствовала в нем зла и знала, что в противном случае непременно раскусила бы его. Потому что всегда определяла лихо. Система заблаговременного оповещения об опасности еще ни разу ее не подводила.

— У меня есть рекомендации, — заявил он, подаваясь вперед так, что, если бы Джен вздумала захлопнуть дверь, ей пришлось бы прищемить ему руку. Словно он почувствовал сомнения девушки и постарался увеличить свои шансы. При этом он не посягал на ее личное пространство и не пытался шагнуть внутрь. Она уловила легкий запах кожи и цитрусового крема для бритья. Эти ароматы манили склониться чуть ближе и вдохнуть их немного глубже.

— На прошлой неделе я отремонтировал крыльцо миссис Бейли. А до этого покрасил офис доктора Гамильтона. Можете им позвонить.

— Вы давно в городе?

— Две недели.

— Вы здесь надолго?

Незнакомец сощурился и сказал:

— Пока не выполню работу.

На миг в голову Джен пришла странная мысль, что речь идет не о порученной ею работе, а о какой-то другой. То есть о чем-то совершенно ином. Воздух между ними потрескивал электрическими разрядами, и она позволила своим органам чувств коснуться его. Не зрению или обонянию, а тому, чем большинство людей обделено, — внутреннему чутью.

Но и это не помогло. Серьезных оснований отвергать кандидатуру незнакомца у Джен не было, никаких скверных флюидов от него она не улавливала. Он имел рекомендации, а она так нуждалась в помощи, особенно теперь, с травмированным коленом. Но все же она чуть было не отказала ему.

— Завтра в восемь утра, — наконец сказала Джен. — Если с вашими рекомендациями все будет в порядке, можете начинать. Если нет, — она пожала плечами, — тогда идите своей дорогой, мистер Александр.

— Демон, — мягко поправил он. — Называйте меня просто Демон. — Он смотрел на нее своими ясными голубыми, словно озера, глазами, в глубине которых что-то пылало.

Она почувствовала притягательную силу этого жара и уже пожалела о том, что не отказала незнакомцу. Меньше всего ей был нужен слоняющийся по дому и сыплющий очарованием страждущий работяга.

То ли он почувствовал, что ему лучше не смотреть так жадно, то ли в голову пришли мысли о том, что не следует путать дело с удовольствием, но его взгляд изменился, и он сделал шаг назад.

— Увидимся в восемь.

Джен поковыляла на крыльцо, а он сел в машину и уехал. Но даже после этого она сразу не вошла в дом. Джен удерживало на месте странное предчувствие. В воздухе ощущалась какая-то… неправильность. Глубоко внутри шевельнулось туго свернувшееся узлом беспокойство, и Джен показалось, будто нечто пытается выбраться на поверхность. Когда она вновь вгляделась в лесную чащу, стеной возвышавшуюся у просеки возле дороги, у нее напрягся каждый орган чувств.

Светило яркое теплое солнце, но Джен содрогнулась. Ибо там, в лесу, кто-то был. И он за ней наблюдал.

Три дня спустя, когда Демон стоял на стремянке в маленькой гостиной и красил потолок голубой краской, о прибытии Джен возвестил стук костылей. Воздух зажужжал электрическими разрядами, и чем ближе она подходила, тем сильнее нарастал гул. Демону этот характерный шум уже был знаком, он возвещал о приближении магии, и сейчас он звучал подобно мурлыкающему коту.

Совершенно необъяснимо! Ведь Джен Кассадей не была ни колдуньей, ни демоном, ни чем-то вроде того. Она простая женщина. Невероятно привлекательная: с длинными ногами бегуньи, красивыми карими глазами, ниспадающими на плечи крупными локонами густых темных волос и веснушками на вздернутом носике. О, как ему хотелось поцеловать эти веснушки, задрать белую футболку и посмотреть, усыпана ли этими задорными крапинками грудь. Подобные мысли не лезли ни в какие ворота.

— Эй, — окликнула Джен своего рабочего. — Ленч готов.

Она направилась на кухню, и вокруг нее потрескивал воздух, Чудо из чудес, потому что человеческие женщины не могут вызывать даже малейших искажений в пересекающем измерения магическом потоке. Демон знал, что чародеи называют его континуум, или драконий поток. Он сам не трудился никак его называть, хотя вначале именовал его своим собственным адом.

Он взглянул в окно, на лес. Может, не Джен вызывает этот поток? А причиной является что-то другое? Может, здесь, в маленьком симпатичном городке, затаился демон?

Сам Демон оказался здесь именно для того, чтобы это выяснить. Он выслеживал тварь до Либерти, но затем потерял ее след. Теперь он нутром чуял, что тварь здесь.

Чтобы кисти не высохли, он завернул их, прибрался на рабочем месте, затем умылся и пришел на кухню, где ждала его Джен, которая приготовила сэндвичи с индейкой, листьями салата и ростками бобовых.

— Спасибо, — поблагодарил он и присел. Ему нравилось обедать с ней и разговаривать. С ней было легко.

— Не знаю, что вы предпочитаете, майонез или горчицу, поэтому рискнула положить и то и другое. Наверное, нужно было сначала спросить.

— И то и другое — в самый раз, — заверил ее Демон, снял с сэндвича верхнюю булочку и осторожно переложил ростки на тарелку. Он поднял глаза и увидел, что она с легкой улыбкой наблюдает за ним. И пожал плечами. — Кое-что человек… — (или существо, которое скорее можно назвать не человеком, а монстром)… — не может употреблять в пищу.

— У меня такие же отношения с томатами, — рассмеялась Джен.

— Правда? А я обожаю, когда в сэндвич с индейкой кладут томаты.

— Что ж, запомню. — И она откусила свой бутерброд.

Они болтали о пустяках. О ерунде. О погоде. О ремонте.

Джен вскользь упомянула о том, что бабушке очень нравились обои в спальне под крышей, и жаль, что их не спасти.

— Этот дом принадлежал вашей бабушке?

— И маме. И мне.

Сквозившая в ее голосе ностальгия напомнила ему о том, как коротка человеческая жизнь.

— Вы скучаете по ним. — Он знал, каково грустить по любимым, оставшимся в прошлом. Бессмертному нелегко водить со смертными дружбу, ибо так тяжело наблюдать, как они старятся, болеют и умирают. Он чуть было не спросил, как они умерли, но приставать с назойливыми расспросами ему не позволили по-старомодному хорошие манеры. Интуитивно он накрыл ладонью ее руку. — Те, кого мы любим, никогда нас не покидают. Они приходят к нам во сне и воспоминаниях и живы до тех пор, пока живы мы сами.

В его голосе прозвучало больше боли, чем он намеревался допустить.

Она взглянула на него, и на миг они застыли, глядя друг другу в глаза. Потом она убрала руку и посмотрела в окно.

— Похоже, надвигается непогода.

Он тоже посмотрел в окно и увидел собирающиеся на горизонте грозовые облака. Но не это его беспокоило, а превратность, какая-то грязь, которая наползала на них, подобно нефтяному пятну. Его пронзило дурное предчувствие, и, содрогаясь от возбуждения, возликовали темные существа, которые были частью его сущности. Неспокойно зашевелилась под кожей троица.

Верно, что-то надвигалось на них — буря, не имеющая к погоде никакого отношения.

Глава 2

В течение двух следующих недель Джен любовалась тем, сак с помощью Демона расцветает ее дом. Вначале она даже не подозревала, как сильно ее будет к нему тянуть. И вот он тут, у нее, такой высокий и широкоплечий. Глаз не оторвать! Она снова и снова ловила себя на том, что поглядывает на него, любуется игрой мускулов под гладкой загорелой кожей и задает ему вопросы лишь затем, чтобы услышать в ответ низкий сексуальный голос.

В тот день он работал, насвистывая, в спальне под крышей, которую так любила бабушка. Солнце село час назад, и в темной передней сгустились тени. Помедлив, Джен щелкнула выключателем и разочарованно присвистнула, когда увидела, что лампочка перегорела.

Джен направилась к лестнице, и тут у нее судорожно скрутило живот. С трудом втягивая воздух, она оперлась о костыли, ожидай, когда пройдет мучительный приступ. Ее тело изменялось и боролось за жизнь. За новую жизнь, во имя которой придется пройти через муки. Жалея о том, что иного пути нет, Джен вздохнула. На протяжении последних недель внутренняя боль непредсказуемо настигала ее с такой силой, что она даже пришла к выводу: костыли в этой ситуации оказались очень даже кстати. Они, по крайней мере, помогали справляться с неожиданными и мучительными приступами боли, иначе Джен могла бы упасть на колени. Когда приступ миновал, она посмотрела на утопающую в темноте лестницу и решила, что на сей раз костыли все-таки являются помехой. С ними непросто забраться по ступеням, чтобы поговорить с Демоном, поэтому она окликнула его по имени.

Подождала, глядя вверх, и нахмурилась. В комнате под самой крышей, которой в тот день занимался Демон, мерцал странный синеватый свет. Какая-то лампа направленного света? Она как раз намеревалась расспросить об этом своего рабочего, когда он сам вышел на лестницу, и слова замерли у Джен на языке. Некоторое время она могла только во все глаза смотреть на него. Джен все еще не привыкла видеть этого мужчину в собственном доме, и особенно в том виде, в котором он появился сейчас. Он купался в тенях, темные волосы растрепались, джинсы низко сидели на бедрах. Белая майка обтягивала мускулистый торс, и Джен разглядела у него на коже темные татуировки: на левом плече — дракон, на правом бицепсе тоже, и в вырезе майки на груди виднелся третий.

— Уже поздно, а вы все работаете, — заметила она.

— Хочу закончить эту комнату.

Джен скользнула взглядом по темной прихожей за его спиной. Никаких признаков синего света. Как странно.

— Я поеду за продуктами. Хочу успеть в магазин «Райт» до девяти, иначе закроется. Если вы закончите до моего прихода, выходите через боковую дверь — она сама захлопнется за вами. — Джен отвернулась и переставила костыли, собираясь направиться к входной двери. — До встречи.

— Джен, — остановил ее низкий и мужественный голос.

Она даже затрепетала от того, как он произнес ее имя.

— Да? — Она обернулась через плечо.

Он присел на корточки вверху лестницы так, чтобы ее видеть. Боже, как он великолепен! И увы, не для нее. Ни один мужчина на свете не может ей принадлежать. Сейчас. И никогда. Ей уготовано особое будущее, и смертному в нем нет места.

— Там темно. Может… — Он провел пальцами по волосам. — Может, лучше я отвезу вас в город?

Ух ты, как галантно!

— Необязательно. Демон, я уже большая девочка и давно забочусь о себе сама. Знаете что, — рассмеялась она, — мне нет нужды опасаться монстров.

Она почти добралась до дверей, когда у нее за спиной скрипнула половица. Воздух секунду потрескивал, и вот она ощутила руки Демона. Длинные пальцы обхватили ее плечи, и она почувствовала позади себя упругое разгоряченное тело. Одной красной линией бешено застучал пульс.

Как ему удалось так быстро спуститься? Почему она не слышала его шагов?

Он обошел кругом и встал лицом к ней, его руки скользнули по плечам Джен, словно он не желал ее отпускать. Она запрокинула голову, заглянула ему в глаза и увидела там нечто такое, что заставило ее содрогнуться. Нечто примитивное.

— Этот мир населен всевозможными монстрами, Джен, — прошептал он. — И вам в самом деле стоит их опасаться.

Она прерывисто вздохнула и облизала губы. Он скользнул по ним взглядом — пылающим и пристальным. Джен подумала, что сейчас он ее поцелует. Часть ее существа желала этого, хотела узнать и почувствовать.

Он улыбнулся, и на смуглом лице сверкнули белоснежные зубы.

— Так же стоит опасаться того, что находится в вашем собственном доме.

На секунду Джен решила, что он имеет в виду себя, намекает на то, что его тоже можно причислить к разряду монстров. Но тут Демон махнул рукой, показывая куда-то вниз. Она посмотрела через плечо и увидела что-то темное: свернутый ковер, который обычно лежал на полу в прихожей. В темноте она его не заметила.

— Я передвинул ковер, чтобы было удобнее вносить и выносить строительные материалы, — пояснил он. — Вы едва не смели его костылем.

Значит, он ее спас. Она ошиблась. Если бы он не действовал так быстро и проворно, она уже растянулась бы на полу и терзалась болью.

— Благодарю. — Она сжала губы, силой воли заставляя участившийся пульс прийти в норму. — Вы мой спаситель, — рассмеялись она.

Но он даже не улыбнулся.

— Меня ничьим спасителем не назовешь, Джен. — Один удар сердца, второй, затем он поправил выбившуюся прядь волос, упавшую ей на щеку. — Не гоняйте, — беспечно напутствовал он ее, словно сам только что не передвигался с молниеносной скоростью и не держал ее так близко, что она даже уловила запах его кожи и жаждала поцелуя.

Через полчаса Джен, толкая бедром тележку с продуктами, ковыляла по магазину «Райт» на Пятьдесят второй улице. Вдруг прямо на нее вышли две увлеченные беседой дамы — миссис Хэмбли, старинная подруга бабушки, и Гэйл Мерчант, преподаватель математики в средней школе.

— Ужасная трагедия! У нас никогда ничего подобного не случалось, — утверждала миссис Хэмбли. Она отщипнула виноградинку от грозди на прилавке и отправила ее в рот, тут же сморщилась и оторвала ягоду от другой кисти.

Интересно, о какой трагедии толкует миссис Хэмбли? На прошлой неделе ее вывели из себя дети, притаившиеся в засаде за дверью супермаркета, а на позапрошлой ее расстроило отсутствие персональной службы ATM.

Прочно упершись костылями в пол, Джен потянулась за овощами и положила в тележку салат латук и пару томатов. Впереди нее Гэйл рассеянно наполняла полиэтиленовый пакет персиками. Все ее внимание было приковано к миссис Хэмбли, которая свистящим шепотом спросила:

— Как считает шериф Хейл? Ее убили здесь или привезли уже труп?

— Не знаю, — фыркнула миссис Хэмбли. — Может, он не хочет разглашать информацию. Вдруг это повредит расследованию?

Джен в шоке уставилась на двух женщин.

— Убили? — переспросила она. — Кого? Где?

— Сегодня утром шериф выудил женщину — то есть части ее тела — из речки, что течет в лесу между твоим домом и коттеджем Петери, — прямо ответила мисс Хэмбли. — Голую. Мертвую. Ты разве не знала?

— Нет, — в ужасе покачала головой Джен.

Леса между их с Петери домами простирались на многие мили, и где-то там умерла женщина. Ее части. Значит, нашли не все. Джен содрогнулась, не желая продолжать расспросы.

— Шериф считает, что она пролежала в воде недели две, — уточнила Гэйл.

Две недели. Налетели туманные воспоминания и слились в единое целое, и Джен припомнила, как Демон впервые появился у нее на пороге. Когда он уехал, она ощутила в лесу какое-то неведомое присутствие, почувствовала, что кто-то наблюдает за ней. Кто-то темный и пугающий.

«Этот мир населен всевозможными монстрами, Джен». Слова Демона вихрем пронеслись у нее в голове. На миг ей показалось, что он говорит о себе. Но знал ли он о мертвой женщине?

— Джен Кассадей, ты терпеть не можешь помидоры. Зачем ты их покупаешь? — потребовала ответа миссис Хэмбли, вперив взгляд в тележку Джен.

— Это… — Собираясь с мыслями, Джен тряхнула головой. — Это для моего рабочего. Он обмолвился, что обожает сэндвич с индейкой и помидорами.

В одно и то же время прозвучало сразу два вопроса.

— Почему твой рабочий не приносит еду с собой?! — спросила миссис Хэмбли.

— У тебя дома рабочий?! Разве благоразумно нанимать незнакомца в то время, когда… когда погибает женщина, и все такое?

Джен беспечно пожала плечами, хотя беззаботно себя не чувствовала, и ответила:

— Он хорошо работает. Похоже на то, что у него большой опыт по ремонту старинных домов.

— Ты наняла незнакомца?! И ничего о нем не знаешь?! — воскликнула Гэйл.

— У него были рекомендации, — тихо ответила Джен.

Но какое это теперь имеет значение? Рекомендации относились к периоду двухнедельной давности, как раз столько Демон Александр работал у нее. И столько же пролежало в лесах мертвое тело. Как быть с этим?

Обе женщины глядели на нее с немым вопросом: «Ты что, с ума сошла?» Но Джен знала, что находится в здравом рассудке. Ведь ее неотъемлемой частью был встроенный датчик, предупреждающий о неприятностях. Если бы ей грозила беда, он бы непременно дал знать. Чутье никогда не подводило ее, и нынче она тоже безбоязненно полагалась на него. По отношению к Демону Александру Джен испытывала только испепеляюще-раскаленное влечение, которое можно смело отнести к опасностям иного рода.


Демон пробирался через густой лес. Безмолвно и быстро. Через переплетение ветвей и листьев едва проникал лунный снег. Отлично! Он прекрасно видел в темноте.

Демон остановился у гнилого ствола упавшего дуба. Глубоко вздохнул, закрыл глаза и отпустил на свободу троицу, послал тени во тьму. От кожи оторвались три неясных очертания: они оборачивались вокруг его конечностей и проникали внутрь тела, смешивались, приспосабливались, обретали форму, затем рассеялись.

— Отправляйтесь на охоту, — сказал Демон, посылая их на задание, и тени унеслись в ночь. Невидимые, неслышные. Олицетворение бесшумной опасности.

Более их ничто не связывало, и Демон мобилизовал собственные запасы магии — биение ясной силы. Он мог бежать долго-долго. Мог слышать дыхание крохотных тварей в норках. А еще мог чувствовать черную магию. Из-за нее континуум корчился и искажался. На эти леса притязало существо другого порядка, чем он. Оно убило, причем совсем недавно. Демон чувствовал запах человечьей крови и серы, ощущал витающие в воздухе волны темной энергии.

Повинуясь инстинкту, он бежал, петлял меж деревьев, перепрыгивал через бревна, в жилах быстро струилась кровь, чистый прохладный ветер обдувал лицо.

Он охотился. И нашел их.

Гибридов. Жестоких существ, которые некогда были людьми, а потом, столкнувшись со смертью, позволили демонической силе овладеть душой. Больше они не были людьми и служили лишь собственному чувству голода и ужасному господину.

Их было двое. Группа разведки. Руки у них были вымазаны кровью, значит, они недавно кормились. Демон подавил дрожь: гибриды предпочитали сжирать кровавую добычу живьем.

Темными тенями в ночи к ним мчалась троица.

— Нет, — сказал он, желая сразиться сам. Ему важно знать, что именно он оберегает Джен. Он ее защитит.

Гибриды набросились на него с двух сторон, размахивая алчущими крови когтистыми ручищами. Демон приветствовал боль и жгучую хладную ярость, поднимавшуюся из глубины его естества. Он зарычал и бросился вперед, быстрый, мощный. С него капал пот, текла кровь. Красная — его, черная — их.

В конце концов он, тяжело дыша, распрямился над останками поверженных врагов, которые шипели и пузырились, превращаясь в грязь.

По зову к нему явилась троица — легкий дымок, темные тени, — и на миг ночь вспыхнула ярким и холодным синим огнем.

Глава 3

На следующее утро Джен сидела на кухне вместе с шерифом Хейлом и отвечала на уйму вопросов. Точнее говоря, он спрашивал, а расстроенная Джен больше молчала, потому что ничем не могла помочь в поисках убийцы той бедной женщины. Что она могла сказать? Что, когда глядела на лес две недели назад, ее посетило отвратительное чувство, словно кто-то наблюдает за ней нечеловеческими глазами? Умный был бы поступок, нечего сказать! Хейл решит, что она лишилась рассудка, а поиски убийцы все равно не продвинутся ни на шаг.

— Расскажите мне о рабочем, который занимается ремонтом, — попросил Хейл.

— Его зовут Демон Александр.

— Откуда он?

Джен открыла было рот, но потом закрыла, потому что не знала ответа.

— Я родом из Орегона.

Оба собеседника обернулись, и Джен заметила, как удивился Хейл. Демон стоял у черного хода, привалившись плечом к косяку. Она не слышала, как он вошел, и Хейл тоже — судя по сердитому выражению его лица.

— А вы, шериф Хейл? — лениво спросил Демон ровным голосом. Он снял потертую кожаную куртку и повесил на крючок за дверью. — Откуда вы родом?

Физиономия шерифа помрачнела пуще прежнего и стала багровой.

— Я родился и вырос здесь.

— Вам повезло. — За этими словами чувствовалось много невысказанного, а скрытый смысл был в том, что из иноземца всегда удобно сделать козла отпущения.

Джен не сводила глаз с Демона, который пересек кухню, подошел к кофеварке и налил себе чашечку кофе. Она нахмурилась, глядя на его предплечье, потому что была готова поклясться: вчера там была татуировка.

— Дженни, вы не возражаете, если мы несколько минут побеседуем с глазу на глаз, по-мужски? — спросил шериф.

Но необъяснимой причине она возражала, но у нее не нашлось причин озвучить свой отказ. Пришлось встать и взяться за костыли. Демон встретился с ней взглядом и натянуто улыбнулся. Джен поняла, что он хочет поговорить с Хейлом наедине, и предположила, что собирается отвести от себя подозрения.

Джен оставила их, потому как выбора у нее не было.

— Итак, мистер Александр, где вы были прошлой ночью? — донесся до нее голос шерифа.

— Прошлой ночью? — Тон Демона был пропитан странным юмором. — Я был здесь, шериф. С Джен.

Джен оцепенела. Нельзя сказать, что Демон лгал. Когда наступила ночь, он действительно был здесь, с ней. Но потом? Где после этого был Демон? И почему он не выложил всю правду?

— Почему вы спрашиваете, шериф? Вчера что-то случилось?

— Миссис Петери видела, как кто-то крадется в лесу. Некто с фонарем, который светит голубым светом. И очень мощным. Это были не вы, мистер Александр?

Демон рассмеялся:

— Если хотите, то обыщите мою машину, шериф Хейл.

— Могу и обыскать, — сказал шериф. — Заодно взгляну, где вы живете. Вы снимаете комнату в «Мэйбел Тьюксбери», так?

— Да. Можете наведаться и туда. — Демон помолчал. — У меня нет фонаря. С голубой лампочкой или чем-то в этом роде.

Но на самом-то деле был. Может, не фонарь, а какой-то другой светильник. Джен видела, как синеватый свет пробивался из-за двери той комнаты, которую Демон ремонтировал вчера вечером.

Не утруждая себя действиями втихомолку, ибо с костылями это все равно невозможно, она поднялась по лестнице в комнату под крышей. Когда она толкнула дверь, ее сердце бешено застучало. Стены, некогда оклеенные любимыми бабушкиными обоями с узором в цветочек стали теплого цвета капучино. Джен проковыляла в комнату. Банки с краской аккуратно расставлены на полиэтилене, валики вымыты и сложены. В углу стоял мощный осветительный прибор, выключатель переведен в положение «выкл.», но вилка прибора все еще вставлена в розетку. Это говорит о том, что для работы прибора необходимо электричество. Значит, в лесу Лина Петери видела другой голубой свет.

Со вздохом облегчения Джен повернулась к двери, ведущей из спальни в коридор. Сердце у нее подпрыгнуло и остановилось.

На стене по-прежнему красовались любимые бабушкины обои, но теперь они казались свежими и новыми: чистые, без пятен, подтеков и дыр. Демону каким-то чудесным образом удалось их очистить и отреставрировать. Джен подошла поближе и положила руку на стену, чувствуя, как ее мир покачивается и дает крен. Что за человек способен на такое беззаветное добро?

Снаружи хлопнула дверца автомобиля, взревел мотор, и через миг Демон уже стоял в дверях. Его темные волосы падали на лоб. Губы изогнулись в полуулыбке.

— Шериф Хейл уехал? — спросила Джен, почему-то чувствуя себя ужасно неловко.

— Ага. — Демон приблизился к ней. — Нравится? Я про обои.

— Не то слово, я их просто обожаю!

Я бы могла и тебя полюбить, если бы позволила себе. О боже, откуда подобные мысли? Этот мужчина не для нее. И никогда не сможет ей принадлежать. Ведь она всю свою жизнь знала, что не такая, как все, и ни одному мужчине не суждено стать ее судьбой. Джен впервые стало невыносимо грустно от этого.

— К сожалению, я не смог спасти все обои, но мне удалось снять с трех самых поврежденных стен достаточно кусков, чтобы залатать четвертую. Затем я поработал резинкой и тонкой кисточкой, — он жестом указал на маленькие баночки с краской, — после того как подобрал цвета.

Вновь накренился ее мир. Такой объем работ, и он сделал это ради нее!

— Спасибо! Вы не представляете…

— Представляю. Именно поэтому и сделал.

Голубые глаза Демона, обрамленные темными ресницами, ярко горели. Они были прекрасными, глубокими и сияли от того, о чем Джен боялась думать. Он подошел ближе, и ее обдало жаром. Демон поймал ее за запястье и прижал ладонь к своему лицу. Тихонько вздохнул и осторожно замер, словно его давным-давно никто так не касался.

Касание опалило ее, пробудило страсть и заставило почувствовать, как она томится желанием.

Движения ограничивали костыли, и она выбранила их про себя. Ей так хотелось встать на цыпочки и прижаться губами к его губам.

— Поцелуй меня, — прошептала она, одновременно приказывая и умоляя.

Пальцы Демона скользнули в пряди волос на затылке Джен, она широко раскрыла глаза, а потом закрыла их, когда он приник к ней страстным поцелуем. Он желал ее и хотел, чтобы она это знала. Поцелуй пронзил ее насквозь, живой проволокой кольнул каждую клеточку ее существа. Она со стоном изогнулась дугой, прильнула к Демону и всем телом упала к нему на руки, а костыли громыхнули, свалившись на пол.

Пыл и страсть вскипали в Джен. Она желала Демона, он был ей нужен здесь и сейчас. Она раскрывалась навстречу его поцелую, их языки встретились, зубы стукались друг о друга. Одной рукой Демон захлопнул дверь в спальню и прижал к ней Джен, не отрываясь от девушки жадными алчущими губами. Пока она возилась с застежкой-молнией на джинсах Демона, его возбужденный детородный орган грозил разорвать брюки, и, освободив его, она обхватила рукой горячую плоть. Обуреваемая желанием, она учащенно дышала.

Одной рукой Демон скользнул ей под ягодицы, другую завел под лангет, поддерживающий поврежденное колено. Джен со стоном откинула голову назад и отдалась ему, надеясь, что ее уберегут сильные мышцы.

Он целовал ее жадно и глубоко. Чувства накалялись, бедра Джен двигались в такт движениям Демона, поцелуи заглушали стоны и крики Джен. Он чувственно вскрикнул, и в этом звуке сплелись наивысшее наслаждение и звериная страсть. Джен разгадала и крепко обхватила его. Экстаз обострил ее чувства, затуманил мысли и сознание.

Наконец он, задыхаясь, уронил голову и уткнулся в изгиб шеи Джен, по-прежнему прижимая ее к двери. Она чувствовала себя так, словно тело стало совсем невесомым, бескостным. И удивительно живым. Потом Демон взял ее на руки и отнес на кровать. Раздел и принялся целовать — шею, живот, грудь — неспешно и возбуждая. И снова любил ее так, что они оба оказались на вершине блаженства.

— Спи, — шепнул он, бережно сжимая ее в объятиях. — Спи, любовь моя!

Ресницы Джен дрогнули и сомкнулись, и она уснула, преисполненная любовью.

А когда проснулась, его уже не было рядом.

Демон обрабатывал наждачной бумагой зашпаклеванную стену в столовой, когда услышал шаги Джен. Обуздав мимические мышцы, он приветливо ей улыбнулся и почувствовал мерцание континуума, привкус магии. Джен не была ни колдуньей, ни демоном. Может, она порченое семя — человек, у которого в прошлом был наделенный магическими способностями предок? Такие смертные обычно приспосабливали свои ограниченные способности для работы парапсихологами, целителями и экстрасенсами. Но Джен этим не занималась. Демон не сомневался: девушка не имеет понятия о том, что на грани ее мира существует магия, как белая, так и черная, и не подозревает о том, что поблизости рыщут монстры. Она была просто бухгалтером. Невероятно красивым, сексуальным бухгалтером, и ради нее он был готов поступиться всеми добровольно возложенными на самого себя правилами.

— Эй! — Джен одарила его блистательной улыбкой. Никаких сомнений. Никаких сожалений. Вовсе не его Джен. — Перерыв! Я приготовила ленч.

Его Джен. Что это ему в голову взбрело? Что они обустроится здесь, во Фритауне? Будут вместе ухаживать за садом? Гулять в парке? И при этом он не будет болеть и никогда не состарится? А когда троица начнет беситься и проситься на волю? Что тогда? Уж он-то знает, как быстро любви приходит конец, когда тайное становится явным.

— Сэндвич с индейкой? — поинтересовался он, стараясь, чтобы голос звучал беспечно.

Джен склонила голову набок, слегка нахмурилась и пристально посмотрела на Демона, который понял: она почувствовала его напряженное состояние. Она слишком многое замечала и отлично его понимала. Как будто они знали друг друга все жизнь, а не несколько коротких недель.

— Да, с индейкой. И с томатами. К тому же без пророщенных бобов, — отвечала Джен. — Через пять минут все будет готово.

Демон направился к машине, достал из багажника коробку и поставил ее в коридоре. Заглянув на кухню, он сказал:

— Я, э-э, кое-что тебе принес.

Джен посмотрела на него с удивлением:

— Более чем достаточно того, что ты отреставрировал бабушкины обои. Я не хочу, чтобы ты… ты… я просто…

Она умолкла, и Демон едва не рассмеялся, когда понял, что Джен беспокоится из-за того, что он тратит на нее деньги. Если бы она знала! Недостатка в деньгах он как раз не испытывал. Глядя на обращенное к нему лицо с милыми россыпями веснушек и сверкающие глаза Джен, он испытал безумный порыв немедленно рассказать ей, кто он на самом деле. Да уж, хорошим план, нечего сказать! Она смертная женщина и будет жить какое-то время, а потом умрет. Негоже мечтать о совместной жизни с ней и покупать ей подарки. Почти двести лет он ничего не дарил ни одной женщине.

Он отвел ее в коридор и показал на коробку.

Джем резко вздохнула и затаила дыхание.

— Ты принес мне домашнюю систему сигнализации с детектором движения?

— С инфракрасными датчиками.

— Зачем?

Потому что гибриды, которых он уничтожил, были всего лишь разведчиками. В лесах скрывалось нечто более могущественное. Убийца. И Демон должен сделать все возможное, чтобы обезопасить Джен. Чтобы крадущийся во мраке душегуб не смог ей навредить.

Только не ей, не его Джен!

Глава 4

Джен проснулась от солнечного света, льющегося в просвет между шторами. После ленча Демон часами ласково и неторопливо занимался с ней любовью, не спеша исследовал каждый дюйм ее тела. Но сейчас она была одна, и боль рвала ее на части. Страдания то нарастали, то ослабевали, и Джен с трудом переводила дух. Будто острые осколки впивались в тело и заставляли скрючиваться, сгибаться пополам.

Джен понятия не имела, как долго была в этом состоянии, но когда пришла в себя, было уже темно. Наступила ночь. Кругом разливалось свечение. На коже Джен плясали искры. Внутри просыпалась, потягивалась и сладостно посмеивалась волшебная сила. Пришло ее время. Наконец в ней проросла магия, которая должна была расцвести еще в период полового созревания.

Джен потянулась к застежкам-липучкам лангета и сорвала его с ноги. Колено больше не болело. Скатилась с кровати и полубегом-полувприпрыжку добралась до ванной комнаты и быстро приняла душ, затем подошла к окну. Отодвинула в сторону занавески и обнаружила, что машина Демона исчезла. И почувствовала укол разочарования. Спустилась вниз и нашла на кухне записку:

«Поехал в город за ужином. Не хотел тебя беспокоить. Скоро вернусь.

Д.»

Улыбаясь, она положила лист бумаги на стол. И вдруг застыла, вскинув голову. Все органы чувств Джен пришли в полную боеготовность. Ее сковало тревожное напряжение. Что-то не так! Там что-то есть, что-то темное. Она ощущала силу, воздух был пропитан маслянистым привкусом-демонической магии, от которой континуум содрогался и трепетал.

Теперь она знала, кто убил женщину и бросил ее останки в несу. Вовсе не человек. Нет! Убийца был куда опаснее любого смертного. Призывая свою едва пробудившуюся силу, она через заднюю дверь выскользнула из дома в ночь. Джен не собиралась противостоять неведомому демоническому существу. Собственная магия пока что была ей в новинку, и она не смела сражаться в одиночку. Нет. Она только хотела защитить свою собственность, наложить чары и заклятия. Защитить Демона, уберечь от бродящих в ночи монстров.


Демон еще не закончил обыскивать дом, когда понял, что Джен здесь нет. Чувствуя его страх, троица подпитывалась им, корчилась и извивалась, пыталась вырваться на свободу. Джен была где-то за пределами дома. Одна. Беззащитная. Искаженный континуум кишел черной магией, в нем присутствовала аура могучего демона.

— Вперед! — прорычал он, и троица рванула на свободу, привидениями скользнула в безлунную ночь и повела его к той, которую он искал. Джен. Он бросился прямо в лес, зная, что она там. В чаще с демоном.

Нужно добраться до нее и спасти от беды. Нельзя ее потерять. Только не Джен! Он не должен опоздать.

В воздухе остро чувствовалось зло. В нем витал привкус неправильности. Может, колдун?

Деревья смазанным пятном летели мимо. Демон изо всех сил мчался туда, откуда по лесу расползались вязкие миазмы черной магии, незнакомой и мерзкой. И вот он увидел Джен, которая прислонилась спиной к дереву. На ее бледном лице горели широко раскрытые глаза. Одним взглядом Демон впитал ее всю. Кажется, она цела, только без лангета и костыли тоже неведомо где.

В десяти футах от нее возвышался демон — серый, мясистое тело обтянуто потрескавшейся шкурой, черные губы ощерились над пастью, в несколько рядов утыканной желтыми клыками.

Все взбунтовалось в Демоне. Он ее потеряет, так или иначе лишится ее. Или Джен погибнет в лапах этого ужасного безжалостного монстра, или Демон призовет троицу и спасет Джен, но при этом она увидит, каков он на самом деле.

«Я презираю тебя». Приговор из далекого прошлого. Он не и силах вновь выслушать эти слова, которые сорвутся с губ Джен. Но альтернатива еще хуже: она погибнет.

Чудовище шагнуло к ней, и Джен вскинулась, закрыла глаза, будто не в силах вынести отражавшиеся в обсидиановых глазах монстра обещания смерти.

Демон выступил вперед и прорычал:

— Ко мне!

Его голос эхом разнесся между деревьями, и явилась троица — вихрем кружила вокруг него, проникала внутрь, опаляя его до костей и до предела доводя силу.

Взгляд Джен метнулся к нему, и на миг вокруг них все исчезло. Она увидела, кто он на самом деле и кем никогда не сможет быть. Только не человеком. Не смертным.

«Прости меня, Джен».

Глядя ему в глаза, она глубоко вздохнула и широко развела руки. Тело Джен резко дернулось и застыло. Вокруг нее возникли сияющие нити света с острыми ребрами. Они раскачивались, колебались, летели к демону и обвились вокруг его конечностей, когда он бросился на нее, выставив вперед когтистые лапы. Джен по-прежнему смотрела Демону в глаза, когда он послал троицу на задание. Свет его и троицы волной энергии проникал в нее, демон начал потрескивать и шипеть и наконец постепенно сгорел в дыму. Потом она свалилась у подножия дерева, словно их общая победа истощила ее.

— Ты колдунья, — выдохнул Демон, хватая Джен и крепко прижимая к себе, отчаянно желая ощутить тепло ее кожи и знать, что она все еще жива и дышит.

— С замедленным наступлением зрелости, — печально усмехнулась она. — Что за…

Тысяча вопросов отразилась на ее лице и исчезла, когда она качнула головой.

Демон знал, что она хочет, и безмолвно ожидал приговора. Ждал, когда она потребует объяснений, а ведь их у него не было. Она колдунья, а кто он такой? Он понятия не имел. Ведь никогда не встречал никого, похожего на себя.

И тут она улыбнулась и потянула его голову вниз, к себе, и их губы встретились. Джен тихонько шепнула:

— Так что ты принес нам на ужин?

Примечания

1

179 см.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4