КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451039 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212091
Пользователей - 99491

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Разыскивается: Дикая Штучка (fb2)

- Разыскивается: Дикая Штучка (пер. Группа lovefantasroman) (а.с. Полуночные связи-4) 551 Кб, 257с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джессика Симс

Настройки текста:



Джессика Cимс Разыскивается: Дикая Штучка Полуночные связи – 4

Переведено специально для сайта http://lovefantasroman.ru

Любое копирование без ссылки на сайты ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Переводчики: leno4ka3486, inventia, teratai_lotos, natali1875, LenaF, schastlivka, Anet85ka

Редакторы: natali1875, navaprecious

Оформление: host

Глава 1

Когда мы подъехали к моему дому, мой кавалер, Джордан, припарковав машину, посмотрел на меня.

– Райдер, я замечательно провел сегодня вечер.

Я ободряюще ему улыбнулась.

– Было очень весело. Спасибо, что позвал меня на свидание.

Он улыбнулся в ответ, красивый и дерзкий, уверенный в себе, что я находила привлекательным. Спустя момент, Джордан протянул руку, чтобы коснуться моих светлых волос.

– Знаешь, ты действительно сексуальна.

Я уклонилась, едва избежав прикосновения со смехом.

– Во мне есть много всего, Джордан, но сексуальность не входит в их число, – и я отмахнулась от его руки розовой сумочкой "Hello Kitty", что действовало и как щит и как доказательство того, что я ни имею представления о сексуальности. Я милая.

Милая, как щенки, котята и розовая помада с блеском (которая сейчас нанесена на мои губы)

Мои волосы были заплетены в две тугие белокурые косички высоко на голове, я одета в ярко-розовое трапециевидное платье с воротником а-ля Питер-Пен, желтые чулки, и соответствующие розовые туфли от Мери Джейн, которые были в стиле Baby Spice.

Увидев меня сегодня вечером, Джордан прокомментировал, что похоже, будто я вырядилась к Пасхе. Но нет. Я одевалась для вторника. Просто мне нравятся яркие, веселые вещи и я люблю их надевать.

Знаешь как говорят: "Играй роль, пока роль не станет тобой". Я проживаю так каждый день своей жизни. На свидании я нервничала, черт подери, но ты никогда не узнаешь это потому, как я хихикала и флиртовала, и болтала без умолку. Я была в режиме Райдер.

Когда включен режим Райдер, я становлюсь нескончаемо искрометной личностью. Когда режим Райдер выключен? Ну, я не показываю миру Райдер в таком режиме.

Никто не должен видеть такую Райдер, кроме меня. Это было лучше для всех окружающих.

Джордан кокетливо погладил пальцем по моей руке, слава богу, у платья длинные рукава. Я затаила дыхание, в ожидании чего-то плохого, но ничего не произошло. Нервный узел в моем животе слегка ослаб.

– Я не мог оторвать от тебя глаз весь вечер, – сказал он соблазнительным голосом, придвигаясь немного ближе ко мне.

Я снова глупо хихикнула, и медленно отодвинулась. Я знала к чему это шло, и я была в ужасе. Мои ладони взмокли, и лоб вспыхнул от тревожных испарен пота.

Это не то, чтобы я не хотела поцеловать Джордана; он был красивым, веселым и внимательным. Я больше всего хотела его поцеловать. Черт возьми, я хотела затащить его внутрь и познакомить с моей кроватью.

Но этого не произойдет – понимала я всем своим нутром.

Тем не менее, я на свидании, потому что оптимистка по жизни. У меня была надежда – или у меня не было ничего.

– Райдер, – произнёс он мягко, скользя ко мне еще ближе.

Я прижалась к окну автомобиля, чтобы увеличить расстояние между нами, насколько это возможно.

– Джордан, ты действительно нравишься мне, но я не думаю, что мы зайдем дальше, чем дружба.

Он смерил меня удивленным взглядом.

– Если я тебе нравлюсь, то почему так говоришь?

– Это… сложно. – Чрезвычайно сложно, он и вообразить себе не мог на сколько.

– Ты мне нравишься достаточно, чтобы справиться со сложностями, – сказал он ровным голосом, прикасаясь снова к моим волосам.

Я зажмурилась, ожидая… но ничего не произошло, и я расслабилась. Может быть… возможно, на этот раз всё пройдёт по-другому?

Надежда росла. Я не вздрогнула, когда он стремительно приблизился, от чего я чувствовала его теплое дыхание на своей коже и ощутила его запах. Свежий. Чистый. Мужской. Дрожь от удовольствия пробежала через мое тело, от столь близкого контакта с привлекательным мужчиной.

Джордан нежно погладил меня по щеке костяшками пальцев. Я почувствовала покалывание, но совсем приглушённое, и улыбнулась.

Он принял мою улыбку за поощрение, и следующее, что я поняла, его губы прижимались к моим.

Шок промелькнул во мне и быстро сменился на взрыв удовольствия, когда его язык устремился в мой открытый рот. Мужчина меня целовал.

Ох, ничего себе! Это было еще лучше, чем я ожидала. Я издала тихий звук удовольствия, закрыв глаза и погрузившись в ощущения.

Затем моя щека слегка завибрировала. Не приятно, будто от озноба; больше похоже, как что-то пробудилось и пыталось сбежать. Вырваться из-под кожи, и оторваться от кости.

Мои глаза распахнулись, и я толкнула в грудь Джордана.

– Нет. – Удача от меня отвернулась. Джордан не был тем единственным.

Глаза Джордана оставались закрытыми, его рот жаждал мой, словно хотел погладить мои протесты еще одним поцелуем. Если бы я была обычной женщиной, то не упустила бы такою возможность.

Но я не была обычной женщиной. Можно сказать, что я даже не была человеком.

Ужасное ощущение покалывания поползло по моей коже, как тысяча иголок. Мои ноги болезненно свело судорогой, и я почувствовала, как когти сжимаются в туфлях.

Я застонала, боль вспыхнула во всем теле, и я ощутила, как кожа вновь покрылась мурашками и начала меняться. Теперь заныли кости; у меня есть всего несколько секунд прежде, чем они начнут трескаться и ломаться с началом трансформации.

И Джордан мог увидеть все это, если я быстро что-нибудь не сделаю.

Я снова отчаянно толкнула его в грудь, освобождаясь, в то время как клыки прорезались через мои десна и я почувствовала вкус крови. Я ощупала дверь машины, вываливаясь задом и падая на дорогу.

– Райдер! – Я услышала, как дверь машины открылась и вздох, когда он увидел меня растянутой на бетоне – О, Боже мой, ты в порядке?

Я вскочила на ноги и рванула к своей квартире. Слава Богу, я жила на первом этаже. Я бежала по коридору, направляясь к своей двери и безопасности.

Мой лоб пульсировал; жесткие, костлявые наросты образовывались под кожей, пока я возилась с ключами своими когтистыми пальцами. Ноги сводило сильной судорогой и выпуклость, растущая на моей спине вскоре разорвет мое миленькое розовое платье.

Дрожащими руками, я сумела открыть дверь. Проскользнула внутрь и заперла ее, затем прислонилась спиной к толстой, массивной древесине, успокаиваясь.

В безопасности.

Кожистые крылья внезапно раскрылись за моей спиной с неожиданным хлюпающим звуком, и я застонала от боли и оттого, что в моем свободном платье стало невозможно дышать.

Я вцепилась в молнию на спине, пока не сдалась и не разорвала ткань своими толстыми, изогнутыми когтями и она не свалилась грудой у моих ног.

Следующими на очереди – туфли, которые были уничтожены трансформацией, я прижала руки к своему ужасному лицу и соскользнула вниз по двери, пока мой хвост и задница не оказались на полу.

Проклятье! В какой-то прекрасный момент я подумала, что Джордан окажется тем самым. Но нет. Он даже близко им не был.

Я не удивилась, когда мгновение спустя он постучал в дверь.

– Райдер, – рявкнул он в очевидном беспокойстве. – С тобой все в порядке? Что произошло?

– Нет, значит нет, – крикнула я в ответ, надеясь, что Джордан не заметит усиливающийся скрежет в моем голосе. – Не звони мне больше.

– Открой, чтобы мы могли поговорить об этом.

– Уходи. – Так же я и это имела в виду. Джордан был хорошим, красивым… а ещё целиком и полностью бесполезным для меня. Просто, подобно любому человеческому мужчине, своим прикосновением Джордан спровоцировал мое проклятье.

Монстр под моей кожей как-то связан с сексуальностью. Я могла безобидно флиртовать весь день или обнять подругу. Пожать руку. Без проблем.

Но в момент, когда мужская рука прикасается ко мне с сексуальными намерениями?

Появляется чешуйчатый, клыкастый зверь. Я провела пальцем по огромном клыкам, теперь торчащим из десен над зубами.

По тем, от которых всегда больше боли или они исчезают последними.

– Райдер, пожалуйста, – произнес Джордан смягчившемся тоном. – Разве мы не можем это обсудить? Ты действительно мне нравишься.

– Ты оказался не тем, кем я думала, – крикнула я. О, ирония этих слов. – Уходи, пока я не вызвала полицию.

На некоторое время повисла тишина, затем он ударил кулаком по двери.

– Пошла ты, динамщица. – Я слышала, как он топает по тротуару к машине. Мгновение спустя, она взвизгнула на подъездной дорожке и помчалась вниз по улице.

Ну, что теперь. Это было хорошо, что Джордан не моя Истинная любовь, учитывая то, что он скрыл свою чмошную сторону. И меня это не удивляет. У всех нас есть скрытые стороны.

Только моя была страшнее остальных: я – оборотень.

По крайней мере так мне сказала старая гадалка. Мой первый опыт превращения в монстра произошел сразу после моего первого периода.

Мне было четырнадцать, я лизалась с парнем в доках в летнем лагере. У парня был стояк, и он смущался, а у меня выросли чешуя и хвост.

Мой кавалер списал ужасающего монстра на глюки от плохих грибов.

Я? Я была в ужасе, и сделала то, что сделал бы любой разумный 14-летний – украла бумажник своей матери и проехала через весь город на автобусе, чтобы проконсультироваться у гадалки и получить ответы на некоторые вопросы.

Это самое лучшее, что случилось со мной. В момент, когда я встретила высокую, грациозную гадалку, я знала, что она отличалась от других людей.

У нее было мягкое сияние, тогда я не знала, что это означает. Но теперь знаю – в ней текла кровь феи.

Гадалка так много рассказала мне за несколько минут нашего разговора. Она не была совсем человеком, ее фейское происхождение берет начало от прабабки.

Прабабка поднатаскала ее в оккультных искусствах, обучила всему, что необходимо знать о сверхъестественном.

Прабабка вышла замуж за сатира, – сказала она мне, и я усмехнулась. Женщина явно была не в своем уме.

Сейчас, спустя десять лет, я работаю в агентстве знакомств для паранормалов и уже отправила на свидание не одного одинокого сатира. Жизнь забавная штука.

В любом случае гадалка ответила на все мои вопросы. Она рассказала мне, что я оборотень.

Что в те времена, когда народ фей открыто тусовался с людьми, феи крали человеческое дитя и оставляли вместо него оборотня, чтобы родители его воспитывали.

Я слышала сказки, но всегда думала, что оборотни ужасные, существа из легенд.

Я же была миловидной светловолосой юной леди, которая выглядела как человек до тех пор, пока кто-нибудь не касался меня.

Гадалка и это тоже объяснила: моя естественная защита, в такие моменты ослабевает, и чары, наложенные на меня исчезают.

К тому времени как мне стукнет двадцать пять, если я останусь девственницей, чары, которые позволяют мне выглядеть как человек, не смогут преодолеть мою животную сторону, и я навсегда стану монстром.

В четырнадцать лет я была в убийственном состоянии. Мало того, что мои родители оказались не моими, так еще я – какой-то монстр, который будет проклят навеки, если не успею к сроку?

Гадалка похлопала меня по руке и дала лучик надежды. По словам ее прабабушки, у каждого оборотня в мире есть идеальная пара.

Он станет Единственным для меня, моей Истинной Любовью. Если я найду мужчину, чье прикосновение не вызовет мою монстроподобную сторону оборотня.

Тогда я смогу разрушить проклятье, укоренить чары, так чтобы остаться человеком, а не окончательно чешуйчато-когтистой-костлявой горгульей. Я даже не могу сказать какой вид у моего монстра; мне кажется смесь из всего отвратительного.

Поэтому мне необходимо найти свою идеальную пару. Типа как в сказке, где девушка целует множество лягушек? Я должна прикоснуться ко множеству мужчин. Я свободно флиртовала, просто счастливая, жизнерадостная, молодая девушка. Когда я набираюсь смелости, прикасаюсь к мужчине, чтобы увидеть, что произойдёт дальше.

И каждый раз это вызывало моего монстра. Я стала мастером побега прежде, чем люди что-либо замечали. Я симулировала пищевое отравление и пряталась в туалете, пока существо не исчезало.

Я сбегала со свидания через заднюю дверь – много раз – и превращалась в темноте стоянки, где меня никто не мог видеть. Я никогда по долгу не была в таком виде.

Я уже могла ощущать, как клыки пульсируют, знак того, что они готовы скользнуть обратно в десны.

Я вытянула руку, наблюдая, как намек на чешую исчезает с кожи, изогнутые, когтистые пальцы возвращаются в обычный размер, розовый маникюр по-прежнему на месте.

Этот парень не оказался Единственным, но это не значит, что нужного мужчины не существует. Я буду продолжать искать решение моей проблемы и хочу его найти. Я не собираюсь позволить незначительной стороне монстра остановить меня.

Факт, что мое двадцатипятилетние меньше чем через месяц? Я не стану зацикливаться на этом.

В конце концов я работала в агентстве знакомств для паранормалов. "Полуночные связи" обслуживали вампиров, оборотней, монстров и всех остальных, кто вел ночной образ жизни и хотел встретить свою пару.

И если где-то был идеальный, сказочный мужчина, который сможет разрушить мое проклятье, и если он предназначен для меня, то я могу найти его среди клиентов агентства.

А до тех пор я просто должна воздерживаться от поцелуев со своими лягушками.

Глава 2

Не все предназначены для ночной смены в сверхъестественном агентстве знакомств. Ты должна знать о таких вещах, как полнолуние, специфических аллергиях, отвечать на поздние ночные звонки вампирских задниц, и казаться внимательной, отвечая по телефону в два часа ночи. Эта была странная работа, но я ее любила.

По сути наши клиенты были странные, и я полюбила странное. Странное – весело. Странное – интересно.

Странное, однако не для всех.

Я перевожу взгляд на пустой стол напротив меня, готовя третью чашку кофе, перед началом долгого рабочего вечера. И одиноко вздыхаю.

– Ну да, я скучаю по Мари.

Сара поморщилась. Её возлюбленный Ремси, ждал её, и она сунула руку в его огромную ладонь. Когда они направились к двери, Сара сказала:

– Только не вздумай говорить такое при Саванне. Это ранит её чувства, ну знаешь, беременным ничего не стоит заплакать.

– Я знаю. Я просто… скучаю по Мари.

Мари Беллавенс моя лучшая подруга. Мы были не разлей вода с тех пор как начали работать в "Полночных связях". Может одна из нас и считала, странным то, что два человека работали по ночам, сопровождая в рестораны эксклюзивных секретных клиентов, скрывавших своё сверхъестественное происхождение, но мы не комментировали этот факт. В конце концов, нам нравилось получать за это деньги. И Мари – ещё та приколистка. С чувством юмора, остроумная, противоречивая и всегда занимательно высказывающаяся.

Её уволили в прошлом месяце за знакомство с вампиром, но у неё на то были серьёзные причины уговорить клыкастого на свидание. Она умирала от крайне редкого, смертельного заболевания, и единственный способ избежать смерти, для Мари, было – стать нежитью. К счастью, этот вопрос решил Джош Рассел, благородный и привлекательный вер-пума, который спас её от болезни, превратив в красивую, здоровую вер-пуму. Теперь Мари работала на Бью Рассела, лидера "Паранормального Альянса".

Саванна Рассел – кузина Бью, заняла место Мари в ночной смене. Она была милой и тихой, не то, что моя остроумная, искренняя Мари. Я указала на бывший стол Мари.

– Раз уж упомянула, Саванна в порядке?

– Ее снова тошнит, – ответила Сара. – Она позвонила и сказала, что опоздает.

Я кивнула и положила еще ложку сахара в свой кофе.

– Я буду удерживать крепость.

– Ты уверена. Я могу остаться еще на некоторое время, если накопилось много дел.

Я отмахнулась от них и взяла свой кофе.

– Да всё в порядке. Эй, влюблённая парочка, желаю, как следует повеселиться! Ну всё пока, и сильно не шалите. – Я вызывающе им подмигнула.

Сара хихикнула, а ее пара – большой и сильный вер-медведь – покраснел. Так очаровательно. Помахав, они направились к выходу.

Я осталась одна.

В одиночестве скучно проводить долгую ночь, особенно, когда телефоны молчат. И сегодня не полнолуние, или вечер пятницы, или ещё что-нибудь, где пригодилось бы агентство, а, следовательно, я осталась наедине со своими мыслями.

Я ненавидела оставаться наедине со своими мыслями.

Я решила написать Мари. "Как дела, чика?"

Чтобы ответить, ей понадобилась минута.

"Только ушла с работы. Бью всё ещё на встрече с волчьей стаей. Полный бардак! Хотя, Джош пригласил меня на ужин сегодня вечером, чтобы хоть как-то отвлечься".

"Может тебе повезёт", подразнила я.

"Я сойду с ума, если этого не произойдёт!" Мари поставила улыбающийся смайлик, затем добавила: "Пора бежать. Поговорим позже".

Я вздохнула, пытаясь не завидовать своей подруге, и окинула взглядом пустой офис. Затем снова включила кофеварку. Раз уж мне не с кем поговорить, значит потребуется море кофеина. Я люблю кофеин – он делает меня бодрой и наполняет энергией. И мне нравиться всегда быть на взводе, потому что расслабившись легче потерять контроль над своим монстром, когда мужчина клиент ко мне прикасался. Накачавшись кофеином, сложнее расслабиться и возбудиться.

Значит, кофе? Боже. Чего я только не перепробовала: таблетки кофеина, энергетические напитки – NoDoz [1], Ред Булл и всё остальное, что помогало мне торчать, но кофе был моей излюбленной слабостью.

Пока кофеварка закипала, я отхлебнула сладкой смеси, приготовленной ранее и направилась к своему столу, чтобы заняться списком важных дел. Верхней строкой моего списка стояли "Предстоящие мероприятия". У нас была запланирована дегустация вин на прошлой неделе, но никто не заинтересовался кроме вампиров. Большой минус: никто не хотел встречаться с вампирами. Ну, кроме Мари.

Тут были свои сложности. У меня до сих пор свежи неприятные воспоминания о времени, когда я устроила свидание любезному парню – вервольфу с неуравновешенной леди – вер-рысью. Первое правило сверхъестественного агентства знакомств, гласит: не своди кошек с собаками.

Я вздохнула, думая о Джоше и Мари. Мне бы тоже хотелось симпатягу пуму в бой-френды. На самом деле, да пофиг кого. Даже человеческого мужчину. Нет ничего плохого, если парень нормальный. К сожалению, никто из парней, с которыми я встречалась, не пошел дальше первого свидания, благодаря моему зверю.

Нет смысла на этом зацикливаться, я бы только оказалась в плохом настроение. Я включила ритмичную музыку и вскоре пела, и танцевала по всему офису, мои белокурые хвостики, танцевали вокруг головы, когда я выплясывала от стола к копиру в задней комнате, создавая и распечатывая приглашения для предстоящей тусовки.

Колокольчик на входной двери звякнул, и я крикнула:

– Иду!

Наверно, Саванна. Беременную уже несколько месяцев, бедную девушку всё ещё тошнило по утрам, а также днём тошнило, ночью тошнило, и в любое время, стоило ей учуять запах чего угодно… тошнило.

Но войдя в главную часть офиса, я замерла, неожиданно увидев двух мужчин. Один был почти семь футов высотой, мускулистый парень со странными волосами и в чудаковатой одежде, которая выглядела как нечто из исторического фильма.

А другой был… ну, похож на Райана Гослинга в костюме, но шансы на то, что здесь объявится кинозвезда ничтожно малы. Что означало мужчина был принцем-фейри. Фейри время от времени пользовались нашими услугами: я предполагаю, что им наскучивают их собственные свидания. Все же они были странными клиентами. Фейри любили использовать чары, чтобы принимать внешность знаменитых актеров, и они всегда держались немного вызывающе, когда приходили к людям. Как будто мы должны кланяться и целовать им ноги в благодарность за возможность услужить.

Я обычно поручала другим заниматься фейри, так как считала их отношение хамским, но сегодня вечером на меня свалилась эта радушная встреча.

– Привет, – сказала я бодрым голосом, широко улыбаясь двум мужчинам, и выключая радио. – Добро пожаловать в "Полуночные связи".

Светловолосый, невысокий мужчина-принц изучал меня и медленно расплылся в довольной улыбке.

– Ну, разве ты не клевая штучка?

Кхе-кхе.

– Спасибо! Чем могу помочь вам господа? У вас есть профили в нашей системе? Один из вас явно фейри, а другой… – Я уставилась на огромного качка. Ты обычно не пялишься просто так на кого-то, да и многие парни из Альянса были большими и страшными. Но это парень… этот парень просто источал опасность и дикость. Я не могла не отступить немного назад при виде его.

– Я здесь, чтобы кое-кого встретить, – ответил принц.

– Да? – Я пододвинула мой ежедневник и не увидела ни одной пометки – Вы договаривались о чем-то с другим сотрудником агентства?

– На самом деле, это ты тот человек, ради которого я пришел.

Волосы на затылке встали дыбом, но я оставалась невозмутимой.

– Правда?

Он подошел ближе, довольная улыбка все еще была на его лице, и он обошел вокруг меня.

– Безупречная. Просто совершенство.

– Спасибо, – сказала я. – Но боюсь, что не узнаю вас, как одного из моих клиентов.

Он криво улыбнулся.

– Как будто я пользуюсь вашими услугами.

– Тогда, я не понимаю зачем вы здесь? – Я взглянула на огромного качка позади него, но мужчина ничего не сказал. Чем больше я смотрела на него, тем страшнее он казался. Я решила на него не смотреть.

– Зачем, я здесь, чтобы увидеть тебя, драгоценная. – Тон фейри стал сладким и успокаивающим, – Я хотел увидеть, как поживает мой маленький приз, и похоже, ты почти готова сделать выбор.

– Готова… сделать выбор? – Кто этот парень? – Простите?

– Пойдем, мой маленький оборотень. Не делай вид, что ты удивлена. – Он потянулся и погладил мою руку.

Чешуя начала покалывать у поверхности и я отскочила от него с широко раскрытыми от шока глазами.

– Как… как ты узнал? – Я никому никогда не говорила, что я оборотень. Мари знала, что я трансформировалась в нечто противное (она однажды застала меня в середине процесса), но она никогда не задавала вопросов, и я не вызывалась отвечать.

Но этот человек сразу понял, кем я была.

Он одарил меня ослепительной улыбкой.

– Зачем, как ты думаешь, мы пришли сюда? В земной мир?

Земной… мир? А?

Именно тогда, дверь распахнулась и вбежала Саванна.

– Мне так жаль, Райдер, – начала она, ее щеки покраснели, – Я опоздала, но теперь я здесь.

– Да, не переживай, – ответила я, указывая на двух моих «клиентов» типа, ждущих меня, и подошла к столу Саванны. Я могла мастерки пускать пыль в глаза, поэтому вытащила стул для неё, словно ничего не произошло. – Ты пока присаживайся. А я поработаю с клиентами, но когда закончу, мы с тобой просмотрим журнал знакомств на сегодня, ладно?

Она с благодарностью посмотрела на меня и опустилась на свое место.

– Ладно.

Было только восемь часов вечера, а Саванна уже выглядела обессиленной. Тяжелая беременность и в придачу новая работа, но она никогда не жаловалась.

– Сара тебе оставила почту; может пока займёшься ею? – предложила я, взяв на углу стола стопку, перевязанную резинкой и протянула Саванне. – И попей воды.

– Хорошо, – согласилась она робко, забирая у меня почту.

– Ну что же, – весело сказала я, поворачиваясь к принцу-фейри и его страшному другу. – Почему бы нам не пройти в конференц-зал и там продолжить наш разговор?

– Ну конечно, – сказал принц в своей шелковисто-гладкой манере.

Я сопроводила их в конференц-зал и закрыла дверь, затем включила диск с классической музыкой. Здоровяк смотрел прямо перед собой, но принц поднял бровь.

– Музыкальное сопровождение?

– Это для конфиденциальности наших клиентов, – объяснила я ему. – У многих видов очень острый слух.

– Конечно.

– Кто ты? – спросила я, как только он сел за круглый стол. Охранник – именно так я подумала о нем – упал на стул рядом с ним. Я сидела напротив обоих, не доверяя им. Этот человек знал кем и чем я была. Наверняка, у него были ответы на все мои вопросы.

– Да, я так и думал, что ты спросишь? – Он лениво откинулся в кресле, осматриваясь вокруг, как будто был приглашен на самую скучную вечеринку на земле и соблаговолил быть здесь, потому что должен присутствовать. – Меня зовут Финиан. – Он изучал свои длинные пальцы с идеальными ногтями. – Без фамилии. Это человеческая манерность и я безусловно не человек.

Он улыбнулся мне и я на мгновение увидела как его глаза светятся всеми цветами радуги, наподобие мыльного пузыря.

Вопреки себе, я была очарована, неспособная отвести взгляд.

– Кто твой друг?

Финиан уставился на громадного мужчину возле него.

– Он неважен.

Неважный ничего не сказал, что было не удивительно.

– Откуда ты знаешь кто я, и как догадался? – Я год была среди оборотней и несколько раз видела фейри, но никто не разгадал мой секрет. Я полагала, что мой запах такой же, как и у других людей.

– Пожалуй я догадался, потому что ты моя.

Я притихла.

– Твоя?

– Да. Я присутствовал при твоём рождении. Я присутствовал при твоём создании, видел, как ты родилась, и привёл тебя сюда, чтобы ты могла вырасти.

Видел… меня. У меня чуть не отвисла челюсть.

– Создании?

– Мы взяли твоего отца для осеменения, и твою мать – милую, шуструю кобылку – если её можно так назвать – и вуаля, магическим образом это произошло.

Милая кобылка, да? Звучало ужасно. Может это такой прикол фейри.

– И где же сейчас мои родители?

– Они – не родители, мой дорогой оборотень. Родители предполагают воспитание ребенка. Они были просто сосуды, для твоего создания. – Он с теплотой посмотрел на меня. – Они вывели отличный образец, если меня можно считать знатоком. А я скажу вам, что можно

Внезапно почувствовав холод, я сильнее завернулась в свой розовый кардиган.

– Ты говоришь обо мне так, словно я какой-то пудель занявший первое место на выставке.

Улыбка Финиана стала шире.

– Это как раз именно то, кем ты являешься моя дорогая. Считай себя выставочным пуделем, занявшим первое место для Параллельного мира.

– Параллельного мира? – эхом повторила я.

– Царства Фейри.

Я тряхнула головой, пытаясь осознать его слова.

– Не понимаю. Если я фейри, зачем ты привез маня сюда?

– Ты не фейри. – Словно обиделся он. – Ты – оборотень. У твоего вида очень высокая смертность в царстве фейри, я боялся. Многие существа охотятся на твой вид. Ты очень эффектна и красива в естественной форме, но совсем беззащитна. Поэтому ты оказалась здесь для защиты. – Финиан показательно развёл руками. – Не стоит благодарности.

Я все еще изумленно смотрела на него, пытаясь понять все это. Я была для этого человека… пуделем? Родилась в Царстве Фейри? Мои родители… племенные собаки? Или лошади? Или что-то вроде этого?

– Я все еще не понимаю.

– Ваш вид не отличается сообразительностью, – Финиан с пренебрежением осмотрел меня. – Конкретно, какая часть так тяжела для восприятия?

Я развела руками, пытаясь придумать с чего бы начать. Я нервно огляделась, чтобы удостовериться, что наш разговор никто не подслушивает. Затем наклонилась и сказала:

– Не уверена, что я твой оборотень. Моя другая форма отнюдь некрасивая. Совсем наоборот.

Он склонил голову набок.

– У каждого свое представление о красоте, лапуля. И у моего оборотня есть метка на бедре в виде солнца с кельтским узлом вечности в центре.

Я замерла, глаза полезли на лоб. У меня есть метка на внутренней стороне бедра. Никто не мог мне прямо ответить, почему маленькая девочка после рождения была заклеймена, и мои приемные родители разрешили удалить ее, как только я стала совершеннолетней. Но я предпочла сохранить метку, потому что мне нравилась ее уникальность.

Я никому никогда не говорила об этом.

– Должен ли я заставить тебя показать мне? – спросил Финиан. – Мой друг может держать тебя пока я буду проверять, что ты та, кого я ищу.

Широко раскрыв глаза я посмотрела на гиганта рядом с ним.

– Нет. Не стоит, спасибо. У меня есть метка.

– Я так и думал. Твой двадцать-пятый день рождения через месяц, правильно?

– Если ты знаешь о метке, то должен знать, когда мой день рождения, – ответила я, не выдавая больше никаких деталей. Часть меня хотела убежать от этого странного разговора, но я нуждалась в информации. Этот человек, казалось ею располагал.

– Не будь раздражительной, лапуля. Тебе не к лицу.

Я улыбнулась скрепя зубами. Я действительно не была фанаткой того, как он продолжал называть меня "лапуля", после того как назвал пуделем.

– Я не понимаю почему ты здесь, спустя столько времени.

– Все очень просто. Оборотням необходимо время для созревания, – произнес Финиан, сцепляя в замок пальцы рук. – Двадцать пять идеальный возраст для размножения, значит, что безопаснее забрать тебя в мир фейри. У меня уже подобраны идеальные жеребцы.

Мои глаза расширились в ужасе.

– Ты собираешься разводить меня?

– Конечно же, драгоценность, – его взгляд наполнился радостью. – В наши дни на рынке гоблинов за оборотня дают хорошие деньги, а моя семья испытывала небольшие финансовые трудности в прошлом тысячелетии. Твое потомство позаботится об этой проблеме.

Я сглотнула, ощущая себя разбитой. Это… не происходило. Нет. Этот парень не может просто владеть мной и относится ко мне как выставочной собаке. Должен быть выход из этой ситуации.

– Что если я скажу "нет"? Что если я не захочу пойти с тобой?

– Не создавай трудности, – Финиан сказал мне снисходительным голосом, – У Хью здесь много друзей, которые позаботятся о том, чтобы ты пошла со мной. Я не хотел бы одевать на тебя ошейник.

Выражение лица Хью не изменилось. Я вздрогнула.

– Кроме того, – весело продолжил Финиан. – Как только тебе стукнет двадцать пять, и ты все еще будешь девственна, станет невозможным удерживать в углу зверя. Тебя захватит безумство на почве спаривания, и тогда ты будешь умолять меня забрать с собой.

Рукой я схватилась за горло. Это звучало ужасно.

– А что если я тебе заплачу? Могу ли я заплатить за свою свободу?

Он с жалостью посмотрел на меня.

– Ох, лапуля. Фейри не имеет дел с человеческой валютой. Поверь моим словам о том, что ты не можешь себе позволить того, чего мы хотим. Боюсь, это именно так как есть. И даже если бы ты смогла выкупить свою свободу, это не поможет обуздать твоего зверя. Лишь размножением это можно исправить.

Я почувствовала приступ тошноты.

– Но… но у меня еще месяц. Мне пока нет двадцати пяти.

– Да. Это сложный период и именно из-за него я здесь. Так как ты близка к овуляции, ты начнешь везде оставлять феромоны. Станет невозможно скрывать твою личность.

– Что-то вроде того, когда у оборотней начинается горячка? – Боже, это становилось все хуже и хуже.

– Нет. Прямо сейчас ты пахнешь, как человек. – Финиан вежливо мне улыбнулся и вытянул из петлицы крошечный цветок, подставляя его к носу, будто перекрывая мой запах. – Но в ближайшие несколько недель аромат быстро измениться и для любого фейри станет понятно, кто ты. Ты нуждаешься в защите, чтобы кто-нибудь не увел тебя из-под моего носа. – Он протянул руку и похлопал по огромной руке компаньона. – Вот зачем здесь Хью.

Ошеломленно, я уставилась на Хью и впервые пристально всмотрелась в его лицо.

Он до чертиков пугал.

Весь из крепких мышц, размером и силой он напоминал пару Сары. Но у Ремси красивые черты лица и добрые глаза, когда он смотрел на Сару, в этом мужчине не было и капли нежности. У него сильное тело с выпирающими на шее мышцами, как у боди-билдера. Длинноватые волосы собраны на макушке грязным шнурком, чтобы не падали на лицо, а их красно-коричневый цвет напоминал полоски тигра. У него были длинные бакенбарды, которые заканчивались густой эспаньолкой в основе его челюсти. Одет он был в простую коричневую тунику с поясом на талии, а руки Хью были столь же большими как мои бедра, опоясанные мускулами и венами. На предплечьях виднелись небольшие рыжеватые волосы, тоже казавшиеся полосатыми. Он был похож на что-то среднее между Громовыми котами [2] и Храброе Сердце [3].

Но самое худшее в нем – глаза. Не потому, что зрачки были узкими щелочками, как у кошки – из-за этого они казались отчасти изящными. Меня беспокоили эмоции в этих глазах, а вернее их отсутствие. Холодные и пустые глаза, смотрящие на меня. В них не было ни грамма нежности.

Мне совсем не нравилось смотреть на него.

– Приятно познакомиться, Хью, – сказала я нервно. – Но я уверена, что не нуждаюсь в защите.

В конце концов, кто защитит меня от Хью?

Финиан улыбнулся.

– Это не тебе решать, лапуля. А мне, и я намерен следить за своими инвестициями. Хью – лучший магический наемник, услуги которого можно купить, поэтому он станет твоей тенью до дня доставки.

Мой взгляд вновь обратился от Финиана к Хью.

– Ой, но я не нуждаюсь в тени. Просто буду осторожнее.

Финиан поднялся на ноги.

– Хью, она полностью твоя. Жду ее в целости и сохранности в день доставки. Ты понял меня?

– Понял, – ответил Хью низким, рокочущим голосом и мои глаза вновь округлились.

Когда он говорил, я мельком увидела два длинных, острых зуба. У Хью есть… клыки.

О, Боже, это совсем не хорошо.

Глава 3

– Не уверена, что это хорошая идея, – начала я, не в силах отвести взгляд от рта Хью. Неужели я только что увидела клыки?

– Глупышка, не припомню, чтобы тебя кто-то спрашивал, – Финиан поднялся, одернул пиджак и пригладил лацканы, будто собирался на прогулку. – Время от времени, я буду тебя проверять. Не слишком часто, чтобы другие не заподозрили что-нибудь. Не хотелось бы, чтобы мой трофей стащили прежде, чем я получу за него свои деньги, так ведь?

– Упаси Боже, – пробормотала я, пытаясь прийти в себя. Я была на удивление спокойной после, того как мне сказали, что я какое-то племенное животное и он придет, чтобы забрать мою жизнь.

Я, наверное, всегда ждала чего-то плохого и неизбежного. Теперь, когда я, наконец получила ответы, страх перед неизвестностью исчез.

Нужно было принять во внимание миллион вещей и придумать способ освободиться от этого, но я не паниковала.

Возможно, как только Финиан уйдет, я смогу договориться с Хью. Заплатить ему. Тогда я могла бы… что? Сбежать? Как? Через месяц я навсегда превращусь в монстра, если не найду своего очаровательного принца.

И к сожалению, принц, который знал больше всего обо мне, намеревался разводить меня как выставочную собаку.

Не слишком уж хорошо для команды, играющей на своём поле.

Я поднялась на ноги и Хью тоже. Сделав вид, что не заметила это, я направилась к двери. По тому как Финиан взглянул на Ролекс, было ясно, что со мной он закончил.

– Когда ты вернешься? – спросила я, открывая дверь.

Он протянул руку и погладил меня по щеке, и я снова ощутила отвратительную пульсацию под своей кожей, без сомнения, он сделал это, чтобы напомнить мне чем я являюсь.

– Я вернусь, когда посчитаю нужным, драгоценная, не волнуйся. Хью останется, чтобы обеспечить тебе безопасность.

Финиан повернулся и прошел через офис, одарив Саванну вежливой улыбкой, он направился к двери.

Я хотела прокричать ему, чтобы он остался подольше и ещё ответил на вопросы, но фейри делают что хотят, и когда хотят. Финиан сбросил свою бомбу и теперь уходит.

Как только двери закрылись, я печально вздохнула и обернулась

И почти врезалась в грудь Хью.

Я отшатнулась.

– О, извини.

Он потянулся к моей руке, чтобы поддержать меня, но заколебался, опустив руку, словно вспомнил, кем я была.

– Я уйду с твоего пути, так что ты можешь идти, – сказала я, указывая на дверь.

– Я не ухожу. И ты это знаешь, – тон в его голосе – холодный и жесткий, производил впечатление.

Как неловко. Я лучезарно улыбнулась ему и направилась обратно к своему столу.

– Все в порядке? – мягко спросила Саванна.

– Просто восхитительно, – ответила я, садясь за стол, чувствуя, что улыбку словно приклеили на лицо. – Забыла, что собралась внести изменения в профиль мистера Хью. Так ведь мистер Хью?

– Нет, – прямо ответил он. Но двинулся и сел на один из стульев, стоящих напротив меня.

Я сощурилась. Разве он не понимает, что нужно сохранить мой секрет, и немного соврать разок или два?

– Если ты собираешься остаться здесь, в агентстве со мной, – сказала я тихим, приятным голосом. – То ты должны создать профиль.

– Делай, что хочешь, – ответил Хью, поднимаясь со стула и на него хмурясь. Стул был слишком мал для Хью, деревянные подлокотники не позволяли ему удобно сесть.

Выглядело смешно, за исключением того, что Хью смотрел на стул так, что предпочел бы его уничтожить, чем терпеть его присутствие.

Он повернулся и встал в очень свойственную для солдата позу, ноги на ширине плеч, руки скрещены на груди.

Я шокировано отметила, что на пальцах Хью огромные когти. Откуда, черт возьми, этот парень?

Был ли он из Средневекового Царства фейри? Если да, то они кормили их "Уитис" [4], потому что Хью выглядел настолько крупным и мускулистым, словно мог раздавить маленький автомобиль голыми руками.

Саванна не казалась встревоженной, хотя – точно в замешательстве. Она посмотрела на него, а потом на меня.

Было ясно, если мне придётся показываться повсюду с Хью, необходимо попытаться его очаровать. Отличная идея. Я хорошо знала, как очаровывать людей.

– Хью, сладкий мой, почему бы тебе не присесть, а я угощу тебя чашечкой кофе.

Он оглядел комнату, затем меня.

– Я предпочитаю стоять.

– Да, ну, это невежливо. Ты заставляешь меня нервничать, – сказала я, подмигнув Саванне, как бы говоря " Ох, уже эти сумасшедшие клиенты". – Если стул неудобный, я могу принести тебе табуретку из подсобки.

Я направилась в подсобку, где стоял складной стул-стремянка. Не успев сделать несколько шагов, как поняла, что Хью идет за мной. Я вздохнула и стиснула зубы. Неужели так будет весь следующий месяц?

Я была оптимистом. Мне лишь нужно выяснить, как избавиться от Хью или с выгодой использовать его присутствие здесь.

Я схватила табурет и обернулась, изо всех сил пытаясь сохранить веселое выражение лица.

– Так как ты пошел за мной, почему бы тебе не взять его? – Я всунула табурет в руки Хью.

Он уставился на деревянную стремянку.

– Для чего это?

– Это для тебя, чтобы ты мог сидеть, раз уж стулья неудобные.

Он фыркнул

– Мне это не нужно. Я постою.

– Я предпочитаю, чтобы ты сидел.

– Воин не сидит на работе.

– Да, отлично, только сейчас ты не воин, – отрезала я, мысленно ругая себя за потерю самообладания. Мне нужно быть милой. Все знали, что Райдер мила и весела. Я улыбнулась. – Как тебе мое чувство юмора?

Я прошла мимо, не дожидаясь ответа.

В главном офисе, судя по любопытному взгляду Саванны, я поняла, что громадная "тень" идет прямо за мной. Я раздвинула два стула и указала Хью поставить туда табурет. Он так и сделал, но не сел.

Ладно, это лишь начало – причем довольно дерьмовое. Я в раздражении направилась к кофейнику. Зачерпнув кофе и налив воды, нажала на кнопку включения.

– Саванна, хочешь кофе?

Ответа не последовало.

Я обернулась вовремя, чтобы увидеть ее бледное лицо. Прижав ладонь ко рту, Саванна убежала в ванную, опять.

– Смею предположить, что нет, – проговорила я и обернулась к Хью. – Тебе нравится кофе?

Он просто смотрел на меня своими кошачьими глазами.

– Не имеет значения, что мне нравится.

– Лааааадненько, – становилось все тяжелее удержать улыбку на лице. – Что ж, я люблю кофе, – я села обратно за стол и попыталась сконцентрироваться. Если Хью собирается постоянно ходить рядом, нужно придумать прикрытие. Я обдумывала план…

Может мне сказать всем, что Хью перевертыш. Может сработать, поскольку у него есть клыки и, хм, полосатая расцветка волос.

Так что, он мог бы оказаться каким-нибудь экзотическим тигром-перевертышем, которому неудобно среди людей и нужно взять его под крылышко.

Если не считать… 99,9% населения были людьми, так что он просто не мог не сталкиваться с ними до этого.

Хммм… Может у него проблемы со знакомствами, и я действовала, как личный тренер по персональному росту?

Я взяла свою блестящую линейку и принялась стучать ею по ладони. Должно же быть отличное прикрытие.

Я не могла никому сказать: "Ах, да – я очевидно выставочный пудель и когда достигну своего расцвета, буду стоить целое состояние, поэтому он меня охраняет".

Поскольку у меня нет желания быть чьим-то пуделем, я собираюсь найти способ избежать этого. Собираюсь найти свою истинную любовь, он спасёт меня от проклятия, и мы будем жить долго и счастливо.

Кофейник зашипел пуская пар, сигнализируя, что скоро закипит. Прежде чем я смогла моргнуть, Хью набросился на машину.

Блеснули когти, и я услышала рычание, потом гигантский фонтан искр и осколки стекла.

Кнопки вспыхнули.

И все стихло.

Я поднялась, глядя на останки от кофейника, аккуратно порезанного на ломтики когтями Хью. Он стоял над обломками, большие плечи тяжело вздымались, клыки оскалены, словно собирался атаковать.

Пока я шокировано смотрела, еще одна искра вылетела из кофейника, и Хью поднял огромную, когтистую руку.

– Подожди, – завизжала я, бросаясь вперед, – Ничего не трогай. Тебя током ударит. Просто стой там.

Я помчалась в подсобку, щелкая выключателями, чтобы обесточить офис. Как только это было сделано, я побежала обратно в главную комнату…

И остановилась. Глаза Хью устрашающе пылали ярко-зеленым, ярче, чем все, что я когда-либо видела. Жуть.

И все же я проигнорировала это. Оттолкнув его, я выдернула вилку уже весьма мертвой кофеварки, затем вернулась в подсобку и снова щелкнула выключателями, надеясь, что мы не напугали до смерти Саванну.

Я вернулась в офис, в тот момента, когда она выходила из ванны, прижимая бумажное полотенце ко рту, с тревогой в глазах.

– Все хорошо?

– Просто замечательно, – уверила я ее, – У Хью синдром щёлкающего пальца, вот кофейник и испугал его. – Я сходила в туалет за веником и совком, затем протянула их Хью. – И поскольку, он сломал, ему и убирать.

Хью оскалился и зарычал на меня. Боже милостивый, они были огромные; его клыки практически выглядели как бивни.

Но мне не нравилось быть запуганной. Хью не сможет мне навредить, он здесь для моей безопасности. По словам его босса, я дороже стою живой, чем мертвой, поэтому мило улыбнувшись, я всунула в его руки метлу и совок.

Когда он взглянул на меня, я похлопала его по руке.

– Теперь, пожалуйста убери свой беспорядок, пока я позабочусь о Саванне, – пройдя мимо него, я повернулась к ней. – Ты в порядке, дорогая?

Она медленно моргнула, облокотившись о дверной косяк ванной. Её взгляд остановился на Хью, затем на мне.

– Что случилось?

– Просто несчастный случай, – весело ответила я. Подойдя к столу Саванны, я выдвинула для неё стул. – Давай, присядь. Ты неважно выглядишь.

Она тяжело опустилась на стул, вытащила бутылку воды и стала пить маленькими глотками.

– Тебе нужны какие-нибудь крекеры или тост или еще что-нибудь?

– Съела такой чуть ранее, – прошептала она мягким голосом и сделала очередной глоток воды. – Не помогло.

Я убрала со лба ее мокрые от пота каштановые волосы.

– А как на счет хорошего горячего чая?

– Это помогло бы. Возможно с лимоном. Вот только… наш кофейник мертв, – она посмотрела через мое плечо, нахмурив брови.

Я тоже оглянулась и увидела стоящего там Хью, который все еще держал веник с совком и сверлил их свирепым хмурым взглядом, беспорядок от сломанного кофейника все еще был под ногами.

Я только сейчас заметила, что у Хью босые ноги. И такие же когтистые. Бог ты мой.

Саванна посмотрела на меня, потом взяла карандаш и блокнот. Что-то записав, она толкнула его мне.

"Какой он???"

Саванна была вер-пумой и членом семьи Расселов, возглавлявшей Альянс.

Она была хорошо знакома со всеми видами веров – даже с такими необычными сверхъестественными существами как гарпии, сатиры и сирены.

Нет сомнений, что Хью был сверхъестественным существом – любой мог сказать это лишь взглянув на него, но вопрос в том… каким?

Я так же не знала, но намеревалась это выяснить.

Как бы нарочно не поняв ее вопроса, я быстро написала: "Клиент?"

– Ну поскольку наш кофейник мертв, мотнусь-ка я в кафе за твоим чаем. Хью, почему бы тебе не пойти со мной? Закончишь уборку, когда вернемся.

– О, не надо, тебе не обязательно идти, – запротестовала Саванна. По ее встревоженному виду было ясно, что она не хотела отпускать меня одну с Хью. – Я в порядке.

Она с трудом сделала маленький глоток, но тем не менее вела себя как ни в чем не бывало.

– Пустяки, – сказала я, – Мы скоро вернемся. Оставь этот беспорядок нам, и если на тебя накатит приступ тошноты, просто включи автоответчик.

Я бросилась к моему столу, схватила сумочку "Hallo Kitty".

– Идем, Хью.

Я держала дверь открытой, многозначительно глядя на его хмурое лицо. Через мгновение, он двинулся к выходу.

Минуя ограждение. Я шагала, говоря Хью.

– Это моя машина, – указала я на нежно-голубой хэтчбек, с изображением Китти, и жестом показала Хью на пассажирскую сторону.

Он просто посмотрел на меня, потом на машину. Затем снова на меня.

Конечно, все издевались над машиной-кошкой, но я улыбалась, глядя на нее, так что плевать.

– Просто сядь уже, – я открыла свою дверь и скользнула на водительское сидение.

Только после того, как я села в автомобиль, Хью очень медленно открыл дверь, осмотрел ее, а затем уместил свое огромное тело на пассажирское сидение.

Колени Хью уперлись в приборную панель, он сгорбил плечи, чтобы впихнуть себя в машину, с его стороны дверь была все еще распахнута. Он так смешно выглядел, что я захихикала, не ожидая этого от себя.

– Я не помещаюсь, – хмуро пробормотал он, ёрзая на сиденье.

– Просто отодвинь сиденье назад, – сказала я. – Появится место.

Он бросил на меня непонимающий взгляд.

Я просунула руку между его ног, чтобы отрегулировать сиденье, Хью дернулся и схватил меня за руку.

Сразу же, горячая, волна похоти загудела по моему телу, и я ощутила, как монстр пробудился. Втянув воздух, я откинула его руку от себя и отпрянула.

– Не прикасайся ко мне, – прошептала я.

Он выглядел также шокировано, какой я себя ощущала, его рука сжалась в кулак.

– Я… извини. Подумал…

Могу догадаться о его мыслях для чего я протянула руку.

– Все в порядке, – сказала я, быстро встряхивая руку, чтобы привести себя в норму. – Просто… отрегулируй сиденье под себя.

Чересчур жёсткое выражение его лица сменилось недоумением.

– Еще, закрой дверь, – любезно указала я. – И пристегнись.

Хью прищурил свои кошачьи глаза.

– Понятия не имею о чем ты говоришь.

Настала моя очередь хмуриться, вставляя ключ в замок зажигания. Машина любезно пропищала, указывая, что не закрыта дверь и не пристегнут ремень безопасности пассажира.

Хью опять опешил, округлив глаза и пытаясь разобраться в звуках.

Ладненько, вот это… странно.

– Ты прежде когда-нибудь сидел в машине?

Он медленно покачал головой, затем наклонился вперед, будто озадаченный звуком. Потом откинулся назад, что-то бормоча, поерзал на сиденье, его колени упирались в приборную доску, а большое тело сжалось, словно аккордеон.

– В мире фейри им не нужны машины, – проворчала я. Ну, предположительно, это бы объяснило странный выбор одежды Хью. Может у них там средневековье или что-то типа того. Я оглянулась на офис и увидела Саванну, наблюдающую за нами из окна. – Окей. Нам нужно ехать. Для начала, чтобы отрегулировать сиденье, потяни под ним рычаг. Кресло отодвинется назад и появиться больше пространства.

Он так и сделал, а когда сиденье отъехало назад на фут, Хью стало легче. Колени по-прежнему упирались, но он уже не выглядел так, будто ему больно.

– Теперь закрой дверь, – попросила я, затем показала, как пристегнуть ремень безопасности, когда все было сделано, я завела двигатель.

У Хью появился бешеный взгляд, он тут же вцепился в приборную панель и в горле зародилось низкое рычание.

– Все хорошо, – заверила я его. – Это механизм. Мы включаем его, и он работает, – и чтобы показать ему, я выехала и пересекла парковку. – Ты в порядке?

– Со мной все хорошо, – проскрежетал он сквозь стиснутые зубы.

– Порядок. Тогда держись, потому что мы ускоримся. Не выпрыгивай или что-то в таком духе. Ты можешь серьезно пораниться.

Он бросил на меня уничтожающий взгляд, словно говоря, что он и без меня знает об этом, поэтому я вывернула на дорогу и направилась в ближайшее автокафе. Мой неуклюжий, огромный пассажир казалось нормально адаптировался. Рычал и шипел, но адаптировался.

Почему Финиан думал, что этот мужчина может меня защитить? В основном он чувствовал себя не в своей тарелке.

– Так там, откуда ты… нет машин?

– Нет, – категорично отрезал Хью.

– А, лошади? На чем ты передвигаешься?

– Мы ходим или бегаем. Нам не нужна помощь, – он практически выплюнул эти слова. – Мы не так слабы, как люди.

Что ж, довольно занятный разговор.

– Из чего, у меня возникает следующий вопрос, – сказала я, полная решимости не терять самообладания от его недовольного отношения. – Кем ты являешься?

– Фейри называют меня "клыкастый".

Понятия не имею, чтобы это значило.

– Так значит фейри называют "большого дикого мужчины"? Я имею в виду твое животное? Что-то из рода кошачьих? Ясно же, что ты оборотень.

– Я – первородный, – прямо сказал он, затем наклонился вперед, чтобы посмотреть в лобовое стекло, когда мы подъезжали к ночному автокафе, в которое я часто заезжала.

– Я не знаю, что это такое, – произнесла я. – Какой-то кот?

– Клыкастый, – повторил он, будто это все объясняло.

Ладно, так мы ничего не добьемся. Я припарковалась у окна – заказов.

– Я сделаю заказ. Хочешь есть?

– Хотел бы, – признался он тоном, будто ненавидел просить о чем-то.

– Вот и отлично. Для начала не плохо, – подбодрила я. – Какое твое любимое блюдо? Может тут есть подобное.

– Окорок единорога.

Я уставилась на него. Просто смотрела и все. Он что… издевается надо мной? Но на его лице было выражение смертельной серьезности.

– Хм, не думаю, что у них есть такое. Лишь сандвичи, печенье, кофе и все такого рода. Ну, так что тебе заказать?

Он пожал плечами.

Я нажала на кнопку, чтобы опустить стекло и услышала удивленный вздох Хью.

Через секунду я услышала скрежет когтей по двери, и он начал играть со стеклом на своей стороне.

Я проигнорировала его и заказала:

– Большой, горячий чай с лимоном, побольше лимона, большой тройной крепкий экспрессо, и большую содовую. И еще жаренный бублик, – добавила я, думая о бедной Саванне. Посмотрев на своего спутника, я произнесла в окошко заказов. – И мне нужно каких-нибудь сандвичей. Сколько у вас есть?

– С чем? – раздался голос из динамика. – Уже конец смены и почти все закончилось, но возможно у нас есть то, что вам нужно.

– На самом деле, дайте мне все, что есть. Не важно с чем они. – Я содрогнулась от того количества, что мне продиктовали в ответ, затем двинулась вперед. – Прости, Хью, у них закончился окорок единорога.

Он выглянул в окно.

– Кто там?

– Кто где?

– Ты кричала на кого-то.

Бог ты мой, как же ему объяснить устройство автокафе.

– Неважно. Ты не поймешь.

Он проворчал что-то и снова начал поднимать, затем опускать стекло.

Я заплатила, взяла напитки и пакеты с сандвичами, которые они передали. Как только мы отъехали, я на мгновение задумалась, затем припарковалась на стоянке и посмотрела на Хью.

– Прежде, чем мы вернемся, я думаю нам стоит поговорить.

Ноздри Хью раздулись, и он втянул носом воздух.

– Проголодался? – спросила я, предлагая пакет с сандвичами. – Из этого тебе точно что-нибудь понравится. Угощайся. – Я поставила чай Саванны в подстаканник рядом с напитком Хью, и отхлебнула от своего крепкого кофеиносодержащего напитка. Ммм. Святые небеса. Я закрыла глаза от блаженства.

Мое внимание привлекло шуршание обертки сандвиче и звук разрывания бумаги.

Я открыла глаза и уставилась на то, как Хью откусывает огромный кусок завёрнутого в бумагу сандвича. Листок обёртки исчез между его губ, и Хью скривился явно не наслаждаясь вкусом.

Я подавила смешок и протянула руку, чтобы помочь ему.

– Прежде чем есть, нужно снять бумагу.

Он моргнул, сделал очередной укус и хмыкнул, ясно более радостно.

Если бы ситуация не была на столько абсурдна, я бы прекрасно проводила время, наблюдая, как Хью пытается все понять. Но поскольку всё было именно так, я продолжила прокручивать в голове свои проблемы.

Хью здесь не для того, чтобы развлекать меня – он здесь, дабы удостовериться, что другой фейри не схватит меня прежде, чем Финиан меня заклеймит.

У экспрессо, который я потягивала, внезапно оказался не такой уж восхитительный вкус. Я вздохнула и повернулась к Хью.

– Ты и я должны прийти к взаимопониманию, прежде чем мы поедем дальше.

Он недовольно посмотрел на меня.

– Я не подчиняюсь тебе, женщина.

– Ладненько – в первую очередь, – рявкнула я, теряя самообладание, – если еще раз назовешь меня "женщина", я врежу тебе по морде. У меня есть имя. Райдер. Райдер Синклер. Уяснил?

– Райдер Синклер, – повторил он.

– Ты можешь звать меня Райдер, – сказала я ему, – Но если снова назовешь "женщина"…

– Ты набросишься на меня со своими маленькими кулачками, – сказал он, явно удивленный, – Я понял.

Он приводил в бешенство.

– Слушай, ты либо впишешься сюда, или вернешься обратно с Финианом.

– Я не подчиняюсь тебе, Райдер, – сказал он, делая акцент на моем имени. – Только Финиан может приказывать мне. Моя клятва ему…

Я моргнула.

– Что за клятва?

– Я стал его солдатом для этого задания, в обмен на вознаграждение. Клятва сделана с помощью магии, и я не могу ее нарушить.

Все эти штучки-дрючки фейри, вызывали у меня головную боль.

– Так, что же он пообещал тебе? Возможно я смогу оплатить разницу.

Хью проигнорировал меня и откусил еще один большой кусок от сэндвича.

– Это деньги?

– Не деньги. Это то, что ты не можешь предложить.

Вернулись на круги своя.

– Начинаем всё с начала – ты и я должны прийти к взаимопониманию.

– Повторяю, женщина, что я не подчиняюсь тебе. Я слушаюсь твоего владельца.

Бормоча, я подняла кулак. Женщина. Владелец. Он напросился, чтобы ему врезали в морду.

И судя по веселому блеску в его кошачьих глазах, он довольно таки смел, чтобы так поступать.

Я нахмурилась, опустив кулак.

– Господи, ты достал.

Он усмехнулся, разворачивая другой сандвич и откусывая огромный кусок.

– И все же, я серьезно. Тебе придётся стать не заметным, если не хочешь, чтобы я обратилась в Альянс и попросила защиты от всего этого

Он фыркнул.

– Кто этот Альянс?

– Паранормальный Альянс? Это оборотни и им подобные. Твой вид людей.

– Кем бы они ни были, они не мой народ, – он твердо посмотрел на меня, – Объясни что за Альянс.

– Ладно. – Я задумалась на мгновение. – Альянс был создан, потому что волки сбились в стаи, так? Которые возглавляют Альфы. Но это относится не ко всем оборотням. Например, у вер-койотот, пум и гарпий нет стай. У них нет семейных альянсов или защиты, связанной со стаей. Они – самостоятельные. Поэтому, долгое время волчьи стаи, своего рода заправляли всем. Они – бандиты, думаю, это лучшее слово, чтобы описать их, – пожав плечами, я продолжила пояснение. – Расселы – это управляющий клан вер-пум – создал идею Альянса. Все оборотни, не имеющие стаи объединились и создали еще большую группу, где все под защитой. Это как большая, дружная, пушистая мафия. Это имеет смысл?

Он ощерился.

– И ты думаешь, я нуждаюсь в защите от волков?

– Ну, нет. Ты не похож на того, кому нужная защита от кого или чего-либо. Я просто имела в виду, что Альянс – твой народ. Оборотни. Тому подобное.

– Я говорил тебе. Я первородный. Не Альянс. – Хью выглядел оскорбленным на само предложение. – Я не один из тех, хилых, испуганных слабаков и не нуждаюсь ни в какой помощи против стаи волков.

– Я просто имела в виду…

– И твои оборотни не смогут защитить тебя.

– Почему нет? Они защищают всех сверхъестественных существ.

– Потому что, я уничтожу их всех, дабы убедиться, что моя клятва не нарушена.

Холод пробежал по моей спине, и я уставилась на Хью, замечая снова его длинные острые клыки, когти на каждом пальце, совершенный щит мышц, прикрывающий его тело.

Хью опасен. Он здесь, чтобы "защитить" меня от всех и каждого, кто может помещать желаниям Финиана. Потому что Финиан держал его чем-то за яйца. Чем-то, о чем Хью не расскажет.

Меня загнали в угол. Как я могу все исправить?

Могу ли я пойти к Бью и Бетсэйби за защитой? Как глава Альянса Бью Рассел управлял всем связанным с сверхъестественными и имел действительно обширные связи.

Он мог решить почти любую проблему. Его жена – Бетсэйби, коротко просто "Бет", была моим боссом в агентстве знакомств, я также могла пойти к ней. Объяснить, кем я была и попросить Альянс защитить меня от Хью и Финиана.

Они бы защитили. Сначала бы разозлились, за то, что скрыла от них свою истинную сущность, но помогли бы мне. Именно это они и сделали бы.

Но… а что потом?

До сих пор остается проблема моего полного преображения в оборотня в день рождения и этому не помочь.

Это не поможет мне найти истинную любовь, того, кто разрушит проклятье.

И… Хью по всей видимости уничтожит их всех, лишь бы его клятва не была нарушена…

Нравится мне это или нет, придется связать свою судьбу с Хью и Финианом, чтобы обезопасить всех. Я посмотрела на Хью, когда тот ел. Он изучал окружающий мир острым взглядом, явно пытаясь впитать все, что мог.

Мне нужен Хью на моей стороне. Возможно, если бы я смогла заставить его сотрудничать, то он мог поделиться со мной большей информацией о том, кто я и как разрушить проклятье, до того, как стану полноценным оборотнем.

Это казалось был самый лучший план. Поэтому, я улыбнулась Хью, включая очарование.

– Наслаждаешься едой?

Он заворчал, разворачивая очередной сандвич и, одним укусом, съедая половину.

Нисколько не смутившись, я сказала:

– Учитывая, что, ты и я будем работать вместе в течение следующего месяца, ты должен понимать, что происходит.

Хью посмотрел на меня, сузив глаза.

– Выкладывай.

– Ну для начала, никто кроме тебя и Финиана не знает, что я оборотень.

Он снова хмыкнул и быстро кивнул.

– Это к лучшему.

– Да, – согласилась я. – Но каждому будет любопытно, почему ты рядом и меня охраняешь. Они станут задавать вопросы. Тебе нужно сказать им, что ты со мной потому что регистрируешься в агентстве, и ты стеснительный, а я предложила помочь влиться в систему свиданий.

Он медленно пережевывал и смотрел на меня.

– Женщина, я ничего не понял, из того, что ты сказала.

С этим мужчиной сложно сохранить бодрость духа. Моя улыбка стала напряженной и натянутой.

– Во-первых, я не стану отвечать, если ты продолжишь называть меня "женщина".

– Ах, да. Ты приложишь свой крошечный кулачок к моему лицу, – усмехнулся Хью.

А вот теперь я действительно зла.

– Вообще-то, я нажму это, – сказала я, блефуя и указывая на кнопку аварийки на приборной панели, – И твое сидение двинется так резко и быстро, что твои яйца окажутся в глотке. – Я навела палец на кнопку. – Ну давай – назови меня снова "женщина".

Он прекратил жевать и выражение лица Хью изменилось с веселого на задумчивое с намеком на восхищение.

– Райдер, – произнес он хрипло.

– Так то лучше, – я позволила своему голосу вновь стать сладким и убрала руку с кнопки. – Все что я пытаюсь сказать, ты должен вписаться. Если никто не будет подозревать твои истинные мотивы, тебе будет проще охранять меня

– Верно, – признал Хью. – Но я не могу лгать. Это против природы первородных притворяться.

– Это не настоящая ложь, – уговаривала я. – Всего лишь чуть-чуть. Мы внесем тебя в базу агентства, и ты притворишься застенчивым. Не рационально, что я беру тебя под свое крыло и помогаю. Всем известно, что с мужчинами я – кокетка, – сказала я и захлопала на него ресницами.

Хью уставился на меня. Проглотил кусок сандвиче. Покачал головой, как всегда в упрямстве.

– Я не стану лгать.

Я бросила на него недовольный взгляд, сопротивляясь желанию вылить на его спутанные волосы и малосимпатичное лицо свой кофе.

– Что ты сделаешь, когда кто-то спросит что-то компрометирующие? Отвечаешь то, что не надо?

– Я просто не отвечаю.

– Хорошо, – произнесла я, захватывая соломинку. – Идеально. Если кто-то спросит тебя о чем-то, что противоречит моей истории, почему ты здесь, просто не отвечай. Это прекрасно сочетается в прикрытием "застенчивость"

Он впился в меня взглядом.

– Мне это не нравится.

– Что ж, добро пожаловать в мой мир, Хью. Мне тоже не нравится все это.

Очередное уклончивое ворчание.

– Все, о чем прошу, это позволить мне говорить, и если ты не согласен с чем-то, просто молчи. Это помогает сохранить мой секрет и помогает тебе обеспечить мою безопасность.

Долгая пауза. Затем неохотное:

– Согласен.

– Замечательно, – я снова развернула машину. – Давай вернемся в офис и посмотрим, чем занимается бедная Саванна. Будем надеяться, она не выблевала кишки.

– Она умирает?

Я подняла бровь на его вопрос.

– Нет, она беременна. Не говори, что в мире фейри нет женщин?!

– Может и есть, – сказал Хью. – Но я первородный.

Как я могу иметь малейшее представлении, что это значит? Этот мужчина – упущенный факт.

К тому времени, как мы вернулись в офис, Хью уничтожил все сандвичи, и моя машина наполнилась скомканной оберточной бумагой. Мне потребовалось несколько минут, чтобы собрать их, сетуя на мужчин прежде, чем пойти внутрь, Хью последовал за мной.

Саванна сидела за своим столом, слегка натянуто, но печатала, шаг в верном направлении. Когда я поставила напротив нее горячий чай, она одарила меня облегченной улыбкой.

– Спасибо, Райдер. Ты так мила.

– Без проблем, – сказала я. – Мы с Мари часто бегали за кофе, – я не смогла сдержать тоскливую нотку в своем голосе.

– Ты скучаешь по Мари? – догадалась она.

Я кивнула.

– Теперь, когда она работает днем, а я по-прежнему ночью, мы редко видимся. – Мы вместе обедаем, обмениваемся сообщениями по телефону и электронной почте, но это не то, когда мы сидели напротив друг друга восемь часов каждую ночь.

Я пожала плечами и обернулась к Хью, который навис над моим плечом.

– Иди, сядь. – Я указала на стул.

Он открыл рот, явно желая воспротивиться, затем захлопнул его. Нахмурившись, он подошел к стулу и громко сел, уставившись в мою спину. Не важно. Я повернулась к Саванне.

– На сегодня записаны клиенты?

Она открыла ежедневник.

– Вампир. Фредерик. Придет в десять.

– О, я его знаю, – сказала я. – Он был одним из клиентов Мари. Просто флиртуй с ним, и ты будешь в порядке.

Она укорительно на меня посмотрела.

– Флиртовать? С вампиром?

– Ага, он сложный клиент, если не знать к нему подхода. – Я склонилась над столом и дерзко ей подмигнула, перекидывая волосы через плечо. – Да вы только посмотрите, Фред, – проворковала я. – Ты пришел навестить меня? Я только что подумала, что сегодня нуждаюсь в хорошей порции вампира, – и я облизнула губы утрированным жестом.

Прогремел звук ломающегося пластика и грохот ударяющихся об пол кубиков льда.

Я обернулась… и моргнула. Хью держал в руке остатки стаканчика, а содовая и кубики льда разбрызгались по полу вокруг него. Его кошачьи глаза блестели, но выражение лица было невозможно прочесть.

Божечки, этот мужчина вред для наших полов

– Ты намусорил, тебе и убирать.

Глава 4

Часы ползли. Эта была длинная ночь, и я заполнила ее невыполненной работой и обучением Саванны на старых заданиях Мари.

Мы неоднократно прерывались из-за ее походов в ванную и случайно заданного нелепого вопроса Хью. Он был хуже, скучающего ребенка.

Я усадила его за свой стол и включила местные новости, чтобы чем-то занять. Саванна несколько раз смерила нас любопытным взглядом, но казалась она не о чём не догадывается.

Пока я работала, Мари прислала сообщение. "Привет! Мы обедаем на этой недели?"

Я сразу же отписалась. "Хорошо! Звучит клево!"

Я снова взглянула на Хью, задумалась, и написала. "Эй, Мари ты случаем не знаешь никаких котов-оборотней с волосатыми руками, большими когтями и полосатыми волосами? О, и клыками?"

"Э-э, не припомню, хочешь спрошу у Джоша?"

"Нет", я быстро отправила сообщение. "Мне просто любопытно. Новый клиент и все такое. Увидимся за обедом!"

Я выключила телефон, до того, как Мари засыплет меня вопросами. Не хочу, чтобы она стала подозрительной, не тогда, когда я сама толком не знала, что делать с Хью.

Я начала зевать около двух часов ночи, за час, прежде чем, как правило мы закрывались. Саванна выглядела так, как будто не выдержит еще пяти минут, и тем более часа. Мне стало ее жаль.

– Почему бы тебе не закончить и отправиться домой? Со мной будет все в порядке.

– Ты уверена? – Она с тревогой посмотрела на Хью.

– Уверена, – я махнула рукой с розовым маникюром, – Не так уж и загружены.

– Ну хорошо. – Саванна взяла свою сумочку и вынула ключи от машины, – Увидимся завтра вечером.

– Я буду здесь, – весело сказала я, вывешивая новый календарь событий на информационную доску.

Спустя мгновение дверь закрылась, остались только я и Хью. Я бросила на него быстрый взгляд.

– Говоря о том, чтобы закруглиться, где ты собираешься спать?

Он оторвался от новостей, и я была снова поражена, как по-кошачьи выглядели его глаза. Со стороны они не были человеческими, не как у обычного оборотня. Его зрачки были тонкие и вытянутые, как у кошки, и его глаза отражали свет, когда он повернул голову.

– Ммм?

– После работы я иду домой. А где ты собираешься ночевать?

Эти кошачьи глаза с тяжелыми веками, заставляли его выглядеть сексуальным, если бы не тот факт, что он раз раздражал меня весь вечер.

– Я иду с тобой.

Какого…? Стоило этого ожидать, учитывая, что он даже намеревался пойти за мной в уборную, не понимая куда я отправилась. Тем не менее, услышать это заявление вслух? Оно ошеломляло.

– Ты не можешь пойти со мной домой. Я тебя не приглашала.

– Я знаю. Но я не могу быть уверен в твоей безопасности, если оставлю тебя без присмотра. Поэтому остаюсь с тобой.

– Не тогда, когда я сплю, – сказала я жестким голосом. Я никогда не усну, если он будет стоять и пялиться на меня всю ночь. Не за что.

– Тогда я буду охранять твою дверь.

– Ты должно быть шутишь, да? – Я потрясла головой, – Неважно, я знаю, что ты не шутишь. Хорошо. Ясно же, что я не выиграю этот спор.

– Райдер, это не спор, если мы оба согласны, – сказал он, с ноткой веселья в голосе.

Мои пальцы чесались, чтобы сомкнуться на его шеи. Почему было так, что я могла флиртовать с любым мужчиной, но в момент, когда Хью открывал свой рот, мне просто хотелось затолкать в него носок? Я поморщилась.

– Просто дай мне закончить и мы пойдем. Наверное.

Доска объявлений была последним делом на сегодняшний вечер. Простое обновление – прикрепить календарь и готово. Но мой стол занял большой, странный парень и я не собиралась кружиться возле него.

Так что я тянула время, заполняя календарь и передвигая другие объявления на информационном табло. Профиль месяца. Полезные советы на свидании. Предложения местных ресторанов.

Свадебные фотографии пар, встретившихся по средствам агентства. Даже при том, что у нас была очень особая клиентура, Полуночные Связи добились успехом в соединении пар. Я с тоской смотрела на свадебные пары, пробегая пальцем по контуру фото.

Пара выглядела очень восхитительно и беззаботно – никто не узнает, что на фото изображены вер-барсук и вер-мангуст, а их семьи не были довольны таким союзом, пока не наступил день свадьбы и все оказалось забытым.

После клятвы супругов в верности, не имело значения, какой была их животная сторона.

Все, что имело значение – это любовь. И это то, чего желала я – полной и абсолютной преданности.

Счастья с моим избранником.

Хотя, я этого не получу. Не с моей стезей. Я шла прямиком к образу пуделя.

Я вздохнула и отвернулась от табло.

– Пойдем. Нужно закрываться.

Хью оказался дико неуместен в моей квартире

Чтобы лучше замаскировать свое внутреннее уродство, я поддерживала тему радости. Мой диван был, розового цвета с лимонными, клиновидными подушками и мелко кружевной оборкой.

Белые занавески с цветочным рисунком, безделушки в виде единорогов и маленьких животных громоздились на полках. Один из тех, с кем я ходила на свидание как-то пожаловался, что эта комната похожа на гостиную десятилетнего ребенка.

Хью молча осмотрел мою гостиную, пока я закрывала за нами дверь.

– Думаю, ты можешь спать на диване, – сказала я. – Пока обещаешь не валять дурака

– Валять… дурака? – вторил Хью, явно не понимая мысль.

– Ну знаешь. Не пытаться дотронуться до меня. Никаких проделок.

Хью уставился на меня, затем фыркнул.

– В этом отношении, ты в полной безопасности.

Ой-ой-ой!

– Ты уверен, что знаешь, как льстить леди. Многие парни думают, что я милая.

Хью мгновение рассматривал меня, и готова поклясться, что его щеки покраснели. Смущен? Он скрестил руки на груди.

– Это не важно, даже если ты самое прекрасное существо на земле. Мне запрещено прикасаться к тебе, так указано в моей клятве.

– Ох. Так что же влечет за собой эта клятва?

Он промолчал.

А, один из тех вопросов, ответ на который повлечет много информации.

– Понятно. Ну, это не включает в себя спать с уродом-оборотнем, так что я полагаю, это не важно.

– Я не говорил, что ты – урод.

Подозреваю, это самое близкое к комплименту, способного добиться от него. Успокоившись, я пожала плечами и направилась к шкафу.

– Принесу тебе одеяло.

У меня не часто появляются гости, поэтому имелось немного запасного белья. В итоге, я воспользовалась старым стеганным одеялом с кресла-качалки.

Когда я вернулась в гостиную, Хью осматривался. Я наблюдала, как он поднял одну из моих свечей с ванильно-клубничным ароматом и понюхал, прежде, чем лизнуть.

– Ммм, не ешь это, – сказала, пытаясь не рассмеяться над выражением отвращения на его лице. – В мире фейри нет свечей? Правда?

– Я – первородный, – просто ответил он, будто это ответ на всё. Но поставил свечу на место.

– И я до сих пор не имею ни малейшего представления, что это, – сказала я, расправляя одеяло. – Так ты собираешься поделиться со мной, что это означает? Или продолжишь направо и налево разбрасываться этим словом, будто оно означает что-то, что я должна понимать?

Его рот дернулся, будто от смеха.

– Позже, возможно.

Я закатила глаза.

– Опять твоя клятва?

– Нет. Просто… трудно объяснить, – он потер челюсть, и я заметила полосатый мех, почти как бакенбарды. Почему это так странно соблазнительно? – Мы, как твои оборотни, но отличаемся. Очень отличаемся. То, откуда я не такое как… все это, – Хью жестом указал на яркую, красочную гостиную.

– Я предупреждала, что у меня, не как у большинства людей, – произнесла я, подойдя к дивану и начав сбрасывать игрушечных животных и подушки. – Мари смеется над моим пристрастием к розовому.

– Здесь вполне… интересно, – он осмотрелся, а потом перевел взгляд на меня. – Очень красочно.

– Сбивает с толку. Так можно об этом сказать. Мне нравятся цвета. Они делают меня счастливей.

– Да, внешне ты кажешься безусловно счастливой.

Я хотела спросить, что он имел ввиду, но Хью знал все мои секреты. Меня уязвляло, что он знает все чем я являюсь, а я не знаю ничего о нем.

Это начинало меня беспокоить.

– Мы не разговариваем обо мне, – произнесла я. – Не меняй тему разговора. Мы говорили о тебе и твоих людях.

– Ммм.

– Братья? Сестры? Большая семья? Ладишь с родителями?

– Нет.

– Нет что?

– У меня никого нет. Ни братьев, ни сестер. Ни родителей.

– У всех есть родители.

– Если они и есть, я не помню их.

– Как ты мог забыть есть ли у тебя семья?

Он просто уставился на меня.

Ладно, наше соглашение о том, что Хью будет молчать, если не хочет отвечать начинало немного раздражать.

– Сколько тебе лет?

– На этот вопрос у меня нет ответа. В мире фейри время движется иначе.

– Ну ты просто кладезь информации, да? – я становилась вспыльчивой. – Итак, я не должна ничего о тебе знать, но доверить свою жизнь на ближайший месяц? Правильно?

– Да.

Как так получалось, что парню, который не может лгать, удавалось быть настолько бесполезным.

– И я просто должна согласиться с тем фактом, что кто-то думает, что он может владеть мною?

Он пожал плечами.

– Что случится, если я скажу "нет"? Что, если я захочу остаться здесь в человеческом мире, и просто приму свою сторону оборотня или что-то вроде?

Он заинтриговано посмотрел.

– Разве это возможно?

Я понятия не имела. Но не собиралась сдаваться без боя.

– Я не понимаю, почему нет. Есть и другие люди, кроме фейри, у которых есть информация об оборотнях.

– Неужели? – Казалось он был в замешательстве.

– Да, – надменно ответила я, – Я могу разрушить проклятье, если найду мужчину, который лишит меня девственности, до того, как мне стукнет двадцать пять.

Хью промолчал.

От чего я снова пришла в бешенство.

– И кроме того, если я найду свою истинную любовь, то не обращусь, когда он прикоснется ко мне. Мне просто нужно найти его до того, как наступит мой день рождения.

Хью молчал. Был ли он сердит из-за того, что я так много знала? Он и Финиан сговорились скрыть от меня эту информацию?

– Ну? – сказала я.

– Это и есть твой план? Найти мужчину и завести с ним отношения?

– Это лучшая альтернатива, ты так не думаешь?

– Ты, конечно, понимаешь, что тело оборотня намного сильнее, чем тело обычного человека?

– И что с того?

– То, что ты можешь побороть мужчину. Ты можешь навредить ему или даже убить.

Я сглотнула. Хью сказал, что он никогда не лжет.

– Тогда мне надо найти нечеловеческого мужчину, так? Я могла бы поймать на крючок милого парня-оборотня. – Мне просто придется объяснить свою маленькую "проблему" и надеяться на лучшее.

Наверняка кто-то, кто сам обращается в другую форму, не будет против, чтобы я обращалась в… что-то.

– Я не допущу этого, – взгляд Хью был безжалостным.

– Ты не посмеешь!

Его улыбка была злобной.

– Как ты думаешь, почему Финиан приставил меня к тебе именно сейчас? Ты в отчаянии, чтобы избежать проклятья. Ты перепробуешь все… и я собираюсь быть рядом, дабы убедиться, что этого не произойдет.

– Я ненавижу тебя, – я плюнула в него, бросая одеяло на диван, – Ты ужасный, ужасный человек.

Он мрачно посмотрел на меня.

– Я знаю. Но это так, как должно быть.

Я потопала к себе в комнату, и хлопнула дверью.

Несмотря на мою ярость и странные события дня, я крепко спала и проснулась около полудня.

В квартире было тихо, и я села прислушиваясь к Хью. Я ничего не услышала.

Даже прислонившись ухом к двери, я ничего не слышала. Я накинула халат поверх вычурной розовой пижамы и решила пойти все проверить.

Тут же бросились в глаза признаки Хью. В коридоре я подняла пустую упаковку Поп-тартс [5], а через несколько шагов пустой пакет из-под чипсов.

Надкусанное печенье было раскрошено на деревянном полу, выглядело так, что содержимое моей кладовой выпотрошено и опробовано на вкус, включая коробки с сырой лапшой.

Я услышала звук льющейся воды в доме и направилась туда.

На кухне в раковине текла вода, я выключила её, и нахмурилась. Комната выглядела как зона стихийного бедствия.

Моя электрическая плита была включена, конфорки накалились до ярко-красного цвета, я быстро их выключила.

Дверца холодильника распахнута, на полу валяются пластиковые упаковки, включая пустую упаковку от стейка и говяжьего фарша, для спагетти, которые я планировала приготовить на обед.

В раздражении, я схватила упаковку и кинула в мусорное ведро.

– Хью?

Нет ответа.

Он ушел? Это не имеет смысла. Он заявил, что собирается быть моей тенью на следующий месяц; зачем ему оставлять меня здесь одну?

Я могла бы подумать, что все это мне привиделось, если бы не факт, что вся еда в доме была надкусана им.

Я снова прошла по коридору моей небольшой квартиры.

– Хью? Ты здесь?

По-прежнему нет ответа. Я проверила все двери – даже шкаф – но ничего. Я пошла к входной двери, чтобы проверить снаружи… и не смогла открыть ее. Я дернула за ручку. Ничего.

Переполошившись, я провела рукой вдоль дверной рамы, ища что-то, что мешало, но ничего не было. Дверь просто не поддавалась. Я могла повернуть ручку, но она основательно застряла.

Озадаченная, я сделала шаг назад. Что же теперь делать?

Ничего не оставалось, как только ждать. Я вернулась в свою комнату, приняла душ и оделась.

Надела свой любимый бело-розовый спортивный костюм с парой кроссовок, высушила волосы феном, зафиксировала их в два пучка розовыми лентами, и уложила челку.

Ожидая возвращения Хью, я приступила к уборке бардака, который он оставил.

Я только заканчивала сметать последние крошки с паркетных полов, как услышала звук у входной двери. Отбросив веник, я помчалась к ней, как раз вовремя, чтобы столкнуться с огромной грудью Хью, входящего в комнату.

– Ух! – я отшатнулась, автоматически подняв руку вверх, чтобы оттолкнуть меня прежде, чем он подойдет ближе. – Хью! Где ты был? Что произошло? Почему я не смогла открыть дверь?

Хью зашел внутрь и захлопнул дверь за собой, блокируя мне выход наружу.

В руках он держал большой пакет с фаст-фудом и кофе, он поднял бровь, когда посмотрел на меня.

– На какой именно вопрос ты хочешь, чтобы я ответил?

– На все!

Проходя мимо, Хью задел меня, странная туника скользнула по моей коже и запах бургеров наполнил квартиру.

– Я добыл пищу. Финиан ясно дал понять, чтобы я по возможности обеспечил тебя ею, гарантируя лучший уход, пока он тебя не заберет.

Озадаченная таким ответом, я уставилась на дверь, затем перевела взгляд на Хью, шагающего с едой к дивану.

– Как так получилось, что дверь вновь открывается? – Я подошла к двери и попробовала повернуть ручку. Естественно, она легко открылась. – Не понимаю.

– Я запечатал ее, – объяснил Хью. – Подойди и съешь, что я принес. Ты маленькая, тебя нужно откормить.

Ну, не каждый день такое может услышать девушка.

– У меня идеальный четвертый размер, спасибо. И я хочу такой остаться. – Я села на диван рядом с ним и уставилась на гору сэндвичей, выуженных из пакета. Должно быть около двадцати бургеров – всех видов, разместилось на моем столе. – Господи, Бог ты мой. Ты добыл достаточно пищи?

Он рассмотрел гору бургеров, а затем перевел серьезный взгляд на меня.

– Ты много ешь? Нужно добыть больше?

– Я пошутила, – сказала я и взяла ближайший сэндвич. – Спасибо, наверное. Как ты их достал? Финиан дал тебе денег? – Хью казался не из тех, кто носит с собой бумажник.

– Я их взял.

Я остановилась разворачивать сэндвич и вперлась в Хью взглядом.

– Ты… их взял?

– Да. Я подошел к окну, как ты вчера ночью и потребовал еды, – он покачал головой, начав разворачивать первый бургер и откусив огромный кусок от него. – Они сильно упирались, пока я не зарычал.

Я округлила глаза и в ужасе уставилась на бургер.

– Хью, ты должен был заплатить за сэндвичи. Ты не можешь просто прийти в автокафе и рычать на людей пока они не дадут тебе желаемое. Ты за это платишь!

– Не понимаю я такого слова "платить", – проговорил он между укусами. – Странная это твоя страна, – к моему удивлению, он поднял руку над горой бургеров и протянул мне стаканчик кофе. – Я принес твой любимый напиток.

– О, спасибо, – взяв у него кружку, я улыбнулась. – Удивлена, что ты вспомнил.

– Как тут забудешь. Очень отвратительный запах.

Я захихикала от того, как раздуваются его ноздри.

– Не для меня, – я глубоко втянула аромат напитка. – Мммм, кофе.

– Я предпочитаю вот этот запах, – сказал он и поднял бургер к носу. – Мммм, плоть животного.

И вот так запросто я потеряла всякий аппетит к своему сандвичу.

– Здесь, это называется – мясо, – произнесла я, сморщив нос.

Он пожал плечами и вновь откусил бургер.

– Мне оно больше по нраву холодным.

Я вспомнила упаковки, выброшенный из холодильника и вздрогнула.

– Ты подразумеваешь сырое? Это негигиенично.

Хью просто усмехнулся, обнажив огромные клыки, во время очередного укуса.

Я отхлебнула кофе – чуть теплый, но эту мысль я не учла – и обернулась на входную дверь.

– И как ты запечатал дверь?

– Магический портал, – он проглотил бургер за два быстрых, огромных укуса.

– И это…?

На это раз он посмотрел на меня нахмурив брови.

– У тебя здесь нет магического портала?

– Хм, у нас здесь вообще нет ничего магического.

– У вас есть перевертыши, – заметил он. – И оборотни.

Дельное замечание.

– У нас нет ничего магического, потому что я была бы в курсе, – исправилась я, – Как работает магический портал? Любой может его сотворить? – Я – чрезмерно любопытна. Более того, я хотела знать, как могу использовать его в свою пользу. – Могу ли я его сделать, как оборотень?

Он покачал головой и, протянув руку к шее, вытащил из-под туники цепочку, на которой висели два маленьких камня.

– Так как я поклялся Финиану, он дал мне это. Они вызывают Финиана, – Хью поднял синий камень. Затем поднял камушек, размером с косточку граната, на котором высечена какая-то руна. – Этот создает портал. Я могу открыть или закрыть портал, используя этот камень. Я верну их, когда клятва будет выполнена.

– Так зачем он тебе? Куда ты должен открывать портал?

– Домой, если захочу, – пожал плечами Хью. – Или если понадобиться помощь. Я не буду, но могу. Также, чтобы гарантировать, что ты останешься там, где я захочу в любое время.

Холод пробежал по моей спине.

– Как сделал этим утром?

– Ага, – Он взял еще один сэндвич.

– По существу, ты можешь посадить меня под замок, когда захочешь?

Хью проигнорировал мой вопрос.

– Это не ответ "нет", – едко заметила я. – Мне ни чуточки не нравится эта маленькая ситуация.

– Не важно, что тебе нравится или нет, маленький оборотень. Все просто. Нет никакого смысла бороться с этим.

То холодное отчаяние снова закружилось в моем животе.

– Пожалуйста помоги мне, Хью. Ты ведь знаешь, что он для меня уготовил.

– Знаю, – его голос был сдавленным с неприязнью. Он не смотрел мне в глаза.

– Тогда не отдавай меня ему, – умоляла я, – Отпусти меня. Или лучше, помоги выяснить, как разрушить проклятье. Пожалуйста. Ты знаешь о оборотнях. Ты сможешь мне помочь. Я заплачу тебе.

Он покачал головой.

– Ты знаешь, что я не могу нарушить клятву с Финианом. Неважно сколько раз ты попросишь.

Мои плечи поникли.

– Эта клятва наверно много для тебя значит, чтобы вот так безжалостно меня продать.

Хью задумался, затем бросил на стол свой бургер, как будто у него тоже пропал аппетит.

– Если бы ты знала, как мои люди хотят заполучить желаемое.

Было ясно по отношению Хью, принц фейри ему не нравился. Так что Финиан предложил ему нечто довольно чертовски потрясающее.

Мне стало любопытно. Настало время, чтобы попробовать другую тактику.

Я вытерла руки и встала, меняя тему.

– Так расскажи мне, как работает магический портал? Ты сказал, что можешь попасть домой?

Хью скептически посмотрел на меня.

– Я не оставлю тебя, женщина. Выкинь эту мысль из своей светлой головки.

– Я не говорю тебе меня оставлять, – возразила я сладким голоском, который применяла к самым вспыльчивым клиентам. – Я пойду с тобой. Я хочу своими глазами увидеть этих первородных.

– Нет, – категорически сказал Хью.

Не удовлетворительный ответ для меня.

– Почему нет? – захлопала ресницами я, подсаживаясь ближе и наклоняясь к нему, потому как мне казалось, что это мужчины оценят. Затем бросила на Хью самый очаровательный и впечатляющий взгляд. – Мне хочется все про тебя знать, Хью. Что в этом плохого?

Он, прищурившись, поглядел на меня несколько раз, и я увидела, как раздуваются его ноздри – верный признак, что он втягивает в себя мой запах. Хью выглядел немного… ошеломленным переменой моего настроения.

Я неправильно обращалась с Хью.

Он сводил меня с ума своими деспотией и властностью, заставив забыть мое лучшее оружие – флирт.

Я положила руку на его рукав.

– Пожалуйста? – мой голос стал мягким, сладким и девичьим.

– Запрещено показывать посторонним земли первородных, – произнес он, но его взгляд опустился на мою руку – маленькую, ухоженную, с розовым лаком на ногтях. Изящная, по сравнению с его большой рукой. Мне пришлось побороть желание ощупать его накаченные мышцы, потому что, безусловно, Хью накаченный.

– Чему это повредит? – мягко спросила я. – В течении следующего месяца я проведу с тобой, а затем уйду с Финианом. Кода у меня появится шанс рассказать кому-нибудь? – я склонилась еще ближе. – Я просто… хочу понять. Вот и все.

Взгляд Хью обратился к моему рту. Он ничего не сказал, просто таращился на мой рот.

Я намеренно облизала губы. Странно, что я стала беспокойна и смущена этим. Это лишь упоение властью, сказала я себе. Мне нравилось тешить свое самолюбие, ставя мужчин на колени.

– Я…, – начал он.

– Да? – мой голос звучал мягко и хрипло.

– Я… ты должна поклясться, что сохранишь все в тайне, – взгляд его кошачьих глаз, оторвавшись от моего рта, наконец, встретился с моим. – Поклясться, что никому не расскажешь.

Да!

– Клянусь, – сказала я медленно и обдуманно, чтобы Хью не заметил моего рвения.

– Тогда пошли со мной, – он поднялся на ноги.

Глава 5

– Нам нужен портал, – произнес Хью. – Что-то, через что мы можем перешагнуть, – он осмотрел мою маленькую гостиную. – Твое жилье странное и в нем много углов. Выбери, чем мы воспользуемся.

– Что на счет парадной двери? – предложила я.

Он покачал головой.

– Заклинание для портала можно наложить на объект только раз в день. Иначе портал не откроется.

Странно. Ладно. Я обвела взглядом свою маленькую квартиру. Кухня и столовая выходили в гостиную, так что они не подходили. Задняя дверь из стекла и вела на балкон, не уверенна, что и она подойдет.

– Может спальня? Или шкаф? – ванная казалась слишком странно.

Ожидая, Хью пожал плечами и посмотрел на меня.

– Гардероб, – решила я твердо. Когда мы туда подошли, я почувствовала, как мои щёки краснеют.

Первый раз в моей жизни, мужчина пересёк порог моей спальни, и то для того чтобы отправиться в путешествие по царству фейри. Совсем не то, что я себе представляла.

Однако, познания о людях Хью поможет мне больше понять его. И если бы я узнала, что заставляет его действовать, смогла бы понять, чего же так сильно желает Хью, что работает на мужчину, который ему явно не по душе

И тогда, возможно, я могла бы сделать встречное предложение.

Это не решает все мои проблемы – я все еще должна найти свою истинную любовь, или хотя бы мужчину, который лишит меня девственности, пока я нахожусь в своей чешуйчатой форме – но это было только начало.

Я должна признать, что мне довольно любопытно узнать о Хью.

Жестом я указала на шкаф и Хью встал передо мной. Было что-то дикое в Хью… и это не его очевидная кошачья ипостась. Может то как он двигался или то, что его ноги с когтями все еще босы, или эти бакенбарды на его челюсти и абсурдный шнурок в спутанных волосах.

Было что-то в нем, нечто кричащее "сила зверя и хищника" и это взывало ко мне, не смотря на любовь к розовому и пушистому. Он негожий, но… это мне в нем нравилось.

Я увидела, как Хью снял ожерелье с шеи. Он поднял одну руку (очень мускулистую и очень загорелую) и провел гранатом по краю двери в том числе и ковру.

После того, как Хью нарисовал идеальный прямоугольник, он отступил назад и убрал ожерелье.

Я скрестила руки на груди и скептически посмотрела на свой шкаф.

– Ничего не произошло.

– Терпение, маленький оборотень, – сказал он с ноткой веселья. Хью посмотрел на меня сверху вниз. – И помни…

– Я знаю, мы не можем никому говорить об этом. – Я подняла мизинец, – Ты можешь доверять мне. Клянусь мизинцем.

– Я хотел предупредить, чтобы ты оставалась рядом со мной. – Он посмотрел на мою протянутую руку. – Что такое клятва на мизинце?

– Ох. Хм. – Я опустила руку, – Ты сцепляешь свой мизинец с мизинцем другого человека и это означает сделку.

– Связывающее соглашение?

– Да, конечно, – согласилась я. – Полностью связывающее.

Он протянул свой когтистый мизинец.

– Тогда я беру с тебя клятву на мизинце.

Прикосновение может пробудить моего оборотня… если только Хью не окажется моей Истинной Любовью, как говорила гадалка. Я поколебалась, а затем протянула мизинец. Очередная лягушка, которую надо поцеловать.

Только его палец переплелся с моим, я сразу почувствовала, как монстр завибрировал под кожей. Я вырвала руку и потрясла ею, словно обожглась.

Итак, Хью не мой Единственный. Я проигнорировала, свернувшееся в животе, разочарование. У меня есть еще месяц для поцелуев с лягушками. Со мной все будет хорошо. Будет.

– С тобой все хорошо?

– Чье-либо прикосновение плохо влияет на меня, – напомнила я.

– Превращение, – согласился он. – Я думал, что это влияет, когда кто-то тебя привлекает?

Мое лицо вспыхнуло. Вот как это и должно работать, да.

– Возможно оборотень прямо сейчас очень чувствителен, – пробубнила я.

– Возможно, – произнес Хью.

Как неловко. Я вновь скрестила руки на груди, уставившись на дверцу шкафа в ожидании.

Конечно же, спустя мгновение она начала меняться. Сначала, стала тоненькой, и я услышала трель сверчков и учуяла запах влажного мха.

Из моего шкафа полился туман, начали мерцать звезды и мое внимание привлек шелест листьев. Я удивленно шагнула вперед, уставившись в пространство, где только что висела дверца моего шкафа.

Это было похоже на наблюдение за медленно проявляющейся фотографией. Дверца превратилась в тень, медленно изменилась и я начала различать пейзаж. Вдалеке виднелись влажные, топкие болота

В огромных, зеленых деревьях пронесся ветер, шурша листвой и растрепав мои волосы. В другом мире царила ночь, а тумане виднелись светлячки.

– Мать честная, – выдохнула я. – Круто

– Магия фейри весьма впечатляет, – произнес Хью бесстрастным голосом, будто не нашел в этом ничего впечатляющего. – Следуй за мной и не отходи далеко.

– Есть, сэр, – последовал мой ответ. Я хотела взять Хью за руку, но не могла к нему прикоснуться.

Поэтому, я схватила его за расклёшенный с вышивкой рукав и сжала, когда Хью двинулся вперед.

Мы прошли через портал и меня окутала стена влажности. Я тут же побледнела, привыкшая летом к кондиционерам.

Это… отвратительное ощущение. Здесь настолько влажно, что я практически ощущала сырость, скользящую по моей коже. Похоже здесь около девяносто градусов [6].

– Фу! Здесь лето?

– У нас нет смены сезонов, как в твоем мире. Здесь всегда такая погода, – теперь его голос звучал глухо. – Держись поблизости.

Я обернулась. Позади нас портал изчезал. Моя спокойная, счастливая спальня растворялась, пока я смотрела на нее. Это нервировало.

– Как мы вернемся?

– Мы найдем другое место для портала. – Хью шагнул вперед, выдергивая рукав из моего захвата прежде, чем я смогла запротестовать. – Пошли. Следуй за мной.

Я шла следом так быстро, как могла, но потребовалось не так много времени, чтобы я отстала.

Ясно одно, перевертыши не могу также хорошо видеть в темноте, как первородные. Я ничего не могла разобрать за несколько футов перед собой и должна была сосредоточиться, чтобы не потерять Хью из вида.

Мои туфли-лодочки, не предназначенные для такого ландшафта, хлюпали по грязной земле и немного утопали с каждым шагом.

Судя по огромному количеству насекомых, летающих в воздухе и садящихся на мою кожу, я решила, что это какое-то отвратительное болото. Мимо пролетела огромная стрекоза, чертовски меня напугав.

Муха, такая же большая как канарейка села мне на руку, я взвизгнула и стряхнула ее.

– Тссс, – сказал Хью, поворачиваясь, чтобы посмотреть на меня. Его глаза блестели как блюдца в тусклом свете.

– Я не привыкла к мухам таких размеров, – произнесла я, вновь стряхивая руку. Мою кожу покалывало, и она была влажной, не знаю из-за того, что вспотела или из-за влажности. В любом случае, это – противно.

Потом моя спина сильно разболелась, куртка от спортивного костюма плотно прижалась к лопаткам. Кожа покрылась рябью, и я упала на колени, низкий стон страха вырвался из моего горла.

Хью сразу же оказался возле меня, его руки лежали на моей талии, когда он пытался вернуть меня ноги.

– Райдер?

Я отшвырнула его руки и снова рухнула.

– Не трогай меня!

Мой зверь приближался. Боже мой, Господи. Перед Хью тоже. Позор сокрушил меня, смешанный с болью и страхом. Мои руки медленно передвинулись на лицо, чтобы прикрыться от взгляда Хью. Не сейчас. Не перед кем-то еще.

– Ты меняешь форму? – спросил Хью, низким голосом. Одна большая рука прикоснулась к моей спине.

Я уклонилась от его руки, сильно сгорбившись и свернувшись в клубок. Может, если я сильно сконцентрируюсь, то смогу взять все под контроль. Даже говоря это себе, мой рот наполнялся горячей кровью с металлическим вкусом и из десен прорезались клыки.

– Не смотри на меня, – пробубнила я. – Я… Через минуту со мной все будет хорошо.

К моему удивлению, большая, тяжелая рука гладила мои влажные волосы.

– Я боялся, что это может произойти, – проговорил он. – Не хотел беспокоить тебя, но… на большинство мир фейри оказывает сильное влияние. Другая сторона проявляется, потому что это место взывает к ней.

– Забери меня назад, – простонала я. Не хочу становится монстром. – Пожалуйста.

– Нужно найти другие врата, – сказал Хью. Большая рука вновь прошлась по моим волосам, пытаясь успокоить. – Боишься, что я стану считать тебя уродом?

Он что, шутит? Я знаю, что я урод. У существа, в которое я превращалась, твердая, чешуйчатая кожа, рога на лбу и костяные наросты на скулах.

Отвратительные, перепончатые крылья вздрогнули и прорвались сквозь кожу, плечи горели огнем, одежда стала узкой. Хвост выпирал и сполз в одну штанину, пытаясь найти выход.

Изменившаяся кожа стала твердой и болела по всему телу.

Из горла вырвалось рыдание, и по мне прокатилось чувство унижения. Тело и душа болели и хуже всего то, что я собиралась сорвать с себя одежду.

– Хью, – простонала я, мои когтистые руки изогнулись. Голос стал хриплый и глубокий, голосовые связки стали какими-то грубыми. – Ты должен уйти.

– Я не боюсь твоих крошечных когтей, маленький оборотень, – весело произнес Хью. – Мои гораздо больше.

– Я… Мне нужно снять одежду, – просипела я. Крылья болели, отчаянно пытаясь вырваться наружу и мне понадобились все силы, чтобы сдержать их и не разорвать топ, подобно Халку. – Пожалуйста… не смотри!

– Мне придётся смотреть, в каком-то смысле, – сказал Хью и его большая рука вновь прошлась по моим волосам. Большой палец его руки задел мою щеку – жесткую, ребристую щеку. – Тебе станет легче, если я признаюсь, что это не моя туника? Финиан заставил меня ее надеть. Мой народ обычно не носит одежду. Поверь, когда я говорю, что твоя естественная форма не вызывает у меня отвращения.

У меня вырвался смешок, глубокий, булькающий звук в горле. Мысль о том, что за чопорным Финианом следует большой, страшной и голый Хью, невероятна забавляла.

– Хорошо, – сказал он в ответ на мою усмешку. – Значит ты не против, если я разденусь.

И прежде, чем я смогла поднять взгляд, на землю приземлилась туника.

Я подняла голову, чтобы взглянуть на его обнаженное тело, но моя трансформация продолжилась и зрение стало размытым, когда вспыхнула боль. Разорвав одежду, своими когтями я не волновалась о том, что её уничтожаю.

Затем, обнаженная и тяжело дышащая, я присела на землю, по крайней мере, мне больше не больно. Я подняла руку, изучая трансформацию.

Она до сих пор проходила болезненно, еще сложнее. И не трудно понять почему.

Обычно, моя кожа трансформируется постепенно, пятнами, чешуйки смешиваются с моей кожей, пока полностью ее не заменят. В мире Фейри я полностью преобразилась за секунды.

На руках блестела чешуя, а крылья казались больше чем когда-либо.

Здесь мой хвост, трансформировался во всю длину, вместо наполовину сформировавшегося обрубка. Я прикоснулась к своему лицу; оно ощущалось чуждым, похожим на горгульино.

Отвратительно. Я посмотрела на тело. Влажная, поблёскивающая чешуя покрывала грудь. Даже соски покрылись жесткой чешуей.

Я вздрогнула и провела рукой по волосам – только для того, чтобы отыскать витиеватые рога, торчащие из моего лба. Я подавила рыдание, насколько же отвратительной я стала.

Большие, когтистые лапы мелькнули в поле моего зрения.

– Теперь ты можешь идти? Нам нужно двигаться.

– Дай мне минутку, – произнесла я грубым, не своим голосом. Дрожь отвращения прокатилась по мне и я заставила себя подняться на ноги – чешуйчатые, неестественные ноги – и пойти. В определенный момент, я должна была показать Хью свою отвратительную форму. Лучше сделать это сейчас. Я подняла голову…

И обнаружила, что не смотря на то, что он стоял близко, на меня Хью не смотрел. Он аккуратно отвернулся.

Господи, видать я ещё хуже, чем думала. Закусив губу я поморщилась от боли. Неужели я для него настолько отвратительна, что он даже не может смотреть на меня? Моя гордость уже ущемлена, что намного больнее, чем недавнее превращение.

И что хуже всего, Хью ни в малейшей степени не вызывал отвращение. Так как он отвел взгляд, я открыто рассматривала его. Массивная грудь была слегка покрыта волосками такого же полосатого оттенка, что и волосы на голове.

Я упустила шанс рассмотреть, что у него между ног и слишком поздно это поняла, поэтому вместо этого вперила свой похотливый взгляд на его ноги.

Толстые, сильные и на удивление длинные ноги, учитывая бочкообразную массивность остальной части тела.

Его мощные бедра напряглись, когда он повернулся, открывая вид на упругую, аппетитную задницу, заставившую меня испытать все виды неистового желания. По какой-то причине, у меня возникло желание потрогать ее, и я невольно подняла руку. Обнажённый Хью – греховно великолепен.

И я… чешуйчатая тварь. Я опустила руку.

– Идти можешь? – спросил Хью. – Нам предстоит не близкий путь.

– Могу, – ответила я, не совсем внятно из-за клыков. – Куда мы идём?

– К моим соплеменникам.

– Веди, давай.

Он кивнул и наклонил голову, его грязные волосы трепал ветер, пока Хью принюхивался. Его глаза поблескивали, отражая тусклый свет и мне стало жаль, что у перевертышей нет способностей оборотней. Мой слух не отличался экстра резкостью, я не могла учуять в воздухе что-нибудь, кроме мха и по-прежнему не видела дальше, чем на фут перед собой.

Я ненавидела каждую часть существования перевертыша. Нет никаких преимуществ. Вообще. Я могу быть сильнее, как сказал Хью, но это лишь значит, что я способна навредить мужчине, если займусь с ним сексом, и он не будет моей Истинной Любовью.

И действительно, кто захочет прикоснуться ко мне, когда я в такой форме? Хью сам едва ли человек, но даже он не мог просто посмотреть на меня. Я проглотила горечь во рту и последовала за Хью.

Мы двигались через растущие на болоте деревья и чем дальше продвигались, тем больше я запутывалась. Это и есть мир фейри? Я представляла что-то более цивилизованное.

Готические здания и ухоженные сады. Местность, через которую мы пробирались, оказалась дикой и немного отвратительной, если честно.

Не обманул ли меня Хью? Может он ведет меня в какую-нибудь ловушку? Нет, это не имеет смысла. Хью говорил, что не лжет и что бы не обещал ему Финиан, Хью желал этого достаточно сильно, чтобы продать меня.

Я ничего не говорила, пока мы пробирались через подлесок, мои когтистые ноги с каждым шагом утопали во мраке.

Я сосредоточилась на двигающихся мышцах ягодиц Хью перед собой, где время от времени мелькал его член и яйца между ног.

Это заставляло меня краснеть, даже при том, что очаровывало, и я хотела пялиться на них. Странно ли это? И имеет ли значение?

Вдруг Хью внезапно остановился, и протянул руку, чтобы остановить меня.

Я так сильно загляделась на его тугую задницу, от чего натолкнулась на его большую руку, совсем её не заметив. Я вскрикнула от неожиданности, и Хью отскочил от меня подальше.

И увидела, как он вздрогнул? Простое движение заставило мое сердце еще ниже рухнуть. В горле образовался тугой узел.

– Тише, – прошептал Хью.

Я с нетерпением ждала, уставившись на него, так как не могла видеть в тумане.

После долгой паузы он поднял голову, понюхал воздух и посмотрел на меня.

– Нас преследуют. Что-то с подветренной стороны.

– Финиан?

Рот Хью скривился в усмешке, выставляя напоказ огромные клыки.

– Он бы никогда не пришел сюда по своей воле, – и жестом указал мне следовать за ним, когда пошел вперед.

Я побежала за ним так быстро, как могла, не в силах перестать беспокойно оглядываться. Что-то охотиться за нами? Может один из соплеменников Хью?

Хью снова остановился.

Я резко остановилась позади него, осматриваясь вокруг. И ничего не видя. Я вновь посмотрела на Хью.

– Что там?

Он уставился в густой кустарник перед нами, не двигаясь с места. Я любопытно проследила за его взглядом.

Огромнейшая фигура двинулась к нам и я, задохнувшись, отступила назад.

– Вот… дерьмо.

Носорог на стероидах направлялся к нам. Это не походило ни на что, что я когда-либо видела прежде.

Даже в тусклом свете я различала огромное, громоздкое тело с опущенной головой. Оно большое, как слон, может даже больше.

Все тело покрыто косматым мехом. На носу разместился рог в три раза больше, чем я могла себе представить у носорога. Рог больше меня.

И был направлен прямо на меня.

Невольно я шагнула за широкие плечи Хью, ища защиты.

– Что нам теперь делать? – прошептала я. Теперь существо, преследующее нас стояло перед нами. Как мы не услышали шаги этого монстра, протопавшего мимо нас?

Но Хью только фыркнул и сказал.

– Изменись, Артур. Ты пугаешь мою гостью.

Мои глаза расширились. Я смотрела на огромное существо, затем на Хью.

– Это… один из твоих людей?

– Он первородный, – произнес Хью, прищурившись, когда носорог двинулся вперед. – И ходит по тонкому льду.

У меня округлились глаза, когда огромная голова – и рог – этого животного двинулись в мою сторону. Существо, казалось, не обращает внимания на Хью, решив меня проверить.

Что дьявольски меня напугало. Я издала испуганный писк, когда он двинулся вперед и спряталась за Хью, решив поставить его между собой и монстро-носорогом.

– Артур! – предупредил Хью с кошачьем рычанием, сквозившем в голосе.

Носорог лишь рыкнул и продолжил приближаться ко мне, плюнув на предупреждение Хью.

Низкий рык в голосе Хью стал глубже, и мужчина присел, испугав меня. Я отступила назад

– Хью?

Пока я смотрела на Хью на его спине начал отрастать мех, спускаясь по позвоночнику. Началась трансформация, сильная и быстрая чем я когда-либо видела у других оборотней. За считанные секунды Хью преобразовался в кошачью форму.

Я была в шоке.

Более восьми футов [7] в длину и весом в несколько сотен фунтов [8] огромное тело, пронизанное мышцами, а мощная грудь имела бочкообразную форму.

У него не было гривы, но мех был покрыт большим количеством тех странных, причудливых полос, видных и в человеческой форме. Животная сторона Хью была похожа на стероидного тигра.

Но больше всего поражала его челюсть: огромная голова повернулась, и я увидела торчащие клыки в два фута [9] длину. Хью зарычал на носорога и сильно ударил огромной лапой.

В шоке я отступила назад, многое теперь встало на свои места. Когда Хью говорил, что он – первородный, я не понимала, что же это означает.

Но теперь, смотря на его звериную форму, я поняла… Хью – саблезубый тигр. Я уставилась на него, затем перевела взгляд на странного носорога, которого Хью, сильным ударом лапы, оттолкнул от меня.

Святая корова.

Неужели первородные – это оборотни Ледникового Периода? И что же это за место? Какое-то малюсенькое измерение, где фейри хранят якобы вымерших оборотней?

Глава 6

Саблезубый низко зарычал, пока я стояла в шоке, и когда носорог размахнулся огромным рогом, Хью оттолкнул его гигантской лапой. Я ожидала, что носорог болезненно отреагирует, но он только издал человекоподобное фырканье и припал к земле.

Спустя мгновение, его форма изменилась – снова, так быстро, что я едва успела моргнуть – и теперь мужчина сидел на земле. Он выпрямился и взглянул на меня из-под скалистых, густых бровей, тяжелого лба, и огромного носа, доминировавшего на его уродливом лице.

Если такое возможно, мужчина выглядел даже больше, чем Хью.

Я скрестила руки на чешуйчатой груди и сделала еще один шаг назад, нервно подергивая хвостом.

– Хью?

Саблезубый встал передо мной, низко зарычав.

– Я учуял женщину, – проревел мужчина-носорог, невероятно глубоким и поразительно громким голосом. – Ты привел сюда одну? Это…

Он был прерван свирепым кошачьим рычанием Хью.

– Вижу, – сказал мужчина, – Прекрасно.

– Вижу, что? – спросила я.

Хью зарычал на меня.

Я нахмурилась.

– Не рычи на меня. Я задала вопрос. Потому что понятия не имею что происходит.

– Ты оборотень, – прогремел носорог

– А ты долбаный носорог.

– Я первородный, – начал он.

Я закатила глаза.

– Да, я знаю. Хью, пожалуйста, изменись обратно, чтобы мы могли поговорить об этом?

Глаза саблезубого сверкнули, и он ссутулился. Спустя несколько мгновений Хью был обнажённым, скорчившись на земле, потом он поднялся на ноги. Я чувствовала, как мои щёки зарделись румянцем, когда он вытянулся во весь рост передо мной.

Я покраснела. Я имею ввиду, что не могла не заметить, что он был щедро одарён природой. Хью без сомнения был большим везде.

– Артур услышал, что мы приближаемся и решил встретить нас, – объяснил Хью, проходя мимо меня, и хлопнув Артура по большому плечу, – А теперь он перестанет пялиться на тебя.

Я с любопытством взглянула на Артура и заметила, что он вдруг отвел глаза, оглядываясь на Хью.

– Прости меня, – сказал он, – Я не хотел показаться невежливым.

– Всё в порядке, – ответила я ему. – Я стою тут голая и что-то не похоже, что у вас тут много оборотней.

– Мы не…, – начал Артур.

Хью похлопал его по плечу и насильно отвернул его от меня.

– Веди нас обратно, друг, – сказал он, прерывая мысли Артура.

Человек-носорог бросил на Хью любопытный взгляд.

– Идем.

Я плелась за ними, нахмурившись. Теперь никто не смотрел на меня. Господи, я настолько отвратительна? Я ущипнула чешуйчатую кожу, в надежде, что она отреагирует, и я бы изменилась в человеческую форму.

Обычно перевоплощение длится не так долго, но сейчас не похоже, что я обращусь в ближайшее время.

Я следовала за двумя мужчинами, пока они продвигались на не большом расстоянии. Они бормотали друг с другом, но их голоса были такими тихими, а мой слух таким плохим, что я не смогла ничего уловить, что было неприятно.

Я почувствовала себя уродом, изгоем, и это причиняло боль. Я знала, что моя форма отвратительна, но предполагалось, что не настолько, чтобы ввергнуть в шок?

Я имею ввиду, я встретила мохнатого носорога и доисторического саблезубого, и не вышла из себя, или вышла? Нет, не вышла.

Через некоторое время густой подлесок расступился и привел к череде пещер, размещенных в склоне утеса. Выглядело как кроличий садок, с множеством пещерных входов в склоне холма.

Кривая, извилистая тропа вилась между входами, и некоторые пещеры были завешены грубыми шкурами зверей в качестве импровизированных дверей.

Хью оглянулся через плечо на меня.

– Это мой народ, Райдер.

Это… совсем не то, что я ожидала. В то время как я глазела, скрестив руки на груди, все больше и больше людей появлялось, пока вскоре, из пещер не вышли два десятка мужчин.

Пространство в центре было испещрено грязевыми отпечатками ног, и повсюду присутствовали следы первичной цивилизации – на нижних ветках деревьев растянуты шкуры, сушились куски мяса.

При этом все мужчины, были голые. У всех были точно так же распущенны волосы и огромные тела. И они все уставились на меня как на урода.

Хью зарычал на них и встал передо мной, защищая мою отвратительную обнаженную форму от них.

– Это моя клятва, – объяснил он, – Не прикасаться к ней. Не смотреть на нее.

Но все же некоторые смотрели, пытаясь разглядеть меня за широкими плечами Хью. Артур подвинулся к Хью, тем самым защищая меня от прочих просмотров.

– Сколько вас здесь? – спросила я

– Среди моих людей две дюжины мужчин.

Две дюжины мужчин? Живут здесь в дикой природе?

– Я не понимаю, – прошептала я Хью, – Я думала вы ребята частенько имеете дело с фейри? Почему вы живете в пещерах?

– Мы всегда жили здесь, – Хью сказал мне, – Фейри входят в наш мир, тогда, когда им что-то нужно.

– И мы обычно им отказываем, – усмехнулся Артур.

Хью посмотрел на него, его глаза горели от гнева.

– Ни слова больше, Артур, если не хочешь поставить под угрозу нашу дружбу.

Рот Артура с лязгом захлопнулся, но я видела горящий на его грубоватом лице гнев.

– Своим решением ты всех нас обрек на страдание, – сказал он. – Только наша дружба позволяет мне оставаться в стороне.

Страдания? Решения? Я наклонилась и посмотрела на остальных из-под руки Хью. Мужчины были голыми, огромными, и судя по их взглядам, дикими как Хью.

Все мужчины.

Уставились на меня.

Я ахнула, когда внезапно осознала.

– О, Боже мой. Здесь нет женщин? Вот, что Финиан предложил тебе. Невесту.

– Молчи, – Хью огрызнулся на меня

Это взбесило меня. Я пнула его сзади по голени.

– Не говори мне заткнуться. Я тебе не какое-то маленькое послушное животное, которым ты можешь командовать. Не ты ли защищаешь меня весь следующий месяц, помнишь? – Я выступила из-за Хью и посмотрела на него с раздражением. Также быстро он шагнул передо мной. – Ведь я права? Здесь нет женщин?

Мужчины смотрели на Хью нахмурившись, но я заметила, что некоторые продолжали смотреть на меня. Хотя я и выглядела отвратительно, им всё-ещё хотелось на меня смотреть. Да. Я шагнула за дерево, и схватив звериную шкуру, обернула вокруг своих деформированных крыльев, прикрывая тело, в некоем подобие скромности.

– Ладно, могу я сказать, что это хрень какая-то? Пардон за мой французский и всё такое, но серьезно.

– Ты хотела увидеть моих людей, – Хью указал на окружающих нас мужчин. – Вот мы здесь. Ты счастлива?

Он звучал обиженным. Злым.

Это было слишком много, чтобы переварить. Я лишь покачала головой. Я хотела их увидеть, потому что хотела понять Хью.

Надеясь, что понимание Хью поможет мне переманить его встречным предложением от сделки с Финианом.

Но если Хью хотел пару… Меня обманули.

– Эта та женщина, ради которой ты дал обещание. Она первородная?

– Она, – ответил Хью низким, серьезным голосом.

Я не могла соперничать.

– Как ее имя?- мягко спросила я.

– Я не знаю. – Его глаза поблескивали. – Фейри держат наших женщин отдельно от нас. Мы не знаем сколько их или какие они. Фейри создали этот мир для нас. – Он взмахнул рукой. – Они держат нас здесь. Мы не можем уйти кроме как по их приказу. Никто не приходит. Никто не уходит.

Я прижала шкуру ближе к телу, уставившись на окружение. На обнаженных, громадных мужчин и их грубые пещерные жилища.

– Не понимаю. У тебя же есть ожерелье… портал, что Финиан дал тебе. Почему бы просто не использовать его и не вывести всех отсюда?

– И оставить наших женщин? – глубокий голос Артура звучал неодобрительно. – Оставить их без надежды на воссоединение?

Я вздрогнула от мрачных взглядов на мужских лицах.

– Они всегда предлагают вам эту награду? Пару?

Хью покачал головой.

– Это впервые.

И судя по жадным взглядам на мужских лицах? Это всё о чём они только мечтали.

Ну и ну, черт побери. Я была на взводе.

– Думаю… я увидела достаточно, – еле-еле произнесла я, – Теперь мы можем вернуться?

Меня мутило. За мою продажу Финиан пообещал пару Хью. Как я могу соперничать?

Мы использовали одну из пещер, чтобы вызвать дверь. Остальные толпились рядом, и очевидно у них возникли вопросы насчет меня.

Они продолжали смотреть, даже после того, как Хью зарычал и попытался отогнать их, и даже после того, как Артур вновь принялся помогать ему. Но в конце концов они отступили, и мы создали портал.

Я оглянулась назад, пока портал медленно раскрывался. Мужчины наблюдали за мной издалека, с блеском в глазах.

– Что мешает им пройти после нас? – спросила я Хью, – Почему бы им не последовать за нами через портал? Там пара только для тебя, не для них.

– Финиан сказал, что пары для всех нас, – сказал мне, Хью, – Никто не будет рисковать жизнью своей женщины.

– Подожди… то есть если ты это сделаешь, он пообещал всем вам пары? – На кивок Хью, я почувствовала себя еще несчастней. Было очень плохо, когда я думала, что соперничаю с парой Хью. А узнав, что соперничаю с будущими супругами двадцати – четырех одиноких мужчин? Я обречена. Финиан разыграл свой главный козырь. – Должно быть я стою кучу денег.

Уверенное мычание Хью, не заставляло меня чувствовать себя лучше.

Наступило молчание, а вместе с ним неестественная напряженность. Никто не разговаривал, когда воздух замерцал, подобно возникшей фотографии в поле зрения стал проявляться квадратный контур портала.

Как только появился портал, Хью бросил на остальных многозначительный взгляд

– Терпение, братья.

Он взял меховое покрывало с моих плеч и бросил его в одного из ближайших выжидающих мужчин, потом взял меня за руку и потащил обратно через портал.

И спустя долю секунды, мы были в ярком, успокаивающем свете моей спальни.

Я удивленно моргнула. Мой живот заурчал, будто я уже проголодалась, хотя мы ели совсем недавно. Я прижала к нему руку. Тут же мое тело сотрясла дрожь, и я почувствовала, как крылья болезненно втягиваются.

О, нет.

– Обратное обращение, – простонала я, низко присев на ковре своей спальни. Я задыхалась, пытаясь сделать вдох легкими, которые внезапно слишком сильно заболели.

Хью присел на корточки возле меня и снова погладил меня по волосам.

– Мир фейри, так на тебя влияет. Здесь же ты лучше контролируешь процесс. Просто расслабься и позволь ему произойти.

Ему легко говорить. Это не он чувствовал себя так, будто его тело выворачивается наизнанку. Я поскребла свои чешуйки, надеясь, что они наконец начнут исчезать под кожей, и вздохнула с облегчением, когда они начали отступать.

Я почувствовала, как мои крылья и хвост изменяются, и знала, что они складываются внутрь. Когда я изменилась, Хью продолжал гладить мои волосы, пытаясь единственным известным ему способом облегчить мое превращение. И это было странно… успокаивающе.

Я знала, что он находит мою форму отталкивающей, но он не оставил меня. На мой взгляд это имеет большое значение.

И в некотором смысле, я чувствовала, что в этом мы вместе. Финиан использовал нас обоих, чтобы получить то, что он хотел. Я ненавидела это, но теперь знала, что Хью так же ненавидел. Не только его счастье было на кону, но и счастье всех первородных.

Это все меняло. Если я стремилась к свободе для себя, то я выносила приговор многим другим.

Мысли вновь и вновь проносились в моей голове, пока моё тело потела и тяжело дышало возвращаясь в человеческую форму в медленной, неспешной манере.

Сперва исчезла чешуя, затем крылья погрузились в спину и клыки втянулись. Дюйм за дюймом, я вернулась к нормальному состоянию. В последнюю очередь исчезли когти, и я стала снова человеком, обнаженным и дрожащим.

Я сжалась на полу перед Хью, который тоже был обнаженным. И теперь, когда я снова была человеком? Я очень отчетливо осознавала всю эту обнаженную кожу.

На этот раз я была единственной кто отводил глаза, и я потянулась к кровати за одеялом. Стянув его, прижала к своей коже, чтобы прикрыть обнаженное тело.

– Итак…, – начала я.

– Теперь ты знаешь, – ровным голосом произнес Хью.

– Теперь знаю, – согласилась я, – И я понимаю. Правда понимаю. От этого не легче, но я понимаю почему ты делаешь то, что делаешь.

Он кивнул.

– Ты ведь понимаешь, что я не передумаю? Мне грустно от того, что мое счастье превыше твоего и многих других, но, черт побери, я должна думать о себе. Я не собираюсь становиться племенным животным какого-то парня. Я по-прежнему планирую найти способ обойти все это.

Хью выглядел почти смешно.

– Я меньшего и не ожидал.

– Хорошо, тогда, – я потерла лицо, кожа болела от тяжелой трансформации, – Я думаю, мне нужен душ и еда, а потом мы должны пойти на работу.

– Ты веди, – сказал он, указывая.

– Хочешь тоже принять душ? У меня есть еще полотенца. Трудно оставаться чистым в том, месте откуда ты пришел.

Его рот дернулся, в подобие улыбки.

– Ты просишь меня о ванне? – он поднял руку и понюхал свою подмышку. – Пахнет нормально.

– И это говорит мужчина, который живет в мире без женщин, – поддразнила я. – Поверь мне. Тебе надо помыться.

Он усмехнулся.

– Тогда сделаем это вместе?

Я втянула воздух, одновременно возмущенная… и… приятно возбужденная.

– Ты осознаешь, что мужчины не должны предлагать женщине разделить душ?

– Правда? – Он выглядел удивленным. – Это потому, что твой бассейн для купания маленький?

– Мой бассейн для купания очень маленький, – согласилась я, покраснев. – И твоя кожа будет прикасаться к моей. И мы будем тереться друг о друга. А это будет плохо для моего монстра… и твоей клятвы. – Не надо было мне кокетничать, но я ничего не могла с собой поделать. – Мы этого не хотим.

– Нет, – ответил он и от его хриплого голоса у меня по спине побежали мурашки. Когда Хью резко встал, его взгляд был прикован ко мне.

– Но я помоюсь, если ты просишь.

Я моргнула, задетая его резкой переменой. Одно упоминание моей оборотной стороны и не важно насколько кокетливой я была. Это задевало. Я вздохнула и направилась к бельевому шкафу.

– Я достану тебе полотенце. – Я на минуту задумалась, затем взглянул на Хью. Он стоял в моей спальне, спиной ко мне, мышцы его загорелой задницы изгибались, пока он возился с моим будильником. – Я только, что поняла… у тебя ведь нет никакой одежды, да?

Он фыркнул.

– Я предпочитаю быть без одежды. Она раздражает и от нее все чешется.

– Мм… ну, тебе нужна одежда, – сказала я ему. – Только если ты не планируешь безвылазно оставаться в моей квартире весь следующий месяц.

– Я останусь с тобой.

– Что ж, в таком случае, тебе очень-очень нужна одежда. Мне особо и пойти некуда в сопровождении большого голого гиганта – не зависимо от того насколько он сексуален.

– А что такое "сексуален"?

– Это значит, что женщины будут жаждать облизать тебя с ног до головы.

Он помолчал.

– Ты считаешь меня сексуальным?

Очко мужчине за то, что он сфокусировался на этом.

– Я может и подкидыш фейри, – пококетничала я в ответ. – Но не слепая.

Он широко улыбнулся мне, оглянувшись через плечо.

Пока Хью мылся, я позвонила своей лучшей подруге Мари. К моему облечению, она взяла трубку после первого звонка.

– Привет! Где, черт возьми, ты была? – удивилась она.

– Прости, прости.

– Не тыкай мне своими "прости", девушка. Я тебе писала смс как одержимая, а в ответ ничего! Ничего! Ты знаешь, как это чертовски раздражает? Как я беспокоилась? Как много вредностей я тебе послала, а ты их проигнорировала?

– Знаю. Я плохой друг.

– Хуже. Это непростительно. Так где ты была?

– Была?

– Ну, да. Ты была "пропавшей без вести" последние два дня.

Я была? Я не понимала. Может когда со мной рядом был Хью я игнорировала лучшую подругу? Это было отвратительно с моей стороны.

– Мне так жаль. Я облажалась.

– Вот видишь? Тебе даже не хватает смелости поспорить со мной.

– Не хватает, – ответила я и засмеялась. – Слушай, ты можешь оказать мне огромную-преогромную услугу?

– Ух ты. Наверное, смогу. Это касается клятвы на мизинцах?

– Да. Ты же работаешь в офисе службы безопасности? Ты можешь прийти и принести мне комплект самой большой одежды Рэмси, которую только сможешь найти? Мне очень нужно. Я говорю о белье, футболке, обуви и штанах. И шорты. Что угодно, что у него есть большое и свободное.

– Мужская одежда? – она хрипло засмеялась. – Ах ты маленькая дьяволица. Значит ли это что твоя проблема…

– Что-то типа того, – я прервала ее, не желая вдаваться в детали. Мари знала о моей проблеме – она была единственным человеком, кто знал – но я не хотела объяснять особенности наших странных отношений с Хью. – Ты можешь просто привезти некоторые вещи Рэмси и как можно скорее?

– Ладно. Буду очень скоро.

Верная свое слову, Мари появилась в течение часа. Я открыла дверь, и она вручила мне сумку с вещами, увидев, что я была потная и грязная, а из одежды на мне была только простыня.

– Это там душ включен?

– Может быть, – ответила я, заливаясь румянцем.

– Ооо, девочка, – протянула она. – Ты вся пропахла парнем. – Она поморщилась. – И еще ты пахнешь застоявшимся аквариумом или чем-то в этом роде. Где ты была? Все тебя искали. Ты знаешь, как долго…

Я остановила ее взмахом руки.

– Я знаю. Долгая история. Расскажу тебе позже.

Ее глаза распахнулись.

– Ни за что, я не собираюсь ждать нашего обычного ланча. Нам срочно надо куда-нибудь выбраться и посплетничать.

– Договорились, – я выставила свой мизинец. Все что угодно, лишь бы побыстрее спровадить ее с порога и вернуться к Хью. Обычно я бы с удовольствием поболтала бы с Мари подольше, но я опасалась, что она увидит огромного, голого перевертыша, которого я в настоящее время приютила.

Она сцепила свой мизинец с моим.

– Надеюсь, этому будут хорошие объяснения.

– Так и будет.

Она потрясла головой.

– Поступай как считаешь нужным. Мне надо бежать. – И, махнув рукой, поскакала вниз по лестнице.

Я закрыла дверь и залезла в сумку за одеждой. Мари принесла мне одну из рабочих униформ Рэмси. Я поняла это по огромному размеру.

Черная футболка с логотипом Рассел Секьюрити, по-прежнему выглядела недостаточно большой для Хью. Но должна была подойти. Мари просто умница.

Она положила кое-какие спортивные шорты из мягкой ткани и пару мужских сандалий, вместе с боксерами. Этого вроде достаточно, но в одном я была уверена – мне следует пройтись с Хью по магазинам.

Я обдумывала, что делать с его длинными, спутанными волосами и когтями. Ему необходим маникюр, педикюр, если он планирует слиться с окружающими. Если я возьму его под свое крыло? Это станет первоочередным, за что я возьмусь.

Сразу же после того, как приму душ.

Когда я вышла. Хью растянулся на моей кровати, полностью и совершенно голый, с изумлением листая журнал. Он остановился на картинке полуобнаженной модели, его рука обводила фото. Кроме того, его член был в полу возбужденном состоянии.

– Нашел что-то, привлекательное? – спросила я.

– Женщины очень красивы, – ответил он, – Мне доставляет удовольствие смотреть на них. Кроме того, твоя кровать намного удобнее, чем где я спал. Я думаю мы должны поменяться.

– Я так не думаю, – ответила я. – Если ты хочешь оказаться в моей постели, то и я в ней тоже буду.

Он напрягся и сел, с хмурым видом на лице.

– Ты знаешь, это невозможно.

Я пожала плечами:

– Ну это ты дал клятву, а не я. – У меня был просто монстр внутри, вздохнула я. – Я собираюсь одеться и тогда мы поведем тебя в салон.

– Салон?

– Ага, – согласилась я, плотнее обернув полотенце вокруг себя и направилась к шкафу, – Это место где они решат проблему с твоими волосами и ногтями.

Он фыркнул в насмешку.

– Почему это важно?

– Потому что, – сказала я, – Ты собираешься быть со мной в течение следующего месяца, и очень важно, чтобы ты не выделялся. Я не хочу, чтобы люди удивлялись почему мы тусуемся вместе. Ты должен выглядеть как один из моих клиентов для того, чтобы это сработало.

– И мой внешний вид является проблемой?

– Только для людей, – кокетничала я. По какой-то причине, то, что он видел, как я меняюсь, сломало лед между нами. Худшее было позади, и больше не о чем было беспокоиться.

Хью видел меня в самом уродливом виде и просто отвернулся. Его могло бы стошнить при виде меня, или он мог бы заорать от ужаса.

А он просто отвернулся. Это ранило мои чувства, но я могла с этим жить. Странным образом я испытывала облегчение от того, что кто-то знал мой секрет. Из-за этого с Хью было спокойно.

Если отбросить факт, что он был высокий, мускулистый и более чем слегка дикий? Он просто жал на все мои кнопки.

Хью проворчал.

– Если я должен изменить свою внешность, я изменю.

– Ты должен, – сладко сказала я, – А теперь ты должен выйти, потому что я должна одеться.

Он не двигался. Глаза с тяжелыми веками пробежались по моему, завернутому в полотенце, телу.

– Я уже видел тебя голой, Райдер. И я обнаружил, что мне нравится смотреть на женщин.

– Не имеет значения, – настаивала я, хотя на самом деле мне было приятно слышать, что ему нравится смотреть на меня. – Я голая и тебе нужно выйти.

– Я голый. Но ты не просишь меня уйти, – он вскинул бровь.

– Ладно, оставайся.

– Я обещал Финиану, всегда быть рядом с тобой.

Ах, он собирался играть в такие игры?

– Устраивайся, – ответила я самой милой из своих интонаций и уронила полотенце. Если он хотел помучатся, он мог. Меня это не волновало, и уж точно, я никогда не отступала перед возможностью пофлиртовать.

Я удовлетворенно улыбнулась, когда услышала, как он еле слышно застонал, но достаточно громко, чтобы даже мой слабый слух уловил это.


Я изучала Хью, наклонив голову, как будто оценивая его тело.

– Возможно, это плохая идея.

Он дернул тугой воротник своей футболки: – Я согласен. Одежда очень неудобная.

– Я не об этом, – пробормотала я, прижимая руки к своим вспыхнувшим щекам. Я предполагала, что ему может быть неудобна современная одежда. Большинство мужчин не были сложены как Хью.

Черная футболка, которая подходила Рэмси, облегала Хью как вторая кожа, подчеркивая его большие крепкие грудные мышцы самым неприличным образом.

Его крепкие бицепсы натягивали края коротких рукавов, я могла видеть контур кубиков его пресса. Боксеры, которые он надел, облегали его еще внушительней, заставляя меня краснеть.

Я протянула ему шорты.

– Это тебе тоже нужно надеть.

Они были обязательны. Я не хотела думать о том, как у него там все свободно подпрыгивает, пока мы ездим по городу. Это заставляло меня слегка… вспыхивать. Отвлекаться. Я просто не могла такого допустить.

Мне нужно придумать план. Первое, замаскировать Хью под нормального. Затем, работа. А после этого, придумать как расстаться с девственностью.

День обещал быть напряжённым.

Когда Хью надел (протестуя) оставшуюся одежду, мы отправились в путь. Я знала место, где при виде Хью, не будут задавать много вопросов.

После того как мы перехватили завтрак – и устроили для Хью урок по обращению с кредитными картами, что они работают для обмена денег на товары – мы поехали в Маленький Рай.

Я жила в самом Форт-Уорте; моя квартира располагалась рядом с центром, так чтобы я могла быть ближе к работе, но большинство перевёртышей жили загородом, в глуши, к северо-западу от города.

Маленький Рай – это излюбленное, современное поселение и большинством предприятий в небольшом городе управляли или владели оборотни. Благодаря моей работе, я нашла себя там на относительно размеренной основе.

Я подъехала к "Милым ножницам", маленькому ярко-бирюзовому зданию с розовыми занавесками, располагавшемуся на Главной улице.

– Пошли, Хью. Давай сделаем из тебя конфетку.

– Это что за место? – спросил он, следуя за мной и нагнувшись входя в маленькие двери.

– Это называется салон, – ответила я ему, когда мы вошли внутрь. – Им управляют перевертыши, так что проблем не будет. Просто слушайся меня.

Как только мы вошли, все головы повернулись в нашем направлении. Пожилая дама сидела в кресле в дальнем конце помещения, стилист хлопотал над ней, завивая щипцами седые волосы.

Они обе развернулись, как и другая женщина, которая выметала волосы из-под кресла. Огромное тело Хью заслонило свет, льющийся из двери, и одна из парикмахеров моргнула при виде него.

– Вы… хм… записаны? – спросила парикмахер-стилист.

– Привет, Лиза. Я Райдер из "Полуночных связей". – Я сверкнула ей улыбкой. – Думаю мы встречались с тобой и твоей сестрой Лорен на танцах в прошлом месяце?

Ее распахнутые глаза обратились ко мне, как будто она видела меня впервые.

– Ох. Привет, – затаив дыхание сказала она. – А вы тоже записаны? – ее взгляд вернулся к Хью и я увидела в нем явное понимание. – Уверена, могу вас втиснуть в запись.

То как она это сказала, заставило мои глаза прищуриться.

– Ему нужна стрижка и маникюр-педикюр. Он выглядит немного дико в настоящее время и мне нужно сделать его похожим на человека.

– Зачем? – промолвила Лиза, придвигаясь ближе к Хью, ее рука по-прежнему сжимала веник. Остальные стилисты также продолжали пялиться на Хью.

Я начала подвергать сомнению мудрость своего решения посетить салон, принадлежавший сестрам вер-норкам. Понятное дело, кто-то на подобии Хью эквивалент кошачьей мяты для них.

– Потому что ему нужно влиться в обстановку, – отрезала я, пересекла зал, уселась в один из стульев для ожидавших и взяла журнал.

– Ладненько, – сказала Лиза, придвигаясь ближе к Хью. Она вытянула руку, чтобы прикоснуться к его волосам…

Хью схватил ее за руку, обернулся на меня и нахмурился.

– Все хорошо, – сказала я, чувствуя себя немного лучше. – Она лишь хочет посмотреть твои волосы.

Он отпустил руку Лизы.

– Извините.

– Все нормально, большой парень, – сказала Лиза, вновь потянувшись, чтобы потрогать волосы Хью. Она ни в малейшей степени не выглядела обескураженной. Ее пальцы прошлись по спутанным локонам, и она издала удовлетворенный вздох, при виде полос. – Это натуральные пряди?

Хью нахмурился.

– Я не понимаю этого вопроса.

– Натуральные, – вмешалась я со своего места и перевернула страницу журнала, хотя даже не смотрела в него.

– Ох, Боже милосердный, – сказала она, затем обмахнулась. – Над тобой будет забавно поработать.

Проклятье. Я злостно перевернула очередную страницу Field amp; Stream [10], задумываясь почему меня так беспокоит, видеть, как Лиза ведет Хью за руку к раковине, просто сияя.

После того, как Хью сел, она потратила несколько минут распутывая маленькие, спутанные косички и безумолку болтая, пока он кидал в мою сторону беспомощные взгляды.

Другой парикмахер, казалось, вышла из ступора и включила фен.

Тотчас же Хью вскочил с яростным рычанием.

Я вскочила на ноги и пересекла комнату, положив руки ему на грудь, прежде чем он нападет на одну из, теперь уже испуганных женщин.

– Это всего лишь инструмент, для сушки волос, – пробормотала я ему, – Успокойся.

Он посмотрел вниз на мою руку на его груди, затем на мое лицо.

– Успокоиться, – повторил Хью, снова бросая взгляд на фен.

Лорен услужливо выключила его.

– Ничего страшного, – заверила я. – Меня не от чего тут защищать. Обещаю, – я ободряюще ему улыбнулась. – И я буду здесь.

Хью притащил один из стульев ближе к раковине и указал на него.

– Ты будешь сидеть прямо здесь, Райдер.

Я не упустила раздраженный взгляд Лизы, брошенный в мою сторону. Упиваясь им, я села рядом с Хью.

– Прямо здесь.

И я сдержала свою ухмылку, когда его большая рука легла на мое одетое колено, убедившись, что я была поблизости все это время. Просто, потому что он поклялся охранять меня, но Лиза не знала.

И мне отчасти это нравилось.

Несколько часов спустя Хью был готов к нормальной жизни. Большие когти подпилены в обычные ногти, на пальцах ног сделали педикюр и отполировали ногти, что Хью провозгласил "щекотно".

Неопрятные волосы коротко подстрижены по бокам, а на макушке длиннее, достаточно, чтобы Лиза придала форму локонам, спадающих на лоб в самом модном стиле.

Лиза предложила сбрить бакенбарды (и провела рукой по его челюсти, что я отметила). Я отказалась.

Мне нравились его бакенбарды. Было в них что-то, сильно привлекающее меня, и я не хотела, чтобы Хью стал абсолютно цивилизованным.

Мы дали ей хорошие чаевые за быстрое преображение, и я проигнорировала тот факт, что она подсунула Хью свой номер телефона.

В конце концов мы еще даже не дошли до телефонов.

Затем мы поехали обратно в Форт-Уорт и нашли торговый центр, где зашли в магазин Больших Размеров. Хью не захотел костюм, на котором я настаивала и хотя бы что-нибудь отдаленно напоминающее обтягивающую одежду.

Я вынуждена была согласиться на свободную спортивную одежду: простую футболку и шорты, и пару кроссовок, самого большого размера, который я когда-либо видела.

Я даже не знала, что есть 18 размер обуви. Мы немного повоевали за обувь; я настаивала, но Хью они не нравились потому, что в них он не мог "что-нибудь схватить пальцами ног".

Я выиграла спор, когда указала, что каждый второй мужчина в магазине носит подобную обувь, но это не остановило Хью, от бормотания чего-то о том, как глупы эти мужчины.

Но теперь, когда Хью одет и не заставлял прохожих на улице останавливаться и пялиться на нас, самое время отправляться на работу. Я посмотрела на часы. Почти шесть. Мы уложились в график.

Я посмотрела на Хью, чтобы дать ему последнее наставления.

– Просто помни, молчи, если не хочешь кому-то отвечать и позволь солгать мне. Главное, мы должны казаться нормальными иначе все окажутся в нашем деле.

– А это плохо? – задумчиво спросил Хью.

– Очень, – ответила я. По крайней мере, для меня. Я собираюсь обойти правила и попытаться сходить на свидание с оборотнем, если хочу избавиться от проклятья.

Мари уволили за то же самое и я не хочу, чтобы меня уволили. Мне нравится моя работа. Но еще мне нравится оставаться человеком, больше чем стать перевертышем, так что от чего-то надо отказаться.

Когда мы вошли в офис, я была удивлена, увидев Бетсэйби еще на работе, и еще более удивительно было то, что один из близнецов Расселов сидел за столом Саванны.

– Вот и ты, – сказала Бет, бросаясь ко мне, – Где ты была? Мы волновались.

Я поглядела на свои розовые, покрытые стразами часы.

– Я на пять минут раньше?

– Для твоей смены, да. Но, что насчет последних двух дней?

Последних двух дней?

– Что ты имеешь в виду. Я была здесь с Саванной на работе прошлой ночью.

Бет покачала головой, выглядя разочарованной.

– Саванная отсутствовала из-за болезни последние два дня, и ты не явилась. Мне пришлось попросить Бью, прислать кого-нибудь на помощь. Эверетт добровольно вызвался, но он еще осваивает систему. Мари удерживала крепость прошлой ночью.

Мои глаза расширились. Два дня?

– Не может быть. Клянусь. Я была здесь. С Саванной. Прошлой ночью…

Хью наклонился ближе ко мне, и пошептал мне на ухо:

– Ты помнишь наш разговор о времени?

Я на мгновение задумалась, отвлекшись на его близость, которая заставляла трепетать монстра под моей кожей. Время? Единственный раз, когда мы говорили о времени было, тогда…

О, нет. Когда мы говорили о времени, он сказал, что в царстве фейри оно идет по-другому. И я легкомысленно потребовала взять меня туда, чтобы увидеть первородных, не понимая, что проведя час там означало потерять дни здесь.

– Два дня? – снова спросила я Бет. Мари упоминала, что я была без вести, пропавшей в течение двух дней, но я думала, что она ворчит, поэтому проигнорировала ее.

Я не поняла, что она на самом деле имела в виду о двух полностью прошедших днях.

– Два дня, – повторила она, беспокойство в ее голосе приобретало оттенок раздражения. – Я собиралась звонить в полицию.

– Мне очень жаль, – неубедительно оправдывалась я, – Думаю, я просто… потеряла счет времени.

– Я вижу, – чопорно сказала Бет. Она задержала взгляд на Хью, и наклонила голову, – Э-э… извините меня, сэр. Вы оборотень?

– Я первородный…

– Он вер-тигр, – быстро прервала я, – Приезжий.

– Он один из оборотней Вика? – она посмотрела на меня, от ее взгляда бросало в дрожь. – Ты встречаешься с клиентом после всего через, что пришлось пройти агентству несколько месяцев назад?

– Нет, – взвизгнула я и зашлась в фальшивом приступе смеха. – Не говори ерунды, – не стоит напоминать мне о хаосе, наступившем в нашем небольшом офисе, когда Мари поймали на свиданиях с вампирами.

Тогда чуть не началась Третья мировая война между оборотнями и вампирами, и Бет по-прежнему переживала, что ее агентство использовалась как средство распространения нелегальных свиданий.

– Ничего подобного. Хью не местный и он не очень хорош в знакомствах с девушками, поэтому я сказала, что возьму его под свое крыло на несколько дней и покажу как нужно флиртовать. Я надеюсь, что все в порядке?

Бет рассеяно кивнула, посмотрев на, Эверетта, который прижав к уху телефон что-то печатал.

– Хорошо, что ты здесь, – пробубнила она. – Сможешь справиться с Блиц свиданиями сегодня в "Константине". Я беспокоилась, что придется все перенести.

О, черт побери. Обычно я управляла блиц свиданиями, но сегодня это для меня кошмар. Во-первых, Хью будет таскаться за мной по пятам.

– Не уверена…

– Вы сказали, что хотите на свидание с гарпией? – произнес Эверетт в телефон и на его лице возникло выражение ужаса. – Нет, нет, я не знал, что она делает это, сэр. Это ее личное дело, чем она занимается в своей жизни, – он кинул на Бетсэйби взгляд, говоривший "на помощь".

– Ой Боже! – воскликнула Бет, торопясь обратно к столу Эверетта, – Я лучше помогу. Рада, что ты вернулась Райдер.

– Конечно, – вторила я, направляясь к своему столу. Положив сумочку, я включила компьютер, наблюдая, как Хью занял боевую стойку рядом с моим столом, так как стул отодвинули. Бет кинула на него странный взгляд, указывая на что-то за плечо Эверетта. – Хью, – прошептала я, вводя логин в компьютер. – Нам нужно создать тебе профиль. Ты умеешь писать?

– Писать?

– Предполагаю, что нет. Ладно, тогда я тебе помогу. – Я вытащила распечатанный лист и одну из моих розовых блестящих ручек, – Твоя фамилия?

– Я Хью. Ты ведь знаешь.

– Все же ты не Хью Хью.

– Нет. Просто Хью.

– Здесь ни у кого нет только одного имени, – сказала я ему, – Ну, если ты не поп-звезда. Тебе нужна фамилия.

Он озадачено посмотрел.

– Зачем?

– Знаешь, что? Не важно, – сказала я ему, записывая, – Ты будешь Хью Мерино. Местные тигры состоят в клане Мерино. – Теперь мне просто оставалось надеяться, что тигр-альфа не явиться по какой-либо причине.

Не то, чтобы существует высокая вероятность того, что это произойдет – его супруга беременна их первенцем, таким образом с уверенностью можно было сказать, что шансы появиться здесь, в агентстве знакомств, против него.

Я продолжала заполнять форму, когда Хью заглянул через плечо.

– Пол – мужчина, – сказала я, поставив галочку, – Возраст? Знаешь, что? Я просто снижу до тридцати, прежде чем ты сможешь дать мне еще один из тех "время движется по-разному" ответ. – Я отметила вероисповедание "другое" и статус "связи и знакомства", так как он в действительности не искал женщину.

Он был одним из тех, кто ждет её, как только он доставит меня фейри. При этой мысли я сморщила нос от отвращения.

– О чем здесь говорится? – спросил он, низко наклонившись надо мной, что его голос прошелестел у моего уха, когда он заглянул в бумагу, заполняемую мной.

Его близость заставляла кожу пульсировать в ответ, и мои соски затвердели. Блин. Я потрясла руками под столом и разминая пальцы, держа своего зверя в узде.

Я боролась с ним в течение нескольких секунд, выиграв битву, сердито посмотрела на Хью. Он знал мою проблему.

Время для небольшой мести.

– Любимая поза в сексе? – сладко спросила я. Я намеревалась оставить этот пункт пустым, но учитывая то, каким он был болваном…

Он резко дернулся назад.

– Что?

Бетсэйби и Эверетт повернулись посмотрев на нас, и я махнула Хью.

– Тише, – прошипела я, – Теперь. Любимая поза в сексе.

Он невыразительно взглянул на меня, затем наклонился и прошептал мне на ухо.

– Существует больше, чем одна?

– Э-э, ага.

– Какие?

Я повернулась и уставилась на Хью, который снова наклонился слишком близко. Его щеки залились румянцем, как будто он покраснел, и выглядел стесненным. Он переминался с ноги на ногу и выжидающе смотрел.

– Ты шутишь? – спросила я.

– Нет, – он посмотрел на остальных, затем наклонился снова, выглядя очень заинтересованным. – Расскажи мне больше. Я должен знать такие вещи, чтобы порадовать свою супругу.

Я постукивала блестящей ручкой по столу, глядя на него. Что-то подсказывало мне, что я здесь не единственная девственница.

– Знаешь что? Мы вернемся к этому позже.

– Но…

– Позже, – прошипела я. Я сладко улыбнулась Бет, когда она посмотрела на нас и сунула сумку под мышку. – Ты уходишь, Босс?

– Я встречаюсь с Бью за ужином, – ответила она и разгладила рукой хвост, – Свидание вечером.

– Ну, будь умницей. Пока! – подмигнула я.

– Но ты…, – начал Хью.

– Тсссс, – сказала я, поворачиваясь, сверля его взглядом. Он разрушит мой тщательно созданный образ офисной кокетки, если проболтается, что я девственница.

Хью поднял бровь, но замолчал.

Я повернулась к Бет, послав ей волну радости.

– Как я уже сказала, всего хорошего.

– Тебе тоже. Позвони, если тебе или Эверетту что-нибудь понадобится.

– Будет сделано. Хотя я уверена, что могу помочь Эверетту с чем угодно, в чем он нуждается, – Я пошевелила бровями на красавчика вер-пуму за столом в конце комнаты, – Ему лишь стоит попросить.

– Ты флиртуешь со мной, Райдер? – улыбнулся Эверетт.

– Ты знаешь.

Услышав низкое рычание в горле Хью, я пнула его ногой под столом.

Эверетт бросил на меня любопытный взгляд, откинувшись на спинку стула. – Итак, парень, – сказал он, обращаясь к Хью, – Откуда ты?

– Он с Аляски, – протараторила я, придумав на ходу. – Ты знаешь, как там говорят, у них одна женщина на восьмерых мужиков? Город, в котором он вырос, вообще тридцать на одну и ему не знакомо общение с девушками. Вот почему я ему помогаю.

Эверетт почесал челюсть, разглядывая нас.

– Лааадненько, – сказал он, растягивая слова, – И к какому виду оборотней, ты говоришь, относишься?

– Он…, – начала я.

– Первородный, – закончил Хью, – Саблезубый.

Я нахмурилась на Хью.

– Ха? Что это за хрень? – Эверетт был сбит с толку.

– Это аляскинское имя для тигра, – быстро сказала я, затем повернулась, чтобы посмотреть на Хью, – Верно же?

Хью уставился на меня.

– Почему бы тебе не пойти и не взять табурет из подсобки, таким образом тебе не придется больше нависать надо мной? – Я впилась взглядом в Хью сладко улыбаясь. – А я собираюсь сделать себе кофе.

Он рассматривал меня еще с минуту, затем взглянул на Эверетта.

– Я вернусь.

– Сделай это, – сказала я и направилась к кофейнику.

Как только Хью покинул комнату, Эверетт встал со стула и бросился в мою сторону. Он коснулся моего локтя – заставив меня обрадоваться тому, что на мне был надет желтый кардиган с длинными рукавами на цветочный бело-желтый сарафан – и наклонился.

– Эй, Райдер?

– Хмм? – Я вытащила пакет с кофе из сумки, заметив, что у нас новый кофейник. Мило.

– Насколько хорошо ты знаешь этого парня?

Я понюхала пакет кофе, наслаждаясь ароматом. Господи, я любила кофе.

– А что?

– На Аляске нет никаких кланов оборотней. По крайней мере, добровольных. – Эверетт нахмурился и наклонился ближе ко мне, – И я никогда не слышал о саблезубом. Я просто не…

Большая рука пихнула Эверетта назад. Хью ступил между нами с низким, злым рокотом в его горле.

– Не стой так близко к Райдер.

Эверетт поднял руки.

– Остынь, мужик. Я просто разговаривал с ней…

– Ты стоял слишком близко, – повторил Хью.

– Все хорошо, – вмешалась я, кладя руку на одетое плечо Хью и хлопая по рукаву. – Эверетт просто приглядывал за мной. Все в порядке. Не так ли, Эверетт?

Но Эверетт сердито смотрел на нас обоих. Дерьмо. Я посмотрела на вспыльчивого вер-саблезубого около меня ощетинившегося на вер-пуму в нескольких футах. Мне нужно было разредить обстановку или здесь будет кошачья драка. В прямом смысле этого слова. Я быстро зачерпнула кофе в контейнер и сунула его обратно, затем включила кофейник.

– Так Эверетт, где твой высокий, смуглый и красивый брат близнец?

Эверетт посмотрел на нас еще с минуту, а затем вернулся за свой стол.

– Элис? Он сидит с Лили.

– Ах, – произнесла я. Лили – одичавшая человеческая девушка, которую спасли от сумасшедшего вампира вместе с Мари. Проблема была в том, что Мари превратилась в оборотня, так что она считалась "безопасной" и одной из команды.

Лили же была человеком и полностью травмированная пленом, так что каждый боялся, что она разгласит все тайны Альянса. Последнее что я слыша, она пыталась сбежать дважды и теперь с ней постоянно кто-то должен быть. Сегодня, как оказалось, это – Элис.

– Ну скажи ему, что я передавала "привет" и я "скучаю по нему".

– Я уверен, что он тоже скучает по твоему хорошенькому личику, – передразнил Эверетт.

Хью сердито посмотрел на меня, скрестив руки, словно он осуждал весь этот разговор.

Я проигнорировала Хью, нависнув над кофейником, пока варилась первая чашка. Взяв ее для себя, и я намешала большое количество сливок и сахара. Затем подула, напевая, как если бы это был обычный день, и огромный оборотень Ледникового периода не слонялся в шаге позади меня.

– Эй, Эверетт, я скоро ухожу, на блиц свидание. Ты справишься без меня?

– Одинокий, – подразнил Эверетт, – Но в порядке.

Хью ничего не сказал, но сильно нахмурил брови. Он явно не был рад.

– Ну, у тебя есть мой номер, если вдруг я понадоблюсь, – сказала я Эверетту, – Я беру Хью с собой.

– И у тебя есть мой номер, если тебе что-нибудь понадобится, верно? – Я не могла не заметить напряжение в голосе Эверетта. Это было так мило, что он такой защитник.

– Есть, – сказала я с лучезарной улыбкой, игнорируя рычание Хью.

Глава 7

Всю дорогу в "Константин" Хью хмуро глядел на меня с пассажирского сидения.

– В чем дело? – наконец, спросила я.

– Как близко ты знакома с этим оборотнем?

Я взглянула на него, одновременно держа чашку с кофе у руля.

– С кем, Эвереттом? Он – друг и настоящий милашка.

Хью прищурился.

– Своими словами ты его провоцировала.

– Конечно. Мы весело флиртовали. Это безобидно.

– Это не безобидно. Он интересуется тобой.

– Нет, – покачала я головой, – Эверетт вер-пума и он думает, что я человек, таким образом я "запретная зона". – Я нахмурилась. Бетсэйби тоже человек, и замужем за Бью. Мари когда-то тоже была человеком, и она с Джошем.

И не так давно Альфы собрались вместе, чтобы принять новые правила в отношении свиданий с людьми.

Так что теоретически, я больше не была запретной зоной для Эверетта.

Но Хью всё понял неправильно. Эверетт просто друг. Даже, после того как я сказала это про себя, мой коварный ум начал задумываться… а могла бы я убедить Эверетта заняться со мной сексом?

Если расскажу ему о своей проблеме. Он бы проявил больше понимания, чем другие.

Я рассмотрю такой вариант. Но пока я не готова наброситься на Эверетта. Он был хорош, но не сводил с ума. И я определенно знала, что он не моя Истинная любовь, так что он более или менее просто приятель.

– Ты также говоришь провокационные вещи мне, – сказал Хью, прервав мои мысли, – Они также безобидны?

– Конечно, – мой голос был ровный, – Я предназначена для разведения, помнишь? Как я могла тебе сказать что-то серьезное? И у тебя есть первородная супруга, которая тебя ждет.

– Я помню.

– Ты тоже со мной флиртовал, – заметила я, вспоминая наше подтрунивания в спальне. – Ты был серьезен?

Хью ничего не сказал.

Становится всё… интересней. Я размышляла над этим, когда мы свернули на автостоянку "Константина". Я припарковала машину, выпила залпом остатки кофе и повернулась к Хью.

– Мы должны обсудить сегодняшний вечер.

– Что насчет сегодняшнего вечера?

– Ну для начала, я работаю с этой группой, которую мы называем Блиц-свидания. Или Быстрая случка. Это для паранормалов, чтобы встретить других паранормалов, и здесь сегодня вечером будет много оборотней, и несколько вампиров. – Я ждала его реакции. Некоторые оборотни не любят вампиров, а "Константин" был пресловутым вампирским притоном.

Но Хью не отреагировал, поэтому я продолжила.

– У нас много клиентов – мужчин, и я флиртую со всеми. Да, такая я есть. Так что, я не хочу, чтобы ты удивлялся или докапывался до каждого с расспросами, если они подходят и болтают со мной, уяснил?

Он посмотрел на меня, сощурившись, но ничего не сказал.

– К тому же. С тех пор, как предполагается, ты стал нашим клиентом, я подписала тебя на быструю случку, – я одарила его своей самой ангельской улыбкой. – Я приняла это решение в самую последнюю минуту, но оно как раз, то что надо. Таким образом, ты можешь быть около меня, и не выглядеть как пресмыкающийся.

– Что такое "пресмыкающийся"?

Я отмахнулась.

– Неважно. Ты лучше спроси о быстрой случке.

– Я здесь не для того чтобы спариваться с другими самками, Райдер. Я здесь, чтобы гарантировать тебе безопасность…

– Бла, бла, я знаю. Но это часть прикрытия. Ты должен сделать это.

– Мне придётся сделать это, в то время как ты смеешься и говоришь с мужчинами, соблазняя их?

– Ты видимо не знаком с концепцией флирта? Это всего лишь безобидные слова. Мужчины и женщины используют их все время.

– Просто слова.

– Ага. Просто слова. Ничего незначащие.

– А что, если мужчины прикасаются к тебе во время разговора?

– Ну, тогда это означает что-то другое.

– Ясно. – Хью обдумал сказанное, затем посмотрел на меня, – Вер-пума собирался прикоснуться к тебе.

Я нахмурилась, потому что не помнила такого. Хью не верно истолковал сигналы?

– Я не позволю никому прикасаться ко мне, обещаю. – Во всяком случае, я не хотела их.

К моему удивлению, он протянул мизинец.

– Поклянись.

Я хихикнула и сцепила свой мизинец с его.

– Клянусь. – Просто от такого невинного соприкосновения нашей обнаженной кожи, дрожь поползла по моему телу, и я отпрянула, пытаясь прийти в себя, прежде чем мы войдём в ресторан, – Просто… дай мне минутку.

– Такая клятва не для тебя, – заметил Хью.

Я усмехнулась, несмотря на резкую боль, разрушающую мое тело.

– Ты это начал.

– Так я и сделал, – сказал он задумчиво.

Блиц-свидания? Настоящая катастрофа.

Я усадила Хью и объяснила правила. Он должен сидеть за пронумерованным столом, где ему дадут маленькую карточку.

Каждые пять минут я буду звонить в колокольчик, и мужчины должны будут пересесть за другой стол с новой женщиной. Концепция – узнать друг о друге в течение нескольких минут. Достаточно просто.

В конце вечера, каждый должен записать присвоенные номера людей, с которыми, по их мнению, они будут совместимы. Если были совпадения, то я позже настраивала их в системе.

В тоже время, я заставила Хью пообещать, что он не станет говорить о первородных, фейри, о мире первородных, Финиане, его клятве, оборотнях или о чем-либо из этой стихии. Просто улыбаться и быть дружелюбным, заверила я его.

И затем я поспешно ушла, чтобы объяснить детали игры быстрой случки другим участникам. Хью пристально смотрел на меня, когда я отошла от него; на мгновенье я подумала, что он последует за мной, но он этого не сделал.

Когда я встретила одного оборотня, я удивилась, увидев на нем солнцезащитные очки в закрытом помещении.

– Привет, меня зовут Райдер, – сказала я ему. Я послала волну веселья, чтобы избежать рукопожатия, но он всё равно протянул руку. Ну и дела! Слепой.

– Я Брэд, – ответил он, улыбаясь, его рука все еще была протянута, – Мичиго.

Черт побери. Я ненавидела рукопожатия. В этом было что-то сугубо интимное, вкладывать свою руку в чью-то еще, и чем ближе я приближалась к своему дню рождения, тем больше незначительные прикосновения меня беспокоили. Я вздрогнула и вложила руку в его, встряхнув ею как можно быстрее. Без малейшего труда, мой зверь вздыбился, и я так сильно прикусила губу, что почувствовала вкус крови. Успокоившись, я сказала:

– Приятно познакомиться, Брэд. У тебя возникли какие-то вопросы по поводу блиц-свидания сегодня вечером?

– Только один. Ты одна из участниц? – Он широко улыбнулся.

– А ты ловелас, – подразнила я, встряхивая и сгибая руки, желая прогнать своего монстра. – Я просто организатор.

– Но у тебя такой прекрасный голос, – сказал он мне, все еще с улыбкой на лице, – Я уверен, что все остальное в тебе под стать ему.

– Я тоже в этом уверена, – застенчиво ответила я. – Но я человек и не вхожу в меню.

– Некоторые из нас просвещенные гурманы и не бояться попробовать что-нибудь новенькое, – сказал Брэд, – Но я должен сказать, что я разочарован.

Я усмехнулась.

– Уверена, что ты получишь удовольствие от встреч с нашими прелестными дамами сегодня вечером.

– Ты будешь иметь меня в виду, если вдруг решишься на свидание с оборотнем? – Он продолжал улыбаться в мою сторону, вытягивая его белую трость. – Я бы сказал, что у тебя восхитительный запах, но большинство людей не ценят это.

– Я общалась с оборотнями достаточно, чтобы распознать комплимент, когда его слышу, – флиртовала я. – Но буду рада посодействовать со свиданиями от столика к столику.

– Я бы сказал нет, но это лишит меня твоего присутствия, а я не могу сопротивляться, – сказал Брэд с улыбкой. – Так что я согласен.

– Замечательно, – произнесла я, взяв его под руку, но убедившись, что прикасаюсь лишь к рукаву пальто. Мышцы спины еще подрагивали, но я держала кулаки сжатыми в надежде, что это пройдёт. Спустя несколько мгновений так и произошло, и я облегченно вздохнула. Одно препятствие преодолели.

Я позвонила в колокольчик, включила секундомер и блиц-свидания начались.

Я знала, что будут проблемы с той минуты, как Хью сел за первый стол. В начале на каждого он смотрел исподлобья, а затем начал рычать на бедную партнершу, которая дрожала от страха. Я прикусила губу, наблюдая за этим. Должна ли я вмешаться? Я колебалась.

Затем Хью повернулся и кинул на меня обиженный взгляд, будто это я во всем виновата.

После этого, я решила пусть он выстрадает весь период блиц-свиданий.

Достаточно скоро я позвонила в колокольчик, эти пять минут длились словно вечность – для меня и, как я предполагала, для Хью – затем я подошла, к переходящему к следующему столу Брэду.

– Нашел кого-нибудь себе по вкусу? – спросила я.

– Да, но она сказала, что не встречается с оборотнями, – он снова заигрывал.

Какой красавец.

– Я имела в виду за твоим столом.

– Ах. Есть потенциал, но ее голос едва ли так прекрасен как твой, – сказал он мне.

– Может повезет со следующей, – предположила я, хватаясь за его рукав, внимательно следя, чтобы не прикоснуться к коже. Я усадила Брэда раньше, чем смогла пофлиртовать еще и заняла свою позицию в начале комнаты, где вновь позвонила в колокольчик. – Свидание номер два, начинаем!

Пять пар тут же начали разговаривать и обмениваться рукопожатием. Одна пара этого не делала: пара номер два – Хью и милая вер-кто-то. Стоило догадаться.

Она протянула ему руку. Он сжал ее, изучил мгновение, а затем без интереса отпустил. Бедная женщина.

Пока я наблюдала за общением пар, мой взгляд вернулся к Брэду. Мичиго. Я вспомнила его имя – семья вер-выдр. Хотя никогда прежде не встречала Брэда. Я бы запомнила такого, кто заигрывает так же нагло, как и я. Он определенно казался заинтересованным, и даже при том, что я не хотела это признавать его слепота меня заинтриговала.

Если он слеп, он не мог заметить, как я изменюсь в что-то еще при его прикосновении. Он мог бы почувствовать, что я изменяюсь, но есть способы обойти это. Я могла бы пристегнуть его руки наручниками к изголовью кровати, для начала. Или напоить его. Или что-то еще.

Он не моя истинная любовь, но у него есть потенциал. В конце концов я могу потерять девственность.

Мне просто необходимо избавиться от моей большой тени.

Я спрятала свое бурлящее волнение, пока продолжались блиц-свидания. Хью казался совершенно несчастным, как и все женщины, к которым он садился. Это позор. Может, если я найду с кем ему пойти на свидание, избавлюсь от него на некоторое время, чтобы прыгнуть в постель с незнакомцем.

Фу. Мне не нравится, как это звучит, но у меня мало вариантов.

Я последний раз позвонила в колокольчик.

– Внимание всем. Финальный раунд завершен! Пожалуйста, сложите ваши карточки, – я натянула радостную улыбку. – Если будут совпадения, позже вечером, я сообщу вам по электронной почте.

Я собирала карточки, пока люди подходили ко мне и заметила, как некоторые стали общаться и смеяться друг с другом. Это хороший знак. Значит в перспективе у нас есть пары. Плохо, когда все уходят не разговаривая. Тогда понятно, что вечер не удался.

Я получила одиннадцать карточек – карта Хью оказалась пуста, и он бросил очередной недовольный взгляд на меня прежде, чем направиться ко мне – я мельком осмотрела ряды и обнаружили Брэда, сидящим в своем кресле.

– Жди здесь, – сказала я Хью и пошла к Брэду, прежде чем Хью начал спорить со мной. Я приблизилась и заметила, что Брэд повернул голову, прежде чем я подошла, его обоняние оборотня сообщило о моем появлении.

– Решил, что недостаточно получил от этого места? – поддразнила я, вновь положив руку на его рукав. – Или просто ждешь меня?

Он улыбнулся.

– Ожидаю идеальной возможности, чтобы указать на изменение законов и оборотни теперь могут встречаться с людьми с одобрения их Альфы. Учитывая, что я Альфа своей стаи, я даю себе разрешение. Так что скажешь на счет того, чтобы выпить со мной?

– Выпить? – я сделала вид, что раздумываю, хотя сердце в моей груди начало бешено биться. Из-за волнения мои руки начали дрожать, и я впилась пальцами в его рукав. – Выпивка обычно приводит к большему?

– Только если оба этого хотят, – ответил он, поднимаясь на ноги. Он встал близко ко мне, очень близко. – Так ты заинтересована в большем?

Мне нужен секс! Чуть не ляпнула я, но продолжила робким голосом.

– Я может быть…

Одна огромная рука опустилась на грудь Брэда и одна на мое плечо, и мы были насильно разлучены. Хью встал между нами.

– Эта женщина не для тебя, – сказал Хью сердитым голосом, – Не прикасайся к ней.

– Хью, – я нежно произнесла, стиснув зубы, – Отвали. Это не твое дело.

– Это мое дело, – настаивал Хью.

Брэд поднял руки в воздух, подогнув трость себе под руку.

– Я не хочу неприятностей. Я не знал, что она занята.

– Нет, – запротестовала я, – Я не его пара. И я хочу выпить.

– Нет, – сказал Хью и снова повернулся ко мне. В его кошачьих глазах пылала ярость, – Я вынес блиц-свидания, потому что ты настаивала. Теперь моя очередь требовать. Райдер, ты уходишь со мной.

Я в бешенстве отмахнула большую руку Хью со своего плеча.

– А что, если я скажу "нет"?

– Похоже, дама не хочет идти с тобой, друг, – спокойно начал Брэд. Слишком мягкий для Альфы, я с горечью подумала. Ясно, что Брэд немного приврал. Он извиняюще улыбнулся Хью, – Возможно, тебе следует оставить ее в покое.

– Моя работа заключается в том, чтобы находиться рядом с ней и защищать ее девственность, – прорычал Хью в лицо Брэду. Его большая рука стиснула мое плечо снова.

Несмотря на то, что мы были в смежной комнате ресторана, несколько человек из соседней комнаты повернулись, чтобы взглянуть на нас, услышав слова Хью.

– О, Боже, – простонала я, – Ты только что, сказал это вслух в переполненном ресторане.

– А если она не хочет ее защищать? – спросил Брэд.

– Вот именно, – сказала я, снова спихивая руку Хью со своего плеча

– Тогда я буду защищать ее от нее же, – ответил Хью – Если понадобится, даже против ее воли.

– Ты не можешь заставить меня уйти, – прошипела я, – Это общественное место, – Я была здесь в безопасности от него.

Хью наклонился ко мне лицом к лицу.

– Я извиняюсь за то, что собираюсь сделать.

– Сделать? Что…

Он обхватил рукой меня за шею, наклонился и прижался ртом к моему в ошеломляющем, яростном поцелуе. Его губы соединились с моими, и запах Хью ударил в мои ноздри, а его тело прижалось к моему.

Затем, так же быстро он отстранился. Потрясенная, я уставилась на него.

– Теперь, мы уходим, – произнес Хью.

Я моргнула, пытаясь переварить все это. Поцелуй? Уходим? Что? Он схватил меня за руку и потащил к входным дверям ресторана.

Я сразу же попыталась вырваться, понимая, к чему это все приведет.

Он намерено активировал моего монстра. Хью знал, что если мое проклятье вырвется, у меня не будет выбора, кроме как уйти вместе с ним.

Гнев вспыхнул во мне, но был быстро подавлен началом трансформации. Мой монстр извивался и просыпался, я ощутила, как кожа дрожит от знакомого ощущения.

Гнев на Хью возрос, затем быстро сменился на страх, когда люди начали смотреть на нас.

Будь он проклят! Я прекратила бороться и окатила всех волной веселья, я практически бежала за Хью, пока он топал к парковке.

Я должна была сделать так, чтобы все казалось нормальным, или же кто-нибудь, беспокоящийся за меня, последует за нами. А это последнее, чего я хотела – если кто-то пойдет за нами, то увидит мою чешуйчатую сторону.

Для меня было очевидным, что изменение произойдет, хотела я этого или нет.

Даже сейчас я ощущала пульсацию в лопатках, что означало появление крыльев, а десны болели там, где собирались вырасти клыки. Я сжала пальцы Хью и знала, что вскоре давление возрастет.

Но если бы не мое рвение пообщаться, ничего не было бы.

Как только мы добрались до стоянки, я бросилась прочь от Хью.

Он отпустил меня, и я продолжала бежать к своему автомобилю.

Рукой я пыталась найти ключи, но выросли когти и мышцы сократились, невозможно было сосредоточиться. Вспыхнула боль, пульсируя по всему телу.

Слишком поздно. Прежде чем, я успела открыть дверцу автомобиля, мои ноги подкосились. Съежившись, я присела, пока изменения рвались через меня.

Хью сел рядом со мной на корточки. Его рука гладила меня по спине, игнорируя тот факт, что на ней вздымались мышцы, и она была покрыта рябью.

– Я сожалею, Райдер.

– Ты… отстой…, – прошептала я тяжело дыша, и сильно сжала руки, когда хвост вырвался из-за спины. Я издала тихий всхлип от боли, прежде чем Хью прижал меня к своей груди, тем самым приглушая мои крики.

– Меня огорчает то, что пришлось сделать с тобой, – бормотал он, а его рука гладила меня по волосам, пока он крепко удерживал меня.

Какое-то время я боролась с ним, но слабо. Происходит трансформация и я не могу ее остановить, как и не могу остановить Хью прижимать меня крепче.

И что хуже всего? С каждым движением его руки по моим волосам, я не хотела, чтобы он выпускал меня из объятий.

В конце концов, меня никогда не обнимал мужчина. И так как он единственный знает, во что я превращусь, он не убежит. Ну, по крайне мере, не далеко

Пока чешуя покрывала мою кожу и на лице появлялись наросты и рога, я теснее прижималась к груди Хью, позволяя ему скрывать меня в тени стоянки.

И я вдыхала его дикий, пьянящий аромат. Он прекрасно пах. Так по-мужски. И ощущение его рук, обнимающих меня, так великолепно.

Мой пульс ускорился, но казалось он сосредоточился между моих ног, а не в обычном месте.

Раскаленный жар разлился по моим мышцам, и я вновь застонала, присутствие Хью и его близость сметала любые воспоминания о боли.

Я бы пережила изменение, если бы мужчина меня держал. Я изголодалась по объятьям. Истосковалась. Это был один из самых восхитительно-греховных моментов моей жизни, и я почти забыла, про чешую, крылья и хвост.

Хью продолжал гладить мои волосы, пока мое тело сводило судорогой и содрогалось от превращения.

– Я держу тебя, Райдер. Я рядом.

Это было странно. Две минуты назад я хотела врезать Хью, за то, что разрушил мои планы. А сейчас? Я чувствовала себя желанной… и возбужденной.

Я положила руку на его большую грудь… и испытала отвращение от увиденного. Длинные когти на каждом пальце. Буровато-зеленая чешуя. Наросты на моих руках, поднимались по рукам, будто причудливые украшения.

Зрелище не из приятных.

Момент испорчен. Я оттолкнула Хью, и отвернула лицо, повернувшись к нему спиной.

– Не трогай меня.

– Хорошо. – Он все-таки присел рядом со мной, но больше не обнимал. Он убрал руку от моих волос, и я чуть не заплакала от потери.

Теперь, мое возбуждение прошло, впрочем, как и превращение. Я прикусила чешуйчатый кулак, когда началось обратное изменение, превращающее меня в милую блондинку. Несколько минут спустя, я стояла, тяжело дыша, моя одежда растянулась и в нескольких местах порвалась.

Я выпрямилась и уставилась на Хью, поправляя свой, теперь уже, свободный кардиган.

– Ты собираешься выкидывать такой трюк каждый раз, когда я разговариваю с мужчиной?

– Не знаю. А ты собираешься предлагать свою девственность каждому встречному? – Его голос был ровный, холодный.

– Это имеет значение? – крикнула я, схватив сумочку и начав запихивать в нее разбросанные вещи. Должно быть я вывернула ее, когда менялась, и косметика вылилась на асфальт автостоянки. – Я начинаю превращаться в монстра, как только мужчина дотрагивается до меня. Я могу предложить свою девственность каждому встречному, и никто не может увидеть, что находится за чешуей. Они думают, что получают барби, но вместо нее им достается Монстро [11].

– Я… не понимаю

Я вытерла щеки, ненавидя то, что они были мокрыми от слез.

– Просто заткнись, Хью. Просто заткнись.

Глава 8

Обратно на работу мы ехали в тишине, и остаток ночи в агентстве мне предстояло изображать хорошее настроение.

Если Эверетт и заметил что-то странное в моей, теперь растянутой, одежде и дырках в белых балетках, там, где их прорвали когти, он ничего не сказал. Хороший парень.

Хью был молчаливым и угрюмым, но хотя бы не топтался около меня. Вместо этого, он скрестил руки и сидел на табурете, наблюдая за мной пока я работала.

Я больше делала вид, что занята, чем была на самом деле, разбирая анкеты и обновляя календари на ближайшие пять лет для того, чтобы чем-нибудь занять руки.

Так бы мне не пришлось смотреть на Хью и стыдиться своих слез, пролитых из-за того, что мужчины не могли меня обнять без появления Годзилы из-за этого.

Жизнь не справедлива. Мне просто пришлось смириться и сделать лимонад с моими лимонами, или вскоре я окажусь без лимонов вообще. И кроме того, у меня все еще оставалась надежда.

Моя истинная любовь где-то там. Если бы я встретила его, он смог бы решить все мои проблемы. Хью не был им, это уж точно. Его поцелуй вызвал мгновенное изменение.

Брэд тоже не был им – я могу это сказать исходя из рукопожатия. Итак, кто-то по-прежнему в игре.

Остальная часть ночи проходила медленно, но к тому времени когда пробило три часа, даже кофе не поддерживал меня в обычном приподнятом настроении. И когда Эверетт предложил закрыться, я поблагодарила его и ушла с Хью, не обращая внимание на странные взгляды, которые Эверетт бросал в нашу сторону. Без сомнения, он задавался вопросом, какой клиент хотел околачиваться до трех часов утра, но не спрашивал.

В целом, работа с оборотнями и сверхъестественным мне нравилась. Они, как правило были очень скрытны, если вы тоже что-то скрывали? А главное не совали нос не в своё дело. Пожалуй, это лучшая сторона в этой работе.

Мой живот заурчал, и пока я доставала ключи от машины, посмотрела на Хью.

– Здесь поблизости есть круглосуточное Китайское местечко, где можно взять еду на вынос. Как ты относишься к жареному рису и свинине "му шу".

– У меня нет к ним чувств.

Я хихикнула на зло себе.

– Тогда ты не будешь возражать, если я закажу их. Садись в машину.

И мы тронулись в нужном направлении. Поскольку теперь у меня была компания, я заказала два семейных набора, в комплекте из нескольких блюд – в основном из риса и горячего постного супа, в котором некоторые лица возможно особо нуждаются.

Когда мы вернулись домой, я отнесла еду на кухню и начала распаковывать лоток за лотком, с тушёными овощами, Ло мейн [12], рис, курицу и свинину.

Еда пахла восхитительно, и я умирала с голоду. Хью подошел ко мне, принюхиваясь.

– Угощайся, – предложила я Хью. Приготовила себе тарелку и села.

Хью последовал моему примеру, и я не удержавшись, хихикнула, когда он сел напротив трёх лотков с ложкой в руках (Хью терпеть не мог вилки). Он приступил сразу к основному блюду.

Не могла винить его за это. Я наблюдала, как он ест, отмечая, что его глаза расширились, когда Хью попробовал кусочек "Генерала Цо" [13], а потом съел больше. Похоже, как и мне – саблезубому понравилась острая пища.

– Итак. Ты знал, что поцеловав меня я могу измениться, – отметила я, – Не думаю, что я говорила тебе об этом.

Он смущенно взглянул на меня.

– Общеизвестно, что молодые оборотни не могут контролировать свои сексуальные импульсы.

О, замечательно.

– Мне нравится, что об этом все знают, кроме самого оборотня. Я узнала на собственном горьком опыте. Что ты еще знаешь об оборотнях?

Он колебался.

– Ой, да ладно, – раздраженно произнесла я, – Что плохого в том, если ты мне расскажешь? Очевидно же, что я знаю некоторые основы. Просто хочу свериться. Вот и все.

Хью откусил еще один большой кусок "Генерала Цо" и пережёвывая, раздумывал. Проглотив, он посмотрел на меня.

– Оборотень – это человеческое слово. Фейри выбрали его, потому что оно их веселило, но когда я был молод, твой вид называли "Финн Ганне". Это означало "красивая чешуя"

Я фыркнула.

– Ничего красивого.

Его удивила моя реакция.

– Твой вид весьма ценится.

Я взмахнула в воздухе палочками.

– Так мне сказали. Продолжай.

– Финн Ганне очень редки, и в детском возрасте, очень хрупки. Мир Фейри, жесток и беспощаден, поэтому Фейри процветают, несмотря на антропогенный фактор [14]. Их мир – безопасен для них, именно, потому что так опасен. Никто другой не осмелился бы там жить.

Я промолчала. Познакомившись с селением первородных, я согласилась, что это не для меня.

– Итак, фейри оставляют маленького оборотня с людьми, потому что на родной земле опасно?

– Детей зачаровывают, чтобы выглядеть как люди и скрыть свою естественную форму. И да, затем они меняют на человеческого ребенка.

Вытаращив глаза, я кинула палочки для еды на тарелку, внезапно мой живот скрутило.

– Что происходит с человеческим ребенком?

– Фейри бесчувственны по жизни, – произнес Хью ровным голосом, – Им ничего не стоит играть с другими, пока те служат их целям.

Мне захотелось потрогать клеймо на внутренней стороне своего бедра, отметку Финиана, которую он оставил, признавая меня "своей" собственностью. Чем больше я узнавала о фейри, тем меньше мне это нравилось.

– Итак, я была брошена здесь. Часто ли… часто ли такое происходит? В смысле, обмен детьми?

Он пожал плечами.

– Я слышал только слухи, но новости, получаемые нами из мира фейри, по большей части те, что они сами выберут, чтобы рассказать моему виду. – Его выразительный рот скривился. – К счастью, они любят хвастаться.

– Значит, – начала я с любопытством, – Ты уже видел таких как я, да?

– Видел, – согласился он. – С тех пор прошло достаточно времени. Месяцы. Может быть годы. Фейри считали ее очень интересной. Она была очень дикой, пока они не усмирили ее и не заставили размножаться. Возможно даже, что ты одна из ее потомства. Мне кажется, ее звали Джерси Девил.

– Джерси? О, мой Бог. Джерси Девил? – Мой рот раскрылся с ужасом. – Я состою в родстве с этим? Каждый ребенок слышал о Джерси Дэвил – о большом, жутком, крылатом монстре из леса, терроризирующем первых поселенцев Америки.

Хью выглядел стесненным.

– Возможно. Твой вид не многочислен. Из-за этого ты так высоко ценишься, я знаю меньше дюжины. Владеть оборотнем – это символ достаточно высокого положения для фейри. Финиан ждал тебя много лет.

Я выдохнула.

– Значит Джерси Девил, да? Я полагаю, она так и не нашла свою Истинную любовь.

Хью перевел пристальный кошачий взгляд на меня.

– Ты говоришь об этом, но я с ней не знаком. Что значит "истинная любовь"?

– Гадалка, полукровка фейри, сказала мне, что есть один единственный мужчина на земле, который является моей истинной парой. Моя истинная любовь. Если я его найду, то смогу разрушить проклятье и не изменюсь, когда он прикоснется.

Хью с жалостью взглянул на меня.

– Райдер. Ты не проклята. Другая форма – это то, кем ты являешься. Это – твоя реальная форма. Никакая Истинная любовь не исправит этого. Она обманула тебя.

Я с трудом сглотнула.

– Нет. Не правда. – Не могло быть правдой.

– Правда. Твоя истинная сущность преодолевает чары, когда ты возбуждаешься. Именно поэтому ты теряешь контроль. Это-то, кем ты являешься. Ты не человек с существом внутри. Ты существо, которое прикидывается человеком.

Горячие слезы кололи мне глаза, когда отчаяние захлестнуло. То, что он сказал походило на правду, и Хью не мог солгать мне.

– Так что же, нет никого, кто может меня спасти?

– Я никогда не слышал о таком.

Я хотела заорать, как ребенок. Такое чувство, как будто земля ушла из-под ног. Надежда исчезла в один миг.

– Тогда мне конец.

– Мне жаль, Райдер. – Хью поставил еду вниз, и его большая рука снова сжала мое плечо, – Знаю ты думаешь, что я бессердечный, но если бы был другой способ для тебя, то моя задача не была такой легкой.

Для него это легко? Я приуныла.

– Ну, – сказала я. – Спасибо за поцелуй, в любом случае. Те, что у меня были, можно пересчитать по пальцам и ни к чему хорошему не привели.

Он бросил на меня любопытный взгляд.

– Тебе понравилось?

– Честно говоря, всё так быстро произошло, что я не могу оценить.

Хью смотрел на меня так долго, что я начала уже нервничать. Наконец он произнес:

– А… обычно это дольше?

– Поцелуи? – Я на мгновение удивилась, что не смогла ответить. Моё тело вдруг вспыхнуло от возбуждения, но я не изменялась. В конце концов он ко мне не прикоснулся. Я могла быть возбужденной до тех пор, пока меня не провоцировали прикосновением, – Есть много различных видов поцелуев, Хью. Некоторые быстрые и сладкие, а некоторые такие долгие, что заставляют обоих партнеров задыхаться в конце.

Или я так слышала.

Хью посмотрел на мой рот, и я почувствовала, как мои соски твердеют в ответ.

– Задыхаться? Просто прижимаясь ртами?

– Дело не только в этом, – ответила я, облизав губы, – Как ты целуешься – это не единственный способ. Ты можешь слегка покусывать губы, или посасывать, или можешь использовать язык.

– Язык?

– Да. Ты…, – я покраснела, – Вы проникаете языками в рот друг другу. Очень эротично.

– Расскажи мне больше об этом. У тебя есть опыт?

Мой рот скривился в горькой усмешке.

– Вовсе нет. У меня есть проблема, помнишь?

Он скептически посмотрел, выгнув одну тяжелую бровь.

– Тогда откуда ты знаешь, как это бывает?

Я рассмеялась, потому что он выглядел таким расстроенным при мысли, что я его обманываю.

– Конечно же, у меня есть глаза. Я вижу, что делают другие люди. А потом всегда есть телевидение, – мои глаза расширились, и я вскочила, забыв про ужин, – Святая корова, я ведь не показала тебе телевизор? Давай, иди за мной.

Хью прихватил с собой один из контейнеров на вынос, когда пошел за мной.

– Что еще за "телевидение"? Объясни мне.

– Я лучше покажу, – ответила я, – Садись, а я пока возьму пульт.

Плюхнувшись на край моего дивана, он продолжал есть и с любопытством на меня поглядывать. Я заметила, что его взгляд блуждал по моей фигуре и сосредоточился на заднице, когда я встала на колени, чтобы взять пульт с подставки под телевизором.

Хью, что пялится на меня? Должно быть, потому что мы говорили о сексуальных вещах и его опыт с женщинами весьма ограничен. Если у меня нет опыта с мужчинами и каждый раз, когда кто-то оказывался передо мной, предположительно я, что смотрю на него также.

И все же, это заставляло меня чувствовать себя страстной, и возможно я виляла бедрами немного больше, когда шла обратно через гостиную, чтобы сесть рядом с Хью на диване. Я показала пульт и сразу же включился телевизор с ревом новостей.

Я оценила реакцию Хью, когда он испуганно подскочил и при этом его глаза расширились. Я взглянула на телевизор, пытаясь его увидеть глазами Хью.

Ничего захватывающего, просто прогноз погоды.

– Это ящик, который передает картинки, – объяснила я ему, – И мы можем выбрать то, что захотим посмотреть. Давай посмотрим, найдем ли мы что-нибудь с поцелуями.

Я переключила на следующий канал и Хью дернулся при виде лошадей, скачущих по прерии – старый вестерн. Я снова переключила и Хью повернулся, таращась на меня.

– Куда делись эти лошади?

Я пожала плечами.

– Не знаю. Это просто ролик из старого вестерна.

– Вестерна? – он снова ткнул вилкой в экран, – Я хочу увидеть больше лошадей. Они приятные на вкус, и большая редкость в моем мире.

– Но здесь они не редкость, – ответила я, – И никто в Соединенных штатах не ест лошадей.

Он фыркнул.

– Тогда они дураки.

Я пощелкала по каналам, игнорируя звуки протестов Хью, пока мы пропускали одну интересную новость за другой. Но я искала поцелуи, черт побери.

Почему я не могла найти ничего даже отдаленно романтического в три часа ночи. Я поглядела на Хью, закидывавшего "Генерала Цо" в рот, и широко распахнутыми глазами пялясь в телевизор, где кто-то продавал ручной миксер в телемагазине.

Я взглянула на свою маленькую коллекцию DVD, но не увидела там ничего, включавшего сексуальные моменты. Время для отчаянных мер. Я переключила на платный канал и выбрала первое попавшееся порно.

– Мы посмотрим только несколько минут, ладно?

– Что это?

– Увидишь, – сказала я ему и нажала "воспроизвести".

Я вздрогнула, когда комнату заполнила дрянная музыка, а разносчик пиццы шел по коридору многоквартирного дома. Я хотела прикрыть лицо от стыда за клише, но вместо этого украдкой взглянула на Хью.

Он увлеченно смотрел, перестав есть, когда разносчик пиццы позвонил в дверь и начал беседовать с полураздетой блондинкой, открывшей дверь.

Затем Хью выпучил глаза от удивления.

Я сдержала смех, увидев его шокированный взгляд и снова посмотрела в телевизор. Конечно же, блондинка втащила разносчика пиццы за ворот рубашки в свою квартиру, а ее рот сомкнулся на его.

Было много поцелуев с языком и глубоких, сдавленных стонов, издаваемых этими двумя, пока они бурно обжимались и издавали тонны различных звуков.

Девушка продолжала стонать, пока целовала мужчину. Звук и смущал, и очаровывал меня, от чего я почувствовала, как мой монстр встрепенулся. Я прикусила щеку, чтобы удержать его и посмотрела на Хью.

Он прищурил глаза, так пристально всматриваясь в телевизор, что чёткие признаки сосредоточенности проступили на его лице.

По каким-то причинам это заставило мою оборотную сторону покалывать сильнее, и я почувствовала, как тело начало болеть с необходимостью измениться. Быстро подняв пульт я выключила телевизор.

Хью заставил меня остановиться, осторожно коснувшись моего рукава, чтобы не контактировать с кожей.

– Я хочу посмотреть, – его взгляд был прикован к экрану.

Вытянув руку, я включила телевизор, но не смотрела на экран. Не могла больше смотреть на это. Вместо телика я наблюдала за Хью, стараясь пропускать мимо ушей звуки, доносящиеся с экрана.

Хью был совершенно пленен, в его глазах сверкало отражение экрана. Пока Хью смотрел, каждый мускул в теле оставался неподвижным.

Мне пришло в голову, что это, возможно, его первый опыт с любым видом сексуальности, учитывая, что у его народа – первородных – в их небольшом измерении нет женщин. Я не уверена, что порно фильм должен стать для него проводником к плотским утехам, но я не знала, что делать.

– О, да, тебе так нравится, шлюшка? – произнес один из голосов в телевизоре.

Это привлекло мое внимание и, широко раскрыв глаза, я повернулась к экрану. Мужчина в кадре расстегнул брюки и вынул член. Перед ним, на коленях, стояла женщина и, пока я смотрела, ощущая смесь возбуждения и ужаса, он взял свой член и ударил им по лицу женщину.

– Ты этого хочешь, шлюшка? – снова спросил мужчина, женщина в телевизоре застонала и специально потерлось об член лицом.

Я чувствовала бешеные пульсации, обжигающие мое тело.

– Я не могу сидеть здесь, – сообщила я Хью и резко вскочила на ноги. Это было слишком неловко. И возбуждающе. Одно прикосновение Хью и мои крылья вырвутся из-за спины. Я бросила пульт на диван.

Если Хью и заметил мое поспешное отступление, он разумеется не последовал за мной.

Подозреваю, что не увижу его до окончания фильма. Я встряхнула голову, чтобы рассеять мысли. Хороший, холодный душ, а затем спать.

Изо всех сил я старалась больше не думать о Хью, смотрящего порно в гостиной, его глаза сверкали по-кошачьи, наблюдая, как люди трахаются на экране.

Я, конечно, старалась не думать о том, что произошло бы, останься я с ним комнате. Смог бы он посмотреть на меня в определенный момент? Захотел бы попробовать что-то? Мое дыхание участилось, и я коснулась щеки… и представила Хью, ощущающим мою уродливую чешую.

Тоска захлестнула меня.

Да. Не в этой жизни.

Глава 9

В моем календаре все перепуталось, благодаря потерянным дням, но расставив приоритеты, во главе списка оказался обед с моей подругой, Мари.

Мари Беллавенс старше меня на несколько лет и в значительной степени моя полная противоположность. Она придирчивая и язвительная, в то время как я приветливая и счастливая. Мне нравился макияж и кокетливые вещи.

Мари носила большие очки ботаника, ничего не делала с темными, вьющимися волосами и была обладательницей возможно самого скучного гардероба.

Она материлась как матрос, всегда на французском. И с прошлого месяца, Мари стала новообращенной вер-пумой.

Но я безусловно любила Мари. Я обожала ее, с тех пор, как она впервые вошла в Полуночные связи.

Несмотря на свою кислую индивидуальность, у Мари взрывной характер. У нее был острый ум и не менее острый язычок и мне нравилось наблюдать, как она использовала их на ничего не подозревающих особах.

Сидя напротив нее каждую ночь на работе время проходило незаметно, и нам было так весело вместе. Во время долгих смен, мы часами говорили обо всем на свете.

К тому же Мари знала о моей скрытой стороне. Как-то один из новых клиентов принял мой привычный флирт за подлинное влечение, и схватил меня за руку.

Я освободилась от захвата и попятилась назад к конференц-залу, пока Мари выпроваживала клиента, и потом застигла меня в середине изменения. Вместо того, чтобы впасть в истерику, она спокойно закрыла дверь и ждала до тех пор, пока я не вернулась в прежнее состояние, затем Мари спросила не нужно ли мне выпить воды.

Я просила и умоляла ее никому ничего не рассказывать, и той ночью мы принесли нашу первую клятву на мизинцах.

Я тогда не осознавала, понимание в темных, грустных глазах Мари, потому что у нее были собственные тайны, и когда ей стало совсем плохо, я поняла, что могу хранить ее секреты тоже.

Эти общие секреты укрепили нашу дружбу. И хотя Мари уволили из агентства и в настоящее время она работала личным помощником Бью, мы все еще оставались лучшими друзьями.

Я скучала, без Мари сидящей напротив меня каждую ночь. Хотя Саванна была милой и тихой девушкой, и все же она не Мари. Уже не так работалось, после ухода Мари.

Теперь, когда Мари работала днем, а я все еще любила работать по ночам, у нас не было возможности встречаться так часто, как хотелось бы.

Наши постоянные еженедельные ланчи восполняли упущенные сплетни, которые не могли поместиться в сообщениях. Цель сегодняшнего ланча наверстать упущенное, за те дни, когда я продинамила Мари.

Она не желала ждать нашей обычной встречи, чтобы все узнать, и я не виню ее в этом.

Для встречи я надела джинсовые капри с цветочным принтом и розовую короткую кофточку (конечно же и подходящие розовые босоножки). Свои светлые волосы я затянула в два высоких пучка и дополнила ансамбль любимой сумочкой "Hello Kitty".

Что же то единственное, портящее мое совершенство?

Моя большая, пугающая тень, Хью, который шел на обед со мной.

Договариваясь о встрече сообщениями, мы с Мари условились встретиться где-нибудь в другом месте – кафе в торговом центре. Я надеялась дать Хью немного денег и отправить его исследовать местность, пока я буду болтать с подругой. Естественно, в общественном месте я в абсолютной безопасности, так ведь?

Хью не купился на это.

– Нет, – отрезал он, когда я сладко предложила ему прогуляться.

– Всего лишь на час, – умоляла я, – Ну же.

– Нет

– Я буду сидеть посреди оживленного кафе. Не похоже, чтобы кто-нибудь попытался что-либо предпринять. Ты не должен нависать надо мной!

– Это – моя работа. – Он нахмурился, когда я повесила сумочку на плечо, – Особенно важно, чтобы сегодня я был рядом.

– Почему?

– Твоя одежда непристойная.

Он либо шутит? Я окинула взглядом свой наряд.

– Что плохого в том, что на мне одето? Вполне мило.

Хью провел рукой по рту.

– Твой… живот обнажен.

– Знаю, – я немного демонстративно повертелась. У меня хороший животик… по крайней мере в человеческой форме. – Так происходит, когда ты надеваешь короткую кофточку.

– Это… привлечёт мужчин, – он не мог перестать пялиться на мой живот.

Мою кожу начало покалывать, и я вспомнила, что оставила вчера Хью в компании порнографического фильма. Что он видел? О чем думает? Я ощутила, как мой монстр зашевелился и подавила его.

– Вся эта скромность исходит от мужчины, склонного везде ходить голым?

К моему удивлению, он насупился.

– Это другое.

– Хью, не стоит использовать шовинизм на мне. Я буду носить то, что хочу.

– А я имею право остаться с тобой.

Я вздохнула.

– Если я одену что-нибудь более скромное, ты обещаешь оставить меня в покое на несколько часов?

– Нет.

– Тогда кофточка остается.

– Как и я

Я протяжно выдохнула, пытаясь успокоиться и позвенела ключами, понимая, что в любом случае ничего не добьюсь от Хью.

– Тогда пошевеливайся. Не хочу опоздать и нам надо разместить тебя поблизости, дабы не ошарашить Мари.

В торговый центр мы ехали молча. Это не похоже на меня, оставаться тихой, когда можно было флиртовать, я чувствовала себя жутко неловко с Хью. Для начала, он смотрел порно вчера вечером. Его первое порно. Которое я никогда не смотрела; всего несколько секунд порнографии вызывали трансформацию, а я ненавидела ощущение беспомощности, в этот момент.

Но это не значит, что я не завидую его возможности смотреть фильм. Мне было любопытно. Сексуально ли это? Возбудился ли он от просмотра? Сделал ли он себе пометки в голове, использовать что-то из фильма на своей паре, когда найдёт ее?

Затем я представила, как он целует, прямо как в фильме, высокую женщину оборотня и нахмурилась. Не хочу об этом думать.

Почему-то, это раздражало меня. Возможно, потому что Хью найдёт свою пару, а меня точно поимели.

Это не кажется справедливым. Его мечта исполнится, а я буду жить в кошмаре. Я посматривала на Хью, пока вела машину и замечала его пристальный взгляд на себе несколько раз. Каждый раз, когда я ловила его на этом, он отворачивался, будто смущенный тем, что его поймали. И это заставило меня задуматься.

Местный торговый центр был не так забит людьми в обеденное время по будням. Народу было немного и, припарковавшись, я пошла внутрь. Хью заработал несколько пристальных взглядов, но я предположила, что это из-за его размеров, а не пушистых рук и ног или клыков и кошачьих глаз.

Я знала, что они видны, но незнакомцы не заметят этого, пока не подойдут в плотную к нему. Что с пугающим размером Хью, маловероятно.

– Теперь, вот что, – сказала я ему, когда мы вошли в кафе на пятнадцать минут раньше назначенной встречи. Это была весёленькая сеть бистро с крошечными столиками и с огромным количеством китча [15] на стенах. Не одно из наших любимых, но мы не могли выбрать лучшего места, чтобы смешаться с толпой. Я осмотрела помещение и направилась в самую глубь, Хью шёл следом за мной.

Из-за обеденного времени, в кафе находилось много народу, но мне удалось найти два столика не далеко друг от друга.

– Ты не можешь сидеть с нами иначе сведешь меня с ума. Поэтому, мне нужно, чтобы ты сел за этот столик, – я указала на пустой столик в углу. – А я сяду там.

Столик, на который я указала стоял через два стола от моего.

Хью нахмурился.

– Нет.

Я повернулась и взглянула на него с недовольством во взгляде.

– Да, ладно. Я в пределах видимости. Ты сможешь услышать все, о чем мы говорим, не нависая надо мной, как наседка над цыпленком. Между тем, у меня будет хоть какое-то подобие уединения. Понял? Мне это нужно или я потеряю над собой контроль.

Какое-то время он изучал меня, а затем коротко кивнул.

– Очень хорошо.

Я счастливо хлопнула его по плечу слегка стиснув рукав.

– Спасибо, Хью! Ты лучший.

Хью грубо кивнул и сел за стол, мгновенно став выглядеть растерянным. Он взял столовые принадлежности, завёрнутые в салфетку и стал с любопытством их рассматривать.

– Просто сиди здесь и закажи какую-нибудь еду, – сказала я. – Скажи, что я все оплачу, – я потянулась через стол и схватила меню, когда я выпрямилась, заметила, как Хью дернулся назад, а его ноздри раздуваются. – Ты… ты только что понюхал мои волосы?

Он не смотрел на меня. Вместо этого, он впился взглядом в меню, которое я протянула ему.

От этого я стала чувствовать себя немного… забавно. Ощутила трепет.

– В меню есть картинки, – произнесла я, затаив дыхание. – Просто закажи, что понравиться на вид и не беспокойся о цене. Если понадобиться, туалет находиться в конце зала. – Я надеялась мне не придётся вновь показывать ему, как работает слив.

– У меня все будет хорошо, – ответил он низким голосом, а его взгляд был направлен на мой оголенный живот.

И снова тот странный трепет в животе. Монстр взбрыкнул, но не поднялся на поверхность. Просто нервы? Беспокойство? Что-то вроде этого.

Хотя, то как Хью смотрел на меня, казалось очень личным. И он не ответил, когда я спросила нюхал ли он мои волосы.

А это значит, что он нюхал, но не хотел признаваться.

Я села за ближайший столик, ожидая Мари и делая вид, что читаю меню. Я задумалась и отвлеклась, пока Мари не плюхнулась на стул напротив меня.

– Земля вызывает Райдер, отзовись, пожалуйста. Я сказала привет, дважды.

– Ой! – я дернулась и поспешно захлопнула меню. – Прости. Задумалась. Привет, девочка.

– Понятно, – Мари усмехнулась и убрала растрепавшиеся волосы за плечо. – Рада видеть тебя, глупышка. Где скрывалась?

– Скрывалась? – рассеяно спросила я.

– Ты пропадала несколько дней, – пояснила она, нахмурившись. – Не отвечала на звонки и сообщения и вообще. Я волновалась.

– О. Произошло кое-что, – я пошевелила мизинцем.

– Кое-что, – безучастно произнесла она, разворачивая столовое серебро и бросив на меня скептический взгляд, в котором читалось, что она ни на миг не поверила в такой простой ответ. – У тебя неразбериха творится в голове?

– Что-то типа того, – ответила я.

Ноздри Мари подергивались и она потерла нос.

– Ты пахнешь кошкой. Не знаю какой, но определенно кошкой, – подняв голову, она осмотрелась. – Здесь есть кошка, – ее взгляд сканировал зал и остановился на Хью, сидевшем за два столика от нас. Тогда она вновь обратила на меня внимание. – Не говори мне, что ты связалась с Высокой, Мрачной Громадиной, сидящей там?!

– Я не с кем не связывалась, – прошептала я. – Ты это знаешь.

– Вот для кого тебе нужна была одежда на днях? – она воззрилась на меня, поверх, сползших на нос, очков. – Для этого парня?

Я кинула на нее беспомощный взгляд и протянула мизинец.

Мари тяжело вздохнула.

– Voyons [16]. Я начинаю ненавидеть клятвы на мизинцах, – хотя скрестила свой мизинец с моим. – Итак, расскажи мне о работе. Как справляется Саванна?

– Когда она приходит, хорошо, – ответила я. – Но ее беременность действительно тяжело протекает. На днях я пришла на работу, а там временно работает Эверетт. Не думаю, что он фанат агентства.

Она хихикнула, смотря в меню.

– Полагаю нет.

Подошла официантка, девочка-подросток с широкой улыбкой.

– Добрый день, леди, какие напитки могу вам предложить?

Мари заказала воду, а я кофе, затем указала на стол Хью.

– За тот столик тоже плачу я.

– О, – официантка смущённо посмотрела на меня. – Хорошо. Тогда, я через минуту вернусь с вашим заказом, – она неторопливо подошла к столику Хью и поприветствовала его.

Мари поправила свои очки и скептически посмотрела на меня.

– Назови меня свихнувшейся, но ты наняла альфонса или кого-то в этом духе для решения своей небольшой проблемы?

– Что? Нет! Сумасшедшая, – и Боже, от этого я покраснела. Не только из-за того, что мне было стыдно, но и потому что, позже мне скорее сего придется объяснить Хью, что такое альфонс. – Это долгая история. Но я плачу за его заказ и нет, я не могу сказать больше.

– Хооорррошо, – протянула Мари. – Так, давай вернемся к Саванне. Она что-то еще говорила о Конноре?

– Только когда должна. По крайней мере, я так понимаю.

– Бедный парень. И бедная Саванна. Он несчастен от любви к ней, а она просто несчастна, – Мари покачала головой. – Бью также во всем этом запутался.

– Почему? Саванна его кузина, – я не могла понять почему Бью, у которого прекрасная, милая, человеческая жена Бет, очень нервничал по поводу личной жизни Саванны. – Она – взрослая, так? И может встречаться с кем хочет.

– Ага, но Коннор – волк. Ты знаешь, какая напряженная ситуация после случившегося с Сарой.

– О-о. – Так как я – человек, никто никогда не рассказывал мне детали о "случившегося с Сарой", но из сказанного, можно понять, что одна стая волков пыталась потребовать сестру Бет, Сару, как свою собственность.

Закончилось все, как того следовало ожидать. Некоторые волки были изгнаны, лидер стаи сменился, Сара осталась свободной, а большинство членов Альянса дали оборотням еще больше личного пространства, чем раньше. Волкам не нравилось на территории Альянса.

От чего Саванне было тяжелее, потому что несколько месяцев назад во время течки она забеременела от Коннора. Вер-волка. Все это действительно отвратительно. Из того, что я могла сказать, Коннор отчаянно влюблен в Саванну, а она негодовала из-за того, что Коннор ее обрюхатил.

Да. Сложно.

– Бью хочет, чтобы волкам были рады, так чтобы они могли продолжать бегать стаей, но проблема Саванна-Коннор до сих пор не решена, да и история Сары со стаей, сейчас просто очень странное время. Бью напрягается каждый раз, когда ему поступает звонок от местного волка, хотя они звонят по поводу безобидных вопросов, – она пожала плечами. – Я могу сказать, когда проблема связана с волком лишь по напряженному лбу Бью.

– Тебе нравиться на него работать? – спросила я, когда подошла официантка, поставила на стол напитки и приняла у нас заказ. И я и Мари заказали салат. Она сказала, что иногда из-за мяса у неё трудности с контролем ее новой стороны оборотня, так что она, когда могла становилась вегетарианкой. Я понимала это, проведя жизнь, избегая провокаций.

– Да, – призналась Мари, как только официантка ушла. – Бет бывает там очень часто, и я вижу столько знакомых лиц, что кажется будто снова работаю в офисе, за исключением, что теперь работаю днем, а не ночью и там нет тебя, – она скорчила печальную гримасу и изобразила текущую по щеке слезу.

Именно тогда я заметила огромный камень на ее пальце. Я затаила дыхание и схватила ее за руку.

– Святое дерьмо, что это?

Она счастливо подпрыгнула на своем стуле.

– А ты как думаешь, глупышка? Предложение Джоша!

Мы по-девичьи завизжали и я сжала ее руку от счастья.

– О Боже! Я так рада за тебя!

Мари, казалось, была не в силах перестать улыбаться.

– Спасибо! Я так счастлива. Он сделал предложение два дня назад. Я пыталась дозвониться до тебя, но ты не отвечала, – она бросила очередной любопытный взгляд.

Я вновь пошевелила мизинцем.

Она закатила глаза.

– Расскажи мне все подробности и не скупись на детали, – потребовала я, наклонилась вперед и с задумчивым видом опёрлась подбородком на руки. – Мне нужно все знать.

За следующие полчаса мы съели наши салаты и Мари рассказала о счастливых, оживленных жестах Джоша и его переезде в квартиру Мари.

Она вела себя раздраженно, когда говорила о их пререканиях по поводу в какую прачечную ходить (Мари была помешана на чистоте, а Джош, вероятно, неряха), но каждый раз, когда она произносила его имя, в ее голосе звучали нотки нежности.

Затем она рассказала все о помолвке. Как они пошли в "Константин" и Джош затащил ее в переулок (который, видимо, что-то значил для этих двоих) и осыпал ее цветами, а, нанятая им группа, исполняла серенаду.

Джош опустился на одно колено в грязном переулке и сделал предложение, а Мари просияла будто это была самая романтическая вещь в ее жизни.

Странно, но ей это понравилось, поэтому я не протестовала.

Потом она рассказала об их планах на будущее. Свадьбу хотят сыграть в следующем году, затем может присмотрят дом в "Маленьком Раю", чтобы быть ближе к семье Джоша. Он один из многочисленных вер-пум Расселов и Мари естественно хорошо впишется в их клан.

Ее отец желает оплатить свадьбу и обе семьи уже спорили о месте проведения и блюдах.

– Прошло только два дня, – произнесла она со злой улыбкой. Она положила в рот еще салата и продолжила. – Могу только представить на что будет похож следующий год.

– О, ты с радостью примешь все, – улыбнулась я. – Признайся.

– Может быть, чуть-чуть.

Я ухмыльнулась, чтобы скрыть тоску. Мари так счастлива и воодушевлена. Я привыкла к бледной, саркастичной Мари, но за прошедший месяц она действительно вышла из своей раковины. Она была оживленной и на щеках играл румянец, впервые с тех пор, как я ее знаю. И она выглядела здоровой и такой счастливой. Сияющей от счастья.

Я безумно завидовала своей подруге. У нее прекрасная жизнь, идущая в верном русле.

Моя была в опасности и пошла под откос.

– Так ты придешь на вечеринку в честь помолвки? Она пройдет через неделю. Можешь даже привести кого-нибудь, – она подмигнула и кивнула головой в сторону Хью. – Будет весело.

– Конечно я там буду, – сказала я, разделяя ее волнение. – Мне нужно что-нибудь сделать? Помочь с чем-нибудь?

– Это – довольно неофициальная тусовка, – сказала Мари. – Мы снимем место для барбекю в "Маленьком Раю", хотя лично я думала, что заказать пиццу или две было бы здорово.

Звук бьющегося стекла заставил меня подпрыгнуть, а Мари вздрогнула, зажав руками чувствительные уши вер-пумы. Я повернулась в сторону звука…

И увидела Хью, сидящего в одиночестве за столом, с разбитым стаканом в руке, и его напиток разлился по всему столу. Хью смотрел на меня с напряженным выражением лица, его щеки пылали ярко-красным. Его руки были в крови.

Он случайно разбил стакан, сжав его в кулаке, услышав слово пицца. Я знала почему и от этой мысли меня затопило жаром.

Кажется, просмотр порно тронул Хью сильнее, чем он делал вид. Я встала и поспешила к его столику, захватив с собой салфетки, как сделала и официантка.

– О, Бог ты мой, – выдохнула официантка, собирая стекло со стола и складывая его на поднос. – Мне жаль, сэр. Давайте я принесу вам другой напиток и еще салфеток. Вы в порядке?

Я посмотрела на его руку.

– Сильно поранился?

Он впился в меня взглядом.

– Мой сосуд для напитка сломался.

– Вижу, – мягко сказала я. – Хочешь, чтобы я помогла? – Я протянула салфетку намереваясь вытереть ему руку.

– Нет, – сказал Хью, выхватив салфетку.

– Хорошо, будь, по-твоему. – Я вернулась назад к Мари.

Она смотрела на Хью с замешательством, хмуро сдвинув брови.

– Он в порядке?

– В порядке, – быстро ответила я, – Просто не ладит с хрупкими вещами.

– Тогда, вероятно хорошо, что ты с ним не встречаешься, – сказала Мари.

По какой-то причине, мне не понравился комментарий. Я не такая уж и хрупкая.

Я обернулась и увидела, что официантка по-прежнему рядом с Хью и сожалея о случившемся, вытирает кровь с его рук…

Хью выглядел… смущенным. Словно он хотел убрать руку, но не мог. Он с живым интересом смотрел на женщину, которая суетилась над ним.

Он думал о своей паре? Я ощутила еще одну волну зависти. Каждый получал свой кусочек счастья, кроме меня.

– Вот дерьмо, – прошептала Мари, когда я снова взяла вилку, – Не оборачивайся, но здесь действительно становится тесновато.

– Что? – Я подняла взгляд, и увидела, что она смотрит поверх моего плеча. Я оглянулась и замерла.

Знаменитость со слащавым лицом и растрепанными кудрями прогуливался через кафе. Он поприветствовал людей, в то время как женщины, хихикая, доставали свои смартфоны и его фотографировали.

Знаменитость. В торговом центре, где я обедала. Какое замечательное совпадение.

Ага, как же.

Мое сердце ушло в пятки. Один из фейри был здесь. Просто, то что мне нужно. В то время как у этого человека было лицо малоизвестного актера из последнего пиратского фильма, я поняла, что должно быть это Финиан, меня проверяет.

Фейри могли принимать любой облик, который захотят, и часто их выбор останавливался на знаменитостях.

Мой салат во рту вдруг стал на вкус как грязь.

– Я наверное, должна идти, – сообщила я Мари, поднимая руку, чтобы махнуть официантке.

– Идти? Но мы только начали разговаривать, – сказала она, странно глянув на меня.

– Знаю, – я вновь посмотрела на фейри, когда он отказался дать автограф и позировал на камеры у противоположной стены зала. Разыгралось ли у меня воображение или он кружит по кафе с какой-то целью? Или я просто становлюсь параноиком?

Оказалось, нет, я не параноик. Фейри обошел кафе и направился прямо в нашем направлении, его взгляд был прикован ко мне. По его лицу расползлась холодная улыбка, когда он спешил в мою сторону.

Я оказалась в ловушке.

Мари продолжала странно смотреть на меня, когда я вскочила на ноги, копаясь в своей сумочке.

– Мне нужен счет, – произнесла я вновь. – Надо идти. Прости.

– Все в порядке, – ответила Мари. – Я оплачу.

Я с благодарностью во взгляде посмотрел на нее и двинулась к столику Хью.

Фейри преградил мне дорогу.

– Привет, сладенькая. Что тут у нас? – он склонил голову, смотря, как завороженный, на меня. – Это мой счастливый день?

Я сохраняла свой тон спокойным.

– Как ты нашел меня здесь?

– О, это очевидно, моя дорогая, – сказал он сладким голосом. – Ты заполнила весь воздух феромонами.

Я прищурилась на него. Его тон казался более слащавым, более вежливым, чем я помнила.

– Нам правда необходимо говорить об этом сейчас, Финиан? – спросила я, и мое сердце подскочило к горлу.

– Финиан? – он выгнул брови – Так вот кто прячет тебя? – спросил фейри. – Какой непослушный мальчик. Я и не подозревал, что у него в руках такой восхитительный приз… и так близка к созреванию, – он стряхнул воображаемую пылинку с моего плеча. – Хотя, слишком плохо для него. Ты идешь домой со мной.

Если это не Финиан… тогда кто?

– Я никуда не пойду, – возразила я, слегка осаживая страх в животе.

– О, но ты пойдешь, – произнес он низким голосом и наклонился. – Посмотри на свою кожу, выставленную на показ. Не хотел бы я, чтобы случилась трагедия и ты показала всем присутствующим себя настоящую. Они могут не понять увиденное… и что же тогда произойдет с тобой?

Я вспомнила рассказ Хью о Джерси Девиле и вздрогнула. Никто не поймёт здесь.

Странный фейри меня шантажировал. От испуга я сделала шаг назад, но он остановил меня положив руку на мое плечо.

Фейри притянул меня ближе и обнял рукой за плечи.

– Все люди, сидящие здесь, думают, что ты счастливица, получив мое внимание. Каждый из них направил свой телефон с камерой на нас. Я не желаю, чтобы ты в итоге попала на YouTube, милая.

Я вздрогнула. Это мой самый худший кошмар.

– Просто… пожалуйста, не надо.

Большая рука легла на плечо фейри и дернула его назад. Рука фейри слетела с моих плеч. К моему облегчению, позади мужчины появился Хью и оттащил его от меня. Он наклонился, его глаза блестели.

– Она не для твоих прикосновений, друг. Она занята

Взгляд фейри был прикован ко мне, хотя лицо исказила печальная улыбка.

– Я должен был догадаться, что Финиан приставил к тебе сторожевого пса.

– Очень большого, – согласилась я, расслабившись рядом с Хью.

Теперь каждый в кафе смотрел на нас. Телефоны подняты вверх, и я знала, что несколько людей вели запись. Кожу покалывало, но не от монстра, а от страха. Я просто хотела убраться отсюда.

А фейри не отстает.

– Пойдём, Хью, – сказала я. – Пожалуйста. Я просто хочу уйти.

Хью зарычал, заставляя близстоящих людей тревожно подпрыгнуть.

– Делай, как говорит твоя маленькая подружка, – сказал фейри очаровательным голосом. – Я не хотел бы устраивать сцен. Думаю, что каждый этого желает.

– Мы не хотим, – в отчаянье произнесла я. – Давай, Хью. Просто уйдем, ладно?

Но глаза Хью блестели, и я увидела, как из ухоженных, ровных ногтей вновь вырастают когти. Он терял свой человеческий облик посреди переполненного кафе торгового центра. Я видела, как его зубы удлинились и показались из-под верхней губы.

Это кошмар.

Что я буду делать, если Хью превратится в саблезубого тигра перед всеми этими людьми? Это также плохо, как если бы превратилась я.

Хуже, возможно, потому что, если что-то произойдет с Хью, кто защитит меня от фейри, желающего меня похитить?

Я должна остановить Хью. Мои руки потянулись к рукаву Хью, и я дёрнула его за руку, подходя ближе и побуждая посмотреть мне в глаза.

– Пожалуйста, – прошептала я. – Прошу остановись. Ради меня.

Хью опустил на меня взгляд. Его жесткое, яростное выражение лица слегка изменилось. Он встряхнулся, и я увидела, как длинные клыки медленно втянулись. Хью кивнул.

– Ладно. Мы уходим, – его взгляд стал жестче, когда он перевел его на фейри. – Не преследуй нас.

– Даже не мечтай, – произнес мужчина, слишком легко. Он слащаво улыбнулся мне. – Увидимся позже, дорогуша.

Я вздрогнула и прижалась в рукаву Хью, когда мы направились к выходу из кафе. Народ толпился вокруг нас, привлеченный знаменитостью, но к счастью немногие обратили на нас внимание, и слава Богу никто не пошел следом.

Как только мы вышли из кафе и оказались на стоянке, я, облегченно вздохнув, замедлила шаг.

Однако, Хью не замедлился. Он аккуратно положил свои руки мне на плечи и подтолкнул вперед.

– Продолжай идти, Райдер, – произнес он. – Нам нужно сесть в твою телегу и немедленно убраться.

– Машину, – поправила я. – Что случилось?

– Я не верю, что он не последует за нами. – Хью подошел со мной к водительской двери и не отходил, пока я не открыла машину и не скользнула в салон. Он закрыл дверь за мной, затем перешел на другую сторону и сел.

С каждой минутой мне становилось все страшнее. Хью находился в состоянии повышенной боевой готовности, его ноздри раздувались, когда он опустил стекло и втянул носом воздух. Жестом Хью указам мне завести машину, что я и сделала, и аккуратно выехала с парковки.

– К твоему дому есть другая дорога? – спросил Хью, всё ещё вглядываясь в стоянку, когда мы выехали на дорогу.

Я слышала, как в сумочке зазвонил телефон и знала, что это Мари прислала сообщение, желая знать, что черт возьми произошло. Однако, я не могла прямо сейчас ей ответить. Слишком занята, ведя машину и взволнованная поведением Хью.

– Есть много дорог, – ответила я. – Могу проехать несколькими маршрутами. А что?

– Он не задержится на публике, – отрывисто произнес Хью. – Фейри намеревается отправиться к тебе сегодня ночью, как только выяснит где ты живёшь.

Я округлила глаза. Тяжело сглотнув, я старалась смотреть на дорогу, а не на Хью.

– Не понимаю. Как он узнает где я живу? Неужели отследит по запаху?

– По твоим феромонам.

– Если от меня исходят эти феромоны, почему другие оборотни вокруг не сходят с ума? – в голосе сквозила паника.

– У него нет тех же чувств, какими обладают первородные. Они ему не нужны.

– Тогда, что нам делать? – Ещё больше паникуя спросила я и повернула налево на светофоре, вместо поворота на право, на дорогу, которая была короче до дома. – Ты можешь поставить на дверь еще одну печать, чтобы он не смог войти?

– А что потом? – фыркнул Хью. – Он схватит тебя, как только ты выйдешь наружу?

– Не знаю, – выплюнула я. Все труднее становилось сосредоточиться. Я свернула с дороги и пересекла парковку продуктового магазина, просто так, спонтанно. – Я в подобных делах не разбираюсь, разве ты тут не для моей защиты? Можешь его остановить?

– Он знает, что я здесь. И постарается меня обыграть. Или избавиться от меня, – мрачно произнес Хью.

Я бросила испуганный взгляд на него.

– Избавиться? – Кто-то просигналил мне и я выровняла машину. – Что ты имеешь в виду?

– Именно то, что сказал, – произнес Хью. – Нам нужен новый план.

– Куда мы едем?

– В какое-нибудь новое место. Там, где ты не была прежде, где нет такой большой концентрации твоих феромонов. Он найдет твой дом, потому что твой запах запечатлен на всех твоих вещах.

– Так, нам нужна новая одежда, – сказала я, быстро всё обдумывая. – И остановиться в отеле на несколько дней?

– Отель?

– Место, где сдаются комнаты, – ответила я.

– Таких много? Нам нужен новый каждый день. Мы не станем рисковать.

Я начала волноваться, но заставила себя успокоиться.

– Ладно. Ладно. Новый отель каждою ночь. Мы сможем это сделать. И сменим одежду. Нет проблем. Забронирую комнату на свою кредитку.

Хью хмыкнул.

– Хорошо. Начнем с этого.

Мой телохранитель продолжал вглядываться в окно автомобиля, пока я ехала, куда глаза глядят, катаясь по городу. Наконец, я остановилась у отеля в центре города, просто потому что там казалось более людно, чем в других местах и дороги с более плотным движением.

Если за мной тянулся мой аромат, его перекроет запах выхлопных газов.

Я припарковалась в гараже, и мы бодро пошли в отель. Хью продолжал обнимать меня за плечи, а я вцепилась в свою сумочку. И старалась не смотреть по сторонам.

Фейри могли замаскироваться под любого. Я понятия не имела кто он был, пока не стало слишком поздно.

На самом деле, он мог выглядеть как Хью. Внезапно идея о том, что Хью не оставляет меня ни на секунду стала не такой уж плохой.

Мои руки тряслись, когда мы подошли к ресепшену и сняли комнату с двумя большими кроватями.

Мы поднялись на лифте на четвертый этаж и, к счастью, Хью не задавал вопросов. На самом деле, он ничего не произнес, пока не закрыл за нами дверь.

Затем он достал свое волшебное ожерелье и начал водить им по краям двери, запирая меня внутри.

Я плюхнулась на край одной из кроватей, пытаясь собрать воедино все мысли. Другой фейри хочет мной завладеть. Не важно Финиан или незнакомец – оба фейри желали одного и того же.

Они хотят сделать из меня "фабрику по производству щенков" по версии оборотня. Если я пойду с одним из фейри – мне конец. Не будет второго шанса для Райдер. Нет никакой надежды избежать судьбы оборотня.

И то, что теперь за мной охотиться второй принц фейри? Словно самый отвратительный торт покрыли глазурью. Вес всего этого давил на мои плечи. Слабый всхлип сорвался с моих губ, и я осела на пол.

– Райдер?

Я подняла взгляд и увидела, нависшего надо мной, Хью, с одной руки которого свисало ожерелье.

Он нахмурился.

– Почему ты плачешь?

– Всё нормально, – сказала я, утирая щеки. – Просто… стресс. Вот и все. Не обращай на меня внимание.

– Ты расстроена, – произнес он, сердито глядя на меня.

– Конечно, расстроена. Окажись ты на моем месте, тоже был бы расстроен. Один парень хочет превратить меня в свою личную экзотическую зверушку и сделать из меня племенную кобылку, чтобы я смогла воспитать ему еще маленьких экзотических питомцев, а другой парень хочет украсть меня у парня номер один. У меня нет выхода, Истинная Любовь – чепуха, и я собираюсь провести остаток жизни в роли чьего-то монстра-любимца, – только из-за сказанного всего этого вслух на глаза навернулись новые слезы, и я продолжала стирать их с щек. – Сейчас я скрываюсь в отеле с каким-то большим придурком, которому даже не нравлюсь, а моя лучшая подруга выходит замуж за любовь всей её жизни.

Хью ничего не сказал, что лишь усугубило ситуацию.

Я опустила голову и продолжила плакать, жалея себя. Происходящее крутилось у меня в голове, соединяя все кусочки. Пока жизнь Мари налаживалась, моя рушилась.

Моя подруга счастлива, помолвлена и сияет от радости.

Я же ночую в отеле с незнакомцем, потому что не могу пойти домой, где на меня будут охотиться.

К моему удивлению, Хью отодвинул кровать и сел на пол рядом со мной, прислонившись к кровати. Он сел достаточно близко и наши плечи соприкасались, затем он неловко похлопал меня по плечу.

– Я не позволю ничему случиться с тобой, Райдер

По какой-то причине, это быстрое, бескорыстное прикосновение лишь ухудшило мое состояние. И я сильнее разрыдалась.

– Ты не успокоилась? – огорченно пролепетал он.

– Ты пытаешься, и я ценю это, но…

– Но мужчина не так успокаивает женщину, – догадался Хью. – И это заставляет тебя грустить.

Услышав это вслух, я прекратила всхлипывать и несчастно кивнула.

– Меня… даже… не… могут… обнять, – выдавила я между рыданиями. – Так не честно! Почему я не могу быть нормальной?

Он положил свою большую руку мне на волосы и следующее, что я осознала, как мое лицо примяли к огромной груди Хью. Он провел руками по моим плечам и обнял.

– Я тебя обниму.

Мое сердце растаяло от его заботы.

– Спасибо, – произнесла я, сглатывая комок в горле. Я осторожно прислонилась к Хью, чтобы не задеть его кожу.

– Мне жаль, что ты грустишь.

Я шмыгнула носом.

– Просто… я хочу быть нормальной. Хочу бой-френда. Кого-то, кто будет обнимать меня, когда мне страшно и любить такой какая я есть. – Я вспомнила кольцо на пальце Мари и ощутила укол зависти. – Кого-то с кем смогу разделить жизнь.

Хью промолчал. Лишь продолжал гладить мои волосы.

И это было по-настоящему восхитительно. Это не та ситуация, которую можно разрешить лишь какими-то добрыми словами. Это лишь я, исполненная жалости к себе, чего раньше никогда не позволяла.

Долгое время мы молчали, я прижимала голову к груди Хью, пока он гладил меня по волосам.

– Я знаю, как ты себя чувствуешь, – произнес он после долгой паузы. – Этот мир… я видел людей вместе и завидовал им. Видел мужчин, гуляющих со своими женщинами, держась за руки. Видел, как прикасаются друг к другу семейные пары, видел детей, семьи. И понял, что у моих людей ничего нет. У нас есть лишь обнаженное, одинокое существование в нашем мире. И… я хочу того же, что и ты, – Хью тяжело и печально вздохнул. – Я не могу помочь, даже если хочу.

В этот момент я ощутила странное родство с Хью. Он также одинок, как и я, столь же беспомощный и несчастный в море счастья обычных людей.

Он понимал, каково это чувствовать отчуждение, наблюдая, как кто-то ласкает по щеке любимого человека и знать, что у тебя такого никогда не будет.

Он понимал это. И понимал меня.

Мысль так невероятно согревала, что я подняла голову с его груди, чтобы взглянуть ему в лицо и сказать, как я его понимаю. Что знаю, о чём он говорит и что чувствует.

И когда я посмотрела вверх, поняла, что лицо Хью в нескольких дюймах от моего.

Его взгляд опустился на мой рот и мое дыхание участилось, от осознания, о чем он думает. О поцелуях. Горячих, смачных, безумных поцелуях, увиденных в фильме. Я это знала и знала, что нужно отстраниться.

Но не сделала этого. Я теснее прижалась к Хью, потеревшись грудью о его грудь. Я вцепилась в его футболку и потянула на себя, приближая его рот к своему.

Хью мог в любую секунду остановить меня. Спросить, что я делаю. Так что, я решила подобраться как можно ближе, пока он этого не сделал.

Но, пока я приближала лицо к нему, мое дыхание превратилось в короткие, возбужденные вздохи и я впилась взглядом в Хью. Он не собирается меня останавливать?

Взгляд его глаз обжигал. Видеть в этих кошачьих глазах желание, борющееся с болью заставило меня втянуть воздух.

Хью хотел поцеловать меня. Он также сильно хотел меня, как и я его. Мой пульс забился между бедер, и я застонала, когда другой рукой впилась в футболку Хью, а мои губы соприкоснулись с его.

А потом, я поцеловала Хью.

Мы стукнулись зубами, и я испугалась. Я хотела отстраниться и извиниться; я не так хороша в поцелуях, да и опыт ограничен. Я позволяла другим целовать себя и потом сбегала. Я начала поцелуй? Очевидно, мне и нужно действовать.

Только я собралась отодвинуться…, как внезапно рука Хью оказалась на моем затылке, удерживая меня на месте. Его рот прижался к моему, шокируя жаром и силой поцелуя.

Я таяла рядом с ним. Ощущать его губы, это просто что-то ошеломительное… и удивительное. Хью явно быстро учился; я почувствовала как его язык, прикасается к моему рту, ища вход.

Я открыла рот, позволяя ему скользнуть внутрь и меня потрясла накрывшая волна возбуждения, стоило нашим языкам встретиться.

Я лизнула его в ответ, и когда Хью отстранился, скользнула языком по одному из длиннющих клыков, заработав хриплый стон за свои усилия.

Тогда, Хью вновь проник в мой рот языком, поглаживая.

Его тело напряглось подо мной. Как раз, когда наши рты слились в страстном поцелуе, я ощутила пульсирующее покалывание по коже от начавшейся трансформации.

Я сильнее сжала его футболку, пока прорывались когти, а спина болела, от рвущихся наружу крыльев, тогда Хью вновь проник языком в мой рот. От чего дикая боль вспыхнула меж моих бёдер, и я застонала.

Звук получился гортанным, нечеловеческим. Я превращалась в перевертыша во время поцелуя. Даже сейчас я могла ощущать чешую, покрывающую мои соски, прижавшиеся к груди Хью.

Как ни странно, ощущение было эротичным. Я хотела еще и потерлась о Хью, пока он продолжал меня целовать.

Но так же быстро, как поцелуй начался, так же и прервался. Что делала рука, лежащая на моем затылке и притягивающая ближе? Внезапно оттолкнула меня и пододвинула в сторону.

Я распахнула глаза – даже не осознавая, что закрывала их – и в удивлении уставилась на Хью, тяжело дыша.

Он тоже частично преобразовался во время поцелуя. Лицо Хью изменилось – нос сплющился, а шерсть на бакенбардах стала более заметной. Клыки Хью удлинились, в глаза полностью стали кошачьими, и я могла чувствовать, как его когти прижимаются к, теперь уже моей чешуйчатой шее. Будто он потерял контроль над своей человеческой половиной, когда возбудился.

Увиденное порадовало меня. Хью такой же, как и я.

Я наклонилась, чтобы продолжить поцелуй.

Хью покачал головой, отпрянув.

– Нет.

– Нет? – Он снова покачал головой и отпрянул, заставляя кровать скользить по комнате. Хью поспешно встал, свалив меня на пол. Он не хотел смотреть мне в глаза. Вместо этого, подошел к окну и выглянул за занавеску.

А я так и осталась сидеть; мой хвост и крылья прорвались через одежду.

Совершенно униженная.

Совершенно опустошенная.

Он увидел мое превращение и не захотел больше целовать. Мне понравилось, то что Хью частично обратился, я фактически находила это возбуждающим, потому что знала, что он теряет контроль. Но я? Я не превращалась во что-то симпатичное. Я превращалась во что-то уродливое.

И он не хотел прикасаться ртом к этому.

Слезы вернулись, подавив всхлип, я побежала в ванную и захлопнула дверь, затем заперла, и прислонилась к ней.

Зеркало оказалось, как раз напротив меня, но я отвернулась, не желая лицезреть отвратительное рептильное лицо.

Я так уродлива, и теперь в недосягаемости поцелуя, даже такого оборотня как Хью.

Я обречена.

Глава 10

Придя в себя, я нормализовала дыхание и изучила своё лицо в зеркале. Я снова стала привычной, Райдер-человеком.

Мои светлые волосы были растрепаны, челка сбилась на одну сторону. Глаза покраснели от слез, как и кончик носа. Малопривлекательно, но лучше, чем альтернатива.

Я вышла из ванной и захлопнула за собой дверь. Больше не прятаться.

Хью отвернулся от окна и посмотрел на меня.

– Всё нормально, Райдер?

А было ли всё нормально? Он теперь надо мной насмехался? Проигнорировав вопрос Хью и схватив пульт, я плюхнулась на кровать и нажала кнопку «включить».

Телевизор включился на чем-то скучном, вроде передачи об обустройстве дома. Да пофиг.

– Райдер? – подойдя к другой стороне кровати, Хью присел на угол. – Ты игнорируешь мои вопросы?

Я бросила на него свирепый взгляд.

– А на что похоже?

Он казалось, был удивлен моей реакцией.

– Ты расстроена?

Почему это его так удивило?

– А почему мне не быть расстроенной?

– Не понимаю. – Хью поднялся с кровати, обошёл вокруг, чтобы подойти ко мне. Затем заглянул мне в лицо. Когда я ссутулилась, набычившись, он нахмурился. – Ты плакала?

– Конечно, я плакала, – горько проговорила я, пытаясь отвернуть лицо от его пытливого взгляда. – Ты бы тоже плакал, на моем месте. И для справки, я сожалею что прижалась своим ужасным ртом к твоему. Мне стоило помнить насколько я отвратительна. Это больше не повториться.

Тишина.

Затем Хью сел на кровать рядом со мной, приведя меня в замешательство, и закрыл мне обзор телевизора.

– Ты считаешь себя отвратительной?

Я метнула в него взгляд.

– Хью, у меня есть зеркало. Я знаю, во что превращаюсь.

– Это то, во что ты превратилась прямо сейчас, – согласился Хью. – Чем ближе ты к созреванию, тем сильнее твоя трансформация. Или ты не заметила?

– Я стараюсь поглядывать в зеркало, – сухо подчеркнула я. – Мне не нравится, то что я вижу.

– Райдер, я не считаю тебя отвратительной, – сказал Хью тихим, нежным голосом. – Если бы я так думал, то не поцеловал бы тебя. И не заблуждайся, это я тебя поцеловал. Я не забыл, кто и что ты. Я прижался своим ртом к твоему зная об этом. Я коснулся своим языком твоего, полностью осознавая это. – Его взгляд снова стал горячим. – И я отстранился, не потому что забыл, кем ты являешься, а потому что забыл, что меня ждет если я выполню клятву.

Эмоции сдавили моё горло узлом.

– Твоя суженая.

– Суженые для всех моих людей. Конец нашему одиночеству. Если я передам тебя, у моих людей будут дети, и пары, чтобы согревать их холодными ночами. Единственное, о чем мы больше всего мечтаем. Как я могу лишить этого своих людей, просто из-за своего эгоистичного влечения к тебе?

Я почувствовала удивительное тепло.

– Тебя ко мне влечет?

Его взгляд был чертовски серьезным.

– Да.

– Даже зная, во что я превращаюсь от прикосновения?

– Это не оскорбляет мои чувства. Это просто часть тебя, и я такой же человек как ты. – Выражение его лица стало грустным. – И ты не единственная, кто изменяется от прикосновений.

Я села, внезапно зачарованная этим разговором. Он, не считал меня отвратительной? В форме монстра? Моё прикосновение заставило его обратиться немного больше, потому что он потерял контроль?

– Я это заметила. Это произошло, потому что ты возбудился? – Хью кивнул. – Ты ведь говоришь это не только чтобы заставить меня почувствовать себя лучше?

– Я никогда не лгу. – Хью выглядел оскорбленным от этой мысли.

Я махнула рукой.

– Знаю, знаю. Но ты тогда ничего не сказал. Только кивнул.

– Меня к тебе влечет, – хрипло произнес Хью. – В любой форме. Это удовлетворяет тебя?

Вообще-то, это заставило мою голову закружиться.

– Но ты не притронешься ко мне из-за своей клятвы?

– Всё верно.

– Тогда зачем ты меня поцеловал? – спросила я, затаив дыхание. Мой взгляд вернулся к его губам, плененный их упругостью. – Почему ты не отстранился, когда я прислонилась?

– Мне было интересно на что это похоже, – признался Хью. – Поцелуй с языком.

– Мы можем попрактиковаться побольше, – нетерпеливо проговорила я, сидя на кровати. – Ты, наверно, хочешь иметь больше опыта к тому моменту как у тебя появиться женщина.

Хью покачал головой, его горячий и наряженный взгляд задержался на моем лице.

– Я не смею. – Он встал. – А тебе следует немного поспать. Я посторожу.

Я откинулась на одеяло, чувствуя себя довольной от такого поворота событий. Так Хью не считал меня безобразной после всего что произошло? Это было замечательно.

Он отстранился только, потому что хотел большего, и пытался быть верным будущей невесте.

Суженной. Да какая разница. Я взбила подушки и уютно устроившись, вернулась к скучному шоу о ремонте квартиры, немного прислушиваясь к советам – как полировать воском шкафы.

Я нравилась Хью. Радуясь, я придержала эту мысль.

Затем замерла. Я в восторге от того, что понравилась Хью… вопреки его счастью? Ясно, что Хью мучило его влечение ко мне, потому что влекло тяжелые последствия. Если он осчастливит меня, то многих обречет на несчастье.

Мысль не являлась обнадеживающей, и я впервые завидовала безымянной, безликой женщине, избранной в партнерши Хью. Он относится к ней, как к самой восхитительной, невероятной в мире. Он был бы абсолютно счастлив.

А я буду ужасно занята разведением маленьких оборотней для моего хозяина Фейри.

Ночь прошла без приключений. Фейри не появились утром, и не ломились в двери гостиничного номера. Будто ничего не произошло и мы просто вели себя глупо и параноидально.

Конечно, я приняла воображаемое за действительность. Я отпущу охрану, и как только это произойдет, буду схвачена. Я знала, как бывает. Я не глупая.

Тем не менее, я была совершенно сбита с толку.

Всю ночь я мечтала о Хью. Сладкие, сексуальные мечты, в которых мы были в первобытных землях, наедине. Лишь мы вдвоем и туманные, дикие деревья вокруг.

Я была обнажена, как и Хью, и когда мы подошли друг другу ближе, я не могла противостоять желанию провести руками по его телу, чтобы увидеть его реакцию. И он всегда, всегда реагировал.

Я проснулась с легкой дрожью и посмотрела на Хью, но он держал свой пост у окна. Проклятье.

Всё же, хоть это был порочный сон, он был хорошим. Я зевнула и потянулась, проснувшись на удивление в хорошем настроении, и свесила ноги с кровати.

Сегодня после работы, мы снимем красивый, шикарный номер в отеле. Ведь, если я собираюсь в итоге оказаться полезной в стране Фейри, то могу сделать это эффектно. Откинув одеяло, я подпрыгнула.

– Доброе утро, Хью.

Он что-то проворчал.

– Кто-то определенно нуждается в утреннем кофе, – подразнила я, взглянув на часы. Час дня. – В дневном кофе, – поправила я, – Ты не возражаешь, если я приму душ, прежде, чем мы отправимся на работу?

Хью обернулся и недоверчиво посмотрел на меня.

– Работа? Мы не выйдем из безопасного места, так что забудь о работе.

Теперь моя очередь хмуриться. Положив руки на бедра.

– Ты должно быть шутишь? Я должна идти на работу. Не хочу потерять ее. И так пропустила два дня.

На тот случай, если все-таки смогу выпутаться из этой передряги, я хотела, чтобы у меня была работа, чтобы погасить счета по кредитке, использованной на этой неделе.

Хью покачал головой.

– Это не безопасно.

– Но…

– Я так решил, – прорычал он, сердито глядя на меня.

Кто-то действительно раздражен. Это не сдержало меня. Хью может огрызаться сколько желает, но я то знала, что он не даст и волоску упасть с моей головы. А если прибавить к этому еще и то, что он находит меня привлекательной? О, да, я добьюсь своего на этот раз.

– Но, Хью, – умоляющим голосом начала я, положа руку на его рукав. – Мне нужно пойти на работу или я сойду сума если буду сидеть и ждать чего-то.

Когда Хью посмотрел на меня, я ответила самым невинным, ранимым, девичьим взглядом. А затем облизала губы.

Его взгляд опустился на мой рот и смягчился. Бедный мужчина, у него ни одного шанса против женских хитростей.

– Я…

– И мне нужно работать, чтобы мы смогли снимать номера в отелях, – продолжила я. – В противном случае, у нас не будет денег. К тому же, уверенна, с тобой я буду в безопасности, – я провела рукой по бицепсу Хью и слегка сжала руку. Лишь слегка. – Ты сильный. И способный.

Он вздохнул.

– Ты говоришь сладким голоском, чтобы уговорить меня, женщина?

Может Хью и не такой бестолковый, как я думала. Я улыбнулась ему.

– Возможно? Но все сказанное правда. С тобой я чувствую себя в безопасности.

Он хмыкнул.

– И ты должна пойти на работу, чтобы заработать деньги? Чтобы оплатить комнату?

Ну, у меня есть заначки, но что Хью не знал, то ему не повредит.

– Ага.

– Тогда, ладно.

– Замечательно! – я радостно подпрыгнула и направилась в ванную. – Дай мне десять минут, чтобы собраться и тогда пойдем, хорошо? – я не дождалась ответа.

Рекордно быстро я приняла душ и так же быстро обтерлась на сухо, откинув в сторону небольшое, грубое полотенце.

Мои волосы находились в мокром, запутанном беспорядке, а я ненавидела мысль, идти на работу, когда они гладко лежали. На стене висел фен, так что я взяла его, включила и направила на волосы.

Дверь в ванную распахнулась, хлопнув о стену и внутрь ворвался Хью с диким взглядом.

Я застыла там, где стояла, шокировано смотря на него.

– Что такое? Кто там?

– Этот шум…, – он издал странное бульканье в горле и уставился на фен.

Я щёлкнула выключатель.

– Ой, прости. Я должно быть напугала тебя. Я…, – я замолчала, поняв, что Хью многозначительно смотрит на теперь сломанную дверь, висящую на петлях и избегает смотреть на совсем нагую меня. Его лицо стало ярко-красным. – Хью?

– Накинь полотенце, женщина.

О. Так его беспокоит моя нагота? Я заглушила смешок. Хью – самый огромный, самый опасный человек, которого я когда-либо знала… краснеет, как школьник, потому что я – голая.

– Когда вламываешься в ванную, – произнесла я. – Будь готовым увидеть нечто подобное.

– Я думал, что ты в опасности.

– Единственная опасность – волосы без объема и укладки, сладкий, – сказала я и опустила фен. – Ты и прежде видел меня голой, Хью. Когда я преображалась в стране первородных, помнишь?

Он продолжал смотреть на сломанную дверь.

– Я не смотрел. Я не стал бы. Это… не вежливо.

О, Боже, так мило. Я взъерошила пальцами влажные волосы.

– Как ты думаешь? Мне так хорошо? – дразнила я

Глядя исподлобья на стену, он отказался взглянуть в мою сторону.

– Или может убрать волосы. Как ты думаешь?

– Думаю, ты должна накинуть полотенце.

– Действительно? Потому что я надеялась, что ты поцелуешь меня снова.

Когда он посмотрел на меня, глаза Хью полностью почернели. Он был близок к изменению.

И Боже мой, моя кожа начала покалывать от возбуждения.

– Накинь полотенце, – сказал он ровным голосом. Его взгляд сосредоточился на моем.

– Поцелуй и я накину.

Хью посмотрел на меня, развернулся и вылетел как ошпаренный.

Я почувствовала приступ вины за его гнев. Конечно, Хью злился на меня. Я откровенно пыталась заставить его нарушить клятву.

Я ставила свои потребности выше нужд двадцати четырех мужчин, ждущих своих пар… не говоря уже о женщинах, ожидающих мужчин. Было ли эгоистично с моей стороны?

Могу ли я следовать плану, зная, что лишу безликую группу людей их счастья?

Но… как же я? Разве я не заслуживаю счастья? Прикусив губу, я засунула чувство вины поглубже и нацепив самую распутную улыбку, последовала за Хью в номер.

– Куда ты направился, Хью?

У него та же самая проблема, что и у меня была вчера, когда я желала спрятаться – а негде. Я шла следом, положив руки на голые, слегка влажные бедра и смотрела на него.

Хью опустился в одно из двух небольших кресел у стола рядом с окном. Я знала, что ему неудобно; это было заметно по языку его тела и тому, как резко он сел.

Он развернул кресло к стене, будто это могло спасти его от моей голой партизанской тактики.

Я встала перед креслом, игнорируя, что колени Хью практически прижимались к стене.

– Спрятаться негде, – поддразнила я.

Он побледнел при виде меня и моей обнаженной груди, приблизившейся к нему.

– Райдер, не…

Я невероятно огорченно вздохнула.

– Но ты сказал, что хочешь меня поцеловать, верно?

– Хочу. Но ты знаешь, почему не могу.

– Но это всего лишь поцелуй, – уговаривала я. – Это ничего не значит. И тебе нужна практика, а я, ну… хочу накопить хороших воспоминаний до того, как со мной произойдет что-то плохое, – и прежде, чем Хью смог запротестовать, я села ему на колени.

Хью вцепился в подлокотники кресла и выглядя напряженным, готовым подпрыгнуть и скинуть меня на пол.

– Что такого плохого в поцелуе? – спросила я его. – Что поделаешь, если я хочу еще один?

– Нет

Я решила поддразнить его.

– Это из-за того, что я урод? Я…

Я не смогла продолжить предложение, потому что Хью меня прервал. Он обнял меня, положив одну руку на затылок, чтобы притянуть мой рот к своему, будто он тонул, а я была глотком воздуха.

Я ахнула, когда его язык облизал мой рот, со всем желанием и дикостью, а затем я застонала, прижимаясь кожей к коже.

Его когти впились в мою кожу, которая быстро заживала, и я приняла это как должное, потому как мои когти делали тоже самое.

Я провела рукой вдоль его груди, впиваясь пальцами в твёрдые мышцы чувствуя невероятное желание пока его губы неистово впивались в мои. Хью не был нежен со мной. Он целовал меня жадно, и я почувствовала зубы на своей коже и губах – и мне понравилось. Хриплый стон зародился в моём горле, и мой язык устремился на встречу его языку. Соски болезненно затвердели, и я хотела, чтобы Хью прикоснулся ко мне.

Желала ощутить эти большие, грубые руки на своей коже, когти, движущиеся по моей чешуе. Я желаю его страсти.

Хью отстранился как раз, когда, я начала тяжело дышать. И выглядел он таким же ошеломленным, насколько чувствовала себя я.

– Поцелуй закончен. Одевайся, – его голос был на удивление спокойным.

– Спасибо, – выдохнула я. – Это было очень… любезно с твоей стороны, – я слезла с его колен, ощущая, как пульс бьётся меду моих ног.

Я ощутила слабость в коленях, будто через поцелуй все силы ушли к Хью. Мои когти коснулись чешуйчатой груди, и я посмотрела на поднявшегося Хью.

Штаны Хью заметно натянулись спереди, а когда парень поднял на меня глаза, я увидела, что они стали полностью чёрными.

– Одевайся. Живо.

– Ладно, – произнесла я, не обращая внимания на раздраженный тон. Я лениво направилась обратно в ванную, стараясь покачивать бедрами. Я вздохнула, от того что Хью не пошел за мной и уставилась на свое отражение в зеркале.

Всё тоже лицо перевёртыша смотрело на меня. Глаза мои, но кожа покрыта чешуёй, а на голове вились рога. Я задумчиво пробежалась рукой с огромными когтями по щеке.

Неужели наросты на скулах стали менее заметны? А чешуя приобрела менее грязный оттенок зеленого? Я повернулась боком, осматривая крылья. Все такие же мятые как у летучей мыши, но казались менее морщинистыми, чем прежде.

Ха. Я схватила рукой одно крыло, раздвигая его, оно дернулось от моего захвата, но определенно казалось… более гладким? Может, когда-нибудь оно станет по-настоящему полезным крылом.

А может Хью прав и внешность будет меняться со временем. Может именно поэтому Финиан и другие Фейри продолжают говорить о "созревании"

Может уродливая гусеница в итоге превратится в бабочку.

Или я хватаюсь за соломинку. Ведь превращение в бабочку для меня не сулит ничего хорошего. Я по-прежнему в роли животного – купленный объект для воспроизведения потомства.

Лучше остаться уродом.

Мы поехали на работу, будто ничего странного не произошло. Когда Хью предложил заглянуть в мою квартиру, чтобы осмотреть территорию, я согласилась; мне нужно переодеться, да и Хью тоже.

Хотя меня вчера и не было на работе, но сегодня я ощущала себя не в своей тарелке, одетая в мятую, растянутую, вчерашнюю одежду. Я переоделась, пока Хью проверил квартиру, но выводы оказались загадочно скучными. Никаких следов Фейри или какого-нибудь преследователя.

– Значит, сегодня мы можем остаться дома? – спросила я.

– Нет. Лучше предполагать худшее. Сегодня мы будем спать на общественной кровати.

Я засмеялась от его слов, и объяснила ему значение слова отель и как правильно его использовать, а потом собрала одежду для нас в розовый виниловый рюкзак.

Спустя некоторое временя, мы появились в офисе, и я обрадовалась, увидев Саванну.

– Привет! Рада тебя видеть. Как ты себя чувствуешь?

Она слегка улыбнулась мне и положила руки на едва округлившийся животик.

– Справляюсь. Хоть с трудом. Как ты? – Саванна бросила любопытный взгляд на Хью, потом вновь посмотрела на меня. – До сих пор работаешь над спецпроектом?

– Специальный проект, – согласилась я. – Угу. Все еще ввожу Хью в курс дела, как ухаживать за женщинами, – я обернулась и многозначительно посмотрела на Хью. – Думаю, в последнее время мы добились больших успехов, да Хью?

Он ничего не сказал – просто нахмурился.

Я усмехнулась и направилась к своему столу, скидывая сумку. Для сегодняшнего наряда я выбрала простую, но многоцветную одежду. Надела эластичные бледно-зеленые капри, розовую кофту с баской [17] и любимые розовые кроссовки.

Я ничего особенного не делала с волосами, просто собрала их и закрепила заколкой. На губы нанесла немного розового блеска.

В конце концов, если я оденусь как попало на работу, они начнут что-то подозревать.

А моя цель, приходить на работу, как обычно, даже если мои мысли далеки от работы. На самом деле, я не могла престать думать о том поцелуе. Мои мысли постоянно вертелись у настойчивых, восхитительных губах Хью

Даже, когда я сортировала почту, открывала конверты и болтала с Саванной, мои мысли были о Хью. Мне не помогло даже, что парень взял стул и сел в нескольких футах позади меня, а не напротив.

Я чувствовала взгляд Хью заставляющий покалывать кожу от восприятия, на своём затылке.

О чем он думает? Ошеломил ли его наш поцелуй так же, как и меня? Он размышляет, – нет, одержим ли – следующим? Я умирала от желания узнать, но сейчас не время и не место говорить об этом. Поэтому я лучезарно улыбнулась Саванне.

– Какой у тебя срок?

Она вновь похлопала себя по животу, словно успокаивая его.

– На следующей неделе будет пять месяцев.

– Ух ты, так много? И у тебя по-прежнему утренний токсикоз?

Саванна слегка скривила лицо.

– Утренний, дневной и ночной, – она нервно поправила монитор. – Я уже привыкла. Все говорят, что это нормально.

– Перед работой ты тоже себя плохо чувствовала? Я абсолютно нормально справлюсь, сама если хочешь пораньше уйти.

Саванна с благодарностью посмотрела на меня, но покачала головой.

– Со мной все в порядке. И нужно работать. Мне нужны деньги. Я одна буду воспитывать ребенка, – и она вновь положила руку на живот.

Вопрос вертелся у меня на языке и почти сорвался. Каждый, кто хоть немного был знаком с Альянсом знал, что Саванна забеременела от кого-то из волчьей стаи Андерсонов. Я с трепетом посмотрела на ее живот, задумываясь каким будет мой ребенок.

А затем подумала, как долго у меня будет этот ребенок.

По моему телу пробежала дрожь.

– Ну, у тебя большая семья, – весело сказала я Саванне. – Уверенна, один из твоих братьев или кузенов с радостью поработают нянькой, если ты попросишь.

Она рассмеялась.

– Ты доверила бы этим мужчинам ребенка?

– Точно подмечено. – Я взяла свой ежедневник. – На сегодня запланировано что-нибудь особенное в книгах свиданий?

Она покачала головой.

– Лишь научиться большему если ты поможешь. Мне все еще нужно показать, как сгенерировать свидания, то, о чем говорила Сара. Она начала говорить такие слова, как макро, SQL и база данных, а потом я отключилась.

– Да, похоже на Сару. Все, что я знаю – это на какие кнопки нажимать и могу тебе показать, – произнесла я и обернулась на Хью. Мне в голову пришла идея. – Почему бы тебе не надеть наушники и не посмотреть отличное видео о знакомствах? – спросила я его.

Он коротко кивнул, а я указала пальцем на Саванну, давая понять, что на минуту. Я отдала наушники Хью и показала, как регулировать громкость, затем склонилась над столом, чтобы открыть свой аккаунт на сайте проката фильмов.

Я нашла порно и купила его, просто потому что хотелось сделать какую-нибудь подлость.

Я включила фильм. Заиграла музыка и тут же пропала, так как Хью надел наушники. Выражение его лица не изменилось. Он еще не понял, что я задумала. Пока.

– Наслаждайся, – сказала я, похлопав Хью по плечу. И поспешила к столу Саванны, придвинув свой стул очень близко, чтобы показать, как работать с программами. Спустя несколько минут, я посмотрела на Хью.

На его лице отобразился испуг вместе с истинным восхищением, и мне пришлось сдерживать смех.

К трем часам утра я зевала и готова была закончить рабочий день. Хью со мной не разговаривал, не удивительно, учитывая, что я подсунула ему неожиданное порно. Прибавить к фильму наш поцелуй, Хью, наверное, чертовски напряжен прямо сейчас.

Что идеально вписывается в мой план.

Потому что у меня есть новый гениальный план, как спасти свою шкуру.

Хью – девственник. Я – девственница. Хью увлекся мной. И Хью не обращает внимания на моего внутреннего монстра.

На самом деле, Хью тоже меняется, когда возбуждается. Кажется, мы можем помочь друг другу кое в чем.

Я могу помочь Хью избавиться от его девственности, он поможет мне. Взаимовыгодное положение дел.

Лишь его клятва являлась маленькой проблемой, но я не слишком волновалась. Я могу быть очень убедительной.

Я хотела этого. Хотела Хью. Хотела свою свободу, даже если это будет стоить счастья первородным. Я подумала о мужчинах в мире первобытных, вспомнила их глаза, наполненные желанием и надеждой, и ощутила новый прилив чувства вины.

Проклятье. Не стоит думать о них. Нужно думать о себе.

Разве должна я стать жертвенным ягненком, лишь из-за пары парней, желающих найти жен? Не совсем справедливо.

Нет верного ответа. Я должна довериться интуиции и продолжить следовать по выбранному пути, не зависимо от того, насколько несчастны будут остальные первородные. Я… просто не буду думать о них. Не смогу.

Я скорректировала свой план нападения, по дороге в новый отель, мы по-прежнему играли в безопасность. Хорошая ли это идея скакать по отелям? Конечно, нам придётся разделить небольшую комнату. В отличие от моей квартиры, в номере была лишь одна-единственная, одинокая спальня. Милого, облегающего нижнего белья у меня не было, но трусики и бюстгальтер на мне были розовыми и кружевными, подойдут.

Немного подходящей музыки. Больше настойчивости в поцелуе и тогда я смогу быть более агрессивной. Показать Хью чего я на самом деле хочу. Он немного поломается – в конце концов, он предан своему делу – но я полагала, что смогу его убедить.

Большинство мужчин не нужно же принуждать к сексу? Просто прикоснуться в нужных местах, и они становятся пластилином в руках. Или это просто слухи.

Конечно, у меня нет личного опыта в таких вещах, но я добросовестно читаю каждый номер Космо и выучила наизусть некоторые "приемчики", которым они обучали.

Я полагала, что все необходимое от меня – это довести нас до ситуации, а гормоны сделают свое дело.

На сегодня я выбрала большой, дорогой отель в центре города. Такой отель обслуживает туристов из верхних эшелонов и деловые конференции, я никогда не рассматривала его для обычной ночевки.

Я повесила на плечо розовый рюкзачок и чувствовала себя немного глупо, идя по мерцающему мраморному полу к красивому столу регистрации из полированного дерева с ультра небрежно одетым Хью рядом.

– Привет, – сказала я девушке за стойкой, вытаскивая кошелек из сумочки. – Свободен ли у вас номер для новобрачных?

Ее взгляд скользнул по моей повседневной одежде и огромному мужчине рядом со мной, и я увидела интерес в ее взгляде. Могу догадаться, о чем она думает. Милая, молодая девушка, большой чувак, снимают номер в три утра равнялись возможному сценарию проститутки.

– В моей квартире сейчас нет кондиционера, – солгала я. – Мы не можем спать в такой жаре, поэтому решили снять номер в гостинице.

Выражение ее лица расслабилось, и девушка улыбнулась, а я поняла, что все правильно сказала.

– Ужасно, когда кондиционер ломается, да? – она начала что-то печатать на клавиатуре, смотря на монитор и кивнула. – Сегодня номер для новобрачных свободен.

– Прекрасно, – бодро произнесла я и протянула кредитку.

Десять минут спустя, мы шли к нашему номеру с ключ-картой в руке. Я напевала веселенькую мелодию, а Хью шёл за мной следом, ничего не подозревая.

Легкомыслие, сказала я себе. Я буду легкомысленной. Поддельно зевнув, я посмотрела на Хью, довольная тем, что он повторил зевок. Зевки всегда заразительны.

– Устал? – сладко спросила я. – Ты не спал всю прошлую ночь.

– Я должен быть бдительным, – ответил Хью, но не смотрел мне в глаза.

– Как хочешь, – сказала я. – Но я думала, что твое заклинание на двери для этого. Предполагаю, что ты не сможешь меня хорошо защищать, если не будешь спать. Подумай, насколько тебе станет легче, когда ты отдохнешь.

Хью раздумывал над этим и быстро мне кивнул.

– Ты правильно говоришь. Но тут только одна кровать.

– Конечно я правильно говорю, – я вставила ключ-карту в замок и ждала, когда загорится зеленый свет. – И уверена, в номере есть две кровати, – солгала я, затем открыла дверь. Я зашла в номер и залюбовалась.

Первое, что я заметила – огромная кровать посреди номера. Здоровенное квадратное изголовье кровати из красного дерева занимало дальнюю стену, возвышаясь над двуспальной кроватью, заваленной подушками.

Кресла, обитые изысканной тканью, антикварный диванчик и декоративный столик – все это выглядело слишком хрупко, чтобы выдержать бедного Хью.

На соседнем столике стоял букет роз, а в одном углу комнаты находилось огромное джакузи, достаточно большое для двоих. Я покраснела от увиденного.

Ладненько, я смелая, но не уверенна, что настолько. Я обернулась к Хью.

– Дом, милый дом на ночь.

Он хмурился, даже когда закрывал за нами дверь.

– Здесь только одна кровать.

Я пожала плечами.

– Не волнуйся. Мы ее разделим. Обещаю не стягивать одеяло.

Он выглядел так, будто собирался воспротивиться, но затем передумал. Успех, сказала я себе. Теперь нужно воплотить в жизнь остальную часть плана.

Я бросила рюкзак, когда Хью снял ожерелье и стал водить руной вокруг двери.

– Не возражаешь, если я поудобнее устроюсь, пока ты прячешь нас ото всех?

– Я не против, – произнес Хью, отвлекаясь от своей задачи, повернувшись ко мне спиной.

Превосходно. Я сняла кофту с баской и вылезла из тесных капри, аккуратно сложив их засунув в рюкзак.

– Фу, как же здесь жарко, – прокомментировала я, переходя ко второму этапу моей сцены обольщения, – Не знаю, смогу ли уснуть в такой жаре.

И я поправила бело-розовый лифчик, который стягивал грудь.

Хью промолчал. Это нормально, ведь он еще занят. Я сбросила туфли и опустилась на кровать, не снимая одеяла, наоборот, я легла на свою половину кровати, повернув бедро, принимая самую сексуальную позу, на какую была способна.

И ждала, когда повернется Хью.

Потребовалось несколько секунд. Он закончил водить руной вокруг двери и закрепив на цепочку, повесил ее обратно на шею. Затем проверил дверь, проведя рукой вдоль края, и в ответ увидел волшебную вспышку.

Удовлетворенный, он опустил руку и посмотрел на меня.

Его глаза полезли на лоб.

Я притворилась, что обмахиваю себя рукой.

– Боже, как жарко. Ты так не думаешь?

По-прежнему уставившись на меня, Хью подошел ближе.

– Ты… – он сглотнул, – Ты собираешься лечь под одеяло, Райдер?

– Нет, – ответила я и лениво потянулась, от чего, как я надеялась, грудь заманчиво подпрыгнула. – Слишком жарко. Мне так больше нравится, – я пробежала рукой по своему боку. – Почему бы тебе не раздеться и не лечь в постель?

У него на лбу выступил пот?

Хью остался на месте, определенно обдумывая, что делать дальше. Я видела, как его взгляд блуждал по комнате. Сесть в одно из изысканных кресел, которое не удержит его большое тело? Сесть на кровать со мной и всем моим обнаженным великолепием?

– О, да ладно, Хью, – тихо, кокетливо промурлыкала я и похлопала по кровати, – Я не кусаюсь… если сам не захочешь. – Подмигнула я ему.

Вздох со свистом вырвался из его легких. Он рухнул на край кровати, повернувшись спиной ко мне.

– Райдер… пожалуйста, оденься.

– Тебе не нравиться смотреть на меня?

– Больше, чем я должен. Именно поэтому прошу тебя одеться, – его голос был напряженным, – Ради меня.

– Я сделаю многое ради тебя, – проворковала я. Правда, я была довольно возбуждена думая о том какими непристойностями могу заняться с Хью – Я с радостью пробегусь ртом по твоей коже, – продолжала я, – Оближу твои клыки. Вцеплюсь когтями.

Низкий стон вырвался из его горла.

Да! Волнение охватило меня, и я сжала руками одеяло. Я немного приблизилась к Хью на кровати.

– Что ты сказал? Хочешь провести небольшое взаимное исследование? Изучить тела друг друга и понять, что нравится?

– Ты знаешь, я не могу.

– Почему нет?

– Клятва. – Он все еще не обернулся, чтобы посмотреть на меня.

Проклятая клятва.

– Послушай, Хью, – произнесла я голосом настолько убедительным, насколько смогла, – Я – девственница. Ты – девственник. Почему бы нам не позаботиться о потребностях друг друга?

– Потому что моя женщина ждет меня, – резко сказал он. – Не только моя, но и других, которые полагаются на меня. И я не буду лишать их права на счастье, и просто на семью, лишь потому, что поддался своим желаниям.

– Но ты хочешь меня? – я сосредоточилась на этом одном слове, не обращая внимание на вину, которую чувствовала от стремления к чему-то, чего не должна так отчаянно желать.

– Ты знаешь, что да, – его голос был неровным, а лицо отвернуто от меня.

– Тогда, почему мы не можем немного пошалить? – уговаривала я. – Ты хочешь удовлетворять свою пару, да? Хочешь знать, как заставить ее тело ответить тебе. Бьюсь об заклад, она тоже девственница. И она будет нуждаться в том, чтобы ты сделал для нее секс восхитительным. Как ты собираешься это провернуть, если не знаешь, как работает женское тело? Ты большой, ужасающий парень. Она будет бояться заниматься с тобой сексом, если ты плохо в этом разбираешься.

Хью ничего не сказал… но больше и не протестовал, что я приняла как хороший знак.

– Я могу показать тебе, – продолжила уговаривать я, легко пробежавшись пальцами по одеялу, так как Хью сидел от меня далеко. К этому моменту я сильно возбудилась, дыхание стало неровным, соски затвердели.

Малейшее прикосновение Хью изменит меня в полноценную девушку-монстра.

– Ты можешь использовать меня, как своего рода тест. Мы можем выяснить, что ты можешь сделать, чтобы она ответила на твои прикосновения.

И… можем поэкспериментировать на тебе. Можешь показать мне, что тебе нравится. В конце концов, мне нужно самой изучить такие вещи.

– Я… видел истории в картинках. Я много узнал.

– В тех фильмах все не по-настоящему, – я не смогла сдержать смех. – Это лишь материал, используемый для возбуждения. Они вульгарные и ни в малейшей степени не романтичные. Если желаешь, чтобы женщина жаждала твоих прикосновений, тебе нужно быть сексуальным. Я могу показать, как это делать. Как прикоснуться к ней. Ты можешь прикоснуться ко мне.

И я задрожала при мысли о нем, прикасающемся ко мне. При мысли как его большая рука, обхватывает мою грудь.

Хью резко вдохнул, затем покачал головой и вскочил на ноги.

– Иди спать.

Следом он удалился в ванную. Я услышала, как включился душ.

Я нахмурилась. Будь он проклят. Хью был так близко к тому, чтобы сдаться. Определенно я начала с неправильной тактики, предложив ему взаимную потерю девственности. Безнадежное мероприятие. Хотя он заколебался, когда я предложила изучить тела друг друга. Это и есть решение.

Потому что Хью явно желает удовлетворить свою пару, подумала я с мрачной ревностью. И давя на это, я, возможно, достаточно заведу его, чтобы соблазнить и заставлю забыть клятву.

Должна признать, перспектива была захватывающей. Потребуется достаточно стойкости, а также кое-что стратегически спланировать, но мне это вполне под силу.

Я просто проигнорирую мою мелочную совесть, которая постоянно напоминала, что я добиваюсь своего счастья за счет других.

Глава 11

Я намеренно спала поверх одеяла, часть меня надеялась, что проснувшись, я увижу, как Хью прикасается ко мне, не устояв перед моим очарованием. Вместо этого я проснулась и обнаружила, что он укрыл меня одеялом, пока я спала.

Не была уверена, находила ли я это милым… или совершенно досадным. Конечно же, я ведь не застряла с одиноким мужчиной, у которого иммунитет к моему флирту? Возможно я не достаточно сильно старалась.

Я решила действовать жестче и провела мозговой штурм. Могу выхаживать перед ним голой, но он просто отвернется. Могу ласкать себя перед ним, но Хью может уйти. Или заставит уйти меня.

Чтобы соблазнить Хью потребуются хитрость и коварство. И учитывая, мою девственность, я была падкая на такие вещи.

Я могла флиртовать с лучшим из мужчин, но когда дело доходило до откровенного соблазнения? У меня не осталось боеприпасов в арсенале.

Добавить к этому то, что Хью постоянно рядом? Я даже не могла спокойно посмотреть один или два порно фильма, чтобы не быть застуканной Хью за просмотром.

Я просчитывала все, когда мы шли на работу на следующий день, выйдя пораньше. Я сказала Хью, что у меня большой, важный проект, над которым надо работать.

Что не совсем так. Я просто хотела поговорить с подругами и получить пару советов. Но со следующим по пятам Хью, у меня немного возможностей. Я могла бы написать сообщение, но Мари редко проверяет свой телефон, поэтому я подумала воспользоваться офисной программой чата.

Сара удивилась, увидев меня. На ней были надеты огромные наушники, и она что-то лихорадочно печатала на компьютере, когда мы вошли.

– Привет, Райдер, – крикнула она, явно не в состоянии спокойно говорить. Она указала на наушники. – Дай мне пару секунд, и я доберусь туда, где игра сохранится.

– Не спеши. Я пришла поработать над проектом, – крикнула я в ответ и направилась к своему столу, жестом указав Хью занять любое место. Он пошел в кладовую и взял табурет, когда он это сделал, я вытянула шею и посмотрела в офис Бет.

Никого. В офисе только Сара. Ха. Я плюхнулась в кресло и открыла на компьютере чат. Сеть связана с офисом Бью и я нахмурилась, увидев статус Мари "Отошел".

Вероятно, какая-нибудь встреча. Когда Хью сел напротив меня, я вручила ему журнал для "изучения", пока я работаю.

Я была настроена получить совет, и я решила сначала написать Саре.

" Где твоя сестра?" – напечатала я.

"Ищет место для проведения Носочной вечеринки, – напечатала Сара в ответ. – Ей пришла такая идея и она ею загорелась. Хочет воплотить в жизнь".

Сара сидела на другом конце офиса, так что могла просто снять наушники и поговорить со мной, но я предпочла початиться. Хью не должен слышать разговор.

"Носочная вечеринка? – напечатала я. – Стоит интересоваться?»

"Это вечеринка совпадений. Тебе дают носок, когда ты приходишь, и ты должен искать другого человека, у которого такой же. Бет считает, что это гениально".

"Звучит странно".

На другом конце офиса, Сара засмеялась в монитор, затем продолжила печатать.

"Я предложила вечеринку замка и ключа, но она подумала, что это слишком неоднозначно".

"Мммм, она может быть права. Скажи… раз уж ты здесь. Я кое-что хочу у тебя спросить… на счет парней". – Сара, пара Рэмси, поэтому она одна из тех у кого можно спросить.

Рэмси – большой, угрюмый и молчаливый, но Сара как-то покорила его сердце. Вер-медведь крайне предан ей. Я подумала, что у Сары есть своего рода харизма и я могу получить совет.

"У МЕНЯ? Серьёзно?"

"Да, у тебя".

"Подруга, валяй, но не уверена, что я эксперт в этом. Ты постоянно флиртуешь! Я должна спрашивать тебя!"

Она права.

"Да, но у парня, которым я интересуюсь, кажется есть иммунитет на мой флирт. Я сбита с толку и не знаю, что делать. Не знаю, как ему сказать, что он меня интересует".

"Как на счет того, чтобы просто сказать ему?"

"Уже пыталась. Не хочу принимать НЕТ за ответ".

"Понятно, – она момент побарабанила пальцами по подбородку, раздумывая и начала вновь яростно печатать. – Насколько все серьезно с этим парнем?"

"Давай просто скажем, что я пытаюсь затащить его в кровать, но он игнорирует все мои попытки".

"Уф. Он оборотень?"

Я нахмурилась.

"Это важно? Но, да. Я получу одобрение прежде, чем пойду дальше со всем этим".

"Ты в Альянсе. Помнишь ту сумятицу по поводу превращения Мари? Они изменили правила в отношении людей. Пока ты не отрастишь хвост, никого это не будет заботить".

Я вынудила себя напечатать в ответ "LOL", хотя ее замечание было слишком близко к истине. У меня вырастает хвост, когда я превращаюсь.

"Вот как обстоит дело с оборотнями, – напечатала она быстро в ответ. – Они суперски настроены на запах. Например, сейчас, я ощущаю, как от тебя разит этим большим котом, сидящим рядом с тобой, а это значит, что вы двое живете вместе. Не суди, это всего лишь замечание".

Я закусила губу, чтобы не улыбнуться. "Мы могли бы".

"Поэтому, я предположила, что он и есть та добыча, продолжающая уходить. Да?"

"Он… мог бы быть ей".

"Прикалываешься!"

"Ладно, это он. И он отстойно реагирует на флирт".

"У меня есть такой опыт, – и снова я услышала ее смешок из-за компьютера и не смогла сдержать своей улыбки. – Рэмси был совсем не готов к сближению, когда мы встретились. Ладно. Не буду слишком углубляться в нашу личную жизнь (потому что Медвежонок убьет меня, если я раскрою все наши секреты), позволь дать тебе один совет. Помнишь, что я говорила об оборотнях и чувствительности к ароматам?"

"Да?" я поборола желание нетерпеливо постукивать по клавиатуре.

"У них очень острое обоняние. Они могут учуять все что угодно. Страх, потому что он походит на кислый запах пота. И возбуждение, потому что из-за него появляется… ну, другого вида выделения. Ты меня поняла?"

"О, ух ты. Я не представляла! Так, если я захочу, чтобы он узнал, что я возбуждена…"

"Ага. Достаточно просто пройти мимо него. Для них очень трудно сопротивляться. НО Я ЭТОГО ТЕБЕ НЕ ГОВОРИЛА".

"Мой рот на замке".

Я задумчиво посмотрела на Хью, не в силах перестать улыбаться, пока он хмуро изучал страницы глянца, пытаясь разобраться в фото королевской свадьбы.

Чат снова просигналил. Я посмотрела на компьютер.

"Так… – напечатала Сара. – Раз мы делимся секретами…"

О, нет. Живот сжался от страха. Она догадалась кто я? Я заставила себя напечатать. "Да?"

"Какого вида он оборотень? Он пахнет как кот, но… иначе. Землистый. Весьма трудно описать. Как… шерсть кошки, но сильнее раз в десять. Обычно нос волка не поклонник пум, и прямо сейчас, ненавижу так говорить, но твой парень воняет".

Я чуть не рассмеялась.

Хью резко взглянул на меня.

– Просто… прочла кое-что смешное. И все. – Я взглянула на Сару, но она все еще печатала без остановки на клавиатуре, делая вид, как будто ничего не происходит. – Возвращайся к своему журналу.

Он нахмурился на меня, затем перевернул глянцевую страницу, морща нос от отвращения, когда наткнулся на пробник парфюма.

– Эта книга дурно пахнет.

– Это духи, – проговорила я, перегнувшись через стол к нему. Действуя так, чтобы моя грудь поднялась, а декольте рубашки опустилось, и я убедилась, чтобы Хью заметил. – Предполагается у духов приятный запах.

– Нет, – сказал он, понизив голос. – Пахнет отвратительно. У меня глаза слезятся.

– Ворчун, – подразнила я. Игриво поднесла запястье к его носу. – Женщины наносят духи на точки пульса, чтобы они хорошо пахли. Как здесь. – Я пошевелила запястьем перед ним. – И здесь. – Снова протянула руку и коснулась себя за мочкой уха. – И…здесь.

Я провела пальцем между грудей и проказливо улыбнулась.

Он смотрел на место, где я коснулась груди. Пристально смотрел. Затем вернулся снова к журналу и яростно перевернул следующую страницу.

Чат просигналил несколько раз подряд. Я скользнула обратно в свое кресло, все еще улыбаясь, и взглянула на монитор. Сара напечатала несколько строк.

"Ага".

"Этот парень говорит, что не заинтересован?"

" Полный лжец".

"Я видела, как он пялился на твои сиськи. Говорю тебе. Запах. Он сыграет тебе на руку".

Сара была удивительной. Я полностью собиралась использовать эту информацию в свою пользу. "Хороший совет. Спасибо, Сара".

"Ты все еще не сказала мне, что он за оборотень?"

Я колебалась. Это ведь не секрет? Просто возникло бы много вопросов, на которые нет ответов. Вопросы, на которые я не хочу отвечать в данный момент, в случае если они касались меня.

Так, что я набрала смутный ответ.

"Он редкая форма тигра. Его семья из небольшой страны третьего мира, и они нелюдимы". Я уставилась в монитор, ожидая, согласиться ли она с этим.

Ее ответ пришел спустя несколько секунд.

"Ясно. У тигров уникальная вонь".

"Он не пахнет", – упрекнула я ее.

"Его чует волчий нос".

"Рада, что я человек", затем весело в ответ отправила, проверяя, как много она знает.

"Я тоже рада за тебя!"

Я вздохнула с облегчением. Сара не догадывалась, кем я была.

Именно тогда, Мари появилась в чате. Я сразу же набрала ей "Привет" и ждала, когда она ответит.

"Привет, подружка! Наконец-то поговоришь со мной! Что случилось в кафе?"

"Еще одна клятва на мизинце. Не могу об этом говорить".

"Дерьмо"

"Я знаю. Прости".

"Тебе повезло, что мы подруги. И так. Что ты так рано делаешь на работе?"

"Работаю над проектом. Обычное дело. Есть минутка?"

"Конечно. У меня перерыв между заседаниями, но нужно мчаться на следующее через пятнадцать минут, что хорошо. Бью отличный босс, но не уверена, что я фанат конференц-звонков, а мы уверены, что их будет много", в конце сообщения она прислала смайлик с языком.

"Это лучше безработицы, дурачина", – послала я ответ.

"Это, да".

"Итак… позволь задать вопрос. – Время плавно перейти к игре; так как Мари ни о чем не догадывается. – Я встретила парня, – напечатала я. – Вроде как. Но он думает, что мы просто друзья, а я хочу стать больше, чем другом. Как мне непринужденно подвести его к сексу без того, чтобы он взбесился?"

Долгая пауза.

Я рассмеялась, когда она прислала ответ. "Ты спрашиваешь у МЕНЯ? Та, которая флиртует с каждым, у кого есть член".

Меня начинало злить, что все, казалось, прибывали в шоке, когда я просила помощь, касающуюся романтики. "Да. Просто ответь на вопрос".

"Ладно, хорошо. Если бы это был Джош, и я была в настроении, а он нет, – для протокола, что никогда не случается – думаю, начала бы с него. Мол, ах, ты бедный малыш, у тебя был тяжелый день? Позволь мне помассировать тебе плечи и принести пиво. И тогда сексуальный масаж превращается в нечто другое. Но если припомнить? Джош никогда не бывает не в настроении. У него…"

"Излишняя откровенность", – я быстро напечатала.

"…действительно встает при виде моей старой, потрепанной пижамы. Что? Излишняя откровенность? Ты же спросила!"

"Ага, но теперь я представляю тебя и Джоша в постели. Вообще-то, подожди, я хорошо это представляю. Джош горяч. Он голый?"

"Отвали, женщина. Он мой! Представь, как я в порыве ревности поднимаю руки и целюсь когтями тебе в глаза".

Я посмеялась в экран. "Очень смешно"

"Знаю. Я превзошла себя. А теперь снова становись хорошим маленьким офисным работником, выпей свою ежедневную кварту [18] Ред Булла, а потом возвращайся к работе, если только не хочешь, еще немного рассказать мне об этом таинственном мужчине".

"Ты не видишь, – напечатала я, – но я держу мизинец в воздухе".

"Будь проклята ты и твой вечный мизинец".

Я усмехнулась и посмотрела на Хью. Сработает ли это? Весь подхалимаж к нему и предложение помассировать ему плечи? Я издалека восхищалась плечами Хью. Они были действительно классными. И я не прочь положить свои руки на них. Может быть, удаться побудить его сделать мне массаж тоже.

Я раздумывала над этим, открывая рабочую папку и начиная печатать.

В очень ранние утренние часы, после работы, мы приехали в мою квартиру и все проверили. По-прежнему никаких признаков других фейри или каких-либо необычных запахов.

Хью, казалось, был доволен, но подозрителен. Я рыскала по квартире в поисках более сексуального нижнего белья, милой коротенькой ночной рубашки, от покупки которой на распродаже, я не смогла устоять (не смотря на то, что не для кого было надевать) и бутылки масла без запаха для тела, так как зимой моя кожа становилась сухой, и оно очень помогало, учитывая мое чешуйчатое второе "я".

Мы поселились в другом отеле, и я намеренно разминала плечи и шею, когда мы вошли в лифт.

– Это был долгий день, да?

– Да, – согласился Хью. – Твоя работа скучная. Ты сидишь всю ночь в квадратной комнате, уставившись на другой квадрат.

Я моргнула. Ну, можно взглянуть на это и под таким углом. Хотя, я знала, что Хью скучно нянчиться со мной. Мы заглянули в книжный магазин, за несколько минут до его закрытия, и купили несколько книг с картинками о средневековой войне и книгу-раскладушку о боевых действиях.

Он был очарован ими и мог перелистовать часами, не беспокоя меня, что позволяло работать с клиентами и выполнять свои обязанности. Я составила график на предстоящий месяц и сделала листовки для запланированных событий, включая даже «Носочную вечеринку».

Эта была продуктивная ночь.

– Я много сделала, – сообщила я ему, затем опять потерла шею, – Хотя работа тяжело сказывается на спине и плечах.

Он ничего не сказал. Не спорю, просто не все проявляют интерес к светской беседе.

– А что на счет тебя? – спросила я, выходя из лифта на наш этаж. – Как твоя спина? Ты просидел на стуле всю ночь, так что, наверное, у тебя болит спина.

Он повернулся и хмуро посмотрел на меня сверху вниз.

– Я воин. Незначительные неудобства и боль меня не беспокоят.

– Ну, это не вопрос о твоей воинственности, – спокойно произнесла я, вставляя ключ-карту в дверь. – Я имею в виду, ты всегда можешь принять горячую ванну.

Мы вошли в номер, и конечно же, джакузи стояла по середине спальни. Я специально выбрала такой номер для своей цели.

– Думаю, нет, – произнес Хью тихим голосом, явно приходя к такому же заключению.

– Ты уверен? Я не буду возражать. Хочу, чтобы ты был на пике своей физической силы, охраняя меня, а если у тебя все окаменеет, боюсь ты не сможешь справляться с этим, – я проскользнула мимо Хью в комнату и села на кровать, наблюдая как он закрыл дверь и начал водить руной по краю. Закончив, он повернулся, чтобы посмотреть на меня, и я улыбнулась.

– Знаешь, что я думаю?

Он с опаской посмотрел на меня, как будто совсем не доверял моему веселому виду.

– Что?

– Думаю, я должна помассировать тебе плечи

Насторожённость во взгляде усилилась.

– Я никогда не говорил, что они болят.

– Да, но мои плечи болят, и я почти уверена, что твои тоже, – я похлопала по краю кровати. – Идем. Делать массаж друг друга – это человеческий обычай, – солгала я. То, что он не знает, не причинит ему боли.

– Это правда? – он спросил так решительно, будто это было заявлением.

Я кивнула и снова похлопала по кровати.

– Иди сюда, и сними рубашку.

Он на мгновение замешкался, затем подошел и осторожно сел на край кровати. Матрас просел под его весом – Хью был огромен и обтянут мышцами, – и я отодвинулась в сторону, чтобы не упасть на колени.

Не то, чтобы я была против, но Хью, наверное, сбежит.

Спустя мгновение, он покрутил плечами и стянул футболку через голову, я втянула воздух от вида мужской красоты перед собой. Хью было что показать.

Очень широкие и загорелые плечи, а когда я присмотрелась, увидела маленькие белые шрамы, пересекающие его кожу то тут, то там.

По какой-то причине, это лишь добавляло привлекательности Хью, возможно потому, что они говорили об опасности. Я восхищалась его спиной, не в силах отвести взгляд какое-то время, затем потянулась за розовым рюкзаком и достала масло для тела.

Я согрела его в руках и осторожно прикоснулась к плечам Хью.

Он дернулся и вскочил на ноги.

Я упала вперед, едва в состоянии удержаться и не рухнуть на пол. Измазанные маслом руки коснулись покрывала, и я поморщилась, осознав, что в счете за гостиницу будет внесена химчистка.

Хью развернулся и уставился на меня с мрачным, почти диким взглядом в глазах, которые стали чёрными.

– Что ты делаешь, Райдер?

– Я пыталась размять твои плечи, – сказала я с гримасой. – Это дружеский жест и не более того

Он колебался.

– И не… более того?

– Похоже, что я превратилась в монстра? – я нетерпеливо посмотрела на него. По правде говоря, превращалась… я ощутила присутствие оборотня под кожей, когда положила руки на Хью. Я боролась с монстром, как никогда прежде, кусая изнутри щеку для концентрации.

Его последующее отступление (и мое падение вниз лицом) заставило моего оборотня отступить.

– Со мной ты в безопасности.

– Это хорошо. Я… приношу свои извинения. – Хью вновь сел на кровать, на его лице была смесь расстройства и страдальческой решимости.

Это было почти смешно… за исключением того, что я пыталась соблазнить его.

– На этот раз ты останешься на месте?

– Да.

По крайней мере, Хью казался раскаивающимся. Вероятно, увидев меня, почти упавшую, он изменил мнение. Я подождала несколько мгновений, чтобы понять, собирается ли Хью снова встать.

Два масляных отпечатка сверкали на его плечах, там, где я прикоснулась к телу Хью, и они взывали ко мне.

– Я собираюсь вновь к тебе прикоснуться, – предупредила я.

– Хорошо, – ответил он и я заметила, как мышцы его спины натянулись и напряглись, в ожидании моего прикосновения.

Я сдержала смешок и наклонилась вперед, вновь аккуратно ложа руки на его плечи. Хью дернулся от соприкосновения, но не подскочил.

– Хорошо, – произнесла я, чувствуя, как перевертыш под кожей извивается и начинает взывать. Я боролась, как могла, сосредотачиваясь на, сидящем предо мной, Хью. – Теперь, я потру твои плечи. Закрой глаза и сиди так, ладно?

Я с минуту наблюдала за Хью, но он не встал или напрягся, и я попробовала скользнуть руками в масле по его широким плечам.

У Хью горячая кожа, как печь, и прикасаться к ней гораздо приятнее, чем должно быть. Просто тепло, исходящее от него, наполнило меня страстью, и прибавить к этому прикосновение пальцев к коже мужчины?

Массировать эти огромные сплетения мышц и пробежаться по ним руками?

Это безусловно лучшее, что я когда-либо испытывала.

Мой монстр полностью очнулся, ногти удлинились, а кожа покрылась чешуёй. Я ощутила, как выросли за спиной крылья, как из позвоночника вырос хвост и прикусила губу, чтобы не застонать от боли.

Все быстро закончилось, руки, потиравшие и мявшие шею и плечи Хью покрылись чешуей, но не грязно зеленого цвета. Больше переливающегося зеленого, казалось, будто светящимся изнутри цветом.

Мои ногти стали не длиннющими когтями, а более гладкими, милыми коготками с тупыми концами, немного длиннее и более изогнутые, чем обычные ногти. Совсем не страшные.

Хью прав; я менялась.

Понравится ли Хью моя новая форма? Я раздумывала, но не спрашивала. Лишь продолжала разминать его шею, потирать пальцами позвоночник, а потом провела ногтями вдоль спины.

Хью тихо застонал – это был первый звук, который слетел с его губ.

Я замерла на месте, ожидая, что он вновь отстранится, но этого не произошло. Он просто оставался на месте. Его голова наклонилась вперед, и, казалось, что Хью просит… еще.

О-о.

От волнения пульс забился сильнее, и я продолжила разминать плечи Хью мягкими и чувственными движениями. Исследовала жесткие мышцы шеи, очарованная ими, и потерла костяшками пальцев основания черепа, где волосы были коротко пострижены.

Короткие волосы были жесткими и похожими на проволоку и мне нравились полоски. Они делали его уникальным. Другим. Мне нравилось это в Хью. Мне нравилось, что его предплечья покрыты густой шерстью, и что полоски были и там. Я хотела провести руками по всему Хью, но переживала, что он снова сбежит.

А я хотела продолжать прикасаться к нему. Мне нравилось чувствовать его кожу. Чувствовать Хью. Его мышцы жестко, но податливо сокращались от моего массажа.

Я также ничего не могла с собой поделать. Хью меня возбуждал. Не знаю, когда простые прикосновения начали меня так заводить, скорее всего это случилось в тот самый момент, когда я дотронулась до него своими ладонями, намереваясь натереть маслом, но сейчас? Мое тело изнывало, желая ласк. Соски затвердели, требуя прикосновений и сердцебиение переместилось куда-то вниз живота, ниже пупка, и неуклонно там пульсировало. Когда я передвинулась на кровати, то почувствовала влагу между ног.

Напротив, меня, Хью напрягся, и я знала, он почувствовал запах моего возбуждения.

Он резко вздохнул, а затем еще один стон вырвался из его горла. Я увидела, как Хью сжал руки в кулаки, а его ногти вновь вытянулись в острые когти.

Он потерял контроль над собственным зверем. От этого зрелища мое дыхание участилось, пульс забился еще быстрее. Это самое эротичное, что я когда-либо видела.

– Хью?

– Что? – слово, больше походили на стон.

– Сейчас же возьми меня, – прошептала я.

Глава 12

Хью так долго молчал, что я подумала он будет возражать. Заявит, что с него хватит и опять удерет в ванную. С предвосхищением и страхом, я смотрела на его широкую спину, ожидая.

Тогда, Хью развернулся и взглянул на меня, глазами полными такой страсти и желания, что я почувствовала, как из меня выкачали воздух.

– Помассировать тебя?

– Да, – прошептала я, почти захлебнувшись словами. – У меня тоже болит.

Он поднялся на ноги и возвышаясь над кроватью, уставился на меня. Взгляд его был так напряжен, что я практически чувствовала, как он скользил по моей коже.

– Ты обратилась.

– Я не смогла справиться с этим. – Я знала, как выглядела – вся эта чешуя и рога и, сложенные под моей ночнушкой, крылья. Подняв руки, я закрыла лицо. – Прости.

Крупные ладони Хью дотянулись и погладили мое лицо, отодвигая руки.

– Ты возбудилась от того, что трогала меня? – его большой палец, увенчанный когтем, дотронулся до чешуи у моего рта.

Я кивнула.

Этот же палец скользнул по моим губам, от чего у меня по спине побежали мурашки.

– И еще ты скрываешь свое лицо.

– Это потому, что я отвратительна.

– Совсем не отвратительна, – ответил он, его хриплый голос был полон желания. – Просто… запретная.

От этих слов меня наполнило сладким томлением.

– Пожалуйста, пожалуйста, прикоснись ко мне, Хью. Мне так сильно хочется, чтобы ко мне прикоснулись. – Я прижалась к его ласкающей руке. – У меня ощущение, что не так много времени осталось, и я хочу узнать каково это. Разве тебе не любопытно каково это со мной? Хоть немного?

– Больше чем немного, – его голос теперь был резким, глаза почти полностью черные. Он глянул в сторону кровати. – Где масло?

Я нащупала бутылочку своими скользкими руками и, открыв, протянула ему.

– Ты разденешься для меня?

Мои щеки вспыхнули румянцем. Странно, что теперь я собиралась стесняться. Я потянула свою одежду, но она плотно облегала шею, и со свернутыми крыльями, я не могла стащить ее через голову. Я скребла по ней своими когтями, разочарованно повизгивая и потом поняла, что мои тупые когти были бесполезны.

– Я не могу…

Хью широко улыбнулся, обнажая, удлинившиеся теперь, огромные клыки. Я так хотела их лизнуть. Их вид отвлекал меня, и я почти упустила момент, когда его рука устремилась ко мне и когти разодрали перед моей ночнушки. Ее обрывки упали с меня, лифчик упал вместе с ними.

Я открыла рот от удивления, и шокировано прижала руку к груди?

– С-спасибо. – Я скинула одежду с плеч, и почувствовала себя крайне беззащитно, оставшись перед ним топлес. У меня возникло ощущение, что я полностью утратила контроль над ситуацией… и я ни капельки не возражала. Хотя, мне было любопытно, что он думал о моем теле.

Чешуя, покрывавшая живот, была бледнее чем на ладонях и руках, груди такого же молочного оттенка, за исключением более темных сосков.

Чешуйки спускались вниз по моим рукам, и линия жестких выростов протянулась вниз на каждом бицепсе. Крылья были сложены за спиной, а хвост постукивал по кровати, дергаясь на подобие кошачьего.

Любой человеческий мужчина пустился бы в бегство.

К счастью для меня, Хью был довольно уникален.

Он выдавил немного масла на свои большие ладони, я смотрела, зачарованно, как он растирает их, повторяя движения, которые я делала несколько минут назад. Когда он снова взглянул на меня, его глаза были полностью черны.

– Повернись, Райдер.

Я поднялась на колени и развернулась на кровати, поворачиваясь к нему своими крыльями. Я прижала руки к груди, беспокойство и предвкушение ворочались во мне.

А вдруг он устроил все для того, чтобы еще раз оттолкнуть меня?

Две большие, теплые руки сдавили мои плечи.

Я тихо вскрикнула, больше от удивления и шока, чем от чего-либо другого. Это теплое, интимное прикосновение было настолько поразительно для моей души, пока не наполнило меня сильной болью. Я так долго держалась отстраненно, что даже это было чрезмерным.

Комок образовался в горле и я, к ужасу своему, поняла, что готова расплакаться.

Не сексуально.

Я тяжело сглотнула, но слезы не уходили. И когда Хью начал массировать, слезы полились по моему лицу. Я хлюпнула носом.

Хью остановился.

– Райдер? Ты плачешь?

– Я в порядке, – ответила я, но голос предал меня – он был хриплым и полным слез. Я пальцами вытерла слезы. – Прости. Это глупо. Я просто…

– …до боли хочешь, чтобы тебя потрогали. – Его большие руки снова погладили мои плечи, в одобряющей ласке. – Мне знакомо это чувство.

Еще больше слез закипело во мне.

– Ага. Это просто немного переполняет. Все же не понимаю с чего я разревелась. Было не похоже, что ты хочешь прикасаться ко мне. Я тебя, вроде как заставила.

Хью развернул меня и притянул в свои объятья.

Его крепкая, обнаженная грудь была теплой напротив моей чешуи и впервые в своей взрослой жизни, я не ощущала себя чудовищем. Нечеловеческой и нелюбимой. Я просто чувствовала себя… Райдер.

И именно из-за этого я была полностью ошарашена.

Он держал меня и я, казалось вечность, рыдала как дитя. Хью просто гладил мою спину и волосы, и его рука потянулась к моей щеке и ласкала ее. Он даже не уклонился. когда его пальцы задели жесткие чешуйки на моих плечах. Он просто продолжал гладить меня.

В конечном счете я достаточно успокоилась и перестала плакать. Я села напротив него, с трудом оторвавшись от восхитительного тепла его груди, но чувствуя себя глупо.

– Прости. Я пыталась быть сексуальной, а в итоге залила тебя всего слезами. Это не планировалось.

– Так это был план? – он вскинул одну бровь, глядя на меня.

Я робко улыбнулась ему.

– Ты должен дать мне очко за попытку.

Хью не улыбнулся в ответ, и я подумала, что он взбешен моей тактикой манипуляций.

– Ты говоришь мне, что не хотела трогать меня?

– Нет, я хотела. – Признала я. – Порой я до боли хочу прикоснуться к тебе.

Его рука опустилась на мою поясницу и резко привлек к себе, от удивления я вскинула руки и опустила их на его плечи.

– И ты подделала аромат своего возбуждения, Райдер?

– Нет, – затаив дыхание, ответила я, неспособная отвести глаза от его напряженного взгляда. – Никогда.

Его пальцы потянулись к моему подбородку и притянув ближе подняли мое лицо к нему. Мои груди – покрытые чешуей, но по-прежнему чувствительные – прижались к его груди, и я могла чувствовать твердый гребень эрекции у своего живота. Возбуждение забилось во мне и я, в ожидании, уставилась на Хью.

И тогда Хью поцеловал меня. Сам по себе. Без просьб и уговоров с моей стороны. Его рот скользнул к моему, нерешительно поначалу, как будто спрашивая разрешения.

Когда в моем горле зародился звук наслаждения, он притянул меня ближе, губы стали жестче, почти сминая мои своей мощью.

Но мне это нравилось; Хью не мог навредить мне в измененной форме, и мне нравилась грубая резкость его страсти. Его клыки царапали мои губы, посылая волны возбуждения по телу.

Я застонала, мои тупые когти вонзились в его плоть. Ощущение его горячей кожи против моей груди, пока он играл языком с моим ртом, было невероятным. Я хотела, чтобы это длилось вечно.

Пока Хью овладевал мим ртом, я чувствовала, как его руки гладят мои бока посылая волны щекотки.

Он на мгновение прервал поцелуй, чтобы прошептать:

– Могу я прикоснуться к твоему телу?

Я кивнула, возбуждение пульсировало во мне.

– Трогай меня везде, где хочешь.

Он отклонился, рассматривая меня, и я немного съежилась, представляя, что он видит.

– Ты прекрасна, Райдер.

Я вздрогнула

– Нет, я не прекрасна.

– Ты называешь меня лжецом?

Ой, точно. Я задрожала, чувствуя себя странно от этого.

– Нет. Просто… – я указала на свое тело, не видя ничего кроме чешуи. – Я не вижу в этом красоты. Все что я вижу это… существо.

– А знаешь, что я вижу? – голос Хью был тихим и мягким, а его решительное лицо надо мной было нежным. Он положил руку мне на плечо, его большой палец поглаживал ключицу.

– Что?

– Я вижу красивое тело, с изящными костями. – Он провёл когтем по моей ключице. – И все же достаточно сильное, чтобы я не волновался, что могу навредить тебя.

Его коготь царапнул мою чешую, и я затрепетала, вспыхнув от этого ощущения.

Руки скользнули ниже, и он обхватил ладони мои груди, потрясая своим жаром.

– Я вижу эти груди, красивые и полные, просто умоляющие о прикосновении моих клыков.

Я застонала, выгибаясь напротив его рук. Он отмечал все те вещи, которые были странными и отличными в нас и тем не менее… это было невероятно эротично.

– Говори еще.

Его большие пальцы погладили вершинки моих грудей, твердые как алмазы.

– Я вижу их, и они взывают к моим губам. Не просто для легких и нежным поцелуев, но и для грубых, диких укусов. – Его клыки обнажились, и он улыбнулся мне. – Мой вид любит кусаться.

– Откуда ты знаешь? – спросила я едва дыша. – Если у вас нет женщин, откуда ты знаешь?

– Потому что я мечтаю об этом, – ответил Хью, низким и грубым голосом. – Каждую ночь я мечтаю взять тебя в свои руки и кусать эту прекрасную плоть, наблюдая, как ты выгибаешься от наслаждения подо мной.

Я задрожала, ощущаю жидкий жар между ног, и впилась ногтями в кожу Хью.

– Боже, Хью, почему мысли о том, как ты меня кусаешь выглядят настолько сексуально?

– Потому, что ты не боишься меня, – сказал он, продолжая поглаживать мой сосок когтем большого пальца. – Потому, что эта чешуя делает твое тело неуязвимым для всего что я могу с тобой сделать. И это возбуждает тебя. Я могу быть грубым и диким с тобой, это не важно.

Он был прав; мне действительно нравилась эта мысль. Я надеялась, что он может потерять контроль, что этот большой, сильный и пугающий мужчина может не сдерживаться, когда будет демонстрировать мне силу своего желания. Когда он обнажил свои длинные устрашающие клыки… Я не испугалась. Я возбудилась.

Его рука двинулась ниже, к изгибу моей талии.

– Я вижу стройное, красивое тело под своими руками, Райдер. Я не вижу уродства. А лишь женщину, которая соблазнительна настолько, которая может заставить забыть обо всем.

Хью нагнулся ко мне и подарил еще один поцелуй, слегка посасывая нижнюю губу.

– И вот поэтому ты настолько опасна для меня.

Я застонала и потерлась сосками о его грудь, желая большего. Желая больше прикосновений. Больше поцелуев. Больше его губ – зубов и когтей – всего.

Но он только прижался своим лбом к моему и тяжело вздохнул.

– И поэтому я не должен заходить дальше этого.

Меня пронзило разочарование, но я кивнула, мои руки обернулись вокруг его больших плеч.

– Я даже не могу злиться, – произнесла я тихо.

Он сделал мне самый большой подарок, который я когда-либо получала.

Он увидел меня в моем естественном виде, и заставил почувствовать себя привлекательной. Я не могла расстраиваться из-за этого. Я приютилась у его груди и была обрадована, когда он привлек меня ближе, в утешительные объятья.

Я скользнула пальцами вверх по его шее, наслаждаясь мягкостью густой поросли на челюсти, бакенбардами, которые казались естественным проявлением его кошачьей формы.

Я идеально подходила Хью. А Хью для меня. Если бы мы занялись любовью, это бы решило все мои проблемы.

Но он бы разочаровал всех остальных первородных, если бы нарушил свою клятву. Лишил бы их возможности иметь супругу. Старое привычное чувство вины опять поднялось во мне.

И снова я ощутила, что предпочитаю свое собственное счастье, счастью двух дюжин других людей. Я почувствовала себя злобной, но в то же время, в ловушке.

Была ли я достаточно эгоистичной, чтобы дожать? Чтобы продолжить соблазнять Хью, даже зная, чего это стоит?

Я не знала, что делать. Что бы я ни выбрала, все равно кто-то оставался в проигрыше.

– Мне бы хотелось большего, Райдер, – сказал Хью, и я ощутила движение его крепких челюстей под своими пальцами.

– Все в порядке, – ответила я. – Честно.

В голове у меня все перепуталось, мысли смешались, чувство вины бушевало, но когда он держал меня, все это, уходило на задний план.

Просто чувствовать тепло тела Хью рядом с собой было декадентским удовольствием.

Кто-то постучал в дверь номера.

Глава 13

Я взглянула на Хью, затем на часы. Было почти пять утра. Для уборки номера слишком рано.

А это значило… Должно быть это тот незнакомый фейри, которого я видела в ресторане. Он выследил нас. Каким-то образом. Я начала дрожать, сильно.

Хью соскочил с кровати и направился к двери, приложил руки к дереву и глянул в дверной глазок. Я заметила, что его шорты спереди были натянуты от возбуждения, а когти опять выросли.

Он как и я боролся со своим собственным чудовищем.

Хью оглянулся на меня. Смесь стыда и разочарования отразилась на его лице, и до того, как я успела спросить, что не так, он положил руку на дверную ручку и открыл дверь, разрушая портал.

Вошел Финиан.

Ну, по крайней мере, я предполагала, что это был Финиан. В этот раз он нацепил лицо другой знаменитости, но ошибку исключали прекрасный, сшитый на заказ костюм, золотое ожерелье на шее, на котором висела большая Ф. Его холодный взгляд прошелся по полуобнажённому телу Хью, задержался на какое-то время на его черных глазах без зрачков. Затем его взгляд обратился ко мне, по прежнему сидящей в измененной форме, теперь прикрывая скомканными простынями свою чешуйчатую грудь.

– Вижу, я как раз вовремя, – сказал Финиан.

Я удивленно открыла рот и плотнее прижала простыни к телу. Мой взгляд переместился от Хью к Финиану. Как фейри узнал, что мы здесь? Мои крылья слегка задрожали от расстройства, и я почувствовала, как мой хвост хлестнул по подушке. Я вопросительно посмотрела на Хью, но он избегал смотреть мне в глаза.

– Мы ничего не делали, – выпалила я, странным образом ощущая вину под осуждающим взглядом фейри.

– Ничего? – Финиан насмешливо хмыкнул, его полные губы изогнулись в гримасе, которая выглядела странно на чувственном, знаменитом лице, которое он сейчас носил. – Видимо именно поэтому я нахожу своего телохранителя полувозбуждённым, с торчащим членом, а своего перевёртыша голой на кровати, всю в чешуе? Это ничего?

Он повернулся к Хью и презрительно проговорил: – Я должен убрать тебя с этого поста.

О, Боже. Нет! Мне нужно чтобы Хью остался со мной.

– Я обещаю тебе, – быстро произнесла я. – Мы ничего не делали. Спроси Хью. Ты знаешь, что он не может лгать.

Голова Финиана повернулась, и он взглянул на первородного.

– Итак?

– Мы целовались, – признался Хью, и я внутренне съежилась. – Я хотел показать ей, что она прекрасна, не смотря на ее, другую форму, – произнес он просто и отрывисто. – Мы целовались, и потом я сказал ей, что нам следует остановиться. И мы остановились.

Финиан смотрел на Хью так долго, что я думала он внезапно на него набросится. Напряжение в комнате стало осязаемым.

Я чувствовала себя как подросток, которого поймали за тем самым на заднем сидении машины, и тем же образом мои желание и хороший настрой сошли на нет.

– Мы остановились, – повторил Хью. – У меня нет намерения нарушать свою клятву, данную тебе.

Мое сердце слегка екнуло в груди, при этом заявлении. Хью не мог врать.

Похоже, это устроило Финиана.

– Хорошо, – произнес фейри, потирая руки. – В любом случае, я рад, что пришел. Думаю, самое время проверить как идут дела. Я чувствовал, что ты использовал руны портала и решил, что это надо остановить.

Он улыбнулся лучисто, мне и Хью, как будто не поймал нас только что кувыркающимися в постели.

– Как идут дела?

Хью прислонился к теперь, закрытой входной двери. Глаза его вернулись к нормальному кошачьему состоянию, он насупился. Было похоже, что он готов врезать кому-нибудь, но тон его был вежлив и профессионален.

– Есть еще один фейри. Он столкнулся с ней в толпе. Я смог увести ее, но теперь он знает о существовании Райдер. У меня есть причины подозревать, что он попробует ее забрать.

Финиан нахмурился, одна его рука легла поперек груди, вторая задумчиво поглаживала выбритый подбородок.

– Другой фейри, ты говоришь? Это самое неприятное. – Спустя мгновение, он кивнул. – Значит, ты правильно сделал, что принял все меры предосторожности. Хотя я не хочу, чтобы ты опять брал ее в свою среду обитания. Каждый раз, когда ты уводишь ее туда, это замедляет изменения, а она сейчас находится в критической стадии.

– Я запомню, – ответил Хью.

Прижав к себе плотнее простыни, я продолжала наблюдать за разговором. Финиан каким-то образом отследил нас по ожерелью Хью. Каждый раз, когда мы использовали руны, он, похоже, знал об этом. Мне не понравилась эта мысль; это ощущалось как вторжение в частную жизнь.

Хотя, это не могло сравниться с тем, что случилось в следующий момент.

Финиан хлопнул в ладоши.

– Ладно, раз я здесь, и она обернулась, я могу с таким же успехом проверить как прогрессирует мое маленькое сокровище. – Он оглядел меня с надеждой.

Я оставалась там, где была:

– Извините?

Он нетерпеливо махнул мне рукой:

– Встань здесь, передо мной, девочка. Я хочу посмотреть, как продвигаются твои трансформации.

– Я… без футболки.

– Даже лучше, я смогу посмотреть на твою чешую. – Когда я не двинулась с места, он опять махнул мне рукой. – Давай. У меня нет времени для скромности. Все мы раньше видели пару грудей.

Он ухмыльнулся и повернулся к Хью.

– Или по, крайней мере, большинство из нас.

Выражение на лице Хью оставалось бесстрастным и каменным.

Этот фейри ожидал, что я прискачу к нему и выставлю напоказ свое тело? Он что, сумасшедший? Сейчас я снова обернулась в человеческую форму, моя оборотная сторона исчезла также быстро как спало возбуждение.

– А что если я отвечу "нет"?

– Тогда я заменю твоего телохранителя на кого-нибудь другого. – Выражение лица Финиана стало напряжённым, хотя он продолжал улыбаться. – И Хью и его мужчины потеряют возможность получить своих женщин. Итак, ты собираешься продолжать упираться?

После этого я сдвинулась на край кровати, несчастная. Еще шантаж. Я потянула простыни за собой и встала перед Финианом. Мои человеческие, теперь, руки были покрыты гусиной кожей, и я почти дрожала от смешанных чувств страха, отвращения и злости.

Если принц фейри заметил это, ему было просто все равно. Он протянул руку, легко провел пальцем по моей руке и стал ждать изменений.

Я почувствовала, как дрожь отвращения разошлась по моему телу, и я отвернулась.

Никаких изменений. Никакой чешуи. Спустя мгновение, стало ясно, что прикосновения Финиана совершенно не заводили меня. Мне хотелось смеяться от парадоксальности ситуации, но я была слишкомп… взволнована.

Как иронично, что единственный человек, который не мог превратить меня в ходячее шоу уродов был именно тот, кто хотел, чтобы я изменилась. Я взглянула на принца фейри, чтобы понять, как он это воспринимает.

Он выглядел недовольным. Подождал еще момент, затем щелкнул пальцами на Хью.

– Ты сделай это. Я больше не хочу к ней прикасаться.

Вся гордость и самооценка, только восстановленная после нашей с Хью любовной интерлюдии, была в момент разбита после грубых слов Финиана.

Хью выступил вперед и двинулся к моей спине.

– Пожалуйста, не надо, – прошептала я.

Большая, теплая рука приблизилась к моему плечу. Его большой палец погладил мою кожу.

Одного лишь простого прикосновения было достаточно, чтобы моя оборотная сторона пришла в действие. Взвизгнув, я почувствовала, как кожа пошла волной, ощутила, как появилась чешуя, крылья вырвались из-под кожи.

Мой хвост удлинился, и рога на лбу выросли так стремительно, что причинили резкую боль, как если бы я врезалась головой в стену.

Я взревела, внезапная, пульсирующая боль в голове, опять притупила желание.

– Продолжай ее трогать, Хью, – сказал Финиан, бесстрастно.

И Хью продолжил поглаживать меня пальцем по плечу, рассылая волны нежелательного возбуждения по моему телу. Я стиснула зубы, пытаясь бороться с ним, но все было бесполезно.

Целые дни я жаждала прикосновения Хью и теперь, когда, в итоге, получила, мое тело решительно впитывало чистое наслаждение от него.

В самом стремительном своем превращении, я вернулась в измененную форму за какое-то мгновение. Я сердито глянула на Финиана и плотнее прижала простыни к груди.

Он потер подбородок, задумчиво оглядывая меня.

– Мы продвигаемся? Я определенно вижу улучшение вида твоей чешуи. – Финиан протянул руку и пощелкал ногтем по моей чешуе по задней стороне бицепсов, затем потрогал одну из твердых пластин на сгибе локтя. – Однако, еще есть куда меняться до того, как станет блестящей. По крайней мере, еще пару недель, может больше.

Он нахмурился от этой мысли и зло взглянул на меня.

– А ты довольно медленно развиваешься, не правда ли, малышка Райдер?

– Иди в жопу, – выплюнула я сквозь клыки. Я хотела использовать их, чтобы сорвать ухмылку с его лица.

– Нрав, нрав, – произнес Финиан отстранённо. Он пробежался ладонями по моим рукам, сжал их, как будто проверяя мышцы. Схватил меня за кисть руки и, невзирая на попытки вырвать ее, удержал, осматривая ногти.

– С ногтями тоже всё в порядке, – проговорил он довольно. – Больше не выглядят как грубые когти. Они скоро станут белоснежными. – Финиан улыбнулся мне. – Ну разве это будет не прекрасно?

Я выдернула у него свою руку.

Он махнул рукой.

– Откинь простыню, чтобы я мог осмотреть остальное.

Я стиснула зубы и крепче сжала простыню.

– Нет

Финиан повернулся к Хью.

– Забери это у нее.

– Не проси меня… – бросил Хью, и я почувствовала, как его рука сжалась на моем плече.

– Нужно ли мне напомнить о твоей супруге, которая ждет тебя на той стороне? – спросил Финиан сладким голосом. – Или о супругах всех твоих мужчин?

Я почувствовала, как Хью дрогнул рядом со мной. И затем, со злым рыком, потряс головой.

– Ты просишь слишком много.

– Это смехотворно. – Раздраженно, Финиан вырвал простыню из моих рук и швырнул на пол.

Боль от безысходности пронзила меня, когда я вскинула руки, пытаясь прикрыть грудь.

Но Финиан не смотрел на меня с желанием. Он окинул меня деловым и скучным взглядом. Бубня себе под нос, наклонился ближе и поцарапал одну из чешуек на моей ключице.

Затем издал утвердительное ворчание, осматривая меня как обычно это делают врачи – или мясники, оценивающие кусок мяса. Он положил руки мне на бедра и надавил пальцами, ощупывая мои тазовые кости.

– Хорошо, хорошо. Славные и широкие.

Его пальцы прошлись по моему хвосту, крыльям, спине и все это с тем же скучающим видом. Потом он вернулся ко мне и положил пальцы на подбородок, поворачивая мое лицо вперед и назад.

– Открой рот, Райдер. Я хочу посмотреть на твои зубы.

Мои ноздри затрепетали от злости, но я открыла рот, и горячие слезы покатились по моему лицу.

– Хорошо, хорошо, – проговорил Финиан, приподнимая губу, чтобы взглянуть на десны. – Красивые и здоровые.

Я захлопнула челюсти, мечтая о возможности сомкнуть их на его ненавистной шее.

– Полагаю, ты не поднимешь хвост…

– Даже не думай об этом, – зло отрезала я, отскакивая от него так резко, что споткнулась.

– Все развивается довольно медленно, но в целом, Райдер, я доволен. Твоя чешуя хорошего цвета. Ты станешь прекрасным представителем своего вида, но понадобится несколько недель, чтобы расцвести. Не забывай пить витамины и чистить зубы, и в ближайшее время ты станешь великолепной, – он улыбнулся мне так, как будто я должна была найти это приятным. – Я вернусь с проверкой через неделю или около того. А теперь, я оставляю вас наедине.

Он сделал шаг вперед и значимо посмотрел на Хью.

– Помни чем ты рискуешь, мой друг, когда целуешь моего маленького питомца.

– Я помню, – отрезал Хью. Челюсти его зло сжались.

– Вижу, что так, – сказал Финиан. Он открыл дверь номера и вышел. Руны вспыхнули опять, странные лиловые линии повторно магически запечатали дверь, после того, как он прошел сквозь нее.

В маленькой комнате повисла тишина. Я долго не двигалась, и внезапно осознала, что Финиан ушел. Секундой позже, мучительное унижение от того, через, что я только, что прошла обрушилось на мои чувства и я, зарыдав, кучей рухнула на землю.

Мгновение спустя, Хью оказался рядом со мной, его руки гладили мои волосы.

– Мне жаль, Райдер. Мне так жаль.

Мне хотелось оттолкнуть его, даже когда он сгреб меня в объятья и прижал к себе.

Я хотела, чтобы ему стало больно, как было больно мне, чтобы он сгорал от стыда, как я в тот момент.

Но больше всего? Я хотела, чтобы меня утешили. Я хотела сильных и теплых рук Хью вокруг меня, его рук, гладящим мои волосы и позволяющих мне почувствовать, что все будет хорошо.

Даже если хорошо не будет, я хотела верть в это хоть немного. Поэтому я всхлипывала и позволяла ему держать меня в руках, пока он прижимался ртом к моим волосам и шептал извинения.

Мое настроение было омерзительным, когда я пришла на работу тем вечером. Мы с Хью пришли к некомфортному статус-кво.

Я была обречена. Я была обречена, понимая почему Хью был таким какой он есть, но я по-прежнему его хотела. Ложась в постель, мне каждую ночь снились его губы на мне, его руки на моей талии. Его когти, скользящие по моей чешуе и милые слова, которые он мне шептал.

Дни проходили мимо меня, я существовала в тумане депрессии. Ходила на работу, Хью был рядом со мной. Я работала, но мой свет померк.

У меня не было стимула кокетничать с клиентами или парнями Рассела, которые показывались в агентстве. Просто выполняла свою работу и на этом все. Я пропустила наш с Мари ланч и мои сообщения к ней были коротки.

Я была погружена в себя, просто ожидая. Ожидая чего-нибудь, что могло бы прийти мне в голову и помочь понять, чем закончится это ужасное-ужасное ожидание.

Каждую ночь мы переезжали в новый отель. Никаких признаков фейри не было – Финиана или других – но я продолжала предпринимать защитные меры, даже несмотря на то, что моя кредитка приблизилась к лимиту. Меня просто больше это не волновало. Какое это имело значение?

Хью бросал на меня исполненные муки взгляды на протяжении дня, но я игнорировала их. Когда нам дали номер с двуспальной кроватью в одну из ночей, я восприняла это как знак и не возражала. Но и не пыталась соблазнить Хью. Я просто взбила подушку, легла и постаралась заснуть.

В последующие ночи у нас тоже были двуспальные кровати. Но я сдалась. Потерпела крах.

Финиан выиграл.

Глава 14

"Ты в порядке, Райдер? Саванна говорит, что в последнее время, ты чересчур тихая и это на тебя не похоже. Я беспокоюсь. Напиши мне".

Я взглянула на смс и тяжело вздохнула. Мари была такой милой, что беспокоилась обо мне, но я ничего не могла сказать, чтобы облегчить ее переживания. "Я в порядке. Обещаю. Просто много чего происходит".

"Раз ты так говоришь. Ты все еще идешь на вечеринку вечером, да? Моя помолвка?"

"Конечно я там буду! - Я заставила себя добавить в предложение восклицательный знак, чтобы это звучало похоже на меня. – Ты моя лучшая подруга. Я ни за что не пропущу этого".

"Круто. Увидимся вечером!"

"Увидимся"

Честно говоря, я почти забыла о помолке подруги. Из-за этой ситуации с моей переменой, и Хью, и всем остальным, мне хотелось забраться куда-нибудь в тихое место и зализывать свои раны.

Но я не могла, потому что это бы ранило Мари. Она бы подумала, что у меня какие-то проблемы с ней или Джошем, поэтому я обязана была пойти и продемонстрировать свою поддержку им и их отношениям. И я любила Мари.

Она с самого начала поддерживала меня и помогала с проблемами. Я никогда не причиню ей боль, угробив эту вечеринку.

Возможно, это последний раз, когда я могла увидеться с друзьями.

Поэтому я решила пойти и отлично провести время. И если это был последний раз, когда они могли меня увидеть?

Я должна выглядеть абсолютно сногсшибательно.

Не взирая на протесты Хью, я настояла на повторном шопинге. Если он собирался идти на вечеринку по случаю помолвки, его футболки в обтяжку не годились, как бы прелестно он в них ни выглядел.

Мы вернулись в магазин мужской одежды, и я выбрала темно синюю рубашку и пару слаксов.

Когда он вышел из примерочной, одергивая рукава, от его вида у меня во рту пересохло.

Хью был потрясающе красив. Воротник рубашки был расстегнут, обнажая немного загорелой кожи и волос на груди. Это оттеняло впечатляющую широту его плеч и узкие бедра.

Волосы, теперь подстриженные по-современному, обрамляли его решительные черты лица. Я не могла оторвать от него глаз.

– Ну? – спросил продавец, широко улыбаясь. Он знал, что справился с работой, помогая Хью подбирать одежду.

– Продано, – сказала я затаив дыхание. Похоже, не только на меня сегодня будут оборачиваться.

Губы Хью насмешливо изогнулись, в ответ на мою реакцию.

– Если ты так благоговеешь от неудобной одежды, Райдер. Я мог бы носить такие шмотки всю эту неделю

– Ха-ха, – ответила я, но не могла удержаться от того чтобы не пробежаться руками по его рукавам, ощущая стальные мышцы под тканью.

Нашей следующей остановкой стал магазин одежды для меня. Я выбрала облегающее белое бандажное платье с длинными рукавами.

Закрытое от запястий до середины бедра, с высоким воротником и квадратным вырезом в зоне декольте. Выглядело оно потрясающе, и опасно, и невероятно сексуально. Обычно я одевалась миленько и ярко, но сегодня хотела чего-то другого.

В основном, я хотела, чтобы Хью пожалел о том, что собирался упустить.

Заплатив за платье, я оглянулась на Хью, нависавшем надо мной.

– Итак, с вечером все понятно?

– Я буду твоим кавалером.

– Правильно. Иначе все бы подумали, что это странно. Ты знаешь, как себя вести в качестве моего кавалера?

– Держать тебя под руку, – начал он перечислять. – Выдвигать для тебя стул. Быть внимательным. Не флиртовать с другими женщинами. – Он посмотрел на меня терпеливо. – Я не тупой. Я видел, как другие мужчины обращаются со своими парами. Буду просто их копировать.

– Только не трогай меня за руку, – заметила я, хотя хотела бы этого. – Ты знаешь, что это запустит изменения.

– Я запомню, – ответил он серьезно. – Я защищу тебя, Райдер. Не волнуйся.

Мы вернулись в свой номер. Пока Хью обнюхивал и проверял каждый сантиметр помещения в поисках следов фейри, я переоделась в свое облегающее платье и занялась прической и макияжем.

Я подвела глаза темно-синей подводкой, от чего мои радужки приобрели почти фиолетовый оттенок. Скользнула по губам персиковым блеском, что сделало их полнее, завила волосы крупными локонами, как у звезд кино и затем растрепала их пальцами, так чтобы белокурые волны рассыпались в великолепном беспорядке.

На ноги я надела розовые блестящие туфли на высоких каблуках с вырезами на мысках.

Я выглядела потрясающе. Выкуси, Хью.

Когда я вышла из ванной, Хью замер при виде меня. Он так долго и напряженно смотрел на мое облегающее платья, что мои соски затвердели и я почувствовала пульсацию между ног.

Повисла тишина.

После долгой паузы, Хью тяжело сглотнул и откашлялся.

– Твое платье. Оно откровенное.

– Да, – гордо сказала я, специально проводя руками по изгибам своей задницы. – Я собираюсь повеселиться сегодня вечером.

– Ты должна переодеться. Ты не можешь выйти из этой комнаты, одетой в это.

– Даже не начинай. Я могу носить что хочу, – я стряхнула воображаемую пылинку с рукава. – А сегодня, я собираюсь выглядеть невероятно сексуально.

– Райдер… – он опять сглотнул и переступил с ноги на ногу. Я заметила, как его рука потянулась к бедру, и он поправил себя, ой-как-незаметно. – Мужчины захотят потрогать тебя.

Я невинно улыбнулась ему.

– Ну, именно поэтому ты собираешься быть там, да? Ты меня охраняешь. И эти люди мои друзья. Никто не будет меня трогать. – Я погладила облегающую ткань платья. – И если они попытаются, я удостоверюсь, что это будет закрытая часть моего тела, договорились?

Я практически слышала, как он стиснул зубы.

– Я не одобряю этого, – ответил Хью спустя какое-то время.

– Тогда позвони своему боссу и скажи, что ты не можешь справиться со мной, – ответила я, схватила сумочку и повесила ее на плечо. – Уверена он поймет тебя.

Я проигнорировала взгляд, который Хью бросил на меня, пока вытаскивала ключи. Он был именно там, где я хотела.

Он не мог позвонить Финиану, без риска быть отозванным от присмотра за мной и потерять шанс получить женщин для себя и своих мужчин.

Когда он ничего не ответил, я широко улыбнулась, зная, что победила и повернулась.

– Так я и думала. Теперь идем. Мы опаздываем.

* * *

– Тост, – произнёс Бью, поднимая бокал шампанского широко улыбаясь перевертышам, сидящим за длинным столом. – За моего брата, Джошуа, и единственную женщину, готовую терпеть этого засранца круглосуточно.

– Точно-Точно! – улыбаясь ответил Эверетт Рассел и поднял свой бокал. Две дюжины людей, включая меня, подняли бокалы и одобрительно завыли и замяукали, когда Джош Рассел притянул Мари к себе на колени и опять ее поцеловал.

Остин Рассел, сидящий рядом со мной, вложил два пальца в рот и громко свистнул.

"Тигриный хвост" был небольшим семейным рестораном в Маленьком Раю. Большинство людей придирчиво назвали бы его "дырой", но так как им владели перевертыши, люди были более вежливы и терпимы к потертым столам и посуде со сколами.

Еда была вкусной – барбекю – и идеальной для толпы перевертышей.

Мари и Джош арендовали место на вечер, и помещение было заполнено друзьями и клиентами Полуночных Связей.

Во главе одного стола сидел Бью Рассел – глава Альянса и босс Мари, рядом с ним его жена Бетсэйби.

За другим столом, Рэмси Бьорн, со своей парой – Сарой, на коленях. Она явно была уже пьяна в стельку, и, похоже, изо всех сил пыталась его щекотать. "Сара не умеет пить", подумала я с иронией.

Рядом, глядя на их дурачества стояли Эверетт Рассел и двое местных альф вер-волков, недавно поженившиеся, Алиса и Джексон.

За следующим столом сидела сильно беременная тигрица, которую я не знала и рядом с ней ее супруг Вик, альфа тигров.

Она пила воду, разумеется, и это напомнило мне о Саванне, другой знакомой беременной женщине, которая решила поработать сегодня вечером, чтобы мы могли зависнуть на вечеринке.

За моим столом расположилась странная подборка людей. Пожилая дама, совершенно очевидно не перевертыш, она сидела во главе стола. Джош часто подходил и явно души в ней не чаял, да и она, казалась, сильно взволнованной предстоящим торжеством

Также за нашим столом сидел папа Мари со своей подругой, оба точно люди.

Хью сидел рядом со мной, а с другой стороны от меня Остин Рассел. Остальное пространство было заполнено разными перевертышами – от Джереми Рассела, который появился с другом и девушкой; до некоторых вампиров, державшихся подальше от людей и несколько вер-волков.

Тусовка была очень разноплановая, но веселая. Помещение было украшено в честь помолвки Джоша и Мари. Привычные клетчатые ресторанные скатерти были заменены простыми белыми, разноцветные транспаранты и шарики растянуты по стенам.

Баннер с надписью: "ПОЗДРАВЛЯЕМ ДЖОША И МАРИ-ПЬЕР" свисал с потолка и Мари застонала при виде этого, и погрозила пальцем Джошу, как если бы он сделал что-то непристойное.

Все смеялись и болтали, разделываясь с барбекю, алкоголь лился рекой. В ресторане так же был небольшой танцпол и старомодный музыкальный автомат, который одну за другой играл лихие песни в стиле кантри.

Казалось, даже Хью хорошо проводил время. Он съел полную тарелку мяса на гриле и беседовал с отцом Мари. Если тот думал, что было нечто странное в манерах или речи Хью (или в отсутствии базовых знаний о современных вещах), он был слишком вежлив, не показывать это.

Я тоже отлично проводила время. Шампанское лилось рекой, бар открыт и у меня был коктейль в одной руке и бокал шампанского в другой. Мне становилось хорошо и тепло.

Мари выглядела восхитительно. Ее кудрявые черные волосы были уложены в стильную прическу. Она больше не была бледной как в последние месяцы, теперь ее кожа светилась здоровьем.

Она также немного прибавила в весе и больше не была пугающе худой. Красное облегающее платье без бретелек, подчеркивало ее новые изгибы и Джош не мог отвести от нее глаз.

Он был плейбоем, в прошлом, но теперь его взгляд был прикован к Мари, и он выглядел таким же довольным, как и она.

Это делало меня очень-очень счастливой за свою подругу. Она заслужила свое счастье. Я оглянулась на Сару и Рэмси, которые по-прежнему боролись и щекотались, хотя Сара явно выигрывала.

Лицо Рэмси стало красным, но я заметила, что он не сильно сопротивлялся, а Сара лишь извивалась на нем, легкомысленно.

Мой взгляд скользнул к Бью и Бетсэйби, которые склонились друг к другу и тихо общались между собой.

Глаза Бью мерцали. когда он смотрел на свою пару и я ощутила укол зависти.

У всех есть пары. Казалось, только я не могу найти своё «долго и счастливо». Ну, я и Саванна, которая собиралась стать матерью одиночкой.

По крайне мере рядом сидел Остин Рассел, решивший пофлиртовать со мной.

На вечеринку я привела парня, что изначально отталкивало Остина, но, когда Хью и я не уделяли друг другу внимания, подвыпивший Остин добивался своего, более заинтересовано, чем должен был.

И чем больше я выпивала, тем больше флиртовала. Ниже наклоняясь и сверкая своим декольте. Я смеялась над всеми его шутками, даже ужасными, и придвинула свой стул ближе к его.

Когда Остин наклонился, чтобы что-то прошептать, я проигнорировала нахмуренное выражение лица Хью и повела себя так, будто пьяное бормотанием Остина было самой смешной вещью в мире. На самом деле, мне очень нравился Остин, но в основном, как друг.

Но когда его рука скользнула на спинку моего стула, притягивая меня ближе, Хью застыл от гнева, а его хмурый взгляд превратился в черный.

Взбешённый Хью лишь заставил меня чувствовать себя лучше. Наконец, кто-то находит меня неотразимой. Поэтому я поощряла Остина, подмигивала, флиртовала, принимала любой напиток, который он протягивал мне и в основном веселилась.

Довольно скоро, я оказалась в пьяном угаре. Обычно, я много не пью (если только это не кофе), но вечеринка была оживленной, и официанты продолжали подливать напитки в полупустые бокалы, поэтому я не могла сопротивляться, чтобы запить свое горе.

Завтра будет хреново, но сегодня? Сейчас я буду развлекаться.

– Эй, Райдер, – произнес Остин мне на ухо. – Хочешь потанцевать?

Я посмотрела на танцпол. Он оказался пуст.

– Мы там будем одни?

– Почему бы и нет, – ответил он, улыбаясь. – Это тебя беспокоит?

– Неа, – я поднялась на ноги и пошатнулась.

Тут же руки Остина обвили мою талию, поддерживая меня. В этот же момент Хью поднялся со стула, и я услышала низкий рык, вырвавшийся из его горла.

– Убери свои руки от нее, – предупредил Хью Остина.

Я обернулась и сдвинула брови.

– Не говори, что ему делать.

– Я здесь… – начал Хью, затем нахмурился будто вспомнив наш договор. – Я твой кавалер, – отрезал он.

Я покачала головой, затем задумалась, почему от этого завертелась комната.

– Остин пригласил меня потанцевать, – сказала я Хью. – Я собираюсь это сделать, и ты меня не остановишь.

Хью лишь смотрел на меня.

Я отвернулась и посмотрела на Остина, который протягивал мне руку и улыбнулась. Моя ладонь чесалась, я отчаянно желала схватить его руку, но знала, что это плохая идея.

Поэтому, я жестом указала Остину развернуться, а когда он это сделал, я схватила его за плечи.

– Отвези меня, – заявила я.

– Ты-странная, – произнес он со смешком, но потащил меня на танцпол, наклонившись вперед и идя со мной на спине, будто я тяжелый рюкзак.

Как только мы оказались на небольшом деревянном танцполе, музыка сменилась на медленную мелодию.

Остин вновь протянул мне руку, но я обняла его за шею и прижалась всем телом к нему, так чтобы не произошло контакта с кожей. Когда мы начали покачиваться в такт музыке, я положила голову Остину на плечо и посмотрела на гостей.

Все смеются, пьют и весело проводят время. Все, кроме Хью, уставившегося на меня горящими глазами. В его позе читалась боевая готовность, пока я танцевала с Остином.

Печаль и вина обрушились на меня, когда я увидела суровое, несчастное выражение лица Хью. Я не хотела танцевать с Остином, а оказаться в объятьях Хью. Хотела быть его девушкой.

Его парой. Но он планировал отдать меня врагу и разрушить мою жизнь. Я вздохнула, ощущая себя смехотворно близкой к тому, чтобы разрыдаться. Почему жизнь так несправедлива?

Рука Остина скользнула по моей спине и остановилась на попке.

Я увидела, как Хью поднялся, почти перевернув в спешке стол и тревожные взгляды гостей направились на него. Мари обернулась и бросила на меня предупреждающий взгляд, даже при том, что я убрала руку Остина.

Хью направился к нам, выглядя так, будто собирался напасть на Остина, который все также пьяно цеплялся за меня.

– Убери свои руки от нее, – потребовал Хью, вставая рядом со мной.

Первородный оборотень потянул меня к себе, оскалившись и все что смог различить мой, затуманенный алкоголем разум, блестящие кошачьи глаза и огромные клыки.

Ничто, казалось, не насторожило Остина. Он просто пьяно улыбнулся Хью и поднял руки вверх, отступив.

– Если ты хотел вклиниться, надо было просто попросить

– Хотел… вклиниться?

– Он имел в виду, ты хотел потанцевать со мной, – перекрикивая музыку, ответила я Хью.

Вздрогнув от моего громкого голоса, он посмотрел на меня. И кивнул.

– Я потанцую с тобой, Райдер.

Остин подмигнул мне и направился обратно в бар, оставив меня на танцполе с Хью. Тот смотрел выжидающе, так что я вздохнула и подняла руки, чтобы положить ему на шею, прижимая мое тело к его.

Даже в нетрезвом состоянии, я знала, что это было большой ошибкой. Большое тело Хью, такое теплое и знакомое напротив моего, и мне пришлось напрячь даже пятки, чтобы удержать сомкнутые руки от прикосновения к теплой коже его шеи.

Также мое лицо оказалось близко к стыку его воротника, и я почувствовала замечательный, мужской запах Хью.

Его руки спустились на мою талию, удерживая меня напротив себя, а потом мы начали неуклюже покачиваться в такт музыке.

Я чувствовала себя маленькой, изящной и женственной в его объятиях. И те чувства, что он испытывал ко мне, были прямо-таки божественными. Мое тело реагировало, мой рассудок гудел и мой монстр близок к пробуждению, хотя и не совсем проявился, так как я была достаточно осторожна, чтобы не коснуться кожи Хью.

Его большая рука гладила меня по спине, вверх и вниз, пока мы двигались под песню мелкими шаркающими шагами. Какого быть в объятиях Хью? Я чувствовала себя как дома. Словно мое место здесь.

Он наклонился, и я услышала его приглушенный, музыкой, голос.

– Ты не должна позволять другим мужчинам трогать тебя вот так, Райдер.

Другим мужчинам?

– Потому что ты хочешь быть единственным? – шепотом спросила я.

Он колебался долгое, долгое время. Затем произнес:

– Никто не должен прикасаться к тебе.

Я толкнула его в грудь, внезапно желая освободиться из рук Хью.

– Так это не из-за того, что ты хотел побыть со мной? Не потому что хотел потанцевать со мной. Ты просто не хотел, чтобы кто-то другой был рядом, – в нетрезвом состоянии я невнятно произнесла слова, и комната поплыла перед глазами. Боже, я так пьяна. Как я так быстро опьянела? Никогда так не напивалась.

Хью насупился на меня, но ничего не сказал. Вместо этого, он снова потянулся ко мне.

Я отпихнула его руки прочь.

– Нет, знаешь, что? Ты не можешь прикоснуться ко мне. Только в том случае прикоснешься, если сам этого захочешь, а не потому что, меня нужно охранять. Вот дерьмо, и ты это знаешь.

– Это моя работа, Райдер, – его голос был низким, а на лице отразилась боль.

– Пошел ты и твоя работа, – сказала я, спотыкаясь мимо него. Где-то здесь была уборная, и я хотела, умыться. Прямо сейчас это звучало действительно хорошо в моем нетрезвом мозгу.

Когда я спотыкнулась мимо Хью, он снова потянулся ко мне, чтобы успокоить. Я хлопнула его по рукам и неровной походкой направилась в уборную.

Он последовал за мной.

Я остановилась около двери и указала на табличку, с надписью: "Женский".

– Это означает, что я иду сюда, чтобы воспользоваться уборной и ты не можешь следовать за мной, понял? А теперь отвали. – И я ворвалась в комнату, прежде чем он смог возразить.

Захлопнув дверь, я смотрела на нее еще некоторое время в спутанном сознании. Часть меня надеялась, что Хью ворвется, не смотря на этикет, так мы могли бы продолжить разговор. Но он этого не сделал.

Я глупая, пьяная и разочарованная.

Уборная оказалось невзрачной, маленькой комнатой, но чистой. По одну сторону в линию выстроились две кабинки, две раковины и зеркала граничили с ними.

На одной из стен было большое окно с клетчатыми шторами. Я подошла к раковине, открыла воду, и плеснула на лицо.

Ладно, я возможно обрызгала перед этого чертового платья, но я была пьяна и меня это не волновало. Чувствовала себя вялой и разгоряченной. Может это из-за длинных рукавов платья?

Другая девушка вошла в уборную – официантка. Ошеломленная я посмотрела в зеркало, и она улыбнулась мне.

– Разве тебе не жарко? – Я обдула свое лицо.

– Нет, извини. – Она бросила любопытный взгляд на меня, смотря через зеркало.

– Ха. – Я почувствовала головокружение и взглянула на окно. Показалось хорошей идеей открыть его. Впустить в комнату поток свежего воздуха. Шатаясь, я бросилась к окну, как в комнате вокруг меня все помутнело.

Почему я так ужасно чувствую себя? Я попыталась открыть окно, но почувствовала себя, как это ни странно, слабой.

– Вот, дорогуша, позвольте, я открою его, – официантка подошла ко мне и распахнула окно.

– Спасибо, – пробормотала я, наклоняясь в уже открытое окно, и ощущая ветерок на лице, – Не понимаю, что со мной не так.

– О, это просто, – с легкостью сказала она, улыбаясь мне, – Тебя накачали.

– Накачали? – я молча уставилась на нее, – Кто-то меня опоил?

– Не просто кто-то, – затем она подмигнула мне.

Мой затуманенный мозг не мог соединить все вместе.

– Не понимаю.

– Это была я.

Для какой цели официантке опаивать меня? Я покосилась на нее, затем прижалась лицом к стеклу, сильно желая ощутить ветерок, гуляющий снаружи.

– Накачивать кого-то – плохо. Зачем ты это сделала?

– Потому что, не хочу, чтобы ты со мной боролась, пока мы будем уходить отсюда, – она толкнула меня в сторону и начала давить на края стекла, пока то не упало на землю.

Голова с трудом соображала. Я потрясла ею, чтобы прояснить мысли, но не сработало.

– Почему мы уходим?

Она взглянула на меня и ущипнула за щеку.

– Ну разве ты не милашка? Мы уходим, дорогуша, потому что, когда Финиан узнает, что его драгоценного оборотня украли, он наделает в штаны.

Мои глаза расширились.

– Я ведь тебя знаю? – прищурившись, я посмотрела на лицо женщины, но она не выглядела как знаменитость, – Ты другой принц-фейри. Вот только ты – девушка.

– Виновата! – радостно пропела она, затем похлопала по подоконнику, – Магия чар такая веселая. Теперь пошевеливайся. Теряем время впустую, да и твой телохранитель учует что-нибудь, если не поторопимся. Ты ведь будешь тихо себя вести? – И она снова ущипнула меня за щеку.

Рукой я дотронулась до своей щеки.

– Ты прикоснулась к моей щеке, и я не изменилась. – Это потому что он в настоящее время был под воздействием чар, чтобы быть девушкой? Но под ними же он был парнем?

– Рогипнол [19]. Просто чудо наркотик, – произнесла она. – Тебе не удастся превратиться рядом со мной на стоянке. Тебе не стоит этого делать вообще. Теперь, пошевеливайся. Перелазь.

Я кивнула, не в силах противостоять ее ободряющим словам. Закинув одну ногу на подоконник, почувствовала, что она такая же сильная, как варенная лапша. Уверена рогипнол* сделал из тебя дурочку. Я зевала, пока лезла через окно, потеряла равновесие и упала, смеясь, на траву снаружи.

– Шшш, – предостерегла официантка, вылезая вслед за мной из окна. Девушка осторожно закрыла его, повернулась ко мне и схватила за руку. – Вставай. Мы идем к машине.

Её… его? – пальцы вцепились в мою руку, и я с трудом поднялась на ноги.

– О, боже, – выдохнула я, – Хью придет в бешенство, когда узнает, что ты меня украла, – я еще раз вяло хихикнула, не в силах помочь себе.

– Будем надеяться, что он ничего не узнает до тех пор, пока мы не исчезнем, – сказала она, волоча меня за спиной. – Шевелись.

Мы шли через парковку, я спотыкалась на каждом шагу. Мне пришло в голову, что я должна сопротивляться. Пинаться. Кричать, звать на помощь, хоть что-то.

Но, будто та часть моего разума, которая желала протестовать, отключилась и уснула. Ее заменило пьяное, затуманенное ощущение и я была беспомощна, когда девушка открыла окно и указала мне сесть на заднее сиденье.

Я заползла примерно наполовину, затем устала и легла.

– Засунь свои ноги, – отрезала она и подтолкнула мои конечности. – Давай же.

– Ты – не хорошая, – сонно упрекнула я, но свернулась в клубочек, и она захлопнула дверь. Мой блестящий каблук попал между дверью, и она вновь распахнулась.

Официантка раздраженно вздохнула, затем схватила мою ногу и начала растягивать пряжку на розовых туфлях. Я хихикала и извивалась, не привыкшая к тому, чтобы кто-нибудь трогал мои ноги. Я даже никогда не делала педикюр – научилась делать его сама.

– Щекотно.

– Я оторву тебе крылья, если не прекратишь корчиться, – сказала она обманчиво очаровательным голосом. – Я собираюсь отрезать их, чтобы ты не смогла улететь, но, если ты продолжишь себя вести так, я вырву эти морщинистые маленькие штучки с корнем.

Я нахмурилась. Это звучало неприятно. Я прижалась разгоряченным лицом к сиденью и вздохнула, желая, чтобы кожа, к которой я прижималась, ощущалась холоднее.

– Прости.

– Так-то лучше, – произнесла девушка, бросая мои туфли в машину и захлопнула дверь.

Я зевнула, веки отяжелели. Я едва заметила, как она плюхнулась на переднее сиденье и включила зажигание. Магнитола завопила, но официантка быстро отключила ее и посмотрела на меня в зеркало заднего вида.

– Лишь несколько минут отделяет нас от ближайшей лей-линии. Там я смогу открыть портал, и мы окажемся дома.

– Ты можешь просто воспользоваться руной, – вставила я. – Так делает Хью.

– Это другая магия, идиотка, – ответила девушка, выезжая задом с парковки. – Мир фейри более охраняем, чем те жалкие, изолированные миры, в которых живут слуги, – она снова взглянула в зеркало заднего вида и бросила на меня проницательный взгляд. – Так у Хью есть руна?

– Есть, – сонно пробормотала я. – Даже две.

– Значит, Финиан потратил на тебя небольшое состояние. Такая магия не дешевая, – Автомобиль легко поехал вперед, и она переключила передачу. Но при взгляде в зеркало, ее глаза округлились. – О, Боже.

Что-то тяжелое врезалось в заднюю часть автомобиля.

Я скатилась с сиденья и упала на пол, морщась от боли. Я подтянула себя обратно на сиденье и села, как раз тогда, когда фейри на переднем сидение пристегнул ремень безопасности.

Что-то тяжелое вновь врезалось в зад машины. Я услышала скрежет метала и в то же время дикий звериный рык.

– Это Хью, – произнесла я и прикрыла зевок рукой. – Он не слишком рад.

С красивого женского рта сорвалось рычание, когда она обернулась на меня. Я увидела, как она рывком переключила передачу. Раздался визг шин, и автомобиль накренился, потом рванул вперед, едва вновь не сбросив меня с сиденья. Мой желудок сжался от тошноты.

Мы дернулись в сторону, сворачивая со стоянки.

Что-то вновь врезалось в машину. Скрежет метала раздался громче, чем прежде и разбилось стекло. Мир завертелся и мое тело ударилось в крышу машины.

Все померкло.

Я очнулась, словно в тумане, спустя несколько минут. Вокруг меня лежали осколки стекла, а я лежала на крыше автомобиля, смотря на улицу. Мы перевернулись?

Я могла слышать сирену полицейской машины, но кажется очень далеко. Что-то влажное потекло по моей щеке, и я стерла это. Я взглянула на водительское сиденье, там оказалось пусто.

Я одна.

– Боже, – пробормотала я. Я рукой сдвинула в сторону битое стекло, но вздрогнула от боли. Ой.

Я осмотрела руку и увидела, как кровь просачивается сквозь рукав моего милого, белого платья.

Это было глупо, Райдер. Но глупость, кажется, осталась единственной действующей функцией моего головного мозга.

Это и постоянное ощущение, что мне необходимо вздремнуть.

Я встала на четвереньки и начала выползать на улицу через заднюю часть автомобиля. Чтобы выбраться мне потребовалось несколько минут и когда я была снаружи, руки и ноги были в порезах от стекла. Сейчас боли не было, но она появиться утром.

Я шатаясь поднялась на ноги и в удивлении уставилась на машину после аварии. Пострадала только одна машина, наша. Перевернутая на крышу машина, с одной стороны выглядела так, будто в неё врезался другой автомобиль. Дверь сложена гармошкой и сломан замок.

Нигде не было и следа фейри. Или, Хью.

Стоя на шатких ногах, я закрыла глаза.

– Вы в порядке, мисс? Позвонить в 911?

Я распахнула глаза и неуверенно посмотрела на появившегося человека. На другой стороне улицы стоял автомобиль с включенной мигалкой и распахнутой дверью.

Мужчина пожилой, седой, с огромными очками на глазах и одетый в жилетку, встал рядом со мной

Был ли это еще один из трюков фейри? Нахмурившись, я ущипнула мужчину за щеку.

– Это ты там?

Он с отвращением посмотрел на меня.

– Да ты пьяна? Давай свой ключ, – он протянул руку, – Я звоню в полицию. Тебе должно быть стыдно. Ты ведь могла кого-нибудь ранить.

– Я не была за рулем, – запротестовала я, потом сильно зевнув, – Я просто хочу поспать.

Оглушительный рев донесся с улицы ниже.

– Какого черта, это было? – прошептал мужчина.

Заинтересовавшись, я повернулась к нему.

– Хью? Сюда, кис-кис-кис. Хороший котенок, – я попыталась щелкнуть пальцами, потом увлеклась тем, что они, казалось не работали. Дурацкие пальцы.

Послышалась тяжелая поступь по тротуару, и мужчина рядом со мной втянул воздух.

– Ты это видишь?

– Вижу, что? – Я оглянулась вокруг себя, но все было нечетким и черным. Не могла сказать, что происходит. Шатаясь, я непрочно стояла на ногах.

– Я должен убраться отсюда, – прокричал мужчина, и отпустил меня.

Я рухнула на землю, не в состоянии стоять на своих двоих. Абсолютно уверенная, что теперь в мою задницу вонзилось стекло и захныкала от неспособности помочь себе. Я ничего не могла сделать. Что со мной?

Рогипнол. О, здорово. Я решила, что ненавижу его за секунду до того, как мир снова почернел вокруг меня.

Вновь раздался оглушительный рев, приведя меня в сознание. Я разлепила один глаз и увидела огромные полосатые лапы возле моей головы. Лежа на асфальте, стекло сверкало вокруг меня, отвлекая внимание.

Я хныкала, потому что все болело, и я была слишком слаба, чтобы встать.

Огромная кошачья голова появилась в поле моего зрения. Я различила полосы, дикие зеленые глаза, и огромные, длинные клыки, выступающие из головы размером с бочку.

Хью.

– Эй, котенок, – сонно произнесла я.

Моя голова упала обратно на тротуар, и я отключилась.

Глава 15

Я очнулась спустя некоторое время, мои веки казались тяжелыми, словно на каждом лежало по кирпичу. А в рот будто напихали ваты, а в голове туман. Я могла слышать стрекотание сверчков, а под головой чувствовала влажную траву. Взгляд медленно сфокусировался, и я увидела навес из листьев над головой.

Да ну на фиг?

Я потерла губы, ненавидя привкус во рту, желая вспомнить немного больше о том, как здесь оказалась.

Каждая косточка моего тела ныла, а что-то тяжелое упиралось в поясницу. В голове стучало, я подняла руку, чтобы провести по ней… и поняла, что у меня выросли рога.

Нахмурившись, я взглянула на руку и увидела, что та вся в чешуе.

Чешуя… деревья… воспоминания о вчерашнем вечере прокрутились в голове. Авария. Звериный рык Хью. Лицо женщины всплыло в памяти. Болезненный спазм прокатился по желудку.

Меня похитили.

Я перевернулась в траве, тупые когти врылись в землю, пока я оценивала ситуацию.

Взгляд с трудом сфокусировался на всем, что меня окружало, вокруг было тепло и влажно, а в далеке щебетали птицы. Жужжали насекомые, и земля подо мной ощущалась влажной от росы.

Запах грязи и растений переполнил мои чувства и заставил желудок скрутиться от тошноты. Захотелось проблеваться.

В конце концов замаскированный принц фейри смог привести меня в свой мир?

Вот почему я очнулась в форме перевертыша?

Что-то пушистое коснулось моей спины, и я подпрыгнула, с воплем разворачиваясь, чтобы увидеть что это.

Огромный саблезубый тигр уставился на меня, сверкая зелеными глазами. Длинные клыки торчали из его пасти, поблескивая и опасно близко находящиеся в дюйме от моего лица.

Я облегченно выдохнула.

– Хью, – протянув руку, я схватила кота за шерсть, целуя его в нос. – О, Боже мой, ты не представляешь, как я рада тебя видеть.

Шершавый язык прошелся по моей щеке, кошачья версия ласки. Я с облегчением рассмеялась, но смех превратился в рыдания.

– Я не знаю, что произошло прошлым вечером. В голове все спуталось. Где мы?

Кот вновь уткнулся в меня носом, в ожидании.

– Я не знаю язык саблезубых, – произнесла я. – И к тому же не умею интерпретировать тыканья носом.

Кот издал низкое ворчание, что могло быть и мурлыканьем, и рычанием, и смехом. Не могу точно сказать. Он повернулся, отступая на несколько шагов и сгорбил плечи.

Я знала, что это значит – перевоплощение. Я закрыла глаза, давая ему немного уединения, терпеливо ожидая, когда он измениться.

Спустя мгновение, большая рука прошлась по моей щеке. Я распахнула глаза и взглянула в человеческое лицо Хью.

Он стоял совершенно голый.

Я посмотрела на свое тело. Я тоже обнажена.

– Куда делась наша одежда?

– Ты перекинулась, когда я перенес тебя через портал, – сказал Хью. Его взгляд, на удивление беспокоящийся, продолжал исследовать мое лицо, а его большой палец поглаживал мой подбородок. – Мне пришлось раздеть тебя или в одежде тебе было бы больно.

Ох. Да, оно такое и было. Предполагаю, в этом есть смысл. У меня до сих пор были проблемы с фокусировкой.

– А твоя одежда?

– Разорвал ее, когда перекидывался, – пожал плечами Хью, будто это не было важным. – С тобой все в порядке?

– Я не ранена? Все ушибы и ссадины прошли, – я отчетливо вспомнила разбитое стекло и кровь на руках и коленях, но кожа уже стала нежной и на пути исцеления.

– Прошло время. Ты спала несколько часов.

Я прижала два пальца ко лбу между бровями, желая, чтобы прошла головная боль.

– Прошлый вечер кажется расплывчатым, – как не пыталась, я не могла вспомнить всего. В голове вспыхивал смутный беспорядок воспоминаний.

– Тебя пытался схватить фейри, – сказал Хью, затем злобно оскалился. – Ты пошла с ним. Почему?

Я зажмурилась, пытаясь вспомнить.

– Думаю, он опоил меня. Рогипнолом. Его можно подмешать в напиток, и он снимает все запреты. В основном, он делает тебя неспособным сказать нет, – вздрогнула я. – Не могу поверить, что была под наркотиком.

– И почти схвачена, – прищурился Хью и его лицо вновь приобрело жесткое выражение. – Я почти потерял тебя.

– Прости, – сказала я, затем скривилась. – Не знаю, зачем я извиняюсь. Я не знала, что меня накачают, – я окинула взглядом окружение. – Поэтому ты привел меня сюда? В мир первородных?

Хью коротко кивнул.

– После того, как твоя машина перевернулась начался хаос. Появились люди, а у меня не было одежды, потому что я изменился. Они собирались увезти тебя, поэтому я преследовал их и забрал тебя. Фейри сбежал, и я не смог его выследить, – он вновь оскалил удлинившиеся клыки, хмурая версия Хью. – Думаю, он опять сменил лицо.

Я потерла руки, содрогаясь от этой мысли.

– Если он может снова и снова менять лица, не знаю, как защититься от него.

– Ты будешь в безопасности, здесь в мире первородных со мной, – свирепо ответил Хью. – Ты не уйдешь от меня.

– Но мы не можем остаться здесь. Финиану это не понравится, потому что это портит его график. Здесь время идет иначе и у меня остаётся меньше его до полного изменения, – я вытянула руку и рассмотрела чешую.

Она стала нежно-зеленой, мягко поблескивая. Стала… милой. Это странно. Я прикоснулась к лицу и удивилась, как оно по-другому ощущалось.

Я склонила голову, пытаясь рассмотреть крылья, но они все еще были морщинистыми и прижимались к спине, не раскрываясь полностью.

Хью поднялся на ноги, явив моему взору свое довольно внушительное оборудование.

– В настоящий момент, мне плевать, что Финиану нравится, а что нет, – он протянул мне руку.

Я ухватилась за нее, краснея и пытаясь не пялиться на член, находящийся на одном уровне с моими глазами всего момент назад.

Я все еще пошатывалась, а в ногах ощущалась слабость. Мне пришлось побороться, чтобы сделать несколько шагов, потом я вздохнула, когда голова сильно закружилась.

– Думаю, у меня еще отходняк от наркотиков.

– Я понесу тебя, – произнес Хью. Он потянулся ко мне и прежде, чем я смогла запротестовать, взял на руки.

Одна сильная рука обхватила бедра и скользнула под колени, а вторая находилась на спине, прижимая меня к груди Хью. Моя грудь прижалась к его коже, и я задохнулась, чувствуя, как по мне прокатилось желание.

– Прости.

– Не извиняйся за прикосновение ко мне, – проскрежетал Хью, смещая меня и прижимая к себе.

– Да, но… ты не желаешь искушения, – произнесла я, ощущая всепоглощающую печаль. Я пошевелилась, пытаясь поудобнее устроиться в его объятьях, не слишком прижимаясь к его телу. – Я не стану больше так поступать. Это не честно по отношению к тебе.

– Райдер, не волнуйся обо мне, – Хью прижал меня сильнее и мне не осталось ничего кроме, как положить свою руку на грудную мышцу, слегка покрытую волосами. – Устраивайся поудобнее. К пещерам путь не близок.

– Пещеры? – я в удивлении уставилась на него. – Мы идем туда?

Хью быстро кивнул и отправился в путь.

– Ты… ты уверен, что хочешь нести меня? Я могу идти, просто нужно время, чтобы адаптироваться…

– Позволь мне отнести тебя, – нежно произнес он. Его руки напряглись. – Расслабься. Если нужно, поспи.

Я не спала. Оставаясь напряженной, пока Хью нес меня, прижимая к груди, через болотистый лес. После нескольких минут тишины, я обратила внимание, что дыхание Хью не становится тяжелым. Он совсем не запыхался. Поэтому я расслабилась, убаюканная размеренными шагами мужчины.

В конце концов я уснула, поскольку была еще уставшей.

Я проснулась чуть позже, прижимаясь щекой к плечу Хью, одному боку было тепло от его тела, а другому холодно. Я осмотрелась и поняла, что пока спала, стемнело. Подняв взгляд, я увидела кошачьи глаза Хью, сверкающие в темноте.

– Где мы?

– Почти у меня дома, – Хью произнес низким голосом, – Как ты себя чувствуешь?

– Лучше, наверное? – Я потерла глаза и вздохнула при виде всё ещё изменившейся коже, – Все еще покрыта чешуей.

– Ты будешь такой столько, сколько мы пробудем в этом мире, – произнес Хью, – Это часть того – кто ты.

– Полный отстой. – Я сморщила нос на чешую, хотя теперь она была светлой, вполне зеленой, – Ненавижу все это.

– Ты прекрасна, – сказал Хью, ныряя под ниспадающие ветви, – Я мог бы смотреть на тебя весь день, и никогда бы не устал от этого.

Обалдеть. От этих слов я ощутила покалывание жара по телу.

– Спасибо.

– Я говорю правду, – сказал он просто.

Верно, ведь он никогда не лжет. Я грелась в его комплементе какое-то время, все еще прижимаясь к нему и ощущая себя слишком восхитительной, чтобы предложить опустить меня и идти самой. Было в этом что-то декадентское, позволять Хью нести меня, и я не очень хотела признавать то, что наслаждалась каждым моментом с ним.

– Мы почти на месте, – сообщил Хью. Он свернул, затем посмотрел на меня заинтересованными глазами, – Можешь идти?

– Могу попробовать, – ответила я и почувствовала легкий укол разочарования, когда он отпустил меня и мягко поставил на ноги. Я пошевелила пальцами ног в траве. Ощущая голод и усталость, но ощущение нечеткости и путанности оставило меня. Я сделала пару шагов и кивнула Хью. – Я в порядке. Спасибо, что нес меня.

– Для меня это было удовольствием, – ответил он хриплым голосом, посылая дрожь по моему позвоночнику и заставляя трепетать, сложенные за спиной, крылья. Когда Хью так говорит, кажется, для него это на самом деле было удовольствием.

Хью… флиртует со мной? Это на него не похоже. Я удивленно посмотрела на него, затем еще раз, когда его рука скользнула по моей спине, будто не желая отпускать.

– С тобой все нормально?

Он кивнул, затем положил руку мне на талию, чуть выше хвоста.

– Пойдём. Не бойся. Я буду защищать тебя от кого угодно.

Я нахмурилась на это.

– Мне нужна защита от остальных?

– Они… не будут рады меня видеть. Теперь пойдём. – Хью подтолкнул меня вперед.

Мы ныряли под низко нависающие деревья и маневрировали вокруг раскидистых папоротников.

В далеке стал виден остроконечный, отвесный утес и я ощутила страх, свернувшийся в животе.

Почему другие первородные не обрадуются появлению Хью? Произошло еще что-то, чего я не понимаю?

Я придержала беспокойство при себе, пока Хью продолжал молчать, верный признак того, что он волнуется.

Я робко погладила его руку. По какой-то причине, я хотела, чтобы он взял меня за руку. Чтобы знать, что кто-то собирался мне помочь. То, что я не одинока в своих чувствах.

Рука Хью сжала мою, переплетя свои пальцы с моими, и я вновь ощутила то странное тепло, разливающееся в животе. Я отметила, что он убрал когти, а подняв взгляд, увидела его глаза, темные и совершенно звериные. Хью был в состоянии повышенной готовности.

Затем он остановился. Поднял голову и принюхался.

Я огляделась и ничего не увидела. Деревья, деревья, темнота и вновь деревья. И лишь затем, пару сверкающих глаз в ближайших кустах привлекла моё внимание. Я втянула воздух и толкнула Хью.

– Знаю, – сказал он. – Все хорошо, Райдер. Это Артур, пришел, чтобы поприветствовать нас.

Кусты затряслись и спустя мгновение вышел воин.

Тоже полностью обнаженный – странно, как я все еще не привыкла к голому образцу мужской красоты, разгуливающих по округе – и с угрюмым выражением на свирепом, мрачном лице.

Он скрестил руки на груди (которая была больше и шире, чем у Хью, чего я не могла даже вообразить).

– Брат. Боюсь, ты не получишь теплый прием на этот раз

– У меня нет выбора, – ответил Хью. Он отпустил мою руку и поцеловал меня в макушку прежде, чем отойти и встать перед Артуром.

Жест на столько милый и собственнический, что я почти упустила вспышку тоски в сверкающих глазах Артура.

Почти.

Хью подошел к другу, и они пожали руки в знак приветствия, хотя Артур все еще не выглядел довольным. Хью разговаривал с ним какое-то время, их голоса были настолько тихими, что я не смогла ничего разобрать, о чем был разговор.

Сгорая от любопытства, я хотела броситься вперед и подслушать, но подозреваю, что как только подойду ближе, они перестанут говорить. Как бы там ни было, ясно, что я не должна подслушивать.

Так что я шаркала ногами по мокрой траве, и перекинула свои волосы вперёд, прикрыв ими груди.

Артур взглянул на меня, затем кивнул.

– Пока не могу сказать, что я в восторге, но я понимаю тебя, брат.

Хью кивнул.

– Тогда, пойдем к остальным. Покончим с этим.

– Сказать им что? – спросила я.

Никто не ответил мне.

– Сказать им что? – снова спросила я, – Эй? Милая девушка стоит прямо здесь? Любит длинные прогулки по пляжу, и терпеть не может, когда ее игнорируют?

Они оба просто повернулись и уставились на меня.

Я вздохнула.

– Неважно. Пойдемте и покончим с этим. Что бы это не было.

Двое мужчин встали по обоим бокам от меня (что немного нервировало) и мы продолжили путь сквозь лес, пока не дошли до лабиринта пещер. В темном входе в каждую пещеру блестели пары глаз, всматривающихся, изучающих нас.

– Жди здесь, Райдер, – Хью сообщил мне. Он шагнул вперед и поднял руку ко рту, издавая рык, который был настолько громким и похож на тигриный, что это поразило меня.

– Но…

Артур сделал шаг в мою сторону и покачал головой, давая понять, чтобы я молчала.

Остальные первородные оборотни начали выходить из тени. Мое сердце затрепетало от беспокойства, пока я наблюдала, как один за другим они, крадучись, двигались вперед, переводя взгляды с меня на Хью и обратно.

Он осматривал их всех, пока, казалось, не был удовлетворен увиденным, затем заговорил.

– Вы все знаете о моем соглашении с Финианом. Я продал свои услуги, действуя в качестве представителя нас всех. Я должен исполнить свою клятву и в обмен мы получим пары, чтобы смогли закончить свое одинокое существование. Я сожалею, но вынужден сказать, что не смогу исполнить клятву. Я подвел всех вас.

Я задохнулась. Что? Как?

С ужасом, я увидела, как остальные оборотни накинулись на Хью, похоронив его под грудой разъяренных тел, полных решимости атаковать.

– Хью, – крикнула я, выбегая вперед.

Артур схватил меня за руку.

– Не делай этого. Все будет хорошо.

– Но они ранят его!

– Он ожидал этого. И позволяет выразить свой гнев, – Артур крепче сжал мою руку. – Не пытайся вмешаться.

Я посмотрела на рычащих мужчин, летающие кулаки и голые тела. Все это походило на огромное столпотворение обнаженных тел и ярости. Не будь я в таком отчаянье при мысли о, находящемся в эпицентре, Хью, возможно, насладилась бы видом обнажённых ягодиц и мотыляющихся членов. Но мне было страшно.

Одна большая рука прорвалась через толпу разгневанных мужчин и ухватила чью-то голову, стукнув ее о другую. Двое мужчин слегли на землю, только чтобы другие двое вступили в схватку.

Хью поднялся на мгновение, с кровоточащим носом и ободранной щекой. Зубы оскалены в зверином рыке, глаза потемнели.

Затем другой мужчина схватил его за горло и вновь увлек в толпу бесчинствующих тел.

– Хью, – позвала я, затем дернула руку, когда Артур, схватив меня, и потащил прочь от драки. – Отпусти меня.

– Позволь им так высказаться, – произнес Артур. – Ты не понимаешь, что он это делает ради тебя?

Глава 16

– Ради меня? – в голосе появились истерические нотки. – Зачем он делает это ради меня? Похоже, что его сейчас сотрут в порошок!

– Он предпочел тебя нам, – объяснил Артур. – Хью не отдаст тебя фейри. Он нарушит клятву и оставит нас без спутниц, но ты будешь в безопасности.

Я ахнула и повернулась к Артуру.

– Что?

– Правда, – он быстро кивнул, и только уныние в глазах выдавало его чувства. Мрачное лицо Артура было бесстрастным, – Он не переживёт, если отправит тебя навстречу судьбе, поэтому кидает нас ради твоей безопасности.

Я посмотрела на толпу мужчин, яростно сражавшихся друг с другом. И увидела беспомощную ярость первородных, напавших на Хью. Один повернулся и бросил на меня взгляд полный грусти, а затем прыгнул обратно в бой.

Рыдание вырвалось из горла. Я плакала, потому что была эгоисткой. Выиграла, разрушив счастья других. Я должна была бы чувствовать себя замечательно, но ощущала несчастной. И поэтому ревела.

Крик ярости донесся из толпы и достиг меня. Появился Хью, один из мужчин вцепился ему в спину, а другой в ногу. Резким движением он отбросил их и подошел ко мне с дикими глазами.

– Райдер!

Остальные отступили, усевшись на корточки в животной манере.

Первородные зализывали раны и вытирали кровь с носов и ртов.

Они свирепо смотрели на Хью, но по отношению ко мне в их взгляде не было того гнева, которого испытывали к нему.

Хью приблизился ко мне и нежно обхватил мое лицо, всматриваясь в него с беспокойством.

– Ты ранена? Почему ты плачешь?

– Не понимаю, – произнесла я, качая головой. Я смотрела в его лицо. Один глаз заплыл, а из носа текла тонкая струя крови. Он никогда еще не выглядел более красивым для меня, – Ты не собираешься отдавать меня Финиану? Но… ты губишь судьбы остальных. Я думала это то, чего ты хотел.

– Это было до того, как я узнал тебя, – ответил он и провел большим пальцем по гладкой чешуе моей щеки, о так мило, – А теперь не могу представить, что кто-то причиняет тебе страдания.

В горле перехватило дыхание от его слов. Я так долго хотела услышать их.

Все же… это слишком, чтобы поверить. Такая высокая, жестокая цена.

– Что заставило тебя передумать?

Он посмотрел на остальных. Преисполненная грустью, я сделала то же самое, заметив, что они смотрели на мое обнаженное тело голодными взглядами.

– Наш разговор не для посторонних ушей, Райдер. Давай. Пойдем в мою пещеру.

– Звучит прекрасно, – удивившись, сказала я. Пещера? Мы собирались где-то наедине поговорить? Он не отдаст меня Финиану? Я пыталась осознать все это, но безуспешно.

Но когда Хью протянул руку, я без колебаний взяла ее, и он провел меня сквозь зловещую толпу. Я верила ему, что с ним была в безопасности.

Он привел меня к скалистому утесу, когда мы подошли ближе, я изумленно посмотрела на него. Примерно пять или шесть этажей девственно нетронутой горной породы, которая резко обрывалась, как будто некая Божественная рука аккуратно разрезала её пополам.

По срезу гора была изрешетина пещерами. Я знала, что каждая пещера является домом одного из первородных.

– Какая твоя?

Хью выпустил мою руку и начал подниматься по лианам, которые спускались по камню.

– Сверху.

– Конечно же, – тихо проговорила я и наблюдала, как Хью поднимается по выступу, как ни в чем не бывало, цепляясь когтями за скалу, а с помощью лиан подтягиваясь на мощных руках.

Я подошла ближе и коснулась одной из лиан. Она была крепкой, надежной, но скользкой от липкого тумана. Я посмотрела на неё и поняла, что не в состоянии вскарабкаться наверх. Абсолютно.

Через мгновение Хью посмотрел вниз.

– Ты не идешь?

Я подёргала за одну из зелёных лиан.

– Не думаю, что смогу подняться. – И показала свои затупленные когти, которые теперь походили на длинные, гладкие перламутровые обломки, а не на смертоносное оружие. – Я не смогу ими зацепиться, и крылья все еще не работают.

Хью спрыгнул с уступа, игнорируя тот факт, что пролетел два этажа, и приземлился у моих ног на корточки.

Затем выпрямился, по-видимому, целый и невредимый, улыбаясь мне в полный рот острых зубов.

– Тебе всего лишь нужно было сказать.

С этими словами Хью схватил меня и перекинул через плечо. Прямо как Тарзан. И так же как Тарзан, он снова начал взбираться, быстро двигаясь по уступу скалы.

Я подавила крик, зародившийся в горле, закрыла глаза и, как могла, впилась малоэффективными когтями в его кожу. Хью не даст мне упасть. Не позволит этому случиться. Я доверяла ему.

Через несколько мгновений, грубое покачивание прекратилось, и я услышала… и почувствовала, как тело Хью тяжело приземлилось на землю. Когда он аккуратно поставил меня рядом с собой, я раскрыла один глаз и огляделась кругом.

Вот мы и в пещере Хью. Внутри было очень темно, и я с трудом могла разглядеть то, что меня окружает. Хотя там было не так много, на что смотреть. Мои пальцы щекотала груда меха, кроме этого я ничего не видела.

– Это твой дом?

– Ага.

Почему-то, мне стало грустно, что у Хью такое маленькое жилье. И такое… неказистое.

– У тебя здесь не так много всего.

– Мне и не надо многого, – признал он. – Большинство дней я провожу в звериной форме. От этого становиться менее… одиноко. Другое "я" не замечает вещей, так не хватающих человеку.

О, это было грустно. Я задумалась, неужели именно поэтому остальные временами казались совершенно дикими.

Поэтому они проводят больше времени в животной форме, чем в человеческой?

Потому что так одиноки? Мне хотелось плакать из-за них… и из-за Хью.

Я повернулась к нему в темноте, Хью было легко найти по сверкающим глазам. Протянула руку и положила на его гладкую теплую кожу.

– Скажи мне, что происходит. Мне нужно понять.

Его глаза закрылись, зеленый блеск исчез на долгое время, из-за этого у меня в горле сперло дыхание. Блеск вернулся через минуту, и я почувствовала, как его большие, теплые руки легли мне на плечи.

Хью притянул меня к себе, увлекая в теплые, утешительные объятия.

Сначала, я опешила. Для меня всегда было непривычно ощущать телесный контакт, а тем более с мужчиной семи футов роста и полностью голым.

Но Хью казался растерянным. Казалось, ему необходимо успокаивающее прикосновение, как и мне, поэтому, когда его большая рука легла мне на затылок и стала поглаживать по волосам, прижимая мою щеку к его груди, я не могла на самом деле противиться.

Я слишком наслаждалась ощущениями.

Но, тем не менее, мне нужны ответы. Поэтому я нерешительно положила руку на живот Хью и оттолкнула немного, чтобы взглянуть ему в глаза.

– Объясни, что происходит, Хью. Пожалуйста.

Он тяжело вздохнул, затем откашлялся.

– Когда… когда я увидел, как ты танцуешь с этим мелким, я взбесился.

– Мелким? – хихикнула я. Саблезубый тигр размером с гризли, вероятно считал вер-пуму маленьким, но я сомневалась, что Остину Расселу понравится подобное описание. Но потом до меня дошла остальная часть сказанного Хью. – Это тебя взбесило?

– Да. – Его руки сжались крепче вокруг меня, Хью снова стал гладить мои волосы, так сильно, что я уже решила, что облысею, если, он продолжит в том же духе. – Ты прикасалась к другому мужчине, смеялась вместе с ним, и он любовался твоим телом. Я хотел причинить ему боль. И… я хотел быть на его месте.

– Правда?

– Да. – Его руки снова напряглись. – Я завидовал его свободе. Он мог прикоснуться к тебе. Он мог веселиться и танцевать с тобой. А мне нельзя. Я так сильно завидовал ему в тот момент.

Желая утешить Хью, я его обняла.

Мои руки обвились вокруг его талии, и я провела по спине когтями, чувствуя, что это ему понравится.

– Ты ревнуешь по пустякам Хью. Остин мне нравится, как друг. И, по правде говоря, ты единственный, кто, как я верю, не убежит с криками при виде моего истинного лица, – Я все еще вздрагиваю от мысли показать Остину свою звериную природу; представляя его реакцию и зная, что она будет плохой.

– Ты сурова к себе, Райдер, – Хью покачал головой. – Я говорю об этом только потому, что пытаюсь заставить тебя понять. Вчера я приревновал тебя к маленькому оборотню-коту и это меня взбесило. Поэтому мы поссорились. Я сознательно решил испортить тебе веселье и тебя спровоцировать. После того, как ты сбежала, я чувствовал себя… виновным. Будто, я все разрушаю. И понял, что так и есть. Моя работа заключалась в том, чтобы разрушить твою жизнь. И то чувство было мне противно.

Его рука задержалась на моей голове, затем снова начала гладить по волосам.

– Когда он украл тебя из-под моего носа… – я почувствовала, как большое тело Хью содрогнулось, – Не могу описать, что тогда чувствовал. Как был беспомощен и полон ярости. Я потерпел неудачу в клятве. Мне следовало бы думать о моих братьях-первородных, терпеливо ожидающих меня с их женщинами. Ждущих от меня перемен. Но я не думал о них. Вместо этого, единственная мысль, которая крутилась в голове, была о тебе. Что ты где-то потеряна и напугана. О том, как подвел тебя. Только и думал о тебе. Не о других женщинах, которые ждут нас. Только о тебе.

Я теснее прижала щеку к его груди, зарываясь в тело Хью. Не желая его прерывать.

– И когда нашел тебя, на меня обрушилось такое облегчение, что я хотел кричать на весь свет, – он еще крепче меня обнял. – И понял, что не имею права испытывать к тебе такие чувства. И еще понял, что не смогу тебя отдать. Ни Финиану. Ни кому-то еще.

Его руки крепче сжимали меня, почти лишая возможности дышать. Мне было плевать. Плевать на все. Я сама не могла вдохнуть, едва смея надеяться, что все услышанное было правдой.

– И поэтому, я должен избавить тебя от девственности, Райдер.

Я захихикала.

– Хм, немного странно прозвучало.

Его сжимающее грудь объятье ослабло, и Хью взглянул на меня и приподнял мою голову за подбородок, заставляя посмотреть на него.

– Тогда, как правильно сказать?

Я обрадовалась темноте и своей чешуе, потому что была уверена, что мой румянец мог конкурировать по цвету с пожарным гидрантом.

– Думаю, не избавить. А лишить.

– Но… ведь подразумевается, что я разорву ее. Не думаю, что мне нравится такая формулировка, – обиженно сказал Хью.

Я ничего не смогла поделать и вновь расхохоталась

– Как на счет того, что я подарю ее тебе?

– Мне нравится, как это звучит, – его пальцы погладили чешую на моем подбородке. – Можешь ли ты… захочешь ли ты, Райдер, подарить мне девственность?

– Хочу и могу, – выдохнула я. – Больше, чем чего-либо еще. И ты об этом знаешь.

– Мне нужно снова это услышать, – хрипло произнес Хью, и я пожелала видеть больше, чем просто блеск его глаз в темноте.

– Но что на счет Финиана? А остальные? Что с ними будет?

– Финиан, – Хью выплюнул его имя, будто оно было чем-то противным, – не обрадуется. Но мне плевать, о чем он думает.

– Но ты ведь сказал ему, что не хочешь меня для себя. Я помню это.

– Сказал, – выражение его лица стало угрюмым. – В тот момент я думал это правда. Но… это не так.

Я округлила глаза.

– Серьезно? Что на счет остальных?

– Со временем они переживут свои обманутые надежды, – мягко ответил Хью. – Но не думаю, что смогу остаться здесь, моя Райдер. Когда ты рядом со мной, их зависть слишком велика. Боль будет ежедневной, и даже я не настолько жесток.

– Так ты спрашиваешь разрешения переехать ко мне, большой парень? Потому что я голосую "За".

– Я ничего не желаю так сильно, как провести оставшуюся часть своей жизни рядом с тобой, Райдер. Я позабочусь о тебе так, как никто другой.

Мое сердце переполнилось от волнения и нежности. Хью признавал, что любит меня?

Я так отчаянно желала, чтобы это оказалось правдой. Я впилась в его спину ногтями, теснее прижимаясь к нему. Слишком хорошо, чтобы оказаться правдой.

– Ты можешь жить со мной, Хью, – произнесла я. – Но как же Финиан? Он придет, чтобы меня забрать.

Хью отстранился. Я тут же ощутила себя лишенной его теплоты, жара и ласки.

– Райдер, я должен попросить тебя чем-то пожертвовать. Если сегодня ты подаришь мне девственность, то останешься такой, как сейчас на всю оставшуюся жизнь.

Сердце замерло у меня в груди.

– Я навсегда останусь такой? Не человеком?

– Ты будешь человеком, – произнес Хью. – Гламур никуда не денется. Но форма перевертыша застынет в этой фазе. Крылья так и не распахнутся, рога не закрутятся и не заострятся. Когти останутся затупленными, а чешуя будет такого же цвета, как сейчас. Как только ты перестанешь быть девственницей, больше не станешь расцветать день ото дня. И если сейчас я лишу тебя невинности, в свой двадцать пятый день рождения у тебя не будет течки.

Мне захотелось рассмеяться от облегчения.

– И все? Мне плевать на это.

– Уверена? Перевертыши в полном расцвете сил прекраснее всего, что кто когда-либо видел. От их красоты сжимается горло, – очень нежно Хью провел большим пальцем по моей ключице. – И хотя ты самое прекрасное существо, если я лишу тебя потенциала, то, по крайней мере, предупрежу о последствиях.

– Итак, я могу стать самой прекрасной на свете, или могу быть с мужчиной, которого люблю? – мой голос дрогнул, сердце барабанило от признания. – Это очевидный выбор. Все, чего я хочу – это ты.

Хью нежно потянул меня вперед, пока не уперся головой мне в живот.

– Я переполнен любовью к тебе, Райдер.

Я вновь хотела рассмеяться от странной формулировки, но не смогла. Ощущение головы Хью, прижатой к моему животу воспламенило каждое нервное окончание в моем теле.

Волосы Хью щекотали грудь, дразня меня.

Я запустила пальцы в его густые, почти жесткие волосы и в ответ он прижался ртом к мягкой коже живота

Кожа? Озадаченная, я прикоснулась пальцами к своему животу и обнаружила, что там чешуя очень гладкая. Я каким-то образом упустила момент трансформации? Кажется, на плечах, спине и ягодицах все еще чешуя, но спереди мягкая, бархатная кожа.

Как мягкое подбрюшье у броненосца. Я хихикнула от такой мысли, как ни странно довольная.

Мой смех затих в тот момент, когда Хью припал к моей груди губами и провел языком по изгибу.

Из моего горла вырвался стон и я, схватив Хью за волосы, притянула его назад к груди, когда он начал отстраняться. Я хотела большего.

Теперь, когда Хью может прикоснуться ко мне где угодно, я хотела всего.

Он, кажется, тоже этого хотел. Его рот снова прижался ко мне, и я ощутила горячее дыхание на своей коже, и как зубы царапают мою плоть.

Затем, найдя вершинку одной груди, Хью провел по ней зубами.

Огонь разнесся по моему телу, и я застонала. Каждая частичка моего тела была невероятно чувствительна, но, кажется, соски стали самыми чувствительными.

Они болезненно ныли от уделённого им внимания, и когда язык Хью прикасался к одному из них, я всхлипывала снова и снова.

– Хью. Боже, Хью. Твой рот

– Я пугаю тебя?

– Нисколько, – ответила я, вновь прижимаясь грудью к его рту. – Мне нужно, чтобы ты везде прикоснулся своим ртом ко мне.

Он тоже застонал, и впился руками в мою спину, так что я почувствовала, как его когти пронзили чешую. Не больно. Его рот отыскал сосок, а затем сомкнулся на нём и сильно всосал.

Я вскрикнула. Ощущения были настолько невероятными, что ввергли меня в восторг.

– Райдер, – прерывисто позвал Хью и прижался к изгибу моей груди, покрывая быстрыми поцелуями кожу, – Райдер, нам следует быть тише. Другие могут услышать.

Я вырвалась из его рук, вытаращив глаза. Всё моё возбуждение улетучилось на месте.

– О, Боже. Они ведь могут услышать нас? – Я знала, каким супер-острым был слух Хью, но не представляла, что настолько.

Я взглянула на открытый настежь вход в пещеру. Не похоже, что кто-нибудь подсматривал, только если они не прятались на верхушках деревьев по соседству. Которые… упс. Я оторвалась от Хью.

– В чем дело?

– Я не могу сделать это здесь, – ответила я ему, – Не тогда, когда остальные так близко и могут услышать. Я… это жестоко. И странно. Разве мы не можем пойти куда-нибудь, где сможем уединиться?

– Это мой дом, – сказал он. – Никто не побеспокоит нас здесь.

– Ну, это кончено, замечательно, но я не могу сделать это, когда другие слышат любое наше движение, Хью, – я протянула руку и погладила его по щеке, чувствуя покалывание от его бакенбард, – Разве у тебя нет тут… особенного места, куда мы могли бы пойти только вдвоем? Места, где можно остаться наедине и не волноваться о том, что нужно вести себя тихо? Или о том, что мешаем остальным?

Хью так долго молчал, что я подумала, он не согласится. Затем он прижался в очередном поцелуе к моему телу.

– Я знаю такое место. Пошли.

Хью так резко вскочил на ноги, что я почувствовала головокружение, потеряв равновесие от недостаточной освещенности пещеры, в которой я ничего не видела кроме входа. Хью схватил меня за руку и снова вывел на уступ.

– О, нет, – проговорила я, заглядывая через край, – Только не снова.

– Я понесу тебя, – ответил он мне.

И прежде, чем я успела что-либо возразить, он снова перекинул меня через плечо.

На сей раз я знала, на что иду. Крепко зажмурившись, я ждала, когда Хью поднимется, прижимая мое тело к себе так сильно, как только мог. Подъём не занял много времени, он снова приземлился, и тошнотворные раскачивания прекратились.

Я нерешительно открыла один глаз и увидела землю в нескольких футах от себя. Подняв голову, увидела на расстоянии деревья. Мы находились на вершине скалы, с густой растительностью и вкраплениями острых камней.

Вот почему Хью все еще меня нес. Он, казалось, интуитивно знает куда ступает, перепрыгивает через валуны и камни, избегает колючих кустарников и быстро двигается. Я уже почти привыкла к тряске.

Спустя некоторое время, я услышала звук падающей воды. Снова подняла голову, чтобы оглядеться вокруг.

– Неужели мы идём к водопаду?

– Да, но это не наша цель, – произнес он.

– Нет? – Я была не против хорошего душа, – Но водопады красивые.

– В этом также есть рыбы с очень большими зубами, которые обитают в водоёме.

Гадость.

– Вообще-то, если задуматься, давай держаться подальше от водопада.

Он усмехнулся.

– Я так и подумал.

– Ну, так куда же мы направляемся?

– Увидишь.

Я хотела ворчать из-за всей этой секретности, но не могла жаловаться. По крайней мере, таким образом не придется волноваться о том, что подумают остальные, пока Хью и я будем соображать, как загнать круглый стержень в, хм, круглое отверстие.

Мне пришло в голову, что я не единственная здесь девственница. Хью на уровне инстинктов знает, что делать? Я читала кое-какие романы и смотрела фильмы, а Хью видел – порно.

Наш совместный опыт точно не сожжет мир дотла. Я решила, что если в этот раз будет не очень, то мы просто поставим галочку в списке новых дел и будем совершенствоваться.

Я смирилась с реальностью, что, вероятно, не достигну оргазма в первый или второй раз. И просто постараюсь получить наслаждение, занимаясь сексом с человеком, которого по-настоящему люблю.

Вдобавок, требовать оргазм казалось излишней роскошью. Я возьму то, что могу получить. Буду радоваться тому, что кожа Хью прикасается к моей. И мы оба получим наслаждение.

И спасем меня от Финиана.

Я хотела рыдать от радости. Похоже, что все сложилось в мою пользу, а другие первородные остались с обманутой надеждой.

Я чувствовала себя невероятно виноватой, но, если это означало, что я получу свой кусочек счастья, и Хью в придачу? Не могу чувствовать из-за них себя плохо. В данной ситуации либо их, либо меня, и я собиралась быть эгоисткой и выбрать себя.

Капельки влаги обрызгали мой зад, прерывая мои мысли, и я заметила, что мы очень близко подошли к водопаду. Тяжелая струя воды падала вниз со скалистого утеса.

Не Ниагарский водопад конечно, но воды было достаточно у основания, чтобы заполнить приличных размеров озеро. Все же он был красивый. Я старалась не думать о зубастых рыбах на дне, о которых Хью упоминал.

К моему удивлению Хью направился к скалам в сторону водопада и начал взбираться наверх.

– Куда мы собираемся? – снова спросила я.

– Увидишь, – ответил он, продолжая восхождение.

– Ладно, хорошо, я просто хочу закрыть глаза, – сказала я, когда земля завертелась, а живот скрутило в тошнотворном спазме. Для девушки с крыльями, я была не большой поклонницей высоты. – Крикни, когда доберемся.

– Ты поймешь, – хихикнув, произнес он.

Через несколько минут Хью прекратил карабкаться по скале, и я ощутила, что он двигается в сторону. Это оказалось единственным предупреждением, прежде чем меня окатило ледяной водой. Из меня вырвался испуганный визг и я, дрожа, прошипела:

– Какого черта! Хью! Не мог предупредить?

– Я же говорил, что ты поймешь, – ответил он, и я услышала смех в его голосе.

Я убрала влажные волосы с лица, мешающие смотреть.

Мы прошли через водопад и, судя по каскаду, льющемуся за моими плечами, находились прямо за ним.

Здесь было темно, единственный свет, проникающий внутрь, исходил от голубого водопада. Я подняла руку к лицу, едва различая ее очертания.

– Где мы?

– В пещере, я прихожу сюда, когда хочу побыть один и подумать, – ответил Хью. Он мягко пожал плечами, усаживая меня на пол.

Я пошевелила ногами, ощущая под ними влажные камни.

С волос на спину капала вода, поэтому я стянула их в хвост и скрутила, оглядывая темноту.

Я ничего не видела и это меня нервировало. Я подняла руку, пытаясь дотянуться до потолка пещеры, и наткнулась лишь на воздух.

– Пожалуйста, скажи, что это не берлога местного доисторического медведя.

– Вода удерживает большинство существ на расстоянии. Но не меня. Я, как известно, более любопытен, чем стоило бы быть время от времени.

Я улыбнулась в темноте и скрестила руки на влажной коже груди.

– Судя по твоим словам, здесь безопасно.

– Так и есть, – ответил Хью, и я почувствовала прикосновение его ладони. – Пойдем со мной.

Одну руку я вытянула перед собой, а другую подала Хью, и мы пошли вглубь пещеры. Я чуть не закричала, когда, спустя мгновение, моя нога наткнулась на что-то пушистое.

Хью, должно быть, услышал мой вдох.

– Это меха, чтобы на них спать, правда.

– Боже, как я рада слышать это, – сказала я и встала на колени, чтобы провести по ним рукой. Конечно же, это мех. – Надеюсь, в них не завелись клопы-мутанты.

– Никаких клопов-мутантов. Забыла, я могу видеть в темноте так же, как днем, – сказал Хью, явно забавляясь моей выходкой.

– А ты забыл, что я абсолютно ничего не вижу, – радостно произнесла я. – Но, слава Богу, хоть один из нас может видеть, – я вновь убрала влажные волосы с лица. – Хотя, возможно, ты предпочтёшь меня не видеть, если мы собираемся заняться этим.

– Я вижу тебя. Всю. И ты настолько прекрасна, что заставляешь мое тело болезненно изнывать от желания, – нежно произнес Хью.

От его слов трепет волнения прокатился по телу. Я подняла руку.

– Я хотела бы понять, где ты находишься прямо сейчас, потому что очень хочу тебя поцеловать, Хью.

Он рассмеялся.

– Это взаимно, Райдер. Хочешь видеть, или предпочтешь остаться в темноте?

О.

– Хочу видеть, – желаю все разглядеть. Хью невероятно привлекателен, и я не могу дождаться, чтобы увидеть, как я его удовлетворяю.

Я услышала свист в воздухе, и появился свет. Я зачарованно смотрела, как Хью дует на что-то, напоминающее мох, который разгорается подобно огню.

– Мило, – выдохнула я. – Что это?

– Не знаю его названия, но знаю применение, – Хью посмотрел на меня, улыбаясь во весь рот, и вновь подул на мох, пока пещера не наполнилась светом.

– Как долго он будет гореть?

– Достаточно долго, – ответил он и повернулся ко мне, опускаясь на мех у моих ног. Пещера больше не была темной, мох предоставлял мне свет, чтобы я могла увидеть Хью. Было похоже на романтический вечер при свечах.

Хью похлопал по меху.

– Давай, сядь рядом со мной

Я села напротив него, немного нервничая из-за того, чем мы собирались заняться.

Я должна поскорее преодолеть нервозность, если мы собираемся лишить меня девственности.

И вдруг я застыла.

– Я сейчас кое о чем подумала. Нужны ли нам презервативы? – мне никогда даже в голову не приходило, что я могу заняться сексом. Я абсолютно не готова к этому.

– Не понимаю, о чем ты.

– Презервативы, ну, оболочка, которую надевают мужчины на свой пенис, чтобы сдержать сперму и препятствовать зачатию.

– Райдер, у тебя течка?

– Не знаю?

– Думаю, ты бы знала. К тому же, ты не войдешь в этот период, пока я буду лишать тебя девственности до двадцати пятилетия. Если у тебя нет течки, ты не забеременеешь.

– Это хорошо. Тогда будем без резины.

– Без… резины?

– Не важно, – ответила я, отмахиваясь рукой. – У меня просто фонтан слов, потому что я нервничаю. Я никогда прежде не занималась сексом и немного волнуюсь. Я люблю тебя и хочу, но это не значит, что я не беспокоюсь на счет этого хоть немного. В конце концов, я не имею представления, что делать.

– Райдер… помни, я тоже никогда не занимался сексом, – он сместился на мехах, c серьезным выражением лица. И выглядел он недовольным таким положением. – Не хочу разочаровать тебя.

– Знаю, – выдохнула я, смущенно смотря на него. – Ты не можешь разочаровать меня. Так или иначе, но мне нравиться, что для каждого из нас это в новинку. Мы не будем судить друг друга, потому что прежде не занимались сексом. Мы все выясним по мере продвижения. Исследуем.

– Мне нравится мысль об исследовании тебя, – ответил Хью низким голосом, практически мурлыкая от напряжения. Его глаза поблескивали в тусклом свете.

И, помилуй Боже, мне тоже понравилась эта мысль.

– Что ж, – сказала я. – Могу я начать?

– Я весь твой, Райдер, – он задыхался, отчего и я начала задыхаться. Мой пульс ускорил бег, когда я приблизилась к Хью и потянулась к нему.

Я опустила руки на теплую грудь. Не отрывая взгляда от лица Хью, я скользила руками по мускулистой груди.

Глаза Хью закрылись от восторга, а клыки удлинились и выглянули из-под верхней губы.

Ох. Я опустила взгляд, любуясь телом Хью, прикасаясь к нему. На его груди была небольшая поросль, а кожа чуть влажная. Я провела ногтями по коже, задевая соски.

И услышала резкий вдох, взволновавший меня. Я провела затупленными ногтями по напряженным вершинкам, ощущая и наслаждаясь стоном Хью.

– Скажи, что тебе нравится.

– Все проделанное тобой до сих пор, – его голос был полон напряжения и предвкушения, на лице возбужденное выражение.

– Хорошо, – я хотела сделать для него большее. Облизав губы, я подняла руки выше, пробежав пальцами вдоль мышц шеи Хью. Я могла ощущать их напряжение, как и напряжённость всего тела мужчины. Я провела пальцами вниз по его рукам, наслаждаясь мехом на предплечьях.

У Хью было чуть больше волос на теле, чем у большинства мужчин, но я не против. У него немного больше всего, чем у большинства.

Что подводит меня к тому, что я хотела бы еще исследовать. Осмелев, я вернула руки на его грудь и опустила их ниже к животу.

Хью вздохнул, и втянул живот.

Ммм, забавно. Маленькими ногтями я оцарапала кожу Хью, наслаждаясь ощущением его плоского живота.

Он состоял из твердых мышц, и я пальцами могла проследить их линии. Я так и сделала, ощущая каждый сделанный Хью вдох, заметив, что его дыхание участилось… как и мое.

Он дернулся, когда я дотронулась до его пупка, и его член потёрся о мою руку, оставляя чуть влажный след на чешуе.

Я нерешительно отступила.

– Ты в порядке?

– Прости, – тут же сказал Хью, откинувшись. Его глаза были открыты и выглядели абсолютно по-кошачьи, преобразование, которое для меня оказалось захватывающим. – Я… Твои пальцы…

– Щекотно? – предположила я.

– Возможно, это слово подойдет, – Хью выглядел смущенным.

– Нет, все хорошо, – произнесла я. – Не стесняйся. Это всего лишь я.

– С чего ты взяла, что я смущаюсь? – тяжело вздохнул Хью.

– О, – я слегка хихикнула, чувствуя, как закружилась голова от возбуждения и желания, – Ты не возражаешь, если я продолжу прикасаться к тебе? – Я хотела исследовать его еще немного, особенно в конкретной области.

– Не возражаю, – ответил он, напряженным голосом. Лицо Хью изменилось, приблизившись к его саблезубой форме, кости лица стали более выраженными, более грубыми и дикими.

– Но я… я

– Ты… Что?

– Когда я… возбуждаюсь, – он резко выдохнул, и я практически могла слышать, как он борется с собой, чтобы признаться. – Головка моего члена…

Он снова затих.

Я решила выяснить для себя. Игнорируя его прерывистое дыхание, я потянулась, и слегка коснулись головки его члена.

Я взглянула на Хью, его челюсть была сжата, словно он находился в агонии, или испытывал боль. Он не отстранился от меня, так что я вернулась к исследованию.

Головка его члена была слегка влажной, со скользкой, почти липкой жидкостью. Предсперма, подумала я про себя. Я читала об этом.

Я скользнула пальцами по головке, и потом облизала их.

Солоноватый. Пробовать было не совсем приятно, но и не плохо. Гораздо лучше оказалась реакция Хью. Он застонал, как от боли, запрокинув голову назад.

Ооох. Я вновь облизала пальцы, вкус манил меня, тем более, Хью так реагировал.

Он тяжело дышал и вновь издал низкий стон, когда я потянулась к нему опять. Хью выглядел так, будто хотел зашипеть на меня.

– Ты не против, если я положу руки вот сюда? – спросив разрешение, я обхватила пальцами его толстую длину.

У Хью был большой. Твёрдый. И неприлично толстый член. Я ожидала этого, так как Хью был крупным мужчиной, но видеть и ощущать – совсем разные вещи. Этот горячий, длинный стержень собирался проникнуть в мое тело.

Я почти была уверена, что это будет весьма затруднительно.

И впервые за время, проведенное в пещере, я слегка отстранилась от него. И выпустила Хью.

– Что-то не так?

В голосе Хью послышалось беспокойство, наряду с разочарованием.

Он сверкнул на меня зелёными глазами с расширенными зрачками, и я почувствовала себя идиоткой.

Он боялся, что его тело непривлекательное, или я отодвинулась, потому что он сделал что-то неправильно.

И это было эгоистично с моей стороны. Конечно, он нервничал не меньше меня. Возможно даже больше.

Так что я положила руки обратно на его член и погладила тонкую, бархатистую кожу.

– Ничего не случилось. Ты просто больше, чем я думала.

– Это… ведь плохо? Ты маленькая, Райдер.

– Ты прекрасен, – сказала я ему, сохраняя сладкое урчание в голосе. Когда он попытался дернуться назад, я крепче сжала пальцы вокруг его длины.

– Я все еще изучаю, Хью. Никуда не уходи.

Его затрудненное дыхание и широко распахнутые глаза сказали мне, что ему понравились мои руки, сжимающиеся на его члене.

Воодушевившись, я разместила одну руку над другой, будто держала биту. Подходящая аналогия, иронично подметила я.

Большая рука Хью внезапно накрыла мою.

– Не слишком сильно, Райдер.

– О. Упс. Извини, – огорчаясь, я выпустила его снова.

– Нет, все в порядке. Мне нравится. Я просто… – он умолк.

Хью… стеснялся обсуждать секс? Это было очаровательно милым, таким он мне нравился ещё больше.

Может мы делали все неправильно. Я передвинула руки в более безопасное место – на его широкие, тугие бедра – и оставила их там, затем взглянула на Хью.

– Хью, малыш, могу я задать тебе вопрос?

– Конечно, ты можешь спрашивать о чем угодно, – он пристально посмотрел на меня, и с любовью прикоснулся к костлявой, чешуйчатой щеке, – Я в твоем распоряжении.

– Ты когда-нибудь трогал себя? Например, когда тебе становилось… слишком одиноко?

Я лениво провела когтями по его бедрам, надеясь, что это станет успокаивающим и соблазнительным движением.

– Или когда ты смотрел фильмы, которые я тебе включала?

Хью молчал так долго, что я подумала, вдруг он не понял вопрос. Затем он с шумом выдохнул.

– Это… не обсуждается.

– Даже со мной?

Он затаил дыхание на какое-то время, будто размышлял, а потом тихо признался.

– Да. Я трогал себя до этого…

Теперь мы сдвинулись с места. Я вонзила коготки в его плоть, наслаждаясь реакцией его мышц в ответ.

– А ты когда-нибудь думал обо мне в этот момент?

Его громкий стон был единственным ответом, в котором я нуждалась.

– Что я делала в твоих фантазиях?

Дыхание Хью стало свистящим, рваным. Сосредоточившись, он закрыл глаза.

Я чувствовала, как он содрогается под моими руками. Просто видеть его реакцию на мои прикосновения, сводило с ума.

Я ощущала влагу между ног, а мой пульс колотился, как после тяжелой тренировки.

И все же Хью до сих пор не рассказал мне о своих фантазиях. Нужно слегка его подтолкнуть.

Я скользнула руками по внутренней части бедер Хью и наклонилась, вглядываясь в его лицо.

– Когда я держала тебя в руках? – Я слегка царапнула его кожу – Ты думал о моем рте?

Он зарычал, а затем отрезал.

– Рот. Я видел это в одном из фильмов.

– Похоже, будет весело, – с жаром произнесла я. – Тогда не возражаешь, если я потренируюсь и возьму тебя в рот?

Хью утвердительно проворчал, не открывая глаз.

Я поежилась от ожидания. С одной стороны, я рада была сделать это для Хью, а с другой дико нервничала.

В форме перевертыша мои зубы были длинными клыками. А что если я сделаю что-то не так? Я наклонилась, затем остановилась.

– Хм, Хью? Ты мечтал о моем человеческом рте или перевертыша?

– Перевертыша, – выдохнул он.

Никогда не устану это слышать.

– Потому что тогда я сильнее?

Открыв глаза, Хью протянул когтистую руку и погладил меня по щеке.

– Потому что знаю, что когда ты в форме перевертыша, ты желаешь прикосновений. Это… меня интересует.

Я никогда так об этом не думала. Лишь от того, что Хью это сказал, между ног болезненно заныло, и я с силой сжала бедра.

– О. А что если я оцарапаю тебя зубами?

– Значит оцарапаешь. От этого я не стану менее возбужденным. Не думаю, что у меня упадёт от чего-либо сейчас, – сказал Хью и в его голосе сквозила мечтательная, ироничная нотка, отчего я внезапно захотела улыбнуться и его поцеловать.

– Тогда, ладно, – улыбнулась я счастливо. Кончиками пальцев я вновь прикоснулась к его стволу и провела по контуру, изучая размеры и форму. Затем склонилась, намереваясь взять его в рот.

Так близко к коже Хью, я могла ощущать мускусный аромат и жар, исходящие от него. Что усилило боль между ног и, обернув пальцы вокруг длины Хью, я наклонилась и попробовала лизнуть.

Хью дёрнулся всем телом.

Я отскочила, выпуская из рук его член.

– Прости!

– Нет, – быстро произнес он. – Нет, все хорошо, Райдер. Просто я… удивился. Это так приятно.

Ох. Глупая. Ну конечно же, приятно. Я слишком пуглива. Куда подевалась кокетливая, безрассудная Райдер, когда она так нужна? Я должна быть более уверенной. Моя застенчивость заставляла нервничать Хью тоже.

– Просто убедилась, – сказала я ему и соскользнула вниз, пока мое лицо не оказалось между его бедер еще раз, – Я собираюсь снова прикоснуться ртом к тебе.

– Давай.

Его повелительный тон заставил меня усмехнуться, в основном потому, что я знала: Хью, скорее всего, снова дернется, как только я приближусь.

И вновь я обхватила руками его ствол и слегка сжала, подготавливая Хью прежде, чем наклониться ниже.

Услышав, как он втягивает воздух, я решила на этот раз не отступать.

Жар и запах, исходящие от его тела сводили меня с ума от похоти. Я обхватила губами головку члена, сомкнула рот и почувствовала гладкость. Мой рот наполнился вкусом его смазки. Мне понравилось, и я облизала губы, задев языком член.

Хью застонал. Он схватил меня за руку, которая лежала у него на бедре. Сжал ее, и на мгновение я заколебалась, потом поняла, что он просто хотел прикоснуться ко мне. Хотя не хотел меня прерывать.

Довольная, я открыла рот и облизнула головку.

Хью воодушевленно вздохнул, и я продолжила слизывать смазку, скользя языком по головке.

Я хотела втянуть его целиком, поэтому открыла шире рот и провела языком по всей длине.

Он оказался больше, чем я себе представляла, и головка терлась об основание языка, щекоча рот. Я разочарованно застонала и в итоге втянула его глубже.

Ответный стон Хью поразил меня, и я сомкнула губы на его длине, жестче посасывая, не забывая о своих клыках.

Хью вновь застонал, так низко и восхитительно, что я ощутила вибрацию во рту, где двигался его член. Рука Хью ритмично сжимала мою, и я задумалась, хочет ли он, чтобы я двигалась в заданном им ритме.

Другая моя рука все еще держала основание ствола Хью, поэтому я, экспериментируя, провела ею по члену и глубже втянула его в рот.

Хью со свистом выдохнул, и я ощутила его руку на своем плече, когда он оттолкнул меня.

– Нет, Райдер.

Я отстранилась, выпуская его стержень изо рта, и присела на корточки, изучая эмоции на лице Хью.

– Я сделала что-то не так?

– Нет. Помилуй меня, абсолютно ничего, – его клыки вновь удлинились, но в этот раз не напугали меня, а возбудили. Хью протянул руку и усадил меня себе на колени. Подхватив меня под смятые крылья, теснее прижал к себе. – Я просто… ты не можешь продолжать такое делать и ждать, что я сохраню контроль над собой.

Теперь мое тело прижималось к его, и я ощущала жар, исходящий от члена Хью, под моими бёдрами.

Я немного поёрзала, обняла Хью за шею и приблизилась к его лицу.

– Значит то, что я делала было приятно?

– Невероятно, – заверил Хью. Его глаза сверкали подобно маякам. – Но сейчас я желаю зацеловать тебя.

– Я могу справиться с этим, – произнесла я и склонилась ниже.

Он запустил руку в мои волосы и прижался ртом к моему. Мы стукнулись зубами, а потом приспособились. Хью смаковал мои губы, и я позволила ему взять инициативу на себя на некоторое время.

Я провела руками по шее Хью и потеребила волосы, пока его рот терзал мой. Мне нравилось целоваться с Хью. И не важно, что это были не нежные, ласковые прикосновения губ.

Хью целовал меня так, будто хотел поглотить, или настанет конец света, если он поцелует меня недостаточно жестко.

И эти поцелуи дурманили, и от них слабели колени. Я могла часами просто целовать его, и мне было бы мало.

Пока мы целовались, я извивалась сидя на нём. Волосы на груди Хью приятно щекотали мои соски.

Он отстранился, разрывая поцелуй, и я протестующе замурлыкала, открывая глаза.

Хью усмехнулся.

– Если собираешься быть сверху, Райдер, я хочу, чтобы ты тоже ощутила блаженство, – он положил руки мне на талию, приподнял, и я оказалась прижата к вершине его члена.

Я задохнулась от ощущения его толстой, горячей длины меж ног.

Он не посадил меня, я просто зависла над его стержнем.

А когда я вновь стала двигаться, он терся о мое естество, как постоянное напоминание. Я застонала и вновь двинула бедрами, наслаждаясь ощущениями.

– Еще.

Выражение лица Хью было невероятно напряженным, когда он наблюдал за мной, словно хищник, отчего я задрожала, а мои соски затвердели. Было что-то эротичное в осознании того, что Хью настолько опасен, но все же… не может причинить мне боль. Как перевертыш, я сильнее, выносливее. Клыки и когти Хью не могли ранить мою кожу.

Впервые в жизни, я дико и нелепо радовалась тому, что являюсь перевертышем, а не просто человеком. Я жестче повела бедрами, потираясь вверх и вниз о стержень Хью, будто поддразнивая себя.

Хью застонал и двинул бедрами. На этот раз он потёрся об меня, а не наоборот.

– Райдер, тебе нравится ощущение моего тела, прижимающегося к твоему?

Я всхлипнула и кивнула, вслепую ища рот Хью. Желая больше поцелуев.

Больше глубоких поцелуев, ласк языком в темпе движений члена по моей увлажнившейся плоти.

Я облизала и слегка прикусила линию челюсти Хью, продолжая двигать бедрами по члену.

Меня сводило с ума ощущение движения стрежня между ног. Я желала большего; хотела, чтобы это длилось вечно

– Райдер, – простонал Хью, задыхаясь. – Райдер. Моя Райдер.

Каждый раз, произнося мое имя, Хью скользим по моей спине руками, поглаживая там, где крылья прорастали из лопаток. Потом он двинулся ниже и погладил поясницу, там, откуда рос хвост. И скользнул к попке, жестко её обхватив.

Ммм. Невероятно приятное ощущение. Я раскачивалась под его руками и прикусила мочку уха Хью, мои движения становились неистовыми. Я нуждалась в нем и хотела большего всего.

– Да, Хью. О, да.

Он вновь низко зарычал, животным рыком, сводящим с ума.

Это был звук, исходящий от мужчины, который с трудом удерживает себя под контролем, и мне это нравилось. Хью склонился, потерся губами о мое ухо.

– Райдер, ты такая влажная. Я могу ощущать твою влагу на своем члене. Ты возбуждена?

Я застонала от его слов. Могла ли я подумать, что рычание Хью столь сексуально? Но оно ничто по сравнению с грязными словечками.

– Тебе нравится насколько я влажная?

– Да, – заплетающимся языком проговорил Хью. Я почувствовала, как его когти впились в мои ягодицы, прошлись по хвосту, и я вновь порадовалась наличию чешуи. – Это напоминает мне о том, что я пока тебя не исследовал.

– Ох, – выдохнула я. – Я хочу исследования.

Теперь, когда Хью упомянул об этом, я практически задрожала от волнения при одной только мысли об исследовании.

– Тогда, я хочу, чтобы ты легла на спину, и я смог досыта насладиться твоим телом.

– Тебе не надо просить дважды, – я последний раз двинула бедрами на его стволе, затем слезла с колен. Скользнув на меха, я села, подтянув под себя ноги и ждала. – Как ты меня хочешь?

К моему удивлению, Хью обхватил мои лодыжки и потянул вперед.

Я вскрикнула и плюхнулась на спину, падение смягчили меха и крылья.

Хвост оказался в ловушке под бедрами, что хорошо, потому что он вилял. Я не ожидала столь бесцеремонного обращения.

Все раздражение исчезло, когда я разгадала план Хью.

Он подтянул меня вперед, пока мои широко разведенные бедра не оказались у его на коленях, а я лежала на спине, вершинки моих грудей торчали вверх. А Хью лукаво улыбался.

– Прекрасное зрелище, – сказал он.

От его слов я удовлетворенно вздохнула и прикрыла глаза, лениво потянувшись.

От этого движения грудь приподнялась, и в этот момент я ощущала себя красивой, как простая женщина, не смотря на свою форму перевертыша.

– Сейчас я собираюсь прикоснуться к тебе, – рука Хью прошлась по моей талии.

– Только к животу? – разочаровалась я.

Хью хмыкнул.

– Нетерпеливая. Я только начал, – но продолжил ласкать там же, где и прежде, а на его лице появилось выражение сильнейшей концентрации.

Я извивалась, желая, чтобы Хью прикоснулся к тем местам, которые изнывали от возбуждения. Так не честно.

– Хью, тебе понравилось, когда я трогала твой член?

В ответ он зарычал, начав гладить мой бок более решительно.

– А как на счет того, когда я ласкала тебя языком? – уговаривала я. – Тебе не понравилось? Или когда я втягивала тебя глубоко в рот…

Одна большая рука прижалась к моему бугорку.

– Ты этого хочешь?

Я застонала, поднимая бедра.

– О, да.

Основание ладони Хью легло прямо на мое естество.

– Здесь?

Я кивнула, прикусывая губу.

– А как на счет груди? Что если я хочу подразнить твои соски и смотреть, как они твердеют?

О, дерзкие словечки. Я потянулась к своей груди и обхватила ее, как Хью собирался сделать. Его шипящее дыхание и отблеск кошачьих глаз говорил о том, как ему понравилось это движение.

– Вот так? – спросила я.

– Именно, – прорычал Хью. – Прикоснись к своей груди, я хочу посмотреть, – и его палец скользнул между моими влажными лепестками.

Я застонала, откинув голову назад, будто это как-то могло заставить его прикосновение достигнуть всех нужных мест. Пальцами я обхватила свои соски и покорно ущипнула их.

Хью низко застонал и его палец проник глубже, двигаясь между складок.

Я затаила дыхание, пока Хью поглаживал меня между бедер, изучая.

Он ласкал чувствительные складки, нежно проводя по ним когтями. Я вздрагивала от каждого прикосновения, тело дрожало от нежных движений.

Затем он добрался до клитора.

Резкий всплеск желания разлился по мне. Я напряглась, задыхаясь, и напрочь забыла о ласках груди. Все мое существо внезапно сосредоточилось на маленькой точке удовольствия.

Хью заметил мою реакцию.

– Я помню, как видел это в фильмах, которые ты мне показывала, – пробубнил он. – Мужчина трогал здесь женщину, этот маленький участок плоти, и она сходила с ума от желания. Я посчитал это удивительным, потому как в моем теле такой штуки нет.

Не забывая о своих когтях, Хью аккуратно погладил мой клитор, наблюдая за мной с блеском в зелёных глазах. Я всхлипнула, поднимая бедра, а руками сжала грудь, стискивая кожу. Все мое тело напряглось, стало натянутым, как тетива лука, вибрируя от желания. Я вновь приподняла бедра навстречу его пальцам, желая большего.

– Пожалуйста, Хью, – умоляла я. – Больше.

– Райдер, ты такая влажная под моими пальцами. Я прикасаюсь к тебе. Моя кожа скользит по твоей, – его палец кружил по моему клитору, осторожно, не задевая когтем и доводя до безумия. – А твой запах сводит с ума.

Он убрал руку от моего лона. Я захныкала в протесте, но увидела, как Хью поднял руку к лицу и втянул запах.

– Я должен попробовать тебя, – выдохнул он. А затем облизал пальцы и застонал от потребности. – Сладкий, как нектар, обожаю. У тебя невероятный вкус.

Тупыми ногтями я потянула соски, задыхаясь от слов Хью.

Мысль о нем, слизывающим мою влагу со своих пальцев, сводила с ума также, как и пальцы, дразнящие клитор.

– Больше, – выдохнула я. – Мне нужно больше.

Он переместился, мои раздвинутые ноги двигались по воздуху, пока он вытаскивал свои ноги из-под меня. Затем, Хью толкнул меня на меха. Открыв глаза, я издала бессловесный звук протеста.

Я распахнула глаза только чтобы увидеть, как Хью склоняется надо мной. Его руки шире раздвинули ноги, и он опустил голову к моим бедрам. Я застонала от удивления, ощутив дыхание на своем лоне.

Спустя мгновение, Хью нежно раздвинул складки. От его стона наслаждения я больше увлажнилась.

– Никогда не ощущал запаха более приятного, Райдер. Я собираюсь прикоснуться к тебе ртом.

Я вздрогнула, приходя в восторг от того, что он сообщал мне о каждом своем движении.

Я скользнула руками от груди к голове Хью, ища его волосы. И спустя секунду запустила пальцы в них, пока он накрывал губами мою плоть.

Сначала, Хью неуверенно двигал языком, будто желая удостовериться, что я не возражаю против такой интимной ласки. Ему не стоит беспокоиться на счёт этого.

Как только он коснулся ртом моего клитора, я втянула воздух, в ожидании падающих звезд с небес.

Но не дождалась. Ощущения поначалу были странными, и я качнула бедрами, задавшись вопросом, а не пропустила ли я что-нибудь.

Прижимаясь к моей плоти, Хью гортанно стонал от наслаждения, и его удовольствие обостряло мое.

Потом его язык провел по моему клитору снова, и я поняла, что он был… шершавый, совсем как у кошки.

Хью с силой лизнул мою плоть, и внезапно я почувствовала, будто каждый дюйм его языка возбуждает мои нервные окончания.

Я ахнула, потрясенная, насколько хороши были ощущения.

Хью удовлетворённо стонал, продолжая лизать и посасывать мой клитор.

Я вновь застонала, подмахивая бёдрами навстречу каждому движению языка Хью по моей плоти.

– О, Боже, как восхитительно, – пробормотала я, понимая, что произнесла это вслух.

У меня не было времени, чтобы смущаться, потому что воодушевленный Хью начал лизать меня сильнее, и быстрее.

Не имело значения, что я перевертыш. Не для Хью. Он любил и дико желал меня, независимо от того, как я выглядела.

Мысль была столь же опьяняющей, как и его язык на моем теле.

Я стонала и извивалась под Хью, мои пальцы сжимали его волосы, пятки упирались в меха, пока он прижимал мои бедра к своим плечам, удерживая на месте, чтобы продолжить свободно вылизывать меня.

На мгновение Хью приподнял голову и поцеловал мой бугорок.

– Райдер, тебе нравится, что я делаю своим ртом?

– Да, – всхлипнула я, дернув Хью за волосы, пытаясь вновь притянуть его голову к ноющей, влажной плоти, желающей еще внимания языка мужчины.

– Я хочу продолжать касаться тебя, – пробубнил Хью, затем прикусил внутреннюю сторону моего бедра. Этот дикий, но все же нежный жест послал дрожь по моему позвоночнику. – Не бойся.

– Я не боюсь, – выдохнула я. – Никогда. Продолжай свои ласки, Хью.

– Я буду аккуратен, – произнёс он, и я задумалась о чем это он. Момент спустя, Хью отвлек меня, вновь прижавшись ртом к моему клитору и жестко его всасывая. Это почти отвлекло меня от пальца, прижавшегося к моему ядру.

Почти.

Я дернулась, вскрикивая от ощущения вторгающегося в меня пальца. Спустя мгновение, я поняла, что это не просто палец, Хью, согнул его, помня о своих когтях.

И он был толстым и настойчивым, а моя плоть плотно его сжимала. Я вновь всхлипнула.

Было хорошо, но я знала, что это даже близко не стояло с размером члена Хью, но уже казалось слишком туго.

– Моя Райдер, – выдохнул Хью у моей влажной плоти и вновь жестко провел по ней языком. – Моя любовь. Твое тело удивительно. Я не мог просить большего для своей пары.

Пара? Таким образом, после всего мы станем парой? Он никогда не произносил этих слов, хотя Хью признался мне в любви, и я ответила ему взаимностью. Я хотела спросить его об этом…

Но язык Хью резко прошелся по моему клитору, и я вдруг кончила, оргазм накрыл меня, словно ударная волна. Я грубо впилась ногтями в голову Хью, прижимая ее к своему лону, пока все мое тело сжималось под силой освобождения, внутренние мускулы сжимали палец Хью. Казалось, это будет длиться вечно.

Хью, рыча, продолжал лизать меня, шершавый язык двигался по плоти, и я все кончала, и кончала, и кончала, пока бедра судорожно подергивались от отголоска оргазма, а крики превратились в тихие стоны, истощенные освобождением.

Тяжело дыша, я отпустила Хью, и он еще раз прикусил мое бедро.

Когда он поднял меня, я обхватила руками его шею и запрокинула голову, принимая настойчивый поцелуй, в котором Хью прижался к моему рту.

Его губы были влажные и солоноватые от моего вкуса, и я лениво провела своим языком по его. Невероятное ощущение. Восхитительное.

Зубами Хью прикусил мою губу. Затем провел по ней языком, облизывая место укуса.

От этого по мне прошелся странный трепет. Укусы и царапанье зубами – несмотря на огромные клыки – не причиняли боли. Стоит поблагодарить моего перевертыша за это. Хью продолжал осыпать мое лицо поцелуями, двигаясь выше по острым скулам и даже по рожкам на моем лбу.

Когда он лизнул основание каждого рога, я удивилась стону наслаждения, сорвавшемуся с моих губ. Кто знал, что рога могут быть центром удовольствия? Так много всего нужно исследовать, и не стоит беспокоиться, что мы сделаем друг другу больно. Хью не был со мной нежен. И мне это нравилось.

Руками Хью обхватил мою попку и прижал к себе. Я ощутила его член, прижимающийся к моему животу, почувствовала влажный след, оставленный на моей коже.

– Райдер, – простонал он. – Ты можешь принять меня?

Я задрожала, открывая глаза и вглядываясь в его напряженное, обеспокоенное лицо. Мои бедра ныли от недавнего оргазма, и я ощущала влагу между ног. Мне было хорошо, так хорошо.

Но Хью выглядел озадаченным. Он большой, а мы только что доказали насколько я узкая. Конечно, все получиться – у каждого был секс – но это будет чертовски больно.

Пока я колебалась, Хью продолжал целовать и ласкать меня, его рот двинулся к моему горлу. Он лизал мою кожу, затем провел длинными клыками по ней, посылая очередную дрожь удовольствия по моей шее. Рукой Хью обхватил мою грудь и ласкал ее.

– Я буду нежен, – прошептал Хью.

В этот момент я почувствовала себя эгоисткой.

– Конечно будешь, – сказала я, задохнувшись, когда большим пальцем Хью задел мой сосок.

Будто бы он был полон решимости вновь завести меня, и это у него хорошо получалось. Безумные, настойчивые прикосновения Хью заставляли меня вновь возбуждаться, его же возбуждение было осязаемо в воздухе. Я прижалась к Хью, обожая прикосновения.

– Как ты меня хочешь?

Я увидела блеск в его глазах, пока он обдумывал мои слова.

– Повернись.

Ох. Я ощутила прилив волнения. Он собирался взять меня сзади? Я выскользнула из его рук – не без небольшого протеста, нежно поцеловав и потершись о его тело.

Затем я покорно подставила ему спину, и Хью слегка толкнул мои плечи вперед. Я наклонилась, пока не оперлась на локти, задирая вверх бедра.

Хорошо, что я смотрела вперед, потому что сильно покраснела. Я чувствовала себя незащищенной, раскрытой и возбужденной в такой позе.

Рукой Хью провел по моим бедрам и я дернулась, ожидание меня напрягало. Между ног я вновь ощущала боль и стала влажной, чувство пустоты вернулось.

Внезапно, мне стало все равно, что Хью большой. Я лишь хотела, чтобы гложущую пустоту заполнил Хью. Я наклонилась вперед немного больше, раздвигая ноги, затем поощряюще покрутила бедрами.

Позади меня Хью застонал.

– Райдер, ты сводишь меня с ума.

– Хорошо, – выдохнула я. – А теперь, давай, входи в меня.

Хью низко зарычал, довольный моими словами. Я чувствовала, как он двигался на мехах позади меня, а затем его большое, теплое тело прижалось к моим бедрам.

Я ощутила, как его ствол скользнул по моему лону и я изогнулась, пытаясь потереться об него.

Хью провел пальцами по моим влажным складкам. Я вскрикнула от неожиданности такого прикосновения, затем застонала, когда он прикоснулся членом к моему естеству и начал водить им между складками вперед и назад.

Он смазывал свой стержень моими соками. Умный Хью. Восхитительный Хью. Дразнящий, сводящий с ума Хью. Стоны, исходящие из моего горла, стали громче, я начала прижиматься к Хью, желая большего.

Тогда одна большая рука легла мне на бедро, удерживая на месте.

– Не двигайся, Райдер, так я не сделаю тебе больно.

И я почувствовала, что он снова переместил свой вес.

Я кивнула. Мои бедра были разведены и я ощутила, как член Хью вновь потёрся о мою плоть, затем прижался ко входу.

Я застонала еще громче от этого ощущения. Боже, так замечательно его чувствовать, а он еще даже не вошел в меня.

Головка члена прижалась к моему ядру, а затем толкнулась внутрь, лишь чуть-чуть.

Я поморщилась, чувствуя тугое давление, как раз тогда рычание Хью стало громче. Он явно наслаждался этим, так что мне просто нужно потерпеть.

К сожалению, давление стало нарастать, пока Хью продолжал продвигаться вперед, и я вонзила ногти в ладони, больше не наслаждаясь

Больно. Я знала, что так будет, но понимание и переживание – две разные вещи. Я напряглась, готовясь к большей боли.

– Райдер? – выдохнул он после долгого, болезненного момента, – Как ты себя чувствуешь?

– Я… держусь, – ответила я, хотя давление перешло в жжение, и внутри возникло ощущение, будто что-то слишком огромное впихнули во что-то слишком маленькое. Что, как я полагала, и происходило. – Ты полностью вошел?

Хью выдохнул и отстранился.

– Я едва-едва проник внутрь. У нас не получиться.

Такая боль, а прогресса нет? Я ощутила приступ беспокойства. Полагаю, так бывает, когда два девственника пытаются лишить друг друга девственности.

– Ты сильно толкался?

– Я знаю, как толкать, Райдер.

Он казался раздраженным и расстроенным.

– Думаешь, это потому что я перевертыш? – Я вдруг заволновалась, что мое тело не подходило для Хью, – Что, если перевертыши слишком маленькие?

– Думаю, я слишком большой, – Хью раздраженно пророкотал, – Я не хочу причинить тебе боль.

– Хью, я девственница. Это в любом случае будет больно, – я села и потянулась назад, чтобы приласкать Хью, моя рука прошлась по его эрегированному, напряженному члену. От этого прикосновения Хью зашипел, и я почувствовала себя виноватой. – Тебе тоже больно.

На мгновения я возненавидела, что мы оба девственники, черт возьми. Один из нас должен знать больше о том, чем мы занимались. Нерешительность с обеих сторон только лишь усугубляла дело.

– Я не хочу делать тебе больно, Райдер, – нервно сказал он, и я почувствовала, что его рука прижалась ко мне. Хью ласкал мой живот, затем скользнул ниже, задевая снова мой бугорок.

Застонав, я откинулась назад, когда он прикоснулся ко мне.

– Мне будет гораздо больнее, если мы не избавимся от моей девственности, Хью. Пожалуйста. Давай, просто сделаем это, хорошо? Обещаю, со мной все будет в порядке.

Хью отчаянно поцеловал меня в голову, чуть выше рогов. Затем отпустил меня.

– Райдер, опустись.

Я послушно так и сделала, пытаясь не напрягаться, снова встав на четвереньки. Опершись на локти, я задрала вверх бедра. Готовая закончить с этим.

Хью погладил рукой мое бедро и затем скользнул меж ног. Я втянула воздух, когда его палец прошелся по клитору, дразня его.

– Хью, – вскрикнула я, двигая бедрами. Мгновенное желание охватило меня, и я застонала, шире разведя бедра и продолжая двигать ими, пока Хью трогал мой клитор, который уже стал чувствительным, посылая по мне дрожь удовольствия.

Я ощущала готовность Хью, как он вновь прижимал свой член к моему входу. Я напряглась, но Хью продолжал поглаживать мой клитор и это отвлекало.

Теперь давление члена Хью на мой вход заставляло желать большего, и я подвигала бедрами, толкаясь ими назад.

Хью с шипением втянул воздух.

– Райдер…

– Давай же, – я стонала, – Проникай глубже. Покончи с этим. Пожалуйста, Хью.

Он рывком подался вперед, войдя по самые яйца.

Я вскрикнула от неожиданности ощущений. Вспышка боли, возникшая ранее, быстро исчезла, оставляя невероятное ощущение… наполненности. Такой восхитительной наполненности.

– Ах, – вздохнул он, и я услышала множество эмоций в его голосе.

Потрясающее ощущение. Чувствовать Хью глубоко в себе увлекательное и глубокое удовлетворение. Я совсем не двигалась, пытаясь разобраться в чувствах, проносящихся по моему телу.

Как может быть, что ощущать какую-то часть тела другого человека внутри себя так приятно? И все же… чертовски приятно.

Я многое упускала.

Пальцы Хью на моем клиторе, продолжали разжигать огонь в моем теле и к моему удивлению, так же быстро разжигая удовольствие.

Ощущение Хью, глубоко в моем теле, добавило совершенно новый уровень к чувствам. Ещё несколько движений пальцами – я вновь застонала.

– Райдер?

Мое имя прозвучало мягким вопросом. Все ли со мной хорошо? Больно ли мне?

– Продолжай, Хью, – я задыхалась, – Я в порядке.

Он отпрянул, и я ощутила, как снова толкнулся вперед.

Вновь я ощутила резкий приступ боли, но уже меньшей, чем прежде. Когда Хью толкнулся в третий раз, я не почувствовала ничего, кроме интересного ощущения совершенной наполненности.

– Все хорошо? – спросил Хью напряженным голосом.

– Лучше, чем хорошо, – согласилась я, поднимая бедра, когда он вновь толкнулся, позволяя своим действиям выразить больше, чем словами.

Хью подразнил пальцами мой клитор, и я вскрикнула от удовольствия, мчащегося по мне, пальцы на ногах подогнулись в приближение очередного оргазма.

О, Боже мой, ощущения Хью, входящего в меня, при этом играющего с моим телом, сводило с ума.

Я втянула воздух и в следующее мгновение взорвалась, когда оргазм вновь настиг меня. Тело напряглось, всплеск удовольствия вновь пронесся по мне.

После моего оргазма, Хью раскрепостился.

Его пальцы оставили мою плоть, и внезапно обе руки были по обе стороны моих бедер.

Хью двигался во мне, удерживая своими руками. Затем, будто не мог себя остановить, он стал двигаться быстрее с каждым движением.

Мое тело содрогалось от каждого толчка.

Я хотела запротестовать, но шлепки его тела о мое заставляли разлиться иной, приятной боли между бедер. В какие-то моменты я выкрикивала имя Хью, нуждаясь в очередном оргазме – яростном и диком – так как мой первородный любовник занимался со мной диким сексом.

Оргазм взорвался во мне, как сверхновая звезда, и я хватала ртом воздух, крик застрял в горле, пока я прижималась лбом к мехам.

Я почувствовала, как Хью вскрикнул и задрожал, сильно толкнувшись в меня, затем рухнул на меня, кончив. Я ощутила волну его освобождения внутри своего тела и услышала его протяжный и долгий выдох.

И затем он перекатился на меха рядом со мной.

Вот и хорошо, потому что я едва могла двигаться в данный момент. Думаю, я зря волновалась, что секс будет не очень. Если бы он был лучше, я бы умерла.

Я смеялась, лежа на мехах.

Хью глубоко вздохнул и потянул в свои объятия, прижимая мое маленькое тело к себе.

– Сожалеешь о чем-нибудь?

Я прижалась лицом к его твердой груди, вдыхая замечательный аромат Хью и наслаждаясь ощущением соприкосновения нашей кожи.

– Абсолютно ни о чём. Ты?

– То, что не взял тебя раньше.

Любимый. Я прижалась ближе и вздохнула от удовольствия.

Глава 17

Я проснулась спустя какое-то время, от звуков храпящего большого тела рядом со мной и когтистой руки, оберегающе – лежащей на моей груди.

Я улыбнулась, не открывая глаз, ближе прижимаясь к Хью. Приятно просыпаться рядом в объятиях мужчины. Я даже не возражала против небольшой окостенелости и холода от сырости. К сожалению, мочевой пузырь и желудок не желали быть проигнорированными, и я поняла, что вскоре придется встать.

Я скользнула ближе к Хью и наткнулась на его утренний стояк. Может я смогу ему с этим помочь. Я незаметно попыталась перевернуться, и с моих губ сорвался стон боли.

Все ниже талии онемело и болело. Я знала, что у некоторых людей все болело после энергичного секса и, полагаю, у меня тоже, но это больше, чем я ожидала. Наверно, мы были слишком грубы друг с другом.

Хью тут же проснулся при звуке моего голоса и его рука потянулась к моей щеке.

– Ммм, Райдер? Что такое?

– Просто все ноет, – сказала я ему, поморщившись. – Ничего удивительного.

Он сел рядом со мной и я поняла, что могу его лучше видеть в неясном свете пещеры, должно быть снаружи светит солнце.

– Я сделал тебе больно?

– Мне немного больно. Думаю, мы перестарались. Но в будущем с этим не будет проблем и я не хотела бы ничего менять из прошлой ночи.

Хью горячо поцеловал меня.

– Я люблю тебя, Райдер.

– Я тоже тебя люблю, – произнесла я, ощущая тепло и восхищение от его слов. – Но давай найдём кустики или что-то в этом роде? Мне противно разрушать такой момент, но действительно сильно хочу в туалет.

Хью фыркнул со смеха.

– Как пожелаешь.

Некоторое время спустя, мы спустились с пещеры за водопадом и каждый иссушил мочевой пузырь за отдельными кустиками.

Я с тоской смотрела на воду в пруду; меня мучила жажда и ощущение боли и грязи, а окунуться выглядело так заманчиво.

Затем я вспомнила слова Хью о зубастых рыбах и решила, что мытье может подождать до дома.

Большая рука обняла меня за талию, прижимая к спине крылья и хвост. Хью ткнулся носом мне в ухо, заставляя меня съёжится от щекотки.

– Тебе стоит прогуляться. Размять ноги.

Я указала на симпатичное, лиственное растение, растущее рядом с водой.

– Как раз раздумывала съедобно ли оно.

– Нет, если не хочешь сильно заболеть.

– Это не входит в список моих дел, – бодро произнесла я. В моем животе, где лежала рука Хью, заурчало, я погладила руку Хью.

– Не надеюсь, что здесь где-нибудь есть автокафе?

– Нет. Еду здесь либо добывают, либо ловят, либо охотятся на нее.

– Восхитительно звучит, – сказала я, сморщив нос. – Думаю, что смогу подождать, пока мы не вернемся домой.

Выражение лица Хью стало непроницаемым.

– Ты хочешь пойти домой со мной? Не сожалеешь о произошедшем?

– Конечно, я хочу, чтобы ты пошел со мной. Не хочу возвращаться без тебя, – я протянула руку и провела по щеке Хью. Выражение его лица стало напряженным и непреклонным, но я ощущала под всем этим уязвимость. От этого мне захотелось его обнять. – Мне ничего не надо, если тебя рядом нет.

Он повернул голову и поцеловал мою ладонь.

– Ты мой мир, Райдер. Я буду там, где ты захочешь, чтобы я был.

– Я рада, – мягко ответила я. – Меня пугает мысль остаться здесь. В твоём мире время идет по-иному, и я не знаю сколько уже прошло времени. Здесь опасно. Ты отрезан ото всех, кроме фейри. Но если ты не можешь уйти… я останусь. Пока мы вместе.

Хью прижал меня ближе к себе, сжимая мое тело в крепком объятии.

Я охотно согласилась – этот мужчина любил объятья и ласки больше, чем кто-либо кого я встречала раньше и мне это нравилось.

Хью еще раз поцеловал мои волосы.

– Все первородные – мне братья. Друзья и товарищи, но я предпочел им тебя. Не знаю, как это скажется на их сердцах. Но я не хотел бы чтобы они стали причиной нашего расставания.

Я прижалась к Хью, немного беспокоясь такому заявлению.

– Не хочу чтобы они предпринимали что-нибудь в таком роде, большой парень.

– Тогда, я вернусь с тобой в твой мир, – разочарованно произнес он.

Я ощутила укол тоски от отсутствия у Хью энтузиазма.

– Тебе ненавистен мой мир?

– Не совсем, – задумчиво произнес Хью. – Мне не нравится холод и все с ним связанное.

Холод?

– Я живу в Техасе, – я ткнула Хью в живот. – У нас вообще практически нет зимы. Едва немного снега.

Он удивленно смотрел на меня.

– Что на счет ледников?

Ледники?

– В Техасе?

Он кивнул.

– Везде. Где очень много льда. Для нашего вида это опасно. Стада бежали на юг, и мы последовали за ними, как и люди. Но люди бояться наш вид.

Я уставилась на Хью, затем немного его встряхнула.

– Хью, милый… сколько точно времени ты провел в этом мире, который фейри создали для вас?

Он пожал плечами.

– Я говорил, время здесь идет по другому.

– Разве ты не заметил, что мы вышли за рамки общества охотников-собирателей [20]? Оборотни живут среди людей. Просто люди не знают о них, – своей рукой я поглаживала живот Хью. – А Ледниковый Период закончила приблизительно десять тысяч лет назад, Хью. Такие, как ты давно вымерли. Больше никто не волнуется о холоде. На самом деле, мы больше переживаем за проблемы, связанные с "глобальным потеплением".

Хью застыл.

– Вымерли?

– Боюсь, больше нет саблезубых тигров. Ты будешь самым большим, самым крутым оборотнем в городе.

Хью заворчал.

– Знаешь, мы пришли сюда, наслушавшись обещаний фейри. Они создают нам мир, в котором мы будем в безопасности и сможем охотиться в теплом, спокойном климате. Они делали одно предложение за другим, и мы не понимали, что рай, который они создали сделает нас более уязвимыми. Здесь не осталось ни одной женщины и мы слишком поздно поняли, что фейри специально разделили нас.

– Ещё одна хреновая сделка фейри, – согласилась я. Изворотливые ублюдки.

– И время здесь проходит словно во сне. Мы общаемся с фейри лишь тогда, когда они просят что-то сделать в обмен на благо.

– Они и раньше требовали что-то?

Хью кивнул.

– В прошлом.

– Что это было?

Хью нахмурился.

– Я… уже не помню. Возможно здесь есть что-то, что влияет на память.

Я верила в это. Фейри нравилось вмешиваться во все.

– А те кто работал с фейри вернулись?

– Это… я тоже не помню, – он выглядел несчастно.

Я не винила его. Об этом тревожно думать. Можно только представить, какую работу они делали для фейри.

Кто знает сколько тысяч лет Хью и первородные провели здесь? Сколько исчезло при выполнении заданий, поставленных фейри, чтобы никогда не увидеть их снова? Звучит зловеще.

Фейри любят играть в игры. Теперь, кажется, их игры приобрели более зловещие рамки, чем мы могли вообразить

Я приободряюще сжала руку Хью.

– Получается, здесь не так уж и безопасно. Так почему бы всем не пойти со мной?

Он опустил взгляд на меня, беспокойство сменилось удивлением.

– Всем нам?

Я кивнула, наслаждаясь энтузиазмом своей идеи.

– Вы не должны оставаться здесь. Можете пойти со мной. Ты, Артур, все твои друзья. Сегодняшний мир отличается от того, который ты помнишь. В Форт-Уэрте много оборотней и вы получите поддержку. Уверена, все помогут вам быстро адаптироваться в современном обществе. И если остальные покинут этот мир, ты больше не будешь обязан фейри. Более того… другие смогут найти пары. Оборотни женщины существуют. Их конечно не целая куча, но они есть.

Глаза Хью засветились от волнения, но затем он покачал головой.

– Фейри это не понравится и они удерживают наших женщин. Что если их накажут за наше непослушание?

Это я не учла. Момент поразмыслив, я щелкнула пальцами.

– Вы сможете всё ещё пойти со мной. Мы просто начнем жестко играть.

– Жестко… играть?

– Да. В общем, вы пойдете со мной и скажете фейри, что вернетесь в этот мир – и будете и дальше их мальчиками на побегушках – если они вернут вам всех тех, кого удерживают. У них не будет иного выбора, кроме как освободить ваши пары, если захотят остановить вас.

– Думаешь, это сработает?

– Если нет, Финиану придется объяснить всем своим дружкам, почему потерял первородных. Предполагаю, разговор будет не из приятных.

Хью смотрел на меня темными глазами.

– Ты на самом деле думаешь, что это сработает, Райдер?

– Они захотят вернуть вас и вынуждены будут освободить пленниц. А что твоим сородичам терять?

– Ничего, – признался он. – Если то, что ты думаешь верно – это место такая же тюрьма, как и любая другая. Мы спросим остальных, согласятся ли они с твоим предложением.

Я просияла.

– Это сработает. Я знаю.

Хью улыбнулся мне, обнажая клыки от яркой улыбки.

– У тебя доброе сердце, Райдер.

– Я много хорошего слышала о себе, – поддразнила я. Моя привычка флиртовать вернулась.

Рука Хью опустилась на мою попку и обхватила ее.

– Не могу не согласиться. В тебе много всего, что не просто хорошенькое. Аппетитное.

Ох. Аппетитное – довольно наглядное описание. От него по телу пробежала дрожь.

– Например?

Хью сжал мою ягодицу.

– То, как поясница изгибается как раз над хвостом. Плавные линии позвоночника между крыльями. То, как задираются твои соски, когда я произношу твое имя. Аромат твоего возбуждения, от которого я становлюсь твердым.

Я втянула воздух от этих слов. Вот так вот запросто, я снова хочу Хью.

– Как, например, сейчас, – хрипло пробормотал он. – Я могу чувствовать твое желание и это сводит с ума, – Хью наклонился и нежно прикусил большими зубами мою нижнюю губу.

Мои ноги стали ватными.

– Хью, – выдохнула я, осматривая дикую местность, окружающую нас. – Здесь безопасно?

Он поцеловал линию моей челюсти.

– Ты всегда в безопасности со мной.

– Хорошо. Тогда давай снова займемся сексом, – кого волнует, что мне больно? В любом случае будет больно. Ну а сейчас? Я хочу Хью. Я протянула руку к члену Хью и ахнула. Уже твердый и готовый.

Хью застонал от моего прикосновения и его язык проник в мой рот, облизывая и дразня.

Я затаила дыхания от невероятных ощущений и снова сжала ствол Хью.

– Покажи, где я могу лечь.

– Нам не нужно ложиться, – произнес Хью. Он прижал меня к себе и осмотрелся.

– Не нужно?

Хью вновь перекинул меня через плечо, мой живот ударился о его тело.

– Я знаю одно местечко. Прямо здесь.

– Ладно, – согласилась я, тяжело дыша. Его рука прижималась слишком близко к моему лону, и я хотела прижаться к ней, чтобы пальцы Хью нашли мою плоть. Моё уже влажное лоно изнывало от желания.

Кто мог предположить, что секс, как зуд, стоит начать чесать и не можешь остановиться?

Хью шагал по густой траве, а я вертелась в предвкушении. Спустя мгновение, он опустил меня, лаская при этом рукой.

Как только я оказалась на земле, Хью прижался в очередном жестком поцелуе ко мне, отвлекая прежде, чем я смогла осмотреться. Обхватив рукой мою ногу, он притянул меня к себе.

Я оторвалась от него в удивлении, когда Хью схватил другую мою ногу и прижал меня спиной к гладкому дереву. Я вцепилась в плечи Хью.

– Какого…

– Я видел это в одном из фильмов, которые ты мне давала смотреть, – ответил он, прижимаясь ртом к моей шее. Руками Хью поддерживал меня за бедра, чтобы я смогла удержать равновесие.

– Ты… видел?

– Видел, – его голос от удовольствия превратился в низкий рык, Хью покусывал мою ключицу, затем спустился ниже и обхватил ртом вершинку груди.

Я застонала, прильнув к Хью.

– Ты быстро учишься.

Хью лизнул мой сосок, дразня чувствительную точку.

– Тебе больно?

– Ммм. Больно. Глубоко внутри.

Хью внезапно остановился, беспокойно глядя на меня.

– Я сделал тебе больно?

Я впилась ногтями в его плечи.

– Боль слабая, я в порядке. Я хочу тебя. Пожалуйста, – я пошевелила бедрами, ощущая, как они прижимаются к члену Хью. Так близко и так далеко. – Не стоит меня так дразнить, а потом отступать.

Хью приблизился к моему рту и вновь поцеловал.

– Если ты уверена.

– Более чем.

Руками Хью переместил меня и я почувствовала, как головка члена прижалась к моему чувствительному лону. Я втянула воздух, а когда ствол скользнул глубже издала лёгкий всхлип.

Хью застонал, когда проник в меня. Затем замер и нашел мой взгляд.

– Райдер?

В вертикальном положении, зажатой между Хью и деревом, наполненность ощущалась иначе. Немного больно, но также стремительно чувство наполненности захватило каждое нервное окончание.

Было немного больно принимать глубоко в себя стержень Хью, но также очень, очень приятно.

И тот зуд, надоедливая боль внезапно оказалась заполненной… и оставила после себя похоть.

– Со мной все хорошо, – успокоила я Хью и подняла голову для очередного поцелуя.

Хью застонал вновь и прижался своим ртом к моему, его язык сплёлся с моим в страстном танце.

Когда Хью толкнулся в меня, поцелуй стал глубже и не осталось ни единой мысли о боли. Вместо этого, каждая частичка моего тела ожила, и я сжала ноги вокруг бедер Хью.

Хью двигался во мне, задевая клитор, поэтому, когда он подавался вперёд, это было невероятное ощущение.

И этот подлый мужчина вновь остановился. Я впилась ногтями в его плечи, молча прося большего.

Хью не нуждался в поощрении. Его рот с силой обрушился на мой (когда-нибудь мы поговорим о милых, нежных поцелуях, но я слишком наслаждалась грубыми), Хью начал двигаться во мне медленными, уверенными толчками, от которых я извивалась.

Спустя момент я кончила, тяжелым, сокрушительным взрывом, внутренние мышцы сжимались, а я дрожала от восторга, сильнее впиваясь ногтями в плечи Хью

– Хью. – вскрикнула я, когда оргазм обрушился на меня. – О, Боже, Хью!

– Райдер, – прорычал он у моего рта. – Моя Райдер. Моя, – толчки стали сильнее и судорожнее. Спустя мгновение, Хью тоже кончил, жестко толкаясь между моих ног и так яростно прижимая меня к дереву, что я услышала треск веток.

И вновь я была благодарна за сущность перевертыша, потому что могла принять от Хью все, что он предлагал и даже больше.

Я держалась за плечи Хью, довольная собой. Это был быстрый, грубый секс, оставивший меня абсолютно насыщенной.

– Ты очень хорош в этом, Хью, – с придыханием произнесла я.

Он усмехнулся мне в шею и слегка прикусил чешую на горле, вновь посылая по телу волну удовольствия.

– Рад, что ты так думаешь.

– О, да, – мечтательно произнесла я. – Будь ты хоть немного лучше, пришлось бы отскребать меня от земли, прямо здесь в лесу

Хью вновь рассмеялся.

– Не знаю, что это значит, но похоже на комплимент.

Я нежно провела рукой по груди Хью.

– Он и был.

Хью будто хотел что-то прокомментировать, но на его лице появилось отрешенное выражение. Он поднял голову и втянул носом воздух.

– Что? – спросила я, беспокоясь. Я вцепилась в его плечи. – Что там?

Он посмотрел на меня и улыбнулся.

– Ты голодна?

– Ну, я бы поела, но не знаю… что?

Хью прижал палец к моему рту, указывая замолчать. Я замолчала и Хью опустил меня оттуда, где прижимал к дереву.

Он крадучись пошел вперед, сгорбился за соседним кустом и указал, чтобы я сделала так же

Раздираемая любопытством, я последовала за Хью и присела рядом с ним на корточки. Я обхватила пальцами один из больших бицепсов Хью. При любой возможности я прикоснусь к этому большому, восхитительному мужчине.

– На что мы смотрим? – прошептала я

– На наш обед, – пробормотал он низким голосом. – Просто жди.

Мы ждали. Спустя пару минут, из кустов вышло существо и направилось к ручью.

Белое на четырех длинных, тонких ногах, с блестящей гривой и одним спиральным рогом на лбу.

Долбаный единорог.

– Вкуснятина, – пробормотал Хью.

– О, Боже, нет! – воскликнула я и засмеялась. Я думала, Хью издевался надо мной, говоря, что его любимое блюдо единорог. Это нереально. – Мы не можем съесть единорога!

Единорог склонил голову, чтобы попить, но при звуке моего смеха насторожился. Еще мгновение он стоял на месте, а затем бросился прочь в лес.

Хью хмыкнул.

– Из тебя не очень хороший охотник, моя Райдер.

Мне было плевать. Я не могла перестать хихикать.

Единорог. Настоящий, живой единорог. Невероятно.

Хью повел меня к ручью, который по его заверениям был безопасен. Мы утолили жажду, и я старалась не думать о паразитах, затем мы помылись.

Вернуться в лагерь первородных пропитанные запахом секса? Не самый вежливый жест, поэтому я была рада больше не волноваться по этому поводу. Жаль, что мы не смогли найти какую-нибудь одежду, но предполагаю, что нельзя иметь всего.

Мои мышцы болели, а ноги были полностью окостеневшие. Кроме того, определенные части моего тела ощущались побитыми.

Из-за этого мы мучительно медленно шли. Хотя Хью был терпелив. Он держал меня за руку… я настояла, чтобы не быть похожим на пещерного человека, захватившего в плен невесту.

Я с удовольствием держала Хью за руку, так как такой роскоши, по возвращению в мир людей, у меня не будет. От этого мне становилось немного грустно, но что было, то было.

Раньше, чем я этого хотела, в поле зрения появились пещеры и я инстинктивно чуть приблизилась к Хью.

– Думаешь им понравится предложение отправится в мир людей?

– Не знаю, – голос Хью звучал на удивление мрачно.

– Что ж, – бодро проговорила я. – Все, что нам нужно сделать – спросить, – и я успокаивающе сжала руку Хью

Встретили нас первородные, прямо-таки холодно. Два десятка глаз наблюдали, как мы вышли из подлеска, но не один не поприветствовал.

Все молчали, пока мы с Хью приближались к центру лагеря

Я начала слегка сомневаться в нашем плане. Что если наш грандиозный план по спасению парней, которые не желают спасения?

Артур шагнул вперед, на его всегда мрачном лицо появилось добродушное выражение.

– Итак, ты вернулся, – он двинулся к Хью и они похлопали по плечу друг друга в знак приветствия.

– Чтобы позлорадствовать? – произнес другой. Мужчина вышел вперед, его взъерошенные, темные волосы и варварское выражение лица напрягало так же, как и огромное, мускулистое строение тела.

Артур оглянулся, казалось не одобряя гнев мужчины.

– Это не хорошо, Кахэл. Ты бы сделал иной выбор, заполучив такую прекрасную женщину?

Кахэл промолчал, хотя скрестил руки на груди и сердито посмотрел на Хью.

– Не все мы обижаемся на тебя, брат, – сказал Артур Хью. На его угловатом лице появилось озабоченное выражение. – Но не знаю, стоит ли тебе здесь оставаться.

– У моей пары есть предложение, – произнес Хью и обернулся ко мне, посмотрев с такой нежностью и любовью, что я поняла, мы оба сделали правильный выбор.

– Так теперь она – твоя пара? – спросил Артур.

– Конечно, его пара, – сказал Кахэл, шагнув вперед, чтобы столкнуться с Хью. Он сморщил рот, смотря на меня. – Ты что не заметил, как она проковыляла в лагерь? Ею хорошо воспользовался наш брат.

Ого, ничего себе. Если бы сейчас земля разверзлась и поглотила меня, я была бы не против.

Смутившись, я сделала маленький шажочек за спину Хью, желая, чтобы мои волосы были достаточно длинными и прикрывали грудь… или другие обнажённые места. Проковыляла? Проковыляла? Как унизительно.

– То есть ты оскорбляешь мою женщину, Кахэл, – прорычал Хью, выходя вперед, – Мою пару, которая даже сейчас обдумывает способ как вернуть наших женщин из царства фейри. Ты мог бы быть добрее к ней.

Тяжелые брови Артура сошлись вместе, и его внимание перешло на меня.

– Ты знаешь способ?

– Да, я кое-что придумала, – ответила я ему. Шагая вперед, я изо всех сил притворялась, что не была в форме перевертыша и совершенно голой. Эти люди никогда не видели меня другую, так что им было не так неловко, в отличие от меня.

– Фейри нуждаются в вас, ребята. Из того, что Хью рассказал мне, как вы делаете грязную работу для фейри, после чего они заставляют думать, что вы в долгу перед ними, потому что создали этот мир для вас. Но человеческий мир сейчас другой. Вы первородные уже давно исчезли. Давным-давно. Люди больше не живут и не охотятся в стае. Они одомашнены. Они работают и живут в домах. А оборотни живут и общаются в безопасности прямо у них под носом. Вы не обязаны здесь оставаться. У Хью есть ожерелье, которое создает портал. Нравиться вам или нет, Финиан дал вам выход отсюда. Вы можете уйти и отправиться в мой мир.

– А что на счет женщин, обещанных нам? Что с ними будет? – спросил Кахэл.

Понятно, Кахэл говорит за остальных. Я заметила, как несколько первородных позади яростно закивали.

– В этом и вся прелесть, – произнесла я. – Вы пойдёте со мной на несколько дней. Фейри поймут, что вы ушли и предложат вам что-то, чтобы заставить вернуться. Вы можете заключить сделку, ваше возвращение в обмен на женщин, – я слегка пожала плечами. – Или можете остаться в моем мире. Там много женщин.

Все взгляды были прикованы ко мне с напряженностью, которую я сочла нервирующей.

– В твоем мире достаточно много женщин? – поинтересовался Артур.

– Первородных женщин? – хотел узнать Кахэл.

Ну хоть это привлекло их внимание.

– Первобытных женщин нет. Никого подобного кроме вас, ребята. Есть оборотни – женщины, хотя они встречаются, как правило реже, чем оборотни-мужчины. Но да, есть одинокие оборотни-женщины. Я работаю в таком месте, где наша задача заключается в том, чтобы подобрать пару одинокому мужчине и одинокой женщине, которые являются оборотнями или другими сверхъестественными существами. Есть также много человеческих женщин.

– Много, – подтвердил Хью. – Так много, что женщины занимаются с мужчинами сексом только за то, что те приносят к их дверям пищу.

У всех округлились глаза.

О, боже. Я предполагала, что просмотр порно исказит понимание Хью о ритуалах ухаживания.

– Не совсем так, но…

– Мы хотим пойти в это место, – потребовал Кахэл.

– Ага, – согласился Артур, оглядываясь на других. Остальные следом кивнули.

– В любом случае, мы ничего не потеряем.

– Есть одна проблема, – произнес Кахэл, – Как заставить фейри понять, что мы ушли?

– Финиан вернется, чтобы разыскать меня, – сказала я им, – Мы просто используем меня в качестве приманки. Верно, Хью?

Молчание.

Я повернулась, чтобы посмотреть на Хью и заметила, что он в упор сверлил меня хмурым взглядом.

– Ты не будешь в безопасности возле Финиана, – сказал он, – Не нравится мне эта часть твоего плана.

– Возможно, она должна остаться здесь, пока мы наведаемся в ее мир. Затем как только все наладится, мы вернем ее домой.

– Стоп, стоп, – возразила я, подняв руки вверх, – Я здесь не останусь. Без Хью.

– Хью, должен провести нас через портал, – объяснил Кахэл. – Он-ключ. Никто не может войти или выйти без него, идущего впереди.

– Она не может остаться здесь одна, – произнес Хью, – Райдер беспомощна в этом месте. У нее нет никаких средств защиты.

Я положила руки на бедра, не в восторге от слов Хью, даже если это поддерживало мою позицию.

– Никто не останется. Нам лишь нужно подложить ловушку Финиану или что-то в этом роде.

– Это нечестно, – хмурясь, сказал Хью.

– Это гениально, – Кахэл потирал руки. – Перенеси нас на землю жаждущих женщин. Я накормлю их.

Глава 18

Ничто так не заставляют взглянуть на вещи по-новому, как десяток обнажённых мужчин в вашей спальне.

Я и Хью первыми прошли через портал в мой мир.

Руна была привязана к Хью и только к нему, поэтому ему пришлось пройти через портал в первую очередь.

Он не позволил мне пройти, пока не осмотрелся на другой стороне и не решил, что там безопасно. Лишь тогда разрешил присоединиться к нему.

За мной следовали первородные. Кахэл, за ним два белокурых парня, затем очень высокий, на фоне которого Хью казался среднего роста.

Оборотень за оборотнем продолжали проходить через портал, созданный Хью (вновь в моем шкафу) в розовых тонах, девчачью спальню.

Я пыталась посчитать их по головам, но комната быстро заполнилась большими, обнажёнными телами и каждый настоятельно пытался схватить какую-нибудь вещь и изучить.

Пока я отвлеклась, один схватил часы со стола, поднес их к лицу, чтобы рассмотреть ярко-красные цифры и в процессе выдернул шнур из стены.

Другой, я абсолютно уверена, пил из унитаза. Я ходила за теми, за кем успевала, шлепая по рукам тех, которые из любопытства залезли в мой ящик с бельем, удерживая других от выхода наружу, и вообще пыталась не распространять хаос, пока все первородные не прошли через портал.

Прошло лишь две минуты, а в доме царил кошмар.

Первородные вели себя словно дети в Рождественское утро.

Моя квартира для них, как страна чудес и они были полны решимости все изучить.

Я выхватила одну из своих розовых, потрепанных подушек из рук мужчины, пытающегося укусить ее, явно думая, что это какое-то угощение.

Мне нужна помощь. Привести в этот мир дюжину мужчин для их спасания казалось удачной идеей, пока я не поняла, что они все под моей ответственностью и абсолютно ничего не знают о моем мире.

Я начала чувствовать себя разбитой, отнимая любимую розовую помаду у другого парня.

– Хью? – позвала я.

Вокруг моей талии обвились руки.

Я на мгновение запаниковала, пока не почувствовала поцелуй на щеке и не учуяла теплый аромат Хью.

– Я здесь, – промурлыкал он мне на ухо. – Ты кажешься обеспокоенной.

– Просто я немного взволнована, – произнесла я, отдаваясь его объятиям. – Куда не глянь, везде голые булки.

– Они не одни обнажены, – произнес Хью, целуя мои волосы. – Ты обернулась в человека.

Так и было. Я отчаянно застонала, когда защитные чешуйки исчезли, оставляя меня совершенно голой чем, когда-либо.

С ней я ощущала себя, будто одетой во что-то, даже без одежды. Теперь все увидят моё очень человеческое, очень голое тело.

Конечно, если Хью не продолжить касаться меня. А так как повсюду столько всего происходило, что это было практически невозможно гарантировать.

Я схватила одежду, выгнала мужчин из ванной и оделась. К моменту моего возвращения, я полностью обрела свою человеческую форму, а Хью собрал большинство мужчин в гостиной моей маленькой квартиры.

Я слышала, как он описывал "чудесную пещеру", в которой производилась холодная еда. Пока он их занимал, мне нужно все организовать.

Первое дело на повестке дня – одежда. У Хью есть с полдюжины пар повседневной одежды, но это не достаточно для всех мужчин на данный момент битком набившим мою гостиную. Я схватила всю его одежду и кое-что из своей.

Может они и не поймут, что розовый халат или штаны для йоги не совсем "мужская" одежда.

Мне просто нужно чем-то, прикрыть их некоторые части тела, дабы не провести несколько следующих часов дико краснея.

Затем я достала сумку, которую брала с собой на различные события в агентстве. В ней лежала папка – планшет, которую я с легкостью могу использовать для записи имен. Также там лежали стикеры. Мне это все пригодится.

Выйдя из комнаты, я принялась за работу.

Спустя несколько часов, мы заказали столько пиццы и газировки, что наконец истратили весь лимит моей кредитки. Все были одеты или в нижнее белье, или в шорты, или в халат или обернуты полотенцем.

Также на всех были прикреплены стикеры (у некоторых прямо на голой груди), что позволило мне тщательно всех переписать на планшет, наряду с их формой оборотня, просто, чтобы понять с кем имею дело. Двадцать три мужчины, не считая Хью.

Артур как и Хью казалось взял на себя роль руководящего. Он назвал, мне тип своего оборотня, но не думаю, что "бронированный рогатый зверь" имеет место быть, поэтому записала его носорогом.

Большинство мужчин оказались из кошачьей породы, медведями и волками, хотя исходя из описания, большинство не совпадают с моими представлениями о кошках, волках и медведях.

Но если Хью – саблезубый тигр, тогда остальные своего рода из пород Ледникового Периода.

Они все вежливо съели пиццу, хотя было ясно, что она им не сильно нравилась.

Конечно же, пицца вызывала разного рода вопросы. Например: от этой ли еды женщины сходят с ума от похоти? Это ли конкретная пища делала их такими дикими? Я пыталась объяснить, что это просто сюжетная линия в заведомо плохом фильме, но упоминание о кино привнесло совершенно новые вопросы, поэтому я дала Хью пульт и пусть он все объясняет мужчинам, толпящимся в моей маленькой гостиной.

– Райдер, – позвал Хью спустя мгновение, нахмурившись на ситком, идущий по телевизору. – Дай мне историю с поцелуями, женщина. Я хочу показать парням, как удовлетворять женщин.

Ох, чёрт побери. Покраснев, я помогла Хью включить платный канал и выбежала из комнаты.

Пока первородные занимались самообразованием, я решила позвонить на работу. Там должна быть Бет, и если есть кто-то, кто хорошо организовывает недисциплинированных людей, так это мой босс. Я достала мобильный, намереваясь позвонить и обнаружила что он разряжен.

Дурное предчувствие засосало под ложечкой. Как долго меня не было? Я поставила телефон на зарядку и включила ноутбук, ожидая появления даты на экране.

И удивлённо ахнула, когда появился календарь. Две недели. Нас не было две недели. Завтра мой день рождения.

Мой босс думает, что я мертва.

Я барабанила пальцами, когда из соседней комнаты донеслись возгласы мужчин на происходящее по телевизору, затем снова проверила телефон. Одна красная полоска. Достаточно. Я набрала рабочий номер.

– Полуночные Связи, – ответила Бет.

– Это Райдер, – сказала я. – Мне надо объясниться.

– Райдер! Бог ты мой. Ты в порядке! – казалось Бет готова разрыдаться. – Мы так волновались о тебе. Никто не мог найти тебя с вечеринки Мари. Ты просто исчезла с тем парнем-громилой. Мы хотели звонить в службу пропавших без вести, но ты знаешь, это последняя мера, учитывая нашу сферу деятельности, – она прикусила губу, явно ощущая ужас. Хотя я понимала, что она имела ввиду.

Сверхъестественные старались держаться в стороне от закона, поскольку последнее чего они хотели, чтобы полиция разбиралась с группой людей, живущих по собственным социальным правилам и время от времени обрастающих шерстью.

И поскольку я работала с ними, была включена в категорию "Никакой полиции, кроме случая крайней необходимости".

– Я собиралась звонить им завтра, если ты не появишься.

– Я в порядке, – успокоила я. – Правда. Просто много всего произошло, что нуждается в объяснении. Очень много.

– Я бы сказала, определённо, – теперь когда наступило первоначальное облегчение, Бет начала кусаться.

– И я очень хочу все объяснить, – произнесла я. – Но мне нужна твоя помощь.

– Ты придешь на работу?

– Нет, пока ты не придумаешь где достать автобус, – сказала я лишь наполовину шутя. – Ты могла бы прийти ко мне домой и принести два десятка пар мужской одежды чрезвычайно больших размеров?

Бетсэйби так долго молчала на другом конце провода, что я подумала, будто она повесила трубку.

– Алло? – рискнула я

– Я здесь, – произнесла она. – Просто… пытаюсь представить для чего тебе автобус и два десятка пар мужской одежды.

– Ты не поверишь, если я скажу, – ответила я.

– Рискни.

– В моей квартире сидят два десятка оборотней, переживших Ледниковый Период, которые пытаются принудить фейри вернуть им их женщин.

Мгновение Бет молчала.

– Ты права. Я не верю.

– Понимаю.

– Буду у тебя через час, – недоуменно произнесла Бет.

– Буду ждать тебя здесь.

Ровно через час в квартире раздался стук в дверь. С облегчением, я бросилась к двери и обратила на себя взгляд каждого находящегося в комнате.

Бетсэйби Уорд-Рассел стояла в дверях, улыбаясь и держа в руках большой пакет со сложенной одеждой. Позади нее стояли Бью и Саванна, с любопытными выражениями лиц.

– Мы здесь, – сказала Бет, входя в квартиру, когда я распахнула шире дверь. – Ты просто обязана рассказать мне что происходит…

Ее голос затих, когда четверо мужчин, одетых только в одолженные у Хью белые трусы вышли из двери.

– Я увидел ее первым, – проревел один.

– Требую ее для себя, – завопил другой, расталкивая людей, чтобы добраться до двери.

– Моя, – в это же время прорычал третий.

У Бет округлились глаза и отпала челюсть, лишь чуть-чуть.

Я встала перед Бетсэйби, защищая ее от чересчур рьяных первородных.

– Никто никого прямо сейчас не требует, – пронзительно сказала я, не узнавая свой голос. – Все сядьте!

– У меня есть пицца, – сказал Кахэл, присоединившись к команде мужчин, накинувшихся на бедную Бетсэйби.

Пронесся стон разочарования, когда другие поняли, что их превзошли.

– Теперь, она взбесится и предложит ему секс, – пробубнил один. – У него есть для нее пицца.

– Что… – пробормотала Бет, сбитая с толку. Она отшатнулась на шаг или два.

– Не спрашивай, – произнесла я. – И чтобы не произошло не принимай пиццу.

– Что происходит? – выступил вперед Бью, обойдя Бет с пакетом вещей и с любопытством смотря на мои распростертые руки. – Кто-то претендует на мою женщину?

– Лучшего они не умеют, – произнесла я, как раз в тот момент, когда раздалось больше бормотания.

– Уже занята, – сказал один позади меня. На его стикере была надпись ПРИВЕТ, МЕНЯ ЗОВУТ БИВАН. Его голос прозвучал невероятно разочарованно.

Кахэл опустил руку, держащую кусок пиццы.

– Кто-то уже накормил ее пиццей?

– Отойдите, – приказала я. – Она занята и это ее пара, – я толкнула вперед Бью с извиняющейся улыбкой. – Мне ужасно жаль за это.

– Все хорошо, – произнесла Бет, придвинувшись ближе к Бью. Ее глаза были широко распахнуты. – Так то о чем ты говорила по телефону…

– Не шутка, – закончила я. – Здесь двадцать три первородных, зависших у меня на время. Они вернуться в свой мир, измерение или как бы это не называлось, как только вынудят фейри вернуть их женщин. До этого момента останутся со мной, – я с кривой улыбкой забрала у Бетсэйби пакет. – И нам нужна одежда и еда. А еще помощь.

– Райдер, ты выглядишь невероятно нервной, – сочувственно произнесла Бет. – Там ты провела последние две недели? Не то, чтобы я перестала гневаться, но начинаю понимать.

– Фактически, – сказала я тяжело вздыхая. – Это лишь верхушка айсберга. Мне нужно многое тебе рассказать. Проходите и мы попробуем найти вам где присесть.

Я провела Бет и Бью в крошечную, забитую людьми квартиру.

– Видишь метку у нее на шее? – пробормотал один первородный другому. – Он заклеймил ее укусом.

– По варварски, – согласился другой.

Нам удалось протиснуться к крошечной кухне. Где мы уселись с заварником кофе… кофе, как я могла о нём забыть!… и начали разговор.

Хью сидел рядом со мной, придвинув стул очень близко, а его рука собственнически лежала на затянутой в джинсы моей ноге, словно он боялся, что меня отнимут у него.

Я понимала его беспокойство. По какой-то причине, в глубине моего сознания был такой же страх – будто может появиться Финиан и в качестве наказания украсть Хью

Я не знала, как принц фейри отнесется к тому, что мы сделали, но учитывая, что он с лёгкостью разрушил мою жизнь? Не могу с уверенностью сказать, что он просто пожмет плечами и уйдет.

Я хотела держать Хью за руку, но знала, что не могу. Не сейчас, не перед остальными.

Саванна, к моему удивлению, быстренько взяла на себя ответственность за первородных. Они сидели в гостиной, и я слышала, как она смеясь вежливо отказывалась от пиццы.

Кстати, интересно, как первородные иначе посмотрели на Саванну, в отличие от Бетсэйби. На Бет они претендовали.

Перед Саванной они трепетали.

Ее округлившийся животик и что-то в ее запахе сказало им, что она ждет ребенка, и они относились к ней с величайшим уважением – настолько, что Бью не чувствовал тревоги при мысли, что оставил свою кузину в другой комнате с ними, пока мы разговаривали.

Они заискивали перед ней, настаивая, чтобы она села на лучшее место в гостиной и велись на каждое слово, пока Саванна болтала с ними и раздавала привезенную одежду.

Слава Богу они хоть кого-то слушали. Даже сейчас я слышала удивленный голос Саванны, мягко объяснявшей почему она беременна и все же не имела метки пары.

– Так ты перевертыш? – спросила Бетсэйби, прерывая мои мысли. – Уверена?

Я нахмурилась.

– Чертовски. Два принца фейри, желающих меня украсть не могут ошибаться.

Рука Хью напряглась на моей ноге.

– Ты обвиняешь мою пару во лжи?

– Хью, милый, – произнесла я. – Все хорошо. Правда.

Румянец разлился по щекам Бет.

– Прости. Я не пыталась оскорбить. Просто в нашей базе данных ничего нет о перевертышах и я думала мы бы наткнулись на такое.

– Ты можешь… показать нам? – спросил Бью и я знала, что он выразился так деликатно, как только мог. Он просто хотел самолично убедиться.

– Могу, – я втянула воздух, ненавидя тугой узел, образовавшийся в моем животе. Почему я так нервничаю? Бет и Бью здесь и выслушали меня. Они не убегут с криками. К тому же они не сумасшедшие. Они просто хотят понять. Так почему же я так чертовски напугана?

– Я здесь, Райдер, – сказал Хью мягким голосом. – Не бойся. Я не позволю, чтобы что-нибудь случилось с тобой.

Я это знаю, но услышав эти слова от него стало лучше, приняв решение, я взяла его за руку и сплела пальцы

Хью поднял наши руки к своему рту, поцеловал тыльную сторону моей ладони, и я почувствовала покалывание от начала трансформации. Из десен прорезались клыки, и я ощутила, как на лбу проросли рога.

Руки покрылись чешуей, и я почувствовала давление крыльев и хвоста, когда они начали бороться за освобождение их тесного плена одежды.

Я не повернулась, чтобы посмотреть на Бью и Бет; а просто сжала руку Хью и ждала окончания трансформации.

Ногти удлинились и декоративные шипы, появившиеся по всей длине рук, натянули рукава кофты.

А затем все закончилось. Я аккуратно убрала свою руку от Хью и закатала рукава, чтобы друзья смогли увидеть больше моей чешуйчатой кожи.

– Ну вот, – натянуто сказала я, изучая чешую. Она была такая же бледно-жемчужно-зеленого цвета, как и прежде, а ногти такого же перламутрового оттенка.

– Ух ты, – выдохнула Бетсэйби, широко распахнув глаза.

– Да, – спокойно сказала я, чувствуя себя разбитой от тревоги. – У меня есть крылья и хвост, но ты прости меня, если я не разденусь, чтобы показать их.

– Ладно, – спокойно сказал Бью

– Я не понимаю, откуда в тебе столько негатива, – удивилась Бет спустя долгие минуты изучения меня. – Ты прекрасна. Я понимаю почему фейри так высоко ценят перевертышей.

Я удивленно на нее вперила взгляд, чувствуя, как тугой узел тревоги в груди ослаб.

– Спасибо, – произнесла я сквозь клыки. Я посмотрела на свою чешую и подумала, что она должно быть привлекательна. Просто я привыкла видеть то жуткое существо, которым была прежде, чем начала меняться. – Предположительно я должна быть симпатичней, чем сейчас, но, в общем… – я почувствовала румянец смущения, окрасивший мои щеки.

– Мы с Райдер пара, – прямо сообщил Хью. – Это остановило ее преображение. Финиан больше всего расстроится из-за этого

– Тебе следовало раньше нам все рассказать, – сказала мне Бет. – Мы бы поняли. И помогли.

Я покачала головой.

– У фейри есть магия. Если они запросто могут создать мир для жизни людей Хью, кто знает, что они могут сделать с оборотнями? Просто потому что мы можем начать войну, не означает, что должны.

– Но… – запротестовала Бет.

– Она права, – согласился Бью, положив свою руку на руку жены, дабы смягчить укол от его несогласия. – Мы не знаем какое осиное гнездо разворошим. Лучше держать Альянс подальше от этого.

Бет вздохнула и откинула свой длинный конский хвост за спину.

– Что случилось с Мистером Мы В Этом Деле Вместе?

Кривая улыбка дернула уголок губ Бью.

– Он просто понял, что у фейри есть магия и это меняет правила игры.

– Все в порядке, правда, – сказала я прежде, чем они продолжат спор. – Я не хочу, чтобы кто-нибудь за меня вступался и подвергнулся опасности. Хью сделал достаточно и мы поставили жизни его братьев, и женщин, которых они хотят спасти, под угрозу. Пока этого хватит.

– Что ж, – оживленно начала Бет. – Ты не можешь держать всех этих парней здесь. В квартире мало места и сомневаюсь, что у тебя хватит еды в доме. Плюс, твои соседи будут жаловаться на шум. Они должны поехать с нами.

– Серьезно? – я попыталась не выглядеть слишком радостной, но надеялась, что Бет вмешается и спасет мою квартиру от нашествия оборотней.

Я посмотрела на Бью, но он лишь одобрительно улыбнулся жене. Он не возражал, чтобы Бет добровольно взвалила на себя обязанности няньки.

– Серьезно. Позвоним братьям и кузенам Бью и попросим приехать на своих машинах, так как автобуса нам не найти. В доме Расселов много места. И им, кажется, нравится Саванна вот она и поможет все уладить. С парнями, мной и если привлечь Сару и Рэмси, уверена мы сможем сдержать оборону, пока вы со всем не разберетесь.

– Может стоит сначала спросить их, любимая? – с усмешкой спросил Бью у Бет. – Ты знаешь, что Эллис все еще занят акклиматизацией Лили, поэтому его кандидатура не рассматривается.

Бет отмахнулась от него рукой.

– Эллис и Лили могут продолжать скрываться. Я знаю, что она чувствительно относится ко всем незнакомцам. Что на счет остальных? Они пойдут на встречу и помогут. Думаю, их это заинтригует. Скорее всего. А затем, если первородные решат остаться, мы подумаем о создании постоянных условий для их проживания. Не стоит вынуждать их возвращаться к фейри. Это вообще не жизнь.

– Согласен, – произнес Хью. Ласково поглаживая мою чешую, он посмотрел на меня так, что мое сердце растаяло. – Хочу, чтобы у моих братьев был шанс познать то счастье, которое есть у меня с Райдер.

– О, Господи, вы двое такие милые, – просияла Бетсэйби. – Мы можем указать, что вы двое встретились с помощью брачного агентства? Буду использовать вашу историю для примера.

– Не вижу никаких причин для отказа, – ответила я. – Именно в агентстве я впервые встретилась с Хью.

– Лучший день моей жизни тот, когда я согласился испортить твою… – произнес Хью.

Я рассмеялась, но не могла отделаться от смутного ощущения тревоги. Финиан не примет такой поворот событий.

Спустя несколько часов, моя гостиная была освобождена от первородных. В каждой комнате крошечной квартиры царил беспорядок – в ванной нашлась коробка от пиццы, холодильник опустошен и все имеющиеся у меня полотенца испачканы.

Первородные съели всю зубную пасту, выпили весь ополаскиватель для рта и надкусили каждую помаду, которые я пыталась спасти.

Надеюсь, их не придётся везти к доктору Альянса из-за расстройства желудка. Я отправила Саванне сообщение, что ей стоит провести беседу о том, что съедобно, а что нет.

В доме царила тишина без шума и стеснения множества тел. Мне стало немного беспокойно, собирая смятые обертки в кухне в мусорный пакет.

Первородные съели всё из кладовки, даже муку. Не то, чтобы было важно поднять с пола рассыпанные макароны и пустые коробки. Мне просто хотелось отвлечься.

Мои мысли постоянно возвращались к завтрашнему дню. Моему дню рождения.

Финиан придет, чтобы забрать меня.

В итоге все закончится, плохо или хорошо.

Первородные отвоюют своих женщин и вернутся домой. Или в конце концов останутся. Так или иначе все разрешится.

Но что на счет Хью? Что если Финиан как-нибудь сможет забрать его у меня?

Я вздрогнула, не в восторге от хода своих мыслей. Хью – самодостаточная личность. Его нельзя вынудить вернуться в мир первородных, если он этого не хотел… Или можно?

Хотела бы я иметь больше ответов. Быть более уверенной. Вместо этого, у меня полно тревог и забот.

– Райдер? – Я услышала, как Хью идет по квартире, направляясь на кухню. – Что ты делаешь?

– Просто убираюсь, – ответила я, но выпрямилась и отбросила полупустой пакет с мусором. Уборка может подождать. – Ты их проводил?

Хью вошел в маленькую кухню спустя мгновение и я тут же почувствовала себя лучше, просто наслаждаясь возможностью смотреть на него. Большое, крепкое, загорелое тело. Сильные руки и мощную шею. Его короткие, красновато-коричневые волосы со странными полосками. Квадратную челюсть, покрытую бакенбардами. Теплый взгляд глаз, которые засверкали при взгляде на меня.

Мне никогда не надоест смотреть на Хью. Никогда.

Даже сейчас, я хотела провести руками по всему его телу. Я быстро ополоснула руки, затем вытерла их, когда Хью приблизился.

– Они ушли, – сказал Хью. – Биван и Кахэл ушли последними, и были очень заинтересованы кем-то по имени Грейси.

Я застонала. Деревенщина Грейси – одна из женщин местной стаи волков Андерсонов. Она – громогласная, со скудным гардеробом и любящая ходить босиком. К тому же у нее очень сомнительные нравственные принципы, поэтому я подозревала, что она в действительности хотела бы стать первородной.

– Почему я не удивлена.

Хью засмеялся и притянул меня в свои объятия.

– Ты не кажешься довольной.

– Она немного грубовата. Но сейчас, Грейси – последнее, что меня волнует, – я скользнула руками под футболку Хью, чтобы ощутить тепло его кожи.

На этот раз, мне плевать, что после прикосновения последует трансформация. Это неважно рядом с Хью. Я могу быть монстром 24 часа 7 дней в неделю и он все равно будет считать меня секси

Рука Хью легла мне на талию и он прижал мое тело к своему.

– И что же тебя сейчас волнует, моя Райдер?

– Ты и я, в моей постели.

Хью ласково погладил меня по челюсти заставляя появиться больше чешуи.

– Мне не нравится мысль оставлять тебя одну, даже на короткое время.

– В такой момент довольно спорно разговаривать об охране, да? – спросила я, склонив голову к ласкающей руке. – Моя трансформация остановилась, я останусь такой как сейчас, так что они не захотят меня, такой?

– Твоя безопасность, будет по-прежнему на первом месте для меня, Райдер, – произнес Хью и наклонился, чтобы запечатлеть мягкий, бережный поцелуй на моих губах, так отличный от привычных поглощающих поцелуев. – Только не смейся надо мной, если у меня не получится быстро избавиться от этой привычки.

Не уверенна, хочу ли, чтобы он освободился от этой привычки. В каком-то смысле мне нравиться, что Хью постоянно опекает меня.

– Ты – босс.

– Я? Твоя подруга Бетсэйби сказала, что ты наложила на меня свои маленькие пальчики. Не могу не согласиться с такой оценкой.

Я усмехнулась на то, как он исковеркал поговорку.

– Так ты хочешь, чтобы я положила на тебя свои маленькие пальчики? Я правильно расслышала?

Он застонал.

– Твои пальцы не такие уж маленькие, но я жажду, чтобы ты прикоснулась ими ко мне там, где пожелаешь, – он провел языком вдоль одного небольшого, спиралевидного рожка на моем лбу. – Но сначала, я должен заблокировать дверь.

Я нехотя отпустила Хью, когда он направился к двери, стягивая с шеи цепочку с руной. Пока он проводил светящимся камнем по косяку двери, я прикоснулась к рогу, который Хью только что лизнул.

Сам рог не был столь чувствителен, но лишь мысль о том, как Хью облизывает его послала по телу волну жара. Для Хью во мне не было ничего уродливого.

И это мне нравилось. Почти также сильно, как я любила Хью.

Мой взгляд вернулся к нему, и я не смогла не любоваться его упругой задницей, когда он поднял руку над головой, проводя руной по верху двери, занимаясь делом.

Когда Хью поднимал руку, казалось мышцы на его задница напрягались и от этого мне хотелось вцепиться в нее ногтями.

Я не могла больше сопротивляться. Подойдя к Хью, я пробежалась руками по его спине и впиваясь ногтями в его зад сквозь ткань джинсов.

– Ты уже закончил?

Хью застонал.

– Ты ужасно отвлекаешь.

– Да, – бесстыдно призналась я. – Но не могу сопротивляться влечению к твоей заднице, – я обхватила руками его ягодицы. – Я… вроде как хочу укусить ее. Что ты на это думаешь?

Дыхание Хью стало неровным, а рука, удерживающая руну, слегка дрожала.

– Думаю, что ты пытаешься отвлечь меня.

– Думаю, ты прав, – возможно, это моя последняя ночь с Хью. Я хочу ее, хочу прямо сейчас. – Заканчивай быстрее или я начну срывать с тебя одежду.

– Ты – требовательная женщина, – произнес Хью, наклоняясь, чтобы продолжить проводить руной по краю двери. – Но полагаю, это то на что я согласился, став твоей парой?

– Меньше слов, больше дела, – сказала я Хью. И я действительно хотела укусить его за задницу. Ни одна бы здравомыслящая женщина не смогла бы сопротивляться такому соблазну.

Я услышала, как Хью втянул воздух, а затем низкий рык прозвучал в его горле.

– К счастью для тебя, я только что закончил, – спустя мгновение Хью поднял меня на руки и аккуратно понес в спальню. В его кошачьих глазах полыхал огонь. – И теперь ты должна получить именно то, что хотела.

Конечно, он прав.

Глава 19

Последние двадцать четыре часа прошли в суматохе, я переживала и была на взводе. Сегодня мой двадцать пятый день рождения.

А это значит, что наступил мой расцвет. Значит сегодня Финиан придет, чтобы меня забрать. Значит, все произошедшее сегодня, будет или очень хорошим, или очень плохим.

Я скрестила пальчики за "очень хорошо".

В офисе было пустынно. Чтобы освободить его Бетсэйби и Сара устроили вечеринку для клиентов в Константине.

Саванна, моя ночная коллега, занимала первородных в доме Расселов. В офисе со мной был только Хью.

– Ты ходишь, – заметил Хью, сидя на стуле.

– Извини, – выдохнула я. – Не могу перестать думать о…

Прозвенел колокольчик над входом и я замерла, обернувшись к двери.

Вошли двое мужчин. Один выглядел кротко и скромно, одетый в дурацкую футболку с коротким рукавом и отвратительным рисунком.

Другой был… Бэтменом. Или, вернее, актером, который играл его в последнем фильме.

При виде его у меня скрутило желудок.

– Финиан, – приветствовала я его, возвращаясь к своему столу. Я лучше себя чувствую, когда что-нибудь находится между нами.

– С днем рождения, дорогуша, – пропел Финиан, вышагивая легкими, воздушными шагами так противоречившими суровому, мужественному лицу актера, которое он нацепил на себя. – Сегодня особенный день, не правда ли?

Я подняла свою блестящую линейку и начала вертеть в руках, стараясь не смотреть на фейри. Или на Хью. Если бы я посмотрела на Хью, то всё что я испытывала в данный момент, он прочёл бы в моих глазах. С момента, как вошел Финиан, Хью не двигался, но в комнате разлилась странная, кипящая напряженность и я знала, что она исходит не только от меня. Я проигнорировала веселое настроение Финиана.

– Так что привело тебя сюда?

– Ты знаешь что, дорогуша. И я принес тебе подарок на день рождения, – Бэтмен положил руку на спину плохо одетого мужчины, стоящего рядом с ним. – Угадай кто это?

– Не имею ни малейшего представления, – ответила я и рискнула посмотреть на Хью. Он совершенно неподвижно сидел на стуле, скрестив большие руки на груди.

Выражение его лица было невозможно прочесть. Он намеренно не смотрел на меня и это вызывало странные чувства. Будто Хью пытался забыть о моем существовании. Мне внезапно понадобилась уверенность.

– Хью, – весело произнесла я. – Ты можешь предположить?

– Другой перевертыш, – ответил Хью.

От этого я перестала вертеть линейку и уронила ее.

– Другой перевертыш? Серьезно? – этот скучный на вид парень?

Но Финиан выглядел возбужденным. Он подтолкнул мужчину вперед

– Так точно! Вы будете племенной парой, поэтому я подумал, что стоит привести с собой очаровательного Уолтера и познакомить вас. Уолтер, скажи привет.

Уолтер вяло махнул мне рукой.

– Привет, – в его голосе сквозил странный акцент и я задумалась из этого ли времени Уолтер или он очередная неуместная времени игрушка Финиана, подобно Хью.

Я махнула ему в ответ.

– Хм, Финиан, думаю нам надо поговорить.

– Не раньше, чем вы хорошо рассмотрите друг друга, – он жестом указал мне выйти вперед. – Подойди и прикоснись к Уолтеру, чтобы увидеть на что походит зрелый перевертыш. Это стоит видеть.

Я не хотела прикасаться к Уолтеру. Не хотела прикасаться ни к одному мужчине, кроме Хью. Но крошечной части меня было ужасно любопытно, на что будет похож полностью сформировавшийся перевертыш. Были ли они настолько прекрасны, как все вокруг рассказывали? Неуверенная, я колебалась.

Затем обернулась на Хью.

Он мне кивнул, будто понял мой непрозвучавший вопрос. Хью говорил, что все в порядке.

Перед моим лицом щелкнули пальцы.

– Аллё, – произнёс Финиан, пытаясь привлечь мое внимание. Когда я повернулась к нему, выражение его лица стало кислым. – Твой хозяин здесь, девочка. Не ищи разрешения у Хью. Он просто нанят для помощи.

Скоро мы его чертовски удивим? Я скромно улыбнулась Финиану.

– Хорошо. Будь по-твоему, – я ступила вперед и подошла к Уолтеру, сохраняя настороженное выражения лица.

По правде говоря, мне было любопытно увидеть форму Уолтера. Но сейчас? Бешеное щелканье пальцев Финиана перед моим лицом, доказало, что он немного нестабилен.

Он продолжал кидать на Хью раздраженные взгляды и я поняла, что даже если мы молчим, связь между нами сильна. И внезапно, я перестала бояться Финиана. Он думал, что сможет управлять нами, пока мог манипулировать и держать в страхе.

Теперь у него нет управы на нас. Хотя, он пока этого не знает, но чаша весов сместилась в нашу сторону.

Поэтому, когда Уолтер подошел ко мне, я дружелюбно ему улыбнулась и протянула руку.

Уолтер наклонился, чтобы поцеловать меня.

Я увернулась, слегка задев его слюнявый рот. И услышала от Хью едва слышимое рычание. Я выпрямилась, затем погрозила пальцем Уолтеру.

– Я не говорила, что ты можешь меня поцеловать.

– Он будет делать гораздо большее. Перестань уходить от темы, – произнес Финиан, ну очень раздраженным тоном.

Ему больше меня не запугать. Покачав головой, я вновь протянула Уолтеру руку.

– Это или ничего.

Уолтер взглянул на Финиана, который возвел глаза к небу, затем сжал мою руку.

Сперва я заметила, что рука Уолтера липкая и влажная. Фу. Я заставила себя удержать его руку, ожидая преображения.

Мое преображение ощущалось вяло, с трудом пробивалось, будто нехотя. Я не виновата… что Уолтер точно не задевал мои эрогенные точки. Не с рядом сидящим, моим восхитительным Хью.

Уолтер, однако, сразу расцвел.

Он был прекрасен. Самое красивое, что я когда-либо видела ранее, если уж на то пошло. Я зачарованно смотрела, как на его очень светлой коже появляется чешуя.

Чешуя имела жемчужно-палевый оттенок, что-то среднее между восходом и закатом солнца, и, казалось, светилась изнутри. Самый великолепный цвет, который я могла себе представить.

На лбу выросли длинные, спиралевидные рога цвета слоновой кости, похожие на рога единорога и отблески золота, прослеживающиеся по спиралям, заставляли их больше походить на произведения искусства, чем простые рога.

Дурацкая футболка Уолтера разорвалась и пара мощных, великолепных крыльев развернулась из-за спины. Похожие на крылья бабочек, разноцветные и прекрасные. Я ахнула при виде их.

Уолтер улыбнулся мне и в этот момент он был по-настоящему великолепен, не осталось никакого намека на кроткого человека. Я поняла, что могла бы стать такой же, не останови свое созревание.

Моя собственная форма больше не была отвратительной, но она и близко не стояла с этим восхитительным существом.

– Вот это да, – впечатлительно выдохнула я. И посмотрела на Хью и Финиана, будто должна была как-то показать свое удивление от увиденной трансформации Уолтера.

Хью не выглядел счастливым. Пожалуй, в его выражении читалось… ревность? Он то и дело смотрел на мою руку, сжимающую руку Уолтера и дергался на стуле.

Хотя и Финиан не выглядел довольным. Он задумчиво потирал подбородок, хмурился и смотрел на меня.

– Ты не превратилась, – отметил он, спустя мгновение.

Я посмотрела на свою руку, вложенную в руку Уолтера с красивыми когтями.

Конечно, моя рука все еще была человеческой. Я чувствовала, форма перевертыша приложила все усилия, чтобы попытаться проснуться, но ощущалась вяло, будто не желала, чтобы ее беспокоили.

– Ага, – сказала я. – Странно.

– Да, – произнес Финиан тихим голосом. – Очень странно, – он вновь щелкнул пальцами, указав на Хью. – Прикоснись к ней.

Хью встал, выпрямляясь в полный рост. Его взгляд был прикован ко мне.

– Только если она того пожелает.

Будто я не желала прикосновений Хью?! Я улыбнулась Хью, а затем смутилась, когда началось мое преображение. Держа Уолтера за руку, я возбуждалась просто, посмотрев на Хью.

Неловко. Но в то же время, я ликовала. Прикосновение Уолтера не делало этого со мной. Я поняла, что меня возбуждает Хью. И только Хью. Остальные не в счёт.

Мой взгляд оставался на Хью, пока я ощущала свою трансформацию, медленно изменяющую мое тело.

Из спины проросли крылья и их придавило платье, я ощутила, как вырос хвост одновременно с тем, как удлинились когти и рот наполнился клыками. Когда преобразование закончилось, я посмотрела на Финиана, ожидая его реакции.

Он нахмурился. Сильно.

Уолтер одернул от меня руку, недовольно шипя при виде меня. Я посмотрела вниз, где только что была его рука.

Жемчужно-зеленый цвет чешуи не соответствовал люминесценции Уолтера и я не могла винить его в том, что он одернул руку.

Я догадалась, что разочаровала секси-перевертыша, потому что выгляжу довольно непривлекательно. Это привело меня в восторг.

– Что это? – гладя на меня, Финиан сделал шаг вперед. Он исподлобья глянул на Хью, затем вновь на меня. – Ей еще недели расти до конечной прекрасной формы. Посмотри на этот цвет, – он поморщился, глядя на мою чешую. – Крылья даже не развернулись. Ты таскал ее в мир первородных? У нас задержка на несколько недель? – Финиан положил руки на бедра и раздраженно барабанил по ним пальцами. – Я снимаю тебя с этого задания, Хью. Ты не компетентен.

– Ты не можешь его уволить, – произнесла я. – Он уже сам ушел.

– Ушел? Когда?

Я придвинулась к Хью и была довольна, когда большая рука обернулась вокруг моих плеч. Я обернула свои руку вокруг его талии.

– В ту ночь, когда лишил меня девственности.

– Что? – почти завопил Финиан. – Что он сделал?

– Мы переспали, – гордо сказала я. – Я – его пара, а он – моя.

Грозный взгляд округлившихся глаз фейри встретился с моим, затем уставился на Хью.

– Это не было частью сделки! У нас была клятва! Ты поклялся мне, что не заинтересуешься ею…

– Я передумал, – спокойные слова Хью заставили меня улыбнуться. Его рука, лежащая на моих плечах, напряглась.

– Ты испортил ее, – вопил Финиан. – Испортил! Она была бесценна, а теперь ничего не стоит! Посмотри, как она уродлива!

Обхватив мой подбородок пальцами, Хью заставил меня посмотреть на него. В его глазах я видела лишь любовь.

– Она – самое прекрасное существо в этом мире.

Я ему улыбнулась.

Финиан яростно зарычал прерывая наше счастье.

– Тогда, ты знаешь, что это значит?

– Знаю, – ответил Хью, крепче обнимая меня. В его голосе сквозила грусть. – Ни я, ни мои люди не получим пары из первородных.

– Верно, – подтвердил Финиан, указывая на Хью пальцем. Полагаю, он изо всех сил старался выглядеть яростным и полным гнева, но, в основном, выглядел комично. Он лишь кричал. А это не страшно. Похоже… он ничего не мог нам сделать.

И я не могла перестать улыбаться.

– Ни один не получит пару, – произнес Финиан, сжимая руки в кулаки. – Ты действительно настолько эгоистичен, что испортил существо?

– Ты просил меня разрушить одну жизнь в обмен на двадцать четыре, – ответил Хью. – В то время, мне это показалось стоящей сделкой. Но, как я уже сказал, я передумал.

– И не только он, – добавила я, поглаживая рукой плоский живот Хью. – Расскажи ему о других первородных, милый.

На лице Хью возникло грозно-удовлетворенное выражение.

– Моих братьев больше нет на земле первородных.

Финиан явно его не понял. Его взгляд метался между мной и Хью. Пальцы фейри дико и разъяренно барабанили по его бедру. Через мгновение он отрезал:

– Что это должно означать?

– Они ушли. Они здесь, в этом мире, – просто ответил Хью. Он потянулся к цепочке на шее, легким жестом снял ее и протянул Финиану. – Земли первородных – убежище для нашего рода, но там никто не счастлив, из-за одиночества. Там нет пар. Они покинули тот мир и пришли сюда, в мир людей.

Видеть, как на лице Финиана нарастал ужас было бесценно. Я почти чувствовала жалость к парню.

– Но, – добавил Хью. – они вернутся в мир первородных в обмен на их пары.

Фейри скривил губы.

– Ты думаешь, что не оставляешь мне выбора? Да?

– Более или менее, – вставила я. Как это понимать?

Хью был голосом разума.

– Мои братья были бы рады вернуться в мир первородных и готовы выполнить любые задания фейри. Однако, сделают это только вместе с парами, которые будут рядом. В противном случае, они не вернутся.

Финиан молчал.

Я поняла, что молчание фейри напрягает. Разве Финиан не будет рад, держать первородных при себе? Со слов Хью, первородные выполняли любые грязные поручения фейри и делали это охотно. Почему же фейри не хочет их вернуть?

Но Финиан так ничего и не ответил. Просто смотрел на Хью, сжав кулаки.

– Думай об этом, как о слиянии сил, – выпалила я, пытаясь помочь разрешить ситуацию. – Ты соединяешь мужчин и женщин и все счастливы. Разве женины не хотят быть с мужчинами их вида? Разве они не одиноки?

Финиан направил взгляд на меня.

– Уверен, так и есть.

– Так позволь нам поговорить с ними, – сказала я. – Выбери представителя, приведи ее сюда и мы обсудим это с ней. Уверена, женщины тоже хотят семьи.

По прежнему, Финиан молчал.

– Ты не можешь навечно запереть нас в ловушке без женщин, – произнес Хью, его голос охрип от гнева. Я почувствовала, как его руки напряглись на моей талии, будто он едва сдерживался. – Это несправедливо по отношению ко всем, и к мужчинам, и к женщинам, ты лишаешь их общения

– Позволь нам поговорить с одной из женщин, – уговаривала я. – Разве это так трудно? Как зовут их лидера?

Финиан колебался, он впился в меня взглядом, который был наполнен злостью и паникой.

И ужасная догадка обрушилась на меня.

– У тебя нет женщин? Ты им врал?

Два ярко-красных пятна разлились по щекам, позаимствованному лицу Финиана.

– Конечно есть, – быстро ответил он.

Я освободилась из объятий Хью и подошла к Финиану, скрестив руки на груди.

– О, серьезно? Назови их имена и обличие звериной формы?

– Пожалуйста, – возмутился Финиан. – Мне что, стоит помнит их имена? Я слишком важная персона.

– Да, но вот только ты работал с ними на протяжении веков, так? Уверена, пару имен помнишь. Просто назови одно.

– Я не обязан ничего тебе называть, не чистокровный перевертыш, – яростно выдал он. – Как и не обязан выдавать имена бесполезных оборотней, просто чтобы успокоить тебя.

– Где же они? – резко спросил Хью, удивляя меня.

– Простите?

– Женщины первородные. Где они сейчас?

– Пожалуй, в своём мире, конечно.

Я повернулась, чтобы посмотреть на Хью. Его тело казалось расслабленным, но я чувствовала напряжение в его взгляде. Он сузил глаза в две щёлки, меча гнев и ненависть.

– Ты как-то говорил мне, – произнес Хью убийственно мягким голосом, – что поддержание отдельного, собственного мира для первородных стоит фейри огромного количества времени и энергии. И, что мы должны быть благодарны за то, что ты так заботишься о нашем благополучии, за то, что делаешь это для нас. Что мы задолжали тебе.

– Да, так и было.

– А теперь получается, что ты удерживаешь не только наш мир, но и мир для самок, отдельно от нашего, – глаза Хью были холодны, как лед. – И ты не объединил миры?

Финиан промолчал.

– Моя женщина права, – прорычал Хью таким смертоносным рычанием, что я вздрогнула. – Ты мне лгал. Все это время. Нет другого мира для женщин, как и самих женщин, да? Есть только дураки, запертые в собственном мире, которых фейри используются, когда хотят. И после, стирают нам память. Сколько раз ты использовал нас?

Финиан по-прежнему хранил молчание. Позади него Уолтер дернулся, его крылья сложились обратно. А взгляд был целиком и полностью прикован к Финиану, с чем-то сродни преданности.

– Думаю, ты что-то делал, чтобы затуманить наши воспоминания. Вот почему мы поверили, когда ты сказал, что приведешь нам женщин, – Хью яростно шел вперед, пока не навис над Финианом. – Ты это отрицаешь?

Финиан выпрямился, разгладив рукой куртку. Было похоже, что мужчина старается не сделать шаг назад.

– Я ничего не должен тебе объяснять.

Хью схватил Финиана за грудки, оскалив в зверином рыке, огромные клыки.

– Все это время ты нам лгал и манипулировал нами. Мне следует убить тебя.

Я испуганно пискнула и рванула вперед, чтобы оттащить Хью от Финиана.

– Хью! Нет!

Уолтер издал страдальческий стон, придвигаясь к Финиану и пытаясь оттащить его от Хью. Будто что-то могло уберечь фейри от гнева Хью.

Я видела, как удлинялись клыки Хью, а глаза больше превращались в кошачьи. От ярости он терял контроль над человечностью. Он ближе притянул Финиана, с очевидной угрозой в выражении лица.

– Не убивай его, – сказала я, положив свою руку на руку Хью в успокаивающем жесте. Я не знала, что может случиться, если Хью покалечит принца фейри. – Финиан собирается предложить нам сделку, – произнесла я, быстро размышляя. – Это в его интересах.

– Да? – Финиану все же удалось поглумиться, не смотря на длинные клыки в сантиметрах от его лица. На его лбу выступил пот.

– Да, – сказала я. – Ты откажешься от своих прав на меня и первородных. А взамен, мы будем держать рот на замке о том, как тебе удалось потерять все одним махом. Уверена, другим фейри будет интересно узнать, что случилось со всеми их маленькими игрушками. И уверена, что им будет любопытно – да и недовольны они будут – если узнают, что ты все потерял, – я улыбнулась ему самой обаятельной улыбкой. – Итак, в обмен на наше молчание, ты оставляешь нас в покое на всю оставшуюся жизнь. И Хью сохранит тебе лицо, – я похлопала ресницами. – Потому что он очень, очень хочет прямо сейчас его уничтожить.

Хью так грозно зарычал, что даже я вздрогнула.

Я видела, как кадык Финиана нервно дернулся. Спустя долгую минуту, фейри заговорил.

– Вы умолчите о том, кто освободил первородных?

Я изобразила, что закрыла рот на замок и выкинула ключ.

Финиан перевел взгляд на Хью, потом на меня, потом вновь на Хью. И вновь сглотнул.

– Полагаю, что все это будет стоить мне лишь потерей уродливого перевертыша.

Я натянула поддельную улыбку.

– Не знаю заметил ли ты, насколько длинные у Хью когти? Не думаю, что он нормально воспримет твои оскорбления в мой адрес.

Хью грозно щелкнул зубами на Финиана.

Фейри быстро кивнул, округлив глаза.

– Я принимаю ваше предложение.

– Я знала, что ты согласишься.

Ожерелье с рунами вернулось к Финиану. В свою очередь, новая клятва была вытатуирована на широких плечах Хью, так, что ее невозможно сломать любой ценой. Первородные свободны. В обмен на это они будут молчать об условиях их освобождения.

Финиан удалил "отметку собственности" с моего бедра легким движением руки.

После того, как все закончилось, Финиан не мог быстрее уйти от нас. Он схватил Уолтера и поспешно вышел, спустя несколько мгновений мы услышали шуршание колес на парковке.

Я вздохнула с облегчением. Огромный груз спал с моих плеч.

Рядом со мной, Хью рухнул на стул.

Я с тревогой посмотрела на него.

– Хью, ты в порядке? – я взволнованно убрала рукой его волосы со лба. – Ты ведь ни о чем не жалеешь?

Хью притянул меня к себе и прижался лицом к груди. Он долго, слишком долго молчал. Я начала волноваться. После того, как казалось прошла вечность, Хью заговорил, заплетающимся языком:

– Как подумаю, что я почти отдал тебя ему в обмен на несуществующие пары.

Я мягко провела пальцами по его волосам.

– Ты не мог знать. Финиан и другие явно что-то делали, чтобы заставить вас забывать о выполненных поручениях. Кто знает, сколько раз они уже предлагали вам пары, только чтобы стереть ваши воспоминания после этого?

– Мне следовало убить его, – прорычал Хью. Его руки сжались вокруг меня. – Он не заслуживает того, чтобы жить.

– Не нам решать, – сказала я и поцеловала его в макушку. – Но плохая новость в том, что ты застрял здесь, со мной. Он забрал руну и первородные тоже оказались здесь в ловушке.

– Ммм. Ну да, – он втянул воздух у моей груди, отвлекая и заставляя форму перевертыша вновь ожить. – Могу сказать, что не недоволен сложившейся ситуацией. Не в малейшей степени.

– Будут ли другие недовольны? – я оттянула голову Хью от своей груди и вынудила посмотреть мне в лицо.

– Только если они глупцы, – ответил он и притянул меня к себе для долгого поцелуя.


Переводчик: inventia

Редактор: natali1875

Глава 20

– И так, всё было обманом, – сообщила я с каменным выражением лица, первородным заполнившим огромную кухню Расселов.

Саванна, Бет и Бью стояли в задней части комнаты, и делали груды бутербродов. Я сидела во главе стола на коленях у Хью, балансирую на одном из его огромных бёдер.

В комнате царила тишина, поскольку все переваривали мои слова.

– Так не было никаких женщин? – спросил Артур, и его лицо недоуменно вытянулось. – Всё это уловка?

Хью серьёзно кивнул.

– Фейри лгал, чтобы заставить меня делать то, что ему нужно. Он не собирался исполнять своё обещание. Всё было напрасно.

– Но ты сделал правильный выбор, – сказала я Хью, похлопав его по руке лежащей на моей талии. Я снова преобразовалась в свою форму перевёртыша, но меня это мало заботило. Первородные меня уже видели в таком виде раньше. И поскольку несколько человек из семьи Расселов смотрели на меня по-настоящему пристально, тогда они каким-то образом разгадали мой секрет.

– Поэтому мы должны остаться здесь, – начал Хью. – Моё место рядом с Райдер.

Когда он произнёс это вслух, бабочки запорхали в моём животе.

– Но вы ребята, не должны оставаться здесь, – выпалила я, прежде чем кто-либо заговорил. – Уверена, что вы можете вернуться в свой мир, если захотите. Но знайте, что здесь вам тоже рады.

И тишина. Ни звука, за исключением нарезки бутербродов на заднем плане. О чём думали первородные?

– Здесь есть женщины, – начал Кахэл. – Мы могли бы с ними спариваться?

– При условии, что женщины говорят, да, – ответила я ему. – И при условии, что вы получите разрешение лидера вашего клана, если они окажутся людьми.

Мне говорили, что Бью и другие альфы всё ещё старались обойти сложности, которые позволили бы человеческим женщинам встречаться с перевёртышами, учитывая, что вся информация об оборотнях должна оставаться в секрете.

– Но здесь полно женщин, – серьёзно произнёс Кахэл. – Мы можем найти себе пару и не беспокоиться, что нашим братьям не хватит?

Я кивнула.

– Только здесь, на Земле, женщин столько же, сколько и мужчин. Женщин-оборотней не так много, но полагаю вы всегда можете найти человека.

– Все женщины, как Грейс? – спросил один из них.

– Нет, не все, – съязвила Бет. – И скажите за это спасибо.

Биван шлёпнул рукой по столу.

– Мы хотим остаться здесь и найти женщин.

– Ты уверен? – спросила я.

– В этом мире полно возможностей, – ответил Кахэл, потирая руки.

– И пицца, – вмешался кто-то.

Многие из первородных засмеялись, словно поняли в чём прикол.

Я застонала.

Примечания

1

NoDoz используется для восстановление психической бдительности или бодрствования, если вы испытываете усталость или сонливость.

(обратно)

2

Громовые Коты – американский мультсериал 80-х годов, рассказывающий о последних представителях космической кошачьей расы, спасшихся в чужом мире после гибели их родной планеты, Тандеры. Идея сериала принадлежит Тэду Вульфу, а анимация была сделана на заказ в Японии.

(обратно)

3

Храброе сердце – фильм, рассказывающий о борьбе Шотландии за независимость против английского господства. Главный герой фильма – Уильям Уоллес, предводитель шотландцев, в исполнении Мела Гибсона.

(обратно)

4

Уитиз (Wheaties) – Товарный знак одного из первых видов сухого завтрака в виде пшеничных хлопьев с витаминно-минеральными добавками производства компании "Дженерал миллс" Известен рекламный лозунг "Завтрак чемпионов", который сохранился до наших дней.

(обратно)

5

Pop-Tart (Поп-тартс) – название популярного печенья.

(обратно)

6

90° по фаренгейту примерно 32,2°С.

(обратно)

7

8 футов – 2, 44 м.

(обратно)

8

100 фунтов – 45, 36 кг

(обратно)

9

2 фута – 60, 96 см

(обратно)

10

Field amp; Stream – руководство к действию для истинных любителей активного отдыха. В качестве одного из ведущих спортивных журналов Америки, "Field amp; Stream" предоставляет читателям художественные и научно-популярные рассказы про охоту, рыбалку и другие виды активного отдыха, описание оружия, снаряжения и техники.

(обратно)

11

Монстро – американский фантастический триллер/боевик режиссёра Мэтта Ривза и продюсера Джей-Джея Абрамса. Фильм вышел на экраны в США 18 января 2008 года. Компания друзей устраивает вечеринку в одной из нью-йоркских квартир по случаю отъезда одного из них в Японию. Вдруг в гигантском мегаполисе гаснет свет, и город сотрясают разрушения невиданного масштаба. Через некоторое время становится понятно, что источник разрушений – не что иное, как кровожадное чудовище Кловерфилд – 160 футовый (45 метров) гуманоид, крушащий город.

(обратно)

12

Ло мейн – китайское блюдо из лапши с овощами, мясом или морепродуктами.

(обратно)

13

Генерала Цо – острое китайское блюдо из курицы.

(обратно)

14

Антропогенный фактор – результат непосредственного воздействия человека на окружающую природную среду, приводящее к нарушению естественных экосистем.

(обратно)

15

Китч – одно из ранних стандартизированных проявлений массовой культуры, характеризующееся серийным производством и статусным значением. Понятие «кич» возникло в Германии в 1860 году для обозначения художественных предметов, которые производились для американских покупателей и продавались на европейских вернисажах. Происхождение слова восходит к двум немецким глаголам: kitschen (делать кое-как) и verkitschen (продавать совсем не то, что заказано). Эти предметы обладали низкой стоимостью и низким художественным качеством.

(обратно)

16

Блин (фр.)

(обратно)

17

Баска – так называют широкую оборку, пришиваемую на линии талии к платью, блузке, жакету, юбке и даже к брюкам.

(обратно)

18

Кварта – 1,14 литра.

(обратно)

19

Рогипнол – запрещенное снотворное без цвета, запаха и вкуса; часто подсыпается маньяками ради секса с жертвой "в отключке".

(обратно)

20

Охотники и собиратели – хозяйственно-культурный тип, характерный для народов, которые находятся на раннем уровне социально-экономического развития.

(обратно)

Оглавление

  • Джессика Cимс Разыскивается: Дикая Штучка Полуночные связи – 4
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • *** Примечания ***