КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393364 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165377
Пользователей - 89455
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
namusor про Воронцов: Прийти в себя. Книга вторая. Мальчик-убийца (Боевая фантастика)

Пусть автор историю почитает.Молодая гвардия как раз и была бандеровской организацией.А здали ее фашистам НКВДшники за то что те отказались теракты проводить, поскольку тогда бы пострадали заложники.Проводя паралели с Чечней получается, что когда в Рассеи республики отделится хотят то ето бандиты, а когда в Украине то герои.Читай законы Автар, силовые методы решения проблем имеет право только подразделения армии полиции и СБУ, остальные преступники.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
Stribog73 про Лавкрафт: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 1 (Ужасы)

Добавлено еще восемь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Юм: ОСКОЛ. Особая Комендатура Ленинграда (Боевая фантастика)

Понравилось. Живой язык, осязаемый ГГ. Переплетение "чертовщины" и ВОВ, да ещё и во время блокады Ленинграда, в общем, книгу я прочел не отрываясь. Отлично.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
irina.lu@mail.ru про Шатохина: Княжна (СИ) (Любовная фантастика)

Все произведения автора, которые я прочитала, очень ярко эмоционально окрашены, вызывают ответную реакцию, заставляют сопереживать героям. спасибо за такие истории!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
АРАХНА про серию Косплей Сергея Юркина

КНИГИ КЛАСС ПРОЧИЛ 1 ДЫХАНИЕ ВСЕМ СОВЕТУЮ--- НАРОД КТО ЗНАЕТ
а будить продолжение книги Косплей Сергея Юркина Айдол-ян (часть вторая) 5--6--7-трек или новая книга .А то я дочитал 5 трек
Президент СанХён будет ругаться. - говорит БоРам Продолжение следует...подскажите кто знает заранее СПАСИБО

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Возвращение графини (fb2)

- Возвращение графини (и.с. Мир пошатнувшейся реальности) 1.3 Мб, 187с. (скачать fb2) - Ната Игнатова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Ната Игнатова Возвращение графини

ОБИТЕЛЬ СКАЗОК


Часть первая

Подчинить время нельзя, не стоит даже пытаться,

Предоставь лучше ему идти своим чередом.

А. В. Тор
1

Почти каждую ночь после возвращения из старинного шотландского замка ему снился один и тот же сон. «Открой временной портал и впусти меня, — молила она. — Прости и помоги вернуться! Как же холодно и одиноко. Прошу, не бросай меня здесь, я никому не хотела причинить зла, а просто надеялась стать хоть немного богатой и счастливой. Неужели за это надо наказывать так жестоко?..»

Лишь только на часах пробило двенадцать, все повторилось опять. Обрывки неясного кошмара обретали настолько реальные черты, что Рауль, и в который раз, вскрикнул и проснулся весь в холодном поту. Ники в очередной раз сонным голосом вымученно интересовалась: «Может быть, все-таки сходишь к психоаналитику?» — «Само пройдет, — отмахнулся юноша, пытаясь окончательно прийти в себя и успокоиться. — Это усталость сказывается. Ты же знаешь, в последнее время так много всего случилось...» Подружка понимающе кивнула головой, но сдаваться явно не собиралась: «Так больше нельзя! Ты себя совсем не жалеешь. Даже работая с утра до вечера невозможно везде успеть. И твоим непревзойденным друзьям Кену и Изабелле это не по силам. Жаль, что им пришлось срочно вернуться в Орден, а то бы я...» — «Интересно все-таки, почему их отозвали так скоро? — нервно перебил ее Рауль. — Что там еще такое неординарное могло произойти? Надеюсь, Ричарду и Кристиану удастся, в конце концов, связаться с ними!» — «Давай спать, — умоляюще попросила Ники. — А то опять будешь гадать до рассвета, строя разные невероятные предположения. Ты же знаешь: утро вечера мудренее!» Рауль покорно замолчал. Через минуту сон опять сомкнул ему веки и кошмар продолжился.

...Поддавшись на уговоры сестры, он открывает портал и внезапно оттуда вырывается страшный смерч, сметающий все на своем пути. Слышится дикий хохот и детская дразнилка Паулы: «Был простачком мой брат и таким остался, поверил мне глупец и опять попался! Ха-ха-ха! Ты снова проиграл! Теперь уж этот мир'узнает, кто такая повелительница Зазеркалья!» Рауль чувствует, как страшная сила с размаху швыряет его на землю. Он пытается подняться, но ужасная тяжесть сковывает тело. Юноша хочет позвать на помощь, но не может издать ни единого звука. И тут вдруг из образовавшегося прохода начинает медленно выползать густой темный смог. Выедает глаза, першит в горле. Рауль задыхается, не в силах сдвинуться с места. Мрак заволакивает комнату, и в темноте слышится такой жуткий вой и скрежет, что беднягу мороз продирает по коже. Он чувствует: вот сейчас должен появиться властелин сил зла. Странно, но юноше кажется, взгляни ему в глаза и сразу же окаменеешь. «Надо собраться с силами и вступить в бой», — понимает он, но не может взять себя в руки. Панический ужас опять наполняет сердце смутными предчувствиями скорой гибели. «Сдайся, — хохочет Паула. — Подчинись и обретешь все, о чем ты только мог мечтать» — «Но моя душа?» — вопрошает брат. — «Это же такая мелочь, — ответствует коварная особа. — Посмотри на меня. Я получила все, а потеряла лишь глупые угрызения совести, мечты, сомнения и жалость». Рауль поднимает глаза и вскрикивает. Перед ним уже не сестра, а какое- то ужасное существо, похожее на медузу Горгону с телом дракона и острым ядовитым жалом скорпиона на хвосте. Оно смеется и тянет к нему когтистые лапы, а на голове извиваются страшные ядовитые змеи, из пасти которых вырывается попеременно то шипение, то пронзительный свист. «Рауль, проснись же! — доносится испуганный голос Ники. — Я так больше не могу, с этим надо что-то делать!»

Наконец он окончательно просыпается, встает с постели и весь разбитый отправляется на кухню заваривать горячий черный кофе. Пить что-нибудь покрепче не хочется. Спиртное расслабляет, а ему непременно нужно было быть в форме перед предстоящей схваткой с силами зла. Юноша чувствует, что это уже скоро. Именно так и будет. Рауль никому бы не признался в том, что постоянно находится начеку, ожидая: вот-вот произойдет событие, которое даст хоть какое-то объяснение. Ароматный запах кофе заставляет молодого человека очнуться и немного отвлечься от беспокойных размышлений и тревог. Но все равно неясные предчувствия с каждым днем все больше и больше овладевают им. «Все это означает одно, — растерянно думает Рауль. — Они еще вернутся. А если он и друзья не успеют предотвратить вторжение, что тогда?»

2

Ричард задумчиво перебирал бумаги на рабочем столе. В кабинет заглянула Ники. «Разрешите?..» — спросила она. Шеф кивнул: «Заходи. Что-то случилось?» — «Рауль, — начала девушка. — Не знаю. Я не уверена, но что-то здесь не так. В последнее время мой жених ведет себя слишком странно». Мистер Браун нахмурился. Он встал, придвинул Ники кресло и проговорил: «А теперь, пожалуйста, рассказывай обо всем подробней, не упуская никаких мелочей...»

Вечером позвонил Кристиан. Он и Мари отправились следом за Кеном и Изабеллой в Японию, но их не пустили даже на порог школы, поэтому пришлось вернуться домой не солоно хлебавши. «Если бы не мистер Ясунари, они бы прочистили нам мозги, заставив забыть дорогу в Орден! — возмущалась Мари, когда на следующий день все собрались в кабинете на совещание. — Да что они себе позволяют и за кого нас держат?!» — «Очевидно, за слабаков, неспособных постоять за себя и свои убеждения?» — горько вздохнул ее друг репортер. «Или за недоумков, которые не в состоянии осмыслить их великие идеи, а потому не способных защитить этот хрупкий мир!» — в запальчивости выкрикнула Мари.

Ричард Браун слушал не перебивая. Он давно уже все понял и предполагал, что так получится! Да. Иногда хочется принять желаемое за действительное, но жизнь всегда все расставляет по своим местам. Итак, значит, они отказались от сотрудничества, не приняв присланных им людей. «А Кен и Изабелла?» — помолчав немного, уточнил шеф. «А что они. могли? — вспыхнула мисс Смит. — Ведь как и все вынуждены подчиняться приказам и правилам, установленным не ими». — «Мы даже не успели поговорить, — удрученно пробормотал Кристиан. — Хранители вежливо указали нам, где выход, вот и все». Мари нахмурилась. Начальник особого отдела кивнул: «Ну что ж, попробуем разобраться и без них». — «Стоит еще раз поговорить с профессором Филдингом, — мрачно проговорил Кристиан. — Вдруг он нам не откажет?» Ричард покачал головой: «Ты же знаешь, он, как и наши друзья, слишком преданы Ордену. Все они считают, что ради спокойствия в мире можно пожертвовать не только личными амбициями, но и дружескими отношениями. К тому же представители этого клана не только не вмешиваются сами, но и предпочитают не впутывать никого в свои дела, самостоятельно устраняя возникшие непредвиденные проблемы». — «Ничего, — хитро усмехнулась Мари. — Кузен Джеймс тоже историк, и у него большие связи. Кстати, кое- что в этом направлении он уже предпринял». — «Прекрасно, — обрадовался шеф и взглянул на грустного юношу. — Хорошо уже то, что Кен и Изабелла пока не могут отправиться в ее мир». Кристиан и Мари удивленно переглянулись, а Ричард уточнил: «По крайней мере, они не будут подвергаться опасности, действуя в одиночку». — «Да», — кивнул юноша и вздохнул. «А как идут дела у Рауля?» — обратилась к шефу Мари, пытаясь отвлечь бывшего возлюбленного от мрачных мыслей. «В «Хроносе-1» все в порядке, а посему завтра же приступайте к работе, время не ждет — посерьезнел начальник. — Но вот с мистером Фоксом дела обстоят не совсем хорошо. Ему явно нужна помощь, а он скрывает это». — «Опять кошмары?» — внезапно поинтересовалась девушка. «Да, — ответил шеф. — Но откуда ты знаешь?» Профессиональный психолог пожала плечами и задумалась. «И все же?» — Кристиан тоже выжидающе смотрел на нее. «Знаю и все», — отрезала агент Смит и поежилась. Если бы друзья только знали, что с ней происходит то же самое. Ее тоже зовет странный голос, обещая исполнение всех желаний и говоря о том, что все равно уже сделан первый шаг. Все было предрешено, когда она разорвала связь двух драконов, и голубой луч пронзил ледяной иглой ее сердце. Но Мари не могла, не хотела, чтобы близкие люди знали, что происходит. Во-первых, потому что не привыкла просить о помощи. Во-вторых, тогда бы осторожный начальник особого отдела ни за что не разрешил бы ей вернуться на службу. И она не смогла бы так тесно сотрудничать с командой «Хроноса-1», возглавляемой Раулем Фокс. А ведь там сейчас работал Кристиан, который, после отъезда Кена с Изабеллой и безрезультатных попыток проникнуть в Орден, решил, что будет лучше, если он войдет в состав особо секретной группы. Так он будет ближе к тому, с чем каждый день сталкиваются его друзья, и, может быть, когда-нибудь их пути снова пересекутся. Его и графини де Перси. Главный редактор «Terra incognita» не возражал, потребовав только постоянно и во всех подробностях извещать его и читателей обо всем.

3

«Много веков люди учились выживать в этом мире. Они развивались духовно и физически. Придумывали всякие защитные устройства и сооружения. Холодно — сшили удобную одежду, построили теплые жилища. Медленно — создали машины, самолеты, телефоны, лифты. Скучно? Пожалуйте — мир развлечений: дискотеки, тотализатор, казино, гонки, музыка, мода, телевидение. Нужно размяться — спорт, тренажеры, аттракционы. Удовлетворение постоянно растущих физических потребностей привело к тому, что все меньше времени и внимания уделялось развитию духа и ума. Люди привыкли, что не только сложные расчеты, а также умственную и физическую работу сделает за них техника. Даже искусство, музыка и литература уже корректируются с помощью компьютерных программ, теряя естественную первобытность. И все бы хорошо: быстро, качественно, в срок. Но, может быть, иногда человеку не помешало бы прислушаться к внутреннему голосу, довериться ритмам природы и Космоса. Попытаться сохранить натуральные продукты и естественные ощущения, а не заменить все это искусственными заменителями. Разорвав такие нужные связи, забыв о корнях и первооснове, человек постепенно переставал быть частью природы и становился каким-то инородным саморазвивающимся субъектом — существом, а не сущностью единого целого биологического организма.

Результат не замедлил последовать. Человек вскоре стал слабым как духовно, так и физически. Он все чаще чувствовал одиночество в мире себе подобных. В душе пустота, ум не привык трудиться и развиваться, а принцип: «каждый сам за себя» привел к ощущению своей никчемности, ненужности никому! Отсюда депрессия, ностальгия, странное ощущение: потеряно что-то очень важное, не хватает чего-то необходимого для счастья и душевного комфорта, — учитель Хацуми вздохнул. — Тогда им захотелось повернуть время вспять. Ведь издавна людям казалось, что они научились управлять временем, построив обсерватории, Придумав солнечные, песочные, механические и другие часы и маятники. Но годы летели, и люди понимали — полностью подчинить время никому из них не по силам, тем более управлять его процессами. Взять хотя бы молодость, зрелость, старость. Или временные границы. А секунды, минутки, сутки? Как иногда не хватало совсем малого для достижения успеха, но время было неумолимо и беспощадно. Тогда, подумав, люди решили жить с ним в гармонии, оставив пока все как есть до лучших времен.

Но как иногда хотелось вернуться и все исправить! Вот поэтому в нашу задачу входит научить вас ценить время и управлять магией слов». Сенсей вдруг пристально взглянул на притихшую Изабеллу Перси, рядом с которой сидел Кен Ясунари. Молодые люди почти не расставались с тех самых пор, когда были вынуждены вступить в схватку с Отступником. Им удалось одержать победу и остановить вторжение в наш мир, но все прекрасно знали — это только начало. С некоторых пор опять участились попытки открыть порталы извне, и ученикам Ордена приходилось все время быть настороже. Помолчав немного, учитель Хацу- ми продолжил: «Люди часто не задумываются, что со всем в мире нужно обращаться бережно и осторожно, предвидя возможные последствия. Возьмем рекламу. Слова-коды, слова-побуждения к действию. Хорошо, если это просто «купи, надень, сходи». Ну получишь в результате расстроенные нервы, желудок или испорченное настроение, в крайнем случае, приобретешь новую зависимость или очередную фобию! Зато как звучит: «Это решит все ваши- проблемы!» Интересно знать, как? А вот как.

4

На одной из улиц в центре Нью-Йорка располагались два рекламных агентства. Вернее, сначала эта была одна довольно-таки известная и процветающая фирма по наружной рекламе. Но вскоре один из партнеров посчитал, что сможет зарабатывать сам, получая во много раз большую, чем сейчас, прибыль. Мистер Джонс заносчиво разорвал все отношения с бывшим приятелем и партнером. Его не остановило даже то,, что мистер Трамп был старше, опытнее. К тому же многому научил молодого коллегу, причем бескорыстно. Но и это еще не все. Молодой «выскочка», назовем его так, увел у вечно занятого шефа не только часть заказчиков, но и молодую жену.

Трамп страшно переживал все случившееся, но виду не показывал. Поразмыслив немного, он предложил сопернику и конкуренту временное перемирие. Так как рекламная фирма недавнего служащего, а ныне непримиримого конкурента, располагалась в более людном месте, бывшие партнеры решили установить продукцию своих агентств, а именно рекламные щиты, возле нового, недавно открывшегося офиса молодого и более удачливого коммерсанта. Новый хозяин роскошного офиса уже потирал руки в предвкушении барыша и удачных сделок, как неожиданно старый приятель оказался в больнице. Очевидно, сказались волнение и перенапряжение, которые Жюль Трамп долго скрывал внутри. Ник Джонсон решил, что бизнес превыше всего, и приказал установить уже готовые щиты, не дожидаясь выздоровления конкурента. Следует вам знать, что дизайн и идея полностью принадлежали мистеру Трампу. Но ведь это такая малость! Бумаги-то подписаны, и разрешение получено, какие могут быть укоры совести. Побеждает сильнейший!

В общем, щиты поставили. На одном была изображена белокурая ослепительная блондинка с усмешкой, вещавшая: «Ваша неотразимая улыбка — оружие, бьющее прямо в цель!» (Далее следовало название некой зубной пасты.) Короче говоря, акцент был сделан на словах, которые шли после тире и результат действительно оправдал все ожидания. Вскоре в округе участились случаи вооруженных нападений с применением оружия. В основном это были подростки или люди с нестабильной психикой. На двух других плакатах было изображено оборудование для строительных фирм, а надпись гласила: «С ним тебе все по плечу!» А третий рекламный щит одной юридической фирмы гласил: «Титан» поможет решить все ваши проблемы!» Вскоре и сам хозяин рекламного агентства оказался в тюрьме по обвинению в попытке застрелить любовницу. Причем молодой человек утверждал, что ему все время хотелось воспользоваться недавно купленным «Вальтером». В его голове, видите ли, во время ссор и выяснения отношений каждый раз всплывали последние фразы с рекламных плакатов: «Оружие, бьющее прямо в цель, — с ним тебе все по плечу — поможет решить все ваши проблемы!» Ник Джонсон нервно заявил полицейским, что именно поэтому, а не осознано, приобрел незаконным путем оружие. Молодой человек часто подолгу любовался новеньким пистолетом, доставая из ящика стола и мечтая когда-нибудь пустить в дело. Плакаты сняли, дело замяли, все утихло и забылось, хотя дизайнер, придумавший и разработавший три этих плаката, тоже утверждал, что ему были заплачены немалые деньги, чтобы все выглядело как невинная детская шалость, а не запланированное преступление. А ведь это не единичный случай! Сколько еще подобных, казалось бы, на первый взгляд мелочей происходит в мире. Анализируйте, смотрите, делайте выводы, совершенствуйтесь и никогда не забывайте о том, зачем вы пришли в этот мир: создавать или разрушать, дарить или забирать, защищать или нападать?»

5

После урока Изабелла задержалась немного в зале для занятий. Она в замешательстве взглянула на сенсея и уточнила: «Выходит, что невозможно полностью понять, досконально осмыслить всю правду об устройстве мира?» Учитель Хацуми кивнул: «Если мы чего-то не видим — это еще не значит, что этого не существует: воздух, мысли, ветер, дуща. Мы просто можем не замечать самые важные события, происходящие в мире из-за ограниченности наших знаний о Вселенной и окружающих нас мирах, но стремиться к познанию надо всегда. Никому не дано полностью представить все те чудеса, которые происходят ежесекундно в параллельных с нами мирах и Космосе. Парадокс присутствует не только в словах, но и в действии, в самом течении жизни. Помни: уже в начале избранного пути каждого из нас ожидают удивительные, но такие разные гипотезы, связанные со временем, нашей сутью, множеством учений и мировоззрений. Согласись, что не всегда они становятся открытиями в реальном мире, иногда это лишь предположения или предчувствия истины. Являются Ли действительностью эти наши умозаключения? Ведь мы не можем их пока доказать? Они существуют в уме, на бумаге, в чертежах, в смутных догадках. Не говоря уже о парадоксах, приобретающих иногда такие причудливые формы и подстерегающих нас за каждым поворотом дороги. Все так. Но ведь эта самая нереальность и толкает человечество вперед, позволяя развиваться дальше...» — «Но если ни в чем нельзя быть уверенным заранее, — не удержала удивленный возглас девушка. — Какова же на самом деле эта самая реальность?» Учитель постарался скрыть улыбку и обернулся к Кену, который терпеливо ожидал в дверях окончания столь поучительной беседы: «А как думаешь ты?» Юноша пожал плечами и подошел к ним поближе: «Прежде всего, нужно научиться формулировать правила жизни, которых собираешься придерживаться ты сам. А если для кого-то это' так трудно, стоит поискать проводника, способного направить и помочь. Но это, я думаю, в крайнем случае. Для меня альфой и омегой, началом и концом всей жизни является бескорыстие и самопожертвование, а еще любовь к этому огромному миру и всему, что населяет его. Относясь к другим, как к самому себе можно, в конце концов, услышать голос истины — вот это и есть для меня реальность бытия, созидающего жизнь, а не разрушающего ее». Кен вздохнул: «Может быть, несколько высокопарно, но это мое понимание всего сущего и смысла моей жизни, правда, на данном этапе бытия». Сенсей кивнул: «По сути, ты прав. Видите ли, вселенная чрезвычайно разумно и гармонично устроена. В ней в изобилии разных энергий, жизненных сил, баланса добра и зла, здоровья, любви, духовных и материальных богатств, пищи и многого другого. Когда вы даете установку во зло, она говорит: «Этот человек только что пожелал энергии со знаком «минус». И вы тут же сполна получаете ее. Желая добра, вы находите его в себе самом, в окружающих, в гармонии с миром. И это работает! Так вы создаете свою собственную реальность. Это и есть то самое послание, которое вы слышите время от времени в душе. Так из мозаики гипотез и предположений в конце концов складывается такое нужное открытие. Пусть даже сначала вас посчитают чудаком, но новый виток уже будет иметь для вас глубокий смысл, не видимый пока окружающими. А ведь начинается все просто. Вы говорите себе: «Это любопытно! Интересно узнать, что за всем этим скрывается?» И вот уже непонятные устремления захватывают все больше и больше, и, избрав порой совершенно неожиданное направление, вы отправляетесь в путь. Но всегда ли вы готовы к тому, чтобы, бросив нажитые блага, начать все заново? Предполагать — это совсем не то, что делать». — «Значит, нужно определенное мужество, чтобы позвать в свою жизнь мятежный ветер открытий и позволить происходить чему-то очень главному и нужному в нашей жизни?» — восхищенно переспросила Изабелла. «Да, — кивнул сенсей. —  Нужно просто решиться на перемены и быть готовым к ним. И запомните, когда вы ощущаете потребность управлять процессом, но остаетесь на месте, ничего не предпринимая, то сами не даете вещам происходить. Когда только пытаетесь и контролируете со стороны чужие действия — магия также работать не сможет. Нужно очень чего-либо захотеть. И действовать, непременно действовать! Жизнь — это магия творения, а вы, друзья мои, — космические алхимики на этой планете. В игре с реальностью, если факты существуют, хороший игрок должен уметь использовать их». — «Но ведь это означает, что кто-то сможет так же играть с нами?» — вдруг сообразила Изабелла.

Какие-то странные предчувствия охватили сердце. Она вздрогнула, словно ледяной ветер пробежал внезапно по комнате. Кен машинально сдернул куртку и набросил девушке на плечи. Учитель Хацуми только головой покачал: пока все шло как надо. Итак, он не ошибся в своих предположениях насчет них. Но почему должен был появиться Кристиан? По логике выходило, что юноша — третий лишний? Так нет же! Неужели настырный американец случайно оказался в чужой реальности? Не похоже. Тогда что? Почему с самого начала все пошло не так? А если кто-то заранее распланировал эту шахматную партию и расставил фигуры? Тогда им непременно нужно узнать, какую неблаговидную цель он при этом преследовал! Понять бы эту непонятную и запутанную игру, затеянную с ними невидимым и неведомым противником...

6

«Попытайся представить ряд новых явлений, некоторые давно известны, другие так далеки от нас, что их можно считать частью совсем другой игры. Но если мы попробуем складывать их вместе, то получим новый образ реальности и новую игру», — задумчиво произнес Кен, когда они вышли из зала. Изабелла не могла скрыть беспокойства после разговора с учителем Хацуми, и юноша попытался хоть немного успокоить ее. Он чувствовал: что-то настораживало ее, но что? Похоже, она и сама не могла объяснить. Девушка чувствовала, что сенсей не спроста затеял этот разговор. Кен был того же мнения. «Я согласна с тобой, — поддержала она напарника. — Похоже, человечество давно уже играет в игру с реальностью, причем по ставкам столь огромным, что даже трудно вообразить их величину. Есть огромное количество свидетельств, которые показывают, что нечто происходит на нашей планете и кем-то регулярно программируется. Так ужасно осознавать, что какая-то невидимая сила наблюдает за всеми и, как в шахматной игре, только передвигает фигурки!» Зеленоглазый Хранитель вздохнул: «Мне бы не хотелось быть пешкой в чьей-то игре». — «Пешкой? Вряд ли, — усмехнулась юная графиня. — Скорее уж ты король!» — «Ну уж нет, — запротестовал друг. — Фигура может быть и главная, но так мало решает и действует». — «И все-таки неприятно осознавать то, что, возможно, человечество приглашено участвовать в странном виде состязания с какими-то, не показывающими себя, противниками», — грустно прошептала Изабелла. «Не грусти, крошка, — подбодрил Кен. — Даже если человеку брошен вызов игры с реальностью, у него всегда есть шанс, что когда-нибудь он сможет постичь подлинный смысл нелепых намеков, и начнет действовать нужным образом. А раз так, то не исключено, что вскоре он сможет получить более ясную картину своей роли в космическом порядке явлений. Правила игры, возможно, бессвязны, чрезвычайно гибки и трудно определимы, но играть человек должен, ведь иначе он не сможет постичь смысл игры. А сумев это — выиграть или, в крайнем случае, найти союзников и единомышленников!» — «Вот тут-то и может понадобиться мистическая логика мира знаков, — задумчиво произнесла Изабелла. — Ох, не зря учитель Хацуми заставляет нас заниматься с утра до вечера. Как думаешь, он что-то предчувствует или знает точно?» Напарник внимательно взглянул ей в глаза: «Знаешь, Изабелла... ты всегда можешь на меня положиться, понимаешь? Что бы ни случилось!» Девушка кивнула и попросила: «Ты научишь меня управлять миром застывших мыслей? Этой странной музыкой для рассудка, позволяющей создавать любые образы и уноситься куда пожелаешь?» — «Мои стихи в твоем распоряжении, — смутился зеленоглазый воин. — Впрочем, как и я сам...» — «Я знаю, — покраснела юная леди. — Как все-таки хорошо, что мы встретились... и... если тебе когда- нибудь понадобится помощь, ты ведь обратишься ко мне, ладно? Странно, но мне все время кажется, где-то и когда-то мы уже встречались...» Кен широко открыл глаза: «Я думал, только у меня это странное чувство, что наши судьбы переплетены столь тесно, и мы не могли пройти мимо друг друга, даже встретившись случайно...» В эту минуту прозвучал сигнал тревоги. «Опять один из порталов пытаются открыть извне, — сообщил один из учеников Ордена, пробегая мимо. — Сенсей попросил срочно вас найти. Он ждет в центре управления!»

7

Когда в срочном порядке они прибыли на место, то обнаружили там мистера Фокса, который в одиночку пытался открыть портал. Странно, но еще немного и у него это явно получилось бы. При этом люди Ордена сразу же заметили, что юноша явно был не в себе. Как будто кто-то другой руководил всеми его поступками. «Рауль, — вскричала Изабелла. — Что ты делаешь?» Молодой человек обернулся. Несколько минут он непонимающе смотрел на ворвавшихся в комнату, а затем произнес: «Что я здесь делаю? А в самом деле, почему я здесь...» Тут он страшно выругался. «А где наш охранник?» — поинтересовался мистер Ясунари. «Кажется, там валяется, — растерянно пробормотал Рауль. — По-моему, это я его вырубил». — «Но почему? — через минуту спросила Изабелла. — Зачем тебе это было нужно?» Она и Кен в недоумении переглянулись, а Рауль продолжал бессмысленно оглядываться. Весь его всклокоченный вид, казалось, говорил: вот те раз! Что здесь происходит-то на самом деле?

Охранник, который уже пришел в себя после действия электрошока, попытался наладить отключенную мистером Фоксом сигнализацию. «Здесь еще кто-то был?» — подозрительно поинтересовался зеленоглазый Хранитель. Рауль не успел ответить, потому что на пороге неожиданно появился Ричард Браун. За ним следовал Кристиан и Мари, а также обеспокоенная Ники. «Рауль! — набросилась она на жениха. — Как ты мог?» — «Сам не знаю», — хмыкнул Рауль. «Веселишься? —нахмурился шеф. — А мы с ног сбились, разыскивая тебя!» — «Погодите, — остановил их Кен. — Здесь что-то не так». — «Да он же не в себе! — поддержала юношу Мари. —  Хохочет, как идиот! Рауль, ты что — того?» Все замолчали. Парень и вправду предавался безудержному веселью. Но делал он это будто с натугой, будто и не очень-то ему радостно. Ричард растерянно йзмерил взглядом невменяемого-сотрудника, а потом вопросительно взглянул на зеленоглазого воина: «Что это с ним? Похоже на действие какого-то наркотического вещества, но где он его достал и почему?..» — «Последствия сильнейшей психической атаки, —  серьезно сообщил Хранитель. — Помогите дотащить его до машины». Через минуту друзьям удалось впихнуть сопротивляющегося Рауля на заднее сиденье. Кен галантно открыл перед Изабеллой дверцу автомобиля: «Нам пора!» Она кивнула: «Едем быстрее!»

Когда все расселись по местам, Кристиан вопросительно взглянул на девушку: «Вы теперь куда?» — «Возвращаемся в Орден, — ответил за нее Кен. — Раулю нужна помощь, причем срочно!» — «А почему не через портал? — язвительно поинтересовалась Мари. — Ведь вы же умеете в одну секунду исчезать и появляться в нужном вам месте?» — «Мы — да, — кивнул Хранитель. —  Он — нет!» Юноша указал на успокоившегося Рауля. Коснувшись сиденья автомобиля, юноша тут же заснул безмятежным сном младенца, словно ничего такого страшного с ним и не случилось. Будто бы кто-то другой, а не он, внезапно напал на ничего не подозревающего охранника и попытался открыть проход, чтобы впустить неведомых существ в наш хрупкий мир. «Можно я с вами, — умоляюще сложила руки Ники. — Ведь это мой парень?» — «Нет, —  отрезал Кен. — Это может быть слишком опасно для всех вас!» — «А для вас?» — не сдавался Кристиан. Хранитель промолчал, а Изабелла вздохнула: «Нас к этому готовили!»

8

Через минуту машина тронулась с места, а Ричард Браун и его команда все еще удрученно молчали, пребывая в каком-то оцепенении.

Слишком уж быстро все произошло. Ведь они даже не надеялись застать здесь Рауля, а просто так, на всякий случай, решили еще раз проверить замок, благо им было по пути. Они просто вот уже несколько дней искали пропавшего руководителя «Хроноса-1» везде, где только было можно. Внезапно Кристиан заторопился в Шотландию. Юношу, как и Ники, все это время одолевали смутные предчувствия. Он обратился к официальным лицам за разрешением посетить старинный замок, чтобы сфотографировать заинтёресовавшие его полотна и старинную утварь. Разрешение было получено, правда, не без помощи всемогущего начальника особого отдела, пожелавшего убедиться, что на интересующем их объекте все в порядке. Кристиан мгновенно собрался в дорогу, где-то глубоко в душе лелея надежду еще раз побывать там, где когда-то встретил свою таинственную незнакомку. Мари и Ники решили отправиться с ним. Почему? Я думаю, не стоит объяснять. У каждой из них были свои веские причины. Уже на вокзале к ним присоединился Ричард Браун. Оказалось, полчаса назад ему позвонили из полицейского управления, что рано утром видели похожего на разыскиваемого человека юношу. И что самое неприятное, он направлялся в сторону заброшенного замка. Дальше — больше. Приехав на засекреченный объект, они застали здесь людей из Ордена. Возглавлял группу Кен Ясунари. Изабелла как всегда была рядом.

И вот они опять исчезли так же внезапно, как и появились. Ничего не объяснив, даже не поговорив с друзьями, которых так долго не видели. В душе каждый из собравшихся понимал — это их работа, которую нужно довести до конца. Но все же. Хотя бы слово или приветливая улыбка. Серьезные и сосредоточенные лица. Четкие отлаженные действия. Не люди — машины. «Они чем-то обеспокоены»,

— проговорил вдруг Кристиан. «Что-то здесь не так», — поддержала его Мари. А Ники вдруг всхлипнула и жалобно спросила: «Они ведь помогут Раулю? С ним все будет в порядке?» Никто не ответил. Прошло еще несколько минут. Каждый продолжал думать о своем, но все чувствовали: вскоре должно произойти что- то из ряда вон. Вероятнее всего впереди их ждут какие-то крупные неприятности. Мари открыла рот, чтобы поделиться своими тревогами, но предусмотрительный шеф перебил: «Похоже, и нам пора!» — «Опять они успели раньше, — только и смогла недовольно выдавить мисс Смит. — И мы снова не у дел!» — «Еще не вечер, — угрюмо пробурчал Кристиан. — Посмотрим, кто кого. Дай срок, и мы еще заставим их воспринимать нас всерьез!» — «Хотя бы прислушиваться, — подала голос Ники: — А еще лучше — сотрудничать с нами, ведь правда же, мистер Браун?» Шеф кивнул, а потом успокоил расстроенных подчиненных: «Ничего, ничего, у них опыт, а у нас горячее желание во что бы то ни стало докопаться до истины. Мы еще сможем раскрыть эту тайну!»

В это время в машине происходил другой разговор. «По-моему, они обиделись, — задумчиво произнесла юная графиня. — Мы ведь так невежливо отодвинули их на задний план, и это после того, как не виделись с ними несколько месяцев! Ты заметил, как они обрадовались встрече? А мы вели себя, словно знакомы еле-еле!» — «Ты жалеешь о том, что нам не удалось поговорить с ними? — внимательно взглянул на нее напарник. — Но ведь мы были на задании, впрочем, как и они. Пойми, нам, прежде всего, нужно было позаботиться о безопасности других, а потом уже личное...» — «Ты прав, — вспыхнула девушка. — Прости! Все никак не могу привыкнуть к дисциплине и тому, что долг на первом месте, а уж чувства потом». Кен осторожно коснулся ее плеча: «Это ничего. Может быть так даже лучше, что ты не можешь к этому привыкнуть!» Спавший на заднем сидении Рауль зашевелился и застонал.

9

Пока бедный Рауль облегчал душу перед учителем Хацуми и его коллегами, Изабелла решила отдохнуть с дороги и собраться с мыслями. Кену нужно было составить отчет о том, что произошло в Шотландии, поэтому он отправился в библиотеку подумать на досуге обо всем и порыться в книгах по магии. Юноша никак не мог понять, как удалось упрямому Фоксу узнать нужное заклинание? И вообще, почему, даже не обладая хоть какими-то задатками, Рауль смог привести в действие сложный колдовской механизм, открывающий проход в другое измерение? Какая сила управляла мыслями и действиями неугомонного приятеля?

Тем временем юная леди задумчиво сидела в кресле с книгой в руках. Взгляд ее случайно скользнул по зеркалу, висевшему на стене, как раз напротив того места, где уютно расположилась девушка. Это было старинное зеркало, изготовленное венецианскими мастерами. Прелестная графиня даже себе самой не могла объяснить, почему именно его решилась забрать из шотландского замка, где долгое время находилась пленницей, и привезти в Орден. Намного позже сенсей объяснил ей причину магической притягательности именно этих зеркал. Каким бы ни был человек, смотрящийся в венецианское зеркало, он непременно восхищался своим отражением, у него улучшались самочувствие и настроение. Способ изготовления стекла держался в строжайшем секрете, долгое время ученые не могли понять, почему эти зеркала преображают все, что в них отражается. Оказывается, разгадка была очень проста — венецианские мастера добавляли в амальгаму немного золота, отчего отражение приобретало приятный теплый оттенок и радовало любой, даже самый взыскательный, глаз. Опытные мастера своего дела просто знали о том, что металлы теплых оттенков (бронза, латунь, золото и, в первую очередь, медь) поглощают холодные, угнетающие, энергии и отражают теплые, солнечные. Металлы же холодных оттенков действовали с точностью до наоборот. Поэтому в древности никогда не делали серебряных зеркал, считалось, что они отрицательно влияют на здоровье и настроение человека. «Теплые» зеркала, напротив, были очень популярны, но все-таки самыми знаменитыми из них считались венецианские.

Сначала из Зазеркалья на девушку взглянула ее очаровательная двойняшка, Изабелла, не удержавшись, усмехнулась своему отражению. Затем произошло событие столь необычное, что, даже привыкшая к различным проявлениям потустороннего нематериального мира, красавица подскочила от неожиданности, изумленно заморгав длинными ресницами. Двойник поманил девушку к себе и тихо произнес: «Не бойся меня!» Поспешно отложив книгу в сторону, отважная мисс решительно приблизилась к зеркалу и строго произнесла: «Что все это значит?» Дублер исчез, и на его месте возник уже знакомый девушке Йейль. Он поклонился своей госпоже и смущенно пробормотал: «Я не хотел вас напугать, моя принцесса!»

Изабелла кивнула и неожиданно улыбнулась. Слишком уж потешный был у нового знакомого вид. «Почему ты не появлялся так долго? — поинтересовалась она. — У вас там все в порядке?» Йейль не ответил. «Значит нет!» — вздохнула девушка. «Это не имеет значения, — Вздохнул вдруг ее необычный друг. — Главное, Вы в безопасности!» Красавица задумалась. «Мне еще нельзя возвращаться?» — внезапно став очень серьезной, спросила она. Йейль К удрученно покачал головой: «Нет». Заметив, что расстроил свою госпожу отказом, он вдруг произнес: «У меня для вас подарок!» Затем Йейль протянул госпоже что-то завернутое в лист лопуха. «Что это? — не сдержала любопытства девушка и вдруг вскрикнула: — Какая прелесть!» На нее доверчиво глядел маленький встрепанный совенок с большими янтарными глазами. «Когда он немного подрастет, вы сможете отправлять его в наш мир, — грустно сообщил Йейль. — Не бойтесь, он всегда отыщет дорогу. А еще он умеет разговаривать и любит давать мудрые советы. Вы можете научить его появляться и исчезать, когда вам, принцесса, будет нужно, и это еще не все. Он, словно магический амулет, станет оберегать нашу милую мисс и помогать ей во всем. Постарайтесь с ним не расставаться даже когда идете выполнять очень тяжелые миссии. И не бойтесь, он физически неуязвим, правда очень сильное колдовство на него еще действует, ведь совенок еще птенец...» Изабелла испуганно прижала к себе малыша. «Не волнуйтесь, — ласково успокоил Йейль. — Мистера Фейрфакса можно задержать, но не остановить! В общем, он многое может, ведь это житель Страны сказок. Мудрый лесной царь и друиды научили его жить в разных мирах, ведь отец совенка — Филин из Страны Обетованной, а мать — родом из Шервудского леса. Нам всем очень хотелось, чтобы с нашей принцессой была хотя бы частичка всех нас!» Изабелла растроганно поцеловала птенца и с благодарностью взглянула на доброго своего покровителя: «Спасибо, мое сердце и помыслы всегда будут с вами!»

В это время в дверь постучали. «Изабелла, — раздался встревоженный голос Кена. — Мы можем поговорить?» Йейль как-то странно усмехнулся и, еще раз приветливо кивнув девушке, растворился в воздухе на той стороне Зазеркалья. Совенок тихо пискнул и замотал головой. Прижав к себе потешного птенчика, Изабелла побежала открывать лучшему другу.

Часть вторая

Ты не справился даже с тем, что досталось само собой. Как ты справишься, получив все, желаемое тобой ?

Рабиндранат Тагор
1

Прошла уже целая неделя с той неудачной поездки в Шотландию, люди из «Хроноса-1» дневали и ночевали на работе, но требовательному начальнику особого отдела казалось, что дела продвигаются слишком уж медленно. Результатов по интересующему их вопросу не было никаких, а сведения, которые сообщили Джеймс Уайт и профессор Дулиттл, были настолько противоречивыми, что Ричард Браун стал уже подумывать о том, чтобы все-таки обратиться за советом к скрытному и очень хитрому Филдингу.

А тут еще всегда ответственная и исполнительная мисс Джонсон с некоторых пор стала себя вести так непредсказуемо, что все только диву давались. Вместо того чтобы выполнять свои прямые обязанности, Ники вдруг стала совать любопытный нос, куда не следовало, а именно в исследовательскую лабораторию «Хронос-1». Когда там тактично намекнули, что она мешает, девушка вдруг страшно на всех разобиделась и стала делать назло. Например, забудет или перепутает, а то и вовсе затеряет какой-нибудь нужный документ. Короче говоря, все выходило у нее из рук вон плохо. Но и этого было мало. Всегда приветливая и доброжелательная мисс Джонсон вдруг стала капризной и неуправляемой. Не слушая ничьих советов, она упрямо продолжала делать все по- своему. Ко всему прочему всегда справедливая и уравновешенная девушка начала ни с того ни с сего беспричинно ревновать своего жениха, постоянно накручивая себя и других. Никто и не спорил: Рауль был непредсказуем и безответственен, но так было до тех пор, пока он и Ники не стали жить вместе. Об этом твердили ей и миссис Уайт, и миссис Браун. Одна лишь мисс Смит была равнодушной к страданиям Ники, считая, что та только зря расстраивает себя и других. Выслушав горькие жалобы на жизнь, Мари безжалостно заявила, что коллега — махровая эгоистка. Пока шеф и его люди упорно пытаются проникнуть в тайну, оставленную прошлыми поколениями, Ники только путается у всех под ногами. Брала бы пример с нее! Вот она уже даже не строит насчет упрямого Кристиана никаких иллюзий. С некоторых пор у Мари уже даже мысли не возникает предъявлять на юношу какие-то права. А Ники мучает себя и окружающих вместо того, чтобы сделать как подруга: заняться делом, а не подливать масла в огонь. Ведь она прекрасно осведомлена, что все и так переживают, потому что нет известий не только от Рауля, но и от Кена с Изабеллой!

Бедная девушка вроде бы и соглашалась со всеми доводами, но все равно продолжала пребывать в удрученном состоянии. Всегда дисциплинированная и пунктуальная Ники стала постоянно опаздывать на работу. А когда сослуживцы спрашивали, что случилось, лишь вздыхала, капризно жалуясь на судьбу. Коллеги и друзья пытались утешать, понимая, что свадьба мисс Джонсон с непостоянным мистером Фоксом опять откладывается на непредвиденный срок. Но ведь никто в этом не виноват. Как оказалось, Ники думала иначе.

Она почему-то вообразила, что бойфренд специально так вел себя в Шотландии. Видите ли, ему срочно понадобилось увидеться с Изабеллой, при воспоминании о которой на лице мистера Фокса тут же вспыхивала блаженносчастливая улыбка. Даже уверенный в себе Кристиан потихоньку запаниковал, ведь прелестную графиню окружало столько влюбленных поклонников. Юноша дал себе слово найти портал, который поможет им попасть в мир Изабеллы. И тогда они отправятся туда вместе, чтобы уже никогда не разлучаться. В глубине души господин Торо понимал — это лишь бесплодные мечты, но за время их знакомства произошло так много необычного, что терять надежду было, по меньшей мере, глупо. «Счастье переменчиво, как погода, — грустно вздыхал известный репортер «Terra incognita» («Неведомой земли»). — Сегодня ты полон им до краев, а завтра уже не можешь даже понять, было ли это на самом деле...»

2

Тем временем всегда такая ответственная и преданная общему делу Ники продолжала расшатывать дисциплину. Девушка была совершенно не похожа на себя. Шеф недоуменно помалкивал, коллеги лишь огорченно пожимали плечами, Мари злилась, а Кристиан мрачнел с каждым днем все больше и больше. Совершенно выбитый всем происходящим из колеи юноша загружал себя работой, чтобы ни о чем не думать и не строить безосновательных догадок. Он и Мари безвылазно пропадали в «Хроносе-1», пытаясь хоть немного сдвинуться с мертвой точки, но пока все валилось у них из рук.

Естественно, от проницательного шефа не могло укрыться все происходящее. В конце концов его терпение лопнуло. Он решил, что хватит уже со всеми либеральничать, пора принимать жесткие меры. И мудрый начальник особого отдела созвал совещание, решив расставить все точки над i и выяснить: что, как, зачем и почему!

Оказалось, что его люди все же не зря с утра до вечера сушили себе мозги и объездили пол- острова. Хотя выдвинутое ими предположение и казалось на первый взгляд странным, вздохнув, начальник особого отдела решился-таки позвонить несговорчивому профессору. Трубку как всегда поднял бессменный секретарь Филдинга. Узнав, кто говорит, Патрик важно заявил: «Профессора сейчас нет дома, оставьте свои координаты, и он обязательно перезвонит». Ричдрд Браун хмыкнул, но продиктовал номер телефона и адрес, настоятельно попросив неуловимого ученого обязательно с ним связаться. Вечером он и люди из «Хроноса-1» уже беседовали с профессором по поводу одного из самых загадочных мест Англии — Стоунхенджа. А на следующее утро дружная команда во главе с энергичным Марком решила отправиться туда, чтобы на месте разобраться, что к чему. Суровый Франко остался на базе за главного. Юноша был настолько предан общему делу, что не уходил из лаборатории даже ночью, не желая зря терять время и при этом пропустить что-нибудь важное.

Перед отъездом предусмотрительный шеф решил собрать сотрудников еще на одно экстренное совещание, чтобы в который раз обсудить все «за» и «против» И все бы ничего, но всегда сдержанная Ники внезапно заявила, что тоже непременно должна отправиться в Стоунхендж. Но, услыхав отказ, внезапно вспылила, заявив, что если бы здесь был Рауль, то никому не позволил над ней издеваться. Шеф только изумленно поднял брови, а подчиненные удивленно переглянулись. Слишком уж непохожей на себя была Ники.

Не выдержав упаднического настроения в сплоченных некогда рядах, мистер Браун после совещания попросил секретаря задержаться. Он заботливо усадил девушку в удобное кресло и после некоторой паузы предложил своему незаменимому сотруднику взять отгул и хорошенько отдохнуть хотя бы один день. Шеф отчески заявил, что всех очень волнует состояние ее здоровья. Возможно, она перетрудилась, поэтому непременно нужно переключиться на что-нибудь другое, более приятное. Он постарается справиться эти несколько дней без нее. Ники возмущенно открыла рот, чтобы запротестовать, но хитрый начальник опередил ее, постаравшись заверить, что обязательно позвонит, если что. А сейчас он просто не может видеть ее такой усталой и огорченной. Ники опять попыталась возразить, но мистер Браун нежно вытолкал ее за дверь, приговаривая: «Девочка моя, тебе непременно надо отдохнуть. Нам вскоре предстоят великие дела, а я не хочу, чтобы ты падала с ног от усталости, когда будешь так нужна нам всем. Сейчас же, как видишь, у нас временный простой. Дела не идут. Есть одни предположения и догадки, а с этим работать нельзя. Все мы ищем выход из создавшейся ситуации; и ничего страшного нет в том, если ты съездишь за город навестить родителей, а то они, наверное, уже думают, что твой шеф тиран и деспот. Заставляет их девочку работать без выходных с утра до вечера!» В общем, мисс Джонсон ничего другого не оставалось, как подчиниться уговорам дипломатичного шефа. Она кивнула и стала собираться домой.

Коварно отделавшись от Ники, мистер Браун задумчиво опустился в кресло. Итак, что им пока известно по интересующему их объекту? Версии, версии — множество предположений настолько разных и противоречивых, что даже ухватиться не за что! Стоунхендж — гигантское сооружение, каменная загадка в самом центре Европы! Они давно уже занимаются этим феноменом и знают достаточно, и что из этого?!

3

Археологи во главе с Джеймсом Уайтом в один голос убеждали, что Стоунхендж — просто архитектурный памятник, возведенный в три этапа между 3500 и 1100 гг. до н. э. Это сооружение представляло собой кольцевой ров с двумя залами и, возможно, служило для проведения каких-то ритуалов. По кругу вдоль наружного вала располагалось 56 маленьких «лунок Обри», названных так в честь Джона

Обри, который первым описал их в XVII столетии. К северо-востоку от входа в кольцо стоял громадный, семиметровый Пяточный камень. При строительстве Стоунхенджа была проложена земляная аллея между Пяточным камнем и входом. Были возведены два кольца из 80 огромных каменных глыб голубого цвета, которые, вероятно, доставлялись за 320 км из Южного Уэльса. На заключительном этапе строительства была произведена перестановка мегалитов. Голубые камни заменили кольцевой колоннадой из 30 трилитов, каждый из которых состоял из двух вертикальных камней и опиравшейся на них горизонтальной плиты. Внутри кольца была установлена подкова из пяти отдельно стоящих трилитов. В целом Стоунхендж представляет собой сооружение из 82 пятитонных мегалитов, 30 каменных блоков, весом по 25 тонн, и 5 огромных так называемых трилитов, камней, вес которых достигал 50 тонн и служил указателем сторон света, возведен жившими на Британских островах племенами, а также предназначался для наблюдения за Солнцем и Луной.

Еще Джеймс сообщил другу о том, что в конце 1994 года его талантливый коллега, профессор Уэльского университета, Дэвид Боуэн с помощью новейшего метода попытался определить точный возраст Стоунхенджа. Оказалось, что он составляет 140 000 лет. Выслушав все это, дотошный Ричард Браун не удержался от восклицания: «Это мне все понятно. Но ^Будь так добр, объясни: зачем древним людям Понадобилось прилагать огромные усилия на Нырубку, сложнейшую транспортировку, обработку прочнейших глыб и их невероятную по точности установку в строгом порядке, неужели только для проведения ритуалов или погребения своих усопших? И даже если это была первая обсерватория, почему ее строительство производилось столь долго, а место подготавливалось так тщательно?» Как оказалось, ответа на этот вопрос у Уайта и его коллег пока не было.

Следующую версию выдвинул самоуверенный и не в меру болтливый мистер Дулиттл. Он сам разыскал Ричарда Брауна и предложил помощь на тех условиях, что его возьмут в экспедицию и оплатят расходы. Начальник особого отдела пообещал подумать, но предварительно нужно взвесить все «за» и «против». Так вот профессор и его сторонники в один голос утверждали, что приписывать возведение огромного «мегалита» древним племенам друидов, жившим на территории Ирландии, просто неразумно. Несомненно, кем бы ни были древние строители, они обладали громадными познаниями в астрономии, математике, геологии и архитектуре. К тому же древние мегалиты обладали необычайно высокой сейсмостойкостью. Исследования показали, что при строительстве использовались специальные платформы, смягчающие или полностью гасящие подземные толчки. На таких платформах воздвигнуто большинство всех древних сооружений. Помимо этого, такие фундаменты практически не давали «усадки почвы», которая неизбежно происходит при современном строительстве. Все это свидетельствует о том, что мы, современные люди, практически ничего не знаем о собственной истории...

Скорее уж Стоунхендж — это грандиозная астрономическая обсерватория в центре Ирландии, воздвигнутая алхимиками и звездочетами во времена каменного века. Воссоздав с помощью компьютера еще в 1998 году первоначальный вид Стоунхенджа и проведя различные исследования, выяснили, что древний монолит является не только солнечным и лунным календарем, но и представляет точную модель солнечной системы в поперечном разрезе. Согласно этой модели, солнечная система состоит не из девяти, а из двенадцати планет! Две из них находятся за орбитой Плутона — последней из известных на сегодняшний день девяти планет, а еще одна — между орбитой Марса и Юпитера, где сейчас располагается пояс астероидов. В принципе, эта модель подтверждает предположения современной астрономической науки и полностью согласуется с представлениями многих древних народов, которые также полагали, что число планет в нашей солнечной системе равно двенадцати.

И, наконец, знаменитый профессор Филдинг поведал начальнику особого отдела и его людям местную легенду о том, что голубые гигантские камни обладают целебной силой, потому что появились на этой земле благодаря волшебнику Мерлину, чародею при дворе короля Артура, который перенес их из Ирландии. «Происхождение громадного Пяточного камня связано уже с другой легендой, — заявил дотошный ученый. — Однажды дьявол увидел среди камней прячущегося монаха. Прежде чем несчастный успел скрыться, дьявол запустил в него огромным валуном, который придавил ему пятку...» Ричард попытался ненавязчиво направить Филдинга в нужное русло и поинтересовался, как тот относится к мнению Дулиттла и Уайта?

«Долгое время руины Стоунхенджа ассоциировались со жреческим культом древних кельтов-друидов, — твердо заявил известный лингвист. — А что касается версии коллеги Дулиттла, Стоунхендж вряд ли мог служить астрономической обсерваторией, так как стоит не на вершине холма, а на очень пологом склоне. Скорее уж, назначение Стоунхенджа ничем не отличается от назначения других культовых сооружений планеты, которые ориентированы, прежде всего, на Священные центры Земли, а не на мигрирующие полюса планеты (12 тысяч лет тому назад северный географический полюс находился на севере Канады, откуда он «пропутешествовал» за этот период к его нынешнему положению)...»

Короче говоря, скрытный ученый так ничего толком и не сказал своим настырным посетителям. И лишь в конце разговора, то ли из жалости, то ли с умыслом произнес странную фразу. Он, видите ли, считает Стоунхендж вратами в другие измерения, находящиеся как на земле, так и на других планетах. Остается всего ничего — узнать, как это все работает. Возможно, нужно просто найти какой-то словесный код или ключ из особого сплава, которые помогут им открыть этот загадочный коридор времени. Самое интересное, что именно после беседы с ним команда «Хронос-1» неожиданно решилась на поездку, чтобы или подтвердить возникшие у них подозрения или опровергнуть их. «Он явно что-то знает», — всю дорогу бормотал Марк. «Знает и молчит!» — поддержала парня Мари. Шеф же угрюмо размышлял о чем-то всю дорогу, а потом проговорил: «Это может быть слишком опасно, слишком многие хотели бы разгадать этот секрет!»

4

В это время в Ордене мистер Фокс окончательно пришел в себя. Он тенью бродил за Изабеллой и Кеном. Неугомонному руководителю «Хроноса-1» все здесь ужасно нравилось, и Рауль с удовольствием пробыл бы у Хранителей подольше, но с одним условием, ему разрешат позвонить домой и проинформировать шефа и Ники обо всем. Мудрый сенсей считал иначе. Он терпеливо убеждал юношу в том, ,что тот еще не совсем оправился от шока, поэтому не стоило обнадеживать родных и друзей, а тем более посвящать в случившееся. Ведь магам Ордена с большим трудом удалось помочь пострадавшему избавиться от странных снов, о которых Рауль все-таки рассказал учителю. К тому же двадцать четыре часа абсолютно выпали из памяти молодого человека, и восстановить ход событий ни сенсею, ни его людям пока не удавалось. Как знать, что успел натворить бесшабашный «мистер вседозволенность» за это время? Учителю Хацуми ужасно не нравилось происходящее. Он привык контролировать ситуацию, а тут вмешательство каких-то неподвластных колдовских сил. Сенсей интуитивно чувствовал: что-то идет не так, поэтому не торопился с ответом. Тогда настырный Рауль, словно пиявка прилепился к юной графине и ее верному напарнику. И если девушка еще была с ним терпелива, мистер Ясунари заметно нервничал. Весь день у них был расписан по минутам: занятия, тренировки, непредвиденные вызовы и поездки, опять тренировки в боевых искусствах, концентрации и самоконтроле и многое другое. Им почти не удавалось ни только отдохнуть, но хотя бы несколько минут побыть наедине. К тому же у юной леди появился новый подопечный, с которым она не расставалась ни на минуту. Мистер Фейрфакс рос не по дням, а по часам. Вскоре он превратился в чудесное добродушное существо с насмешливыми ярко-желтыми глазами. Казалось, милый птенец так и говорит: и все-то мне про вас известно, друзья мои. Если с учителем Хацуми и Кеном у совенка было полное взаимопонимание, то с мистером Фоксом у малыша отношения явно не сложились. Изабеллу же птенец просто обожал, и она отвечала ему нежнейшей привязанностью. Многих в Ордене интересовало, откуда у нее такая замечательная птица, но графиня загадочно помалкивала, а проявление излишнего любопытства у учеников Ордена было не принято. Сенсей, казалось, о чем-то догадывался^ но тоже не высказывал удивления. Он только понимающе качал головой и с удовольствием обучал мистера Фейрфакса только одному ему Известным премудростям.

Шла вторая неделя пребывания Рауля в Ордене, когда однажды учитель Хацуми сам вызвал юношу на откровенный разговор. После так называемого лечения травами и иглоукалыванием, занятий медитацией и физическими упражнениями мистер Фокс почти восстановил физическую форму, но вот душевное равновесие... Кошмары ему сниться перестали, но припомнить, что случилось в тот злополучный день, юноша так и не смог. Воспоминания Рауля были слишком расплывчатыми и отрывочными. То ему казалось, что он приехал в замок один, то почему-то мерещилось, что с ним там была Ники. Но куда она делась потом, мистер Фокс так и не смог вспомнить. К тому же не могла ведь его подружка быть в двух местах одновременно? Слушая его пространные рассуждения, сенсей только головой качал, как бы говоря: все может быть. Когда имеешь дело с силами зла, ни в чем нельзя быть точно уверенным. А тут еще неуемная команда из особого отдела отправилась в Стоунхендж на разведку. Узнав об этом, сэр Фокс почему-то занервничал и забормотал о том, что ему непременно нужно быть со своими людьми из «Хроноса-1». Но стоило только появиться Изабелле, как парень тут же забыл обо всем на свете и расплылся в довольной улыбке. Совенок, который неизменно сидел на плече своей госпожи, вдруг хмыкнул и глубокомысленно произнес: «Все в мире относительно». — «Чего? — не понял Рауль. — Ты что-то имеешь против меня?» — «Оставь малыша в покое, — дружески посоветовал Кен, который тоже неотступно следовал за девушкой, словно преданный страж. — Займись лучше делом!» — «Так не дают же, — развел руками мистер ФоКс. — Ни домой не отпускают, ни в сотрудники не принимают!» — «Бедный, — рассмеялась Изабелла. — Хватит сокрушаться, лучше постарайся вспомнить, каким ветром, тебя занесло в замок к порталу?» — «Ради вас, прекрасная леди, я готов на все, —  галантно поклонился Рауль. — Но если бы это было так легко. Честно говоря, мне иногда кажется, что из моей головы, будто по какому-то злому умыслу, стерли все, что случилось в тот день!» Учитель Хацуми сначала внимательно взглянул на говорившего, потом перевел взгляд на Кена и произнес: «Вот-вот, и я о том же!»

5

«Интересно, найдут они в Стоунхендже, что ищут?» — поинтересовалась вдруг графиня. «Нет!» — вдруг твердо произнес мистер Фейрфакс. Девушка осторожно посадила малыша на ладонь. «Почему ты так думаешь?» — спросила она. Малыш задумался, а потом ответил: «Потому что знаю!» — «Жаль ребят», — сочувственно произнес Кен. Совенок еще немного подумал и вдруг выдал: «Они — нет, вы — да!» — «Что ты хочешь этим сказать, друг?» — не понял зеленоглазый Хранитель. «Он хочет сказать, что всем нам нужно срочно ехать в Лондон к Филдингу», — вдруг подал голос, молчавший до этого, сенсей. «Всем ехать?» — умоляюще поинтересовался мистер Фокс. Учитель кивнул. «Ему ехать нельзя, — мрачно предостерег мистер Фейрфакс. — Он там дров ломает». — «Но оставить его здесь я тоже не имею права», — вздохнул предусмотрительный Хацуми. Ученики только недоуменно переглянись. И если Кен был серьезен, Изабелла с трудом одерживала смех. Слишком уж комичным выглядел диалог мудрого учителя с маленьким совенком. «Как два коллеги-профессора за обсуждением какого-нибудь важного открытия», — подумала она. «Так меня не берут?» — вопросительно поинтересовался Рауль, у которого голова окончательно пошла кругом от всех этих премудростей: маги, говорящая сова-предсказательница, дающая дельные советы, таинственный Стоунхендж и т.п. Все молчали. «Не имеете права насильно удерживать меня здесь, — вдруг решительно заявил неугомонный парень. — Я свободная личность!» — «Поедешь, — разрешил вдруг сенсей. — Не волнуйся. Нет резона тебя оставлять. За тобой ведь глаз да глаз нужен». Рауль обрадовано кивнул: «А я о чем? С моим опытом и знаниями я обязательно пригожусь!» — «А как же, — усмехнулся сенсей. — Конечно, пригодишься. Идите, собирайтесь в дорогу!»

Тем временем команда «Хронос-1» прочно обосновалась в районе Стоунхенджа, разбив там лагерь. Кристиан упорно пытался разгадать, что могут означать загадочные символы, а Марк зарылся в какие-то старинные документы. Он изучал чертежи, но уловить ускользающую нить никак не мог. «Должен быть какой-то ключ, — мрачно размышлял он. — Или хотя бы маленькая зацепка, подтверждающая гипотезу, выдвинутую Филдингом. А то, что профессор сказал им правду, начальник маленького отряда не сомневался. Да и не имел права не доверять ученому, потому что от этого зависело так много!»

Мари же вела себя тише воды, ниже травы, по пятам следуя за Кристианом и выражая живейшее участие во всем. Она с таким интересом внимала его словам, с таким энтузиазмом бросалась выполнять малейшее поручение, что юноша постоянно чувствовал себя не в своей тарелке. Ему было неловко, ведь его мысли по-прежнему заняты неприступной юной графиней, которая, не задумываясь, оставила влюбленного юношу, вернувшись в Орден с соперником. В глубине души Кристиан прекрасно понимал — у девушки очень высокое чувство долга, это была ее работа, но хотя бы пару слов или короткое письмецо за всё это время. Ничего! Ни звонка, ни весточки. Конечно же, он ревновал! А разрешите спросить, кто бы не беспокоился, оказавшись на его месте? Наверное поэтому все не ладилось. Вторую неделю торчат здесь, и ничего! Похоже, Джеймс прав — это просто один из памятников истории, а не такой желанный портал!

6

В ту же самую минуту в кабинете профессора шел очень занимательный разговор между мистером Филдингом и его давним другом учителем Хацуми. Кен и Изабелла были приглашены в гости к Уайтам, куда уже прибыли супруги Браун. Вернувшись в Лондон, молодые люди сразу же созвонились с археологом и его женой, чтобы узнать, как идут дела у Кристиана и Мари. Уайты так обрадовались их извращению, что и сказать нельзя. Они тут же пригласили такую долгожданную парочку к себе. Джейн так укоризненно выговаривала по телефону за долгое молчание, что Кену с Изабеллой стало стыдно. Они чувствовали вину, ведь верные друзья так волновались.

Дружная компания расположилась в уютной гостиной. Ярко пылал в камине огонь. Ароматный запах сдобы и крепкого чая с бергамотом разносился по всему дому. А хозяева и гости вели неторопливую беседу обо всем, что случилось в последнее время. Мистер Фокс прямо с вокзала отправился к любимой Ники. Джеймс пытался несколько раз дозвониться до милых голубков, чтобы пригласить в гости, но телефон молчал. Очевидно, влюбленные отключили его, не желая, чтобы им мешали. Итак, все были при деле. Мы же вернемся в особняк профессора к важной беседе, состоявшейся между старинными приятелями.

—  И все-таки я не понимаю, — проговорил ученый. — Какую роль во всей этой истории должен был сыграть господин Торо, если, как вы говорите, изначально Кен и Изабелла должны были быть вместе?

— Не знаю! — задумчиво произнес сенсей. — Кен должен был, освободив Изабеллу, получить ее руку и сердце от короля и королевы Милеска. Они созданы друг для друга. Так говорит Оракул, об этом же свидетельствуют созвездия. Гороскопы юноши и девушки идеально подходят друг другу, да и не только это! Похоже, молодые люди с первого взгляда влюбились друг в друга по уши, но оба слишком гордые, чтобы признать это. Изабелла к тому же все еще боится ошибиться, не говоря о том, что юная леди слишком великодушна. Она считает, что обязана Кристиану освобождением, поэтому не может обидеть отказом. Прелестная графиня просто тянет время, не желая довериться сердцу и сделать окончательный выбор. А наш благородный воин молча страдает, посвящая любимой стихи и подвиги.

—  Понимаю, — кивнул Филдинг. — По логике вещей все совпадает. Герой из Мифландии и Фея из Страны сказок. Это окончательно объединило бы два государства, и Милеска смогла бы стать сильной и неуязвимой страной. Этот брак был предрешен, если бы не вмешались силы зла и не напали на Страну сказок, спутав планы двух королевств и их правителей!

—  Понимаешь теперь, почему Кристиан никак не вписывается сюда. Я имею в виду в эту схему. Он из нашего мира и не сможет жить в том измерении, а Изабелла? Даже не знаю, согласится ли она покинуть мир, который обрела с таким трудом и подчинившись долгу, а не чувствам, вернуться сюда?

— Понятно, это козни правителя подземного мира и страны теней, но зачем ему это все? Я имею в виду, этот третий лишний, когда он сам мог бы претендовать на девушку?

— Во-первых, у нее есть право выбора. Она фея и, испив колдовской напиток, смбгла бы отправиться в Царство фей и остаться там навсегда. Тогда бы уж она точно не досталась ему. Дорогу в Страну фей не знает никто, даже ее жительницы. Ведь бабушка и мать девушки оттуда, правда каждая из них имела право выбора. Летая, куда им хочется, любая из фей может встретить простого смертного, героя или мага, и влюбиться. Решив остаться с возлюбленным, они забывают дорогу в Страну фей. Если же брак не удался или избранник не оправдал надежд, они имеют право вернуться домой, испив особый напиток-амброзию. Обретя силу фей и научившись летать, эфемерные создания никогда уже не смогут вернуться обратно, навсегда оставшись в своем невидимом воздушном царстве. У них, как и у многих из нас, шанс бывает только один раз в жизни.

Его можно использовать или нет. Как знать, у кого какая судьба? Бабушка Изабеллы вышла замуж за младшего сына лесного царя-и благополучно много лет правила с мужем Страной сказок. Мать Изабеллы влюбилась в смертного и вынуждена была покинуть мужа и дочь, боясь, как бы властелин подземного мира не причинил зла дорогим людям. Она пообещала Власизлу вернуться в Страну сказок, потребовав, чтобы он и его слуги оставили в покое ее близких. Но, вернувшись домой, девушка была поставлена перед жестоким выбором: стать женой властелина подземной страны и мира теней или он погубит Страну сказок. Тогда, чтобы спастись от ненавистного брака, принцесса решила отправиться в Страну фей, испив сладкий нектар. Она прекрасно понимала, что уже не сможет вернуться ни в этот, ни в свой мир. Да ей это было и незачем. Любимого уже давно не было в живых, а стать женой другого — нет. Она предпочла бы погибнуть. Принцесса сделала выбор: уйти туда, где ее уже никто не сможет найти. Леонелла надеялась, что дочь когда-нибудь поймет и простит. Что касается родителей принцессы? Они ничего не знали, хотя, нет, королева Милисента догадывалась обо всем. Ведь это она раскрыла дочери секрет напитка. Власизл опоздал — невеста исчезла, испарилась, как легкое облачко в небе. Одно было плохо, хотя, может быть, в чем-то и хорошо: принцесса забыла прошлое. Зато теперь она беззаботно порхает с цветка на цветок в Стране фей, заботиться о птицах и растениях, иногда исполняет безобидные желания понравившихся людей или существ. По ночам беззаботно танцует с лесными жителями на освещенных луной полянках, пьет нектар и соревнуется в легкости и грациозности с непоседой ветерком. Учитель Хацуми вздохнул:

—  Наверное, красавице Леонелле так на роду было написано, и с этим уже ничего нельзя поделать!

—  Бедная Изабелла, — вырвалось у Филдинга. — Получается, ей так и не удастся встретиться с матерью.

— Как знать. Если она вернется в свой мир, у нее ведь тоже будет выбор. А вдруг она захочет отправиться в Страну фей. Слишком уж она нежная и хрупкая, чтобы выносить все тяготы этого полного несправедливостей мира. Хотя мне хотелось бы, чтобы она нашла свое земное счастье. Я ведь так старался научить юную леди всему, что знаю сам. Она сильная и сможет постоять за себя. Ведь в ее жилах течет кровь двух миров. К тому же у,принцессы есть мужественный и всецело преданный защитник...

7

Филдинг и Хацуми умолкли, задумавшись каждый о своем. В эту минуту в кабинет постучали. «Войдите», — разрешил профессор. В дверях показался Патрик. «Время пить чай!» — доложил он. — В гостиной уже все готово!» — «Хорошо, — кивнул ученый. — Мы уже идем».

Спустившись вниз, они продолжили занимательную беседу. Вечером вернулись из гостей Кен и Изабелла. Правда перед этим молодые люди еще немного погуляли по городу. Как хорошо им было вдвоем! Но неразлучная влюбленная парочка упрямо молчала о том, чего страстно желали их сердца. Чтобы не надоедать молодежи своими разговорами, Филдинг и Хацуми снова поднялись в кабинет. Фейрфакс решил составить им компанию.

—  Похоже, у нашей молодежи все в полном порядке, — довольно произнес ученый. — Признаю тот факт, что Кен и Изабелла удивительно гармонично подходят друг другу!

—  Но Кристиан? — в который раз стал ломать голову сенсей. — Какой-то любовный треугольник получается!

—  Треугольник! — внезапно подал голос Фейрфакс. — Так просто!

—  Что просто, малыш? — не понял Филдинг.

—  Разные миры! — настойчиво проговорил Фейрфакс. — Знак пирамиды!

—  Как я об этом раньше не подумал! — даже подскочил всегда сдержанный Хацуми. — Их трое! Они и только они могут открыть врата! Кен — представитель мира сказок, мифов и легенд. Кристиан — из второго мир, нашего. Изабелла — вершина треугольника, человек, в котором течет кровь двух миров! А ведь на вратах в Стоунхендже изображена подсказка — треугольник, с тремя углублениями для рук! Волшебница (Любовь), воин (Душа) — представители вечных верований о родстве с природой и Космической Гармонии, а фоторепортер (Информация и Разум — современный, рациональный мир новых технологий плюс творчество и романтизм)!

—  Но ведь существует еще один треугольник, в котором вершина направлена вниз, — растерянно пробормотал профессор.

— Зло! Если бы девушка стала служительницей темных сил, то в портал можно было бы попасть не с целью сотрудничества, а с намерением покорить другие миры. Вот что нужно было Хозяину тьмы от девушки. Поэтому он подбросил нам Книгу зла. Власизл заранее все распланировал: нападение на Страну сказок, пленение короля и королевы, побег принцессы в параллельный мир. У графа де Перси и принцессы Милеска должен был родиться ребенок, объединивший силу двух миров. И еще — это обязательно должна быть девочка! А уж влюбленные в нее рыцари нашлись бы обязательно. Первый — ее суженый из мира мифов и легенд, представитель клана героев, а второй — должен быть из параллельного с Милеской мира!

Внезапно Фейрфакс заволновался и подлетел к двери. Словно дикая кошка, Хацуми вскочил и стремительно распахнул дверь. На пороге стоял Патрик. «Он подслушивал!» — торжественно провозгласил Фейрфакс. «Что все это значит?» — возмущенно начал профессор, но Хацуми остановил его: «Пусть идет». Секретарь побледнел и попятился, а затем так же безмолвно, как появился, исчез в прихожей. «Вам нужно быть осторожным, — предупредил вдруг сенсей. — Ведь юноша уже побывал в руках сил зла. Патрик может даже не понимать, что делает, поэтому вам, уважаемый, придется отныне все время быть начеку, слишком уж многое поставлено на карту». — «Но тогда и Рауль, и Мари, и Марк?..» — сообразил вдруг Филдинг. «Да, — кивнул Хацуми. — Все так. А иначе как бы он узнал о том, насколько мы близки к разгадке!» — «Но почему, зная об этом, вы ничего не предпринимаете?!» — изумленно воскликнул ученый. «Достаточно знать противника, а также знать себя и своих союзников, тогда в ста битвах одержишь победу!» — проговорил сенсей.

8

Утром неожиданно объявился Рауль. «Что случилось?» — встревожилась Изабелла, когда чопорный секретарь провел растрепанного и не выспавшегося мистера Фокса в гостиную. «Ники! — горестно проговорил отвергнутый возлюбленный. — Ведет себя как-то странно. Сначала я до вечера прождал ее у нас дома. Хорошо хоть у меня был свой ключ и мне не пришлось скитаться по улице». — «Ты бы мог прийти и сюда, — пожал плечами Кен. — Или не догадался?» — «Я просто очень хотел помириться с ней, — жалобно сообщил Рауль. — Но как оказалось, ей все это уже не нужно. Она заявилась домой в десятом часу и сразу же заперлась в спальне, предложив мне расположиться в гостиной на диване. Все мои попытки объясниться не дали никаких результатов, она лишь сообщила мне утром, что отправляется в Стоунхендж...» — «Может быть, это и хорошо, что она вела себя именно так, — вдруг услышали они насмешливый голос профессора Филдинга. — Ты ей еще за это спасибо скажешь!» — «Не понял, — растерялся парень. — За что спасибо? Любимый отсутствовал всего лишь две недели, и она с легкостью вычеркнула его из своего сердца, а он, то есть я, еще должен быть при этом ей благодарен? Опять какие-то тайны? Или вы мне сейчас же все объясните, или я за себя не отвечаю!» — «Некогда объяснять, — проговорил сенсей, появившись в гостиной следом за ученым. — Пора собираться в дорогу!» — «Куда это?» — удивился Рауль, а Кен с Изабеллой недоуменно взглянули на учителя Хацуми. «Все туда же, — многозначительно произнес он. «Значит в Стоунхендж, — догадался Кен. —Раз так, идем готовиться в дорогу». — «Да, — опять подал голос Рауль. — Но тогда мне нужно будет заскочить домой за вещами!» — «Иди, — согласился сенсей. — У нас говорят: «Уходишь на десять дней — думай о дожде и ветре; уходишь на сто дней — думай о холоде и жаре; уходишь на тысячу дней — думай о жизни и смерти».

Часть третья

Наша способность влиять на судьбу проявляется в нашей манере реагировать на события.

И наступает такой момент, когда свободно принятое решение меняет всю вашу жизнь.

Андре Моруа
1

«В южной части Англии в пределах Солсберийской равнины находятся загадочные голубые каменные гиганты, оставшиеся от некогда большого древнего храма в Стоунхендже», — так начал свой рассказ профессор Филдинг. Знаменитый ученый не смог усидеть на месте и отправился в дорогу, надеясь на новое открытие и понимая, что молодым людям не помешает помощь. «Да будет вам известно, друзья мои, что для сооружения Стоунхенджа использовались особые голубые камни, которые присутствуют во многих древних культовых центрах и сооружениях на всех континентах. Следы храмов, подобные Стоунхенджу, встречаются во многих странах северного полушария от Шотландии до Африки и от Франции до Сибири с Алтаем, где и сегодня имеются остатки удивительных мегалитических сооружений древности». — «Говорят, — начал Кен. — Что для сооружения Стоунхенджа часть огромных голубых камней-гигантов была доставлена с горы Килларос». Ученый кивнул и продолжил: «Одна из легенд гласит, что в Ирландию эти камни принесли великаны из пределов западной Африки (юг Марокко) и поставили на горе, где они тогда обитали. Местные жители верят в то, что эти камни волшебные, так как в них скрыта тайная целительная сила против многих болезней. Подъем и транспортировка голубых камней (называвшихся камнями «Пляски») осуществлялись под руководством легендарного жреца- волшебника Мерлина. Он соорудил простые устройства, с их помощью уложив камни легко и быстро, чем удивил всех присутствующих, которые до этого не могли сдвинуть их с места. В данном случае Мерлин мог использовать методы, которыми и сейчас пользуются монтажники для перемещения тяжелых грузов (рычаги из бревен, катки, канатно-лопастная система и тому подобное). Транспортировка по суше волоком больших кораблей и других тяжестей на специальных санях по скользкой глине (или ее заменителях) тоже известна. Зимой транспортировать еще проще. Иногда камни обвивали деревом до образования цилиндрической формы и катили по земле. На удивление присутствующих Мерлин ответил, что если бы они увидели, какие чудеса умеют творить скифы, то удивились бы еще больше. Древние предания приписывают Мерлину скифское происхождение из района Днепровских порогов. В связи с этим английский поэт XVIII века Томас Уортор в своем посвящении Стоунхенджу писал: «О древний памятник со Скифских берегов, не Мерлином ли ты сюда перенесен?» Считается, что Мерлин захоронен на северо-западном побережье полуострова Корнуолл у некогда величественного храма, который соединялся подземным тоннелем со Стоунхенджем. Голубые камни для строительства доставлялись также из Уэльса (гора Прессели) за 250 км по прямой, и из района Марлборо-Даунс, что в 30 км к северу от Стоунхенджа. Недалеко от Стоунхенджа в радиусе 50 километров имеется много других древних историко-археологических культовых памятников — святилища с кольцами из камней диаметром 49 метров, круглые и длинные могильники, круги из камней в Уэст-Кеннете и другие... хенджи. Их известно более 350. Возможно, что с этих мест тоже брались камни». — «А когда он был построен?» — поинтересовалась Изабелла, внимательно слушавшая профессора. «Время сооружения Стоунхенджа относят к XV—XIV векам до нашей эры, — ответил ей мистер Филдинг. — О том, что этот храм был построен до прихода сюда римских завоевателей, можно судить по высказываниям Юлия Цезаря, верховного жреца Юпитера и богини Рима (начало I века нашей эры). Он писал о Стоунхендже, что древнее и поразительное сооружение на Солсберийской равнине ему представляется остатком друидического храма. Остров Британия и в древности славился великой школой учености, где друиды западного мира могли совершенствоваться в своем призвании. Юлий Цезарь считал, что британцы и гиперборейцы в то время были одним и тем же народом. Известно, что около 3—5 тысяч лет тому назад в Европу с востока из-за Волги и Урала начали переселяться многие народы под давлением усилившихся там холодов и мерзлоты. Это этруски, эллины, арии, кельты, гипербореи и другие. Переселение шло как по суше, так и северным морским путем. Оживленный торговый путь по северным морям пролегал из Китая через сибирские реки Енисей и Обь вплоть до XVI века. Климат там был более мягкий, а теплое течение Гольфстрим доходило до Таймырского полуострова, огибая Новую Землю. Греческий историк Диодор Сицилийский писал о кельтах, что их храмы имеют сферическую форму. Аполлон посещает кельтов каждые 19 лет. Он играет на кифаре и танцует ночь напролет до восхода Плеяд в весеннее равноденствие. Подобно Стоунхенджу, кельтско-гиперборейские храмы Аполлона были также у истока реки Дордон во Франции на Центральном горном массиве, куда в XVI веке до нашей эры начали переселяться гипербореи из-за Урала». — «Это правда, — встрепенулся вдруг Рауль. — Что некоторые люди, посещавшие Стоунхендж, видят над камнями фантом древнего храма с полусферной купольной частью, которая была деревянной?» — «Возможно, — уклонился от ответа ученый. — Над куполом находилось стреловидное украшение из большого кристалла. Подобное ему можно увидеть в Индии. И еще, вам следует знать, что, как правило, древние культовые сооружения имели подземные ходы. Были они и в Стоунхендже, чему есть подтверждения. В 1,5 км севернее Стоунхенджа видна шахта глубиной более 30 м, колодец которой диаметром 1,8 метра пробит в сплошной меловой толще, .где внизу были штольни, уходившие в разные стороны, в том числе и в сторону нашего храма. В самом храме ранее был спуск в подземелья, впоследствии засыпанный. Возможно, Алтарный камень ушел в землю именно на этом месте». — «Вы как всегда правы, профессор, — засуетился вдруг Рауль. - Рядом со Стоунхенджем в Даркхилле расположена ракетно-испытательная база, частично использующая древние подземелья?» — «По-видимому, в неисследованных подземельях Стоунхенджа могут находиться древнеисторические материалы, которые позволят дать ответ на многие вопросы», — наконец подал голос молчавший всю дорогу учитель Хацуми.

2

Первым заметил приближающуюся к лагерю группу Кристиан, который бродил вокруг каменного сооружения с фотоаппаратом в поисках хорошего освещения. Вчера ему удалось сделать один необычный снимок, но показать его кому-либо юноша еще не успел. Сначала он даже сам не поверил увиденному, а теперь решил еще раз найти нужный ракурс, чтобы окончательно убедиться в своей правоте. Заметив прибывших, он тут же забыл обо всем на свете и бросился навстречу. Вскоре все они уже сидели у костра, пили чай из трав и весело переговаривались. Кристиан не спускал с Изабеллы счастливого взгляда не в силах поверить, что это не сон, а происходит на самом деле. Разговор же все это время вертелся вокруг Стоунхенджа и документов, найденных Марком. Затем все дружно отправились исследовать местность. Кен, Изабелла и Рауль с интересом рассматривали вертикально стоящие менгиры, образующие круг, и соединенные сверху горизонтально лежащими плоскими камнями. Этот хоровод камней назывался «сарсеновым кольцом». Внутри этого кольца были подковообразно установлены самые большие камни высотой до 7,2 метра и весом до 50 тонн. Один из них — «Алтарный камень» — ушел глубоко в землю. С наружной стороны «сарсенового кольца» концентрически располагались три круга, образованные множеством глубоких земляных лунок. Вокруг всех этих сооружений был возведен земляной вал диаметром 106 метров, с наружным рвом. Кристиан не отходил от Изабеллы ни на шаг. Неожиданно он отстал от группы, удержав девушку. Она с удивлением посмотрела сначала на него, а затем на Кена, который сразу же обернулся, недоумевая, что случилось? Кристиан укоризненно прошептал: «Мне так хотелось, чтобы этот снимок первой увидела ты, а не кто-то другой!..» — «А как же они?» — указала на остальных юная леди. «Они или он?!» — вдруг, не удержавшись, уточнил юноша. Красавица покраснела: «Ты нашел что-то важное?» Ревнивый американец кивнул и добавил: «Не бойся, это ненадолго. Я все прекрасно понимаю и не собираюсь отвлекать тебя по пустякам. А твой напарник? Думаю, все прекрасно поймет и подождет...» Недоуменно пожав плечами, Изабелла нерешительно проследовала за юношей в одну из палаток, где находилась фотолаборатория. Уже через минуту девушка с интересом рассматривала снимки. «Ты видишь? — спросил Кристиан. — Мне ведь не показалось?» — «Лицо, — ахнула Изабелла. — Но почему его не видно сейчас?» — «Похоже, я оказался в нужном месте в нужное время, — восторженно проговорил фоторепортер, не в силах скрыть радость, что любимая тоже заметила то, что было на сделанном вчера снимке: — Самое удивительное во всем этом то, что лицо можно увидеть только при определенном освещении, представляешь? Оказывается, пока 4000 лет люди смотрят на камни Стоунхенджа, с камня на них тоже смотрит лицо!» — «Где ты обнаружил его?» — задала вопрос девушка. «На боковой стороне одной из глыб, — улыбнулся Кристиан. — Мне кажется, он смотрит на долину Солсбери». — «Интересно, кто он?» — задумалась Изабелла. «Возможно, владелец монумента или архитектор?» В палатку заглянул встревоженный Кен. «Можно?» — вежливо поинтересовался он. «Посмотри, что обнаружил Кристиан!» — обрадовано сообщила девушка. Зеленоглазый Хранитель принялся внимательно рассматривать фотографию.

3

Внезапно он опомнился и проговорил: «Ну а теперь я покажу вам кое-что интересное!» — «Ты тоже что-то обнаружил? — так и подпрыгнула Изабелла. — Где?» — «На одной из глыб есть углубление, — загадочно начал напарник.

—  Честно говоря, я совершенно случайно задел его рукой. Я оглянулся назад, разыскивая вас и, в общем, споткнулся, а чтобы не потерять равновесие...» — «И что произошло потом? — перебил соперника Кристиан. — Открылся вход в пещеру Аладдина?» Кен поморщился и замолчал. Изабелла укоризненно взглянула на мистера Торо и произнесла: «Говори, пожалуйста, мы больше не будем перебивать». Кристиан уже сообразил, что переборщил и более миролюбиво пробормотал: «Извини, Кен. Похоже, я немного одичал здесь за это время». — «Лучше я покажу, — воин поманил их за собой. — Там изображена какая-то странная пирамида с углублениями для ладоней и, похоже, это та же колонна, на которой ты смог сфотографировать лицо, только с другой стороны!»

Когда они вышли на улицу, там их терпеливо ждали Ричард, Мари и Рауль. Филдинг и Хацуми все еще бродили среди развалин. Марк и один из его помощников вернулись в лабораторию. Мистер Фокс обернулся к друзьям, собираясь поинтересоваться, что у них там за секреты, как вдруг изменился в лице: «Ники?! Ты здесь, откуда?» Из подъехавшего джипа вышла мисс Джонсон и, как ни в чем не бивало, направилась в их сторону. «Не ждали?

— поинтересовалась она и изумленно взиравших на нее друзей и коллег. — А я вот соскучилась и решила вас здесь навестить». Шеф нахмурился: «Ты же должна...» — «...Быть в отпуске. — перебила недисциплинированная сотрудница. — Так оно и есть. Разве .не все равно, где я его проведу?» Фейрфакс, до этого тихо сидевший на плече Изабеллы, вдруг сердито ухнул. «Надо обо всем сообщить Хацуми, угрюмо пробормотал он. — Кажется, нас окружают!» Мари и Ники так и подпрыгнули от неожиданности и в один голос поинтересовались: «Он еще и разговаривает?» Глаза совенка от возмущения стали огромными и оранжевыми, как два больших апельсина, он недовольно покрутил головой и презрительно отвернулся. Кристиан только головой покачал: «Вот это да!» — «Не волнуйся, малыш, — успокоил птенца Кен. — Все идет нормально

— это Ники, помощник мистера Брауна». — «Ты ошибаешься, — не согласился Фейрфакс.

— Внешность бывает обманчивой!» — «Что ты хочешь этим сказать? — попытался заступиться за подружку Рауль. — Тебе не угодишь, брат! Чем это интересно вам, мистер всезнайка, не понравилась внешность моей невесты?» — «Брат?! Он что, тоже был птицей?» — насмешливо спросил совенок, указав на возмущенного парня. «Не обижайся на них, — услышали они голос сенсея. — Они просто не все пока понимают». — «Он прав, — неожиданно подала голос Ники. — Если хочешь увидеть подружку, тебе придется спуститься за ней в царство теней, туда их спровадила твоя коварная сестренка». — «Ни... — недоуменно начал Рауль и вдруг осекся, — ...ки! Что все это значит?» Перед ним стояло странное существо, совершенно не похожее на его кокетливую возлюбленную и насмешливо скалило острые, как у пираньи, зубы. «Ой!» — Мари машинально отпрыгнула в сторону и приготовилась отразить любое нападение неведомых сил, а мистер Фокс попятился. «Как, я вам не нравлюсь? — удивилось существо. —Скоро и сами такими станете. Разве вы, воинственная леди, не рассказали им о своих снах, как это сделал мой так называемый женишок, у которого, похоже, сейчас небольшой шок? Ха-ха-ха!» — «Что здесь происходит?» — оторопел Кристиан и растерянно уставился на учителя Хацуми.

4

«Почему так долго?» — из палатки показался Марк. Или это уже был не Марк? «А вы думали, он вернет тех, кто попал в его сети?» — грустно проговорил сенсей. «Учитель! — возмутился Кен. — Вы знали и молчали?» — «Догадывался, — поправил его Хацуми. — А это разные вещи. Зато теперь уверен-. Души Марка и Ники в царстве теней, а сами они, к сожалению, вы должны понять и принять это...» — «Их нет среди живых? — испуганно проговорила Мари. — Но так не бывает, а это тогда кто?» — «Обыкновенные оборотни, — услышали они голос Филдинга. — Слуги Хозяина Книги зла. Должен же был кто-то шпионить за вами все это время. Кстати, Патрик, как оказалось, тоже из них». — «Ваш ученик тоже погиб? — дрожащим голосом произнесла мисс Смит. — Но почему вы позволили? Как могли!» Голос девушки сорвался до крика. «Прекратить панику! — сурово приказал шеф. — Так, понятно. Будем считать, они погибли при исполнении служебного долга!» — «Погибли?! — теперь уже орал Рауль. — Мой друг и моя невеста погибли, а вы так спокойно об этом говорите?!» — «Скажи спасибо Пауле!» — захохотал один из оборотней. — Кстати, это она попросила у Хозяина отсрочить твое превращение там, у портала в Шотландии, а вот твоя девчонка так глупо попалась в расставленные нами сети, необдуманно последовав за тобой в замок!» Юноша сжал кулаки и бросился на огромных монстров: «Вы мне за это ответите!» Кен и Кристиан одновременно схватили его за руки. «Не пори горячку, — прошептал понемногу пришедший в себя американец. — Они не зря здесь, очевидно, им что-то от нас нужно, иначе все мы уже давно были бы, как они выразились, в гостях у твоей родственницы». Рауль опустил голову. «Как она могла, — с горечью произнес он. — Как могла так поступить со мной, вернее, с нами?» — «И ничего уже нельзя сделать?» — обернулась к сенсею Изабелла. «Вау! — ахнули оборотни. — Принцесса! Разрешите представиться: Псиглавец и Циклопус к вашим услугам!»

Фейрфакс вдруг слетел с плеча своей госпожи и грозно захлопал крыльями, угрожая маленькими, но острыми когтями, заклятым врагам. Кен выступил вперед, загородив девушку собой, и хмуро поинтересовался: «Ну и что вам от нас нужно?» — «Открыть портал, — спокойно прохрипел Псиглавец. — Вы ведь так близки к разгадке». — «И что тогда?» — Кристиан тоже решительно выступил вперед. «А тогда мы сможем выполнить нашу миссию, а вы увидеться с друзьями!» — «Лихо! —заухал внезапно Фейрфакс. — Можно я объясню, что они имеют в виду?» Совенок повернул лохматую ушастую голову к Хацуми. Тот нахмурился и кивнул. «Добрые злодеи предлагают вам, троим, открыть для них временной портал, чтобы они смогли доставить Книгу зла в другие миры, — насмешливо выдал Фейрфакс. — А за это они помогут всем вам оказаться в мире теней...» — «То есть на том свете?» — сообразил Рауль и попытался опять броситься на неприятеля. «Круто! — ахнула Мари. — Давно не встречала подобной наглости!» Беспардонные оборотни довольно закивали головами. «Ага, — просипел Псиглавец. — Все правильно. Наш Хозяин говорит: «Хочешь строить высокую башню — начинай с фундамента». Для того, чтобы завоевать другие миры, ему нужны эти трое!» Оборотень указал на Кена, Изабеллу и Кристиана. «Поэтому только они одни пока в относительной безопасности, — захихикал Циклопус. — Эти трое — фундамент, ключ к власти над другими измерениями. Наш господин собирается открыть с их помощью временной портал и подбросить в другие измерения Книгу зла. А уж она-то постарается внести смуту в души людей, провоцируя их на войны, предательство, обман! Здорово придумано?! Нам даже делать ничего не придется, приходи и бери все, что захочешь, после того как жители других миров перебьют друг друга. Ой, кажется, об этом говорить не стоило!» — «Болван! — прорычал Псиглавец и хлопнул приятеля кулаком по лбу. — Опять проболтался!» — «Спасибо за информацию, — пробормотала Мари. — Но что нам со всем этим теперь делать?» — «Бороться!» — твердо произнесли Кен и Кристиан в один голос. «И попытаться остановить этих варваров», — поддержал их ученый. «А заодно спасти мир, — пошутил вдруг как всегда неунывающий Ричард. — И не один, а многие миры!» Хацуми кивнул: «К сожалению, мы знаем только, как открывать врата, а не как управлять ими! Поэтому попасть в другие измерения пока никто не сможет...»

5

«Не думаю, что это такая уж большая проблема, — опять подал голос мудрый Фейрфакс. — Можно ведь попробовать сделать хоть что- то, авось получится?» — «Так, — сразу же приступил к делу бывший полицейский. — Что мы знаем?» — «Кен нашел какие-то рисунки на одной из колонн, а Кристиан — высеченное из камня лицо!» — с готовностью сообщила Изабелла. «Это знак! — пробормотал сенсей. — Мы были правы, профессор!» — «Я должен это увидеть», — воскликнул Филдинг, довольно потирая руки. «Мир на грани катастрофы, а им хоть бы что! — изумленно процедила Мари. — Нет. Это явно не для моих нервов!»

Через несколько минут все уже стояли у огромного монолита из голубого камня. На одной из сторон был высечен чей-то лик, на другой — каменное углубление с таинственными знаками: два треугольника с выемками для ладоней. Одна из нарисованных пирамид была устремлена вершиной вверх, другая — вниз. «Кажется, я начинаю понимать, — задумчиво проговорил сенсей. — Похоже, властелин сил зла давно уже все распланировал: судьбу родителей Изабеллы, заранее предвидя встречу ее матери и отца, рождение дочери — вобравшей силу двух миров, встречу графини де Перси с Кристианом — жителем нашего мира и с Кеном...» Тут учитель осекся. «Изабелла — вершина треугольника, — подхватил ученый. — А вы, юноши, — два недостающих звена». — «А внизу для кого?» — поинтересовалась Мари. «Тут самое сложное, — нахмурился сенсей. — Как не горько это слышать, но их Хозяин, как я уже сказал, знал, кто родится у отважного графа де Перси и благородной принцессы Милеска. Ему была нужна такая спутница — могущественная, великолепная, наделенная умом, красотой, магической силой. Он распланировал ее пленение и замужество. Похоже, этому злодею нужно было испытать и проверить, на что окажется способной юная наследница престола. По всей видимости, это он помог ей скрыться от мужа-злодея в башне замка, заранее предвидя развязку. Это он поселил в сердце наивного создания сомнения, лишив любви и сострадания.

Книга зла должна была сделать так, чтобы юная принцесса никогда уже не смогла встать на защиту добра, света и гармонии. Но, как видно, властелин темных сил слишком уж самонадеян и не рассчитал силы! А может быть, просто не знал, с кем имеет дело. Просто так убить в душе добро невозможно, его ростки слишком сильны! Власизл так старался тщательно все спланировать и подготовить, а его великолепная избранница не сломалась, оказавшись сильным противником!..» — «А если бы Изабелла стала на сторону зла?» — уточнила Мари. «Она должна была бы открыть нижний треугольник, и тогда силы зла беспрепятственно смогли проникнуть во временной портал, а так путь им туда заказан!»

«Мы что, пешки в какой-то игре?» — возмутился Рауль. «И не только вы, — вздохнул Хацуми. — Мы все. Очевидно, их Хозяин решил, что сможет безнаказанно управлять нашими судьбами ради своих корыстных целей, с легкостью жертвуя чужими жизнями и делая окружающих бессловесными марионетками, которые дергает за невидимые нити!» — «Каков подлец!» — возмутились Рауль и Мари в один голос. «Выходит, этот бандит сидит преспокойно в своем логове и как паук плетет прочные сети, ожидая нужного часа? — уточнил Ричард Браун. — Одних уничтожает, других делает своими шпионами, а третьи и сами придут к нему, когда он посчитает нужным!» — «Да, — сурово подтвердил сенсей. — И тогда состоится главный и решающий бой в их жизни. Цена победы — жизнь! Проигравший теряет все, в том числе и свободу!» — «Но это же невозможно! — не поверила Мари. — Так не бывает! Это сон, ущипните меня кто-нибудь, чтобы я очнулась от этого кошмара!» Один из оборотней с готовностью ущипнул девушку за плечо. Она подпрыгнула на месте с и размаху влепила чудищу звонкую пощечину: «Нет, это не сон! И не смей меня больше трогать!»

Все это время Кен не спускал с Изабеллы пристального взгляда. Юноша прекрасно понимал, что она сейчас чувствует. Ее глаза! Они горели таким негодованием и возмущением, но жизнь в Ордене и постоянные тренировки давали о себе знать. С трудом совладав с эмоциями, юная графиня неожиданно произнесла: «Он бросает нам вызов, что ж, посмотрим, кто кого!» Все невольно залюбовались тем, с каким мужеством и величием она это сказала. «Я к вашим услугам, принцесса», — почтительно произнес вдруг зеленоглазый воин. «Можете рассчитывать и на меня, госпожа Изабелла», — с уважением взглянул на юную леди профессор Филдинг. «Мое сердце, как и я сам, всегда к вашим услугам», — улыбнулся Кристиан. «Нашего хозяина нельзя победить, — прохрипел вдруг Цикл опус, не ожидавший такого дружного отпора. — Игра еще не окончена!» — «Что ж, мы готовы к ней, — проговорил сенсей, обведя друзей гордым взглядом. — И принимает вызов!»

6

«Правила игры? Да кто их придумал?» — нервно бормотала Мари, пока Кен, Изабелла и Кристиан внимательно осматривали странную пирамиду, высеченную в скале. «Правила придумывает тот, кто сам начал с вами эту игру, — глубокомысленно ответил начальник особого отдела. — Придумавшему они уж точно известны до мелочей, а остальным остается или подыгрывать, или придумывать свой сюжет и правила, или, вообще, отказаться от участия во всем этом безобразии. Но иногда это так сложно, почти невозможно, тем более, если согласия вашего никто не спрашивает. И означает все это только одно, что, отказавшись от участия, вы неминуемо проиграете!» — «Но мы же не сдаемся, — с вызовом проговорил Рауль, дерзко взглянув на двух злодеев, на которых у него уже давно кулаки чесались. — И никогда не сдадимся!» В эту минуту Кен, Изабелла и Кристиан одновременно положили ладони в специальные углубления пирамиды. «Невероятно! — выдохнул профессор. — Смотрите — это работает!» Прямо из глаз каменного лица, высеченного на одной из колонн, вырвался странный голубоватый свет. Лучи скрестились в двух точках в направлении долины Солсбери, и тут все увидели светящиеся врата, похожие на огромное серебряное кольцо. Несколько минут царило глубокое молчание. «А дальше что делать?» — заворожено прошептала Мари. Остальные застыли, устремив взгляды вдаль. Первым очнулся зеленоглазый Хранитель: «И правда, что дальше? Как набрать код нужного нам измерения?» — «Ничего набирать не нужно, — раздался голос Фейрфакса. — Ты сам знаешь, что делать, разве не так?» Юноша вздрогнул и тут только заметил, как на выдвинувшейся из камня пластине засветился круг со странными знаками. Один из них в точности напоминал его талисман. «У тебя на шее знак твоей страны, — торжественно произнес Фейрфакс. — Долго же ты шел к этому открытию, представитель клана героев Мифландии!» Все с удивлением переглянулись. «Кен тоже не отсюда? — дрожащим голосом проговорила Мари. — Выходит, он из другого мира?» — «Но мои родители?!» — резко обернулся к учителю юноша. «Твои приемные родители, — уточнил тот. — Из Милеска в нашем мире оказалось два ребенка. Мы должны были позаботиться об их безопасности. Я до сих пор еще не в праве тебе что-либо объяснить. Ты узнаешь обо всем в своем измерении». Юноша побледнел. Внезапно он почувствовал, как Изабелла незаметно коснулась его руки. Так нежно и трепетно, что мужественный воин тут же пришел в себя. «Раз так, вперед!» — произнес Кен и, сняв с шеи талисман, положил в углубление». Что-то повернулось и щелкнуло, врата начали медленно открываться. Вернее, даже не открываться. Просто оттуда пронесся легкий ветерок, и яркий свет поманил отважных друзей в дальнюю дорогу. Не медля ни минуты, отважная троица решительно шагнула вперед, навстречу судьбе. «Главное, будьте осторожны со своими желаниями!» — внезапно произнес сенсей. «А вы? — уже у самых ворот растерянно обернулась Изабелла. — Разве вы не пойдете туда с нами?» Хацуми только головой покачал. «Мы останемся здесь, — подал голос Ричард Браун.

— Нужно же кому-то охранять мир здесь». — «И я останусь? — попросил профессор- — Здесь так много работы!» — «А мы с вами!» — в один голос умоляюще попросили Мари и Рауль, бросившись следом. «А что будет с нами? —  недовольно прорычали оборотни, тщетно попытавшиеся пройти сквозь врата. — Ведь для нас туда проход закрыт, а другие порталы надежно опечатаны и охраняются людьми вашего вездесущего Ордена. Мы знаем, проверяли!» — «Хорош же ваш Хозяин, — пошутил начальник особого отдела. — Шпионов забросил, а забрать не удосужился! Ну да ладно. Мы не изверги какие-нибудь. Подумаем, куда вас можно будет пристроить, а может быть даже и перевоспитать!» Последнее, что услышал маленький отряд из пяти человек, когда подходил к порталу, были слова сенсея: «Меньше думайте о том, чего у вас нет, и чаще радуйтесь тому, что даровано вам судьбой!»

Часть четвертая

Сказки не имеют молодости и не стареют, — потому всегда актуальны.

Дух Леса
1

Их встретило оранжевое небо, зеленое солнце и белоснежный грациозный Единорог, который вышел из прохладных зарослей темносинего леса. За ним, прихрамывая, спешил уже знакомый нам Йейль. Он приветливо замахал рукой, но Единорог сурово оглянулся, укоризненно покачав головой, и величественной походкой направился к незнакомцам. «Остановитесь, пришельцы!» — потребовал он и сверкнул бирюзовыми глазами, а на голове его ярким солнечным лучом блеснул золотой рог. «Вы вступили на землю Милеска, и мы должны предостеречь вас, — словно свежий ветерок прошелестел его голос. — Прежде чем продолжить путь, знайте, что одно любое ваше желание будет исполнено. Таков закон Сказочной страны. «Любое?» — не поверила Мари. «Доброе ли злое — все равно! — проговорид Единорог. — Все зависит от того, с какой целью каждый из вас пришел в наш мир. Так было всегда. Если хотите, можете считать это нашим- подарком гостям Милеска!» — «Скорее уж это похоже на проверку, — задумчиво проговорил зеленоглазый Хранитель. — Мне как-то больше по душе самому добиваться осуществления того, чего больше всего желает мое сердце!» Проговорив это, Кен незаметно бросил быстрый взгляд на синеглазую Изабеллу. Единорог тряхнул кудрявой лилейной гривой. Его черные ресницы бросали пушистые тени на раздувшиеся розовые ноздри, И тут все неожиданно поняли, вернее даже почувствовали, благородного стража Сказочной страны порадовал мудрый ответ отважного юноши. «Вам остается лишь пройти под радугой, и вы сразу же попадете, куда нужно!» — добавил Йейль, все это время не спускавший ласково-внимательного взгляда с сурового воина и его хрупкой златовласой спутницы. От него не укрылось, что в Милеска они вошли одновременно, крепко держась за руки. Очевидно, молодые люди сделали это машинально, опасаясь потерять друг друга. Но, выйдя из портала и сообразив, что невольно выдали себя, руки разжали. И вот сейчас, незаметно для остальных, а может быть даже неосознанно для себя, опять придвинулись ближе друг к другу, и пальцы их рук опять тесно сплелись между собой. Словно эта красивая пара мужественно и до конца собиралась противостоять любым неведомым и враждебным силам, которые попытаются разлучить их.

«Вы удивительно добры, — растерянно проговорил Рауль. — Но как я понимаю, нам нужно быть очень осторожными?» Единорог не ответил. «Ну конечно, — не удержавшись, поддела юношу Мари. — У вашего милого семейства уже есть неудачный опыт по загадыванию желаний!» Рауль нахмурился: «Смотри, сама не ошибись!» Кристиан удивленно взглянул на них: «Ну здорово вы себя показали в другом мире. Не успели еще представиться, как уже ссоритесь. Простите, могу я узнать у Вас...» Юноша обернулся и растерянно пробормотал: «А куда они делись? Или это было одно из видений?» — «Ты хочешь сказать привидений?» — пошутил мистер Фокс. «Эй, — не поняла Мари. — А как насчет желания? Это что, шутка?» — «Нет, не шутка, — сурово произнес Кен и пристально взглянул в глаза Изабелле. — Ну что? Ты готова пройти это испытание?» Неожиданно для всех красавица кивнула и прошептала: «Только пойдем вместе, ладно?» — «Так было всегда и так будет всегда!» — Кен осторожно сжал маленькую ладошку, и они дружно ступили под своды семицветной радуги-дуги. «Похоже у них одно желание на двоих», — съязвила Мари, но, взглянув в разъяренное лицо Кристиана, умолкла. «Пора и мне», — произнес известный репортер «Неведомой земли», даже не пытавшийся скрыть своего огорчения и разочарования. Кажется, он начинал что-то понимать, но смириться с происходящим не мог и не хотел! Кристиан задумался ровно на минуту и решительно шагнул следом за исчезнувшими друзьями.

«Ну здорово! — растерялся Рауль. — Это что ж получается, загадываешь желание и пшик. Куда это они все пропали?» — «А мне интересно другое, что они все загадали? — задумчиво произнесла Мари. — А, ладно, была —  не была!» И она тут же скрылась из виду, словно ее и не было вовсе. Рауль растерянно почесал затылок: «Что-то он совсем ошалел от всех этих неожиданностей. Так. Что для него главное? Помочь Марку и Ники, попытавшись вызволить их из царства теней, да, но ведь он тогда и сам... А вдруг оборотни все наврали? Что же загадать? Хочу видеть Марка и Ники», — загадал Рауль и тут же добавил: — И помочь им, если можно, пожалуйста!» Неведомая сила тут же подхватила его и, словно легкую пушинку, закружила в воздухе.

2

«Изабелла, — услышала девушка тихий ласковый голос Кена. — Можешь открыть глаза, мы уже на месте». Юная мисс беспрекословно повиновалась, облегченно выдохнув: «Ты здесь, а я так боялась, что...» Тут она смутилась, но опомнилась и поинтересовалась: «Где мы?» — «В заколдованном лесу, — тут же ответил ей добродушно-радостный голос. — Я так счастлив, что вы вместе». — «Йейль! — в один голос воскликнули молодые люди. — А остальные?» — «Каждый попал туда, куда захотел, — хмыкнул верный товарищ. — Нам тоже пора!» — «Фейрфакс? — прошептала Изабелла. — Как самочувствие после всех этих перелетов?» — «Не волнуйся, — приосанился совенок, как всегда тихонько сидевший на ее плече: — Не впервой, главное с тобой!» Маленький отряд торжественно вступил под сень могучих дубов, стражников заколдованного леса. Неожиданно они закивали могучими ветвями, величественно приветствуя новых друзей. Кен, который постоянно помнил, что его первостепенной задачей является безопасность юной принцессы, поинтересовался: «И все-таки, куда мы направляемся?» — «К Духу Леса, — сразу же ответил Йейль: — Должен же он познакомиться со своей внучатой племянницей. Ведь его младший брат — дедушка Изабеллы». Только он это вымолвил, откуда ни возьмись появилась дорожка из камней неправильной формы, на которой, словно мягкий зеленый ковер, рос изумрудно-голубой мох. Тропинка привела их к чистейшему источнику воды, где усталые путники смогли совершить, омовение рук. Затем молчаливые грациозные дриады торжественно провели гостей к низенькому строению, в котором царил полумрак и прохлада.

Вскоре они уже сидели в уютном чайном домике гостеприимного Духа Леса и вели неторопливую беседу. Кену вспомнились слова Ясунари Кавабата: «Если «ваби-саби», столь высоко ценимое в Пути чая, который предписывает «гармонию, почтительность, чистоту и спокойствие», олицетворяет богатство души, то крохотная, до предела простая чайная комната воплощает бескрайность пространства, беспредельность красоты... Встреча за чаем — та же встреча чувств».

Толстые стенки чаши хорошо удерживали тепло. Ее шершавое, не политое глазурью дно удобно располагалось на ладони, напоминая о природе материала — глине, из которой чаша была сделана. У каждого из присутствующих был свой уникальный образец работы умелого мастера, неповторимый ни по форме, ни по декору. Даже малышу Фейрфаксу уважительно поднесли чудесное чайное блюдце.

Ближе к вечеру в честь дорогих гостей решено было устроить праздничный бал, пригласив всех лесных жителей. Вскоре уже беззаботные нимфы легко танцевали под чудные звуки свирели Духа Леса. За ними в припрыжку следовал весь собравшийся по такому торжественному случаю лесной народец. Красочные светлячки, порхая в воздухе, освещали полянку яркими вспышками всех цветов радуги. Не удержавшись, Изабелла тоже пустилась в пляс, потянув за собой верного друга. Кен смешался, но отказывать девушке не стал. Йейль в веночке из цветов уже давно выделывал невероятные «па» в центре веселого хоровода. Фейрфакс тоже присоединился к всеобщему веселью, порхая над их головами и хлопая крыльями, словно ладошками.

3

А что же было с остальными участниками удивительной экспедиции в неведомый мир?

Кристиан растерянно огляделся по сторонам. Вокруг, сколько хватало глаз, расстилалась огромная пустыня с красновато-желтым раскаленным песком. Горячее солнце безжалостно жгло. Ни деревца, ни кустика — .один песок и камни. Сухой резкий ветер безжалостно рвал одежду, царапал лицо острыми жгучими крупинками. Ни одной живой души вокруг на многие-многие километры. «Интересно, куда занесло меня безумное желание любой ценой вернуть утраченную любовь? — с горечью подумал юноша. — И где, интересно, остальные?» Нет. Конечно, он не хотел, чтобы прелестная Изабелла оказалась в этом аду, ему просто нужно было знать, что с девушкой все в порядке. Но в то же время ему так хотелось, чтобы она была сейчас не с Кеном! Пусть в безопасности, но.не с зеленоглазым воином, готовым погибнуть ради юной принцессы, но предпочитающим гордо молчать о чувствах, бушующих в его груди, как ураган.

Внезапно наступила странная тишина. Затих ветер, а вместе с ним пропали, словно в одну секунду выключились, любые шорохи и звуки. Окружающее буквально замерло в испуге, лишь духота усиливалась с каждой минутой все сильнее. Будто злая невидимая сила внезапно откачала весь воздух, как бы устроив юноше проверку, долго ли он сможет не дышать? Душу Кристиана потихоньку охватывало состояние неосознанной тревоги. А вдруг он не сможет выбраться отсюда? Или пробудет так долго, что ему не хватит запасов еды и питья? Погибнуть в неведомом мире, где-то в бескрайней пустыне? Такая перспектива господина Торо совсем не устраивала! И главное! Мысль о том, что он никогда больше не увидит родных и друзей, не сможет в который раз сказать обворожительному голубоглазому ангелу, как сильно любит ее, была Кристину невыносима!

За это время на горизонте незаметно появилось небольшое темное облако, которое быстро росло, превращаясь в черно-багровую тучу. Откуда ни возьмись закружил сильный ветер, поднимая песок и с размаху швыряя в лицо усталому путнику. «Песчаная буря!» — понял вдруг бывалый путешественник и в растерянности оглянулся, ища, где можно укрыться, чтобы переждать стихию. Бывалый путешественник прекрасно знал, что даже небольшой валун или дерево смогут хоть немного защитить от ревущего песка и шквального ветра. Но ничего этого не было, а непогода уже разыгралась во всю. Оставалось лишь упасть в песок и, завернувшись с головой в хлопчатобумажную куртку, попытаться дышать через платок. Продолжать движение не имело смысла — напрасная трата сил! В его мире^песчаные бури обычно длятся недолго, самое большее два-три дня и лучшее, что может быть в этом случае, переждать, а не лезть напролом.

4

Положение Рауля в эту минуту тоже было не из лучших. Выйдя на той стороне сверкающей радужной арки, он вдруг обнаружил себя на краю бездонной темной пропасти. Молодой человек охнул и в страхе отступил назад. Вокруг — сплошь неприступные скалы, на одной из которых находился он. Зеленое солнце в ярко-оранжевом небе весело потешалось над незадачливым пришельцем из другого мира. «Думать надо, когда просишь о невозможном!» — казалось, говорило оно.

Внезапно над головой озадаченного юноши раздался свист могучих крыльев. Это был огромный орел с острым клювом и кривыми когтями-кинжалами, который кружил высоко в небе, хищно осматривая добычу. «Вот я и попал! — пронеслась в голове агента Фокса

шальная мысль. — Не хватало еще стать обедом для какой-то глупой птицы из параллельного измерения. Ну уж не дождетесь, чтобы я так просто сдался!» Молодой человек прижался спиной к скале и, схватив внушительных размеров острый камень, приготовился отражать нападение. Только тут он заметил, что на спине огромной птицы сидело какое-то странное существо с обезьяньей головой. Его тело было закутано в темный плащ, а огромные лапы держали тонкую стальную уздечку, надетую на шею орла. «Не бойся, незнакомец, — скрипучим голосом проговорило странное создание. — Я проводник в царство теней, присланный за тобой. Но сначала ответь мне, ничего не скрывая: отбирал ли ты у голодного кусок хлеба убивал ли ради прихоти, загубил ли хоть одну невинную душу, сгонял ли с пастбищ животных, сажал ли в клетки пташек божьих?..»

Пока проводник продолжал свой перечень, Рауль с сомнением рассматривал странного чужака, раздумывая: кто из них не в своем уме и что нужно предпринять, чтобы быстрее очнуться от этого кошмара? Может быть, загадать новое желание? Что-то уж очень ему не нравилось все происходящее. «Если же ты солжешь мне, — донесся до мистера Фокса конец фразы, заставивший прислушаться. — То ты попадешь не к тем, кого желал увидеть, а в лапы Пожирателя теней, у которого голова крокодила, туловище льва и круп гиппопотама. А от него еще никто не спасался! Возьми же теперь белые и черные камешки и брось на весы!» В эту минуту юноша с ужасом обнаружил, что держит в руках камешки белого и черного цвета, очень похожие на морскую гальку. От неожиданности Рауль разжал ладонь, камешки выкатились и упали на странную каменную плиту, сразу же наклонившуюся в сторону. «Довольно! — провозгласил проводник. — Хватай его, Рух!» Это уже относилось к орлу. Рауль попытался отпрянуть в сторону, но не тут-то было. Через минуту он уже спускался в мрачную пропасть, раскачиваясь в ужасных когтях свирепого чудища.

Чем ниже опускался огромный орел, тем холоднее и печальнее становилось вокруг. Похоже, туда, куда они направлялись, не проникал ни единый солнечный луч. По воздуху проносились бесплотные легкие тени, сетуя на свою безрадостную участь. Все это время юноше ужасно хотелось зажать руками уши, чтобы не слушать всех тех жутких историй, о которых пытались ему поведать окружающие его плотным кольцом призраки. Так как огромная птица держала нашего героя железными когтями за шиворот, то руки у него оказались свободными. И, наконец, не выдержав тупого преследования местных фантомов, мистер Фокс замахал на них руками и завопил: «Кыш отсюда! Оставьте меня в покое!» Всадник даже глазом не моргнул. А Рауль внезапно с ужасом подумал: «О каком покое я говорю? Вдруг все эти монстры поймут мои слова буквально?» Поэтому он предусмотрительно прикусил язык и замолчал, продолжая яростно отмахиваться от надоедливых обитателей царства теней. Юноше постепенно стало казаться, что они летят уже целую вечность. Безмолвная же птица Рух продолжала опускаться все ниже и ниже, торопясь, очевидно, быстрее выполнить свою миссию и опять очутиться в мире живых среди яркого теплого солнца и зелени. Прошло еще несколько часов или дней? Рауль окончательно потерял счет времени, так подействовали на. него тусклые серые краски подземной страны. Ее непрекращающиеся проливные дожди, туманы и промозглые ветры. А эта сырость и плесень повсюду, да жалобные стоны узников, которым не найти обратной дороги в мир света и красок, солнца, жизни, радости и любви. А тут ко всем прочим неудобствам добавилось еще одно. Перед невольным пленником обстоятельств, а скорее своей собственной глупости (но в этом мистер Фокс никогда и никому бы не признался), стали возникать странные видения, до которых фильмам-ужастикам Хичкокка было ох как далеко. Очевидно, юноша попал в вотчину Гипноса — бога сновидений. Мимо него пролетали страшные гнетущие сновидения, пугающие и мучающие людей. Попадались среди них и лживые сны, вводящие человека в заблуждение и часто ведущие к гибели. И уж совсем мало пустых и непонятных сновидений, не говорящих ни о чем. Веселые и цветные сны, похоже, обитали в другом месте. Поэтому настроение бедного юноши неумолимо сползало за метку «ниже нуля». Что и говорить, добровольно став добычей орла и отправившись в необдуманное путешествие за Марком, Патриком и Ники, бесшабашный мистер Фокс во время этого странного путешествия в подземный мир пребывал в тихом шоке. Наконец ему показалось, что они уже на месте. Да и орел стал махать огромными крыльями не так часто. Совершенно опустошенный морально и измученный физически Рауль с трудом смог выдавить что-то вроде: «Пусти меня, гад! Поставь на землю сейчас же!» Но потом, сообразив, что какая уж тут земля, скорее какое-то жуткое болото, завопил во весь голос: «Не ставь! Вернее, не отпускай!» Но птица Рух уже разжала железные когти, и бедный узник кубарем полетел, сам не зная куда.

«Держи, — услышал он хриплый голос проводника, и вслед юноше полетел какой-то круглый медный предмет. — Когда стрелка пройдет в обратном направлении свой круг и завершит положенный ей цикл, знай,, что тебе пора возвращаться. Мы будем ждать тебя на этом самом месте. Но если ты не успеешь, то навсегда останешься здесь!» Рауль с трудом поднялся на ноги и кивнул. Под подошвами стильных ботинок хлюпало какое-то грязное болото, в котором он с успехом перепачкался. Но если бы только это! Повсюду стоял такой ужасающий смрад, что юноша закашлялся и попытался зажать нос рукой. А тут еще этот серый свинцовый туман, заставлявший слезиться глаза и першить в горле! «И куда мне теперь идти?» — удрученно подумал Рауль, совершенно не понимая, почему ему настолько плохо? Голова кружилась, ноги подкашивались, словно он не ел вот уже несколько дней. Почувствовав неладное, юноша вдруг заорал вслед улетавшему проводнику: «А сколько мы спускались сюда?» — «Трое суток», — донесся до него ответ. Рауль пошатнулся и, не удержавшись на ногах, с размаху уселся прямо в вонючую липкую жижу.

5

Проснувшись на следующее утро в гостеприимном доме Духа Леса, Кен и Изабелла дружно выбежали на улицу. Приветливое солнышко улыбалось всему живому, отражаясь в верхушках вековых дубов. Жители лесного царства радостно приветствовали новый день. Умывшись и позавтракав, молодые люди стали собираться в дорогу. Им еще предстояло пройти обучение у мастеров Сказочной страны. Изабелла должна была отправиться к друидам, а Кен — к мудрому наставнику героев, кентавру Хирону. Об этом сообщил им Дух Леса.

Заметив, что молодые люди загрустили, а Кен вдруг нахмурился и пробормотал: «Я не оставлю Изабеллу одну, пусть даже с друзьями!» Хитрый мудрец сообщил: «Пещера Хирона находится недалеко от владений уважаемых всеми нами друидов, и вы сможете видеться друг с другом, когда пожелаете. К тому же скучать вам там не придется!» Йейль решил пойти с ними, ну а Фейрфакс вообще не расставался со своей милой госпожой.

Сначала узкая тропинка вела их через густой и непроходимый для других лес. Однако перед нашими друзьями деревья почтительно расступались, давая дорогу. Вскоре путники вышли к огромному прозрачному озеру. Решив немного передохнуть, они опустились в шелковую мягкую траву и залюбовались прелестным видом, открывшимся перед ними. Круглое озеро было похоже на большое сверкающее зеркало в бирюзовой оправе из трав и цветов. К нему склонялись зеленокудрые ивы, любуясь своим отражением в воде. В серебряных водах отражались легкие облачка, а шаловливый ветерок поднимал на воде легкую рябь. Нежно щебетали птицы, веяло шелковистой прохладой, порхали легкие мотыльки и стрекозы. Внезапно откуда-то из-за густых тростников послышался тихий всплеск и прозвучал веселый смех, а затем раздался нежный звук лютни и звонкий голос запел старинную балладу о любви. Юноша с девушкой удивленно переглянулись, а Фейрфакс объяснил: «Это русалки!»

— «Эй, девушки, не прячьтесь, — тут же вскочил Йейль. — У меня для вас подарок — золотое зеркальце и гребешок!» Снова раздался легкий смешок, и из воды вынырнули две молоденькие купальщицы с рыбьими хвостами вместо стройных ножек. Одна из них, с волнистыми золотисто-рыжими волосами, зелеными глазами и изогнутыми дугой бровками, необычайно хорошенькая, измерив Кена кокетливым взглядом, капризным голоском поинтересовалась: «Ты зачем нас звал, Йейль?» — «Соскучился», — просто ответил тот. Вторая девушка с белой, почти прозрачной, кожей и спадающими черными волосами, взмахнув серебристым, похожим на дельфиний, хвостом, но испещренным, как у макрели, бирюзовыми пятнышками, опять прыснула и спросила: «Давно не виделись? Ты ведь вчера утром прибегал сообщить, что наша принцесса уже в пути». — «Так вот же она», — с гордостью указал Йейль на Изабеллу. Девушки с интересом принялись разглядывать юную леди. «Хорошенькая», — кивнула одна, обменявшись с сестрой многозначительными взглядами. «Да, — подтвердила та. — Хрупкая, нежная, златовласая, и глаза у нее синие и чарующие — все, как и полагается принцессе!» Изабелла лишь ресницами захлопала от такой бесцеремонности, а Кен нахмурился.

Заметив недовольство юноши, старшая усмехнулась и представилась: «Меня зовут Ундина, а это моя сестра Сабрина». Младшая русалка кивнула и вдруг спросила у Изабеллы, указав на ее статного спутника: «Это твой принц, да?» Юная леди окончательно растерялась, а Фейрфакс вдруг недовольно фыркнул: «Вот пристали!» Один Йейль, казалось, ничего не заметил и объяснил: «У нее два принца и она еще не выбрала!» — «Ну знаешь!» — даже подпрыгнула юная леди. Сабрина же просияла и вдруг попросила: «Может быть, ты нам этого подаришь? Мне он очень понравился!» — «Нет! — возмутилась Изабелла и тут вдруг сообразила, что невольно выдала себя. Поэтому, сделав внушительную паузу, она сурово продолжила: «Кен мой друг и напарник, ему самому решать идти или оставаться! И вообще, у нас срочное дело, нам уже пора!» Синеглазая прелестница быстро вскочила и, ревниво схватив изумленного юношу за руку, стремительно повлекла подальше от опасного озера и юных соблазнительниц с рыбьими хвостами. Йейль вдруг весело захохотал и хитро подмигнул русалкам: «Видели? А я вам что говорил?» Сабрина вторила ему звонким голоском-колокольчиком и, насмеявшись, позвала: «Куда же ты, милый рыцарь? Останься! Хочешь я исполню любое твое желание или достану со дна озера спрятанные там сокровища, а еще...» — «Нет уж, спасибо, — вежливо поблагодарил Кен. — Нам и правда, пора!»

6

Всю оставшуюся дорогу Изабелла хранила гордое молчание. «Мой принц?! — хмурилась она. — А ведь и в самом деле Кен отважен, умен, красив, великодушен!. Но это ничего не меняет! Хотя, если бы все сложилось по-другому, возможно... Да о чем это она! Ее мир в опасности й вместо того, чтобы заниматься делом, прямая наследница престола глупо ревнует напарника и друга к каким-то незнакомым русалкам! Нет! Это никуда не годится. Изабелла запретила себе думать о любви. Это никому не приносит ничего хорошего — одни страдания. Взять хотя бы ее родителей, Кристиана и Мари, Рауля и Ники. Сплошные переживания и сложности, но ведь все в жизни так. Вечный путь через тернии к звездам. К тому же есть ведь и исключения: супруги Брауны, Уайты, преодолевшие все препятствия, чтобы быть вместе?..»

Приходилось признать — зеленоглазый хранитель сразу же понравился гордой графине. Даже удивительно, ведь она тогда еще была заколдована, а сердце, не знавшее ни страха, ни боли, ни сочувствия, ни любви вдруг забилось сильнее. «Он рыцарь, и должен охранять свою принцессу! — в сотый раз твердила девушка, прекрасно понимая: — Нет. Не только долг и обязательства оберегать «юную путешественницу по времени» заставляют юношу постоянно быть рядом». Об этом красноречиво говорил такой колдовской взор изумрудно-зеленых глаз. И все же влюбиться в сурового неприступного воина с первого взгляда, с первой встречи казалось ей очень уж странным. Привыкшую к всеобщему вниманию красавицу задевало, что новый друг был так холоден, хотя-в то же время галантен и учтив. Строгое выражение лица и дельные советы. Ни улыбки, ни блеска в глазах. Юную мисс терзали сомнения: в конце концов, Кен любит или не любит ее?! Если нет, тогда почему юноша всегда появлялся вовремя? Потому что это была его работа? Ну уж нет! Он ведь скрыл от всех ее местонахождение, еще тогда Изабелла почувствовала — их что-то связывает, какая-то тайна! Так и вышло. Она была права! И все же, почему юную леди так задевало все, что хоть как-то касалось мужественного зеленоглазого напарника и верного друга! Вот уж этот загадочный Кен! С Кристианом намного проще. Он не задумываясь освободил пленницу, не побоялся колдуна, не жалеет красивых слов, в сотый раз признаваясь в любви? Но так делали многие, а упрямый воин хранит гордое молчание, но изумрудные глаза так много говорят!..

...Правда, сначала и мистера Торо избалованная красавица не воспринимала всерьез. Кристиан околдован, и вскоре это наваждение пройдет. Но время шло, а упрямый репортер был настойчив. Похоже, молодой человек влюбился надолго и всерьез. Вот незадача! Потом Изабелла узнала о Мари и вздохнула с облегчением. Наконец-то, появилась соперница. Значит, своенравной леди не придется «в благодарность выходить замуж...» Затем графиня де Перси встретила Кена Ясунари и неожиданно с горечью подумала: почему не статный Хранитель освободил ее из плена? Уж очень был похож смелый воин на идеал, нарисованный юной леди когда-то в мечтах. Похожий темноволосый зеленоглазый юноша иногда приходил к красавице в цветных снах, оберегал от всех опасностей, читал чудесные стихи, пел любовные баллады. Поэтому, встретив Хранителя наяву, очаровательная графиня долго не могла поверить в реальность происходящего, хотя за свою юную жизнь успела уже всего навидаться и так много пережить!

Самое удивительное, что юноша из сна и Кен вели себя совершенно одинаково, не говоря уже об их удивительном сходстве. Еще не зная ее хорошо, а лишь выполняя приказ найти беглянку и доставить в Орден, зеленоглазый Хранитель все время чувствовал себя не в своей тарелке. Он даже подумывал отказаться от миссии разыскать неуловимую графиню де Перси и проследить за ее дальнейшими действиями. Причина? Смятение чувств, в которое повергала его синеглазая красавица. Он пытался быть беспристрастным. Внешне все так и казалось, а в душе пели птицы, сверкало солнце, потому что в его жизнь вошла Любовь? Появилась неоткуда. Внезапно, как гроза сверкнула, озарив темное небо. Сердце рвалось наружу, вслед за «падшим синеглазым ангелом,..»

Изабелла знала, что Кен приступил черту, когда помог ей выбраться из шотландского замка, устроил на квартиру к хорошим знакомым. Правда юноша взял с нее слово, что графиня не сбежит, и не станет ничего предпринимать, не посоветовавшись с ним. Так впервые зеленоглазый Хранитель оказалдя в двойственном положении. Девушку-то он нашел, но возвращать в Орден не торопился, понимая, что любопытный репортер, случайно влезший не в свое дело, должен завершить начатое и расколдовать пленницу портрета. И Кен собирался помочь! Правда не ради господина Торо...

Мудрый сенсей, конечно же, догадался, что происходит. Девушка явно не из их мира, а ведь мальчик, с изумрудными глазами тоже попал сюда через портал совершенно случайно. Тогда-то Хацуми предусмотрительно решил: пусть все идет, как идет. Они будут пока наблюдать, а в случае непредвиденных осложнений попытаются успеть все исправить. Поговорив с магами Ордена, сенсей вызвал мистера Ясунари и сообщил, что они согласны дать Изабелле шанс. Вдруг таинственная юная леди окажется именно той, кого они так долго искали? Их задача — помочь девушке противостоять колдовству темных сил. Кен просиял. Все это время он верил, что прелестной графине можно помочь, ведь она такая! Необычная, неземная, в общем, фея из его коротких, но таких счастливых сновидений! Но об этом, конечно же, рассказывать учителю мужественный воин не стал. Честно говоря, ему сначала самому предстояло еще разобраться, что с ним такое, в конце концов, происходит?

Вот так и познакомились воин с принцессой, стали друзьями, а потом напарниками. «Интересно все-таки, —опять подумала Изабелла. — Если бы ее освободителем был не Кристиан, а Кен, изменило бы это что-нибудь? Скорее всего, да! Ведь самое ужасное во всей этой истории было, что по законам Милеска за избавление принцессы Сказочной страны Кристиану полагалась ее рука, а вот сердце? Над своим сердцем, как оказалось, великодушная графиня де Перси была не властна!»

7

А что все это время делала Мари? Перешагнув через ворота желаний, решительная мисс Смит внезапно обнаружила себя среди воинственных амазонок, которыми правила могущественная царица Ипполита. Страна амазонок располагалась за неприступными скалами и густыми лесами. С утра до вечера представительницы прекрасного пола охотились и тренировались в стрельбе из лука, метании копий, сражениях на мечах. С легкостью отважные наездницы укрощали даже самых непокорных лошадей. Мари приняли со всевозможными почестями, ведь она была гостьей Страны сказок. Сама царица согласилась дать девушке несколько уроков боевых искусств, но сначала устроили пышный пир в ее честь. В гости были приглашены самые отважные воины и представители знати Милеска. «Мужчины здесь?» — не йоверила своим глазам Мари. Ипполита улыбнулась: «Амазонкам не по нраву узы Гименея, но мы и не монахини? К тому же, моей стране нужны новые воины. Чтобы сохранить свой род, наши женщины сами выбирают возлюбленных и рожают от них детей. Мальчиков мы убиваем или, если отец согласен заниматься воспитанием сына, отдаем ему. А девочек воспитываем сами: учим скакать на лошадях, метать копья и дротики, охотиться и сражаться...»

Пир удался на славу. Амазонки и их избранники веселились во всю, одна Мари мрачно сидела у костра, с грустью вспоминая Кристиана. Она ведь загадала, чтобы юноша стал ее, пусть даже для этого придется применить колдовство или какую-нибудь военную хитрость. Правда все женские уловки были уже испробованы ею в своем мире и не дали никаких результатов. Возлюбленный по-прежнему вздыхал о неприступной Изабелле. Поэтому, окончательно разозлившись на него за равнодушие и холод, Мари в отчаянии пожелала заполучить юношу любым путем, очевидно, совершенно забыв о том, что насильно мил не будешь! «Грустишь? — услышала она голос Ипполиты. — Глупо вздыхать о мужчине, они -э^ого не стоят!» — «Ты не понимаешь, — вспылила вдруг Мари. — Он должен быть моим! Я так решила!» — «Ну, это другое дело, — просияла царица. — Завоевать, пленить, заставить — это всегда пожалуйста! Мы рады помочь сестре осуществить заветное желание! Идем к колдунье, она подскажет, что и как. Мои амазонки тоже очень часто даже не спрашивают у понравившихся мужчин согласия. Быть или не быть тому, что хотят они? — вопрос так никто не ставит! Хочешь — возьми! Для этого и существует любовный колдовской напиток плюс романтическая обстановка и некоторые секреты женского обольщения. Да, не мне тебе объяснять, ты и так все знаешь! Мы с удовольствием поможем тебе выполнить задуманное, а также найти, кого желаешь. Ну а дальше уж действуй по своему усмотрению!» — «Но он любит другую!» — вскрикнула в отчаянии Мари. «Какое это имеет значение? — пожала плечами Ипполита. — Прими ее облик на время! Все же так просто, зачем усложнять? Тебе нужен мужчина — бери его! Мы, как я и сказала, подыграем тебе! Насладись им полностью и все дела!»

—  «Но ведь я же хочу быть с ним всегда!» — грустно простонала Мари. — Как ты не понимаешь...» — «Какие глупости! — возмутилась царица. — С одним и надолго! Зачем? Вокруг так много разных мужчин!» — «Но ведь я же люблю его!» — не сдавалась Мари. «Любишь? —  удивилась повелительница амазонок. — Не понимаю! Мужчин можно использовать, но любить? Нет. Не обманывай себя — ты не любишь его, раз собираешься обмануть и использовать. Решайся: нет или да? Сейчас или никогда?» Мари задумалась: «А вдруг им будет вместе так хорошо, что он не захочет возвращаться к Изабелле? Вдруг она сможет страстными ласками заставить юношу забыть соперницу?» И никогда не сдающаяся мисс Смит кивнула.

8

...Только к вечеру усталые путники оказались в нужном месте. Их встретили суровые старцы в длинных одеждах и провели к главному друиду. У него уже находился кентавр Хирон, который пришел за Кеном, чтобы отвести юношу к себе. Утром должны были состояться испытания молодого воина на прочность, выдержку, смекалку и ратное мастерство. Юной принцессе предстояло получить у друидов первые уроки волшебства.

Мудрый наставник героев жил в чаще леса в пещере. Он специально появился здесь пораньше, так как хотел убедиться: насколько мастерски его новый ученик владеет мечом, копьем, стреляет из лука, а также управляется с магией слов и звуков. Если во всем вышеназванном в Ордене Хранителей Гармонии и Равновесия Кену не было равных, то вот с музыкой? Юноша даже представить не мог., что его сильные натренированные пальцы смогут издавать хоть какие-нибудь пристойные звуки из хрупких музыкальных инструментов. Да и зачем это ему? Мудрый учитель только хитро улыбнулся. «Ты должен уметь все! — твердо изрек он. — Не только умело разить врагов, но и услаждать слух прекрасных дам, а также мудро и справедливо править государством. Ведь от твоих решений будет зависеть процветание всего народа!» Юноша задумался, а потом вдруг попросил разрешить ему провести последний вечер с друзьями, а утром он полностью подчинится всем правилам, установленным новым учителем. Кентавр кивнул. Ему самому требовалось кое-что обсудить с всезнающими друидами.

Ночью юной принцессе не спалось. Она решила выйти на улицу, надеясь, что прохладный ветерок заберет с собой тревоги и печали. К тому же малыша Фейрфакса не было на месте. Впервые он где-то задерживался так долго. Правда когда они с Кеном прощались перед сном, юноша попросил совенка немного задержаться, чтобы поговорить о чем-то очень важном, и вот уже прошло полчаса, а от непоседливого птенца ни слуху, ни духу. Девушка осторожно вышла из зеленого шалаша и направилась по узкой тропинке к ярко пылавшему костру. Верные друзья еще даже не ложились. Они тесным кружком сидели на поляне и о чем-то тихо переговаривались.

«Подслушивать нехорошо, — подумала резвая шалунья. — Я и не буду. Просто подкрадусь незаметно, а затем покажусь и строгим голосом отправлю всех отдыхать, а то завтра такие дела предстоят, а они будут сонные и неповоротливые,..»

Но то, что она услышала, заставило юную мисс серьезно задуматься.

Кен: «Обещайте охранять Изабеллу и помогать во всем!..»

Йейль: «Да обещаем мы. В который раз уже говорю, не волнуйся так о своей принцессе!»

Кен: «...И сразу же сообщить, если ей понадобится помощь!»

Йейль: «Сообщим! Ты что же один отвечаешь и переживаешь о ней?»

Кен: «Я должен знать, что у нее все в порядке, понимаешь?!»

Йейль: «Догадался уж!»

Фейрфакс: «Мы ведь тоже ее друзья, а еще Дух Леса, его народ и мудрые друиды, не волнуйся ни о чем...»

Кен: «И все же. Что-то мне неспокойно, душа не на месте... — Заметив, как приятели многозначительно переглянулись, воин смутился и добавил: — Привык, что мы всегда вместе. Когда Изабелла рядом и время бежит незаметно...»

Фейрфакс: «Да,, если счастье мимолетно, то что уж говорить о любви!»

Йейль: «Разве можно сосчитать дни и часы, проведенные с любимым человеком? Кажется, время летит сломя голову, а ты по-прежнему ничего не замечаешь вокруг кроме предмета своей страсти? Почувствовав на себе удивленный взгляд юноши, хитрый Йейль уточнил: — Это я просто так говорю, для примера!»

Кен кивнул: «Ты прав. Иногда обнаружишь вдруг, столько воды утекло и нужно расставаться... (с горечью). И как дальше жить?»

Фейрфакс (сочувственно): «Так не надолго же?» .

Кен: «Какое это имеет значение, если я и минуты не выдержу, не видя ее, не зная, что с ней...» — Тут юноша вдруг осекся и смущенно замолчал.

9

...— Приветствую тебя, смертный, в царстве теней! — услышал Рауль грозный голос.

Юноша даже подпрыгнул от неожиданности и тут же начал беспокойно оглядываться по сторонам. Из тумана возникла внушительная фигура в длинном коричневом плаще с капюшоном, полностью закрывающим лицо. В руке незнакомца позвякивала огромная связка ключей. «Человека всегда интересовала и проблема жизни, и тайна смерти: ведь предстоит и то, и другое, — сурово продолжил незнакомец. — Так сложилось, что физически люди очень хрупки. К тому же подвержены разным заболеваниям, стрессам, которые чаще всего сами создают себе, а также переутомлениям, перепадам настроения, бессмысленному риску, а поэтому на протяжении всего их существования Жизнь и Смерть все время ходят радом. Ваши мудрецы прекрасно знали об этом, говоря «memento mori» — «помни о смерти». Очевидно, отсюда этот постоянный интерес к тому, что делается не только там «наверху», а и «внизу». Человек всегда стремился приподнять завесу, скрывающую от него потусторонний мир, и ты, как видишь, не исключение!» — «Наверное, ты прав, — мрачно кивнул Рауль.

— Но разрешите поинтересоваться, с кем имею честь беседовать на столь щекотливые темы?»

— «Людям ужасно хотелось узнать, что там внизу, — пробурчал чужак. — Но при этом им было ох как страшно! Потому охранять вход в подземный мир был поставлен я — Деймос («Страх»), первый привратник и проводник царства теней!» — «А есть и другие?» — удивился мистер «Хитрый Лис», который уже сообразил, что его не убьют, во всяком случае сейчас, и понемногу начал обретать обычную самоуверенность. «Есть еще мой старший брат

— Фобос («Ужас»), но туда тебе пока нельзя, — предостерег проводник. — Успеешь еще, когда попадешь сюда не по приглашению, а «своим ходом», вернее, когда пробьет твой час»:

— «Да, я как-то и не очень тороплюсь, — решил на всякий случай предупредить предусмотрительный парень. — А почему мне нельзя увидеть твоего брата?» — «Увидеть можно, — пожал плечами Деймос. — Для этого нужно всего лишь заглянуть в бездну, где он обитает, но учти: любой, даже случайно заглянувший туда, навсегда утрачивает способность смеяться!» — «Вообще-то мне не очень-то и хотелось, — пробормотал Рауль. — Главное, чтобы он не обиделся, что мы его не навестили!» — «Не обидится! — хмыкнул проводник и добавил. — В отличие от меня у него вообще нет никаких чувств, кроме тех, которые он сам внушает! Так, а теперь говори, что ты хотел от меня, пришелец из другого мира?» — «Сюда случайно попали мои друзья, — тут же перешел к делу юноша. — Я должен им помочь». — «Случайно сюда никто не попадает, — рыкнул привратник. — Так же, как и ты. А раз так, значит, они не в царстве мертвых у Фобоса и не в моем царстве теней. Скорее всего, они у моего младшего брата Гипноса в царстве снов». — «А им можно хоть как-то помочь?» — умоляюще попросил Рауль. «Об этом поговоришь с ним, — отрезал Деймос. — Следуй за мной!»

В царстве снов было немного светлее, хотя так же туманно и сумрачно. Гипнос в темносинем плаще, украшенном золотыми звездами, по сравнению с братьями показался Раулю настоящим «милашкой». Подумав немного, он насмешливо сообщил юноше, что, действительно, оборотни Власизла доставили к нему души Марка, Ники и Патрика, так как им срочно понадобилось занять их тела, чтобы за кем-то там проследить. Но обмён явно был не равноценен, так как в результате оказались недовольны и те и другие. Оборотни горячо желают вернуться в свои тела, а люди в свои. Хозяин, похоже, тоже не против, так как узники уже сделали свое дело и больше ему не нужны. Ему, Гипносу, они уже тоже надоели, ведь они пребывают и не в том, и не в этом мире. Сны им не снятся, в общем, субъекты для него скучные и бесполезные. Он даже хотел отдать пленников братьям, но для того, чтобы попасть к Фобосу, спящие должны умереть, а отправиться в другое измерение, чтобы убить узников, никто из них не хочет. Им хватает подопечных здесь. Средний брат Деймос тоже отказался взять бесхозные души к себе. Во-первых, он не хочет отправляться за разрешением к Паркам, прядущим нити человеческих судеб. Во-вторых, ему эти три призрака и даром не нужны». — «Так отпустите их со мной», — тут же нашелся хитрый Фокс.

«Просто так? — изумился Гипнос. — Ну, ты даешь, пришелец!» — «А что вы хотите?» — удивился Рауль. «Сыграем в кости? — предложил Гипнос. — Выиграешь, отпустим твоих друзей, проиграешь — сам останешься здесь». — «Я-то вам зачем? — не понял юноша. — Ты же только что сказал, вам и своих хватает!» — «Пока еще не знаю, — усмехнулся страж царства снов. — Потом придумаем». .

10

Три дня длилась песчаная буря, бедный Кристиан совершенно потерял всякую надежду выбраться отсюда. Он мечтал лишь об одном, чтобы все это оказалось сном, и он скорее бы пробудился. И когда все внезапно, как по мановению чьей-то волшебной палочки, затихло, юноша даже сначала не поверил, что может, наконец, снова отправиться в путь. К концу дня усталый и совершенно измотанный путник, которому уже стало снова казаться, что в мире нет ничего, кроме раскаленного солнца и обжигающего тело песка, вдруг не поверил увиденному. Его глаза буквально резануло зеленое пятно! «Мираж!» — подумал юноша, любуясь издали чудесным зрелищем, но тут же пытливый ум подсказал ему: «Стоп. Таких миражей не бывает. Это — оазис!» Бывалый путешественник знал, оазисы бывают самые разные: совсем крохотные — две пальмы и маленький родник, и большие — такие, на территории котррых поместился бы целый город. Это была какая-то розовая жемчужина среди всех известных ему оазисов. Дорога к этому удивительному месту отдохновения и прохлады лежала по дну соляного озера, высохшего еще в те времена, когда Шахерезада рассказывала падишаху свои сказки. Розоватые соляные кристаллы переливались на солнце, как драгоценные камни, а далее перед измученным путником вставала огромная пальмовая роща с прохладными источниками, которые к тому же еще оказались лечебными. Нежно щебетали птицы, порхали разноцветные бабочки. Все это было настолько удивительно, что юноша никак не мог прийти в себя. Оазис как будто возник из волшебных легенд! А тут еще огромный разноцветный шатер, из которого показались одетые в прозрачные туники соблазнительные молодые женщины, приветствуя путника и приглашая зайти. Дальше происходящее вообще показалось юноше сном. Особенно после того, как он испил какой-то сладкий, прохладный,- дурманящий напиток. Его услужливо поднесла юноше одна из полуодетых красавиц. Загадочно улыбаясь, стройная, гибкая девушка, на которой был надет расшитый драгоценными камнями пояс, поднесла гостю хрустальный бокал на золотом подносе и проговорила: «Утоли свою жажду, путник, и обретешь желаемое!» Ну как мог вежливый Кристиан отказать красивой женщине?! К тому же вот уже несколько дней у него и капли воды не было во рту, а тут такое: оазис, девушки, всевозможные яства и блага цивилизации! Лишь только он пригубил пенящееся красное вино, зазвучала тихая музыка. Молчаливые пери стали подавать всевозможные яства. А так как за стенами уже смеркалось, были зажжены ароматические свечи. Появились грациозные танцовщицы и, позванивая браслетами и ожерельями, томно закружились в каком-то пьяняще-восточном ритме. От всего этого у нашего героя и так уже голова пошла кругом, но, помня о столь желанной его сердцу принцессе, Кристиан старался по возможности соблюсти все приличия и не поддаться искушению, расслабившись по полной программе. Похоже, хозяйки шатра догадались об этом и спустя некоторое время пригласили стойкого гостя освежиться в купальне, смыв с себя пыль дорог. За этим последовал слишком уж профессиональный массаж уставших мышц, а затем хозяйки шатра поманили Кристиана за собою в роскошную спальню с огромной мягкой кроватью, на которой уже возлежала одна из прелестниц. Так как в спальне было полутемно, юноша напряг зрение, чтобы рассмотреть гостеприимную хозяйку и попытаться в вежливой форме отказать ей, принеся свои извинения: его-де сердце несвободно и он...

Вдруг юноша в изумлении вскрикнул: «Изабелла! Ты?» Девушка не ответила, а лишь поманила возлюбленного изящным пальчиком, украшенным сверкающим перстнем с внушительным аквамарином. Все еще не веря глазам, юноша бросился к столь желанному очаровательному созданию и тут услышал, как одна из изящных пери шепнула хозяйке шатра: «Ты была права, что так желала заполучить его, он и правда, очень даже ничего!» Честно говоря, что было дальше, Кристиан помнил довольно- таки смутно. Он сам не знал, почему поддался вспыхнувшему в нем страстному желанию обладать незнакомкой, даже не подумав о последствиях. Когда рано утром он очнулся ото сна, рядом с ним лежала Мари и счастливо улыбалась во сне. Несколько минут юноша оторопело разглядывал бывшую возлюбленную, а затем в ярости вскочил с постели и, схватив лежавшую рядом одежду, опрометью выбежал вон, в ужасе бормоча: «Ничего не было! Слышишь, между нами ничего не было! Изабелла никогда не узнает об этом!!!»

11

...Рауль согласно кивнул: «В кости, так в кости! Все равно другого выхода у меня нет!» Гипнос подтвердил: «Конечно нет!» Не думайте, что мистер Фокс сошел с ума, у него, как и у хитрого стража царства, тоже был припрятан свой козырь. Не стоит забывать, отец юноши был профессиональным игроком (карточным шулером), посвятившим азартным играм почти полжизни. Естественно, он кое- чему научил сына, долгое время помогавшего аферисту-родителю «разводить лохов». И если в начале хитрый малый пытался хоть как-то придерживаться правил, то вскоре, заметив, что партнер плутует, и сам начал мошенничать, чем дальше, тем больше.

Спустя некоторое время ему удалось обыграть коварного Гипноса. Но это еще было не все. Предусмотрительный юноша сообразил, братья-стражи просто так из подземного царства его все равно не выпустят, потому решил предложить укрепить компанию, распив пару бутылочек виски, предусмотрительно прихваченных им с собой в неизвестный мир в качестве налаживания отношений с местными жителями...

...Вскоре веселая компания перешла к анекдотам, а потом разговор плавно перетек в дружескую беседу, хитро направляемую мистером Фоксом в нужное ему русло. А так как приятельские попойки были тертому парню не впервой, вскоре он уже узнал много нужной информации от вовсю развеселившихся партнеров по игре. Правда сначала выигравший Рауль попросил освободить друзей. Разомлевший Гипнос усмехнулся: «Зачем? Ведь они все равно не вспомнят тебя, когда проснутся в вашем мире». — «Как не вспомнят? — не понял юноша. — Почему?» — «Таков порядок, — пробормотал средний брат. — Раз ты их освободил, значит, они забудут не только, что с ними было здесь, но и своего спасителя. Ты одним махом потеряешь и друга, и невесту, у нас так положено: не одно доброе побуждение не остается безнаказанным!» — «Ты все еще хочешь освободить их?» — коварно поинтересовался Гипнос. Рауль кивнул: «Что ж, придется познакомиться с ними заново!» Стражи переглянулись, а Деймос вдруг произнес: «Это еще не все. Не исключено, что твоя девушка и твой друг влюбятся друг в друга, ведь любовь, как знаешь, сильнее смерти, а в царстве мертвых они уже побывали, осталось обрести любовь, которая свяжет их на всю жизнь. Ты не боишься этого?» Юноша побледнел и задумался. «Другого выхода нет! — сразу же с готовностью предупредил Гипнос. — Да не расстраивайся ты так, найдешь себе еще и нового друга, и новую девушку! Или, может быть, все-таки оставишь их у нас?» — «Нет!» — твердо ответил Рауль. — Я знал, на что шел, наливай еще и отпускай моих друзей домой!» — «Вот это по-нашему!» — обрадовался Гипнос и позвал: «Эй, Харон, отпусти новеньких!» Откуда ни возьмись возник суровый дряхлый старец и поинтересовался: «Куда, в их мир? А оборотни как же?» Гипнос недовольно поморщился: «Нужны мне здесь эти хамы неотесанные! Оборотней — к их Хозяину, людей — домой!»

Старик кивнул и исчез, очевидно, побежал исполнять поручение. «А теперь сыграем еще?» — обернулся страж к загрустившему юноше. Тот кивнул. Разговор опять возобновился. Он все время крутился возле близкой привратникам темы: подземного царства, в котором они страдали от невыносимой скуки, а тут такой хороший собеседник и внимательный слушатель!

12

Кристиан мчался подальше от проклятого оазиса-капкана со скоростью ветра. Лучше в пустыню, чем на крючке у лживой и беспринципной особы, опоившей его каким-то зельем. Такого от кузины Джеймса он не ожидал! Ужас! Мало того, что его предали, растоптав все дружеские чувства, которые между ними когда-то были, Мари еще коварно воспользовалась его бессознательным состоянием. Будто он какая-то вещь, которую можно вот так просто взять и употребить по своему усмотрению и настроению!

Юноша никак не мог успокоиться. Ну ладно еще мужчина, но чтобы женщина! Хотя, впрочем, такое в их мире, да и в истории, было сплошь и рядом, когда сильные и властные женщины поднимались на вершину и достигали желаемого, используя ум, неотразимость, обаяние и, конечно же, извечное коварство. Но чтобы так подло, приняв облик любимой им девушки! Неужели Мари не понимает, какую боль причинила ему?! Ведь единственное, что заставляло его двигаться дальше через бурю, песок и адскую жару была белокурая нежная принцесса, как маяк светившая ему в пути! «Он выдержит! Он найдет дорогу! Он поможет Изабелле противостоять злу! — беспрестанно твердил Кристиан, упорно продвигаясь вперед. — И вот, когда, казалось, найден хоть какой- то просвет — зеленый приветливый оазис, прохлада и отдых, а главное, его желанная возлюбленная, оказалось, что все это время он гонялся за бесплодным призраком. Подлость и предательство опять одержали верх! Сначала его провела Паула, теперь Мари...»

Одураченного юношу просто трясло от гнева и возмущения. Проснувшись утром после бурно проведенной ночи, вдруг обнаружить, какая все это страшная, жестокая ложь и ловушка! Попасться, как мальчишка! Но самое ужасное заключалось в том, что западню эту подготовил человек, которому Кристиан доверял! «Ну и кому после этого можно верить? Сопернику Кену? Ненадежному Раулю? Предательнице Мари? Изабелла, милая, где же ты? Что с тобой? А вдруг и тебя обманут, как меня? Вдруг и ты, как доверчивая птичка, попадешься в ловко расставленные врагами сети?»

Юноша вдруг остановился и с горестным стоном опустился прямо на раскаленный песок, обхватив голову руками.. В эту минуту Кристиан вдруг заметил возле себя беспомощно барахтающуюся в песке большую старую черепаху. Она непонятно как оказалась на спине и теперь тщетно пыталась принять правильное положение, чтобы продолжить дальше свой путь. Юноша пожал плечами и машинально перевернул несчастное животное на -крепкие чешуйчатые лапы. Черепаха взглянула на него умными бусинками-глазами и вдруг произнесла: «Спасибо!» Кристиан открыл рот.

«Похоже у меня либо солнечный удар, либо временное помешательство на нервной почве!» — удрученно подумал бедняга и пощупал горячую голову ладонью. «Не грусти, человек, — со вздохом произнесла черепаха. — Говори, чего ты хочешь? Я ведь живу уже очень много лет, и кое-какой жизненный опыт у меня имеется! А то, что я разговариваю, так ты же в Сказочной стране, забыл уже?» Юноша кашлянул: «Простите, вы мне не мерещитесь?» — «Нет, — вздохнула терпеливая черепаха. — Я существую наяву, в данной реальности, молодой человек. Выпейте лучше водички и успокойтесь!» Откуда не возьмись за спиной у совершенно обессилившего беглеца выросла огромная пальма, а недалеко от нее из земли забил чистый родник. «У нас говорят: «Царица оазиса купает свои ноги в воде, а прекрасную голову — в огне солнца», — проговорила черепаха, указав на финиковую пальму. — А вот и плоды, ты ведь еще не завтракал, мой новый друг?» Юноша машинально взял в руку несколько спелых фиников и поднес ко рту. Перекусив немного, он почувствовал, что сможет снова отправиться в дорогу, только вот куда и зачем? Ему почему-то казалось, что, оказавшись в объятиях Мари, он невольно предал юную принцессу. «Но почему все произошло именно так? — опять вырвалось у него недоуменное восклицание. — Ведь я не хотел этого! Я пожелал только вернуть утраченную любовь!» — «Ты ее и вернул, — вдруг подала голос его новая знакомая. — Чью любовь ты хотел получить? Принцесса сама еще не знает, чего хочет, зато знает твоя бывшая подружка. Просто надо было не торопиться и правильно сформулировать свое желание. Ты же ревновал и непреднамеренно поддался силам зла. К тому же, как ты уже понял, насильно заставить любить нельзя, можно получить обратный эффект; от любви до ненависти один шаг! Так получилось у тебя с Мари, которая эгоистично захотела любым путем обрести, что ей не принадлежало. Ее еще ждет расплата, а пока заверши начатое и отправляйся в Милеска к королю и королеве. Там ты встретишь друзей, если, конечно, они смогут избежать всех ловушек и соблазнов, которые встретят на пути! И мой совет тебе: всегда оставайся самим собой и чаще слушай, что говорит тебе сердце. А о том, что произошло, не тревожься, забудь. Никто не следует по избранному пути без отклонения. Всегда вносятся какие-либо коррективы, если не нами, так жизнью. Зыбкий песок времени стирает все следы!»

Юноша кивнул и поблагодарил: «Спасибо за все! За кров, еду и добрые слова! Но как мне выбраться отсюда?» — «Благодарить меня не за что, — ответила мудрая черепаха. — Ты помог мне, я лишь вернула добро, сделанное тобой. А выбраться из пустыни очень просто, надо лишь знать нужные слова, в нашем мире ведь так: сказанное тобою слово очень много значит, иногда даже материализуется в нужную тебе форму! Запомни мои слова, они тебе еще пригодятся!» — «Даже если бы хотел, — признался Кристиан. — Я уже ничего не смогу забыть. Слова и желания! Как странно все это работает в вашем мире! Впрочем, это ведь Сказочная страна!» — «Это работает не только в нашем мире, — внимательно взглянула на юношу его необычная собеседница. — А теперь просто повторяй за мной: «Если не можешь превратить пустыню в оазис, преврати ее в мираж!» Стоило только Кристиану повторить за черепахой эти слова, как окружавшая его со всех сторон бескрайняя пустыня растворилась, и юноша оказался на широкой дороге, вымощенной белым булыжником.

13

Проиграв еще раз пройдохе Раулю, Деймос не выдержал и пробормотал: «Похоже, что в вашем мире всем мошенникам и ловкачам покровительствует хитромудрый проворный Гермес» —«Гермес?» — не понял Рауль. «Ну да, — подтвердил Гипнос. — Мы часто с ним болтали обо всем, когда он был здесь проводником в царство мертвых. Человек ведь не знает сюда дороги, а так как Гермес бывалый путешественник, ему ничего не стоило провести его сюда. Прилетит, бывало, на крылатых сандалиях, такого расскажет, что даже мы диву давались! Все ему легко — женщины от него, без ума, карманы вечно набиты золотом...» — «Да и в кости его не обыграть! — добавил Деймос. — С этим пронырой не соскучишься! Жаль, сбежал...» — «Куда, если не секрет?» — поинтересовался Рауль. «А в никуда! — недовольно пробурчал Гипнос. — Похитил Логос и был таков!» — «Логос?» — переспросил мистер Фокс, заинтересованный уже тем, что у неуловимого Гермеса было все, о чем он, Рауль, мог только мечтать: деньги и женщины! А тут еще какой-то неведомый Логос?! «О, это такой золотой магический жезл, который все может, — завистливо пробубнил Деймос. — Хочешь, усыпит кого надо или врагов помирит. А может помочь продать что угодно или всучить кому- нибудь то, что тебе без надобности. Или научить говорить так убедительно, что тебе никто отказать не сможет. Наша Книга зла против него — детские шалости! Не зря Власизл давно уже жаждет заполучить Золотой Символ Власти. Представь только: поговорил с кем-нибудь раз, и этот человек уже полностью в твоей власти, покорно исполняет все, чего только не пожелаешь!»

«Здорово! — согласился мистер Фокс. — Ну, ребята, мне пора!» Стражники переглянулись: «Й не думай!» — «Так я ж за Гермесом, — убедительно заговорил Рауль. — Найду, скажу, что вы скучаете, а?!» — «Врешь! — вздохнул Деймос. — Ты решил найти его, чтобы жезл стянуть, признавайся, ведь так?!» — «Нуда», — подтвердил юноша. «Правильно! — неожиданно поддержал хитреца Гипнос. — Я бы сам так поступил, да нельзя. Работа у меня такая, ненормированная! И днем и ночью покоя нет, хотя и называемся — Царство вечного покоя, а туда же: то духи вечно снуют туда сюда, то смертным такое приснится, иной раз, веришь, даже меня оторопь берет! Давай его отпустим, Деймос. Он нас развлек, как-никак!» Средний брат надолго задумался, а потом кивнул: «Ладно уж, но только в первый и последний раз! Иди уж, да поторопись, только твои часы я у себя оставлю, все равно стрелка на них уже свой круг в обратном направлении завершила». И хитрый страж достал из кармана плаща круглый медный предмет который вручил Раулю на прощанье проводник. «И когда ты успел их стянуть?» — удивился мистер Фокс. «Сразу и взял, — прохрипел Деймос. — Я ведь все равно не собирался тебя отпускать!» — «Перехитрил, значит, — вздохнул Рауль. — Ловко! Так я ж теперь к месту прибыть не успею!» — «Успеешь, — хихикнул вдруг Гипнос и позвал: — Цербер, песик, ко мне!» Через секунду вдалеке показалось огромное трехглавое чудище. «А теперь лучше беги, — посоветовал Деймос. — Наша собачка шутить не любит! Вот один раз помню...» Не став дожидаться продолжения, мистер Фокс пулей понесся в указанном ему направлении под свист и улюлюканье довольных стражей.

14

Чтобы попасть в касту жрецов-друидов, кандидаты проходили испытания одиночеством в лесу, а выдержав его, жили и обучались в священных для кельтов лесах более 20 лет. Ведь многие тайны друидов связаны именно с лесом. Не зря волхвы растительного мира с величайшим почтением относились к деревьям, считая их одушевленными существами и наделяя чертами живых людей. Свои обряды друиды исполняли в священных рощах или лесах. Поговаривали, что представители касты друидов обладали разными необыкновенными способностями. Так, например, они умели изменять погоду, принимать облик любого животного или птицы, предсказывать будущее и в минуту опасности становиться невидимыми. С помощью лечебных снадобий или хрустального шара, они якобы могли предотвращать смертельные заговоры. Друиды изготавливали талисманы и гороскопы, считая, что человек — дитя природы, поэтому очень многое роднит его с ней, и не только физиологически, но и посредством чувств, мировосприятия. «Люди воспринимают окружающий мир через соответствие: то, чего в нем нет, им понять трудно, — объясняли девушке новые друзья. — Мир фауны и флоры удивительно гармоничен и упорядочен. Он как бы показывает нам путь к совершенству. Нужно только уметь наблюдать и слушать. Это родство душ неразрывно и взаимосвязано. К сожалению, мы так мало знаем о мире растений. Наши сведения ограничиваются в основном потребительской или эстетической сторонами. А ведь жизнь растений так таинственна и сокровенна. У каждого растения есть душа и общий родовой дух. Все сосны мечтают об идеальной сосне, а цветы имеют свою королеву. Тот, кто отыщет тотемное дерево, сможет черпать от него силы и энергию, доверять как верному другу радости и горести, надежды и упования. Ведь сила деревьев черпается корнями — из матушки-земли, ветвями — от отца-неба. Через нежное прикосновение к сильному и прочному стволу человек вновь обретает утерянную Веру в свои силы и гармонию со всем миром. Каждый имеет тотемное дерево. Стоит только прислушаться, и зеленый друг одарит вас не только силами и спокойствием, но и даст мудрый совет. Едва заметное дрожание рук, приятное в ощущении, поможет понять, ваше дерево услышало и послало помощь. Не забудьте поблагодарить неподвижного мудреца, целителя, советчика и психолога, и можете с новыми силами приступать к своим делам и обязанностям. А когда почувствуете, что нужны друг другу, возвращайтесь. Ведь оно — это вы, а вы — оно, и вместе вы — часть огромного таинственного мира, о котором, к сожалению, еще так мало известно».

Всем этим тайным знаниям, а также многому другому, щедро учили юную принцессу Милеска мудрые друиды, передавая свои знания, старинные секреты, раскрывая загадки мира природы. Обучение продвигалось на удивление быстро, так как Изабелла оказалась прекрасной ученицей, с легкостью воспринимая все дарованное мудрыми мастерами и хранителями богатств земли. А еще друиды помогли девушке понять одну нехитрую истину: чем бескорыстнее мы распахиваем сердце для окружающего мира, тем больше он открывает своих тайн, тем щедрее его дары.

Юная леди с улыбкой вспоминала, что и в ее мире тоже существовали отголоски волшебного учения жителей леса. Так, например, она часто слышала, как прагматичный и хладнокровный начальник особого отдела в минуту сомнений бурчал: «постучи по дереву», не говоря уже о Стоунхендже, считавшемся главным святилищем друидов. Об этом она слышала от Джеймса Уайта перед самым отъездом в экспедицию.

«Человек появился на земле значительно позже, чем растения, — говорил и мудрый учитель Хацуми. — Он, как и все живое, родствен растительному миру. В некоторых учениях до сих пор еще считается, что существуют два типа людей. К первому относятся те, кто имеет душу растительную, люди сердечные и естественные, для них много значат кровные узы, они любят природу, покой и комфорт. У второго типа — душа животная. Эти люди холодны, предприимчивы, не придают большого значения кровным узам, для них важнее — групповые или духовные связи; их отношения- с природой условны, носят поверхностный характер, они более тяготеют к урбанизации. В древности, когда городов было мало, их больше влекло к пещерам и пустыням, нежели к оазисам; неуемные попытки проникнуть в мир идей заставляют пренебрегать естественностью окружающего мира. Это исследователи, изобретатели, бунтари* первооткрыватели, ученые. Пастораль души растительной им чужда, а жаль. Иногда стоило бы не только брать дарованное природой, но и научиться бережно хранить и приумножать его!»

15

Вскоре пришло время отправляться в путь. Кен тоже прошел хорошую школу у мудрого Хирона. Великий Кентавр не только отшлифовал военное мастерство и научил новым приемам, но и преподал науку искусства слов и музыки, а также открыл многие нужные рецепты целительства. Оставалось всего ничего — найти для героя верного коня. А вот тут-то и была загвоздка. Юноша должен был сам его найти, но, побывав во многих прелестных уголках Милеска, Кен никак не мог сделать свой выбор. Слишком много лихих скакунов паслось на великолепных пастбищах Сказочной страны, но почему-то ни к одному не лежало сердце отважного воина. На исходе был последний вечер перед дальней дорогой, а зеленоглазый герой все еще раздумывал о том, на каком скакуне остановить свой выбор. Он, Йейль и Фейрфакс сидели у ярко пылающего костра посредине роскошного луга. Ночь уже полностью вступила в свои права. Прелестная белокурая принцесса сладко спала в зеленом шатре, надежно охраняемом заклинаниями друидов. А верные друзья все еще вели неторопливый разговор.

Кен: «Что-то не везет мне сегодня!»

Йейль (насмешливо): «Везет, говоришь, плохо? Значит, не кормишь ты своего Пегаса, не холишь верного коня. Заботься о нем правильно, тогда и повезет быстрее тебя на творческую вершину!»

Кен: «Как это? О чем ты?»

Мудрый Филин: «Игра слов — у нас все так! (и пояснил) Но ты же поэт?»

Кен: «Да как сказать».

Йейль: «Поэт, не спорь. Творческая ты личность, поэтому должен у тебя быть свой конь крылатый — Пегас по-нашему! А то какой же ты воин без коня, и какой поэт без Пегаса? Музу твою мы знаем, видели...»

Филин: «Ух-ух-ух. Это ты о принцессе нашей! Да, брат, лучше Музы и придумать нельзя, любого вдохновит!»

Кен (смущенно): «Да кто вам позволил сочинять обо мне и Изабелле разные небылицы. Мы просто друзья. У нее,— вздохнув, — свой рыцарь имеется...»

Йейль: «Это ты о репортере? Не знаю, он не из нашего мира».

Филин: «Да. и Оракул говорит другое...»

Йейль: «Тише ты! Не разглашай государственной тайны».

Кен: «О чем это вы?»

Йейль (хитро): «Ни о чем. Ты ведь и все знаешь, зачем тебе наш совет?»

Филин: «Мы по-дружески помочь хотели, но раз ты говоришь, что вы просто друзья, значит, так оно и есть!»

Кен: «Ну не совсем друзья. Я ради Изабеллы на все готов, но это, наверное, уже ничего не решает. Ведь по законам Сказочной страны принцесса должна выйти замуж за того, кто спас ее из плена, а это был Кристиан».

Йейль (хмуро): «Законы наши мудры и справедливы, как и дедушка Изабеллы. Я уверен, что он единственную внучку по любви замуж отдаст, а не в награду. К тому же, надо еще у принцессы спросить, кто ей по сердцу».

Кен: «Если бы все было так просто! Но как я ей скажу, что безумно...» (осекся).

Йейль и Филин в один голос: «Что ты сказал?»

Кен, опомнившись: «Так, ничего. Ну и хитрецы вы, ребята! С вами держи ухо востро...»

Йейль: «Вот-вот, а то вдруг еще принцесса узнает, что кто-то ночей не спит, о ней все мечтает, стихи пишет да по пятам тенью бродит, грустит...»

Кен: «Тише вы, еще всех перебудите».

Филин: «Смотри, а ведь он ничего не отрицает».

Кен: «Что уж отрицать, раз вы и так обо всем догадались!»

Йейль: «Друг ты нам, в конце концов, или нет? А раз так, мы помочь тебе хотим...»

Кен: «Спасибо за поддержку, конечно, но позвольте мне самому с Изабеллой поговорить».

Филин: «Опять ведь начнешь не о том».

Кен: «Обещаю все объяснить принцессе!»

Йейль: «Смотри же: дал слово — сдержи! Кстати, а кто это там летит?»

Внезапно на пастбище, где паслись огнегривые кони, прямо с темного звездного неба опустился крылатый красавец-конь. «А вот и наш Пегас! — усмехнулся Йейль. — Как он тебе?» Юноша ахнул: «Да о таком я даже и мечтать не мог!» — «Это наш тебе подарок», — пробубнил довольный Фейрфакс. — А теперь иди, лови его! Ты же у нас как-никак герой и, возможно, будущий король...» Но Кен уже не слышал последних слов, юноша вскочил и осторожно стал подкрадываться к великолепной лошади, крепко сжимая в руках золотую уздечку.

16

Мари сладко потянулась во сне и открыла глаза. Но вместо любимого Кристиана над ней склонилась королева амазонок Ипполита, грозно вопрошавшая: «Почему ты не убила того, с кем провела ночь?» Мари растерянно вскочила: «Где он? Что вы с ним сделали?» Одна из девушек насмешливо указала на дверь: «Мы сделали? Да он выскочил от тебя как ошпаренный и помчался в пустыню, даже не одевшись!» — «Наверное, ты ему не понравилась!» — рассмеялась вторая. Но Ипполита все это время была очень серьезной. А у Мари слезы градом полились из глаз, так ей было обидно и стыдно.

«Садись на коня и отправляйся за ним! — скомандовала вдруг царица амазонок. — Чужак не должен был уйти отсюда живым, таков наш закон!» — «Но почему? — окончательно испугалась Мари. — Что он вам сделал?» Ипполита гордо молчала, высоко подняв брови, а одна из девушек ответила: «Во-первых, что нам с ними делать? Пленных надо кормить, а если отпустить, они раскроют все наши секреты неприятелю: месторасположение лагеря, устройство и привычки нашей жизни, тактику подготовки и ведения боя, и так далее. А ведь наша сила в неожиданности, непредсказуемости и даже коварстве. Но так как все это позволяет нам выжить в этом суровом мире, то все средства хороши...»

— А как же верность, преданность, лю... — начала Мари.

— Женская верность? Ха! — резко перебила Ипполита. — Это миф! Есть инстинкт самосохранения. Женщина всегда будет с тем, кто сможет защитить ее и будущего ребенка, обеспечить их будущее и безопасность. Естественно, «слабый пол» интуитивно выбирает сильнейшего и уходит к нему...

— Ты хочешь оправдать этим вашу жестокость и непостоянство, неспособность любить преданно и самоотверженно, — запальчиво выкрикнула Мари.

—  А разве я не права? — примирительно рассмеялась царица. — Женщины во все времена поступали именно так. У мужчин — сила, у нас — хитрость и коварство. «Сильный пол» сам поставил нас в такие условия, завоевывая как добычу. А теперь еще требует от нас каких-то гарантий! Какие могут быть гарантии при нечестной игре?!!!

— Ты говоришь страшные вещи, — прошептала Мари.

— Да? — притворно удивилась Ипполита. — Не я придумывала эти правила. Мне поставили условие, и я постаралась, скажем так, сделать, чтобы «и волки были сыты и овцы целы»...

— Но так не бывает, — запротестовала Мари.

— Еще как бывает, — пожала плечами царица. — Каждый сам создает свою реальность, и если при этом я не хочу, чтобы ко мне в душу лезли грязными сапогами... Ипполита горько усмехнулась. — Что ж, значит не остановлюсь ни перед чем... Нападают — дерись! Иной альтернативы нет! Расслабиться и получить удовольствие не для меня! Это оправдание собственной никчемности и непригодности.

—  Но ведь не можешь же ты драться всю жизнь? — растерялась девушка. — Когда-то надо будет заключить перемирие...

—  А кто мне его предлагал?!!! — яростно вскинула брови-стрелы царица. — Мужчины никогда добровольно не отдадут власть, предпочитая всегда оставаться «сильным полом»...

—  Но ведь так распорядилась природа и не нам решать...

—  У меня свои правила игры, — жестко перебила Ипполита. — Еще посмотрим, кто кого?..

17

«Самое лучшее, что ты могла сделать со своим любовником, это заколоть его в постели во сне, — пожала плечами одна из амазонок. — Нам не нужны лишние проблемы!» Царица мрачно молчала. Очевидно, она была согласна с подругой. «А теперь мы обязаны сами поймать беглеца и убить на твоих глазах», — поддержала разговор еще одна из девушек-воительниц. «Похоже, в этом они единодушны», — ошеломленно подумала мисс Смит. «Если ты откажешься сделать это сама, — предупредила третья. — То вынудишь нас, когда все будет кончено, покарать и тебя!» — «Но так как ты наша гостья, — наконец подала голос Ипполита. — Мы разрешаем тебе исправить все самой, и, возможно, ты останешься в живых и даже сможешь стать одной из нас!»

Мари слушала с все нараставшим возмущением. «Да что себе возомнили эти дикарки! В нашем мире так не принято, — хотелось закричать ей. — К тому же, я не какая-нибудь кровожадная мегера! Убить, заколоть, сбросить со скалы, затоптать лошадьми, разорвать на кусочки! Ужас! Будто и других слов не знают! Хотя, что уж на них обижаться. Похоже, вот во что превращается женщина, переставшая быть нежной, хрупкой, любимой, потерявшая материнские и другие, присущие только «слабому полу», инстинкты, точнее, взявшая на себя роль мужчины. Как видно, не всем такое по плечу. А ведь в ее мире сплошь и рядом женщины во всю соперничают с «сильным полом», занимая во многом главенствующее положение. И самое странное заключается в том, что мужчины почти без боя уступают свои места. Хотя не все.

...Осталось только окончательно поменяться ролями, а потом принять порядки и правила амазонок. И что тогда? Скорее всего, тупик! В мире, где нет добра, любви, сочувствия не может быть будущего!»

«Так что ты решила?» — услышала вдруг девушка холодный голос царицы. Взглянув в беспощадные равнодушные глаза, Мари поняла: объяснять что-либо бесполезно. Тогда она решила воспользоваться их тактикой. «Еду, — кивнула сообразительная агент Смит. — И постараюсь исправить все, что натворила сгоряча». Ипполита прищурилась: «Ну что ж, это твое решение, но не забывай о последствиях. За все надо платить, даже за любовь». Когда Мари отъехала уже достаточно далеко, царица обернулась к своим амазонкам: «Проследите за ней и довершите начатое!»

Часть пятая

Это все выдумки, будто волшебники могут все!

Не стоит забывать, что они ведь тоже люди.

И ничто человеческое им не чуждо...

А. В. ТОР
1

«Не много вы дали им воли, мой господин? — вопросительно взглянул на своего хозяина карлик. — Как бы не сорвалось все задуманное нами!» — «Нами?» — презрительно поинтересовался Власизл, не отрывая хмурого взгляда от волшебного зеркала. «Вами, сударь, — испуганно залепетал маленький горбатый слуга.

— Мудрейшим, сильнейшим, главнейшим во всем нашем королевстве и других мирах...» Но было уже поздно, повелитель щелкнул пальцами, превратив непочтительного слугу в жалобно жужжащую муху И швырнув в сети огромного косматого паука.

Пока несчастный пытался выпутаться из прочной сети, раздался громкий топот в коридоре. Кто-то тяжело поднимался по жалобно скрипевшей лестнице. Наконец массивная железная дверь, пронзительно взвизгнув, распахнулась настежь от крепкого удара, и в огромный пустынный зал без доклада ввалились Псиглавец и Циклопус. «Мы вернулись, сударь! — завопили они в один голос, — неловко озираясь по сторонам. — Фу! Как же это противно находиться в телах этих жалких людишек, бр-р-р...» — «Деймос и Гипнос вас отпустили? — измерил слуг презрительным взглядом хозяин замка. — Странно!» — «Мы им надоели хуже па-ре-но-й ре-пы, — произнес по слогам Циклопус и добавил: — Кажется, так принято выражаться у людей?» — «Надеюсь, больше ты ничего от них не перенял?» — грозно выдавил хозяин. «Я-то нет, а вот он, — хмыкнул Циклопус. — Губы красит, раз! Штукатурится, как баба, два! Да еще шмоток оттуда понапривозил, говорит, для маскировки! — Заметив, что повелитель презрительно скривился и удивленно приподнял брови, одноглазый оборотень, хмыкнул, и добавил. — Так, цацки всякие: ногти накладные, карандаши обводные, парички, колечки, браслетики, цепочки, сумочки — в общем, всякая дребедень!» — «А ты думаешь легко две недели секретаршу начальника особого отдела изображать? — вспылил Псиглавец. — Шеф этот ее — еще тот проныра — все замечает, ко всему прислушивается! Ну вошел я немного в роль, так что же? А бирюльки у девчонки, кстати, даже очень ничего, ой-ой-ой, хозяин, пустите мое ухо, я больше не буду!»

Власизл, словно пушинку поднявший огромного монстра над полом, с силой швырнул его в угол. «Еще раз услышу, что ты занялся чем-либо кроме выполнения моих приказов — в порошок сотру! — сквозь зубы прошипел господин темных сил. — Да я для тебя такую показательную казнь устрою, что все еще несколько веков с содроганием будут вспоминать об этом злополучном дне!» — «Сжальтесь, хозяин, — внезапно визгливо вторил ноющему от боли Псиглавцу карлик. — Меня паук сейчас слопает и не подавится, гад. Я же сотни лет вам верой и правдой служил...» Но его господин даже бровью не повел. Тогда сообразительный коротышка захныкал: «У меня для вас донесение от амазонок есть. Они мальчишку изловили, но ему бежать удалось...» — «Продолжай дальше», — сурово проговорил Власизл. «Как же мне продолжать, если мне паук ногу откусывает!» — отчаянно завопил карлик. «Может и его, и паука прихлопнуть, чтоб не ныл?» — спросил «сердобольный» Циклопус. Хозяин на минуту задумался, а потом кивнул. «А-а-а, — продолжал орать карлик, превращенный в зеленую омерзительную муху. — Я вам еще пригожусь, золотом клянусь! — «Ну, и сколько дашь? — заинтересовано обернулся к нему Циклопус, а Псиглавец, потирая здоровенную шишку, попросил у своего бессердечного повелителя: — Может, пуср откупится?» Власизл пожал плечами, но услышав заунывный вопль карлика: «Все берите, только помогите!» — наконец-таки согласился.

Когда бедняга смог оказать себе первую медицинскую помощь, его жестокий господин опять на минуту отвлекся от магического стекла и произнес сквозь зубы: «Деньги в сундук, и не забудь отработать освобождение!»

2

В это время униженная и оскорбленная в лучших чувствах мисс Смит, опустив голову и глотая слезы, медленно ехала по дороге, на которую вывели ее такие непредсказуемые и опасные амазонки. Как вы уж знаете, они отправили Мари погубить Кристиана, пригрозив, что в случае отказа девушку ждет неминуемая расправа. Несчастная смутно осознавала, как долго она уже в пути.

Сначала дорога шла через зеленые луга и бескрайние пастбища, на которых паслись кони отважных, но таких бессердечных воительниц. Затем извилистый путь пролегал через круглое, похожее на серебряное зеркало, озеро. Там весело плескались юные русалки, не обратившие на грустную наездницу абсолютно никакого внимания. Затем узкая тропинка свернула в лес. Так как было уже довольно-таки темно, девушка решила сделать остановку. Она собиралась развести костер, но так устала и вымоталась, что ограничилась тем, что, натаскав веток и листвы, упала на них, и сон сразу же смежил ей веки. Верный конь находился рядом. Девушка знала, амазонки приучили благородных животных при малейшей опасности подавать сигнал, поэтому не побоялась спать в лесу одна, не предприняв мер предосторожности, а лишь доверившись надежному вороному. Среди ночи громко заухал филин, разбудив чутко спавшую Мари. Она подняла глаза. Над нею огромным темным покрывалом расстилалось звездное небо. «Совсем как дома, — подумалось ей. — В сущности, и не очень-то все мы отличаемся друг от друга... Так много общего... может быть, когда-то давно миры не были разделены и...»

Внезапно раздались тихие, осторожные шаги. Девушка вскочила, сжав в руках подаренный амазонками лук. Из чащи показался убеленный сединами старик, опирающийся на резной деревянный посох. «А я-то думаю, кто это нашел пристанище в нашем заколдованном лесу», — проговорил он мелодичным тихим голосом. Девушка смутилась и опустила лук: «Простите, утром я покину ваши владения и отправлюсь в путь. Просто этот лес показался надежным и безопасным местом, для того чтобы сделать небольшой привал...» — «Всегда рады гостям, — проговорил мудрый друид. — Там, за этим могучим дубом, есть заросшая серебристым папоротником тропинка, когда отдохнешь и хорошенько выспишься, отправляйся по ней. Она выведет тебя на большую дорогу, вымощенную белыми булыжниками.

Поедешь по ней и вскоре встретишься с друзьями. Они тоже держат путь к королю и королеве Страны сказок...»

«Вы волшебник, да?» — предположила девушка. — Поэтому все знаете». Покровитель леса лишь усмехнулся, собираясь попрощаться и уйти. «Постойте, — подскочила девушка. — А можно этому научиться? Ну, вашему колдовству?» — «Смотря для чего, — пристально взглянул на нее друид. — Если ради власти над другими, думаю, не стоит».

Мисс Смит смутилась, похоже, волхв знал о ее неблаговидном поступке. «Вы считаете, я вела себя подло?» — вдруг вырвалось у нее. «А как ты сама думаешь? — ответил вопросом на вопрос мудрец. — Любое насилие порождает в ответ лишь отчаяние и злобу, а еще боль. В результате наказаны бывают оба: тот, кто причинил зло, и тот, кому его причинили». — «Это было какое-то наваждение, — задумчиво произнесла Мари. — Почему Кристиан упорно не замечает, как я страдаю? Разве вначале он не был также околдован Изабеллой. Вся моя вина лишь в том, что я была второй!» Дух Леса (а это был он) укоризненно покачал головой, подумав: «Она еще натворит бед! Похоже, девушка так ничему и не научилась. «Я, я...» — одни лишь «Я», А в любви-то сначала «кто-то», а потом уж «я»... Хотя она ведь из другого мира. Мы не можем и не должны никого судить, не разобравшись в следствиях и причинах...»

Затем мудрец уже более миролюбиво произнес: «Раз ты так считаешь, твое место действительно — среди амазонок». — «Хорошо вам, магам, рассуждать! — в отчаянии выкрикнула девушка. — Вы все можете!» — «Все? — поразился волхв. — Послушай, девочка, кто сказал тебе такую чушь?» — «Во всех наших сказках и легендах волшебникам по плечу любые задачи!» — запальчиво ответила неугомонная мисс Смит. «Сядь и успокойся, — повелительно произнес друид. — И послушай, что я тебе скажу. Это все выдумки, будто волшебники могут все. Раз, и достают из сказочного мешка или материализуют прямо из воздуха для любого желающего Счастье, Дружбу, Любовь, Здоровье, Удачу. Нет. Все это далеко не так. Волшебники ведь тоже люди. Они болеют, страдают, сомневаются, влюбляются, разочаровываются, ищут себя, и все время учатся, совершенствуют мастерство всю жизнь. Многое, ой как многое, зависит от человека, его настойчивости и упорства в достижении поставленных целей, от жизненной позиции и восприятия окружающего. От способности быть творцом, от умения одаривать добром и светом. Согласись, что на твоем пути встречались и щедрые люди, излучающие тепло, и холодные завистники, не видящие дальше' собственного носа и живущие по принципу: после меня — хоть потоп. Каждый приходит в этот мир со своей целью. Честно говоря, иным бескорыстным и творческим душам даже не надо быть магами, чтобы сотворить чудо!»

3

Рано утром Мари, как и предсказал мудрый друид, выехала из Заколдованного леса на дорогу, вымощенную белым камнем. Проехав какой-нибудь час, она обнаружила впереди перекресток. Посредине высился огромный белый камень, на котором было что-то написано, а невдалеке, в густой траве, под тенью огромного дерева сидели Кристиан и Рауль. Молодые люди увлеченно повествовали друг другу о своих не очень приятных приключениях. Заметив Мари, Кристиан нахмурился и опустил глаза, а Рауль измерил девушку насмешливым взглядом. Сделав вид, что ничего страшного не случилось, непоколебимая мисс Смит направилась к ним. «Ну вот, понемногу все собираются, — обрадовано произнес Рауль. — А то я уже что-то волноваться начал!» Уловив в его голосе нотку искреннего беспокойства, девушка с благодарностью взглянула на бывшего коллегу и произнесла: «А остальные где?» — «Еще не появлялись», — ответил Рауль. Кристиан молча отвернулся. Похоже, он не мог ей простить низости и предательства. Мари от досады прикусила губу и униженно произнесла: «Добрый день, Кристиан!» Юноша презрительно скривился и опять не ответил. Казалось, весь его вид говорил: для кого добрый, а для кого и не очень! «Да не обращай внимания, — махнул рукой Фокс. — Знаешь, сколько ему пришлось пережить? Правда и мне тоже, зато Ники, Марк и Патрик на свободе!» — «Как это тебе удалось? — вскинулась, Мари, а сама подумала: — Очевидно, благородный Кристиан скрыл от Рауля ее подлость. Опять это величие и великодушие во всем! А она? Да, ей стыдно, больно, горько! Что еще?!» В это время мистер Фокс раздумывал, как бы помягче сообщить девушке, что выиграл, жизнь друзей в игре в кости с привратниками подземного царства. Но, заметив, что коллеге, похоже, не до этого, произнес: «Повезло и все!»

Вскоре перед их взором предстала удивительная картина. По дороге, едва касаясь земли, стремительно летел прекрасный крылатый конь, на котором сидели Кей и Изабелла. За ними на вороном жеребце скакал Иейль, ведя в поводу еще двух коней — белого и каурого для Кристиана и Рауля. Через минуту верные друзья уже приветствовали друг друга. Мудрый Фейрфакс, преданно сидевший на плече хозяйки, бросил проницательный взгляд на Кристиана с Мари и укоризненно покачал головой. Огненный Пегас был так хорош, что Рауль, не удержавшись, даже присвистнул от восхищения. «Вижу, вам повезло больше, — усмехнулся он. — Вы вместе и, похоже, неплохо провели этот месяц, а? Да еще Пегас ваш просто чудо какое-то!» — «Они у мастеров обучались, — вступился за друзей Фейрфакс. — Пока вы прохлаждались!» — «Ах, вот оно что, — съязвила Мари. — Неужели это было то, чего вы так желали?» — «В отличие от нас их выбор был правильным и благородным, — хмуро пробормотал Кристиан. — Молодцы, друзья! А вот я...»

Юноша горько махнул рукой и угрюмо опустил голову, боясь взглянуть в глаза любимой принцессы. «Обо мне не скажешь, что я весело провел время, — задумчиво проговорил Рауль. — Хотя, если подумать, свою задачу мне выполнить удалось, да еще узнать много чего интересного от стражей подземного мира». — «Ты освободил Марка, Ники и Патрика? — обрадовалась Изабелла. — Как здорово!» Мистер Фокс приосанился и добавил, указав на Кристиана и Мари: «А эти уже час дуются друг на друга, словно злейшие враги! Интересно, что они загадали? Не поссориться же навсегда?» Мари так и подскочила. Опять этот ловкач попал в самую точку, угадав истинное положение вещей. «Кстати, — заметив такую реакцию, Рауль постарался скрыть усмешку и продолжил прерванную речь, совершенно довольный, что оказался прав насчет бывшей коллеги и неугомонного приятеля-фотографа. — Вы заметили, что написано на камне?» — «А1Ьо 1арШо Фет по(аге? — прочитал малыш Фейрфакс. — Отметь день белым камешком?» — «Ничего себе камешек, — воскликнул Рауль. — Целый булыжник, правда белый!» — «Это что- то означает, — задумалась Мари. — Я где-то читала, только вот где?» — «Древние белым камешком отмечали счастливые дни, — объяснил мистер Ясунари. — Но здесь, похоже, двойной смысл...» — «Какой двойной смысл?» — тут же задал вопрос любопытный мистер Фокс. «А это уж от тебя зависит, — хитро прищурился Йейль. — Каков сам, таков у тебя и смысл!» — «Ну сказанул! — даже затряс головой Рауль. — Да мне, чтобы понять, неделю надо думать!» — «Это же так просто», — попыталась объяснить Изабелла. «Не надо, милая, — нежно прошептал Кен. — Подсказать просто, пусть помучается и сам поймет. Для него же больше пользы будет!» — «А если я не хочу учиться на своих ошибках?» — слукавил Рауль. «Предпочитаешь на чужих?» — мрачно произнес Кристиан, не спуская ревнивого взгляда с соперника и столь желанной им принцессы. «Пора в путь, — примирительно проговорил Йейль. — А -то до вечера не доберемся с вашими разговорами!»

4

Замок, где обитали король и королева Страны сказок, был похож На воплощенную мечту, перед которой творец и сам застыл бы в изумленном восхищении: «До чего дошел прогресс — до невиданных чудес!» Замок-Солнце, так называлось это восхитительное сооружение, располагался в местности, окруженной густыми лесами, высокими горами, зелеными пастбищами и чистыми озерами. А вела к нему, как вы уже знаете, дорога из белого камня, по бокам которой словно стражи росли стройные кипарисы и раскидистые оливы. А вокруг, сколько хватало глаз, раскинулся райский сад. Каких деревьев и цветов там только не было! Апельсиновые, лимонные, персики, манго, яблони, вишни и сливы — все было в этом чудо-саду. Все цвело и плодоносило,- как бывает только в сказках, одаривая желающих спелыми сочными плодами. Вдали расстилались светлые скалы, а в долинах произрастали изумрудные виноградники, спускающиеся к сверкающей на солнце прозрачной воде Смарагдового моря. Теплый, пахнущий хвоей воздух, музыка волн и ветра, пение цикад дышали неуловимым очарованием. Щебет птиц сливался с шепотом деревьев и плеском воды. А среди всей этой красоты расположились изящные мраморные скульптуры, пенящиеся фонтаны и рукотворные альпинарии в сочетании с родниками и зеркально-гладкими декоративными водоемами. Меж густой зелени внезапно можно было обнаружить уединенные тихие места для отдохновения — вертикальные перголы, устремленные ввысь и увитые диким виноградом или вьющимися растениями. Или романтические уголки для уединения влюбленных — увитые плющом беседки в окружении розовых кустов, благоухающих так сладко и дурманно, что поневоле забывал обо всем на свете, кроме красоты и гармонии, царящей вокруг. Младший брат Духа Леса просто не мог жить вдали от природы, поэтому и замок его скорее напоминал какой-то прелестный уголок, созданной одной из родных сестер Флорой. А так как жена была из фей, а те, как известно, вообще, существа воздушные, поэтому и белоснежный замок, где обитала королева, выглядел похожим на легкое золотистое облачко, готовое в любую минуту устремиться в высь, к Солнцу. Весь край со светлыми деревеньками и темными густыми лесами, казалось, был насыщен старинными преданиями и легендами, а его жители и сами напоминали сказочных героев. Хотя, по сути, они таковыми и являлись. Наконец, наши друзья в восторженном молчании въехали на широкий двор. Вокруг стояла странная тишина. «Почему так тихо? — встревожилась Изабелла. Кен нахмурился, а Йейль и Фейрфакс тревожно переглянулись. Только Кристиан, Рауль и Мари все еще пребывали в каком-то непонятном для них состоянии тихого восторга. Душа творца сжималась от переполнявшего его чувства восхищения. Да, такое он даже представить не мог. Ведь это сказочное место являло собою воплощенную мечту любого настоящего эстета и почитателя подлинной красоты. Остаться здесь навсегда, постоянно быть рядом с прекрасной принцессой — казалось юноше пределом мечтаний. А Мари? «Ах, какая же счастливица эта Изабелла, — думала она. — Ну почему я не она? Вот что надо было пожелать! Такой же замок и... принца на белом коне... Совсем с ума сошла! Ну, чему тут завидовать? Ведь бедная девушка даже не знает, что будет с нею дальше? Как встретят ее родные!» Что касается Рауля, тот просто погрузился в мир немого созерцания всех этих неземных, как ему казалось, богатств.

5

Всадники спешились и в растерянности стали озираться по сторонам. Никто не вышел им навстречу. Ни шороха, ни звука в замке, и лишь неугомонные пташки весело щебетали в саду. «Что все это значит?» — с замирающим сердцем произнесла юная златовласая красавица. «Странно, — вторил Фейрфакс. — Что- то здесь не так!» — «Не понимаю, — пожал плечами и Йейль. — Где все: король, королева, свита? Правда, я давненько не был здесь, но что могло произойти в замке такого, чтобы даже мы, жители заколдованного леса, не знали? Что-что, а слухи у нас распространяются довольно-таки быстро!» Неожиданно ему на плечо уселась небольшая сойка, и что-то горячо защебетала на ухо. «Так вот оно в чем дело! — грозно произнес Йейль. — Говоришь, слуги Власизла побывали здесь вчера вечером, а с ними и незнакомец в темно-синем плаще, украшенном золотыми звездами?» — «Гипнос? — не поверил Рауль. — А говорил, что не выходит в свет, ему, видите ли, и в подземном царстве работы хватает, ах плут эдакий!» Йейль кивнул: «Да, похоже, это был он. Вероятнее всего исполнял приказ повелителя темных сил!» — «Ты-то откуда его знаешь?» — недоверчиво проговорила Мари, обращаясь к бывшему коллеге. Тот только рукой махнул, некогда, мол, сейчас рассказывать. Все и так слишком серьезно. «Это ты у него души Марка, Ники и Патрика выиграл? — догадался Кристиан. — Но что им понадобилось во дворце?» — «И что они сделали со всеми?» — испугалась вдруг принцесса. «Успокойся, — твердо произнес Кен. — Сейчас все выясним!» — «Да, — сразу же ухватилась за дельное предложение Изабелла. — Идем скорее, может быть нужна помощь! Друзья дружно бросились к входу. Дверь с легкостью отворилась, и они оказались в одной из сводчатых галерей. «Быстрее, — торопила всех юная леди. — Может быть еще не поздно!» — «Почему ты думаешь, что случилось нехорошее?» — не удержалась от вопроса мисс Смит. «А что еще думать, если кругом никого?» — резко обернулся Кристиан, но сразу же прикусил язык и замолчал. «Да я что, — растерянно пробормотала Мари. — Просто так спросила!» — «А раз из любопытства, — поддел девушку Рауль. — То и говорить не о чем!» По мере того, как новоприбывшие приближались к тронному залу, свет горевших на стенах факелов становился все ярче и ярче. Наконец они увидели громадное круглое помещение с каменными сводами. В углублении пылал яркий огонь, хотя в очаге, не лежало никакого топлива. Свет падал на мраморные стены зала, сплошь покрытые резными украшениями из золота и драгоценных камней. На троне величественно восседали седовласый король с королевой. Они крепко спали, склонившись на руки. Их окружали придворные дамы и рыцари, замершие в легком танце. На балконе мирно посапывали музыканты. Празднично накрытые столы говорили о том, что готовился торжественный прием в честь долгожданных гостей. Слуги, разносившие яства, так и замерли с золотыми блюдами в руках, тоже погрузившись в сон. Маленький паж держал в руках большое румяное яблоко, которое так и не донес ко рту. На полу спали собаки. Все говорило о том, что никто не ожидал подвоха. Слишком мирные и радостные лица были у окружающих. «Они ждали нас, — растерянно пробормотал Йейль. — А когда все это произошло, даже не успели ничего предпринять и хоть как-то отреагировать!» — «Их застали врасплох?» — удрученно произнесла Мари. «А ты не можешь без своих уточнений?» — разозлился Кристиан, искоса наблюдая за Изабеллой, у которой вдруг задрожали губы, а на глазах, словно чистейший бриллиант, показались две непрошенные слезинки. Кен резко обернулся и попросил: «Не надо, Изабелла. Мы что-нибудь придумаем. Обязательно поможем всём, даже не сомневайся!»

6

Грустным было возвращение в Заколдованный лес. Там уже ждали взволнованный Дух Леса и его верный народ. Когда жителям Страны сказок необходимо было узнать, что ожидает впереди, они обращались за советом к Оракулу. Тот мог предсказать не только будущее, но и предупредить об опасностях, а также дать мудрый совет, правда иногда в очень уж иносказательной форме. Но когда сердце сжимает неясная тревога, а будущее так туманно, готов подчас поверить чему угодно, чтобы успокоиться и заставить разум мыслить трезво и логически. Мудрый прорицатель указывал пришедшим верный путь. Так было и в этот раз. Только взглянув на прибывших за советом мудрец изрек: «Кто по воздуху бродит найдите, символ власти у него возьмите, тогда вернутся времена былые, гармония вновь воцарится в нашем мире!» — «По воздуху бродит?» — не поняла Мари. «Гермес!» — в один голос выпалили Йейль и Рауль, сразу же сообразив, кого имел в виду прорицатель. А Дух Леса в это время объяснял остальным: «У него крылатые сандалии, вот он в них и летает куда захочет.

Правда сейчас хитрец обосновался где-то на юге Милеска, основав Страну желаний. Путь туда труден и долог!» — «А символ власти, — задумчиво произнес Кристиан. — Это что?» «Логос, — объяснил юноше Йейль. — Он много веков был у правителей Страны Обетованной, помогая сохранять гармонию и справедливость в волшебном мире. Но потом хитромудрый Гермес похитил его. Короли перессорились и разделились. Перестали собирать Большой Совет.' Каждый из них зажил своей жизнью. Одна большая страна превратилась во множество маленьких государств со своими порядками и законами. Этим и воспользовался властелин сил зла, чтобы прибрать к рукам полкоролевства. Иным навязал свои условия, других и вовсе покорил, третьи сами не захотели с ним связываться, в общем, внес в стройную мелодию нашей счастливой жизни хаос и довольно- таки ощутимый дисбаланс!» — «Понятно, — произнес Кен. — Я думаю, нам пора в дорогу. Время не ждет!»

Итак, нашим героям предстоял долгий и опасный путь в поисках таинственного символа Милеска, а тем временем грозный повелитель темных сил довольно потирал руки. Все произошло, как он и предвидел. Эти глупцы достанут ему Логос, а он тем временем перессорит их всех. Сыграет на людских пороках и слабостях. Поставит этих наивных мечтателей перед выбором. Для этого сгодится любое орудие: сети обмана, навести тумана, коварства дурман, льстивые речи, ревности ад, зависти когти, жадности лапы да и мало ли чего! Все разве упомнишь? Главное, вдоволь повеселиться и своего добиться! Ну а если все они погибнут в пути? Еще лучше! В любом случае он получит символ власти и принцессу, сыграв на великодушии и добросердечии девушки. Несомненно, она захочет спасти родственников и выручить друзей, для которых он уже приготовил самые что ни на есть коварные ловушки. Осталось только предупредить о незваных гостях служительницу Зазеркалья — Паулу Фокс, а также этих лживых притворщиц амазонок и их бессердечную царицу. Ну об оборотнях и монстрах он вообще не говорит, эти всегда наготове. Им только дай с кем-нибудь подраться да кого-нибудь порвать в клочья. Так, что еще?.. А если они все-таки смогут преодолеть все и достанут Логос? Тогда труднее, но и интереснее! Скорее всего, они просто обнаружат, кто во всем виноват и сами придут к нему. А вот тут-то начнутся самые что ни на есть настоящие состязания! Победить они все равно не смогут, так как душа его давно уже заключена в строках Книги зла, закодирована в тексте, так как он добился того, что книгу невозможно уничтожить: она не горит, в воде не тонет, ее нельзя порвать — то можно и не беспокоиться. Правда, есть один секрет. Зло можно сдержать на время, опечатать. Но это должен сделать только чистый душой представитель касты героев, которому, похоже, сейчас не до этого. К тому же, и у него есть маленькая слабость — прекрасная златокудрая принцесса Изабелла. На этом тоже нужно сыграть. А еще лучше просто поручить кому-нибудь из слуг выкрасть у юноши его талисман и этим решить все проблемы. Ах, как он любит эту непредсказуемость, эти варианты, эту возможность для полета его темной и опасной фантазии. Ведь это так скучно, когда все знаешь! А в зеркало он может наблюдать за всем и творить с этим миром все, что вздумается! Раньше, когда он был еще маленьким, а ведь и он когда- то был маленьким, ему ужасно нравилось собирать из разных кусочков мозаику. Для этого он использовал все, что попадалось под руку. А когда подрос, понял, как это занимательно, играть с чьими-нибудь судьбами, наблюдая, чем все это закончится. Время шло. Он стал уже претендовать на игру с мирами, и это было самое страшное! Но ему было уже все равно. Повелителя Зла интересовал лишь сам процесс, а не возможный результат или ужасные последствия содеянного. Высшие силы попытались остановить его, сослав в подземный мир, где он уже не мог причинить вреда живым. Сначала это позабавило Власизла, но затем опять стало скучно. Пришлось затратить немало усилий, чтобы опять оказаться среди тех, с кем ему так нравилось играть. К тому же, нужно было продолжить состязание. Для этого Повелитель темных сил создал Книгу зла, заключив туда свою душу. Затем коварно подбросил колдовскую книгу в Милеска, и она стала творить свои черные дела, будто это был он сам. Поссорила дружных правителей страны, чуть не погубила юную принцессу, попала в другой мир и там натворила злых и опасных дел, а затем опять вернулась к своему повелителю, чтобы помочь бежать из подземного царства, воспользовавшись помощью жителей Зазеркалья. Книга зла помогла освободить слуг оборотней и монстров. А сейчас ее создатель опять в лаборатории замка перед любимым кривым зеркалом плетет сети интриг. Связывая в один прочный узел события и лица, случайности и закономерности. И, тем не менее, оставляя место для творчества, как себе, так и тем, кем он управляет. Некоторые из них, иногда осознанно, порой неосознанно, подчинялись ему. Были и такие, которые лишь на время попадали в его колдовские сети. Но лучшими противниками были те, кого он не смог подчинить. К таким людям принадлежал Кен. Но и в сердце мужественного представителя касты героев удалось Власизлу забросить семена сомнений и боли. Повелителю сил зла ужасно нравилось, что каждое событие несло в себе разные варианты выхода из ситуации. Как будто жизнь предлагала им поиграть в разноцветную мозаику. Эти наивные существа, иногда долго раздумывая, а чаще интуитивно, выбирали одного (одну) из многих: подругу, работу, спутника жизни, любимую книгу, музыку. Или же поворачивали именно в этот проулок, неосознанно выходили именно на этой остановке, желали выглядеть именно так, а не иначе; выбирали то или иное любимое дело, увлечение и так можно было перечислять до бесконечности. И совершенно не задумывались над тем: а если бы их выбор сложился по- другому? Насколько изменились бы от этого они сами, их жизнь и мир вокруг?..

В ПОИСКАХ ЛОГОСА

Путь размечен.

Если уклонишься от него — погибнешь...

Властелин Сил Зла

Предисловие

...Странную картину являла собой огромная мрачная комната старинного средневекового замка, скорее похожая на лабораторию древнего алхимика или мага. И что удивительно, оснащена она была техникой и оборудованием, представлявшими собой самые последние достижения науки и техники. Время здесь приобретало неясные очертания, связывая воедино прошлое, настоящее и будущее. Они преспокойно соседствовали рядом, а не соблюдали определенную последовательность, следуя друг за другом. Каждому, кто входил в заколдованный замок, требовались значительные усилия над собой, чтобы привыкнуть к необычным ощущениям нереальности происходящего, которые у них возникали.

Дневной свет почти не проникал через узкие, похожие на бойницы, решетчатые окна. Снаружи ни на минуту не смолкал грозный шум прибоя. Словно горы, вздымались пенные волны, беспощадно обрушиваясь на изъеденные ветрами скалы, на которых высились круто обрывающиеся в пучину стены неприступной каменной башни. Лишь с одной стороны можно было попытаться попасть в несокрушимую крепость — по узкой извилистой тропинке, серпантином извивающейся в непроходимых зарослях колючего кустарника. Но и тогда усталого, исцарапанного в кровь путника подстерегало очередное испытание. Вход в таинственные владения охранялся свирепыми, вечно голодными слугами-оборотнями. Все, что шевелилось или двигалось, тут же разрывалось на куски и проглатывалось в одно мгновение. Жертва не успевала ни только взмолиться о пощаде, а даже сообразить, что произошло. Даже мухи или любые другие насекомые не чувствовали себя в безопасности, пролетая мимо коварной охраны. Оказавшись вблизи громко храпевшего монстра и потеряв, пусть даже на секунду, бдительность, какая-нибудь несчастная крохотная мошка сама не замечала, как тут же оказывалась втянутой в широко разверзнувшуюся пасть с целым рядом острых зубов-клыков. Да что там муха! Неуловимый комар-кровопийца и тот не мог спокойно прожужжать над ухом ловкой охраны, опасаясь через секунду закончить свою героическую жизнь, перевариваясь в бездонном желудке одного из оборотней. Куда уж тут простому смертному проникнуть на территорию, денно и нощно охраняемую стражами, наводящими ужас на все живое вокруг. А даже если какому-нибудь смельчаку удалось бы случайно попасть внутрь, его ожидало множество изощренных ловушек и запутанных, как лабиринт, охраняемый свирепым Минотавром, коридоров.

Таинственную комнату-лабораторию освещали тускло мерцающие факелы. Массивные, тяжелые своды потолка давили, заставляя входящих в комнату лишний раз почувствовать собственную ничтожность и уязвимость. Мраморные темные колонны только усугубляли общую картину замкнутости пространства и монолитной незыблемости многовекового сооружения. Стены огромной залы были расписаны сюжетами кровавых военных сражений, поражающих своей беспощадной жестокостью и какой-то мрачной обреченностью. Казалось, создатель этих полотен как бы предостерегал всех и каждого: оставь всякую надежду, попавший сюда. Она, эта самая Надежда, все еще заключена на дне ящика Пандоры, а потому никто отсюда живым не уйдет. Даже пол из разноцветных камней, набранных в причудливом беспорядке и образующих необычную мозаику, больше напоминал собой клубок извивающихся ядовитых змей. Самый изощренный ум новомодного дизайнера-экспрессиониста не смог бы настолько реально воплотить в жизнь бредовые идеи о всеобщем беспорядке и разрушении, как сделал это таинственный декоратор, позаботившийся о воплощении своих диких фантазий в убранстве и обстановке замка. Что и говорить, вроде бы все было роскошно и со вкусом подобрано, но вот гармония и красота искажались здесь, как в кривых зеркалах. Скорее уж можно было предположить, что хаос и диссонанс правили здесь бал.

В центре таинственного помещения возвышалось огромное зеркало-экран. Этот колдовской атрибут представлял собой замкнутый серебряный круг и был, скорее, похож на алтарь, к которому допускались лишь избранные. Вдоль покрытых плесенью и паутиной стен располагались столы из тонированного прозрачного стеклопластика. Возле них суетились огромные механические роботы, бережно удерживающие в металлических щупальцах хрупкие колбы с фосфоресцирующими жидкостями. Тончайший луч лазера искусно разрезал сверкающий кристалл на две идеальные половины, одну из которых электронный лаборант осторожно прикрепил к лежавшей на столе золотой пластине, а вторую отложил в сторону. В это время в другом конце комнаты, очевидно, что-то пошло не так. Химическая реакция в одном из сосудов превысила все допустимые нормы. Сверкающий всеми цветами радуги состав в одном из стеклянных сосудов вдруг закипел, жидкость забурлила и выплеснулась из колбы прямо на стол. Нескольких капель хватило, чтобы комната сразу же наполнилась едким газообразным веществом, часть приборов вспыхнула и загорелась ярко-синим пламенем. Один из роботов попытался потушить пожар, но было уже поздно. Раздался сильный взрыв, разнесший на куски не только механического лаборанта, но и уничтоживший часть дорогостоящего оборудования, размещавшегося вокруг. Пока часть бездушных автоматических слуг устраняла возникшие неполадки и наводила порядок, остальные роботы усердно и монотонно продолжали заниматься своими странными экспериментами.

За все это время находившийся тут же хозяин загадочного кабинета даже бровью не повел, словно ему и дела не было до того, что происходит у него за спиной. Он продолжал пристально вглядываться в старинное колдовское стекло, находившееся в центре комнаты...

Часть первая

Experto crede — Испытавшему верь.

1

...А ведь все дело было в том, что когда-то, давным-давно, мир зеркал и мир людей еще не были разобщены, оба царства, зеркальное и человеческое, жили мирно. По крайней мере, старались не враждовать, придерживаясь определенного нейтралитета, то есть невмешательства в дела друг друга. Такие разные и непохожие жители различных миров изо всех сил старались сохранить мирные и доверительные отношения между собой. Сквозь зеркала можно было входить и выходить, потому что временные и пространственные границы были условны. В те незапамятные времена рядом тесно существовали герои мифов, легенд, сказок, духи и простые смертные. Иногда помогали один другому, иногда спорили и выясняли отношения, иногда ссорились, иногда влюблялись, но главное — дружили, понимая, что злоба и вражда никому из них не принесет ничего хорошего. Много лет Зазеркалье, Страна мифов и сказок, Подземный мир и мир людей не знали вражды, живя, как добрые соседи. Но однажды, как это часто бывает, правители соседних государств заспорили. Начали выяснять, то ли кто из них сильнее, умнее, могущественнее, то ли не поделили какой-либо нужный всем сразу кусочек земли или чудо-предмет, в общем, да мало ли из-за чего мог разгореться спор, перешедший в выяснение отношений. Короче говоря, к власти пришли темные силы из подземного царства, отличавшиеся коварством, хитростью и двуличием. Они тут же решили подчинить себе оба мира — человеческий и сказочный. В своем, видишь ли, разгуляться им негде! А в союзники им удалось заполучить зеркальный народ. Однажды темной грозовой ночью оборотни и жители Зазеркалья заполонили землю. Силы их были очень велики, к тому же эти существа не знали жалости и были неумолимы и беспощадны. И туго пришлось бы людям и жителям Милеска, если бы после долгих и кровавых сражений к ним на помощь не пришли Хранители равновесия в мире. В этот таинственный магический Орден входили лучшие воины и волшебники, как из людей, так и из жителей Страны сказок. В конце концов они одержали победу, изгнав захватчиков туда, откуда они пришли. Вероломных, но очень сильных предателей из Зазеркалья решено было наказать. Маги Ордена захватили их зеркала и приказали им повторять, как бы в некоем сне, все действия людей. Они лишили их силы и облика, а затем низвели до последнего рабского положения. Силы же зла опять вернулись в свое холодное и темное подземное царство, угрожая, что еще придет их время. Их верные слуги пробудятся от колдовского сна. Они перестанут подражать людям и, разбив стеклянные и металлические преграды, выйдут из своего заточения. Вместе с зеркальными тварями будут сражаться оборотни подземного царства и водяные жители. «И тогда еще посмотрим, кто кого!» — угрожающе грозились они магам. Но те только хранили суровое молчание, всем своим видом как бы говоря: время покажет!

2

Шли годы. Постепенно люди забыли об этой кровопролитной битве, но где-то глубоко в подсознании у них все еще живет странное недоверие к миру зеркал. Так уж повелось, что оба мира издавна считают, что с помощью кристаллов, зеркал, водной поверхности, стеклянных сфер можно вызвать образные галлюцинации, несущие информацию. Об этом твердо помнят не только мифические и сказочные существа; но и люди. А еще жители двух миров прекрасно знают, что подобным образом можно познать и прошлое, и будущее. Некоторым для этого достаточно лишь долго и пристально посмотреть в зеркала или сосуды, наполненные водой, до тех пор, пока не начнешь видеть образы. Созерцаемый предмет постепенно начинает исчезать, а между наблюдателем и зеркалом протягивается завеса, похожая на туман. Возникают странные, сначала смутные, а затем более реальные образы. Да и сама жизнь человека словно проходит меж двух зеркал, точнее, меж двух поверий, связанных с ними. По сути, зеркало — это своеобразная дверь в параллельный мир, в то самое волшебное Зазеркалье, где все по-другому. Говорят, проход по ту сторону зеркала можно открыть только изнутри. Вот только как? А вот это уже знают немногие. В основном же зеркала широко используются в гаданиях, магических обрядах белой и черной магии. А все потому, что лишь половина ауры зеркала (а ее имеют не только живые существа, но и все предметы) принадлежит к нашему миру, вторая же половина уходит в мир потусторонний. Вы спросите, почему же, зная все это, многие доверчиво поместили в свой дом эту двойную сущность, нимало не беспокоясь о тех неприятностях, которые могут причинить нам ее свойства. Забывая о том, какой это сильный магнит, играющий на наших слабостях! Не задумываясь о том влиянии, которое зеркало постоянно оказывает на нас, когда мы смотримся в него. Как знать? Может быть, это наша наивность и доверчивость? Возможно, извечное любопытство или желание постичь что-то пока неподвластное нам, но такое загадочное, интригующее и желанное? А ведь И правда, как знать, может быть из Зазеркалья за нами внимательно и пристально наблюдают его жители...

В ушах верных друзей все еще звучали грозным предостережением слова Оракула.

—  Как это все... — Мари жестом попыталась пояснить что-то, но, не сумев выразить переполнявшее ее душу, удрученно замолчала.

—  Непонятно, загадочно, странно, — подсказал коллеге Рауль.

—  Нет, — ответила за мисс Смит принцесса. — Грустно, да?

Мари кивнула, а Кен и Кристиан переглянулись. У них за короткое время появилось так много верных друзей, которым нужна была их помощь. Но еще больше коварных и безжалостных врагов. Вначале им казалось: «Ну вот, еще один бой, и мир спасен. Все будет хорошо. Можно отдохнуть и разобраться с тревогами и желаниями, запрятанными глубоко в сердце...» Как все начиналось снова. На земле это было вторжение через порталы, битва с колдуном и его сообщниками, разгадка тайн Книги зла, Золотого и Серебряного Драконов, магии Слов, тайны Любви и Привязанности, Соперничество, Дружба, Ревность... Все крутилось, как в каком-то огромном калейдоскопе. Картинки все время менялись. Были так непохожи и непредсказуемы... Этот огромный неразгаданный мир все время преподносил новые сюрпризы и загадки... А сейчас им предстояла Большая Битва не только со злом, но и с собственными слабостями и недостатками. И кто одержит верх, об этом не знал даже прозорливый Оракул.

3

Чем дальше въезжали наши путники в глубь Милеска, тем задумчивее и тише становились. Страна Обетованная представляла собой сплошную загадку. Новые открытия ждали восторженных путников на каждом шагу. Как в далеком детстве, когда вокруг столько неведомого, нового, непознанного. Сколько интересных явлений и вещей, о которых, возможно, слышал, но никогда не видел, не чувствовал, не испытывал!.. Каждое мгновение мир вокруг них изменялся. Совершенно невозможно было предсказать, куда вели узкие извилистые тропинки, пролегавшие через расщелины высоких гор. Вдруг за поворотом изумленному взгляду представала роскошная зеленая долина и сверкающий водопад, прячущийся среди скал и высоких густых крон. Природа Милеска была столь величественна и разнообразна, что не только специалист-биолог, но и простой путешественник не переставал восхищенно цокать языком и ахать.

—  Красота! — бормотал Рауль, беспрестанно вертя головой в разные стороны.

— Сказка! — вторила ему Мари. — Эдем!

—  Вот она «Terra incognita»! — задумчиво произнес Кристиан и вздохнул. — Таинственная, неизведанная и желанная земля! Ради этого стоило пожертвовать стольким...

— Словно какой-то неведомый художник пишет и никак не может закончить свой шедевр, — поддержала всеобщее восхищение Изабелла.

—  Невидимый творец? — восхищенно уставился на девушку репортер. — Как точно!

— Природа — удивительный мастер, — подал, наконец, голос и зеленоглазый Хранитель. — Все в ней гармонично и совершенно. Наслаждайся, а не разрушай...

—  А животное-человек так и норовит внести свои коррективы, да, Кен? — переспросила мисс Смит. — Я уже начинаю верить, что мы относимся к разряду хищников и стервятников...

—  Ну ты загнула, — возмущенно перебил Рауль. — Вот я, например...

— Смотрите! — ахнула Мари.

Неожиданно они выехали к морскому побережью. Сверкающая водная гладь, сколько хватало глаз, сливалась с небом. Казалось, огромное зеркало открыло для них новый мир Кораллового моря. Вокруг на тяжелых каменных пьедесталах, словно драконы, хищно растопырившие огромные бурые когтистые лапы, стояли высокие сосны. Внезапно налетевший ветер тронул верхушки, и деревья равномерно закачались в каком-то странном танце. Другие замахали путникам лапами, словно пытаясь предостеречь.

—  Словно пугают, — недоуменно произнесла Мари.

— Или предупреждают, — кивнул Йейль.

— За скалами враги, важно проговорил Фейрфакс. — Притаились и ждут, когда мы подъедем поближе.

— Место невыгодное для сражения, — нахмурился Кен. — Попробуем обойти с той стороны.

— А может быть, разделимся? — предложила Мари. — Одни пусть продолжают путь, а другие нападут сзади...

— Любишь ты обходные пути, — неожиданно зло проговорил Кристиан и осекся, потому что Изабелла изумленно посмотрела на него и непонимающе заморгала ресницами.

—  Я сейчас скажу, сколько их, — решительно заявил совенок и слетел с плеча принцессы. — Оставайтесь пока на месте...

4

—  Ну где он так долго, — нервничала Изабелла. — Вдруг что-то не так...

—  Не волнуйся, — успокаивал Кен. — Этот маленький хитрец сможет постоять за себя.

Только он это проговорил, как из-за скал показалась маленькая взъерошенная точечка. Вскоре встревоженный Фейрфакс уже сообщил:

— Там оборотни и амазонки. Устроили засаду, но как всегда переругались. Одни засели среди скал, а другие вернулись и перегородили путь к отступлению.

—  Значит, придется принимать бой, — произнес воин. — Думаю, нам лучше пробиваться вперед. Сколько там этих монстров?

—  Десятка два, — удрученно сообщил совенок. — Вообще-то, многовато...

—  Ничего, девочки, — хвастливо заявил Рауль. — Мы справимся, главное не бойтесь и не беспокойтесь...

— Мы тоже будем драться, — упрямо проговорила Мари й Достала лук. Изабелла кивнула и попросила: — Подождите минутку.

Синеглазая красавица грациозно протянула в сторону моря руку и прошептала какое-то заклятие. Сразу же после этого вдалеке сверкнула яркая молния. Небо потемнело. Ветер понес к берегу пенные волны. Тучи продолжали сгущаться, деревья грозно зарычали, а чайки жалобно закричали над водой. С утеса поднялись стаи птиц и внезапно обрушились на кого-то, предательски выжидающего за скалами в засаде.

— Пора! — проговорила Изабелла. Кен осторожно снял нежное, но решительное создание с Пегаса и попросил: — Ты будешь осторожной? Принцесса кивнула: — За меня не беспокойся... Она и совенок поднялись на возвышенность, чтобы со стороны внимательно наблюдать за происходящим и сразу же помочь, когда будет нужно. Остальные решительно поскакали вперед. Спугнутые птицами оборотни и монстры, размахивая острыми копьями и топориками, уже мчали навстречу. Закипел бой. Кен ловко орудовал мечом, Рауль и Кристиан, спрятавшись за выступом скалы, отстреливались от наседавших врагов. Им тяжело было сражаться на конях, и они предпочли чувствовать под ногами твердую почву, а не раскачиваться во все стороны в седле. Йейль разбрасывал оборотней в стороны булавой, Мари добивала из лука.

Изабелла, стоя на вершине, неизменно приходила на выручку отважным друзьям, никогда бы не попросившим помощи. Заметив, что Рауля и Кристиана со всех сторон окружают беснующиеся противники, принцесса быстро произнесла заклинание. Тут же из-под земли, словно гигантские змеи, показались прочные корни деревьев. Они опутали лапы рычащих монстров. Потеряв равновесие, те с размаху стали валиться навзничь. Это дало возможность Раулю перезарядить оружие, а Кристиану схватить с земли одну из оброненных оборотнем дубинок. В это время одному из монстров удалось набросить на Мари лассо. Он удовлетворенно зарычал, дернул на себя, и девушка кубарем полетела с лошади. Еще минута, и Мари переломала бы себе руки и ноги, если бы Изабелла не швырнула во врага огненный шар. Удар! Шерсть на лохматом чудище вспыхнула, и он, заревев от боли, выронил кнут. В последнюю минуту Мари удалось изогнуться и сползти, а не рухнуть с лошади. Разбросав наседавших врагов, Йейль бросился на помощь. «Ты как? — поинтересовался он. — Идти сможешь?» Мисс Смит кивнула и, прихрамывая, направилась в сторону лука, который она, падая, выронила из рук.

Зато зеленоглазый воин, казалось, был рожден для ратных подвигов. Словно это было обычным делом, юноша, не дрогнув ни единым мускулом, спокойно расправлялся с противником. Наконец, монстры дрогнули и пустились наутек. Очистив дорогу, Кен оглянулся на друзей, как бы говоря: «Едем дальше, время не ждет!» — «Ну и ну, — только и смог выговорить Йейль. — Это скольких же ты перебил?!» Юноша пожал плечами и, повернув коня, подъехал к Изабелле. Усадив девушку рядом, он тихо поинтересовался: «Все в порядке?» Принцесса кивнула и прошептала: «А ты?»

5

В это время Мари подскочила к Кристиану. «Ты ранен», — испуганно пробормотала она, указав на кровоточащую рану на плече юноши. «Все в порядке, — нахмурился он. — Оставь меня в покое!» — «Давай я перевяжу», — жалобно попросила подруга. «Еще чего! — презрительно отшатнулся бывший возлюбленный.

—  Мне от тебя ничего не надо. Слышишь, ни-че-го!» Йейль и Рауль недоуменно переглянулись. «Дай я стяну рану, — отодвинув в сторону, настырную коллегу, проговорил мистер Фокс.

—  Ну, вот и все! Действительно ничего страшного...

— Царапина, — кивнул Кристиан. — Спасибо, Рауль! Мари прикусила губу, а Йейль только головой покачал.

—  Быстрее, — услышали они голос Кена. — Пока амазонки не опомнились и не пустились в погоню..

—  По коням! — подал воинственный клич Рауль. — Вперед к новым приключениям!

—  Ты не можешь без этих, как его... — начал Йейль.

— Слышишь, Мари, — хмыкнул Рауль. —

Он мне кого-то напоминает? Ну вылитый Ричард Браун!

—  Шеф? — переспросила Мари. — Хотя, да! Похоже... Впрочем, нет! Ты еще скажи, Фейрфакс — вылитый учитель Хацуми...

—  Двойники из параллельного мира! — ахнул Рауль. — Вот! Интересно, на кого мог бы быть похож я в Стране сказок?

—  Вот выдумщики! — пробурчал Йейль. — Скажете тоже, я двойник начальника особого отдела, а Фейрфакс — мудрого учителя Ордена Хранителей! Кстати, а какой он, этот ваш мистер Браун?

— Очень хороший человек, — прыснула Изабелла. — А и правда, интересно, чем-то вы похожи, а, Кен? Зеленоглазый Хранитель задумчиво молчал.

—  Представляете, — не унимался тем временем Рауль. — Где-то в других мирах тоже существуют наши параллельные двойники, может быть, не похожие внешне, но...

—  Это говорит лишь о том, что все мы, космические братья, дети природы, и нам нужно жить в мире, а не враждовать, — вдруг сурово отрезал Кен. Все замолчали. И вдруг Изабелла растерянно произнесла: — Вы слышали, ветка сзади хрустнула...

— Вперед! — скомандовал воин. — Быстрее! Это амазонки...

...Уже несколько минут они мчали вперед под грозное улюлюканье воительниц Амазонии, неотступно преследующих желанную добычу.

—  Они беспощадны, — бормотала Мари. — Лучше им в руки не попадаться...

—  Чего? — не расслышал Рауль. — Кровожадны говоришь?

—  И это тоже, — махнула девушка рукой. — Скорее, там дальше лес...

—  Может быть, остановимся и примем бой? — предложил зеленоглазый Хранитель.

— Ну, не все же такие неутомимые, — покачал головой Рауль. — Да, брат! Тебе бы только мечом помахать, а мне как-то с женщинами драться неприлично, что ли...

— Твои женщины иногда хуже мужчин, — сердито перебил Кристиан и презрительно взглянул на Мари. Та покраснела и предложила: — Вы скачите дальше, а я останусь и задержу их...

—  Еще чего, — возмутился Кен. — Тогда уж и я останусь, а Изабелла пересядет к Кристиану. Он ранен, и ему лучше поберечь силы...

— Никуда я без тебя не поеду, — запротестовала синеглазая красавица и покраснела.

6

Так ни о чем не договорившись, беглецы продолжали скакать вперед. Амазонки торжествовали. Численное преимущество было явно на их стороне. Даже если бы друзья и решились принять бой, на каждого из них, включая Фейрфакса, пришлось по меньшей мере с десяток вооруженных до зубов, не знающих пощады «представительниц прекрасного пола». Наконец принцесса прошептала: «Остановись на минутку...» — «Что случилась, милая?» — встревожился ее верный рыцарь. «Я хочу попробовать одно заклинание, правда не знаю, получится ли...» Кен попридержал Пегаса, а Изабелла, обернувшись назад, что-то грозно прошептала и бросила за спину кружевной батистовый платок. «А теперь быстрее вперед!» — взволнованно попросила она и вовремя. Огромная стена воды выросла за их спиной.

— Как это ты... — запинаясь выдохнул Рауль.

— Ну ты даешь, девочка, — ахнула и Мари, которой уже исполнилось 27 лет, и она считала себя мудрой, опытной женщиной, многое знающей о жизни. По сравнению, конечно, с принцессой, которая фактически была лет на 8 младше. Если не считать времени, когда девушка была заколдована. Но ведь тогда время для графини де Перси остановилось! Очаровательной мисс совсем недавно стукнуло 19, а по меркам мисс Смит, этого было недостаточно, чтобы принимать такие серьезные решения. Тем более обладать такой силой!

Амазонок, похоже, также несказанно изумила возникшая на их пути преграда. Не зная, что со всем этим делать, они остановили коней, негромко переговариваясь. Наши беглецы тоже остановились. Небольшой шок был и у них. Не каждый день ведь случается видеть огромную, в несколько метров шириной, прозрачную стену из воды, возникшую из ниоткуда! Понятно там, водопад, но чтобы посреди зеленого луга — бушующая и грозная преграда, которую ни сдвинуть, ни обойти!

— Что, съели? — торжествующе завопил вдруг Рауль. — Молодец, Изабелла! Это было супер! Как они перепугались! Остальные молчали, йо тоже с благодарностью смотрели на юную спасительницу. Наконец, пристально измерив с ног до головы Кена и Изабеллу, царица амазонок прокричала сквозь несмолкаемый шум воды:

—  Мы еще встретимся, а сейчас уезжайте, вас никто не будет преследовать...

—  Испугались? — не унимался мистер Фокс. — Непобедимые туземки отступают!

—  Во-первых, они не туземки, — хмыкнул Йейль. — А женщины-воины...

—  А во-вторых, не отступают, а не могут пройти, — поправил не в меру расходившегося приятеля справедливый Фейрфакс.

—  Если бы не ваше колдовство, — холодно пояснила Ипполита, — мы еще посмотрели бы, кто кого...

—  Пора, — вернул всех в реальность Йейль, как и все, довольный одержанной победой. — Скоро стемнеет, а нам еще нужно поискать место, чтобы сделать привал... Затем он обернулся к своей госпоже: — Сколько времени эта стена сможет их удержать.

—  Примерно часа два, — коротко ответила принцесса. — А потому поспешим...

7

...Пока суд да дело, амазонки разбили лагерь и стали держать совет.

—  За голову репортера нам обещана награда, воина нужно доставить живым... — начала одна из них.

—  А он хорош, — задумчиво проговорила царица. — Этот представителе касты героев... И принцесса сильна. Так. Их я вам запрещаю трогать! Так и знайте!

—  Но если повелитель сил зла... — робко уточнила одна из девушек.

—  Поплатитесь головой! — отрезала Ипполита. — Принцесса — наш шанс еще обрести свободу, а воин — понравился мне! Этого достаточно!

—  Но Власизлу ведь известно все, — не унималась настырная амазонка. — Он никогда не простит нам предательства...

—  Молчи, — дернула ее за руку подруга. — А то еще накличешь...

— Почему вы их отпустили? — хрипло прокаркал за спиной чей-то голос, и омерзительный карлик принял свой обычный вид,

— А ты попробуй перейти через эту стену, - — презрительно поддела коротышку царица. Она поднесла к струе меч, который с силой оттолкнувшись от препятствия, стремительно отлетел в сторону и с размаху вонзился в землю по самую рукоятку.

— Видишь, какое течение, — съязвила одна из девушек. — Все равно Вода нас не пропустит, а понапрасну тратить силы, мы же не дуры...

— Стемнеет, тогда посмотрим, — спокойно Добавила Ипполита. — А пока передохнем и подкрепимся. Она ловко крутанула вертел с жирным перепелом. — Вот и ужин поспел. Кстати, где мое любимое вино?

— Почему вы не действовали сообща? — прохрипел карлик. — Если бы вы и оборотни не повздорили, то путники уже находились бы в плену, а не на свободе! Ваше задание остается в силе, и поторопитесь! Обернувшись вороном, посланец темных сил, кряхтя, отправился восвояси, а амазонки удрученно переглянулись.

— Что теперь? — обернулась к царице Тея.

—  У меня есть кое-какие соображения, — ответила та. — Дождемся сначала ночи. Думаю, они не станут ночью взбираться в горы, а подземные пещеры? Нет. Там слишком легко заблудиться. К тому же в одном из переходов обитают ужасные Лемыши, у которых острые когти и ядовитые клыки. Они любого разорвут в клочья и не побрезгуют! Йейль знает об этом и предупредит своих. Да, еще этот вход в Зазеркалье! Попавшие в страну двуликих уже никогда не возвращались назад...

—  Почему Повелитель отправил на эту битву нас и монстров, — поинтересовалась Лея. — У него ведь еще есть жители Зазеркалья и существа подземного мира?

— Очевидно, он приберег их на потом, — хмуро ответила Ипполита. — Не доверяет он никому, а нам тем более. Мы ведь к нему в союзники не набивались. Просто у нас не было другого выхода...

8

...Тем временем усталые путники продолжали свой путь, предпочитая оказаться от коварных воительниц как можно дальше. Они преодолели небольшой лесок и опять выехали на заливные луга. Впереди маячили высокие горы, за которыми простиралось море. Именно в этом месте их ждал корабль Синдбада-морехода. Отважный мореплаватель пообещал Духу Леса отвезти его внучатую племянницу в Страну желаний, которой правил хитроумный Гермес. Темнело, а путь предстоял еще долгий. К тому же неприступные скалы, через которые еще надо было перебраться, не добавляли уставшим путешественникам уверенности.

Когда они добрались до скал, стало уже совсем темно.

— Сделаем привал? — робко попросил Рауль. Юноша чувствовал, что сейчас просто свалится с лошади. Наездник из него был никакой, и мистеру Фоксу стоило невероятных усилий, чтобы держать марку. Кристиану тоже приходилось нелегко. Плечо нестерпимо ныло, и рана продолжала кровоточить. Мари была сломлена морально. У нее из головы никак не выходили резкие слова бывшего возлюбленного. А его взгляд, исполненный презрения и еле скрываемого отвращения, заставлял девушку все время сдерживаться, чтобы не застонать и не умолять любимого о пощаде при всех. Заметив состояние друзей, Кен предложил сделать остановку, чтобы немного передохнуть. Изабелла с радостью кивнула и, заметив на плече Кристиана почерневшую кровь, выступившую через плотную ткань, укоризненно проговорила: «Почему ты молчал? Я сейчас сделаю мазь...»

Пока Йейль разжигал костер, а Рауль и Кен сооружали из ветвей два шалаша, принцесса приготовила лекарство. Мари разбирала вещевые мешки, пытаясь приготовить ужин. Девушка все время поглядывала на раненого.

Очевидно, юноше становилось хуже. Изабелла заботливо коснулась его лба. Кристиан вздрогнул от неожиданности и попробовал улыбнуться: «Все в порядке, моя принцесса...» Но красавица покачала головой. Ничего не было в порядке. Очевидно острие копья, сбившее юношу на землю, было.отравлено. Пострадавший весь горел, хотя крепился и не показывал виду, как ему плохо. «Мари, — позвала принцесса. — Побудь с ним, я сейчас...»

Юная леди стремительно подбежала к Йейлю и, отведя его в сторону, зашептала:

—  Я срочно должна приготовить отвар, иначе...

— Хорошо, — кивнул тот. — Пойти с тобой?

— Нет, — покачала головой девушка. — Останься с ними. Я возьму Фейрфакса. Он хорошо видит в темноте. Да к тому же, луна вон какая яркая, и звезды...

— Ты не пойдешь одна, — вдруг прозвучал рядом голос воина. — И не спорь...

—  Но как же они останутся одни? — нахмурилась юная мисс. — Кто будет их защищать?

—  А кто защитит тебя? — голос Кена дрогнул, а взгляд молил о пощаде.

—  Не спорьте, идите, — усмехнулся Йейль. — Мы справимся и без вас.

— Уложите Кристиана в шалаш, и пусть Мари подежурит возле него, — наставительно произнесла принцесса. — Мы скоро...

9

Когда они скрылись среди скал, Рауль подошел к раненому:.

—  Идем, приятель, — проговорил он. — Я помогу тебе дойти.

Кристиан попытался подняться, и тут же со стоном рухнул наземь. Мари бросилась к нему, но юноша резко оттолкнул ее:

— Не смей! Слышишь, не смей ко мне прикасаться...

— Иди к костру, — пробормотал Йейль. — Я помогу Раулю дотащить его до постели.

Когда приятели вышли из палатки, Рауль растерянно спросил:

— Что такого ужасного могло между ними произойти? Похоже, он ненавидит ее до отвращения! Я и сам был не в лучших отношениях с агентом Смит, но чтоб так!

— Все правильно, — грустно сообщил Йейль. — Пророчество начинает сбываться.

— Ты что же думаешь, — задумчиво произнес Рауль. — Они никогда уже не помирятся?

— Скорее всего, нет! Эх, предупреждал же вас страж Милеска единорог: надо быть осторожными в своих желаниях! Бедная девушка. Знаешь, и это еще не все! Она будет теперь любить его тем сильнее, чем сильнее он будет её ненавидеть!

Рауль охнул и перекрестился: «Хорошо хоть я не сообразил попросить чего-нибудь, фу ты... Даже страшно представить!»

—  Ты тоже мечтал о принцессе? — вдруг сообразил Йейль.

— Ну да! — смутился мистер Фокс. — Но вовремя сообразил: насильно мил не будешь. К тому же, я в себе уверен! Предпочитаю честные отношения, а не навязывание своих условий или унизительное ползание на коленках... Да и друзей надо было из подземного царства вызволять...

—  Что-то долго они, — встревожено проговорила Мари, заметив друзей, но не расслышав, о чем это они беседуют. К тому же приятели говорили шепотом.

— Кто? — не понял Рауль.

Кен с Изабеллой, — прошептала девушка. — И Фейрфакс... Ведь у них все будет в порядке?

—  Не волнуйся, — успокоил Йейль. — И не переживай...

—  Ты что, плакала? — догадался вдруг Рауль. — Ты же у нас «железная леди», которая никогда не сдается! Главное — верить в свои силы и... все будет хорошо!

Мари благодарно улыбнулась и неожиданно задала мучавший ее вопрос:

—  Как Кристиан? У него ведь все будет в порядке?

Приятели кивнули и вдруг замерли, прислушавшись...

— Они! — в один голос выпалили друзья через минуту. — Амазонки!

В ту же минуту в один из шалашей со свистом воткнулась огненная стрела. Еще с десяток стрел градом посыпались рядом. Похоже, амазонки пока не собирались убивать их, а только предупреждали: сопротивление бесполезно!

10

Тем временем Кен, Изабелла и Фейрфакс вот уже час искали среди камней и кустарника нужное растение. Без этого цветка лечебный настой не имел бы той силы, которая была нужна принцессе. Ведь Кристиана нужно поставить на ноги быстро, а не через неопределенный срок. Как знать, за какое время справится его организм с этой напастью: сутки, недели, месяцы? Поэтому отважная троица упорно продолжала поиск, тихо переговариваясь между собой.

—  Интересно, — прошептал вдруг воин. — Есть средство от несчастной любви?

— Разве любовь бывает несчастной? — удивилась принцесса. — Хотя, если... да, конечно, наверное...

— Есть, — проухал вдруг Фейрфакс. — Взаимная любовь!

Юноша и девушка покраснели. Глаза их встретились. Сколько страсти и любви было во взгляде зеленоглазого Хранителя! В них была нежность и покорность, сила и безграничное желание дарить и отдавать. Можно было утонуть в глубине изумрудного колдовского света. Изабелла попятилась в сторону, как бы защищаясь от нахлынувших на нее щемящих чувств, и споткнулась о белый камушек под ногами. Кен стремительно бросился к ней. Его сильные руки бережно и нежно удержали красавицу от падения. Близко, так близко. Запах ее золотистых волос, сияние синих бездонных глаз. Мгновение, и губы их слились в долгом страстном поцелуе.

Фейрфакс стыдливо повернул в сторону и тут только наткнулся в одной из расщелин на такой нужный им трехлистник. Но совенок промолчал. Он осторожно сорвал клювом растение и притаился на огромном валуне. В небе сверкала огромная желтая луна, а янтарные глаза Фейрфакса излучали насмешливо-добрый свет. Совенок был доволен: «Наконец- то, хоть что-то. А то ходят по кругу, мучаются оба, и ни слова. Попробуй тут выдержи! Влюблены ведь без памяти, а туда же! Гордые, неприступные оба! Твердые, как скалы! Никто не признается первым... Как дети!..»

Кен продолжал покрывать ее поцелуями — от этого кружилась голова, подкашивались ноги. Никогда еще Изабелла не была так безгранично счастлива! В трепетных прикосновениях ее рыцаря было столько любви!.. В конце концов девушка окончательно перестала понимать, кто кого целует — он ее или она его...

Внезапно пронзительный зловещий звук нарушил тишину. Грозно прокаркал темный ворон. Фейрфакс бросился на помощь друзьям. Он выронил прямо к ногам принцессы найденный цветок и отважно бросился на врага, нарушившего тишину. Огромный старый ворон пустился наутек, поодаль от греха. Злобный карлик ни за что не решился бы доложить своему повелителю о том, что видел... Лишится головы из-за этих глупых влюбленных? Еще чего не хватало! Ну поцеловались воин и принцесса? Ничего это еще не меняет и не доказывает! Этого и стоило ожидать. Сильный, статный герой просто не мог не влюбиться в хрупкую грациозную красавицу-принцессу. Это же так естественно! Но говорить Хозяину все же не стоит. Взбесится, приревнует и прибьет еще кого-нибудь. Скорее всего, первого, кто подвернется под руку. И этим первым, конечно, окажется он, его несчастный слуга. Похоже, у Власизла на красавицу свои планы... Лучше промолчать. Ничего не было... никто ничего не видел... и все! И точка!

Часть вторая

Все рождаются не под своей звездой, и единственная возможность жить по-человечески — это ежедневно корректировать свой гороскоп.

Оракул
1

—  Говори! — пророкотал властный голос из темноты.

— Они пойманы, — дрожащим голосом выдавил карлик, беспокойно оглядываясь по сторонам в поисках говорившего. Но в лаборатории было пусто и темно, хоть глаз выколи.

— Опять Хозяин развлекается с шапкой-невидимкой, — подумал слуга, а вслух продолжил: — Амазонки разбили этих назойливых пришельцев из параллельного мира в пух и прах. Йейль убит, репортер пленен и, кажется, смертельно ранен. Мисс «Все знаю...» перешла на нашу сторону, а мистер Фокс сбежал, но ушел не так уж далеко. Оборотни заманили его к двуликим. Сейчас он в Зазеркалье, а оттуда еще никто не возвращался...

—  Надеюсь, там он встретится с сестрой и пропавшими друзьями, — мрачно проговорил Власизл. — Глупец думал, что я отпущу егоподружку, приятеля-программиста и этогонесносного секретаря профессора. Сейчас! Имуже никогда не спастись... Так, а теперь оглавном...

—  Воин, принцесса и сова сбежали, — отрапортовал карлик. — Но вы ведь так и хотели?

—  И все? — раздраженно прищурился Повелитель темных сил.

— В-с-е, — нараспев произнес слуга. — я не мешал им... они ведь сначала должны раздобыть для вас Логос?

— Все правильно, — кивнул хозяин замка— Сначала символ власти, потом принцесса иЗемля Обетованная...

...Когда друзья прибежали на место недавней стоянки, то сразу же поняли, что случалось. Вокруг пылала трава, догорали остатки шалашей. Ни лошадей, ни провизии, ни друзей.

—  Что здесь... — начала Изабелла. — Амазонки!.. Ох, не нужно нам было уходить...

— Тогда бы и вы попали в плен, — услышали они вдруг тихий усталый голос. Из темноты, с трудом передвигаясь от многочисленных ран, ссадин и синяков появился их друг в своей рыже-коричневой шкуре с кабаньими клыками и длинными загнутыми рогами.

—  Йейль, — все наперегонки бросились к нему. — С тобой все в порядке?

— Сносно, — пожал тот плечами. — Если б не моя подружка-амазонка, то...

Оказалось, когда воительницы неожиданно напали на лагерь, друзья даже не успели как следует подготовиться, а потому достойно отразить нападение. Йейль сопротивлялся до последнего, пока не увидел, как разъяренные дамы поволокли к царице связанного по рукам и ногам Кристиана. Мари тут же бросила оружие и сдалась. Тогда хитрец решил пуститься наутек, решив последовать примеру Рауля, попытавшегося увести за собой часть амазонок к расщелинам скал. Жаль только, что юноша сразу же наткнулся на заросший кустарником вход в подземные пещеры, который и днем-то разглядеть было трудно. Очевидно, это опять были козни сил зла! Бедный мистер Фокс даже не представлял, какую опасность представляют эти природные лабиринты... А предупредить его было некогда, да и некому. Отважного Йейля настигла стрела Ипполиты. Он упал навзничь, услышав, как царица приказала одной из девушек добить поверженного противника. К счастью, это оказалась Лея. Заметив, что бывший возлюбленный серьезно ранен и еле дышит, она приказала ему молчать, с размаху пронзив мечом землю в сантиметре от поверженного противника. Царице же девушка доложила, что враг мертв. Когда топот их коней стал еле слышен, Йейль потерял сознание, а пришел в себя, услышав взволнованные голоса обеспокоенных друзей. Принцесса сразу же бросилась перевязывать его раны и готовить настой. Фейрфакс отправился на разведку, а Кен попытался дозваться сбежавшего от воительниц верного Пегаса. Прекрасному животному ничего не стоило улететь. Он пасся недалеко на лугу, а услыхав зов хозяина, сразу прибежал к нему.

2

На рассвете Йейлю стало лучше. Пора было отправляться в дорогу. Помочь друзьям они не могли. Амазонки уже были далеко. Очевидно, они торопились к Властелину сил зла, а искать в подземных пещерах Рауля было все равно, что иголку в стоге сена.

— Ничего, — успокаивал Йейль расстроенных друзей. — Этот хитрец выкрутится непременно, а вот Кристиан...

—  Но Мари, — возмутилась Изабелла. — Как она могла? А говорила, что любит его...

—  У нее просто не было другого выхода, — вздохнул Фейрфакс. — Может быть, так даже лучше. Вдруг им удастся сбежать...

—  Ты думаешь, — прищурился Кен. — Она опять притворилась...

—  Надеюсь, — кивнул совенок. — Иначе Кристиан для нас пропал... ему придется стать рабом Власизла... или погибнуть...

— Только не это, — вздрогнула принцесса.

— Неужели мы не можем ему помочь?

—  Если хочешь, — начал Кен. — Логос подождет, но тогда тебе придется вернуться под покровительство друидов и Духа Леса...

— У нас есть миссия, — напомнил Йейль.

— А если мы найдем Гермеса, то, возможно, он поможет спасти наших друзей...

Так они и порешили. Совершить рано утром переход через горы, чтобы встретиться на той стороне с Синдбадом-мореходом.

Известный мореплаватель был человек знатный и почтенный. И хотя лет ему уже было немало, щек его не коснулась седина. Лишь виски посеребрила несколькими тонкими нитями. Весь его величественный вид говорил о благородстве и отваге. Родом он был из знатных купцов, но познал переменчивость судьбы, часто говоря: «Все в наших силах...» Он достиг богатства и уважения, пройдя сквозь опасности и горести, испытав великие труды, много ужаса и великого утомления. В молодости Синдбад совершил семь путешествий, прославивших его. Этот человек твердо верил — все это случилось с ним по предопределению судьбы и воле Аллаха. И сейчас он чувствовал, друзья задерживаются, значит, что-то им помешало. А кто и что, сомневаться не приходилось. Потому с первыми лучами солнца сообразительный капитан снарядил экспедицию из лучших своих людей, направив их навстречу маленькому отряду. Совершив перевал через горы, Синдбад и его люди обнаружили разбитый лагерь. Навстречу уже спешил раненый Йейль, за которым грустно следовали Кен с Изабеллой. Фейрфакс еще не вернулся. Совенок решил еще раз слетать на разведку. Ко всему прочему ночью был сильный дождь. Беглецы укрылись в одной из пещер, а теперь упорно раздумывали о том, что амазонки, очевидно, тоже не могли далеко уйти. Может быть, все-таки стоило пуститься в погоню и отбить друзей? Но как? Принцессу беспокоило еще и то, что Кристиан с таким ранением и без ее помощи просто долго не протянет. Девушка как в воду смотрела...

3

Ливень застиг амазонок в пути. Они бросились к небольшому лесу, чтобы укрыться там, Им пришлось сделать привал. К тому же пленник был совсем плох. Бедный юноша весь горел и уже почти не дышал. Амазонки положили его на ветки, а сами расселись у костра. Лишь Мари осталась рядом, постоянно смачивая лоб возлюбленного водой из фляги. Весь мир для нее был сейчас сосредоточен на том, кому она не могла уже ничем помочь. Ей казалось, что, облегчив страдания любимого, она сможет вымолить у судьбы ему силы и здоровье. Еще немного, и Кристиану станет лучше. Он откроет глаза и... пусть тогда кричит, ругает ее, говорит, что ненавидит, только пусть живет, а не угасает, как свеча на ветру.

—  Вряд ли мы его довезем, — кивнула на Кристиана царица. — Не лучше уж сразу прикончить, чтоб долго не мучался...

—  Позволь царица мне хотя бы перевязать его, — умоляюще попросила Мари, упав перед жестокой повелительницей амазонок на колени.

—  Ни к чему, — нахмурилась та. — Разве ты не видишь, ему уже не помочь...

—  Я помогу, — молитвенно сложила руки несчастная девушка. — Оставь нас здесь, я смогу позаботиться о нем...

—  Он же ненавидит тебя, — с любопытством взглянула на Мари одна из амазонок. — Тебе нравится унижаться?

Это не имеет значения, — прошептала окончательно упавшая духом мисс Смит. — Я выхожу его, а там...

—  Зачем? засмеялась одна из девушек. — Чтобы Повелитель сил зла его помучил, а потом прикончил сам?

—  Пожалейте его, — прошептала Мари. Она дрожала, как осиновый лист. — Возьмите мою жизнь...

—  Совсем с ума сошла, что ли? — удивилась Ипполита. — Так и быть, прикончи его сама, и... едем дальше. А лучше, брось в лесу, дикие звери сделают свое дело... Хотя Власизл потребует доказательств... Да не рыдай ты так!..

—  Может быть их и правда отпустить? — пожала плечами Тея. — Убивается ведь как за ним? Я такого еще не видела!..

— Скажем, что он утонул, — предложила вдруг ее сестра-близняшка Лея. — Или сгорел...

Ипполита задумалась. Потом подошла к юноше и наклонилась над ним.

— По-моему, он уже того, — вдруг с жалостью произнесла она. — Не дышит...

— Кристиан! — завопила Мари и бросилась к любимому. — Нет! Умоляю! Помогите же* хоть кто-нибудь!

— Ужас! — не выдержала сердобольная Лея.

— Она так орет, что у меня мурашки по коже...

— Я не хочу больше жить, — рыдала над бездыханным возлюбленным Мари. — Убейте меня тоже!..

— Держи ее, —'приказала царица. Амазонки навалились на беснующуюся Мари, которая, выхватив кинжал, попыталась проткнуть себе грудь. Но девушка была так слаба, что лезвие соскользнуло, пробив мягкую ткань. Хлынула кровь...

— Вот, — назидательно произнесла царица.

— Все зло от них! Да бросьте вы его здесь, а эту... Царица вздохнула: — Возьмем уж с собой... все-таки наша сестра по несчастью...

— Пустите, я останусь с ним... — прошептала Мари и потеряла сознание.

— Едем, — бросила Ипполита. — Мне эти переживания ни к чему... Женская слабость, тьфу... нам надо быть сильными, а не раскисать по пустякам. Но ее верные амазонки удрученно молчали. Пока остальные грузили бесчувственную Мари на лошадь, Тея подошла к бедному юноше и прошептала:

—   Жаль, краривый был... Постой, он, кажется, дышит...

—   Молчи, — дернула ее за руку сестра. — Надо спешить...

—  Но... — запротестовала Тея.

— Не бери грех на душу, — ответила Лея.

— Пусть решает судьба!

...Друзья были уже готовы в путь, когда внезапно откуда-то сверху на них лихо спикировал Фейрфакс и, забыв про солидность и манеры, радостно сообщил:

—  Я нашел Кристиана в лесу!..

— Где? — в один голос спросили Йейль и Изабелла, а Кен, вскочив на Пегаса, приказал:

— Веди быстрее!

4

...Когда юноша очнулся, над ним склонилась Изабелла.

—  Я в раю? — прошептал он.

—   Молчи, — попросила златокудрая синеглазая красавица и правда похожая на ангела. — Ты не приходил в себя больше недели. Мы уже боялись...

—  А что произошло? — попытался восстановить в памяти случившееся господин Торо. — Мы дрались с оборотнями, затем амазонки, а после... Не помню... Что случилось?!

— Лежи тихо, — проговорил Кен. — Все в порядке. Мы уже на корабле. Плывем в Страну желаний к Гермесу...

—  А остальные? — забеспокоился юноша. — Где остальные?

—  Йейль помогает капитану, — усмехнулся Кен. — Он, видишь ли, всегда мечтал побывать в роли «морского волка». Фейрфакс беседует с чайками, а Рауль...

— Потом, — перебила воина принцесса. — Все расскажешь потом. Вот выпей! — она протянула Кристиану горячий дурманящий напиток. — И поспи! Силы тебе еще понадобятся!

...Шла вторая неделя их путешествия по бескрайним морским просторам. Чего только не встретили отважные путешественники на своем пути! И поющих сирен, и остров одноглазых циклопов. Там им срочно понадобилось пополнить запасы пресной воды, и если бы не отважный Кен, то, как знать, чем бы все это закончилось... Пока капитан и матросы набирали' воду из источника в огромные дубовые бочки, бесстрашный юноша обратил в бегство свирепого предводителя одноглазых чудовищ. Затем отважные друзья нос к носу столкнулись с морскими пиратами, от которых спаслись благодаря колдовству Изабеллы и маневренности быстроходной «Звезды Востока» (так назывался корабль)... Каких только чудовищ не повидали наши мореплаватели! И огромную, похожую на остров, рыбу. Она разинула пасть, пытаясь проглотить корабль, но тут сообразительный Йейль заиграл на волшебной свирели, и чудище заснуло, как убитое. Это дало Синдбаду-мореходу и его команде уплыть подальше от свалившихся на них неприятностей. На одном из пустынных островов обнаружили они пятнистый купол, а когда подошли ближе, то догадались — это было яйцо птицы Рух. Вскоре показалась и свирепая мамаша, умилостивить которую с большим трудом удалось сладкоречивому Фейрфаксу...

В общем, всеобщими усилиями цель была достигнута. Путешествие благополучно завершилось, когда «Звезда Востока» ловко причалила к пристани Страны желаний, которой правил хитромудрый Гермес. Друзья спустились на берег. Кристиан уже почти совсем оправился от болезни. За время путешествия мистер Торо вел дневник, в котором описывал случившееся с ними за это время. Однажды принцесса попросила юношу почитать эти записи вслух. С тех пор так и повелось. Каждый вечер все собирались в кают-компании, где известный репортер повествовал друзьям по одной удивительной истории. В итоге, к концу путешествия получалась занятная книга о капитане Синдбаде, его верной команде и бесстрашных ловких пассажирах, путешествующих в поисках Символа Гармонии, Справедливости и Добра, героях, преодолевающих огромные трудности и опасности, чтобы достичь цели и помочь друзьям, попавшим в беду.

5

Уже в гавани чужеземцев поразила тишь и запустение, царившие вокруг. На ласковых волнах качалось множество быстроходных яхт и величественнейших кораблей, но ни команды, ни капитанов, ни пассажиров поблизости не было. Одни чайки, громко крича, беспечно носились в небе, ловко падали вниз, чтобы схватить серебристую рыбешку, беспрестанно снующую на мелководье. Золотистый мелкий песок, затем мощенная булыжником дорога, ведущая в направлении столицы. Пустые улицы, роскошные особняки, деревья, сгибающиеся под тяжестью спелых плодов, которые никто не собирал... Рыночная площадь. Тут и там богатый товар, который никто не охранял. Но и это еще не все! Здесь не было ни покупателей, ни продавцов. Ткани, одежда, украшения, фарфор, хрусталь, оружие, фрукты, вина, картины, ковры... Бери — не хочу!

— Сонное царство какое-то... — проворчал Йейль и добавил. — Не так представлял я себе Страну желаний!

—  А как? — даже подпрыгнул на плече принцессы Фейрфакс.

—  Ну там, радость, веселье... — задумчиво начал Йейль. — Жизнь бьет ключом... вечный праздник?! Ну, в том смысле, когда все есть, чего еще желать?

—  Вот именно! — сурово проговорил воин. — Когда желать нечего, то и делать уже нечего...

— Но где все?.. — изумленно поинтересовался Кристиан. — Вымерли что ли? От вседозволенности и безделья...

— Наконец, хоть кто-то... — облегченно вздохнул Йейль, указав на одно из окон, но тут же разочарованно протянул: — Спрятался.,. Странно все это!

— Даже птиц не слышно, — насторожилась Изабелла. — И домашние животные все куда- то попрятались...

— Они что тут, все объелись, передрались, спят?.. — хмыкнул репортер. — Ну не так представлял я себе все это...

— Как после бури долгий штиль, — произнес Синдбад. — Заколдованный какой-то город...

— Точно! — подтвердил Йейль. — Именно что заколдованный! Тишь, да гладь, да благодать!..

— Только уж очень настораживающая эта тишина, — нахмурился Кен. — Как перед бурей...

...Мощенная камнем улица привела их к никем не охраняемым массивным воротам. Путники вошли на широкий двор, посредине которого сверкал веселыми пенными струями мраморный фонтан. Он единственный казался живым в этом сонном царстве.

—  Неужели опять Гипнос... — толкнул воина Йейль. — Мы опять опоздали или нет?

В эту минуту из ворот дворца показалась торжественная процессия. Разряженные в пух и прах верноподданные Гермеса вперевалку двигались навстречу гостям. Все они были румяные, упитанные, холеные... Приветливо улыбаясь,и широко раскинув руки, они наперегонки спешили поприветствовать прибывших.

—  Ну, наконец-то, — вздохнул Йейль. — Хоть кто-то живой...

6

Гермес оказался хлебосольным и гостеприимным хозяином. В честь дорогих гостей был устроен пир и фейерверк. Но что поразило гостей, все делали вместо людей «умные вещи». Еду готовила и подавала скатерть-самобранка, играли музыкальные инструменты сами, а плясали ожившие грации-статуэтки из золота! Свита Гермеса только ела, пила, веселилась, потешно, как болванчики, покачивая головами и, как заведенные, прихлопывая руками. Фейрфакс смотрел-смотрел на все это безобразие и, не удержавшись, спросил у хозяина замка: «Они все живые?» Гермес прекрасно понял о ком идет речь, но, не смутившись, ответил: «Вещи заколдованные...» — «А люди?» — в один голос воскликнули наши путешественники. «Ну конечно, — мило улыбнулся Гермес. — Просто разбаловал я их... немного. Когда все делается само собой, то...» — «Люди перестают быть людьми, — жестко проговорил Кен. — И становятся ручными обезьянками!» — «Я хотел, как лучше, — обиделся Гермес. — Мечтал, чтобы моему народу ничего не надо было делать. Чтобы жители моей страны не знали печалей и забот...» — «А получилось наоборот, — кивнул Кристиан. — Ваш народ стал вырождаться?» — «Мне и самому уже страшно, — загрустил Гермес. — Хотел создать Эдем, а создал...» — «Зоопарк», — подсказал Фейрфакс. Гермес даже не улыбнулся. Гости тоже угрюмо молчали. «А там, — поинтересовался Кристиан. — За стенами замка?» — «Все! — горько воскликнул Гермес. — У них есть все! А они умирают от скуки и безделья! Я думал, они начнут творить, создавать новое... Освободил их от всех забот... Еда, питье, одежда — пожалуйста! А они разъелись, разленились, начали ссориться, драться, скандалить!.. Но вскоре и это им надоело. Сидят в своих роскошных домах, уставившись в одну стену...» — «Думают? — спросил Йейль. — Мечтают?..» — «Спят! — в отчаянии выкрикнул Гермес. — Спят с открытыми глазами! Даже кошки и собаки сбежали... и птички улетели в дальние страны... подальше отсюда... Ума не приложу, что делать?» — «Отдайте нам Логос, — попросил Кристиан. — Когда ваши люди перестанут получать все на блюдечке с золотой каемочкой, они очнутся... начнут думать, шевелиться, работать... и придут в себя!» — «Да берите, — махнул вдруг рукой Гермес,— Только не навсегда, на время. Спасете друзей и верните...»

— «Откуда вы...» — растерялась принцесса. «Все знаю? — усмехнулся Гермес. — Но у меня же есть Логос, а еще — воздушные сандалии...»

— «Но почему вы знали и бездействовали?» — возмутился Кен. «Проживешь с мое, поймешь, —  угрюмо пробурчал Гермес. — К тому же зло победить нельзя, к чему пытаться...» — «Понятно теперь, почему все получилось именно так в вашей Стране желаний... — сверкнул глазами воин. — Равнодушие, беспринципность, эгоизм...» — «Этому научить нельзя, — обиделся Гермес. — Хотя... дурной пример заразителен. Выходит, я сам научил их бесхребетности и лени?.. Ну уж дудки! Вместо благодарности получить по...» — «Заслугам...» — как всегда ввернул нужное слово Фейрфакс. «А как же вера, надежда, любовь? — укоризненно добавил Кристиан. — Вы же сами ни во что не верите, а хотите, чтобы ваши люди...» Гермес опустил голову: «Возможно, вы правы... А-а вот я прослежу, чтобы здесь все стало нормально и... отправлюсь опять путешествовать. Что-то я здесь совсем пылью покрылся, а ведь хотел, как лучше...» — «Благими намерениями...» — начал Йейль но, обменявшись с Гермесом взглядами, умолк. Зато упрямый Фейрфакс, не удержавшись, закончил: «...вымощена дорога в ад. Очевидно, силы зла предвидели и это!» — «Я же говорил, зло неуничтожимо!..» — вздохнул Гермес. «И все же, бороться стоит!» — поставил точку зеленоглазый Хранитель.

Часть третья

...Врут все эти зеркала!

Рауль Фокс
1

— Что за... — покачал головой Рауль. — ...Наваждение! Зеркала! Кругом одни зеркала.

Вот уже сутки бедный мистер Фокс бродил по темным лабиринтам мрачных подземных пещер. От амазонок то он спасся, а дальше? Сначала он шел в полный рост, затем коридор стал постепенно сужаться, вскоре Рауль уже полз по земле, весь вымазавшись в липкой глине и грязи. Развилка. Куда теперь? В конце одного из коридоров забрезжил слабый свет. Юноша заспешил туда и вскоре оказался в огромном зале. В центре светилось небольшое зеленоватое озерцо. С потолка свисали хрустальные сталактиты. Усталый путник поскользнулся и чуть не свалился в фосфоресцирующее озерцо... — Фу-ты, — пробубнил Рауль. — Из огня да в полымя!.. Где же выход?

Он огляделся по сторонам. Тишина. Куда дальше? Придется, очевидно, вернуться и попробовать другой коридор... Поворот. Темнота сгущалась... и вдруг какая-то неясная тень. Исследователь пещер вздрогнул и чуть не

выронил факел. Странный призрак дернулся в сторону и застыл. Так. Еще этого не хватало! Рауль осторожно двинулся Вйеред. Странная тень тоже приблизилась. Мистер Фокс угрожающе замахал руками: «Стой, вражина!» Неприятель замахал в ответ. «Ах ты шутить! — сквозь зубы произнес Рауль и вдруг громко расхохотался. — Зеркало! Каков остолоп! Вот уже минут пять болтает со своим отражением... Совсем крыша съехала...»

Итак. Мистер Фокс попал в Зазеркалье. Страну, где жили двуликие существа-призраки. В пору было прийти в отчаяние. Шло время. Он все шел и шел, а из зеркального коридора на него молча глядели двойники. Рауль с трудом сдерживался, чтобы не завопить от злости и отчаяния. «Надоело, — думал он. — Сколько можно любоваться собой?

...Человек и зеркала, отражающие мир вокруг и его самого, искажающие, предупреждающие, предостерегающие, заставляющие задуматься: «Кто ты есть на самом деле? Зачем пришел в этот мир?»...

«Почему зеркало для нас не просто необходимая в быту вещь, а нечто гораздо большее — загадка, тайна? — думал Рауль. — Действительно ли оно обладает некой магической силой? Или человек по своей природе столь иррационален, что, начитавшись в детстве сказок, вею жизнь продолжает верить в волшебное Зазеркалье». Руководитель «Хроноса-1» знал, что зеркало прекрасно отражает лучи, невидимые глазу, а отражение строится не на зеркальной поверхности, а как бы в глубине, в Зазеркалье. Если так, то почему бы ни предположить, что в зеркалах отражаются «лучи» человеческих эмоций и чувств, а таинственный мир по ту сторону зеркальной поверхности вовсе не выдумка сказочников? Еще немецкий ученый прошлого века Карл фон. Рейхенбах утверждал, что энергия, исходящая из наших глаз, отражается от зеркала и возвращается к нам. Мистер Фокс и его люди пытались раскрыть тайну исчезновения некоторых людей, пропадающйх, по утверждениям очевидцев, в глубине зеркал. Раулю когда-то попалось в руки дело об исчезновении подростков. Датировано оно было 1989 годом. И происходили эти невероятные события в английском городе Кент. Полиция искала пропавших по всей стране, но не было никаких следов: ни трупов, ни писем с требованием выкупа — ничего! Единственное, что удалось установить: все дети были знакомы между собой, а пропадали они в одном месте — в комнате смеха на городской ярмарке. Кривые зеркала вызывали мысли о чертовщине и необъяснимом потустороннем вмешательстве. Полиция обратилась за помощью к ясновидице Дане Форсайт. Женщина обследовала комнату смеха и установила, что одно из зеркал особенное. По сути, это зеркало — дверь в параллельный мир, то самое волшебное Зазеркалье, где, по словам ясновидицы нет болезней, смерти, изнурительного трудя и горя. Дверь в рай по ту сторону зеркала можно: открыть только изнутри. По предположению Даны, первые из исчезнувших подростков случайно прошли в параллельный мир через кем-то открытую дверь, а затем стали зазывать в Зазеркалье своих друзей. Ясновидица полагает, что молодых людей можно было бы вернуть в наш мир. Но захотят ли они вернуться? Ведь в Зазеркалье так хорошо!

...Рауль вздохнул. Об этом лучше сейчас не вспоминать. Нужно искать выход! Вперед, и не смотреть по сторонам. Ни за что не смотреть...

2

Руководитель «Хроноса-1» понимал, не зря зеркала так широко используются в гаданиях, магических обрядах белой и черной магии. Консультанты, работающие с потусторонними силами и магией, утверждали: есть зеркала- убийцы, зеркала-вампиры, лечебные зеркала. В некоторых из зеркал заключены души умерших людей, иные постоянно возбуждают страсть... И все потому, что лишь половина ауры зеркала (а ее имеют не только живые существа, но и все предметы) принадлежит к нашему миру, вторая же половина уходит в мир потусторонний. Душа человека может заблудиться в зеркальном лабиринте и навсегда остаться в зеркале, не найдя выхода. Похоже, это сейчас случилось и с ним. Рауль беспомощно оглянулся. Новый поворот, и он опять в зале, но уже в зеркальном. Кривые зеркала искажали его суть, его самого. Юноша беспомощно завертелся на месте. Откуда он пришел? Ни выхода, ни входа. Голова у Рауля пошла кругом, и он мешком рухнул на зеркальный дол.

Очнулся он от тихого голоса.

— Как он? — поинтересовался мужчина.

— Спит, — ответила женщина.

Голоса показались Раулю до боли знакомыми. Он открыл глаза и обнаружил, что лежит в постели. Неясный свет с потолка мешал ему разглядеть тех, кто был в комнате. Белое накрахмаленное постельное белье. Ночной столик с графином воды и стаканом. Занавески в голубой цветочек на окне.

—  Я в больнице? — подумал юноша. — Или нет?

— Сколько он уже так? — поинтересовался другой мужской голос.

— Вторые сутки, — ответил первый мужчина. — Мы нашли его у ворот...

— Почему они не называют друг друга? — удивился больной. — У них что, нет имен?

— Кажется, он проснулся, — заметила женщина. — Дам ему еще снадобья, пусть отдыхает, а потом решим, что с ним делать.

Рауль приподнялся на кровати предостерег:

—  Ничего я не буду пить...

— Будешь, отрезал мужчина. — Ну-ка, помогите мне...

Остальные подскочили к юноше и насильно, влили в него снотворное. Рауль даже не сопротивлялся, а, открыв рот от изумления, наблюдал за теми, кто должен уже преспокойно быть в его мире, а не в параллельном.

— Ники, Марк, Патрик, — уже засыпая, пробормотал он. — Вы что, очумели или не узнаете меня?

Спасенные, как он думал друзья, равнодушно оглядели его с головы до ног, и девушка спросила:

—  О чем это он?

—  Не знаю, — пожал плечами Марк.

— И что странно, — задумчиво поднял указательный палец вверх Патрик. — Он знает, как нас зовут!

3

Утро. Все тот же неясный свет. Прищурившись, Рауль осторожно огляделся. В комнате никого.

— Может быть, все это мне только приснилось, — подумал юноша. — Хотя нет! Комната- то наяву. И стол, и графин...

Мистер Фокс вскочил и направился к окну.

Серый туман, смутные очертания небольшого провинциального городка. Низенькие, как и этот, Домики. Деревья, кусты, трава. Вдали виднедся железнодорожный переезд. По улице пастух гнал на пастбище стадо. Рауль оделся и вышел из спальни в гостиную. На круглом столе стоял стакан молока и лежала булочка. Тут только юноша почувствовал, как голоден. Умяв за один присест оставленный завтрак, он огляделся по сторонам. Простенькое убранство гостиной напомнило ему поездки с, матерью к бабушке в деревню. Настенные ходики пробили семь. Во дворе залаяла собака. Дверь распахнулась, Рауль вздрогнул и уставился на друга.

—  Проснулся уже, — ровным голосом произнес тот. — Еще есть хочешь?

—  Мне бы выпить, — охрипшим голосом попросил юноша.

Марк удивленно измерил незнакомца и, пожав плечами, налил ему из кувшина молока.

—  А чего-нибудь покрепче, — намекнул Рауль. — За встречу...

—  Чаю? — не понял Марк. — Ты хочешь чаю?

—  Виски! — гаркнул Рауль. — Самогон, водка, ром, в крайнем случае, кофе или... яд...

— Не понимаю, — пожал плечами Марк. — Яд есть, но для мышей... Ты что, хочешь отравиться?

—  Алло, Марк! — проговорил Рауль. — Очнись! Ты что, шутишь так? Это я, Рауль! Привет! Как дела?

—  Здравствуйте, — кивнул Марк. — У меня все хорошо, а у вас?

—  Он что, зомби? — вытаращился на друга Рауль. — Или под гипнозом.

—  Доброе утро, — дверь распахнулась, и в комнату заглянула Ники. 'За ней шел Патрик.

—  Слышишь, сосед, — попросил он. — Я воспользуюсь твоей машиной. Мне бы в город сено отвезти, а то у моей мотор барахлит.

—  А-а, бери, — кивнул Марк. — Мы с женой сегодня никуда уже не поедем. Надо гостю все тут показать.

—  С женой? — стал постепенно закипать Рауль. — Это кто же у нас жена.

—  Ники, — просто представилась девушка и протянула руку.

—  Значит так, — твердо проговорил Рауль. — Или вы мне все тут объясните, или я даже уже не знаю, что...

—  Он хочет все посмотреть? — спросила у мужа Ники. — Можно я покажу ему все тут?

—  Конечно, — ответил тот. — А я пока покормлю-скотину...

4

—  Значит вы теперь фермеры? — уточнил Рауль.

—  Мы всегда были фермерами, — удивилась молодая женщина. — А вы откуда?

—  Ники, — умоляюще попросил Рауль. — Не пугай меня, очнись!

—  Что значит пугать, — задала вопрос девушка.

—  А ты не знаешь, — раздраженно выпалил ее собеседник. — Или не помнишь: страх, слезы, любовь, радость, смех?.. Э-мо-ци-и! Это называется э-мо-ци-и!

— Э-мо-ци-и, — нараспев протянула Ники. — Нет. Не знаю. У нас тут такого нет. Мы работает, спим, едим, разговариваем — живем.

—  Нет, — покачал головой Рауль. — Вы не живете! Вы существуете...

—  А в чем разница? — вздохнула Ники. — Живем, существуем... Родились, выросли, постарели...

— Хватит, — перебил юноша. — Понятно. Дальше не продолжай. Похоже, я еще не проснулся.

Успокоив себя подобным образом, он отправился с Ники осматривать местность. Затем они пообедали. Потом Марк попросил его помочь ему по хозяйству. Пока Ники варила яблочное повидло, мужчины нарубили дров, сложили в стог сено, убрав его под навес. Затем к ним заглянул Патрик. Он спокойно поведал, что придется, очевидно, машину менять. В гараже сказали, мотору «капец». Затем погрворили о погоде. Прогулялись к реке. Вернувшись, поужинали. Ники села шить, а мужчины вышли на улицу.

На следующее утро они съездили в город. Обыкновенный провинциальный городишко. Церковь, маленькие магазинчики — продуктовый и промышленный, парикмахерская, одноэтажная больница, куда редко кто обращался. У местных жителей не было эмоций, разве что порез или горло заболит.

— А что дальше? — поинтересовался Рауль.

— Хутора, города, реки, горы, пастбища, — равнодушно начал перечислять Марк.

— А дальше? — не унимался друг.

— Не знаю, — пожал плечами Марк.

— А узнать? — с надеждой спросил Рауль.

— Зачем? — поинтересовался заправский фермер. — Нужно урожай убирать, коров и овец кормить, комбайн чинить...

5

Промучившись еще один день у заправских фермеров, Рауль попросил:

— Марк, одолжи мне свою машину.

— Бери, — кивнул тот, даже не поинтересовавшись, когда приятель ему вернет средство передвижения.

— Вы еще вернетесь? — спросила вдруг Ники.

—  А что? — с надеждой в голосе произнес Рауль.

— Ничего, — протянула бывшая подружка.

— Ужин готовить на двоих или троих?

—  Готовь на троих, — подсказал супруг. — Патрик обещал зайти...

Если Рауль Фокс и собирался что-то найти, то тщетно. Везде было одно и то же. Жители Зазеркалья занимались изо дня в день повседневными делами и заботами. Они равнодушно встречали и провожали нашего путешественника. Странно, но все деревеньки, хутора и городишки были удивительно похожи друг на друга. Словно зеркальные отражения. А их жители напоминали Раулю — Марка, Патрика или Ники. То же равнодушие и молчаливая уверенность, что так надо. Вставать утром, завтракать, работать, обедать, заниматься домашним хозяйством, изредка переговариваясь, общаться с соседями на ничего не значащие темы, ужинать, засыпать. Зачем все это? Этот вопрос даже не возникал. Будто бы одна и та же комната с зеркалами. Та, в которой у мистера Фокса сдали нервы. Монотонность, однообразие, рутина. Даже в природе не было особых изменений. Пять дней светило солнце, два — шел дождь. Выходных не было, одни серые беспросветные будни. Жители Зазеркалья даже не могли сказать, нравится им все это или нет. Какая-то одна большая коммуна, точнее муравейник. Инстинкты! Понял наконец юноша.

Этим существам присущи одни инстинкты и все. Ни светлых мыслей, ни открытий, ни чаяний, ни надежд. Мятежный ветер странствий никогда не залетал в Страну зеркал. Да и вообще никакой ветер не залетал. Для чего? А вдруг он принес бы на своих крыльях чтр- нибудь новое!

Вскоре Раулю стало уже казаться, что он ездит по кругу. Одинаковые лица, одинаковые заботы и дела. Отсутствие каких-либо серьезных проблем. Словно рыбы за стеклом аквариума. Кто-то следил, чтобы в природе не было серьезных катаклизмов. Чтобы поля и сады родили. Чтобы день сменяла ночь. Жители Зазеркалья не знали сильных эмоций. Музыка, танцы, стихи, вино и кое-что покрепче были запрещены. Вернее, их не было вообще. Они были не нужны. Жителям Зазеркалья казалось диким писать стихи или петь, когда нужно было собирать урожай, сеять пшеницу, кормить домашних животных,- готовить, шить...

—  Декорации, — заявил вдруг Рауль на третий день. — Удачные и правдоподобные декорации! Я в фойе и представление еще не началось!

—  Ты прав, братец, — насмешливо проговорил чей-то голос. Словно из ниоткуда перед ним предстала Паула. — Хочешь увидеть настоящее Зазеркалье? Идем...

Она схватила «незваного родственничка» за руку, и стремительный вихрь втянул их куда-то за собой в один из пространственных тоннелей.

6

Огромный небоскреб одиноко возвышался посреди странного мегаполиса из металла и стекла. Это была компания Паулы Фокс. Там изготовлялись зеркала на все вкусы, размеры и цвета. Жителям периферии, конечно же, трудно было говорить о вкусах, которых у них и в помине не было, скорее уж:, привычка. Но вот обитатели мегаполиса были несколько иные. Прагматичные, рациональные до мозга-и костей, настоящие акулы большого города. Деньги, прибыль, доход, престиж — первые слова, которые услышал здесь вместо приветствия Рауль. Эти же слова юноша слышал потом постоянно, пока находился в Городе Зеркальных Куполов. Городские жители оказались так же бесчувственны, как и жители поселков и деревень. Но у тех была какая-то «пасторальная бесчувственность». Они похожи были на фарфоровые фигурки, не столько украшающие и создающие настроение, сколь дань моде и «пылесборники». Так. Ни уму, ни сердцу. Чтобы было! И все. От обитателей Города Зеркальных Куполов веяло таким ледяным холодом, что к ним даже и подходить близко не хотелось. Нет. Улыбаться они умели, но так надумано и лживо, что лучше уж бы носили маски. Дук соперничества веял повсюду. Только не созидательный, как бывает на соревнованиях, а разрушительный. Главные качества — карьеризм, умение схватить удачу за горло, подставить подножку, быстро продвинуться по служебной лестнице, дикое честолюбие и эгоизм. «Те же животные инстинкты, — с горечью думал Рауль. — Выживает сильнейший, слабый должен погибнуть!» В одну минуту эти существа с легкостью обретали и теряли целые состояния. В отличие от «целомудренной жизни» в деревне, здесь правили бал азартные игры, скачки, казино, горячительные напитки, наркотики, доступные женщины. Правда использовалось все это с несколько иной целью — усыпить противника, по-возможности расслабить его, чтобы потом застать врасплох и раздавить! Взлеты и падения, выигрыши и проигрыши происходили с каменными лицами. «Сегодня ты раздавлен и разбит? Не ной! Поднимайся и борись! Будь всегда на вершине!» — гласил главный лозунг мегаполиса. А зачем, для чего, кому от этого лучше? — лишняя головная боль. Опять же работала привычка быть как все, подчиняться кем-то установленным правилам и беззакониям.

Неделя такой жизни, и Раулю стало казаться: он вернулся в те времена, когда был подростком. Здания из стали и стекла, броские витрины, кричащая реклама, гримасы процветания и богатства — сплошная фальшь и показуха. Внешняя респектабельность и внутренняя пустота. Таков в сущности любой город, одетый в камень и мет.алл, где островки природы робко жмутся в отведенных им урбанизацией уголках. Клоака втягивала в себя и не желала отпускать. Устав барахтаться, начинал погружаться с головой. Не видя выхода, не видя просвета! Зачем благородство, когда мир вокруг так несправедлив? Для чего сражаться с ветряными мельницами? Побывав на дне, вдруг вознестись на вершину славы и успеха! От этого начинала кружиться голова. Жизнь разменивалась, как золотая монетка.

И все начиналось снова. Каждое утро одно и то же. Грязные, шумные, запыленные городские улицы. Люди и машины на фоне громады офисов казались игрушечными. Городская архитектура нависала, давила, уничтожала остатки духовности и природной естественности. Улицы, заполненные ревущими стадами машин, заглатывающих в свои разверзшиеся пасти спешащих на работу существ неопределенного пола. Это был новый вид административных служащих. Вышколенные, исполнительные, молчаливые, легко поддающиеся дрессуре и меняющие мнения, убеждения и взгляды. Строгий костюм, белые манжеты и воротнички, прилизанные, убранные со лба волосы — точный портрет этой разновидности Homo Sapiens.

По тротуарам продолжали течь толпы спешащих по делам людей, не замечающих ничего вокруг. Они бежали в поисках пищи и развлечений. День сменял ночь, ничего не менялось в огромно муравейнике. Таким видел Рауль этот мир, полный движения и борьбы, но не гармоничный и несущий свет и радость. «Притворились, кругом одни притворщики и льстецы, — сокрушался юноша. — Понимаешь, осознаешь это, а все равно приятно чувствовать себя значимым и нужным хоть кому-то. Ты победитель! Сегодня ты на коне! А завтра? Опять головокружительный вираж судьбы и снова бредешь по грязным улицам, корчась от боли и отчаяния, а вокруг равнодушные пустые витрины человеческих лиц!»

7

Сначала Рауль просил сестру отпустить его, грозил, умолял, но ответ всегда был один: «Отсюда нет выхода! Ты не выбираешь судьбу! Родился лягушкой в болоте, зачем мечтать о дальних странствиях, куда направляется аист. Каждому свое! Выбор сделан. Ты к этому пришел сам! Тебя сюда никто не звал!» — «А ведь и правда, не звал. Никто не приглашал в этот мир, не просил рождаться и быть тем, кем ты есть на самом деле. Можно все изменить! Как? Суть-то останется та же. Хочешь богатства и славы за-ра-бо-тать?! Ха! Так не бывает. Украсть можно. Но для того, чтобы украсть, нужно научиться это делать! А значит, сломать себя. А как потом починить? Да и нужно ли? Так размышлял наш герой, окончательно потеряв надежду и остатки здравого смысла. Рядом не было друзей, готовых утешить и поддержать. Ни Ричарда, ни Кена, ни Изабеллы, ни Хацуми. Серые, пустые лица, холодные, равнодушные сердца. Марионетки без душ, созданные по образу и подобию людей. Здесь уже не мог помочь даже Логос.

«...Но ведь человек — высшая ступень развития или все же животное, — мысли путались у юноши в голове. — Взять того же паука или пчелу. Тонкая сеть и восковые ячейки, созданные ими, разве не талантливая работа дизайнера и архитектора? Наша культура — выражение уникальности человека или просто мираж? Возможно наши города — те же муравейники, а дома — норы и гнезда, создаваемые животными и птицами, чтобы обезопасить себя и свое потомство? Потребность в общении отличает нас от остальных представителей фауны! Хорошо, а дельфины? Для нас это до сих пор остается тайной — их взаимодействие на расстоянии. Любовь! Человеку присуща жертвенность, самоотдача, романтизм! Заметьте, не только в животном, но и в мире людей о верности лебедей слагают легенды... Пусть все это неповторимые единичные свойства Homo Sapiens. Тогда откуда они? Для чего кто-то или что-то наделило этим даром человека? А эта постоянное противоречие между духовным и физическим?..» И Рауль сдался, Здесь ему было никак, но у него было видимое благополучие. Он устал и не захотел плыть дальше. Нашел, как ему казалось, тихую пристань. Поверил, что человеку для счастья хватит элементарных удобств, удовлетворенных амбиций и тишины... Но самое страшное было в том, что Зазеркалье — это умелая иллюзия, придуманная Властелином сил зла, скажем так, для недалеких и неопасных противников.

—  Каков поворот? — возмущенно воскликнет мыслящий рассудительный читатель. — Как можно было такое допустить!

— Все дело в том, что Власизл — прекрасный психолог. Он до мелочей знал не только слабости, но и сильные стороны тех, с кем решил затеять игру. И выбирал он в основном достойных противников. А разве все наши «ло- хотроны» действуют не по такому же принципу? А казино, скачки, да и целые империи игр, основная цель которых не только нагреть вас на кругленькую сумму денег, но сделать это так, чтобы вы при этом еще и были благодарны. Согласитесь, высший пилотаж! Таков уж принцип всех лотерей, призовых игр, карт, костей, скачек, боев без правил и т. д. Розыгрыш, одним словом! Кстати слово-то какое верное, а? Но самое интересное дальше. Вы спросите, за что благодарит выложивший последнее, обманутый простак своих хитрых искусителей, аферистов всех рангов и мастей? А за УДОВОЛЬСТВИЕ! От игры, конечно. А вы о чем подумали?

8

—  Позвольте, — возмущается мой упрямый собеседник. — За что же унижать так всех?

— А вот не позволю, дорогой! Я Вас, уважаемый, не унижаю, а просто рассуждаю, скажем так, о жизни...

—  По вашему получается — человек слаб и по большей части делает глупости? — не унимается мой дотошный критик.

Заметьте, это не я сказал, а тот, кому больше всего нравится исправлять ошибки других, наставляя на путь истины. А вашему покорному А. В. Тору, как уже было сказано выше, предпочтительнее учиться всему самому. Так, знаете ли, интереснее!

— Ха-ха-ха! Он предпочитает учиться на своих ошибках, когда намного проще делать это на чужих!..

—  Представьте себе, я хочу сам прожить свою жизнь, а не посмотреть со стороны, как это делают другие. (Извините за стилистику «сам, свою», но без уточнений картина, как мне кажется, была бы не полной!)

—  Вы что же утверждаете: человек за время своего существования не действует, а наблюдает? — робко интересуется мой второй оппонент.

— А можно ответный вопрос? Как вы думаете, человеческое существо большую часть своей жизни все же мыслит или существует? Задумались... Ну что ж, попробую изложить одну из версий одного известного мне психолога из параллельного с нами мира...

— Власизла?!

— Ну конечно его! Будучи еще в совершенно юном возрасте, Повелитель сил зла задумался о том, отчего так популярны в мире людей всевозможные зрелища: спортивные, театральные, игровые. Восторженный зритель переживает бурю эмоций, следя со стороны за действиями любимого спортсмена, актера, первооткрывателя, которых, заметьте, единицы. Но почему-то сам ни-ни! Ни с места! Логичнее ведь самому совершать подвиги, завоевывать награды, покорять вершины. Или это удел вожаков стаи? Не сделав ничего сам, высокомерный Homo Sapiens упивается чужим геройством, да при этом еще и выдуманных кем-то персонажей. Не зря ведь так популярно кино и различные телешоу. Вставай, иди на площадь. Добивайся для себя и себе подобных прав и свобод, а не страдай перед «ящиком». Зачем вникать в чужие проблемы, чаще всего надуманные (взять хотя бы столь популярные мыльные оперы), когда со своей судьбой ничего не понятно. Так нет же. Нам нужны все новые и новые впечатления для души. А каждый ли способен выдержать весь этот груз галлюцинаторных видений. Наркотик, он и есть наркотик, пусть даже действует не физически, а на уровне чувств! Чем хуже мир вокруг, тем сильнее тяга уйти в виртуальность. А ведь ни одно живое существо на земле не ощущает такого странного влечения! Похоже, животные не знают сомнений! Страх, да! Ни один дикий зверь не откладывает на завтра то, что можно сделать сегодня, понимая, что завтра просто может не быть. Хищник без устали гонит добычу, понимая, что это за него не сделает никто. Животные полагаются только на себя, а человек? Надеется на других? Может быть в этом разгадка. Но это не добавляет нам гордости за себя. Никак не добавляет! Тот же царь зверей любит жизнь и готов бороться за нее. Он не ищет обходных путей, не раздумывает, а действует! Почему? Скажем так, как только лев начнет раздумывать, он просто погибнет. Парадокс? Возможно! Но так создан наш мир, что рассчитывать приходится только на себя! А как же ответственность за других? А не делаем ли мы им хуже, лишая смысла и цели жизни, устраняя все препятствия и преграды? Помните: не было бы счастья, да несчастье помогло? А ведь это же о нас. Тогда-то и пришла ему идея посоветовать Гермесу (в приватной беседе, конечно) создать с помощью Логоса Страну желаний. А что из этого получилось, вы, конечно, помните. Перестав действовать, бороться, страдать, ее жители тут же деградировали, скатившись до образа и подобия обезьян. Затем было Зазеркалье... В общем, любит ставить эксперименты Господин темных сил: одним дал все — они деградировали, других лишил чувств, сделав покорными марионетками. Результат по сути один...

—  Выходит, — спросите вы. — Повелитель сил зла достиг поставленной цели? Души не худших из людей, Рауля, Марка, Патрика, Ники, уже принадлежали ему?

—  Выходит, что так. А разве в нашем с вами мире каждый день происходит не то же самое, и подчас без вмешательства темных сил? Впрочем, как знать. Каждый утешает себя, как может! Так получилось, и никто не виноват. Сломались, не смогли выстоять, попали в западню, запутались в сетях искушений... Но ведь остались еще другие, которые страдают, борются, идут вперед, несмотря ни на что! Всегда есть выбор! Наверное, у каждого... Вот это и хорошо. Хотя, может быть, я опять успокаиваю себя и вас. Может быть, все предопределено, и мы очередной эксперимент кого бы то ни было? А как думаете вы? Или вообще не думаете, а живете на своем тихом хуторе в крайней хате и молчите себе в тряпочку, а? Или идете по трупам к вершине где-нибудь в Городе Разбитых Надежд? Ах, простите! Городе Зеркальных Куполов! Перегнул палку ваш автор, говорите? Что ж, читатель, извини! Наболело, а с кем и поговорить-то, как не с тобой? Беседы за чашечкой чая уже ведь не в моде. Посплетничать, обсудить последние новости, если таковые имеются, это другое. А ты, бедный, уже купил книжку и вынужден все это читать. Не возмущайся, не хмурь брови — это тебе не идет... Отступление-то маленькое, забудь! Идем дальше...

Часть четвертая

... Даже сейчас, после всех виденных нами чудес, это не укладывается в сознании.

Но, тем не менее, факт остается фактом. Непостижимо!

Такие элементарные вещи...

Бесценное сокровище открыто каждому. Доступно любому.

Непостижимо, загадочно в своей предельной простоте...

Мари Смит
1

— Они смирились, господин!. — радостно сообщил карлик. — Как вы и предполагали!

Равнодушие и покорность овладело ими, а мы — их душами...

— Так, — довольно потер руки Власизл. — Теперь самое интересное. Пешки выбыли, в игру вступают главные фигуры!

—  А дальше? — подпрыгнул от нетерпения карлик. — Что произойдет дальше?

— Если б я мог знать, — задумчиво ответил хозяин. — Да это и неинтересно знать, что будет дальше... Зачем тебе это, глупец?

— Чтоб соломку подстелить, — неуверенно начал карлик.

— Больнее упадешь, — хмыкнул Повелитель сил зла. — Тем слаще почувствуешь победу!

Итак, на какой еще «маленькой человеческой слабости» решил сыграть Власизл в этот раз? Да всего-то ничего. Лишь скромная такая потребность людей к идеалу. В отличие от приспособляемости, свойственной миру животных, человек всегда стремился преобразовать мир. Отсюда и вечное тяготение к заоблачному, непостижимому, запредельному... Понимаете теперь, почему Кристиан? Изабелла постепенно стала для него тем идеалом, точнее даже идолом, которому юноша поклонялся. А это уже опасная позиция. Если Кен прекрасно понимал и принимал не только все достоинства любимой, но и ее слабости, то для Кристиана у «его неземной таинственной незнакомки» вообще не было недостатков! И посмел бы утверждать иначе! Какая там Мари? Когда на свете есть Изабелла! Кристиан — личность творческая и обыденность не для него. Столкнувшись в миром таинственного, неподвластного разумению, он сначала оторопел, затем попытался понять и объяснить... Но как объяснить необъяснимое? И юноша уверовал! В то, что Изабелла исключительна, она идеал, который он так долго искал. Ну какому нормальному человеку захочется быть тотемом, которому поклоняются. Не живым, желанным объектом любви, а фетишем. Конечно Изабелла все поняла, вернее, почувствовала.

Поэтому так долго не давала юноше ответа. А он вместо того, чтобы перестать ее боготворить, а стать другом, опорой, где-то даже идеалом, превратился в ее тень. Так что не виной внешность, недостаток каких-либо внутренних качеств и нежелание остаться в своем мире оттолкнули принцессу от господина Торо. Девушка просто не захотела опять стать вещью. Это она уже проходила, когда была графиней де Перси и женой отвратительного вельможи- коллекционера. Еще бы не испугаться! У юной леди оказались еще невероятная выдержка и подлинное благородство, если она столько времени соглашалась терпеть такое положение вещей. Кристиан гонялся за ней по всему миру, как какой-то фанат-эстет за одним из своих сокровищ, без которых уже не мыслит своей жизни. М-да... Силен этот Повелитель темных сил... и каков негодяй! Впрочем, он ведь никого не заставлял. У каждого из наших героев был выбор. И почему они сворачивали не туда? Возможно, удастся разгадать кому-нибудь из вас... Я же предпочитаю идти своей дорогой. И скорее всего опять не туда.,. Вот досада!

2

...Но мы совсем с вами забыли о несчастной Мари. Бедная девушка целый месяц провалялась в жесточайшей горячке, постоянно повторяя в бреду имя возлюбленного. Тея и Лея с молчаливого согласия царицы выхаживали убитую горем мисс Смит. Что-то сломалось в «железной леди». Она ходила, дышала, выполняла несложные поручения Ипполиты, но делала все это, как во сне. Девушку не радовали ни солнечные лучи, ни пение птиц, ни шелест ветерка в зеленых ветвях.

—  Она совсем ненормальная, — шептались за спиной амазонки.

—  Мари, очнись, — просили сестры-близняшки. — Нельзя терять надежду.

— Кристиан, мой Кристиан, — сокрушалась страдалица. — Я ничего не хочу... Мне все равно...

— Что тебе все равно? — не унималась Лея.

—  Все, — отвечала Мари и уходила в укромный уголок, чтобы в который раз оплакивать утраченную любовь.

Шло время. Рана не заживала. Но нужно было жить. Добывать средства к существованию, охотиться, защищаться от многочисленных врагов. Приходилось вставать и делать. Однажды утром Тея застала Мари у озера. Та удивленно вглядывалась в свое отражение в воде, будто видела впервые.

— Что? — не поняла амазонка.

—  Ничего, — ответила Мари и вдруг впервые за столь долгое время улыбнулась.

— И все же, — дернула ее за руку Тея. — Мы же друзья...

—  У меня теперь все будет в порядке, — сообщила вдруг Мари.

—  В самом деле? — изумилась приятельница.

Позже Тея спросила у сестры:

— Тебе не кажется, Мари странная?

— Да она всегда такая, — пожала плечами Лея.

— Такая да не такая, — не сдавалась Тея. — Нужно последить за ней, как бы чего не удумала...

—  Думаешь, опять попытается убить себя? — испугалась Лея.

— Нет, — задумчиво ответила сестра. — Не это. Скорее уж предположить...

— Что? — так и подскочила любопытная Лея. — Говори же! Не молчи...

— Беременная она, — хмыкнула Тея. — Вот что...

—  Ого! — ахнула сестра. — А от кого?

—  От кого? — фыркнула смышленая Тея. — От Кристиана, от кого ж еще!

3

А Кристиан тем временем сходил с ума от ревности и беспокойства. Они плыли назад. Быстроходное судно легко скользило по волнам. Вот уже несколько дней погода была просто чудо. И все это время зеленоглазый хранитель не отходил от Изабеллы ни на шаг.

Что в том удивительного? Ведь так было с первой их встречи. Воин и принцесса почти не расставались, а если и На короткое время, то лишь чтобы встретиться вновь. У них было много общего. «Они только друзья, — твердил себе Кристиан. Он не в состоянии постичь, какое Изабелла совершенство, и никто не в силах Понять это... — Мы рождены быть вместе, и она должна понимать это!» И все же что- то было в отношениях воина и принцессы не так. Красавицу, похоже, развлекало постоянное соперничество из-за нее. Ведь в глазах отважного воина все чаще и чаше вспыхивала такая всесокрушающая любовь, а в сердце бушевала подлинная страсть, что... А может быть, очаровательной кокетке просто надоело притворяться равнодушной? Она вовсю потешалась над преданным Кеном, а он то бледнел от досады, то краснел от ревнивого непонимания. Кристиану же отводилась самая неблаговидная роль — друга-утешителя. Все это прекрасно понимали и по-своему развлекались, втихомолку наблюдая, как страсти накаляются. Оставь господин Торо хотя бы на минутку влюбленных одних, и все... Кен, не удержавшись, признался бы юной насмешнице в любви, но соперник был всегда начеку. Он все бы отдал, чтобы ветер переменился, а с ним и своенравная Фортуна. Но пока все, как шло. Йейль, Фейрфакс, Синдбад и команда от всего сердца желали воину и принцессе счастья, понимая, что от их брака зависит будущее Милеека. Объединившись, два огромных королевства смогут дать достойный отпор врагу. А репортер? Человек он, конечно, хороший, но из другого мира. Ему бы искать суженую по себе, а не волшебницу да еще принцессу из другого мира. Юноша, конечно, не виноват, что так получилось. Это все козни Повелителя сил зла, а может быть, судьбе было угодно, чтобы Кристиан, встретив Изабеллу, полюбил до самозабвения. Но этого оказалось недостаточно. Если красавица-графиня и нарушила бы когда-нибудь данное себе слово: замуж ни- ни! Это произошло бы по вине статного воина, а не прямодушного репортера из Лос-Анджелеса.

Да, зеленоглазый Хранитель прекрасно держал себя в руках. Не спорил, а молча кусал губы, когда Кристиан начинал вдруг заводить разговор об Амуре и Венере. О силах, которым не могут противостоять не только смертные, но и великие боги. Принцесса лишь смеялась в ответ, выслушивая его горячие тирады. Красавице нравилось дразнить Кена, а Кристиан? Он даже немного пугал ее своей настойчивостью и безоглядным, обожанием. Словно какой-то помешанный коллекционер, взирающий на идола, ради которого готов был продать даже душу...

От невинного кокетства Изабеллы зеленоглазого воина бросало то в жар, то в холод. В результате внешне невозмутимому мистеру Ясунари с каждым днем все труднее было контролировать свои чувства и эмоции. Но соперник был все время начеку. Предсказания начинали сбываться. Логос был у них, значит, спасение родных принцессы так близко. А ведь это Кристиану были обещаны королевство и юная наследница престола. Во-первых, он освободил девушку. Хотя это еще спорный вопрос. Помочь выйти из картины одно, а расколдовать — уже другое. А без Кена всего бы этого не случилось. Как не странно, Кристиану всегда помогали: Кен, люди Ордена, друзья, родные и даже силы зла. В то время, как Кену все время все мешали: тот же Кристиан, люди Ордена, родственники и друзья Кристиана, чувство долга, благородство... И лишь в Милеска зеленоглазый воин обнаружил, что у него есть союзники в борьбе за принцессу. Но Кристиан об этом как-то не задумывался. Победа кружила голову, но сердце сжимало волнение. А вдруг выберут не его? Что тогда? Как далеко он готов зайти?

Обстановочка на корабле накалялась. К тому же путь назад был сравнительно, спокойным. Если не считать небольшого шторма, встречи с гарпиями и несколько неуправляемых подводных течений. Но Синдбад был настоящим знатоком своего дела. Он выводил корабль из самых неожиданных и опасных ситуаций. Йейль был занят с утра до вечера. Он приклеился к капитану и по мере сил изучал морскую науку. К тому же, у этого общительного существа оказалось много друзей среди морских обитателей. Фейрфакс неотступно следовал за принцессой, а в свободное время учил чаек жизни. В общем, все были при деле. Морское путешествие подходило к благополучному завершению.

4

Ну наконец-то они снова на берегу! Оседланный Пегас и купленные на восточном базаре вороные скакуны в нетерпении бьют копытами. Пора в путь! Удачно перебравшись через гору, друзья в задумчивости остановились. Нужно было вызволять из Зазеркалья Рауля, но Логос вдруг отказался провести их в страну двуликих.

—  Почему он не действует? — подозрительно покосился на Золотой Жезл господин Торо. — Может быть он не настоящий?

—  Настоящий, — вздохнул Фейрфакс. — Похоже, Рауль не хочет возвращаться.

—  Ему там что, понравилось? — изумился Кристиан.

— Из Зазеркалья можно вернуться лишь добровольно, — угрюмо пробормотал Йейль.— От всего сердца пожелав этого, а мистер Фокс, очевидно, уже пожелал там другого...

—  Ты хочешь сказать, что Рауль предпочел богатство и славу, — догадалась принцесса.

— Не забывай, милая, — сурово произнес Кен. — Мистер Фокс всегда к этому стремился.

—  Да, — согласился Кристиан. — Рауль действительно всегда хотел денег, славы, положения в обществе. Наверное, теперь это у него там есть...

— Только нет сердца, — хмуро прошептал Фейрфакс. — И душа уже ему не принадлежит...

— Что ты этим хочешь сказать? — испугалась Изабелла. — Неужели же нельзя помочь?

— Каждый выбирает свой путь, — проговорил Кен. — Едем. Нам к вечеру нужно добраться до заколдованного леса, там безопаснее, чем здесь...

Вечерело. Маленький отряд ужинал у ярко пылавшего костра. Рядом сверкало огромное зеркальное озеро. Йейль тихо переговаривался о чем-то с русалками. Внезапно он позвал: «Кен, иди сюда. Тут за тобой соскучились...» Услышав последнюю фразу, Изабелла нахмурилась. «Я сейчас? — вопросительно взглянул ‘на нее воин. — На минуточку...» — «Да хоть на час, — обиженно поджала губы красавица, т- Иди, куда хочешь. Я тебя не держу...» Она пожала плечами и отправилась в зеленый шалаш, заботливо сплетенный для нее друзьями. Фейрфакс полетел за ней, что-то укоризненно выговаривая. Он так похож был на заботливую няньку, что Кристиан невольно прыснул. Зато Кен, огорченный внезапной ссорой с любимой принцессой, даже не улыбнулся. «Господин рыцарь, вы скоро?» — опять послышался насмешливый голос Йейля. Юноша нехотя поднялся и, пожав плечами, не спеша, двинулся к озеру.

Кристиан остался у костра, раздумывая обо всем, что случилось с ними за это время. Досада на Мари опять наполнила сердце. Он твердо знал, что уже никогда не сможет простить ей предательства. Как хорошо, что Изабелла ничего не знает о той дикой глупости, совершенной им в пустыне. Но он ведь думал, что это была его принцесса, поэтому совсем потерял голову от страсти... Еще бы, такое желанное создание вдруг по собственной воле оказалось в его объятиях! А ведь он мечтал о ней с первой встречи. Эта девушка — настоящее чудо! Казалось, взмахни она рукой, и зимой на земле наступит весна: запоют птицы, начнут распускаться деревья, радость и веселье наполнит сердца окружающих. Не удивительно, что добиться любви графини де Перси мечтал не один достойный представитель сильного пола. Нет. Он никому не отдаст ее! Будет бороться до конца. И никакие Кены, Мари, Силы зла, обстоятельства, маги не разлучат их, не встанут на пути к счастью!

5

Тем временем принцесса потихоньку выбралась из шалаша и, крадучись, заспешила к озеру. Она не собиралась подслушивать и подсматривать, ей лишь нужно было убедиться, что зеленоглазый воин ведет себя благопристойно. А то за этими русалками глаз да глаз. Мало им своих водяных ухажеров, так еще ее понадобился! Стоп! Как ее? Кен не принадлежал никому. Но проконтролировать все же стоило! Ах, это извечное женское любопытство...

Йейль весело рассказывал о чем-то старшей Ундине, а тем временем младшая русалочка, ловко изогнувшись, схватила красавца-воина за руку и что-то тихо зашептала ему на ухо. Кен отстранился и удивленно взглянул на девушку.

— Спасибо, не стоит, — вежливо ответил он.

Этого оказалось достаточно, чтобы разъяренная Изабелла пулей вылетела из кустов. Ничего не подозревающие заговорщики от неожиданности даже подпрыгнули на месте, а Сабрина ойкнула.

— Извините, — презрительно вымолвила девушка. — Я не хотела мешать. Просто завтра рано вставать и...

— Уже идем, — облегченно вскочил Кен, обрадовавшись возможности отделаться от назойливой рыжеволосой представительницы морской стихии. Именно, что стихии! Русалка была настойчива и бесстыдна, а он все это время с ужасом представлял, что принцесса там одна, без защиты. Или, хуже того, с Кристианом...

—  Девочка моя, — протянул Йейль. — Такой чудесный вечер! Мы просто...

—  Не буду вам мешать! — с вызовом бросила юная леди, исчезая за деревьями.

Воин рванул следом, забыв даже попрощаться.

— Что я говорил! — торжествовал Йейль. — Она ревнует, значит, ничего еще не потеряно! А кто говорил, что моя принцесса не способна любить?

— Как мило! — умильно проговорила Сабрина. — Такая прелестная парочка!

—  Хотел бы я знать, до чего они договорятся, — усмехнулся коварный Йейль.

— Придется тебе забыть об этом рыцаре, сестренка, — поддела Ундина младшую русалочку.

— Я хоть и молодая, но не слепая, — подмигнула Сабрина. — Вижу уж, как он на нее смотрит... Да и принцесса притворяется, что ей до всего и дела нет!

— Ох, ребята, — вздохнул Йейль. — Красота-то какая! Вечер — чудо, наши влюбленные — прелесть. Соловей поет с такой страстью, что аж сердце заходится... Да еще! Логос мы достали, в плен не попали, а главное — живы!..

— Вот и ладненько, — засмеялась Ундина и, подпрыгнув, чмокнула лохматого донжуана в щеку.

— Ну, чем я не прекрасный принц? — засмеялся тот в ответ.

6

Тем временем Кен уже настиг беглянку.

— Стой, Изабелла, — задыхаясь, проговорил он. — Погоди, не уходи!

— Пусти меня, — строптиво проговорила красавица. — Не видишь, я гуляю...

— Одна... в лесу... бегом? — уточнил воин.

— Мне так нравится! — насмешливо сверкнула глазами принцесса.

— Хорошо, — не стал он возражать дальше и попросил: — Можно составить тебе компанию?

— Зачем? — гордо поинтересовалась юная мисс. — Тебе разве с русалкой скучно?

— Изабелла, — притворился сердитым воин. — Ты опять что-то задумала?

— Она тебе нравится? — прямо спросила принцесса.

— Кто? — изумился юноша.

— Русалка, — капризно вздохнула наша прелестница.

— Сабрина? — Кен задумался. — В общем, девушка она неплохая...

—  Ах так! — опять вспылила очаровательная леди. — Уходи!

—  Не могу, — развел руками воин. — Я обязан охранять вас, сударыня.

— Я приказываю!

—  Позвольте вам не подчиниться, — настаивал хитрый юноша, естественно догадавшийся, чем была вызвана эта вспышка гнева.

— Тогда... — воскликнула принцесса, но юноша не дал ей договорить, заключив в объятия.

— Тебе нравится дразнить меня, — приговаривал он, осыпая поцелуями растерянно дрожащее создание. — Мой ангел решил испытать верного рыцаря на прочность? Как видишь, я не устоял... Меня за это казнят... или помилуют?

В ответ тишина. Затем тихий вздох и томное:

—  Уходи!.. Нет... Постой!.. Не смей!.. Я уже ничего не знаю...

— Никто и никогда не будет существовать для меня кроме тебя, — твердо произнес Кен. — Изабелла! Одно твое слово и я...

Тут вдруг с неба полил теплый летний дождь. Словно брызги парного молока, капли отвесно падали на притихшую разгоряченную землю. Так тих и ласков был этот дождь, что даже трава и цветы не склонялись под ним, а будто тянулись навстречу долгожданным благодатным прикосновениям...

— Бежим! — засмеялась принцесса.

—  Куда? — впервые в жизни растерялся наш влюбленный. Еще бы! В свои 22 года впервые влюбиться так безоглядно, так горячо, так страстно, так навсегда...

— Спрячемся где-нибудь и переждем...

7

Тем временем Кристиан мрачно раздумывал о превратностях судьбы, сидя у костра. «Почему прекрасная Изабелла так холодна с ним? Что он сделал не так? Похоже, причина — зеленоглазый воин... В последнее время они почти не расстаются. Он ее друг, напарник. Но ведь его соперник еще мальчишка! Младше Кристиана на целых 6 лет. Хотя в уме, силе и опытности Хранителю не откажешь... Но не всем же с младенческих лет воспитываться в привилегированном Ордене для избранных! А вдруг она предпочтет этого силача? Этого нельзя было допустить! Вот где этот сумасброд^ сейчас? Развлекается с русалками. Хорошая парочка — ветреник и донжуан Йейль и накачанный зеленоглазый самурай! Бедная принцесса! Спит и ничего не подозревает...»

Огорченный мистер Торо, отставив чашку с крепким кофе в сторону, направился к шалашу. У входа его встретил верный страж принцессы. «Вы что-то хотели, сэр?» — вежливо осведомился Фейрфакс. «Изабелла уже спит?» — поинтересовался юноша. Совенок как-то странно посмотрел на него и не ответил. «Ладно, не буду ее тревожить, — вздохнул Кристиан. — Просто хотел пожелать спокойной ночи... сладких снов...», Совенок отрицательно покачал головой, а когда воздыхатель удалился, пробормотал: «Они у нее и так сладкие, без тебя!..»

Когда репортер вернулся к костру, то с удивлением обнаружил большого встрепанного ворона, поспешно взлетевшего на дерево. Ничего не подозревающий юноша огорченно уселся под дерево и залпом осушил чашку. Ворон удовлетворенно каркнул, поручение Власизла было выполнено. Уже через минуту глаза Кристиана сомкнулись. Бедный влюбленный погрузился в странный неясно-тревожащий сон.

...Дорога вела в никуда. Вокруг сумрак и туман. Но он знал — цель близка, поэтому упрямо двигался вперед. Наконец тропинка вывела его к огромному шатру.

— Опять начинается, — тревожно забилось сердце мистера Торо. — Надеюсь, здесь не случится той непоправимой глупости, как тогда, в оазисе.

Кристиан откинул полог и нерешительно шагнул вперед. Ничего, кроме роскошного серебряного зеркала-экрана. Шаг, еще шаг. Мелкая рябь тронула колдовское стекло... и юноша увидел. Дворец. Тронный зал. Его прекрасная леди восседает на троне между королем и королевой. Рядом находится Кен. Он опустился на одно колено и протянул девушке руку.

— Стой! — кричит Кристиан. — Ничего не говори ему, моя принцесса! Он еще должен доказать, что достоин тебя...

Юная леди изумлена. Кен возмущен. Придворные начинают перешептываться.

—  Кто ты, незнакомец, и что хочешь этим сказать? — грозно вопрошает король.

—  Я, — юноша замялся, но потом решительно произнес. — Тот, кто освободил вашу внучку... Мне тоже принадлежит право добиваться ее руки и любви...

Повелитель Милеска кивнул, а Кристиан продолжил:

— А герой... он должен...

В эту минуту какой-то карлик дернул юношу за полу куртки и прошептал: «Скажи, он должен доказать, что принадлежит к касте героев, а потому отправиться в Мифландию и сразиться с чудовищами, наводнившими страну...» — «Это же отправить Кена на верную гибель, — с ужасом понимает Кристиан. — Но ведь он соперник и нельзя допустить, чтобы принцесса досталась ему...»

8

Первые лучи солнца разогнали все кошмары. Кристиан вскочил. Костер почти погас. Из шалаша выглянула улыбающаяся Изабелла. Фейрфакс бросился к ней, смешно хлопая крыльями. Кен и Йейль уже успели насобирать хворост и поохотиться. Позавтракав, все заторопились в дорогу.

Они ехали по разбуженному пением птиц величественному зеленому великану. А вокруг, сколько хватало глаз, изумрудная зелень, переходящая в золотистую, сгущающаяся в темную, почти черную зелень. А наверху кружевные розовые облака. Лесные жители приветствовали друзей, вернувшихся с победой. Лучезарный воздух напоен был запахом свежести и чистоты. Легкий трепет листьев. Казалось, деревья переговариваются. Еще минута, и зеленый занавес ветвей и кустов открыл освещенную солнцем поляну, где ждал их Дух Леса и друиды.

—  Поспешите! — приветливо замахал рукой Повелитель Зеленого Царства. — Мы наведаемся к оракулу и будем следом...

...Стрелой промчались отважные освободители по дороге, мощенной белым камнем. Вот и перекресток, посреди которого огромный указатель...

—  Здесь мы встретились тогда, — задумчиво обронила принцёсса. — А потом отправились в путь и вот...

—  Возвращаемся не все... — сразу же понял, о чем грустит любимая, Кен. — Победа не бывает без потерь... Он осекся и замолчал.

— К сожалению, — жалобно ответила девушка. — Но ведь еще ничего не потеряно?

Кристиан удрученно молчал. Дурацкий сон не выходил у него из головы. Йейль с Фейрфаксом тоже погрустнели. Впереди сверкал в ярких лучах Замок-Солнце. Вокруг чудесный сад. Как-то по-особому благоухали цветы, порхали легкокрылые мотыльки. Широкий двор. Та же тишина и полумрак. Тронный зал. Изабелла стремительно подбежала к королю и осторожно вложила в руку деда Золотой Символ власти. То, что произошло в следующее мгновение, было похоже на сказочный сон! Вокруг все сразу пришло в движение. Проснулись король и королева и сразу же бросились обнимать драгоценную внучку. Их окружили придворные дамы и рыцари, радостно прйвет- ствуя дорогих гостей. На балконе проснулись музыканты и дружно ударили по струнам. Полилась торжественная музыка. В эту минуту в дверь заглянули гости из Заколдованного Леса. Увидев дорогих друзей, все оживились еще больше. И тут началось такое веселье!

Празднично накрытые столы ломились от всевозможных яств. Вино лилось рекой. Все наперебой рассказывали друг другу о том, что было с ними за это долгое время разлуки. Слуги с золотыми блюдами и серебряными кувшинами сновали туда сюда, разнося угощение и питье. Маленький паж откусил, наконец, свое большое румяное яблоко и вдруг заплясал так потешно, что и хозяева, и гости весело пустились следом. Даже псы, мирно спавшие на полу, радостно лая, присоединились к хозяевам.

9

Третий день Сказочная страна предавалась веселью. Все были счастливы. Один Кристиан не разделял всеобщей радости. Жгучая ревность ежеминутно сжигала его сердце, лишая покоя и сна. Изабелла радовалась, как ребенок, а он терял голову от сумасшедшего желания обладать ею. Он готов был убить любого, кто попытался бы встать у него на пути. Юноша мрачно бродил за принцессой, а она была лишь любезна и мила. Хотя в глубине души досадовала, почему не Кен? Отважный воин тоже чуть не впал в меланхолию от поведения соперника, но, не желая портить любимой праздник, сдерживался и молчал. В глубине души он давно уже решил бороться за любимую до конца.

Часы пробили десять. Небо озарили яркие вспышки фейерверка. Во дворце во всю бушевал карнавал. Нарядные жители Сказочной страны кружились в веселом танце. Кристиан успел первым пригласить принцессу и теперь наслаждался ее обществом, с торжеством взирая на одиноко стоявшего в стороне соперника. Вдруг к воину подскочила одна и Йейля. Стройная, как березка, кареглазая дриада потянула юношу в круг. Йейль плясал сразу с двумя лесными нимфами — темненькой и светленькой. Внезапно он хлопнул в ладоши и провозгласил: «Пора меняться парами!» В ту же минуту озорная родственница - Йейля повисла на Кристиане, а воин закружил Изабеллу. «Он подстроил это специально, — пронеслось в голове репортера. — Все помогают своему герою, а не чужаку...» Юноша понимал, звучит это глупо и неправдоподобно. Ведь сколько раз уже верные друзья спасали ему жизнь, но червь сомнений уже поселился в груди, с успехом проделав свою работу. Когда музыка умолкла, Кристиан внезапно поклонился королю с королевой, испросив слова. Это право ему было дано, и с места в карьер, совершенно потерявший от ревности голову, господин Торо попросил у повелителя Сказочной страны руки его внучки. Все замерли от неожиданности, а Йейль даже рот открыл от изумления. Изабелла почему-то молчала, не сводя пристального взгляда с Кена, побелевшего как мел.

— Вижу, юная красавица покорила ваше сердце, досточтимый мистер Торо, — произнес король. — Нам известно, что вы освободили ее из заточения и по законам нашего королевства, если не найдутся еще желающие и наследница престола согласна... что ж... так тому и быть. Я выдам за вас свою внучку...

— Ваше высочество, не торопитесь, умоляю! — вдруг в отчаянии проговорил зеленоглазый воин. — 1Ваша внучка еще так молода...

—  Что ж из того, господин рыцарь, — усмехнулся король. — Если вам есть что сказать, слушаю вас.

— Я готов выполнить любые условия, чтобы добиться вашего согласия на брак с Изабеллой, — прижав руку к сердцу, твердо проговорил зеленоглазый Хранитель. — Не лишайте только меня счастья всей моей жизни...

Принцесса просияла, а Кристиан потемнел.

— Прекрасно, — подала голос не меньше мужа взволнованная всем происходящим королева. — Значит, будет турнир, в котором примут участие рыцари и герои, желающие получить руку наследницы престола, моей дорогой девочки!

—  Но, — вспыхнул вдруг Кристиан, заранее предвидевший исход состязания. Ведь Кен превосходил его в силе и воинском умении во много раз. — Ему, — репортер указал на воина.

— Еще нужно доказать, что он принадлежит к славной касте героев...

—  Кристиан, ты что? — растерялась Изабелла. — Как ты можешь!

— Хорошо, — торжественно прозвучал голос Кена. — Как ты хочешь, чтобы я доказал это?

— Отправляйся в Мифландию и сразись с чудовищами, наводнившими страну! Тогда уже никто не будет сомневаться!..

— Но это же самоубийство, — в испуге зашептали все кругом. — Эта часть Милеска просто перенаселена оборотнями, и монстрами, и чудищами... Там и так уже погибло множество отважных героев! Это же так бессердечно, посылать юного воина на верную гибель...

— Я принимаю вызов! — спокойно ответил Кен.

Часть пятая

Иногда стоит пошире раскрыть глаза и поискать это самое счастье рядом, а не в заоблачных далях...

А. В. Тор
1

Остаток вечера был испорчен. Расстроенная Изабелла тут же покинула зал. Фейрфакс отправился утешать опечаленную госпожу. Йейль, измерив Кристиана укоризненным взглядом, отправился за советом к Оракулу. Отважный воин стал готовиться к походу, но тут в дверь его комнаты постучали. Это была юная принцесса.

—  Не уходи, — дрожащим голосом попросила она. — Неужели нет другого выхода?

— Все будет хорошо, мое счастье...

— Я иду с тобой!

—  Никогда! Ты не будешь рисковать, я не позволю! Слышишь, Изабелл а! Дай сдовб, что останешься и... дождешься меня.

—  Не могу, — ответила красавица. — Мне нужно подумать... слишком все это тяжело... мучительно, невыносимо...

—  Ты будешь ждать моего возвращения, моя принцесса?

—  Я буду молиться, чтобы мой рыцарь вернулся с победой — девушка замолчала. — Просто, я думала, так не бывает...

— Ты плачешь, радость моя, — прошептал юноша. — Улыбнись, не грусти...

— Мне... не нужен никто другой, — всхлипнула вдруг красавица. — Это какое-то наваждение, так не бывает, но я не позволю кому- то мешать нам быть вместе!

— Если бы только я мог выразить, как много ты значишь для меня, — вырвался вдруг у юноши горестный стон. — С первой нашей встречи отважная маленькая леди заставила мое разбитое холодное сердце биться сильнее от волнения и счастья... Я вернусь, непременно вернусь...

— Тебя хочет видеть Хирон, а мне нужно идти, — сквозь слезы проговорила Изабелла.

Кен внезапно крепко прижал к себе горько всхлипывающую принцессу:

— Не смотри, — попросила она. — Я сейчас не красивая...

— Ты самая красивая на свете и всегда будешь такой, — нежно прошептал воин. — Я согласен пройти сотни дорог, преодолеть тысячи препятствий и преград, только бы знать, что ты где-то ждешь меня...

Внезапно за дверями послышался горестный вздох, а затем кто-то жалостно так всхлипнул: — Не могу больше... ох, да что ж это за день сегодня такой...

—  Не день, а ночь не удалась, — поправил второй голос.

Кен и Изабелла обменялись изумленными взглядами, а затем опрометью ринулись к дверям.

—  Йейль, Фейрфакс, — возмущенно воскликнули они в один голос. — Вы что здесь делаете?!!

—  Мы не подслушивали, — покаянно опустил голову Йейль. — Так получилось... Не волнуйтесь, принцесса, я пойду с Кеном и помогу ему...

—  Я должен сделать это сам, — запротестовал воин.

—  Тогда я пойду просто так, — невинно сообщил Йейль. — За компанию!

—  Пусть идет, — умоляюще попросила красавица. — Мне так будет спокойнее...

— Кентавр ждет вас в пещере, — напомнил Фейрфакс. — А вас, мисс, Дикая Лилия дожидается...

2

Утром воин зашел попрощаться. Принцесса уже успокоилась. Глаза ее сияли таким знакомым хитрым огоньком, что Кен насторожился:

— Изабелла, что ты задумала?

— Ничего, — невинно-детское выражение синих глаз. — А что тебе сказал мудрый Хирон?

— Ты будешь писать мне?

— Об этом тебя просил кентавр?

— Изабелла, тебе смешно?

— Ну нельзя же все время плакать... Юноша удивленно поднял брови и подозрительно посмотрел на прелестное создание:

— Рассказывай!

— Я решила, — вздохнула принцесса. — Запрусь в комнате и не выйду до тех пор, пока ты не вернешься.

— Она и королю с королевой уже об этом сказала, — кивнул Фейрфакс.

— А Кристиан? — спросил воин, не в силах скрыть радость.

— Ему-то зачем, — дернул приятеля за руку Йейль. — У вас должны быть равные шансы. Ты вернешься, турнир состоится, и тогда посмотрим кто кого...

— Ты это хотела мне сообщить? — внимательно взглянул Кен в синие доверчивые глаза.

— Я хотела попрощаться и пожелать тебе удачи, — красавица подскочила к своему рыцарю и неожиданно для всех быстро поцеловала его: — Я буду очень-очень ждать...

— Миледи, — притворно возмутился Йейль.

—  Ваши манеры?!

У нас так принято, — смутилась девушка.

—  Там, в параллельном мире...

— Ребята, — растерянно проговорил вдруг Кен. — Оставьте нас на... несколько минут...

Провожать отважного героя вышло все королевство. Бабушка Изабеллы и придворные дамы утирали слезы. Очень уж им понравился благородный воин с изумрудными глазами. Кристиан кусал губы от досады. Помахав платочком вслед отважному рыцарю, прекрасная принцесса немедленно сообщила всем, что запирается в комнате и проведет все это время в уединении. Ей нужно подумать. Претенденты на ее руку — люди достойные, и выбор труден. Она должна разобраться в своих чувствах и решить... хочет ли она вообще замуж! Король взглянул на внучку с еле скрываемой улыбкой. Он-то давно уже все понял! «Принцесса приняла решение, — величественно проговорил он. — И никто не может его изменить!»

3

— Ваше высочество, — причитала Дикая Лилия, бегая за своей госпожой по комнате. — Это же так опасно!

— Ты хочешь, чтобы я находилась в безопасности, пока любимый человек будет рисковать своей жизнью? — нахмурилась Изабелла.

— Я не собираюсь сидеть сложа руки!

— Значит, вы любите прекрасного рыцаря?

— даже подскочила от радости сестра Йейля.

— А говорили: «Выбор будет труден, мне нужно подумать и решить...»

— А что еще я могла, — развела руками юная озорница. — Есть порядки, правила, этикет... К тому же Кристиан мой друг...

—  Но вы уверены, что Кен победит? — поинтересовалась кареглазая нимфа.

—  Он победит, — кивнула принцесса. — Я знаю!

— А что делать мне?

— Просто отвечать иногда моим голосом, — задумчиво произнесла Изабелла. — В общем, делать вид, что я в комнате... грущу, раздумываю...

— Никто не должен догадаться, что мы с принцессой отправились вслед за воином и твоим братом, понимаешь? — наставительно проговорил Фейрфакс.

— Как здорово вы все это придумали! — заулыбалась лесная нимфа. — Не волнуйтесь, никто не догадается... Только будьте там осторожнее...

— Все будет хорошо, — засмеялась Изабелла. — Не зря меня готовили лучшие маги и волшебники — Хацуми, Дух Леса, Друиды... да и книга постаралась!

— Повелитель сил зла, наверное, уже сам пожалел, что дал вам, сударыня, такую власть, — прыснула довольная Дикая Лилия.

— Т-с-с, — остудил ее пыл Фейрфакс. — Об этих не слова... Я сегодня уже одного выловил тут, под окном. Шпионил!

— Это ты о вороне? — спросила принцесса.

— Ага, — кивнул совенок. — Прихвостень Власизла. Высматривает, вынюхивает тут все...

— Он не знает? — насторожилась красавица.

— Нет! — покачал головой Фейрфакс. — А ты, — обернулся он к дриаде, — будь внимательна. Никто не должен знать, что принцесса не под надежной охраной во дворце, иначе нам трудно придется...

4

Мифландия — соседняя со Сказочной страной огромная территория плодородных земель, на которых проживали трудолюбивые мужественные люди. На земле этой рождались настоящие воины и герои, способные, не раздумывая, встать на защиту униженных и обездоленных. Герои Мифландии твердо придерживались воинского Устава Защитника Справедливости. Клан героев Мифландии был чем-то родственен Ордену Защитников Гармонии и Света из параллельного с ними мира.

Издавна Милеска представляла собой огромную державу, которой правили мудрые и справедливые правители. Мир, спокойствие и гармония царили повсюду. Жители помогали друг другу и, хотя были очень разные, почти никогда не ссорились. Дело в том, что когда- то давным-давно добрые волшебники Сказочной страны, герои Мифландии, амазонки, жители леса и воды дружно объединились в борьбе со злом и очистили свой мир от коварства и злобы. За это династии правителей Милеска был дарован надежный защитник от темных сил Логос. С тех самых пор загнанные в подземный мир и Зазеркалье силы зла страстно желали отомстить, поработив огромную державу.

Шли годы, и вот Властелин Сил Зла придумал коварный план, заслав в Милеска хитромудрого Гермеса. Он похитил Логос и улизнул за море, основав там Страну желаний. Сделать ему это было просто, ведь у Гермеса были крылатые сандалии. А в них он передвигался по воздуху. Вместо того, чтобы объединиться и броситься вдогонку, правители переругались. Огромная держава разделилась на несколько небольших самостоятельных государств: Страну сказок, Мифландию, Заколдованный Лес, Царство амазонок, Подводный мир, Королевство фей, Подземный мир.

Когда все было кончено, король Страны сказок и его брат, Дух Леса, послали своих воинов в погоню. Но сначала им нужно было добираться по земле — леса, болота, горы, степи. А там бывшие союзники, а ныне враги — амазонки. К тому же, узнав, что огромная держава распалась на мелкие государства, со всех нор повылазила разная нечисть. Оборотни, монстры, чудовища выползли из укрытий и заточений и стали безнаказанно нападать на путников. Вся эта нечисть заполонила соседнюю со Страной сказок Мифландию. Герои сражались поодиночке и, конечно же, гибли.

Даже заключенный братьями союз с Повелителем Вод не спас положения. Посланцы Сказочной страны просто не добрались до моря, где их ждал верный Синдбад. Они все погибли в пути от лап и клыков оборотней и монстров, стрел амазонок, заблудившись в подземных пещерах, сломавшись духовно в Зазеркалье...

5

...И вот сейчас воину предстояло отправиться в Мифландию, страну, где давно уже царило безвластие и хаос..Сказочную страну хоть охраняли от вторжения маги. К тому же, мудрый король был в хороших отношениях с жителями леса и вод. И то...

Вспомните сами, сколько пришлось им испытать: похищение Логоса, нападение сил зла, побег принцессы, которую искали много лет. Затем наследница вернулась, но тут сватовство Властелина темных сил. Отказ и побег девушки в Страну фей. Затем появление Гипноса и, если бы не Изабелла и ее друзья, то еще неизвестно, чем бы закончилась наша история...

Только-только смогли жители Сказочной страны вздохнуть спокойно, как соседям понадобился герой. Им, конечно же, должен был стать Кен, готовый на подвиги ради синеглазой златовласой юной леди.

Мифландия больше всех других государств подверглась нападению темных сил. Короли сменяли один другого, но никто не правил долго. Одни, не выдержав тягот и забот, отказывались от трона на следующий же день. Другие, более ответственные и благородные, вступали в битву и... гибли. В основном герои умели хорошо махать мечом, а вот в тактике ведения боя были слабоваты. А ведь силы зла были не только сильны, а и коварны, и хитры. Они действовали исподтишка, герои шли напролом. Результат был неутешителен для защитников Мифландии. К тому же ни один из отважных рыцарей ни за что в жизни не попросил бы о помощи! Поэтому чудовища уничтожали их поодиночке. А если и находились смельчаки, сумевшие объединиться и досконально знавшие искусство вести сражение, дело все равно продвигалось медленно. Слишком уж многочисленны и свирепы были силы зла, наводнившие Мифландию. Чуть только кровопролитные сражения героев освобождали страну от одного монстра, тут же появлялся другой. Народ стонал и прятался по углам, боясь не только ночью, а даже днем высунуться на улицу. В общем, нужен был лидер, объединивший жителей на борьбу, но такового пока в Мифландии не было.

Поэтому так волновались все жители Сказочной страны, когда мужественный зеленоглазый хранитель в одиночку отправился сражаться с ордами свирепого противника. Правда с ним отправился Йейль. Но двое против тьмы? Звучало даже для Сказочной страны дико! Кентавр, Дух Леса и Дух Вод предлагали свою помощь, но юноша отказался. Ведь ему было поставлено условие. — он должен справиться сам. «Что ж, тогда возьми вот это, — сказали друзья, протянув воину лук, стрелы, щит и меч. А Дух Леса набросил на плечи юноши плащ, помогающий стать невидимым. — Конь у тебя уже есть, а это... так, подарки. Может быть пригодятся?»

Кен поблагодарил добрых своих покровителей. И все же сердце его сжимала неясная тревога. «Здесь будет все в порядке?» — попросил он. «Не волнуйся, — ответил Дух Леса. Мы вместе, а потому сильны, как никогда!»

6

«Это, конечно, подлинное мужество — принимать жизнь такой, какова она есть, — думал Кен, подъезжая к границе с Мифландией. — Сознавать, что невозможно постоянно пребывать в эйфории, будучи все время довольным собой, этим миром, окружающими. Главное, научиться верить в себя, в свои силы и успех. Понимать, что очень многое зависит и от нас самих. Но иногда стоит раскрыть пошире глаза и поискать это самое счастье рядом, а не в заоблачных далях...» А что его счастье — это Изабелла, юноша знал всегда, с первой встречи.

В эту минуту над головой его тревожно защебетала маленькая пичуга с золотистыми перышками. Заухал филин.

—  Осторожно! — предупредил Йейль. — Впереди опасность!

В уступах скал таилась темная пещера. Странная тишина была вокруг. Настораживающая! Деревья, росшие вокруг, были какими- то хилыми, исковерканными. Казалось, от зеленых когда-то великанов остались лишь неясные тени. По земле стелились космы тумана, запутывались в траве и кустах. Здесь обитало грозное чудище - Химера. Спереди она была львом, в середине — горной дикой козой, а сзади — драконом. Огонь извергало порождение ужасного Тифона и исполинской Эхидны сразу из трех пастей. Никому не было спасения от Химеры. Взвился герой на крылатом Пегасе и стал кружить над обиталищем монстра. Химера уже давно почуяла приближение врага и выжидала.

—  Йейль, — крикнул Кен. — Уходи отсюда! Это мой бой...

В ту же секунду разъяренное страшилище выползло из пещеры. Огонь вылетал из разверзшихся пастей, сжигая все на ее пути. Клубы дыма заволокли все кругом. Высоко взлетел Пегас с отважным наездником, и с вышины стал посылать отважный юноша одну волшебную стрелу за другой. В ярости бесновалась она, сметая все на своем пути, но не могла причинить герою никакого урона. Тогда бросилась Химера в горы, но нигде не могла укрыться она. Смертоносные стрелы всюду настигали кровожадное чудище, погубившее столько живых существ. Наконец, пронзенная меткими стрелами, свалилась Химера со скалы прямо в пропасть. А отважный воин, как ни в чем не бывало, вернулся к Йейлю, с ужасом наблюдающему за смертельной битвой. Но не только он с замирающим сердцем ожидал исхода битвы. Резвая птичка-невеличка в испуге прижалась к отважно распушившему перышки совенку, приговаривая: «Осторожно, Любимый! Оставайся невредимым, счастье мое...»

7

Передохнув немного, путники двинулись дальше. Их поражало запустение и разруха вокруг. Неубранные пожелтевшие поля, брошенные дома, высохшие виноградники...

— Где же люди? — изумлялся Кен. Он даже представить не мог, в каком бедственном положении находится Мифландия. Наконец у ветхого полуразрушенного дома обнаружили путешественники седого изможденного старика.

Что здесь произошло? — поздоровавшись, поинтересовался Йейль. — Где все?

—  Попрятались, — ответил дед. — А вы кто будете?

Узнав, кто, зачем и почему здесь отважные чужеземцы, старик просиял:

—  Значит вы — герои! Эй, люди, выходите, не бойтесь!

Откуда-то из подвалов и полуразрушенных домов показались испуганные жители селения. Постепенно они разговорились и сообщили новым друзьям о своих бедах. Оказывается, за тем лесом в горах жили ужасные птицы, обратившие в пустыню все вокруг. Они нападали и на животных, и на людей, разрывая их медными когтями и клювами. Но самое страшное было то, что перья птиц были из твердой бронзы. Взлетев, пернатые монстры могли ронять их, подобно стрелам, на того, кто вздумал бы напасть на них. Жители селения при всем их бедственном положении оказались милыми и гостеприимными. Они предложили путникам переночевать здесь, собрав скудный ужин. Каждый поделился, чем мог. Йейль и Кен только головами качали.

—  Спасибо, не надо, — смутился воин.

—  И как вы тут с голоду не поумирали? — удивился Йейль.

— Мы живем общиной, — ответил старик. — Помогаем друг другу, но мы землепашцы, а не воины. Сражаться не умеем, остается прятаться и пытаться выживать хоть как-то...

—  Мы обязательно поможем, — пообещал юноша. Жители бросились благодарить, но Кен остановил их. — Сначала дело, а уж потом остальное. А пока нам нужно посовещаться, как сладить с эти злом...

Долго сидели приятели у костра, но противник был неведом им. А как бороться с тем, чего не знаешь? Вдруг уже под утро раздался звонкий голосок:

— Мы там были,— прощебетала маленькая птичка — Мы знаем...

Кен осторожно протянул руку. Она уселась на его ладонь, пригладила перышки и проговорила:

— Птицы-оборотни живут высоко в горах. Их надо спугнуть, а когда они будут над жерлом огромного вулкана ты, Йейль, заиграй на дудочке. Они заснут и упадут в кипящую лаву...

— Вот молодец! — ахнул Йейль. — Откуда ты, прелесть?

Птичка смутилась и, прощебетав: «Мне пора!» — улетела.

— Кен, — позвал Йейль. — Ты что?

— Ничего, — растерянно проговорил тот. Проело я вел: о мнил об Изабелле. Как там моя синеглазая радость?

8

В общем, как говорили, так и вышло. Птицы погибли, а жители селения смогли вздохнуть свободно. Им предстояло много дел. Отремонтировать полуразвалившиеся дома, засеять новый урожай, спасти сады и виноградники от засухи и сорняков.

Наши герои отправились дальше. Жители Мифландии уже не прятались по углам, а выбегали поприветствовать нового героя. Еще бы! Ведь юноша расправился с ужасной Химерой и бронзовыми птицами. Оказалось, как не быстро продвигался крылатый Пегас, слава о зеленоглазом воине-освободителе летела намного быстрее.

Шла вторая неделя путешествия. Наш герой и его верный друг справились с великаном- людоедом. Ослепив безжалостное чудовище и сбросив со скалы в море. Сразились с ужасным драконом, освободили из пещеры, охраняемой оборотнями и монстрами заточенных туда пленников и пленниц. Юная принцесса все это время помогала им, где колдовством, а где добрым советом. Затем отважные герои выманили из болота и убилц ужасную гидру, чудовище с телом змеи и девятью змеиными головами. Выползая из логова, гидра уничтожала целые стада и опустошала все окрестности. Борьба с девятиглавой гидрой была трудна. Тело чудовища было покрыто блестящей чешуей, а от взмаха громадного хвоста падали деревья. Здесь Кену не обойтись было без помощи Йейля. Воин рубил головы, а верный друг прижигал огнем шеи гидры. Если бы он этого не делал, то на месте отрубленной головы сразу же вырастала бы новая. Наконец побежденное чудовище рухнуло на землю. Следующим делом было освободить столицу Мифландии от осады. Здесь уже на помощь нашему герою пришли освобожденные им жители и герои, единогласно избравшие Кена своим предводителем. Кровавая битва длилась три дня и три ночи. Но жители Мифландии и их отважный вождь не собирались сдаваться. Хитрость, сила и воинское умение были на их стороне, а еще взаимовыручка и жгучее желание обрести свободу. А для этого нужно было во что бы то ни стало победить врага. То тут то там вспыхивали восстания против захватчиков. И через некоторое время большая часть Мифландии была полностью очищена от врага. К тому же на помощь пришли соседи, не желающие молча наблюдать, как их браться отважно бьются со злом. В конце концов темные силы не выдержали такого дружного натиска. Монстры и оборотни в страхе бежали, а народ провозгласил зеленоглазого предводителя своим королем. Постепенно жизнь в стране налаживалась. Новый король был мудр и справедлив. Но слишком уж часто в его изумрудных глазах вспыхивала странная грусть. Он тосковал по любимой. И хотя почти каждый день получал от нее краткие весточки (их приносил Фейрфакс), этого было так мало. Как же хотелось Кену прижать Изабеллу к груди! Рассказать ее все-все. И о своей горячей любви, и о приключениях в Мифландии, и о том, как идут у него дела с тех пор, как он стал королем. Жители Мифландии с радостью встретили известие, что их кумир избрал себе в жены наследницу Сказочной страны. Конечно же, два огромных королевства уже давно мечтали объединиться. Пора было ехать за королевой!

А что же происходило в это время во дворце родных Изабеллы? Кристиан день и ночь проводил перед дверью принцессы, уговаривая не противиться и дать ему шанс. Но Дикая Лилия была непреклонна. Еще чего! У нее в лесу имелся свой жених. К тому же она была не принцесса! Слава о подвигах отважного воина давно уже докатилась до Сказочной страны. Ее народ ликовал. Мифландия была свободна! Теперь можно было беспрепятственно путешествовать через соседей. Но сначала нужно было им помочь. Нашлось немало добровольцев для доброго дела. Лучшие воины короля Сказочной страны уже давно сражались с героями Мифландии бок о бок, вытесняя врага из пределов страны-соседки. Друиды тоже направили своих представителей в соседнее государство. Они излечивали от ран, полученных в сражениях, помогали местным жителям быстрее вырастить урожай, чтобы мифландцы смогли, наконец, избавиться от голода. Тем временем охрана короля постоянно поставляла соседям одежду и продовольствие. Узнав о приезде дорогого гостя, Сказочная страна стала готовиться к торжественной встрече. А отважный воин уже мчал навстречу судьбе, торопя верного Пегаса и считая минуты.

9

Они подъезжали уже к границе, когда из лесу на полном скаку вылетели три всадницы, за которыми гнались огромные каменные великаны. Ни стрелы, ни мечи не могли нанести урон гигантским исполинам.

—  Камень! — вскрикнула птичка-невеличка, с которой отважный воин не расставался ни днем, ни ночью, с той самой встречи в селении, на которое нападали кровожадные птицы. — Брось в них камень!

Подождав, пока амазонки промчатся мимо, юноша спрыгнул с коня и, схватив огромный булыжник, запустил им в неповоротливых чудищ. И тут произошло что-то невероятное. Каменные великаны замерли на месте, а потом стали драться между собой до тех пор, пока не рассыпались в прах.

—  Спасибо, — поблагодарила царица. — Ты спас нас, отважный воин. Чем я могу быть тебе полезна?

—  Это он! — вдруг всплеснула руками одна из верных подданных Ипполиты. — Тот герой, о котором слагают легенды по всей стране!

—  Тея, помолчи! — одернула девушку царица. — Вы разрешите мне пригласить вас к нам в гости?

— Мы торопимся, — покачал головой Кен.

— Неужели мужественный герой откажет царице? — не сводя' с юноши восхищенного взгляда, спросила Ипполита. — Если честно, я давно мечтала о встрече...

Йейль тем временем обменивался нежными взглядами с Леей, но, услышав последние слова, очнулся и проговорил:

— Мы торопимся на турнир!

— А, ты жив? — протянула царица. — Это хорошо...

— Правда? — удивился Йейль. — А я думал, вы расстроитесь, ведь Власизл приказал вам убить нас?

— Я ему не подчиняюсь, — строптиво бросила царица и, обернувшись к Кену, спросила:

—  Все настолько серьезно? Вы действительно решили жениться?

Кен кивнул.

— Жаль, — промолвила царица. —Очень жаль! О таком мужчине я мечтала всю жизнь...

— Неужели у такого красавца может быть соперник? — изумленно проговорила Тея, не спускавшая с юноши восторженного взгляда.

—  И кто он?

—  Господин Торо, — буркнул Йейль.

— Кристиан жив?!!! — в один голос завопили близняшки.

—  Кажется, я знаю, как помочь вам, сударь, —  усмехнулась царица. — Надеюсь, нас пригласят на свадьбу?

—  Конечно, приезжайте, — закивал головой Йейль, отличавшийся отходчивостью и добросердечием. — У нас говорят, кто зло помянет...

—  ...тому глаз вон! — хмыкнула царица амазонок. — Что ж... Значит, друзья?!

Кен и Йейль кивнули, а Тея и Лея восторженно заплясали на месте:

—  Если она так сказала, — пояснила Лея. — Это навсегда!

— А Власизлу мы помогали не по доброй воле, — смущенно пробормотала Тея. — Он нас заставил. К тому же, тогда мы даже не знали вас по настоящему...

10

— Возвращаются! — радостно прокричал с башни мальчик-паж. — Они возвращаются!

Радостные жители королевства выбежали навстречу. Поприветствовать отважного героя собрались не только обитатели Сказочной страны, а союзники и ближайшие соседи. Ведь сегодня решалась не только судьба двух влюбленных, а и будущее целой страны.

...Тем временем Властелин сил зла был взбешен. Такой развязки не ожидал даже он! Воин должен был погибнуть, а не победить. К тому же, у юноши появилось слишком много союзников, готовых прийти на помощь по первому зову. Пора действовать! Собирать армию и отправлять в Сказочную страну за Логосом и

юной принцессой. Сам он, конечно, не пойдет. Армию поведут Псиглавец и Циклопус, а карлик проследит, чтобы все было в полном порядке...

...Юноша стремительно влетел в ворота замка. Сердце его тревожно забилось: где же Изабелла? Да вот она. Там. На балконе. Улыбается и машет кружевным платочком. После встречи с амазонками верная птичка-невеличка отправилась вперед, пообещав предупредить принцессу, что ее рыцарь мчит к ней на крыльях любви...

— Приветствует Вас, досточтимый сэр Ясу- нари!— радостно проговорил король Сказочной страны. — Отдыхайте, а вечером в вашу Месть будет устроен торжественный прием...

Кен почтительно кивнул и спешился. Ликующие жители радостно устремились на встречу своему герою. Здесь были и Дух Леса, и Подводный царь, и друиды, и мудрый кентавр, и даже проницательный Оракул. И, что самое удивительное, на торжественное чествование освободителя Мифландии вызвались приехать повелитель Страны желаний Гермес и, конечно же, царица амазонок Ипполита со свитой.

—  Ты даже не представляешь, как много сделал для нас, — тихо прошептал Йейль.

Мы сделали, — ответил Кен. — Все, а не я один!

Тут в дверь комнаты постучали.

— Можно, — насмешливо поинтересовалась принцесса. — Вы теперь столь популярны, мистер, что я еле пробилась к вам поздороваться...

—  Ты видела маленькую такую птичку? — поинтересовался вдруг юноша. — Она должна была сообщить тебе, что мы возвращаемся...

— Птичку? — наивно переспросила Изабелла.

—  Ага, — подтвердил Йейль. — Она нам столько помогала!..

— Да, — не сводя с любимой нежного взгляда, проговорил Кен. — Без нее мы вряд ли справились бы. И что самое странное, с ней все время летал филин, очень похожий на Фейрфакса...

Йейль вдруг растерянно заморгал, а потом хлопнул себя по лбу:

—  И как ты догадался? Я даже подумать не мог!..

—  Ты вспоминал о нас, — внезапно покраснела Изабелла.

— Как я мог забыть ту, которая всегда была рядом! — юноша притянул принцессу к себе и страстно прильнул к ее губам.

—  Ладно, — заскромничал Йейль. — Вы тут поговорите пока, а я пошел...

— Ты знал, — счастливо засмеялась Изабелла. — Ты все время знал и... Молчал... Красавица спрятала заалевшее личико от воина.

— Разве я мог не узнать любимую?! — ответил Кен. — Стань ты даже звездой на небе, из сотни тысяч светил я все равно узнал бы тебя!

11

Торжественная встреча была в самом разгаре, когда к королю подошел Кристиан.

—  Мы выслушаем вас позже, — попросил повелитель Сказочной страны. — Отдыхайте, веселитесь... А о делах поговорим завтра...

— Не стоит откладывать на потом то, что можно решить сейчас, — вдруг упрямо заявил господин Торо. — Сейчас, когда здесь собрались все жители Милеска, мы можем решить, кому будет принадлежать принцесса!

— Моя внучка должна сама сделать выбор, — нахмурился король. — Вам не кажется, что вы слишком давите на нее, к тому же, не стоит торопиться!..

— Поскольку я первым освободил принцессу, — не сдавался Кристиан. — То хочу при всех сделать ей предложение...

— Послушай, приятель, — не выдержал Кен.

— Успокойся...

— Если бы не я, то ничего бы не было, — запальчиво выкрикнул вдруг Кристиан, совершенно потерявший способность мыслить рассудительно. — Я ведь не хочу ничего плохого. Я люблю Изабеллу всем сердцем и готов ждать... но пора уже решить, кто из нас двоих здесь лишний... Насколько я понял, у тебя появилось свое королевство, вот и отправляйся туда!..

— Позвольте, юноша, — строго проговорила вдруг королева. — Отважный воин и король Мифландии — наш гость! Мы от всего сердца благодарны вам обоим...

—  Позволь, бабушка, — подала вдруг голос Изабелла. — Хорошо, я скажу. Я уже давно сделала выбор, так как поняла, что от всего сердца люблю...

— Стойте! — раздался вдруг в конце зала отчаянный крик. — Он мой! Он только мой!

Изабелла вздрогнула, а присутствующие зашептались и стали растерянно озираться назад.

— Мари?! — изумленно произнесли наши друзья.

— Но откуда ты... — начала Изабелла.

— Отдай мне его, — рыдала Мари. — Он — мое счастье, он — моя жизнь!

Девушка бросилась к Кристиану.

— Любимый! — простонала она. — Я думала, ты погиб! Сколько слез я пролила...

Кристиан в ужасе отшатнулся:

— Уйди! Слышишь, уйди. — он оттолкнул бывшую возлюбленную, пытавшуюся повиснуть у него на шее. — Я же сказал, что не-на-ви-жу тебя!

— Ты не можешь так со мной! — побледнела Мари. — С нами! Кристиан, у нас будет ребенок, понимаешь? Мой и твой!

—  Бред! — отпрянул юноша. — Ты совсем помешалась?

—  Ничего она не помешалась, — вступилась за подругу Тея.

—  А говорит чистую правду, — поддержала сестру Лея.

—  Вот и прекрасно!— сразу же нашелся Йейль. — Сыграем сразу две свадьбы?

12

Только он произнес это, как все вокруг потемнело, и раздался визгливый голос Цик- лопуса:

—  Замок окружен! Отдайте нам Логос и принцессу!

— К оружию, друзья — грозно провозгласил король, и все, кто был в зале, ринулись к выходу. Кен и Кристиан оказались в первых рядах. Плечом к плечу они теснили врага к выходу. Рядом дрались амазонки и лесные жители. Йейль с остервенением размахивал дубинкой где-то рядом с фонтаном.

—  Погибните, нечисть! — вопил он. — Такой праздник испортили!..

Ряды монстров и оборотней дрогнули. Чудища не ожидали такого отпора. Вскоре нападавшие обратились в бегство. Цикл опус и Псиглавец улепетывали в первых рядах, бормоча:

— Мы еще вернемся, и вы пожалеете...

Враг был разбит за считанные минуты. Остались убитые и раненные. Старый грязный ворон испуганно взлетел на верхушку дерева. Фейрфакс бросился на оборотня.

— Оставь его, — насмешливо проговорил Йейль. — Пусть летит к хозяину и передаст: мы сильны, как никогда! У нас есть союзники и друзья! И если он еще попытается причинить вред кому-нибудь из близких нам людей, им всем не поздоровится! Я прав, друзья?

Ответом ему было громкое ура! Весть о победе проникла во все уголки огромной страны. А еще о том, что Кен и Изабелла собираются пожениться.

...Кого только не было на этом долгожданном празднике. На свадьбу прибыли и друиды, и Дух Леса, и Русалки, и герои, и Синдбад, и даже жители Страны желаний с Гермесом во главе, ну, и конечно, амазонки. Милеска возрождалась вновь! Гермес сообщил присутствующим о своем решении оставить Логос у молодых. Это его свадебный подарок.

...Силы зла совсем пали духом. Их властелин рвал и метал в своем замке, во всю отрываясь на слугах. Как так?!! Отступить, сдаться, даже не приняв боя! «Силы были неравны, — испуганно визжал превращенный в земляного червяка карлик. — Что мы могли, когда они все объединились! Амазонки нас предали, Гермес послал подальше, а жители Зазеркалья, как всегда, сообщили о своем невмешательстве.

Они не за тех и не за этих, а так, сами по себе. Посмотрят, на чьей стороне будет победа, того и поддержат...

Пока силы зла покидали Милеска, свадебное пиршество продолжало «петь, плясать и торжествовать». Веселье длилось целую неделю, а затем молодые отправились в Мифландию. Кристиана с трудом уговорили остаться хоть ненадолго. Юноша долго не мог успокоиться. Потеряв принцессу, он лишился смысла жизни. «Ты любил Мечту, придуманный Идеал, — утешал его Йейль: — Он никуда не исчез, а остался с тобой. Так Изабелла, которую ты встретил тогда в замке, все еще в твоем сердце, ведь так? Возвращайся в свой мир. Ты художник, и у тебя есть Муза. Твори дальше, удивляя и радуя окружающих!» Пора было в дорогу. Друзья пришли проводить господина Торо перед дальней дорогой. Не было только Мари. Кристиан так и не поверил ей. Правда, перед этим у них был трудный разговор. Об этом попросила юношу Изабелла. «Возможно, со временем я смирюсь, — сказал Кристиан, глядя на Мари. — Но любить тебя я не смогу. Мое сердце навеки отдано другой. Если хочешь, едем вместе...» — «Мне не нужна ничья жалость, — кусая губы, ответила покинутая возлюбленная. — Что ж, возвращайся. Я останусь здесь, с амазонками...»

P.S.

Шло время. Мифландия и Милеска объединились.. Король и Королева передали бразды правления Кену с Изабеллой. Отважный воин безмерно счастлив. Наконец-то он обрел дом, родину и любовь Изабеллы. К тому же, не так давно супруга сообщила ему радостную новость. Зеленоглазый Хранитель скоро должен был стать отцом.

А вот Мари не повезло. У нее родился мальчик, а по законам амазонок... Его должны были или убить, или отдать отцу. Но Кристиан вернулся в свой мир, она же осталась здесь. Молодая мать вынуждена была бежать с сыном от грозной и непреклонной царицы, не пожелавшей менять принятых когда-то давно правил. Устоявшиеся традиции и порядок для нее, видите ли, важнее! Наверное, с тех самых пор в Милеска легенды слагают о женской дружбе... В общем, преданная всеми женщина очутилась на окраине леса. На улице хлестал ливень, ребенок плакал, а сердце несчастной разрывалось от отчаяния и тоски. Разочаровавшись во всех и вся, Мари даже не решилась сообщить о случившемся верным друзьям. Молодая мать так и не смогла оправиться от свалившихся на нее неприятностей. У Мари началась горячка. Когда Тея и Лея обнаружили подругу в холодной сырой пещере, ей уже ничем нельзя было помочь. Они похоронили девушку на зеленом холме, но малыша забрать с собой побоялись.

Малютку вскормила олениха, а через некоторое время на поляну, где расположилось семейство благородных животных, прилетели феи. Обнаружив прелестного ребенка без родителей, одного, в лесу, среди животных, легкокрылые волшебницы сжалились над ним и забрали с собой. Они пронесли мальчика в Страну фей, к своей королеве — матери Изабеллы. Красавице почему-то захотелось оставить ребенка у себя. Она собиралась научить его колдовству и сделать своим наследником.

Вскоре у Кена и Изабеллы родилась красавица дочь. Родители называют ее в честь матери Изабеллы и дочери короля и королевы Милеска — Милисентой! Шло время. Девочка подрастала. Очаровательная, как мать, и отважная, как отец, Мили повсюду находила верных друзей, с легкостью училась, а в силе и ловкости не уступала сверстникам-мальчишкам. Юной принцессе исполнилось 14 лет. Мать и отец не могли нарадоваться на дочь... Тем временем у царицы фей подрастал мальчик, которого она обучала колдовству, считая своим приемным сыном. Вот уже мальчику исполнилось 15. Но по законам Страны фей, человеческий ребенок только до этого возраста может находиться у эльфов и фей. Придворные царицы решили отправить найденыша к отцу.

...Господин Торо так и не женился. Ему уже принадлежало одно из крупнейших издательств, он продолжал много путешествовать и не бросил фотографировать. Поэтому свободного времени у Кристиана фактически не было, да и зачем? «Начнешь вспоминать, мечтать о невозвратном,.. — иногда вздыхал наш герой. — Нет. Это все еще было ему не по силам...» У него по-прежнему горько сжималось сердце при воспоминании о таинственной незнакомке. «А ведь магия слова действительно работала там! И почему я не подумал, когда нужно было загадывать заветное желание?» — сокрушался он. Йейль сообщил юноше по секрету, что все их желания все-таки исполнились. Взять хотя бы Кена и Изабеллу. Они вошли в Милеска, крепко держась за руки. Воин боялся разжать руку и потерять принцессу, поэтому желал лишь одного — и дальше идти с любимой по жизни рука об руку. Как захотел, так и получилось! Он получил ее руку от самого Короля Сказочной страны, а сердце Изабеллы? Оно давно уже принадлежало ему! Принцесса же пожелала обрести семейное счастье, с зеленоглазым воином, конечно! Так и вышло. Девушка обрела, что хотела. Да к тому же спасла родных и страну от темных сил. Надо же было им с будущим супругом строить где-то это самое семейное счастье? А остальные? Кто-то захотел благополучия для себя любимого и по-своему доволен, наверное, в надуманном фальшивом мире снов и грез Зазеркалья. Намного хуже было тем, кто необдуманно захотел «поживиться за счет других», а получал обратный эффект. В‘Общем, каждый получил, что заслужил... А К Кристиану все-таки вернулась его утерянная любовь. Как это произошло?

*  *  *

Однажды господин Торо случайно познакомив на улице с мальчиком, очень похожим на него. Честно Говоря, для Кристиана до сих пор остается загадкой, зачем он свернул на ту темную улицу. Моросил мелкий дождь, редкие пешеходы торопились домой, а нашему-репортеру вдруг захотелось прогуляться... Странно, не правда ли? Ребенок почему-то вызывает в нем жалость. Он стоял посреди улицы и растерянно озирался по сторонам. Кристиан собирался уже пройти мимо, но какая-то сила заставила его подойти и поинтересоваться: все ли в порядке? Мальчик ответил, что прибыл издалека. Ему пообещали, что здесь его встретят. Вот он стоит тут и ждет...

Кристиан раздраженно пожал плечами: «Что за остолопы! Оставить ребенка ночью на улице, одного, без денег, без крова... Идем со мной! — решительно проговорил он. — Моя сестра накормит тебя, переоденешься и выспишься там. А утром решим, как с тобою быть...» Джейн заахала, увидев продрогшего ребенка. Узнав же, что он сирота, решительно заявила: он останется у них! Так Кристиан-младший (Мари назвала сына в честь любимого, а феи не стали ничего менять) обрел семью и родных. Случайность? Судьба? Как знать!

...Шло время, Кристиан-младцщй, Майкл и Изабелла Уайт были неразлучны. Родителей радовало такое согласие и дружба детей. А Кристиан-старший опять стал частым гостем в их доме. Он и Джеймс даже заспорили, кому оформлять опекунство над найденышем. Но вскоре все разрешилось благополучно, Опекуном, естественно, стал господин Торо. Сын дал ему все, о чем можно было только мечтать. Ведь родительская любовь тоже по-своему кусочек того самого счастья, о котором мечтают многие, а находят не все?

Возможно, когда дети подрастут, они отправятся в Страну Обетованную, ведь должны же сын Кристиана с Мари и дочь Кена и Изабеллы когда-нибудь встретиться? Правда, это будет уже другая история!

Честно говоря, никому не дано предугадать, что произойдет дальше... Хотя нет! Власизл, у которого остались и Книга зла и Колдовское Зеркало, знает, но пока выжидает... Скорее всего, у него уже есть планы на новых действующих лиц, появившихся столь неожиданно, а может быть, закономерно? Но Повелитель темных сил не привык обсуждать свои проекты с кем-либо... Его время еще придет! А тогда...

— держитесь!..

Посему...


...до новых встреч!

Ваш А. В. Тор.


Оглавление

  • ОБИТЕЛЬ СКАЗОК
  •   Часть первая
  •   Часть вторая
  •   Часть третья
  •   Часть четвертая
  •   Часть пятая
  • В ПОИСКАХ ЛОГОСА
  •   Предисловие
  •   Часть первая
  •   Часть вторая
  •   Часть третья
  •   Часть четвертая
  •   Часть пятая
  •   P.S.

  • загрузка...