КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614043 томов
Объем библиотеки - 949 Гб.
Всего авторов - 242653
Пользователей - 112716

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Тайна золотой россыпи [Аркадий Александрович Локерман] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Аркадий Александрович Локерман Тайна золотой россыпи

Акжал — белая грива

Все уехали в пионерский лагерь. Впрочем, не все. Кое-кто остался в поселке. Во-первых, Леня. Собственно говоря, ему очень хотелось в лагерь. Но так как учитель истории был весьма невысокого мнения о познаниях мальчика в этой важной науке, то Леня в течение года получал двойку за двойкой. Леня со своей стороны считал, что будущему инженеру-механику вовсе ни к чему знать, что творилось на белом свете в те времена, когда техника стояла на неслыханно низком уровне. Коренные расхождения во взглядах ученика и учителя привели к тому, что Леня должен был осенью держать переэкзаменовку.

Остался в поселке и Вася. Ведь именно ему, а не кому-нибудь другому совет отряда поручил благотворно влиять на Леню и подтянуть его по истории. А как повлияешь на расстоянии? Поэтому Вася уговорил родителей не отправлять его в лагерь.

Не уехали и близнецы Вовка и Игорь. Переэкзаменовки им, правда, не предстояли, но и хвалиться было нечем: среднегодовая отметка их на круг составляла «трояк». Отец рассердился и не отпустил близнецов в лагерь, по его мнению, они так мало утомляли себя зимой, что отдыхать им было не от чего.

Ребята очень скучали. Библиотеку закрыли на ремонт. Волейбольную сетку увезли в лагерь. Сначала еще было одно место, куда стоило ходить. В поселке строили тракторный завод. Там работали огромные краны, бережно опускавшие на растущую стену блок за блоком. Удивительные машины рыли котлованы, разгребали землю, целые вереницы самосвалов увозили со стройки землю, привозили песок и гравий. За несколько дней ребята изучили нрав всех шоферов и знали, кого можно попросить прокатить, а к кому лучше и не подступаться. И вдруг все кончилось. Однажды Вовка в обеденный перерыв забрался в кабину экскаватора и попробовал поработать. После этого ребят даже к проходной не подпускали.

Словом, делать было решительно нечего. Ребята приуныли.

Но тут Леня проведал, что на горе, километрах в двенадцати от поселка, работают геологи. Они что-то ищут, а, может быть, уже и нашли. Леня загорелся. Непременно надо там побывать. Ребята поворчали, что слишком далеко и еще неизвестно, увидят ли они что-нибудь стоящее. Однако Леня без труда их уговорил.

Уговорил он и Анку. Анка-то должна была ехать в лагерь — у нее в табеле меньше четверок не водилось. Осталась она по глупой случайности — из-за какой-то ангины. Леня понимал, что по-товарищески надо было бы посочувствовать Анке, но не мог, как ни старался, потому что относился к ней совсем не так, как к другим девчонкам. Впрочем, это был его секрет.

Часа три ребята шагали по степи, пока, наконец, не увидели у подножия горы, возле озерка, две белые палатки. Подошли. Из палатки вылез невысокий человек лет сорока. На висках у него серебрилась седина, одет он был в выгоревшую майку, солдатские бриджи, керзовые сапоги. Ребята видели геологов в одной кинокартине. Там геологи все, как на подбор, были молодые, красивые, в кожаных костюмах, с биноклями и фотоаппаратами. Ясно, что встретивший их человек не мог быть геологом. Это, наверно, сторож.

— Не можете ли вы нам сказать, что здесь нашли? — спросил Леня, не теряя времени на лишние разговоры.

— А вы кто такие? — вместо ответа спросил сторож и, молча выслушав объяснения ребят, продолжал допрос. — Документы у вас есть?

— Документы?.. Нет! — растерянно сказал Игорь.

— Тогда дело принимает серьезный оборот! — сторож обвел глазами всю компанию. — Может быть, вы совсем не пионеры, а какие-нибудь шпионы. Во всяком случае, эти двое явно подозрительны!

Он в упор смотрел на Игоря и Вовку, на их одинаково широко расставленные глаза, на одинаково выгоревшие добела брови и ресницы, на одинаковые короткие прямые носы с одинаковым количеством веснушек.

— Ну что вы! — испуганно воскликнула Анка. — Они же мои двоюродные братья.

— Это не доказательство. Не могут же два мальчика походить друг на друга, как две новые копейки! Ясно, что они загримированные. А вот с какой целью, я еще не совсем понимаю.

— Мы не загримированные, мы близнецы, — насупившись, глядя в землю, ответил Вовка.

— Их даже учителя не всегда отличают, — подтвердил Леня.

— Да ну? — удивился сторож. — Это же очень выгодно, можно уроки друг за друга отвечать!

— А мы так и делали. Только нас рассадили по разным партам, — сказал Игорь.

— Все равно выгодно, — настаивал на своем сторож. — Когда один что-нибудь натворит, не понять, кто виноват.

— Никакой выгоды, — пробурчал Вовка. — Один натворит, а наказывают на всякий случай обоих.



Сторож весело засмеялся и обнял братьев за плечи. И тут выяснились удивительные вещи. Оказалось, что фильмам не всегда можно верить. Тот, кого ребята приняли за сторожа, был начальник геологической партии. Звали его Сергей Иванович. А про документы он спрашивал просто в шутку. Скоро ребята узнали, что делают геологи на горе.

В недавно прорытых канавах была видна жила белого кварца, залегающая среди розового гранита. А в кварце, если смотреть в лупу, которую Сергей Иванович вытащил из кармана, кое-где виднелись бледно-желтые чешуйки и зернышки. Это было золото.

Золото! Подумать только! Так близко от их поселка лежит в земле такое богатство, и никто про это не знал.

Местами кварцевая жила разветвлялась на тонкие полосы, похожие на струйки молока, пролитого на землю. Ребята слышали не раз, что гора называется Акжал, но никогда не задумывались о значении этого слова. Оказалось, что по-казахски Акжал значит «Белая Грива».

— Посмотрите, — говорил Сергей Иванович, — ведь эти кварцевые пряди и вправду напоминают гриву огромной сказочной лошади. Вот мы и решили назвать эту жилу «Белая лошадь».

Сергей Иванович познакомил ребят со своими помощниками: седоусым Максимычем и с Костей — студентом горного института, приехавшим на практику. Тут ребята убедились, что фильмам все-таки можно верить, потому что Костя был молодой, высокий, красивый, точь-в-точь как на экране, через левое плечо у него висел фотоаппарат, через правое — замечательный планшет с целлулоидным верхом.

Ниже кварцевой жилы склон горы был покрыт наносами, зарос травой.

— Что скрывается там, мы еще не знаем, — сказал Сергей Иванович, — можем только предполагать. Ведь эти скалы и кварцевая жила постепенно разрушаются, и золото попадает в насосы. В них, наверно, таится золотая россыпь.

— Это надо проверить. Взять пробы, я знаю, я читал, — посоветовал Леня.

Сергей Иванович улыбнулся одними глазами:

— Согласен, но дела у нас плохи. Людей не хватает. Вы не знаете кого-нибудь, кто ищет работу?

— Нет, — ответил Леня, — у нас ведь тракторный завод строят. Всюду объявления висят: «Требуются все специальности, одиноким предоставляется общежитие».

— Везде так, беда да и только! — геолог безнадежно махнул рукой. — Ну, а вы сами чем занимаетесь в каникулы?

— Гуляем, книжки читаем, Леня историю повторяет, — начала перечислять Анка, но Леня ее перебил, сказал про игру в шахматы.

Ему совсем не хотелось, чтобы геолог узнал про его неприятности с экзаменом.

— Понимаю, — кивнул Сергей Иванович, — дел у вас очень много, но… — он остановился и внимательно посмотрел на ребят, — а что, если вам найти время и поработать у нас? Узнаете, как разведывают россыпь, да и заработаете! Платить будем сдельно, по пятому разряду!

Леня взглянул на Васю. Почти полгода они копили на мелкокалиберное ружье. Семьдесят три рубля восемьдесят пять копеек уже лежали в банке из-под какао, превращенной в копилку. Но этого было очень мало и копить пришлось бы еще долго. А тут представлялась такая возможность! Но самое замечательное, что они обязательно откроют золотую россыпь, богатую, как в рассказах Джека Лондона. Вот позавидуют те, кто прохлаждается в пионерском лагере.

— А что надо делать? — спросил Вася.

— Рыть землю, брать пробы, носить образцы.

«Копаться, как на огороде!» — без всякого удовольствия подумал Вовка. Ему как раз сегодня попало за то, что он вчера вечером не полил грядки.

— А вдруг мы не справимся? — Анка тревожно посмотрела на геолога.

— Справитесь! — уверенно ответил тот, — конечно, если постараетесь. В прошлом году у нас работали на практике ваши сверстники, ребята из ФЗО. Хорошо у них получалось.

Вася обернулся к товарищам:

— Ну, так будем работать?

Игорь, не отличавшийся многословием, сказал:

— Будем!

— О чем тут говорить, — поддержал Леня.

— Раз так, и я согласен! — заявил Вовка. Он никогда не отставал от компании. Подумав, он добавил: «Только уж очень далеко до вас ходить».

— Это дело поправимое, — успокоил его Сергей Иванович. — Утром и вечером в поселок ходит наша машина. Она останавливается возле почты.

— Ну, ребята, вам просто повезло, — сказал Костя, — пользуйтесь случаем! За два месяца вы тут специалистами станете. Это вам не то, что в лагере зарядку по команде делать.

— Конечно! В лагере каждый год одно и то же, — подхватил Леня, еще вчера тяжело вздыхавший при мысли о лагерных кострах и походах.

Назад в поселок ребята ехали на машине. Анка сидела в кабине. Остальные стояли в кузове, держась друг за друга.

— А вы еще идти не хотели! — попрекал ребят Леня. Он чувствовал себя именинником. — Видите, как все хорошо обернулось. Посмотрим, что теперь скажет этот задавака Олег Воинов.

Несколько дней тому назад к ветеринару Воинову, который жил в доме напротив Лени, приехал племянник из Харькова. Леня обрадовался — прибавится еще один товарищ в компании, да еще из большого города. Но новенький, его звали Олег, держался надменно, назвал Леню на вы и с презрением заявил, что в такой дыре, как их поселок, конечно, ничего не может быть интересного.

Леню это задело, он ответил:

— Ну, положим!

А теперь представлялся случай показать новичку, чего стоит поселок. Может, у них в Харькове тоже золото валяется под ногами?! И Леня повторил:

— Посмотрим, что скажет Олег…

— Что скажет твой Олег, не так уж важно, а вот что нам скажут дома… — забеспокоился Игорь. — Пустят ли к геологам?

Все примолкли. Родители, как известно, странные люди, никогда нельзя быть уверенным, что им понравится то, что нравится ребятам.

Как ни удивительно, родителей на этот раз даже не пришлось уговаривать. Согласился и отец Лени, взяв с сына слово, что тот будет готовиться к переэкзаменовке по вечерам. Гораздо сложнее для Лени оказалось объяснение с Васей. Вася явился к своему другу и мрачно заявил:

— Я все обдумал. Тебе работать с нами нельзя. Ты должен заниматься.

— Пустяки, — отмахнулся Леня. — Что мне вечеров не хватит?

Но ответ, который успокоил отца, на Васю не подействовал.

Друзья почти поссорились.

— Не суйся не в свое дело, я не маленький, — кричал Леня, — тоже друг называется! Сам будет работать, а я долби историю, как дятел старое дерево.

— Пожалуйста, — чуть побледнев, сказал Вася. — Если так, и я откажусь помогать геологам.

— Да ты с ума сошел, — захлебнулся Леня.

После ожесточенных препирательств было решено, что Леня будет ездить на Акжал через день.

Первый день

По дороге на разведку Анка сказала:

— Мы должны помогать просто так, как пионеры, а деньги брать стыдно!

— Не понимаю, почему, — удивился Вовка, — ведь взрослые получают деньги за работу?

— Это другое дело, — доказывала Анка, — они же служат, а мы помогаем.

Конечно, работать за деньги было бы интересней, чем просто так, но все согласились с Анкой, что как-то стыдно это.

— Ну что ж, я как все! — Вовка беспечно махнул рукой.

Ребята сразу же сказали Сергею Ивановичу о своем решении. Он с удовольствием посмотрел на новых работников, сказал:

— Все будет как полагается, а сейчас, благословись, начнем!

На склоне, спускавшемся к ручью, рулеткой разметили сетку. Через каждые двадцать метров забивали колышки, на каждом надписали номер.

— Из этих мест будем брать пробы, — сказал Максимыч, под команду которого поступили ребята.

— Вооружайтесь! — распорядился он, показывая на лопаты, сваленные в кучу.

Сам Максимыч поднес ко рту ладони, пето плюнул на них, не то сделал вид, что плюет, потер их одна о другую, взял лопату, очертил на земле прямоугольник и принялся рыть яму.

— По-нашему, по-горняцки, яма, или там колодец, из которой берут пробы, называется шурф. Вон, на колышке, обозначен номер.

Ребята посмотрели на цифру 1, жирно написанную мягким карандашом.

Максимыч рыл легко и быстро.

— Пробы будем брать с каждого полметра, — пояснил он, замеряя глубину ямы лопаткой, на черенке которой были сделаны зарубки.

— Видите, как раз полметра! — он тщательно перемешал скопившуюся возле ямы кучу земли и разровнял ее в большую круглую лепешку. — Самое главнее, чтобы в пробу попало всего понемногу, как есть в натуре!

Каждые две лопаты хорошо перемешанной земли Максимыч отбрасывал в сторону, а третью засыпал в брезентовый мешок, который он велел держать Игорю. Заполнив мешок до самого верха, он написал на бумажке «шурф № 1, проба № 1», положил ее в пришитый к мешку кармашек и спросил:

— Понятно?

— Понятно! — хором ответили ребята.

— Пробы по-первости будете отбирать вместе со мной. А как дойдете до скалы, так всю землю из шурфа зачищайте под метелочку, потому что золото любит квартировать у самой скалы, по-нашему, возле плотика. Понятно?

— Понятно, — опять крикнули ребята.

— Тогда расходитесь по одному к каждому шурфу и начинайте. А вы, — он посмотрел на Анку, — пойдете со мной, мы вам другую работу найдем, полегче.

— Зачем полегче? — нахмурилась Анка. — Я дома весь огород одна вскопала!

Но Максимыч был неумолим. Анка пошла за ним, надувшись, а мальчики принялись за дело.

Лопата довольно легко уходила в сухой песчанистый грунт, и ребята решили, что работа эта — сущие пустяки. Но не прошло и получаса, как начала ныть спина. Черенок лопаты просто обжигал ладони.

Леня поплевал на руки и растер их, как Максимыч. Стало легче, но не надолго. На правой ладони возле указательного пальца, кожа покраснела, а еще через час образовался волдырь.

Леня снял майку, обернул ею руку и, сжав губы, налег на лопату. Болела уже не только спина, все тело ныло и просило отдыха.

— Все равно не брошу! — решил Леня.

Вторые пол метра показались ему гораздо более длинными, чем первые. И вот лопата уперлась в скалу! Леня, как учил Максимыч, тщательно зачистил землю и даже, встав на колени, внимательно осмотрел серый, в трещинах, камень. Но золота не было.

Сколько прошло времени, он не знал. Солнце уже перевалило на запад. Над разогретыми камнями струился воздух. Леня облизнул сухим языком пересохшие губы и пошел навестить Васю. Из шурфа виднелась только его макушка.

— Сейчас третью пробу закопчу и вылезу! — лицо его было грязно, голос охрип.

— Смотри, Анка едет! — оживился Леня.

По склону, без дороги, часто перебирая ногами, трусила низкорослая серая лошаденка, запряженная в двухколесную таратайку. Анка крепко держала вожжи в вытянутых руках. По ее лицу было видно, что не простое это дело — первый раз в жизни управлять лошадью, да еще без дороги!

Максимыч сидел рядом с ней, закрыв глаза, и клевал носом.

— Тпру-у! — почти басом выкрикнула Анка и откинулась назад, натягивая вожжи. Должно быть, она потянула одну вожжу сильней другой, потому что лошадь круто повернула и чуть не ступила в яму. Максимыч качнулся и открыл глаза. Вася мигом выскочил из шурфа, увидев над собой концы оглобель и лошадиную шею.



— Осторожней! Править не умеешь! — рассердился он.

Анка рассмеялась.

— Ого, сколько ты наробил! — с уважением посмотрев на Васю, сказал Максимыч, — а мы припозднились! Савраса поймать не могли. Хитрющий конь, бегает от работы, как черт от ладана!

Максимыч достал из таратайки запотевший алюминиевый бидон.

— Думаем, затомились тут хлопцы, надо воды захватить!

— Пей! — самоотверженно сказал Леня.

— Ты первый! — с жадностью глядя на воду, отмахнулся Вася.

— Не торгуйтесь! — усмехнулся Максимыч.

Запрокинув голову, Леня лил в себя воду, не замечал, что струйка бежит по его шее под майку.

Почти одновременно подошли близнецы.

— Пить хочу до смерти! — сказал Вовка.

Когда бидон обошел всех, он был пуст.

— Все выпили? — удивилась Анка.

— Ты бы поработала на такой жаре! — Вовка хмуро посмотрел на свои ладони. — Я теперь в волейбол играть не смогу.

Про себя он подумал: «Напрасно мы согласились, ничего тут интересного нет. Удовольствие вкалывать так каждый день!»

Максимыч отобрал из каждой кучи земли пробу. Анка аккуратно написала на бумажках номера. Мешки взвалили на таратайку.

— Объявляется обеденный перерыв. Айда за нами, — сказал Максимыч ребятам. — А ты, птаха, садись на мешки, — ласково обратился он к Анке.

— Что вы, дядя Максимыч, Савраске и так тяжело, — ответила девочка и, взяв в руки вожжи, чмокнула: — Н-но!

Добравшись до озерка, ребята на ходу сбросили тапочки и майки, залезли в воду и принялись плескаться. Тем временем Максимыч и Анка сгрузили мешки с пробами.

Тут отогнулся полог одной из палаток и показалось лицо Сергея Ивановича.

— Эй, геологи, пожалуйте сюда, — крикнул он ребятам.

Прошло несколько секунд, пока глаза привыкли к полумраку палатки и ребята разглядели длинный узкий стол из досок, положенных на козлы, а на нем тарелки и ложки. Сергей Иванович нарезал хлеб.

— Садитесь! — пригласил он.

— Нет, что вы, спасибо, мы с собой взяли чем позавтракать, — отнекивались ребята.

— В обязательном порядке! Хозяйка у нас строгая, без обеда никого не отпускает. Верно я говорю, тетя Маша?

В палатку, неся большую кастрюлю, вошла пожилая, дородная женщина. Вид у нее был совсем не строгий. Круглое с улыбчатыми морщинками лицо, карие глаза, седые гладко причесанные волосы.

— Кушайте, пожалуйста, — сказала она, ставя кастрюлю, — только, может, не понравится вам, пища у нас простая.

Вовка звучно проглотил слюну.

Вообще-то дома никто из ребят не был любителем каши, но здесь каша оказалась необыкновенно вкусной!

Была в старину такая пословица: каков с ложкой, таков и с сошкой.

Если верить примете, ребята обещали быть отличными работниками, — ложки так и мелькали. Однако ребята успевали отвечать на вопросы тети Маши. А ей хотелось знать, как они живут, кто их родители и сколько получают, есть ли в магазинах поселка крупа и многое другое.

Она удивилась, узнав, что ребята уже перешли в седьмой класс.

— А вы сколько классов кончили? — полюбопытствовал Леня.

— Я-то? — тетя Маша подперла рукой щеку и вздохнула. — Одну зиму в школу проходила, потом в людях работала, а когда до ее вот лет дожила, — она погладила Анкину голову, — на четырнадцатом году замуж меня выдали, вот за этого молодца!

— А чем плох молодец? — и Максимыч важно разгладил усы.

Леня поперхнулся от удивления. Анка даже перестала есть и положила ложку на стол. Игорь засмеялся.

— Мы тебя, Анка, тоже скоро замуж выдадим! — выпалил он.

— Так не бывает! — убежденно сказала Анка.

Тетя Маша улыбнулась.

— В старое время и не такое случалось. Кому каши добавить? Тебе, муженек?

— Спасибо, сыт. Надо хоть парочку проб успеть промыть. Кто хочет, пошли со мной. Посмотрим, каков урожай, — сказал Максимыч.

Конечно, все ребята отправились с ним.

Золотой жеребенок

Максимыч остановился на берегу озера и вытащил из воды небольшое деревянное корыто, которое, как затонувший корабль, покоилось на дне, прижатое камнем. Он внимательно его оглядел, ладонью очистил налипший песок и сказал:

— В такую жару лоток рассохнуться может, поэтому я его в воде берегу.

Ребята почтительно потрогали скользкое, гладко выструганное корыто, которое оказалось не корытом, а лотком.

Он взял лоток, оглядел ребят.

— Начнем! — торжественно сказал Максимыч.

— Кто из вас самый удачливый?

Леня с его злосчастной переэкзаменовкой, разумеется, не мог считать себя удачником. Васе тоже постоянно не везло. Вот, например, совсем недавно, укрепляя антенну, он свалился с крыши. Анка проб не брала. Ребята переглядывались.

— Мне всегда везет, — сказал вдруг Вовка.

Никто против этого не возразил. Действительно, Вовке везло. Он ухитрялся получать приличные отметки, когда совсем не знал урока, и вообще умел, как говорится, выходить сухим из воды.

— Давай твои пробы, — сказал Максимыч.

Вовка волоком подтащил мешок и украдкой посмотрел на свои ладони — один волдырь лопнул, другой натянулся и стал упругим, как мяч.

Максимыч отсыпал в лоток половину пробы, присел на корточки и принялся за работу. Он слегка погрузил лоток в воду и начал быстро и равномерно его покачивать. Лоток колыхался, то с носа, то с борта его заливала вода, смывая песчинки и мелкие камешки.

— Ой, золото уплывает! — воскликнула Анка, увидев, как блестит в освещенной солнцем воде, соскальзывая с лотка, желтая чешуйка.

— Это слюда, — ответил Максимыч, — вода свое дело знает, смывает легкие песчинки, а что потяжелее, золото, или какие другие металлы, оставляет на дне лотка!

Все меньше песка оставалось в лотке. Осторожней стали быстрые движения рук Максимыча. Лоток плавно скользил по воде, было видно, как идет ко дну редкий дождь мелких песчинок.

Вдруг лоток резко остановился. Максимыч вздрогнул, вытащил лоток на берег и низко над ним наклонился. Ребята тоже наклонились — надо же хорошенько рассмотреть все.



Максимыч осторожно разровнял рукой песок, оставшийся еще в лотке, и все увидели, что его дно усыпано желтыми букашками.

— Боже ж ты мой! — сказал Максимыч. — Ну-ка, кто-нибудь, сбегайте, принесите штук пять мисок, а ты, Анка, подай мне вон тот ковш! Быстро!

Леня побежал к палатке.

Максимыч тщательно, не оставив ни одной песчинки, переложил в ковш содержимое лотка, поставил ковш на землю, со всех сторон подпер его камнями и погрозил пальцем:

— Не трогать! Даже близко не подходить, высохнет, тогда посмотрим.

Он начал промывать оставшуюся часть пробы. На лбу его выступил пот. Ребята стояли возле него и внимательно смотрели на лоток.

Влетев в палатку, Леня выпалил.

— Мы золото нашли, громадное богатство, очень много, надо посуду!

— Бочки хватит? — улыбнулся Костя.

Сергей Иванович, что-то писавший за столом, положил перо.

— Расскажи толком!

Но толку от Лениного рассказа было мало. Глаза его блестели, он размахивал руками и твердил одно и то же.

— Пошли! — сказал, наконец, Сергей Иванович.

Максимыч заканчивал промывку второй половины пробы.

— Крупное! — прошептал Сергей Иванович, близоруко склонившись над ковшом.

— Верняком фунт будет! Это с одной-то пробы! — воскликнул Максимыч, торопливо свертывая влажными, непослушными пальцами цыгарку. — Только на Олекме попался мне однажды такой клад!

— Сынок, — глядя прямо на Игоря, сказал Максимыч, — давай-ка твою вторую пробу. Рука у тебя легкая, может, и та проба будет не хуже.

— Это у меня рука легкая! — обиделся Вовка.

— А кто вас там разберет, — проворчал, смутившись, Максимыч, — хоть бы заплаты разные на штаны ставили для отличия. Ну, тащи ты.

Вовка подтащил мешок.

— Я сейчас пойду еще накопаю, — сказал он с таким видом, будто знал какой-то особый секрет удачи. Работа уже не казалась ему скучной и тяжелой.

— Завтра возьмешь, уже поздно, — сказал Сергей Иванович.

Вторую Вовкину пробу промывали втроем: Максимыч лотком, Сергей Иванович и Костя в мисках.

Быстро темнело. Как по команде, умолкли кузнечики. Стало прохладно. Вторая проба оказалась еще богаче, чем первая.

— Давайте запалим костер, — предложил, разгорячившись, Максимыч.

Но Сергей Иванович твердо сказал:

— Отложим до завтра! При таком свете легко наделать ошибок! И ребятам пора домой.

— Минутку! Судьба месторождения решена, — торжественно провозгласил Костя, который хоть и считал себя солидным взрослым человеком, но загорался, как пятнадцатилетний. — Надо придумать название для россыпи!

— Счастливая! — улыбаясь, предложила тетя Маша, незаметно подошедшая к озеру.

— Фунтовая! — сказал Максимыч.

— А сколько это — фунт? — спросила Анка.

— Четыреста граммов, — ответил Леня, который знал все, кроме истории.

— Четыреста десять, — поправил Сергей Иванович.

— Фунтовая — некрасиво, — сморщила нос Анка. — Пусть лучше называется «Золотой жеребенок».

Сергей Иванович серьезно сказал:

— По неписаным законам название россыпи дает тот, кто ее нашел. Решай ты, Вовка.

Вовка с достоинством раскрыл рот, словно собираясь поразить всех каким-то неслыханным названием, но сразу же растерялся и сказал жалким голосом:

— Я… я… думаю… Золотой жеребенок красивое название!

— Что ж, у Белой лошади Золотой жеребенок — это неплохо. Быть по сему! — усмехнулся Сергей Иванович.

Новый приятель

Олег Воинов был очень плохо настроен. Скука! Уже три раза он прошел из конца в конец главную улицу. Постоял возле ярко освещенного входа в кино. Такое сооружение вообще освещать не стоит — сарай из почерневших от старости бревен! Говорят, раньше это был лабаз какого-то купца. А фильмы! Один древнее другого.

Олег выпил в ларьке воды. Тьфу, только называется, что газированная!

Больше делать было решительно нечего. Уже третий вечер он марширует тут и не знает, как убить время. Что делать без подходящей компании? Закурить бы! Да денег нет. Тетка оказалась настоящим деспотом.

«А если сесть в поезд и обратно в Харьков? Не выгонит же отец на улицу единственного сына! Впрочем, у него такой характер, что и выгнать может. Сказал же он: или ты станешь человеком, или нет у меня сына».

— Здравствуй, — перебил печальные размышления Олега веселый голос Лени.

Леня был не один, с ним трое ребят и девчонка.

— Привет, — ответил Олег, разглядывая Анку.

Ребята остановились, они с любопытством смотрели на Олега, вернее на его красивый, клетчатый костюм, с большими накладными карманами.

Олег тоже был доволен встречей. Хоть с кем-нибудь поговорить, чем шляться вот так, одному.

Леня перезнакомил его со всеми.

— А мы только что с геологоразведки, — сообщил он, — золото нашли.

— Много? — Олег остановился и с интересом посмотрел на Леню.

— Очень! Впрочем, точно еще неизвестно. Только начали разведывать. Мы помогаем геологам. Может, и ты хочешь?

— А что делать?

— Да что велят. Рыть землю, носить пробы, в общем разведывать россыпь.

— Всю жизнь мечтал! — Олег поморщился. — Я бы согласился, но чтобы так: нашел — твое, как у настоящих золотоискателей. Повезет, сразу станешь богатым. А что, если нам самим попробовать найти золото? Ведь здесь много диких мест.

— Искать надо умеючи, — авторитетно заметил Вовка.

— Ничего особенного. Я читал у Мамина-Сибиряка. Ходят по горам, в ковшике песок промывают. И можно натолкнуться на богатое место, намыть золота до-черта!

— Ну, и что бы ты с ним сделал? — спросил Вася.

— Продал бы, — не раздумывая, ответил Олег.

— Кому?

— Нашел бы кому, можешь не беспокоиться. На него охотников много. Знаешь, какое оно дорогое? А с деньгами, — он задумался, должно быть, вспоминая что-то очень приятное, — с деньгами можно красиво пожить! У нас в Харькове не то, что здесь. Кафе-мороженое на каждом углу, кино столько, что хоть с утра до вечера ходи на все сеансы и то не обойдешь. Да мало ли еще что можно!

— А почему ты оттуда уехал? — спросила Анка.

Олег непринужденно ответил:

— Родителей в командировку послали. Конечно, я не маленький, прожил бы и один, да тетушка прикатила, уговорила к ней поехать. Решил погостить здесь. Все-таки любопытно, как живут люди в таком медвежьем углу.

— За медведями надо подальше ехать, — отшутился Леня.

Они дошли до дома, где жили Анка и братья-близнецы. Попрощались. Олег и Леня пошли назад, остальные еще несколько минут постояли возле калитки.

— Болтунишка и хвастун, — решительно заявила Анка.

— Вечно ты ко всем придираешься, — заспорил Вовка, — парень как парень.

Золотой жеребенок пропал

На следующий день Леня по уговору с Васей должен был остаться дома, заниматься.

Но, разумеется, он поехал со всеми. Ведь сегодня будут мыть золото из проб, добытых его руками. Чего же ради он натер себе кровавые волдыри?

Как ни рано приехали ребята, к промывке своих проб они опоздали. Максимыч еще на рассвете взялся за дело и теперь промывал последнюю из вчерашних проб. Рубашка на его спине взмокла. Лицо было хмуро.

— Дядя Максимыч, а где золото? — спросила Анка.

— В лаборатории ваше золото, — пробормотал Максимыч, не переставая раскачивать лоток.

Лабораторией важно именовался брезентовый навес, под которым стоял стол и ящики с образцами. Ребята ринулись туда.

На столе они увидели миски со шлихом. Ребята уже знали, что так называются остатки после промывки. Сергей Иванович смотрел в прибор, похожий на микроскоп. Костя держал в руке сине-красную подковку магнита.

Вытянув шеи, ребята заглянули в миски. На дне каждой посудины лежала горсточка серо-черного песка да бумажка с номером — больше ничего не было видно.

— Так где же золото? — удивился Вовка.

— Это и нас очень интересует! — ответил Костя, высыпая на лист бумаги содержимое одной из мисок.

— Проба № 6, — прочитал Вася.

— Эту пробу я брал! — Игорь протискался поближе.

Костя разровнял песок по бумаге и приблизил магнит. Черные песчинки вдруг запрыгали, как блохи, и цепочкой повисли на магните, прижавшись одна к другой.

Вовка засмеялся, Анка удивленно раскрыла глаза.

— Откуда взялись в пробе железные опилки? — спросил Вася. Опыт с железными опилками им показывал на уроке учитель физики.

— Магнит притягивает не только опилки, но и многие минералы, в которых содержится железо, — ответил Костя, осторожно счищая налипшие песчинки в бумажный пакетик. — Эти черные зернышки — минерал магнетит. В Магнитогорске, Кривом Роге и во многих других местах он образует громадные скопления и разрабатывается как железная руда. Там ежегодно добывают миллионы тонн магнетита. Носить часы возле таких залежей нельзя, испортятся! А в небольших количествах магнетит встречается почти везде. Он тяжелей, поэтому остается в пробе. Тут он только мешает разглядеть другие минералы, вот и надо его отделить.

Бумагу, на которой остался не притянутый магнитом песок, Костя пододвинул Сергею Ивановичу. Тот положил листок на столик прибора и начал рассматривать, осторожно передвигая песчинки тонкой длинной иглой.

Выяснилось, что прибор называется бинокуляр, что это просто большая лупа, в которую смотрят обоими глазами.

По выражению лица Сергея Ивановича ребята поняли, что ничего хорошего в пробе он не увидел.

Леня попросил, чтобы ему позволили посмотреть в бинокуляр. Под увеличительными стеклами мелкий, желтовато-серый песок стал неузнаваем. Оказалось, что он состоит из самых различных зерен и кристаллов. Каждая песчинка выглядела камнем, а тонкая иголка походила на карандаш. Леня попробовал поворошить кристаллы иглой, как Сергей Иванович. Но ничего у него не вышло. Прибор давал перевернутое изображение, и поэтому иголка двигалась совсем не туда, куда хотел Леня.

Кроме полупрозрачных, похожих на подтаявшие по краям льдинки, зерен кварца, в пробе виднелись желтоватые с перламутровым блеском брусочки полевых шпатов, бурые чешуйки слюды — минералы, из которых состоит гранит. Попадались еще какие-то совсем не знакомые розовые, зеленые и голубые частицы. Золотника была всего одна, да и та очень маленькая.

Подошел Максимыч, поставил на стол последнюю, еще влажную пробу. Она, как и все остальные, оказалась очень бедной.

— Черным-черно, — печально изрек Максимыч.

Сергей Иванович задумчиво посвистывал.

— Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! — Костя почесал затылок.

«Может быть, Вовка и в самом деле какой-нибудь особенный счастливец?» — подумал Леня.

— Давайте продолжать работу! — сказал Сергей Иванович.

Весь день ребята и Костя копали шурфы. Анка подвозила пробы к озерку, а Максимыч без устали вел промывку.

Когда Анка во второй раз приехала за пробами, ребята ринулись к ней.

— Ну как? — спросил Леня.

— Черным-черно! — печально сказала Анка, повторяя слова Максимыча.

— А в моей пробе? — Вовка подозрительно посмотрел на Анку. Ему не верилось, что удача изменила.

Было жарко. Солнце золотым самородком сверкало над горой. Стрекозы, неподвижно распластав крылья, замирали в воздухе. Вдали, над степью, стояло марево.

— Пейте! — жалостливо глядя на ребят, сказала Анка, доставая из таратайки бидон.

Костя пить отказался.

— И вам не советую, — сказал он, — только хуже разморит, надо перетерпеть. Настоящие, опытные геологи это хорошо знают. В крайнем случае только пополощите рот.

Жажда мучила всех, но каждому хотелось быть настоящим геологом, и ребята героически ограничились тем, что прополоскали рот. Вовка, впрочем, ухитрился раза три незаметно глотнуть.

За день взяли восемнадцать проб. Тетя Маша приготовила вкусный обед — жирный, с прозрачными рисинками плов, но ели на этот раз без должного воодушевления.

— Похоже, что Вовка посмеялся над нами. Достал где-то золота и подсыпал его в свои пробы! — невесело пошутил Костя.

— А что ж, такие случаи в старое время бывали, — проговорил Максимыч. — Хитрили, чтобы подороже участок продать. Один золотопромышленник додумался — из ружья по забоям стрелял, а ружье заряжал не дробью — золотым песком! Станет покупатель для проверки пробы брать — все в порядке, богатое золото. Вот и купит.

— Сбежал наш золотой жеребенок, — вздохнул Вовка, окончательно разуверившись в своем везении.

— А мы попробуем поймать его за хвост, — сказал Сергей Иванович, вставая из-за стола. — Последуем старинному правилу рудокопов — «ищи руду возле руды». Завтра будем брать пробы рядом с тем местом, где Вова нашел золото.

Богатый Вовкин участок оказался крохотным островком, всего в два квадратных метра, а вокруг него золото как ножом срезало!

Точно такой же каменистый песок залегал и выше и ниже по склону, но в нем встречались лишь отдельные золотинки. А тут намыли почти пять килограммов золота! Было над чем задуматься!

— Наверно, на это место упал метеорит! — высказал догадку Вовка.

— Тогда бы тут были куски золота, а не песок, — возразил Вася.

— Золотых метеоритов еще нигде не видели, они бывают каменные или железные, — сказал Костя.

— Так в чем же дело? — воскликнула Анка.

Костя пожал плечами. В учебнике, который он сегодня ночью перелистал от корки до корки, ничего не говорилось о таких таинственно исчезающих россыпях. Оставалось только шутить.



— Думаю, что тут не обошлось без нечистой силы! — сказал он.

— Что ж, это бывает! — поддержал его Максимыч. — Вот когда-то старались мы втроем недалеко от Байкала. Половина лета прошла, пока ручей в сторону отвели, бревенчатое крепление поставили, убрали насосы. Работали, не разгибая спины. И вот однажды вечером, как сейчас помню, туман по ущелью поднимался, дождь накрапывал, вдруг, откуда ни возьмись, подходит к нам тихонько старичок. Седой, как лунь, глаза зеленые, пронзительные! А кругом безлюдье. Откуда он, думаем, взялся? А он говорит тихо так, внушительно: «Уходите отселе прочь! Нету вам моего согласия землю тревожить, уходите от греха!» «А вы кто будете?» — спрашиваю. — «Я, — отвечает, — Хозяин горы». И пошел, не оглядываясь, будто растаял в тумане.



— Это что-то новое! — усмехнулся Костя. — Про Хозяйку горы я читал, а о Хозяине в первый раз слышу.

— Я тоже сказы Бажова читал, — ответил Максимыч, — это уральские сказы, а у нас, в Сибири, была вера, что у всякой горы, где богатства лежат, есть свой Хозяин, какой-нибудь горемыка-старатель, что кости свои там сложил, или кто другой…

— А дальше что было? — с интересом спросил Леня.

— Всю ночь мы, конечно, не спали, костер жгли, к каждому шороху прислушивались. А утром ушли. Испугались Хозяина горы.

— Этого не может быть, чтобы он был! — решительно заявила Анка. — Неправда это.

— Что ушли — правда! — Максимыч лукаво прищурился. — А вот насчет Хозяина горы — дело другое. После узнали мы, что подослал к нам этого старика один купчина-приискатель. Ловко придумал, на испуг взял и трудами нашими попользовался!

Ребята ждали, что скажет Сергей Иванович. Им казалось, что он все знает. Но Сергей Иванович сказал только:

— Надо продолжать разведку!

Вездесущее золото

Один за другим потянулись однообразные дни. С утра на солнцепеке рыли сухой песчанистый грунт, отбирали каждую третью лопату в пробу и старались не думать о том, что хочется пить.

У Вовки уже второй раз начал лупиться нос, и по этому признаку его теперь можно было отличить от брата.

Ребята привыкли к работе: перестали ныть мускулы, ладони больше не жгло прикосновение лопаты. Незаметно они узнали много нового, запомнили названия минералов и пород, научились промывать пробы, разделять их магнитом, рассматривать под бинокуляром. Оптический обман прибора не мешал теперь добираться иглой до любой песчинки.

Все это было интересно, но такими делами приходилось заниматься лишь урывками, изредка, а в остальном каждый день повторялось одно и то же.

Первые богатые пробы так и остались первыми и последними. «Следы», «редкие знаки золота», «один грамм на тонну» и снова «следы», — такие безрадостные записи заполняли журнал описания проб.

Сергей Иванович стал молчалив, задумчив, а иногда и раздражителен.

Рано утром он и Костя уходили в горы. Вернувшись, они вместе со всеми работали на разведке россыпи, а потом, при свете керосиновой лампы, изучали пробы, делали чертежи. Вечерние веселые сборища у костра почти прекратились.

Братья-близнецы уже несколько раз под разными предлогами не явились на работу. Вася молчал и хмурился, Леня, став вдруг прилежным, через день оставался в поселке, чтобы учить историю. Однако, как он ни старался, даты не лезли ему в голову. Вместо того, чтобы сидеть за книгой, он болтался по поселку с Олегом.

Вероятно, недолго бы еще проработали ребята на разведке, но случилось вот что.

Как-то, окончив работу, они сидели возле озерка. Купание смыло пыль и усталость, но не улучшило настроения. В мягком вечернем свете был хорошо виден склон горы. Черными печатями, через равные промежутки, лежала вырытая земля. Линия шурфов уже протянулась поперек всего склона.



Вася сказал:

— Вон сколько нарыли, а что толку! И зачем нам это золото? Мы же не капиталисты какие-нибудь.

В это время из-за кустов показались запыленные, усталые Сергей Иванович и Костя.

— О чем толкуем? — весело спросил Костя.

— Так, вообще… — ответил Вовка.

— Скажите пожалуйста, Сергей Иванович, зачем нашему государству золото? — спросил Вася. — Ведь это бесполезный металл, из него машин не строят!

— Золото бесполезный металл? Мне даже обидно за себя, за тысячи людей, добывающих золото! — возмутился Сергей Иванович. Потом он поправил очки, как делал всегда, когда собирался начать длинный разговор, и сел рядом с ребятами. — Вам, конечно, известно, что во всем мире в основу всех финансовых расчетов положено золото. Так вот, пока существует капитализм, оно нам необходимо и чем его у нас больше, тем сильнее мы будем! Да знаете ли вы, что, кроме платины, ни один металл не может сравниться с золотом. Оно не ржавеет, не растворяется в кислотах, обладает высокой электропроводностью. Поэтому оно имеет сотни применений: не только как деньги, украшения, но и в медицине, физических приборах, химической промышленности. В будущем его будут использовать так же широко, как сейчас медь или олово.

— Для этого очень много золота надо, — с сомнением сказал Игорь.

— Ничего, хватит! — ответил Сергей Иванович. — Золото странный, загадочный металл! Его называют вездесущим. Уже пробовали добывать золото из моря. Оказывается, в каждой тонне морской воды содержится до пяти миллиграммов золота, гораздо больше, чем многих других металлов. Золото обладает способностью распыляться на мельчайшие частицы, которые даже в микроскоп не видны. Из-за этой способности монеты и другие золотые вещи, если ими пользуются, теряют ежегодно примерно одну десятитысячную своего веса. Поэтому химики всюду обнаруживают следы золота. Оно содержится даже в растениях, больше всего в кукурузе. Как это ни странно, оно есть и в живых существах. Ну, а пока мы не научились добывать золото из воды и воздуха, придется нам искать его в земле. Вот как!

Сергей Иванович посмотрел на Акжал. Сурово и неприступно высились его скалы. Вспомнив про неудачи разведки, Сергей Иванович снова стал задумчивым.

— Заболтался я с вами! — сказал он и ушел, слегка сутулясь.

Ребята молчали. О чем-то задумавшись, тихо посвистывал Костя. Потом и он ушел.

Вдруг Анка наклонилась и подняла с земли скомканную бумажку, бережно развернула её.

— Ребята, смотрите!

Наклонившись поближе, все прочитали: «Томск Политехнический институт директору Обстоятельства требуют продолжения моей работы тчк Путевки России отказываюсь

студент 4 курса Румянцев»

— Костя, Костенька, — жалобно сказала Анка, — он же так мечтал увидеть Москву, Крым, Кавказ, пальмы и кипарисы! А теперь как же?

— Так и надо, правильно! — вполне искренне воскликнул Вовка.

— Вот тип! — развела руками Анка, — ты же сам всех подговаривал бросить!

— Ладно, перестаньте, — пробормотал Игорь.

Ребята долго ещё стояли, молчали, и было ясно, что никто из них даже не заикнется о том, чтобы бросить работу до самого начала занятий в школе!

Обида

Первым, кто увидел подъезжавшую к лагерю «Победу», был Игорь. Он торопливо поставил на землю ящик с пробами, которые нес в лабораторию, и побежал навстречу.

Из машины вылез черноглазый человек с густыми бровями. К нему подошел Сергей Иванович, улыбаясь, протянул руку.

Когда Леня и Вовка спустились с горы, все ребята сидели на бревнышке возле кухни.

Привычный распорядок дня был нарушен. Тетя Маша таинственно сообщила, что приехал очень важный начальник, товарищ Саркисов, самый главный инженер.

Из палатки Сергея Ивановича доносились голоса. Два раза Костя торопливо проходил в лабораторию и возвращался обратно с чертежами и бумагами.

Ребята посидели возле кухни, накололи дров, подошли к «Победе», осмотрели ее со всех сторон, но внутрь залезть не пришлось — там спал шофер, привычно скрючившись на переднем сидении.

Все делали вид, будто их не интересует, о чем говорят в палатке. Но как-то незаметно для самих себя подходили к ней все ближе и, как по команде, сели вокруг на землю.

Сквозь щель в брезентовой двери пробивался сизый табачный дымок.

Говорил Сергей Иванович. До ребят доносились лишь отдельные слова: «…россыпь, сто метров шурфов, перспективы…»

Смысл слов уловить было трудно. Ребята поняли одно: подсчет содержания золота дал печальный результат. Россыпь слишком бедна. А главное, какая-то странная. Богатое золото должно быть в самом низу наносов, а здесь оно попадается то вверху, то в середине, то внизу. Будто черт горох молотил! Но прекращать работу нельзя, ведь один богатый участок уже нашли.

Казалось, Сергей Иванович в чем-то оправдывается. Заговорил приезжий. Сначала тихо, но потом слова стали доноситься резко и отчетливо:

— Взялись за все! Россыпь, коренная жила, а до конца ничего не доводите. И не мудрено! Что может сделать горстка людей, да еще дедовским способом, по старинке, по-кустарному, без машин. Для того, чтобы определить судьбу месторождения, нужен настоящий разворот работ. Техникой поможем, а людей надо найти здесь, на месте! Нужны настоящие рабочие. А этих ваших помощников — пионеров надо бы…

— Ты слышал? А мы то старались, — зашептал Вася.

Игорь свистнул. Вовка сразу полез в бутылку: «Ну и черт с ним!»

Всем было очень обидно. Как будто они мало полезного сделали. От самой трудной работы не отказывались. Леня даже подготовку к экзамену перенес на вечера, чтобы не пропускать работу. А как ему спать вечерами хочется, хоть глаза пальцами раздирай.

Скоро Саркисов уехал. Прощаясь с ребятами, он сказал:

— Желаю успехов, юные разведчики!

Ребята хмуро молчали.


Первая зарплата

После отъезда Саркисова геологи снова ушли в палатку.

Ребята бесцельно слонялись по лагерю, ждали, что будет дальше. Время тянулось медленно. Градусник на столбе под навесом показывал 32°. Небо было бездонно и прозрачно. Все кругом жаждало дождя.

Из палатки выглянул Максимыч, помахал рукой и сказал как-то особенно внушительно, топорща усы:

— А ну-ка, товарищи, пожалуйте сюда!

Ребята переглянулись. Кажется, их опасения были не напрасны.

Сергей Иванович, Костя и Максимыч сидели за столом, как учителя на экзамене.

Близоруко глядя на ребят и протирая очки, Сергей Иванович сказал:

— Сегодня больше работать не будем, займемся хозяйственными делами. Произведем с вами расчет. Как говорят шутники: «Давайте подведем итоги, пока итог нас не подвел!»

Он говорил, как всегда, неторопливо, и чуть заметная улыбка оживляла его лицо.

В другое время ребята дружно рассмеялись бы веселой шутке, но сейчас все уныло смотрели в землю и не поднимали глаз. Вот оно — расчет!

— Степан Максимович, прошу! — Сергей Иванович протянул большой лист бумаги.

Максимыч вытащил из железного футляра очки, — их он надевал очень редко, — поближе подвинул к себе бумагу.

— Стало быть, начнем в порядке списка. Астахов Леонид Андреевич!

При таком необычном обращении Леня невольно вздрогнул и вытянул руки по швам. Взгляд у него был растерянный.

— Шурфов ты прорыл погонных метров двадцать три, — Максимыч наклонился и провел по бумаге пожелтевшим от курева пальцем, — по цене… (цену Леня прослушал), проб отобрал 114 (неужели так много?), в поисковых маршрутах проработал восемь смен да две в кузнице, с оплатой по среднему сдельному. Удержано — подоходный да за питание. Итого к выдаче рублей — 297, копеек — 54. Проверяй, — он пододвинул ведомость Лене.

Мальчик оглянулся, увидел взволнованные лица ребят. Сознание того, что их помощью пренебрегли, у всех вызвало глубокую обиду! Лучше бы Сергей Иванович, вместо того, чтобы предлагать деньги, просто сказал: «Я здесь, ребята, не при чем, мне приказано, надо выполнять!» Было бы не так оскорбительно.

— Ты не сомневайся, тут в ведомости все подсчитано, — внушительно глядя на Леню поверх очков, объяснил Максимыч, — что положено за работу, что удержано за питание и подоходный налог…

— Расписывайтесь, — и Максимыч протянул Лене перо. Леня спрятал руки за спину.

— Не будем получать, если так… — невнятно пробормотал он.

— Да что с вами такое, — рассердился Сергей Иванович. — Мы обязаны рассчитаться. Проверяйте ведомость и получайте деньги.

Вася с несвойственной ему поспешностью сунулся вперед и спросил:

— A-а, если получим деньги, нам позволят работать?

Вася, пожалуй, был огорчен сильнее всех. Он уже собрал коллекцию для школы — сорок три минерала — и решил, что геологом быть, наверное, еще интересней, чем механиком. Он даже написал стихотворение про разведку, которое, правда, никому не показал.

Сергей Иванович пожал плечами.

— А почему возник этот вопрос? Вы хотите работать или нет?

Ребята зашумели:

— Хотим!

— Очень!

— Так в чем же дело? — Сергей Иванович был в полном недоумении.

— А Саркисов сказал… — пробурчал Игорь.

— Эге! — Сергей Иванович насмешливо прищурился. — Оказывается, у вас не в меру длинные уши! Как говорится, слышали звон, да не знаете, где он!

Леня начал было объяснить, как все получилось, но Сергей Иванович перебил его.

— Ладно! И слушать не хочу! Ничего вы не поняли! Просто Саркисов посоветовал больше использовать вас на поисках. Хорошие, говорит, из них поисковики выйдут.

Сергей Иванович улыбнулся ласково и устало.

— Будем считать, что недоразумение ликвидировано!

— Расписывайтесь! — сказал Костя и раскрыл стоявший возле него чемоданчик.

Деньги лежали в нем аккуратными пачками.

— Новенькие, сам напечатал! — засмеялся он, разрывая на одной из них обертку.

Леня наклонился над столом. Теперь, когда все выяснилось, оказалось, что получать деньги очень приятно. Лене захотелось расписаться красиво, с завитушками. Он уже не раз упражнялся, вырабатывая свою собственную подпись. Ему хотелось, чтобы она была всегда одинаковой, как у отца. Однако получалось всегда по-разному, хотя часто довольно красиво.

Наверно потому, что он неудобно стоял, циркулем расставив ноги, на этот раз получилось коряво, куда хуже, чем обычно.

За Леней потянулись расписываться другие. Игорь тоже, оказывается, подписывался, «как взрослый», остальные тщательно, будто на обложке тетради, вывели свою фамилию. Вовка украсил ее кляксой.



Никто из ребят, конечно, не стал проверять ведомость. Максимыч был этим недоволен.

— Трудовые деньги счет любят! — ворчал он.

Все получили почти одинаково, только Васе причиталось на шестьдесят рублей больше.

— Работник! — с уважением сказал Максимыч.

— А теперь обедать! — Костя защелкнул чемоданчик.

Ребятам даже расхотелось есть. Они держали в руках свои первые заработанные деньги и как-то растерялись.

Скорее всех пришел в себя Вовка.

— Анка, давай поменяемся, — предложил он, — я тебе дам две по пятьдесят, а ты мне четыре по двадцать пять!

Ему совсем не обязательно было разменивать деньги, просто пятидесятирублевки оказались старенькими, мятыми, а двадцатипятирублевки — новенькими.

— На, — беспечно согласилась Анка.

Вечером

Обычно ребята не очень торопились расходиться по домам и, спрыгнув с машины у почты, еще долго о чем-нибудь разговаривали.

А в этот вечер они сразу разбежались каждый в свою сторону.

Только Вася и Леня, не сговариваясь, задержались на минутку. Им надо было кое-что решить. Вася вопросительно взглянул на Леню. Леня сразу понял, о чем думает его друг.

В самом деле, если бы они получили по сорок, ну, по пятьдесят рублей — все было бы ясно, добавили бы их к тем, что скопили на мелкокалиберку. А сейчас… У Васи два брата маленьких и сестренка, да мать, один отец работает, живется им нелегко. И Леня сказал:

— Давай все деньги отдадим домой. А на мелкокалиберку будем собирать, как раньше, постепенно.

Лицо у Васи заметно повеселело.

— Идет, — сказал он, — ну, до завтра.

Он кивнул головой на прощанье и пустился почти бегом.

Леня посмотрел вслед товарищу, и ему стало немножко грустно. Хорошо жить в большой дружной семье. А их всего двое — папа да он.

Братья-близнецы дома никого не застали. Мать и отец копались в огороде. Следовало сразу же пойти в огород помогать, но братья стали держать совет. Деньги положили на стол. Вовка отодвинул в сторону три самые новенькие пятидесятирублевки.

— Это на кино и на волейбольную сетку!

Игорь кивнул.

В комнате было уже почти темно. Вовка наклонился над столом и задумался, глядя на остальные деньги.

— Знаешь, — сказал он, — вообще-то правильнее всего будет завтра же купить все, что нам нужно. Во-первых, коньки с ботинками. Сколько можно прикручивать «снегурки» к валенкам веревками. Две пары по семьдесят пять. — Он отодвинул еще три бумажки.

— Лыжные костюмы нам тоже очень нужны. Такой, как у Леньки. Сейчас они в магазине есть, а потом, может быть, и не будет! — сказал Игорь.

— Правильно, — согласился Вовка.

— У меня портфель совсем развалился, — вспомнил Игорь, — а твой еще ничего, на зиму хватит.

— Ну и бери его себе — дарю, — расщедрился Вовка и помолчав добавил, — а мне купим новый! Ладно?

— Ладно, а мне купим шахматную доску и балалайку. Так будет справедливо.

— Зачем тебе балалайка, ты же играть не умеешь? — Вовка неодобрительно посмотрел на брата.

— Научусь! Надо уметь играть на всех инструментах!

— А мне надо клюшку, — решительно заявил Вовка. — Я буду в хоккей играть.

— Клюшку сам сделаешь! — ответил Игорь.

— Ты мне не указывай! — Вовка нахмурился.

Запахло ссорой. Но дело было важное и требовало спешного решения. Поэтому дальнейшие переговоры продолжались в дружественной обстановке.

— А ты забыл, что мы еще должны папе и маме подарок купить? Составим список и подсчитаем, сколько все будет стоить. — Игорь взял бумагу и карандаш.

Итог получился неутешительный, рублей этак на двести больше того, что братья получили.

— Давай лыжный костюм купим один на двоих, а балалайку и шахматы вычеркнем. Тогда хватит! — уныло предложил Игорь.

— Ну зачем! Лучше попробуем одолжить и купим все, что надо, а в следующую получку отдадим, — нашелся Вовка.

В комнату вошли родители, зажгли свет и остановились, удивленно глядя на деньги, радужным узором покрывавшие скатерть.

— Зарплату получили, — поспешил объяснить Вовка.

— Поздравляю! — сказал отец.

— Мы тут все обсудили и составили список, что купить в первую очередь, — Игорь протянул листок.

Отец принялся читать список, далеко отставляя руку с листком.

— Что ж, план намечен хороший, все вещи нужные! — сказал он и даже не напомнил сыновьям, что они троечники и бездельники.

Братья переглянулись. Уж если отец похвалил, значит план действительно дельный, ведь отец работал в плановом отделе и во всем этом разбирался гонко.

Гроза пришла совсем не с той стороны, откуда ее ожидали.

Отец передал листок матери. Та подошла поближе к лампе и долго читала, плотно сжав губы. Потом бросила листок на стол, сгребла деньги и небрежно сунула их в карман своего передника.

— Ишь какие сразу стали самостоятельные! — сказала она, — сама знаю, что надо купить. Вон у отца на пиджаке локти светятся, а им балалайка нужна!

У братьев вытянулись лица. Вовка даже начал сопеть.

— Вот вам по пятерке на кино, а там видно будет, — смягчилась мать.

— Ничего, и со мной так, — подмигнул сыновьям отец, — запланирую что-нибудь, ан глядь, — не тут-то было! Матери видней, что и как. Но вы все же не унывайте! — он обнял сыновей за плечи, — не знаю, как насчет балалайки, а коньки вам будут!

Все трое стояли рядом и были очень похожи, несмотря на то, что сыновья дулись, а отец благодушно улыбался.

Глядя на них, мать весело засмеялась.

— Вовка, пойдем, польем грядки! — предложил Игорь, потому что без свидетелей было легче пережить крушение всех надежд.

Когда они подошли к колодцу, Игорь сказал:

— Интересно, что сейчас происходит у Васи и Леньки?

Про Анку он в этот момент и не думал. Девчонка, паинька, что там у нее может произойти?

Анкина мама в этот вечер должна была прийти поздно. Анка была этому рада. Она успеет приготовиться. Сегодня вечером у них с мамой будет праздник. Девочка достала белую, с длинной бахромой скатерть — ее стелили только по торжественным случаям. Нарвала в палисаднике цветов и поставила их на стол. Потом сбегала в ларек возле кино. Купила понемногу всего, что там было: конфет, халвы, мармеладу и твердых, как камень, мятных пряников. Все расставила на тарелочках возле букета. Переоделась, причесалась, задернула занавеску, чтобы в комнате было уютней, и стала ждать.

Сколько раз, перед каждым праздником, девочка ломала голову, — что подарить маме, но ничего, кроме какой-нибудь самодельной картинки или вышивки, подарить не могла. А теперь может! Но что? Пожалуй, лучше всего купить штапельного полотна на платье, синего с белыми горошинками. Оно красивое. Но, может, маме понравится другое. Лучше подождать до выходного и пойти покупать вместе. Не торопясь они обойдут все три промтоварных магазина, будут выбирать и советоваться. Мама, конечно, начнет говорить: «Смотри — вот этот тебе очень пойдет, а мне купим когда-нибудь потом». Но Анна ни за что не согласится.

Вдруг она взглянула на стол и широко открыла глаза. На столе лежали: две бумажки по двадцать пять рублей, десятка, трешка и несколько рублей. Двух сторублевок не было!

Анка заглянула под стол, обшарила карманы платья. Сдвинула букет, приподняла все тарелки. Осмотрела комнату, сени, крыльцо. Ей стало жарко, лицо покраснело.

Неужели она выронила их, когда ходила в ларек?

Анка выбежала на улицу. Было так темно, что ей пришлось вернуться, взять спички. Она низко наклонилась над тротуаром и зажигала спички одну за другой к удивлению редких прохожих.

Когда пришла мать, она увидела, что в празднично убранной комнате, прижавшись лицом к столу, горько плачет дочь.



— Что с тобой, детонька? — подбежав к ней, испуганно спросила мама.

Анка подняла лицо. Слезы текли у нее по щекам, губы вздрагивали, на парадной скатерти расплывалось большое мокрое пятно. Всхлипывая, Анка рассказала о том, что случилось. Мама принялась успокаивать:

— Ну, перестань, перестань! Давай лучше будем ужинать. Вон сколько вкусного ты накупила! Да и того, что осталось, вполне хватит на подарок. Ты ведь не из-за денег работаешь, верно?

Сразу стало легче. А когда мама начала морщась грызть каменный пряник, Анка улыбнулась.

Поужинав, стали убирать со стола и тут-то пропажа нашлась. Но как попали деньги под скатерть — этого Анка не поняла!

У Васи этот вечер прошел так. Дома он, улучив подходящий момент, незаметно положил деньги в шкафчик, на верхнюю полку, туда, куда обычно клал свою получку отец. Положил так, чтобы их сразу можно было заметить. То-то удивится мать, когда за чем-нибудь полезет в шкафчик. Но мать спокойно сидела возле открытого окна и вязала. Быстро мелькали спицы. Мать беззвучно шевелила губами, считая петли.

Это продолжалось очень долго. Сперва Вася ходил из угла в угол. Потом раскрыл книжку. Книжка была интересная — «Черная стрела» Стивенсона, но ему не читалось.

— Поужинай, — сказала мать.

— Я отца дождусь, — ответил Вася.

— Что это полуночничать выдумал? — заспорила было мать, но тут же снова принялась считать петли.

Вася решительно закрыл книжку.

— Мама, давай я пойду, куплю отцу две бутылки пива, — предложил он.

— Еще чего, не праздник!

— Ну и что ж, а представляешь, какая у него там в котельной жара? — укоризненно сказал Вася.

— Ладно уж, сходи купи, — согласилась мать.

— Дай денег.

— Возьми на полочке, — отмахнулась она.

— Нет, ты сама дай! — настаивал Вася.

Мать упустила петлю, сердито взглянула на сына, но все же отложила вязанье, встала, открыла шкафчик и… Наконец-то! Мать и удивилась и обрадовалась.

Ужинали все вместе. Отец с наслаждением выпил полный стакан пива, налил второй, задумчиво посмотрел на сына и сказал:

— Вырос! А я и не заметил, как…

Вася на правах полноправного, взрослого члена семьи глотнул пива и сморщился. Оно было горькое и совсем невкусное. Что в нем нравилось отцу — непонятно. Но все-таки Вася с солидным видом выпил еще немножко. Так приятно было чувствовать себя большим, участвовать в семейном совете, решать, что купить, прикидывать, хватит ли на зиму картошки и капусты.

А Леня в это время ждал отца. Уже всем соседям он, блестя глазами и торопясь, рассказал про свою первую зарплату и всякий раз доставал из кармана деньги. Соседи удивлялись и говорили: «Ого, молодец!» Это было очень приятно.

Отец все еще не приходил с завода.

В комнате было душно, пусто и скучно. Леня распахнул окно.

На другой стороне улицы, на крыльце сидел Олег и, казалось, дремал, низко опустив голову.

Леня перебежал через улицу и, присев на крыльцо, начал, наверное уже в десятый раз, рассказывать все сначала.

С лица Олега сошло унылое, скучающее выражение.

— Классно! — одобрил он. — А деньги куда денете?

— Мы с Васей решили на хозяйство отдать, — важно сказал Леня.

Олег пожал плечами:

— Смешней ничего не придумали? — А затем деловито осведомился: — Ты уже отдал?

— Нет еще, — ответил Леня.

Олег задумался, губы его вытянулись трубочкой, он засвистел протяжно и однообразно. А что, если действительно и ему поработать на разведке? Уж он-то, конечно, сумеет получить побольше, чем этот штепсель Васька, который ему по плечо!

— Так ты говоришь — на разведке нужны люди? — небрежно спросил он.

— Очень! — встрепенулся Леня.

— Я, знаешь, уже давно подумываю, чем так болтаться… Скучно. Да и компания у вас там хорошая, — он пристально посмотрел на Леню. — А возьмут меня?

— Конечно! — Леня даже руками взмахнул. — Будешь оформлен приказом! — для большей убедительности добавил он, вспомнив слова Сергея Ивановича.

— Так ты там завтра договорись за меня.

— Ничего и говорить не надо! Утром поедем вместе, я тебя познакомлю, и все устроится.

Леня был очень доволен тем, что привлек на разведку нового работника и расшевелил Олега. Теперь тот сам увидит, что не только у них в Харькове, но и здесь есть интересные дела!

— Ты завтра за мной зайди, — попросил Олег.

— Ладно! — ответил Леня.

— Да, еще вот что, чуть не забыл! Одолжи-ка мне двадцать, или нет — пятьдесят рублей.

Леня поспешно вытащил пятидесятирублевку и даже постеснялся спросить, зачем Олегу понадобились деньги. Тот кивнул головой, сунул хрустнувшую бумажку в боковой карман пиджака и поднялся с крыльца.

— Принужден тебя покинуть, имею важное дело. Привет! — он помахал рукой.

Леня смотрел ему вслед. Было совсем темно, только кое-где тротуар перегородили желтоватые полоски — сквозь щели ставен пробивался электрический свет.

Вдруг пустынная улица заполнилась людьми.

«Кончился последний сеанс, — сообразил Леня. — Интересно, какое дело у него так поздно?»

Леня, конечно, не мог догадаться, что таинственное дело Олега заключалось всего-навсего в том, чтобы успеть купить папирос, пока не закрылся ларек.

Ссора

— Что-то сомневаюсь, будет ли толк из этого твоего приятеля! — Костя проводил взглядом Олега, который, волоча по земле лопату, лениво шагал вслед за Максимычем к шурфам.

— Он очень сильный, — заверил Леня, — он даже в школе бокса обучался!

— Прическа-то у него боксерская, — заметил Костя.

Игорь очень похоже изобразил развинченную походку Олега. Вася засмеялся. Анка сердито посмотрела на Леню.

Разговор остался незаконченным потому, что к лагерю, вздымая пыль, подъехал грузовик, полный людей.

Сергей Иванович вышел из палатки, посмотрел, прищурясь, ощупал карманы, отыскивая очки, не нашел и побежал навстречу.

— Немножко с делами справились, теперь вам помогать будем, как обещали, — весело оглядывая всех угольно-черными глазами, сказал вылезший из кабины коренастый седобородый казах.

— Бригадир Мухтар Джамаев, — добавил он и всем по очереди пожал руку.

Сергей Иванович очень обрадовался.

— А я уже начал беспокоиться, не забыли ли вы о своем обещании.

— Как можно! Наше слово крепкое! — с достоинством ответил Джамаев.

По всему было видно, что колхозники приехали надолго. Из машины выгрузили мешки с продовольствием, кетмени, ватные одеяла, какие-то жерди, кошму и даже трех голоногих белошерстых баранов с такими огромными тяжелыми курдюками, что было удивительно, как они могут ходить.



Возле ручья колхозники быстро поставили две круглые юрты из жердей и кошмы.

— А в них жить лучше, чем в палатке, — не жарко, — потрогав войлок, сказал Леня Анке.

Она ничего не ответила и вышла из юрты.

Колхозники сложили из камней очаг, установили на нем казан — большой чугунный котел.

— Я думаю, в нем можно изжарить целого барана, — глубокомысленно сказал Вовка.

— Да, и даже такого, как ты! — грубо ответил Леня. Он злился на Вовку, потому что не мог понять, за что Анка сердится на него самого.

Вовка, как всегда, ответил добродушно:

— Пожалуй, даже нас с тобой вместе! Давай залезем.

— Отстань! — огрызнулся Леня.

Только вечером, после купания, Леня улучил минутку, когда Анка была одна, подошел и спросил тихо:

— Ты чего, Анка?

Она внимательно и, как показалось Лене, очень долго рассматривала какой-то невзрачный цветок у себя под ногами.

— Прежде чем приглашать этого типа, ты должен был спросить, хотам ли мы его принять в нашу компанию!

Так вот, оказывается, в чем дело! На разведке не хватает людей, он нашел работника, и выходит, он же виноват!

— Никакой Олег не тип, а хороший парень, и у него есть, чему поучиться. Он видел куда больше нашего!

— Болтун и хвастун!

— Не понимаю, чего ты к нему прицепилась! — Леня развел руками.

— Я прицепилась? — брови Анки высоко взметнулись. — Нашел себе друга!

— Ну и нашел, а тебе что за дело? — вспылил Леня.

— Раз мне нет дела, — тихо сказала Анка, — тогда нам вообще не о чем разговаривать!



Она круто повернулась и пошла. Леня сразу остыл. Конечно, это правильно, он должен был посоветоваться, но что об этом теперь говорить! Ведь Олег уже работает.

Вероятно, Леня пошел бы за ней и постарался помириться, если бы его не окликнул Олег.

— Ты чего это с ней? — он кивнул вслед уходящей Анке и подмигнул.

— Так! — выдавил из себя Леня.

— Я замечаю, что она тобой командует! — ухмыльнулся Олег. — А это, имей в виду, самое последнее дело! Да и ничего в ней особенного нет.

Леня молчал.

— Ладно! — сочувственно сказал Олег, — чем грустить, лучше закури!

Школьники не курят. Курить вредно. В табаке содержится яд — никотин, от которого пальцы желтеют. Если выкурить пять-десять папирос подряд — умрешь!

Про все это Леня слышал не раз. Но те, кто говорил о вреде курения, почти все сами курили.

Леня взял папиросу, протянутую Олегом. Он подумал:

«Должно быть, папироса действительно помогает. Ведь вот и в кинокартинах тот, кто задумался или чем-нибудь расстроен, обязательно закуривает. Медленно, кольцами пускает дым и смотрит вдаль — если что-нибудь обдумывает, а если взволнован, то курит быстро-быстро и успокаивается».

Отошли за кусты, чтобы не было видно из лагеря. Неумело держа папиросу тремя пальцами и щурясь — дым лез в глаза, — Леня курил. Набирал дым, раздувал щеки и с шумом выпускал. Потом вдруг закашлялся до слез.



— Эх ты, курильщик! — засмеялся Олег.

Лене очень хотелось бросить папиросу, но насмешка задела, и он докурил до конца, пока не запахло горелой бумагой.

Во рту было горько. Быстро набегала слюна, голова шла кругом. Леня плюнул.

— Ничего особенного не чувствую! — сказал он молодцевато.

— А ты еще одну! Курить, так курить! — подзадорил Олег.

— Давай! — сказал Леня. Его разозлила насмешливая улыбка Олега.

Вторая папироса оказалась не лучше первой. Он уже не ощущал горечи дыма, но голова кружилась все сильней.

— Ты чего побледнел? — будто издалека донесся до него голос Олега.

— Я пошел, — пробормотал Леня, — на озере полотенце забыл.

Он зашагал торопливо, сам не зная куда, лишь бы уйти, чтобы его никто не видел. Его шатало, в ушах стоял звон и мутило так, будто он проглотил муху.

В кустах Леня остановился. Схватился за ветки. Сизым табачным дымом колыхалось небо.

«Я, наверно, как пьяный», — подумал Леня.

На лбу выступил пот, руки дрожали.

— Не надо было курить вторую и вообще не надо было пробовать, такая гадость! — жалобно сказал он и лег на землю.

Земля покачивалась, как лодка на волнах. Леня закрыл глаза. Какая-то мутная волна захлестнула его, желудок сжался и полез к горлу. Леня испуганно вскочил, изогнулся и судорожно раскрыл рот…

Потом он долго лежал, сжавшись в комок. Когда голова стала кружиться поменьше, он встал и побрел к озерку.

Уже темнело, но в воде он еще разглядел свое отражение. Лицо показалось каким-то чужим, бледным, измученным.

Мальчик прополоскал рот, смочил лоб водой.

Вдруг издалека донесся крик:

— Леня-я, поехали-и!

Он заторопился к машине.

Смертный приговор

С каждым днем на разведке становилось всё оживленней. Появились новые люди. Шесть человек прислал райком комсомола, трое пришли сами, прочитав объявление в районной газете.

— Растет наше хозяйство! — озабоченно говорил Сергей Иванович.

Вскоре из-под Новосибирска приехала бригада бурильщиков.

Первые дни бурильщики вместе с Максимычем занимались перевозкой оборудования со станции. На тракторе с прицепом привезли большие ящики. От них пахло гарью, машинным маслом, дыханием паровозов и манящих дальних дорог.

Промывку проб самостоятельно вели Леня и Вася. Они этим очень гордились, но уставали так, что к вечеру спина не гнулась и руки ныли. А проб поступало всё больше, бригада колхозников работала очень дружно.

Среди новых рабочих оказался специалист-промывальщик. Максимыч проверил его по всем старательским правилам: в «пустой» песок подбросил двенадцать золотых песчинок. Промывальщик не упустил ни одной. Ребята без споров признали его превосходство и уступили свое место у лотка, тем более, что появилось много других интересных дел.

Игорь и Вовка теперь помогали зарисовывать канавы и шурфы. Анка обрабатывала пробы в лаборатории. Она работала быстро и усидчиво, Сергей Иванович даже редко ее проверял.

Леня и Вася ходили вместе с Костей в горы искать новые жилы. На рытье шурфов из ребят остался только Олег.

— Вы уже на тяжелой работе побыли достаточно, а ему полезно, пусть пройдет трудовое крещение! — решил Сергей Иванович.

Олег возвращался с шурфов грязный и злой. Но работы не бросал. Он узнал расценки и каждый вечер подсчитывал, сколько заработал. Получалось неплохо, стоило терпеть в ожидании получки. Хуже было то, что ему не удалось стать главарем среди ребят. Над ним посмеивались.

Когда Олег принимался рассказывать захватывающие истории о своих приключениях, кто-нибудь обязательно спрашивал:

— Это что — было или только могло быть?

Не отпускал по его адресу острот только Леня. Он не забывал, что из-за Олега поссорился с Анкой. Она его не замечала, и он не делал никаких шагов к примирению.

Работали все в разных местах, а вечерами в поселок уезжал один только Олег. Ездить туда и назад, глотать дорожную пыль, бояться опоздать на машину надоело. Поэтому все обрадовались, когда Игорь предложил:

— Давайте не будем ездить домой каждый день!

Побежали к Сергею Ивановичу договориться.

— Я не возражаю, — сказал Сергей Иванович, — но как посмотрят на это ваши родители?

И что же? Родители согласились.

Только ветеринар, Олегов дядя, подозрительно посмотрел на племянника.

— Слушать ничего не хочу, чтобы к восьми ты был дома!

Пришлось Олегу ездить одному. Он придумал необидное для себя объяснение:

— Скучают без меня старички!

В новых пробах продолжалась все та же чехарда. Золото попадалось лишь изредка, то вверху, то внизу, словно только для того, чтобы надежда не совсем угасла.

Сергей Иванович и Максимыч подсчитывали, составляли чертежи, безуспешно пытаясь понять геологическую загадку.

А время не ждало, судьбу россыпи надо было решать. Бригада колхозников работала быстро, и уже со всех сторон до самого подножья гора была опоясана пятью рядами шурфов. Однако дорыться до коренных пород почти нигде не удавалось, — выступала вода.

Для того чтобы проникнуть глубже, надо бурить скважины. Работа дорогая и трудная, да и станок нужен для разведки коренной жилы. Кроме того, раз вблизи коренной жилы нет россыпи, то дальше ее и подавно искать нечего. Вывод напрашивался сам собой — работы прекратить.

Смертный приговор россыпи был вынесен.

На следующий день бригада начала засыпать шурфы. Рыли их почти всё лето, а засыпали за три дня.

И показалось, что лагерь совсем опустел, когда, сложив свои войлочные юрты, уехали колхозники.

Только два шурфа на нижней линии остались не засыпанными. Их надо было дорыть еще на пол-метра. Никакого значения это теперь не имело, но Сергей Иванович сказал:

— Все должно быть закончено в полном порядке!

Лене и Олегу поручили взять последние пробы, а затем засыпать шурфы.

Того, что произошло при этом, Леня никогда не забудет.

Драка

Олег сел на кучу земли, закурил и предложил Лене.

— Попробуй еще, это только первый раз противно!

Леня замотал головой.

— Я буду рыть, а ты вытаскивай, — предложил он поспешно, чтобы переменить разговор.

— Ладно, — будто делая одолжение согласился Олег. Он знал: рыть труднее, чем вытаскивать ведро с землей.

Шурф был глубиной метра три, стенки укреплены досками. На дне его поблескивала вода.

Олег опустил в шурф ведро и крепко зажал в руках веревку. Леня снял тапочки, бросил вниз лопату с коротким черенком, и сам, цепляясь за веревку, соскользнул следом.

Он нагребал в ведро влажный, каменистый песок и кричал: «Подымай!».

Олег, перехватывая веревку, вытаскивал ведро.

Вода холодила ноги, но Лене скоро стало жарко.

Так прошел, наверное, час.

— Еще два ведра и всё! — сказал Леня, локтем отер пот.

Вдруг лопата звонко ударилась обо что-то твердое. Продолговатый, облепленный глиной камень, с кулак величиной, показался очень тяжелым.

— Посмотри, что это такое! — Леня бросил камень Олегу.

Воды на дне шурфа становилось все больше. Песок превратился в жидкую кашу. Наконец, все вычерпано.

— Поднимай, — Леня с удовольствием разогнулся и размял плечи.

Ведро осталось на месте. Веревка упала в шурф.

— Что же ты? — удивился Леня. Упираясь руками и ногами в противоположные стенки, он сам выкарабкался из шурфа.

— Чур на одного! — пробормотал Олег. Присев на корточки, он рассматривал камень.

— Покажи!

— Смотри! — Олег протянул находку, не выпуская ее из рук.

Очищенный от глины камень сверкнул золотом.

— Самородок! Килограмм, не меньше! Пойдем скорее, покажем! — Леня сиял.

— Ты что — совсем дурак? — презрительно спросил Олег и сунул самородок в карман. — Это мое!

— Не имеешь права! — возмутился Леня.

— Кто это тебе сказал? — Олег насмешливо оттопырил губу.

— Я говорю!

— Ну и говори! Ты вон сколько камней себе в коллекцию набрал и никого не спрашивал!

— Сравнил! То просто камни, образцы, а это золото, оно государственное!

— А я, может быть, не знаю! Я подобрал камень, который ты выкинул, вот и всё! Да если бы я знал, что ты такой, я бы камень спрятал и сказал — так, ерунда, ничего интересного! Мог я так сделать?

— Ты мог! — сказал Леня.

— Вот и считай, что я его выбросил! — ответил Олег.

Глаза Лени стали злыми, лицо покраснело.

— Ничего, Сергей Иванович заставит тебя найти!

— Откуда же он узнает? Ты нафискалишь?

Фискалом Леня никогда не был и всегда твердо считал, что между собой ребята должны разбираться сами, не вмешивая взрослых. Но тут совсем особое дело!

Глаза Олега трусливо забегали. Он примирительно сказал:

— Брось, Леня! Давай по-хорошему — поделим на двоих, поровну, честно! И все будет шито-крыто! Согласен?

Он протянул выпачканную землей руку.

Леня отступил на шаг и спрятал руки за спину.

— Ну и черт с тобой! Не воображай, что я испугался! Чихать я хотел! Ничего ты не докажешь — свидетелей нет! Скажу — выдумал!

Олег круто повернулся и пошел, не оглядываясь.

Сейчас выйдет на тропинку, скроется сглаз, а там попробуй доказать! Свидетелей-то ведь действительно нет!

Леня дрожал от волнения.

— Не уйдешь! — пробормотал он и, ринувшись вперед, схватил Олега за воротник. — Отдай!

И такая ненависть была в его голосе, что Олег на мгновение опешил.

— Пусти!

— Отдай, тогда пущу! — Леня дышал тяжело и часто.

— Последний раз говорю — пусти!

— Отдашь, пущу! — процедил Леня.

Олег выругался. Он не мог сильно размахнуться, но удар пришелся в нос. У Лени из глаз будто искры посыпались! Он застонал, но Олега не выпустил и тоже ударил свободной рукой. И еще, и еще — изо всей силы.

Несколько секунд они топтались на месте, потом Олег опрокинул Леню, вырвался и побежал. Леня вскочил и бросился за ним! Он уже не чувствовал боли, не замечал, что по лицу течет кровь.

Сцепились снова, хрипло дыша.

Издали их увидели Вовка и Вася, которые шли в кузницу.

— Вон наши боксеры тренируются, — лениво сказал Вовка.

Он остановился и, приставив щитком ладони, стал смотреть.

— Дерутся!

Вася побежал, Вовка за ним.

— Перестаньте! — кричал Вася.

Вася не собирался драться, он только хотел разнять их, но можно ли спокойно смотреть, когда бьют друга? Пальцы сами сжались в кулаки и всё внутри задрожало. С разбегу обрушился он на Олега. Однако Олег недаром обучался боксу. Он ловко отразил удар, сбил с ног обоих противников, но свалился и сам.



Исход боя решил Вовка. Взвизгнув, он прыгнул на них, как вратарь на мяч, и вцепился зубами в ухо Олега.

Олег завыл и разжал руки.

Щека Лени была расцарапана, из носа сочилась кровь, коленки и локти ободраны. Не лучше выглядел и Олег. Его левое ухо стало заметно больше правого.

В таком виде явились они в лагерь.

Тетя Маша только руками всплеснула.

Прижимая рукав к носу, Леня рассказал, что произошло. Вася передал Сергею Ивановичу отобранный у Олега самородок.

Анка тихонько подошла и стала рядом с Леней.

Олег стоял потупясь.

Сергей Иванович внимательно осмотрел самородок и смущенно пожал плечами.

— Конечно, — сказал он, — ты, Леня, поступил правильно, но… какое же это золото? Видишь зеленоватые точечки? Золото, сколько бы ни пролежало в земле, не меняется. Это бронза, сплав меди…

Олег вздрогнул. Леня опешил. Вот уж никак не ожидал!

— По-видимому, обломок кирки или какого-то другого орудия бронзового века, — продолжал Сергей Иванович. — Для историка находка интересная. Послушай, Леня, возле какого шурфа ты нашел этот обломок?

— Не возле шурфа, а в самом шурфе, на дне. Когда кончал брать пробу… он лежал в некопанном песке, сантиметров на тридцать ниже дна.

— Ты уверен в этом? Подумай хорошенько, припомни! — настойчиво допытывался Сергей Иванович.

— Конечно, уверен! — Леня посмотрел на него удивленно и даже обиженно.

— Как же попал туда обломок кирки? — Анка удивленно обвела всех глазами.

— Ясно! — ответил Вовка, — кто-то, когда-то, зачем-то рыл яму и поломал кирку.

— Благодарю за объяснение, — Анка поклонилась, — а кто, когда, зачем?

— Ну, такую загадку и отгадать невозможно! — уверенно сказал Вовка.

— Если бы мы лучше знали историю этих мест, было бы вполне возможно, — заметил Сергей Иванович, — беда, что мало мы знаем. Какие народы здесь жили, чем занимались в минувшие века?

— В бронзовом веке здесь… — начал было Леня, но умолк. Все эти скифы, лангобарды и прочие давно исчезнувшие народы путались в его памяти.

— Не будем гадать на кофейной гуще! Сделаем так: Леня и Вася, поручаю это вам, — решил Сергей Иванович, — завтра пойдете в библиотеку, узнаете, какие там есть книги по истории области, почитаете, а потом расскажете нам. Может быть, тогда станет яснее, кто поломал кирку и имеет ли значение для нас эта находка. А вам… — он круто повернулся к Олегу, стоявшему в стороне, — вам здесь делать нечего.

Олег пошел прочь, опустив голову.

Ночная тревога

Лене спалось тревожно. Снова снилась драка, сильно ныло ушибленное колено. Вдруг он услышал шум колес, с хрустом давивших мелкие камешки. Леня приподнялся и посмотрел в окошко. Было темно, луна чуть проглядывала из-за туч. Все спали. Только палатка Сергея Ивановича слегка просвечивала, там еще горела лампа. Из подъехавшей повозки вылез ветеринар Воинов.

«Значит, что-то случилось», — подумал Леня и сразу же разбудил Васю.

— Пошли! Олегов дядя приехал, понимаешь?

Вася стал не спеша одеваться.

— Вы куда? Я тоже! — Игорь с трудом открыл глаза и приподнялся.

Глухо доносился голос Сергея Ивановича.

Ребята отогнали Савраса, который сердито зафыркал, и, не спрашивая разрешения, вошли в палатку. Леня в трусах, Вася одетый, как обычно, Игорь, закутавшийся в одеяло.

Казалось, их даже не заметили. Воинов сидел спиной ко входу на табуретке, Сергей Иванович рядом с ним на кровати.



— Да, — Воинов печально покачал головой, — вернулся я с завода, а его нет. Я сразу подумал, что не спроста! Подождал, подождал, да и решил: поеду, узнаю, хоть и потревожу в столь позднее время.

— Погорячился я! Не следовало его прогонять, — с сожалением сказал Сергей Иванович, взглянул на ребят: — Позовите Максимыча и Костю.

Вася вышел.

— Нет, это уж не вы, а я кругом виноват, — снова заговорил Воинов. — Скрыл правду. Надо было давно все рассказать, да я как-то стыдился, думал, авось, всё обойдется. Я сам ему посоветовал говорить, что приехал он сюда потому, что родители в командировке. Не хотелось сор из избы выносить. На самом деле никуда они не уехали. Просто Олега пришлось увезти из Харькова. Под плохое влияние парень попал. А, впрочем, и не разберешь — кто там у них виноват. Подобралась их там такая компания: отметки — ерунда, пионеротряд — ерунда, это для маленьких, а главное — время весело провести. Брат мой — человек очень занятой, жена на единственного сыночка молится. Дальше — больше, денег сыночку с его дружками, конечно, не хватало. Начали изворачиваться, выпрашивать, таскать. До того дошло, что племянничек мой бабушкины золотые часы украл и продал.

Леню не то от холода, не то от волнения била дрожь.

— Мы думали, он домой пошел, — сказал Вася, — я видел, как он к озерку подходил.

— К озеру! — Воинов испуганно встрепенулся, — а вы потом там были? Ничего там такого, ну, что ли, подозрительного?

— Я был, — ответил Игорь, — но не присматривался, выкупался и ушел.

Сергей Иванович на секунду задумался и скомандовал:

— Степан Максимыч, разбудите рабочих, приготовьте факелы!

Факелы осветили лагерь красноватым, тревожным светом.

Все быстро пошли к озерку.

Там, как всегда, склонившись к воде, лениво дремал тальник.

— Продолжайте искать кругом, а мы с товарищем Воиновым поедем в поселок. Если Олег там не появился, сообщим в милицию, — решил Сергей Иванович.

Люди шли, высоко поднимая над головой факелы, зорко всматривались, громко кричали.

Олега нигде не было.

Вернулись утром, усталые и запыленные.

— Мы сделали всё, что могли. Теперь розыском Олега займется милиция.

Все разошлись по местам, хмурые и молчаливые.

В степи, недалеко от дороги, одиноко лежал большой, непонятно как туда попавший, камень-горюн. Будто отшвырнул его от горы какой-то сказочный великан.

Максимыч посмотрел на камень, отвернулся и печально сказал:

— Вот так и с человеком бывает! Оторвется от людей и горюет свой век!

Вовка тоже взглянул на одинокий, затерянный в степи, камень и удивленно заморгал. Он отчетливо увидел два камня.

— Но там же был один камень, — сказал Вовка и помчался к Косте за биноклем. Долго крутил винты, стараясь получше отрегулировать, и вдруг подпрыгнул.

— Там, возле камня… Олег сидит!

— Иди ты! — Игорь вырвал у него бинокль.

Все по очереди подносили бинокль к глазам. Действительно, возле камня сидел Олег.

Побежали к Сергею Ивановичу. Тот встретил это известие очень холодно:

— Сидит? Ну и пусть сидит, не нянчиться же с ним. — И наклонился над чертежом, показывая, что разговор окончен.

Что случилось с Олегом

Когда Олега выгнали, он даже почувствовал облегчение, потому что в душе ждал худшего.

С самого детства Олег привык к тому, что его защищают и оправдывают. Мама всегда твердила, что он трудный, нервный, но одаренный ребенок! Ему все прощали.

Обогнув озерко, Олег вышел на тропу, ведущую к поселку, и вдруг остановился. Там мамы нет. Ни защиты, ни помощи ждать не от кого!

— Ладно! — решил Олег, — здесь мне теперь все равно не жить! Пойду напрямик, выйду на станцию, сяду на любой товарняк и поеду, а там видно будет. Не пропаду!

Он шел и представлял себе. Вот он спрыгивает с товарного на большой станции. Спешат пассажиры. Какая-то дама в шикарной шубе, то есть нет, не в шубе, сейчас лето, но все равно — очень шикарная, в туфлях на пробке, роняет сумку вниз, на рельсы, а дама спешит, не замечает. Тогда он поспешно поднимает сумку и впрыгивает опять в товарный вагон. Он открывает сумку: пачки новеньких сторублевок распирают ее бока. Он рассовывает их по карманам. Начинается веселая жизнь. Делай что хочешь, езжай куда хочешь!

Он мечтал и верил, что все будет именно так, потому что, если не верить, незачем идти на станцию, а надо придумывать что-то другое или просто повалиться на эту пыльную, растрескавшуюся землю и завыть от тоски!

Степь только издали казалась родной. На самом деле она была покрыта каменистыми буграми и низинками, серыми от выступившей соли. Идти без дороги трудно. Олег надеялся — вот сейчас, за этим бугром, он увидит станцию или шоссе, которое ведет к ней.

Но за этим бугром виднелся другой и, казалось, им не будет конца. Олег начал уставать.

Вдруг он увидел отару белых, тесно сгрудившихся овец. Навстречу, исступленно лая, злобно ощерив пасть, рванулась огромная лохматая собака, но кто-то гортанно крикнул, она со всего разбега остановилась, присев на задние ноги, и спокойно пошла назад.



Чабаны сидели кружком около родника. Боязливо косясь на собаку, Олег подошел. Его встретили приветливо — сразу же подали большую деревянную миску с айраном и лепешку.

Олега удивило, что никто не спрашивает, кто он, откуда и куда идет. Торопливо глотая, он сам поспешил сообщить, что рассчитался на георазведке и идет на станцию.

— Что-то плохо тебя провожают, — сказал старый чабан, — могли бы подвезти.

Олег объяснил, что утром сломалась машина, а вещи доставили на станцию еще вчера.

Оказалось, что шел он почти верно, лишь немного забрел правее. До станции еще километров восемь.

— А я боялся, что заблудился, — признался Олег.

Молодой казах засмеялся, блестя мелкими зубами. Ему показалось смешным, что в степи можно заблудиться.

Олег еще полежал на кошме, даже вздремнул, а потом, поблагодарив, двинулся в путь.

Дорогу ему объяснили очень подробно. Он шел и все время про себя повторял: вниз по лощине до солонца, потом направо, выйду на бугор, увижу серый камень, от него на северо-запад до кустарника, а потом по тропинке…

Шел он, как будто верно, но камня все не было. Солнце село за низкие тучи. Быстро менялись краски: желто-серая степь стала сизой с розовым отливом, потом синеватой. Откуда-то появился туман. Он полз по лощине, медленно поднимался и, наконец, затопил все кругом.

Олег не знал, куда идет, но не останавливался. Вдруг натолкнулся на заросли колючего кустарника и обрадовался. Всё-таки, значит, он шел правильно!

Решил подождать до рассвета. Ободрав руки, наломал веток, но разжечь костер не смог. Листья чадили и не разгорались. Прижавшись головой к земле, он дул изо всех сил, кашлял, ругался и снова дул. Извел всю бумагу, какая была в карманах, даже картонные корочки от зеркальца оторвал. Устал так, что был даже рад, когда израсходовал последнюю спичку.

Он думал о том, что теперь, конечно, простудится, тяжело заболеет и умрет. А те, кто его так «безжалостно выгнали», за это ответят. Не имели они права губить человека!

Сколько прошло времени, неизвестно. Туман вдруг исчез и большие звезды повисли совсем низко над степью в чистом синеватом небе.

Олег боязливо косился на кусты. Казалось: вот-вот сейчас выскочит волк, и не один, а целая стая.

Он пошел наобум, только бы не стоять, только бы подальше от этих кустов.

И вдруг вдали зажглись два тусклых огня, послышался равномерный шум.

Трактор!

Тракторист был молодой, на вид, пожалуй, не старше Олега.

Увидев вынырнувшего из темноты человека, тракторист остановил машину, слез на землю.

— Шоссе? До шоссе всего километр, шагай прямо, не ошибешься.

Вдали иногда мелькал яркий свет фар, Олег решил пристроиться на попутную машину, попрощался с трактористом и ушел.

Ждать на шоссе пришлось недолго. Он поднял руку и, когда шофер притормозил, вскарабкался в кузов. Ехали быстро, скоро показались темные дома, залаяли собаки.

— А где здесь вокзал? — спросил Олег, спрыгнув на землю.

Шофер удивился:

— Який вокзал?

— Как какой? — не понял Олег.

— Та я же со станции ихав! Це Михайловка, наше село. А ты, значит, як той дурень, что вместо ура караул кричал? — шофер захохотал, хлопнул руками по штанам, а потом сочувственно предложил:

— Заходь в хату, отдохнем, а утром поедем.

Шоферской жинке тоже все это показалось очень смешным. Не переставая посмеиваться и расспрашивать Олега, она поставила на стол ужин и постелила ему две перины.

Утром, покормив мужчин яичницей с салом, смешливая жинка ушла на работу.

Шофер тоже ушел получать разнарядку.

Олег походил из угла в угол, посвистал, осмотрел приемник, швейную машинку, гору подушек на кровати и, боязливо оглянувшись, приоткрыл верхний ящик комода. Увидел деньги и облигации.

— Если взять немного, то не хватятся. Да и вообще сейчас уеду, а там ищи ветра в поле.

Он был один в этом маленьком домике. Лениво тикали ходики. И почему-то так стало тоскливо! Даже захотелось заплакать! Рывком Олег закрыл ящик.

Оказалось, разнарядку изменили. Ехал шофер не на станцию, а совсем в другую сторону.

— Ну ничего, — утешил он, — я «кругаля» дам. Подкину тебя до развилка. Там машины часто ходят из МТС, на любой доедешь.

— Ну, счастливо, — сказал шофер, остановив машину на перекрестке, — только смотри: сюда пойдешь — на станцию, туда, — он показал рукой, — на разведку або на поселок. Поняв?

Над серой безмолвной степью лениво плыли маленькие, курчавые облака. Из травы испуганно выглянул мышонок и скрылся, зашуршав сухой травой. Олегу стало грустно, почему-то он вспомнил своих недавних знакомых: шофера, чабанов, тракториста. Хорошо им! Живут спокойно, уверенно и никого не боятся.

— По-моему, мы всё-таки не должны его прогонять, — задумчиво сказала Анка, — надо помочь! А дальше посмотрим. Я так считаю!

— Я тоже! — воскликнул Леня.

Вася кивнул.

— Правильно! — сказали Игорь и Вовка.

Позвали Олега.

— Ладно, — сказал Леня. — Попробуем попросить Сергея Ивановича. Подожди здесь.

Идти не пришлось. Сергей Иванович сам уже направлялся к ним.

— Опять посиделки устроили? — недовольно сказал он. — Ну-ка, за работу! А вы, — он пристально посмотрел на Олега, — отправляйтесь на буровую, скажите, что я назначил вас подносить штанги. Предупреждаю, одно замечание — выгоню к чертям.

Олег пошел торопливо, не оглядываясь, и никто не видел, что он плакал.

В поисках ответа

Утром Леня и Вася отправились в библиотеку, не в свою — детскую, а в библиотеку-читальню при райкоме партии.

Библиотекарша сидела в дальнем конце длинной комнаты, стены которой были сплошь уставлены высокими, до самого потолка, шкафами. Против окна стояли узкие столы, а вдоль них стулья. Вероятно, потому, что здесь сидело всего три человека, комната показалась очень большой и скучной.

Леня шел впереди, прижимая к груди блокнот с вложенными в него карандашом и точилкой. Он старался ступать как можно тише, но его тапочки будто присасывались к линолеуму и чавкали на всю комнату.

Только пройдя половину комнаты, Леня сообразил, что ступает рядом с ковровой дорожкой. Он поспешно перешагнул на нее, тапочки замолкли.

— Дайте нам, пожалуйста, какую-нибудь книгу про то, что было в нашей области очень давно, еще когда был бронзовый век! — пронзительным шопотом попросил Леня, мучительно краснея.

— Мы по заданию, для геологоразведки! — пояснил Вася.

— Ох и загорели вы, как индейцы! — с удовольствием оглядывая их, очень тихо сказала библиотекарша.

Расспросив подробнее, что им нужно, она задумалась, посмотрела на потолок, что-то припоминая, и решительно открыла крайний шкаф. Достала три тома, все толстые, потом приставила лесенку к самой верхней полке, сняла еще два.

— Вот! — сказала она. — Только боюсь, не по зубам вам такие книги. Попробуйте, а если какое-нибудь слово будет непонятно, заглядывайте в энциклопедию. Сами берите, вот с этой полки.

Ребята сели рядышком за ближним свободным столом.

С научными книгами им еще не приходилось иметь дело. В учебниках они читали то, что задано, и ни строчкой больше, а в художественных — всё подряд, за исключением длинных описаний.

Леня нерешительно открыл самую тонкую книгу — только 287 страниц. «История Южной Сибири». Вася подвинулся поближе и вытянул шею.

В первой главе автор ругал всех, кто до него изучал историю Сибири. Оказывается, они неправильно подходили к делу и попадали под разные вредные влияния. Фразы были такие длинные, что пока дочитаешь до конца, забываешь, что было в начале. Ничего интересного не попадалось.

Леня два раза зевнул со свистом. Старичок-сосед бодливо наклонил голову и строго на него посмотрел, потом закрыл свою книжку и подошел к ним. Ребята смутились, но старичок зашептал:

— Вы не так! Сначала просмотрите все книги. Прежде всего оглавление, а потом предметный указатель. В конце научной книги обычно перечислены все предметы и указано, на какой странице о них говорится. А читать все подряд, да еще вдвоем — толку не будет! Поняли?



Вблизи лицо старичка выглядело совсем не строгим.

Ребята шепотом поблагодарили. Каждый взял себе по две книги. Лене досталась самая толстая — «Археология».

Слово было знакомое, но точно вспомнить, что оно значит, Леня не мог.

Он подошел к шкафу, достал там энциклопедию на «А» и прочитал, что археология — наука, изучающая далекое прошлое человеческого общества по различным сохранившимся предметам, которые обычно находят при раскопках древних городов, могил, пещер.

«Это подходит, — подумал он, — я тоже нашел при раскопках».

Про историю области в оглавлении он ничего не нашел, а про бронзовый век было очень много, больше половины книжки.

— Я есть хочу! — шепнул Леня.

— Вечно ты, — рассердился Вася. — Мы же еще только начали!

Леня нахмурился, проглотил слюну и занялся предметным указателем. Но это оказалось еще скучнее, чем оглавление; среди длинных столбцов слов большинство было незнакомых. Он уже собрался захлопнуть книгу, как вдруг увидел: «Скифо-сибирское золото, стр. 176».

Оказалось, скифо-сибирскими называют изделия из золота, которые найдены в курганах на юге Сибири и на Алтае. А вот и они сами, эти изделия.

Распластав свое по-кошачьи гибкое тело, тигр вонзился когтистыми лапами в спину оленя. Написано: «Литое золото, уменьшено в три раза».

А это кто? Два сказочных зверя сцепились в смертельной схватке. Один похож на горного козла, но у него орлиные крылья, а другой вообще ни на кого не похож: туловище льва, лицо человека и птичьи лапы.

Листовым золотом покрыта рукоятка бронзового меча, шлем воина, щит, седло и стремена. И на воинских доспехах изображены сказочные звери, чаще всего, волчья голова — военная эмблема скифов. Все эти изделия были найдены только в скифских могилах.

— Откуда же скифы брали золото? — недоумевал Леня. — Завоевывали его в походах?

— Нет, — сказал Вася, похлопывая ладонью по своей книге. — У других народов, с которыми они воевали, таких изделий не было. Вот написано: «Историк Геродот сообщает:

«До владения этих скифов вся пройденная нами страна представляет равнину, — писал Геродот, — а дальше встретимся с обитателями подножья высоких гор: говорят, что все они как мужчины, так и женщины, плешивы от рождения. Название этого народа — агриппеи. А к северу от них живут одноглазые люди…»

Леня фыркнул. Ну и чепуху же пишет этот «отец истории»!

— Он же пользовался слухами, — вступился за Геродота Вася, — читай дальше!

«…В соседстве с одноглазыми живут стерегущие золото грифы. Они умеют добывать и искусно обрабатывать золото…»

Современные историки дознались, что грифы — это одно из древних племен, которое жило в верховьях реки Иртыша, между озером Зайсан и Ишимом».

— Ой, да это совсем около нас! — прошептал Леня. — Но где же они добывали золото?

— Про это я, кажется, тоже нашел! — Вася взял вторую книгу. — Вот смотри, какая здесь есть статья: «О старых рудных копях и вновь обысканных, где дворянин Акинфий Демидов заводы строил, которые имеются между Томском и Кузнецким дистриктами и между Обью и Иртышем реками, около Убинской, Усть-Каменецкой и Семипалатинской крепостей, вблизи Телеутского и Коншайтинского рубежей».

— Ну и название, язык поломаешь!

Автор статьи, посланец Петра, шел по свежему следу, остатки старых копей еще не были уничтожены, и он подробно изучил и описал всё, «к сему предмету относящееся».

Он видел сохранившийся под наносами желоб, устланный бараньими шкурами, в котором скифы промывали золотой песок. Он ползал по узким щелям скифских копей, заложенных там, где кварцевые жилы были богаты и не очень крепки. Костры заменяли скифам взрывчатку. Разогретый камень поливали ледяной водой, чтобы он растрескался.

Леня задумался. Далекие, но незабытые времена тонкими нитями были связаны с делами, которые происходят сейчас, спустя столетия.

Мальчики едва успели дочитать статью, как библиотека закрылась.

Домой, по темным улицам, шли молча, продолжая обдумывать то, что узнали.

— Значит, — сказал Леня, садясь на крылечко своего дома, — скифы умели находить и обрабатывать медь, свинец и золото. Они первые открыли многие наши месторождения.

— Это ясно! — согласился Вася. — А вот скажи, зачем рылся в земле тот человек, поломанную кирку которого ты нашел? Если бы он рыл могилу или что-нибудь строил, то остались бы следы. Я думаю, что…

— Он разрабатывал наше золото! — подхватил Леня. — Ну да! И все золото выкопал. Представь, что скифы всю россыпь промыли. А один участочек почему-то пропустили, как раз, где были Вовкины богатые пробы.

— Вот черти! — Леня искрение был возмущен скифами. — Постой, — сообразил он, — ты помнишь, в статье сказано, что скифы не умели бороться с грунтовыми водами и глубоко не залезали, а разрабатывали только там, где сухо.

— Помню! — ответил Вася и встрепенулся. — Тогда всё-таки Сергей Иванович напрасно прекратил разведку россыпи. Ведь ниже уровня подземной воды она должна была остаться нетронутой.

Леня схватил Васю за руку.

— Значит, мы раскрыли тайну!

Еще одна попытка

К почте ребята пришли задолго до приезда машины, когда заспанные хозяйки выгоняли из ворот неповоротливых коров.

Но от того, что Вася и Леня встали раньше, время шло не быстрее, а медленнее. На этот раз и машина, казалось, ползла по степи со скоростью навозного жука.

Удастся ли доказать Сергею Ивановичу, что надо продолжать разведку, что древние золотоискатели выбрали россыпь только поверху!

Но убеждать Сергея Ивановича не пришлось. Он выслушал ребят очень внимательно, деловито потер руки и сказал:

— Очень рад, что наши мнения совпадают! Мы тут с Костей пришли к тому же выводу. Надо сделать еще одну попытку. Сейчас устроим аврал и установим буровой станок. Он плохо приспособлен для бурения рыхлых наносов, но другого у нас нет.

Сергей Иванович положил руку на рычаг бурового станка.

— Не прозевать бы момент, когда скважина пройдет наносы и врежется в плотик. Это должно случиться уже скоро!

Вася тоже положил руку на рычаг. Он знал, что на плотике, среди коренной породы, бывает самое богатое золото, но не представлял, как уловить переход буровой трубы из одной породы в другую. И вдруг Вася почувствовал, как вздрагивает рычаг. Вращение труб чуть замедлилось, что-то прочное преграждало путь буровому снаряду.

— Вошли! — кивнул Сергей Иванович и мелом прочертил заметку на трубе.

Лицо его стало напряженным, будто он прислушивался к тому, что происходит сейчас там, в глубине скважины.

Когда меловая черта на трубе переместилась вниз на пол-метра, он скомандовал:

— Подъем!

Старший рабочий остановил станок и включил лебедку.

— Четвертый метр — пять грамм на тонну! — объявил Костя.

Это была хорошая весть, но на нее не обратили особенного внимания, потому что все следили за тем, как из скважины медленно выползает буровая труба.

Олег, обхватив ее, мокрую, облепленную глиной и, напрягшись изо всех сил, сдвинул на край помоста.

Максимыч подставил бадью. Из трубы полилась жидкая грязь, затарахтели камни.

— Отойдите от бочки, не мешайте! — сказал Сергей Иванович.

Ребята отступили на шаг, но сейчас же придвинулись снова.

Мутная вода колыхалась в бочке. Закусив концы усов, сосредоточенно работал Максимыч. Вот последнее резкое движение рук и лоток всплыл. Леня навалился на Вовку и шумно дышал ему в ухо. Вовка дергал плечами и вытягивал шею.

— Ура! — закричал он, первым разглядев сквозь стекающую воду, что дно лотка сверкает.

Максимыч передал лоток Сергею Ивановичу.

— Ох и крупное, как горох!

Сергей Иванович поднял лоток над головой.

— Осторожнее! Не толкайтесь! Анка, давай ковш. Высушим, взвесим, — тогда рассматривайте, сколько хотите!

Костя подхватил Васю и, закружившись с ним, чуть не угодил в костер.

— Спокойно! — сказал Сергей Иванович, покачав головой. — Пока десяток скважин не подтвердит, что тут вполне нормальная, надежная россыпь, прыгать нечего. Давайте сообразим, как лучше приспособить станок для перевозки с места на место. Бурить будем днем и ночью.

Придумали быстро. Станок установили на салазки. Груженая камнями машина, с трудом, буксуя, потащила его к месту, где собирались заложить новую скважину.

Лене хотелось работать ночью. Ночная смена интересней. Кругом темно, пламя костра колышется, все кажется таинственным и необычным!

Но Сергей Иванович при распределении вообще будто забыл про него. Леня надулся.

— Тебе, дорогой, сколько до экзамена осталось? — спросил Сергей Иванович.

— Восемь дней! — вырвалось у Васи. Он виновато взглянул на друга, ожидая, что тот сейчас же раскипятится.

Но Леня покорился. Он просил только об одном:

— Можно, я буду здесь готовиться?

— Дело твое! — пожал плечами Сергей Иванович. — Только не отвлекайся!

Победа

Не отвлекаться было очень трудно. В лабораторию, где Леня расположился с книгами и тетрадями, то и дело приносили новые пробы.

Костя и Анка, которые обрабатывали пробы, отказывались отвечать на Лёнины вопросы.

— Разговаривать будем вечером! — обрывала его Анка.

Леня решил повторить все с самого начала. Обычно он старался запомнить имена и даты, то, о чем, по его мнению, мог спросить учитель. А теперь, себе на удивление, он влезал в самую суть. Как живые, вставали перед ним и бородатый Геродот и ленивые Меровинги, и властолюбивые Каролинги. Хотелось понять, как они жили, что делали и какие следы оставили на земле.

На экзамен вместе с Леней поехали все ребята.

Они стояли возле двери и переживали.

— Только бы он не нервничал! — бормотал Игорь, заглядывая в замочную скважину. — Зачем он руками размахивает?!

Леня стоял у стола. Он отвечал так подробно, будто сам участвовал в крестовых походах и вместе с гуситами работал на серебряных рудниках, захваченных имперскими рыцарями.

Только один раз он споткнулся на дате, да чуточку прибавил от себя, описывая войну Алой и Белой розы.

Учитель слушал его внимательно и не стал задавать дополнительных вопросов. Его обрадовало то, что у Лени, наконец-то, появилось самое главное, чего ему не доставало, — интерес к предмету.

— Что ж, — подумал он, — учит не только школа, но и жизнь. Заслуживаешь пятерки, но… экзамены надо сдавать во-время.

Слушая поздравления ребят, Леня старался быть невозмутимым, но это плохо получалось, лицо его сияло.

* * *
На рассвете, у догоравшего возле скважины костра Леня увидел стайку птиц, спешивших к югу.

— Это иволги, — подумал он, глядя им вслед.

Он поплотнее запахнул ватник, который был ему велик. Вершины Алтайских гор стали видны куда яснее. Наверное там выпал снег.

Уже третий день дул холодный, стремительный ветер, срывал с кустов еще зеленую листву, пронизывал палатки, заставил всех залезть в ватники. Ветер завывал, будто предупреждая, — уходите, я спускаюсь с гор, веду за собой бураны, скоро здесь будет моя власть!

Но люди не собирались уходить.

Быстро строились сборные дома — росла первая улица рудника Акжал. Заработала передвижная электростанция.

Высоко на горе, как маяк, светила красная звезда. Ее сделали Вася и Анка — почти такую же, как над башнями Кремля, только поменьше.

Но ребятам со всем этим пора было расставаться. Их ждали свои дела, товарищи, немного забытая за лето школа.

Они долго придумывали, какой бы сделать прощальный подарок геологам, но ничего нового придумать не смогли. Незаметно, прикрыв газетами, они привезли из поселка четыре букета.

Анке поручили преподнести один из них Сергею Ивановичу.

Она выступила вперед и начала очень торжественно:

— Многоуважаемый Сергей Иванович, мы все вас очень благодарим и желаем вам дальнейших успехов!

Она собиралась сказать о том, что они узнали много нового, что теперь им еще больше хочется учиться, чтобы быть полезными для родины, но голос ее дрогнул и она заторопилась:

— И мы будем очень без вас скучать и будем приезжать каждое воскресенье! Обязательно будем!

Тетя Маша обняла ее и вздохнула.

— Пусто тут без вас станет! Уж так к вам привыкли!

— Авось, не на век расстаемся, подучитесь и опять к нам! — будто сердясь на кого-то, сказал Максимыч, неумело, как веник, держа свой букет.

Костя сфотографировал всех с цветами, тесно прижавшихся друг к другу.

Потом навел аппарат и передал его шоферу, а сам стал рядом с Леней.

Шофер щелкнул и негромко сказал:

— Всё!



Оглавление

  • Акжал — белая грива
  • Первый день
  • Золотой жеребенок
  • Новый приятель
  • Золотой жеребенок пропал
  • Вездесущее золото
  • Обида
  • Первая зарплата
  • Вечером
  • Ссора
  • Смертный приговор
  • Драка
  • Ночная тревога
  • Что случилось с Олегом
  • В поисках ответа
  • Еще одна попытка
  • Победа