КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 356348 томов
Объем библиотеки - 419 гигабайт
Всего представлено авторов - 142948
Пользователей - 79584
Загрузка...

Впечатления

юлина про Андреева: Вяжем сами (Хобби и ремесла)

По этой книжке,изданной еще до моего рождения, я самостоятельно освоила вязание крючком.Тут есть интересные модели одежды,которым можно придать чуть
более современный вид. Описание техники вязания и узоров очень понятны. Есть одежда для малышей до года и старше-варежки,носки,тапочки.
Уделяется внимание отделке-пояса,вязаные цветы и пуговицы,кружева,вышивка.Это пособие очень хорошо для начинающих.
К сожалению в данной книжке не сохранились рисунки моделей одежды,есть только фото образцов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zizhd про Левин: Поцелуй перед смертью (Триллер)

Исходный текст был взят отсюда - http://samlib.ru/editors/s/smirnow_i_w/kiss_bf_d.shtml

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kutuzov_01 про Баковец: Создатель эхоров (СИ) (Альтернативная история)

Книгу можно отнести к бояръ аниме. Вполне понятный мир получился у автора, можно почитать. Что бы отвлечь читателя от довольно среднего содержания в тексте, автор утопил все в реке голых баб (пардон, женщин).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Ниффенеггер: Жена путешественника во времени (Современная проза)

Ну, так... на троечку. Из уважения к раскрутке :)

Откровенно - даже не дочитал. Прочел примерно две трети, понял, что рискую вывихнуть челюсть, быстренько узнал в Википедии, чем закончится (хотя и так было понятно) и все. Пометил как прочитанную, и хватит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Мишарин: Сибирский Робинзон (СИ) (Фэнтези)

Начало - даже за здравие: мужик в тайге, описание выживания, не без натяжек и роялей, ну да ладно...

Но потом начался полный за упокой: очередная Гиперборея, вечная жизнь (ну ладно, признаю́ - погорячился - на 700 тысяч лет...), и вишенкой на торте многомиллиардные алмазы.

Грустно, но без такого довеска авторы уже не видят, как спасти Россию от коррупции и преступности :)

Ну и как всегда - внутренняя цензура: о чем человек думает в тайге в свободные от выживания минуты? Конечно, о маме, папе и о том, какую пакость еще выкинут украинцы (цитата). А при постройке баньки? Конечно же, не о том, как будет здорово помыться, а о том, как русские всегда превосходили душевными качествами европейцев, которые никогда не мылись и воняли...

Грустно...

P.S. И кто догадался присвоить книге жанр научная фантастика?

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
romann про Зайцев: Наследники стали (Альтернативная история)

Много прочитал Альт.истории,но такого не ожидал- только вчера ходили в шкурах,жили в землянках, а сегодня ездят поезда,ходят пароходы,летают самолёты,РАДИО и ТВ в каждом городе и вещают на другие страны и всё это благодаря ОДНОМУ человеку!!! ВОТ ЭТО ПРОГРЕСС!!! Всего 50 лет(причём Гг,только начал, потом пропал,но аборигены продолжили его дело) Экспериментируют с реактивным двигателем!!!!!А ВОКРУГ 11век-красота- лошадки,лук,меч и кольчуга(кто по богаче) Читать только начал, но меня так поразило,что решил написать отзыв.Обязательно дочитаю и дополню.(А мог и в космос отправить,почему нет)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kamajii про Арсеньев: Ленка-пенка (О войне)

Некоторое количество анахронизмов в речи, IMHO.
Но в целом хорошо. Наверное неплохо было бы давать современным детям на внеклассное чтение. Книги советской эпохи их тяжело заставить читать, возможно это, более современное произведение, приняли бы лучше.

Для Joel
Снизьте дозу Резуна-Суворова.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Право первой ночи (fb2)

- Право первой ночи (пер. Елена В. Погосян) (и.с. Шарм) 589K, 292с. (скачать fb2) - Джудит Айвори

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Джудит Айвори Право первой ночи

ЧАСТЬ I МИК

Моя любимая подобна алой, алой розе...

Роберт Бернс. Алая, алая роза

Глава 1

Самая что ни на есть высокородная леди (как потом выяснилось, ее муж заседал в палате лордов) сказала как-то Мику, что у французов есть выражение, описывающее ее интерес к присущему ему «звериному мужеству». Это выражение так понравилось Мику, что он без труда его запомнил.

— «Страсть изваляться в грязи», — сказала она тогда. — Вот как это называют французы.

В грязи. Не очень-то для него лестно! И все же Мик не мог не оценить мудрость, заключенную в этих словах. Шикарные леди, любительницы развлечений на стороне, постоянно нуждаются в оправдании своих шалостей, и это определение подходило не хуже любого другого. В лучшем случае он мог внести в их жизнь нечто новое. В худшем — ту самую каплю грязи, что придала бы вкус выскобленному до тошноты размеренному существованию дамы из высшего света.

В данный момент Мик лежал, ничком распластавшись на полу швейного заведения в Кенсингтоне, и был, говоря по правде, гораздо грязнее, чем обычно. Над ним возвышались три дамы в пышных шелковых платьях — причем возвышались в прямом смысле этого слова, поскольку одна стояла на стуле, вторая — на дубовом прилавке, а третья умудрилась взобраться на край полки, где хранились ткани. Все три затаили дыхание и следили за Миком, тогда как тот прижимался ухом к полу, вслушиваясь в малейший шорох.

Он был весьма рослым малым и в горизонтальном положении занимал почти все пространство в тесном помещении лавки. Прямые широкие плечи, мощный торс, длинные мускулистые ноги — он знал цену своей фигуре. Пять минут назад он находился в заднем помещении лавки и не без успеха флиртовал с юной белошвейкой. Для начала заставил ее смеяться своим незамысловатым шуткам и уже прикидывал, не пора ли перейти к более решительным действиям, когда из переднего помещения донесся дружный вопль: «Мышь! Мышь!» Поскольку рядом не оказалось ни одного мужчины, кроме Мика, ему не оставалось ничего иного, кроме как прийти на помощь хозяйке лавки и ее клиентке.

Ведь на свете нет более отвратительного существа, чем испуганная до смерти мышь. Эта тварь обладает довольно мерзкой привычкой прятаться где попало. Вы только представьте, какой это кошмар для респектабельной леди! Внезапно ощутить, как мелкие коготки скребутся у нее под платьем, в целом ворохе нижних юбок, сорочек и оборок — и превращают в полный хаос сложное сооружение, скрепленное крючочками, подвязками, пуговицами и каркасом из конского волоса!

В отчаянной попытке избежать мышиного вторжения в свои святая святых почтенная портниха, ее покупательница, а заодно и юная белошвейка постарались взобраться как можно выше, прижимая подолы к ногам и трясясь от ужаса. У Мика язык не повернулся сказать, что это им не поможет. При желании мышь в два счета заберется на любой стул или полку. Но он предпочел промолчать. Леди и без того были напуганы сверх всякой меры.

Итак, он лежал на полу, опираясь на ладони и ноги, чтобы вскочить, как только заметит мышь. Ему даже стало немного обидно, когда он наконец рассмотрел несчастного зверька. Малютка была напугана не меньше, чем все три леди, вместе взятые, и забилась в темный угол между швейной машинкой и большим чугунным утюгом. Жалкий беспомощный мышонок. Мик мог схватить его в любой момент. Судя по всему, больше здесь мышей не было — сколько он ни вслушивался, так и не уловил ни единого звука из-под пола.

— Там что, гнездо? — поинтересовалась портниха сиплым от ужаса шепотом. — Их здесь много?

Мик уже хотел сказать, что гнезда нет, и подняться с пола, но не сделал этого, потому что его отвлекли.

Он как раз прижался к полу другим ухом и в открытую дверь увидел вторую комнату, с большим зеркалом на стене, в котором отразились ноги второй покупательницы, примерявшей платье за цветастой ширмой. Значит, происшествие в лавке застало врасплох не трех, а четырех женщин. Причем четвертая оказалась в примерочной. В зеркале было видно, что она тоже взобралась на что-то высокое — кажется, на сундук. При этом зеркало оказалось повернутым так, что ширма больше не скрывала от Мика пару дьявольски аппетитных ножек. Черт побери, вот это была картина!

Мик замер, упиваясь этим зрелищем. Неизвестная дамочка явно нервничала и приплясывала на цыпочках, отчего гладкие мышцы под милыми розовыми чулочками со смешной дыркой на коленке играли самым соблазнительным образом. Длинные... Нет это было слишком простое слово для такой неописуемой красоты! Отсюда Мику казалось, что удивительные ножки уходят вверх на многие и многие ярды... должно быть, она довольно рослая, эта незнакомка. Что же до формы ее ног... о них можно было сложить поэму. Сильные, подвижные — и в то же время стройные и легкие. Одно слово — изящные!

Вообще-то Мик считал себя достаточно воспитанным человеком и понимал, что следует немедленно отвернуться, а не пользоваться растерянностью леди, оказавшейся в столь неприличном виде. Но он просто был не в силах оторвать свой взор. И сердито шикнул на портниху, начинавшую подавать признаки нетерпения.

И снова вся троица там, наверху, затаила дыхание, стараясь взять себя в руки и не мешать ему выслеживать ужасных грызунов. Только одна из них отважилась едва слышно прошелестеть:

— Вы такой герой, мистер...

По правилам хорошего тона следовало назваться, и Мик ответил:

— Тремор. Тс-с!

Тоже еще, нашла героя! Битый час валяется на полу и чуть не окосел, стараясь запустить взгляд как можно выше, чтобы во всех подробностях рассмотреть самые прелестные ножки, какие он видел за тридцать лет своей жизни. Но если он встанет, то в лучшем случае сможет полюбоваться только лодыжками — ведь ширма отставала от пола всего на какой-то жалкий фут. Правда, и в этом случае будет на что посмотреть — узкая, легкая стопа, крутой подъем — и все эти прелести подчеркивала мягкая кожа простых башмачков!

Мик еще плотнее вжался щекой в пол, пожирая взглядом округлые нежные икры и пышные оборки панталон, под которыми двигались дивные бедра. Не ножки, а мечта!

Именно такие Мик всегда видел во сне. Ему нравились длинные ноги у женщин. И он грезил о том, как будет покрывать поцелуями ямку под коленом, медленно поднимаясь вверх, ближе и ближе к округлым, упругим ягодицам. Стройные ножки. Сильные ножки. Во сне они стискивали его с такой силой, что Мик готов был умереть от страсти.

— Мистер Тремор! Мистер Тремор! — закричала одна леди. — Вот она, там! Я вижу!

Ничего подобного! Однако женщины всполошились: мыши мерещились им в каждом углу. Лавка наполнилась охами, вздохами и нервным хихиканьем. Дамы ерзали в нетерпении, устав торчать на своих неудобных насестах.

Мик предостерегающе поднял палец и грозно цыкнул.

Ему до смерти не хотелось подниматься с пола и гоняться за этой несчастной мышью. Когда еще доведется испытать такое блаженство, любуясь женскими ножками и панталонами? Однако судя по тому, какое отчаянное пыхтенье доносилось с прилавка, где нашла убежище почтенная хозяйка лавки, леди вот-вот готова была расстаться со всеми бисквитами, проглоченными за завтраком.

— Тихо! Я ее вижу! Замрите! — шепотом приказал Мик.

Деваться некуда — пора заняться мышью. Он неслышно подобрался всем телом и сделал рывок вперед, к швейной машинке. При этом одной рукой отшвырнул в сторону утюг, а другой накрыл мышонка, ринувшегося прямо на него. Держа за хвост неистово вырывавшегося зверька, он не спеша выпрямился и выставил на всеобщее обозрение свой трофей.

Портниха заверещала.

— Тише! — прикрикнул Мик. Не дай Бог, еще хлопнется в обморок!

— О-ох! — простонала покупательница. Она расхрабрилась настолько, что уже спустилась со стула.

Когда все дамы оказались на полу, стало ясно, что Мик возвышается над ними на целую голову. Он смотрел сверху вниз на взвинченных леди, поднявших вокруг него невообразимый шум. Оказывается, он «такой отважный»! И «такой проворный»! И «такой по-звериному мужественный»! Мик рассмеялся от души и немедленно услышал, что его смех «добродушный и сердечный».

Он обернулся. Даже растрепанный и грязный, Мик заставлял трепетать женские сердца.

Покупательница, только что расписывавшая на все лады, как он смеется, выступила вперед, желая получше рассмотреть пойманную мышь. Вся в бархате и дорогих побрякушках, она прятала свою костлявую физиономию под широкополой шляпой со страусиными перьями и чучелом птицы на тулье.

— Леди Виттинг, — провозгласила дама, протянув ему затянутую в перчатку руку. — Баронесса Виттинг.

Мик уставился на ее руку. Покупательница явно ждала, что он ее поцелует. Но Мик в жизни не проделывал ничего подобного — и уж тем более не собирался делать это сейчас, когда держал за хвост пойманную мышь.

— Рад с вами познакомиться! — ответил он и обернулся, отыскав взглядом белошвейку. — Нелл! Может, посадите куда-нибудь мышку?

Баронесса обошла Мика и снова встала у него на пути. Сложила руки на животе, смерила его взглядом и улыбнулась:

— Это было весьма впечатляюще, сэр. Вы поймали ее так ловко.

Мику хватило беглого взгляда, чтобы понять: баронессу впечатляет вовсе не его ловкость, отвага и прочая героическая чушь.

— Вы заслужили награду! — продолжала баронесса. — Награду для героя!

Эти слова заставили Мика насторожиться. Какой работяга с целой оравой нахлебников откажется от награды, особенно если это деньги?

Увы! Дамочка улыбалась столь откровенно, что сразу стало ясно — на уме у нее совсем другое.

— Ничего мне не надо, голуба! — сказал он. — Рад был вам услужить.

Остальные дамы затихли, предпочитая держаться поодаль. Мик отвернулся от баронессы: он вспомнил, что оставил на полу свое пальто. Воспользовавшись предлогом, чтобы снова наклониться, он бросил взгляд в сторону примерочной. И успел заметить, как в зеркале мелькнул край пурпурного платья. Самого густого и чудесного оттенка. Такими бывают лепестки лаванды к концу августа. Взметнулись вверх узкие рукава, в проемах показались тонкие кисти — и груда шелестящего шелка заскользила вниз, мигом похоронив его надежду еще разок увидеть божественные ножки.

Он выпрямился, осторожно отряхнул пальто и провел рукой по волосам — только для того, чтобы обнаружить на них толстый слой пыли. Мик мрачно уставился на грязную пятерню. И надо же было так извозиться! Наверняка он собрал с пола всю пыль, пока ползал за чертовой мышью!

— Итак, какую награду мы присудим нашему герою? — гнула свое баронесса.

— Коробка для мыши вполне подойдет, — сказал он, глянув через плечо баронессы на хозяйку лавки.

Портниха как ни в чем не бывало наклонилась и извлекла из-под прилавка небольшую коробку — как будто нарочно припасла ее для такого случая. Мик снял крышку и заглянул внутрь.

— Как насчет вот этого? — Баронесса постучала пальцем по стеклу низкой витрины.

Мик посадил мышь в коробку, аккуратно закрыл крышку и лишь после этого оглянулся на витрину. Там были выставлены на продажу самые интимные предметы женского туалета. Чулки, панталоны, подвязки... Мик с совершенно невинным любопытством посмотрел на все эти хитрые штучки. Просто поразительно, до чего дошла женская фантазия! О предназначении некоторых вещей он даже не догадывался. Какая уж тут награда!

Но баронесса ни минуты не сомневалась в собственной правоте.

— Мисс! — повелительно обратилась она к хозяйке — женщине старше ее по меньшей мере лет на десять. — Вы не могли бы показать нам вот это?

Портниха достала из-под стекла пару подвязок для чулок ярко-розового цвета, в изобилии украшенных пышными кружевами и поддельным жемчугом.

— Вот, самая настоящая награда для героя! — провозгласила достойная леди, приподняв кончиком пальца одну из подвязок.

Никогда в жизни Мик не видел такой жуткой вещи. Хорошо же она о нем думает, если вообразила, будто это кричащее безобразие может ему понравиться!

Не дождавшись немедленных проявлений восторга, баронесса пояснила:

— Они просто шикарные!

Похоже, это не его, а ее собственный вкус подвергался сегодня проверке! Мика передернуло. Он ткнул пальцем в подвязки, лежавшие в витрине рядом с первой парой, и заметил:

— Энти вот лучшее будут <Мик Тремор часто говорит с сильным акцентом, соответствующим фонетическому складу его родного корнуэльского диалекта (проглатывает окончания слов, не произносит звук «х», неправильно пользуется вспомогательными глаголами и т.д.). Эти особенности не всегда было возможно воспроизвести в переводе, и потому приходилось ограничиваться лишь передачей некоторой тяжеловесности его речи. — Здесь и далее примеч. пер.>. — Надеясь хоть немного сбить с чванливой дамочки спесь, Мик показал на пару атласных подвязок нежно-кремового оттенка. Они были гораздо уже и украшены вышитой розочкой с парой зеленых листьев. Ничего лишнего. Простота и элегантность.

Леди в недоумении вскинула брови. Сначала Мик решил, что она поражена его безупречным вкусом. Но нет, все дело было в его манере разговаривать.

— Как вы забавно говорите! — заметила баронесса.

Наверное, он снова ляпнул что-то по-деревенски. Это правда — для Мика был родным корнуэльский диалект, резавший ухо столичному жителю.

Баронесса наградила снисходительной улыбкой грязного, но чертовски привлекательного работягу, которого собиралась осчастливить своей щедростью.

— Значит, эти.

Повинуясь жесту леди Виттинг, хозяйка протянула ей пару подвязок, выбранных Миком. Она подхватила пальчиком одну из них и подала своему герою.

— Вот, возьмите! — приказала леди. — Вторая останется у меня. Однажды мы встретимся с вами вновь, — ее глаза алчно блеснули, — и соединим их в пару!

Мик не выдержал и расхохотался. Черт побери, ну и выдумщицы эти богачки! Каких только игр не изобретут!

Впрочем, он тоже не новичок в таких играх. Мик быстро обдумал только что полученное предложение. Баронесса выглядела достаточно аппетитно. Потакая маленьким прихотям богатых леди, можно и самому получить немалое удовольствие. Во всяком случае, до сих пор Мику не на что было пожаловаться.

Он не спеша провел пальцем по усам — мягкой, пушистой щетке волос на верхней губе. Холеные, густые, угольно-черные, они были предметом его тайной гордости. Так сказать, признаком его «звериного мужества». Мик стоял, скрестив руки на груди, и гладил пальцем усы, пока не достиг ожидаемого эффекта. Ему казалось, что усы помогают соображать быстро и четко.

— Страсть изваляться в грязи, — пробормотал он, не отнимая руку от губ.

— Что? — Баронесса в огромной шляпе с чучелом птицы ошарашенно уставилась на Мика.

— Так говорят французы, — внятно ответил он и выпрямился в полный рост.

А вот теперь он действительно задел ее за живое. Деревенскому увальню не полагается знать всякие там тонкие французские штучки! Мик небрежно дернул плечом, стараясь не выдать свое злорадство.

— Считай, что я сказал нет, голуба! — С этими словами он отвернулся и стал надевать пальто, заботливо проверив содержимое бокового кармана. Слава Богу, все оказалось на месте.

— Ага! — Баронессу нисколько не смутил его отказ, и она цинично добавила: — Какая редкость в наши дни! Верный мужчина!

Верный — самому себе!

— Ох и повезло же какой-то леди! — продолжала баронесса.

Пусть думает что хочет.

— Мисс, запишите их на мой счет, хорошо? — обратилась она к хозяйке и хлопнула Мика по плечу сложенным веером. — Пара подвязок для героя, в подарок его леди!

Он обернулся, собираясь возразить, мол, дама напрасно беспокоится, но баронесса уже покинула лавку, сделав его счастливым обладателем пары подвязок. Вот только кому прикажете их дарить?

Черт, ну и влип! Однако решение пришло на удивление быстро. Мик поспешно вернулся в лавку.

На этот раз он застал здесь одну Нелл — ту самую юную белошвейку, что помогала хозяйке. Девушка сидела, склонив белокурую головку над швейной машинкой и старательно вдевая нитку в иголку. Увидев Мика, радостно улыбнулась.

— Где та леди, что была сейчас в примерочной? — с ходу спросил Мик.

— Ушла. — Нелл кивнула в сторону задней двери и снова просияла, когда Мик бросил подвязки на стол. — Ох, вот шикарная вещица! — Она, смеясь, вертела подвязки и восклицала: — Они в десять раз милее той жуткой пары, которую выбрала леди Виттинг!

— Я говорю про другую леди! Такая высокая, она мерила платье! Она что-нибудь купила?

— Мы перелицевали для нее несколько платьев.

— Она забрала их с собой?

— Нет, их доставят ей домой.

— Тогда положите их ей в пакет, ладно?

Нелл любовалась подвязками, намотав их себе на запястье. Такие мягкие, такие удобные! Простые и красивые — совсем как те ножки, что он видел сегодня в зеркале!

— Не думаю, что она примет от вас такой подарок, мистер Тремор, — рассудительно заметила белошвейка. — Она достойная леди. Мисс...

Мик наклонился, опершись рукой о ее рабочий стол, и ласково зажал ладонью ее рот. Он не хотел знать имя. Он вообще не хотел ничего знать о той леди, что пряталась за ширмой. Ему было вполне достаточно того, что он уже знал.

— Ну так скажите, что это подарок от вас.

— От меня?..

— От заведения! Ну, вроде как знак внимания постоянной клиентке, понимаете? Ей вовсе ни к чему знать, откуда они взялись!

Ну разве не превосходная выдумка? Завтра утром где-то по Лондону будет разгуливать леди в чудесных подвязках, словно специально созданных для ее стройных ножек! Вот теперь Мик почувствовал себя настоящим героем — хотя его затея изрядно попахивала чем-то непристойным.

От приятных мыслей его отвлекла совершенно неожиданная выходка Нелл. Она вскочила со стула и жарко зашептала ему в лицо:

— Никто не узнает, если мы... — Она замялась и выпалила единым духом: — Папенька спит наверху, над лавкой. Он всегда работает по ночам. И братец мой тоже. Мой дядя и кузены вышли в город, а тетя Милли занята с клиенткой. Никто не узнает, если... — Девушка замолкла, переводя дух, и закончила: — Если я приведу в порядок вашу рубашку!

— Мою рубашку? — опешил Мик. — А с ней что-то не так?

— Дыра! — Трепетная ручка как бы невзначай легла ему на грудь.

— Нет, у меня...

Мик с опозданием обнаружил, что ошибся. Проворный пальчик ловко зацепил ногтем ткань в том месте, где шов уже стал расходиться, и проделал там изрядное отверстие.

Нелл охнула — скорее от восторга, чем от досады. Голубые глазки томно прикрылись, а на лице расцвела улыбка.

Ну, дела! Мик хохотнул. Уже целую неделю он обхаживал эту тихоню, но ему так ничего и не обломилось, пока он не поймал мышь, а баронесса не стала строить ему глазки.

Ну что ж, хотя бы Нелл понимает, что действительно красиво, а что просто дорого стоит. Чего же он теряется? И Мик моментально понял: Нелл слишком маленького роста. А Мик отныне больше всего ценит в женщинах длинные ноги.

Мик попытался отстранить Нелл и затряс головой в знак немого отказа, однако шустрая девица уже успела добраться до застежки его брюк. Если так и дальше пойдет, он и моргнуть не успеет, как останется в чем мать родила! Мик снова схватил Нелл за руки, но она стала вырываться. И будь он проклят, если это не завело ее еще сильнее! Она была не прочь побороться, чтобы в конце концов уступить «грубой силе». Излюбленный дамский прием.

И что теперь прикажете делать? Положение было аховое!

А в следующую минуту стало критическим!

— Нелли! — Оказывается, тетка была не так занята, как рассчитывала племянница. — Нелл! Что ты делаешь...

Увы, Нелл хватило каких-то секунд, чтобы окончательно расправиться с пуговицами на рубашке Мика. Искусная в любом рукоделии, она успела отодрать их почти все!

И с этого момента лавка почтенной тети Милли превратилась в сущий ад.

Глава 2

Эдвина Генриетта Боллаш сидела в главном зале чайного заведения Эбернети и Фрейга и не спеша ела лучшие в Лондоне пирожные с кремом, когда с улицы донесся совершенно непристойный шум: можно было подумать, что дюжина кошек сцепилась со сворой собак из-за куска печенки. Посетители один за другим отвлекались от чая и оглядывались на дверь, прислушиваясь к нараставшему шуму. А потом как-то внезапно — кое-кто даже испуганно вскочил с места — источник этого шума проник в чайную через широкие двойные двери.

Рослый полуголый мужчина в распахнутом пальто, из-под которого виднелась лишенная пуговиц рубашка, и наполовину расстегнутых брюках с разбегу влетел прямо на середину зала.

— Да отстаньте от меня! — выкрикнул он, едва увернувшись от тяжелого зонтика, просвистевшего в опасной близости от его виска.

— Болтун! — верещала женщина, ловко орудовавшая столь необычным оружием. — Крысолов поганый! — добавила она, сопровождая свои слова новым ударом зонтика.

Тут в чайную вбежал пожилой мужчина, а следом еще двое, помоложе. Все трое олицетворяли собой праведный гнев и выражали отнюдь не дружеские чувства к тому, за кем гналась дама.

— Дай только я до тебя доберусь!

— Мы из тебя отбивную сделаем!

— Так размажем по стенке, что даже твоим вонючим хорькам станет противно!

Эдвина не выдержала и рассмеялась. Что за удивительное представление в чинном и благопристойном заведении мистера Эбернети!

Последней в зале появилась некая юная особа. Она рыдала и била себя кулаками в грудь, тщетно призывая прекратить погоню и пытаясь объяснить, что ничего особенного не произошло. Из чего Эдвина сделала вывод, что влюбленную парочку застали врасплох.

А публика все прибывала и прибывала. В зал вошел еще один мужчина. Потом появились два хорошо одетых джентльмена. Они заняли место в стороне, возле стены, собираясь наблюдать за этим бесплатным спектаклем, наверняка привлекшим внимание зевак с улицы.

Эдвина тоже вскочила, как и многие из клиентов, не пожелавшие оказаться на пути у столь необычной погони. Ведь неизвестно, где в таком тесном помещении можно спрятаться от опасной суеты... В итоге она угодила в самое пекло. Перекрывая женский визг, раздалось старое как мир: «Держи его!» Беглец отвечал жалобными воплями, и вся свора снова кинулась за ним, предрекая ему самую ужасную участь. Однако рослый малый с поразительной ловкостью уворачивался от жадно тянувшихся к нему рук, не забывая оставлять за собой препятствия в виде перевернутых столов и опрокинутых стульев.

Преследователи явно уступали ему в проворстве, налетая то на мебель, то на посетителей, оказавшихся на пути. С грохотом опрокинулся один стол, за ним — другой, следом полетел вверх тормашками совершенно посторонний джентльмен. Очередная попытка схватить чересчур расторопного малого привела к тому, что со стола сдернули скатерть, попутно ахнув об пол всю посуду. Шумная свора забуксовала на месте, скользя на осколках дорогого китайского фарфора и остатках чудесного пирожного с кремом.

Тем временем в зале собрались официанты. Сверкая белоснежными фартуками, они замерли, как на параде, не зная, что предпринять. На шум выскочил и сам мистер Эбернети, позабыв о сдвинутых на лоб очках. Отважный коротышка тут же ринулся в погоню за нарушителем спокойствия, криками и собственным примером увлекая за собой официантов.

Теперь преследователей стало так много, что им пришлось разделиться. Мистер Эбернети и официанты заходили с двух сторон, стараясь загнать беглеца в угол. Нелепо размахивая полами пальто, тот едва успел увернуться от маленького сервировочного столика, заставленного свежими пирожными. Зато оба крыла погони налетели на столик и повалились на пол, прямо в ошметки жирного крема и раздавленных бисквитов.

Эдвина снова не удержалась от смеха — такой уморительный вид был у этих людей, по уши вымазанных кремом. Хотя радоваться в общем-то было нечему. Для многих посетителей этого респектабельного заведения мирный субботний вечер оказался безнадежно испорчен. И Эдвина зажала рот руками, стараясь подавить неуместный хохот.

Тем временем главный персонаж разыгравшейся пьесы подобрался вплотную к двери и едва не скрылся от погони, но ему помешал разъяренный констебль.

— Дья-воль-щи-на! — взревел несчастный при виде растопыренных рук служителя порядка.

Беглец кинулся обратно в зал. Матрона с зонтиком — Эдвина вдруг подумала, что уже видела ее где-то — на этот раз не промахнулась и вложила в удар всю свою силу.

— Ай! Ты че, голуба, больно же! — вскричал беглец.

Однако показавшаяся Эдвине знакомой фурия не унималась, колотя зонтиком по плечу, которое мужчина подставил, пытаясь прикрыть от ударов голову.

— Прекрати! Телка старая, ты че, рехнулась?

Эдвина моментально насторожилась. Она впервые слышала столь причудливое смешение диалектов. Кроме любимых словечек кокни <Кокни — житель лондонского Ист-Энда, представитель городских низов.>, он сыпал оригинальными оборотами и сочетаниями, характерными для юго-западных провинций Англии. Говор лондонских рабочих окраин и корнуэльский диалект. Сногсшибательная смесь!

— Да черт возьми! — вопил незнакомец. — Говорю ж вам, ниче такого не было! — Тут он угодил ногой в размазанный по полу крем, поскользнулся и взмахнул руками, стараясь удержаться на ногах. Отчаянное положение вырвало из его груди новую порцию цветистых ругательств: — О-ох, чтоб тебя разорвало да подкинуло! Гребаная зараза...

Его слова побудили наконец Эдвину к действиям. Она мигом достала из сумочки блокнот и карандаш. Нельзя упускать такую удачу! Во всем Лондоне вряд ли найдется еще кто-то, способный столь же виртуозно коверкать язык, на котором изъясняется сама королева Англии!

— Что это он говорит? — раздался за спиной Эдвины чей-то растерянный голос.

Она отвлеклась от записей и вежливо обернулась, полагая, что вопрос обращен к ней. Но нет: это шептались между собой те двое щегольски одетых зевак, что проникли в чайную поглазеть на драку.

— Не все ли равно? — отвечал второй. — Ставлю пять против одного, что ему снесут башку прямо здесь.

— Где здесь? В чайной? — уточнил первый.

Оба джентльмена щеголяли в темных дорогих сюртуках, тонких брюках, серых лайковых перчатках и серых цилиндрах, как будто забежали сюда на минуту прямо с торжественного приема. Эдвина растерянно разглядывала их, пока не сообразила, что перед ней близнецы. Первый был точной копией второго — разве что чуть выше и уже в плечах.

— Нет-нет, — продолжал тот, что выше, — они только схватят его и выволокут на улицу. А уж там снесут ему башку! Ставлю пятьдесят фунтов против десяти!

— Считай, что ты проиграл. Он вон какой здоровый! И шустрый: за ним гнались целый квартал и не смогли поймать!..

Эдвина перестала обращать внимание на их бессмысленный спор, не представлявший ничего интересного в плане синтаксиса или произношения. Оба родились и выросли в районе Брайтона. В богатой семье. Тот, что выше, учился в Итоне, но ни один из них не посещал университет.

Итак, синтаксис и произношение. Эдвина торопливо чиркала карандашом по бумаге. Рыдающая девица — из Лондона, из кварталов где-то возле Уйатчепеля, равно как и ее родня. Ибо теперь уже не оставляло сомнений то, что за рослым незнакомцем гналась свора родственников. Причем девушка и матрона с зонтиком говорили в общем-то нормально — скорее всего переняли речь посетительниц модных салонов женской одежды.

Ну конечно, как же Эдвина сразу не догадалась: это были портниха и ее подручная из лавки возле Ворот королевы Анны! Именно там она и встречалась с обеими! Впрочем, сейчас не это было важным. Из их бесцветной речи можно было извлечь какие-то жалкие крохи по сравнению с теми блистательными лингвистическими уродами, что сыпались как из рога изобилия из уст разъяренного мужчины с голой грудью.

Впервые в жизни Эдвина слышала, чтобы так ярко проявлялась связь с самыми низами городского общества.

Уроженец шахтерских поселков где-то в корнуэльской глубинке наверняка явился в Лондон совсем недавно, чтобы искать счастья в качестве... впрочем, он мог оказаться кем угодно — от мусорщика до карманного воришки. Позвольте, да ведь его кто-то только что назвал крысоловом? Ну что ж, совсем хорошо!

Тем временем его густой бас набирал силу, превращаясь в отчаянный рев.

— Не-е-ет! Черт меня возьми!

Эдвина вовремя оторвала глаза от блокнота, чтобы заметить, как объект ее исследований ринулся за каким-то предметом, по всей видимости выпавшим из его бокового кармана. Кажется, это была живая тварь! Комочек пушистой бурой шерсти проворно заскользил среди месива на полу.

Выкрикивая что-то совершенно неразборчивое, мужчина рухнул на четвереньки и стал ловить свою зверушку, забыв о преследователях, которые не преминули этим воспользоваться. Он гонялся за ней, ласково причмокивая губами.

— Тише, голуба! Ну куда ты, куда? Иди к Мику, малышка!

Его настойчивые призывы заставили зверька остановиться. Эдвине показалось, что зверушка вся состоит из хвоста: шикарный живой хвост на маленьких проворных лапках. Мужчина ловко поймал свою любимицу и спрятал обратно в карман. Но встать на ноги не успел: один из официантов ухватил его за полу пальто. Не зевала и портниха. Теперь ничто не мешало ей прицелиться и со смаком хрястнуть незнакомца по спине. Он досадливо скривился, вскинул руку и перехватил зонт, избегая нового удара. Но тут на помощь портнихе подоспели двое пожилых мужчин, и беглецу ничего не оставалось, как беспомощно корчиться на полу, защищая живое существо, бешено вырывавшееся из его кармана.

В следующий миг на него навалилась вся свора.

Те, кто загнал его в чайную, собирались немедленно спустить с него шкуру.

Мистер Эбернети, в запальчивости стуча себя кулаком по ладони, требовал немедленной компенсации за учиненный в заведении погром.

Посетители громко жаловались на испачканное платье.

Констебль безуспешно пытался разобраться, что же здесь происходит.

Все старались перекричать друг друга, и только бедный незнакомец беспомощно клял весь белый свет, вжимаясь щекой в пол и вздрагивая от сыпавшихся на него ударов: теперь его били все, кому не лень.

Общий шум перекрыл бешеный вопль бобби <Бобби — полисмен.>. Эдвина снова оторвалась от записей и глянула поверх очков на человека, поверженного на колени, — у нее болезненно сжалось сердце, когда на его спину опустилась полицейская дубинка.

С какой стати? Скорее всего он сам напросился на неприятности. Но с другой стороны, ему так легко удавалось уходить от погони, пока он не вздумал спасать хвостатую тварь, выскочившую из кармана его пальто. И уж во всяком случае, он не заслужил столь униженной позы и побоев — не более чем любой из накинувшейся на него своры. Нет, нет, это несправедливо!

— Прошу прощения! — Она решительно двинулась сквозь возбужденную толпу, прокладывая себе дорогу. — Прошу прощения, дайте мне пройти! — Все громче повторяя это своим хорошо поставленным голосом, она неуклонно двигалась вперед: высокая деловитая леди, отчаянно старавшаяся не выдать собственной неуверенности и страха.

Тем временем бобби повторял уже в который раз:

— Ты где живешь? В Лондоне?

— Говорю же тебе, ага, ты, чудило! — бормотал прижатый лицом к полу незнакомец. На его счастье, нелестный эпитет бобби пропустил мимо ушей. — Ага! Ага! Ага!

— Вот только скажи еще раз «ага»! — взревел констебль, занося свою дубинку.

— «Да»! — перебила его Эдвина. — Он хотел сказать «да»! Если вы позволите ему встать, то поймете это сами!

— Вы знаете этого человека, мисс?

— Нет.

— Тогда с какой стати вы за него заступаетесь?

— Я вовсе не...

— Займитесь лучше своими делами. Этот проныра делает вид...

— Судя по его выговору, он вырос в Корнуолле, и привычный для него диалект вряд ли слышал кто-то в Лондоне. Я бы сказала, что его родина находится где-то возле Сент-Джаста. — Судя по удовлетворенному восклицанию поверженного на пол беглеца. Эдвина угадала правильно. Это придало ей уверенности. — Хотя теперь его акцент уже нельзя назвать чисто корнуэльским. Будьте добры, позвольте ему встать!

В одном она никогда не сомневалась: ее собственный выговор мог считаться образцом для подражания — причем без особых усилий с ее стороны. Кроме того, она была образцом скромности и сдержанности. Просто удивительно, какого послушания можно было добиться, если отдавать команды вполголоса, но при этом тянуть дольше обычного гласные звуки и нарочно налегать на сухие окончания слов.

Толпа моментально притихла. Растерянно переглядываясь, люди расступились, чтобы бобби и официант могли подхватить незнакомца под руки.

Поднявшийся с пола беглец оказался настоящим великаном, и к тому же был взбешен. Если сама погоня не смогла поколебать его добродушия и чувства юмора, то заключительная сцена с избиением на полу напрочь лишила его выдержки. Он с подозрением уставился на Эдвину.

Непривычное положение. Чтобы вот так, сверху вниз, смотреть на Эдвину Боллаш, в нем должно быть не меньше восьми футов роста! А в этом типе их больше восьми с половиной! Кроме того, он оказался редкостным здоровяком, хотя и не выглядел слишком массивным. Широко развернутые плечи (его руки все еще были заломлены за спину) делали еще более выпуклыми мышцы на обнаженной груди, напомнившей Эдвине золоченую кирасу древнеримского воина — если бы только на кирасе могли... могли расти волосы!

Эдвина растерянно захлопала глазами и потупилась. Однако так и не смогла подавить непрошеные мысли о том, что на кирасах в музее никогда не бывает густых курчавых волос, постепенно сходящихся в узкую полоску, опускавшуюся к самому поясу. Ей еще никогда не приходилось видеть голую мужскую грудь — кроме, конечно, мраморных статуй, на которых волосы тоже не растут. Эдвина терялась все больше и больше — что же еше забыли изобразить создатели статуй, изученных ею с такой скрупулезностью?

— Кто-нибудь мог бы одолжить ему рубашку? — громко спросила она.

Конечно, проще было попросить его застегнуться, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что ни на пальто, ни на рубашке у незнакомца почти не осталось пуговиц, и вдобавок рубашка оказалась располосована так, словно зацепилась за что-то острое.

Последовало минутное замешательство, и вот уже ему на плечи накинули первое, что попалось под руку: скатерть со стола. Поправляя это оригинальное одеяние у себя на груди, мужчина обратился к Эдвине:

— Вы уж извиняйте меня, голуба! Знамо дело, не моя воля бегать по городу нагишом!

— Безусловно. — Теперь, когда приличия были соблюдены, она могла позволить себе поднять голову, так что закачались цветы, украшавшие ее шляпу, и взглянуть на незнакомца более внимательно.

У него были очень темные длинные волосы. Но прежде всего в глаза бросались черные как вороново крыло и в то же время совершенно кошачьи усы. На щеках проступила заметная темная щетина. В остальном его лицо вряд ли могло привлечь к себе внимание: довольно смуглое, с квадратным прямым подбородком, выпуклым массивным лбом и широкими скулами, под которыми ходили тугие желваки: он все еще с трудом сдерживал рвавшийся наружу гнев. Сильное, выразительное лицо. Изощренный ум тут же окрестил его «крестьянским». Но если уж на то пошло, незнакомец мог похвастаться довольно правильными и привлекательными чертами — привлекательными настолько, что скромная модистка даже рискнула ради него своей репутацией. И Эдвина не удержалась от вопроса:

— Итак, вы родились неподалеку от Сент-Джаста. Как долго вы прожили в кварталах Уайтчепеля?

— Вы че, меня знаете? — нахмурился он.

— Нет. Просто я филолог. Изучаю человеческую речь. А ваша речь показалась мне чрезвычайно интересной.

— Простите, мисс, — вмешался бобби, — но сперва нам нужно кое-что решить. Я арестую этого малого.

— Арестуешь? Да че я натворил, кроме как подставил свои бока под палку? Да я уже целый час толкую этим чудилам, что...

«Чудилам»! А минутой раньше — «дьявольщина». Наверное, он перенял это у кокни — привычку вставлять в речь этакие цветистые обороты. Хотя в данный момент эта слабость только подлила масла в огонь.

Мистер Эбернети оскорбился и потребовал арестовать всю компанию, ввалившуюся в его чайную. Все снова завопили, и взаимные обвинения и оскорбления хлынули дождем. Предполагаемый папаша любвеобильной белошвейки выдал что-то, отчего девица снова залилась слезами. Портниха — вероятно, ее родная тетка — утихомирила папашу чувствительным тычком в бок и советом держать язык за зубами. И все понеслось по новому кругу.

Но тут собравшихся удивил один из близнецов. Он выступил вперед и закричал, взмахнув рукой:

— Стоп! Замолчите!

Скандалисты неохотно подчинились, и то лишь когда джентльмен извлек из кармана довольно пухлый бумажник.

— Ваши убытки не так уж велики, — заявил этот господин, небрежно добавив: — Официанты приведут зал в порядок в два счета! Кроме грязи на полу, я вижу два сломанных стула, за которые с удовольствием вам заплачу! — Он подал мистеру Эбернети десять фунтов — вполне достаточно, чтобы купить дюжину таких стульев — и продолжал: — Отнесем это на счет удачно выигранного пари. — Джентльмен с милостивой улыбкой обратился к беглецу, задрапированному в скатерть: — Ты на славу развлек нас, старина. К тому же благодаря твоей ловкости я выиграл пятьдесят фунтов!

Усатый верзила вдруг разразился добродушным хохотом, словно они были с этим джентльменом закадычными друзьями, и воскликнул:

— Оно не худо и располовинить ваши бабки!

Эдвина была на седьмом небе от восторга: с какой легкостью этот тип выворачивает наизнанку самые простые слова! Тот из близнецов, что оказался ближе к ней, недовольно буркнул:

— Поразительно! Я почти ничего не понимаю. Но тем не менее это тоже английский язык, не так ли? — Джентльмен покачал головой и снисходительно улыбнулся: — Честное слово, Джереми, ты только растягиваешь его мучения! Было бы гораздо милосерднее казнить на месте эту безмозглую тварь!

Темная голова резко дернулась в ответ на оскорбление.

— Я тебе не тварь! — «Тва-ар-рь». Корнуэлец в точности передразнил капризные интонации надменного господина. — Но я и не дутая ослятина и не считаю, будто от моего дерьма не разит дерьмом, как у всех прочих!

По счастью, господин, столь гордившийся своими мозгами, успел отвернуться к своему брату, снова запустившему пальцы в бумажник, и ничего толком не разобрал. Мистер Эбернети все еще упрямился и отказывался принять от него деньги. Тогда щедрый джентльмен подступил к оскорбленной родне безутешной девицы.

— Она ведь ваша дочь, не так ли? По-моему, следует оказать леди честь и поверить, что ничего предосудительного не случилось. Ведь она сама так сказала!

Услышав, что их непутевую дочку величают «леди», все как по команде вскинули головы и жадно уставились на деньги. Джентльмен поощрил щепетильных родственников, добавив:

— По правде говоря, я бы заплатил любые деньги, лишь бы выиграть пари у моего брата! Возьмите это, купите юной леди что-нибудь нарядное и оставьте ее в покое. — Он отвесил девице полупоклон, всучив банкноту ее отцу со словами: — Вам на приданое, мадемуазель!

Папаша мигом спрятал деньги в карман.

Тогда джентльмен снова обернулся к Эбернети, выразительно приоткрыв пухлый бумажник.

— Сколько? В какую сумму вы оцените два новых стула, хорошую уборку и новый заказ вашему пекарю на эти замечательные пирожные? Полно вам, сэр, ведь не далее как завтра утром ваши дела пойдут по-прежнему. Даже лучше прежнего, если уж говорить откровенно. Весь Лондон пожелает взглянуть на место, где случился такой громогласный скандал. У вас не будет отбоя от посетителей!

Чтобы успокоить мистера Эбернети, пришлось потратить еще три десятифунтовые купюры. После чего оба брата потребовали, чтобы им подали чай на маленький угловой столик, пока официанты будут заняты уборкой в зале.

Так все и случилось. Словно по волшебству, негодование улеглось и все разошлись по своим делам. Мистер Эбернети приказал официантам взяться за тряпки. Бобби выпроводил на улицу семью оскорбленной девицы. А Эдвина осталась торчать посреди учиненного в зале разгрома рядом с высоким крысоловом, закутанным в скатерть.

— Благодарствую, — сказал он, — за то, что вы вступились! — И провел рукой по отворотам своего растерзанного пальто с таким видом, словно поправлял дорогой сюртук. Затем он наклонился и попытался привести в порядок свои брюки, машинально застегнув пояс.

Брюки так испачкались, что потеряли свой первоначальный цвет, трудно сказать: коричневый, черный или серый. Они были заправлены в высокие грубые сапоги, изрядно разношенные и потрескавшиеся от времени.

И вообще вид у этого малого был довольно потрепанный. Темные густые волосы торчали во все стороны и свисали до самых плеч. При этом они поднимались надо лбом крутой волной, как напомаженные, только не помадой, а пирожной начинкой. Эдвина затруднялась сказать, был ли его лоб таким высоким от природы или это впечатление создавалось из-за небольших залысин. Во всяком случае, это делало его лицо более интеллигентным. Его губы, насколько можно было разглядеть под густыми усами, казались довольно полными и даже красивыми. Прямо-таки чеканными. Удивительно, как такой идеально красивый рот мог достаться столь грубому созданию?

В данный момент этот рот искривила довольно ироничная улыбка:

— Голуба, а я вовсе не из Корнуолла! — неожиданно сообщил он. — Вот только мамка да папка родом оттудова! — Судя по выразительной игре густых бровей, он соизволил пошутить. А потом снова наградил Эдвину этой своей полуулыбкой, когда один угол рта задрался гораздо выше другого, так что на щеке появилась ямка, и пояснил: — Я ж нынче живу в Лондоне! Лучший крысолов на весь город! И ежели у вас имеется эта нечисть — обслужу без всякой платы!

— Гм, нет, спасибо. Значит, это и есть ваша профессия — ловить крыс?

— Точнехонько! Хотите верьте, хотите нет, только я прямо гордость всей семьи — так ловко ловлю этих тварей! — Он негромко рассмеялся, как будто иронизировал над собой, и наклонил голову, без стеснения стараясь разглядеть ее лицо под широкими полями шляпы.

Она поспешила отвернуться. Эдвину коробила его бесцеремонность. Можно подумать, этому человеку нечего скрывать перед остальным светом.

Довольно глупое заблуждение — хотя и полезное для лингвиста. Этот тип не станет мяться, выдавая очередную абракадабру на своем диалекте. И она выпалила — неожиданно для себя:

— Я заплачу вам пять фунтов, если завтра в полдень вы явитесь ко мне домой на Найтсбридж и проделаете несколько упражнений для речи.

— К вам домой? — На смуглом лице снова проступила двусмысленная полуулыбка. — Мне одному прийти?

Склонив голову набок, он откровенно смерил Эдвину взглядом. Эдвина раздраженно выпятила подбородок. Он что, пытается ее оскорбить? Да что он о себе возомнил?!

И тут она почувствовала, что краснеет.

Ну да, конечно, он наверняка сочтет ее слишком костлявой. Нескладной тощей дылдой. С головой, забитой всякой ненужной премудростью. Близорукая старая дева, трусливо скрывающая свое уродство под огромными шляпами. Впрочем, Эдвина давно привыкла к тому, что окружающие находят ее слишком неженственной и отталкивающей. Неужели кому-то могло прийти в голову, будто желание заполучить мужчину заставило ее купить расположение у первого попавшегося проходимца?

Она гордо выпрямилась и расправила плечи, стараясь придать себе как можно больше достоинства. В ответ его двусмысленная улыбка стала попросту вызывающей. Ну что ж, пусть видит, что не на ту напал!

— В моем доме полно слуг! — яростно выпалила Эдвина. — И я живу не одна, мистер...

— Мик, — просто откликнулся он.

— У вас что, нет фамилии?

— Есть, голуба, есть. Тремор. Но все кличут меня Миком.

— Ну так вот, мистер Тремор, я не ваша подружка. Меня зовут мисс Эдвина Боллаш. И мне ничего от вас не нужно. Я только хочу изучить ваш диалект, по возможности сделать кое-какие записи и зафиксировать все особенности вашего произношения.

— Простите, — раздался голос из дальнего угла, — за мой нескромный вопрос: вы та самая мисс Эдвина Боллаш?

Только теперь она заметила, что джентльмены-близнецы не покинули чайную. Вопрос задал тот, что был ниже ростом и щедро сыпал вокруг десятифунтовыми купюрами.

— Во всяком случае, с другой Эдвиной Боллаш я не знакома!

Господин многозначительно глянул на свое практически точное подобие и продолжал с вежливым жестом:

— Мой брат, Эмиль Ламонт. А я — Джереми Ламонт, сын сэра Леопольда Ламонта из Брайтона, не так давно перебрался в Лондон. — Он подал Эдвине свою визитную карточку и мотнул головой в сторону мистера Тремора: — И вы способны понять его тарабарщину?

Она утвердительно кивнула.

Тогда в разговор вмешался тот, что был немного выше и вел себя намного заносчивее:

— Имеем ли мы дело со знаменитой Эдвиной Боллаш, преподавательницей... — он замялся и добавил: — светских манер для не очень образованных девиц? Это вы сумели сотворить дочку графа Дарнуорта?

— Сотворить?..

— Ну, или превратить эту... это ничтожество в элегантное создание, недавно обручившееся с герцогом Вичвудом?

Эдвина гордилась своими успехами на поприще лингвистики, но никогда в жизни не позволила бы себе хвалиться своим талантом перед другими. Успехи получивших у нее образование юных леди служили ей самой лучшей наградой.

— Не представляю, откуда вам это известно, хотя я действительно даю частные уроки некоторым студенткам, испытывающим трудности с произношением. — Она достала из сумочки свою визитку. Там было написано: «Мисс Эдвина Боллаш. Филолог, фонетик, лингвист. Уроки правильной речи и светских манер».

— Значит, это вы растите из гадких утят настоящих лебедей, покоряющих высший свет! Этим летом все богатые матроны в Брайтоне только о вас и говорят! — заявил Джереми, снова бросив многозначительный взгляд на своего надменного брата.

— Да полно тебе! — недоверчиво рассмеялся тот. — Ты шутишь?

— Нисколько! — кипятился брат-близнец. — Это ты ничего не понимаешь! Представь себе, она могла бы за две недели сделать настоящего джентльмена даже из этого парня! Хочешь пари? — И он живо обернулся к Эдвине: — Вы согласны?

— Сделать из него джентльмена? — Ей стало смешно при одной мысли об этом.

— Да! Научить его правильной речи! Ведь джентльмен прежде всего должен хорошо владеть речью, уметь одеваться со вкусом и вести себя в обществе!

— Ну, я бы не сказала, что это так просто... — И она в замешательстве покосилась на взъерошенного верзилу, уставившегося на нее с тем хищным интересом, с каким, наверное, привык разглядывать крысиное гнездо.

— Да, конечно, но вы могли бы со всем этим справиться! — настаивал Джереми. — Уж я-то знаю! Я сам разговаривал с леди Вичвуд! Она призналась, что это вы помогли ей стать леди: выбрали нужные туалеты, привели в порядок волосы, учили ее не только говорить, но и двигаться как положено!

— Ты забыл, что леди Вичвуд леди от рождения! — презрительно фыркнул Эмиль. — Настоящая, без подделки! И я ни за что не поверю, что наука способна... скажем, сделать шелковый ридикюль из холщовой торбы! Кроме того, я не устану повторять, что убогие, не способные овладеть правильной речью, заслуживают немедленной казни, ибо просто не в состоянии усвоить правильный образ жизни! — Джентльмен разгорячился так, что тряс пальцем у самого носа опешившего брата. — Это не более чем отбросы общества!

— Вот видите? Видите? — петушился Джереми. — Представляете, с каким снобом я живу? Слышали когда-нибудь что-либо подобное?

— Вы глубоко заблуждаетесь. — Эдвина не могла не прийти на помощь более рассудительному из братьев. — Правильной речи можно обучить любого! И не только человека — даже попугая.

— Но все же недостаточно хорошо!

— По крайней мере достаточно внятно!

— Вот видишь, она может, может! — просиял Джереми. — Она с этим справится!

Наступил волнительный момент: брат-сноб размышлял какое-то время, после чего снисходительно улыбнулся:

— Позвольте мне угостить вас чаем? И вас тоже, мистер Тремор, — добавил он с брезгливой гримасой. — Тут мне кое-что пришло в голову. Я знаю, как взять реванш за проигранное сегодня пари — и даже кое-что сверх того!

Охваченная любопытством. Эдвина опустилась на стул. Напротив восседало самое удивительное трио, которое ей когда-либо доводилось видеть. Два богатых прожигателя жизни, старавшихся развлечь себя совершенно немыслимыми пари. И грязный, растрепанный крысолов, закутанный в белую крахмальную скатерть.

Джереми дождался, пока официант примет у них заказ, и воскликнул:

— Эмиль, я уже понял, что у тебя на уме...

— Какой догадливый...

— Ты полагаешь, что этот человек рожден в нищете и умрет в нищете, что нищета у него в крови. Но я утверждаю, что она заключена не в его крови, а в его речи. И готов отказаться от своих слов, если проиграю пари, от которого ты все равно не дашь мне отвертеться! — Он перевел дыхание и пристально посмотрел на брата. — Ставлю сто фунтов на то, что она, — Ламонт ткнул пальцем в Эдвину, — превратит его, — он ткнул пальцем в мистера Тремора, — в настоящего джентльмена простыми уроками правильной речи и приличных манер!

Это уж слишком!

— Нет-нет, — возмутилась Эдвина. — Поверьте, мне очень лестно, что вы так уверены в моих способностях, но столь грандиозные планы...

— Сколько времени у вас на это уйдет?

— Не знаю... — растерялась она. — Во всяком случае, гораздо больше двух недель! Кроме того, это потребует немалых расходов...

— А что, если мы компенсируем ваши расходы? — И Ламонт с ехидной ухмылкой добавил, покосившись на брата: — Конечно, за счет проигравшего!

— Не знаю... — Эдвина окончательно смутилась. Она посмотрела на мистера Тремора. Тот слушал очень внимательно и держался настороже.

Поистине великолепный объект для лингвиста! Его речевой аппарат безупречен и способен выдавать правильные и четкие звуки. Он любит необычные слова. Отлично подражает чужим интонациям. Более того — он совершенно не стесняется говорить неправильно, а значит, легко перейдет и на правильную речь!

Эмиль Ламонт долго думал, барабаня по столу длинными холеными пальцами, и наконец заявил:

— А как мы узнаем, кто выиграл пари?

— Если он станет джентльменом, пари выиграю я!

— Да, но кто будет решать, стал он джентльменом или нет? Ты? Или она? Нет, так не пойдет! Ты просто отмоешь его, нарядишь в шикарный костюм и скажешь, что это джентльмен!

— Ты что же, предлагаешь в судьи себя? Нет, это тоже не пройдет!

Эмиль Ламонт пожал плечами с таким видом, будто его брат уже успел проиграть пари — раз он даже не в состоянии найти способ определить победителя.

— Нам следует найти третью сторону, независимого судью! — не сдавался Джереми.

— Но кого? Одного из твоих друзей? — Ну не из твоих же!

— Мои судили бы более объективно, но не в этом дело. Мы не сможем найти победителя. Впрочем, ты все равно бы проиграл? — Эмиль снова пожал плечами, очевидно, утратив интерес к несостоявшемуся спору.

Пари так и не заключили.

— Постой... — вдруг встрепенулся Эмиль. — У меня идея! — Судя по его лукавому прищуру, Эдвина догадалась, что идея довольно скандальная. — Ежегодный званый бал у герцога Арлеса! — провозгласил Ламонт. — Он состоится через шесть недель. И если ты сумеешь выдать его там, скажем, за... виконта... — Эмиль довольно хохотнул и продолжил: — Да, за виконта! Если приведешь его на бал и все примут его за настоящего лорда, ты выиграл! — И Ламонт дал волю душившему его смеху.

Эдвина едва не хихикнула в ответ. У нее слегка закружилась голова. Ведь герцог Арлес — ее кузен, хотя они давно не поддерживают отношений. Двенадцать лет назад Арлес унаследовал титул и состояние отца Эдвины и оставил ее без гроша за душой.

Кузен лопнет от злости, если узнает, что к нему на бал пробрался какой-то самозванец!

Она рассеянно уставилась на свою чашку. Да, это будет неприятный сюрприз. Ну и поделом старому козлу! Глядишь, его еще и удар хватит!

Эта мысль принесла ей странное удовлетворение. Прежде она всегда ждала этого бала с нетерпением. Ведь туда приводили своих дочерей великосветские матроны, уверенные, что благополучию их чад ничто не грозит под зорким оком герцога и его друзей. Но ввести туда самозванца... Глупая шутка, конечно, но она может оказаться опасной, если все раскроется. Эдвина зарабатывала себе на жизнь лишь благодаря тому, что считалась в какой-то степени членом высшего общества. И что немаловажно — никогда не противопоставляла себя остальным.

Но если бы ей удалось одурачить герцога, это служило бы ей утешением на всю оставшуюся жизнь! Да...

Нет, ни в коем случае! Слишком рискованно! И все же заманчивая идея все сильнее овладевала ее воображением. Даже на сердце становилось теплее при одной лишь мысли о том, что старину Милфорда Ксавье Боллаша, пятого герцога Арлеса, обвела вокруг пальца та самая никчемная кузина, от которой он давно отрекся!

И она в задумчивости посмотрела на усача, сидевшего напротив за столиком. Он держал чашку всей пятерней с таким видом, будто это была кружка пива. Опрокинул в себя чай единым махом, довольно усмехнулся и щелкнул официанту пальцами так, что бедняга подпрыгнул от испуга. Затем мистер Тремор как ни в чем не бывало ткнул пальцем в пустые чашки и приказал:

— Тащи по новой, начальник!

Господи, что за манеры! Грязный, растрепанный, настоящий оборванец!

И все же было в нем что-то, что привлекало внимание. Его прямая осанка. Ровные белые зубы. Кстати, совершенно здоровые! Если его вымыть, причесать, переодеть в чистое... И первым делом сбрить эти кошачьи усищи! Да, от них следует избавиться в любом случае! Возможно, он смог бы тогда произвести благоприятное впечатление хотя бы на неопытных девиц...

Официант принес еще чай, но мистер Тремор не позволил ему убрать свою пустую чашку и вытащил из кармана зверушку, которую спас дорогой ценой.

Это была маленькая и чрезвычайно подвижная тварь. Хорек. Наверное, хорек, хотя Эдвина ни разу в жизни не видела живого хорька. Но ведь крысоловы обычно используют хорьков для своей работы, не так ли? Хорьков и терьеров. Какие раскатистые, звучные слова!

Мистер Тремор ласково прижал к щеке пушистую блестящую шубку. Зверек выглядел довольно странно, и Эдвина предположила, что именно вытянутое тело и короткие лапки позволяют ему беспрепятственно проникать в крысиные норы. Одно из чудес природы.

Мистер Тремор отлил немного чаю в пустую чашку и опустил ее под стол вместе со зверьком. Через минуту чашка вернулась пустой — вернее, чай из нее был разбрызган во все стороны.

Эдвина недовольно нахмурилась. Пока близнецы спорили, совершенно не обращая внимания на окружающих, ее сомнения возрастали с каждой минутой. Крысолов. Превратить в джентльмена этого грубого, неотесанного детину...

Но мистер Тремор следил за своим питомцем таким живым и любящим взглядом... Да, ему не откажешь ни в природной сметке, ни в уме. Конечно, он неотесан, но не дурак! Внезапно он спрятал хорька обратно в карман и подмигнул Эдвине.

Эдвина подскочила от неожиданности и поспешно уткнулась в свою чашку. Господь свидетель, если ему вздумается из честолюбия стать участником этого глупого пари, он вполне сумеет провести герцога Арлеса и всех его гостей!

К тому же ему придется играть виконта лишь один вечер, а не всю жизнь.

Итак, крысолов... Что ж, тем лучше! Герцог примет в своем доме крысолова и будет величать его... да, виконтом! Она попыталась уверить себя, что это вовсе не так опасно. К тому же она — превосходный учитель. И никто ничего не узнает. Ни сам корнуэлец, ни двое пустоголовых братцев не станут болтать о своей проделке.

Зато для нее это было бы предметом тайной гордости — сознание того, что она обвела Ксавье вокруг пальца. Выставила на посмешище человека, который давно это заслужил. Кто опорочил все звания и титулы, волею случая унаследованные от ее отца.

Видимо, братья каким-то образом уловили ход ее мыслей, потому что Эмиль Ламонт попытался прикинуть сумму предстоящих расходов. Как будто уже получил согласие Эдвины и заключил свое дурацкое пари.

Только теперь мистер Тремор позволил себе вмешаться, скрестив руки на груди и откинувшись в кресле в самой что ни на есть величественной позе.

— Ну, по всему выходит, что я тута у вас самый главный на деревне! Вот только хотелось бы знать: какой прок будет от этого старине Мику?

Все трое растерянно умолкли. Первой опомнилась Эдвина:

— Прежде всего вы научитесь правильно говорить, — начала она. — Это я могу гарантировать, если, конечно, не будете лениться.

— Че, вы станете меня учить? — пронзительно прищурился он.

— Да, я буду учить вас правильной речи!

— Дак вы женщина! — заявил он.

Вот это да! Эдвина едва не выбежала вон из кафе — так сильно было желание прекратить этот глупый фарс. Она напрасно тратит время, ломая голову, с чего начать обучение этого великовозрастного осла, вроде бы подающего некоторые надежды и в то же время недостаточно разумного хотя бы для того, чтобы осознать, что женщина — да, черт побери, любая женщина! — способна дать ему сто очков вперед по части знания языка и культурных манер! Эдвина хотела пригвоздить его к месту возмущенным взором, но вместо этого прикипела взглядом к проклятым усам.

И тут же вспомнила его волосатую грудь.

Вздрогнув всем телом, она брезгливо скривилась и уставилась в свою чашку. Что за глупости лезут ей в голову! Нашла время думать про волосатую грудь! Следует немедленно выбросить это из головы!

Само собой, подобное решение привело к прямо противоположному результату.

Тем более что торчащие кошачьи усы всякий раз напоминали о широкой мужской груди с густыми блестящими волосами, узкой полоской спускавшимися к самому поясу. Тьфу, кто бы мог подумать...

Нет, довольно! Господи, ну как отделаться от этих мыслей? Ага, все дело в усах! Их непременно следует сбрить. Джентльмены не носят на верхней губе такую швабру!

Да, верно! Эдвина все больше укреплялась в своем намерении, не спуская глаз со злополучных усов. Она готова участвовать в этой странной затее хотя бы ради того, чтобы приказать этому типу сбрить его ужасные усы. Почему-то эта мысль принесла ей неожиданную радость.

Тем временем за мистера Тремора взялся Эмиль Ламонт.

— Ты ведешь себя как наглая, неблагодарная свинья! — заявил он. — Разве мало того, что тебя спасли от кутузки? Да ты бы всю жизнь расплачивался за тот погром, который учинил в чайной! Смотри, как бы я не передумал! Никто не помешает мне забрать свои деньги и снова позвать бобби!

— Нет, нет, нет! — всполошился его брат. — Мистер Тремор! Давайте взглянем на это с другой стороны! По меньшей мере на шесть недель вы получите бесплатное жилье. Вас обуют и оденут с головы до ног, как джентльмена, и весь этот гардероб достанется вам, когда пари будет разыграно. Вдобавок, — он многозначительно поднял палец, — вы до конца жизни будете владеть правильной речью, преподанной вам настоящим специалистом! Надеюсь, такой находчивый человек, как вы, сумеет воспользоваться этим преимуществом!

Судя по тому, каким подозрительным взглядом мерил близнецов мистер Тремор, он все еще не верил в подобное счастье.

Наконец он решительно опрокинул в себя вторую чашку чаю, вытер рукой усы и добродушно улыбнулся:

— Мне нужно никак не меньше двадцати фунтов. Это чтобы моя семья продержалась, пока я не буду работать. А когда закончим, я хочу получить еще полсотни...

— Ах ты... — Эмиль Ламонт так и подскочил на стуле.

— Тише! — одернул его Джереми. — Конечно, мистер Тремор. Вам понадобятся деньги, чтобы направить свою жизнь по новому руслу, которое вы предпочтете избрать сами. Это вполне справедливое требование. — И он снова открыл свой безотказный бумажник, вытащил двадцать фунтов и выразительно помахал ими в воздухе.

Но его братец с поразительным проворством перехватил чересчур щедрую руку и уточнил:

— Так и быть! Но полсотни ты получишь лишь в том случае, если справишься! Если же окажешься настолько туп, что провалишь пари, не видать тебе денег, как своих ушей без зеркала!

Мистер Тремор ответил тяжелым, мрачным взглядом и пробасил:

— Сотня, если справлюсь!

Эмиль нервно расхохотался; трудно было поверить в подобную наглость!

— А ты парень не промах! Ладно, — он презрительно пожал плечами, — я согласен. — Он отпустил руку своего брата со словами: — Но это тоже за счет проигравшего!

Банкнота в двадцать фунтов повисла над столом, и мистер Тремор уставился на нее так, будто за время спора она превратилась в кучу навоза. Наконец он все же решился, протянул руку, взял деньги и сказал:

— Ага! Согласен. — Резко встав из-за стола, он спрятал деньги в карман и спросил: — Где тут у них нужник? Пора мне туда наведаться — коли вам ясно, что я имею в виду. Проваль меня возьми, но этот чай так и просится наружу! И как только вы, богатей, дуете его целый день напролет?

Глава 3

Ламонты отвели Мика в портновскую лавку на улице под названием Сэвил-роу. До чего, черт побери, шикарное местечко! Мик стоял, растопырив руки, пока подмастерья портного обмеряли его, и не спеша рассматривал окружавшую его обстановку. Ковер такой густой и пушистый, что в нем можно утонуть. Пол натерт воском до блеска, и по этому золотистому озеру плывут легкие столики, за которыми покупателей угощают чаем. Не говоря уже про великое множество зеркал, ваз с цветами и огромных витрин, на которых выставлены всякие пряжки, брошки и пуговицы — все, что душе угодно. Кто бы мог подумать, что в заведении для мужиков все обставлено с таким шиком? А он-то, лопух, воображал, будто успел повидать кой-чего на своем веку!

В итоге Ламонты купили для Мика самые дешевые вещи. Пару коричневых штанов, пару серых, две сорочки — обе белые и без кружев, — сюртук и жилет. Подумаешь, благодетели! Правда, Мику все же позволили выбрать для жилета подкладку из пурпурного шелка с золотой нитью — точь-в-точь как портьеры в одном первоклассном борделе, где он однажды ловил крыс.

Когда над дверью звякнул колокольчик и в лавку вошла Эдвина Боллаш, Мик обрадовался. Стало быть, его новая напарница явилась за ним, и с этой минуты он мог считать, что участвует в чертовски забавном приключении.

Он поспешил похвастаться ей своими достижениями:

— Мы заказали кучу всякого шмотья, они подгонят его по мерке и пришлют прямо домой!

Но ее эта новость почему-то совсем не обрадовала.

— Я надеялась, что они хотя бы позаботятся о ванне!

— Не-а. Она мне ни к чему!

Эдвина посмотрела на Ламонтов, но те сделали вид, будто заняты беседой с портным. Им вовсе не улыбалось мыть этого крысолова в ванне. А Тремор как ни в чем не бывало тараторил:

— Вы бы только поглядели на это тонкое сукно! Такое впору носить самому Господу Богу! И как здорово пахнет! — Мик рассмеялся и добавил: — Черт побери, да весь этот магазин пахнет новым сукном! Воском да мастикой! Нет, — он тут же поправился, — скорее он пахнет, как свеженькая купюра, будто ее только что напечатали и поставили водяные знаки!

Этим запахом была пропитана каморка его дружка Реццо, великого мастера изготавливать пятифунтовые бумажки, неотличимые от настоящих. Правда, сам Мик никогда не пользовался фальшивыми деньгами, но у Реццо было пятнадцать детей, и вряд ли он смог бы прокормить их на зарплату мусорщика.

— Напечатали и поставили водяные знаки? — каким-то странным тоном переспросила мисс Боллаш. У нее вырвался нервный смешок: — Да откуда вам известно, как пахнут новые деньги?

А вот на этот вопрос Мик предпочел не отвечать. Быстро распрощался с портным и Ламонтами, поблагодарив братьев за доброту.

Он шагнул следом за мисс Боллаш на улицу, стараясь не замечать, как она на него глазеет. Краем глаза Мик отметил, что Магик — его верный терьер — выследил хозяина и следует за ними на некотором отдалении. Эх, если бы хоть разок заглянуть ей в лицо — Мику сразу стало бы ясно, как себя вести! Но она слишком надежно укрылась под своей необъятной шляпой.

Мик любил отгадывать загадки, особенно такие, как эта Эдвина Боллаш. Она вполне могла оказаться довольно милой особой. А почему бы и нет? Одевается хоть куда. Элегантно, но без лишнего шика. А легкий шелест ее юбок, когда шелк терся о шелк с тихим вкрадчивым звуком, как трава на ветру, всегда возносил Мика на самые небеса. Кроме того, ему нравился исходивший от нее свежий запах клевера или каких-то еще полевых цветов. Он не обволакивал Эдвину плотным приторным облаком, а лишь слегка ласкал обоняние, вызывая стремление подобраться поближе, чтобы вдохнуть его полной грудью, — но даже Мик понимал, что это будет воспринято как откровенная грубость. Словом, как ни крути, а она могла прятать под шляпой вполне хорошенькое личико. А может — и не очень.

Пока можно было с уверенностью сказать только одно. Эдвина была довольно рослой особой — не меньше шести футов в башмаках. То есть почти одного роста с Миком. Что для леди более чем внушительно. Изящное сложение, маленькая, хотя и вполне симпатичная грудь позволяли надеяться на то, что и под юбками у нее есть на что взглянуть.

Правда, в поведении Эдвины не замечалось и следа кокетства. Вон как она шагала впереди, угрюмо уставившись себе под ноги, словно высматривала чей-то след! Походка леди, легкая и стремительная, выдавала некоторую нервозность. Мику она напомнила терьера, готового прыгнуть в крысиную нору: вот он напружинился перед броском, опытный и уверенный боец, не раз выходивший победителем и в то же время отведавший на собственной шкуре остроту крысиных зубов. Мику стало интересно, кто или что могло так искусать эту леди.

Кажется, он ухитрился-таки ее удивить, когда подал руку, помогая взобраться в карету. А что такого? Он просто повторил тот трюк, что не раз подмечал у богатых хлыщей.

Итак, Мик помог дамочке устроиться в карете, и пока она расправляла юбки, не упустил свой шанс оценить укрытую под ними часть тела. Так и есть, господа, он не ошибся: там все было в полном порядке! Мик довольно улыбнулся про себя, не отрывая глаз от пышной юбки густого лавандового оттенка...

Постойте-ка!

Рослая леди.

И пурпурная юбка! А уж то, что ноги у мисс Боллаш очень даже длинные, не вызывало ни малейших сомнений! Неужели это те самые?..

Ведь у его длинноногой леди было вполне достаточно времени, чтобы одеться, выйти из лавки и направиться в чайную! Пока Мик так и этак обмозговывал эту догадку, мимо него прошла еще одна леди — и представьте себе, на ней тоже были пурпурные юбки! Мику ничего не оставалось, как втихомолку посмеяться над собой. Еще бы, после той картинки, что открылась ему сегодня утром, у кого хочешь может поехать крыша, и длинноногие дамочки будут мерещиться на каждом углу!

И все же он не в силах был отвести взгляд от ног мисс Боллаш, сидевшей напротив него в карете. Да, господа, уж она-то могла ими гордиться! Даже сейчас было видно, какие у нее стройные и красивые ножки. Хотя, конечно, их красоту не оценишь сполна, пока не снимешь с нее платье! Мик скрестил на груди руки и откинулся на сиденье, рассеянно улыбаясь и предаваясь приятным мыслям. Он прикидывал про себя, нравилось ли этой леди в шляпе валяться в грязи...

Однако в данную минуту ее характер представлялся Мику такой же загадкой, как и лицо и фигура, скрытые шляпой и платьем. Слишком много шелухи, тщательно скрывавшей ее истинный облик.

Впрочем, в какой-то момент даже эта непроницаемая оболочка дала трещину, и Эдвина позволила себе выразить самое горячее недовольство, когда в карету совершенно неожиданно заскочил Магик.

— Пусть его тоже прокатится! — сказал Мик. — Это чертовски смекалистый пес: если мы его вышвырнем, он все равно побежит следом и рано или поздно нас разыщет!

Эдвину совершенно не устраивал такой спутник, каким бы смекалистым он ни был. Тем не менее мисс Боллаш промолчала, отодвинувшись от Магика как можно дальше. Насколько Мик мог судить, терьера нисколько не огорчила такая холодность: пес был в восторге, что ему позволено ехать вместе с хозяином. Черт, ну и денек!

Мик не сразу заметил, что карета тронулась с места — так мягко качали их стальные рессоры. Да и внутри все было сплошь отделано кожей да бархатом — катайся сколько влезет! Вот это жизнь! И кто бы мог подумать, что он будет разъезжать в такой вот роскошной карете за компанию с настоящей леди? С каждой минутой Эдвина Боллаш нравилась Мику все больше. Сразу видно, дамочка что надо!

В отличие от Эдвины богатые близнецы с первой же минуты вызвали у Мика стойкую неприязнь. Он слишком хорошо знал эту породу людей, но пока не мог сказать, что за игру затевают странные братцы. Ну что ж, не его это дело — хватать за руку благородных господ и уличать в мошенничестве, — тем паче что они готовы выложить ему кругленькую сумму за какие-то плевые уроки у вполне симпатичной девчушки! И Мик снова улыбнулся, с наслаждением слушая, как шелестят ее юбки во время езды.

От его улыбки ей явно стало не по себе. Наверное, Мику следовало бы успокоить Эдвину и завести с ней беседу, но почему-то ему нравилось щекотать ей нервы. Тем не менее он заметил:

— А знаете, они слишком много о себе возомнили!

— Кто возомнил?

— Ну, эти спорщики.

— Кто?!

— Эти двое Ламонтов.

— Не болтайте ерунды! Они богатые джентльмены и развлекаются, как хотят!

— Они неспроста затеяли это пари! — упрямо покачал головой Мик.

— Да, братья с трудом выносят друг друга, но с нами очень любезны! — Эдвина возмущенно прищелкнула языком. — Вы видели, сколько у них денег? Зачем им что-то затевать?

Мик молча пожал плечами. Пока он полагался лишь на свою интуицию и не мог ничего доказать. Но рано или поздно правда все равно обнаружится.

— Почему вы их невзлюбили? — спокойно спросила Эдвина.

— Они обои — засранцы! — заявил Мик, небрежно дернув плечом и все больше укрепляясь в мысли, что у мисс Боллаш нет с близнецами ничего общего. Проклятие, как бы заставить ее снять эту чертову шляпу?..

Та часть ее лица, которую можно было рассмотреть под полями, так скривилась при слове «засранцы», будто Эдвину сунули носом в дерьмо. Ха, еще бы! Эдвина снова недовольно прищелкнула языком — кажется, Мику начинала нравиться эта ее смешная привычка. А потом она выдала:

— Они оба!

Это что же, она его поправляет?!

Мик нахмурился, растерянно хлопая глазами. Ах ты, чертовка! Как будто он сам не знает, что часто говорит неверно!

— Правильно! Они оба — засранцы!

Шляпа возмущенно вздрогнула. Ага, поджала губки!

Довольно хохоча, Мик раскинул руки на спинке мягкого кожаного сиденья и вытянул вперед скрещенные ноги, заняв почти все пространство кареты. Да, господа, денек выдался на славу! Ему определенно нравилось кататься с Эдвиной в карете!

Парадная дверь распахнулась перед мисс Боллаш как по волшебству. Можно было подумать, что тип, торчавший за дверью, стоял там все время, пока хозяйка отсутствовала, дожидаясь ее возвращения. Створки приоткрылись, пропуская Эдвину и ее гостя, и захлопнулись так бесшумно, что Мику даже стало не по себе.

Он оглянулся, не скрывая удивления. Учитывая стильный вид самой хозяйки, он ожидал встретить здесь нечто более внушительное, чем эта простая — если не скудная — обстановка.

Единственное, что здесь было в избытке, — это книги. Батюшки-светы! Да ведь если дамочка действительно прочла все эти горы книг — у нее попросту не могло остаться времени на что-то другое! Уж кому судить об этом лучше, чем Мику! Его приглашали ловить крыс в самые шикарные особняки, и он знал толк в роскошной обстановке и в уюте. Одни богачи любят держать у себя дома цветы. Другие предпочитают ковры, третьи готовы все стены завесить расшитыми тряпками да картинами. Но мисс Боллаш переплюнула всех, потому что у нее дома единственным укрешением служили книги. Ряды книг. Стеллажи книг. Книги на столе. Книги на полках. Все расставлены и разложены аккуратнейшим образом, без единой пылинки.

— Спасибо, Мильтон, — говорила тем временем леди, снимая перчатки. — Миссис Рид еще не ушла? Я хотела попросить ее привести в порядок спальню для гостей. Это мистер Тремор. Он остановится у нас на несколько недель.

Несколько недель. Мик помрачнел, услышав это. Как долго! А ведь у него есть свои дела и обязанности. Он совершенно об этом забыл! Кое-что, конечно, может и подождать, но о некоторых вешах следовало побеспокоиться немедленно.

Шагая по длинному коридору, украшенному нишами с небольшими мраморными скульптурами, Мик не мог отделаться от смутной тревоги, охватывавшей его всякий раз, когда чутье подсказывало, что взятая им на себя задача на деле окажется гораздо сложнее, чем думалось поначалу.

— Ваша милость, — проскрипел Мильтон, замшелый тип, что отворил им дверь, — миссис Рид только что ушла, но я сам могу приготовить апартаменты для гостей. А в солярии вас ждет леди Кэтрин. Она недавно пришла на занятия.

— Спасибо. Сейчас я к ней выйду. — Мисс Боллаш сняла перчатки и обратилась к Мику: — Оставьте Мильтону свой... хм, свою скатерть. А потом я провожу вас наверх.

Апартаменты! Вот, стало быть, как это называется! Две комнаты, отведенные для него одного. В Корнуолле у Мика была одна комната, гораздо меньше его нынешней спальни, и ту ему приходилось делить с пятью братьями. В Лондоне он занимал каморку под лестницей, где едва помешалась узкая койка. Здесь же ему предстояло одному валяться на широченном ложе под балдахином. Мик не сразу поверил в такую удачу и уточнил у Мильтона, не будут ли они спать здесь вдвоем. На что получил совершенно определенный отрицательный ответ, да вдобавок узнал, что смежная комната тоже будет в его распоряжении вместе с находившимся здесь рабочим столом с бумагами, карандашами, перьями и прочей дребеденью. Стоило ли говорить, что и здесь он обнаружил целые горы книг?

Это снова заставило его задуматься. Слишком неожиданным был переход в этот мир дорогой удобной одежды, просторных комнат, книг — мир. совершенно чуждый ему. И заключенное давеча идиотское пари выглядело теперь не таким уж идиотским. Дело было не только в деньгах, по понятиям Мика, немалых. Или в непомерном честолюбии двух богатых джентльменов. Или в доброте мисс Боллаш, взявшейся за его обучение. Мику действительно предстояло вывернуться наизнанку, стать другим человеком!

Ну как, скажите на милость, взрослый мужик может спать на пуховой перине, за занавеской, в этой дурацкой ночной рубашке, в которой он наверняка запутается?

Разве стоит ради такой чепухи тащить через весь город своих хорьков и собак, чтобы отдать их на время Реццо и попросить его позаботиться о животных до тех пор, пока... ну, пока это сумасшествие не кончится.

Конечно, Мик мечтал разбогатеть. (При этом его мечты ограничивались прорвой денег и неограниченным количеством доступных женских ножек. Он ни с кем не делился своими мечтами, поскольку стеснялся их убожества.) И всякий раз его грезы омрачало чувство вины. Он как будто предавал самого себя. Ведь он считан себя настоящим работягой, солью земли. Сильным, обстоятельным мужиком, собственными руками зарабатывавшим себе на хлеб. Если уж на то пошло, он вовсе не думал, что все эти богатые маменькины сынки счастливее его, что родные и близкие любят их сильнее. Ведь они так же, как и простые люди, радуются и горюют, болеют и умирают. Какого же дьявола его занесло в этот странный дом?

Неужели польстился на несчастные сто двадцать фунтов? Подумаешь, вся-то его получка за целый год!

Мик громко расхохотался. Да, все дело в деньгах! Иначе черта с два кто-то заставил бы его ломать из себя джентльмена! Нет, господа, не на таковского напали! Он знает себе цену!

И все же в чем-то жизнь сноба с толстой мошной могла оказаться легче, чем у него. По крайней мере пахла она намного приятнее. И давала больше свободного времени для размышлений. Уж не это ли ему было нужно? Сесть и спокойно подумать о своей жизни?

Тем временем чудеса богатой жизни еще не иссякли — стоило толкнуть очередную дверь. Мик полагал, что она ведет в коридор, но вместо этого оказался в нужнике. Это была не просто каморка с дыркой в полу — нет, самый настоящий туалет с водосливом, который включался, когда дергали за цепочку. И провалиться Мику на месте — здесь имелась еще одна цепочка, включавшая электрический свет! Он уже видел такую штуку в одном доме рядом с парламентом — там он тоже ловил крыс. При более внимательном осмотре выяснилось, что у мисс Боллаш во всем доме нет ни одной свечи или керосиновой лампы. Нет, господа, здесь повсюду имелось электричество!

И все это Эдвина продемонстрировала ему небрежно, в мгновение ока, на ходу снимая перчатки! Затем, вернувшись в его новообретенную гостиную, она спросила:

— Вам еще что-нибудь нужно?

— Нет, голуба, все в ажуре! — заверил он как можно небрежнее. — Я тута прямо как сыр в масле! — Однако на душе у Мика кошки скребли.

— Голубушка, — вдруг сказала Эдвина.

Мик с довольной улыбкой смерил стройную, легкую фигурку в смешной шляпе. Ну, наконец-то дамочка оттаяла! И главное — как раз вовремя!

Но в следующую секунду от его самодовольства не осталось и следа.

— Вы сказали «голуба», — пояснила Эдвина. — А надо говорить «голубушка».

Мик помрачнел: его совершенно не радовали придирки по всяким пустякам.

Мисс Боллаш молча стояла на пороге. Мик не думал, что она нарочно пыталась ему насолить, нет, она просто хотела поставить его на место. Ничего себе забава: тебя ставит на место чучело в шляпе, ты видишь, как шевелятся его губы, но не можешь посмотреть ему в глаза! Мик уже подумал было, что мисс Боллаш старается скрыть какое-то свое уродство. Может, она косоглазая? Или у нее глаза как чайные блюдца?

Наверное, она просто страшная. И все время таскает шляпу, чтобы люди от нее не шарахались.

— Впрочем, со временем мы исправим и это, — заверила она. — Начнем работать завтра с самого утра. Сегодня днем у меня назначены другие уроки. — И Эдвина окликнула через плечо: — Мильтон! Мистер Тремор должен немедленно принять ванну! Приготовь все, что нужно! И помоги ему побриться! Ему надо сбрить усы!

Мик удивленно моргнул, но тут же презрительно фыркнул. И с решительным видом направился следом за хозяйкой, однако ее уже и след простыл. Черт побери, это что за новости? Даже для него не секрет, что джентльмену не возбраняется носить усы! И он вовсе не намерен бултыхаться в какой-то дурацкой ванне! Однако Мик так и не успел высказать свое возмущение: дамочка на прощание мелькнула шляпой где-то на первом этаже и скрылась из виду, как будто за ней гнался сам дьявол! Пропади ты пропадом! Ну ладно, придется объясняться со стариной Мильтоном!

Но очень быстро Мик убедился, что этот старикан упрямее его Магика.

— Если мисс Боллаш сказала, что вы должны принять ванну, — бубнил Мильтон, постукивая костлявым пальцем по столу, так что Мик не выдержал и схватил его за руку, чтобы остановить это мерное «пок-пок-пок», — значит, так тому и быть, сэр! — И добавил со снисходительно-брезгливой гримасой: — Вы только полюбуйтесь на себя!

Да ведь и Мик был не прочь соскрести с себя грязь хоть самую малость — особенно после такого дня! Но это вовсе не означало, что он собирался приводить себя в порядок так, как это нравилось Мильтону — а заодно и этой мисс Фу-Ты-Ну-Ты! Мик не привык заниматься столь тонким делом на глазах у других. Однако он решил проявить уступчивость и рассудительность и даже позволил старикашке отвести себя в комнату, где помещалась эта их хваленая ванна. Господи, Мильтон так пыжился от гордости, будто сам сделал эту огромную белоснежную лохань на гнутых ножках, предназначенную исключительно для того, чтобы отмачивать в ней все тело! Ведь только чтобы наполнить ее, потребуется целое море воды! Мику с лихвой хватило бы этой воды на месячную стирку!

— Больно хорошо, — буркнул он, не скрывая удивления.

Однако с этой минуты все пошло наперекосяк. Настырный старикашка взялся за дело всерьез, не желая слушать ни отговорок, ни угроз. Он как ни в чем не бывало набуровил в ванну воды до самого края и уже подступился к Мику, явно собираясь его раздеть! Чтобы его, Мика, лапал какой-то поганец? Нет, господа, это уж слишком!

— Коли тебе так нравится ванна, — воскликнул Мик, — то и плавай в ней сам! — С этими словами он поднял старикашку на руки — тот оказался легким, как куренок, — однако Мик не сгреб его за шкирку, а вежливенько ухватил под мышки — и прямо в одежде опустил в воду. Ох и плюхнуло! На весь дом!

Но и теперь Мик старался действовать вежливо и аккуратно, по возможности не причиняя боли. Он просто хотел доходчиво объяснить, что плавать в горячей ванне пристало не настоящему мужчине, каковым считал себя мистер Тре-мор, а такому старому овощу, как Мильтон!

И все же шум, наверное, был на весь дом, судя по тому, как торопливо стучала каблучками по лестнице мисс Боллаш. Мик обмер от неожиданности, увидев ее на пороге.

Так-так-так! Нет, господа, его новую училку никак нельзя было считать уродиной! Вряд ли она тянула на писаную красавицу, однако — Господь свидетель — без шляпы Эдвина выглядела просто великолепно!

Первым делом бросались в глаза густые золотисто-рыжие волосы. Они отбрасывали на ее лицо тот теплый загадочный свет, что способен превратить самую унылую темную комнату в подобие Божьего храма. Россыпь веснушек на молочно-белой коже походила на следы какой-то волшебной золотистой пудры — такими они были яркими и в то же время мелкими, сливавшимися в одно пятно. Большие круглые глаза часто мигали за прозрачными стеклами очков. Но что действительно заслуживало внимания, так это ее нос. Длинный, тонкий, как клинок, с заметной горбинкой, он очень подходил к ее вытянутому лицу и худощавой фигуре. А кроме того, говорил о весьма сильном характере.

Впрочем, судя по всему, мисс Боллаш не очень волновало впечатление, которое она произвела на Мика.

А ведь она ему очень даже понравилась: яркая, необычная — ни дать ни взять лесная фея!

Но фея тут же явила Мику свой крутой норов.

— Ох, Мильтон! — всполошилась она. — Вы не ушиблись? Что вы себе позволяете, мистер Тремор?! Ваша ругань разносится по всему дому!

Мильтон и Мик принялись оправдываться.

— А какого черта он меня лапал?

— Нет, я не ушибся, хотя вымок до нитки...

— Я не собираюся плавать в вашей вонючей ванне! Ни о какой ванне давеча и речи не было!

— Ваша милость, если позволите выразить мое мнение, этому типу место не в ванне, а скорее в зверинце...

— Да я ни за какие деньги не позволю какому-то старому хрычу...

— Довольно! — отрезала она. — Довольно сквернословия, мистер Тремор!

Ах ты, неблагодарная баба! Мик гордо расправил плечи и как можно спокойнее заявил:

— Да будет тебе известно, голуба, что кабы не мое «сквернословие», — тут он виртуозно повторил ее собственные интонации, хотя понятия не имел, что обозначает это слово, — я торчал бы тута в чем мать родила, со всеми причиндалами напоказ!

Наконец-то ее пробрало аж до самых печенок! Голубые глаза сделались размером с плошку и подернулись ледяной серой дымкой.

Вот и ладненько! Хоть ненадолго она умолкла! Мик, имевший обычай ковать железо, пока горячо, снова попытался объясниться:

— И не надо вешать мне лапшу на уши, будто ваши мужики готовы трепыхаться в ванне, как цыплята, которых вымачивают на обед...

— Мистер Тремор, уверяю вас, джентльмены всегда принимают ванну...

— Да откуда тебе про то ведомо? Ты че, сама видала, как они плавают в ванне?

Эдвина озадаченно наморщила свой веснушчатый лобик и обратилась за помощью к вымокшему до нитки слуге, неловко перевалившемуся через край ванны:

— Мильтон, вот вы... вы принимаете ванну, не так ли?

— Безусловно, мадам. Только перед этим я обычно раздеваюсь.

— Ну вот и допринимался! — с воодушевлением подхватил Мик. — Теперь понятно, почему он так похож на старую вешалку! Слишком много воды...

Мик выразительно умолк, не обращая больше внимания на выполосканного им старикашку, однако на Эдвину его аргументы почему-то не действовали. Она сердито поджала губы и заявила, качая головой:

— Вы должны принять ванну!

Мик видел, что дамочка растерялась и не знает, как заставить его лезть в эту лохань. Она не только растерялась, но и расстроилась. Так расстроилась, что Мику стало ее жалко. Он уже готов был уступить — ради нее. Но ради себя решил настоять на своем:

— Я никому ничего не обязанный! И заодно заруби себе на носу: мои усы останутся там, где были, — у меня на губе!

Дамочка еше сильнее нахмурилась и вдобавок так скривила губки, что весь подбородок пошел складками. Вид у нее сделался совсем несчастный. Она с ужасом уставилась на его усы, будто они могли прыгнуть и укусить ее за нос. Когда до Мика дошло, что она старается набраться храбрости и опустить взгляд ниже — на его обнаженную грудь, он не спеша скрестил руки, но вовсе не для того, чтобы прикрыться. Мик знал, что теперь его мышцы сделались еще более выпуклыми. А сам он выглядел как настоящий силач. И провались она к черту со своей ванной!

— Усы останутся! — повторил он.

Губы Эдвины брезгливо дрогнули, но все же она решила пойти на уступку.

— Ну, тогда их придется подстричь. Просто подстричь. Однако ванну вы все равно примете.

— Ни за что.

И какого черта ей так приспичило запихнуть его в эту лохань?

— Сэр, я не смогу сделать из вас джентльмена до тех пор, пока вы будете вести себя как бродяга из подворотни!

— Слушай, голуба, — разъяренно рявкнул Мик, — не слишком ли много ты на себя берешь?! Да, мы условились с теми парнями, что ты постараешься меня изменить, но только о себе я буду заботиться сам, понятно? Ты говоришь — я слушаю и решаю сам, что мистер Тремор должен делать, а что нет! И в ванну я не полезу!

Она уперлась кулаками в бока, так что острые локти касались дверных косяков. Бледное личико заметно порозовело. Девчонка явно набиралась отваги, чтобы дать ему отпор.

— Значит, нам больше не о чем говорить, потому что от вас разит, как от помойки! Кстати, вам придется избавиться и от этого! — Эдвина ткнула пальчиком в его оттопыренный карман.

Надо же! Эта неугомонная барынька вообразила, будто имеет право отнять у него Фредди!

Но мисс Боллаш и этого было мало. Она взялась за Магика:

— А вашего пса тоже нужно как следует вымыть!

Еще чего не хватало! Однако Мик из последних сил старался сохранить выдержку.

— Ну что ж, коли вы хотите запихать в вашу лоханку и Мага — вам и карты в руки! А что до Фредди, мисс Боллаш, то я не дам ее в обиду — и плевать мне на ваше пари! Фредди меня кормит и поит! Провалиться мне на этом месте, если в городе есть еще один такой хорь...

— Я не позволю, чтобы какие-то грызуны...

— Да какой же это грызун? Вовсе наоборот! Она грызунов на дух не выносит! Она на них охотится!

— В моем доме ему охотиться не на кого!

— Ей! Фредди — это она, и она останется со мной! Да пойми же ты: в наши дни хороший хорь ценится на вес золота!

Кажется, это ее убедило. Мик уже поверил в свою победу, когда Эдвина поинтересовалась:

— Где вы держите ее у себя дома?

— У нее есть ящик, и она иногда в нем спит.

— Можно его доставить сюда?

— А почему бы и нет?

— Отлично. Мы ведь могли бы поместить ящик на заднем дворе, в каретном сарае?

— Нет, раз я сказал, что она останется со мной, — так оно и будет!

— Но только не у меня дома!

Мик уже был на грани отчаяния. Ему осточертело это пари, приносившее одни неприятности. Однако сдаваться было рано. Сотня фунтов на дороге не валяется. К тому же ему все сильнее хотелось научиться правильно говорить и хотя бы какое-то время пожить в роскоши.

— Ну, разве что если ваш каретник неподалеку от дома. Я сам пойду проверю: там должно быть светло и сухо. Но только никаких ванн, лады? Я отлично вымоюсь водой из тазика!

— Вы примете ванну, мистер Тремор. Вы примете горячую ванну, подстрижетесь и побреетесь. — Она снова мрачно посмотрела на его верхнюю губу и добавила: — Бриться придется каждый день. И каждый день менять белье. Это не шутка, сэр! — Эдвина перевела дух, красная от смущения. Такого рода перебранки явно не были ее стихией. — Учтите, вам предстоит смириться со многими непривычными и новыми вещами, и ванна — это только начало! Вы не просто будете учиться правильно строить фразы и произносить слова. Чтобы за каких-то шесть недель стать джентльменом, вам придется слушаться меня беспрекословно!

— Да я только и делаю, что слушаю! Но учить то, что кажется мне чепухой, — извини-подвинься! Какая уж тут учеба! Получится, что я просто повторяю, как мартышка, а я должен понять вещь изнутри, усекла? И ванна эта для меня непонятная! В ней же утопнуть — раз плюнуть! А я плавать не умею! Сколь я себя помню — всю жизнь мылся в тазике. Ты не подумай, я тоже знаю, как себя блюсти, и завсегда хожу чистый...

— Недостаточно чистый...

— Не тебе о том судить! — Мик решил идти напролом — и будь что будет. — Ты, мисс Боллаш, не первая благородная леди, у которой я побывал в верхнем этажу...

Он тут же пожалел о сказанном, увидев, каким бледным вдруг стало ее лицо. Черт побери, только этого не хватало! Мик растерянно запустил пятерню в затылок и выгреб оттуда целую пригоршню грязи. Проклятие, как же он мог забыть? Ведь он сегодня только и делал, что ползал на карачках! И наверняка похож на котяру, провалившегося в дымоход!

Ну ладно, он действительно грязный, как черт. И действительно ляпнул лишнее. То, что ловля крыс в домах у знатных леди частенько приводит его прямо в спальню — конечно, не к таким тонким штучкам, как его нынешняя хозяйка, — отнюдь не та тема, которую стоит обсуждать с мисс Эдвиной Боллаш.

Дрожащим от возмущения голосом она объявила:

— Или вы примете ванну, или уберетесь отсюда сию же минуту!

И при этом она не шутила! Да, господа, такая уж если за что-то уцепится, ровно твой бульдог — нипочем не оторвешь!

Но ведь и Мику было не до шуток! Черт побери, он тоже человек, и вовсе не собирался стать игрушкой какой-то ученой фифы!

— Только в том случае, если вы с Мильтоном упихаете меня в нее силой!

Дамочка снова поджала губки, стараясь скрыть, что растерялась. Потом этак сладенько произнесла:

— Вон!

— Не понял?

— Вон отсюда!

Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять: игры кончены!

— Вот и ладненько! Счастливо оставаться!

Он не спеша обошел их обоих — и настырную мисс Всезнайку, которой только дай волю, и она постарается запихать в лоханку весь белый свет, и ее замшелого слугу, готового вымокнуть до нитки ради дурацкой прихоти своей хозяйки.

Не очень-то и хотелось Мику тут оставаться! И как его вообще угораздило в это ввязаться? Подумаешь, двум чудилам некуда девать свои деньги! Да пропади они пропадом! Пусть заключают свои пари с кем угодно, но Мик тут ни при чем!

Не успел он отойти от дома мисс Боллаш и на полквартала, как пожалел о своем уходе. Мечты это или нет — а вдруг ей бы на самом деле удалось вбить в его башку малость премудрости? И сделать его если не джентльменом, то хотя бы лакеем или этим, как его... дворецким, что ли? И старый добрый Мик жил бы не хуже этого Мильтона: в господском доме, за господский счет... И жалованье ему наверняка бы прибавили, а он отсылал бы его родне в Корнуолл. Да и Фредди жила бы припеваючи в каретном сарае — если только там тепло и сухо... Проклятие, Мик был не прочь изъясняться так же складно, как и мисс Боллаш! А уж пахнет она просто отменно!

К тому же у джентльмена гораздо больше возможностей подъехать к стройной ученой девице с таким норовом. Надо же — вышвырнула его из дома из-за какой-то лохани с водой!

Глава 4

Поступь мистера Тремора была тяжелой и решительной. Звуку его шагов вторил легкий перестук коготков собаки. Вот они спустились по лестнице и миновали переднюю, вот хлопнула парадная дверь. Эдвина застыла в своей современной, оборудованной по последнему слову техники ванной, вся обратившись в слух. Как странно: в доме воцарилась абсолютная тишина, хотя минуту назад он сотрясался от шума и ругани.

Она все прислушивалась: а вдруг он постучит в дверь? Он непременно вернется, ведь у него хватит ума не упускать такой шанс! И главное — понять, что он был не прав!

Однако хрупкую тишину ничто не нарушало — значит, он предпочел упорствовать в своих заблуждениях. Эдвину неприятно удивило испытанное ею разочарование.

— Миледи?

Она так и подскочила на месте. Нет, это Мильтон...

— Можно здесь убрать? Вам больше ничего не нужно?

Ей пришлось встряхнуться, чтобы понять, чего от нее хотят.

— Ох, да! То есть нет! Будь добр, наведи здесь порядок. Больше мне ничего не нужно. Только приготовь чай к десяти часам. — Она всегда выпивала на сон грядущий чашечку.

Эдвина вышла из ванной, снова оказавшись во власти мрачных мыслей. Стало быть, ничего не вышло...

Какая жалость! Упустить такого способного ученика! Впрочем, он сам виноват!

Нужно взять себя в руки. У нее полно дел.

Эдвина вспомнила о предстоявших ей уроках. В доме царили порядок и тишина. Она без помех занималась сначала с дочкой адвоката, желавшей избавиться от шепелявости, затем с венгерской графиней, которой требовалось исправить произношение, и под конец с дочерью джентльмена из провинции, стеснявшейся своего девонского акцента. Покончив с делами, Эдвина приказала подавать обед.

И уже совсем поздней ночью, когда она босиком и в ночной рубашке отправилась искать ключ, чтобы завести старинные отцовские часы, до нее донесся тихий стук и голоса у заднего крыльца.

Не смея поверить в чудо, она выскочила на лестничную площадку и довольно улыбнулась: так и есть! Неподражаемый густой бас мистера Тремора наполнил ее ликованием. Она упивалась его исковерканной, но такой образной и цветистой речью!

— Стало быть, я решимшись! — сообщил Мик. — И это не было такой уж хроникой!

— Хроникой, сэр?

— Ну, в смысле не долго и не больно. Раз-два — и дело в шляпе!

Эдвина блаженно улыбнулась, услышав его вопрос:

— Ну че, поспособствуешь мне, как бишь тебя кличут?

В отличие от хозяйки для Мильтона его речь оказалась слишком сложной — видимо, он понял лишь последние слова, да и то не сразу.

— А, вы хотите знать, как меня зовут?

— Ага!

— Мильтон, сэр.

— Мильтон, я готов принять ванну и побриться, коли это нужно твоей леди!

Эдвина готова была петь от восторга. Вслушиваясь в то, как Мильтон впустил в дом ночного гостя, она бесшумно приплясывала на верхней ступеньке лестницы. Однако следующий вопрос заставил ее замереть:

— А она умная бабенка, верно?

— Да, сэр.

— Не стоило мне поднимать такой шум. Подумаешь, в воду макнуться!

Несомненно, это можно было считать признанием своих ошибок, хотя и сделанным в весьма странной форме. А Мик добродушно добавил:

— Это со мной бывает: упрусь на своем — и ни с места! — Раскаты его басовитого, добродушного хохота задели что-то у Эдвины в груди — как будто там ожил маленький барабан. — Понимаешь, я обычно такой упертый оттого, что никогда в жизни не ошибался! Но и она кой-чего кумекает в том, что положено благородному сословию, верно?

— Да, сэр. — Эдвина не сомневалась, что Мильтон выразил согласие лишь со второй половиной фразы и понятия не имеет о том, что говорилось в первой. — Она сама из благородных, сэр.

— Так я и знал! Ну так че, поспособствуешь мне или как?

— Да, сэр. С удовольствием, сэр.

Эдвина развернулась и поплыла не чуя под собой ног к себе в спальню. Если так пойдет и дальше — глядишь, утром окажется, что он и усы сбрил!

А утром... утром она будет вести себя так, будто ничего не случилось. Будто мистер Тремор беспрекословно выполнил ее требования, не расстроил ее и не разочаровал. И она представила, как встречается с ним за завтраком — причем мистер Тремор будет идеально чист и свежевыбрит — и сообщит с милой улыбкой: «После завтрака придете ко мне в кабинет: на первом этаже, вторая дверь справа!»

Она улеглась, но так и не смогла заснуть. Взяла книгу, но не прочла ни строчки, прислушиваясь к шуму воды и приглушенному звяканью бронзовых кранов. Вот шум воды прекратился, раздался громкий плеск, и мистер Тремор вскрикнул: «Ай, как горячо!» — видимо, опустился в ванну. Затаив дыхание, Эдвина пыталась представить по звукам, как движется в тесной ванне его большое, сильное тело.

Ей стало не по себе — как будто они с Тремором снова спорят, стоя у налитой до краев ванны. Тогда Эдвина разглядела темную поросль у него на груди: она сужалась, как стрела, уходя прямиком... прямиком к его «причиндалам»?

Боже милостивый! Эдвина с испугом подумала, что до сих пор старалась не произносить это слово. И тем не менее сразу догадалась, что мистер Тремор имел в виду. Почему-то в его устах это слово показалось ей более мягким. Неужели мужчины так дорожат этой частью своего тела? На скульптурах она выглядит столь непривлекательно, что Эдвина предпочитает на нее не смотреть. А ведь эта штука может меняться и увеличиваться в размерах! Она читала об этой поразительной способности в одной книге и, помнится, пришла в еще больший ужас... А теперь оказалось, что у мужчин там еще и волосы растут! Ведь у нее самой они там есть... И ее снова передернуло при мысли о чем-то непонятном, огромном, поднимающемся из темного клубка волос...

Нет-нет, этак можно додуматься до чего угодно! Нужно переключиться на другое.

И Эдвина вспомнила о его усах. О том, как мистер Тремор приводит себя в порядок. Приводит по-настоящему, а значит, сбривает и усы. Убаюканная этими приятными мыслями и плеском воды, она впала в легкую дремоту.

Но вскоре что-то нарушило ее покой. Да, ей не послышалось: что-то двигалось по темному, погруженному в ночной покой дому! Кажется, кто-то ходит в отцовском кабинете...

Она быстро встала с кровати и накинула пеньюар. Поправляя сползшие на нос очки и убирая с лица волосы, Эдвина поспешила в другой конец коридора.

Так и есть: дверь приоткрыта, и через щелку в коридор проникает лучик света. Она раздраженно подумала, что это наверняка мистер Тремор решил наложить лапу на фамильное серебро. Однако Эдвина увидела незнакомца, стоявшего вполоборота к двери и разглядывавшего на свет коньяк в хрустальном графине ее отца.

Отблески электрического света, преломляясь через хрустальные призмы, ложились золотистыми бликами на его лицо и грудь. Наверное, эти золотистые блики и превратили Мика в настоящего красавца. Судя по неторопливым движениям, он вовсе не собирался совершить грабеж. В расстегнутой рубашке с закатанными рукавами и небрежно накинутом жилете он походил не на ночного воришку, а скорее на призрак из прошлого, на кого-то из старых друзей ее отца, остановившегося у них в доме.

Эдвине пришлось напомнить себе, что она видит перед собой именно мистера Тремора, а не кого-то другого. Этот человек лишь отдаленно напоминал ее нового ученика. Да, у него были такие же черные, как вороново крыло, густые волосы, но теперь они не болтались грязной копной, а были гладко зачесаны со лба на затылок. Неужели мистер Тремор был наделен идеальной фигурой? Он выглядел широкоплечим и сильным, но в то же время стройным и изящным. Ему удивительно шла простая, но элегантная одежда.

Вот только жилетка... Жилетка почему-то показалась ей смутно знакомой. Так же, как и та часть брюк, что не была закрыта краем письменного стола.

Внезапно он повернулся и опустил графин, обнаружив, что за ним наблюдают. Их взгляды встретились. Его лицо моментально изменилось: угол рта приподнялся в знакомой полуулыбке, на щеке появилась лукавая ямка, а под густыми аккуратно подстриженными усами блеснули ровные белые зубы. Потрясающий контраст. Эдвина на миг почувствовала себя околдованной этой теплой улыбкой: так мелкая зверюшка беспечно замирает на дороге, завороженная ярким блеском фонаря на облучке проезжающего экипажа.

Господь свидетель, он был неотразим! И не просто неотразим: этот культурный, знающий себе цену джентльмен буквально излучал ту утонченность, что способна вскружить голову любой светской даме!

Он почти ничем не напоминал прежнего мистера Тремо-ра, неплохо сложенного и даже привлекательного, но...

Тут он выразительно вскинул руки и спросил:

— Ну, каков я парнишка?

Эдвина с трудом удержалась на ногах, следя за тем, как он медленно поворачивается, демонстрируя себя во всей красе. Наваждение развеялось: конечно, это был он, а кто же еще?

— Мис... мистер Тремор, — с запинкой промямлила она, все еще не смея поверить в такое чудо. — Я... хм... вы... — Она растерянно умолкла, не зная, что сказать.

— Как я теперь выгляжу?

— Невероятно... — Его усы! Кто-то явно пытался их подстричь, придать им более цивилизованный вид, но только напрасно потратил время.

— Дьявольски хорош, да? — Выразительно приподняв брови, Мик расхохотался. — Ни дать ни взять лорд из лордов, верно?

Эдвина откашлялась. Ну, в чем-то он, разумеется, прав. Но это не меняло существа дела: «лорд из лордов» на поверку был всего лишь подобранным на улице крысоловом, отмытым и переодетым в старые брюки, рубашку и жилет ее отца. Мало того, этот самый простолюдин имел наглость слоняться среди ночи по ее дому в надежде поживиться бренди, а заодно и всем прочим, что попадется под руку!

Она постаралась придать лицу как можно более суровое выражение и приказала:

— Поставьте это на место!

Тремор глянул на графин с таким видом, будто сам не понимал, как бренди оказался у него в руках.

— Ах это! — Мик залихватски прищелкнул языком и самодовольно улыбнулся, как будто отколол самую остроумную в мире шутку. — Вы не думайте, я не тырить сюда пришел! Мне, понимаете, было не по себе как-то...

— Поставьте это на место!

Он поставил графин с видом оскорбленной невинности.

— Я не тырить сюда пришел, — повторил Мик. — Понимаете, мне иногда снилось...

— Меня не интересуют ваши сны о спиртных напитках, мистер Тремор! В этой комнате вы можете находиться только вместе со мной!

— Ну, — снова ухмыльнулся он, — тогда милости просим, мисс Боллаш!

Однако Эдвина по-прежнему стояла на пороге, и он направился к ней.

Боже милостивый, он даже двигается как положено! Сильный, ловкий, уверенный в себе мужчина. Он наверняка не впервые улыбался даме, следившей за ним из глубины темного коридора.

— Больно хорош на вас наряд, мисс Боллаш!

Эдвина растерянно оглядела себя. Пояс на пеньюаре развязался, и стала видна ночная рубашка. Она торопливо запахнула пеньюар. О нет, Эдвина не опасалась, что ее вид мог спровоцировать мужчину на необдуманные поступки — скорее это был вопрос гордости: никто не должен знать, что показать-то ей, в сущности, нечего.

Мик шагнул вперед, все еще оставаясь в кабинете, а она попятилась.

— Ваши подружки зовут вас Эдвина? — вдруг спросил он. — Или покороче?

Она испуганно застыла, захваченная врасплох.

— У меня нет никаких «подружек», мистер Тремор, и обращение «мисс Боллаш» вполне приемлемо!

Он задумался на несколько мгновений, а потом выдал:

— Винни!

Она так и подскочила.

Мик картинно раскинул руки, опираясь о дверные косяки, и, рассматривая ее в сумрачном коридоре, повторил:

— Винни. Точно. Это же уменьшительное от Эдвины, верно? — Его лукавая полуулыбка говорила о том, что она слишком бурно отреагировала на полузабытое, но, несомненно, знакомое детское прозвище. — Ага. — Он довольно кивнул и добавил: — Так оно милее. Мягче.

Ах этот его бархатный, ласковый тон... Эдвина снова испытала сладкий ужас, смешанный с любопытством. Его голос, его лицо завораживали, заставляя улыбаться в ответ... Только этого ей не хватало! Поддаться на незатейливую уловку какого-то крысолова, пойманного с поличным! Ведь он только что хотел украсть отцовский бренди! А она до сих пор даже не попыталась это пресечь!

— Нет, — решительно заявила она, — Винни мне совсем не нравится. В детстве кузены всегда издевались над этим именем, превращая его в конское ржание. Ви-и-и-н-н-и-и! — повторила она для наглядности. И тут же об этом пожалела.

Потому что он поморщился от обиды. Его непрошеное сочувствие снова выбило Эдвину из колеи. Она потупилась и услышала:

— Стало быть, они как есть круглые болваны, мисс Бол-лаш! Потому как даже я вижу, что вы настоящая красотка!

Эдвина наградила его суровым взглядом: пора положить конец этому безумию!

— Мистер Тремор, я угловатая, костлявая женщина с веснушчатой кожей, я ношу очки, а нос у меня длиннее орлиного клюва. Я выше любого из моих знакомых мужчин, — тут она замялась, не в силах отрицать очевидное, — кроме вас. Но я достаточно разумна и честна по отношению к себе. Поэтому не надейтесь, что я легко поддамся на пьяную ложь какого-то корнуэльского охотника за юбками, застигнутого на воровстве дорогого бренди! Если вам так хочется выпить, отправляйтесь в ближайший трактир на углу и пейте там сколько угодно! Но сюда вы вернетесь только в трезвом виде!

Господи, ей еще ни разу в жизни не приходилось устраивать кому-то такую выволочку! Но с другой стороны, ее еще ни разу в жизни не пытались так глупо обвести вокруг пальца! Да как он посмел? Неужели она начисто лишена других достоинств и он не смог придумать чего-либо более правдоподобного для своей убогой лести?

Мик не спускал с нее глаз, и весь его вид выражал недоумение.

— Я не выпил ни капли, — наконец сказал он. Блуждающая на его губах полуулыбка по-прежнему казалась Эдвине лукавой и двусмысленной и в то же время обворожительной. Он был на редкость привлекателен — очаровательный разбойник из сказки. — Хотите, дыхну?

Боже, только не это! Она в ужасе отшатнулась.

Он отпустил дверной косяк и шагнул за ней следом в темный коридор. От него пахло мылом и чем-то еще — наверное, лосьоном. Ну конечно, ведь Мильтон подстриг ему волосы. Он вдруг оказался так близко, что Эдвине пришлось вытянуть шею, чтобы видеть его лицо. Она подавила нервный смешок: надо же, выискался хоть один высокий мужчина!

— Я некрасивая! — пролепетала Эдвина.

Его темный силуэт на фоне ярко освещенной двери отрицательно качнул головой. Он заговорил таким тоном, словно пытался вразумить капризного ребенка:

— Мисс Боллаш, мы уже договорились, что по части слов мне с вами не тягаться. Я не знаю, какие тут нужны слова, чтобы вы поняли: вы такая...

Он наклонялся все ближе. Нет, этого не может быть! Что за чепуха лезет ей в голову? Господи, неужели он правда... Но ведь мужчины делают это только с теми женщинами, с которыми знакомы достаточно близко! Значит, он не...

Да, да! В полном замешательстве Эдвина почувствовала, как новый ученик щекочет ей лицо своими усами и его губы прижимаются к ее губам. Столь неожиданная выходка совершенно обезоружила Эдвину, и она стояла, не в силах шевельнуть пальцем, пока он целовал ее в губы.

В голове проносились какие-то странные обрывки мыслей. Первый поцелуй. А ей уже двадцать девять лет. Почему-то захотелось плакать. Не просто плакать — рыдать и биться в истерике. Будь он проклят! Будь он проклят, это же нечестно!

Она застыла, ожидая, что будет дальше: скорее всего он поднимет ее на смех. И все же где-то в глубине души жила надежда на его доброту и отзывчивость.

Как странно: его усы вовсе не были колючими. Напротив, они двигались мягко и осторожно, лаская ее губы.

Эдвина слегка отстранилась, но он был настойчив. Ей стало трудно дышать, она сделала глубокий вдох. Он привлек ее еще ближе к себе. Она и не подозревала, какая чувствительная кожа у нее на губах! Новые, неведомые ей ощущения были так сильны, что заставили по-иному почувствовать собственное тело. Оно словно ожило, очнулось от сна...

Он ласково погладил Эдвину по щеке. Она вздрогнула. Зарождавшаяся где-то внутри сладкая истома лишала способности мыслить. В этот момент снизу, из передней, донесся бой часов: один, два, три...

Звонкие, четкие звуки заставили ее опомниться. На четвертом ударе она содрогнулась, на пятом — отодвинулась как можно дальше. Часы успели отсчитать полночь, пока до Эдвины дошло: она упирается ладонью в ту самую грудь, что так поразила ее накануне. Сильная, твердая, как скала, и в то же время такая теплая...

— Ох. Ну да. — Его лицо почти касалось ее лица. — Я хотел сказать, что был бы не прочь вас поцеловать, и так оно и вышло на деле. Мисс Боллаш, вы не просто красивая, вы...

Боже, что за оскорбительная насмешка! Он ранит ее в самое сердце! В ее глазах стояли злые слезы. Ей хотелось избить его в кровь, хотелось рыдать и смеяться одновременно. Но она взяла себя в руки и еще сильнее толкнула Мика в грудь. Как наставница, она просто обязана была познакомить его с правилами игры.

— Зарубите себе на носу, — процедила она, с трудом выталкивая из себя каждое слово, — я совершенно не сержусь! — Вот так, Эдвина, сдержанно и сурово! Это наверняка его остановит! — Вы, мистер Тремор... гм... вы просто застали меня врасплох! Но вы не должны снова... снова делать то, что только что сделали! Не смейте даже думать об этом! — Вот так! Играй по правилам — и все будет в порядке. — Так не положено. Вам не следует давать волю своим привычкам! — И она почему-то добавила: — Я не белошвейка и не куплюсь на заведомую глупость только потому, что вам вздумалось потешить свое больное чувство юмора!

— Чувство юмора, — со смехом повторил Мик — причем произнес оба слова совершенно чисто. — Мисс Боллаш, жизнь такая щедрая штука! Почему бы и вам не урвать для себя кусочек?

Она не нашлась что ответить. Вообще устроенный среди ночи диспут о том, имел ли он право на поцелуй, представлялся ей блужданием вслепую в темной-темной комнате. В любой момент можно налететь на что-то и набить себе шишку.

Он снова наклонился. Теперь его взгляд был прикован к ее ночной рубашке. Как будто само ее пребывание в коридоре в таком виде могло кого-то на что-то спровоцировать. По телу снова прокатилась волна горячей истомы. Сердце билось сильно и часто, колени дрожали.

Скорее, скорее, пока не стало поздно, поставить все на свои места!

— Мистер Тремор, — торопливо начала она, — я бы не торчала здесь в ночной рубашке, если бы вы не шатались по моему дому в неурочный час, как вор, которому не терпится что-то прибрать к рукам!

Он резко вскинул голову. Теперь свет из кабинета достаточно освещал его лицо, чтобы видеть: мистер Тремор почувствовал себя оскорбленным. И Эдвина тут же пожалела о своей горячности: неужели нельзя было выбрать более приличные слова?

— Спи себе спокойно, голуба! — сдержанно заявил он. — Я не вор. Я честный работяга, и доволен тем, что мне платят!

— Но все же этого недостаточно для того, чтобы содержать себя в чистоте и прилично одеваться! — Эдвине во что бы то ни стало надо было одержать верх в этом споре!

А на его лице обида сменилась разочарованием. Он скрестил руки на груди и прислонился к косяку.

— А вы, видать, изрядная зануда! Думаете, коли вы такая дока по части слов, то запросто можете раскусить простого парня только потому, что он не умеет складно трепаться и ловит крыс в доме у тех, кто живет...

— Передо мной парень, который до того ленив, что даже не может пришить пуговицы к собственной рубашке. И за которым гналась целая толпа...

Он расхохотался, и Эдвина замолкла.

— Во-первых, не ваше это дело, кто за мной гонялся и почему. — Судя по игре теней на его смутно белевшем лице, его губы снова тронула двусмысленная улыбка. — По крайней мере — пока. Во-вторых, на моем пальто, — о рубашке он почему-то ничего не сказал, — обычно не хватает пуговиц, но и те, что есть, приходится иногда продавать. Вам невдомек, что значит содержать десяток братьев да сестер там, в Корнуолле. А ведь я посылаю им все свои деньги. А в-третьих... между прочим, не забудьте, что я умею считать хотя бы до трех, да и читать заодно благодаря «Закону о всеобщем образовании»... в-третьих, ты, голуба, вовсе не такое чучело, каким привыкла себя считать. Честное слово, на тебя приятно взглянуть! Конечно, это не такая уж писаная красота, и все же... — Он запнулся в поисках нужных слов и с трудом продолжал: — Ну, не могу я толком объяснить. Просто ты мне нравишься, и все! — Эдвине показалось, что он улыбается. Еще бы, такую чушь невозможно выдавать с серьезным видом. Однако в его тоне не было и тени насмешки. — Вы не похожи на других, мисс Боллаш. Такая вся легкая, высокая, а лицо ровно у ребенка... Красотулечка, одним словом!

Он, конечно, имел в виду «красотку», но нарочно смягченное слово и тон, которым оно было сказано, задели ее за живое.

— Красотулечка, — повторила Эдвина, словно эхо. И горько рассмеялась. Она надеялась, что ее смех прозвучит иронично и презрительно, то есть выразит ее обычное отношение к собственной внешности. Но вместо этого она развеселилась: — Что же вам больше нравится — высота или красота?

— Ну, скажем, вы высокая, и все же вы красотулечка! — Он тоже рассмеялся — наверное, над ее попыткой воспроизвести его неподражаемый акцент.

Они смеялись и смеялись, глядя друг на друга в темном пустом коридоре.

И на какой-то миг Эдвина снова утратила связь с реальностью. На какой-то миг — несмотря на разбойничьи усы и жуткий акцент — она увидела перед собой веселого, обаятельного джентльмена. И ей показалось вполне вероятным, что мужчина находит ее привлекательной. Это завораживало и пугало, но не казалось невозможным.

Однако уже через минуту ей стало не до смеха. Потому что в коридоре стояла никакая не красотулечка, а все та же невзрачная, тощая Эдвина Боллаш, поддавшаяся на незамысловатые чары бродяги-крысолова.

Она тяжело вздохнула, чувствуя, как опускается с небес на землю, отступила в глубь коридора, запахнула халат и обхватила руками плечи.

— Пожалуйста, не ходите больше в эту комнату. Это был кабинет моего отца.

— Вашего отца?

— Его больше нет. Он умер.

— Сочувствую, голуба.

— Спасибо. — Она кивнула. — Это случилось давно.

Он заколебался, но все же решился сказать:

— Вот и пользуйтесь комнатой на здоровье. Ему она теперь ни к чему.

Эдвина беспомощно оглянулась, как будто хотела отыскать поддержку на пустой лестнице.

— Ему принадлежал весь дом. Я пользуюсь всеми помещениями, кроме кабинета. — И, перейдя на шепот, она добавила: — Иногда я привожу сюда своих учениц, чтобы они освоились в мужской обстановке. — С ее губ слетел горький смех. — Как по-вашему, удачная шутка? Учу других, а сама толком не знаю, как вести себя в такой обстановке... Кроме этой комнаты, старательно охраняемого мной, первоклассно оборудованного обиталища современного мужчины. — Все сильнее напоминавшего ей музей. И что это ее потянуло на откровенность? — Спокойной ночи. — Она прошла мимо Мика в кабинет, чтобы выключить там свет, и машинально спросила: — Вам больше ничего не нужно?

Он отрицательно качнул головой. А Эдвина осознала, что обратилась к нему с вопросом исключительно ради того, чтобы лишний раз взглянуть на мистера Тремора при ярком освещении, беспощадно выявлявшем все детали. Отцовские брюки были ему коротки и едва доставали до башмаков. Наверняка он не смог застегнуть на поясе верхние пуговицы и лишь прикрыл их выпущенной наружу рубашкой. Жилетка никак не могла бы сойтись на этой широченной груди. Так же как галстук и воротничок на шее.

И даже теперь Мик Тремор не утратил своей привлекательности. Зачесанные назад волосы подчеркивали его прямой римский профиль. Он был не просто красив — он выглядел так элегантно, словно мог похвастаться счетом в банке и прекрасной родословной. Ну что ж, Эдвина может считать, что ей повезло, а заодно и Джереми Ламонту. С такими задатками Тремора наверняка можно будет превратить в джентльмена.

Вот только к чему приведет такая удача саму Эдвину?..

— Спокойной ночи, — повторила она.

Почему-то ей не хотелось просто взять и выключить свет. Она принялась поправлять книги на полке, переставила пустую вазу. И ни разу не позволила себе обернуться, хотя знала, что он караулит ее взгляд. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем в коридоре раздались его удаляющиеся шаги.

Вот и хорошо. Теперь, когда он ушел, можно было выключить свет, закрыть кабинет и вернуться в постель.

Эдвина долго лежала без сна, стараясь взять себя в руки и избавиться от опасного наваждения.

Он врал, он не мог говорить правду! Нашел «красотулечку»! В лучшем случае он просто романтичный болван, что еще хуже!

Сама Эдвина давно успела избавиться от романтических бредней — не та у нее внешность, чтобы воображать себя покорительницей мужских сердец.

Унизительно. Безнадежно... Да разве при взгляде на нее хоть один нормальный мужчина мог бы подумать... подумать о чем? От стыда ее даже бросило в жар.

Он ее поцеловал! Господи, этой ночью она только и делает, что облекает в слова самые запретные мысли! «Поцелуй». Она горько вздохнула.

Почему он так сделал? Может, она чего-то не понимает? Может, ее губы показались ему грязными? Или он хотел сделать ей искусственное дыхание? Или пытался что-то сказать, когда так странно двигал губами, прижимаясь к ее губам? Должно же быть какое-то объяснение его поступку!

Неподвижно лежа в темной спальне, она все сильнее поддавалась страху — привычному смутному страху, под сенью которого жила уже не один год. Единственным местом, где ей удавалось преодолеть себя, был ее рабочий кабинет. Только непрестанный тяжелый труд позволял ей забыться и считать себя нормальной, достойной уважения личностью. Вот и завтра она как можно скорее вернется в свое убежище, чтобы хоть ненадолго избавиться от страха и мучительных рассуждений о том, почему мистер Тремор так поступил. Неужели она сама подтолкнула его к этому странному поступку? Станет ли он делать вид, будто ничего не случилось? А она? А вдруг он будет издеваться над ней? Ей следовало объясняться более определенно...

Как бы то ни было, во всем, что случилось, виновата она сама. Необходимо докопаться до совершенной ею ошибки — а что ошибка была, Эдвина ни минуты не сомневалась.

Она давно привыкла взваливать на себя вину за все, что, по ее мнению, происходило «неправильно». А как же иначе? Ведь право на счастье надо заслужить, а значит, исправить мир так, чтобы он стал к ней добрее.

В жизни женщины с такой, как у нее, внешностью нет места романтике. Вот почему Эдвина должна быть практичной. И ответственной. И трудолюбивой.

И не пожалеть целой ночи, чтобы разложить по полочкам все события этого вечера: что сказал и сделал мистер Тремор, и как он это сказал и сделал, и был ли он откровенным? И что бы это могло означать? И отважится ли он повторить попытку? И хочет ли она, чтобы он ее повторил?

Глава 5

Мик сладко потянулся. Он лежал на настоящей пуховой перине. Медленно, лениво приподнял веки и увидел, как первые лучи света пробираются через балдахин над кроватью. Ночь, проверенная в этой роскошной спальне, не повлияла на его привычки. Он проснулся как всегда с первыми лучами солнца. На рассвете. Где бы он ни был, солнце всегда находило его и говорило: «Пора вставать!»

Он проворно соскочил с кровати, перешагнул через Магика и подошел к окну. Распахнул ставни, впуская в комнату утренний свет. Свет и волшебную хрупкую тишину, какая бывает только на рассвете в больших городах. До него не доносилось ни звука. Но вот где-то залаяла собака. По переулку прогрохотал колесами фургон. И снова тишина. Мик замер, опираясь ладонями на подоконник.

Крошечный садик за домом мисс Боллаш повлажнел от росы. Настоящее чудо. Соседние дома еще не проснулись и стояли темные и тихие. Нигде не было ни души. Мик любил это время — можно было представить, что весь мир принадлежит тебе одному, и просто радоваться жизни.

Конечно, он отдавал себе отчет в том, что уже через час волшебное очарование этих мгновений испарится без следа. Что каждый день приносит человеку проблемы. Тем дороже он ценил этот дар: новый, ничем не замутненный рассвет нового дня. Когда можно вообразить, что твои душа и совесть напоминают чистую, ничем не запятнанную страницу.

Магик налетел сзади и поддал Мику под колено. Пока собака чесала искусанный блохами бок, Мик привычно потянулся рукой к усам. Чувствовалось, что Мильтон прошелся по ним ножницами, но главное — их удалось сохранить. Мисс Боллаш взъелась из-за них не на шутку. С какой стати? Можно подумать, что без усов он стал бы умнее, враз заговорил бы как по писаному и получил прекрасное место с большим жалованьем... Черта с два! Он слишком привык к своим усам, чтобы расстаться с ними так просто!

Кроме того, Мик совершенно уверен, что это вовсе не обязательно для того, чтобы заделаться джентльменом! Черт побери, он сам видел принца Уэльского — и его усы! Значит, мисс Боллаш старается отделаться от них с какой-то другой целью!

И здесь, у открытого окна, пока Магик шумно вычесывал блох, его осенило: она добивается этого ради самой себя!

А с какой, спрашивается, стати? Так-так-так! Мик довольно улыбнулся. Нет, это еще не означало, что он готов пожертвовать своими усами. Прежде всего нужно обговорить цену!

В эти минуты на другом конце коридора Эдвина проснулась внезапно, будто кто-то ее толкнул, и все неприятности предстоящего дня обрушились на нее, словно ведро ледяной воды. Еще не придя в себя после сна, она испытывала сильнейшую потребность куда-то бежать и что-то делать. Нормальное, привычное утро. Она давно начинала день с того, что подавляла вспышку безотчетной паники, после чего можно было обдумать первоочередные дела. Правда, без особой надежды на то, что ей удастся выправить положение.

Однако это утро подарило ей какую-то новую, неосознанную тревогу, и она не сразу поняла, в чем дело.

Ну конечно! Мистер Тремор! Стоило ей вспомнить о нем, как все ее страхи усилились. Стараясь не размышлять о событиях прошедшей ночи, она попыталась сосредоточиться на более привычных проблемах, чтобы составить план занятий.

— О-ох! — невольно воскликнула она. — Вечно эти мелочи! Как все предусмотреть?

Эдвина едва успела подойти к лестнице, когда услышала хохот. Это было странно, непривычно, но смеялся явно кто-то знакомый.

Только оказавшись на первом этаже, она догадалась, что смеется миссис Рид — служанка, приходившая к ним в дом каждый день с понедельника по пятницу. Миссис Рид хохотала как заведенная. Кажется, это происходило на той небольшой кухне, где обычно подавали семейный завтрак и где когда-то — целую вечность назад — разогревали блюда для званых обедов в большой столовой. Заливистый хохот, переходивший в какие-то безумные всхлипы, заставил Эдвину содрогнуться.

Каково же было ее изумление, когда она добежала до кухни и распахнула дверь. Оказывается, миссис Рид хохотала как безумная оттого, что мистер Тремор таскал у нее со сковородки жареную колбасу! Он хватал кусок за куском, громко жалуясь на то, что колбаса такая горячая, и тут же засовывал ее в рот. Миссис Рид хохотала до слез. А мистер Тремор вдруг перестал таскать колбасу и схватил кухарку в объятия.

— Ох, да полно вам, сэр! — игриво воскликнула миссис Рид. А он уже увлек ее в каком-то безумном танце прочь от плиты: щека к щеке, нога к ноге — и при этом миссис Рид выглядела такой оживленной и веселой... Эдвина даже не подозревала, что у ее тихой, безропотной служанки такой звонкий голос!

Она застыла на пороге, ошеломленная этой картиной, немыслимой в доме ее отца, да и в ее

собственном доме тоже! А тем временем нарушитель спокойствия как ни в чем не бывало вел свою даму по кругу, напевая себе под нос собственную залихватскую джигу. Между прочим, у него был прекрасный голос, и он ни разу не сфальшивил! К тому же двигался легко и уверенно, кружа по кухне пышнотелую миссис Рид, едва поспевавшую за его проворными скачками.

Эдвина растерялась. Мистер Тремор снова позволил себе лишнее. Безусловно, это безумие следовало остановить. Но откуда в таком случае взялась эта нерешительность?

Не породило ли ее ощущение собственной ненужности, отчужденности? Не это ли заставило ее молча застыть на пороге кухни, где царило непривычное оживление?

А тем временем мистер Тремор увлеченно танцевал со своей дамой под какой-то дикий, ему одному ведомый мотив. Его вовсе не смущало то, что партнерша намного ниже ростом и по возрасту годится ему в матери. Он просто танцевал и танцевал возле раскрытого настежь окна, в которое доверчиво заглядывали яркие головки цветов, распустившихся на клумбе за домом.

Видимо, Мику уже доставили из магазина готовое платье, и в нем он смотрелся гораздо естественнее, чем в наспех подобранных вчера Мильтоном обносках. Теперь его можно было принять за немного легкомысленного джентльмена из провинции. Эдвина по опыту знала, что в провинции даже аристократы иногда говорят с местным акцентом — ведь ей частенько приходилось выправлять его у юных девиц, вывезенных родителями в свет.

Мистер Тремор заметил Эдвину и остановился.

Миссис Рид охнула и испуганно глянула через плечо. Вот и все. Эдвине не понадобилось ничего говорить. Одного ее появления оказалось достаточно, чтобы неуместное веселье угасло само собой. На миссис Рид было жалко смотреть. Старательно разглаживая передник, кухарка забормотала какие-то извинения.

— Все в порядке, — оборвала ее Эдвина, хотя сама толком не могла разобраться, какие чувства разбудила в ней эта сцена. Они оба вели себя глупо и по-детски и отлично это понимали — иначе не смутились бы так при виде хозяйки. Но тогда почему она завидует их бесшабашности?

— Мистер Тремор будет завтракать вместе со мной в столовой, и ему следует подавать полный прибор — по крайней мере до тех пор, пока он не освоится полностью. Миссис Рид, вы не могли бы передать это Мильтону?

— Да, мисс.

Кухарка отправилась на поиски дворецкого, а в голове у Эдвины всплыла удивительно глупая мысль: мистер Тремор наверняка поцеловал эту женщину! Вряд ли это был страстный поцелуй — нет, скорее он просто чмокнул ее в щечку. Тем не менее можно было не сомневаться, что смазливый крысолов из Корнуолла отличается не только чрезмерным любопытством, но и питает слабость к женскому полу. Он едва провел в этом доме двадцать четыре часа, а уже успел перецеловать всех женщин, не обойдя вниманием ни тощую старую деву, ни пампушку-кухарку.

На редкость непривередливый тип!

Мистер Тремор молча вошел следом за ней в столовую.

— Вы сядете вот здесь, — сказала она, указав на место напротив себя. И тут же добавила, не давая ему усесться: — Но прежде вы подадите мне стул.

Он послушно обошел вокруг стола, и когда Эдвина садилась, шепнул ей на ушко:

— Мы просто чуток пошутили.

— Знаю.

Он отправился в обратный путь к своему стулу вокруг стола, имевшего не меньше двадцати футов в длину. Когда-то все это пространство было заполнено красивыми подсвечниками и вазами с цветами — не говоря уже о блюдах с самой изысканной и вкусной едой. Когда-то десять стульев со стороны Эдвины и десять стульев со стороны мистера Тремора не пустовали, на них сидели гости. Теперь напротив Эдвины был занят лишь один стул. Мистер Тремор, глядя ей в лицо, продолжал объяснения:

— Она никак не могла понять, о чем я ей толкую. Не то что вы!

— И тогда вы решили объясниться с помощью танцев?

— Она знает толк в жареной колбасе! А я сказал, что мне нравится, как она готовит!

— Понятно, — буркнула Эдвина, хотя на самом деле не могла себе представить, чтобы человек пустился в пляс из-за колбасы — какой бы вкусной она ни была.

Оба молчали до тех пор, пока не подали овсянку. Мик, конечно же, схватил не ту ложку.

— Кашу едят большой ложкой, — сообщила она.

Он уставился на кучу столового серебра возле своей тарелки с таким мрачным видом, будто перед ним была настоящая головоломка. Эдвина следила за ним с каким-то странным злорадством. Так ему и надо! Наконец он нашел нужную ложку и опустил в кашу.

— Не так. — Ей пришлось встать и подойти к нему, чтобы показать, как полагается держать ложку.

Он расслабил пальцы, подчиняясь ее осторожному нажиму, и Эдвина вдруг испытала удовольствие от того, что может прикасаться к этой большой, горячей, сильной мужской руке. Она обратила внимание на длинные изящные пальцы с чистыми глубокими лунками ногтей. Пожалуй, это была не лучшая идея — самой поправлять его руку! Торопливо показав все, что нужно, Эдвина вернулась на место.

Ей пришлось вытереть ладони о салфетку — они были влажными от пота. Лишь после этого она посмотрела на Тре-мора.

Он сидел, выставив перед собой злосчастную ложку и глядя на свои пальцы в полном отчаянии.

Завтрак проходил в гробовой тишине.

Мистер Тремор взял с тарелки последний кусочек тоста. После овсянки им подали яичницу с помидорами и колбасой и свежий хлеб. Гость ел с завидным аппетитом, однако у Эдвины осталось ощущение, что он съел бы больше, если бы не столовые приборы, с которыми он пока не умел обращаться.

Наконец она решила предоставить мистера Тремора самому себе. Пусть урок будет выполнен лишь наполовину, зато ученик не останется голодным.

Главное — научить его реально оценивать собственные силы. Когда Эдвина высказала опасение по поводу того, как он будет вести себя в мужском обществе, обычно собиравшемся в гостиной после обеда, он с неподражаемой беспечностью заверил ее, что просто станет смотреть и слушать и не «ввяжется ни во что такое, во что бы не ввязались остальные парни».

— Но ведь джентльмен потому и джентльмен, что никогда ни во что не «ввязывается»! — возразила она.

Он открыл было рот, собираясь возразить, но вместо этого взял нож и полез за джемом.

— Нет, ложкой!

Мик поменял нож на ложку и стал намазывать тост джемом.

— Ну, тогда я просто буду молчать и слушать.

— Но ведь остальные не будут молчать! Положите ложку — намазывать джем нужно ножом!

Он так глянул на Эдвину, будто она нарочно сбивает его с толку, и буркнул:

— Как они, так и я!

— А если вас о чем-то спросят?

— Возьму да отвечу! Подумаешь, делов!

— Нет, так нельзя! — Эдвина сердито качнула головой. Он чересчур легкомысленно относился к своим обязанностям и мог запросто погореть на мелочах. — Это время, когда мужчины отдыхают, — попыталась пояснить она, — пьют коньяк, курят сигары и... — А что, собственно говоря, они еще делают? Она не имела ни малейшего понятия. Мужчины — они и есть мужчины. И Эдвина в отчаянии воскликнула: — Если вы ляпнете что-то как... как крысолов!

— А почему бы и нет? — беспечно расхохотался он. — Да ладно вам, не тушуйтесь, я буду говорить как надо! Коли они джентльмены, это еще не значит, что им удастся меня раскусить! А у вас тута крысы...

— Простите, что вы сказали? — опешила Эдвина.

— У вас есть крысы! — повторил он. — Если не в самом доме, то где-то поблизости.

— Не может быть!

— Еще как может! Не то чтобы шибко много — покуда это не страшно и они не шныряют у вас под носом. Но вон там, в углу, я вижу крысиную норку, и под полом у вас кто-то шебаршит. Точно вам говорю: где-то рядом у них гнездо!

— Час от часу не легче! — Эдвина в раздражении отбросила салфетку. Любой из ее знакомых джентльменов в два счета раскусит наглеца, если он заведет светскую беседу о крысиных норах! — Мистер Тремор, вам следует прекратить думать и рассуждать как крысолов!

Ну где ей найти подходящие слова, чтобы до него дошло?

— Поймите, это не просто приятное приключение! Дело не только в том, что вы сможете месяц щеголять в роскошных костюмах! Вы могли бы в корне изменить свою жизнь, сделать ее лучше!

— А вот это уже мне решать, что лучше, а что нет! — И он глянул ей прямо в лицо.

Эдвине было не по себе под этим пристальным, проницательным взглядом. Она потупилась и с преувеличенным вниманием стала следить за его руками. Он ловко, аккуратно взял джем ложкой и намазал на тост ножом.

Удивительно, что у простолюдина такие изящные, не мозолистые руки. Она смущенно посмотрела на свои кисти. Слишком широкие, а пальцы слишком короткие и плоские, с загнутыми кверху кончиками.

— Хочете, я с ними разберусь?

— С кем? — Она даже вздрогнула от неожиданности.

— Дак с крысами. Забесплатно. Просто так.

— Нет! — Она сердито прикусила губу, но вовремя спохватилась и добавила: — Спасибо, не стоит. Спасибо! — Собравшись с мыслями, Эдвина продолжила: — Мистер Тремор, вам нужно привыкать думать так, как думает виконт. Что бы увидел виконт на вашем месте? Уж определенно не крысиную кору в углу!

— Ты, голуба, как ни крути, — упрямо фыркнул он, — но с того места, где я сижу, аккурат видно ровнехонькую дырочку в углу. И ваш виконт будет круглый дурак, коли не поймет, что прогрызть такую могут только крысы! — Тут он выразительно пожал плечами, словно вывод напрашивался сам собой. — Хотя, если говорить по правде, джентльмены частенько бывают на диво тупыми парнями!

Эдвина покачала головой, стараясь не поддаваться отчаянию. Сколько можно ходить кругами? Она распиналась перед ним целое утро, но достаточно было одной фразы, чтобы понять: его тупой, неповоротливый ум нисколько не изменился и продолжает свою упрямую, прямолинейную деятельность, сводя на нет все ее уроки хорошего тона и светских манер!

— Отлично! — Она резко вскочила из-за стола, но постаралась взять себя в руки и уже более спокойно добавила: — Если не возражаете, встретимся в комнате для занятий! Прошу вас не задерживаться, потому что к двенадцати часам придет другая ученица, а работы у нас непочатый край!

На самом деле у нее было ощущение, будто им предстояло разгрести целую гору овсяной каши, а они едва научились правильно держать ложку.

Глава 6

У мистера Тремора ничего не получалось на протяжении первой половины дня. Потом у него ничего не получалось на протяжении второй половины — вплоть до вечернего чаепития. Эдвина пыталась утешить его, уверяя, что первые шаги всегда самые трудные, но от этого стало только хуже.

Он не мог без запинки произнести ни одно из своих знаменитых проклятий или ругательств. Он вообще не понимал, какого черта ей приспичило все это записывать — по его выражению, он чувствовал себя «последней задницей».

Единственным достижением этого дня можно было считать то, что он сам стал ловить себя на ошибках в разговорной речи.

— Это несомненный прогресс, мистер Тремор!

Как бы не так! Он вполне серьезно надеялся на то, что начнет лопотать как заправский «джент» самое позднее к нынешнему вечеру! А вместо этого стал спотыкаться на каждом слове, потому что слышал свои ошибки, но не успевал их исправлять!

Вдобавок к концу дня к ним явился Джереми Ламонт — он хотел удостовериться, не промотают ли его денежки впустую. Мистер Ламонт долго приставал к Эдвине с расспросами, затем лично осмотрел новый гардероб мистера Тремора и пожелал присутствовать на уроке, чтобы послушать, как стал говорить ее новый ученик. Конечно, ни Эдвина, ни мистер Тремор не могли ему этого запретить, однако Эдвина напомнила Ламонту, что не обещала сотворить чудо всего за сутки.

— А когда хоть какой-то прогресс станет заметен? — осведомился мистер Ламонт.

— Он заметен уже сейчас, но не всем, — заверила его Эдвина. — Для этого надо быть профессионалом. Почему бы вам не заглянуть ко мне недель через пять — ровно за неделю до бала?

Мистер Ламонт задал еще несколько вопросов о том, как она собирается превратить мистера Тремора в джентльмена, и отбыл.

Ничего особенного. Клиент вложил деньги в дело и проявляет к нему вполне законный интерес. Тогда почему его посещение вызвало у Эдвины смутную тревогу?

Впрочем, это тоже было вполне естественно. Она постоянно о чем-то тревожилась. Слишком много волнений, слишком много забот. Как всегда, не хватало денег, чтобы расплатиться за новую угольную печь. Одна из лошадей растянула сухожилие — значит, будут новые траты. На ее счету в банке почему-то всегда денег меньше, чем она предполагала. Было отчего тревожиться!

И все же в конце дня Эдвина иногда позволяла себе немного расслабиться. Это была ее тайная привычка: раз или два в неделю выйти с кувшином свежей воды в садик за домом и полить цветы. Но это было только предлогом: многие бы удивились, узнав, каким образом она ухаживает за своими розами.

Потому что она могла часами стоять в саду и негромко петь. Впрочем, вряд ли это назовешь пением. Для пения нужен музыкальный слух... Нет, она просто произносила речитативом длинные фразы, поверяя розам свои тревоги.

— Господа Ламонты — ла-ла-ла — даже тот, что добрее, какие-то очень странные... — пела она. — Но денег они не жалеют, а это пока главное... — Эдвина пела и пела, упомянув и про угольную печь, и про охромевшую лошадь, и даже про манеру мистера Тремора проглатывать звук «р» на конце слова... Она как раз собиралась с духом, чтобы запеть про некие сомнения относительно мистера Тремора, как вдруг из темноты ей начал вторить другой голос.

Подскочив от неожиданности, она отшатнулась в тень. Это был не кто иной, как мистер Тремор! Оказывается, он сидел на скамейке под деревом.

Поначалу она испугалась, что он будет над ней смеяться, и не могла разобрать ни единого слова. Но мистер Тремор встал, подошел поближе и сказал:

— Хорошо бы — ла-ла-ла — он не забыл накормить моих собак...

Так и есть: он издевается над ней, передразнивает! Внутри у Эдвины все сжалось от тоски. Она готова была от стыда провалиться сквозь землю.

Никто никогда не заставал ее за этим смешным детским занятием! Разве могла она подумать, что этот странный тип станет слоняться среди ночи по саду?

Ей захотелось убежать, скрыться, но мистер Тремор как ни в чем не бывало вышел в полосу лунного света, и она застыла, очарованная его мужественной красотой.

— Я сегодня наломал дров — ла-ла-ла — упражнения были такие трудные, что заплетался язык...

Эдвина озадаченно нахмурилась. Он что, всерьез? Полноте, это наверняка новая шутка! И в то же время... нет, не может быть! Она совсем запуталась, она не верила своим глазам.

И все же это выглядело так, будто он тоже решил поведать ее цветам свои печали.

Стараясь повторять ее нехитрый мотив, он пел в темном саду, и его сильный, уверенный голос превращал простые звуки в настоящую мелодию. Он провел рукой по прохладным веткам, повторяя ее жест, а потом повернулся и запел для нее.

Для нее!

— Надеюсь, завтра станет легче, и я хоть чего-то добьюсь...

Ей пришлось напрягать слух, чтобы разобрать слова.

Эдвина растерялась: неужели он воспринял ее детскую выходку всерьез?

Мик замер, не спуская с нее глаз. Кажется, он хотел что-то сказать.

Но она, собрав последние силы, резко повернулась и скрылась за дверью.

Она не желала выслушивать его извинения и объяснения, если даже он не собирался смеяться над ней. Если же собирался, тем более не желала об этом знать.

Мик следил, как пугливо метнулась в дом эта сильная и такая ранимая женщина.

Провалиться ему на месте! Ну и странная девчонка эта Вин!

Надо же, готова распевать для луны и звезд, даже для кустов в своем саду. А для него петь не пожелала, хотя он не прочь был послушать. Должно быть, это самая что ни на есть жуткая тоска — не иметь в целом мире ни единой близкой души и плакаться каким-то кустам да деревьям! Не всякой барышне такое под силу! Для этого надо быть отважной, как... как Винни Боллаш! Она молодец, эта леди!

В то же время он никогда не встречал женщину с таким чутким сердцем...

Глава 7

Весь следующий день они упорно занимались. Было довольно поздно, когда Эдвина приступила к последнему, запланированному ею упражнению. Она взяла металлический ксилофон и, легонько стукнув по нему, попросила:

— Скажите, когда перестанете слышать звук! — Она хотела приложить ксилофон к его виску, но мистер Тремор испуганно отшатнулся:

— Че это вы делаете?

— Проверяю ваш слух. Кстати, мы могли бы убить двух зайцев сразу и попутно заняться грамматикой. Вам пора отвыкать от фонемы «че»...

— От чего отвыкать?

— Не важно. Надо говорить не «че», а «что».

Однако Тремор слушал рассеянно: просто сидел и смотрел на Эдвину, пока та говорила, постукивая ксилофоном по ладони.

— Он зазвенит, а вы скажете, когда перестанете слышать звон...

Однако Мик уклонился, не позволяя прикоснуться странной железякой к своей голове:

— Это еще зачем?

— Он издает звуки определенной частоты. Я должна проверить, насколько хорошо вы их слышите. Все дальнейшие упражнения рассчитаны именно на это.

— А че, со мной и это могет быть? — буркнул он, сердито кривясь и теребя усы. — Я могу вас услышать неверно?

— Да нет же! — рассмеялась Эдвина. — Вы можете просто не дослышать, и это придется учесть.

Судя по его виду, он воспринял ее объяснения как намек на его очередную ошибку. Стоило Эдвине снова поднять ксилофон, как Мик решительно перехватил ее руку, сказав:

— Давайте-ка займемся чем-то другим! Давайте поговорим. Вы же сами сказали, что это наш главный урок! — И он начал, не дожидаясь ее согласия: — Мильтон говорил, что вы из благородных. Вы... вы баронесса или еще кто?

— Нет. — Эдвину рассердила столь бесцеремонная попытка совать нос в чужие дела. — У меня нет титула. — Впрочем, почему бы и не поболтать? Это немного отвлечет его, и занятия пойдут легче. — По праву рождения я, пожалуй, могу считаться леди Эдвиной Боллаш, дочерью шестого маркиза Сэссингли.

Он вздрогнул, но на этот раз позволил приставить ксилофон к задней височной кости.

— Не забудьте, скажите, когда перестанете слышать звук.

Прошло довольно много времени, пока он кивнул.

Она тут же прижала ксилофон к уху. Ничего.

— Отлично. — Эдвина повторила свои действия, на этот раз приложив ксилофон сначала к своей голове. — После смерти отца его наследство досталось не мне, а другому человеку. Какой смысл цепляться за титул? — В эту секунду ксилофон над ее ухом умолк. Она быстро прижала его к виску мистера Тремора: — Вы слышите... — Она хотела повернуть голову ученика, но стоило ей прикоснуться к едва заметной щетине на его подбородке, как Эдвина вздрогнула и отдернула руку.

Что за странности? Она же проделывала этот тест тысячу раз!

— Что-то не так? — спросил он.

— Простите. — Она нервно рассмеялась, стараясь взять себя в руки. — Давайте проделаем все снова. Скажете, когда перестанете слышать звон.

Оба сосредоточенно умолкли. На этот раз все прошло гладко — она благоразумно избежала прикосновений к его лицу.

— Хорошо, — заметила Эдвина, имея в виду результаты теста.

— Вы были богаты?

— Извините? — растерялась она.

— При жизни отца вы были богаты?

— Да, отец имел деньги. Но я и сейчас не нищая.

— Это я вижу. А еще вижу, что раньше этот дом был шикарным и все такое?

— Пожалуй. Но по-настоящему шикарным был... впрочем, вы скоро увидите его сами. Герцог Арлес устраивает ежегодный бал именно там: в нашем родовом поместье, где я появилась на свет и где прошло мое детство.

— Значит, ваш дом достался герцогу? — Мистер Тремор ушам своим не верил.

Неудивительно. В последнее время Эдвина сама верила в это с трудом. Прошло уже двенадцать лет. Но до сих пор она иногда просыпалась по утрам в полном недоумении: неужели Ксавье действительно прибрал к рукам все, что она с детства привыкла считать своим, а ей достался лишь этот жалкий дом, где они с отцом изредка останавливались на ночлег, когда дела требовали его присутствия в Лондоне?

Она машинально взялась за меньший ксилофон, издававший более высокий звук, и стукнула по нему.

— Скажите, когда перестанете слышать...

Но он снова перехватил ее руку.

— А что стало с вашим прежним домом?

Ей не хотелось одергивать его: он честно трудился весь день, выполняя нелегкие, а главное, совершенно непонятные для него задания. Но и растягивать этот разговор не хотелось. Она старалась отвечать как можно короче:

— Когда отца не стало, следующим мужчиной в роду оказался его кузен, унаследовавший титул. Но он не сразу стал герцогом. Это случилось три дня спустя, когда умер и мой дед, четвертый герцог Арлес. Кузен Ксавье стал и его наследником, герцогом Арлесом, маркизом Сэссингли, и прочая и прочая. Есть еще множество более мелких титулов и владений. — Она небрежно пожала плечами. — Вполне естественно. Майоратное наследование, а как же иначе? Дочери маркиза могут унаследовать богатство и деньги лишь путем замужества, но она незамужем.

Эдвина никогда не говорила об этом вслух. Ей было неловко упоминать о собственном убожестве. И она смущенно пролепетала:

— Будьте добры, отдайте ксилофон!

Он ответил каким-то странным, загадочным взглядом. Сам стукнул по ксилофону, приложил к виску, после чего протянул его ей. Слабое, едва ощутимое гудение отозвалось в ее пальцах заметной дрожью.

Прошел еще час, когда Эдвина решила, что можно перейти к занятиям по артикуляции отдельных звуков. Мистер Тремор пришел в отчаяние. Они еще и не начали толком, а он уже готов был молить о перерыве.

— Трудно смириться с тем, что вы правы, считая меня бестолочью.

Эдвина могла бы вполне резонно возразить, что ей тоже приходится мириться со многими вещами. С тем, например, что у нее в доме находится мужчина, с его манерой раскачиваться на стуле и теребить усы всякий раз, когда задание кажется ему непонятным или бессмысленным. Да мало ли с чем еще?

Но она лишь терпеливо пояснила:

— Вы должны не только слышать свои ошибки! Вы должны их видеть! А для этого нужно знать, как правильно пользоваться губами, языком — словом, всеми органами речи!

Услышав про «органы речи», он вдруг ухмыльнулся. Ну вот, опять он относится к урокам как к забаве!

Эдвина пришла в отчаяние: из-за своей неспособности вложить свои знания в его голову... Однако она продолжала:

— Чтобы полностью разобраться в артикуляции, мне недостаточно просто сидеть и смотреть, как вы говорите. Для этого есть различные приспособления. К примеру, ларингоскоп. — И Эдвина достала из ящика стола маленькое зеркало с гладкой забавной ручкой. При виде этой игрушки ухмылка на физиономии у мистера Тремора стала еще шире. — Понимаете, если его вставить вам в рот, то в зеркале отразится ваша глотка. И я смогу следить за тем, как открываются ваши голосовые связки.

Он нервно рассмеялся, но ничего не сказал.

— Кроме того, мне придется исследовать положение вашего языка с помощью пальцев...

— Погодь! Вы че, правда хотите класть пальчики мне в рот?

— Возможно. Скорее всего будет вполне достаточно прижать к десне мизинец, чтобы проверить положение вашего языка.

Он с довольной миной скрестил руки на груди и, развалившись в кресле, пробормотал:

— А че, неплохо!

— «Что». Нужно говорить «что».

— Что ж, тем лучше!

Эдвина сердито поджала губы. Он повторил слово правильно, но вложил в него совершенно неправильный смысл.

— Посмотрим, что вы скажете после палатографии! — раздраженно пообещала она.

— А это еще че?

— «Что».

— Да ладно, что?

— Я прикреплю вам на небо пластинку, вы будете произносить разные звуки, а я стану вынимать ее и отмечать положение вашего языка по отпечаткам на этой пластинке.

— Стало быть, я верно усек насчет того, что вы весь вечер будете копаться у меня во рту?

— Мистер Тремор! — с возрастающим нетерпением воскликнула она. — Я не собираюсь выслушивать ваши непристойные домыслы по поводу моей работы...

— Непристойные?

— Ну, грубые. Неприличные...

— Да я сам знаю, что значит «непристойные»! — заявил он. — Просто я удивился: разве обрадоваться тому, что вы положите пальчик мне в рот, значит быть грубым? А ну-ка, попробуйте, увидите, что будет! — Он со смехом покачал головой и добавил: — И напрасно вы думаете, голуба, что коли мужчина и женщина вместе, это неприлично. У нас в Англии такое случается сплошь да рядом! Даже наша добрая королева этим не брезгует! Ведь всему свету известно про то, как она любит своего Альберта и прижила от него целых девять детей!

На миг Эдвина онемела от возмущения. Да как смеет этот мужлан распускать грязные сплетни о королеве?!

— Сэр! — гневно воскликнула она. — Я вовсе не намерена обсуждать с вами то, что происходит между женщиной и мужчиной... — Тут ей снова не хватило слов.

— Да не волнуйтесь вы так, голуба! Разве я не понимаю? Вы невинная девица, и вам конфузно! — Он заявил это не моргнув глазом, словно желая ее утешить!

Эдвина то открывала, то закрывала рот, пока наконец не выпалила:

— Да будет вам известно, сэр, что джентльмены никогда не заводят разговор о подобных вещах!

Он уставился на нее, забавно нахохлившись, все в той же позе: развалившись в кресле, скрестив руки на груди в небрежно расстегнутой жилетке. Смуглая рука не спеша прошлась по пышным усам.

— Это точно? — спросил он.

— Да! — отрезала она.

— А давайте поспорим, что джентльмены знают слова «невинная девица»?

— Ну... ну да, они их знают. — Эдвина замялась и упрямо заявила: — Но все равно не произносят их вслух!

— Тогда откуда они их знают? — Мистер Тремор подался вперед. — Кто-то же должен был им сказать?

Эдвина поджала губы, стараясь подавить нараставшие раздражение и испуг.

— Возможно, они произносят их при других джентльменах...

— А вы все утро мне талдычили, будто не знаете, про что толкуют между собой джентльмены.

— Я действительно этого не знаю! — Она уже была не рада, что развязала этот дурацкий спор. — Но вполне возможно, это одна из тем их бесед. Во всяком случае, при дамах они определенно об этом не говорят! А теперь давайте вернемся к занятиям!

— Как вам угодно. — Он устало пожал плечами. — Токмо вы сами хотели подготовить меня ко всяким разговорам после обеда, когда джентльмены остаются без дам. Почему бы мне не завести разговор о невинных девицах?

Эдвина уставилась на него, онемев от ужаса. И прошло немало долгих секунд, пока до нее дошло, что он просто над ней издевается. Кошачьи усы зашевелились, под ними блеснула знакомая ненавистная полуулыбка, а на щеке появилась ямочка.

Эдвина и сама не знала: обижаться ей или смеяться вместе с ним. Вообще-то она не любила, когда над ней подшучивали. Но сегодня почему-то не хотелось обижаться. Наоборот, у нее даже потеплело на душе... неуместное, но такое приятное ощущение... Каким-то чудом ему удалось посмеяться над ней, обвести вокруг пальца, но сделать это так, что она не чувствовала себя униженной.

Он наградил ее совершенно неотразимой улыбкой, а в следующий миг окончательно смутил:

— Сдается мне, вы совсем не знаете мужчин. Вы и целовались-то с немногими.

Что за возмутительная...

— С одним, — неожиданно для себя призналась она. — С вами. — Кто дернул ее за язык? Теперь он наверняка подумает, что она просто никому не нужна!

Однако ничего подобного не случилось.

Мистер Тремор моментально изменился в лице. Он показался Эдвине растерянным, потрясенным. От улыбки не осталось и следа. Его голос звучал совершенно серьезно.

— Черт меня возьми! Вот так дела, мисс Боллаш! Это же такая великая честь, что вы допустили меня первого!

Его признание оказалось настолько неожиданным, что Эдвина поперхнулась собственным смехом. Она долго откашливалась, прежде чем снова обрела дар речи.

— Мистер Тремор, вам следует отказаться от этого выражения: «Черт меня возьми!».

— И чего вы прикажете взамен? — нахмурился он.

— Ну, к примеру: «Я поражен!»

Он расхохотался было, но старательно повторил:

— Я поражен! Верно?

Слова слетели с его губ с такой правильностью и легкостью, что Эдвина не раздумывая воскликнула:

— Да! — Потом смущенно потупилась и добавила: — Совершенно верно!

А в следующее мгновение у нее просто захватило дух. Потому что он прошептал:

— Это вы меня поразили!

Эдвина вскинула голову, подозрительно прищурившись, готовая дать отпор любой попытке себя одурачить. Мик Тремор стремительно входил в роль. Ей все труднее было вспоминать о том, что он не настоящий английский лорд, а всего-навсего крысолов из Корнуолла.

А ведь это только начало! Как ей избежать новой душевной боли? Как не поддаться его обаянию?

У нее пересохло во рту. Все тело горело, словно в огне. Эдвина сидела будто зачарованная, не в силах отвести взгляд от английского лорда, поднесшего ко рту изящную красивую руку и задумчиво гладившего необычайно пышные холеные усы — кажется, это у него вошло в привычку. Стоило ему взяться за усы, и он становился задумчивым... задумчивым и немного лукавым. Тут Эдвина вспомнила, какими мягкими оказались его усы, когда прикоснулись к ее губам.

Только этого не хватало! Эдвина потупилась, прижимая руку к груди. Пальцы отчаянно комкали ворот платья, то и дело натыкаясь на едва заметную искусную штопку. Старое перелицованное платье. Платье, купленное сто лет назад, когда она еще верила в то, что может найти себе жениха. Когда у нее еще были деньги и поклонники.

Забыла, о чем говорила? Да и не все ли равно? Ей следует взять себя в руки, а уж потом открывать рот. Она застыла, уставившись на тихо гудевший ксилофон, и с каждой секундой ей все сильнее казалось, что это гудение раздается у нее внутри, словно в груди задели некую сокровенную струну, заставлявшую беспомощно трепетать и содрогаться все ее тело.

Она и не заметила, как за окном стемнело. В черное стекло смотрела черная ночь. Только слабо мерцавший фонарь где-то на углу улицы напоминал о том, что за пределами ее лаборатории тоже есть люди. Эдвина никогда не засиживалась за работой так поздно. Ничего удивительного, что в голову лезет всякая чушь. Хватит с них на сегодня. Утро вечера мудренее.

— Ну, — сказала она, — пожалуй, довольно. — Эдвина поднялась со стула, но тут обнаружила, что ноги отказываются ей повиноваться. — По-моему, нам пора спать!

Господи, что она сказала? Нет, она не произнесла этого вслух, только подумала! Мистер Тремор потупился. По крайней мере так ей показалось.

— Я тоже считаю, что нам пора спать, — ответил он.

Эдвина растерянно хлопала ресницами, не в силах преодолеть судорогу в горле. Она хотела отругать его, но за что? Только за то, что он повторил ее фразу? Да, но при этом он имел в виду...

Что?..

«Нет, этого не может быть! Винни, сделай вид, будто ничего не заметила, сошлись на усталость и отправляйся к себе!»

Но она не могла двинуться с места, даже если бы речь шла об угрозе ее жизни! Охваченная странной непривычной истомой, она пылала словно в огне. Но ведь она оговорилась, не так ли?

Мистер Тремор тоже молчал и не шевелился. Благодарная ему за эту передышку, Эдвина постаралась взять себя в руки.

— Н-ну, да, мы действительно могли бы... — Она поперхнулась и закашлялась. В глазах вскипели слезы.

Она никак не могла отдышаться, и мистер Тремор решил прийти ей на выручку:

— Ничего, голуба, с кем не бывает! Подумаешь — обмолвилась. Ничего страшного. Я все отлично понял.

Их взгляды встретились. До сих пор привычная стеснительность не позволяла Эдвине толком рассмотреть его глаза. Уж слишком спокойно и открыто он на нее смотрел. Оказывается, его глаза были не просто спокойными — они были зелеными. Не светло-карими, как она считала поначалу, а ярко-зелеными, с темным ободком более густой зелени вокруг зрачков. Поразительные глаза. Новая черта в его облике, способная надолго лишить ее душевного покоя.

Похоже, крысолову удалось околдовать ее, словно девчонку из сказки.

Ну что ж, она не маленькая и не поддастся его чарам! Однако ее тело как будто взбунтовалось в этот вечер и вело себя совершенно возмутительным образом. Вероятно, из-за этой внутренней борьбы выглядела Эдвина совершенно несчастной, потому что мистер Тремор погладил ее по руке и сказал:

— Ступайте восвояси, голуба! Я даже не стану за вами подниматься! Все будет в порядке, Винни! Вы — молодец! Вам нужно только малость встряхнуться. А утром все будет прекрасно. Вы спуститесь в столовую, и я буду сидеть там чин-чином, а не отплясывать на кухне с Молли Рид!

Молли Рид? Неужели так зовут ее кухарку? Эдвина впервые об этом слышит!

На миг она совершенно растерялась. Как будто знакомый мир поплыл перед глазами, и привычные предметы стали принимать совершенно неузнаваемый облик.

Все, довольно! Пора убираться отсюда подобру-поздорову!

Но ей помешал Мильтон. Он возник в дверях и осведомился:

— Миледи, у вас все в порядке?

— Да. — Она взглянула на него с молчаливой мольбой о помощи.

— Миссис Рид отпросилась домой, — как ни в чем не бывало сообщил дворецкий. — Лошадь ее сына потеряла подкову. Я запер двери. Вам еще что-нибудь нужно?

Она молча покачала головой. Даже если бы ей чего-то хотелось, вряд ли Эдвина сумела бы вразумительно попросить об этом.

— Ах да, — припомнил Мильтон, — портниха прислала платья. Я оставил коробку на столе у вас в гостиной.

Эдвина кивнула, хотя не сразу сообразила, что за платья.

— Что за платья? — вдруг прозвучал чей-то голос, повторивший ее мысли.

— Простите? — переспросила она, натыкаясь на проницательный взгляд мистера Тремора.

— Это новые платья?

— Нет, старые, — машинально ответила Эдвина. — Я отнесла их в починку.

— Куда?

— Простите?

— Куда вы отнесли их чинить?

Можно подумать, для него это был вопрос жизни и смерти!

— Моей портнихе Милли — не помню дальше — в лавку у Ворот королевы Анны! — Тут Эдвина вспомнила, что Мик довольно коротко знаком с белошвейкой из этой лавки, и не удержалась от вопроса: — А вы что, дружите с ними?

Он и не подумал отвечать: просто сидел, не сводя с нее глаз, не думая о том, что ведет себя бесцеремонно.

Наконец он встрепенулся, улыбнувшись каким-то своим мыслям. Мик даже показался Эдвине смущенным. Вот так дела! У мистера Тремора, готового часами болтать с кем угодно и о чем угодно, не нашлось слов!

Глава 8

Всю следующую неделю Мик только и делал, что пытался разгадать, какого цвета у Винни Боллаш нижние юбки. Черт побери, он так пялился на ее подол, что чуть не протер в нем глазами дырку!

Сегодня они сидели рядышком в лаборатории и повторяли гласные звуки, чтобы потом Мик произносил их перед проклятущим граммофоном.

Уроки. Винни Боллаш не давала ему ни минуты покоя, приходилось учиться по десять — двенадцать часов в день. То она заставляла его корчить рожи и высовывать язык. То записывала его на граммофон. То придумывала еще какое-нибудь идиотское упражнение. Все это было так скучно, что даже Магик не выдерживал и убегал во двор.

А Мик все сидел и сидел за рабочим столом, стараясь не обращать внимания на открытое окно, из которого был виден соседний дом. Вот уже восьмое утро кряду он просыпался в своей роскошной спальне и первым делом отправлялся на прогулку, любуясь окрестными особняками в окружении клумб и аллей. Он по-прежнему чувствовал себя чужаком в этом мире преуспевания и богатства, однако это не мешало ему вовсю наслаждаться свалившейся на него удачей.

Постукивая по столу карандашом, Мик делал вид, что глубоко задумался над заданием, хотя все это ему изрядно опостылело. Проклятые глаголы не хотели вставать на свои места, окончания слов по-прежнему ускользали прямо из-под носа, и он не знал, как с этим справиться. Нараставшее раздражение подталкивало его к какой-нибудь шалости, выходке, способной снять утомление от занятий.

Винни посмотрела, как он стучит карандашом, и Мик догадался: сейчас она заговорит. Его сердце замерло в предвкушении очередной беседы. Он обожал разговаривать с Винни, ему нравилось в ней все: мягкий ровный голос, складная плавная речь. Даже обычные слова в ее устах становились конкретными и значительными.

Вот и на этот раз она выразилась вполне определенно:

— Мистер Тремор, вы должны избавиться от этих усов. Они мешают вам войти в образ представителя высшего класса.

Слава Богу, она не видела, как он закатил глаза к потолку, потому что с умным видом уткнулась носом в свои записи. Чертова кукла! И дались ей его усы!

— Они мне нравятся, — пробормотал Мик.

Эдвина заявила в ответ, не удостоив его даже взглядом:

— Они не вписываются в ваш стиль.

— Зато они густые. Не у каждого такие бывают!

— Не каждый их захочет носить.

— Ох, ну как вам объяснить? — Он провел пальцем по верхней губе. — Просто смешно! Будто вы вправе распоряжаться моими усами! Будто это так просто: взять да и ободрать меня наголо! Довольно бесстыже с вашей стороны, вы не находите?

Она подняла на него удивленный взгляд и даже перестала на миг водить пером по бумаге.

— Бесстыже?

— Ну, самонадеянно. Нахально!

Винни скроила свою неподражаемую надменную гримаску и рассмеялась таким недобрым смехом, что у Мика на душе заскребли кошки.

— Меньше всего меня можно обвинить... в бесстыдстве, выражаясь вашими словами!

Да, Мик готов был признать, что выразился грубо, но он почувствовал себя, как бы это сказать, уязвленным, что ли?

— Ладно, ладно! Вы женщина хорошая, воспитанная и желаете мне добра. Только напрасно думаете, что на вас держится весь белый свет!

— Ха! — Она подняла голову и решительно отложила ручку. — Ни о чем подобном я и не думала! Дай Бог мне удержаться на собственных ногах! Это тоже, знаете ли, проблема! Страшно даже подумать. — Тут ее лицо затуманилось, и Мик залюбовался тонкой игрой изящных, подвижных черт. Лицо у нее было такое милое... А на уме — одно сплошное упрямство!

— Вам и страшно всегда оттого, что мир не желает плясать под вашу дудку. Дескать, вдруг кто об этом прознает и свалит на вас всю вину?

— Это неправда! И «узнает».

— Че?

— Извините?

— Ох... — Ну конечно, она снова его поправляет! «Узнает». — Вы боитеся, что не все окажутся такие правильные, как вам хочется!

— «Боитесь»!

Мик обиженно умолк. Что за глупые игры!

Он раздраженно швырнул на стол карандаш, так что его острый кончик прочертил на бумаге какую-то закорючку, прежде чем замер неподвижно.

— Все, что я могу сказать, голуба, — со вздохом промолвил он, — чертовски глупо пытаться отвечать за весь белый свет. Тем более что слишком многое в нем зависит не от нас и не наша рука бросает эти кости!

Что бы он ни пытался ей объяснить, Эдвина не поняла ни слова. Однако, судя по мягкой улыбке и ласковому взгляду, мистер Тремор не имел в виду ничего обидного.

Он снова взялся за карандаш и стал выстукивать какой-то ритм, задумчиво бормоча:

— Хотя, конечно, иной раз так и подмывает схватить удачу за хвост! — И он добавил довольно игриво: — Вот, к примеру, как сейчас. Кто знает, что любой из нас может отколоть в следующую секунду?

Эдвина невольно отшатнулась. Снова мистер Тремор поймал ее на удочку своей демагогии!

Она все еще не могла сказать с уверенностью, удастся ли ей превратить крысолова в виконта, зато знала совершенно точно: этот уличный философ заговорит до смерти любого профессора.

— Не пытайтесь высказываться за меня! — сказала она. — Я не собираюсь ничего... «отколоть»!

— Но ведь могли бы?

— Ну да, могу, но не буду!

— Ох, помяните мое слово, в один прекрасный день вы себя не узнаете! — расхохотался он.

Какая глупая самоуверенность! Она раздражала Эдвину еще сильнее, чем его усы, он знал это и вел себя так, когда хотел ее поддразнить.

И вообще, что за бестолковый разговор? Она решительно взялась за ручку, чтобы вернуться к работе. Однако краем глаза следила за своим учеником.

Мистер Тремор откинулся на стуле и изгибал шею так и этак, стараясь заглянуть под стол. Он проделывал это целую неделю, не желая ничего объяснять и не отвечая на ее расспросы. Эдвина нервничала все сильнее.

Вот и сегодня она не выдержала и спросила:

— Чем вы заняты?

— Спорим на что угодно, у вас самые стройные и красивые ноги на свете! — невпопад ответил он.

— Конечности! — поправила она. — Джентльмену лучше упомянуть про конечности: верхние и нижние, а еще лучше вообще не заводить разговор на эту тему!

— Конечности? — рассмеялся он. — Вы что, лошадь? — Его карандаш продолжал отстукивать противную дробь. — Черта с два! У вас самые настоящие ноги! И я отдал бы что угодно, лишь бы на них взглянуть!

Боже милостивый! Эдвина снова опешила, загнанная в угол его бесцеремонностью.

Он отлично понимал, что ведет себя нагло! Но делал это нарочно! Злорадствовал при виде ее растерянности, как мальчишка, отрывающий лапки жуку! Однако сегодня он зашел слишком далеко. Вероятно, решил продемонстрировать свою способность «отколоть» какую-нибудь глупую шутку!

Тем временем он изогнулся, рискуя свалиться со стула, и полез под стол. Эдвина не знала, что и подумать...

Она не сразу сообразила, что так щекочет ей ногу! Его карандаш! Он водил им по башмаку, задевая самый край платья.

— Перестаньте! — Она брезгливо встряхнула ногой.

Он отвел карандаш и отстучал дробь по ножке стола, издавая какой-то звук и раздувая усы. Опять эти усы!

И вдруг она вспомнила: «что угодно»!

Лишь бы увидеть ее ноги? Подумаешь, нашел чем интересоваться! Две подпорки для ходьбы. Что еще он надеется увидеть?

Что угодно?

О нет, конечно, она не собиралась ему ничего показывать! Просто ей захотелось ответить такой же грубой шуткой, а потом извлечь из нее мораль: пока некоторые мечтают увидеть то, что им видеть не полагается, другие вынуждены видеть то, на что с удовольствием не смотрели бы вовсе.

— Мистер Тремор, а ведь вы могли бы решить этот вопрос! Вы увидите мои ноги, но лишь при условии, что сбреете усы!

Она надеялась, что это прозвучит как шутка. И он поймет: его просто дразнят.

Шутка или нет, однако он не просто застыл на месте, а выронил карандаш. Удивительно, как он вообще не свалился со стула, зависнув в самой немыслимой позе и с самым ошеломленным выражением на лице.

Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но смог лишь нервно облизнуть губы.

И Эдвине вдруг показалось, что она прочла его мысли: «Боже, неужели я увижу эти удивительные ноги, такие стройные и пропорциональные для ее тела!»

Вот так пошутила... Он явно воспринял ее слова всерьез! Чего стоит его поза, его потрясенное лицо... Эдвина нервно оправила платье и как можно ниже опустила подол.

Он снова облизал губы, как будто у него пересохло во рту.

— Простите?

Вопрос прозвучал абсолютно чисто и правильно, но это напугало Эдвину еще больше. И все же она не хотела уступать неожиданно обретенное преимущество и продолжила игру:

— Вы что, оглохли? — Его замешательство породило странный восторг и бесшабашность, и Эдвина выпалила, словно нырнула головой в омут: — Если вы сбреете усы, я подниму юбки... пожалуй, до колен, и вы увидите мои ноги! — От возбуждения у нее зашевелились волосы на голове.

— Выше колен! — тут же заявил он, всем своим видом показывая, что иначе и толковать не о чем.

— Насколько выше?

— До самого конца.

— Но только ноги! — строго напомнила Эдвина.

— Точно. Только ноги. До самого верха!

— Но ведь на мне панталоны...

— Тогда я сбрею только половину усов!

Его усы! Она расправится с его усами!

— А когда вы сбреете их целиком?

— Когда увижу целиком ваши ноги. Без панталон!

— Нет, нет! Ни в коем случае! Панталоны я снимать не стану! — Эдвина решительно качнула головой.

Кажется, он понял, что слишком далеко заходить не стоит, и поспешил уступить:

— Ладно, панталоны оставим, но юбку вы поднимете до самого верха!

Оба вдруг растерянно замолкли. Что за безумную игру они затевают? Что за глупая торговля? Но тогда почему оба так волнуются и так боятся проиграть?

Потому, что против его усов она поставила свое достоинство!

И Винни тут же утешила себя, старательно разглаживая юбки, что достоинство — понятие довольно отвлеченное, и в руки его не возьмешь, зато его верхняя губа останется без усов!

— Как долго?

— Что долго?

— Как долго я буду смотреть?

Она сердито поморщилась. Ему дай волю, так он будет глазеть на нее до самого вечера! Как бы не так!

— Минуту!

— Не пойдет! Слишком мало!

— Сколько?

— Пятнадцать минут!

Кровь, давно кипевшая в жилах, прилила к ее бледным щекам.

— Болван! Вы что, вообразили, будто я буду торчать перед вами с задранной юбкой и панталонами напоказ целых четверть часа? Какая наглость!

Судя по довольной ухмылке, возникшая в его воображении картина показалась ему довольно забавной. Ах, как она ненавидит эту его полуулыбку! И эту его ямку на щеке...

— Не меньше пятнадцати минут! И еще я должен потрогать ваши ноги...

— И не думайте, мистер Тремор! Я... — Эдвина умолкла от громкого стука, с которым опустились на пол передние ножки его стула.

Он воскликнул, тыча в нее пальцем:

— Вы, мисс Боллаш, пожелали, чтобы я... чтобы я сбрил свою мужскую гордость! Разве это не стоит того, чтобы узнать, каковы ваши ноги на ощупь?

Она растерялась. Затем попыталась поставить себя на его место...

И он следил за ней, привычно кривя рот, отчего его усы снова зашевелились. Ненавистные, отвратительные усы! Почему? Почему она так их невзлюбила?

— Так и быть, — уступила она, пока он не додумался до чего-то еще. — Десять минут! И если без этого никак нельзя обойтись, вы прикоснетесь к моим ногам... — Она помялась и решила: — В самом конце. Но помните: только к ногам! Если вы станете трогать что-то еще...

— Заметано! — отрезал он с довольной ухмылкой. — Только ноги! — Мистер Тремор захохотал, сверкая ровными зубами. — И только десять минут. Но сейчас же! Я хочу видеть их не сходя с этого места! — Он выразительно хлопнул ладонью по столу: — Милости прошу, голуба! Покажите, что у вас там под юбками!

Глава 9

Коль скоро о взаимном доверии не могло быть и речи, Эдвина договорилась с мистером Тремором, что для начала он будет смотреть на ее ноги в течение пяти минут, но не прикоснется к ним. Коленки у нее дрожали, когда она поднималась со стула, однако необычайное возбуждение почти заглушило здравый смысл, протестовавший против этой безумной затеи. Ведь потом они поднимутся наверх, и там, над тазиком возле зеркала, он сбреет свои усы. Да, да! И только после этого сможет потрогать ее ноги.

— Один раз! — отрезала она.

— Один, — повторил он, хотя вряд ли соображал, что говорит. Слишком велико было его нетерпение. Он вскочил.

Эдвина и моргнуть не успела, как сильные руки легли ей на талию, а пол ушел из-под ног.

— И я не стану скакать по столу... — немного поздно возмутилась она, ведь достаточно было посмотреть вниз, чтобы убедиться: она уже стоит на столе!

С этой непривычной высоты ей открылась странная перспектива. Эдвина растерянно смотрела, как мистер Тремор отодвинул свой стул к самой стене.

— Я должен разглядеть все как следует! — С этими словами он как ни в чем не бывало плюхнулся на сиденье и скрестил руки на груди.

Мистер Тремор выжидательно замер в четырех футах от стола. Эдвина с опаской покосилась на край столешницы. Отсюда пол показался ей пропастью, а стол — узким карнизом, по которому предстояло пройти. Неправильно, нечестно! Разве так она себе все представляла? А что, собственно, она вообще представляла?

Его натянутую верхнюю губу и хищный блеск стального лезвия, снимавшего без остатка ненавистные усы вместе с клочьями мыльной пены. Дальше этого ее воображение не зашло.

И вот теперь реальность издевательски смотрела ей в лицо в облике чужого мужчины, вальяжно раскинувшегося на стуле и следившего за ней со злорадной ухмылкой!

— Ну? — произнес он. И добавил в ответ на ее отчаянный взгляд: — Ваши юбочки. Извольте их поднять. Или решили пойти на попятный? — Мистер Тремор демонстративно погладил усы и продолжал: — Чем скорее вы сделаете это, голуба, тем скорее мы отправимся наверх, и там вы увидите то, о чем так мечтаете!

Она кивнула. Да, конечно. Ее руки нерешительно комкали край юбки. Часы на каминной полке показывали без двадцати одиннадцать. Пять минут — это совсем недолго. Без четверти одиннадцать она уже будет свободна. Или наполовину свободна.

Однако для последнего, решительного шага ей потребовалось гораздо больше храбрости, чем она предполагала. Уж слишком напряженно он караулил каждое ее движение — наверное, не желал пропустить ни секунды выторгованного времени, даже не отвлекался на то, чтобы посмотреть ей в лицо. Она не привыкла к тому, чтобы мужчины откровенно пялились на ее ноги. С непривычки у нее кружилась голова и какой-то колкий холодок пробегал не то чтобы по спине... Нет, он зародился в совершенно неожиданном месте, где-то внизу живота...

— Винни, вам помочь?

Она нахмурилась и открыла рот, чтобы одернуть его: «мисс Боллаш»! Но промолчала и нервно облизнула губы. Какая разница? Все равно он поступит по-своему.

«Ну же, решайся!»

— Нет, я сама!

Однако руки отказывались ей повиноваться. Это все из-за него! Он все время старается...

Ах, негодяй! Ее осенила внезапная догадка. Вы только полюбуйтесь на его злорадную ухмылку! На этот вызывающий взгляд! Мистер Тремор просто ей не верит! Играет с ней, как кошка с мышью, заранее зная, что она струсит и ему удастся этот наглый блеф!

Обида придала ей смелости.

По-прежнему не смея посмотреть вниз, она заставила себя действовать. Неловкие пальцы собрали в горсть край платья.

Его поза оставалась такой же вальяжной, однако лицо поразительным образом изменилось. Самодовольная ухмылка уступила место удивлению и нетерпению. Наверное, сама Эдвина с таким же выражением лица слушала последние звуки увертюры к любимой опере, ожидая, когда наконец поднимут занавес. У нее возникло такое чувство, будто где-то внутри грохочет невидимый оркестр. «Ну же, давай! Удивляй его, шокируй!»

Она заставила себя опустить взгляд. Так. Башмаки выглядывают уже на целый дюйм! Отлично! И вовсе не так страшно! Эдвина словно со стороны следила за своими руками, подбиравшими подол все выше и выше.

Показался еще один дюйм высоких башмаков. В комнате царила мертвая тишина, нарушаемая лишь тихим шелестом платья. Ей уже трудно было удерживать в горсти его тяжелые складки. Она накинула подол на локоть и поднимала его, поднимала, пока над башмаками не показалась полоска бледной кожи.

Кожа. Какое смешное слово. Возбуждение нарастало, и она с трудом сдерживала глупый, беспричинный смех.

Край юбки поднялся до колен и щекотал кожу. Прежде Эдвина просто не обращала внимания на подобные мелочи, а сейчас это легкое прикосновение показалось ей удивительно приятным. Она не смела глянуть на мистера Тремора, хотя остро ощущала его присутствие и слышала, как он прокашлялся и скрипнул стулом, видимо изменив позу.

В тот миг, когда она увидела кружевную отделку своих панталон, ее ушей коснулся его сдавленный свистящий вздох: «Гос-с-споди!» Она так и вспыхнула от восторга. Все внутри сжалось от странного, тревожного предчувствия, доставившего ей необъяснимую радость.

Ощущение было необычно острым. Она и не подозревала, какое это наслаждение — стоять на столе и поднимать юбку.

Да, но это еще не все! Она снова облизнула губы и попыталась двигаться быстрее, но лишь запуталась в складках платья. Ну же, ну! Эдвина скомкала подол и прижала к животу.

Отлично. Она все-таки это сделала! Голова закружилась от охватившего ее восторга. Да, да, да! Теперь осталось продержаться каких-то пять минут!

— Нет, нет! — вдруг воскликнул он.

Эдвина вздрогнула и сердито взглянула на него с высоты стола.

Мистер Тремор смотрел на ее ноги с несомненным вниманием, но в то же время казалось... что ему чего-то не хватает.

— Вы... — Он качнул головой, ни на миг не отрывая взгляда от ее ног. — Ваши чулки... Их нужно снять!

— Ни за что! — Она разжала руки и выпрямилась. — О чулках речи не было.

Он раздраженно скривился при виде расправленных юбок и ответил довольно резким тоном:

— Речь шла о ногах! А я видел одни чулки!

— Вы видели ноги. У вас была полная возможность рассмотреть их.

— Мы договаривались о ногах, а не о чулках!

Эдвина опешила. Уж не желает ли он сказать, что не станет сбривать усы, пока она не выполнит новые требования? Какое вероломство...

— А я видел только чулки! — упрямо твердил он. — Это нечестно!

Эдвина поджала губы, лихорадочно размышляя. Она зашла слишком далеко. Отступать поздно. К тому же с ней пока не случилось ничего дурного. А этот глупец все еще надеется вывернуться с помощью своих уловок. Не пройдет!

— Отвернитесь! — велела она.

— Об этом мы не договаривались.

— Отвернитесь! Мы не договаривались о том, что я буду раздеваться у вас на глазах! Ну же, скорее! Я скажу, когда буду готова!

Он буркнул что-то, нехотя встал и отвернулся, усевшись на стул верхом. Винни торопливо наклонилась, нащупала под нижней юбкой панталоны, а под ними — новые подвязки, любезно присланные ей хозяйкой лавки. Распустила подвязки и опустила чулки до самых лодыжек.

Выпрямилась и снова подобрала подол до самого пояса. Посмотрела вниз: голые ноги со спущенными чулками, болтавшимися вокруг лодыжек. Идиотский, нелепый вид! Ну и пусть! Чем хуже — тем лучше! Ее охватило какое-то бесшабашное отчаяние. И все же не следовало выглядеть совсем уж круглой дурой.

Она села на стол, расшнуровала и стянула с ног башмаки. Вот, совсем голые ноги. Эдвина зябко пошевелила пальцами. Во всяком случае, так ее ноги смотрятся чуть-чуть... лучше. Лучше? Разве может быть что-то хорошее в этих тощих подпорках?

— Вы все еще не готовы? Сколько можно возиться? Я сам сделал бы это в два счета!

— Наберитесь терпения! Еще секунду! — Поднимаясь, она случайно бросила взгляд на окно и заметила там его отражение — снова бросились в глаза проклятые усы. Уж не следил ли он за ней все это время, глядя в окно? Их взгляды встретились и застыли на гладком стекле.

От ярости Эдвина чуть не ослепла. Нет, она пройдет этот путь до конца, не даст ему вывернуться, заставит его выполнить свое обещание! Ей стоило большого труда сдержаться и принять по возможности достойный вид.

— Итак, — она посмотрела на часы и продолжила: — сейчас без пяти одиннадцать. У вас есть время до одиннадцати часов. — Эдвина решила, что может снизойти до такой щедрости.

Потому что в конце его ждал довольно жестокий сюрприз.

Он повернулся к ней. Снова потекли томительные секунды. Игра началась. Он откинулся на спинку стула и закинул ногу за ногу — небрежно и в то же время изящно, как настоящий джентльмен. Этому нельзя научить. Такие вещи даются от природы.

Вот только настоящие джентльмены никогда не позволили бы себе то, что в следующий миг сделал он: заложил руки за голову и потянулся до хруста в костях, выразительно глядя на ее юбку.

На этот раз ей удалось поднять подол гораздо быстрее. Но она совершила ошибку. Вместо того чтобы смотреть на себя, посмотрела на него. И едва не потеряла над собой контроль, потому что он не смог скрыть от нее свой восторг.

Поначалу мистер Тремор еще пытался сохранить вальяжную, небрежную позу, но вскоре, забыв обо всем на свете, наклонился вперед, упиваясь открывшейся ему картиной.

Несомненно, она имела над ним какую-то необъяснимую власть. От этой мысли у Эдвины пересохло во рту. По телу снова прокатилась волна истомы.

Под его жадным, ненасытным взглядом ей стало жарко. Она физически чувствовала этот его взгляд, скользивший от самых лодыжек вверх и обратно. Ее кожа покрылась мурашками, а это странное место между бедер налилось непривычным теплом.

Она неловко переминалась с ноги на ногу. Босые ступни липли к гладким доскам стола.

Эдвина пришла в замешательство и стояла ни жива ни мертва, не смея шелохнуться. Ее бросало то в жар, то в холод. Ладони покрылись липким потом, увлажнившим подол.

Монотонно тикали часы. Ни она, ни мистер Тремор не проронили ни слова. Он лишь на миг оторвал взгляд от ее ног, переведя его на брошенные рядом чулки и башмаки.

Эдвина старалась ни о чем не думать и следила за стрелками часов. Еще одна минута. Еще минуту он будет пожирать глазами ее голые ноги. Голые ноги... Она и сама-то на них толком никогда не смотрела. Кто мог подумать, что кому-то приспичит ими любоваться?

Прежде чем часы стали бить одиннадцать, он воскликнул:

— Винни, вы хоть понимаете, какие у вас красивые ноги?!

В полной растерянности она выгнула шею, словно желая убедиться, об этой ли паре ног идет речь? Может, там выросла еще одна?

— Скорее бы мне их погладить! — прошептал он.

Сердце замерло у нее в груди, ее охватила сладкая истома.

Она ничего не могла с собой поделать: каким-то непостижимым образом ему снова удалось овладеть ситуацией. Их взгляды пересеклись. Эдвина стояла, едва дыша, околдованная его удивительными зелеными глазами под темными дугами бровей. Тело отказывалось ей повиноваться, и где-то в самом низу живота снова зашевелился какой-то теплый комочек...

— Я хочу их поцеловать, — произнес Тремор с мольбой. Очевидно, он понимал, что шагнул на слишком зыбкую почву, что это новое условие никак не вписывается в их контракт.

У Винни не было слов. Она хотела одернуть его возмущенным взглядом, подняла голову... и комната поплыла у нее перед глазами. Даже книжные полки на противоположной стене словно заволокло туманом.

— Я хочу поцеловать их сперва под коленками, а потом подниматься все выше... — продолжал он.

Эдвина замотала головой. Это было единственное, на что у нее хватило сил. Один раз... Они договорились, что мистер Тремор прикоснется к ней один раз и сразу уберет руку.

Не было и речи о каких-то поцелуях под коленками... Это уже слишком... Всему есть предел... Боже милостивый, ей сейчас станет дурно...

Часы на камине начали свой звонкий отсчет, наполнив комнату отрезвляюще четкими звуками.

Все!

Она вздохнула с облегчением.

— Ваша очередь! — произнесла она торжествующе.

Лавина из шелка и кружев с громким шорохом рухнула вниз. Божественное, святое целомудрие! Кто бы мог подумать, что простая демонстрация ног, по-настояшему голых только до колен — ведь выше были панталоны, — превратится в бесконечную пытку!

— Но ведь часы еще не отзвонили! — возмутился он и добавил с неподражаемой самоуверенностью, достойной особ королевской крови: — Поднимите юбки, Винни!

— Нет.

Они снова принялись спорить. Винни вынуждена была уступить, дав Тремору еще десять секунд. И теперь ему уже было некуда деваться. Пришлось подниматься наверх, в спальню для гостей.

Глава 10

Через плечо мистера Тремора Эдвина видела его отражение в зеркале над тазиком для умывания. Она смотрела, как он погладил свои усы. Прикоснулся к ним кончиками пальцев, осторожно, чуть ли не ласково. На миг ей стало неловко. Но чувство вины моментально исчезло. Потому что в следующий миг он уже взбил кисточкой пышную пену и намылил губу. Решительно раскрыл бритву и оттянул кожу. Закусил губу и... вж-жик! — сделал первое движение лезвием.

Ох! Эдвина едва не всплеснула руками от восторга при виде полоски чистой кожи! Она показалась ей такой белой, такой нежной... Жадно впившись в нее глазами, Эдвина готова была пуститься в пляс.

Тем временем он продолжал бриться, мрачно посматривая на ее отражение в зеркале. Он методично орудовал бритвой, то и дело прополаскивая ее в тазике и обтирая полотенцем. Под конец ему пришлось особенно изловчиться, чтобы добраться до остатков волос в складке под носом. Вж-жик, вж-жик... Потребовалось всего несколько умелых движений бритвой, чтобы злополучные усы оказались в тазике среди хлопьев мыльной пены.

Эдвина не в силах была оторвать от них взгляд. У нее было такое чувство, будто она только что победила дракона. Или по крайней мере точившего ее зловредного червя.

Мистер Тремор отложил бритву, наклонился над тазиком и сполоснул лицо. Затем поднял голову и посмотрел на себя в зеркало.

То, что они увидели, привело обоих в замешательство. Мистер Тремор медленно выпрямился, не отводя глаз от своего отражения.

Боже милостивый, перед Эдвиной стоял совершенно другой человек! Мало того, что он выглядел теперь более интеллигентным и утонченным, так его красота приобрела еще и ту завершенность, что способна сделать мужчину неотразимым. Его портрет впору было поместить на рекламной этикетке пены для бритья.

После того, как не стало усов, все внимание привлекали к себе глаза: большие, выразительные, необычного ярко-зеленого цвета — они околдовывали с первого взгляда. Какая же она умница, что заставила мистера Тремора побриться! Ему давно следовало избавиться от этой звериной шерсти!

Но сейчас дивные зеленые глаза мистера Тремора были прикованы к отражавшейся в зеркале гладкой верхней губе. Он мрачнел буквально на глазах. Растерянно погладил губу пальцами и провел по ней ладонью. Даже пощупал ее нижней губой, смешно выпятив ее вперед.

Судя по всему, результат этих исследований показался ему плачевным и привел в весьма решительное расположение духа. Он резко повернулся, показал на массивный деревянный стул и приказал:

— Вот сюда, чтобы мне было хорошо видно. Поднимайтесь, Винни, и поднимите юбки.

Столь неожиданное начало второго действия привело ее в панику. Она испуганно отшатнулась и пролепетала:

— Вы слишком настойчивы!

— Нисколько. Уговор дороже денег. И я от своего не отступлюсь!

— За последнюю минуту вы не сделали ни одной ошибки! Как вам это удалось?

— Я слушал, как говорите вы. И хватит увиливать! Мы могли бы покончить с этим делом за пять минут. Станьте на стул.

— Нет!

Мистер Тремор воспринял ее отказ как нарушение одного из условий сделки.

Его лицо исказила гневная гримаса. Эдвина впервые видела его таким. Она отошла еще на шаг и выпалила:

— Я не хочу подниматься на стул. Когда я стояла на столе... — она судорожно сглотнула, — это было, мягко говоря, неприлично!

Он сердито скривился, но стул все же отодвинул и уселся на него сам.

— Отлично, — процедил мистер Тремор, Это было любимое слово Эдвины. Он в точности воспроизвел ее интонацию. Однако сегодня это не вызывало у Эдвины восторга, как обычно. Она продолжала пятиться, испуганно всматриваясь в знакомые и в то же время незнакомые черты.

— Поднимайте юбки! — велел он.

— Как вы себя ведете? — возмутилась она.

— Я волен вести себя так, как хочу: теперь моя очередь!

И он выразительно провел пальцем по верхней губе. Продолжая пятиться, Эдвина зацепилась босой пяткой за порожек туалетной комнаты и от боли едва не потеряла равновесие.

— Ну что, начнем или вам помочь?

Эдвина взялась за подол, обреченно подумав, что надо покончить с этим раз и навсегда.

— Нет, я сама.

— Отлично. Мне не терпится добраться до последней минуты.

До последней минуты?.. Ох... У нее душа ушла в пятки. Она совсем об этом забыла! Эдвина заставила себя поднять глаза. Ей придется смотреть на его верхнюю губу, чтобы не утратить решимости.

На этот раз она чувствовала себя еще хуже. Боялась не только его прикосновений, но еще и тех странных ощущений, которые испытала, стоя на столе.

Не сводя глаз с его бритой губы, Эдвина поднимала юбки все выше, выше... еще на дюйм... Вот показались щиколотки, вот икры... Здесь было прохладнее, чем в лаборатории, и легкий сквознячок, коснувшийся чувствительной кожи, показался ей живительным бальзамом. Но тут из-под подола показались кружева на панталонах, и она вспомнила...

Она вспомнила его разговоры о поцелуях под коленками! Нет! Только не это!

— Вы не можете... не должны... — Слова застревали в горле. — Вы не сделаете это своими...

— Губами, — закончил он. И рассмеялся. Как всегда добродушно.

И Эдвине стало чуточку легче. Только сейчас она уловила в его смехе ироничные нотки. Значит, мистер Тремор чувствует нюансы их разговора гораздо тоньше, чем ей казалось.

— Так и быть, голуба! Я не стану лезть губами туда, куда вы сами не захочете! Я же не зверь какой!

«Не захочете»! Эдвина с облегчением вздохнула. Слава Богу, он все еще говорит с ошибками. Он по-прежнему ее старый добрый Мик. Забавный, добродушный верзила. Вот только сейчас ему не до забав. Прикусив от напряжения губу, он буквально пожирает ее взглядом...

Ей показалось, что прошла целая вечность, пока она стояла ни жива ни мертва, подобрав ворох юбок. Однако, стоило ему подняться со стула, на нее нахлынула новая волна страха.

— Что вы делаете?! — вскрикнула она.

— Я хочу погладить ваши ножки. Мы договорились...

— Нет, неправда! — Нараставшее отчаяние заставило ее прибегнуть к откровенной лжи.

— Правда!

— Один раз! — жалобно напомнила она. — Мы договорились, что вы прикоснетесь к ним только один раз!

Он не отвечал, опустившись перед ней на одно колено. Не спуская глаз с его темноволосой головы, Эдвина следила, как он придвигается все ближе и ближе.

— Повернитесь, — прошептал он.

— Нет!

— Винни, — глянул он ей в лицо, — мои усы плавают в тазике. Может, вы вообразили, что сбрить их для меня было детской забавой? Да, мы договорились об одном разе, но ведь он может быть долгим! И если потом вы запретите мне коснуться их губами, так тому и быть. А сейчас вы повернетесь, чтобы я погладил ваши ножки...

— Ногу! — запальчиво поправила она.

— Хорошо, ногу. Но я поглажу ее всю. Сверху донизу. Эту чудесную стройную ножку. Я начну с пятки и поднимусь до колена, а потом выше, до самой складки под ягодицей! — Он подкреплял свои слова выразительными жестами, и от одного этого у Эдвины мурашки побежали по телу.

Она заставила себя повернуться лицом к стене.

Ей пришлось прислониться лбом к прохладной гладкой поверхности, чтобы совладать с нахлынувшими на нее волнами жаркой истомы.

Она молчала, не в силах подавить страх и растерянность — самые ненавистные ей чувства.

Однако что-то еще, незнакомое и тревожное, ожило в душе в преддверии того, что станет делать Мик Тремор. Напрасно Эдвина твердила себе, что ей вовсе не нравится эта возмутительная игра, что мистер Тремор зашел слишком далеко и что она желает лишь одного — поскорее от него отвязаться.

И все же, и все же... никогда в жизни она не испытывала ничего более захватывающего.

Зато Мик прекрасно понимал, что с ней происходит. Невинная девственница испугана его настойчивостью. Он хотел бы ее успокоить. Он даже готов был взять на себя вину за то, что своими бесконечными «подначками» заставил ее заключить эту сомнительную сделку... если бы дело не касалось его усов.

При одной мысли об этом его всякий раз охватывал гнев. Приходилось повторять снова и снова, что малышка Винни слишком неопытна и совершенно не имеет понятия о том, как крепко она его зацепила. Она вообще мало разбиралась во всем, что касалось отношений между мужчиной и женщиной.

— Успокойтесь! — сказал он в слабой надежде облегчить ей это испытание, потому что так и не смог воззвать к собственной совести и оставить Винни в покое.

Рука Мика легла на тонкую изящную лодыжку, и он вздрогнул всем телом.

— Ох-х-х... — вырвалось у него. То самое продолжительное «х-х-х», которое никак не давалось во время утренних занятий. Оно слетело с его уст легко и непринужденно, вызванное сильнейшей вспышкой острого наслаждения. Черт побери, какая у нее гладкая кожа! В десять раз глаже, чем у него! А лодыжка совсем узенькая, и так плавно переходит в икру...

— Все! — выдохнула она, содрогаясь. — Вы получили то, что хотели! Десять минут прошли! — Она выпустила из рук край юбки.

Но Мик подхватил его на лету и снова поднял до самой талии.

— Терпеть не могу тех, кто не держит слова! Винни, я знаю, вы испуганы, но с вами не случится ничего страшного! Вот! Держите их до конца!

— Время кончилось... — пролепетала она еле слышно.

— Нет! Вы с самого начала пытаетесь смухлевать! А я, между прочим, без разговоров поднялся С вами наверх и сбрил усы в один момент! Я не увиливал и не заговаривал вам зубы! Так что потрудитесь поднять юбки и выполнить все условия сделки, на которой сами же и настояли! — И он сунул ей в руки скомканный подол платья. Мик понимал, что напугал ее еще сильнее. Винни не из тех, кто легко уступает чужой воле. Ну и черт с ней! Пусть скажет спасибо, что он до сих пор не завалил ее на койку!

Впрочем, тут он хватил лишку. Не того поля ягода. А «завалить» ее он был не прочь. Эта мысль не давала ему покоя с той самой минуты, как он увидел в зеркале свою голую верхнюю губу.

Он знал, что Винни для него недосягаема, но не собирался уступать в том, что разрешила она сама.

Винни застыла неподвижно, глядя на то, как его голова скрылась у нее под юбками. Она почувствовала тепло, исходившее от его тела, и чуть не вскрикнула от наслаждения. Она задыхалась и беспомощно всхлипывала на каждом вздохе, не понимая, что с ней творится, и жадно хватала воздух пересохшим ртом.

Тем временем Мик не спеша потерся щекой о край ее подола. Ткань все еще хранила запах молодого, чистого женского тела, и это подействовало на Мика совершенно неожиданно. Такое острое, неистовое возбуждение он испытывал только мальчишкой, когда впервые познал близость с женщиной. Застежка на его брюках готова была лопнуть под напором рвавшейся на свободу напряженной плоти. Черт побери, до чего он себя довел? Зачем продолжает эту глупую игру, грозящую превратиться в настоящую пытку? Иметь возможность прикоснуться к ней, но не овладеть ею до конца — от этого кто угодно рехнется...

Словно угадав его мысли, она снова попыталась отстраниться:

— Довольно! Время вышло! Все!

Ярость. Она вспыхнула в его груди чистым, ярким пламенем.

— Врете!

Мик вскочил, упираясь руками в стену по обе стороны от нее и не спуская с Винни разъяренного взора. Вот тут-то дамочка перепугалась не на шутку.

Она отшатнулась, но стукнулась затылком о стену. Что, доигралась? Отступать некуда! Придется идти до конца!

Вот только каков он, этот конец? Мик растерялся. Как ни странно, сухой стук, с которым ее бестолковая башка врезалась в стену, вразумил и самого Мика.

Настолько, что ему стало ясно: Винни ни за что не позволит погладить себя по ногам. Умрет, но не уступит.

Мик чуть не взвыл от обиды. Какая несправедливость! Черт побери, она что, над ним издевается? Он закусил губу и с раздражением почувствовал голую, гладкую, как у ребенка, кожу.

Целую минуту они молча боролись. Вкнни была дамочкой не из слабых, и Мик почувствовал, что она не шутит, пытаясь отделаться от него.

Пока не поздно, следовало найти какой-то компромисс.

А тем временем он старался удержаться на месте, прижимая Винни к стене всем телом, так что ей стало трудно дышать.

Может, она почувствовала то, что так рвалось наружу у него в паху? Мик налег еще сильнее и прошептал ей в самое ухо:

— За нарушение условий полагается штраф!

Она обмерла.

— Я ничего не...

— Нарушила, нарушила, голуба! Ну-ка, что у нас есть? Полагаю, придется снять панталоны!

— Ах-х!.. — Она пролепетала что-то невразумительное. Потом наконец обрела дар речи и воскликнула: — Н-нет, никогда, вы...

— Тихо, тихо! За нечестную игру нужно платить! А вы только и делали, что старались меня обжулить!

— Нет!!! — Истеричные нотки в собственном голосе поразили Эдвину.

Мик снова подумал, что зашел слишком далеко. Нельзя требовать от нее так много. И он решил проявить снисходительность:

— Ну, так и быть, Вин. Предоставлю вам возможность выкупить панталоны!

Она заставила себя посмотреть ему прямо в глаза. Его лицо оказалось так близко, а она — Господи, как это вышло? — стояла, упираясь ладонями ему в грудь. Широкую, горячую мужскую грудь, на которой играли мускулы. А ведь были еще и волосы! Господи спаси, вот они, прощупываются под тонкой рубашкой... От этой непрошеной близости у Эдвины все поплыло перед глазами, как будто одна из музейных статуй вдруг стала теплой и ожила у нее в руках!

— К-каким образом?

— Выполните все, что я скажу! — Он ткнулся носом куда-то ей в щечку и громко втянул воздух — принюхивался, что ли? От легкого прикосновения его гладко выбритых губ Эдвина затрепетала всем телом.

Она попыталась отвернуться и таким образом подставила ему свою шею, и горячие сухие губы тут же прошлись по ней до самого уха. Оба замерли неподвижно.

Винни затаилась, ни жива ни мертва. До нее не сразу дошло, что мистер Тремор просто обдумывает, что именно стоит ей приказать. Мерзавец, нарочно тянет время!

— Я вас поцелую... — наконец процедил он. — Я имею в виду, что на этот раз поцелую вас по-настоящему, Вин... и вы не будете сопротивляться. Вы раздвинете губы...

— Раздвину губы?!

— Тс-с! Не сходите с ума раньше времени! Стойте и слушайте! И не сопротивляйтесь. Я покажу вам, как нужно целоваться с мужчиной. Вы раздвинете губы и впустите мой язык. Чтобы я поцеловал вас так, как мне хочется.

Его лицо немного отодвинулось назад, в тень, но Эдвина видела, что он улыбается. Теперь, когда он сбрил усы, кривая полуулыбка больше не казалась Эдвине двусмысленной. Ни у кого в мире не могло быть таких красивых, чувственных губ.

— Это все. Я поцелую вас и буду считать нашу сделку завершенной.

Больше всего на свете она бы желала, чтобы все это кончилось как можно скорее. Эдвине казалось, что их странная игра тянется уже долгие часы, что она скоро лишится чувств от изнеможения. «Завершенная сделка» прозвучало для нее настоящей музыкой. К тому же ей не придется снова выставлять напоказ свои ноги.

Думая только о том, как бы отделаться от него как можно скорее, она торопливо кивнула.

— Закройте глаза и расслабьтесь.

Ох, этот приказ она выполнит с легкостью! Эдвина послушно зажмурилась, стараясь изгнать из тела сковавшее его напряжение.

Его рука мягко скользнула ей на затылок. Это было так приятно... Кто бы мог подумать...

А он действовал все так же осторожно и ласково. Поддерживая ее голову одной рукой, другую положил ей на талию и привлек Эдвину к себе. Но даже эта удивительная нежность не могла подавить вспышку безумной паники, охватившей ее в тот миг, когда он прошептал ей в самые губы:

— Приоткрой рот! — Он то и дело переходил с интимного «ты» на вежливое, официальное «вы».

Она неохотно повиновалась, и он приник к ее губам. Эдвина вдруг отчетливо ощутила бурлившую в нем неистовую, дикую силу, и ей стало страшно. Но сильнее страха было желание уступить этой силе, чтобы она поглотила ее без остатка. И Эдвина чуть-чуть раздвинула губы. В следующий миг его язык прорвался внутрь: откровенное, неожиданное вторжение на территорию, которую Винни всегда считала своей.

Она испуганно дернулась и на миг застыла в его объятиях. Но вскоре оказалось, что это вовсе не так отвратительно... совсем даже не отвратительно. Она немного расслабилась. Пожалуй, скорее это ощущение можно назвать шокирующим... и довольно интересным. Почему-то ее бросило в жар. Да, она отчетливо почувствовала вкус Тремора и даже вспомнила апельсин, съеденный им сегодня за завтраком.

Не прерывая поцелуя, он умудрился обнять ее и крепко прижать к себе. Боже милостивый, Эдвина и понятия не имела, что бывают такие поцелуи. Он так нагло орудовал языком... Мик заставил ее трепетать всем телом от смутной тревоги, и в то же время она не могла отделаться от ощущения, что все это вполне естественно.

Мало-помалу «интересные» ощущения превращались в «завораживающие». Теперь, кроме губ и языка, в игру вступило все его большое, разгоряченное тело. Эдвина с удивлением обнаружила, что сама подалась вперед, но не для того, чтобы оттолкнуть его, а чтобы найти в нем опору: ноги не держали ее.

Скомканный подол платья все еще оставался поднятым до пояса, и тонкое сукно его брюк терлось о ее обнаженные ноги. Сильные ладони впивались ей в ягодицы.

Вдруг он слегка согнул колени и со всей силой вжался ей в пах. И еще раз. Потом еще. И еще. Из его груди вырвался глухой стон. Он не останавливался, и сильные рывки языка повторяли странный ритм его движений.

Самым ужасным было то, что Эдвина, абсолютно не представлявшая, что должны изображать эти ритмичные рывки, умирала от желания испытать их снова и снова.

Она слышала, как жарко и неровно он дышит, когда на миг отрывается от ее губ, чтобы припасть к ним с новой силой. И вдруг почувствовала, как он шарит рукой под подолом, пытаясь добраться до ее ног.

Но почему? Ведь все должно было закончиться поцелуем! Нет! Нет, ни за что! И в тот же миг где-то в глубине сознания зазвенел отчаянный голос: да, да!

В ее груди взорвалась настоящая буря эмоций: испуг, удовольствие, паника, предвкушение чего-то неизвестного и даже простое любопытство. На этот раз она уступила без колебаний.

Его рука скользнула под подол. Через тонкие панталоны Эдвина почувствовала, как он гладит ее по бедру.

Боже правый! До чего она дошла! Едва знакомый мужчина целует ее в губы и шарит руками у нее под юбкой! Ужас, охвативший ее, сменился восторгом.

Его рука скользнула вниз, к колену, а потом снова стала подниматься, вверх по внутренней стороне бедра, и это показалось ей настоящим блаженством. Никогда ничего подобного она не испытывала.

Волшебная, восхитительная истома вытеснила из головы последние мысли. Она зарождалась где-то в самом низу живота, как будто там поселился демон, пробуждая в душе темные, неодолимые инстинкты, о которых она до сих пор представления не имела. Ей снова стало страшно.

— Тс-с! — Чтобы успокоить Эдвину, он опять погладил ее по ягодице — месту, казавшемуся более безопасным. Как бы не так!

Она не могла отделаться от чувства, будто стоит на краю пропасти и смотрит в черную непроглядную бездну. Она боялась того странного, незнакомого, что пробудилось в ее душе. Сумеет ли она вынырнуть из этой бездны, если уступит и прыгнет Следом за ним? И если сумеет — останется ли она прежней?

Винни замерла в нерешительности, не зная, как поступить.

А Мик боролся со страстным желанием положить руку ей между бедер, чтобы прикоснуться к самому интимному, вожделенному месту, чтобы вместе с ней впасть в любовное безумие и довести свои ласки до конца. Как-никак они находились сейчас в спальне, в каких-то трех метрах от койки!

Он честно старался совладать с этой необузданной вспышкой страсти. Твердил себе, что должен остановиться, что и так зашел слишком далеко. Но не мог прервать поцелуй. И чем дольше он целовал Винни, тем громче безумный голос нашептывал ему, что желанный приз совсем близко — стоит лишь протянуть руку...

В конце концов он не выдержал. Его рука скользнула вверх, туда, где смыкались ее дивные, стройные бедра, и скользнула в теплую ложбинку. От новой вспышки возбуждения у него потемнело в глазах: она была влажной! Да-да, тонкие панталоны давно промокли насквозь. Значит, ее тело готово было к тому, чтобы...

Винни резко дернулась и вскрикнула. Миг — и вот она уже вырывалась, словно дикая кошка, боровшаяся за свою жизнь.

Мик получил довольно чувствительный пинок между ног, а острый кулачок едва не своротил ему челюсть, прежде чем он умудрился перехватить ее руки и отстранился. После такого бешеного натиска он держался настороже, ожидая новой вспышки.

Но Винни и не думала больше драться: она резко отвернулась к стене, беспомощно прижав руки к тому месту, которое он только что пытался ласкать. Ее голова поникла. Плечи ссутулились. А из груди вырывались жалобные рыдания.

Выхвати она сейчас из-под юбки пистолет, Мик удивился бы меньше.

Но с другой стороны, чего еще он мог ожидать? Ведь Винни слишком привыкла во всем винить только себя и боится даже собственной тени! Он осторожно погладил ее по плечу, приговаривая:

— Ну, успокойтесь! Простите меня! Мне очень жаль! Я не должен был этого делать!

Сердце у Мика действительно разрывалось от жалости. Она рыдала, как ребенок, наказанный несправедливо и беспощадно. От стыда Мик готов был провалиться сквозь землю.

— Все в порядке, — бормотал он, гладя ее по плечам. — Это же нормально, Вин. Это сплошь и рядом случается между мужчинами и женщинами. Но я все равно не должен был так делать. Я... — Он попытался повернуть ее лицом к себе, чтобы обнять и утешить. Однако она не поддавалась, и тогда Мик обхватил ее одной рукой за плечи, а другой продолжал гладить по спине.

В результате всей этой возни одна его рука оказалась совсем близко от ее лица. И Мик сразу же почувствовал ее запах. Он зажмурился и замер. Однако устоять было невозможно. Мик ткнулся носом в ладонь, жадно втянул в себя аромат ее женственности и безошибочно нашел то место между указательным и безымянным пальцами, где еще оставалась влага. Не выпуская Винни из объятий, он лизнул языком влажную ладонь и содрогнулся от новой вспышки желания.

Наверное, так вот и становятся извращенцами. Когда приходится гладить по головке и утешать, вместо того чтобы схватить ее в охапку, содрать чертовы панталоны и ласкать ее так, как ему хочется, а потом овладеть ею с ходу, одним рывком...

«Нет, Мик, мой мальчик, ты не извращенец, — лихорадочно рассуждал он, — ты просто спятил! Винни превратится в настоящую фурию, если хотя бы заподозрит тебя в таких мыслях! А вернее всего, первым делом постарается покончить с собой!»

И Мик, сходивший с ума по мисс Эдвине Боллаш, вынужден был прийти к выводу, что ни одно из его желаний не доведет ее до добра. Ему пришлось сделать самый тяжелый шаг в жизни. Он разжал руки и отодвинулся, заставив себя оторваться от ее восхитительного стройного тела. Шаг, еще шаг — и вот она уже стоит одна, прислонившись лбом к стене.

В эти минуты Мик показался себе совсем маленьким и ничтожным. Как бы еще исхитриться и сделать таким же маленьким его член! Потому как этот упрямый орган по-прежнему грозил выскочить из брюк и подталкивал его к самым непредсказуемым поступкам. Тем временем Винни, беспомощно скорчившись и зажимая ладонями пах, буквально заходилась в плаче. Она была безутешна.

Однако Мик считал себя обязанным сделать еще одну попытку. Он сказал:

— Винни, это не секрет, что я вас хочу. Почему бы нам не попробовать? Прямо здесь! — Он кивнул в сторону кровати под балдахином. Ему хотелось сказать ей много такого, о чем наверняка не стал бы говорить настоящий джентльмен. Хотелось сказать, как ему хочется овладеть ею. Как не терпится расцеловать каждую веснушку на ее длинных стройных ногах. Признаться, что он готов целовать ее до тех пор, пока их языки не перестанут помещаться во рту, и заниматься с ней любовью, пока им не станет больно сидеть. А потом расцеловать ее лоно так, как он только что расцеловал ее губы, и заснуть, спрятав там свое лицо.

К счастью, у него хватило ума промолчать. По его понятиям, это была бы прекрасная речь. Прямо-таки поэма. Но Винни наверняка сочла бы это грубостью. Мало того, Мик был почти уверен, что Винни попросту стошнило бы, выслушай она его пожелания и излияния.

Вон как она, бедная, убивается, смотреть жалко!

— В-вы обещали нигде больше меня не трогать! — прорыдала она.

Пожалуй, это нельзя было счесть выговором за грубость, и Мик слегка приободрился, заметив:

— Но ведь вам это нравилось, Винни!

— Нет!!!

— Ну ладно, — продолжал он уже более мягко, — скажем так: вам почти понравилось. Вы бы сами это поняли, если бы дали себе волю! Черт побери, Вин... — Он растерянно качнул головой в поисках подходящих слов. — Мне было так хорошо... Просто здорово! — Он смотрел на нее без тени издевки, стараясь выразить обуревавшие его чувства. — И я хотел бы сделать это снова. Даже сказать не могу, как мне этого хочется! Но коли вам не по нутру, я больше вас пальцем не трону. Богом клянусь, Вин... — Он снова покачал головой. — Вы лучше всех. Ни разу в жизни я не обнимал такую женщину, как вы, а повидал я на своему веку немало.

Но это ее не утешило. Напротив, она разрыдалась еще сильнее.

Мик машинально поднес руку к усам, но нащупал гладкую бритую кожу. Чтоб ей пусто было! Он зажал рот ладонью, как будто хотел спрятать это безобразие.

— Ну что прикажете теперь делать, Вин? — не выдержал он.

Она промолчала, только зашлась в новом приступе рыданий. Мик запустил пятерню в волосы.

— Может, мне уйти? Она снова не ответила.

— Совсем уйти? Забрать Магика и Фредди и убраться восвояси? Подумаешь, сотня фунтов! Я и сам могу их заработать! — Конечно, он не мог их заработать.

Он знал это, и ему было все равно, но она немного притихла и протяжно, со всхлипом вздохнула.

Мик решил, что невинная шутка поможет ей взбодриться.

— Хотите, я на вас женюсь? — Ему самому стало смешно от этой мысли. Как будто благородная леди согласится выйти за крысолова!

Она снова вздохнула, глянула на Мика из-под упавших ей на лицо волос и яростно прошипела:

— Не смейте надо мной издеваться! Хватит! Это уже не шутки!

Верно. Другая на ее месте давно отвесила бы Мику оплеуху. Все верно.

И Мик снова подумал, что сморозил глупость. Что обидел ее, предложив стать посмешищем на всю оставшуюся жизнь. Ей просто было невдомек, что посмешищем он считал не ее, а себя. И шутил не над ней, а над собой.

Дело не в том, что он для нее недостаточно хорош. Дело в том, что она считает его недостаточно хорошим так же, как все окружающие. Он отлично это знал и не пытался протестовать или хотя бы обижаться. Так уж устроен мир. Но Винни вбила себе в голову, будто он хотел подшутить над ней. Такая уж у нее привычка — все принимать на свой счет. И считать себя в ответе за весь мир и за все, что вокруг происходит. Даже за то, что происходит не по правилам.

Да, Винни нашла себе неплохое занятие: управлять тем, чем управлять невозможно!

Кроме того, милая Винни изнывает от одиночества, ей нужен мужчина, но она понятия не имеет о том, как его заполучить. Вернее, как заполучить такого, что пришелся бы ей по душе. Потому что одного мужчину она уже заполучила.

Мик недовольно фыркнул. Вся эта неразбериха начинала его утомлять. Он давно видел простое и эффективное решение всех проблем. Его решения всегда отличались завидной простотой. Он мог бы оказать

Винни большую услугу, выбив из нее лишнюю дурь. Для этого нужно было набраться духу, завалить ее в койку и показать, что такое настоящая любовь. Это, несомненно, пошло бы ей на пользу. В каком-то смысле. Хотя, с другой стороны, просто убило бы ее.

Оставалось утешаться тем, что он не обязан решать чужие проблемы.

— Ладно, — решился Мик. — Я отведу Магика на прогулку. А вы напишите, как я должен поступить, и оставьте записку рядом с тазиком. Я сделаю все, что вы пожелаете. Только не пишите слишком много длинных слов, ладно? Тогда я все быстро пойму.

Мику пришлось потрудиться, чтобы отыскать своего пса. Глупое животное куда-то скрылось и не желало являться на зов. Мик обшарил весь дом и в итоге чуть не пришиб своего любимца. Он обнаружил Магика внизу, в комнате для занятий. Терьер с удовольствием грыз шелковые подвязки для чулок.

Глава 11

Найденная Миком записка была совсем короткой:

«Мистер Тремор! Будьте добры впредь не вспоминать и не обсуждать то, что произошло нынешним утром. Нам следует вести себя так, будто ничего не случилось. Сегодня в три часа жду вас в лаборатории согласно старому расписанию. У нас впереди много работы и очень мало времени. Эдвина Боллаш».

— Дама садится в карету первой, — наставляла Эдвина мистера Тремора. — Подайте мне руку. — Он повиновался, однако она не сразу решилась опереться на его ладонь: горячую и такую сильную...

Эдвина задержалась на подножке неподвижно. Он не мог тронуться с места без лошадей. Эдвина нарочно привела мистера Тремора в каретный сарай, чтобы урок был более наглядным.

— Когда я поднимусь, — продолжала она, — вы подниметесь следом и сядете напротив меня, спиной к воображаемым лошадям... Джентльмен никогда не займет место в карете рядом с леди — если только она не его жена или дочь. Вы всегда садитесь напротив, спиной к лошадям, — повторила она.

— Задом наперед, — уточнил он. — Я всегда сижу задом наперед.

— Верно.

Она с облегчением подумала, что мистер Тремор слушает внимательно и не отвлекается. Он никогда не отвлекался, если считал, что ее объяснения имеют практический смысл.

Полагая, что ему проще будет усвоить урок, подкрепленный действием, Эдвина решила отвести мистера Тремора в каретный сарай. Это была своего рода репетиция перед предстоящим балом, он должен представить, что будет делать и говорить в этот трудный для него вечер.

Но главное, она боялась, что не сможет провести обычный урок по лексике, следя за движениями его губ и языка. Слишком свежи были воспоминания о том, что между ними произошло.

Карета слегка покачнулась на рессорах под ее тяжестью, и Эдвина сильнее сжала его пальцы, но его руки не дрогнули. Несмотря на его сдержанность, Эдвина предпочитала как можно скорее занять место.

А в следующий миг кто-то дернул ее за платье и она в ужасе подскочила: неужели он осмелился это сделать, чтобы привлечь ее к себе?! Однако за спиной раздался совершенно невозмутимый голос:

— Извините. — И она получила свободу.

Оказывается, Мик случайно наступил на край ее подола. Эдвина заметила с нервным смешком:

— Ничего, такое иногда случается. — Она осторожно повернулась, балансируя на верхней ступеньке подножки, и попыталась изобразить милую улыбку. — И вы правильно сделали, что извинились. — Эдвина очень надеялась, что он не примет ее улыбку за отчаянную гримасу. — Джентльменам всегда приходится следить, чтобы не наступить даме на край подола или шлейфа. — Она перевела дыхание и продолжила: — Попробуем еще раз? Теперь вы наверняка все сделаете как надо!

Так и произошло. Эдвина без всяких происшествий оказалась на своем месте в карете и следила за тем, как рослый, плечистый мистер Тремор с завидной грацией и непринужденностью проскользнул в узкую дверцу и сел напротив нее. Она хотела было заметить, что ему следует двигаться более солидно, но подумала, что некоторым поклонницам примитивизма больше нравятся проворные мужчины, и промолчала.

Тем временем мистер Тремор протянул руку к дверце.

— Нет, — остановила его Эдвина. — Не надо. Это сделает лакей. Вам не следует беспокоиться. Вообще постарайтесь привыкнуть к тому, что многое за вас будут делать слуги.

Он выпрямился, явно удрученный этой новостью, и оставил дверцу болтаться на петлях.

Оба молчали, неподвижно сидя в распахнутой настежь карете, стоявшей в распахнутом настежь сарае — Эдвина умышленно не прикрыла за собой дверь, чтобы было светлее. В дальнем углу громко стукнула копытом лошадь, и этот звук помог развеять напряжение их первого урока после того, что случилось утром. Винни перевела дух. В сарае приятно пахло сеном, конским потом и старой выделанной кожей. Узкий луч света, в котором весело танцевали пылинки, падал через раскрытую дверцу прямо на колени мистеру Тре-мору.

Она поспешила отвернуться и выглянула в окно своего обшарпанного экипажа. В глаза бросились давно пустовавшие денники.

— На балу, — начала она, не поворачивая головы, — когда вы будете входить в дом или вообще в какое-то помещение, дам следует пропускать вперед...

— А разве с нами приедут и другие леди?

— Не исключено. Полагаю, господа Ламонты сами доставят вас на бал, но с ними могут быть их жены или знакомые.

— А вы?

— Что — я?

— Вас с нами не будет?

— Нет. — От удивления она забылась настолько, что даже посмотрела на него. — Я всего лишь ваша учительница.

— Я хотел бы пойти туда с вами.

— Это невозможно.

— Почему?

Эдвина в замешательстве нахмурилась. Как втолковать ему, что она не желает туда идти?

— Мой кузен не обрадуется, если увидит меня на балу, — сказала она и торопливо добавила: — И я совсем не хочу туда идти! Итак, запомните: вы открываете дверь перед любой дамой, что окажется рядом, пропускаете ее вперед, а потом...

— Почему это вы не хотите идти? По-моему, вам там самое место! Все эти правила — кто знает их лучше вас?

— Мне не нравится мой кузен, — пояснила Эдвина, — и с его стороны...

— А каков он?

— Кто? Ксавье?

— Это его так зовут?

— Да. А еще он очень старый, очень обаятельный и очень влиятельный джентльмен. Скорее всего он вам понравится. Он почти всем нравится.

— Только не мне — раз он не любит вас!

Эдвина хотела что-то сказать, но промолчала. Она и сама не знала, радует ее или раздражает преданность Мика.

— Ну что ж, значит, вы будете его бояться. Ксавье боятся все, кто его не любит. Он наделен немалой властью.

— Только не вы!

— Простите?

— Вы его не боитесь!

На этот раз она не выдержала и рассмеялась, коротко и горько:

— Да, я его не боюсь! Но именно поэтому я и не хочу туда идти! Вы позволите мне продолжить урок? — И Эдвина заговорила, не дожидаясь его ответа: — Прежде всего, находясь на балу, не вздумайте оставаться наедине с дамой младше тридцати лет. Ни за что на свете. Ни на минуту. Иначе я не ручаюсь за последствия. Молодая леди имеет право находиться в обществе джентльмена только под присмотром компаньонки. В противном случае...

— Сколько вам лет? — Он удобно расположился на скамье и положил руку на мягкую спинку, как будто ездил в таких каретах всю жизнь. Этого у мистера Тремора не отнимешь, он в любой ситуации вел себя так. Эдвина даже слегка растерялась.

— Джентльмен не должен спрашивать у дамы, сколько ей лет.

— Но как же тогда узнать, нужна ли ей компаньонка?

Эдвина пристально посмотрела ему в лицо. Нет, он не шутил. Ему просто было интересно.

— Мне скоро тридцать, — буркнула она. — Двадцать девятого числа.

— Апреля? — уточнил Мик.

— Да. — До дня ее рождения оставалось три недели.

— Тогда вам нужна компаньонка! — заключил он с торжествующей улыбкой.

— Совершенно верно. Но я не имею на это средств, а моих родных подобные мелочи не интересуют. Однако смею вас заверить: родственники тех леди, которых вы встретите на балу у герцога, сотрут вас в порошок, если вы позволите себе уединиться с молодой особой...

— И что же они предпримут? — расхохотался он. — Лишат меня несметного наследства?

— Нет. — Бедняга не понимал, над чем смеется! — Но они непременно постараются лишить вас всего, что вы цените в жизни: отнимут у вас ваших хорьков, ваших собак, выдерут вас и бросят в тюрьму. Вам потребуется не один год, чтобы выйти на свободу, если вообще это когда-нибудь произойдет.

Наконец-то его проняло.

— Мистер Тремор, — сказала Эдвина, покосившись на него, — нам предстоит одурачить самых могущественных людей Англии. — Она помолчала, чтобы он мог осмыслить ее слова. — Вот что я тщетно пытаюсь вам втолковать. Но это еще не самое страшное. Самое страшное произойдет в том случае, если вы скомпрометируете кого-то из их дочерей. Ради спасения чести вам придется жениться, и когда выяснится, что вы совершенно неподходящая партия, вам несдобровать.

«А заодно и мне», — подумала она.

Эдвина погрузилась в мрачное молчание, предоставив ему возможность сполна оценить описанную картину. Она вовсе не хотела его запугивать, но считала своей обязанностью честно предупредить о грозящих последствиях.

Самое смешное то, что она не боялась провала. Больше всего ее страшил блестящий успех затеянного ими спектакля.

Она с содроганием представляла, какой фурор произведет появление у герцога этого неотразимого красавца. Одного его взгляда будет достаточно, чтобы разбить сердце любой великосветской кокетки.

Наконец предполагаемый покоритель женских сердец задумчиво кивнул и произнес:

— Жаль, что вас там не будет рядом со мной.

Ну да, именно такой спутницы ему и не хватало! Великовозрастной костлявой верзилы, вышвырнутой некогда на улицу самим Ксавье и окончательно одуревшей от любви.

От любви? Господи помилуй! Эдвина торопливо потупилась. Слава Богу, в этом углу кареты было достаточно темно, чтобы он не заметил, как она покраснела. Дура несчастная, она не устояла перед тем человеком, в которого превращается Мик Тремор. Нет, не просто дура — идиотка! Она дрожит от одного его вида, задыхается от восторга — и в то же время не смеет поднять на него глаз!

Если так пойдет и дальше, она уподобится одной из своих недалеких учениц, безуспешно пытающейся обрести хотя бы толику уверенности в себе. Разве не она учила своих подопечных быть сильными, рассудительными и сполна пользоваться теми немногими правами, которыми наделило женщину общество?

Рассматривая свои руки, Эдвина напрасно пыталась вспомнить, о чем они только что толковали. Потом подняла голову и заговорила, глядя прямо перед собой:

— Когда карета прибывает на место, вы должны помочь леди из вашей компании спуститься с подножки, если выйдете последним из мужчин. — Да, да, нужно выйти! Вон из кареты! И как вообще она додумалась его сюда затащить? — Лакей опускает подножку и держит дверцу. Вы спускаетесь, поворачиваетесь и подаете даме руку.

Он сидел молча, не шелохнувшись.

— Вам все понятно? — Она вопросительно глянула на Мика.

Он подался вперед и долго смотрел на нее, прежде чем соизволил кивнуть с самым торжественным видом. Но тут же расхохотался:

— Нет! Мне ничего не понятно! — Мистер Тремор беспечно тряхнул головой и добавил: — Но ведь вы все равно заставите повторить, если я ошибусь! Вас хлебом не корми — дай преподать мне лишний урок!

Возможно, в чем-то он был прав. И все же под коней Эдвина чуть не лишилась с таким трудом обретенной выдержки.

Он уже стоял на земле и протягивал ей руку уверенным, учтивым жестом, как настоящий джентльмен. Эдвина изящно оперлась на его ладонь, с удовлетворением думая о том, что многое ее ученик схватывает прямо на лету. И тут он ни с того ни с сего спросил:

— Ну как, вы в порядке?

Эдвина застыла, а он слегка сжал ее руку.

Что Мик хотел этим сказать? Все поплыло перед глазами, и ужасно захотелось забыть о том, что она учительница, а он — ученик. Больше всего Эдвина желала броситься ему на грудь и признаться: «Нет! Мне плохо, мне очень плохо!» Но вслух сказала:

— Да. Я в порядке.

— Отлично. — Он кивнул и несмело улыбнулся. Но уже в следующий миг его улыбка стала еще шире, и он добавил: — Рад это слышать, голуба! Стало быть, больше не держите на меня зла?

— Стало быть, больше не держу, — машинально повторила она.

Если у нее и оставались какие-то обиды на его наглую выходку, в эту минуту они развеялись без следа. Эдвина с улыбкой поглядела на его бритую губу.

— Отлично! — воскликнул он. — Отлично. — У него и в самом деле камень с души свалился. — Ну что ж, тогда айда в дом, повторять гласные?

Эдвина продолжала глупо улыбаться, содрогаясь при одной мысли о том, что снова придется сидеть с ним рядом и отмечать каждое движение этих чувственных губ. Только не это! Стараясь не выдать себя, она кивнула:

— Да. Прошу!

Глава 12

Неспешно шагая рядом с мистером Тремором по гравиевой дорожке, ведущей к дому, Эдвина сердито спрашивала себя, о чем она думала, затевая эту странную игру? Неужели всерьез вообразила, будто все будет мило и невинно и она в два счета вышвырнет его вон, если он позволит себе лишнее?

«Ты сама вырыла себе яму, Винни! Сама лишила себя покоя на целых шесть недель!»

Вот именно! Лучшее, что можно предпринять в такой ситуации, это сделать вид, будто она не вела себя как последняя дура, а он — как бешеный бык на случке. Будто нынешнего утра не было вовсе. И зачем только он об этом вспомнил?

Эдвина собиралась сделать полный идиосинкратический анализ его речи. Такую солидную работу не стыдно представить даже Королевскому научному обществу. А Тремору нужны были деньги, чтобы содержать семью, к тому же благодаря правильной речи он смог бы значительно улучшить свое социальное положение. Таким образом, обоим было что терять в случае прекращения занятий.

Более того, им предстояло бы весьма неприятное объяснение с господами Ламонтами, изрядно потратившимися на осуществление этой затеи.

Дома они обнаружили, что мистеру Тремору прислали карманные часы со звоном. Мистер Тремор был в полном восторге и не мог ими налюбоваться. Кроме того, на столике в передней стояли коробки, и они, как любопытные дети, с нетерпением принялись распаковывать их, извлекая на свет две пары дневных мужских ботинок, домашние туфли, темные кожаные перчатки, белые перчатки для торжественных случаев и два цилиндра. Один — из черного шелка, другой — касторовый, мягкий и приятный на ощупь. Эдвина уже забыла, когда в последний раз держала в руках такие вещи.

Недоумевая, зачем Ламонты прислали цилиндр для дневных выходов — куда мог мистер Тремор отправиться днем? — она вытащила его из коробки, осторожно придерживая за тулью. Эдвина вертела его так и этак, представляя, как он будет смотреться на голове.

Мистер Тремор все еще забавлялся с часами. Эдвина подала ему цилиндр, и он воскликнул:

— Черт меня возьми! — Но тут же со смехом поправился: — Ну что за поразительная шляпа! — На этот раз ему удалось правильно составить фразу, однако под конец он дал маху: получилось «шыляпа».

Он взял у Эдвины цилиндр и надел.

Поскольку «поразительная шляпа» была изготовлена на заказ, она точно соответствовала его размеру. Поражало другое: то неповторимое изящество, та неуловимая смесь небрежности и утонченности, с которой сидел касторовый цилиндр на его голове. Ну вот, пожалуйста. Эдвина только что мечтала увидеть этот цилиндр на мужчине, знающем, как с ним обращаться, и этот мужчина перед ней!

Она отступила назад, чтобы видеть отражение мистера Тремора в большом зеркале на стене. Видимо, он тоже был доволен достигнутым результатом, однако, взглянув на свою голую верхнюю губу, едва заметно поморщился. В цилиндре и без усов он действительно стал другим человеком.

— Простите, — пробормотала она.

— Это из-за усов? Напрасно. Не вы же мне их сбрили!

— Но вы сделали это из-за меня. И из-за меня мы оба попали в ужасное положение.

Он повернулся, театрально взмахнув в воздухе цилиндром. Откуда у него этот артистизм?

— Вы проделываете это постоянно, не так ли, Винни?

— Что проделываю?

— Все обдумываете, обсасываете со всех сторон — прямо как суеверная старуха. — Он укоризненно покачал головой.

— Суеверная?!

— Та, что каждые пять минут плюет через левое плечо.

— Ну, знаете ли...

— Винни, — перебил мистер Тремор, — позвольте мне рассказать вам про мою матушку. Она была чудесной женщиной. И преданной матерью. Но становилась прямо-таки одержимой, коли речь заходила о вере в Бога. Когда она сердилась на меня, то всякий раз повторяла (тут он с чувством изобразил корнуэльский акцент): «Ты, Мик, плохой мальчик, но Господь шельму метит, помяни мое слово!» И если я потом падал и разбивал коленку, она торжественно заявляла: «Вот видишь?» Как будто я упал не из-за собственной неловкости, а сам Господь подставил мне подножку. Бедная, она скончалась в страшных муках, выхаркивая легкие вместе с кровью...

Он помрачнел, погрузившись в воспоминания, но вскоре продолжил:

— Да, нелегко ей пришлось. Напрасно я повторял, что она не заслужила такой конец, — она только плакала и каялась в грехах. И чего только она не говорила! Ей казалось, что это кара за какой-то страшный грех. Хотите верьте, хотите нет, никто из нас и мысли не допускал, что мать грешница. Она была сама доброта. Ни разу не подняла на нас руку. Единственным ее оружием была угроза вечного проклятия. А мы, представьте себе, только хихикали втихомолку над ее словами, потому как верили в свое бессмертие — и все благодаря ее любви. — Мистер Тремор снова умолк, подбирая слова. — Не пытайтесь делать так же, как она, Винни. И жить по таким правилам. Как будто вы в ответе за все, что происходит вокруг, и можете что-то изменить, без конца повторяя про себя всякие умные слова.

— Но ведь должна же быть какая-то ответственность...

— Винни, — воскликнул он, подавшись вперед, — я давно мечтал о том, как бы сделать то, что я сделал! И нынче утром мне показалось, что вы дали мне шанс. Наверное, я ошибся. Но что было, то прошло! Нам нужно жить дальше! И не терзать себя понапрасну!

— Я не могу не отвечать за свои поступки! И мне нравится обдумывать все...

— Нет, нет! — с горячностью перебил ее мистер Тремор. — Этим вы только загоняете себя в тоску! Вы берете на себя непосильный груз и рано или поздно рухнете под его тяжестью. Так же, как моя матушка! А ведь вы не сделали ничего дурного, поверьте! Вы хорошая девочка, Винни Боллаш, добрая и отзывчивая. У вас щедрая душа. Вы вовсе не такая зануда, какой показались мне сначала! — Он не выдержал и добавил с лукавой ухмылкой: — По крайней мере почти не такая!

В эту минуту в коридоре показалась миссис Рид. Она что-то напевала, смахивая пыль с полок. Оба молча слушали, пока она не скрылась на кухне. Мик заговорил вполголоса, но не пожелал сменить тему разговора:

— А теперь серьезно. Вы правда верите, что я лишился усов из-за ваших речей? Я сбрил их сам, своими руками! И всегда могу отрастить заново, если захочу! — Он рассмеялся и подмигнул: — Как видите, мисс Боллаш, я не внакладе! Потому как теперь знаю точно, что у вас самые чудесные ножки во всем королевстве! А коли захочу увидеть их еще разок, то просто закрою глаза — и готово!

Ох уж эта его самоуверенность! Однако Эдвина считала своим долгом спустить его с небес на землю.

— Нет, мистер Тремор, — возразила она, — воображение, конечно, приятная вещь, но мы оба знаем, что оно не имеет ничего общего с реальностью. Я тоже могла вообразить, что ваши усы исчезли без следа. — Она коснулась пальцем его губы прежде, чем сообразила, что делает. Тут же отдернула руку и продолжала: — Вот это реально. А у вас остались лишь память и мечты.

Его густые брови поползли вверх. Он рассеянно пощупал свою верхнюю губу в том месте, которого коснулся ее пальчик. Ничего подобного он не ожидал и не сразу пришел в себя. А потом рассмеялся тем низким смехом, от которого так сладко замирало ее сердце.

— Ого, мисс Боллаш, уж не заигрываете ли вы со мной?

С чего он взял?! Но по щекам уже пополз предательский румянец, и Эдвина потупилась.

— Нет, конечно, нет!

— Да! — настаивал он.

— Нет! — Она отчаянно трясла головой, но так и не смогла сдержать улыбки.

— Да! — Он ласково приподнял ее лицо за подбородок и вполне серьезно добавил: — Берегитесь, мисс Боллаш! Мне нравится такая игра, но еще больше нравится то, к чему она ведет, а вам нет!

Она не сразу осмыслила его слова, завороженная взглядом ярко-зеленых глаз, загадочно сверкавших в сумрачном коридоре. От этого взгляда у нее захватило дух. Да, да, он прав: «Берегитесь, мисс Боллаш!»

И все же она ничего не могла поделать со своей глупой улыбкой. Ведь он считает ее хорошенькой. Он не шутит, не издевается над ней. И это не давало ей покоя все утро. Ведь она успела почувствовать его восторг. И то, как ей необходим этот восторг. Восторг в глазах мужчины.

— Не стоит шутить со мной, Винни, — произнес он, отвлекая ее от сладостных грез. — Я проведу вас до конца пути. Рано или поздно, но я до вас доберусь! — И он добавил слово, недавно выученное им с таким трудом: — Воз-му-ти-тель-но! Как бы возмутительно это вам ни показалось!

Только теперь Эдвина осознала, что недооценила мистера Тремора. Что он умен и обаятелен и хорошо знает себе цену. Все это давало ему определенную власть над людьми, и Эдвине следовало опасаться этой власти. Поняла она и еще кое-что: достаточно было одного его присутствия, чтобы кровь начинала быстрее бежать по ее жилам.

В этот вечер было положено начало традиции, порожденной ее девичьими страхами. Не найдя в себе сил объективно следить за работой его речевых органов, Эдвина изобрела способ не только обучить мистера Тремора правильной речи, но и слегка повлиять на его образ мыслей.

— Нынче вечером я бы хотела отвести вас в библиотеку, чтобы читать вам вслух, — как можно небрежнее сообщила она. — Вы будете привыкать к литературному языку и немного познакомитесь с классикой.

В библиотеке они расселись по разные стороны от незажженного камина: мистер Тремор на диване, она в кресле с выбранной наугад книгой.

Эдвина полагала, что его выдержки едва ли хватит на час с небольшим. Но стоило ей начать читать — это был драйденовский перевод «Метаморфоз» Овидия, — как мистер Тремор весь обратился в слух. Он буквально впитывал размеренные звуки поэтической речи. Даже позволил себе сползти с дивана и улечься прямо на ковер, закинув за голову одну руку, а другой прижимая к груди касторовый цилиндр (ему так полюбился этот головной убор, что он не расставался с ним весь вечер).

Во время чтения он ни разу не перебил Эдвину своими замечаниями. Ему было не до споров. Он лишь иногда уточнял смысл незнакомых слов. В итоге чтение затянулось на три часа, пока Эдвина не охрипла окончательно. Последней по его просьбе она читала «Мифологию» Буллфинча.

Правда, под конец его охватила дремота. Он прикрыл глаза своим цилиндром и лежал совершенно тихо, неподвижно. Его пес растянулся рядом на ковре. Глядя на них, Эдвина невольно улыбнулась.

Она закрыла книгу и положила руку на обложку. И в тот же миг от странного, непривычного ощущения у нее захватило дух. Она поначалу нерешительно, а потом все с большей силой стала давить на то место, куда проникла его рука этим утром. Винни и представить себе не могла, что ей захочется это сделать. Возмутительно, унизительно! Он не только знал об этой неприличной, животной части ее тела, он был уверен, что она...

Эдвина не смела размышлять дальше, однако воспоминание о его сильной, умелой руке было слишком свежо.

Все, хватит, довольно! Так можно додуматься до чего угодно! Но в последнее время она только и делала, что думала о вещах, о существовании которых предпочитала не вспоминать вовсе...

Винни постаралась стряхнуть с себя наваждение, встала и пошла к полке, чтобы поставить книгу на место. Однако при взгляде на корешок ей снова стало не по себе. Из «Мифологии» Буллфинча она по какому-то наитию выбрала самую последнюю вещь, «Эпоху мифов», начинавшуюся словами:

«Пигмалион был чудесным скульптором, с великим искусством создавшим из слоновой кости изображение юной девы, казавшейся живой...»

Винни в замешательстве оглянулась на мужчину, дремавшего возле камина. Не она ли с великим искусством создавала из него изображение английского джентльмена?

«И творение его было столь совершенно, что он полюбил ее всем сердцем...»

А ведь Эдвина даже превзошла Пигмалиона и отлично это понимала. Ее творение было не просто совершенно — оно полностью соответствовало ее представлению об идеальном мужчине.

«И Пигмалион воскурил благовония... и совершил жертвоприношение на алтарь Венеры...»

ЧАСТЬ II ВИННИ

...И начался праздник в честь Венеры... Жертвы были возложены, и алтари курились благовониями... Когда Пигмалион закончил обряд, он припал к алтарю и взмолился: «О всемогущие боги, прошу вас дать мне в жены...» — он не посмел сказать «мою деву из слоновой кости», но сказал: «...деву, подобную созданной мною из слоновой кости»!

Томас Буллфинч. Пигмалион (Эпоха мифов)

Глава 13

Винни потеряла отца, когда ей едва исполнилось семнадцать. Это произошло через одиннадцать лет после того, как мать оставила их навсегда, чтобы найти свою гибель где-то на краю земли. Она так много путешествовала, что проследить за ее передвижениями не было никакой возможности. Письмо с уведомлением о ее смерти обошло полмира, прежде чем дошло до Винни и ее отца, и они узнали, что леди Сэссингли скончалась от пневмонии то ли в Африке, то ли в Индии, а может, и в Китае.

За воспитанием Винни следила целая плеяда гувернанток и ее отец, целиком поглощенный своими научными изысканиями, несмотря на искреннюю привязанность к дочери. Он был известным лингвистом и успел написать не одну монографию, не считая множества руководств для практических занятий.

Когда Лайонел Боллаш, высочайше титулованный профессор Боллаш, маркиз Сэссингли, единственный сын и наследник герцога Арлеса, внезапно скончался, все ожидали, что его дочь найдет приют у его кузена, Милфорда Ксавье Боллаша, бедного родственника, обладавшего всего лишь правом именоваться лордом.

Каково же было удивление окружающих, когда Ксавье Боллаш, унаследовавший не только маркизат своего кузена, но и все его состояние и поместья, выдворил Эдвину из дома ее отца. Однако на этом ее злоключения не кончились, и на семью обрушился новый удар.

Четвертый герцог Арлес, живой и крепкий старик, на которого могла рассчитывать Эдвина в эти трудные дни, был застигнут грозой в собственном парке и погиб от прямого попадания молнии. Это случилось через три дня после смерти сына. А Ксавье всего за неделю стал не только маркизом Сэссингли, но и герцогом Арлесом, графом Гренневиком, виконтом Бервиком и прочая, и прочая... Эдвина уж и не помнила всех его титулов.

Ксавье не собирался миндальничать с семнадцатилетней Эдвиной и заявил ей прямо:

— Я не буду с тобой возиться, дорогая. Тебе не видать мужа как своих ушей. У тебя нет ни клочка земли. Господь свидетель, ты настоящее чучело. Но и этого мало: ты окончательно уничтожила в себе женшину, переняв у отца идиотское увлечение какой-то никому не известной наукой!

В таком же духе он сообщил Эдвине, что употребил ее приданое с толком: приобрел новую карету с герцогским гербом на дверце, восемь чистокровных рысаков и новую ливрею для кучера.

На прощание Ксавье заявил:

— Лучше бы тебе родиться мужчиной!

Наверное, он забыл, что в таком случае ему не достались бы ни поместье, ни титул.

Но увы, Эдвина была всего лишь девочкой, смешной неуклюжей девочкой, потрясенной столь неожиданной и горькой потерей и вопреки своему отцу и деду до последней минуты верившей в порядочность кузена Ксавье. Она не хотела мириться с реальностью даже тогда, когда Мильтон захлопнул дверцы кареты, направлявшейся к дому его сестры. Боже милостивый, ей пришлось искать приют у сестры своего дворецкого!

Правда, со временем герцог Арлес проявил о ней некоторую заботу, естественно, на свой лад. До министра внутренних дел дошли вести о ее бедственном положении, и Ксавье предписали компенсировать мисс Боллаш разбазаренное им приданое. Вполне понятно, что о возвращении давно проданных земель и потраченных денег не могло быть и речи, и кузен скрепя сердце решил избавиться от единственной части наследства, так и не нашедшего применения — научной, библиотеки профессора Боллаша, а заодно и старого дома маркиза на Найтсбридже, где эта библиотека размещалась.

Мистер Тремор спросил ее, каков он — герцог Арлес? Что еще могла бы она вспомнить, кроме его алчности? Что он был живучим старикашкой? Ему давно перевалило за шестьдесят, когда он получил наследство. Эдвину с детства поражала его способность быть в центре внимания. Он знал всех и вся, он вечно что-то затевал, устраивал званые обеды и приемы. Он постоянно стремился к власти и ко всеобщему обожанию и почти всегда добивался своего.

Эдвина и сама не устояла перед его обаянием. Конечно, центром ее мироздания всегда оставался отец, но и он временами казался ей лишь луной, отражавшей ослепительное сияние кузена Ксавье.

Она умудрилась употребить полученное от отца наследство самым непредсказуемым

образом. Лайонел Боллаш никогда бы и не подумал о том, чтобы извлечь из своих знаний выгоду. Блистательный маркиз Сэссингли, потомок одного из самых влиятельных и богатых семейств в Англии, он не испытывал нужды в деньгах и занимался наукой исключительно ради собственного удовлетворения. Эдвине пришлось самой заботиться о себе, и это стало предметом ее тайной гордости. Она любила свою работу.

Тем не менее она не могла не затаить обиду на Ксавье вкупе с каким-то странным чувством стыда.

Одна из ее первых учениц, знавшая обо всех этих событиях, как-то заметила:

— Ох, пожалуй, так даже лучше! Иногда случается нечто подобное.

Конечно, она хотела утешить Эдвину, но у той ее слова вызвали ужас.

Кому лучше? Уж не значит ли это, что получи Эдвина право выбора — она обрекла бы себя на такие потери?! Чтобы добиться своего? Надеясь, что в итоге это обернется к лучшему?

Да разве может человек в здравом уме пожелать себе такой «удачи»?!

Как это ни странно, но родители той самой студентки были весьма возмущены поступком Ксавье. Его осуждал практически весь свет. Но мало-помалу возмущение утихло. Жизнь пошла своим чередом. Не прошло и года, как по утрам в гостиной у Ксавье снова стали толпиться посетители, вернее, просители, искавшие у него поддержки своим предприятиям. Такие люди никогда не упустят возможности побывать на ежегодном балу.

На том самом балу, где Эдвине побывать так и не довелось: сначала она была слишком юной, а потом вывезти ее в свет стало просто некому. Не собиралась она и наносить визиты своему кузену, тем более что ее вряд ли пустили бы даже на порог. Из-за этого она в какой-то мере чувствовала себя изгоем: маленький жалкий кораблик, выброшенный на мель. Она умела оснастить для большого плавания корабли своих учениц, тогда как ее собственные паруса так и не смогли поймать попутный ветер.

На следующее утро Мик, как всегда, гладко выбрил щеки и нижнюю губу, но не тронул верхнюю. За несколько часов на ней уже успела появиться темная щетина.

Он сполоснул лицо, вытерся полотенцем и посмотрел на себя в зеркало. Темная поросль на верхней губе напоминала грязное пятно. Лучше, когда он выбрит дочиста. Наверное, через несколько дней усы отрастут и он будет выглядеть, как и прежде. Но сейчас на него смотрело его новое лицо, недовольное этой дурацкой губой. Как будто он пил сок и забыл вытереть губы.

Так каким же он хочет быть? Старым или новым?

Мик не мог ответить на этот вопрос и оттого нервничал все сильнее.

Он непременно должен сделать выбор, ведь на свете не может быть двух Миков!

Почему бы просто не избавиться от щетины — да и дело с концом? Сделать так, как нравится Винни. Ведь она пугается всякий раз, стоит напомнить ей о том, что он — существо противоположного пола. Ну что ж, он больше не будет ее пугать. Станет шелковым, самым джентльменским джентльменом из всех. Конечно, все эти ее причуды насчет хорошего тона сплошная чушь, но мало-помалу Мик начинал понимать, что именно заставляет джентльменов играть по их дурацким правилам.

Он повернул голову, стараясь разглядеть аккуратно подстриженный затылок. На той неделе к ним приходил парикмахер. Теперь его волосы не задевают за воротник. Высокий и крахмальный, он был таким тугим, что Мик едва не задохнулся, надев его в первый раз. Мильтон терпеливо показывал ему, как следует завязывать галстук, Мик честно попытался сделать это утром, но так ничего и не получилось.

Хотя внешне он все больше походил на того, кого они собирались из него вылепить — кажется, виконта? — в душе он по-прежнему оставался Миком из Корнуолла, ютившимся в каморке под сапожной лавкой возле Вест-Маркета.

Винни нравился результат ее трудов, и та его часть, которую он посчитал низменной, животной, побуждала его продолжать в том же духе. Ха, Мик мог отколоть и не такую шутку, если хотел понравиться какой-нибудь девчонке! Однако другая часть его души все еще колебалась.

Его речь стала другой. Такой, как и поведение. Но самое странное то, что и мысли его становились другими. Что за чертовщина с ним творится? И почему его это так тревожит? Почему он все чаще задумывается над тем, как хорошо было бы сойтись с такой порядочной женщиной, как Винни Боллаш? Хотя, конечно, она не назвала бы порядочным то, что он желал от нее получить... Нет-нет, только не Винни! Ему вообще не следует думать о ней подобным образом. Но вот, например... какая-нибудь портниха. Похожая на Винни Боллаш. Добрая, умная, трудолюбивая. И верная. Ведь все до единой благородные дамы, с которыми Мику приходилось иметь дело, были замужем! Но Винни... то есть женщина, похожая на Винни Боллаш, никогда не пойдет на измену. Черт побери, ведь даже вчера она не вышвырнула его на улицу после всего, что он натворил, и продолжала с ним заниматься! Для этого нужно быть по-настоящему верной своему долгу. И мужественной. Да, непременно мужественной.

И он решительно взял в руки бритву и обратился к своему отражению, тщательно выговаривая каждое слово:

— Я полагаю, старина, что лучше тебе сбрить усы. Это отличная мысль.

Ни дать ни взять светский франт! Зато он теперь живет в чистой и сухой комнате. В его каморке под сапожной лавкой начинался потоп всякий раз, как на улице шел дождь. Кроме того, Мику было приятно, что он не валится с ног от усталости каждый вечер. Его регулярно кормили сытной, здоровой пищей. Не говоря уже о новых словах — он выучил их великое множество и произносил так, что его понимали с первого раза! Вот что казалось ему настоящим чудом.

Оказывается, это чертовски приятно — знать, что ты можешь выразить любую мысль или чувство и получить на свои слова ответ собеседника. Мик и не подозревал, как много душевных сил приходилось тратить только ради того, чтобы его поняли. Не говоря уже о практической стороне дела. Теперь Мильтон не переспрашивает по пять раз, что ему нужно, а Молли Рид от души смеется над его шутками. Выходит, правильная речь — не только полезная, но и приятная штука! Мик уже представлял, с каким шиком будет объяснять очередной экономке, что он не пришел сюда побираться, а предлагает очистить их дом от заразы, давно ставшей проклятием для всего Лондона.

Полезная вещь... Мик глянул на бритву, которую до сих пор держал в руке. Удобная рукоятка из слоновой кости, острое, гладкое лезвие... Ему нравилось пользоваться этой бритвой — она нисколько не раздражала кожу.

Его взгляд скользнул по руке, державшей бритву. Сильная рука, и вдобавок чистая — ни шрама, ни царапины. Это петому, что Мик никогда не сунет руку в крысиную нору. И слава Богу — из-за рук ему никогда не удалось бы выдать себя за джентльмена. Он и так дал маху, согласившись расстаться со своими усами ради пары стройных ножек. Все равно они ему не достанутся — нечего и мечтать.

Однако, как ни глупо выглядело его поведение, Мик старательно взбил пену, намылил губу и сбрил всю щетину. Потому что ничего не мог с собой поделать. Он был готов на все, чтобы хоть одним глазком еще раз взглянуть на эти ножки.

По иронии судьбы в эти минуты в спальне на другом конце коридора Винни тоже разглядывала себя в зеркале. Правда, смотрела она несколько по-иному. Потому что находилась от зеркала на некотором расстоянии и изучала свое обнаженное тело.

Никогда в жизни она не позволяла себе вот так раздеваться средь бела дня ради того, чтобы посмотреть на себя в зеркало. Это просто не могло прийти ей в голову. Но сегодня утром, сняв ночную рубашку, она остановилась, чтобы взглянуть на себя.

Ее тело. Первым делом ей бросились в глаза слишком длинные ноги. Она никогда над этим не задумывалась. Но если присмотреться, не такие уж они длинные — скорее стройные и даже симпатичные. Впервые в жизни она честно могла сказать, что ей нравится какая-то часть ее тела. До сих пор эта проблема ее не занимала. Зато теперь она рассмотрела свои ноги очень внимательно и осталась довольна.

Но все остальное... ох, лучше и не глядеть вовсе! Слишком маленькие груди напоминали какие-то нелепые нашлепки. Талия тощая, как у осы, бедра и ягодицы пышные, словно подушки.

Ее взгляд невольно задержался на том месте, где сходятся бедра. Оно заросло густыми курчавыми волосами чуть более темного оттенка, чем волосы на голове. Винни потрогала их. Жесткие, как... Как усы!

Она попыталась представить, как выглядит это место у Мика Тремора. И не смогла. Те миниатюрные штучки, что довелось ей увидеть на скульптурах херувимов, те детские пенисы (да, именно так это называется!) казались какими-то беззащитными. И напоминали улиток, вытащенных из раковины, что никак не вязалось с обликом мистера Тремора. На скульптурах взрослых мужчин их причиндалы были стыдливо прикрыты фиговым листком, и Эдвине приходилось полагаться лишь на собственное воображение, которое никак нельзя было считать правильным.

И вдобавок — что за странное слово? Она попробовала произнести его одними губами. Причиндалы. Ее губы вытянулись, как для поцелуя. На что это может быть похоже? А волосы? На причиндалах растут усы?

Все еще чувствуя себя смущенной и глупо хихикая неизвестно над чем, Винни принялась одеваться. Она как раз собиралась уложить волосы, когда в дверь громко постучали.

От неожиданности она подскочила, словно ее поймали на чем-то неприличном. О Господи, ну и торопыга этот мистер Тремор! Наверняка уже оделся и ждет ее в гостиной!

Но тут же выяснилось, что это был Мильтон.

— Вы позволите мне войти, миледи? — необычно торжественным тоном произнес дворецкий.

— Да, конечно! Что-то случилось?

— Я... ну... — Он замялся, не зная, с чего начать, но все же решил довести дело до конца. — Я служу вашей семье... — старик прокашлялся, набираясь духу, и продолжал все более уверенно: — уже очень много лет и никогда не позволял себе лезть не в свое дело, миледи. — Винни молча ждала, что он скажет дальше. Ему явно нелегко давалась эта речь. — Я помню ту ночь, когда вы появились на свет.

— Да, Мильтон. В чем дело? Тебя что-то тревожит?

— Ну... — Он постарался принять как можно более внушительную позу, нервно кусая губы. — Ну... Мы обсудили это с миссис Рид, и мы подумали... — И старик торопливо выпалил: — Мы подумали, что мистеру Тремору лучше поселиться внизу, рядом со мной!

Эдвина опустилась в кресло, удивленно глядя на дворецкого.

— Почему?

— Миледи, — сурово отвечал Мильтон, — вы живете на одном этаже с мужчиной... ну, он... мы, конечно, не считаем... да и никто так не считает... Но вы понимаете, с некоторых пор... И он повсюду бывает с вами...

— Вы решили, что ему неприлично находиться на одном этаже со мной?

— Да, миледи!

Боже милостивый, кто бы мог ожидать такую отповедь от Мильтона, любившего ее всей душой? Эдвина молча кивнула в знак того, что поняла его намек.

— На первом этаже пустуют восемь комнат, — с воодушевлением продолжал он, — и мистер Тремор мог бы занять любую, на свой вкус. Я сам все подготовлю, предупрежу его и помогу переселиться...

— Нет. — Она покачала головой. — Я сама ему скажу.

Конечно, Мильтон прав. Не следует держать... джентльмена у себя в доме на одном этаже с собственной спальней. И как ей самой до сих пор это не пришло в голову?

— Я ему скажу, — повторила она. — Все объясню. — И она ласково посмотрела на Мильтона, единственного по-настоящему близкого ей человека. — Спасибо, что вразумили меня.

— Поверьте, это в ваших же интересах, — многозначительно кивнул Мильтон. — Вы росли у меня на глазах, леди Боллаш. — Он всегда обращался к ней именно так — как к дочери маркиза. — И я почитаю за честь вам служить. Мне бы не хотелось видеть вас расстроенной, когда придет время с ним расстаться. Поверьте, я никогда не оставлю вас, что бы ни...

Ах вот оно что! Его беспокоит не нарушение приличий и не возможные сплетни! Он боится, что Эдвина сама может натворить глупостей!

— Это... — Старик снова замялся в поисках нужных слов. — Вообще, мне кажется, мистеру Тремору лучше поселиться внизу, рядом со мной.

— Да, это верно. — Она снова кивнула и в третий раз пообещала: — Я сама ему скажу!

Винни собиралась выполнить свой неприятный долг прямо сейчас. Она спустится вниз, найдет мистера Тремора и все ему объяснит. Она объяснит, что он стал... человеком? Да, пожалуй. Стал человеком не только в ее глазах, но и в глазах окружающих.

Отвратительно! У нее просто не повернется язык такое сказать. Спрашивается, кем же он был до сих пор?

Бог его знает! В одном Винни не сомневалась: он уже не тот, кем был. Крысолову не возбранялось поселиться в самой удобной комнате для гостей. Но Мику нельзя оставаться в двух шагах от ее спальни, особенно после того, как у Винни появилась привычка вертеться голой перед зеркалом.

Теперь это стало важно. И она должна ему об этом сказать.

И все же у нее не хватило решимости. Она повернулась на полдороге и поспешила укрыться в лаборатории. Винни долго сидела в оцепенении, уставившись в свои записи и тщетно пытаясь найти подходящие слова.

Глава 14

Весь день Винни собиралась поговорить с Миком, но что-то мешало ей. Она и сама не понимала, что именно. Ведь это ее дом. И она вольна поступать по своему усмотрению. Но почему-то разговор так и не состоялся.

К тому же Мик показался ей в этот день необычно задумчивым, даже подавленным — Винни впервые видела его в таком состоянии. Она дала ему задание и велела тренироваться с помощью зеркала и граммофона. Через полчаса Винни решила проверить, как идут занятия. Похоже, все это время Мик сидел молча, теребя пальцами верхнюю губу — между прочим, свежевыбритую и гладкую. Зато тугие желваки, выдававшие внутреннее напряжение, играли у него на скулах до самого вечера, и у Винни просто не хватило духу завести речь о переселении. Она решила отложить разговор на завтра.

Однако утром Мик куда-то исчез.

Правда, он и до этого пару раз уходил из дому, кратко поясняя: «Чтобы разобраться с делами». Причем Эдвина понятия не имела о том, что у него за дела. Она знала, что где-то в городе Мик оставил свой зверинец. Кроме того, он наверняка был не прочь щегольнуть перед старыми приятелями своими светскими замашками.

Мик вернулся только в полдень. Эдвина сидела в библиотеке и читала, когда вдруг раздался грохот на заднем крыльце. Вслед за этим последовала странная возня во дворе.

И только через несколько минут раздались шаги в коридоре — более тяжелые, чем обычно, но Эдвина их сразу узнала.

Наконец он возник на пороге и с ходу объявил:

— Это в каретном сарае!

— Что в каретном сарае?

— Крысы. Оттуда они пробрались в дом. А в сарае у них гнездо. Айда разберемся с ними!

— Вы хотите, чтобы я помогла вам ловить крыс? — рассмеялась Эдвина.

— Это забавно, — сообщил Мик с довольной улыбкой. Эдвина впервые видела его таким довольным за последние два дня. Забавно. Да, так мог сказать только старый знакомый Мик Тремор, для которого вся жизнь не более чем забавная шутка.

Она откинулась в кресле, не в силах подавить ответную улыбку. А почему бы и нет? Почему бы не взглянуть на жизнь с его точки зрения? Разве ей нельзя немного развлечься?

— Это работа, — все же заметила Эдвина. Ведь Мик был одет в рабочий костюм и тяжелые грубые сапоги.

Он подошел к ней, взял за руку и попытался поднять с кресла.

— Верно, но все равно забавно. Идемте. Вам не придется ничего делать, вы просто убедитесь, что я прав. Это у вас в сарае.

— Вы будете их убивать? — Эдвина не двинулась с места.

— Это крыс-то? А как же?

— Слишком много крови... — поморщилась она.

— По мне, так и не очень, хотя крысы наверняка так не считают. Ни собаки, ни хорьки их не жалуют, — и Мик добавил с жуткой гримасой: — Винни, это же крысы! Грязные, мерзкие крысы, которые приносят в год по полсотни детенышей, а детеныши начинают плодиться уже двух месяцев от роду! Вы только представьте себе, чем это может кончиться! Представьте всю эту прорву мелких тварей, которые шныряют по дому, жрут овес под носом у ваших лошадей, прогрызают стены, прячутся под скамейкой в карете...

— Бр-р-р... — Эдвину передернуло. — И все же они живые существа...

Он ответил тем низким проникновенным смехом, который всегда заставлял ее улыбаться.

— Это верно, голуба! — Сколько раз Винни повторяла, что следует говорить «голубушка» или «голубка», а не «голуба», но Мик упорно цеплялся за свое. Вот и теперь он продолжал как ни в чем не бывало, увлекая Эдвину к дверям: — Тогда вам следует покупать для них сыр и каждый вечер с поклоном предлагать откушать! Скажете тоже! — Мик увлекся настолько, что слегка подтолкнул ее в спину.

В ответ на ее укоризненный взгляд он с уморительным видом вскинул брови и прорычал со зверской гримасой (между прочим, Корнуолл считался пиратской вотчиной), нарочно коверкая слова:

— Вперед, ребята, и не дрейфить! Зальем сарай их поганой кровью!

Для Эдвины было великим облегчением видеть его снова в добром расположении духа.

И она без лишних разговоров отправилась в каретный сарай, радуясь, что наконец-то ей представится возможность поговорить с ним. Когда он займется привычным делом, ему проще будет смириться с новостью о том, что Эдвина решила переселить его на первый этаж. И вообще, с чего она взяла, что Мик непременно обидится? Скорее всего он и глазом не моргнет!

У дверей каретного сарая стояла тележка с впряженным в нее осликом. Мик одолжил ее у знакомого, чтобы доставить на место собак и хорьков. Увидев хозяина, собаки подняли страшный гвалт и суету.

Он не спеша извлек из тележки большие деревянные ящики, в каждом сидело по паре хорьков. Следом выскочило пять юрких терьеров — но лишь после того, как Мик дал им команду условным свистом. Магик не отходил от хозяина ни на шаг, всем своим видом выдавая радостное возбуждение в ожидании охоты. Шумный зверинец постепенно скрылся в каретном сарае. Винни вошла следом.

Мик расставил ящики с хорьками на полу. Собаки кинулись было шарить по углам, но достаточно было короткого взмаха руки и окрика, чтобы терьеры замерли на месте, выжидательно задрав лохматые морды.

Винни следила, как он не спеша ходит взад-вперед, расставляя клетки и собак по местам и одновременно давая пояснения:

— Ловля крыс в наших местах считалась чем-то вроде спорта. Только этот вид спорта приносил пользу, и занималась им вся соседская ребятня. Ну а те, кто постарше, ловили крыс на гумне, в курятниках и даже на руднике — там их водилось видимо-невидимо...

Он говорил много и складно, однако Эдвина слышала не все, завороженная его действиями. Мик несколько раз принимался заново расставлять собак и клетки, отходил, что-то прикидывал про себя и передвигал их вновь. При этом каждое движение сопровождалось ритмичным стуком и перезвоном бубенцов на ошейниках у терьеров.

За широкий брючный ремень у него были заправлены старые рукавицы из толстой кожи. Тяжелые сапоги громыхали подковами. В сапоги были заправлены брюки, а в брюки — вылинявшая красная рубашка с расстегнутым воротом. Потрепанный рабочий костюм, очень похожий на тот, в котором она увидела его впервые. Только сегодня Мик казался еще более уверенным в себе. Ничего лишнего, все предназначено для предстоявшей охоты.

Его скупые, ловкие движения говорили о том, что он знает свое дело досконально.

—...Но только если вы разместите должным образом собак... — говорил Мик, все еще продолжавший свои пояснения, — можно использовать хорьков с максимальной пользой! Хорьки сразу полезут в норы. Крысы кинутся наутек, прямиком в зубы собакам. Или под мою дубинку. Я постараюсь добить тех, кто прорвется через первые две линии атаки.

Да, для него это было настоящим сражением, войной в миниатюре, которую он собирался выиграть со своей звериной армией. Винни передернуло. Наверное, она охнула, потому что Мик внезапно умолк и заглянул ей в лицо.

— Вы можете уйти прежде, чем я начну. — И он продолжал так горячо, словно Эдвина пыталась с ним спорить: — Но я хочу, чтобы вы поняли: это ничем не хуже охоты на лис! Между прочим, обычно терьеры разрывают лису на части. А Магика я вышколил так, что он только выследит лису или крысу, загонит ее в нору и будет лаять, пока не подоспеет охотник.

— Боже мой, если мне на глаза попадется крыса... — Эдвина боязливо посмотрела на Мика и спросила: — А какие они?

— Попадется на глаза? — Мика сильно позабавила такая наивность. — Да они полезут буквально из всех щелей и будут шастать даже по стенам! Вы и представить себе не можете, какая здесь заварится каша, покуда мы будем гоняться друг за дружкой! Да, Винни, это не самое приятное зрелище, однако оно здорово будоражит кровь. Если все-таки захотите взглянуть — можете подняться на сеновал, там до вас никто не доберется.

— Не доберется?

— Бурые крысы не любят скакать по верхам.

— Гм... нет уж, благодарю покорно.

— Ах как жаль, — лукаво подмигнул он. — Вы пропускаете самое захватывающее зрелище в своей жизни!

А вот это вряд ли. Она уже успела налюбоваться на самое захватывающее зрелище. На мужчину, сплошь увешанного какими-то железяками и полного решимости учинить мини-войну в ее каретном сарае.

— Ну? Что вы на меня так смотрите? — Он вдруг виновато улыбнулся и сказал: — Ладно, признаюсь, что нарочно привел вас сюда. Хотел убедить, что знаю свое дело. Оставайтесь — не пожалеете! — На его губах снова играла самоуверенная, двусмысленная полуулыбка.

— Я и так не жалею. — Эдвина робко улыбнулась в ответ. По собственной воле любоваться на крыс? Нет уж, увольте! — И я верю, что вы настоящий знаток своего дела. Вам вообще многое удается.

— Но вы только и делаете, что поправляете меня, — недоверчиво прищурился он.

— Вам многое удается, — повторила Эдвина.

— Вы правда так считаете? — Похвала явно пришлась ему по сердцу.

—Да.

Эдвина растерянно осмотрелась. При мысли о том, что здесь сейчас начнется, ее бросило в дрожь. Воображение попросту отказывалось представить столь жуткое и кровавое побоище. Хотя она и не сомневалась в победе.

— Значит... — Винни замялась в поисках нужного слова, — значит, у вас есть клиенты и дома, куда вы наведываетесь регулярно?

— Точно!

— А как вам удается запомнить, где вы были, а где не были?

— Зачем мне это помнить? — Он глянул на нее как на сумасшедшую. — Я веду записи.

— Где? — Она уже представила засаленные обрывки бумаги или даже его собственную ладонь. И получила еще один снисходительный взгляд.

— В тетради, Вин!

— У вас есть гроссбух?

— Да называйте его как угодно! — Мик выразительно закатил глаза. — Я веду дело, как положено. У меня не меньше сотни постоянных клиентов, и каждый год появляются новые. Я обязательно записываю их адреса, когда я там был и что они мне сказали. У меня все подсчитано. К примеру, в прошлом году я заработал шестьдесят четыре фунта. Для такого работяги, как я, это совсем не плохо. Даже чертовски хорошо, если уж говорить начистоту.

Эдвина не могла не согласиться. Ее тоже поразила эта цифра. Не говоря уж о его привычке вести гроссбух.

— Вот это Джо — сынок Магика, — продолжал Мик. — У хозяина тележки есть сука, и Маг положил на нее глаз. Я получаю по щенку с каждого помета, а остальных тот парень забирает себе в уплату за тележку.

— Это очень щедро с вашей стороны.

— Нет, это по-деловому. Вот что я пытаюсь вам втолковать. Я делаю дело. И для этого мне приходится заботиться о тех, без кого мне не обойтись. Взять, например, хозяина этой тележки...

И он снова пустился в пространные объяснения. Он был горд обрести в ней столь внимательного слушателя. А Винни не уставала дивиться своему внезапному интересу к тонкостям ремесла крысолова.

Мик ловко извлек из клетки хорька и приладил ему ошейник с бубенцами.

—...Ей придется лезть под пол, и я должен знать, где она есть. — Он приподнял юркого зверька с пушистой лоснящейся шерстью: — Она просто красавица, верно?

Эдвина смотрела, как он опускает хорька обратно в клетку, и думала о том, что не зверек, а он сам настоящий красавец: рослый, ладный, проворный мужчина, лучащийся силой и здоровьем. Даже в этих лохмотьях крысолова.

Крысолов. Только подумать: он — крысолов! Тот, кто поцеловал ее в губы. Один раз робко и ласково, второй раз жадно и страстно.

Ну все, хватит! Нечего делать из мухи слона. А если ей придется позвать трубочиста? С ним тоже прикажете целоваться? Стекольщик придет вставлять стекло, и ей придется обнять его за услуги? А вот еще лудильщик на углу — тоже вполне симпатичный мужчина... Ох, Эдвина, такие мысли не доведут тебя до добра!

Она едва не забыла про крыс. Боже, ей давно пора уходить! Он вот-вот начнет свою охоту!

— Ну... — Она задержалась на пороге, и Мик воскликнул, желая удержать ее любой ценой:

— А ну-ка, взгляните!

Он щелкнул пальцами, глядя на Магика, и тот показал все, на что способен. Пес прыгал на задних лапах — не за подачку, просто так, чтобы развлечь обожаемого хозяина.

Малыш вкладывал в прыжки всю душу, подлетая в воздух не меньше чем на пять футов. Мик с удовольствием следил за своим любимцем. Песик казался неутомимым. И если бы однажды ему забыли дать команду остановиться, он бы скакал до тех пор, пока не свалился бы замертво.

Заметив удивление на лице Винни, Мик довольно улыбнулся:

— Можно подумать, у него в ногах пружинки! Видали вы что-нибудь подобное? Он прыгает на пять своих ростов. Если бы я мог подпрыгнуть на такую высоту, то спокойно перескочил бы через ваш сарай!

Эдвина лишь качала головой, очарованная его оживлением, его откровенным желанием произвести на нее впечатление и уговорить остаться с ним. Он был готов на что угодно, лишь бы переломить извечный женский страх перед крысами.

Наконец Мик кивнул Магику, и тот остановился — счастливое беспечное существо, готовое выполнить любой приказ. Хозяин наградил терьера заранее припасенным лакомством — кусочком яблока, хотя это было вовсе не обязательно. Магик и так послушался его с радостью.

Мик понимал, что Винни пропускает его слова мимо ушей — он и сам едва соображал, что говорит. Больше всего ему хотелось сказать: «Не уходи! Побудь со мной! Останься и смотри на меня так, как смотришь сейчас!» Но вместо этого он бубнил как заведенный:

— Этого ловкача крыса умудрилась покусать всего один раз, но он стал только злее...

Он исподтишка следил за Винни. Она оценила старание Mai ика по достоинству, однако с каждой минутой нервничала все сильнее. Ей явно не терпелось убраться отсюда. Она безумно боялась крыс, но не хотела смотреть, как их будут убивать.

И зачем только он притащил Винни в этот сарай? Как будто не знал, чем это кончится...

Впрочем, Мик знал зачем. Ему очень хотелось увидеть уважение у нее на лице. Ведь достаточно было посмотреть, как он готовится к облаве, чтобы понять, какой он мастак в своем деле. Мику осточертела та чушь, которую Винни вколачивала ему в голову. Он хотел продемонстрировать ей свое мастерство и, если угодно, элегантность в том деле, которое знал лучше других. Ха! Элегантный крысолов... Ничего себе, подходящий способ охмурять благородных дам!

Как ни странно, но способ действительно был подходящим. Не раз и не два благородные дамы изъявляли желание наблюдать за облавой с какого-нибудь безопасного насеста, то и дело повизгивая от ужаса или восторга. После чего пригожий крысолов приводил себя в порядок где-нибудь на кухне, и его милостиво приглашали выпить чашечку чаю, за которой следовал бокал кларета... и еше кое-что.

— Мне пора, — сказала Винни.

— Знаю. Я закончу, приведу себя в порядок и спущусь к вам в комнату для занятий. Это не займет много времени.

— Надеюсь. — Она уже повернулась к двери, но задержалась и бросила через плечо: — Да, чуть не забыла вам кое-что сказать. Мильтон... — Эдвина замялась, но решила, что несправедливо все валить на старого слугу. — Нет, не Мильтон. Я сама...

Мик затаил дыхание. Он чувствовал нутром, что услышит сейчас что-то неприятное. Он слишком хорошо изучил характер Винни, смушение на ее лице не сулило ничего хорошего.

— Хм... Я бы хотела, чтобы вы переселились на первый этаж, по соседству с Мильтоном. Он поможет вам перенести вещи.

— Вы хотите, чтобы я жил в помещении для слуг? — Вот оно, то, о чем так старательно избегала упоминать Эдвина! Она покачала головой, но к чему было отрицать очевидное?

— Вы будете жить рядом с Мильтоном. — Как будто это могло считаться большой привилегией! — В соседней комнате!

— Верно.

— Я люблю Мильтона! — виновато пролепетала она. — Он не просто слуга! Но он предпочитает жить внизу, потому что ему так нравится и потому что так легче соблюсти приличия!

— И потому, что он ваш дворецкий!

Она открыла было рот, но промолчала, быть может, разозлилась на Мика за то, что он сказал правду.

Тем временем Мик переваривал сообщенную ему новость. Он знал, почему его выставили на первый этаж. Вот именно — выставили, желая наказать. Или в надежде на то, что она сумеет устоять перед работягой из Ист-Энда, если поселит этого наглеца на несколько футов дальше. Черта с два ей это поможет!

Он не сразу осмелился заговорить. Кроме того, не хотел выказать свою обиду. Мик повернулся к ней спиной и с деланной небрежностью отмахнулся от ее неуклюжих попыток извиниться.

— Можете не объяснять. — Он наклонился и стал гладить собаку. — Мне без разницы, где жить, мисс Боллаш. Я перееду сразу же, как только закончу здесь. А вам лучше уйти. Я сейчас начну.

Он выпрямился, отряхнул руки и вытащил из-за пояса рукавицы.

В этот миг один из хорьков злобно огрызнулся на своего соседа по клетке. Раздалось сердитое шипение и возня.

А Винни каким-то образом умудрилась повиснуть на Мике. Она налетела на него сзади, чуть не свалив с ног, и обхватила за шею. Мику чудом удалось подхватить ее и не свалиться на пол.

— Хорьки, — прохрипел он, чувствуя, что Винни его вот-вот задушит.

Она немного расслабилась, но по-прежнему цеплялась за него руками и ногами.

— Это всего лишь хорьки, — повторил он.

Кое-как дотянувшись до ее талии, Мик помог Винни спуститься на землю. Это было весьма непривычное и забавное занятие — поставить на ноги такую рослую особу и при этом не дать ей упасть. Особенно приятным был тот момент, когда она скользнула вниз, сидя верхом у него на бедре. Винни тоже вздрогнула от столь близкого контакта, но она и без того была сильно напугана.

А Мик ничего не мог с собой поделать: кровь так и бурлила у него в жилах. Спина горела в том месте, где к ней только что прижимались ее груди. Черт побери, вот сейчас, сию минуту он держал Винни на руках!

И она все еще стоит рядом, совсем близко, и ее лицо в каких-то двух дюймах от его лица... Винни подняла на него растерянный взгляд. Если бы Мик дунул, ее пушистые ресницы заколебались бы от его дыхания. На какой-то ослепительный миг ему показалось, что она тоже ждет — ждет от него того, что он делал обычно в такой ситуации. Ведь Мик никогда не колебался, если случай сводил его с симпатичной девчонкой.

Однако на сей раз он нерешительно прошептал:

— Это опять будет на моей совести, верно?

— Что вы имеете в виду? — Она нервно облизнула пересохшие губы, но не двинулась с места.

Черт побери! Он и так едва держался, пока она не подходила слишком близко! Сколько можно делать вид, что она ничего не понимает?

— Хотите, я вас поцелую? — выпалил он.

— Нет! — вскинулась она.

Но Мику хватило проницательности понять, что ее испуг объясняется не столько его предложением, сколько тем, что он угадал ее мысли.

— Отлично. — Он развернул ее на месте и подтолкнул к двери. — Только учтите на будущее, что отныне я буду требовать определенной взаимности. Придется делить ответственность пополам, мисс Боллаш! Если вам снова захочется целоваться, будете любезны сказать об этом. Это будет чертовски здорово с вашей стороны. В противном случае, — многозначительно добавил он, — у вас ничего не выйдет!

Эдвина так сильно сжала губы, что они превратились в прямую белую линию. Ее лицо выдавало отчаяние, растерянность и обиду — целую бурю чувств, вызванную его словами.

А в следующую минуту эта настырная ведьма сообщила:

— Вместо «будете любезными» или «будете любезной» вам следовало сказать «будьте любезны»!

Он разъяренно фыркнул. Он готов был лопнуть от злости.

— Я не говорил «будете любезной»!

Его душил истерический хохот. Вот вам и вся любовь! Черт побери, эта баба совсем свихнулась! Неужели она ничего не чувствует?! Он распалился так, что чуть не разложил ее прямо тут, на сене (нет, пожалуй, лучше было бы сделать это в карете), задрав ей юбки и... Проклятие, он взял бы ее даже на полу, если бы только хорьки и собаки не стали возмущаться...

Но вместо этого он спросил:

— Что еще я сказал неверно? Чего еще вы от меня хотите?

— Вы не сказали «простите», — заметила она. — Не забывайте извиниться, если вы просите кого-то повторить сказанные им слова.

— Простите, мисс Боллаш! — драматически вскричал Мик. — Какую долбаную фигню я должен был сказать вместо «чертовски здорово»?

— «Довольно мило» или «очень мило».

— «Довольно», — повторил он. «Довольно». Мик слышал себя как бы со стороны. Он посмотрел на Винни. Она ждала повторения всей фразы. Тупица! Она продолжает свои дурацкие наставления, вместо того чтобы полюбоваться на его работу, потому что не умеет по-другому общаться с людьми. — Довольно мило, мисс Боллаш.

Она так растерянно заморгала, что Мик опешил: неужели он опять сплоховал?

— Ну... Да. Так уже лучше. — Она нервно рассмеялась и добавила: — Чертовски здорово, если уж на то пошло! — Мику нравился ее смех, вот только смеялась она нечасто. А Винни снова огорошила его, пробормотав: — Извините меня!

Ну вот, опять она просит прощения — хотел бы он знать, за что? Но Мик так и не успел выяснить все до конца — она опрометью выскочила из сарая.

Эдвина ни разу не остановилась, пока шла к заднему крыльцу, и торопливо скрылась в доме.

Молодчина, Мик, ничего не скажешь! Распотешил дамочку на славу!

Он с досадой дернул себя за волосы, зажмурился и дышать старался как можно глубже и размереннее, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Господи помилуй, эта особа кого хочешь сведет с ума!

Свой гнев Мик выместил на крысах.

Он избавился от них в два счета. Прозвучала команда, и хорьки бросились в атаку, а собаки заметались по углам, добивая пискливых юрких тварей. На десять минут в каретном сарае воцарился настоящий ад — что вполне соответствовало взбудораженному состоянию Мика Тремора.

Наконец он уселся на охапку сена и подсчитал результаты: пара дюжин дохлых крыс, покусана одна собака и один хорек, причем собаке досталось весьма изрядно. Все правильно. Так и должно быть.

— А ведь она умеет настоять на своем, — бормотал Мик, промывая собаке рану. — Сильно болит, да? Подумать только, что они с тобой сделали!

Его неприятно поразила новая догадка: он привел сюда Винни не только из желания покрасоваться перед ней, скорее чтобы доказать себе самому, что он остался прежним Миком из Корнуолла.

От грустных мыслей его отвлекла собака: не желая слушать умные рассуждения, она нетерпеливо вырывалась и повизгивала, всем своим видом выражая готовность снова ринуться в бой. Глупая тварь. Ведь на крысиных зубах могла оказаться любая зараза, даже Мик не защищен от их укусов. У него на всю жизнь остался шрам на руке и на голени. Ловля крыс — отличный вид спорта, но в качестве постоянной работы она чертовски неприятна.

Довольно неприятна.

Мик сердито фыркнул. Его работа просто отвратительна, только сейчас это пришло ему в голову. У него не было выбора, и он старался не думать об опасностях своего ремесла. В этом-то и проблема. Никто не предлагал ему никакой другой работы.

Стараясь не прикасаться к дохлым крысам, он, подцепляя их крюком, погрузил в плотный мешок. Затем собрал свое звериное воинство и потащил купаться. В саду был ручной насос. Нужно как следует вымыть своих питомцев, чтобы не подхватили от крыс какую-нибудь заразу.

Обдавая ледяной водой визжащего Магика, Мик с невольной радостью подумал о том, что его ждет горячая ванна.

Черт побери, да что это с ним? Неужели он успел привыкнуть к ванне?

Как бы пребывание в этом доме не вышло ему боком. Что ни говори, а он успел оценить прелести роскошной жизни, которая ему не по карману. Взять хотя бы ванну. Десятки галлонов горячей воды, потраченной на всякую ерунду. Не говоря уже об отдельной комнате для этой самой ванны.

Но хуже всего то, что он сходит с ума по женщине, которую ему никогда не заполучить!

Даже смешно, до какой степени он привык полагаться на Винни. Он привык, что его постоянно поправляют и объясняют, как делать то и это. Дошел до того, что стал мысленно контролировать каждый свой шаг и сверять его с чуждыми, нелепыми правилами. Еше несколько недель — и эти правила превратятся для Мика в пустой звук. А Мик позволил себе не просто вступить в игру, чтобы выиграть дурацкое пари. Он набрался всяких идиотских идей. И Винни служила ему чудесным волшебным зеркалом. Он всегда мог посмотреть на нее и исправить себя так, чтобы понравиться себе еще больше.

В те минуты, когда на нее не находила излишняя чопорность, Винни превращалась в отличного друга, с которым можно поговорить по душам. Мик просыпался и засыпал с мыслью о Винни. Милая Вин. Забавная Вин. Робкая, испуганная, отважная, рассудительная Винни.

Мик больше не сомневался: он стал другим человеком. И его новый образ принес ему еще меньше удовольствия, чем вид обритой верхней губы. Он раздражал его. Лишал самообладания. Перед ним открылся новый мир, и этот мир смущал Мика. А вдруг в этом мире не найдется места для бывшего крысолова, не брезговавшего дружить с Реццо и подобными ему парнями? Мик всегда чувствован себя уверенно, а сейчас почва словно уходила у него из-под ног, и сознавать это было чертовски неприятно... нет, «довольно» неприятно. Он туг же вспомнил несметное количество слов, которые успел выучить за последние дни.

Зачем простому крысолову такое богатство?

Приведя себя в порядок, Мик первым делом отправился приласкать старушку Фредди. Она давно не участвовала в облавах и наверняка чувствовала себя «довольно неприятно», наблюдая за работой своих товарок из клетки в дальнем углу каретного сарая. Обычно хорьки не живут больше двенадцати лет, тогда как Фредди уже исполнилось тринадцать. Она сильно исхудала и почти ослепла. Мику показалось, что она скоро подохнет, и он решил носить ее с собой в кармане, чтобы не оставлять одну. Ведь когда-то она была самой отважной и преданной, лучшей в его войске. Мик привез ее из Корнуолла, и Фредди не просто кормила все их многочисленное семейство. Она обеспечила Мика работой, благодаря ей он стал уважать себя.

В последние дни Фредди выглядела гораздо лучше, она даже поправилась. Наверное, новая обстановка пришлась ей по душе. Мик долго гладил свою любимицу и подробно рассказал ей про сегодняшнюю облаву, а под конец угостил печенкой самой здоровой и жирной крысы. С удовольствием глядя на то, как Фредди смакует лакомство, Мик испытал облегчение.

Глава 15

Мистер Тремор не стал мешкать с переселением в комнаты для слуг. Он поднялся к себе, помылся, побросал свои пожитки в покрывало, увязал в узел и спустился вниз. При этом он наотрез отказался занять комнату рядом с Мильтоном, а выбрал самую дальнюю и тесную каморку под тем предлогом, что ее будет «легче обжить». В этом тесном закутке некогда помещалась посудомоечная. В единственное окно под самым потолком проникал ночью свет уличного фонаря, а днем мелькали ноги прохожих.

Вот и отлично. По крайней мере теперь Винни могла надеяться, что все пойдет как надо. И в какой-то степени она не ошиблась. Мистер Тремор стал заметно сдержаннее. Точнее, теперь они вообще не отвлекались на досужие разговоры, словно пришли к некоему молчаливому соглашению. Просто замечательно.

Однако прошло еще несколько дней, прежде чем Винни нашла в себе силы вернуться к обычному графику занятий, приносивших ей, как преподавателю, ни с чем не сравнимое удовольствие.

И в самом деле, любой учитель мог лишь мечтать о подобном ученике — сметливом и живом, с охотой впитывающем новые знания и постоянно заставляющем держаться настороже: а что заинтересует его на следующем уроке? Недостаток образования мистер Тремор с лихвой восполнял природным умом и прилежанием.

Его словарный запас расширялся день ото дня. Потом он вдруг стал выдавать совершенно новые слова, которых они не проходили и которых он не мог нигде прочитать, что казалось Винни настоящим чудом.

— Крутобедрая пава, — бросил он в один прекрасный день.

Винни изумленно уставилась на него, а он отвечал ей рассеянным взглядом, говорившим о высшей степени сосредоточенности. Наверное, слышал где-то это выражение, но не знал его смысла. Однако Винни ошибалась.

— Девица с круглой задницей.

— С пышными ягодицами в форме груши.

— Знаю, — улыбнулся он. — С пышными и тугими. Жаль, что нельзя одним словом описать такие бедра, переходящие в длинные стройные ножки — ни дать ни взять виолончель!

Винни не знала, куда спрятать глаза, изо всех сил стараясь не выдать свое смущение. Крутобедрая пава. Да, его образный ряд явно претерпел изменения. В отличие от направления мыслей.

Вид его голой верхней губы окончательно вывел Винни из себя. Он больше не напоминал ей об одержанной победе, скорее об издевке. Ведь мужское обаяние и притягательность мистера Тремора ничугь не пострадали. С каждым днем Винни убеждалась в этом все больше и больше.

Вскоре загадка новых слов разрешилась сама собой.

Винни очнулась в два часа ночи как от толчка — она задыхалась и обливалась слезами, но так и не смогла вспомнить свой сон. Она долго лежала неподвижно, со смутным ощущением гнева и отчаяния, словно ее лишили какой-то жизненно важной, совершенно необходимой и желанной вещи.

Проклятые кошмары! Винни раздраженно подумала о том, что вот уже две недели спит кое-как, вполглаза, но такой дурной сон привиделся ей впервые. И она решила спуститься на кухню, выпить стакан молока.

На обратном пути заметила слабый отблеск света в дальнем конце коридора. Да, в библиотеке кто-то был. Она поспешила туда, не задумываясь о последствиях — словно очарованный пламенем свечи мотылек, — и решительно распахнула дверь.

Так и есть! Мик сидел в кресле возле стола и испуганно вскочил при ее появлении. На коленях у него лежала книга.

Винни шагнула внутрь. Они не спускали друг с друга глаз, но не произносили ни слова, как это не раз случалось на протяжении последних дней. Никто не желал первым начинать разговор.

Наконец он неловко пожал плечами и признался с виноватой улыбкой:

— Мне нравится читать. Вот я и подумал, что следует прочесть как можно больше, пока под боком столько книг! — И он добавил, обведя взмахом руки библиотеку: — У меня еще целых двенадцать дней!

Да, именно столько оставалось до бала. Как быстро пролетело время! Она и оглянуться не успела, дни и часы словно просочились сквозь пальцы!

— Отсыпаться я буду потом, когда вернусь к себе, — сказал мистер Тремор.

Он произнес то, о чем Винни старалась не думать. Через двенадцать дней у них больше не будет причины все время находиться вдвоем.

— У вас не возникало трудностей с новыми словами? — машинально спросила она.

— Еще какие! На каждом шагу! — Он негромко рассмеялся. На нем все еще был дневной костюм, только распущенный галстук свободно болтался на груди. Мягкий свет настольной лампы золотистыми лучами ложился на его белую сорочку. — Правда, сейчас стало немного легче. У меня тут свой словарь!

— Как вам это удалось? — искренне удивилась Винни.

Он молча взял со стола пачку исписанных листков и протянул ей.

Винни нашла здесь и «крутобедрую паву», и более простые слова и выражения, и каждое было снабжено транскрипцией и ссылкой на издание, страницу и строку.

— Сначала я читаю весь текст, потом возвращаюсь к тем страницам, где попадались незнакомые слова. Если не понимаю их смысла, то читаю текст снова и снова, пока не разберусь и не вызубрю их наизусть. — Он снова пожал плечами: — Мне нравятся звучные слова.

В этом Винни никогда не сомневалась и заметила с легкой улыбкой:

— Дьявольщина!

— Безобразие!

— Головотяпство!

Он растерянно моргнул — последнее слово было явно ему незнакомо, — но все же продолжил:

— Разгильдяйство!

— Довольно! — рассмеялась она. — Вам следует не просто учить слова, но и знать, когда ими воспользоваться!

— Мне нравится просто ими играть. — Винни давно заметила, что мистер Тремор питает слабость к звучным и непонятным ему словам и произносит их с особым удовольствием.

Или же к любопытным обозначениям каких-то вещей. Например, «причиндалы».

— Знаю, — отвечала Винни. — Но на балу вам следует быть предельно осторожным в этих играх. А о некоторых словах лучше вообще забыть.

На его покатом лбу обозначились морщины, а лицо приняло сосредоточенное, углубленное выражение, вполне достойное выпускника Кембриджа. И напрасно Винни уверяла себя, что это может быть одна видимость, что под этой великолепной черепной коробкой, возможно, нет ни единой достойной мысли, — все говорило об его остром, неординарном уме.

Проницательный. Пожалуй, именно это слово больше всего подходило для его живого, сосредоточенного взгляда.

Взгляда, оценивавшего ее так же, как она пыталась оценить его.

Винни смутилась.

— Мы придумаем для вас несколько ходовых выражений, — смущенно откашлявшись, пообещала она, машинально перебирая листки. — Чтобы на балу вам не пришлось мучительно подбирать слова. Вы не будете спотыкаться на этих словах, если проделаете все нужные упражнения.

Она едва осмелилась поднять на него взгляд. Он по-прежнему смотрел на нее пронзительно, напряженно. Он вовсе не спотыкается, произнося новые слова. Напротив, употребляет их правильно и к месту. И не полезет за словом в карман.

Это она, Винни, вечно придирается к нему, недооценивая его достижения, стараясь принизить Мика в собственных глазах. А ведь у нее никогда не было такого талантливого ученика. Пожалуй, он способнее самой Эдвины.

Она вернула ему листки и плотнее закуталась в халат.

Винни ничего не могла с собой поделать — под его пристальным взглядом она почувствовала, что краснеет. Ни с того ни с сего. Ведь он не сделал ничего плохого, даже не шевельнулся!

Он просто сидел, не сводя с нее напряженного взгляда и наклонив голову так, как его пес Магик, когда бывал озадачен странным поведением людей.

Пожалуй, в этом нет ничего плохого. Она уже озадачила себя. Пора озадачить и его.

Глава 16

Итак, на протяжении пяти недель мистер Тремор с успехом постигал тонкости правильной английской речи и вежливых манер. Однако был один урок, который Винни откладывала напоследок. На балу принято танцевать, и вряд ли великосветскому обществу понравится джига, которую ученик отплясывал на кухне.

Обычно мисс Боллаш учила танцам своих подопечных в небольшом зале на втором этаже. Это было еще в те времена, когда мать жила с ними и в доме устраивали небольшие концерты, часто переходившие в танцы. Теперь зал пустовал, а из инструментов сохранилось лишь громоздкое черное пианино с западавшими клавишами и наполовину оборванными струнами. Этого безмолвного монстра задвинули в угол, чтобы освободить место для занятий.

При обычных обстоятельствах уроки танцев нисколько не тяготили Эдвину — напротив, вносили хоть какое-то разнообразие в ее монотонный образ жизни. Она приносила сюда граммофон, устанавливала его на крышке пианино и запускала сделанные ею записи трио, исполнявшего вальсы Штрауса.

Вот и сегодня она пришла сюда с мистером Тремором, завела граммофон и начала урок танцев:

— Вы становитесь не точно напротив партнерши, а немного наискосок, чтобы ваши ноги могли двигаться... — Она хотела сказать, «между ее ног», но вовремя спохватилась.

В следующий миг выяснилось, что Винни напрасно старалась: он и без нее это знал. Больше того: его ладонь уверенно легла ей на талию, напоминая о том, что следует пересмотреть обычные наставления, ведь на прежних уроках она выполняла роль партнера.

Винни пришлось начинать танец не с той ноги, не в ту сторону, как она привыкла. Его рука с заметным усилием пыталась вести ее в танце, и в конце концов Винни сбилась с шага. Как будто налетела на булыжник, которого здесь, разумеется, быть не могло.

Словно желая досадить ей еще сильнее, граммофон зашипел и умолк.

— Только этого не хватало! — воскликнула Винни, высвободилась из объятий мистера Тремора и направилась к граммофону, чтобы поменять диск. Ее внимание привлек какой-то странный металлический звук.

Да, она не ослышалась: это мистер Тремор, нетерпеливо поджидавший ее возвращения, постукивал по бедру одной рукой, а другую держал в кармане.

Динь-дилинь! Какой неприятный звон!

Сегодня он был одет безукоризненно: даже галстук завязан идеально прямым узлом, как и положено респектабельному джентльмену. Но откуда же тогда этот неприличный звук?

Винни снова и снова скользила взглядом по его великолепной фигуре. Инстинкт подсказывал ей, что неспроста мистер Тремор так молчалив и сдержан в последнее время, что он пытается скрыть снедавшее его напряжение и что сегодня это напряжение особенно велико. Он просто не в состоянии оставаться неподвижным.

— Перестаньте! — не выдержала Эдвина.

Но настырное «динь-дилинь» не умолкало, а мистер Тре-мор по-прежнему не спускал с нее глаз, в то время как непристойный звук стал еще громче.

Эдвина постаралась не обращать внимания на подобные глупости, сделав вид, будто рассматривает надписи на цилиндрах. Но что может быть у него в карманах? Что обычно бывает в карманах у мужчин?

Она тут же вспомнила про «обычное» содержимое карманов мистера Тремора. Про юрких проворных зверьков, снующих по самым темным углам. Про ошейники с бубенцами. Бубенцы? Неужели он таскает с собой бубенцы? Она готова была прожечь взглядом дыру в его брюках. Ну ладно, сегодня она устроит ему урок — вывернет его карманы наизнанку и просмотрит их содержимое! Не пропустит ни одного — даже жилетный карман для часов со звоном, от которых он до сих пор без ума!.

Стоп! Вот откуда этот звон! Цепочка от часов задевала яшмовую пуговицу на жилетке всякий раз, когда он хлопал ладонью по бедру. Эдвина прикипела взглядом к ритмично двигавшейся руке. Ей пришлось встряхнуться, чтобы вспомнить о деле.

Пожалуй, нужно выбрать самый медленный вальс, чтобы новичку было легче освоиться.

Однако и это не помогло. Они двинулись с места только с четвертой попытки, к тому же это вряд ли можно было назвать танцем. Наконец Эдвина не выдержала и сказала, что его манеры никуда не годятся. Он слишком близко держит партнершу.

Мистер Тремор сердито фыркнул и посмотрел на нее свысока, как будто это она сбивалась с такта на каждом шагу. Но упорно продолжал танцевать, и каждый раз, заводя граммофон, Винни вынуждена была слушать позвякивание часовой цепочки.

И вдруг оно прекратилось. Мистер Тремор пожелал сам выбрать цилиндр. Винни сомневалась, что он способен разобрать ее небрежные надписи на этикетках или хотя бы понять, что означает то или иное название. Однако ученик действовал весьма уверенно.

— Вот этот. — Он подал ей выбранный цилиндр.

Винни достаточно было одного взгляда, чтобы убедиться: он действительно ничего не понял. Его просто привлекло громкое название. Полька «Гром и молния». Чего еще ожидать от крысолова?

— Это не вальс. — Она протянула руку, собираясь опустить польку обратно в коробку.

— Знаю. — Он поймал ее за запястье. — Но я увереннее танцую польку, лучше, чем вальс, а вы наверняка нет. Вам придется следить за танцем, вместо того чтобы пытаться меня вести.

— Я и не собиралась вас вести... — возмутилась Винни.

— Вы только и делали, что толкали меня, как ручную тележку!

— Я никого не толкала! — Или толкала? Она была растеряна и обижена одновременно.

— Винни, мы все время спотыкаемся именно потому, что вместо танца вы устроили сеанс ручной борьбы!

— Нет, неправда! Это из-за вашей неопытности...

— Да, у меня нет опыта борьбы с дамой, которая скорее вытрет мною пол в этой комнате, чем позволит вести ее в танце! — И он процедил сквозь зубы: — Ну, так и быть, ставьте вальс, но снимите туфли.

— Извините? — Она отшатнулась и воскликнула: — Ни за что!

— Давайте, снимайте туфли! Двигаться станет намного легче.

Кроме того, это сделало ее значительно ниже. Чувствуя себя крайне неуверенно, Винни едва поспевала за его быстрыми, проворными шагами.

В одном он был прав. Урок танца действительно пошел на лад.

Мало-помалу она научилась находить удовольствие в подчинении сильным рукам партнера, все еще стараясь отмечать его слабые стороны, о которых при случае следовало напомнить.

Но чаще ей приходилось напоминать себе, что она танцует с крысоловом. Грязным, грубым крысоловом, оборванцем из Корнуолла, подобранным на улице и не имеющим за душой ничего, кроме обрывков случайных знаний да залихватской полуулыбки.

— Вы не хотите передохнуть? — спросил он, когда Винни отправилась менять цилиндр на граммофоне.

— Нет, — быстро ответила она.

— И я тоже. Просто вы так раскраснелись! — И он улыбнулся, демонстрируя очаровательную ямку на щеке. Как ни странно, Винни сочла это очень забавным и рассмеялась — сама того не желая.

Мик не мог не рассмеяться в ответ — тоже против желания.

На какой-то миг возникшее между ними напряжение слегка ослабло. Впрочем, Мик уже начинал привыкать к тому, что их сосуществование напоминает погоню собаки за кошкой. Когда пес задыхается и исходит злобным лаем, мечтая вцепиться кошке в загривок, а та продолжает удирать, то и дело оборачиваясь, шипя и огрызаясь. Если они не переспят в самое ближайшее время, то непременно прикончат друг друга. Но как объяснить это Винни? Она и слушать не захочет, хотя в глубине души тоже уверена в этом.

Однако ее мимолетная улыбка вселила в Мика надежду.

Тут ее очки сверкнули, отражая солнечный свет, и Мик, повинуясь внезапному порыву, снял их и высоко поднял над головой.

Конечно, она рассердилась и пыталась протестовать, но Мик аккуратно положил очки на крышку пианино и снова повел ее в танце, увлекая на середину комнаты.

— Я ничего не вижу! — возмущалась Винни. Все шло хуже некуда. Босая, а теперь еще и слепая...

— Как называется вот это? — Чтобы коснуться кружевной отделки у нее на воротнике, он на миг отпустил ее руку, и рука повисла, безвольно раскачиваясь в ритме танца, пока Мик не подхватил ее вновь.

— Что?..

— Название! Скажите, как это называется?

Ее близорукие глаза могли различить сейчас разве что его лицо, склоненное над ее плечом.

— А... гм... кружева.

Он выразительно вскинул бровь, как будто не поверил столь краткому ответу.

— Нет, не то, что сверху, а то, что там, внизу, под ними? — Он снова отпустил ее руку, и Винни сбилась с шага при виде того, как он тычет пальцем в то место, где шов соединял две половины корсета.

— Ох-х-х... — В этот момент ей, пожалуй, было нелегко вспомнить даже собственное имя. — Тюль. Это тонкий шелковый тюль.

— Шелковый тюль, — повторил он, смакуя каждый звук. — Шелковый тюль телесного цвета. — Мистер Тре-мор снова демонстрировал свое идеальное произношение. Но в следующий момент сказал с легкой улыбкой: — Забодай меня комар!

Винни растерянно хлопала глазами. Он снова издевается над ней! И этот его жуткий акцент... Ему опять удалось захватить ее врасплох — босую, полуослепшую, запыхавшуюся от быстрого вальса...

— А ваше платье... — Он откинулся назад, окинув взглядом ее наряд. — Как это называется, когда платье выглядит вот так?

— Это... ах да... гм... — объяснила она потупившись, стараясь собраться с мыслями. — Это завышенная талия. — И мрачно добавила: — Вам вовсе не нужно вдаваться в такие тонкости дамского туалета!

Он хотел что-то сказать, но у пружины граммофона в этот момент кончился завод.

— Извините. — Она поспешила к пианино и нашла там свои очки. От возмущения у нее так дрожали руки, что правая дужка очков села на место только со второй попытки. Чтобы хоть немного успокоиться, Винни стала наводить порядок в коробке с цилиндрами. Очки не помогали — все плыло перед глазами, и она не в состоянии была прочесть ни слова на этикетках. Вдобавок за спиной у нее раздался бархатный голос:

— Мы ходим на танцы в «Быка и бочку», — и продолжил как ни в чем не бывало: — Между прочим, чтобы понять по-настоящему, что такое танец, нужно танцевать, целуясь с партнером. Дайте мне знать, если захотите попробовать.

Она резко повернулась, готовая прибить его на месте, и смерила с ног до головы разъяренным взглядом. Он же всем своим видом демонстрировал непринужденность, как будто вел светскую беседу о новых вальсах.

Танцевать, целуясь с партнером? Нет уж, увольте! И Винни решила не менять больше цилиндр. Они будут снова и снова повторять этот вальс, пока не надоест.

Он терпеливо ждал, пока Винни налаживала граммофон. Затем положил руку ей на талию и повел в танце, как будто ничего не случилось.

Неплохой выход. Винни тоже сделала вид, будто не слышала его слов и не чувствовала, как у нее раскраснелось лицо.

— Попробуем пируэты, — сказала она.

Они проделали несколько пируэтов, не сбиваясь с темпа. Значит, он умеет делать и это.

Он вообще многое умеет.

Винни приводила в ярость мысль о том, что он танцевал, целуя какую-то женщину. Или, что еще хуже, какая-то женщина целовала его. Это неприлично. Это возмутительно. Тем более что она сама не прочь с ним поцеловаться.

Интересно, что она при этом почувствует? Сказать ему или нет?

Ведь тогда, в каретном сарае, он нарочно предупредил Эдвину, что не станет ее целовать, пока она сама не попросит. Сказать или нет? Нет, у нее просто не повернется язык, даже если бы она и захотела — чего в принципе не может быть. Ни одна приличная дама не опустится до столь развязного поведения и не поставит под удар свою репутацию!

Вдобавок не мистер ли Тремор обещал Эдвине «довести ее до самого конца»? Зачем же поднимать такой шум из-за какого-то несчастного поцелуя? И Винни заметила сухим тоном:

— Поразительная стеснительность со стороны мужчины, обещавшего «довести меня до конца»!

— Ага! — торжествующе расхохотался он. — Так вот о чем мы мечтаем! Вам мало простых поцелуев!

— Ничего подобного я не...

— Верно! Вы сказали, что этого хочу я, а не вы. Но и у вас проскальзывала такая мысль, не так ли, мисс Боллаш?

— Вы слишком развязны! — выпалила она. Винни терпеть не могла этот его издевательский тон.

— С какой стати? Ведь это вам нравится во мне больше всего! Будь я джентльменом, вы не решились бы так легко смешать меня с грязью! Хулиган Мик! Оборванец Мик! У него хватило наглости заставить вас почувствовать то, о чем вы боялись даже подумать!

— Черт бы вас побрал! — Она в ярости топнула ногой, и на этом их танец прекратился. Они замерли посреди комнаты. «Черт». Она никогда в жизни не позволяла себе чертыхаться вслух! Ее ужаснула собственная вспышка.

Сейчас обоим стало не до танцев. Напрасно трио скрипачей снова и снова выводило мелодию вальса, записанную на граммофон.

Наконец Мик самодовольно расхохотался, приятно удивленный ее неожиданной выходкой.

— Очень мило! — с искренним восхищением заявил он. — Примите мои поздравления, Вин...

Она отвесила ему звонкую пощечину. Не раздумывая, не колеблясь. И не одну, а сразу две! Ее рука со свистом рассекла воздух и смачно шлепнула его по щеке. Вошла во вкус и снова ударила, изо всех сил. Она готова была сделать это и в третий раз, но Мик схватил ее за руки.

Он навис над ней, на миг охваченный такой же неистовой яростью, как и она: в этот злополучный день оба словно сорвались с цепи!

Все еще тяжело дыша, мистер Тремор отпустил ее руки. Они смотрели друг на друга не отрываясь. Винни не сразу заметила алое пятно у него на щеке. С каждой минутой оно становилось все ярче. Свидетельство ее гнева, четкий отпечаток ее растопыренной пятерни.

— Ох, — вырвалось у Эдвины. — Ох... — В ее голосе звучал испуг. Она в жизни никого не тронула пальцем! Почему же ударила Мика? Почему именно его? — Вам очень больно?

Морщась от сострадания, Винни подняла руку и прикоснулась к его щеке. Алое пятно обожгло пальцы. Она погладила его щеку, взяла в ладони его лицо.

Он невольно вздрогнул, но не стал ей препятствовать. Винни не спеша погладила его по щекам.

На гладкой коже уже проступила легкая колкая щетина. Прямой подбородок был сухим и твердым. А в зеленых кошачьих глазах полыхало пламя, которое окрасило в алый цвет отпечаток ее руки. Ох уж этот отпечаток... Винни словно старалась стереть его своей лаской, снова и снова проводя ладонями по его прекрасному,

божественно красивому лицу.

Наконец он не выдержал, перехватил ее руку, прижал к губам и стал целовать, щекоча языком, как делал это целую вечность назад...

Винни онемела от неожиданности. Кто бы мог подумать, что это будет так приятно. Что он может целовать ей руку, зажмурившись и постанывая от наслаждения.

По спине побежали мурашки... странная истома охватила все ее тело... Внутри все сжалось от смутного предчувствия... Винни замерла, не смея шелохнуться, комната кружилась у нее перед глазами...

Она хотела отнять руку, но тело вышло из-под контроля, стало чужим и неловким. Когда Мик поднял голову, она сжала руку в кулак, и он поцеловал костяшки пальцев. Винни зажмурилась. Боже, спаси и сохрани!

Она все же умудрилась высвободиться из сладкого плена и пролепетала:

— Я... я не собираюсь... идти до конца!

— Поздно, слишком поздно! — прошептал он. — Вы уже в пути! — И Мик добавил скорее обреченным, нежели довольным тоном: — Слишком поздно для нас обоих.

Граммофон беспомощно взвыл и заглох, но Винни было не до этого.

Наконец она заставила себя очнуться, повернулась, прижимая к груди онемевшую руку, и прошлепала по полу босыми ногами в тот угол, где стояло пианино. Она едва соображала, что делает, и завела пружину слишком туго, так что граммофон стал издавать какой-то судорожный писк.

Винни вернулась к Мику и приготовилась танцевать, но им пришлось ждать целую вечность, пока пружина ослабнет настолько, что можно будет подладиться в такт.

Как это ни странно, но и тогда Винни не тронулась с места. Она просто стояла и смотрела на Мика, не смея к нему прикоснуться. Музыка продолжала играть. А они так и стояли не двигаясь. Наконец он протянул к ней руку, как будто собирался начать танец.

Но вместо этого погладил ее по спине и сказал:

— Попробуй снова поднять юбки, Вин!

Уж не ослышалась ли она? С ее губ слетел короткий истерический смешок, когда он взялся за ее подол.

Винни остановила его, и он сердито тряхнул головой:

— Не упрямься, Вин! Делай, что я велел!

И она подчинилась, скорее в силу привычки. Ведь всю свою жизнь она только и делала, что выполняла чужую волю. Хорошая, послушная девочка.

— А что они говорили тебе, когда ты не слушалась и была плохой, Вин? — вдруг прошептал он.

— Что? — Она окончательно растерялась. Сердце готово было выскочить из груди.

Словно почувствовав это, он ласково провел пальцем по ее шее. Она встрепенулась и пробормотала:

— Дайте мне руку! Опустите другую руку мне на талию, как полагается! Мы должны заниматься танцами!

— Расскажи мне о том, что «полагается»! — шепотом продолжал он. — Что они говорили, когда ты делала не то, что «полагается»? — Его лицо наклонялось все ближе. — Что происходило тогда, когда ты поступала по-своему? Что я должен сказать тебе, чтобы ты не боялась поступать по-своему? — Винни не отвечала, и он сменил тему: — Мне очень нравится тебя целовать. И я непременно тебя поцелую. Но мне было бы приятно, если бы это нравилось и тебе. Тебе нравится?

— Н-н-н... — У нее не хватало сил сказать «нет». Она не знала, что делать, и нервно облизнула губы. Нет, она не хочет целоваться!

Музыка упрямо играла, словно доносясь из какого-то другого мира. Он долго ждал. Снова провел пальцем по ее шее. Она не противилась. Это было настоящее волшебство.

Винни зажмурилась и прикусила губу.

— Отлично, — услышала она его бархатный голос. — Скажи, чего ты хочешь, наберись смелости, и я выполню любое твое желание.

Ошеломленная Винни уставилась на его спину: он пошел заводить граммофон. Не прошло и двух минут, как они снова задвигались, исполняя пируэты в такт звонким голосам скрипок.

«Сказать или не сказать?» — билась в голове мысль.

Ведь она помнит, как было... интересно, когда они «целовались по-настоящему». Он показался ей тогда таким сильным и нежным. А ее тело словно проснулось и ожило для какой-то новой, неведомой жизни...

Но должна ли она сама попросить его об этом?

Нет, ни за что!

— Вы слишком многого хотите, — пролепетала она.

— Вы то осуждаете меня, то плачете от обиды, Вин, — отвечал он самым обыденным тоном. — Вы проклинаете меня, и бьете, и отсылаете в комнаты для слуг. — Он покачал головой и спросил: — Неужели это так много — взглянуть на себя со стороны? Ведь я только об этом прошу.

Случайность избавила ее от необходимости задуматься над его словами. Потому что именно в этот миг ее босая нога наткнулась на что-то маленькое и твердое, валявшееся на грязном полу.

— Ох... Постойте... Я на что-то наступила... — Она балансировала на одной ноге, подняв другую.

Хотя музыка продолжала играть, Винни отчетливо слышала лишь их затрудненное дыхание. Ну конечно, они запыхались, потому что болтали во время танца!

Цепляясь за Мика, она стояла на одной ноге и не знала, что делать. Он оказался неожиданно близко. И все еще держал ее за талию. А она опиралась на его могучее плечо.

Она действительно хотела, чтобы он ее поцеловал. Да, хотела!

Но не решилась сказать об этом. Так нечестно! Винни сердито нахмурилась. Нечестно, несправедливо! Она скосила глаза в его сторону, балансируя на одной ноге. Ее губы скривились, как будто не желали слушаться, но она все же нашла в себе силы посмотреть на него и открыла рот, собираясь что-то сказать.

Глава 17

Мик это понял и следил за выражением ее лица.

Черт побери, сейчас, сейчас он это услышит! Он ни минуты не сомневался в том, что именно она хочет ему сказать. Она повисла на нем всем телом. Ничего, пусть висит. Господи, они и так изводили друг друга целый день!

Ему казалось, что он даже может проследить ход ее мыслей: она хотела получить поцелуй, но не хотела в этом признаваться. Но ничего у нее не вышло.

Наконец она заговорила.

Он подался всем телом вперед, чтобы не пропустить ни единого звука.

— У меня болит нога, — заявила она и плюхнулась на пол в окружении пышных складок необъятного подола.

Мик застыл в полной растерянности: как прикажете это понимать? Наконец он сел рядом и попробовал нащупать под подолом больную ногу. За что и получил по рукам.

— Я всего лишь хотел посмотреть, что случилось с вашей ногой! — мрачно воскликнул он. — Наверное, вы занозили ее!

— Нет, я наступила на что-то круглое.

— Это? — Он подобрал с пола маленькую черную гайку.

— Должно быть, выпала из пианино, — кивнула Винни. — Кажется, я и до этого на нее наступала. Нужно было сразу остановиться и убрать ее с пола! Смотрите, она даже продырявила мне чулок! — Кроме дырки на чулке было еще маленькое пятнышко крови.

Он положил гайку ей на ладонь и взялся за ногу. Как всегда, она пыталась сопротивляться, но он быстро успокоил ее, осторожно растирая больное место.

— Ох, — вздохнула она, еле сдерживая восторг. И снова: — Ох! Противная гайка! Вы так чудесно меня массируете!

Она откинулась назад и легла на пол, позволяя ему заботиться о своей ноге. Поднесла гайку к глазам и пробормотала:

— Скорее всего она вывалилась на прошлой неделе.

Тем временем Мик растер ей ступню и принялся разминать лодыжку.

— Ох, — снова вздохнула Винни. — До чего хорошо!

— Итак, что они говорили вам, когда вы вели себя плохо? — напомнил Мик. — И что делали?

— Кто? — Она с неохотой отвела глаза от своей ноги у него на коленях: продолжение этой игры явно застало ее врасплох.

— Ваши родители.

— Мои родители никогда ничего не говорили.

— Неужели? Ни единого слова? — Это было для Мика неожиданностью. — Но кто-то за вами присматривал?

Винни отвернулась.

— Гувернантка? — предположил Мик.

Она впилась в него глазами так, словно он прочел ее мысли.

— Так что же она говорила? Или делала?

— У меня было великое множество гувернанток, — буркнула Винни. И тут же добавила: — Мисс Нибитски.

— Вот-вот, мисс Нибитски, — подхватил Мик, который уже добрался до ее икры и принялся ее массировать. — И что же говорила мисс Нибитски, когда сердилась на вас?

— Она бы сказала так: «Ах ты, маленькая негодница, я переломаю все твои игрушки, если не будешь слушаться!» — Тут Винни стало и смешно и неловко. — Я никому об этом не рассказывала. Как-то странно обсуждать подобные вещи со взрослыми!

— Вовсе нет! — Он покачал головой, всем своим видом выражая искренний интерес. — И она действительно могла их сломать?

— Я просто делала вид, что игрушки меня совершенно не интересуют и она может делать с ними, что захочет. — Винни пожала плечами. — А однажды она взяла да отменила мой день рождения. Сказала, что я просто не доросла до шести лет. И что мне придется ждать еще целый год.

— Ну и дрянная баба! — в сердцах воскликнул Мик. Он даже поежился, сидя на полу. — И вы никому не пожаловались?

— Кому? Отец просто отмахнулся бы и попросил не беспокоить его по пустякам. Мать не поверила бы и рассердилась.

Мик нахмурился, продолжая массировать ее все так же осторожно и ритмично.

— И все-таки... Может, вы и в самом деле не желали ее слушаться? — Он во что бы то ни стало должен был докопаться до сути и выяснить, какие детские страхи до сих пор сковывают каждый ее шаг на пути к внутренней свободе. — Или хоть немного шалили?

Она промолчала. Мику пришлось наклониться, чтобы заглянуть ей в лицо. И его совсем не обрадовало то, что он увидел.

— Для нее не существовало слово «немного»? — с тревогой предположил он. — Она вас била? Она действительно вас била?

Его еще сильнее расстроила та поспешность, с какой Винни попыталась оправдать свою истязательницу:

— Она всего раз отстегала меня тростью! И сказала, что, будь я мальчиком, меня отправили бы в частную школу. И там за такие проделки воспитатель ставит учеников на колени и... — Ее голос задрожал и прервался. Она умолкла, не в силах продолжать.

Мик выпустил ее ногу и аккуратно поправил подол. Он откинулся назад, опираясь на одну руку и прижав другую к своей бритой губе.

— Что случилось? — Винни тут же решила, что чем-то расстроила его.

И не ошиблась. Подробности ее детства так подействовали на Мика, что хладнокровному истребителю крыс изменила выдержка. Ему очень захотелось добраться до этой мисс Нибитски и наказать ее за столь неоправданную жестокость.

— И ваши родители об этом знали?

— Скорее всего — да.

Мик слышал, что из частных школ выходят законченные снобы. Он понятия не имел ни о существовавших там непомерных строгостях, ни о безнаказанности гувернанток и всерьез полагал, что порка и стояние на коленях являются исключительной прерогативой сиротских приютов и работных домов.

— На самом деле я вовсе не так уж... — все еще пыталась оправдываться Эдвина.

— Нет, Вин! — сердито перебил ее Мик. — Человека нельзя считать благородным, если он позволяет себе внушать такой ужас собственным детям! Или что еще хуже — платить кому-то за такую работу! На поверку представители этого вашего высшего общества ведут себя... — он задумался на секунду, теперь ему гораздо легче было найти подходящее слово: — как варвары!

— Я стала бояться всего на свете задолго до того, как она...

— Это ужасно!

— А ведь это было ужасно — то, что она делала, правда? — Винни посмотрела на него так, словно осознала это впервые в жизни. И хмуро добавила: — Вы теперь будете меня презирать?

— Ни за что! — Он со смехом вскочил и поднял ее с пола. — Т-с-с! Ох, Винни!

Ему вдруг ужасно захотелось домой. Сердце заныло от сладкой тоски по болотистым пустошам и утесам на морском берегу, где он мог часами бродить, не зная усталости, потому что знал: у него есть дом и семья, где ему всегда рады.

— Позвольте мне рассказать вам про Корнуолл, — сказал Мик, снова опускаясь на пол и увлекая за собой Винни, так что она оказалась у него на коленях. Он поцеловал ее в макушку и начал свой неторопливый рассказ.

Он говорил обо всем, что приходило на память. О том, как любил играть в развалинах кельтских замков, не задумываясь о том, чьи руки возводили эти древние стены. Он просто считал эти замки своими. Он вспоминал, как водил гулять на берег младших братьев, а потом и сестер, пока их компания не разрослась до четырнадцати сорванцов-погодков.

— Как много детей! — заметила Винни.

— Мама была католичкой. Если Господь наградил ее ребенком, она испытывала радость. Она готова была принять под свое крыло даже чужих детей. Так случилось с моим братом Брэдом. Его мать умерла, а отец так его лупил, что он сбежал из дому и поселился у нас. И стал самым настоящим Тремором.

— Наверное, ваш отец помогал матери воспитывать детей? — предположила Винни.

— Боже упаси! Мой папаша отчалил после рождения то ли четвертого, то ли пятого ребенка!

— Но откуда же тогда взялись остальные? — Святая простота! Винни явно поразила такая подробность.

— Господь управил! — с добродушным смешком пояснил Мик. — Так любила говорить матушка. Непорочное зачатие. Она становилась сама не своя, когда речь заходила о Боге. — Он снова добродушно рассмеялся. — Она желала нам добра. И старалась по мере сил внушить и нам свою веру, но в итоге только запугивала до смерти младших детей. Они всегда бежали жаловаться ко мне, а я вытирал им слезы и утешал: дескать, Боженька не станет вас наказывать! Он вас любит! И мама тоже вас любит, но вы слишком рассердили ее, а у нее не поднимается рука отлупить вас как следует, хотя вы это заслужили!

Мик перевел дух и продолжил:

— Когда я подрос, то стал считать своим долгом внушить им хоть немного почтения к матери и в то же время заставить слушаться. Какой прок запугивать малышей небесными карами и вечным проклятием? И я всегда им говорил: «Вы не очень-то радуйтесь, потому что вместо мамы вас могу выдрать я! А у вашей мамы слишком доброе сердце. Она не решается поднять на вас руку и поэтому пугает смертными грехами!» И вы знаете, это действовало! Мы все любили ее и старались ей помочь.

— Особенно вы! — уточнила Винни.

— Да, особенно я. — Он задумчиво провел губами по ее пушистым мягким волосам. — Я, как старший, должен был присматривать за остальными. И вообще следить за порядком в доме.

Она задумалась. На коленях у Мика было так удобно и уютно, что Винни позволила себе немного расслабиться и не думать о приличиях. Она даже позволила себе пошутить:

— Теперь понятно, почему вы часто пытаетесь повелевать другими с такой королевской самонадеянностью!

— А я и есть король! — совершенно невозмутимо сообщил он. — Король судьбы Мика Тремора. Так же как вы, моя милая, являетесь королевой. Королевой собственной судьбы.

— Но если вы так любите свой Корнуолл, то почему уехали?

— Чтобы прокормиться. Когда мамы не стало, мы чуть не померли с голоду. — Он сказал с горьким смешком: — Не хочу вам врать, Вин! Но по-моему, кое-кто из моих братьев и сестер появился на свет в результате предпринимательской деятельности моей матушки! — Ему было смешно и печально думать о том, что отчаянные попытки матери заработать хоть немного денег для голодных детей приводили к тому, что детей становилось еще больше. — Словом, на те деньги, что я с тремя братьями получал в шахте, невозможно было прокормить четырнадцать голодных ртов. Вот и пришлось мне подкинуть малышню дядьям да теткам, а самому податься на заработки. С собой я взял Фредди — охотницу хоть куда. Вы с ней уже знакомы.

— Да, я помню, как вы ее хвалили.

— Ну, вообще-то я немного приврал. Она уже совсем старушка. — Мик подумал и решительно заявил: — Но это благодаря ей я с первых дней уже мог посылать домой деньги. Пусть небольшие, но на них можно было купить и еду, и одежду — то, чего вечно не хватает, если в доме есть дети. Так мы продержались еще одну зиму. Это Фредди нас вытащила. Вот почему я ни за что не оставлю ее, пока она жива.

— Четырнадцать, — задумчиво повторила Винни. — Это очень большая семья.

— Не маленькая, однако я справился, а потом и помощники подросли. Пять братьев, восемь сестер. Самой маленькой всего одиннадцать. Я до сих пор помогаю тем, кто еще не может работать, часть денег посылаю трем теткам и дяде, которые за ними присматривают, а что останется, оставляю себе. Не знаю, что бы я делал без своих близких.

— А они — без вас, — напомнила Винни.

— И то сказать! — рассмеялся Мик и тут же поправился: — Пожалуй. Пожалуй, вы правы! — Он хмыкнул, как будто был не рад своей безукоризненной речи. — Во всяком случае, мне как-то даже не приходило в голову потратить на себя весь заработок. — И мистер Тремор пояснил, явно намекая на поведение ее кузена: — Я хочу сказать, что деньги были бы мне не в радость, знай я, что мои родные бедствуют.

Винни оценила это проявление преданности, но виду не подала.

Оба замолчали, неподвижно сидя на полу в зале для танцев. Мику нравилось так сидеть. Он снова провел губами по ее волосам. Шелковистые, мягкие... Как и все остальное. Она пахла свежестью и лимоном.

Чувствуя, что он может не сдержаться и прижать ее к себе, опрокинуть на спину и улечься сверху, Мик осторожно высвободился и встал.

— Не похоже, чтобы он был хорошим парнем, этот ваш хваленый кузен. — Видимо, Мик вспомнил, как Эдвина сказала, что Ксавье должен ему понравиться, что он нравится всем.

Винни не спешила подниматься с пола. Она подтянула колени к груди и посмотрела на Мика снизу вверх.

— Ксавье умеет забавно шутить.

Она сухо рассмеялась и наклонила голову, так что Мику стали видны две заколки в ее волосах. Так вот в чем дело! А он никак не мог понять, что же не дает ее волосам свободно упасть на плечи. На вид они казались довольно тяжелыми. Блестящая корона с медным отливом. Сплетенная из великого множества ярких пушистых локонов. Потрясающе.

— Говорят, в последнее время он сильно изменился, — продолжала Винни. — Меньше шутит, часто бывает мрачным. Ничего похожего на то, каким я видела его в последний раз. В тот день, когда он получил наследство, Ксавье мог заткнуть за пояс любого восемнадцатилетнего повесу. Кстати, вскоре после этого он женился на женщине, которой тогда было примерно столько же лет, сколько мне сейчас. Десять лет он добивался ее взаимности. Представляете? Вивьен должно быть теперь что-то около сорока. Мне ужасно хотелось обвинить ее во всех смертных грехах, в том, что она вышла за него по расчету, но я не могла не видеть, что она очень милая. Скромная. Отзывчивая. Говорят, она такой и осталась. Кажется, она родом из богатой итальянской семьи или из бедной, но очень знатной. Словом, пока Ксавье не получил наследство, об их браке не могло быть и речи. Она настоящая красавица. Она до сих пор с ним. И не оставит его до самой смерти.

— Но вам-то от этого не легче! — Мик первым делом подумал о Винни.

Она снова горько рассмеялась и обхватила колени руками.

— Иногда это действительно раздражает. Наверное, так бывает при карточной игре, когда тузы раз за разом идут в одни руки.

— Это вам они могут казаться тузами, Вин! Вы же не сидите на его месте! И не можете играть за него — только за себя.

Она кивнула и надолго задумалась. Потом наконец подняла голову:

— Мик! — У него потеплело на душе. Винни впервые назвала его по имени! — Вы самый щедрый человек в мире!

Вот это да! Он готов был петь от радости. Но вместо этого смущенно улыбнулся и возразил:

— Щедрость тут ни при чем. Это просто... — Мик растерянно пожал плечами и продолжил: — Какой смысл обвинять людей, коли они не в состоянии перекроить свой характер?

Винни молча обдумала эту идею. Потом вдруг улеглась навзничь, закинув руки за голову.

— А у нас потолок шелушится! — Она рассмеялась от души, словно это было чрезвычайно остроумной шуткой.

Мик даже не успел подумать о том, чтобы воспользоваться ситуацией, — Винни протянула руки, чтобы он помог ей встать.

И он помог, да так, что она невольно охнула, оказавшись на ногах.

— Иногда вы так обращаетесь со мной, что у меня сводит живот! — сказала она и тут же поспешила уйти от скользкой темы: — Ну как, вы сможете уверенно танцевать вальс?

— Нет, — отрезал Мик. — Сразу будет заметно, что я в этом деле новичок. Мне нужна практика. — Он снова лукавил. Ведь в «Быке и бочке» он вечера напролет танцевал вальс, хотя и не в такой чопорной манере, какую демонстрировала его учительница. Но Мик готов был и не на такие уловки, лишь бы вальсировать с Винни целый день.

Кроме того, он все еще надеялся достучаться до ее робкой, испуганной души. И Мик подал ей руку.

Винни приняла ее, и он повел ее в вальсе, старательно соблюдая установленную ею дистанцию и шепотом отсчитывая ритм. «Раз-два-три, раз-два-три». Им не потребовалось включать музыку. Ее заменял его ласковый шепот.

Они провальсировали до самого ужина, пока не устали ноги. Иногда заводили граммофон, но всякий раз, когда пружина раскручивалась и он затыкался, Мик добросовестно отсчитывал ритм. Ему это было совсем не трудно. Главное — он мог сколько угодно кружить Винни, держа ее в объятиях, и слушать ее веселый, заливистый смех.

Но в конце концов он не выдержал и сам не заметил, как прижал Винни к себе. Ее глаза широко распахнулись от неожиданности — и испуга. Она снова боялась стать плохой девочкой. И напряглась всем телом, готовясь отразить его натиск. Проклятая трусиха!

— Винни! Я хотел бы вас поцеловать. Я хотел бы еще много чего. Я мечтал об этом целых две недели. Но я не в состоянии работать за нас обоих. Мне приходится все время вас подталкивать и заставлять делать то, что вы и сами были бы не прочь сделать — и отлично об этом знаете. Я не могу постоянно ходить вокруг да около, лишь бы сделать вам приятное, и ничего не получать взамен. Вы должны хоть изредка давать мне понять, что я вам не безразличен.

Как бы не так! Ее губы скривились, и с них не слетело ни звука.

— Да или нет?

— Что «да» или «нет»?

— Вы хотите или не хотите, чтобы я вас поцеловал? — повторил он.

Она насупилась. Конечно, она хотела.

— Так скажите об этом вслух. Скажите: «Поцелуй меня!»

Она открыла рот, но тут же закрыла, встряхнув головой с таким видом, будто Мик предлагал ей прыгнуть до потолка.

А его уже понесло, он не в силах был замолчать и прекратить эту бесконечную пытку.

— Скажите: «Обними меня, Мик!» Черт побери, Вин, мне до смерти хочется это от вас услышать! Скажите: «Обними меня, раздень меня, войди в меня...» — Тут ему самому стало неловко. У него даже пересохло во рту. Он отвернулся, бурча проклятия и ругая последними словами не только себя, но и ее.

Это породило в душе Винни волну праведного гнева. Возмущение придало ей отваги.

— Приличные джентльмены не сыплют проклятиями перед дамой, как это делаете вы!

— Приличным джентльменам не приходится пройти через то, во что вы втянули меня!

— Я никуда вас не втягивала...

— Вы только и делаете, что нарочно заводите меня сверх всякой меры, а когда я распалюсь, стараетесь сделать из меня пай-мальчика, с которым приличной даме не страшно оставаться наедине! — Увы, Мику не дано было сполна насладиться собственным красноречием, потому что он тут же пожалел о своей вспышке.

В следующую минуту его сожаление заметно усилилось, поскольку Винни вскричала с язвительным восторгом:

— Да, о да! Это было великолепно! Вы прекрасно усвоили приличные манеры! Почему бы вам просто не сунуть руку мне между ног?

Ну нет, это уж слишком! Мик подался вперед и прошипел:

— Напрасно надеетесь, туда не рискнет сунуться ни один нормальный мужик! Вы же боитесь этого как черт ладана! Вы боитесь всей этой гребаной жизни! Не важно, по какой причине это случилось, мисс Боллаш, но факт налицо: в вас не осталось ни любопытства, ни интереса к новому, если они вообще когда-нибудь у вас были!

Эдвина ошарашенно моргнула. Однако гнев вскипел в ней с новой силой.

— Любопытство? Интерес к новому? Не слишком ли громкие слова, мистер Тремор, для обыкновенной похоти? Для того, что не дает покоя настырной крысе, готовой залезть под первую попавшуюся юбку?

У него потемнело в глазах. Он готов был задушить ее на месте.

— Только не под вашу! — выпалил Мик. — Увольте, благодарю покорно! Я скорее сдохну на месте, чем снова туда полезу! От вас каждую секунду ожидаешь подвоха! Вы только и ищете повода врезать мне по физиономии!

Ну вот, на этот раз его удар угодил прямо в цель. Но это не принесло Мику ни малейшего удовольствия. При виде ее опрокинутого лица он с горечью подумал о том, что милая Винни, и без того считавшая себя непривлекательной в глазах мужчин, окончательно поставит на себе крест.

Переведя дух, он торопливо воскликнул:

— Я соврал! Винни Боллаш, я так безумно вас хочу, что несу всякий вздор! — Ну вот, теперь стало еще хуже. — Нет, это вовсе не из-за вас! Я просто оговорился, Винни! Я в жизни не обидел ни одну благородную даму из тех, что приглашали меня к себе! И они всегда оставались мною довольны! Но я был им нужен на день, на ночь — как игрушка, не больше! Я от этого устал. — Он снова перевел дух, затравленно оглянулся и сунул кулаки в карманы. — Мне не доставит радости короткая интрижка. От этого станет только хуже. — Мик сокрушенно покачал головой и робко посмотрел на Винни.

Она застыла с широко распахнутыми от испуга глазами.

— Лучше я спущусь к себе, — пробормотал он, охваченный стьтдом и отчаянием. — Пропади все пропадом! Если я вам понадоблюсь, позвоните в колокольчик. Я услышу. Я и ваш дворецкий. А в остальное время постараюсь не показываться вам на глаза. Это облегчит вам жизнь. Да и мне тоже, — горько добавил Мик.

Глава 18

Эдвина, Мик, Джереми и Эмиль Ламонты ждали, пока им подадут чай, наверху, в отцовском кабинете. В тех редких случаях, когда ее навещали мужчины, Эдвина считала более удобным принимать их там, где ее отец общался со своими учеными коллегами. Ей казалась особенной сама обстановка этой комнаты: большие массивные кресла из мореного дуба, полки с книгами по философии и лингвистике, а также небольшая подборка художественных произведений, по мнению Винни, более всего соответствовавших мужскому вкусу (вроде «Моби Дика», «Странного происшествия с доктором Джекилом и мистером Хайдом» или «Арабских ночей» Ричарда Бартона). Самой утонченной деталью Винни считала хрустальный графин с бренди, стоявший в полированной нише, а рядом с ним хрустальные стопки.

Джереми и Эмиль Ламонты явились как нельзя вовремя. С утренней почтой доставили счет от портного, шившего одежду для мистера Тремора. Счет был адресован на имя Эдвины Боллаш, и она поспорила из-за этого с Ми-ком.

Он, конечно, стал возмущаться и заявил, что им следует вернуть портному всю одежду, если только он согласится взять ее.

— Эта сладкая парочка... — Можно было с уверенностью сказать, что Мик имел в виду братьев Ламонт и что он испытывает к ним отнюдь не лучшие чувства. — Помяните мое слово, дело кончится тем, что нам придется платить за все! Они неспроста затеяли это пари, Вин!

— Но мы не можем вернуть вещи, сшитые на заказ! — устало качала головой Эдвина. — К тому же этот счет прислали на мой адрес по ошибке, просто по ошибке!

Она нисколько в этом не сомневалась. Такие вещи случаются сплошь и рядом.

Но оказалось, что подозрения Мика насчет чистоплотности странных братьев посеяли зерна сомнения и у нее в душе, судя по испытанному Эдвиной огромному облегчению, когда Джереми Ламонт воскликнул:

— Ну кто бы мог подумать! — И сердито уставился на конверт. — Так и есть, вместо моего адреса они вписали адрес, по которому отправляли заказы! — Эдвине показалось, что он смотрит на нее с искренним раскаянием: — Ради Бога, простите нас! Какое досадное недоразумение! Вот, пожалуйста!

На свет появился его бездонный бумажник. Как всегда, он был плотно набит новыми купюрами.

Ламонт отсчитал сумму, обозначенную в счете, и вопросительно глянул на Эдвину:

— А сколько мы должны за труды лично вам, мисс Боллаш?

Она растерянно оглянулась на Мика. Эмиль сидел вместе с ними за столом, а Мик предпочел остаться у окна, всячески выказывая раздражение и неприязнь.

Незадолго до этого он поздоровался с ними в передней с недоверием великана, караулившего свое логово, и явно был оскорблен их снисходительно-восхищенной реакцией на свое поведение.

Однако братья как ни в чем не бывало продолжали глазеть на мистера Тремора, то и дело обмениваясь многозначительными взглядами. Эдвине показалось, что достижения Мика особенно поразили Джереми.

Она давно приготовила свой счет за занятия. Нужно было лишь принести его из гостиной, что она не замедлила сделать, и моментально вернулась. Почему-то ей было боязно оставлять эту троицу без присмотра.

Она застала мужчин в прежних позах, казалось, они даже не шелохнулись, лишь обменивались напряженными взглядами. Ну вот, не хватало только, чтобы они поссорились! Винни протянула свои счета. Она всегда тщательно учитывала каждый час проведенных занятий, но на этот раз проявила необычную щедрость, опустив многие мелочи.

Джереми молча просмотрел их и без возражений выложил требуемую сумму, пристроив пачку хрустящих банкнот на каминной полке.

— Я добавил еще двадцать фунтов на непредвиденные расходы, которые могут случиться до нашей следующей встречи. Мы с Эмилем хотим провести несколько дней на побережье, но непременно вернемся за день до бала. И доставим вам приглашение.

Он покосился на Мика через плечо, вставил в глаз монокль и обошел его кругом, словно диковинный экспонат. В ответ Мик скрестил руки на груди и посмотрел на Ламонта со скрытой угрозой.

— Не могу не отметить, — обратился Джереми к Эдвине, — что Эмиль не даром потратит свои деньги! — И он торжествующе глянул на брата, словно уже успел выиграть пари, согласно которому проигравший должен покрыть все предварительные расходы.

Эмиль не поднимался с кресла, но пялился на Мика с таким же интересом, хотя и без особого восхищения.

— Сам знаешь, цыплят по осени считают! — процедил он сквозь зубы. — Однако не могу не согласиться с тобой, что мисс Боллаш удалось совершить настоящее чудо. Если бы я не видел его раньше и сам не выбирал для него одежду, то решил бы, что передо мной другое существо...

— Человек, — поправила Эдвина. — Это человек в подобранной вами одежде. И она пришлась точно впору...

— Полно вам, мисс Боллаш! — перебил ее Джереми. — Я слышал, как он здоровался с нами в передней! У него теперь новые манеры, новая речь и произношение просто потрясающее! Вы блестяще справились со своей задачей, мисс Боллаш!

Эдвина приосанилась. Действительно, она поработала на совесть.

— Это уж точно, — раздраженно фыркнул Мик. — Вы все справились просто блестяще!

— Нет, это сделали мы с вами! — обратилась к нему Эдвина. — Мистер Тремор оказался выдающимся учеником. И то, что вы называете чудом, целиком его заслуга!

Ее робкая попытка примирить раздраженных мужчин тут же потерпела крах, потому что Джереми Ламонт потребовал:

— А ну-ка, скажи что-нибудь! Скажи!

Мик состроил жуткую гримасу и ткнул пальцем в сторону стола:

— У меня тута все как есть записано, начальник! Дозвольте сперва взглянуть, а? — Даже в худшие времена он не говорил с таким акцентом!

— А мне показалось, что он говорил вполне прилично! — опешил Ламонт.

— Он просто обижен, — мрачно сообщила Винни.

— Я сам могу говорить за себя! — вмешался Мик. — И сперва хотел бы как следует разглядеть эти бумажки, приятель! — Он кивнул на пачку банкнот на каминной полке.

Джереми не знал, что и сказать.

Мик пригвоздил его к месту неподвижным, угрожающим взглядом.

Обстановка накалялась с каждой секундой.

Но тут, к счастью, появился Мильтон с горячим чаем.

Пока дворецкий накрывал на стол, Джереми немного успокоился и сел в кресло. Положив руки на набалдашник трости, он обратился к Мику:

— Все видели, куда я положил деньги. Разглядывайте их на здоровье, мистер Тремор! Ах да, чуть не забыл! Мисс Боллаш, нам следует подобрать ему более приличное имя! Например, Майкл Фредерик Эджертон, виконт Тремор. Конечно, такого титула в природе не существует, зато он откликнется, если его назовут Тремором. А для особо любопытных можно придумать отговорку, что он отпрыск какого-то захудалого рода из Корнуолла. Кому какое дело, что творится в последнее время в этой дыре! — И он обратился к Мику: — Майкл?

— Подумаешь, трудность! — презрительно бросил Мик. — Это же мое имя! Майкл Тремор.

— Ну... — Джереми снова посмотрел на брата, как будто желая поделиться с ним своим восторгом. Судя по всему, настроение у господ Ламонт заметно улучшилось. — Он все-таки научился говорить, как это ни удивительно! — Джереми снова обратился к Мику: — Вот и прекрасно. Майкл так Майкл.

Теперь настала очередь Винни.

— Отныне вам следует звать его Майклом, чтобы он успел привыкнуть.

Майкл. Майкл. Почему-то это имя вызвало у Винни смутную грусть. Он столько времени был для нее Миком. Ей будет нелегко думать о нем как о Майкле.

— Пусть он еще что-нибудь скажет. — Это снова Эмиль подал голос. — Велите ему говорить. Я хочу послушать.

Мик медленно повернулся. На миг Винни стало страшно: что он сейчас ляпнет? И она быстро сказала:

— Будьте добры, почитайте нам вслух! — И Эдвина протянула Мику первую попавшуюся книгу.

Он опустился в кресло, хотя явно чувствовал себя оскорбленным. Слава Богу, ему пришлось читать уже знакомый отрывок. Что-то насчет особенностей биологии китов. Его чтение не отличалось совершенством: Мик выговаривал звуки чисто, но делал паузы перед незнакомыми словами.

И тем не менее он выглядел чрезвычайно убедительно.

Винни все труднее было отделаться от странного чувства. Эмиль сказал, что увидел другое существо. И он был прав. С каждым днем родня Мика в Корнуолле, его прежние приятели, его старый акцент все больше напоминали ей сказку. Как будто Мик выдумал это ради забавы. И сейчас перед ней без пяти минут виконт, Майкл Как-Его-Там, путешественник, космополит, настоящий джентльмен и душа общества.

Такой имеет полное право приударить за леди Эдвиной Генриеттой Боллаш, единственной дочерью маркиза Сэссингли. Ах, что за дивная фантазия! Остается только пошарить на заднем дворе в поисках пустой тыквы и мышей, чтобы фея-крестная превратила их в карету и лакеев.

Да, да, хоть бы кто-нибудь превратил для нее крысолова в прекрасного принца!

Тем временем имевшиеся под рукой волшебники молча пялились на Мика, то есть на Майкла, внезапно оборвавшего чтение и захлопнувшего книгу. Он так сжимал в руке толстый том, словно прикидывал, в которого из братьев его запустить.

Эдвина едва успела выхватить книгу у Мика, а Джереми, не в силах усидеть на месте, вскочил и заговорил восторженно, сбивчиво:

— Это было... ну просто... грандиозно, невероятно! Ты представлял себе такое, Эмиль? Ты слышал? Прекрасно, лучше некуда! Ох, я не знаю, что и сказать!

Эмиль решительно встал. Мик тоже поднялся с места. Вроде бы не случилось ничего необычайного. И им больше не о чем спорить. Тем не менее Винни чувствовала, что чем быстрее Ламонты уберутся из ее дома, тем лучше. Она взяла Джереми за руку и предложила его проводить. Эмиль молча пошел следом.

— А вы подождите здесь, — предложила она Мику, стараясь не замечать его раздражения.

И все же он задержал их на пороге, резко спросив:

— В приглашение будет включено и ее имя?

— Я в этом не нуждаюсь, — как можно строже заявила она.

Трое мужчин удивленно уставились на нее. Пришлось объяснить:

— Мне присылают приглашение каждый год. И я вежливо отказываюсь. Ксавье делает это только приличия ради.

— А вы устройте ему сюрприз! — посоветовал Мик. — Возьмите да и явитесь! — И он проникновенно добавил, в надежде сломить ее упрямство: — Винни...

— Винни? — насторожился Эмиль.

— Заткнись! — огрызнулся Мик.

В комнате повисло ледяное молчание. Наконец Эмиль с надменной ухмылкой процедил:

— Вот так дела! Кто бы мог подумать, что...

Он умолк под разъяренным взглядом Мика. Да и кто осмелился бы возражать этому взбесившемуся верзиле?

Во всяком случае, Эмиль не стал испытывать судьбу и лишь развел руками в знак того, что сдается.

— Боже упаси! — вырвалось у него. На языке у этого надменного джентльмена явно вертелась какая-то колкость, но он благоразумно оставил ее при себе и миролюбиво заметил: — Ну что ж, день прошел на редкость удачно, не так ли?

Винни не терпелось выдворить братьев за дверь, она с трудом заставила себя быть вежливой, поблагодарить Джереми за щедрость и заботу и проследить, чтобы близнецы не забыли в передней свои шляпы, трости и перчатки.

Мика она застала в кабинете: он тщательно разглядывал на свет новую банкноту.

— Хорошая, — буркнул он.

Она с облегчением перевела дух. Еще одно доказательство того, насколько сильны были ее собственные страхи. Но она снова встревожилась, когда он сказал:

— Слишком хорошая. У нас с Реццо такие никогда не получались. Невозможно было достать дорогую бумагу.

— Ох, да перестаньте! — Она в сердцах отобрала у него банкноту и положила на место.

— Да разве вы сами не видите, Винни? — поразился он. — Откуда у него столько новых банкнот? Посмотрите: ни одной старой! Фальш-ш-шь! — Он нарочно нажал на согласную в конце слова, как будто выполнял урок.

Винни растерянно смотрела на пачку денег. Ну и что такого? Подумаешь, улика — новые купюры!

— Наш банк постоянно печатает их, и вы это знаете!

— Ну да, а потом вручает целую пачку двум бездельникам, случайно оказавшимся рядом, — просто так, ради интереса!

— Они богачи! Чего, кстати, не скажешь о нас! Зачем нас обманывать?

— Скорее я бы спросил: во что они хотят нас втравить? Что у них на уме?

Это заставило Винни задуматься.

— И что же у них на уме? — переспросила она.

— Не знаю. — Мик раздраженно дернул плечом. — Вы — со всей вашей ученостью. Я — разряженный в пух и прах. На балу так или иначе все выяснится. — Он тоже задумался и добавил: — Винни, я очень хочу, чтобы вы поехали со мной! — Его голос стал мягким, чуть ли не умоляющим: — Не отпускайте меня одного! Вы лучше знаете людей, с которыми мне предстоит встретиться. Мало ли что там случится! Я могу растеряться, а вы наверняка сориентируетесь в обстановке!

Винни подумала и с горечью заявила:

— Нет, не могу. Но если вам так страшно, еще не поздно все отменить. Давайте откажемся от этой затеи.

— Не думаю, что это будет так просто. — Он с сомнением покачал головой. — Я в таких играх не новичок. Они работают на пару: Джереми — добряк, Эмиль — злодей. И если мы пойдем на попятный, нас живо возьмут в оборот. Джереми устроит целый спектакль, он будет рвать на себе волосы и умолять Эмиля нас простить, но тот, конечно, не согласится. Эмиль станет нам угрожать, и даже я не берусь угадать, до чего он додумается. Они потратили на нас слишком много. И отказ обойдется нам недешево.

— Если они позволят себе что-то подобное, вы могли бы... — Она умолкла, не зная, что сказать. Уж не вообразила ли она Мика своим героем? Рыцарем без страха и упрека, повергающим в бегство всякого, кто посмеет ее обидеть?

— Спасибо, — совершенно серьезно поблагодарил ее Мик, словно угадав ее мысли, и уже более благодушно добавил: — Черт побери, конечно, я смогу это сделать! Только не надо спешить. Я хочу стереть их в порошок. Терпеть не могу, когда меня водят за нос и пытаются использовать. Нужно получить их признание и вколотить его им в глотки! — Наградив Винни своей знаменитой полуулыбкой, Мик повторил: — Поедемте со мной! Помогите вывести их на чистую воду!

— Это невозможно — у меня даже нет бального платья! — Разумеется, это был предлог.

— А мы поищем! Вдруг что-то завалялось у вас в гардеробе?

Бальное платье. Никто никогда не покупал Винни бального платья. Так же, как и подвенечного. Пока в семье водились деньги, все считали, что она слишком молода и с этим можно повременить. А теперь ей и подавно не на что приобретать такую роскошь. И она пропустила предложение Мика мимо ушей.

Вдобавок его страхи казались Винни надуманными. Лично она не видела в их затее ничего опасного, ведь даже кузен вряд ли узнает о том, что над ним подшутили. Что может быть опасного в простом пари? Два богатых бездельника готовы на любую глупость, чтобы превзойти один другого, ну и что? Мик считает себя докой во всякого рода «играх» и бравирует этим. Недаром говорят: пуганая ворона куста боится, И что ему неймется?

— У вас остались знакомые в свете? Вы не могли бы расспросить их поподробнее об этих братьях? — задал он Винни очередной вопрос.

Винни с трудом скрывала раздражение. Ну ладно, так и быть, она наведет справки о Ламонтах исключительно для того, чтобы сделать ему приятное.

— Я напишу своим бывшим ученицам. И попрошу сообщить, что им известно о братьях Ламонт.

В тот же вечер она попросила Мильтона разнести записки по нескольким адресам. К утру пришел ответ от двух учениц. Они ничего не знали о господах Ламонт.

Но после одиннадцатичасового чая ей принесли еще одно письмо. Его прислала герцогиня Вичвуд, очаровательная молодая особа, занимавшаяся у Эдвины прошлым летом.

Винни всегда симпатизировала этой своей ученице и была рада получить от нее весточку. Она с нетерпением вскрыла конверт и прочла очень трогательное письмо, однако последние строчки были неутешительны:

«Что же касается ваших новых клиентов, то ни я, ни моя матушка не могли припомнить ни Эмиля, ни Джереми, ни сэра Леопольда Ламонта. Правда, матушка слышала краем уха про каких-то близнецов, появившихся в прошлом сезоне на водах в Брайтоне. Она не знает, как их зовут, но эти джентльмены разорили кузена маркиза де Латейла, подбив его сделать вложения в какое-то сомнительное предприятие. Надеюсь, ваши господа не имеют с ними ничего общего».

Ну вот, пожалуйста! Одно дело, если о них ничего не известно, их не обязательно все должны знать. Но это последнее письмо...

И все же ей ужасно не хотелось верить в худшее. Мало ли в Англии близнецов? Почему именно Джереми и Эмиль должны быть замешаны в скандале в Брайтоне?

К тому же Эдвина так и не поняла, какую выгоду можно извлечь из того, что на званом балу у герцога Арлеса появится самозванец?

Но с другой стороны, внутренний голос нашептывал ей, что ее это не касается. А если пари вовлекает ее во что-то незаконное, больше нет смысла возиться с Миком. Она должна остановиться сейчас же, пока не поздно, и немедленно расторгнуть договор.

Она должна отказаться от последней недели занятий.

Винни аккуратно свернула письмо и убрала в конверт. С одной стороны, она отдавала себе отчет в том, что сведения леди Вичвуд подтвердили худшие подозрения Мика: два проходимца втянули и его, и ее саму в некую аферу, о смысле которой она может только догадываться.

Но с другой стороны, это не пугало. Она хотела пробыть с Миком Тремором столько, сколько ей отпущено судьбой. И эту последнюю неделю у нее не отнимет никто. А там — будь что будет.

Глава 19

— Если меня заставят повторить это еще раз, я не выдержу! — И Мик с горестной гримасой глянул на Винни через стол, на котором — о сладостное воспоминание! — она когда-то демонстрировала ему свои стройные ножки.

— Ну... — Винни искоса посмотрела на него и заключила: — Вашу речь можно считать совершенной. Вы больше не глотаете согласные в окончаниях слов и научились произносить звук «х». Вы даже ругаться стали грамотнее и пишете почти без ошибок. Вы чудесно себя держите. И вполне непринужденно.

— Правда? — Он тоже рассмеялся, но больше из-за ее забавного вида. Она так смешно морщила нос...

Мик обещал не попадаться ей на глаза, но разве он мог сдержать слово? Да она и сама не дала бы ему скрыться. Она постоянно находила новые и новые темы для уроков, и даже такое общение обоим казалось лучше, чем ничего. Мик решил затаиться, сделать вид, что полностью смирился с новым положением, и ждать своего часа, не теряя надежды.

— Какой у вас милый носик! — заметил он и потянулся, собираясь его погладить.

Она отшатнулась. Ей моментально стало не до смеха. В глазах зажглись тревога и боль. Она решила, что Мик над ней издевается.

— Честное слово, я не шучу! — воскликнул он. — Я полюбил ваш носик!

Полюбил. Вот он и сказал об этом вслух. Правда, пока только в отношении ее носа. Ну конечно, он любит ее нос — только нос!

Ее глаза за стеклами очков широко распахнулись от неожиданности и снова напомнили ему голубые чайные блюдца. Они светились надеждой. Ей так хотелось поверить в те достоинства, которые она не смела разглядеть в себе сама!

— А мне мой нос не нравится! — заявила Винни.

— Вы слишком строго себя судите. Я в жизни не встречал такого милого носа!

— Вот видите! — Она язвительно ухмыльнулась. — Вы только что сказали глупость! «Милый нос»! Вам не следует обращать внимание на женский нос.

— Это почему?

— Потому что его нужно оценивать как часть единого целого, той совокупности черт, которые составляют красивое лицо.

— Ну так и ваш нос является частью красивого лица!

В ответ она состроила рожу и даже высунула язык.

Мик расхохотался. Эта разрядка пошла ему на пользу.

А она между тем не спускала с Мика этих своих голубых чайных блюдец, терпеливо дожидаясь, пока он успокоится.

— Вы правда считаете, что я слишком строго себя сужу?

—Да.

— В чем это выражается?

— Вы не желаете замечать, насколько вы хороши. Взять хотя бы ваши поразительные глаза... — Поразительные. Это было для него совершенно новое слово Оно вылетело как бы невзначай, но прозвучало верно и к месту.

Но ей, судя по всему, было не до этих тонкостей. Она сердито пожала плечами.

— Вы первый и последний, кто находит во мне нечто поразительное.

— Что-то мне в это не верится! На вас наверняка заглядываются многие мужчины!

— Но ни один из них не говорил ничего подобного!

— Даже если бы они и осмелились, вы моментально раскритиковали бы их вкус. Так же, как критикуете мой.

— Разве я критиковала ваш вкус?

— Вы твердили, что я ошибаюсь, всякий раз, когда я говорил, что вы хорошенькая.

— Ну... — Она явно растерялась, подыскивая нужные слова. — Люди, от которых мне следовало ожидать самой преданной любви, никогда не считали меня слишком привлекательной. — Винни потупилась, но все же продолжила: — Моя мать открыто называла меня «кошмарным созданием». Отец не замечал меня вовсе. Если бы его спросили, какого цвета у меня глаза, он затруднился бы ответить.

— Но ведь были же рядом с вами и другие люди!

— Мильтон.

— Ну так пойдите и...

— Послушайте, мистер Тремор...

— Мик, — поправил он. Винни иногда забывалась и называла его по имени.

— Нет — Майкл, мы же решили! Запомните: Майкл.

— Верно, — кивнул он. — Майкл.

— Майкл, — повторила Винни — и вдруг обнаружила, что эта игра с именами снова застала ее врасплох. Ей пришлось глубоко вдохнуть и выдохнуть, чтобы вспомнить, о чем шла речь. — Вы никого не одурачите, мистер Тремор! Нос у меня огромный!

— Да, голуба, маленьким его не назовешь! — с добродушным смехом подтвердил он. — И если бы он не был таким ладным, вас оставалось бы только пожалеть!

— Ладным?! — Она фыркнула с оскорбленным видом.

— Конечно! — На этот раз она позволила Мику провести пальцем по ее тонкому длинному носу. — Такому нежному и изящному, с красиво вырезанными ноздрями. Все по высшему классу! Ваш носик хоть куда, милая барышня! Сразу видно, что вы из благородных! Хотел бы я иметь такой нос!

Она скривила губы, давая понять, что он заблуждается, если даже хвалит ее от чистого сердца.

— У меня смешная физиономия!

— Смешная? — Он ушам своим не верил. — Ну может быть, в определенном смысле. Это потому, Вин, что в вашем милом лице соединились ум и красота! Как будто Творец сперва создал всех прочих, а потом еще разок вернулся к вам и добавил самую малость, чтобы выделить вас из толпы. И чтобы вы привлекали к себе внимание мужчин.

— Я не хорошенькая, — пожаловалась она с несчастным видом.

— Ну ладно, может быть, это и так, — неохотно уступил Мик. — Но ваше лицо гораздо привлекательнее, чем простая кукольная мордашка. Таких в городе хоть пруд пруди. И все похожи одно на другое. Мне просто осточертело на них смотреть. А вот на вас никогда не прискучит!

Наступила напряженная пауза. И кто тянул его за язык? Конечно, ему не успеет прискучить ее лицо. Ведь через три дня они расстанутся навсегда.

Через три дня состоится бал. Мик только сейчас сообразил, что довольно смутно представляет себе это мероприятие. Наверное, все вокруг только и делают, что танцуют. Впрочем, в субботу он узнает об этом сам.

— Давайте куда-нибудь сходим, — предложил он. — Устроим мне проверку. Вам тоже не мешает проветриться. — Он откинулся в кресле и с лукавой миной предложил: — Почему бы нам не навестить ту самую чайную?

— Да вы что? — Винни невольно рассмеялась. — Они же вас сразу узнают!

— Не узнают. — Мик выпрямился и провел пальцем по губе. — У меня нет усов. Я по-другому причесан и одет. И говорю совсем иначе. С чего бы им меня узнавать? — Он выразительно вскинул бровь. — Я же стал другим человеком. — Он хитро подмигнул Винни. — Зато их узнаю я и получу ни с чем не сравнимое удовольствие, когда мне будут прислуживать те самые придурки, что гонялись за мной! — Мику явно не сиделось на месте. Он вскочил и потянул Винни за руку. — Пойдемте же! Кстати, у меня будет повод показаться в касторовом цилиндре!

Сияя от восторга, Мик поспешил к двери. Но внезапно вспомнил о чем-то и резко остановился, так что Винни налетела на него и он оказался совсем близко.

— Никаких шляп с широкими полями! Обещайте, что не наденете ту огромную шляпу, хорошо? — Он даже погрозил ей пальцем. — Или вы выберете самую маленькую шляпку, или отправитесь совсем без шляпы. Я желаю видеть ваше смешное лицо!

Винни смотрела на него весьма сурово, однако голубые глаза за стеклами очков лучились весельем. Мик не выдержал и рассмеялся. Ох уж это ее лицо... ее милое личико, такое подвижное и выразительное!

— Так не пойдет, сэр! — заявила она. — С вашего позволения или без оного — я надену ту шляпу, какую захочу! А теперь дайте мне пройти. Я должна переодеться.

Винни остановила выбор на маленькой соломенной шляпке, которую не надевала уже несколько лет. Не очень модно, зато вполне прилично. Пришлось попросить Милли поменять цветы и ленточки на тулье. Получилось очень даже неплохо: желтая соломка, мелкие чайные розочки и зеленые листья.

И правда, вовсе не так уж плохо. Это касалось как шляпки, так и самой Винни, придирчиво разглядывавшей себя в зеркале. Пусть даже она сама не очень верит в свою привлекательность, главное, что она кажется привлекательной Мику, это написано на его лице.

Когда они сидели в чайной у Эбернети, на сердце у Эдвины было легко и спокойно, хотя нельзя сказать, что она не испытывала нервного напряжения. Что, если она поторопилась вывести Мика на публику? Ведь ей никогда в жизни не приходилось бывать в чайной с кавалером, не считая собственного отца.

В отличие от Винни Мик демонстрировал завидную выдержку и уверенность. Он выглядел превосходно. Первым делом попросил мистера Эбернети накрыть столик на двоих и весело рассмеялся, услышав его почтительный ответ.

Винни никогда не надоедало любоваться созданным ею джентльменом, это было и приятно, и страшно одновременно. Словно она следила за канатоходцем, балансировавшим где-то над головой ее тайными мечтами и стремлениями. Ее то тянуло встать под канатом с натянутой сетью, то взобраться наверх, к нему, чтобы успеть поймать в нужный момент. Чтобы отвести от него любую беду.

Следом за мистером Эбернети они вошли в просторный зал, окунувшись в изысканную атмосферу приглушенных застольных бесед под пышными пальмами в кадках. В мозгу у Винни мелькали обрывки тревожных мыслей. Знает ли он, что здесь не полагается снимать шляпу? И повышать голос? Все ли она учла в своих инструкциях о поведении джентльмена в общественных местах? Наверняка что-то упустила! Успеет ли он сориентироваться в ситуации, не оговоренной на занятиях?

— Прошу вас сюда! — проворковал мистер Эбернети. Сегодня он сам обслуживал посетителей.

Народу собралось много, но зал еще не был переполнен. Устраиваясь за столиком возле двери, Винни невольно подумала, что это удобно, если придется быстро убраться отсюда, и тут же высмеяла себя за трусость.

Они заказали чай и пирожные. Первые пять минут прошли вполне спокойно, и Винни немного расслабилась. Тем более что Мик вел себя безукоризненно. И оттого казался ей особенно привлекательным. Он нечаянно коснулся ее руки. Винни покраснела от смущения.

Стараясь справиться с волнением, она дала простор фантазии. Почему бы им не прийти сюда и в будущую среду, после бала? Или, к примеру, сходить в оперу?

Вот именно, Мику там самое место! Даже ее богатая фантазия не справлялась с такой картиной. Нет, эти развлечения не для него. И нечего тешить себя напрасными надеждами. Мику нет места в ее жизни. Одно дело — провести с ним приятный вечер, и совсем другое — пройти рука об руку целую жизнь. Да и из нее вряд ли выйдет достойная подруга для крысолова. Она уже продемонстрировала свою «смелость», вскарабкавшись по Мику, словно по шесту на ярмарке, при одной мысли о крысах.

Винни с удовольствием следила за тем, как изящно он подносит ко рту чашку чая, не то что в тот раз, когда они впервые встретились здесь. Однако чашка вдруг застыла у него в руке. Мик напряженно уставился куда-то в глубину зала.

— Ох, только этого не хватало! — вырвалось у него. — Не оборачивайтесь! Но будьте готовы встретить гостей.

К ним направлялась та самая баронесса, которая шесть недель назад купила в швейной лавке подвязки для Винни.

Не утруждая себя разговорами с Винни, она сразу пошла напролом и представилась Мику:

— Леди Рэндольф Лоухерст, баронесса Виттинг, — и кокетливо добавила: — Бланш, — с томным видом протянув ему холеную руку. — Уверена, мы с вами где-то встречались. — На ее лице застыла вежливая, немного растерянная улыбка. Вот и слава Богу! Мик с облегчением подумал, что леди вряд ли восстановит в памяти подробности их первой встречи.

Он вежливо поднялся, хотя с большим удовольствием посоветовал бы ей утопиться в Темзе.

— Нет, нет! — заворковала баронесса. — Не нужно церемоний! Я не хочу вам мешать. — Как будто она уже не помешала! — Я просто пыталась вспомнить, где мы могли познакомиться!

Мик не спеша опустился на свое место и покачал головой:

— Простите великодушно! Но боюсь, что не имею такой чести... — Он с великим старанием изобразил смущение и растерянность.

— Ах, не может этого быть...

— Увы, — виновато улыбнулся Мик, — но это так.

Она смотрела на него то так, то этак, то улыбалась, то хмурилась и наконец с торжеством объявила:

— Вы ошибаетесь! Я уверена, что мы знакомы!

Ну, черт с тобой! Уверена так уверена!

— Кажется, я тоже что-то припоминаю, — нерешительно протянул Мик.

Винни не выдержала и едва слышно прищелкнула языком. Она боялась, что Мик запутается в собственной лжи.

Тем временем баронесса пустила в ход все свои чары: длинные ресницы трепетали самым кокетливым образом, а пышные плечи так и ходили под роскошным боа.

— Вы здешний?

— Нет, — тут же ответил Мик.

— Откуда же вы приехали?

Он брякнул первое, что пришло на ум:

— Из Парижа!

Винни весьма чувствительно пнула его ногой под столом.

Сознание того, что его персона занимает внимание сразу двух знатных леди, привело Мика в самое приятное расположение духа. Он расхохотался.

— Париж? — просияла баронесса. — Ах, обожаю Париж! И где вы живете в Париже?

— На Эйфелевой башне! — с милой улыбкой выдал Мик то единственное, что знал наверняка об этом городе.

За спиной у баронессы Винни в ужасе отшатнулась и зажала рот ладонью.

— На Эйфелевой башне... — ошеломленно повторила баронесса. — Вы живете на Эйфелевой башне?!

— Нет, конечно, нет, — улыбнулся Мик, моментально сообразив, что сморозил глупость. — Я просто предположил, что мы могли познакомиться именно там!

Леди Рэндольф старательно обмозговала полученную информацию и сочла ее вполне удовлетворительной.

— А когда вы в последний раз были на Эйфелевой башне?

— О, я бываю там постоянно! — Мик внимательно следил за ее лицом и поспешил исправить и эту оплошность: — Я понимаю, что веду себя глупо. И может быть, даже вульгарно — ведь об этой башне знает любой простолюдин. Но я ничего не могу с собой поделать! Это так... — Он вынужден был замолчать, поскольку не имел ни малейшего понятия о предмете их беседы.

— Да, это поразительно! — с воодушевлением подхватила баронесса. — А ведь есть еще и фонтаны!

— Конечно, конечно, в особенности фонтаны! И... — И что? Как прикажете продолжать разговор? Он театрально взмахнул рукой и воскликнул: — И башня сама по себе!

— О да! Грандиозно! Одно слово — французы!

— Безусловно! — Он вежливо улыбнулся: — Ну что ж, был очень рад повидать вас снова!

Столь неожиданный намек на то, что пора кончать разговор, явно поверг баронессу в недоумение. Она растерянно захлопала глазами и пробормотала:

— Да. Очень мило. — Она повернулась и пошла прочь. Но не успел Мик подумать, что ловко отделался от этой настырной особы, как баронесса сделала поворот на сто восемьдесят градусов и снова оказалась возле их столика. — Ваше имя, — проворковала она с очаровательной улыбкой. — Я так и не вспомнила ваше имя! Вас не затруднит представиться? — Она смерила его с ног до головы вполне откровенным взглядом, весьма далеким от обычной вежливости, зато слишком близким к тем предложениям, которые были получены Миком в их первую встречу. Его так и подмывало сбить с нее спесь.

Напомни ей, как же! Нет, Мик не решился произнести имя Тремор. А вдруг она все-таки вспомнит крысолова из швейной лавки? В задумчивости он машинально вертел в руках пустую чашку. На глаза попалось клеймо фарфорового завода.

— Лорд Бартонрид, к вашим услугам!

Баронесса явно надеялась получить более полную информацию, но вынуждена была удовольствоваться и этим.

— Очень приятно!

Как только она удалилась, Винни сердито прошептала:

— Вы назвали ей другое имя!

— Я не мог сказать «Тремор»! Она знает меня!

— Знает? — Винни не просто удивилась. Она ждала объяснений.

А Мику совсем не хотелось ей об этом рассказывать. Тем более что все осталось в прошлом.

— Теперь вам придется запомнить, что вас зовут Бартонрид! И где только вы откопали это имя?

— Ничего страшного! К тому же мы снова могли бы использовать...

— Нет! Ее муж — смотритель королевской псарни. Она наверняка явится на бал!

— Дьявольщина! — Он расхохотался, откинувшись в кресле.

— Перестаньте! — В отличие от него Винни было не до смеха. — Вы окончательно все провалите!

— Не провалю!

Винни сурово посмотрела на него, стараясь привести в чувство. Потом угрожающе процедила:

— Вы представляете себе, что значит оскандалиться в глазах бонтона?

— Бонтона?

— Да. Бонтон — это самые важные люди в королевстве!

— Неужели для вас так важен каждый, кто окажется на этом балу? — осведомился он с напускным простодушием.

— Ну, пожалуй, не все... — Она сердито тряхнула головой и продолжила: — Ох, я и сама не знаю! Кто-то важен, но большинство нет. Во всяком случае, все они были важны для моих родителей.

— Ах вот оно что! — Он ласково рассмеялся. — Как мило, что вы беспокоитесь обо мне! Но я сделаю все, что могу! Вашим родителям не пришлось бы за меня краснеть — и за вас, кстати, тоже!

Ее смех напоминал какое-то хриплое кваканье, поскольку горло все еще сжималось от страха.

— Я так нервничаю, — призналась она.

— Это заметно. — Можно подумать, будто она когда-нибудь бывает спокойной!

Мик оглянулся и увидел, что баронесса с торжествующей улыбкой снова направляется к ним.

— Скорее допивайте свой чай, голуба! Она снова будет к нам приставать! — шепнул он Винни.

Леди Рэндольф опять нависла над их столом и погрозила Мику пальцем.

— Ницца! — Слово показалось ему смутно знакомым. Кажется, это название какого-то места? — В Ницце, в отеле «Негреско»! Вот где мы встречались! — Ее лицо затуманила печаль, как будто воспоминания ранили ей душу. — Да, — уверенно продолжала неугомонная леди, — не кто иной, как вы, отыскали в парке мою киску! О, вы вели себя как настоящий герой! — На Мика обрушился поток какой-то тарабарщины. Наверное, это и был французский язык. Дождавшись, когда ему позволят вставить хоть слово, он важно кивнул и заметил:

— Простите, но моя невеста не знает французского! Позвольте представить вам мисс Эдвину Боллаш. В июне состоится наша свадьба. — Ну вот, теперь эта кокетка наверняка заткнется и оставит их в покое!

Но она разволновалась еще сильнее.

— Мисс Боллаш? То есть леди Боллаш? Дочь Лайонела Боллаша? — Баронесса удивилась, но проглотила эту новость без возражений.

— Майкл! — только и вымолвила Винни. Она не знала, плакать ей или смеяться. — Вам... вам не следовало об этом говорить! — Она виновато улыбнулась баронессе: — Мы не объявляли о помолвке официально. Мы еще не готовы. То есть не помолвлены...

— Винни, голубка моя, успокойтесь. — Мик ласково похлопал ее но руке. — Вы же дали слово! Обещали, что больше не будете тянуть с помолвкой, потому что я просто не выдержу! Я не перестаю мечтать о том счастливом моменте, когда вы станете наконец моей.

У Винни от удивления вытянулось лицо. Она покраснела и нервно хихикнула. Ни дать ни взять скромница невеста!

Мик готов был отдать все на свете, чтобы это оказалось правдой. Хотя бы отчасти...

Теперь баронесса смотрела на Винни с другой точки зрения и не скрывала своего любопытства. Даже попыталась еще раз заговорить с Миком по-французски. Он поднял руку и покачал головой — джентльмен, уверенный в своей правоте:

— Леди Виттинг, говорите, пожалуйста, по-английски!

Что, леди Виттинг, съела? Мик втихомолку злорадствовал, хотя понимал, что чаепитие пора заканчивать. Сколько можно испытывать судьбу? Мало ли что придет в голову баронессе через минуту?

— Вы больше не желаете чаю, дорогая? — ласково обратился он к Винни. И с важным видом достал из жилетного кармана часы, которые так ему полюбились и с которыми скорее всего придется расстаться. А жаль... Крышка откинулась, и раздался мелодичный звон. Четыре часа. — Боже мой! Как быстро летит время! В пять часов у меня назначена встреча с лордом Реццо! Нам пора! — Он встал из-за стола и добавил: — Милая, собирайтесь, а я расплачусь с хозяином!

— Вы не можете платить! — прошипела Винни, поймав его за локоть. Ее душил хохот. — У вас же нет денег!

— Сердце мое, вы ошибаетесь! У меня есть новая двадцатка! — Он повернулся так, чтобы его видела только Винни, и с заговорщическим видом продолжил: — Совсем новая двадцатка! Вот и посмотрим, не окажется ли она фальшивой!

— Майкл!

Он осторожно высвободился, отвесил изящный поклон и был таков. По пути обогнал разочарованную, растерянную баронессу. Винни все еще сидела за столиком, пряча лицо в ладонях и пытаясь подавить идиотский хохот.

— Винни, собирайтесь! — поторопил он ее. — Мы уходим!

И чем скорее, тем лучше. Ведь баронесса действительно может оказаться на балу. Заодно с прочими знакомыми ему дамочками из благородных. Черт побери, как неприятно узнать, что на балу могут встретиться люди из его прошлого! Ну что ж, Мик готов принять и этот вызов!

Оказавшись на улице и крепко держа Винни под локоть, он оглянулся в поисках омнибуса. Номер шестой. Подходит!

— Скорее! — И он бегом припустил за омнибусом, увлекая за собой Винни.

Она едва поспевала за ним, все еще задыхаясь от хохота, и Мика пьянило это бесшабашное, искреннее веселье.

— Куда мы бежим?

— Вон за тем омнибусом!

— Но моя карета...

— Всему свое время, голуба! Ну же, скорее!

Однако Винни не могла за ним угнаться. Ведь ей приходилось придерживать руками шляпку, а ее великолепные стройные ноги путались в нелепых юбках.

Мик уже решил, что у них ничего не выйдет. Но омнибус остановился, и пока пассажиры толкались в дверях, они сделали последний рывок, и Мику чудом удалось поставить Винни на подножку и вскочить следом. Еще минута — и они оказались на империале, где были свободные места.

Винни встала коленями на скамью и помахала рукой Джорджу — кучеру, обслуживавшему ее и еще две семьи из соседних домов. Он заметил ее и поехал следом. Винни успокоилась, повернулась и села на скамью, и тут же рука Мика легла ей на плечи. Они сидели, прижавшись друг к другу, и громко смеялись.

Но вскоре Винни помрачнела. Она уже успела изучить Мика и чувствовала, что он снова хочет ее поцеловать. Но ведь Мик сказал, что она должна попросить об этом сама.

О Господи, ну где ей набраться храбрости, чтобы признаться и себе, и всему свету: да, она хочет, чтобы ее целовали, ей это нравится!

Она часто вспоминала и кое-что другое: то, как жадно его рука скользила по ее телу, вздрагивая от нетерпеливого, неистового желания. Почему-то теперь, когда Винни вспоминала об этом, его прикосновение больше не казалось ей таким отвратительным. Только интимным. Да, очень интимным.

«Поцелуй меня!» Эта фраза так и рвалась у нее из груди. Поглощенная внутренней борьбой, Винни краснела и бледнела, то и дело нервно облизывая губы, она сидела как на иголках, а омнибус катился все дальше и дальше по своему маршруту. Бесплодные попытки пересилить себя довели Винни до того, что в груди ее поселилось знакомое тоскливое чувство: она как была, так и осталась самой уродливой женщиной на земле!

Почему ей приходится самой просить о поцелуе? Она совершенно уверена, что привлекательные женщины не обращаются к мужчинам с подобными просьбами. Ах, окажись она хоть чуточку привлекательнее, от поклонников не было бы отбоя.

Но она не считала себя привлекательной, а потому должна была признаться в своем желании. Разве это так сложно?

Наконец, когда они оказались неподалеку от Трафальгарской площади, она услышала ласковый смешок Мика, и его губы легонько прикоснулись к ее щеке.

— Вы безнадежны, Винни! — заметил он. — Это же просто глупая игра! Меня подтолкнуло к ней больное самолюбие, и теперь мы оба страдаем понапрасну. Я все равно буду вас целовать. Вы только не гоните меня!

Он уже повернул к себе ее лицо, и она почувствовала на губах его дыхание.

Боже милостивый! У нее забурлила кровь, а сердце гулко застучало.

Он целовал ее на глазах у всего Лондона, на открытой верхней площадке омнибуса, и лорд Нельсон смотрел на них с высоты своего пьедестала.

Обаятельный, неотразимый Мик целовал ее, не стесняясь целого света, и она таяла в его объятиях. Он приподнял Винни и усадил к себе на колени, и она задохнулась от восторга.

Вот оно, настоящее блаженство! Мик прижимал к себе ее чудесное, податливое тело, и она не сопротивлялась, а с той же страстью отвечала на его поцелуи!

Ей было так хорошо, так уютно сидеть у него на коленях. Но вскоре Винни почувствовала нечто довольно странное. Там, где она сидела, появился какой-то твердый предмет. Он увеличивался с каждой минутой.

Это ее ничуть не испугало, лишь слегка встревожило. Кажется, кто-то предупреждал ее об этих вешах, но кто бы это ни был, он ошибался. Хотя ее познания из биологии никак не вязались с размером того, что упиралось ей в ягодицы, трудно было представить, что такая грандиозная штука может поместиться в...

От дальнейших размышлений ее избавил ворчливый голос кондуктора:

— Эй, голубки! — Чистый, ни с чем не сравнимый кокни. Они оглянулись и увидели голову в фуражке, возникшую над краем империала. — Далеко собралися?

— Элдвич!

— По два пенса с носа!

Мик полез в карман за мелочью, и Винни, воспользовавшись этим, соскользнула с его колен и села как положено. Господи, что на нее нашло? Что скажут люди? А вдруг им известно, что творилось там, где она сидела? От стыда она готова была провалиться сквозь землю!

Тем не менее она что-то напевала про себя, пока омнибус катился все дальше на восток.

На вопрос, куда они едут, Мик ответил:

— В мой квартал.

Винни этот ответ вполне удовлетворил, но потом она испугалась: не имел ли он в виду Уайтчепель? Однажды ее водил туда отец — они изучали кокни. Конечно, им удалось собрать очень богатый материал, но сама атмосфера этих кварталов показалась Эдвине ужасающей. Недаром Уайтчепель считался сердцем Ист-Энда. На каждом шагу там попадались оборванные грязные дети и попрошайки. Темные кривые улочки сплелись в кошмарный лабиринт. Воистину злачное место. Прошло еще три года, и Джек Потрошитель прославил его на весь мир.

Омнибус подскочил на ухабе, и рука Мика, все еще лежавшая на спинке скамьи, скользнула ей на плечи. После чего все ее страхи испарились без следа: она готова была идти за ним хоть на край света. Еще никому Винни не доверяла так, как Мику.

На улицы опускался тихий ласковый вечер. Была середина недели, и лавки закрывались довольно рано, но везде царило оживление: все спешили закончить свои дела и вернуться домой. Лицо овевал теплый весенний ветерок. Омнибус проехал мимо Ковент-Гардена и вскоре оказался в Элдвиче.

— Придется немного пройтись.

Пересекая церковный сквер, они вспугнули целую стаю голубей со смешными алыми лапками. Откуда-то доносился чудесный аромат цветов, но вскоре его сменила резкая вонь городских отбросов. Где-то заиграла музыка. Это была веселая мелодия.

Они направились туда, откуда она доносилась, пересекая задние дворы, и Винни удивленно огляделась: для рабочих кварталов здесь было вполне прилично. Добротные деревянные мостовые скрывали весеннюю грязь, перед магазином резвились розовощекие здоровые дети, мимо катила груженная дровами телега.

И все это время Мик не выпускал ее руки, показывая, куда идти. Ее ладонь в его горячей, сильной руке... Наверное, Винни могла бы дойти так до самого ада и даже не заметить, куда попала.

А в следующий момент она подумала, что этого и следовало ожидать. Потому что Мик широким жестом указал ей на яркую вывеску в конпе квартала: «Бык и бочка». Именно оттуда лилась залихватская музыка. Расстроенное пианино едва поспевало за скрипкой, выводившей мелодию с цыганской удалью. Им вторило что-то вроде барабана. Винни далеко не сразу опознала в этой какофонии превращенную в разухабистый канкан увертюру к оперетте «Орфей в аду». Стало быть, она действительно угодила в ад, куда спускался Орфей.

— Танцы! — провозгласил Мик с такой торжествующей улыбкой, словно преподнес ей бесценный дар. — Не могу сказать за всех, но кое-кто в этом зале готов плясать хоть до утра. Давайте и мы не отстанем от них, Вин!

Глава 20

«Бык и бочка» представлял собой не более чем просторную комнату с баром у дальней стены. Незатейливая обстановка состояла из некрашеных столов и скамеек, а настенными украшениями служили сертификаты городской инспекции, доска для метания дротиков и два фотографических портрета: ее королевского величества и принца Уэльского. Деревянный пол давно позабыл, что такое мастика, однако был чисто вымыт. Бронзовые завитушки на стойке бара также не отличались новизной, но были старательно надраены. И вообще все здесь располагало к отдыху и веселью. При появлении Мика и Винни раздались радостные возгласы. Многие приветствовали его по имени, как завсегдатая.

Позади расположилось трио, музыканты исполняли произведения Оффенбаха, приспособив их к вкусам рабочего предместья. Лысый господин так барабанил по клавишам пианино, словно старался выломать их. Смуглый малый с мешками под глазами водил смычком по скрипке. Еще одно юное дарование виртуозно колошматило палочками по банкам, бутылкам, кружкам, кастрюлям и прочим предметам, способным издавать шум. Парнишка умудрялся проехаться палочкой даже по пуговицам посетителей, оказавшихся достаточно близко.

За столами было тесно, однако никто не жаловался и готов был подвинуться, освободив место для новых гостей. На свободном от столов пятачке десяток пар рьяно отплясывали польку. Любимый танец Мика Тремора. Конечно, ему тут же захотелось к ним присоединиться.

— Не стоит откладывать, если мы хотим потанцевать. Скоро здесь не протолкнешься.

Однако первым делом он галантно познакомил Винни с юрким жилистым парнем по имени Реццо, еще какими-то мужчинами, чьи имена она все равно не успела запомнить, и двумя женщинами: Нэнси и Мери. Интуиция подсказала Винни, что Мери неравнодушна к Мику, хотя того это нисколько не волновало.

Здесь его знали и любили многие, он наверняка был душой компании. Приятели наперебой просили порадовать их новой шуткой или изобразить какой-нибудь смешной акцент. Отвечая им, он поначалу пытался вплетать в свою речь прежние цветистые обороты и ошибки, но вскоре отказался от попыток подладиться под свое прежнее окружение и стал говорить правильно. Естественно, это не прошло незамеченным и вызвало целый град добродушных шуток, но нисколько не повлияло на дружескую обстановку за столом. Их наперебой старались угостить: Мика — элем, Винни — лимонадом.

Вскоре Мик снова заговорил о танцах.

— Через час сюда набьется столько народу, что яблоку будет негде упасть!

В отличие от него первый танец, полька, не доставил Винни особого удовольствия. Она едва поспевала за его проворными скачками и казалась себе весьма неуклюжей, несмотря на его постоянные похвалы.

Потом заиграли вальс, и Мик буквально полетел над полом.

— Значит, вы умели танцевать вальс? — возмутилась Винни.

— Не такой чопорный и замысловатый, как принято у вас, но умел! — Он рассмеялся и беспечно пожал плечами: — Не мог же я лишить вас удовольствия дать мне урок вальса!

— А что еще вы умели задолго до того, как я начала вас учить? — Винни нисколько не обиделась на его шутку и с охотой продолжила игру: — Может, вы и говорить умели, как настоящий лорд?

Он лишь загадочно ухмыльнулся в ответ, как будто не исключал и такой возможности.

Винни и самой недавние трудности и борьба за правильное произношение Мика все чаще казались дурным сном, так естественно и просто давалась теперь Мику нормальная речь. Правда, он едва не сел в лужу со своим Парижем. И она невольно хихикнула, вспомнив настырную особу в чайной, старательно строившую ему глазки без всякой надежды на успех.

Ведь Мик принадлежит ей, Винни.

Да, она больше не боялась себе в этом признаться: ей, и только ей! Они кружились в вальсе на тесном пятачке, а народ все прибывал и прибывал. Из Корнуолла здесь был один Мик, но в толпе мелькали выходцы из многих провинций, не считая цыган, ирландцев и евреев. Дети бедняков, явившиеся в Лондон в поисках рая на земле. Винни вслушивалась в их голоса и думала, что сама чувствует себя как в раю, хотя всего в паре кварталов к востоку находилось самое опасное место в этом городе. Зато в «Быке и бочке» было уютно и тепло, здесь пили эль и пели песни.

А главное — здесь играла музыка. И они с Миком не пропускали ни одного танца. Винни разгорячилась, стараясь освоиться с непривычными быстрыми ритмами. Пусть это будет ее собственный маленький бал в захудалом пабе на рабочей окраине Лондона. Наконец стало так тесно, что танцоры начали задевать друг друга. Воздух стал душным и спертым от множества тел. А люди все шли и шли, несмотря на будний день.

Из задней двери вынесли столы и поставили на пятачке для танцев. Винни решила, что танцы закончились, но та из женшин, которую звали Нэнси, дернула ее за руку и сказала:

— Желающие танцевать могут подняться на сцену! — Она показала, куда именно.

«Сценой» оказались три длинных неструганых стола, сдвинутых вместе. Мужчины, в том числе Мик, быстро передвинули мебель. Мик умудрился захватить для них два стула возле самой «сцены».

Когда музыка зазвучала вновь, Нэнси, ее подруга Мери и еще две женщины взобрались на столы и стали танцевать. Но теперь это был совершенно другой танец.

Нэнси подобрала подол, так что стал виден край нижней юбки, подбоченилась и двигалась с поразительной легкостью и грацией. Не отставали от нее и товарки.

Вскоре лица у всей четверки заблестели от пота, и тут произошло нечто из ряда вон выходящее: на глазах у честной компании они сняли блузки! Конечно, нижнее белье с огромным количеством рюшей и оборочек скрывало то, что не положено открывать, но руки были оголены до плеч!

Винни в ужасе оглянулась на Мика, но он почти не смотрел на танцовщиц, увлеченный беседой со своим соседом. Видимо, это зрелище его нисколько не удивило.

Чего нельзя было сказать о Винни. Она совершенно растерялась.

— Вы не проголодались? — осведомился Мик, стараясь перекричать музыку. И тут же решил за нее: — Я сейчас что-нибудь раздобуду!

Как только он ушел, Мери, подруга Нэнси, соскочила со стола и села передохнуть на стул, где до этого сидел Мик. Немного отдышалась и снова взобралась на «сцену», бросив через плечо:

— Здесь может плясать кто угодно! Айда с нами!

Винни чуть не свалилась со стула.

А девушка добавила:

— Конечно, если ты хочешь!

— Не хочу, — выпалила Винни, испуганно мотнув головой.

Как ни странно, поведение ее новых знакомых уже не казалось ей предосудительным. Разве что самую малость... Винни была очарована их грацией, а также бесшабашным весельем и дружелюбием.

— Ты не подумай, мы не шлюхи! — крикнула ей Мери.

— Да что вы, я и не думала ни о чем подобном! — Впрочем, такая мысль промелькнула у нее в голове.

— Я работаю на швейной фабрике, — сообщила Нэнси, — а Мери торгует цветами и фруктами. Мы порядочные девушки. — И она со смехом добавила: — Но мы любим парней! И любим танцы!

Да, Винни тоже любила танцы и, не удержавшись, притопывала в такт музыке.

Однако на этом все вольности кончались. Винни сидела с самым чинным видом, в то время как Нэнси прямо у нее на глазах отхлебнула добрых полкружки эля и снова влезла на стол.

Полька сменилась канканом, и Винни стала выделывать новые па, оставаясь на своем месте.

Девушки между тем высоко поднимали ноги, отплясывая на столе. Винни невольно залюбовалась их стройными ножками.

Ей почему-то вспомнилась собственная мать. За те шесть лет, что Хелен Боллаш прожила в семье, она почти не обращала внимания на свою дочь, а когда вдруг замечала ее, Винни оставалось только пожалеть. Девочка еще не умела говорить, но чувствовала, что мать терпеть ее не может. Маркиза Сэс-сингли родила совсем юной, ей было восемнадцать лет. В двадцать четыре года она ушла из дома, а в двадцать шесть — погибла.

При Винни никто не позволял себе говорить о матери худо, хотя наверняка светские кумушки вовсю судачили о ее диком нраве. Диком нраве, или, как называл это Мик, страсти к приключениям.

Жаль, что она не пошла в мать. Хелен Боллаш, окажись она здесь, не отказалась бы сплясать на столе, остаться в нижней сорочке и показать окружающим свои ножки. А отец, если бы он при этом присутствовал, не обратил бы на ее поведение никакого внимания. Ему просто не было до нее дела. Лайонел Боллаш считал единственным достоинством жены ее безупречную дикцию, самое грубое ругательство звучало в ее устах прекрасной музыкой.

Страсть к приключениям и тяга к новому.

Винни не спускала глаз с отважных танцовщиц. Наверное, так же напряженно она следила бы за своей матерью. Или еще за кем-нибудь, кто беззаботно веселится, но сама скорее умерла бы, чем позволила себе нечто подобное.

Наконец Нэнси воскликнула:

— Идем же, вставай! — И протянула Винни обе руки. — Поднимайся! Не снимай блузу, если не хочешь. Просто танцуй. Это так здорово!

— Не могу!

— Еще как может! — Это Мик подал голос у нее за спиной. — Может и хочет. Я же вижу, как она притопывает под столом! — Он засмеялся.

— А вы только и делаете, что заглядываете мне под юбку! — огрызнулась Винни.

— Чертовски верно подмечено! — заявил он как ни в чем не бывало. — Ничего не могу с собой поделать! Вот, пожалуйста! — И он подал ей тарелку с жареной рыбой и картошкой и кружку с шенди <Шенди — смесь простого пива с имбирным или с лимонадом.>. Значит, он опять потратил свои деньги!

Винни принялась за шенди, уже вторую порцию за этот вечер, а Мик откинулся на стуле и пригубил свой эль. Как бы невзначай его рука легла на спинку ее стула, и этот собственнический жест доставил Винни ни с чем не сравнимое удовольствие. Она вся извертелась, то чопорно выпрямляясь, то позволяя себе расслабиться и прикоснуться спиной к сильной горячей руке.

Тем временем девушки продолжали отплясывать. Они действительно были хороши.

— Айда с нами! — снова пригласила ее Нэнси. — Я вижу, тебе тоже не сидится!

Пока Винни соображала, как бы повежливее отказаться, девушка подхватила ее за локти, Мик ловко подпихнул сзади, и она опомниться не успела, как оказалась на столе.

Боже правый, опять на столе! Винни затравленно огляделась. Внизу шумела толпа. Целое море незнакомых лиц. Собравшиеся приветствовали «леди, не побрезговавшую их играми» громкими аплодисментами.

Музыка гремела у нее в ушах, зрители топали и хлопали ей в лад. Винни застыла в нерешительности, тогда как столешница у нее под ногами затряслась — это пустились в пляс остальные.

— Не робей, сударушка! Покажи, из какого ты теста!

Ее мать, несомненно, откликнулась бы на этот вызов, до смерти смутивший Винни. Она покраснела и отыскала глазами Мика.

Он оставался на своем месте и выглядел не только спокойным и уверенным в себе, но и готовым принять любое ее решение. Он поможет ей спуститься, если Винни этого потребует. И станет хлопать ей в такт, если она отважится танцевать.

Она переминалась с ноги на ногу, вслушиваясь в знакомые мелодии. Мало-помалу ее ноги начали двигаться как бы сами по себе, с каждой минутой обретая уверенность. Она сделала шаг, потом другой, присела в реверансе и повернулась в пируэте. На глаза снова попалось лицо Мика. Теперь он смеялся, чрезвычайно довольный собой и ею. Ему нравился ее танец. Его смех, ее удачные па и зажигательная музыка сняли с ее души камень сомнений и страхов. Она больше не казалась себе нескладной верзилой: она танцевала — легкая, как мотылек.

Наверное, эта перемена не прошла незамеченной: теперь ей хлопали не только зрители внизу, но и девушки на столе. Ну что ж, она не ударит в грязь лицом. Она станцует так, что все будут довольны.

И она танцевала. Она двигалась легко и свободно, не опасаясь свалиться на пол. Нарочно пинала ногой кружки с элем. Ах какое наслаждение! Юбки вихрем вились вокруг ее ног, волосы растрепались. Она даже рискнула выбросить вверх ногу, всего один раз, но зал буквально взревел от восторга. Мужчины — а отсюда ей казалось, что внизу собрались одни мужчины, — хлопали ей громче, чем Нэнси или Мери.

Мик поймал ее взгляд, лукаво подмигнул и вскинул брови, после чего снова стал следить за ее ногами, так, как это умел делать только он. И Винни готова была поклясться, что в эти минуты его лицо светилось гордостью настоящего собственника и радостным ожиданием. Она принадлежит ему. Какое чудесное чувство! А он... ох, он самый красивый мужчина в этом зале, и он принадлежит ей!

Ожидание. Внутри у нее все сжалось, как много недель назад, когда она стояла на столе у себя в лаборатории. Или когда он прижал ее к стене у себя в спальне. Охваченная безудержным порывом, Винни подхватила подол и выбросила вверх одну ногу, за ней вторую. Зал взорвался дружным ревом. Да, для собравшихся здесь мужчин это было просто забавой, но Мик понимал, как много это значит для нее. Она менялась у него на глазах, и он приветствовал эти изменения всем сердцем.

Ожидание, предвкушение чего-то нового... Ох уж эти его глаза — то зеленые, то серые, они никогда не оставляли Винни равнодушной. А сегодня в них полыхало пламя, они что-то обещали.

Но что? Ей непременно нужно знать! И она вопросительно взглянула на Мика: «Почему ты так на меня смотришь?» У нее сладко заныло сердце.

Винни задыхалась, обливалась потом.

— Вы устали? — спросил Мик. — Принести вам выпить?

— Нет... да, если не трудно! — Она старалась отдышаться, чтобы продолжить танец.

Мик исчез в толпе.

Винни слегка опьянела. Но не настолько, чтобы не заметить, что какой-то парень с ней заигрывает. Она тоже с ним кокетничала. Вовсе не потому, что он ей нравился — Винни даже не запомнила ни его лица, ни имени. Нет, она кокетничала потому, что такая возможность появилась у нее впервые в жизни, и следовало воспользоваться ею и попрактиковаться, пока нет Мика.

К тому же ей это было просто приятно.

Она готова была петь от восторга. Господи, она позволила себе развлекаться так, как ей хочется, — ничуть не хуже ее матери! И небеса до сих пор не рухнули ей на голову! Потрясающе! Просто потрясающе: она делала все, что ей нравилось! Она жила, по-настоящему жила в этот вечер!

Глава 21

— Ну, ты сегодня оторвался на всю катушку! — заметил бармен Чарли.

Мик, довольно улыбаясь, заказал эль и попытался скрасить ожидание привычной болтовней. Но общение с Чарли принесло ему не больше радости, чем с другими.

Это вовсе не означало, что прежние друзья к нему охладели. Нет, они любили Мика, и Мик тоже их любил. Но каждый раз, заводя с ними разговор, он словно натыкался на какой-то барьер. Он теперь не мог не обращать внимание на их речь и манеры.

Ему так нравилось быть джентльменом, что он даже поинтересовался у Мильтона, сможет ли найти себе какую-нибудь другую работу, и дворецкий его ободрил. К примеру, Мика могли взять приказчиком в лавку для богатых господ, а со временем он стал бы ее совладельцем. Он мог поступить на службу в дом какого-нибудь вельможи и получать очень неплохое жалованье. Да мало ли что еще?

В общем, он мог найти такую работу, которая устроила бы и Винни. Почему бы им не переехать куда-нибудь в маленький домик на окраине и не жить вместе, как муж и жена? Но пока все это были только мечты.

Стоя возле бара и ожидая свой эль, Мик повернулся и окинул взглядом шумный зал. Оказывается, пока он грезил наяву, предмет его грез успел завести беседу с каким-то богатым хлыщом из тех, что любят шататься по злачным местам.

Мик встречал его здесь уже не раз. Время от времени сюда забредали джентльмены, пресытившиеся оперой в «Ковент-Гардене» или каком-нибудь другом театре и решившие прошвырнуться по трущобам в поисках капельки грязи. Вот и этот франт пытался подъехать к Винни, приняв ее за местную шлюху. Ну что ж, его ждет неприятный сюрприз.

Впрочем, неприятный сюрприз поджидал и самого Мика. Винни отвечала наглецу вполне дружелюбно, позабыв о своей обычной чопорной, сухой манере. Естественно, это только подлило масла в огонь. Даже отсюда было видно, как распускает свой хвост этот павлин.

Это нравилось Мику все меньше и меньше. Они не просто разговаривали — они ворковали, как два голубка. Винни хохотала и игриво грозила пальчиком.

Мик даже не заметил поставленные перед ним полные кружки и устремился к столу.

Он шел напролом через толпу, не спуская глаз с наглого хлыща, норовившего заглянуть Винни за корсаж.

Оказавшись совсем близко, Мик услышал, как тот сказал:

— Пожалуй, нам не мешает немного проветриться, не так ли?

«Нам»? Ну, сейчас Мик ему покажет!

Однако в следующий миг все тревоги Мика развеялись. Потому что Винни, увидев его, расцвела на глазах, совершенно забыв о своем собеседнике.

— А где выпивка?

Ну конечно же, он забыл ее на стойке! Это вызвало у Винни новый взрыв смеха. Ну и пусть! Как ни в чем не бывало она отобрала кружку у Реццо, утолила жажду и залихватски вытерла губы рукой. Мик растерялся. Что это с ней?

Но чудеса только начинались. Винни встала на цыпочки и звонко чмокнула его в щеку. И пока она снова забиралась на стул и на стол, Мик не в силах был сбросить с себя оцепенение, прижимая ладонь к щеке, все еще влажной от ее поцелуя. Ох, Винни...

Она снова танцевала. Мик с облегчением рассмеялся. Она буквально помешана на танцах. Даже не может остановиться. Она слишком поглошена своим счастьем, чтобы обращать внимание на какого-то хлыща. И Мик не собирался ей мешать. Он смотрел, как Винни танцует. Хлыщ тоже смотрел. Как и все мужчины в этом зале. А почему бы и нет? Но всякий раз, стоило Винни сделать передышку, хлыщ пытался завести с ней разговор.

Мик невольно прислушался: господин вставлял «чертовски» через каждые два слова.

«Чертовски душно», «чертовски наплевать». И когда наглец снова полез к Винни с предложением пойти прогуляться, Мик не выдержал, перехватал его протянутую руку и сказал:

— Чертовски бесполезно.

Незнакомец с досадой оглянулся. Мик понял: его тоже приняли за благородного повесу, за маменькиного сынка, отправившегося в город в поисках приключений. Проклятый хлыщ заблуждался, как заблуждался и насчет Винни, но в душу Мика снова закралась тревога. Теперь перемены, происходившие с Винни, не только радовали, но и пугали его.

И тут Винни показала, на что способна. Она окинула приставалу презрительно-надменным взглядом и отчеканила:

— Я никуда не собираюсь с вами идти!

«Спасибо тебе, голуба!» — с облегчением подумал Мик.

Незнакомец смирился с ее решением, но счел возможным угостить Винни прохладительным, и Мику оставалось пенять лишь на самого себя: его эль и шенди так и остались на стойке у Чарли. Пока Винни утоляла жажду, богатый повеса пускал ей пыль в глаза и как бы между делом сообщил, что приехал в город на лошадиную ярмарку.

Мик сердито скрестил руки на груди. Пропади все пропадом! Он и опомниться не успел, как с конских родословных их беседа перешла к выведению породистых гончих и к тому, где можно купить Ван Дейка, — провалиться Мику на этом месте, если он знал, что это такое!

Зато Винни не испытывала ни малейшего затруднения: ведь она выросла в мире этого самого повесы и знала его вдоль и поперек. Что же тут удивительного? Разве Мик забыл, что имеет дело с дочерью маркиза? Или решил, что она его невеста? Даже если случится чудо и они поженятся, что дальше? Он повезет ее в свадебное путешествие на тележке, запряженной ослом?

Черт возьми, что с ним творится? Чем она его приворожила? Мик долго копался в собственных чувствах, пока не понял одну простую вещь: он полюбил Винни.

Да, этим объяснялось все, в том числе и его возмущение нахальным повесой. Он влюбился в Винни, в леди Эдвину Боллаш, в благородную леди, которую никогда не сможет назвать своей. Разлука с ней разобьет его сердце, но тут уж ничего не поделаешь. Рано или поздно он должен убраться с ее пути, уступить ее какому-нибудь хлыщу вроде того, что затесался сегодня в их компанию.

Ближе к полуночи толпа заметно поредела. Снова освободилось место для танцев, но из шумной компании, так лихо отплясывавшей на столах, на ногах держались лишь трое: Нэнси, еще одна девушка, по имени Лола, и Вин, его милая Вин. Усталость придала ее движениям вялую томность. Мик не мог смотреть на нее равнодушно.

Богатый искатель приключений тоже не спешил уходить. И не переставая, пялился на его Винни. Мика совершенно не волновало, что все мужчины в зале разглядывают его девушку, пока не появился этот хлыщ. До сих пор восхищение зала лишь добавляло ему гордости: ведь это он сумел разбудить в Винни живость и простоту, которые так очаровали его друзей.

Но теперь, несмотря на подчеркнутую вежливость и учтивость смазливого незнакомца, Мику хотелось размазать его по стенке. Просто так, ни с того ни с сего. Хотя, конечно, причина могла быть одна: у маменькиного сынка хватило ума выбрать в этом зале самую привлекательную женщину. Потому что Винни затмила в этом зале всех остальных. Она как-то призналась Мику, что музыка Штрауса у нее в крови. Но сегодня ее вытеснил дикий цыганский напев. Его милая цыганка, его Винни...

Задумавшись, Мик не сразу заметил, что стоит плечом к плечу с тем самым парнем и что на добрых шесть дюймов выше его. Его сосед тоже это заметил и сказал:

— Не могу налюбоваться. У нас обоих отличный вкус. Стало быть, она сегодня твоя, кореш? — От Мика не ускользнуло, с каким трудом произнес маменькин сынок жаргонное словечко, всячески стараясь подладиться к здешней манере речи. Видимо, понял, что Мик пользуется в «Быке и бочке» большим авторитетом.

— Да. — Проще было согласиться, чем пытаться что-то объяснить.

Тут Винни соскочила со стола и заявила:

— Я не его! Я сама по себе! — И наградила Мика игривым взглядом, надеясь, что он станет доказывать обратное, но Мик промолчал. Против правды не пойдешь — у него действительно не было на нее никаких прав.

Маменькин сынок мигом приосанился, торжествующе глянул на Мика и предложил Винни со свойской улыбкой:

— Я принесу вам выпить?

— Нет! — отказалась Винни. — Я пью только с ним!

— Но я мог бы угостить вас чем-нибудь повкуснее! Я — сын барона! — Хвастается, а может, и врет, хочет сказать, что у него есть и деньги, и связи, и положение в обществе — словом, все, чем можно вскружить голову девчонке с рабочих окраин.

Мик не выдержал и сообщил ему с безмятежной улыбкой:

— Да будь ты хоть сыном шлюхи, не все ли равно?

Парень вздрогнул и застыл, ошарашенно хлопая глазами. Хорошо бы он счел себя оскорбленным. У Мика давно чесались кулаки. Но его рост и внушительная внешность не дали вспыхнуть ссоре: даже этот разряженный тупица понял, что ему не поздоровится, если дело дойдет до рукопашной.

— Хватит! — Винни толкнула его в грудь. — Нам ни к чему неприятности! — Как будто это он виноват! — Где моя выпивка?

Ах да, он же забыл обе кружки на стойке! Теперь ищи ветра в поле! Тем более что Мику вовсе не хотелось оставлять Винни одну. Но ее мучила жажда, и Мику пришлось сдаться.

— Сейчас принесу! — пообещал он и отправился за выпивкой, то и дело оглядываясь.

Но Винни даже не смотрела в сторону нахального хлыща, хотя тот всеми силами старался привлечь ее внимание. Мик чуть не с кулаками напустился на Чарли, требуя как можно скорее наполнить кружки, подхватил их и поспешил обратно..

Пока он пробирался сквозь толпу, Винни удалось каким-то чудом отделаться от настырного приставалы. Да, именно приставалы — иначе его не назовешь! Слава Богу, баронский выродок переключил внимание на Нэнси: девушка громко хохотала над какой-то его шуткой, расплескивая пиво.

— Вот! — Мик подал Винни полпинты чистого эля. — По-моему, в самый раз.

— Жарко. — Она устало обмахнула рукой лицо.

Влажные пряди волос облепили ее нежную шею. Мик не мог оторвать глаз от блестящей струйки пота, струившейся по ложбинке между грудей. Винни действительно было жарко. Она с жадностью выпила весь эль. Мик поймал ее взгляд и кивнул в сторону задней двери.

— Да, — согласилась она, — да, очень кстати!

Он отставил свою нетронутую кружку и взял ее за руку. Она показалась Мику легкой и хрупкой. Увлекая Винни за собой, он осторожно гладил ее пальцы. Нетерпеливо толкнул заднюю дверь и пропустил Винни вперед.

На улице было на удивление прохладно, и Винни зябко обхватила себя руками за плечи. Округлые, мягкие плечи. Мик резко шагнул вперед и положил на них свои ладони. Она вздрогнула и глубоко вздохнула, а потом удивила Мика, качнувшись назад и прижавшись спиной к его груди. Он осторожно отвел в сторону густую прядь волос и припал губами к молочно-белой шее.

Винни снова вздрогнула и еще крепче прижалась к нему.

«Моя! Только моя!» — вертелось у него на языке. Но он не мог произнести это вслух. Не имел права.

Страсть нахлынула с такой силой, что у него помутилось в глазах. Мик постарался взять себя в руки: надо остановиться, нельзя быть рабом своих желаний. Вряд ли Винни понравится то, к чему он так стремится.

Но он не в силах был оторвать губы от ее шеи. Ведь сегодня Винни стала другой, и надо быть идиотом, чтобы не заметить перемены.

Господи, спаси его и помилуй!

Он возжелал женщину, которая знает все о лошадиных ярмарках, и Вин-что-бы-это-могло-быть, которая способна научить человека говорить так, что его не узнают даже близкие друзья. Да, Мику лишь остается молиться!

Увы, он только и думал о том, как бы увести эту женщину в самый темный угол аллеи.

Глава 22

Задняя дверь «Быка и бочки» выводила на узкую аллею, едва освещенную газовым фонарем над дверью таверны. Винни стояла на низеньком крылечке и ждала, пока глаза привыкнут к темноте. В тридцати футах она различила дверь — видимо, она вела на кухню. Мик немного отстал, и Винни не сразу догадалась, что он искал камень, чтобы подпереть дверь и впустить в душный зал хоть немного свежего воздуха. Он, как всегда, заботился о других.

Он нарочно вывел ее из зала, чтобы поцеловать, и на сей раз ей не пришлось об этом просить.

Приглушенная музыка, доносившаяся сюда, будила ни с чем не сравнимую радость. Впервые в жизни Винни была в ладу со всем миром. Наверное, это и есть счастье.

Ей стало смешно. Вот так счастье: торчать мокрой от пота посреди глухой аллеи и наслаждаться запахами пролитого пива и чада, доносившимися из кухни!

И все-таки она действительно была счастлива! Счастлива от того, что на талию легла ласковая сильная рука и бархатный голос позвал ее:

— Иди ко мне!

Он увлек ее в темный угол, образовавшийся за открытой дверью таверны. Здесь их никто не увидит!

И здесь он впервые поцеловал ее так, как мечтал весь вечер. Это было восхитительно! Все случилось так, как она хотела, и никто не требовал от Винни признаний и просьб! Она трепетала всем телом, хотя не знала, что должно следовать за поцелуями. Впрочем, это наверняка известно Мику, и он может ей все показать! Да, она была готова, она хотела большего!

В эти же самые мгновения Мик не уставал поражаться ее наивности. Он чувствовал, что Винни согласна на все — знала бы она, на что именно!

Наконец он заставил себя отстраниться от нее и пробормотал:

— Винни! Ты понимаешь, что я снова хочу залезть к тебе под юбку? Залезть к тебе под юбку и избавиться от всего этого? — Он потеребил застежки у нее на платье.

Она рассмеялась в ответ, несмотря на то, что его откровенность ее шокировала:

— Ты не посмеешь!

— Еще как посмею! Послушай: ты должна решиться. Сейчас или никогда.

Она снова беспечно расхохоталась: святая простота, уверенная в своей неуязвимости.

— Ну и отлично. Тогда отпусти меня. Я пойду танцевать. — Не дождавшись ответа, Винни спросила: — Отпустишь?

— Я не стану делать ничего против твоей воли.

Это сразу ее успокоило, хотя Мик навалился на нее всем телом. Он понимал, что еще немного и потеряет контроль над собой.

Он желал ее так безумно, что мог бы овладеть ею, не сходя с этого места. И она вернулась бы в зал, расставшись со своей невинностью. Однако сама Винни все еще не желала принимать его всерьез.

И напрасно! Он снова поцеловал ее, и Винни отвечала ему так же страстно: ее опыт увеличивался на глазах.

Он распустил завязки у нее на платье и покрыл поцелуями обнажившееся плечо. Его рука скользнула ниже и высвободила маленькую тугую грудь.

— Ох! — стонала она своим мягким, мелодичным голосом благовоспитанной леди. — О-ох!

Он взял в руку ее грудь, такую маленькую на его огромной ладони, такую нежную на загрубевшей мозолистой коже. Темный сосок под его пальцами показался Мику мягче самой дорогой замши.

Она сделала слабую попытку отвести его руку и виновато прошептала:

— Слишком маленькая.

— В самый раз. Чтобы было легко целовать! — И он доказал свои слова на деле.

Она обмякла, захваченная врасплох. Мик чувствовал, как бешено бьется ее сердечко: словно у загнанной лани. Но он не в силах был остановиться и продолжал ласкать ее грудь губами и языком, заставляя Винни стонать от наслаждения.

Однако, когда он попытался поднять ей юбку, она запротестовала:

— Нет!

Ладно. Тогда Мик осторожно положил ее руки себе на плечи и снова стал целовать ее груди.

Задыхаясь, она выгнулась всем телом так, что ударилась головой о стену таверны.

— Осторожнее! — прошептал он.

— Ох, Мик, перестань. Я не могу... не должна...

Он коленом раздвинул ей ноги, она не сопротивлялась.

— Обхвати меня ногами, как будто сидишь на лошади. — Она не стала этого делать, но позволила Мику подхватить ее на руки. — Вот так, голуба...

Если бы ему удалось поднять ее юбки, он овладел бы ею в тот же миг, но великое множество шелка и кружев мешало ему. и он лишь вжимался в нее все сильнее и сильнее, пока не застонал от боли.

Сколько страсти, сколько нерастраченной нежности! Если бы он мог убедить ее дать волю своим чувствам, они утонули бы в океане этой нерастраченной любви. Так сильно было их взаимное влечение.

— Кто-нибудь увидит!

Вряд ли кому-то придет в голову рыскать в этот час по темным углам!

Она боялась, что кто-то застанет их врасплох, но сама больше не протестовала.

Значит, теперь ничто не мешает Мику довести дело до конца!

Однако где-то на краю сознания тихий язвительный голос повторял: «Мик, Мик, одумайся! Подумай, что ты делаешь, благородный джентльмен Мик! Ты готов лишить невинности робкую, наивную девицу в темной глухой аллее, позади вонючей таверны! На это не хватит совести даже у тебя. Особенно если ты ее любишь!»

Верно, ох как верно! А ведь еще чуть-чуть ласки и поцелуев, и она отдалась бы ему прямо сейчас!

Реальность. Кто придумал это слово? Кроме того, их и правда могли заметить. Лучше уж вернуться в зал, пока не поздно. Хорошо, что Винни хотя бы не сопротивлялась. Он сможет заняться с ней любовью дома, в нормальной обстановке.

И все же что-то удерживало его на месте, в этом темном углу. Он должен сделать что-то еще! А вдруг Винни передумает, пока они доберутся до дома? Вдруг ей снова помешают эти проклятые рассудительность и скромность? Что еше сделать, чтобы она оставалась податливой и покорной?

— Позволь мне приласкать тебя, — шептал он, поднимая подол ее юбки. — Позволь приласкать тебя, прежде чем мы вернемся домой!

Она пролепетала в ответ нечто невразумительное. Чувствуя, как все плывет перед глазами и земля уходит из-под ног, Мик воевал с завязками, застежками и крючками, пока его рука не пробралась к теплым округлым ягодицам. Мягким и нежным, как лепестки цветка.

На миг это прикосновение вывело Винни из томного забытья. В прошлый раз Мик ласкал ее через панталоны. Теперь же его рука оказалась внутри. Боже, что бы это могло значить? И это вовсе не казалось ей диким. Это было приятно, это было удивительно...

Тем временем панталоны оказались спущенными, и горячая ладонь легла между ее ног. Она вздрогнула и напряглась всем телом. Срамные губы. Да, именно так называется это место по-латыни. Действительно, стыд и срам так откровенно наслаждаться столь возмутительной лаской! Она хотела сдвинуть ноги, но он прижал локтем ее колено и взмолился:

— Не бойся! Все будет хорошо!

Винни кивнула, хотя по телу пробежали судороги. Да. Она доверится ему, если он так хочет. Она не станет ему мешать.

Да и кому еще она могла бы доверять так, как Мику? С кем еще не побоялась бы идти до самого конца, хоть на край света? Кто еще мог разбудить в ней такой интерес и такой восторг? Кто, кроме Мика, был с ней более честным, чем она сама?

Кто, как не мужчина, которого она любит всем сердцем?

И она не стала ему мешать. Если уж на то пошло, она не воспротивилась бы и в том случае, если бы он положил ее на землю и проделал все то, чем занимаются наедине мужчина и женщина.

Его ловкие пальцы проникли в ее лоно. Все ее внимание, все чувства сосредоточились там, где это происходило. Его пальцы сделались влажными и скользкими. Почему она такая скользкая? Нет, здесь что-то не так...

— О-о-ох! — вырвалось у Винни, как только он нащупал то чуткое тайное местечко, которое заставляло ее содрогаться от блаженства при каждом прикосновении.

До сих пор она ничего не знала об этой части своего тела. Кто бы мог подумать, что она так чувствительна? И как поразительно то, что он знает об этой ее особенности. Вот и слава Богу! Это позволяло ему ласкать Винни так, как ей хотелось.

— Ну же, Вин! — ободряюще прошептал он. — Хватит мучить себя!

Она таяла в его руках и дрожала все сильнее. Тело охватило незнакомое напряжение, что-то сжималось у нее в животе, пока не взорвалось ослепительной вспышкой наслаждения.

Напрасно она пыталась сдерживаться — из груди рвались неистовые, животные вопли, переходившие в беспомощные стоны. Ей было хорошо до боли...

Когда-то в детстве ее искусали пчелы. Она отлично помнит, какими неожиданными и острыми были эти укусы, внезапно поразившие все тело. Нечто подобное случилось и сейчас, только острая вспышка эйфории оказалась гораздо сильнее и отпустила ее не сразу.

Она долго не могла прийти в себя, пока на смену возбуждению не пришла истома. Винни вздрогнула в последний раз и спрятала голову на груди у Мика. Он поцеловал ее в макушку и стал приводить в порядок расстегнутое платье. Она оставалась покорной и тихой, впервые в жизни доверившись другому человеку.

— Я сейчас же отвезу тебя домой, — нашептывал он. — Я отвезу тебя домой, и мы будем заниматься любовью до самого утра! — Торопливо поцеловав ее в губы, Мик продолжал: — Пора избавиться от твоей проклятой девственности! Ненавижу ее!

Да. Она была совершенно с ним согласна. Она тоже хотела расстаться с девственностью. Она хотела преподнести ее ему в дар.

Глава 23

Винни едва поспевала за Миком, когда держа за руку, он вел ее обратно в таверну. Скованное истомой тело все еще было вялым и непослушным, а оцепенелый рассудок мог сконцентрироваться лишь на одном: всю ночь заниматься любовью. Да. Всю ночь пробыть наедине с Миком. Заниматься любовью. Что бы это ни означало, Винни желала познать все до конца.

В отличие от нее у шедшего впереди Мика хватало сил и целеустремленности на двоих. Не тратя времени попусту, он подхватил со стула их одежду и уже направлялся к двери, когда баронский сынок, доставивший им немало хлопот, решил предпринять еще одну попытку.

— Так-так-так! — воскликнул он.

Винни не подозревала о его присутствии, пока он не обхватил рукой ее бедра. Мик раздраженно обернулся, желая выяснить, почему Винни застряла на месте.

Увидев рядом с ней хлыща, Мик пришел в неописуемую ярость.

— Убери руки! — рявкнул он.

— А почему бы нам не спросить у леди? — возразил соперник в приступе пьяной отваги. — Вдруг она предпочтет того, кто мог бы провести с ней вечер в более приличном месте?

Винни в жизни не поверила бы в то, что случилось в следующий миг, если бы не видела все собственными глазами. Мик вздернул подбородок и смерил противника надменным презрительным взглядом.

— Уж не тебя ли? — поинтересовался он. Ни в одном театре Винни не видела столь потрясающей сцены. Мик в этот момент был олицетворением уверенности и превосходства.

Это подействовало даже на пьяного гуляку. Он не ожидал столь яростной вспышки от человека, до сих пор проявлявшего завидную сдержанность. Но к сожалению, бравада оказалась сильнее. Ему слишком понравилась Винни, и это, как ни странно, принесло ей немалое удовольствие. Ведь прежде она и не помышляла о том, чтобы нравиться мужчинам! А баронский сынок распетушился вовсю:

— Я хочу, чтобы леди осталась! Я желаю еще раз увидеть ее стройные ножки!

Боже милостивый, неужели и другие мужчины считают ее привлекательной?

— Мисс, — обратился к ней гуляка, — вы, без сомнения, самая очаровательная и самая высокая женщина в этом зале! — Он расхохотался.

Винни готова была обнять и расцеловать в обе щеки этого повесу за такой чудесный комплимент.

Тогда как Мик чуть не убил его. Он процедил, злобно прищурившись:

— Если ты что-то и увидишь, так это мой кулак у себя под носом! Прочь с дороги!

— Барон обладает правом первой ночи.

— С чего ты взял, будто твоя кровь чище моей, зарвавшийся сопляк? — перебил его Мик все с тем же презрением и превосходством. Он грозно навис над настырным приставалой, спрятав Винни у себя за спиной. — И с каких это пор виконты должны уступать даже не баронам, а всего лишь их глупым сынкам? Прочь с дороги! А об этой леди не смей и думать, она не для таких, как ты!

Превосходно. Он усвоил преподанные ему правила этикета. Очень мило с его стороны. Вот только не стоило пользоваться ими в столь сомнительных обстоятельствах...

Однако противник Мика, как уже не раз случалось за этот вечер, больше не сомневался в том, что имеет дело с джентльменом.

Он сунулся было к Винни и тут же получил удар в челюсть, потом под ложечку и напоследок пинок в пах. Изнывавший от скуки джентльмен, решивший развлечься созерцанием «городских низов», получил эту возможность, лежа на полу. Причем все случилось в мгновение ока, так что Винни не успела и охнуть.

Из ее горла вырвался какой-то жалкий сдавленный писк.

— Идем! — Мик схватил ее за руку и потащил к двери, кинув через плечо своим друзьям: — Отведите его умыться, когда очухается!

У Винни голова шла кругом. Сегодня из-за нее подрались двое мужчин, сыну барона пришлось несладко из-за того, что он оказался неравнодушен к ее чарам. Ею восторгалась вся таверна. А еще она целовалась с мужчиной в темной глухой аллее, как заправская шлюха со своим дружком.

Чудесный, незабываемый вечер!

Едва оказавшись в карете, Мик набросился на нее и стал целовать. Но вот что странно: вместо того, чтобы проделать с ней все обещанные им ужасные и неприличные веши, он вкладывал в свои поцелуи все меньше и меньше страсти.

А потом вдруг и вовсе отодвинулся от нее. На протяжении остававшихся до дома пяти минут он так и сидел неподвижно, уставившись в темноту за окном.

Винни немедленно решила, что сделала что-то не так. И теперь он на нее рассердился. Он явно разочарован. Она его обидела. Но чем?

Нет, не может быть, она ошиблась. Как ни старалась, Винни не могла вспомнить за собой никакой вины, и если уж на то пошло, почему она вообще должна считать себя виноватой? Они оба прекрасно провели время, к тому же он ни в чем, вот именно — ни в чем, не встречал сегодня отказа. Похоже, он дуется не на нее, а на себя!

Ревность. Винни так и подпрыгнула от восторга. Он ревнует ее к сыну барона! Ну что ж. немного ревности — это даже здорово. Это так приятно щекочет нервы... Теперь Винни могла считать себя настоящей женщиной: желанной и опасно могущественной.

Но с другой стороны, Далила не очень-то хорошо обошлась с Самсоном. Пожалуй, Винни не будет заходить так далеко. Она просто хотела, чтобы Мик любил ее такую, какая она есть. Хотела близости и ласки.

Винни попыталась заговорить с ним, чтобы отвлечь от грустных мыслей.

Но Мик мрачнел буквально на глазах. Он чувствовал, как углубляется разделявшая их пропасть.

Ему было противно вспоминать о своей стычке с этим идиотом, который даже не смог отличить ложь от правды. Весь вечер Мик чувствовал себя королем среди своих друзей, однако разряженный повеса мигом спустил его с небес на землю. На настоящую землю, где он если и был королем, то королем голодранцев. Фальшивый лорд, в душе оставшийся крысоловом. И как бы он ни пыжился, корча из себя благородного джентльмена, ему не видать Винни Боллаш как своих ушей!

Он и Винни. Что бы между ними ни произошло, у их отношений нет и не может быть будущего, как и у фальшивого лорда Тремора.

Не подозревая о том, что терзает его в эти минуты, Винни все еще пыталась разговаривать с ним, поднимаясь на крыльцо. В передней было совсем темно, только в конце коридора горела тусклая лампа. Мик не позволил Винни добавить света. Он не хотел, чтобы она видела сейчас его лицо.

Слава Богу, Мильтон уже лег спать. По крайней мере им не придется извиняться за свое позднее возвращение.

Ох, Мик отлично понимал, что чувствует сейчас Винни и с каким нетерпением ждет продолжения этого вечера чудес. Вот только самого Мика тяготила его роль. Где кончался Мик выдуманный и начинался Мик настоящий? Он совсем запутался. Он чувствовал себя усталым и несчастным.

Вин спотыкалась на каждой ступеньке, хихикала и нашептывала ему ласковые слова. Он умилялся этой открытости и в то же время ненавидел ее. Разделявшая их социальная пропасть стала казаться бездонной пастью, готовой поглотить его истерзанную бесприютную душу.

Конечно, ему ничего не стоило уговорить ее остаться на ночь в его каморке на первом этаже. Они позабавились бы на славу. Нужно было только помнить о том, что рядом спит старый дворецкий. Но никто не помешал бы Мику подняться наверх, в спальню благородной леди, пожелавшей немного развлечься, как он это проделывал уже не раз.

Мик замер на ступеньке, бормоча себе под нос проклятия. Он не хотел ни того, ни другого, он вообще ничего не хотел! Пожалуй, лучше всего сейчас же пожелать ей спокойной ночи и уйти к себе.

Но как назло, Винни положила руку ему на плечо и принялась излагать очередную историю из своего детства. Мик ничего не мог с собой поделать: его привораживало ее прошлое.

Он слушал, и сердце его разрывалось на части. Она была такая оживленная, такая счастливая. Рассказывала о себе так искренне и остроумно. Казалась ему такой прекрасной на этой темной лестнице, что у Мика на глаза навернулись слезы. Винни, красавица Винни могла бы принадлежать ему этой ночью!

До самого конца недели.

После чего он потеряет ее навсегда.

Он снова станет крысоловом. Или чьим-то слугой. Какая разница? Главное, что ни тот, ни другой не ровня Эдвине Боллаш. Не далее как в воскресенье утром морок, напущенный Джереми и Эмилем, развеется без следа, как это бывает в сказках, парадный костюм и лошади сэра Майкла снова станут лохмотьями и крысами старины Мика.

Эдвина замолчала и ждала. Ждала поцелуев.

Мик замер, неуверенно улыбаясь. Господь свидетель, он ни о чем не мечтал так, как о ночи любви с милой цыганочкой Винни. Это принесло бы ему невероятное счастье. Большее наслаждение он мог бы испытать лишь при условии, что будет делить ложе с женщиной, которую объявит своей на всю оставшуюся жизнь.

Он талантливый, он может изобразить кого угодно и представить себе что угодно. Но сделать вид, будто нынешняя ночь может длиться вечно, оказалось выше его сил.

Его ладонь потянулась к гладкой, прохладной щеке, словно желая прикоснуться к тому источнику внутреннего света, что так ослеплял его своей красотой. Он погладил ее, и Эдвина ответила таким взглядом, который он не забудет до самой смерти. Он запечатлел у нее на лбу легкий поцелуй, жадно втянул в себя пряный аромат ее волос и резко повернулся.

Он повернулся и метнулся прочь по коридору, мимо столовой, мимо кухни, в комнаты для слуг, где было самое место и ему, и Мильтону.

Он мчался, как Фредди, стараясь выбирать самые темные места. Ах, Мик, смотри не угоди ненароком в крысиное гнездо! Ты ведь знаешь, какие у крыс острые зубы!

О, он знал это, знал слишком хорошо...

Мик уже начал раздеваться. Снял воротничок, опустил подтяжки и разулся, когда услышал шорох в коридоре. Ему стоило большого труда заставить себя обернуться: а вдруг все-таки почудилось?

Но нет, это была Винни. Она стояла на пороге, совершенно не думая о том, что совсем рядом спит Мильтон.

— Ну... — Мик замялся, не зная, что сказать дальше. Почему-то простой вопрос: «Чего ты хочешь?» — показался ему слишком грубым.

Смешно: она как завороженная смотрела на его грудь. Ей нравилась его грудь, а ему нравился этот ее восхищенный взгляд. Она так и ела глазами все, что могла разглядеть в расстегнутый ворот и с явной неохотой перевела взгляд на его лицо.

Черт побери! Наконец-то она набралась храбрости! И готова сказать ему нечто откровенное и романтическое. Увы, слишком поздно! Теперь он понял: это не доведет их до добра. И все же Мик затаился, весь обратившись в слух. Он ждал, раздираемый и надеждой, и страхом: вот сейчас, сейчас он услышит: «Поцелуй меня!» или «Я тебя люблю!» Да, «Я тебя люблю!» прозвучало бы просто бесподобно.

Но своим мягким, мелодичным, хорошо поставленным голоском она проворковала:

— Кажется, теперь я знаю, чего хочу. Я хочу, чтобы ты был нагим, как статуя! Чтобы ты предстал передо мной в чем мать родила, со всеми причиндалами напоказ!

Глава 24

Мик так и покатился от хохота. Поначалу он еще пытался сдержаться, но вскоре понял, что ничего не может с собой поделать. Вот так объяснение!

— Мои причиндалы?.. — задыхаясь, переспросил он и снова зашелся смехом. — О Господи! — Ему пришлось прислониться к кровати. Его причиндалы? Он не знал, куда спрятать глаза. Она желает видеть его причиндалы?

Винни торжествующе улыбнулась, видя его растерянность, приободрилась и продолжала уже более уверенно:

— Ты же сам обещал! Помнишь, ты сказал, что я получу все, что угодно, если попрошу об этом вслух?

И это было чистой правдой!

— Винни...

Мик не знал, что сказать. По старой привычке он поднес руку ко рту, в тысячный раз забыв, что там больше нет усов. Он собственноручно брил верхнюю губу каждое утро и минимум раз в день забывал об этом. Ему ничего не оставалось, как оставить несуществующие усы в покое и попытаться высказать этой необычной женщине всю правду:

— Винни, я тебя люблю.

Это признание стало для нее полной неожиданностью. Она смущенно потупилась. Она не могла набраться смелости посмотреть ему в глаза. Удивление на ее лице сменилось грустью. Наконец она подняла на него ошеломленный взгляд и жалобно спросила:

— Это значит, что ты не сможешь заняться со мной любовью?

Мик отчаянно затряс головой.

— Это значит... — Ну как ей все объяснить? — Это значит, что я хочу гораздо большего, чем могу получить. И если я получу слишком мало, то будет еще хуже, чем если я не получу ничего. — Он снова тряхнул головой и мрачно добавил: — Вин, мое чувство к тебе явилось для меня неожиданностью.

Как ни странно, но это приободрило Винни и даже внушило ей пусть робкую на первых порах, но моментально окрепшую веру в себя.

— Мик, — возразила она, выйдя на середину комнаты, — не позволяй страху за будущее

отравить себе настоящее! Кто знает, что с нами станется завтра! — Она горячилась все сильнее. — А вдруг завтра мы умрем? — Остановившись напротив Мика, она прошептала: — Пожалуйста, не отвергай меня сегодня!

Он обреченно покачал головой и выдохнул:

— Никуда не денешься.

И это было правдой. С его губ сорвался горький, беспомощный смех при мысли о том, что он сам загнал себя в угол. Он увяз по самые уши и с каждой минутой увязал все глубже. Не в силах подавить нервный смех, он чуть слышно спросил:

— В чем мать родила? С причиндалами напоказ? Вин, побойся Бога! Где ты такого набралась?

— Ты сам это сказал.

На это ему нечего было возразить, и он вынужден был плюхнуться на кровать.

По крайней мере теперь ему ясно, что делать дальше. Первым делом он избавился от рубашки. Несмотря на все увещевания, ей так и не удалось приучить Мика носить нижнее белье. О чем он искренне пожалел в эти минуты при виде жадного любопытства, с которым на него смотрела Винни. Итак, он сорвал с себя рубашку, швырнул ее в угол и похлопал ладонью по тюфяку:

— Аида ко мне, голуба! Садись сюда. Настырным причиндалам Майкла Тремора не терпится свести с тобой знакомство!

Но Винни даже не шелохнулась.

Мик немного подождал и шутливо пожаловался:

— Ты сказала, что хочешь заняться любовью! А когда я сказал, с чего собираюсь начать, ты заупрямилась! Снова решила стать непослушной?

— Не в этом дело! — Она улыбнулась и пробормотала: — Я хочу видеть. Покажи мне!

— А-ах да! Причиндалы? — Он почувствовал, что возбуждается от одних звуков ее голоса: мелодичного, бархатного женского голоска светской леди. «Покажи!» Ну что ж, ему есть что ей показать! — Закрой дверь!

Винни повернулась и прислонилась спиной к двери, следя за тем, как ловко он расстегивает пуговицы на брюках. Изящные руки с длинными пальцами изысканным жестом расстегнули застежку на брюках. Облизнув пересохшие губы, Винни затаила дыхание, она смотрела во все глаза и обмерла от неожиданности, когда расстегнутые брюки сползли ему на бедра. Еще одно движение — и он остался совершенно голым.

Да, голым, как статуя. Только теплым и живым.

Завороженно глядя на мерно вздымавшуюся широкую грудь, она шагнула вперед. Ширина и мускулистость его плеч уже не были для Винни в новинку, зато ее поразило, какие узкие у него бедра. Сильные, мощные и в то же время стройные. А между бедер...

Она снова шагнула вперед, не в силах оторвать взгляд.

— Такое не упрячешь ни под каким фиговым листком, — невольно вырвалось у нее. — Если уж на то пошло... — Винни перевела озабоченный взгляд на его лицо. — Такое вообще никуда не упрячешь!

— Упрячешь, и еще как! — Он не выдержал и рассмеялся. — Кстати, если уж на то пошло, как ты сказала. Но теперь, голуба, это больше не причиндалы. — Она сделала удивленное лицо, и он пояснил: — Я называю их причиндалами, когда они мирные и спокойные. Или только начинают оживать. Но при определенных обстоятельствах, Вин, это хозяйство взводится, как пистолет, а мое в особенности!

Как бы он ни изощрялся, подбирая нужные слова, Винни не могла отделаться от сравнения с гордо упиравшейся в небо корабельной мачтой. Тем временем Мик взял ее руку, поднес к паху и охнул, как будто сильно чему-то удивился, почувствовав ее прикосновение. Ласковым пожатием он дал понять, что ей следует согнуть пальцы, тихонько двинул бедрами вперед и назад и громко застонал. Потом он решительно подтолкнул ее к кровати и сказал:

— Потом будешь смотреть, сколько хочешь. А то боюсь, что больше не выдержу. Я и так давно готов, Вин!

Они оба давно были более чем готовы. Винни налетела на кровать и опрокинулась на спину. Мик поднял ей юбку.

— Давай избавимся от панталон, голуба. А ну-ка, приподнимись!

Панталоны полетели на пол, и в следующий миг он навалился на нее всем телом. Ах, это его бесподобное тело! Его копье каким-то чудом оказалось именно там, где следовало, и уперлось в ту самую сокровенную точку между ее ног. Оба вздрогнули и задохнулись одновременно. Винни попыталась расслабиться, но тут же осознала, что хочет большего. Она зажмурилась и почувствовала его губы у себя на губах. Теперь она знала, как отвечать на поцелуй, и даже осмелилась повторить языком то, что проделывал он. Он застонал и впился в ее губы со всей страстью.

Винни показалось, что она оторвалась от земли и воспарила в небеса.

Она смутно помнила, какое наслаждение испытывала, чувствуя на себе тяжесть его тела, и как ей хотелось ощущать его всего — плоть к плоти. А его рука оказалась в том месте, которое он ласкал вечером в аллее.

— А-ах! — вырвалось у нее.

Как всегда, первые секунды их близости могли показаться грубыми, но не от того, что они хотели причинить друг другу боль, а от снедавшего обоих жадного нетерпения. Винни страстно желала изведать все, что он способен ей дать, и с каждой секундой разгоралась все сильнее. Она содрогалась всем телом и словно сквозь сон слышала свои приглушенные, хриплые стоны, похожие на стоны смертельно раненного животного.

Каждый так спешил излить на другого свою нерастраченную нежность, что при соприкосновении их чувства вспыхивали подобно фейерверку, принося острое до боли наслаждение.

Наконец Мик приподнялся и рукой направил свое копье туда, где только что были его пальцы, и Винни содрогнулась с такой силой, что под ними заскрипела кровать. А он нанес один сильный, мощный удар и замер, погрузившись в нее до конца. С его губ срывались какие-то невнятные, едва различимые звуки.

— Р-ради Бога, — выдохнул он. — Н-не... н-не шевелись...

Но Винни и без того застыла, не в силах шелохнуться. Все ее тело напряженно сжалось: что-то лопнуло у нее внутри. Мгновенная боль, сменившаяся легким жжением, застала ее врасплох. Она затаилась, свыкаясь с новым ощущением: он был там, внутри. И мало-помалу это перестало казаться ей странным, напротив, ей было хорошо, удивительно хорошо!

Наконец Мик счел возможным начать двигаться снова. И с каждым его движением жжение внутри слабело. Винни инстинктивно стала отвечать на его рывки с такой же силой, и это принесло ей с ни с чем не сравнимое удовольствие. Кровь бурлила у нее в жилах, как будто через нее пропустили электрический ток, и сила тока возрастала до тех пор, пока не разрядилась ослепительной вспышкой блаженства.

В ту же секунду она почувствовала, как неистово вздрогнуло его копье где-то внутри, как будто по телу прокатился раскат грома, отозвавшийся трепетом в каждой клеточке тела. Удар. Любовный удар. Наконец-то она полностью осознала, что могут означать эти слова. И все же удивительно, как мужское тело могло вызвать в ней столь ошеломляющий всплеск чувств, ведь они встречались с Миком каждый день.

Она и понятия не имела, от чего так долго отказывалась!

Мик относился к плотским удовольствиям так же добросовестно, как и к остальным своим делам. Старался получить от них все, что можно, и еще чуть-чуть. Он не стеснялся нашептывать Винни на ушко все, что ему приходило в голову. Ах, эти неприличные до ужаса вещи, которые обещал его бархатный, волшебный голос! Они быстро победили в ней остатки девичьей скованности, и Мик мог делать с Винни все, что захочет. Однажды они даже занимались любовью на лужайке в саду, под ярким лунным светом. О да, они позабавились на славу!

Любовники.

Большую часть оставшихся трех дней они провели практически голыми. Мильтон пришел в такое смятение, что был вынужден перебраться к своей сестре. А миссис Рид каким-то чудом умудрялась не показываться им на глаза. Весь дом остался в полном распоряжении Мика и Винни. И они сполна воспользовались этой привилегией.

— Взгляни, — пожаловалась она как-то раз, лежа возле Мика в полном изнеможении. — Нет, ты только взгляни на эти ничтожества! — Винни имела в виду свои маленькие груди. — Их даже круглыми не назовешь! Так, какие-то прыщики!

Мик, как человек воспитанный, не мог не выполнить просьбу дамы и внимательно посмотрел на ее грудь. При этом его глаза загорелись огнем, а губы медленно растянулись в улыбке:

— Вин, и не стыдно тебе жаловаться, что ты недостаточно хорошенькая, когда у тебя есть две такие симпатичные штучки?

— Но ведь они крохотные! А кому это понравится?

— Мне! — Он взял ее груди в ладони и осторожно потеребил соски. — Никогда не видел ничего более аппетитного. Их без труда можно взять в рот. — Именно это Мик и сделал. Винни вздрогнула и застонала. — М-м-м, — мурлыкал Мик, лаская языком ее груди. — М-м-м, настоящие пампушечки с кремом.

Прошло еще несколько минут, и Винни забыла о том, что жаловалась на свою грудь. Да, несомненно, этот человек чрезвычайно талантлив.

Они забавлялись в эти дни, как дети. Взрослые дети, в чьем распоряжении оказался целый большой дом. Вот только время было к ним безжалостно и пролетело слишком быстро.

Винни окончательно потеряла над собой контроль и очень далеко зашла в своих мечтах. Они с Миком могли бы переехать куда-нибудь в другое место, где она выдала бы Мика за... да, за господина из провинции. Он бы охотился со своими хорьками на кроликов, кажется, это тоже входит в список развлечений сельских аристократов. Они поселились бы в небольшом домике, и Винни давала бы уроки дочкам местных богачей. А он, как и положено джентльмену, проводил бы время в благородном ничегонеделании.

Винни поделилась своими мечтами с Миком. Лучше бы ей этого не делать.

— А! — небрежно воскликнул он. — Еще одна фантазия благородной леди? Купить себе мужчину для забавы? — И он продолжал с нарочитой грубостью: — В жизни не пойму этих ваших благородных замашек! Не дай Бог, какой-нибудь аристократ испачкает ручки, если отважится сделать что-то полезное на благо своей стране!

— Не понимаю, над чем ты смеешься! — возразила Винни. Она внимательно следила, чтобы на сковородке не подгорела колбаса. В последнее время им пришлось готовить самим. — Мне, к примеру, это вовсе не кажется таким уж смешным!

— Что? — Мик моментально помрачнел. — Ты действительно вообразила, будто я способен стать бездельником?! Думаешь, у меня нет совести и я способен сидеть у тебя на шее, а ты будешь зарабатывать уроками! Да тебе учить-то будет некого! Кому там нужны твои уроки? Поденщицам? Фермерским женам? Или купеческим дочкам? И думать не смей! Тебе нужен большой город и высший свет с его матронами, мечтающими выдать замуж своих дочек. И мне тоже нужно иметь свое дело или хотя бы какое-то занятие, чтобы обеспечить себя и жену, если однажды я соберусь жениться. — Мик горячился все сильнее, явно чувствуя себя задетым за живое. — Я ведь уже говорил тебе, что не стану себя уважать, если на свете не найдется такого дела, с которым я справляюсь лучше других! А ты, голуба, все еще думаешь так, как прочие снобы в этом городе. Не всегда, но довольно часто. Вот только у тебя слишком сильная натура, чтобы вписаться в их дурацкие стандарты. Ты лезешь из кожи вон, чтобы в них втиснуться, и в итоге начинаешь ненавидеть сама себя! Ты наказываешь себя, лишаешь развлечений и даже отказываешься явиться на бал! А тебе стоило бы там побывать! Больше, чем кому бы то ни было. Явиться к герцогу, танцевать всю ночь и плевать на тех гребаных ублюдков, которым это не понравится!

Вот так речь!

Винни едва успевала внимать его торопливым, сбивчивым словам, от которых у нее тревожно стучало сердце.

Ей пришлось прибегнуть к привычной уловке, чтобы не воспринимать его упреки всерьез:

— Не знаю, что может значить это слово, но оно наверняка употреблено неправильно!

— Какое еще слово? — мрачно поинтересовался он.

— Гребаный.

— Ох! — Он резко обернулся и наставил на нее большую вилку, которой переворачивал колбасу на сковороде. — Вин, это очень плохое слово! Не стоит его повторять!

— Но ты же его повторяешь!

— Я?!

Она, очень довольная, расхохоталась, нечасто ей приходилось видеть на его физиономии столь уморительную растерянность.

— Ну не я же! А еще мне кажется, что слово «траханный» должно обозначать нечто похожее.

Тогда Мик ухмыльнулся и предложил:

— Я тебе покажу, что оно означает! — Он прижал Винни к себе. — Вот! А обозначает оно... в общем, не тушуйся и при вперед на всех парах! Возьми за жабры эту гребаную жизнь и оттрахай ее на всю катушку! Получи от нее все, что можно, и еще чуть-чуть! А почему бы и нет?

— Женщина не может никого оттрахать, — смущенно хихикнула Винни.

— Еще как может! И я люблю это в тебе, Вин! Я люблю тебя! — добавил он еле слышно.

Оба надолго замолчали, первым заговорил Мик:

— Итак, чем мы займемся в ожидании этих придурков? — Господа Ламонты уже прислали записку, что явятся сегодня с вечерним костюмом и приглашением. — Не отнести ли тебя наверх и не оттрахать ли на всю катушку?

Винни подумала, прежде чем дать совершенно искренний ответ:

— Звучит неприлично. Просто жуть. Но пожалуйста, сделай это поскорее! — попросила она страстным шепотом.

О, она оказалась не менее талантливой ученицей, чем Мик. Она прекрасно освоилась с этой грубой и неприличной речью, так уместно звучавшей на тесной кухне или в темной спальне. Ведь они придавали этим словам совершенно иной смысл, превращая их таким образом в язык двух влюбленных, понятный лишь им одним.

Винни все еще не давало покоя слово «сноб». Неужели Мик прав? Но разве сноб опустился бы до близости с таким, как Мик Тремор? Не означает ли это, что она изменила своему образу мыслей в угоду мировоззрению оборванца из Корнуолла, зарабатывавшего себе на жизнь ловлей крыс? Только этого не хватало...

А Мик тем временем поймал себя на мысли, что неспроста так разгорячился и обвинил ее в снобизме. Вероятно, давало о себе знать больное самолюбие, сознание того, что Винни по-прежнему слишком хороша для такого, как он. Его всякий раз пробирала дрожь, стоило вспомнить о ее происхождении, образовании и положении в обществе. И как только у него хватило наглости положить глаз на такую благородную даму, учительницу, дочь маркиза и внучку герцога? Смех, да и только!

Конечно, Мик всегда был честолюбивым малым. Иначе ему и в голову бы не пришло отправиться в Лондон искать удачи. Зато в итоге он стал крысоловом и смог посылать домой приличные деньги на зависть всей округе. Но всему есть свой предел! И Майкл Тремор мог мечтать о Винни Боллаш с тем же успехом, что и вообразить себя принцем Уэльским, супругом английской королевы!

Винни училась в самом настоящем университете. У нее есть собственная карета на рессорах, пара рысаков и даже каретный сарай, где она держит всю эту роскошь. Она хозяйка большого дома, в котором целый этаж предназначен только для слуг. Черт побери, у нее есть дворецкий, и кухарка, и кучер, правда, один на три соседние семьи. А Мик за свою жизнь заработал лишь на десяток хорьков да пяток собак, причем почти всех выкормил сам, подобрав на улице. Все его хозяйство с избытком помещается в каморке под лестницей, куда его пустил пьяняца-сапожник в благодарность за то, что Мик избавил его лавку от крыс.

И с какой стати он вбил в свою дурную башку, будто Винни согласилась бы распрощаться со своим шикарным прошлым и стать женой крысолова? Дело было даже не в ее согласии, хотя, она, конечно, ни за что бы не дала его, — а в том, что она заслужила большего!

Он не забыл наглого приставалу из бара. Молодчика, который разводил лошадей. Вот кто мог быть ей ровней. Или еще более достойный малый. Ведь и среди благородных иногда встречаются хорошие парни, настоящие джентльмены, и Винни любому из них составила бы приличную партию.

Она заслужила уважение и любовь, все, чем так несправедливо обделила ее жизнь.

Ламонты сильно опоздали. И Мик считал, что им повезло. Винни была до того ненасытна, что вряд ли они вспомнили бы об их визите вовремя.

Когда в дверь позвонил посыльный, Винни подумала, что это Джереми и Эмиль. Но оказалось, что это принесли коробку для Мика, и он быстро сбежал вниз по лестнице.

Обмирая от непривычной робости и страха, он поднялся наверх и протянул коробку Винни. Это был подарок.

— С днем рождения! — произнес Мик.

Кто бы мог подумать! Она сама об этом забыла! Столько лет до ее дней рождения никому не было дела...

— Тридцать! — продолжал Мик. — Теперь мы сравнялись в возрасте!

Он снял с коробки крышку, поднял первый слой папиросной бумаги и вытащил пару длинных белых перчаток для вечернего туалета.

— Милли сказала, что без них никак нельзя!

Она нерешительно взяла перчатки. Они были тонкими и мягкими, с великим множеством маленьких пуговичек.

Мик развернул еще один слой бумаги, и у Винни захватило дух.

— Тюль! — торжественно провозгласил он, весьма довольный собой. Он вынул платье с такой осторожностью, будто боялся обжечься.

Это был чудесный элегантный туалет из розового тюля с подкладкой из более темной тафты, расшитый мелким бисером с таким искусством, что казалось, будто ткань переливается живым огнем.

Винни просунула руку в один из невесомых рукавов, и ее матовая кожа заиграла мягким загадочным блеском.

— Ох, Мик! — вырвалось у нее. — Что же ты наделал? — Наверняка ему пришлось ограбить банк! Или украсть это платье из магазина. Или... Боже, только не это! Неужели он заплатил за платье из денег, заработанных на пари?

Она непременно вернет эти вещи и отдаст ему деньги. Но никто не помешает ей хотя бы примерить платье. Ведь это свыше ее сил: держать в руках такую роскошь и не проверить, хорошо ли оно на ней сидит?

— Надень его! — попросил Мик.

Винни подошла к зеркалу и приложила платье к груди. Нет, пожалуй, не стоит даже его примерять. В таком роскошном туалете она будет выглядеть просто нелепо. Как будто надеется обрести несвойственную ей красоту.

— Надень его! — настаивал Мик. — Я хочу посмотреть на тебя в этом платье!

Она обернулась и задумалась, все еще не решаясь уступить его просьбе и — чего греха таить — собственному желанию. Как всегда, в его глазах Винни прочла восхищение, и это придало ей некоторую уверенность в себе. Ах, если бы он оказался прав!

— Ну же, не робей, моя голубка! Примерь его!

Оно оказалось ей впору: не короткое и не длинное, отделанный вышивкой бархатный пояс лег на талию точно влитой. Тюль ниспадал спереди свободными пышными складками, а сзади был замысловатый бант и длинный шлейф. Просто сказочная красота. Винни снова подумала, откуда Мик мог взять столько денег, но моментально забыла о своих страхах, примеряя перчатки. Они облегали руки, словно ее собственная кожа. Правда, с пуговицами пришлось повозиться, но на помощь пришел Мик. Это было великолепно. Винни не ожидала ничего подобного.

Потому что в зеркале она показалась себе по-настоящему... взрослой. Да, на нее смотрела взрослая женщина в элегантном взрослом платье.

А Мик все ходил и ходил кругами, поворачивая ее то так, то этак, и не мог налюбоваться.

— Вот так красота! — восклицал он. — Надо же, я превзошел сам себя! Никогда мне не удавалось заполучить в руки такую красоту! — И он тут же поправился: — Кроме, конечно, тебя! — Мик поймал ее взгляд и многозначительно добавил: — Теперь у тебя нет причины не ехать на бал!

— Ты наверняка ограбил банк! — хмуро заметила Винни, все еще не решившая для себя этот вопрос.

— Я не сделал ничего незаконного или неприличного, чтобы его приобрести!

Она отвернулась к зеркалу. Ей очень хотелось поверить Мику, пусть даже потом это окажется ложью.

Винни продолжала возражать:

— Если я его надену, на меня будут глазеть весь вечер!

— Еще как будут, помяни мое слово!

Винни промолчала, лишь нахмурилась.

— Винни, на тебя уже глазели, когда ты плясала на столе в таверне! А в этом платье ты выглядишь гораздо приличнее! Он ничего не понял. Дело было не в приличиях. А в том, что бал — не вечеринка в таверне. Особенно если учесть, что там за ней будет следить ее кузен вместе с его прихлебателями. Ксавье всегда поражал ее небрежной элегантностью и самоуверенностью, своими надменными и жестокими манерами. Ему достаточно будет взглянуть на нее, чтобы тут же поднять на смех.

Хотя, если кого-то интересовало ее собственное мнение, платье действительно было шикарным и модным и сидело на ней как влитое. Удачно подобранный цвет придавал ее облику изысканность. И даже рыжие волосы не выглядели столь вызывающе яркими, а приобрели золотисто-медный оттенок.

Винни провела рукой по подолу. Бисер не казался тяжелым на прозрачной ткани, платье было легким и воздушным. Переливающийся бликами тюль скользил между пальцами. Никогда в жизни ей не приходилось видеть ничего подобного. Никогда. А ведь ее мать щеголяла на балах в самых шикарных туалетах.

— Но как... — Она растерянно оглянулась на Мика. Откуда у него взялось столько денег?

— Магик, — сказал он, подкрепляя слова какими-то дикими жестами.

Она не сразу сообразила, о ком идет речь, и вдруг тревожно оглянулась:

— А где твоя собака?

Довольно глупый вопрос. Как будто вырученных за пса денег могло хватить на такое платье! Но она действительно не видела Магика уже несколько дней. И сейчас вспомнила об этом.

— Вин, — хмуро начал он, — я должен тебе кое-что сказать. Я продал своих собак и хорьков еще в начале недели вместе с клетками и прочей снастью. Они мне больше не понадобятся. Понимаешь, после того, как мы закончим, я попытаюсь найти место слуги в каком-нибудь богатом доме. Мильтон обещал, что его брат в Ньюкасле поможет мне устроиться. — Его слова падали размеренно и тяжело, как булыжники.

У Винни похолодело в груди. Он назвал время и место. Он определился и даже наметил новую цель. Ньюкасл.

— Мильтон сказал, что с моими манерами я без труда найду место у какого-нибудь юного джентльмена, не способного завязать себе шнурки. И я с ним согласился. Не так уж и плохо присматривать за молодыми джентльменами. — И он со смехом добавил: — Правда, глядя на это платье, я с большей охотой поступил бы в горничные к какой-нибудь юной леди, но вряд ли меня возьмут! Главное, я буду получать хорошее жалованье и жить на всем готовом! К тому же я бегло пишу и считаю, и кто знает, может, джентльмен захочет сделать меня личным секретарем? Представляешь, сколько платят секретарю? Ради этого стоит постараться! Но в любом случае собаки мне больше не понадобятся, я не смогу ими целый день заниматься. Для них же лучше, что их продали. Даже для Магика...

— Нет! — вырвалось у Винни.

— За него мне заплатили больше, чем за остальных!

— Он же был твоим любимцем!

— Не просто любимцем, он был моим другом. Но ты должна понимать, вряд ли там, в Ньюкасле, будут рады моей собаке. — Мик замялся и потупился. — Брат Мильтона сказал, что у тамошнего джентльмена есть целая свора собак, все с родословными, и он не позволит им мешать кровь с моим Магиком. — Он старательно изобразил свою знаменитую полуулыбку в надежде показать, что ему все нипочем. — Я перекинулся с Магиком парой словечек и рассказал, что его ждет, если он поедет со мной. И он решил, что лучше ему остаться здесь. Понимаешь, он без ума от сучки Реццо. По уши влюбился в нее, У них уже были щенки, и они показали себя отменными крысоловами. Так что следующий помет разойдется за хорошие деньги. Не могу же я подвести тех, кто собирается купить щенков!

Однако Винни никак не могла смириться с исчезновением Магика. Она еще раз посмотрела на платье. Чудесный, великолепный наряд. Так почему же ей хотелось плакать? Она зажала ладонью рот.

— Что? Что с тобой? — всполошился он. — Не надо! Не смей! — Мик схватил ее за плечи: — Я хотел, чтобы у тебя было самое красивое платье! И я счастлив, что могу тебе его подарить! Оно тебе не нравится?

— Ну что ты! — Она улыбнулась сквозь слезы и снова всхлипнула. Она сама не понимала, что с ней творится. — Ну что ты, Мик! Оно замечательное! Просто замечательное! — Он буквально сразил ее наповал! А платье так изменило ее облик, что она боялась лишний раз взглянуть в зеркало!

Все еще не зная, чем ее утешить, Мик состроил уморительную гримасу и сообщил:

— Зато я не расстался с Фредди! Она поедет со мной, если доживет до тех пор. В конце концов, я мог бы держать ее у себя в комнате! — И он совершенно неожиданно добавил: — Только поезжай сегодня со мной!

Винни страдальчески скривилась, еще раз посмотрев на платье. Мысль о том, что ради этого наряда Мик пожертвовал своим любимцем, могла отравить ей весь вечер.

Он моментально угадал ее мысли и воскликнул:

— Не терзайся понапрасну, Вин! Мне все равно пришлось бы с ними расстаться! Но это не так уж и плохо: бедняк ценит свое достояние больше, чем богач! Я любил своего пса, но тебя я люблю сильнее, а еще я хочу жить в достатке, чтобы пользоваться ванной, и читать книги, и посылать достаточно денег своим родным. Я бы продал свое снаряжение даже в том случае, если бы у тебя было платье! Но раз у тебя его нет, а я на новом месте не буду ни в чем нуждаться, почему бы не сделать тебе подарок? К тому же, — снова улыбнулся он, — хотя я расстался с Магиком, я не расстался с магией! — Мик погладил ее по щеке и прошептал: — Совсем наоборот! Я хочу, чтобы мы вместе провели этот вечер! Один магический, незабываемый вечер! У тебя найдутся туфли?

— Нет.

— Придется танцевать в чулках! — расхохотался он.

Винни не выдержала и фыркнула. Этот человек продал своего любимого пса, чтобы купить ей платье, и ее же пытается утешать! Такое могло прийти в голову только Мику! Ее дорогому, заботливому, любимому Мику!

Потому что только у Мика такое благородное сердце. Потому что Мик заслуживает большего уважения, чем многие аристократы с их безупречными родословными. Винни с невольным трепетом подумала о том, что без Мика ее жизнь не просто изменится, а станет совершенно невыносимой.

Ламонты все не появлялись. Это вселяло тревогу, и Винни показала Мику письмо от своей бывшей ученицы, высказав по этому поводу свое мнение:

— Если они привезут приглашение, значит, за ними не числится никаких темных дел. Герцог очень придирчиво отбирает гостей на ежегодный бал. Туда допускаются лишь отпрыски самых родовитых и уважаемых семейств с безупречной репутацией, цвет нации.

Да. Пожалуй, это можно было считать своеобразной проверкой. Винни не верила, что даже таким пройдохам хватит наглости явиться к герцогу без приглашения. Возможно, они рассчитывают, что пригласят ее, но тут Винни будет стоять до конца. Ни Мик, ни она и не подумают ехать на бал. И на этом их приключение закончится.

А что, если Ламонты все-таки привезут приглашение?

Ну что ж, в этом случае им с Миком не о чем волноваться. И он напрасно терзался подозрениями. Не важно, что могло прийти в голову Мику и что сообщила Винни герцогиня Вичвуд. Если Ксавье лично пригласил близнецов на свой ежегодный бал, значит, господа Ламонты не имеют ни малейшего отношения к тем джентльменам, что устроили в прошлом году скандал в Брайтоне.

Глава 25

Как оказалось, Эмиля и Джереми Ламонтов действительно не позвали на ежегодный бал к герцогу Арлесу. Пока не позвали. Но когда близнецы поднимались на крыльцо его городского особняка, они ни минуты не сомневались, что покинут его с приглашением в кармане.

Проходя между колоннами просторного портика в греческом стиле, эти джентльмены все еще обсуждали чудесное преображение подобранного ими на улице корнуэльского крысолова.

— Он даже стал похож на человека! — томным голосом восклицал Эмиль, очень довольный успехами мистера Тремора, то и дело потирая руки. Эмиль уже предвкушал, как на них посыплются деньги, настоящий денежный дождь. — Я почти не надеялся, что ей удастся научить его хотя бы внятно произносить слова, но она сделала из него настоящего принца! — Ламонт довольно захихикал. — Он превосходен! Просто превосходен!

Джереми тоже хихикнул: ведь они оба задумали это выгодное дело!

Дворецкий герцога открыл им дверь. Джентльмены представились, и им предложили подождать в фойе. Это был просторный зал на первом этаже с высокими потолками, отделанными золоченой лепниной, и мраморным полом, устланным прекрасными персидскими коврами. В самом центре посреди яркого ковра красовался старинный столик на гнутых ножках с хрустальной вазой, где стояли цветы. Вдоль стен были расставлены обитые бархатом скамейки, а по углам мелодично журчали четыре мраморных фонтанчика в итальянском стиле. Роскошная, изысканная обстановка говорила сама за себя. В таком доме мог жить только высокородный господин голубых кровей, обладающий несметными богатствами. А ведь этот особняк не считался самым грандиозным из того, чем владел герцог Арлес.

Вернулся дворецкий, и братья последовали за ним, неслышно ступая по пушистому ковру. Их проводили в одну из библиотек. Там они и дожидались хозяина дома, созерцая бесчисленные книги на полках и фамильные портреты, украшавшие стены.

— Вот он! — воскликнул Эмиль, едва дождавшись, пока за дворецким закроется дверь. Он указал на одно из потемневших от времени масляных полотен. — Это портрет сына нынешнего герцога! Он давно умер.

— Боже милостивый! — вырвалось у Джереми, когда он взглянул на портрет. Он даже побледнел от волнения. — Тре-мор похож на него как две капли воды! Просто поразительное сходство!

И это было чистой правдой. Благодаря темным тонам, выбранным неизвестным художником, весьма схожему стилю одежды, а главное, тому чуду, что сотворило искусство Эдвины Боллаш, со стены на близнецов смотрел их простоватый знакомый из Корнуолла, только более напыщенный и мрачный. Тем не менее Эмиль отлично понимал, что никакое сходство не помешало бы нынешнему герцогу вытолкать взашей их протеже. Этот старикашка прославился своим зазнайством. Он скорее признал бы свое родство с макакой, чем с косноязычным оборванцем. В этом доме крысолова не пустили бы и на заднее крыльцо.

Зато теперь можно было не сомневаться, что Тремор произведет настоящий фурор на балу в замке Уэлль. Его остроумная и непринужденная речь наверняка очарует герцогиню, да что там герцогиню! Эмиль готов был поспорить, что Мик запросто мог бы поболтать с самой королевой, доведись ей присутствовать на этом балу.

В следующую минуту близнецам пришлось умерить свой восторг: дворецкий распахнул дверь, и в библиотеку вошел старик, опиравшийся на трость с набалдашником.

Годы не пощадили его. Он передвигался с трудом, но упорно не желал мириться со своей немощью. Светские острословы любили повторять, что, хотя фасад этого особняка сильно пострадал, на чердаке у него все еще достаточно мозгов, чтобы уязвить любого обидчика. Осторожный Эмиль неоднократно предупреждал брата, что старика нельзя недооценивать.

Вот и сейчас, стоило лишь взглянуть на Арлеса, чтобы понять, что перед ними человек, наделенный огромной властью.

— У меня нет на это времени! — Он уже знал, зачем его побеспокоили два странных брата. Чтобы наверняка добиться аудиенции, Эмиль передал герцогу записку: «Ваш внук жив, и мы знаем, где его искать».

Как всегда, Джереми первым сделал попытку разрядить обстановку. И он начал самым любезным гоном:

— Мы уверены, что найденный нами человек действительно является вашим внуком...

— Вы ошибаетесь, — грубо перебил его Арлес. При этом его лицо оставалось совершенно бесстрастным. — Это все, что вы мне хотели сказать?

Демонстрируя свое нежелание общаться с господами Ла-монтами. старик не потрудился подойти к ним поближе. Он задержался возле дверей, где стоял массивный стул, и одной рукой тяжело опирался на его спинку, а другой — на набалдашник трости.

Согласно привычному распределению ролей, наступила очередь Эмиля проявить грубость и жестокость.

— Награду еще не отменили?

— Эмиль, — мягко окликнул его Джереми. Его виноватая улыбка благодаря многолетней тренировке выглядела вполне искренне и убедительно. — Мой брат такой невоспитанный! Мне ужасно жаль...

— Заткнись, Джереми! Я не настолько богат, чтобы расшаркиваться перед всяким — да и ты тоже! — И он снова напустился на герцога: — Вы обещали награду в сто тысяч фунтов тому, кто найдет вашего внука! Ваше обещание все еще в силе?

В ответ раздался сухой старческий смех, перешедший в приступ кашля. Наконец герцог отдышался и сказал:

— Вот уже двадцать лет об этой награде никто не вспоминал! И вы прекрасно знаете, что мой внук погиб!

— Да что вы говорите! — Джереми изобразил трогательное соболезнование. — Значит, вы окончательно утратили надежду?

Костлявые пальцы герцога Арлеса сжались на набалдашнике, и трость с грохотом вонзилась в пол. Старик подался всем телом вперед и прохрипел:

— Вы напрасно беспокоитесь! За те тридцать лет, что прошли с момента его исчезновения, — он перевел тяжелый взгляд с одного брата на другого, — здесь перебывали все жулики, промышлявшие по эту сторону пролива! Кого только мне не пытались подсунуть! — Герцог шагнул вперед. — Я понятия не имею, кто вы такие, но от меня вам не удастся получить ничего, ни цента. — Тут он с удивительным проворством выпрямился и угрожающе взмахнул тростью. — Кроме хорошей трепки! А теперь вон отсюда!

Тщательно продуманный, проверенный сценарий принял совершенно неожиданный для братьев поворот.

Эмиль сделал отчаянную попытку спасти положение. Ему требовалось хотя бы несколько секунд, чтобы найти у несносного старикашки слабое место и ударить наверняка. Он выразительно глянул на портрет и спросил:

— Сколько лет вашему сыну на этом портрете?

Воцарилась гробовая тишина. Наконец старик проскрипел:

— Тридцать.

Эмиль медленно повернулся, с трудом скрывая торжествующую улыбку.

— Тому, кого мы собирались представить вам, тоже тридцать. — Он ткнул пальцем в полотно у себя за спиной. — И он не просто похож на своего отца. Он его точная копия!

Проницательные суровые глаза в старческих красных прожилках грозно прищурились. На миг в них мелькнуло некое подобие интереса, но тут же в воздух взлетела рука с тростью:

— Вон отсюда! Вы не единственные пройдохи, решившие нажиться на стариковском горе! И не считайте меня законченным остолопом! Вон отсюда! Сию же минуту!

Эмиль покосился на брата: тот потихоньку стал двигаться к двери. Черт бы его побрал! От этого трусливого болвана никогда не добьешься толку! Эмиль принял угрожающий вид и прошипел, стараясь выглядеть не менее самоуверенным, чем старый герцог:

— Вы бы лучше прислушались к нам, дедуля! Не знаю, что вам померещилось, но здесь нет никакого подвоха! Два месяца назад я был в этом доме с компанией ваших приятелей по клубу. Я видел портрет. И слышал его историю. А потом, не далее как неделю назад, встретил сына этого человека! И мы с братом решили обо всем рассказать вам! Мы не откажемся от награды, если вы сочтете, что мы не ошиблись. Мы не настолько богаты, как вы. Но это не значит, что мы пытаемся надуть вас! Взгляните на него сами! Мы предоставим вам такую возможность!

Арлес все еще трясся от ярости, но больше не гнал их, а слушал.

Это прибавило Эмилю уверенности.

— Майкл! — воскликнул он. — Его зовут Майклом! В нем больше шести футов роста, у него ваши глаза и точно такие же волосы...

— Хватит! — Старик надвигался на Эмиля, угрожающе размахивая тростью. — Хватит!

Он просто поражал своим проворством. Трость со свистом рассекла воздух. Она не угодила Эмилю в голову лишь потому, что тот попятился, зацепился за стул и плюхнулся на него.

— Вон отсюда! — продолжая кричать старик и снова кинулся вперед. — Вон отсюда, грязный вор! Бессердечная, ядовитая тварь! Да как ты посмел... — У него не хватило сил договорить.

— И у него точно такая же улыбка! — выпалил Эмиль, увернувшись от очередного удара. Наконец он выложил свой козырный туз, результат долгих раздумий, знания человеческой натуры, а также изучения лиц найденных им кандидатов на роль пропавшего внука. — Он улыбается только одной половиной рта! При этом на щеке появляется ямка!

Старик проковылял в угол и дернул за шнурок колокольчика.

— Вон из моего дома! — Он нетерпеливо дергал шнурок, повторяя снова и снова: — Вон! Вон!

Партия подошла к концу. Эмиль решил, что проиграл, хотя имел в руках все козыри.

Но в эту минуту что-то глубоко скрытое, сокровенное заставило старика поднять глаза.

Эмиль обернулся. Джереми тоже замер на месте. Все трое долго смотрели на темное полотно и изображенного там мрачного мужчину, вперившего в пространство отрешенный взор.

Эмилю пришло в голову, что сходство с портретом вовсе не так велико, как ему показалось два месяца назад. Какая это была бы удача!

Хотя, конечно, удача не приходит сама по себе. Он проделал основательную подготовительную работу. Сопоставил множество фактов. Двадцать девять лет назад, незадолго до тридцатилетия сына нынешнего герцога, кто-то пробрался в особняк и похитил малыша прямо из колыбели. Ребенок пропал без следа, и с тех пор о нем никто не слышал, хотя родные обыскали всю округу. В ход пошли и подкуп, и шантаж — семья не гнушалась ничем, чтобы вернуть свое чадо. Герцог назначил баснословное вознаграждение тому, кто найдет внука, но все усилия оказались тщетными.

Опыт подсказывал Эмилю, что того мальчика давно нет в живых, однако кругленькая сумма побудила его начать эту игру вновь.

Когда он снова посмотрел на старика, тот по-прежнему цеплялся за шнурок колокольчика. Казалось, герцог вот-вот рухнет без чувств. Наконец он оторвал взгляд от портрета и повернулся к Эмилю.

— Вы могли бы убедиться в том, что мы говорим правду, без всякого риска для себя, — поспешил заверить старика Ламонт.

Арлес смерил его надменным взглядом.

— Пригласите нас на свой ежегодный бал! Мы приведем его с собой. Он будет танцевать у вас на балу, и вы рассмотрите его без помех. Если мы окажемся правы, получим сто тысяч фунтов. Если нет, он покинет ваш дворец, и дело с концом. — Эмиль развел руками и очаровательно улыбнулся. Неужели старик не понимает, как это просто?

— Но если он окажется самозванцем, я арестую вас за подлог и... — пригрозил герцог.

А вот об этом Эмиль тоже успел позаботиться. У них с Джереми уже были куплены билеты на ночной экспресс до Саутгемптона. Завтра они будут обедать в Брюсселе.

Джереми собрался с духом и пришел брату на помощь. Наконец-то!

— В любом случае вы ничего не теряете, — радостно сообщил он.

Старик послал за секретарем, и тот написал для них приглашения. Сам герцог довольно быстро покинул неприятных визитеров. После того, как секретарь ушел, им пришлось торчать в библиотеке целую вечность, пока дворецкий соизволил проводить их к двери.

Чтобы скрасить ожидание, Джереми еше раз решил присмотреться к пресловутому портрету высокого мужчины с мрачно нахмуренным лбом и густыми волосами цвета воронова крыла.

— Знаешь, братец, — пробормотал он, — они так похожи, что я начинаю думать, уж не подсунем ли мы дедуле его собственного внука?

Эмиля тоже не оставил равнодушным такой финал их аферы, однако он не обольщался на сей счет:

— Не может этого быть. Мы же сами выбирали ему шмотки тех же тонов, что видели на портрете! Проследили, чтобы его соответствующим образом подстригли. Мисс Боллаш уговорила его сбрить усы. И потом, ты забыл, что у него есть семья! Черт побери, он оставил кучу родных где-то в Корнуолле! — Он похлопал брата по плечу и добавил: — Давай лучше прошвырнемся по дому! Надо найти кого-то из старых слуг и вытрясти из них хоть какие-нибудь подробности. Если мы не доведем это дело до конца, нам не поздоровится!

Чтобы вывести Джереми, созерцавшего портрет, из ступора, Эмилю пришлось больно дернуть брата за ухо.

Джереми так и подскочил на месте, прижав ладонь к горевшему уху:

— Не смей!

— Ладно, так и быть! Но и ты не смей расслабляться! Мы собственными руками сделали из крысолова герцогского внука. Разумеется, с помощью мисс Боллаш. И ты будешь последним идиотом, если вздумаешь купиться на свою же уловку!

Глава 26

Ламонты привезли с собой приглашение на бал, опоздав на целых пять часов. Кроме этого, они доставили вечерний костюм для Мика и прихватили с собой портного, чтобы он подогнал костюм по фигуре. Мик стоял в своей прежней спальне на втором этаже перед зеркалом, расставив руки, пока портной колдовал над черным фраком с атласными лацканами, На кровати валялась черная крылатка с бархатным воротником и подкладкой из пурпурного шелка. Черные брюки держались на широких белых подтяжках. Подтяжки следовало скрыть под белым жилетом с особенно глубоким вырезом, предназначенным для роскошного кружевного жабо белой рубашки. Белый шелковый галстук висел свободно: Мик так и не научился должным образом завязывать узел, У кресла стояла пара черных лаковых ботинок, а на сиденье красовались шелковый цилиндр и белые перчатки. Ламонты не упустили ни единой мелочи.

Мик посмотрелся в зеркало. Да, из него вышел заправский франт. Видимо, так же думали Ламонты, обменивавшиеся загадочными взглядами.

— Черт побери, — наконец не выдержал Джереми, — он в точности похож на... на джентльмена!

Пока портной ползал вокруг Мика с иголкой, Эмиль продолжал втолковывать Мику его «историю» под названием «если кто-то вас спросит». Между прочим, с каждой минутой эта история казалась Мику все более странной. При чем тут, к примеру, поезда? Однако ему велено было всем говорить, что он обожает поезда. Хотя Мик знал о поездах только то, что поедет по железной дороге в Ньюкасл, что брат Мильтона, обещавший ему место, уже прислал билет на поезд в один конец.

— И пурпур. Вы любите пурпурный цвет.

Мик подставил руки портному, чтобы на него надели жилет, и отвернул подкладку:

— Помните? Вы позволили мне выбрать ткань на подкладку? Я действительно люблю пурпур, так что с этим проблем нет. А вот с поездами хуже. Я знаю о них только то, что в Америке тормозной вагон называют «кабуз» или «камбуз»!

Джереми, только вернувшийся в комнату, услышал конец фразы, и оба брата долго обсуждали то, откуда Мик мог узнать такое слово. Но тут Джереми обратил внимание на подкладку жилета и воскликнул:

— Она пурпурная!

— Это его любимый цвет! — с торжествующим смехом сообщил Эмиль.

— Провалиться мне на этом месте! Вот так штука! Но откуда он выкопал «кабуз»?

— Наверное, я где-то о нем читал, — сказал Мик. — Мне просто понравилось это слово. «З» звучит в нем очень отчетливо.

От удивления близнецы онемели. Мик внимательно следил за ними в зеркале. С какой стати они придают такое значение всякой ерунде?

— Нам следует придумать объяснение тому, что нигде нет упоминаний о вашем виконтстве, — наконец опомнился Джереми.

— Это же Корнуэльское виконтство. Записи о нем не сохранились, — пробормотал Мик. Сейчас все его внимание занимал проклятый галстук: узел никак не желал правильно завязываться. Однако Ламонты ожидали объяснений, и он продолжил: — В провинции акты гражданского состояния регистрируются чрезвычайно небрежно. В Корнуолле запросто может жить настоящий пэр, но о нем никто не узнает, пока он не явится в Лондон и не похлопочет о том, чтобы его пэрство было учреждено заново, если он захочет заседать в парламенте.

Джереми снова онемел. А потом обратился к Мику:

— Майкл! — Он так нажал на это слово, словно оно содержало некий тайный смысл. — Сколько тебе лет?

— Тридцать. А что?

— А... — Почему-то это обрадовало Ламонта. — Младше на два года, — пробормотал он.

— Младше кого?

Джереми не ответил и с радостным смехом перевел разговор на другое:

— Ты настоящая находка, Тремор! Твои манеры, твоя речь... То, о чем ты говоришь... Это же надо — пэр!

— К вашим услугам, — расшаркался Мик, хотя все это уже порядком ему надоело.

Между прочим, Ламонты привезли вечерние костюмы и приглашения не только для Мика, но и для себя. Решение Винни тоже отправиться на бал оказалось для них весьма неожиданным, но не огорчительным. Они понимали, что это не подлежит обсуждению, поскольку таково желание Мика.

Все шло превосходно. Тем не менее на душе у Мика скребли кошки. Он все сильнее злился на себя. Наверное, он настоящий тупица, если не способен раскусить замысел Ла-монтов, несомненно ведущих двойную игру. Иначе к чему все эти разговоры про поезда, пурпурный цвет и прочее?

В довершение ко всему, когда Мик вышел, чтобы накормить Фредди, выяснилось, что старушка лежит на дне клетки и еле дышит. Ее утренняя порция осталась нетронутой.

— Ах, Фредди, — приговаривал он, осторожно проводя пальцем по атласной шубке. — Ах, Фредди! Не покидай меня сегодня, малышка! Только не сейчас!

Трое мужчин дожидались в передней, пока к ним спустится Винни, безуспешно пытаясь справиться с упрямым галстучным узлом. Эмилю галстук завязывал лакей, и он заранее нацепил его дома. А Джереми умел завязывать галстук только на себе, но оказался не в состоянии проделать это на Мике.

— Позвольте мне!

Все одновременно повернулись и подняли глаза. На верхней лестничной площадке стояла Винни. Вот это был сюрприз!

Она успела побывать в ближайшем магазине и купить атласные туфельки в тон платью. Изящная дамская сумочка, принадлежавшая ее матери, сверкала самоцветами и застежками из золотой проволоки в виде желудей. Единственным украшением служило старинное опаловое ожерелье. Мик никогда в жизни не видел опалов. Их таинственный блеск как нельзя лучше подходил к ее нежной шее.

Мик в восхищении перевел взгляд на ее лицо и заметил одну новую деталь, которая тоже пришлась ему по душе: пока Винни выбирала себе туфли, ювелир успел сделать для нее элегантное пенсне без оправы на атласном шнурке. Так была разрешена проблема ее близорукости. Теперь ничто не мешало оценить по достоинству красоту ее прекрасных голубых глаз.

Даже Джереми и Эмиль удивленно охнули. Перед ними предстала величавая принцесса в короне из высоко уложенных золотистых волос. Да, это была настоящая королева бала! Высокая, гибкая, элегантная. Чудесное видение в облаке легкого розового тюля и длинных белых перчатках.

— Вы великолепны! — воскликнул Мик, сияя от счастья. Он поспешил к лестнице, чтобы предложить даме руку и проводить к экипажу.

Однако она задержалась на последней ступеньке и стала завязывать ему галстук. Только сейчас Мик обнаружил, что от страха у нее дрожат пальцы. Как всегда, она боялась сделать что-то не так. Милая, милая Винни!

Она в два счета справилась с задачей, оказавшейся непосильной для трех мужчин, завязала Мику галстук, но при этом то и дело оглядываясь на лестницу, как будто ожидала, что сейчас ее кто-то окликнет и запретит ехать на бал.

— Я не подведу, — прошептал он, тронув ее за локоть.

Винни лишь с досадой поморщилась.

Мик покачал головой и попытался ободрить ее улыбкой. Свою робкую рыжеволосую фею. Высокую, веснушчатую, с плоской грудью, пышными бедрами и превосходными ногами. Просто удивительно, как все эти нелепые, смешные сами по себе части тела удивительно гармонично сочетались в этом грациозном, неотразимом создании! От восхищения у Мика сладко заныло в груди.

Они благополучно погрузились в принадлежавшую Винни карету и отправились в замок Уэлль. Им придется пропустить обед. До замка от Лондона не меньше часа езды, а почти все гости наверняка уже в сборе.

В карете мужчины сначала уселись напротив Винни. Но вскоре Мик решил послать этикет ко всем чертям и устроился рядом с ней, взяв ее за руку. Винни не стала возражать и даже попыталась улыбнуться, но тут же отвернулась к окну, стараясь скрыть снедавшую ее тревогу. Бедная, робкая малышка! Ну ничего, они не упустят своего, когда окажутся в замке! Мик твердо решил получить от этого вечера все, что можно.

Видимо, Винни каким-то образом удалось прочесть его мысли. Установившееся между ними молчаливое согласие принесло Мику горькую радость. Эту ночь они проведут вместе, а потом расстанутся навсегда. Но они не будут об этом говорить. Все, что можно, уже сказано. Однако Мик не в силах был думать о том, что утром покинет ее дом и больше не вернется туда. Для него это было все равно что шагнуть в бездонную пропасть.

Обратив внимание на то, с какой наглой ухмылкой следит за ними Эмиль Ламонт, Мик раздраженно осведомился:

— Что это вы так развеселились? Ведь ваше пари можно считать проигранным?

Ламонт, все так же ехидно ухмыляясь, ответил:

— Мне приятно щекочет нервы само сознание, что вы способны дурачить целую толпу гостей на протяжении всего вечера. На такое зрелище не жалко и потратиться, даже если я проиграю. К тому же Джереми постоянно будет скулить от страха, а это забавно само по себе!

Его брат возмутился было, но предпочел сменить тему беседы. Пожалуй, это было разумно с его стороны, кто знает, к чему привел бы спор между Миком и Эмилем? И он завел с Винни скучную беседу об отчуждении земель в пользу казны где-то в Аскоте.

Мик уже успел привыкнуть к тому, что Винни часто ведет разговоры на совершенно незнакомые ему темы, причем с таким видом, что любое слово в ее устах кажется непреложной истиной, какую бы ерунду ей ни приходилось обсуждать. Ну и пусть, на здоровье! Он просто сидел и вслушивался в ритм ее речи, завороженный мелодичным, волшебным голосом. Любуясь чудесным закатом. Мик даже позволил себе немного помечтать. Но вот карета повернула к югу, и теплые лучи заходящего солнца коснулись ее губ.

Мик сразу вспомнил их уроки и то, как ему приходилось сдерживаться, следя за движениями ее губ и языка, не смея ее поцеловать. Ему снова захотелось овладеть ею этой же ночью.

Нет, это выше его сил не мечтать о Винни!

Он желал ее так страстно, что буквально млел от восторга и ужаса. Даже в самые блаженные минуты их близости ему не давала покоя мысль о том, что это скоро закончится. А еще Мик всерьез опасался, что увяз слишком глубоко и что разлука с его принцессой Винни разорвет ему сердце.

Потому что в этом мире не было способа преодолеть разделявшую их пропасть.

Ведь трудно себе представить что-то более несопоставимое, чем ее размеренная жизнь в собственном доме, занятия лингвистикой и уроки для избранных учениц — и его каморка в Уайтчепеле или даже новое место в Ньюкасле.

Словно в подтверждение его горьких мыслей, на горизонте возник темный силуэт замка, бывшего когда-то ее родным домом.

Дорога изогнулась зигзагом, следуя прихотливым извивам речного русла. Винни взмахнула рукой. Мик выглянул в окно: да, это он. Замок Уэлль. Закатное зарево подчеркнуло великолепие этой каменной твердыни. Массивная, неподвижная, она напомнила Мику языческого идола, водруженного здесь рукой самого Тора. Как символ власти. Как символ вечности.

Оплот могущества гордых маркизов Сэссингли возвышался на южном берегу Темзы. Сложенный из грязно-желтого дикого камня, он сейчас был окрашен в самые разные оттенки оранжевого и розового яркими закатными лучами.

Мик мог только ошалело хлопать глазами, ослепленный таким великолепием. Это и есть тот дом, где выросла его Винни? Тот дом, который она потеряла?..

Цитадель вместе с более поздними пристройками была намного больше той деревни, где Мик провел детство. Массивные ворота охраняли две грозные надвратные башни. Восьмиугольная древняя крепость выглядела совершенно неприступной. По углам внешней стены расположились квадратные башни. Из них простреливались подступы к замку и пространство перед внутренней стеной, увенчанной круглыми башнями и соединенной крытыми галереями с цитаделью. Цитадель господствовала над всеми постройками, сурово глядя через глубокие узкие щели бойниц на лежавшую перед ней долину. На флагштоке реял герб рода Сэссингли.

Все это внушало мысли о суровой старине, однако и внешний, и внутренний дворы замка давно были превращены в уютные цветущие сады. Уэлль показался Мику больше Бэкингема и в то же время выглядел более ухоженным и уютным. Не говоря уже о чрезвычайно впечатляющем виде, открывавшемся на Уэлль и окрестности с другого берега реки.

Принцесса Эдвина. Как точно он угадал! И вот теперь низложенная принцесса возвращается, чтобы напомнить узурпатору о своих поруганных правах. Мик поможет ей это сделать.

Да, он поможет ей во что бы то ни стало, никакие хитроумные планы Джереми и Эмиля не смогут ему помешать!

Он успел заметить ошарашенное выражение на их розовощеких лицах, появившееся одновременно стало ясно, что господа еще здесь не бывали. Иначе с какой стати они стали бы таращиться на замок еще более удивленно, чем сам Мик? Черт побери, но как же тогда им удалось раздобыть приглашение? Вот над чем стоило поломать голову...

Глава 27

Уэлль. Винни неприятно удивило то волнение, которое она испытала, увидев давно покинутое родное гнездо. Ей казалось, что она привыкла относиться к замку как к одной из хорошо сохранившихся достопримечательностей.

В честь праздника было зажжено множество факелов. Карета загрохотала по деревянному мосту, и в воздухе запахло ароматной смолой, курившейся в специальных жаровнях. Такие же жаровни были расставлены в парке и на крепостных стенах, и Винни предвкушала, как красиво будут смотреться эти праздничные огни, когда стемнеет. Уже сейчас речное русло оживили их яркие отблески.

С моста карета въехала в туннель, а потом стала подниматься на холм, к внешним воротам. Проезжая под сводами ворот, Винни показала Мику на узкие щели и сказала:

— Видишь эти прорези наверху? Через них на врагов лили кипящее масло! — Она рассмеялась, нервно передернув плечами.

Они миновали чугунные, а потом деревянные ворота и подъемную решетку, которая грозно темнела на высоте тридцати футов у них над головой. Чтобы опустить ее, требовалось каких-то полминуты, и тогда кованые острия вонзались в землю всей своей тяжестью. Неплохой способ оградить замок от непрошеных гостей.

По мере продвижения между укреплениями внешнего двора становилось видно, что здесь над головами атакующих могла укрыться целая армия лучников. При одной мысли об этом по спине у Винни побежали мурашки. Ах, Уэлль, дорогой, незабываемый Уэлль! Какое еще место могло так подходить для званого бала? Место, ставшее символом богатства и власти. Опора и твердыня благородного рыцарского рода, веками копившего здесь свои сокровища!

Наконец они оказались во внутреннем дворе, и из тени им навстречу выступил лакей, готовый распахнуть перед Винни двери, изукрашенные затейливой арабской росписью. Мик шел за ней по пятам навстречу все новым слугам, спешившим принять очередных гостей. Из глубины холла доносились громкая музыка и голоса множества людей.

Винни застыла на месте, сжимая в руке свою сумочку. Тем временем подоспели Ламонты.

Мик стоял рядом с Винни, стараясь взять себя в руки, настолько поразило его великолепие этого дворца. Он явно не ожидал ничего подобного. Доведись ему ловить крыс в самом Бэкингеме, вряд ли он увидел бы там подобную роскошь.

Винни сразу испугалась, что это может выбить Мика из колеи.

Надо признаться, ей и самой было не по себе из-за непривычно яркого света, шума и суеты. Бедный Мик! Он, наверное, совсем растерялся!

Их карета отъехала от крыльца и заняла место в длинном ряду экипажей. Лакей в нарядной ливрее услужливо толкнул двойную дверь в следующий зал.

На них обрушился водопад света и музыки. Сверкание хрустальных люстр и канделябров, грохот оркестра, гул оживленных голосов. Там, в зале, им предстояло встретиться с людьми, которых Винни не видела долгие годы, за исключением некоторых ее учениц. Так зачем же она решила вернуться? И почему именно сейчас?

Чтобы самой насладиться шуткой, задуманной шесть недель назад? Доставить сюда крысолова, способного обвести вокруг пальца ее кузена? Странно, что еще недавно эта мысль приводила ее в восторг. Потому что сейчас Винни было не до смеха.

Но в следующую минуту ей стало совсем худо. Невольно обернувшись на Мика в поисках привычной поддержки, она увидела рядом совершенно другого человека, ничем не напоминавшего крысолова из Уайтчепеля.

Ее поддерживал под локоть высокий, статный господин в лихо надвинутом цилиндре (ему всегда каким-то чудом удавалось надеть его чуть-чуть набок, придав совершенно правильный угол) и элегантной крылатке, развевавшейся от легкого сквозняка. Словно чья-то смутно знакомая тень выступила на свет из сумрачного двора, освещенного дымными факелами.

А его лицо... Боже, каким прекрасным показалось Винни его лицо! Она завороженно уставилась на созданного ею самой безукоризненного джентльмена, осененного неуловимым очарованием тайны.

На миг ей стало страшно: а вдруг они не знакомы? Но почему тогда он стоит рядом с ней? Быть может, она грезит наяву?

Но тут он спросил:

— Пойдем?

Лукавая полуулыбка на его губах была та самая, знакомая, от которой у Винни всегда теплело на душе, и она прошептала:

— Мик? — Винни спросила одними губами: — Ты уверен, что справишься?

— Чертовски уверен, — без колебаний ответил он, и его сильная рука легла ей на талию. — Ни за что не упущу такую возможность!

Его рука поползла по ее спине вверх. Он уже хотел снять цилиндр, чтобы поцеловать Винни, но она вовремя высвободилась из его объятий. Ее внезапно осенило: Мик ни капельки не боится, он просто дрожит от восторга и предвкушения новых чудес!

Как всегда, его самоуверенность показалась Винни излишней и сильно напугала.

— Помни о правилах, — прошептала она.

— Ох, Винни, — ласково произнес он. — Неужели ты до сих пор не поняла? Жизнь не разложишь по пунктам! — Мик громко рассмеялся. Ее опасения и страхи казались ему нелепыми.

Она собралась прочесть Мику очередную мораль, заставить его спуститься с небес на землю, но задела рукой край его крылатки и почувствовала, что в кармане у него что-то лежит.

— Ты не забыл перчатки? — спросила она.

— Они на мне!

— Тогда что у тебя там? — Винни прикоснулась к карману.

— Фредди, — ответил Мик.

— Что?! — От ужаса у нее душа ушла в пятки. Разве можно так шутить в такую минуту? Прижав руку к груди, Винни пролепетала: — Боже милостивый, я уже готова была тебе поверить! Зачем ты меня пугаешь?

Он долго смотрел на Винни, прежде чем совершенно серьезно ответил:

— Я и не думал тебя пугать.

— Перестань издеваться!

— Ладно, — ответил он, недоумевая.

— Ну, голубки, еще не наворковались? — подал голос Эмиль Ламонт у них за спиной. Они с братом тоже задержались на пороге.

Мик подал руку Винни, и они проследовали вперед.

Возле гардероба не обошлось без инцидента. Мик ни за что не хотел доверить свою новую шикарную крылатку незнакомому лакею, пока Винни не шепнула ему на ухо:

— Не бойся! Он ничего не перепутает, все останется в целости и сохранности. Так делают все гости!

Это окончательно успокоило Мика, и дальше все пошло как по маслу. Однако Винни никак не могла расслабиться и почувствовала себя как ныряльщик, собиравшийся прыгнуть с невероятно высокого обрыва. Когда-то в детстве они ездили с отцом на побережье, чтобы посмотреть на прыжки знаменитого ныряльщика, выбиравшего самые крутые утесы и отважно погружавшегося в темные мутные воды Ла-Манша. Она до сих пор не понимала, как можно по доброй воле совершать столь безумные поступки и при этом оставаться живым.

Однако именно таким ныряльщиком, готовым в одночасье расстаться с жизнью, она почувствовала себя в тот момент, когда дворецкий во всеуслышание доложил об их прибытии:

— Леди Эдвина Генриетта Боллаш и лорд Майкл Фредерик Эджертон, виконт Бартонрид!

Рука об руку с Миком они вступили на монументальную лестницу, ведущую в бальный зал. Винни заставила себя держаться прямо, хотя едва дышала от страха.

Зато Мик, судя по всему, был, в восторге. Он восторженно шептал:

— Ух ты, вот это комнатенка что надо! Черт побери, у меня ноги сами идут в пляс! Ну и закружу я тебя в вальсе! Ты только посмотри, сколько здесь места! А какой пол!

Ну да, и сколько здесь народу. Господи, помилуй!

И конечно, все гости остановились и смотрят только на нее!

Поднимаясь по лестнице, Винни то и дело ловила на себе косые взгляды и безуспешно пыталась найти хоть одно дружеское лицо. Мик глазом не моргнул, минуя все сто двадцать семь мраморных ступеней — она сама сосчитала их в детстве, гоняя по ним мяч, — как будто поднимался по ним каждый день. Его напористость и уверенность в своих силах поражали.

И снова Винни растерялась: она шла под руку с незнакомым господином. Куда пропал ее Мик?

Мик исчез, испарился без следа.

А вдруг кто-нибудь из собравшихся окажется проницательнее ее?

В толпе мелькнуло знакомое лицо, и Винни надела пенсне. Да, так и есть, баронесса Виттинг собственной персоной, уже заметила их и спешит навстречу. Впрочем, ее появление на балу не стало неожиданностью. Винни застало врасплох иное: две более или менее знакомые супружеские пары, оказавшиеся в чайной в тот памятный день, когда в зал ворвался Мик и преследовавшие его люди. Боже, что теперь будет!

Винни искренне хотела расслабиться и наслаждаться прекрасным балом. Но как? Разве она может оставаться спокойной, когда все в зале только на них и глазеют? Ох уж этот Мик! Он один стоил двух таких платьев, как то, что было сейчас на ней! Все внимание было сосредоточено на нем. Люди останавливались, чтобы хорошенько разглядеть его. Новая личность. Новые сплетни. Новый кавалер для маменькиных дочек, новый собеседник за рюмкой портвейна для их папаш.

А потом, на самой последней ступеньке лестницы, как раз перед тем как они с Миком собирались войти в бальный зал, по правую руку от них расступилась небольшая, но плотная кучка людей, и среди них

Винни увидела...

Пустое кресло. Какая-то женщина вышла из-за него и направилась им навстречу. Кажется, это и была Вивьен, молодая жена кузена Ксавье.

От лестницы к креслу вела ковровая дорожка. Только вот человека, обставившего свое появление перед гостями с такой пышностью, нигде не было видно. Тем не менее Мик и Винни пошли по ковру, чтобы засвидетельствовать свое почтение хозяйке дома. Она встретила их на полпути, словно стараясь загородить оскорбительно пустовавшее резное кресло. По мнению Винни, это был вполне понятный намек на то, что думает о ее появлении на балу хозяин дома.

Она растерялась, опасаясь, что не сумеет найти нужных слов или, что еще хуже, не выдержит и разрыдается у всех на виду из страха снова быть оскорбленной и выгнанной. Но Мик оказался на высоте. Он изящно и с достоинством поклонился и сказал:

— Добрый вечер, ваша светлость! Позвольте поблагодарить вас за оказанную нам честь быть у вас на балу! — Ему даже не пришлось притворяться. Он действительно был чрезвычайно рад оказаться на этом празднике.

Вот и все. Винни ничего не пришлось говорить, она лишь присела в реверансе.

Судя по всему, герцогиня тоже испытала немалое облегчение и милостиво кивнула.

Желая избавить обеих от дальнейших мук, Мик подхватил Винни под руку и увлек в бальный зал.

При этом он улыбнулся Винни, как бы желая сказать: Ксавье может беситься до посинения, это не испортит им вечера. Они пришли веселиться и будут веселиться, несмотря ни на что. Во всяком случае, Мик собирался поступить именно так. Любуясь его уверенным смуглым лицом, Винни поражалась: как он успел так быстро освоиться?

Здесь определенно что-то кроется. Винни не знала, что и думать.

— Что с тобой, голуба?

— Ты меня ошеломил, — призналась она. На нее снова смотрел милый, близкий и понятный Мик.

— Ну нет, голуба, только не это! — Он выразительно прищелкнул языком. — Я всего лишь играю роль! Вот и ты играй вместе со мной! — И он нарочито томным голосом изнеженного повесы протянул: — А-а-ах, мисс Боллаш, вы танцуете просто божественно! — И добавил, лукаво подмигнув: — Это неудивительно, если учесть, что ни у кого в этом зале нет таких первоклассных приспособлений для танцев!

Конечно, он имел в виду ее ноги. Винни невольно улыбнулась. И тут же смутилась. А потом и вовсе растерялась: смущаться ей или радоваться столь искреннему восхищению?

Он привлек ее к себе немного ближе, чем позволял этикет, и они закружились по залу. Они вальсировали до тех пор, пока у Винни не закружилась голова. В носу щипало от душистой пудры, которой было посыпано пышное жабо его рубашки.

Мик повел Винни более медленно, и постепенно она обрела уверенность в себе. Они с Миком действительно прекрасно танцуют! На них смотрят? Ну и пусть! Винни запрокинула голову, отдавшись чарующим звукам вальса, так что все вокруг слилось в бесконечный сверкающий вихрь.

В толпе промелькнула какая-то дама, взмахом веера пытавшаяся привлечь к себе их внимание. Кажется, это была баронесса Виттинг. Без пенсне Винни не могла толком рассмотреть ее лицо, да и зачем? Так же беззаботно они миновали джентльмена, напомнившего ей кого-то из Ламонтов.

— Это настоящий дворец, Винни! — вырвалось у Мика.

Да. Она всегда любила Уэлль. Этот дом, этот замок подчас казался ей живым существом, наделенным душой. Но не успела она успокоиться и наконец-то вдохнуть полной грудью незабываемый аромат родного гнезда, как Мик брякнул:

— Готов поспорить, Ламонты приволокли меня сюда для того, чтобы выдать за кого-то другого!

Винни не сразу собралась с мыслями и мрачно возразила:

— Не может быть.

Он только рассмеялся в ответ. Винни недоуменно уставилась на его привычную полуулыбку.

— А ты представь на минуту, что так, — продолжал он. — За кого, интересно, они хотят меня выдать?

— Ох, Мих, перестань. Право же, ты напрасно раздуваешь историю! Это не доведет до добра!

— Я ничего не раздуваю! Я собираюсь положить этому конец! — Он заговорщически подмигнул и прошептал: — Я выловлю всех крыс в этом домишке!

— Ох, Мик, только не это, — простонала она. — Мик, я и так сама не своя от страха! Не нужно все усложнять!

Как об стенку горох. Он уже вбил себе что-то в голову и собирался идти до конца.

— Итак, — продолжил он свои рассуждения вслух, — нам известно, что тот, кого я изображаю, любил пурпурный цвет и поезда... нет, кабузы! Пурпур и кабузы. И звали его скорее всего Майклом. Ты не припоминаешь, кто бы это мог быть?

— Ох, Мик, — покачала головой Винни. Ее раздражало его упрямство и уверенность в том, что Ламонты устроили им какой-то подвох. — Ну с чего ты взял, что Джереми с Эмилем затеяли тайный заговор? И зачем тогда им потребовалось твое присутствие именно на этом балу?

— Точно, на этом балу, — совершенно невпопад заявил Мик. И рассеянно повторил: — Пурпур и кабузы...

— Послушай, ты ведешь себя как ребенок! — рассердилась Винни.

— Да! — встрепенулся он. — Да, ребенок! — Мик задумался и с торжеством воскликнул: — Ребенок, который вырос! Именно за него они и хотят меня выдать. — Поиграв еще немного с этой неожиданно появившейся идеей, он добавил: — Деньги. Каким-то образом здесь непременно замешаны деньги, если я окажусь этим ребенком! Это тебе ничего не напоминает? — Его пытливый взгляд остановился на Винни.

— Нет! — Она сердито покачала головой, продолжая вальсировать с мужчиной, который двигался так, будто всю свою сознательную жизнь только и делал, что танцевал на званых балах.

И вдруг не он, а Винни споткнулась и пропустила шаг.

— Постой! — выдохнула она. Ох, нет! Этого не может быть! На ее лице снова проступила тревога. Меньше всего ей хотелось рассказывать об этом Мику, но она не имела права молчать. — В год моего рождения случилось ужасное несчастье. Я слышала о нем от взрослых. Один из моих кузенов... — Ей пришлось напрячь память, чтобы вспомнить об этом событии. — Да, моего двоюродного кузена похитили еще ребенком. Это был внук Ксавье! — Винни посмотрела на Мика, сурово поджав губы. Каждое слово давалось ей с огромным трудом, ведь тем самым она подтверждала справедливость его подозрений! И Винни закончила со вздохом: — Была назначена награда... Ох!

Мик резко повернулся и пошел прочь.

— Постой! Куда ты?

Он решительно направлялся к боковой двери, той самой, через которую один из лакеев только что внес поднос с шампанским. Винни поспешила следом. Мик задержался возле лакея, взял с подноса два бокала и протянул один ей.

— Постой! Куда ты собрался? — повторила она.

— За ним, — коротко ответил Мик, кивнув на другого лакея, чей поднос с шампанским недавно опустел. — Я спущусь на кухню и отыщу слугу, который мог работать здесь все это время. Он наверняка что-то знает о пропавшем внуке!

— Ох, Мик...

Но Мика уже и след простыл. Он просто растворился в анфиладе комнат, тянувшейся вдоль одной из стен бального зала.

А Винни долго стояла в растерянности, вертя в пальцах холодный бокал. Она машинально пригубила шампанское, сделала еще глоток. Вино оказалось очень вкусным. Вдруг она заморгала и прищурилась: кажется, между арками у входа снова мелькнула знакомая фигура. Ей пришлось поднести к глазам пенсне. Да, это был Мик. Только шел он теперь почему-то в другую сторону и нес тарелку с едой.

— Не туда! — окликнула его Винни. — Кухня у тебя за спиной!

Он остановился как вкопанный. Можно было подумать, что Винни застала его врасплох. Но в следующее мгновение губы Мика сложились в небрежную полуулыбку, и он ответил:

— Я решил сначала проведать свой плащ. По-моему, я кое-что в нем забыл!

Его плащ? Винни опешила. Он что, собрался кормить свой плащ?

А Мик всего лишь собрался угостить Фредди. Он вышел в темный безлюдный парк, запустил руку в карман и осторожно достал оттуда свою любимицу. Она все еще выглядела вялой, но дышала глубоко и ровно и явно обрадовалась своему хозяину. Мику удалось раздобыть угощение, о котором мог лишь мечтать любой хорек: кусок паштета из жирной гусиной печенки, приправленный маслом и яйцами. Он даже не пожалел для Фредди бокал шампанского. Больная расправилась с печенкой на удивление быстро. А вот шипучее вино пришлось ей не по вкусу.

— Вот и умница! — Мик был ужасно доволен, что у Фредди появился аппетит. — Вот и молодец! Теперь ты живо поправишься!

Дождавшись, пока зверек насытится и умоется, Мик спрятал Фредди обратно в карман и аккуратно расправил плащ, накинув его себе на руку. Только после этого он вышел на освещенную факелами аллею и направился к дому.

— Чудесный вечер, — добродушно заметил он, проходя мимо лакея, проворно распахнувшего перед ним дверь.

Бедный малый сначала опешил, а потом выпалил со счастливой улыбкой:

— Совершенно верно, милорд!

В гардеробной Мик с неподражаемой миной пробормотал, возвращая плащ:

— Нет, я так и не нашел свою записную книжку. Прости за хлопоты, приятель. Смотри за ним хорошенько!

Еще через полчаса Винни с Миком обсуждали нынешний бал с членом парламента и его супругой, когда их все-таки настигла баронесса Виттинг. Она мчалась к ним на всех парах, призывно размахивая веером, когда член парламента обратился к Мику с вопросом:

— Вы давно в Лондоне, Бартонрид?

— Шесть недель, — не задумываясь, отвечал Мик.

До сих пор все шло как по маслу. Винни внимательно следила за всеми, с кем им приходилось сталкиваться в этот вечер, и ни одна живая душа не заподозрила в Мике самозванца. Напротив: он нравился многим и даже успел обзавестись множеством знакомств.

— Шесть недель? И мы ничего о вас не знали? — Супруга члена парламента кокетливо улыбалась, играя веером. — Где же вы скрывались все это время?

Мик потупился, изображая смущение, и пояснил:

— Леди Боллаш... хм, она, видите ли, занимала практически все мое время...

Винни вскинула на него умоляющий взор. Неужели у него хватит наглости повторить дурацкую выдумку насчет помолвки?

Но это были еще цветочки. Потому что баронесса наконец-то прорвалась через толпу и воскликнула:

— Майкл! — А потом добавила, как будто только что ее увидела: — И Винни!

Супружеская чета вежливо потеснилась, освобождая для нее место в узком кругу.

— Ах, Майкл! — ворковала баронесса. — И Вин! Я рада встретить вас снова! — Она расцеловала их в обе щеки, как близких друзей. И продолжила с лукавой улыбкой: — Винни и Майкл помолвлены! Разве это не чудесно?

— Нет, нет, — вырвалось у Винни.

— Неофициально, — таинственным шепотом сообщила леди Виттинг и подмигнула, ужасно довольная собой.

— Ваша милость, — поинтересовалась супруга члена парламента, — откуда вы приехали?

— Из Парижа, — снова встряла баронесса.

— Как странно, — задумчиво посмотрела на нее первая дама. — Произношение у него совсем не парижское!

— Честно говоря, я не из Парижа! — признался Мик. — Я из Корнуолла. Простите... — Он замялся и, к собственному удивлению, вспомнил, как зовут баронессу: — Бланш! Я позволил себе пошутить!

Ее имя, произнесенное таким бархатным голосом с такими чарующими обертонами, подействовало на леди Виттинг безотказно.

Однако бдительность первой дамы это нисколько не усыпило. Она продолжала допрос:

— Но у вас нет и корнуэльского акцента!

— Вот как! — У Мика и на это нашелся ответ: — Значит, я получил неплохое образование!

Винни слушала его затаив дыхание. Он работал как фокусник, с виртуозной скоростью сплетая полуправду и полуложь в столь искусную сеть, что у окружающих не возникало ни малейших подозрений!

— Где? — не унималась настырная леди.

— Что где? — не понял Мик.

— Где вы получили образование?

— Ну... гм... — Он замялся лишь на миг, изобразив смущение, и выпалил: — Там же, где и Винни!

— В Гиртоне?! Но ведь Гиртон — это женская школа!

— Нет, не в Гиртоне, — с нервным смешком вмешалась Винни. — В Кембридже. Я училась в Гиртоне, когда Майкл кончал заведение Клэйра. Так мы и познакомились, в книжной лавке у Хеффера. Я споткнулась и уронила целую стопку книг, а он помог мне их собрать.

Мик сначала уставился на нее, не веря своим ушам, но тут же с облегчением улыбнулся.

Несколько минут спустя, когда они снова кружились в вальсе, Винни заметила:

— Конец разговора получился весьма забавным. Я вытащила тебя за уши.

— Совершенно верно!

А найдется ли на свете человек, способный вытащить ее? Она танцевала с мужчиной, который мог гордиться своей выдержкой и отвагой и держался в этой блестящей толпе так же непринужденно, как среди своих приятелей в «Быке и бочке». Обаятельный, элегантный. Осенившая Винни догадка заставила ее опять сбиться с шага. Да, теперь она знает, на кого он похож! На Ксавье! Только Мик моложе и красивее. И конечно, гораздо добрее.

Эта догадка всколыхнула в ней новую волну смутной тревоги, однако Винни не подавала виду. Она не хотела разрушать хрупкое очарование этого бала. В перерыве между танцами к ней подошли две подруги. В свое время она нарочно отдалилась от них, считая себя недостойной их общества после унижений, которым ее подвергал Ксавье. Теперь эта щепетильность казалась ей смешной и глупой. Винни с огромным удовольствием возобновила знакомство и узнала обо всем, что случилось с ними за это время.

Мик снова куда-то пропал. Правда, она то и дело замечала его в толпе. Но всякий раз он снова растворялся в пространстве. Под конец Винни решила, что может относиться к их кратким встречам в самых неожиданных местах, как к своеобразной игре «Найди Крысолова». И она с удвоенным азартом принялась высматривать в его новом облике старые привычные черты.

Однако новый Мик явно держал старого под контролем, лишь изредка выпуская его на волю, если поблизости не было любопытных ушей и глаз. Он мог наградить Винни ласковой лукавой полуулыбкой и даже назвать голубой, но уже через секунду надежно спрятаться под личиной лорда Бартонрида. Джентльмена, родившегося на свет за столиком в чайной у Эбернети и продолжавшего свою светскую жизнь с непринужденностью, которой мог бы позавидовать любой маркиз.

Винни поняла, что ее пугает не чрезмерная реальность созданного ею образа английского лорда, а то, что этот лорд на ее глазах обрел собственную жизнь.

Не спуская глаз с этого нового Мика, Винни растерянно думала о том, что она ошиблась, считая своей главной проблемой любовь к безродному крысолову. Нет, ее проблема состояла в том, что она боялась лорда Бартонрида. Шикарного мужчину, на которого заглядывались все дамы в зале. Он мог выбрать любую. Мог остаться жить среди этих людей и занять куда более солидное положение в обществе, нежели какая-то преподавательница хороших манер.

Да, судя по всему, Винни предстояло пережить очередной крах своих надежд.

Винни беседовала со своей бывшей ученицей, герцогиней Вичвуд, и ждала, когда Мик вернется из помещений для слуг. Он снова спустился на кухню. Лакей пообещал отвести его к повару, работавшему в этом доме не один десяток лет. Беседе с герцогиней помешало неожиданное появление Джереми Ламонта. Он приблизился к ним с тревожным видом и знаками дал понять, что хочет поговорить. Винни извинилась и отошла в сторону.

Джереми долго качал головой и наконец виновато промямлил:

— Арлес ждет вас у себя в кабинете. — Ламонт махнул рукой в дальний конец анфилады комнат. На его физиономии были написаны растерянность, недоумение и даже сочувствие. — Мы никак не думали, что герцог пожелает беседовать с вами лично, но он требует и вас, и Тремора! Понимаете? Желает видеть нас всех! Где он?

— Кто? Мик? — Винни как ни в чем не бывало оглянулась и пожала плечами. И тут же увидела его. Вот так неожиданность!

Мик появился совершенно в другом конце зала, со стороны гардеробной! Вот что значит быть своим в помещениях для слуг! Наверное, Мик воспользовался каким-то служебным переходом на нижнем этаже.

Машинально отвечая что-то на реплики Джереми, так и приплясывавшего на месте от нетерпения и тревоги, Винни внезапно похолодела от пришедшей на ум ужасной мысли. В гардеробной Мик оставил свой плащ. И то и дело бегал туда, явно не только для того, чтобы поболтать со слугами. А еще раньше, когда хорек показался ему больным, посадил его в карман и таскал повсюду с собой!

И признался в этом Винни.

Нет, нет, не может быть! Только этого ей не хватало! Ну почему именно сегодня, Мик? Не дай Бог, кто-то увидит хорька! Ведь здесь полно людей, сидевших в заведении Эбернети в тот день, когда Фредди впервые появилась на публике! От ужаса Винни готова была закричать.

— Вот он, — сказала она Джереми. — Вы идите в кабинет. А я приведу его следом!

Но вместо того, чтобы поспешить к Мику, Винни помчалась в гардеробную. Хорек. Хорек... Хорьков держат только крысоловы. А джентльмены держат лошадей, собак или каких-нибудь диковинных попугаев. Но хорек... Ох, их разоблачат, как пить дать разоблачат в два счета! И она снова будет опозорена перед злопамятным кузеном, наслаждавшимся ее унижением.

— Я забыла свои румяна в кармане плаща моего жениха, — обратилась Винни к лакею в гардеробной. — Он такой длинный, черный, с темно-пурпурной шелковой подкладкой.

Лакей ни за что не позволил бы Винни забрать плащ с собой, но ей повезло: кто-то собрался домой и потребовал у лакея цилиндр. Винни укрылась со своей добычей за вешалками с одеждой. Трясущейся рукой она провела по плащу и... ох, так и есть, в кармане что-то лежит!

— У-у-ух... — испуганно выдохнула она.

Зажмурившись и стиснув зубы, она сунула руку в карман. Нужно вытащить оттуда эту тварь, нужно избавиться от нее как можно скорее, но... бр-р-р... разве она посмеет к ней прикоснуться? Винни погружала руку все глубже, как вдруг натолкнулась на это. Даже через перчатку чувствовалось, какое у хорька горячее, скользкое и верткое тело, как будто это была обросшая шерстью змея!

У-у-ух! Винни всхлипнула, рванулась, ее рука оказалась пустой. Предстояло набраться смелости для следующей попытки. Нужно успокоиться и все обдумать. Она посадит зверюгу... куда? Ее сумочка! Разве хорек поместится у нее в сумочке? Да! Итак, она посадит хорька в сумочку и отнесет в карету, Джорджу. Он отправится в Лондон, отдаст Фредди Мильтону, чтобы дворецкий посадил хорька в клетку, а сам вернется в Уэлль. Если Джордж отправится з город прямо сейчас, то успеет приехать как раз к концу бала, чтобы доставить их домой.

И все будет шито-крыто. Превосходно! Винни приободрилась и снова запустила руку в карман. Несчастная тварь дрожала от ужаса. Так же, как и сама Винни. Рукой в перчатке она провела по теплой спинке и даже нащупала что-то более твердое. Наверное, голову! Винни подхватила зверька под живот. Когтистые лапки вцепились ей в пальцы: Фредди было страшно, но она не смела вырваться.

Стоя спиной к выходу, Винни достала хорька из кармана и содрогнулась от одного его вида. Словно чувствуя ее отвращение, зверек посмотрел ей в глаза и издал тихий угрожающий звук. Блеснули острые зубки, и Винни едва не выронила свою добычу. Но тут зверек пришел в себя, понял, что это не его хозяин, и стал неистово биться, извиваясь всем телом.

Это было уже слишком. Винни разжала пальцы. Фредди плюхнулась на ее платье и запуталась в пышных воланах, заставив Винни с визгом отскочить назад. Фредди упала на пол и какое-то мгновение оставалась неподвижной. Винни испугалась еще сильнее: а вдруг Фредди погибла? О Боже! Час от часу не легче! Мик наверняка придет в ярость. Но не успела Винни наклониться, чтобы поднять хорька с пола, как тот вскочил и метнулся в самую гущу накидок и плащей.

Сгоряча Винни ринулась в погоню.

Вдруг кто-то, это оказался присматривавший за гардеробной, похлопал ее по плечу:

— Мисс, вы так и не нашли нужного вам плаща?

— Нашла, нашла! — Она не могла отрицать очевидное, ведь плащ Мика все еще висел у нее на руке. А значит, у нее не было повода искать его.

— Но что же тогда вам нужно?

— Ничего. — Естественно, сказать правду у нее не повернулся бы язык. Краем глаза она едва успела заметить бурую тень, мелькнувшую возле двери в большую гостиную. — Господи, только не туда!

Ей пришлось сунуть плащ в руки ошалевшему лакею и снова пуститься в погоню. Но это было не так-то просто: в гостиной оказалось полно народу. Злополучный пушистый хвост скрылся между ног почтенного секретаря палаты герольдов.

Через минуту у входа в гостиную появился Мик. Он увидел Винни сразу, но довольно долго пробирался сквозь толпу. И все это время Винни сгорала от стыда: что она натворила?!

Ох, что она ему скажет? С каждой секундой ее горе разрасталось, пока не приняло вселенский масштаб.

Глядя на то, как ловко лавирует Мик среди гостей, как мило улыбается и извиняется за беспокойство, Винни все сильнее хотела схватить его за плечи, встряхнуть что было сил и крикнуть: «Хватит! Перестань! Перестань быть тем Ксавье, которого я помню с детства, только еще более неотразимым! Перестань быть таким... ужасно самоуверенным, лощеным типом без тени страха в глазах!»

Его сходство с кузеном было столь поразительным, что ей стало жутко. Манеры, речь, гордо посаженная голова... Еще немного, и волосы у нее встанут дыбом!

С отчаянной решимостью приговоренного к смертной казни Винни подумала, что не расскажет ему про хорька. Рано или поздно он все равно узнает, и топор палача обрушится на ее бедную шею. Но до той поры она будет держать при себе эту ужасную тайну.

А с другой стороны, разве Мик имел право ехать на бал с хорьком в кармане? На миг Винни окончательно растерялась, терзаемая стыдом, ужасом и обидой. Вернулись привычные нерешительность и ненависть к себе. Опять, опять она все испортила!

А если нет? Разве она нарочно дала Фредди удрать? Ведь Винни прежде всего хотела позаботиться о том, чтобы их тайна не была раскрыта! Она вовсе не собиралась обижать Фредди. Эх, была не была! Даром, что ли, она считает себя образцом для воспитанных юных леди? А ведь ее ученицы запросто добиваются своего благодаря тому, что способны скрыть свое ослиное упрямство под маской мягкости и стыдливости невинных дев.

Итак, она встретила Мика горестной гримасой и надутыми губками.

— Я потеряла твоего хорька!

— Что?

— Фредди. Я хотела отправить ее домой, но она удрала.

— Какого черта... — Ну вот, начинается!

— Не надо злиться!

— Она же больна!

— Больные не удирают с такой прытью!

— Где ты ее упустила? — сердито осведомился он.

— Где-то здесь.

— Зачем ты вообще полезла не в свое дело? — Его вид не предвещал ничего хорошего.

— Потому что здесь находится по меньшей мере несколько человек из тех, что видели тебя в чайной шесть недель назад, — так же яростно прошипела она. — Они могли бы...

— Ничего бы они не могли!

— И ничего бы не заподозрили, если бы выяснилось, что какой-то джентльмен притащил на бал хорька?!

— Ты снова испугалась собственной тени! — Его лицо приняло отрешенное, суровое выражение. — Ты что, проверяла карманы во всех плащах? Там запросто может оказаться хоть дюжина хорьков, кому до этого дело? Ну как ты не понимаешь: если ты установила правила для себя, это вовсе не значит, что все остальные будут им следовать!

Но даже эта гневная отповедь не заставила ее почувствовать себя виноватой! Винни даже удивилась: откуда в ней столько отваги?

— Ты прав. Мне не следовало делать это самой. Надо было предупредить тебя. Но что сделано, то сделано. Лучше помоги мне ее поймать.

И они пустились на поиски, пробираясь среди гостей и то и дело обмениваясь тревожными взглядами: «Нашел?» — «Нет, не нашел!»

Нет, нет и нет. Под конец Винни потеряла из виду и самого Мика. Она бесцельно бродила по гостиной. Ни Мика. Ни Фредди...

Вдруг кто-то грубо схватил ее за локоть. Эмиль!

— Он требует нас немедленно, — прошипел Ламонт. — Не заставляйте его ждать! Быстрее!

Час от часу не легче! Ксавье! Только этого ей не хватало для полного счастья! Ох и трогательная получится встреча! Но деваться некуда. Лучше уж отделаться от него в одиночку, пока Джереми или Эмиль не притащили еще и Мика!

Когда Винни вошла в кабинет, Джереми был уже там. Через несколько минут появился Эмиль. Он нашел Мика, и тот обещал явиться. Ламонт надеялся, что это случится достаточно быстро. По пути они разминулись из-за того, что какой-то дикий зверь совершил налет на блюдо с русской черной икрой, извалялся в салате и удрал, воспользовавшись всеобщим замешательством. Мик буквально взбесился, гоняясь за наглой тварью. И далась ему эта нечисть!

Хорек! Поскольку здесь не было посторонних, Винни откровенно пожаловалась на свои неприятности. Все трое дружно вздохнули.

— Ксавье продержит нас здесь не меньше получаса, — мрачно предрекла она напоследок. — Его хлебом не корми, дай кого-нибудь помучить!

Итак, они сидели и ждали. Винни умирала от страха.

В конце концов ей просто стало тошно. А она-то считала себя опозоренной и униженной! Страшно подумать, что будет сейчас. Винни Боллаш выставят из дома герцога Арлеса за то, что она явилась на бал с крысоловом и притащила с собой хорька! Больше ни одна матрона не доверит ей воспитание своей дочери, будь она хоть трижды профессором!

Ждать пришлось недолго. Дверь распахнулась, и в кабинет в сопровождении женщины вошел старик, тяжело опираясь на трость.

Ксавье. Он выглядел сегодня более изможденным и болезненным, чем в их последнюю встречу. Винни надела пенсне, чтобы разглядеть его более внимательно.

Да, это был он и не он. Винни едва узнавала своего родственника и врага. Согбенный и немощный, он был не в силах дойти даже до своего кресла без помощи жены, не отстававшей от него ни на шаг. Наконец он плюхнулся на сиденье — словно кто-то бросил в кресло мешок с костями.

— Что ты меня швыряешь, как куклу? — рявкнул на жену Ксавье.

Она встала за спинкой кресла, скорее сиделка, чем вожделенная награда, какой представлялась когда-то Винни. Живое олицетворение терпения и заботы, Вивьен хотела забрать у старика его трость, но тот упрямо вырвал ее у жены. Королевским жестом швырнул ее прямо на стол и окинул презрительным взглядом присутствующих.

Как ни странно, но он все сильнее напоминал Винни капризного ребенка. Хотя, вне всякого сомнения, все еще обладал могуществом и властью. Только не той властью, что все эти годы приписывала ему Винни: у него не было власти над ее свободной волей!

Судя по всему, телесные немочи только прибавили ему язвительности и сарказма. Ксавье достаточно было взглянуть на Эдвину, чтобы в налитых кровью глазах вспыхнула адская ярость.

— Упрямая, бесстыжая девка! Ты тоже решила посмеяться над стариковским горем? Ну... — он обвел всю троицу нетерпеливым взглядом, — где он, этот ваш Майкл? — Герцог, казалось, плевался словами.

— Он уже идет, — заверил его Эмиль.

— Я видел его! — бросил Ксавье. — Я видел, как он поднимался по лестнице, и сразу ушел. С меня довольно! Он самозванец! — И старик злорадно добавил: — Я сорву с него личину, задав всего пару вопросов, а потом упеку вас всех за решетку!

За решетку! У Винни душа ушла в пятки. Они попадут за решетку!

И в этот миг в коридоре раздались громкие, уверенные шаги. Они затихли перед дверью в кабинет. Это был Мик, Винни узнала его поступь! Повернулась ручка двери.

Мик шагнул в кабинет — неотразимый, беспечный красавец — с таким видом, словно нес им решение всех проблем. Ах, если бы это было правдой! Если бы можно было позабыть обо всем и покинуть этот дом навсегда, чтобы укрыться вдвоем с Миком где-нибудь на краю земли!

Он медленно обвел взглядом собравшихся, явно застигнутый врасплох. Потом удивленно посмотрел на старика, замершего за письменным столом.

Мик произнес одно-единственное слово, оказавшееся для него такой же неожиданностью, как и для всех остальных:

— Дедушка? — слетело с его губ. Как будто он хотел спросить: «Дедушка, как ты здесь оказался?»

Глава 28

Даже Винни заметила, что у Ксавье Боллаша задрожал подбородок. Он долго шевелил губами, испепеляя наглого самозванца яростным взглядом. И наконец отчеканил:

— Вон отсюда! — И повторил уже более уверенно: — Вон! — В гневе герцог вскочил и забарабанил тростью по столу: — Вон! Вон! Вон! Вон отсюда! Вы все! Это не мой внук! Это самозванец! Я вам не верю!

Его губы дрожали так сильно, что старик зажал ладонью рот, не желая выдавать своего смятения.

Винни увидела, что Мик с выражением искренней тревоги и сочувствия шагнул вперед, желая прийти на помощь немощному старцу.

Он уже открыл рот, собираясь что-то сказать, но Ксавье с размаху опустил трость на стол. Ручки, книги, очки — все, что там находилось, было сметено со стола с такой силой, что врезалось в книжную полку и лишь

потом посыпалось на пол.

Грохоча тростью, Ксавье выбрался из-за стола.

— Ты! — Он ткнул концом трости в Мика. — И ты! — Трость уперлась в Винни. — По-вашему, я не понял, что у нее на уме? Но на этот раз она зашла слишком далеко! Это же надо — протащить сюда своего лазутчика! — Теперь Ксавье обращался к Мику: — Я видел, как ты с ней танцевал! Со своей авантюристкой, собравшейся вернуть наследство с твоей помощью! Черта с два, не на такого напали! Вы все, все до единого, наглые мошенники и негодяи! С меня довольно! Убирайтесь из моего дома!

Его жена старалась поддержать его под руку и в то же время не получить удар тростью. Старик оказался настолько непредсказуемым, что все остальные не решались двинуться с места. Неверными короткими шагами, явно не соответствовавшими силе его гнева, Ксавье двинулся к выходу.

Разъяренный собственной немощью, не позволявшей достаточно быстро покинуть это неприятное общество, старик непрерывно бубнил себе под нос:

— Ну и что? Что с того, что он похож на моего сына? Мой внук не стал бы так одеваться! Не напялил бы жилет с такой яркой отделкой! — Ксавье долго смотрел на Мика, потом снова повернулся к двери. — Впрочем, ему нравился пурпурный цвет. — Герцог задержался перед дверью, снова обвел всех яростным взглядом и буркнул: — Но он ни за что не стал бы танцевать весь вечер с Винни Боллаш, когда вокруг полно красивых женщин! Будь он моим внуком, обладал бы хорошим вкусом! — Трость с грохотом врезалась в пол, и Вивьен распахнула перед мужем дверь.

Он наверняка предпочел бы уйти, хлопнув этой самой дверью. Так было бы эффектней. Но непослушное тело подвело его и на этот раз: старик оступился на пороге и жена едва успела подхватить его под локоть. Он брел, спотыкаясь на каждом шагу, грохоча своей тростью и дрожа от бессильной ярости и неистового желания поверить в то, во что верить боялся.

После столь драматической развязки в кабинете надолго воцарилась тишина. Случившееся оказалось для всех неожиданностью.

Наконец Эмиль Ламонт подал голос:

— Получилось очень мило и к месту, — обратился он к Мику. — Где вы это выкопали?

— Что? — У Мика был такой вид, будто он только что повстречался с призраком.

Винни тоже задумалась: а вдруг он и правда внук Ксавье?

Она погладила его по плечу, стараясь подбодрить и найти приемлемое объяснение тому, что он назвал герцога дедушкой.

— Он мог узнать это от повара на кухне, — предположила Винни и напустилась на Ламонтов: — Вы пытались обмануть герцога, но у вас ничего не вышло...

— Напротив, все вышло! — Эмиль с довольным видом скрестил руки на груди и уселся прямо на стол. — Просто потрясение оказалось слишком сильным. Но ничего, он скоро очухается! Он поверил, что вы его внук!

— Нет, — отрезал Мик, угрожающе шагнув вперед. — Нет! Вы кончили свою игру! И я тоже! Я шел в этот кабинет, с тем чтобы признаться во всем Арлесу! Я хотел рассказать ему и про пари, и про то, что вы заставили меня прикинуться его внуком, и про то, что это ложь!

— Ну конечно, — язвительно фыркнул Эмиль. — И поэтому прямо с порога назвали его дедушкой? — Он снова фыркнул. — Ах, как это трогательно!

Мик сгреб Ламонта за грудки, протащил через весь кабинет и впечатал спиной в полку с книгами.

— Мик! — воскликнула Винни.

Но Мику было не до нее: он приподнял беспомощно брыкавшегося джентльмена за шиворот и прошипел:

— Если я что и выкопал, засранец, так это то, что вы с братцем позарились на сто тысяч фунтов и пытались использовать меня, чтобы обстряпать свои делишки! Ну так вот: все кончено, твоя карта бита! — Он посмотрел на Джереми. Бледный как смерть, тот явно намеревался под шумок улизнуть. — Ты выиграл пари! Все приняли меня за виконта! Твой брат должен мне деньги...

— Какое, к черту, пари? — прохрипел Эмиль. — Ты безмозглый...

— Заткнись! — Мик так приложил его спиной о полку, что тот хрюкнул и обмяк.

— Мик, ты слишком...

— Я ничего не поломал ему, Вин! Пока не поломал. — И он снова занялся Эмилем: — Со мной было обговорено только участие в пари. И я выполнил все условия. Ты отдашь мне ровно сто фунтов, потому что я их честно заработал! А потом уберешься отсюда куда подальше! Тебе не удастся с моей помощью доить несчастного старика, не важно, заслужил он это или нет! Ты покинешь этот дом навсегда, и ноги твоей здесь больше не будет!

Он неожиданно разжал руки, отступил назад, и Эмиль рухнул на пол как подкошенный. Правда, он очень быстро пришел в себя, сунулся к Мику и прошипел, брызжа слюной:

— Думаешь, я не понимаю, почему тебе стало жалко этих ста тысяч? Ты же спишь и видишь, что эти денежки окажутся у тебя в кармане, а заодно и все остальное! Ты сам метишь в герцоги, проклятый сукин...

Мик не дал ему договорить, схватил за шиворот и ткнул головой в дверь. Он решил лично проследить, чтобы близнецы немедленно покинули Уэлль.

Винни брела следом за мужчинами, погруженная в мрачные раздумья. Что же все-таки Мик успел выяснить, когда ходил в людскую? Неужели он действительно «метит в герцоги», воспользовавшись уроками хорошего тона? Ее уроками? Тогда остается лишь пожалеть о том, что ее ученик оказался слишком сообразительным и понял, какую можно извлечь выгоду из сложившейся ситуации.

Забирая в гардеробной свои вещи, Джереми все еще петушился:

— М-мы... мы заявим на тебя в полицию, Тремор! Не думай, что тебе это сойдет с рук!

— Я не собираюсь совершать ничего противозаконного, — отрезал он, бесцеремонно выталкивая их на крыльцо. — Желаю приятной прогулки до Лондона!

— Тебе это даром не пройдет! Я позабочусь, чтобы тебя...

— Ни о чем ты не позаботишься! Завтра утром я сдам в полицию все ваши фальшивые двадцатки! Если вы не дураки, то постараетесь побыстрее убраться из Англии! И не вздумайте возвращаться!

Джереми истерично расхохотался. Он выглядел совершенно дико в неверном свете факелов: взъерошенный, растрепанный, с цилиндром и плащом.

— Ты... ты... — От ярости у него не хватало слов. — Ты же крысолов! — И вдруг он ни с того ни с сего поинтересовался: — Кем ты себя вообразил?

— Не знаю, — покачал головой Мик. — Сам не знаю.

Возвращаясь в зал, Винни догнала Мика и спросила:

— Тебе удалось узнать на кухне что-то важное?

— Нет. — Мик ласково провел рукой по ее спине. — Но думаю, это уже не так важно. Повар рассказал про похищенного ребенка и награду. И я шел в кабинет к Арлесу, чтобы расставить все по своим местам раз и навсегда. Но когда я его увидел... — Мик задумался и продолжил: — Не представляю, как это получилось. Но почему-то он напомнил мне моего деда. Ну что особенного в том, что я назвал его дедушкой?

Винни положила руку ему на плечо. Такое сильное, такое надежное. Мик легонько обнял ее, и они долго стояли молча, не шевелясь, черпая силы в этой близости.

— Не знаю, что и сказать, — прошептала Винни. — Я совсем запуталась.

Он слегка прикоснулся губами к ее макушке.

Да, она совсем запуталась, но в одном была совершенно уверена: в своей страстной любви к этому человеку, кем бы он ни являлся на самом деле.

Когда они вернулись в бальный зал, случилось невероятное происшествие. Еще с порога они услышали шум. Винни поспешно поднесла к глазам пенсне. И увидела, как между ног танцоров мелькнул юркий пушистый хвост.

Что тут началось! Танцы прекратились. Оркестр замолк. Мужчины кричали, женщины визжали, подбирая как можно выше подолы, шарахаясь от ужасной твари, врезавшейся как нож в масло в разряженную толпу.

Винни — сама Винни! — проявила поразительную прыть. Опередив Мика, выскочила на середину зала и закричала, размахивая руками:

— Стойте! Не шевелитесь! Вы еще сильнее ее напугаете! Это хорек Мика! Он убежал и потерялся!

Она оглянулась и растаяла от ласковой улыбки на лице Мика, не спускавшего с нее глаз.

Повинуясь ее требованию, все остались на своих местах. А Фредди все еще металась между людьми, возникая то в одном, то в другом конце зала. Высокий фрачник, между прочим, тот самый, что был свидетелем происшествия у Эбернети, сказал:

— Ох, надеюсь, вам удастся ее поймать! Месяц назад у нас пропала любимая обезьянка. Так я до сих пор не нахожу себе места!

Многие даже пытались выследить Фредди, хотя кое-кто, в основном дамы, предпочли взобраться с ногами на кресла.

Итак, даже хорек сошел ему с рук. Излучаемое Миком обаяние оказалось так сильно, что ни у кого из гостей не возникло ни малейших подозрений. Это придало Винни уверенности. Она деловито обшарила весь зал в поисках его маленькой подружки, которой он так дорожил.

Но увы, Фредди снова исчезла. Напрасно Мик звал ее и уговаривал вернуться. Малышка была слишком испугана и боялась выйти на свет.

Он решил отнестись к этому философски. Танцы возобновились, и Мик пригласил Винни на тур вальса.

— Ничего страшного! Главное — мы победили. И теперь можем насладиться плодами своей победы!

Винни последовала его совету с удивительной готовностью. Она не переставала улыбаться, любуясь своим Миком. А он не всегда отвечал ей улыбкой, и это ее тревожило. Но музыка и ритм вальса постепенно вытеснили из головы тревожные мысли. Они действительно победили. Мик превратился в блестящего английского аристократа, а она сумела сохранить ту внутреннюю свободу, что обрела в незабываемый вечер в «Быке и бочке», и вернулась в Уэлль, бывший некогда ее родным домом.

Ближе к полуночи Мик сказал:

— Я хочу кое о чем тебя спросить.

Они слаженно двигались среди множества танцующих пар. Казалось, весь мир превратился в бесконечно кружащиеся людские головы и плечи. Винни чувствовала себя вполне счастливой и без колебаний ответила:

— Спрашивай!

— Винни, — начал он, — прежде, чем я спрошу, ты должна понять: это говорит всего лишь Мик. Конечно, этот вечер — настоящая сказка. Но ведь я никогда не был ни виконтом, ни маркизом, ни наследником герцога и не желаю им быть! Винни томно улыбнулась в ответ. Она прекрасно знала, кто он такой. Ее Мик!

Он помрачнел, осознав, что надо наконец взглянуть в лицо реальности. Но тут их взгляды встретились, и он снова улыбнулся ей. Он даже бесшабашно рассмеялся, потом прижал ее к себе наперекор всем правилам приличия и прошептал:

— Так гораздо лучше! Я люблю тебя, Вин!

Боже правый! Радость ее рвалась наружу, душа пела. Он ее любит!

— Я тоже тебя люблю, — ответила она.

— Знаю.

— Еще бы!

Взгляд его стал каким-то загадочным и, продолжая кружить ее в вальсе, Мик сказал:

— А раз я достоин твоей любви, Винни Боллаш, хочу спросить тебя: выйдешь за меня замуж?

Она онемела от неожиданности. Выйти за него? Да она только об этом и мечтает! Но он наверняка шутит! И все же Винни была счастлива услышать это от него, пусть даже не всерьез. Ах, что за проказник! Этот бравый крысолов, с которым она познакомилась всего шесть недель назад, не остановится ни перед чем!

— Знаешь, ты мне кое-кого напомнил!

— Кого? — Он нахмурился. — Кажется, я задал вопрос?

Она рассмеялась:

— Ты ужасно похож на Ксавье!

— Ничего себе! — Он сердито закатил глаза. — Нашла, чем порадовать! — Но природный юмор снова одержал верх, и Мик рассмеялся: — Подумать только! Я, как порядочный человек, предлагаю тебе руку и сердце, а ты заявляешь, что я похож на твоего мерзавца герцога! — И тут Мику стало не до шуток. — Винни, хватит дурачиться! — Он продолжал со своим прежним акцентом: — Ты отплясывала весь вечер со стариной Миком из Корнуолла, который вскорости станет чьим-то там личным слугой с солидным окладом. Ему даже могут выделить в пользование отдельный флигель. И знаешь, кого бы он там хотел поселить? Одну образованную даму, которая станет учить английскому языку детей в Ньюкасле! — Он умолк, чтобы перевести дух, и закончил: — Винни, подумай над моим предложением!

Винни тоже было не до шуток. Он хочет, чтобы мечты превратились в реальность. Чтобы она стала его женой. Но разве в Ньюкасле у нее будут ученики? И что станет с Мильтоном? А с ней самой? Какое положение она займет в обществе, выйдя замуж за простолюдина?

В задумчивости Винни опустила глаза и следила за тем, как слаженно движутся их ноги. Боже, Боже, что она делает? Все плыло перед глазами, сливаясь в ослепительный вихрь. Она посмотрела на Мика и кивнула:

— Я согласна.

— Согласна? — Он остановился. На них налетела соседняя пара. — Согласна?!

—Да.

Он онемел от восторга, огляделся, словно впервые увидел этот зал, схватил за локоть какую-то пожилую даму в бриллиантовой диадеме и огорошил ее, сообщив:

— Мы помолвлены! — Мик так и сыпал словами, как будто дама собиралась ему возражать: — Поверьте, это правда! Мы помолвлены, помолвлены по-настоящему! И мы станем мужем и женой!

После чего он схватил Винни за руку, другой рукой крепко прижал к себе, вихрем закружил в танце и поцеловал в губы. Целоваться во время танца занятие трудное, но приятное.

Он рассмеялся, почувствовав ее неуверенность, но продолжал кружиться. Напрасно Винни опасалась, что собравшиеся сочтут их поведение слишком развязным. Наоборот, гости расступились и принялись весело аплодировать.

— Еще раз скажи, что согласна! — просил Мик, делая очередной пируэт.

— Да! — отвечала она. И повторяла снова и снова: — Да! Да! Да! — Ее приводил в восторг этот безумный, откровенный взрыв радости. И все же привычная деловитость заставила ее осторожно спросить: — А мы не могли бы остаться в Лондоне? Или ты непременно хочешь перебраться в Ньюкасл? Неужели тебя так привлекает место слуги? Правда, я и сама еще не знаю, чего хочу и на что вообще мы будем жить. Но если бы ты немного подождал, и я задержалась в Лондоне...

— Тс-с! — Мик прижал палец к ее губам. Потом улыбнулся одной половиной рта и добавил: — Мы еще успеем поторговаться. Как ты решишь, так и будет!

Глава 29

На следующее утро Винни и Мика разбудил посыльный, который принес записку от Вивьен Боллаш: «Он очень плох и желает вас видеть. Немедленно приезжайте».

Леди Арлес встретила их на крыльце городского особняка.

— Прежде всего я хотела бы вам кое-что показать, — сказала она.

Винни, Мик и хозяйка пересекли знаменитое фойе с четырьмя фонтанами. При виде этих фонтанов Мику стало не по себе, он даже замедлил шаги и прошептал:

— У меня такое чувство, будто я уже ловил здесь крыс. Этот дом определенно мне знаком!

Его возбуждение нарастало с каждой секундой, но и Винни трудно было остаться равнодушной, когда в библиотеке им предъявили некий портрет.

— О Господи, — вырвалось у нее. Она схватила Мика за плечо.

Прямо на них с портрета смотрел рослый мужчина лет тридцати. Одет и причесан он был не по моде, но даже это не умаляло его потрясающего сходства с Миком. Такие же густые темные волосы, широкий разворот плеч, гордо посаженная голова...

И едва уловимая, надменная полуулыбка.

— Но у него голубые глаза, — выдохнул Мик, словно возражая кому-то невидимому.

— У Ксавье они вообще зеленые, — пробормотала Винни. — Ты ужасно похож на этого человека. Ты его точная копия. Мик... — Она не рискнула произнести вслух то, о чем подумала.

Прижав руку к губам, он задумался, потом резко повернулся и стал осматриваться. Его взгляд скользил по книжным полкам, пока не задержался на огромном полированном столе, освещенном большой лампой с хрустальным абажуром. Возле лампы находился поднос с хрустальными бокалами. Озабоченно хмурясь, Мик обратился к Вивьен:

— А куда делся графин с этого подноса?

Она растерянно посмотрела на стол и покачала головой:

— Понятия не имею. Нет, погодите. Как странно! — Леди Арлес снова повернулась к портрету и провела рукой по золоченой раме. — Вот! — сказала она. — Я никогда не видела графина на этом подносе, но Ксавье не разрешил мне отдать раму в починку! Он сказал, что это сделал его сын! — Она показала на вмятину, оставленную на дереве каким-то тяжелым предметом, и пояснила: — Он сказал, что его сын швырнул графин в свой портрет, а потом разбил его о стену. Наверное, у него был довольно крутой нрав. — И герцогиня вопросительно взглянула на Мика: — Не об этом ли графине вы спросили?

— Не знаю, — растерянно покачал головой Мик. — Я даже не уверен, стоит ли придавать такое значение какому-то графину. — Он пожал плечами и добавил: — Вот и у Винни есть хрустальный графин. Самая обычная вещь в доме.

Они поднялись на второй этаж, в затененную спальню Ксавье Боллаша. Хозяина было слышно с другого конца коридора: он проклинал кого-то, жаловался, что все только обманывают его, врут, что никто не любит его по-настоящему.

Оказалось, он проклинал врача, спешившего собрать свои пожитки и убраться как можно дальше от строптивого пациента.

— Что с вами? — спросила Винни с порога.

Ксавье с огромным трудом приподнялся на подушках.

— Что, что... Удар меня хватил, вот что, — ворчливо сообщил старик.

— Ох, только не это! — вырвалось у Винни. — Неужели это я виновата? Ведь я притащила на бал хорька и...

— Ты что о себе возомнила, девчонка? — грубо перебил ее Ксавье. — Слава Богу, мне уже девяносто шесть лет! И я умираю от старости, вот и все! — Он жестом приказал всем подойти поближе.

Винни не смогла сдержать удивления.

— Черт побери! — буркнул Мик.

Малышка Фредди мирно дремала у старика на груди.

— Ведь она твоя, верно? — проскрипел Ксавье. — Знаешь, чем мне пришлось ее кормить? Паштетом из гусиной печенки и черной икрой! У этой твари губа не дура! — Старик хрипло рассмеялся и зашелся кашлем. При этом Фредди лежала совершенно спокойно, хотя грудь у Ксавье ходила ходуном. — Как ее зовут? — поинтересовался старик.

— Фредди.

Суди по тому, как радостно сверкнули у него глаза, Ксавье остался чрезвычайно доволен.

— Фредди, — повторил он, снова откинувшись на подушки и гладя зверька по шерстке. — Я мог бы и сам догадаться!

Он смотрел снизу вверх на Мика, приоткрыв пересохшие, потрескавшиеся губы, то и дело облизывая их, тщетно пытаясь увлажнить; выцветшие стариковские глаза наполнились слезами.

— Мой внук обожал всяких зверушек, — прошептал он. — Конечно, для ребенка это неудивительно, но он умел находить с ними общий язык, когда ему было всего два с половиной года, и они прибегали, стоило ему их позвать. И совсем его не боялись! — Ксавье закрыл глаза и блаженно улыбнулся каким-то своим воспоминаниям. — О, это был чудесный ребенок. — Тут он открыл глаза и указал своим костлявым пальцем на Винни. — Но вместо него у нас осталась она! Девчонка! Да к тому же уродина!

Мика явно покоробило последнее замечание, однако он предпочел не обращать на это внимания, опустился на край кровати и осторожно сказал:

— Сэр, мы приехали сюда по вашему зову. Но вы все равно должны знать: я не ваш внук. У меня была мать. У меня есть родные. И я приехал из Корнуолла!

В ответ этот несгибаемый старик лишь улыбнулся и покачал головой:

— Нет, нет! Ты действительно мой внук! Ты мой Майкл! Хотя я звал своего внука Фредди! Они оскорбили меня, не захотели крестить тебя в мою честь, и в отместку я звал тебя вторым именем, именем моего отца! — Пересохшие губы раздвинулись в злорадной ухмылке.

Мик выразительно глянул на Винни. Слава Богу, ему не пришлось расти под крылом у этого самодура! Он мог только порадоваться за себя. И посочувствовать Винни.

Старик поманил их к себе и прошептал:

— Мне кажется, уже сегодня вечером ты станешь Майклом Фредериком Боллашем, шестым герцогом Арлесом!

— Ну что вы, что вы! — воскликнул Мик. — Этого не может быть. — Он нахмурился и отчетливо произнес: — Я же сказал, у меня была настоящая, любящая мать. И она говорила, что я слишком долго сосал грудь и что у нее были трудные роды!

Никакого эффекта. Вот и Винни туда же!

— Мик! — сказала она. — Тебе не кажется, что слишком много совпадений? Тебя зовут Майклом, а твоего хорька — Фредди?

— Нет! — выпалил он. — Мне ничего не кажется! Это всего лишь совпадение, и нечего делать из мухи слона! — Однако Винни тоже поверила в эту глупость. Поверила, что он внук герцога! — Это неправда! Неправда!

Он действительно не хотел становиться герцогом. Хотя Винни и заслужила богатого мужа, его тошнило от всей этой роскоши. Он глубоко и преданно любил своих родных из Корнуолла. При одной лишь мысли о том, что в его жилах течет кровь этого бессердечного старикашки, Мика бросало в дрожь.

А бессердечный старикашка как ни в чем не бывало лежал, блаженно жмурясь, на своей кровати, и вещал:

— У моего внука была кормилица из Корнуолла. Не помню, как ее звали, но нам пришлось уволить ее, потому что она никак не желала отнимать его от груди. Ее чрезмерная уступчивость и любвеобильность вредно влияли на его характер, и ее отправили обратно в Корнуолл! А роды действительно были трудными. Моя невестка едва не отдала Богу душу!

Стало быть, старик тоже поверил в эту чушь!

— Кормилица была католичкой и так истово цеплялась за свою веру, что мы боялись, как бы из моего внука не получился проклятый папист, — заявил герцог.

Но Мик, действительно проклятый папист, оставался непоколебим. Да, многое в его истории совпадало, но многое оставалось непонятным.

— Я ничего подобного не помню, — возразил он.

— Два с половиной года! — воскликнула Винни. — Не забывай, Мик, ребенка похитили совсем маленьким!

— Это она его украла, — сказал герцог. — Мы выгнали ее за несколько месяцев до похищения. У меня и в мыслях не было, что она могла сделать нечто подобное, но теперь многое становится ясным! Ее собственный младенец скончался незадолго до того, как мы наняли ее для Майкла. Она ориентировалась в доме, знала наши привычки и то, где его можно найти. А он был только рад отправиться с ней хоть к черту на рога! О, я вспоминаю, как она постоянно возмущалась нашей семьей и твердила о том, что малыш заслужил лучших родственников! — Старик хрипло хихикнул. — Представляете? Какая-то кормилица из Корнуолла вообразила, будто она лучше герцога! Настоящего герцога голубой крови! — Сонно кивая, Ксавье пробормотал: — Безмозглая дура! — И с этими словами он заснул.

Вивьен пригласила их остаться на обед. На нее жалко было смотреть. Винни согласилась, и Мик не стал ей перечить. Они остались, по очереди неся дежурство у постели больного. Он так ослаб, что почти все время спал, приходя в себя лишь для того, чтобы высказать очередную жалобу или требование.

Винни поднялась в его спальню, когда Ксавье в очередной раз пришел в себя, увидев ее, поманил пальцем и, похлопав по постели, пригласил присесть.

Она сидела словно на иголках.

В это время Вивьен принесла больному обед, и Ксавье тут же забыл о Винни.

Она давно обратила внимание на то, с каким обожанием смотрит герцог на свою молодую жену. Он буквально ел ее глазами, тогда как Вивьен отвечала обычной вежливостью. Она была очень мила, заботлива и терпелива. Сама подавала воду, когда его мучила жажда, сама заваривала на кухне чай.

Вот и сейчас спустилась за чем-то на кухню. И тогда Ксавье хриплым шепотом обратился к Винни:

— Она меня не любит! И никогда не любила!

Герцог закусил нижнюю губу, чтобы не видно было, как она дрожит. В его глазах стояли слезы, которым так и не суждено было пролиться. Не оттого ли у больного набрякли под глазами мешки? Он смахнул слезы резким раздраженным жестом и попытался скрыть свое горе за язвительным ироничным смехом, но снова зашелся кашлем. Высохшая рука нащупала Фредди. Странно, как быстро эти двое привязались друг к другу. Поглаживая хорька, Ксавье сказал:

— Я не один десяток лет желал ее. Мне казалось, что вместе с наследством придет и все остальное. Но, как видишь, я ошибся. Она по-прежнему любит того, с кем я ее разлучил, — с горечью произнес старик. — А ведь я столько ей дал! В сотни, в тысячи раз больше, чем ей мог бы предложить тот тип! — Его бледные сухие губы скривились в злой усмешке. — А она даже не попыталась сделать вид... — Он умолк, не в силах говорить дальше.

Только сейчас Винни поняла, как заблуждалась, полагая, что Ксавье никогда не страдал, считая, что достаточно обладать богатством и властью, чтобы чувствовать себя хозяином жизни.

Он не спускал с Винни умоляющих глаз. Она осторожно погладила его по руке. Он молча кивнул, видимо, благодаря за сочувствие. В какой-то миг Винни прочла в его глазах мольбу. Сейчас она готова была выполнить любое его желание...

Но в следующую секунду душа Милфорда Ксавье Болла-ша покинула бренное тело. Его глаза остекленели. Теперь он мог созерцать вечность.

Она опустила его сухие, сморщенные веки.

Вскоре в спальню поднялся Мик, и лишь тогда они заметили, что Фредди покинула этот мир следом за своим новым хозяином.

Ксавье было достаточно много лет, и его переход в мир иной ни для кого не явился неожиданностью. Но для Вивьен его смерть была настоящим ударом, и Мику с Винни пришлось остаться, чтобы поддержать ее в первые, самые трудные часы. Мик занялся насущными проблемами: приказал слугам привести в порядок комнату и позвать врача. А Винни заварила для Вивьен чай с бренди.

Как и предполагал покойный герцог, вдова не очень убивалась по усопшему супругу. Она оставалась молчаливой и сдержанной. Хотя про себя наверняка радовалась обретенной свободе.

И все же она сильно переживала, даже забыла передать Винни и Мику какой-то конверт.

— Ох, только сейчас вспомнила! Где же он? Да, вот этот конверт. Ксавье велел отдать его вам. Я, конечно, обещала, но никак не думала... в общем, вы понимаете. Не думала, что это случится так быстро.

И она протянула конверт Мику.

Он распечатал его здесь же, в прохладном фойе с журчавшими фонтанами, и, когда прочел, в изнеможении опустился на ближайший диван.

— Боже милостивый! — вырвалось у него. Он протянул письмо Винни.

«Я, Милфорд Ксавье Боллаш, пятый герцог Арлес, настоящим признаю человека, явившегося в замок Уэлль девятнадцатого мая тысяча восемьсот девяносто восьмого года, Майклом Фредериком Эджертоном, моим родным внуком, сыном моего сына, Филиппа Сэмюэля Боллаша. Таким образом, я признаю его своим единственным полноправным наследником и передаю ему все свое состояние и земли вкупе с титулом герцога Арлеса, а также титулами маркиза Сэссингли, виконта Бервика, виконта Мидборо и барона Бречестера».

Письмо было датировано прошлым вечером, подписано герцогом, скреплено его личной печатью и по всей форме заверено четырьмя свидетелями, в том числе лордом-секретарем палаты герольдов и личным секретарем самого Арлеса.

Этой ночью Мику снились ноги. Ему снились сильные, стройные ноги. Ноги мужские. Ноги женские. Соблазнительные ножки. Ножки, принадлежавшие только ему. Новые ножки, необычные ножки. И все ноги в этом его сне вырастали до такой величины, что он едва доставал до колена!

Эпилог

Винни все-таки вышла замуж за Мика, хотя ему и пришлось стать герцогом.

Они решили устроить церемонию в Корнуолле. Из церкви все отправились в гости к его тетке. Родня Мика едва уместилась за праздничным столом: два дяди, три тетки, две кузины и двенадцать братьев и сестер, правда, один из братьев не смог прийти, так как у его жены вот-вот могли начаться роды. Тем не менее праздник удался на славу — под сочный корнуэль-ский говор, веселую музыку и взрывы добродушного хохота.

Винни не могла не заметить, как разительно ее Мик отличается от своих братьев, кареглазых и щуплых: он был на голову выше самого рослого из них. Впрочем, это их нисколько не волновало: они любили Мика всем сердцем. И он отвечал им такой же горячей любовью.

Вряд ли стоило удивляться, что никто из корнуэльцев не заметил, что немногочисленные гости со стороны Винни — Мильтон и ее подруги — обращаются к невесте и жениху «ваша светлость».

Зато лондонская знать была буквально потрясена столь неожиданным появлением в их среде нового герцога, вдобавок уже успевшего обзавестись супругой. Впрочем, шумиха вскоре улеглась отчасти благодаря тому, что шестой герцог Арлес вел чрезвычайно замкнутый образ жизни, довольствуясь обществом жены и многочисленных собак — главным образом терьеров.

По иронии судьбы Мик подписал брачный контракт своим новым именем, тогда как имя невесты осталось неизменным, если не считать дополнительного титула герцогини Арлес. Кстати, шестой герцог предоставил городской особняк в полное распоряжение вдовствующей герцогине «до тех пор, пока она пожелает в нем оставаться». Это было очень характерно для Мика — проявить заботу обо всех, кого он считал родней. Лондонская знать еще долго шепталась по поводу того, что герцог проявил необычайную щедрость, наделив никому не известных выходцев из Корнуолла по фамилии Тремор несколькими поместьями.

Итак, с Винни Боллаш, единственной дочерью маркиза Сэссингли, случилась совершенно невероятная вещь: она не просто вышла замуж за любимого ею человека, унаследовавшего титул герцога Арлеса, но и благодаря их родственной связи вновь обрела права на все, чем владел когда-то ее отец. Они с мужем поселились в замке Уэлль.


Мик вышел прогуляться к реке, чтобы встретить возвращавшуюся из Лондона супругу.

— Мик! — нетерпеливо окликнула его Винни еще до того, как карета съехала с моста. — Мик!


Ты только посмотри! — По ее приказу кучер направил карету не прямо к замку, а вдоль реки, в сторону Мика. — Посмотри, кого я привезла! — И когда он оказался достаточно близко, с торжеством выдала заранее заготовленную фразу: — В нашей жизни всегда есть место для магии!

Даже не удосужившись открыть дверцу, она прямо через окно протянула Мику живой скулящий комочек.

— Надо же, смесь терьера с дворняжкой! — воскликнул он. — Именно таких я и люблю!

— Нет, это маленький Магик!

Она открыла дверцу и выпустила из кареты еще одну собаку. При виде Мика пес взвился в воздух на добрых пять футов.

— Магик! — обрадовался Мик. Оба были в восторге.

Винни, выходя из кареты, пояснила:

— Он заглянул к нам в гости. Реццо ни за что его не продаст. Но он прислал тебе щенка в качестве свадебного подарка. — Она забрала малыша у Мика и дала ему обнюхаться с Магиком, который все еще прыгал от радости. После чего уткнулась носом в пушистую шерстку и восхитилась: — Ах, как сладко он пахнет! Это действительно его сын, — заверила она Мика.

Мик молча кивнул, от избытка чувств лишившись дара речи.

— Как твои успехи в бухгалтерии? — поинтересовалась Винни, зная, что вот уже несколько дней Мик пытается разобраться в счетах.

Он неохотно оторвал взгляд от собак. Им с Винни пришлось с ходу осваивать тонкости управления целым поместьем, а это было нелегко.

— Уже лучше. Знаешь, это не намного труднее, чем разводить хорьков. Когда ты уже знаком со всем выводком и помнишь, кто чего стоит, все становится намного проще. Глядя, как увлеченно он играет с собаками, Винни вдруг подумала, что Мик, возможно, скучает по своей прежней бедной, но беззаботной жизни.

— Ты доволен, Мик? Правда доволен?

— А ты разве нет? — Вопрос показался ему странным.

— Я? — рассмеялась она. — Да я на седьмом небе от счастья! А спросила я просто так, из интереса.

— С чего бы это, Вин? Я люблю тебя. И хочу всегда быть с тобой!

— Нет-нет, дело не в этом! Просто твоя новая жизнь...

— Голуба, моя новая жизнь великолепна! Я получил от жизни все: материнскую любовь, деньги моего деда, да еще замок с тобой в придачу! Чего же еще мне желать?

— Сейчас скажу чего. — Винни не сдержала счастливой улыбки. — Мик, у нас будет ребенок!

— Ох! — вырвалось у него. Собаки моментально были забыты. — Ох, голуба, вот это новость так новость!

— Ты в самом деле рад?

— Черт меня возьми!

Не успела она рассмеяться, как сильные руки сгребли ее в охапку и с силой прижали к груди.

— М-м-м, — промурлыкал он, зарываясь лицом в пушистые волосы. — Я хочу целую кучу детей! Ведь я сам вырос в очень большой семье, можно сказать, в огромной! Это чудесно, Вин! Это чудо из чудес!

Винни подумала, что на свете нет и не может быть человека более счастливого, чем она.


Этой ночью в огромной хозяйской спальне, с которой ни один из них не сумел свыкнуться до с