КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406912 томов
Объем библиотеки - 538 Гб.
Всего авторов - 147567
Пользователей - 92660

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Прокол (Постапокалипсис)

Достойный текст, хорошее знание игры, замечательная подборка стихов и понимание, что такое нюанс. А он есть. Удачи тебе, автор, пиши ещё.
Долго ржал над тульским "Берингом". Очевидно, дальше будет ижевсий "Шмайсер"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Summer про Лестова: Наложница не приговор. Влюбить и обезвредить (СИ) (Юмористическая фантастика)

У Ксюшеньки было совсем плохо с физикой. Она "была создана для любви"...(с) Если планета "лишилась светила" и каким-то чудом пережила взрыв сверхновой, то уже ничего не поможет спекшемуся в камень астероиду с выгоревшей атмосферой... Книгу не читал и не рекомендую. Разве что как в жанре 18+.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vis-2-2 про Грибанов: Бои местного значения (Альтернативная история)

Интересно, держит в напряжении до конца.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Чужие отражения чужих тел (fb2)

- Чужие отражения чужих тел (а.с. Коты-хранители-8) 4.67 Мб, 438с. (скачать fb2) - Александр Суздаль

Настройки текста:



Серия «Коты-Хранители»

книга восьмая – тета

Все имена, названия и определения приведены к форме понятной для жителя Земли. Они не соответствуют реальным, так как не имеют аналогов, к тому же никак не влияют на содержание книги.

Очевидец

©2015 Александр Суздаль, авторское право на текст

Оглавление:

Репликация первая. Анимо

Репликация вторая. Сергей Гауфер

Репликация третья. Красавчик

Репликация четвёртая. Маргина

Репликация пятая. Эрземия

Репликация шестая. Дееземин

Репликация седьмая. Илья

Репликация восьмая. Вера

Репликация девятая. Руслан

Репликация десятая. Дракула

Репликация одиннадцатая. Мортиземия

Репликация двенадцатая. Иоанн

Репликация тринадцатая. Сет

Репликация первая. Анимо

Внизу пузырилась атомными взрывами Масква, а Маргина неслась в Рай под названием «Эссенариум». «Пусть будет Свет!» — только успела подумать Маргина, как зелёный свет Чистилища стал обдирал её душу. Где-то впереди показался яркий, божественный луч.

— Славно получилось, — услышала она голос Лучезарного из этого света, — без Сатанаила Тьма уменьшится до минимума, а новый Сатанаил вырастет не скоро.

— Я была всего лишь приманкой? — огорчённо спросила Маргина, ослеплённая светом.

— Смертельной приманкой, — улыбаясь, объяснил Лучезарный, — я знал, что моя сестра, Морти, прикроет тебя оболочкой из Ничто, которое смертельно и Свету и Тьме.

— Как ты можешь! — услышала Маргина из божественного сверкания и приоткрыла глаза. В ярком свете Маргина обнаружила две гигантские светлые фигуры, которые корили Лучезарного, а он стоял, опустив голову.

— Ты затащил в свою игру мыслящие сущности, заставив их напрасно страдать. Ты чуть сам не погиб на кресте… — корила Лучезарного светлая фигура с женским голосом, а второй светлый облик неодобрительно хмыкнул. Маргина поняла, что это мама и папа Лучезарного, а он в чем-то провинился.

— Женился бы ты, — сказала мама, — ведь как прекрасна Лилит, которую ты сотворил!

— Она меня не любит, — грустно ответил Лучезарный.

— Доигрался! — с укором сказала его мать и добавила: — Твои создания не любят тебя!

Увидев, что Маргина наблюдает за ними, она наклонилась к ней и мягко приказала: — Спи! — отчего Маргина тут же отключилась.

— Мама, мама! — услышала она сквозь сон и проснулась. К ней бежала её дочь, Элайни, а за ней неслась Байли, пытаясь поймать свою сестру. Элайни свалилась на Маргину, а сверху упала смеющаяся Байли, отчего они принялись беспричинно хохотать.

— Дурочки вы мои, великовозрастные, ведь вам скоро по шестнадцать лет, — смеялась Маргина, тая от нежности к дочерям. «Тебе повезло, у тебя дочки», — услышала она возле уха мягкий голос и Маргина счастливо ответила: «Да!» К ним, чинно переступая лапами, припёрся рыжий кот, который принялся топтаться на груди у Маргины, намереваясь надолго прилечь.

— Туманный Кот! Почему у тебя такая кислая рожа, что и тебе попало? — спросила Маргина и снова услышала, как Лучезарный воскликнул, оправдываясь: — Я боролся с Сатанаилом.

— Сатанаил внутри каждого из нас. Ты послал в свою душу ни в чём не повинных существ, которые страдали из-за тебя. Вернись в Реальный Мир, — сказала ему мама и повернулась к Маргине.

— Вернись в Реальный Мир, — настойчиво предложила она, глядя ей в лицо. Маргина снова увидела ослепительный свет, который мешал ей рассмотреть красивое мужское лицо, появившееся перед ней.

— Любимая, вернись в реальный мир, — сказал мужчина, мягко целуя Маргину в губы. Поцелуй оказался таким сладким, что она решила вернуться в Свет, где кем-то любима. И поэтому с нежностью ответила на поцелуй.

Правда, мешали чьи-то усы.

«Неужели кот, зараза?!» — подумала Маргина и открыла глаза. Она снова увидела прекрасное лицо мужчины и потянулась к нему губами, но над ней наклонился огромный блондин, который ласкал её взглядом своих голубых глаз, и она растерянно спросила, поражённая его наглостью: — Ты кто?

— Я Кудря, — улыбаясь, сказал блондин и снова превратился в очаровательного мужчину, который поцеловал её губы, а она с удовольствием ему ответила. Маргина чувствовала себя защищённой и счастливой, а её симпоты[1] кружили вокруг эротических мыслей наклонившегося мужчины. Даже то, что она наталкивалась ещё на чьи-то чувства, не могло омрачить её израненную, страждущую любви душу. Она открыла глаза и с удивлением увидела, что блондин, назвавшийся Кудрей, и девушка, с именем Купава, лежат рядом, обнимая друг друга, а Маргина пытается втиснуться между ними и поцеловать блондина.

«Что я делаю? — ужаснулась Маргина и сама же ответила: — Я умираю!» Внезапно, Маргина оказалась в фиолетовом тумане, идущем волнами. Среди этой фиолетовой мути она рассмотрела невысокую фигуру в широкой изодранной шляпе и серой рубахе ниже колен. Если у мальчика и были какие-то штаны, то Маргина этого не заметила. Мальчик макал большую кисть в широкую посуду с фиолетовой краской и что-то рисовал на твёрдых прозрачных листах. Когда Маргина подошла поближе, то увидела, что на листах изображены котята, а на последнем мальчик рисовал фиолетового кота, весьма похожего на Туманного.

— Кто ты? — спросила Маргина у мальчика и тот, не оборачиваясь, ответил: «Анимо». Мальчик по имени Анимо рисовал следующий прозрачный лист, и Маргина глянула из-за его плеча. Из-под кисти Анимо появилось изображение женщины, в которой Маргина узнала себя. Как только Анимо закончил её рисовать, он пальцем перелистнул прозрачные листы и они полетели по кругу, превращаясь в цветной фильм. Возникшая на экране круглая полянка вдруг разрослась и заполнила всё пространство вокруг, а Анимо неизвестно куда исчез.

Белые ромашки, ярким контрастом выглядывающие из темно-зеленой травы, делали полянку патриархально знакомой. На поляну из леса вышел Туманный Кот, держащий охапку котят, которые издавали громкое «няв». Он остановился перед Маргиной, высыпал живой комок на траву и громко сказал: — Вот!

— Что вот? — не поняла Маргина.

— Последствия мимолётной страсти, — промурлыкал кот, спрятав глаза, и добавил: — Принимай по списку и воспитывай! — он сунул под нос Маргины какую-то бумажку, к которой прижал её палец. Одёрнув руку, Маргина увидела на бумажке отпечаток своего пальца.

— Почему я? Это не мои котята! — воскликнула Маргина, но было поздно – кот, спрятав бумагу внутрь себя, испарился, как утренний туман. «Мне, что, их топить?» — безутешно спросила Маргина и чей-то голос ехидно посоветовал: — Почему бы и нет!?»

Она обернулась. Над поляной плыло круглое яркое образование, из которого во все стороны струились тонкие шелковые пряди. Если посмотреть издали – распустившийся клубок ниток, но вблизи клубок казался живым, а пряди, сплетаясь в тонкие цветные жгуты, уходили во все стороны.

«Что-то нереальное!» — подумала Маргина и услышала ответ: «Какую реальность ты подразумеваешь?»

— Реальную реальность, — громко сказала Маргина, а шар стал похож на клубок змей, жалящий во все стороны.

— Реальную реальность? — переспросил клубок и сказал: — Тогда смотри!

Под ногами Маргины разверзлась тёмная бездна, а перепуганные котята, выпустив когти, больно вцепились в её ноги, облепив их, словно дикие пчёлы.

Маргина не боялась пустоты, в отличие от котят, которые взобрались ей на плечи и голову. Несмотря на то, что она находилась в своей димензиальной[2] сеточке, боль от когтей котят оказалось настоящей. «Кот, зараза, наградил!» — думала Маргина, вспоминая подлого и распутного Туманного Кота. Пустота оказалась обманчивой, так как вскоре котята стали расползаться, но недалеко, придерживаясь Маргины, как своей мамы.

Клубок шерсти, находящийся перед ней, испускал из себя почти невидимые цветные струи-нити, которые тянулись мимо Маргины и заканчивались на Земле, за её спиной. Кроме Земли и Луны, вращающейся вокруг неё, никаких планет или звёзд не наблюдалось, а всё вокруг напоминало дрожащий, как кисель, сине-фиолетовый туман. Под взглядом Маргины клубок изменился и у него прорезался выпуклый глаз, который, закатываясь во все стороны, уставился на неё и спросил: — Узнала?

— Что? — не поняла Маргина.

— Свою реальность!? — спросил клубок, а Маргина, оглянувшись вокруг, поинтересовалась: — Кто ты такой?

— Для вас я Бог, но предпочёл бы, чтобы меня называли Анимо. На самом деле я Сущность, создавшая ваш мир и познающая вашими органами чувств себя. Мне пришлось подвергнуть себя самоограничению, чтобы влезть в рамки пространства и времени,— ответил клубок, сверкнул радугой и добавил: — Ты всего лишь одна из множества временных форм, которые я использую, чтобы изучить свою Сущность, а твоя душа, которая управляет твоим телом, не что иное, как отражение на мне.

— Я частица тебя? Ты тянешь на клубок ниток, а не на Бога, — засмеялась Маргина, слушая казённо-напыщенную речь Анимо, и совсем не поверила данной субстанции, вспоминая его тёзку-мальчика. Бог-Анимо не стал с ней спорить, а продолжил разговор: — Ты считаешь, что только твоё представление о реальности верное?

— По крайней мере, оно меня никогда не подводило, — парировала Маргина.

— Я – многорукий кукольник, который надевает куклу-перчатку и управляет куклами-людьми, куклами-животными, куклами-деревьями, куклами-травами и куклами-насекомыми, — назидательно вещал Анимо. — Всё живое, до мельчайшей клеточки, управляется мной. Когда кукла стареет и приходит в негодность, я её выбрасываю, а на освободившуюся руку надеваю вновь рождённую куклу. Кукла – всего лишь управляемая оболочка, а каждая рука – частица меня, получающая временную самостоятельность и индивидуальность. Я создал пространство и время, чтобы в этом мире могла существовать жизнь, чтобы живые организмы могли воспринимать реальность. А время для всего живого – это процесс восприятия и постижения реальности, которую создало моё сознание.

Я играю живым, изучая его посредством живого. Глаза людей и животных – это мои глаза, а все органы чувств человека или какой-то бабочки – это мои чувства. Пока человек живёт, он не замечает моего присутствия, а после смерти возвращается в свою альма-матер, в некоторой степени сохраняя свою индивидуальность, но становясь частицей меня. У человека никогда не было отдельной души. То, что называют душой, принадлежит мне и мной является. Тело развивается по характеристикам, заложенных в хромосоме, и сиюминутный образ жизни души формирует тело будущих поколений. Если душа ведёт здоровый образ жизни, тем самым сохраняя генофонд тела, то её будущее потомство не выродится, а будет благополучно существовать. Такая обратная связь осуществляет корреляцию существования души, потому что за неимением будущих поколений, индивидуальность души, присущая роду, совсем теряется и подвергается очищению.

Я нахожусь там, где нет пространства и времени, так как сознанию не нужно ни то, ни другое. Поэтому для меня в вашем мире нет расстояний, а счёт времени безразличен. Будь человек на Земле или на звезде Альфа Центавра – для меня все едино рядом, в одной безразмерной сингулярной димензиальной точке. Для меня жизнь в Средние века одномоментная с жизнью в вашем времени и проходит передо мной, как одна из картинок бесконечного фильма. Для людей нет прошлого и будущего, а есть только настоящее. Если следовать вашей человеческой логике, то я ваш Бог, я Анимо.

— В чем же тогда смысл существования людей? — спросила Маргина.

— Я отвечу тебе на вопрос, если ты ответишь на мой: какой смысл в том, чтобы люди не существовали? — сказала Анимо и спросила: — Разве тебе так неприятно чувствовать себя живой, развиваться и изменять жизнь?

Маргина не стала отвечать на вопрос Анимо, а спросила: — Кроме твоего сознания существуют ещё такие сущности, как ты?

— Оказывается, ты быстро усваиваешь материал, и я не напрасно выбрал тебя, — уклонился от ответа Анимо.

— Когда мы сможем познать тебя полностью? — ущипнула Маргина и Анимо тут же ответил: — Познание для вас бесконечно, так как вы погружены в структуру времени, а для меня познание – способ существования.

— Когда-нибудь звёзды погаснут, и люди на Земле или Глаурии погибнут, — грустно сказала Маргина.

— Земля и Глаурия погибнут, но жизнь не исчезнет никогда, — успокоил её Анимо, — так как это равносильно исчезновению меня, а я существую вне времени.

— А если ты погибнешь или сделаешь роковую ошибку, и какой-то камень в Космосе разорвёт тебя на кусочки? — спросила Маргина.

— У меня нет формы, которую ты видишь, — сказал Анимо и, как показалось Маргине, между его гибкими отростками промелькнула улыбка. — Форма, в которую виртуально заключён я, всего лишь один из вариантов бесконечного числа вариаций. Ты, ведь, имеешь такие же свойства и можешь изменять своё тело, как тебе заблагорассудится. Кроме того, я не могу погибнуть, потому что я существую вне пространства и времени, а основной принцип жизни, которую я распространяю, – жить, наперекор всему, развиваться и размножаться.

— Мне странно слышать о таких вещах, — призналась Маргина, — но в данное время я должна поверить тебе, — сказала она, понимая, что Анимо не подлежит человеческому познанию, так как он трансцендентный[3].

— А ты не ошибаешься в своих рассуждениях? — противилась услышанному Маргина, полагая, что она ещё спит и видит сон.

— Я могу ошибаться, потому что мой инструмент – человечество, ненадёжный, капризный и плохо управляемый, — слегка раздражённо сообщил Анимо.

— Мы то, что собой представляешь ты, — уколола Маргина, а Анимо сразу парировал: — Хорошо, что ты восприняла свою сущность адекватно. Иногда я думаю, что обыкновенные бабочки мне более всего подходят для изучения своей сущности, и появляется непреодолимое желание стереть людей со своей памяти и лика Земли. Какое у бабочек великолепное обоняние и яркие вкусовые ощущения!? А фасеточное зрение, способное отличать поляризацию света, а инфракрасные локаторы, дающие возможность летать ночью, а ориентация посредством инфразвука, а тактильные ощущения?! А что я имею от людей? Я позволил вам некоторую самостоятельность, внушив вам самодостаточность, чтобы вы, в поисках истины, отклонялись от того, что знаю я, так как я не всё ещё познал. Вместо того чтобы изучать жизнь, вы устраиваете войны, уничтожая друг друга. Любой другой хищник на Земле убивает жертву ради еды и продолжения своего рода, не более. Вы же, из-за скверны своего ума, убиваете просто по прихоти.

— Люди, в большинстве своём, склонны к добру, — парировала Маргина, с сожалением понимая, что Анимо прав, — нужно быть к ним снисходительнее.

— У меня нет человеческих понятий добра и зла и мне не присущая человеческая мораль или нравственность, поэтому бесполезно просить меня о снисхождении и сочувствии. То, что мне нужно от людей и для чего я их создал — с любопытством ребёнка познавать мой мир и развиваться. Если они будут поступать по-другому, то та субстанция, что вам представляется как душа, распадётся и в следующий раз вернётся на Землю душами тараканов. Вырождение одной особи в большей степени влияет на вырождение отражения этого вида животных или людей на мне, чем успешное развитие, которое действует в меньшей степени. Если человечество деградирует, то люди исчезнут, уступив место бабочкам, — кипятился Анимо, и Маргина не могла понять, действительно он так думает или просто пугает.

— А Свет и Тьма – реальность? — спросила Маргина и поинтересовалась: — Что означают земные боги, с которыми я встречалась, и что ждёт нас после смерти?

— Человеческие идеи имеют гораздо большее влияние, чем родовая память на то место, где вы находитесь во мне. Поэтому есть такая виртуальная реальность, как Ад и Рай для христианства, реинкарнация и карма для индуизма и буддизма, и то, что обещали многочисленные боги у древних славян, греков и римлян. Человек получает то, во что верит, что вполне логично, так как не влияет на существование меня, — сообщил Анимо и предупредил: — Все главные боги Земли всегда неопределённые и, в сущности, представляют собой меня. Только я реальный и меня можно познать, пока у вас есть возможность, а когда вы умрёте, то ваше сознание вернётся туда, откуда появилось – в меня, и вы будете моей частью, испытывая всеобщее блаженство, в отличие от меня.

— Можно ли говорить, что вера в Анимо глобальна по своему положению, — спросила Маргина и Анимо сразу ответил: — Мне всё равно, во что вы верите. Вера не есть основополагающий фактор для моего существования.

— Что тогда главное для тебя? — опять спросила Маргина.

— Мне важно познание, так как оно для вас бесконечно, — ответил Анимо, — чем больше я через вас познаю, тем больше неизвестного.

— Может ли познание добраться до того места, где находишься ты? — улыбнулась Маргина.

— Может, — улыбнулся Анимо, — но есть ещё больше места, где меня нет. Поэтому я должен создать Нового Анимо, который создаст Новую Вселенную.

— Тогда тебе не обойтись без человека, — хихикнула Маргина.

— Возможно, и так! — легко согласился Анимо.

— А как во всё это вписывается моё бессмертие, — заинтересованно спросила Маргина.

— Твоё бессмертие не исключение, а норма, заключённая в форму, не подвергнутую износу, в отличие от человеческого тела, — сказал Анимо, — поэтому я могу тебя и тебе подобных использовать, как свой рабочий инструмент.

— Родственники похожи характерами друг на друга, — сказала Маргина и спросила: — их души управляют телами из одного места?

— Ты правильно сказала – «из одного места», без привязки к пространству и времени, — сказал Анимо, — таким способом формируется то, что вы называете «карма». Рационально управляя своим телом, вы сохраняете его генофонд для будущих поколений. Ваша душа во мне, в результате накопленного опыта, делает «место» лучше или хуже, исходя из вашей человеческой нравственности, которая, по сути, является рациональным регулятором жизни. Чтобы ты не задавала мне лишних вопросов, вот тебе говорящая книга, которая расскажет тебе всё, что нужно, и ответит все вопросы, — с этими словами из шевелящихся, как лианы, внутренностей Анимо вывалилась огромная книга в кожаном переплёте, которую Маргина едва поймала. На обложке золотым тиснением красовалась надпись «Анимо».

— Ты специально подослал ко мне Туманного Кота и испытывал меня? — догадалась Маргина. Анимо уставился на неё одним глазом, а книга ответила: — Да, твой кот послан специально за тобой.

— Он такой мой, как вот эта реальность, то есть фикция, — хихикнула Маргина, разглядывая говорящую книгу, — а меня используют все, кому не лень, как стандартную дуру.

— В твоём изречении мне нравиться слово «стандартная», — ущипнул Анимо, вмешиваясь в диалог с книгой. Направив на неё глаз, Анимо, как солдату, сообщил Маргине задание: — Отправишься в Женеву и передашь профессору Артуру Прехту вот эту формулу. Ему уже давно следует открыть волновую функцию, создающую ваше пространство, и следовать в познании дальше.

— Анимо, ты, что, не можешь отправить эту информацию по своим каналам? — удивилась Маргина, запоминая замысловатую формулу.

— Ты и есть мой канал, — сказал Анимо, моргнув глазом.

— А что будет с котятами? — спросила Маргина. — Они реальные?

— Такие же, как и ты, — ответил Анимо, — если провалишь задание, я утоплю вот этого, — сказал он, уставившись на рыженького котёнка.

«Зараза!» — подумала Маргина и, от неожиданности, ей спёрло дух – она с огромной скоростью падала на Землю.

***

Профессору Макото Кобаяси нравилось то место, в которое его отправили на симпозиум по физике, так как оно немного напоминало его родину Хиконе, на берегу озера Бива в Японии. В этом месте легко дышалось, а природа приходила в гости без приглашения. Жена Эмико приехала вместе с мужем, чем сделала командировку в ЦЕРН приятной одиссеей. По вечерам, когда профессор приходил с работы, они отправлялись к Женевскому озеру и долго медитировали, не произнося ни слова, но, благодаря такому состоянию, чувствовали между собой огромное всепоглощающее единение.

После этого они шли в нанятый дом и садились ужинать по японской традиции, точно Эмико принимала дорогого и незнакомого гостя. Профессор вытаскивал из портфеля приготовленный ранее подарок, завёрнутый в бумагу, и подавал его Эмико. Она долго благодарила Макото, а он, как незнакомой, протягивал ей свою визитную карточку. Церемонно кланяясь, она принимала визитку Макото и минут десять восхищалась и перечисляла многочисленные звания мужа, а потом пригласила его в комнату, пол которой покрывали соломенные татами. Эмико подавала Макото осибори, горячее влажное полотенце, и приглашала его за низкий столик, всегда сопровождающий их по жизни. Макото присел в позу сэйдза[4], а Эмико опустилась на колени с противоположной стороны столика, на котором находилось два подноса с едой.

Итадакимас! [5]— степенно сказал Макото и взял с хасиоки[6] палочки. Эмико, словно повторяя его движения, первой положила в рот толику риса и запила супом из чашки. Они неспешно провели трапезу, а когда закончилась чайная церемония, Макото сказал: — Готисо-сама десу! — что означало «Благодарю за угощение!». После этого Макото поднялся, поклонился три раза и отправился в другую комнату дома, которую называл кабинетом. Он вытащил из длинной деревянной коробки самурайский меч и долго с наслаждением рассматривал его. Эмико тихо зашла в комнату и села в углу, потупив голову, наблюдая из-под бровей за действиями мужа. Макото медленно вытащил катану[7] из ножен и уставился на невидимого врага. Сделав смертельный удар противнику, он поклонился жене и прочитал сочинённую им хокку[8]:

 Катаны удар –

 мимолётный взгляд очей

Эмико-химэ.

Мгновенная одобрительная улыбка, посетившая лицо Эмико, тут же исчезла, а голова ещё ниже склонилась к полу, скрывая блестевшие глаза. Такие старомодные отношения между супругами ничуть их не напрягали, а давали возможность разнообразить скучную повседневную жизнь.

После того, как Макото исчерпал свой запас поэтических эпитетов к имени своей жены, он отправился в ванную, где Эмико омыла его тело, а он рассказывал о том, что произошло на симпозиуме. Эмико сообщила о разговоре с дочерью, Юко, и рассказала о своих путешествиях по Женеве. Потом они переместились в постель, где Эмико сделала ему массаж. Когда Макото перевернулся на спину, то уже не мог сдерживать себя и прильнул к ослепительной груди наклонившейся Эмико, а она с нежностью его обняла.

***

Константин Павлович Новоселов долго слушал гудок вызова коммуникатора, но на звонок никто не отвечал. Константин с раздражением отключил коммуникатор и пару минут ходил по парку нервной дёрганой походкой. Наконец, его терпение кончилось, и он снова вызвал виртуальный экран и набрал номер. В этот раз почти сразу раздался женский голос, который тихо сказал: — Алло?!

— Ира? — Константин словно не поверил голосу и спросил: — Как вы там?

«Вы» означало для Константина жену Иру и его двух дочерей – Вику и Софью.

— Нормально, — ответила Ира, но по интонации её голоса Константин не смог определить: нормально – хорошо или нормально – плохо. Интонация ничего не говорила о том, сама она или рядом сопровождающие, к тому же, их могли подслушивать. Такие разговоры лишали последних сил, но Константин всё равно звонил, так как неизвестность действовала ещё более угнетающе.

— Вика с отличием окончила школу, — сказала Ира, и Константин словно глотнул волшебный эликсир, обуреваемый гордостью от успехов младшей дочери.

— Я попробую устроить её в Женевский университет, — сказал Константин. После долгого молчания, Ира глухо сказала: — Не нужно!

— Почему? — напряжённо спросил Константин. Ира снова молчала, а когда он переспросил, ответила: — Будет хуже.

— Почему? — спросил Константин, вскипая.

— Не начинай! — ответила Ира и сказала: — Мне нужно идти.

— Как Софья? — спросил Константин, понимая, что спорить бесполезно.

— Софья выходит замуж, — будничным голосом ответила Ира, словно речь шла о соседке по подъезду.

— Софья?! За кого? — спросил Константин, а интуиция подсказывала, что что-то случилось.

— Здравствуй, папа, — услышал Константин голос дочери и спросил: — Кто твой избранник?

— Лейтенант Скребнёв, — ответила Софья, но радости в её голосе Константин не заметил.

— Нам нужно идти, — заторопилась Софья и добавила: — Береги себя, папа.

Константин хотел ответить, но коммуникатор запищал и он, сжав губы, промолвил: — Сука!

Слово, адресованное не дочери, а лейтенанту Скребнёву, услышала проходившая мимо миловидная женщина, которая спросила: — Excuse me, what did you say?[9]

Константин извинился, сообщив, что разговаривал по коммуникатору и покраснел. Хорошо, что незнакомка не знала многороссийского языка.

***

Маргина не стала лететь к Земле, как камень, а принялась парить, словно перо птицы, при этом листая огромную книгу, которую ей всучил Анимо. На первой странице красовалась надпись «Postulata», под которой шёл текст большими буквами:

1) Есть мыслящее Начало, условно именуемое Анимо. Оно находится там, где нет пространства и времени, поэтому вся Вселенная для него всегда существует в одной безразмерной сингулярной димензиальной точке.

2) Вселенная не хаотическое нагромождение звёзд и галактик, а логически завершённая структура для создания разумной жизни.

3)Так как Анимо существует вне пространства и времени, ему всегда доступна каждая точка во Вселенной, им созданной.

4) Передача информации во Вселенной для Анимо мгновенная, так как время не существует, а пространство находится в одной безразмерной сингулярной димензиальной точке.

5) Время во Вселенной является следствием изменений, происходящих на Анимо, которые таким способом передаются во Вселенную.

6) Каждое живое существо во Вселенной, от простейшей клетки до человека, управляется отражением происходящего на Анимо.

7) Так как тело живого существа латентно управляется Анимо, то «душа» существа является отражением происходящего на Анимо и временно приобретает виртуальную индивидуальность.

8) «Душа» никуда не исчезает, так как всегда находится на Анимо и управляет живыми организмами во Вселенной от простейшей клетки до человека.

9) Отражение реальности в «душе» всегда не соответствует действительности, так как интерполируется от несовершенных органов осязания тела, существующего во Вселенной.

10) Через живое Анимо познаёт себя и исследует Вселенную, которую он создал.

11) Человечество не владеет информацией о том, является ли Анимо единственным мыслящим Началом и не станет отрицать существование других Начал.

12) Переход во Вселенной от количественных изменений в качественные происходит мгновенно и скачкообразно. Он является отсчётом виртуального кванта времени, который в каждой отдельной точке Вселенной индивидуален.

13) Структура Вселенной мгновенно изменяется через каждый квант времени, представляя собой пространственную проецируемую картинку, которая является мгновенным отражением процессов происходящих на Анимо.

Маргина, зачитавшись, не заметила, что падение ускорилось до опасной черты и, как и следовало ожидать, врезалась в землю, застряв в дымящей дыре. Сложив книгу до маленького размера, она засунула её в перстень с черепом на своей руке, который ей подарила Морти, и вылезла из ямы. Оказалось, что она приземлилась на пшеничном поле, окружённом со всех сторон лесом и зарослями кустов. По полю шла высоковольтная линия, а на горизонте синели горы. Едва выбравшись из ямы, Маргина оглянулась и увидела сзади себя коричневый шар из железных конструкций. Порывшись в глифомах[10], Маргина узнала, что это «Глобус науки и инноваций» и сделан не из металла, а дерева. Если судить по времени, которое Маргина провела с Анимо, то в Женеве следовало ожидать осень, но оказалось, что она как будто вернулась назад, в начало лета. Видимо, несуществующее время, если верить Анимо, может ускоряться и замедляться, как ему вздумается, или, как вздумается Анимо.

Она привела себя в порядок, отряхнув землю с платья, и по асфальтной просёлочной дороге пошла вдоль забора из металлической сетки, пока не вышла на улицу Мерен. Через пешеходный переход она добралась до урбанистического здания ЦЕРНа и у миловидной девушки на ресепшене спросила Фабиолу Джанотти, Генерального директора ЦЕРНа. На вопрос, кто она такая, Маргина слепила себе ксиву инспектора ЮНЕСКО по ядерной безопасности, которую тут же предъявила. Девушка внимательно рассмотрела документ, но не заметила никакого подвоха и вернула Маргине со словами: — Синьоры Фабиолы Джанотти сейчас нет, возможно, я вам в чем-либо смогу помочь?

Маргина объяснила, что ищет Артура Прехта и девушка с облегчением сообщила ей, что профессор находится на симпозиуме физиков в библиотеке ЦЕРНа. Она тут же вызвала молодого человека в белой футболке и драных джинсах, который провел Маргину в библиотеку. Попутно заглядывая в голову юноши, Маргина с удивлением узнала, что он кандидат наук из Германии и весьма осведомлённый в физике. Когда они подошли к библиотеке, Маргина, в знак благодарности, бухнула в голову юноши всё, что у неё имелось в глифомах, надеясь, что юное светило разберётся, что ему нужно, а что следует выбросить из головы. Дорогу Маргина уже знала, поэтому оставила юношу, согнувшегося от неожиданного подарка, а сама отправилась в зал, где проходил симпозиум физиков. Открыв соответствующую дверь, она с удивлением увидела несколько человек, которые вальяжно сидели за столом и говорили между собой.

— Что вам угодно, мадам? — спросил подтянутый японец, а увидев за спиной Маргины оклемавшегося юношу, радостно произнёс: — Гауфер, проходи, мы тебя заждались.

— Я ищу профессора Артура Прехта? — сообщила Маргина, обводя всех взглядом. Нужный ей профессор сидел за столом слева, но вида не подавал.

— Что ему передать? — с хитринкой сказал японец, искоса взглянув на Прехта.

— Я пришла, чтобы передать ему формулу сущего, — ответила Маргина и увидела, как рожи у всей компании засветились улыбками.

— Может, вы сообщите эту формулу всем? — издевался япошка и Маргина, забравшись в его голову, обнаружила, что он обожает свою жену Эмико. «Ах ты, паразит! — возмутилась Маргина. — Свою жену боготворит, а над другими издевается?!» Она не стала сердиться, а ответила, глядя на профессора Прехта: — Мне поручили передать её лично профессору Прехту, а вам, всё что нужно, расскажет ваша жена Эмико-химэ.

Японец смутился и принялся извиняться, сложив ладошки и кланяясь, а профессор Прехт поднялся и предложил: — Давайте пройдём в соседнюю комнату и поговорим.

Когда они оказались в соседней комнате, точь-в-точь похожей на ту, в которой они были, Маргина взяла листок со стола и нарисовала формулу.

— Слева мы видим CKM-матрицу вместе с вектором сильных собственных состояний кварков, — рассказала Маргина, — а справа имеем дивергенцию слабых собственные состояния двух демонов и одного мона в плоской Вселенной. ККМ-MD-матрица описывает вероятность описания кварка, как состояние мона или демона. Определение дивергенции мона выглядит так:

где: Фm — поток векторного поля M через сферическую поверхность мона площадью S, ограничивающую объём мона V. Данная формула описывает плоское пространство, но определение легко и прямо обобщается на любую размерность n пространства: при этом под объёмом понимается n-мерный объём, а под площадью поверхности (n-1)-мерная площадь гиперповерхности соответствующей размерности. Формула демона выглядит так же. В двухмерном пространстве мы наблюдаем один мон и два демона, в трёхмерном демон выглядит в виде тора, который переходит в шарообразный мон. Как они выглядят в четырёхмерном пространстве и дальше, вы должны сообразить сами, — улыбнулась Маргина.

— Вы разбираетесь в физике элементарных частиц? — удивлённо спросил профессор Артур Прехт.

— Да, — кивнула Маргина и с очаровательной улыбкой добавила: — Как слон в посудной лавке!

— Кто вам это передал? — спросил профессор.

— Я не смогу вам объяснить, да это и не нужно, так как моя миссия на этом закончилась, — сказала Маргина и добавила: — Пока, профессор!

Она покинула библиотеку и по коридору направилась к выходу. Улыбаясь в душе, она размышляла о своёй странной миссии, которую ей поручил Анимо. Её взгляд скользнул по проходящей парочке, и перед ней мелькнуло чьё-то знакомое лицо. Маргина растерянно оглянулась и увидела сутулую спину ковыляющего старика, а рядом с ним молодую девушку, которая оглянулась на Маргину и рассмеялась. «Показалось», — подумала Маргина и вышла во двор. Прямо с места она сиганула в небо, надеясь на то, что ей не придётся искать Анимо. Стоило ей оказаться в космосе, как её потянуло на прежнее место с котятами. Оглянувшись, Маргина не увидела Бога-Анимо, а рядом с котятами сидел какой-то мальчик в мешковатом и неряшливом костюме, на голове которого, точно ворона, громоздилась серая шляпа с дырявым верхом и ободранными полями. Она узнала мальчика Анимо и спросила: — А где…? — но тут же осеклась под его сердитым взглядом.

— Ты ищешь меня? — спросил мальчик, и Маргина догадалась, что Анимо-Бог и Анимо-мальчик одно и то же.

— Я знал, что женщинам поручать ничего нельзя, — сказал мальчик, он же Анимо, и схватил рыжего котёнка за шкирку. Под его ногами внезапно образовалось озеро, и он швырнул котёнка вниз. Несчастное животное мяукнуло пару раз и исчезло в прозрачной воде, пуская по пути пузырьки воздуха. Маргина онемела, скованная холодом, а котёнок долго летел вниз, переворачиваясь, как фарфоровая игрушка, пока не растворился в серой мгле, похожей на изморозь от дыхания.

— Профессор Артур Прехт мёртв, — сказал Анимо и добавил: — Найди убийцу!

Маргина, как рыжий котёнок, полетела вниз и долго ждала, когда столкнется с водой, но, кроме разреженного воздуха, ничего не почувствовала. А потом снова упала в ту же яму на пшеничном поле и потеряла сознание от боли.

***

Убийство учёного на таком известном объекте, как ЦЕРН, вызвало ажиотаж в прессе и заставило главу криминальной полиции Рене Волхаузера приехать на место трагедии, чтобы засветить свою озабоченность. Тут же находился судебный следователь Балленгер и полицейские следователи Давид Вебер и Мартин Граф. В зал, где произошло убийство, никого не пускали, и корреспонденты могла фотографировать только через щель двери, когда она открывалась.

— Что ты об этом думаешь? — спросил капитан Вебер, рассматривая обезглавленное тело, лежащее на полу и обведённую мелом голову, откатившуюся к стенке. Лейтенант Граф, равнодушно окинул взглядом останки профессора Прехта и сообщил: — Мне кажется, что такое мог сделать только маньяк.

Капитан так не думал, но не стал спорить с коллегой, а наклонился к телу, рассматривая рваную рану на шее профессора. Кажется, что голову отрубили не с первого раза и Вебер посмотрел на пол, где виделся след, от чего-то рубящегося. След был тонким и вряд ли его оставили топором. Скорее, похоже на саблю.

В карманах убитого находился пропуск в ЦЕРН, семь швейцарских банкнот по сто франков с лицом художника Альберто Джакометти, несколько купюр поменьше и мелкие монеты. «Ясно, что профессора Прехта не хотели ограбить», — подумал капитан и обратил внимание на шариковую ручку, откатившуюся от стола. Он положил её в отдельный прозрачный пакет, а купюры и мелочь собрал лейтенант Граф. Дальнейший осмотр ничего не дал и тело отправили на судебно-медицинскую экспертизу. Судебный следователь Балленгер позвал Вебера и Графа в соседний зал, где собрались учёные, приехавшие на симпозиум по физике элементарных частиц.

Стоило следователям зайти в помещение, как на них устремились семь пар настороженных глаз. Самый старший из присутствующих, китайский физик Ци Као, сообщил Балленгеру, что все учёные, прибывшие на семинар, присутствуют. Отсутствует профессор Наоми Гут, у которой, в связи с перелётом, развился кошмарный аллергический ринит. Балленгер спросил у Ци Као отчего так мало учёных, ведь обычно на симпозиум приглашают намного больше людей, на что китаец с некоторой гордостью доложил, что знатоков их специализации можно посчитать по пальцам.

Балленгер расспросил, что учёные мужи делали вчера, и Ци Као рассказал о том, как их симпозиум посетила прекрасная девушка, которая сообщила профессору Артуру Прехту не меньше, как формулу мельчайшей частицы сущего. Девушка сразу исчезла, а профессор Артур Прехт вернулся в зал, где они заседали, повторяя всё время: «Это невозможно!» — а через минуту исчез со словами: «Мне следует всё проверить самому!» Остальные участники, заинтригованные словами профессора Артура Прехта, разошлись, так как уже не могли ничем другим заниматься.

— Это всё? — спросил Балленгер и обвёл всех испытующим взглядом. Ци Као, после некоторых раздумий, показал экран своего коммуникатора на среднем пальце и произнёс: — Часа через четыре после окончания симпозиума мне пришла вот эта формула.

— Мне тоже, — произнёс профессор Макото Кобаяси.

— И мне… — сказал доктора философии Константин Павлович Новоселов.

— Я получил от профессора Прехта формулу, — подтвердил физик из Канады, Ниман Аркани Хамед.

— Мне пришла картинка, — сказал профессор Калькуттского университета Саха Капани.

— Имел удовольствие получить формулу, как и остальные, — добавил Дэвид Райнс из Кембриджа.

— Я только могу подтвердить, что профессор Прехт – честнейший и глубоко моральный учёный, который о своей формуле сообщил всем, — сказал Пьер Морен, француз из университета Парижа – Юг 11.

— Не своей, — заметил Макото Кобаяси, — эту формулу передала ему девушка.

— Кстати, никто не видел эту девушку раньше или позже происшествия? — спросил Балленгер, как фонарём, освещая лица учёных своей улыбкой.

— Видел, — сказал канадец Ниман Аркани Хамед.

— Когда? — спросил Балленгер, вглядываясь в лицо Нимана, который, почему-то, отводил взгляд и рассматривал что-то за спиной судебного следователя.

— Прямо сейчас, — сказал, улыбаясь, Ниман и Балленгер оглянулся. За его плечом стояла сердитая Маргина и смотрела на виртуальную картинку коммуникатора Пьера Морена, который стоял перед судебным следователем.

***

Злая, как разъярённая кошка, Маргина очухалась, и оказалось, что она с головой погружена в яму. Едва оттуда выбравшись, Маргина рванула прямиком в библиотеку ЦЕРНа, подозревая, что все физики, приехавшие на семинар, находятся там. Она собиралась снести всем головы, но узнать, какая зараза лишила жизни профессора Прехта. Она застала криминальных медиков, которые выносили труп профессора Прехта, и ужаснулась: лишать человека жизни, отрубая ему голову – жестоко и безнравственно.

В соседнем зале гудели голоса и Маргина прислушалась. Говорили о том, что профессор Прехт разослал формулу, которую передала ему Маргина, всем учёным. «Добрейшей души человек, зачем его убивать?» — подумала Маргина и тихонько вошла в зал, прячась за спиной судебного следователя. Заглянув ему через плечо, она увидела на виртуальном экране коммуникатора француза формулу, которую сама передала профессору Прехту. Присмотревшись внимательней, она поняла, что формула не та и удивлённо воскликнула: — Это не та формула!

Она чуть не перепугала судебного следователя Балленгера, который в это время оглянулся. Посмотрев на экране формулу, Балленгер ничего не понял и тут же приказал: — Господа учёные, попрошу всех сдать свои коммуникаторы и положить их сюда, на стол.

Учёные мужи, понимая, что дело серьёзное, сняли с пальцев коммуникаторы и сложили на длинном столе. Балленгер устремил взгляд на виртуальные картинки, которые они показывали. На шести экранах Балленгер увидел одинаковую формулу:

,

— и только на одном устройстве красовалась другая формула. Маргина ткнула на этот коммуникатор пальцем и спросила: — Эта формула правильная. Чей этот гаджет?

— Мой, — произнёс профессор Макото Кобаяси и протянул руку, чтобы забрать свой коммуникатор от «Sony». Маргине японец не нравился, и она вспомнила его недавнее наглое поведение. Она хотела сканировать его голову, чтобы узнать подноготную японца, но симпоты наткнулись на стенку. Маргина заглянула в голову Балленгера, но тоже наткнулась на пустоту. Собираясь разобраться с собой потом, Маргина спросила: — Откуда у вас эта формула?

— Простите, мадам, но следствие веду я, — возмутился Балленгер, но Маргина сунула ему под нос свой документ, который она не успела выбросить и снова спросила у профессора Кобаяси: — Откуда у вас эта формула?

— Я думаю, что её прислал профессор Прехт, — сказал смущённый и покрасневший Макото Кобаяси. Балленгер вернул удостоверение Маргине, так и не разобравшись в её статусе, и повернулся к Макото Кобаяси, чтобы спросить: — У вас имеется дома меч?

По виду японца он понял, что – да, и повернулся к полицейским следователям, Давиду Веберу и Мартину Графу.

— Мы едем в гостиницу, где живёт профессор Макото Кобаяси.

Профессор объяснил, что он живёт в снятом доме и Балленгер приподнял брови: гостиниц в Цюрихе хватало, а снимать дом позволит себе не каждый человек. Полицейская машина, на которой они приехали в пригород Женевы, остановились перед домом, посреди огромной зелёной лужайки. По ней в красочном беспорядке разбросали аккуратно подстриженные деревья и кусты. Вебер и Граф, не спрашивая, бросились к дому, а сзади потянулись остальные. Когда Маргина зашла в дом, то увидела, что полицейские следователи торчат возле кухни, и отправилась туда. Картина, которую они наблюдали, яснее ясного говорила о том, кто преступник: возле кухонной раковины стояла жена Макото Кобаяси и мыла окровавленный меч.

— Не двигайтесь! — сказал Вебер, подошёл к женщине и аккуратно забрал холодное оружие. Граф надел резиновые перчатки и принял острую катану, рассуждая про себя о том, во что её упаковать

— У меня остаётся только один вопрос, — сказал Балленгер, посматривая то на Макото Кобаяси, то на его жену Эмико, — кто из вас убил профессора Прехта?

— Я! — одновременно с женой сказал профессор Макото Кобаяси.

Балленгер вызвал ещё одну машину и профессора с женой, раздельно друг от друга, увезли в полицейский участок, а Вебер и Граф остались в доме Макото Кобаяси собирать улики.

Маргина, несмотря на свою неприязнь к японцу, пожалела его, так как, вне зависимости от причины убийства, последующие года Макото Кобаяси проведёт в швейцарской тюрьме. В этой ситуации Маргину смущала собственная роль, которая начиналась, как добрый почтальон, а превратилась в сурового следователя. Роль Анимо она вообще не комментировала, так как Маргине он нравился ещё меньше, чем японец. Она хотела вернуться к нему и котятам, чтобы сообщить об убийце, но предчувствие говорило, что Анимо сделает ей какую-то гадость. Маргина благоразумно решила остаться на Земле, а за котятами Туманного Кота пусть присматривает Анимо. «Он их утопит!» — подсказал внутренний голос, но Маргина его придавила в зародыше.

***

Маргина съездила с Вебером в институт судебной медицины Женевского университета, где они сдали образцы крови, снятые с катаны профессора Макото Кобаяси, и кровь профессора Артура Прехта на месте преступления. Ждать пришлось целый час, и Маргина спросила у Вебера: — Зачем профессор Прехт пришёл в институт? Его кто-то вызвал?

— Коммуникатор Прехта сейчас на экспертизе и его путь воссоздадут по сигналам сотовых станций, — объяснил Вебер и предложил зайти в кафетерий. Вебер подражал известному в прошлом швейцарскому криминалисту Рудольфу Арчибальду Рейссу, отчего коротко стриг голову, а на лицо вешал заметную всем слегка странную улыбку, говорящую о том, что он много знает, но молчит. Окружающие так не думали, но их мнение не интересовало Вебера. Во рту у него торчала трубка, которую он не курил.

В кафе капитан Вебер заказал себе мясное фондю и, макая обжаренные кусочки телятины в острый соус, поглощал их с таким аппетитом, что у Маргины потекла слюнка. Ей пришлось с независимым видом пить кофе, хотя так и подмывало заказать себе то же, что и Вебер. Их трапезу прервал лейтенант Мартин Граф, сообщив Веберу, что готово заключение о смерти профессора Прехта, которое следует забрать. Они покинули кафетерий и вернулись в институт, где им вручили запечатанный конверт, который Вебер тут же вскрыл и внимательно прочитал. А потом они поехали в отделение полиции. В это время Балленгер допрашивал жену Макото Кобаяси, которую Мартин Граф привёл к нему в кабинет.

— Зачем вы убили профессора Прехта? — в сотый раз спросил Балленгер у Эмико, которая молчала и не собиралась отвечать на его вопросы.

— Вы меня понимаете? — спросил судебный следователь, усомнившись в том, знает ли жена профессора английский язык, на котором он её допрашивал. Эмико смотрела куда-то в стенку, точно была глухая, но когда Балленгер, не сдержавшись, шлепнул ладонью по столу, то вздрогнула, словно её ударили по лицу. Чтобы его не обвинили в предвзятости, Балленгер не поленился и послал Графа за переводчицей, но госпожа Эмико, снова приведённая из камеры на допрос, никак не реагировала на японскую речь.

— Вы совершили убийство вместе с профессором Макото Кобаяси? — пробовал угадать судебный следователь и, кажется, попал в точку, так как Эмико торопливо ответила:

— Нет! Я убила сама!

Совсем не обрадованный признанием Эмико, Балленгер подал ей в руки катану и попросил:

— Покажите, как вы убили профессора.

Эмико неуверенно сжала двумя руками катану и замахнулась. Меч, описав дугу, вырвался из её рук и зазвенел, грохнувшись на пол. Балленгер подобрал катану и, глядя на Эмико, осуждающе произнёс: — Простите, мадам, но я вам не верю.

Эмико снова замкнулась и перестала отвечать. Балленгер отправил её в камеру и вызвал на допрос профессора Макото Кобаяси. Когда он сел на стул напротив судебного следователя, Балленгер повторил вопрос, который задавал его жене: — Вы совершили убийство профессора Прехта вместе со своей женой?

— Она здесь ни при чём, — резко возразил профессор Макото Кобаяси, — убийство совершил я сам.

— Вы можете показать мне, как вы ударили профессора Прехта? — сказал Балленгер, подавая Макото Кобаяси его катану. Профессор бережно взял в руки катану и медленно вытащил её из ножен. Бросив взгляд на Балленгера, он спросил: — Вы не боитесь, что я могу вас убить?

— Нет, — сказал Балленгер и поднялся с места. Взяв в руку карандаш, он вытянул её и внимательно смотрел на Макото Кобаяси. Мартин Граф, сидящий у окна, напрягся и непроизвольно потянулся к кобуре пистолета. Макото Кобаяси тоже встал, зажав катану в двух руках и сказал:

— Поднимите карандаш немного выше. Профессор Прехт был высокий мужчина.

Балленгер приподнял карандаш и не успел даже вздрогнуть, как в его руке оказался огрызок. Макото Кобаяси с гордостью поднял с пола отсечённую верхушку карандаша и подал её, вместе с катаной, судебному следователю.

— Да, — сказал Балленгер, — владеете вы мечом отменно, только вы не убивали профессора Прехта.

— Почему вы так думаете? — спросил Макото Кобаяси, а Балленгер ему ответил: — Здесь вопросы задаю я.

Появившаяся Маргина отвлекла внимание Балленгера, который взял конверт у Давида Вебера и внимательно прочитал все медицинские заключения. Его брови поползли вверх, и он отвернулся от профессора Макото Кобаяси, чтобы скрыть своё удивление. Повернувшись к профессору, Балленгер спросил: — Вы занимались китайскими боевыми искусствами?

— Я патриот своей страны, — гордо привстал Макото Кобаяси, но Балленгер усадил его на место и сказал Мартину Графу: — Приведите сюда госпожу Эмико.

Когда жена профессора появилась в кабинете Балленгера, она сразу впилась взглядом в лицо мужа, а потом только взглянула на остальных присутствующих. Балленгер посадил Эмико рядом с мужем, который взял её руки в свои и уставился на судебного следователя. Маргина, увидев, как парочка японцев смотрит друг на друга, умилилась и подумала, что они друг за друга отдадут всё, даже жизнь.

— Госпожа Эмико, ни вы, ни ваш муж не убивали профессора Прехта. Скажите, зачем вы смывали кровь с меча вашего мужа?

— Я думала, что это он убил профессора Прехта, — ответила Эмико, а Макото Кобаяси улыбнулся и сжал ей руки.

— Где вы обнаружили меч мужа? — спросил Балленгер и Эмико сообщила: — В спальне на полу.

— Профессор, сегодня утром вы видели свой меч? — спросил Балленгер. Профессор наморщился и растерянно сообщил: — Я занимаюсь катаной по вечером, а утром я не заходил в кабинет.

— Я вас отпускаю, но хотел бы, чтобы вы некоторое время не общались с коллегами в связи с тем, что расследование не закончилось. Могу я на вас положиться?

— Слово самурая! — слегка напыщенно сказал профессор Макото Кобаяси.

Когда профессор Макото Кобаяси и его жена, Эмико, покинули кабинет Балленгера, капитан Вебер спросил у судебного следователя: — Вы им верите?

— Нет, конечно — ответил Балленгер, — но мы должны проверить все версии.

***

Доктор физико-математических наук, профессор кафедры физики Пекинского университета Ци Као удивился, когда в дверь номера постучали, так как он никого не ждал. Симпозиум, начатый так интересно, превратился в странный детектив после того, как его посетила эта странная женщина со своей весьма странной формулой. В результате профессор Прехт, душа симпозиума, убит, а все участники вынуждены сидеть в номерах гостиницы, как приказал судебный следователь Балленгер. Ци Као понимал, что для него лучше всего возвратиться в свою лабораторию в Пекине и, возможно, проверить расчётами пресловутую формулу, а не сидеть взаперти в своём номере в Женеве.

Стук вновь повторился и Ци Као раздражённо отправился к двери, чтобы отругать настойчивого коридорного. Когда он открыл дверь, то за ней оказался следователь Балленгер и длинный лейтенант, полицейский следователь, имени которого он не знал.

— Нам нужно с вами поговорить, — сказал Балленгер и без приглашения зашёл в номер, остановившись возле круглого стола. Указав на стул, он, словно хозяин номера, предложил Ци Као: — Присаживайтесь.

Ци Као сел, а длинный лейтенант стал у него за спиной. Ци Као вздохнул, задержал дыхание и внутренне сосредоточился, изгоняя из головы возникшее раздражение. Направив поток ци[11] в свою голову, Ци Као замер, словно уснул и Балленгер обеспокоенно напомнил:

— Нам нужно с вами поговорить.

— Я вас слушаю, — не поднимая головы, ответил Ци Дао, и Балленгер напрямую спросил у него: — Вы убили профессора Прехта?

— Я не вижу причин, по которым мне нужно его убивать, — спокойно ответил Ци Као и поднял глаза на Балленгера, разыскивая в его глазах ответ на свой вопрос.

— Первенство в доказательстве формулы, которую сообщила вам … — Балленгер запнулся, вспоминая фамилию Маргины, и лейтенант Граф напомнил: — Распутина Маргина.

— Да, Распутина Маргина, — повторил Балленгер и уставился на китайца.

— Возможно, вы не поймёте, — тихим голосом сообщил Ци Као, — но для настоящего учёного важен и интересен процесс, а не какие-то награды, — он внимательно посмотрел на Балленгера и разочарованно сообщил: — Нет, вы не поймете …

Балленгер, слегка оскорблённый замечанием Ци Као, напрямую спросил: — Вы занимались боевыми китайскими искусствами?

— Да, — с некоторой гордостью ответил Ци Као: — Я посвящён в боевое искусство Дим-Мак.

— Для вас не будет сюрпризом то, что профессор Прехт убит ударом «жэнь-чжун», — спросил Балленгер, внимательно рассматривая лицо Ци Као. Тот удивлённо поднял брови и немного растерянно сообщил:

— Да, вы меня удивили, тем более тем, что определили, отчего произошла смерть профессора Прехта.

— Теперь вы признаётесь в том, что убили профессора Прехта? — спросил Балленгер.

— Человек, который сообщил вам о том, что профессор убит ударом «жэнь-чжун», должен был добавить, что посвящённые используют этот удар только тогда, когда им грозит смертельная опасность от многих нападающих. В ином случае этот удар использовал дилетант, — немного презрительно ответил Ци Као и с интересом спросил: — А зачем профессору отрубили голову?

— Здесь вопросы задаю я, — немного разочарованно ответил Балленгер, так как врач патологоанатом, по всей видимости, китаец, в медицинском заключении слово в слово написал то, что сказал профессор Ци Као.

— Вы свободны, но попрошу вас не покидать гостиницу, — сказал Балленгер и Ци Као кивнул ему головой. Балленгер вышел в коридор и задумался: подозреваемые плодятся, как кролики на свободе.

***

Профессор Наоми Гут разорвала новую пачку салфеток, не успевая вытереть нос, с которого грозила сорваться неожиданная капля. Она промокнула слезившиеся глаза и услышала, что в номер звонят, отчего раздражённо подумала: «Кого там нечистый принёс!» Накинув халат и прижимая салфетку к носу, Наоми покинула постель и отправилась открывать дверь номера. В проёме открытой двери она увидела женщину и мужчину, которые очень подозрительно уставились на Наоми, словно она что-то им должна.

— Что вам нужно? — спросила Наоми, не отрывая салфетки от носа, и почувствовала, что назло ей, организм усилил поток жидкости.

— Мы к вам в связи с убийством профессора Прехта, — сказала женщина, переглянувшись с мужчиной в синем костюме.

— Убили Артура?! — удивилась Наоми и забыла о своём носе, который мгновенно излечился.

— Вы позволите нам войти? — спросил мужчина, проходя в номер и Наоми запоздало пригласила: — Да, заходите.

— Когда вы видели профессора Прехта в последний раз? — спросил мужчина и, увидев немой вопрос Наоми, представился: — Меня зовут Давид Вебер, я полицейский следователь, а это – мадам Маргина, инспектор ЮНЕСКО по ядерной безопасности.

— Вчера, — ответила Наоми, снова прижимая салфетку к носу, и добавила: — Его номер рядом с моим.

Для Вебера сообщение Наоми оказалось новостью, так как он не удосужился это проверить, а Маргина, увидев его растерянность, напрямую спросила: — У вас была сексуальная связь с профессором?

Если Наоми покраснела, то Маргина этого не заметила, так как лицо афроамериканки ничем себя не выдало. Она с некоторым вызовом посмотрела на Маргину и спросила: — Как убийство связано с нашими отношениями с профессором Прехтом? Не забывайте, кроме всего прочего, я замужем.

— Возможно, что никак, но на нижнем белье профессора найдены свежие следы спермы и нам не хотелось бы брать у вас образцы ваших тканей, чтобы доказывать вашу сексуальную связь, — откровенно объяснила Маргина, сочувствуя Наоми.

— Да, у нас были отношения с Артуром, — сказала Наоми, немного подумав, — я вчера лежала с насморком в постели, когда он припёрся и начал рассказывать мне о какой-то формуле. Мне было не до этого, так как с носа текло, как с неисправного крана, а он, чтобы меня согреть, разделся и залез ко мне в постель. Артур рассказывал, что он проверил формулу и сообщил, что применяя её в военных целях, можно снести всю разумную жизнь на планете, но в результате, принялся меня гладить и лезть с поцелуями. Сопливая мадам не лучший предмет для целования и воздыхания, поэтому я поддалась ему, чтобы он быстрее ушёл.

— Когда он покинул вас? — спросила Маргина.

— Не знаю, так как я сразу же заснула и проспала до утра, — ответила Наоми, — а утром посмотрела на свой опухший нос и осталась в постели. Надеюсь, что наш разговор останется между нами?

— Мы не будем рассказывать об этом посторонним людям, — пообещала Маргина, делая ударение на «мы». Она выразительно посмотрела на Давида Вебера и тот, под её взглядом, утвердительно кивнул.

— Артур, правда, умер? — спросила Наоми, а когда Маргина подтвердила, заплакала, роняя слёзы на стол.

— Добрейшей души человек, зачем его убивать? — спросила Наоми у Маргины, которая чуть не заплакала, так как девушка повторила её слова, сказанные по поводу смерти Артура Прехта.

— Пойдём, — торопил Давид Вебер, а когда они вышли из комнаты, сказал: — Вас можно брать в напарники.

***

Оказалось, что профессорская братия строго придерживается указаний судебного следователя Балленгера и не покидает ЦЕРНа, благо, что гостиница находится на его территории. Ниман Аркани Хамед находился дома и до прихода Маргины и Давида Вебера занимался любимым делом. Свидетельством тому служили листки, исписанные вкривь и вкось, которые лежали на столе, а некоторые в беспорядке валялись на полу. Оказалось, что не валялись, так как Ниман извинился и попросил не наступать на листочки, так как он их «систематизировал». Маргина не видела в этом никакой системы, но прошла к дивану и присела на него. Вебер опустился рядом, а Ниман, почёсывая чёрную, как смоль, бороду, продолжал стоять, опираясь руками на спинку стула.

— Чем я могу вам помочь? — спросил Ниман, а Маргина подняла на него глаза и великодушно сказала: — Не знаю, сможем ли мы вам помочь, так как вы нам соврали.

Ударение, сделанное на слово «мы», немного озадачила канадского ученого, и он снова спросил: — Я не понимаю, о чём вы говорите?

— Вы были вчера вечером в зале заседаний? — спросил Давид Вебер. После некоторого замешательства Ниман ответил: — Нет.

Давид вытащил из кармана шариковую ручку и спросил: — Это ваша ручка?

— Да, моя, — ответил Ниман, протягивая руку, чтобы забрать ручку, но полицейский следователь показал ручку Маргине и сообщил ей, словно она этого не знала:

— Это не простая шариковая ручка, Маргина, — он улыбнулся и, повернувшись к стоявшему рядом Ниману, сказал: — Эта ручка канадской фирмы «NoteMark», которая умеет сканировать изображение. А вот снимок того, что ручка увидела, — с этими словами Вебер, как фокусник, вытащил из кармана снимок и сунул его под нос Нимана.

— Вероятно, она упала на пол, отчего запала кнопка и ручка сканировала последнее, что попало в поле зрения объектива, — сказал Вебер и спросил Нимана: — Вы не подскажете, чья рука с часами изображена на снимке?

— Это часы профессора Прехта, — сказал Ниман, подняв побелевшее лицо на судебного следователя.

— Часы показывают 20 часов 23 минуты, и в это время Артур Прехт был мёртв. Это вы убили профессора? — спросил полицейский следователь.

— Нет! Я его не убивал! Профессор послал мне рисунок с формулой и пригласил меня в зал заседаний. Когда я пришёл, профессор был уже мёртв! — воскликнул Ниман, обращаясь, почему-то, к Маргине.

— А зачем вы отрубили ему голову? — спросила она.

— Когда я зашёл в зал заседаний, профессор Прехт был мёртв, но его голова была на месте! — воскликнул Ниман и добавил: — От ужаса я потерял ручку, которую держал в руках и убежал.

— Отчего вы не рассказали обо всём раньше? — спросила Маргина.

— Я собирался это сделать, но когда утром увидел отрубленную голову профессора, то понял, что тут замешан какой-то маньяк и испугался за себя, — ответил Ниман.

— Оставайтесь у себя в номере и никуда не уезжайте, — сказал Вебер. Ниман, взглянув на него, спросил: — А вы меня не арестуете?

— Зачем? — спросил Давид Вебер.

— Я думаю, что сейчас в тюрьме безопасней, чем на воле, — сказал Ниман и спросил: — Вы не знаете, этот человек не собирается убивать других?

— Нет, — ответила Маргина, чтобы успокоить Нимана, но открывшиеся обстоятельства не гарантировали безопасность никому. Не следует забывать и то, что Ниман, возможно, нагло врёт, изображая из себя жертву.

***

Константин Новосёлов торопливо схватился за коммуникатор, но оказалось, что это не рингтон коммуникатора, а звонок в номер. Новосёлов раздражённо распахнул дверь и увидел за ней девушку, притащившую злополучную формулу профессору Прехту, и полицейский следователь по фамилии Вебер. «Что им нужно?» — угрюмо подумал Новосёлов, но посторонился, молчаливо пропуская их в номер.

— Когда вы видели профессора Прехта в последний раз? — спросил Вебер, а Маргина присела возле стола, разглядывая номер. ЦЕРН-овская гостиница не баловала учёных, предоставляя им минимум услуг, но бесплатно, хотя, если быть честными, они ничего не замечали, углублённые в свои умозрительные концепции.

— Когда Прехт ушёл в свой номер проверять формулу, — ответил Новосёлов, понимая, что полицейский следователь имеет право подозревать всех.

— Вы не посещали его в гостинице, ведь ваши номера рядом? — спросил Вебер. Новосёлов криво улыбнулся и сказал: — Я не на такой короткой ноге с профессором, как вам кажется. Кроме того, у него имеются более интересные соседи, чем я.

— Вы имеете в виду мадам Наоми? — спросила Маргина и Новосёлов тут же ответил: — И её, в том числе.

— Вы получили от профессора Прехта сообщение в 20 часов вечера и что вы делали дальше? — спросил Давид Вебер.

— Ничего, — ответил Новосёлов, — я лёг спать.

— Скажите, зачем вы ходили в зал заседаний вчерашним вечером, — спросил Маргина. Для Новосёлова вопрос оказался неожиданным, так как его лоб покрылся мелким потом и он ответил: — Я там не был!

— Это вы написали? — спросил Давид Вебер, вынимая из кармана мятую бумажку: — Здесь написано на русском языке: «Какая ерунда!» — и записана формула, которую вам передал Прехт. К тому же, у вас хорошая привычка, вы поставили на бумажке вчерашнее число.

— Когда я получил сообщение профессора Прехта, то написал его на листочке и проанализировал. Я понял, что это чья-то дурацкая шутка. Так как профессор Прехт приглашал в зала заседаний, я отправился туда, но нашёл там только мёртвого профессора. Вероятно, совсем машинально, я скомкал свой листочек и бросил в урну. У меня не очень хорошие отношения с полицией, поэтому я решил не светиться, ведь рано или поздно убитого обнаружат, — сказал Новосёлов.

— Профессор Прехт был без головы? — спросила Маргина.

— Всё находилась на месте, — ответил Новосёлов и добавил: — Представляете, что я почувствовал, когда утром увидел его без головы?

— Кто это может подтвердить? — спросил Вебер.

— Когда я уходил, то чуть не столкнулся с Саха Капани, профессором Калькуттского университета, который направлялся в зал заседаний.

— Он вас видел? — спросила Маргина.

— Нет, — смутился доктор Новосёлов, — я подождал за углом, а потом быстренько вернулся к себе в номер.

— Вам не составит труда оставаться в гостинице до окончания следствия? — спросил Давид Вебер.

— А если следствие продлится долго? — спросил Новосёлов, и Маргина поняла, что для него это очень важно.

— Нам хватит недели, — сказала Маргина, несмотря на то, что сомневалась в этом. Вебер тоже сомневался, но ничего не сказал. А Маргина, не очень доверяя доктору Новосёлову, прощупала его голову, но, к своему неудовольствию, не могла пробить стену, которую соорудил Анимо или подлый Туманный Кот.

«Я тут при чём?» — раздался внутренний голос котяры, и Маргина поняла, что каждый её шаг отслеживается.

«Твой котёнок сдох!» — мстительно сообщила Маргина и услышала, как Туманный Кот завыл, как собака. Она тут же простила его, но он оборвал свои симпоты, а к глифомам кота Маргина не имела доступа.

***

Сколько они не стучали в номер, Саха Капани не отвечал, поэтому решили расспросить следующего участника симпозиума, Дэвида Райнса из Кембриджа. Словно сговорившись с профессором из Калькуттского университета, Дэвид Райнс тоже не отвечал.

— Я их всех арестую, — злился Вебер, но ордера на арест таких важных иностранных учёных без уважительных причин ему ни один прокурор не даст. Оставшийся в списке Пьер Морен из университета Парижа тоже отсутствовал и Вебер решил спуститься вниз и расспросить портье об отсутствующих постояльцах. Портье сообщил, что Пьер Морен и Дэвид Райнс уехали в Париж, а Саха Капани находится в кафе гостиницы. Парижский адрес Пьера Морена у полицейского следователя имелся и Маргина предложила:

— Позволь, я их допрошу сама, а ты поговори с Саху Капани.

Вебер хмыкнул и вырвал адрес из блокнота, так как перспектива целую ночь трястись в поезде, его не воодушевляла. Не могла же Маргина сказать, что для неё до Парижа пару десяток минут лёта. Вебер отправился в открытые двери кафе, а Маргина вышла на улицу и сиганула в вечернее небо. Сзади белели снежными вершинами Альпы, а слева погружалось в океан Солнце, отдавая Европу тьме. Получив возможность уединиться, Маргина впервые за последнее время задумалась о прошедшем и неожиданно нагрянувшим будущим. Появление в её странной жизни такого же странного Анимо, претендующего на владение её душой, произошло так быстро, что она ещё не осмыслила его существования и своего отношения к нему. С Лучезарным было проще и понятней, а здесь ей предлагают не существующий мир, и жизнь во времени, которого нет.

«Может, он врёт?» — подумала Маргина и услышала внутри себя мальчишеский голос Анимо: «Не вру. Ты ещё не созрела для понимания!» «Хватит меня преследовать!» — возмутилась Маргина и представила ухмылку Анимо, когда он ей ответил: «Я нахожусь в тебе всегда! Правда, раньше я с тобой не разговаривал тет-а-тет». «Затетил ты меня своей правдой!» — слабо огрызнулась Маргина и глянула вниз.

Под ногами светился Париж вечерними огнями, а впереди виднелась Эйфелева башня. Пьер Морен жил возле Люксембургского парка на крыше пятиэтажного здания по улице Бонапарта 74. Прозрачная пристройка из стекла открывала вид на город и Эйфелеву башню, но и все парижские голуби могли наблюдать за жизнью уважаемого профессора, так как никаких штор на окнах не имелось. Опустившись на крышу, Маргина пошла вдоль стеклянной стены, заглядывая внутрь, и обнаружила профессора Пьера Морена в спальне. Вместо одежды Морена опоясывали чёрные ремни по всему телу, а в руках он держал кожаную плётку, которой хлестал по заднице своего английского коллегу, Дэвида Райнса. Райнс тоже не утруждал себя одеждой, предпочитая чёрный намордник, и стоял на карачках, громко подавая голос и изображая ушастого кокер-спаниеля. Почему, при виде Райнса, в голове Маргины возникла ассоциация с добродушным кокер-спаниелем, она не могла понять, только громко смеялась, чуть не свалившись с крыши.

Уважаемые учёные не могли её слышать, так как пяти камерная конструкция остекления не пропускала извне ни звука. Правда, её заметил кокер-спаниель, так как стал лаять на улицу и увидел Маргину. Профессор Райнц принялся широко открывать рот, и, видимо, базлал во всё горло, но Маргина тоже его не слышала. Пьер Морен, считая, что его друг получает удовольствие, принялся хлестать плёткой ещё сильнее, а Маргина умирала от смеха и всё-таки свалилась с крыши.

— Мы её убили! — услышала Маргина, медленно карабкаясь верх, а когда подняла голову, то увидела два лица, склонившиеся вниз. Стоило ей оказаться у низких перил крыши, как Пьер Морен и Дэвид Райнс схватили её за руки и вытащили наверх. Оба оказались в голубых одинаковых махровых халатах, чем снова рассмешили Маргину.

— Дэвид, принеси коньяк, ты же видишь, что у неё шок, — прикрикнул мсье Морен, подозревая у Маргины шок от падения, но никак не от их сексуальных игр. Когда Дэвид принёс коньяк, Маргина пригубила его, чтобы изобразить признательность учёным мужам, а профессор Морен, сказал Маргине: — Пойдём в дом, здесь ветер и вы простынете.

Кода они зашли в просторный зал профессор Морен, как хозяин, пригласил Маргину присесть на высокое и мягкое кресло, а сам сел напротив. Дэвид Райнс так и остался стоять, поглядывая на Морена, словно ждал команды «фас». Подумав об этом, Маргина снова чуть не рассмеялась, но её остановил профессор Морен, задавая вопрос: — Как вы забрались на крышу, по пожарной лестнице?

— Нет, — сказала Маргина и таинственным голосом добавила: — Я ведьма и летаю по воздуху.

— Похвально, — улыбнулся Пьер Морен и, наклонившись к Маргине, спросил: — Что вас к нам привело?

— Простой вопрос. Что вы видели, когда вечером пришли в зал заседаний к профессору Прехту? — сказала Маргина и уставилась на сексуальную парочку. Морен и Дэвид Райнс переглянулись, а последний сказал:

— Я же говорил, что нам следовало вызвать полицию!

Профессор Морен помолчал, а потом сообщил:

— Мы увидели мёртвого Прехта, но испугались, что в убийстве обвинят нас.

— Вы видели его обезглавленного? — уточнила Маргина.

— Нет, — сказал профессор Морен, — представляете, как мы напугались, когда утром обнаружили, что его обезглавили. Мы решили сбежать, так как никого не убивали, надеясь на то, что за время нашего отсутствия полиция во всём разберётся.

— Одевайтесь, нам нужно вернуться в Женеву, — сказала Маргина и оба профессора безропотно пошли одеваться. Когда они вернулись, профессор Морен спросил:

— То, что вы здесь увидели, надеюсь, останется между нами?

— Ваши домашние дела не интересуют полицию, — ответила Маргина и направилась на крышу.

— Я думаю, что лифтом будет быстрее, — напомнил профессор Морен, на что Маргина ответила: — Идите за мной.

Когда они оказались на крыше, Маргина схватила Морена и Райнса в охапку и стрелой взлетела в небо. Уважаемые профессора немного повыли на восходящую Луну, а потом успокоились. Дэвид Райнс даже спросил:

— Вы нас не уроните?

— Ваши показания слишком важны для следствия, чтобы вас терять, — успокоила его Маргина и Дэвид подозрительно затих. Маргина наклонила голову и увидела, что профессор Райнс спит. «Вероятно, переволновался!» — подумала она и приземлилась перед ЦЕРН-овской гостиницей. С удивлением она увидела полицейского следователя Давида Вебера, который вышел из гостиницы, а за ним гуськом следовали сонные участники симпозиума по физике элементарных частиц. Даже Наоми Гут шла сзади, прижимая платочек к носу. Когда они зашли в зал заседаний в библиотеке, там уже был лейтенант Граф и судебный следователь Балленгер. Маргина заметила в углу Макото Кобаяси с женой Эмико, а посредине зала стоял гроб, в котором лежал покойный профессор Прехт.

«Что за маскарад?» — удивилась Маргина, а потом подумала, что в Швейцарии такая традиция и успокоилась. Она нашептала Балленгеру всё, что узнала у профессора Морена и Дэвида Райнса и стала в сторонке, чтобы не мешать судебному следователю. Сергей Гауфер, работающий в ЦЕРН-е и приставленный к симпозиуму на время его работы, расставлял стулья, чтобы профессорской братии было удобно слушать судебного следователя Балленгера. Когда все расселись, Балленгер обвёл всех взглядом и сказал:

— Все вы знаете, зачем мы собрались. Во-первых, для того, чтобы почтить память профессора Артура Прехта и, во-вторых, чтобы разобраться в том, кто его убил. Вы знаете, что всё началось с пресловутой формулы, которую сообщила профессору Прехту инспектор ЮНЕСКО по ядерной безопасности Распутина Маргина Астаровна. Кстати, вы не объясните, кто вам её дал?

— Скромный и компетентный сотрудник ЮНЕСКО, пожелавший остаться инкогнито, — не моргнув глазом, соврала Маргина.

— Получив формулу, профессор Прехт удалился в гостиницу, где занялся проверкой формулы, после чего зашёл к профессору Наоми Гут …— Балленгер сделал паузу, а Наоми напряглась и уставилась на судебного следователя, который повторил: — … к профессору Наоми Гут и поделился с ней своими рассуждениями.

— Я мало что поняла, так как у меня раскалывалась голова, — облегчённо подтвердила Наоми.

— Профессор Прехт пришёл в зал заседаний, откуда отправил всем формулу и пригласил всех присоединиться к нему для обсуждения. Первым появился профессор Макото Кобаяси и увидел профессора Прехта убитым. Так?

— Да, — подтвердил Кобаяси.

— Профессор Кобаяси не счёл нужным сообщать об этом полиции, а предпочёл сбежать, — сказал Балленгер, а Кобаяси покраснел, как рак. Маргина испугалась, что противный японец сделает себе харакири.

— Профессор Ци Као был следующим, кто игнорирует полицию и не сообщает о преступлении, — грозно вещал Баленгер. — Таким же образом поступили доктора философии Константин Новоселов и Ниман Аркани Хамед. Видимо, в учёной среде, убийство коллеги не является событием чрезвычайным, о котором следует сообщить в соответствующие органы. К примеру, профессор Саха Капани рассказал нам о том, что профессор Прехт спал на полу, и он не хотел его будить. А граждане Франции и Англии обычно убегают с места преступления, — закончил Балленгер, грозно рассматривая Пьера Морена, и его друга, Дэвида Райнса.

— Мало того, — продолжил Балленгер, — ночью труп профессора Прехта обезглавили мечом, который украли у Макото Кобаяси, а потом вернули его на место. Жена профессора, мадам Эмико, думая о том, что её муж кого-то убил, стала быстренько уничтожать улики. Хорошо, что мы нагрянули вовремя, — Балленгер обвёл всех взглядом, сделал паузу и продолжил: — В этой истории есть ещё несколько странностей. Профессора Прехта убили ударом в верхнюю губу. Удар называется «жэнь-чжун» и его используют посвящённые в боевое искусство Дим-Мак. Мы подозревали в этом китайского профессора Ци Као, но с удовольствием сообщаем, что он невиновен. Следующая странность в том, что только одному человеку отправили фото с правильной формулой, Макото Кобаяси, а остальным послали фальшивку. Почему, профессор?

— Я не знаю, — поднялся Кобаяси, а потом, не к месту, добавил: — У меня сегодня украли мою «Sony».

Балленгер словно не слышал сообщения Кобаяси, так как сказал: — В этом деле есть ещё одно противоречие. Кровь, найденная возле обезглавленного трупа, идентична обнаруженной на катане профессора Кобаяси, но она не человеческая. Кто-то декорировал преступление телячьей кровью. Кто же убийца?

— Я знаю, кто убийца! — сказал профессор Прехт, поднимаясь с гроба и все, даже Маргина, охнули от неожиданности. Внезапно Сергей Гауфер рванулся к двери, которая захлопнулась за ним с грохотом взрыва.

Полицейский следователь, капитан Вебер, пришедший в себя первым, бросился к двери, а за ним побежал лейтенант Граф. Маргина, понимая, что она намного быстрее их обоих, отправилась за ними следом, но когда очутилась на улице, то поняла, что её сила и скорость не поможет, так как Сергей Гауфер скрылся, а своими симпотами она не владеет в полной мере и не сможет забраться в его голову. Она не стала догонять полицейских следователей, а вернулась в зал заседаний. Толпа обступила профессора Прехта и все пытались пощупать его руками, чтобы убедится в том, что он живой, а так же выразить восхищение его воскресением. Судебный следователь Балленгер быстро остановил беспорядок и громким голосом сообщил:

— Успокойтесь! Это не профессор Прехт, а его двоюродный брат, согласившийся на мистификацию. Нам понадобилось спровоцировать убийцу, чтобы его выявить. Кандидат наук Сергей Гауфер из Германии родился в бывшем Советском Союзе и, как оказалось, имеет связи с Тёмной Зоной. Мы определили это по исходящим звонкам. Профессор Прехт доказал, что формула правильная и, при разговоре с Гауфером, сообщил ему о многогранных научных последствиях этих знаний. Гауфер передал формулу в Тёмную Зону и ему приказали убрать профессора Прехта, а формулу уничтожить. Он же не думал, что Маргина вернётся назад и узнает о подлоге формулы.

Балленгер кинул всех орлиным взором и торжественно объявил: — Остальных джентльменов не задерживаю и желаю успехов в своих изысканиях.

Все стали ему аплодировать, а судебный следователь церемонно раскланялся, словно уставший артист после спектакля. Оживлённо обсуждая произошедшее, учёная братия не спешила покидать зал заседаний, надеясь на то, что Сергея Гауфера поймают и приведут в ЦЕРН. Вскоре вернулся Давид Вебер и лейтенант Граф. Расстроенный Вебер что-то нашептал Балленгеру на ухо.

— Вероятно, что Сергей Гауфер ушёл в Тёмную Зону, — сказал судебный следователь Балленгер, — теперь мы его не достанем.

Толпа учёных разочарованно охнула, так как кино откладывается на неопределённый срок, но тут к Балленгеру подошла Маргина.

— Я достану, — сообщила она, но ей никто не поверил, кроме Дэвида Райнса и Пьера Морена. Они искоса посмотрели на Маргину и переглянулись между собой, но ничего не сказали. Двоюродный брат Прехта пригласил всех в соседнюю лабораторию, чтобы за бокалом кирша[12] почтить память профессора. После недолгих бесед и выражения соболезнований семье покойного, все потихоньку покинули библиотеку, чтобы немного прийти в себя.

Когда Маргина вышла на улицу, то на востоке только занималась зорька, обещая солнечный и безоблачный день. Маргина потянулась, радуясь окончанию расследования, и увидела, что Вебер её ожидает.

— Вас подбросить? — спросил капитан, но Маргина отклонила приглашение: — Нет, я доберусь сама.

Вебер вырулил на улицу Мерен, направляясь в центр Женевы, а когда подъехал к туннелю де Мерен Вилаж, то увидел догнавший его самолёт, взметнувшийся в небо, который оставил за собой белесый след. Он проводил самолёт равнодушным взглядом, полагая, что тот взлетел из аэропорта Женевы. Вебер не подозревал того, что это не самолёт, а турбулентный след от полёта Маргины.


(обратно)

Репликация вторая. Сергей Гауфер

Маргина не летела в Тёмную Зону, так как о ней ничего не знала, а собиралась, прежде всего, доложить Анимо о найденном преступнике и пусть он с ним делает, что хочет. Маргина немного страшилась Анимо и думала о том, в каком виде он перед ней предстанет. Оказалось, в таком, как был, ободранным мальчиком в дырявой шляпе. Он восседал на каком-то шевелящемся виртуально бугре, а котята свободно лазили рядом с ним. «Хоть с котятами нянчится», — с некоторой теплотой подумала Маргина, но оказалось, что напрасно радовалась, так как Анимо детским картавым голосом спросил: — Нашла преступника?

— Да, — ответила Маргина, — им оказался кандидат наук Сергей Гауфер из Германии.

— И где он? — тихо спросил Анимо, и Маргина поняла, что это тишина перед бурей.

— Он убежал в Тёмную Зону, — ответила Маргина, а Анимо спросил: — Почему ты его не задержала?

— Я не успела, — сказала Маргина и с ужасом увидела, как виртуальный горб превратился в страшного зверя и схватил черно-белого котёнка, перекусывая его пополам. Котёнок пропал в пасти, а зверь облизал окровавленную морду и уставился на Маргину.

— Ты должна найти его и узнать, что они там изобретают, — сказал Анимо, а онемевшая от ужаса Маргина не могла пошевелиться.

— Иди, и, если не выполнишь задание, я уничтожу вот этого полосатенького, — пообещал Анимо, поглаживая котёнка в полоску, который вывернулся под его рукой. Тварь плотоядно облизнулась и исчезла в горбатой фиолетовой зыбке, изредка подсматривая одним глазом за растерянной Маргиной.

Она побрела по серому шевелящемуся безмолвию, наблюдая внизу Землю и Луну, и уже хотела нырнуть вниз, чтобы разбиться и почувствовать боль, которая отодвинет пытку за убитого котёнка, как увидела перед собой рыжего кота, идущего ей навстречу. Она погладила его по голове, чтобы убедится в том, что он настоящий, а не виртуальный, но мерзкий котяра, царапнул её за руку, выдирая когтями плоть. Хорошо, что она отключила человеческие чувства, иначе бы выла от боли, как загарпуненный синий кит.

— Сука ты, Маргина! — сказал Туманный Кот и спросил: — Почему котейку не уберегла?

Он презрительно плюнул в её сторону и пошёл дальше в серую туманную даль. Маргине стало так обидно, что она зарыдала. Когда слёзы кончились, она оглянулась, но не увидела ни кота, ни Анимо. Маргина с сожалением подумала, что провела время, выделенное ей на расследование, совсем бездарно, так как не удосужилась узнать даже то, в какое время она попала и что делается в мире.

«Что же я за дура такая?!» — казнила себя Маргина, так как даже не вспомнила о своих родных, находящихся в Санкт-Петербурге и не поинтересовалась, что с ними произошло. Память послушно подсказала картину взрывающихся атомных бомб, которые уничтожили Маскву, а вокруг неё, по всей вероятности, возникла пресловутая Тёмная Зона.

«Решено! Чтобы ни говорил Анимо, я слетаю в Санкт-Петербург и увижу своих родных!» — подумала Маргина, вытирая остатки слёз с лица. Она медленно полетела вниз, внимательно разглядывая Землю. На месте Масквы, насколько Маргина помнила карту, кудрявились сплошные леса, да и всю бывшую европейскую часть Многороссии покрывал беспрерывный ковёр тайги. Острый взор Маргины не замечал ни малейших признаков присутствия людей или человеческих построек, а бродячие стада оленей и одичавших коров встречались на полянах с завидным постоянством.

Маргина, лишённая симпот, совсем не знала, что собой представляет Тёмная Зона. Ассоциация с определённой местностью вокруг бывшей Масквы была ошибочной, но она об этом не догадывалась. Ей следовало знать, что Тёмная Зона распространялась на все территории, где находились бывшие граждане Многороссии. Волей случая разбросанные по всему миру, они поддерживали своё землячество, а мафиозные кланы, имеющие многороссийские корни, скрепляли его деньгами и кровью.

Так возник спрут с наименованием «Тёмная Зона», характеризующий место в любой стране, где царили «Тёмние» законы. Спрут распространил свои щупальца по всем континентам, имея своей родиной ядерные руины Масковии и отпавшие от Многороссии части страны, тяготеющие к ней. Тёмная Зона была тем цементом, который скреплял души многороссиян и вселял в них надежду на восстановление прежней империи зла.

Естественно, что правительства многих стран официально боролись с Тёмной Зоной, а неофициально ничего сделать не могли, так как многороссийская мафия была беспощадна к свидетелям преступлений и владела огромными человеческими и денежными ресурсами. Коалиция Свободных Стран Содружества иногда бомбила окраины Московии, не подверженные радиации, где нелегалы создавали подпольные военные заводы и нелегальные лаборатории. Разрушенные до основания, эти объекты снова возникали в дремучих лесах, хоронясь от объективов космических спутников и бесчисленных дронов.

«Где же мне искать Сергея Гауфера, если здесь сплошной лес?» — подумала Маргина, пролетая над районом бывшей Масквы, а потом отогнала эту мысль – главное, побывать в Санкт-Петербурге! Направляясь к Балтийскому морю, она пошла на снижение и вскоре увидела город. Несмотря на то, что Санкт-Петербург освещали яркие лучи солнца, город казался каким-то заурядным и приземлённым. Даже Исаакиевский собор потерял свою величественность, сливаясь с окружающей серостью.

Тем не менее, в душе Маргины теплилось трепетное ожидание встречи с дочерью Марико и со своей внучкой, Людмилой. Она уже видела храм Святой великомученицы Екатерины рядом со своим домом и, отчего-то, облегчённо вздохнула. Она не стала приземляться на балконе, а опустилась во дворе. Поднявшись на третий этаж, Маргина остановилась перед дверью своей квартиры и нажала на звонок. Дребезжащий звук, раздавшийся в глубине квартиры, совсем не напоминал трель их звонка, и Маргина засомневалась, туда ли она попала. Подозрения были не напрасными, так как лестничная площадка перед квартирой выглядела такой запущенной, словно здесь никто не жил.

— Какая падла там звонит? — раздался хриплый голос и Маргина запоздало убрала палец с кнопки. Дверь открылась и на пороге появилась растрёпанная Марико, которая вперила взгляд в Маргину и спросила: — Чё надо?

На Маргину обрушился ураган перегару, и она инстинктивно отпрянула, прикрывая ладошкой нос.

— Чё, не нравится? — с ехидной улыбкой сказала Марико и спросила: — Деньги есть?

Маргина отрицательно махнула головой. В дверях появился толстый, как пивная бочка, Тарас с заплывшими глазами и в замусоленной майке.

— Она, поди, клиентка этой бляди, Лилит, — сообщил он, рассматривая Маргину через щёлочки заплывших глаз.

— В соседнюю дверь звони, — сказала Марико и проворчала себе под нос: — Лесбиянка чёртова!

Дверь захлопнулась и Маргина осталась на лестничной клетке одна. Она подошла к соседней квартире и нажала на кнопку звонка. Вероятно, звонок не работал, так как Маргина ничего не слышала, и она стала раздумывать над тем, стучать ли в дверь или тихонько уйти. Её размышления прервал пацан, который появился на пороге открытой двери. Во рту у него торчала самодельная папироса, которой он дымил, как разбушевавшийся вулкан. Окинув Маргину оценивающим взглядом, маленький курильщик крикнул вглубь квартиры:

— Бабуль, к тебе дама с кандибобером.

Маргина растерянно себя осмотрела, пытаясь осмыслить значение слова «кандибобер». По взгляду пацана она догадалась, что курильщик имеет в виду шляпку, которую она, не удержавшись, купила в Швейцарии на фальшивые франки, слепленные прямо в магазине. В дверях показалась постаревшая и потерявшая блеск Лилит, которая выдрала у пацана папиросу и сунула себе в рот, назидательно сообщив мальцу: — Не кури, сдохнешь раньше времени.

Малец сквозь зубы сплюнул на лестничную клетку, чуть не попав в Маргину, и сообщил: — Бабуль, ты мне рубль должна, — и с независимым видом скрылся в глубине квартиры, откуда доносился пьяный визг и хохот.

— Проходи, — сказала Лилит, осматривая Маргину оценивающим взглядом, и поплыла впереди. Они прошли мимо зала, где гуляла какая-то компания, и Маргине показалось, что в одной из женщин, с болезненным румянцем на щеках, она узнала свою внучку Людмилу.

— Не задерживайся, — поторопила её Лилит и потянула за руку в комнату возле туалета. Кроме кровати и стула в комнате ничего не имелось, а с потолка свешивался провод с лампочкой на конце. Лампочка излучала фиолетовый свет, отчего лицо Лилит стало мертвенно-синим, точно они очутились внутри фильма ужасов. На узком окне стояла высокая ваза с одним засохшим красным пионом, который, на фоне некогда белой, но грязной занавески, казался излишеством.

— Деньги есть? — спросила Лилит и тревожно сглотнула, заискивающе заглядывая в глаза. Маргина слепила пятьдесят швейцарских франков с лицом Софи Тойбер-Арп[13], которые Лилит схватила и сразу сунула под матрац.

— Раздевайся, — деловито сказала она, через голову снимая платье, под которым ничего не оказалось. Маргина погладила синюю кожу Лилит, сразу покрывшуюся пупырышками, и промолвила:

— Лилит, ты меня узнаёшь?

— Да, что-то припоминаю, — ответила Лилит, пытаясь стянуть с Маргины её платье. «Она меня не помнит, — подумала Маргина, — что с ними случилось?»

— Мне нужно идти, — устало сказала Маргина, а Лилит заторопилась и растерянно залепетала: — А как же визит… у меня же нет сдачи … — но Маргина остановила её и сказала: — Деньги оставь себе.

Лилит что-то ещё говорила, но Маргина её не слушала, а отправилась к выходу. Лилит бежала за ней, совсем голая, продолжая оправдываться, что совсем не нравилось Маргине. Юное создание, злоупотребляющее курением, увидев голую Лилит, доложило пирующей компании:

— Наша бабка совсем сбрендила. От неё клиенты убегают, как тараканы.

— Мама, прикрой свою задницу, — со смехом сказал мужчина, и Маргина узнала в нем Руслана. На его руке повисла пьяная Людмила, и её вид так поразил Маргину, что её лицо пламенело от стыда, когда она выскочила из дома. Маргина с места взлетела вверх, подставляя лицо прохладной струе воздуха, и облегчённо вздохнула. Она поняла, что ничего не знает о произошедших переменах в постапокалиптическом мире. Лишённая симпот и без сопровождающего, Маргина с сожалением подумала, что следовало расспросить хотя бы полицейского следователя Вебера о том, что творится на свете. Она машинально крутила на пальце перстень Морти и ей в руки вывалилась книга Анимо.

— Что нужно? — грубо спросила книга, не сильно отличаясь характером от своего хозяина, Анимо.

— Котом хочешь быть? — предложила Маргина.

— А если и хочу, то что? — напыжилась книга.

— Ничего, — ответила Маргина и превратила книгу в кота. Кот оказался странной белесой окраски и по всему телу пошёл пятнами из букв. «Сойдёт!» — подумала Маргина, а кот принялся слизывать буквы со своего тела.

— Не знаю, что делать, — сказала Маргина. Книжный кот, продолжая себя вылизывать, сердито буркнул: — Купи газету, — после чего свернулся в клубок и застыл в воздухе. Маргина заметила газетный киоск на углу набережной Фонтанки, поэтому спикировала вниз и заглянула в маленькое окошко.

— Свежие газеты есть?

— Сто рублей, — бросила киоскерша, пыхнув на Маргину дымом от самокрутки. Маргина сунула ей пятьдесят швейцарских франков, которые она могла слепить, так как рублей в глаза не видела. Киоскерша, вывалив на неё глаза, агрессивно вызверилась: — Ты что, сука, смеёшься!? Где я тебе столько сдачи возьму?

— Сдачи не нужно, — успокоила Маргина, но только насторожила киоскершу.

— Купюра, что, фальшивая? — уставилась на неё киоскерша, но Маргина самым проникновенным голосом сообщила: — Я только что прибыла из Швейцарии.

— Прибыла? Чем? — спросила киоскерша.

— Кораблём, — сказала Маргина и ей, как будто, поверили, так как из окошка чуть ли не в лицо сунули несколько газет. Маргина зашла в Измайловский сад и присела на лавочку. Рядом с ней, не просыпаясь, медленно опустился Книжный кот. Развернув первую газету, Маргина увидела знакомое название «Правда» и погрузилась в чтение.

Первое, что поразило, так это год издания – 2035 год. «Боже, прошло двадцать лет с тех пор, как я улетела в Эссенариум!» — растерянно подумала Маргина и невольно оглянулась. То, что Санкт-Петербург не сильно отличался от прежнего, а, как бы постарел, говорило о том, что город не строится и в скорости его может ждать забвение. Прочитанное в газете оказало на неё гнетущее впечатление, так как напоминало агитационный листок, взывающий к патриотизму и призывающий восстановить Многороссию.

Она развернула вторую газету, «Комсомольскую правду». Содержание «комсомолки» не сильно отличалось от предыдущей газеты, и Маргина взяла последний таблоид, «Вечерний Петербург». После знакомства с прессой Маргина сделала неутешительный вывод – найти кандидата наук из Германии, Сергея Гауфера, в Тёмной Зоне задача почти невыполнимая. Некогда огромная страна, Многороссия, после разрушения Масквы атомными взрывами, превратилась в конгломерат новых образований, именуемых регионами. Санкт-Петербургский регион, Казанский регион, Волжский регион, Уральский регион, республика Сибирь, Красноярский регион, Якутский регион и Владивостокский рубеж. Малолюдные области, примыкавшие к бывшей Маскве, по обычаю, назывались Тёмной Зоной и никому не принадлежали, но играли самую важную роль в восстановлении империи.

Там собиралась тайная Директория Многороссии, состоящая из многочисленных представителей мафиозной верхушки и военной элиты. Они собирались раз в год и ставили перед собой задачи, над выполнением которых работали военные заводы и лаборатории, скрытые лесами, а учебные лагеря готовили боевиков, готовых действовать по первому приказу. Тёмная Зона имела достаточно денежных средств и не страдала отсутствием исполнителей её весьма деликатных задач во всех бесчисленных ячейках разных стран мира.

Маргине было известно, что Сергей Гауфер родился в Многороссии и если он отправился в Тёмную Зону, то найти его очень непросто. Перечитав передовицу, она рассеяно рассматривала остальные страницы «Вечернего Петербурга», пока её взгляд не упёрся на объявление:

«Для работы в физической лаборатории приглашается знающий лаборант, имеющий опыт исследования ядерных частиц».

Объявление заканчивалось номером коммуникатора и подписью «Паша». Перечитав объявление ещё раз, Маргина интуитивно почувствовала, что ей следует позвонить пресловутому «Паше» и предложить свои услуги. То, что она никогда не была лаборантом, не смущало её, так как в глифомах Маргины находилось столько информации, что иному академику и не снилась. Марина не стала тянуть попугая за хвост, а вновь подошла к киоску и попросила:

— Вы не одолжите мне коммуникатор, позвонить по объявлению?

Киоскерша высунула в окошко лицо, а когда увидела Маргину, то расслабленно произнесла:

— А, это ты!? Давай залог.

Маргина снова протянула пятьдесят франков, а киоскерша сунула ей в руки древний телефон «Siemens», уверенно сообщая: — Телефон можете оставить себе.

Маргина забрала телефон и набрала номер. После прослушивания продолжительных гудков, Маргина хотела отключить телефон, но услышала голос: — Я слушаю.

— Мне нужен Паша. Я по объявлению, — коротко сказала Маргина.

— Приходи на Ладожский вокзал в семнадцать ноль ноль. Не опаздывать, — сказал Паша и отключился. Неожиданно пошёл снег. Маргине показалось странным такая погодная аномалия, так как газеты датировались сентябрём. Видимо, за время её отсутствия, на Земле произошли какие-то странные деформации, так что удивляться не приходилось. До назначенного времени оставалось два часа, поэтому Маргина подобрала Книжного кота с лавочки, сунула в перстень Морти и отправилась пешком. Через дворы она добралась до Масковского проспекта и перешла на другую сторону. Следуя дальше дворами, она направлялась к Загородному проспекту, когда увидела шайку пацанов, явно страдающих от отсутствия приключений. Покинув облюбованную ими крышу гаража, стайка мерзавцев с довольными улыбками преградили ей путь, а самый старший, в тёмных очках и с кольцом в носу, вытащил складной нож, встряхнул белыми, как бумага, волосами и предложил:

— Раздевайся или порежем.

Раздеваться было холодно, поэтому Маргина предложила: — Пропустите или я вас всех раздену.

Данное предложение понравилось будущим моржам и они, от восторга, загоготали. Окольцованный белобрысый подошёл ближе и сквозь зубы процедил:

— Ты что, сука, хочешь, чтобы тебя наказали?

— Хочу, — сказала Маргина и принялась молотить молодую поросль, стараясь не сломать им руки и ноги. После экзекуции она раздела всех до одного и взлетела в воздух, собираясь выбросить всю одежду в Фонтанку. Наряды живописно рассыпались по реке, а снег, не переставая планировать с неба, вскоре превратил одежду в живописные белые островки. Вздохнув, Маргина полетела в сторону Ладожского вокзала. Стрела моста Александра Невского указывала направление, поэтому вскоре она увидела две стеклянные башни вокзала и, не скрываясь, приземлилась прямо перед входом. Пару пассажиров отпрянули в сторону, думая, что она свалилась откуда-то сверху, а какой-то редкий седовласый джентльмен подал ей руку, чтобы поддержать.

Она прошлась по вокзалу, удивляясь пустынности и немногим пассажирам. Большая часть касс была закрыта, а на оставшихся тоже не наблюдалось ажиотажа. Маргина присела на железную лавочку и оглянулась, пытаясь представить себе незнакомого Пашу, но озабоченные пассажиры, снующие по вокзалу, не тянули на физика. До пяти вечера оставалось полчаса, поэтому Маргина прикрыла глаза и попыталась медитировать.

Как легко обмануть людей фальшивыми ценностями, забывая о том, что самое главное их сокровище – это вечная душа, которая, по словам Анимо, человеку не принадлежит и дана во временное пользование. Стоит ли портить чужое, за которое, возможно, придётся отвечать, испытывая наказание, тебе неведомое. Возможно, что наша индивидуальность, привнесённая в душу, останется там, если она переводит её на высшее качество. В ином случае всякую индивидуальность ждёт забвение, и душа, данная нам на время жизни, возвратится к исходному, первородному состоянию.

Философствуя, Маргина невольно приоткрыла глаза и заметила взгляд, изучающий её в лицо. Человек лет тридцати пяти с кудрявой копной волос на голове внимательно рассматривал её, а когда увидел, что она открыла глаза, сказал: — Меня зовут Паша.

Маргина назвала себя, а когда Паша стал её инспектировать, то она выдала то, что имелось в глифомах, чем весьма удивила его. После короткого разговора Паша сказал, что Маргина им подходит, не называя тех, кого он представляет. Маргине этого и не требовалось, так её задача состояла в том, чтобы попасть в среду физиков Тёмной Зоны и выяснить, где может находиться Сергей Гауфер. Паша сообщил, что должен подойти ещё один человек, и они поедут в Череповец.

— А дальше? — спросила Маргина и Паша откровенно сказал: — Потом по Волге в Зону, — он устремил свой взгляд куда-то в зал, и Маргина повернула туда голову.

Её удивлению не было границ, так как к ним шагал недавний белобрысый мерзавец с кольцом в носу. Его подстреленные брюки могли вызывать только смех, а пиджак был явно меньшего размера. Только лёгкая куртка соответствовала его росту, а на ногах были те же ботинки, которые Маргина оставила голым хулиганам.

— Это Арнольд, — сказал Паша. Подошедший Арнольд ничего не сказал, только сверкнул на неё глазами из-под тёмных очков. Маргине компания не совсем нравилась, но деваться некуда и придётся терпеть. По словам Паши, несовершеннолетний негодяй был одарённым гением, во что Маргина не очень верила. Паша, к удовольствию Маргины, попросил её проинспектировать Арнольда, и она принялась его экзаменовать. Маленький паршивец вспотел и, кажется, весьма зауважал Маргину, так как в конце инквизиции прошептал Маргине: «Простите меня, мы не собирались вас резать». Маргина ему не поверила и, для устрашения, сообщила на ухо: «Когда приедем на Волгу, я тебя утоплю!» Арнольд поверил, так как сделал круглые глаза, в которых метался откровенный страх.

— Пошли, — сказал Паша, легко поднимая на плечи огромный рюкзак. Оказалось, что в поезде «Санкт-Петербург – Череповец» никаких купейных и плацкартных вагонов не имелось, а только общие, странной конструкции, никогда Маргиной не виданные. Следующим сюрпризом стало то, что пришлось штурмом взять вагон, так как места в билетах не указывались. Маргина, не мудрствуя лукаво, отодвинула толпу и зашла, как королева, а за ней гуськом двинулся Паша и Арнольд.

— Ты молодец, — одобрительно сказал Паша, не ожидавший от Маргины такой силы. Маргина не стала его просвещать относительно источника своей силы, а подумала о том, что она в своём чёрном платье выглядит, как ворона. Остальной контингент, забравшийся в вагон, натянул на себя ватники, что более соответствовало погоде. Правда, Паша вытянул из своего бездонного рюкзака куртку с подкладкой и протянул Маргине: — Надень, а то простынешь.

Маргина была благодарна Паше за внимание, так как куртка оказалась тёплой, хотя для Маргины холод не имел существенного значения. В любых случаях её нравилось ощущать всё человеческими органами осязания и только в исключительных случаях их отключать. Вскоре вагон наполнился тёплым и спёртым духом, к которому примешивались запахи пищи, вытащенной из тормозков.

Как оказалось, большинство ехало на вырубку леса вдоль железнодорожного полотна. Многие вышли в Волхове, а после Тихвина в вагоне осталось совсем мало народа. Арнольд ретиво сбегал к проводнице и принёс три стакана чая. Он уткнулся в Маргину взглядом, словно желал получить одобрение и изменить её намерение топить его в Волге, но Маргина с улыбкой отводила взгляд. После того, как попили чая, Маргина заснула, склонившись на плечо Паши, а ей на колени сполз Арнольд, используя её, как подушку.

Странно, но Маргине приснилась её мама Орбетти, хотя она уже забыла её облик, так же, как и облик сестры, Селивии. Мама прикорнула у неё на коленях, а потом подняла голову и спросила: «Красивый сон?» Маргина утвердительно кивнула, а мама ехидно улыбнулась и загадочно произнесла: «То-то ещё будет!?» Она потянула Маргину за собой и та с удивлением спросила: «Мы куда?» «Маргине нужно пипи», — настаивала мама и тянула куда-то за собой. Маргина не стала сопротивляться, так как мама лучше знает и безропотно пошла за ней. Открылась какая-то дверь и метель ворвалась в комнату, отчего Маргина воскликнула: «Мама, мне холодно!» «Терпи, деточка, сейчас будет тепло», — сказала мама и толкнула её в грудь. В лицо ударил рой снежинок, а в следующее мгновение страшный удар вырубил сознание Маргины.

***

«Давненько я не собирала свою плоть», — ворочалась в мозгах тяжёлая мысль, и Маргина шевельнулась. Острая боль пронзила голову и Маргина закричала так, что чуть не сорвала голос. Она быстренько убрала человеческие чувства и принялась клеить себя по образцу, записанному в глифомах, которые, словно издеваясь над Маргиной, снова затянули: «Давненько я не собирала свою плоть!» Сколько прошло времени, она не знала, но, видимо, много. Пощупав симпотами свою голову, она поняла, что данный орган разнесло в щепки, а пока она была в отключке, тело собралось в одно целое, но ещё не закончило трансформацию. Оставив за симпотами восстановление своего тела, Маргина оглянулась.

Она лежала у подножия железнодорожной насыпи, видимо, тело скатилось после удара. Ближайший окровавленный столб электрической опоры говорил о том, что она в него шандарахнулась. Она подошла к нему, и замёрзшие капли крови быстренько побежали к протянутой руке, соединяясь с телом. Маргину толкнула явно не мама, которая давно в Эссенариуме или на Анимо, если судить по его рассказам. Претендовать на роль убийцы Маргины мог только один – мерзкий Арнольд. Видимо, он что-то подсыпал в чай, а потом вывел Маргину в тамбур и вытолкнул из вагона. Электрическая опора разнесла голову Маргины на куски, и она лежала в снегу, пока самые большие части головы не собрались вместе. «Сколько раз тебе повторять, отключай человеческие эмоции!» — выудила она из глифом позднее напоминание и подумала, что делать дальше. Мстительные заготовки в глифомах подсказали, что следует догнать поезд и исполнить обещанное юному стервецу, но рука не поднималась губить подлую человеческую душу. Маргина решила, что для острастки макнёт пару раз малолетнего идиота в Волге-матушке, авось не откинет копыта, но запомнит навек.

Когда Маргина собрала себя до капельки, то направилась вдоль железной дороги в сторону Череповца. Был день, если судить по светлому небу, хотя солнце пряталось за серым облачным покровом. Первый снег не закрыл всё пространство вокруг белым одеялом, и между снежными бугорками чернели тёмные провалы. Маргина долго летела вдоль извилистой реки, пока не добралась до какой-то железнодорожной станции. На желто-белом здании железнодорожного вокзала Маргина прочитала название: «Бабаево», — которое ничего ей не говорило. Дальше железнодорожные пути опять сопровождала какая-то речка, словно собачка, виляя туда-сюда, пока она, вместе с железнодорожными путями, не влилась в большой промышленный город. Миновав мост, Маргина подлетела к едко-зелёному зданию вокзала, расположенному возле большой берёзовой рощи и прочитала, что попала в Череповец.

Опустившись возле вокзала, Маргина зашла в кассу и спросила, когда прибыл поезд из Санкт-Петербурга. Девушка кассир вытаращила на неё глаза и сообщила, что поезд ходит через день и прибыл вчера утром. Получалось, что Маргина опоздала на полтора суток. «Куда же вы девались?» — подумала Маргина, не представляя, как ей искать Пашу и мерзкого Арнольда. «Даже не удосужилась расспросить Пашу о дальнейшем маршруте, — корила себя Маргина. — Вместо того чтобы заниматься делом и узнать больше о будущей работе, сводила счёты с малолетним хулиганом».

Здраво рассуждая, Маргина подумала, что если поездом ехали до Череповца, то дальше, вероятнее всего, Паша собирался плыть Волгой. Железнодорожная ветка в Череповце всего одна и дорога идёт на Вологду. Она расспросила, где находится пристань, и ей объяснили, что нужно сесть на восьмой трамвай и ехать до улицы Набережной. Она прошла по засыпанной снегом берёзовой рощице и села в трамвай, который докатил её до набережной. Пристань не имела даже здания и Маргина подумала, что капец, приехали. Холодный ветер дул с залива или реки, напоминая о том, что в гостях хорошо, а дома лучше. Маргина так не считала, так как её дом в Санкт-Петербурге превратился в подобие забегаловки, а родные лица похожи на пьяниц, барыг и проституток.

— Отстали от парохода? — спросила девушка лет двадцати пяти, прислоняясь к железной ограде пристани. Маргина не стала отрицать, дипломатично слушая девушку, которая сложила возле ограды два мешка и снова спросила:

— Вы посмотрите за моими вещами?

Маргина кивнула, а девушка отошла в сторону и кому-то позвонила. Ей ответили, и она стала кричать какому-то дяде Саше, чтобы он забрал её на пристани.

— Спасибо, — сказала она, вернувшись к своим вещам, и спросила: — Вам тоже нужно в Нижний Новгород?

— Да! — сказала Маргина, несмотря на то, что минуту назад туда не собиралась.

— Дядя Саша догонит пароход, — уверенно произнесла девушка и протянула руку: — Меня звать Марфа.

Через минут двадцать прилетел дядя Саша на катере, который схватил мешки Марфы и как пушинки забросил их на корму. Маргина и Марфа забрались на катер, который тут же рванул с места. Дядя Саша накрыл Маргину и Марфу брезентом, а сам стоял в дождевике, схватившись руками за штурвал. За то время, пока они ждали дядю Сашу у пристани, Маргина узнала, что девушка биолог и едет в Нижний Новгород на новое место работы. Маргина, отвечая на вопрос Марфы, сообщила, что тоже сменила работу и едет в Нижний Новгород. Они плыли пару часов и Маргина оглохла от шума мотора, но не смела отключать человеческие чувства, так как Марфа изредка ей кричала, сообщая об обстановке снаружи, которую она рассматривала через дырку в брезенте.

Наконец мотор заглох, и лодка закачалась на волнах. Выглянув наружу, Маргина увидела, что лодка остановилась перед шлюзом, а Марфа, вытянув руку, показывала пальцем на теплоход «Метеор»: — Вот он!

Теплоход назывался «Масква». Дядя Саша подгрёб к борту «Метеора» и крикнул матросу: — Принимай пассажиров.

Маргина вместе с Марфой со смехом перебралась на теплоход, а дядя Саша, забросив мешки Марфы, лихо развернулся и умчался назад, в Череповец. После шлюзования они приплыли в Рыбинск, где часть пассажиров вышла, а салон заполнили новые пассажиры. Маргине надоело сидеть и она, оставив дремавшую Марфу, пошла на нос, чтобы посмотреть на бегущую под корабль реку и подумать о том, что делать дальше. Паша и маленький мерзавец Арнольд неизвестно где и не факт, что они приведут Маргину туда, где можно найти Сергея Гауфера, чтобы его черти забрали. Очень мешало то, что её симпоты ограничены в восприятии действительности, и, кроме дублирования человеческих чувств, ничего не могут сообщить. Маргина подозревала, что Анимо сделал так намеренно, чтобы она не совала нос, куда не следует. Ей следует положиться на свою интуицию и исполнить эту непонятную миссию. Маргина не станет утруждать себя угрызениями совести, а всякую ответственность за свои поступки она целиком возложит на Анимо. И точка!

Она бросила взгляд на стекло пассажирского салона и увидела чьи-то испуганные глаза. Симпоты услужливо доложили, что это Арнольд, но Маргине достаточно было глаз, чтобы ясно его увидеть. Она мгновенно переместилась и, как коршун, оказалась над Арнольдом, который побелел и замер, как мраморная статуя.

— Что вы себе позволяете? — воскликнула белокурая девочка, которой Арнольд перед этим пудрил мозги, но Маргина обездвижила её и лишила голоса, отчего девчушка глотала воздух, как рыба.

— Попался, скотина! — с наслаждением произнесла Маргина, решая, что сделать с этим фруктом, выбросившим её из вагона. В глазах Арнольда она увидела такой ужас, что слегка потеряла удовольствие от неминуемой мести. Через мгновение Арнольд оказался в Волге, как и обещала Маргина, а потом она схватила орущего вундеркинда и протянула его в воде, вследствие чего он потерял способность орать, так как нахлебался воды. Решив, что достаточно наказала его за убийство, она догнала теплоход и выбросила Арнольда на корму. Ни один из пассажиров не собирался под пронзительным ветром лицезреть окружающую природу, поэтому её возвращение никто не заметил. Она покинула истекающего водой Арнольда на палубе, а сама спустилась в кормовой салон. Проснувшаяся Марфа спросила: «Где ты была? — и Маргина с улыбкой ответила: — Прогулялась по верхней палубе!»

Они поболтали ни о чём, и Маргина собиралась подремать, когда увидела Пашу, который искал её глазами. Он явно обрадовался, когда её обнаружил, но напустил на себя строгий вид и первым делом сказал: — Зачем ты макала Арнольда в воду, он же простудится?

— За то, что он со мной сделал, ему следует оторвать голову, — парировала Маргина, а Марфа с интересом слушала наш разговор.

— Ты такая злопамятная? — спросил Паша и, улыбаясь, добавил: — Арнольд рассказал, как они хотели тебя раздеть, но ты раздела их первыми и лишила их одежды. По-моему, этого достаточно, чтобы отомстить сопливым пацанам.

— А этот сопливый пацан не рассказал, как выбросил меня из поезда? — сказала Маргина и замолчала – не стоит говорить Паше, как она оказалась живой. Паша замолчал, пронзительно глядя на Маргину, а потом ушёл в первый салон. Через некоторое время он вернулся и сказал:

— Арнольд стервец, но он не выбрасывал тебя из вагона, так как боялся вашей милость, как огня. Я ничего такого не помню, так как заснул, и Арнольд говорит, что тоже быстро отключился. Мы думали, что ты отстала от поезда и сутки ждали тебя в Череповце.

— Вас усыпили каким-то снадобьем, — сказала Марфа и спросила: — Вы ничего не пили?

— Чай! — в один голос сказали Маргина и Паша.

— Кому-то вы мешаете, — подвела итог Марфа и посмотрела на Пашу, а потом на Маргину. Паша ушёл с задумчивым видом, а Марфа спросила: — Кто это такой?

— Паша, мой работодатель, — ответила Маргина.

Марфа странно на неё посмотрела, а потом отвернулась к тёмному окну, которое показывало только её отражение.

***

Теплоход «Масква» хоть и с крыльями, но до Нижнего Новгорода они добрались только на вторые сутки. Теплоход пришвартовался, и Паша взвалил на себя свой огромный рюкзак. Марфа встречалась со своим работодателем в городе и Маргина с ней попрощалась. Она шагала рядом с Пашей, а Арнольд на другой стороне от Маргины, опасливо на неё поглядывая. Когда зашли в зал ожидания речного вокзала, Паша свалил свой рюкзак и сказал: — Ждите меня здесь, я должен кое с кем встретиться.

— Я с тобой, — попросился Арнольд, но Паша сурово наказал: — Никаких фокусов, ожидайте

Арнольд обречённо опустился на край лавочки, подальше от Маргины, которая тоже присела. Ждать пришлось долго, по крайней мере, Маргине так показалось. Когда она увидела Пашу с двумя мешками в руках, шагающего рядом с Марфой, то подумала, что девушка вернулась на речной вокзал, так как не встретилась со своим работодателем. Оказалось, наоборот, Паша и есть тот самый работодатель, с которым она созванивалась. Данное обстоятельство обрадовало Маргину, так как ей нравилась Марфа. Правда, поведение Паши отличалось от обыкновенного, так как он изредка бросал странные взгляды на Марфу и краснел. «Что у вас там было?» — спросила Маргина у девушки, но Марфа только засмеялась в ответ. Паша кому-то звонил по коммуникатору и через некоторое время появился человек, который оказался шофером внедорожника «Мицубиси», куда они погрузились. Пропетляв городом, они выбрались из него и поехали по второстепенной трассе. За окном простиралась равнинная местность, кое-где поросшая лесами. Редкие приземлённые деревни с обязательной церковью, возвышающейся над всей округой, казались патриархально обжитыми, несмотря на серость ненастной осени.

Через пару часов езды, после стелы с круговой надписью Саров, въехали в город. Мокрый снег, испортив впечатление, не давал возможности рассмотреть город, который машина пересекла без остановки. Покопавшись в глифомах, Маргина узнала, что в местном монастыре «Саровская пустынь» жил когда-то монах, будущий преподобный Серафим Саровский. Святость монастыря в советские времена нарушили тем, что начали создавать здесь атомные бомбы, а сам город переименовали в секретный объект Арзамаса-16. «Понятно, почему нас сюда привезли, — подумала Маргина, — не иначе как делают новую бомбу, чтобы за один раз разрушить полмира». Тут же возникла следующая мысль: зачем им Марфа, занимающаяся биологией? Ответ напрашивался само собой – чтобы потрошить подопытных облучённых кроликов, а может и людей.

С такими не радостными мыслями, которые усугубила погода, они остановились перед огромными и высокими воротами. В машину заглянул человек в камуфляжной форме и с автоматом, который окинул всех взглядом, а потом углубился в бумажку, поданную Пашей. Ничего не сказав, военный исчез с бумажкой, а ворота отъехали в сторону. За забором оказался лес, по которому они проехали несколько минут и остановились перед одноэтажным зданием в форме перевёрнутой буквы «Ш». Стены здания, покрашенные зелёной краской, сливались с окружающими лапчатыми соснами, точно перед глазами находилась сказочная лесная декорация. Паша повёл к центральному входу, который располагался на выступающей серединке здания. На входе находились два офицера в лейтенантской форме, которые проверили документы только у Паши. Вдоль коридора находилась куча дверей, вероятно, комнаты общежития, так как их повели в конец и направо. Повернув ещё раз, они дошли до конца коридора, где Паша достал из кармана ключи и спросил Маргину:

— Хочешь жить вместе с Марфой или сама?

Взглянув на Марфу, которая сделала ей глаза, Маргина ответила: «Вместе!» — и получила два ключа. Арнольду вручили ключи от комнаты напротив, после чего Паша бросил: «Ужин через час. Столовая возле входа», — после чего покинул их. Маргина открыла дверь своим ключом и осмотрелась. Номер ей понравился. Спальни находились по бокам санузла, состоящего из огромной ванны и туалета, слева от входа располагалась большая кухня с холодильником, а справа зал с двумя рабочими столами с компьютерами и ровными стопками чистых листков.

На стене висел огромный телевизор, рядом с которым находилась обыкновенная школьная доска с аккуратными мелками в деревянной коробочке. Хотя Маргина и не собиралась проводить какие-либо исследования, ей всё здесь понравилось, особенно два глубоких кресла с высокими спинками, на которых приятно дремать вместе с котом. Всплывший в памяти Туманный Кот напомнил Маргине, что он с ней на контрах, и она тихонько подала мысль: «Ау, котик, ты где?» Кот, зараза, не отозвался, а Марфа спросила:

— Ты с кем разговариваешь?

— Я, что, сказала громко, — спросила Маргина, повернувшись к Марфе.

— Нет, — ответила Марфа, — но я же вижу!?

— С котом, — призналась Маргина, чем поставила Марфу в тупик. Маргина включила телевизор, чтобы выяснить международную ситуацию, но, после просмотра нескольких передач, обнаружила, что программы записали несколько дней назад, да ещё и отредактировали.

Марфа тем временем выбрала себе спальню и высыпала на пол два мешка, в которых оказалась одежда, брошенная туда второпях. Марфа принялась её перебирать и вешать в шкаф, а Маргина, носившая всё на себе, продолжала смотреть телевизор. Через некоторое время им постучали в дверь, а когда Маргина выглянула в коридор, то увидела людей, идущих, как она поняла, в столовую. Пищевое учреждение напоминала такие же, советские, с обязательными подносами и самообслуживанием. Отличие состояло в том, что ужин оказался бесплатным, а меню допускало некоторое разнообразие. Маргина наблюдала людей за соседними столами, но все молча поглощали пищу, не глядя по сторонам. Видимо, это объяснялось секретностью на данном объекте.

После ужина Маргина снова включила телевизор, а Марфа набрала в ванную воды, а когда забралась в неё, то крикнула Маргине: — Хочешь ко мне?

Маргина заглянула и не удержалась. Быстро сбросила одежду и полезла в горячую воду. Тёплая колыбель расслабила слегка напряжённое тело и Маргина чуть не заснула, высунув из воды только лицо.

— Какая у тебя красивая кожа, — промолвила Марфа, поглаживая Маргине живот, а потом, играючи, опустила руку ниже. Маргина с полузакрытыми глазами сказала: «Не балуй», — но только раззадорила Марфу, которая полезла туда, куда не нужно. Маргина вспомнила Лилит и не стала сопротивляться, слегка вздрагивая от лёгких прикосновений подруги. Когда рука Марфы добилась своего и возбудила весь пах, отчего он стал пылать огнём, Маргина обхватила её голову и присосалась к её губам. После ванны они забрались в одну кровать, и Маргина научила Марфу тому, что с ней проделывала Лилит.

***

Утром их разбудил Паша.

— Вы, что, замёрзли? — озабоченно спросил он, тормоша Маргину.

— Почему? — удивилась она.

— Потому, что вместе спите, — объяснил Паша, а застигнутые вместе любовницы, вытаращив на него глаза, принялись хохотать.

— Пошли завтракать и на работу, — махнул рукой Паша и покинул комнату. Быстро умывшись, они побежали в столовую. Если бы не задание Анимо, то всё происходящее в этом странном месте понравилось Маргине и не вызывало отторжения. Даже то, что её лишили жизни, уже отложилось в её памяти, как приключение. Единственное, что поразило и не нравилось Маргине – странное изменение характера и мировоззрения её родственников в Санкт-Петербурге.

После завтрака Паша отвёл их в лабораторию, ход в которую находился недалеко от общежития и вёл в огромный подвал с красным полом и розовыми стенами. В левой половине помещения стоял протонный ускоритель, опутанный кабелями и шлангами. Возле него в огромном кресле сидел человек с рыжей бородой и такой же шевелюрой, сложив ноги на пульт и дремал. Услышав скрип двери, он поднял голову, а когда они подошли ближе, протянул руку Маргине и сказал: — Матвей.

Маргина представилась, улыбнувшись его избирательности, но оказалось, что Матвей с тем же видом протянул руку Марфе и так же поздоровался с Арнольдом, который плёлся сзади. Паша шагал в правую половину помещения, которое делилось на стеклянные клетушки со столами. Остановившись в пустой середине, он обвёл их взглядом и сообщил: — Здесь вы будете работать.

Как потом Маргина узнала от Матвея, Паша оказался вовсе не Пашей, а академиком Павлом Васильевичем Молчановым, работавшим в ИТМО[14]. Это немного заинтриговало Маргину, так как в этом университете учился Руслан. После того, как каждый выбрал себе место, Паша снова собрал всех и сообщил: — Мы будем исследовать процессы, которые характеризуются этой формулой.

Он показал листок, на котором Маргина увидела знакомую ей формулу. «Кто ты такой, Паша?! — подумала Маргина. — Откуда ты взял эту формулу?»

— Мне её прислал профессор Прехт, — глянув на неё, сказал Паша и закончил, сделав печальное лицо: — К сожалению, его убил какой-то маньяк.

Маргина стушевалась, так как не заметила, что подумала громко, а Паша её спросил: — Вы что-то об этом знаете?

— Нет, к слову пришлось, — ответила Маргина.

После этого начались будни. Утром Матвей запускал протонный ускоритель и Паша, вместе с Арнольдом, ставил эксперименты, а Маргина занималась тем, что оформляла результаты их изысканий в красивые картинки на компьютере. Для неё не составляло труда переносить каракули Паши в красивые буквы на компьютере, не дотрагиваясь до клавиатуры, а диаграммы Маргина рисовала взглядом, не используя Ексель и Виндовс.

Марфа занималась тем, что кормила кроликов и белых мышей, которые находились наверху, в отдельном здании посреди леса. Маргина часто ей помогала, предпочитая находиться на поверхности, а не в подвале. Дядя Степан, прикомандированной к ферме, привозил корма и убирал клетки. Маргина понимала, что зверушек готовят не для того, чтобы выпустить на волю, а для смертельных экспериментов. Она заранее жалела их, но сохранить их не в её власти. «Разве что, выпустить из клеток», — с озорством подумала Маргина. Арнольд уже не так боялся Маргину и, пребывая в ближайшем окружении Паши, как-то бросил ей бумажку и слегка пренебрежительно наказал:

— Нарисуй графики выхода альфа-частиц.

Маргина прилепила его к потолку и оставила там, пока принтер не выдал результаты. Когда Арнольд шлёпнулся на пол, она подала ему бумажки, сопровождая их тёплыми словами: — Приходи ещё.

Вытирая расцарапанную рожу, Арнольд злобно взглянул на её, но не посмел ничего сказать. Схватив листки с графиками, он отправился к гудящему протонному ускорителю, где на кресле восседал Матвей, который с интересом смотрел на них. «Неужели, видел? — подумала Маргина, но потом равнодушно махнула рукой: — Пусть и так!» Работающий протонный ускоритель своим гулом действовал на нервы, и Маргина принялась исследовать подвал, так как в нем находилось несколько дверей, таких, как в бомбоубежище. Некоторые заканчивались техническими помещениями с какими-то насосами, распределительными электрическими щитами и выключенными вентиляторами. Одна щитовая ей заинтересовала, так как имела ещё одну закрытую дверь, ведущую в тёмный бетонный туннель. Маргина с интересом туда зашла и включила внутреннее зрение. Тёмный туннель заканчивался в сотне метров и имел ещё одну дверь, поэтому Маргина двинулась туда. Сзади заскрипело железо, а когда Маргина оглянулась, то увидела, что её закрыли.

Бросив симпоты, Маргина узнала Арнольда за дверью и ухмыльнулась: «Пусть порадуется, гадёныш!» Она отправилась к двери в конце туннеля, собираясь исследовать подземное пространство, не за тем, чтобы найти себе приличную каморку, а из чисто спортивного интереса. За приржавевшей дверью оказалась пустота, дохнувшая на Маргину запахом плесени и прохладой. Обычное зрение отказывалось работать в кромешной тьме, и Маргина распустила свои симпоты.

Оказалось, что она находится в каких-то катакомбах, имеющих ответвления во все стороны и, кроме того, расположенных в нескольких ярусах. Маргина помнила, что под Саровской пустынью должен находиться настоящий подземный город, куда монахи-отшельники спускались в поисках уединения, но, насколько она знала, их база находилась далеко от этого места. Так как, благодаря Арнольду, она могла позволить себе изучить всё досконально, то Маргина решила опуститься в нижний слой и составить схему подземных ходов на тот случай … да мало ли какой случай подвернётся! Вдруг придётся от кого-то прятаться!

Ходы простирались довольно далеко, и пришлось прилично пройти, пока она не добралась до подземного озера, расположенного в естественной пещере. Маргина попробовала воду и оказалась, что она весьма приятная на человеческий вкус. Расположившись на камне возле воды, Маргина принялась лепить ходы-переходы, фиксируя всё в глифомах. Через некоторое время, которое она не замечала, перед ней маячила весьма замысловатая фигура, напоминающая переплетение аксонов[15], дендритов[16] и нервных клеток в голове.

«Думающая пустота!» — хмыкнула Маргина и принялась изучать отдельные ответвления, ведущие в разные стороны. Некоторые из них заканчивались обвалами, а иные тянулись к поверхности земли. Особенно её заинтересовал один, весьма длинный, который заканчивался рядом с какой-то организованной пустотой имеющей правильную прямоугольную форму. «Бункер!» — подумала Маргина и отправилась по извилистым ходам в направлении подозрительного объекта.

Когда она подошла к концу длинного отростка, то оказалась перед железной дверью, весьма похожей на ту, которая находилась в их подвале. Попытки её открыть ничего не дали и Маргина нырнула сквозь металл. Она оказалась в какой-то лаборатории, очень похожей на ту, в которой работала, и пошла вдоль стеллажа. Не успела Маргина пройти несколько шагов, как на неё налетел какой-то мужчина.

— Смотри, куда идёшь! — возмутилась Маргина и увидела лицо мужчины. Перед ней стоял разыскиваемый кандидат наук Сергей Гауфер.

— Попался! — воскликнула Маргина и обхватила Гауфера руками. Пробивая трубы и бетон, обрывая искрящиеся провода, она вылетела на поверхность и взвилась в воздух. Ошарашенный Гауфер потерял сознание и Маргина забеспокоилась, так как неизвестно что скажет Анимо, когда она притащит мёртвого преступника. Пульс наблюдался, и Маргина прикрыла Гауфера коконом, чтобы он не отбросил концы. Испытывая некоторую эйфорию, оттого, что нашла преступника, Маргина сделала петлю, чуть не сбив американский метеорологический спутник, а потом понеслась в сторону сплетения силовых полей, видимого только ей. Когда она оказалась ближе, то клубок силовых вероятностных полей превратился в узнаваемого мальчика в рваной шляпе, который сидел на пространственном бугорке. Вокруг него клубились фиолетовая муть, в которой по-прежнему прятались шустрые котята.

— Я привела к тебе преступника, — с некоторой гордостью сообщила Маргина, показывая на Сергея Гауфера в предохранительной оболочке. Анимо поднял Гауферу веки и заглянул в закатившийся глаз, а потом повернул своё кислое лицо к Маргине.

— Он не преступник, — промолвил Анимо и его тихий голос оказался страшнее ужасного звериного рёва.

— Как не преступник?! — растерялась Маргина. — Он убил профессора Прехта, это доказано!

— Я предупреждал тебя, что действительность не такая, как тебе кажется, — сказал Анимо и спросил: — Что ты узнала нового в связи с открытием данной формулы?

— Ничего, — пробормотала Маргина и, оправдываясь, произнесла: — Я не успела.

— Вместо того чтобы заниматься делом, ты кормила кроликов и занималась сексуальными играми с Марфой, — произнёс Анимо и выудил из фиолетового тумана полосатенького котёнка. Взяв его одной рукой за шкирку, Анимо посмотрел на замершую Маргину и второй рукой содрал с котёнка шкуру. Скальпированный котёнок завизжал в предсмертном крике, а его окровавленный тельце полетело вниз, пока не вспыхнула ярким пламенем, как метеор. Повернув к Маргине обрызганное кровью грязное лицо, маленький монстр зловеще произнёс:

— Если ты не найдёшь виновного в смерти профессора Прехта и не расскажешь, чего достигли физики в изучении ядерных частиц, я возьму твою Марфу и сдеру с неё шкуру, а в придачу распилю вот этого котёнка, — Анимо поднял четвёртую жертву – черно-белого пятнистого кота и погладил его по спине. «Ирод!» — не скрывая эмоций, подумала Маргина, а Анимо бросил Сергея Гауфера вниз, на Землю, ничуть не заботясь о том, что с ним будет.

— Уходи, — произнёс Анимо, предлагая черно-белому котёнку живую мышь, которая юркнула из его рук в туман, а котёнок прыгнул за ней. «Я для него – несчастная мышь, а он всего-навсего играется со мной! — подумала Маргина. — Ему не нужны никакие знания, так как он может получить их напрямую. Он садист, который смертельно скучает». «Ты не права, — ответил внутри неё Анимо, а Маргина представила его кривую усмешке. Она снова услышала его голос, который продолжал сверлить её виртуальные мозги: — Ты испытала тысячную частицу боли, которую каждое твоё мгновение испытываю я. Ты не доросла до понимания того, что происходит и твои суждения не стоят тех слов, из которых они состоят».

Маргина не верила Анимо, она вообще старалась не верила никому. Впереди показался движущийся объект рыжего цвета и Маргина забеспокоилась. Почти инстинктивно она почувствовала, что её ожидают неприятности и хотела нырнуть вниз, на Землю, но не могла, словно растеряла все свои способности. С ужасом она увидела, что к ней идёт Туманный Кот и поняла неизбежность встречи.

— Сука ты, Маргина! — сказал Туманный Кот, и Маргина подумала, что у неё дежавю. Кот махнул лапой у своей морды и сбросил в фиолетовый туман огромную прозрачную слезу, которая выкатилась из правого глаза и сказал: — Он первый назвал меня папой.

Глаза Маргины наполнились сочувственной влагой, а Туманный Кот тихим голосом пожелал ей по-доброму:

— Чтобы ты сдохла, как мой котёнок!

Слова кота прозвучали, как неожиданный гром, пригвоздив Маргину к фиолетовому туману. Кот медленно шагал от неё, виляя хвостом и задницей, но данная картинка не умиляла её, как раньше. Сокрушённая его словами, она отчаянно бросилась с головой в фиолетовую муть, захлёбываясь слезами и надеясь захлебнуться фиолетовой дрянью. Словно назло, фиолетовая муть кончилась, и она вынырнула над земными облаками. Не замедляя падения, Маргина включила человеческие чувства и со всего маха врезалась в землю, ощущая боль в сломанных костях и яркую вспышку ужаса в голове, которая поглотила сознание и вырубила Маргину. Окутавшая её тьма стала, как освобождение.

***

Когда её плоть собралась, Маргина не захотела приходить в сознание, так как она инстинктивно чувствовала, что возвращение в действительность будет ужасным. Когда до сознания Маргины дошло, что она не может спрятаться от того, что неотвратимо, то она вылезла из ямы и оглянулась. Дыра, пробитая её приземлением, находилась на газоне возле девятиэтажного дома, а впереди Маргина заметила здание кинотеатра с многозначительным названием «Многороссия». Шатаясь, Маргина зашла внутрь, собираясь найти место, где можно выпить. Путаясь в переходах, забрела в клуб, где нашла место за столиком на балконе. Оформление зала в стиле «техно» не очень соответствовало настроению Маргины, так как она бы предпочла что-нибудь более романтичное. Заглянув в меню, Маргина заказала фирменное блюдо и чего-нибудь покрепче. Официант мельком оценил её платье, вымаранное землёй, но принял заказ и удалился. Ей принесли фиолетовые макароны в фиолетовой жиже, а сверху лежали несколько желто-розовых креветок.

— Что за фиолетовая дрянь? — спросила Маргина, так как всё фиолетовое напоминало ей о Анимо. Официант разъяснил, что это фирменная паста с соусом из чернил каракатиц. Маргина не стала пробовать пасту, а выпила из толстого стакана, где оказался ром со льдом, и сковырнула из фирменного блюда пару креветок. Она попросила целую бутылку рома и принялась слушать ритмичную музыку, которая долбила мозги. Какой-то диджей с именем «Примус» объявил маэстро Доменика, и мальчик в узких подстреленных брюках начать пиликать на скрипочке что-то жалобное, которое соответствовало состоянию Маргины, отчего она начала тихонько подвывать. Из перстня выбрался Книжный кот, принюхался и сожрал из тарелки Маргины фиолетовую слякоть.

— Скучаете? — спросило остроносое лицо, изуродовав его скверной улыбкой. Тип скинул Книжного кота со стола и сел на свободный стул.

— Отвали отсюда, мерзкий урод, и не трогай моего котейку, — отрезала Маргина, но остроносый гад подозвал официанта и заказал ещё одну бутылку рома.

— Я угощаю, — сообщил он, наливая стаканы. Маргина не стала спорить, а опрокинула ром в рот одним махом и спросила, не очень интересуясь ответом:

— Ты кто такой?

— Лейтенант Скребнёв, — сообщила остроносая личность.

— Наливай, Скребнёв! — провозгласила Маргина и первой, не чокаясь, проглотила ром. Книжный кот, видя, что хозяйка пошла вразнос, незаметно юркнул в перстень Морти и затих. Через некоторое время Скребнёв стал казаться не таким отвратительным, отчего Маргина заключила, что в этом месте лучшего слушателя ей не найти. Маргина не считала, сколько выпила, но оказалось, что ром прекрасно снимает стресс, и делает жизнь прекрасной. Когда ром уже не лез в горло, Скребнёв предложил проветриться с ветерком и Маргина с удовольствием согласилась. У Скребнёва оказалась машина, военный газик, в которую Марина едва села, чуть не разбив голову, убеждая своего кавалера, что ей это не страшно, так как она соберёт себя даже размазанной в тонкий лист по асфальту. После гонки по городу они зашли в какую-то квартиру, где снова выпили, но уже водки. Скребнёв предложил Маргине отдохнуть, и она легко согласилась, падая на двуспальную кровать и отключившись от реальности. Скребнёв помогал ей раздеться, но Маргина сопротивлялась и говорила: «Не нужно, я сама!» — и уже окончательно погрузилась в небытие.

Пробуждение оказалось неожиданным, так как у Маргины пересохло во рту, словно ее внутренности оштукатурили. Она тихо поднялась и стала бродить по комнатам, пока не оказалась на кухне. На столе стоял графин советских времён, наполненный водой, и Маргина присосалась к нему, но почувствовала, что это не вода, а водка. Через секунду водка подействовала лучше воды, так как вернула Маргину во вчерашнее состояние. Укусив лимон, она выдавила его в рот, отчего окончательно пришла в себя, несмотря на то, что от кислоты её рот свело судорогой. Одна комната оказалась запертой, но Маргина обнаружила ключ за картиной в коридоре. Открыв дверь, она увидела, что это коридор другой квартиры, смежной с квартирой Скребнёва.

«Странно», — подумала Маргина и заглянула в комнату, которая оказалась спальней. В кровати спала женщина, а на диванчике устроилась девочка лет четырнадцати. На цыпочках покинув комнату, Маргина, чуть не хихикая, прошла дальше и увидела в коридоре, возле старого трюмо, девушку, которая прихорашивалась перед зеркалом. Видимо, она увидела Маргину краем глаза, так как ошарашенно к ней повернулась и спросила: — Кто вы такая?

— А вы кто такая? — в пику спросила Маргина и услышала: — Я Софья Новосёлова. Что вы делаете в моей квартире в таком виде?

Она смотрела куда-то вниз и Маргина опустила глаза. Оказалось, что она совершенно голая, так как не удосужилась надеть на себя платье.

— Простите, — сказала Маргина и, путаясь, вернулась в квартиру Скребнёва, пытаясь закрыть злополучную дверь на ключ. В дверь грохотала Софья Новосёлова, которая обещала отрезать яйца этому гаду Скребнёву. Видимо, проснулась женщина, которая вместе с девочкой находилась в спальне, так как Маргина услышала новые голоса. Она быстро забрала свою одежду, а сонному Скребнёву добавила в кровь спирта и открыла входную дверь. Там уже стояла Софья Новосёлова, которая накинулась на Маргину, но она её оттолкнула и бросилась по лестнице вниз.

Выскочив из подъезда, Маргина сиганула вверх, в морозное небо, чтобы оглядеться, где она оказалась. Сравнив раскинувшегося внизу города с содержанием глифом, Маргина убедилась, что её забросили в Саров, где ей и следовало быть. «Отлично!» — подумала она, пытаясь определить, где находится база, на которой она работала. Выискивая своё общежитие, Маргина попыталась забить утреннее происшествие, как и вчерашнее, но какая-то загогулина в глифомах мешала ей это сделать. Она даже не помнила, было ли у неё что-то с этим лейтенантом Скребнёвым или нет, но тревожило Маргину не это.

Загогулина не исчезла, но была задвинута в дальние глифомы, так как Маргина обнаружила общежитие в виде буквы «Ш» и резиденцию Марфы, где она возилась со своими кроликами и мышами. Опустившись перед входом, она заглянула внутрь и упёрлась в глаза Марфы.

— Ты где была? — накинулась она, но Маргина махнула на неё рукой и сказала: — Не спрашивай!

— Ты пила?! — принюхавшись, возмутилась Марфа и спросила: — Ты где так набралась? Паша сбился с ног, тебя разыскивая!

— С Пашей я, как-нибудь, разберусь, — сказала Маргина и попросила: — Дай воды!

Она высосала литровую кружку воды, а потом запустила процесс очищения тела от остатков спирта. Через минуту туман в голове развеялся и Маргина облегчённо сообщила: — Я пошла!

— Я с тобой, — присоединилась Марфа, явно не сочувствуя, а ради того, чтобы просмотреть на экзекуцию от Паши. Мало ли что, вдруг пригодится! Они спустились в лабораторию, где обнаружили рыжего Матвея, колдовавшего возле протонного ускорителя и Пашу, который что-то ему наказывал. Паша увидел Маргину и замолчал, а когда она подошла, то спокойно спросил, словно ничего не произошло:

— Где ты была?

Маргина коротко объяснила, что вчера она исследовала подвал, а Арнольд закрыл бронированную дверь.

— Вот ссыкун, — засмеялся Паша, но увидев возмущённое лицо Маргина, добавил: — Я его накажу.

Никто не успел спросить, как Маргина выбралась из подвала, так как из-за перегородок, где находились их кабинеты, появился Арнольд с каким-то мужчиной.

— Я сама его накажу, — сказала Маргина, быстрым шагом направляясь к Арнольду. Понимая, что его ничто не спасёт, Арнольд бросился в злополучный коридор, в котором он запер Маргину. Закрыв за собой дверь, он думал, что уже спасён и с улыбкой повернулся, когда кто-то тронул его за плечо. Узнавая Маргину, он в безмолвном крике открыл рот и головой пробил многометровый слой бетона и земли. Взлетев выше деревьев, Арнольд помчался в сторону не замёрзшей ещё реки Саровки, а потом оказался в озере Протяжном. Его макнули несколько раз в холодную воду, после чего понесли в сторону лаборатории. Когда он появился перед Пашей, с него ручьём лилась вода, а зубы от холода и страха выбивали громкую чечётку.

— Это уже чересчур, — возмутилась Марфа и наказала Арнольду раздеваться, после чего вытащила откуда-то одеяло и накинула его на дрожащего ассистента академика Паши Васильевича, который не вмешивался, а с ехидной улыбкой наблюдал за эксцессом.

— Это в твоём стиле, Маргина, — сказал доселе молчавший мужчина. Маргина обернулась к нему и удивлённо воскликнула: — Руслан?!

Не удивительно, что её поразило присутствие в лаборатории Руслана. Она видела его в квартире Лилит, пьяного и безобразного, что никак не сочеталось с протонным ускорителем и академиком Павлом Васильевичем Молчановым. Присмотревшись, она убедилась в том, что это Руслан и растерянно спросила: — А где Людмила?

— В общежитии, — сказал Руслан, — готовит наше гнёздышко.

— Я бы хотела с ней поговорить, — сказала Маргина, а Руслан, пристально глядя ей в глаза, произнёс: — Я тоже хочу с тобой поговорить.

— Вы знакомы? — удивился Паша и добавил: — Это мой лучший ученик!

— Это муж моей внучки, — парировала Маргина.

— Теперь я понимаю, откуда Руслан набрался научной премудрости, — сказал Паша. Маргина не стала разочаровывать академика и убеждать его в том, что не имеет никакого отношения к научным достижениям Руслана.

Руслан и Паша целый день занимались физикой, поминутно гоняя протонный ускоритель и разглядывая следы разрушенных ядер. Возле них крутился высохший от купания Арнольд, который, видимо, что-то понимал в физике, так как его слушали, когда он говорил, и яростно жестикулировали, доказывая своё. Только однажды он подошёл к столу Маргины, положил бумажку со своими расчётами и выпалил при этом: — Маргина Астаровна, вы сможете нам помочь?!

Маргина без слов распечатала ему график функции и выходную гистограмму. Юное дарование схватило распечатанный лист и радостно произнесло:

— Спасибо, Маргина Астаровна.

«Кто говорил, что пороть детей нельзя?!» — хмыкнул великий педагог и погрузился в свои мысли, которые требовали трезвого ума. Как сказал Анимо, а ему нет смысла не верить, Сергей Гауфер невиновен. Почему он убегал, значения не имеет, потому как, – невиновен. Возможно, что испугался, когда на него посмотрел брат погибшего профессора Прехта, или есть другая причина, но кандидата наук Сергея Гауфера следует вычеркнуть из списка подозреваемых. Интересно то, что он находится здесь, в Сарове, а не в Германии, где он жил после переезда своих родителей из Многороссии. Технологический институт Карлсруэ оплачивал ему грант на учёбу в ЦЕРНе. «Пожалуй, — подумала Маргина, — я оставлю этого голубчика на примете, а тем временем следует разобраться в мотивации остальных учёных». Маргина погрузилась в свои глифомы, рассматривая дела подозреваемых учёных, а потом вспомнила полицейского следователя Давида Вебера и подняла телефонную трубку древнего аппарата, висящего на стене. Набрав его номер, она услышала далёкие гудки, а потом в трубке раздался голос капитана. Маргина тепло приветствовала своего коллегу:

— Давид, здравствуй! — и сразу сообщила: — Сергей Гауфер невиновен в убийстве профессора Прехта.

— Откуда ты знаешь? — удивился Давид и Маргина ответила: — Я его нашла в Тёмной Зоне и допросила.

После некоторого молчания Давид сообщил:

— Маргина, это дело закрыто.

— Моё дело сообщить, — беззаботно сказала Маргина, оставив на совести Вебера дальнейшую судьбу дела. Спохватившись, она спросила у Вебера: — Давид, а ты не знаешь, что сейчас делают наши бывшие подозреваемые?

— Знаю, — ответил Вебер, — они решили остаться в ЦЕРНе и делают совместные опыты на ускорителе.

— Ага! — сказала Маргина и задумчиво положила трубку. Вспомнила, что не попрощалась с Вебером, и схватилась руками за голову.

— Ты куда звонила? — спросил Паша, подозрительно поглядывая на Маргину.

— В Женеву, — сказала правду Маргина.

— Слава Богу, — вздохнул Паша и сказал: — Я думал, что ты жалуешься в службу контроля на Альберта.

Маргина презрительно хмыкнула, а Паша, который собирался уходить, удивлённо повернулся и спросил:

— Ты звонила в Женеву?

—Да, а что? — спросила Маргина, не понимая подвоха.

— Отсюда нет физической возможности звонить в Женеву, — сделал круглые глаза Паша.

— Прости, я не знала, — оправдалась Маргина, не объясняя Паше, что она звонила по своим каналам.

Когда Маргина вечером вернулась в общежитие, Марфа ещё дулась за Арнольда и с ней не разговаривала. Маргина не обижалась, так как могла спокойно погрузиться в свои мысли, пытаясь вычислить того, кто убил профессора Прехта. То, что она знала, не давало повода заподозрить кого-либо, а если быть точным, то она могла подозревать всех. Все имели возможность убить профессора и, возможно, кто-то из профессуры скрывает это и врёт. И опять, как прежде, у Маргины возникло ощущения, что она пропустила что-то важное, которое не может вспомнить.

В дверь заглянул Руслан, и Маргина с горечью вспомнила, что забыла найти их в общежитии и поговорить с Людмилой. Она поднялась из-за стола, за которым сидела и повернулась к Руслану, словно давно его ждала:

— Показывай, как вы здесь устроились.

Руслан провёл её в свою комнату и Маргина с порога определила, что перед ней настоящая Людмила, а не та пьяница, которую ей пришлось видеть в квартире Лилит. Обнимая Людмилу, она сжала её, словно видела в последний раз, отчего внучка со смехом произнесла:

— Бабушка, ты меня задавишь!

Маргина начала расспрашивать Людмилу и та рассказала, что они приехали из Женевы, где Руслан проводил опыты на большом коллайдере, чем опять удивила Маргину. На её вопрос, как они сюда добрались, Людмила со смехом спросила: «Бабушка, ты что, забыла, что у нас есть димензиальная сеточка?» Когда Маргина спросила о Лилит, то Людмила сообщила, что она, вместе с Морти, Марико, Тарасом и сыном Людмилы, Ильей, совершает кругосветное путешествие на яхте и сейчас находится в Атлантике.

— У тебя сын? — удивилась Маргина.

— Бабушка, он уже взрослый и ему двадцать лет, — усмехнулась Людмила.

— А кто же тогда в вашей квартире в Санкт-Петербурге? — удивлённо спросила Маргина, вспоминая шкета с папиросой в квартире Лилит, и Людмила ответила:

— Никого. Квартплата оплачена на пять лет вперёд и там никто не живёт.

Маргина не стала таиться и рассказала Людмиле о своём посещении Санкт-Петербурга, а также о том, что видела в своей квартире и в соседней, Лилит. Людмила сделала круглые глаза и объяснила: — Наверно поселились какие-то бомжи, а ты весьма впечатлительная, отчего тебе показалось что-то знакомое.

— Я впечатлительная? — удивилась Маргина, а Людмила подтвердила: — Да! Ты всё берёшь к сердцу, — она обняла Маргину и прошептала: — За что мы тебя и любим.

Маргина прослезилась, а Руслан выглянул из кухни и произнёс: — Кушать подано.

Они прошли в зал, где Маргина увидела празднично накрытый стол и снова прослезилась, отчего Людмила, смеясь, воскликнула: — Бабушка, ты меня всю утопишь!

Когда они поужинали, Маргина рассказала о том, что с ней произошло после взрыва Масквы и о Анимо. Маргина сообщила, что Анимо находится вне пространства и времени, поэтому всё во Вселенной для него находится в одной безразмерной сингулярной димензиальной точке. Для Анимо нет никаких расстояний. Исходя из этого, то, что происходит за миллиарды световых лет от данной точки, для Анимо находится рядом. Передача информации для Анимо мгновенна, так как времени и пространства нет. Время является следствием изменений, происходящих на Анимо, которые таким способом передаются во Вселенную. Каждое живое существо во Вселенной, от микроба до человека, является отражением происходящего на Анимо. Тело микроба или человека принадлежит пространству и времени, созданному Анимо, и управляется отражением, происходящим на Анимо. Если применить сравнение с религией, то душа микроба или человека принадлежит Анимо, но временно приобретает индивидуальность. Душа никуда не исчезает, так как всегда находится на Анимо, но может управлять разными живыми индивидами, от микроба до человека. Через живое Анимо познаёт Вселенную, которую он создал. Пока она монотонно повторяла то, что ей сообщил Творец Сущего, Людмила внимательно слушала. Её рассказ заинтересовал Людмилу, но только с медицинской точки зрения, так как она подумала, что Маргина свихнулась.

— А как же тогда Эссенариум, Лучезарный и Сатанаил? Их, что, не существует?— спросила Людмила, внимательно наблюдая за реакцией Маргины. Так как Маргина по-прежнему не имела возможности заглядывать в головы людей, то не могла читать мысли внучки и чистосердечно сообщила, что религиозные течения находятся на Анимо в разных реальностях, которые логически завершённые, будь то ислам, буддизм или последователи индуизма. Её слова не очень убедили Людмилу, а Руслан, на котором находилась димензиальная сеточка, прочитал мысли Маргины и убедился, что она говорит искренне. Он не понимал миссии Маргины на Землю и она, чтобы расставить все точки над «i», бухнула ему в голову всю информацию. Через минуту он спросил у Маргины, с какой целью Анимо сообщил свою формулу профессору Прехту, и Маргина развела руками: — Я не знаю.

— Здесь есть что-то странное, а формулу я проверю.

Судя по его отсутствующему виду, он тут же начал её проверять, а Людмила спросила о нравственных постулатах Анимо и о том, что «лзя» и «нельзя». Маргина объяснила, что у Анимо нет человеческих нравственных норм, и Людмила тут же спросила:

— Он, что, не осуждает убийство?

Маргина объяснила, что всё живое представляет собой пищевую цепочку, поэтому убийство – необходимый атрибут биологической жизни. Лев съедает косулю, потому что хочет жить и это естественно.

— А если лев, чтобы утолить голод, сожрёт человека? — растерянно спросила Людмила.

— Не забывай, что человек тоже находится в пищевой цепочке и льву ничего не будет за съеденного разиню, — засмеялась Маргина и добавила: — Когда человеческое тело умрёт, то его схавают микробы, насекомые или первичноротые.

— Какие первичноротые? — удивилась Людмила.

— Черви, — сказала Маргина и добавила: — Ты разве не учила в институте биологию?

Людмила не реагировала на вопрос, а спросила:

— Если человек убивает другого человека, то с его душой ничего не будет?

— Возможно, что есть какие-то обратные связи, — сказала Маргина, чтобы утешить Людмилу, — но я об этих связях не знаю. Кроме того, наша индивидуальность временная, поэтому в плане так называемой души, тот, кто убивает другого, убивает себя.

— Не нравится мне твой Анимо, — констатировала Людмила, а Маргина с улыбкой парировала: — Он такой же мой, как и твой.

Людмила проводила её в свою комнату. Когда Маргина вернулась к себе, то легла в кровать и заснула блаженным сном, наблюдая в нём себя и всю свою счастливую семью. Состояние непрерывного счастья, словно она оказалась в Эссенариуме, охватило её душу до самого утра. Людмила, проводив Маргину, вернулась к себе и сказала Руслану: — Дай-ка мне сеточку, слетаю-ка я в Санкт-Петербург.

— Утром у меня важные опыты, не забудь вернуть, — напомнил Руслан, а Людмила прямо через стену вылетела в ночное небо. Сделав в небе полукруг, она оказалась возле своего дома в Санкт-Петербурге и зашла в свой подъезд. Открыв дверь своим ключом, она зашла в квартиру Лилит и прошлась по комнатам. Всё находилось на своих местах, только лёгкая пыль осела на столе, по которому Людмила провела пальцем. Ничто не говорило о том, что здесь кто-то был. Людмила зашла в свою квартиру, но там тоже царила тишина и никаких признаков присутствия посторонних.

«Стареет бабушка, наверно ей показалось», — с грустью подумала Людмила, но решила ничего не говорить Маргине, чтобы не усугублять её состояние. «Нужно её уговорить, чтобы она отдохнула на яхте Лилит», — подумала Людмила и сиганула в небо, направляясь в Саров, забытый богом городок, где интересно работать Руслану, но не Людмиле, несмотря на то, что ей обещали фундаментальные медицинские исследования в этой глуши. Когда она подлезла под бок спящего Руслана, то он обхватил её руками и ногами, а потом прошептал на ухо: «Ледышка моя!»

Стоило Людмиле закрыть глаза, как ей приснился зелёный лес, а она шагала по высокой траве, усеянной ромашками, синими васильками и редкими красными маками. Откуда-то взявшиеся облака медленно затянули небо и закрыли яркое солнце. Повеяло холодом, а красные маки стали похожими на упавшие капли крови. На лес медленно и неуклонно опустилась серая мгла, которая скрыла вершины деревьев, оставляя видимыми только их толстые стволы. Стало совсем темно, и Людмила испугалась, что пропадёт в этом странном лесу, но впереди вдруг блеснул спасительный луч света. Она ускорила свой шаг, в такт с которым пульсировал далёкая светящая точка. По мере приближения точка превратилась в продолговатый светящийся предмет, который освещал ближайшие стволы деревьев.

Когда Людмила подошла совсем близко, то с удивлением увидела, что свет исходит из стеклянного гроба, висящего посреди небольшой поляны. Присмотревшись, она обнаружила, что внутри светящегося гроба кто-то лежит. В её душу медленно заползал страх, изредка вспыхивая парализующим ужасом, а интуиция подсказывала, что нужно держаться подальше от этого места. Несмотря на это, что-то внутри Людмилы толкало её вперёд, ублажая чье-то любопытство. Когда гроб оказался рядом, Людмила взглянула на лицо лежащего человека и её парализовало. Внутри гроба лежал Руслан с жёлтым, мертвенным лицом, освещённым неярким светом.

— Руслан! — что есть силы, закричала Людмила и тут же проснулась. От её крика проснулся Руслан, который крепко обнял её и успокоил: — Я с тобой, моя любимая!

Людмила прижалась к нему, но ещё долго её громко бьющееся сердце не хотело успокоиться. Руслан уже сопел, когда она, наконец, заснула. Снов Людмила больше не видела, так как провалилась в тёмную тревожную пропасть.

***

Лаборатория стало многолюдной, так как, кроме Руслана, в коллектив влилась Людмила, которая каждое утро измеряла у всех давление, слушала грудь и заглядывала в глаза, после чего заносила результаты своих исследований в новый журнал. Поскольку на этом её участие в проекте заканчивалось, то остальное время она посвящала зверушкам Марфы, с которой Людмила сдружилась. Маргина, ввиду такого количества людей, совсем потерялась и могла делать что угодно. Обычно она открывала перстень Морти и вытаскивала оттуда Книжного кота, которого дал ей Анимо, а потом тихо спрашивала:

— Если поменять прошлое, то изменится и будущее?

— Кто тебе позволит! — крикнул Книжный кот, и Маргина приложила палец к губам.

— Всё и всегда находится в настоящем, — изрек Книжный кот, чтобы прекратить споры.

— Зачем я Анимо? — не унималась Маргина.

— Ты балласт, который нужен Анимо, чтобы его корабль не перевернулся, — сказал Книжный кот, а Маргина на время надулась. Прослушав некоторое время гудение протонного ускорителя, Маргина снова прошептала:

— А как возникла биологическая жизнь на Земле и других планетах?

— Поройся в памяти и вспомни опыты английского учёного Гука, — назидательно сказал Книжный кот. — Он смычком от скрипки проводил по краю пластины, на которой насыпал тонкий слой муки. На пластине наблюдались симметричные геометрические рисунки. Будет достаточным облучить Вселенную определённым набором излучения и на подходящих планетах возникнет жизнь в простейших формах. Путём корреляционного излучения Анимо направляет изменение организмов, при этом присутствуя во всём живом в качестве управляющей системы.

— Жизнь не может возникнуть искусственно? — спросила Маргина.

— Человек способен сделать биологического робота, но управлять им сможет только посредством компьютера. Такой робот никогда не станет живым, если Анимо не вложит в него душу, — ответил Книжный кот, зевнул на всю пасть и спросил: — У тебя всё?

— А духи на Земле бывают? — не успокоилась Маргина.

— Никаких духов и привидений не существует, — категорично ответил Книжный кот, — есть живое и мёртвое. Иное – плод фантазии дилетантов и их возбуждённого сознания.

— А кто создал Анимо? — спросила Маргина, а Книжный кот возмущённо отвернулся.

«Она не знает!» — довольно хихикнула Маргина и тут же услышала: «Знаю, но дурам не скажу!» — в результате чего Маргина отправила кота в перстень Морти.

Утром следующего дня её остановил Руслан и сказал:

— Я не знаю, о чём думал твой Анимо, сообщая людям свою формулу, но я сделал расчёты по ней и это настоящая бомба.

— В каком смысле? — не поняла Маргина.

— В прямом! — ответил Руслан и разъяснил: — Судя по расчётам, при некоторых определённых условиях распад вещества, в согласии с этой формулой, приводит к схлопыванию монов и излучению в пространство демонов, после чего всё живое вокруг исчезнет.

— Ты утверждаешь, что Анимо хочет уничтожить всё живое? — застыла Маргина.

— А это на него похоже? — ответил вопросом Руслан, а Маргина похолодела – она вспомнила казнённых котят и поняла, что Анимо ненавидит всё живое. Вчера Маргина скрыла тот факт, что Туманный Кот принёс своих нагулянных котят, которых Анимо использует для того, чтобы шантажировать Маргину. Она рассказала всё Руслану, и тот помрачнел, а потом, чтобы успокоить Маргину, сообщил: — Я что-нибудь придумаю.

Они расстались в смятении.

Маргина страшилась будущего, хотя, если судить по тому, что сказал Анимо, будущего, как и времени, нет, и всё уже совершилось, а настоящее – это кадр фиксированной картинки, лежащей в шкатулке действительности, который никак не изменить. Если будущего не изменить, то действия Маргины предопределены, так как она – суть сам Анимо или его бесчисленная частица, не облачённая в границы пространства и времени. Маргина подумала, что не стоило сообщать эту формулу кому-либо, но если сам Анимо задумал её сообщить, то это случится по любому. «Я должна действовать так, как всегда, — подумала Маргина. — Как «стандартная дура», о чём намекал Анимо. А если сломать ему карты и поступить по-другому?» — продолжила свою мысль Маргина и сделала вывод – что бы она ни делала, результат останется неизменным.

Единственное, что ей следует сделать, – найти убийцу профессора Прехта, так как это задание дал ей Анимо и он не отстанет, пока Маргина не найдёт преступника. «Только с какой целью он лишил меня возможности заглядывать в головы других?» — недоумевала Маргина, а, немного подумав, решила, что такое мог проделать и Туманный Кот. Так как она думала об этом постоянно, то Людмила, которая залезла ей в голову, с удивлением констатировала:

— Ты свихнёшься, если зациклишься на одном.

— Ты читаешь мои мысли? — удивилась Маргина.

— Да, — сказала Людмила и снова подумала, что бабушка постарела и стала многое забывать. Она погладила плечо Маргины и с улыбкой добавила: — Скоро лишусь этой привилегии, так как после обеда димензиальная сеточка понадобится Руслану.

— Тогда ты мне и поможешь, — сказала Маргина и стала объяснять суть своей проблемы, которую Людмила уже считала с её головы.

— Таким способом мы не найдём преступника, — сказала Людмила обшаривая в пространстве выуженных в голове Маргины участников симпозиума в ЦЕРНе. — Люди стараются забыть плохое, и не думают о том, что они сделали, пока им об этом не напомнят. Я оставлю звоночки на твоей профессорской братии, а ты напиши каждому из них письмо и случайно сообщи, что знаешь, кто убил профессора Прехта, — посоветовала Людмила.

— Разве отсюда можно отправить письмо? — удивилась Маргина, зная о том, что их лаборатория охраняется, как военный объект.

— Мне передашь, а я отправлю, — сказала Людмила, не посвящая бабушку в способ доставки почты. Она не стала рассказывать Маргине, что письмо можно отправить электронной почтой, предпочитая чуть-чуть контролировать бабушку, у которой не всё в порядке с головой. Людмила покинула уголок Маргины, которая села за стол и положила перед собой чистый листок бумаги. «Как же мне случайно сообщить о том, что я знаю убийцу?» — думала Маргина, взяв в руки ручку и застыв над бумагой. После долгих мысленных потуг она решительно написала на листке:

«Я знаю, что ты убил профессора Прехта».

Повторив данную фразу ещё восемь раз, она вложила листки в конверты и подписала фамилии получателей, а потом решительно отнесла конверты Людмиле, которая, вместе с Марфой, лечили лапку кролику.

— Так быстро?! — удивилась Людмила и добавила: — Сегодня же и отправлю!

Маргина не стала смотреть, как мучают кролика, а отправилась на своё рабочее место, где до вечера проиграла в «Косынку», мухлюя с компьютером, который не мог знать, что какая-то скотина меняет ему код.

***

Утром следующего дня, во время завтрака, Людмила сообщила, что письма доставлены адресатам.

— Так быстро? — удивилась Маргина.

— Мы живём в двадцать первом веке, — улыбнулась Людмила. Не могла же она сказать бабушке, что после лечения кролика, забрала у Руслана сеточку, чем вызвала его недовольство, ввиду нарушения договора по использованию артефакта, а потом сиганула в Женеву, где нашла всех участников симпозиума и подкинула им письма в гостиницу.

— Между прочим, — добавила Людмила, — один из твоих подозреваемых находится в соседней лаборатории, откуда ты похитила Сергея Гауфера, и прибыл сюда частным самолётом, — она, как заговорщик, глянула на Маргину и прошептала на ухо: — Он очень испугался, когда увидел твоё письмо на столе в лаборатории.

— Кто это? — спросила Маргина.

— Доктор философии Константин Павлович Новоселов, — сказала Людмила и добавила: — Сегодня на обед в столовой знаменитые арзамасские гуси, так что не опаздывай, — после чего оставила бабушку, нацепив, на всякий случай, звоночек и на неё. Бабушка пропустила напоминание о гусяках, а сейчас же отправилась в подземелье, тем более что объёмная карта у неё имелась с прежней вылазки. Она быстро дошла до железной двери подвала соседней лаборатории. Когда проникла сквозь металл, то оглянулась вокруг, чтобы лучше узнать, что здесь происходит. Оказалось, что эта лаборатория, номер два, как её обозначила Маргина, весьма похожа на учреждение академика Павла Васильевича Молчанова. Даже жёлтенький протонный ускоритель оказался близнецом тому, что находился в лаборатории Маргины. Не успела она осмотреться вокруг, как перед ней оказался Сергей Гауфер, который, совсем не желая её видеть, побелел лицом и пролепетал: — Вы снова за мной?

— На сей раз не по твою душу, — ответила Маргина. Гауфер не стал задерживаться и быстро улизнул куда-то в коридор. Маргина услышала, что кто-то идет, но не стала прятаться. «Чего мне бояться, — подумала Маргина, — как шандарахну, мало не покажется!» Из-за угла, за которым скрылся Гауфер, показался доктор Новосёлов. Увидев Маргину, он опешил и растерянно произнёс: — Вы?!

— Конечно же, я! — произнесла Маргина и бесцеремонно потащила Новосёлова вверх, не очень заботясь о том, что его может повредить пробитое ей бетонное перекрытие. Ему повезло, если не считать расцарапанные руки и разорванную щеку, да слегка изодранную одежду. Взлетая в небо, доктор Новосёлов не понял, что с ним случилось, а когда появились звёзды, то сразу отрубился, несмотря на то, что Маргина соорудила вокруг него кокон.

Оглянувшись вокруг, Маргина не увидела Анимо и вначале не поняла, куда он девался, а потом подумала, что он прячется от неё и не случайно. Возможно, что Новосёлов никого не убивал, и она напрасно тащит его на расправу. Её симпоты ощущали странное чувство, что она что-то потеряла в своих глифомах, то обстоятельство, которое даёт возможность по-новому посмотреть на происходящие события.

Тут возник Анимо.

— Что тебе нужно, — спросил мальчишка в строгом чёрном костюме и такого же цвета цилиндре на голове. Левой рукой он демонстративно опирался на палочку, погруженную до половины в плавающую фиолетовую муть под ногами, в которой копошились котята. Справа от него на задних лапах сидел Туманный Кот и плакал крупными каплями, которые смахивал передними лапами. Капли падали на ползающих возле него котят, которые с удовольствием слизывали эти слёзы, отпихивая друг друга.

— Я привела убийцу, — не совсем уверенно произнесла Маргина.

— Впервые вижу такую дуру, — с отвращением сказал Анимо и добавил: — О последствиях ты знаешь.

Черно-белый пятнистый котёнок провалился рядом с Туманным Котом и полетел вниз. Пришедший в себя доктор Новосёлов, выпучив глаза, с ужасом смотрел на разверзнувшуюся под ногами пропасть и тоже начал стремительно падать, оглашая капсулу неистовым криком. Маргина бросилась за ним вниз, но перед её глазами стояли печальные глаза Туманного Кота. Она, неожиданно для себя, изменила своё намерение и бросилась за пятнистым котёнком, собираясь потом подобрать и Новосёлова. Скорость падения увеличилась, и за котёнком потянулся едва заметный дым. «Сгорит котейка», — с жалостью подумала Маргина, и её виртуальное сердце превратилось в настоящее и чуть не выскочило из груди.

Она подхватила котёнка перед самой землёй, сделав весьма опасный пируэт и быстро оглянулась. Новосёлова в небе не оказалось, и Маргина с горечью констатировала, что он, вероятно, разбился о землю. Удерживая в руках царапающегося котёнка, Маргина взлетела выше и, оказалось, что она находится возле озера Протяжного, недалеко от Сарова. Озеро чёрным длинным пятном растянулось среди покрытого снегом леса. Внимательно рассматривая неподвижную поверхность озера, Маргина поняла, что Новосёлов упал не туда. Тёмное пятно на белой поляне привлекло её внимание, и она сразу поняла, что это Новосёлов. Несмотря на то, что она не боялась вида мёртвого тела, лично Маргиной убитый Новосёлов внушал ей позднее раскаяние, поэтому она медленно спустилась вниз. Только внизу до неё дошло, что она набитая дура, так как Новосёлов находился в капсуле и с ним, кроме обморока, ничего не случилось.

Маргина, придерживая котёнка одной рукой, схватила второй Новосёлова и понесла его к тому месту, где находилась его лаборатория. Территория охранялась, но Маргина не обращала внимания на охранников, а протащила Новосёлова сквозь толстый слой земли и бетона. Они оказались в лаборатории, и Маргина шлёпнула пару раз по щекам Новосёлова, чтобы привести его в чувства. Открыв глаза, Новосёлов выпучил глаза на Маргину и спросил:

— Как вы здесь оказались?

— В гости зашла, — сказала Маргина, поглаживая черно-белого пятнистого котёнка, и хотела исчезнуть не попрощавшись. В её глифомах мелькнула мысль, которая показалась ей разумной. Она не удержалась и спросила:

— Скажите, Константин Павлович, отчего этот сыр-бор вокруг формулы, которую я принесла?

— Вы не знаете?! — удивился доктор философии Новоселов и, улыбнувшись очаровательной улыбкой, стал совсем не похож на себя: — Эта формула открывает такие горизонты, что и не снились сегодняшней науки. Благодаря ей можно построить вечные источники энергии, которые черпают её из нашей галактики Млечный Путь, что для потребностей Земли более чем достаточно. Тут придётся предусмотреть ограничение её применения, чтобы не перегреть планету. Я как раз над этим работаю. Это позволит Многороссии вновь встать на ноги и занять достойное место среди стран мира.

— А возможно ли применение этих знаний во зло? — спросила Маргина. Новосёлов помрачнел и произнёс:

— К сожалению, всякое открытие открывает ящик Пандоры. Да, благодаря вашей формуле возможно изготовление нового оружия, которое по своей силе не имеет аналогов на Земле. Водородные бомбы по сравнению с новым оружием не страшнее хлопушки. Взрыв новой бомбы может стереть целый континент, превратив её в чёрную пустыню. Кроме того, судя по расчётам, можно создать «чистую бомбу», которая оставит заводы и здания, но уничтожит всё живое, в том числе и человека. Люди, фауна и флора в одно мгновение испарятся, как дым. Судя по тому, что я слышал, можно поставить фильтры на излучение, чтобы они работали избирательно, — сообщив это, Новосёлов понял, что проговорился, отчего побледнел и сказал:

— Я вам этого не говорил!

— Конечно, — успокоила его Маргина, — Я вам сама об этом рассказала.

Новосёлов вздохнул и тихо сообщил:

— Моя жена и две дочери в опасности, поэтому я должен работать здесь, — он снова понял, что проговорился, но Маргина опять его успокоила.

— Я вам не враг, — сказала она, а потом, из-за предосторожности добавила: — Пока не враг.

Новосёлов кивнул, не совсем понимая, что сказала ему Маргина, а потом отправился туда, куда шёл – к протонному ускорителю, где его должен ожидать Сергей Гауфер со своими новыми идеями.

Маргина покинула соседскую лабораторию, отправившись в катакомбы под землёй. Темнота способствовала мыслительному процессу, так как Маргина шагала на автомате, поэтому в глифомах сплыла фамилия Новосёлова. Она принадлежала не доктору философских наук, а женщине из соседской квартиры, когда она уходила от лейтенанта Скребнёва. Маргина вспомнила, что девушка из соседской квартиры назвала себя Софьей Новосёловой. «Жена или дочь?!» — подумала она и решила, что при случае, поможет доктору Новосёлову.


(обратно)

Репликация третья. Красавчик

Когда Маргина появилась в лаборатории, её уже ожидала Людмила.

— Где ты была? — спросила она, точно Маргина её подчинённая и ей следует отчитываться за каждую минуту.

— В соседней лаборатории, — не стала врать Маргина и тут же с вызовом спросила: — А что?

— Твой колокольчик покинул Землю, — сказала Людмила и добавила: — Я беспокоилась.

Маргина не стала журить внучку за то, что она оберегает её, а рассказала о посещении Анимо и разговоре с Новосёловым. Закончив своё повествование, она спросила у Людмилы: — Ты не знаешь, что изобретает Руслан?

Людмила нахмурилась и молчала, отчего Маргина растеребила её и спросила: — Что случилось?

— Руслан стал какой-то холодный, — ответила Людмила и растерянно добавила: — Мы с ним не спим вместе с тех пор, как сюда приехали. И он часто не хочет давать мне димензиальную сеточку, говорит, что она нужна ему для работы.

— Хорошо, я поговорю с ним, — сказала Маргина и сунула Людмиле черно-белого кота.

— Кто это? — удивилась она, поглаживая котика.

— Будет тебе вместо Руслана, — хихикнула Маргина, полагая, что сынок Туманного Кота отвлечёт Людмилу от грустных мыслей.

А с Русланом она поговорила в тот же день. На её упрёк в том, что димензиальная сеточка принадлежит не только Руслану, а и Людмиле, он с некоторой отстранённостью ответил:

— Димензиальная сеточка не гарантирует безопасность, а, скорее, привлекает неприятности. Я всегда контролирую Людмилу и в случае опасности мгновенно окажусь рядом.

Маргина не стала напоминать Руслану о том, что жене следует уделять внимание, считая, что внешнее давление на семейные отношения ни к чему хорошему не приведут. Она расспросила Руслана о том, над чем он сейчас работает.

— Формула, которую ты принесла на Землю, обладает амбивалентными последствиями в случае её практического применения и может принести человечеству, как добро, так и зло. Я изучаю все аспекты применения формулы, чтобы знать о последствиях её применения.

— Существует опасность, что последствия применения формулы окажутся катастрофическими для Земли? — спросила Маргина, наперёд предполагая, что ответит Руслан. Но, оказалось, что ответ Руслана её слегка огорошил: — Если бы я не знал, кто передал тебе формулу, я бы подумал, что это сделал Сатанаил.

Сообщив это, он внимательно смотрел ей в глаза и заглядывал ей в глифомы, что она чувствовала по лёгкому щекотанию в голове. Она не могла ответить Руслану тем же, так как Анимо или кот лишили её возможности читать чужие головы. Оставив Руслана, она в растерянности думала о том, что его слова могут оказаться правдой, хотя она помнила, что Сатанаил погиб, когда проглотил её. «А кто сказал, что он погиб? — подумала Маргина. — Морти, накинув на Маргину охранительную сеточку из ничто, могла пощадить брата, который сейчас изображает из себя Анимо, которого, возможно, не существует в действительности». Маргина помнила, с какой жестокостью Анимо уничтожил несчастных котят. Сатанаил, вероятно, принудил Туманного Кота к сотрудничеству, пугая его уничтожением его приплода.

От этих неприятных мыслей у Маргины по-человечески заболела голова, и она решила проветриться в подземных катакомбах. Нырнув за железную дверь длинного туннеля, она медленно двинулась в сторону катакомб. Открыв следующую дверь, Маргина углубилась в извилистые ходы, направляясь в самый дальний участок, который очень скудно просматривался симпотами. Пару раз ей показалось, что сзади кто-то идёт, но Маргина обнаружила, что это крысы. «Что они здесь жрут?» — подумала она, полагая, что для данных хищников она никудышное лакомство.

Когда Маргина приблизилась к дальнему участку, то обнаружила, что некоторая его часть отгорожена толстым металлическим экраном. Она нашла дверь, закрытую изнутри и открыла её, чтобы не утруждать себя прохождением через железо, так как пришлось бы отключать человеческие рецепторы, что она не любила. Прикрыв дверь, она оказалась в длинном коридоре, тускло освещённом древними лампочками накаливания. В коридор выходило несколько деревянных дверей, и Маргина открыла одну из них и остановилась на пороге. Комната делилась на множество низких фанерных клетушек, в которых сидели дети, вероятнее всего, старшеклассники. Маргина обнаружила, что дети сидят перед огромными изогнутыми экранами мониторов и рьяно долбят по клавиатуре.

— Ты новенькая? — спросила невысокая женщина в строгом военном костюме и Маргину кивнула головой.

— Старовата ты для этого, — скептически сказала женщина и завела её в свободную клетушку.

— Поработай здесь, — сказала женщина, указывая на клавиатуру и экран, на котором Маргина обнаружила картинку с поляной, выходящей в поле и торчащий ствол пушки. Справа и слева от картинки поляны находились виртуальные панели каких-то приборов. Маргина двинулась мышкой и картинка изменилась. «Компьютерная игра!» — подумала Маргина и в который раз пожалела, что не может залезть в головы окружающих, чтобы узнать правила игры.

— Ещё один, — сказала женщина и предложила: — ты опоздал, быстрей заходи.

Маргина подняла голову и увидела, как в помещение заходит Арнольд, который окинул взглядом зал, но не заметил Маргину, так как она быстро наклонилась.

— Будешь работать с напарницей, а дальше посмотрим, — сказала женщина и подвела Арнольда к Маргине. Арнольд замер, не зная, что делать: бежать или остаться.

— Садись, — шикнула на него Маргина, а женщина оставила их, сказав на прощанье: — Сами разберётесь, кто начнёт первым.

— Начинай, — сказала Маргина, освобождая клавиатуру и тихо спросила: — Как ты здесь оказался?

— За тобой шёл, — буркнул Арнольд и надел наушники. Оказалось, что это какая-то игра-стрелялка, в которой их танк уничтожал вражескую технику и людей. Фигуры вражеских воинов выглядели на экране так натурально, что даже смущали Маргину. Вскоре она поняла суть игры и попробовала сама, уничтожив несколько пушек и пару танков.

— Смена! — громко сказала женщина, и новые желающие поиграть заполнили комнату, занимая места за экранами. Маргина и Арнольд освободили место какой-то девчушке с косичками, которая посмотрела результат на экране и презрительно процедила: — Новички.

— Я за вами наблюдала, — сказала женщина, поднимаясь из-за огромного экрана, — завтра приходите ещё.

— Сматываемся, — сказала Маргина и потянула Арнольда к железной двери.

— Туда нельзя, — сказала какая-то девушка, увидев, что они исчезают за дверью.

— Мы тусуемся, — сказала Маргина и попросила: — Никому не говори.

Девочка понимающе кивнула и покинула их. Когда они оказались в темноте, Арнольд спросил: — Ты меня не бросишь?

— Как ты за мной шёл? — не ответила Маргина.

— У меня идеальный слух, сказал Арнольд, — я шёл по твоим следам.

— Зачем? — спросила Маргина.

— Хотел узнать, куда ты идёшь, — после некоторого молчания сказал Арнольд.

— И что ты узнал? — спросила Маргина.

— Что ты ненавидишь укропов, — ответил Арнольд.

— Каких укропов? — не поняла Маргина. После некоторых наводящих вопросов Маргина с ужасом узнала, что дети за компьютером убивают неизвестных украинских солдат и разрушают украинские танки и пушки, находящиеся за несколько сотен километров от Сарова, где-то под Харьковом.

— Разве война с Украиной не закончилась? — спросила Маргина и услышала от Арнольда: — Ты откуда свалилась?

Маргина сказала, что двадцать лет провела вдали от родины и мало что знает о теперешней Многороссии. Арнольд с видом ментора принялся её просвещать. Оказалось, что все двадцать лет война между Украиной и Многороссией не прекращалась. Вначале из Многороссии в Украину хлынули миллионы беженцев из центральных районов, которых едва расселили по всей Украине. От вновь организованных многороссийских банд едва отбивалась украинская армия, пополнявшая свои ряды бывшими многороссами. Тёмная Зона способствовала тому, что на востоке Украине всегда пылал очаг войны, на котором испытывалось виртуальное управляемое оружие. Кроме Украины, специально организованные банды Тёмной Зоны просачивались в Европу, опустошая богатые города и вновь возвращаясь в Многороссию через Белоруссию. Она формально управлялась Николаем Александровичем Лукашенко, а неформально была как дырявый дуршлаг, через который шастали все кому не лень. Страшнее бандитов были мурраны, потомки облучённых людей, живущие в окрестных лесах Масквы. Их редкие вылазки наводили ужас на всех, так как они неожиданно нападали на Беларусь и Украину, а также не брезговали Казанским и Волжским регионом.

Выслушав всё, Маргина блеснула в темноте глазами и произнесла: — Ты постой здесь и никуда не уходи. Я сейчас вернусь.

Не ожидая ответа от Арнольда, она оставила его в катакомбах, а сама вернулась в помещение маленьких убийц и выдрала силовой кабель по всему коридору. В наступившей темноте раздался визг, но Маргина не стала спасать детей, чтобы они выбрались из подвала, мстительно полагая, что такая встряска заставить игроков в войну надолго дрожать при упоминании подземного бункера. В добавку к содеянному, Маргина выбралась наверх и изуродовала все антенны, превратив их в кучу металлолома. Совершив последнее, она с чувством исполненного долга вернулась в катакомбы к Арнольду. Симпоты, пущенные вокруг, нигде не обнаружили его и Маргина растерянно крикнула:

— Ау, Арнольд!

Оглянувшись, она заметила движущуюся к ней человеческую фигуру и облегчённо вздохнула.

— Я чуть тебя не потеряла, — промолвила она, испытывая к Арнольду почти братские чувства, но, неожиданно для себя, получила удар по голове, отчего её черепушка раскололась, а по телу разнеслась невыносимая человеческая боль. «Что же ты такая беспечная дура!?» — мелькнула последняя мысль и Маргина погрузилась в тёмное безмолвие.

***

Лейтенант ФСБ Скребнёв не забыл Маргину, с которой провёл прекрасную ночь. Крики экзальтированной Софьи Новосёловой, которая заподозрила соперницу, не имели над лейтенантом никакой силы, заставив его быть с будущей невестой естественным, то есть злым и мстительным. Софья ему опротивела, да и её папашка, доктор Новосёлов, вернулся из Швейцарии, и нет смысла воздействовать на него с помощью дочерей. Поэтому он отчитал её и сказал, чтобы не лезла в его служебные дела. Никаких дел с Маргиной он не имел, но для недалёкой Софьи этого оказалось достаточно. Лейтенант удивлялся, как у такого умного учёного родилась дочь дура, пусть и смазливая сверх меры. Вероятнее всего Софья похожа на свою мать, вздорную бабу, много выпившей крови у доктора Новосёлова. Её младшая сестра, Вика, пошла в отца, умница и красавица, жаль, что годков маловато.

Первым делом лейтенант проверил весь город, пытаясь найти Маргину, что достаточно легко, так как у неё очень редкое имя. Фамилии он не знал, так же как и отчества. В постели и имя – излишек. Таковой в городе не оказалось, и лейтенант разослал письма по военным почтовым ящикам, благо, что имел доступ к списку. Оставалось только ждать, а пока не нашёл, по-прежнему драл по ночам Софью. Пришло несколько отрицательных ответов, и лейтенант подумал, что Маргина очутилась в городе случайно, проездом или приехала в гости. Письмо с ответом, что Распутина Маргина Астаровна работает в лаборатории академика Павла Васильевича Молчанова, лейтенант получил одним из последних. Потирая руки, лейтенант Скребнёв мысленно произнёс: «Посмотрим, что вы за академики!»

На следующее утро он сам себе выписал предписание и на военном газике направился в почтовый ящик номер 13, расположенный в лесу за городом. Часовые, после просмотра печати ФСБ на бумаге, козырнули и пропустили лейтенанта внутрь ограды. Скребнёв посетил общежитие сотрудников и с дежурной открыл комнату Маргины, но ничего преступного не обнаружил, что его обескуражило. Погладив на прощание черно-белого пятнистого котёнка, который спал на кровати Маргины, лейтенант направился в сторону лаборатории академика Молчанова. Скребнёв заметил Марфу, орудующую у клеток, которая согласилась провести его вниз, в бункер, где проходили эксперименты. Возле протонного ускорителя крутились Паша, техник Матвей и Руслан, а Людмила, в своей клетушке, сортировала на столе полученные медикаменты.

Лейтенант Скребнёв представился и спросил у академика, где он может увидеть Распутину Маргину Астаровну. Паша растерянно оглянулся и сказал, что где-то в лаборатории или у Марфы. Лейтенант возразил, что Марфа наверху одна, поэтому он подождёт, пока она появиться. После этого он уселся на стул и застыл, изредка окидывая взглядом подвальное помещение. Вскоре мужчины забыли о посетителе, так как углубились в свои расчёты, а Людмила с независимым видом подошла к Руслану и тихо прошипела: «Быстро отдай димензиальную сеточку!» — после чего натянула её на себя и бросила симпоты вокруг.

Маргину она нашла у чёрта на куличках, далеко от Сарова, и сердито подумала: «Что она там делает?» Рядом оказался Арнольд, что ещё больше удивило Людмилу. Вскоре она обнаружила других людей, а когда погрузилась в голову одного из них, то брезгливо выдернула симпоты – это оказался мурран с садистскими наклонностями. «Что она делает у мурранов?» — снова удивилась Людмила и погрузилась в голову Маргины. Там стоял такой кавардак, что Людмила поняла – Маргина спит. «Немедленно возвращайся в лабораторию!» — крикнула она, но Маргина не реагировала. Это так рассердило Людмилу, что она покинула своё рабочее место и поднялась наверх, откуда сразу прыгнула в небо. Поднявшийся за ней лейтенант Скребнёв не увидел Людмилу и спросил о ней у Марфы.

— Я её не видела, — ответила Марфа, наполняя кормушки кормом. Паша сказал, что кролики скоро понадобятся и Марфа хотела, чтобы новое потомство окрепло.

— Странно … — только и сказал лейтенант и опустился в бункер, где снова сел на стул и замер, превращаясь в восковую фигуру.

***

Возвращение в действительность оказалось болезненным. Маргина выключила человеческие чувства и принялась восстанавливать структуру головы, так как она встретилась с чем-то тяжёлым и потеряла свою форму. Когда последствия удара были устранены, Маргина приоткрыла глаза и увидела, что валяется в каком-то полуразрушенном здании. Сквозь огромную дыру в крыше опускаются лёгкие снежинки, которые образовали посреди комнаты маленькую пушистую горку. Руки Маргины были связаны грубой верёвкой, но она не спешила себя освобождать, собираясь, прежде всего, узнать, что происходит.

В противоположном углу сидел какой-то горбатый человек, отвернув голову. Когда человек повернулся, Маргина увидела его лицо и ужаснулась. Она много повидала в своей жизни, но такое уродства наблюдала впервые. Один глаз торчал посреди лба, а уши, как крылья бабочки, шевелились возле огромного рта. Подбородок отсутствовал, и лицо сразу переходило в толстую шею. Казалось, что кто-то водрузил на плечи человека короткое бревно, нарисовав глаз, рот и уши.

Уродство завершали грубые руки в четыре пальца, которые человек сложил на животе. Огромные валенки скрывали ступни ног, и Маргина не стала посылать симпоты, чтобы узнать, что с ними сделала радиация.

«Ведь это ты виновата!? — подсказала услужливая память. — Благодаря тебе бомбы обрушились на Маскву!» Чувствуя, что угрызения совести совсем изведут её, Маргина со злорадством парировала: «Если бы не я, таким стал бы весь мир!» Пикировка со своей совестью ничего не дала Маргине, кроме ощущения мерзости в душе и она облегчённо вздрогнула, когда фанерная дверь открылась, и появился окровавленный Арнольд, которого волочил ещё один урод. Маргина не стала сосредотачиваться на его лице, а рассматривала едва живого Арнольда. «Сволочи — подумала она, — совсем изуродовали мальчика».

— Горбеко, не спи, — произнёс появившийся урод и бросил Арнольда бросили рядом с Маргиной. Вошедший наклонился к Маргине, обдавая её смрадным дыханием. Подняв её веки, он увидел предусмотрительно закатившийся глаз и недовольно произнёс: «Дохлая, зараза!»

Когда урод ушёл, Маргина усыпила одноглазого Горбеко и принялась штопать Арнольда. Маргина дотронулась до его лица, и Арнольд застонал, открывая глаза.

— Молчи, — сказала Маргина, продолжая лечить Арнольда. Вскоре юноша почувствовал себя хорошо, так как воскликнул: — Как жаль, что они и тебя схватили!

— Кто они такие? — спросила Маргина.

— Я же рассказывал – мурраны! — воскликнул Арнольд.

— Что им нужно от нас? — спросила Маргина.

— Ты не поверишь, — сказал Арнольд, — их главный гуру, «Красавчик», расспрашивал меня о том, над чем я работаю. У меня создалось впечатление, что он читал мои мысли, — закончил Арнольд, вглядываясь в лицо Маргины и спросил: — С тобой всё хорошо? Твоя рана на голове выглядела ужасно!

— Со мной всё нормально, — ответила Маргина и добавила: — Я хотела бы встретиться с этим Красавчиком, а потом мы отправимся домой.

Вспоминание об общежитии, как о доме, слегка позабавило Арнольда, но он не стал спорить с Маргиной, так как появился тот урод, который его притащил сюда. Увидев, что Маргина очнулась, он взял её за шиворот и сказал:

— Пойдёшь со мной.

— Я сама, — сказала Маргина, и урод ткнул её в спину, отчего она чуть не свалилась. Она не стала ему отвечать, а пошла впереди, иногда направляемая тычками косолапого урода. Они прошли по заснеженной тропинке, пока не подошли к жилому дому, из трубы которого струился дым. Постучав по крыльцу, урод отряхнул снег с валенок и толкнул Маргину в тёмные сени. Так как Маргина прекрасно видела в темноте, то сама открыла в дверь в комнату и остановилась у порога.

Красавчик, действительно, был красивым.

Кудрявые чёрные волосы, контрастно окаймляли его белое выбритое лицо. Такие же чёрные брови удивлённо взлетали над огромными чёрными глазами, которые, казалось, проникали в душу. Пропорциональный греческий нос с маленькой горбинкой не портил внешности и придавал лицу героический вид. Насколько Маргина могла судить по запахам, Красавчик сидел за столом и смачно ел борщ с мясом, так что у неё побежала слюнка.

— Садись, кушай, — сказал Красавчик бархатным голосом, на что Маргина ответила: — Спасибо, я не голодная.

— Как хочешь, — сказал Красавчик, наклонив голову и продолжая кушать. Внезапно Маргина почувствовала в своей голове чье-то присутствие, а её глифомы кто-то бесцеремонно перебирал. Маргина ничего не могла сделать, так как её воля была подавлена. Через некоторое время Красавчик поднял голову, отложил ложку и спросил:

— Так, говоришь, Анимо послал тебя с этой формулой?

Маргина ничего ему не говорила, но, тем не менее, ответила: — С формулой меня послал Анимо.

— О его цели ты ничего не знаешь?! — больше констатируя, чем спрашивая, произнёс Красавчик и исчез под столом. Поражённая Маргина хотела подойти и увидеть, куда он попал, как Красавчик вынырнул из-за стола. Она удивилась ещё больше, когда увидела, что Красавчик семенит на маленьких ножках. Его мощный торс, который был бы подарком для любого мужчины, покоился на маленьких, уродливых и кривых ножках. «Боже мой, за что тебя так!» — пожалела Маргина и прикинула, смогла бы она исправить увиденное или нет.

— Ты не прикидывай, а попробуй, — прочитал её мысли Красавчик. Маргина, снова почувствовав свою вину, принялась медленно перебирать клетки, исправляя поражённые гены. Так как данный процесс монотонный, то вскоре она потеряла счёт времени и очнулась тогда, когда изменила последнюю хромосому. Подняв глаза, она увидела Красавчика, который застыл на месте, а с него градом катился пот. Только тогда она заметила, как дрожат его маленькие ножки и снова упрекнула себя: «Дура, не могла усадить его на стул!»

— Ничего страшного, я потерплю, — сказал Красавчик и осмотрел свои ноги. — Эксперимент не удался? — огорчённо спросил он, и Маргина как будто сама ощутила его внутреннюю душевную боль.

— Нужно подождать, процесс восстановления длительный — сказала Маргина и добавила: — Это тебе не пирожки печь.

— Ночевать будешь здесь, — сказал Красавчик, открывая одну из комнат. Маргина заглянула в неё и сказала: — Я не одна, со мной мой ученик.

— Он будет ночевать в соседней комнате, — сообщил Красавчик, и Маргина согласилась. Ей хотелось понять, чем дышат эти мурраны, к тому же следовало присмотреть за восстановлением Красавчика. Через некоторое время появился Арнольд в сопровождении одноглазого Горбеко. «Ученик» Маргины внимательно посмотрел на неё, пытаясь понять, что его ожидает.

—В отличие от меня, ему нужна еда, — сказала Маргина и Красавчик посмотрел на Горбеко. Тот развернул Арнольда и повёл в столовую, где насыпал большую миску борща и вручил Арнольду чёрную краюху хлеба. Арнольд не стал отнекиваться, а взялся за деревянную ложку. Маргина взглянула в окно и увидела, что уже ночь. «Боже, за нами уже схватились!?» — подумала Маргина и повернулась к Красавчику: — Я должна идти, меня ждут.

— Твой ученик останется у меня, — сказал Красавчик, — до моего выздоровления.

— Хорошо, — сказала Маргина, не собираясь устраивать заварушку, — я вернусь.

Она сообщила всё Арнольду, который сделал круглые глаза и спросил: — Ты меня бросаешь?

— Ничего с тобой не случится, я завтра же вернусь назад, — сказала Маргина, полагая, что небольшое тюремное заключение в комфортных условиях Арнольду не помешает.

Она прямо с порога взлетела вверх, а когда оказалась в лаборатории, то первый человек, которого Маргина увидела, был лейтенант Скребнёв собственной персоной, сидящий на стуле возле протонного ускорителя.

— Добрый день, Маргина, — скабрезно произнёс он и сообщил: — Я замучился тебя ждать.

***

Когда Людмила прилетела к месту, где находились мурраны, то обнаружила, что Маргина находится в одном из уцелевших домов разрушенной деревни. К её удивлению, там находился и Арнольд. «Откуда он взялся?!» — подумала Людмила и притаилась у окна за домом. Заглянув в окошко, она увидела Маргину, которая беседовала с чернявым коротышкой. Арнольд сидел за столом и спокойно хлебал из миски борщ. Возле него, точно прислуга, стоял странный горбатый мурран с одним глазом и ушами возле рта. Беседа казалась совсем мирной, и Людмила решила проверить какие такие дела у бабушки и мурранов. Маргина вышла, и брошенная симпота сообщила Людмиле, что она полетела в сторону общежития, а Арнольд, как ни в чём не бывало, отправился в спальню и лёг на кровать. Людмила пошарила в его голове и обнаружила лёгкое беспокойство Арнольда о том, что Маргина не вернётся. «Она, что, оставила его в заложниках?!» — не поняла Людмила и решила зайти в дом и выяснить. Она открыла дверь и сказала: — Доброго всем здоровьица, — после чего получила удар по голове сзади и отключилась.

— Как все предсказуемы, — сказал стоящий за ней урод, а Красавчик сердито воскликнул: — Квазимордо, думай, прежде чем что-либо делаешь?

Горбеко потащил упавшую Людмилу в комнату и положил на лавку возле печки. Подошедший Красавчик внимательно рассмотрел Людмилу и оставил её в покое, оседлав кожаное кресло. Когда прошло некоторое время, Людмила очнулась и оглянулась вокруг.

— Какой дурак ударил меня по … — начала она, но её перебил Красавчик: — Прости его, он, действительно, дурак.

Людмила взглянула на главаря мурранов и умилилась: «Какой красавчик!» Правда, у красавчика оказались ноги коротышки, лодыжки которых странно покраснели. Людмила внедрилась в структуру ног и с удивлением увидела, что идёт процесс перестройки организма. «Маргина поработала!» — хмыкнула Людмила и почувствовала, что в её голове кто-то роется. Симпоты потянулись к главарю мурранов, которого, как с улыбкой обнаружила Людмила, звали Красавчиком. Она хотела забраться поглубже в его голову, но, неожиданно для себя, была скованная чужой волей, а по её глифомах словно прошлись гребёнкой. Обруч, сковывающий голову, пропал, и она подняла глаза на Красавчика, который с улыбкой сказал:

— Ты говоришь, что Маргине можно верить?

Людмила ничего никому не говорила, но ехидно подтвердила: — Да, Маргина – человек слова, если кому-то пообещала снести голову, то обязательно это сделает.

Слова Людмилы вызвали у Красавчика обаятельную улыбку. Горбатый мурран с одним глазом, которого звали Горбеко, дёрнулся к Людмиле, почувствовав в её словах скрытую угрозу Красавчику, но был им же остановлен. Красавчик, рассматривая Людмилу, глубокомысленно изрёк:

— Я не удивлён, что у Маргины такая внучка, и восхищён твоей бабушкой.

— Бабушка у нас ещё та, — легко согласилась Людмила и машинально добавила: — Только старенькая стала и заговаривается.

— Более ясного ума и прекрасной памяти я ещё не встречал, — не согласился с ней Красавчик и добавил: — Можешь забирать своего юного вундеркинда и возвращаться домой. Кстати, ваш Арнольд, тоже мурран, хотя у него нет внешних изменений.

— Ну и что, — сказала Людмила, — я не отличаю мурранов от людей. Они не виноваты, что попали под радиацию, так что я к вам претензий не имею.

— Ты нас жалеешь, — грустно сказал Красавчик, — а это хуже, чем оскорбление.

Заспанный Арнольд, приведённый Горбеко, удивлённо уставился на Людмилу и спросил:

— Людмила Тарасовна, что вы здесь делаете?

— Пришлось за тебя ведро своей крови отдать, — серьёзно сказала Людмила и добавила: — Пошли домой.

Ошарашенный Арнольд глянул на лицо Горбеко, разыскивая следы выпитой им крови, и машинально шагал за Людмилой на выход.

— Берегись своего нынешнего мужа, — посоветовал Красавчик, остановившись на крыльце, но Людмила презрительно его оборвала: — Ещё чего!

— Я тебя предупредил, — сказал Красавчик, а рассерженная Людмила бесцеремонно схватила Арнольда поперёк тела и сиганула в воздух.

***

Приземлившись возле входа в бункер, Маргина зашла в домик Марфы, где она колдовала возле кроличьих клеток. Увидев её, Марфа обрадовалась и обняла её за шею.

— Где ты была? Тебя дожидается какой-то неприятный хлыщ в бункере, — сообщила она, а Маргина погладила её по щеке и буркнула: — Сейчас я с ним разберусь!

В это время Руслан делал опыты с мушками дрозофилы[17], которых по одной помещал в стеклянную банку, и ставил её под излучатель. Между ними размещался магнитный осциллятор, который превращал пучок протонов в лучи Прехта. Паша так их называл в честь погибшего профессора, хотя Людмила, зная правду, называла их лучами Маргины. Об этом знал только Руслан, так как академика Павла Васильевича Молчанова никто не посвящал в историю появления формулы Прехта. Руслан не собирался ставить генетических опытов, так как это прерогатива Марфы. Он использовал мушки, как индикаторы лучей Прехта. Если появится излучение – мушка мгновенно исчезнет. Несколько трупиков насекомых с отрезанными крыльями и головами, говорили о недостаточной силе лучей и валялись в мусорной корзинке. Руслан, собираясь усилить силу воздействия, наполнил банку без счёта и поставил её под излучатель. Остановившись у пульта, он установил напряжение генерации и нажал на кнопку пуска.

Раздавшийся в лаборатории вой ошарашил Руслана, а Паша, который сидел с техником Матвеем за перегородкой, чуть не упал со стула. Руслан подумал, что так завыли погубленные мушки, но, оказавшись возле излучателя, увидел лейтенанта Скребнёва, который махал в воздухе окровавленной культей руки. Кто-то правильным полукругом оттяпал половину пальцев руки лейтенанта, и Руслан знал, кто это сделал.

— Какого хрена ты сунул руку в излучатель?! — воскликнул Руслан, а Скребнёв продолжал орать, вытаращив на него глаза. Как понял Руслан, лейтенанту надоело сидеть на стуле, дожидаясь Маргины, и он поднялся, чтобы размять кости. Мушки дрозофилы, которые жужжали в банке, его заинтересовали и он взял стеклянный сосуд и потряс, а потом, довольный результатом, поставил его на место. Мушки мгновенно исчезли, а лейтенант, подвергнутый опыту, лишился пальцев

— Где Людмила! — громко спрашивал Паша, не зная, что делать с посиневшим от крика лейтенантом. В это время появилась Маргина, которая не растерялась, а синтезировала в крови лейтенанта фентанил. Лейтенант продолжал орать, а Маргина быстро остановила кровь и думала о том, наращивать пальцы или оставить, как есть. Ей не хотелось показывать свои способности, но чтобы избежать скандала, она накинула окровавленную салфетку на обрубленную ладонь лейтенанта и стала наращивать пальцы. Лейтенант продолжал орать и Маргина разозлилась. Она со всего маху влепила Скребнёву по морде и сказала:

— Не ори! У тебя ничего не болит!

То ли подействовала пощёчина, то ли обезболивающее, но лейтенант затих и не стал мешать Маргине. Вскоре он и вовсе стал хихикать, пытаясь поцеловать руку Маргины. Она щедро вмазала ему ещё раз и Скребнёв отстал, сосредоточено изучая потолок. Паша, Руслан и техник Матвей тоже замолкли, опасаясь, что Маргина запросто может наказать и их. Появившаяся Людмила уставилась на компанию, потом увидела окровавленную салфетку и нетерпеливо спросила у Маргины:

— Что там?

— Расцарапал руку, а развонялся, словно ему отрезали голову, — сказала Маргина и добавила: — Я уже закончила.

Она сняла салфетку с руки, которая оказалась целой, но измазанной в крови. Руслан и Людмила понимающе переглянулись, а Паша и Матвей смотрели на Маргину, как на волшебницу. Арнольд, который вошёл вслед за Людмилой, только хмыкнул, так как, после полёта по воздуху, понял, что и Людмила, и Маргина – сущие ведьмы, только без метлы. В виду некоторой скверности своего характера он считал себя им сродни, а в силу последних событий перевёл дам в разряд своих друзей без их взаимности. Лейтенанта положили на диване в углу, возле школьной доски, чтобы он пришёл в себя, а Маргина безапелляционно сообщила:

— У меня отгул на два дня.

Паша не стал спорить, а Маргина, наказав Людмиле присмотреть за черно-белым котёнком, поднялась из бункера наверх и сиганула в небо. Через несколько минут она приземлилась возле дома в лесу и открыла дверь. На неё уставился Красавчик, который перед этим пялился на свои ноги, пытаясь понять, насколько они подросли.

— Тебе нужно лежать в кровати, а не зырить на свои коротышки, — сердито сказала Маргина и отправилась в свою комнату.

— Меня не будить! — крикнула она в коридор и закрыла двери. А потом бухнулась на кровать и блаженно закрыла глаза. «Как здесь хорошо!» — подумала она, засыпая. Красавчик, читая её мысль, удовлетворённо улыбнулся и вытянулся на диване. Его мысли никто не мог читать без разрешения, а если бы смог, то уловил бы крамольное: «Прекрасная королева моей души!» Красавчик не знал, что его мысли совсем просто читает Горбеко, который души не чает в своём атамане и отдаст за него свою никчёмную жизнь.

***

Проснувшийся лейтенант Скребнёв первым делом осмотрел свою руку и без слов направился к выходу из бункера. Встретившаяся ему на пути Марфа, отскочила в сторону, а Скребнёв пригрозил пальцем и тихо прошипел:

— Я вам ещё покажу! — после чего отправился к проходной, где накричал на солдат охраны, а начальнику смены пригрозил отправкой на войну с Украиной:

— У тебя шпионы под носом шастают, а ты сопли жуёшь!

Добравшись до своего кабинета, он вытянул из старинного сейфа секретный телефон, по которому хотел позвонить уполномоченному местного сектора Тёмной зоны майору Васильеву, но не успел – кто-то из шпионов заглядывал в окно. Лейтенант подошёл к нему и увидел, что в кабинет заглядывает жираф. Столь неуместное животное, появившееся зимой в снежном Сарове, весьма удивило лейтенанта, и Скребнёв подумал, что в город приехал цирк. Чтобы убедиться в этом, он набрал на телефоне 3-90-52 и спросил у директора Дома Молодёжи о приезде в город цирка. Директор сообщил, что цирка не предвидится, а приехал Нижнегородский балет имени Пушкина. Разочарованный лейтенант снова взял телефон, набрал секретный номер и сообщил:

— В лаборатории академика Павла Молчанова творятся странные вещи. Я сам присутствовал при опыте, когда мне отрезало половину ладони, а после вмешательства сотрудницы Маргины Распутиной от повреждения не осталось следа, — лейтенант понизил голос и шёпотом добавил: — Кроме того за мной подсматривает иностранный жираф, вероятно подосланный президентом Омамой.

— Лейтенант, ты что, бхххь, пьяный? — возмутился майор, у которого болела голова после вчерашнего перепоя. Он назидательно сообщил лейтенанту, что в Америке президентом не Омама, а давно Опапа. После чего майор посоветовал Скребнёву не пить по утрам. Лейтенант божился, что как верблюд в пустыне, в рот не брал ни капли жидкости. В итоге майор, чтобы отвязаться от ретивого и пьяного лейтенанта, приказал наблюдать и докладывать, что совсем не понравилось лейтенанту Скребнёву. Он хотел слегка потрясти лабораторию, в которой его подвергли неуместным опытам. Положив трубку, лейтенант разочарованно подошёл к окну и, открыв форточку, крикнул жирафу: — Иди нхххй отсюда!

— Сука ты, Скребнёв! — воскликнуло обиженное животное и плюнуло в рожу лейтенанту. Скребнёв хотел вытащить наган и пристрелить жирафа, но побоялся, что ему же придётся убирать труп, поэтому утёрся полотенцем и отвернулся от окна. Не глядя в него, он подошёл к шкафу и вытащил бутылку водку, которую долго пил стопками. Жираф через окно предлагал выпить на брудершафт, но Скребнёв не дурак, чтобы делиться водкой с парнокопытным. Обиженное животное удалилось по улице Зернова до моста через реку Сатис, а потом, перебравшись на другой берег, точно пьяное шаталось улицей академика Харитонова, забредая в Мордовию и снова возвращаясь в Нижегородскую область. Если бы лейтенант был рядом, то он бы услышал заливистый женский смех, сопровождающий жирафа.

Через некоторое время Людмила подошла к Паше и, хихикая, сообщила: — Павел Васильевич, о лейтенанте не беспокойтесь, он ничего плохого вам не сделает.

Паша подумал, что нет необходимости придумывать новые сущности, чтобы объяснить непонятное. Всегда существует простой путь решения любой задачи, который гласит: «Во всём ищите женщину!» Людмила вступила в любовную интрижку с лейтенантом Скребнёвым, отчего он отстал от лаборатории. Такое Паша не приветствовал, но это её дело, хотя, конечно, Руслана жалко. Руслан, забрав сеточку, прочитал голову Людмилы, а потом и Паши, отчего, отвернувшись, захихикал. Паша, видя, как вздрагивают плечи Руслана, подумал, что он плачет, и осуждающе глянул на Людмилу, а её муж ещё больше затрясся от рыданий.

***

На следующий день Паша объявил совещание. Когда все собрались, за исключением Маргины, которая находилась в отгуле, Паша заявил: — Кроме продолжения исследований демонных лучей, нужно придумать монную защиту. Она более востребована, чем смертельные лучи, действие которых …кхм … кхм … мы испытали на мухах дрозофилах и лейтенанте Скребнёве …

Все дружно засмеялись, а Паша строго постучал карандашом по столу.

— Здесь такое дело, что не до смеха. Если мы уже знаем о свойствах демонных лучей, то неизвестно что придумали другие. Если такое демонное поле накроет любой город, то от него ничего не останется. Даже тараканов…

Паша сделал многозначительную паузу и произнёс:

— Поэтому нам нужно сосредоточиться на монной защите. Руслан и Арнольд – думайте. Озвучивайте любые дурацкие идеи.

— Маргина бывала в соседней лаборатории. Может, следует… — начала Людмила и заткнулась под взглядом Руслана.

— Каким образом? — спросил Паша, грозно обводя всех взглядом и тихо прошипел: — Мы же секретная лаборатория!

В наступившей тишине прозвучал голос Арнольда:

— Мы ходили катакомбами.

— И ты тоже? — воскликнул поражённый Паша и добавил: — Впрочем, это не удивительно! То друг другу головы сносят, то шастают, где не нужно. Славная компашка собралась!

Все напряжённо молчали, а Паша, как ни в чём не бывало, спросил: — Так как дела у соседей?

— Они знают столько же, как и мы, — сказала Людмила, чтобы пресечь расспросы Паши.

— Они умеют делать демонный луч? — спросил Паша и Людмила ответила: — Я этого не знаю. Нужно спросить Маргину.

Паша задумчиво уставился на Людмилу и спросил:

— Она ведь твоя родственница. Где она сейчас?

— Она в гостях… — ответила Людмила, — у родственников…

Паша долго смотрел на Людмилу, а потом бросил:

— Все по местам. Продолжаем работу

В это время Маргина проснулась и как кот потянулась, испытывая необычайный прилив сил. Горбеко, сверкнув своим глазом предупредительно спросил: «Завтракать будете?» — чем заинтриговал Маргину – вчера он вёл себя с ней совсем бесцеремонно. «Что-то случилось!» — довольно подумала Маргина и понеслась в зал, где лежал Красавчик. Она сбросила с обалдевшего Красавчика одеяло и увидела розовые ноги, торчащие из коротких брюк. Их рост ещё не закончилась и Маргина подумала, как бы они не переросли, превратившись в длинные паучьи ходули.

Покрасневший Красавчик смущённо на неё смотрел, как на бога, чем весьма смущал Маргину. Поскольку он читал её мысли, то стал смущаться ещё больше, отчего Маргина на него накричала: — Больной, не смотри на меня, как на деву Марию. Я не творю чудес, превращая воду в вино.

Закончив тираду, она подумала, что воду в вино превратит запросто, а по глазам Красавчика поняла, что он об этом знает.

— Я читаю твои мысли, — признался благодарный пациент, а Маргина растерянно хлопнула ресницами: — Так вот оно что! — и с некоторой горечью добавила: — К сожалению, меня лишили этого дара.

— Тебя блокировали, — сказал Красавчик, — я могу это исправить.

— Буду признательна, — ответила Маргина и почувствовала тяжёлый обруч на голове, который сопротивлялся, создавая мучительную боль, а потом со звоном лопнул. Она тут же попробовала и залезла в голову Красавчика. То, что она прочитала у него в голове, её смутило, а потом она ощутила стенку и со смехом спросила:

— Ты умеешь закрываться?

— Не думаю, что тебе понравятся некоторые мои мысли, — ответил Красавчик, а Маргина хихикнула и ответила: — Я их прочитала. Обыкновенный набор мыслей мужчины, когда он видит красивую женщину. Ничего необычного.

— Если не считать того, что это мысли урода, — покраснел Красавчик.

— Иногда мысли урода чище, чем у некоторых красавчиков, — подумала Маргина, с омерзением вспоминая лейтенанта Скребнёва.

— Ты сможешь помочь Горбеко? — спросил Красавчик. Маргина задумалась и ответила: — Ты уверен в том, что он этого хочет?

Они вместе залезли в голову Горбеко, и изумлённый Красавчик обнаружил, что для Горбеко счастье находится возле него. Такое положение вещей смутило Красавчика и он с любовью посмотрел на Горбеко, сидящего в коридоре.

Они не знали, что у Горбеко в голове два слоя: один для всех, а второй для него. Во втором, кроме Красавчика, появилось место и для Маргины.

***

Маргина оставила Красавчика, пообещав наведаться, а когда появилась в своей лаборатории, то попала прямо в руки Паши. Так как она уже умела читать мысли, то сразу ему предложила:

— Тебе доставить всех учёных или кого-то отдельно?

Паша спросил, кого она там знает, и Маргина назвала доктора Новосёлова и кандидата наук Сергея Гауфера. Паша, как заговорщик, взглянул на Маргину и сообщил:

— Я не знаю, как ты всё это делаешь, но для начала доставь доктора.

Маргина сообщила Паше, что она мурран и у неё врождённый дар похищать людей. Это успокоило Пашу, который сообщил Маргине, что он не отвергает мурранов и считает их людьми. Он объяснил Маргине, что словосочетание «мурран» обозначало ранее «Жмурик раненный на голову», но потом сократилось до короткого и замысловато звучащего нынешнего наименования.

Недолго думая, Маргина слетала в соседнюю лабораторию по воздуху и забрала ошеломлённого доктора Новосёлова на глазах Гауфера и охранников, которые напрасно стреляли в воздух. Когда доктор оказался в бункере он взглянул на Пашу и возмущённо воскликнул:

— Что вам нужно? Я буду жаловаться

— Ничего, — сказала Маргина и сообщила Паше всё, что считала из головы Новосёлова. Доктор, наблюдая, как озвучивают его мысли, возмущённо сказал Маргине:

— Маргина Астаровна, я не знал, что в обязанности инспектора ЮНЕСКО по ядерной безопасности входит похищение людей!

— Вы работаете в ЮНЕСКО? — спросил у Маргины ошарашенный Паша.

— Да, в некоторой степени, — солгала Маргина и сказала Новосёлову: — Вам предлагается работа в лучшей лаборатории под управлением академика Молчанова.

— С Пашей? — удивился Новосёлов. Взглянув на молодого академика, он возмущённо сказал: — Да он мой бывший ученик!

Паша кивнул головой, подтверждая его слова.

— Зато в нашей лаборатории впервые открыли демонные лучи, — сообщила Маргина, а Новосёлов посмотрел на Пашу и сказал: — Не может быть!

Паша потянул Новосёлова к протонному ускорителю, где доктор тут же забыл о существовании Маргины. Целый день он возился возле опасной игрушки, а опомнился только к вечеру и подошёл к Маргине, считая её статус выше, чем у Паши. Он сообщил, что если его не найдут, то отомстят его семье. Маргина во время разговора шарила в его голове и поняла, что доктор беспокоится за свою младшую дочь, Вику. Маргина успокоила доктора и отправила его вместе со всеми в столовую, а сама шуганула в Саров. Появившись в квартире доктора, Маргина бесцеремонно заткнула рот Софье и её матери, а потом спросила у Вики:

— С папой жить хочешь?

— Меня никто не отпустит, — серьёзно сообщила Вика, а Маргина прилепила себе на глаз пиратскую повязку и, сдвинув на девочке ниоткуда появившуюся шляпу, заговорщически сообщила: — А мы никого спрашивать не будем!

Они сбежали по ступенькам вниз и прямо с порога дома взлетели вверх, а через минуту оказались возле общежития. Когда они появились в столовой, Вика увидела отца и повисла у него на шее. Её усадили за стол и принялись потчевать гречневой кашей, которую она не любила. Повар, услышав шум, принёс ей стакан сметаны и целую миску конфет «Рошен», которые странным образом появились перед ним. Паша, наблюдая за случившимся, посмотрел на Маргину и даровал ей жизнь, подняв большой палец вверх, как римский император.

***

На следующее утро Маргина бесцеремонно своровала у соседней лаборатории Сергея Гауфера. Он вначале испугался, что его снова поместят в капсуле и забросят в космос, а когда увидел, что полёт проходит на низкой высоте, то решился спросить: — Мы куда?

— К твоему научному руководителю.

Гауфер легко вписался в компанию, если не считать того, что в первый день, спустившись в лабораторию, он побледнел и потерял сознание. Руслан быстро привёл его в чувства, а Людмила, появившаяся позже, обвинила Маргину в том, что она шокирует новый персонал. Маргина отмела её инсинуации, и целый день с Людмилой не разговаривала. После приёма двух новых сотрудников возле протонного ускорителя негде было протолкнуться. Паша сделал расписание для использования ускорителя, а Маргина, глядя на это безобразие, подозвала Руслана и о чём-то с ним пошепталась. Они целый день ходили с загадочным видом, отчего Людмила, не имеющая сеточки, бесполезно расспрашивала Маргину. Не получив никакого ответа, она принялась таскать Руслана за ухо, требуя рассказать, что они затеяли или отдать сеточку, чтобы прочитать его голову.

Арнольд, нюхом чувствуя аферу, подошёл к Маргине и потребовал: — Меня возьмите.

— Никого мы не берём, — отрезала Маргина и задумчиво добавила про себя: — Разве что Матвея.

Арнольд ничего не сказал, а вечером доверительно сообщил Матвею, с которым жил в одной комнате:

— Меня не забудь разбудить, а то Маргина свернёт мне шею.

Когда они ночью появились в лаборатории, Маргина сердито спросила у техника Матвея: «Ты зачем взял Арнольда?» — а тот ей удивлённо ответил: «Ты же сама его позвала». Маргина сказала, что она никого не звала, а Руслан на них накричал: — Тише вы, все пригодятся.

Они открыли железную дверь, и вышли в длинный проход, после которого начинались катакомбы. Руслан размотал верёвку, и они пошли гуськом за Маргиной. Когда оказались в соседней лаборатории, то там уже распоряжался Матвей. Полночи откручивали электрические кабеля и механические крепления от протонного ускорителя, а потом Маргина проломила стену в катакомбы. Она с Русланом подняла протонный ускоритель и вынесла его через дыру.

Арнольд, хихикая, что-то написал на бумажке, которую прикрепил посредине стола. Матвей наклонился и прочитал: «Привет от мурранов!» — после чего они побежали догонять Маргину и Руслана. Стену в длинный коридор тоже проломили и затащили туда ворованный ускоритель. Матвей принялся разматывать кабеля, а Маргина снова слепила разрушенную стену и даже побелила её, правда, вручную.

Матвей протянул кабеля через открытую дверь и подсоединил новый протонный ускоритель к сети. Они с Арнольдом остались до утра, а Маргина и Руслан отправились спать, хотя им сон совершенно не нужен. Когда утром в лаборатории появился Паша, то сразу не заметил открытую дверь в длинный проход. Его возмутил кабель, который тянулся через лабораторию чёрт знает куда.

— Матвей ты, что, поменял питающий кабель? — спросил он, остановившись перед электрощитом. Матвей что-то промычал, а Паша проследовал вдоль кабеля и обнаружил в длинном коридоре новый протонный ускоритель.

— Откуда? — выпучил глаза Паша. Людмила, давно уже догадавшаяся, тут же и ответила: — От верблюда! — после чего зашлась смехом, вспоминая лейтенанта Скребнёва. Её вспоминание заставило лейтенанта икать в совсем неподходящее время, так как ему в кабинет позвонил уполномоченный местного сектора Тёмной зоны майор ФСБ Васильев.

— Лейтенант, если ты не найдёшь этот ёххххй ускоритель я сам приеду и повешу тебя на первой берёзе, а потом расстреляю, как последнюю тварь! — гудел в трубке голос майора Васильева. Лейтенант не стал прерывать ругань начальника, надеясь на то, что майор устанет и отстанет.

Майор, действительно, устал и спросил:

— Кто это сделал?

— Мурр-ик-аны, — ответил лейтенант Скребнёв, так как имел в наличии доказательство – записку с надписью «Привет от мурранов».

— А куда девались учёные?

— Я думаю-ик, что их похитили-ик мурраны-ик, — ответил Скребнёв.

— Скребнёв, бхххь, найди мне этих мурранов и верни на место ускоритель, не то я сгною тебя в своём подвале, — пообещал майор и положил трубку, не дожидаясь ответа икающего Скребнёва.

Лейтенант позвонил майору Шемякиной в специализированный ударный воздушный полк и приказал:

— Готовь-ик подразделение-ик для нанесения-ик противнику массир-ик-рованного удара.

— Лейтенант, ты что, пьяный? У нас, к твоим сведениям, плановые уроки, — попыталась возразить майор Шемякина, а в обычной жизни директор пятнадцатого лицея на улице Куйбышевской 25.

— Ильинична, ты хочешь посидеть в моём подвале или сразу в тюрьме? — возмутился Скребнёв, забыв о икоте.

— Не хочу, — с трепетом в голосе сообщила майор, так как не знала, что у лейтенанта никакого подвала нет. Кроме того, Шемякина вспомнила своего хромающего деда, Василия Ивановича, который все сороковые годы прошлого столетия сидел в детской колонии, расположенной в разрушенной церкви Сарова.

— Тогда выполняй, — сказал Скребнёв и последний раз икнул: — Я подъеду-ик!

Майор Шемякина нажала кнопку общей тревоги, по которой младшие классы опускались в общий бункер, а старшие, от пятиклассников и выше, бежали в специализированный каземат, где занимали свои места. Раньше здесь находилось убежище, ныне превращённое в командный пункт дронов. Когда лейтенант приехал на своём военном газике, майору по внутренней связи докладывали о готовности боевые звенья. Лейтенант не видел сосредоточенных школьников за компьютерами, а смотрел на огромный монитор, который показывал то, что видели дроны.

— Цель, лагерь мурранов вот в этом районе, — сказал лейтенант, обводя на карте обширный западный район возле Сарова, — обнаружить и уничтожить.

Капитан Ларионов передал координаты поиска, и экраны дронов зашевелились, показывая картинки заснеженных пригородов. Дроны, управляемые лицеистами, а ныне, пилотами воздушного полка, устремились в окружающие город леса, кропотливо выискивая какой-либо намёк на жилище или фигуры людей, а точнее, мурранов. Нормальные люди по здешним лесам не ходят, так что всё, что движется – мурран и подлежит уничтожению.

Лейтенант жалел, что полк гимназии номер два разрушили мурраны, выдрав с корнем все кабеля и перепугав пилотов. Лишний полк был бы весьма кстати. Мурраны удрали, не оставив следов, и это дело осталось «висяком» на шее лейтенанта Скребнёва. В динамики раздался весёлый смех и лейтенант, бросив взгляд на экран, увидел, что кто-то из пилотов преследует лису.

— Шиндяева, немедленно прекратить, — раздался строгий голос капитана Ларионова, и лиса пропала с экрана монитора.

— Вижу цель! — раздался детский голос и тут же один из экранов на мониторе полыхнул далёким огнём.

— Вижу деревню! Звено, работаем! — зазвучал басок старшеклассника, и кучка экранов метнулась в сторону заснеженной деревни. Вскоре деревня полыхала огнём, а пилоты ловили в прицел разбегающиеся фигурки и стреляли. Капитан Ларионов не любил мурранов, разбойников и всякий праздношатающийся люд. Такую неприязнь к черни ему привила бабушка, которая рассказывала о том, что её прапрабабушка едва спаслась от пугачёвских бунтовщиков. Сказка-быль рассказанная в детстве, легла краеугольным камнем в мировоззрении капитана. Отгоняя свои мысли, капитан громко сказал в микрофон:

— Патронов и ракет не жалеть!

Лейтенант Скребнёв довольно потирал ладони, так как будет о чём доложить майору ФСБ Васильеву. Он повернулся к Шемякиной и сказал: — Фиксируйте всё, фиксируйте! — а сам сел в кресло, уставившись на экраны дронов.

***

Маргина отправилась к лесной избушке, чтобы проведать Красавчика и узнать, как он себя чувствует. Пару градусов мороза слегка щипали кожу лица, а вид блестящего заснеженного леса под лучами солнца, радовал глаз и душу. Когда она подлетела к избушке, то увидела Квазимордо, который с остервенением рубил толстые берёзовые чурки. Полена с треском разлетались под страшными ударами громилы, которые он, играючи, делал одной рукой. Из трубы вился белесый дым, свечкой устремляющийся в небо и переплетающийся вверху с такими же из соседней деревни. Маргина не знала, живут ли там мурраны или обычные жители, которые, в такой чащобе, совсем не боялись уродов, а жили бок о бок.

Когда она ткнулась в дверь под косым взглядом вечно сердитого Квазимордо, то чуть не столкнулась с Красавчиком, который направлялся за дровами.

— Я же сказала тебе лежать! — возмутилась Маргина, невольно устремляя взгляд на ноги Красавчика. Он перерос её на целую голову, а ноги, на первый взгляд, ничем не отличались от нормальных.

— Не утерпел! — улыбнулся он такой очаровательной и счастливой улыбкой, что Маргина им залюбовалась. «Красавчик!» — подумала она и сразу почувствовала, что он пасётся в её голове.

— Не смей без спроса! — воскликнула она, невольно улыбаясь, и сказала, чтобы скрыть нахлынувшее на неё смущение: — Пойдём, я тебя посмотрю!

Дом пахнул на неё приятным запахом берёзовых дров и чего-то вкусного, что готовилось в кухне одноглазым Горбеко.

— Снимай брюки, — наказала она и снова невольно покраснела, перебирая в памяти ассоциации. Красавчик не шарил в её голове, и она была ему благодарна. Он снял брюки и вытянулся перед ней в одних трусах. Она опустилась на колени, пристально разглядывая ноги и невольно поглаживая их рукой. Маргина с удовольствием заметила для себя, что получилось идеально. «Недаром пыхтела несколько часов!» — похвалила она себя, машинально продолжая водить рукой по ноге. Что-то над ней шевельнулось, и Маргина приподняла глаза. Она увидела, что ничто человеческое Красавчику не чуждо. Обнаружив такой казус, Маргина удивлённо встала, а Красавчик, красный как помидор, сообщил:

— Прости, ты так гладила меня по ноге, что…

Маргина не знала, как реагировать на это. Она попыталась скрыть своё смущение и сексуальные мысли, возникшие в её голове. Неловкий момент прервал резкий звук взрыва и дробь пулемёта, отчего Красавчик быстро вскочил в свои брюки и бросился во двор.

— В убежище! — воскликнул он, направляясь к выкопанным на склоне горы погребам. Маргина бросилась за ним, а над головой раздалось громкое жужжание. Подняв глаза, Маргина увидела кучу дронов, летящих в сторону деревни, а самый близкий выпустил ракету в дом Красавчика, который мгновенно превратился в пылающую груду дров. Не ограничившись этим, дрон выпустил очередь, отчего Красавчик присел и покатился по снегу. Маргина выбросила руку вверх, и исковерканный дрон свалился в кустарник. Она подбежала к Красавчику и наклонилась. Его правая нога сочилась кровью и Маргина пустила туда свои симпоты. Пуля прошила голень насквозь, к счастью не задев кость, но образовав две дырки.

— Держи руками! — крикнула ему Маргина, положив ладони Красавчика на ногу, а сама настроила симпоты, чтобы заштопать рану.

— Не сейчас! — сказал Красавчик и посмотрел на неё. Его глаза стали как колодцы, в которые она рухнула, потеряв свою волю. Бросив Красавчика, она взлетела и повела за собой стаю дронов, которые перед этим рушили деревню. Вокруг горящих изб копошились люди, пытаясь снегом загасить пламя, а Маргина отправила симпоты вперёд, нащупывая мысли пилотов, сидящих в бункере.

«Она открыла глаза и увидела, что едет в двухместной открытой карете, до носа закутанная в большой плед. К ней прижался бравый поручика с усами, покрытыми снежной пылью, а его адъютант, Тимофей, сидит на козлах вместо кучера. Она – молодая жена поручика, Екатерина Ивановна Ларионова, и едут они по масковскому тракту в Ардатов, а дальше в Муром. В нелёгкий час предпринята поездка, так как во всех окрестных деревнях витает дух неповиновения и своеволия. Иных помещиков уже повесили, а служивых людей истребляют, чем ни попадя: где топором, а где и просто – подняв на деревянные вилы. Одно слово – пугачёвщина!

Кое-где дорогу перемело и иногда карета тонет в снегу. Тогда поручик соскакивает с места и подталкивает карету плечом, а Тимоха хлещет лошадей. Правая сторона Екатерины Ивановны, до этого прикрытая поручиком, холодеет и зябнет. Поручик Ларионов на ходу вскакивает в карету и снова прижимается к Екатерине Ивановне, отчего ей становится теплее.

— Ой! — вскрикнула она, и поручик озабоченно к ней поворачивается.

— Ножкой боднул, — с улыбкой произносит она, а поручик прислоняет голову к пледу, который прикрывает её округлый живот. Идиллия продолжается недолго, так как Тимофей оборачивается и тычет кнутом вправо – там, на расстоянии полёта пули, показалось несколько фигур на низких лошадях.

«Разбойники!» — замерло сердце у Екатерины Ивановны, а поручик открывает кожаный саквояж и вытаскивает пару заряженных пистолетов, которые кладёт возле себя на сидение. Зоркий взгляд поручика успевает разглядеть далёкую карету, в окно которой выглядывает малый в барском кафтане и с игрушечной короной на макушке. Головной убор так и норовит съехать с головы, чтобы свалиться в придорожный сугроб. Это – один из многих императоров по имени Петр III, которых развелось на яицкой стороне, как собак во время гона. Звать императора-злодея Петька Евстафиев из новых людей Емельки Пугачёва. Несколько казаков держаться возле кареты новоиспечённого царька кучкой, а остальные, вперемежку с калмыками, вооружённых длинными пиками, рассыпались по полю. Увидев карету поручика, ватага разбойников скачет наперерез.

— Гони! — кричит поручик Ларионов и Тимоха стегает лошадей, которые уже изрядно устали. Банда разбойников скачет, не отставая, а впереди всех калмык с рваными ноздрями и длинной кожаной плетью. Поручик прицеливается и стреляет из пистолета, но пуля не берёт калмыка, отчего он щерится озлобленной улыбкой. Поручик стреляет из второго пистолета, но калмык заговорённый, так как пуля летит мимо, царапая плечо казака, скачущего позади. Поручик хладнокровно перезаряжает пистолеты, рассыпая порох. В это время калмык взмахнул своей плетью, и свинчатка на кожаном кончике обвивает шею поручика. Калмык резко дёрнулся в сторону, и поручика выдрало из кареты, словно листок с дерева. Екатерина Ивановна закричала, а Тимоха так стегнул лошадей, что они понеслись, словно черти от святого креста.

Когда Екатерина Ивановна оглянулась, то отрубленная голова мужа уже красовалась на пике у калмыка. Она перекрестилась и закрыла глаза, всё время повторяя: «Спаси и сохрани!» Внезапно что-то застрекотало, и Екатерина Ивановна открыла глаза. Над головой пронеслись странные птицы, которые извергали из клюва пламя и гром, а отряд разбойников внезапно начал валиться в снег. Птицы сделали круг над головой Екатерины Ивановны, а потом снова застрекотали, рассеивая разбойников. Карета императора Петра III перевернулась, а лошади бились в предсмертной агонии, оглашая окрестности жалобным ржанием.

Екатерина Ивановна потеряла сознание».

Возвращение в действительность оказалось таким быстрым, что Маргина даже опешила. Она летела над городом, сопровождая стаю дронов, но когда захотела остановиться и оглянуться, то не смогла – чужая воля крепко сковала её симпоты. «Красавчик!» — догадалась она. Её симпоты, сквозь заросшую мхом бетонную крышу, погрузились в бункер, где находилось управление дронами. Впиваясь в головы пилотов, Маргина распространяла ужас, который, через её голову изливался кошмарным потоком в подземные лабиринты. Хватаясь за головы, из-под земли по пологому пандусу неслись дети, направляясь в школу, но тут заговорили пулемёты дронов, которые косили их, точно играя. Толстая и нелепая фигура майора Шемякиной, не добежав до школы, повалилась в снег, дёргая раненной ногой и базлая на всю округу. Лейтенант Скребнёв, как заяц, летел зигзагами к школе, но то ли споткнулся или его настигла пуля, но он шмякнулся лицом в занесенный снегом кустарник. Только капитан Ларионов бежал последним, наклоняясь над лежащими в снегу окровавленными пилотами и щупая пульс.

— Это неправильно, — ужаснулась Маргина, — там же дети!

То, что её держало, совсем непохожее на Красавчика, жёстко ответило: — Они не дети – они убийцы. Не я придумал эту действительность!

Голос замолчал, а Маргина ощутила, что на неё снова накинули узду, лишая её воли. Она сопротивлялась, а мерзкий голос прошептал, наполняя ужасом душу: «Ты уничтожишь этот гадючник!» Она увидела, как ракеты, выпущенные из дронов, крушили столетний бетон бомбоубежища. Не имея сил сопротивляться, Маргина не могла видеть то, что она делает, и отрубилась.

«Кто-то толкнул в бок и Васька Шемякин проснулся. Уткнувшись ему в спину, пыхтел Мур, раскинув руки, будто спал не на нарах, а на царском ложе. На работу никто не торопился. В углу колотили понты за картами, и Васька Шемякин отправился туда, протискиваясь между нарами с сидящими колонистами. В длинном помещении висел туман от мокрых портянок и курева. Васька остановился за спиной игроков, наблюдая за игрой.

— Кончай шнырять у меня за спиной, — сказал недовольный Косой, прикрывая карту.

— Больно надо, — сказал Васька и стал возле Жорика, который глянул на Косого и с усмешкой спросил: — Забздел?

— Че мне бздеть с моей картой, — сказал Косой и забегал глазами, отчего Жорик сказал: — Открываем.

Косой продулся и смандячил кисляк на лице, приглядываясь к картам Жорика.

— У тебя карта коцаная, — сказал он, показывая царапину на карте.

— Сам ты коцаный, — возмутился Жорик, — гони башли и сдавай карты.

Припёрся сонный Мур, который позёвывая, стал возле Васьки.

— Слабай нам чё-нить, — сказал Жорик, затягиваясь папиросой. Мур почесал голову и сказал: — Чет у меня непруха, блин.

Муру, действительно, не везло. Недавно пришло письмо с фронта, где говорилось, что его отец, Мур Василий Павлович, пал смертью храбрых под Киевом. Мать погибла в Белоруссии в начале войны и теперь у Бура никого не осталось. Жорик великодушно сунул ему папиросу в зубы и попросил: — Слабай!

Мур докурил, а потом затянул тонким голосом:

— Алё-малё,

я долго чалился на зоне.

Давно был вором я по масти и в законе.

Откинулся из кичи,

у шмары гужевал.

Мой ствол с одною шпорою всю ночку воевал.

Все весело ощерились, а Мур, выбивая чечётку босыми ногами продолжил:

— Алё-малё,

нас садят суки на арканы.

А мы простые пацаны и уркаганы.

Живём в масть по приколу,

берём всех на понты.

Нас ищут по малинам позорные менты.

— Кончай бузить, выходите на работу, — прерывая пение Мура, сказал, заходя в барак, хмурый мастер Демин.

Все загудели, а вперёд вышел длинный Сушкин и сказал: — Кончай батон крошить, Демин, сегодня на работу никто не пойдёт!

— Это почему же? — ровным голосом спросил Демин.

— Пока всех не оденут и обуют, никто на работу не пойдёт, — сказал Сушкин, а колонисты засвистели, загудели и закричали: — Свободу!

Демин ушёл к директору, а колонистам башню заклинило и они вывалили на снежный двор. Воспитатели, после недолгих переговоров, предпочли убраться, так как в руках молодых урков замелькали заточки. Первый и третий дом вначале наблюдали за событиями, а потом присоединились ко второму, и вскоре весь двор колыхался от колонистов.

— Бузить, так бузить, ломай ворота, — крикнул кто-то в толпе и многие ломанулись к широкой проходной.

— Стойте! — послышался голос, и все увидели, как из конторы вышел директор и капитан НКВД Морозов, курирующий колонию.

— Всем разойтись по домам, — потребовал капитан, выпучив глаза, но его никто не слушал.

— Блядво припёрлось, — послышался смех, и кто-то бросил камень. За первым полетел второй, за ним третий. Директор скрылся в конторе, а капитан вытащил наган и пальнул в воздух.

— Всех не перестреляешь! — крикнул кто-то ещё, и камни полетели вновь. Ворота сломали и распахнули, а колонисты посыпали за периметр колонии.

Внезапно в небе возникло жужжание, и все задрали головы вверх. Странные маленькие самолёты неслись в сторону колонии, чем вызвали восторг колонистов, которые приветствовали их криками. Неожиданно для всех самолётики застрочили, а пули косили ряды колонистов.

— Атас! — раздался крик, и все рассыпались по двору, прячась в зданиях. Васька Шемякин качал на руках Мура, который поймал маслину[18]. На лбу у него  красовалось растекающееся красное пятно. Снова застрочили пулемёты, и Васька вскрикнул – две маслины прошили его ногу. Он тут же потерял сознание».

Маргина открыла глаза и увидела разрушенный бункер, а поле до самой школы усеяли трупы детей. Красавчик перестал её контролировать, а она висела в воздухе и шептала: «Боже, что я наделала!» Внезапно мимо неё свистнула пуля и Маргина оглянулась: за дверью школы притаился лейтенант Скребнёв и стрелял в неё из пистолета.

«Хоть бы убил!» — подумала она, но сегодня – не её счастье, так как из лейтенанта стрелок, как из говна пуля. К тому же Маргину убить невозможно, разве что развеять её пепел по миру, да и то она соберётся через определённое время. Она не стала отвечать лейтенанту, а развернулась в воздухе и понеслась в общежитие. Когда она прилетела, то зашла в свою комнату, упала на кровать, чтобы заснуть мёртвым сном. Черно-белый пятнистый котёнок тут же забрался на неё и принялся урчать. Она прижала его к себе и только тогда заснула, падая в тёмную пропасть.

***

Маргину кто-то толкал и она проснулась.

— Ты на завтрак идёшь? — спросила Марфа.

— Нет, — сказала Маргина и отвернулась. Когда Марфа ушла, Маргина полежала, закрыв глаза, но сон пропал, так как её одолели вчерашние мысли. Правда, сон сделал своё дело, и она уже не так пронзительно чувствовала свою вину в гибели детей. «Им нужно было преподать урок, но не посредством убийства!» — подумала Маргина, понимая, что прошлого не вернуть и нужно с этим жить дальше. «Я всем приношу несчастья», — сделала она своё заключение, в придачу к детям вспоминая Туманного Кота и его котят. Словно в напоминание, черно-белый пятнистый комочек прыгал по ней и ловил виртуальных мышей. «Нужно его назвать, — подумала Маргина и громко сказала:

— Назову-ка я тебя Пятнашка.

— Кого ты хочешь так назвать? — спросила Людмила, появляясь на пороге.

— Котёнка, — сказала Маргина, а потом, без перерыва, рассказала Людмила всё, что произошло вчера.

— Вот гад! — сделала заключение Людмила, а Маргина не поняла, кого она имеет в виду, Красавчика или лейтенанта Скребнёва, организовавшего нападение на мурранов. Людмила сейчас же переключилась на другую тему, оставив толкование её слов на совесть Маргины.

— Я твоих подозреваемых проверяла, — сказала Людмила, — у японца неизгладимое чувство вины. Он, видимо, прочитал наше сообщение.

Маргина отправила симпоты в Женеву и заползла в голову профессора Макото Кобаяси. Его мысли были пропитаны страхом, а больше всего он боялся за свою любимую жену Эмико.

— Ты, что, снова можешь читать мысли? — спросила Людмила, а Маргина ответила: — Могу, Красавчик помог.

Маргина поднялась и сунула Пятнашку Людмиле:

— Присмотри за ним.

— Я его к Марфе пристрою, чтобы дома сам не сидел, — сказала Людмила и спросила: — Ты куда?

— Отправлю Макото Кобаяси к Анимо и покончу с этим делом, — сказала Маргина.

— Подожди, ты снова пропадёшь, даже не увидев своего взрослого правнука? — изумлённо спросила Людмила.

— Какого правнука? — не поняла Маргина.

— Ты снова всё забыла? — возмущению Людмилы не было границ, и она напомнила: — Илья.

— Насколько я помню, у тебя должна была родиться дочка, — вспомнила Маргина, доказывая, что с памятью у неё все хорошо.

— Так получилось, — промычала Людмила, тут же жалея о том, что напомнила бабушке о сыне.

— Вы переделали девочку на мальчика? — возмутилась Маргина.

— Руслан втайне хотел сына, — сказала Людмила и добавила: — Я не сдержалась и переделала.

— Дура, — сообщила своё мнение Маргина, но дуться не стала, так как время поджимало: — Я попрошу Анимо, чтобы он позволил мне с вами попрощаться, — пообещала Маргина, а Людмила обняла её и сказала: — Я тебе не верю.

— Вот почему я не люблю долгие прощания, — сказала Маргина и добавила: — На всякий случай, если я не вернусь, скажи своему сыну, что бабушка Маргина его очень любит.

— Смотри, — сказала Людмила и бросила в глифомы Маргины голографический образ стройного и красивого парня, очень похожего на свою мать. Маргина рассматривала незнакомое лицо её правнука Ильи, а из глаз горохом посыпались слёзы.

— Всё, улетай, — сказала Людмила и объяснила: — Я не могу смотреть, как твои слёзы скатываются вниз и сразу исчезают в тебе. Это выглядит, как притворство.

— Как будто ты плачешь по-другому, — буркнула Маргина.

— Я никогда не плачу, — парировала Людмила, и они отправились на выход из общежития. На крыльце Маргина обняла Людмилу и чмокнула Пятнашку, а потом сиганула вверх. Она сделала себе обтекаемый кокон, чтобы ветер не сорвал её одежду, и со скоростью метеорита полетела в Женеву. Грустный профессор Макото Кобаяси как раз направлялся в ЦЕРН, когда его подхватила Маргина и свечой взлетела ввысь.

— Вы?! — удивился профессор, очутившись в коконе с Маргиной, но она ему не ответила. Вскоре они оказались между Землёй и Луной в фиолетовой дымке. Перед глазами Маргины появился старинный японский дом из красного дерева, перед которым располагалось декоративное озеро с плескавшимися там рыбами. Посредине озера находился обложенный камнями остров, засеянный травой, с цветущей вишней в самом центре. От дома до острова был перекинут горбатый деревянный мостик со старинным светильником на металлическом кованном столбе.

На крыльце сидел Анимо с выбритым лбом и волосами, собранными на макушке. Его лицо, с подведенными глазами, смахивало на физиономию Макото Кобаяси, который удивлённо рассматривал небесную резиденцию Анимо. Вместо мешковатой одежды Анимо одел чёрное кимоно, а за поясом красовался самурайский меч. Его лицо ничего не выражало, а глаза смотрели куда-то вдаль, словно он не замечал ни Маргину, ни Макото Кобаяси. Справа от него на ступеньках сидел Туманный Кот в кимоно с печальным лицом, опустив голову вниз.

— Я привела преступника, — сказала Маргина и подтолкнула вперёд Макото Кобаяси, который, ничего не понимая, смотрел на Анимо.

Из-за дома появился человек в длинном красном кимоно с капюшоном, закрывающим его лицо. У него на руках сидел чёрный котёнок с белым ухом, который пытался вырваться на волю. Человек посадил котёнка на землю и тот принялся себя вылизывать. Маргина чутьём поняла, что человек в красном – это палач. Он картинно расставил ноги, опустив между ними вытянутую из ножен катану, и с пафосом произнёс хокку:

Мой меч, как птица.

Потеряет душу кот

быстрее взгляда.

Палач в красном поднял японский меч, а его молниеносные движения Маргина не заметила: она только увидела, как котик с белым ухом, точно порезанный огурец, распался на дольки, а последняя часть с хвостом, долго дёргалась и подпрыгивала. Открытые глаза отрубленной головы с осуждением смотрели на Маргину, отчего у неё по лицу покатились слёзы.

Туманный Кот тоже рыдал, а его слёзы текли ручейком по ступенькам и водопадом обрушивались вниз к Земле. В другое время Маргина бы посмеялась, но видеть горе кота было не под силу, поэтому она отвернулась.

— Что же ты делаешь, карга старая, — сказал Туманный Кот и на Маргину тотчас навалились все года, проведённые ей на Глаурии и Земле. Она почувствовала себя древней старухой не годной ни на что.

— Исчезни с моих глаз и без ответов не приходи, — сказал Анимо, а Маргина, вместе с перепуганным Макото Кобаяси, полетела вниз. Она рыдала, не стесняясь профессора, и он обнял её и прислонил к своей груди. До сегодняшнего дня Макото Кобаяси боялся высоты и полётов на самолёте, но случившееся приключение избавило его от страха. Их кокон медленно опускался на Землю, что дало возможность Маргине прийти в себя.

— Чего вы боялись? — спросила у профессора Маргина, опаздывая с этим вопросом, по крайней мере, на час. Макото посмотрел на ожившую Маргину и сказал:

— В данную минуту я ничего не боюсь, но меня тревожит судьба моей жены.

— Что с ней случилось? — спросила Маргина.

— Её похитили люди из Тёмной Зоны. Они хотят, чтобы я на них работал, — грустно ответил Макото Кобаяси.

— В этом я вам помогу, — сказала Маргина и с улыбкой добавила: — Расплачусь за причинённые вам неудобства. Вы не хотите побеседовать с доктором Новосёловым, пока я поищу вашу жену?

Макото согласился, и Маргина отправила кокон в зону их лаборатории. Когда она привела японца в бункер, Паша и Новоселов вытаращили глаза, а Сергей Гауфер стоял с открытым ртом. Увидев Руслана, Макото Кобаяси наморщил лоб и спросил: — Мы с вами знакомы?

— Нет, — ответил Руслан, — не имел чести.

Пока учёные беседовали, Маргина рассказала Людмиле о своём посещении Анимо и снова расплакалась.

— Это я виновата, следовало внимательно прочитать эмоции японца, — убивалась Людмила, но Маргина её остановила: — Оставь, нам нужно подумать, что делать дальше.

В результате ничего не придумали и Маргина сказала:

— Пойду, поищу жену Макото.

Японец словно услышал её, покинул учёную компанию и спросил у Маргины:

— Простите великодушно, я всё хотел вас спросить: кто этот мужчина на небесах?

— Японский бог, — сказала Маргина, а Людмила чмыхнула в ладони. Маргина выудила из головы Макото образ его жены, Эмико, а потом направилась к выходу. Профессор Макото Кобаяси с задумчивым видом потопал своим коллегам, а Людмила догнала Маргину у самого выхода и безапелляционно заявила: — Я с тобой.

Маргина не стала спорить, и они взлетели вверх, распуская симпоты. Дядя Степан, только что доставивший Марфе корма для кроликов и мышей, наблюдая полёт Маргины и Людмилы, крякнул и неодобрительно произнёс:

— Разлетались, ведьмы!

Эмико обнаружили сразу и совсем недалеко, в Сарове. Маргина хмыкнула и сообщила:

— Кажется, я знаю, где находится Эмико.

Людмила заглянула бабушке в глифомы и тоже хмыкнула. Оказалось, что жену Макото Кобаяси у себя дома держит лейтенант Скребнёв. Маргина знала, где находится квартира Скребнёва, поэтому отправилась прямо туда. Подлетев к дому, Маргина через стену засунула голову в комнату, чтобы узнать, что там твориться. Людмиле, парившей в воздухе рядом, надоело наблюдать безголовую Маргину, дёргающую руками и ногами, поэтому она тоже сунула голову в стенку. Очутившись внутри, Людмила увидела голову Маргины, которая, обнаружив голову Людмилы, принялась корчить странные рожи. Людмила не стала расшифровывать мимику её лица, а залезла симпотами в голову Маргины и спросила: «Чего ты хочешь?» «Ты спалишь себя и меня!» — возмутилась Маргина, но Людмила её игнорировала, так как смотрела на сидящего к ней спиной лейтенанта Скребнёва и слушала его речи. Перед ним стояла Эмико, опустив голову и скрестив руки на животе. Видимо, она только что принесла Скребнёву обед на подносе, в котором палочками ковырялся лейтенант. К удивлению Людмилы, Скребнёв говорил на английском.

— Вы знаете, уважаемая Эмико, я хочу вам только добра. Некоторые ответственные люди желают, чтобы ваш муж, Макото Кобаяси, приехал сюда, где ему обеспечат прекрасные условия труда и приличную зарплату. Первый раз он ответил отказом, но по вашей просьбе он может передумать. В ином случае и его, и вас ждёт печальный конец.

Слова лейтенанта, видимо, произвели впечатление на бедную женщину, так как она подняла голову и сказала:

— Я напишу письмо.

Скребнёв довольно потёр руки, а Эмико, увидав на стене голову Маргины, расширила глаза и сразу закатила, как только увидела ещё и Людмилу. Она грохнулась на пол, а лейтенант, обескураженный этим, вскочил и стал махать над ней салфеткой. Не добившись никакой цели, он побежал к двери в квартиру жены Новосёлова и открыл ключом дверь.

В это обеденное время двое забулдыг, ищущих третьего, случайно увидели двух торчащих из стены женщин и очень озадачились. Первый подумал, что нужно бросать пить, а второй, имеющий прогрессивный взгляд на мир, объяснил всё по-научному.

— Это резиновые женщины. Я таких видел в Нижнем Новгороде.

— Какие же они резиновые, раз ногами дрыгают? — резонно возразил первый. Его слова ещё больше раздразнили второго, который привёл железный технический аргумент:

— Там клапан есть, который перепускает газ, вот они и шевелятся.

В это время резиновые женщины провалились прямо в стенку.

— Я же говорил – сдулись, — обрадовался второй, но оказалось, что рано, так как прежние женщины снова появились, причём с головой, а в руках тащили третью резиновую товарку.

— Здесь кто-то кино снимает, — нашёлся второй, а первый вытащил из-за пазухи ещё не начатую бутылку «Масковской», отдал её второму и сказал: — Бери, я больше не пью.

Лейтенант Скребнёв наткнулся на сердитую Софью Новосёлову, которую он игнорировал в последнее время и попросил: — Помоги, так моя японка скопытилась.

— Чтобы ты сдох со своей японкой, — пожелала Софья, обрадованная возможностью насолить Скребнёву.

— Не злись, я с ней даже не сплю, она мне нужна для дела, — сказал лейтенант, и Софья тут же решила, что ей не стоит так топыриться, поэтому сказала: — Показывай, где твоя деловая.

Когда они зашли в комнату, то Софья обвела вокруг взглядом и спросила: — Куда ты её спрятал?

Лейтенант побелел, так как пропажу Эмико ему никто не простит. Софья, думая о том, что Скребнёв специально пригласил её в свою комнату, томно взглянула на него и принялась расстёгивать ему брючной ремень:

— Давай поищем твою японку.

Так как лейтенант никак не реагировал на её предложение, она недовольно фыркнула и сердито бросила: «Козёл!» — после чего гордо отправилась домой. «Нужно будет заделать эту дверь, а то шастают всякие!» — подумала она, хлопнув смежной дверью.

В это время лейтенант очнулся и заглянул в одёжный шкаф, а потом принялся обыскивать зал, спальню и кухню. Входная дверь была заперта на ключ, который лежал в кармане Скребнёва и был в единственном экземпляре. «Куда же она девалась?» — спросил себя Скребнёв и снова безнадёжно заглянул под кровать.

***

Эмико, очнувшаяся оттого, что вместо тёплой комнаты очутилась на десятиградусном морозе, с ужасом уставилась на двух они[19], которые схватили её и тащили по воздуху. В одном из они она узнала инспектора ЮНЕСКО по ядерной безопасности по имени Маргина, которая допрашивала её и Макото Кобаяси. То, что они летели по воздуху, Эмико приписала последним достижениям техники и немного успокоилась, тем более что вторая они оказалась симпатичной женщиной. Они приземлились возле какого-то здания в лесу, и Маргина повела её внутрь. Другая женщина, которую Маргина назвала Людмилой, отправилась в какую-то лабораторию, чтобы позвать Макото Кобаяси. По крайней мере, так услышала Эмико. Они зашли в какую-то столовую, где Маргина попросила два стакана чая, один из которых сунула Эмико, а со второго отхлебнула сама.

— Подожди, сейчас подойдёт твой муж, — сообщила она Эмико, которая, в ответ, улыбнулась ей и кивнула головой, сложив ладошки лодочкой. Когда появился Макото, Эмико чуть снова не свалилась в обморок, а Маргина оставила семейную пару, сообщив, что у неё дела в лаборатории. Поговорив с Пашей, Маргина узнала, что японцу понравилась лаборатория, и он не прочь позаниматься в коллективе физиков, собравшихся здесь. Оставив Пашу, Маргина нашла Людмилу и спросила:

— Что мне делать? Я не знаю, кто убил профессора Прехта, а у Анимо осталось три кота. Когда они кончаться, он обещал содрать с Марфы шкуру.

— Почему с неё? — поинтересовалась Людмила и увидела, что бабушка покраснела.

— Понятно, — сказала Людмила, улыбаясь, — спим, с кем попало…

— Почему, с кем попало? — возмутилась Маргина и добавила: — Марфа – хорошая девушка.

— Успокойся, я тебя не осуждаю, — сказала Людмила и обняла Маргину, — я люблю тебя такой, как ты есть.

— Так что же мне делать? — спросила Маргина.

— Насколько я знаю, у нас на подозрении осталось шесть человек: американка Наоми Гут, китаец Ци Као, Ниман Аркани Хамед – канадец, Саха Капани из Индии и два любовника: Дэвид Райнс из Англии и француз Пьер Морен. Я не ошиблась?

— Нет, — ответила Маргина.

— Кто из них самый подозрительный? — спросила Людмила.

— Американка Наоми Гут

— Почему? — удивилась Людмила.

— Она говорит, что её не было на месте преступления, и у неё была любовная связь с Прехтом. Кроме того, когда Макото Кобаяси нашёл Прехта, он уже был мёртв.

— Ты считаешь, что она соврала? — спросила Людмила.

— Да, я тогда не имела возможности заглянуть ей в голову, — ответила Маргина, — возможно, что профессор Прехт собирался её бросить, а ревнивая женщина может пойти на всё, — Маргина задумалась и добавила: — Когда я с ней говорила, она так искренне сокрушалась о смерти Прехта.

— Искренне плакать мы все умеем, — философски сказала Людмила и предложила: — Полетели!

— Куда? — не поняла Маргина.

— К этой американке, — ответила Людмила и потянула Маргину на улицу.


(обратно)

Репликация четвёртая. Маргина

Дежурный локационной станции номер семь Черниговского отряда противовоздушных сил Украины снова засёк взлёт двух неизвестных объектов из области Сарова и сразу отправил координаты цели экипажу НПК[20]. Крылатые ракеты, незамедлительно пущенные на перехват целей, встретили их на границе, но цели, матерясь, как сапожники, свернули влево и понеслись в сторону Чёрного моря. Крылатые ракеты и не думали отставать, поэтому, когда оказались на половине пути в Турцию, одна из целей остановилась и что-то сделала, отчего обе ракеты, так и не разорвавшись, булькнули на дно моря.

— Я и не знала, что ты можешь так материться, — сказала Людмила, а Маргина, наблюдая погружение ракет в воду, рассеянно ответила: — Когда я сидела в тюрьме, то и покрепче могла сказать.

— Ты сидела в тюрьме? — заинтересованно спросила Людмила, а Маргина, спохватившись, попыталась спасти свой имидж: — Миленькая, я больше ста лет прожила в настоящем и около тысячи лет в прошлом, так что жизнь моя была очень насыщенной.

Людмила не стала расспрашивать свою бабушку, так как она направилась в сторону Румынии, чтобы следовать в Женеву. Пролетая над Трансильванией, Людмила почувствовала такую тоску, что это заметила Маргина, которая с участием спросила: — Что случилось?

— Не зная, какая-то тревога на сердце, — ответила Людмила, а Маргина тоже поделилась сокровенным: — Мне, почему-то, вспомнился Туманный Кот.

Миновав Карпаты, они устремились в сторону снежных Альп, которые преодолели, не поднимаясь. Невшательское озеро чуть не перепутали с Женевским, а когда его пролетели, то в следующем заметили огромную вилку, воткнутую в воду, которая говорила, что озеро Женевское. Пущенные Маргиной симпоты сообщили, что Наоми Гут находится в гостинице ЦЕРНа, поэтому Маргина, миновав озеро, приземлилась перед входом и отправилась на второй этаж.

В это время Наоми Гут с удовольствием наставляла рога своему любимому мужу в обществе профессора Калькутского университета, Саха Капани. Когда изнеможённая Наоми откинулась на подушки, Саха Капани, как джентльмен, сходил голяком на маленькую кухню, где заварил ей кофе и нашёл слегка подсохшую булочку, которую, вместе с арахисовым маслом и джемом, принёс на подносе. Пока Наоми поглощала завтрак, Саха Капани поедал её взглядом, рассуждая о том, что совместное посещение душа пристойно для джентльмена. Наоми, намазывая булочку арахисовым маслом, с улыбкой наблюдала вновь восставшую плоть профессора и собиралась немного опоздать на утренние диспуты в библиотеке ЦЕРНа.

Появившаяся перед ней Маргина так напугала Наоми, что она потеряла голос и не могла кричать, а только молчаливо глотала воздух, как рыба, вытянутая из воды. У Саха Капани от перепуга заклинило некоторые части организма, отчего он вытянулся и стоял с восставшей плотью, не зная, что делать в данной ситуации. Людмила хихикала позади Маргины, а она перешерстила голову Наоми, где царил только страх.

— Вы убили профессора Прехта, — спросила Маргина. Страх, сковавший обоих, очень красноречиво подтверждал их вину, поэтому Маргина повернулась к Людмиле и сказала: — Нет никаких сомнений в том, что они это сделали.

— Я бы так не сказала, — ответила Людмила, несмотря на то, что оба любовника дышали страхом, но их мысли так путались, что не давали однозначного ответа. Чтобы развеять сомнения, Людмила догадалась спросить у Наоми Гут:

— Когда у вас был профессор Прехт, он сообщил вам, что расстаётся с вами?

— Да, — подтвердила Наоми.

— Вы были злы на него?

— Да! — с вызовом ответила Наоми.

— Как ты догадалась? — спросила Маргина у Людмилы.

— Женщины, когда их бросают, ненавидят искренне, и их гневу нет границ, — ответила Людмила.

Маргина позволила любовникам одеться, а потом схватила Наоми вместе с Сахо Капани и прямо через стенку сиганула в небо.

— Ты вернёшься? — бросила ей вслед Людмила и получила далёкий ответ: — Не знаю!

Маргина издали увидела фиолетовое пятно, видимое только ей, и понеслась к нему, пока не погрузилась в фиолетовый туман. Анимо, как всегда, преобразил место своего пребывания, оставляя неизменным только фиолетовый цвет. Маргина шагала впереди, а ошарашенная Наоми прижималась к Сахо Капани, который не испугался, а с интересом разглядывал фиолетовое пространство. Маргина не надела на них кокон, но они чем-то дышали, видимо, идущих на убой опекает сам Анимо. Вскоре начался дремучий лес с корнями, погружёнными в густую тину фиолетового тумана под ногами. Маргине не понравилась фантазия Анимо, как всегда, мрачная и зловещая. «Кто его так обидел, что он злится на мир, созданный своими руками?» — подумала Маргина, но ответа, естественно, не получила – Анимо держит её за «стандартную дуру».

Внезапно Наоми вскрикнула и Маргина оглянулась.

— Там кто-то есть, — прошептала Наоми, повернув голову в сторону сгустившихся сумерек за спиной. Маргина бросила свои симпоты назад, но ничего, кроме стволов деревьев, не обнаружила.

— Тебе показалось, — сказала Маргина и предложила любовникам: — Идите вперёд!

— Куда ты нас ведёшь? — спросила Наоми, вероятно, пришедшая в себя.

— На правый суд, — совсем беззлобно сказала Маргина.

— Не судите, да не судимы будете, — изрекла Наоми, а за спиной Маргины раздалось громкое шипение. Оглянувшись, Маргина увидела рыжего котяру огромной величины и спросила: — Туманный Кот?

Котяра не собирался отвечать, а в один прыжок настиг Маргину и наотмашь ударил по лицу лапой с выпущенными когтями. Будь у Маргины человеческое обличье, то её лицо превратилось бы в мясной фарш, а так димензиальная сеточка восстановила её форму тела.

— Ах ты, зараза! — возмутилась Маргина и поджарила кота на огне, выпущенном из руки. Расплавленный кот превратился в лужу, которую Маргина слизала языком и обернулась к Наоми и Саха Капани. Ужас в их глазах слегка отрезвил Маргину, а собравшийся внутри её кот принялся бодаться во все стороны, отчего живот ходил ходуном.

— Вы нас съедите? — поинтересовался Сахо Капани, а Наоми заблаговременно закатила глаза.

— Больно вы мне нужны, — ответила Маргина и пошла вперёд. Кот всё это время рвался на свободу, поэтому Маргина напоминала пьяную на все стороны корову. Ей это надоело, и она выпустила кота, который рванул от неё вперёд, в сизую фиолетовую муть. Анимо нигде не было и это казалось странным, точно он избегал Маргину. «Может, я снова ошиблась и он не хочет казнить котят?» — подумала Маргина и отсканировала голову Наоми. «Господи, прости! Господи, прости!» — не переставая, повторяла Наоми и Маргина успокоилась – вина налицо.

Лес не кончался, пока они не вышли на поляну, посреди которой стояла странная избушка на двух столбиках. Присмотревшись, Маргина увидела, что это не столбы, а огромные куриные лапки. Из трубы валил фиолетовый дым, что не удивляло, так как Анимо, видимо, нравился этот цвет. Что-то закряхтело и из круглого темного отверстия на деревянной стене вывалилось белое огромное яйцо. Маргина подошла к яйцу, которое шевелилось, как живое, и постучала по нему.

— Кто там? — раздался скрипучий голос и Маргина, считая это проказами Анимо, с усмешкой ответила:

— Это я, Маргина, привела виновных для вашего мальчика.

— Занесите меня в дом, — попросило яйцо, и Маргина приподняла его и передала в руки Сахо Капани, чтобы не отирался у Наоми Гут, а поработал на благо общества, может тогда Анимо их простит.

Неожиданно избушка развернулась и стала перед ними крыльцом со ступеньками из брёвен до самой фиолетовой земли, заросшей фиолетовой травой. На крыльце одиноко стоял кипящий самовар, который пускал в трубу белесый дым. Дверь жилища была гостеприимно распахнута, а дом внутри освещён бликами очага. Маргина улыбнулась такому радушному приёму и не стала ожидать, когда её пригласят, а пошла первой, широко открывая деревянную дверь. Её взору открылась комната, в правом углу которой стоял казан, а под ним горел костёр. Дым поглощал широкий раструб, уходящий в потолок. Слева стояла широкая деревянная кровать, весьма дряхлой наружности, накрытая латаным-перелатаным одеялом непонятного цвета. На нём игрались трое котят, и Маргина умилилась, рассматривая забавных малышей.

— Здесь положите, — сказало яйцо, и Саха Капани послушно опустил его на пол. Изнутри послышался стук, и скорлупа на макушке треснула, а потом и вовсе развалилась на кусочки. Из скорлупы выбралась древняя бабушка, которую Маргина тут же окрестила Ягой. Бабушка подошла к кровати, взяла на руки двух котят, а третий остался у Наоми, которая прижала его к себе. Бабушка Яга подошла к котлу и сняла с него крышку, выпуская наружу облако белого пара.

— Что ты делаешь, бабушка? — отчего-то тревожно спросила Маргина.

— Варю суп из котят, — сказала бабушка Яга и бросила в котёл визжащих мурзиков. Схватив огромную поварёшку, она зачерпнула из котла и с улыбкой произнесла:

— Попробуй, вкусно!

— Да что же ты делаешь, бабка! — огорчённо воскликнула Маргина. Она плечом отодвинула бабку в сторону и схватила большую палку, похожую на весло. Маргина опустила её в варево и принялась выворачивать, пытаясь найти котят, но кроме странных костей ничего не нашла. Неожиданно, она увидела, как между лавровыми листами всплыла голова Анимо и Маргина ужаснулась.

— Анимо, ты живой? — воскликнула она, погружая руки в кипящее варево. Схватив за голову, она потянула, но никак не могла вытянуть Анимо из котла. Внезапно он открыл глаза и Маргина снова спросила: — Ты живой?

— Скорее живой, чем мёртвый, — сказал Анимо и громко закричал: — Вытаскивай меня отсюда!

— Капани, помоги! — крикнула Маргина профессору, и тот принялся ей суетливо помогать. Вытянутого Анимо они положили на дряхлой кровати в углу. Маргина, сбрасывая на пол лавровые листочки с его покрасневшего тела, озабоченно спросила: — Как ты себя чувствуешь?

— Лучше, чем котята! — сказал Анимо, посмотрел ей за спину и затрясся от смеха. Маргина оглянулась и увидела, что у бабки Яги топорщатся усы, а её глаза удивлённо смотрят вокруг. «Да это же кот?» — как молния, промелькнула мысль и Маргина воскликнула:

— Туманный Кот?

Кот отрешённо смотрел на свои лапы и бубнил:

— Своими руками… своими руками…

Только сейчас до Маргины дошло, что Туманный Кот своими руками погубил двух котят, Она обернулась к Анимо и воскликнула: — Как ты мог?!

— Ты зачем их привела? — показывая на Наоми и Саха Капани, сказал Анимо, и Маргина увидела в его глазах такую смертельную тоску, что уже не ждала пощады.

Потом она провалилась в пропасть. Рядом орала Наоми, летящая головой вниз, а Саха Капани пытался удержать её за ноги. Пришлось их ловить, чтобы не разбились, тем более что они оказались не виноваты. «Чего же они так боялись?» — огорчилась Маргина, одной рукой обнимая Наоми, а второй Сахо Капани, который, несмотря на незавидное положение, пытался выглядеть джентльменом и улыбался ей виноватой улыбкой.

Они приземлились где-то в Болгарии, и Маргина дала своим пассажиром прийти в себя. Когда у Наоми прорезался голос, Маргина предложила доставить их в ЦЕРН.

— Вы нас не уроните в Альпах? — спросила Наоми и Маргина подняла её одной рукой. Она повернулась к Сахо Капани и спросила: — Ты так можешь? — на что тот дипломатично ответил: — Такие возможности есть только у инспекторов ЮНЕСКО по ядерной безопасности.

Маргина не стала тянуть резину, а быстро вознеслась и помчалась на запад. Возле библиотеки ЦЕРНа она приземлилась, пожелав учёным удачи. Не успели они расстаться, как сзади послышался голос: — Наоми?!

Оглянувшись, Маргина увидела красавца афроамериканца, который внимательно смотрел на Наоми, а Сахо Капани неожиданно поспешил, сообщив, что его ждут в библиотеке.

— Любимый?! — воскликнула Наоми, а Маргина ощутила в её голове такой страх, точно она кого-то убила. «Так вот в чём дело!» — подумала Маргина, а муж Наоми допрашивал её: «Где ты была, я тебе звоню целый час!»

— Любимый, с инспектором ЮНЕСКО по ядерной безопасности не шутят, — сказала она, показывая глазами на Маргину, но тут же потянула мужа подальше от опасной свидетельницы.

— Наоми Гут, я жду вас завтра с отчётом! — крикнула вдогонку Маргина, хихикая в кулак. Наоми с благодарностью посмотрела на неё, прощая ей сегодняшний стресс.

***

Макото Кобаяси в белом кимоно выглядел на снегу совсем незаметным, а его жена Эмико, в тёмно-зелёном кимоно, напоминала рядом стоящую молоденькую пушистую сосну. Он сделал несколько па по снегу, взмахивая в воздухе самурайским мечом, а потом замер и произнёс:

Красивая мысль

в душе Эмико-химе,

как блеск катаны.

— Браво! — похвалила Маргина, опускаясь с небес, чем весьма расстроила Макото, который не ожидал её одобрения, а хотел услышать похвалу от своей жены Эмико.

— Не буду вам мешать, — сказала Маргина, направляясь в общежитие. «Ты уже помешала!» — подумал Макото, но Маргина игнорировала его замечание. Людмила была дома, а Руслан, как оказалось, отправился на ночь в лабораторию. Людмила тут же заставила всё рассказать, а когда Маргина закончила, то философски заметила:

— Теперь у тебя осталось только четыре подозреваемых: доктор Ци Као из Пекинского университета, Ниман Аркани Хамед из Канада, Дэвид Райнс из Кембриджа и француз Пьер Морен. Причём, последние, если что и сделали, то вместе.

— Имеется четверо подозреваемых, а котёнок-то остался один, — печально заметила Маргина.

— Что ты зациклилась на этих котятах, они не твои, а Туманного Кота, — сказала Людмила.

— Все врачи бездушные люди, — бросила Маргина.

— Мы не бездушные, а целесообразные, — прагматично ответила Людмила и спросила: — Ты не находишь, что Туманный Кот ведёт себя странно? Вначале всучил тебе своих котят, а теперь льёт над ними крокодильи слёзы. Мне кажется, что он заодно с Анимо.

— Не может быть? — удивилась Маргина.

— Может! Этот кот ещё тот фрукт! — сказала Людмила и, подняв глаза к потолку, добавила: — Интересно, что они от тебя хотят?

Людмила принялась шагать по комнате, словно Наполеон перед Ватерлоо, а Маргина смотрела на свою взрослую внучку и любовалась. «Правнука бы увидеть!» — подумала она, а Людмила, читая её мысли, ответила:

— Увидишь ещё! Иди, поспи, а я что-нибудь придумаю.

Маргина ушла в свою комнату, где встретила Марфу, которая прихорашивалась перед зеркалом. Увидев Маргину, она растерялась, словно её застали врасплох. Маргина залезла ей в голову и с удивлением узнала, что Марфа встречается с Арнольдом.

— Он же маленький! — воскликнула Маргина, но Марфа резонно спросила: — А я, что, большая?

«И, правда, — подумала Маргина, — не сравнить с моим возрастом». В это время в дверь комнаты постучали, и Марфа вся зарделась. Когда она открыла дверь, на пороге появился Арнольд. Он сразу заметил Маргину и разочарованно произнёс:

— Добрый вечер, Маргина Астаровна.

— Я иду спать, сильно не шумите, — сообщила Маргина, закрывая за собой дверь в свою комнату. Когда её голова коснулась подушки, Маргина покорилась Морфею[21], который совсем обленился и не послал ей никакого сна. Пробуждение оказалось неожиданным, так как она почувствовала, что возле неё кто-то есть. Когда Маргина открыла глаза, то увидела склонившуюся над ней Людмилу, которая внимательно изучала её лицо.

— Ты что здесь делаешь? — спросила Маргина, а Людмила, не отвечая на вопрос, погладила её по голове и спросила: — Ты на работу идёшь?

— Отчего такая забота? — спросила Маргина, с подозрением разглядывая внучку.

— Я придумала, как обмануть Анимо, — сообщила Людмила.

— Как ты его обманешь, если он в твоей голове, — возразила Маргина.

— Так ты на работу идёшь? — спросила Людмила, словно и не слышала Маргину. Выглянув в окно, Маргина увидела, что наступило утро, и поднялась с постели. После завтрака они с Людмилой пришли в лабораторию, где уже царило оживление и бедлам. Арнольд сообщил, что сегодня будет эксперимент с живым «материалом». В лабораторию притащили кролика, одетого в «монную» оболочку, представляющую собой грубый кусок мешковины, в которую вплели тончайшие нити из саритиума[22]. Чтобы достать редкий металл, Паше пришлось подключать каких-то важных шишек и отчитываться за каждый миллиграмм саритиума. Кролика в оболочке, вместе со вторым контрольным экземпляром без защиты, затолкали в клетку из алюминиевой сетки, которую закрепили перед излучателем. Все отошли в смежный бункер, где находился второй протонный ускоритель и закрыли толстую металлическую дверь. Руслан остался у пульта управления, проверяя настройки ускорителя. Маргина, чтобы всё хорошо видеть, залезла ему в голову, а Людмила постоянно спрашивала её: «Что там?»

Когда излучатель выстрелил, раздался взрыв, отчего все столы в лаборатории разбились о стенку, превращая компьютеры и прочие принадлежности в бесполезный хлам. Руслана расплющило об стенку, но пока в зале появились другие, он успел себя собрать. Алюминиевая клетка исчезла вместе с контрольным кроликом, а второй, в защитной оболочке, не подавал признаков жизни. Когда Марфа освободила его от сплющенной оболочки, то констатировала, что кролик мёртв. Маргина обвела взглядом всех учёных, которые грустной кучкой стояли посреди разгромленной лаборатории и изрекла: — Вы не учёные, а идиоты! — такое крепкое определение привело учёных мужей в замешательство, а Макото Кобаяси нахмурил брови и спросил: — Уважаемая Маргина-о-неи-сан[23], в чём мы провинились?

— Неужели вы не могли догадаться, что уничтожение «всего» в зоне демонных лучей приведёт к вакуумному взрыву?! — спросила Маргина. Все учёные мужи молчали, а Руслан, на правах родственника, сообщил: — Ты права, Маргина, мы немного увлеклись.

Марфа забрала оставшегося кролика и вместе с Викой Новосёловой поднялась наверх, чтобы сделать вскрытие. Маргина с Людмилой отправилась с ней, оставив мужчинам уборку разгромленной лаборатории. Марфа препарировала кролика и сообщила, что он умер не от демонных лучей, а из-за того, что его раздавило взрывом.

— Я сейчас сообщу Паше, — сказала Марфа, поднимаясь.

— Не спеши, пусть помучается, — остановила её Людмила. Маргина заглянула в голову Марфы и, улыбаясь, объяснила: — Да она не к Паше спешит, а к паршивцу Арнольду.

— Совсем он не паршивец, — покраснела Марфа, — он, между прочим, тебя уважает.

— Верится с трудом, — уколола Маргина, — и он ещё маленький для таких игр, — добавила она, но Марфа, схватив листок с выводами, умчалась вниз, в лабораторию. Из-за батареи выбрался кот Пятнашка, который потянулся и запрыгнул на руки Вики Новосёловой. Девочка унесла его, чтобы покормить, а Людмила спросила:

— Ты к Красавчику не наведывалась?

— Я этого подлого гада видеть не хочу! — отрезала Маргина. В комнату вернулась Вика, а за ней припёрся кот, не желающий кушать по графику.

— Ты, когда к Анимо отправишься, возьми с собой Пятнашку, — попросила Людмила, рассматривая котика, который, услышав её речь, неодобрительно фыркнул.

— Он его сразу же разорвёт на куски! — возмутилась Маргина.

— Поверь мне, не разорвёт! — убедительно сказала Людмила. Маргина хотела залезть ей в голову, но уткнулась в сплошную стенку.

— Что ты от меня скрываешь? — спросила Маргина уже не надеясь получить ответ.

— Всё будет в порядке, — сказала Людмила и обняла Маргину, шепнув ей на ухо: — Я тебя люблю.

Она оставила её, а Маргина принялась гладить Пятнашку, рассуждая о том, кто следующий у неё в подозрении. Она отправила свои симпоты в ЦЕРН и залезла в голову доктора Ци Као. «Ты убил профессора Прехта?» — спросила его Маргина. Доктор повернулся к Дэвиду Райнсу, с которым он обсуждал параметры регулируемого потока монного поля и спросил: — Что ты сказал?

— Я слушал тебя, — ответил обескураженный Дэвид, а Ци Као взялся за голову и извинился: — Что-то я устал, пойду, прогуляюсь.

Покинув удивлённого Дэвида, Ци Као побежал в общежитие, где собрал свои вещи и отправился в международный аэропорт Женевы. Садясь в автокаб, Ци Као включил коммуникатор и заказал себе место в ближайшем самолёте в Пекин. Только после этого он спокойно вздохнул и выглянул в окно, наблюдая далёкие горы впереди. Вскоре автокаб нырнул в туннель перед аэропортом, и Ци Као немного напрягся, точно его погружали в преисподнюю. Впрочем, вскоре автокаб выскочил из темноты на свет, а потом закружил по эстакаде, поворачивая в сторону аэропорта.

Когда Ци Као сел на самолёт «Lufthansa» с пересадкой в Вене, то вздохнул свободно. Самолёт, разогнавшись, упал на Женевское озеро, а потом медленно набрал высоту. Ци Као, несмотря на то, что не пил, заказал у стюардессы скотч со льдом, который медленно и с наслаждением цедил. Где-то на границе с Австрией он выглянул в окно иллюминатора и увидел вдали чёрную точку, которая медленно приближалась. «Самолёт», — догадался доктор Ци Као, но услышал внутри себя голос: «Не угадал!» Странную диверсификацию своего ума доктор приписал напряжённой работе, поэтому отвернулся от иллюминатора и заказал новую порцию скотча, которую выпил вместе со льдом. Холодные кусочки провалились в желудок и охладили душу, настраивая организм на умиротворение и спокойствие…

Кто-то постучал в иллюминатор.

Девушка, сидящая рядом с Ци Као, направила пальчик на окно и, улыбаясь, сказала: — Вам стучат.

Ци Као мельком глянул в иллюминатор и увидел снаружи улыбающуюся Маргину, которая держала в руках котёнка и манила его пальцем. Доктор отвернулся от иллюминатора и услышал тихое: «От меня не убежишь!»

— Вам стучат! — снова напомнила соседка, а Ци Као убеждённо произнёс: — Это не ко мне.

— Как же не ко мне, как к тебе! — сказала Маргина, засунув голову в салон. Она, мило улыбаясь, подала котёнка девушке и попросила: — Подержите, пожалуйста.

Девушка с готовностью забрала котёнка, наблюдая семейную сцену, так как Маргина внушила ей, что Ци Као её муж, который хочет сбежать к своей любовнице в Пекин. Маргина повернулась к Ци Као и спросила: — Ты убил профессора Прехта?

— Нет, — воскликнул вмиг вспотевший доктор и ткнул пальцем Маргине в подбородок. Она хихикнула и спросила: — Что, удар «жэнь-чжун» не удался?

Маргина, недолго думая, выдернула Ци Као из кресла и отпустила за бортом самолёта. Доктор с криком устремился к земле, а Маргина забрала Пятнашку и с улыбкой сказала девушке: — Благодарю, вы мне очень помогли.

После этого девушка обо всём забыла и пересела поближе к иллюминатору. Своего соседа она не помнила, но, отчего-то, была безмерно счастлива.

Ци Као устал орать и положился на свою судьбу, а так как верил в Конфуция, то решил, что ему следует в любой ситуации сохранять безмятежность в душе. Закрыв глаза, он собирался погрузиться в нирвану, но был грубо вырван из сладостного состояния. Открыв глаза, Ци Као увидел, что его держит за поперек Маргина, а облака быстро удаляются вниз. Не собираясь пугаться данной пертурбации, он с философским видом наблюдал, как Земля превратилась в красивый шарик, а впереди показалось странное фиолетовое облако. Постепенно над фиолетовым туманом показалась высокая пагода, острую вершину которой обвил красный змей, дышащий жёлтым пламенем. Взору открывались нижние ярусы пагоды, пока не показалось основание с большим, украшенным иероглифами арочным входом, к которому вели несколько ярусов ступенек.

Справа и слева от пагоды выстроились отряды воинов, ряды которых уходили в фиолетовую даль. Воины неподвижно застили, словно безмолвные статуи. Когда Маргина пригляделась, то оказалось, что это, и правда, терракотовые воины, которые выглядели, как настоящие. Перед арочным входом в большом кресле из сандалового дерева сидел Анимо в золотом лунпао[24], а сзади и немного сбоку стоял на задних лапах Туманный Кот в красном ханьфу[25] и чёрной странной шляпе на голове. Стоило Маргине приблизиться, как дракон с лапами ящерицы резво спустился вниз и дохнул огнём перед ней. «Падай лицом вниз, дура!» — прозвучал внутри голос Туманного Кота, а Ци Као, не дожидаясь Маргины, уже распростёрся ниц перед Анимо.

Котёнок Пятнашка не убоялся змея и решительно запрыгнул на первую ступеньку, потом на вторую. Когда дракон, заинтересованный такой дерзостью, сунулся к Пятнашке, тот устрашающе зашипел и принялся молотить когтистой лапой по его морде. Дракон взревел и хотел сжечь Пятнашку, но Анимо поднял руку, и скулящая дымом тварь снова забралась на пагоду.

— Ты ему, даже, имя дала? — спросил Анимо, поглаживая боевого котика.

— Да, Пятнашка, — сообщила Маргина, пытаясь не провоцировать Анимо.

— Ты правильно сделала, что вернула его мне, — сказал Анимо и спросил: — Нашла убийцу?

— Вот, — сказала Маргина, показывая на поникшего Ци Као.

—Этот почтенный гражданин Поднебесной не убийца, — совсем печально промолвил Анимо и Ци Као тут же исчез – вероятно, его отправили домой, в Китай. На самом деле доктор оказался в самолете, следующем в Пекин, и с облегчением вздохнул. Неожиданно, фиолетовая твердь под ногами Маргины вздрогнула и заколебалась. Бросив взгляд в сторону, она увидела, что терракотовые солдаты стройными рядами шагают вперёд. Она непонимающе взглянула на Анимо, а тот сунул ей в руки Пятнашку и сообщил:

— Если не успеешь убежать, они тебя затопчут.

Понимая, что Анимо не передумает, Маргина подхватила котика и бросилась бежать. Она странно себя чувствовала: несмотря на то, что старалась изо всех сил, её бег походил на замедленную съёмку. Оглянувшись, Маргина увидела, как терракотовые солдаты неустанно шагают, поднимая жёлтую пыль, которая скрывала последние ряды. Её бег по-прежнему походил на замедленное порхание бабочки, и она выпустила из рук Пятнашку, крикнув ему:

— Беги!

Котик оказался умным и понёсся вперёд, но недалеко: через пару прыжков он тоже завис в воздухе, а ряды жёлтых солдат приближались к ним катастрофически быстро.

«Вот, гад!» — подумала Маргина об Анимо, но ничего сделать не могла. Вскоре терракотовые солдаты дышали ей в спину жёлтой пылью, а она мучительно пыталась ускорить бег. Нога солдата, шагающего за спиной Маргины, наступила ей на пятку, отчего она споткнулась, а терракотовый солдат, разваливаясь на куски, упал на неё. Она не успела встать, так как следующий солдат наступил ей на ногу, и она воскликнула: «Больно!» — совсем позабыв вырубить человеческие симпоты. Когда она попыталась их отключить, то оказалось, что выполнить это не может. «Анимо, гад!» — бесполезно возмутилась Маргина и снова почувствовала боль – ей наступили на спину. Что случилось дальше, Маргина предпочитала не вспоминать – её, как лягушку, раздавили терракотовые солдаты, а она, испытывая невыносимую боль, не могла ничего сделать.

Тысячи терракотовых солдат растоптали Маргину до окровавленной жёлтой газетной полосы, при этом она не потеряла сознания, а продолжала испытывать неимоверные мучения. Когда прошли все отряды солдат, её подхватило дуновение откуда-то взявшегося ветерка, и она стала медленно опускаться вниз. Попытка собраться в тело ничего не дала, поэтому она продолжала кружиться в воздухе, пока не упала в воду. Волны принялись комкать её распластанное тело и, сбитая в кучу, она стала медленно погружаться в тёмные глубины. Только достигнув дна, она смогла собрать своё тело и увидела, что сверху на неё падает какая-то скомканная тряпочка, похожая на растерзанную медузу. Тряпочка потихоньку собралась в комок и приобрела форму кота. Маргина сразу его узнала – это был Пятнашка. «Живой!» — обрадовалась она и мысленно поблагодарила Людмилу за то, что она посоветовала взять с собой Пятнашку. «Ни один котик не пострадал!» — подумала Маргина и, взяв на руки котика, поднялась на поверхность воды. Только тогда её посетила крамольная мысль о том, как котик не захлебнулся на глубине. Маргина подняла котика над водой, рассматривая его странную необычность. Во-первых, он не боялся воды, а во-вторых смотрел на Маргину как-то подозрительно осознанно.

— Бабушка, ты что, не догоняешь? — нагло спросил кот, и Маргина ответила вопросом: — Какая я тебе бабушка?

Котик выдрался из рук Маргины, завис в воздухе, гордо перекрестив лапы на груди, и ответил:

— Ты мне родная бабушка.

— Людмила, ты? — догадалась Маргина.

— А кто же ещё! — сообщил котик.

— А где Пятнашка? — спросила Маргина.

— Пятнашка дома, я за него! — ответила Людмила.

— А если бы Анимо тебя рассекретил? — возмутилась Маргина.

— Я думаю, что он знал, — сказала Людмила, — полетели домой.

— Где мы находимся? — спросила Маргина.

— Думаю, что это Чёрное море, — сказала Людмила, разглядывая тело котика и Маргину, — теперь я понимаю, почему его так называют.

— Почему? — спросила Маргина.

— Потому что мы чёрные от сероводорода, — сказала Людмила, — и воняем, как дохлые кошки.

Маргина принюхалась и убедилась, что тоже воняет. «Ничего, выветрится!» — решила она. Поднявшись на высоту, они полетели в сторону Сарова. Над Донбассом их обстреляли, и они едва успевали уклоняться от ракет ППРК[26], которыми их встречали украинские подразделения, а потом бандитские отряды Многороссийской Зоны. Несколько раз они попадали в прицелы дронов, которые Маргина с удовольствием уничтожала. Когда прилетели в Саров, был уже вечер, и они приземлились возле общежития.

— Ты и дальше собираешься оставаться котёнком? — с усмешкой спросила Маргина, а котёнок принялся ругаться трёхэтажным матом. Маргина, первый раз услышав из уст внучки ругательство, застыла на месте. Правда, это были не уста, а пасть кота, но суть не в этом.

— Что случилось? — озабоченно спросила Маргина.

— Анимо лишил меня возможности стать человеком, — промолвил котик и заплакал.

— Что случилось? — спросил Руслан, который подошёл сзади. Увидев котика, он поднял его и снова спросил у Маргины: — Почему плачет Пятнашка? И почему вы воняете, как навозная куча?

— Это не Пятнашка, а Людмила, — начала объяснять Маргина и рассказала обо всём, что с ними произошло. Руслан выслушал Маргину и долго смотрел на Пятнашку.

— Я знал, что твои штучки чем-то подобным закончатся, — сказал он и снял с Людмилы сеточку. Накинув её на себя, Руслан сообщил: — Пока не приобретёшь человеческий облик, я тебе её не дам.

Он попробовал вернуть Людмилу в человеческий вид, но у него ничего не получилось. Совсем разочарованный, он унёс плачущего Пятнашку к себе в комнату. Не менее его разочарованная Маргина тоже направилась домой, где увидела в зале прилипших друг к другу Арнольда и Марфу. Парочка, не очень скрываясь, уползла в комнату Марфы, а Маргина, только вошла к себе, сразу легла спать.

***

Илья едва упросил бабушку, чтобы она оставила его в Муроме. Согласившись, бабушка улетела, пообещав, что будет за ним следить. Два дня он потратил на то, чтобы облазить город вдоль и поперек, рассматривая бесчисленные церковные храмы, а на третий день сел на утреннюю электричку до Арзамаса, куда и прибыл за два с половиной часа. Илья спешить не собирался и поселился на несколько дней в «Реавиль Отель». Бабушка дала ему золотую карточку, так что в средствах Илья был неограничен, потому предпочитал расположиться с комфортом. Отель находился рядом с Соборной площадью, отчего первый день Илья посвятил Воскресенскому собору, а остальные дни потратил на осмотр других храмов. Четвёртого дня пополудни Илья покинул Арзамас и ехал на автобусе по дороге в Дивеево.

Исследовав Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь, Илья взял горсть глины из канавки Божьей Матери и на утро третьего дня покинул гостиницу «Олимп», в которой он ночевал. Портье нарисовал, как выйти на старинный Муромский тракт, который хотел посмотреть Илья, поэтому его путь вёл не в Осиновку, а напрямик в сторону посёлка Орешки возле Сарова. Илья не боялся потеряться, так как коммуникатор в любом случае выведет из леса, а дотронуться рукой до древней тропы казалось верхом удовлетворения исторической страсти.

Шествуя по снежному полю, Илья добрался до опушки и погрузился в тёмные сосновые дебри. Если вначале шагалось в охотку, то дальнейшее барахтанье в снежных сугробах не казалось таким безобидным занятием. Сосновый лес перебивали ельники, идущие полосами, а когда Илья совершенно выбился из сил, то попал в настоящую дубраву из крепких, раскидистых дубов. Опираясь спиной на ствол огромного дерева, Илья перевёл дыхание и залюбовался окружающим безмолвием леса. Солнце целый день не появлялось из-за серых туч, поэтому в лесу царил сумрак.

Внезапно Илья услышал свист и тут же обхватил голову руками, так как странное давление разрывало её изнутри. Несмотря на невыносимую боль в голове, Илья оглянулся и увидел на дереве парня, засунувшего в рот пальцы. Понимая, что если он ничего не сделает, то погибнет, Илья мысленно схватил корягу и запустил её в парня. Теряя сознание, он увидел, что парень свалился с дерева и плюхнулся в сугроб.

Когда Илья пришёл в себя, то увидел над собой парня, который растирал снегом свой окровавленный лоб и внимательно разглядывал его лицо.

— Как зовут? — спросил парень, увидев, что Илья открыл глаза и рассматривает его.

— Илья.

— Стало быть, ты Илья Муромский? — с усмешкой спросил парень, оставив свой расшибленный лоб.

— Стало быть, да, — не стал спорить Илья.

— Стало быть, — улыбнулся парень, — нам судьбой написано встретиться, ведь я – Соловей Разбойник. Истомился, тебя поджидая.

Илья поднялся и отряхнул с одежды снег. Его соперник был так же широкоплеч, как и Илья. Его курносый нос, задиристо задранный вверх, сразу определял вздорный характер владельца и склонность к браваде.

— Ты из наших, — спросил Соловей Разбойник, рассматривая Илью. Не дождавшись ответа, он сам же и объяснил: — Я сужу по тому, как ты ловко с корягой управился. Из наших никто так не умеет.

Илья не стал рассказывать разбойнику о том, что справиться с корягой может любой житель Земли, так как в Америке есть станция репликации[27]. Правда, никто людей не учил, как это можно сделать, потому что инопланетные путешественники давали клятву не распространять знания, неизвестные на Земле. Всему, что он знал, Илью научила бабушка, которая почерпнула знания у другой бабушки и добавила свои.

— Куда путь держишь? — совсем примирительно спросил Соловей Разбойник, полагая, что с Ильёй ему, пожалуй, не справиться.

— Хотел увидеть старинную Муромскую дорогу, — признался Илья.

— Так вот же она! — воскликнул Соловей Разбойник, раскинув руки. — Вот здесь и шла.

Илья, улыбаясь, скептически посмотрел на разбойника, а тот принялся ковырять ногой на обочине и показал пальцем на сухие хвостики: — Смотри – подорожник.

— Ну и что? — не очень поверил Илья.

— Чудило! — воскликнул Соловей. — Подорожник всегда растёт возле дороги. Придём сюда весной, и ты увидишь, что я прав.

Илья не собирался оставаться здесь до весны и хотел попрощаться, но Соловей предложил: — Пойдём, чайку попьёшь, а потом я тебя выведу из леса.

Они долго шли по лесу, и Илья засомневался в своём попутчике и его намерениях. Он уже собирался остановиться и высказать всё вслух, как Соловей показал рукой вперёд и сказал: — Вот мы и пришли!

Илья рассмотрел деревянный дом под огромным дубом, который прикрывал его снежной шапкой. Из кирпичной трубы вился сизый незаметный дым, который становился белым на высоте, выдавая место расположения разбойничьего гнезда. Несмотря ни на что, вид дома настраивал Илью на тепло и уют. Они непроизвольно ускорили шаг, а когда оказались на крыльце, Соловей открыл дверь и, улыбаясь, сказал: — Проходи.

Илья стряхнул снег с ботинок и вошёл в тёмные сени. Когда он открыл дверь в комнату и уже собирался перешагнуть порог, то получил удар в лицо, от которого потерял сознание.

***

Оказалось, что в этот раз сон не исцелил душу Маргины, которая рассыпалась на несколько противоречивых частей и не собиралась находить объединяющее начало. «За что же мне такие испытания?» — спрашивала она себя и не находила ответов. Странный Анимо, если и был Богом этой Земли, совсем не любил её и, наверное, позабыл, так как данный мир оказался весьма противоречивым, а деградация человеческой сущности достигла размеров эпидемии. Люди радуются боли других, испытывая удовольствие от того, что кому-то хуже, чем им. Человеческий ум стал ленивым и капризным, не хочет учиться, превращаясь в ненужный придаток пищеварительной системы. Общепризнанные нравственные нормы и устои, созданные человечеством, потеряли свою актуальность для людей, а для Анимо, как знала Маргина, они никогда не имели значения.

Самым парадоксальным было то, что она, по заданию Анимо, ищет какого-то убийцу профессора Прехта. Маргина подозревала, что суть её возвращения на Землю совсем другая, но не могла понять намерений Анимо. Маргина собралась и отправилась в лабораторию. Закрывая дверь, она услышала из комнаты Марфы её приглушённый смех и прорезающийся басок Арнольда. Когда Маргина появилась в лаборатории, то там царило оживление. Она подошла к Паше узнать, что происходит. Оказалось, что Новосёлов и Макото Кобаяси, который ходил по лаборатории гордый, как петух, создали демонную бомбу в монной оболочке.

— Что же тут хорошего? — угрюмо спросила Маргина, понимая, что данное устройство на Земле до добра не доведёт.

— Ты не понимаешь, — возразил Паша, — это сосуд, в котором можно безопасно переносить демоны. При соединении с материей каждый демон излучает столько энергии, что хватит обеспечить человечество на целый год

— А если демоны вырвутся на свободу? — спросила Маргина.

— Они уничтожат наш мир, — не задумываясь, сказал Паша, но потом спохватился и обнадёжил: — Не беспокойся, монный сосуд несокрушимый, как … — он не нашёл сравнения и похлопал Маргину по плечу. «Анимо, они разнесут планету!» — обратилась она к своему новому богу, но он предпочёл не вмешиваться в человеческое бытие.

Маргина посмотрела на «сосуд», который накачивали демонами на протонном ускорителе с магнитным сепаратором. Снаружи он напоминал алюминиевый шарик с оптическим затвором, через который его насыщали демонами. «Такой маленький!» — удивилась Маргина, но дальше наблюдать её не позволили, оттеснив в сторону.

— Людмилу проведай, — сказал Руслан, отодвигая её плечом. «Больно нужны мне ваши демоны!» — подумала она, а Руслан ответил ей в голове: «Тогда не мешай!»

Людмила сидела дома вместе с Пятнашкой. Котик прыгал подле Людмилы, пытаясь её разыграть, чем весьма досаждал, так как она в своей ситуации ничего радостного не находила. Когда Маргина зашла в их комнату, то сразу не смогла отличить, где Пятнашка, а где её внучка. Только отправив симпоты, она её обнаружила и спросила: — Как дела?

— Никак, — грустно ответила Людмила, а Маргина, глядя на её печальную мордочку, не могла удержаться от смеха. Людмила обиделась и улеглась на кровати возле стенки, а Пятнашка продолжал ловить её дёргающийся хвост. Это Людмилу разозлило, и она крикнула котёнку:

— Пятнашка, зараза, отстань по-хорошему! — она забросила его на шкаф, где тот с удовольствием поиграл в пыли. Маргина погладила Людмилу по мягкой пушистой спинке и промолвила:

— Погоди, найду убийцу профессора Прехта, и Анимо возвратит тебе человеческий облик.

— Как ты его найдёшь? — пропищала Людмила.

— Немного осталось, физик Ниман Аркани Хамед из Канады и два любовника, Дэвид Райнс и Пьер Морен, — ответила Маргина.

— А живой кот, между прочим, у Анимо остался только один, — заметила Людмила.

— Положим, не один, а целых три, — задумчиво произнесла Маргина, — ты забыла себя и Пятнашку.

— Ты хочешь, чтобы Анимо накрошил меня, как салат? — возмутилась Людмила.

— Не хочу, — сказала Маргина, совсем не обращая внимание на истерику Людмилы. Она открыла перстень с черепом, подарок Морти, и вытащила оттуда Книжного кота.

— Свет мой, котик, расскажи, да всю правду доложи, — обратилась Маргина к старинному фолианту в виде кота.

— Чего тебе? — не очень вежливо ответил Книжный кот, запустил когти в подушку и принялся её драть.

— Скажи мне, кот, как поступить дальше? — спросила Маргина, а Книжный кот подошёл к Пятнашке и зашипел, вздыбившись шерстью.

— Забери его отсюда, — возмутилась Людмила, мгновенно превращаясь в колючего ёжика. Став рядом с ней, зашипел Пятнашка и Маргина, подняв Книжного кота на руки, примирительно сказала:

— Хорошо, хорошо, я его забираю с собой!

Когда она появилась у себя дома, то увидела недовольное лицо Арнольда, который в обеденный перерыв решил уединиться с Марфой. Названная особа появилась в двери своей комнаты в коротенькой рубашке, не прикрывающей почти ничего, и непонимающее уставилась на Маргину.

— Я зашла за своим ключом, — соврала Маргина и прикрыла Книжному коту глаза: — Не смотри на неё!

Ничего не оставалось, как убраться из квартиры восвояси. Маргина спустилась в лабораторию и забралась в свой закуток, посадив на свой стол Книжного кота. Тот принялся себя вылизывать и Маргина удивлённо подумала: «Его, что, форма кота заставляет поступать по-кошачьи?» Наводя марафет, кот слизывал на себе буквы, отчего постепенно превращался в альбиноса. Так как шерсти на теле кота не наблюдалось, то он быстро превратился в белого бритого кота. Рядом за столом присел Паша, который с вожделением рассматривал полированный алюминиевый шар, величиной с яблоко. Маргина не утерпела и прервала его созерцание: — Что это такое?

— Демонная бомба! — торжественно изрёк Паша и бережно положил блестящую игрушку в свой стол на носовой платок. Когда он убрался к протонному ускорителю, Маргина тихонько вытащила шарик и стала рассматривать его. «Ничего сверхъестественного!» — подумала она и услышала за спиной: — Что ты здесь делаешь?

От перепуга Маргина сунула шар в карман и обернулась. Перед ней стоял Руслан, который внимательно смотрел на неё и запустил ей в мозги свои симпоты. Маргина бесцеремонно вытолкала его из головы и с вызовом спросила:

— А что?

— Людмилу проведала? — спросил Руслан. Видимо ему только и нужно, чтобы узнать о своей благоверной, поэтому Маргина ответила: — Она в порядке и вместе с Пятнашкой.

— А что за облезлый кот на столе? — с подозрением спросил Руслан, рассматривая Книжного кота, который перебрался на стол Паши и лакал чернила из его чернильницы. Паша балдел от своей чернильницы с настоящими чернилами и ручкой с железным пером, которой он подписывал все ответственные документы. «Мою подпись никто не подделает!» — с гордостью говаривал Паша, демонстрируя свой раритетный письменный прибор.

— Паша на улице подобрал, — соврала Маргина, а Руслан промычал: «Ну-ну!» — и удалился.

— Пошли отсюда! — сказала Маргина и забрала Книжного кота на руки. Кот снова покрылся фиолетовыми буквами и хотел лизнуть фиолетовым языком Маргину, но она успела отстраниться. Когда она выбралась из бункера, то заглянула в домик с животными, где располагалась Марфа. Её там не оказалось, вероятнее всего развлекается с Арнольдом, игнорируя работу. Маргина присела за её стол и спросила у Книжного кота: — Что ты посоветуешь мне сделать?

— А какие у тебя проблемы? — спросил Книжный кот, больше озабоченный тем, что на столе Марфы нет чернильницы. Не найдя любимый продукт, кот обнаружил шариковую ручку и тут же раскусил её, а потом высосал из стержня пасту.

— У меня три подозреваемых в убийстве профессора Прехта, а я не знаю, кто из них виноват, — ответила Маргина, сомневаясь в том, что кот её слышит.

— Так какие у тебя проблемы? — снова спросил Книжный кот, разочарованно сбросив на пол раскушенную шариковую ручку.

— Кто из них виноват, — напомнила Маргина, уже не надеясь на его ответ.

— Это не проблема, — сказал Книжный кот, озабоченно оглядываясь вокруг, точно что-то разыскивая, и предложил: — Тащи их всех к Анимо, пусть он сам выбирает.

Сообщив данную сентенцию, которая поразила Маргину своей мудростью, он спросил у неё:

— А, что, в данном учреждении имеются чернила в свободном доступе?

Маргина чмокнула Книжного кота в чернильную морду, заодно считывая химическую формулу чернил, а потом налила в поилку для белых мышей воды и синтезировала туда густые фиолетовые чернила. Не успела она закончить, как Книжный кот её отодвинул и принялся жадно лакать из поилки. Когда он насытился, то решил отметиться и сделал маленькую фиолетовую лужу на лабораторном журнале.

— Что за странный кот? — спросила раскрасневшаяся Марфа, появляясь на пороге своего кабинета. Маргина, замечая восторженный блеск её глаз, с улыбкой сказала:

— Пока ты соблазняла юное дарования, родилось это чудо.

— Я, между прочим, тоже не старуха, — парировала Марфа и спросила, разглядывая Книжного кота, который, от чернил, стал совсем фиолетовый: — Мне, что, за ним присмотреть?

— Нет, — сказала Маргина, — мы с ним отправляемся в командировку.

Сообщив это, она сложила Книжного кота в маленькую крошку, которую засунула в перстень Морти. Марфа не очень удивилась таким метаморфозам, так повидала и не такое за время их совместного проживания, а Маргина прямо с порога сиганула в воздух.

— Ты вернёшься? — спросила Марфа, выскочив на заснеженное крыльцо.

— Не знаю, — крикнула сверху Маргина, так как возвращение назад зависело не от неё.

***

Илья открыл глаза и увидел над собой одинокий большой глаз, который внимательно разглядывал его. Под глазом находился широкий рот, а из уголков губ топорщились два небольших уха. Илья не испугался уродства увиденного и хотел подняться, но голова отдалась резкой, как молния, болью.

— Где я? — спросил Илья, но его остановил одноглазый, который сказал: — Лежи, лежи! — а боль, под его взглядом, странным образом ушла. Над Ильёй появилось ещё одно красивое лицо, которое внимательно его рассматривало и не выражало никаких враждебных чувств.

— Квазимордо, я тебя последний раз предупреждаю, что выгоню тебя навсегда, — сказало красивое лицо, а чей-то голос в стороне вяло возразил: — Путь не прётся без стука.

— А ты, Соловей, почему не шёл первым? — спросил красавчик, оборачиваясь к кому-то в комнате.

— Он боялся получить в морду от Квазимордо, — без улыбки сообщил одноглазый.

— Ничего я не боялся, — услышал Илья голос Соловья Разбойника, который добавил: — Он мурран. Я хотел испытать его возможности.

После этих разговоров Илья совсем не чувствовал себя в опасности, так как понял, что его в этом доме считают своим. Через минуту он в этом уже сомневался, так как появился Соловей Разбойник, который спросил: — Что это?

— Мэтлоступэ[28], — ответил Илья, с улыбкой разглядывая палку с радужной раскраской, которую Соловей вытащил из его рюкзака. Увидев непонимающие глаза разбойника, он объяснил: — Устройство для передвижения по воздуху.

Это мэтлоступэ подарила Илье бабушка, которой он достался от мамы, живущей когда-то на планете Глаурии. Илья никогда не видел прабабушку, так как она исчезла, когда он ещё не появился на свет, но знал её по ярким рассказам своей мамы, Людмилы. Размечтавшись, Илья спохватился и увидел, что Соловей Разбойник ничего не понял о мэтлоступэ и продолжал рыться в его рюкзаке. Не найдя ничего интересного, он снова взял в руки мэтлоступэ и нажал кнопочку на боку полированной палочки. Его шандарахнуло о деревянный потолок, потом палочка понесла его на стенку, в которую он врезался, как истребитель. Свалившись на пол, Соловей потерял сознание, а палочка откатилась в сторону.

— Я давно тебе говорил – не трогай чужие вещи, но ты меня не слушаешь, — проворчал одноглазый и положил Соловья рядом с Ильёй. После этого он осторожно взял мэтлоступэ и передал его Илье с нравоучением:

— Опасные вещи не держи на виду.

«Какие же «на виду», — пробурчал про себя Илья, — мэтлоступэ лежало в рюкзаке». «Это твоя опасная вещь, за которую ты отвечаешь», — прозвучал в голове ответ одноглазого и Илья удивлённо вскинул на него глаза. «Меня зовут Громеко!» — всё так же в уме представился одноглазый, а Илья назвал свое имя громко.

Последующие дни Илья провёл в обществе Красавчика, предводителя бандитов, агрессивного Квазимордо, вечно всем недовольно, одноглазого Горбеко, которых нравился больше всех, и Соловья Разбойника. Последний считал Илью равным ему соперником и всячески старался с ним потягаться силой. Если бы не мирный и насмешливый характер Ильи, они бы давно подрались, а так только пикировались друг перед другом. Илья кое-чему научил лесных бродяг, в особенности молчаливого Громеко, который воспринимал информацию прямо из его головы. Илья объяснил, что на Земле имеется станция репликации и её энергию можно использовать для своей пользы, главное – знать как. Такие знания существовали в Стране маргов и фрей на далёкой планете Глаурия, где когда-то жила прабабушка Маргина. Лучшим учеником оказался Красавчик, а ещё Громеко. Красавчик, как понял Илья, даже не догадывался о том, что Громеко имеет способности читать чужие мысли. Видимо, он считал Громеко ущербным человеком, готовым к услужению, а таких совсем не ценят. Красавчик не догадывался о том, что Громеко служит ему по доброте душевной. На следующий день Илья узнал от Громеко, что его прабабушка Маргина излечила Красавчика, так как до этого он был карликом. Это известие удивило Илью. Он не сомневался в том, что Маргина могла это сделала, только он не мог представить высокого Красавчика карликом.

***

Доктор философии Ниман Аркани Хамед стоял в ЦЕРН-овской столовой с белым подносом, поглощённый дилеммой выбора первого блюда, когда возле него появилась Маргина. Такое соседство весьма обеспокоило Нимана, отчего его чёрная рубашка внезапно промокла, а аппетит исчез. В отличие от него, у Маргины аппетит разыгрался, и она стала рядом с Ниманом, съедая глазами все блюда. Немного этим успокоенный, доктор выбрал французский сырный суп и принялся выбирать второе блюдо. Когда Ниман садился за стол, то, чтобы Маргина не подсела, выбрал уже занятый двумя прикомандированными студентами. Она и не собиралась, так как была поглощена выбором блюд. Не торопясь, Маргина пообедала и только потом появилась перед Ниманом, который в это время собирался улизнуть в гостиницу. Он знал, что Маргина охотится за убийцей профессора Прехта и несколько учёных странным образом куда-то пропали. А Наоми Гут недавно сообщила по секрету, что Маргина ведьма и якшается с нечистой силой.

— Слушай меня внимательно, — сказала удовлетворённая обедом Маргина. — Я познакомлю тебя с одним человеком и если ты не виноват в смерти профессора, то я доставлю тебя назад, в ЦЕРН. Если ты не согласишься на это предложение, я заставлю тебя насильно и больно.

— Я не виноват в смерти профессора Прехта, но чтобы вы отстали от меня, я согласен познакомится с вашим человеком, — сказал доктор Хамед, делая ударение на слове «вашем».

— Хорошо, тогда полетели, — сказала Маргина и подхватила Нимана за поперёк. Доктор не так представлял себе «полетели», поэтому открыл от ужаса глаза и рот, из которого, от онемения, не вырвалось ни звука. Она поднялась километров на сто и поместила доктора в кокон, сообщив ему: «Понаблюдай, пока, Землю, а я скоро вернусь!» На всякий случай вытащила Книжного кота, которому наказала наблюдать за Ниманом, а сама камешком провалилась вниз. Кот понял свою задачу по-своему и принялся с грозным видом шагать по кокону, впиваясь в него когтями. Ниман испугался, что кот порвёт кокон, и он умрёт ужасной смертью, поэтому отпрянул в противоположную сторону от кота. Книжному коту понравилась такая игра, и он принялся гонять доктора по прозрачному шару, как мышь в ловушке.

В это время Маргина летела в Париж, так как Дэвид Райнс находился у Пьера Морена и занимался с хозяином квартиры любовью. Маргина погрузила в них свои симпоты и узнала, что данная пара хочет усыновить ребёнка. «Ещё чего, у ребёнка должна быть мать!» — не очень доверяя мужчинам, возразила Маргина. Причём, возразила так громко, что это почувствовала парочка, которая растерянно оглянулась, собираясь увидеть нарушителя их уединения. Взгляд, брошенный на окна, заставил их содрогнуться: к ним летела Маргина. Зная эту даму не понаслышке, мальчики засуетились и принялись натягивать на себя костюмы. Пройдя сквозь стекло, Маргина присела в круглое кресло и сказала: — Собирайтесь, полетим на экспертизу.

— На какую экспертизу? — спросил Пьер Морен.

— Детектор лжи, — сказала Маргина, чтобы не заморачиваться с вопросами. Профессора молчаливо собрались и отправились к лифту.

— Мы по воздуху, — сообщила Маргина, а Дэвид Райнс возмущённо воскликнул: — Опять по воздуху!

Маргина не стала спорить, а подхватила профессуру и прямо через окно взвинтилась в воздух. Когда она нашла кокон, то Ниман Аркани Хамед был уже мокрым от пота и задыхался. Маргина забросила своих пассажиров в кокон и новоприбывшие с удивлением наблюдали за мокрым коллегой. Маргина, прочитав всё в голове Нимана, тут же превратила Книжного кота в пылинку, которую спрятала в перстень Морти. Ниман облегчённо вздохнул и посчитал, что дальнейшего ему не стоит бояться. Пьер Морен и Дэвид Райнс, словно нашкодившие котята, сидели тихо, искоса поглядывая на Нимана.

Маргина издали заметила фиолетовую тучу и направилась туда. Когда всё вокруг погрузилось в фиолетовый туман, Маргина раскрыла кокон и её пленники вывалились наружу. По колена в тумане, они, как обречённые на казнь, поплелись за Маргиной, которая шла наобум, зная, что на любом пути ей встретится Анимо. Правда, первым появился Туманный Кот, который начал базлать, как рыночная торговка: — Смотрите, люди! Это идёт убийца маленьких котят! Небо требует отмщения!

Попутчики окинули Маргину осуждающим взглядом, всем своим видом подтверждая её злодейские планы. Маргина не стала принимать близко к сердцу слова Туманного Кота, полагая, что в смерти его котят её прямой вины нет. Не она придумала план поиска убийцы профессора Прехта. Если здраво рассудить, то Анимо сам должен знать имя убийцы, а всю эту комедию он разыграл с какой-то другой целью. От неё хотят чего-то другого, ведь недаром Анимо говорил, что она «стандартная дура». Могли бы сообщить её открытым текстом, она уже не маленькая и много пережила на свете. Или то, что от неё хотят, какая-то большая мерзость? «Я думаю, что ожидать осталось недолго», — решила Маргина, шагая дальше, а её настроение от такого умозаключения немного поднялось.

Впереди она увидела шалаш из голых веток, который больше походил на клетку, а внутри в рваной шляпе и какой-то драной накидке сидел Анимо, опустив голову. Грустный вид мальчишки обескуражил Маргину и она непроизвольно его пожалела. Перед шалашом игрался последний котик, беленький с рыжими пятнышками и Маргина подняла его на руки, поглаживая по спинке. Анимо поднял голову и печально спросил: — С чем пришла?

— Привела тебе убийцу профессора Прехта, — сказала Маргина. Анимо внимательно посмотрел на тройку учёных и промолвил: — Среди них нет убийцы!

— Как нет!? — опешила Маргина. — Здесь последние из тех, кто мог убить профессора Прехта.

— Ты не видишь дальше своего носа, — сказал Анимо, опустил голову, и грустно спросил, не глядя на неё: — Что мне с тобой делать?

Маргина сунула котёнка Пьеру Морену, сообщив ему в голову: «Вот вам, вместо ребёнка!» — а сама вытащила Книжного кота из перстня Морти и принялась его гладить. Заспанный кот не понял, где он очутился, и выпучился на фиолетовое богатство вокруг.

— Отправь уважаемых учёных на Землю, а потом мы с тобой поговорим по душам, — совсем не угрожающе произнёс Анимо и погрузился в транс. Маргина быстренько соорудила кокон, куда усадила профессуру, и задала координаты ЦЕРНа. Прозрачное яйцо отправилось вниз, в фиолетовый туман, и исчезло, а Маргина вздохнула и принялась ждать своей участи. Книжный кот спрыгнул с рук и принялся лакать фиолетовый туман, а потом подошёл к шалашу и нагло пометил его. Появился печальный Туманный Кот, который подошёл к Книжному коту и хотел погладить его лапой. Книжный кот не переносил фамильярности и врезал когтистой лапой Туманному Коту по морде. Онемевший Туманный Кот, выпучил глаза, рассматривая Книжного кота, а потом заорал во всю глотку:

— Подменили! Мово сыночка подменили!

— Молчи, зараза! — зашипела на него Маргина, но было поздно, так как увидела поднятые на неё глаза Анимо.

— Твой кот будет уничтожен, как и другие, — спокойно сказал Анимо, поднимаясь на ноги.

— Какой же ты бесчувственный урод, Анимо, — без сожаления воскликнула Маргина.

— Бесчувственный? — возмутился Анимо. — тогда окунись в мои чувства, — добавил он. Внезапно, Маргина погрузилась в такую боль, точно у неё внутри взорвалась бомба. Тоска заполнила все глифомы, а её симпоты погрузились в раскалённый кратер вулкана. На Маргину накатила такая невыносимая волна страха, что она чуть не завыла от ужаса. Никогда в жизни она не чувствовала ни у кого такой боли в душе. Маргина увидела, как по щекам Анимо катятся крупные прозрачные слёзы. Она не выдержала и прижала его голову к своей груди.

— Прости, я не знала, — воскликнула Маргина и спросила: — Что у тебя случилось и чем тебе помочь?

— Я боюсь, — ответил Анимо.

— Кого? — с сочувствием спросила Маргина.

— Того, кто приходит по ночам, — сказал Анимо и пустил её в свои потаённые мысли. Маргина поняла, что он исчез оттуда, где находится его дом, так как его хотел убить родной отец, который, вероятно, убил сестру Анимо и может убить её мать. Он по ночам присылал к Анимо убийцу, который стоял возле кровати и пугал Анимо. Маргина не очень разобралась в хитросплетении эмоций, а только спросила: — Ты удрал от своих убийц в свою Вселенную?

Анимо кивнул головой и рассказал Маргине, что хотел послать её в свой мир со смертельным оружием, к изобретению которого он подтолкнул учёных своей формулой. Любое другое оружие бессильно перед любым анимо. Она должна была уничтожить отца Анимо.

— Тогда бы эта Вселенная изменилась? — спросила Маргина.

— Да, — согласился Анимо, — и Земля стала бы такой же цветущей, как и до потопа.

— Потоп – это твои слёзы? — спросила Маргина и догадалась, что это так. — Я сделаю это для тебя, — сказала Маргина и вытащила из кармана блестящий алюминиевый сосуд с демонами. Анимо посмотрел ей в глаза и увидел в них такую решительность, что даже вздрогнул, но тут же забрал у неё сосуд и произнёс: — Спасибо! Ты меня приободрила. Моё решение изменилось – мой отец умрет от моей руки. Тем более, ты там не сможешь ориентироваться.

Маргина хотела возразить, что жизнь Анимо важнее для Вселенной, чем её, но Анимо её предупредил: «Спорить со мной бесполезно и моё решение твёрдое – я накажу своего отца-убийцу». Фиолетовый туман развеялся, и оказалось, что они вдвоём висели в пространстве перед репликатором[29]. Перед решительным прыжком в неизвестное каждый думал о своём. Маргина желала, чтобы Анимо благополучно добрался домой и разобрался со своим кровожадным отцом. Ей хотелось, чтобы Вселенная, в которой они находились, вновь ожила и стала мирной и красивой, как прежде.

— Прощай Анимо, я буду помнить тебя всегда, — сказала Маргина, и Анимо медленно поплыл в направлении репликатора. Остановившись в исходном секторе, он обернулся с растерянной улыбкой и помахал Маргине рукой. Она плакала. Слёзы отрывались прозрачными шариками и кружились вокруг головы, точно маленький рой растревоженных пчёл. Они назойливо мелькали перед глазами, так что Маргина не видела, куда исчез Анимо.


(обратно)

Репликация пятая. Эрземия

— Аирземия, ты уверена, что это Эрземия? — спрашивал чей-то грубый голос, и она поняла, что говорят о ней.

— Кто, кроме Эрземии, может появиться у себя дома, дорогой Кеерземин, — ответил приятный голос, и она открыла свои глаза. Над ней склонились чье-то красивое лицо с широко открытыми радужными глазами, которые она, отчего-то, смутно помнила. «За кого они меня принимают?» — подумала она, так как её память была предельно чиста. «Женщина говорит, что я Эрземия?» — спросила она себя, воспринимая действительность, о которой ничего не знала. Глаза женщины, которую назвали Аирземия, с такой любовью смотрели на неё, что она уверенно решила: «Значит я – Эрземия!»

— Доченька, с тобой всё в порядке? — спросил мужчина с точёным озабоченным лицом и она с облегчением ответила: — Да!

— Не тереби её, пусть немного поспит, — сказала Аирземия, — об остальном мы поговорим потом. Отдыхай, доченька.

Аирземия поцеловала её в щеку, отчего у Эрземии предательски задрожали глаза. Она сдержалась, но волна нежности овладела ей, и она крепко обняла найденную мать.

Её оставили одну и она оглянулась. Комната, несмотря на то, что была огромной, выглядела уютной, так как всё пространство делилось на осязаемые отдельные куски. Огромное панорамное окно слева и справа прикрывали заросли кустов с яркими и замысловатыми цветами, которые тянулись вдоль низкого ажурного забора, идущего рядом с домом. Яркие разноцветные бабочки безбоязненно перелетали из одного цветка к другому, видимо, лакали нектар. Кровать отделялась от остального пространства комнаты невысокой складной деревянной ширмой в странных орнаментах, похожих на буквы, смысл которых ускользал от её понимания. Противоположная стена от окна оказалась прозрачным огромным вытянутым эллипсоидом, за внешней оболочкой которого виднелся лес или сад.

Внезапно Эрземия ощутила внутри себя миллиарды голосов, которые о чём-то говорили, и она чувствовала, что от неё ожидают каких-то решений. Она поняла, что её предназначение – управлять всеми этими голосами, и она сказала: «Пусть всё идёт, так же как и прежде!» Голоса затихли и Эрземия облегчённо вздохнула. «Чего я тут лежу?» — подумала она и поднялась с кровати. Она долго искала выход из комнаты, пока не нашла его сбоку от прозрачного эллипсоида. Оказалось, что её комната совсем не комната, а отдельное здание в виде полусферы, расположенное возле большой поляны, куда выходило окно, а вокруг располагался лес. Присмотревшись, Эрземия заметила, что это вовсе не лес, а парк, тщательно спланированный. Совсем рядом оказалось ещё одно здание помпезной архитектуры, в котором, как предполагала Эрземия, жили её отец и мать. Она не стала идти туда, а решила ознакомиться с окрестностями мира, в котором она жила. Эрземия пересекла поляну, утопающую в белых ромашках, которые ярким контрастом выглядывали из темно-зеленой травы, делали полянку странно знакомой. Углубившись в заросли ельника, Эрземия неожиданно оказалась на песчаном берегу речки, которая с лёгким говором преодолевала каменную запруду. Дальше река обрушивалась маленьким водопадом на большой камень, в котором от течения воды образовался жёлоб.

Эрземия сняла с себя одежду, впервые рассматривая её и не находя в памяти никаких напоминаний. Мать и отец, насколько она помнила, были в свободных белых одеждах с радужными разводами по краям. Она рассматривала свою верхнюю одежду, которая называлась «платье» и имела чёрный цвет, отчего-то чувствуя свою ущербность.


— Хочешь купаться? — раздался чей-то голос и она, словно пойманная на чём-то греховном, бросила своё «платье» в высокую траву и обернулась.

Возле берега стоял стройный, слегка загорелый мужчина без всякой одежды. Эрземия не помнила, откуда у неё в памяти нравственные начала, но её бросило в жар, и она опустила глаза. «Что же стеснятся, здесь так принято!» — возникла в памяти спасительная мысль. Эрземия показалось, что она откуда-то знает этого мужчину, но не могла вспомнить, при каких обстоятельствах. Она вообще ничего не помнила, словно ей начисто стёрли память.

— Эрземия, ты меня узнаёшь? — спросил мужчина. Она не знала, что ему ответить, но тут появился юноша, который радостно воскликнул: «Эрземия!» — и прижался к ней, обнимая её за шею. Она успела заметить, что юноша тоже гол, как сокол, и это сравнение, неожиданно возникшее в её голове, её слегка рассмешило. Её улыбку юноша воспринял, как подтверждение, и он радостно воскликнул:

— Реедземин, она меня вспомнила!

— Чикземин, будь сдержаннее, ведь Эрземия только пришла в себя, — сказал мужчина, которого назвали Реедземин, — я пойду, пообщаюсь с Кеерземином

Он снял с кустов белую просторную накидку с красно-голубой окантовкой и элегантно накинул на себя. Поднявшись по склону, он исчез за зарослями ельника. Эрземия чувствовала некоторое смущение, так как не испытывала к появившемуся юноше такого восторженного ответного чувства, которое ощущал он. У неё возникло странное ощущение, что она играет чужую роль.

— Пойдём купаться, — сказала она, и они поплескались в заводи, после чего выскочили погреться на берег. Чикземин, вспоминая каких-то общих знакомых, рассказывал разные новости, которые Эрземия откладывала в памяти, чтобы проанализировать потом. Часто вспоминал какую-то «панперию», которая должна произойти очень скоро и намекал об их «союзе». Эрземия, по взглядам Чикземина, догадывалась, что «союз» означает их брак, но не испытывала к нему никаких чувств. «Та ли я, которой меня считают?» — в который раз подумала Эрземия, не находя в памяти утвердительного ответа, но не ощущая отрицания.

— Мы хотим сегодня сделать карнавал у Кеерземина, — предложил Чикземин. Эрземия, бросив взгляд на своё скомканное чёрное платье, лежащее в траве, сказала:

— Мне нечего одеть.

Эрземия увидела на лице Чикземина удивление, после чего он поднялся и протянул ей руку:

— Пойдём!

Он на ходу подхватил свой хитон с золотым орнаментом окантовки и потащил Эрземию в сторону её дома. Она не сопротивлялась, шагая за ним, полагая, что юноша знает о ней больше, чем она сама. Когда они зашли в дом, Чикземин отодвинул полукруглую ширму у стены, и Эрземия увидела в глубине огромной ниши кучу манекенов в одежде. Рассматривая прекрасные одеяния в виде накидок или хитонов различной расцветки, Эрземия удивлённо спросила: — Это мои?

— Да, — ответил не менее удивлённый Чикземин, который спросил: — Ты многое не помнишь?

— Да, — легко подтвердила Эрземия, полагая, что лучше сказать правду. Чикземин посмотрел на неё и спросил:

— Ты помнишь, где ты была?

— Нет, — отчего-то быстро ответила Эрземия, а Чикземин, сделав паузу, ей объяснил: — Тебя нашла твоя мать, анима Аирземия. Ты лежала без сознания на полу своей комнаты.

— Анима? — удивилась Эрземия странному слову, которое ей что-то напоминало.

— Сказать анима, всё равно что сказать – уважаемая женщина. Анимус – уважаемый мужчина, а анимо – ещё не зрелый ребёнок или неизвестный анимус или анима, — терпеливо ответил Чикземин и спросил: — Ты этого не помнишь?

— Нет, — ответила Эрземия и объяснила: — Я словно родилась заново.

— Первый анимо появился случайно, в результате редкой вероятности жизни. Возникший разум человечества в конце существования случайной Вселенной смог вернуться по времени к началу её существования и изменил исходные условия. В результате изменений появился анимо, который смог в конце жизни Вселенной покинуть её и создать новую Вселенную, управляемую новым анимо. Таким образом, нас становится больше, — закончил объяснять Чикземин.

— А что значит слово «панперия»? — снова спросила Эрземия.

— Пан-перия означает праздник созревания нового анимо. Ты прямой потомок первого анимо и скоро станешь взрослой. Ты наследуешь от своего отца управление Перией.

— Что такое Перия? — спросила Эрземия.

— Планета, созданная для анима и анимусов, чтобы жить вместе, — ответил Чикземин

— Я не готова к тому, чтобы управлять другими, — сказала Эрземия, — я ничего не помню об этом мире.

— Это не важно, — ответил Чикземин, — любой анимо с удовольствием поделится с тобой информацией. Хочешь, я это сделаю первым?

— Хочу, — ответила Эрземия. Чикземин открыл свои глифомы и отправил всё содержимое Эрземие. Увидев, как осунулось её лицо, Чикземин обеспокоенно спросил:

— Я не поспешил делиться с тобой знаниями?

— Всё в порядке, Чикземин, — улыбнулась Эрземия, — оставь меня одну, чтобы я всё систематизировала.

— Я буду у твоего отца, Кеерземина, — сказал Чикземин и оставил Эрземию в её доме. Она погрузилась в свои глифомы, выуживая информацию, определяя, что для неё сейчас главное, а что и подождёт своего часа. Как она выяснила, при рождении нового анимо, новая Вселенная выстреливается в созданное пространство уже готовой. У Вселенной есть начало её существования и неизбежный конец. Она создаётся с благоприятным развитием именно этому анимо, в соответствии с его характеристиками, а потом им изменяется до тех пор, пока Вселенная не родит нового анимо. Всякое изменение исходной Вселенной образует новую Вселенную и в итоге первая Вселенная обрастает вокруг себя миллиардами новых Вселенных. Такая многослойная еловая шишка хранится в перстне анимо и доступ к ней только у хозяина. На своих руках Эрземия носила два перстня, но не знала, в каком из них находится её Вселенная. Обычно анимо, как она узнала, принимают какую-либо сущность и форму, к примеру, человека или какого-то животного, но не обязательно. Два анимо могут родить совместную Вселенную, как это сделали Кеерземин и Аирземия. У них родилась, она, Эрземия, но, опять же, для всех это не обязательно.

Из того, что она почерпнула у Чикземина, выходило, что управлять Перией должен самый молодой из созревших Анимо. Управление Перией – чистая формальность, но известные анимо делают из этого целый спектакль. Кеерземин хочет, чтобы планетой управляла его дочь, Эрземия, но у него есть соперники, главный из которых Саатземин, претендующий на то, чтобы Перией управлял его сын, Уреземин, так как тоже является потомком первого анимо, по имени Боохземин. Оказалось, что у Эрземии есть брат-отшельник, по имени Дееземин, который удалился в океан, так как потерял перстень со своим миром. Чикземин думает, что мир Дееземина украли, и подозревает в этом Саатземина.

Поток сформировавшихся мыслей требовал некоторого привыкания, отчего Эрземия отвлеклась от принятой информации и выбрала себе платье. Сняв его с манекена, она накинула свободный зелёный хитон на себя и вышла наружу. Продолжая исследовать окружающее пространство, она углубилась в лес, который, несмотря на признаки искусственной планировки, казался диким.

Неожиданно для Эрземии лес кончился, и она оказалась на открытом пространстве. Перед ней, сколько хватило глаз, раскинулись водные просторы, по которым по направлению к берегу неслись бесчисленные стайки волн. У Эрземии захватило дух от увиденной картинки, и она стояла, заворожённо глядя на бег волн, украшенных пушистыми белыми бурунами.

Слева, из-за крутого мыса выскочил огромный белоснежный корабль, завершая замечательную картинку. Он нёсся вдоль берега, высоко поднимая острый нос, украшенный белым кливером. Эрземия удивилась, что знает название паруса и подумала, что к ней постепенно возвращается память.

— Правда, красиво? — услышала Эрземия и повернула голову влево: там стоял молодой человек, весь в белом, как корабль, и с некоторой гордостью смотрел на судно. Черты его лица можно назвать красивыми, а свободный белый хитон, подпоясанный широким поясом с золотом, не мог скрыть крепкое тело.

— Красиво, — ответила Эрземия и бросила на незнакомца свои симпоты, которые упёрлись в непроницаемую стену. Скептическая ехидная улыбка незнакомца испортила первое впечатление и Эрземия с сожалением отвернулась.

— Меня зовут Уреземин. Я приглашаю тебя на свой корабль, — сказал незнакомец. Властные интонации в его голосе не понравились Эрземии и она твёрдо ответила:

— Спасибо, но у меня нет желания с тобой путешествовать.

— Я хотел, как лучше, — сказал Уреземин, и только тогда Эрземия вспомнила его имя: он сын Саатземина, с которым у её отца не лучшие отношения. Она повернулась, чтобы уйти домой, но вдруг почувствовала, что не может двигаться, словно заключённая в тугой кокон. Она поднялась в воздух и понеслась в направлении белого корабля, а Уреземин летел сзади, уставившись тёмными зрачками своих глаз в её глаза. Возмущённая происходящим, Эрземия напряглась и разорвала путы, сковывающие её тело. Освободившись от чужой воли, она тут же с головой погрузилась в воду, но чья-то рука схватила её за волосы и потащила вверх. Она только успела схватить глоток воздуха, как на её лицо обрушился удар и она, от неожиданности, потеряла сознание.

Двадцать миллиардов землян внезапно застыли в движении, ясно и отчётливо понимая, что происходит, но не имеющие возможности что-либо изменить. Застыли в небе самолёты и птицы, остановилась вода в реках, волны вздыбились в океане, да так и остались, и ветер не полоскал замершие и развёрнутые флаги. Сознание не покидало ни одного человека, и каждый видел застывшую картинку мира. Пока они замерли, многим пришлось пересмотреть фундаментальные основы мироздания.

***

Корабль Уреземина мчался на север с огромной скоростью, рассекая голубые воды Первичного океана. Он походил на плавучий остров, поражая воображение своими размерами и видом, но ещё больше удивлял функциональностью. Уреземин не держал команду, если не считать его старшего брата Хааземина. Кораблем Уреземин управлял единолично, так как оказалось, что его средство передвижение создано из живой управляемой субстанции, которая подчинялась только его командам. Видимо, Уреземин сделал исключение для Эрземии, так как, стоило ей выйти на палубу, как прямо перед ней вырастала кучка экзотических пальм, которые прикрывали её от жгучих лучей звезды по имени Ра, освещающей Перию. Если Эрземия желала отдохнуть, ей услужливо сооружали деревянное ложе, покрытое мелкой густой травой. Улёгшись на мягкий ковёр, она могла безмятежно любоваться Первичным океаном. Эрземия мысленно благодарила живое сообщество за их мелкие услуги, и ей казалось, что её слышат и чувствуют. Иногда ей чудилось, что тонкие полотнища парусов, изгибаясь под набегами ветра, шепчут ей: «Приятного дня, Эрземия!» Вероятно, она хотела чужого сочувствия, поэтому придумывала себе то, чего не существовало.

Её поражал порядок следования дней и ночей на Перии, но если учитывать, что планета представляет собой вращающийся тороид, то удивляться нечего. Однажды утром, когда она вышла на верхнюю палубу, то чуть не упала от увиденного – прямо над головой находился бублик планеты Перия. Снизу он расширялся до горизонта, а поднимаясь ввысь, сужался. Было такое ощущение, что он не выдержит и обрушится на голову. Его поверхность, кое-где прикрытая белыми облаками, оставалась голубой от цвета бесконечного и единственного Первичного океана. Только редкие зелёные островки выделялись на этом фоне. Если обобщить, то можно сказать, что Перия – планета воды.

Недаром некоторые из представителей анимо предпочли воду океана вместо суши и поднимались из глубин только в случае экстренных событий. Так как для обмена информацией анимо нет необходимости встречаться с другими анимо, то такие события происходили единожды в период, когда наступал день Пан-перии. В этот день все только созревшие к тому времени анимо получали благословение от старейшин. Только тогда все водные анимо покидали глубины океана.

Её не покидала мысль о том, что её жизнь здесь кажется странной и ненастоящей. Эрземии чудилось, что она играет какую-то роль в мире анимо, а как только проснётся, то окажется в другой реальности. Такое необоснованное отрицание свое жизни на Перии она объясняла отсутствием в её памяти воспоминаний о прошлой жизни. Странным казалось и то, что из памяти стёрлось не только её исчезновение, но и предыдущий этап жизни на Перии. Ей казалось, что с ней случилось что-то ужасное, отчего память услужливо вычеркнула неприятные моменты. А, может, все вокруг врут, и у нее не было прошлого? Может, у неё есть только настоящее?

Если бы не то, что её похитили и избили, Эрземия получала бы только удовольствие от путешествия. Несмотря на статус пленницы и огромный синяк под правым глазом, Эрземия решила, что не будет строить из себя буку, а если подвернётся удобный случай, то улизнёт от Уреземина.

Причиной того, что Эрземия прекратила попытки одолеть Уреземина, стала всё та же живая управляемая субстанция. Когда она, после того, как пришла в себя, принялась швырять в Уреземина огонь – перед ней поднялась живая стена, которая, корчась в предсмертной судороге, защищала своего хозяина. Памятуя о том, что она должна беречь живое, Эрземия оставила своё желание уничтожить Уреземина, который подло прикрывался невинной жизнью. Она не знала, с какой целью её похитили, но убедилась, что Уреземин не собирается её убивать, тем более что убить анимо невозможно. Уреземин пытался с ней несколько раз заигрывать, но она безапелляционно посылала его подальше. Уреземин, в ответ, насупил брови и сказал:

— Тебе лучше не сопротивляться, всё равно будешь моей!

Первое время она хотела связаться с отцом или матерью, но не смогла, так как её симпоты болтались в пустоте и не находили Аирземию и Кеерземина. Так как она ничего не помнила из прошлого, то подумала, что на Перии существуют информационные «ямы», в которых пропадает симпотная связь. В последующие дни связь не появилась и она заподозрила другое: ей показалось, что её блокируют растения. Такой вывод она сделала потому, что как-то перехватила симпоты Уреземина, который общался с кем-то, по-видимому, со своим отцом, Саатземином. Почувствовав её симпоты, Уреземин оборвал общения и недовольно уставился на Эрземию своими выпученными глазами.

Она любила плавать в бассейне, наполненном забортной водой и любопытными жителями океанской фауны. Больше всего ей нравилось играть с дельфинами, которые постоянно сопровождали корабль. Одного из них она очень полюбила и исподтишка принялась его видоизменять и делиться с ним своими знаниями. Такая маленькая тайна забавляла её, а поумневший дельфин скрашивала её одиночество бесконечными расспросами на дельфиньем языке, который ей пришлось изучить.

Эрземию по-прежнему интересовал вопрос о том, куда они направляются. Карта Перии, которую она, вместе с другими знаниями, получила от Чикземина, ничего ей не говорила, тем более что форма планеты в виде тора немного путала воображение. Если сказать точнее, то Эрземия хотела знать не место, куда они направлялись, а с какой целью они туда шли. Если бы Уреземин хотел её убить, то он бы это сделал в любом месте, тогда зачем везти её так далеко. «В тюрьму!» — откуда-то из глифом выскочило слово. Она не знала этого слова, но понимала его смысл. «Как же я сразу не догадалась, — думала Эрземия, — убить меня невозможно, так как моё тело вечное, а изолировать на какое-то время – без проблем». Знание того, что ей грозит тюрьма, не испугало Эрземию, а даже облегчило душу – будет время подумать обо всём остальном. Она зашла в свою каюту и только тогда поняла, что ошиблась. «Каюта Уреземина!» — подумала она и принялась шарить по огромному помещению, уставленному вычурной деревянной мебелью. Эрземия, не испытывая никаких угрызений совести, заглядывала в разные комоды, выдвигая ящички, но ничего интересного для себя не заметила. Открыв ящичек под зеркалом, она сунула руку вглубь и наткнулась пальцами на что-то металлическое. Эрземия вытащила предмет на свет, и в её руках оказался перстень со странным серебристым стёклышком. Она воровато сунула его себе в волосы и быстро покинула каюту. С повеселевшим лицом Эрземия поднялась на палубу, где увидела Уреземина, который с удивлением разглядывал её радостную физиономию. Он хотел пустить свои симпоты в её глифомы, но Эрземия поставила тёмную стенку, закрывшись наглухо.

— Почему такая весёлая? — подозрительно спросил он и Эрземия ответила: — Погода хорошая!

Погода, действительно, радовала.

Яркий Ра скользил высоко и вдоль горизонта, совсем не собираясь нырять в Первичный океан, а белые облака на голубом небе повисли между водой и аркой противоположной стороны тора планеты. Уреземин отстал и ушёл во внутренние помещения, а на палубе остался только его брат Хааземин, который никогда не пытался с ней говорить, но и не делал Эрземии ничего плохого. Она подошла к перилам и уставилась в туманную синеватую даль, словно хотела первой увидеть необитаемый остров и воскликнуть на всё горло: «Земля!» Она напрасно таращила глаза и посылала вперёд симпоты, так как глаза ничего не увидели, а симпоты отразились от невидимой стены, созданной кораблём. Чтобы проверить все лазейки, Эрземия направила симпоты вверх и с удивлением обнаружила, что добралась до противоположной стороны бублика. «Уреземин не догадался перекрыть симпоты вверху!» — с некоторой радостью подумала Эрземия и тут же спрятала свою радость глубоко внутри, чтобы Хааземин, стоящий невдалеке, не заметил её взволнованный вид. Чтобы отвести все подозрения, она снова посмотрела в океан и чуть не поперхнулась слюной — прямо на них мчался какой-то корабль. Хааземин, заметив выражение лица Эрземии, оглянулся и тоже увидел корабль. Она почувствовала, что он обменивается симпотами с Уреземином, который успел спуститься в каюту, а в это время встречный корабль оказался борт о борт с их кораблём. Загорелый мужчина без одежды скользнул взглядом по кораблю Уреземина и увидел Эрземию. Впиваясь в её лицо взглядом, незнакомец удивился и выкрикнул: — Эрземия, это ты?

Она не успела ответить, так как на палубу выскочил Уреземин, который стал перед Эрземией и заслонил незнакомца. Корабли разошлись, и Эрземия увидела незнакомца на палубе, который пристально смотрел на неё и Уреземина, словно пытаясь разгадать какую-то загадку.

— Кто это? — спросила Эрземия.

— Пират, который ворует чужие миры, — сказал нахмуренный Уреземин. Эрземии пират не показался страшным, а устремлённые на неё глаза, светились странным тёплым светом. «Тебе каждый незнакомый человек кажется добрым, потому что ты хочешь общения!» — сказала сама себе Эрземия, но не могла забыть неизвестного пирата. После этого случая она по-прежнему много времени проводила в бассейне, продолжая медленно видоизменять дельфина, чтобы он успел привыкнуть к своему состоянию.

Кораблю воспринимал игры Эрземии с дельфином, как вполне естественные и не ставил препон в виде непроницаемой стенки, несмотря на то, что они углублялись в океан. Видимо, Уреземин наказал, чтобы корабль не препятствовал её играм или кораблю самому нравились их развлечения. Как-то, в один из дней бесконечного плавания, дельфин принялся удирать и нырнул в глубину. Эрземия с внутренним смехом, слышным по всему кораблю, устремилась за ним, но внезапно пропала, как пропал и дельфин. Корабль резко устремился в глубину, а на вопрос Уреземина ответил, что Эрземия утонула. Уреземин долго кружил в глубине, пытаясь найти следы Эрземии и дельфина, но его постигла неудача – его пленница вместе с дельфином растворилась в воде.

***

Пират, который, по словам Уреземина, воровал чужие миры, в недоумении стоял на палубе, изредка оглядываясь назад. Его так и подмывало развернуть корабль и догнать Уреземина. Пират был озадачен встречей с его кораблём, а то, что на нём находилась Эрземия, поразила незнакомца ещё больше. Если судить по её виду, то она не находилась в плену, так как сама была на палубе, а появившийся Уреземин прикрывал Эрземию, точно хотел её защитить.

Случившаяся встреча всколыхнула безмятежное спокойствие пирата, что не удивительно, так как он давно не общался с анимо, предпочитая проводить время в одиночестве. Его долго терзала одна мысль, которая доставляла ему боль, но в тоже время он хотел её исполнить. Наконец, когда душевное состояние подошло к порогу нетерпеливого ожидания боли, он решился и отправил свою симпоту в даль, надеясь на то, что её оттолкнут и его совесть будет чиста.

— Кеерземин? — переспросил он, принимая далёкий ответ. Кеерземин, удивлённый не меньше пирата, выслушал его рассказ и сообщил: — Я догоню Уреземина.

Пират почувствовал, как симпота Кеерземина оторвалась от него, и испытал такую боль, точно ему оторвали часть тела. Возможно, что Кеерземин беспокоился о дочери и так резко прервал общение, но пирату подспудно хотелось, чтобы он хоть что-то спросил о нем. Отбросив размышления и обиды в сторону, пират развернул свой корабль и бросился вдогонку за судном Уреземина.

Кеерземин, после разговора, вызвал к себе Чикземина и Реедземина и сообщил им о том, что Эрземию похитил Уреземин. Такого ещё не происходило на Перии, поэтому Кеерземин пригласил к себе и отца Уреземина. Когда появился Саатземин, все замолкли и уставились на него. Саатземин, с головой быка и туловищем человека, не выглядел устрашающе, так как все уже привыкли к его виду. Он окинул взглядом всех анимусов и спросил:

— Что затихли, как мухи перед дождём?

— Где твой сын Уреземин? — спросил его Кеерземин.

— Шляется где-то в океане, — ответил Саатземин и спросил: — Какое вам дело до моего сына?

— Он похитил Эрземию, — сказал Кеерземин.

— Похитил? Так, как делают это людишки? — переспросил Саатземин и его бычья морда растянулась в улыбке. Он обвёл всех весёлым взглядом и сообщил: — Если вы думаете, что я буду вам помогать в поимке сына, то ошибаетесь. Ему не помешает весёлое приключение.

***

Эрземия не знала, что её потерял корабль Уреземина, так как сама оказалась в западне: её симпоты, отправленные во все стороны, натыкались не на стенку, а на упругую мягкую тину, в которой они увязали. Её дельфин оказался с ней, и это обстоятельство успокаивало Эрземию. Симпоты говорили, что упругая граница создаёт купол и Эрземия поплыла в его условный центр. Ей не требовалось воздуха, а дельфин мог задохнуться, поэтому ей срочным образом потребовалось изменять метаболизм жизненных процессов животного. Эрземия решила идти простым путём – дельфин стал дышать и через кожу.

Правда, при таком способе дельфину нужно больше двигаться, но об этом Эрземия не беспокоилась – её дельфин был непоседа. «Дельфин свободен в своих передвижениях, так же, как и ты, — совсем неожиданно прозвучал чей-то голос внутри её, — а твои симпоты ограничили для твоей же безопасности». Дельфин, награждённый Эрземией новым способом дыхания, подтвердил слова незнакомого существа, так как унёсся вверх, где хлебнул воздуха и снова нырнул к ней. «Кто ты такой?» — спросила Эрземия у существа, которого она не ощущала симпотами и сразу услышала ответ: «Тот, кто тебя спасает!» «От кого?» — спросила она, надеясь услышать откровения незнакомца, но получила странный ответ: «В том числе и от тебя!».

Видимо, незнакомец позволил себя заметить, так как Эрземия увидела на дне моря коричневую бурлящую субстанцию, из которой потянулись странные змеи с белыми бляшками присосок. Через мгновение клубок змей превратилась в огромнейшего осьминога. Когда Эрземия присмотрелась и пересчитала его щупальца, то поняла, что ошиблась, и его следовало назвать дециног, так как на каракатицу или кальмара это создание не походило. Морское чудище уставилось на неё своими тёмными глазами, а длинные щупальца обвили её тело. Эрземия почувствовала, как в нее впиваются присоски щупалец, а её тело приблизили к глазам децинога.

— Боишься? — мысленно спросило чудовище, и она так же мысленно ответила: — Нет, не боюсь.

Эрземии показалось, что её ответ понравился дециногу, так как он засветился бледными огоньками вдоль щупалец, напоминая ёлочную иллюминацию.

— Что ищешь ты в стране далёкой, что бросила в краю родном? — ехидно спросил дециног, и Эрземии показалось, что ей знакомы эти слова. Она рассказала о том, что знала о себе, так как это морское чудовище внушало ей доверие. Её дельфин тоже слушал рассказ Эрземии, прерываясь на мгновение, чтобы глотнуть воздуха и пулей возвращаясь назад. Когда она закончила, то дециног зашевелил щупальцами и сообщил ей:

— У меня нет условий, к которым ты привыкла, но если хочешь, то можешь остаться здесь.

Эрземия не спешила уходить, так как на дне моря чувствовала себя защищённой, а о тех условиях, о которых говорил дециног, она не помнила. Эрземия успела увидеть только свой дом, который тоже казался ей чужим, а прошлого для неё не существовало. Когда она спросила у децинога, как его называть, он ответил: — Боохземин.

— Ты первый анимус? — удивилась Эрземия и робко попросила: — Расскажи, как ты появился?

Боохземин рассказал ей, что он, случайно возникший анимус, сотворил маленькую Вселенную, на одной из планет которой удалось создать жизнь. За время жизни Вселенной возникло человечество, которое, в своём развитии, помогло развиваться и Боохземину. Задачи, поставленные анимусом, решались людьми, так как были необходимы физические эксперименты. Позднее Боохземин научился возвращаться к слоям жизни в прошлом и изменять жизнь во Вселенной таким образом, чтобы в конце её существования Вселенная могла создать ещё одного анимо.

— Чтобы найти правильное решение нужно подумать и возвратиться мыслями к истоку, — объяснил медленно ползущий по дну Боохземин. Эрземия плыла возле него, а рядом с ними вертелся дельфин, впитывая в себя мысли анимуса. Боохземин сообщил, что он хотел создать друга, равного себе. В результате экспериментов первичная Вселенная была погребена под слоями видоизмененных вариантов Вселенных. Боохземин всё-таки добился того, что в конце существования миллиардного варианта Вселенной она выплеснула нового анимо. Боохземин внушил анимо, что она анима Фиитземия, так как мечтал о подруге, как у людей.

— Что потом случилось? — спросила Эрземия, так как об этих событиях ей никто ничего не рассказывал.

— Мы сотворили с ней несколько анимо, но потом расстались, — сказал Боохземин, и Эрземия почувствовала горечь в его мыслях. Она вопросительно уставилась на Боохземина, а он выпустил из себя густую фиолетовую тучу. Эрземия подумала, что у Боохземина это вышло случайно, от переживаний, а не из-за того, чтобы скрыть свои глаза.

— Она была ужасно строптивой, — сообщил покрасневший Боохземин, а все его десять щупальцев загорелись нервными пятнами тусклых огней. Анимус тут же перевёл разговор на другое, чтобы не ворошить прошлое:

— Мне стыдно того, что мои потомки используют свои силы и знание на нелепое чванство, соревнуясь в гордыне. Наше назначение – распространять сознание на Ничто, делая разумное доброе и вечное, а не спорить о том, кто станет управлять Перией.

— Я не горю желанием чем-либо управлять, — скромно ответила Эрземия, — а если принять во внимание, что я не помню своего прошлого, то назначать меня управителем преступно.

— Скажи об этом Кеерземину, он так же упрям, как и его мать, — парировал Боохземин, но тут же смягчился и сказал: — Я тебя не виню.

Справа от них появилась огромная тень, которая сделала вокруг них круг и приблизилась. Дельфин с опаской спрятался за Боохземином, точно чувствовал, что он может защитить его. Когда тень нависла над ними, Эрземия рассмотрела огромную пасть с длинными зубами и длинное веретенообразное тело с четырьмя короткими перепончатыми лапами. Огромный хищник хотел поймать дельфина, но юркий ученик Эрземии легко удрал от неповоротливого хищного гиганта.

— Боохземин, ты всуе поминал мое имя. Что делают здесь посторонние? — спросило чудовище, и дециног ответил: — Они не посторонние, Фиитземия. Это мои гости!

— Это твоя бывшая жена? — со смехом воскликнула Эрземия. Боохземин выпустил в воду коричневую тучу и покраснел, а Фиитземия спокойно ответила: — Да, моя девочка, когда-то он млел от меня. А теперь набросил свои гляделки на тебя?

— Она моя внучка, Фиитземия, — ответил Боохземин, а его бывшая сужденная с сарказмом спросила у него: — А разве я не была твоей дочерью?

— Я тебя создавал, как свою подругу, — оправдывался Боохземин, а Фиитземия, щёлкнув пастью на дельфина, который продолжал с ней играться, ответила: — У меня не было выбора, милок, а когда появились другие, то я сразу почувствовала разницу между вами. Она не в твою пользу, Боохземин. Я покидаю тебя, а ты, милочка, не попадись на его удочку: его нравственные устои такие же дряхлые и развратные, как и он сам.

Фиитземия уплыла, взмахнув огромным хвостом. Подводная волна, поднятая ей, отбросила Эрземию и Боохземина в сторону, а дельфин радостно сделал кульбит в воде.

— Она тебя до сих пор ревнует?! — удивилась Эрземия, на что Боохземин ответил: — Она мне изменила, кроме того мы с ней давно расстались.

— Времени не существует, — напомнила Эрземия, а Боохземин нравоучительно изрёк: — На этой планете работает своё время.

— Ты можешь показать мне свою Вселенную? — спросила Эрземия, чтобы отвлечь Боохземина от грустных воспоминаний. Он взмахнул одним из щупалец и приблизил его к ней. На самом кончике щупальца было надет перстень с серебристым камешком. Эрземия приблизилась к нему и увидела в глубине полупрозрачную серебристую шишечку. Когда она увеличила изображение, то шишечка превратилась в тысячи мелких шишечек, а серебро трансформировалось в яркий свет миллиарда звёзд. Эрземия углубилась в изображение и звёзды превратились в игрушечные галактики. Заворожённая колдовским зрелищем, Эрземия потеряла счёт времени и даже растерялась, когда Боохземин спросил у неё:

— Какая у тебя Вселенная?

— Я не знаю, — растерянно ответила Эрземия и глянула на свои руки. У неё имелось по перстню на каждой руке, а который из них содержит Вселенную, она не знала.

— Вот в этом, — подсказал Боохземин, прочитав её мысли, и указывая щупальцем на правую руку. Копошившиеся в ней симпоты первого анимо Эрземии не понравились, так как она почувствовала его издёвку. Понимая, что там нет её Вселенной, она поднесла свою правую руку под самый нос и внимательно разглядела перстень. Сверху на нём красовался череп с двумя перекрещёнными костями и Эрземии прошептала: «Не влезай! Убьёт!» Откуда вынырнула эта фраза, она не знала, но Эрземия сказала её, так как та ворочалась на кончике её языка.

— Откуда у тебя этот перстень? — спросил Боохземин, внимательно заглядывая ей в глаза.

— От Морти, — без запинки ответила Эрземия и только потом подумала, что никакой Морти она не знает.

— Когда пропала Мортиземия, тебя ещё не было, — задумчиво сказал Боохземин. Эрземия пропустила его слова мимо, так как череп оказался крышкой и откинулся в сторону, когда она ногтем нажала на какую-то загогулину. Изнутри перстня выстрелил странный комочек, который испугал даже Боохземина, так как тот побелел и выпустил в воду фиолетовую струю.

Эрземия захлопнула перстень, чтобы его содержимое не уплыло в разные стороны, а комочек углубился в фиолетовую муть и принялся её жадно глотать. Вскоре клубочек раздулся до размера ладони, а потом его вообще разнесло. Фиолетовая муть исчезла, проглоченная голодным созданием. Под ним появились четыре ножки, а сверху образовалась кошачья голова. Новоиспечённый кот весьма походил на книжку, так как его бока покрылись фиолетовыми буквами.

— Ты кто? — спросила Эрземия, потому что ходячая энциклопедия, видимо, принадлежала ей.

— Книжный кот, — ответило озабоченное существо, рыская большими глазами вокруг в поисках фиолетовых чернил. Остановившись взглядом на Боохземине, кот деловито спросил у Эрземии: — В нём ещё ного чернил?

— Я думаю, что много, — с улыбкой поглядывая на Боохземина, ответила Эрземия. Книжный кот подплыл под Боохземина и заглянул ему в рот: — А его нельзя всрыть?

— Без согласия вскрыть его нельзя, — смеясь, ответила Эрземия, а кот спросил: — Мжет, стит его нова нугать?

— Может, стоит его снова напугать? — перевела Эрземия и сразу сама всё поняла: буквы на белом теле кота легко от него отделялись и растворялись в воде.

— Я в оде раговарить не мгу, — ответил Книжный кот, слизывая языком убегаюшие буквы, а Эрземия перевела:

— Я в воде разговаривать не могу.

Боохземин не выдержал и рассмеялся, выпустив при этом густую фиолетовую тучу, в которой снова пропал Книжный кот.

— С его подмоченной репутацией лучше находится на воздухе, — сказала Эрземия и добавила: — Мне тоже нужно возвратиться домой.

— Тебя никто не держит, — сказал Боохземин, — мне всегда будет приятно увидеть тебя в гостях. Запомни: когда нет ответа на вопрос, всегда нужно возвращаться к истоку.

Эрземия подобрала Книжного кота, появившегося из фиолетовой мути и, несмотря на его попытки вырваться из рук, всплыла на поверхность. К её удивлению, над океаном царствовала ночь. Её глифомы намекали на что-то неправильное, а когда Эрземия сопоставила оставшиеся отрывочные сведения, то поняла, в чём необычная эта ночь. Как бы она не вглядывалась в небо над головой, но не увидела на нём ни одной звезды. «Какие звёзды, — подумала Эрземия, — здесь же не Вселенная». Она вынула из воды Книжного кота и полетела вверх, намереваясь сориентироваться, когда появится свет звезды Ра. Внезапно Эрземия врезалась во что-то мягкое и скатилась вниз, на какую-то странную корявую поверхность. Последним аккордом её падения было то, что она упёрлась головой во что-то мягкое.

— Кто здесь слепошарый, — раздался чей-то хриплый и сердитый голос. Эрземия не могла определить, кому он принадлежит и виновато оправдывалась:

— Простите, я нечаянно!

— За нечаянно бьют отчаянно, — проворчал голос и добавил: — Спи уже. А утром разберёмся…

Корявая поверхность под Эрземией зашевелилась и затихла. Ей ничего не оставалось, как заснуть и она положила голову на что-то кожаное. Книжный кот прикорнул рядом, раскрыв в темноте свои страницы, чтобы они просохли.

***

Кеерземин схватил Уреземина за волосы и бесцеремонно тащил по палубе его корабля. Чикземин прыгал рядом с ним, пытаясь пнуть Уреземина ногой, а Реедземин шагал сзади, посмеиваясь над Чикземином. Хааземин, брат Уреземина, стоял в сторонке, наблюдая за экзекуцией, словно его пригласили быть свидетелем. Кеерземин встряхнул Уреземина и грозно спросил:

— Куда ты девал Эрземию?

— Я её не девал, — огрызнулся Уреземин, — она утонула.

— Она не может утонуть или пропасть, — сказал Кеерземин, и снова спросил: — Уреземин, куда ты её спрятал?

— Да отстаньте вы от меня! — он вырвался, оставив в руках Кеерземина клок своих волос, которые дождём осыпались на палубу и поползли к ногам Уреземина.

— Вы такие же неадекватные, как и ваша дочь! — громко воскликнул он и, с вызовом посматривая на Чикземина, сказал: — Она меня поцеловала!

— Не ври! — воскликнул слегка ошарашенный Чикземин. Уреземин слегка соврал – это он поцеловал Эрземию, пока она находилась без сознания. Его словами соперник был повержен и Уреземин добил Чикземина:

— Можешь спросить у неё!

— Мы её спросим, — угрожающе произнёс Кеерземин и тихо спросил: — Где она?

— Она ныряла вместе со своим дельфином и пропала. Мой корабль пытался её достать, но её симпоты неожиданно исчезли, — ответил Уреземин.

— Он говорит правду, — сказал доселе молчавший Хааземин и все повернулись к нему. Хааземин посмотрел на Кеерземина и твёрдо сказал: — Лодка – территория Уреземина и вы должны её покинуть. Иначе я вызову всех анимо и вас заставят покинуть Перию.

Кеерземин не стал спорить, а выпрыгнул за борт. За ним, демонстративно, прыгнул Чикземин, а Реедземин, улыбаясь, последовал за ними. Уреземин довольно вздохнул, но внезапно увидел на горизонте далёкую точку.

— Это Дееземин, — ответил Хааземин и добавил: — Тебе следует держаться от него подальше – ведь на него правила анимо не распространяются.

***

Эрземия проснулась и увидела, что лежит на огромном кожистом крыле возле лапы какого-то чудовища. Вторым крылом чудище прикрыло себя и Эрземию. «Дракон!» — удивилась она, разглядывая формы четырёхлапого зверя. На длинной шее торчала голова, размером с огромного человека, и сопела в две ноздри с закрытыми глазами. Над головой возвышались два бычьих рога, а хвост с кисточкой на конце украсил бы гигантского льва. Если быть точным, то зверя следовало назвать мифичным змеем, а не драконом, хотя как его не назови, а зрелище пугающее. Эрземия решила тихонько улизнуть и потянулась рукой к Книжному коту, который лежал на спине, кверху лапами, а его раскрытые страницы листал лёгкий ветерок. У змея оказался великолепный слух, так как он услышал её шум и открыл один глаз величиной с тарелку.

— Доброе утро. Пора и позавтракать, — сообщил змей и слизнул Эрземию языком вместе с Книжным котом. Они оказались в пустом, как погреб, желудке змея, с потолка которого падали большие тягучие капли желудочного сока. Проснувшийся Книжный кот, высвечивая в темноте вытаращенными глазами, разглядывая место, куда они попали, нерадостно сообщил:

— Я здесь раскисну и стану, как кисель.

— Я уверена, что этому змею не понравится чернильный кисель, — обрадовала его Эрземия.

— Вытащи меня отсюда! — завопил Книжный кот. Эрземия подошла к стенке желудка и принялась рвать её на длинные липкие полоски. Коту понравилось такое занятие, и он с удовольствием запустил свои когти в мягкие стенки и их стал драть, как кожаный диван. Выдранные им куски желудка, оказавшись на полу, ползли к коту и облепили его задние ноги, собираясь переварить кота раньше, чем он испортит пищеварительный тракт плотоядного зверя.

— Что за пища пошла беспокойная! — возмутился змей, чувствуя в своём желудке форменное безобразие. Чтобы успокоить желудочные колики, змей хотел принять таблетку «мезима», но вспомнил, что не захватил аптечку, поэтому просто выплюнул Эрземию вместе с котом.

— Ты что такая невоспитанная? Не знаешь, как себя вести за столом? — спросил оскорблённый змей у застывшей в воздухе Эрземии. Она шутку поняла и не стала намекать змею, что есть за столом гостей – неприлично.

— Как тебя звать, невкусная детка? — спросил змей, разглядывая Эрземию. Она назвала себя и на всякий случай спросила имя змея. Тот подбоченился и гордо изрёк:

— Меня звать Георземин!

Имя Эрземию не впечатлило, так как она не знала, кто он такой, поэтому сказала змею: — Бывай, Георземин.

— А как же поговорить?! — совсем расстроенно произнёс Георземин.

— В другой раз, — ответила Эрземия, а Книжный кот, не обнаружив в окрестных облаках чернил, добавил: — Здесь не пахнет гостеприимством.

— Хорошо, — согласился Георземин и снял со своей шеи шнурок с маленьким свистком, который протянул Эрземии и сказал: — Держи, свистнешь, когда понадоблюсь!

— Спасибо! — ответила Эрземия, надевая на шею свисток на кожаном шнурке. Так как Книжный кот не летал, то она засунула его под мышку и полетела, раскинув симпоты, разыскивая Чикземина или отца. К её удивлению, ни того ни другого на Перии не оказалось и она удивлённо подумала: «Куда они девались?» Раскинув симпоты ещё раз, она нашла Аирземию, свою мать, и с радостью полетела к ней.

***

Поиски Эрземии на дне ничего не дали и Кеерземин хотел уже подниматься на поверхность океана, когда почувствовал, что его симпоты упираются в какую-то мягкую стенку. Такие ощущения для него оказались внове, и он принялся искать источник блокировки. Рядом вертелся какой-то дельфин, который что-то чирикал на своём языке. Кеерземин с удивлением понял, что дельфин высвистывает имя Эрземии на свой лад, и погрузил свои симпоты в его голову. Содержание головы дельфина его поразило, так как Кеерземин обнаружил в ней знания недоступные пониманию этого существа. К его удивлению оказалось, что дельфин понимал всё, записанное в его голове и с простодушным интересом просил Кеерземина поделиться с ним своими знаниями. «Его научила Эрземия!» — догадался Кеерземин, вспоминая о том, что его дочь всегда любила экспериментировать с живыми существами. Кеерземин вбросил в голову дельфина приличный кусок информации, заботясь о том, чтобы туда не попали сведения, чреватые опасными последствиями.

Внезапно Кеерземин увидел вверху мелькнувшую тёмную тень, которая, сделав над ними круг, опустилась вниз.

— Мама?! — удивился Кеерземин и спросил: — Что ты здесь делаешь?

— Ты удивишься сынок, но я здесь живу, — с сарказмом ответила Фиитземия и спросила: — А что здесь делаешь ты?

— Я ищу свою дочь, Эрземию, — ответил Кеерземин, а Фиитземия мстительно ответила: — Твоя дочь крутит шашни с твоим отцом.

Её сообщение повергло Кеерземина в шок, а Чикземин застыл в воде, как столб, и камнем устремился на дно.

— Чикземин, сынок, что с тобой случилось? — спросила Фиитземия, погружаясь за ним, так как самого младшего своего сына любила больше всех.

— Он влюблён в Эрземию, мама, — почтительно сказал молчавший до этого Реедземин.

— Бедный мальчик, — сказала Фиитземия и приказала: — Соберись, мы идём к Боохземину.

Боохземин, погружённый в расщелину скалы, не ожидал гостей, так как медитировал. Он перебирал в уме свои Вселенные, пытаясь настроить их так, чтобы они выдавали на-гора больше анимо, а не рожали их, как редкое и исключительное создание. Если объяснить кратко, то он хотел поставить производство анимо на конвейер. Фиитземия не стала разводить турусы перед бывшим мужем, а щёлкнула пастью и бесцеремонно схватила болтающееся в воде щупальце.

— Боохземин, выходи, подлый трус, — рычала она, пытаясь оторвать упирающееся щупальце. Рассерженный Боохземин выглянул из расщелины и сердито спросил:

— Что ты хочешь от меня, Фиитземия?

— Отдай девочку Чикземину, — дёргая пастью щупальце, сообщила Фиитземия. Боохземин отсоединил от себя щупальце, которое унеслось в сторону, и его бывшая жена понеслась за ним, неистово щёлкая пастью.

— О какой девушке ты говоришь, Чикземин? — спросил Боохземин, хотя Чикземин ни о чём его не спрашивал.

— Он спрашивает об Эрземие, — почтительно сказал Реедземин. Боохземин уставился щёлками глаз на него и сказал: — Ты самый умный из всех анимо, Реедземин, и я завидую твоему отцу, Георземину, который может гордиться тобой, — закончил Боохземин.

— Эрземия… — напомнил Реедземин.

— Она поднялась на поверхность и собиралась лететь домой, — ответил Боохземин и добавил: — Не забудьте забрать с собой свою мать.

— Зачем меня забирать, если я здесь живу, — возмутилась Фиитземия, но всё равно понеслась за Чикземином: — Сынок, я тебе помогу.

Она выскочила из океана и зависла над водой, оглядываясь вокруг. Наступило утро, а в небе висела половинка бублика Перии. Чикземин тоже оглядывался вокруг, но никого не заметил. Фиитземия собиралась пустить на поиски свои симпоты, как услышала хлопки над собой и услышала голос:

— Милая, что ты здесь забыла?

Подняв голову, Фиитземия увидела зависшего над ней дракона и недовольно буркнула: — Георземин, я, что, не имею права летать, где хочу?

— Насколько я знаю, ты воду предпочитаешь больше, чем воздух, — сказал Георземин и спросил: — Что ты ищёшь?

— Эрземию! Она бросила нашего сына, Чикземина, — отрезала Фиитземия, отправляя симпоты вдаль.

— Никого Эрземия не бросила, — сказал Георземин, а Чикземин заинтересованно посмотрел на отца. — Она улетела домой, — добавил Георземин, не сообщив своим сынам, что отдал Эрземии самое дорогое – фамильный реликвию, глюконный свисток.

— Чего же мы ждём? — воскликнул воодушевлённый Чикземин, оглядываясь на Реедземина: — Летим домой!

Он ракетой взвился в небо и Реедземин, вместе с Кеерземином, потянулись за ним. Фиитземия с умилением посмотрела им вслед, а потом многозначительно глянула на Георземина и робко спросила: — Ты не зайдёшь ко мне?

— Почему бы и нет! — сказал Георземин и превратился в громадного крокодила, который плюхнулся в океан. Фиитземия игриво задела его своим мощным хвостом, и они скрылись в воде, которая забурлила, как дымящийся котёл с похлёбкой. Волны, достигшие Боохземина, нарушили его медитацию на самом интересном месте – он решил задачу воспроизводства численности анимо. Георземин и Фиитземия воплощали эту задачу практически – в высшей точке экстаза он впрыснул в её небытие пространство и время, а она создала Новую Вселенную. Осталось дождаться триста тридцать третьего восхода Ра и появится детище их страсти – новый анимо.

***

Приближаясь к своему дому, Эрземия с интересом рассматривала большой остров, который, по сравнению с Первичным океаном, казался совсем маленьким. Его вытянутая форма напоминала какую-то рыбу и когда Эрземия присмотрелась, то обнаружила, что остров похож на Фиитземию, если глянуть на неё сверху. Вероятнее всего, планету создавал Боохземин, поэтому и выбрал форму острова в виде своей любимой жены. Видимо, он не утруждал себя фантазией, поэтому повторил в острове все формы Фиитземии. Вместо глаз у острова возвышались две округлые гранитные скалы, а всю голову покрывали каменные плиты, изрезанные неправильными и глубокими трещинами. Вместо ноздрей Эрземия рассмотрела два входа в пещеры, заросших деревьями и кустарником, а хвост состоял из острых горных вершин, тянущихся далеко в Первичный океан. Лапы и всю поверхность острова, свободную от горных кряжей, покрывали густые леса, поделённые правильными просеками на квадратные куски.

Полюбовавшись красочным островом, Эрземия направилась свой полёт к правой передней лапе, где находился её дом, а рядом – дом её родителей. Симпоты говорили, что в родительском доме только Аирземия, её мать. Эрземия завернулась в свой дом, чтобы оставить там Книжного кота, а сама направилась к своим родителям.

Аирземия радостно её встретила и спросила об отце, который улетел разыскивать Эрземию. Так как отца она не видела, то сказала об этом матери, а потом расспросила её о всех анимо, существующих на Перии. Аирземия рассказала ей, что первый анимо, Боохземин, создал Фиитземию, с которой он жил, как муж и жена. От них родились три сына, Кеерземин, Георземин, Саатземин, и две дочери, Аирземия и Овземия. Кеерземин и Аирземия породили сына Дееземина и двух дочерей: Мортиземию и Эрземию. У Саатземина и Овземии в браке родились два сына: Хааземин и Уреземин. Фиитземия рассталась с Боохземином и вместе с Георземином вырастили двух сыновей Реедземина и Чикземина.

— Ты хочешь сказать, что Георземин женился на своей матери, Фиитземие? — спросила Эрземия, отчего-то считая данную ситуацию ненормальной.

— Ты набралась человеческих моральных норм в своих Вселенных, которые не к месту на Перии, — мягко пожурила её Аирземия, — по твоей логике, я и твой отец не могли быть вместе, потому что мы – брат и сестра.

Эрземия поняла, что она никогда бы не появилась, если бы отец и мать не встретились. Ей многое придётся понять о том мире, в котором она живёт и где она отсутствовала некоторое время. Так как её терзал ещё один вопрос, то она спросила у Аирземии:

— Куда девалась моя сестра Мортиземия?

Мать опустила руки на колени, на которые уставилась глазами, и тихонько произнесла с дрожью в голосе:

— Вероятнее всего, она скрылась в какой-то Вселенной, но отыскать её невозможно.

— Почему? — удивилась Эрземия.

— Мы даже не знаем, в чьей она Вселенной, — сказала Аирземия, делая ударение на «чьей» и огорчённо добавила: — В каждом перстне анимо по миллиарду миллиардов параллельных Вселенных. У нас четырнадцать перстней анимо и в котором из них находится Морти нам неизвестно.

— Почему она решила уйти? — спросила Эрземия.

После некоторого молчания Аирземия подняла на неё глаза и произнесла: — Ты уже взрослая и должна всё знать от меня. Морти снились страшные сны, причину которых мы с Кеерземином так и не нашли. Я задам и тебе вопрос – почему ты решила уйти и отчего вернулась?

— Я не помню прошлого, мама, и не могу ничего объяснить. Я надеялась получить ответы от тебя, — ответила Эрземия.

— Перед своим исчезновением ты вела себя как-то странно, чуралась меня, — ответила Аирземия и ласково попросила: — Обещай мне всё рассказать, прежде чем ты захочешь сделать что-то подобное. Возможно, что мы не понимаем друг друга.

— Обещаю, — искренне ответила Эрземия и попросила: — Обещай и мне обо всём говорить откровенно.

— Обещаю, — сказала Аирземия и добавила: — Я никогда от тебя ничего не скрывала.

Успокоенная Эрземия отправилась в свой домик, попросив мать, чтобы Чикземин не сильно ей надоедал, так как она ещё не в полной мере освоилась на Перии.

***

Хааземин недаром опасался Дееземина – потеряв перстень со своими Вселенными, он подозревал, что его украли. Так как претендентов на это, кроме семейства Саатземина, не находилось, то Дееземин давно точил на них зуб. Не имея возможности тренироваться на Вселенных, он создал себе остров, где находился между длительными плаваньями на своей лодке. Никто не знал способности его лодки и что она собой представляет, так как Дееземин никому не демонстрировал её возможности. Уреземин, соорудивший свою живую лодку, считал её непобедимой и совершенной до того момента, как увидел, что его изделие обманула Эрземию. Когда ему приходилось сталкиваться с Дееземином – тот всегда выражал неприкрытую агрессию, несмотря на то, что когда-то в детстве они были неразлучными друзьями. Отец, Саатземин, приводил его в дом Кеерземина, несмотря на то, что они жили далеко друг от друга. Пока они с Дееземином строили на берегу реки свои замки и соревновались в сражениях, Саатземин беседовал в доме с Аирземией. Кеерземин любил помогать отцу в строительстве Перии, поэтому часто отсутствовал дома. Как-то Кеерземин, неожиданно вернувшийся домой, застал в своем доме Саатземина, целующего его жену Аирземию и это положило конец дружбе семейств. К тому же именно в это время у Дееземина пропал перстень с его Вселенными, который так и не нашли. А вскоре неожиданно исчезла сестра Дееземина, Мортиземия.

С тех пор рассорились все.

Фиитземия ушла от Боохземина, который покинул остров, пафосно названный Материком Благоденствия, и углубился в Первичный океан. В хвосте острова поселился Георземин с Фиитземией, которая, хоть и родила ему двух сыновей, часто пропадала в океане. Георземин подозревал, что она не перестала любить Боохземина, но ничего сделать не мог и стал часто летать, наблюдая с высоты за перемещениями Фиитземии. Когда их сыновья выросли, они, несмотря на взаимную симпатию, уже не держались вместе.

В семействе Кеерземина появилась Эрземия, и её происхождение вызывало сомнение не только у отца. Правда, они помирились с Аирземией и дальше жили, как два голубка, воспитывая единственную оставшуюся дочь. А потом неожиданно пропала почти взрослая Эрземия.

Хааземин отбросил воспоминания и снова взглянул назад. Корабль Дееземина легко догонял их, и требовалось решить, что им предпринять. Так как анимо нельзя убить, то предстояла грязная драка, что Хааземин терпеть не мог ещё с детства. Он предпочитал дипломатические пути решения любого вопроса, но разве в этом убедить упрямого Уреземина. Он, как злой волчонок, всегда лезет в драку. Видимо, всю тяжесть переговоров придётся взять на себя.

— Останови корабль! — приказал он Уреземину и тот наёжился: — Ещё чего?!

— Останови, я буду с ним говорить, — сказал Хааземин и Уреземин, злой, как зверь, притормозил ход. Корабль Дееземина нёсся на них, не останавливаясь, и Хааземин подумал, что он допустил ошибку, надеясь на благоразумие брата Эрземии.

— Он хочет сломать мой корабль! — воскликнул Уреземин и хотел уклониться от удара, но его разумный корабль, как и хозяин, оказались захвачены врасплох. Неожиданно для них, корабль Дееземина раскрыл откуда-то появившуюся пасть и корабль Уреземина оказался в огромном желудке победителя. Попытки Уреземина разорвать оболочку не удалось, так как она оказалась металлической, но не плавилась от огня, который, с настойчивостью дятла, выпускал из себя Уреземин. Корабль Дееземина оказался явно искуснее изделия Уреземина, что бесило последнего больше, чем пленение своего корабля. К тому же, стенки корабля Дееземина стали сжиматься и им пришлось возвратиться внутрь своего судна

— Оставь, — успокоил его Хааземин, понимая, что дальше приходит его очередь – в плену важны переговоры, а не напрасное сопротивление. Живой корабль Уреземина находился в ещё большем затруднении – какая-то плесень разъела в корпусе судна дырки и быстро превращала корабль в зловонную слякоть. «Доигрались!» — подумал Хааземин и даже порадовался тому, что на Уреземина нашлась управа – мальчику не помешало бы повзрослеть. Тем более, если он претендует на управление Перией.

***

Оказавшись наедине в своём доме, Эрземия решила разобраться с управлением своими Вселенными. Она неуверенно погрузилась в первую из Вселенных, которая показалась ей совсем маленькой. Когда Эрземия проникла внутрь, то казавшиеся точками галактики при первом приближении превратились в громадные объекты, наполненные мириадами звёзд. Она ощутила всю мощь вращающейся галактики и испытала удовлетворение от того, что её воле подчиняются огромные массы и энергии. Эрземия снова уменьшила масштаб, чтобы увидеть миллиарды параллельных Вселенных и охватить их своим виртуальным взглядом. Она не стала вносить радикальные изменения, так как ещё не владела в полной мере всеми инструментами управления Вселенными. Оказалось, чтобы вырастить Вселенную, нужно строго придерживаться рецепта, иначе не то что жизнь, а обыкновенная звезда не получится. «Всё равно, как печь пироги», — подумала Эрземия, вытаскивая из глифом странные слова. Кое-чему её научила мама, и она принялась распутывать потоки, тянущиеся к каждой Вселенной. Информация от них имела цветную окраску, поэтому Эрземия обращала внимание только на красные сполохи, а то, что горело зелёным, пока не трогала. Гасить деструктивные потоки оказалось легко, и Эрземия уподоблялась пожарнику, который устранял очаги красного, заливая его зелёным.

Разохотившись, она перебрала все Вселенные, которым несть числа, и потянулась, выглядывая в окно. За ним, кроме темноты, ничего не наблюдалось, поэтому она вышла на поляну перед домом и задрала голову вверх. «Какая жалость, что на небе нет ни одной звёзды!» — подумала Эрземия. На месте Боохземина она бы соорудила в небесах несколько уютных звёзд, чтобы радовали глаз, а то бублик планеты немного надоедал со своим непредсказуемым вращением во все стороны. Из сведений Чикземина выходило, что через голову острова Благоденствия проходит главная ось вращения. Она описывает в пространстве замысловатую кривую, повторяющуюся через триста тридцать три рассвета, при этом обходит все реперные точки сферического пространства.

Что-то зашелестело в кустах, и Эрземия вздрогнула, а потом запустила туда симпоты, но никого не обнаружила. «Птичка!» — решила она и ушла в дом. Устроившись в своей кровати, она умиротворённо погрузилась в сон без сновидений.

Пробуждение оказалось неожиданным, и Эрземия не поняла, что послужило причиной. Она осмотрелась в полумраке и обнаружила, что это родительский дом. «Кто меня сюда перенёс?» — растерянно подумала она и поднялась, отбросив накинутое на неё одеяло. Внезапно из угла двинулась какая-то тень и Эрземия с холодком в душе догадалась: это тот, кто приходит по ночам. Его присылает человек, который считает себя её отцом, хотя она признает другого отца, Кеерземина. В дальней комнате послышались какие-то голоса, и в одном из них она узнала голос матери. Второй голос принадлежал мужчине и был ей знаком, но Эрземия не помнила, кому он принадлежал. Она оставила того, кто приходит по ночам, а сама пошла на голоса и оказалась возле двери в зал, где на мягкой мебели заметила Аирземию с каким-то мужчиной, который непринуждённо обнимал мать за плечи.

Эрземия застыла у двери, отчего-то стесняясь нарушить разговор и увидела, как её мать и мужчина целуются. Эрземия узнала мужчину – это был Саатземин. От возмущения она лишилась дара речи и застыла на месте, наблюдая святотатство. Волна, поднявшаяся в груди, разорвала все преграды, отчего Эрземия отчаянно ворвалась в комнату и крикнула во весь голос:

— Что вы делаете?

Никто не реагировал на её крики, а Саатземин по-прежнему целовал маму. Его рука нагло забралась под хитон и терзала грудь Аирземии, её матери.

— Как вы можете! Как вы можете заниматься этим при мне! — закричала Эрземия и принялась оттаскивать Саатземина от матери, но её руки прошли сквозь него и она чуть не упала. Эрземия принялась колотить Аирземию в лицо, но её кулачки проскальзывали сквозь голову матери, не причиняя ей никакого беспокойства. Между тем Саатземин повалил Аирземию на пол и вошёл в неё, а его человеческая голова превратилась в бычью с налитыми красными глазами. Аирземия кричала в экстазе, обнимая Саатземина за могучие плечи, а он неистово загонял в неё свою плоть.

Эрземия не могла наблюдать омерзительную сцену и выскочила в тёмный двор, но, неожиданно для себя, натолкнулась на мягкую преграду. Открыв глаза, она обнаружила, что лежит в своей кровати и находится в собственном доме, отчего облегчённо вздохнула. «Ну, и приснилось же!» — с некоторой отрешённостью подумала она и вышла на улицу, чтобы освежиться и стереть из глифом странный сон. Ночь погрузила всё в темноту, только контуры бублика Перии над головой, с одной стороны подсвеченные Ра, превращали всё окружающее в странный мистический полумрак. После небольшой прогулки возле дома она уже хотела зайти в дом, как услышала треск ветки.

— Кто здесь? — спросила она, храбро направляясь на звук. В голове неожиданно возникли образы маленьких гномов, прячущихся в кустах, и она улыбнулась. От тени деревьев отделился тёмный силуэт, который тихо произнес:

— Это я, Реедземин. Ты никого здесь не заметила?

— Никого, а что здесь делаешь ты? — не убирая с лица улыбку, радостно спросила Эрземия и совсем расслабилась, так как, в отличие от Чикземина, с его братом она чувствовала себя комфортно и свободно. Реедземин подошёл к ней поближе и остановился.

— Ты запретила Чикземину приближаться к тебе, а я тебя негласно охраняю, — ответил Реедземин, и Эрземия заметила в темноте его улыбку.

— Он сразу полезет обниматься, а я не настолько вспомнила его, чтобы это поощрять, — откровенно сказала Эрземия, подняв голову и заглядывая в глаза Реедземина.

— Чикземин нравятся формы, а я вижу твоё внутреннее содержание, — сказал Реедземин, нагнулся и поцеловал Эрземию в губы. Нельзя сказать, что ей не понравилось, но она не любила, когда её хватают без спроса. Поэтому Эрземия сделала сладкую паузу, чтобы немного насладиться поцелуем, а потом, как будто от неожиданности, резко оттолкнула Реедземина.

— Я тоже вижу твоё наглое содержание, — сказала она, а Реедземин в темноте хитро улыбнулся. Она демонстративно направилась домой, а Реедземин, так же демонстративно, спрятался в кустах. Совсем повеселевшая, Эрземия возвратилась в свой дом, где обнаружила не спящего и сердитого Книжного кота.

— Ты где была? — требовательно спросил он, словно Эрземия должна перед ним отчитываться.

— Гуляла, — дружелюбно ответила Эрземия, не пытаясь с ним спорить.

— А позаботиться о том, чтобы накормить тех, кого приручила, ты не подумала? — возмущённо спросил Книжный кот, вывалив на Эрземию выпученные бумажные глаза. Она не стала ничего говорить, а взяла стеклянную декоративную чашку, налила туда воды и синтезировала чернила, формула которых сама собой вынырнула из её глифом. Книжный кот пару раз обмакнул свой язык в чашке и повернул недовольную морду в сторону Эрземии:

— Ты, что, добавляешь в чернила отраву?

Чтобы успокоить кота, Эрземия макнула свой палец в чернила и обсосала его, не включая человеческих рецепторов. Когда кот налакался так, что его обложка пошла фиолетовыми пятнами, Эрземия его спросила:

— Скажи мне, кот, как ты у меня появился?

— Ты нифига не помнишь? — вылупил свои глаза кот и сердито сообщил: — Меня подарил тебе анимо.

— Какой анимо? — не поняла Эрземия. Рассказанная котом история поразила её. Получается так, что какой-то анимо возле какой-то планеты подарил Книжного кота Эрземии, но она этого не помнила. Кот рассказывал о каких-то людях, которых она тоже не помнила. Она случайно остановила взгляд на руке, где темнел серебром перстень с черепом, и вспомнила, что его подарила Морти.

— Анимо, о котором ты говоришь, звали Морти? — спросила она у Книжного кота.

— Ты предпочитала называть его тварью, иродом или убийцей! — мстительно сообщил Книжный кот, наблюдая за её реакцией. «Моя сестра Морти подарила мне Книжного кота?» — подумала Эрземия и в это время открылась входная дверь. Эрземия почему-то решила, что войдёт Реедземин, но с удивлением увидела свою мать, Аирземию.

— Что случилось? — спросила она у матери.

— Ничего. Я думала, что тебе одиноко, и решила к тебе зайти, — ответила Аирземия. Они поговорили ни о чём, и Эрземия представила матери своего кота. Книжный кот показался Аирземии забавным, и она пригласила его к себе в гости в любое время, обещая соорудить чернила на его вкус. Неожиданно для себя Эрземия выпалила:

— Это правда, что ты любила Саатземина?

— Да. Мы тогда с Кеерземином отдалились друг от друга, — сказала Аирземия. Она увидела расстроенное лицо Эрземии и добавила: — Но потом я прекратила встречаться с Саатземином, так как пропала твоя сестра, Мортиземия, и мне было не до любви.

«Прекратила… а потом снова стала встречаться», — с укором подумала Эрземия, вспоминая то что ей приснилось и что когда-то произошло наяву, сохранившись в её глифомах. Её глубоко поразило то, что Кеерземин не её отец. «Всё, что есть у меня плохого, от Саатземина!» — судила она себя, но свою мать обвинять не стала, так как не могла.

— Мама, ты не знаешь, кто к нам в дом приходит по ночам? — неожиданно выпалила Эрземия. Аирземия удивлённо посмотрела на неё, словно она сказала какую-то глупость и отрицательно двинула плечами. Чувствуя, что не принесла дочери облегчения, Аирземия изобразила на лице улыбку и сказала: — Хорошо, я пойду.

Книжный кот, соблазнённый вкусными чернилами, увязался за Аирземией. «Предатель!» — подумала Эрземия, покинутая всеми и снова уставилась на перстень с черепом. «Там, кажется, было что-то ещё, кроме Книжного кота…» — подумала Эрземия и нажала защёлку. Крышка с черепом откинулась и внутри перстня Эрземия увидела серебристый шарик и белую крошку, которую она вынула на ладонь. Эрземия отправила в неё симпоты и обнаружила там генетический код и огромный информационный массив.

«Возможно, что там находятся сведения о моём прошлом» — мелькнула спасительная мысль. Чтобы проверить, она принялась разматывать генетический код, преобразовывая себя в соответствии с ним, чтобы увидеть, какое тело скрывается в этой цепочке. Рассматривая себя в зеркале, Эрземия увидела незнакомые черты, принадлежащие, несомненно, женщине. Женщина не выглядела красавицей, но непроизвольно вызывала симпатию своим независимым видом и чистым взглядом зелёных глаз.

Эрземия поместила в свои глифомы чужой информационный массив, оставляя на всякий случай спасительный выход, если экстремальная новая личность захочет уничтожить её сущность. Со странным ощущением возвращения потерянного она медленно воспринимала другую сущность, удивительно знакомую и духовно близкую. Она взглянула на свое отражение в зеркале на стене, наблюдая изменения своей внешности, а из глифом выпорхнула только одна новая мысль:

— Я Маргина!


(обратно)

Репликация шестая. Дееземин

Уреземин плакал. Что делалось в его Вселенных, неизвестно, видимо все обитаемые миры затопило потопом, но Уреземина данные мелочи не волновали – он горевал за своим кораблём. Созданный им живой корабль превратился в жижу, которая впиталась желудком корабля Дееземина. Главное огорчение состояло в том, что Уреземин в этой ситуации стал беспомощным, а его попытки разрушить кораблю Дееземина оказались тщетными.

В отличие от Уреземина, его брат Хааземин находился в хорошем настроении и воспринимал произошедшее, как приключение. То, что Уреземина поставили на место, его радовало, так как он любил своего буйного брата и считал, что данная коллизия пойдёт ему на пользу. Тем более что Хааземину претили молчаливые войны между семействами Кеерземина, Георземина и Саатземина. Ему хотелось, чтобы они бросили ссориться и стали более дружественными.

Их размышления прервались, так как стенки чрева корабля Дееземина зашевелились, и свободное пространство начало стремительно уменьшаться. Стенки опутали тела братьев

— Он хочет нас задавить? Мы, ведь, всё равно не умрём! — воскликнул Уреземин, огорчённый только тем, что не может ответить врагу.

— Он хочет нас обезвредить, и мы навсегда останемся в желудке его корабля, — сказал Хааземин, зная о том, что его слова совсем не испугают Уреземина.

— Ты прав, Хааземин, — сказал Дееземин, рассматривая торчащие головы братьев, упакованные тела которых превратились в коконы, вросшие в корабль. Дееземин скептически посмотрел на Уреземина и спросил: — Куда ты девал Эрземию?

— Насколько я знаю, она улетела домой, — сообщил Хааземин, который, в отличие от своего брата, всегда держал свои симпоты на связи с другими анимо. Данное известие удивило как Дееземина, так и Уреземина – оба не удосужились узнать об этом сами. Всё трое отправили свои симпоты на остров Благоденствия в поисках Эрземии. К удивлению Хааземина, он не нашёл Эрземию и забеспокоился.

— Что, заволновались, крысы! — угрожающе сказал Дееземин и снова спросил: — Куда вы девали Эрземию?

— Дееземин, поверь мне, я следил за Эрземией и видел, что она отправилась домой, — сказал Хааземин и огорчённо добавил: — По крайней мере, до того, как ты взял нас в плен.

— Я разберусь, — сказал Дееземин, совсем не по-доброму разглядывая братьев, а потом и вовсе закупорил их с головой. Его корабль расправил паруса и понёсся вперёд, а Дееземин тщетно питался найти Эрземию. «Что с ней случилось?» — подумал он, считая, что свою младшую сестру следует взять под свою опеку. Дееземин нигде не нашёл Эрземии, поэтому без прежней радости наблюдал за тем, как корабль держал курс на зеленеющий берег земли. Симпоты, отправленные туда, обнаружили там нового анимо, который появился ниоткуда. Удивлённый Дееземин прикрыл себя димензиальной сеточкой, собираясь разведать обстановку, а кораблю приказал удерживать пленников несмотря ни на что.

***

Еще ошарашенная своим отражением в зеркале, Маргина увидела в нем удивлённое лицо Реедземина, который спросил: — Куда ты девала Эрземию?

Маргина оглянулась на Реедземина и с улыбкой заметила: — Ты врун, Реедземин. Внутреннее содержание тебя не интересует. Ты, как и твой брат, Чикземин, падкий на внешние формы.

— Такой, как сейчас, ты нравишься мне ещё больше, — сказал Реедземин и добавил: — Я с первого взгляда знал, что ты не Эрземия.

— Почему? — спросила Маргина.

— Влюбиться в неё я никак не мог, — ответил Реедземин и поцеловал Маргину. Так как поцелуй предназначался ей, она не стала его отталкивать. Оторвавшись от неё, Реедземина с удивлением спросил:

— Ты, что, пила чернила?

— А что здесь такого? — совсем неожиданно для Реедземина сказал появившийся Книжный кот и презрительно добавил: — Мы, как настоящие друзья, лакали из одной чашки.

— Заткнись, кот, и уйди с глаз, — сказала Маргина и повернулась к Реедземину: — Чернильная я тебе не нравлюсь?

— Ты нравишься мне всякая, — ответил Реедземин, снова целуя Маргину. Не прерывая поцелуев, они оказались в спальне и использовали кровать по назначению, отдаваясь друг другу с искренней радостью и энергией, испытывая обоюдное удовольствие. Забытые ласки так увлекли Маргину, что Реедземин с удивлением ей заметил:

— Ты любишь так, словно живёшь последний день.

— Возможно, ведь я не Эрземия и меня, я думаю, казнят, как самозванку? — спросила она у Реедземина.

— У нас не было прецедентов, поэтому тебя, вероятно, помилуют, — поглаживая ей голову, сказал Реедземин и с улыбкой добавил: — Я замолвлю за тебя слово и никому тебя не отдам.

— Не отдашь, так как я тебе не принадлежу, — ущипнула Маргина.

— Тогда я буду принадлежать тебе, — согласился Реедземин и замолчал, так как ему под руку попался прикреплённый на голове перстень, который он взял в руку и удивлённо спросил: — Это твой или Эрземии?

— Я нашла его на корабле Уреземина, — ответила Маргина, а Реедземин погрузил свои симпоты в серебристую поверхность перстня. Когда его глаза потухли, он удивлённо сообщил: — Это перстень Дееземина!? — а потому уставился на Маргину, словно увидел впервые, и спросил: — Кто ты?

— Меня звать Маргина, — ответила она, — но я не всё вспомнила и не знаю, где находится Эрземия, но кажется, что мне известно место, где скрывается Мортиземия.

— Для твоей безопасности рекомендую тебе оставаться в образе Эрземии, — после некоторых раздумий сказал Реедземин, — а перстень я отдам Дееземину.

— Не пойдёт, — сказала Маргина и забрала перстень Дееземина, — я сама ему отдам. Всё-таки, я его сестра, — с улыбкой закончила Маргина.

— А как же Чикземин, ты что, будешь с ним целоваться? — спросил Реедземин и Маргина ехидно ответила: — Непременно! Чтобы не вызвать подозрения!

Реедземин ушёл расстроенным, а Маргина осталась в кровати и с удовольствием заснула.

Ей приснился странный сон.

«Звёзды, неожиданно для Маргины, растянулись в длинные линии, исчезая и снова появляясь, от чего весь мир вокруг превратился в вытянутый полосатый светящийся конус, уходящий в далёкую точку. Маргина понимала, что движется со сверхсветовой скоростью, доступной только для Анимо и страшилась того, что окажется впереди. Смерти Маргина не боялась, так как смерть живому ощутить нельзя, а что будет после её смерти – всё равно. Она боялась за то, что опасность, угрожающая Анимо, уничтожит не только его, но и всё человечество. Оно всё равно когда-нибудь погибнет, но сохраниться в Анимо. Маргина не хотела, чтобы человечество погибло сейчас, когда оно совсем мало сделало для себя и Анимо.

Когда Анимо хотел возвратиться домой, она, залитая слезами, уговорила его остаться, и он согласился. Анимо советовал принять его форму, и Маргина скопировала её, а свой образ сохранила в глифомах.

— Тебе не следует находиться здесь, чтобы я тебя не выдала, — сказала она Анимо, и он согласился. Она остановилась перед кольцом репликатора и напоследок не вытерпела и спросила:

— Ты зачем мучил котят и что сделал с Туманным Котом?

— Никого я не мучил, — улыбнулся Анимо, — котята были виртуальные, так же как и твой Туманный Кот, которого я выудил из твоей памяти. Я хотел, чтобы ты беспрекословно выполняла мои команды.

— А те два котёнка, что остались со мной? — не очень поверив Анимо, спросила Маргина.

— Они тоже виртуальные… — замялся Анимо, но признался: — Они шпионили за тобой и вашими учёными.

— Ну, ты и гад! — сказала Маргина, повернулась и исчезла в кольце репликации. Мелькающие по бокам светлые окружности способствовали размышлениям, в которые она погрузилась. Страшило то, что Маргина не представляла врага. Пусть она отправлялась с Книжным котом на разведку, но что если её сразу расколют и просто уничтожат. Такого нельзя исключать, и стоит обезопасить себя от разоблачения. Она взглянула на перстень с черепом на своей руке, который ей подарила сентиментальная Морти и вспомнила, что внутри, кроме Книжного кота и серебристого сосуда с «демонной бомбой», ничего нет, поэтому вскрыла крышку и отщипнула от себя частицу плоти. Записав в клеточных хромосомах всю информацию о себе, она спрятала плоть в перстень и запечатала. А потом запустила процесс очистки своих глифом. Вскоре её виртуальная голова наполнилась пустотой, и она летела дальше, как голем, не понимая, кто она и куда направляется.

Внезапно впереди вспыхнул яркий свет, который ослепил её, а тело, как у гимнаста под куполом цирка, завертелось в разные стороны. Она оказалась в огромной Вселенной, и её ослепил яркий свет, пронзающий её со всех сторон. Она не понимала, что вокруг происходит, смотрело на мир широко открытыми глазами. Неожиданно её руки начали раздуваться, словно резиновые. Вскоре она увидела, что её ноги, где-то там внизу, стали увеличиваться и расти, как на дрожжах. То же произошло и со всем телом, а мир вокруг стал приобретать осязаемые черты. Оказалось, что это не Вселенная, а огромная светлая комната, по сравнению с которой она походила на маленькую куклу. Она шлёпнулась на маленький столик и едва не расплющилась в лепёшку. Оглянувшись вокруг и ничего не понимая, она увидела возле ног огромный перстень, который она неизвестно зачем надела на запястье.

Перстень оказался не таким уж лёгким, а прозрачный камень, вделанный в него, поблёскивал странным серебристым светом. Она заглянула в его глубину и увидела странные светящиеся спиральки, разбросанные в сказочном беспорядке, и подумала, что это галактики. Слово «галактики» ничего ей не говорило, но оно прочно ассоциировалось с тем, что она видела. Она снова стала расти и едва успела снять перстень с запястья, иначе он передавил бы руку. Она спрыгнула со столика на пол, но уже не росла, поэтому надела перстень на безымянный палец левой руки. Она не слышала, как открылась дверь, так как любовалась картинкой внутри стекляшки, а когда подняла глаза, то увидела перед собой огромные глаза и услышала радостное:

— Ты вернулась?

Лицо женщины показалось ей знакомым, и она спросила: — Мама? — отчего неожиданно очнулась».

Оказалось, что Маргина проснулась в собственной кровати, а на неё большими глазами смотрит мать.

— Ты разговаривала во сне, — сказала Аирземия, поправляя на ней одеяло. — И ругалась, — закончила она, уставившись на Маргину.

— Всё в порядке… мама, — ответила Маргина, а Аирземия выразительно посмотрела на неё и решительно спросила: — Зачем ты морочишь голову Чикземину, если спишь с Реедземином?

— Ты видела? — вытаращила глаза Маргина.

— Я беспокоилась о тебе и увидела…

— Мама, кончай следить за мной по ночам, — сказала Маргина, и повернулась к ней спиной, давая понять, что она хочет спать.

— Ты права, тебе нужно отдохнуть. Ты же не спала всю ночь, — заботливо сказала Аирземия, покидая её дом, а Маргина так и не поняла, уколола её мать или беспокоится о её здоровье. Маргина вспомнила свой сон и поняла, что её прислал Анимо, который боится, что его убьёт родной отец и у него есть мать и была сестра. Смущало то, что на Перии нет кандидатов на роль отца и его сестры. Маргина подумала, что она, возможно, не туда попала и есть ещё одна Перия, где живут другие анимо у которых пропал сын и сестра. Эрземия не вписывалась в эту картину и смущало подобие имён пропавшей Мортиземии и подруги Маргины, Морти. «Случайность!» — подумала Маргина и стала размышлять о том, с кем бы посоветоваться. Реедземин знал о ней больше других, но сказал ей всё, что мог сообщить. Если спросить Боохземина, то он расскажет больше и вспомнит о какой-нибудь пропавшей семье? А если Анимо набрал неправильный адрес на кольце репликации и отфутболил её совсем в другое место, а сам отправился разбираться со своим отцом? От него всего можно ожидать!

Такая мысль показалась Маргине благоразумной, но она обеспокоилась тем, что не видела на Перии репликаторов. А если их здесь совсем нет, и у Маргины был билет в один конец? Несмотря на то, что её принимают за какую-то Эрземию, Маргина не чувствовала себя уютно на этой планете небожителей. Здесь тоже проблемы: Эрземия куда-то пропала, как и её сестра Мортиземия. «А если кто-то создал такую же демонную бомбу, как у меня, и взорвал малышку Эрземию? Если раскроют, что я не Эрземия, то Реедземин мне не поможет!» — подумала Маргина и опустилась на грешную землю: ей нужно бежать отсюда!

«Да, нужно бежать!» — окрепло её желание, и она поднялась с кровати, тем более что наступил рассвет. Засунув сопротивляющегося Книжного кота в перстень Морти, она накинула себе на шею ремешок со свистком Георземина и вышла наружу. В глаза ударили лучи восходящего на небе Ра, а сзади себя Маргина увидела подсвеченный бублик планеты. Так как она хотела бежать без предупреждения, то сиганула вверх и понеслась в противоположную сторону от Ра. Оставляя позади себя зелёный остров Благоденствия, Маргина неслась над водами Первичного океана. Она летела наперегонки с Ра, который спешил засветить как можно больше бублик Перии, но так как на воде никаких меток не имелось, то Маргина соревновалась сама с собой. Далеко слева она увидела точку в небе и решила, что это крылатый змей Георземин, с которым она тоже не хотела встречаться. «Если он мне потребуется, я свисну ему в свисток», — с улыбкой подумала она, поглядывая на свою грудь, где висел подарок крылатого Георземина.

На горизонте показалось зелёное пятно, подёрнутое голубой дымкой и Маргина подумала, что обогнула бублик Перии по окружности и перед ней остров Благоденствия. Когда она подлетела ближе, то оказалось, что это большой остров. В дальней его части возвышалась вершина с разваленным кратером, на месте которого блестело под солнцем Ра озеро. Из него на равнинную поверхность острова сочились несколько ручейков, пропадающих в густых лесах и тянущихся до песчаных пляжей побережья. Среди лесов играли в прятки несколько маленьких озер, которые придавали острову таинственную романтическую ауру.

«Какая красота!» — подумала Маргина, находя остров лучшим укромным местом, где можно спрятаться. «Я буду, как Робинзон, — размечталась она, — я буду, как Маргина Крузо». Она прозондировала остров и никого не нашла. Спрятав себя под димензиальной оболочкой, принимающей вид окружающей среды, она никого уже не боялась и выбросила из головы заботу об Анимо на Земле и перипетии в отношениях местных анимо. «Отдохну и соберусь с мыслями!» — охарактеризовала она своё безделье и начала выбирать себе место для мыслесобирательного существования. Маленькое озеро, ручеёк из него, виляющий к побережью, удовлетворили её эстетический аппетит и настроили на созерцательную медитацию. Чтобы завершить красивую картинку, она предложила двум рыбкам в озере с ней пообедать, а потом зажарила их на декоративном костре, который она соорудила из трёх не сгорающих палочек. Включив человеческие рецепторы, она откушала одну рыбку, которой пресытилась, а вторую бросила в озеро, заставив плыть, пока её не поймал голодный сазан, удивившийся вкусу жареной добычи. «Робинзону не так уж плохо жилось», — подумала она и исследовала остров на наличие коз, чтобы попить молочка, но коз и козлов нынче не завозили, поэтому она похлебала воды из ручья и замурлыкала песню.

Внезапно Маргина почувствовала шорох и удовлетворённо решила, что это будущий Пятница. Когда она раздвинула кусты, собираясь обрадовать здешнего аборигена своим присутствием, то только смогла растерянно вымолвить: — Ты что здесь делаешь?

***

Захватив с собой Уреземина и Хааземина, корабль Дееземина погрузился под воду, а хозяин корабля на низкой высоте полетел к берегу. Симпоты говорили невидимому Дееземину, что там находится один анимо. Стараясь не шуметь, Дееземин медленно приближался к тому месту, где находился возмутитель спокойствия данного участка побережья. Несмотря на то, что выслеживание чужака, зашедшего на чужую территорию, напоминало игру, Дееземин не радовался, так как его по-прежнему беспокоила судьба Эрземии. Густой лес вокруг не подвергался обработке, а рос диким, такой же была и фауна. Неисчислимые пернатые пели наперебой свои песни, что мешало сосредоточиться, но и скрывало звуки шагов. Когда до объекта осталось совсем немного, Дееземин услышал, что кто-то мурлычет какую-то незнакомую песню, слова которой он не мог понять.

Ой у вишневому садочку,

там соловейко щебетав:

Віть-віть-віть, тьох-тьох-тьох, ай-я-я, ох-ох-ох,

Там соловейко щебетав.

Ой у зеленому садочку

козак дівчину умовляв.

Віть-віть-віть, тьох-тьох-тьох, ай-я-я, ох-ох-ох,

Козак дівчину умовляв:

— Ой ти, дівчино чорноброва,

ой чи підеш ти за мене?

Віть-віть-віть, тьох-тьох-тьох, ай-я-я, ох-ох-ох,

Ой чи підеш ти за мене?

Дееземин не осмелился запустить симпоты в голову нарушителя спокойствия, так как не хотел его спугнуть, поэтому не понимал смысла произнесённых слов. Дееземина удивило то, что чужак пел не своим голосом и находился совсем рядом. Дееземин хотел перейти тропу, чтобы зайти ему сзади, но тут нос к носу столкнулся с невидимой Эрземией.

— Ты что здесь делаешь? — растерянно спросила она, так как Дееземин, от неожиданности, на мгновение открылся. Узнавая её, он понял, что пела Эрземия, а чужак выслеживал её по голосу. Дееземин зажал ей рот и с места сиганул в сторону берега, собираясь разобраться с преследователем потом. Пока они летели, Эрземия укусила его за руку, но Дееземин не сердился на свою сестру, так как понимал её состояние: если тебя хватают, закрыв рот, следует обороняться. Когда они очутились на корабле Дееземина, он спустился в каюту и только потом разжал ладонь.

— Что ты от меня хочешь? — сердито спросила у него Эрземия.

— Ничего, — ответил Дееземин и спросил: — Ты знала, что тебя преследовали?

Эрземия отрицательно махнула головой, понимая, что Дееземин, кажется, на её стороне.

— Здесь тебе ничто не угрожает, — сказал Дееземин, а Эрземия спросила: — Я свободна и могу уйти, когда захочу?

— Да, — сказал Дееземин и спросил: — Что за песню ты пела?

— Это песня моего зятя, — с улыбкой сказала Эрземия, и Дееземин заметил, как она на мгновение изменилась лицом.

— Какого зятя? — спросил Дееземин, не понимая слова, и хотел поискать смысл в голове Эрземии, но она тут же закрылась.

— Не важно, — слегка растерянно сказала Эрземия и сразу спросила: — А кто мой преследователь?

— Ты его знаешь, — уклончиво сказал Дееземин и попросил: — Отдохни здесь, а я за ним прослежу и узнаю, зачем он за тобой следил. Корабль в твоём полном распоряжении.

— А если я убегу? — ехидно улыбнулась Эрземия.

— Ты вольна делать что угодно, — сказал Дееземин, — но я тебя прошу, дождись меня, мне хотелось бы с тобой поговорить, ведь я так давно тебя не видел.

С этими словами он ушёл, оставив сестру на попечении корабля. Маргина, а это была она, с интересом рассматривала корабль Дееземина, который слушал её мысли и исполнял, как приказы. Стоило ей захотеть посмотреть, что делается снаружи, как стенки корабля стали прозрачными и Маргина увидела подводный мир. Корабль висел недалеко от дна и мимо его бортов носились стаи рыбок. Одна любопытная рыбка уткнулась взглядом в Маргину, и она невольно протянула руку. Прозрачная стенка корпуса корабля странно прогнулась, и рыбка шлёпнулась ей в руку, хватая ртом воздух. Растерянная Маргина поняла, что рыбка сейчас сдохнет, но из стенки вытянулась рука в четыре пальца, и через мгновение рыбка оказалась за бортом. «Не следует выполнять все желания!» — подумала Маргина и услышала внутри себя голос корабля: «Как скажешь, принцесса!»

Корабль оказался очень удобным, так как трансформировался, словно воск, принимая форму желаемого. Когда она спустилась на нижнюю палубу, то увидела странные яйцеобразные камни на латунных подставках и с улыбкой спросила у корабля: — Ты так размножаешься, это твои яйца?

— Нет, это яйца хозяина, — после некоторой паузы ответил корабль, появляясь на потолке в виде выпуклого невыразительного лица. Маргина рассмеялась над ответом, а лицо приняло странно знакомый облик. Она не сразу догадалась, что видит лицо Реедземина, а когда осознала это, то снова засмеялась. Она остановилась возле одного яйца и задумчиво провела рукой по его поверхности.

— Вы не хотите продолжить путешествие по кораблю? — спросил корабль, явно пытаясь понравиться Маргине, так как его лицо становилось фотографически похожим на Реедземина.

— Не хочу, — ответила Маргина на настойчивое предложение и спросила: — Что в этих яйцах?

— Их содержание вам не понравиться, — сквасил рожу корабль, а Маргина приказала: — Покажи.

Лицо корабля сделало недовольную мину, а верхушки яиц странно закрутились. Маргины увидела появившуюся голову Уреземина, а потом и Хааземина.

— Что вы здесь делаете? — спросила Маргина, явно не обрадованная такой компанией. Хааземин откашлялся и сообщил: — Нас пленил Дееземин.

— Так вам и надо, — мстительно сказала Маргина, — не будете чужих девушек тырить.

— Эрземия, мы больше не будем, — промычал Уреземин, опустив голову, и Маргина засмеялась.

— Я не злопамятная и вас отпущу, — сказала она и приказала кораблю: — Отпусти их.

— Я не рекомендую вам это делать, — упёрся корабль, но Маргина его перебила: — Немедленно отпусти.

Яйца, вместе с подставкой, утонули в полу корабля, освобождая братьев от своих оков.

— Спасибо, Эрземия, — сказал Хааземин, а Уреземин странно улыбнулся, подошёл к Маргине пожал ей руку, а потом вытащил из кармана нож и приставил его к её горлу.

— Корабль, если ты не будешь меня слушать, я отрежу ей голову, — пообещал Уреземин.

— Уреземин! Прекрати! — воскликнул Хааземин, а его брат, по-прежнему удерживая Маргину, ехидно ответил:

— Дееземин лишил меня корабля. Его корабль станет мне компенсацией.

— Я подчиняюсь тебе, Уреземин, — сообщил корабль, — оставь девушку в покое.

— Отправляйся на остров Благоденствия. Там я отпущу Эрземию домой, — сказал Уреземин, а корабль монотонным голосом ответил: — Слушаюсь, господин!

***

Дееземин незаметно вернулся на остров и раскинул свои симпоты. Тот, кто шпионил за Эрземией, стоял на берегу острова и был обескуражен тем, что она пропала. Ничего не заметив в океане, он поднял голову вверх, наблюдая за небом, но и там ничего не обнаружил. Шпион решил, что Эрземия прячется на острове, поэтому принялся тщательно осматривать побережье, пока не обнаружил огромную скалу, нависшую над берегом. Спустившись к самой воде, незваный гость заметил, что скала нависло над водным каналом, который ведёт в глубину острова. Не размышляя, он нырнул в воду и поплыл в темноту, но, как только пересёк незримую черту, по бокам канала медленно вспыхнули огни, освещая подводное пространство. Проплыв ещё некоторое расстояние, непрошеный гость увидел кромку огромного бассейна, которым заканчивался канал. Он тихо вынырнул и оглянулся. Заметив посетителя, незримый автомат заменил тусклый свет ярким, освещая огромный ангар. В нем, кроме бассейна, ничего не находилось. Только одна большая дверь вела куда-то дальше, и гость бесстрашно направился к ней.

За дверью оказались чьи-то покои, но, определить их принадлежность гость не мог, так как нигде не просматривались следы обитателей. Об этом острове никто не знал, и он мог принадлежать любому анимо. Он переходил из зала в зал, поражаясь тщательности в отделки деталей интерьера. Сомнения посетили его симпоты на втором десятке осмотренных апартаментов, так как в одном из залов он уловил определённый запах, который он уже слышал. Оказалось, что он повторяется через каждые пять помещений. Гость снял свою обувь и отправился дальше босиком, а через пять залов увидел свою сандалии, но интерьер зала оказался другим. «Живые помещения!» — догадался незваный гость и услышал шорох впереди.

— Я не помешал тебе, Реедземин? — спросил Дееземин, появляясь перед ним. Удивлённый гость внезапно почувствовал, что проваливается в преисподнюю, а когда спохватился, то оказался скованным со всех сторон. Дееземин широко улыбнулся и радостно сообщил:

— Я забыл тебя предупредить, Реедземин, что мой дом обладает интеллектом и умеет трансформироваться.

— Дееземин? — удивился Реедземин и спросил: — Что ты здесь делаешь?

— О том же хотел спросить и я, — сказал Дееземин, внимательно рассматривая Реедземина.

— Я наблюдал за Эрземией, но она куда-то пропала, — ответил Реедземин.

— К чему такое пристальное внимание к Эрземии? — спросил Дееземин.

— Я боялся, что с ней что-либо случиться, — ответил Реедземин.

— Разберёмся, — сказал Дееземин, а Реедземин провалился под каменный пол. Оттуда вылупилось яйцо и поплыло за Дееземином, который отправился в ангар. Там уже стоял корабль и Дееземин в него вошёл, а за ним всё также плыло каменное яйцо. Дееземин не нашёл Эрземию наверху и спустился на нижнюю палубу, где услышал слова Уреземина: — Отправляйся на остров Благоденствия. Там я отпущу Эрземию домой.

Корабль пробубнил в ответ бодрое: «Слушаюсь, господин!» — и снова упаковал Уреземина в яйцо. Хааземин понял, что корабль выполняет не их команды и оглянулся. Он увидел входящего Дееземина, а в следующее мгновение оказался тоже закованным в камень.

— С тобой всё в порядке? — озабоченно спросил Дееземин и Маргина ответила: — Не всё, но я бы справилась сама.

Увидев за спиной плывущее каменное яйцо, она с улыбкой спросила: — Ты поймал ещё кого-то?

— Ты не представляешь, как популярна в здешних кругах, — с ухмылкой ответил Дееземин. Он открутил крышку яйца, откуда показалась сконфуженная голова Реедземина.

— Отпусти его, — сказала Маргина, — он не желает мне зла.

— Почему же тогда следил за тобой? — допытывался Дееземин.

— Потому что люблю её, — признался Реедземин.

— Мне кажется, что раньше ты предпочитала дружить с Чикземином, его братом? — допытывался Дееземин у своей сестры.

— С той поры многое изменилось, — ответила Маргина и, чтобы отвлечь мысли Дееземина от своей персоны, сняла с пальца его перстень и сообщила: — Я нашла твои Вселенные на корабле Уреземина.

— Я об этом догадывался, — сказал Дееземин и надел перстень на палец. Он закрыл глаза и долго медитировал, а Маргина перемигивалась с Реедземином. Так как пауза затянулась, то Маргина тихо напомнила Дееземину:

— Дееземин, отпусти Реедземина.

— Ещё не время, — загадочно произнёс Дееземин и сказал Маргине: — Оставайся здесь и никуда не выходи. Это не просьба, а приказ.

После этих слов Дееземин пропал, как фокусник, а Маргина в недоумении посмотрела на Реедземина. Не успел он ответить, как его прихлопнула крышка яйца, которая беззвучно завинтилась. Картинка на экране корабля изменилась, так как стаю рыб рассыпались по сторонам, а корабль двинулся вперёд. Вскоре он вынырнул на поверхность океана и, рассекая волны, помчался к далёкому горизонту. Маргине наскучила картинка волн, и она хотела отвернуться от большого, на всю стену, иллюминатора, но заметила впереди какую-то маленькую точку. С интересом изучая её, Маргина с удивлением рассмотрела ещё одну точку, потом ещё одну.

Когда расстояние до неизвестных объектов уменьшилось, то Маргина рассмотрела их и, почему-то, рассмеялась. Причина для смеха оказалась тривиальной – навстречу кораблю Дееземина мчалась целая стая крокодилов или каких-то тварей весьма похожих на них. Маргина не сомневалась в том, что крокодилам придётся несладко от встречи с кораблём Дееземина и с интересом наблюдала за океанской баталией. Когда крокодилы подплыли поближе, то оказалось, что по размерам они ничем не уступают кораблю Дееземина. Между глаз одной из тварей Маргина заметила странную фигуру и, чтобы получше рассмотреть, отправила туда свои симпоты. Странная бычья голова на теле гиганта вызывала у неё скорее смех, чем удивление. Недоумение Маргины вызвало то, как оказался этот гигант на диком хищнике и куда они так спешат. «Это Саатземин и он спешит освободить своих сыновей», — мысленно ответил ей Дееземин.

— Так отпусти их, — посоветовала Маргина, но Дееземин с ней не согласился: «Они должны быть наказаны за твоё похищение и кражу моего перстня». Маргина поняла, что спорить бесполезно и только спросила: — Почему ты удерживаешь Реедземина?

«Вы слишком много скрываете, — сообщил Дееземин, — я хочу разобраться». Маргина не успела ему ответить, так как услышала громкое обращение Саатземина:

—Дееземин, подлый трус, выходи!

Маргина не услышала ответа Дееземина, а только увидела, как корабль начал медленно отступать назад. «Неужели, и правда, трус?» — удивилась Маргина, а Дееземин тихо прогудел: «Да…».

— Дееземин, ты трус! Мои звери разорвут тебя на части. Отдай моих сыновей! — ревел Саатземин, но Маргина не слышала ответа Дееземина, только почувствовала его страх и то, что его корабль снова начал отступать. Вероятно, что Саатземин прочитал мысли Дееземина, так как торжествующе проревел: — Ты боишься, Дееземин, я чувствую твой вонючий страх!

Маргину смущало то, что её невольный брат струсил, и она мысленно корила Дееземина: «Лучше бы ты сразу убежал!» «Прости меня, Эрземия, я боялся за тебя!» — ответил Дееземин, а Саатземин довольным голосом выкрикнул: — У тебя Эрземия? Если ты сдашься, я не стану тебя неволить, как ты моих сыновей, а Эрземия пойдёт замуж за Уреземина!

— Никогда в жизни! — разозлилась Маргина и вытащила из перстня Морти демонную бомбу: — Дееземин, возьми демонную бомбу и брось её в Саатземина – он исчезнет навсегда!

— Какая «демонная бомба»? — опешил Саатземин и спросил: — Откуда она у тебя?

Маргина хотела что-то соврать, но увидела, как гигантский крокодил, на котором сидел Саатземин, сплющился, как проткнутый шарик.

— Дееземин, не смей применять ко мне «демонную бомбу»! — базлал Саатземин, а крокодил под его ногами уже превратился в тонкую плёнку, которая удерживала его на плаву. Плёнка странным образом свернулась и превратилась в яйцо, которое медленно плыло к кораблю. Остальные крокодилы рассыпались в плесень, которую разбили волны Первичного океана. Из стенки корабля вытянулась четырёхпалая рука, которая забрала у ошарашенной Маргины алюминиевый шарик с демонной бомбой, а появившееся на потолке лицо корабля мягко сообщила: — Вам это не понадобиться!

Появился Дееземин, а за ним двигалось по воздуху ещё одно каменное яйцо. Оно приземлилось на возникшую из пола латунную подставку, дополняя тройку других яиц.

— Откуда у тебя демонная бомба? — спросил Дееземин, а Маргина поняла, что попалась. Чтобы отвлечь Дееземина от неудобного вопроса, она спросила:

— Как ты уничтожил крокодилов Саатземина?

— Вирусом, — ответил Дееземин.

— Он же уничтожит всё живое! — воскликнула Маргина. Дееземин улыбнулся и ответил: — Вирус живёт несколько мгновений, а потом умирает. Каждое следующее поколение вируса живёт меньше.

— Так вот почему ты отступал! — улыбнулась Маргина, а Дееземин напомнил: — Ты не ответила на мой вопрос.

— Отпусти Реедземина, тогда скажу, — схитрила Маргина. Дееземин оказался не дурак, так как ответил: — Я тебя не держу. У меня есть только один рычаг воздействия на тебя – Реедземин, ведь ты его любишь?

Маргина рассуждала о том, стоит ли ей довериться Дееземину, когда услышала глухие удары по корпусу. Удары молота продолжались с методичностью педанта, а потом перед кораблём возникла разъярённая Фиитземия в образе огромного кашалота с тупым носом.

— Дееземин, немедленно отпусти моего сына! — воскликнула она и ударила мордой по прозрачному иллюминатору корабля. По нему пошли трещины, но корабль быстро восстановил повреждение.

— Я все твои удары переправлю на Реедземина, — пообещал Дееземин и предложил: — Заходи!

Маргина подумала, что места на нижней палубе не хватит, чтобы поместить огромного кашалота, но Фиитземия шагнула через стекло в виде прелестной женщины, красота которой явно затмила внешность Эрземии, которую Маргина одела на себя. «Ничего себе!» — восхищённо подумала она, чем заслужила благосклонный взгляд Фиитземии.

— Дееземин, подлец, ты зачем пленил моего мальчика? — воскликнула она, наседая на Дееземина.

— Я ничего не могу сделать, — изображая смущение и растерянность, ответил Дееземин, — его пленила Эрземия.

Маргина опешила, никак не ожидая такой подлости от Дееземина, а он с невинным видом взирал на неё. Фиитземия, наградив Маргину нелестным взглядом, согласилась с Дееземином и поделилась сокровенным: — Она всем голову морочит. Недавно застала её за тем, что она вскружила голову Боохземину. Что она хочет?

— Я тоже не знаю, что она хочет, — ответил предатель Дееземин, рассматривая Маргину, как насекомое, — недавно предлагала демонную бомбу, чтобы уничтожить Саатземина.

— Демонную бомбу? Что это такое? — не поняла Фиитземия, а Дееземин, в тон ей ответил: — Я тоже не знаю?

— Ты кто такая, милочка? — спросила Фиитземия, приближая свои огромные глаза к лицу Маргины. Она поняла, что её приставили к тёплой стенке, поэтому прошептала про себя: «Divide et impera![30]» — а потом попросила: — Дееземин, можно с тобой переговорить?

— Говори при всех, девочка, как его освободить? — не согласилась Фиитземия.

— Позволь мне, — с видом заговорщика сказал Дееземин и Фиитземия великодушно с ним согласилась. Тотчас Маргина и Дееземин оказались в отдельном помещении, а когда Маргина хотела отправить свои симпоты, чтобы проверить Фиитземию, то уткнулась в стенку.

— Говори, — сказал Дееземин с невинным видом.

— Ты подлец, Дееземин, как ты можешь так поступать со своей сестрой! — возмутилась Маргина.

— Ты не моя сестра, — с прежним невинным видом произнёс Дееземин, заглядывая ей в глаза.

— Как давно ты об этом догадался? — удивилась Маргина.

— Скажем так – со второго взгляда, — ответил Дееземин и спросил: — Где моя сестра?

— Может, отпустим Реедземина и Фиитземию, а потом я всё тебе расскажу? — спросила Маргина.

— Реедземин знает о том, что ты не Эрземия? — спросил Дееземин.

— Да, я ему рассказала, — ответила Маргина, а на недоуменный взгляд Дееземина ответила: — Мне требовалось кому-либо открыться, ведь я чужая в этом мире.

— Сиди здесь, — сказал Дееземин и исчез. Пущенные Маргиной симпоты упёрлись в мягкие, но непроницаемые стенки. Она расслабилась, ожидая Дееземина, полагая, что её судьба не в её руках.

Дееземин, появившись перед Фиитземией, бодро сообщил: — Секретное слово совсем простое – вреусигныпос гуперпшикщегрыптаогегерт.

— Что за бредятина? — оторопела Фиитземия, но крышка на крайнем яйце открутилась и показалась взъерошенная голова Реедземина.

— Сынок, с тобой всё в порядке? — спросила Фиитземия и уставилась на Дееземина: — Освободи его!

— Сейчас! Вторая часть секретного слова – орапгинав кыбырды навшолпитупег, — произнёс Дееземин, и яйцо опало на палубу. Вместе с латунной подставкой остатки яйца исчезли, а Реедземин расправил своё занемевшее тело.

— Твоя сестра, Дееземин, рехнулась, пусть проверит свои глифомы, — отчеканила Фиитземия и повернулась к Реедземину: — Пойдём отсюда, сынок.

— Мама, я люблю Эрземию и останусь здесь, — с вызовом произнёс Реедземин, уставившись на Дееземина.

— Сынок, ты заразился от Эрземии и у тебя деменция[31], — ласково сказала Фиитземия и спросила: — Ты забыл о том, что она принадлежит Чикземину?

— Я попрошу вас покинуть мой кораблю, — сказал Дееземин. — В гости я никого не приглашал, а со своей сестрой разберусь сам.

Фиитземия ушла, как и пришла, через стекло, утащив с собой упирающегося Реедземина. Дееземин убрал стенку, и Маргина очутилась в том же помещении, где и раньше – на второй палубе. Увидев, что нет Фиитземии и одного яйца, Маргина рассказала о том, как её сюда послал Анимо, который хотел, чтобы она демонной бомбой уничтожило отца Анимо. По его рассказу отец Анимо хотел его убить и, вероятно, убил старшую сестру Анимо и может убить его мать. Когда Маргина закончила рассказывать, то ей показалась, что со стороны это выглядит, как бред. Она рассказала о своих сомнениях в том, что Анимо мог направить её по другому адресу, и она оказалась не там, где нужно. Выслушав её, Дееземин внимательно посмотрел на неё и спросил: — Откуда у тебя облик Эрземии?

— Мне его дал Анимо, — ответила Маргина.

— Никаких других анимо, кроме нас, нет, — сказал Дееземин и спросил: — Подумай, возможно, что твой Анимо – Эрземия?

— Ты хочешь сказать, что образ моего Анимо может принадлежать Эрземии? — спросила Маргина, а перед ней возникло зеркало, услужливо сооружённое Дееземином. Она увидела своё отражение и представила перед собой Анимо, а потом поняла, что Анимо и Эрземия – одно лицо. «Получается, что мой Анимо – Эрземия?!» — подумала ошарашенная Маргина, так как всегда считала Анимо юношей. Дееземин, глядя на её лицо всё понял и сказал:

— Вероятно, что с Эрземией что-то не так. Наш отец, Кеерземин, никогда не мог угрожать своим дочерям.

Маргина задумалась, а потом повернулась к Дееземину и сообщила: — Эрземия говорила не о Кеерземине, она подразумевала родного отца – Саатземина.

Дееземин посмотрел на неё, как сумасшедшую, и произнёс: — Отец Эрземии не Саатземин, а Кеерземин, я знаю это точно, так как был тогда большим мальчиком.

— Почему ты так думаешь? — спросила Маргина.

— Эрземия родилась через четыреста восходов Ра, как я ушёл из дома. Когда я уходил моя мать, Аирземия, уже давно разорвала свою связь с Саатземином.

Маргина не стала убеждать Дееземина в том, что это неправда, так как Аирземия сама сказала ей, что любила Саатземина, и выходило, что Эрземия его дочь. Она только спросила: — Когда исчезла твоя сестра Мортиземия?

— Перед тем, как ушёл я, — ответил Дееземин и с видом заговорщика сообщил Маргине: — Мы всё узнаем от первоисточника.

Верхушка одного яйца завертелась и отлетела в сторону. Саатземин, с разъярённой бычьей мордой, уставился на Дееземина налитыми кровью глазами и пообещал: — Ты пожалеешь о том, что связался со мной.

— Скажи мне, Саатземин, тебя видела Мортиземия, когда ты приходил к Аирземии? — неожиданно для Дееземина спросила Маргина.

— Эта маленькая сучка грозила мне, что расскажет всё Кеерземину, — надулся Саатземин, — но я заткнул ей рот.

— Что ты ей сказал? — по-приятельски спросила Маргина.

— Сказал, что если она вякнет, то я убью её мать, — хмыкнул Саатземин.

— Куда ты её девал, Саатземин? — спросил насупленный Дееземин, а бычья голова на каменном яйце презрительно ответила ему вопросом: — Зачем мне нужна, какая-то сопливая девочка?

В руке Дееземина появилась демонная бомба, и он зловеще сказал: — У тебя два пути, Саатземин: остаться навечно в этом яйце или я уничтожу тебя демонной бомбой вместе с твоими сыновьями.

— Я её только напугал, — ответил Саатземин, — а куда она девалась, я не знаю, — он глянул на Дееземина и ехидно произнёс: — У вас вся семейка ненормальная.

Крышка прихлопнула его бычью голову и закрутилась на яйце. Дееземин отвернулся от Маргины, но на его лице она заметила мелькнувшую слезу.

— Мне кажется, что я знаю твою сестру Мортиземию, — сказала Маргина. Дееземин повернул к ней лицо и скептически спросил: — Откуда?

— Она была моей лучшей подругой, — ответила Маргина и пустила Дееземина в свои глифомы. Дееземин, перебирая её память, увидел облик Морти и возбуждённо воскликнул: — Это моя сестра Морти! Как она попала в вашу Вселенную?

— Это Вселенная Эрземии, — поправила его Маргина, хотя то, как туда попала Мортиземия, оставалось непонятным. Посмотрев на коллекцию яиц перед собой, Маргина спросила: — Что ты с ними хочешь делать?

— Будут сидеть, я сказал! — нахмурив брови, твёрдо произнёс Дееземин, а Маргина с улыбкой вспоминала, где она это слышала. Яйца погрузились в пол, и палуба стала идеально чистой. Они стояли, прислонившись друг к другу спиной, и каждый думал об одном и том же: Маргина вспоминала Анимо, который оказался девушкой, а к радости Дееземина, нашедшего своих сестёр, примешивалось чувство тревоги за них.

— Мы отправимся во Вселенную Эрземии и заберём её и Мортиземию домой, — сказал Дееземин, поворачиваясь к Маргине. Она вспомнила об Анимо и подумала, что родные не первые кандидаты, с которыми Эрземия бы хотела встречаться.

— Домой отправлюсь я, так как Эрземия мне доверяет, а ты останешься здесь. Я познакомлю Эрземию с Мортиземией и потом мы вместе вернёмся сюда, — сказала Маргина, положив руку на плечо Дееземина.

— Ты мне, как сестра, — сказал Дееземин и обнял Маргину. Ей показалось, что его объятия совсем не похожи на братские, но не стала отталкивать Дееземина, а чмокнула его в щеку.

В это время их корабль затрясся, точно случилось землетрясение, а вместо подводного мира в иллюминаторе появились облака. Корабль болтался, как проколотый шарик на верёвочке. В иллюминаторе побежали облака, а потом кораблю стал падать и снаружи потемнело. Корабль со всего маху врезался во что-то, и Маргина свалилась на Дееземина. В иллюминаторе снова плескалась вода, но было такое впечатление, что они в каком-то колодце. Маргина, вслед за Дееземином, выбралась на верхнюю палубу и увидела в верхний иллюминатор, как над кораблём склонилась огромная драконья голова, а его раскрытые крылья закрывали весь свет. Как поняла Маргина, они находились внутри потухшего кратера, в котором уютно разместилось горное озеро. Дракон раскрыл свою грозную пасть и впился сверкнувшими зубами в корпус корабля. На стенке появилось испуганное лицо корабля, которое сообщило:

— Корпус корабля не выдержит драконьих клыков.

Дееземин покинул корабль и стал сверху на стекле верхнего иллюминатора, так что Маргина находилась как бы в партере театра и могла оценить актёров.

— Не ломай корабль, Георземин, что ты от меня хочешь? — спросил Дееземин, подняв голову на грозного противника.

— Ты зачем неволишь Реедземина, — заревел Георземин, и Маргина от громкого звука прикрыла свои уши рукой. Дееземин улыбнулся и сообщил:

— Реедземин вместе со своей матерью отправился на остров Благоденствия.

Георземин выпустил огненную струю в стенку кратера и сказал: — С моим сыном была Эрземия, где она?

— Она на моём корабле и вне опасности, — ответил Дееземин, а дракон наклонился и заглянул в иллюминатор.

— Если тебя держат силой, я тебя освобожу, — сказал Георземин, а Маргина вышла наружу и погладила его огромную морду.

— Спасибо Георземин, у меня твой свисток и если понадобится твоя помощь, я им воспользуюсь, — сказала Маргина продолжая трогать шершавую морду.

— Я всё о тебе знаю, — многозначительно прогремел Георземин и взмахнул крыльями, взбудоражив озеро, а потом взлетел вверх. Вскоре дракон превратился в маленькую точку, которая растаяла на фоне бублика планеты Перия.

Неизвестно что знал о Маргине Георземин, но он явно сочувствовал Маргине, поэтому она не видела в нём врага. Она посмотрела на Дееземина и сказала:

— Я тоже должна отправиться в путь, Дееземин.

Чтобы разрушить возникшее молчание, Маргина спросила: — Подскажи, как мне попасть в свою Вселенную?

— Достаточно назвать координаты твоей планеты, — сказал Дееземин и произнёс длинное число. Маргина тут же оказалась летящей в тёмной трубе со светом в конце туннеля. Она с сожалением вспомнила, что забыла спросить у Дееземина координаты планеты Перия, где находятся тела отражений всех анимо. Немного подумав, Маргина решила, что Эрземия и Мортиземия знают, как возвратиться к себе домой, поэтому успокоилась и стала ждать.

Маргина неожиданно почувствовала тяжесть, а когда её выбросило из репликатора, то оказалось, что она в Америке. Космопорта Нью-Йорка в Бернардсвилле встретил Маргину гомоном человеческих разговоров, а улыбающаяся девушка на межпланетном эсперанто предложила ей свои услуги, если она не знает земных языков. Маргина поблагодарила её на английском суржике, отчего девушка с той же широкой улыбкой отстала. Отвыкшая от толпы, Маргина чувствовала себя растерянной и потерянной, поэтому, как только оказалась в каком-то маленьком парке, сиганула вверх так быстро, точно за ней гнался Сатанаил. Не к месту помянутый хозяин преисподней слегка испортил Маргине настроение, но встречный упругий поток воздуха развеял дурные мысли.

Маргина думала, что она вывалится из репликатора на орбите Земли, но оказалось, что канал определил её как человека и направил в Бернардсвилль. Маргина подумала, что это к лучшему, так как она встретится со своими родными и подумает, как тактичнее рассказать Эрземии о том, что происходит на Перии, и что ей не стоит бояться Саатземина. За своими мыслями Маргина забыла посматривать вниз и перелетела за Урал. Пришлось возвращаться уже в темноте. Маргина летела, ориентируясь по симпотам, отправленным к своей внучке Людмиле.

Когда она приземлилась возле общежития, то не увидела здание, так как его поглотила темнота. Единственная лампочка едва освещала вход в общежитие и Маргина направилась туда, предпочитая зайти в комнату Руслана и Людмилы естественным способом, чтобы их не пугать. Оказалось, что Людмила её ожидала у дверей и громко звала Руслана, так как в своей кошачьей ипостаси не могла открыть дверь в комнату.

— Я уже не надеялась увидеть тебя живой, — сказала она, как только Руслан открыл дверь, и прыгнула бабушке на грудь. Маргина прижала пушистый комочек и принялась себя казнить: «Как же я забыла о Людмиле? Только встречу Анимо, сразу же потребую, чтобы он расколдовал её!» Пока они лизались с Людмилой, Руслан молчал, а потом пригласил Маргину: — Не стойте в коридоре, заходите в комнату.

После того, как закончились охи и ахи, Маргина рассказала о том, как она отправилась на планету Перия, где живут все анимо. Если Людмила только радовалась встрече, усевшись на колени бабушки, то Руслан допытывался у Маргины детали и лез симпотами в её глифомы. Так как Маргина не хотела посвящать его в свои личные дела, то закрылась и удивлённо сказала: — Такое впечатление, как будто ты сам хочешь туда попасть.

— Маргина, любые твои сведения пригодятся, так как никто и никогда не расскажет нам об Анимо, — убеждённо сказал Руслан и переспросил: — Как ты сказала, зовут нашего анимо, Эрземия? Она, что, девушка?

Маргина ещё раз рассказала о всех других анимо и их взаимоотношениях, а когда её рассказ дошёл до перстня с Вселенной, то Руслан прямо загорелся и чуть не оторвал ей палец. Маргина, утомлённая расспросами, сняла перстень с руки и протянула его Руслану: — Держи, только осторожно, там наша Вселенная.

Руслан надел перстень на палец, и мир внезапно колыхнулся и на мгновение остановился. Маргина испуганно воскликнула: — Осторожно, ты разрушишь наш мир!

— Не бойся, — ответил Руслан и спросил:— А как анимо попадают на Перию?

Маргина, рассматривая его возбуждённое лицо, с сарказмом ответила: — Остынь, это знают только анимо.

— Я отправлюсь к Эрземии с тобой, — сказал Руслан.

— Присматривай за Людмилой, я и сама справлюсь, — сказала Маргина, но Руслан был непреклонным: — С тобой вечные приключения. Кроме того, ты опять забудешь о Людмиле. Я не отдам Эрземии перстень до тех пор, пока она не освободит Людмилу от кошачьего тела.

Маргине пришлось согласиться. Они с Русланом вышли на улицу и медленно поплыли вверх. Людмила через раскрытую форточку помахала им лапкой, пока могла их видеть. Вскоре и Руслан, и Маргина растаяли в морозном воздухе, превращаясь в едва видимое пятно. К удивлению Маргины, стоило ей приблизиться к месту расположения Эрземии, как с неба посыпал фиолетовый снег. Эрземия шла к ним босиком в той же порванной шляпе и лапсердаке с дырками. Её голова оказалась открытой, но короткие волосы всё равно делали Эрземию похожей на худого юношу. Огромные глаза, которые Маргина рассмотрела впервые, не горели огнём радости, словно Эрземия находилась на похоронах. Рассматривая Маргину немигающим взглядом, Эрземия сухо спросила: — Ты выполнила моё задание?

Маргина оказалась не готова сказать «нет» Эрземии, так как хотела объяснить, что ей нечего опасаться, потому что отец и мать её любят, а Сетземин заперт в яйце. Рассказ о Перии должен был вызвать ностальгию, а прямой вопрос Эрземии выбил Маргину из колеи. Нашелся Руслан, который сказал: — Она привезла тебе твой перстень, и ты можешь вернуться домой.

— Вернуться домой, где меня ждёт смерть? — с сарказмом спросила Эрземия.

— Тебя ждёт твой брат Дееземин, твой отец Кеерземин и мать Аирземия, — настойчиво произнесла Маргина и добавила: — Они тебя любят!

— Ты же знаешь, что мой отец – Саатземин, и он хочет меня убить, — произнесла Эрземия. Маргина хотела её переубедить, но тут, некстати, влез Руслан со своим дурацким вопросом: — А что тебе нужно сделать, чтобы вернуться на Перию?

— Достаточно повернуть перстень на пальце, — машинально сказала Эрземия, а Руслан улыбнулся и спросил, поворачивая перстень на пальце: — Вот так?

Он тут же пропал, а Маргина ошарашенно произнесла:

— Зачем ты ему сказала?

— Он не тот, за кого себя выдает, — глухим голосом сказала Эрземия и добавила: — Он сделает то, что не выполнила ты – уничтожит всех на Перии.

Маргина застыла на месте, не понимая, что произошло. Больше всего её волновало то, что Руслан по глупости повернул перстень и теперь окажется на Перии, где его никто не ждёт. Дееземин, если его увидит, непременно посадит Руслана в каменное яйцо. На слова Эрземии о Руслане она не обращала внимания, так как девушка не в себе и может сморозить всё, что угодно. Маргина вспомнила о Людмиле и попросила Эрземию: — Ты не можешь вернуть Людмиле способность изменять своё тело?

Эрземия посмотрела на неё, как на дурочку, и сказала:

— Маргина, ты не видишь дальше своего носа. Эту способность я вернула Людмиле, как только она попала к себе домой.

— Ты хочешь сказать, что Людмила остается кошкой не по твоей вине? — ошарашенно спросила Маргина.

— В кошку её превратил тот, кого ты называешь Русланом, — ответила Эрземия и отвернулась, давая понять, что разговор окончен. Внезапно Маргина почувствовала, что проваливается вниз. Краем глаза она увидела, как, расправив руки, словно крылья, Эрземия обречённо летит к Земле. «Кто-то нас наказал!» — промелькнула дурацкая мысль, но Маргина отмахнулась от неё и попыталась спланировать свой полёт. Ей удалось и она направилась в Саров, чтобы добраться до общежития. Людмила встретила её на пороге и сразу поняла, что что-то случилось. Она озабочено спросила:

— А где Руслан?

Маргина не стала размусоливаться, а сказала Людмиле:

— Мы летим в Санкт-Петербург.

Она схватила свою внучку и прямо через закрытое окно прыгнула в небо. Направившись на северо-запад, Маргина бережно поместила Людмилу в капсулу, чтобы та не замёрзла и с огромной скоростью понеслась вперёд. В свою квартиру Маргина прошла через балконное окно, а потом уселась на диван и вытащила из кокона Людмилу.

—Рассказывай всё! — потребовала Людмила.

— Подожди, дай передохнуть, — ответила Маргина, откидываясь на спинку дивана.

***

Лейтенанта Скребнёва ожидала тюрьма и расстрел или повышение в чине и, как минимум, медаль. И в том и другом случае событие экстремальное и экстраординарное, поэтому у лейтенанта дрожали пальцы, и от волнения он сломал карандаш. Ясен пень, что лейтенанта интересовал второй вариант развития событий – грудь в крестах! События, произошедшие в лаборатории академика Павла Васильевича Молчанова, по кличке «Паша», лейтенант мог характеризовать, как измена или создание преступного шпионского сообщества. По сведениям, которые получил лейтенант Скребнёв, на «Пашу» работали иностранные резиденты из Германии и Японии во главе с Распутиной Маргиной Астаровной, инспектором ЮНЕСКО по ядерной безопасности. «Прямо у меня под носом!» — с ужасом думал Скребнёв. Если бы такое обнаружил кто-то другой, то лейтенанту не сносить головы. По сведениям лейтенанта в лаборатории «Паши» создали какую-то «демонную» бомбу, которая может уничтожить всё живой на Земле, превратив её в пустыню без единого микроба. Самым ужасным было то, что по сведениям агента эта «демонная» бомба пропала, и требовалось найти виновных.

В то утро все ещё спали, когда в коридорах общежития затопали солдатские ботинки, а в дверь академика Молчанова настойчиво и громко постучали, разбудив всех соседей. Сонные лица любопытных появились в проёмах открытых дверей, но солдаты направили на них автоматы и вежливо затолкали назад. Разбуженный Павел Молчанов открыл дверь и с недоумением уставился на лейтенанта Скребнёва.

— Что случилось? — спросил он у лейтенанта, который бесцеремонно зашёл в комнату и уселся на кожаное кресло у письменного стола.

— Я тоже хочу об этом узнать, — произнёс Скребнёв и спросил: — Куда вы девали «демонную» бомбу?

— Она затерялась, — дипломатично ответил Молчанов.

— Где? — спросил лейтенант, а академик многозначительно и серьёзно ответил: — Где-то.

Скребнёв встал, медленно подошёл к Молчанову и резко ударил его под дых. Академик крякнул и согнулся, а потом посинел и свалился на пол. Лейтенант подошёл, наступил Молчанову на руку и угрожающе произнёс:

— Послушай, академик, я всё про твою лавочку знаю. Ты же не думаешь, что лаборатория, напичканная по последнему слову техники, работает без присмотра? Говори, куда ты девал «демонную» бомбу?

— Я не знаю, — закричал Молчанов, — она лежала в моём столе.

— Ты хочешь мне сказать, что самое совершенное оружие валялось у тебя в столе, и каждый проходимец мог её взять? — насупился Скребнёв и спросил: — Откуда у тебя в лаборатории иностранные граждане?

— Они прилетели с Маргиной, — честно ответил Паша, зная о том, что Маргина выпутается из любой истории.

— Я знаю о фокусах вашей Маргины, — сказал Скребнёв и спросил: — В какой комнате она живёт?

— Семьдесят четвёртой, — ответил Паша, вспоминая, была ли Маргина вчера на работе. Лейтенант открыл дверь и крикнул в коридор: «Сержант, приведи всех из семьдесят четвёртой!» — а сам усадил Молчанова на стул и спросил:

— Ты зачем украл в соседней лаборатории протонный ускоритель?

— Его установил Руслан … — начал Паша и заткнулся, а потом объяснил: — У нас не хватало оборудования для экспериментов, и мы одолжили… временно…

В комнату просунул голову сержант и произнёс:

— В семьдесят четвёртой только один задержанный.

Он затолкал в комнату Марфу, которая зашла с независимым видом и улыбнулась лейтенанту:

— Привет, Скребнёв!

— Не фамильярничай! — припугнул лейтенант и спросил: — Где Распутина Маргина?

— Она улетела, — ответила Марфа и подмигнула Паше.

— Куда? — взвился Скребнёв.

— Она не доложила, — ответила Марфа, совсем не опасаясь неистовства лейтенанта.

— А где этот ваш Руслан? — забеспокоился Скребнёв, повернувшись к Павлу Молчанову.

— Я приглашу, — предложила Марфа и понеслась к двери. Через пару тревожных минут она вернулась и доложила: — Руслана и его жены-кошки в комнате нет.

— Какой жены-кошки? — не понял Скребнёв.

— Я же вам рассказывала… — начала Марфа и поняла, что проговорилась. Она бросила быстрый взгляд на Пашу и поправилась: —…Я сегодня вам говорила, что жена Руслана, Людмила, превратилась в кошку.

— В какую кошку? — спросил Скребнёв, раздражаясь тем, что его подозреваемые разбегаются, как мыши.

— В обыкновенную … пятнышками…— сказала Марфа, а лейтенант выглянул в коридор и крикнул: — Всех согнать в лабораторию и запереть!

Когда академика Молчанова вывели из комнаты, Марфа подошла к лейтенанту Скребнёву и впилась в его губы, засовывая свой язык ему в рот. Лейтенант сделал попытку освободиться, но потом махнул рукой, так как Марфа уже расстёгивала его галифе. Когда сержант заглянул в дверь, чтобы доложить об исполнении приказа, то замер на месте, так как такие скачки видел впервые. Марфа с таким неистовством насаживалась на нефритовый стержень распростёртого на полу лейтенанта, словно исполняла своё последнее желание. Возбуждённый сержант подумал о том, кого бы сейчас трахнуть, но, ввиду отсутствия сексуального партнёра, забежал в туалет, где облегчился от взбесившегося семени. С чувством выполненного долга он вернулся под дверь, за которой разносились громкие возгласы. Через некоторое время взмокший лейтенант вышел из комнаты и бросил сержанту на ходу:

— Выполняешь её приказы, а я домой, отдохнуть!

Марфа спустилась в лабораторию, где понурившись, сидели сотрудники и громко сообщила:

— Чего сидим? Все за работу! Паша, нам поставлена задача – снова сделать «демонную» бомбу.

Все догадывались о том, каким способом Марфа отменила экзекуции персонала и не порицали её за это. Марфа сходила в столовую и приказала поварам доставить завтрак в подземный бункер, так как разбуженный рано утром контингент сотрудников был не выспавшимся и голодным. Такая забота о подчинённых возвела Марфу в ранг выдающихся руководителей, вызывая одобрение всей лаборатории. Даже Паша подошёл к Марфе и спросил:

— Что я должен делать?

— То же, что и всегда, — сказала Марфа, — а я пойду к своим кроликам – несмотря на смену власти, им по-прежнему хочется жрать.


(обратно)

Репликация седьмая. Илья

Илья надолго задержался у Красавчика, который собрал большую бригаду и контролировал все близлежащие деревни и маленькие городки от набегов пришлых варягов. Взамен получал оброк в виде пищевого довольствия и денежную мзду от торгового люда. В большие города он не совался, так как там орудовали местные шайки, а наступательные бои в городских застройках чреваты большими потерями, что Красавчика не устраивало. Илья не спешил проведать мать и отца, так как не любил родительских проповедей, а в отряде Красавчика было интересно и он, как историк, находил свою жизнь в лесу познавательной. Илья в отряде обучал отобранных бойцов Красавчика военной магии. Когда Соловей уходил с поручениями в дальние деревни или в другие отряды, то Илья приставал к нему в напарники. Дружба и соперничество, возникшие в начале их знакомства, взаимно притягивало их, поэтому со стороны, несмотря на их антагонизм, Илья с Соловьём казались, как друзья – не разлей вода.

Однажды они отправились в Потьму.

Там находился самый дальний отряд Красавчика, возглавляемый Кежаем, человеком жёстким и беспощадным. Своих людей Кежай держал в кулаке, но и местным поселянам в мордовских деревнях приходилось несладко, так как атаман тиранил их тяжёлыми поборами. Красавчику давно жаловались на ненасытного атамана, и он отправил Соловья увещевать супостата умерить аппетит. Места в этой мордовской глубинке лесные и болотные, а тамошние жители сплошь и рядом потомки лагерных надзирателей. В советские времена в окрестных лагерях сидели политические заключённые: эсеры и меньшевики, троцкисты и каменевцы, зиновьевцы и бухаринцы, а вместе с ними воры и раскулаченные крестьяне, национальная оппозиция и диссиденты. Перед самым распадом Советского Союза в Дубравлаг сажали евреев, посмевших пожелать уехать за границу: в Израиль, Соединённый Штаты Америки, Францию и Германию. Бывшие лагеря и вырубленные дубравы давно заросли кустами и вездесущей осиной. Эти места, усыпаны костями многочисленных поколений зеков, источали липкий дух неволи, навечно застрявший в местных болотах. Этот дух тушил всякую инородную мысль, признавая только одно – тупое и беспрекословное подчинение.

Им предстоял длинный путь через малонаселённые или совсем пустые деревни и посёлки: Старый Город и Барашево, Явас и Заречный, Парца и Ударный, Леплей и Пионерский, Сосновый и Молочница, Волковка и Потьма. Илью интересовали исторические подробности здешних мест, а Соловей, абориген мордовского края, был здесь, как рыба в воде. Преимущественно ночевали в деревнях, в которых имелись известные только Соловью хозяева, представляющие скрытные ночлежки, так как их могли выследить шныряющие в воздухе государственные дроны Казанского или Волжского региона. Идти приходилось заснеженным лесом, опасаясь тех же дронов, которые сканировали лицо и если находили его в базе – стреляли без предупреждения. Белые маскировочные халаты спасали мало, так как дроны имели инфракрасную оптику поэтому, при их появлении, зарывались с головой в сугроб.

Это случилось на второй день их похода, когда они покинули посёлок Парца, с двумя брошенными женскими лагерями. Стоило им выйти из посёлка и скрыться в еловом лесу, как странным образом исчезла земля под ногами, а верхушки деревьев застыли, а потом дёрнулись в сторону, осыпаясь снегом, точно их кто-то встряхнул. Дрон, от которого они спрятались перед этим, тоже повёл себя странно: три пропеллера жёстко замерли на месте, но летающая смерть не грохнула вниз, а неподвижно замерла в вышине. Через несколько секунд дрон разморозился и резко включился, чётко оставаясь на том же месте. На немой вопрос Ильи о странном происшествии его попутчик сразу выдал свою версию:

— В Сарове проводят атомные эксперименты.

Илья, пусть и далёкий от современной физики, так не считал, понимая, что они наблюдали какое-то редкое и глобальное явление. Внезапно дрон бросился в сторону и сразу открыл огонь. Взглянув туда, Илья увидел бредущего по снегу человека в долгополом одеянии и с обнажённой головой. Дрон стрелял издали, и пули вспахивали снег вокруг безумца, который стоял на месте и не прятался.

— Ложись! — крикнул Илья, но незнакомец не собирался падать, а смотрел на приближающийся дрон. Илья полыхнул огнём в летящую смерть и подбитый дрон свалился в пике, а потом зигзагами ушёл в сторону Сарова.

— Сейчас прилетят, вороны! — воскликнул Соловей и сердито добавил, рассматривая незнакомца: — Нашли дурачка на свою голову!

Илья подбежал к незнакомцу, который оказался юношей, и потащил его за руку, объясняя неразумному:

— Бежим! Сейчас прилетит стая дронов.

На него непонимающе смотрели широко раскрытые глаза юноши, который не стал кочевряжиться и побежал рядом с Ильёй. Всего в километре от посёлка Парца находился посёлок Ударный с двумя бывшими зонами, и Соловей направлялся туда, собираясь скрыться в разрушенных постройках. Сзади послышался шум, а когда Илья обернулся, то увидел чёрные точки воздушных ос, которые быстро к ним приближались. Они успели продраться через периметр зоны, на котором ещё оставалась ржавая путанка и куски колючей проволоки. Бараки без крыш едва ли спасли бы беглецов от пуль дронов, которые стаей коршунов высматривали свои жертвы. Возможно, что они уже заметили их и неслись прямо к ним.

— Сюда! — крикнул Соловей, ныряя в приземистое здание ШИЗО[32] с бетонной крышей. Стоило им заскочить в тёмный проём без двери, как застрочили пулемёты, выбивая на крыше тревожную дробь, словно перед расстрелом. Илья присел у стенки и рядом с ним прислонился юноша. На противоположной стене кто-то увековечил название колонии, изобразив чёрной краской «ИК-10» и череп с костями. Взглянув на занесённый снегом пол, Илья с ужасом увидел, что незнакомец босой, а одна нога кровоточит. Вероятнее всего, что юноша наступил на колючую проволоку. Илья осмотрел ногу и вытер её горстью чистого снега. Из рюкзака вытащил бинт и перевязал рану, а потом натянул на ногу незнакомца две пары шерстяных носков из своих запасов. Соловей, наблюдая за действиями Ильи, смущаясь, вытащил из рюкзака домашние тапочки с помпончиками и дал два целлофановых пакета. Засунув ногу юноши в пакет, Илья надел на него тапочки и привязал их к ноге бечёвкой. Осмотрев своё сооружение, Илья довольно произнёс:

— До Потьмы дойдёшь, а там купим тебе обувку.

— Не дойдёт, — в пику ему сказал Соловей и выглянул наружу. Тут же ударила пулемётная очередь, а бетонные стенки отозвались барабанной дробью. Один дрон опустился ниже и принялся стрелять в проём. Стены брызнули отщёлкнутыми кусочками бетона, но Илья выставил наружу руку и полыхнул огнём. Дрон вспыхнул, а его обгорелые останки с шипением упали в снег.

— Придётся ждать темноты, — сказал Соловей, забираясь подальше, и вытащил из рюкзака спальный мешок. Забравшись в него с головой, Соловей беспечно закрыл глаза, намереваясь проспать до вечера. Илья вытащил свой спальный мешок и предложил незнакомцу: «Залезай». Когда юноша забрался, Илья снял с себя меховую куртку и тоже заполз в мешок. Выходило тесновато, но вскоре стало тепло. Юноша затих где-то под мышками, а Илья тревожно прислушивался к рокоту дронов. Вскоре и он заснул, убаюканный их ритмичной мелодией.

***

Илья испытывал странные ощущения: умиление, смущение и растерянность. Когда он проснулся, то обнаружил, что их новый знакомый, пригретый в спальном мешке Ильи, прижался к нему всем телом, положив голову на грудь, а руку закинул на шею. Вдобавок, нога юноши обхватила его ногу, словно они были любовниками. Такая «братская» любовь заставила Илью, кроме смущения, покраснеть, так как Соловей, давно уже поднявшийся, ехидно спросил, взирая на «сладкую» парочку:

— Чем вы там занимались целый день?

Илья принялся выбираться из мешка, чем разбудил юношу, который испуганно спросил: — Дроны?

— Вот, возьми, — сказал Соловей, протягивая юноше старые кирзовые сапоги, которые, видимо, нашёл в каком-то бараке. Юноша выбрался из спального мешка в своей хламиде, а потом принялся натягивать на ноги ссохшиеся сапоги. Илья невольно увидел, что у юноши под хламидой ничего нет и он совершенно голый. «Что за чёрт, — подумал Илья, — откуда он свалился на нашу голову». Он снял свой свитер, который связала ему мать, и сунул его юноше. Тот с благодарностью посмотрел на Илью своими большими глазами и прямо под хламидой изловчился одеть свитер. Рассматривая его бледные ноги, торчащие из кирзовых сапог, Илья снова полез в рюкзак и вытянул оттуда тёплые спортивные брюки, которые тоже отдал юноше. Пока юноша надевал брюки, отвернувшись от любопытных глаз, Илья спросил: — Как тебя звать?

Илье, показалось, что в его голове появились тараканы, которые изучают его мозг, а юноша, не мигая посмотрел на него и произнёс: — Иван!

— Откуда ты, Иван, — спросил Илья и юноша, после некоторых колебаний, произнёс: — Не помню.

— Иван Непомнящий, — хихикнул Соловей и приказал: — Поднимайте свои жопы и вперёд за мной!

Начало темнеть, но в небе уже проявилась бледная луна. Пока они дошли до конца посёлка Ударный, красное солнце скрылось за горизонтом, а впереди темнел молчаливый заснеженный лес. Сразу стало холодать, но маленький отряд, разгорячённый ходьбой, этого не заметил. Лес погрузился в сон, окутанный страхами, и неодобрительно стряхивал на головы путешественников снег с задетых веток. Иван Непомняший шагал посредине, ступая по следам Соловья, а Илья замыкал тройку.

Луна с наступлением темноты засветилась ярче, запутывая деревья призрачными тенями. Небольшой мороз заставил снег хрустеть под ногами с вкусным звуком, поощряя быструю ходьбу. Показались дома с тёмными глазницами окон, оставляя загадкой то, живёт там кто-либо или нет. Слева и справа от дороги потянулись остатки периметра зоны.

— Здесь сидели судьи и менты, — тихим голосом произнёс Соловей и сплюнул в сторону зоны. Они в полном молчании проследовали центральной улицей посёлка, казавшегося вымершим, так как ни одна собака не подала свой голос. Слева, на выходе из посёлка, они увидели ещё одну разрушенную зону, в которой, по сведениям Соловья, отбывали срок преступники-иностранцы. По выходу из посёлка дорогу совсем замело, видать здесь давно не ездил транспорт. Луна всплыла вверх и деревья вдоль дороги прятались в своей тени, где испуганный глаз легко находил леших и старичков-боровичков. Присмотревшись, глаза обнаруживали свою ошибку, но воображение уже дорисовало страшную картину того, чего не существовало.

Слева снежными горками ютились несколько разрушенных домов, отмечая место, где когда-то был посёлок Пионерский. Совсем рядом за ним оказался следующий посёлок, Сосновка, мимо которого прошли не останавливаясь. Из какого-то дома, далеко от дороги, длинной серой лентой струился к небу дым, говоря о том, что жизнь не покинула это место. Они не стали останавливаться, а шли дальше по едва заметной дороге, заросшей кустами и засыпанной снегом. Через пару километров, которые показались десятью, появился следующий посёлок, Молочница. Дорога резко поворачивала влево, не заходя в посёлок. Соловей объяснил, что это к лучшему, так как в посёлке находилась исправительная колония строгого режима, а местные, работающие в зоне – хуже собак и сдадут с потрохами за понюшку табака.

— Можем остановиться, переночевать или идём дальше, — предложил Соловей, рассматривая в сумраке лицо Ильи. Будь он сам, то шёл бы дальше, но, глядя на сморённого Ивана, Илья согласился на ночёвку. Они свернули от дороги вправо, на дорогу, ведущую в посёлок. Не успели дойти до первого дома, как увидели человека, курившего у забора.

— Куда путь держите, служивые? — спросил мужчина, подсвечивая своё лицо огоньком сигареты. Его острый взгляд не понравился Илье, а Соловей тихо прошептал: «Идите, я поговорю…» — а сам подошёл к мужчине и спросил: — Огоньку не найдётся?

Илья и Иван ушли на десяток шагов вперёд, когда увидели, как Соловей быстро их догоняет. Мужчина стоял, опираясь на забор, а потом медленно сполз в сугроб.

— Быстро, влево! — прошипел Соловей и первым нырнул между домами в сторону огородов. Илья не стал оглядываться, так как знал, что мужчина убит, но хотел, чтобы Иван об этом не догадывался. Соловей объяснил Илье, что нужно идти быстро, так как на них могут спустить собак, как только обнаружат тело. Страх подстегнул путешественников, поэтому подгонять никого не пришлось. Уже под утро, когда луна снова побледнела на фоне светлого неба, они добрались до Потьмы. Соловей повёл огородами и вышел к какому-то дому за высоким забором. Во дворе залаяла собака, извещая хозяина о ранних гостях. Видать, хозяин уже не спал, так как открыл заднюю калитку с топором в руках. Вряд ли он с утра рубил дрова, видимо, шёл с топором встречать гостей. Окинув взглядом пришедших, хозяин ехидно заметил: — Зачем столько ртов притащил? Красавчик не кормит?

— Прослышали о твоих пирогах, вот и напросились, — легко согласился Соловей, а атаман Кежай, как догадался Илья, распахнул калитку шире и произнёс: — Проходите, нечего понапрасну масть светить.

Овчарка бесновалась на цепи, но Кежай на неё цыкнул, и она обиженно заткнулась. Хозяин повёл в гостей дом. На невысоком крыльце стряхнули снег с ног и нырнули в раскрытые сени. Дверь в дом встретила приятным запахом сытности, а когда разделись, то увидели, как две молчаливые женщины накрывают стол. Кежай что-то шепнул молодой женщине, и она вручила Соловью и его компашке свежее бельё: белые кальсоны и просторные белые рубахи, а вдобавок – три больших махровых полотенца. Кежай отвёл их в натопленную баньку, словно ждал гостей с утра. Соловей и Илья быстро разделись, нырнули в парилку и сразу плеснули на каменку, поддавая жару. Выхлёстывая себя вениками, они потели на верхних полках, соревнуясь в выдержке. Соловей ехидно спросил у Ильи: — Что-то твой дружок застрял в предбаннике!

— Он такой же мой, как и твой, — парировал Илья и выглянул в предбанник.

— Что сидим? — спросил он у Ивана, который отмахнулся: — Я потом.

Соловей вопросительно уставился на Илью.

— Потом помоется, — сообщил он распаренному Соловью и объяснил: — У него, вероятно, какой-то дефект тела, вот и стесняется.

Когда они ополоснулись и выскочили в тесный предбанник, Иван юркнул в баню и закрыл дверь. Его не стали дожидаться, чтобы не смущать, а ушли в дом, где их ожидал готовый стол, который не блистал разносолами, предлагая солёные грузди, картошку и наваристый суп с какой-то дичью. В большой плетёной хлебнице горкой лежал домашний хлеб. За столом сидел заспанный белобрысый парень и Кежай. Хозяин вытащил квадратную бутылку и налил в стаканы самогон, шибанувший в ноздри. Белобрысому парню не налил, буркнув, как объяснение: «Мал ещё!»

— За знакомство! — произнёс Кежай и опрокинул стакан в рот. Когда закусили солёными груздями, Кежай придвинул к себе глубокую чашку с супом и спросил, пронзительно глядя на Илью:

— Соловья я знаю, а ты, чьих будешь?

— Я из Санкт-Петербурга, — ответил Илья, с наслаждением хлебая суп.

— Что же забыл в этих краях, аль по какой надобности? — спросил Кежай, поглядывая на Илью.

— Мать и отец в Сарове работают, — ответил Илья.

— Мать и отец, стало быть, работают, а ты в тати подался? — спросил Кежай, а Илья не знал, что ему ответить.

Соловей ответил вместо него: — Он Красавчику приглянулся, вот и оставили в живых.

— Даже так! — сказал Кежай и добавил: — Ну-ну!

В комнату зашёл раскрасневшийся Иван, и Илья взглядом показал на табуретку возле себя. Когда все доели суп, чашки забрала хозяйка и все наложили в тарелки картошки. Кежай налил стаканы, минуя своего сына и Ивана, и произнёс: — Чтобы дело не стояло, — после чего выпил и крякнул. Закусывая груздём, Кежай спросил, рассматривая Ивана: — А вьюноша, чей будет?

— Мой брат, — неожиданно выпалил Илья, а Соловей только посмотрел на него, но ничего не сказал. «Не объяснять же Кежаю, что Ивана нашли в лесу!» — подумал Илья, а Кежай с усмешкой спросил: — Что же ты брата не бережёшь? Обувка, вон, никакая, да и лапсердак в дырах.

— Обокрали нас на постое, — объяснил Илья, а Соловей ехидно добавил: — Не уважают нас в здешних местах.

Кежай и Соловей выпили ещё по стакану, а Илья отказался. После обеда Кежай увёл Соловья в другую комнату, чтобы поговорить, сообщив Илье: — Вы тут пока почаёвничайте.

Молодая хозяйка молча вынесла самовар, а на стол поставила стеклянные чашки с мёдом и вареньем из смородины и малины. Они успели выпить по паре чашек душистого чая из лесных трав, когда Соловей вернулся в комнату и сообщил: — Пошли спать.

За окном вовсю светило солнце, расцвечивая снег радужными блёстками, но они за ночь совсем умотались, да после застолья клонило ко сну, так что красоты зимы их не трогали. Сын Кежая отвёл их в какой-то сарай возле бани, который оказался не сараем, а однокомнатной избой. В комнате стояли две кровати, одну из которых занял Соловей, объявив Илье: — Вы на второй.

***

— Рассказывай! — снова потребовала Людмила, так как Маргина застыла на диване с закрытыми глазами.

— Тебе сообщить хорошее или плохое? — спросила Маргина, укладываясь полежать на спине. Людмила забралась ей на грудь, положив лапки на шею Маргины, и заглянула ей в глаза. Их выражение ей совсем не понравилось.

— Говори хорошее, — выбрала она и Маргина со вздохом сообщила: — Хороших новостей нет!

— Куда девался Руслан? — догадалась Людмила и со слезами на глазах спросила: — Он погиб?

— Нет, он не погиб, — успокоила её Маргина, вытирая ей мордочку рукой, и попыталась объяснить: — Руслан отравился на Перию.

— Это ты его послала? — недоумевала Людмила.

— Нет. Он по глупости повернул перстень Эрземии и отправился на Перию, — сказала Маргина. Она не стала говорить Людмиле, что в кошку её превратил Руслан, так как не понимала, зачем он это сделал. Если хотел оставить себе их общую димензиальную сеточку, то, по отношению к Людмиле, это жестоко с его стороны. В любом случае, пока всё не выясниться, не стоит рассказывать об этом Людмиле.

— Что ты собираешься делать? — спросила Людмила.

— Я вызову подкрепление, — ответила Маргина, отправляя свои симпоты в Атлантический океан.

Чтобы скрасить ожидание, Маргина принялась приводить квартиру в порядок. Людмила, убитая горем, осталась лежать на диване. Занятая работой, Маргина отвлеклась от мыслей о Руслане и тихо мурлыкала под нос какую-то мелодию, происхождение которой она не помнила, да и не хотела выяснять. Для неё оказалось неожиданностью, когда она в прихожей нос к носу столкнулась с Лилит. Удивлённо застыв на месте, Маргина смотрела на свою подругу и родственницу, как на привидение. Лилит, прищурив свои глаза, ехидно спросила:

— Разве не ты вызвала нас сюда?

— Вас? — удивилась Маргина, так как послала сообщение только Лилит. Перед ней возникла Морти с косой за спиной, а за ней оказалась Марико и её подобревший Тарас. Он тут же окинул орлиным взглядом квартиру и с пафосом прочитал:

— Наймиліше мені в світі – там, де я родився,

Там я зріс, пізнав там Бога, в школі там учився.

Деревце там кожне знаю, і дуби старії,

Там пізнав я дні веселі, літа молодії.

Там і рибка веселенька у річці гуляє,

А в садочку у вишневім соловей співає.

Село рідне, рідні ниви, я к я вас не бачу,

То я тужу і сумую, а часом заплачу.

Пусть стихи о родине Тараса были не к месту в городской квартире, но он попытался сквасить лицо, собираясь выдавить слезу, но не получилось. Марико с умилением дотрагивалась до каждой вещи в доме и проникновенно произнесла: — Нет ничего лучшего в мире, чем возвращение домой!

Морти сердечно обняла Маргину и доверительно прошептала на ушко: «Я по тебе соскучилась…» Маргина пустила слезу и расчувствовалась, отчего Морти растаяла, как мороженое в жару. Маргина снова прижала её к груди и тоже шепнула на ухо: «У меня есть хорошие новости для тебя, Морти».

— Ты где пропадала столько лет? — возмутилась Марико, тиская Маргину, а Тарас чмокнул её в щеку и душевно произнёс: — Здравствуйте, мама.

К Маргине продвинулся смущённый Сет, который, со своими кожаными крыльями, походил на откормленного и ощипанного петуха с мордой зверя. Он быстренько присосался к Маргине, обслюнявив её щеку, но она и ему была рада. Все прошли в зал. Марико, увидев Людмилу, восхищённо промолвила: — Какой красивый котик! Почему он такой печальный? Ты, что, его не кормишь?

Сет взял кошку на руки и принялся гладить, подозревая, что ему подарили товарища.

— Мама, ты меня не узнаёшь? — спросила Людмила печальным голосом, перепугав Сета. Марико, ошарашенная тем, что кошка говорит, удивлённо спросила Маргину: — Это, случайно, не Туманный Кот?

— Мама! Ты, что, совсем сбрендила!? — возмутилась Людмила и спросила: — Ты меня не узнала?

— Такой тебя узнать не просто, — ответила Марико и спросила у Маргины: — Дэда[33], что случилось? Как только ты появляешься, так сразу рушится окружающий мир!

— Чему же тут удивляться, ведь я для всех стандартная дура, — пошутила Маргина, вспомнив слова Эрземии, и вдруг услышала внутри себя чей-то знакомый голос: «Ты ошибаешься! Ты полная дура!» Маргина присела на диван, чтобы не упасть, так как этот голос навевал в памяти страшные ассоциации. Она так и не вспомнила, кому принадлежал голос, а Морти тревожно её спросила:

— Что с тобой случилось? У тебя что-то болит?

— Фантомная боль из прошлого, — пробурчала Маргина и подняла глаза. Все устремили на неё взгляды, и она поняла, что нужно рассказывать с самого начала.

— Всё началось с того, что я взорвала атомными бомбами Маскву и улетела на небо… — начала Маргина, а Марико сразу прервала её вопросом: — Кстати, зачем ты взорвала Маскву?

— Это не я, а Хутин…и Сатанаил …— продолжила Маргина, понимая, что некоторые вещи объяснить трудно. Она стала рассказывать о своём знакомстве с Анимо и его задании. Когда она рассказала, как попала в Женеву, её снова перебила Марико.

— Ты хочешь сказать, — спросила её Марико, — что двадцать лет летела к Анимо, а потом, посланная им, очутилась на Земле, в Женеве?

— Я ничего не знаю о временных сдвигах, — ответила Маргина, а Марико ехидно буркнула: — Я знаю о некоторых сдвигах моей мамы, но буду молчать.

Заметив, что на неё осуждающе смотрит Морти, она повернулась к Маргине и сказала: — Дэда, пожалуйста, продолжай свой рассказ.

Маргина снова принялась рассказывать, и её никто не прерывал до тех пор, пока она не сообщило о посещении Перии. Маргина рассказывала о семье Эрземии, когда Морти странно схватилась за голову, словно её что-то беспокоило.

— Морти, вспомни, как ты попала в наш мир? — неожиданно спросила Маргина, присев на корточки возле сидящей Морти.

— Я не помню … — ответила Морти, отводя свой взгляд, а потом задумчиво продолжила: — Мне кажется, что меня подобрал Лучезарный и Сатанаил на границе Света и Тьмы … они сказали мне, что я их сестра и мне судьбой назначено судить человеческие души… я чувствую склонность души к добру или злу…

Морти растерянно посмотрела на всех, а Маргина погладила её по голове и сказала:

— Твоё предназначение – управлять Вселенными и у тебя есть сестра и брат, а Лучезарный и Сатанаил не братья, а проходимцы, воспользовавшиеся твоей беспомощностью и принадлежащей тебе силой.

Маргина видела, что Морти её не совсем поняла, но решила поговорить с ней отдельно, поэтому продолжила рассказ о Перии, её обитателях и коллизиях их жизни.

— Дэда, а тебе это всё не приснилось? Может, ты проспала двадцать лет в укромном месте? — спросила Марико и мягко добавила: — Нам не нужны твои сказки, мы любим тебя в любом случае.

— Марико, перестань, — остановила Маргина свою дочь и рассказала о том, как она вернулась на Землю, и как пропал Руслан.

— Пропал не Руслан, — сказала Лилит, молчавшая до этого момента. Маргина повернулась к ней и удивлённо спросила: — Объясни?

— Попробуй Людмиле вернуть её облик, — предложила Лилит. Маргина попробовала, но не смогла, а Людмила возмущённо воскликнула: — Бабушка, мне больно!

— Не могу, — разочарованно ответила Маргина.

— И я не могу, — сказала Лилит, повернулась к Морти и спросила: — А ты сможешь?

Морти смущённо посмотрела на Людмилу, которая неожиданно вскрикнула и, вместо кошки, приняла свой прежний вид. Людмила крутонулась на пятке и чуть не задушила Морти: — Спасибо Мотя, как я тебя люблю! Ты самая крутая и я твой фанат!

— А что же с Русланом? — спросила Маргина у Лилит.

— С перстнем Эрземии был не Руслан, — уверенно произнесла Лилит и спросила у ошалевшей от радости Людмилы: — Когда вы с Русланом последний раз занимались сексом?

Людмила покраснела, как рак в кастрюле, и растерянно спросила: — К чему вы клоните?

— Когда вы с Русланом последний раз занимались сексом? — снова спросила Лилит, пристально глядя Людмиле в глаза. Маргина хотела заглянуть внучке в голову, но та закрылась, как сейф федерального резервного банка в Нью-Йорке. Понимая, что ей от вопроса не увильнуть, Людмила обречённо сообщила: — Перед тем, как мы покинули Женеву и улетели в Саров.

— Морти, ты забирала душу Руслана? — спросила она у Морти и та удивлённо ответила: — Нет, я бы никогда не смогла это сделать.

— Я не вижу Руслана среди живых, но его нет и среди мёртвых, — сказала Лилит, а её печальное лицо почернело.

— Ты хочешь сказать, что в Сарове я была не с Русланом? — спросила Людмила и сама поняла, что так. Она не могла и подумать, что живёт с кем-то другим, и считала, что Руслан повзрослел и изменился. Внезапно её осенила другая неожиданная мысль, и Людмила обвела всех глазами.

— А где Илья? — спросила она.

— Как, где? — удивилась Марико и возмущённо воскликнула: — Он же отправился к тебе? Я сама перенесла его в Муром.

Людмила застыла на месте, поражённая услышанным, и удивлённо спросила: — Зачем ему Муром?

— Он хотел исследовать исторические места, — парировала Марико, так как внук, как и она, избрал любимым делом историческую науку, что ей неимоверно льстило.

— В данный момент наш внук исследует какую-то девушку, — хмыкнула Лилит, а Людмила успокоилась и тихо спросила у неё: — Так, где же Руслан?

— Мне самой хочется знать, куда он пропал, — задумчиво ответила Лилит, а Маргина подошла к ней и сказала: — Ты знаешь, в том Руслане, который был в Сарове, я не заметила никакой фальши.

Лилит на её слова ничего не ответила, только напряжённо нахмурила брови, то ли собирая мысли по глифомах, то ли соображая, как найти исчезнувшего сына.

***

Лилит ошибалась – в это время Илья был не с девушкой, а Иваном Непомнящим, который, как и в предыдущую ночь, раскинулся на кровати, словно спал один. Илья подозревал, что новый знакомый рос в семье маменькиным сынком и, вероятнее всего, был единственным ребёнком. Илья не верил в то, что Иван ничего не помнит из своего прошлого. Ему казалось, что их новый знакомый по какой-то причине недоговаривает всего. «Видимо, у него есть какая-то личная тайна», — рассуждал Илья, разбуженный тем, что Иван снова закинул на него ноги. Бороться с этим бесполезно, так как, оттолкнув одну ногу, Илья был придавлен второй, а вдобавок Иван закинул на него руку. Правда, если не обращать на это внимание, то можно и уснуть, что Илья и сделал.

Пробуждение оказалось неожиданным, так как Илью тормошил Соловей. Он прижал палец к губам и поманил за собой пальцем. Илья надел штаны и натянул рубаху, а сверху накинул куртку, после чего вышел во двор.

— Я ухожу в ночь, а ты с Иваном остаёшься, — сказал ему Соловей.

— Ты уходишь один? — спросил Илья, не понимая причину, по которой Соловей их оставляет.

— Я ухожу с сыном Кежая, ты его видел за столом, — ответил Соловей и объяснил: — Тебя оставляю заложником у Кежая, а его сын, заложник у Красавчика. Так мы решили.

Илья расстроился оттого, что никто с ним не советовался, хочет ли он остаться здесь или нет. «Сбегу, — подумал он, — только нужно, чтобы Соловей забрал с собой Ивана Непомнящего. Он сказал об этом своему другу, но Соловей отрицательно помахал головой.

— Ты назвал его своим братом, а Кежай хочет адекватный обмен, — разъяснил Соловей.

— Разве я не стою его сына? — возмутился Илья, а Соловей положил ему руку на плечо и произнёс: — Он отдаёт родного сына, а для Красавчика ты – никто. Ты стоишь намного больше, только Кежай об этом не знает, а я ему не рассказал, — прошептал Соловей и добавил: — Если что-то случится, ты со своим умением выкрутишься

Соловей был прав, и Илья вынуждено с ним согласился. Они обнялись на дорогу, а потом Соловей постучал в окно дома, из которого вышел сын Кежая. Сам хозяин его не провожал, чтобы не дать слабину перед чужими. Илья вернулся в сарай, где они проживали и сообщил Ивану, что они остаются вдвоём. Сообщение Ильи его ничуть не расстроило, а, кажется, даже порадовало. «Хоть поспим на отдельных кроватях», — подумал Илья. Правда, спать не хотелось, так как они и так провалялись весь день, а заняться ночью нечем. От нечего делать, Илья включил коммуникатор и позвонил матери. Увидев его, Людмила радостно хлопнула ладошками и спросила:

— Ты где пропал? Мы сбились тебя искать?

— Со мной всё в порядке, — ответил Илья, заметив то, что мама находится в санкт-петербургской квартире, а её окружают куча бабушек, но нет отца. Это его немного озадачило, и Илья спросил: — А где отец?

— Отец в командировке, — поспешно ответила мама, и перевела разговор на другую тему: — Как зовут твою подругу?

— Ваня, — машинально ответил Илья и снова спросил: — В какой командировке?

— Он в Цюрихе, — ответила мама, но Илья сразу понял, что она врёт. Поэтому спросил о самом главном: — Он живой?

— Конечно, живой! — уверенно сказала бабушка Лилит и заинтересованно спросила, разглядывая за спиной Ильи его спутника: — Вы давно с … Ваней?

— Несколько дней, — ответил Илья, и тут в разговор влезла бабушка Марико, которая эмоционально начала расспрашивать его о Муроме и об окрестных церквях. Они тут же затеяли научный спор о житии Муромских святых, князя Петра и княгини Февронии. Марико стала доказывать, что рассказы о змее, домогавшегося Февронии – сказки. В спор тут же влезла Лилит и сообщила: — Какая же это сказка, если в образе змея княгиню посещал сам Сатанаил!

Марико и Лилит, забыв о внуке, принялись спорить между собой, и Илья решил попрощаться:

— Я вам ещё позвоню!

— Звони, Илюша! — хором ответили бабушки, не прекращая спорить, а Илья помахал рукой и отключил коммуникатор на пальце.

— Тебя любит твоя семья, — произнёс Иван, и в его голосе послышалось лёгкая зависть, а ещё сожаление, отчего Илья понял, что у него не всё в порядке в семье. «Иван, видимо, сбежал из дома!» — догадался Илья и понял, почему он так ластится к нему. «Он считает меня своим старшим братом!» — сделал заключения Илья и тепло посмотрел на Ивана. Его умозаключения прервал Кежай, который без стука заглянул в дверь и приказал:

— Через десять минут пойдёте со мной, одевайтесь!

Он бросил на кровать большой узел и вышел из их комнаты. Развязав узел, Илья увидел пару выглаженных костюмов и два кожаных полушубка, которые, вероятно, им придётся одеть. Размеры, оказалось, были подобраны и Илья стал быстро одеваться. Иван ещё мялся и Илья его поторопил: — Одевайся, Кежай ждать не будет!

Иван быстро разделся до кальсон, отворачиваясь от Ильи, и натянул на себя костюм, который выглядел на нём, как на бабе, чересчур гламурно. Они одели полушубки, и вышли на улицу. Кежай уже ждал и коротко бросил:

— Пошли!

Они двигались по посёлку, петляя, словно заметая за собой следы. Тёмные дома напоминали Илье вымершие деревни, которые они проходили по пути в Потьму, но дворовые овчарки, неистово лающие на ночных гостей, говорили о том, что здесь кто-то живёт. Вскоре они оказались в каком-то тупике, возле большого приземлённого деревянного дома, во всех окон которого колебался неяркий свет. Над заснеженным входом в дом висела одинокая лампочка, которая освещала своим тусклым светом вывеску с неровными буквами в два ряда «Харчевня в Потьме». Кежай потянул на себя дверь, заходя внутрь, а Илья и Иван последовали за ним. В нос ударило перегаром и сомнительным запахом пищи. Если судить по освещению внутри заведения, то красноречивое название харчевни означало не город, а отсутствие света в забегаловке. Сидящие за ближайшими от входа столиками обернулись на вошедших людей, но быстро отвели глаза в сторону.

Видимо, Кежай был не тем посетителем, которому здесь рады. Все столики оказались заняты, но к Кежаю уже бежал низкорослый и лысый хозяин. Испуганно улыбаясь, он повёл Кежая за собой к только что вынесенному столику, который уже накрывали, на две персоны. Кежай сел, а Илья и Иван благоразумно стали позади него, полагая, что стол накрывали не для них. Хозяин поставил на стол литровую бутыль с самогоном, а официанты вынесли незамысловатую местную закуску: грузди и картошку. Кежай налил себе стакан и выпил до дна, закусывая груздём, потом умял пару кусков картошки. Откинувшись на стул, он внимательно изучал посетителей, которые предпочли спрятать глаза в стаканы и тарелки.

Внезапно в помещении стало тесно, так как в зал ввалился с десяток мужчин в камуфляжной форме, вооружённых автоматами. Между ними протиснулся длинный и худой мужчина в пальто и лисьей шапке и направился к столику Кежая. Он без спроса сел на стул и налил себе водки в стакан, который легко опрокинул в горло, даже не занюхивая.

— Я слушаю тебя, Кежай, — сказал он, выпучив на атамана водянистые глаза.

— Лодарев, ты на зеках наживаешься, сука, а не заплатил за прошлый месяц, — спокойно сказал Кежай, не обращая внимания на людей с оружием. Взглянув на наглого Лодарева, он добавил: — За каждый день пеня два процента.

—Ты, Кежай, не залупайся, за мной Тёмная зона стоит, а ты, мурран, знай своё место, — сказал Лодарев, встал из-за стола и пошёл к двери, бросив на ходу одному мордатому бугаю с автоматом: — Вирясов, разберись!

Вирясов передёрнул затвор и с мерзкой улыбкой нацелил автомат на Кежая. Неожиданно для всех, Илья выбросил руку и Вирясов, объятый огнём, завопил не своим голосом. Остальные бойцы не успели поднять автоматы, так как они вырвались из рук и упали на землю перед столиком Кежая. Лодарев, поражённый больше всех, застыл на месте, опасаясь, что его тоже зажгут. Кто-то догадался набросить на Вирясова какую-то мешковину и тот упал на пол, потеряв сознание. Кежай поднялся, подошёл к Лодареву и металлическим голосом произнёс:

— За это заплатишь вдвойне! Завтра!

Они вышли на улицу и прошли несколько шагов. Кежай обернулся к Илье, идущему за ним, и произнёс:

— А ты молодец!

Илья знал, что он молодец, только не понимал, кто забрал оружие у бойцов Лодарева, так как точно знал, что сам этого не делал.

***

Не договорившись ни о чём, Лилит ушла к себе домой, забрав Сета, чтобы не мешался под ногами, а Людмила разговорилась с родителями, так как давно их не видела. Маргина задержала Морти, которая жила у Лилит, чтобы более детально описать то, что она видела на Перии, и рассказать ей о брате Дееземине и сестре Эрзимии.

— Эрземия? Так её зовут? — переспросила Морти.

— Да, — подтвердила Маргина и с улыбкой сообщила: — Тебя там называют Мортиземия.

Морти прошептала про себя несколько раз своё новое-старое имя, но не определила своего отношения к нему.

— Почему ты покинула Перию? — спросила её Маргина, но Морти неуверенно ответила: — Я не помню тот периода времени.

— Мне кажется, что это связано с Саатземином, — сказала Маргина, а Морти от её слов неожиданно затряслась. Маргина прижала её к себе и успокоила: — Не бойся, твой брат, Дееземин, заключил Саатземина в яйцо.

— В какое яйцо? — не поняла Морти и Маргина объяснила: — В каменное, чтобы не брыкался.

Она посмотрела Морти прямо в глаза и тихо её спросила: — Мотя, ты мне доверяешь?

Морти ей кивнула, а Маргина попросила: — Тогда пусти меня в свои глифомы, я узнаю правду и помогу тебе и твоей сестре, так как ваша тайна, как мне кажется, общая.

— Я тебя пущу, — после некоторых раздумий сказала Морти и попросила: — Только я не хочу погружаться в своё прошлое.

— Договорились, — сказала Маргина и запустила свои симпоты в глифомы Морти.

«Мортиземию разбудил чей-то весёлый смех, и она поднялась, чтобы узнать, не вернулся ли отец, Кеерземин, так как она давно его не видела. На улице ещё был день и есть время поиграть с отцом. Когда подошла ближе к залу, то расслышала, что голос принадлежит Саатземину и нахмурилась. Ей не нравилось, что он ежедневно посещает их дом и приводит своего сына, противного Уреземина. Дееземин, её брат, и Уреземин уходят вместе на речку, где строят крепости и лодки, разыгрывая сражения, а Мортиземии приходится сидеть одной, так как мальчишки не берут её в свои игры.

Она подошла поближе, надеясь на то, что отец вернулся, но в зале разговаривал только Саатземин и Аирземия, её мать. Она не увидела их, окидывая взглядом зал, только слышала, как её мать восторженно восклицала: «Ещё, Саатземин, ещё!» Саатземин рычал что-то в ответ, а Мортиземия удивлённо подумала: «Что они делают?» Ничего не понимая, она обошла диван и увидела, что они совокупляются на полу. Мортиземия поняла, что происходить, но не могла это принять, и только стояла, разинув рот, не зная, что сказать. Саатземин натужно выкрикнул, изгибаясь всем телом, а голая мать обхватила его руками и прижимала к себе. Мортиземия увидела, как бычьи глаза Саатземина уставились на неё, а сам он по-прежнему с громким криком совокуплялся с матерью.

Мортиземия не могла этого видеть и бросилась в сад, а ей вслед неслись стоны Аирземии. Она затаилась в кустах недалеко от берега, не смея возвращаться домой. Ра спрятался за горизонтом, и наступили сумерки. Мортиземия решила, что лучше уйти в свою комнату и там дождаться отца. Стоило ей пройти несколько шагов, как она наткнулась на Саатземина.

— Попалась! — зловеще произнёс он, и тут Мортиземия услышала голос Уреземина, идущего от берега в сторону дома. Ему что-то отвечал Дееземин.

— Будешь за мной подглядывать, я расправлюсь с тобой и твоим отцом! — грозно произнёс Саатземин и оттолкнул её в кусты, а сам пошёл на голос Уреземина. Мортиземия стремглав понеслась подальше от дома, преследуемая страхом, более сильным, чем страх темноты и одиночества. Она знала, что по её лицу отец определит, что что-то случилось, и её придётся всё рассказать. Об этом обязательно узнает Саатземин и убьёт её и отца. Чтобы её не смогли найти, она заглушила все мысли и захлопнулась в димензиальный кокон.

Над собой Мортиземия заметила стаю чаек, несущихся в сторону мыса Пасть, поэтому подпрыгнула и унеслась в небо, распавшись на десяток вновь появившихся чаек. Таким способом её никто не заметит, и она осторожно бросила взгляд вниз. Дом остался сзади, а впереди поднимались обрывистые склоны гор Головы. Так называлась это неуютная местность, весьма похожая с высоты на голову крокодила. Вершины гор белели шапками снега, сползая по крутым склонам ледниками и разбиваясь на многочисленные ручейки, бегущие к Первичному океану. Мортиземия собиралась затеряться в этих суровых местах, надеясь на то, что здесь её никто искать не будет.

Чайки легко преодолели горную цепь и вырвались к побережью, направляясь к самому дальнему мысу Нос. Мортиземия не стала лететь с ними, а повернула свою стаю в то место, где у настоящего крокодила находились зубы. К её неудовольствию данное место тоже казалось негостеприимным и открытым, поэтому она опустилась ниже. Зубы, как и настоящие, оказались огромными провалами до самой воды, а на его отвесных стенках вряд ли какая птица осмелиться свить гнездо. Мортиземия направила своих чаек туда, где должна была быть глотка и увидела, что Боохземин, сооружая этот остров, словно в насмешку, сделал отверстие, уходящее глубоко внутрь. Мортиземия не стала собираться, а летела дальше в тёмную каменную глотку, пока не заметила, что огромный каменный туннель расходится в две стороны.

Она опустила свою стаю вниз и собралась в человеческую фигуру, хотя этому месту больше подходил вид какого-нибудь страшного чудовища. Стенки туннеля, ощупанные симпотами, оказались гладкими, словно их кто-то специально шлифовал. Вокруг царила кромешная темнота, но Мортиземии свет не нужен, так же, как и тепло, о котором здесь мечтать не приходилось. Главное достоинство этого места – отсутствие кого-либо и тишина, позволяющая погрузиться в себя или посещать свои миры, сосредоточившись на перстне с Вселенными.

Мортиземия ещё раз проверила свою димензиальную сеточку, чтобы та не фонила, и пошла вправо. Ей долго пришлось идти по прямому и круглому каналу, пока он не стал раздваиваться. Мортиземия снова свернула вправо и долго шла, наблюдая, как в разные стороны отходят ответвления. Свернув в один туннель, Мортиземия опять увидела кучу ответвления и нырнула в первый попавший. Через некоторое время Мортиземия оказалась в большой камере с большими шарообразными углублениями по всей поверхности.

«Этот интерьер что-то напоминает?!» — подумала она и вспомнила: «Бронхи! Боохземин, не мудрствуя лукаво, изобразил остров, повторяя внутренности Фиитземии!» Бронхиальная каморка оказалась удобной и Мортиземия остановилась в ней, чтобы подумать. Последние происшествия требовали размышлений, так как Мортиземия не знала, что ей в дальнейшем предпринять. Если она расскажет всё отцу, то их семья разрушится, а если не расскажет, то отец догадается по её лицу, что что-то случилось и ей придётся рассказать. Она не могла винить свою мать, но понимала и то, что не сможет смотреть ей в глаза. Больше всего пугало то, что Саатземин может убить её и Кеерземина, её отца. В любом случае домой ей не следует возвращаться. Мортиземия пристроилась в одном углублении и заснула. Разбудил её странный шорох в темноте. «Меня нашёл Саатземин!» — испуганно подумала Мортиземия и замерла на месте, чтобы он её не обнаружил.

— Жертвенный младенец! — произнёс кто-то тихим зловещим голосом, и Мортиземия с ужасом почувствовала, как чьи-то длинные и холодные пальцы дотронулись до её лица. Она закричала от ужаса и услышала отражение тысячи голосов, вопящих, что есть мочи».

***

По приходу домой Кежай отпустил их и Илья отправился в свой сарай. Днём они выспались, и ложиться ничуть не хотелось. За окном была ночь, а Кежай, стоило им раздеться, выключил электричество. «Экономит на святом, гад!» — беззлобно подумал Илья и завалился на кровать. В потёмках почувствовал, как Иван заполз под одеяло и прижался к нему. Кровать, на которой спал Соловей, была свободна, и Илья напомнил об этом Ивану. Кажется, что его слова никто не услышал, так как Иван по-прежнему прижимался к нему.

— Ваня, вторая кровать свободна и ты можешь на ней спать! — ещё раз напомнил Илья твёрдым голосом, но добился того, что Иван буркнул: «Вдвоём теплее!» — и повернулся к нему спиной. «Что же он так привязался ко мне?!» — подумал Илья, размышляя о том, как поступить с Иваном: быть с ним строже или пожалеть несчастного юношу, покинувшего свою семью. Так ничего не решив, Илья отвернулся к стенке и незаметно заснул.

Когда он проснулся утром, то его ждал обычный сюрприз: Иван, как всегда, задрал на него ноги и сопел в ухо, обняв его рукой. С этим нужно было что-то решать, поэтому Илья выбрался из-под одеяла, а потом перенёс спящего Ивана на другую постель. Прикрыв его одеялом, Илья вышел на улицу, чтобы сделать гимнастику и увидел огромные чурки возле забора, где Кежай колол дрова. Чтобы не тратить время зря, Илья схватил топор и принялся раскалывать чурки, чуть-чуть помогая себе волшебством: полено, отскакивая от топора, аккуратно ложилось в поленницу.

— Ловко работаешь! — неожиданно услышал Илья и, обернувшись, увидел Кежая.

— Завтрак на столе, — сказал Кежай, а сам направился к калитке. Илья не стал спрашивать, куда он идёт, а отправился в свой сарай и разбудил Ивана. Проснувшийся Иван, рассматривая кровать, на которой он очутился, как-то странно спросил у Ильи: — Ты перенёс меня на руках?

— На граблях, — ответил Илья на нелепый вопрос и добавил: — Нас ждут на завтрак.

Когда они появились в доме, то там уже хозяйствовали две женщины, одну из которых звали Маша, а вторую именовали Даша. Илья не знал, кем они приходятся Кежаю, и предполагал, что старшая, Маша, его жена, а Даша приходится ему дочерью. В отсутствие хозяина женщины разговорились, и оказалось, что они обе – жены Кежая. Несмотря на своё удивление, Илья подумал, что у Кежая губа не дура, раз отхватил таких красавиц. «Видимо, у мордвы так принято!» — решил Илья, поставив себе задачу разузнать об этом подробнее, и навести исторические справки в отношении местных обычаев.

— А вы с Ваней женаты? — спросила Маша, с улыбкой поглядывая на Илью и Ивана. Илья пил чай и поперхнулся, так как ехидная Маша вкладывала в слова совсем другой смысл. Вытирая лицо, он возмущённо произнёс: — Нет, мы холостые!

— Ну-ну, — сказала Маша, а Даша как-то странно хихикнула, поглядывая на Ивана. «Заметили!» — подумал Илья и решил, что поведение Ивана недопустимо – нельзя ластиться к нему при людях, а то подумают, черт знает что. «Уже подумали!» — подсказало сознание, и Илья покраснел, как переспелый помидор, чем доставил жёнам Кежая явное удовольствие. После завтрака Илья решил, что стоит ознакомиться с Потьмой, раз судьба занесла их сюда. Они вышли из дома и переулками выбрались на центральную улицу, которая называлась Школьная, но, как потом выяснил Илья, её следовало назвать Лагерной или Тюремной, так как по одной стороне находилась действующая пересыльная тюрьма, а на второй – исправительная колония с номером восемнадцать. Они зашли в продуктовый магазин с экзотическим названием «Дельфин», где Иван долго рассматривал товары, точно видел их в первый раз. «Из какой глуши он выбрался?!» — с сочувствием подумал Илья и купил ему шоколадку «Сормово». Иван шоколадку взял, но есть не стал, а долго рассматривал и нюхал.

Они миновали общественную баню и увидели пересылочную тюрьму, а рядом, на другой стороне улицы, исправительную колонию с вышками по углам. Илья долго объяснял Ване смысл заключения людей в колонию строгого режима, пока в шутку не сообщил, что за колючей проволокой содержат таких, как Лодарев или их знакомый Кежай. Ваня нашёл, что Кежаю место подходит, чем весьма насмешил Илью. Нужно сказать, что улицы Потьмы не очень многолюдные и только на рынке царило оживление, видимо, этот день был базарным. Они побродили по рынку, и оказалось, что их уже знают в посёлке, так как бросали на них пытливые взгляды. Ванька остановился возле тента с женской одеждой и долго щупал ярко-красное платье. Илья подумал, что у Ваньки есть взрослая сестра и купил ему платье, чем привёл его в дикий восторг. Когда Илья расплатился с продавцом, Иван взял сторублёвую купюру и долго её рассматривал.

— За эту бумажку можно купить всё? — спросил он у Ильи, который подтвердил слова Ивана. К удивлению Ильи, Иван запустил руку в карман своей кожанки и вытащил оттуда толстую пачку сторублёвых купюр.

— Откуда они у тебя, — удивился Илья и строго приказал: — Спрячь, а то своруют.

— Это тебе, за платье, — упрямо сказал Иван, протягивая ему пачку. Чтобы не спорить на людях, Илья засунул пачку во внутренний карман, собираясь дома, у Кежая, сделать допрос с пристрастием и узнать, откуда у его «брата» такие деньги. На доме культуры висела афиша на вечерний сеанс кино. Содержание фильма несложно было узнать из названия: «Наши не сдаются», но сложно объяснить Ивану, который, как оказалось, никогда не видел кино. Илья не мог обещать, что сводит его вечером, так у Кежая другое расписание, которое он с ними не согласовывал. Храм Покрова Пресвятой Богородицы не впечатлил Ваню, видимо, в его семье молились другим богам, или он был атеистом и безбожником.

Они зашли в торговый центр напротив храма, и Иван снова застрял возле вешалок с платьями. Илья решил, что пусть побалует свою сестру, поэтому оставил его с продавщицами, а сам зашёл в бар и выпил кружку пива. С хорошим настроением он возвратился в отдел с платьями и оторопел. В зелёном длинном платье с блестками стоял Иван, в окружении хихикающих продавщиц. В платье Иван выглядел сногсшибательно и никто бы не сказал, что он мужик. Несмотря на это, Илья покраснел, как вареный рак, сделал сердитое лицо и приказал:

— Немедленно раздевайся!

Продавщицы в стороне укатывались от смеха, украдкой бросая завистливые взгляды на Ваню, вероятно, завидуя его красоте, которая попала не по назначению. Илья затянул Ивана в примерочную и зашипел: — Как ты додумался надеть на себя такое?

— Разве нельзя? — наивно спросил Иван, а Илья ответил вопросом: — Ты же не голубой?

По дурацкому виду Ивана он сразу понял, что тот не знает значение этого слова и Илье пришлось объяснить его смысл. Закончив рассказывать, Илья, для убеждения в том, что его поняли, снова спросил у Ивана:

— Ты же не голубой?

— Голубой, — ответил Иван, и разгневанный Илья выскочил из примерочной, бросив напоследок: — Сними с себя платье или я сдеру его сам!

Когда Иван вылез из примерочной, продавщица с улыбкой спросила: — Платье брать будете? — а для убедительности сообщила Ване: — Оно вам идёт!

Илья взял пакет с платьем и вытащил несколько сотенных купюр, которые дал ему Иван. Девушка пробила чек и забрала деньги, а Илья застыл на месте – в отличие от кассирши, он заметил, что купюры имеют одинаковые номера. «Фальшивые!» — ужаснула Илью мысль, как будто его деньги, полученные на житьё от разбойника Соловья, намного чище и законнее.

***

Маргина вздрогнула, так как почувствовала ужас, который испытывала Морти, и нечаянно выдернула свои симпоты из её глифом. Морти открыла глаза и удивлённо уставилась на неё.

— Что случилось? — спросила она, рассматривая испуганное лицо Маргины.

— Твои воспоминания похлеще триллера, — сказала Маргина, разглаживая ладонями лицо.

— Я тебя предупреждала, — равнодушно сказала Морти, словно её это не касалось, и спросила: — Будешь продолжать?

— Непременно! — бодро ответила Маргина, а Морти ответила: — Тогда я посплю.

Маргина с опаской сунула свои симпоты в глифомы Морти, отыскивая эпизод её жизни, который так её напугал.

«— Жертвенный младенец! — произнёс кто-то тихим зловещим голосом, и Мортиземия с ужасом почувствовала, как чьи-то длинные и холодные пальцы дотронулись до её лица», — нашла эпизод Маргина и погрузилась в воспоминания: «Мортиземии закричала от ужаса и услышала отражение тысячи голосов, вопящих, что есть мочи. Её прервал тот же тихий голос, который прошипел:

— Не ори, мы здесь одни.

«Мне от этого не легче!» — подумала Мортиземия и воспользовалась, наконец, своими симпотами. Перед ней находился неизвестный анимо и она опешила. Мортиземия знала всех анимо на Перии, но этот загадочный анимо, живущий в пещере, был ей не знаком.

— Кто ты? — спросила Мортиземия, не чувствуя к этому анимо страха, так как он был не Саатземин, которого она боялась.

— Я тот, кто проведёт тебя сквозь огонь, — с пафосом ответил анимо. Мортиземия показались странными его речи, но она всё равно его не боялась, поэтому спросила:

— Как мне тебя называть?

— Моё имя Неоземин и я повелеваю огнём, — ответил анимо, а Мортиземия подумала, что новый её знакомый немного не в себе.

— Покажи мне свою Вселенную, — сказала она, хотя ей следовало спросить по-другому: «Покажи мне свою Вселенную, и я скажу, кто ты!» Неоземин протянул руку, и Мортиземия увидела ярко-красный огонёк. Взглянув на Вселенную, она увидела только пламя, которое бушевало всюду. Отправив в перстень симпоты, Мортиземия обнаружила, что Вселенная так и осталась плазмой, и никакие процессы звездотворения не происходят. «Почему?» — подумала она, а Неоземин, словно прочитал её мысли, так как нервно повторял:

— Нужно принести в жертву младенца, … нужно принести в жертву младенца…

«Да он безумен!» — подумала Морти и примирительно сказала: — Не нужна никакая жертва, я тебе помогу.

Она взяла руку Неоземина, и тот послушно позволил ей снять его перстень. Мортиземия надела его себе на палец и запустила свои симпоты в перстень. Закрутив вихрями плазму, она подобрала параметры Вселенной, чтобы протоны и электроны собирались в ядра атомов водорода и гелия. Прокрутив Вселенную на тысячи лет вперёд, Мортиземия снова установила параметры космоса. Отдельные атомы скапливались в неоднородностях Вселенной, а потом стали собираться в отдельные скопления протогалактик. Неоземин, заглянув в перстень, увидел светящиеся бляшки галактик и зачарованно смотрел на них, точно на чудо. Мортиземия отдала перстень Неоземину и сказала:

— Твоя Вселенная ожила и не нужно никакого младенца. Будем с тобой заниматься каждый день, и ты научишься ей управлять. А сейчас, с твоего позволения, я хочу поспать, — закончила Мортиземия и улеглась в углубление.

— Я буду тебя охранять! — пообещал Неоземин, не отрывая восхищённого взгляда от своего перстня.

Мортиземия проснулась от громкого храпа. Отправив свои симпоты, она увидела, что Неоземин, который обещал её охранять, спит без задних ног, да ещё и громогласно храпит, резонируя во всех углублениях. Она не стала его будить, а отправилась в путешествие по пещерам острова, полагая, что время у неё есть и ей никто не мешает. Прогуливаясь по бронхам и бронхиолам, она услышала странные удары, точно огромное сердце бухает под ногами. Опустив симпоты вниз, Мортиземия засмеялась, так как вместо сердца у острова Благоденствия бился в огромной камере гейзер горячей воды. Послушав немного его ритмичный стук, она поднялась в пасть острова и повернула в пищевод, который оказался прямым и длинным каналом. По идее, этот ход должен был закончиться в желудке.

Пустив симпоты вперёд, Мортиземия обнаружила огромную полость, которую она тут же обозвала Пузом. Когда Мортиземия там очутилась, то увидела над собой далёкий потолок, который подсвечивался снизу каким-то колыхающимся огнём. Симпоты просматривали впереди неровную и каменистую поверхность, напоминающую длинный склон, усыпанный осколками скал. Казалось, что купол играючи пулял вниз огромные валуны, разбивая их на куски. Чем ближе она подходила к светлому пятну по центру купола, тем больше и отвратительней пахло серой. Когда Мортиземия поднялась на вершину длинного бугра, то оказалась возле огромного озера кипящей лавы, которая полыхала в темноте жёлтым ярким пламенем. «Вот это желудок, всё перетравит!» — с некоторым восхищением воскликнула Мортиземия и присела недалеко от берега, наблюдая за огненными танцами лавы.

Внезапно ей на плечо опустилась чья-то холодная рука. Мортиземия вздрогнула, так как её симпоты никого не видели, а голос за спиной произнёс:

— Жертвенный младенец! Я едва тебя нашёл! Сейчас уже каждый день?

«Какой «каждый день»?» — не поняла Мортизамия, а потом вспомнила, что обещала заниматься с Неоземином каждый день. Подумав, что в подземелье «каждый день» может быть и сейчас, она погрузила свои симпоты в голову Неоземина.

— Щекотно, — как ребёнок, засмеялся Неоземин, а Мортиземия строго наказала: — Терпи!

Она стала направлять симпоты Неоземина в его Вселенную и учила искусству выращивания галактик. Когда он немного научился, то Мортиземия в качестве бонуса зажгла пару сверхновых звёзд, чтобы создать элементы, сложнее водорода и гелия. Она научила его передвигаться по времени, чтобы можно было корректировать результаты. К её удивлению, Неоземин учился с удовольствием и быстро. Мортиземия подумала, что он с детства немного запущенный и спросила у него, кто его отец.

— У меня нет отца, — ответил Неоземин, не отрываясь от своей Вселенной. Мортиземия, чтобы уточнить, спросила у него: — Как звали твою мать?



— У меня не было матери, — ответил Неоземин, по-прежнему погружённый в строительство своей Вселенной.

— Разве Фиитземия не твоя мама? — допытывалась Мортиземия.

— Жертвенный младенец! Фиитземия жертвенный младенец! — несколько раз повторил Неоземин, уставившись на огненную кипящую магму.

— Ты хотел принести в жертву Фиитземию? — догадалась Мортиземия, а Неоземин удовлетворённо кивнул головой.

— Кто сказал тебе так сделать? — допытывалась Мортиземия, а Неоземин разволновался, вскочил и воскликнул: — Он сказал, что принёс жертвенного младенца ради науки.

— Кто это сказал? — допытывалась Мортиземия, а Неоземин стал прыгать возле кромки огненного озера и возбуждённо воскликнул:

— Мой брат Боохземин! Мой брат! Мой брат!

Мортиземия поняла, что Боохземин и Неоземин появились вместе, только один из них не получился, вернее, был недоразвит. Боохземин не занимался его воспитанием, а, учитывая то, какими они получились, создал нового анимо, Фиитземию. Её, ещё маленькой, Неоземин чуть не сбросил в кипящую лаву, предполагая, что он совершает жертвоприношение. Боохземин говорил о том, что создавая двух анимо, в жертву науке принесли младенца. В качестве младенца он, вероятно, подразумевал своего брата, Неоземина. Последний вложил в его слова другой смысл. Оставалось неясно, почему никому нет дела до Неоземина.

Рассматривая грубые черты его бородатого лица, и огромное нескладное голое тело, Мортиземия решила отправить свои симпоты в Неоземина и только тогда её осенило! Он не светится и его нельзя обнаружить! Если знаешь место, где находится Неоземин, то только тогда можно до него дотронуться симпотами, в ином случае он невидим. Боохземин его потерял!

«А видят ли меня?» — засомневалась Мортиземия и отправила свои симпоты по кругу, огибая бублик планеты. Когда она приблизилась к острову Благоденствия, то с удивлением обнаружила, что её не видать.

«Неоземин меня экранирует!» — догадалось она, и почувствовала себя защищённой рядом с этим огромным и странным анимо.

Прошло триста тридцать три дня.

Для Перии это целый год, а для Мортиземии он пролетел совсем незаметно. За это время она успела досконально изучить внутренности острова, добравшись по прямой кишке до клоаки, которая находилась в основании хвоста и выходила в океан. В отличие от предыдущей жизни, Мортиземия чувствовала себя внутри острова счастливой и востребованной. Неоземин, с настойчивостью на грани назойливости, поминутно требовал у неё «каждый день» и она рассказывала всё, что знала об управлении Вселенной.

Они не поднимались на поверхность острова и Мортиземия, как привидение с бледным лицом, носилась по каменным внутренностям Фиитземии, иногда задерживаясь в желудке, где было тепло и вечно горело пламя расплавленной магмы. По своей домашней жизни она не скучала, так как встречаться с матерью не хотелось, а за отца боялась – вдруг Саатземин захочет его убить. Мортиземия изредка, в глубокую ночь, отправляла свои симпоты, чтобы почувствовать своих родителей, и быстро забирала их назад.

Как-то раз, она таким же образом отправила свои симпоты и обнаружила в родительским доме нового анимо. Она осторожно дотронулась него и даже заглянула в глифомы. К её удивлению анимо оказался её новой сестрой, которую назвали Эрземией. Мортиземия догадалась, что ребёнок от Саатземина, но осознание своей догадки для неё оказалось шоком. В одну из ночей она взяла с собой Неоземина, чтобы он её прикрывал, и наведалась к себе домой. Родной дом вызвал в Мортиземии приступ меланхолии и ностальгии. Они на цыпочках миновали родительскую спальню и в комнате, расположенной рядом, Мортиземия увидела подвешенную к потолку корзиночку. Заглянув в неё, она рассмотрела маленький комочек, который тихонько посапывал во сне. Растроганная видом сестры, она потрогала её маленькую ручку, на которой заметила крохотный перстень с её Вселенной. Ему предстоит расти вместе со своей маленькой хозяйкой, пока она не станет взрослой.

Неоземин не к месту пробурчал ей на ухо: «Маленький жертвенный младенец!» Мортиземия саданула его локтем и прошипела: «Не смей к ней даже прикасаться!» От их возни проснулась маленькая Эрземия, которая выпучила глаза на Неоземина и сквасила лицо. В спальне раздался шорох, и Мортиземия услышала голос матери:

— Кто там?!

«Беги!» — прошипела Мортиземия, и Неоземин полез в открытое окно. Он немного застрял, а Мортиземия искала глазами, куда ей спрятаться. Она увидела сверкнувший на кулачке Эрземии перстень с её Вселенной и мгновенно нырнула туда. Её закрутило, как на карусели, и Мортиземия полетела по бесконечному каналу с нарастающей скоростью. Она пожалела о том, что прыгнула в чужую Вселенную, но вскоре, вероятно от переживаний, её охватила странная эйфория. По её глифомах прошла спасительная волна, смывая страхи, и образовался информационный вакуум. Она забыла своё недавнее прошлое и приказала себе никогда не тормошить глифомы воспоминаниями.

Открыв глаза, она увидела, что находится на облаке, а вокруг простирается тёмное пространство. Вдалеке виднелся тёмный казан, накрытый ослепительным облаком, подобным тому, на которое приземлилась Мортиземия. Два юноши: один крепкий и колючий, а другой красивый и мягкий тихо спорили между собой в стороне от неё.

— Орёл или решка? — спросил красивый, а колючий сразу же выкрикнул: — Орёл.

Красивый подбросил монетку, и она упала между ног. Они наклонились и красивый довольно сообщил:

— Я выбираю Свет!

— Тебе всегда везёт, а мне досталась Тьма, — с горечью произнёс колючий и спросил: — Кто будет судить?

— А вот она, — произнёс красивый, показывая на стоявшую у края облака Мортиземию. Заглянув ей в лицо, он спросил: — Как тебя зовут?

— Морти … — начала она, а дальше не помнила.

— Морти, ты наша сестра и будешь судить добро и зло, — сказал красивый, а колючий ему подмигнул. Он вытащил из-за своей спины косу и сунул её Морти.

— Зачем? — не поняла Морти.

— Тебе судить, сколько человеку жить и куда ему отправляться: в Эссенариум, за праведные дела или в преисподнюю к Сатанаилу за грехи, — закончил красивый и наклонился к Морти: — Поняла, сестричка?

— Поняла, — сказала Морти, хотя сама ничего не поняла».

***

Рассерженный Илья потащил Ивана домой, к Кежаю. Когда они очутились в сарае, Илья закрыл входную дверь и прижал Ивана к деревянной стене, сунув ему под нос пачку сторублёвых купюр.

— Что это? — требовательно спросил он, а Иван спокойно ответил: — Деньги.

— Почему на всех купюрах одни и те же номера, — затряс пачкой Илья.

— Все купюры копии с твоей сотки, — с невинным видом сказал Иван, а Илья понял, что его претензии к Ивану бессмысленны: он наивен, как трёхлетний ребёнок.

— Ты мурран? — догадался Илья. Словно подтверждая его слова, Иван утвердительно кивнул головой. Правда, как-то неуверенно, видимо, не знал значение этого слова. Илья вспомнил «Харчевню в Потьме» и ему стало ясно, кто забрал оружие у бандитов Лодарева. Поняв, что воспитывать наивного Ивана бесполезно, Илья не стал его корить, надеясь на то, что тот со временем поумнеет. Иван вытащил свои платья и, спрятавшись за занавеской в углу, принялся их примерять. Илья посчитал это, как необходимое зло, и если Ивану нравиться носить женские платья, то пусть носит их дома. Красное очень шло Ивану и будь он женщиной, то произвёл бы настоящий фурор среди местных красавиц. Неожиданно дверь открылась и вошла жена Кежая, Даша. Она взглянула на Ивана и улыбнулась, а потом скороговоркой сообщила:

— Кежай приглашает на обед.

Иван с сожалением переоделся, и они отправились в дом Кежая. Нагулявшись по городу, Илья с удовольствием уматывал щи с говядиной, изредка поглядывая на хозяина. Тот находился в благодушном настроении, видимо, после вчерашней бучи в харчевне, дань ему заплатили сполна. После обеда они отправились в свой сарай, так как Кежай их не задерживал. Илья лежал на кровати, а Иван примостился на другой, так как в свою кровать Илья его не пустил. Рассматривая деревянный потолок, Илья спросил:

— Ваня, ты о чём мечтаешь?

Иван затаился, но потом, всё же, вымолвил:

— Я хочу, чтобы обо мне все забыли.

«Видимо, хорошо ему насолили родственники, если он не хочет их видеть, а пристал к бандитам», — с горечью констатировал Илья, размышляя о том, что бы такое придумать, чтобы пристроить Ивана в хорошее место. «Женить бы его на какой-то молодке, — размышлял Илья, с горечью понимая, что мужчина, который наряжается в женские платья, вряд ли понравиться какой-либо девушке. «Разве что сумасшедшей!» — подвёл итог Илья и от неразрешимых забот уснул. После ужина, когда они с Иваном хотели уходить, Кежай твёрдо сказал:

— Иван, останься!

— Если что-то нужно сделать, я пойду, — сказал Илья, так как Иван, несмотря на то, что он мурран, чересчур простодушный для дел Кежая.

— Нет, мне понадобится именно Иван, — сказал Кежай и Илья, несмотря на то, что ему не нравилось, вынужден был согласиться. Возвратившись в сарай, он прилёг на койку, но сон не шёл, а в душе копошилось какое-то беспокойство. «Что-то ты сильно переживаешь за парня!?» — спросил внутренний голос, но Илья не мог сказать, отчего такое происходит. Если быть честным с собой, то Иван не должен здесь оставаться, не его это место. Илья подумал, что и ему подвизаться в компании с бандитами тоже не всласть. Им бы следовало, вместе с Иваном, уехать в Санкт-Петербург. Лучше всего это сделать, если найти в Сарове отца с матерью, которые быстро переправят их домой.

Неожиданно для себя Илья услышал взрыв и выскочил на улицу. Из разбитых окон дома Кежая валил дым, и вырывались языки пламени. На крыльцо выскочил обезумевший Иван в разодранной рубашке, который, увидев Илью, помчался к нему. Между обрывками рубашки Илья заметил у Ивана округлую грудь, явно не мужскую. Удивиться этому он не успел, так как на улицу выбежал Кежай, обгорелый сверху донизу, а за ним, как курицы, кудахтали Даша и Маша.

— Что случилось? — спросил Илья. Кежай, набычившись, ничего не говорил и шёл на него, а Иван, прячась за Илью, растерянно произнёс: — Он хотел меня изнасиловать.

— Остановись, Кежай! — грозно произнёс Илья, но Кежай не собирался его слушать и пёр точно танк. На обгорелом лице с запёкшейся кровью сверкали злобой глаза, подходящие демону из преисподней, а не человеку. «Шутки кончились!» — подумал Илья, взмахнул рукой и рассёк Кежая пополам. Не глядя на два шевелящихся обрубка, Илья потащил Ивана в сарай и решительно сказал:

— Мы уходим!

Они быстро собрали свои вещи, и вышли на улицу. Вместо полушубка, который остался в дымящем доме Кежая, Иван надел куртку Ильи. Во дворе пуще прежнего низким басом выла Даша, а ей вторила дискантом Маша. Закинув рюкзак на плечи, Илья без слов двинулся к задней калитке и услышали за спиной голос Кежая.

— Ты думаешь, что убил меня?! — в два голоса пищал Кежай. — Меня нельзя убить, потому что я – мурран!

Илья, обернувшись, увидел двух Кежаев небольшого роста, которые направлялись за ними. Голова одного не успела дорасти до нормального размера, и выглядела непропорционально маленькой. «Вот обрадуются Даша и Маша – каждой по одному Кежаю достанется!» — не к месту развеселился Илья, а два Кежая, схватив топор и колун, наступали на него с двух сторон. Без всякой жалости Илья полоснул по двум мерзким фигурам, рассекая их на несколько частей. Пока окровавленные куски превращались в восьмерых Кежаев, Илья сказал Ивану: «Бежим!» — и припустил через огороды напрямик к дороге в сторону Молочницы. Илья знал, что через час за ними отправятся в погоню, прихватив собак, ружья и автоматы. Пусть они и владеют некоторыми силами, но им с Иваном не спрятаться от пуль, которые лишат их жизни быстрее звука выстрела. Они с Иваном смертные и не выживут от пуль, как Кежай. Тот отрастает телом, как ящерица, словно потерял не голову, а всего лишь хвост.

До посёлка Молочница идти прилично, километров десять. По хорошей дороге пару-тройку часов ходьбы, но зимой, по снежным сугробам, да ещё в ночь, то дай боже добраться до утра. Они выскочили на основную дорогу, и припустили по ней быстрым ходом, так как её уже начала заметать позёмка. Илья вспомнил о том, что произошло в доме Кежая, и спросил у Ивана:

— Кто ты такой, говори мне, только честно?

— Меня звать Вера, — признался Иван, а Илья застыл на месте, открыв рот, и выпуская клубы пара в морозное и тёмное небо.

— Почему же скрывал… скрывала от меня, что ты девушка? — спросил Илья, понимая, что должен был давно догадаться.

— Так получилось, — сказала Вера, если это её имя, и она снова не лжёт. Они двинулись дальше, понимая, что нужно спешить. Илья шагал впереди, размышляя о том, как себя вести с девушкой, и с некоторым смущением вспоминал их совместную жизнь. Вера пряталась за его спиной, так как, стоило им чуть-чуть отойти от Потьмы, как разразилась приличная пурга. Дорогу изрядно занесло и пришлось утопать в снежных сугробах. Когда они, перед самым утром, добрались до посёлка Молочница, то уже не чувствовали под собой своих ног. В посёлке им оставаться не стоило, так как их может настигнуть Кежай с погоней, а за Молчницей они могут свернуть в лес и поспать в спальном мешке.

— Зайдём посёлок, чтобы купить что-нибудь из еды и сразу же отправимся дальше, — решил Илья. Вера ничего не сказала, только кивнула головой. Интуитивно Илья чувствовал, что заходить не следует, так как здесь, совсем недавно, Соловей зарезал местного жителя. На любое новое лицо жители будут поглядывать искоса.

Как только они оказались возле околицы, что-то остановило Илью, и он внимательно всмотрелся в посёлок. Неожиданно, из снега вынырнуло несколько человек в белых маскировочных халатах, и открыли по ним огонь из автоматов. Илья, сражённый короткой очередью, боком повалился на белый снег, засевая его ярко-красными пятнами.

Вера неистово завыла, словно подраненная волчица, а цепь в маскировочных халатах двинулась к ним, непрерывно стреляя, пока все рожки автоматов не опустели.


(обратно)

Репликация восьмая. Вера

Дееземин не ожидал скорого появления Эрземии и подумал, что назад вернулась Маргина. Он отправил в неё свои симпоты и несказанно обрадовался, что на этот раз перед ним не чужая тётя, а родной человек. Правда, он ни разу не видел Эрземию, но когда она появилась перед ним на палубе его корабля, то сразу её признал.

Дееземин прижал её к груди и проникновенно произнёс: — Здравствуй, родная! Я виноват, что не познакомился с тобой раньше.

— У тебя есть свой остров? — спросила Эрземия, показывая на близкий берег и Дееземин с некоторой гордостью ответил: — Да, я его построил сам!

— Ты ничего не имеешь против того, если первое время я поживу у тебя на острове? — спросила Эрземия.

— Я буду только рад! — искренне обрадовался Дееземин и погнал свой корабль к берегу. Когда они пристали, Дееземин вытащил из корабля три яйца и погнал их по воздуху в сторону острова.

— Что ты держишь в этих яйцах? — спросила Эрземия, а Дееземин удивлённо спросил: — Разве Маргина тебе не рассказывала?

— Я так обрадовалась, что могу вернуться, что ни о чем её не расспрашивала, — ответила Эрземия, а Дееземин подумал о том, что его сестра права.

— В этих яйцах те, кто хотел причинить тебе боль, — объяснил Дееземин и рассказал её о семействе Саатземина, которое принесло много несчастий их семье.

— Я хочу на них посмотреть, — настойчиво попросила Эрземия, и Дееземин не посмел ей перечить. Он поставил яйца в ряд на берегу и свинтил крышки, обнажая голову Саатземину и двум его сыновьям. Не успел он это сделать, как Саатземин надул свою бычью морду и злобно произнёс какое-то ругательство в отношении рода Кеерземина. Его красные глаза вылезали из орбит, но, кроме ушата ругательств, сделать ничего не мог.

— Покажи мне их перстни, — попросила Эрземия и из яиц показались три левые руки, а Дееземин наблюдал за тем, что делает его сестра. Она легко сняла с Уреземина и Хааземина их перстни с Вселенными, а Саатземин надумал сопротивляться. Эрземия, недолго думая, подобрала камень и принялась методично отбивать ему пальцы. Саатземин завыл зверем, но сделать ничего не мог. Эрземия сняла его перстень и надела добытое на пальцы.

— Зачем они тебе? — с некоторым сомнением произнёс Дееземин.

— Они мне не нужны, — ответила Эрземия и объяснила: — Это для них наказание.

— А, по-моему, это для тебя развлечение, — с улыбкой произнёс Дееземин, а Эрземия тут же со смехом добавила: — Тогда отдай мне и свою Вселенную.

Дееземин протянул ей свой перстень, а она надела его на указательный палец правой руки и весело произнесла:

— Я повелеваю всеми Вселенными!

Дееземин захотел показать ей остров, но она посмотрела на яйца, стоящие у берега, и спросила:

— Ты их оставишь здесь?

— Ничего с ними не будет, — сказал Дееземин, а Эрземия спросила: — Как ты их заковал в камень?

Дееземин шепнул ей своё волшебное слово-формулу, и она засмеялась от его оригинальности. Она окинула взглядом остров, который с берега казался весь заросший лесом. От него тянуло таинственностью и прохладой, а взгляд невольно отдыхал на зелёной пене, тянущейся вдоль берега, приглашая спрятаться и забыть о суете.

— Изумительно и восхитительно! — искренне похвалила Эрземия, а Дееземина распирало от гордости за своё детище, ведь его никто никогда не видал.

— Тебе не будет в тягость, если я здесь останусь навсегда? — спросила она Дееземина, который от радости прослезился и отвернул лицо в сторону, чтобы не заметила Эрземия.

— Я буду счастлив, — сказал Дееземин, вытирая слезинку, словно её надуло ветром, и, чтобы отвлечь Эрземию, спросил у неё: — Ты не возражаешь, если я назову остров твоим именем?

— Ты поступаешь мило, — ответила Эрземия, а Дееземин предложил ей пешую экскурсию по острову её имени. Дееземин загнал свой корабль в туннель, прорытый в розовой отвесной скале, тянущейся у побережья и заросшей вокруг диким лесом. Через этот лес у подножья они долго шли, пока не взобрались на высокую зелёную гору. Как оказалось, отсюда открывался вид на весь остров, который, с высоты, не выглядел слишком большим. Рассматривая его формы, Эрземия с удивлением заметила, что остров напоминает чье-то лицо. Она ясно различала нос, на котором они находились, а справа Эрземия увидела два озера-глаза с голубой водой. За ними до самого океана волнами ниспадал густой дикий лес. С другой стороны горы склон оказался крутым, а под ним располагались холмы-губы и голый подбородок, за которым тянулись пологие пляжи, а дальше плескался океан. Сзади и спереди она различила уши, которые выглядели, как розовые продолговатые скалы. В одно ухо Дееземин загнал свой корабль, когда они причалили, а второе скрывалось в зарослях леса, и только розовая верхушка говорила о его наличии.

— Кого ты хотел изобразить? — спросила она у Дееземина и он ответил: — Маму…

— Похоже, — ответила Эрземия, но по её голосу Дееземин догадался, что не достиг портретного сходства.

— А теперь пойдём внутрь, — предложил Дееземин, протягивая Эрземии руку.

— Есть ещё и «внутрь»? — засмеялась она, спускаясь за Дееземином с горы. С той стороны, где находились губы, они зашли через ноздри носа, которые открылись, стоило им приблизиться. Почва под ногами вздрогнула и понесла их вниз по наклонной, пока они не очутились в просторном зале, из которого шли четыре широких туннеля в разные стороны. Эрземия шагала рядом с Дееземином, который вёл её прямо, пока не достигли нового перекрёска и свернули налево. Всё время, пока они шли, вместе с ними двигалась волна света, которая как будто показывала, куда нужно идти.

Впереди показался далёкий свет, а когда они подошли, то Эрземия увидела огромный зал, потолок которого представлял собой огромный аквариум, где плавали обычные рыбы. «Глаза!» — догадалась Эрземия и подумала: «А вдруг обрушиться?»

— Не обрушится, — успокоил её Дееземин, читая её мысли.

— Я хочу проведать родителей, ты подождёшь меня здесь? — спросила Эрземия.

— Ты вправе делать всё, что тебе заблагорассудится, — сказал Дееземин, а Эрземия чмокнула его в щёчку и полетела к выходу, опережая бегущий по стене свет.

«Перстень с моей Вселенной!» — хотел крикнуть Дееземин, но воздержался и укорил себя: «Никуда он не денется, она же твоя сестра!»

Эрземия полетела в подземный туннель, где на причале стоял корабль Дееземина. По его указанию, корабль подчиняться командам Эрземии, поэтому на корпусе корабля появилось лицо с вопросительной миной, и Эрземия на ходу сообщила: — Мы уходим в океан!

Лицо кивнуло и исчезло, а корабль задним ходом выбрался из туннеля в гавань. Эрземия остановилась возле берега, перед яйцами. Сказав слово-формулу, она освободила из яиц Саатземина с сыновьями. Эрземия приказала кораблю идти полным ходом в океан, сообщив Саатземину на прощанье:

— Ребята, вам есть о чём поговорить с Дееземином!

Саатземин забыл даже о перстне с Вселенной, который забрала Эрземия, так у него чесались руки рассчитаться с Дееземином.

— Чего стоим, пошли! — прикрикнул он на своих сыновей и те гуськом отправились за ним: Уреземин радостно предвкушал жестокую месть, а Хааземин покорился, не желая спорить с отцом. В это время корабль вышел в океан и лицо на корпусе корабля спросило:

— Куда держим курс?

— Найдите мне Боохземина, — сказала Эрземия, а лицо многозначительно сказало: — Слушаюсь, господин!

Корабль погрузился в воду. Эрземия спустилась на нижнюю палубу корабля, и, широко расставив ноги, уселась в кресло, наблюдая через большой иллюминатор то, что творится под водой. Стайки рыб пугливо убегали прочь, потревоженные кораблём и только дельфины с радостным воодушевлением соревновались в скорости хода. Из стенки корабля вытянулась длинная рука с большой кружкой рома, которую бережно поставили перед Эрземией.

— Приятного времяпровождения, — улыбнулось лицо со стены, а Эрземия опрокинула содержимое кружки в рот и икнула, отвалившись на кресло. Стенки корабля вздрагивали, передавая напряжение реактивных струй воды, подталкивающих судно вперёд. Большой иллюминатор оставался мутно-голубым, только изредка показывая зазевавшуюся рыбёшку, убегающую с пути корабля.

Появившаяся из стенки рука, выполняя желание Эрземии, снова предложила кружку рома, которую она нетерпеливо выхватила из пальцев и отхлебнула большой глоток. Любопытный дельфин, увидел Эрземию через иллюминатор и узнал в ней свою знакомую, которая обогатила его знаниями. Он весело хлопал по стеклу хвостом, пока Эрземия, не выкрикнула: «Отвали!» — и взмахом руки послала ему электрический разряд. Дельфин дёрнулся в сторону, не понимая её злости, но снова нагнал корабль, заглядывая в иллюминатор. Эрземия, увидев его опять, раздражённо произнесла: «Вот тварь!» — и дельфин задёргался в конвульсиях от нового электрического удара.

В отличие от Дееземина, корабль оказался беспристрастным и замечал несоответствие образа господина его содержанию, но не посмел перечить. Симпоты, пущенные кораблём, сообщили, что Боохземин находится перед ними. Корабль сообщил об этом Эрземии, которая, немного подумав, спросила:

— Ты можешь принять образ Фиитземии?

Лицо на стене кивнула без слов и Эрземия спросила:

— Так чего же мы ждём?!

Боохземин дремал, когда перед ним появилась Фиитземия, поэтому растерянно смотрел на бывшую жену, не понимая, что ей нужно. Фиитземия вильнула своим длинным хвостом и подплыла совсем близко, смутив Боохземина окончательно. «Она со мной заигрывает!» — растерянно подумал Боохземин, не соображая, как ему поступить. Фиитземия поплыла вокруг в него, пощипывая его щупальца, а он, совсем обескураженный, застыл на месте, как болван. Разгневанная таким поведением, Фиитземия отхватила у Боохземина кончик щупальца, резко ударила хвостом и уплыла в синюю даль. «Вот зараза!» — подумал Боохземин, наращивая откушенный кончик щупальца, так и не поняв, что Фиитземия делала: заигрывала с ним или издевалась.

В это время Эрземия потрошила кончик щупальца, на одном из присосков которого находился перстень с Вселенной Боохземина. Освободив его, Эрземия надела перстень на палец правой руки и с удовольствием рассматривала его, допивая третью кружку рома.

«Не сопьёшься?» — подумал кораблю, а Эрземия убеждённо ответила: «Нет, не сопьюсь! Наливай ещё!» Когда Эрземия приняла от корабельной руки новую кружку с ромом, она приказала: — Найди Фиитземию, — а сделав один глоток, добавила: — Превратиться в Боохземина тебе будет несложно!

После некоторых поисков дремавшую Фиитземию нашли на дне. Подплывая поближе, корабль превратился в Боохземина и упал сверху на Фиитземию. Обхватив её щупальцами, он сковал её движение, перепугав до смерти.

Люблю тебя, но странною любовью, — лепетал Боохземин, щупая Фиитземию, как курицу с яйцами.

Не повредился ли рассудок твой? — неожиданно для себя подпела Фиитземию, тщетно пытаясь вырваться, а Боохземин речитативом спросил: — Сыта моей ты выпитою кровью?

Дай мне ты, наконец, покой! — воскликнула Фиитземия, бесполезно вырываясь. — Нам не нужны такие тайные свиданья! Оставь ты в прошлом пошлые мечтанья!

— Какая же ты подлюка, Фиитземия, — произнёс Боохземин низкой прозой, отпуская Фиитземию и вытирая щупальцем несуществующую слезу. Уплывая вдаль, он пробормотал напоследок: — Бросила меня, такого красивого … променяла на летающего гуся …

«Дракона …» — мысленно поправила Фиитземия, вспоминая своего мужа, Георземина и с ностальгией подумала: «Боохземин до сих пор меня любит!» Оставаясь на месте, она со сладострастием вспомнила их прежние любовные игры. От возбуждения у неё засосало под ложечкой, словно она хотела кого-то сожрать. Бросив симпоты вперёд, она не обнаружила Боохземина, а когда его отыскала, то он оказался уже позади её. «Что же ты кружишь вокруг меня?!» — с вожделением подумала она и поплыла ему навстречу. Кода они увидели друг друга в толщи воды, то без разговоров слепились в одну кучу и забились в сексуальном экстазе, распугав вокруг рыбью мелочь. Изнеможённые до полусмерти, они отлипли друг от друга, а Фиитземия расслабленно сообщила:

— Не надейся, что это повторится так часто, как ты хочешь…

… И снова умчалась в синюю даль.

Боохземин, по-прежнему не понимая женскую душу и ломал голову над тем, отчего Фиитземия вздумала ему отдаться, но ответа на данный каприз бывшей жены не нашёл. Он начал перебирать щупальца, машинально пытаясь найти перстень со своими Вселенными, чтобы успокоить душу, работая с ним. Боохземин никак не мог вспомнить, на каком щупальце закрепил перстень и замаялся его искать. Перебрав щупальца с пару десятков раз, Боохземин понял, что перстень он потерял. Вспоминая их бешеные любовные игры, он понял, что перстень легко могло соскользнуть и упасть на дно.

«Вот горе то какое!» — подумал Боохземин и принялся рыться на дне. После того, как со дна поднялась муть, ему ничего не оставалось, как пустить туда симпоты, но и они ничего не нашли. Если бы Боохземин догадался, то он бы отправил симпоты не в воду, а в небеса. Его перстень, надетый на палец правой руки, сверкал под солнцем, отправляя блики на лицо Эрземии. Она сидела на красном драконе, в которого превратился кораблю Дееземина, и летела на встречу с Георземином. Желание у Эрземии было всё то же – забрать у Георземина его перстень с Вселенными. Она не ожидала, что он отдаст его добровольно, поэтому превратила корабль в самку дракона, несмотря на протесты смущённого корабля.

— Он меня изнасилует! — прошептало побелевшее лицо на стене корабля, а Эрземия с улыбкой ответила: — Так и нужно! Если не убежишь! Дракоши, красивее тебя, на Перии нет!

Сердитый корабль, проклиная свою зависимость от Дееземина и его странной и чокнутой сестры, учащённо замахал кожаными крыльями, приближаясь себя к неминуемому позору. Через некоторое время они заметили спящего в воздухе дракона, который повис в небе, как авоська с зелёной капустой. Когда они подлетели, Георземин не очень гостеприимно отлепил один глаз и спросил:

— Че надо?

— Я организовываю конкурс на лучшую Вселенную и собираю все перстни. Через семь дней на поляне возле моего дома финальная встреча и награждение, — протарахтела Эрземия и потребовала: — Давай свой перстень!

Георземин, не очень понимая, что она сообщила, стащил с когтя свой перстень и сунул его Эрземии, проворчав при этом: — Могла свиснуть в свисток! Куда ты его девала?

Георземин протёр лапой глаза и уставился на Эрземию, а потом заметил красную дракониху, которая, при его взгляде, спрятала свои глаза куда подальше.

— Дома забыла! — ответила Эрземия и сообщила: — Я полечу, у меня дела, а вы тут познакомьтесь!

Она быстро упорхнула в сторону острова Благоденствия, а когда оглянулась, то увидела, как красная дракониха удирает от Георземина, а тот гонится за ней. Эрземия летела в хвост острова Благоденствия, туда, где жил Чикземин со своим братом Реедземином. Когда она их нашла, то они спали в разных комнатах. Чикземин даже не проснулся, когда Эрземия сняла с его руки перстень с Вселенными. Реедземин, увидев её, засиял взглядом, но быстро потух, как только узнал, что это не Маргина.

— Я собираю все перстни на конкурс Вселенных, — не мудрствуя, сообщила Эрземия и растопырила пальцы, на которых блестела дюжина перстней. Реедземин, совсем расстроенный, только и сказал: «Да, да, конечно!» — и сунул ей в руку свой перстень. Он вышел уже из своей комнаты, но на пороге дверей обернулся и спросил:

— А Маргина? Как она там…на Земле?

— У неё всё хорошо. Она рада, что вернулась на Землю, — сказала Эрземия, а Реедземин разочарованно прихлопнул дверь и вышел. Эрземия не стала ждать, когда проснётся Чикземин, так как он нужен был ей, как парашют птице, и вышла вслед за Реедземином. Уже в воздухе она увидела, как Реедземин отправился к океану. «Страдать будет … за Маргиной. А она ведь не призналась, что у нее на Перии объявился кавалер!» — подумала Эрземия, направляясь в свой дом. Десять перстней у неё уже есть, осталось три и ещё один у Морти-Мортиземии. «Что-то не припомню перстня у неё!» — подумала Эрземия, вспоминая Землю и её жителей. Люди живут преступно много. Средняя продолжительность жизни на Земле около 60 лет. А это 22000 дней. Чтобы отражение Преисподней стало больше, нужно сократить жизнь землян наполовину – 10 000 дней вполне достаточно. А ещё лучше – сократить число обитаемых миров. Десять тысяч систем обитаемых миров в одной Вселенной тоже слишком много. Так считала Эрземия, у которой, от этих мыслей, лицо начало меняться и превратилось в лицо Руслана, иногда вздрагивая и уступая место морде ужасного и страшного зверя с низким лбом. От таких мыслей Эрземии-Руслану стало приятно, и захотелось сделать какую-то гадость. Он не стал приземляться возле дома Эрземии, а отправился прямо к Кеерземину.

Крепкая фигура на крыльце с недоумением смотрела на Руслана, не понимая, откуда на этой планете взялся такой странный человек и что он здесь делает. Кеерземин не стал убивать Руслана, так как его симпоты наткнулись на десяток Вселенных, которые принадлежали анимо, живущим на Перии.

— Кто ты? — удивлённо спросил Кеерземин, запуская в Руслана свои симпоты и брезгливо их выдёргивая, словно дотронулся до дерьма.

— Я властелин всех Вселенных! — с пафосом сказал Руслан и произнёс слово-заклинание. Кеерземин, неожиданно для себя, тут же оказался в каменном яйце. Руслан вспомнил Аирземию, и его похотливые глаза хищно засверкали, а лицо странно вытянулось, превращаясь в пасть, из которой непроизвольно потекла слюна. Проходя мимо яйца Кеерземина, Руслан с удовольствием напомнил:

— Иду топтать твою курицу.

— Не смей! — закричал Кеерземин, а Руслан поддал ногой яйцо, в котором сидел хозяин дома. Яйцо, сломав по пути пару деревьев, приземлилось в Первичном океане, а Руслан громко захохотал и крикнул:

— Аирземия, приготовься, я буду тебя драть!

Когда он вошёл в спальню, Аирземия, как загнанный зверь, смотрела на него жалобным взглядом, просящим пощады, но Руслан был непреклонным. Он бросил её на постель, а потом одним движением содрал с неё хитон. Аирземия закричала, когда он всадил в неё свою восставшую плоть, но не от боли, которой она не чувствовала, а от унижения. Руслан широкими взмахами глубоко загонял свое стремительно набухшее дидло, мстительно мял её груди и бил по щекам, чтобы ещё больше унизить. Аирземия не чувствовала, что он с ней делал дальше, так как отключила своё сознание. Оскверняя её внутренности своим семенем, Руслан зарычал, как зверь, а потом захохотал, надеясь, что Кеерземин на дне океана его услышит. Закончив экзекуцию, он запаковал Аирземию в яйцо и забросил его далеко в океан.

— Иди к своему петуху! — презрительно бросил Руслан, а потом полетел в сторону дома Саатземина. Если смотреть сверху на остров Благоденствия, который по контуру похожий на крокодила, то дом Саатземина находился возле левой лапы пресмыкающегося. Руслан перелетел поперек туловища крокодила и приземлился возле дома, крепко сложенного, но не отличающегося красотой. В доме, насколько знал Руслан, оставалась только Овземия, жена Саатземина. Он нашёл её спальне, лежащей на кровати. Она игралась со своей Вселенной и уставилась на Руслана, удивляясь визиту незнакомого мужчины. Симпоты, выпущенные Овземией, упёрлись в крепкую стенку, а незнакомец без слов схватился за перстень с Вселенными и бесцеремонно стащил его с пальца Овземии.

— А теперь раздвигай ноги, — произнёс Руслан, ожидая криков и мольбы о пощаде

— Это можно сделать по любви, — удивила его Овземия, а Руслан с кривой усмешкой сказал: — Я никого не люблю.

— Тогда позволь мне любить тебя, — произнесла Овземия, привстав с кровати, и возбуждённо лизнула его лицо, исходя слюной.

— А как же твой Саатземин? — с издёвкой спросил Руслан.

— Мне он давно не нравится, — сказала Овземия, целуя его и добавила: — Мне он давно не нравится… с тех пор, как изменил мне с Аирземией.

— Я изменяю всем постоянно, — сообщил Руслан.

— Тебе – можно, — сказала Овземия, превращаясь в в неистовую самку. Она, играючи, куснула его за подбородок, с вожделением втягивая ноздрями запах его пота, и сама направила его орган в себя, задрожав от удовольствия всем телом. Неистовство, в которое они погрузились, превратило дом Саатземина в щепки, а любовники, скатившись к берегу, избороздили пляж глубокими канавами от задницы Овземии.

После изнурительной сексуальной игры Руслан завалился на семейное ложе Саатземина, уставив открытые глаза в беззвёздное небо над головой, так как крышу они разнесли во время безумного секса. Овземия примостилась рядом с ним, карауля, чтобы его сон никто не нарушил. На остров Благоденствия опустилась ночь и Овземия, сама того не замечая, тоже уснула, спрятав свою голову в подмышках Руслана. Словно догадываясь о присутствии чужих в доме, ни одна птичка не посмела чирикнуть, и только океанские волны ритмично накатывали на берег, успокаивая сонной мелодией. Лёгкий ветерок, устремляясь в океан, едва колыхал листья деревьев, распространяя вокруг тихий приглушённый шелест, словно предупреждая неспокойных птиц: «Не ш-ш-ш-ш-ш-у-у-у-ми-и-и …»

Внезапно, какая-то странная тень, оторвавшись от опушки леса, мягко и беззвучно поплыла у самой земли, путаясь между кустарниками, но неизменно направляясь в сторону тёмного полуразрушенного дома Саатземина. За первой появилась вторая тень, которая тоже спряталась в темноте возле разрушенной стены. Едва заметно скрипнула висящая на одной петле растворённая дверь, и тень приняла рыскать по дому, что-то разыскивая, словно случайное животное, желающее чего-то слопать на халяву и убежать в лес. Но оказалось, что забежавший зверь не боялся анимо, так как не струсил, увидев хозяйку дома, лежащую на Руслане. Он тихо замер возле кровати и наблюдал за ними, как кот, поблескивая в темноте глазами. Если внимательней присмотреться к темноте, то можно увидеть, что не всё так тихо, как кажется: соскользнув с пальца Руслана, один из перстней завис в воздухе и, словно по ниточке, поплыл в сторону тени. За ним, как парашютисты с самолёта, соскользнули следующие перстни и медленно двинулись в тень. Бдительная Овземия, услышав какой-то шорох, настороженно открыла один глаз и увидела, как последний перстень соскользнул с пальца, уплывая в серую тень. Темное пятно хихикнуло, отчего Овземии стало не смешно, а страшно. Она открыла второй глаз и отправила вслед за перстнем свою симпоту, но упёрлась в оставшийся кусок стены. Ни перстня, ни чего-либо другого Овземия не заметила. «Приснилось!» — подумала она и снова прикорнула на груди Руслана. Ей показалось, что на её палец что-то надели. Взглянув на руку, она увидела на пальце свой перстень с Вселенными и с благодарностью подумала: «Руслан! Он возвратил мой перстень!» — и обняла рукой его широкую грудь. Счастливый сон оказался таким крепким, что для неё стало шоком, когда её грубо сбросили на пол.

— Куда ты девала мои перстни! — кричал Руслан, таская её за волосы. Несмотря на то, что физическая боль ей не грозила, Овземия чувствовала себя униженной и растоптанной. «И это после такой ночи любви!?» — возмущённо подумала она и сердито выкрикнула прямо в лицо Руслану: — Я не трогала твои перстни! Ты, что, их потерял?

Руслан подумал, что в словах Овземии есть резон, поэтому оттолкнул её и перевернул кровать. Овземия не была идеальной хозяйкой, и пыль под семейной ложей свидетельствовала об этом, но перстней Руслана там не оказалось. Руслан разрушил дом до основания, усложняя себе поиски, а когда ничего не нашёл, то завыл так громко, что даже стаи рыб в океане испуганно юркнули врассыпную. Овземия, испуганная не меньше рыб, всё же решилась и произнесла: — Мне показалось…

— Что тебе показалось, курица безмозглая!? — спросил разъярённый Руслан.

— Ночью здесь кто-то был… и хихикал, — пролепетала Овземия, — а ты надел мне на руку мой перстень с Вселенными.

Что-то конкретно объяснить она не могла – кроме какой-то тени, которая ей показалась, да перстня на своей руке, Овземия ничего не видела. Руслан размышлял о том, какая падла осмелилась снять перстни с его руки. В сущности, все здешние анимо, как боги, и могут всё. Их нельзя убить, разве что чем-нибудь запугать, например яйцами Дееземина. Славно придумал пацан – любого врага можно держать в яйце до бесконечности и противник ничего не сделает, скованный камнем и димензиальной сеточкой. У Руслана тоже имелось последнее средство, которое никто не испытывал, но он опасался его последствий. Ненароком можно исчезнуть и самому, а этого Руслану не хотелось. Учёные в Сарове изобрели то, что так нужно было Эрземии. Она хотела уничтожить всех анимо. Может, стоило позволить девочке осуществить свою мечту, а не лезть на рожон самому?

Овземия стояла рядом и даже не шевелилась, опасаясь потревожить задумавшегося Руслана. Несмотря на то, что он был с ней груб, она не собиралась с ним расставаться, так как лучше принадлежать ему, чем противному Саатземину. О том, что скажут об этом её сыновья, она не думала: «Они уже большие!» — мелькнул в глифомах железный аргумент, а Овземия выбросила из них все заботы и напоминания о бывшей семье. Между тем, Руслан забрал её перстень и понял, что всё нужно начинать сначала. С каждым анимо придётся говорить отдельно. Если исключить Овземию, которая влюбилась в него, как кошка, да Кеерземина с женой, лежащих на дне Первичного океана, то подлянку Руслану могли сделать остальные девять анимо.

Боохземин. Вполне мог спохватиться и тихонько украсть перстни, а потом залёг на дно.

Фиитземия. Ещё та курва! Обхитрит не только Руслана.

Георземин. Почему бы нет? Прилетел, тихонько забрал и улетел в облака.

Саатземин. Этот ещё та тварь. Вместе с уродливыми сыновьями, Уреземином и Хааземином.

Дееземин. Догадался, что Руслан не его сестра Эрземия и решил таким образом отомстить.

Реедземин и Чикземин. Те ещё придурки! Вполне способные подонки!

Дав короткую и исчерпывающую характеристику всем анимо, Руслан распустил симпоты во все стороны и узнал, где находятся перечисленные им экземпляры «intelligent animals»[34]. Он отправился к ближайшим из них, а Овземия последовала за Русланом, с его молчаливого согласия.

***

Морти открыла глаза и уставилась на Маргину. Её молчаливый взгляд требовательно исследовал мимику лица Маргины, которая наблюдая, за ней, разочарованно сообщила: — Я не знаю, что ты придумала у себя в голове, но кроме детских страхов, тебе бояться нечего.

Она вкратце и своими словами описала своё путешествие по глифомах Морти, а в заключение настойчиво рекомендовала: — Тебе стоит вернуться на Перию.

«Я полечу с вами, — произнесла Лилит внутри Маргины и объяснила: — Я хочу разобраться с тем, кто надел на себя лицо моего сына!» Маргина не стала спорить, тем более что мысль о том, что на Перии она встретит Реедземина, грела её душу.

— А где твой перстень с Вселенными? — догадалась спросить Маргина, а Морти с удивлением ответила: — Я о перстне ничего не знаю!

«Он у Лучезарного, — сообщила Лилит из своей квартиры, — я видела светящийся перстень на его руке. Он любит такие побрякушки!»

— Тогда чего мы ждём? Полетели! — произнесла Маргина, выбираясь на замёрзший балкон.

— Бабушка, ты куда? — спросила Людмила, открывая дверь квартиры. Увидев, что на неё принципиально не реагируют, Людмила заныла: — Возьми меня!

— У тебя димензиальной сеточки нет, а мы не на прогулку идём, — отрезала Маргина и прикрыла балконную дверь снаружи. Через минуту дворник у крыльца увидел над крышами три женские фигуры в небе и неодобрительно произнёс: «Разлетались, вороны!» — после чего неистово перекрестился и с новым усердием вонзил широкую деревянную лопату в снежный сугроб возле дома. Когда за женщинами вылетел проснувшийся Сет, дворник онемел и прошептал с побелевшим лицом: «Изыди, сатана!» — бросил метлу и пошел в разливайку, чтобы водкой освятить душу. Лилит, увидев увязавшегося за ними Сета, пригрозила ему карой небесной и наказала, чтобы присматривал за Людмилой. Долго ли, коротко, но они добрались до того места, где находился виртуальный мир Света и Тьмы. Перед стеной зелёного луча, кружащего вокруг Эссенариума и Преисподней их встретили два Януса, молодой и старый, горбатый.

— Смертным нельзя, — сказал молодой с ехидной улыбкой.

— Мы бессмертные, хочешь по яйцам? — без смущения спросила Морти, вытаскивая из-за спины свою косу. Маргина, услышав её слова, захихикала, а молодой Янус, вспоминая, как Лучезарный лишил его мужской гордости, побелел и глухо сказал: — Проходите!

Луч остановился, и три дамы перешагнули рубеж. Не успели они приблизиться к Эссенариуму, как перед ними стал ангел бездны Аваддон, распустив крылья и помахивая цепью с ключом от Преисподней.

— Не пущу! — произнёс он, а Лилит подошла к нему и сказала с улыбкой, обнимая его за шею: — Нам не нужно во Тьму.

Аваддон хотел преградить им путь в Эссенариум, но на это его никто не уполномочивал и он остался стоять на месте, разинув рот. Три дамы полетели к тёплому свету, который насыщал душу и согревал тело. Лучезарный восседал на своём троне в вышине, сверху созерцая Эссенариум и самовлюблённо взирая на себя глазами своих подданных. «Да он нарцисс!» — внезапно подумала Лилит, критически рассматривая бывший объект любовной страсти и поклонения. От этого открытия ей стало смешно, и она захихикала. «Что с тобой?» — толкнула её в бок Маргина, а Лилит отмахнулась и, продолжая хихикать, едва выдавила из себя: «Смешные облака увидела!» Маргина глянула на небо, но ничего смешного не заметила – барашки, как барашки.

Лучезарный, увидев странную компанию, не поверил своим глазам, а когда разглядел Морти с косой, то немного растерялся, так как на это были причины. Слухи о том, что Сатанаил исчез и это связано с атомным взрывом в Маскве, к которому причастны эти дамы уже давно стали не слухами, а констатацией факта. Он не думал, что эти дамы пришли по его душу, но всё же – каждой из них Лучезарный успел насолить. Маргину он использовал втёмную, как дуру, Лилит третировал в Раю, а с Морти тоже поступил не совсем честно. Изобразив на напряжённом лице тщедушную улыбку, он наигранно спросил:

— С чем пожаловали ко мне столь прекрасные дамы?

— Своё забрать! — решительно произнесла Морти, удивляя своих подруг. Маргина тревожно заглянула в её глифомы, опасаясь, что её подруге подменили характер. Оказалось, что всё на месте. «Терапия моя помогла!» — возгордилась Маргина и услышала внутри себя насмешливый голос Морти: «Нет, надоело бояться!» «Ну и ладно, я не претендую!» — великодушно согласилась Маргина и услышала жаркий голос Морти: «Спасибо!»

— Я что-то вам должен? — удивился Лучезарный, а Морти, словно специально, оперлась на косу и произнесла, показывая пальцем: — Мой перстень отдай!

— Ах, этот! — словно только вспомнил, произнёс Лучезарный. — Я хранил его, чтобы ты не потеряла.

Он стал крутить его на пальце, чтобы снять, но перстень не снимался.

— Осторожно! — предупредила Маргина, но было уже поздно – Лучезарный мгновенно исчез.

Маргина объяснила ошарашенным подругам, что если покрутить перстень, то окажешься на Перии. Морти, выслушав её, печально произнесла: — Мне только одной кажется, что меня второй раз обманули?

— Похоже, что я могу тебе помочь, — задумчиво сказала Маргина. Лилит и Морти уставились на неё.

***

Ночь была одна из самых тяжелых на Авдеевской промзоне. Кроме стрелкового оружия и миномётов, многороссийские банды применяли устаревшее САУ 155 мм и танки Т72, из прежних военных запасов. Волнами шла пехота. На убой. Украинские войска их буквально шинковали. Очень странная тактика. Когда разобрались, то поняли, что убитые, полежав в заснеженном поле, оживали, а так как смерть отшибает мозги, то снова шли в атаку. Генералы не знали, что и придумать, но оказалось, что и украинские убитые воины оживают после смерти. Никто не мог догадаться, отчего так произошло, а разгадка оказалась, как всегда, простой.

Дело в том, что смерть возникла, когда во Вселенн