КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402620 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171336
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Варфоломеев: Две гитары (Партитуры)

Четвертая и последняя из имеющихся у меня обработок этого романса.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Спасибо огромное моему другу Мише из Днепропетровска за то, что нашел по моей просьбе и перефотографировал этот рассказ Бердника.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в MuseScore, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nnd31 про Горн: Дух трудолюбия (Альтернативная история)

Пока читал бездумно - все было в порядке. Но дернул же меня черт где-то на середине книги начать думать... Попытался представить себе дирижабль с ПРОТИВОСНАРЯДНЫМ бронированием. Да еще способный вести МАНЕВРЕННЫЙ воздушный бой. (Хорошо гуманитариям, они такими вопросами не заморачиваются). Сломал мозг.
Кто-нибудь умеет создавать свитки с заклинанием малого исцеления ? Пришлите два. А то мне еще вот над этим фрагментом думать:
Под ними стояла прялка-колесо, на которою была перекинута незаконченная мастерицей ткань.
Так хочется понять - как они там, в паралельной реальности, мудряются на ПРЯЛКЕ получать не пряжу, а сразу ткань. Но боюсь

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Макгваер: Звёздные Врата СССР (Космическая фантастика)

"Все, о чем писал поэт - это бред!" (с)

Безграмотно - как в смысле грамматики, так и физики, психологии и т.д....

После "безопасный уровень радиации 130 миллирентген в час" читать эту... это... ну, в общем, не смог.

Нафиг, нафиг из читалки...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

ГГ, конечно, крут неимоверно. Жукова учит воевать, Берию посылает, и даже ИС игнорирует временами. много, как уже писали, технических деталей... тем не менее жду продолжения

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Ларичев: Самоучитель игры на шестиструнной гитаре (Руководства)

В самоучителе не хватает последней страницы, перед "Содержанием".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Избранные (fb2)

- Избранные 906 Кб, 268с. (скачать fb2) - Алексей Анонимов

Настройки текста:



Алексей Анонимов ИЗБРАННЫЕ

Глава 1. Лазурное небо

Заглядывая в свое прошлое, я мечтал вернуться во времена своего детства. В нем я был, как и все остальные дети моего возраста, счастлив и доволен своей жизнью. Любящие родители, комфортная двухкомнатная квартира в самом центре города и беззаботное детство. У меня было все что нужно. Но у судьбы на мой счет были другие планы. Однажды произошла трагедия. По дороге с работы, моя мама не справилась с управлением автомобиля, ее занесло, и она вылетела на полосу встречного движения. Новенькая немецкая машина, что славилась своей безопасностью, не имела шансов выстоять против лобового столкновения с многотонным грузовиком, несущимся на скорости более 60 км/ч. В результате, по дороге в больницу моя мама скончалась. Но на этом мои несчастья не кончились.

Потеря любимой жены, тяжким грузом легла на сердце и плечи моего отца. Такую тяжелую ношу, не каждому дано вынести. Отец тоже не выдержал. В нашей семье начались проблемы. Сначала с семейным бюджетом, которые плавно перетекли в долговые обязательства. Из-за опустошения отложенных на черный день денежных средств, отец стал брать все новые и новые кредиты. Наши долги перед банками и ростовщиками различного пошиба росли день ото дня. Из квартиры стали пропадать ценные вещи. Казалось бы, что может быть хуже? Но это было только начало.

Мой отец пристрастился к алкоголю. Поначалу, не так уж и много. Бокал пива тут, рюмка там. Но чем серьезнее становились проблемы, тем больше он наливал себе в стакан перед сном. Он, как таких людей называют, становился запойным алкоголиком. С работы его выгнали и примерно через месяц, мы потеряли нашу квартиру. Ее забрали судебные приставы за долги перед банком. Эта печальная картина до сих пор иногда встает перед моими глазами. Но людей в форме тогда не волновало, где я буду жить. Они оставили этот вопрос на органы опеки, которые даже не соизволили появиться.

В тот день я был брошен на произвол судьбы. Отец не мог больше обо мне заботиться, а других ближайших родственников у меня не было. Мои отец и мать, оба были воспитанниками Детского Дома № 4, где они собственно и познакомились. Он ушел и с тех пор, я его больше не видел. Но на улице я прожил недолго. На следующий же день, моя тогдашняя соседка Нина Васильевна Захарова, возвращаясь поздно вечером домой с огорода, подобрала меня и, узнав подробности, пустила к себе переночевать. Ни для кого в нашем доме не было секретом, что наша семья из образцовой, перешла в разряд неблагополучной. Но баба Нина, которая жила на копеечную пенсию, была не в состоянии содержать еще и меня. Да и незаконно все это. Вот тогда-то я и попал в систему детских домов. Как говорится, яблочко от яблони не далеко упало.

Но жизнь там была не такая беззаботная, как рассказывали мне родители. Может, причиной тому было то, что сейчас не 80-ые, и СССР давным-давно развалилось? Нынешние детские дома — это место, где, как нельзя лучше, применим закон джунглей «Выживает сильнейший». Вся жизнь — это череда побед и поражений. Этой науке научило меня время, проведенное в детских домах. Ну, это если не считать терпимости к боли. Я не был одарен физически и мой удел, находясь среди всякого сброда будущих уголовников, был прост — получая побои, терпеть и лишний раз не влипать в неприятности. Шли годы, а мое положение все также было плачевно. Друзей у меня было немного. Я по природе своей был не общительным. Особых талантов также замечено не было. Так кому я тогда нужен? Оказалось, кому-то я все-таки пригодился.

Мне повезло. Меня взяли к себе в семью, в возрасте десяти лет, Марина и Игорь Вознесенские. Они были хорошими людьми. Обычная, ничем не примечательная, добропорядочная семья. Приемный отец работал слесарем механосборочных работ на заводе по производству корпусной мебели, а мать — медсестрой в детской поликлинике № 17. И все бы ничего, но помимо меня у них было еще три приемных ребенка. Два мальчика и девочка. Все старше меня, минимум на два года.

Денег на всех не хватало, и мне перепадала одежда только «с барского плеча». В смысле, одежда покупалась старшему в семье ребенку, а он, после того как вырастет из нее, передавал следующему. И так было до тех пор, пока очередь не доходила до меня. Вы хотя бы представляете, в каком виде она мне доставалась? Это же не моя вина, что я хожу во всем штопаном! Но дети, с которыми я попытался сдружиться, почему-то этого не понимали. Они привыкли ходить в новенькой одежде, получать на дни рождения дорогие подарки. Им было попросту не понять того чувства, когда у тебя ничего этого нет.

Когда мне исполнилось четырнадцать лет и я, наконец, получил паспорт, то стал сам зарабатывать себе на жизнь. Точнее смог покупать самостоятельно те вещи, которые мне были необходимы. Но заработанные мною деньги давались мне непосильным для подростка трудом. Во время летних каникул, еще до того, как все нормальные люди просыпались, я пешком ходил на оптовый рынок и разгружал фуры с товаром. Сотни, тысячи арбузов и дынь мне так и снятся в кошмарах.

По вечерам я ходил на железнодорожный переезд в зону разгрузки и также нанимался грузчиком. Наравне с бывшими сидельцами, алкоголиками и тунеядцами. Вот только разгружал я уже не арбузы и дыни, а уголь и щебенку. Никого не волновало, что я еще подросток. Я работал наравне с взрослыми. Так что меня загружали по полной программе. К концу дня я плелся домой еле живой и сразу же ложился спать. А на утро, когда будильник начинал трещать в четыре утра, все начиналось по новой. Мышцы болели и были словно деревянные. Но я это терпел и не свернул с намеченного пути. Я хотел быть хоть в чем-то независимым от приемных родителей.

Хотя, признаться, тяжелый, почти что рабский труд, во время летних каникул, был для меня отдушиной перед началом нового учебного года в средней школе № 10. Это место ассоциировалось для меня с пыточной камерой. Хотя, это сравнение, малость перебор с моей стороны. Но насмешки, закидывание тухлыми овощами и издевательства, которые никто не спешил прекращать — тут я не преувеличил. Даже просто позвать учителя разобраться с виновниками, другие одноклассники не спешили. Всем было все равно. Главное, чтобы их это не никоим образом не касалось. Ну а я, просто терпел все это. Новая веха моей жизни началась, когда меня перевели в 8 «А» класс, который был для одаренных подростков, или же детей из богатых семей. Поначалу меня там просто не замечали. Ну а я, и не был против. Все лучше, чем откровенные издевательства. Но так продолжалось недолго.

Ехидные замечания по поводу моего внешнего вида, затем оскорбительные прозвища — все это я терпел и считал дни до окончания четверти. Но чем дальше, тем серьезнее становилось притеснение. Толчок в спину, подножки во время выхода к доске, все это я смог преодолеть и не нарываться. Но когда меня после уроков оттащили за угол и избили, этого я, уже не смог простить. Трое на одного — у меня не было и шанса дать им сдачи. Пусть я и был крепче и сильнее своих обидчиков физически (тяжкий труд не прошел даром), но количество бьет качество. Посмотрите на тех же китайцев, чем не пример. Но стерпеть ТАКОЕ я уже не смог. Я решил отомстить. Но сделал умнее и не стал идти на них в лоб. Просто в течение недели, каждый из этой троицы, на следующий день приходил в школу побитый и со свежими синяками. Уж в драке один на один я не дал маху и отделал их как следует. Но на этом дело не кончилось.

В следующий раз их численность увеличилась с трех, до пяти человек. И история повторилась. Но только с одной лишь разницей — в этот раз мой план, который претерпел изменение лишь в плане количества, вышел мне боком. Стоило только мне после уроков поймать одного из них и преподать ему урок, как на следующий день меня и моих приемных родителей вызвали в кабинет директора. Там был тот, кого я вчера избил и его родители, которые махали перед лицом директора справкой из больницы, зафиксировавшей результат нанесения побоев их драгоценному отпрыску.

Он, сволочь такая, не стал молчать и сдал меня с потрохами. Сразу после этого, нашлись свидетели моих противоправных действий и я, не смотря на старания приемных родителей, получил свой первый условный срок и встал на учет в полиции как трудный подросток. Я попал! О том, что я лишь дал сдачи, меня никто даже слушать не стал. Доказательств этому не было. Да и всем было это безразлично. Кто я такой? Приемный ребенок в обычной многодетной семье таких же трудных подростков, как и я, а он — богатенький сынок директора Мясокомбината Северный! Мы как небо и земля.

Но школу, после получения условного срока, я не покинул. Несмотря ни на что, меня оставили в том же классе. Вот только теперь моя жизнь усложнилась еще сильнее. Я больше не мог отплатить этим гадам той же монетой. Меня бы они попросту подставили, как и в прошлый раз. Они, кстати, этого и не скрывали. Но с той лишь разницей, что теперь за избиение, я получил бы уже реальный срок заключения и попал в колонию для несовершеннолетних. Так что с тех пор мне пришлось терпеть оскорбления, унижения и побои. Я был бессилен что-либо с этим сделать. И что самое страшное, опять же, всем до этого не было никакого дела. Они просто отворачивались и смотрели в другую сторону. Чертовы лицемеры!

Одноклассники меня избегали, а приемные родители не хотели переводить в другую школу. Да даже приемные старшие братья, и те наплевали на мои проблемы в школе! Им и своих проблем хватало. А когда проблемные подростки из параллельных и старших классов углядели в моем пассивном поведении признаки слабохарактерности, то к издевательствам подключились и они. Я вновь остался в одиночестве против всего мира. Прямо как в детстве. И с каждым новым днем, во мне все сильнее и сильнее нарастала ярость и агрессия. Но я держал эти чувства под контролем. Мне нельзя было выпускать их наружу. Малейший просчет с моей стороны и все старания были напрасны.

Привычный уже порядок жизни изменился внезапно. На дворе стоял теплый сентябрьский день, началась новая учебная четверть, и я собирал свой рюкзак, готовясь пойти в школу. Только вот радости от этого мне не прибавилось. И дело тут не в нежелании учиться. Сегодня был понедельник, и мне нужно попасть в школу ко второму уроку. Я проснулся заранее и сразу пошел в душ. Стряхнув остатки сна, я натянул на себя синие потертые джинсы и простую черную майку. Затем захватил ключи со стола в прихожей и вышел в тамбур.

— Боже, дай мне сил пережить сегодняшний день! — повторял я себе, когда обувшись в потертые кроссовки, за мной со скрипом захлопнулась входная дверь.

Дорога до школы прошла без эксцессов. Но это не было случайностью. Я целенаправленно избегал любого ненужного внимания с другими школьниками. Особенно старшеклассниками. Это оказалось не так уж и сложно. Когда каждый день для тебя, как борьба за выживание, то волей-неволей приспособишься научишься вести себя скрытно. Ходить окольными путями, прятаться. В общем, вести себя как невидимка. Все это стало для меня обыденным. Но как бы я ни старался не попадаться проблемным подросткам на глаза, в школе от них мне было некуда деться.

Школа для меня стала тюрьмой. Да уж, соглашусь, смешно звучит. Но там для меня был такой же распорядок дня, как и в местах, не столь отдаленных — сидеть от звонка до звонка, надеясь пережить сегодняшний день. Вот только тут все было еще хуже. Я попросту не имел права защищаться. Точнее мог, но не собирался. Я все еще мечтал о том, что однажды поступлю в институт, найду хорошую работу и заведу свою собственную семью, которая ни в чем не будет нуждаться. И, чтобы исполнить эту мечту, мне ну никак нельзя попадать в колонию для несовершеннолетних. Кто же после этого возьмет меня на высокооплачиваемую работу? А уж про образование я вообще молчу. Второсортный техникум станет моим лучшим вариантом. Да и то с натяжкой. Нет уж, мой удел и по сей день остается неизменным — терпеть и ждать, когда я закончу школу.

И вот теперь я прячусь за огромным дубом, стоящим у самых ворот школы и жду звонка на урок. Опоздать и извиниться перед учителем, а затем спокойно просидеть положенные сорок пять минут — так я обычно начинаю свой день. Я всегда опаздываю на первый урок. Но стоит только прозвенеть звонку и всем подняться со своих мест, чтобы перейти в другой класс, а учителю удалиться в учительскую, как начнется мое позорное время. Уж эти сволочи такой возможности не упустят! Вторым уроком у меня была геометрия. Во время перемены — пара пинков по заднице и оскорбления. Я еще легко отделался. Но стоило только прозвенеть звонку на урок, как все это заканчивается, и затем начинается третий урок — прикладная математика. А во время перемены уже привычная программа.

Четвертым уроком у нас стояла физкультура, на которой меня, как бы случайно, толкнули во время разминки, и при падении я заработал себе внушительного размера синяк на правом локте. Больно, конечно. Но это было даже кстати. Учитель отпустил меня в медпункт. Там им меня не достать. Плёвое это дело, откосить от занятия физкультурой до конца урока, пожаловавшись на головокружение после падения. А вдруг что не так? Учителя же не будут рисковать здоровьем школьника? Зачем им лишний геморрой. Лучшим решением будет перестраховаться. Вот и лежу я сейчас на кровати в медпункте и отдыхаю.

Но я не сидел без дела, а занялся привычным и любимым занятием — чтением книг. Я очень любил почитать на досуге. Вот и сейчас у меня в руках была увлекательнейшая книга Артура Шопенгауэра «Афоризмы житейской мудрости». Мне есть, что оттуда почерпнуть. Внезапно, стоило мне только перевернуть страницу, как мою правую руку обожгло. Боль была просто адской, и я от неожиданности даже уронил книгу на пол. Но боль прошла столь же стремительно, как и появилась. Лишь на мгновенье, но мне показалось, что меня прижгли раскаленной кочергой. Я освободился от повязки, которую наложила мне медсестра, поднеся ладонь поближе к лицу.

— Что за черт?! — только и смог вымолвить я, не веря своим глазам.

На моей ладони красовалась татуировка, которой там раньше не было. Если бы я делал себе тату, то будьте уверены, что не забыл бы про такую малость. Но что это за рисунок такой непонятный? Черная восьмиконечная звезда, внутри которой была надпись на неизвестном мне языке. Контуры рисунка черные, но внутреннее пространство закрашено матово-белой краской. Размер у татуировки был небольшим — сантиметра три-четыре в диаметре. И самый главный вопрос — как это, черт возьми, произошло? Я не особо верю в полтергейсты и прочую сверхъестественную активность, но других логичных, хоть и с натяжкой объяснений, попросту не вижу. Может это магия? Ха. Да это звучит еще бредовее.

— Не пугайся человек. Это лишь метка Избранного. Позволь представиться. Мы те, когда называют Безликими — повелители и созидатели всего живого и неживого во вселенной. Мы устали наблюдать за всеми теми бесчинствами, что творит твой неугодный вид. И мы бы вас давно уничтожили, но на ваше счастье, не все из нас придерживаются таких радикальных мер. Ведь тут есть и наша вина, что вы стали такими. Так что вам будет дан последний шанс доказать, что вы достойны жизни. Станьте сильнее и уничтожьте всех на своем пути! Только так, у тебя — Избранного, и прочего человеческого сброда, есть шанс пережить Перерождение этого мира. Судьба вашего мира в ваших руках! Пока жив хотя бы один человек, Перерождение не начнется. Запомни, когда небо станет Лазурным и на землю прольется Кровавый Дождь, тогда и начнется ваше испытание, — прозвучала тирада в моей голове, казалось бы, сотней, одновременно говорящих людей. Причем как мужских голосов, так и женских голосов.

Получилась некая, едва понятная, какофония. Но смысл сказанного ими я уловил. Этот голос был наполнен силой и напрочь лишен каких-либо эмоций. Однако сам посыл мне не понравился. Ну и дела! Я вдруг понял, что сошел-таки с ума от нервов и накопившегося с годами стресса. Ну а как еще объяснить столь абсурдный голос голове? Все это было взаправду?! Нет уж, увольте. Избранные, истребление человечества, Перерождение — да быть того не может. А что касается татуировки на правой ладони, как сказал голос в моей голове, Избранного — то это всего лишь галлюцинация. По-другому и быть не может. До этого галлюцинации были визуальными, а теперь еще и слуховые добавились.

Пока я размышлял о том, что мне с этим делать, закончился третий урок, и мне пора бы уже возвращаться в класс. Хотя, подумав, я решил, что торопиться не стоит. Я лучше подожду до тех пор, пока не прозвучит второй звонок. Звонок на урок. И я решил и дальше остаться медпункте. В тишине и спокойствии. Да и не стоит мне светиться в коридорах. Тут произошел еще один странный инцидент, который только подтвердил предположение о том, что я схожу с ума. Закрыв на минутку глаза, я попытался привести себя в чувство и тут, на черном фоне сквозь сомкнутые веки, вдруг стали проявляться какие-то нечеткие надписи. Подождав еще пару секунд и сосредоточившись на них, я смог, наконец, прочитать то, что там было написано:

Ступень развития — 0

Сила — 8(8)

Ловкость — 9(9)

Выносливость — 8(8)

Телосложение — 8(8)

Скорость — 9(9)

Энергетика — 10(10)

Доступных возможностей усиления — 0

Бонусная способность Избранного:

Контроль энергии — способность выкачивать электроэнергию из любого источника, превращая ее в свою собственную. Излишками поглощаемой энергии можно пользоваться так, как вам заблагорассудится. Но будьте осторожны! Поглощенная электроэнергия не может находиться в организме слишком долго. Если ее не переработать в биоэнергию, или не высвободить наружу, то вашему физическому телу может быть нанесен колоссальный ущерб.

Степень воздействия способности, обусловлена Энергетикой вашего организма.

Способности:

Исцеляющий эффект крови — способность вылечить любого, с кем соприкасается ваша кровь. Способность не распространяется на инфицированных людей и мутировавший организм. Невозможно исцелить себя.

Интересно, у них тут в медпункте есть антипсихотические препараты? Мне бы сейчас волшебная таблеточка не помешала. Вот до чего довели меня месяцы издевательств, насмешек и откровенных побоев — до шизофрении и галлюцинаций! Хотя, тут и нет ничего удивительного. Психика в моем возрасте неустойчива, да и гормональный дисбаланс, в этом деле, только подливает масла в огонь. Ничего необычного в том, что я вижу и слышу то, чего на самом деле не существует. Но может все не так уж плохо, и я излишне драматизирую? Отдохну как следует дома после уроков, полежу в тишине и спокойствии, и завтра буду как новенький. Так ведь?

Тут прозвенел звонок на урок, и мне пришлось-таки покинуть медпункт, поблагодарить медсестру напоследок и отправиться на урок. Но перед уходом, я, как бы случайно, засветил свою ладонь перед ней. Она даже не обратила на татуировку внимания. Будто бы ее и нет вовсе. Что и требовалось доказать. Видимо это все же галлюцинация, если вижу ее только я один. Четвертый этаж, кабинет 412. У нас по расписанию сейчас стояла Химия, которую преподает Марина Павловна. Учительница эта с характером и опоздание на ее урок, она мне с рук точно не спустит. Как пить дать, наказания не избежать! И отговорка о том, что я в это время отлёживался в медпункте, с ней не прокатит. Придется простоять до конца урока за своей партой. Но все это мелочи. У меня уже давно иммунитет выработался к подобного рода пустяковым наказаниям. Как-нибудь, да переживу и это. Я как в воду глядел. Стоило мне только войти в кабинет, как я получил нагоняй и понес незаслуженное наказание.

Стоя на уроке в качестве назидания остальным, я смог обозревать всех остальных учеников с верхотуры. Всё, вроде бы, было как обычно. Но это только на первый взгляд. Некоторые ученики сидели какие-то потерянные и безучастные. И такое их поведение на уроке, было для меня в диковину. Большинство из них, как и я, попали в этот класс благодаря мозгам, а не связям, влиянию или богатствам родителей. Их обычное поведение во время урока — это сосредоточенно слушать учителя, ловя каждое его слово и все записывать в тетрадь. Но сейчас они будто витали в облаках, а некоторые и вовсе, не отрывая взгляда, терли до посинения свою ладонь на правой руке. Стоп! Как же я сразу этого не понял? Это не может быть совпадением. Они наверняка увидели, а может и услышали, тоже, что и я в медпункте.

И уже через минуту случилось то, чего я так опасался после шальной мысли «а вдруг все это было взаправду?», возникшей у меня в голове. На дворе еще минуту назад вовсю пылало солнце, не было ни облаков, ни туч, и вдруг раз, погода стремительно поменялась. Все без исключения ученики и Марина Павловна в придачу, уставились в окна. Все небо затянуло лазурной пеленой, вдоль которой, то тут, то там, проскакивали яркие вспышки молний. Все ученики списали это явление на стремительно-надвигающийся грозовой фронт, но меня смутил цвет неба. Он был таким же, каким описывал мне его голос Безликих. Если моя слуховая галлюцинация была реальна (ну вот, докатился), то сейчас по идее должен начаться Кровавый Дождь. И я стал ждать. Прошла уже минута, нервишки пошаливали, но так ничего и не произошло. Значит, это просто очередное совпадение? Как-то их слишком уж много.

Шоу закончилось, когда учительница рявкнула на весь класс, и ученики сразу вернулось в норму. Урок продолжился. Но я все так же же ни на секунду не отводил взора от окна. Я ждал и надеялся, что ошибаюсь. А все эти странности — лишь плод моего больного воображения. Пять минут, десять, и вот уже скоро прозвенит звонок, возвещающий о конце урока, когда за окном вдруг прогремел сильнейший громовой раскат и начался ливень. Но капли воды были не привычного всем голубого цвета. Нет, они были красными. Не такими как кровь, а скорее насыщенного бордового цвета. Тут в названии Безликие дали маху. Или просто подобрали название, чтобы звучало посолиднее? И о чем я сейчас, черт побери, думаю вообще? Тут такое происходит, а мне название не пришлось по нраву. Дурдом какой-то.

— Что это такое, Марина Павловна? — в нарастающей с каждой секундой панике, зачем-то даже подняв руку при этом, спросил один из учеников.

Но она не могла дать ответ на вопрос. По ней было видно, что она пребывала в той же растерянности, что и остальные. Что в общем-то и неудивительно. Не каждый день такие чудеса происходят. Красный дождь — где же такое видано-то! Класс был заполнен тремя рядами парт и рассчитан на сорок учеников. Все они сейчас были заняты. И все сорок человек, стоило только Кровавому Дождю усилиться, поднялись со своих мест, не обращая внимания на крики учительницы, облепили все три пластиковых окна, что находились в кабинете химии.

Сидеть на своих местах, или как я, стоять, осталось лишь четыре человека. Включая меня. И в тот момент, я заметил на их правых ладонях ту же татуировку, что и у меня. Ну или почти такую же. Рисунок был схожий, но внутренний контраст и надписи, у всех разнились. Но я готов поклясться, что до начала Кровавого Дождя, их там не было. Так почему же они проступили именно сейчас? Почему не проявились раньше? Неужели… То, о чем предупреждали Безликие, началось!

Одной из Избранных (так назвал обладателей меток Безликий, так что и я буду использовать этот термин) была Света Гришаева. Она староста нашего класса и ко всему прочему, круглая отличница. Образцовая и дисциплинированная девочка, победительница многочисленных городских олимпиад. Да еще и из богатой семьи. Идеальный ребенок, не правда ли? Но это только внешний фасад. Внутри у нее был сокрыт дьявол, который появлялся только тогда, когда ее не видели взрослые. Ненавижу эту гадину! Это змеюка прикрывает тех самых дегенератов, что издеваются надо мной.

Через две парты от нее сидел Денис Смирнов. Второй, как мне кажется, Избранный. Метку не видно, но он прикрывает другой рукой то место, где она находится. В эту пользу говорит и тот факт, что он не был так же сильно удивлен Кровавому Дождю, как остальные ученики. Так что сделал я вполне логичный вывод. Он превосходный спортсмен, кандидат в мастера спорта по карате, да еще и боксом на досуге занимается. Денис правда малость туповат, но вполне себе миролюбивый. Главное не упоминать вслух про его волосы, не то порвет как тузик грелку. Кучерявые волосы — это его ахиллесова пята. Только она его не убивает, а дико бесит. И если бы не его папа, который работал заместителем губернатора какого-то там отдела, то он бы в этом классе сейчас не находился.

И последним, но самым адекватным и спокойным человеком из моего класса, Избранным, была Кристина Юдина. Она чем-то напоминала меня — умная, в меру спортивная и, самое главное, добрейшей души человек. Сколько раз она пыталась сдать учителям тех, кто надо мной издевался?! Я уже даже и не помню. Много. Но увы, я находился в заведомо проигрышной ситуации и ее действия, мне мало чем помогли. В глазах взрослых, я лишь малолетний преступник и, с их точки зрения, любой конфликт автоматически является моей виной. Так зачем им во все это ввязываться? И так все понятно. Хотя то, что она хотя бы пыталась исправить сложившуюся ситуацию — это уже хорошо. За что я ей лично, премного благодарен. Остальные для меня и этого не сделали.

— Смотрите, там какой-то мужик грохнулся! — вдруг раздался звонкий голос одного из учеников, что стоял у окна и указывал куда-то вниз.

И следом за ним, от остальных тоже посыпались аналогичные возгласы удивления, с легкой примесью страха. Люди, что находились снаружи во время Кровавого Дождя, стали падать на асфальт один за другим. Ни один из них после этого так и не встал. В классе нарастала паника. Кто-то предложил закрыть все форточки, утверждая, что этих людей террористы отравили химическим оружие. Абсурд, конечно. Но это дало свои плоды. Ученики тут же отлипли от окна, прикрывая рот рукой или платком. Как-будто это им чем-то помогло. Каждый из них достал свой сотовый телефон или КПК, пытаясь связываться с родителями, службой спасения, полицией. Да хоть с кем-нибудь. Правда ничего у них из этого не вышло. В динамике слышался лишь треск помех. Связи будто отрубили. Даже интернет и тот не работал.

Я припомнил слова предупреждения от Безликих, соотнеся их с описанием способности Исцеляющий эффект крови, про инфицированных людей и мутировавшие организмы, задумался и вдруг понял, что плохи наши дела. Кровавый Дождь лишь начало. Я, быстренько собрав вещи, выбежал из кабинета. Но перед этим остановился у одной из парт и дал Кристине один маленький дружеский совет на прощание — убежать из школы до того момента, как поднимется полноценная паника и хаос. Оставаться в переполненной учениками школе, сейчас не было никакого смысла. Потом выбраться будет сложнее.

— И еще мне нужно было убедиться в достоверности сделанных мною выводов, — сделал я себе зарубку в памяти.

Восемь лестничных пролетов я пролетел так быстро, как только мог. Будто за мной гнался дьявол собственной персоной. И пока остальные ученики сидели в своих классах, я смог беспрепятственно спуститься к выходу из школы. Но перед тем как выйти наружу, где все еще лил Кровавый Дождь, я решил кое-что проверить. Если все, что сейчас происходит взаправду, то и мои способности вполне реальны. Но как мне их проверить? Исцеляющий эффект крови проверять попросту не на ком, так что остается лишь Контроль энергии. Правда есть одна проблема — как мне вообще выкачивать энергию из источников электроэнергии?

И стоило мне только об этом подумать, как в моей голове раздался мелодичный женский голос, который не был похож на многоголосых Безликих:

— В использовании способностей, нет ничего сложно. Они столь же просты и естественны в использовании, как и обыденные для тебя действия — дыхание или бег. Просто сконцентрируйся и сделай это. Вот увидишь, у тебя все получится! А когда привыкнешь к этому чувству, оно будет уже частью тебя.

— Кто ты? — стоило мне только подумать о том, чтобы задать этот вопрос, как тот же голос вновь ответил:

— Я небольшой подарок от Безликих для всех без исключения Избранных — Проводник. Если будет вопрос, или же потребуется совет, то просто обратись ко мне. Хотя, я могу пойти на контакт и без твоего ведома. Но не вздумай понапрасну тратить мое драгоценное время, задавая глупые вопросы! И еще, я отвечаю лишь на те вопросы, на которые тебе положено знать ответы. Не больше, ни меньше. Тебе все понятно?

Понятно, что ничего не понятно. Она, что-то вроде справочника в моей голове? А что, сравнение вполне себе подходящее. Но все это, потом. Сейчас не время для этого. Надо попытаться применить Контроль энергии. Как она там сказала — способности естественны как воздух и мне стоит просто попробовать и все получится? Вроде как-то так. Я поискал глазами какой-нибудь источник электроэнергии и не нашел ничего лучше, чем лампа дневного света. Интересно, она подойдет? Поднеся руку поближе к плафону я представил, как электроэнергия перетекает из лампочки в мою руку. Секунду ничего не происходило и вдруг… У меня получилось!

Лампа начала мигать и в тот же момент, сквозь прямоугольную пластмассовую крышку, в мою руку медленно просочилась электрическая дуга. Такая же, как при электродуговой сварке. Вот только она не коснулась кожи на моей. Над поверхности ладони зависла в воздухе ярко-белая, с оттенками синевы, точка, в которую стало стекаться передаваемое мне от лампы электричество. И, по мере насыщения, эта точка становилась все больше и больше. Вот это да. Это же просто невероятно!

Когда шар с электричеством на моей ладони достиг размеров теннисного мяча, вокруг него стали проскакивать разряды, похожие на миниатюрные молнии. Моя рука стала неметь и слегка трястись. Тогда-то я и понял, чисто интуитивно, что собранной электроэнергии достаточно для… А что мне теперь с ней делать? Об этом я как-то не подумал. Попытался переработать ее в биоэнергию, как сказано в описании, но у меня ничего не вышло. Да и не знал я, как это делать. Так-с, подумаем. В описании еще было сказано, что с излишками электроэнергии я могу делать все, что мне только заблагорассудится. Попробовать что ли высвободить ее? Хм. А почему бы и нет? И я попытался бросить, словно у меня обычный мяч в руке, получившийся электрический шар во входную дверь. Результат испытаний превзошел все мои ожидания.

С треском и гулом, приглушенным раз эдак в сто, что сопровождает молнию, электрический шар на бешеной скорости врезался в толстую дубовую дверь и пробил в ней идеально-ровное отверстие. Края получившегося отверстия были обуглены и еще дымились, когда я подошел поближе. И тут же, посмотрев сквозь дыру, сглотнул от осознания разрушительной силы моей способности. Электрический шар пробил насквозь не только массивную дубовую дверь десятисантиметровой толщины, но и врезался в асфальтное покрытие, проделав в нем небольшую дымящуюся воронку. Но какой глубины получилась воронка, я так и не смог рассмотреть. Для этого надо было выйти наружу. Чего я пока делать не собирался. Кровавый Дождь еще шел. Этого и так было вполне достаточно, для осознания всей разрушительной мощи Контроля энергии.

Когда я рассматривал через дыру образовавшуюся воронку, то мой глаз зацепился за другой объект — лежащее неподвижно на асфальте тело молодого человека лет тридцати. Одет он был в черные брюки и сиреневую рубашку с галстуком. Но не его наряд привлек мое внимание. Я заинтересовался им потому, что мне показалось, будто он шевельнулся. Так жертвы Кровавого Дождя получается, не умерли? Да и не похоже, чтобы он мутировал во что-то другое. А я-то уж было подумал… Кажется, моя предыдущая теория только что накрылась медным тазом. Лежащий на земле человек не только шевелился, но и попытался подняться на ноги. Правда у него это не получалось. Он будто бы был пьяным — пытаясь подняться, постоянно падал и мычал нечто нечленораздельное. При взгляде на него, мне даже как-то сразу вспомнился отец. Тот в пьяном угаре так же себя вел.

Но стоило мне только взглянуть на его лицо, как у меня по всему телу пробежали мурашки, а я впал в ступор. Он, а точнее оно, посмотрело в мою сторону. Этот взгляд уже не принадлежал человеку. В нем не было ни капли эмоций или сознания. Взгляд мертвеца. У него была разбита голова (даже серое мозговое вещество было видно), а из приоткрытого рта обильно капала слюна и кровь. Эти окровавленные глаза, без сомнения, принадлежали покойнику. Оно, зарычав словно дикое животное, все же смогло подняться на ноги. И, поначалу, еле-еле передвигаясь, оно вдруг резко ускорившись, бросилось в мою сторону.

Я отшатнулся от двери и через секунду раздался глухой звук удара. Но дверь выдержала. Не даром, что такая массивная, да с толстыми петлями. Такую просто так не выбить. В нее машина на полном ходу врежется, а она без проблем выдержит и это. Мне повезло, что она запиралась дежурными на время занятий. Открывается-то она внутрь, а не наружу. Чтобы со мной стало, если бы этот бешеный добрался до меня?! Да я даже думать об этом не хочу! Хорошего точно было бы мало.

— Смотрите, они в порядке! Они живы! Слава богу! — разносились по коридорам первого этажа звуки ликования учеников, что сейчас наблюдали из окон в своих классных комнатах. Дураки! Они пока еще не подозревают, что им уготовано. Теперь я не сомневаюсь в том, что Безликие не врали про уничтожение человеческой расы. Я подозревал вирус и последующую мутацию, но ошибался. Сколько людей умрет от рук или зубов этих зомби? Да, да. Те самые зомби. Сам бы не поверил, если бы не видел все собственными глазами То, что эти существа уже не люди, а кровожадные зомби — это, бесспорно. Я люблю на досуге, посмотреть фильмы ужасов. Особенно жанра постапокалипсис. И про зомби, в частности. Так вот то, что я сейчас наблюдаю, не что иное, как восставшие из мертвых и жаждущих разорвать всех живых на части, зомби! Киношное описание вроде как совпадает с реальностью — бессмысленный мертвый взгляд, обильное бесконтрольное слюноотделение, заторможенные движения и нечувствительность к боли. Все это я сейчас наблюдал своими собственными глазами. Ошибки быть не может — все те, кто попал под Кровавый Дождь, превратились в зомби!

Глава 2. Напарница

В школе больше нельзя оставаться. Кирпичная коробка, набитая множеством людей — не самое безопасное для меня место. Вспоминая фильмы про зомби, я предвидел, что такое оживленное место как школа, для них как шведский стол. У меня на лбу проступил холодный пот. Сидя на полу и облокотившись на дверь, в которую не переставая долбил зомби, я собрался с силами и встал на ноги. Сейчас не время бездействовать! Скоро и до остальных дойдет, они находятся в какой опасности. Тогда вся школа превратится из уголка спокойствия и пустых коридоров, в потревоженный пчелиный улей.

И когда происходит нечто подобное, как правило, людей в панике случайно затаптывают насмерть свои же одноклассники. В попытке добраться до выхода первым, когда тебе в затылок дышит смерть, человек пойдет по головам друзей, лишь бы только спастись первым. Все, кто позади — обречены. Такова уж человеческая психология (психология поведения масс), и с этим, увы, ничего не поделаешь. У страха, как известно, глаза велики.

В коридорах первого этажа все еще было тихо. Ни души. Ученикам запрещалось покидать кабинеты, до конца урока. С этим у нас в школе было до абсурда серьезно. И даже в такой ситуации, ничего не поменялось. Хотя, в их защиту, взрослые вряд ли бы поверили в то, что сейчас снаружи зомби. Это же из области фантастики. Такого, по их мнению, просто не может быть. Или же, у них в инструкциях было записана такая модель поведения? В общем, мне этого не понять.

Я осмотрелся по сторонам и пошел в сторону запасного выхода, который располагался на заднем фасаде здания школы. Надеюсь, людям ни к чему там гулять в обеденное время. И во время Кровавого Дождя, там должно было быть безлюдно. В противном случае, могут возникнуть некоторые затруднения. Ведь зомби, если мне не изменяет память, будут ходить на одном и том же месте до тех пор, пока не почуют добычу. Но и это не абсолют. Одно дело полагаться на фантастические фильмы, и совсем другое — на реальность. Кто его знает, как оно будет на самом деле.

Я прошел до конца коридора и, не дойдя до аварийного выхода всего с десяток шагов, вдруг резко остановился и повернул назад. Там, где я только что прошел, краем глаза приметил, висящий на стене, противопожарный шкаф. В нем, помимо огнетушителя, пожарного шланга и красного конусного ведра, находился топор. Вот но-то мне точно пригодится. Оружие сейчас лишним не будет. И на моем пути к обладанию им, стоял лишь простенький замок, да стеклянная витрина. Но это не проблема. Обмотав кулак носовым платком, я как следует размахнулся и со всей силы ударил им в стекло. Стекло не выдержало и, разбившись на сотни мелких кусочков, осыпалось на пол. Я отбил остатки стекла по краям и протянул руку внутрь шкафа. Ухватился за рукоять топора, я вытащил свое оружие наружу. Блестящий металл, удобная рукоять и ни единой царапинки на лезвии. Сразу видно, что им никто до этого не пользовался. Да и с чего вдруг? Пожара в этой школе отродясь не было.

Я уже собирался уходить, когда дверь класса за номером 122, что находилась рядом с пожарным шкафом, вдруг приоткрылась и оттуда высунулась человеческая голова. Изнутри донесся шум и гам веселящейся детворы. Видимо, учителя там не было. Длинные шелковистые рыжие волосы, перевязанные красной ленточкой, веснушки на щеках и миловидные, чуть полноватые, черты лица. На вид я дал бы этой девочке лет десять-одиннадцать. Вот же любопытная сорока! И чего ей в классе не сидится. Сейчас эта мордашка, с расширенными от удивления глазами, смотрела на меня, а я стою, как дурак, неподвижно, с топором наперевес. Прямо картина маслом — девочка и юный маньяк. А что, это мысль!

Я заглянул ей в глаза, а затем, почувствовав легкое жжение, перевел взгляд на свою руку и заметил на ней крошечный порез, который несильно кровоточил. Освободив эту руку от платка при помощи зубов, при этом другой удерживая топор вертикально к полу, я поднес порезанную руку к губам и, высунув язык, демонстративно слизал краем языка алую жидкость. При этом я сделал такое жуткое лицо, на которое только был способен. Девочку такое мое поведение испугало до такой степени, что вскрикнув, она со всей силы потянула за ручку назад, захлопнув за собой дверь. Проблема решена. Именно такого эффекта я и добивался. Зрители мне сейчас не нужны.

Как только помеха скрылась из виду, я вновь вернулся к намеченной цели. Подойдя к запасному выходу, я дернул для уверенности за ручку двери и убедился, что она закрыта. По идее, эта дверь всегда должна быть открытой. Все такие эвакуационный выход. Но курильщики часто использовали ее для того, чтобы незаметно выйти на перемене и подымить за углом. Узнав об этом, администрация тут же закрыла ее на замок, несмотря на противопожарные нормы безопасности. Но для меня навесной китайский замок, сейчас был не проблемой. С топором в руках у замка нет и шанса.

Вскинув топор над головой, я прицелился и со всей силы ударил им по замку. Надо же! Одного удара явно недостаточно. И хотя я не промахнулся, замок все же выдержал. Только вот повторный удар довершил дело. Замок с глухим звуком удара об плитку упал на пол, и тем самым сняв душку, дал мне возможность выбраться наружу. Кровавый Дождь к тому моменту уже закончился, и я мог безбоязненно выйти. Конечно, был шанс, что снаружи все еще не безопасно. Лужи ведь никуда не делись. Так что, мало ли. Но забиться в уголок и ждать, пока вся гадость уйдет в землю — это не вариант. По крайней мере, не для меня. Придется пойти на риск.

Правда, стоило мне только открыть дверь, как я понял, что ошибался. Похоже, во время Кровавого Дождя, там все же кто-то был. Ведь сейчас там снаружи блуждали зомби. Причем не один, а целых трое. Женщина и двое мужчин. Женщина была одета в желтое платьице со стразами по краям, а на ногах остался лишь один сандаль. Второй она, видимо, потеряла. Из ее плеча едва заметно сочилась кровь. Видимо она напоролась на что-то острое, когда падала. Может на цветочную ограду? Там полно острых штырей.

Мужчины были одеты в одинаковую на вид одежду — серый костюм-тройка (и это несмотря на жару), белая рубашка под пиджаком, лакированные черные ботинки и такого же цвета галстук. Видимых повреждений на них я не заметил, если не считать разбитого носа и скулы. В остальном же, они были как живые. Хотя, какая теперь разница, как они выглядят. Это уже не люди, а зомби. Надо менять свое к ним отношение. Так будет проще их убивать. Зомби лишь бесчувственные мешки из плоти и крови, жаждущие одного — убить и, возможно, сожрать тебя.

— Может я не прав, думая о них, как о хищниках? А вдруг они вегетарианцы? — улыбнувшись каламбуру, подумал я.

Ну, вот как их сюда занесло? Это же совсем не популярное для прогулок место. А тем более, для охоты за живыми. Шли бы они караулить центральный вход — толку было бы больше. Может мне найти другой выход? Нет. Не стоит сейчас отступать, поджав хвост. Рано или поздно, но встречи с зомби лицом к лицу, мне не миновать. Придется прорываться с боем. Вот только перед тем, как идти на них в ближний бой с одним только топором в руках, стоит несколько сократить их количество. Не то, трое против одного — шансы на победу не в мою пользу.

Я собирался использовать против них свою способность — Контроль энергии. В поле моего зрения оказалась розетка, неведомо зачем тут установленная и я стал выкачивать из нее электроэнергию. Вспомнив в описании к способности фразу «как вам заблагорассудится» я, после образования в ладони электрического шара, попытался сымпровизировать и разделить его на две равные части. И у меня получилось! Сфокусировавшись, я поочередно запустил ими в ближайших ко мне зомби. Один заряд попал зомби точно в грудь, а другой в голову. И это была не случайность. Я попал туда, куда и метил. Я решил проверить, правильно ли многочисленные авторы книг про зомби предположили, что лишь уничтожив мозг, можно их убить.

Зомби, которому в голову угодил электрический шар, тут же частично ее лишился и, разбрызгав по асфальту кровь в вперемежку с мозговыми веществом, повалился наземь. Эффектно получилось, ничего не скажешь. Да и второй, с дыркой в груди, к моему удивлению, так же не смог пережить атаку. Обугленное в груди отверстие, заставило эту нечисть упокоиться. Только уже навечно. Похоже фантасты, все же ошибались и поразить мозг — это не единственный способ убить зомби. Оба тела, как только они умерли окончательной смертью, прямо на моих глазах обратились в серую пыль и осыпались на землю. Они оставили после себя лишь пепельного цвета контуры тела на асфальте и блестящую красную жемчужину в месте, где у зомби раньше располагалась грудная клетка.

— Интересно, что это такое? — взыграло во мне прирожденное любопытство, засмотревшись на жемчужину, но я решил не торопиться его удовлетворить. Мне надо довести дело до конца. Осталась еще одна цель — зомби в желтом платье.

Перехватив топор двумя руками, я смело вышел навстречу зомби (когда противник один, да еще и не вооружен) и с размаху опустил ей его на плечо. И хотя, целился я в грудь, она в последний момент каким-то образом завалилась набок и в результате, я промахнулся. Такая рана для зомби оказалась не смертельной, и она все так же пылала энтузиазмом добраться до меня. А вот это уже проблема. Не замечая топора, воткнутого и застрявшего в ее плечевой кости, она попыталась дотянуться до меня своими перемазанными в грязи руками. В ее глазах была лишь пустота. Просто бездушная тварь, марионетка, ведомая инстинктом «убивать».

Держа оставшегося в живых зомби таким способом (отталкивая топором) от себя на расстоянии, я прикидывал, как бы мне лучше ее добить. Но, не придумав ничего оригинального, я просто с силой ударил ее ногой в живот, стараясь, чтобы она при этом не успела перехватить мою ногу. От удара зомби отлетела на пару метров назад и ударилась спиной об асфальт. У меня в руках вновь был готовый к использованию топор. Она уже собиралась было подняться и сделать еще одну попытку добраться до меня, но с ловкостью у нее было так себе. Движения вялые и дерганные, рефлексы никакие. В общем, я без проблем опередил ее.

Пока она лежала на дорожке, упираясь локтями об асфальт, чтобы встать, я подбежал к ней почти вплотную и опустил топор ей на голову. Раздался приглушенный звук удара, как от переспелого арбуза и хруст расколотой черепной коробки. Из раны на голове пошла кровь, которая тонкой струйкой алой жидкости стекала по ее красивому, но бледному лицу. И после ТАКОГО, она все еще была жива! Похоже лезвие топора не достало до мозга. Ее руки чуть было не схватили мою ногу, и я от неожиданности (точнее сказать, с откровенного перепугу) отпустил ручку топора и отпрыгнул от нее подальше. Черт, я серьезно просчитался, не вложив достаточно силы в этот удар! Зомби, как ни в чем не бывало, кое-как встала на ноги с топором, застрявшим в ее голове, и пошла на меня. Теперь я остался безоружным, и справиться даже с одним зомби, было для меня довольно проблематично. Что же мне теперь делать?

— Точно. Как же я мог про это забыть?

Отбежав обратно к запасному выходу, благо разница в скорости и расстоянии между нами позволяла, я кинулся прямиком к розетке и стал выкачивать из нее электричество. Я успел как раз вовремя. Если бы я тогда промедлил (когда остался без оружия), то времени мне уже не хватило бы. На моей ладони сейчас искрился небольшой, размером со среднее яблоко, белоснежный с синевой, электрический шар. Странно то, что большего количества электроэнергии я поглотить уже не смог. Способность поглощать электроэнергию вдруг перестала работать. Но и собранного заряда должно быть достаточно, чтобы справиться с ней. Она была уже в пяти шагах от меня, когда я бросил навстречу зомби сгусток электрического тока, попавший ей точно в грудь.

— Лучше метить туда, нежели в голову, — подумал я.

Так как площадь поражения больше, то и шансов успешно попасть по цели и убить, выше. Как только у зомби в районе солнечного сплетения образовалось сквозное обугленное отверстие, она упала на ступеньки прямо передо мной. Но просуществовал труп недолго. Ее тело, как и два предыдущих, рассыпалось кучкой пепла, в центре которой лежал мой топор и еще одна красная жемчужина. Надо признать, это было опасно! Я успел как раз вовремя. Ей оставалось дойти до меня всего пару шагов и тогда бы… Впредь, мне стоит действовать более осмотрительно.

Я присел на одну из ступенек и, решив перевести дыхание, прикрыл веки. Просто так, без задней мысли. Передо мной тут же предстали те же надписи, что я видел тогда в медпункте:

Ступень развития — 0

Сила — 8(8)

Ловкость — 9(9)

Выносливость — 8(6)

Телосложение — 8(8)

Скорость — 9(9)

Энергетика — 10(0)

Доступных возможностей усиления — 0

Бонусная способность Избранного:

Контроль энергии 2 % — способность выкачивать электроэнергию из любого источника, превращая ее в свою собственную. Излишками поглощаемой энергии можно пользоваться так, как вам заблагорассудится. Но будьте осторожны! Поглощенная электроэнергия не может находиться в организме слишком долго. Если ее не переработать в биоэнергию или не высвободить наружу, то вашему физическому телу может быть нанесен колоссальный ущерб.

Степень воздействия способности обусловлена Энергетикой вашего организма.

Способности:

Исцеляющий эффект крови — способность вылечить любого, с кем соприкасается ваша кровь. Способность не распространяется на инфицированных людей и мутировавший организм. Невозможно исцелить себя.

Ого, а ведь кое-что поменялось с тех пор! Значение Выносливости в скобках изменилось с восьмерки на шестерку, а Энергетика вообще упала до нуля. Это из-за того, что я немного устал? Да так «немного», что моя Выносливость понизилась на 2 пункта? Вообще, звучит вполне логично, если предположить, что эти значения отражают возможности моего реального тела. Махать тяжеленным пожарным топором — это не самое простое занятие. Тут поневоле устанешь. Да и в способности Контроль энергии появилось значение в 2 %, а Энергетика полностью исчерпалась. Следовательно, чем чаще я использую свою способность, тем сильнее она прогрессирует, а исчерпав запас Энергетики, я не смогу вновь ею воспользоваться? Так что ли получается?

— Ты ошибаешься, Избранный. Когда способность достигнет максимального уровня развития в 100 %, она может эволюционировать в другую, более могущественную. Или же, если ты пожелаешь, оставить все как есть, получив новую. Но в момент развития, способность не становится сильнее. Ей просто становится легче пользоваться. Ты сливаешься с этой силой, и она становится частью тебя. Что же касается Энергетики твоего организма, тут ты прав. Но она со временем восполнится. Регенерация Энергетики может восполняться как естественным, так и искусственным, или же по-другому говоря, стимулированным способом. С первым способом — тут все и так понятно. Накапливание Энергетики организмом происходит неосознанно из окружающей среды. Требуется только время. Что же касается второго способа восполнения, то здесь все куда сложнее. И об этом тебе еще рано знать. Как только ты будешь готов, я расскажу тебе и о нем. Если ты, конечно, захочешь знать, — раздался голос Проводника (или же лучше будет сказать, голос Проводницы) в моей голове.

Вот оно как! Интересно, во что же эволюционирует моя способность Контроль энергии по достижении 100 %? Может я стану кем-то, вроде древнегреческого бога Зевса, что без промаха карает своих врагов, поражая их разрядами молний? Ну, или же, на старорусский лад, Перуна — бога-громовержца из славянской мифологии. Что, в общем-то, одно и то же. Ну а что, было бы классно! Кстати, надо бы кое-что проверить, раз у меня Энергетики по нулям. Взглянув на часы, я засек время и решил провести маленький эксперимент — сколько мне потребуется времени на восстановление десяти пунктов Энергетики? Десять минут? Полчаса? А может и весь час? Это мне жизненно-необходимо знать. Правда, до этого момента еще дожить надо. Без своей способности, я обычный человек с топором в руках. Против одного, максимум двух, зомби, он мне поможет. А что если их будет больше? Тогда, я могу ведь и не отбиться! Может лучше…

— Отставить панику! — оборвав мысли, прикрикнул я на себя.

Паника и трусость еще никому не помогала. Сидеть на попе ровно и ничего не делать — это билет в один конец. На тот свет. Сила в движении! Я подошел к пепельным останкам зомби и вновь вооружился топором. Затем, собрал все три красные жемчужины и засунул их к себе в карман. Думаю, они мне еще пригодятся. Но с ними разберемся потом. Не к спеху. Так, а топор-то пострадал. Совсем чуть-чуть, однако это тревожный звоночек. Его режущая кромка малость затупилась, но это пока ничего критичного. Это все еще смертоносное оружие. У остальных учеников в школе и того нет.

Что же касается остальных учеников и учителей, то дела у них с каждой минутой, становятся все хуже и хуже. По периметру школы был возведен высокий кованый забор, с двумя искусно-выкованными воротами. Запасные ворота всегда были заперты. И какой в них тогда смысл, интересно? Но вот главные, сейчас были настежь открыты. И это плохо. Ведь через них на территорию школы проникали все новые и новые зомби. Это только вопрос времени, когда какой-нибудь малолетний герой сдуру откроет дверь, чтобы выйти и помочь пострадавшим. Зомби непременно ворвутся в школу и тогда-то и начнется кровавая канитель.

Ну а мне что сейчас делать? Куда теперь идти? Я планировал выбраться отсюда и добраться до дома или любого другого, более или менее безопасного места, но мой план накрылся медным тазом. Ведь зомби столпились не только у ворот, но и вдоль забора, который был метрах в пятнадцати от меня. И там их было, ну очень много! Сотни. Я думал, что у меня есть еще время. Оказывается, я просчитался. Все происходит слишком быстро. Без своих способностей, с одним только топором в руках, моих сил будет явно недостаточно, чтобы прорваться через такой заслон. Да и вдалеке слышны крики людей и канонада бибикающих автомобилей, что стремились уехать как можно дальше от этого ада. В городе нарастал хаос. Однако, оставаться в школе — это еще хуже.

Похоже, выбора у меня нет. Нужно возвращаться обратно в школу, восстановить запас Энергетики и, если найду кого-нибудь толкового и надежного, то сообща, попытаться прорваться за периметр. Я несколько переоценил свои силы. В одиночку мне не выжить. Увы, зомби слишком много. И где только армия и полиция пропадает, хотел бы я знать? Попрятались что ли все? Нет, не стоит рассчитывать на помощь со стороны власти. Только вот… И тут в моем мозгу всплыло лицо Кристины. Идеально! Вот кто мне нужен. Убью двух зайцев одним выстрелом. Верну ей долг и себе помогу. Она же одна из Избранных. С нашими способностями, шансов живыми выбраться отсюда удваиваются.

Вернувшись обратно в здание школы, я закрыл за собой запасной выход и стал подниматься обратно в класс химии. Сейчас коридоры уже не были пусты. Там находилось несколько особо-любопытных учеников, высунувшихся из своих классов прогуляться и, разговаривающих между собой учителей. Но никто из них меня не остановил. Да и кто на такое отважится? Ведь у меня в руках находился окровавленный топор, а на любопытные взгляды окружающих, я прищурился и смотрел на них с неприкрытой агрессией. Они и слова не сказали. Взрослые, что испугались подростка — трусы! И как таких только земля носит? А вдруг я совсем с катушек съехал? То же мне, учителя.

Добравшись до четвертого этажа, я увидел, что у входа в кабинет химии стояли три моих одноклассника. Двое дегенератов, что издевались надо мной раньше и Светлана Евдокимова (в глазах учителей, она прямо божий одуванчик), которая почему-то ходила за этой парочкой по пятам. Куда они, туда и она. Влюбилась что ли? Она без зазрения совести наблюдала за моими страданиями, даже не пытаясь их остановить. Она была полностью равнодушна. Хотя, я же по глазам видел, что ей не доставляло это удовольствия. Но она молчала. В некотором роде, она даже хуже этой парочки. Кстати, звали эти двух оболтусов — Ярослав Иванов и Олег Киров. Интересно, они и сейчас меня третировать собрались? Ну-ну.

— Смотрите, кто вер… — заговорил, было, Олег, но заметив топор у меня за спиной (я решил сделать им сюрприз), сразу же заткнулся. Светлана и Ярослав, также со страхом и некоторой толикой любопытства в глазах, наблюдали за моим неторопливым продвижением в их сторону. Им даже в голову не пришло, что неплохо было бы уступить мне дорогу или вообще сбежать. Кто знает, что у меня на уме. Лезвие топора же в крови! Они что, слепые или совсем с головой не дружат?

— Ну-ка, быстро свалили с дороги отребья! — ехидным голосом сказал я, стоило только дойти класса, вход в который они мне все еще загораживали.

— Чего ты там вякнул?! Уже забыл, как на земле корячился? — расхрабрился было Ярослав (скорее по привычке, нежели вполне осознанно), пытаясь меня запугать.

Он что, подумал, будто я от этого писклявого крика кирпичей в штаны наложу? Да два раза! Я и раньше-то его не боялся. Так с чего сейчас должен? Время, когда я спускал такое обращения на тормозах, уже позади. Думать о поступлении в институт и семье — ничего из этого уже не имеет смысла. Что-то мне подсказывает, что все это теперь в прошлом. Но я не стал опускаться до их уровня. Я, закрыв глаза, сосредоточился и, убедившись, что Энергетика восстановилась на 4 пункта, активировал способность Контроль энергии. Кстати, уровень регенерации составил 1 единицу Энергетики в минуту. Как по мне, так этого вполне достаточно. Три электрических шара за десять минут — с этим мне есть куда развернуться.

Из люминесцентной лампы над их головами протянулась тонкая энергетическая линия, а в моей руке стал образовываться электрический шар. Совсем небольшой, три-четыре сантиметра в диаметре. Но и этого хватило для того, чтобы угрозы, посылаемые в мой адрес Ярославом, тут же прекратились. Все трое застыли на месте, не отрыв взгляда от моей ладони. Дав им немного времени, чтобы они насмотрелись на это чудо, я с притворно-безумной улыбкой на лице, обратился к ним:

— Сколько, по-вашему, мощности в этом крошечном электрическом шарике? Как думаете, что с вами произойдет, если вы сейчас же не уступите мне дорогу?

И стоило мне только закончить предложение, как я, не дожидаясь ответной реакции, запустил этот сгусток электрической энергии, взяв чуть выше, поверх голов. Пролетев на внушительной скорости, он с треском угодил в оштукатуренную стену позади них, проделав в ней солидных размеров почерневшее углубление. Увы, это было не сквозное отверстие. Так бы было эффектнее. Маловато у него было для подобного мощности. Но и этого оказалось достаточно, чтобы посыпавшиеся на их спины ошметки штукатурки и осколков кирпичной кладки, заставили уступить мне дорогу.

— Скажите спасибо, что я не такой злопамятный, — подойдя поближе, шепнул я.

— И еще, вот вам совет — бегите отсюда как можно скорее. Скоро тут будет жарко, — ухмыльнувшись, я даже их предупредил.

Признаться, даже не знаю, зачем я это сделал. Мне их судьба, в общем-то, была безразлична. Страх — это самый эффективный способ воздействия на массы. Кажется, об этом писал в своих трудах еще С.А. Зелинский. И я с ним солидарен. Страх — это самое грозное оружие человечества. Проходя мимо них, я напоследок, закидывая оружие на плечо, для острастки взмахнул у их ошарашенных лиц топором, скрылся внутри класса. Я тем самым надеялся, что они зашевелятся. Но они еще долго не могли прийти в себя и стояли на месте как вкопанные.

— Эх, похоже, что мой совет был пустой тратой времени, — едва слышно прошептал я себе под нос и переступил порог кабинета.

Внутри меня встретило гробовое молчание. Все ученики уставились на меня, с глазами по пять рублей, когда я вошел в кабинет химии с топором наперевес. Учителя внутри в это время не было. Лишь прилежные ученики, которые, следуя указаниям учителя (не считая той троицы), оставались на своих местах, ожидая новостей. Похоже, химичка сейчас была либо в учительской, либо в кабинете директора. Да уж. Пока они хоть что-то дельное придумают, внутрь школы уже ворвутся зомби и прольется кровь. Много крови. В общем, толку от них, как от козла молока. Кто их будет слушать, когда начнется хаос, а учеников буду поедать живьем в коридорах и классных комнатах? Никто! Паника, штука такая — бесконтрольная и импульсивная. Как начнется, так хрен остановишь!

Большинство из моих одноклассников вскоре обернулись к соседям и что-то тихо обсуждали между собой. Может они обсуждали меня, стоящего с топором в руках? Скорее всего, так и есть. Но никто и слова мне не сказал. Да какой сказать — они даже мне в глаза не смотрели. Другие же настойчиво пытались кого-то вызвонить или выйти в интернет. Но у них, конечно же, ничего не получалось. Да и с чего вдруг? Ничего ведь не изменилось с тех пор, как закончился Кровавый Дождь. Как не было связи, так и нет.

Только та троица Избранных сидела без дела и витала в облаках, ни на кого не обращая внимания. Странно все это. Они же в курсе того, что произойдет. Ну или хотя бы догадываются. Безликие наверняка и к ним обращались. Не один же я такой особенный? Так почему они просто сидят и бездействуют? Надеются, что кто-то их спасет? Ой, ну и ладно. Меня их дела не касаются. Пускай делают что хотят. Меня сейчас интересует только один человек из этой тройки — Кристина. Вот к ней-то я и направился.

Я не торопясь прошел между рядами своих одноклассников, которые, стоило только мне подойти поближе, тут же затыкались и с ошарашенными глазами не отводили взгляда от топора. Но я не обращал на них внимания. Знали бы они, что их ждет, не вели себя так глупо. Остановившись у парты, за которой сидела Кристина вместе со своей соседкой, я медленно повернул голову в сторону Славы Гришко. Он сидел за партой, что была перед ними, и я любезно попросил его освободить мне место:

— Мне надо поговорить с Кристиной. Будь так добр, уступи мне свой стул.

При этом я поднял лезвие топора на уровень его глаз. Он дернулся (толи от самого топора, толи от засохшей на нем крови) и, заерзав на стуле, сразу же поднялся с места. Когда он уходил, я слышал его бормотание, вроде «психопат» и «сошел-таки с ума». Ну, можно сказать и так. В обычный день мое поведение и вправду было бы таковым. Но с этого дня, все изменится. В этом я был уверен. Скоро такие ситуации станут вполне обыденными. Ну а до тех пор, я буду по максимуму этим пользоваться. Развернув стул спинкой вперед, я присел и стал рассматривать побледневшее лицо Кристины. Она храбрилась и натянуто мне улыбнулась. Но не смогла скрыть от меня панику и страх, что блуждали в ее глазах. Только этого еще не хватало! Надо ей показать, что я не опасен.

— Ты ведь слышала голоса, которые представились как Безликие? — сразу же перешел я к делу. К чему сопли жевать? С минуты на минуту, здание школы может стать смертельно-опасной ловушкой, из которой будет ой как сложно выбраться. Не хотел бы я в это время оказаться внутри. Но один я за ее пределы не выберусь. Так что мне нужна ее помощь. Поэтому-то мне и нужно поскорее убедить ее уйти вместе со мной, не дожидаясь помощи, которая, скорее всего, так и не придет.

— Но как ты узнал? — расширив глаза от удивления, хотела было она спросить, но я ее перебил.

— Я такой же. Вот, сама посмотри — и я показал ей свою метку Избранного, — Убедилась? — в ответ она мне кивнула, а я продолжил, — Не перебивай меня больше. Просто слушай и можешь потом задавать свои вопросы хоть до посинения. Договорились?

И дождавшись ее согласия, я продолжил:

— В этом классе, Избранных всего четыре человека. Включая, конечно, нас с тобой. Но вы, зная или подозревая о причинах и следствии прошедшего недавно Кровавого Дождя, почему-то бездействуете. Как по мне, так это верх идиотизма! Но я сейчас не об этом хочу сказать. Слушай внимательно! Снаружи сейчас находится огромная толпа зомби, которая в любой момент может проникнуть в здание школы и тут станет небезопасно. Надо срочно выбираться отсюда. Но один я не справлюсь. Пытался уже. Поэтому я и предлагаю тебе пойти вместе со мной. Что ты на это скажешь?

— Какие к черту зомби ты, псих гребаный?! Безликие, Избранные, зомби. Ты совсем что ли с катушек съехал?! Это тебе не фильм ужасов, а реальный мир. Так что прекрати забивать голову Кристины своими бреднями! — влезла в разговор ее соседка, понося меня ни смотря на окровавленный топор, стоило мне только замолчать.

Как там ее, Динара Орлова, кажется? Ну и имечко ей родители дали. Хотя, по правде, мое имя ничуть не лучше. Она что, совсем с головой не дружит? И тут меня переклинило. Сам не понимаю почему, я заржал во весь голос. Да так, что со стороны могло показаться, что я и вправду сошел с ума. Еще и бряцающий в это время о ножки стула топор, был как нельзя кстати. Остальные, что и так не сводили с меня глаз, услышали, что прокричала Динара и присоединились ко мне. Их страхи куда-то улетучились. Правда смеялись они уже надо мной.

— Неужели они меня ничуть не боятся? — подумал я.

Ведь будь я и в самом деле сумасшедшим, то сейчас бы настал тот самый момент, когда стены класса окрасились свежей человеческой кровью. Таковы уж законы жанра. Но затем, некоторые из них вдруг всерьез задумались над моими словами и стали присматриваться к бродящим по улице людям.

— А вдруг я не такой уж сумасшедший? — задались вопросом некоторые из них.

— Смотри, а ведь они и вправду похожи на зомби. Двигаются каким-то ломаными движениями, словно бездушные марионетки. И с каждой секундой их становится все больше. Может он прав и эти люди на самом деле превратились зомби? — сказал вслух один из учеников, который в тот момент находился у окна.

Зря он это сказал. К нему никто не прислушался. Вместо этого, он был поднят остальными на смех. Кто-то бы сказал, что логичнее, если бы люди снаружи, например, отравились этим странным красным дождем. Хотя и то маловероятно. Но зомби?! Люди не хотели верить в такое фантастическое и иррациональное с точки зрения логики, абсурдное заявление. Они неисправимы. Воистину, блаженны не ведающие. А убеждать их в том, что они ошибаются, я не намерен. Кроме разве что Кристины. Каждый в ответе только за себя и своих близких. Так чем я лучше других? Я никакой не герой. Они только в фильмах могут убедить толпу в своей правоте, как бы дико она не звучала. В реальности же — тебя хорошо, если просто пошлют куда подальше.

— Поверь мне Кристина, я сам недавно столкнулся с парочкой зомби, — и для наглядности, я привлек ее внимание, указав на остатки крови, застывшей на лезвии топора, — Они вполне реальны! Я бы не стал тебе врать. Прошу, пойдем со мной.

— Да, кстати, чуть не забыл тебе кое-что продемонстрировать, чтобы уж наверняка — вдруг вспомнил я о своих способностях и, увидев в руках у Динары сотовый телефон, использовал на нем поглощение энергии. Маленькая месть — именно то, что мне сейчас нужно. Да, вот такой я такой мелочный!

Емкость электрического заряда сотового телефона была не в пример меньше школьной электросети. В результате, на кончике моего указательного пальца после поглощения, мерцала крошечная по сравнению с оригиналом, белый шарик, диметром чуть больше горошины, а экран сотового потух. Не такого эффекта я добивался, но сам факт продемонстрированных мною способностей доказывал, что хоть чего-то я стою. Но дальше — больше. Я запустил получившийся электрический шарик обратно к источнику — в сотовый телефон. Он, находясь у ее соседки в руках, задымился в проделанном мною отверстии пластмассового корпуса. Запах горелой пластмассы тут же распространился на соседние парты. Динара обронила прожжённый насквозь телефон на парту, сторонние наблюдатели так же были в шоке, а я вновь обратился к Кристине:

— Это моя способность. Согласен, не слишком эффектно получилось. Но если поблизости есть подходящий источник электроэнергии, то разрушительная сила электрического шара возрастает. Поверь, я испытал ее и результат, просто превосходный. А какие у тебя, кстати, способности?

Она еще не успела отойти от шока, когда я спросил про ее способности. Щелкнув пальцами перед глазами Кристины, я тем самым привлек внимание, и выжидающе на нее посмотрел. Она пару раз моргнула, оторвала взгляд от сотового Динары и понизив голос чуть ли не до шепота, ответила мне:

— Прости, но я не знаю. А как узнать, какая у меня способность?

— Тебе что, Проводник ничего не рассказывал? Ну дела… Так и быть, объясню тебе сам. Просто закрой глаза и жди. Тогда у тебя в сознании появится текст. Как только ознакомишься с его содержимым, будь любезна, поделиться информацией и со мной, — ответил я ей, а затем, сложив руки на груди, принялся ждать.

Она сделала все в точности так, как я и сказал. Кристина ни секунды не колебалась. Не прошло и минуты, как ее глаза вновь открылись, и она удивленным и одновременно восторженным голосом, стала рассказывать мне о своих способностях. Таковых у нее оказалось две. Пока, все также как и у меня. Первая способность называлась Генерация магнитного поля внутри организма. Заумное название способности проходить сквозь стены, или любой другой материальный объект. Правда в описании стояла приписка об опасности. Но суть была проста — только не потратить всю Энергетику, когда будешь проходить сквозь стены, и тогда все будет в порядке. А вторая ее способность называлась Эхолокация. С ее помощью, Кристина может обнаружить и определить местоположение любых объектов, подобно летучим мышам. Так, конечно, себе. Но и она может быть полезна. Все зависит от ситуации. Характеристики у нее были несколько ниже моих, но ненамного. Они отличались на один, максимум два пункта. Что неудивительно. Я все-таки покрепче нее буду.

— Достаточно, — прервал я ее, когда выяснил все, что требовалось. Жаль у нее нет ничего убойного, но и так сойдет. Как-нибудь, да выберемся отсюда. Уж она-то, со своей способностью проходить сквозь стены, точно.

— Собирай вещи и пойдем. Конечно, если ты этого хочешь? Силой принуждать тебя пойти со мной, я не буду, — сказал я ей, а затем встал и выжидающе на нее посмотрел.

Ждать мне пришлось недолго. Она тут же стала собирать свои вещи, а когда закончила, мы беспрепятственно покинули кабинет химии. Никто даже не пытался нас остановить. Да даже задать вопросы, они и то побоялись. Ну что за люди? Как же глупо с их стороны! Хотя… Зина слышала весь наш разговор и, если они как следует пораскинут мозгами (недаром, что это класс для одаренных подростков), то сообразят, что им надо сделать для выявления своих способностей.

А то, что они есть у каждого, я в этом был практически уверен. Ведь не просто так в описании были различные пункты: «Бонусная способность Избранного» и просто «Способности». Это же элементарная логика! Если я Избранный, то у меня одна способность, за счет, как бы это сказать, титула что ли. Тогда как вторая, дана как обычному человеку. И если моя теория верна, то у всех моих одноклассников есть способность. Так что они ничуть не беззащитны. Если им хватит духа применить их против зомби, а не ждать, когда их спасут, то они возможно переживут сегодняшний день.

Глава 3. Выбраться наружу

— Внимание ученикам! Говорит директор. В связи с чрезвычайным положением, администрация школы просит вас выполнять следующие наши распоряжения. Во-первых, всем ученикам, самовольно покинувшим свои учебные кабинеты, незамедлительно вернуться обратно. Во-вторых, оставаться на своих местах и ждать прихода преподавателя. И в-третьих, ни в коем случае не покидать территорию школы! — такое сообщение крутили беспрерывно вот уже целых две минуты через громкоговорители, стоило нам только покинуть кабинет химии.

Мы с Кристиной наплевали на это оповещение и, выйдя из кабинета, отправились на первый этаж, в сторону кафетерия. Почему именно туда? Нам нужно было раздобыть для нее оружие (да и мне лишнее не повредит), раз уж ее способности не подходят для убийства зомби. А с кухонным ножом или же, если повезет, тесаком для разделки мяса, она сможет отбиться от них. Да и запастись едой, тоже не помешает. Кто знает, что там творится снаружи? А запас, как говорится, карман не тянет. Ну, а места под еду, воду и прочие мелочи — у нас этого было хоть отбавляй. Из своих рюкзаков мы выкинули все, что там было. К чему теперь учебники и прочий школьный инвентарь, если можно заполнить освободившееся место более полезными вещами.

Стоило нам только миновать последний лестничный пролет, как от входной школьной двери раздались отчаянные крики и мольбы о помощи. Однако, разлетевшиеся по коридору первого этажа звуки борьбы и воплей, вскоре затихли. Кто бы там сейчас ни кричал он уже мертв, а на смену крикам пришли новые звуки — топот множества ног и рычание, подобно звериному. Зомби! И не один. Ну всё, началось! Мы на секунду замедлили шаг и встали как вкопанные, не в силах пошевелиться. Но оцепенение спало также быстро, как и наступило. Кристина посмотрела на меня расширившимися от ужаса глазами, и я поспешил ее успокоить:

— Не бойся. С нами все будет в порядке. Рано или поздно, но подобное в любом случае произошло бы. Сейчас нам нужно пересилить страх и поторапливаться. Главное, успеть заблокировать дверь кафетерия, пока зомби нас не опередили.

Школьная столовая, или же, как ученики называют ее — кафетерий, располагалась в конце коридора первого этажа в Г-образном закутке. Зомби не должны были успеть туда добраться раньше нас. Перейдя на бег, мы уже через минуту были у двустворчатой двери, закрытой на время урока, столовой. Таковы уж были порядки у нас в школе — кафетерий открывался только по звонку с урока. Но проникнуть внутрь, для меня не было проблемой. Уже проходили. Двойная дверь была сделана из натуральной древесины, выкрашенной в уродский зеленоватый цвет. На ней сейчас даже замок не висел. Лишь щеколда по ту сторону двери. Взмахнув топором, я погрузил его лезвие в зазор между створками и, усилив давление, у меня получилось вырвать щеколду. Дверь открылась.

Сделал я это как нельзя вовремя. На первом этаже школы уже началось форменное безумие. Зомби не собирались бесцельно бродить по коридорам, а тут же стали вламываться в кабинеты, битком набитые учениками. Как сардины в банке, ей богу! Для зомби — это как приглашение к столу. Изнутри некоторых кабинетов послышались крики с призывами о помощи, визг перепуганных до смерти учениц и утробное завывание зомби. Для зомби началось самое настоящее кровавое пиршество.

Кто-то попытался сбежать из этого ада, а у некоторых, это даже получилось. Когда мы уже собирались войти внутрь столовой, из-за поворота коридора вылетел обезумевший от страха ученик шестого, может седьмого, класса. Его униформа, которую обязан был носить каждый ученик этой школы, вся была перепачкана в крови. Но не в собственной. По крайней мере я не заметил на нем никаких порезов или укусов. Некогда белая рубашка под синим пиджаком с эмблемой средней школы № 10 (пролетающий на фоне горы ястреб), была в обилии залита чужой кровью. Он был одним из немногих счастливчиков, кому повезло сбежать из лап зомби.

Заметив меня и Кристину, когда мы уже были одной ногой в столовой, он остановился, вытаращил свои полные ужаса глаза и закричал во весь голос:

— Прошу вас, подождите! Не оставляйте меня одного!

Но на меня его мольбы о помощи не произвели должного эффекта. Своя шкура как-то дороже. Нет, я не против помощи, как таковой. Я бы мог ему помочь, но где гарантия, что тем самым, не займу его место? Я схватил свободной рукой плечо Кристины и попытался втолкнуть ее внутрь. Но это не помогло. Я думал, что она впала в ступор, но ошибался. Кристина не собиралась заходить внутрь до тех пор, пока паренек не добежит до нас. Черт, ну за что мне все это? Быть хорошим человеком не значит, что ты должен помогать всем и каждому, невзирая на опасности. Особенно, рискуя не только своей жизнью. Всех не спасти. Она схватилась за косяк открытой настежь двери и, с мольбой посмотрев на меня (глаза у нее при этом были на мокром месте), сказала:

— Так нельзя. Мы же люди, а не звери! Подожди немного. Он успеет.

Но я был другого мнения. Усилив нажим, я попытался силой впихнуть ее внутрь. Правда у меня так ничего и не вышло. Она использовала вторую руку и стала сопротивляться еще сильнее. Я уже собирался было закинуть топор внутрь комнаты и хочет она того или нет, затащить ее в столовую, но передумал. Да и бог с ней! Раз так хочет поиграть в спасителя, рискуя нашими жизнями — да пускай! Посмотрим, что из этого получится. И парню, возможно, удалось бы добраться до нас вовремя, но ему просто не повезло. Надо было быть внимательнее.

Оглянувшись назад, ученик что есть силы прокричал нечто-то нечленораздельное и, потеряв на мгновенье концентрацию, поскользнулся на мраморном полу и упав, врезался в батарею. В это же время, из-за поворота вылетел рослый мужик. Одет он был в перепачканную кровью белую майку, на которой алела надпись METALLICA и черные рваные джинсы с множеством прицепленных на них булавок. Его прическа была растрепанной (в стиле знаменитой фотографии Эйнштейна), глаза полны безумства, а изо рта капала кровавая слюна. Зомби! И судя по окрашенной в красный цвет бородке, он уже успел кем-то перекусить. Да и выглядит он больно уж резво по сравнению с остальными зомби, которых я видел накануне. В общем, странный какой-то. Я тогда еще не знал, как мне повезло. Ведь тот зомби был Колдуном.

Парень попытался было подняться на ноги, но не успел. Его будто парализовало, и он замер. Зомби стремительно сократил расстояние и запрыгнул на него сверху, прижав всей немалой массой своего тела, а затем вцепился в шею зубами. Послышались крики боли, затем бульканье, но паренек был еще жив. Через какое-то время следом за этим странным зомби, появились и другие. На этот раз, вполне обычные. Две зомби-девушки навались на жертву следом за металлистом, и форменный школьный костюм исчез из нашего поля зрения. Под этой кучей дрыгающихся тел и чавкающих звуков, стала растекаться кровавая лужа, окрашивая мраморную плитку в красный цвет. Печальное зрелище, но нам пора уходить. Не то они еще и нас заметят.

— Внутрь, живо! — прокричал я Кристине. Она была в шоке от этого зрелища. Кристина буквально встала в ступор и не могла пошевелиться. Но когда я с силой отвесил ей пощечину (ничего лучше на тот момент я не придумал), она ослабила хватку. Я все же смог затолкнуть Кристину внутрь столовой.

Закрыв за собой дверь, я всунул ручку топора меж ручек. Заблокировав вход, я оглянулся по сторонам и, заметив поблизости стулья, побежал к ним. Взяв один из них, я перевернул его ножками вверх. Затем поменял ручку топора на другую задвижку — металлическую ножку стула. Оружие мне еще пригодится, а ножки стула на какое-то время должно было хватить, чтобы сдержать непрошеных гостей. Но мне этого показалось мало. Я для верности подбежал к столам и стал двигать их в сторону двери. Тяжелые и дубовые — это именно то, что надо!

Заблокировав вход в столовую, я вернулся обратно к Кристине. Она сидела на полу, обхватив коленки руками, и тихо плакала. Все ее тело била крупная дрожь. У меня после такого зрелища, просто не хватило духу, что отругать ее. А ведь стоило бы. Из-за ее необдуманных действий, мы чуть было не попались зомби на глаза. Надеюсь, они в тот момент были слишком заняты и не заметили нас. Ведь в противном случае, как только они доедят парнишку, мы будем следующими на очереди. И что-то мне подсказывает, что эта дверь и моя импровизированная баррикада, не слишком долго выдержат их напор. Особенного того зомби, что был одет в майку Metallica. Причем, я сам не до конца понимал, от чего пришла такая уверенность.

— Надо поторапливаться и сваливать отсюда. Скоро они сломают дверь и тут такое начнется! — сказал я скорее сам себе, нежели Кристине. И тут же, подобрав ее рюкзак с пола, закинул его себе на плечи и пошел вглубь столовой. От нее сейчас толку мало, так что сделаю все сам. Пускай лучше успокоится.

— Это то, что надо! — с улыбкой воскликнул я, заметив в углу двухметровый прямоугольный предмет.

Оружие, еда и вода — эти три позиции я выбрал как первостепенные. За этим, собственно говоря, мы сюда и пришли. Прямо по курсу находился автомат с кофе, который мне был не нужен. А вот справа от него — именно то, что я и искал. За стеклянной витриной автомата находились высококалорийные батончики, чипсы и банки с газировкой. Два из трех. Минимум места, максимум энергии. Один удар топора и похожее на поликарбонатное стекло, не выдержало. Топор без труда пробил его, но при этом, лезвие застряло внутри. Прочная прозрачная пленка, наклеенная поверх стекла, мешала стеклу рассыпаться. Вот морока-то!

Еще шесть последовательных ударов, и я смог, наконец, расширить отверстие достаточной толщины, чтобы залезть внутрь. Я бросил наши с Кристиной рюкзаки на пол и, одной рукой отжимая пружины, засунул туда вторую, и стал доставал все, что нам было необходимо. В каждый из рюкзаков я положил одинаковое количество припасов и воды. Но чипсы, газировку и прочую белиберду, я не брал. Только высококалорийные шоколадные батончики и бутылки с минеральной водой.

Закончив с провиантом, я отправился прямиком на кухню. Нужно было раздобыть хоть какое-то дополнительное оружие. Не только для Кристины, но и для себя. Топор хорош, спору нет. Но что если я его вдруг потеряю во время драки и не смогу уже подобрать? Да и таскать постоянно такую тяжесть как-то не очень удобно. А уж махать им в замкнутом пространстве — нет уж, увольте. Для таких целей больше подойдет что-нибудь менее габаритное. Например, острый кухонный нож. Только не тот, что с тонюсеньким лезвием, а толстый, как у разделочного ножа. Убить им зомби проткнув голову через глазные отверстия, та еще проблема. Но, слава богу, в этом нет необходимости. Как показала практика, удар в район грудной клетки, решает проблему с зомби ничуть не хуже.

На кухне было темно. Странно, почему свет не включен? Неужели они сегодня закончили раньше обычного? Ай, да и бог с ним. Надо заняться делом. Вскоре, ко мне присоединилась Кристина. Она к тому времени вроде как успокоилась. Правда вид у нее был тот еще — взлохмаченные волосы, потекшая тушь в районе глаз и смазанная губная помада. Ее лицо теперь напоминало скорее неудачный грим клоуна, нежели некогда тщательно-нанесенный макияж. О чем я не преминул ей сказать, стараясь сделать это деликатнее, в форме шутки:

— Ты бы хоть умылась, что ли. С таким макияжем, от тебя даже зомби шарахаться будут.

Но это не помогло. Я ожидал хоть какой-то реакции. Причем без разницы, вспышка ярости или смех. Но я добился лишь того, чтобы Кристина, молча пошла в сторону раковины. Ее поведение было пассивным и отчужденным. Нет, так не пойдет. С этим надо что-то делать. Такой настрой до добра не доведет. Она же ведь сама может в лапы к зомби прыгнуть, а то еще и меня с собой прихватить. Хотя, может…

— АААА! — раздался пронзительный крик Кристины со стороны умывальников. Я тут же среагировал и без лишних вопросов перемахнул через электропечь, стоящую на моем пути, и понесся в ее сторону. Там меня ждал сюрприз. Чья-то неясная тень стояла по правую от Кристины руку и медленно шла к ней. Ожидая встретить зомби, я занес для удара топор. Но уже на излете, в самый последний момент, смог сменить направление удара и лезвие топора врезалось в стену. Я сейчас чуть было не убил живого человека! Передо мной стояла молодая девушка в белом поварском колпаке и того же цвета фирменном костюме работницы общепита. На вид ей было лет восемнадцать, может быть двадцать, приятные черты лица и черные, как смоль, длинные волосы. В общем, судя по одежде, она была поваром. Но вот комплекция ее тела, ну никак не соотносилась с моим представлением о толстой тетке, которая, держа огромную кастрюлю в одной руке, другой помешивает ее содержимое, громадного размера поварешкой. Уж и не помню откуда всплыла в моей голове эта ассоциация. Скорее всего, в силу возраста, она была лишь помощницей повара.

— Кристина, ты вообще соображаешь, что творишь?! Я же ей сейчас чуть голову топором не размозжил, — подойдя к Кристине, первое что я сделал, так это отчитал ее, показывая пальцем на перепуганную до смерти работницу кухни, — Ты так разоралась, что я уж было подумал, будто ты зомби увидела. Секунда промедления и я бы убил человека. Ты это понимаешь?!

А пока я отчитывал Кристину, не обращая на работницу кухни внимания. Сейчас эта девушка, что еще секунду назад чуть было богу душу не отдала, пребывала в глубоком шоке. Рядом с ее плечом, не более чем в десяти сантиметрах, все еще торчал воткнутый в стену топор. Когда я закончил с Кристиной, то развернулся и выдернул свое оружие из стены, закинул его себе на плечо. А затем, повернувшись к работнице кухни лицом, засыпал ее вопросами:

— Ты тут одна? Остальные не последуют, твоему примеру и не будут также молча выходить из темноты, стремясь попасть под удар моего топора? И почему у вас тут свет не горит, хотя в обеденном зале он включен? Другой выход, помимо главного, есть?

— Ч-что вы тут делаете? Вам с-сюда нельзя — с дрожью в голосе, только и могла спросить она меня.

Мне не нравится, когда отвечают вопросом на вопрос. Поэтому на подобное обращение, я обычно отвечаю сарказмом:

— Мародеркой занимаемся. Разве не видно. Ты это, беги директору, да пожалуйся на меня. Отвечай давай на вопрос! — я даже прикрикнул на нее, несмотря на разницу в возрасте.

Такого жесткого ответа она явно не ожидала. Для ученика, я повел себя с ней слишком нагло (по ее мнению). Замявшись на секунду, она вышла из тени и молча пошла в сторону двери. Вот же бестолочь! Она что, всерьез восприняла мои слова и пошла донести на меня директору? Совсем крыша поехала? Да там же за дверью лишь зомби, которые не будут ее слушать, а тут же порвут на куски. И когда закончат с ней, примутся за нас. Или же она не в курсе того, что творится снаружи? Но даже если и так…

— Черт побери! А ну стой! Кому сказано. Куда ты пошла дуры?! — успев схватить ее за рукав я, развернув ее к себе лицом, отвесил смачную пощечину.

Девушек бить нельзя — это факт. Но шлепать-то можно? А порой, даже нужно. И мне все равно, какая у нас разница в возрасте. Она сейчас нас, чуть было не погубила. Да и поведение ее мне показалось несколько нелогичным. Может она еще была в шоке и действовала не раздумывая? Очень даже может быть. Он двигалась, словно зомби. Тогда я поступил правильно, стараясь привести ее в чувство. Нельзя такое спускать на тормоза. Пусть будет ей уроком на будущее. Да и Кристина тоже пускай полюбуется на мои методы. Отвесить ей пощечину еще раз я уже вряд ли смогу (действуя сгоряча, тот раз был скорее исключением), но она-то об этом не знает. Вот и пускай теперь дважды подумает перед тем, как сделать что-нибудь глупое.

— Ты что творишь щенок?! Да я тебя сейчас…, - такой ее ответ был неприемлем и я, недолго думая, тут же повторил предыдущий урок. Я этой дуре, в отличие от Кристины, ничего не должен.

Раздался шлепок и теперь у нее были красными уже обе щеки. Как известно, повторение — мать учения. Раз не поняла с первого раза, то уж со второго-то, она точно перестанет капризничать. Так оно и вышло. Глаза на мокром месте, того и гляди расплачется, потирает отбитые щечки, но молчит. Такого результата я и добивался. Теперь, можно и продолжить:

— Ты не в курсе, что там снаружи творится? — задал я ей спокойным голосом вопрос, когда она, вроде как, успокоилась.

Но она не успела мне ответить, так как раздалось мощный звук удара о дверь. Кто-то пытался забраться внутрь столовой. Ножка стула и баррикады, слава богу, выдержали удар. Но надолго ли? Если сейчас на дверь навалятся больше зомби, то это лишь вопрос времени, когда они будут внутри. Нельзя терять времени! Я оставил без внимания бесполезную повариху и побежал обратно на кухню. Надо закончить то, что начал и свалить отсюда как можно скорее. Открыть окно и спрыгнуть вниз. К счастью, кафетерий располагался на первом этаже здания школы. Будь это третий или же четвертый этаж, мы бы себе все ноги переломали.

Кристина уже успела умыться и сейчас собирала все колюще-режущие предметы в одну кучку. Молодец! Похоже, она уже отошла от недавнего потрясения и начала работать головой. Но с чего это вдруг? А не мои ли воспитательные методы заставили ее перебороть апатию и начать действовать? Скорее всего так и есть. Надо будет взять этот прием на вооружение. Очень он уж действенным оказался. Да и что-то мне подсказывает, что он мне еще пригодится.

Я раскидал ту кучку железяк, что она собрала и, выбрав два подходящих по всем параметрам острых как бритва ножа, отдал их Кристине. Для себя я оставил колотушку для мяса и тесак с односторонней широкой режущей кромкой. Остальное оружие нам, по тем или иным причинам, не подходило. Поэтому я решил оставить его тут. Вдруг кому после нас пригодится? Да и тяжеловато такую гору металла с собой таскать. Опять же, не всех ведь учеников в школе сожрут? Ученики, будут побыстрее и попроворнее зомби и если не испугаются, задействовав мозги, то некоторые из них выживут.

Закончив со всеми делами в столовой, мы с Кристиной закинули рюкзаки за спину и вышли в обеденный зал. В нем, вдоль всей стены, располагались широкие пластиковые окна, за которыми на улице, бродило всего лишь два зомби. Этот выход мне показался более безопасным, нежели идти через дверь. Снаружи в нее все еще кто-то долбил, а в коридоре слышались крики и шум борьбы. И даже если мы каким-то чудом пройдем через этих зомби, то в коридорах точно застрянем. Их там было в разы больше, а Энергетика у меня не бесконечная! Так рисковать было нельзя.

А вот разобраться с парочкой медлительных зомби — да как два пальца, об асфальт! Их сила в количестве, а не качестве. Эх, как же я в тот момент ошибался! Будущее еще покажет смертоносных зомби-одиночек и то, что они быстрее и сильнее любого человека. Да и до неузнаваемости мутировавшие под воздействием Кровавого Дождя животные и растения, также далеко от них не уйдут. Они, в некотором роде, будут даже большим злом, нежели зомби.

— Так, а теперь слушай меня внимательно. Ты будешь выступать в роли приманки. Спрыгнув вниз, ты тем самым привлечешь внимание этой парочки и подведешь поближе. Я же, оставаясь тут, убью их при помощи электрических шаров. Если что-то пойдет не так, то активируй свою способность. С ней тебя они не достанут. Ну а дальше, действуем по обстоятельствам. Тебе все понятно? — обратился я к Кристине, которая ничуть не испугалась, когда я прямым текстом сказал, что она будет приманкой.

Напротив, она была полна энтузиазма и показной храбрости. И откуда только это в Кристине взялось, ума не приложу? Прежде за ней такого не наблюдалось. Да и с ее способностью Генерации магнитного поля внутри организма, зомби для нее не были угрозой. Она просто пройдет сквозь них словно призрак. Если верить описанию способности, конечно. И по крайней мере до того момента, пока не закончится Энергетика. А учитывая то, что зомби в разы медлительнее людей, то у нее будут все шансы просто убежать от них. Хотя не думаю, что у нас возникнут такие проблемы. Это на самый крайний случай. Все зомби в округе сейчас заполонили здание школы. Для них там сейчас раздолье. Что им делать в торце здания? Да еще так далеко от главного входа. Тут и эти-то двое, та еще аномалия.

Я подошел к розетке, от которой в столовой питался музыкальный центр и, использовав свою способность, стал собирать электроэнергию на ладони. По ощущениям, с каждым разом это занятие становится все естественнее. Так, как и говорила Проводница. Электроэнергия собирается быстрее, а манипулировать ей проще. Как только выдастся свободная минутка, я обязательно поэкспериментирую. Ну, а пока, пора вернуться к делам насущным. Когда Кристина настежь открыла окно и залезла на подоконник, в моей руке уже был искрящийся от переизбытка энергии, ослепительно-белый шар. Мне показалось или контрастность излучения так же увеличилась? Она оглянулась назад и, убедившись, что я готов, спрыгнула вниз. Я подошел к окну и стал ждать подходящего момента.

Ближайший к Кристине зомби в прошлом был учеником нашей школы. Это можно было понять по фирменной форме. Щуплый, невысокий паренек с веснушками и некогда насыщенными рыжими кудрявыми волосами. Судя по возрасту, он только-только перешел в 5 класс. Но этот зомби был не таким как те, что попали под действие Кровавого Дождя. Он был из новообращенных (если можно так выразиться). Черт, а я так надеялся, что и в этом авторы книг ошибались!

Но ошибки быть не может, он заразился от укуса другого зомби. Точнее, от разорванного горла и частично обглоданной правой руки. Видимо, его класс был на первом этаже. Признаться, жуткое зрелище. Одно дело видеть такие уродства в фильмах и совсем другое, в реальности. Но что он делал тут, мне все равно было не понятно. Он по идее, должен был оставаться в школе. Хотя, какая теперь разница?

Полетевший в его сторону отделившийся от основного шара сгусток энергии. Электрический шар преодолел разделяющие нас 10 метров менее чем за секунду и пробил в его груди сквозное отверстие. Там, где было его сердце, теперь зияла дыра. Крови не было совсем. У него еще не перестала дымиться грудь, когда его тело, которое пребывало в вертикальном положении, начиная с головы, вдруг осыпалось кучкой пепла на покрасневшую после прошедшего Кровавого Дождя, асфальтированную дорожку.

Второй, а точнее вторая зомби была из первого потока инфицированных. Я даже узнал ее в лицо. Это была наша уборщица Ирина Юрьевна. Старенькая, лет под шестьдесят, пенсионерка, которая не заслуживала такого конца. Она была добра ко всем без исключения. И это несмотря на злобный характер большинства работниц из той же сферы услуг. Вспомнить хотя бы их извечные фразы, вроде «Ноги убрал» или «Натоптали тут». Такие, в купе с профессиональной болезнью под названием «стерва», всегда были для меня эталоном уборщиц. Но она была не такой. Всегда вежливая, веселая и отзывчивая.

У меня даже дрогнула рука, когда я бросал в ее сторону электрический шар. Я уже было подумал, что промахнусь. Но нет. Не смотря ни на что, шар электроэнергии попал точно в цель. Ей он разорвал голову, разбрызгав содержимое в радиусе метра вокруг. Я не хотел поступать с ней столь кроваво, но так уж получилось. Видимо энергии в оставшейся части заряда было слишком много. Путь был свободен, и я уже собирался спрыгнуть вниз, когда обернулся назад и сжалившись, прокричал:

— Если ты хочешь жить, то лучше пойдем с нами. Но учти, специально тебя защищать никто не будет. Так что, иди позади меня. Если ты вдруг замешкаешься или с дуру вляпаешься в неприятности, то выпутываться будешь самостоятельно.

И не дожидаясь ее ответа, я выпрыгнул из окна. Если она сядет к нам на хвост, то не думаю, что это такая уж проблема. Но то, что я ей сказал, чистая правда. Рисковать, а тем более жертвовать собой ради ее защиты, я не намерен. Правда, у меня был и скрытый мотив — любопытство. Какая же у нее способность и есть ли она вообще? Теория это одно, а подтвержденный факт — совершенно другое. Знания — это сила. Если у не Избранной есть способности, то и у других они тоже будут. А зная гнилую человеческую натуру не понаслышке, это знание в будущем может спасти мне жизнь. Лучше убедится сейчас, чем потом проверять достоверность гипотезы на собственной, так сказать, шкуре.

Приземление было неудачным. Я чуть было не упал. Но я все же сумел удержаться. Да и топор, гадина такая, сильно ударил меня по ноге. Нет, так дело не пойдет. Нужно позже вооружиться чем-нибудь менее громоздким. Я тут же осмотрелся по сторонам и, не заметив других зомби поблизости, принялся собирать трофеи. Две красные жемчужины и черная тонкая перчатка с замысловатым узором, выполненным из золотистого цвета ниток — такие трофеи я получил за убийство двух зомби. Я сразу же положил эту добычу к остальным выпавшим с зомби предметам. Потом разберусь что это такое.

Ого! Оказывается, кто-то все же смог выбраться из лап зомби! — удивился я, заметив, как группа учеников выпрыгивает из окна второго этажа и во весь опор бежит к забору.

И тут началось такое! То тут, то там, на первом и втором этажах (а иногда и третий этаж), стали распахиваться окна, из которых стало выпрыгивать еще больше народу. Долго же они решались. А эти, со второго этажа, прямо десант какой-то! Вот только плохо их учили видать, в школе ВДВ. Некоторые из них, приземлившись, вывихнули или же ломали себе конечности. А самые нерасторопные были придавлены своими же одноклассниками, что сиганули вслед за остальными. Едва ли половина из приземлившихся учеников сейчас убегала на своих двоих. Травмированные ученики, помогая друг другу, ковыляли далеко позади. Тех, кто спрыгнул вниз, не получив травм, и при этом помогал им, было не больше десятка. Сердобольные. Цирк уехал, а клоуны остались. Ну удачи им, что тут еще, можно сказать.

Через минуту за моей спиной приземлилась и работница столовой. Похоже, она для себя все уже решила и последовала… Черт, промашка вышла! Она не собиралась выбираться с территории школы вместе с нами. Она, не говоря ни слова, пробежала мимо меня и направилась к запасным воротам. Вот значит, как?! Какая же это досада, когда от тебя сбегает подопытный кролик. Ну да ничего, найду себе нового. Таких сейчас полно. Кто-нибудь, да подвернется.

— Ну как знаешь. Тебе же хуже, — только и смог вымолвить ей я вслед.

Хотя она меня уже не могла услышать. Расстояние между нами увеличивалось с каждой секундой, а я все стоял на месте и бездействовал. Причина была проста — покинув школу, я не знал, куда мне теперь направляться. К себе домой, как и намеревался? А как же тогда Кристина? Ей ведь тоже, наверняка, этого хотелось. А если мы сейчас разделимся, то какой изначально во всем этом был смысл? Да и, разделившись сейчас, мы оба скорее всего так и не доберемся домой.

— Да и что мне делать у себя дома? — запоздало подумал я.

Вот так всегда. Что-то для себя решил, а затем, будто озарение «а смысл?» Приемные родители во время Кровавого Дождя были на работе. Что же касается остальных домочадцев — братья в колледже, а сестра на практике в парикмахерской в самом центре города. Да и живы ли они еще? Во время первой провальной попытки побега, я об этом как-то не подумал. Зачем мне тогда возвращаться домой?

— Куда дальше? — спросила у меня Кристина, заметив, что я встал на месте. Сразу видно, что что-то не так.

— Понятия не имею! Раньше думал о том, чтобы добраться домой. А сейчас, даже и не знаю. Ведь меня там никто не ждет, — честно ответил я.

— Может тогда пойдем ко мне? Я тут недалеко живу. Да и брата оставлять в такой ситуации одного, я не хочу. Родители в отпуске за границей и за него отвечаю я. Собственного говоря, поэтому-то я и согласилась пойти с тобой, — тут же предложила мне Кристина.

И спросила она это с такой печалью в голосе, что я просто не мог ей отказать. Да и какой смысл отказываться? К ней, так к ней. Не все ли равно куда. Главное, как можно дальше отсюда. Там возможно… Ход моих мыслей прервали сразу два неожиданных события. Во-первых, сбежавшая работница общепита вляпалась-таки в неприятности. А ведь я как знал, что без нас она долго не протянет! Уже у самых ворот, которые, к ней ей навстречу буквально из ниоткуда (раз, и они тут как тут), вышла внушительная толпа зомби. Их там было десятка два, не меньше. И если бы ворота были открыты, то она бы сейчас была уже мертва.

И как только, интересно, эта дуреха их не заметила, что это уже не люди, а зомби, ума не приложу? Или же издалека она приняла их за обычных людей? А что, очень даже может быть. Судя по ее поведению, с зомби она еще не встречалась. Ведь, когда она подбежала к ним вплотную, то вдруг резко остановилась. Следом, у нее подкосились ноги, и она плюхнулась пятой точкой на асфальт. Да так в этой позе и замерла. Вот же умора! Но прискорбный факт в том, что этот путь для нас теперь закрыт.

Во-вторых, не только мы с Кристиной смогли выбраться из школы живыми с этой стороны здания. Окно на третьем этаже вдруг разбилось, а выброшенный стул и осколки стекла посыпались вниз, чуть было не угодив в нас с Кристиной. И следом оттуда выпрыгнул один из учеников. Он что, не мог просто распахнуть окно? К чему вся эта показуха-то с выбитым окном? Я было уже подумал, что он переломает себе все кости, но куда там! Вместо этого, когда он уже должен был поцеловаться с асфальтом, его падение вдруг резко замедлилось, и он плавно спикировал вниз целым и невредимым. Будто гравитация не работала или он стал почти что невесомым, каким-то образом манипулируя весом собственного тела. Интересная способность!

— Вот только Избранный он, или же обычный человек? — подумал я.

И стоило только его ногам коснуться земли, как он театральным движение стряхнул с плеча несуществующую грязь и пошел в нашу сторону. Спортивного телосложения блондин, ростом под метр восемьдесят, лицо золотого сечения и располагающая к доверию голливудская улыбка. Такому в модели путь заказан. Но что-то в нем меня настораживало. Уж в людях-то я разбираюсь. С годами, проведенными в детских домах, мне пришлось выработать в себе это чувство. Предчувствие опасности. И с каждым его шагом, это ощущение становилось все сильнее и сильнее. Такие как он считают, что выше других и, как правило, характер у них донельзя лицемерный и жесткий. Надо быть с ним настороже.

— Приятно познакомится, меня зовут Ростислав Жуков. А вас? — вежливо представился он, остановившись рядом с Кристиной. Слишком близко! У меня даже непроизвольно руки зачесались, чтобы врезать ему по его голливудской улыбке.

— Кристина! — с глупой улыбкой на лице, ответила моя напарница и покраснела. Ну, что за детский сад? Тут черти что вокруг творится, а у нее одна романтика на уме. Да они же только что познакомились. С чего она вдруг раскраснелась?

А затем, переведя свой взгляд на меня, он стал ждать, когда и я представлюсь. Не так быстро золотой мальчик.

— Покажи-ка мне свою ладонь, — вместо приветствия, сказал я.

Он улыбнулся своей фирменной улыбкой и с легкой ноткой игривости в голосе ответил:

— Да, я Избранный. Ты это хотел знать?

— А твоя способность, что мы сейчас наблюдали — она связана с гравитацией? — ответил я вопросом на вопрос. Я хоть и не большой любитель такой манеры диалога, но и сам иногда ей пользуюсь. Ну а что, мне-то можно.

— Воспитанный человек… — начал было он говорить, но я его перебил.

— Это меня не касается! Я невоспитанный. Ты доволен? А теперь отвечай на вопрос, — я и сам не понял, почему вел себя с ним столь грубо и агрессивно, но все равно продолжил давить. Со стороны, это могло показаться несколько необычным. Впрочем, так оно и было.

Я и сам себя сейчас не узнал бы. Неприкрытая враждебность к незнакомцу — это что-то новенькое. Обычно, я лучше скрываю свою эмоции. Но у меня было необъяснимое предчувствие, что от него будут одни проблемы. Это чувство было сравни извечному противостоянию кошек и собак. Просто инстинкт, заложенный на генном уровне. Я чувствовал исходящую от него опасность, но просто так уйти не мог. Хотя, почему не мог? Кто меня остановит? Я ему ничего не должен.

— Кристина, мы уходим. Сейчас же! — тут же сказал я ей безапелляционным, даже слегка грубоватым, тоном.

Я даже не знал, куда мы уходим, но все равно пошел в сторону ворот, за которыми зомби устроили самую настоящую давку. Где находится дом Кристины я не имел ни малейшего понятия. Но это была всего лишь показуха. Главное, чтобы он не увязался вслед за нами. Я сделал несколько демонстративных шагов, но когда оглянулся чтобы посмотреть, что он предпримет в ответ, то был неприятно удивлен. Кристина все еще стояла рядом с ним и даже не думала о том, чтобы последовать за мной. Какого черта?!

— Кристина, мы уходим. Сейчас же! — повторил я. Но она даже не обратила на меня внимания. В ее поле зрения был лишь этот блондинистый упырь, с которого она ни на секунду не сводила глаз. Да что с ней такое? Возможно, мое обращение к ней и было резковатым и грубым. Но какого черта тут происходит?!

— Я пойду с ним! — повернувшись на мгновенье в мою сторону, ответила она. И сразу же развернулась ко мне спиной.

Я потерял дар речи, а внутри у меня закипала ярость. Да если бы не я, то она была бы уже мертва! Неужели она этого не понимала? К сожалению, принудить ее я не могу. Ну и ладно. Раз она так хочет, то пускай идет с ним. Больно надо таскать ее за собой. Да и что я могу? Вернуться обратно? Хрен там! Меня от одного только вида этого напыщенного и расфуфыренного хлыща воротит.

— Так, стоп! Спокойно товарищ, — сказал я сам себе, стараясь успокоиться. Да что со мной, черт побери, твориться-то?! Раньше я не заводился с пол-оборота. Откуда во мне столько желчи вдруг взялось?

Но как бы я не злился на Кристину, просто так я уйти почему-то не мог. Я даже не шелохнулся. Хотя, все мое естество тянуло меня подальше. У меня на душе скреблись кошки, не давая сделать и шага прочь. Меня разрывали противоречия. Я просто не мог так с ней поступить! Оставить ее с ним? Ну уж нет. Проклятье! У меня просто не было другого выбора, и я повернул назад. Но не я один решил вернуться. Позади меня пристроилась там самая работница столовой. И хватило же у нее наглости!

Глава 4. Новые возможности

Когда я вернулся обратно к Кристине то сразу понял, что она не была рада моей компании. И это мне показалось странным. Уж больно быстро она влюбилась в этого Ростислава, совершенно наплевав на меня (не в романтическом стиле). Не такой у нее характер. Что-то тут нечисто! Вот только я никак не мог понять, что именно. Меня все еще терзала возрастающая с каждой секундой ярость, но я смог сдержаться и не дать ей вырваться наружу. Но долго ли я так протяну? Рано или поздно, но я сдамся на волю инстинктов и могу ненароком убить его. И ничего хорошего из этого не выйдет. Я не желаю превращаться в убийцу!

— Неужели ты передумал? С чего бы это вдруг? — начал поддевать меня Ростислав, посмотрев на Кристину. Но я каким-то чудом стерпел эту издевку и промолчал.

Тут из-за моей спины вышла работница столовой и лучезарно улыбнувшись, встала между мной и ним.

— Меня зовут Марина. Очень приятно с тобой познакомиться, — схватила она его свободную руку и нежно ее поглаживая, стала откровенно к нему клеиться. В другой его руке уже покоилась ладошка Кристины. Да вы издеваетесь надо мной?!

Хм. И эта туда же? Я ее, конечно, недолго знаю, но как-то больно быстро она сменила настроение, с испуганной и удрученной собачки на ласкового и льстивого щеночка. Да и для Кристины подобное поведение несвойственно. Он что, живой магнит для противоположного пола? Да как бы он ни был красив, это уже явный перебор! И пока они болтали между собой, я размышлял над сложившейся ситуацией. Странность на странности — по-другому не назовешь. И это не давало мне покоя. Мгновенная и ненормальная влюбленность сразу двух девушек, вкупе с моей непомерно-раздутой агрессия — как все это объяснить?

— Выделение феромонов, — ответил голос Проводницы в моей голове.

— Ты это о чем?! — скорее от неожиданности, чем вполне осознанно, спросил я вслух Проводницу.

Все трое тут же уставились на меня. Но я сделал вид, что все в порядке и меня просто переклинило. Это была подсказка. Проводница мне лишь намекнула, но стоило только сложить вместе все странности, как все встало на свои места. Все эти странности можно объяснить одним логичным выводом — это все способность. Судя по безумной реакции девушек, которые на него так и вешались, да моей нарастающей агрессии — этот хлыщ может распылять или же каким-то образом воздействовать на человека при помощи феромонов.

Мне как-то доводилось читать про такое и на ум приходит одно слово — андростенон. Если мне не изменяет память, то это метаболит мужского полового гормона тестостерона. У млекопитающих, свиней, например, он вызывает необоримое желание совокупляться. Но его действие на самок и самцов кардинальным образом различается. Если самок захватывает непреодолимое желание обладать им, то у самцов все с точностью до наоборот — агрессия и неуемная жажда убить соперника. Ничего не напоминает? Кто бы мог подумать, что информация, найденная благодаря заинтересовавшему меня одеколону старшего брата, припрятанному от посторонних глаз в его заначке, мне когда-нибудь, да пригодится. Уж точно не я.

Оставить все как есть, и уйти я уже не могу. Кристина! Да и спустить ему такое с рук — ну уж нет. И что мне делать теперь? Убить его? Как-то уж это слишком. Хотя внутри меня, стоило только об этом подумать, самец тут же воспылал желанием наброситься на противника и разорвать ему глотку голыми руками. Ему повезло, что я годами оттачивал искусство контролировать и подавлять свои потаенные чувства ярости и жажды мести. Не то бы я не сдержался и набросился на него. А его способность-то — это палка о двух концах.

Но мы слишком задержались на одном месте. Пока остальные ученики школы пытались вырваться из лап зомби и сбежать кто куда, мы прохлаждались. И вот, дождались. Из окна столовой, покинутой нами не столь давно, через окно стали вываливаться зомби. Похоже моя баррикада не выдержала и поддалась, впустив их внутрь. Черт, забыли закрыть за собой окно! Как же глупо-то! И так на меня не похоже. Ведь прояви мы элементарную осторожность, и этого можно было бы избежать. Интеллектом зомби не блещут. И закрой я его, зомби пришлось бы потратить много времени на то, чтобы его выбить. Все-таки пластиковое окно так просто не разбить.

Словно тряпичные куклы, один за другим, из открытого окна наружу уже успели вывалиться три зомби, а я так и не определился, куда нам бежать. Без способности Контроля энергии, у меня оставался только один выход — драться против них в ближнем бою. Хотя я мог бы без проблем уйти. Но Кристина и Марина были другого мнения. Они смело встали впереди Ростислава, заслонив его своими телами, и даже не думали о побеге. У них в руках оказалось по ножу, которые я отдал Кристине для защиты. Нет, ну за что мне все это? И что мне прикажете делать, оставить их и убежать? Марина мне была, в общем-то, безразлична, но вот Кристина — тут я не мог отступить.

И пока зомби только поднимались с земли после падения, я поднял топор над головой и, подбежав к ближайшему от меня зомби, со всего размаху, опустил ему его на голову. В этот раз в удар я вложил достаточно силы. Урок я усвоил. Раздался приглушенный чавкающий звук и лезвие топора плотно засело в голове бедолаги. Но тут я, заметив протянутые к моей ноге руки, ослабил хватку и, отпустив ручку топора, отпрыгнул назад. Одна из зомби пыталась воспользоваться моей заминкой и схватив меня за штанину, повалить. Ученица старших классов, возможно даже выпускной год. На вид целая, если не считать перепачканного в крови полости рта.

Но не тут-то было! Выработав за годы безусловные рефлексы, я смог вовремя заметить ее движение и должным образом отреагировать. Правда топора уже не было в моих руках. Он лежал в кучке пепла, что оставил после своей смерти мой первый противник. Я как знал, что так случится! Достав из-за пояса запасное оружие — колотушку для мяса, я ринулся в бой. Это была уменьшенная копия молотка, которым отбивают замороженное мясо. Компактное, но довольно увесистое дробящее оружие. Убить одним ударом зомби у меня уже не выйдет, но на безрыбье и рак рыба. Тем более, в нем есть и свои плюсы. Та зомби, что тянула ко мне свой окровавленные руки, уже успела подняться и пойти на меня. И пока девочки защищали своего самца, мне приходилось действовать в одиночку. Желания мне помочь, даже не всплыло в их одурманенном феромонами сознании. Ну да ничего, где наша не пропадала!

Я собрался с силами и нанес зомби первый удар. Правой ногой, прямой наводкой в живот. Для начала, зомби надо было повалить. Ведь убить зомби колотушкой будет занятием не из легких и мне нужна фора. И только я обошел ее сзади, собираясь превратить череп в кашицу, как на меня сзади набросился третий зомби. Вот же засада! И я бы, скорее всего, не успел среагировать, если бы мне на помощь не подоспела Кристина. Она подбежала к третьему зомби с тыла и подрезала ему Ахиллово сухожилие. Умно. Но, к сожалению, безрезультатно. Зомби не упал, а лишь обернулся назад и напал на нее. Вот только, у него ничего не вышло. Он схватил лишь воздух, пройдя сквозь нее, и распластался на асфальте. Кристина сейчас впервые использовала свою способность.

— Эх, мне бы такую! — не сводя взгляда с лежащего на земле зомби, подумал я.

Пока я кружился вокруг своего зомби и со всей силы бил зомби колотушкой по голове, у Кристины дела шли в разы быстрее. Пока зомби лежал грудью на земле, она наступила ему на спину ногой и, наклонившись, без проблем воткнула нож в его ухо, до самой рукоятки. Длина лезвия позволяла достать до мозга. После чего зомби сразу же осыпался пеплом. Я со своим тоже долго не провозился. В какой-то момент, череп зомби-старшеклассницы не выдержал. Он треснул. Я провел серию ударов, метя в тоже место, не забывая при этом изворачиваться и уклоняться от протянутых ко мне рук. С этим зомби я справился меньше чем за минуту.

В награду за убийство двух зомби, я получил одну красную жемчужину и странного вида декоративную резную коробочку. Небольшую, размером примерно с два спичечных коробка, напоминавшая испещренный узорами миниатюрный сундучок. Жемчужину я положил к остальным, а вот с сундучком не стал церемониться. Открыв крышку, я загнул внутрь и там увидел… Это что, шутка такая?! Из сундучка я извлек одну серебряную монетку. Обычный кругляш с гладкими сторонами. Ни рисунка, ни номинала — лишь полированная поверхность и ничего более. Рассмотрев ее еще несколько секунд, я положил ее к жемчужинам. Потом с ней разберусь. Для чего-нибудь, да пригодится.

— Ты как, в порядке? — подбежав ко мне, с искренней заботой в голосе, спросила у меня Кристина. Не понял. Чего это она так за меня переживает? Неужели наваждение пропало, и она вновь вернулась в норму. Да и я, посмотрев на Ростислава Жукова — этого чертового манипулятора, хоть и испытывал злость, но уже не такую сильную. Я, казалось, как и Кристина, вернулся в прежнее состояние. Но почему его способность вдруг перестала действовать? Неужели у него Энергетика закончилась?

— Нам надо срочно уходить. Это только начало, — подбежал к нам виновник всех проблем, с ужасом в глазах смотря через окно внутрь столовой. Там находились и другие зомби. Он, похоже, не понял, что его способность больше не работает. А ведь не задержи он меня манипулируя Кристиной, мы бы были уже далеко от территории школы. И теперь ему бежать, видите ли, вздумалось? Чертов идиот! С ним я никуда не пойду.

— Согласен. Вот только… — не закончив фразу, я встал и, замахнувшись колотушкой, что есть силы ударил его, завершив предложение словами, — такой как ты, нам больше не нужен.

Жаль, что удар пришелся по касательной. Он каким-то чудом в последний момент уклонился и удар лишь рассек ему кожу чуть выше глаза. Я хотел оглушить, но не получилось. И повалившись назад, он пытался утереть кровь, что застилала его глаза. Я неторопливо подобрал свой топор и уставился на него. Добить бы гада, но не могу. Он же живой человек, а я не убийца! Да и какой в этом смысл, убивать его без необходимости? Он остался без Энергетики и теперь не опасен для нас. Оставлю его тут и если он недостоин жизни, то зомби о нем позаботятся вместо меня.

— Уходим отсюда! — взяв за руку Кристину, я потащил ее как можно дальше. Зомби были уже на подходе, переваливаясь через окно.

Кристина была удивлена и не до конца понимала, что происходит. Похоже время, пока на нее воздействовали феромонами, стерло из ее памяти недавние события. Она стала упираться, крича на меня, что нельзя оставлять живого человека на произвол судьбы. Знала бы она, что он с ней сделал, по-другому заговорила. Хотя, это вряд ли. Она слишком добрая и наивная. Что не всегда кстати. Когда на кону человеческие жизни, нужно уметь правильно расставить приоритеты.

Не прошло и десяти секунд (пока я, вместе с Мариной, силой пытался ее увести), как мне уже не приходилось тащить ее за собой. Обернувшись назад, я понял, в чем была причина. С Ростиславом Жуковым было покончено. Так что ей больше не было смысла упираться. Она даже обогнала меня, задав тем самым направление движения. И мы втроем побежали в сторону главного входа. Вот только, почему именно к главному входу, я не понимал? Там ведь полно зомби. Но я все равно решил ей довериться.

— Давай сюда! — прокричала она на бегу и, взяв немного правее, сменила направление.

Вовремя же она одумалась и сменила маршрут. Ведь в зоне видимости, вслед за бегущими в страхе учениками, шла по пятам орда зомби в сотню, если не больше, тварей. Там за забором, к которому нас привела Кристина, располагалась школьная трансформаторная подстанция. И что самое главное, там не было ни одного зомби. Выглядела подстанция как металлическая коробка напоминающая вагончик, выкрашенный в синий цвет и высотой около четырех метров. И это не считая того факта, что располагалась она не на земле.

Трансформаторная подстанция стояла на четырёх опорных ножках по углам, таким образом, возвышаясь примерно еще на метр. ТП-0,4 кВ НВН — гласила надпись на корпусе. Всю эту конструкцию опоясывал с трех сторон, как бы помост, а подняться туда можно было только с помощью выдвижной лестницы. Зомби сюда при всем желании не заберутся. Идеальное место чтобы переждать и подумать, что же нам делать дальше. Да и своей способностью я, в случае чего, смогу воспользоваться. Трансформаторная подстанция — самое то, для использования Контроля Энергии. Это почти что бесконечный источник электроэнергии.

Перебраться через ограду, для нас не составило особого труда. Ограда хоть и была довольно-таки высокой, но выполнена в удобной для подъема форме — множество ромбиков, соединенных между собой в единый узор. Ощущения были такими, словно я на скалодроме. Проще простого. Только вот наверху возникли небольшие проблемы — на вершине ограды возвышались кованые заострённые наконечники. Но, не торопясь, перелезть на ту сторону у нас все же получилось.

Мы, благополучно поднявшись по выдвижной лестнице, спрятались с тыльной стороны (чтобы не привлекать внимание зомби) трансформаторной будки. Где-то там, раздаются предсмертные крики людей и утробный рев зомби, а мы сидим тут в полной безопасности и отдыхаем. А пока мы переводили дыхание, я заметил у Кристины на бедре чуть выше колена, неглубокий порез. Похоже, что она поранилась, когда перелезала через ограду. Вот оно! Это мой шанс проверить Исцеляющий эффект крови.

— Кристина, я смотрю ты поранилась. Не против, если я испробую на тебе свою способность? — спросил я у нее, не отрывая взгляда от задранной наверх юбки.

Черные кружева?! Хм. Как по-взрослому. Кристина, проследив за моим взглядом, смутившись, поправила задравшуюся юбку. Ее щеки налились румянцем, и она тут же от меня отвернулась. Вроде как, чтобы я не заметил. И ей это удалось. По крайней мере, так она думала. Я просто сделал вид, что не заметил. Но и просто так давать свое согласие на эксперимент она, конечно же, не собиралась.

Ей требовались некоторые подробности:

— Какую именно способность ты хочешь на мне испытать?

Озабоченность Кристины можно понять. Я уже успел ей рассказать все, что она забыла под действием феромонов. Хотя, мне стало немножко обидно, что она подумала, будто я способен на нечто подобное. Если моя способность сродни той, что применил на ней Ростислав, то вряд ли мне дадут на это добро. Быть рабыней своей похоти — те еще, наверное, ощущения. Пускай ты их и не помнишь. Но, к счастью, моя способность даже рядом с феромонами не стояла.

Я улыбнулся и, надрезав топором кожицу на большом пальце, показал на вытекающую из ранки кровь, сказал:

— Моя способность называется Исцеляющий эффект крови. Как сказано в описании, если я капну ей на твой порез, то он по идее, должен исцелиться. Ну так что, можно мне уже приступить?

— Ну что ж, попробуй! — с иронией в голосе, или же в шутку, ответила мне Кристина.

Марина, что расположилась от Кристины по правую руку и, услышав наш диалог, тут же уставилась на порез Кристины и принялась ждать. Ей было любопытно, увидеть воочию мою способность. Что и неудивительно. Сначала какой-то парень возбуждает тебя до такой степени, что ты почти что набрасываешься на него. Потом, сквозь обычную ученицу старших классов проходит зомби, словно она призрак какой-то. Да еще и я со своими электрическими шарами.

Для пробы, за неимением подробной инструкции, я просто капнул ей на порез каплю своей крови и принялся ждать. Поначалу ничего не происходило. Зато потом началось такое! Ее и моя кровь смешались, стала пузыриться и шипеть, словно рану обработали перекисью водорода. Порез тут же, прямо на наших глазах, покрылся свежей корочкой засохшей крови. Рана и впрямь исцелилась. На все про все, ушло секунд десять.

Я протянул руку и аккуратно поддев засохшую кровь ногтем отковырнул ее. Под ней ничего не было. Ни рубцов, ни следов заживления, даже покраснения — лишь нежная атласная кожа, будто у новорожденного младенца. Вот это я понимаю, способность! Да такая, что за неимением нормальной медицинской помощи будет просто на вес золота. И чем дольше продлится этот хаос, тем ценнее она станет. В этом я не сомневался. Правда есть один нюанс — мой порез так и остался неисцеленным. Но ничто же неидеально, так ведь?

— Великолепно! — приговаривала Кристина, поглаживая полностью заживший порез на бедре.

— Как вы это делаете? — не отрывая взгляда от бедра Кристины, спросила у нас Марина.

У нее глаза горели от любопытства и надежды, что и она обладает подобными способностями. Мне и самому, кстати, было это интересно. Однако, вместо того, чтобы самому ей рассказать, я попросил об этом Кристину. А сам в это время занялся другим делом. Достав из внутреннего кармана пиджака выпавшие с зомби трофеи — четыре красные жемчужины и недавно-полученную из сундучка серебряную монетку, мысленно обратился к Проводнице с вопросами. Меня интересовало, зачем и для чего они нужны? Да и есть ли от них хоть какой-то толк.

— Красные жемчужины как ты их называешь, это ничто иное, как Эссенция жизненной силы. Такой предмет с высокой вероятностью выпадает после смерти противника. И чем больше ты поглотишь этих эссенции, тем сильнее становишься. Просто сожми ее в кулаке и сконцентрируйся. Ты сразу же почувствуешь, как сила из Эссенции жизненной силы перетекает в тебя. И когда ты ее полностью поглотишь, то сосуд исчезнет, а ты станешь чуточку ближе ко второй ступени развития. Что же касается серебряной монеты, то их называют Санталы. Сантал — это крайне редкий материал, которого не существует на этой планете. Свойства этого металла крайне необычны. В основном, их используют для вытягивания из этого благородного металла частичек, уничтоженного миллиарды лет назад Первородного Существа — Магона. Но тебе этого знать пока ни к чему. Для тебя они не имеют ценности. Для Избранных, Санталы ценны лишь как обменная монета. Если ты положишь ее на Освященный алтарь Безликих, то они непременно наградят тебя соразмерно подношению.

Ну, вроде бы все понятно. Есть, конечно, белые пятна вроде, что еще за Первородное Существо такое и для чего нужны эти Магоны, да где находится этот Освященный алтарь. Правда, как она любит говорить, мне этого знать еще не положено. Да и по правде сказать, не больно-то и хотелось. Как-нибудь переживу и без этого знания. Марина и Кристина что-то бурно обсуждали, а я принялся поглощать Эссенции жизненной силы. Пока у меня есть свободное время, нужно хоть чем-то полезным заняться.

Сжав одну из эссенций в кулаке, я, следуя указаниям Проводницы, сконцентрировался и стал сжимать пальцы рук все сильнее и сильнее. Было легкое сопротивление, но процесс прошел как по маслу. Эссенция в руке стала уменьшаться в размере, а я всем своим естеством чувствовал некую легкость и нарастающую мощь внутри организма. И когда я закончил, то открыл глаза и, разжав кулак, нашел внутри лишь красные песчинки, которые тут же сдуло у меня с ладони порывом ветра. Которого, к слову сказать, я даже не почувствовал. Будто его и не было вовсе, а ветер сдувший остатки эссенции, всего лишь мимолетный мираж. Проделав подобное еще трижды, я прикрыл глаза и вчитался в свои, назову-ка я их свойствами Избранного. А что, звучит вполне неплохо.

Ступень развития — 0(80 %)

Сила — 8(8)

Ловкость — 9(9)

Выносливость — 8(8)

Телосложение — 8(8)

Скорость — 9(9)

Энергетика — 10(10)

Доступных возможностей усиления — 0

Бонусная способность Избранного:

Контроль энергии 2,65 % — способность выкачивать электроэнергию из любого источника, превращая ее в свою собственную. Излишками поглощаемой энергии можно пользоваться так, как вам заблагорассудится. Но, будьте осторожны! Поглощенная электроэнергия не может находиться в организме слишком долго. Если ее не переработать в биоэнергию или не высвободить наружу, то вашему физическому телу может быть нанесен колоссальный ущерб.

Степень воздействия способности обусловлена Энергетикой вашего организма.

Способности:

Исцеляющий эффект крови 0,75 % — способность вылечить любого, с кем соприкасается ваша кровь. Способность не распространяется на инфицированных людей и мутировавший организм. Невозможно исцелить себя.

Мне осталось всего ничего до следующей ступени развития, чтобы это ни значило. А если предположить, а так оно и есть, что усиление происходило за счет поглощения Эссенции жизненной силы, то за каждую жемчужину мне давалось ровно 20 %. И поглотив еще одну я перешагну этот рубеж, получив первую ступень развития. Вот только у меня больше не было таких эссенций. Лишь четыре штуки выпало и… Стоп! А если сделать так:

— Кристина, будь так любезна, поделись со мной той жемчужиной, что ты взяла с тела зомби, которого убила. Я тебе потом ее верну, обещаю.

Она посмотрела на меня заинтересованным взглядом, но сказав нечто вроде «да без проблем», выудила свою эссенцию из бокового кармана рюкзака и передала ее мне. Я чуть ли не вырвал жемчужину у нее из рук и сразу поглотил. Стоило мне это только сделать, как привычные уже ощущения не просто чуть усилились, эффект в десятки раз превзошел предыдущие! И тогда меня накрыла эйфория! Описать это чувство как-то по-другому, выше моих сил. Но когда меня отпустило, я открыл глаза.

Девушки смотрели на меня удивленными глазами, и я просто не мог их не спросить:

— В чем дело? Чего вы так на меня уставились?

— Т-ты сиял! — восторженным голосом, пришедшем на смену удивлению и растерянности, ответила мне Кристина.

— Прямо, как бриллиант на свету! — вставила свои пять копеек и Марина.

Вот оно как. Что ж, такие чудеса не столь уж невероятны в мире, наполненном кровожадными зомби и людьми со сверхъестественными способностями. Главное сейчас другое, что поменялось в свойствах Избранного:

Ступень развития — 1(0 %)

Сила — 9(9)

Ловкость — 10(10)

Выносливость — 9(9)

Телосложение — 9(9)

Скорость — 10(10)

Энергетика — 15(15)

Доступных возможностей усиления — 1

Бонусная способность Избранного:

Контроль энергии 2,65 % — способность выкачивать электроэнергию из любого источника, превращая ее в свою собственную. Излишками поглощаемой энергии можно пользоваться так, как вам заблагорассудится. Но будьте осторожны! Поглощенная электроэнергия не может находиться в организме слишком долго. Если ее не переработать в биоэнергию или не высвободить наружу, то вашему физическому телу может быть нанесен колоссальный ущерб.

Степень воздействия способности обусловлена Энергетикой вашего организма.

Способности:

Исцеляющий эффект крови 0,75 % — способность вылечить любого, с кем соприкасается ваша кровь. Способность не распространяется на инфицированных людей и мутировавший организм. Невозможно исцелить себя.

Неплохо, однако. Все параметры моего тела повысились на единичку, и что мне это даст в будущем еще предстоит проверить. Но вот Энергетика, поднятая на 50 % — это же просто шикарно! Ведь, чем у меня ее больше, тем чаще я смогу пользоваться своими способностями. Ну, а что дает мне единичка в графе «Доступных возможностей усиления» — это мне еще только предстоит выяснить. Но что-то мне подсказывает, что и она меня еще порадует. Ведь чем сильнее я становлюсь, тем больше шансов у меня и тех, кого рядом со мной (при этом я мельком взглянул на Кристину), выжить в изменившемся мире.

Напоследок я решил проверить кое-что еще. Раз уж у меня теперь было ранение, хоть и незначительное, я могу попытаться переработать поглощенную электроэнергию в биоэнергию и с ее помощью попытаться исцелить свой порез на пальце. Что-то мне подсказывало, что в этом и есть вся соль биоэнергии. Тем более, почти что неиссякаемый источник электроэнергии находится прямо у меня за спиной. Все складывается, как нельзя кстати. Если все получится как надо, то я получается стану кем-то вроде целителя из компьютерных РПГ игр? Мой старший брат Сергей — тот еще геймер. Так что в этом вопросе я малость, но подкован. Моя кровь исцеляет других, тогда как сам я исцеляюсь при помощи биоэнергии. Ну а что, звучит не так уж и плохо. Во всех популярных играх самый востребованный и дефицитный класс — это целители. Всем интереснее кого-то убивать или что-то взорвать, нежели врачевать ранения, полученные в бою.

Сосредоточившись, я стал вытягивать из трансформатора через вентиляционное отверстие нити электроэнергии. Странно, что заряд перетекает в меня лишь через незамкнутое воздушное пространство. Что ему мешает, например, пройти сквозь корпус трансформаторной будки? Он же сделан из металлических листов, которые являются проводником электрического тока. Да уж, специфика способностей разнится с реалиями этого мира. Но сделать с этим я ничего не могу, поэтому остается лишь покорно склонить голову и играть по правилам Безликих.

Собрав на ладони электрический шар размером со среднее яблоко, я задумался о том, что делать дальше. Одно дело запустить шаром зомби, и совершенно другое переработать его в биоэнергию. Это же ведь неведомый для меня процесс. Что если я ошибусь, и со мной случится что-нибудь не слишком приятное? Мне бы не хотелось погибать столь глупо, когда вокруг есть сотни других более, как бы это сказать, достойных что ли, способов умереть.

— Так как мне это сделать? — мысленно обратился я к Проводнице.

— Просто представь, что энергия утекает из твоих рук, просачиваясь сквозь кожу, и растекается по всему твоему организму. Дальнейшие биоэлектрические процессы смешивания и насыщения силовых и функциональных линий произойдут уже без твоего участия, — ответила мне она.

Ну а что, звучит не так сложно. Особенно мне нравиться «без твоего участия» Попробуем. Когда я представил себе утечку энергии, то от энергетической сферы отделилась тоненькая искрящаяся нить и коснулась безымянного пальца левой руки. Дальше меня легонечко тряхнуло, и я почувствовал заряд бодрости во всем теле. Ощущения были странными. Вроде легкого электрошока после того, как выпил три банки энергетического напитка. Но первоначальной цели, я так и не добился — мой палец, как и прежде, все так же кровоточил. Хотя, если приглядеться, то может показаться, что процесс заживления пошел сравнительно быстрее. Или это только мое воображение интерпретирует ожидаемый эффект от поглощения энергии? Кто знает.

Ну а пока я размышлял о своих способностях, и что мне дала новая ступень развития, Марина уже вовсю осваивала свою способность. Назвалась она Управление массой. Суть действия, которой заключалась в том, что она позволяет уменьшать/увеличивать массу неодушевленного объекта. С одной стороны, ничего особенного. Но если подумать чуть лучше, то она открывает перед Мариной массу возможностей. Представим себе такую ситуацию — что убегая от зомби, ей перегородила дорогу баррикада, в виде огромного бетонного блока или части рухнувшего здания и нет другого пути, чтобы миновать это препятствие (обойти или перелезть). Что тогда делать? Вот тут в дело и вступает Марина. Прикоснувшись к бетонному блоку, она уменьшает его массу и без труда отодвигает. Разве это не круто?! Почти как суперсила в комиксах про Человека из Стали. И это только одна из множества возможностей применения этой способности.

Или же, например, она вооружится трехметровой железякой, скажем, в центнер веса. В обычных обстоятельствах, ей было бы даже не под силу оторвать ее от земли. Но уменьшив вес раз эдак в сто, она спокойно сможет ей орудовать. И черта с два, будь я ее врагом, подойду к ней вплотную после этого. Ведь несмотря на потерю массы, физика твердого тела остается без изменений. Ударить зомби с размаху таким орудием — да от него ничего не останется. Главное, опять же, не забывать контролировать оставшийся запас Энергетики. Не то способность может убить и ее. Например, когда она поднимает над головой многотонный кусок арматуры и тут у Марины заканчивается Энергетика. Тогда масса предмета, вернувшись в норму, попросту погребет ее под собственным весом. И превратиться Марина тогда в красноватую жижу под ногами.

На этом наш краткий перерыв пришлось прервать. И так уже засиделись тут. Прошло почти десять минут с тех пор, как мы тут отдыхаем и, обсудив маршрут, выдвинулись вперед. Марина решила и дальше идти вместе с нами. Ее можно понять. С ее слов, родные и близкие живут на окраине города, до которого она одна в любом случае не доберется. Так к чему рисковать и, оставшись одной, умереть, так и не достигнув цели? Одиночки не выживают! Чем многочисленнее и сильнее отряд, тем выше шансы пережить сегодняшний день. Ну а что будет завтра, там будет видно. Где-то я вычитал такую фразу «Живи настоящим, не думая о будущем». Надо бы, кстати, взять это высказывание на вооружение. Но рано или поздно придется думать о том, что мне делать дальше. В общем, мы благополучно смогли выбраться с территории школы и сейчас направлялись к дому Кристины. Что нас там ждет? Выживем ли мы? Всех нас мучили эти вопросы. Но мы не поднимали эту тему. Нам и без того проблем хватало.

Глава 5. Мутировавшая стая

Пройти на своих двоих нам предстояло не так уж и много. Если напрямик, через проспект Луганского, а дальше дворами — то это час-полтора. Но это был довольно-таки оживленный маршрут и там нам просто не дадут возможность пройти. На пути находились не только больница и детские сады, но и целая куча магазинов, офисные здания и банк. Если бы мы решили идти по этой дороге, то у нас бы попросту не получилось миновать множество зомби, разгуливающих там. И не десятка или двух, как это было в школе, а целую прорву зомби! Оживленные места привлекают огромное количество зомби — этот факт я вынес из фильмов по зомби-тематике.

Был еще вариант перебраться через городской отстойник — это свалка рядом с нефтеперегонным заводом, в которую свозился мусор со всего города и затем, вдоль кромки леса, выйти к плотине. А уже за ней находился микрорайон Сталелитейной, в который мы и намеревались попасть. Вот этот маршрут я и одобрил. Меньше рисков, думал я. Но как же ошибочны были мои суждения! Да и времени на дорогу ушло раза в три больше, нежели я планировал. Вот такие пироги. То, что поначалу кажется нам правильным решением, не всегда является таковым.

По моему мнению, самый опасный промежуток в намеченном нами маршруте — это дойти до того самого нефтеперегонного завода. В ту сторону от школы вели две улицы — Красноармейская и Светлая, в пределах которых стояли пяти-и девятиэтажные дома. Магазинов и офисных зданий там, почти что не было. Как-никак спальный район. В разгар рабочего дня, когда прошел Кровавый Дождь и люди превратились в зомби, там не должно было находиться много народа. А те, что были, скорее всего, сидели по домам в прохладе кондиционеров. День сегодня выдался жарким и бесцельно бродить по улицам в самый солнцепек, никому не хочется. Если все так, как я думаю, то местные не должны были превратиться в зомби. К таким выводам я пришел, когда мы, покинув территорию школы, без особых проблем добрались до первого пункта назначения — спального района.

Хотя, все обстояло не совсем так. У нас возникла небольшая заминка, когда мы проходили мимо Дома Ветеранов. У входа туда столпилась солидная толпа зомби, численностью в десять-пятнадцать голов. И все бы ничего, но обходить это препятствие у нас заняло бы без сорок минут, может час, по Кабардинке. Да и то не факт, что там будет проще и безопаснее. Решив выждать и понаблюдать немного за зомби, нам представился отличный шанс прорваться через толпу зомби. Ушлый водитель, выехав из-за поворота на приличной скорости, не успел вовремя затормозить и влетел в самую гущу зомби. Он не справился с управлением, когда ему под колеса машины угодил зомби, и вылетел с проезжей части на тротуар. Он врезался в одно из посаженных там декоративных деревьев. Мне еще показалось это странным. Как так вышло, что угодив под колеса авто, зомби сразу не превратился в кучку пепла, когда умер?

При лобовом столкновении с деревом, водителя не выбросило наружу. Похоже, что он не забыл пристегнуться ремнем безопасности. Но машину сразу же облепили оставшиеся в живых (если можно так о них сказать) зомби. И пока они отвлеклись, пытаясь добраться до водителя иномарки, мы решили прошмыгнуть прямо у них под носом. Но в этом плане имелась одна неясность — мы не знали, остались ли еще зомби внутри Дома Ветеранов.

И именно в тот момент, когда мы были у самого его входа, стараясь пересечь улицу как можно быстрее, оттуда вышла опоздавшая на вечеринку парочка зомби. Первым был неопределенного возраста мужичок в матроске, лицо которого было обглодано вплоть до кости. Правда не все, только верхняя ее часть. Тогда как частично нос, нижняя челюсть и подбородок все еще свисали с него пластами. Второй был, скорее всего, ветераном. Не по погоде одетый на нем зеленый форменный пиджак с множеством наград на груди и протезированная нога — тут уж не перепутаешь.

Я уже было хотел с ними разобраться, перехватив поудобнее топор, но меня опередила Марина, прокричав:

— Я с ними сама разберусь!

Она, похоже, хотела показать нам свою полезность и потому ринулась в бой. Подхватив с земли валявшийся там знак пешеходного перехода, Марина подняла его как пушинку и использовала в качестве оружия. Как я и подозревал, превосходная способность! Весит знак килограмм двадцать, не меньше, но она его держит так, будто в руках у нее обычная бейсбольная бита. Марина, преодолев разделяющее их расстояние, размахнулась импровизированным оружием и сходу ударила им зомби в район грудины. Тот от удара отлетел так далеко, что, влетев в припаркованную у входа машину, попросту смял ее под собой. Да так в ней и застрял.

Но как ни странно, он от этого не умер. Правда и прожил после такого удара недолго. Оставив без внимания второго зомби, она решила его добить. Марина подбежала к нему и, перехватив оружие на манер копья, пронзила острым концом голову. Раздался характерный хруст сломанной кости и от вдавленной в переносицу черепной коробки, пострадал мозг зомби, и он тут же осыпался кучкой пепла. Марина подобрала выпавшие с его тела трофеи и, быстро восстановив дыхание, снова была готова к бою.

Второй зомби на нас даже внимания не обратил. Будто Кристины и меня тут и не существовала. Он поковылял в направлении Марины, вытянув вперед обе руки (прямо-таки кадр из фильма про ожившую мумию). Вместо второй ноги у него был протез, который сейчас кое-как держался на культе и когда он прошел уже половину пути, тот отвалился. Потеряв равновесия, дальше зомби уже пополз. Напрасно он выбрал Марину жертвой. С нами бы у него было больше шансов.

Марина с ним не церемонилась. После первой своей победы над зомби она научилась главному — бить наверняка. Подняв знак пешеходного перехода над головой, она дождалась подходящего момента и с пронзительным свистом разрезаемого оружием на излете воздуха, опустила его на голову зомби. Последовал сокрушительный удар и раздался звучный хлопок. Марина, вбив зомби словно гвоздь молотком, раздробила тому позвоночник, который не выдержал такого давления и сломался. Но от этот зомби не рассыпался прахом. Я же ей говорил грудь, а не спина! Вот же дуреха!

Она уже собралась подойти к зомби вплотную и добить его, как он и тут ее обломал. Он попросту не предоставил Марине такой возможности. Рассыпавшись кучкой пепла, он умер спустя три-четыре секунды после первого удара. Я подбежал к подбирающей с земли трофеи Марине и был сильно удивлен ее реакции. Она хищно улыбалась и явно была в приподнятом настроении. Да так заразительно улыбалась, что и я не устоял. И вот стоим мы, улыбаемся, а в сорока метрах от нас разрывают на части бедного водителя, до которого уже успели добраться жадные до свежего мяса зомби. Правда не все из них приняли участие в кровавой трапезе. Примерно половина из той толпы отделилась, заслышав шум битвы Марины с их собратьями. Оставив машину с кричащем водителем без внимания, они повернули назад и направились в нашу сторону.

Марина уже собиралась было вновь влезть в драку, когда я предостерег ее от свершения столь опрометчивых поступков:

— Марина, нам уже пора уходить! У тебя же не бесконечный запас Энергетики? — заметив мелькнувшее в ее глазах понимание, я продолжил, — Вот-вот. А без нее, тебя тут мигом зомби порвут. Да и Выносливости ты потратила знатно. Посмотри, да с тебя же пот ручьем капает. И дышишь ты через раз. Марина, твое стремление, конечно, похвально, но на них всех, тебя явно не хватит.

Марина успокоилась. Ее боевая ухмылка тут же слетела с лица. Она хотела убить всех зомби при помощи своей суперсилы, поддавшись мнимому ощущению могущества, но мои доводы были весомее и ей пришлось сдаться. Признаться, не ожидал от нее такого рвения. Какая боевая брюнетка, с убойной способностью мне попалась! Это очень хорошо. Чем больше таких людей будет рядом со мной, тем больше шансов выжить. Но иногда, надо и меру знать. Если нет необходимости, то не стоит рисковать своей жизнью понапрасну.

Это не игра. Жизнь у нас одна и, умерев, уже не воскреснешь. Хотя может у какого-нибудь и имеется такая способность. Но, увы, среди нас таких нет. Нам бы сейчас добраться до дома Кристины. Ну а с зомби подраться, мы всегда успеем. Их же гораздо больше, нежели живых людей. Так что их на всех хватит. Да и с каждым часом, если не минутой, их становится все больше и больше. А нас, соответственно, все меньше и меньше.

Дальше все пошло как по маслу. Стремительный бег, не стесненный проблемами в виде преграждающих дорогу зомби, и мы на месте. Точнее на первом перевалочном пункте в пути до нефтеперегонного завода. Маршрут у нас был длинный, поэтому я и запланировал три возможных места для остановки. Чтобы отдохнуть и, если будет необходимость, то подкрепиться. И сейчас мы втроем, как раз стояли у одного из них.

Как мне рассказывали, лет десять тому назад, на этом самом месте, планировалось построить громадный гипермаркет. Но как только в стране разразился кризис, строительство застопорилось, лишившись финансирования. И сейчас здесь остался стоять лишь догнивающий трехэтажный скелет здания, возведенный из одних лишь бетонных блоков и перекрытий. Местные даже дали ему свое название — Белый дом. Это место стало прибежищем для алкоголиков, бомжей и проблемных подростков, так что я сомневаюсь, что внутри него сейчас кто-нибудь есть. Ну а вокруг, на протяженности почти что сотни метров, нет ни одной жилой постройки. Это здание стоит обособлено, на отшибе, и просто идеально подходит для наших целей.

Зайдя внутрь Белого дома, я подошел к лестнице и набрав в грудь побольше воздуха, крикнул что было сил. Раздалось звучное эхо и спустя минуту ожидания, так никого и не дождавшись, мы со спокойной душой поднялись на второй этаж. Надо было перекусить и немного восстановить силы перед следующим марш-броском. Еще мне было любопытно, что же досталось Марине после убийства тех двух зомби у Дома Ветеранов. Оказалось, что помимо двух эссенций, ей перепало кое-что еще. Бронзовая полая трубка, сантиметров двадцать длиной, с небольшой выемкой в центре. А так как она не знала, для чего нужен этот предмет, то попросила меня узнать об этом у Проводницы.

Мысленно задав свой вопрос, я спросил у Проводницы, для каких целей используется данный предмет. И не только этот предмет. Я также попросил пояснения о черной перчатке, что лежала у меня в кармане. Когда мы сидели у трансформаторной будки, я, признаться, забыл про нее. Перейдя на следующую ступень развития и тестируя свои возможности, вопрос об этом предмете, как-то затерялся в глубинах моего сознания. Проводница стала объяснять их назначения, начиная с Марининого предмета:

— Предмет, что сейчас покоится в руках твоей спутницы, называется Истоком Воплощения. Этот предмет, ничто иное, как воплощенное оружие. Исток Воплощения использует в качестве источника питания Энергетику владельца. Поместив палец в выемку активатора, и представив, например, молот, из полости цилиндра вырвется энергетический сгусток, который примет задуманную владельцем форму. Цилиндр выступит в роли рукояти, тогда как энергетический стержень расширится до нужных размеров и станет похожим на молот.

Так, с этим все ясно. Эта штука, что-то вроде лазерного меча джидаев, из популярной голливудской киноленты Джорджа Лукаса Звездные Войны. Только вместо энергетической палки, которыми они там махали, это оружие может принять любой внешний вид. Стоит только пожелать, как получишь желаемое. Мечи, топоры и молоты, да даже булаву с шипастым шаром на конце — все, что только захочешь. Но вот платить за такое удовольствие Энергетикой? Как по мне, так сомнительное удовольствие. Перед использованием надо будет еще проверить, стоит ли оно того? Каковы затраты Энергетики на активацию и поддержание, какова его разрушительная сила?

— Ну а тот предмет, что сейчас находится у тебя в руках, называется Крагой Разрушения. Если ее надеть на свою руку, то при необходимости, поверхность ткани трансформируется в любой материал, который ты только пожелаешь. Сталь, гранит, дерево, стекло. Лишь различия в затратах Энергетики ограничивают твое воображение, в области применения этого предмета. Этот предмет крайне требователен к количеству поглощаемой Энергетики владельца. Так что, подойдет далеко не каждому.

По сути, оба этих предмета — одно и тоже (оружие, питающееся Энергетикой). Правда, мне как-то больше понравился Исток Воплощения Марины, нежели моя Крага Разрушения. Но что-то мне подсказывает, что меняться Марина со мной не станет. Хотя, мы еще не провели испытания. Вдруг она еще передумает? Или может это я чего-то не понимаю, и моя перчатка не так уж и проста? Но это дело поправимое. Пока у нас полный запас Энергетики и поблизости нет ни одного зомби, то можно и пошуметь. Вокруг ведь пустырь. Так что если на шум приползут зомби, то их будет не так уж и много. Убежать мы всегда успеем.

Для начала, мы решил провести испытание Краги Разрушения. Очень уж мне было интересно, сломаю я кости при ударе о стену, или же нет. Укрепление материала до, например, стали — это хорошо. Но ведь внутри перчатки будет находиться человеческая рука, и что с ней случится после удара — это вопрос первостепенной важности. Вот как мне прикажите крушить перчаткой черепа зомби, когда после одного-двух ударов, мне придется продолжать сражение со сломанной рукой? Спасибо, не надо мне такого удовольствия. Так что натянув на левую руку Крагу Разрушения, я представил, что она стала подобна самому прочному металлу на земле — иридию.

Когда перчатка приобрела серебристо-белый оттенок и стала похожа на блестящий кулак, я понял, что все готово к испытанию. Уровень Энергетики, который к тому моменту упал на два пункта, был не столь критичен. Я, признаться, после слов Проводницы, ожидал худшего. Подойдя к бетонной перегородке, я размахнулся и со всей силы ударил по ней кулаком, экипированным в Крагу Разрушения. Последствия удара меня приятно удивили. Выбив солидных размеров кусок бетона, под моим кулаком образовалась воронка, глубиной примерно пять сантиметров. Могло бы быть и больше, если бы на моем пути не встала стальная арматурная решетка. Она прогнулась внутрь, но не лопнула. Кстати, Энергетика после нанесенного мною удара понизилась лишь на единичку. Вывод — Крага Разрушения превосходное оружие для ближнего боя. И на будущее — мне не стоит делать поспешных выводов. Да и рука под перчаткой осталась целой и невредимой. Я даже ничего не почувствовал. Хотя, по идее, должен был.

Следующей на очереди была Марина и ее Исток Воплощения. Она держала его обеими руками. И стоило Марине только приложить свой палец к выемке, как из цилиндра вырвался, как и было сказано Проводницей, голубоватый сгусток энергии. Затем сгусток трансформировался, сменив свою форму на некое подобии катаны. Пока все шло как надо. Марина подошла к той же стенке, что не так давно использовал я и, сделав широкий замах от плеча, рубанула стену наискось. Послышался скрежет и после себя энергетическая катана оставила на перекрытии глубокий разрез. Не такой как у меня. Раза так в два глубже. Да и армированную решетку она порезало, словно масло кухонным ножом.

Это оружие было безусловно лучше, нежели мое. Все дело не только в вариативности, но и мощи. У моей Краги Разрушения лишь ближний контактный бой, тогда как для Истока Воплощения Марины подойдет любая дистанция. Может быть можно дальнобойное оружие можно будет воспроизвести? Лук или же арбалет, например. Правда был и минус — количество поглощаемой Энергетики составило целых пять пунктов. И это только на активацию. После удара, так же, как и у меня, значение Энергетики осталось неизменным. Но все равно, это несколько многовато. Особенно учитывая, что ее запас составлял лишь десять единиц. Дорогое это удовольствие.

Но, как бы мне ни понравилась Крага Разрушения, ее я отдал Кристине. Ей нужно было хорошее оружие против зомби, раз уж с атакующей способностью ее прокатили. Я найду себе что-нибудь другое. Да и долг ей вернуть стоило. Перчатку я ей преподнес в качестве ответной услуги за отданную мне ранее эссенцию. Я прекрасно понимал, что мой дар был несоизмеримо больше. Как, впрочем, и она. Поэтому пока Марина было заняты другим делом и отвернулась, я удостоился поцелуя в щеку в качестве благодарности. И мне этого было более чем достаточно, чтобы зарядится бодростью получше, чем от переработанной биоэнергии. Но несколько детсадовский момент близости, был нагло прерван вмешательством со стороны. Снаружи, пока Марина продолжала тестировать возможности Истока Воплощения (кромсала им стены), раздался громкий рык и последующее после него, протяжное завывание.

Неужели это волки?! Довольно-таки характерный вой. Но откуда они тут могли взяться? Да еще и в черте города. Я слышал про лосей и кабанов, что иногда забредали в обжитые человеком места. Но чтобы волки?! Их же всех перестреляли года два тому назад. И, как заверил нас губернатор, после нападения волка на грибников, цитирую «мы всех их перебили». Я, забросив дела сердечные, метнулся к ближайшему окну и выглянул наружу. Там, находясь посреди открытого пространства, стояла собака. Казалось бы, обычная дворняжка, ничего такого.

Но это только на первый взгляд. Если присмотреться повнимательнее, то от собаки в этом существе осталось не так уж и много. Та же комплекция, что и у обычной собаки, но вот внешний вид — существенно разнился. Шерсть местами отсутствовала, а на ее месте появились чешуйчатые образования, как у ящериц. И что-то мне подсказывает, что по крепости они будут сравни титану. Еще я смог, несмотря на разделявшее нас расстояние, рассмотреть морду животного. Выпирающие вперед клыки, которые в прошлом и так были довольно устрашающими, теперь увеличились в размере и напоминали оскал саблезубого тигра. Слюна из пасти капала кислотно-зеленого цвета. Наверняка отрава. Касательно глаз — тут и говорить ни о чем. Их попросту не было. Лишь черные впадины на их месте.

— Это еще что такое?! — спросила у меня Кристина, заглянув через плечо. А так как отверстие, заменяющее окно, было небольшим, она уперлась мне в спину своей упругой грудью и смотрела через плечо. Боже, как же приятно!

— Кажется, это собака. Вот только не очень-то похожа она на нее. Даже и не знаю, как ее и обозвать, мутировавшая что ли, — ответил я ей, припомнив это слово в описании способности Исцеляющий эффект крови.

— Нам надо с ней разобраться, пока еще не поздно! Собаки не воют без причины. Так они сообщают о своем местоположении другим — встряла в разговор Марина, которая с силой сжала в руках Исток Воплощения.

— Боюсь тебя разочаровать, но с этим мы уже опоздали, — ответил я, когда заметил, что из кустов стали выходить и другие собаки. Причем такие же, как и первая — мутировавшие после Кровавого Дождя.

Бежать уже не вариант, так что выбор у нас и впрямь невелик. Как и сказала Марина, нам остается только убить их. Либо мы их, либо они нас. Третьего не дано. Стая мутировавших собак (для сокращения, буду называть их просто мутантами) уже насчитывала порядка десяти особей. И, собравшись вместе, они не торопясь вошли в здание. Что-то не спокойно у меня на сердце. И так думал не я один. Кристина сжала руку в кулак, на которой уже была надета Крага Разрушения. Марина воссоздала для сражения против мутантов копье или нечто вроде японской нагинаты. По одним только очертаниям предмета сложно разобрать. Ну а я решил действовать по старинке, перехватив поудобнее ручку пожарного топора. Что тут сказать, я приверженец классики. И у меня этого, никому не отнять.

Энергетика восполнилась до конца и 15 пунктов мне должно хватить для… Так! И на что же мне ее хватит? Источника электроэнергии тут не было, так что от Контроля энергии толку ноль. Что же касалось Исцеляющего эффекта крови, то во время сражения в нем нет смысла. Да и на оружие эта способность, ну никак не тянет! Ведь в описании черным по белому сказано, что исцелить мутировавший организм невозможно. Мне остается только взять в руки топор. Интересно, насколько они живучи? Такие же как зомби или как обычные собаки? Вот это мы сейчас и проверим.

— Надо встретить их на лестнице. У нас будет преимущество, раз мы на высоте. Да и ширина лестничной площадки не даст им возможности обойти нас с флангов, воспользовавшись численным превосходством, — сказал я девушкам.

Мы заняли удобную позицию раньше мутантов. Марина, как главный контактный боец нашего отряда, встала в центре формации. Вот же ирония, да? Буквально час назад, Марина казалось мне бесполезной, а сейчас она главная наша ударная сила. Кристина встала левее и чуть позади нее. Я же занял место справа от Марины и, держа свой топор обеими руками, жутко нервничал. Это ведь не медлительные зомби. Да и электрического шара у меня в руках не было. Когда мутанты забегали в здание я заметил, что скорость передвижения у них ничуть не хуже, а может и лучше, прежнего. Да и сколько всего их там? Примерно с десяток особей? 3 к 1 — расклад не в нашу пользу. А что если их укус столь же опасен, как и у зомби? Мне бы ой как не хотелось проверять это на практике. Но похоже, выбора мне не оставили.

Внизу на лестничной площадке как-то вдруг сразу появилась первая мутировавшая собака. Я даже не успел заметить ее появления, когда отвлекся на секунду, утирая выступивший со лба холодный пот. Но мутант не атаковал. Широко раздвинув мощные гипертрофированные лапы, которые заканчивались изрядно подросшими после мутации когтями, он лишь скалился и рычал на нас. И, несмотря на отсутствие у него глаз, я готов был поклясться, что эта тварь смотрела прямо на меня и все прекрасно видело. Жутковато, однако.

Мы кстати, тоже бездействовали. Спускаться вниз и терять преимущество высоты, было бы неразумно. Прошла уже минута, показавшаяся мне вечностью, а игра в гляделки продолжалась. Их число увеличилось и теперь снизу на нас смотрели целых восемь мутантов. И вдруг, стоило только самой крупной из них громко рявкнуть, они всем скопом кинулись на нас. Но быстро перебирать лапами по ступенькам у них не получилось. В этом заключалось еще одно преимущество, чтобы встретить их именно тут. Да и ширина лестничного пролета ограничивала вместимость до двух мутантов за раз. Больше просто не помещалось.

Первая бросившаяся на нас тварь, подлетев в воздух, сразу же напоролась на выставленное Мариной энергетическое копье и так на нем и повисла. Странно, что ее не разрезало. Марина, не церемонясь, приподняла свое оружие обеими руками вверх вместе с нанизанной на нем собакой. Как ни странно, сил у нее на это хватило. Может ей с этим адреналин помог? Затем Марина, на мгновенье прекратив подпитку Энергетикой Истока Воплощения, тем самым дезактивировала его. И когда энергетическая составляющая пропала, труп псины, кувыркаясь, покатился по ступенькам к лапам своих сородичей.

В этом сражении Марина использовала Энергетику не только для подпитки оружия, но и для использования своей способности. Заранее перенеся к лестнице обломок бетонного стены, она поставила его рядом с местом, где планировалась сражение. А когда подходящий момент настал, она, дотронувшись до обломка кончиками пальцев, без проблем сдвинула его с места. При потере непосредственного контакта, вновь приобретя свой первоначальный вес, бетонная стена снесла все на своем пути. И целых три мутанта, не ожидая подобного сюрприза, угодили в ловушку. Но только одному из них удалось вовремя отпрыгнуть в сторону и избежать смерти. Оставшихся двух мутантов, блок протаранил столь сильно, что они были раздавлены им в кашу. И как итог первой минуты боя, в живых остались лишь пять мутантов.

Мы с Кристиной в это время так же не бездействовали. Пускай и не столь результативно. Я убил еще одного мутанта в тот момент, когда он попыталась наброситься на беззащитную Марину. Когда та была занята дезактивацией Истока Воплощения и толкнула вниз обломок бетонной стены. Пока тварь, рыча и скалясь, собиралась раздвинула челюсть и укусить Марину, в дело вмешался мой топор. И хоть метил я им в шею, но туда не попал. Больно уж юрким оказался этот мутант. Это вам не медленных зомби убивать, здесь требуется недюжинная сноровка.

Но несмотря на неожиданный промах, убить мутанта у меня все же получилось. Лезвие топора опустилось не туда, куда хотелось бы, а с чавкающим звуком погрузилось в мягкий и податливый участок плоти между лопатками твари. Однако пытаясь вытащить топор обратно после удара, я понял, что он намертво там застрял. Тогда-то мне и пришлось распрощаться с этим оружием, заменив его на колотушку в одной руке, тогда как в другой была зажата рукоять кухонного тесака. Что-то часто я стал пользоваться запасным оружием. Тут волей-неволей задумаешься, а стоит ли и дальше носить с собой топор. Надо будет над этим как следует поразмыслить.

В это же время, Кристина подпустила к себе одного из мутантов поближе и когда тот набросился на нее, воспользовалась своей способностью. Пройдя сквозь нематериальное тело, мутант по инерции пролетела еще пару метров и, приземлившись на передние лапы, оказалась у нее за спиной. Этого она и добивалась. Отбившись от своих сородичей, тварь развернулась и осталась один на один против Кристины. Мутант стал скалиться и рычать на нее, тогда как Кристина, сжав руку в кулак, с надетой на ней Крагой Разрушения. Вместо черной с золотым узором ткани, ее кулак теперь был покрыт слоем блестящего на свету металла. Сталь? Или же какой-то другой металл?

Хотя, не суть важно. Дальше гляделок и зубоскалки у них все равно дело не пошло. Численность мутантов сократилась в два раза в первые же минуты боя, и самый крупный экземпляр из их стаи, что стоял чуть позади остальных и не вмешивался, испустил утробный рык. Все без исключения мутанты, тут же замерли в ожидании. Похоже, это был их вожак. Он, вместо того, чтобы самому бросится в бой, медленно развернулся и вильнув на прощание облезлым хвостом, просто взял и ушел. Остальные из его стаи, не расслабляясь ни на секунду, вслед за вожаком стали пятиться от нас назад. Неужели наша взяла? Похоже на то. Даже противник Кристины, что отбился от основной массы и был разделен с ними, отбежал к окну и с разбегу сиганул наружу. Второй этаж, высота от земли которого была метров семь или около того, не была для него проблемой. Это же собака-мутант, а не человек!

— И это все?! Почему они так внезапно отступили? — спросила у меня подошедшая сзади Кристина.

Странно, что она со всеми вопросами идет ко мне. Я что, по ее мнению, знаю больше остальных? Ох, если бы! Неужели ей самой так сложно пораскинуть мозгами и прийти к логичному выводу? Это вряд ли. Ведь она умнее меня. В ее пользу говорил табель успеваемости, где она занимала второе место. Прямо за старостой класс. Тогда как я, всего лишь седьмое.

— Похоже они разумны. Это тебе не зомби, которым, наплевав на собственные жизни, действую на одних инстинктах. Они не думают, а действуют по одной единственной заложенной в их мозгу программе — убивать живых. А вот мутанты — они не такие. Вожак понял, что нам по силам противостоять его стае. Да и увидев, что мы перебили половину его сородичей, он, наверное, решил не рисковать ее остатками и отступить, пока еще не поздно.

Они мне чем-то даже напоминают обычную стаю волков. Хотя, может так оно и есть? Скорее всего мутация разбудила в них спящий до этого момент ген предков — диких волков. Ведь собаки — это одомашненные волки. Да уж, только этого нам еще не хватало! Зомби что ли на наши головы Безликим мало? Так теперь еще и мутантов создали. Сволочи! — говорил я скорее себе, нежели пытался ответить на вопрос Кристины.

Но странности на этом не закончились. Во-первых, они отличались от зомби еще и тем, что не сгорали, как я это называю, после смерти. Трупы тех, кого мы убили, все еще лежали на бетоне, окрашивая его в бардовые тона. Ну и какой смысл их тогда убивать, раз с этого нет никакой пользы? Одно дело убить зомби, которые после себя оставляют Эссенции жизненной силы, что дают возможность перейти на следующую ступень развития. Да и про Исток Воплощения с Крагу Разрушения забывать не стоит. Ведь это оружие, также досталось нам с трупов зомби. А что с мутировавших зверей-то поиметь? Ничего! Обидно до глубины души.

Во-вторых, мне признаться были любопытны их метаморфозы и, вооружившись топором, я для пробы препарировал одну из этих тварей. Знай своего врага, как самого себя — искусство войны Сунь Цзы. И скажу я вам, эта книга не просто так все еще актуальна. Немного зная анатомию обычных собак (видел иллюстрацию на страницах учебника по биологии), я был поражен до глубины души. Все внутренние органы, за исключением пищеварительного тракта и легких, которые покрылись какой-то крепкой оранжевой корочкой, напрочь отсутствовали. Как будто они попросту растворились в мутировавшем, организме.

Да и их сухожилия (мне как-то приходилось раньше разделывать свиную ногу с приемным отцом, и я знаю, о чем говорю), были странными. Как бы я ни старался, у меня никак не получалось их разрезать. Их смог разрубить только Исток Воплощения. Марина, придав ему форму ножа, с двух ударов все же смогла перерезать одну из жил пополам. И дело тут не в какой-нибудь небрежности при обращении с ножом. Она все-таки работала в столовой и с ножом обращаться мастерски.

Но на одних только внутренностях, странности не закончились. Те чешуйчатые образования на месте шерсти, также не поддавались воздействию обычного холодного оружия. Даже проверенный на практике энергетический клинок Марины, не справился с этой задачей! И мне стало дурно, когда я представил, что этой чешуей будет покрыто все тело мутанта. Если бы нам встретилась стая вот таких вот, полностью мутировавших животных, то мы бы даже сделать им ничего не смогли. Раз ни одно из наших орудий не может пробить такую броню, то как нам тогда, черт возьми, от них защититься в будущем?! Похоже, сегодня нам просто повезло. Но следующий раз (может завтра, а может через неделю) нам такой возможности уже не представится.

Глава 6. Огневик

Закончив со всеми делами, я оставил выпотрошенный труп, принадлежавший мутировавшей собаки, в покое. Марина и Кристина, к тому моменту, уже были готовы. Поэтому мы сразу же двинулись дальше. На часах уже 16:03 и неплохо было бы успеть добраться до дома Кристины к исходу дня. Не хватало нам еще искать место для ночлега. Лучше уж поднажать и, добравшись до места, завалиться спать на удобной кровати, с закрытой на все замки стальной дверью. Квартира Кристины, кстати, располагалась на десятом этаже шестнадцатиэтажного дома, что исключает проникновение зомби или мутировавших животных извне. Это не частный дом, где пробраться ночью через окно, для них не такая уж и большая проблема.

Спальный район, как я и подозревал, не был забит полчищами зомби, рыскающими по улицам в поисках свежего мяса. Напротив, их там почти не было. О большинстве из них позаботились местные жители, которые быстро адаптировались и объединились в отряды зачистки. Все же русский народ, как тараканы. Все умрут, а мы останемся. Вооружены они были всевозможным оружием и сами зачищали свой район от зомби и мутировавшей фауны. Да и Избранных среди них тоже было довольно-таки много. Хотя, способностями пользовались не только они. Что мешает Избранному, рассказать обо всем обычному человеку? Так же, как мы поступили с Мариной. Но потери в этой мини-войне были с обеих сторон. Правда были различия. Когда человек погибал от рук зомби, он через какое-то время пополнял их ряды. Но, несмотря на это, люди, похоже, побеждали. По крайней мере, в этой части города.

Пока мы шли по району, то каких только способностей я не видел. Например, одетый в фирменный спортивный костюм, плотно прилегающий к телу, молодой парень лет двадцати-двадцати двух, что с алюминиевой битой в руках прямо на моих глазах в мгновенье ока убил пятерых зомби. Только представьте себе, стоит он расслаблено метрах в тридцати от скопления зомби и тут раз, он попросту исчезает. Но это только так кажется. Он, как Flash из сериала, ускорился до такой степени, что его движения не были видны невооруженным взглядом. После него оставался лишь остаточный след поднятого вверх мусора и пыли. И, спустя секунду-другую, все пять зомби уже падают на землю с пробитой головой и осыпаются кучкой пепла. Великолепная способность! Но, пообщавшись с Сергеем (так его звали), я понял, что и эта способность не идеальна. Называлась она Аллюризм — способность развивать большую скорость. Тело перестраивается под переносимость давления, для развития большой скорости. Но затраты энергии были просто за гранью воображения — 15 единиц Энергетики, у него улетает за 4–5 секунд пользования способностью! А еще, как он выразился, «постоянно хочется жрать и вечный сушняк в горле».

Другой наглядный пример — дама бальзаковского возраста с одутловатыми чертами лица, что обладала способностью Гидрокинез. Или же, по-русски, умела манипулировать водой. Созданная ей струя воды, под неимоверно высоким давлением, взятая из пожарного гидранта или же колонки, попросту разрезала все на своем пути. В плюсы способности можно было записать то, что одной струей она могла уничтожить сразу нескольких противников, при относительно-небольших затратах Энергетики. Тогда как минусом было, тоже самое, что и у меня — она не могла самостоятельно создавать воду, а лишь использовала ее в качестве источника. И если поблизости нет воды, то она, считай, безоружна. Она не была Избранной. Так что способность у нее была всего одна.

И это только малая часть встреченных нами по пути людей со сверхъестественными способностями. Создание защитных полей, сквозь которые не мог прорваться ни зомби, ни мутировавший зверь. Создание и управление мощнейшими звуковыми волнами, созданными, при помощи собственного голоса. Ментальный контроль, который не действовал на зомби, зато был крайне эффективен против мутировавших животных. Нам повстречался даже Метаморф, который прямо на наших глазах, превратился из прыщавого подростка в огромного оборотня, под два с половиной метра ростом и состоящего из, казалось бы, одних только вздувшихся гипертрофированных мышц. Его шкурой отдавала серебром, а когтями, размеры которых достигали длины лезвия обычного кухонного ножа, можно было разрезать корпуса машин (мы видели это собственными глазами).

В общем, способностей нам Безликие, дали великое множество. Однако, мы так и не смогли встретить человека, у которого была бы уже виденная нами ранее способность. Все они были уникальны. Хотя, может просто так совпало. А в моей голове все это время набатом звенело лишь «хочу себе такую же». И так, снова и снова. Еще больше силы — вот чего я желал, стоило мне только увидеть разрушительную мощь способностей других людей.

Правда, не у всех были подходящие способности для сражения против зомби. Некоторым не повезло. Например, Абсорбация — способность, придающая твоему телу возможность впитывать какой-либо объект. Ограничения и затраты Энергетики которого были такими, что толку от нее, в общем-то, никакого. Или же Аналитизм — способность быстро проанализировать и выдать подходящее решение. Она может пригодится в критической ситуации, но в плане убийства или защиты от зомби и мутантов — бесполезна. А вот самая бесполезная, по моему мнению, способность, называемая Априор. Дает феноменальную способность к запоминанию любой слышимой зримой и осязаемой информации. Что-то вроде эйдетической памяти. Ну и на кой черт она нужна в мире полном опасностей?!

Мы тоже внесли свой вклад в общее дело. Я смог убить четырех зомби и одного мутировавшего кота, за которых получил три Эссенции жизненной силы. Пока в городе сохраняется еще подача электроэнергии, надо этим пользоваться по максимуму. Ведь, когда ее совсем не станет, то дела у меня пойдут значительно хуже. Мне бы успеть за это время развить способность до 100 % а там, может что получше подгонят. Причем без разницы, новую способность или улучшенный Контроль Энергии. В общем, молюсь всем богам, чтобы местные энергетики выжили в этом хаосе, и не перекрыли подачу электричества в город.

Марина, кстати, не отставала от меня. Хотя, я не совсем правильно выразился. Она так увлеклась охотой на зомби, называя это гриндом, что убила почти с десяток зомби. Заядлый геймер, что с нее взять. У меня брат такой же. Главное, чтобы эта ее игровая зависимость была под контролем. Не то она может так увлечься, что пропустит удар зомби. А ведь достаточно одной маленькой царапинки, и все, она станет одной из них. Да и нас она, со своим азартом охоты, может погубить. Кристина, в отличие от нее, не в пример скромнее. На ее счету было всего два мертвых зомби. Она вмешивалась в схватку лишь тогда, когда, по ее мнению, кому-то из нас грозила опасность. Хотя, в большинстве своем, опасностью там и не пахло.

Нам бы стоило задержаться тут несколько дольше, а то и вообще остаться на ночь, но Кристина была против. Ей не хотелось терять время и оставлять своего младшего брата одного. Ну а я что? Она меня даже не послушает, и в любом случае, пускай даже в одиночку, обязательно доберется до дома. Марина же, когда я поднял этот вопрос, просто промолчала и сказав нечто вроде «да мне как-то все равно», вновь стала высматривать своих мобов (так она для себя окрестила зомби). Опять же, геймеры — что с них взять? Их и в прошлом называли «больные», или же «зависимые». Я этого тогда не понимал, считая их безобидными созданиями, но, глядя сейчас на Марину… Короче, мое мнение по этому вопросу изменилось. Эта их привычка из прошлой жизни, одновременно как дар, так и проклятие. К тому моменту, как мы прошли спальный район насквозь, небо уже стало алеть. Похоже, мы все-таки не успеем добраться до дома Кристины сегодня. Хотя, если поднажать и сократить время на остановки, то еще не все потеряно.

Следующим препятствием на нашем пути, были места, застроенные гаражами столь плотно, что, несмотря на небольшую территорию, в гаражный кооператив входило порядка четырехсот гаражей. Тут у нас и могли возникнуть проблемы. Избранные из числа местных и народное ополчение, сюда еще не добрались. А может, и вовсе не собирались. Зомби ведь с той стороны не лезут. Так какой смысл туда соваться? Главное, чтобы нечисть оттуда не пришла. Все остальное, неважно. И, несмотря на будние дни, в этих гаражах всегда было полно народу. Взрослые мужики и пенсионеры, что сбегали сюда, чтобы убить время, или попросту свалить домашних проблем. Поковыряться в машине, поговорить с соседом, а вечером, когда стемнеет, нажарить шашлыков и распить бутылочку-другую горячительного напитка в приятной компании. Вот такое у них было времяпрепровождение. Мой приемный отец тоже этим грешил. Правда лишь в выходные.

Стоило нам только выйти на дорогу, ведущую через гаражи первого ряда, как у меня возникло мерзопакостное предчувствие. Тут было слишком тихо. Ни звуков мотора машин, водители которых в спешке собирались покинуть утопающий в крови город, ни криков и ругани тех, кто не может разъехаться на узком участке дороги. Мертвая тишина. Даже лай собак, сопровождающий любого входящего на территорию гаражного кооператива, постороннего, и тот куда-то пропал. Что-то тут не так.

— Будьте осторожны! — обернувшись назад, предупредил я девушек и, сжав посильнее рукоять топора, медленно пошел вперед.

Железные короба с намалеванными на них белой краской порядковыми номерами, блочные и кирпичные, одна-и двухэтажные постройки — каких гаражей тут только не было. Некоторые из них были настежь открыты, приглашая войти внутрь всех желающих. Но стоило мне только туда заглянуть, как сразу же бросались в глаза следы недавней ожесточенной борьбы. В беспорядке раскиданные повсюду вещи и инструменты, свежая кровь на бампере советской, цвета вороньего крыла, Волги. По всем признакам, тут недавно кто-то восстал из мертвых и встал под знамена армии зомби, новый их солдат. Вот только их самих тут не было видно. Так где же они, черт побери?!

— Ну же твари, давайте! Подходите ближе! — неожиданно раздался мужской крик в отдалении.

Это еще что? Я стал привыкать к фразам, вроде «Спасите!», или же «Пожалуйста, не надо!». Но вот такое у меня впервые. Как будто кто-то специально заманивает к себе зомби. У кого-то поехала крыша? Или он решил прокачаться, как любит выражаться Марина? А может это не так уж и плохо? Когда в городе прекратится подача электроснабжения, моя главная способность станет бесполезной. Ну, или почти бесполезной. Аккумуляторы в машинах, бесперебойные источники питания — во всех них сохранится достаточной величины заряд. Вот только это жуть как неудобно. Во-первых, не буду же я разгуливать по городу, с автомобильным аккумулятором в руках? А во-вторых, это не безграничный источник электроэнергии. Надолго ли мне его хватит? Два, может три электрических шара и все, он превратится в бесполезную пластмассовую коробку с электролитом. Мне надо довести свою способность до 100 %, а там уж видно будет, что из этого получится.

— Давайте-ка посмотрим, кто это у нас там шумит? — предложил я остальным, но на всякий случай еще раз напомнил, — Только будьте осторожны. Не лезьте на рожон. В основном, это касается тебя, Марина! — а затем, сверкнув на нее предостерегающим взглядом, я осторожно, крадучись, стал продвигаться вперед.

До поворота к следующему ряду гаражей, оставалось всего ничего, когда вновь раздался тот же самый призыв. С той лишь разницей, что в этот раз, он добавил парочку матерных слов. И в ту же секунду, я услышал утробный вой зомби. Я аккуратно выглянул из-за угла и тут же нырнул обратно. Буквально в метре от меня начиналось сплошное море из зомби, которые обступили со всех сторон железную будку. А все потому, что на ее крыше, стоял молодой человек в черной униформе с надписью на спине «ОХРАНА». Один, окруженный толпой жаждущих разорвать его на кусочки зомби, он кричал на них с безумной улыбкой до ушей.

Он размахивал руками как заведенный, а с его рук срывались сгустки ярко-желтого пламени, которые трансформировались в огненные фигуры и набрасывались на зомби. Огневик?! Феникс, крылатый орел — все это лишь немногое, во что трансформировалось созданное им пламя. Детализация, кстати, была просто потрясающая! А когда из его рук прекращало литься пламя, он подхватывал лежащий на крыше обломок трубы и бил им по рукам зомби, что пытались схватить его за штанину и стянуть вниз. Присмотревшись, я увидел, что под будкой охраны уже успел образоваться метровой высоты пепельный сугроб из останков убитых им зомби.

Но долго так продолжаться не могло. Это было лишь вопросом времени, когда он не успеет заметить протянутую руку очередного зомби, которая схватит его за ногу и сдернет вниз. И тогда его ждет печальная участь. Сначала, его будут поедать живьем, а через какое-то время, пройдя через невыносимые боль и страдания, он умрет. Но на этом дело не кончится. Ведь после смерти он пополнит их ряды. В общем, дела у него плохи. Не хотел бы я сейчас оказаться на его месте.

Что же у него за способность такая? Пирокинез? Очень на то похоже. Но она, вроде как, лишь дает возможность создавать пламя? Тогда как объяснить те художества, что он вытворял с огнем, когда вместо сгустков пламени, на головы зомби опускался крылатый феникс? Или, например, шею оборачивала созданная из пламени змея, похожая на питона? У него есть другая способность! Только это все объясняет. Но тогда получается, что он Избранный.

Жаль будет, если он умрет. С таким человеком в группе, больше шансов выжить во всем этом хаосе. Но мы-то втроем, что с этим можем поделать? Тут скопилось слишком много зомби, чтобы всех их перебить. У нас попросту не хватит на всех Энергетики. Зомби попросту задавят нас числом. И что тогда? Сами умрем и ему не поможем? Нам нужен план. Без него, овчинка выделки не стоит.

— У кого-нибудь есть гениальная идея, как нам ему помочь выбраться оттуда? — обернувшись назад, шепнул я девушкам. Зомби не так далеко и не стоит громко говорить. Если они нас услышат, то это конец.

Вместо ответа, Кристина подняла руку вверх, указывая мне на… Крыша гаража! И чем нам это поможет? Мы просто застрянем там также, как и он, окруженные со всех сторон зомби. И что тогда? Надеяться, что мы вчетвером перебьем их всех раньше, чем они доберутся до нас? И это при учете, что к ним не подтянется подкрепление. Хотя, а почему бы и нет? Гараж вроде высокий, метра три в высоту — с земли до нас зомби не дотянутся, а прыгать они пока ещё не научились. Может ведь сработать? Да и фонарный столб, с горящей на нем лампочкой, стоит поблизости. Есть откуда электроэнергию качать, чтобы пользоваться способностью. Ладно, попробуем!

Я, подойдя к стене гаража, уперся в нее руками и, создавая тем самым из своего тела живую лестницу, выжидающе на них посмотрел. Девушки все правильно поняли. Первой полезла наверх Кристина. Она, худо-бедно, но все же смогла встать ногами мне на плечи и, ухватившись за ливневую трубу, подтянулась и перевалилась через край крыши. Отлично! Теперь на очереди была Марина. Но с ней возникли некоторые трудности. Ее вес, несмотря на стройную фигуру, был довольно-таки большим для меня. Но я, стиснув зубы, все же смог выдержать. Я уже был готов упасть (мои ноги тряслись и подгибались), но Кристина вовремя подала ей руку помощи. И Марина, уперев одну ногу в стену, а другой, привстав на носочки, все же смогла забраться на крышу. Теперь на земле остался лишь я один.

Но ненадолго. У соседнего гаража стояла алюминиевая бочка с чем-то дурно-пахнущим внутри. Взобравшись на которую, я смог дотянуться до вытяжной трубы и вскарабкаться на крышу. Теперь оставалось только перепрыгнуть на тот гараж, где находились Кристина с Мариной. Правда, я был не совсем уверен, что у меня это получится. Расстояние между гаражами было приличным, да и располагались они на разных уровнях (мой был чуть ниже). Одна надежда на то, что когда я прыгну, то успею ухватиться за ливневую трубу. А там уж девушки меня вытянут.

Я встал у противоположного края. Ширина крыши была метра три, не больше. Я сорвался с места и прыгнул. Но полет мой был скоротечным. Прочувствовав всем телом удар о стену, я все же успел в последний момент ухватиться за трубу. Однако закрепить успех у меня не получилось. Боль от удара была резкой и я, не удержавшись, инстинктивно вскрикнул. Моя рука соскользнула, и я уже было подумал, что все, это конец. Ведь зомби скорее всего услышали мой крик. Но все обошлось. Того краткого мгновенья, когда я смог ухватиться за трубу, было достаточно для того, чтобы сразу две пары рук меня ухватили. С горем пополам, но они перетянули меня к себе.

Теперь, вся наша троица находилась на крыше. И когда мы встали в полный рост, то нас сразу же заметили. Не только Огневик, но и зомби. Тогда толпа, что обступила его со всех сторон, стала редеть. Все потому, что отделившаяся от общей массы зомби, большая их часть пошла в нашу сторону. И Огневику хорошо, и нам есть чем заняться. Я уже выкачивал электроэнергию из фонаря, а Марина придала своему Истоку Воплощения, форму копья. Только Кристина осталась без дела. Ей попросту нечем было убивать зомби. Способность Кристины была защитного характера, тогда как Крага Разрушения годилась разве что в ближнем бою. Но даже без помощи Кристины, нас с Мариной, было более чем достаточно.

Выкачивая электроэнергию, я собирал ее на руке, и тут же преобразовывал в небольшие, размером с яблоко, электрические шары. За один раз у меня получалось всего четыре. На большее меня не хватало. Хотя, раньше и того не получалось. И, посылая их в цель, я гарантированно уничтожал четырех зомби. Электрические шары, ориентируясь на выбранное часть тела зомби, попадали точно туда, куда я их посылал. Но они не гарантированно поражали цель. Если зомби каким-то чудом уклонялся, то шар пролетал мимо. Правда такое случалось всего раз или два. Область поражения — грудная клетка, в районе сердца. Стоило только мне об этом подумать, как электрический шар срывался с места и, секунду спустя, в груди зомби зияло сквозное отверстие с обугленными краями. Замерев так на секунду, зомби вскоре осыпался кучкой пепла.

На убийство четырех зомби, я затрачивал 5 единиц Энергетики. Итого, двенадцать мертвых противников, и я был пуст. А когда такой момент наступал, я брал в руки топор и следил за тем, чтобы зомби не добрались до нас. Хотя, это было лишнее. Высота крыши слишком большая, чтобы они смогли на нее забраться. Даже обычному человеку это не под силу. Что уж говорить о заторможенном, с крупицами интеллекта, зомби. Я делал это скорее для того, чтобы хоть чем-то себя занять, пока не восстановится Энергетика. С 0 до 15 — это ровно пятнадцать минут. С переходом на новую ступень развития скорость восстановления Энергетики осталась на прежнем уровне.

У Марины дела обстояли примерно также. Разве что затраты Энергетики у нее уходили не на пользование способностью, а на поддержание Истока Воплощения. Она работала своим энергетическим копьем не переставая. Его острие беззвучно проникало в голову очередного зомби, будто на его пути не было никакого сопротивления. Пять минут усиленной работы рук, и на земле лежало пятнадцать кучек пепла. А затем ее энергетическое копье затухало, и Марина просто ждала момента, когда Энергетика восстановится. И так по кругу.

Такими темпами мы вчетвером, спустя примерно полчаса, уничтожили лишь третью часть всех зомби. Да уж, работенки у нас тут хватает. Но наша была победа не за горами. Это лишь вопрос времени. Зато потом, когда мы разберемся с последним из зомби, настанет время пожинать плоды наших усилий. По самым скромным прикидкам, когда не останется ни одного живого зомби, нас будет ждать поистине огромная куча предметов.

Интересно, мне хватит Эссенций жизненных сил, чтобы продвинуться на вторую ступень развития? Да и от оружия, я бы тоже не отказался. Ведь без электричества, мне попросту некуда будет девать Энергетику. А драться по старинке, размахивая топором… Зачем оно мне, когда есть оружие, вроде Истока Воплощения? Вы же не сядете за руль Жигулей, когда прочувствовали, какого это, водить иномарку? Так вот, это из той же оперы.

Прошел еще час. На часах было половина восьмого вечера В живых осталось всего пять зомби, которые буквально утопали в пепельном море из останков своих сородичей. Мы проделали колоссальную работу! По моим подсчетам, я убил около восьмидесяти зомби. И, даже не смотря на трофеи с них, я уже был в плюсе. Моя способность в Контроле Энергии, сейчас находилась на отметке в 42,8 %. Половина намеченного мною курса, пройдена. И тут, сотворив уже привычные четыре электрических шара, я убил троих из оставшихся в живых зомби. Еще двое осыпались пеплом секундой ранее, когда их поглотила сотворенная из огня фигура гигантской змеи. Ну вот и все!

Марина тут же спрыгнула с крыши и стала озираться по сторонам. Но так никого и не заметив, она прокричала Валере, чтобы тот спускался с крыши. Валера — это тот самый охранник, которого я зову Огневиком. Он полдня проторчал на крыше будки и ему, наверное, жуть как хотелось вновь почувствовать под своими ногами твердую землю. Мы с Кристиной тоже спустились вниз и сразу же принялись собирать выпавшие с зомби предметы. Это занятие напомнило мне время, когда я еще ребенком, ездил с родителями на море и там собирал ракушки, погружая руки в песок у самого края берега. Вот и сейчас было нечто похожее. Только вместо песка — пепел, а роль ракушек выполняли эссенции и предметы.

Валера, спустившись с крыши, был озадачен. Он не понимал, зачем мы это делаем. Но когда Марина ему все объяснила, то и он присоединился. И пока мы вместе занимались сбором трофеев, то познакомились поближе. Мы ему рассказали про то, как выбирались из школы и что видели по дороге сюда. Он поведал нам свою историю злоключений. Хотя рассказ получился довольно-таки коротким. Он дежурил на посту и, как и в любой другой день, бездельничал. Открыв шлагбаум, чтобы водитель мог без проблем въехать, он завалился спать. Как я понял, охранником он тут работает только после ночной смены на нефтеперегонном заводе. А раз зарплата сущие гроши, то никто тебе и слова против не скажет. Вот Валера тут и высыпался.

Но в этот раз его разбудили раньше времени — голос в голове, назвавший его Избранным. Потом начался Кровавый Дождь и, когда он закончился, появились зомби. Валера предполагая, что они ничем не отличаются от киношных, не придумал ничего лучше, как забраться на свою будку и ждать помощи. Но помощь так и не пришла. А в это время зомби вокруг него становилось все больше и больше. И вот тогда-то, в его сознании возник голос Проводницы, которая объяснила ему про способности. Время шло, Валера сжигал зомби до тех пор, пока не заканчивалась Энергетика. Но, как бы он ни старался, меньше их от этого не становилось. А когда его уже все откровенно достало, появились мы. Вот и вся история.

Собрав все трофеи в целлофановые пакеты, что лежали у Валеры в будке, мы нашли себе тихое местечко и принялись делить добычу. На четыре равные части. Даже Кристина, которая не принимала в этом участия, была в доле. Валера, который убил больше всех зомби, не был против моего предложения. Что меня, признаться, сильно удивило. Его вклад был несоизмеримо больше. Мне досталось 54 эссенции, плюс те три из спального района. В общей сложности у меня было 57 эссенций, которые я тут же стал поглощать. В результате, до третьей ступени развития, мне не хватало аж 73 %! Для получения второй ступени развития потребовалось поглотить ровно 25 Эссенций. Что в пять раз больше, чем скачок с нулевой на первую ступени. По логике вещей выходило, что для получения третьей ступени развития мне требовалось уже 125 Эссенций. Следовательно, можно предположить, что каждая последующая ступень требует в пять раз больше, нежели предыдущая. Как по мне, так это перебор. Нам не всегда будет вести так, как сегодня!

Все мои параметры (или как сказала Марина, характеристики) сразу поднялись на 2 пункта. Что в два раза выше, чем при переходе с нулевой на первую ступень развития. Причем эти улучшения, были явно выраженными. Не какие-то там циферки, записанные у тебя в сознании, а заметные невооруженным глазом, реальные изменения. Например, параметр силы, который увеличился примерно на треть от изначального значения, можно было явственно на себе прочувствовать. Для проверки, я имитировал ситуацию с подъемом Марины на крышу гаража. И как вы думаете, что произошло, когда она меня оседлала? Да ничего! Я спокойно выдержал ее вес, не особо при этом напрягаясь. А это значит, что Ловкость, Скорость, Выносливость и Телосложение — все эти параметры, так же улучшились. Да еще и Энергетика, достигнув отметки в 30 пунктов, не могла не радовать глаз.

Теперь я стал понимать, что чувствовала Марина, когда она занималась прокачкой. Ей был не интересен сам процесс убийства зомби, она довольствовалась лишь результатом. Новая ступень развития, повышение характеристик и возросший прогресс во владении способностью — вот ради чего она рисковала своей жизнью! Да и Исток Воплощения, который Марина ни на секунду не выпускает из рук, стал для нее желаннее, нежели ювелирные украшения (отрада глаз для женщин).

Сейчас Марина была как персонаж из компьютерных игр, сделав все от нее зависящее, чтобы он стал сильнее. Та же игровая зависимость, только перенесенная в реальный мир. И я с ней в чём-то согласен. Но это делается уже не ради удовольствия, а для того, чтобы выжить. Есть разница? Цель одна, но разные мотивации. Но для этого придется пойти на риск, уничтожая всех без исключения зомби, что повстречаются нам в пути.

Кстати, помимо эссенций я получил кое-что еще — Исток Воплощения. Прямо один в один, как у Марины. Еще мне досталось некое золотое кольцо, названное Проводницей Вместилище Магон. Со ее слов, кольцо является ничем иным, как одноразовым хранилищем Магон. Если разбить ограненный голубоватый камень, который внешне был похож на хрусталь, то в радиусе двух метров будет создана область с повышенной концентрацией Магон. И у каждого, кто войдет в эту область, в считанные секунды восстановится запас Энергетики. Область с повышенной концентрацией Магон просуществует недолго — около минуты. Но даже этого времени будет достаточно, когда твоя жизни в опасности, а запас Энергетики истощен. В общем, мне вещичка мне понравилась. Жаль только, что одноразовая. Но что есть, то есть.

Марина и Кристина, помимо причитающейся им доли Эссенций, подтянувших их до второй ступени развития, получили два одинаковых предмета — Браслеты Милосердия. На вид, вещичка ничем не отличалась от обычного металлического браслета на запястье. Видел я такой в магазине. Разве что надписи Made in China не было. Кристально-гладкая поверхность, без символики и витиеватых узоров. Все просто и со вкусом. Способность браслета заключалась в том, что при тактильном контакте (то есть пока металл имеет непосредственный контакт с кожей), он дает владельцу полный иммунитет от всех существующих ядов и отравляющих веществ. Как жидкостных, так и газообразных. Не самое хорошее приобретение, в отличие от того же Истока Воплощения. Но в жизни всякие ситуации случаются и, возможно, когда-нибудь он спасет им жизнь.

Также, помимо браслета, Кристине достался небольшой золотой диск, по форме и толщине, напоминающей компакт-диск. Как пояснила Проводница, этот предмет называют Частицей Сущего. В нем записано случайное знание, которое мгновенно сможет изучить владелец, разломав диск в своих руках. Причем, знания настолько вариативны, что Кристина сможет овладеть как знаниями химика или математика мирового уровня, так и «сверхсложной наукой завязывания шнурков». Вот такое у Безликих, странное чувство юмора. Тут все зависело лишь от Госпожи Удачи.

Ну, и наконец, Валера. Он, после поглощения эссенций, также стал Избранным второй ступени развития. Но обе его способности Пирокинез (как я и подозревал, способность создавать огонь), и Пиропсионез — способность изменять силу огня, его направление, а также придавать пламени любую форму и размер. Все они были развиты более чем на 50 %. Мне стало даже чуточку завидно. И не только тому, что у него развиваются сразу обе способности, но и как идеально они были подобраны, дополняя друг друга. Одна создает пламя, тогда как другая, дает ему возможность управлять им — просто идеальная комбинация. Что тут сказать, он тот еще везунчик! Вещей ему перепало, больше всех. Но ненамного. Всего их было три. Он отнекивался, мол, нечестно получается. Но мы дружно настояли, и ему ничего не оставалось, кроме как согласиться принять их. Мы и так перетянули у него львиную долю честно заработанных эссенций. Так что этот жест был, в некотором роде, нашей компенсацией.

Первый предмет — стальная рукавица, целиком состоящая из кольцевидной формы пластин различного диаметра, в центре которой, был вмонтирован крупный овальный красный камень. Называлась эта, странного вида стальная рукавица, Твердыня. Принцип ее работы был схож с Истоком Воплощения. С той лишь разницей, что предназначалась она для создания защитного энергетического барьера вокруг владельца. Потребляла рукавица Энергетику в зависимости от количества поглощаемого барьером урона. И когда Энергетика у владельца кончалась, барьер тоже исчезал. Правда, все это лишь моя гипотеза, основанная на словах Проводницы.

Второй предмет — отполированный каменный шест в метр длиной, который, несмотря на свой внушительный внешний вид, весил грамм эдак сто, максимум двести. На конце у него имелся набалдашник в форме полумесяца, смещенного по оси X градусов на 30. Зачем он там был нужен, кстати, не понятно. У шеста не было каких-то особых способностей. Конечно, если не считать таковым, что этот предмет невозможно было разрушить.

И наконец, третий, но как по мне, самый лучший из найденных нами предметов — это обычный железный талисман, в форме подковы. Затрат Энергетики он не требовал, убить кого бы то ни было, им невозможно, да и защиты он не давал. Казалось бы, бесполезная вещь. Но как бы, не так!

— Влияние на поле вероятности, — так охарактеризовала талисман Проводница, когда я попросил ее рассказать об этом предмете.

Или по-простому, везение. Этот предмет, хоть и не являлся оружием, но я был бы намного спокойнее, когда мне, например, пришлось убегать от зомби. Ты не споткнешься, дорога не заведет тебя в тупик и прочие мелочи жизни. Все в твою пользу. Или же, допустим, твой противник может промахнуться, а рикошет никогда не заденет тебя. Но самое главное — что если этот талисман, может влиять на шанс выпадения с зомби предметов и количества эссенций? Если провести аналогию, то это как ангелочек на твоем плече, что защищает от любых несчастий, хочешь ты того или нет. А если уж дело дойдет до азартных игр — покера, например, то тебе и вовсе не будет в этом деле равных. Вариантов его применения, просто тьма!

Глава 7. Эволюция

Когда мы закончили дележ добычи, то решили, что продолжать двигаться дальше, сегодня уже не стоит. Во-первых, день был насыщенным и наполнен стрессами. Так что все устали. Как морально, так и физически. А лучшее лекарство, чтобы успокоить расшатавшиеся нервы — это крепкий сон. Во-вторых, через часа два на улице уже будет темно. И если вдруг уличные фонари не включатся, то это будет серьезная проблема. Мало ли что, что может с нами произойти. Идти в полной темноте, когда из-за угла в любой момент, на нас могут напасть зомби или мутанты — это слишком рискованно. Одно дело днем, когда их можно заметить издалека и предпринять хоть что-то (причем не важно, бежать или сражаться) и совсем другое, когда мы этого не ожидаем. Для нас в столь сложной ситуации, как эта, слово неожиданность — синоним неминуемой смерти.

Но несмотря на очевидные факты, я был против такого решения. Даже если оно было логичным и вполне обоснованным. Ну не горел я желанием ночевать у черта на куличках. Что в этом такого? Можно же было постараться найти место понадежнее, нежели гараж? Например, частный дом. И зачистив его от зомби (если в этом есть необходимость), там же и заночевать. Рискованно? Возможно. Но спать в запертом гараже хоть и безопаснее, но что произойдет, если за ночь нас со всех сторон окружат зомби и будут дожидаться, зная, что внутри кто-то есть? Как нам оттуда потом выбираться? Выход только один — через гаражные ворота. И когда у нас не останется другого выбора, кроме как открыть их, то тут-то нас и… В общем, сомневаюсь, что мы выберемся из этой ловушки живыми. По крайней мере, без серьезных потерь, уж точно.

Когда в голосовании трое против одного, победило большинство, мне оставалось только смириться с этим. Сейчас мы все равны, а значит, и насущные вопросы решаются большинством. Чертовы демократы и их раздутая свобода воли! Но чтобы сменить нынешний порядок в группе и стать диктатором — на это нужна сила и железный бескомпромиссный характер. В плане силы — тут я, признаться, позади Марины и Валеры. Ну а бескомпромиссный характер — это дело наживное. В случае чего, я могу стать ночным кошмаром для каждого. На незнакомых людей и их мнение — мне глубоко наплевать. Хотя, тут я не совсем честен. Есть и исключения. Но это лишь до поры, до времени. Я так думаю, что когда-нибудь, при новом-то укладе жизни, оптимист непременно превратится в рационального, расчетливого и хладнокровного типа. По-другому и быть не может.

— Пойдем-ка отсюда. Знаю я одно место, в котором, нас никто не побеспокоит, — подмигнув, ответил мне Валера после того, как я высказал свои опасения по поводу ночевки в гараже. От его характерного жеста, меня аж пробрало. Но, как оказалось, это была лишь шутка, которую посчитал глупой и неуместной, лишь я один.

— Ты слишком серьезный. Расслабляйся хоть иногда, — добавила Марина, поднимаясь с земли вслед за ним.

Валера провел нас по пятому ряду, свернув затем на седьмой. Этот ряд, кстати, ничем не отличался от других. За исключением намалеванных на гаражах римских цифр. И я поначалу не понял, что он имел ввиду, говоря «нас никто не побеспокоит». Открытых же гаражей было много — выбирай любой и запирайся на ночь. Зачем идти непонятно куда? Но у него было другое место на примете. Валера привел нас к старой водонапорной башне, которую зачем-то установили в самом центре гаражного кооператива. Ей тут было не место! Там, где нет поблизости централизованного водоснабжение — это еще можно понять. Но здесь-то она зачем?! Да еще и на территории гаражного кооператива, где каждый сам по себе.

— Это не то, о чем ты подумал. Снаружи — да, но вот внутри… Короче, скоро сам все увидишь, — сказал мне Валера, когда заметил мой скептицизм, при взгляде на это сооружение.

Неудивительно, что он заметил мою кислую физиономию. Ну где нам там расположиться? На вершине металлической емкости с водой? Может это и безопасно, в плане защиты от зомби, но ночью же холодно. Как нам заснуть на металлической поверхности? Да и места там для четверых человек точно не хватит. Ну а даже если мы каким-то чудом и поместимся, то где гарантия, что посреди ночи, кто-нибудь из нас не свалится оттуда вниз. Сколько тут у нас от земли? Метров десять-двенадцать? Перелом шеи и позвоночника, падая с такой высоты, обеспечен. Вот же умора — вокруг толпы кровожадных зомби бродят, а я умру, свалившись «с кровати» во сне.

Пока я взбирался по приваренным к башне скобам, которые заменяли лестницу, то задавался вполне логичным вопросом — а все ли у Валеры в порядке с головой? Но лишь до того момента, пока мы не поднялись наверх. Там я увидел вполне ожидаемую гладкую металлическую поверхность и сильный ветер, что даже при моем росте и комплекции, смог бы сдуть меня оттуда вниз. Что уж говорить про девушек. Правда, было там и кое-что еще — закрытый на навесной замок, люк. Теперь понятно почему он сказал «внешне». Похоже, он хочет остаться на ночь внутри этой штуки. Это, конечно, решало некоторые проблемы. Но и тут было не все так просто. Даже если мы туда спустимся, то как нам потом выбраться наружу? И что нам делать, если там внутри есть вода? Это звучит даже бредовее, чем ночевка под открытым небом.

Хотя, не похоже, чтобы он обо всем этом не подумал. У него при себе даже был ключ от замка люка. И когда он его открыл, то я первым заглянул внутрь. И не поверил своим глазам. Во-первых, емкость была пуста. То есть, в ней не было ни капли воды. Во-вторых, спуститься вниз и подняться наверх, можно было по специально установленной внутри сбитой из досок лестнице. Вот только, зачем она тут? Какой смысл было ее ставить? И, в-третьих, внутри, как бы странно это ни звучало, было довольно-таки чисто и стояла самая настоящая мебель. Старый вельветовый диван советских времен, парочка деревянных стульев и грубо-сколоченный из досок стол. Интересно, кто и зачем их сюда затащил?

— Тут когда-то жили бомжи. Поэтому, не обращайте внимания на оставшийся после них запах. Привыкните. Да и люк мы оставим открытым. Так что все будет в порядке, — ответил он девушкам, стоило ему только взглянуть на их кислые мины.

Но я, в отличии от них, был в полном восторге. Чем не преминул поделиться с Валерой:

— Валера, это именно то, что надо! Тут до нас зомби в жизни не доберутся. И даже если они нас окружат, пока мы спим, то это даже кстати. Что-то я сомневаюсь, что они смогут взобраться по лестнице. В результате, все произойдет в точности, как и в прошлый раз. Лишние эссенции и предметы нам не помешают. Особенно когда при этом ничем не рискуешь.

Внутри скопился изрядный слой пыли. И откуда она только взялась в замкнутом пространстве? Хотя, не все ли равно. Одну ночь мы уж как-нибудь, да протянем. Марина и Кристина сразу устроились на диване. Правда сделали они это лишь спустя пол часа встряхивания съемной обивки дивана снаружи. Да и то нос воротили. Ох уж эти женщины! Но стоило им только устроиться поудобнее, как они тут же заснули. Мы же с Валерой не стали особо мудрить и просто подложив под голову свернутую на манер подушки верхнюю одежду, легли прямо на полу. Точнее, на дне металлической поверхности емкости. Металл был довольно-таки прохладным, но другого выбора у нас не было. Не на стульях же спать? Снаружи до нас доносились отголоски творящегося в городе безумия, но мне было уже все равно.

— Надо было что-нибудь поесть перед сном, — подумал я перед тем, как мои веки сомкнулись.

На утро, проснувшись по будильнику на мобильном, я не смог даже самостоятельно встать. Спина затекла так сильно, что мне потребовалось минут пять только на то, чтобы перекатившись на живот, отжаться и встать на ноги. Правда стоял я не во весь рост. Поясница не разгибалась. И затем, разминая спину, я стал оглядываться вокруг. Все оттого, что не понимал, где я нахожусь. Привычка вставать с утра на своей кровати, в сочетании с не до конца проснувшимся мозгом — в результате, я не сразу вспомнил события прошедшего дня. Только сейчас я понял, какая же это трагедия. Сколько людей умерли вчера? Тысячи? Десятки тысяч? И сколько их будет сегодня, только одному богу известно. А что если…

— Доброго утра! Не рановато ли ты встал? — разбуженная моими охами и ахами, пока я потягивал спину, спросила Марина, при этом лениво потягиваясь на диване.

Вид у нее был тот еще! Волосы в полнейшем беспорядке — взлохмаченные и сальные. Душ бы ей сейчас не повредил. Глаза еще слипшиеся и красные, будто передо мной лежала красноглазая азиатка. Видел я таких в аниме про вампиров. Ну а ниже… Там у Марины все было очень даже хорошо! У некогда белой поварской куртки была расстегнута пара верхних пуговиц и если приглядится, то под таким углом можно было заметить некоторые выдающиеся красоты Марины. Да еще какие! А с виду и не скажешь, какие богатства спрятаны в том невзрачном ларчике!

Черт! Стоило мне только об этом подумать, как обнимавшая ее во сне Кристина шевельнула своей головой и раскиданные в беспорядке по груди Марины волосы, закрыли мне весь обзор. Ну что же это за несправедливость такая?! Ведь такие виды для меня столь же редки, как ливни в Сахаре. То есть, впервые в жизни мне так подфартило, а тут на тебе, взяли да обломали!

— Прости, я тебя разбудил? — поспешил я извиниться перед ней, вновь взглянув на часы, чтобы сбросить наваждение и прийти в норму. На часах было 5:10. Да, я и вправду рано. Виноват. Забыл вчера сбросить время будильника на, скажем так, часиков семь, может восемь.

И тут, лежа на диване, она всем телом подалась вперед чтобы встать, скорее просто по привычке, нежели специально, и сбросила с себя спящую на ней, будто на перине, Кристину. А судя по приглушенному звуку удара и пронзительному вскрику, проснувшихся теперь было уже… Стоп! А где Валера? Оглянувшись вокруг, я не досчитался одного человека.

— Неужели он ушел, даже не попрощавшись?! И это после того, как мы вчера спасли его задницу? Да как он… — и пока я бранил его, в моей голове будто что-то щелкнуло.

Пока Марина извинялась перед кричащей на нее Кристиной, я в спешке производил вынужденную инвентаризацию. Перебранка девушек меня сейчас мало волновала. Все что мне было интересно, так это не прихватил ли с собой Валера чего-нибудь чужого. Но оказалось, что нет. По крайней мере у меня, все было на месте. Исток Воплощения и Вместилище Магон — все это лежало там, где я их и оставил — в моем рюкзаке. Сразу же надев кольцо на палец, я Исток засунул Воплощения во внутренний карман пиджака и пообещал себе, что никогда больше с ними не расстанусь. Конечно, до того момента, пока не найду что-нибудь получше. Черт! Тут я поспешил, внутренне матеря и проклиная Валеру. Он хоть и ушел не попрощавшись, но чужого с собой не унес. И на том спасибо. Да и по поводу его спасения — он нам, в принципе, ничем таким не обязан. Он же нас не просил его спасать. Да и мотивы мои были не столь благородными.

— Эй вы там внизу, а ну заткнитесь! — прокричал нам высунувшийся из люка Валера, но я услышал кое-что еще, произнесенное им себе под нос, — Тут черти что творится, а они…

Так он значит не ушел?! Я еще раз сделал себе зарок на будущее не спешить с выводами, и уже собирался было с ним заговорить, но он меня опередил:

— Ну раз все встали, то давайте пошевеливайтесь и вылезайте наружу. Тут есть на что посмотреть, — и его голова вновь пропала из виду.

— Чего это он такой нервный с утра пораньше? — удивилась Марина, почему-то смотря на меня. И в тоже время, она застегивала ту самую пуговичку. Тьфу ты, во досада! Ну да ладно, какие мои годы! Я еще успею насмотреться. Хотя, времена нынче неспокойные. Так что могу и не дотянуть до этого дня. Но я сделал вид, будто не заметил, чем она занята и направившись прямиком к лестнице, мимоходом ответил ей:

— Понятия не имею. Но лучше сделать так, как он сказал. Но перед этим, вы это… Того… Ну, вы меня понимаете. Снаружи опасно и все такое. Лучше вам сделать свои дела прямо тут. Мы сюда все равно уже не вернемся.

И не задерживаясь более ни на секунду, я стал подниматься наверх. Стоило мне только подняться наверх и высунуть голову из люка, как я сразу же увидел Валеру, сидящего на краю бочки. Он, свесив ноги вниз, осматривал окрестности города через бинокль. И откуда он его только взял?! Хотя, не все ли равно. Ну есть и есть — хорошо же. Он нам еще не раз пригодиться. Так совпало, что территория гаражного кооператива располагалась на возвышенности и несмотря на столь незначительную высоту, с водонапорной башни открывался отличный вид. Весь город, конечно, не было видно. Но хорошо просматривалась местность, вплоть до Быковского моста. А это без малого третья его часть. Ну а большего нам и не надо.

— Что у нас там? — подойдя к Валере сзади, спросил я, чуть дотронувшись до плеча.

Да уж, не стоило мне это делать. Как-только я его коснулся, он сразу же встрепенулся и с перепугу, чуть было не свалился вниз. Но я все же успел вовремя ухватить его за форму и оттянуть назад. Возможно, мне не стоило подкрадываться к нему сзади. Особенно в столь напряженное для всех нас время. Но я же не нарочно.

— Ратик! Черт побери! Ты совсем что ли с ума сошел?! Нельзя же так к людям подкрадываться. Я, чес слово, чуть было богу душу не отдал! — сказал он мне, все еще часто дыша и крепко схватившись за мой рукав.

Какого?! Кто ему сказал, как меня зовут? Я же ненавижу, когда ко мне обращаются по имени. И что это за имя такое — Ратибор? А я вам скажу — глупое и откровенно-бесившее меня всю сознательную жизнь, имя. Ну кто так детей называет? Отец, который проспорил коллеге, обещая дать смешное имя своему первенцу и назвал меня так? Или же мама, чье чувство юмора не уступало отцовскому, и она на это согласилась? И даже это сокращенное Ратик, которым меня называют только близкие люди. В общем, убью я Кристину! Не в прямом смысле, конечно, но по головке я ее не поглажу. Знает же ведь, как я щепетильно отношусь к своему имени.

— Не называй меня больше так! Максимум на что я согласен — Рат. Но вообще, тебе лучше будет пользоваться местоимениями. Договорились? — сразу же расставил я все на свои места. И хотя это мое имя от рождения, но я не потерплю больше такого к себе обращения. Мне и школьных уродов хватило.

— Ой, да ну брось ты это дело! Имя, как имя. Ну да, малость необычное, — и улыбнувшись, он продолжил, — Зато как мужественно и грозно оно звучит. Нет, ну ты только прислушайся к звучанию — РА ТИ БОР.

— Я же сказал, что нет. Неужели не понятно?!

— Ладно-ладно. Успокойся, — заметив мои раздутые ноздри и злобный буравящий взгляд, Валера сразу пошел на попятную.

— Что там у нас? — чуть успокоившись и указывая на бинокль, спросил я у Валеры.

— Да дурдом полный! На вот, сам полюбуйся, — и протягивая мне простенький, явно китайского производства, бинокль, он еле слышно добавил, — интересно, как она там?

Уточнять, кого он там имел ввиду, я не стал. Сказано это было не намеренно. И судя по интонации голоса — это близкий для него человек. Но это уже не мое дело. Если захочет, сам все расскажет. Хорошо еще, что я не настолько любопытен, чтобы выуживать из почти-что незнакомого человека, такую щепетильную информацию. Но что-то мне подсказывает, что он не мать свою имел ввиду. Может девушка? Да, скорее всего так и есть. По лицу было видно.

— Ну и что там у нас такого страшного? Куда хоть смотреть-то? — спросил я и использовал бинокль, настроив линзы на максимальное для этой модели увеличение — x30.

— Да куда хочешь. Там везде п….ц.

Да уж, дела! Я конечно ожидал увидеть разрушения, но чтобы ТАКОЕ — это уже явно перебор. А ведь и суток не прошло. Город пылал! Он был охвачен огнем. Десять, двадцать, двадцать пять, тридцать очагов возгорания. Я уже перестал считать дома, из окон которых валил черный дым, а внутри квартир разгоралось неистовое пламя. Но и это лишь малая часть разрушений. Полностью выбитые или же частично разбитые в домах окна, перевернутые и в беспорядке разбросанные по дворам машины и, конечно же, зомби. Их была просто тьма! Такое чувство, что за минувшую ночь всех людей перебили и теперь мы остались одни в этом мире. Тысячи! Нет, десятки тысяч бродящих по улицам и дворам людей, в грязных, изодранных и окровавленных лохмотьях. Однако это была лишь верхушка айсберга.

Пока я осматривал округу, то стал свидетелем одной из самых жутких сцен, когда-либо видимых мною. Мать, лет тридцати пять на вид, с грудным ребенком на руках бежала через двор многоэтажек, а за ней по пятам следовала сама Смерть. Конечно, не в прямом смысле этого слова. Ее преследовала свора мутировавших собак. Всего пять, может шесть тварей. И когда они в считанные секунды преодолели стометровое расстояние, разделяющее их с матерью, то началось форменное безумие.

Повалив женщину лицом на асфальт, мутировавшие псы не планировали сразу убивать свою жертву. Нет, они окружили ее со всех сторон и стали курсировать вокруг, нарезая круги. Они кружили прямо как коршуны над умирающей добычей, наслаждаясь мучениями своей будущей жертвы. Женщина плакала, размазывая по еще красивому лицу макияж, ребенок размахивал своими маленькими ручонками, а мутанты лишь рычали и скалились им в ответ. Они были терпеливы и не стали сразу же накидываться на еду. Для них это была игра. Игра с едой.

Но так продолжалось недолго. В какой-то момент, будто по сигналу, они всем скопом накинулись на свою добычу. И, облепив ее со всех сторон своими телами, эта куча-мала сейчас напоминала мне свернувшуюся в клубок гигантскую анаконду. Хорошо еще что меня не было рядом, и я не слышал крики той несчастной женщины и ее дитя. Прошли долгие три минуты, показавшиеся мне вечностью. Мутанты, видимо насытившись, стали отходить от трапезы одна за другой назад.

То, что я увидел после, было поистине ужасающей картиной. Бесформенная окровавленная куча разорванной одежды и обезображенные останки бедной женщины, выпотрошенной словно свинья. Лишь кучка костей скелета и внутренностей, да недоеденных кусков мяса и жира, остались на месте некогда двух живых и дышащих существ. Мне как-то сразу плохо и мой желудок уже готов был исторгнуть из себя все его содержимое, но я все же смог устоять и сдержать подступающую к горлу тошноту. Затем, переведя бинокль на удаляющихся от места трагедии мутировавших собак, я стал пристально их рассматривать.

Сейчас их скорость, повадки и внешний вид разительно отличались от встреченных нами не ранее как вчера, стаи собак. Это была уже полноценная мутация. И все так, как я и предсказывал. Шерсть напрочь отсутствовала. Вместо нее, тело мутанта покрывала сплошная черная чешуйчатая броня, в крепости которой я уже успел убедиться. Нижняя челюсть сильно деформировалась и теперь выступала далеко вперед, а клыки стали еще длиннее. Но сильнее всего меня поразил хвост мутанта — он был раздвоенным, а на конце каждого отростка выросло жало, которое напоминало жало скорпиона. Боже, ну за что нам такое наказание?! Или же я должен адресовать этот вопрос Безликим? Это же они виновники человеческих бед. Сволочи!

— Мать твою… Это еще что такое?! — удивленно воскликнул я, когда блуждая взглядом по окрестностям, заметил кое-что необычное. Хотя, по правде, тут сейчас все вокруг необычное. Времена поменялись и то, что вчера казалось невозможным, сейчас реальнее воспоминаний из прошлой жизни. Которая в принципе, еще сутки назад была нашим спокойным и далеко-идущим настоящим.

Среди орды зомби, голов в пятьсот-шестьсот, которые столпились у стадиона «Спартак», мелькали существа, отдаленно похожие на людей. Те же зомби, у которых внешность была абсолютно-человеческая и привычная нашему взору, разительно отличалась на фоне, двух с половиной, а то и трехметровых, гуманоидных уродцев. Непропорционально-развитая верхняя часть тела была будто слеплена чьей-то рукой из бугрящихся мышц. Сплошной мускул, а не тело. И еще, у этого существа было четыре…, кажется, это были ноги! Точнее, отдаленно их напоминавшие, конечности.

Да еще и кожа у этого существа была странного белесого оттенка, с грязно-оранжевыми разводами. А вместо руки с пяти пальцами на ней, у него был огромный молот-кулак, похожий на набитый чем-то кусок кожи. Плечевая и локтевая кости у монстра удлинились и прорезав кожу, теперь выступали далеко вперед, образуя некое подобие костяных ножниц. Но было у этого существа и кое-что от человека — лицо. А если точнее, то человеческие лица. Рожа у него была двуликая — одна сторона принадлежала некогда взрослому мужчине, тогда как вторая…, кажется, это лицо совсем еще маленького ребенка. Два, может три года отроду. Это часть его лица была скорее придатком к основному мужскому. Их будто сшили вместе.

— Чему ты там так удивляешься? Мясника, что ли увидал? — будничным и откровенно скучающем голосом, спросил у меня сидящий позади Валера.

Я оторвал свой взгляд от линз бинокля и повернувшись к нему, со все еще расширившимися от удивлениями и ужаса осознания действительности глазами, переспросил:

— Мясник?! Ты это о ком?

— Ну это… В общем, такой гипертрофированный кожаный мешок с выступающими наружу костями и двуликим лицом. Довольно-таки распространенная тварь. Вот, пока наблюдал и придумал ему имечко. Ну просто так, для понимания. Ты это его там сейчас материл всем своим столь разнообразными для твоих лет, матерными словами? — сарказм в его голосе так и фонтанировал.

Отвечать я ему не стал. Думаю, он и по моему лицу понял, что угадал. Но на этом, наш с ним диалог не закончился. Я уже собирался было вновь вернуться к наблюдению, когда он вновь неторопливо заговорил. Только теперь его слушал уже не я один. В это время, девушки, наконец, вылезли из бочки и также, как и я, ловили каждое его слово:

— Помимо виденного тобой ранее Мясника… Та еще зверюга, кстати говоря. Так вот, помимо него есть еще и другие эволюционировавшие со вчерашнего дня зомби. Но давайте, пожалуй, по порядку:

— Я видел Мясника в деле, пока любовался местными красотами. И могу с уверенностью вам сказать, что близко к нему подходить не стоит. Эта хреновина одним ударом своего громадного кулака подбросила в воздух внедорожник! Не хилый такой апперкот, да? Да еще и так, что она раза три в воздухе перевернулась перед падением. Силушки у этой твари немерено. Еще, я как-то раз видел зомби, которые ничем таким не отличался от обычного. Чуть-чуть загара, слегка вытянутое и тонкое как соломинка тело. Я таких и раньше встречал. Может он до превращения в отпуске загорал? Ну а тело — возможно он просто сам по себе такой, долговязый детина? Откуда нам-то знать? — тут он посмеялся (лишь он один), и продолжил, — Но не в этом суть. Он, в некотором смысле, полная противоположность Мяснику. Первый — мощный, но медлительный и неповоротливый, тогда как второй — фантастически быстрый и юркий. Да и ноготки у него длинные и острые, как ножи. Их стоит лучше избегать. Но вот силенок в нем даже меньше, чем у обычного зомби. Я его, кстати, Призраком обозвал. Как вам? Ах да, чуть не забыл рассказать вам про…

И так продолжалось минут пять. Дебильная улыбка ни на минуту не покидала его лица, пока он в красках расписывал увиденное им в бинокль, пока мы спали. Такое чувство, будто бы его все это забавляло. Валера разглядывал этих тварей в бинокль больше часа, и за это время смог заметить лишь пять различных видов, мутировавших зомби и животных:

Мясники — здоровые и мощные зомби, которые в разы медлительнее и неповоротливей обычного человека. К такому вплотную лучше не приближаться. Раздавит как букашку, и не заметит. Их я уже успел рассмотреть. Согласен, тварь действительно опасная. Но всегда остается запасной план — в случае чего, от него можно просто убежать.

Призраки — это худощавого телосложения зомби, но в скорости и ловкости ничем не уступают олимпийским медалистам в легкой атлетике. Или того быстрее. В такого резкого противника хрен попадешь. Да и сбежать от него не получится. Но если уж попал по нему, то считай все — победил. Слабоват он в этом плане. Единственное его оружие — это отросшие до 20–30 сантиметров, острые словно бритва, ногти.

Шакалы — это те самые мутировавшие собаки, что растерзали бедную женщину с ребенком. До сих пор волосы дыбом стоят от застрявшей в моей голове кровавой расправы. Быстрые и опасные хищники. С зачатками интеллекта на уровне детсадовца. Чешуя у них почти-что непробиваемая. Уже проверено лично мной на практике. Да и их жала на хвостах — тут к гадалке не ходи — яд, либо парализация.

Няшки — так он обозвал котов-мутантов. Шерсть у них обесцветилась, а покладистый нрав ужесточился до такой степени, что они своими повадками напомнили Валере пантер. Грациозные и быстрые. То есть рефлексы у них те же, что и раньше. Они были мельче всех в плане габаритов, но, со слов Валеры, охотились на людей ничуть не хуже. Но, только в приличного размера компании себе подобных. А это, обычно, двадцать и более тварей. Их анатомия за это время не претерпела каких-либо кардинальных изменений. Но от этого они не стали менее опасными. Да и не факт, что дальнейшей мутации не последует.

И, наконец, последняя, но как по мне, самая опасная мутация — Колдуны. Снаружи — это обычные, ничем не примечательные, зомби. И эти зомби ничем не отличаются от собратьев, кроме разве что одного большого «но» — они могут пользоваться способностями. Только представьте, насколько они могут быть опасны, когда ты не можешь отличить Колдунов от обычных зомби? Да уж, при встрече, тот сюрпризец еще выйдет!

Может Колдуны, до превращения в зомби были Избранными? Ведь обычные люди, хоть и со способностями, превращаются в обычных зомби. Ну или эволюционируют в Мясников и Призраков. Тут я могу лишь строить догадки. Хотя, может я ошибаюсь и это просто эволюция такая избирательная? Кому-то непреодолимая сила, кому-то скорость и ловкость, а кто-то может пользоваться способностями своего прошлого тела. Хотя, какая уж теперь разница. Буду я еще голову себе забивать, кто и в кого эволюционирует. Так и умом тронуться можно. Есть противник — убей его, или сам будешь убит. Третьего не дано. И знать, из чего произошла та или иная мерзость — мне эта информация ничем не поможет.

Глава 8. Генезис

Мы покинули водонапорную башню примерно минут через тридцать. Позавтракав, и все тщательно обсудив перед выходом, мы решили, что вместе дойдем до нефтеперегонного завода. Но, к сожалению, дальше наши дорожки разойдутся. Валера решил зайти на территорию завода, чтобы кого-то там найти. Что это за человек и где его искать — он нам этого не сказал. Но я думаю, что знаю кого он ищет — ту самую, о которой он с тоской в голосе, не так давно вспоминал. Лишь «Я пойду один!» — вот и весь его ответ на мои безуспешные попытки отговорить его от этого безумия. И хотя девушки изъявили желание пойти всем вместе, мы с Валерой в один голос им отказали.

Я, оттого, что понимал, насколько там будет опасно. Он, скорее всего, тоже. Работников на заводе насчитывалось около четырех тысяч. Плюс, минус. И даже если в дневную смену, когда прошел Кровавый Дождь, там находилась едва ли треть, то в итоге, это все равно больше тысячи человек. Они и сейчас скорее всего там. Только вот уже в качестве кровожадных зомби. Те же из них, кто не попал под воздействие Кровавого Дождя, если не превратились сразу, то выжили. Но потом, почти что без сомнений, в большинстве своем долго не прожили. А сколько среди них сейчас там эволюционировавших зомби?! И ради чего нам так рисковать? Эфемерного шанса, что его подружка все еще жива и не превратилась в зомби? Как же это наивно! Нет, надо быть реалистом. Оно того не стоит.

— Кристин, какой у тебя адрес? — уже выходя за пределы гаражного кооператива, я остановился и, задумавшись на секунду, спросил я.

— Эмм… улица Бурдукова, дом 48, квартира 115, - на автомате ответила она и, не дождавшись пояснений, в нетерпении задала встречный вопрос, — А зачем тебе мой адрес?

Я оставил ее вопрос без ответа, и вместо этого, повернув голову назад, обратился к Валере:

— Валера, запомни этот адрес. Если ты, вместе со своей подружкой, каким-то чудом выживете и вам некуда будет пойти, то идите по этому адресу. К тому моменту, я полагаю, мы уже будем на месте.

— Спасибо, конечно, за предложение, но у нас с Юлей есть своя квартира, так что… Хотя, там будет видно. Мало ли что. Вместе, говоришь, да? — последнюю фразу он прошептал сам себе. Еле слышно. Похоже, не я один сомневаюсь в целесообразности этой, не побоюсь этого слова, авантюры.

— Ну-ну… — только и смог ответить я.

Мое предложение было сделано лишь из вежливости. Я был почти уверен в том, что это последний раз, когда мы видим Валеру. До перекрестка мы добрались без каких-либо проблем. Зомби, как обычных, так и эволюционировавших, да и мутантов, поблизости не ошивалось. Да и что им тут, собственно говоря, делать-то? Ведь, когда мы вышли за пределы гаражного кооператива, то перед нами простиралась лишь убитая дорога и бескрайний пустырь с обеих ее сторон. Ни людей, ни зданий — это место у зомби было не особо популярно. Еды-то поблизости нет.

И вот сейчас, стоя на перекрестке трех дорог, мы маялись без дела, не зная, что же сказать друг другу на прощание. Каждый из нас в душе понимал, что мы скорее всего больше не встретимся. Даже если у Валеры все получится как надо, и он спасет свою подругу, то какой ему смысл потом переться к нам? Зачем так рисковать, если у тебя уже есть безопасное место? Да еще и поблизости. Мы это прекрасно понимали. На этом перекрестке наши пути и разойдутся.

Одна из дорог вела обратно в город. Именно по ней мы сюда добрались. Другая, та, по которой собирался идти Валера — вела прямиком к нефтеперегонному заводу и его подружке. Причем, для этого ему придется сначала миновать другие опасные места. Например, районную больницу и пост ГАИ на выезде из города. С больницей все понятно — больные, работники, посетители. Там народу пруд пруди. А на посту ГАИ всегда была такая длинная пробка, что наверняка во время Кровавого Дождя, там находились по крайней мере сотни человек. Ну а третья дорога — это был наш путь. Путь до дома Кристины. Он проходил через городской отстойник и выходил дальше к плотине. Это крюк длиной в десять километров, что вел нас обратно к окраине города. Ну а за плотиной, был тот самый район, в котором и жила семья Кристины. Идти туда этой дорогой, хоть и долго, зато безопасно. Скорее всего. Там же ведь почти ничего нет.

— Ну что ж, похоже настало время нам распрощаться. Мы провели не так уж и много времени вместе, но я рад, что был не один. И если бы не вы, то я бы тут с вами сейчас не стоял. Так что, спасибо вам за все и удачи всем нам! — задвинул Валера на речь прощание. Признаться, не ожидал от него столь сантиментального жеста.

Он уже собирался было уходить, но так просто мы его уже не могли отпустить. После такого-то! Девочки сразу полезли к нему обниматься, а Кристина даже расплакалась. Правда только тогда, когда посчитала, что ее никто не видит. Но куда там! Я ни на секунду не переставал смотреть по сторонам, поэтому все и увидел. Может сейчас вокруг тихо, но осторожность лишней не бывает. Сказать по правде, я думал, что Марина пойдет вместе с ним. Ее интересы сейчас ограничивались лишь убийством зомби и усиленной прокачкой. И чем плох для нее вариант, пойти вместе с человеком, который идет прямо к орде этих самых тварей. Да для нее — это как подземелье с мобами! Выражаясь игровым сленгом. Но я ошибся. Марина твердо решила остаться с нами.

Ну и последним в очереди на прощание, был я. Но долгие и нудные проводы были для меня чем-то диким, так что я просто пожал ему руку и, пожелав ему удачи, вернулся к остальным. Вот так наши с ним пути разошлись. Валера, он же Огневик, словно рыцарь в сияющих доспехах пошел спасать свою ненаглядную принцессу из лап злобных монстров. И по мере удаления его фигуры, я все больше задавался вопросом, а тем ли путем пошел я? Помочь добраться Кристине до дома, воссоединение с младшим братом — это, конечно, дело благородное. Но мне-то какой от этого прок? Та же Марина, что поставила перед собой задачу развиваться и стать как можно сильнее, истребив при этом как можно больше зомби — даже эта, казалась бы, банальная цель, была ближе мне по духу.

— Так скажите на милость, на кой черт я помогаю Кристине? — снова и снова задавал себе я этот вопрос.

— Чего это ты так странно на меня смотришь? — вывел меня из задумчивости веселый голос Кристины, — Никак влюбился? — эту фразу она добавила с ехидной улыбкой на лице.

Оказывается, пока я раздумывал, машинально переставляя ноги, все это время не отрывал от нее взгляда. И, заметив мой интерес, не правильно его интерпретировала и, смутившись, тут же поспешила отшутиться. Она и вправду сейчас была счастлива, как никогда раньше. Хоть Валера нас и покинул, но пройдя половину пути до дома, Кристина была счастлива от одной только мысли о воссоединении с младшим братом. Ну что тут сказать, маленькие радости жизни. Что же касается ее слов о любви, хоть и в шутку, то тут… Нет! Тут она ошибалась. Кристина просто пыталась защитить меня в школе, а я лишь плачу ей той же монетой. Такой уж я человек. Всегда возвращаю долги.

— Молчишь?! Неужели ты толь… — и тут, стоило ей только подойти ко мне поближе, как прямо на середине фразы, Кристина вдруг замолчала, а взгляд помутился.

Зрачки расширились, позвоночник выгнулся дугой, а все ее тело била сильная дрожь и из уголков губ сочилась… Это что, кровь?! Я не понимал, что, черт побери, вообще происходит? Что с ней произошло? И когда я сделал пару шагов к ней навстречу, подойдя вплотную, Кристина дернулась и тут же повалилась вперед. Все случилось так быстро, но я все же успел вытянуть вперед руки и поймав ее в свои объятия, вместе с ней медленно опуститься на дорогу. Но когда я взглянул в ее глаза, ища хоть какой-то ответ, то там читались лишь боль и страдания.

— К-Кристина! Что-о с тобой? — только и мог спросить я, заплетающимся языком. Но она мне не ответила. Она была, словно в трансе, не обращая и толики внимания на окружающих. У меня возникло такое чувство, что Кристина будто заперта в своем собственном иллюзорном мире. И лишь слезы текли из ее глаз.

Ответ, на мучающий меня вопрос, я нашел самостоятельно. Когда я случайно опустил руку чуть ниже лопатки, то почувствовал застрявший у нее в спине инородный предмет. Затем, я оттянул руку обратно, почувствовав нечто теплое и влажное, и не поверил своим глазам. Вся рука была в крови. Не в моей, а крови Кристины. Я в неверии вытаращил глаза на алого цвета жидкость и, перевернув ее тело, понял-таки в чем дело — у нее в спине застрял заостренный осколок асфальтного покрытия. Но как? Вокруг же ведь ни души. Однако, факты говорят обратное.

— Где же ты сволочь?! — прорычал я и, задрав голову вверх, стал осматриваться по сторонам с пылающими от ненависти глазами.

Внутри меня закипал убойный коктейль из неуемного гнева и растекающейся по всему телу ярости. Где же та тварь, что исподтишка попыталась убить Кристину?! Но как бы я не старался, так никого и не заметил. Если не считать Марины, что уже успела достать Исток Воплощения, придав ему форму копья. Она, как и я, мотала головой из стороны в сторону, стараясь найти нашего врага раньше, чем он нанесет еще один сокрушительный удар. Но вокруг не было ни души. И только шум ветра завывал у меня в ушах. Вокруг было до безумия тихо. Вся живность, вроде птиц и отдаленного лая мутировавших собак — все вдруг разом пропало. Спрятался и носа наружу не покажет?! А ведь есть же где, сволочи отсидеться! С одной стороны дороги была расположена густая лесополоса, тогда как с другой, в обоих направлениях, тянулась территория городского отстойника. Лишь горы не переработанного мусора и запах смрада витал в воздухе. Но зомби в округе я так и не заметил. А зомби ли это? Не слишком на них похоже.

Я аккуратно положил окровавленное тело Кристины на асфальт и, одним резким движением, достал из ее спины кусок асфальтного покрытия. Повертев его в руке и не найдя ничего интересного, я тут же отбросил его в сторону. Кровь не прекращала течь из спины Кристины. Много крови. Я решил поторопиться. С помощью ножа, я порезал свою ладонь. Из нее сразу стала капать кровь. Сжимая-разжимая кулак, чтобы ускорить кровоток, я держал вытекающую из пореза струйку исцеляющей крови над раной Кристины.

— Боже, надеюсь еще не поздно, и моя кровь спасет ей жизнь! — подумал я перед тем, как исцеляющий эффект моей крови стал действовать и заживлять ее страшную рану прямо на моих глазах. Послышалось уже знакомое шипение, рана покрылась свежей корочкой.

Закончив с Кристиной, я встал на ноги и достал из кармана пиджака Исток Воплощения. Затем, придав ему форму клинка, стал ждать. Враг, который только что чуть не убил Кристину, все еще должен быть где-то рядом. Осталось лишь дождаться еще одной атаки и тогда можно с уверенностью будет сказать, где эта тварь спряталась. Лес или мусорная свалка? Что более вероятнее? Ведь если наблюдать в обоих направлениях, то можно не успеть заметить место, где он укрылся. Да черт его знает! Хотя, может нам с Мариной стоит действовать сообща?

— Марина, наблюдай за лесополосой. Я займусь мусорной свалкой, — прокричал я Марине и сосредоточив свое внимание на обширнейшей территории городского отстойника, не отрывая взора ни на секунду, всматривался в горы мусора, скопившиеся тут за десятки лет ее существования.

Да кто же ты, черт возьми, такой?! Тупой зомби уже показался бы нам на глаза. Они не слишком-то умны, а тем более терпеливы. Да и способ убийства не свойственный для их вида. Добраться до жертвы и вцепиться ей в глотку — вот это самое оно. Но застрявший в спине Кристины кусок асфальта… Способность? Скорее всего, так и есть. Тогда остается всего два возможных варианта — человек или мутировавший зомби, названный Валерой Колдуном. Но разве Колдуны разумны и не рабы своих инстинктов? Они те же зомби, только со способностями. Почему их поведение должно отличаться от обычных зомби? Тогда внезапная атака из укрытия и выжидание для новой возможности к атаке, ну никак не вписывается в их манеру поведения. Остается только один возможный вариант, противник — это человек. Но почему он тогда напал на живых? Какой смысл нас убивать? Или же я просто чего-то не знаю. Ведь должны же быть какая-то причина.

— Берегись! — прокричала мне Марина и сразу же сорвалась с места, побежав в мою сторону.

Все произошло так быстро, что я лишь чудом остался в живых. Кусок ржавой арматуры летел мне прямо в голову. И он бы снес мне ее к чертям собачьим, не предупреди меня вовремя Марина. Я бы и сам смог ее заметить, но атака по мне была произведена из слепой зоны. Мне еще крупно повезло, что я, чисто инстинктивно среагировав на крик Марины, выставил перед собой Исток Воплощения.

Дальше все произошло как в замедленной съемке. Вот перед моими глазами встает переливающийся синими всполохами сгусток энергии Истока Воплощения в форме клинка, а мгновенье спустя — он уже разрезает на две части железный прут, толщиной в два больших пальца. В месте разреза, краем глаза я успеваю заметить раскаленный от высокотемпературного воздействия срез и тут же, обе моих щеки обжигает резкий болезненный укол. Просто царапина. Это я еще легко отделался. Все могло сложиться не столько удачно.

Может Валера перед уходом успел мне подсунуть в карман свой талисман на удачу? Бред, конечно, но другого логичного объяснения, я попросту не вижу. Не могло же мне просто повезти? Уж больно нереально со стороны выглядело происходящее. Вот я поворачиваю корпус влево, а в мою сторону, вращаясь словно вентилятор, летит на высокой скорости длинный кусок арматурного прута. И как в крутом американском блокбастере, я успеваю разрезать его в самый последний момент. Выглядит конечно круто, но в реальности такой фокус не пройдет. Хотя, будь эта сцена в фильме, у меня бы сейчас не было двух глубоких порезов на щеках. И тогда…

— Ты чего встал, как вкопанный?! Вон, посмотри, где эта мразь притаилась! — крикнула мимоходом пробежавшая рядом со мной Марина, указывая пальцем на сливающуюся с пейзажем, огромную гору мусора.

И в самом-то деле, чего это я бездействую? Я же выжил! Хоть и по чистой случайности. А если не прейти в норму сейчас же и не убить этого гада, то как знать, долго ли я еще протяну? Он же не будет сидеть сложа руки, когда его уже заметили? Нет, он вновь атакует. Причем, уже не таясь. Сжав посильнее рукоятку, он же цилиндр Истока Воплощения, своего энергетического клинка, я пригляделся к месту, на которое буквально секунду назад указывала Марина. И я увидел этого гада! Среди ржавых холодильников, перегнивших в бесформенную коричневую массу продуктов питания и прочих прелестей бытовых отходов, притаился человек. Живой и дышащий человек, а не зомби! Вот тварь-то! Неудивительно, что мы его не смогли сразу заметить. Если не знать, где искать, то черта с два ты его увидишь!

Измазанное и уже давненько немытое дряблое лицо старика, отросшая и до абсурда растопыренная в разные стороны седая бородка, вся его кожа была покрыта морщинами и бородавками — на нормального человека он уже мало походил. Его одежда, изодранная во множестве мест, была вся в грязи и покрыта разводами какой-то бурой жидкости, сливалась с окружением, будто камуфляж. Да это же бомж! Самый, что ни на есть, обычный бомж! Зачем ему пытаться убить нас? Кристину, а затем и меня. За что? Совсем с ума что ли сошел или перепив, принял нас за зомби? Но даже если и так… Вот же тварь! Убью гада!

И я побежал вслед за Мариной, опьянённый захлестнувшей меня волной животной ярости. Я себя уже не контролировал. Марина была уже далеко впереди меня, но я даже не посмотрел в ее сторону. Я ни на секунду не спускал глаз с этого отброса общества. Мои глаза заволакивала кровавая пелена. Я был готов разорвать ему глотку голыми руками и уже не переживал о том, что сейчас готов убить человека. Убийца? Да мне было все равно. Меня сейчас волновало лишь одно — месть. Все мое естество так и вопило внутри меня — «убей его, убей его, убей его». Я и не смог, да в общем-то и не хотел, остудить в себе этот внезапный порыв. Всю свою жизнь я скрывал в себе эти чувства. Они копились и копились, а я задвигал их в самый дальний уголок сознания. Но с меня хватит! Время пришло и мое терпение лопнуло. Пора, наконец, высвободить всю эту желчь, обиду и скопившуюся ярость наружу, излив на ту мерзкую тварь, что пыталась нас погубить. Нет ему прощения. Все, чего он заслуживает, так это смерть.

Марине оставалось добежать до него каких-то метров тридцать, когда бомж вновь воспользовался способностью. Он даже не шелохнулся, а ржавый, советских времен холодильник, что лежал рядом с ним в куче мусора, вдруг стал плавно подниматься в воздух. Да ладно! Это же ничто иное, как Телекинез! И такая фантастическая способность досталась какому-то спившемуся забулдыге? Да в жизни не поверю! Как Безликие вообще распределяли способности? Была ли у них хоть какая-то система или нечто в этому духе?

— Берегись! — теперь уже я прокричал Марине, когда заметил, как холодильник полетел в ее сторону.

Но мое предупреждение оказалось излишним. Она даже не стала уклоняться, а прямо на ходу, использовав способность, подобрала огромных размеров камазовскую покрышку, и тут же бросила в направлении летящего холодильника. При соприкосновении двух объектов в воздухе раздался приглушенный звук «БАМ», который сбил с намеченного курса пущенный в Марину снаряд. Холодильник грохнулся где-то в метре от нее. Но эти секунды замешательства Марины и ее противника, который явно был в шоке, помогли мне вырваться вперед. И вот теперь, я уже был на самом краю мусорный кучи и гадал, как бы мне побыстрее забраться наверх. Карабкаться по этой куче хлама, придется долго. А пока я медлю и на карачках взбираюсь наверх, то он меня раза три убить успеет. Так что же мне делать?

Ответ на вопрос нашелся в самом дальнем уголке моей памяти. Когда-то давно, мы всей семьей отправились в поездку на Волгу. Отдых на природе, палатки и только мы втроем — ну вы меня понимаете. И вечером второго дня, отец со скуки решил обучить меня кое-чему новому. А именно, как правильно метать ножи. Это было сложно. Лезвие втыкалось в ствол дерева лишь один из десяти раз. Но кое-что из тех уроков я еще помню — основы. Тогда, вытащив припрятанный тесак, позаимствованный мною в школьной столовой, я решил попробовать достать до этой твари именно таким способом.

Взяв тесак за рукоять, я сконцентрировался и, прицелившись, метнул тесак прямо ему в грудь. Раз уж мне сегодня так везет, то может и сейчас удача вновь встанет на мою сторону? Но, к сожалению, чудеса случаются лишь раз. Да и то не по заказу. Пока мой тесак летел в сторону бомжа, крутясь и напоминая мне пиловочный диск, я молился, чтобы удар пришелся в цель. Грудная клетка — способ его убийства ничем не отличался от зомби. Хотя, он даже хуже зомби. Зомби уже не осознают, что творят. Они мертвы и не имеют власти над своим телом.

Но этот бомж — живой человек! И метафорически выражаясь, он воткнул нож в спину собрата. Живых и так осталось немного, а он еще и помогает зомби и прочим мутантам в геноциде человечества?! Такого урода надо убивать медленно и мучительно. Чтобы другим неповадно было. Быстрая смерть ему будет только наградой и избавлением от вполне заслуженных мук. Стоило мне только пожалеть о столь легкой для него смерти, как мое желание тут же исполнилось. Прям как по заказу. Я все же промахнулся, и он остался в живых. Точнее, я не попал туда, куда метил. Острие тесака вонзилось в его плечо, а не в грудь. Теперь у меня есть время и возможность, чтобы сделать с ним все то, чего я так хочу.

Как только в его податливую плоть вонзился кусок острозаточенного металла, он взвизгнул как свинья и повалился назад. Его крик боли были для меня, как бальзам на душу. Пока он жив, у меня еще есть шанс, чтобы сполна отплатить ему за Кристину. Да и за попытку моего убийства, тоже. Но нельзя терять времени даром. От такого ранения он вскоре может умереть. Хоть я и не задел жизненно-важных органов, осталась еще возможность смерти от потери крови. Ведь я скорее всего перебил ему артерию. У меня осталось в запасе хорошо если две-три минуты. Но я уж прослежу, чтобы последние минуты его жалкой жизни в этом мире, были сущим адом на земле. И вот, взбираясь по груде мусора, мне все явственнее слышались его приглушенные причитания:

— Я же Избранный. Я не могу вот так вот умереть, пока не очищу наш мир от скверны. Я делаю богоугодное дело. Я ИЗБРАННЫЙ! Я НЕ МОГУ УМЕРЕТЬ! — последние слова он что есть сил прокричал и стоило только затихнуть этому воплю, как тут же случилось, казалось бы, невозможное.

Вся эта гора мусора, весом не меньше чем в пару десятков тонн, вдруг стала подниматься в воздух. Мусорный остров парил! Я и Марина в тот момент были где-то посередине между безумным Избранным и краем оторвавшейся от земли, кучи мусора. Я обернулся назад и не поверил своим глазам. Но отрицать очевидный факт было попросту невозможно — мы на самом деле парили на груде мусора, которая с каждой секундой поднималась все выше и выше. И как у него это только получилось? Я понимаю, один-два предмета заставить силой мысли парить в воздухе, но поднять такой огромный вес! Должны же быть рамки разумного? Да хотя бы та же Энергетика. Сколько должно быть Энергетики для подобного?! Прошли всего сутки, но я думал, что начал разбираться в нюансах и тут ТАКОЕ. Это же попросту невозможно! Это перечеркивает все, что я, некогда, считал правилами игры на выживание.

— Энергетика тут не причем. Это Генезис — зарождение хаоса и вырождения из тела носителя заемной силы Безликих. Случаи спонтанного высвобождения редки, но увы, имеют место быть в этом мире. Когда владелец силы находится на грани жизни и смерти, да еще и подпитываемый из истоков человеческой боли и страданий, способность может выйти из-под контроля. Шанс такого исхода ничтожный — менее 1 %. Но сейчас, именно такой случай. Способность под названием Телекинез этого Избранного, теперь не сдерживается рамками его физического тела. Или же ограничений, заложенных Безликими. Но это лишь временное явление. Всплеск высвобождения силы закончится в тот же миг, когда ее вместилище будет уничтожено. В данном случаем — это смерть Избранного, — ответил в моей голове вездесущий голос Проводницы.

Вот оно значит, как! Каждый день что-то новенькое узнаешь. Правда, он у меня только второй. Но если все так, как она сказала, то я и вправду тот еще баловень судьбы. Это же надо было умудриться угодить в тот самый 1 % случаев проявления долбанного Генезиса! Хотя, может это кто-то свыше уравнял чашу весов? Не так давно, мне просто фантастически подфартило, а сейчас — все, с точностью, да наоборот.

— Как такое возможно?! — вырвался из груди Марины сдавленный крик.

Ее можно понять. Ведь не каждый день такое увидишь. Да и Проводницы в голове у нее не было. Так откуда ей знать-то. Но меня сейчас волновал другой, более насущный вопрос:

— Не о том думаешь, Марина. Какая тут по-твоему высота? Метров семь, может восемь? И это, возможно, еще не предел. Что, по-твоему, с нами случится, когда все эта многотонная масса вместе с нами ухнет вниз?

Ага, попал прямо в точку! Я это понял по вмиг сменившемуся, с удивленного на испуганное, выражению лица Марины. Даже если урон от самого падения с такой высоты и не будет серьезным, то при падении, нас с головой накроет всем этим хламом. А вот это уже проблема! Ведь среди это мусора, наверняка найдутся обрезки металлоконструкций с острыми краями, которые без проблем смогут отрезать нам, к чертям собачьим, руку, например.

Или что-то близкое по массе к тому же холодильнику, что может упасть нам на голову. Фатальная черепно-мозговая травма, которая прервет наши мирские страдания. И еще сотни различных вариантов развития событий. Но самое страшное, что мы ничего с этим поделать уже не сможем. Мусорный остров не будет висеть в воздухе бесконечно. Он рано или поздно, но упадет. Стоит только владельцу Телекинеза умереть, а это по моим прикидкам произойдет быстрее, чем хотелось бы, и гравитация сделает свое дело.

Пока все эти мысли пронеслись в моей голове, эффект Генезиса уже закончился. Не знаю даже как это объяснить — я просто почувствовал это. И, замерев в последний раз на долю секунды, мусорный островок поднялся еще сантиметров на двадцать вверх. И тут же, со свистом рассекаемого потока воздуха в ушах, мы стали стремительно падать вниз. Я живо себе представил последствия такого жесткого приземления, но поделать с этим уже ничего не мог. Теперь все зависит уже не от нас. Повезет — выживем. Ну а на нет, и суда нет.

Да уж, не так я себе представлял последний день жизни на земле. Умереть в старости, окруженным со всех сторон любящими детьми и внуками — вот это я понимаю, конец жизненного пути. Но сгнить, погребённым под тоннами отходов человеческой жизнедеятельности? Уж точно не такого конца я ожидал. К тому моменту, мы успели подняться на высоту около десяти метров. Падая вниз, я смог сделать лишь одно — громко прокричать слова проклятия, обращенные к виновнику всех наших бед:

— Гребаный урод! Гори в Аду! — и тут, мир вокруг меня померк.

Глава 9. Создание Копья Молний

Не знаю сколько я провалялся без сознания, погребенный под кучей дурно-пахнущих отходов человеческой жизнедеятельности, но пробуждение мое было не из приятных. И дело тут не только в окружающей меня вони, и болезненном головокружении, от которого меня чуть не вырвало. Нет, положение в котором я оказался после окончания действия Генезиса, было во сто крат хуже. Я совершенно не чувствовал левой руки, которую придавило чем-то тяжелым. И даже не смог разглядеть, чем именно мне ее прижало. Я был, словно в самом центре подземелья, вместо стен и потолка которых был всевозможный хлам с помойки. И роль факелов в этом месте выполняли небольшого размера просветы, сквозь которые было видно лишь голубое и безоблачное небо.

Боли в руке, как ни странно, я почти что не чувствовал. Меня лишь трясло не переставая, а в районе локтевого сустава будто пировала свора комаров. Эти постоянные пощипывания выводили меня из себя. Но с этим, увы, ничего нельзя было поделать. Нет, я не бездействовал — как-то раз попытался высвободить руку, но у меня так ничего и не вышло. Знатно же ее прижало. Вокруг темно, рука придавлена чем-то неподъемным, зловоние и замутненность в глазах, Исток Воплощения хрен пойми где — да уж, не завидное у меня положение. Хорошо еще, что я в состоянии кричать, надеясь, что меня кто-нибудь да услышит и придет на помощь:

— Марина, ты там? Эй, отзовись же! Мне бы сейчас твоя помощь не помешала.

Эту фразу я успел повторить уже раз двадцать, но ответа так и не дождался. Надеюсь только, что Марина еще жива. Проблема ведь была не только в падении с большой высоты. Если ее сейчас, также, как и меня, погребло под тоннами мусора, то самостоятельно она может уже и не выбраться. И кто же тогда нам поможет выползти из этого дерьма? И это я говорю не в переносном смысле. Где-то рядом со мной, точно лежит кучка с дурно пахнущими и явно свежими экскрементами. Характерный такой запах — его ни с чем не спутаешь. И откуда-то… Хотя, о чем это я. Это же ведь городской отстойник, тут чего только нет!

А может Кристина уже пришла в сознание? Хотя… В порядке ли она вообще? Я, конечно, понимаю, что успел вовремя воспользоваться своей способностью, но все же. Гарантий-то нет никаких. Исцеляющий эффект моей крови был проверен на практике лишь один единственный раз. Да и то, на мелкой царапинке. А тот здоровенный кусок асфальтового покрытия, которым зарядил в нее сумасшедший бомж, оставил в ее спине солидного размера отверстие. А там позвоночник, спинной мозг, крупная позвоночная артерия, нервные окончания. Да там просто куча всего того, что может ее убить или же сделать калекой! И даже если моя кровь справилась с задачей и полностью ее исцелила, то не факт, что она восстановила и потерю крови. А уж вытекло крови из Кристины, более чем достаточно.

И тут надо мной послышался какой-то едва уловимый шум. Сначала, я было подумал, что это опять эти мерзкие крысы явились по мою душу. Знаем, плавали. Видать они подумали, что я тут помер уже и одна из них цапнула меня за ногу. А я от неожиданности (боли почти что и не чувствовалось), начал так сильно брыкаться и извиваться всем телом, что только усугубил свое, и без того незавидное, положение. Крыс-то я все-таки отогнал, но вот придавленными ногами я теперь некоторое время пользоваться не смогу. Но ничего страшного в этом не было. Раз уж я их чувствовал, то с ними все нормально. Значит, их лишь чем-то придавило, но не так уж и сильно. Тем не менее, шум и скрежет надо мной с каждой минутой становился все сильнее и сильнее. Теперь я точно знал, что это явно не те мелкие грызуны, что пытались мною подзакусить. Им такое попросту не под силу. Меня кто-то побольше размером пытается раскопать.

— Эй, кто там наверху?! Я здесь, прямо под вами, — в который уже раз, я закричал, что было сил.

Только вот на этот раз, в отличии от предыдущих, я все же надеялся получить ответ. Меня кто-то выкапывает — это бесспорно. Значит это либо Марина, либо Кристина. Кто же это еще может быть, если не они? Психованный бомж мертв — это железно. Если бы он не был мертв, то и Генезис не закончился бы. Так что оста… Секундочку! А что если это зомби? Или того хуже, мутировавший зверь? Мне же тогда точно кранты! Я и пошевелиться-то толком не могу. Куда уж там отбиваться.

Прошло все лишь пару секунд, но за это время, я успел вообразить себе такого, что хоть сейчас в петлю лезь. Уж лучше так, чем быть съеденным заживо. Но только зря я об этом переживал. Это были не зомби или мутант. Все оказалось куда как проще. Сквозь толщу мусора до меня донесся знакомый женский голос, владельца которого я не мог ни узнать:

— Да знаю я, что ты внизу. Тебя тут каждая собака в радиусе километра слышала. Ты бы лучше помолчал, не то тебе гадость какая-нибудь в рот попадет. Я уже скоро закончу, так что потерпи еще немного.

Это была Кристина. Так значит с ней все в порядке? Похоже на то, раз ей хватает сил меня откапывать. Слава Богу! Но, судя по голосу, она сейчас была не слишком-то и довольна. Впрочем, тут ничего удивительного. Ее же недавно, чуть было не убили. Да и в мусоре копаться, не самое приятное удовольствие. И я, кстати, послушался ее совета. Но не потому, что она на мне просто сорвалась и ее достало слышать мои завывания. Правда, я не понимаю, почему она на мне-то срывается? Могла бы в качестве благодарности и воздержаться от острот в мой адрес. Я же ей, вроде как, жизнь спас. Причем, не в первый раз уже.

Ну а послушался я ее совета лишь из-за того, что сверху на меня стала сыпаться всевозможная гадость. Использованные и уже посеревшие от времени некогда белые подгузники, почерневшая кожура от банана, использованные чайные пакетики и, конечно же, насекомые и прочая живность, что обитала и питалась на этой самой помойке. А если хоть что-нибудь из этого списка попадет мне в рот, то я наверняка подхвачу какую-нибудь заразу. Да я даже просто находясь в этой куче, уже много чего мог подхватить! Но одно дело, когда микробы контактируют с кожей, и совсем другое, когда они попадают внутрь организма. Шанс заразиться или же отравиться чем-нибудь убойным, намного выше.

Например, кишечная палочка, стафилококк и другие бактерии и вирусы. Это же свалка мусора! Тут такого добра навалом. Сами по себе они не смертельны, и если вовремя не принять меры, то жди беды. Но сейчас будет не так-то просто достать противовирусные и противобактериальные препараты. Ведь все аптеки находятся в густонаселенных районах города, а в больницу, и соваться даже не стоит. В них всегда было полно народу. Или же, например, недобросовестные предприниматели, что выбрасывают на помойку все что угодно. Для них не существует такого понятия, как экологическая безопасность. А в результате, тут на свалке столько опасных химических веществ и соединений, что, наверное, вся таблица Менделеева есть в наличии!

— Ты там как? — наконец-таки добравшись до меня спустя пять минут, спросила меня появившаяся в просвете, со вспотевшим и перемазанным сажей лицом, Кристина.

— Фух! Ну наконец-то, свежий воздух, — только и смог ответить я ей.

— Ты там головой не ударился случаем? Здесь пахнет так противно, что мне даже пришлось помазать губной помадой под носом. Слава богу, она с клубничным запахом. Хоть и чуть-чуть, но вонь перебивает.

Да что она может знать-то о неприятных запахах?! Да, там снаружи не розами пахнет. Но тут, внутри мусорной кучи, когда лежишь окруженный со всех сторон нечистотами… Разница столь велика, что даже словами не описать. Для меня тотчас выбраться отсюда, это как родиться заново. Вот только с этим возникла небольшая проблемка. Оказывается, моя левая рука была придавлена ничем иным, как ржавым карданным валом от легкового автомобиля. Похоже с рукой у меня совсем беда. Вот только непонятно, почему я не чувствую боли? По идее, должно просто жуть как болеть. Ан нет, я боли почти что и не чувствую. Скорее уж дискомфорт. Может все не так уж и страшно, как кажется? Все не настолько серьезно, вот болевой порог и не превышен. Ну зажало и зажало. Вытащу ее оттуда, заставлю вновь циркулировать кровь по венам и все будет в порядке.

— Боже, твоя рука! — заметила Кристина мою придавленную руку и тут же аж посинела.

Похоже я ошибался и у меня дела и впрямь хуже, нежели я себе вообразил. У меня-то обзор не самый удобный, я, скорее по ощущениям ориентировался, а вот ей, видно очень даже хорошо. И если она не переигрывает, раздувая из мухи слова, то… Черт, да я просто в ужасе. Это ж, б…ь, моя рука! Врачей поблизости нет, моя же собственная целительная способность на меня не действует. Так что мне останется, если там открытый перелом, или вообще дело дойдет до ампутации? Как же я буду отбиваться от зомби с одной рукой? Да еще и ведущей. Черт, ну почему я не как все — праворукий.

— Все так плохо? — хоть внутри я и паниковал, но виду не подавал.

Я держал все в себе лишь потому, что не хотел испугать и заставить паниковать раньше времени, Кристину. Она сейчас единственная, кто может мне помочь. Кто, спрашивается, вместо нее, уберет эту хреновину с моей руки? А паника и страх — это не лучший помощник в такого рода делах. Так что нужно попытаться ее успокоить:

— Кристина, посмотри на меня, — и когда она оторвалась от разглядывания моей прижатой руки и перевела свой взгляд на меня, я продолжил, — А теперь слушай меня очень внимательно. Найди какую-нибудь железную трубу, или что-то в этом роде, а затем, используя ее как рычаг, приподними кардан. Затем я вытащу свою руку, с которой всё в полном ПОРЯДКЕ! — на последнем слове я даже сделал ударение, лишь бы она мне поверила, — И мы вместе с тобой пойдем искать Марину. Ты пойми, она же сейчас нуждается в нас, как никогда раньше. Мы не должны заставлять ее ждать.

Ведь если Марины нет рядом с ней, то она сейчас, также как и я пять минут назад, лежит где-то под завалом. И она, возможно, сейчас в еще более опасной ситуации, нежели я. То, что она могла умереть — я настоятельно гнал эту мысль из своей головы. Только не так. Не могла же она так просто от нас отделаться?! У нас еще долгая дорога впереди и я даже не представляю себе, как мы сможем преодолеть ее без помощи Марины. Я просто не хотел в это верить. Точнее, не желал верить. По крайней мере, пока не увижу ее мертвое тело своими собственными глазами. Ну а до тех пор, она условно жива и ждет, когда мы придем ей на помощь. А раз так думаю я, то пускай в это верит и Кристина.

Либо мои слова подействовали отрезвляюще на Кристину, либо ее растормошило упоминание о судьбе Марины, но она вышла-таки из оцепенения и уже через пару минут вернулась ко мне с длинной, метра под два, немного ржавой трубой. Хотя, вряд ли ее можно было назвать трубой. Скорее уж профильная оцинкованная труба, толщиной миллиметров в пять-шесть. Да уж, не самый лучший вариант. Не факт, что этим вот рычагом получится приподнять карданный вал, весом около ста килограмм. Но попытаться, все же, стоит. Ну а вдруг у нас все получится? Да нам и нужно-то приподнять его всего ничего. Мне будет достаточно и пары сантиметров, а потом я, как-нибудь, да постараюсь вытащить оттуда руку. Фух. Ну, с богом!

Если до этого боли я почти что и не чувствовал, то стоило только Кристине подсунуть под кардан профильную трубу, как вдруг… Боль стала просто невыносимой. Я даже было подумал, что на секунду отключился. Впрочем, может так оно и есть. Все происходящее после этого, было для меня словно в тумане. Вот Кристина подсовывает трубу и, навалившись на нее всем своим весом, приподнимает-таки центнер ржавого железа. Я же, не стерпел мучений и стал кричать, что было сил. Но сквозь всю эту боль и страдания, да затуманенный рассудок, до меня донеслись отдельные части слов Кристины:

— Быстрее… Вы…гай… Я боль… не см…у ее у…жать.

Надо срочно вытаскивать руку. Этот крик, хоть я ничего толком и не смог разобрать, все же привел меня в чувство. Всего лишь на секунду, может две. Но этого было более чем достаточно, чтобы, собрав всю волю в кулак, я тут же выдернул застрявшую под карданом конечность, наружу. Ну а дальше… Да ничего дальше не было. Я попросту отключился. Уже в который раз за сегодня. И вновь эта спасительная темнота, приняла мою истерзанную душу в свои объятия. Нет боли, нет страданий — здесь все было легко и просто. Вот бы мне никогда уже не проснуться! Ну что меня там ждет? Кровожадные зомби, падкие закусить свежей человечиной? Мутировавшие животные, которые, перед тем как растерзать свою добычу, любят с ней поиграть? Или же обезумевшие от страха люди, что готовы ради спасения собственных шкур, рвать глотки всем, кто встанет у них на пути? Нет уж, спасибо, но мне и тут хорошо.

— Да что ты с ним церемонишься-то?! Сильнее! Такими темпами он в себя никогда не придет, — вырвал меня из сладострастной темноты небытия, казалась бы далекий и нечеткий женский голос.

Но не только он. Я вдруг почувствовал легкое жжение. Только вот никак не мог понять, откуда именно. Мое сознание еще не связалось с телом, и я не понимал, что в данный момент Кристина со всей силы хлещет меня по щекам, стараясь привести в чувство. А в это время Марина, что стояла у нее за спиной, науськивала ее действовать жестче. Мол, и так долго прождали. Секунд десять, проведенных мною в странном переходном состоянии и вот я, наконец, вернулся из небытия. Реальность снова нахлынула на меня со всех сторон, и я пришел в чувство. Но открыть глаза, пока еще было, все же, вышел моих сил. И как им только не стыдно издеваться надо мной, пока я без сознания? Я же столько всего пережил за эти два дня. Христа ради, ну дайте же бедному человеку отдохнуть хоть чуточку дольше. Чего сразу бить-то?

— Да вставай же ты, наконец! — прокричала в гневе Марина, а затем, я ощутил болезненный удар под ребра.

— Ты что творишь, дура?! Совсем что ли головой поехала? — уже приходя в себя, я попытался было встать, но у меня так ничего и не вышло.

Я подтянулся на локтях, дабы опереться на них и приподнять туловище. Но тут, стоило мне только пошевелить руками, как я тут же почувствовал жгучую боль в левой руке. Черт, как же больно-то! Но тут, я опустил взгляд вниз и был неприятно удивлен. Моя левая рука болталась на груди, при помощи поддерживающей повязки, сделанной из разорванных кусков моего же собственного пиджака. Но потеря пиджака была мелочью, по сравнению с тем, что стало с моей рукой. Она распухла так сильно, что увеличилась в объеме процентов на тридцать от первоначального размера. Да еще и выглядела так, будто бы была одним сплошным синяком. Но пальцы шевелятся — уже хорошо. Значит, скорее всего, закрытый перелом.

— Плохо дело. Но она хотя бы на месте, так что уже хорошо, — пробубнил я себе под нос.

— Ты давай, завязывай там сопли жевать. Оглянись хоть вокруг. Да мы же здесь в полной заднице! — прикрикнула на меня Марина, которая все еще стояла позади Кристины.

— Да что там… — только хотел, я было ей ответить, как вдруг замер на полуслове.

А все потому, что я понял, в какой опасной ситуации мы оказались. Мы находились уже не на территории городского отстойника, а на какой-то промасленной гудроном крыше. Вокруг располагались лишь небольшие частные, в основном одноэтажные, деревянные дома, с темно-бордового цвета невысоким забором из профильного листа, да узкими асфальтированными дорожками, и зомби. Целая куча зомби! Да их тут было, по меньшей мере, десятков восемь голов, а то и вся сотня. И с каждой секундой промедления в это море зомби вливались все новые и новые бледные лица. Мы находились на высоте около двух метров, на…, кажется, это была трансформаторная будка. Вокруг которой, окружив ее со всех сторон, пытались достать нас своими перепачканными, а иногда и вовсе оторванными руками, зомби. Но два метра — это не так уж и высоко и если бы крыша не была такой большой (около трех квадратных метров), то они давно бы нас уже с нее стащили вниз. И вот тогда… Но, к счастью, мы находились в самом ее центре, и у них попросту не было такой возможности. Так что, пока еще мы были в безопасности.

— Как мы тут, черт побери, оказались? И где мое оружие? — с волнением в голосе, спросил я у Кристины, в тоже время, пытаясь найти глазами свой Исток Воплощения.

Но Кристина не успела ответить на мой вопрос. Вместо нее слово взяла Марина:

— Ты часа три пробыл без сознания. Мы же, не хотели там задерживаться, поэтому подлатав тебя чуть-чуть, нашли среди мусора старую тачку и, погрузив тебя в нее, пошли дальше. Но когда мы были уже у самой плотины, то… Короче, мы попались на глаза зомби. У нас просто не было другого выбора, кроме как попытаться убежать. Но куда уж там! С таким грузом на плечах, убежать от них, у нас не получилось, — сделав паузу, она так злостно на меня уставилась, что меня аж передернуло, и я тут же отвел от нее свой взгляд, — Короче, нам еще крупно повезло, что мы смогли найти это место и вовремя на него забраться. Да так, чтобы эти, — она сплюнула в кучку зомби, что тянулись к нам своими руками, — до нас не добрались. Оружие твое мы, кстати, так и не нашли. Как в принципе и мое. Ну а теперь, давай, принимайся за работу. Под тобой находится почти что бесконечный запас электроэнергии. Так что, действуй. Ведь от моей, а тем более Кристиной, способностей, сейчас толку мало.

Что-то Марина сама на себя не похожа. Прежде, такой дерганной я ее не видел. Интересно, с чего бы вдруг произошли такие разительные перемены? Неужели близость смерти, все же активировала в ней, заложенный природой инстинкт самосохранения? Теперь уже не одна прокачка на уме? Ведь, если судить по ее внешнему виду, то падение мусорной кучи после Генезиса не прошло для нее бесследно. Одежда на ней вся изодрана, а на посеревшей поварской куртке виднеются свежие кровавые разводы. На скуле красовался огромных размеров синяк, разбит нос и лопнула кожа на нижней губе. Да уж, теперь она выглядит не столько эффектно, как раньше. Но меня сейчас волновало кое-что другое — нам надо было поскорее избавляться от зомби, пока еще не поздно. Ведь рано или поздно в этой толпе может затесаться эволюционировавший зомби. Да и про мутантов забывать не стоит. Если до этого дойдет, то нас эта крыша, уже не спасет. Но мне для начала потребуется некоторая помощь:

— Кристина, помоги мне встать, пожалуйста. Сам я не справлюсь.

Она, стоило только ей заслышать свое имя, тут же вскочила с колен и начала помогать мне, подняться на ноги. Но моя рука оказалась далеко не единственным препятствием. Ноги у меня хоть и не были сломаны, но стоило только на них опереться, как они, сразу же подкосились, а я упал обратно на рубероид. Кристина же, попросту не смогла меня удержать и повалилась вместе со мной. Черт! Да что же мне так не везет-то? Оказывается, обе моих ноги, вплоть до колена, были покрыты синяками и кровоподтеками. Видать, когда их придавило, то они мальца пострадали. Ну да ладно, не такая уж это и проблема. Я ведь упал не из-за болей в ногах. Они были вполне себе терпимы. Просто от неожиданности я растерялся и сработал на инстинктах. Прямо как у собак, когда они подгибают ушибленную лапу во время бега.

Хоть и со второй попытки, но я все же умудрился встать на ноги. Правда, стоять прямо я мог только тогда, когда опирался на плечо Кристины. Она стала для меня чем-то вроде стенки, на которую я облокотился для поддержания равновесия. И стоило мне только встать в полный рост, как я смог, наконец, более детально оценить численность противника, оглядевшись вокруг. Увы, но мои первоначальные выводы оказались неверны. Зомби было, по меньшей мере, сотни полторы. Все грязные от головы до пят, с окровавленными разводами вокруг лица, а от одежды осталось одно лишь название. Некоторые из них были столь сильно изуродованы, что людей они теперь напоминали лишь отдаленно. Эта толпа создавала столь сильное психологическое давление, что мое тело тут же непроизвольно пробил озноб, а на лбу выступил холодный пот.

Достаточно! Сейчас не время для паники. Я закрыл глаза, стараясь абстрагироваться от окружающей меня реальности и, вроде как, даже смог взять себя в руки. Затем, вновь открыв глаза, я вытянул уцелевшую руку вперед и, сосредоточившись, стал вытягивать электроэнергию из трансформатора, что располагался прямо у меня под ногами. Прошло около минуты и вот, я вновь чувствую привычное покалывание в ладони. Я собрал максимально-возможное количество энергии.

А раз уж я достиг второй ступени развития, а Энергетика уже втрое превышала первоначальное значение, то и собранный мною электрический шар оказался больше. Теперь он был диаметром в полметра, а его излучение ощутимо щипало мне глаза. Да так сильно, что пришлось их даже закрыть. Но мне было не настолько плохо, как стоящей рядом со мною Кристине. Ее легонечко потряхивало, будто били легким электрошоком, а из сомкнутых вместе губ то и дело проскакивали звуки, с трудом переносимой боли, которую она всеми силами старалась мне не показывать.

— Прошу, потерпи еще немного. Сейчас я переработаю электричество в биоэнергию и смогу стоять самостоятельно, — прошептал я Кристине на ушко и тут же стал воплощать задуманное.

— Угу, — только и смогла ответить мне Кристина.

Но я этого уже не услышал. Я был занят поглощением заряда и переработкой поступающей в организм электроэнергии в биоэнергию. Казалось бы, привычный уже процесс трансформации энергии должен был пройти гладко и быстро. Но все оказалось не так. Поглотив часть заряда электрического шара, что покоился в моей ладони, биоэнергия стала растекаться по организму и меня с головы до ног накрыли непривычные ощущения. У меня сильно зачесалась, словно я был в гипсе, поврежденная левая рука. Те же самые ощущения, только куда как слабее, охватили и мои ноги. В остальном, все было вполне обыденно — колоссальный заряд бодрости, легкая эйфория и, конечно же, ноющая боль в ногах и руке испарилась без следа. Электрический шар с каждой секундой становился все меньше и меньше, а дискомфорт в руке и ногах стал постепенно сходить на нет. Похоже, дело сделано.

— Спасибо тебе большое, Кристина. Но дальше я справлюсь как-нибудь сам, — сказал я уже самой еле державшейся на ногах Кристине, и легонечко подтолкнул ее в сторону Марины. Пускай отдохнет. Она уже и так много для меня сделала.

Мой энергетический шар после поглощения и трансформации уменьшался где-то процентов на двадцать, так что его заряда мне должно хватить только на то, чтобы создать где-то с дюжину более мелких. Итого, тринадцать мертвых зомби за раз. А Энергетики-то у меня осталось… Ого, ровно половина. Значит перед тем, как я исчерпаю до дна запас Энергетики, то смогу уничтожить, по меньшей мере, двадцать-двадцать пять зомби. Ну а затем что? Полчаса бездействовать, восстанавливая Энергетику? Сколько новых зомби за это время вольются в эту орду, заняв место павших собратьев? Столько же, или даже больше! Тогда какой во всем этом смысл? Как бы я ни старался, но рано или поздно, нас троих ждет печальный конец. Мы все так же, будем со всех сторон окружены и это только вопрос времени, когда здесь появятся эволюционировавшие зомби или же мутанты. Хотя…

Может мне стоит попробовать нечто новое, нежели запускать в зомби уже проверенные, но малоэффективные в данной ситуации, энергетические шары? «Излишками поглощаемой энергии можно пользоваться так, как вам заблагорассудится» — так говорится в описание к способности. Но если я могу сделать из энергии все что пожелаю, так зачем мне придавать ей именно шарообразную форму? Это же, в результате, приводит к излишней трате энергии. Ведь, когда шар прожигает насквозь грудь зомби, то он не затрачивает на это всю заложенную в него энергию.

Например, во время массового убийства зомби в гаражах, когда мы помогали Валере отбиться, некоторые мои шары, пройдя сквозь тело одного из зомби, попадали в следующего. Хотя такое явление было редкостью, когда один шар убивал сразу нескольких зомби. В основном, прожигая отверстие в одном зомби, он попадал стоящему следом за ним в ногу или же живот. Ведь запускал я электрические шары с крыши, да еще и под острым углом. Таким образом, сложно было попасть в следующего за основной целью зомби, куда-то выше, нежели паховой области. Но если…

— Ну и что ты встал, как вкопанный? Давай уже, начинай что ли, — вдруг из-за спины раздалось едкое замечание от Марины.

Да что с ней такое-то? Чего ей так неймется? Ну, я ее сейчас как… Ой, да бог с ней! Ее ведь, тоже можно понять. Не на одного меня эта орда зомби оказывает давление. Девочки тоже напуганы. Особенно, когда они ничего не могут с этим поделать. У меня сейчас другая проблема — зомби. Воспитательную беседу с Мариной я проведу позже. И, сосредоточившись, я вновь закрываю глаза и пытаюсь представить себе, как электрический шар в моей руке, сплющиваясь и удлиняясь, принимает форму копья. Я нарисовал в своей голове по памяти картинку, как древнегреческий бог Зевс, метает свои молнии с небес на землю. Уже и не помню, где я ее видел (может иллюстрация в книге или же какая-то картина художника того времени), но там молния представлена в форме, похожей на копье.

— Стоит ли назвать тебя Копьем Молний? — стал разговаривать я сам с собой, стоило мне только открыть глаза и как следует рассмотреть плоды моих стараний.

Электрический шар в результате моих стараний, сменил свою форму и размер, и сейчас напоминал копье. От гравюры оно… Вот оно! Прототип Копья Молний был взят из гравюры с выставки по Древней Греции музея Античной Истории, в котором я побывал на экскурсии еще в шестом классе. Вспомнил-таки. Так вот, мое Копье Молнии было точно такой же формы, каким я его себе и представлял. Правда были и некоторые отличия от рисунка на гравюре — молнии Зевса на них были нарисованы сине-перламутровой краской, тогда как мое Копье Молний было ослепительно-белого цвета с едва заметным синеватым отливом. Но во всем остальном, они были идентичны.

Ну а теперь, собственно самое главное. Создать копье из собранной мною электроэнергии — это только часть задумки. Ведь бросать его в зомби нет смысла. Ну скольких зомби я им убью при броске — троих, может даже четверых? Я не для этого его создавал. Мне нужно оружие, которым можно было бы управлять так же, как и Истоком Воплощения. Жаль, конечно, что девочки его не нашли. С ним бы сейчас было гораздо проще. Не одному мне отдуваться пришлось бы. Хотя, потерять оружие — тут ничего удивительного. Перелопатить такой огромный объем мусора и найти в нем небольшой цилиндр можно, разве что, за неделю. Ну не могли мы потратить на поиски столько времени — это же очевидный факт. Впрочем, ничего страшного, найдем что-нибудь еще в этом духе. А может даже, и получше чего попадется.

Пошевелив сломанной рукой, которая сейчас висела на самодельной повязке, я хоть и почувствовал жгучую боль при движении, но в принципе, перетерпеть можно. Сейчас главное, чтобы она могла просто двигаться. Ведь с одной рукой у меня не получится воплотить желаемое. Осторожно высвобождаю левую руку из связанных вместе кусков моего пиджака — черт, больно-то как! Но я вытерплю. Я обязан! Благодаря биоэнергии кость вроде как срослась, что не могло не радовать. Но вот отек спал не до конца. Сделал парочку круговых движений запястьем, а затем, согнул руку в локте — вроде терпимо и все работает как надо.

Осторожно протягиваю к зависшему над моей ладонью Копью Молний руку, пытаясь его обхватить. И тогда… У меня все получилось. Хоть и не совсем так, как я себе это представлял, но все же. Когда мои пальцы сомкнулись над Копьем Молнии, то кожа рук не держала непосредственно сам сгусток электрической энергии. Ощущение было вроде, как от твердого и одновременно какого-то мягкого предмета. Но по факту, между Копьем Молний и моей рукой было безвоздушное пространство. Может это что-то вроде магнитного поля вокруг сгустка энергии? Как магниты с одинаковыми полюсами, что отталкиваются друг от друга при попытке соединить их вместе. Помните это ощущение сопротивления? Вот и тут было нечто похожее, только вместо одного из магнитов была моя ладонь. Другой версии пока, увы, у меня нет. Однако, я его все же держал! Мог крутить, вертеть, размахивать им в разные стороны, будто это была обычная палка. Я мог делать с Копьем Молний все что душе угодно. Будто бы оно было и впрямь материально. Затем, перехватив его в другую руку (боль в левой была все еще ощутимой), я посмотрел на жаждущую добраться до нас орду зомби, что обступила трансформаторную будку со всех сторон, сказав:

— Ну что ж, посмотрим насколько оно эффективно в бою, — я тут же проткнул Копьем Молний череп первого попавшегося мне на глаза, зомби.

Глава 10. Убить их всех

Копье Молний вошло зомби точно промеж бровей и, тут же проплавив в его черепе идеально-ровное пятисантиметровое отверстие, с почерневшими от высокотемпературного воздействия краями. Я даже не почувствовал какого-либо сопротивления во время проникновения. Вообще никакого! Копье Молний прошло сквозь лобную кость зомби также легко, как будто нагретым лезвием ножа масло разрезал. Идеальное орудие убийства! Интересно, сколько времени, или же на какое количество мертвых зомби я смогу рассчитывать, орудуя Копьем Молний? Как оказалось, можно использовать энергетическое копье, словно гарпун и тогда, даже не замечаешь, сколько ты протыкаешь зомби. Под трансформаторной будкой скопилось уже порядка сорока мертвых кучек золы, бывших некогда зомби. Плюс-минус пара голов — я так увлекся, что в какой-то момент даже сбился со счета.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Ведь с каждым новым, умершим от моей руки зомби, Копье Молний едва заметно утончалось, буквально по миллиметру, а его ослепляющая яркость (до рези в глазах) и электрические всполохи, становились все бледнее и бледнее с каждой секундой. Убийство последнего, из этой партии зомби (кажется, это был сорок первый по счету), заставила отдать Копью Молний последнюю толику заряда энергии. И стоило только этому зомби обратиться кучкой пепла, как мое новое, а теперь еще и излюбленное, оружие без следа растворилось в воздухе.

— Похоже придется прорываться силой, — вернувшись обратно к девочкам, ошарашил я их своим заявлением, — Их тут слишком много для меня одного. За то время, что я убивал этих зомби, на их место вставали все новые и новые. Это только лишь вопрос времени, когда они доберутся до нас. Не верите?! — прочитал я их невысказанный вопрос по лицам, — Вон, — я развернулся и указал пальцем на дальний левый угол крыши, — полюбуйтесь сами.

Даже без эволюционировавших зомби у нас не получится пересидеть на крыше. А все потому, что некоторые зомби, как по мне, стали чуточку умнее и сообразительнее. Совсем немного, но все же. Например, когда я протыкал Копьем Молний их головы, то некоторые из них пытались увернуться или же прикрыть ее своей рукой, как бы защищаясь. Раньше такого осознанного поведения я за ними как-то не замечал. Они просто бездумно перли вперед и все. А это значит, что они, со временем, будут становиться еще опаснее. Но и это еще не все. Сейчас зомби, что окружили нас со всех сторон, не просто стояли под будкой стараясь дотянуться до нас. Нет. Они, хоть и не совсем удачно, но все же пытались создать нечто, ассоциирующееся у меня с живой лестницей.

Вот, как сейчас, например — один из зомби был опрокинут и подмят под ноги теми, кто стоял позади него, а его лежащее на земле тело использовалось в качестве ступеньки. В результате, вставший прямо на него зомби, был уже сантиметров на двадцать выше остальной кучи. И с каждой минутой промедления, таких вот продвинутых, да сообразительных, становилось все больше и больше. Как будто они учились этому на практике. Обезьянка видит, обезьянка делает — как-то так. Хоть совсем и примитивная, но все же закономерная модель поведения. Раньше-то и того не было. А если под будкой такими темпами скопится мешанина из лежащих на земле, высотой в метр, то это, считай конец. Они начнут подниматься на крышу один за другим, и у меня попросту не хватит запасов Энергетики, чтобы избавиться от них.

Была бы сейчас в строю Марина — вопросов нет, мы бы как-нибудь, да справились. Правда, была еще и Кристина со своей Крагой Разрушения. Но что-то мне подсказывает, что не стоит слишком сильно на нее рассчитывать. Во-первых, кулачный бой, не ее конек. Во-вторых, против нескольких, одновременно накинувшихся на нее зомби, она не выстоит. Ну и наконец, у нее попросту нет достаточного, для такого сражения, опыта. Она все время как-то сама собой оказывалась за бортом. Так что, слишком рассчитывать на нее не стоит.

Девочки же, когда я указал им на странное поведение зомби, тоже поняли причины моего желания прорваться силой сквозь эту орду зомби и убежать. Ждать у моря погоды и потихоньку убивать одного зомби за другим, как это было в гаражах, у нас уже не выйдет. Так что, так или иначе, но нам придется действовать. Это, безусловно, риск, но других вариантов я не вижу. Тем более, после тщательного раздумья и перебрав возможные варианты развития событий, у меня нарисовался план. Правда, он очень уж опасный. И если все пройдет как надо, то нам даже не придется убегать. Ну и, конечно же, риски. В данном плане, они целиком и полностью лягут на плечи Кристины. Хоть я в ней и сомневался, но только она могла воплотить задуманное мною в жизнь. Теперь настало ее время начать действовать. К тому же, она не будет так уж и беззащитна. Крага Разрушения все еще при ней и в случае необходимости, она сможет за себя постоять. Но опять же, если все пройдет как надо, то она ей и не понадобится.

Мой план был предельно прост. Кристина, под действием своего умения Генерации магнитного поля внутри организма, спрыгивает с крыши и пробегая прямо сквозь плотные ряды зомби, увлекает эту орду за собой. Что-то мне подсказывает, что они не настолько сильно поумнели, чтобы разгадать задуманную мной уловку. Да и устоять перед столь желанной добычей, что сама идет к тебе в руки — у них, скорее всего, не хватит сил противиться этому желанию. А когда они погонятся за приманкой, тут-то мы с Мариной и начнем действовать. Тех из зомби, что не клюнут на уловку, я возьму на себя, уничтожив их при помощи вновь воссозданного мною Копья Молний. Не думаю, что тут их останется так уж много. Как-нибудь, да справлюсь.

В это же время, Марина быстренько покидает в рюкзак всю ту добычу, что выпала с, убитых мной ранее зомби. А затем, и она вооружится, помогая мне добить оставшихся зомби. Есть у меня мысль и на этот счет. Ведь я успел заметить, что среди выпавшей с зомби добычи, лежал, поблёскивая в лучах полуденного солнца, громадных размеров топор. Причем, самый настоящий! Будто бы перенесенный в наше время из средневековья. Этот топор был с длинным деревянным древком и двухсторонним лезвием, которое было покрыто каким-то чудаковатыми рунами, на вид напоминающими кельтские. Таким я, или же Кристина, орудовать не сможем. В нем веса-то не меньше тридцати килограмм будет. У нас на это попросту не хватит сил. Но со способностью Марины, это уже не будет проблемой. Так что, тут без вариантов — топор как будто специально под нее делался.

— Ты все запомнила? Тебе нужно лишь добежать до вон того дома, — уже в которой раз, рассказывая детали плана Кристине, я указал на высокий кирпичный гараж, что стоял у одного из домов через улицу, — и, забравшись сначала на кованый забор, а затем и на крышу, просто дожидаться нас. Когда мы тут закончим, то поможем и тебе выбраться оттуда. Нас будет двое против двадцати, максимум тридцати зомби. Это даже не серьезно, — затем, выждав еще пару секунд, я испустил вздох разочарования и уже в который раз повторил вопрос, — Ты точно не против того, чтобы быть приманкой? Пойми меня правильно, не бывает идеальных планов. Все что угодно может пойти не так. Если ты не готова, или не уверена в собственных силах, то мы придумаем другой, более безопасный план.

— Не волнуйся. Все пройдет как надо. Да и к тому же, я уже устала быть бесполезной. Что тогда у гаражей, что у городского отстойника — я только мешалась. Пойми, я хочу быть полезной! И если уж рисковать своей жизнью, то я рада, что ты будешь рядом со мной и спасешь меня из лап кровожадных монстров, если я вдруг буду в опасности. Так ведь, мой храбрый рыцарь в сияющих доспехах?! — и закончив свою речь, она напоследок, все же, не удержалась от возможности меня подколоть.

Но, тем самым, она лишь пыталась спрятать свой страх за маской юмора. Тут не надо быть Фрейдом, чтобы это понять. Да и мне сейчас было не до смеха. Ведь как я и сказал, все что угодно могло пойти не так. Например, у нее закончится Энергетика и способность проходить сквозь твердые объекты пропадет раньше времени. Ведь мы ее толком-то и не испытывали. А вдруг, чем чаще ты проходишь сквозь предметы, тем выше расход Энергетики? Или же, например, она не успеет вовремя забраться на крышу гаража, или же свалится в попытке на него забраться? Да ее же тогда растерзают прямо на наших глазах! Мы ведь, попросту, не успеем ее спасти. Но Кристина, как мне кажется, это прекрасно понимала. Черт! Сам же придумал этот план, а теперь идти на попятную? Нет, так нельзя. Если уж решился, так действуй. Но я лишь мог ей беззаботно улыбнуться, а затем, взяв ее за руку, пристально посмотреть ей в глаза и спросить:

— Ну что ж, тогда можем приступать?

— Да! — раздался мне в ответ, звонкий голос Кристины.

И только я собрался было отпустить ее руку, как она, не дав мне этого сделать, посильнее сжала мою ладонь в своей и наклонив голову чуть вперед, спросила:

— Если со мной вдруг что-то случится, то ты же ведь все равно доберешься до моего дома, и присмотришь за Вадиком вместо меня? Пообещай мне!

Ну и что мне ей на это ответить? Я бы и без ее просьбы, так поступил. Но пообещать это? Тут ведь все зависит не только от меня. На каждом шагу тебя поджидает смертельная опасность и не факт, что завтра я все еще буду жив. Так как я могу быть уверен, что позабочусь о ее младшем брате, когда я и за свою-то жизнь не могу ручаться? По идее, даже если по независящим от меня причинам, у меня не получится добраться до ее дома, то сейчас, я все равно должен ее успокоить. Даже если это значит, что мне придется соврать ей. Она выступает в роли приманки и не должна отвлекаться и быть чем-то озабочена. Так что, я сделаю как можно лучше для всех нас — скажу то, что она хочет услышать:

— Конечно! Я тебе обещаю, что с ним все будет в полном порядке. Поверь мне, уж я об этом позабочусь!

После моих слов, Кристина заметно расслабилась. Хотя, по моему личному мнению, фразу вроде «Поверь мне» говорят, как раз-таки перед тем, когда собираются тебе соврать. Ну да ладно. Затем, я, отойдя на пару шагов назад, стал собирать в руке электроэнергию. Уже испытанным способом, я создал свое Копье Молний, и мы приступили к реализации плана. Кристина, помимо Краги Разрушения, была вооружена лишь кухонным ножом. Но я надеялся, что ни перчатка, ни нож, ей не понадобятся. В ее задачу входило лишь отвлечь от нас зомби и, добежав до гаража, засесть на крыше. Если ей, по какой-то причине, вдруг понадобится воспользоваться оружием, то это будет, скорее всего, последнее, что она сделает перед смертью. С Крагой Разрушения и небольшим заостренным куском стали в руках, против толпы зомби много не навоюешь.

Марина держалась чуть позади Кристины. Она последней покинет крышу и лезть вперед нас ей пока не требовалось. Когда я был, наконец, готов, то держа полностью заряженное и готовое к бою Копье Молний в руках, я собрался с духом и сказал:

— Ну все, погнали! Кристина, твой выход.

В ту же секунду, Кристина сорвалась с места и, добежав до края крыши, оттолкнулась и взлетела в воздух. Но на месте приземления ее уже ждали. Зомби толкали друг друга, пытаясь первыми добраться до нее, вытягивая руки вверх. Каждый из них хотел лишь одного — как можно скорее добраться до Кристины и, разорвав ее на куски, утолить терзающий их бесконечный голод. Но им не представилось такой возможности. Вот один из зомби попытался прямо на лету поймать Кристину за ногу, и тут его грязная, с переломанными ногтями рука, прошла сквозь ее ногу, схватив один только воздух. Будто бы Кристина была и вовсе не настоящей, а всего лишь проекцией живого человека. Просто прелесть, а не способность!

Пройдя словно призрак сквозь одного из зомби, что стоял в том самом месте, где она приземлилась, Кристина перекатившись через плечо, тут же встала на ноги и немедля ни секунды, рванула в сторону того самого гаража, что я ей указал. Умница, не растерялась! А ведь могла бы. В окружении толпы, обезумевших от ярости зомби, как-то сложно абстрагироваться и думать головой, а не куда тебя ноги понесут. Пока все идет как надо. Вот, орда зомби повернулась вслед за убегающей на всех парах Кристиной и один за другим стали идти вслед за ней. И с каждым новым зомби, что пустились преследовать, на данный момент более доступную добычу, плотное кольцо вокруг нас становилось все тоньше и тоньше. Прошла лишь минута, а вокруг нашей будки оставалось едва ли с десяток-другой тварей. Зомби, что не повелись на приманку и остались сторожить нас с Мариной — их было даже меньше, чем я предполагал.

— Ты готова? — обратился я к стоящей за моей спиной Марине.

Она не ответила, а лишь закусив чуть ли не до крови нижнюю губу, начала активно кивать головой. Либо она была малость напугана, либо ей попросту не терпелось прихватить из пепельной кучки топор и идти рубить им головы зомби. И первый вариант, очень уж крайне маловероятен. Я не так уж и долго с ней знаком, (всего-то два дня) но кое о чем я уже мог с уверенностью сказать — ей все время, пока я убивал зомби и в момент обсуждения плана, было невтерпеж. Она попросту не могла бездействовать. Убивать зомби, сражаться против психованных бомжей, возомнивших себя мессиями, гоняться за добычей и не упускать ни малейшей возможности использовать способность — в этом она всегда была впереди нас. Но эта ситуация, когда она ничего не могла поделать и все, что ей оставалось, это ждать на крыше и ничего не делать, была просто физически для нее в тягость.

— Ну, тогда удачи нам всем! — улыбнувшись, ведь я тоже был в предвкушении (как говорится, с кем поведешься, от того и наберешься), я тут же спрыгнул с крыши.

Благодаря стараниям Кристины и малому интеллекту зомби, я без проблем смог приземлиться на не занятом зомби клочке земли. Мне даже не пришлось уходить перекатом, как это сделала Кристина. Я просто встал с Копьем Молний наперевес и наметив себе цель, ближайшего ко мне зомби, тут же начал действовать. Когда твое оружие вообще ничего не весит, а количество противников не превосходит тебя в десятки раз, их убийство — это истинное наслаждение. Выброс в кровь адреналина и эндорфина, возбуждение от доминирования, да хотя бы просто сорвать на зомби весь накопившийся за это время стресс и успокоить нервы — это прямо то, что доктор прописал! Ведь не зря люди снимают стресс, колотя часами напролет боксерскую грушу. Но это чувство ничто, по сравнению с реальной схваткой на грани жизни и смерти, когда, либо ты убьешь, либо убьют тебя. Да и предвкушение от момента, когда тебе не терпится поскорее разобраться с зомби и посмотреть, что же там такого интересного из них выпало — это дополнительный, но не лишенный доли приятностей, бонус.

Первой моей жертвой стал зомби, который ничем особенным не выделялся — мужчина, около тридцати-тридцати пяти лет, ростом около метр семьдесят и среднего телосложения. Верх одежды у него полностью отсутствовал. На нем были надеты лишь порванные и испачканные во множестве мест джинсы. Даже обуви, и той на нем не было. Вместо этого, он красовался обнаженной грудью, с засохшей на ней, будто слюнявчиком, кровью. Словно он выпил томатный сок, который в процессе пролил на себя. Только вместо томатного сока, была кровь некогда живого человека, которым он до этого пировал. Он был прямо как нудист-каннибал какой-то.

По идее, мне бы стоило просто ткнуть его Копьем Молний в голову или же грудь, как я делал ранее. Надежный, а самое главное, проверенный способ убийства зомби. Но мне, если честно, уже приелся такой безвкусный метод обращать зомби в пепел. Я захотел чего-то новенького. И тут же, стоило только этой шальной мысли проскочить у меня в голове я, сделав едва уловимый глазом взмах Копьем Молний, тут же лишил зомби головы. Причем, не в переносном смысле этого слова. Я совершенно не чувствуя сопротивления кожи, мышц и кости зомби, одним горизонтальным росчерком Копья Молний, который оставил за собой лишь мимолетный белесый след, горизонтальным разрезом прошелся вдоль его шеи. Его безголовое тело все еще стояло на ногах, тогда как отрубленная голова покатилась по земле и остановилась прямо у моих ног.

Еще секунда, и тело зомби-нудиста обратилось кучкой пепла. Боже, да что же это со мной такое? Не знаю почему, но мне понравились полученные после победы над зомби, ощущения. Все мое естество словно ожило на секунду и начало скандировать «Еще, еще, еще больше». Это чувство, было подобно действию наркотика. Только вот на смену эйфории не приходила затуманенность рассудка. Напротив, мой мозг работал на пределе своих возможностей. Даже, казалось, будто само время замедлилось от одного лишь моего желания. Но, как и любое из ныне существующих наркотических средств, оно требовало новую дозу. Я не желал (да и не хотел), противится этому, захватившему всего меня без остатка, новому чувству.

Следующему по пятам за первым, зомби, некогда молодой девушке лет двадцати, я для начала отрубил ноги, подрезав их вдоль коленных чашечек. А когда она упала, то пригвоздил ее ударом Копья Молний, угодив ей в самое сердце. И после ее смерти, на земле остался лишь пепельный контур тела, да лежащая в том самом месте груди, Эссенция жизненной силы. В тоже время, когда отработанным движением обезглавил уже третьего по счету зомби, я так увлекся процессом, что не заметил, как ко мне сзади подкрался еще один. Я бы, возможно, даже не успел среагировать, и был бы сейчас уже мертв, но к счастью, проверить мне этого так и не довелось.

Мне на выручку подоспела Марина, которая к тому моменту уже успела подобрать с выпавших трофеев, тот самый, сплошь покрытый рунами, огромных размеров топор. Ого, а на земле он мне казался меньше! Но когда я увидел его в руках Марины, которая была почти одного с ним роста, да и весом от него далеко не ушла — эта картина была для меня столь пугающей, что я на секунду даже почувствовал себя насекомым, перед глазами которого встало лобовое стекло машины. А мы все знаем, что в таких случаях случается с бедным насекомым. От него остается лишь зеленоватый развод на лобовом стекле, а машина спокойно едет себе дальше. И это чувство лишь усилилось, когда голова того зомби, что пытался подкрасться ко мне сзади, была разрезана вдоль черепа от уха до уха. Обычный, казалось бы, по всем признакам металл лезвия топора, разрубил голову зомби, словно при колке дров. Раз, и она разделилась на две равные части!

Дальше все пошло не в пример быстрее. Марина орудовала своим гигантским топором, словно одержимая, не останавливаясь ни на секунду. Ее глаза пылали огнем, а лицо украшала безумная улыбка. По ней было видно, что все происходящее вокруг безумие приносит ей подлинное удовольствие. Она упивалась заемной силой и могуществом, что даровали ей Безликие. Но хоть поначалу я и был ошарашен ее эффектным появлением, вскоре я вновь с упоением и животной яростью развеивал по ветру любого, кто вставал у меня на пути.

Я даже на какой-то миг позабыл про Кристину, что выполняя роль приманки, ожидала нашей подмоги на крыше гаража. Из головы вылетело и данное Кристине обещание позаботиться о ее младшем брате, в случае чего. Все это отошло на второй план и казалось в тот момент несущественным. Я сосредоточился лишь на одной цели — на обезображенном до неузнаваемости зомби, что стоял прямо передо мной. Горизонтальный взмах Копья Молний — образовалась еще одна пепельная кучка, вертикальный удар сверху вниз — и тело зомби распалось на две части, прочертив линию разреза от темечка и до причинного места.

Шестнадцать убитых зомби на двоих — на тот момент, для нас это показалось детским лепетом. Да, мы тяжело дышали и с нас сошло семь потов. Но я был готов поклясться, что сил у меня хватило бы выстоять против еще десятка-другого зомби. Нам на все про все, потребовалось менее двух минут и мы, не теряя времени даром, тут же приступили к сбору добычи. Уже привычные Эссенции жизненной силы в количестве около тридцати штук, парочка идентичных позолоченных кулона в форме полумесяца на цепочке с необычайно-витиеватыми звеньями, небольшой кинжал с изогнутым лезвием, гарда которого была украшена такими же, как и на топоре Марины, похожими на кельтские, рунами. Да еще три декоративных коробочки, в одной, такой же, я еще на территории школы, вытащил монету Сантал — вот и вся наша добыча. Казалось бы, не густо. Ведь убитых нами зомби тут было порядка шестидесяти голов. Но, как по мне, так очень даже неплохо! Хотя, Эссенций могло бы и побольше выпасть.

У меня прямо физически чесались руки, желая открыть все эти коробочки или же расспросить Проводницу про кулон и кинжал. Но я со скрежетом в зубах, все же подавил в себе это желание. Еще успеется. У нас сейчас была другая, более важная задача — Кристине требовалась наша помощь. Закинув все найденное добро в рюкзак, а затем, потратив остатки восстановленной Энергетики на подпитку Копья Молний, мы с Мариной побежали к тому самому гаражу, на крыше которого сейчас находилась Кристина. Боли в ногах, как собственно и в руке, я почти что не ощущал. Разбушевавшиеся после схватки в крови адреналин и эндорфин, притупляли любые болевые ощущения похлеще самых сильных болеутоляющих.

Под крышей гаража в это же самое время, собралась толпа зомби, численностью около тридцати-сорока голов. Они буквально облепили его со всех сторон, в безуспешных попытках дотянуться до Кристины. Но высота в три метра, для них была непреодолимым препятствием. Они только и могли, что тянуть свои руки вверх, шкрябая ногтями пальцев по кирпичной кладке. Кристине абсолютно ничего не угрожало. Но, несмотря на это, оставаться наверху она долго не смогла бы. Рано или поздно, но голод и жажда заставили бы ее спуститься вниз. И если бы у нее не было поддержки, вроде меня и Марины, то она была бы в безвыходном положении.

Убийство этих зомби было лишь вопросом времени. Мы с Мариной не стали долго думать над тактикой или же придумывать хитроумные уловки. Попросту ворвались в самую гущу и стали убивать всех подряд. К черту тактику! К черту уловки! С ходу убив четверых зомби, мы тем самым, привлекли внимание всех остальных. И когда они все разом пошли в нашу сторону, мы с Мариной встали спина к спине, прикрывая тем самым тылы друг друга. В горячке боя, главное, чтобы тебя ничто не отвлекало. Все твои мысли должны быть сосредоточены лишь на противнике, что стоит перед тобой. Она уже не раз и не два спасала мою самоуверенную задницу от печальной участи стать закуской для зомби, и сейчас я доверял ей как никогда. Да и я сделаю все от меня зависящее, чтобы к ней со спины не сунулась ни одна тварь, пускай даже если мне для этого придется пожертвовать собственной жизнью. Прикрывать друг друга и сражаться до конца — только так, и никак иначе! Мы выживем в этом мире.

Я размахивал своим Копьем Молний словно заведенный, не обращая внимания на боли и дискомфорт в левой руке. Я сосредоточил все свое внимание лишь на подступающей ко мне все ближе и ближе толпе зомби. Но Копье Молний оставляло после себя не только белесые следы в воздухе. Следом за ними, еще один из зомби рассыпался кучкой пепла. Два, три, пять, десять — мое оружие с каждой новой жертвой становилось все тоньше и бледнее. На лбу стали проступать капельки пота, мое дыхание участилось, а сердце вот-вот было готово выпрыгнуть из груди. Меня всего колотило от вырабатываемого сверх нормы организмом адреналина. Нарастающий с каждой секундой страх смерти заставлял чувствовать себя, как никогда, живым. А все органы чувств разом обострились до уровня звериных. Но в каком бы серьезном положении мы сейчас не оказались, на моем лице все равно застыла та же безумная улыбка, которую я недавно видел у Марины.

В моей руке от прежнего Копья Молний оставалось одно лишь название. Оно истончилось до такой степени, что еще один, максимум два убитых зомби и все, я останусь безоружным. Тогда-то мне точно конец. Ведь запасного оружия, собственно, как и Энергетики у меня нет. Не стоило мне так торопиться. Надо было подождать хотя бы пять минут, чтобы восстановилось еще пять единиц Энергетики, и тогда все бы было в порядке. У меня бы хватило заряда Копья Молний и тогда… Но чего уж теперь. Кажется, в этот раз я был слишком самонадеян.

Вот, у зомби-девочки, лет семи-восьми, у которой некогда роскошные золотистые локоны блестели на свету, а сейчас все были перепачканы в грязи и крови, образовалось идеально-ровное, прямо-таки тонюсенькое, прожжённое отверстие между глаз и в ту же секунду, мое Копье Молний исчерпало свой заряд и исчезло из моих рук. Ну, вот и все, это конец. А ведь оставалось всего-то два зомби, и я бы смог пережить этот день. Но увы, как-бы я ни отбивался от них одними только руками и ногами, это было лишь вопросом времени, когда они до меня доберутся.

Да и от Марины, сражающейся позади меня, сейчас помощи дожидаться не стоит. Она сама-то с трудом отбивалась от трех, одновременно накинувшихся на нее зомби. Ей сейчас не до меня. Я так сильно устал, что сил у меня ни на что не осталось и поэтому, попросту опустил руки. Все, я проиграл. Мне даже почудилось, будто у одного из зомби промелькнула кровожадная улыбка на изуродованном лице. И что только не причудится перед смертью. Я закрыл глаза и принялся ждать неизбежного.

Секунды реального времени тянулись для меня словно часы. Правду оказывается говорили — перед смертью, вся жизнь проносится перед глазами. Только вот мои воспоминания ограничивались лишь всплывающими картинками из моего беззаботного детства, которые произошли со мной еще до смерти матери. Лишь счастливые, но казалось бы такие далекие, первые годы моей жизни. Но это даже хорошо! Я бы не хотел перед смертью вспоминать всю ту боль, что испытал за годы лишений и кочевания из одного детского дома в другой. И тут, стоило мне только добраться до празднования нового года, как я почувствовал сильнейший удар в грудь.

«Бух», сильная боль в груди и я тут же валюсь спиной назад. Ну все, моя песенка спета. Настала пора умирать. Сейчас меня, лежащего беззащитным на земле и смирившимся со своей судьбой, будут поедать заживо, а затем, через некоторое время, я восстану из мертвых и стану новобранцем в рядах армии зомби. Эх, жалко-то как! Не такого конца я ожидал. Но свою смерть, как известно, не выбирают. И если уж мне суждено, как и миллионам других, стать зомби, то так тому и быть. Я посильнее зажмурил глаза и… Ничего не произошло. Секунда, затем вторая, а следом, вся тяжесть навалившегося на меня тела зомби мгновенно исчезает. Неужели?! Медленно открываю глаза и первое, что я вижу — это лицо стоявшей надо мной улыбающейся Кристины, что протягивает мне руку. Хм. Кажется, кто-то только что дал мне второй шанс. Так что с моей стороны, грех будет им не воспользоваться. Я протянул свою руку и ухватившись за ладонь Кристины, встал на ноги. Грязный, весь в поту, да в изодранной одежде, но все еще живой.

Глава 11. Ночевка

— Нет, я не могу их взять! Это же не я убила тех зомби, а вы с Мариной. Будет по справедливости, если вы разделите их только между собой, — стала возмущаться Кристина, стоило мне только поделить все выпавшие нам Эссенции на три равные кучки.

Сейчас мы, кстати, сидели в одном из множества пустующих домов, в который забрались, чтобы перевести дух и кое-что, так сказать, реквизировать. Правда, выбрали мы для этих целей самый большой, и на вид дорогой, дом на улице. От нашей одежды осталось одно только название. Сплошная рвань, да и только. Так что, нам нужна была новая. Ну не идти же нам за ней по магазинам? Вот мы и решили, что ничего страшного не произойдет, если мы вломимся в чужой дом и заберем себе все, что нам нужно. Вряд ли нас за это кто-нибудь осудит. Тем более, бывшим хозяевам она теперь без надобности. Да и живы ли они еще? Скорее всего, нет. Если только в новой ипостаси — зомби. Но даже если и так, то, скорее всего, они были среди той толпы, которую мы не так давно уничтожили. А раз владельцы мертвы, то их имущество, считай, бесхозное.

Судя по количеству обставленных по высшему разряду комнат и сопутствующей отделке в доме, тут когда-то жила зажиточная семья из четырех-пяти человек. Отец и мать — в хозяйской комнате на втором этаже. Эта комната была обставлена в строго-практичном стиле — ничего лишнего, только самое необходимое. Она была больше всех остальных комнат в доме, да и огромная двухместная кровать из красного дуба, как бы намекала на личность владельцев. Ну и, конечно же, фотография дня их свадьбы в рамочке, что стояла на прикроватной тумбочке, не оставляла места для сомнений.

— А ведь совсем еще молодыми поженились, — подумал я, разглядывая фото молодожёнов. Им на ней было где-то лет по двадцать, не больше.

В двух других комнатах, тех, что поменьше, скорее всего, жили их дети. Одна комната была явно обставлена мальчиком — серые, без изысков обои, с геометрическими рисунками на стенах, развешанные повсюду постеры футболистов и певиц в облегающих нарядах, компьютерный стол с множеством дисков на нем (в основном, это были, конечно же, компьютерные игры) и, разбросанные в беспорядке по всей комнате вещи. Ну и пахло тут, соответственно — явно мужской берлогой. Ну, или подростковой — так оно будет точнее. Кстати, парень был явно начитанным. Об этом свидетельствовала забитая до отказа книжная полка. Не для красоты же он ее сюда поставил? Да и книга, что лежала на середине кровати (Дюма — Граф Монте Кристо), была с закладкой где-то посередине, и явственно на это указывала. Я взял эту книгу в руки, прикинул сколько она весит, (оказалось, не так уж и мало) но все же положил ее к себе в рюкзак. Почитаю как-нибудь на досуге.

Ну а в смежной с этой, комнате, точно когда-то жила особа, или же особы, женского пола. Тут, к гадалке не ходи, все признаки были на лицо — розовые с цветочками обои на стенах, две кровати были завалены мягкими игрушками, вроде кошечек да собачек, справа от комода висели постеры из Сумерек и Дневников Вампира, ну и, конечно же, запах, что витал в этой комнате. Это была смесь шалфея и лаванды. По крайней мере, так мне сказала Кристина. Ну что ж, поверю ей на слово. Сам-то я в этом деле не силен. Да мне в общем-то, все равно. Тем более, ловить мне тут было нечего. Эту комнату я оставлю девочкам на растерзание. Эти-то наверняка найдут для себя здесь нечто ценное.

Покопавшись в хозяйской спальне, я переоделся в синий спортивный костюм, штанины и рукава которого, мне пришлось закатать. Великоват был для меня костюмчик. Да и висел он на мне мешковато. На ноги же я нацепил белые кроссовки Reebok с мягкой прорезиненной подошвой и ортопедическими стельками. Правда, они на два размера больше моего. Но другой, более подходящей мне по размеру обуви, я, увы, не нашел. Вы не подумайте, у паренька в комнате была коллекция обуви, но я бы ее в жизни не надел. То, что я там нашел, даже спортивной обувью нельзя было назвать. Некоторые из кроссовок были на липучках и с плоской подошвой, в которых при беге уже через сотню-другую метров, наверняка останешься босым. Другие же, в общем-то, мне тоже не подходили. То жмут, то подошва слишком тонкая или же наоборот, жесткая. Так что, хоть и на два размера больше, но мне лучше подходили кроссовки отца семейства, нежели его отпрыска.

Марина же, как это ни странно, была по комплекции точной копией бывшей хозяйки дома. Обычные синие джинсовые брюки, белая майка без рукавов и розовые беговые кроссовки от фирмы ADIDAS — все это ей пришлось впору. Но, помимо этого, она в шкафу нашла небольшую заплечную спортивную сумку, в которую сложила еще несколько запасных комплектов одежды. Ну что ж, все, вроде бы, правильно. Раз уж вещи ее размера, то почему бы не захватить с излишком? Кристине же подошла, точнее, почти подошла, одежда и обувь дочери. Белый, с красными полосками спортивный костюмчик на липучках вместо молнии, розовые, под стать обоям на стенах, кроссовки. Размер вещей ей, правда, малость не подходил, но как по мне, так оно было даже лучше. Все что нужно, костюм облегал столь туго, что четкие очертания фигуры Кристины радовали мой взор.

— Хоть ты и убила всего двоих зомби, но в целом, ты сделала даже больше нашего. Без твоей способности у нас бы не получилось разделить эту толпу на две части, а затем и перебить их всех. К тому же, если бы ты тогда не вмешалась, то меня бы сейчас с вами тут не было. Ты это понимаешь — я был мертв! Так что, перестань отнекиваться и бери то, что дают! — ответил я Кристине, со слегка повышенной интонацией.

Но, увы, разговор на повышенных тонах мне не помог. Еще целых пять минут после этого я уговаривал Кристину взять причитающиеся ей Эссенции, но она уперлась рогом и все тут. Я бы так и сдался, если бы Марине не осточертело слушать наши препирания, и она не встала на мою сторону. Вот тогда-то, Кристина, наконец-таки, сдалась, да поглотила свою долю Эссенций. На каждого из нас пришлось по 31 штуке и, сказать по правде, такое ее количество для нас было словно капля в море. Мы убили больше сотни зомби и, если прикинуть шанс на выпадение Эссенций, то он составил лишь 30 %. И где же тогда это «с высокой вероятностью», как объясняла мне Проводница? После поглощения своей доли Эссенций, мне требовалось набрать еще 48 %, чтобы перейти на следующую, третью ступень развития. Да уж!

Но даже если и так, несмотря на относительно малое количество Эссенций, мы с лихвой компенсировали их недостаток выпавшими с зомби предметами. Как выразилась Марина, игровыми предметами. Или же шмотками, если уж совсем по-простому. Этот геймерский сленг, был для меня все еще непривычен, но я, по возможности, старался запоминать слова, дабы понимать, о чем вообще, черт побери, говорила Марина. Просто порой, ее хрен поймешь. Эти ее мобы, эквип, спеллы и прочее — все эти заковыристые словечки я старательно сохранял в памяти, заставляя ее разъяснять их значение. Мало ли, вдруг мне потом еще пригодится это знание. Она же ведь не единственная в этом мире, повернутая на компьютерных игрушках? Возможно, когда-нибудь, мне вновь придется общаться с игровыми задротами и вот тогда-то, я буду, так сказать, во всеоружии.

Так вот, помимо кулонов-близнецов и кинжала, с последней партией зомби, нам выпало еще шесть новых предметов: два кольца, что-то вроде перчаток с, приделанными к пальцам, металлическими когтями (точно такие же, как и у девчонки с адамантовым скелетом из фильма Люди Х, что дралась с Росомахой), Исток Воплощения и две декоративных коробочки. С Истоком Воплощения и коробочками — тут все было ясно. С ними мы прежде уже имели дело и знали их назначение. Что же касается остальных предметов, то тут нам опять пригодилась помощь Проводницы.

Кулоны-близнецы в форме полумесяца, имели довольно-таки странное, а в нашем нынешнем положении, когда основным врагом выступают лишь зомби, лишь вредоносное свойство. Тот, кто его надевает, создает тем самым вокруг себя особое, невидимое невооруженным глазом, поле, что глушит любое проявление способностей. Это, кстати, относится и к владельцу. То есть, остается лишь старая-добрая, грубая человеческая сила. Возможен лишь один возможный сценарий, когда кулон может быть нам полезен — против людей с превосходящей по силе способностью. Против Колдунов, скажете вы? Это вряд ли. Ведь сомнительно, что он там будет единственным нашим противником. Наверняка он будет окружен обычными зомби. А какой смысл жертвовать способностью, когда только она может спасти нам жизнь? Каков его радиус действия, кстати, Проводница почему-то не уточнила. Видимо, нам самим придется проводить эксперименты. Ну а пока, они побудут в рюкзаке.

Одно из колец, с зигзагообразной, вроде как сделанной из серебра, обводкой, и вставкой из прозрачного, с легкой мутью, не ограненного камушка — этот предмет назывался Слеза Шкерте. История создания и кто такой этот Шкерте, меня сейчас мало волновала, но вот способность этого кольца, была достойна внимания. Суть его действия сводилась к одному — оно, вроде как, помогало стабилизировать расход Энергетики, снижая потери и увеличивая эффективность способности. Оно, после некоторых обсуждений, досталось мне.

Другое кольцо, что сильно смахивало на обручальное — золотая оправа и вделанный в нее зеленоватый камушек, похожий на изумруд, называлось Предел Совершенства. Но каких-либо способностей оно не давало. Точнее, Проводница об этом и словом не обмолвилась. Просто сказав, что это знание мне пока не доступно, чтобы это не значило, она замолчала и объяснять дальше не спешила. И, как бы я не пытался выклянчить у нее ответ, я его так и не дождался. Но, хоть возможности кольца нам и были неизвестны, Кристина все же изъявила желание забрать его себе. Ни я, ни Марина, не были против. Так что, кольцо с неизвестными и запретными для меня свойствами, нашло своего хозяина.

Следующими в списке на пояснение от Проводницы, стояли перчатки с когтями. Их она назвала Когтями Пустоты. Хоть название у них и было грозным, по факту, ничего особо ценного из себя, они не представляли. Неудобные в использовании, без каких-либо особых возможностей — это было просто чудаковатое колющее оружие. В общем эти Когти Пустоты, так никто из нас и не захотел забрать себе. У Марины был ее громадный топор, называемый Сокрушитель, который, как оказалось, в дезактивированном состоянии складывался на манер конструктора в удобную, а самое главное, в почти что невесомую конструкцию, габаритами примерно в тридцать квадратных сантиметров. Но, как бы дико это не звучало, выглядел этот процесс, еще более странно.

Древко топора, словно матрешка, втягивалось кольцами друг в друга, а двойное руническое лезвие сложилось внутрь и уже через десять секунд, в руках у Марины была легко-транспортируемая и весом не более чем в три килограмма, уменьшенная версия топора, по имени Сокрушитель. Мне эти когти, тоже, в общем-то, не были нужны. Я уже положил глаз на Исток Воплощения. Ну а у Кристины, была ее Крага Разрушения, которая по всем параметрам превосходила Когти Пустоты. Так что, мы положили когти на самое дно походного рюкзака в армейском стиле, что нашли в одной из кладовок дома и благополучно про них забыли.

Исток Воплощения, как я и полагал, достался, опять-таки, мне. Только вот в этот раз, в отличие от предыдущего, я буду беречь его как зеницу ока. Ведь без источника электроэнергии, мне не создать Копье молний. Да и не вечно же в городе еще будет работать система электроснабжения?! Когда-нибудь, но она перестанет функционировать. Кстати, мне нужно будет постараться успеть к тому моменту поднять до 100 % Контроль Энергии. А для этого, придется чаще пользоваться своей способностью. Так что, Исток Воплощения, будет как нельзя, кстати, в качестве основного оружия. Но если будет возможность выкачивать электроэнергию и создавать Копье Молний, то тогда запасного.

В конце концов, у нас остался лишь один бесхозный предмет — Кинжал Страждущих. Но, несмотря на его, не внушающий доверия внешний вид, он оказался не так уж и плох. В отличии от тех же Когтей Пустоты, у него было одно, довольно-таки необычное свойство — кинжал мог вытягивать жизненную силу из противника и передавать ее владельцу. Казалось бы, толковая вещь, так ведь? Только вот было несколько нюансов. Во-первых, так как это кинжал, то дистанция боя у оружия крайне мала. В принципе, оно была такая же, как и у Краги Разрушения. То есть, контактный бой. Во-вторых, неясен момент с передачей этой самой жизненной силы. Нужно воткнуть им в тело врага, и удерживать его там до тех пор, пока жизненная сила перетекает во владельца? Звучит, как тот еще геморрой.

Ну и последнее, сработает ли эта способность против зомби? Они же, вроде как, не совсем живые. Так что, есть ли у них та самая жизненная сила — это вопрос вопросов. Ведь Эссенция жизненной силы и, вытягиваемая из противника жизненная сила — это две разные вещи. Я не забыл прояснить этот момент у Проводницы. Правда, с моей дилеммой о природе зомби, она мне отказалась помогать. Мол, разбирайтесь с этим сами. Ну и бог с ней! Этот кинжал достался Кристине. На одной руке она носила перчатку, так что вторая рука, у нее была, вроде как, не занята. Вот поэтому-то, кинжал и был для нее в самый раз. Тем более, использование Кинжала Страждущего, затрат Энергетики не подразумевает. Проводница бы мне об этом сказала, будь это не так.

Марина же, как уже была сказано, получила свой гигантский топор, он же Сокрушитель. Так что на этом, дележка добычи почти что закончилась. И раз нам с Кристиной досталось по два предмета, а Марине всего один, то мы решили отдать ей три из пяти коробочек, в качестве компенсации. Нам же, досталось лишь по одной. Но как оказалось, без разницы, как бы мы их поделили. Итог был бы все равно один — из коробочек мы достали пять монеток Сантал, которые были для нас, в общем-то, бесполезны. Где находится тот самый алтарь Безликих, куда их нужно положить, нам было неизвестно. Да и искать его ради такой малости, никто из нас не собирался. У нас есть дела и поважнее.

Закончив все свои дела, уходить мы, однако, пока не торопились. Перед этим девочки пошли на кухню и, найдя в холодильнике достаточно продуктов, принялись за готовку. От шоколадных батончиков и минералки нас уже тошнило. Хотелось какого-нибудь разнообразия. Я же, не обремененный этой обязанностью, присел на удобное кресло в гостиной и, закрыв глаза, стал просматривать свои свойства Избранного:

Ступень развития — 2(52 %)

Сила — 10(10)

Ловкость — 11(11)

Выносливость — 10(10)

Телосложение — 10(10)

Скорость — 11(11)

Энергетика — 30(30)

Доступных возможностей усиления — 2

Бонусная способность Избранного:

Контроль энергии 77,3 % — способность выкачивать электроэнергию из любого источника, превращая ее в свою собственную. Излишками поглощаемой энергии можно пользоваться так, как вам заблагорассудится. Но, будьте осторожны! Поглощенная электроэнергия не может находиться в организме слишком долго. Если ее не переработать в биоэнергию или не высвободить наружу, то вашему физическому телу может быть нанесен колоссальный ущерб.

Степень воздействия способности, обусловлена Энергетикой вашего организма.

Способности:

Исцеляющий эффект крови 18,95 % — способность вылечить любого, с кем соприкасается ваша кровь. Способность не распространяется на инфицированных людей и мутировавший организм. Невозможно исцелить себя.

Прогресс моей способности Контроля Энергии не мог не радовать. Хотя, тут нет ничего удивительного, учитывая, скольких зомби я, при помощи этой самой способности отправил на тот свет. Если, конечно, к ним такая терминология применима. Еще каких-то двадцать с небольшим процентов к Контролю Энергии и тогда… А черт его знает, что там будет дальше! Я могу лишь предположить, что по достижении 100 %, она как-то, но изменится. Да и «Доступных возможностей усиления» у меня уже два бесхозных пункта скопилось, а Проводница все не дает мне пояснений, зачем они вообще нужны. Но, что-то мне подсказывает, когда-нибудь, мне эти очки еще пригодятся.

Кстати, способность Исцеляющий эффект крови, как-то уж сильно быстро выросла за одно лишь применение, во время исцеления Кристины на территории городского отстойника. Она подросла на целых 18 % — это больно уж много. Может мне тогда, для процесса прокачки способности, еще в ком-нибудь лишних дырок понаделать, а затем исцелить их?! Но, все-таки, как-то слишком много мне дали за одно лишь применение. Тут что-то не чисто. Когда же я решил поинтересоваться этим вопросом у девочек, то оказалось, что моя способность применялась тогда не единожды. Марина, та еще савраска, когда выбралась-таки из той же самой мусорной кучи, что и я, была покрыта с ног до головы ссадинами и кровоподтеками. И ей не пришло в голову ничего лучше, кроме как вновь надрезать мою руку, пока я был без сознания и, так сказать, подлатать себя без моего дозволения. Вот дает, прямо ни стыда, ни совести! Но, что самое главное, она рассказала мне об этом, как о чем-то несущественном. Прямо вот так обыденно и как само собой разумеющееся.

Но вот прошло уже двадцать минут с начала готовки, где девушки показали мастер-класс, и мы стали рассаживаться за столом. Они устроили прямо-таки застолье, подав к столу простые, но в тоже время красиво-оформленные блюда. Жареные пельмени, украшенные красиво-выложенной зеленью, макароны с сыром и ветчиной, приправленные вручную приготовленным соусом, тарталетки, да легкий салатик с базиликом, яйцом и гренками, приготовленным на подсолнечном масле. И это не считая трех графинов с гранатовым соком, лимонадом и холодным чаем. Они, кажется, выгребли абсолютно все, что нашли в холодильнике.

— Не пропадать же добру! — ответила мне с озорной улыбкой Марина, когда я спросил «Куда нам столько?».

Так как было уже почти два часа по полудню, то можно сказать, что мы сели пообедать. Хотя, выставленные на стол блюда, без горячего-то, больше напоминали ужин. Набив желудок под завязку, мы заварили чай и, как будто ничего и не произошло, просто разговаривали обо всем на свете. Кроме, разве что, событий двух последних дней — это тема была под негласным запретом. Точнее, говорили о всяких мелочах в основном мы с Кристиной. Нам хотелось хоть бы на время забыться. Марина же, все это время пыталась влезть в разговор, переведя обыденную беседу на другие темы — предметы, способности, Безликие и тому подобное.

И вскоре ей это удалось. Когда общие для разговора темы с Кристиной исчерпались, беседа плавно перетекла в поднятую Мариной тематику. Мы рассказали друг другу о прогрессе в прокачке своих умений (так их назвала Марина). Предположений о месте, где находится тот самый алтарь Безликих (этот вопрос, опять-таки, исходил от Марины, ее жаба душила от бесхозно-лежащих в кармане монеток Сантал). Можно ли стать зомби после укуса зомби или же превращение возможно лишь после смерти? В общем, подходящих тем для обсуждения у нас было великое множество. Много вопросов и мало ответов. У нас были только голые теории и предположения, но ни единого факта, что подтверждал бы их правоту. И вот так вот, за всем этим чаепитием, как-то само собой, прошло без малого два часа.

— Может переночуем сегодня здесь? Было бы неплохо поспать в нормальной кровати, да еще и на пуховой перине. Вы же видели хозяйскую спальню? Да я такие шикарные кровати только по телевизору, в реалити-шоу видела! — воскликнула Марина, отпив уже из пятой по счету чашки, заваренного в ней зеленого крупнолистового чая.

Вдруг, как-то сразу, в гостиной повисло гробовое молчание. Кристина замолчала потому, что не хотела говорить вслух про своего младшего брата. Она искренне верила, что он все еще жив и дожидается, когда же домой вернется старшая сестра. Все ее естество стремилось как можно скорее добраться до дома. За все это время, пока мы тут чаевничали, по Кристине было видно, что она то и дело нервничала, ерзая на стуле, и в любой момент была готова сорваться с места и лететь на всех парах к брату. Но она даже и не думала о том, чтобы упрекнуть нас в медлительности. Ведь по факту, мы ей ничем не обязаны и вольны делать то, что хотим. А самостоятельно, она вряд ли доберется до дома в целости и сохранности. Так что, выбора у нее, как такого, и не было вовсе. Только с нашей поддержкой, у Кристины есть шанс.

Я же, хоть и был противоположного мнения о судьбе ее младшего брата, но высказывать его вслух… Да черта с два! Если уж Кристине хочется в это верить, то пускай. Никому же от ее веры хуже не станет? Но я не хочу быть тем, кто попытается убедить ее в обратном. Хотя, шанс все же есть. Пускай и крошечный. Самому-то мне идти некуда, так что помочь Кристине добраться до дома — это не такой уж и плохой вариант. Ох уж это извечное: «А вдруг»!

— Если так нужно, то я… Я не против, — едва слышно, хоть и с запинкой, но все же ответила ей Кристина.

Я, признаться, такого ответа от нее не ожидал. У нас было в запасе еще минимум пять дневных часов, за которые, если нам повезет, мы сможем попытаться добраться до ее дома. Правда, в то, что мы доберемся до микрорайона Сталелитейной, без проблем — мне как-то с трудом в это верится. Но все же, а вдруг выйдет? Нет, тут я сам себя обманываю. Уж больно опасно за последние сутки стало на улицах города. Мы и километра не успеем пройти, как вляпаемся в какие-нибудь неприятности. Да и, как бы это не пессимистически звучало, нам не стоит торопиться. А лучше и вовсе не добраться. Ведь незнание, будет для Кристины лучше, нежели увидеть все своими собственными глазами. Надежда, пускай и несбыточная, дает дополнительную мотивацию в борьбе за существование. Ведь тогда…

— Тогда, так и поступим! Подождите минутку, я скоро вернусь, — сбила меня с мысли тут же подскочившая на стуле Марина, которая не поняла, или же не хотела понимать тяготы, терзающие сердце Кристины.

— Неужели она…? — хотел было я сказать, но Кристина меня перебила:

— Нет! Марина все прекрасно понимает. Это просто я не хочу прислушиваться к голосу разума.

После этого она сразу же замолчала. Не говоря больше ни слова, она нахмурила лоб и полностью ушла в себя. Мне бы стоило ее хоть как-нибудь подбодрить, но я не стал этого делать. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что сейчас ее лучше не трогать. Ну да ничего, она хоть и не выглядит, как человек с сильным духом, но, при желании, может себя пересилить. Кристина как-нибудь, да справится и с этим. А если и нет, то она даже вида не подаст. Или же хотя бы попытается. Мы с ней два года вместе учимся, так что я знаю, о чем говорю.

— Вы только поглядите, что я нашла! — ворвавшись в комнату, Марина прямо-таки плюхнулась обратно на стул, продемонстрировав нам свою находку с ехидным лицом.

В руках у нее покоилась бутылка красного вина. Точнее, целых две бутылки. По таре в каждой руке. Одна из них, кстати, уже была початая. Видимо она не удержалась, по пути отхлебнув немного. Так сказать, для пробы. А ведь вино-то было не из дешевых. На этикетке была надпись Chateau Le Crock 2009 года. И, судя по скопившемуся на стекле слое пыли и году выпуска, вкупе с брендовой маркой Шато — цены оно было явно не малой. Неудивительно, что у зажиточных хозяев, в закромах лежит далеко не магазинное пойло. Хотя, я никогда этого не понимал. Алкоголь, он и в Африке алкоголь. Вот только о чем Марина думала, когда притащила к столу выпивку? Там снаружи невообразимое творится, а она нас споить хочет? Совсем что ли, с головой не дружит?!

— Да ладно вам. Что вы такие кислые? Подумаешь, по чуть-чуть, для успокоения нервов. Никто же вас за это не осудит. Да и дом мы уже обезопасили. Так к чему напрягаться? — будто прочитав мои мысли, посмотрела она на меня, — Ну так что, кто со мной? Не одной же мне теперь все это пить? — она так многозначительно потрясла бутылкой с пьянящей жидкостью, да с загоревшимися от предвкушения глазами, стала буравить нас с Кристиной взглядом.

Не говоря ни слова, Кристина просто взяла, да пододвинула свою чашку в центр стола. Вот это поворот! Кто бы мог подумать, что она вот так просто возьмет, да согласится. Ну не похоже это на нее. Хотя… Раз уж на то пошло, то не буду же я один, чаем давиться?

— Ну ладно. Тогда давай и мне наливай. Только чуть-чуть, — сказал я Марине, постановив свою чашку рядом с Кристининой.

Марина исполняла роль бармена, не забывая при этом наливать и себе. Причем, в ее обязанности входило не только разливать напиток по чашкам, но и как любому уважающему себя бармену, развлекать клиента. И несмотря на то, что вино было не таким уж и крепким (всего-то 16 градусов), после первой же бутылки вина, мы с Кристиной были уже в кондиции. И в этом не было ничего удивительного. Нам же с ней и пятнадцати лет еще не исполнилось! Да и опыта в подобного рода делах, нам явно не хватало.

В общем, слабоваты мы с Кристиной оказались. Так что, когда мы втроем прикончили уже вторую бутылку вина, Кристина была уже красная как помидор и вовсю клевала носом, склонившись над столом. А позже, она прямо так и уснула, сидя на стуле. По Марине же, нельзя было точно сказать, пьяная она или же нет. У нее только чуть-чуть раскраснелись щеки, а в остальном, она была как прежде. Похоже, для нее такая малая доза алкоголя, лишь разминка. Я же, не так уж и далеко ушел от Кристины — уши покраснели, веки слипались. Но, в отличие от нее, мой взгляд хоть и помутился, но я еще был в состоянии самостоятельно передвигаться и здраво мыслить.

Так что, хотя за окном и было еще светло, но я понял, что Кристине уже достаточно и ей пора идти спать. Я дотащил шатающуюся Кристину до той самой комнаты, что была до отвращения розовой, да пушистой, уложив ее на кровать. И стоило только ее телу коснуться мягкой перины она, закопавшись в мягкие игрушки, тут же уснула. Я же, переборов мимолетное желание прилечь рядом с ней (исключительно в целях безопасности, конечно же), вышел из комнаты и улегся в соседней, хозяйской спальне.

Марина же, как она мне сказала перед нашим с Кристиной отходом на боковую, осталась в гостиной. Вроде как, на страже. Вдруг, кто-нибудь среди ночи вломится в дом, а мы об это ни сном, ни духом. Так-то оно, вроде как, дело благородное, но что-то я сомневаюсь, что она и вправду осталась в гостиной, чтобы охранять нас, пока мы спим без задних ног. Ведь кладовая с алкоголем, будет от нее буквально в трех шагах. Как пить дать, возьмет оттуда бутылочку-другую, да уснет на диване, в обнимку с бокалом красного.

Хотя, все не так уж и плохо. Мы же не сглупили и озаботились безопасностью, нашего ночного пристанища заранее. Входная дверь была закрыта на шпингалет (запасных ключей от двери дома мы не нашли), забаррикадировав еще шкафом и придвинув тумбочку со стеклянными вазами. Если кто-то вдруг начнет ломиться внутрь и его не остановит цепочка, то от грохота разбившихся об пол ваз, Марина точно проснется. Да и я, скорее всего, тоже. У меня еще с тех времен, когда я жил в детских домах, чуткий сон. Окна же в доме были пластиковыми и, несмотря на почти что тридцатиградусную жару, мы сняли с них москитные сетки и наглухо закрыли. Так что и через них к нам никто не сунется. Деревянные рамы обычный зомби сможет выбить без проблем, но вот пластиковые окна — в этом я сильно сомневаюсь. Вспомнив обо всех принятых нами мерах предосторожности, я расслабился и, обняв подушку, сразу же закрыл глаза.

Глава 12. Мясник

— БАХ, — и следом за ним, — ДЗИНЬ, ДЗИНЬ, — раздался сквозь темноту сновидений громкий звук выбитой в мгновенье ока входной двери дома и опрокинутой баррикады, с сопровождающим ее, характерным звоном бьющегося стекла.

Я тут же вскочил с постели, при этом, чуть не упав, запутавшись в одеяле. Еще не до конца протрезвев, я тем самым, потерял такие драгоценные в критической ситуации секунды. Черт тебя дери! Ну что же я так сглупил, согласившись на предложение Марины выпить вина, когда в любой момент может произойти что-нибудь непредвиденное, а у меня ноги заплетаются. А ведь у меня употреблять алкоголь, и желания-то особого не возникло. Я просто не хотел выделяться тем, что буду единственным, кто отказался от предложенной Мариной выпивки. Ну и в тот момент, сказать по правде, я был почти что уверен, что сегодняшняя ночь пройдет без проблем. Мы ведь все двери и окна предусмотрительно забаррикадировали. Да так, что обычный зомби не смог бы проникнуть в дом. Какой же я, все-таки, наивный!

— Ну все, больше никакого спиртного! — дал я себе зарок на будущее.

Когда я, все же, выбрался из хитроумной постельной ловушки, то сразу же бросился к вещам, что лежали прямо на прикроватной тумбочке. Одевшись, я быстренько закинул рюкзак за спину и, взяв в руки Исток Воплощения, пулей вылетел из комнаты. Куда теперь? Сразу спускаться вниз и посмотреть, кто это к нам в гости пожаловал или же пойти сначала в соседнюю комнату за Кристиной? Но моя дилемма быстренько разрешилась, когда секундой позже из своей комнаты, в буквальном смысле этого слова, с грохотом выпала Кристина.

Внешний вид у нее, конечно, был тот еще — волосы на голове спутанные и топорщились в разные стороны, лицо все какое-то помятое, а глаза красные, будто бы у вампира. А выпала она из комнаты потому, что разбудившие ее посреди ночи звуки, что доносились с первого этажа, заставили вскочить с кровати и в срочном порядке ретироваться из неосвещенной комнаты. И когда Кристина уже почти что вышла за пределы комнаты, то, не заметив или же попросту еще не до конца проснувшись, в темноте споткнулась об порог и вывалилась в коридор.

— БУМ… БУМ, — раздались в темноте коридора два мощнейших удара, с секундным интервалом, что разнесли вибрации по всему дому и как следует его встряхнули.

Похоже, дела наши плохи. Теперь я был абсолютно уверен, что это не обычные зомби до нас добрались. Звук от силы этих ударов, напомнили мне процесс сноса здания. Когда кран с шаром бьет по бетонной стене, раздаются похожие глухие удары. Но, что-то мне подсказывает, что это сейчас не многотонная техника разносит наше пристанище. Остаются только два возможных варианта — Мясник, или же Колдун. У первого кандидата, физической силы хватит на десятерых, поэтому ему бы это не составило особого труда. Да еще и его рука-молот, вписывалась в общую картину происходящего, как нельзя кстати. А что касается Колдуна, то он мог запросто воспользоваться какой-нибудь способностью. Сверхчеловеческая сила, например. У того же Халка, это неплохо получалось. И эти двое, лишь те, о ком мы знаем. Так что, это лишь мое предположение и не более того. С тем же успехом, это может быть какая-нибудь новая, неизвестная нам ранее, эволюция зомби или же мутация какого-нибудь крупного животного.

— Быстрее, вставай! — подбежав к Кристине, я тут же подхватил ее подмышку, силой заставив встать на ноги.

— Я в порядке. Что это сейчас такое было? — спросила она меня, неосторожно встряхнув своими длиннющими волосами так, что они хлестнули меня по лицу, подобно удару розгами.

Но я на такую мелочь даже внимания не обратил. Да и на ее вопрос, собственно, тоже не мог ей ничего ответить. Ведь я не имел ни малейшего понятия кто, или что, забрался в, облюбованный нами, дом. Свои догадки я, пожалуй, оставлю при себе. Но что-то мне подсказывает, что скоро мы все сами увидим воочию. Выбраться наружу с мансарды второго этажа, было бы сейчас правильным и вполне логичным решением, но, к сожалению, я так не мог поступить. А все потому, что там внизу, где-то в гостиной находилась Марина. И перед тем как попытаться покинуть дом, нам нужно для начала забрать ее с собой. Или же, хотя бы убедиться, что она вне опасности и сможет без проблем сбежать.

В данный момент, вариант отбиться от незваных гостей, я даже не рассматривал. Сражаться против толпы зомби (а они наверняка подтянутся к дому позже, на поднятый незваным гостем шум), да еще и в замкнутом пространстве — не самый лучший, из вариантов. Уж лучше отбиваться от зомби в темноте, по крайней мере, на открытой местности. Тогда мы не только не будем мешаться друг другу, но еще и сможем, в случае чего, попытаться сбежать. Иногда лучше убежать куда подальше, чем бросаться в самоубийственную атаку. Мы же не какие-нибудь герои (таких только в кино ждет счастливый конец), а самые что ни на есть, обычные люди. Граждане нашей необъятной, уже привыкли руководствоваться страхом за свою жизнь. В нем, как наша сила, так и проклятие. Все зависит только от ситуации, и чем ты руководствуешься при принятии решений — трусостью или же обоснованной предосторожностью.

Когда мы с Кристиной добрались до лестницы, ведущей на первый этаж, то смогли воочию наблюдать того, кто забрался в дом. Внизу, почти у самой входной двери, возвышалась двухметровая массивная тень, отдаленно напоминающая человека. И, хотя в тот момент в коридоре было темно (я видел лишь нечеткие контуры тела), но незваного гостя узнал сразу — это был эволюционировавший зомби — Мясник. Мне уже прежде довелось увидеть его вживую через окуляры бинокля, так что я был абсолютно в этом уверен. Непропорционально-развитая верхняя часть тела, фирменная рука-молот, которым он, скорее всего, и вынес дверь вместе с баррикадой, а следом, двумя мощными ударами расширил выход из прихожей, выбив косяки по бокам, чтобы суметь протиснуться внутрь.

Он пер через прихожую, словно бульдозер — медленно ковыляя и сминая все на своем пути. Паркет с треском хрустел под его ногами, едва выдерживая немаленький такой вес его тела. Хрустальная люстра, что висела на потолке, стоило ей только столкнуться с его двуликим лицом, тут же упала на пол и вдребезги разбилась на сотни мельчайших фрагментов. Ударом руки-молота он с одного удара разбил массивный дубовый шкаф, что стоял у него на пути. Да так, что щепки разлетелись в разные стороны, а добротный шкаф превратился в груду разломанных досок. Ему оставалось протиснуться по коридору всего метра три, чтобы добраться до входа в гостиную. Там же сейчас, как раз таки, пряталась Марина. Ее, а точнее краешек лезвия ее Сокрушителя, выглядывающий из-за приоткрытой двери, я приметил сразу. Похоже, Марина даже не планировала убегать. Она готовилась драться против Мясника, неожиданно напав на него, когда он подойдет поближе.

Только вот стоит ли оно того? Он медлительный и неповоротливый и для нас не составит труда сбежать от него. Так зачем ей так рисковать? Ох уж эта Марина! Она спит и видит, как бы наколотить по максимуму опыта и поскорее перейти на следующий уровень (ее слова, не мои). Только вот если бросаться на всех подряд без разбора, точно не зная возможностей противника, можно и с жизнью расстаться. Вот я бы с радостью прихватил обеих девушек с собой, да свалил отсюда от греха подальше, но вряд ли Марина меня послушается. Да и проблематично будет нам с Кристиной перебраться в гостиную, прямо под носом у Мясника. Вот если бы Марина одумалась… Зря, конечно, но не бывать этому. Пока у нее в руках есть оружие, такое понятие как страх, ей не ведомо.

Так что теперь, мне не остается ничего другого, кроме как помочь Марине завалить Мясника. Воспользовавшись способностью Контроля Энергии, я стал выкачивать электроэнергию из висящего рядом со мной, настенного светильника. Собрав достаточное количество энергии, я придал ей форму клинка (орудовать Копьем Молний в ограниченном пространстве будет неудобно). Да и запускать в него электрическим шаром, не вариант. Вдруг промахнусь. И что тогда делать? Вновь тратить драгоценное время, пока буду собирать электроэнергию, оставив тем самым Марину без поддержки? Об этом даже речи идти не может. А электрическим клинком, без подзарядки, можно пользовать довольно-таки длительное время.

Во вторую руку я взял Исток воплощения, придав ему ту же форму. В результате, я вроде как был вооружен парными клинками. А затем, набрав в легкие как можно больше воздуха, я крикнул, что было сил, надеясь на то, что Марина услышит мой голос сквозь грохот разрушений, что сеял на всем пути своего следования, Мясник:

— Марина, делай все в точности, как я тебе скажу! И когда в коридоре зажжется свет, мы нападем на него вместе!

Мой крик не остался незамеченным. Мясник тут же, стоило мне только закончить предложение, повернул голову в мою сторону и с удвоенным усердием стал продвигаться в моем направлении. Он наметил для себя будущую жертву и целенаправленно пошел прямо на меня, царапая костяными ножницами обои в прихожей. А вот это было даже кстати. Пока Мясник сконцентрировал свое внимание на мне, то атаку Марины он без сомнения пропустит. Он медлительный и неповоротливый. Когда Марина неожиданно нападет на него, то он уже не успеет остановить летящий в его сторону топор. А я своими глазами видел, на что способен Сокрушитель в деле. Ох, не сладко же ему придется!

— Когда я подам тебе условный сигнал, то будь любезна, щелкни выключателем вон на той стене, — повернувшись к Кристине, попросил я ее, указывая пальцем на выключатель, который, если мне не изменяет память, находился где-то в конце коридора.

За спиной послышались удаляющиеся шаги Кристины, которая без лишних вопросов, собиралась выполнить поставленную мною задачу. Отлично! Надеюсь, она не подкачает. Мой план был предельно прост — перед тем, как включить свет, мы с Мариной закроем глаза, тем самым попытавшись ослепить его, тогда как сами будем в порядке, а затем атакуем Мясника вместе. Марина, скорее всего, ударит по нему своим Сокрушителем, тогда как я, постараюсь достать до него энергетическими клинками. Я только надеюсь, что у Мясника чувствительная сетчатка глаза, как у человека, и когда свет в прихожей включится, он на некоторое время будет дезориентирован и уязвим. Тогда-то мы с Мариной и нападем на него.

— Марина, закрой глаза! — вновь прокричал я, и тут же, следом, стоило мне только сомкнуть веки, — Кристина, включай свет!

Мяснику оставалось преодолеть меньше метра до первой ступеньки лестницы ведущей ко мне, когда мрак помещения неожиданно прорезала ярчайшая вспышка энергосберегающих лампочек. Правда, только тех, до которых Мясник еще не успел добраться и разбить. Но и этого оказалось достаточно, чтобы сбить его с толку. Я уже успел открыть глаза и на мгновенье, поймав солнечных зайчиков, спустя секунду восстановив нормальное зрение, убедился, что мой план увенчался успехом. Двуликая голова Мясника (мужское и женское лицо, что были подобны живым маскам, олицетворяющим ужас, панику и отчаяние) болталась из стороны в сторону, а из горла у него вырвался утробный рев, от которого чуть кровь в жилах застыла. Он, кажется, не только ослеп, но и испытывал сильнейший шок. Похоже, сетчатка глаза эволюционировавшего зомби намного чувствительнее к раздражителям, нежели человеческая.

— Марина, давай! — прокричал я и, тут же сорвавшись с места, побежал вниз по лестнице прямиком на гипертрофированную груду дурно-пахнущего комка мяса, плоти и мышц.

В одной руке у меня искрился клинок из уплотненной электроэнергии, тогда как в другой, переливаясь голубоватыми всполохами энергий, покоился Исток Воплощения. Мне до Мясника было уже рукой подать, когда опередив меня всего на пару секунд, на него набросилась Марина со своим Сокрушителем. Взявшись двумя руками за конец древка топора, она каким-то чудом извернулась и, размахнувшись от бедра, со всей силы ударила Мясника снизу-вверх, целясь в район грудной клетки. Только вот ничего у нее из этого не вышло. Когда острие топора уже вот-вот должно было врезаться в грудь Мясника, тот чуть отклонился влево и, в результате Сокрушитель с противным чавкающим звуком погрузился ему в плечо. Мясник, стоило только ему принять на себя удар гигантского топора, тут же пришел в неистовство и стал крушить своей рукой-молотом все вокруг.

— БАХ, БАХ, БАХ, — нанес Мясник три удара подряд, подобно тарану, выбивая кирпичное крошево из кладки прихожей.

Только вот, несмотря на, казалось бы, случайно нанесенные в порыве бешенства удары, только два из них пришлись на стену, которая после такого только чудом не рассыпалась. Третий удар, по закону подлости, угодил-таки в его обидчика. Марина, которая все еще стояла в проеме гостиной и пыталась вытащить из тела Мясника свой Сокрушитель, который так некстати в нем застрял, случайно угодила прямо под удар его гигантской руки-молота. В результате, совокупность этих двух вероятностей, привела к страшным последствиям.

Рука-молот Мясника летела точно в Марину, и я уже было подумал, что на этой ноте ее песенка спета. Вот, мол, она и доигралась. Если удар придется в хрупкое тело девушки, то она его точно не переживет. Ведь каждая косточка в ее теле будет сломана, а внутренние органы получат огромные повреждения, несовместимые с жизнью. И ей еще крупно повезет, если от полученных травм, она скончается мгновенно. Мучиться от невыносимой боли перед неизбежной смертью — не желаю я ей подобной участи. Но, несмотря на, казалось бы, свершившийся факт, Марина смогла-таки меня напоследок удивить.

Не желая просто так смириться с неизбежным финалом, или же, возможно, чисто инстинктивно, она в последний момент все же успела среагировать, тем самым, минимизировав причиненный ее организму вред. За долю секунды до удара, она, пытаясь уклониться от летящей в нее руки-молота, стала заваливаться на бок, и удар Мясника поразил не грудную клетку, а угодил ей в левое плечо. Но даже такой маневр ей мало чем помог. Когда рука-молот врезалась в ее плечо, то Марина закрутилась будто юла, пулей отлетев назад метра на два. Она бы могла пролететь и большее расстояние, не возникни у нее на пути препятствия. Она врезалась в стену дома, зависнув на долю секунду в воздухе и тут же, подобно мешку с цементом, повалилась на пол в неестественной для человека позе.

Все произошло так быстро, что я даже не успел вмешаться в происходящее. Но когда я мельком взглянул на переломанное и окровавленное тело Марины, то вместо того, чтобы действовать более осмотрительно и не повторить судьбу Марины, я вскипел от переполняющей всего меня ярости и, зарычав подобно дикому зверю, бросился на Мясника. Сокрушитель все также торчал в плече Мясника, когда я ударил Клинком Молний (я не особо-то и задумывался, давая ему название), метя зомби-переростку в голову. Черт! Да что же нам сегодня так не везет?! Вместо прожженной дырки в черепе, я его лишь задел, скользнув острием электрического клинка вдоль виска. А для такого монстра как он, подобная рана, как слону дробинка.

Но в другой руке, у меня все еще был зажат Исток Воплощения, которым я в тот же миг, нанес рубящий удар по туловищу Мясника. Правда, несмотря на, казалось бы, идеально-нанесенный удар, пробить кожу зомби достаточно, чтобы убить, у меня так и не вышло. Оказывается, его шкурка была в разы толще, нежели у обычных зомби. И в результате, на груди у него образовался лишь полуметровой длины кровоточащий разрез, глубиной в три, максимум четыре сантиметра. Хорошо еще, что он сразу же отвлекся от безуспешных попыток стряхнуть с себя застрявший в плече Сокрушитель, отреагировав на нового, с его точки зрения, более опасного противника. То есть, на меня.

Рука-молот, разрезая пропитанный кровью воздух, устремилась в мою сторону, словно он пытался прихлопнуть меня, как надоедливое насекомое. И у него это получилось бы, не заметь я вовремя сделанное им движение корпусом и, моментально среагировав на грозящую мне опасность, сразу же рухнул на пол, распластавшись на паркете. Мощнейшие оружие Мясника прошло над моей головой настолько близко, что даже взъерошило волосы. Если бы удар пришелся десятью сантиметрами ниже, то я бы наверняка уже лишился головы. Причем, буквально.

Только вот от второго такого удара, я боюсь, уже не успею увернуться. Мне надо было срочно что-то предпринять. Причем, это надо сделать срочно. Исток Воплощения во время падения на пол я не удержал, поэтому у меня оставалось всего одно оружие — Клинок Молний, который сейчас прожигал дыры в паркете. И я сделал то, что на тот момент посчитал единственно-верным решением — рубанул Мяснику по нижним конечностям. Сдвигая Клинок Молний вправо, я без особых проблем подрубил ему ноги. Но, что странно, всего лишь с двух ударов (касательный в голову зомби и горизонтальный по ногам), я полностью израсходовал заряд Клинка Молний. Похоже, что на пробитие его усиленной эволюцией кожи, потребовалось в разы больше энергии.

Только вот я не учел всего лишь одного, но очень важного, фактора — оставшись без опоры, Мясник стал заваливаться прямо на меня. Туша, весом не в одну сотню килограмм, тут же раскатает меня в блинчик. Счет шел на доли секунды, и я уже собирался было попытаться уйти перекатом, когда появившаяся рядом со мной Кристина (и когда только успела?), вновь пришла мне на помощь. Схватившись за штанину, она оттащила меня назад. И очень даже вовремя! В то же мгновенье двуликая голова Мясника с оглушительным треском ударилась о паркет, в считанных сантиметрах от моей головы.

Лезвие Сокрушителя после удара об пол, еще глубже врезалось в плоть Мясника, а из отрубленных конечностей хоть и слабо, но потекла кровь. От невыносимой боли, (после эволюции, похоже, что к ним вернулась чувствительность) он взревел. И рев этот был столь громогласным, что мои барабанные перепонки не выдержали, и мир вокруг меня тут же затих. Я все видел, чувствовал кончиками пальцев вибрации, но звуки…, их будто бы попросту отключили, нажав на пульте телевизора кнопку Mute.

Оставшись без оружия и в непосредственной близости от бьющегося в агонии Мясника, мне только и оставалось, что пятиться назад, натирая пятой точкой скользкое паркетное покрытие. В это же время, кому-то стоило добить Мясника, пока он еще не пришел в себя. А раз я был безоружен, да и руки у меня почему-то тряслись не переставая, а Марина вообще, возможно, уже мертва, выбор был очевиден. Не самое умное решение полагаться на человека, у которого есть лишь контактное оружие, вроде Краги Разрушения и Кинжала Страждущих, против кого-то, вроде Мясника, но у нас попросту не было другого выбора.

— Кристина, тебе при… — начал было я, но даже не успев договорить, Кристина ринулась в бой.

В одной руке у нее был зажат Кинжал Страждущих, а на другой надета Крага Разрушения, что сейчас изменила свойства материала, превратившись из ткани в… кажется, это была сталь. Хотя, кто ж его знает. Она сорвалась с места, рванув в сторону Мясника. Расстояние между ними было всего ничего — около двух метров. Это же всего-навсего секунда, может быть две. Казалось бы, не такая уж проблема, добраться до него. Но я ошибался. Уже на бегу, то ли почуяв опасность, то ли просто случайно, Мясник наотмашь ударил своей рукой-молотом. И конечно же, траектория удара аккурат была на пути следования Кристины. Похоже ситуация, произошедшая не столь давно с Мариной, вскоре может повториться.

— Кристина, осторожно! — только и смог крикнуть я.

Это, к сожалению, было единственным, что я на данный момент мог предпринять. И, пожалуй, самым бесполезным. Ну чем ей это могло помочь? Ничем. Неужели это конец? Не только для Кристины, но и для всей нашей троицы. Но куда там! Я совсем забыл про ее способность. Кулак-молот уже через мгновенье достиг бегущей на Мясника Кристины, но та, даже не сделала попытки уклониться. Удар прошел сквозь ее, уже полностью не материальное, тело и врезался в стену прихожей. Кладка, что не удивительно, не выдержала еще одного такого удара и тут же обвалилась, выбросив в гостиную солидную кучу битого кирпича.

Я уже вовсю искал глазами выпавший у меня из рук Исток Воплощения, когда понял, что Кристине моя помощь вряд ли уже понадобится. Она уже успела каким-то образом забраться на спину Мяснику и, воткнув Кинжал Страждущих в область между лопатками, что есть силы, дубасила рукой экипированной Крагой Разрушения. Лицо у нее было словно у фурии, взгляд метал молнии, а из уголков глаз скатывались по щекам редкие слезинки. Кажется, Кристину так тронула смерть Марины, что та решила отомстить за свою подругу. А взялась она за это дело с такой яростью и злобой, что я, признаться, до дрожи в коленках ее испугался. Эту сторону характера Кристины, мне прежде не доводилось видеть. И я надеюсь, что больше никогда и не придется.

У Мясника попросту не была шанса отбиться от обезумевшей Кристины. Окутавшийся красными нитями Кинжал Страждущих, передавал ей жизненную силу эволюционировавшего зомби, а стальной кулак, усиленный возросшей характеристикой Сила (Кристина и вправду стала сильнее примерно на 20–25 %, по ней было видно), оставлял на его теле глубокие вмятины. Уже с десяток ударов, усиленная эволюцией кожа Мясника, сдерживала натиск наполненной яростью атаки. Но это не могло продолжаться вечно. И не сумев сбросив Кристину со своей спины, в какой-то момент, защита Мясника не выдержала.

Следующий же удар стального кулака, все же пробил плоть эволюционировавшего зомби. Рука Кристины вошла внутрь спины Мясника аж до локтя, но он от этого не умер. Точнее, не сразу. Потребовалось еще три последовательных удара, и когда ее Крага Разрушения пробила в Мяснике чуть ли не сквозное отверстие, вплоть до грудной клетки — только тогда все закончилось. Стоя на спине поверженного противника, Кристина вытащила из раны на спине зомби свой стальной кулак, весь покрытый кровью, вперемешку с некой прозрачной и вязкой субстанцией. И в тот же момент, огромная тушка эволюционировавшего зомби, осыпалась кучкой пепла.

Ну, вот и все, Мясник наконец-то мертв. Голиаф повержен женской версией Давида. Но какой ценой досталась нам эта победа? Марина мертва, я чуть было не последовал прямиком за ней, если бы меня в последний момент не выручила Кристина. А чтобы с нами случилось, будь таких зомби двое, или же трое?! Тут без вариантов — все мы были бы уже давно мертвы. Конечно, при условии, что нам не хватило бы мозгов, чтобы от них сбежать. Но, зная характер Марины и держа в памяти момент, когда у нее был такой шанс, но она предпочла сражаться и просто так, без боя, не отступила бы. А это значит, что все прошло бы по аналогичному сценарию. С одной лишь разницей — мы бы втроем и десяти секунд против них не продержались.

Глава 13. Повсюду зомби

Кристина даже не стала собирать трофеи, выпавшие после смерти Мясника. Она сразу же, стоило тому только осыпаться кучкой пепла, отменила трансформацию Краги Разрушения, спрятала в карман все еще алеющий красными всполохами Кинжал Страждущих и бросилась к Марине. Я же, все же смог найти, оброненный мною ранее, Исток Воплощения, который закатился под лестницу. У каждого из нас были свои приоритеты. Для меня, первостепенно — не остаться безоружным. Ведь новый, более многочисленный враг, вскоре переступит порог этого дома. Это еще далеко не конец! И только тогда, когда сжав в руке гладкий цилиндр своего оружия, меня покинуло чувство беспомощности, я присоединился к Кристине. Если Марина каким-то чудом выжила, после сокрушительного удара рукой-молотом Мясника, то только я смогу ей сейчас помочь.

На нее было страшно смотреть. Лицо побелело и превратилось в один сплошной синяк, волосы стали влажными от сочащейся из головы крови, плечевая кость вылетела из сустава, застыв в неестественном для человека положении, а из правой ноги, прорезав ткань штанины, торчала сломанная и окровавленная кость. Но это была лишь малая, но, без сомнения, самая серьезная, часть из полученных ею повреждений. Многочисленные порезы по всему телу, на некогда гладкой и белоснежной коже, покрывшись темно-синими разводами, виднелись гематомы и кровоподтеки, а из уголков посиневших губ сочились две тоненькие струйки крови.

Но, несмотря на все эти страшные раны, она все еще была жива. Стоило мне только проверить ее пульс, который хоть и был слабым, но все же прощупывался, я одолжил у Кристины ее Кинжал Страждущих и, надрезав им свою ладонь, тут же сразу приступил к исцелению. В это же самое время, сквозь выломанную входную дверь, в наше пристанище на одну ночь, стали проникать обычные, слава богу не эволюционировавшие, зомби. Правда, от этого мне как-то легче не стало. Ведь на смену качеству, пришло количество.

Их привлек поднятый Мясником шум, но они, к счастью для нас, несколько задержались, продираясь сначала сквозь покореженный забор, а затем, когда уже переступили порог дома, то и через опрокинутую баррикаду. И с их ловкостью, это заняло изрядное количество времени. А раз я сейчас был занят исцелением ран Марины, то задержать их на время (по крайней мере, до тех пор, пока я с ней не закончу), могла одна лишь Кристина.

— Постарайся задержать их как можно дольше. Хотя бы пару минут. Этого времени мне должно хватить, чтобы позаботиться о ранах Марины. Благо, коридор в прихожей узкий. Так что, больше чем по два зомби-тела за раз, они там попросту не поместятся. А затем, и я к тебе присоединюсь, — сказал я, застывшей в ожидании чудодейственного эффекта моей крови Кристине, протягивая ей свой Исток Воплощения.

— Я сделаю все, что смогу! — тут же, не задумавшись ни на секунду, ответила мне она.

С ним ей будет проще сдерживать подступающую к нам толпу зомби, нежели отбиваться от них крохотным кинжалом. Она приняла из моих рук Исток Воплощения, оставив у меня взамен свой Кинжал Страждущих. Да и к чему ей третье оружие? А мне оно, с каким-никаким, но оружием в руках, как-то поспокойнее. Затем, поднявшись с колен, она бросила мимолетный и задумчивый взгляд на Марину и придала Истоку Воплощения форму пики. И больше не задерживаясь ни на секунду, повернулась к нам спиной и пошла навстречу толпе зомби. В последнее время, она все чаще и чаще меня удивляет. Только вот не знаю, радоваться мне этому, или же печалиться. Такая разительная перемена — это ведь палка о двух концах.

Я же, где-то секунд через двадцать, закончив орошать раны Марины своей кровью, надеялся, что девушка быстро придет в себя. Но время шло, Кристина убивала зомби одного за другим, я перекладывал в свой рюкзак выпавшие после смерти Мясника трофеи, а Марина, все также лежала на полу без сознания. Я-то надеялся на полное выздоровление, но куда там. Истратив примерно пол литра своей крови (ну никак не меньше), эффект от исцеления был не столь уж и значительный.

Порезы на теле значительно Марины уменьшились, кровь свернулась и покрылась свежей корочкой, гематомы стали рассасываться прямо на глазах, а кожа лишь стала наливаться здоровым красноватым цветом. Но одной лишь моей крови, как я уже говорил ранее, оказалось недостаточно для полного восстановления Марины. Открытый перелом и разбитая голова, никуда не делись. Для заживления столь серьезных ран, исцеляющего эффекта моей крови, похоже, было мало. А это, кстати, несколько странно. Особенно, учитывая тот факт, что в прошлый раз, рана от осколка асфальтового покрытия, довольно-таки глубоко застрявшего в спине Кристины, была полностью исцелена. Правда, то ранение было единственным. Может в этом все дело?

Тогда-то, я и решил на Марине испытать кое-что новенькое. Эта мысль у меня возникла еще во время описания действия Кинжала Страждущих Проводницей, и сейчас я мог попытаться воплотить ее в жизнь. Я, вложив в руку Марины рукоять кинжала, направил его лезвие на свою ладонь левой руки и, собравшись с духом, проткнул им кожу. Совсем неглубоко, всего лишь на пару сантиметров. Но этого оказалось достаточно, чтобы по лезвию кинжала потекла моя жизненная энергия, передавая ее лежащей без сознания Марине. Если уж и это не поможет, то я даже не знаю, что еще можно предпринять.

Я, сразу же, стоило только лезвию кинжала погрузиться в мою плоть, почувствовал слабость и озноб во всем теле, по коже побежали мурашки, закружилась голова, а затем мой взгляд помутился и меня начало клонить в сон. Похоже, все работает как надо. Главное теперь — не перестараться с передачей жизненных сил и попытаться привести Марину в чувство. И вот, когда по лезвию кинжала красные всполохи стали проскальзывать все чаще, как-то сама по себе, сломанная в ноге кость Марины, стала плавно возвращаться на свое исконное место. А спустя еще пять секунд, раздался едва уловимый хруст и открытый перелом, с которым не справилась даже моя чудодейственная кровь, сросся без каких-либо проблем. Только на месте разорванной кожи, остался рубец с рваными краями. Но мне сейчас было как-то не до красоты. Пока что, сойдет и так.

Рана на голове (похоже, у нее во время удара о стену, треснул череп) с аналогичным хрустом, также была исцелена спустя десяток-другой секунд. И стоило только этому произойти, как я сразу же вынул острие Кинжала Страждущих из своей руки. Я уже еле-еле сдерживался, чтобы не опорожнить кишечник. Меня всего трясло будто в лихорадке, а мышцы стало сводить судорогой. И дальше передавать Марине свою жизненную силу, я уже попросту не мог. Силы, в дальнейшем, мне еще пригодятся. А судя по состоянию Марины, даже не смотря на полное исцеление всех ран, мне придется еще и на себе ее тащить. Раз уж она так и не пришла в сознание, то выбора, собственно, как и времени, у меня попросту нет. Ну и с меня, вроде как, причитается. А я свои долги всегда возвращаю.

Да и Кристина уже не могла больше сдерживать, по чуть-чуть углубляющуюся внутрь дома, толпу зомби. Их было слишком много, а она одна. Только ограничивающая их продвижение ширина прихожей, хоть как-то, но сбалансировала шансы противоборствующих сторон. Да и Энергетика у нее, не бесконечная. Тем более, что еще до этого боя, во время битвы против Мясника, Кристина сколько-то Энергетики, но истратила. Так что сейчас, для нас настало самое время уходить. Я поднялся на ноги, меня чуть повело в сторону, в глазах все еще плавали мутные пятна, но уже секунд через десять, я пришел в относительно-сносное состояние. А затем, подняв на руки бессознательное тело Марины (с улучшенным параметром Сила, мне было раз плюнуть, это сделать, несмотря на последствия передачи жизненной силы), прокричал отбивающейся от зомби Кристине:

— Кристина, достаточно! Нам пора уходить. Только не расслабляйся раньше времени и потихоньку отступай назад.

Еще одна голова зомби, что пытался добраться до нас, была насквозь пробита энергетической пикой Истока Воплощения, и Кристина, услышав мой окрик, стала осторожно пятиться назад, выставив перед собой оружие. Я же, перебросив через плечо бесчувственную Марину, стал собирать электроэнергию из настенного светильника. Лампочка в светильнике заморгала от просадки напряжения, и гостиная превратилась в некое подобие дискотеки — орда дрыгающихся тел в ежесекундно сменяющемся темпе «вспышка-темнота», дающая визуальный эффект дерганых движений. Только музыки подходящей не хватало для полноты ощущений.

Собрав достаточное количество электроэнергии (размером примерно с футбольный мяч), я разделил ее на пять искрящихся шаров голубовато-белого цвета (большего количество шаров у меня попросту не получалось) и принялся ждать. Я не мог прямо сейчас атаковать зомби, боясь задеть при этом Кристину. Да и смотря сейчас на нее, моя помощь ей явно не требовалась. Она и сама прекрасно со всем справлялась.

Но вот, наконец, она поравнялась со мной, и я сразу же запустил два из пяти подготовленных электрических шара в грудь впереди стоящим зомби. Только вот, толку от этого было немного. Проделав сквозное отверстие в намеченной мною цели, мой электрический шар убил еще одного, стоящего следом за ним зомби. Два шара, а убил я троих. Четвертому попросту повезло. Ему лишь оторвало руку. И стоило только убитым зомби осыпаться на паркет пепельной кучкой, как им на смену тут же пришли другие. Этой атакой я смог выиграть нам лишь пару секунд. Как по мне, так бесполезная трата бесценного запаса Энергетики.

— Быстро, бежим! — прокричал я, избавляясь от трех оставшихся у меня в запасе электрических шаров, запустив их по ногам зомби. А освободившейся после их высвобождения рукой, я схватился за рукав Кристины и утянул ее вслед за собой.

Убивать зомби теперь не было никакого смысла. Трофеи нам с них не собрать. Нам попросту не дадут такой возможности. Но вот если зомби упадут на пол и при этом останутся в живых, то тем самым, хоть и на время, существенно замедлят продвижение всей этой многочисленной толпы. А это нам сейчас, будет как нельзя кстати. В конце коридора к дому была пристроена комната, в которой располагалась парилка с бассейном и душевой, через которую мы и покинем дом. Надеюсь только, что когда мы выйдем наружу, нас там никто не будет поджидать. Ведь если нас прижмут с обеих сторон, то вряд ли мы сможем прорваться.

Я сходу (на плече у меня болталась, словно тряпичная кукла, Марина, которая во время маневра случайно ударилась головой о косяк), ворвался через дубовую дверь в банную комнату (как я её называл) и, втянув внутрь Кристину, сразу же развернулся и закрыл за собой дверь. Замка на ней не было. Правда, нашлось кое-что другое — сделанная из того же материала, что и дверь, старомодная задвижка. Впрочем, так оно даже надежнее будет. Сразу же заперев дверь, я сделал это как нельзя кстати. Ведь с той стороны в нее с силой врезалась, преследующая нас по пятам, толпа зомби. Мне что, показалось, или они и впрямь стали передвигаться в разы быстрее, нежели в самом начале?

— БУМ, БУМ, БУМ, — посыпались многочисленные удары, словно набатом, по ту сторону двери.

— Те не показалось, что они стали несколько… Эмм…шустрее, что ли? — неожиданно спросила меня, будто прочитав мои мысли, стоявшая все это время позади, Кристина.

— Ага, — только и смог ответить я.

Сейчас не время для неуместных вопросов. Другими словами, отложим-ка мы этот разговор на потом. Я переложил Марину на другое плечо (это у меня уже начало побаливать) и, пройдя мимо громадного, метров пятнадцать в длину, бассейна и душевых кабинок, подошел к двери, что вела на выход. Схватившись за ручку, я потянул ее на себя и… Да хрен там! Она почему-то была закрыта с той стороны. Ведь с этой стороны никакого замка не было. И кому только в голову пришла столь гениальная мысль? Хотел бы я сказать ему пару ласковых. Хотя, что-то я драматизирую. Это не такая уж и большая проблема.

Быстренько собрав на ладони маленький шарик электроэнергии, позаимствованной из водоизоляционной розетки с защитной крышкой (такие обычно ставят в местах с повышенной влажностью), я, придав энергии продолговатую с заостренным концом форму, принялся плавить металлические петли. Получилось, что-то вроде газорезки. Дверь хороша, дубовая, так что с ней могли бы возникнуть проблемы. Но петли-то у нее располагались с этой стороны. Так что, приложив минимум усилий, я справился с нежданной преградой без каких-либо проблем.

Но спешить открывать дверь, я не стал. Вместо этого, положив Марину на пол и забрав у Кристины свой Исток Воплощения, я отдал ей взятый на время Кинжал Страждущих. Теперь можно начинать. И только тогда, я с силой ударил ногой точно по середине двери. Та в свою очередь не выдержала удара и, с лязгом и скрежетом в местах, выжженной при помощи моей способности, крепления петель, с грохотом повалилась назад. Но, моя предосторожность оказалась излишней. За ней нас никто не поджидал. Хотя, это и неудивительно. Ну что им там делать, когда можно зайти через выломанную Мясником дверь внутрь дома? Ведь там, вроде как, должна находиться желанная ими добыча. У них попросту не хватает интеллекта, чтобы додуматься окружить нас со всех сторон, дабы мы не смогли от них сбежать. По крайней мере, пока что не хватает. Кто ж его знает, что там будет завтра?

Теперь оставалось только решить, куда нам податься дальше. Вокруг темнота и полным-полно зомби. Надо хотя бы найти укромное место, чтобы отсидеться там до утра. Подумать об этом заранее, я как-то не удосужился. Да и решать проблемы по мере их поступления — так уж меня воспитали в приемной семье. Точнее, пытались взрастить это во мне. Для меня, это скорее отговорка для успокоения совести, если я вдруг опростоволошусь. Вот как сейчас, например. Так-то я обычно продумываю все заранее, перед тем, как что-то сделать. Хоть и не всегда. Уж такой у меня характер. Но чего уж теперь. Для начала, я сменил форму Истока Воплощения с клинка на копье. Так оно, на открытой местности, для меня как-то привычнее. Да и радиус поражения у копья в несколько раз больше, нежели у клинка.

— Посмотри, что это там? — спросила меня Кристина, указывая пальцем на один из домов, что находился на соседней с нами улице.

Я поначалу не понял, о чем она говорила, пока как следует не присмотрелся. Тогда-то я и заметил некоторую странность, что выбивалась из привычной картины вереницы частных домов. Вокруг небольшого срубового дома, в котором, в отличие от всех остальных домов, в окне на первом этаже горел яркий свет. Да и само строение, выбивалось из однотипной архитектуры в округе, сплошь застроенной дорогостоящей и буквально кричащей о роскоши их владельцев, недвижимостью. Он был сделано по-простому, без каких-либо изысков. Простой двухэтажный сруб (даже не обшитый), стеклянные окна с деревянными рамами, вместо привычных пластиковых окон, да крыша, обшитая видавшим лучшие времена, потрескавшимся шифером. Тут ему явно было не место.

Но не это привлекло мое, а точнее Кристины, внимание. По периметру, насколько мне было видно, этот дом опоясывал, едва заметный в темноте улицы…. Черт, даже не знаю, как бы более понятно описать это явление. Что-то вроде купола или же барьера. Зеленоватое марево сферической формы, вроде тумана, вокруг которого столпилась огромная толпа зомби, что безуспешно пытались проникнуть внутрь. Но, как бы они ни старались пробиться сквозь барьер, колотя по нему руками, или же, пытаясь продавить его весом собственного тела под давлением, со стороны напиравших на них сзади зомби, у них так ничего и не выходило. С белоснежной и едва уловимой вспышкой, после непосредственного контакта с куполом, зомби попросту откидывало назад на метр-другой. Да еще и сшибая попутно других зомби. Прямо боулинг какой-то, честное слово.

Это явление, скорее всего, проявление чьей-то способности. Вот только, насколько мне известно, все они в той или иной мере, но потребляют Энергетику. Так что, рано или поздно, но барьер вокруг дома пропадет и тогда, вся эта орда зомби ворвется внутрь. И что же тогда те, кто находятся сейчас внутри, будут с ними делать? Перебьют всех зомби? Это крайне маловероятно. Или же я чего-то не понимаю? Кстати, очень даже может быть. Ведь включать свет в доме, привлекая тем самым внимание всех зомби в округе, а затем, на время сдерживать их наплыв этим барьером — в этом же нет никакого смысла. Для них это сродни самоубийству. Только если…

А что если им, или же ему (это смотря, сколько человек находится внутри), каким-то образом удается поддерживать действие барьера бесконечно? Например, эта способность схожа с моей Исцеляющей силой крови? Или же естественное восстановление запасов Энергетики выше, нежели расход на поддержание работоспособности барьера. Я ведь наверняка еще многого не знаю и не получал никакого пособия по выживанию в изменившемся мире от Безликих. А Проводница, в большинстве своем, только отвечает на мои вопросы. Да и то, не на все.

Так что получается, если они, по доброте душевной, пустят нас внутрь барьера — то это будет идеальным решением нашей проблемы. Мы с Кристиной сможем отдохнуть в безопасности, а Марина, возможно, даже придет через некоторое время в сознание. А затем мы, дождавшись рассвета, распрощаемся с хозяевами и отправимся по своим делам. Для нас сейчас и такой малости будет более чем достаточно.

Только вот, как нам туда добраться? И сможем ли мы привлечь внимание людей, находящихся сейчас внутри барьера? Да и захотят ли они вообще впустить нас внутрь? К чему им рисковать своими жизнями и помогать незнакомцам? Есть, конечно, в этом мире добрые люди, кому не безразлична судьба тех, кому требуется помощь. Но таких, как показывает практика, не так уж и много. Ведь такие вот исключения, лишь подтверждают правила. Шкурный интерес — так любил выражаться один из моих детдомовских знакомых из далекого прошлого. И когда меня третировали в детдоме, а затем и в школе, а все остальные попросту это игнорировали, я в который раз убедился в правдивости данного утверждения. Жаль только, что на собственном примере. Лишь немногие пытались мне тогда помочь. Но сейчас, я надеюсь, нам повезет повстречаться с людьми, которые и являются тем самым исключением из правил.

— Нам надо хотя бы попытаться добраться до этого дома, — сказал я скорее сам себе, нежели обращаясь к Кристине.

Но она приняла эту фразу на свой счет и тут же спросила:

— И как нам туда добраться? Ты только посмотри, сколько там сейчас зомби. Да их там не одна сотня собралась! У нас же просто не хватит на это сил.

Черт, а ведь она права! Чтобы перебраться на соседнюю улицу и преодолеть разделяющее нас расстояние, одной только силы нам не хватит. Мы не сможем пройти и половины, когда наш запас Энергетики иссякнет, а зомби в тот же миг накинуться на безоружную добычу и разорвут нас на кусочки. Тут вообще без вариантов. Даже втроем, если бы Марина была сейчас в сознании, у нас бы не хватило сил, чтобы прорваться через столь плотное их скопление.

В такие моменты, у меня в голове все чаще всплывает, сказанная во время спора с Мариной фраза «Надо искать и убивать зомби, а не избегать их. Тогда, чем сильнее мы станем, тем больше шансов у нас выжить. Что тут непонятного?!». Она, безусловно, была права. Теперь я это прекрасно понимаю. Сосредоточься мы на повышении ступени развития и улучшении способностей — сейчас все могло бы сложиться иначе. Сама Марина была бы в порядке, а может и справиться даже с сотней зомби. Правда, тогда, задерживаясь каждый раз чтобы убить побольше зомби, и путь до дома Кристины занял бы в разы больше времени. Чему Кристина вряд ли бы обрадовалась.

Да уж, задним умом мы все мастаки думать. Но прошлого ведь не исправить. Остается лишь задуматься о будущем и не бежать от опасности, а сталкиваться с ней лицом к лицу. А раз сейчас нам одной только силой не добраться до защищаемого барьером дома, то остается сделать это самым сильнейшим оружием человечества — развитым за тысячелетия эволюции интеллектом. Зомби, они ведь тупые. Их не так-то сложно обхитрить. Была бы только возможность.

Вот только, как бы я ни напрягал извилины, в голову мне так ничего и не пришло. У всех моих гениальных планов был один существенный недостаток — Марина. С такой ношей на плечах (в буквальном смысле этого слова), не так-то просто разработать действенный план. Как бы ни было печально это признавать, но по-видимому, не судьба нам добраться до спасительного барьера. И это заставляло меня нервничать.

— Я без понятия. Только вот, выбора-то у нас особого и нет. Нам кровь из носа, но нужно туда добраться. Что-то меня не прельщает бегать в потемках, ища место, где бы нам приткнуться. Тем более, когда до этого чертового барьера рукой подать. Или у тебя есть альтернатива? Я бы с радостью тебя послушал.

— Нет, но…, - хотела ответить Кристина, а я уже собирался было на ней сорваться (когда я в тупике и не могу найти выхода, то могу на ком-нибудь и отыграться), мол «Тогда помалкивай», наш диалог прервали.

В ту же секунду, из-за угла дома, покачиваясь из стороны в сторону, вышел зомби. Молодой парень, лет двадцати, одетый в черную майку с кричащими надписями, выполненными из одних лишь страз, нынче модные узкие джинсы с фосфоресцирующими полосками по бокам, да в белых кроссовках с синей неоновой подсветкой подошвы. Кажется, этот стиль одежды, называется в простонародье Современный Стиляга. Или как-то так. Хотя, я могу и ошибаться. Я в этом деле не слишком силен. У меня никогда в жизни не было возможности потратиться на такую дорогую и столь непрактичную одежду. У этого зомби был синеватый оттенок кожи, но заметных следов укусов на ней я не заметил. Так что, скорее всего, он был одним из тех, кто попал под воздействие Кровавого Дождя.

Я уже, сжав в руке Исток Воплощения, собирался было избавиться от него (подумаешь, какой-то зомби-одиночка, что забрел на задворки дома), когда вдруг произошло то, чего я так боялся. Следом за ним вышел второй зомби, а затем третий и так далее. Они все-таки до нас добрались! Все больше и больше зомби вываливались из-за угла дома и шли в нашу сторону, а я все никак не мог решить, что же нам теперь делать. Драться, пытаясь прорваться сквозь них, или же попробовать сбежать.

Сколько там зомби собралось по нашу душу — это теперь одному лишь богу известно. Да еще и с другой стороны дома, стали выходить зомби, перекрывая тем самым нам путь вперед. Справа и слева возвышаются заборы соседних домов, по дворам которых бродит не меньшее, а может и большее, их количество. А позади нас, тот самый дом с барьером, где этих тварей тоже более чем достаточно. Куда не плюнь, повсюду были зомби. Мы будто бы находились в самом центре муравейника. Им тут что, медом намазано? Их было как-то слишком уж много. У меня даже возникло такое чувство, будто они пришли сюда не просто так. И я ведь как в воду глядел. Но об этом позже.

Глава 14. Черная Смерть

Теперь у нас выбора, как такового, уже и не было. Что спереди, что по бокам — куча зомби. Соответственно туда нам идти не было смысла. Даже если мы и прорвемся каким-то чудом через зомби-заслон в тех направлениях, то куда нам дальше податься? Нет, надо знать конечную цель и идти прямиком к ней, а не полагаться на волю случая. Действовать надо наверняка. Да и по каким-то неизвестным для меня причинам, меня буквально тянуло в сторону того дома, что окружен барьером. И дело тут не только в том, что это место было словно уголком спокойствия в океане зомби. Нет, тут что-то другое. Может в этом и есть причина того, что количество зомби, заявившихся в этот частный сектор, столь велико?

— Кристина, мне понадобится твоя помощь. Прикрой меня, пока я перенесу Марину через забор, — сказал я стоящей справа от меня девушке, что уже трансформировала свою Крагу Разрушения в железный кулак, а в другой руке она держала Кинжал Страждущих.

— Хорошо, — кратко ответила она, сделав пару шагов вперед, оставляя нас за своей спиной, тем самым, закрывая нас от зомби.

Я развернулся и, взглянув на возвышающийся метра на два в высоту сплошной забор, стал гадать, как мне перетащить через него бессознательное тело Марины. Перебраться вместе с ней на ту сторону, или же перебросить ее, а затем перелезть самому? Стоп! Я не все продумал до конца. А как же тогда Кристина? Кто будет прикрывать ее спину, пока она будет карабкаться на забор? Ее же зомби просто так не отпустят, и пока она будет перелезать… Нет, тут надо действовать по-другому.

Жаль, конечно, тратить драгоценный запас Энергетики на всякую мелочевку, но другого выбора у меня попросту нет. Я, положив Марину на землю, придал Истоку Воплощения форму клинка и, сделав несколько последовательных взмахов энергетическим оружием, прорезал в заборе дыру достаточного размера, чтобы мы смогли пролезть сквозь нее. Затем, схватив за шкирку Марину, я стал проталкивать ее головой вперед через проделанное мной отверстие.

Это, кстати, было довольно проблематично. Как бы я ни старался сделать все аккуратно, но, то тут, то там, ее одежда цеплялась за острые края, тем самым тормозя процесс. Я же, стараясь сделать все как можно быстрее (каждая секунда нашего промедления, может стать для Кристины последней), просто стал сильнее ее проталкивать вперед, ухватившись как бы случайно за мягкое место и порвав в результате стараний одежду Марины в нескольких местах, все же смог перекинуть ее на ту сторону забора.

— Слава богу, с этим разобрались, — отдышавшись, прошептал я, утирая со лба капельки пота, тыльной стороной своей ладони.

Теперь настала очередь Кристины. Я же пойду последним, прикрывая ее отход. Она уже и так почти что истратила свой запас Энергетики. А с одним своим кинжалом, много ли она навоюет? Вряд ли. Да и я, в случае чего, смогу воспользоваться Вместилищем Магон, дабы тут же восстановить свой запас Энергетики. Как-нибудь, в общем, да справлюсь. Пока у меня есть Исток Воплощения и некоторый запас Энергетики, сдержать толпу зомби минуту-другую, мне еще под силу. Если уж у Кристины получается, то чем я хуже?

Кристина в это время вовсю отбивалась от зомби, чередуя удары стальным кулаком и орудуя Кинжалом Страждущих. Все это выглядело примерно так — она, воткнув кинжал под лопатку одного из зомби, развернула его спиной к себе и, используя его тело словно щит, одновременно с этим, поглощала его жизненную силу (он в это время совсем не двигался, будто парализованный) и с одного-двух ударов проламывала черепа во время уклонения, удачно-подвернувшихся ей под руку зомби.

А когда, казалось бы, одна из протянутых вперед рук должна была ее схватить, Кристина, воспользовавшись своей способностью, становилась на секунду нематериальной и в результате, зомби оставался ни с чем. И когда тело зомби иссыхало от высосанной без остатка жизненной силы, он осыпался пепельной кучкой, а Кристина уже старалась подцепить следующего (благо, они были не самые ловкие твари на свете и для Кристины сделать это, не составило особого труда).

Признаться, со стороны это все выглядело эффектно. Ведь движения у Кристины были плавными и грациозными. А ведь все это происходило лишь благодаря выученной ею при помощи Частицы Сущего, технике какого-то там боя (она мне говорила название, но слово было такое заковыристое, что у меня оно как-то вылетело из головы), да подпитке от жизненной силы зомби. Но увы, такая манера боя была не совсем эффективна.

За ту минуту-полторы боя, что я проделывал дыру в заборе и проталкивал туда Марину, она смогла убить лишь пятерых, может шестерых зомби. Но для такой толпы, эта потеря была словно капля в море. Тогда как они, хоть и не смогли нанести ей какого-либо вреда, оттеснили ее на пару метров назад. Продолжайся это противостояние несколько дольше, они, рано или поздно, но прижали бы ее к стенке, и тогда она уже ничего не смогла бы предпринять, дабы защитить себя. Однако, я не мог ей не восхищаться! Обычная школьница-отличница, спокойная и рассудительная, которая не то чтобы драться, даже мухи не обидит, была уже в прошлом. Люди могут тебя удивлять. Теперь Кристина такая, какая есть — бесстрашная и смертоносная, но только по отношению к зомби. В остальном, она все та же.

И все это произошло за каких-то, два дня (в который уже раз, удивился я)! Сначала Марина стала вести себя слишком уж смело для обычного человека и с остервенением бросаться на зомби, ради одной лишь добычи. Хотя, зная ее не столь непродолжительное время, могу и ошибаться. Затем я, прежде не замечавший за собой такого поведения, получал истинное наслаждение от их убийства. А теперь еще и Кристина, к нам с Мариной присоединилась. Прямо эпидемия помешательства какая-то. Впрочем, сейчас это даже кстати. Без этого, мы могли бы уже быть мертвы и пополнить ряды зомби-армии. По крайней мере, на здравом смысле и рассудительности, наши перемены не сказались и то хорошо.

Я восстановил передачу Энергетики от меня к Истоку Воплощения, придав ему форму копья и ринулся в бой. Остановившись чуть справа от пятящейся назад Кристины, я со всей рубанул горизонтальным ударом справа-налево. И, разрубив на две половинки в районе талии сразу трех напавших на Кристину зомби, хоть и ненадолго, но снизил оказываемое на нее со стороны зомби давление. А затем, встав с ней плечом к плечу, я выставил перед собой энергетическое копье и сказал ей:

— Марина уже по ту сторону забора, так что ты следующая на очереди. Позаботься о ней, пока я выиграю для нас немного времени. Бегите в сторону барьера, а я вас чуть позже догоню, — и, поймав на мгновенье ее хмурый и сомневающийся в правдивости моих слов взгляд, добавил, — Это я тебе обещаю.

Она кивнула в ответ головой и, отойдя на пару шагов назад, сказала мне напоследок с ноткой волнения в голосе, пару напутствующих фраз:

— Только будь осторожен, пожалуйста. Ведь без тебя, я не справлюсь.

А затем, развернувшись ко мне спиной и более не задерживаясь ни на секунду, она побежала прямиком к дыре в заборе. Я же, проводив ее задумчивым взглядом, вернулся, как говорится, «к своим баранам». Ведь зомби-то никуда не делись. Они все также, вытянув вперед окровавленные руки и издавая рычащие звуки из глоток, толкая и мешаясь друг другу, поперли прямо на меня. Кристина их уже ни капельки не интересовала.

Но если даже, вид более чем двух десятков обезображенных и немытых тел, с капающей изо рта обильной слюной, должен был, по идее, морально давить на меня, я оставался спокойным как удав и полностью сконцентрированным. Пока у меня в запасе есть некоторое количество Энергетики, да Вместилище Магон на самый крайний случай, я был вне опасности (так я, по крайней мере, считал). Обычные зомби были не столь пугающими, несмотря на их количество, как их более развитые, эволюционировавшие собратья. Так что паниковать раньше времени, не имело смысла.

Мне было достаточно задержать их здесь всего лишь на пару минут. Этого времени должно было хватить, чтобы создать между отступающей к барьеру Кристиной и толпой зомби, достаточное расстояние. Ведь там, у барьера, у нас не будет ни времени, ни возможности, чтобы постоянно оглядываться. Так что эта фора, нам была просто жизненно необходима. Ну, все, пора действовать! Я не собирался подпускать зомби к себе близко, поэтому ни на секунду не останавливался и кружился словно стервятник, вокруг толпы зомби. Время от времени уклоняясь, я одиночными размашистыми ударами Истоком Воплощения, уничтожал сразу по несколько зомби за замах.

А в моменты краткой передышки я не забывал заглядывать в свои свойства Избранного, отслеживая уровень Энергетики. И когда у меня оставалось всего два пункта, я посчитал, что этого времени должно быть достаточно, чтобы они нас потом не догнали. Но просто так, с пустыми руками, в этот раз я уходить не намеревался. Я больше не собирался оставлять, разбросанные по земле трофеи. Марина, будь она сейчас рядом со мной, такого бы точно себе не позволила. Я оттянул всю толпу зомби подальше от пепельных кучек их собратьев, а затем, приостановившись на миг, подпустил их к себе поближе и, сорвавшись с места, метнулся в сторону и побежал подбирать выпавшие трофеи.

Я прекрасно понимал, что оно, возможно, того не стоит. Но, волков бояться, в лес не ходить. Я больше не мог вести себя столь безалаберно по отношению к собственному развитию. Мне нужны Эссенции жизненной силы и предметы, вроде Истока Воплощения. Каждая возможность усиления, пускай и столь незначительная, позволяла мне и девушкам выжить как можно дольше, и я больше не собирался упускать из рук ни единой Эссенции жизненной силы.

Между мной и толпой зомби было всего лишь с десяток метров, когда я подбежал к кучкам пепла, что осталась после смерти десяти, может пятнадцати, зомби и стал ворошить их своими загребущими руками в поисках добычи. Главное, поторапливаться. Риск, конечно, дело благородное, но надо и меру знать. Жизнь-то у меня одна. Все, что попадалось мне под руки, даже не взглянув, что именно мне досталось, я тут же бросал в рюкзак. Потом как-нибудь разберусь.

Весь процесс занял у меня без малого секунд двадцать, когда я вдруг почувствовал зловещий рык и чье-то присутствие у себя за спиной, и тут же среагировав на опасность, я схватил рюкзак со всеми нажитыми непосильным трудом пожитками, за лямки и ушел перекатом вправо, кувыркнувшись через плечо. И сделал я это, очень даже своевременно. Ведь перекатываясь по влажной траве, я краем глаза заметил, как в том самом месте, где я сидел на корточках секундой ранее, потеряв равновесие, падает на землю зомби.

Он, похоже, оторвался от основной массы своих сородичей и подошел ко мне сзади. Но когда я неожиданно уклонился от захвата прямо перед его носом, этот зомби, который после превращения растерял всю свою ловкость и координацию, с глухим звуком «ПУМ» повалился на землю, схватив руками лишь воздух. А ведь я был на волосок от смерти. Если бы он так не шумел, когда подкрадывался ко мне со спины, то, возможно, у него даже получилось бы застать меня врасплох. Вот тебе и последствия самоуверенности — чуть было не умер от рук обычного зомби.

— Надо бы быть осторожнее. Не то в следующий раз, мне так может уже и не повезти, — в который уже раз, напомнил я сам себе.

Так-с, кажется, тут я закончил. Трофеи все собраны. Да и остальные зомби уже тут как тут. И, поднявшись на ноги, я закинул рюкзак обратно за спину и сразу же побежал к дыре в заборе. Кристина, несмотря на свою ношу (это я, если кто не понял, говорю про Марину), уже должна была пересечь пустующий соседний участок и улицу, а затем, вплотную подобравшись к плотному кольцу зомби, что обступили барьер, ждать меня там.

Они, по идее, не должны обратить на нее внимания. Конечно, при условии, что она где-нибудь спряталась. Так что, надо бы поторапливаться. До дыры оставалось всего ничего (где-то два метра), когда я вдруг резко остановился и встал как вкопанный. И дело тут было не в каком-то там заурядном зомби, что попытался перегородить мне дорогу. Куда там. Нет, проблема была гораздо серьезнее. Причем настолько, что я сомневался в том, что Кристина после такого, вряд ли меня теперь дождется.

Из дыры, с пронзительным скрежетом, расширяя всем своим телом, металлические края отверстия, пыталась вылезти огромная черная псина. Но это был не блохастый друг человека, а нечто, куда как смертоноснее — мутировавшая собака. Правда, ее габариты разительно отличались от, виденных мной ранее через бинокль, представителей данного вида. Она была без малого метр в холке и чуть больше двух метров в длину. Мышцы ног у нее непомерно раздулись, а тело, помимо чешуйчатой брони и бугрящихся под ней мышц, было сплошь покрыто заостренными шипами (будто какой-то вычурный доспех злодея, а не кожа). Только вот хвоста, похожего на скорпионье жало, у нее почему-то не оказалось. В остальном же, она была точной, хоть и увеличенной, их копией.

Но, несмотря на то, что мутировавшая собака, кажется, была тут одна (я имею ввиду то, что она была без стаи), я был в ступоре. Да только и мог сделать, что смотреть на нее расширившимися от ужаса глазами, не в силах даже моргнуть. А все потому, что я был бессилен против этой твари. Исток Воплощения, еще в прошлый мой эксперимент, показал свою неэффективность, а источника электроэнергии поблизости, для использования способности Контроль Энергии, увы, не было. Да даже будь он рядом со мной, у меня бы попросту не хватило времени, чтобы хоть что-нибудь предпринять. А помогло бы это, вообще, тот еще вопрос. Кажется, моя песенка спета.

Так что все, что я мог сейчас сделать, так это закрыть глаза и надеяться, что моя смерть не будет мучительной. Сквозь темноту закрытых глаз, до моих ушей донесся громкий звериный рык, и едва уловимый звук взрыхляемой когтями земли, готовящейся к прыжку твари. Томительные секунды ожидания шли одна за другой, но так ничего и не произошло. И тут, я почувствовал мимолетное касание чего-то твердого в локте своей правой руки. Только вот боли, которую я, в общем-то, ожидал почувствовать, после этого так и не последовало. Странно все это! Я в неверии открыл глаза и вдруг понял, что дыра в заборе теперь никем не была заблокирована, а я все еще почему-то был жив.

— К… как так?! — задал я вопрос вслух, заплетающимся от пережитого ужаса языком.

Я обернулся назад и, широко распахнув глаза от удивления с примесью шока, был свидетелем поистине фантастических событий. Мутировавшая собака, будто бы и вовсе не обратив на меня никакого внимания, сейчас раскидывала толпу зомби в разные стороны, словно тряпичные куклы. Точнее, она раскидывала их оторванные конечности, да перекусанные вдоль туловища обрубки тел. Но, как ни странно, ни один из трупов зомби, так и не исчез после смерти. Никаких, уже привычных для меня пепельных кучек, не оставалось. Только лишь обезображенные и неподвижно-лежащие на земле останки, да скачущий от одной жертвы к другой, разъяренный мутировавший пес. Вот и вся та картина, что предстала пред моими глазами, повергнув меня в ступор.

Я боялся даже вздохнуть, не говоря уж о движении, и делал все, лишь бы не привлечь к себе внимание Черной Смерти. Неосознанно, но я даже дал этому мутировавшему псу, кличку. Так сильно шокировало меня происходящее. Но то, что произошло дальше, было еще более удивительно. Потеряв менее чем за минуту боя (хотя, назвать это сражением — было бы неуместно; скорее уж истребление, раз уж атаки зомби были абсолютно бесполезны против этой твари), порядка двадцати собратьев, оставшаяся в живых толпа зомби, вдруг отступила.

Причем, зомби не были откинуты напором Черной Смерти или нечто в этом роде, а вполне осознанно, шаг за шагом, они дружно стали пятиться назад. Эти тупые и лишенные чувства самосохранения, как я полагал, зомби, испытывали страх за своё, в некотором смысле, некое подобие жизни. Ну а что, звучит вполне логично. Вот поэтому-то они, как я понял, и отступали. Только вот как-то уж больно дико, но, что самое главное, слишком уж по-человечески это звучит. Совершенно не подходит для тех, кто…

— Надо было уходить, пока у меня еще был такой шанс. А не пялиться как баран, на новые ворота, — подумал я перед тем, как вдруг Черная Смерть, потеряв всякий интерес к отступающим назад зомби, неожиданно развернула свою тушу и двинулась в моем направлении.

Черная Смерть неторопливо, шаг за шагом, приближалась ко мне. Ее когти, словно острые ножи, вгрызались в землю сантиметров на десять, не меньше. А область в районе пасти, вокруг бритвенно-острых клыков, была замарана кровью растерзанных ею недавно зомби. Жуткое зрелище. У меня возникло такое чувство, будто сама Смерть с косой шла ко мне. Только вот ее взгляд, был несколько необычен и отличался от всех остальных, виденных мною ранее.

В нем не читалась жестокость, неуемного желания или же полного, я бы даже сказал мертвецкого, безразличия. Взгляд Черной Смерти был заинтересованным и любопытным. Она, не торопясь подошла ко мне почти вплотную (между нами было не более метра) и, подняв свою морду вверх, стала изучать мое ошеломленное лицо. У меня, под этим взглядом, тут же душа в пятки ушла. Я чувствовал себя словно мышка, что предстала перед величественным львом.

Я, признаться, не знал, что и думать. Черная Смерть не была похожа на своих мутировавших собратьев. Она не только не растерзала меня (та картина с матерью и ребенком, которых загнала стая мутировавших собак, все еще стояла у меня перед глазами), но даже защитила от зомби, а после этого, она стоит рядом со мной, даже не пытаясь напасть на меня. Черная Смерть, будто чего-то ждала от меня. Только вот я не понимал, чего именно она от меня хотела. Жаль, что у меня нет способности для чтения мыслей животных — она бы мне сейчас, ой как пригодилась.

И тогда я сделал то, что на тот момент первым, пришло мне в голову. Я потянулся к рюкзаку за спиной, не отрывая взгляда от Черной Смерти, которая даже не шелохнулась (да и чего ей, собственно, бояться?), а я медленно, поставив его на землю, принялся копаться в содержимом. Оттуда раздавались лишь шорохи, да звуки бьющихся друг о друга Эссенций жизненной силы, и вот я, наконец, нащупал то, что искал. Я потянул свою руку обратно, с зажатой в ней, полиэтиленовой упаковкой. А в упаковке находилось ни что иное, как обычное вяленое мясо. Оно было взято из моего персонального НЗ, что я стянул из холодильника в доме, на задворках которого я сейчас стоял.

Я медленно разорвал полиэтилен, и Черная Смерть сразу же отреагировала. Она втянула носом воздух и, преодолев оставшееся между нами расстояние, тут же, открыв свою пасть, щелкнула своими огромными клыками, чуть не откусив мне руку, и стала медленно пережевывать предложенное мной угощение, а я все также, стоял без движения. Лучше уж расстаться с вяленым мясом, чем отдать себя на закуску. И я стал ждать, когда она закончит трапезу. Затем, когда Черная Смерть проглотила все вяленое мясо, она по-собачьи потянулась всем телом и, лениво зевнув, подобрала задние лапы и улеглась на землю.

Она не проявляла никаких признаков агрессии или же недовольства, поэтому я решил рискнуть и шевельнуться. Ответной реакции не последовало. А когда я сделал шаг в сторону, то Черная Смерть опять, даже бровью не повела. Её, казалось бы, я больше не интересовал. Она, все также, спокойно лежала на земле. Тогда я, собравшись с духом, решил начать действовать более нагло. Пройдя мимо нее, я приблизился к растерзанным трупам зомби и, нагнувшись, дотронулся до оторванной головы одного из них.

Мне было любопытно, что с ним не так. Почему они сразу же не развеялись. И стоило только мне коснуться ладонью, перемазанных кровью и грязью волос мертвеца, как труп зомби превратился в пепел. Я не убивал этого зомби, а лишь дотронулся. Но этого оказалось достаточно, чтобы вместе с привычной кучкой пепла, из зомби выпала и добыча. Будто бы это я его убил, и мне полагалась за это награда.

Я был в шоке. Как же так-то? Я бы еще понял, если бы самолично его убил. Но этого не было! Ведь есть же какие-то правила, заложенные Безликими? Его же убила Черная Смерть, а я лишь собрал все сливки. Так почему мне полагается награда? На этот вопрос, сколько бы я ни размышлял, не мог дать ответа. Да и Проводница у меня в голове помалкивала, будто связь с ней на некоторое время попросту прервалась. Раньше она меня хотя бы отшивала. И сколько бы я об этом мысленно ее не спрашивал, хоть какого-нибудь ответа, так и не дождался.

Ну и ладно! Раз дают задарма, то бери не глядя. Когда мне еще представится такая возможность? И я принялся собирать добычу, выпавшую с более чем двадцати трупов зомби. А в это время Черная Смерть, все так же сохраняла неподвижность, лишь иногда фыркая себе под нос. Но я на это, даже внимания не обращал. Ведь я был полностью поглощен процессом сбора добычи, не замечал ничего вокруг себя. На моем лице застыла злорадная улыбка, когда я забирал один предмет, за другим.

Но когда я, закончив складировать трофеи в рюкзак, осторожно пошел в сторону дыры в заборе, чтобы, наконец, воссоединиться с Кристиной (я и так уже тут задержался), то Черная Смерть вдруг распахнула свои глаза и, вздернув уши вверх, стала медленно подниматься на лапы. А пару секунд спустя она, обогнав меня, загородила своим телом проход на ту сторону. Я не знал, что и думать. Это она мне так говорит, что не даст мне возможности туда пройти? Или же нечто другое? Мол, «Куда это мой, отложенный на потом, ужин намылился?».

— Ну и что мне прикажете теперь делать? Как мне пройти мимо нее? — задумался я, разглядывая биологическую машину смерти.

Но возможность мне вскоре представилась. Черная Смерть сама, изучая меня взглядом с десяток секунд, фыркнула, развернулась и полезла через дыру. Послышался скрежет металла, когда она протискивалась, а я вновь, в который уже раз, не понимал что, черт тебя дери, происходит. Только вот эта мысль, как пришла, так и покинула мое сознание. Я же, помявшись для приличия пару секунд, дождался момента, когда Черная Смерть скроется из виду, протиснувшись, наконец, через забор, последовал вслед за ней.

— Сегодня черти что творится, чес слово! — пробубнил я себе под нос, нырнув в дыру.

Глава 15. Колдун

По ту сторону забора меня уже ждали. Черная Смерть неподвижно стояла метрах в двадцати от забора, повернув свою морду в сторону барьера. Там так ничего и не изменилось. Все тот же зеленоватый туман и орда зомби, что безостановочно пыталась проникнуть сквозь него. Но, как и прежде, все их потуги были безрезультатны, и их отбрасывало далеко назад. Однако они все лезли и лезли к нему, несмотря на уже скопившиеся пепельные кучки своих сородичей, что по чистой случайности, когда их отбрасывало барьером, после приземления разбивали головы об асфальт.

Я, прищурившись, стал осматривать окрестности в поисках Кристины с Мариной. Но как бы я ни старался, заметить их так и не смог. На улице, в столь поздний час было темно, а редкие фонари не давали достаточного количества освещения. Похоже, как я и предполагал они где-то спрятались, дожидаясь моего возвращения. И тогда я представил, где бы сам спрятался, будь я на месте Кристины, и сразу же заметил две последовательных желтоватых вспышки со стороны детской игровой площадки. Будто кто-кто меня заметил и теперь подавал условный сигнал, мол «иди сюда». И, кажется, я знаю, кто это может быть.

Уже не обращая никакого внимания на Черную Смерть (если бы она хотела моей смерти, я бы тут сейчас не стоял), я двинулся через пустующий участок, сплошь заросший высокой травой и редким кустарником, что для меня, сейчас, было как нельзя кстати. Мне оставалось лишь пригнуться, чтобы во время движения к детской площадке, меня не было видно. Над зеленым ковром полуметровой высоты, сейчас выглядывала лишь моя голова. Тогда как все остальное тело, было со всех сторон прикрыто естественным растительным камуфляжем. А позади меня, след в след, беззвучно семенила Черная Смерть. У меня к этому моменту было в запасе всего четыре пункта Энергетики, но останавливаться и пережидать, пока мой запас восстановится, я не собирался. Зомби поблизости нет, так что подобного рода предосторожности сейчас были не к месту. Да и Черная Смерть, в случае чего, разберется с ними и без моей помощи. Для нее это не проблема. Ну и про Вместилище Магон забывать не стоит. А пока я шел по направлению к детской площадке, доставая из рюкзака по одной Эссенции жизненных сил, стал их поглощать.

Я старался не торопиться, дабы никоим образом не привлечь к своей скромной персоне нежелательное внимание. Вроде шелеста раздвигаемой руками травы, или же хруста сухих веточек под ногами (и откуда они только тут взялись-то, ума не приложу?). Пускай это и маловероятно, но с меня не убудет. Только вот в результате, все это оказалось бесполезной тратой времени. Черная Смерть, в отличие от меня, даже не пыталась скрывать своего присутствия. И когда мое продвижение чуть замедлилось во время поглощения Эссенций, обогнав меня, она побежала вперед. Шума при этом поднялось столько, что и покойника разбудит. Однако последних поблизости не оказалось.

Через пару минут, почти выбравшись из зарослей на открытую местность, мне оставалось лишь перейти улицу, чтобы добраться до детской площадки. Только вот у меня с этим возникли некоторые проблемы. Именно в этот момент, как по заказу, по дороге двигалась солидных размеров (около тридцати голов) толпа зомби, по направлению к барьеру. И чего они все прут к этому барьеру? Он для них словно магнит, что притягивает зомби со всей округи к этому треклятому месту. Хотя, не только их. Внутри меня, с каждым пройденным метром, разгоралось все сильнее необъяснимое желание, как бы и самому поскорее до него добраться. Правда, в отличие от пустоголовых зомби, у меня еще оставался инстинкт самосохранения. Зачем нарываться-то? Мне бы стоило притаиться, да просто переждать это шествие зомби, но Черная Смерть не была того же мнения. Она угрожающе зарычала и, обнажив два ряда белоснежных клыков, сорвалась с места и бросилась в их направлении.

Ей хватило всего пары минут, чтобы уничтожить их всех до одного. Двигаясь между ними словно тень, она была неумолима и безжалостна, не оставляя зомби ни шанса на сопротивление. Они даже не поспевали уследить за ее движениями, не говоря уж о том, чтобы ее задеть. Оторванные конечности, что разбросаны в разные стороны, да обезображенные останки зомби неподвижно-лежащих на земле, вновь предстали пред моими глазами, стоило только мне только выйти из своего укрытия и подойти поближе. А затем, взмахнув рукой в сторону детской площадки, и подав тем самым сигнал Кристине, чтобы шла ко мне, как и в прошлый раз, я принялся собирать незаслуженные трофеи.

Эссенции жизненных сил я подбирал с земли и тут же поглощал, а предметы закидывал в рюкзак. С каждым разом это процесс занимал у меня все меньшее количество времени. И сейчас мне требовалась всего лишь пара секунд, дабы поглотить одну Эссенцию. Так что, закидывай я их в рюкзак, или же поглощай прямо тут, на месте — времени, в общем-то, требовалось ровно столько же. Когда я уже почти закончил сбор добычи, меня поглотило белоснежное сияние и легкая эйфория, знаменующие о переходе на следующую ступень развития. Отлично! Ради такого дела, я даже прервался на секунду и, закрыв глаза, решил проверить свойства Избранного:

Ступень развития — 3(2 %)

Сила — 12(12)

Ловкость — 13(13)

Выносливость — 12(12)

Телосложение — 12(12)

Скорость — 13(13)

Энергетика — 50(50)

Доступных возможностей усиления — 3

Бонусная способность Избранного:

Контроль энергии 86,4 % — способность выкачивать электроэнергию из любого источника, превращая ее в свою собственную. Излишками поглощаемой энергии можно пользоваться так, как вам заблагорассудится. Но будьте осторожны! Поглощенная электроэнергия не может находиться в организме слишком долго. Если ее не переработать в биоэнергию или не высвободить наружу, то вашему физическому телу может быть нанесен колоссальный ущерб.

Степень воздействия способности обусловлена Энергетикой вашего организма.

Способности:

Исцеляющий эффект крови 27,7 % — способность вылечить любого, с кем соприкасается ваша кровь. Способность не распространяется на инфицированных людей и мутировавший организм. Невозможно исцелить себя.

Теперь мой запас Энергетики составлял целых 50 единиц, вместо 30! Еще и + 3 ко всем параметрам. Это же просто фантастика! Да и после перехода на следующую ступень развития, мой нынешний запас, был мгновенно восстановлен до максимального значения, что оказалось, как нельзя кстати. Ведь яркая белоснежная вспышка в темноте, привлекла-таки ко мне ненужное внимание. Часть зомби, что оккупировали барьер, заметив ее издалека, пошли в мою сторону. Но не одни только зомби приближались ко мне. От детской площадки, покинув свое укрытие, ко мне приближались две темных фигуры (точнее одна шла быстрым шагом, когда как вторая, опиралась на ее плечо своим телом, лишь тормозила). Первой, как вы уже поняли, была никто иная, как Кристина. Тогда как вторая, без сомнения, это травмированная Марина. Она к этому моменту уже пришла в сознание, но, похоже, так до конца и не исцелилась.

Между ними (зомби и девушками) было приличное расстояние. Да и скорость передвижения, несмотря на кое-как передвигающую ноги Марину, у них была в разы быстрее. Так что, догнать девушек, зомби было не суждено. Но я не стал ждать, пока они сами до меня доковыляют. Собрав остатки трофеев, пошел к ним навстречу, а Черная Смерть в это время шла рядом со мной. Я хоть и боялся, что она может быть агрессивно настроена против них, но поделать с этим ничего не мог. Я лишь надеялся, что все как-нибудь, да обойдется. Черная Смерть не похожа на других своих сородичей.

Кристина с Мариной, не дойдя до меня каких-то десяти шагов, вдруг резко остановились. Видимо они только сейчас смогли рассмотреть, кто был рядом со мной. Что, кстати, не удивительно. Ведь с детской площадки было плохо видно место, где Черная Смерть играючи разделалась с толпой зомби. Да и попробуй ее разглядеть в такой-то темноте, сплошь покрытую черной чешуей. А теперь, когда девочки были лицом к лицу с мутировавшей собакой, да еще и такой огромной, то встали как вкопанные. И я могу понять их чувства. Ведь еще совсем недавно, я был на их месте. Да и не на шутку перепугавший их пересказ виденной мною картины, как точно такие же твари порвали в клочья мать и дитя, когда Валера рассказывал им о Шакалах, лишь усугубило положение. Они боялись даже пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы попытаться со мной заговорить и выяснить, что же здесь происходит.

— Все в порядке. Поверьте мне, она вас не тронет, — сказал я, краем глаза взглянув на Черную Смерть, не проявляющую никаких признаков агрессии.

И хотя, в достоверности сделанных мною выводов, я не был до конца уверен (кто знает, что у Черной Смерти творится в голове), они поверили мне на слово. Но даже так, приближаться к мутировавшей собаке, у них не было никакого желания. А раз Черная Смерть по каким-то причинам не отходила от меня ни на шаг, то и Кристина с Мариной, также держались от меня подальше. Ну, да и ладно. Меня, собственно как и Черную Смерть, сейчас заботило нечто другое. От барьера по направлению к нам, выстроилась длиннющая цепочка зомби, что побросали свое бесполезное занятие, переключившись на более доступную цель — на нас. Прямо сейчас, ближайший к нам зомби был всего лишь в тридцати шагах.

Черная Смерть угрожающе зарычала и, подняв позади себя облако пыли, побежала прямиком на них. Уж не знаю, чем они ей так насолили (ведь по факту, они одного поля ягоды), но в этот раз я не собирался просто стоять в сторонке. Мне оставалось набрать чуть больше 13 %, чтобы Контроль Энергии достиг 100 % и тогда… В общем, что-нибудь, да случится. А раз поблизости от меня находились источники электроэнергии (фонарные столбы, что стояли вдоль дороги), то с моей стороны было бы глупостью не воспользоваться шансом, чтобы прокачать свою способность. Ведь под прикрытием Черной Смерти, я ничем не рискую. Я буду за ней, как за каменной стеной.

— Кристина, побудь с Мариной. Я ими займусь, — сказал я Кристине и, не дожидаясь ответа, развернулся и побежал к ближайшему фонарному столбу.

Выкачивание электроэнергии у меня заняло от силы секунд десять, не больше. А вспоминая свой первый опыт, проведенный еще в школе, и сравнивая его с нынешним результатом, разница была значительная. В прошлый раз, я собирал в два раза меньшее количество электроэнергии, почти что полминуты. Так что, сами посчитайте. Сейчас в руках у меня находился шар из электроэнергии размером с футбольный мяч, но превращать его в Копье Молний, я не намеревался. К чему мне лезть на рожон и бросаться в ближний бой, когда их внимание будет сосредоточено исключительно на Черной Смерти? Гораздо проще будет использовать дистанционные атаки. Я попросту, разделив свой электрический шар, на пять уменьшенных копий, подошел поближе (я давно заметил, что чем ближе я к цели, тем точнее попадание) и разом запустил их все в самую гущу зомби. В результате, на моем счету было толи семь, толи восемь пепельных кучек, оставшихся от трупов. Как по мне, так очень даже не плохо. Особенно когда на тебя после такого даже внимания не обращают. Вот так мы их и убивали — Черная Смерть носилась в толпе зомби, используя клыки и когти, отвлекала от меня внимание, а я издалека запускал в них электрические шары.

Черная Смерть, не останавливаясь ни на секунду, разрывая зомби на куски, перебила вместе со мной уже порядка пятидесяти столпившихся вокруг нее тварей. Только вот меньше их от этого не становилось. Все новые и новые зомби шли со стороны барьера, подменяя собой павших товарищей. Казалось, что им нет конца и края. Тогда как Черная Смерть, если присмотреться к ней повнимательнее, уже совсем выбилась из сил. Ее движения становились какими-то вялыми, а ловкости уже не хватало, чтобы избегать ударов зомби. Похоже, Шакалы (как их обозвал Валера) были гораздо менее выносливыми, чем до мутации. Да еще и ее чешуйчатая броня, оказалась не такой уж и неуязвимой, понадеявшись на которую, Черная Смерть оказалась в еще большей опасности. Ведь среди толпы обычных зомби, ничем не отличавшийся от большинства окружающих, притаился очень опасный противник — Колдун.

Некогда человек, ставший в последствие зомби-Колдуном, была до всего этого лишь маленькой девочкой не старше десяти лет. Ее длинные золотистые волосы были перепачканы в грязи, а белоснежное платьице все изодрано и заляпано кровавыми пятнами, а сама она была худющая, будто тростинка. Но, несмотря на, казалось бы, безобидный и хрупкий внешний вид (даже по меркам зомби), она была куда опаснее своих собратьев! Ведь даже после превращения в зомби, она эволюционировала и могла пользоваться способностями. А судя по тому, чему я вскоре стал свидетелем, я бы назвал способность Колдуна Лазерный, или же Солнечный луч. Ну, или что-то в этом духе.

Когда Черная Смерть, ударом когтистой лапы, повалила на землю очередного зомби и уже собиралась, раскрыв свою пасть, отгрызть ему голову, зомби-Колдун вдруг атаковала. Прячась среди рослых тел своих сородичей, она вытянула руки на уровень груди и медленно раскрыла ладони. В тот же миг, на ладонях девочки образовались два миниатюрных золотых шарика, похожих на солнца, диаметром около десяти сантиметров. Из них выстрелили два ярких желтых луча, толщиной в пять сантиметров и со скоростью света (это я буквально), врезались в бок занятой убийством зомби Черной Смерти, взорвавшись снопом искр при контакте с черной чешуей.

Все произошло так быстро, что Черная Смерть даже не успела отреагировать. Хотя, будь она даже готова к этой атаке, уклониться от способности Колдуна было бы невозможно. Внезапная атака нанесла ей колоссальные, а возможно и смертельные, повреждения. Будто лазером, эти желтые лучи проделали в боку у Черной Смерти пару идеально-ровных с обожженными краями сквозных отверстия, из обугленной плоти которых, повалил легкий белесый дымок. Черная Смерть завыла от боли и, встав на задние лапы, замерла в таком положении на долю секунды, а затем, с грохотом повалилась на землю. После своего падения, она подняла в воздух клубы пыли и зомби тут же навалились на нее со всех сторон. А что стало с Черной Смертью дальше, я не видел. Ведь место падения было скрыто за пылевой завесой. Скорее всего, она была уже мертва.

Я, при всем желании ничем уже не смог бы ей помочь. Так что лучшее, что я мог сейчас сделать — это отомстить за Черную Смерть. В моей руке оставалось еще два электрических шара, которыми я тут же запустил, метя в Колдуна. Правда, попал я в нее лишь одним из них. Но и этого оказалось, более чем достаточно. Первый шар угодил в двух зомби, которые по чистой случайности скрыли Колдуна своими телами, пытаясь добраться до поверженной Черной Смерти, а вот второй электрический шар, пройдя сквозь тело еще одного неудачно-подвернувшегося зомби, все-таки достиг своей цели, угодив ей точно промеж глаз. Даже после превращения в зомби, миловидное личико маленькой девочки, в глазах которой, я готов поклясться в этом, читалось удивление, я проделал своей способностью такое же отверстие, только несколько большего диаметра, нежели она своими лучами в Черной Смерти. От Колдуна осталась только кучка пепла. И тут же, будто само время остановилось, все звуки смолкли, а зомби синхронно повернули головы в мою сторону. Они зарычали, осматривая меня с ног до головы своими мертвыми и холодными глазами, и уже через секунду, стройным маршем двинулись в мою сторону.

Кажется, я попал! У меня оставалось не так уж много Энергетики, поэтому создав Копье Молний в одной руке, я во второй сжал посильнее Исток Воплощения, придав ему форму округлого щита (такой фокус я проделывал впервые, но против такой орды, щит — самое оно) и приготовился к драке. Причем, учитывая их количество, не на жизнь, а на смерть. Ведь даже по самым скромным подсчетам, их численность уже превышала сотню голов. После всех манипуляций, у меня в запасе оставалось всего пять пунктов Энергетики, но большего мне и не требовалось. По крайней мере, пока. Ведь если Энергетика у меня совсем закончится, то я всегда смогу воспользоваться своей козырной картой — Вместилищем Магон. Мне будет достаточно лишь разбить камень в кольце, чтобы мой запас Энергетики вновь восполнился.

Хотя, до этого момента еще дожить надо. Но если действовать осторожно, постоянно прикрываясь энергетическим щитом и атакуя в ответ Копьем Молний, то шанс у меня еще есть. Можно было бы попробовать и убежать, только вот куда? Сейчас повсюду черти что творится. Так что и думать об этом пока не стоит. А когда по правую руку от меня, откуда ни возьмись, встала с непроницаемым лицом Кристина, а по левую Марина, которая худо-бедно, но самостоятельно держалась на ногах и даже взяла в руки свой Сокрушитель, шансов на выживание заметно прибавилось. Но, взглянув в терзаемое болью лицо Марины, я кое-что решил уточнить перед началом:

— Марина, ты уверена, что в состоянии сейчас сражаться?

А задал я этот вопрос не только потому, что переживал о ее состоянии. Точнее, это была не главная причина. Если она не сможет нормально сражаться, то вреда от нее может оказаться больше, чем пользы. Ведь доверив прикрывать ей свою спину (фигурально выражаясь), я могу поплатиться своей жизнью, если она не сможет меня прикрыть. И, между прочим, не я один. Кристина, после моей смерти, тоже долго не протянет. Так что это был вполне закономерный вопрос. Если она не уверена в своих силах, то лучше уж пусть побудет в сторонке до тех пор, пока дела у нас не пойдут совсем уж плохо.

— Я в порядке! За меня можешь не переживать. — Даже не повернув головы в мою сторону, ответила девушка, не отрывая взгляда от подступающих к нам все ближе зомби.

— Она справится, — вставила свои пять копеек Кристина и, дотронувшись кончиками пальцев до моего плеча, дабы привлечь внимание, — Похоже, у нее защемлен спинной нерв. Я такое уже видела. Но в остальном, она в полном порядке, — выдала свой диагноз дочка врача.

— Хорошо. Но на всякий случай я лучше сосредоточусь на нашей защите, — ответил я и, закрывшись энергетическим щитом, поднял руку с Копьем Молний над плечом и, сделав шаг вперед, с силой ударил им в грудь, идущего на нас в первых рядах, зомби.

Ударить Копьем Молний в грудь или голову, отступить на полшага назад, а затем, прикрывшись энергетическим щитом, оттолкнуть бросившихся ко мне и девушкам зомби и так по кругу. Сейчас я был скорее щитом, что прикрывал остальных, нежели атакующим бойцом. Если я убивал одного, а Кристина двух-трех, то Марина уничтожала пятерых и более зомби. Вопреки моим опасениям, она стала главной ударной силой нашего маленького отряда, размахивая своим огромным топором столь искусно, что с одного удара без проблем разрубала тела зомби на кусочки. Теперь я даже и не представляю, как бы мы без нее справились.

Но зомби было слишком много, да и сдерживать их напор с каждой секундой становилось все сложнее. Они наваливались на меня всем скопом и если бы не подросший параметр Сила, то я бы не выдержал давления. Энергетика была почти на нуле и когда она совсем исчерпается, то мой энергетический щит попросту исчезнет, а после этого, мы долго не протянем. Да и от Копья Молний почти ничего не осталось. Оно истончилось настолько, что убив еще одного, максимум двух зомби, Копье Молний попросту исчезнет. Марина и Кристина действовали сейчас столь эффективно только потому, что лишь атаковали, возложив на меня свою защиту, а когда она пропадет, орда зомби тут же поглотит нас.

Я не горел желанием этого делать, но, похоже, другого выбора у меня не было. Когда Копье Молний исчезло из моих рук, я отбросил назад очередную партию зомби и, присев на корточки и размахнувшись, ударил кулаком по асфальтному покрытию. Послышался звук бьющегося стекла и камень, вставленный во Вместилище Магон, разбился на сотни мелких фрагментов. И сразу же, прямо подо мной, осколки камня стали шипеть и испаряться. От них стал подниматься плотный голубовато-пурпурный искрящийся дым, который словно туман, окружил нас со всех сторон. Казалось, что этот туман, всего лишь иллюзия. Ведь, несмотря на его плотность, он нисколько не затруднил нам видимость.

Но дело свое Вместилище Магон сделало. Мой запас Энергетики стал пополняться и уже через пять секунд достиг своего максимального значения в 50 пунктов. Теперь проблем с Энергетикой на поддержание работоспособности энергетического щита не предвидится. Только вот отвлекаться и вновь создавать Копье Молний, я уже не мог. Ведь зомби ни на секунду не ослабляли своего давления. Так что, я сосредоточился на одной только защите. Тогда как Кристина с Мариной, если не случится чего-нибудь непредвиденного, справятся с зомби и без моего непосредственного участия. Главное не отвлекаться и не расслабляться, чтобы не дай бог, не подпустить ни одного из зомби к девушкам и рано или поздно, действуя сообща, мы избавимся от них.

Мы перебили в общей сложности порядка сотни зомби, затратив на сражение без малого минут двадцать, когда вдруг поняли, что вокруг больше никого не осталось. Вся улица была полностью очищена от зомби. С меня пот тек ручьем, а дыхание никак не хотело восстанавливаться. Кристина выглядела ненамного лучше меня. Во время сражения, когда я, признаться, не доглядел, один из зомби умудрился дотянуться и выдрать у нее клок волос. В остальном же, она была в порядке. Тогда как Марина, стоило нам только расслабиться, бросила свой Сокрушитель на землю и тут же упала рядом с ним. Да так и осталась лежать без движения. Только ее грудная клетка, что поднималась то вверх, то вниз, да редкие оханья, когда в очередной раз накатывала боль от защемленного нерва, свидетельствовали о том, что она все еще жива и не померла от переутомления.

Я присел на асфальт и, открыв свойства Избранного, убедился, что прогресс в Контроле Энергии достиг заветных 100 %. Еще во время боя, до того как Копье Молний полностью исчезло, мне поведал об этом голос Проводницы. Но мне тогда было как-то не до этого, поэтому я от нее отмахнулся. Сейчас же, несмотря на множество трофеев разбросанных на земле, я вновь собирался к ней обратиться. А трофеями в это время пускай займется Кристина.

— Правда после того, как приведет себя в порядок, — подумал я, наблюдая за тем, как Кристина пытается уложить свои волосы так, чтобы не было видно поредевшего участка головы.

— Сейчас у тебя есть два возможных пути развития: улучшить уже имеющуюся способность, или же получить новую. Оба этих пути потребуют от тебя определенных затрат возможностей усиления. Для того чтобы улучшить уже имеющуюся у тебя способность, потребуется 2 пункта. А для получения новой способности, всего лишь 1 пункт. Но учти, выбрать оба варианта невозможно. Либо тот, либо другой. Третьего не дано. Так что, выбор за тобой. Я жду твоего ответа, — ответила мне Проводница, после поздравлений и тому подобного, на вопрос «и что дальше?».

Глава 16. Электрогенез

Признаться, я несколько растерялся. У меня было в запасе 3 пункта возможностей усиления и их как раз хватило бы на оба варианта. Мне хотелось и рыбку съесть и косточкой не подавиться. А когда Проводница сказала, что я должен выбрать лишь один из них, то не удержался и смачно выругался. Ну что за несправедливость такая?! Почему нельзя выбрать сразу оба?! Но раз уж жаловаться бесполезно (я лишь следую правилам и не чувствую себя таким уж особенным, чтобы попытаться их нарушить), то придется выбирать. Вот только какой станет моя способность после улучшения и будет ли мне дана возможность выбора новой, из какого-нибудь списка? Об этом я попытался поподробнее расспросить Проводницу, но она лишь ответила:

— Все, что тебе стоит знать, я уже сказала. Дополнительная информация будет доступна только после твоего выбора.

Вот оно значит как?! Ты выбирай, а там будь что будет? Треклятые Безликие с их дурацкими правилами! Мне теперь что, понадеяться на авось? А вдруг улучшенная способность будет в разы хуже нынешней или же потеряет свою эффективность и вариативность? Что мне тогда делать? Довольствоваться тем, что дают? Хотя, в нынешней моей способности итак есть куча недостатков. Например, при отключении городской системы электроснабжения (а это рано или поздно, но произойдет) источников электроэнергии для поглощения почти что не останется. Доступными будут лишь независимые источники питания, вроде тех же автомобильных аккумуляторов и ИБП. Но от них толку будет немного. Так что, тут стоит задуматься, а возможен ли вообще вариант, что она и впрямь будет хуже нынешней?

Что же касается новой способности, тут я вообще молчу. Дадут какую-нибудь бесполезную способность, и что мне тогда прикажете с ней делать? У меня вон, наглядный пример поблизости прихорашивается — Кристина. Она так ни разу и не воспользовалась своей Эхолокацией. Так-то, она не совсем уж бесполезная. От нее может быть какой-то прок. Например, в предварительной разведке местности или здания. Только вот она не сможет защитить тебя от зомби. Впрочем, возможно, я чересчур мнителен. Ведь во втором варианте существует вероятность и более благоприятного исхода. Например, мне дадут способность наподобие той, что была у давешнего Колдуна. Если уж ей хватило сил пробить крепкую чешуйчатую броню Шакала, на которой Исток Воплощения не оставил ни царапинки, да еще и без условия подзарядки, как у моего Контроля Энергии, то это было бы просто отлично.

— Я выбираю первый вариант, — ответил я Проводнице через какое-то время, приняв для себя тот факт, что сделать правильного выбора попросту невозможно. Все здесь зависит лишь от того, повезет мне или же нет. Как сказала бы Марина — рандом.

— Выбор сделан. У способности Контроль Энергии есть два возможных пути развития — Электрогенез и Электрокинез. Электрогенез — это способность, позволяющая генерировать мощнейшие разряды электрического тока и управлять ими. Электрокинез — это способность, позволяющая управлять электрическими импульсами и направленными потоками заряженных частиц. Выбор за тобой.

А вот это уже интересно. Теперь, в отличие от первого раза, я могу принять более взвешенное решение. Информации-то в разы больше. Только вот, Электрокинез, мне как-то не импонирует. В теории, каждое движение живого существа — это электрические импульсы, посылаемые головным мозгом к нервным окончаниям. Другими словами, при применении этой способности, я стану кем-то вроде кукольника, играющего с марионеткой. Только вот, я не знаю, сохранились ли в телах обычных и эволюционировавших зомби, эти самые электрические импульсы. Они же, вроде как, мертвы. Выбирать эту способность бесспорно рискованно. Могу и прогадать. Уж больно много в моем понимании неясностей в трактовке определения и извечных «а что если». А про природу и анатомию зомби, Проводница еще в тот раз сказала, что для меня эта тема под запретом.

С другой стороны, Электрогенез — это самое логичное, на мой взгляд, развитие способности Контроля Энергии. Разница заключается лишь в том, что для использования этой способности, мне теперь не придется искать поблизости источники электроэнергии. Я буду генерировать электричество самостоятельно. Что, кстати, решает все мои возможные проблемы в будущем. Да и это слово «мощнейшие», как по мне, довольно-таки перспективно звучит. Просто я видел ролик в интернете, где электромонтера-высотника ЛЭП ударило током, а затем, показали последствия. Если сгенерированный мною заряд будет примерно той же мощности, а то и больше, то такой удар никто не переживет. Так что, свой выбор я уже считай сделал. Только вот есть одна неясность, которую стоит прояснять заранее. Пока еще не поздно переиграть.

— При генерировании разрядов тока, если я, например, выберу Электрогенез, есть ли какие-нибудь неблагоприятные последствия для моего организма?

— Негативных последствий после применения способности Электрогенез для организма носителя, не предусмотрено, — тут же ответила мне Проводница.

Но ее ответ мне не понравился. Никакой конкретики и это подозрительное «не предусмотрено». Другими словами, это не 100 % гарантия, я правильно понимаю? Вспомнить хотя бы тот же Генезис. Шанс которого, если верить Проводнице, всего 1 %. Однако, мне повезло прочувствовать его эффект на собственной шкуре. Спасибо, больше не хочу такого удовольствия. Мне сюрпризы потом, ни к чему. Так что от нее я так просто не отстал, задав еще несколько вопросов:

— Не предусмотрено чем? Правилами Безликих? Если так, то я хотел бы с ними ознакомиться. И что это вообще за ответ такой?! Нельзя что ли просто ответить, да или нет?

Но она лишь повторила предыдущую свою фразу, мол «не предусмотрено» и все тут. Будто заезженная пластинка, она без конца повторяла эту фразу при каждом новом вопросе. Похоже, желаемого ответа я так и не получу. Ну что ж, придется довольствоваться тем, что дают. Жаловаться-то мне некому. Специфика способности Электрогенез мне более-менее понятна. С Электрокинезом, я связываться не хочу. Так что выбора у меня, как такового, получается, что и нет.

— Ну и черт с вами! Я выбираю Электрогенез.

Но никаких фанфар или хотя бы поздравлений от Проводницы не последовало. В моей голове просто что-то щелкнуло, заставляя меня открыть свойства Избранного:

Ступень развития — 3(2 %)

Сила — 12(12)

Ловкость — 13(13)

Выносливость — 12(12)

Телосложение — 12(12)

Скорость — 13(13)

Энергетика — 50(50)

Доступных возможностей усиления — 1

Бонусная способность Избранного:

Электрогенез — способность, позволяющая генерировать мощнейшие заряды электрического тока и манипулировать ими.

Степень воздействия и мощность производимого заряда обусловлена Энергетикой вашего организма.

Способности:

Исцеляющий эффект крови 27,7 % — способность вылечить любого, с кем соприкасается ваша кровь. Способность не распространяется на инфицированных людей и мутировавший организм. Невозможно исцелить себя.

Ни тебе предупреждений, ни указаний, как это было в описании к Контролю Энергии. Описание способности один в один повторяло слова Проводницы и так же потребляло Энергетику. Так что все, что мне сейчас оставалось, так это испробовать ее в деле. Опыт в пользовании похожей способности, какой-никакой, но был. Так что спрашивать совета у Проводницы не было необходимости. Мы и сами с усами. Я просто мысленно представил, что в моей ладони образуется электрический шар, который был точь-в-точь, как в самом начале, еще при знакомстве с особенностями Контроля Энергии. С той лишь разницей, что сейчас все будет, куда как проще. Ведь мне для этого теперь не требуется искать поблизости источников питания.

Но я ошибался, посчитав, что способности Контроль Энергии и Элекрогенез схожи. Отойдя подальше от девушек (так, на всякий случай) я принялся генерировать заряд. Но вместо шарика белоснежного с вкраплением синего цвета, у меня на ладони находилось нечто другое. Это была голубоватая с красными искрящимися искрами воронка, закручивающаяся против часовой стрелки, а не идеально-ровная окружность. От воронки доносилось приглушенное гудение, как от трансформаторной будки или же высоковольтной ЛЭП. И как бы я ни старался, пытаясь трансформировать полученный заряд, своей изначальной формы он так и не поменял. Хотя, в описании было черным по белому сказано, что я могу манипулировать зарядом. И это, по их мнению, манипуляция? Да куда там! Видимо, Безликими были заложены некоторые ограничения, которые они не удосужились добавить в описание к способности.

На создание этой воронки у меня ушло 3 пункта Энергетики. Но много это, или мало — мне еще только предстоит выяснить. Затем, я попробовал, как и прежде, поглотить полученный заряд. Только вот ничего у меня не вышло. Так-с, значит и возможности перерабатывать электроэнергию в биоэнергию, у меня отняли? Ну, молодцы, Безликие! Значит, одной только манипуляцией, дело не ограничилось, да? Ну и ладно. Обойдусь как-нибудь и без нее. Хотя, меня на секунду посетила шальная мысль, а не просчитался ли я, сменив шило на мыло. Но она ушла так же быстро, как и возникла. Нет! Самостоятельное генерирование зарядов, не требующее сторонних источников питания, пока с лихвой перекрывает все недостатки Электрогенеза. Остальное, не столь критично.

Что же касалось способов применения Электрогенеза, то и тут меня ждал сюрприз. Бросить, или же разделить сгенерированный заряд на несколько частей, я так и не смог. Ну а придать воронке другую форму, хотя бы того же Копья Молний, как я уже говорил, не представлялось возможным. Я был без понятия, что мне теперь делать с зарядом, находящимся у меня в руке. Поэтому мне пришлось обратиться за помощью к Проводнице. Она вкратце рассказала мне механизм пользования способностью и я, последовав ее указаниям, стал экспериментировать. В качестве мишени, я выбрал металлическую дверь кирпичного гаража. И сосредоточившись, из воронки вылетело штук десять голубоватых молний с секундным интервалом задержки. Последовала серия вспышек и после себя, они оставили на металле оплавленные, с раскаленными добела от высокотемпературного воздействия краями, сквозные отверстия, сантиметра три в диаметре. Этой атакой я истратил весь сгенерированный мною заряд.

— Ну а что, кажется, все не так уж плохо, — сказал я себе, подойдя к двери гаража и рассматривая вблизи последствия от использования Шквала Молний (дал я, хоть и не самое оригинальное, зато эффектное, название новому приему).

Этого было более чем достаточно, чтобы убить обычного зомби. Точнее, десяток зомби. Да и точность попаданий Шквала Молний не может не радовать. Разброс не так уж и велик, плюс-минус пять сантиметров. Если метить молниями точно в голову, то есть небольшой шанс промахнуться. Ну а если целиться ими в грудь зомби — то тут уж наверняка попадешь. Но мне одного только Шквала Молний показалось мало. Были и другие методы использования способности, так что, раз уж у меня выдалась свободная минутка, я бы хотел провести это время как можно более эффективно. А что может быть важнее, чем досконально изучить новую способность и одновременно сильнейшее мое оружие против зомби? Ну-с, приступим?!

— Чем это ты тут занимаешься? — не успел я начать, как меня отвлекла подошедшая сзади, Марина.

— Как твое самочувствие? — вместо ответа, сразу же спросил я, на что она мне улыбнулась, как бы говоря, что все в порядке, и я продолжил, — Я достиг 100 % в Контроле Энергии и мне предоставили выбор, улучшить уже имеющуюся способность или же получить новую. Я выбрал первый вариант, и вот что из этого получилось, — и не более чем за секунду, я сформировал в руке новую воронку, — Эта способность называется Электрогенез. Теперь вот провожу, так сказать, полевые испытания.

— Вот оно, значит, как? — с любопытством рассматривая электрическую воронку, ответила она, — Ты не будешь против, если я за тобой понаблюдаю?

— Да без проблем. Только для начала, помоги-ка лучше Кристине собрать трофеи? А то она одна упарится всю эту кучу перелопачивать, — попытался я обратить ее внимание на более продуктивное занятие, нежели стоять и тупо на меня пялиться.

— Ты думаешь, что я об этом не подумала? Я уже пыталась ей помочь. Но каждый раз, когда я наклонялась, чтобы подобрать с земли трофеи, меня в спину, словно током бьет. Кристина это заметила и настояла на том, что справится и без моей помощи. Вот я и решила, составить тебе компанию. Ты же не будешь против?

— Хорошо. Только будь осторожна. А то мало ли, — ответил я ей и, раз уж моя задумка потерпела поражение, вновь вернулся к экспериментам.

Проводница сказала, что в отличие от Контроля Энергии, мощность генерируемого заряда ограничена лишь моим собственным запасом Энергетики. Сейчас у меня был почти что полный запас — 48 из 50 пунктов. Так что я решил проверить, насколько мощным получится созданный мной заряд, если я потрачу…, скажем, 30 пунктов. Совсем уж без Энергетики оставаться нельзя. И хотя мы, вроде как, зачистили эту улицу от зомби, и сейчас тут более-менее спокойно, все может измениться в любой момент. Да еще и этот чертов барьер, что как магнит для зомби тянет сюда всякую шваль, все еще стоит на месте. Кстати о барьере!

— Если тебе нечем заняться, то может ты сходишь туда и изучишь его? — сказал я Марине, указывая пальцем на барьер, — У тебя же ведь тоже внутри, это странное чувство — словно кожа чешется, а ноги того и гляди, сами по себе туда пойдут? Так ведь?

Она, не говоря ни слова, лишь кивнула головой, подтверждая мою догадку о том, что не один я такой особенный. Этот барьер притягивает всех без исключения. Как зомби, так и людей. И раз Марине сейчас нечем заняться, да и напрягаться там не придется (она, скорее всего, ограничится лишь поверхностным наблюдением), то мое предложение, как нельзя кстати. Она при деле, да и мне не мешает. Все в плюсе. Только вот на всякий случай, стоит ее предупредить кое о чем:

— Только будь осторожна и не вздумай касаться барьера. Когда зомби до него дотрагивались, то их неслабо так отбрасывало назад. Иногда, даже со смертельным исходом. Что уж говорить о твоей спине, которая и так на ладан дышит. Долбанет тебя как следует, и ты даже встать потом не сможешь.

— Я это и без тебя знаю, — не скрывая раздражения, резко ответила мне Марина. Похоже, все, что касается этой травмы, заставляет ее срывать злость на других, — Видела, когда мы прятались на детской площадке. Не парься, я буду осторожна, — затем, она вдруг как-то мигом взбодрилась, развернулась ко мне спиной и побежала к барьеру.

Только вот пробежала она не так уж и много. Метров через десять, она споткнулась ногой об камень и вдруг резко остановившись, присела на коленки и ухватилась рукой за поясницу. Похоже на радостях, она совершенно забыла, в каком положении сейчас находится. Ей, по-хорошему, не стоит лишний раз напрягаться и лучше бы отлежаться в кровати. Что уж говорить о беге. Но это не вариант. Сила, в движении — сейчас данное высказывание как никогда отражает существующую реальность. Слабые, да немощные — умирают в первых рядах. Печально, но факт. Ведь зомби глубоко наплевать на ее физическое состояние. Порвут на кусочки и глазом не моргнут.

Так что все, что ей сейчас остается, так это смириться с болью. Ну и по возможности, постараться не усугубить травму. Особенно это касается сражений против зомби и мутантов. Ведь в этом случае на карту поставлена не только ее жизнь, но и всей нашей группы. По крайней мере, до тех пор, пока мы что-нибудь с этим не сделаем. Защемленный нерв — это не такая уж и серьезная проблема. Не все же медики превратились в зомби? Наверняка кто-то остался в живых. Обезболивающие препараты, кстати, тоже вариант. Найдем аптеку и дело в шляпе. Да и в мире, где существуют сверхъестественные способности, обязательно найдется способ, чтобы помочь ей справиться с болью или даже полностью поправиться. Не может не быть.

— Хотя, может оно и к лучшему, что она не до конца исцелилась? Боль, будет ей лишним напоминанием, что происходящее не игра, и все мы смертны, — промелькнула у меня в голове шальная мысль, вспоминая ее порой безрассудное стремление, на пути к собственному прогрессу.

С одной стороны это хорошо, но надо и меру знать. Вспомнить хотя бы ту же встречу с Мясником. Это же был эволюционировавший зомби, сильные и слабые стороны которого, мы могли только предположить. Тогда, для этого сражения было не то время и не то место. Нам стоило отступить и не ввязываться в бесполезную драку, но Марина не пошла бы на это (мы все это знали). Хотя, чего уж теперь. Что было, то прошло. И прошлого уже не воротишь. Я перестал витать в облаках и продолжил с того места, на котором остановился.

Сосредоточившись, я закрыл глаза, отслеживая изменения Энергетики в свойствах Избранного, и стал повышать мощность заряда воронки, что оставалась у меня в руке после наглядной демонстрации Электрогенеза Марине. 5, 10, 15, 25 и, наконец, 30 пунктов Энергетики, я истратил секунд за десять. И вновь вернувшись к реальности, мои глаза чуть было не вылетели из орбит от удивления. В руках у меня (неосознанно, я подключил к процессу формирования заряда и вторую руку) находилась воронка (хотя, более подходящее слово — это электрический вихрь) высотой не меньше метра, похожий на 3-D модель черной дыры. Только не черной, а голубовато-красной. Ее вершина возвышалась над моей головой, а жужжание электрического разряда услышала даже Кристина, которая в тот момент находилась от меня метрах в тридцати. Она даже отвлеклась от сбора трофеев и не сводила с меня взгляда. Что, в общем-то, и неудивительно. Ведь она же еще не знала о моей новой способности. Кристина поднялась с колен и уже собиралась мне что-то прокричать, но я ее опередил:

— Все в порядке. Мы вскоре уйдем отсюда, так что заканчивай свои дела поскорее. Я потом тебе все объясню.

Так-с, ну и что дальше мне теперь с ней делать? Снова использовать Шквал Молний или же высвободить сгенерированную энергию разом (про этот способ мне рассказала Проводница, когда я задал ей вопрос по поводу манипуляций)? Если использовать Шквал Молний, то тогда, если мыслить логически, должно получиться порядка сотни молний. Эту цифру я, кстати, не взял с потолка. Просто прикинул, исходя из десятка выпущенных мною ранее из воронки молний, для создания которой, мне потребовалось затратить 3 пункта Энергетики. Может тогда стоит попробовать выпустить весь сгенерированный заряд разом и посмотреть, что из этого получится?

Я вытянул руки вперед, как бы подтолкнув вихрь в сторону гаража, и он стал медленно плыть по воздуху к двери гаража. И почему только не получилось в прошлый раз, понять не могу. Ведь разница лишь в количестве затраченной Энергетики. Хотя, может в этом и дело? Чем больше затраты, тем проще манипулировать полученным зарядом? Очень даже может быть. По крайней мере, других возможных объяснений я не вижу.

Между мной и гаражом было не более пяти метров. Вихрь преодолел это расстояние секунд за десять. Значит, скорость движения вихря (назову-ка я его Вихревым Потоком) порядка полметра в секунду. Против обычных и медлительных эволюционировавших зомби скорость не критична. Но вот против Призрака и мутировавших животных такая атака, увы, не сработает. Ведь для них не составит труда от нее уклониться. Впрочем, против них можно будет использовать Шквал Молний. От нее-то, они вряд ли смогут увернуться. Так что, все не так уж и плохо. Правда не факт, что у нее хватит мощи, чтобы пробить крепкую чешуйчатую кожу тех же Шакалов. Но, как мне кажется, вскоре такая возможность мне представится.

Когда Вихревой Поток достиг гаражной двери, результат превзошел все мои ожидания. Стоило им только соприкоснуться, как из точки соприкосновения в разные стороны посыпались искры, а металл стал по чуть-чуть продавливаться внутрь. Но железная дверь так просто не сдавалась, отчаянно сопротивляясь давлению Вихревого Потока. Последующие события трудно описать словами. Но я попробую. Гудение вихря стало стремительно нарастать, а красноватые всполохи внутри, излучали все больше сияния и ускорили свое движение. А мгновенье спустя, когда мои барабанные перепонки чуть было не лопнули, раздался мощнейший взрыв.

Никакой взрывной волны не последовало, но я инстинктивно среагировал на опасность и распластался на земле. Возможно, это даже спасло мне жизнь. Гараж буквально разорвало на части. Металлическую дверь скрутило в бараний рог и отбросило в сторону метров на тридцать. Осколки кирпичной кладки, подобно шрапнели, выстрелили во всех направлениях. А раз я находился не так далеко, как стоило бы, меня не могло не зацепить. Спина, ноги и руки, которыми я успел прикрыть уязвимую голову, в каждой из этих частей тела, я почувствовал болезненное жжение. Но я даже не думал о том, чтобы пошевелиться. Ведь тогда все могло кончиться куда как хуже. Я просто зажмурился и терпел боль.

Не знаю, сколько точно прошло времени. Но когда я открыл глаза, закончив материть себя за неосторожность, все уже кончилось. Я убрал руки с головы и медленно поднялся с земли. Вокруг меня все было словно в тумане. Только вместо белесого пара, в воздухе витала серо-красная пыль, образовавшаяся после взрыва от кирпича и цементного раствора. Я опустил взгляд на свои руки и…. Черт! Они все были перепачканы в крови и усеяны воткнутыми в кожу осколками. А значит, моя спина и ноги сейчас были ничуть не лучше. Но судя по ощущениям, ничего серьезного. Просто многочисленные поверхностные ранения.

— РАААТ! — раздался где-то поблизости громкий голос Кристины, — Где ты? Отзовись.

— Ты там как, в порядке? — следом за ней раздался и обеспокоенный голос Марины, которая вдруг материализовалась позади меня, — Ну ни хрена себе! — она аж прикрикнула и, тут же бросившись ко мне, схватилась за плечи и усадила обратно на землю.

А затем, плюхнувшись рядом со мной, она сбросила свой рюкзак и, покопавшись в содержимом, вытащила наружу белый пластмассовый контейнер с намалеванным на нем красным крестом. Она была единственной из нас, кто додумалась прихватить с собой аптечку. Мне это тогда показалось странным, имея в запасе мою способность Исцеляющая сила крови и Кинжал Страждущих Кристины. Но сейчас, она была как нельзя кстати. Ведь эффект крови на меня не распространялся, а дожидаться Кристины она, похоже, не собиралась.

Затем на землю упала моя окровавленная майка и штаны, а я остался в одном исподнем. Но сейчас было не время смущаться. Марина стала вытаскивать один за другим, застрявшие во мне осколки кирпича, а я все также сидел без движения. Я даже не чувствовал боли! Просто ощущал легкое покалывание, когда Марина вытаскивала из меня очередной осколок. И когда она с этим закончила, то вооружившись пузырьком с перекисью водорода, стала поливать содержимым мои раны. Вот тогда-то, я и почувствовал боль. Но, стиснув зубы, даже вида не подавал. Только мое тело едва подрагивало, когда она выливала очередную порцию.

К тому моменту, когда облако пыли уже почти рассосалось, подоспела и Кристина, которая быстро оценив ситуацию, без вопросов присоединилась к Марине. Она, вытащив из аптечки вату, пластырь и бинт, включила режим «дочка врача». Не прошло и пяти минут, а я уже был похож на мумию. Как только они закончили, я выдавил из себя улыбку и поспешил их поблагодарить, а следом и озадачить:

— Спасибо вам обеим. А теперь, не могли бы вы мне еще кое в чем помочь. Где-то тут должен быть мой рюкзак. Мне бы не мешало одеться, а то как-то…, - не смог я подобрать подходящих слов и просто развел руки в сторону, выпятив вперед обнаженную грудь. Ну, почти что обнаженную. Бинты — за одежку не считаются.

Они все правило поняли и уже через пару минут, я оделся в запасной комплект одежды. Кристина, запоздав, вспомнила про свой кинжал и предложила мне часть своих жизненных сил, но я отказался. Как и с защемленным нервом Марины, эти раны будут мне служить напоминанием о том, что осторожность лишней не бывает. Особенно когда это касается чего-то нового и неизведанного. Ведь отойди я во время испытаний Вихревого Потока чуть подальше от гаража, со мной сейчас все было бы в порядке.

— Нам надо поскорее отсюда уходить. Ты знатно нашумел. Так что, зомби не заставят себя долго ждать и вскоре будут здесь, — сказала Кристина, нервно оглядываясь вокруг.

— Пойдем к барьеру, — тут же предложила Марина.

— Но…, - хотел было я сказать, что сейчас, когда у нас есть другие варианты, это не самая лучшая идея, но Марина меня тут же меня перебила:

— Мы без проблем сможем попасть внутрь. Я уже проверяла, прикоснувшись к нему, и моя рука прошла сквозь барьер. Не парься, у меня все схвачено, — лукаво улыбнувшись, она развернулась и быстрым шагом пошла в сторону барьера. В руках у нее уже был Сокрушитель, который она положила себе на плечо. Ведь ее способность может уменьшать лишь вес, а не размер. А ходить с такой неудобной махиной в руках — та еще задачка.

Кристина посмотрела на меня, как бы спрашивая «Нам идти за ней?». Я, недолго думая, кивнул ей в ответ и пошел следом за Мариной. Если все так, как она сказала, и мы сможем беспрепятственно пройти сквозь барьер, тогда как зомби не смогут проникнуть внутрь, то почему бы и нет? Убью двух зайцев одним выстрелом. С одной стороны — это идеальное место, чтобы отсидеться. С другой — это подходящая возможность, чтобы удовлетворить свое любопытство и узнать кто, или же что, создало этот барьер.

Глава 17. Поглотитель сущности

Когда мы шли в сторону барьера мимо образовавшихся посреди улицы пепельных гор, я постоянно озирался по сторонам. Нет, я не опасался зомби. Просто внимательно смотрел вокруг, по ходу дела взрыхляя носками кроссовок кучки пепла. А вдруг Кристина что-нибудь пропустила? Что, в общем-то, было бы и не удивительно, особенно учитывая масштабность сбора трофеев. Да еще и в одиночку. Кстати, о трофеях. Как мне сказала Кристина, она собрала в общей сложности более ста Эссенций жизненных сил и восемь предметов.

Среди них было лишь два предмета, которые нам прежде не попадались. В общем, изобилием трофеи нас пока не баловали. От своей доли Эссенций я, кстати, отказался. Пусть сначала девушки получат третью ступень развития, а уж потом и я подключусь к прокачке. Так будет лучше для группы в целом. И хотя на Эссенции я не претендовал, от предметов отказываться не собирался. Но это все потом. Сейчас у нас другая задача — проникнуть через портал (если верить Марине, для нас это не проблема) и укрывшись в безопасном месте, хотя бы пару часов отдохнуть. Поспать, мы толком не поспали. Да и ночка была та еще.

Мы с Кристиной прошли уже больше половины пути, когда я, блуждая глазами по пепельному морю, заметил особо выделяющуюся среди остальных кучку. Она была раза так в три выше всех остальных. Я просто не мог пройти мимо нее. Чуть отклонившись от намеченного Кристиной курса, что шла впереди меня, я подошел к ней и стал ворошить ее ногой. Только вот это были не останки зомби. Точнее, не только они. Пепельный слой располагался лишь поверхностно, тогда как ее основанием, служило неподвижно лежащее на асфальте, сжавшееся тело Черной Смерти. Я, на мгновенье задумавшись, присел рядом с ним корточки и стал отбрасывать пепел в стороны, дабы полностью ее откопать. В это же время Кристина, которая, заметив мое отсутствие, остановилась и увидев, чем я был занят, пошла прямиком ко мне.

— Зачем ты это делаешь? Она же, вроде как, мертва, — с подозрением спросила меня Кристина, ткнув для верности в чешуйчатую шкуру Черной Смерти своим кинжалом. Но посчитав, что опасности она сейчас не представляет, присоединилась ко мне.

— Не хочу оставлять ее здесь. Хоронить, конечно, не буду. На это понадобится затратить много сил и времени. Но вот оттащить ее отсюда подальше, например, вон к той беседке, — приостановив раскопки на секунду, я указал ей на искусно-выполненную деревянную беседку, обвитую виноградной лозой и с посаженными по периметру разноцветными цветами, — я, вроде как, ей обязан. С меня причитается сделать для нее хотя бы такую малость, как убрать ее труп подальше от этой скверны.

Девушка как-то странно на меня посмотрела, будто я сморозил какую-то чушь, но больше ничего не спросила. Она просто, молча, продолжила мне помогать. Видимо посчитав, что чем быстрее я со всем этим разберусь, тем скорее мы отсюда уберемся. И когда мы закончили откапывать Черную Смерть, то взялись вместе со мной за задние лапы, чтобы оттащить ее к беседке. Но стоило нам только приподнять псину, как ее лапа вдруг резко дернулась. Кристина от неожиданности даже вскрикнула и тут же отпрыгнула от нее подальше. Я тоже был немало удивлен (а как же иначе?) и чисто инстинктивно, последовал ее примеру.

Но дальше этого дело не пошло. Черная Смерть все так же лежала без движения, не подавая признаков жизни. Да и с чего вдруг? Я же проверял — она без сомнения, была мертва. Дыхание отсутствовало, а из ее ран, оставленных после применения способности Колдуна, перестала течь кровь (следовательно, циркуляции крови в организме нет). Не это ли является верным признаком смерти для любого живого организма?

— Может это просто посмертные судороги? — предположила Кристина, опуская руку с зажатым в ней Кинжалом Страждущих.

— Скорее всего, так и есть. Ну что, может продолжим?

И мы приступили с того места, на котором остановились. Вновь взявшись за задние лапы, мы волоком потащили тушу Черной Смерти к беседке. На этот раз, все прошло без эксцессов. Хоть она и была тяжелая (килограммов сто, никак не меньше), мы без особых проблем доставили ее к месту назначения. Подросшие параметры Силы и Выносливости, наглядно показывали разницу между нашими прошлыми и теперешними возможностями. До этого, мы бы с Кристиной точно пару раз по пути остановились, чтобы перевести дыхание. Если бы нам вообще хватило сил, чтобы сдвинуть эту тушу с места.

Тогда как сейчас, мы даже толком не запыхались. У меня на лбу образовалась лишь легкая испарина, и даже дыхание не сбилось. Что же касалось Кристины, то ее состояние несколько отличалось от моего. Но, во-первых, я, вроде как, парень. У меня изначально силенок по более было. А во-вторых, разница, пускай даже и в 1 пункт, в нынешних реалиях, существенна. И только мы собирались оставить Черную Смерть внутри беседки и присоединиться к Марине, как я, краем глаза, заметил кое-что странное. Тело Черной Смерти все так же оставалось неподвижным и казалось мертвым, но вот ее веки… Я готов поклясться, одно из них дернулось. Она жива!

— Постой! — остановил я Кристину, схватив ее за рукав, — Дай мне свой кинжал.

— Зачем он тебе? — спросила меня Кристина, явно не понимая, что я задумал, но в тоже время, передала мне свой Кинжал Страждущих.

— Хочу кое-что проверить, — загадочно ответил я, принимая кинжал из ее рук, и продолжил, — Ты, кстати, можешь меня не ждать. Тем более, Марине вскоре может понадобиться твоя помощь, — и я указал ей глазами в сторону барьера. Она проследила за моим взглядом и ее черты лица мигом ожесточились.

Там находилась Марина, которая, дожидаясь нас, в это время не сидела без дела. К барьеру, со стороны улиц Вяземской и Урицкого, поодиночке или же небольшими группками, приближались зомби. Пока Марина с ними справлялась без проблем, разрубая их на части своим Сокрушителем. Но мало ли, что может случиться в следующее мгновенье. Вдруг ей понадобится помощь, а поблизости никого. Тем более, учитывая ее нынешнее нестабильное состояние. Ведь теперь, нам придется постоянно держать Марину в поле зрения. Иначе говоря, приглядывать.

Не то вдруг, защемленный нерв даст о себе знать именно в тот момент, когда она этого меньше всего ожидает. Резкая боль в спине, ее верный Сокрушитель вываливается из рук и следом, зомби впивается в горло Марины зубами — эта картина постоянно всплывает в моей голове с той самой секунды, когда она, на радостях побежав от меня к барьеру, споткнулась, а затем согнулась в три погибели. Ее поясница, в любой момент, может сыграть с ней злую шутку. И тогда, поминай как знали. Так что, Кристина там сейчас ей нужнее, нежели мне тут.

— Определенно! — коротко ответила она, тут же сменив выражение лица с ожесточенного на озабоченное (надеюсь, вы правильно поняли смысл этого слова?) и, достав из рюкзака Исток Воплощения (похоже, это был один из тех самых восьми предметов, что она подобрала), поспешила к Марине. Кристина, целиком и полностью, разделяла мои опасения на ее счет.

Итак, что мы имеем? Если мне не показалось, принимая желаемое за действительное, то Черная Смерть не так уж и мертва, как мы думали. Я провел лезвием кинжала по ладони, пустив себе кровь, и направил струйку прямиком в одну из прожженных способностью Колдуна, отверстий. Но моя способность, увы, не сработала. Исцеляющая сила крови не распространялась на мутировавшие организмы. Все так, как и сказано в описании. Но попробовать-то стоило? Затем, я попытался передать Черной Смерти свою жизненную силу, посредством Кинжала Страждущих, как это было во время исцеления Марины. Но и тут меня постигло разочарование. Я даже умудрился каким-то образом вставить рукоять в лапу Черной Смерти (а это скажу я вам, было ой как непросто). Однако, жизненная сила попросту не желала перетекать от Избранного к мутировавшей собаке. Видимо, это действо было ограничено Безликими. Или же я ошибался, и Черная Смерть на самом деле мертва?

— Да нет, — сказал я сам себе, — Я же совершенно точно видел, как ее веко дрогнуло. Мне это не показалось.

— Ну и что мне с тобой делать, блохастый? Скажи, чем я могу тебе помочь? — приговаривал я, похлопывая по чешуйчатой шкуре Черной Смерти.

— Все, что ты можешь сейчас сделать, так это использовать Поглотитель сущности. Биологическую оболочку этого мутанта спасать уже поздно, так что остается лишь один вариант — запечатать сущность существа, которого ты называешь Черной Смертью, — раздался голос Проводницы в моей голове.

На моей памяти, это уже второй такой случай, когда инициатива исходила от нее. Обычно, Проводница лишь отвечает на поставленные вопросы и не лезет ко мне со своими советами. Хотя, я не был бы против таких вот подсказок. Тем более, она знает правила и возможности этой, как когда-то выразилась Марина, игры. И если она говорит, что это единственный шанс спасти Черную Смерть, то я просто обязан его использовать. С ней, (конечно, я имею ввиду Черную Смерть, а не Проводницу) у нас шансов выжить больше. Только вот от подробностей, которые она как обычно опустила, я бы не отказался:

— Что еще за Поглотитель сущности такой?

— В твоем рюкзаке находится некий золотистый цилиндрический предмет с руническими символами на нем похожий на тубус. Для начала, достань его.

Я порылся в рюкзаке и вправду нашел там предмет, который описала мне Проводница. Это был золотистый цилиндрический металлический предмет, сантиметров двадцать в длину и весом, не более килограмма-полтора. Вдоль стенок у него были вырезаны странные, серебристого цвета надписи, на неизвестном мне языке (всего таких надписей, или же строчек, было четыре), а по обоим концам он закрывался остроконечными крышечками-колпачками. Если мне не изменяет память, то он достался мне в качестве трофея после смерти Мясника. Правда, он не слишком походил на тубус. Скорее на вылитый из металла без единого шва, свернутый древний пергамент. И пока я, крутя в руках, рассматривал его более детально, Проводница вновь заговорила со мной:

— Изначально, этот реликт (предмет, уровнем выше, нежели Исток Воплощения, Сокрушитель, Крага Разрушения и прочие) предназначался для разового поглощения способности у Избранного или Кандидата (любой другой выживший, с одной способностью и не имевший возможности общения с Проводницей), который лишился бы не только своей способности, но, возможно, и жизни. Хотя, это зависит от множества индивидуальных факторов человеческого тела. Таких как физическое и духовное состояние организма (как я понял, сила воли, эмоциональное состояние и все такое) на момент активации реликта. Так что, шанс пережить поглощение, все же, есть. И не маленький, — она внезапно прервалась, но уже через секунду, продолжила:

— Так вот, реликт, после поглощения, может быть использован для последующей многократной активации этой самой украденной у цели способности, посредством вливания в него определенного количества Энергетики. Однако, реликт может быть использован и для других, второстепенных целей. В данном случае, для поглощения и последующего высвобождения души этого мутанта. Хотя, если тут и присутствует определенный шанс неудачи, то он незначителен. Правда, в этом случае существует вероятность возникновения ответной циклической реакции в твоем организме и, как итог, последствия могут быть довольно-таки серьезными. От непрекращающейся головной боли в течении многих дней и вплоть до потери способности манипулировать Энергетикой. Что в текущих обстоятельствах, означает почти что смерть. Однако, я повторюсь, это все, что ты можешь сейчас сделать, чтобы помочь мутанту.

— Как мне его использовать? — тут же спросил я, даже не раздумывая. И дело тут было не только в обязательствах. У меня, признаться, больше корыстный интерес. Если есть шанс спасти Черную Смерть, то я им непременно воспользуюсь. Пускай даже рискованный. Но, как сказала Проводница, он ведь незначительный? Так что я надеюсь, что в этот раз меня пронесет.

— Положи Поглотитель сущности рядом с телом мутанта и дотронься пальцем до такой вот надписи…, - сказав эту фразу, Проводница, как бы, поместила у меня в мозгу картинку с изображенным на ней реликтом, одна из строчек символов которого, была подсвечена голубоватым свечением, и продолжила, — после чего, тебе следует напитать эту последовательность архаичной магической формулы (тут, как мне показалось, она даже фыркнула) своей Энергетикой, просто мысленно представив себе этот процесс. Ну а дальше, Поглотитель сущности сделает все сам.

Вроде, все не так уж и сложно. Я положил Поглотитель душ на землю рядом с Черной Смертью и, следуя указаниям Проводницы, стал вливать в символы Энергетику. Серебристые закорючки стали постепенно наливаться синим свечением, разгораясь с каждой секундой все сильнее и сильнее. И вот, когда символы стали пульсировать с частотой более трех в секунду, я почувствовал нестерпимый жар в кончиках пальцев и на рефлексах, отринул от реликта руку. Но, похоже, закаченной в него на тот момент Энергетики, было уже достаточно для активации процесса поглощения души Черной Смерти.

Цилиндр вдруг засветился так ярко, что мне даже пришлось на секунду закрыть глаза, дабы не сжечь себе роговицы. А когда я их открыл, процесс поглощения уже начался. Тело Черной Смерти (визуально — будто происходило расцепление на молекулярном уровне), вдруг стало стремительно распадаться. Сначала чешуйчатая кожа покрылась мутноватой рябью и, мгновенье спустя, испарилась. А то, что от нее осталось (небольшая парящая в воздухе серая дымка, частицы которой были, наверное, не больше микрона), зависло над реликтом, закручиваясь в спираль и засосало внутрь Поглотителя сущности. За мгновенье до этого, в реликте открылась одна из крышечек-колпачков. Следом, таким же образом, стали исчезать мышечные волокна, кости, жилы, внутренние органы и все то, из чего состояло тело Черной Смерти. А когда все закончилось, крышечка-колпачок вновь закрылась, и на том месте, где еще минуту назад находилось тело Черной Смерти, не осталось и следа.

Я подошел к лежащему на земле Поглотителю сущности и попытался его подобрать. Только у меня ничего не вышло. Оказалось, что он был сильно нагрет, но я даже не догадывался об этом, так как внешне, это никак не отображалось. И стоило мне только до него дотронуться (я как будто к раскаленному утюгу прикоснулся), как заработал себе легкий ожог. Кожа покраснела, но водянистых пузырей не было. Ничего серьезного. Термический ожог 1-ой степени. А учитывая, какие последствия от использования Вихревого Потока, я на себе испытал, это была совсем уж мелочевка. Я тут же достал из рюкзака бутылку с водой и полил содержимым на Поглотитель сущности. Раздался шипящий звук и в воздух поднялось легкое облачко испарений. Ого, да он должен был быть раскален до бела от такого нагрева!

Когда же я посчитал, что цилиндр уже достаточно остыл, я опустился на одно колено и медленно (все еще свежо придание) поднял его с земли (он все еще был горячий, поэтому приходилось постоянно перебрасывать его из одной руки в другую). А когда он совсем остыл, я обратил внимание на произошедшие с ним незначительные изменения. Во-первых, та странная последовательность символов окрасилась в рубиновый цвет, вместо серебристого. Во-вторых, в центре цилиндра появилось небольшое углубление (у Истока Воплощения было нечто подобное). И в-третьих, три остальных строчки, или как сказала Проводница, последовательности архаичной магической формулы, стерлись без следа. Осталась лишь та, в которую я вливал Энергетику.

Теперь осталось убедиться, что все прошло как надо. Имея опыт в обращении с Истоком Воплощения (схожесть конструкций была очевидна), я активировал Поглотитель сущности, запитав его Энергетикой. Эффект был мгновенным. Единственная оставшаяся последовательность символов вспыхнула ослепительным красным светом и крышечка-колпачок тут же открылась. Изнутри Поглотителя сущности вырвался плотный черный вихрь и, будто живой, сделав несколько оборотов против часовой стрелки вокруг реликта, вдруг остановился на мгновенье и устремился в землю в метре от меня.

Стоило только этому черному вихрю коснуться земли, как в этом месте произошло нечто из ряда вон выходящее. И это несмотря на всю дикость нынешней реальности, с ее сверхъестественными способностями, игровыми реалиями, толпами кровожадных зомби и мутировавшими животными. Сначала в этом месте, буквально из воздуха, появился костный скелет на четырех ногах, затем, поверх него образовались мышечные волокна, кровеносная и нервная системы, а в завершении, и финальный штрих — черная чешуйчатая кожа. Прошло не более десяти секунд с момента активации Поглотителя сущности, а рядом со мной уже стояла Черная Смерть. Все ее раны пропали без следа и, если можно так сказать о живом существе, она была как новенькая.

— Это что же получается, ее как бы разложили на атомы и затем вновь, при помощи подпитки Энергетикой Поглотителя сущности, собрали воедино? — пробубнил я себе под нос, с кривой улыбкой на лице.

Но Черная Смерть явно была не в себе. Стоило ей только окончательно сформироваться из черного вихря, вылетевшего изнутри Поглотителя сущности, как она впала в безумие. Она неистово металась из стороны в сторону, когти без конца вспарывали воздух, а челюсть ни на секунду не прекращала клацать. Будто она сражалась против кого-то, видимого лишь ей одной. Беседка, что должна была стать ее могилой, была ее первой жертвой. Врезавшись в нее в порыве безумства боком (именно тем, который когда-то принял на себя удар от способности Колдуна), Черная Смерть тут же среагировала и развернувшись, снесла ее до основания в считанные секунды. Деревянные части были стерты в труху (образно говоря, конечно), а посаженные вокруг яркие цветы, в большинстве своем, вырваны с корнем и разбросаны по округе.

Я же, вместо того, чтобы просто переждать этот приступ беспричинной агрессии, попытался вмешаться и утихомирить разбушевавшуюся Черную Смерть. И о чем я, черт побери, только думал в тот момент? Если уж она была явно не в себе, то неужели она узнала бы меня и так просто успокоилась? Да черта с два! Стоило мне только подойти к ней поближе, как я тут же получил удар когтистой лапой в грудь и кубарем покатился назад, остановившись только метра через три. Но, как ни странно, урон я получил несущественный. У меня даже ребра не сломались. Хотя должны были бы. Просто за мгновенье до удара, меня окутал красновато-голубой энергетический кокон (энергия была прямо один в один, как от генерации заряда при использовании способности Электрогенеза), который смягчил не только силу удара, но и, частично, его последствия. У меня остались лишь незначительные царапины от падения (а с учетом последствий от эксперимента с Вихревым Потоком, царапины покрывали уже большую часть моего тела), да синяки, что, скорее всего, появятся на спине и локтях чуть позже.

Черной Смерти пришлось во сто крат хуже. Энергия от кокона, стоило только ей соприкоснуться с лапой Черной Смерти, перетекла от меня к ней, а затем, полностью поглотила. И хотя я ничего не видел (лишь марево из искрящегося красного и медленно-растекающегося голубого цвета), я отчетливо все слышал. Звуки были такие, будто ее там живьем резали. Как оказалось, я был не так уж и далек от истины. У меня волосы дыбом встали, когда энергия растворилась, и я, наконец, смог увидеть, что с ней после этого стало. Зрелище, надо сказать, не для слабонервных. Оба глаза будто бы лопнули от чрезмерного давления. На их месте, зияли лишь черные отверстия с остатками в ней вязкого белого вещества и небольшого количества крови. Клыки покрыла паутина трещин, а некоторые и вовсе откололись. Черная чешуйчатая шкура вся полопалась и сквозь образовавшиеся разрывы, сочились тоненькие струйки алой крови. Лапы Черной Смерти елозили по земле, будто в припадке, а тело безостановочно били конвульсии. Не прошло и минуты с момента ее воскрешения (более подходящего слова и не придумать), как она вновь была на грани жизни и смерти.

— Это… еще что такое?! — недоумевал я, стоя над обезображенным телом Черной Смерти.

— Это последствия атаки на хозяина. Этот мутант теперь неразрывно связан с тобой. И пока у тебя в руках находится Поглотитель Сущности, за неподчинение или же агрессию, мутант будет сурово наказан, — ответила мне Проводница. А пока она говорила, тело Черной Смерти, как и в начале активации поглощения, покрывшись рябью, стало стремительно распадаться прямо на моих глазах и черный вихрь вновь вернулся внутрь Поглотителя Сущности.

От повторного призыва Черной Смерти, я решил пока отказаться. Как-нибудь в другой раз. Я положил Поглотитель сущности в рюкзак и побежал в сторону барьера. Там все было по-прежнему. Зомби было не так уж и много и девушки справлялись с ними без проблем. Они даже, по ходу дела, поглощали добытые Эссенции. И обе к этому моменту уже перешли на третью ступень развития. А Марина к тому же, добила-таки прогресс в Управлении массой до 100 %, получив новую способность. Причем, выбора, как было у меня, ей даже не предоставили. Способность называлась Обостренные чувства. И как можно понять из названия, данная способность улучшала все пять чувств человека (обоняние, осязание, слух и прочее). Причем, она не требовала затрат Энергетики. Как по мне, так не плохо. Могло быть и хуже. Но, когда Марина мне об этом рассказывала, по ее лицу было понятно, что она негодовала.

— Может, уже войдем внутрь?! Успеем еще наговориться, — раздраженно ответила мне Марина, когда я беззаботно разговаривал с Кристиной, и сразу же шагнула внутрь барьера.

А стоило ей только оказаться по ту сторону, как Кристина, взглянув на меня, улыбнулась и последовала вслед за ней. Я же, не дожидаясь особого приглашения, скользнул следом. Теперь, находясь внутри барьера, мы почувствовали себя, наконец, в безопасности. Наверное, впервые за последние два дня. Ведь зомби, как впрочем, и мутанты (это мы выяснили чуть позже) по-прежнему не могли проникнуть сквозь него. Однако мы рановато расслабились. В это же время, из-за угла соседнего здания, вышел молодой человек лет тридцати, одетый в драные джинсы и застегнутую на все пуговицы белую рубашку в клеточку. Он, облизнув пересохшие губы (но не от жажды, а от вожделения), сузил глаза и, улыбнувшись не предвещающей ничего хорошего улыбкой, сверкнул своими белоснежными зубами.

— Пацана сразу пустим в расход, а вот девки… с ними можно и поиграть. Но не долго. Босс сказал, что ему нужен только свежак. Зомби уже не катят. Если задержимся дольше, чем на три часа…, - и что-то вспомнив, он переменился в лице, и продолжил, — Вы же помните, что он сделал с Кабаном? Уж лучше сдохнуть, чем жить ТАК! — Обратился он к своим спутникам — рослому грузину и толстяку-коротышке, что вышли следом за ним.

— Не парься ты так Белый, все сделаем в лучшем виде, — ответил ему грузин, по кличке Татарин, доставая из-за пазухи Исток Воплощения.

— Может, пацаненка все же оставим? Он вроде как симпатичный. Я бы и с ним порезвился, — с ехидной улыбкой добавил толстяк. На что его спутники скривили лица, но промолчали. Толстяк, прозвищем которого было Молот, был тем еще извращенцем. Взрослые и дети, парни и девушки — ему было, в общем-то, все равно. Да и предпочтения у него были, так сказать, экзотическими. А его спутники, уже привыкли. Лишь бы происходило все это не на их глазах.

— Тогда к девкам не лезь. Они только для меня и Белого, — заявил Татарин.

— Чего? Да я тебя тогда…

— Ну все, хорош трепаться! Пора браться за дело, — сказал, как отрезал, Белый, дабы подавить спор в зародыше. И эти двое, не проронив более ни слова, тут же пошли вслед за их главарем в нашу сторону.

Глава 19. Противостояние. Часть вторая. Заключительная глава

Пока Кристина пыталась растормошить мое бессознательное тело, а Марина на первом этаже, не догадываясь о ловушке, собиралась напасть на астральную проекцию Татарина, из Поглотителя сущности вырвался черный вихрь. И вскоре он сконцентрировался в одном месте, принимая очертания Черной Смерти, метрах в трех-четырех дальше по коридору. В этот раз Черная Смерть казалась более спокойной и не проявляла признаков бешенства, нежели до этого. Видимо, наказание, про которое говорила Проводница, каким-то образом, все же, помогло ей успокоиться и прийти в норму. По крайней мере, она не стала сразу буйствовать и крушить все вокруг себя.

Но, стоило только Кристине на миг от меня оторваться и перевести на нее взгляд, как она (Кристина, а не Черная Смерть) тут же напряглась. Черты ее лица исказились, беспокойство моментально сменилось на страх, а руки судорожно потянулись к заткнутым за пояс Истокам Воплощения. Кристина надеялась, что до этого не дойдет, но хотела быть готова, чтобы, в случае чего, сделать хотя бы попытку защититься от нее. Черная Смерть же, широко расставив свои когтистые лапы, чуть пригнулась, будто приготовилась, чтобы в любой момент на нее наброситься. Но она смотрела не на Кристину, которая была единственной, что могла попытаться причинить ей вред. Нет. Она, почему-то, ни на секунду не отрывала взгляда от лежащего на полу неподвижного тела. То есть, меня.

Но, помимо этого, Черная Смерть ничего больше не сделала. Просто смотрела на нас, застыв в этой позе, подобно каменному изваянию. Когда в обеих руках Кристины зажглось энергетическое оружие, приняв форму длинных изогнутых кинжалов, Черная Смерть неторопливо пошла в нашу сторону. Кристина знала, что Истоку Воплощения не под силу пробить крепкую чешуйчатую кожу мутировавшей собаки, но она все равно заставила себя встать на ноги и приготовилась защищать меня до последней капли крови. Однако, как и прежде, Черная Смерть даже внимания на нее не обратила. Она лишь неторопливо семенила ко мне, оставляя на полу позади себя, неглубокие насечки от когтей.

Кристина громко сглотнула застрявший в горле комок, при этом сильнее сжав в рукояти (выступающие в роли корпуса Истока Воплощения) энергетические кинжалы. Черной Смерти оставалось пройти всего ничего, чтобы добраться до меня, а Кристина была готова в любой момент перегородить ей дорогу, как вдруг с первого этажа раздался громкий звук (это был звук падения на пол Сокрушителя, оброненного Мариной во время атаки по астральной проекции), привлекший внимание их обеих. Черная Смерть на мгновенье обернулась, принюхалась и тут же оскалилась, а из ее глотки раздалось приглушенное рычание. Когти заскребли по полу, сквозь открытую пасть виднелись белоснежные клыки и уже секунду спустя, Черная Смерть сорвалась с места, рванув прямиком к лестнице.

В ее голове звучал лишь голос хозяина, повторяющий одну и ту же фразу, раз за разом: «Защити нас». Как вы уже поняли, той черной тенью, что так кстати появилась рядом с Мариной в момент опасности, была никто иная, как Черная Смерть. Она, следуя указаниям своего хозяина и владельца Поглотителя сущности, в котором была заточена ее душа, накинулась на толстяка с кузнечным молотом, который собирался причинить вред одной из тех, кто подпадал под определение слова «нас». Теперь, для нее воля хозяина — это закон. Непреложная истина. И Черная Смерть при всем желании, не смогла бы противиться этому чувству. Так что чего бы я ни пожелал, Черная Смерть безоговорочно это исполнит. Для нее это стало смыслом жизни. Правда, об этом я еще не знал.

Все произошло так быстро, что ни один из этой чертовой троицы, так ничего и не успел предпринять, дабы предотвратить смерть своего товарища. Даже самый сильный из них — Белый. Они и глазом моргнуть не успели, а грудь Молота уже превратилась в кровавый фарш. Три глубоких кровоточащих раны, оставленные на его груди когтями Черной Смерти, начинались в районе солнечного сплетения, заканчиваясь в области паха. Раны были столь глубокими, что прорезав плоть, мышцы и ребра, из них показались человеческие органы. В полученной Молотом ране проглядывались легкие, а следом на пол посыпались и его потроха, вываливавшиеся из живота. Пол под Молотом тут же окрасился в красный цвет, а в воздухе повис терпкий запах испражнений (посмертное ослабление мышц сфинктера).

Белый был бы и рад отмотать время вспять или же попытаться поймать Черную Смерть в зону повышенной гравитации. Но что-то ему подсказывало (возможно, это был врожденный инстинкт самосохранения или же развитое с годами, проведенными в колонии строго режима, шестое чувство на опасность?), что у него на это не хватит ни времени, ни Энергетики (тут имеется ввиду способность обратить время вспять). А он привык доверять своим инстинктам. Если бы не они, то он уже давно был бы мертв.

Поэтому все, что Белый сейчас мог сделать, так это тут же использовать свою третью способность, которую получил только вчера, достигнув в Управлении гравитацией 100 % — это Генерация биополя. Генерация биополя — это способность создавать вокруг себя защитное биополе различной формы и размера. Размер и форма, а также запас прочности защитных свойств биополя, зависит от количества приложенной в момент активации способности Энергетики. Такое биополе защищает владельца (если целиком его покрывает) от любых атак. Кроме, разве что, только ментальных атак, которые воздействуют не на физическое тело, а непосредственно на разум жертвы.

Контуры тела Белого целиком окутало размытое биополе изумрудного цвета, для создания которого ему пришлось пожертвовать 10-тью пунктами Энергетики. И сделал он это как нельзя кстати. Мгновенье спустя его настиг удар Черной Смерти, отправивший его тело далеко в полет. Да, биополе защищало его организм от любого урона. Но не отменяло непреложные законы физики и, следовательно, воздействия на биополе извне. Такие фундаментальные явления, как приложенная Черной Смертью, сила удара. Но Белый хотя бы остался цел и невредим. Биополе об этом позаботилось. Он пролетел насквозь весь коридор и, врезавшись в конце во входную дверь, оказался выброшенным за пределы дома. Если бы он не использовал свою способность вовремя, то без сомнения последовал бы в загробный мир вслед за своим уже мертвым товарищем — Молотом.

Молот был уже мертв, Белый оказался временно выведенным из строя и единственным, на данный момент, противником для Черной Смерти, оставался Татарин. Он даже не был Избранным и сейчас, имея лишь 2-ю ступень развития, вкупе с единственной своей способностью Пирофакелизм, был для нее не опасен. И он это прекрасно понимал. Если уж сильнейший из виденных им ранее Избранных и являющийся могущественным человеком (возможно, даже наравне с боссом), Белый ничего не смог с ней поделать, то куда уж ему-то?! Одно дело, когда за тобой стоит такой сильный человек, ощущая себя всемогущим и неуязвимым (это чувство в нем зародилось после того, как Белый применил свою способность Абберация, чтобы спасти его жизнь) и совсем другое, остаться один на один против столь смертоносной твари. Да еще и ее габариты, что разительно отличались от виденных Татарином ранее представителей данного вида животных-мутантов.

В общем, шансов выжить у него не было. От осознания этого факта и последовавшей за ним нахлынувшей безнадеги, он применил против Черной Смерти сильнейшее свое оружие. И это была не его способность Пирофакелизм. Куда там. Он даже руку к ней протянуть не успеет, как она ее по локоть ему откусит. Он навел на тело Черной Смерти пистолет и тут же нажал на спусковой крючок. В помещении раздался громкий выстрел. Но стальная пуля даже не поцарапала чешуйчатую кожу Черной Смерти. Будь у пули калибр больше, тогда бы да, вред ей это причинило бы. Но опять же, не смертельный. Отскочив от нее, пуля по чистой случайности рикошетом попала в бездыханное тело Молота. Из ствола пистолета повалила тонкая струйка белесого дыма, на пол со звоном упала стреляная гильза, в воздухе запахло порохом, а рука с пистолетом медленно опустилась вниз.

Это действие было последним, что Татарин сделал в своей никчемной жизни. В тот же миг он умер. Но добралась до него вовсе не Черная Смерть. Ее опередила Кристина, которая, с зажатым в одной руке Истоком Воплощения, подкравшись к нему со спины, перебила Татарину позвоночник, тогда как второй рукой воткнула ему энергетический кинжал сзади, прямо в основание черепа, поразив мозг. Это была мгновенная смерть. Которая, за всю ту боль, что он причинил другим людям (убийства, пытки, изнасилования), была для него наименьшим наказанием.

Для Кристины это убийство живого человека, а не бездушного зомби, стало первым в ее жизни. Как, в общем-то, и для Черной Смерти. До этого момента она тоже ни разу не убивала живого человека. Кристине всего пятнадцать лет, а на руках у нее уже была человеческая кровь. Но, увы, далеко не последняя. Она была готова в любой момент разрыдаться от нахлынувших на нее чувств. Но каким-то чудом сдержалась и медленно извлекла энергетические кинжалы из мертвого тела. Словно бездушная марионетка, лишившаяся твердой руки своего кукловода, труп Татарина повалился рядом с телом Молота.

— Прости меня, — еле слышно прошептала она ему.

Черная Смерть даже не придала этому факту значения. Вместо этого, она повернулась к Кристине спиной, даже мельком на нее не взглянув, и понеслась к входной двери. Благодаря мутации, головной мозг обычной бродячей собаки, которой она была до этого, претерпел значительные изменения и сейчас уровень развития интеллекта Черной Смерти был сравним с человеческим. Тогда как у большинства представителей ее вида, он был довольно примитивен. Зато, инстинкт охотника у них был чрезмерно усилен, превратив их в хладнокровных убийц. Они убивали не только для того, чтобы насытиться. Нет. Они получали от этого удовольствие.

Если бы Черной Смерти позволяли голосовые связки, она, возможно, даже могла бы говорить. Но к счастью, до такого абсурда дело не дошло. Однако, в некотором роде, она была уникальна. Это факт! Черная Смерть прекрасно понимала, что из этой троицы умерли лишь двое. Еще один человек, тот самый, что каким-то образом смог пережить ее атаку, сейчас находился на улице. И его никоим образом нельзя оставлять в живых. Он обязательно вернется, чтобы отомстить. И даже если не за друзей (хотя, какие уж там друзья), так за унижение. Такие люди как он, непомерно горды. Такова уж человеческая натура. По крайней мере, так думала Черная Смерть. Однако, когда она вылетела на улицу, того и след простыл.

Черная Смерть даже не смогла учуять его запах или же найти каких-либо следов, что для нее было впервые. Ее обостренное обоняние еще ни разу ее не подводило. Белый ничего после себя не оставил. Ни единого намека на то, куда он подевался. Этот человек будто бы в воздухе растворился. Вообще-то, она была недалека от истины. Прорычав, как бы говоря по-собачьи «Черт», она развернулась и вернулась обратно в дом. Но в будущем, им еще предстоит встретиться, встав друг напротив друга.

На самом деле, чтобы сбежать, Белому пришлось использовать один из своих драгоценных одноразовых реликтов — Камень Возврата, который после этого превратился в пыль. Когда он его использовал, то его перенесло в место, в которое он пожелал возвратиться — в гостиницу Россия. Это было безопасное место, в котором босс и его люди создали себе, неприступную для зомби и мутантов, крепость на пятнадцатом и шестнадцатом этажах здания. Шестнадцатый, кстати, был обставлен исключительно под вкусы босса. Еще ни одному зомби, пускай даже и эволюционировавшему, не удалось добраться до шестнадцатого этажа. Все остальные располагались на пятнадцатом этаже.

Белый понимал, что босс за потерю двух его людей уж точно по головке не погладит. Наказания ему не избежать. Но у него, к сожалению, не было другого выбора. Все лучше, чем смерть. Ведь теперь одному, как бы ты не был силен, в этом мире не выжить. Рано или поздно, но зомби или мутанты тебя настигнут. Энергетика, увы, не бесконечная и имеет один существенный недостаток — быстро кончается. И если тебя в это время некому прикрыть, то без своих способностей, Избранный — лишь мешок из плоти, крови и костей. Не более того.

Марина, которая освободилась от гравитационной ловушки еще в тот момент, когда после удара Черной Смерти Белый вылетел через входную дверь, сейчас сидела на ступеньках лестницы, обнимая и пытаясь утешить Кристину. Она видела, как та собственноручно убила Татарина. И Марина понимала, что для пятнадцатилетней девушки, отнять человеческую жизнь — это ой как нелегко. Кристина, положив голову на колени, тихо всхлипывала, и, казалось бы, совершенно не замечала никого вокруг. Даже утешающую ее Марину. Так они в обнимку и просидели где-то две-три минуты, когда в дом вернулась Черная Смерть.

Марина знала, что если бы не она, то ее сейчас, возможно, и не было бы в живых. Если бы Черная Смерть появилась хотя бы на минуту позже… Она даже думать об этом не хотела. Так что Марине, не пришло в голову ничего лучше, как быстренько найти свой рюкзак и, выудив оттуда большой кусок ветчины, подойти поближе к Черной Смерти и предложить ей это лакомство. Это была благодарность за спасение ее жизни. Черная Смерть, смерив Марину озадаченным взглядом, не сбавляя шага, уже собиралась просто пройти мимо нее, как вдруг резко остановилась и, будто о чем-то задумавшись, медленно раскрыла свою пасть и приняла угощение из ее рук.

Марина на это криво улыбнулась и, отойдя от нее назад с видом, говорящим «теперь мы квиты», вернулась обратно к Кристине. Но Черной Смерти этого показалось мало. Ее не интересовало угощение (в ее нынешнем положении питаться ей было ни к чему). Черная Смерть хотела получить от Марины нечто другое. На этот раз она сама подошла к ней и, вытянув свою морду, дотронулась кончиком носа до Браслета Милосердия. Черная Смерть знала назначение этого предмета. Марина поначалу ничего не поняла, но когда Черная Смерть повторила просьбу, вновь дотронувшись носом до браслета, додумалась, наконец, чего от нее хотят. Сняв с запястья свой Браслет Милосердия, она протянула его ей. Черная Смерть быстро схватила его зубами и тут же удалилась.

Черная Смерть не стала долго задерживаться на первом этаже. С зажатым в зубах Браслетом Милосердия, она поднялась по лестнице на второй этаж. Туда, где все так же без сознания, лежал я. Совсем один. Марина не знала, что я был без сознания, а у Кристины сейчас свои заботы. Ей сейчас было не до меня. Она попросту замкнулась в себе, забыв обо всем на свете. Включая меня. Черная Смерть знала, что сила Поглотителя Сущности, удерживающая ее тут, вскоре развеется (у нее в запасе оставалось еще две, максимум три минуты), поэтому напоследок, она собиралась привести меня в чувство и кое-что сделать. То, что необходимо для ее хозяина. Она и сама не понимала, откуда это знает, но та самая закрытая дверь, покрытая анти магическим барьером… в общем, хозяин обязательно должен открыть ее, во чтобы то ни стало. Такую возможность нельзя упускать. Причем, открыть эту дверь он должен один.

Черная Смерть подошла к моему бессознательному телу и, разжав клыки, бросила на руку Браслет Милосердия. Не обязательно носить браслет, чтобы воспользоваться его свойствами. Достаточно лишь тактильного контакта. Поэтому, стоило только Браслету Милосердия коснуться моей кожи, как я моментально пришел в сознание и тут же открыл глаза. В голове, будто кошки скребли, а во рту пересохло. Но, в общем и целом, я был в порядке. Как только я встал, держась за голову, Черная Смерть несильно толкнула меня своей мордочкой в щеку, стараясь привлечь внимание. Я повернул к ней голову и, тщательно осмотрев, тут же улыбнулся. Бешенством тут и не пахло. Я был рад, что она в порядке.

— Так ты в порядке?! — воскликнул я вопрошающе, протянув к Черной Смерти руку и медленно поглаживая по холке, будто обычную собаку. Ее пасть несколько натянуто вытянулась в подобие улыбки.

Однако, так продолжалось недолго. Буквально через пару секунд, Черная Смерть отпрянула от меня и, уставившись на правую руку, мордочкой раскрыла мою ладонь и облизнула метку Избранного. Я, признаться, не понимал, что она хотела этим сказать. Сейчас меня больше интересовала судьба девочек. В порядке ли они? Затем, обойдя меня сзади, Черная Смерть подтолкнула меня в спину к той самой двери. И вот стою я напротив двери и все еще не понимаю, что Черная Смерть хочет, чтобы я сделал. Она встала от меня сбоку и, вытянув свою правую лапу, прикоснулась ею к двери. А затем, убрав лапу, выжидающе на меня посмотрела, мол «повторяй за мной!».

— Так ты хочешь, чтобы я прикоснулся к этой двери своей меткой Избранного? — спросил я ее на полном серьезе, будто Черная Смерть могла меня понять и ответить.

Хотя, понять-то она меня могла, об этом я уже догадался, а вот ответить, у Черной Смерти не получалось. Однако, уже секунду спустя, она стала мотать головой вверх-вниз. Этот жест был очень уж похож на человеческий. Тем самым, заставив меня широко распахнуть глаза от удивления. Я был в шоке! Черная Смерть не только меня понимала, но и могла худо-бедно со мной общаться, жестикулируя? Это было что-то! А пока я стоял как вкопанный, Черная Смерть в нетерпении (время ее пребывания тут, было на исходе), уже во второй раз за сегодня, подошла ко мне сзади и подтолкнула сильнее. Я, при этом, чуть было не клюнул носом дверь.

Непроизвольно (я все еще был сконфужен от осознания того факта, что Черная Смерть настолько разумна), я сделал то, чего она от меня и добивалась — дотронулся меткой Избранного до двери. И тут же, в мгновение ока, дверь будто взорвалась чистейшим белым светом и, ослепив меня, полностью поглотила. Этот свет заполонил весь дом, каждый его закуток и, стремительно вырвавшись наружу, развеял барьер, что окружал и охранял это дом. Зомби, что в это время стояли за его пределами, медленно потянулись в сторону открытой входной двери.

— Где это я, черт возьми?! — придя в сознание, я не мог понять, где нахожусь.

Вокруг был полумрак. В голове творилось черти что. Я лежал на сырой земле и не понимал, что вообще происходит. Неосторожно двинув рукой, я задел нечто склизкое и твердое. Это еще что такое? Нашарив этот предмет рукой, я поднес его поближе к глазам. Черт! Да это же почти что разложившийся человеческий череп. Рука рефлекторно отпустила эту мерзость обратно, а я сразу же встал на ноги. Оглядевшись вокруг, я не поверил своим глазам. Я был в ловушке. Или скорее, в темнице. Со всех сторон меня окружали лишь каменные стены, да холодная земля под ногами. Причем, конца я им не видел. Стены просто уходили в темноту, казавшуюся мне бесконечной.

— Что это за место? — попытался обратиться я к Проводнице.

Ни ответа, ни привета, я так и не получил. Никакой реакции. Ни на этот, ни на любой другой вопрос. Проводницы будто и не существовало. И тут я, волей-неволей, запаниковал. Я стал прощупывать стены, надеясь, что это всего лишь иллюзия. Но нет, они были вполне реальны. Хотя, способности работали. Это я выяснил, когда сгенерировал заряд в руке, пытаюсь пробить себе путь наружу. Но я даже не сумел поцарапать этот чертов камень! Использование Истока Воплощения так же не дало видимого результата.

Минут десять я метался то туда, то сюда. В конце концов, мне все это надоело. Я уселся на землю, облокотившись спиной на одну из стен и стал ждать. Чего я ждал? Да ничего! Просто так, от безысходности. Час, два, три — в желудке заурчало, но рюкзака с едой у меня при себе не было. Попытался призвать Черную смерть — не вышло. Поглотитель сущности не работал. Четыре, пять, шесть — у часов села батарейка (вовремя, блин). Пытаясь читать в голове по памяти одну из книг Дюма, чтобы хоть чем-то себя занять, я вдруг услышал странный шум — что-то поблизости заскрежетало. Я прислушался и определил, откуда идет этот звук. Ползая на четвереньках и стараясь при этом не шуметь, я добрался до противоположного края своей темницы.

Приложив ухо, я стал внимательно слушать, пытаясь понять, что же это за звук. И тут раз, все стихло. Черт! Да что же это такое?! Я уже собирался вновь устроиться поудобнее, как вдруг, каменная стена завибрировала. Прошло секунд десять, а она, не переставая вибрировать, вдруг сдвинулась с места и отошла назад. Не вся, конечно, а только ее часть. Теперь, не знамо сколько времени спустя, передо мной был наконец выход. Большое и прямоугольное отверстие, за которым не было видно не зги. Но я не торопился войти внутрь. У меня было жуткое предчувствие, что ничем хорошим это не кончится, а все тело била крупная дрожь (но не от холода). Там снаружи кто-то был. Некто очень жуткий.

— Ну и что дальше? Так и сидеть в этой жуткой темнице, пока не сдохну от жажды, голода или холода? — задумался я, глядя в кромешную темноту входа.

— Дзинь! — раздался оттуда звук удара металла от металл. А затем дзинь, дзинь, дзинь. Как звук дверного звонка. Звон не прекращался ни на мгновенье. Я что есть сил закрыл уши, но это не помогло. Голова загудела, меня стало тошнить, и я сам не понял, как такое может быть, но мои ноги пошли в сторону открывшегося входа. Я этого даже не осознавал. Мне казалось, что я все так же стою на месте. И когда я перешагнул порог, звон тут же смолк и вход, с вибрирующим звуком, вновь закрылся за моей спиной.

Оказывается, та комнатка, в которой я до этого находился, была центром Адского Лабиринта. Так я впоследствии назвал это место. Бесконечное множество узких, метра три шириной, проходов, если смотреть сверху, соединялись в один единый узор — метку Избранного. И за каждым поворотом меня поджидала опасность. Множество всевозможной нечисти (злые духи, демоны, мифические существа и конечно же, зомби) населяло его. Единственный шанс выйти отсюда — это убить их всех. Но Безликие создали его не просто так. Адский Лабиринт — это самый быстрый, но одновременно и самый опасный, путь для Избранного возвысится над остальными и стать сильнее. Для одних — это уникальный шанс, тогда как для других — сущее проклятье.


Оглавление

  • Глава 1. Лазурное небо
  • Глава 2. Напарница
  • Глава 3. Выбраться наружу
  • Глава 4. Новые возможности
  • Глава 5. Мутировавшая стая
  • Глава 6. Огневик
  • Глава 7. Эволюция
  • Глава 8. Генезис
  • Глава 9. Создание Копья Молний
  • Глава 10. Убить их всех
  • Глава 11. Ночевка
  • Глава 12. Мясник
  • Глава 13. Повсюду зомби
  • Глава 14. Черная Смерть
  • Глава 15. Колдун
  • Глава 16. Электрогенез
  • Глава 17. Поглотитель сущности
  • Глава 19. Противостояние. Часть вторая. Заключительная глава