КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400495 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170313
Пользователей - 91029
Загрузка...

Впечатления

nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 2 за, 4 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +1 ( 4 за, 3 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -3 ( 3 за, 6 против).
Stribog73 про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Ребята, представляю вам на вычитку 65 % перевода Путей титанов Бердника.
Работа продолжается.
Критические замечания принимаются.

2 ZYRA
Ты себя к украинцам не относи - у подонков нет национальности.
Мой горячо любимый дедуля прошел две войны добровольцем, и таких как ты подонков всю жизнь изводил. И я продолжу его дело, и мои дети , и мои внуки. И мои друзья украинцы ненавидят таких ублюдков, как ты.

2 Гекк
Господа подонки украинские фашисты. Не приравнивайте к себе великого украинского писателя Олеся Бердника. Он до последних дней СССР оставался СОВЕТСКИМ писателем. Вы бы знали это, если бы вы его хотя бы читали.
А мой дедуля убивал фашистов, в том числе и украинских, а не писателей. Не приравнивайте себя и себе подобных к великим людям.

2 nga_rang
Первая война - Халхин-Гол.
Вторая война - ВОВ.
А ты, ублюдок, пососи у меня.

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями.

Рейтинг: -2 ( 2 за, 4 против).
Stribog73 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

2 ZYRA & Гекк
Мой дед таких как вы ОУНовцев пачками убивал. Он в НКВД служил тоже, между войнами.
Я обязательно тоже буду вас убивать, когда придет время, как и мои украинские друзья.
И дети мои, и внуки, будут вас убивать, пока вы не исчезнете с лица Земли.

Рейтинг: +1 ( 6 за, 5 против).
ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

stribog73: В НКВД говоришь дедуля служил? Я бы таким эпичным позорищем не хвастался бы. Он тебе лично рассказывал что украинцев убивал? Добрый дедушка! Садил внучка на коленки и погладив ему непослушные вихры говорил:" а расскажу я тебе, внучек, как я украинцев убивал пачками". Да? Так было? У твоего, если ты его не выдумал, дедули, руки в крови по плечи. Потому что он убивал людей, а не ОУНовцев. Почему-то никто не хвастается дедом который убивал власовцев, или так называемых казаков, которых на стороне Гитлера воевало около 80 000 человек, а про 400 000 русских воевавших на стороне немцев, почему не вспоминаешь? Да, украинцев воевало против союза около 250 000 человек, но при этом Украина была полностью под окупацией. Сложно представить себе сколько бы русских коллаборационистов появилось, если бы у россии была оккупирована равная с Украиной территория. Вот тебе ссылочки для развития той субстанции что у тебя в голове вместо мозгов. Почитаешь на досуге:http://likbez.org.ua/v-velikuyu-otechestvennuyu-russkie-razgromili-byi-germaniyu-i-bez-uchastiya-ukraintsev.html И еще: http://likbez.org.ua/bandera-never-fought-with-the-germans.html И по поводу того, что ты будешь убивать кого-там. Замучаешься **овно жрать!

Рейтинг: -2 ( 4 за, 6 против).

Флорида в огне (fb2)

- Флорида в огне (пер. Е. Злотин) (а.с. Палач-45) (и.с. Цикл "Коза Ностра". Серия "Палач"-17) 248 Кб, 108с. (скачать fb2) - Дон Пендлтон

Настройки текста:



«Дон Пендлтон» (Майк Ньютон) Флорида в огне

Глава 1

Отвратительное существо, достойное стать главным героем самого кассового фильма ужасов, заполнило собой гигантский электронный экран. Болан долго, словно зачарованный, смотрел на это порождение природы и, не выдержав, спросил вполголоса:

— Это и есть тот пресловутый микроб?

— Он самый, — подтвердила Роза Эйприл. — Естественно, увеличенный во много тысяч раз. Чтобы истребить население крупного города, вполне достаточно наперстка, наполненного этими опасными микроорганизмами.

В разговор вмешался Броньола:

— Но это при условии, что сумеешь рассеять определенным образом содержимое этого наперстка в атмосфере. Микробам необходима подходящая среда для размножения, иначе они способны вызвать лишь обычную эпидемию. В этом случае заражение передается прямым путем от человека к человеку.

Все трое находились в лекционном зале на ферме «Каменный человек».

— Значит, это не бактериологическое оружие в привычном смысле этого слова, — заметил Болан.

— Скажем так, изначально этот штамм слегка отличается от того, что был ранее известен. Зато молекулярное строение бактерии почти идентично строению уже известного возбудителя бубонной чумы, и ее воздействие на человеческий организм имеет сходный механизм во всех проявлениях. Должен признаться, что наши биохимики не сумели бы установить структурное отличие от исходной бактерии чумы, если бы мы им не порекомендовали проявить особую бдительность.

— Давайте теперь посмотрим диапозитив из морга, — предложил Броньола.

Девушка нажала кнопку на пульте управления, и на экране появилось увеличенное изображение обнаженного трупа. На первый взгляд можно было подумать, что тело принадлежит представителю черной расы. На самом же деле, исходя из сопроводительного текста на нижней кромке кадра, явствовало, что оно принадлежало белому: сорокапятилетнему уроженцу Канзаса, специальному агенту ФБР Стюарту Дэнлопу.

Роза Эйприл, словно профессиональный медик, снабдила наглядное пособие пояснениями:

— Темная пигментация кожи является типичным признаком смерти, наступившей в результате заболевания бубонной чумой. Равно как и вздутия под мышками и в паху. Чумные бактерии чаще всего поражают лимфатические узлы.

— Не очень-то радостная перспектива для тех, кто стал их жертвой, — с нескрываемым отвращением пробормотал Броньола.

— В любом случае, никто из заболевших, как правило, не остается в живых, — прошептала Роза. — В четырнадцатом веке бубонная чума выкашивала население целых стран в Европе и Азии. Да и древние египтяне не зря поставили памятник кошке, поклоняясь ей, как богине.

— А кошки здесь причем? — удивился Гарольд, который терпеть не мог кошачьих воплей под окнами в марте. — Неужели их что-то связывает с темой нашего разговора?

— Эти забавные зверьки спасли человечество от вымирания, ибо весьма успешно охотились на крыс — основных переносчиков чумы в то время.

— Кому же теперь доставляет удовольствие снова распространить этот бич на земле и с какой целью? — тихо спросил Болан.

— Вот нам бы и хотелось, чтобы ты нашел ответ на поставленные тобой же вопросы, — вздохнул Броньола.

— А откуда известно, что несчастный Дэнлоп не подцепил болезнь чисто случайно? В конце концов во Флориде полно выходцев из Азии и Южной Америки. Один из них мог быть бациллоносителем, и Дэнлоп при нечаянном контакте подцепил заразу. Кстати, что делал во Флориде спецагент ФБР?

— Дайте следующее фото, Роза, — приказал Броньола.

Секунду спустя опухшее тело исчезло с экрана, уступив место портрету мужчины лет пятидесяти с редкими седеющими волосами. Под фотографией шел текст: «Вильям Брюс, заведующий исследовательской биохимической лабораторией в фирме „Варко“, 51 год, вдовец. Имеет дочь, студентку университета штата Флорида. Выдающийся исследователь, неоднократно выступал в роли консультанта правительства, дважды выдвигался на соискание Нобелевской премии, но награды так и не получил».

Болан внимательно рассматривал фото, прежде чем спросить:

— Это у него возникли проблемы?

— Вполне вероятно, — уклончиво ответил Броньола. — Его дочь утверждает, что он исчез. Похоже, она учинила скандал в отцовской лаборатории в Тампе. Но дирекция «Варко» уверяет, что Брюс уехал в целевой отпуск, а посему городская полиция отказывается принимать заявление дочери всерьез. Она принялась донимать официальные власти в Вашингтоне. Даже умудрилась подать жалобу в Министерство юстиции при посредничестве Академии наук.

Броньола помолчал с минуту и, нахмурив брови, продолжил:

— Нужно сказать, что бедная девчушка два года назад осталась без матери. Может быть, даже...

— Сколько времени прошло после исчезновения ее отца? — прервал его Болан.

— Три недели.

— Маловато, чтобы увязывать с неожиданным появлением загадочного вируса. Брюс, конечно, биохимик, но делать скоропалительные выводы...

Броньола со вздохом вытащил из кармана сигару.

— Должен признаться, что агент ФБР Дэнлоп был направлен во Флориду как раз в связи с исчезновением Брюса. Естественно, расследование, как обычно в таких случаях, проводилось совершенно секретно. Просто нам хотелось немного успокоить дочь, которая по-прежнему бомбардирует запросами высокие инстанции в Вашингтоне.

Теперь вздохнул уже Болан:

— Хорошо, допустим, все-таки существует связь между появлением вируса и исчезновением биохимика. А теперь, старина, выкладывай, что тебе известно. Хватит играть в кошки-мышки. Где обнаружили этого Дэнлопа?

— Официально он сам заявился в больницу Форта Мейерс и попросил, чтобы ему оказали скорую помощь. Если верить дежурному врачу, пациент заявил, что его подвергли воздействию ядовитого вещества. Скоро у него наступило коматозное состояние, и час спустя спецагент умер.

На экране возникло очередное фото.

— Эта особа должна тебя заинтересовать, Страйкер. Посмотри на нее повнимательнее, — сказала Роза.

Болан вгляделся в смотревшее на него с экрана лицо: очаровательная девушка лет двадцати, с длинными белокурыми локонами и яркими синими глазами, в которых пряталось лукавое веселье.

— Это Холли Брюс, — объяснила Роза. — Сожалею, но на фотографии пока нет надписи с последними данными. Мы только что получили ее от административной службы университета. Красивая девушка, не так ли?

Болан ничего не ответил, он по-прежнему вглядывался в черты прелестного лица. Броньола тем временем воспользовался возникшей паузой для раскуривания сигары. Изображение девушки сменилось портретом ее отца. И снова Роза, как профессиональный лектор, сопроводила кадр подробным рассказом:

— За последние двадцать лет Вильям Брюс трижды выполнял работы для исследовательских подразделений армии. Он принимал участие в разработке проектов, связанных с созданием бактериологического оружия. Надо сказать, его недаром считают крупнейшим авторитетом по операциям, способным вызвать генетические мутации у простейших организмов, и в этой конкретной области он достиг весьма впечатляющих успехов. Скажем, прелестная бацилла, которую мы только что видели, вне всякого сомнения, подверглась одной или двум операциям в плане генетической хирургии. Ее наследственность слегка отличается от той, которой обладает микроб — носитель бубонной чумы. Его пока нигде не наблюдали, ни в одной лаборатории. Ни в Соединенных Штатах, ни в Европе. Короче, благодаря новой генетической структуре этот микроб запросто можно использовать в качестве классического бактериологического оружия и истребить население целых стран, представив инцидент как случайную эпидемию. Наши вирусологи в настоящее время изучают детальную структуру вируса, но они не в состоянии ее воспроизвести лабораторным путем. Им пока неизвестен процесс, вызывающий генетическую мутацию.

— Перейдем теперь к «Варко», — проворчал Болан. — Чем конкретно занимается эта фирма?

— "Варко" не просто фирма, а холдинговая компания, контролирующая нефтяные скважины, нефтеперерабатывающие заводы, банки и фармацевтические лаборатории по разработке химических продуктов, а в последнее время стала интересоваться и вычислительной техникой, — пояснила Роза. — Последнее связано с личным пристрастием некоего Тэрстона Ворда, мультимиллионера, известного своими реакционными взглядами.

— Я о нем слышал, — прокомментировал Болан.

— Как и все, — встрял в разговор Броньола, успешно поставивший дымовую завесу, разделившую зал на две половины: одну, окутанную густыми клубами удивительно вонючего дыма, в которой находился сам, и другую, в которую перебрались его собеседники. — Когда человек обладает таким крупным состоянием, он быстро становится популярным благодаря средствам массовой информации. К тому же, он частенько фигурировал в телепередачах, принимая участие в демонстрациях и сборищах экстремистов, которые проходили под лозунгами, провозглашавшими насилие универсальным лекарством от всех недугов современного мира.

Болан решил внести свою лепту в дело отравления окружающей среды и, прикурив сигарету, задумчиво произнес:

— Эта проблема начинает меня серьезно интересовать. Можно еще раз посмотреть фотографию Холли Брюс, Роза?

Лицо девушки тотчас же появилось на экране. Болан долго смотрел на него, не в силах оторвать взгляд.

Улыбающаяся девушка затрагивала самые сокровенные струны его души. Она напомнила ему другую, рано ушедшую из жизни девушку, которая стала жертвой самых настоящих людоедов, опустошавших Америку. Эти каннибалы не носили набедренных повязок и не варили свои жертвы на потеху идолам. Отнюдь. Они выглядели респектабельно и поклонялись другому идолу — Золотому Тельцу. Ради наживы они готовы были напичкать подростков наркотиками, молодых девушек пустить на панель, а тех, кто оказывал хоть малейшее сопротивление, избить до полусмерти, искалечить, а то и убить. Имя людоедов — мафиози. Смерть любимой сестры заставила Болана начать беспощадную, постоянно возобновляемую войну против «внутреннего врага», как он их называл про себя.

— Она похожа на Синди, — добавил он, вставая.

Роза Эйприл озабоченно взглянула на Броньолу, но Болан этого не заметил. Мысленно он уже приступил к выполнению нового задания и был на пути к Эверглейдским болотам во Флориде...

* * *

Временно прекратив войну с мафией, Болан и не думал воспользоваться заслуженным отдыхом. Просто он оставил в покое одного врага, чтобы со всей силой обрушиться на другого, еще более гнусного и опасного. Имя ему было — международный терроризм.

Мир, в котором враждуют расы и нации, религии и идеологии, является идеальной почвой для всякого рода фанатиков, параноиков и мегаманьяков, пытающихся посеять ужас среди своих собратьев по крови. Уже длительное время банды этих новоявленных людоедов, действующих зачастую без всяких идеологических или политических мотивов, держат мир в страхе, заставляя целые страны расписываться в собственном бессилии перед лицом нарастающего вала насилия и жестокости.

Следовательно, для Мака Болана пробил час выйти на ристалище в доспехах и...

Для Мака Болана, а точнее, для человека, который официально стал именоваться полковником Джоном Фениксом, восставшим из пепла боевого фургона в один дождливый полдень в Центральном парке Нью-Йорка.

В тот день Мак Болан официально умер, и славный образ Палача навсегда стал легендой.

Однако человек из плоти и крови, вышедший победителем из смертельной схватки с Синдикатом, был по-прежнему жив. Он дышал, действовал, и его сердце никогда не оставалось безучастным к чужому горю. Поэтому он продолжал сражаться...

Он многое узнал уже в первые часы своей новой войны. В частности, теперь ему было известно, что терроризм не является уделом какой-либо конкретной нации, а, напротив, представляет из себя средоточие всемирного зла, способное проявиться повсюду, где бесноватые демагоги умело пользуются недовольством своих ближних, чтобы выместить ненависть на ни в чем неповинных жертвах.

Самое отвратительное, что зачастую эти фанатики террора и насилия прикрываются законами, призванными защищать свободы и права отдельных граждан, чтобы юридическими крючками и хитроумными уловками обеспечить собственную безнаказанность. Именно так в Америке, цитадели свободы, возникли с течением ряда лет группы совершенно аморальных индивидов, повсюду сеющих смерть и разрушение. Они подкладывают бомбы в банки и универмаги, где всегда много людей, устраивают пальбу на оживленных улицах, подло похищают заложников во славу своих сумбурных идеологических догматов, которые на самом деле служат ширмой для присущей этим мерзавцам патологической тяги к разрушению. Короче говоря, когда закон оказался пустым звуком, свобода личности — мифом, а правосудие не в состоянии встать на защиту простых людей, Болан не мог оставаться безучастным. Напротив, он рвался в неравный бой, насаждая собственное правосудие, отвечая ударом на удар, в соответствии с древним правилом возмездия — «око за око»...

С самого первого часа своей новой войны Палач понял главное, понял то, что придавало ему силы в борьбе: враг, как бы он ни менял свое имя, личину и к какой бы расе ни принадлежал, всегда оставался неизменным. Впрочем, как и поле боя. Независимо от того, где оно находилось, арена сражения всегда была для его противника фатальной, а для Страйкера победоносной. На самом же деле истоки войны, которую вел Болан из года в год, крылись в изначальном конфликте, сделавшем врагами Каина и Авеля, — борьбе добра со злом, конфликте между цивилизованным человеком-созидателем и диким людоедом-разрушителем.

Глава 2

Лежа на животе на дне черной надувной лодки, одинокий боец медленно продвигался вдоль извилистого берега болота, беззвучно разгребая мутную зеленую воду коротким алюминиевым веслом. Он нарочно прижимал утлое суденышко вплотную к суше, используя изрезанность береговой линии в качестве прикрытия. Все его чувства были обострены, и он напряженно вглядывался в обступавшие его со всех сторон тропические джунгли. Несмотря на раннее утро, было очень жарко, хотя солнце здесь так и не появлялось, скрытое почти непроницаемым для отвесных солнечных лучей пологом буйной растительности, росшей прямо из воды или на островках суши, там-сям попадавшихся среди болот. Под буйными, подавляющими все своей жизненной силой кронами царил вечный полумрак. А в полумраке этом притаилась опасность...

Джунгли, захватившие и землю, и воду, были для Мака Болана страницами открытой книги. Всю свою сознательную жизнь он провел в джунглях, одновременно и похожих, и отличающихся от этих. Сначала в юго-восточной Азии, где джунгли после тропических ливней были пропитаны липкими, зловонными испарениями; затем «каменные джунгли», населенные людоедами, выгрызавшими страну изнутри. Палач был хорошо знаком с хищными грабителями, населявшими «каменные джунгли» и чувствовавшими себя в них полновластными хозяевами. Независимо от того, были они представителями рода людского или животными, все они походили друг на друга, сохраняя, тем не менее, свою индивидуальность...

Эверглейдские болота Флориды являли собой удивительный феномен, который, однако, нисколько не удивлял Болана: это было царство копошащейся, кишащей под ногами и готовой в любой момент расцвести пышным цветом жизни и затаившейся, подстерегающей на каждом шагу смерти. Эверглейдские болота, как и вьетнамские джунгли, являлись ареной постоянной борьбы между жизнью и смертью, и скрытая под пышной растительностью бездна не щадила ни людей, ни зверей. Малейший неосторожный шаг — и все живое засасывалось предательской, безжалостной и всепожирающей трясиной.

Здесь, в этом тропическом болоте, царил закон выживания сильнейшего и лучше всего приспособившегося к условиям такой жизни. Приспособляемость — вот единственный и основной критерий для выживания в подобных условиях. Ибо изменчивая и иногда просто ошеломительная красота тропической растительности, буйствовавшей над грязно-зелеными стоячими водами, таила в себе скрытую, смертельную опасность. Вездесущая угроза жизни скрывалась за самым невинным обличьем: роскошные цветы, раскрывавшие пышные бутоны на поверхности воды, подобно сверкающим драгоценностям, сочились ядовитым нектаром. Изящные плотоядные растения привлекали дурманящим ароматом насекомых, необходимых для обеспечения их размножения и, следовательно, дальнейшей жизни. Песчаные розы разноцветным ковром устилали зыбкую топь, готовую поглотить всякого, кто ступит на ее обманчивую поверхность, будучи убежденным, что перед ним твердая земля. А извивающаяся, вся в цветах лиана неожиданно оказывалась смертоносной водяной змеей, готовой укусить всякого, кто окажется поблизости от ее сочащихся ядом зубов...

Тропические болота Флориды — царство кровожадных хищников. Поэтому Болан, прирожденный охотник на самого хищного зверя, чувствовал себя здесь как рыба в воде...

Он направил резиновую лодку под арку, образованную лианами и грациозными пальмами, склонившимися над поверхностью воды. Недалеко от берега плавал замшелый ствол дерева. Неожиданно на нем высветилась пара выпуклых глаз, и крокодил исчез в глубине, с всплеском ударив по воде гребенчатым хвостом. Болан осмотрелся вокруг, внутренне готовый к новым опасностям. Не обнаружив ничего достойного внимания, он нейлоновой веревкой крепко привязал лодку к выступающему над водой толстому скользкому корню и выбрался, на сушу.

На нем была экипировка, специально подобранная для ведения продолжительных боевых действий в джунглях: зеленый маскировочный комбинезон, в кобуре слева под мышкой — «беретта» с глушителем и огромный «отомаг» на поясе с правой стороны. Но ударным оружием была автоматическая винтовка М-16, специально приспособленная для стрельбы в условиях повышенной влажности и температуры. Укороченный ствол и откидной приклад нисколько не влияли на ее боевые качества. Болан заказал для нее особый магазин, вмещающий 75 патронов калибра .220. Переделанная таким образом винтовка практически не имела себе равных по скорострельности и убойной силе.

На ремне военного образца Болан разместил подсумки с запасными обоймами для всех видов своей артиллерии, десантный нож, а также целый набор удавок и гранат.

Но, хотя он и был полностью экипирован для ведения боя, на этот раз Палач намеревался всего лишь провести скрытную разведку на вражеской территории. Преждевременное столкновение с врагом могло серьезно повредить конечной цели его задания и, что было вполне вероятно, привести к непоправимой катастрофе.

Целью разведки была военизированная база, оборудованная посреди флоридских болот. Болан подобрался к ней с западной оконечности полуострова и медленно, беззвучно, не выходя из-под прикрытия растительности, начал обходить вокруг нее. Ему хотелось, прежде всего, разведать ее планировку и расположение охранных постов.

С севера и востока к лагерю вплотную подступала покрытая водой отмель, а с запада и юга, на сколько хватало глаз, тянулись безбрежные джунгли. Территория лагеря имела форму квадрата со стороной около ста метров и по всему периметру была обнесена сетчатым ограждением с несколькими рядами колючей проволоки поверху. Перед въездными воротами и вдоль всего ограждения с западного и южного флангов тропическая растительность была полностью выжжена на расстоянии до тридцати метров, что позволяло простреливать эту зону безопасности в случае, если обитатели лагеря подверглись бы нападению извне. Но со временем солдаты, уверенные в неприступности своих позиций, подрастеряли прежнюю бдительность, и джунгли мало-помалу отвоевывали утраченные позиции. В некоторых местах лианы уже начинали карабкаться даже на ограждение.

Оставаясь все время под защитной сенью тропической зелени, Болан выбрал место для наблюдательного пункта, откуда весь лагерь просматривался как на ладони. На его территории возвышалось несколько строений из гофрированного железа. От одного из них отходили изолированные кабели, поднятые на деревянные столбы и соединявшие его с остальными строениями. Вне всякого сомнения там размещалась силовая станция, снабжавшая лагерь электроэнергией. Между бараками сновали солдаты в маскировочных комбинезонах, вооруженные винтовками М-16. Болан приметил еще каких-то типов в форме. У этих на поясе болтались пистолеты. Видно было, что все они занимаются повседневными делами. Болан тщательно всматривался в их лица, но ни в одном из них не признал человека, ради которого забрался в самые дебри Эверглейдских болот.

Покинув свой наблюдательный пункт, он продолжил обход лагеря. На северном фланге, там, где твердая почва постепенно скрывалась под разлившейся стоячей водой, он увидел на берегу несколько аэроглиссеров. Он тотчас же отметил в памяти эту деталь, которая могла оказаться впоследствии чрезвычайно важной для дальнейшего развития операции. Ему были знакомы эти маленькие плоскодонные лодочки, приводимые в движение воздушным винтом. Они обеспечивали противнику маневренность, которой у него самого не было. Но козыри, как известно, иногда оборачиваются против того, кто ими располагает...

Последние наблюдения убедили Болана, что база, без сомнения, была оборудована профессионалами и на сегодняшний день поддерживалась в образцовом порядке. Кроме того, благодаря преимуществу своего расположения она была почти невидима с воздуха, ни по воде, ни по суше к ней практически невозможно было подобраться всякому, кто отважился бы сунуться в Эверглейдские болота. Проникновение на ее территорию было связано с огромным риском, и Палач решил дождаться ночи, чтобы свести его к минимуму.

Он продвигался параллельно ограждению на западном фланге лагеря к тому месту, где осталась его лодка, когда что-то едва заметно шевельнулось под деревьями, заставив сработать сигнал тревоги в его голове. Несомненно, это что-то было человеческим существом. Возможно, часовым, который обнаружил незнакомца чуть раньше, чем незнакомец его самого, а может быть, просто патрульный, совершающий привычный обход.

Кем бы ни был этот человек, Болан никому не позволял застать себя врасплох.

«Беретта-бригадир», словно по волшебству, появилась в правой руке Палача, и он присел, пытаясь разглядеть выдавшую себя цель. Всматриваясь в смутный полумрак, он в конце концов обнаружил фигурку небольшого роста в зеленом маскировочном комбинезоне и таком же берете, натянутом на самые уши. По всей видимости, паренек не был вооружен. Во всяком случае при нем не было обычной для часового винтовки. Однако он следовал за Боланом, и это, конечно же, не было простой прогулкой, учитывая неприветливый характер данной местности...

Преследователь тем временем подходил все ближе и ближе. Когда он заметил Болана, было слишком поздно. Он на мгновение в нерешительности застыл на месте, и Палач успел заметить, несмотря на полумрак, пытливое выражение его глаз. Затем парень круто развернулся и пустился наутек, стремясь спрятаться за завесой ветвей мангровых деревьев.

Болан, не раздумывая, положил палец на спусковой крючок. Попасть в беглеца не составляло труда, ведь до него было не более двадцати пяти метров... Что-то, однако, мешало ему нажать на курок. Может быть, маленький рост незнакомца, а может, его непонятное, начисто лишенное уверенности поведение. Да и принадлежал ли этот человек к обитателям лагеря? Когда Палач увидел, что тот припустил в сторону, противоположную той, где находились ворота базы, все его сомнения разом улетучились. Мак моментально принял решение. Выскочив из кустов, он, не скрываясь, бросился вдогонку за беглецом. Размашистыми прыжками Болан беззвучно мчался за маленькой фигуркой, которая, пригнув голову, с удивительной ловкостью петляла среди деревьев.

Растительность стала гуще, лианы и ветки извивались, норовя стреножить беззвучно мчащихся бегунов; жесткая трава шелестела от прикосновения грубой ткани маскировочных комбинезонов. Чуть погодя Болан почувствовал, как земля начинает уходить из-под ног: зыбучая почва засасывала, значительно замедляя продвижение. Его добыча тоже замедлила бег и теперь с трудом передвигалась по болотистому участку местности. Болану даже показалось, что он слышит учащенное дыхание беглеца.

Вдруг незнакомец остановился и резко развернулся, держа обеими руками пистолет, ствол которого уставился на Болана. Тот запросто мог бы превратить незадачливого стрелка в решето, прежде чем он успел бы как следует прицелиться. Но и тут какая-то непонятная сила удержала его палец, готовый нажать на спусковой крючок, и вместо пальбы Мак предпочел сделать отвлекающий маневр. Болан нырнул головой в высокую траву, выставив «беретту» перед собой. Незнакомец нервно попятился и отступил на несколько шагов, чтобы получше прицелиться, а Мак дважды нажал на спусковой крючок. Пули вспороли липкий воздух джунглей и впились в землю возле ног незнакомца.

— Бросай оружие, — приказал Палач вполголоса. — Если хочешь остаться в живых, немедленно брось пистолет на землю.

Но тот, не обращая внимание на его слова, продолжал пятиться. Внезапно он пошатнулся и потерял равновесие. Болан увидел, как паренек по пояс погрузился в зыбкую трясину.

В пылу противостояния бедняга не заметил, что более-менее твердую землю сменило болото, и через несколько секунд незнакомец погрузился бы в него с головой...

Он отчаянно пытался выбраться из трясины, лихорадочно шаря руками в поисках надежной опоры, когда Болан осторожно приблизился к нему. Человек так и не выпустил из руки револьвер, хотя все его попытки удержаться на поверхности были безуспешны. Направив весьма убедительный довод в виде «беретты» на несчастную жертву, Палач сказал:

— Предлагаю сделку: револьвер в обмен на мою руку.

Незнакомец не колебался и доли секунды: револьвер тотчас же полетел в траву к ногам Болана, который поднял его и сунул за пояс. Это был «кольт питон» калибра .347. Красивая игрушка, вне всякого сомнения, но ей гораздо уместнее было находиться за поясом Палача, нежели в руках перепуганного парнишки...

Улегшись на живот на самом краю трясины, Болан вытянул руку. Длинные пальцы намертво вцепились в его ладонь. Болан напрягся и потянул незнакомца к себе. Медленно, словно с сожалением, болото отпустило свою добычу, и Болан аккуратно вытянул ее на землю. С человечка, дрожавшего как осиновый лист, стекала болотная жижа. Не теряя времени, Мак обыскал незнакомца, чтобы убедиться, что у того больше нет никакого оружия. Тот весь напрягся, почувствовав прикосновение чужих пальцев, и в глазах его Палач прочитал дикий ужас. Спасенный сделал слабую попытку вырваться, но Болан, которому все это изрядно надоело, выругался и сорвал с него берет.

Изумительные белокурые волосы каскадом хлынули на перепачканные грязью плечи. Болан едва сдержал крик удивления: незнакомец оказался женщиной и еще какой! Палач тотчас же узнал ее, несмотря на то, что она была по уши в грязи. Вот уж действительно Эверглейдские болота таили множество странных и опасных сюрпризов...

Глава 3

На фотографии, которую Болан видел на ферме «Каменный человек», она выглядела совершенно иначе. Правда, справедливости ради надо сказать, что и условия были иными. Сейчас Болан видел в Холли Брюс странное сочетание ярости и утонченной женственности, о которых он до этого момента даже не подозревал. И тем не менее это была именно она, сомневаться не приходилось, несмотря на перепачканную грязью мужскую одежду.

Она была взбешена до крайности, но во взгляде девушки Болан прочел не только страх, но и вызов. Еще в нем читалась яростная решимость, с которой Маку придется совладать, если он рассчитывает выбраться победителем, и притом живым, из этих зловонных джунглей. Да еще с этой девушкой впридачу.

Он присел на корточки рядом с дочерью биохимика и заглянул ей в глаза, чтобы девушка могла прочесть в его взгляде немой приказ повиноваться.

— Ни слова, — прошептал он, — и не двигайтесь! Неподалеку отсюда патрулирует вооруженный часовой.

Несмотря на то, что девушка была вне себя от ярости и страха, она вовсе не была дурой, да и инстинкт самосохранения у нее действовал безотказно. Отвернувшись от неумолимого взгляда высокого незнакомца, который не позволял ей подняться с земли, Холли Брюс посмотрела через плечо в сторону непроницаемых для взора джунглей. Затем, по-прежнему не произнося ни звука, она, как испуганный ребенок, прижалась к широченной груди Болана. Ей крепко досталось, к тому же Холли Брюс едва не погибла, поглощенная этой ужасной трясиной. Она вдруг почувствовала, как ее покидают последние силы. Девушка ощутила теплое дыхание Болана на своей щеке и еще теснее прижалась к этому внушающему доверие мужчине. Потянулись нескончаемые секунды...

— Хорошо, хорошо, опасность миновала, — тихонько прошептал Болан.

Девушка глубоко вздохнула, отстранилась от спасителя и вытянулась на земле, рассыпав свои длинные волосы по траве.

— Замечательно! — неожиданно воскликнула она почти истерическим голосом. — Но кто вы такой и откуда здесь появились?

Болан вытащил сигарету и, прикурив ее от зажигалки, протянул Холли, но та от сигареты отказалась.

— Меня зовут Феникс, — ответил он с подкупающей простотой.

— Вы полицейский?

Он натянуто улыбнулся и встал. И только после этого ответил:

— В некотором роде.

Холли в свою очередь вскочила на ноги.

К ней вернулась привычная уверенность, и она окинула Болана испепеляющим взглядом.

— В некотором роде, говорите? — насмешливо протянула она с плохо скрытой злостью. — Это самая лучшая шутка за сегодняшний день! Подумать только, я целую неделю ору, как сумасшедшая, чтобы привлечь внимание полиции, а она затыкает уши, не желая ничего слышать.

Болан ласково взял девушку за руку и увлек за собой.

— Спокойнее, — улыбнулся он. — Вы орали вовсе не зря. Как видите, ваш страстный призыв услышан, и я вам обещаю, что мы разыщем вашего отца.

— Да я его уже, черт побери, нашла! — воскликнула она раздраженно. — Он там, в этом проклятом лагере!

— Тогда я, вне всякого сомнения, уже вступил бы с ним в прямой контакт, не попадись такое чудо на моем пути, — миролюбиво заметил Болан.

— Ах, значит, вам попало на пути чудо? — взвизгнула она. — Ну это уж слишком!

— Прекратите кипятиться, прелестная мисс, — мягко сказал он. — Вы только попусту растрачиваете свою энергию.

Должно быть, он задел какую-то чувствительную струну в глубине ее души, так как поведение девушки круто изменилось. Болан прочел во взгляде Холли покорность еще до того, как она снова прижалась к нему всем телом, словно хотела не только морального, но и физического утешения.

— У меня такое ощущение, что я схожу с ума, — чуть слышно прошептала она. — Никто не хочет меня выслушать! А я ведь хорошо изучила привычки отца с тех пор, как мы живем вдвоем. Он ни разу не брал отпуск, ни на один день. Даже тогда, когда мама была еще жива!

Болан решил дать девушке выговориться и потихоньку тащил ее за собой к тому месту, где оставил надувную лодку. Там он остановился и пригласил ее занять место в утлом суденышке. Холли снова заколебалась и спросила:

— Так как вы говорите вас зовут?

— Джон Феникс.

— Феникс... Хм... Больше похоже на псевдоним или кличку, — вздохнула Холли, не подозревая, насколько близка она к истине. — В Аризоне есть город, который называется Феникс, а еще так зовут мифическую птицу, которая погибает в огне и возрождается из пепла. За эти качества люди считают феникса символом вечной жизни. Это она дала вам такое имя?

Теперь Холли улыбалась и выглядела повеселевшей. Наверное, впервые за все время, которое дочь разыскивала своего отца, она нашла человека, который согласился ее выслушать...

Болан же продолжал молчать. Он с удовольствием отдал бы ей револьвер, но какое-то смутное чувство тревоги удерживало его от этого шага. Что-то в поведении девушки странным образом беспокоило его. Возможно, внезапная ее покорность... слишком внезапная, чтобы быть искренней до конца... Ломала ли она перед ним комедию? Весьма возможно. Джунгли по-прежнему были полны опасных неожиданностей, но Болан был готов к встрече с ними. А пока в уравнении спасения биохимика Холли Брюс была неизвестной величиной, непонятно откуда свалившейся на голову Палача. Ее присутствие грозило серьезно осложнить выполнение задания...

Глава 4

Комендант базы в который уже раз нервно посмотрел на часы и задрал голову, вглядываясь в небо. День клонился к вечеру. Тени на Эверглейдских болотах уже начали удлиняться, а стоячий воздух потихоньку наполнился многоголосым шумом, характерным для ночной поры в тропических джунглях. Полковник Чарльз Роски все еще надеялся, что вертолет прилетит до того, как придется зажигать сигнальные огни.

Он ждал уже целую вечность, торча, как идиот, на вертолетной площадке, и это вынужденное бездействие никак не способствовало улучшению настроения. Напротив, оно напоминало ему, что он был не единственным хозяином этого лагеря, и ему приходилось постоянно запрашивать мнение своих старших начальников.

«Так бывает всегда: кто платит, тот и принимает решение», — с горечью подумал он, не отрывая глаз от потемневшего неба.

У него даже кишки скрутило, когда утром пришлось по рации связываться с этим старым хреном. Он чувствовал себя униженным оттого, что пришлось признать поражение. И тем не менее... Роски был уверен, что ему удалось бы обломать рога доктору Брюсу. Вначале биохимик, эта яйцеголовая скотина, согласился сотрудничать, а затем ни с того ни с сего передумал и впал в бешеную ярость, просто-напросто отказался продолжать работы, угрожая разрушить даже то, что успел создать. Роски сразу понял, что к ученому надо применить более жесткие методы убеждения, типа тех, что давали хорошие результаты во Вьетнаме, но прежде чем приступить к их осуществлению, следовало запросить согласие Тэрстона Ворда. Таковы были правила игры, придуманной — увы! — не полковником Роски... А старик категорически запретил поднимать руку на Брюса до тех пор, пока сам с ним не переговорит, что, естественно, никак не льстило самолюбию коменданта базы. Ворд пообещал, что прибудет сегодня вечером, взяв тем самым инициативу в свои руки вместо того, чтобы доверить это дело начальнику своего штаба Чарльзу Роски.

Роски буквально тошнило оттого, что ему приходилось держать отчет перед штатскими и получать от них добро по любому своему решению. Слава Богу, что Ворд был не такой тупой, как эти лощеные хлыщи из Вашингтона. Но все-таки он — человек штатский, абсолютно чуждый военной логике и точности мысли. Никогда он не сумеет поставить себя на место солдата и взглянуть на вещи, как офицер, привыкший применять силу и презирать слабость во всех ее проявлениях.

Конечно же, Ворд хотел держать все под своим контролем, а особенно эту операцию, которая, по его же словам, должна была стать венцом карьеры. Но до тех пор, пока богач будет продолжать повсюду совать свой нос, орлы, вышитые на погонах Роски, стоят не больше, чем капитанские нашивки в те времена, когда он служил во Вьетнаме.

Да, Вьетнам... Воспоминание о военных годах всегда будило в полковнике смешанные чувства... Как и многие другие ветераны вьетнамской кампании, он познал там и хорошее, и плохое. С Вьетнамом был связан и апогей его воинской славы, и внезапный крах карьеры кадрового военного. Он сразу же почувствовал себя в джунглях как рыба в воде, а жестокая война на уничтожение красной заразы стала для него олицетворением того, о чем он мечтал с самого раннего детства. Роски нашел во Вьетнаме смысл своей жизни — он почувствовал себя там великим тактиком и даже стратегом.

Что-что, а сражаться он умел. Он всегда числился среди лучших, и его постоянные успехи вызывали зависть остальных офицеров, которым не хватало присущей Чарльзу жестокости и кровожадности. Завистники всегда ставили ему палки в колеса. Им трудно было принять его эффективные методы ведения войны. Там, где проходил его батальон, оставалось больше трупов, чем после любых других подразделений, а его люди не имели себе равных, когда нужно было выдавить сведения из захваченных в плен солдат противника. Роски гордился своими «живодерами». Батальон состоял из отчаянных, крутых парней, вылепленных по образу и подобию своего командира. Они умели выслеживать, пытать и убивать врага, не отступая ни перед чем. К тому же, когда другие подразделения попадали в беду, на выручку всегда посылали Роски и его людей: только они умели сеять панику в рядах неприятеля, не щадя не только военных, но и гражданское население, круша все и вся на своем пути... За все это Роски получил кличку Чарли Ужастик.

Но когда война приняла совсем дрянной оборот, шайка недоделанных писак окрысилась на Роски, чтобы показать всем, на что способна либеральная пресса. В результате Ужастика лишили воинского звания, правда, оставив ему возможность зарабатывать хлеб насущный, продавая свои знания и опыт тому, кто больше заплатит.

И покупатель не заставил себя долго ждать. Заказчиков на рынке военных услуг, слава Богу, хватало. В одно прекрасное утро к нему пришел Тэрстон Ворд. Для начала он поведал бывшему вояке об одном крупном проекте, а затем объяснил, что нуждается в его услугах по той простой причине, что Роски — лучший, кого можно найти. Чарли принял комплимент как должное, даже не распознав в нем блестящую обертку из лести. Ворд предложил звание полковника, кучу денег и не очень пыльную работенку.

Но Ворд, человек глубоко штатский, оставался главным, а стало быть, именно он дергал за веревочки. По сути своей старик был ультрареакционером, и Роски, который видел красных не только в перекрестие прицела, но и встречался с ними лицом к лицу на допросах с пристрастием, полностью разделял политические взгляды своего работодателя. В значительной мере именно поэтому он согласился примкнуть к «Варко». Однако люди, вертевшиеся вокруг старика, не очень-то нравились Роски. Он еще мог понять исступленных псевдофанатиков, увивавшихся вокруг толстосума, надеясь урвать жирные куски от пирога. От этих хоть веяло понятной алчностью. Но ведь были и другие — жестокие ребята, еще более жестокие, чем самые крутые вояки. Они появлялись с туго набитой мошной, злые, как сорвавшиеся с цепи псы, и не стеснялись раздавать приказы направо и налево, хотя их самих следовало бы для начала погонять по плацу и окунуть мордой в дерьмо. Более того, они считали Роски заносчивым и не стоящим уважения солдафоном, продавшимся на корню крупному капиталу.

Постоянно выслушивать подобные заявления было крайне унизительно, от этого любой мог бы озвереть.

Наконец, от некоторых друзей Ворда Ужастика просто воротило. А ведь он не был наивным пацаном, которого только что совратила уличная проститутка. С коррупцией он непосредственно познакомился еще во Вьетнаме, да и любому дураку ясно, что движет миром. Но в окружении Ворда водились акулы пострашнее тех, с кем ему доводилось сталкиваться в прежней жизни. Они распространяли вокруг настоящую ауру злобы и извращенного мировоззрения. Роски чувствовал себя изнасилованным хором законченных мерзавцев всякий раз, как ему приходилось иметь с ними дело. Кончилось тем, что он их возненавидел лютой ненавистью, но в настоящее время ему приходилось терпеть их присутствие и корчить из себя саму любезность.

Он услышал шум винтов быстро приближающегося вертолета. Задрав голову, Роски увидел появившуюся над вершинами деревьев стрекочущую машину. Она облетела базу по периметру и наконец зависла над вертолетной площадкой. Это был UH-1 «Ирокез» фирмы Белл, переоборудованный в передвижной центр управления. Фюзеляж металлической стрекозы был выкрашен в небесно-голубой цвет, и на нем красовалась эмблема нефтеперерабатывающих заводов «Варко». Несмотря на столь необычный вид вертолета, а может быть, и благодаря этому, Роски, глядя на него, вспоминал другие похожие машины под другим небом, переносившие его подразделение к месту очередного боя. От таких воспоминаний у него начинало щемить сердце...

«Ирокез» коснулся полозьями земли. Роски непроизвольно закрыл глаза, чтобы защитить их от секущего ветра, поднятого винтом, и машинально ухватился рукой за фуражку. На мгновение он вдруг увидел себя со стороны, когда, сгибаясь под тяжестью туго набитого рюкзака, увешанный с головы до ног оружием, он шел впереди своего взвода к новой горячей точке в дебрях джунглей... Чарли ощутил влажный запах леса и азарт охотника, который возникал всякий раз, когда над его головой смыкалась густая тропическая растительность...

Лопасти винта замедлили вращение и наконец остановились. Распахнулась дверца кабины, и Ворд в безупречно отутюженном белом костюме, который прямо-таки светился в вечерних сумерках, спрыгнул на землю.

Мгновение спустя к нему присоединился Ники Фуско. Роски не смог подавить гримасу отвращения. Ворд все-таки мог бы прилететь один, а не тащить с собой этого поганого макаронника! Фуско был грубым, властным типом, который, к тому же, постоянно на всех орал, брызжа слюной. А Роски даже думать не позволялось поставить крикуна на место. Ворд, судя по всему, относился к нему с уважением...

Не зная конкретных подробностей их странной дружбы, Роски понял, что Фуско являлся связным между Вордом и флоридской семьей мафии. А Роски организованную преступность, как всякий лояльный гражданин Соединенных Штатов, не любил и присутствие одного из ее представителей на территории своей базы переносил крайне мучительно. Он воспринимал эти визиты как бесчестье для настоящего солдата.

Когда Ворд подошел к нему, Роски щелкнул каблуками и вскинул руку к козырьку. Обстоятельства требовали того.

— Здравствуйте, сэр, — почтительно произнес он.

Ворд ответил чопорным взмахом руки, без тени улыбки на лице. Стоящий позади миллиардера Фуско не скрывал иронии по поводу проявления воинского церемониала.

— Все ли в порядке, мой генерал? — насмешливо улыбаясь, осведомился он.

Роски холодно взглянул на него, но все-таки пожал протянутую руку.

— Здравствуйте, мистер Фуско. Добро пожаловать в мой лагерь.

Улыбка мигом слетела с лица Фуско.

— Как это понимать — ваш лагерь?

Но тут в разговор вмешался Ворд, стремясь немедленно положить конец бесполезной перепалке.

— Ситуация так и не улучшилась, полковник?

Роски недоверчиво взглянул на Фуско, спрашивая себя, может ли он свободно говорить в его присутствии, но видя, что самому Ворду глубоко наплевать на соблюдение секретности, пожал плечами:

— Увы, нисколько, сэр. Ученый твердо стоит на своем, но я уверен, что нам удастся его переубедить, если...

Ворд не дал ему договорить.

— Первым делом я должен сам поговорить с ним, Чарльз. Если это не поможет, у вас будет время, чтобы использовать более радикальные методы. — По лицу старика пробежала тень улыбки, когда он добавил: — В конце концов, люди охотнее прислушиваются к голосу Бога, чем к воззваниям его святых.

Это была его манера ставить подчиненных на место. Вроде бы ничего обидного не сказано, но выслушивать подобные сентенции все равно неприятно. Особенно в присутствии Фуско. Но Ворд был хозяином и никому не собирался уступать эту роль. Роски подавил душившую его злобу.

— Следуйте за мной, — сухо сказал он и круто развернулся на каблуках.

Он пересек лагерь в сопровождении Ворда, и Фуско и вошел в барак, где размещался штаб. Дневальный с бычьей шеей багрового цвета и тремя красными нашивками на рукаве рубахи тотчас же вытянулся по стойке смирно.

— Сержант, — обратился к нему Роски, — приведите доктора Брюса.

— Слушаюсь, полковник!

Дневальный тотчас же исчез, а Роски пригласил спутников в свой кабинет. Попав в привычную обстановку, он снова почувствовал себя в своей тарелке. Здесь, по крайней мере, он был у себя дома. Он указал гостям на брезентовые стулья, а сам уселся во вращающееся кресло за внушительных размеров письменным столом. Тэрстон Ворд садиться не стал. Роски, нарочито не обращая на Фуско внимание, спросил у старика:

— Я уверен, что после разговора с доктором вы сами склонитесь к мысли, что настало время взяться за него как следует.

— Возможно, — согласился Ворд, — но я хочу в этом убедиться сам. Если мы лишимся сотрудничества Брюса, малейшая тактическая ошибка может привести к катастрофическим последствиям.

Фуско все с той же нагловато-ироничной улыбкой счел своим долгом встрять в разговор:

— Во всяком случае, если у вас возникнут проблемы, генерал, то у меня найдутся крутые ребята, которые даже слепого заставят увидеть солнце, пусть хотя бы на прощание. Достаточно им позвонить и...

— Прекратите! — грубо рявкнул Роски. — Мои люди — тщательно отобранные профессионалы и получают деньги не за красивые глаза!

— Мои тоже, солдат, — окрысился Фуско, перестав, наконец, скалить зубы. — Но я могу гарантировать вам результат.

— Послушайте, мистер Фуско...

Разговор принимал нежелательный оборот, и Ворд решил положить конфронтации конец.

— Хватит вам! Ники всего лишь предлагает свою помощь, Чарльз. Он понимает, что выполнение операции зависит от вас и что вы горите желанием довести дело до успешного конца.

Фуско примирительно выставил перед собой потные ладони.

— Я только пытаюсь помочь, — с нарочито скромным видом ухмыльнулся он.

Роски смерил итальяшку ледяным взглядом. Он собирался ответить какой-нибудь колкостью, но тут в дверь кабинета постучали.

— Войдите! — рявкнул он.

Дверь открылась, и сержант с бычьей шеей втолкнул доктора Вильяма Брюса, после чего незамедлительно исчез.

Биохимик выглядел довольно плачевно. Его глаза за стеклами очков в стальной оправе покраснели от усталости и недосыпания. Брюс окинул присутствующих быстрым взглядом, и лицо его искривила гримаса нескрываемого отвращения. Брюки и рубашка ученого были измяты так, словно в них он валялся, где только возможно.

Не дав Роски времени открыть рот, Ворд пригласил ученого присесть на свободный стул, а сам устроился на краешке стола.

— Вид у вас совсем неважный, Вильям! — воскликнул он.

— В самом деле? — пробурчал тот. — А что, заключенные обычно выглядят лучше?

Тэрстон прищелкнул языком и всем своим видом попытался показать, как глубоко он сокрушается по поводу случившегося.

— Сожалею, что условия здесь оказались не совсем такими, на которые вы рассчитывали. Мы с вами заключили сделку, и вот теперь выясняется, что вы не выполняете свои обязательства.

Брюс бросил на старика испепеляющий взгляд:

— Не будем говорить о сделках, мистер Ворд. Если бы я раньше знал, каковы ваши истинные намерения...

Ворд не дал ему закончить:

— А чем вам не нравятся мои намерения, Вильям? Я только пытаюсь дать своей стране новый шанс. Я не могу спокойно смотреть, как она погружается в пучину всеобщего разврата и упадка.

Ученый устало вздохнул:

— Уж мне-то вы могли бы не вешать лапшу на уши, Ворд.

Лицо нувориша окаменело. Он крепко стиснул зубы, и Роски увидел, как старик, механически передвигая ноги, подошел к окну. Повернувшись ко всем спиной, он долго вглядывался в ночную темень, не произнося ни слова. Когда же, наконец, он обернулся к ученому, то показалось, что миллиардер немного овладел собой, но когда он снова заговорил, видно было, что Ворд с трудом сдерживает ярость:

— Я не заставляю вас разделять мои политические взгляды, Брюс. Я, увы, привык иметь дело с ограниченными людьми, не способными видеть дальше кончика собственного носа. Однако я вам не позволю в самый последний момент пустить прахом проект, на осуществление которого я потратил двенадцать лет жизни!

Он постепенно повышал голос и в конце концов сорвался на истерический крик. Не сводя с Брюса глаз, Ворд вплотную приблизился к нему, уперев кулаки в бедра. Глаза его на побагровевшем в одночасье лице, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Ученого невольно передернуло от смеси отвращения и страха, и бедняга откинулся на спинку стула, следя за кулаком, который Ворд занес над его головой.

— Я не позволю вам встать у меня на пути! — крикнул Ворд. — Нет, я вам не...

Он умолк, не в силах выразить словами обуревавшие его чувства. Наконец, отдышавшись, он вновь взял себя в руки, и лицо его обрело нормальный оттенок.

Когда он снова заговорил, в его голосе слышалось привычное добродушие:

— Поймите меня, Брюс, этот проект является венцом всей моей жизни, можно даже сказать, жизни всех присутствующих здесь. И мы ни перед чем не остановимся, чтобы довести дело до логического конца. Я бы предпочел, чтобы вы сотрудничали со мной по доброй воле, а не по принуждению. Ведь в любом случае мы сумеем заставить вас продолжать работы.

Но и Вильям Брюс тоже успел прийти в себя. Он посмотрел Ворду прямо в глаза и отрезал:

— Подите вы к черту!

Роски ждал, что Ворд снова взорвется, но тот лишь пожал плечами и улыбнулся с таким видом, словно он Господь, отпускающий Брюсу грехи.

— Моим помощникам не терпится применить к вам более радикальные методы убеждения, — спокойно сказал он. — Ваше упрямство не оставляет мне выбора, и боюсь, мне придется оставить ваше бренное тело на их попечение. Разве только... Как вы говорите зовут вашу дочь? Холли, верно ведь? Я не ошибаюсь?

Ученый вдруг побледнел, но ничего не ответил.

— У вас есть время для размышлений до завтрашнего утра, Вильям, — любезным тоном добавил Ворд. — Как говорится, утро вечера мудренее, и я уверен, что завтра часиков, скажем, в семь утра вы будете в своей лаборатории.

С этими словами Тэрстон Ворд отвернулся, а Роски нажал кнопку вызова дежурного. Тот моментально возник на пороге с горящим взором, в котором явственно читалась готовность немедленно исполнить любое приказание горячо любимого начальника.

— Отведите доктора Брюса в его домик и проследите за тем, чтобы сегодня ночью его никто не беспокоил.

— Слушаюсь, сэр!

После ухода Брюса Тэрстон Ворд присел на освободившийся стул и заявил:

— Он сдастся, джентльмены.

— Будем надеяться, иначе дело наше совсем дрянь, — отозвался Фуско, на губах которого заиграла привычная насмешливая улыбка.

Роски решил, что настала пора и ему вставить свой пятак:

— С моей точки зрения, больше всего этого вшивого интеллектуала затронуло упоминание о его дочери. Думаю, мы нащупали наилучшее средство давления на него. Хотелось бы узнать, девушка эта уже в наших руках?

Фуско заерзал на своем стуле. Видно было, что мафиози стало не по себе.

— Пока нет, — выдавил он с трудом. — Но в любом случае, доктору об этом неизвестно.

— Думаю, вы правы, полковник, — задумчиво протянул Ворд. — Если мы сумеем заполучить девчонку, ее папаша сделает все, что мы от него потребуем.

Повернувшись к Фуско, он грубым тоном, который не укрылся от Роски, добавил:

— Не будем терять времени, Ники. Срочно разыщи мне девчонку. Одно дело просто угрожать Брюсу и другое, когда он увидит возлюбленное чадо трепыхающимся в болоте, кишащем крокодилами. Нам не придется долго уговаривать его вернуться в лабораторию.

Фуско гаденько рассмеялся, и Ворд последовал его примеру.

Но Чарльзу Роски было не до смеха. Он был солдатом, но не садистом. Конечно же, солдат выполняет поставленную задачу, когда это от него требуется, но никогда не радуется, предвкушая никому не нужные зверства. А от этих мерзавцев в штатском можно ожидать всего... Все они психи. Даже сам Ворд сволочь, каких мало, сумасшедший, страдающий манией величия. Но он богат, как Крез, и в этом заключается разница между пациентами психушки и вдохновителем проекта... И солдат по призванию Чарли Роски пляшет под его дудку. Что же касается Фуско, то он вообще воплощение самого низменного подонка. И солдату Роски было стыдно за то, что ему приходится иметь дело с таким негодяем. Само его присутствие в кабинете было для полковника оскорблением. И тем не менее Фуско на данный момент являлся его союзником, а Роски знал, что зачастую приходится идти на компромисс с собственной совестью. Ну что ж, ничего не попишешь... Он еще потерпит Фуско, но, естественно, не очень долго! Голос Ворда отвлек Роски от его мыслей.

— Позвольте мне сказать вам еще кое-что, джентльмены. Мы теперь так близки к цели, что я ни за что на свете не откажусь от осуществления этого проекта. Чарльз, если за ночь доктор не одумается, я разрешаю вам делать с ним все, что угодно, но с одним условием: когда Брюс выйдет из-под вашей опеки, он должен быть жив и здоров, чтобы продолжить свои исследования.

Ворд повернулся к Фуско:

— Теперь ты, Ники. Ты доставишь мне девчонку как хможно скорее. Она нам ой как понадобится, если доктор заартачится и не захочет сотрудничать подобру-поздорову.

Фуско кивнул и натянуто улыбнулся:

— Ладно! Клянусь мадонной, завтра девица будет здесь.

— Надеюсь, — сухо ответил Ворд. — А вы, Чарльз, постарайтесь держать себя в руках.

— Нет проблем, сэр. Я обработаю доктора так, что его серое вещество останется в полном порядке.

Роски старался придать своему голосу уверенность, которой у него, увы, не было. Его вдруг одолели сомнения, и стало казаться, что проблемы наваливаются на него со всех сторон. Чарли нужно было как можно скорее взять себя в руки, если он не хотел, чтобы Ворд пожалел о том дне, когда взял его к себе в качестве начальника штаба для осуществления столь амбициозных планов. Потерпеть поражение, находясь в двух шагах от цели, было бы просто недопустимо. Ворд этого не простит.

Да, поражение ставило жирный крест на дальнейшей военной карьере Роски, а возможно, и крест на могиле...

Глава 5

Лежа в трюме неподалеку от границы внешнего периметра, Болан наблюдал за вражеским лагерем. Он следил за совершающими обход часовыми и вскоре понял, по какому маршруту они двигаются. Затем он точно засек интервалы и периодичность появления дозорных в стратегических точках базы. Все перемещения часовых были отрегулированы с точностью часового механизма. Чувствовалось, что тут поработал профессионал.

Первоначальная разведка, проведенная чуть раньше, показала Болану, что ограждение не было под напряжением. Он не заметил также наличия электронных детекторов и других охранных приспособлений. На базе отсутствовали даже сторожевые собаки. Никакого сомнения, ее создатели считали, что сами по себе Эверглейдские болота были достаточно надежной системой защиты от вероятных посетителей. Особенно ночью, когда суша предательски превращалась в воду...

Благодаря черному комбинезону Болан буквально растворялся в спасительной ночной темноте. К тому же, он нанес камуфляжной краской черные полосы на лицо и руки. При нем было его излюбленное оружие: «беретта» с традиционным глушителем и «отомаг». Рядом с ним лежала автоматическая винтовка М-16 с укороченным стволом. В накладных карманах комбинезона заняли свое место запасные обоймы ко всему огнестрельному оружию, на поясе висело несколько гранат, десантный нож в ножнах и целый набор удавок. Наконец, в небольшом брезентовом чехле на поясе покоилась ультрасовременная миниатюрная рация.

И тем не менее, несмотря на всю амуницию, Палач надеялся, что ему удастся избежать стычки с врагом. По крайней мере, на этот раз она была ему абсолютно ни к чему. В ходе проникновения во вражеский лагерь он хотел, прежде всего, собрать максимум информации, чтобы лучше овладеть ситуацией, так как пока ему не все еще было ясно. Наконец он хотел, если представится возможность, выведать, где содержится доктор Брюс, и вывести его живым и невредимым из лагеря, не привлекая внимание неприятеля. Мак воспользуется оружием лишь в самом крайнем случае. Предстоящая вылазка носила, по его мнению, характер разведывательной и, возможно, спасательной операции. Чем меньше враг будет догадываться о присутствии постороннего на его территории, тем легче Болану удастся выполнить стоящую перед ним задачу.

Специальными кусачками Болан проделал проход в сетке ограждения и проник внутрь лагеря. Он задержался на несколько секунд и ловко заделал прореху в сетке, закрутив концы перерезанной проволоки. Так, по крайней мере, никто не заметит повреждение до самого утра. Что до следов своих армейских ботинок, то Болан рассчитывал на покров ночи и мягкий мох, устилавший землю.

Быстро и беззвучно продвигаясь вперед, он, словно тень, пробирался к тому месту, где, по его наблюдениям, находилась электростанция. Глухой рокот дизельного двигателя подтвердил, что он не ошибся в своих наблюдениях. Чуть поодаль стояли два других строения из гофрированного железа, в окнах которых горел свет. Оттуда доносились голоса, и это, без сомнения, были казармы для размещения людей. Судя по их размерам, в них могло находиться от сорока до пятидесяти человек. Вот уж действительно у противника тут была сосредоточена целая армия! Но каково же ее предназначение?

Когда Болан проходил мимо освещенных окон вспомогательных строений, ему показалось, что за углом одного из них промелькнула еле заметная тень. Он бросился на землю и застыл, напряженно прислушиваясь и вглядываясь в ночную темень до рези в глазах. Несмотря на кромешную тьму, он вдруг почувствовал свою полную уязвимость. А что, если его сейчас обнаружит часовой?..

Когда он снова поднялся с земли, не отводя взгляд от подозрительного угла здания, там больше ничего не выдавало чужого присутствия. Во всяком случае, никто не поднял тревогу, и в лагере по-прежнему царила тишина. Медленно, стараясь не издавать ни единого звука, он двинулся дальше.

Мак приблизился к строению из гофрированного железа, которое по размеру было меньше остальных. Вынув из кармана авторучку-фонарик, он направил тонкий луч света на оконное стекло. То, что он увидел, полностью устраивало разведчика. Пятнышко света выявило интерьер прекрасно оборудованной лаборатории с длинными столами, уставленными ретортами, отстойниками, колбами, бунзеновскими горелками и длинными рядами пробирок в штативах. У стены напротив окна стояли два огромных холодильника, а на полу в углу — клетки-вольеры с мышами и морскими свинками, которых неурочное вторжение заметно обеспокоило.

Болан еще несколько секунд изучал лабораторию, затем выключил фонарик и отправился дальше. Теперь он хотел подобраться к следующему строению, из окон которого пробивался неяркий свет и где, как ему представлялось, размещался командный пункт базы.

Несколько минут спустя Палач уже стоял у освещенного окна и осторожно заглядывал в комнату.

Он немедленно опознал всех четырех находившихся там мужчин: доктор Брюс и Ворд не вызывали сомнения — он видел их фотографии. Что же касается Роски, то Болан нисколько не был удивлен, увидев его. Уж больно профессионально был оборудован лагерь. Тем не менее при виде этого человека во плоти Болан испытал потрясение: бывший армейский капитан, звавшийся теперь полковником, снова напомнил Палачу о давно минувшем периоде в его жизни.

Так же, как и он, Роски служил во Вьетнаме. За агрессивность на полях сражений его вскоре окрестили Ужастиком. Но уже в самом начале войны он нажил себе многочисленных недоброжелателей. Его упрекали за чрезмерную жестокость по отношению к коренному населению и за то, что он ни в грош не ставил жизнь своих подчиненных. Болан довольно близко знал капитана Роски, что позволяло ему судить о справедливости критических замечаний в его адрес.

К концу войны Роски предстал-таки перед военным трибуналом: его обвиняли в истреблении мирного населения одной из деревень в провинции Тра Нинь. Те, кто добивался его осуждения, утверждали, что несчастная деревня — лишь один из многочисленных эпизодов кровавой деятельности обвиняемого... Как бы там ни было, Ужастика признали виновным и лишили воинского звания. После этого Болан ничего больше о нем не слышал. Он знал только, что Роски подался в наемники и весьма преуспел на этом поприще. Время от времени факт его присутствия отмечали то в Гватемале, то в Анголе, то на Ближнем Востоке, короче, всюду, где разгорался очередной конфликт. Но до этого вечера Болан ни разу с ним не встречался.

По странному совпадению, оба познали схожую, но вместе с тем такую разную судьбу. Они прошли боевую закалку в одном и том же горниле и оба испытали на себе обжигающее пламя преисподней в Юго-Восточной Азии. Затем оба покинули Вьетнам, чтобы посвятить себя своей собственной войне.

Однако на этом сходство заканчивалось. Болан и во Вьетнаме отдавал все свои силы выполнению долга. Он наводил на вьетконговцев ужас по всему Северному Вьетнаму, безжалостно расправляясь с ними в ходе беспрерывных боев. Но ему всегда было присуще гуманное отношение к людям и умение ценить человеческую жизнь. Всякий раз, когда представлялась возможность спасти мирное население, он поступал сообразно своим принципам, рискуя при этом собственной жизнью, за что и получил от мирного населения прозвище Сержант Милосердие.

Роски же, напротив, вступил на другой путь. Его пьянили война и насилие, он научился ненавидеть все, что шевелится, и сжигать напалмом все, что горит, а идеалом его жизни стало уничтожение, уничтожение и еще раз уничтожение.

Разница все-таки ощутимая...

Четвертым среди присутствующих в кабинете был подручный Ворда, также небезызвестный Болану. С первого взгляда Мак узнал одного из своих противников по другой, но тоже оставшейся в прошлом войне. Зловреднейшая личность, с которой Палачу приходилось сталкиваться на одном из этапов своей прежней жизни.

Никола Фуско — Ники для близких друзей — возглавлял одну из семей мафии на юге Флориды. К тому же, он пользовался серьезной поддержкой в Южной Америке. В то время, когда Болан проводил блестящую атаку на Конвенцию мафиози, проходившую в Майами, он был всего лишь простым киллером. Но Фуско удалось невредимым выбраться из-под обломков преступного мира Флориды. Он обосновался в Тампе и там, вдалеке от карающей десницы Палача и безудержной конкуренции со стороны постоянно прибывающих кубинских эмигрантов, засилье которых все больше ощущалось в преступном мире, худо-бедно проворачивал свои преступные делишки. В настоящее время он наладил бартерный обмен с некоторыми борцами за «свободу», аналогичную кубинской, в Южной Америке. Фуско выгодно продавал списанное с вооружения оружие за наркотики. Его присутствие в лагере, несомненно, могло серьезно повлиять на выполнение задания. Во всяком случае, от Ники можно было ожидать только дополнительные трудности и опасность...

Болан вновь переключил внимание на Ворда. С покрасневшим от злости лицом старик что-то длинно и пространно вещал и, казалось, совсем потерял над собой контроль. Он с трудом подбирал слова. У сидевшего перед ним Брюса вид был задерганный и испуганный. Финансовый туз смотрел на него сверху вниз и, похоже, даже угрожал кулаком.

Болан вытащил из брезентового чехла на поясе крохотного «жучка» величиной с пуговицу от сорочки. Это был миниатюрный передатчик с клейкой пленкой с одной стороны, что позволяло приклеить его к любой плоской поверхности.

Уверенным жестом Болан прилепил почти невидимый приборчик в левом нижнем углу окна. Стекло должно было послужить резонатором, усиливая любой звук внутри помещения.

Приемник же размером с пачку сигарет висел у Болана на ремне. Мак вставил в ухо крохотный наушник, включил аппарат и не смог сдержать удовлетворенной улыбки, когда ему на барабанную перепонку обрушился львиный рык Ворда. Палач тотчас же уменьшил звук и принялся слушать.

— ...этот проект является венцом всей моей жизни и даже жизни всех здесь присутствующих! И мы ни перед чем не остановимся, чтобы довести его до конца, — вопил старик. — Я бы предпочел, чтобы вы согласились сотрудничать с нами по доброй воле, но в любом случае мы сумеем заставить вас продолжать работы.

Брюс выпрямился на стуле и грубо сказал:

— Подите вы к черту!

Болан снял наушник, когда в комнату вошел сержант и вывел из нее Вильяма Брюса. Тэрстон Ворд предоставил ученому ночь на размышление. Не очень много, чтобы принять решение такой важности.

Палач бесшумно исчез в тени за домиком. А Брюс, конвоируемый сержантом, вышел из штаба и побрел через весь лагерь к маленькому бунгало, стоявшему в стороне от остальных по соседству с электростанцией. Когда доктор замедлил шаг, сержант схватил его за руку и грубо потащил за собой.

Совершенно незаметно, прячась в спасительной тени строений, Болан последовал через весь лагерь за доктором и его конвоиром. Когда неразлучная парочка остановилась перед бунгало, служившим для доктора Брюса тюрьмой, Болан находился так близко от них, что вполне мог без труда прикончить сержанта, сопровождавшего ученого. Но время для этого еще не пришло. Стоя совершенно неподвижно и даже не дыша, он видел, как сержант открыл дверь и втолкнул пленника в глубь помещения, после чего закрыл дверь на висячий замок. Посчитав свою задачу выполненной, он бодро затрусил в направлении штабного домика.

Только тогда Болан позволил себе стронуться с места и проскользнул к дверям импровизированной тюрьмы. Он заглянул в крохотное оконце и увидел доктора Брюса. Тот лежал на металлической кровати, закрыв рукой глаза, и вся его поза выдавала крайнюю усталость.

Болан наклонился к замку. Это была довольно распространенная модель не очень сложной конструкции, с которой без труда могла справиться обычная отмычка, которую Болан постоянно носил с собой. Несколько секунд работы, не больше! А там... а там все зависело от того, как поведет себя доктор Вильям Брюс...

Шум шагов пронзил его мозг, как шило! Кто-то шел совсем рядом. Болан резко развернулся, чтобы нырнуть в темноту. Слишком поздно!

Без всякой видимой причины часовой отклонился от привычного маршрута и показался у торца постройки. Он беспечно чесал искусанное москитами ухо, но вся его беспечность испарилась, когда он заметил сидящего на корточках незнакомца. Даже если парень и был удивлен вторжением, он ничем не проявил своих эмоций, а резким, хорошо отработанным движением вскинул винтовку, изготовившись к стрельбе.

Но Болан оказался проворнее. «Беретта» оказалась у него в правой руке еще до того, как он успел толком рассмотреть свою мишень. Из глушителя с тихим шипением вылетела девятимиллиметровая пуля, которая, попав часовому в нос, застряла у него в черепе. Несчастный перегнулся пополам и, даже не издав предсмертного вздоха, рухнул на землю.

Болан остановился в нерешительности. Он попеременно переводил взгляд с трупа на дверь тюрьмы, в которой был заточен Брюс. Потребуется всего несколько секунд, чтобы открыть замок. Если только...

Со стороны ограждения послышался голос. Один из часовых окликнул другого. Почти тотчас же Болан заметил необычные перемещения людей: некоторые выходили из казарм, другие собирались туда вернуться. Так обычно бывает при смене часовых.

Палач тихонько выругался: так его могли снова засечь. Удача и быстрота рефлексов один раз выручили его, но не мог же он бесконечно полагаться на удачу и собственные навыки и ставить под угрозу срыва задание. Перестрелка могла здорово подорвать шансы на спасение доктора Брюса, да и его самого тоже. Судя по тому, что говорил Ворд в помещении штаба, ученый был нужен для выполнения какого-то загадочного проекта, разрабатываемого в этом лагере. Его отказ сотрудничать повлек за собой задержку, которая очень беспокоила Ворда и его приспешников. Брюс, похоже, твердо стоял на своем. По крайней мере, он добился целой ночи на размышление. Стало быть, и у Палача была целая ночь, чтобы вызволить его отсюда.

Болан принял решение избавиться сначала от обременительного во всех отношениях трупа, а затем снова вернуться сюда, чтобы обдумать план своих дальнейших действий. Во флоридских болотах хватало укромных местечек, где тело навсегда могло бы обрести вечный покой.

Взвалив труп на плечо, Болан, по-прежнему оставаясь в темноте, отошел от бунгало с томившимся в нем доктором Брюсом и направился к проделанной им ранее в ограждении бреши. Ему пришлось несколько раз останавливаться, пережидая, пока пройдут часовые, прежде чем наконец он оказался за внешним периметром с трупом часового на плече.

Болану хотелось сообщить Холли Брюс о том, что ее отец жив, после чего он вернется в этот проклятый лагерь и попытается вызволить его оттуда. Остальное могло и подождать... ибо остальное, и это Болану было отлично известно, грозило превратить эти места в настоящий ад. Враг человечества свил на этой базе самый настоящий змеиный клубок, только змеи эти были не ползучими гадами, а отлично тренированными солдатами, готовыми приступить к выполнению таинственной операции по всем правилам военного искусства.

Ну а стратегии противника Палач всегда был готов противопоставить свою собственную.

А значит, к этому нужно было как следует подготовиться.

Подготовиться к новому дню, похожему на конец света...

Глава 6

Спрятавшись в тени постройки, в которой размещалась лаборатория, Холли Брюс едва дышала. Она видела, как на противоположном краю лагеря Болан подошел к ограждению со зловещей ношей на плече. Холли содрогнулась и едва не подскочила, заслышав совсем неподалеку от себя размеренные шаги часового. Она еще теснее вжалась в стену строения, сжимая кулаки, чтобы унять бившую ее дрожь. Глаза девушки были прикованы к домику, где томился в заключении ее отец.

Холли обманула человека, который утверждал, что его зовут Феникс, убедив его в том, что готова беспрекословно выполнять все, что он скажет. Где-то в глубине души ей было немножечко стыдно за свое вранье, но все-таки она о своем поступке не сожалела. Никто и ничто не помешает ей попытаться спасти отца.

Потому-то она и изобразила покорность, позволив ему уйти на задание. Но стоило этому громиле удалиться, как она отправилась вслед за ним.

Ночью тропическое болото показалось ей еще более ужасным, чем днем. Отовсюду доносился непрерывный шум, шевелились какие-то угрожающие тени, нагонявшие на нее столько страху, что она несколько раз готова была завопить от ужаса. Но мысли о томящемся в лапах негодяев отце не позволяли ей унизиться до такой степени, чтобы заорать во весь голос, и придавали смелость идти дальше.

Она видела, как высокий человек в маскировочном комбинезоне проделал проход в сетчатом ограждении, проскользнул на территорию лагеря и растворился в темноте с ловкостью ночного хищника. Холли вынуждена была признать, что ее спаситель был способным парнем.

В свою очередь, девушка дождалась, пока часовые отойдут подальше от этого места, и воспользовалась проходом в ограждении. Она тоже заделала дыру, скрутив между собой концы проволоки.

Был момент, когда, следуя за Фениксом по территории лагеря, ей показалось, что он ее засек. Диверсант замер на месте, присев на корточки... Но мгновение спустя он продолжил свой путь, и Холли смогла перевести дух. Сначала это событие очень напугало ее, но теперь она, напротив, чувствовала себя гораздо увереннее. В конце концов, не так уж у нее плохо получалась эта игра в прятки.

Она прижалась к стене лабораторного домика, когда высокий человек в черном остановился у окна, заинтересовавшись происходящим в кабинете Роски, Холли видела, как он приклеил к оконному стеклу какой-то крохотный предмет и вставил что-то себе в ухо. Но она находилась слишком далеко, чтобы понять смысл его действий. Она снова рассердилась на саму себя за то, что не осмелилась подойти поближе.

По истечении нескольких секунд, а может быть, и минут — Холли уже начала утрачивать чувство времени — Феникс отпрянул от окна и исчез за углом. И тут же Холли показалось, будто сердце ее вот-вот вырвется из груди: отец вышел из домика в сопровождении верзилы сержанта. Она смотрела во все глаза, как он устало бредет по территории лагеря и как сержант грубо схватил его за руку, чтобы заставить идти побыстрее. Они подошли к стоявшему в стороне бунгало, и Холли даже прикусила губу, чтобы не закричать, когда часовой бесцеремонно затолкал пленника внутрь домика.

Внезапно возле бунгало как из-под земли появился Феникс. Холли, все время до того смотревшая только на отца, даже не заметила, как ее спаситель прошел за ним через весь лагерь. Феникс заглянул в крохотное окошко и склонился над огромным, висящим на двери замком.

Холли уже собиралась броситься к нему, как тут из-за угла появился этот проклятый часовой. Скованная ужасом Холли не тронулась с места, а мозг ее с фотографической точностью зафиксировал события, молниеносно развернувшиеся у нее на глазах.

Она заметила совсем еще юношеское, но полное решимости лицо часового. Она отлично видела, как он вскинул винтовку, однако так и не поняла, что сделал Феникс, но то, что произошло дальше, навсегда врезалось девушке в память.

Из руки ее спасителя вырвалось короткое пламя. Но был ли в ней револьвер? Как бы то ни было, ни один звук не нарушил тишину ночи, а часовой перегнулся пополам и рухнул замертво. В потемках Холли смутно различала лицо мертвеца, а вернее сказать, то, что от него осталось: отвратительное кровавое месиво.

Сомнения насчет дальнейших действий, которыми терзался Феникс, укрылись от наблюдательного взгляда Холли. Тот взвалил труп часового на плечо и скрылся в ночи, когда возле ограждения послышались голоса. Сначала Холли решила, что один из солдат сейчас поднимет тревогу, но ничего подобного не случилось. В голосах солдат не слышалось растерянности, и никто не заметил, как темный силуэт, согнувшийся под тяжестью своей зловещей ноши, подошел к ограждению. Никто, естественно, кроме Холли, которая видела, как тот быстро проскользнул сквозь прореху в металлической сетке и растворился в ночных джунглях.

Ее первым побуждением было последовать за этим человеком и тоже спастись бегством, но она взяла себя в руки. Холли не могла бросить отца, особенно теперь, когда прошла через столько опасностей. Чем бы это ей ни грозило, она его освободит обязательно.

Недолго думая, Холли устремилась через лагерь, не обращая внимание на то, что идет совершенно открыто. Когда она наконец добралась до бунгало, то буквально вжалась в стенку из гофрированного железа, чтобы унять биение сердца. Менее чем в метре от нее на земле блестела липкая лужица крови, пролитой часовым.

Глубоко вздохнув, она стала пробираться вдоль стены, чтобы заглянуть в крохотное окошко, за которым горел свет.

Теперь она ясно видела отца. Тот лежал на железной кровати, повернувшись спиной к окну. Холли почувствовала, как на глаза наворачиваются горькие слезы, и девушка трясущейся рукой тихонько постучала в стекло.

Но отец ее, похоже, не услышал.

Она постучала еще, на этот раз немного сильнее. Вильям Брюс безразлично обернулся и открыл глаза, пристально вглядываясь в окошко, но ничего не разглядел в ночной темноте.

Холли прижалась к окошку лицом и руками, надеясь увидеть выражение признательности в глазах отца. Но на его лице прочла лишь крайнее изумление, на смену которому тут же пришло выражение ужаса и недовольства. Он подскочил со своего ложа и, беспорядочно размахивая руками, стал показывать ей, что она должна немедленно уходить прочь. До Холли дошло, что ей лучше жестами объяснить ему причины своего появления здесь, но она не успела этого сделать, так как в спину ей уперся ствол винтовки, буквально вдавивший ее грудь в железную стенку.

— Не двигаться! — приказал хриплый голос. — Малейшее шевеление — и ты труп!

Холли подчинилась и, прижавшись лицом к стеклу, смотрела на отца полными ужаса глазами. Она почувствовала, как давление ствола в области позвоночника слегка ослабло, чьи-то сильные руки ухватили ее за талию и принялись обшаривать в поисках оружия. Задержавшись на ее крепеньких грудях, они ненадолго замерли, но тут же продолжили движение вниз и, снова вернувшись на талию, рывком заставили Холли повернуться.

Перед ней стояли двое. Несмотря на темноту, она разглядела язвительные ухмылки. Один из них, чернявый, с ярко выраженной внешностью итальянца, держал Холли под прицелом винтовки М-16, а второй, усатый толстяк с редкими волосами, небрежно держал в руке пистолет.

— Вот так пташка попалась к нам в сети! — осклабился чернявый.

— Надо отвести ее к полковнику и его гостям, им будет о чем с ней потолковать, — решил блондин.

— Ты уверен, что у нее нет оружия? — снова спросил чернявый.

Блондин засмеялся:

— Если не считать парочки хорошеньких боеголовок спереди, она не опасна!

Они заржали в унисон, но Холли была до того перепугана, что даже не обратила внимание на скабрезный комплимент. Ухватив девушку за руку, чернявый бесцеремонно поволок ее к штабному домику.

Сначала ее втолкнули в маленькую, насквозь прокуренную комнатушку, которая, скорее всего, была чем-то вроде приемной перед кабинетом полковника. Чернявый заставил девушку попятиться и встать у стены, угрожая оружием, а блондин деликатно постучал в дверь. Ему тотчас же ответил знакомый голос:

— Войдите!

Блондин исчез за дверью, прикрыв ее за собой.

И почти тотчас же выскочил назад.

Придерживая дверь открытой, он приказал девушке:

— Заходи!

Холли устремилась в дверь, которая за ней тотчас же захлопнулась. Ею вдруг овладел панический страх, и взгляд ее заметался по комнате. Она безуспешно пыталась понять, где очутилась.

Чарльз Роски, голос которого она узнала за несколько мгновений до этого, сидел за внушительным письменным столом и с многообещающей улыбкой смотрел на нее. Тэрстон Ворд, хозяин фирмы, на которую работал отец, стоял у окна. Скрестив на груди руки, он тоже смотрел на Холли. И, наконец, сбоку, небрежно развалясь на брезентовом стуле, на нее с гаденькой улыбкой пялился незнакомый черноволосый тип. Холли отметила смуглый цвет его кожи и курчавые волосы, а также шикарный костюм из переливающейся в электрическом свете альпага. Не переставая улыбаться, человек этот оценивающе смотрел на нее, и Холли показалось, что он раздевает ее взглядом. Она смутилась и повернулась к Роски и Ворду.

— Можете ли вы мне объяснить, что все это значит? Разве ваш лагерь является военной базой? Зачем здесь столько солдат? И почему вы содержите под арестом моего отца?

Ворд и Роски с понимающим видом переглянулись, а третий мужчина рассмеялся и сказал:

— Вы чересчур любопытны, куколка! Это, наверное, на нервной почве?

Но тут заговорил Роски:

— Как вам удалось попасть сюда, мисс?

— Благодаря вам. Я следила за вами от самого офиса «Варко» сегодня утром.

У Роски от изумления округлились глаза, а смуглый тип противно захихикал. Тэрстон Ворд, наконец, покинул свое место у окна и предложил девушке присесть на свободный стул.

— Вы, кажется, напуганы, мисс Брюс, — участливо произнес он. — Какая все-таки неосторожность с вашей стороны — вот так, в одиночку, отправиться в Эверглейдские болота! Надеюсь, вы приехали сюда одна?

Холли с признательностью приняла его приглашение сесть и буквально рухнула на стул. Черт побери! Это было именно то, что нужно. Ноги ее так дрожали, что едва поддерживали тело.

— Объясните мне, что здесь происходит, — умоляющим голосом попросила она.

— Давайте начнем с самого начала, — рассудительно предложил Ворд. — Боюсь, что вы попали в чрезвычайно щекотливое положение, мисс Брюс. Вы проникли на сверхсекретную военную базу. И мне кажется, вы должны нам как-то объяснить свое появление. Вы так не находите?

— Объясните мне сначала, почему моего отца держат здесь под замком! — возразила Холли, напуская на себя гораздо более уверенный вид, чем это было на самом деле.

— Это помещение для прохождения карантина, — вмешался в разговор Роски. — Ваш отец потребовал, чтобы его там изолировали. Временно.

— Не... не понимаю.

— В его лаборатории произошел несчастный случай, — принялся выдумывать на ходу Роски, — и, к несчастью, доктор подвергся инфицированию чрезвычайно опасными бактериями. Ничего страшного на данный момент не произошло, но ваш отец настоял на том, чтобы мы пошли на необходимые в подобных случаях меры предосторожности. Не волнуйтесь, ему ввели сыворотку, и к утру он будет уже в полной форме.

Холли припомнила, как отец вскочил с кровати и лихорадочно размахивал руками, приказывая ей уходить прочь. Возможно, Роски говорил правду... Но тогда выходило, что Феникс был отъявленным лгуном?

— А почему отец заперт снаружи, если находится в карантине по собственной воле? — упрямо стояла она на своем.

Тэрстон Ворд вышел вперед и ласково взял ее за руку:

— Сыворотка, которую ввели вашему отцу, иногда вызывает очень сильную реакцию, — пояснил он. — Конечно же, ничего опасного нет, но пациенты в отдельных случаях могут страдать галлюцинациями и... ну, в общем, сами понимаете, на что способен больной в такие минуты, мисс Брюс... Однако смею вас заверить, что завтра ему ничто больше не будет угрожать. Ваш отец снова примется за работу. А теперь давайте поговорим о вас: нам бы хотелось знать, что вы здесь делаете? Я уверен, вам должно быть ясно, что, поскольку эта база является сверхсекретной, вы представляете угрозу для национальной безопасности?

Холли Брюс ничего не ответила. Она крутила головой по сторонам, пытаясь хоть что-нибудь понять. Эта славная троица была настолько спокойна... настолько уверена в себе... да и в лагере она видела самых настоящих солдат с оружием и в форме.

— Вы хорошо себя чувствуете, мисс Брюс? — заботливо осведомился Роски.

Тэрстон Ворд ответил вместо девушки.

— Бедняжка все еще немного напугана, полковник, — участливо произнес он. — Она и сама не понимает, что с ней происходит.

Взяв вторую руку Холли в свою, он долго смотрел на нее и убедительным тоном произнес:

— Вы должны нам помочь, малышка! Это крайне важно. Кому-нибудь, кроме вас, известно, что ваш отец находится здесь?

Он был так любезен, вел себя прямо по-отцовски... Но как же тогда быть с Фениксом?.. Холли пожала руки Ворда и попросила:

— Но дайте мне хоть какое-нибудь доказательство того, что вы говорите правду.

Ворд отпустил ее руки и, широко улыбаясь, повернулся к остальным.

— Такое впечатление, что слышишь ее отца, — добродушно прокомментировал он. — Доказательства! Доказательства! И вновь одни лишь доказательства! Этим ученым умам всегда и во всем нужна точность! Ну что ж, мистер Фуско, — добавил он, поворачиваясь к темноволосому, — предъявите мисс Брюс доказательство того, что она, действительно, находится на военной базе.

Смуглый незнакомец встал со своего места и, устало вздохнув, достал из нагрудного кармана бумажник. Открыв его, он вынул запаянное в пластик удостоверение и протянул Холли. На официальном документе значились три большие буквы: ЦРУ — Центральное разведывательное управление.

Незнакомец пояснил:

— Меня зовут Николо Фуско. Одна из фирм мистера Ворда работает в рамках нашего сверхсекретного проекта, и ваш отец, конечно же, участвует в этих разработках. Тут у нас, к сожалению, произошла заминка... в общем, непредвиденный отпуск вашего отца служит прикрытием его работы по нашему проекту. Так что, надеюсь, теперь вы понимаете, почему вам следует откровенно ответить на вопросы мистера Ворда?

Вдруг до Холли все дошло. Она готова была взвыть, настолько была взбешена собственной глупостью.

— Боже мой! Но кто же тогда этот Феникс? — воскликнула она.

Атмосфера в кабинете тотчас же накалилась, и Роски спросил ледяным тоном:

— Вас кто-то провожал сюда, мисс Брюс?

— Н-нет, но я...

Стук в дверь прервал ее откровения.

На пороге появился человек в форме лейтенанта. Отдав честь, он скороговоркой доложил:

— Ограждение проверено, сэр. Кто-то проделал в нем проход с западной стороны. Мы обыскали весь лагерь и подступы к нему. Были обнаружены свежие следы крови на земле внутри охраняемого объекта.

Один из наших часовых исчез. Скорее всего, это его кровь.

Роски вскочил со своего места и увлек лейтенанта из кабинета, яростно хлопнув дверью. Из приемной доносился приглушенный гул взволнованных голосов. Ворд, не сводя глаз с закрытой двери, прикурил сигару. Человек из ЦРУ вздохнул и снова сел на стул, всем своим видом показывая, насколько все это ему не нравится. Что касается Холли, то она пришла в крайнее замешательство. Господи! В какое осиное гнездо ее угораздило влезть! На ее глазах убили солдата. Ее же теперь могут обвинить в соучастии! Растерянность девушки нарастала с каждой секундой.

Вдруг она вскричала:

— В окрестностях базы скрывается опасный человек! Я его видела! Я даже с ним разговаривала!

Фуско подскочил как ужаленный и заорал: — Что же ты раньше этого не сказала, черт бы тебя побрал! Чего ты дожидалась, дура?

Не в состоянии больше владеть своим голосом, Холли истерично закричала в ответ:

— Он мне сказал, что его зовут Феникс и что его прислал сюда Вашингтон! Он убил солдата, я сама видела! Затем взвалил беднягу на плечо и унес. Клянусь вам, я видела это своими глазами! Он сказал мне, что разыскивает моего отца. Кто он такой, этот Джон Феникс? Скажите мне, кто он такой?

— Мне это неизвестно, дорогуша! — проскрипел цэрэушник и повернулся к Тэрстону Ворду.

Тот даже позеленел и крепко стиснул зубы.

— Ты уже слышал о каком-то Фениксе, Тэрстон? — спросил разведчик.

По всему было видно, что Тэрстон Ворд знает, кто такой этот Феникс.

— Сходи за Роски, — хриплым голосом приказал он цэрэушнику. — У нас большие неприятности. Очень большие!

Как раз в этом Холли Брюс нисколько не сомневалась. Она припомнила, как ловко высокий человек двигался в ночи со своей злополучной ношей на плече. А ведь он был так нежен с ней... взял ее руку в свои теплые, такие надежные руки...

— А почему он разыскивал моего отца? — спросила она, ни к кому конкретно не обращаясь.

Но никто и не подумал ей ответить.

Вдруг до нее дошло, что в комнате никого не было. Остальные вышли, а она, погруженная в свои мысли, даже не заметила этого. Холли в полном отчаянии обхватила голову руками. Теперь она совершенно ничего не понимала. Ее отца держали взаперти в хижине на военной базе, затерянной в дебрях Эверглейдских болот; сама она была пленницей и ее допрашивали в присутствии агента ЦРУ, словно она работала на КГБ...

Более того, она стала свидетелем убийства, совершенного человеком, которого приняла за своего союзника, человеком, который держал ее в своих объятиях, ласково утешал... а сам, вне всякого сомнения, был страшным преступником, действовавшим по заданию какой-то шпионской организации...

Нет, это уже было слишком! Пора избавиться от этого кошмара и вернуться на грешную землю.

Увы, час пробуждения еще не пробил для Холли Брюс. Ее кошмар только начался. И этот кошмар вполне мог стать для отважной девушки роковым...

Глава 7

Ночью Эверглейдские болота утрачивали свою неуловимую и обманчивую прелесть и, когда на них спускалась непроглядная темнота, выглядели и вовсе зловеще. Волнующие, неожиданные звуки наваливались со всех сторон, а загадочные тени маячили, словно призраки. Опасности, которых и днем было более чем предостаточно, теперь подстерегали путника на каждом шагу. И тем не менее, Мак Болан быстро продвигался по джунглям, уверенный в себе, как и все крупные хищники, выходящие на ночную охоту.

Болан добрался до болота, которое едва не поглотило Холли Брюс. Став на колени на самом краю топкого участка, он сбросил на землю зловещую ношу и, сняв с трупа ремень с подсумками, полными патронов, тщательно его обыскал. Не найдя ничего интересного, он не очень-то удивился. Парень этот был рядовым, и Роски, как и всякий хороший офицер, не доверил бы ему ничего, что могло пролить свет на таинственную базу.

А Болану как раз нужна была достоверная информация. И добыть ее следовало как можно скорее.

Схватив труп за ворот куртки, он подтянул его к краю трясины и столкнул в топь.

Труп сразу же начал погружаться. Болан на мгновение прикрыл глаза, а когда снова открыл их, тело исчезло, навсегда всосанное в чрево земли.

Мак не стал задерживаться ни секунды. Прихватив ремень с боеприпасами, снятый с убитого врага, он трусцой побежал к тому месту, где была спрятана надувная лодка.

Держась начеку и внимательно оглядывая окрестности, Болан размышлял о том, что еще оставалось невыясненным во всем этом деле.

На базе было приблизительно полсотни человек. Все профессионалы. Вот, пожалуй, и все, что не вызывало у Палача сомнений. Многочисленность врага не особенно его впечатляла, равно как и тот факт, что они все были хорошо вышколенными профессионалами.

Гораздо больше его беспокоило то, что до сих пор не удалось ничего разузнать о проекте, над которым работали в лагере. А Болан не любил неизвестности. По его твердому убеждению, хороший солдат всегда должен был определять стратегию и тактику, принимая во внимание все возможные варианты, разработанные на основании достоверных данных. Стало быть, ему необходимо раздобыть максимум информации о противнике, прежде чем ввязаться с ним в бой. Не владея ею в достаточной мере, даже самый лучший солдат был обречен на поражение. И то, что Болану удалось выжить во Вьетнаме, а затем в ходе его персональной войны с мафией, было результатом того, что он никогда не полагался на авось. Конечно же, немало зависело от удачи, но и она тоже нуждалась в помощи. Болан всегда помогал своей судьбе благодаря трем основным вещам: отличному знанию врага, изумительному пониманию логики боя и непревзойденному умению стрелять быстро и точно.

Увы, на данный момент его знание противника, с которым он столкнулся в Эверглейдских болотах, было более чем поверхностным...

Но он должен будет ликвидировать этот пробел уже в самое ближайшее время, если только рассчитывает выбраться живым и невредимым из этой передряги. У всякой тайны всегда есть разгадка, подобно тому, как ко всякому замку подходит свой ключ... Значит, нужно только отыскать нужную дверь и как следует в нее постучаться...

Однако это было не так просто. Первый неправильный шаг, первая же ошибка в оценке противника могли оказаться для него роковыми в этих поганых Эверглейдских болотах.

Болан отбросил от себя неприятные мысли. У него просто не было на это времени! Главное теперь — отыскать Холли Брюс. Подходя к маленькой зелено-коричневой палатке, в которой он оставил девушку и часть своего снаряжения, Болан удивился царящей там тишине. Конечно, он запретил Холли разводить костер или зажигать фонарик из опасения привлечь внимание патруля в такой близости от вражеского лагеря. Но в его собственном лагере, похоже, никого не было. Болан привязал лодку к торчащему из берега корню метрах в тридцати выше по течению от того места, где стояла палатка, и вернулся к ней пешком. Держа на изготовку М-16 и водя стволом по сторонам, он бесшумно обошел вокруг палатки и только после этого заглянул под полог: та была пуста...

Холли Брюс исчезла! Болан впустую обыскал окрестности стоянки, освещая их авторучкой-фонариком, но не обнаружил никаких следов присутствия человека.

Он немного постоял, размышляя о том, что бы это могло значить. Конечно, Холли Брюс могла передумать и вернуться назад, чтобы отыскать свою машину, которую она, вне всякого сомнения, оставила где-нибудь на шоссе, идущем через болото. Однако такая версия казалась ему несостоятельной. Принимая во внимание характер девушки, Болану показалось более вероятным, что, несмотря на все предупреждения, Холли отправилась на поиски отца. Она выглядела отважной, предприимчивой девушкой, преисполненной решимости довести до конца начатое дело, но в то же время не отдавала себе отчета о реальной опасности.

Болан тяжело вздохнул: он хорошо понимал поведение Холли Брюс. При других обстоятельствах он и сам бы так поступил. Разочарование, вызванное тем, что ее не воспринимают всерьез, обеспокоенность судьбой отца побудили Холли действовать на свой страх и риск, не обращая внимание, а скорее, даже не понимая грозящей ей опасности... Он испытывал к ней симпатию. Однако она не понимала, что, поддавшись обуревающим ее чувствам, поставила под угрозу выполнение его задания... Болану даже стало не по себе, когда он на мгновение представил себе драматические последствия в случае поражения: Холли и ее отец, конечно же, могли погибнуть; но самое страшное заключалось в том, что, появившись во вражеском лагере, Холли могла заставить Ворда досрочно привести в исполнение его таинственный план. А это уже было бы непоправимо. Тем более, что Болан пока ничего не знал об этом пресловутом проекте. Он только мог догадываться, что план этот далеко не безопасен...

Не поддаваясь пессимистическим настроениям, Болан решительно взял себя в руки: возможно, не все еще потеряно... Может быть, Холли не успела добраться до лагеря и у Палача оставался шанс догнать беглянку. Ничто в палатке не говорило о том, как давно Холли ушла отсюда... А вдруг в этот самый момент она находится в руках Ворда, Фуско и Роски?

Дорога была каждая минута. Болану нужно было действовать без малейшего промедления.

Он забрал из палатки сумку со взрывчаткой, и тут до него донесся какой-то неясный шум. Слабый, едва слышный, похожий на рокот моторчика авиамодели. Болан одним прыжком выскочил из палатки, держа на изготовку М-16. Он застыл как вкопанный и задержал дыхание, чтобы определить, откуда доносится звук, который становился все сильнее по мере своего приближения. Болан уже понял, что это звук работающего двигателя. Но звук, искаженный и отраженный неровной поверхностью болота, казалось, доносился со всех сторон одновременно...

Он уже собирался нырнуть под прикрытие густой тропической зелени, когда на водной глади появился небольшой аэроглиссер. Он стремительно мчался, подминая под себя торчащие из воды стебли тростника. На его палубе стояли два солдата, вооруженные автоматами, и внимательно осматривали окрестности, освещаемые ярким лучом мощного прожектора.

Болан отпрыгнул под прикрытие густого кипарисового куста, но прожектор успел зацепить его своим ослепительным лучом. На борту аэроглиссера раздался предупреждающий крик, и солдаты открыли беглый огонь.

Болану снова предстояла встреча с преисподней.

Глава 8

Мак инстинктивно направил в сторону преследователей свою винтовку. Он выпустил короткую очередь по поворотному прожектору, его стекло разлетелось вдребезги, и ночь снова вступила в свои права. Он только успел заметить, как оба стрелка на палубе аэроглиссера, подчиняясь инстинкту самосохранения, закрыли лицо руками, чтобы осколки не попали им в глаза. А глиссер уже промчался мимо, оставляя за собой шапку пены, вздымаемой мощным винтом.

Мак залег за стволом вырванного с корнями дерева и стал наблюдать за рулевым, который резко развернул легкое суденышко, чтобы снова вывести стрелков на ударную позицию. Глиссер задрожал, словно разгоняющийся свирепый зверь, и понесся по поверхности черной воды, направив свой нос прямо на берег. Автоматы строчили не переставая, простреливая джунгли во всех направлениях, выкашивая траву, кусты и тростник в поисках укрывшегося Болана. Он слышал, как пули с треском вспарывали ткань его маленькой палатки.

Палач выхватил огромный «отомаг». Катер, в который он целился, описывал круги и, не переставая, поливал заросли свинцом. Болан ясно различал силуэты обоих стрелков на более светлом фоне болотной воды. Их автоматы изрыгали длинные огненные цепочки трассирующих пуль, похожие на взбесившихся змей. Болан отвел в сторону ствол пистолета — эти двое солдат его не интересовали. Он наметил себе другую мишень.

Устроившийся на высоком сиденье рулевой так и не услышал громоподобного выстрела, который принес ему смерть. Он сидел, наклонившись к штурвалу, и спустя всего лишь долю секунды голова его отлетела назад под ударом двухсот сорока унций смертоносного свинца. Сила удара была такова, что сорвала рулевого с места и отбросила на защитную решетку винта. Рука его соскользнула под решетку, и пена за кормой тотчас же окрасилась в алый цвет.

Лишившийся рулевого глиссер продолжал свой безумный бег в сторону берега, о который он должен был разбиться через какое-то мгновение. Увлеченные стрельбой солдаты заметили грозящую им опасность в самый последний момент. Они устремились к планширу, но слишком поздно.

Мчащийся на полной скорости глиссер налетел сначала на прибрежную полосу песка и выскочил на берег. Винт взвыл на бешеных оборотах, перелопачивая воздух. Болан увидел, как тела обоих солдат шлепнулись в болото, затем ночную тишину разорвал леденящий душу крик, потонувший в грохоте оглушительного взрыва: глиссер налетел на ствол дерева.

Из своего укрытия Болан осмотрел поле боя, пытаясь обнаружить признаки жизни. Ниже по течению, в десяти метрах от палатки, полыхал костер, в который превратился аэроглиссер, отравляя воздух противным запахом смеси бензина и масла.

Рядом валялось нечто бесформенное, и Палач не без труда узнал обезображенное тело рулевого.

Он перевел взгляд на берег, надеясь обнаружить там еще живых солдат врага, но ничего не увидел. На болото снова опустилась тишина.

Болан осторожно вышел из укрытия и обошел догорающие обломки глиссера. Конечно, он рисковал, но это был трезво взвешенный риск и, вполне возможно, его единственный шанс немного опередить события, которые начинали разворачиваться с неимоверной быстротой.

У Палача просто не было времени долго оставаться в осаде.

Он скорее почувствовал, чем заметил неуловимое движение справа от себя, сопровождаемое тусклым блеском оружейного ствола. Болан резко развернулся. «Отомаг» казался естественным продолжением его руки. Палец застыл на спусковом крючке, готовый в любой момент сеять смерть.

Они выстрелили одновременно, но громоподобный грохот «отомага» перекрыл дробную россыпь автоматной очереди. К тому же Болан, нажимая на спуск, уже падал на землю, уклоняясь от пуль противника. Он увидел, откуда вылетают тонкие язычки огня, и хладнокровно прицелился в свою мишень, прежде чем снова нажать на спуск.

Стрелок, спотыкаясь, словно пьяный, выскочил из укрытия, но его автомат продолжал безостановочно трещать, рассыпая веера трассирующих пуль. Третья пуля Болана попала автоматчику прямо в грудь и отбросила его назад. Еще не долетев до земли, он был уже мертв.

Оставался еще второй солдат. Болан обнаружил его в воде. Одной рукой он отчаянно цеплялся за камышовые стебли, другая болталась плетью. Все лицо его было залито кровью. Он заметил врага только тогда, когда Болан очутился в десяти шагах от него. Здоровой рукой солдат неуклюже потянулся к кобуре.

Ствол «отомага» приподнялся, и грохнул выстрел. Болан нажал на курок чисто рефлекторно. Лишенное жизни тело выгнулось и исчезло в черной стоячей воде. Карьера наемника на этом завершилась...

Но для Болана, увы, бой был далеко не закончен.

По всей видимости, катер выполнял не совсем обычное патрулирование. Солдаты приехали именно по его душу, и они знали точно, где искать... Значит, в лагере уже объявлена тревога, и даже если там не услыхали перестрелки, солдаты во всеоружии дожидались возвращения катера.

Да, счет теперь, действительно, пошел на минуты. Скоро начнет заниматься заря нового, похожего на светопреставление дня... Но прежде чем внедриться еще глубже в боевые порядки врага, Палачу нужно было связаться с Гримальди.

Пилот доставил Болана утром в Эверглейдские болота. Он удерживал вертолет над пологом джунглей, чтобы выбрать наиболее подходящее место для высадки своего друга. Затем он замер над поверхностью воды и дождался, пока Болан надует лодку и сложит в нее снаряжение, и лишь когда лазутчик перебрался в плавсредство, металлическая стрекоза исчезла, описав широкий круг над вершинами деревьев.

Но пилот находился неподалеку, ожидая сигналов Болана. Палач представлял себе друга сидящим в кабине вертолета, уставившись на динамик рации, время от времени бросая взгляд наружу, чтобы посмотреть, не приближается ли к нему неприятель.

Гримальди ждал. И он будет ждать до самого конца, если понадобится — до самой смерти. Он сделал для Мака Болана все и даже немного больше с того дня, когда, расставшись со своими хозяевами из мафии, посвятил свой талант человеку, который наполнил его жизнь новым содержанием.

Болан снял с пояса маленький передатчик и поднес его ко рту.

— "Каменный человек-1" вызывает подразделение "G".

После короткой паузы из динамика послышался перебиваемый потрескиванием помех сочный баритон Гримальди:

— Подразделение "G" слушает.

— У меня тут дело принимает крутой оборот, парень.

— Оставь немного и на мою долю.

— Пока не надо. Обычная стычка. Но ты мне можешь срочно понадобиться. Держись наготове...

— Я всегда готов ударить по этой мрази...

Болан рассмеялся и добавил:

— Я сейчас отправляюсь прямо в пасть дьявола. Если не дам о себе знать до восхода солнца, настанет твоя очередь действовать.

— В каком объеме? — обеспокоенно спросил Гримальди.

— На полную катушку! — приказал Болан.

— Все уничтожить?

— Ответ утвердительный.

— Понял! Если ты не выходишь на связь до рассвета, я выпускаю из клетки жар-птиц.

Болан улыбнулся в темноте и мягко сказал:

— Ты все правильно понял, старина. Конец связи.

Палач повесил на место рацию и вернулся в палатку за брошенной впопыхах тяжелой сумкой со взрывчаткой.

Перед уходом он в последний раз окинул взглядом разрушенный лагерь и поспешил к своей лодке.

Он, естественно, надеялся; что ему удастся снова незаметно пробраться во вражеский лагерь, но был готов и к настоящей заварухе, поскольку знал, что ад этот может разверзнуться в любую минуту. Так что, если ему суждено проложить себе дорогу из проклятого лагеря силой оружия, лучше было приготовиться к суровому бою...

Он прыгнул в лодку и секунду спустя растворился в непроглядной темноте Эверглейдских болот.

Глава 9

Мак Болан занял позицию неподалеку от западной стороны лагерного ограждения. На базе, похоже, была объявлена тревога. Часовые патрулировали по обе стороны ограждения. Снаружи они ходили по двое, бесшумно, словно тени, избегая освещенных мест и стремясь слиться с темнотой. В самом лагере бойцы повыходили из помещений в полной боевой выкладке.

Один из стрелков стоял в том месте, где Болан проделал в ограждении дыру во время своего первого рейда. Часовой держал винтовку на изготовку и напряженно вглядывался в темноту джунглей, стеной окружавших лагерь.

Болан обошел стороной наружные патрули, проскальзывая между солдатами, словно неуловимая тень. Он запросто мог бы уничтожить некоторых из них, но это не входило в его планы. В данное время Палача интересовала другая добыча.

Когда Болан достиг более безопасного места, он залег в высокой траве и достал мощный бинокль ночного видения.

Постройки из гофрированного железа предстали перед его взором с удивительной четкостью, равно как и солдаты, сновавшие по базе во всех направлениях, готовые к возможному бою. Болан тщательно осмотрел весь лагерь, но нигде не увидел ни доктора Брюса, ни его дочери Холли, ни даже Ворда и Фуско. Чуть погодя ему удалось опознать в одном из офицеров Ужастика: полковник вышел из домика неподалеку от генераторной станции и, повернувшись к Болану спиной, размашистым шагом направился к штабному бунгало.

Болан тотчас же включил свой миниатюрный приемник и поднес наушник к уху. Он отрегулировал звук и стал ждать: если ему повезло и мини-передатчик, приклеенный к стеклу штабного помещения, остался незамеченным, то он сможет подслушать дальнейшие разговоры в кабинете Роски...

Слава Богу, мини-передатчик был на месте! Болан услышал, как хлопнула дверь. Звук был даже чересчур громким. Мак немного его убавил, и в наушнике послышался шум шагов...

Он напряг слух, надеясь услышать сигнал к началу военных действий в Эверглейдских болотах...

Роски резко захлопнул за собой дверь кабинета и повернулся в сторону Тэрстона Ворда. Старик сидел за его рабочим столом и при приближении хозяина лишь поудобнее устроился во вращающемся кресле, всем своим видом показывая, что и не думает его уступать законному владельцу. Сидя в своем углу, Фуско чистил маникюрной пилочкой ногти, стремясь, очевидно, справиться с обуревавшими его эмоциями. Атмосфера в кабинете была накалена до предела. Роски нахмурил брови и с озабоченным видом прислонился спиной к двери.

— Ну что? — отрывисто спросил Ворд. В голосе его слышалось нетерпение.

Роски шумно откашлялся.

— Кто-то пробрался к нам и затем ускользнул. Я объявил тревогу. Не советовал бы этому негодяю снова соваться сюда! — Он на некоторое время задумался и продолжил: — Я выслал патруль на поиски, но никто еще не вернулся. А что вам удалось добиться от Брюса? Ворд устало ответил:

— Он быстро поумнел и согласен продолжать работу. Ему уже известно, что его дочь в наших руках. Но нам от этого мало проку, если этот сволочной Феникс от нас не отвяжется. Я уже вам сказал, что мне удалось узнать от своего человека в Вашингтоне. Речь идет о новом сверхсекретном подразделении, которое подчинено непосредственно Совету Безопасности. И, похоже, на их боевом счету есть просто невероятные подвиги.

— А чего мы ждем и не засылаем в это подразделение своего человека? — проворчал Фуско, даже не поднимая голову.

— Не волнуйся, — успокоил соратника Ворд, — мы не преминем это сделать и причем как можно скорее. — Он осклабился: — Но сегодня вечером проделать подобный фокус уже не успеем!

Его холодный взгляд снова уперся в начальника штаба:

— Сегодня вечером все карты у вас на руках, полковник Роски.

Полковник посмотрел на него таким же ледяным взглядом и ответил:

— Кто такой этот Феникс? Мне не известен человек с таким именем. Во-первых, мне нужно...

Ворд не дал ему закончить:

— На данный момент это не имеет никакого значения, Чарли. Важно лишь где, когда и как!

— Абсолютно с вами согласен, — недовольно ответил Роски, — но если бы я это знал, мне было бы гораздо легче действовать. Хороший солдат должен хорошо знать своего противника. Нам ничего не известно об этом Фениксе, и я не могу сидеть и ждать, пока он снова нанесет удар. Сколько у него людей? Что ему здесь нужно? Возможно, у него есть средства для проведения атаки с воздуха? Вот какими данными мне надо располагать, мистер Ворд, иначе даже мое военное образование не принесет никакой пользы для организации успешной обороны.

— Во всяком случае, нам надо продумать, как отсюда смыться и чем быстрее, тем лучше, — обреченно пробормотал Фуско. — Это первое, что надо сделать. Любой рядовой солдат мафии вам это скажет. Они раскрыли наше тайное пристанище. Тем хуже. Надо сматываться. Нам лучше всего перебраться в новую нору.

— Но можно также ускорить программу, — вмешался в разговор Роски, — и начать операцию немедленно.

Ворд расстроенно вздохнул и ответил:

— Все дело в том, что мы пока не располагаем надежным переносчиком инфекции. Наш друг Брюс работает как раз над этим аспектом программы, но ему нужно еще немного времени, чтобы довести дело до конца. Немного, но все-таки...

— Нельзя ли точнее? — осведомился Роски.

— Если доктор серьезно возьмется за дело, как он нам обещал, — вздохнул Ворд, — ему понадобится еще от полутора суток до... ну, скажем, двух. Так что все упирается сейчас во время, и — данный вопрос, Роски, я адресую вам — как вы считаете, располагаем ли мы таким временем?

— Не знаю, — с плохо скрытой тревогой в голосе ответил Роски. — Все зависит от того, что именно известно Фениксу, какие цели он преследует и каков его дальнейший план действий.

Ворд встал и подошел к окну. Он выглянул наружу и долго стоял так, прежде чем вернуться на свое место. Подняв, наконец, на собеседников глаза, в которых загорелся какой-то странный огонек, он страстно заговорил:

— Вам обоим известно, сколько я вложил в этот проект... О! Я не имею в виду только доллары. Речь идет о мечте всей моей жизни, о моей судьбе. Мы должны во что бы то ни стало победить! Страна наша приходит в упадок. Демократические режимы рушатся один за другим, поедаемые снаружи и загнивая изнутри. Нам нужно выставить надежный щит, и мы это сделаем! И неважно, какую цену за это придется заплатить!

Роски и Фуско украдкой переглянулись. Фуско тоже был в курсе дела. Тэрстон Ворд являлся обыкновенным сумасшедшим, психом, одержимым манией величия, очень богатым — этого не отнять, — но все-таки психом! Фуско связался с ним по той же причине, что и Роски. Ни один, ни другой не разделяли мечтаний чокнутого миллиардера о величии и могуществе. Они были рядом с ним, чтобы оказывать поддержку до тех пор, пока старик не зарвется, а тогда... К этому времени Фуско и Роски успеют набить себе карманы.

Роски сказал:

— Мы дадим вам этот щит, мистер Ворд!

А Фуско добавил:

— Все будет в порядке, Тэрстон, уверяю тебя. Трубопровод уже готов. Все готово для подачи.

Роски, нахмурившись, посмотрел на своих собеседников. Он чувствовал укол ревности всякий раз, когда слышал, как Фуско называет Ворда по имени, так, словно они были старыми приятелями. Но хуже всего было то, что, кроме ревности, полковник уже давно начал испытывать определенные сомнения. Между Вордом и Фуско существовала какая-то тайна, в которую его не желали посвящать. А он больше всего терпеть не мог недомолвок и скрытности, особенно когда чувствовал, что ему отведена роль козла отпущения...

— О каком трубопроводе вы говорите? — спросил он в упор у Ворда.

Старик улыбнулся, немного повертевшись в кресле полковника, успокаивающе вытянул перед собой руки и спокойно сказал:

— Это второстепенные финансовые вопросы, Чарльз. Ничего для вас интересного. Когда вы дадите нам этот щит, делом займутся штатские: уравновешенность и стабильность — вот первейшее правило для сохранения государства.

— Понимаю, — ответил Роски жестким, почти агрессивным тоном.

Фуско насмешливо осклабился:

— Вас что-то огорчает, солдат? Не волнуйтесь за свои карманы, денег хватит на всех.

Роски наградил его убийственным взглядом, но голос Ворда помешал ему дать достойный ответ.

— Нужно быть реалистом, Чарльз, — промолвил старик вкрадчивым голосом. — Никто не может знать все. Мы все преследуем одну цель, но каждый из нас отвечает за свой участок работы, там, где он наиболее компетентен.

— Понимаю, — задумчиво протянул Роски.

Но Ворд продолжал, словно и не слышал реплики:

— Что бы ни случилось, нам нужно любой ценой держаться вместе, ибо в нашем единстве — несокрушимая сила. Только так мы сможем предотвратить угрозу упадка, нависшую над нашей страной. С нашим щитом мы будем являть собой страшную силу и...

Ворд никак не мог подобрать нужные слова. Лицо его, побагровело, и он судорожно молотил воздух кулаками. Фуско на мгновение показалось, что у того начинается приступ безумия, но вдруг широкая улыбка озарила лицо старика, и он расслабленно обмяк.

— Но если мы вдруг случайно расстанемся, — продолжил он до смешного напыщенным тоном, — ветер разметет нас во все стороны, и от нашей силы ничего не останется. Обеспечьте Брюсу недостающее ему время, Чарльз!

Роски медленно покачал головой. Царившая в кабинете напряженность как-то сразу исчезла. Ворд поднялся с вращающегося кресла, и впервые Роски обратил внимание, насколько старым и усталым он выглядит.

Ворд обогнул стол и, пройдя между полковником и Фуско, направился к двери. Ники встал, чтобы последовать за ним.

— Достаточно открыть кран, — заверил Фуско Ворда, — и все финансисты у вас в кармане. Чарли создал самую лучшую армию наемников, а я контролирую сеть поддержки. Кто же сможет вас победить при таких условиях?

— Господь Бог может победить нас, — тяжко вздохнул Ворд, взявшись за дверную ручку. — Господь и этот чертов Джон Феникс! Мне нужен скальп этого Феникса, Чарли! Я хочу, чтобы он висел на древке флага над штабным домиком завтра утром!

— Вы его там увидите, сэр, — пообещал Роски. — А если наши поиски не дадут результата, я еще раз переговорю с дочерью Брюса. В этом случае она сама отправится на его поиск в составе следующего патруля. Не волнуйтесь, мы поймаем этого человека!

— Но если, по чистой случайности, он от вас ускользнет, — заметил Фуско, — нам лучше быть готовыми смотаться отсюда рано утром. Это единственный выход уберечь наши головы.

— Само собой разумеется, — сухо ответил Роски.

— Ну вот мы все и пришли к общему мнению, — подытожил Ворд. — Если Феникса до рассвета не разыщут, мы покинем это место.

Но Джон Феникс, ставший своего рода привидением этого лагеря, не мог себе позволить ждать до рассвета. Он начинал действовать и отлично знал, что ему следует делать...

Глава 10

Бесшумно пробираясь между деревьями, Болан быстро обогнул лагерь по периметру и вышел к его северной стороне, там, где твердая земля полого спускалась к болоту. Пять глиссеров покачивались на воде, привязанные нейлоновыми тросами к импровизированному причалу в виде поваленного ураганом дерева. Несмотря на объявленную тревогу, охранял водно-моторный парк один-единственный часовой.

Болан немного понаблюдал за ним. Это был высоченный детина с побитым крупными оспинами лицом. Он был вооружен висевшей на ремне автоматической винтовкой, и его беспечный вид говорил о том, что он не очень серьезно относился к объявленной на базе тревоге. Он наклонился, чтобы прикурить сигарету, и лицо его на секунду осветилось пламенем спички.

Пока часовой, повернувшись спиной к лагерю, вполглаза посматривал на темнеющие над болотом джунгли, к нему сзади подбиралась бесшумная, ловкая и смертельно опасная тень. Болан вышел на намеченную позицию, ползком преодолев открытый участок. В руке он держал острый как бритва стилет.

Замерев на несколько секунд с отведенной в сторону рукой, Болан дождался, пока часовой сделает последнюю затяжку. Тот медленно выпустил дым и отшвырнул окурок в темноту. Он по-прежнему не сводил глаз с темной стены леса над болотом. По его глубочайшему убеждению, опасность могла исходить только оттуда. Он и подумать не мог, что она уже совсем рядом...

Но он ошибался: роковая ошибка, из которой, увы, несчастный уже не сумеет извлечь никаких выводов, потому что она стала последней в его короткой жизни...

Болан прыгнул вперед и рукой зажал жертве рот и нос. С невероятной силой оттянув голову часового назад, он полоснул стилетом от уха до уха, перерезав яремную вену, гортань и сонную артерию. Кровь фонтаном выплеснулась в ночную темноту. Болан две или три секунды поддерживал сотрясаемое посмертными судорогами тело и, когда оно затихло, аккуратно опустил на землю у своих ног.

У Палача не было времени, чтобы тщательно выполнять свою смертоносную работу. Нужно было переходить в стремительную атаку и уничтожать все, что встанет на пути.

Мак настороженно огляделся, чтобы не прозевать возможную опасность. Затем он быстро раздел труп и снял свой ремень, после чего натянул поверх своего черного комбинезона защитного цвета форму, снятую с часового, и подпоясался своим ремнем. На трупе остались только трусы и майка, и Мак столкнул его в черную воду рядом с глиссерами.

Выпрямившись в полный рост, Палач быстренько проверил свое обмундирование. К счастью, форма солдата была ему почти по росту. Конечно, его арсенал — «отомаг» на поясе и укороченная автоматическая винтовка М-16 — не совсем соответствовал нормам, принятым в лагере Роски, но в темноте этот маскарад должен выручить его, по крайней мере, на то время, что он будет оставаться на территории базы. Ну а если вдруг начнется стычка с противником, Болан знал, что привычное оружие будет для него гораздо полезнее, чем весь этот маскарад с переодеванием.

Ему осталось лишь предпринять последнюю меру предосторожности, прежде чем пробраться внутрь ограждения. Болан приблизился к глиссерам, которые больше никто не охранял. Пропустив первый с краю, он поочередно забрался в четыре оставшихся и заложил в каждый из них по небольшому заряду пластиковой взрывчатки, которая дожидалась своего часа в брезентовой сумке. Затем с ловкостью, которая выдавала длительную практику, он воткнул в податливый пластик по крохотному радиоуправляемому детонатору.

Ну вот, все было готово к началу апокалипсиса, теперь Болан мог пробираться в горячую зону.

Он отыскал большую калитку в ограждении прямо напротив лодок. Обычно она была заперта на цепь с висячим замком, но теперь, оттого, что тут поставили часового, никто и не подумал закрывать замок на ключ. Болан снял замок с цепи и зашвырнул его подальше в трясину.

Палач проскользнул за ограждение и обернул цепь вокруг стоек калитки. Днем, конечно, такая уловка никого бы не обманула, ну а ночью все кошки серы...

Теперь нужно было действовать без промедления. Ночному бойцу начинало казаться, что он готовится разыграть партию в покер. Ставки были те же, что и в прошлом: жизнь или смерть. И хотя Болан знал наизусть правила игры, это никоим образом не гарантировало ему выигрыш. Столько непредвиденного могло случиться в ходе игры! Малейшая ошибка или случайность могли стоить ему жизни.

Болан старался об этом не думать. Случайность и непредвиденные обстоятельства были не самыми страшными в подобной игре. Все-таки главные козыри в борьбе против врага были его голова и сердце.

Глава 11

Болан перемещался по базе с уверенностью солдата, который хорошо знает свое место службы. Он не обращал никакого внимания на попадавшихся ему навстречу бойцов, а те, в свою очередь, не обращали внимание на его присутствие здесь. Нужно сказать, что все они были профессиональными вояками и к тому же получили конкретные распоряжения: некоторые укрепляли оборонительные системы, другие выискивали слабые места в этих самых системах, третьи же подносили дополнительные боеприпасы и снаряжение. Именно главенство организованности и дисциплины делало из них настоящих профессионалов, но эти же качества делали их уязвимыми и снижали эффективность.

Болан двинулся прямиком к строению, из которого, как он заметил, незадолго перед тем вышел полковник Роски. Если уж эта хижина, находившаяся возле электростанции, представляла интерес для Роски, то Болан вполне мог обнаружить там кое-что интересное и для себя.

Перед дверью домика стоял на часах молоденький солдат. Болан как ни в чем не бывало подошел к нему, поправил воротник его формы, улыбнулся и вошел в домик.

Внутри помещение было обставлено самым примитивным образом: кровать, стол с несколькими стульями, плита и маленький холодильник. Холли Брюс сидела на краешке кровати. Она сняла ботинки, и вместо грязного комбинезона надела чистую солдатскую униформу, которая была слишком велика для нее. Когда она увидела Болана, глаза девушки округлились от удивления.

Палач приложил палец к губам и обошел комнату, проверяя, не таится ли в ней какая-нибудь опасность. Когда он снова повернулся к Холли, та, казалось, готова была наброситься на него и пустить в ход когти.

— Обувайтесь, — вполголоса приказал он.

— Я никуда не собираюсь с вами идти, — ответила она сдавленным голосом. — Какая наглость с вашей стороны — вот так бесцеремонно вламываться сюда! Мне достаточно закричать, и все слетятся на ваше имя, словно осы на банку с вареньем.

Он холодно взглянул на дочь биохимика и спросил:

— А с какой стати вы станете орать?

— Потому что не верю больше в ваши небылицы! — заявила она, не скрывая враждебности. — Я им все про вас рассказала. В этот самый момент они разыскивают вас. Вы — хладнокровный убийца!

— Мои вам поздравления, — ответил Болан холодным, но лишенным даже оттенка неприязни голосом. — Кстати, они меня нашли. Ну а теперь готовы ли вы, как прежде, освободить отца или уже передумали?

Что-то в поведении Болана смущало Холли. Он вел себя совсем не так, как должен был вести разоблаченный диверсант. Она встревоженно взглянула на него и тут же отвела глаза в сторону.

— Тут... на этой базе что-то не так... — наконец признана она.

— Вот в этом я охотно вам верю, — подначил ее Болан. — Попытайтесь объяснить, как вы понимаете смысл происходящего здесь. Только быстро. У меня еще много работы, и вы лишь малая ее толика.

— Они... ну, в общем, моего отца не похищали. Он случайно подвергся воздействию со стороны каких-то опаснейших микробов. Он ведь биохимик-экспериментатор, понимаете? Поэтому он решил добровольно отправиться сюда для прохождения карантина. Вот и все.

Болан вздохнул и, прикурив сигарету, с шумом выдохнул дым.

— Они наплели вам всякой чепухи, а вы и уши развесили, так ведь? А правда такова, малышка, — слушайте внимательно, повторять я не буду, ибо у меня нет времени: здешние типы стремятся разработать новое и чрезвычайно опасное бактериологическое оружие. Ваш отец по незнанию вляпался в эту аферу, но в один прекрасный день прозрел и заявил, что не хочет продолжать начатые работы. Но они не позволили ему бросить исследования, потому что у них нет времени для поиска достойной замены. Они...

— Но мы же находимся на базе, принадлежащей армии! — перебила Мака Холли.

— Не смешите меня! Эта база принадлежит фирме «Варко», так же как и находящийся на ней персонал, включая так называемых солдат. Если уж ваш отец и принял условия своих работодателей, то лишь для того, чтобы спасти вас. Я только что подслушал разговор, в ходе которого Роски, Ворд и Фуско пытались оказать на него давление: доктор их просто-напросто послал ко всем чертям. Но он тогда еще не знал, что вы здесь. И тут кролик в вашем лице забрался непосредственно в пасть удаву и дал тем самым трем мерзавцам долгожданную возможность оказывать на вашего папашу давление, чтобы заставить продолжать исследования. Теперь вы, наконец, знаете, что к чему. У вас всего пять секунд, чтобы поверить мне. Я жду вашего ответа.

— Но один из них показал мне удостоверение сотрудника ЦРУ и...

— Сколько вам таких удостоверений надо предъявить? — сухо оборвал ее Болан. — Я могу достать дюжину по полсотни за штуку. Неужели вы не знаете, что любые документы с помощью современных ксероксов можно подделать за пять минут?

Холли окончательно растерялась и не знала, что и думать. Ее провели как дурочку, в этом теперь она была уверена... нагородили ей черт знает чего, а отец им подыграл в надежде спасти легкомысленную дочь.

Болан так и не узнал, что повлияло, в конце концов, на решение девушки, но только она поспешно натянула грязные ботинки, приговаривая:

— Веселенькая сложилась ситуация...

— Скорее, опасная, — холодно произнес Болан, — уж можете мне поверить. А теперь положитесь на меня и беспрекословно выполняйте мой любой приказ!

Болан взял девушку за руку и потащил за собой. На пороге он сказал часовому:

— Оставайся здесь. Мы скоро вернемся.

Когда они шли через лагерь по направлению к лаборатории, Холли прошептала:

— Как странно, вы отдаете приказы и их выполняют...

Болан подождал, пока они минуют группу солдат, занятых установкой мощного поворотного прожектора, и только после этого ответил:

— Первое, чему обучают в армии, — это субординация. Подчиненный должен не рассуждать, а четко выполнять приказы. Эти парни — хорошие солдаты.

Холли слегка передернуло, как от озноба, и она придвинулась поближе к своему спутнику.

— Но они ведь не настоящие солдаты? — озабоченно спросила она.

— Нет, но они ничем не хуже настоящих. Разве что зарплату получают не от федерального правительства.

— Мы имеем дело с тем, что называют военизированным подразделением?

— Совершенно точно.

— Бог мой, но это же просто чудовищно! — вздохнула Холли. — Как только люди могут пойти на такое?

— Эти парни сначала поступили в армию и там научились военному ремеслу, — пояснил Болан. — Когда срок службы по контракту закончился, они, наверное, оказались не у дел и теперь продают свои навыки тем, кто предложит соответствующую работу и имеет средства, чтобы за нее заплатить.

Навстречу им попался человек с погонами лейтенанта. Тот замедлил шаг, внимательно на них посмотрел и, когда они прошли мимо, обернулся и проводил их долгим взглядом. Но Болан не обратил на него внимание, а отойдя шагов на сорок — пятьдесят, тихо прокомментировал:

— Этот наверняка закончил академию в Вест-Пойнте, или я ничего в офицерской косточке не понимаю... А парень, который командует на этой базе, воевал во Вьетнаме и известен под кличкой Чарли Ужастик. Он командовал батальоном и отважно сражался до того дня, когда у него немного поехала крыша. Такое со многими случалось во Вьетнаме. Это была безумная война!

— Войны все такие, — нервно ответила Холли.

— Неправда, — не согласился Болан. — Некоторые войны нужны, даже просто необходимы, так как являются единственной возможностью избавиться от идеологического рабства или еще чего похуже. Знаете, жизнь полна странных вещей, и иногда, если ты не готов умереть за правое дело, она вовсе теряет всякий смысл. К тому же, нужно быть готовым убивать.

— Убивать? — остановилась девушка.

— Да, убивать, — словно ни в чем не бывало ответил ночной охотник, — во имя своих идеалов.

Холли снова передернуло, и она отстранилась от своего спутника.

— Я видела, как вы убили человека сегодня ночью, — прошептала она.

— Меня мой поступок нисколько не смущает, — ледяным голосом ответил Мак. — Я тоже видел, как вы пытались убить, и к тому же именно я служил для вас мишенью.

— Это совсем другое дело, — запротестовала она.

— Убийство всякий раз другое дело, — вздохнул Мак и замолчал, так как они подошли к лаборатории.

— Жду вас снаружи, — сказал он. — Идите за отцом. Если с ним сидит часовой, пришлите парня ко мне. Скажите ему: «Вас вызывает капитан».

У этой девчушки было одно хорошее качество: она все схватывала на лету. Не нужно было ничего разжевывать... Холли скрылась внутри домика.

Несколько мгновений спустя на пороге появился молодой солдат с пистолетом. Но не в руке, как того требовала бдительность, а в болтавшейся на поясе кобуре. Он весь горел желанием услужить начальнику и отдал Болану честь.

Тот, не отвечая, коротко приказал:

— Сходи за винтовкой и присоединяйся к взводу на западном фланге.

— Мне приказали охранять...

— Поступил новый приказ. Никто не может уклониться от несения караульной службы сегодня вечером, солдат. Все наши люди нужны на линии огня.

Паренек козырнул вторично и со всех ног бросился прочь. На пороге тотчас же возникли Брюс и его дочь. Болан обратился к ученому:

— Отвечайте мне только да или нет. Хотите вы немедленно покинуть это место?

— Да, — не задумываясь, ответил Брюс.

— Считаю своим долгом предупредить вас, — продолжал Болан, — что дело может принять плохой оборот. Вы пойдете впереди как ни в чем не бывало. Разговаривайте, шутите, словом, делайте все что угодно, только ведите себя непринужденно. Но ухо держите востро. Когда я скажу что-нибудь делать, выполняйте беспрекословно и в точности, как я сказал. Смотрите не ошибайтесь.

— Понятно, — ответил Брюс.

— Тогда пошли, — приказал Болан. — Идите через лагерь в сторону командного пункта. И, повторяю, держитесь непринужденно.

Отец и дочь двинулись в указанном направлении. Болан отпустил их на несколько метров и пошел следом. Идущие впереди Брюс и Холли болтали без умолку, но вполголоса, и Болан не мог разобрать, о чем они говорят. К тому же, это не особенно его интересовало в данный момент. Он настороженно прислушивался ко всему, что происходило вокруг, чтобы вовремя засечь опасность и принять необходимые меры.

Брюсы были уже на полпути от командного пункта, когда Болан приказал им приглушенным голосом:

— Поверните налево и пройдите за домиком.

Затем несколько мгновений спустя:

— Теперь направо, к северным воротам.

Мимо них пробежал солдат. Он направлялся к штабу. Удивленно взглянув на отца и дочь, он улыбнулся Болану и побежал дальше. Но Болан даже не потрудился улыбнуться в ответ. Он скинул с плеча свою М-16 и, вынув из сумки гранатомет М-203, присоединил его к винтовке. Открыв казенную часть гранатомета, Мак вложил в нее осветительную гранату и приготовил зажигательную.

Брюсу и его дочери до свободы оставалось всего три десятка метров. Болан снова их окликнул:

— Когда я скажу «уходите», бегите, не останавливаясь, вперед. Откройте калитку: замка там нет. Спрячьтесь в крайней справа лодке. Только не перепутайте, это очень важно, в крайней справа! И не оглядывайтесь! Только вперед. А теперь приготовьтесь!

Болан не увидел, а услышал, как кто-то вышел из штабного домика.

— Эй вы, остановитесь! — крикнул этот кто-то.

— Уходите! — приказал Болан своим спутникам.

В то же время он припал на колено и выпустил осветительную ракету в сторону западной части периметра.

Двое солдат, выскочивших из командного пункта и бежавших в их сторону, бросились плашмя на землю, повинуясь элементарному инстинкту самосохранения. Но Болан перевел М-16 в режим автоматического огня, и свинцовый ливень обрушился на эту парочку, заставив ее корчиться в предсмертных судорогах.

А Брюсы уже открывали калитку. Болан вознес немую мольбу небесам, упрашивая, чтобы они не ошиблись лодкой, и одновременно выпустил зажигательную гранату в одну из казарм. Небо озарилось яркой вспышкой, и крышу казармы лизнули прожорливые языки пламени. На короткий миг Болан увидел застывшие фигурки солдат, обернувшихся в сторону пожара, затем вторая граната взорвалась с адским грохотом, и из окон здания вырвались клубы оранжевого огня.

На мгновение все замерли в ожидании приказаний.

И Болан не заставил их долго ждать:

— Атака на западном фланге! — заорал он. — Огонь! Стреляйте все!

Парни из охраны были отлично вымуштрованы. Тотчас же раздался дробный перестук автоматического оружия, и со всех сторон солдаты бросились к западной части ограждения. Какой-то ошарашенный солдат, вооруженный только пистолетом, все еще торчал между Боланом и северными воротами.

— Пошевеливайся! — рявкнул на него Палач. — Ты что, не расслышал приказа? Так прочисть уши и беги туда, а я прикрою этот фланг.

Солдат еще раз в нерешительности оглянулся: Брюс и его дочь возились уже возле самых глиссеров.

— За этих не беспокойся! — прикрикнул на него Болан. — Я возьму беглецов сам, а ты беги к остальным...

Болан уже был у северных ворот, когда ночь разрезал истерический вопль полковника Роски:

— Черт побери! Даже дикобразу ясно, что это отвлекающий маневр! — вопил он. — Где пленники? Главное, не упустить их! Где доктор и его девчонка?

Ему ответил хриплый басок:

— Они сбежали через северные ворота, сэр.

— Задержите их, черт вас подери! Задержите их во что бы то ни стало! Возьмите фонари, обыщите берег! Их нужно задержать!

— Давай-давай, попробуй задержи, Чарли, — пробормотал себе под нос Болан. — Желаю тебе удачи!

Теперь уже ничто не могло остановить его.

Глава 12

Их засекли слишком поздно. Мощный движок глиссера взревел со страшной силой, как только на узкой полоске берега, где оставалось еще четыре катера, заметались лучи фонарей.

Наклонившись вперед, Болан круто заложил штурвал, направляя перегруженное суденышко через отмель к открывавшемуся водному простору. Вдогонку глиссеру, который, высоко задрав нос, казалось, летит над водой, помчался веер трассирующих пуль.

— Не высовывайтесь, — приказал Болан пассажирам, когда их настиг мощный луч света.

Он скорее даже почувствовал, чем увидел, как солдаты, размахивая автоматами, с криками выскакивают из северных ворот. Палач гибко развернулся всем туловищем, и огромный «отомаг» с грохотом послал свои двести сорок унций горячего свинца прямо по лучу прожектора. Раздался звон разбитого стекла, и ночь снова обволокла темным покрывалом болото и непроходимые джунгли.

Глиссер мчался навстречу свободе, и гул двигателя перекрывал оставшееся позади эхо беспорядочной перестрелки.

Сияя, как медный таз, Холли потянулась к Болану и влажными губами поцеловала его в щеку. Тот ничего не имел против и улыбнулся, но счел своим долгом предостеречь девушку:

— Все-таки оставайтесь в укрытии. Мы еще не отошли на безопасное расстояние.

— Вы были просто ве-ли-ко-лепны! — по слогам выговорила она и поцеловала его еще раз, прежде чем снова растянуться на дне глиссера рядом с отцом, который вполне разделял благодарность дочери.

Великолепен? Болан вовсе не был в этом уверен, но облегчение, тем не менее, испытывал. По крайней мере, пока.

Он уже наполовину выполнил свое задание. Конечно, оставалось еще многое сделать, но это была уже привычная работа. Теперь можно обдумать, как решить и вторую часть стоящей перед ним проблемы...

Он заглушил двигатель и резко развернул глиссер. Поднятые им волны еще некоторое время раскачивали легкое судно и, наконец, успокоились. Болан вытащил из кармана пачку сигарет.

— Что-то не так? Неужели сломался глиссер? — испуганно спросила Холли.

— Вовсе нет. Все в порядке, — заверил девушку Палач. — Помолчите немножко, мне нужно прислушаться.

Он прикурил сигарету, и доктор Брюс тихонько спросил, усаживаясь на корточки:

— Простите, молодой человек, но, может быть, вы угостите меня сигаретой?

Болан молча протянул биохимику пачку.

— А чего мы ждем? — прошептал ученый.

— Преследователей, — хладнокровно ответил Болан. — Желательно, чтобы за нами бросились в погоню.

— О! Боже мой! — испуганно выдохнула Холли и добавила: — Но зачем их ждать? Не понимаю...

— Оставьте тактическую сторону дела мне, хорошо? — не дал закончить девушке Болан.

Она ничего не ответила, и тут Болан их услышал! Преследователи отчаливали от берега. Первый... второй... третий... четвертый двигатели взвыли один за другим, и глиссеры помчались по лаковой глади воды...

— Вот они! — нервно воскликнул Брюс.

— Я надеялся, что они не заставят себя долго ждать, — заметил Болан безразличным тоном.

Видно было, что он думает уже о чем-то совершенно ином, нежели о яростной атаке преследователей.

Мак видел, как вспыхнули сзади прожектора мощных катеров, огибающих отмель.

Холли затряслась, как в ознобе.

— Мне опять страшно, мистер Феникс, — созналась она.

Болан одарил ее спокойной улыбкой:

— Скоро вам совершенно нечего будет бояться, мисс Брюк. Только не оглядывайтесь, не то вам действительно станет по-настоящему страшно.

С этими словами он нащупал на поясе маленький передатчик. Привычным движением откинув предохранитель, Мак плавно нажал на кнопку «огонь».

* * *

Чарли Ужастик больше не мог скрывать беспокойство. Он метался по берегу, словно тигр в клетке, и с руганью набрасывался на всякого, кто осмеливался к нему подойти. Его офицеры пытались собрать экипажи, чтобы погрузиться на четыре оставшихся катера. На берегу царила такая неразбериха, что начальнику штаба хотелось перестрелять всех до единого.

— Черт побери, каков сукин сын! И притом всего один! — орал он, ни к кому конкретно не обращаясь. — Вы позволили одному-единственному паразиту пробраться в лагерь, освободить пленных и смотаться вместе с ними! У вас нет ни гордости, ни чувства достоинства! Пошевеливайтесь! Скорее отчаливайте и любой ценой приведите мне этого ублюдка! Если ему удастся уйти, мы все — покойники! Давайте, давайте, мать вашу, шевелите своими ленивыми задницами!

Фуско стоял недалеко от Роски. От его подчеркнутого высокомерия не осталось и следа. Оно уступило место выражению страха и растерянности на его буквально за считанные секунды позеленевшем лице.

— Что с тобой случилось, Ники, красавчик? — ухмыльнулся Роски. — Это стрельба на тебя нагнала страху?

— Нечего срывать на мне зло за собственные ошибки, — неуверенно огрызнулся Фуско. — Мне доводилось попадать и не в такие завирухи. Но я думал, что Великий Подонок давно мертв!

Роски схватил за руку проходившего мимо солдата и грубо толкнул его на борт глиссера, затем снова повернулся к Фуско.

— О каком таком Великом Подонке ты говоришь? — устало спросил он, помаленьку остывая.

— Не будем упоминать имя сатаны всуе, — уклончиво ответил мафиози. — Это я так, просто в голову пришла дурацкая мысль. Но черт побери! Стиль нападения на базу здорово напоминает его манеру.

Роски оставил попытки сообразить, что он имеет в виду. Наконец-то боевые группы были собраны и погружены на глиссеры. Полковник поднял над головой сжатый кулак и резко опустил его вниз. Четыре мотора взревели почти одновременно.

Роски расслабился: эти парни, в конце концов, были хорошими солдатами и отлично знали местность... Так что этой скотине Фениксу лучше было не ошибиться протокой в лабиринте Эверглейдских болот. Черт бы его побрал!

— Если понадобится, они будут преследовать его до самого Мексиканского залива, — заверил Роски связного мафии и добавил, словно разговаривая с самим собой: — Дьявол! Не могу дождаться того момента, когда увижу этого парня собственными глазами. Только бы они доставили его живым.

В этот момент случилось нечто ужасное, невероятное и чудовищное. Все четыре катера одновременно взлетели на воздух! Гигантский столб пламени, дыма и крутящихся обломков взвился в темное ночное небо.

Взрывная волна бросила оглушенного Роски на мокрый берег. Он приподнял голову и увидел отвратительный дождь падающих с озаренного пламенем неба кусков человеческой плоти, железа и пластика.

Один из воздушных винтов пролетел над берегом, словно гигантский бумеранг, буквально разрубив пополам зазевавшегося солдата, и врезался в ограждение, пробив в нем брешь, в которую запросто мог въехать грузовик.

Поверхность воды осветилась языками бушующего пламени в том месте, где разлилось горючее из баков. Болото внезапно стало походить на ад, каким изображал его великий живописец Иероним Босх.

На мгновение Роски показалось, что он вновь перенесся во Вьетнам. Голос Фуско вернул Ужастика к действительности. Мафиози лежал поперек Роски и повторял прерывающимся голосом:

— Это Болан!.. Болан!.. Болан!..

Чарли Ужастику на мгновение показалось, что итальянец сошел с ума. Он не знал, что те мафиози, которым посчастливилось уцелеть после кровавых рейдов Болана, с ужасом вспоминали об устроенных Палачом страшных бойнях, ставших для них сущим адом на земле. Ники Фуско был как раз одним из таких. И для него Болан никогда не умирал.

Глава 13

Глиссер шел на малых оборотах по центральной протоке, удалившись на много километров от поля боя. Болан и его пассажиры с нетерпением ожидали встречи с Джеком Гримальди.

Ученый сидел возле приборной доски рядом с Боланом. Вот уже некоторое время они беседовали о проекте, над которым Брюс работал по заданию главы фирмы «Варко». Сидевшая рядышком Холли прислушивалась к разговору, но не принимала в нем участие. Брюс, который уже успел подробно изложить техническую сторону своих исследований, теперь отвечал на вопросы Болана.

— А чем эта бактерия отличается от уже известных человеку? — спросил последний.

— Способом передачи. Своим разносчиком, как мы его называем.

— Объясните поподробнее.

— Разносчик, то есть тот, кто переносит на себе этот тип бактерий, обычно является паразитом на теле человека: вошью, например. Лишенная своего носителя и среды обитания, бактерия погибает. Она может выжить только тогда, когда передается другим организмам, которых, в конце концов, и заражает. Таков механизм возникновения эпидемий, но поскольку он практически неуправляем, эти микроорганизмы не могут быть использованы в качестве бактериологического оружия.

— Так что же вам удалось открыть?

— По правде говоря, решительно ничего нового. Тут скорее вопрос технического решения проблемы, чем научных знаний. Мы добились того, что теперь бактерия бубонной чумы способна передаваться прямым путем.

Болан натянуто улыбнулся и попросил:

— Объясните это простыми словами, доктор.

— Не угостите ли вы меня еще одной сигаретой? — спросил Брюс.

Болан угостил его и протянул пачку Холли. Девушка пожала плечами, но сигарету взяла.

— Думаю, после того, что мы пережили, от одной сигареты я не заболею раком легких, — сказала она.

Ученый глубоко затянулся и, медленно выпустив дым, продолжил рассказ:

— Мы открыли это явление совершенно случайно, в процессе исследований с целью обнаружения веществ, способных поглощать нефтесодержащие отходы. Для фирмы очень важным направлением работы является устранение последствий от крушения танкеров и так называемых «черных приливов». Возвращаясь к нашей теме, хочу повторить, что открытие было сделано чисто случайно. Как-то раз после уик-энда один из моих сотрудников обнаружил весь свой бактериологический материал в страшном беспорядке. Бактерии размножились в невероятных пропорциях, а их среда перестала оказывать на них какое бы то ни было воздействие. Они просто вышли из-под контроля. Мне не понадобилось много времени, чтобы понять происходящее. Я несколько раз привлекался к работам по созданию бактериологического оружия, причем задание исходило непосредственно от правительства. Понимаете? Так что я сразу понял, что сделал мой сотрудник и какую мутацию ему случайно удалось получить. Его материал стал опаснейшим бактериологическим оружием. Я, естественно, сообщил о случившемся Тэрстону Ворду и посоветовал ему немедленно сообщить об этом кому следует в Вашингтоне. Он заверил меня, что так и сделает. Несколько недель спустя меня вызвали на сверхсекретное совещание в Вашингтон. Я ничего не заподозрил. Меня сопровождал сам Тэрстон. Сами понимаете, поездка была инсценировкой, но тогда у меня не было никаких оснований усомниться в чем бы то ни было. В ходе совещания меня убедили продолжить работу моего сотрудника, утверждая, что «Варко» подписала весьма выгодный контракт с правительством. В конце концов до меня дошло, что происходит на самом деле. Но было уже слишком поздно. Мои исследования близились к завершению. Конечно, мне следовало занять более твердую позицию, но Тэрстон Ворд способен переубедить любого, особенно тогда, когда угрожает убить самое дорогое вам существо, — ученый отвернулся и полным нежности взглядом посмотрел на дочь. — Не стану отрицать, мне не хватило храбрости перечить ему, — продолжал он, — ведь Тэрстон Ворд — законченный психопат. Я бы даже сказал, что он полностью сошел с ума, мистер Феникс.

Болан с понимающим видом улыбнулся:

— Расскажите мне побольше о вашем пресловутом разносчике чумы.

— В разносчике и заключается суть сделанного открытия. Наши бактерии вызывают заболевание с симптомами, абсолютно идентичными картине заражения бубонной чумой. Все лаборатории мира дадут заключение, что жертвы были инфицированы каким-то невыявленным переносчиком чумной бактерии, в то время как выведенной бацилле никаких переносчиков не требуется, ей всего-то и надо — это наличие кислорода.

— Как это — кислорода?

— Вот именно! Кислорода, который содержится в атмосфере. Заражение происходит при вдыхании воздуха, содержащего бактерии. Бацилла является полностью автономным простейшим организмом, и жертвы будут исчисляться сотнями тысяч, а возможно, и миллионами!

— И где же Ворд рассчитывает применить эту пакость?

— Для начала на острове Доминика. А затем...

— Где, вы говорите?

— На Доминике. Это маленькое островное государство, затерянное, среди Антильских островов. Страна эта пережила период политической нестабильности после того, как получила от Англии независимость приблизительно лет десять назад. Именно тогда Ворд и начал проявлять к ней интерес. Он ведь сказочно богат. В то время он вообразил, что сможет купить Доминику на корню и устроить там для себя рай земной. Но не получилось. Едва получив независимость, жители острова избрали президента и попытались сами распоряжаться своей судьбой. Много лет подряд Тэрстон пытался купить главу исполнительной власти острова, но безуспешно. Президент не был дураком и понимал, что в тот день, когда Тэрстон Ворд получит возможность вложить громадные средства в Доминику, остров потеряет независимость.

— Так почему же недовольство Ворда проявилось только сейчас? — перебил его Болан.

— Я как раз подхожу к этому моменту. Это, действительно, невероятная история. Два года тому назад президент Доминики был убит, а правительство низложено неким движением, которое, как заявляли его лидеры, придерживалось левых взглядов. Вам известны политические воззрения Ворда: это ярый ультра, фанатизм которого граничит с безумием. От государственного переворота на Доминике он окончательно рехнулся. Воспользовавшись тем, что новые руководители государства не так проницательны, как их предшественник, миллиардер внедрился во все жизненно важные отрасли экономики острова, создав тем самым все условия для превращения его в собственную вотчину. А открытие нами нового штамма бактерии явилось той каплей, которая переполнила чашу: мания величия Ворда сменилась буйным помешательством. У него в распоряжении вдруг оказалось опаснейшее бактериологическое оружие. Этого уже не мог переварить его поврежденный разум, и он окончательно рехнулся.

— Уж не хотите ли вы сказать, что он собирается устроить эпидемию на Доминике? — выдохнул Болан.

— Как ни странно, но вы угодили в точку.

На лице великана отразилось крайнее изумление, а с губ сорвалось одно-единственное слово:

— Почему?

— Прежде всего, чтобы вызвать состояние хаоса. Но план Ворда предусматривает и второй этап, так как мы лабораторным путем получили вещество, из которого можно выделить антитела, необходимые для нейтрализации чумной бациллы. Когда три четверти населения острова будут истреблены, появляется Великий Тэрстон Ворд со своей армией ангелов-спасителей, чтобы излечить несчастный народ и наставить его на путь истинный! Но маньяк на этом не остановится, Феникс, смею вас уверить. Он ведь ненормальный человек, страдающий манией величия и к тому же располагающий ужасающим оружием. Такие, как Тэрстон Ворд, никогда не остановятся, единожды вступив на путь разрушения. Доминика, естественно, станет его штаб-квартирой, и мало-помалу человечество станет свидетелем того, как эпидемии бубонной чумы спонтанно возникнут на Кубе, в Никарагуа и повсюду, где господствует идеология левого толка. Я не удивлюсь даже, если эта чудовищная эпидемия распространится и на Советский Союз.

— Вы дали правильную оценку этому человеку, — мягко промолвил Болан, — мистер Тэрстон Ворд в самом деле законченный психопат.

— Абсолютно! Вот уже неделю я стараюсь тянуть время, умоляя Господа, чтобы он совершил чудо! Мне кажется, что ваше появление на базе в некотором роде и есть то самое чудо.

— Проект уже готов к запуску?

— Я закончил свои работы уже три недели назад. Оставалось только провести несколько контрольных анализов, чтобы доработать антитоксин. Я заканчивал писать свой отчет, когда случайно обнаружил, что правительство США не имеет к проекту никакого отношения. Вот тогда-то я начал прозревать и повсюду совать нос, чтобы разузнать побольше об обстоятельствах дела. Только не думайте, что я с самого начала был посвящен в эту чудовищную аферу! Я бы ни за что не позволил втянуть себя в такое...

Болан не дал биохимику закончить и успокаивающе положил ему руку на плечо.

— Я догадываюсь, что вам пришлось пережить, и ценю вашу помощь. Но у нас остается мало времени. Вертолет вот-вот прибудет. Скажите мне, как выглядит емкость с культурой чумы, которой собирается воспользоваться Ворд? Где она сейчас? Как с ней обращаться, когда я ее разыщу?

— Выглядит оружие очень просто: это стеклянная колба с аэрозолью, которую можно подключить к любому стандартному распылителю. Например, к бытовому пылесосу. Бацилла остается абсолютно безобидной до того момента, пока не вступит в контакт с кислородом или не поселится на живом организме. Материала, который вас интересует, достаточно, чтобы заразить приблизительно миллион человек. Находится этот флакон у самого Ворда.

— И Ворд все время держит его при себе?

— Этого я не знаю, но полагаю, что он возит драгоценный груз с собой, если отправляется в многодневные поездки.

Болан вытащил из кармана фотографию агента ФБР, скончавшегося от бубонной чумы, и протянул ее Брюсу.

— Вы уже видели этого человека?

Ученый посмотрел на фото и, нахмурив брови, ответил:

— Не думаю. А где я мог с ним повстречаться?

— Здесь или в вашей лаборатории, причем совсем недавно. Этот человек умер в больнице Форта Мейерс от болезни, по всем признакам похожей на бубонную чуму.

Брюс даже подскочил и с живостью сказал:

— Пока меня держали взаперти, кое-какие слухи все-таки доходили до меня. Похоже, кто-то проник в мою лабораторию. Этому человеку удалось отключить систему охранной сигнализации. Возможно...

— А вашу бациллу уже испытывали на людях?

— Конечно, но эти испытания проводились под строгим контролем. Мы отобрали добровольцев и хорошо им заплатили, можете мне поверить. Это были солдаты с базы. На них мы и проверили эффективность антитоксина.

— Если кто-то все-таки проник в вашу лабораторию, могло так случиться, что он заразился?

— Если он не знал точно, за что хвататься руками, то запросто! А что сделали с телом этого человека? Его хоть немедленно изолировали? Он не рассказывал, сколько еще людей заразил?

— Ничего не могу сказать вам наверняка, — ответил Болан. — Сами все узнаете, как только выберетесь из этого болота.

— Я еще могу принести большую пользу, — стоял на своем ученый. — Я помню наизусть формулу антитоксина.

Тут послышался гул мотора. Сначала слабый, но по мере приближения он становился все громче и громче.

— А вот и ваше такси, — сообщил Болан. — Пилот поможет вам связаться с руководством больницы Форта Мейерс. Очень может статься, что там вас попросят срочно приготовить антитоксин...

— Если вы захватите флакон с бактериями, будьте крайне осторожны. Не допускайте контакта его содержимого с открытым воздухом!

— А что мне надо сделать, если я захочу уничтожить его содержимое? — поинтересовался на всякий случай Болан.

— Сожгите контейнер при температуре свыше тысячи градусов по Фаренгейту. Никакого риска от такой процедуры.

Вертолет появился над верхушками деревьев. Болан включил фонарь, чтобы подать Джеку световой сигнал.

Тотчас же в динамике послышался голос Гримальди:

— "Каменный человек-1", вижу тебя.

Ну вот и все, страданиям Вильяма Брюса и его дочери наступил конец. Поплавки вертолета аккуратно коснулись воды, и Болан подвел глиссер вплотную к винтокрылой машине. Гримальди уже выглядывал из кабины.

— Хуже нет, чем ждать и догонять, — скривился он.

— Хочешь на мое место? — хмуро улыбнулся Болан.

— Упаси Бог. Каковы наши дальнейшие действия?

— Отвезешь этих милейших людей домой, Джек, и когда ты...

Он не успел закончить. Холли сорвалась со своего места и бросилась в его объятия. Он на секунду прижал всхлипывающую девушку к груди, в то время как Вильям Брюс с усталой улыбкой пожимал ему руку. Затем ученый с помощью Гримальди забрался в вертолет.

Холли осыпала лицо Болана влажными поцелуями и, наконец оторвавшись от него, вцепилась в руку Гримальди, который энергичным рывком втащил ее в кабину. Она задержалась на пороге и произнесла дрожащим от волнения голосом:

— Может, мы еще встретимся, полковник Феникс! Берегите себя и возвращайтесь живым!

Девушка скрылась внутри вертолета, и в люке снова появилась голова Гримальди.

— Так что мне с ними делать?

— Доставишь их в безопасное место, Джек. А затем как можно скорее возвращайся сюда и жди моих сигналов.

— Дай мне хотя бы час!

Болан взглянул на часы и ответил:

— Час у тебя есть, старина, но не больше... А теперь убирайся отсюда со своей мельницей!

Двигатель вертолета взревел, и машина легко оторвалась от поверхности воды. Теперь Палачу предстояло отправиться на свидание, которое он никак не мог, да и не хотел пропустить. И без того длинная ночь, казалось, растянулась до бесконечности.

Глава 14

Сценарий с Доминикой в качестве места действия выглядел очень правдоподобным. Чем больше Болан о нем думал, тем логичнее он ему казался и тем очевиднее становились драматические последствия его претворения в жизнь.

Логика проекта отнюдь не свидетельствовала о том, что он был бредом сумасшедшего: психи совсем не обязательно должны быть дураками. Но когда они располагают деньгами и властью, то становятся крайне опасными.

Могущественный Тэрстон Ворд исключения из общего правила не составлял, он явно был чрезвычайно опасным безумцем...

Болан снова запустил двигатель глиссера и помчался по черной воде, прокручивая в уме различные варианты развития событий. Доминика, насколько он помнил, входила в число Наветренных Островов — восточной части архипелага Малые Антильские острова и благодаря гористому ландшафту представляла собой природную крепость, которую совсем нетрудно было защитить от возможного вторжения. С помощью Роски Ворд мог бы там властвовать, никого и ничего не опасаясь.

Левацкий режим, несколько месяцев тому назад захвативший власть на Доминике силой оружия, не делал секрета из своих симпатий к Кубе, с которой собирался не сегодня завтра установить дипломатические отношения. К тому же, Советский Союз уже предпринял попытку оборудовать военно-морскую базу в южной части острова. Но план этот провалился отчасти из-за того, что американцы вовремя послали туда свои войска. И тем не менее, на острове сохранялась взрывоопасная ситуация, и можно было легко себе представить, что такой фанатик, как Ворд, выжидать долго не станет. Если окажется, что Соединенные Штаты не в состоянии противостоять наступлению красных на Кубе и в Никарагуа, Ворд ни за что не позволит приверженцам левацкой идеологии править бал на Доминике!

Весь драматизм ситуации заключался в том, что решение проблемы по рецепту Ворда было еще опаснее, чем попытка пустить марксистские корни на Доминике. Оно предполагало гибель неисчислимого количества ни в чем неповинных людей и стало бы, таким образом, в глазах всего мира нарушением политики нейтралитета, провозглашенной Соединенными Штатами...

В случае удачного завершения «путча», подготовленного заправилами «Варко», — что было более чем вероятно, принимая во внимание те военизированные силы, которыми располагал Ворд, и то опасное оружие, которое он собирался использовать против обездоленного, обманутого властями народа, — этот мегаломаньяк мог заполучить независимую, неподвластную никаким законам территорию, с которой он сможет в любой момент угрожать свободному миру благодаря мощным средствам давления, которыми он владел.

На первых порах он будет финансировать или создаст партизанское движение сопротивления во всех государствах левого толка в Южной и Центральной Америке — начиная, естественно, с Кубы и Никарагуа — и постепенно станет человеком номер один в лагере контрреволюционных сил. Но его фанатизм этим, естественно, не удовлетворится. Из своего хорошо укрепленного бастиона он сможет, таким образом, угрожать даже Соединенным Штатам, поддерживая террористические группы, призванные творить насилие в противовес чересчур мягкой, на его взгляд, демократии, ведущей страну к упадку.

Ну и наконец остров Доминика превратится, по всей видимости, в прибежище реакционеров всех мастей: бывших нацистов, скрывающихся от правосудия, арабских террористов, свергнутых военных диктаторов, бывших колонизаторов из третьего мира и многих-многих других... И все эти правые экстремисты, лишенные возможности реализовать свои устремления к власти и уничтожению, окажутся в распоряжении Ворда, чтобы по его приказу начать сеять ненависть и страх во всех уголках земного шара...

Вполне естественно, стратегическое месторасположение Доминики соблазнило Ворда. Расположенный в самом центре Карибского бассейна, островок этот находился в непосредственной близости от берегов Венесуэлы, Кубы, Никарагуа и Майами. Обуреваемый воинственными настроениями, Ворд сможет сорвать все воздушные и морские перевозки в акватории Карибского моря, тем более что у него имелись деньги, чтобы купить самое современное вооружение: ракеты, самолеты и даже подводные лодки...

Да, Палач столкнулся со сценарием, буквально списанным с фильма джеймсбондовской серии «Безумный доктор Но», и само собой разумеется, вину за все террористические акции Ворда тоталитарные режимы возложат на правительство Соединенных Штатов. Ни один здравомыслящий функционер, будь то в Гаване, Пекине или Москве, не поверит, что один-единственный человек, действующий без поддержки собственного правительства, может развязать массовый террор против левых сил. И тогда, конечно же, ответные меры будут направлены не против Ворда, а против Соединенных Штатов...

Присутствие Ники Фуско в триумвирате делало еще более опасным и зловещим этот и без того достойный фильма ужасов сценарий.

Дела мафии и так шли прекрасно в Карибском бассейне, а уж при поддержке Ворда безымянный чемпион «свободного предпринимательства» еще больше укрепит свои позиции и продолжит обогащаться за счет нищающего местного населения. При попустительстве Ворда Фуско начнет, скорее всего, с того, что превратит Доминику в Кубу пятидесятых годов... Он сделает из нее новую Мекку игорного бизнеса, проституции и наркотиков.

Фуско — и это хорошо было известно в преступном мире, а также агентам по борьбе с организованной преступностью — занимал видное место в торговле наркотиками, процветающей во Флориде. Если же он получит в свое распоряжение еще и надежную базу для проведения своих операций, расположенную за пределами США, то запросто сможет организовать целую сеть поставки наркотиков с Ближнего Востока и из Южной Америки. И тогда ничто не помешает ему взять под свой единоличный контроль всю торговлю наркотиками в этой части земного шара.

Наркотики и игорный бизнес заменяли мафии соски материнской груди, и этот факт был отлично известен Маку Болану. Если Ники Фуско сумеет захватить главенствующее место в обеих областях преступного бизнеса, он не замедлит стать таким же могущественным капо, как крестные отцы в эпоху великого расцвета мафии. И вот тогда из своей тихой гавани на Доминике он сможет, никем не потревоженный, орудовать во имя возрождения Кровавого Братства, которое Болан так неистово громил...

Палач слишком много души и крови отдал ради искоренения этой отвратительной гидры с многочисленными, все время отрастающими заново головами, и он не мог спокойно смотреть, как она восстает из пепла... Сколько суждено Маку прожить, столько он будет сражаться с нечистью, едва та только попытается поднять голову!

Хотя сам по себе план Ворда был просто дьявольским и смертельно опасным, участие в нем Фуско заставляло Палача действовать без малейшего промедления.

Единственным верным ответом на вызов, брошенный человечеству этой сатанинской троицей, было уничтожение. Полное, незамедлительное и окончательное. Ликвидировать заправил «Варко» следовало до того, как силы, собравшиеся в их проклятом лагере в дебрях Эверглейдских болот, расползутся в разные стороны, а затем снова соберутся, чтобы нанести вероломный удар.

Отныне счет шел уже на минуты.

Час битвы пробил. Выжидание и нерешительность были роскошью, которую Палач не мог себе позволить.

Глава 15

Оставшихся в живых солдат собрали в команду, которой было поручено собрать убитых. С сожженного причала они сносили обуглившиеся тела и складывали в длинный ряд перед штабным домиком Роски. Рядом с северными воротами другая команда отыскивала обезображенные останки солдат, погибших при взрыве глиссеров. Ряд сложенных на земле тел становился все длиннее... Наконец прибежал еще один солдат с куском брезента и накрыл ими тела, являвшие собой просто ужасающее зрелище.

Тэрстон Ворд находился там же, перед штабным домиком. Он подавил подкатывавшую к горлу тошноту, окинул блуждающим взглядом отвратительную сцену бойни и разрушения, которую являл собой в данный момент его образцовый лагерь. Недалеко от него стоял Ники Фуско. Глубоко засунув руки в карманы, он тоже созерцал эту зловещую картину, но лицо его выражало скорее ненависть, чем отвращение.

Полковник брел через лагерь по направлению к штабу. Он остановился перед Вордом и мельком взглянул на длинный кусок брезента, которым были прикрыты трупы его солдат.

Тэрстон Ворд пристально посмотрел на своего начальника штаба, и ему вдруг показалось, что Роски преждевременно состарился. Прошедший час показался слишком долгим полковнику. Он сгорбился и потерял присущую ему военную выправку. Он потерпел суровое поражение на собственной территории, а это было совсем не к лицу офицеру — ветерану войны во Вьетнаме...

Роски еще раз взглянул на уложенные в ряд трупы и, обращаясь к Ворду, хриплым голосом произнес:

— Ущерб, как вы видите, огромный. Сорок пять процентов наличного состава убито или ранено, а пятеро пропали без вести, что дает нам основание считать их погибшими. — Он глубоко вздохнул и продолжил печальный перечень потерь: — Генератор поврежден, вспомогательная команда уже занялась его ремонтом. Одна из казарм полностью разрушена, а все глиссеры...

— А где Брюс и его дочь? — нетерпеливо перебил военного Ворд.

— Исчезли, — ответил Роски. — Я думаю, их освобождение и было главной целью нападения, которому подверглась база.

Ники Фуско подошел и встал по правую руку Ворда. Потом презрительно сплюнул на землю.

— Дерьмо!

Не обращая внимание на демонстративную выходку мафиози, Ворд снова обратился к Роски:

— Как вы думаете, у нас есть шанс поймать их?

— Ни малейшего. Лишившись катеров...

Роски не закончил фразу: в любом случае, главное уже произнесено.

— Понимаю, — мрачно сказал Ворд, нахмурив брови. — Поговорим теперь о нашей системе обороны. Вы считаете ее еще достаточно надежной?

Роски с обреченным видом пожал плечами:

— Мне трудно вам ответить, поскольку я ничего не знаю о противнике. Ни его численности, ни огневой мощи. Я только знаю одно: после того что произошло, нужно быть готовыми ко второй атаке, которая может начаться с минуты на минуту.

Ворд снова взглянул на разгромленный лагерь, тщетно пытаясь скрыть чувства, которые навевало это печальное зрелище.

— Согласен с вами, — наконец ответил он. — Вы можете четко объяснить, что произошло на самом деле?

Подавленный Роски попытался немного приосаниться. Он медленно поднял глаза, встретился взглядом с хозяином и прочел в его глазах то, чего никогда раньше не видел: нечто похожее на неуверенность... более того, на страх...

— Дерьмо!

Ники Фуско снова выругался и, чтобы выразить все то презрение, которое он испытывал по отношению к Роски, повернулся к коменданту спиной и еще раз сплюнул на землю.

Полковник с ненавистью посмотрел на него, но взял себя в руки.

— Два десятка моих солдат погибли или ранены. Пятеро других пропали без вести. Взорваны казарма и генератор. Одновременный подрыв четырех катеров потребовал существенной подготовительной работы и определенного количества взрывчатки. Так что, смею вас заверить, сэр, тут от начала до конца поработал профессионал.

— У вас есть уверенность, что действовал одиночка? — спросил Ворд.

Прежде чем ответить, Роски задумался на несколько секунд.

— Я почти уверен, что на территорию базы проник единственный лазутчик, но не могу поклясться на Библии, что его сигнал не ожидало подкрепление за пределами лагеря.

— Если я правильно понял, солдат, вы вообще ни в чем не уверены! — злобно съязвил Фуско.

— Заткнитесь, Фуско! — окрысился Роски, едва сдерживаясь, чтобы не дать волю кулакам.

— Идите ко всем чертям, вшивый коммандос! — взвизгнул тот. — Ко всем чертям! Вы и ваши недоделанные вояки! С тех пор как вы притащили сюда этого проклятого ученого, у нас все пошло наперекосяк! Вы не способны мало-мальски держать ситуацию под контролем!

Роски замер, словно на него вылили ушат холодной воды:

— А вы бы на моем месте сделали лучше?

— Прекратите, черт побери! — неожиданно заорал Ворд. — Не станете же вы драться, как уличные хулиганы, в то время, когда мы должны объединиться, чтобы сообща противостоять врагу! Я не позволю вам из-за личной неприязни сорвать выполнение проекта, над которым мы так долго работали.

Роски и Фуско обменялись последним испепеляющим взглядом, но окрик Ворда подействовал на них отрезвляюще. Зато у последнего перед глазами снова поплыла красная пелена... Удастся ли ему справиться с приступом на этот раз? Уж очень ответственная настала минута... Ценой сверхчеловеческого усилия он сумел успокоиться, многократно сжимая и разжимая кулаки, словно стремился унять бешеное биение изношенного сердца. Прошло несколько томительных секунд, прежде чем он почувствовал, что приступ прошел. Он снова заговорил, но голос его по-прежнему звучал прерывисто:

— Мы потерпели серьезное поражение, но мы еще не проиграли войну. Я признаю себя побежденным только тогда, когда у нас не останется ни одного патрона! — Он на мгновение замолчал, словно желая, чтобы его слова получше дошли до помощников, и сказал, обращаясь только к Роски: — Чарльз, сейчас крайне важно эвакуировать базу, не оставив Фениксу времени для нанесения повторного удара. Раз уж мы не можем покончить с этим мерзавцем, тогда лишим его цели. Пусть бьет в пустоту!

Роски кивнул:

— Я полностью согласен с вами, сэр.

— Отдайте приказ вашим людям о немедленной эвакуации, — продолжал Ворд. — Пусть соберут все, что еще можно спасти, и подготовят лагерь к немедленному уничтожению после нашего отъезда. Фуско и я примем необходимые меры, чтобы обеспечить сроки проведения операции.

— Понятно.

Роски отдал честь и круто повернулся.

Тэрстон Ворд посмотрел вслед своему начальнику штаба, но мысли его уже были в другом месте. Он рассчитывал различные варианты последующих действий с учетом реально оставшихся у него возможностей. Враг нанес ему жестокий удар, отрицать это бесполезно, но Ворд никогда не признает себя побежденным, пока в нем будет теплиться хоть искорка надежды, и — кто знает? — может быть, еще не все потеряно...

Роски — надежный парень, в этом Ворд был твердо уверен. Ветеран Вьетнама проявил себя настоящим профессионалом, жестоким, храбрым, способным повести людей в бой; он доказал это в иные времена, в других войнах... Конечно, как большинству кадровых военных, ему не хватало воображения и глобального видения вещей, но на своем месте он был лучшим среди лучших. Человек, умеющий выживать и притом по большому счету. Ворд не упрекал его за урон, который причинил лагерю всего один диверсант. Это был непросчитываемый фактор, форс-мажор, который никто не мог предусмотреть.

Выпрямившись, Ворд украдкой взглянул на Ники Фуско, по-прежнему стоявшего рядом. Мафиози тоже был ценным приобретением... во всяком случае, на данный отрезок времени. Каким бы противным он иногда ни был, помимо грубости и неумения уживаться с другими людьми, Фуско располагал таким ценным качеством, как обширные связи в преступном мире, способные принести большую пользу для укрепления марионеточного режима, который Ворд намеревался насадить на Доминике. Друзья Фуско помогут будущему диктатору поддерживать относительную стабильность на острове, по крайней мере, в первые месяцы после захвата власти. Позже, когда другие страны признают правительство Ворда, Фуско и его продажные дружки станут не нужны... У Ворда будет тогда на кого опереться, и он сумеет остаться у власти без помощи уголовников.

Вот тогда, может быть, он позволит Роски излить свою ненависть на мафиози в награду за его добросовестную и преданную службу. Чарльз, несомненно, будет счастлив расправиться с макаронником...

Голос Фуско вернул Ворда к действительности.

— ...весь этот чертов бордель! — завершил отборную ругань мафиози.

Ворд улыбнулся с успокаивающим видом, как он всегда делал во время заседания правления «Варко».

— Успокойся, Ники, — вздохнул он. — Не все еще потеряно. Чарльз постарается вытащить нас из этой передряги.

— Возможно, — сквозь зубы процедил Фуско, которого слова Ворда нисколько не убедили. — Во всяком случае, хочу тебе сказать, что такой бордель не часто увидишь. Лично я видел такое всего один раз в жизни и с меня хватило!

— Как это? — удивился Ворд, во взгляде которого неожиданно вспыхнул огонек любопытства.

— Это было в Майами, — ответил Фуско. — В то время я работал дежурным киллером у Винни Бальдероне. Грубо говоря, подчищал места происшествий после разборок, убирая нежелательных свидетелей. Капо всех территорий созвали большую Конвенцию в одном из шикарных отелей на берегу моря. Все съехались туда с большим шиком, естественно, и вот в самый разгар заседания неизвестно откуда появился мерзавец огромного роста и в одиночку разделался со всей публикой! Он повсюду швырял гранаты, палил из базуки или черт его знает из чего еще, но могу тебя заверить: результат был налицо! Он их всех перебил! Человек пятьдесят — шестьдесят, притом все не мелочь, а крупных шишек! Одним махом обезглавил всю организацию!

— Один-единственный человек? — пробормотал Ворд упавшим голосом.

— То-то и оно, что один! — кивнул мафиози. — Голову даю на отсечение: бойня в нашем лагере точь-в-точь смахивает на ту заварушку в Майами. Но вот незадача, Великого Подонка больше нет в живых. Он сам себя подорвал в собственном арсенале на колесах в Центральном парке Нью-Йорка...

Ворд в сердцах отвернулся от Фуско. Он не собирался и дальше слушать бредовые воспоминания о давно минувших временах. Положение и без того было драматичным. Он потерял половину своих вооруженных сил, а его сверхсекретная база была почти разгромлена. Так что на судьбу нескольких давно забытых мерзавцев из мафии ему было наплевать. Он предпочитал сберечь свою энергию для выполнения собственной миссии. Скорее даже не миссии, а крестового похода!

Ибо речь, действительно, шла о крестовом походе! Чем больше Ворд об этом думал, тем сильнее убеждался, насколько его проект походил на священную войну.

Тэрстон Ворд родился задолго до того, как опустился железный занавес над одной шестой земного шара, а на небосводе Китая запылала красная звезда. На его глазах произошло ослабление западных демократий, которые поочередно отступали перед красной чумой и сдавали врагу такие территории, как Венгрия, Чехословакия и многие другие. Позже настала очередь Кубы, Никарагуа... Список был далек от завершения, ой как далек... Когда Ворду было сорок лет, он видел, как его страна опозорилась в Корее, а совсем недавно потерпела унизительное поражение во Вьетнаме... Нет, Тэрстон Ворд не станет пассивным созерцателем дальнейшего продвижения тоталитарного ига! Раз уж надо взять в руки оружие, он был согласен сделать это.

Глава 16

Рассвет над Эверглейдскими болотами еще не наступил. Ночная темнота все еще окутывала джунгли своим защитным покрывалом, и только ночные хищники продолжали рыскать в поисках добычи. Ночь была их союзницей...

Но она была и союзницей Мака Болана... Палач покинул захваченный у врага глиссер. Он остановился посреди болота и, не обращая внимание на доходившую до колен воду, вынул бинокль ночного видения и принялся изучать обстановку на базе.

Он вынужден был отдать должное организационным способностям Роски. Его люди уже отремонтировали генератор — если просто не заменили на новый, — и лагерь снова был освещен. Болан отчетливо видел людей в форме, которые входили и выходили из лаборатории и штабного домика Роски. Они выносили оборудование и укладывали инвентарь в большие ящики, выкрашенные в защитный цвет. По мере их наполнения другие солдаты относили груз в вертолет с опознавательными знаками фирмы «Варко».

Еще одна команда наемников разматывала бухту провода вокруг уцелевших строений. Болан тотчас же догадался, с какой целью: они подсоединяли заряды взрывчатки к центральному взрывателю. Когда эта нечисть уберется отсюда, после нее останутся лишь груды обломков... Ну что ж, Палач окажет им неожиданную помощь в этом спасательно-разрушительном труде...

Чтобы снова проникнуть на территорию охраняемого объекта, требовалось самообладание, огромное самообладание... но нужен был и нюх — Болану это отлично было известно. Ему следовало воспользоваться замешательством, которое вызвал его первый рейд на территорию базы. Растерянные солдаты были слишком увлечены перегруппировкой с целью спасения своих шкур, и их боевые качества от этого, конечно же, малость ослабли. В обстановке лихорадочной деятельности, царившей в лагере, у Болана были кое-какие шансы пройти незамеченным...

Со своей позиции он еще раз проверил состояние ограждения, задержавшись на северном его секторе, в том месте, где он пробрался на территорию в первый раз. Обгоревшие остовы катеров покоились на берегу, как страшные игрушки, брошенные ребенком-великаном. Широкие ворота были по-прежнему распахнуты, к тому же в сетке появилась огромная прореха, которую, скорее всего, пробил какой-нибудь обломок с одного из взорвавшихся глиссеров. Ни дыру эту, ни ворота никто не охранял. У Роски, должно быть, не хватало людей, а может быть, он просто решил, что снаряд никогда не падает в одну воронку дважды. И вот тут-то он крепко ошибался...

Прежде чем отправиться дальше, Палач вынул из сумки небольшие заряды пластиковой взрывчатки и снабдил их дистанционными взрывателями. Теперь они были готовы к взрыву в любой момент, как только он подаст соответствующий радиосигнал, снова превращая в преисподнюю убежище Тэрстона Ворда.

Однако Мак Болан понимал, что ему понадобится большая сноровка и удача впридачу, чтобы заложить свои мини-бомбы туда, где они способны причинить наибольший ущерб. При первом же неправильном шаге, при первой ошибке их разрушительная, мощь могла обрушиться на него самого. При подобном исходе Болан запросто мог расстаться с жизнью! Но что еще хуже, он бы не выполнил задание!

Ибо, если Палач уже давно был готов к смерти, он никак не мог примириться с мыслью о том, что потерпел поражение и не смог довести до конца порученное ему дело.

Он покинул свой наблюдательный пункт и выбрался на сушу, держа на изготовку М-16, готовую в любое мгновение сеять смерть.

Ему предстояло свидание с хищниками, гораздо более опасными, чем те, что бродят по ночным джунглям. Ему предстояла встреча со злом, несправедливостью и насилием...

Пригнувшись, он подобрался к ограждению и затаился, поджидая приближение часового. Но никто не встал у него на пути, никакой луч света не пригвоздил диверсанта к земле, как зайца, захваченного на автостраде лучами фар. Он поспешил к северным воротам и снова бесшумно проскользнул через них на вражескую территорию, словно последний гость, прибывший на поминки, где ему предстояло исполнить пляску смерти.

* * *

Тэрстон Ворд стоял перед командным пунктом в компании Роски и Фуско. Командная троица в полном составе наблюдала за последними приготовлениями к эвакуации. Они хотели удостовериться, что ничто не забыто, а самое главное, не пущено на самотек.

Погрузка вертолета была почти закончена. Минеры Роски заканчивали закладку взрывчатки под постройки и соединяли их с центральным взрывателем.

К солдатам, казалось, вернулась организованность и дисциплина. Довольный тем, что они так слаженно работают, Ворд повернулся к Роски и вполголоса сказал:

— С нами в вертолете полетит всего шесть человек. При приземлении они присмотрят за грузом. Остальные подождут, пока вертолет вернется за ними.

— Я не согласен, — тотчас же возразил Роски. — Оставлять людей здесь, значит подвергать их ненужному риску. У нас есть надувные лодки, достаточно лишь их надуть с помощью компрессора. Моторы у них очень мощные и содержаться в образцовом порядке. Если все будет складываться удачно, они уже к полудню будут в Аполоке...

— Как вам будет угодно, — миролюбиво ответил Ворд, — но думаю, вы тоже пожелаете остаться и проделать с ними весь путь на лодках?

Не ожидавший такого поворота Роски даже остолбенел, и по тому, как он искоса поглядел на Ворда, стало ясно, что такая мысль ему и в голову не приходила. Он напрасно пытался найти достойный ответ.

— Естественно, — словно со стороны услышал он собственный голос.

— Я пришлю за вами машины в Аполоку, — пообещал Ворд. — Уверен, что по дороге вы не столкнетесь с непреодолимыми трудностями.

Ники Фуско развязно сказал:

— Эй, Тэрстон! Я думаю, стоит позвонить ребятам, чтобы они нас встретили по прибытии в Тампу. В компании с такими недоделанными солдатами мало ли что может приключиться! Вдруг на вертолетной стоянке возникнут какие-то проблемы...

Роски позеленел от злости, но ценой огромного усилия взял себя в руки.

— Нет никакой нужды вызывать подкрепление, мои люди прекрасно справятся с охраной груза.

— Так же, как они справились с охраной этого проклятого лагеря, — съязвил Фуско.

Пришлось Ворду снова вмешаться, чтобы остудить чересчур горячие головы.

— Да ладно вам, успокойтесь! Думаю, лишние люди не помешают, — добавил он, словно размышляя вслух.

Ники расплылся в широкой улыбке и снова принялся за свое:

— Конечно! Я же сказал, что...

Чудовищный взрыв не дал ему закончить фразу. Казалось, весь лагерь заходил ходуном, словно началось землетрясение. Ворд и его приспешники повернулись как раз вовремя, чтобы увидеть, как лаборатория приподнялась со своего фундамента словно сдернутая с земли облаком дыма с вырывающимися из него языками пламени. Почти одновременно с первым прогремел второй взрыв, разбрасывая по темному небу смертоносный дождь из пылающих обломков железа и кусков бетона.

Взрывная волна докатилась до Ворда и едва не бросила его на землю. Но прежде чем старик успел осознать весь ужас происходящего на его глазах, громыхнул новый взрыв, разметавший во все стороны горящие обломки того, что еще недавно было электростанцией. Тотчас, уже вторично за ночь, база погрузилась в апокалиптическую темноту, усугублявшуюся клубами густого горького дыма.

Взрывы грохотали теперь один за другим, все ближе и ближе приближаясь к командному пункту Роски, как будто какая-то невидимая армия сеяла огонь и разрушение.

Солдаты носились во все стороны, пытаясь накрыть огнем призрачного врага, и треск выстрелов примешивался к грохоту взрывов.

Словно громом пораженный, не в состоянии хоть что-нибудь предпринять, Тэрстон Ворд смотрел, как то, что еще сутки назад ему и померещиться не могло даже в самом кошмарном сне, становилось явью, в которой царили паника и ревущий огонь.

Вдруг из этого хаоса появилась высокая темная фигура. Зловещее оружие в ее руках безостановочно изрыгало колючие иглы трассирующих пуль.

Ники Фуско истерично вытянул руку в сторону ужасного призрака и заорал:

— Вот он собственной персоной, ваш паскудный Феникс!

Но Роски уже давно не было рядом с ними. Еще до первого взрыва он различил в темноте дьявольский силуэт и как опытный вояка постарался собрать своих людей, чтобы противостоять безумному штурму мстителя-одиночки.

Автоматная очередь просвистела рядом с Вордом и впилась в стену командного пункта. Дождь из бетонных осколков обрушился на старика, и он, обезумев от страха, помчался искать себе хоть какое-нибудь укрытие.

* * *

Как Болан и предполагал, оставшиеся в живых солдаты Роски еще не пришли в себя после его первого рейда. Они слепо и лихорадочно исполняли полученные приказы и не заметили высокую черную фигуру, которая двигалась среди них, «инспектируя» еще целые постройки и закладывая по пути собственные заряды взрывчатки. Таким образом Болану удалось спокойно заминировать лабораторию, затем электростанцию и другие постройки, не приближаясь к штабному домику, возле которого застыли Ворд, Фуско и Роски, наблюдая за последними приготовлениями к эвакуации базы.

Болан отходил от узла связи, спокойно следуя за двумя солдатами Роски, когда его внутреннее чутье предупредило об опасности. Он взглянул в сторону КП и заметил, что Роски следит за его перемещениями выпученными от удивления глазами... Ренегат Роски как истинный профессиональный солдат умел распознавать врага, чужого среди своих солдат, невзирая на темноту и суматоху, царившие в лагере.

Час пробил: Палач должен был нанести решающий удар. А там уж как распорядится Ее Величество Судьба...

Болан отстал от идущих впереди наемников и отпрыгнул за руины казармы, разрушенной им еще в ходе первого рейда. Мак щелчком откинул предохранительную крышечку с радиовзрывателя и нажал кнопку с лаконичной надписью «огонь».

Взрывы разорвали ночь одной почти непрерывной очередью, сея разрушения и смерть среди уцелевших солдат Роски. Двое солдат заскочили в лабораторию как раз в тот момент, когда здание взлетело на воздух. Мгновение спустя два странно скособочившиеся тела взлетели в покрасневшее от огня небо, словно гигантские изувеченные птицы без крыльев.

А Болан уже мчался к вертолету, не обращая внимание на хаотичный огонь из автоматического оружия. Наемники палили наугад, лишившись управления и не видя своего командира, способного организовать их и грамотно возглавить оборону. Они исступленно орали и в панике стреляли друг в друга. Болан не замедлил присоединиться к общему «празднику». После каждой короткой очереди, выпущенной из его М-16, кто-то из солдат противника как подкошенный падал на землю.

Два наемника в горящей одежде выскочили из пылающих руин электростанции. Болан, не останавливаясь, помог им отправиться на тот свет и помчался дальше.

Теперь его интересовал вертолет, двигатель которого уже мощно рокотал в темноте, перекрывая треск автоматных очередей. Огромный винт молотил пропитанный дымом воздух: еще несколько секунд — и огромная стрекоза оторвется от земли со своим смертоносным грузом! Болан хотел пригвоздить его к земле, уничтожить контейнер здесь же, в этом проклятом лагере, чтобы страшное оружие, находившееся на его борту, вернулось в мир безумия, из которого оно выплыло в ничем не примечательной колбе...

Он не успел добраться до своей цели, когда у него за спиной застучали вражеские автоматы. Очереди вспахивали землю, разрывали воздух рядом с ним, ложась все ближе и точнее. Одна пуля вспорола рукав комбинезона, другая оставила кровавый след на бедре. Болан круто развернулся и увидел человек шесть солдат во главе с Роски.

Болан упал на землю, уходя с линии огня, и, перекатившись через спину, тут же вскочил. Ствол его винтовки описал широкую дугу слева направо, изрыгая светящиеся трассы. Двое солдат Роски споткнулись и, неестественно изогнувшись, рухнули на землю. Но четверть секунды спустя оставшиеся в живых открыли ответный огонь.

Болану пришлось несколько раз повторить свою уловку, перекатываясь через спину и вскакивая, чтобы полоснуть огнем по преследующему его противнику. И каждый раз у Роски оставалось все меньше автоматчиков. После очередного финта в ответ не прозвучало ни одного выстрела, и Мак вернулся назад, чтобы убедиться, что среди его преследователей никого не осталось в живых. Среди трупов он быстро узнал Чарли Ужастика. Тот лежал на спине с перебитыми ногами, зажимая рукой рану на окровавленной груди. Палач собирался уже отойти от него, когда ему показалось, что с губ наемника, искривленных гримасой боли, сорвался едва различимый стон.

Да, Роски был еще жив...

Болан стал на колени и склонился над ветераном. Умирающий медленно повернул голову. В стекленеющих глазах Роски промелькнул смутный огонек, и едва слышный, прерывающийся голос вынудил Палача склониться к самому его рту, из уголка которого стекала тоненькая струйка крови.

— Кто... кто вы?

— Просто солдат, старина, — ответил Болан.

Роски едва заметно улыбнулся уголками рта, ибо губы его уже не подчинялись приказам центральной нервной системы.

— Прикончи меня, солдат, — прошелестел голос, который, казалось, доносился с того света.

Болан медленно поднялся и приставил ствол М-16 к голове полковника. Он уже готов был нажать на спуск, когда остекленевшие глаза Роски закатились и его голова медленно опустилась на плечо.

Чарли умер... Болан пожелал ему поскорее свидеться с сатаной и поспешил прочь.

Рев вертолета стал просто оглушающим. Болан побежал, хотя знал уже наверняка, что опоздал.

UH-1 «Ирокез» набрал высоту и на пару секунд завис над верхушками деревьев. Болан припал на колено и упер приклад винтовки в плечо. Палец его привычно лег на спусковой крючок: три длинные очереди разорвали темноту ночи. Затвор щелкнул вхолостую: в магазине больше не оставалось патронов.

Палач опустил М-16 в тот самый момент, когда вертолет скрылся за деревьями. Мак вырвал из-за пояса ракетницу и, направив ее в небо, нажал на спуск. Яркий след сигнальной ракеты прочертил черный небосклон, на котором не видно было ни единой звезды...

Глава 17

Гримальди появился спустя пару минут. Пилот облетел разгромленный лагерь, из дымящихся руин которого то там то сям вырывались оранжевые языки пламени и, зависнув над Палачом, медленно посадил машину. Когда он коснулся земли, Болану пришлось пригнуться, чтобы его не сбили с ног тугие воздушные вихри.

За спиной Мака раздался чей-то хриплый, перепуганный возглас, и воздух вспорола автоматная очередь. В руке Болана мгновенно появился огромный «отомаг». Палач развернулся и выстрелил один только раз. Одиннадцатимиллиметровая пуля «магнум 44» нашла свою добычу и прошила податливую плоть. Наемник откинулся назад, и автомат выскользнул из его безжизненных рук.

Вдалеке показались еще несколько уцелевших солдат. Они бежали к изгороди, стремясь укрыться в спасительной чаще джунглей. Эти бегущие с тонущего корабля крысы абсолютно не интересовали Болана. Палачу нужно было настичь другую дичь, и тут уж дорога была каждая секунда...

Он подскочил к вертолету, на ходу вкладывая в кобуру «отомаг», и запрыгнул в кабину. Гримальди встретил друга широкой улыбкой и повысил голос, чтобы перекрыть рев мотора:

— Ты чертовски хорошо поработал, Мак!

— Это только половина дела, — серьезно ответил тот. — Птичка, приносящая несчастье, улетела.

— В каком направлении?

— Мне показалось, в западном.

— Летим туда!

Вертолет так резво рванул вверх, что Болан почувствовал, как его вдавливает в спинку сиденья, а желудок подкатил к горлу. Гримальди бросил машину в крутой вираж и взял курс на запад, в погоню за беглецами. Болан выглянул в открытое окно кабины. Сверху болото выглядело густым ковром с темными и светлыми пятнами вперемешку.

Небо начинало потихоньку светлеть. Сумерки постепенно уступали место первым проблескам зари. На востоке над Эверглейдскими болотами мало-помалу начинала просвечиваться клубящаяся над водой молочная пелена тумана.

Болан вставил в М-16 новый магазин и поставил винтовку на предохранитель. Затем принялся пристально вглядываться в редеющую темноту за выпуклым остеклением кабины вертолета.

Увы, «мельницы» Ворда нигде не было видно, и Болан почувствовал, как с каждой секундой растет охватившее его нервное напряжение.

Несмотря на манию величия, Ворд был чертовски хитер. Он, должно быть, приказал пилоту изменить курс, как только «Ирокез» скрылся с глаз Болана. И сейчас они, скорее всего, летели в другом направлении на свою запасную базу.

Джек Гримальди сказал так, словно читал мысли своего друга:

— Они, конечно, сделали вид, что летят на запад, чтобы сбить тебя со следа, сержант...

— Ничего не могу тебе подсказать, — тихо ответил Болан. — Я знаю твердо только то, что бацилла у Ворда и нам нужно во что бы то ни стало догнать «бациллоносителя».

— Ты думаешь, что он применит эту мерзость?

— Вне всякого сомнения!

— Дрянь дело!

— Да уж не подарок, старина.

Они немного помолчали, и с каждой секундой надежда, теплившаяся в душе Болана, все больше угасала.

Вдруг растительность под ними стала реже, а потом и вовсе уступила место бескрайним разливам черной стоячей воды. Гримальди лихорадочно зашарил взглядом перед собой и рявкнул:

— Держись покрепче!

— Что-нибудь засек? — спросил Болан.

— Может быть, ничего интересного, — ответил Гримальди. — Через пару секунд узнаем.

Вертолет резко пошел на снижение. Спустя несколько секунд Гримальди выровнял его всего в нескольких метрах от поверхности воды. Болан вперил взгляд в темноту перед собой и внезапно увидел свою добычу!

Метрах в восьмидесяти впереди летел UH-1 «Ирокез» с погашенными бортовыми огнями.

— Он от нас не уйдет! — удовлетворенно сказал Гримальди.

— Умоляю тебя, Джек, не потеряй его! — крикнул Мак, и его стальные пальцы сомкнулись на прикладе М-16.

— Не беспокойся! — ухмыльнулся Гримальди, прибавляя газу. — Раз мы его увидели, теперь он от нас никуда не денется!

Металлическая стрекоза устремилась в погоню за своей добычей.

Вертолет успел вдвое сократить разделявшее их расстояние, когда пилот «Ирокеза» заметил маневр противника. Он взмыл вверх, взяв курс на юг, параллельно береговой линии залива. Гримальди без особого труда последовал за ним в этой безумной гонке. Его миниатюрная и легкая машина, намного превосходившая вордовский вертолет в скорости и маневренности, еще больше приблизилась к неповоротливому «Ирокезу». Тот продолжал уходить, идя зигзагами, ныряя вниз, снова взмывая вверх, в тщетных попытках оторваться от преследователя. Но Гримальди сидел у него на хвосте, словно почуявший добычу охотничий пес.

Тогда пилот Ворда прибег к новому маневру: «Ирокез» сбросил скорость, позволив преследователю поравняться с собой. Затем широкая дверь в его фюзеляже съехала в сторону, и Болан увидел в проеме человека в пятнистом комбинезоне, направившего на них ствол пулемета М-60.

Гримальди тоже заметил опасность и тотчас же пошел на снижение, уходя с линии огня. Светящаяся трасса пролетела почти рядом с кабиной их вертолета. Одна из пуль насквозь пробила остекление рядом с головой Болана.

Гримальди заложил крутой вираж с набором высоты и пристроился в хвост «Ирокеза». Щелчком большого пальца пилот сбросил с ручки управления крышечку предохранителя, прикрывающую кнопку пуска ракет.

— Чудом увернулись! — с досадой на самого себя буркнул он. — Внимание, выпускаю жар-птиц.

— Отставить! — рявкнул Болан. — Не станем же мы рассеивать заразу по всему небу!

— Что будем делать? — спросил Гримальди, возвращая предохранитель на место.

Болан лихорадочно думал. Наконец он сказал:

— Пристройся за ними, а затем спустись в мертвую зону пулемета.

— Будет сделано!

Машина снова на огромной скорости взмыла вверх и через несколько секунд пристроилась сзади и чуть выше тяжелого «Ирокеза». Гримальди сбросил скорость до скорости цели.

Болан сдвинул в сторону дверь кабины и, вскинув М-16, ловил в прицел свою добычу. Он знал, что стрелять нужно только наверняка. Если он промахнется, второй попытки у него не будет.

— Давай! — крикнул он, чтобы перекрыть рев двигателя.

— Держись, Мак! — осклабился Гримальди.

Маленькая машина устремилась вниз и оказалась чуть ниже «Ирокеза». Пулеметчик заметил их и, развернув пулемет, послал в преследователей длинную очередь.

Болан нажал на спуск М-16, удерживая в прицеле свою цель. Пули пробили пятнистый комбинезон и разъяренными стальными осами вонзились в тело стрелка. Несчастного буквально отшвырнуло внутрь фюзеляжа, но он не выпустил пулемет из рук, намертво вцепившись в него в предсмертной судороге. Длиннющая очередь веером прошлась изнутри по кабине вертолета.

И тут случилось нечто странное: тяжелый вертолет, казалось, сошел с ума! Некоторое время он еще продолжал свой рыскающий полет, затем клюнул носом и, теряя скорость, камнем рухнул вниз. Гримальди последовал за ним, готовый добить «Ирокеза» в любой момент. Болан успел заметить через открытый люк перекошенную рожу Ники Фуско, который вцепился в подлокотники своего кресла, в немом крике разинув рот.

Вертолет Гримальди завис в воздухе в стороне от места падения «Ирокеза». Машина с эмблемой «Варко» на борту врезалась в густую растительность, круша и ломая все на своем пути, и наконец застыла на заболоченной земле. Джек Гримальди снизился и пролетел над обломками.

Болан дождался, пока развеется густое облако дыма, чтобы получше рассмотреть последствия катастрофы.

Вертолет ударился о землю боком. От удара хвостовая балка отвалилась и валялась неподалеку. Фюзеляж слабо дымился, но Болан заметил, что языки пламени уже вырываются наружу и разбегаются по траве. Он сразу все понял: из треснувшего бака хлещет горючее и, загоревшись, растекается вокруг обломков вертолета.

Но этого Палачу было мало. Ему нужна была стопроцентная уверенность, что машина и ее содержимое сгорят в пламени при температуре выше тысячи градусов по Фаренгейту...

— Вот теперь настал час пальнуть по нему твоими игрушками, Джек, — сказал он натянутым голосом.

Пилот засомневался:

— Стоит ли? Он и так сгорит...

— Мне нужно быть уверенным. Будь добр, расстреляй его ракетами!

Гримальди отжал ручку от себя. Вертолет снова наклонился носом к земле, и Гримальди коснулся пусковой кнопки.

Четыре огненные птицы вырвались и с ревом устремились к остаткам разбитой машины. Джек Гримальди уже успел набрать высоту, когда они достигли цели. В небо взвился гигантский огненный шар, который словно норовил настигнуть маленький вертолет, а тугая ударная волна подбросила его, словно пушинку. Когда они поднялись метров на сто над верхушками деревьев, Гримальди завис на месте в затянутом дымом небе.

Мак Болан долго смотрел на всеочищающий и всепожирающий огонь.

Голос Гримальди вернул его к действительности:

— Ну что, возвращаемся?

Болан устало кивнул.

Вертолет набрал высоту и скорость, оставив позади себя дымящийся ад посреди болот. Палач на минутку закрыл глаза, но языки пламени продолжали весело плясать даже за опущенными веками...

Он приехал издалека, чтобы зажечь этот огонь... По пути он принес в жертву много человеческих жизней, пролил много крови... Прошло меньше суток с того времени, когда он впервые увидел лагерь, которым командовал Роски. Всего сутки для Палача и... целая вечность для тех, кто не сумел уцелеть.

Зато будут жить другие: доктор Брюс и его дочь, а также сотни, а может быть, и тысячи ни в чем не повинных людей, которые просыпались сейчас с первыми лучами солнца, даже не подозревая, как близко они были к смерти и порабощению...

Болан улыбнулся сам себе. Он каждый день сражался за то, чтобы тысячи, миллионы цивилизованных людей никогда об этом не думали... Их спокойствие, их мирная жизнь были результатом его победы!

Эпилог

Гарольд Броньола глубоко затянулся только что прикуренной сигарой и медленно выпустил голубой дым к потолку.

— Лесникам из Эверглейдского заповедника легко удалось укротить пожар, — сообщил он. — Нам еще очень повезло, что вертолет не рухнул на лес.

— Или на город, — заметила Роза Эйприл, незаметно пододвигаясь к Маку Болану.

— Да уж, конечно, — согласился с ней Гарольд.

Они расположились втроем в лекционном зале на ферме «Каменный человек». Роза сидела рядом с Боланом. По другую сторону полированного деревянного стола устроился Броньола.

— Какова официальная версия исчезновения Ворда? — поинтересовался Болан.

— Крушение вертолета, связанное с неисправностью двигателя. Простенько и со вкусом, — ответил глава федералов. — Трагическое несчастье, достойная сожаления катастрофа и все в таком роде... Официально никто даже и не заикается о существовании базы.

— А солдат, удравших с базы, удалось поймать? — спросил Болан.

— Нет. Они словно растворились в джунглях, но их активно ищут.

— В любом случае, — вздохнул Болан, — без Роски и Ворда у них нет никаких шансов возродить свою армию.

— Я тоже так думаю, — пробормотал Броньола, попыхивая ароматной сигарой.

В разговор вступила Роза Эйприл.

— Полагаю, в «Варко» сейчас царит паника?

— Действительно, — согласился шеф федералов. — С тех пор как это известие прошло в шестичасовом выпуске новостей сегодня утром, телефонные узлы всех филиалов «Варко» аж дымятся. Но из этой истории, тем не менее, можно извлечь пользу, — добавил он, словно разговаривал с самим собой.

— А как насчет завещания старика-миллиардера? — неожиданно поинтересовался Мак.

— Что? — переспросила Роза, но Броньола уже начал говорить.

— Единственной наследницей Ворда является его дочь. Особа лет тридцати пяти. В общем, старая дева.

— Вы женоненавистник! — воскликнула Роза, метнув пронзительный взгляд в сторону начальника. — Если бы речь шла о мужчине, вы бы сказали, что это холостяк в расцвете лет.

— Естественно! — улыбнулся Гарольд.

Болан тоже улыбнулся. Он был счастлив оттого, что между коллегами царили такие непринужденные отношения.

— А что тебе известно о дочери Ворда? — спросил он своего друга.

— Не очень-то много. Знаю только, что она миссионерствует где-то в Африке. Потому-то я и сказал, что из этой зловещей истории можно извлечь пользу. Конечно, дочери не достанется все состояние отца, но, естественно, та значительная часть, которая отойдет к ней, пойдет на благотворительные цели в странах третьего мира. Так что есть чем утешиться.

— А что стало с Вильямом Брюсом? — продолжал спрашивать Болан.

— В данный момент он оправляется от переживаний. Никакого расследования в отношении его никто, естественно, вести не будет. Этот уважаемый человек находится вне всяких подозрений, и я не удивлюсь, если осенью он возглавит кафедру биохимии одного из самых крупных университетов страны.

— А его дочь? — живо поинтересовалась Роза. — Как чувствует себя Холли?

— Физически немножко истощена. Но я уверен, она быстро оправится. Но вот что касается психологической травмы... будущее покажет...

— Она поправится, Гарольд, — сказал Болан. — Могу тебя заверить, Роза, эта девчушка относится к породе тех, кто неплохо приспособлен к жизни.

Броньола кашлянул, с неудовольствием посмотрел на свою сигару и сказал:

— Самое ужасное, что Ворд едва не довел свое безумное предприятие до успешного конца. Ему самую малость не хватило времени! Если бы ты не был свободен в данный момент от выполнения другого задания или опоздал всего на сутки... Я предпочитаю даже не думать о возможных последствиях.

Болан тоже предпочитал об этом не думать. Он на минуту отвлекся, пытаясь себе представить безымянных террористов, с которыми ему придется сражаться завтра, послезавтра и дальше... Некоторые из них уже завершали подготовку, тщательно намечали свои жертвы, готовились нанести удар...

Болан взял себя в руки и отогнал прочь безрадостные мысли. Он знал, что не должен предвосхищать завтрашний день. На каждый день хватает забот, без работы он не останется.

Палач давно выбрал эту игру, и играть в нее приходилось теми картами, которые сдавала ему сама судьба.

Сегодня он ликвидировал угрозу, которая нависла над ни в чем неповинными людьми по вине безумца. И наконец-то он мог воспользоваться своей победой... по крайней мере, до завтрашнего дня.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Эпилог

  • загрузка...