КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411744 томов
Объем библиотеки - 549 Гб.
Всего авторов - 150497
Пользователей - 93854

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
ZYRA про фон Джанго: Эпоха перемен (Альтернативная история)

Не понравилось. ГГ сверх умен, сверх изобретателен и сверх ублюдочен. Книга написана "афтором" на каком-то "падоночьем языге" с примесью блатной фени. Если автор ассоциирует себя с ГГ, то становиться понятной его попытка набрать в рот ложку дерьма и плюнуть в сторону Украины. Оказывается, во время его службы в СА, у него "замком" украинец был, со всеми вытекающими. Ну что поделать, если в силу своей тупости "замком" стал не автор. В общем, дочитать сие творение, я не смог. Дальше середины опуса, воспалённый самолюбованием мозг или тот клочок ваты, что его заменяет у автора, воспалился и пошла откровенная муть, стойко ассоциирующаяся с кошачьим дерьмом.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Штык (Боевая фантастика)

Буду читать

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Связанные зоной (Киберпанк)

Буду читать

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
PhilippS про Орлов: Рокировка (Альтернативная история)

Башенка, промежуточный патрон..Дальше ГГ замутил, куда там фройлян Штирлиц. Заблудился.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Гумилёв: От Руси к России. Очерки этнической истории (История)

Самое забавное — что изначально я даже и не планировал читать эту книгу. Собственно я купил ее в подарок и за то время пока она у меня «валялась» (в ожидании ДР), я от нечего делать (устав от очередной постапокалиптической СИ) взял ее в руки и... к своему удивлению прочитал половину (всю я ее просто не смог прочитать, т.к ее «все-таки» пришлось дарить)).

Что меня собственно удивило в этой книге — так это, то что она «масимально вычищена» от «всякой зауми», после которой обычно хочется дико зевать (как правило уже на второй странице). Здесь же похоже что «изначальный текст» был несколько изменен (в части современного изложения), да и причем так что написанное действительно вызывает интерес повествованием «некой СИ», в которой «эпоха минувшего» раскрывается своей хронологией в которой уже забытые (со времен школьной скамьи) имена — оживают в несколько ином (чем ранее) свете...

Читая эту книгу я конечно (порой) путался во всех этих «Изяславах, Всеславах, Святославах и тп». Разобрать что из них (кому) был должен иногда сразу и не понять, но все же эти имена здесь «на порядок живей» (по сравнению со школьным учебником истории). В общем... если соответственно настроиться — книга читается как очередная фентезийная)) «Хроника земель...» (или игра типа «стратегия»), в которой появляются и исчезают народы, этносы и государства...

Читая это я (случайно) вспомнил отрывок из СИ Н.Грошева «Велес» (том «Эволюция Хакайна»), в котором как раз и говорилось о подобных вещах: «...Время шло. Лом с Семёном обрастали жирком, становились румянее и всё чаще улыбались. Как-то Лом прошёлся по неиспользуемым комнатам и где-то там откопал книгу «История Древнего Мира». Оба взялись читать и регулярно спорили по поводу содержимого. В какой-то момент, Лом пытался доказать Семёну, что Вергеторикс «капитальный лох был и чудила», тогда как какой-то итальянский хмырь с именем Юлик и погонялой Август «реальный пацан». Семён не соглашался и спор у них вышел даже любопытный. В другое время, Оля с удовольствием приняла бы участие в разговоре об этих двух, толи сталкерах, толи бандитах из старой команды Велеса. Но сейчас её занимали совсем другие мысли, в них не было места, абстрактным предметам бытия».

В общем — как-то так) Но а если серьезно — то автор вполне убедительно дал понять, что все наше «сегодняшнее спокойствие плоского мира покоящегося на китах», со стороны (из будущего) может показаться пятимянутным перерывом между главами в которых совершенно изменится «политический, экономический и прочие расклады этого мира и знакомые нам ландшафты народов и государств»...

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
котБасилио про (Killed your thoughts): Красавица и Чудовище (СИ) (Короткие любовные романы)

нечитабельно с с амого начала, нецензурная лексика

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Хроники Тридесятого Царства (СИ) (fb2)

- Хроники Тридесятого Царства (СИ) 3.03 Мб, 327с. (скачать fb2) - Александр Аист

Настройки текста:



Александр Аист Хроники Тридесятого Царства

ГЛАВА 1

Пыльная дорога вилась, повторяя контуры леса, который темной полосой стоял недалеко от дороги. Вдоль дороги, стараясь не сильно наступать в пыль, брела согбенная от старости старуха. Она тяжело передвигала ноги, опираясь, при этом на крючковатый посох. Солнце постепенно поднималось к зениту, и вместе с ним, по окрестностям разливался зной летнего дня.

Но вот старуха остановилась и осмотрелась. Заметив что-то она решительно направилась к лесу и остановилась возле целого скопища пеньков, будто кто-то специально срубил здесь деревья, чтобы устроить небольшое место для отдыха. Нужно сказать, место было выбрано удачно, поскольку и центральный пень от когда-то столетней сосны, и пеньки поменьше, окружившие центральный пень, располагались в тени остальных деревьев. Да и высокие кусты орешника, распушив свои листья, весьма способствовали созданию зоны отдыха. Опять же, в этом месте жара почти не ощущалась. И из-за тени, и из-за ручья, который располагался сразу за кустами орешника.

Старуха подошла к центральному пню сняла с себя и положила на пень подорожную суму. Достав оттуда берестяную кружку с крышкой, старуха направилась к ручью.



Чтобы набрать в кружку воды, старухе пришлось приседать на одно колено. Сразу было видно, что делать приседание ей очень тяжело. Крючковатый посох застонал от напряжения, когда старуха, опираясь на него, стала опускаться на колено. Застонал, но выдержал, не сломался. Старуха набрала ключевой воды и, не торопясь, выпила всю кружку, утоляя жажду. Снова наклонилась к ручью, опять зачерпнула воды из ручья. Но на сей раз, поставив кружку наземь, стала вставать, опять же, опираясь на посох. И снова посох застонал от нагрузки. Впрочем, старуха не обращала на стоны посоха внимания.

Когда ей удалось подняться на ноги, она медленно согнулась в поясе, подняла кружку, предварительно закрыв крышку на ней и, развернувшись, пошла к пенькам. Там она поставила кружку на центральный пень, вынула из подорожной сумы ломоть засохшего ржаного хлеба и стала его жевать. Но не просто жевать, а предварительно размачивая кончик ломтя в принесенной в кружке воде. Собственно, и жеванием назвать то, что делала старуха было нельзя. Она, скорее, слизывала размякший в воде хлеб языком, щерясь, при этом, беззубым ртом.

А в остальном старуха была, в общем-то, мало отличимой от бродяг, толпами или в одиночку (кому как повезет) бродящих среди царств Средиземноморья. Старухе, видимо, не повезло, она была одна. Но судя по ее внешнему виду, она не сильно по этому поводу кручинилась.



Одета старуха была в старый дорожный плащ. И это в такую-то жару! Под плащом виднелось платье, скорее всего, ровесница плащу. Плащ имел капюшон, но голова старухи была покрыта темным платком. Что она носила на ногах, видно не было из-за длинного подола платья.

Самым примечательным на лице, кроме избороздивших ее вдоль и поперек морщин, был крючковатый, слегка отвисший нос. Причем он все время двигался, будто старуха все время что-то вынюхивала.

И ведь не зря вынюхивала. Справа на горизонте показалось облачко пыли, которое чем дальше, тем становилось больше, указывая на всадника, едущего по дороге. Поначалу старуха перестала жевать, стремив взор в сторону облачка пыли. Но, вероятно, что-то убедило ее в том, что ей ничего не угрожает, и она продолжила трапезу.

А, тем временем, из облака пыли показался каурый конь, на котором сидел юноша лет двадцати. Одет он был в кольчугу, но был без шлема. Деревянный щит с железными бляхами, набитыми поверх щита, располагался за спиной. У седла с одной стороны был приторочен боевой топор, а с другой — меч в ножнах. Довершало вооружение копье, принайтованное справа к седлу в специальном чехле.

Русые волосы юноши рассыпались по плечам, обрамляя лицо. Можно было бы назвать его прическу пышной, но свалявшиеся от пыли волосы, скатались в жгуты, обвисшие вдоль головы. Лицо тоже было в пыли, остались лишь щелочки глаз. С первого взгляда было видно, что юноша утомлен и ездой и жарой. Так что не удивительно, что увидев старуху, сидящую в тенечке, он свернул к ней.

Подъехав, он вежливо поклонился.

— Будьте здравы, бабушка.

— И тебе не хворать, внучок, — ответила бабуля, и жестом пригласила присоединяться к ней.

Юноша будто только этого и ждал. Он соскочил с коня, снял со спины щит, повесил на специальную петлю седла, и, не расседлывая коня, отправил его на кормежку в кусты. Но прежде снял переметные сумы, которые положил на один из пеньков.

— Бабушка, не знаешь, где можно умыться, а то я скоро хрустеть начну от коросты, которая образуется от смеси пота и пыли.

Старушка повернулась к кустам.

— Так вот за этим кустом ручеек. Хороший такой ручеек. Хватит и лицо с руками помыть, и во флягу набрать, да и коня напоить.

Юноша кивнул, достал из сумы флягу и двинулся за кусты, где вскоре послышалось плескание в воде и довольные вскрики юноши. Вскоре он вернулся из-за кустов, умытый и посвежевший.

— Спасибо бабушка. Подсаживайся поближе, пополудничаем вместе. — И юноша стал доставать из переметной сумы еду: сыр, порезанное кусками мясо, овощи и пару ломтей свежего хлеба.

— Внучок, да мне твоей еды без надобности. Я ведь беззубая, так что грызть нечем.

— А я тоненько порежу, так что пожуешь и насытишься, — успокоил юноша.

Он достал засапожный нож и ловко покромсал мясо и сыр на тонюсенькие полосочки. После чего жестом пригласил старушонку к пеньку. Та отказываться не стала… и начался у них пир местного масштаба. Правда, вместо вина была ключевая вода, но это такие мелочи.

Уже под конец трапезы, старушка вдруг насторожилась, взяла свой посох, выставила вперед и провела им справа налево. И почти тут же послышался топот копыт нескольких лошадей. А вскоре показалась группа всадников, которые не торопясь ехали по дороге. При этом всадники внимательно вглядывались в следы на дороге. Возможно, поэтому они и не заметили сидящих на опушке леса старушку и юношу. А, может быть, и не поэтому. Как бы там ни было, группа всадников проехала мимо и скрылась в клубах пыли.

Юноша понял жест старушки правильно.

— Бабушка, да ты ворожея, — сказал он восхищенно.

— Захочешь выжить, станешь кем угодно, — ворчливо ответила старушка. — Вот что, похоже, это тебя ищут, так что давай отсюда убираться подобру-поздорову.

— Похоже, ты знаешь, кто это был?

— Конечно, знаю… разбойники. Странно, что ты с ними не столкнулся ранее. И вообще, скажи мне, ты дело пытаешь, или от дела лытаешь?

Юноша задумался. Потом вскинул голову.

— Даже и не знаю, что ответить. Я из тридевятого царства…

— …и зовут тебя Демид, — Продолжила старушка.

Глаза юноши округлились.

— Да, Демид. Но тебе-то откуда это известно? Ты еще и пророчица, да?

— А нет тут никакого секрета. Всем известно, что в тридевятом царстве есть обычай: однотипно называть сыновей. Первого обычно называют Иваном, второго — Никодимом. Ну, а третьего — Демидом. И если первые два считаются наследниками престола, то третьего сына обычно отправляют искать свое царство. Конечно, снаряжают… вот как тебя… и отправляют.

— Всё так, бабушка, всё так. Так что я даже не знаю, чем занимаюсь. Вроде бы и делом, ведь царство ищу для себя подходящее. А вроде бы и как не делом, потому как не знаю, где оно это царство, и как его завоевать.

— О-хо-хо, Демидушка, трудная у тебя задача, ой, какая трудная. Ну, да ладно. Сейчас не время не что, что ее решать, а и обсуждать. Вдруг, разбойники вернутся. Кстати, а почему ты с ними раньше не встретился?

— ???

— Ты что межевого камня не видел? На нем же написано, что тот, кто едет по этой дороге, — старуха кивнула в сторону дороги, — обязательно встретится с разбойниками.

— А-а-а-а… так я на эту дорогу выехал недавно. На выезде из моего царства, встретился мне старичок… ну, очень древний. Так вот он мне посоветовал, как дорогу сократить, подсказал лесную тропу. Тут-то я, видать, и объехал стороной тот межевой камень, о котором ты говоришь бабушка.

Всё это Демид говорил, направляясь за старухой вглубь леса и, ведя за собой коня.

— Бабушка, а куда мы идем?

— Вот видишь, ручеек бежит? Отсюда недалече он впадает в лесную речку. Вот там и схоронимся до поры и поговорим о делах. Заодно искупаемся в реке. Да и бельишко постираем. А то от нас такой дух идет, что за версту можно учуять.

Хотя старуха говорила о них обоих, Демид понял, что она намекает на него. Он понюхал подмышки, скривился, но промолчал. А что тут скажешь? По такой жаре впору взопреть, как тот конь, которого Демид вел в поводу.

Речка открылась внезапно. Была она неширокой, всего-то метров десять, но судя по темной воде, в которой дна видно не было, глубины она была приличной. Так что можно было не только самому искупаться, но и коня искупать.

— Значит так, Демид. Возьмем вот это дерево, — старуха указала на толстую осину, — за границу. Ты купаешься справа, я купаюсь слева. Только чур, не подглядывать. Тут старуха ощерилась своим беззубым ртом так, что Демида даже качнуло от нее.

— Хорошо, бабушка, хорошо. Я согласен, — и он развернул коня вправо от осины.

Речка была чудной. Похоже, в ней самой били ключи, потому что Демид попадал, то в теплую струю, то в ледяную. И это ему очень понравилось. Настолько, что пришлось себя заставлять выйти на берег, чтобы заняться конем, который так и стоял нерассёдланным, жуя травку.

Когда и конь был вымыт, грива и хвост расчесаны, Демид занялся своей одеждой. Она действительно пропахла потом и пылью, да и внешний вид желал быть лучше. В общем, заботы у Демида хватило часа на два. Когда и с одеждой дела были решены, встал вопрос, где её развесить для просушки. И оказалось, что кустики, на которые можно было развесить постиранные штаны и рубаху были с левой стороны от той пограничной осины, которую он со старухой определил как пограничную. Демид немного посомневался, стоит ли нарушать границу, но другого варианта просто не было. В самом деле, не раскладывать же постиранное белье просто на траве? И Демид решился, стал развешивать белье на кустиках слева от осины.

И вот когда он набросил на куст свою рубаху, куст предательски прогнул ветви и приоткрыл вид на реку, но уже со стороны старухи. А в реке… в реке Демид увидел обнаженную девушку, которая стояла по пояс в воде, спиной к нему. Мокрые русые волосы рассыпались по плечам. Фигурка… фигурка была, что называется, точеной, талия осиной. И всё тело девушки дышало такой жизненной силой, что Демид невольно залюбовался незнакомкой.

Внезапно девушка, будто почуяв, что за ней следят тихо, бесшумно и даже без брызг нырнула, и почти сразу затрещали кусты, и слева от Демида появилась старуха.

— Ну, и чего впялился? Русалок, что ли не видел?

Переход от созерцания к реальности был для Демида таким ошеломляющим, что он поначалу растерялся, не зная, что ответить.

— Так это была русалка?

— Ну, а кто же еще? Или ты видишь здесь кого-то на неё похожего?

М-дя, умеет бабуля спустить с небес на землю. Демид вздохнул и отвернулся от речки.

— Ты кормить-то нас будешь? — Дребезжащим голосом спросила старуха. — А то может быть, только похвалялся?

Демид засуетился.

— Конечно, бабушка, конечно, — и он жестом пригласил старуху к костру, который развел, чтобы согреться. — Вот только, уж извините, но я побуду пока в исподнем.

— Это ничего, что я мужиков в исподнем не видела?

Ну да, ну да, судя по бабуле, видела она в этой жизни многое. Потому Демид не мешкая, жестом пригласил старуху к развернутой скатерке, на которой было разложено его скромное пропитание. Ну, как скромное? Несколько кусков мяса и сыра, хлеб и фляга с водой. Но старуха, видать, и такой скромной трапезе была рада, так что какое-то время, они молча поглощали еду. Впрочем, старуха наелась быстро, что и понятно, при ее небольшой и худой фигуре. В общем, клевала старуха как птичка, явно намекая на то, что ее содержание для Демида будет не накладно.

Как только, старуха закончила прием пищи, Демид задал интересующий его вопрос.

— Бабушка, разъясните мне, чужеземцу, что такого странного в том межевом камне, что я пропустил, почему около этого камня меня ждали разбойники? Наконец, почему они ищут именно меня?

— Ну, ты вопросов назадавал, до завтра отвечать. — Усмехнулась старуха.

После чего подумала, пожевала губами и стала отвечать.

— Что до пограничного камня, то он мало чем отличается от подобных камней. На нем есть надпись: «Направо поедешь, себя потеряешь, налево поедешь — коня потеряешь, прямо поедешь — голову потеряешь».



— Во как! И что всё это означает?

— Да, всё просто. Направо за поворотом корчма с очень приветливыми хозяевами. Но самое главное, с довольно низкими ценами на еду и питьё. Многих этот факт соблазняет, и они просаживают в корчме всё, что имеют. В результате, втягиваются в попойки. А когда всё с себя продадут, добровольно становятся рабами хозяина корчмы, лишь бы он их поил и кормил. Вот это и называется, себя потеряешь.

Налево за поворотом игорный дом. Игр там всяких видимо-невидимо. И все на деньги или вещи. Поначалу многие приезжие выигрывают, не понимая, что их заманивают в ловушку. А когда поймут, то хорошо, если на них остаются подштанники. Так вот, когда приезжий остается гол, как сокол, его выгоняют прочь. Естественно, без коня и вещей.

Демид насторожился.

— А что с теми, кто прямо едет?

— Тут, Демид, разночтение имеется. Раньше эта надпись предупреждала о разбойниках на дороге. Очень недобрых разбойниках. Они не только грабят проезжих, но и убивают.

— И что никто им не противится?

— Ну как же не противится? Противятся многие, да не у многих это получается.

— Бабушка, но ты сказала о разночтении. Что ты имела в виду?

— В недоброе время ты приехал в тридесятое царство. Это когда-то оно было мало отличимым от того царства, в котором ты родился и вырос. Сейчас же власть в царстве захватил вурдалак, который успешно маскируется под пропащего царя этого царства?

— Это как?

— Да очень просто. Была в царстве распря между царём и придворным людом. Распря, в общем-то зряшная. Царь хотел иметь с бояр побольше дани, чтобы пополнить казну. Те, естественно были против. Этим воспользовался страшный и злой упырь. Подговорив некоторых бояр вурдалак совершил тихий переворот. Проще говоря, уничтожил царя, а чтобы предотвратить бунт в народе, принял на себя его личину. И всё бы ничего, да вурдалак, став царем, вырвался из-под власти тех, кто его призвал. Хуже того, под девизом возвращения к старым ценностям, учредил жертвоприношения… человеческие жертвоприношения. И первыми, кто пошел на костер и плаху стали как раз те, кто способствовал приходу вурдалака к власти. А уж когда расправился с ними, ему и вовсе никто не может и слова поперек сказать. Бояре заперлись в своих вотчинах и носа в столицу не кажут. А упырь, тем временем, их по одному уничтожает.

— Но ведь у бояр наверняка есть войско для защиты вотчины.

— Войско есть, да только у вурдалака тоже есть войско, похлеще и пострашнее всяких войск. Слышал ли ты о нетопырях?

— Это летучие мыши что ли?

— Вот-вот, и ты те же сказки баешь. На деле же, нетопыри могут принимать разнообразную форму. Но чаще бывают в образе собак или страшных и огромных летучих мышей. Но в отличие от мышей, у нетопырей человеческий облик, хотя и страшный, больше смахивающий на скелет человека.

— И что так никто и не смог справиться с упырём?

— Если бы упырь был один, наверное, кто-то и смог бы. Но он хитер и дальновиден. Тех бояр, которые ему не покорились, он берет приступом. Самого боярина, как и положено у вурдалаков, съедают, а на его место, в личине боярина вурдалак ставит такого же упыря, но рангом пониже. Этот упырь принародно даёт клятву верности вурдалаку, в образе царя, естественно. Вот так вурдалак формирует свою, вурдалачью боярскую Думу. Я уж не говорю, что в покоренных уделах назначенный упырь устанавливает те же порядки, что и в столице.

Чем дольше Демид слушал старуху, тем более мрачным становилось его лицо. Когда же она замолчала, он взлохматил волосы и обреченно сказал.

— М-дя, вот это я вляпался, всеми четырьмя…ммм…конечностями. Нужно как-то выбираться из этого царства-государства, не ища приключений.

Старуха усмехнулась.

— Не получится, Демид, не получится. Тридесятое царство — это твоя судьба. Или ты его завоюешь или потеряешь здесь голову. Да и не удастся тебе скрыться. Или ты забыл о разбойниках, что тебя искали? Полагаю, они уже доложили по команде. И на поиски вышли десятки поисковых групп. Так что, скорее всего, все пути-дорожки перекрыты засадами, в которые ты обязательно попадешь.

— Кстати, о разбойниках. Они-то здесь причем?

— Ну, ты совсем еще ребенок, если даже такого не знаешь. Разбойники — это люд, который хочет хорошо жить, но при этом поменьше работать. Ведь куда проще кого-то ограбить, чем вкалывать за те же деньги. Вот на этом их вурдалак и подцепил. Положил им немалый оклад и разослал по приграничью. Так что в этом царстве они работают пограничной стражей.

— Это ладно, я-то здесь причём?

— Есть древнее пророчество, в котором описывается нынешняя ситуация в царстве. Правда в нем, лишь сказано, что придёт Зло, которое накроет тьмой всё царство. Но, в принципе, что может быть еще злее, чем власть вурдалака? Так вот, дальше в пророчестве говорится, что освобождение от Зла придет из соседнего тридевятого царства. Конечно, можно предположить, что царь того царства, твой отец, вдруг объявит войну вурдалаку, но это маловероятно. И вдруг появляешься ты, сын царя, ищущий для себя царство. Так что получается, что ты и есть тот, кто принесет избавление от власти вурдалака.

Демид задумался над словами старухи.

— Что-то мудрено получается, и ничего конкретного. Какое-то Зло, какое-то внешнее избавление от него. И совсем непонятно о каком времени говорится. Может быть нынешнем, а может быть, и будущем. В общем…, - и Демид повращал кистью руки, показывая жест неопределенности.

— Как бы там ни было, но именно тебя выслеживали разбойники. Значит, такова им поставлена задача. И это факт, который нельзя игнорировать.

— Что ты имеешь в виду?

— Только то, что в дальнейшем нужно быть более осторожным и более предусмотрительным. Нужно научиться определять засаду еще до того, как ты в них попадешь. Ну, и готовиться к серьезным боям… в том случае, если попадешь в засаду.

— Эээ… с боями вроде бы всё в порядке. Спасибо батюшке, натаскивал нас на это дело серьезно. А вот с остальным… — Демид глянул на старуху, — Не поможешь ли мне в освоении сей науки. Ты, я вижу, в этом деле женщина опытная. Да и нюх какой-никакой имеется. Я ведь помню, что разбойников ты учуяла еще до того, как они появились.

Старуха вздохнула.

— Куда ж я от тебя теперь денусь? Помогу, чем смогу.

При этих словах Демид хитро прищурился.

— Ох, не проста, ты, бабушка, ох, не проста. Не удивлюсь, если ты скажешь, что мы не просто так встретились. И что ты меня и выслеживала на этой дороге. А может, тебе весточку подал тот старик, что мне встретился?

— Прозорлив ты больно, юноша. Хотя, что тут скрывать, да, наша встреча была намеренной, да, известил меня тот старик, с которым ты встретился. И, заметь, он тебя, несмышленыша от засады уберег. Так что, сказал бы спасибо.

— Да я в ноги этому старику поклонюсь, коли встречу, за его доброту. Экая проблема. Но раз ты не зря появилась, расскажи, что же нужно, чтобы победить Зло, что я ещё не знаю?

— Многого ты еще не знаешь. Но сразу обо всём сообщать — зря воздух сотрясать, всё равно не запомнишь. А вот что тебе нужно знать, так это то, что если тридесятое царство взято на копьё магией, то только магией его и можно освободить.

— Да где ж я тебе возьму столько магии, чтобы победить вурдалака и всю его камарилью? Насколько я знаю, люди магией не владеют, — тут Демид бросил взгляд на старуху, — за исключением некоторых особ. Но их настолько мало, что они вряд ли могут победить Зло.

— Магией владеют не только те, кто относится к нежити, но и те, кто относится к нечисти.

— Нечисти???

— Да, к нечисти. Вот ты кого знаешь из нечисти?

Демид задумался.

— Леших знаю, водяных знаю. Русалку недавно видел. Ну, еще есть всякие домовые и прочие домашние и полевые… из нечисти… и всё вроде бы.

— В тридесятом царстве нечисти поболее, чем у вас. На севере, в горах живут гномы. Довольно капризные существа. Там же живут драконы. Они хоть и не относятся к нечисти, поскольку древняя раса, но по характеру хуже тех же гномов. На юге, где степи, живут орки. Довольно злобные существа. Договориться с ними очень тяжело. Хотя с гоблинами, которые живут в диких древних лесах договориться еще труднее, практически невозможно. Есть еще оборотни. Эти живут родами и племенами. И вроде бы люди, но… оборотни. Договориться с ними можно только, когда они в человеческом обличии.

Старуха на минуту задумалась.

— Вроде бы всех назвала. Если кого забыла, позже вспомню.

— Бабушка, и в недоумении. С этими договориться трудно… с этими вообще невозможно… эти злые… те капризные. Ну, и как ты предлагаешь их объединять в единое войско?

— А вот это, мил человек, твоя проблема. Царство тебе завоевывать, а не мне. И если вурдалак загнал нечисть подальше в леса, гор и степи, то тебе придется их оттуда выковыривать, объединять и формировать армию освобождения.

— Постой, постой. Ты хочешь сказать, что с помощью нечисти я должен освободить царство от нежити? А не посажу ли я на место одного зла другое, которое будет пострашнее того, что есть? И люди, вместо того, чтобы возблагодарить меня за освобождение, проклянут на веки вечные.

— Хе-хе… есть такая опасность, не скрою. Вот тут и есть тот оселок, который покажет насколько ты готов быть правителем в государстве, которое населено не только людьми. Если проявишь мудрость, сможешь проблему решить в благоприятном для людей и нечисти направлении. Дело в том, что старые летописи утверждают, что в легендарные времена люди и нечисть жили совместно и никто никому не мешал. А возникающие вопросы решались на основании согласования и установленных законов. Но что-то пошло не так. Летописи говорят об этом глухо. Известно лишь, что произошел сильный раздрай, который и разогнал население страны по разным углам. Так что вполне возможно, что пришло время, если и не восстановить прежние порядки, то хотя бы привести их к требованиям сегодняшнего дня, когда никто никому не мешает жить.

За разговорами прошел остаток дня. Костёр почти прогорел. Одежда высохла. Путники слегка подкрепились и стали готовиться к ночлегу.

— Бабушка, ты ложись, где тебе удобно, а я покараулю. Мне не привыкать, — предложил Демид.

— Нет, так не годится. Завтра, предчувствую, будет тяжёлый день, так что выспаться нужно обоим.

Старуха задумалась на секунду. Встала и пошла к кустам.

— Не волнуйся, — кинула она Демиду. — сейчас поставлю охранные заклинания и вернусь, — С чем и исчезла.

Не было ее минут пятнадцать-двадцать, но пришла довольная собой. После чего свернулась клубочком на куче листьев, что нагреб Демид вместо ложа. И почти сразу заснула. Следом заснул и Демид, хотя спал всё равно чутко. Магия магией, а службу бдить никто не отменял.

ГЛАВА 2

Демид проснулся перед рассветом. С реки тянуло сыростью и туманом, который медленно сползал с водной глади на сушу. Юноша встал с ложа из листьев, принес свой дорожный плащ, укрылся сам и укрыл бабулю, которая свернулась рядом в клубочек. Окончательное пробуждение произошло, когда солнечнее зайчики, пробившись сквозь довольно редкую крону осины, резанули по глазам. Старухи рядом уже не было, зато с реки доносился плеск. Похоже, старая умывалась. Несмотря на то, что Демид спал чутко, он выспался на славу. Так что вскочил на ноги сразу и пошел умываться. Потом они легко перекусили остатками еды, что были в сумке Демида и стали собираться в дорогу. Тут Демиду пришла в голову интересная мысль.

— Бабушка, может быть, мне лучше сменить древко копья? Например, на осиновое. Ведь говорят, что нежить можно убить только, вогнав осиновый кол в сердце.

— Меньше слушая байки. Слышал такую пословицу: «В сосняке — молиться, в березняке — жениться, в осиннике — удавиться»?

— Ну, слышал.

— А о чем она говорит?

Демид задумался. Потом пожал плечами.

— Да, кто его знает. Не силён я по части разгадывания загадок.

— Эх, а ещё царевич. Рассуждаешь, как мужик-лапотник. О силе в этой пословице говорится, о силе-силушке. В сосновом бору настолько светлая сила, что в самый раз говорить с богами. А в березняке так много первородной силы, что в самый раз зачинать детей — будут здоровыми и сильными. А вот в осиннике дурную силу из тебя забирают. А если ее много, то впору удавиться. Понятно?

— Ишь, как ты лихо завернула. Получается, что спали мы сладко потому, что осина, под которой мы лежали, высосала из нас дурную силу?

— Да, так и получается. Но интересно другое. На древко для копья ведь нужна длинная и прямая палка, не так ли?

— Ну, так.

— А где ты видел, чтобы осина имела прямой ствол? Вон, посмотри на молодой осинник, — старуха кивнула в сторону леса. — Попробуй, отыщи в нем прямой ствол, годный для твоего копья.

Демид посмотрел в сторону леса, ничего подходящего не нашел, почесал в затылке.

— Но ведь люди зря не будут языком трепаться, не так ли?

— Эээ…давай зайдем с другой стороны. К кому еще применяют наказание в виде осинового кола в сердце?

Демид задумался.

— Ммм… вспомнил, к колдунам, которые вредят людям, тоже применяют такой способ уничтожения.

— Правильно. Еще можно его применить против нечисти, в том смысле, что она, хоть и нечисть, но тоже живая, как и человек. Иными словами, осиновый кол в сердце не даст покойнику пробудиться и стать нежитью. Но ежели вопрос стоит о восставшей нежити, то какой смысл применять осиновый кол? Ведь он нужен, чтобы высосать остаток жизни из тела. А какая жизнь у нежити… так, не жизнь, а сплошное недоразумение.

Демид вновь задумался над новым знанием. В общем, он понял посыл старухи, но отказываться от вбитых с детства в голову мифах было, ох, как тяжело. Но доводы старухи были настолько убедительны, что Демид тряхнул гривой и согласился с ними.

— Согласен. Оставляю старое древко. К тому же оно сделано из твердых пород дерева, и ещё ни разу не подводило.

— Ну, вот и ладно.

К этому времени конь был снаряжен, переметные сумы привешены к седлу, путники собраны в дорогу.

— Бабушка, так куда путь держать будем?

— А прямо и поедем. Тут недалече лесная дорога стелется. Она как раз нам путь и укажет. Заодно и от разбойников предостережет, если что.

— Она прям волшебная получается, — усмехнулся Демид.

— Сам убедишься, когда на нее выедем. А пока держись тропинки, что начинается вон у тех кустов, — и старуха махнула в нужную сторону.

Демид проследил, куда показала старуха, кивнул, после чего одним рывком поднял старуху и посадил в седло. Это было легко, поскольку старуха весила почти ничего. После взлетел в седло сам и тронул коня.

В самом деле, тропинка перешла в подобие дороги, потом появилась и сама дорога, что принесло облегчение путнику, поскольку отпала нужда уклоняться от ветвей деревьев, что так и норовили хлестнуть по лицу. Чем хороша лесная дорога? Да, тем, что высокие деревья не дают солнцу припекать своими жаркими лучами. К тому же тень от деревьев и утренний холодок облегчали дорогу путникам. Так что, выехав на дорогу, Демид перевел коня на рысь. Сам же зорко поглядывал по сторонам.

И ведь не зря. Первой засуетилась, завертелась старуха, сидевшая перед Демидом.

— Ты что ничего не слышишь?

Демид прислушался. И точно, то, что он воспринимал как лесной шум, был шумом битвы. Необычной битвы. Время от времени слышалось низкое взрыкивание, сопровождавшееся многочисленным тявканьем в ответ. И битва эта была совсем недалече.

Демид вновь перевел коня на шаг и еще осторожнее стал продвигаться вперед. То, что он увидел, выехав на опушку лесной полянки, сильно его удивило. Справа сбоку стояли в ряд волки. Но какие-то непростые были эти волки… они стояли на задних лапах. Было их с десяток. А отбивались они от огромной, штук на пятьдесят, стаи необычных по цвету собак. Демид точно такой раскраски у собак не видел никогда, ибо она была оранжевой. Собаки были крупные и ярые. Они почти окружили волков и всё уже и уже сжимали кольцо окружения. Волки отбивались, как могли, но собак было слишком много. Так что, с первого взгляда Демид понял, что участь волков предрешена. Стало их жалко. Когда много нападают на малое количество — несправедливо. Так что есть смысл уравнять шансы. Руководимый этой мыслью Демид, ссадил старушку с седла.

— Ты тут побудь, а я слегонца помогу волкам.

— Ты хоть знаешь, что это за волки? — удивилась старуха.

— Это так важно?

— Конечно. Это оборотни в боевой форме. А собаки, что на них нападают — это и есть нетопыри, о которых я тебе рассказывала.

— Я тебя услышал. Какие будут предложения?

Старуха пожала плечами.

— Это твой бой, тебе и решать.

Демид молча кивнул и стал готовиться к битве. При этом старуха удивилась видимым переменам в облике парня. Еще секунду назад он выглядел неоперенным парнишкой, который радостно внимал окружающему миру. Сейчас же перед ней на боевом коне сидел воин, готовый к битве не на жизнь, а на смерть. Копье Демид перенес в левую руку и опустил его острие почти к земле, чтобы нанизывать на копье всех, кто попадется на пути. Меч в мгновение ока оказался в правой руке, готовый к применению, а круглый щит был заброшен на спину с единственной целью — прикрывать спину воину. Лоб слегка нахмурен, глаза сузились до щелок, губы сжаты в тугой комок, спина напряжена. Конь, почувствовав настроение хозяина, грыз удила и бил копытом, готовый ринуться в схватку. Создавалось впечатление, что конь и его хозяин составляют единое целое, что показывало на долгие тренировки по слаживанию. И, возможно, не только на учебных полигонах. Так что когда Демид дал коню команду, ударив ногами по крупу, конь с места взял в карьер и помчался прямо на середину сгрудившейся вокруг оборотней стаи нежити.

Когда конь врезался в стаю нетопырей, старуха увидела слаженную работу коня и воина. Конь топтал нежить копытами и рвал зубами. Демид нанизывал нетопырей на копьё слева и рубил их справа. Из необычного: нетопыри буквально исчезали, стоило им попасть под копыта или зубы коня, а также под удар копья или меча Демида. Так что, когда конь с Демидом прорубились сквозь стаю нежити, создалось впечатление, будто они прорубили широкую, метра в три, просеку в стае нетопырей. Но Демид и не думал останавливаться. Он мгновенно развернул коня и вновь бросился на ту часть стаи, что составляла тылы нежити. И снова ржание коня, его копыта были быстрее молнии, топча нежить, зубы добивали тех, кто уворачивался от копыт. И Демид не плошал: колол и рубил. Так что после второго прохода ширина борозды стала в два раза шире.

Нет, нетопыри не удивились появлению Демида, и не были шокированы своими потерями. Но они поняли, что этот воин может уничтожить всех, кто попадется ему на пути. Потому они приняли решение — стали перевоплощаться в свою летающую версию, чем удивили Демида, который не ожидал от них такой прыти. И взлетевшие нетопыри могли нанести вред Демиду, но тут в бой вступила бабуля. Точными и быстрыми действиями, она сбивала в воздухе всех взлетевших нетопырей, посылая в них горящие шары, которые при полете создавали жужжащий звук. И каждый такой звук нёс в себе приговор нежити. Смертный приговор.


Демид быстро сориентировался, оставил взлетевших нетопырей на старуху, а сам в два счёта расправился с пятью нетопырями, которые еще не успели взлететь. Победа была полной, но оставались еще нетопыри, которые атаковали оборотней. Рывком Демид развернул коня в сторону той части стаи нетопырей, что осталась им нетронутой с намерением атаковать. Но тут же остановил коня. Его помощь была не нужна. Оборотни, воодушевлённые действиями Демида, развернулись в цепь и ударили по тем, кто был рядом. В общем, когда Демид закончил расправляться с задней частью стаи, оборотни добивали переднюю. Тут же они показали и свое умение в магии. Стоило нетопырям начать взлетать, как в них полетели огненные шары, подобные тем, что испускала старуха.

Так что помощь Демида оборотням уже была не нужна. Потому, он вставил копье в специальное гнездо в задней части седла и бросил меч в ножны. И чуть было не поплатился за свою спешку жизнью. Откуда взялся этот нетопырь, не видел никто, будто вырос из-под земли. Резко оттолкнувшись от земли, нетопырь вспрыгнул на седло сзади Демида и попытался укусить Демида за шею. Вот тут-то Демид и понял нужность круглого щита на спине, о чём постоянно твердил отец. Как ни тянулся нетопырь к шее, но его зубы, острые и длинные нужно сказать, хватали сталь щита, но никак не шею. Мгновенная заминка могла стоить Демиду жизни. Тем более, что меч был в ножнах. Но он быстро соображал. Завернув правую руку в стальной перчатке за спину, Демид резко рванул нетопыря и сбросил его на землю. Боевой конь не подвёл — нетопырь был тут же растоптан и исчез, как и остальные.

Демид вновь схватился за меч, и только после этого оглянулся по сторонам. На полянке кроме оборотней сгрудившихся вокруг дерева, его и старухи, которая ковыляла из лесу к нему, никого больше не было. Однако, Демид ощущал угрозу. И эта угроза исходила от оборотней. «Вот те раз, — подумал Демид, — еще и с этими драться что ли?». Но драки не произошло. Один из оборотней, вероятно вожак, что-то прорычал, и как по команде остальные оборотни порснули к ближайшим кустам. Сам же вожак произвёл с собой частичную трансформацию: сверху до пояса стал человеком, низ же остался волчьим. После чего заговорил человеческим языком.

— Спасибо тебе, витязь, что спас мой род. Я твой должник. А оборотни долги отдают всегда, — и протянул вперед правую руку.

Демид не спеша подъехал к оборотню, спрыгнул с коня, снял со спины щит, повесил его в специальную петлю на седле, после снял шлем, поместил его в переметную суму, рукавом рубахи смахнул градины пота катившиеся по лицу, снял перчатки, обшитые стальными пластинами, поместил их в ту же суму, что и шлем, после чего развернулся к оборотню и, протянув руку, пожал руку оборотня.

— Я — Демид, — представился он. — Прибыл из тридевятого царства, царский сын.

Я — Гхор, — в свою очередь представился оборотень. — Глава клана.

В это время из лесочка, где скрылись остальные оборотни, показались люди (оборотни?): десять мужчин и пять женщин, возле которых крутились пять детишек: три мальчика и две девочки.

— А вот и мой род. Точнее, всё, что от него осталось, — добавил Гхор несколько печально. Потом тряхнул головой. — Ну, не будем печалиться, что произошло, то произошло. Приглашаю тебя, наш дорогой гость к нашему столу, вместе с сопровождающей тебя женщиной, — и оборотень сделал приглашающий жест. В это время старуха подошла к Демиду, так что приглашение касалось обоих. В это время к Гхору подошел статный юноша.

— Представляю вам моего сына — Хват.

— Хват? — Удивился Демид. — В смысле хваткий?

Оборотни улыбнулись.

— И это тоже, — ответил Гхор. — Но в данном случае Хват — это имя. Хват, займись гостями, пока я приведу себя в нормальный вид.

Хват кивнул и повел Демида и старуху в заросли, откуда вышли оборотни. О! Там оказался целый табор: крытые повозки с лошадьми, просто лошади без повозок. Видать, оборотни шли издалека. Хват подошел к одной из повозок и достал несколько раскладных табуретов и небольшой стол. Пригласив гостей к столу, он снова залез на повозку и вернулся с большим бурдюком и несколькими кружками.

— Пока женщины готовят обед, предлагаю промочить горло добрым вином.

В отказку никто не пошел, так что вскоре, трое сидели за столом и смаковали вино. Оно оказалось и, в самом деле, доброе, мягкое, чувствовалось, что выдержанное, с приятным послевкусием.

Вскоре подошел Гхор, уже полностью в человеческом обличьи и одетый в крестьянские одежды. Хват тут же вскочил с табурета и, сославшись на дела, ушел. Следом встала и старуха. Она сослалась на желание помочь женщинам в готовке и тоже ушла, оставив мужчин тет-а-тет. Что ж ее можно было понять. С полянки, где произошла битва, тянуло вкусными запахами готовящейся пищи. Гхор потянул носом, хмыкнул удовлетворенно.

— Что ж пока остальные заняты давай поговорим о делах наших. Начну со своей истории, чтобы тебе было проще. Мой род в стародавние времена отделился от клана оборотней. Что и как произошло, покрыто туманом. Знаю только, что чего-то не поделили между собой вожди клана, и вождь моего рода ушел с родом в те места, где род жил до недавнего времени. Да, поселился род неподалеку от людей. А потому мы старались их поменьше пугать. Ведь нам время от времени нужно перекидываться, чтобы не потерять хватку. Потому был нарезан участок местности, где это можно было делать. В общем, жили, не тужили… до недавнего времени. Ну, ты, наверное, уже знаешь про вурдалака и его приближенных? — Тут Демид кивнул, соглашаясь. — Вооот. Заявился к нам якобы правитель этой местности, но оборотни ведь видят суть любого. Потому почти сразу нам стало понятно, что имеем дело с упырем, подчиненным главному вурдалаку. А вскоре обнаружился и небольшой отряд нежити, который сопровождал упыря.

А появился упырь в наших местах за оброком, да таким, что если его отдать, весь род в зиму положит зубы на полку. В общем, голод был обеспечен. Собрал я тогда весь род на совет, втихаря, конечно, от упыря. Изложил его требования и предложил высказываться о том, как нам быть? Ну, оборотни, существа неэмоциональные, а потому лишенные всякой фантазии. Поэтому никто не предложил покориться, все выступили за уход из веси. Естественно, путь нам был один — соединиться с кланом, который живет далеко на севере, у самых гор. Но было одно препятствие — упырь с его отрядом. Впрочем, это было препятствием для кого угодно, но не для нас. Тут же были сформированы боевые группы… и упырю с его отрядом пришел скорый и неминуемый конец. Я рассчитывал, что у нас будет в запасе дня или два, пока до вурдалака дойдет, что его упыря с отрядом порешили. Но где-то мы прокололись, и пошло не так, как планировал. Уже на вторые сутки, мы почуяли за собой погоню. По запаху определили, что идет большой отряд нетопырей, а вскоре обнаружили их в летящем виде.

Конечно, мы сбили тех, кого обнаружили, но сбить нетопырей со следу не получилось. Мы мчались во весь опор больше суток. Кони стали выдыхаться, и тогда я понял, что без битвы с нетопырями не обойтись. Понимал и то, что эта битва может для нас закончиться плачевно. Конечно, каждый оборотень в состоянии справиться с тремя нетопырями. Но на сей раз их было слишком много. Так что я стал высматривать место для битвы. И когда мы выскочили на эту полянку, — Гхор кивнул в сторону, — я понял, что она идеально подходит для битвы. Коней и повозки, а также женщин с детьми, спрятали в лесочке. Всё же была надежда, что нетопыри их не учуют. К тому же мы навешали всяких заклинаний, отвлекающих внимание и снижающих запах. Все остальные стали готовиться к битве.

— Что и женщины? — Демид сделал круглые глаза.

— И женщины… те, которые были без детей. Конечно, женщина слабее мужчины. Но в данном случае важно было не дать нетопырям слишком большое преимущество в количестве. Так что важен был каждый боец в строю. Нужно сказать, что выскочившие на нас нетопыри не были безмозглыми существами. Они сразу поняли расстановку сил и не бросились на нас скопом, на что я рассчитывал, ибо тогда было бы проще их победить, а стали обтекать наш строй со всех сторон. Вероятно, для того, чтобы рассеять наше внимание. Так что битва обещала быть жаркой и кровавой.

Гхор улыбнулся.

— Но тут провидение послало тебя и твою спутницу. Ты лихо разъединил, фактически располовинил, строй нетопырей. При этом задние вынуждены были переключиться на тебя, в то время, как передние заканчивали наше окружение. И вот тут они дали маху… не поняли, что их значительно меньше, чем было вначале. И когда они бросились в атаку, справиться с ними было значительно проще.

Демид вспомнил эпизод, который как раз касался момента начала атаки на нетопырей. Над лесом пронёсся страшный волчий рык, оборотни разошлись по фронту так, чтобы не мешать друг другу и стали передними лапами бить, налетавших на них нетопырей. Демид представил, какая мощь была в этих лапах. Ведь одного удара хватало, чтобы нетопырь был убит. А если учесть, что махали оборотни лапами, что ветряная мельница своими крыльями на сильном ветру, количество нетопырей быстро сокращалось. Конечно, было бы нетопырей в два раза больше, как перед атакой, еще неизвестно на чьей стороне была бы победа. Но Демид своей вылазкой нарушил планы нетопырей, что и привело их к поражению.

— Так, я тебя понял, Гхор. Какие теперь планы?

— План тот же — добраться до мест, где расположен клан. Что бы и как бы не произошло в прошлом, но клан своих в обиду не даст никогда. На этом стоит наша мораль выживания. И если при выходе из веси, я не был уверен, что план удастся, и мы доберемся до родичей клана, то теперь, после уничтожения столь крупного отряда нетопырей, шансы на спасение рода резко повысились.

Гхор закончил повествование, налил себе еще вина, чтобы промочить горло после столь длительного монолога и вопросительно воззрился на Демида. Тот понял, что настала очередь рассказывать свою историю Она, конечно, была короче, но вот странных моментов в ней было предостаточно. И первым всплывал вопрос о значимости встреченной старухи в его жизни. С этим вопросом Демид и обратился к Гхору. Тот долгот молчал, потом сказал такое, что у Демида глаза полезли на лоб.

— Для начала запомни, порой, всё не так как кажется.

— Ты это к чему?

— К тому, что оборотни видят суть человека. А суть у твоей спутницы весьма интересная. Ты хоть спросил, как её зовут?

А ведь и вправду, не спросил, всё бабушка и бабушка. Демиду даже стыдно стало.

— Ладно, не томи. Я уже понял, что магическая иллюзия на оборотней не действует. Так что же ты разглядел из того, что я не вижу?

— А разглядел я, что спутница у тебя непростая. Ты хоть что-нибудь слышал о клане берегинь?

Демид должен был признаться, что не слышал. Потому навострил уши.

— Никто не знает, кто такие берегини, где они обитают и чем занимаются. Они просто появляются время от времени в тех или иных местах. И обязательно после этого происходят какие-то судьбоносные события. Что интересно, руководит кланом обязательно мужчина. И даже берегини не знают, откуда он появляется, и куда исчезает через определенное время. И то, что ты встретился с берегиней указывает на то, что судьба тебе уготована крутая. Собственно, берегиня к тебе и приставлена, чтобы ты и назначенное тебе задание выполнил, и, по возможности, жив остался. Ты говоришь, она напророчила тебе царство тридесятое? — Демид кивнул. — Вот, всё правильно. Какой же ты будешь царь, если помрешь, так и не взойдя на престол? Так что берегиня как раз и присматривает за тобой, чтобы ты не пропал и никуда серьезно не вляпался.

— Получается, я видел и их наставника. — И Демид рассказал о встрече со стариком, и о том, что старик отвел его от ловушки, поставленной разбойниками.

Гхор даже обрадовался.

— Ну, значит, всё точно. Наставник отследил тебя, оценил твои способности и возможности, после чего послал тебе в помощь берегиню. И надо полагать высокого ранга, если судить по сложности поставленной перед тобой задачи. Так что ты поинтересуйся ее именем. Я-то не знаю их иерархии, но ты сам почувствуешь, когда она назовет свое имя, насколько она высоко находится в клане.

— Это как? — Удивился Демид.

Гхор пожал плечами.

— Не знаю. Старики говорили, что стоит берегине назвать себя, сразу становится понятным ее положение в клане. Хотя, может быть, это касается только таких магических существ, как оборотни. Всё-таки берегини тоже магические существа, в обличие от людей.

И тут в голове Демида полыхнула картинка с девушкой в реке. Что же получается, старуха его дурит, как простого лопуха? А на самом деле она молода, да и в теле точеном. По телу Демида приятной истомой прокатилось воспоминание о точёной девичьей фигурке в реке. М-дя, нужно будет при случае разобраться с этой непоняткой.

Потом Демид рассказал о разбойниках, и о том, что они весьма рьяно шли по его следу. При этом чело Гхора затуманилось.

— Это плохо. Вероятно, вурдалак уже в курсе, что в его царство прибыл конкурент. И сейчас на всех вероятных направлениях твоего движения выставляются засады. Но они рассчитывают только на тебя. А мы им приготовим сюрприз.

Он повернулся в сторону поляны и позвал сына. Тот явился почти сразу, будто из-под земли. Гхор хитро посмотрел на сына.

— Сын, ты уже знаком с Демидом, но не знаешь, что он царский сын и прибыл к нам из тридевятого царства.

Судя по лицу, Хват сильно удивился. Вероятно, он был в курсе древнего пророчества.

— Да, Хват, ты прав. Перед тобой будущий царь тридесятого царства. Но, как ты понимаешь, в нынешней ситуации взойти на престол Демиду будет… эээ… затруднительно. Проще говоря, ему нужны помощники в этом деле. Как ты посмотришь, если я предложу тебя в качестве одного из таких помощников?

И Гхор снова взглянул на сына. Хват расплылся в улыбке.

— Я готов. — Тут Хват осёкся. — Но как же семья? Ведь вам ещё идти и идти до мест расположения клана.

— Согласен. Давай решим так. Дня два или три вы нас сопровождаете. Заодно и поможете, если на пути появится преграда или ловушка, которую нельзя будет обойти. А как мы приблизимся к границам клана, вы — свободны как ветер, в смысле, отправляетесь выполнять поставленную перед царевичем задачу. Так пойдёт?

Хват немного подумал и кивнул, соглашаясь.

— Вот и ладно. Значит, так и поступим. Что там с обедом?

— Скоро будет готов.

— Хорошо, пойди, распорядись, чтобы мне и Демиду сделали отдельный стол, а мы сейчас подойдём.

— Хорошо, отец, — И Хват тут же исчез.

Демид посмотрел в ту сторону, где исчез Хват.

— Гхор, ответь на один не очень приятный для тебя вопрос. Почему вы власть в царстве добровольно отдаёте людям? Ведь наверняка кому-то из магических народов хотелось бы повластвовать.

Гхор посмотрел на Демида очень заинтересованно.

— Здравые мысли бродят в твоей голове, царевич. Впрочем, разгадка лежит на поверхности. Практически все магические существа живут кланами. Так что, как ты понимаешь, приход кого-то из магических существ, означает возвышение того или иного клана. К тому же кланы, если сильно не прижимает жизнь, весьма скрытны и недружелюбны как к соседям, так и к заезжим молодцам. Подозрительность к соседу это врожденное качество всех магических существ. Поэтому, как только возникнет вероятность того, что какой-то клан пытается захватить царский престол, все остальные кланы объединяются и препятствуют этой задумке. Как говорится в одной древней присказке: «Съест то он съест, да кто ж ему даст?». Люди же магически нейтральны. Следовательно, даже если тот или иной царь попробует подчинить себе тот или иной клан, ему быстро объяснят, что он не прав, что и восстановит исходное положение. Так что царствование людей на престоле выгодно всем кланам.

— Но ведь вы допустили вурдалака на престол.

— Допустили, тут ты прав. Но здесь сработал стереотип — за вурдалаком не было клана. За ним вообще никого не было… до поры. Поэтому он не представлял угрозы кланам. Кто ж знал, что он будет постепенно прибирать земли и создавать свою власть и своё войско? Так что, когда проблемы с вурдалаком будут решены, наверняка встанет вопрос, как не допустить подобного в будущем. Ведь вурдалак, как ни крути, тоже магическое существо, хоть и нежить. Я вижу, что выходом из положения будет всеобъемлющий запрет любому магическому существу претендовать на царский престол.

Гхор встал с табурета, показывая, что время серьезных разговоров подошло к концу.

— Пойдём, посмотрим, что там женщины накашеварили? — Пригласил он Демида, указав жестом в сторону поляны.

ГЛАВА 3

Обед удался на славу. И пусть не было изысков, полевые условия всё-таки, но запахи Природы, впитанные приготовленной пищей вместе со специфическим вкусом многих блюд (да любят оборотни всякие изыски), оставляли неизгладимое впечатление. И самое главное, всё было настолько вкусно, что хотелось добавки. При этом вином не злоупотребляли ни оборотни, ни путники — понимали, что ситуация слишком серьезная, чтобы напрочь затуманивать себе мозги.

После обеда Демид всё-таки решился поговорить со своей спутницей.

— Бабушка, мы уже несколько дней знакомы, а я так и не знаю, как вас зовут. Как-то неудобно вас всё время звать бабушкой. Да и в серьезной ситуации, проще называть имена.

И тут Демид удивился трансформации старухи. Она скромно опустила глаза и почти шёпотом произнесла:

— Называй меня Василисой.

Впрочем, хоть и удивился такой скромности Демид, но поначалу не придал этому значения. Ну, Василиса, так Василиса. Но когда он назвал это имя Гхору, тот как-то резко поскучнел. Это вызвало беспокойство у Демида.

— Гхор, что не так?

Оборотень серьёзно так посмотрел на царевича и ответил.

— Как я и предполагал, задача перед тобой стоит архисложная. Василисы занимают высшую ступень в своём клане и входят в ближний круг их правителя. Привлекаются только в случае совершенно невозможных по исполнению задач. Не знаю, говорит ли тебе то, что я тебе сообщил, но дела серьезные.

— А почему ты сказал Василисы, а не Василиса?

— Берегини как такового личного имени не имеют. Их имя, можно сказать, зависит от уровня развития и подготовки. При этом каждый уровень берегинь имеет одинаковое имя.

— Почему?

— Потому что берегини одного уровня проходят специальный ритуал, в результате которого сила одной берегини объединяется с силой остальных на данном уровне. Поэтому берегиня, выходя в мир, является как бы частью остальных берегинь ее круга. И в случае необходимости, остальные берегини отдают свою силу той берегини, которая в этом нуждается. Получается как бы единый организм, работающий на результат.

— Хм-м… к чему такие сложности?

— Чем выше стоит берегиня в клане, тем сильнее она становится. Причём, здесь нет никакой линейной зависимости. Насколько я знаю, берегини высшего уровня могут в разы быть сильнее берегинь из низших кругов. Но и количество берегинь при этом существенно сокращается. В результате, может быть так, что совместная сила низших кругов берегинь равна силе тех же Василис. Так компенсируется избыток силы в клане, что позволяет постоянно накапливать силу клана. Впрочем, глава клана, если существует угроза самому клану берегинь, может их всех объединить в единое кольцо силы. И тогда я не знаю, кто сможет с ними справиться.

— Но ведь они могут тоже претендовать на престол?

— Не могут, потому что берегини.

— Гхор, не сердись, но ты, по-моему, слишком их идеализируешь. Что может им помешать захватить власть в царстве?

— Законы Космоса и Природы. Если они захватят власть в царстве, то, тем самым пойдут против этих законов, а потому сразу или почти сразу потеряют свою силу. Собственно, у них потому глава клана мужчина: следить, чтобы в головках берегинь не возникали подобные еретические мысли. Иначе придётся распускать весь клан, а высшие силы такого позволить не могут — слишком много вложено в создание этого клана, который, в определённой степени нейтрализует желание других кланов магических существ занять верховное положение в царстве. Так что…

На следующее утро, когда оборотни собрались продолжить путешествие, Демид смог оценить их боевую мощь. В походной колонне было пять повозок, крытых брезентом, все повозки управлялись женщинами. В первых двух были дети и всякий скарб, в остальных оружие и припасы. Все мужчины гарцевали на боевых конях, иной породы, чем у Демида, но не менее свирепых. Примечательной особенностью этой породы была волосяная опушка от колена до копыта. Вооружены оборотни были сплошь боевыми топорами и маленькими круглыми щитами. Оборотни считали, что такие щиты более удобны в бою, чем круглый щит Демида. Кольчуги оборотням заменяли кожаные рубахи с нашитыми на них бляхами и кожаными уплотнениями. По утверждениям оборотней такие рубахи по крепости не уступали железным доспехам, но были легче и удобнее. Само собой, штаны на оборотнях тоже были кожаными, как и сапоги. Вместо шлемов были шапки из кожи с нашитыми вдоль и поперёк полосами, опять же для прочности. Гхор помимо всего имел золотую бляху, висящую на груди, что выдавало в нём вожака рода.

В пути оборотни были настороже. Впереди в обязательном порядке ехала пара разведчиков, которая высматривала и вынюхивала местность на предмет ловушек и засад. Но, как сказал Гхор, слава богам, обошлось, и процессия на третий день к обеду подошла к незримой границе, за которой растилась владения клана оборотней. Гхор, как вожак рода, предложил Демиду заехать к его родичам на пару-тройку дней, отдохнуть. Но Василиса, сидевшая впереди Демида, отрицательно кивнула, и Демид отказался от предложения.

Не слезая с коня, Хват обнялся с отцом и родичами, склонившись, обнялся с матерью и сестрой, после чего подъехал к Демиду и вместе с ним взором провожал уходящую колонну. А нужно сказать, что в это время они стояли на развилке дорог. Здесь же был всенепременный придорожный камень. Но он так оброс мхом, что прочесть на нём что-либо было невозможно. Потому, когда колонна оборотней скрылась за поворотом, Демид устроил небольшое совещание.

Увидев на обочине замшелый пень, Демид съехал с дороги и остановился у пня. Спешившись, оно попробовал пень на прочность, после чего осторожно снял с коня Василису и посадил на пень. Сам же уселся рядом на землю, пригласив Хвата последовать его примеру. Когда Хват присоединился к нему, Демид приступил к расспросам Василисы.

— Василиса, ответь, как на духу, почему ты отказалась ехать к оборотням? Нам что-нибудь угрожало у них? Или были иные причины?

Василиса немного помолчала.

— Нет, Демид, ничего не угрожало. Просто негоже будущему правителю царства предаваться развлечениям. Нужно дело делать.

— И что ты подразумеваешь под делом?

= Ты, как будущий правитель, должен перво-наперво объехать земли своих подданных, узнать, кто на твоей стороне, а кто нет.

— Так вот и узнали бы, на нашей стороне оборотни или нет?

Старуха скривилась.

— А присутствие здесь Хвата тебя не убеждает?

М-дя, уела его Василиса, слов нет. Что ж пойдем дальше.

— Ладно, этот вопрос решили, что дальше? Я предположу, что ты знаешь написанное на этом камне, хотя надпись и скрыта подо мхом.

— Знаю, конечно. Это обычный межевой камень, на котором написано, что по правой дороге попадешь в земли оборотней, а по левой — в земли эльфов.

— Стоп, а про эльфов ты вроде бы не упоминала. Или я запамятовал?

— Не упоминала, потому что они живут настолько затворнически, что о них многие годы ничего не слышно. Так что неизвестно, остались они на земле или все сгинули. Вот нам и предстоит это проверить.

— Ясно. Хват, у тебя есть вопросы, или есть что добавить?

— Немного добавлю. Хотя мой род уж давно ушел из земли кланов, но легенды старых времен сохранились. Так вот, по этим легендам, эльфы делятся на тёмных и светлых, по той магии, которую они предпочитают использовать. И если светлые эльфы более-менее дружелюбны, то тёмные эльфы всегда враждовали с оборотнями. В древности часто вспыхивали пограничные разборки, поскольку тёмные эльфы всё время пытались отжать часть нашей территории себе.

— Так, может быть, им земель не хватало для расселения?

Хват пожал плечами.

— То мне неведомо. Знаю лишь, что набеги на земли оборотней со стороны тёмных эльфов как-то враз прекратились, и что с ними происходило дальше, в нашем роде не знают.

— Василиса, — вновь обратился Демид к старухе. — А дорога эта, куда нас приведёт: к тёмным или светлым эльфам? К чему готовиться?

— По любому готовься к битвам, ибо эльфы вне зависимости от магии, ими применяемой, недолюбливают чужаков и с подозрением к ним относятся.

— Хм-м, с чего бы вдруг?

— Вероятно, считают чужаков потенциальными шпионами.

— Да? Интересно. Что еще ты нам расскажешь про эльфов?

— Из последних сведений о них, причём, очень старых, известно, что у эльфов, тех и других, осталось всего по одному небольшому клану, остальные куда-то исчезли. Что там произошло, не знает никто, но предполагают либо моровую болезнь, либо внешнее вмешательство, почти под корень уничтожившее эльфийское племя. Сам понимаешь, что в таких условиях, эльфы с еще большим недоверием будут относиться к чужакам. Так что оба будьте настороже и держите оружие наготове.

На этом «малый совет», как окрестил совещание Демид, завершилось, путники сели на коней и тронулись в путь.

Первым почуял неладное Хват. Он завертелся на коне, к чему-то принюхиваясь и прислушиваясь. Почти сразу заволновалась Василиса.

— Впереди что-то происходит.

В этом месте лесная дорога делала крутой поворот. Путники слезли с коней. Демид вынул меч из ножен, а Хват вооружился боевым топором. Мужчины выдвинулись чуть вперед, отдав поводья лошадей Василисе, которая и повела коней, держась на два-три шага сзади воинов. Едва они прошли поворот, перед ними предстала картина битвы. Трое неизвестных Демиду существ с боевыми топорами, атаковали одного, с виду очень похожего на человека. Противник существ был вооружён мечом, весьма странным на первый взгляд: лезвие было широким, но не сужалось к концу, как у демидового меча, а так и было одинаковым по всей длине. А на самом конце лезвия была странная загогулина, напоминающая нарост.

Воины стали готовиться к битве. Демид, по обычаю надел на спину щит, Хват повращал запястьем, разминая его. Они сделали знак Василисе, чтобы она остановилась, а сами с боевыми кличами (каждый со своим) бросились на появившегося врага. То, что впереди был враг, у воинов сомнения не было. По крайней мере, у Хвата, который сразу понял, с кем имеет дело. Его глаза полыхнули огнем, и он буквально прошипел: — Тролли!



Чем насолили Хвату тролли, Демид выяснять не стал за отсутствием времени. К тому же он и сам почуял, что от существ, называемых троллями, исходит зло. Поэтому он без сомнений налетел на одного из троллей, который к этому времени успел к нему повернуться. Схватка была жёсткой. Тролль был повыше Демида да и помассивнее. К тому же вращал своим топором с невероятной скоростью. Так что поначалу Демиду пришлось больше защищаться, чем нападать. Но вскоре он определил, что действия тролля весьма примитивны, рассчитанные именно на превосходстве в силе. И конечно, тролль не ожидал, что ему может встретиться противник, который, уступая в силе, превосходит в изворотливости. Так что все удары тролля приходились в пустоту, а Демид, тем временем, готовил решающую атаку, которая должна была завершить поединок. При этом Демид учёл тот факт, что на тролле почти не было защитных лат. Лишь на левом плече был наплечник. Но он больше выполнял роль декоративную, чем защитную. Все эти обстоятельства и привели Демида к нужному решению.

Уклонившись в очередной раз от удара топором, Демид поднырнул под руку тролля и со всего маху рубанул по той руке, что держала топор. Прямо у плеча. Меч с хрустом врезался в руку тролля, и она отлетела в сторону, все еще сжимая топор.

Тролль на секунду опешил, чем и воспользовался Демид. Распрямляясь, он отвёл меч в сторону и рубанул наискось, целясь по шее тролля. Удар получился удачным. Меч снова вгрызся в тело врага, теперь на уровне шеи, и голова тролля отправилась вслед за рукой, удивлено хлопая глазами.

В это же время слева Хват с возгласом «Хех» рубанул своего тролля по плечу, распластывая его до поясницы. Так что два тролля были убиты почти одновременно. И в это время в спину Демида, что-то сильно ударило. Благо там был его щит. Демид понял, что по нему стреляют. Поэтому, продолжая наклон, как бы от удара, Демид выхватил засапожный нож, используемый для метания, и с полуразворота бросил его в сторону кустов на противоположной стороне дороги. Бросок оказался точным и с предсмертным всхлипом из кустов вывалился ещё один тролль, держа в руках какое-то странное приспособление, явно предназначенное для стрельбы. Оно чем-то было похоже на лук, но явно не было луком.

В падении тролль напоследок выпустил из своего устройства еще стрелу, точнее, нечто подобное стреле. Но в тот момент Демиду некогда было размышлять. Шестым чувством он понял, что этот выстрел предназначался для Василисы, которая остановилась буквально в трех шагах от места схватки. Невероятным прыжком Демид успел прикрыть Василису, хотя снова получил удар по спине. Чувствительный такой удар. А так как удар пришёлся по спине в момент, когда Демид летел в прыжке, то удержаться на ногах не было никакой возможности. В общем, Демид упал буквально под ноги Василисе. Та ойкнула, бросила поводья и кинулась к упавшему воину. Но Демид уже вставал с земли, показав знаком, что с ним всё в порядке.

Взгляд Василисы метнулся в сторону схватки и Демид резко развернулся туда же.

К этому времени парень, которому они помогли тоже справился со своим противником, пронзив его мечом в живот. Тут-то Демид понял предназначение навершия на конце лезвия меча. Когда воин выдернул меч обратно, то навершие вытянуло изнутри все кишки. Картина была неприглядной, и Демид отвернулся бы, но в это время из лесочка, что был за воином, показалась светловолосая девушка, ведущая в поводу двух лошадей. Она была в плаще, под которым виднелась легкая кольчуга до пояса. Ниже шла юбка, из-под которой виднелись изящные сапожки.



Воин, выдернув меч из тела тролля, оперся на него, но не смог устоять, потому сначала встал на правое колено, а потом и вовсе упал лицом вперед. Похоже, силы воина истощились до предела. Так что не подоспей Демид и Хват на помощь, схватка могла закончиться плачевно для парня.

Девушка увидев падение воина, ойкнула, бросила поводья и бросилась к упавшему. Демид было дёрнулся помочь, но берегиня мягко взяла его за рукав.

— Не спеши, без тебя помогут.

И точно, подбежавший Хват, перевернул парня на спину и начал развязывать завязки на панцире юноши и расстёгивать застёжки. Появившаяся девушка встала на колени перед лежащим и напряжённо ждала, пока Хват освободит юношу от доспехов. И тут до Демида дошло, что что-то не так, что с парнем, что с девушкой. Он вопросительно посмотрел на Василису.

— Это эльфы. Светлые эльфы. Посмотри на их уши.

Уши были замечательные. Их верхние кончики были вытянуты вверх, у девушки совсем немного, а у парня таки значительно.

— Может быть какая помощь нужна? Ты бы помогла, а?

— Эльфы прекрасные лекари. Переломов и больших ран у парня нет. А с остальным справится и его сестра.

— Сестра?

— А ты не видишь сходства?

Действительно, парень и девушка в чём-то неуловимом были очень похожи друг на друга.

Тем временем, Хват фактически раздел парня, освободив от доспехов. Его сестра, откинула назад полы плаща, взяла лежащего за обе кисти и, закрыв глаза, что-то стала шептать. К этому времени Демид и Василиса приблизились к лежащему эльфу. Демид, встав на колено, склонился над ним, берегиня стояла сзади. Похоже, эльфийка действительно помогла брату, потому что вскоре он раскрыл глаза.

Поначалу взгляд был мутный, но вскоре прояснился и эльф обвел взглядом склонившихся над ним.

— Кто вы? — Спросил он хриплым голосом.

— Ну, уж точно, не твои враги, — ответил Демид, а эльф внезапно попросил:

— Посадите меня.

Хват подхватил его под подмышки и перетащил к толстому дереву на опушке, к которому и прислонил.

— Странное сочетание — человек и оборотень. Что вас связывает?

— Дружба, — ответил Хват. — Ты поменьше говори, больше отдыхай.

Он уступил место эльфийке, которая достала из переметной сумы баклажку с какой-то жидкостью, и склонившись над братом стала понемногу его поить.

К Хвату подошёл Демид.

— Пойдем, посмотрим, из чего в меня стреляли?

Хват кивнул и они пошли в сторону того тролля, что лежал за дорогой. Подойдя, Демид вынул из горла убитого свой метательный нож, обтер его об одежду тролля, после чего вынул из рук убитого странный метательный аппарат. Он вопросительно посмотрел на Хвата.

— Эта штуковина называется арбалет. Придумали тролли и они же фактически единственные, кто им пользуется.

— Почему?

— С одной стороны тяжеловат он для других рас, а с другой — убойная сила всего-то пятьдесят шагов, в то время как из лука можно поразить врага шагов за двести.

— Тогда зачем он троллям?

— А затем, что за пятьдесят шагов из этой штуки можно пробить любую защиту, даже с магическими свойствами. Ни одни доспехи и даже щиты не удержат болт, вылетевший из арбалета.

— Болт?

— Так называются стрелы арбалета.

— Кстати, ты ко времени вспомнил о пробивной возможности этих…эээ… болтов. Ведь он в меня дважды стрелял и оба раза попал в щит. Интересно посмотреть, что стало со щитом.

Воины вернулись к лошадям и склонились над щитом. На удивление ни одной царапины, не говоря уже о вмятинах или пробоинах на щите не было. Парни уже и так и эдак вертели щит… нет, ни одной отметины. А ведь Демид помнил, с какой силой болты били в щит. Тут в голове Демида мелькнула шальная мысль. Он с подозрением посмотрел на берегиню.

— Василиса, ты, часом не ворожила над моим щитом?

Удар попал в цель. Берегиня смущённо опустила глаза.

— Ну, если самую малость помагичила. Уж очень ты… азартный. Вспомни, как на тебя вспрыгнул нетопырь.

Демид помнил. Он подошёл к берегине и обнял ее… по дружески.

— Спасибо за заботу, ты спасла мне жизнь.

Василиса ещё больше засмущалась, мягко освободилась из объятий Демида и пошла к эльфам. Демид и Хват пошли вслед.

Эльф уже более-менее оправился, и когда воины подошли к нему, он представился, протянув руку.

— Меня зовут Эрний.

Когда оба воина подали руку эльфу и представились, он представил сестру.

— А это Ириния. Думаю, вы догадались, что она моя сестра.

Вежливый кивок сторон оформил знакомство.

— Эрний, расскажи, что с вами приключилось? — спросил Демид.

При этих словах эльф вскинулся.

— Пока мы здесь прохлаждаемся, там убивают мою родню.

— Ну, в таком состоянии ты пока ни на что не готов, кроме как рассказывать, — Критически отозвался Хват. — Так что слушаем тебя. А потом будем принимать решение.

Эльф вроде бы как согласился, но всё же бросил взгляд на сестру. Та едва заметно утвердительно кивнула и эльф начал рассказ.

— Вы, наверное, слышали, что власть в царстве захватил вурдалак? — он посмотрел на воинов и дождался их кивка. — Поначалу мы рассчитывали, что если он и доберется до нашей веси, то это случится еще очень нескоро. Впрочем, на всех тропах, ведущих к веси, были развешаны охранительные заклинания, а на особо опасных дорогах выставлялись дозоры. Дозоры как раз и донесли, что в сторону веси движется несметное войско нетопырей, возглавляемых упырём из свиты вурдалака. Весь начала готовиться к битве. В принципе, борьба с нежитью не представлялась нам такой уж страшной. Но тут примчались дозорные с другого направления и сообщили, что в сторону веси выдвинулась крупная группа троллей. А вот это уже было опасно, потому что тролли, хоть и нечисть, но обычно, держали нейтралитет. А тут получалось, что они перешли на сторону вурдалака. Потому отец, а он является главой рода, сообщил Эрний, принял решение послать меня и сестру в соседнюю деревню светлых эльфов за помощью.

— Погоди, — перебил Хват. — Ты сказал, что вы живёте в веси? Но насколько я знаю, эльфы обычно использовали для жилья деревья. И ещё, ты точно знаешь, что тролли перешли на сторону вурдалака?

— Не верить дозорным у меня нет оснований. Да и недавнее нападение на нас совершили именно тролли. И очень похоже, что здесь была засада. Не думаю, что на нас лично. Скорее, этим троллям была задача останавливать всех, кто появится на дороге. Появились мы, я и Ириния. Остальное вы видели. И кстати, не только тролли, но и темные эльфы тоже перешли на сторону вурдалака. И это я точно знаю.

— Темные эльфы? — Удивился Хват. — А этим чего не хватает?

— О, вы, наверное, совсем не в курсе, что между светлыми и тёмными эльфами была жесточайшая война… война на выживание. Тёмные вдруг захотели стать владыками всего эльфийского мира, так сказать, стали претендовать на всеэльфийский трон. Поначалу были местные и пограничные стычки между группами воинов. Но в один день, не скажу, что он был прекрасным, скорее, отвратительным, большая армия тёмных эльфов перешла кордон между двумя эльфийскими царствами и стала наступать. Причём зверства тёсных эльфов даже страшно описывать. Все, кто им не подчинялся и оказывал малейшее сопротивление, безжалостно уничтожались. Было сожжено немало прайдов вместе со священными дубами, но сопротивление не прекращалось. И это дало возможность собрать не меньшую армию светлых эльфов.

На реке Подгорице две армии встретились. Была страшная сеча. Порублен был цвет эльфийского мира, что с нашей стороны, что со стороны тёмных эльфов. В конце концов, тёмные эльфы, оставшись без своих правителей, которые полегли в той сече все до единого, бежали. Их гнали до самого порубежья. Но входить на территорию тёмных эльфов светлые не решились. Потому что, когда посчитали, сколько в живых осталось светлых эльфов, поняли, что эльфийский мир стоит на грани вымирания.

Увы, наши великие маги, владевшие искусством создавать дома в деревьях, тоже погибли. Вот и пришлось оставшимся строить дома, по типу человеческих, и начинать жить весями, каждая из которых представляла отдельный род.

— И сколько весей светлых эльфов существует?

— Точно не скажу, но не менее трёх. Хотя, может быть, и больше. Ведь с момента битвы на Подгорице прошло более полстолетия.

— И вы ехали в ближайшую весь за подмогой?

Эрний только кивнул и повесил буйну голову.

— А что у тёмных эльфов? — Влез в разговор Демид.

Эрний бросил в него мимолётный взгляд.

— По данным разведки, они вернулись к жизни в домах-деревьях, но по численности они если и превосходят светлых эльфов, то совсем ненамного.

— Так может быть, они и примкнули к вурдалаку, чтобы окончательно решить извечный спор между светлыми и тёмными эльфами? Если не сами, то с помощью его армии.

— Твои мысли совпадают с нашими, чужестранец. Мы тоже так поняли.

— Таак, — подвёл итоги Демид. — Итого мы имеем многочисленную армию нетопырей, возглавляемую верным вурдалаку упырём, большой отряд троллей. И, вероятно, большой отряд тёмных эльфов. Я ничего не упустил? — Он посмотрел на эльфа. Тот кивнул соглашаясь. — Что ж, стоит поехать на место и самим увидеть, что вурдалак приготовил для светлых эльфов.

— Я согласен, — ответил Хват. Берегиня лишь кивнула, соглашаясь. Эрний стал приподниматься. С трудом, но встал, опираясь на ствол дерева.

— Я тоже согласен.

Сестра же его прильнула к плечу брата и ничего не сказала, но в глазах светилась лютая ненависть.

Демид оглядел всех присутствующих. После чего обратился к Иринии.

— Брат сможет сидеть на коне?

— Думаю, через час сможем выдвигаться. Я сейчас его напою целебным отваром, и он окрепнет. Кстати, заодно и вам не мешало бы выпить этого зелья. Всё-таки сил было потрачено немало.

Демид метнул взгляд на берегиню и увидел ее согласительный кивок.

— Хорошо. Как только Эрний будет готов, трогаемся в путь.

ГЛАВА 4

Как не переживал Эрний за судьбу своих родичей, но через час двинуться в обратную дорогу не удалось. Но благодаря зелью Иринии, Эрнию становилось всё лучше и лучше. И вот, наконец, он сам встал, попросил Хвата, чтобы тот помог ему облачиться в доспехи, после чего лихо вскочил на своего коня, предварительно посадив на коня свою сестру. Тем самым, Эрний как бы дал команду к выходу. Что ж путники не возражали, так что вскоре процессия вытянулась в сторону веси эльфов.

Ехали попарно, впереди эльфы, позади остальные. Конечно, все были напряжены, т. к. впереди могли быть еще засады троллей или нежити, не говоря уже о тёмных эльфах. Потому Демид обратил внимание на Хвата, который что-то бубнил себе под нос.

— Друже Хват, не поделишься ли своей проблемой? Глядишь, она станет вполовину меньше? — Шутливым тоном произнес Демид.

Хват уже в голос, но так, чтобы не было слышно эльфам, произнёс.

— Да какая проблема, нет никакой проблемы. Просто завидую.

— Кому? — Удивился Демид.

— Эльфам, естественно. Ты заметил, из какого металла сделаны латы Эрния? Или кольчуга Иринии.

— Из хорошего, полагаю.

— Не просто хорошего, а из отличного металла. Ты-то не сильно присматривался к латам Эрния, а я основательно их изучил, пока снимал. Там бесчисленное количество вмятин, а на шлеме снесена часть плюмажа в верхней части.

Про отсутствие плюмажа Демид заметил, а всё остальное для него было в диковинку. Потому он задал соответствующий вопрос.

— И что из этого следует?

— Для начала вспомни троллей и их ужасные топоры. Вот ты засунул в переметную суму их арбалет, а я прихватил один из их топоров, что полегче. В руках такого воина, как тролль, этот топор разрубит соперника на раз. Это хорошо, что мы более гибкие, чем тролли и смогли уклониться от их ударов. А если бы топор, хоть раз попал бы по твоей кольчуге, он разрубил бы её как простую ткань. По доспехам Эрния попадали не раз, но ни разу тролли не смогли разрубить металл доспехов.

Да, Демид еще при выезде заметил, что в петле у седла Хвата висит топор, принадлежащий одному и троллей. И да, он прихватил арбалет и сумку с болтами. Как стрелок Демид был средним, но уж с пятидесяти шагов вполне мог попасть белке в глаз. Так что такое грозное оружие в качестве оружия последней надежды, очень даже пригодится. Но Хват увёл тему в сторону, потому Демид постарался вернуть его к теме доспехов.

— Так что в доспехах эльфов не так?

— А то, что они сделаны из металла, которого в природе не существует.

— Да неужели? — Удивился Демид.

— Именно так. Эльфы, как мастера магии создали этот металл с помощью этой самой магии. И создали как раз для того, чтобы делать из него защиту для своих воинов. В данном случае я говорю о светлых эльфах, тёмные делать подобный металл не умеют. Я вообще предполагаю, что злоба тёмных к светлым подпитывается их завистью. Ну, не дали им боги таких талантов, которые есть у светлых эльфов. Не зря говорят, бодливой корове боги рогов не дали. Так что если встретишь тёмного эльфа в эльфийской броне, будь уверен, что он снял эти доспехи с мёртвого светлого эльфа.

— Вот даже как? — Изумился Демид. — Не ожидал, что вражда между эльфийскими кланами зашла так далеко.

— Скоро ты в этом убедишься сам, — зловеще прошептал Хват. — И всё же броня у эльфов замечательная. Нужно будет подумать, как упросить их сделать для меня хотя бы кольчугу.

— И мне она не помешала бы, — Подумал Демид, а вслух сказал: — Ну, зачем тебе эта кольчуга? Мне Василиса намагичила щит, и, как видишь, ни один болт его не пробил.

— Эх, святая простота. Ты так говоришь, потому что не владеешь магией. А те, кто ею владеют, знают, что любую волшбу нужно периодически обновлять, поскольку со временем ее магические свойства снижаются.

— Ты хочешь сказать, что ворожба на щит — это временно?

— Ну, конечно. Но пока с тобой берегиня, о щите можешь не волноваться, она в нужное время обновит заклинание. Так что щит у тебя будет неуязвим… так Василиса, — обратился Хват к берегине.

— Так, Хватушка, так, — спокойно ответила Василиса. — А нужно будет, намагичу и доспехи Демида, да и его оружие.

— Ну, спасибо, успокоила, — усмехнулся Хват. И патетически воскликнул. — Вот почему всем везет, один я неприкаянный хожу?

— Наверное, многого хочешь, потому мало получаешь, — в тон Хвату ответила берегиня.

— Ты думаешь? А я как-то и не заметил, что много хочу.

— Зато боги заметили, потому и не дают.

Хват задумался, потом тряхнул головой.

— Будь, что будет, что делать, если я таким уродился?

Василиса усмехнулась и промолчала.

Тем временем, солнце пошло на закат, и Демид стал беспокоиться, что до ночи они не поспеют доехать до веси. Но зря было его беспокойство. Вскоре они выехали на опушку, где за деревьями увидели огни. Они располагались неподалёку от небольшого городка, очень похожего на военное поселение. По крайней мере, вся весь была обнесена частоколом из толстых и высоких столбов, что затрудняло атаку неприятеля. К тому же сам частокол был явно с магической составляющей. На глазах Демида один из нетерпеливых нетопырей в своём летающем виде, решил перелеть через ограду. Но едва он оказался над частоколом, из какого-то заостренного кверху столба вылетел узкий синий луч и врезался в нетопыря. Тот вспыхнул и исчез. Остальные нетопыри не решались последовать примеру неудачника и кружили вдоль внешнего периметра крепости.

Внутри крепости было дворов пятьдесят. Это кроме служебных помещений. Прикинув, Демид пришёл к выводу, что в крепости живёт до пятисот эльфов. Серьёзная сила, способная противостоять набегам тех же тёмных эльфов. Но сейчас сила была несравненно серьезнее и опаснее. Демид различил напротив ворот в крепость две группы нечисти, в каждой из которых было до пятидесяти особей. Это были тролли и тёмные эльфы. А вот нежити, в смысле нетопырей, были сотни. Они окружили крепость сплошной оранжевой полосой. И прорваться через эту полосу было проблематично.

Остановившись у первых деревьев опушки, но так, чтобы не было видно со стороны веси, наши путники жадно высматривали картинку приступа веси. Было понятно, что впятером они никто и ничто, так что даже дёргаться не стоит. И всё же Демид спросил:

— И что делать будем?

Все угрюмо молчали. Все, кроме берегини. Она посмотрела на Демида.

— Ты ведь взял с собой мешочек с землёй с родной стороны? Дай мне его.

Демид озадаченно посмотрел на Василису. Его интересовало сразу два вопроса: Откуда она узнала про мешочек, и что она собирается с ним делать? Но просьбу выполнил, выудил из седельной сумки искомый мешочек и подал берегине. Она благодарственно кивнула, и, отойдя от опушки метров на двадцать, и, развязав завязку, достала горсть земли и бросила ее в воздух со словами.

— Родная Земля, помоги. Роди воинов. Нам на подмогу, врагам на погибель.

Ещё два раза сделала этот ритуал берегиня. Все напряжённо ждали результата, но ничего не происходило. И вдруг в воздухе появилось какое-то марево, и из него стали появляться воины при полном вооружении и в доспехах. С каждой секундой их становилось всё больше и больше. В конце концов, весь лес рядом с опушкой был заполнен войском. Причём вполне себе реальным. По крайней мере, таким же, как и нежить.

— Руководи, — сказала Демиду берегиня и скромно отступила, уступая ему место. Не скрою, Демид поначалу ошалел от такого подарка, но быстро справился с оторопью и подозвал к себе живых.

— Сейчас идти в атаку нет смысла, скоро ночь. Не думаю, что и в стане врагов надумают наступать. Такое впечатление, что они уже пытались это сделать, и у них ничего не получилось. Потому, скорее всего, они попытаются взять весь измором. А это нам на руку, поскольку впереди ночь, за время которой мы успеем подготовиться к атаке. Предлагаю следующее. Хват ты берешь половину воинов и по лесу по-тихому пробираешься на ту сторону долины — туда, где расположены только нетопыри. Ведь нежить, по сути, призраки. И наша армия тоже, в некотором смысле, призраки. Так что призраки на призраков вполне себе нормальный расклад. Рассчитываю, что к рассвету ты выйдешь на исходную позицию. И, как только мы начнем атаку отсюда, поможешь ударом в тыл.

— Я всё понял, Демид, — ответил серьезным тоном Хват. Оно подозвал к себе ближайшего призрачно воина и дал команду, чтобы пришли сотники трех сотен. В общем, серьёзно стал готовиться к ночному переходу. Демид был в Хвате уверен, но не забыл подсказать:

— Вышли вперед несколько групп разведчиков на случай засад. Призракам нет нужды отдыхать. Да и видят они в темноте также, как и на свету.

Хват кивнул, соглашаясь, а Демид продолжил совет. Точнее, он обратился к эльфам.

— У вас есть способ дистанционной связи с вашими соплеменниками в веси? Что-то мне подсказывает, что должен быть. Ведь наверняка вы предусматривали вариант полной блокады веси.

Эльфы переглянулись, сестра кивнула брату, а тот спросил:

— Что нужно передать?

— То, что мы с войском намерены утром, как только встанет солнце, атаковать нежить и, примкнувшую к ним нечисть. И если для нежити войска нам хватает, то с нечистью есть проблемы. Поэтому желательно, чтобы защитники веси пришли на помощь, как только начнется атака. В том смысле, чтобы они сформировали ударный отряд, который с началом атаки откроет ворота в весь и поддержит нашу атаку. Конечно, можно направить призрачных воинов и на нечисть, но у них итак будет с кем разбираться. Так что уничтожение нечисти на наших плечах.

Эльфы внимательно выслушали Демида, Ириния развернулась в сторону веси, подошла к самой опушке и засвистала… по-птичьи. Её рулады напомнили Демиду рулады птиц в его родных лесах, настолько естественными они были. Птичье пение продолжалось с минуту. Все, кто был у опушки, напряжённо ждали ответ из веси. И он прозвучал минут через пять. И тоже на птичьем языке. Потому Демид и Василиса вопросительно посмотрели на эльфов. Те облегчённо вздохнули и Эрний сказал.

— Они нас поняли, к утру будет готов ударный отряд.

— Вот и ладно, вот и хорошо, — засветился радостью Демид. — Значит, организуем место ночёвки и ждём утра.

Он подозвал сотников призрачного войска, отдал необходимые приказы по охране стоянки. Также приказал не высовываться из-за деревьев, чтобы не привлекать внимания. Если ночью будет совершен налёт со стороны врага, действовать тихо и решительно, чтобы не раскрыть место стоянки. Когда сотники пошли выполнять его приказ, он посмотрел на присутствующих.

— Огня разводить не будем, чтобы не демаскировать стоянку. Так что каждый ложится, где ему удобно… и ждем утра, ибо утро вечера мудренее.

Так и сделали. Демид и Василиса прилегли у одного дерева, эльфы у дерева рядом. Оружие держали в готовности, но оно не понадобилось.

Демид проснулся перед рассветом. Оглянувшись, он не обнаружил Эрния на месте. Поэтому встав, он пошел его искать и нашёл у самой опушки леса. Эрний, спрятавшись за деревом, пристально всматривался в ту сторону, где была весь. Услышав шаги Демида, он поднял руку в предупреждающем жесте, после чего жестом позвал Демида к себе.

— Похоже, готовятся к штурму.

В самом деле, в рядах штурмующих было заметно явное возбуждение.

— Что ж, если они пойдут на штурм, то сыграют нам на руку.

Эльф вопросительно посмотрел на Демида.

— Начнём сразу после того, как они пойдут на приступ. Всё их внимание будет обращено в сторону веси. Значит, они ослабят внимание к тому, что творится вокруг. Мы же под шумок сможем приблизиться к их построениям и ударим сзади. Неожиданность будет нашей сторонницей.

Эрний подумал и согласно кивнул. Воины отошли от края леса. Навстречу им шли Василиса и Ириния. И судя по всему, Ириния собиралась участвовать в битве. По крайней мере, она была в доспехах с пристёгнутым мечом и луком, перекинутым через плечо. Сзади был виден колчан, полный стрел. Это сильно не понравилось Демиду.

— Женщины в битве участвовать не будут. Это не обсуждается, — с металлом в голосе произнес Демид, заметив протестующий жест Иринии. — У нас достаточно войска, чтобы одолеть противника.

— А что же нам делать? — Возмущенно спросила Ириния.

Ответить Демид не успел, потому что со стороны веси усилился шум. Подхватив левой рукой арбалет и повесив сумку с болтами на плечо, Демид бросился вслед за Эрнием к опушке. Да, нежить пошла на штурм. Что ж пора и им выдвигаться. Демид шепотом передал приказ, и войско вышло из леса. Шли торопким шагом. Шума почти не производили. Собственно, шум создавали только живые, призрачное войско двигалось совершенно бесшумно.

Когда до войска нежити осталось шагов сто, Демид, а вслед и Эрний перешли на бег. На бегу Демид зарядил арбалет и с пятидесяти шагов стал выпускать сторону нечисти, которая пыталась взломать двери крепостицы. Почти каждый выстрел был удачным. Причём во вражеском войске, похоже, так и не поняли, что стреляют по ним сзади. Они всё время поглядывали наверх, откуда эльфы вели безостановочный обстрел нечисти из луков.

Тут Демид заметил, что тролли и эльфы действуют обособленными группами, каждый сам по себе. Он показал на группу тёмных эльфов и прокричал.

— Бери часть войска и окружи эльфов, а я с остальными займусь троллями.

Эрний кивнул, махнул рукой и часть войска пошла за ним. В это время сами собой раскрылись ворота крепости, и оттуда показался большой отряд светлых эльфов, который тут же вступил в бой с троллями. Демид поддал темпа и врубился в ряды троллей сзади. Началась лютая сеча на уничтожение. Конечно, эффект неожиданности сработал полностью и первые десять троллей были снесены в момент. Дальше пошло тяжелее. Зажатые с двух сторон тролли сдаваться не собирались и, по-видимому, решили продать свои жизни подороже. Несмотря на то, что преимущество их противников в силе было неоспоримым. Особенно туго пришлось Демиду, когда он наткнулся на огромного, даже для троллей, детину. Но вдруг из-за спины Демида в громилу полетели стрелы, которые одна за другой впивались в лицо тролля. Громила на секунду опешил, чего хватило Демиду, чтобы снести троллю голову. Оглянувшись, Демид обнаружил, что прямо за его спиной бежит Ириния с луком в руках, снаряженным стрелой. «Ну, я с тобой разберусь… после сечи» — мелькнула мысль, но додумать ее Демид не успел, потому как троллей было еще много. Впрочем, призрачное войско Демида не зря было воинами. Врубившись в строй троллей, призрачные рубились, будто были живыми. И на место павшего воина тут же вставал новый воин. А вот троллей становилось всё меньше и меньше.

Демид остановился, держа наготове меч и подняв заряженный арбалет. Сзади тяжело дышала Ириния. Демид недовольно стрельнул взглядом в эльфийку, но сказал другое.

— Пойдем, посмотрим, как дела у Эрния. Здесь и без нас разберутся.

Эльф, воспользовавшись призрачным войском поступил весьма разумно. Воины просто отжали эльфов от троллей, после чего окружили их плотным кольцом. Любые же попытки оказать сопротивление натыкались на длинные копья воинов, к тому же прикрытых каплевидными щитами, что делало их практические неуязвимыми для стрел тёмных эльфов. В результате, эльфы сгрудились в кучу, злобно поглядывая на окруживших их воинов. Эрний вышел вперед. Он поднял руку, привлекая к себе внимание.

— Все, кто бросит оружие останутся живы. Остальные будут уничтожены. Выбор за вами.

Наступила тревожная тишина. Тёмные эльфы поглядывали друг на друга. Они явно были готовы сдаться, но чего-то ожидали. Наконец, разгадка разъяснилась после того, как один из тёмных эльфов, по всей видимости, вожак, бросил меч на землю. Туда же отправился лук и колчан со стрелами. Это был сигнал к сдаче, и довольно быстро тёмные эльфы побросали оружие в кучу. Теперь нужно было решить, что с ними делать. Казалось бы, ввод ясен, вести пленных в крепость. Но вмешалась неожиданность, точнее, Ириния. Она вместе с Демидом как раз подошла к тому месту, где стояла толпа тёмных эльфов. Ириния выскочила из-за спины Демида и с гневом воскликнула.

— Брат, как ты можешь обещать им жизнь, когда на них кольчуги наших сородичей?

В самом деле, там и сям стояли воины в светлых доспехах, явно принадлежащих когда-то светлым эльфам. Правда, в светлые доспехи были одеты только женщины, мужчины же были одеты кто, во что горазд. Но этот факт только распалил Иринию. Она подскочила к тёмной эльфийке и, ухватив ее за кольчугу, закричала:

— Эрний, ты посмотри, это же кольчуга Илирия, нашего Илирия!

Она ухватила черную эльфийку за грудки и трясла ее как грушу. У эльфийки от ужаса округлились глаза, но она молча переносила экзекуцию.

В это время через строй призрачных воинов к окружённым просочился отряд светлых эльфов. Его возглавлял немолодой уже на вид эльф, весь в блестящих латах. Седина, выбивавшаяся из-под шлема смотрелась естественным продолжением доспехов. Увидев его, Ириния перестала трясти тёмную эльфийку и бросилась на грудь вождю светлых эльфов.

— Отец, на ней доспехи Илирия! — И она зарыдала в голос. Как потому знал Демид, Илирий был братом Эрния и Иринии. Он был младше Эрния, но старше Иринии. К тому же он был баловнем в семье. Но, как и каждый светлый эльф, он был воином. И вот однажды в составе небольшого отряда он выехал на разведку и не вернулся. Тогда пропал без вести весь отряд. Родные долго гадали, что могло случиться. Но теперь стало ясно, что отряд стал жертвой тёмных эльфов. Подробности же станут известны после допроса пленных. Собственно, это и говорил дочери старый эльф, нежно гладя её по голове. Одновременно он подал знак своим сопровождающим и те окружили пленных плотным кольцом. Призрачные воины при этом отступили, уступая место живым.

В это время кто-то положил руку на плечо Демида. Оглянувшись, он обнаружил стоявшую сзади берегиню. В руках она держала тот мешочек с землёй, который вчера ей дал Демид.

— Ну, что битва закончена?

— Надо бы узнать, как дела у Хвата.

Василиса молча показала вправо. Там появился слегка пошатывающийся оборотень. Когда он подошёл поближе, стали видны следы крови на доспехах. Демид и берегиня бросились ему навстречу.

— Хват, ты не ранен?

— Нет, это чужая кровь. Ты представляешь, как оказалось в том месте, где я наступал с войском, были сам упырь, возглавляющий экспедицию захвата и два его телохранителя из троллей. Так что нарвался я по полной. Но спасибо твоим воинам. Они отвлекли на себя упыря и одного тролля, пока я дрался с другим. Причём упыря убили с особой жестокостью. У меня сложилось впечатление, что они хоть и призрачные воины, но всё понимают. Но как убили они его, рассказывать не буду, здесь женщина. Зачем травмировать её нежную психику? — И Хват хихикнул. Но, скорее, нервно, чем от смеха.

— Ладно, ты мне без подробностей скажи, сзади всё кончено?

— Конечно.

Демид посмотрел на берегиню. Она кивнула и, склонившись над горлом мешочка, стала что-то шептать. Тут же призрачные воины стали исчезать, а мешочек распухать.

Когда все призрачные воины вокруг исчезли, Василиса затянула верёвочку, стягивая горло мешка, и подала его Демиду.

— Сбереги, возможно, ещё пригодится.

С небольшим поклоном, выражающим благодарность, Демид принял мешочек.

Когда пленные тёмные эльфы, окружённые светлыми, скрылись за воротами крепостицы, старый эльф повернулся к оставшимся.

— Ну, дети мои, — с улыбкой обратился он к Эрнию и Иринии, — знакомьте меня с чужеземцами, приведшими, как я понимаю, такое чудное войско для спасения нашей веси.

Произошел традиционный обряд знакомства, в результате которого оказалось, что эльфы зовут Верилий, и что он глава данной веси. После чего широким жестом Верилий предложил Демиду, Хвату и берегине проследовать внутрь крепости и отдохнуть после трудов праведных, что путники приняли с благодарностью. К тому же им было интересно познакомиться с жизнью эльфов вблизи.

Дааа, даже уйдя из привычной среды обитания в деревьях, эльфы не изменили своей любви ко всему деревянному. Все дома были деревянными и построенными на один манер. Даже крыши были покрыты дранкой. Сама весь представляла одну улицу, вдоль которой справа и слева расположились дома эльфов. Можно сказать, что все они были построены однообразно и различались лишь цветом наличников и коньков, а также узоров на окнах и дверях. Дорога, рассекающая весь надвое, тоже была выложена деревом. Аккуратно подогнанные друг к другу половинки деревьев были тщательно выструганы. От того поверхность дороги была идеально гладкой.

Дом Верилия, он называл себя старостой веси, располагался в середине. И был таким же, как и окружающие дома. Демиду понравилась скромность Верилия, который старался ничем не выделяться из сообщества своих соплеменников.

Когда же Демид вошел внутрь дома Верилия, он удивился еще одной особенности эльфийских домов — внутри они оказались значительно больше, чем смотрелись снаружи. Поэтому проблем с расселением вновь прибывших не было вовсе, каждому нашлось по отдельной комнате. Когда путники расположились в отведенных комнатах, они проверили, чтобы коням был дан корм и стойло. И здесь проблем не было.

Правда, случилась и одна неожиданность. Путники стали свидетелями размолвки между светлыми эльфами, касательно будущей судьбы пленённых темных эльфов. Те, к этому времени были освобождены от своих доспехов (оружия они лишились еще раньше), и оказалось, что те доспехи, что были на женщинах, нашли свои адреса среди жителей веси. Проще говоря, были опознаны этими жителями, что прибавило негатива к итак непростым отношениям между кланами светлых и тёмных эльфов. Так и получилось, что на небольшой площади перед домом старосты собрались родственники тех убитых эльфов, чьи доспехи носили женщины тёмных эльфов. Понятен был и мотив выступления: требования покарать убийц.

В определённом смысле жители веси были правы, большая часть светлых эльфов погибла не в честных и открытых боях, а просто исчезла при тех или иных обстоятельствах. Потому родственники пропавших без вести справедливо считали, что тёмные эльфы просто-напросто устроили геноцид своих светлых братьев. Не имея возможности победить их в бою, они заманивали их в ловушки, где жестоко убивали. Резон в словах пострадавших был, поэтому староста, выйдя на порог объявил, что по каждому случаю исчезновения того или иного светлого эльфа будет проведено тщательное расследования, и виновные будут наказаны по всей строгости эльфийских законов.

После этого инцидента Верилий пригласил гостей на обед. Впрочем, сбор недовольных жителей веси несколько подпортил аппетит. Так что ели путники вяло, хотя и тщательно. Демид рассчитывал побыть в веси эльфов день или два, но Верилий предложил ему поучаствовать в допросах пленных, от чего Демид не смог отказаться. Зато Василиса напрочь отказалась, хотя с жадностью слушала новости, приносимые Демидом с этого мероприятия.

А новости были не очень хорошими. Помимо троллей, на сторону вурдалака перешли гоблины.



Так как Демид и слыхом не слыхивал о гоблинах, Василиса взялась ему рассказать о них.

— Гоблины это небольшое племя в предгорьях. Племя очень воинственное и недоброе по отношению к любым чужеземцам. Чаще всего эти чужеземцы подвергаются пыткам и ужасным казням. Сами по себе гоблины маломерки, средний рост не превышал одного метра. Но гоблины сумели этот недостаток превратить в достоинство. Обладая присущей им способностью маскироваться на местности, они устраивали засады настолько искусно, что заранее обнаружить их мог далеко не каждый. Этим гоблины и пользовались. По этой причине все путешественники старались обходить земли гоблинов десятой дорогой. И в этом был смысл. Гоблины всегда нападали группами по десять, а то и двадцать особей. Конечно, крупные обозы, охраняемые большим количеством стражи, им были не по зубам, а вот небольшие караваны подвергались нападению в обязательном порядке. При этом своими криками гоблины старались нагнать страху на купцов и путешественников, чтобы облегчить захват каравана. Так что постепенно торговые пути стали идти далеко от мест расположения гоблинов.

Но гоблины на этом не успокоились. Они намеренно стали провоцировать соседей на распрю. Особенно доставалось гномам, тоже маломеркам, которые жили в горах, т. е. в непосредственной близости от гоблинов. Будучи хорошими следопытами, гоблины отыскивали входные отверстия в тоннели, прорытые гномами, после чего совершали набеги. Чаще всего, набеги были неудачными, потому что гномы предприняли меры предосторожности, например, устраивали ложные тоннели, заканчивающиеся тупиком. И когда гоблины доходили до этого тупика, гномы обрушивали своды тоннеля, погребая нападавших под завалами породы. Впрочем, гоблинов это не остановило. Тогда гномы изменили тактику обороны. Они еще тщательнее стали маскировать входы в тоннели и даже закрывать их специальными камнями, применяя при этом магию. И хотя гоблины по остаткам магии находили эти входы, но открыть их уже не могли.

Но доставалось не только гномам. Все соседи гоблинов в той или иной мере страдали от набегов орд этих злобных и беспощадных существ. Попутно выяснилось, что большая часть пропавших эльфов была убита как раз гоблинами. Хотя и с темных эльфов вина не снималась, ибо за большие деньги они нанимали гоблинов для убийства светлых эльфов. Впрочем, это уже были внутренние проблемы самих эльфов. И хотя Демид принял эту информацию к сведению, но выводов никаких не делал, рассчитывая, что сделает это позже, когда будет обладать бОльшим объёмом информации.

Была и приятная новость. Как оказалось, далеко не все тёмные эльфы перешли на сторону вурдалака, но лишь один род. И именно большая часть этого рода попала в плен. Иными словами члены рода выступили против решения клана о нейтралитете. А за это у эльфов, что светлых, что тёмных полагалось серьезное наказание. Потому Демид как бы между прочим, предложил выдать пленных их родичам, естественно, за выкуп. При этом детально объяснить противной стороне, при каких обстоятельствах тёмные эльфы стали пленниками светлых. Верилий после этих слов Демида посмотрел на него уважительно. Ведь это такая возможность утереть нос древнему противнику.

В остальном же жизнь путников текла спокойно. И если Демид находил себе занятие, присутствуя на допросах, то Хват откровенно заскучал. Была у него мысль приударить за какой-нибудь эльфикой, но Эрний ему популярно объяснил, что делать это нежелательно, если он не хочет нарваться на скандал. Хват не хотел. Поэтому он либо спал, либо ел, либо бесцельно шатался по веси, поскольку за ее пределы его в одиночку не выпускали.

ГЛАВА 5

Демиду скоро наскучили допросы, и на третий день пребывания он стал собираться в поход. Но тут нарисовался Верилий и попросил подождать еще два дня, обещая сюрприз. Ну, два дня, не два года, решил Демид, и присоединился к скучающему Хвату. Нужно сказать, что парни за почти неделю пребывания у эльфов основательно отдохнули и даже слегка поправились.

А через два дня случился тот самый сюрприз. Оказывается, за эту неделю эльфы-кузнецы выковали доспехи для всех трех путников. Конечно, для Василисы была выкована легкая, чисто женская, кольчуга. Но и этому подарку берегиня была рада. А вот для парней кузнецы расстарались. Каждому была выкована настоящая кольчуга со множеством всяких дополнительных штучек. Так поверх плеч были наплечники. Рукава кольчуги доходили до сгиба локтя. На сами локти полагались налокотники, а на предплечье — наручи. Длина кольчуги доходила до середины бедра. Ниже шли наколенники и поножи, закрывающие нижнюю часть ног.

В качестве дополнения предлагался шикарный шлем с плюмажем. Причём плюмаж был в тон волосам. Так, у Демида перья были каштанового цвета, в то время, как у Хвата они были черными. К доспехам прилагались две пары перчаток со стальными накладками, одна в летнем варианте, другая — в зимнем — с мехом внутри.

Путники были ошарашены таким шикарным подарком. На вопрос же о том, откуда они узнали их сокровенное желание, Ириния только смущенно опустила глаза. Ясно, сказал себе Демид, подслушала наш разговор. В общем, эльфы и путники остались довольны друг другом. Выход был назначен на следующее утро.

На рассвете случился еще один сюрприз. Во время завтрака Демид обратил внимание на то, что ни Эрния, ни Иринии нет за столом. Это было событием невероятным, поскольку у эльфов время приёма пищи являлось семейным ритуалом, нарушать который не позволялось никому. Потому Демид указал Верилию на явное нарушение установленных правил. Верилий ответить не успел, поскольку в дом в полном боевом облачении вошли означенные особы, и с порога заявили, что они поедут вместе с путниками, а также о том, что кони уже снаряжены и стоят готовые у коновязи.

Демид похлопал глазами от столь неожиданного сюрприза и обратился за разъяснениями к Верилию. Но тот лишь усмехнулся и сообщил, что его дети обузой в пути не будут, а пользы могут принести немеряно. Василиса также ушла от ответа, скромно опустив глаза. Так что решать пришлось Демиду. В принципе, он был против лишь присутствия Иринии. Ему проблем хватало и с берегиней, потому вешать себе на шею еще одну женщину как-то не хотелось. Но тут за дочь вступился Верилий, сообщивший, что в эльфийском роду девушки обучаются воинскому мастерству наравне с юношами. А потому Демид получает не обузу, а ещё одного хорошо подготовленного воина. Причём Ириния считается одним из лучших стрелков из лука. На это Демиду сказать было нечего. Осталось лишь развести руками. Вот так его небольшой отряд пополнился еще двумя членами.

И в качестве вишенки на торте нарисовался еще один сюрприз. Верилий предложил Демиду обменяться их мечами. Здесь нужно напомнить, что мечи у эльфов несколько отличались от обычных мечей у других народов и рас. С одной стороны, они были легче, что, несомненно, выгодно их отличало. Потому что с таким мечом воин меньше устаёт. С другой стороны, данным жестом как бы демонстрировал лояльность к Демиду, как будущему правителю тридесятого царства. Более того, этот жест символизировал тот факт, что светлые эльфы данной веси с этого момента составляют костяк будущего войска Демида. Впрочем, здесь были и свои подводные камни. Ведь этот костяк нужно еще и защищать, в смысле, обороны поселения.

Всё это молнией проскочило в голове Демида. Но он решил, что лучше принять меч, чем от него отказаться. Кто его знает, как к отказу отнесутся сами эльфы? Вдруг обидятся, а вот иметь недругов за своей спиной Демид совсем не хотел. В общем, несмотря на сомнения, Демид принял предложение Верилия. Он даже не стал вынимать меч из ножен, а просто отстегнул ножны от пояса и протянул меч Верилию, который тот с благодарностью принял. Демид же с благодарностью принял меч Верилия. Тут произошла неожиданная заминка. Дело в том, что эльфы из-за особенностей их мечей (вспоминаем о загогулине на конце лезвия), не носили мечи в ножнах. Для удержания меча на поясе служила специальная петля. Но у Демида таковой на поясе не было.

После недолгого раздумья он расстегнул и снял свой пояс, который передал Верилию. Тот сделал тоже самое. Причём, Демид обратил внимание на то, что пояс Верилия необычен. Он был, как бы сплетен из волос, но явно не женщины. Как оказалось, Демид был и прав и не прав. Пояс действительно был сплетен из волос… из волос женщины, но весьма необычной — русалки. Уж как эти волосы достались Верилию, Демид уточнять не стал. Тем более, что увидев пояс в руках Демида берегиня, стоящая за его спиной, удовлетворенно хмыкнула. Уже за пределами веси Василиса объяснила, что этот пояс обладает охранительной функцией и отводит беду от ее обладателя. Ну, последнее утверждение берегини даже Хват поставил под сомнение, не говоря уже о Демиде. Но, в общем, пояс Демиду понравился. Помимо петли для меча, там было еще много петелек, куда можно было привешивать метательные ножи или что-либо полезное.

Провожать путников вышла, наверное, вся весь. В самом деле, было на что посмотреть. Путники буквально сияли своими доспехами в лучах солнца. Сияли и их лица от удовольствия, что их так провожают. Уже перед самым выездом из веси, к Хвату подбежала эльфийка, и смущаясь, протянула ему светлый шерстяной плащ. Хват с поклоном принял подарок, после чего наклонился и чмокнул эльфийку в темечко. Она покраснела как маков цвет и быстро скрылась в толпе провожающих. Конечно, Хват мог поцеловать эльфийку в щеку, а то и вовсе в губы. Но зная строгие порядки эльфов, не решился. Вдруг этот его жест примут за оскорбление?

В общем, путники выехали из веси триумфаторами. Но недолго у них сохранялось это состояние. Как только весь скрылась за поворотом, Василиса попросила Демида остановить коня, ибо всё также ехала вместе с ним, сидя в седле спереди. Подозвав остальных, она спросила.

— Вы так и собираетесь сверкать доспехами на весь лес? Так ведь этим вы не только разгоняете живность, но и привлекаете внимание тех, кто желает поживиться за чужой счёт. А таких, кроме тех же разбойников, как оказалось больше, чем можно было ожидать. Потому я предлагаю замаскировать ваши доспехи, придав им матовую и неброскую окраску.

Особо не понравилась эта идея эльфам, что, в принципе было понятно, поскольку именно блестящие доспехи были как бы указанием на то, что его носитель принадлежит к светлым эльфам. Тот факт, что темные тоже иногда носят такие доспехи, эльфами в расчет не принимался. Мало ли что взбредет этим тёмным? Не хотел менять цвет доспехов и Хват. Он ещё помнил свой фурор в веси. И как-то не хотелось весь его растерять, пусть даже и в собственных глазах. Демиду было всё равно. Впрочем, все понимали, что впереди предстоит поездка по чужим территориям, и зря отсвечивать может обойтись себе дороже. Поэтому после первого момента отрицания, когда до мозгов дошла логика берегини, все согласились с её доводами. Осталось лишь найти удобный для всех вариант. Эльфы, а с ними Хват, согласились на перекраску в темно серый цвет, Демиду больше нравился коричневый цвет, что было разумно, находились ведь в лесу. Василиса не стала упираться, а взмахом руки окрасила доспехи в цвета, желаемые спутниками. Главное, что цвета были матовыми, т. е. не отражали солнечный свет.

Следующие дни были, в общем, никакими. Как оказалось, местность, по которой они ехали, принадлежала людям. Никто не знал, откуда здесь взялось племя людей. Но территории они отхватили много. Там и сям встречали веси людей, обычные веси, дворов на пятьдесят. Демид здраво рассудил, что соваться к людям не стоит. Они давно оторваны от остальной части людей. И как они отнесутся к путникам, среди которых был только один человек неизвестно. Поэтому группа путников объезжала такие места по опушкам, стараясь не показываться на открытых местах. С пропитанием у них был полный ажур, поскольку благодарные эльфы набили переметные сумы под завязку. И даже навесили дополнительно по паре сумок с овсом для коней.

Горы, хоть и показались на горизонте, но были еще далеки. Так что путники ехали себе спокойно, хотя и были настороже. Именно эта настороженность и привела их к новым приключениям. Сначала заерзали в сёдлах эльфы. Они стали пристально всматриваться вдаль и к чему-то прислушиваться. Вслед за эльфами насторожился Хват. Группа замедлила ход и почти шагом приближалась к чему-то неведомому, но очень шумному.

Это неведомое оказалось драконом, которых Демид и в глаза не видел. Потому с интересом наблюдал, как дракон пытался вылезти из западни, в которую попал всеми лапами. Точнее, ещё и крыльями, да и хвостом. В общем, ворочался огромный такой дракон, размером с двухэтажный дом, накрытый сетью гигантский размеров и невероятной толщины… и, по-видимому, такой же невероятной крепости. Кроме того, его крылья были прибиты двумя колами, что не давало возможности крыльями шевелить. Ещё по бревну лежало на длинной шее дракона и на хвосте. Так что, как ни пыхтел дракон, выбраться самостоятельно из ловушки ему было не судьба.

Так как в подобном состоянии дракон не представлял особой опасности для путников, они подъехали к нему на довольно близкое расстояние. Дракону это не понравилось, и он зашипел, раскрыв огромную пасть. Кони шарахнулись в сторону, пришлось их успокаивать.

Честно говоря, струхнули все, хотя и были отважными воинами. Но попасть на зуб этому страшиле как-то не улыбалось никому… кроме берегини. Она попросила ссадить её с коня. Демид с большими сомнениями, но всё-таки уступил Василисе, которая спустившись на землю, смело пошла в сторону зверя. Предостерегающие крики друзей она просто проигнорировала, демонстративно от них отмахнувшись.

Подойдя к дракону метров на пять, она остановилась, пытаясь поймать его взгляд. Это ей удалось и огромные, с тарелку размером глаза дракона уставились на Василису. Поначалу в них была ненависть, но под взглядом берегини взгляд дракона изменился. Теперь в нём была только боль от страданий. Путники с ужасом смотрели на пару дракон — берегиня, ожидая самого худшего. Потому все вздрогнули, когда Василиса спокойным тоном спросила у дракона, что он здесь делает? В ответ дракон зашипел и засвистел, при этом безуспешно пытаясь хоть на метр приблизиться к Василисе. Не получилось, ловушка держала намертво. Потому дракон как-то сразу поскучнел, и лишь незлобливое шипение вырывалось из его уст.

— Ну, так ты сам виноват не так ли?

О, оказывается, берегиня понимает язык драконов. Это было новостью не только для Демида, но и для остальных. А Василиса продолжала неспешную беседу с драконом.

— Хорошо, мы попробуем освободить тебя, но ты поклянёшься, что перестанешь воровать скот у селян. Хоть ты и взрослый мальчик, но мозгов у тебя еще мало. Ведь нужно же было понимать, что рано или поздно твои проделки надоедят людям, и они устроят то, что устроили — ловушку. Так что, если ты будешь продолжать в том же духе, рано или поздно снова попадёшь в ловушку, покруче этой. И тогда тебя уже никто не спасёт. Ты хоть понимаешь, что тебя никто не собирался освобождать. Селяне просто подождали бы, пока ты помрешь с голоду, и тут же прикопали бы.

Несогласным голосом дракон что-то зашипел. Берегиня выслушала и спросила.

— Ты сколько здесь лежишь?

Дракон прошипел ответ.

— Вот видишь, уже три дня. И я что-то не наблюдаю здесь твоих родителей, хотя не исключаю, что они ищут тебя. Но они вряд ли найдут, и знаешь почему? Потому что ты накрыт сеткой, которая скрывает тебя от наблюдения с воздуха. Скажи спасибо, что мы наткнулись на тебя, едучи по земле. Иначе никто, слышишь никто, тебя не нашёл бы и, уж тем более, не спас. Ты хоть это понимаешь?

Дракон закрыл глаза-блюдца и затих. А берегиня спокойно повернулась к путникам.

— Представляю вам молодого дракона. Зовут его Ррерах. Ему двадцать лет, что по меркам драконов означает пору юности. По какой-то причине он рассорился со своими родителями и улетел из родной пещеры. Пытался охотиться на диких зверей, но не очень удачно. Тогда решил воровать скот у селян. Поначалу, по-видимому, они терпели, но рано или поздно терпение людей должно было закончиться. И оно закончилось — селяне устроили Ррераху ловушку, подсадив в нее козла вместо приманки. Козёл, чувствуя, что его принесли на заклание, жалобно и громко мемекал на всю округу. Дракон услышал блеяние козла, и будучи голодным, просто спланировал вниз… где и попал в подготовленную ловушку. Как видите, селяне постарались на славу. Так что дракон сидит в ловушке уже три дня. Освобождать его, по всей видимости, селяне не собираются, вероятно, считая, что хороший дракон — это мёртвый дракон. А родители, если они его ищут, вряд ли надут потому что он прикрыт сетью под цвет окружающей местности. Кстати, теперь вы поняли, почему я настаивала на смене цвета доспехов?

При последних словах берегини все поморщились, уж слишком явно ее советы оказались к месту. Потому Демид решил сменить тему.

— Василиса, а мы можем понимать язык драконов? Уж очень он специфичен.

— Вполне. Но тут два варианта, либо специально изучать его. Но для этого желательно находиться в среде драконов. Либо получить этот дар магическим путём. Я, например, сначала получила магический дар, позволивший понимать язык драконов, а потом уже в среде драконов, совершенствовала знание языка. Ты же видишь, что он имеет свои особенности.

— Ты была среди драконов? — Удивился не только Демид, но и все остальные.

— Да, а что тут странного? — Пожала плечами берегиня. Все были в шоке. Первым опомнился Хват.

— Василиса, если мы его освободим, он же может нас сожрать за милую душу. Ишь, какая пасть.

— Ррерах дал мне слово, что никого не тронет. И вообще больше не будет заниматься воровством скота, а будет охотиться, как подобает настоящему дракону.

— Пусть мы ему поверим, и освободим. Но ты сумеешь его поставить на ноги? Посмотри, какие у него раны — Вмешался Демид.

— Знаешь, целительство в данном случае не самая большая проблема. Хуже то, что дракон третий день голодает. Для драконов голод серьезная проблема. Обмен веществ у них колоссальный, потому они обязательно должны регулярно, не менее трёх раз в день, питаться.

— А что может с ним случиться? — спросил Хват.

— Впадёт в беспамятство и помрёт, вот что. Он итак уже на краю могилы. Ещё сутки и даже я его не смогу его спасти.

— Так что делать-то? — воскликнул Хват.

— Предлагаю Эрнию и Иринии отправиться на охоту в местные леса и подстрелить одного, а лучше, двух лесных баранов или свиней для дракона. Остальные же попробуют освободить дракона. Такое вот у меня предложение. Но если есть другие, с удовольствием выслушаю.

Других предложений не было. Поэтому эльфы скрылись в лесной чащобе, а Демид с Хватом с осторожностью подошли к лежащему на земле дракону. Но дракон даже не пошевелился, что придало воинам уверенности, и они стали осматривать ловушку с целью понять принцип её действия.

Зная образ мышления селян: просто, но эффективно, воины не ожидали сложностей с пониманием устройства ловушки. Так оно и оказалось. Ловушка состояла из трёх взаимосвязанных элементов. При этом пусковым устройством был сам козел. Как только он оказывался в пасти дракона, открывалась заслонка держащая сеть, задача которой было не только накрыть дракона, но и прижать его к земле. Следующий механизм, включался после падения на дракона сетки — два мощных, явно из бревна, кола падали, пробивая дракону крылья. Тем самым, еще больше обездвиживая дракона. Наконец, срабатывал третий механизм и два толстенных бревна падали на шею и хвост дракона, окончательно его обездвиживая. Действительно, механизм ловушки оказался простым и эффективным.

После этого воины стали думать, как освободить дракона. Здесь вмешалась берегиня, и попросила первым делом убрать колья, пробившие крылья дракона с тем, чтобы она занялась лечением дракона, пока они будут убирать остальные препоны. Хм-м, поднять-то можно было, но это было не по правилам, потому что ловушку нужно было разбирать с конца в начало. Но делать было нечего. Воины попытались за счёт силы поднять два тяжёлых бревна… не получилось. Тогда Хват сосредоточился и к физической силе добавил чудок магии. Ага, дело пошло, чурбаки стали понемногу подниматься, освобождая крылья дракона. Демид впрягся вместе с Хватом, и внезапно ощутил такой прилив сил, что поднять тяжелые чурбаки оказалось простым делом. Но Демид понял, что ему помогли, и с подозрением взглянул на берегиню. Та спокойно выдержала взгляд юноши, всем видом показывая, что я не я, и магия не моя. А чтобы Демид не стал приставать с вопросами, бесцеремонно влезла на сетку и пошла по левому крылу к открывшейся ране.

Пока воины поднимали брёвна удерживающие шею и хвост дракона, Василиса успела залечить левое крыло и перешла к правому. В общем, когда была поднята сетка, дракон, в принципе, был здоров. Но он всё равно не шевелился, истощённый длительной голодовкой.

Василиса слезла с дракона, подняла с земли веточку и стала с нею поворачиваться вокруг собственной оси. Почти в конце полного разворота она остановила движение и всмотрелась в землю. Парни с интересом наблюдали за волшбой берегини. Не каждый день видишь такое наяву. Василиса же, тем временем, с силой ударила пяткой выбранное на земле место и отступила на шаг. Внезапно, в месте удара земля осыпалась, сделав небольшую воронку, и из земли ударил родник. Берегиня удовлетворённо хмыкнула и, подойдя к самой морде дракона, сотворила бочку, огромную такую бочку, литров на двести. Жестом она направила воду из ключа в бочку и когда та наполнилась доверху, также жестом приподняла голову дракона и опустила ее прямо в бочку.

Поначалу дракон не шевелился. Но, похоже, он стал захлёбываться, потому как морда была в воде. Глаза его раскрылись, и хотя взгляд был еще затуманенным, он понял, что в бочке вода. Дракон сразу приподнялся на лапах и стал с жадностью пить воду из бочки. Хорошо, что берегиня сделала бочку на двести литров, потому как дракон выпил почти всю воду… до самого дна. И сразу стало видно, что к дракону возвращается жизнь. Осталось дело за малым, накормить его. И хотя дракон был во власти берегини, воины все же отошли под кромку деревьев. Кто его знает, что творится в драконьей голове?

Но вот затрещали кусты, и на поляну выехала Ириния, таща за ногу убитую свинью. Она бесстрашно подскакала к дракону и бросила ему свинью под ноги, после чего отъехала к Демиду с Хватом, где спешилась. Дракон явно завеселел, но прежде, чем хватать свинью вопросительно посмотрел на берегиню, и после её благосклонного кивка, сел на задние лапы, передними схватив свинью. Такого хрюканья и чавканья, разносившегося на многие версты вокруг, путники ещё не слышали. Дракон с жадностью поедал дичь, так его проняло на голодухе. В это время показался Эрний. Так как он положил убитого козла на седло, то его появление было почти неслышимым. Увидев Василису рядом с драконом, он подскакал к ней и сбросил ей под ноги убитого козла. После чего присоединился к компании под деревьями.

Берегиня, магией приподняла козла с земли и, донеся его до дракона, опустила на землю. После чего, опять же жестом, дала дракону знак продолжить трапезу. После съеденного козла дракон совсем завеселел. Он уже прочно сидел на задних лапах, поднявшись во весь свой двухэтажный рост. Расправив крылья, он стал их осматривать. А путники в это время любовались самим драконом. Вот это мощь, вот это красота! В это время дракон издал шипение, обратив свою морду к берегине.

— Вот ты вопрос задаешь, — удивилась берегиня. — Ты же сам должен чувствовать, способен ты полету или нет? Если чувствуешь, что способен, взлетай и попробуй свои силы в полете.

И дракон взлетел. Благо полянка была достаточной длины, чтобы ему разогнаться. Дракон распрямил крылья во всю длину и побежал. Вдруг он резко сложил крылья, а когда он их распрямил, он уже был в воздухе. Крылья дракона взмахивали всё быстрее и быстрее, поднимая дракона всё выше и выше. Наконец, он скрылся из виду и все облегчённо вздохнули. Всё-таки дракон, есть дракон. Потому путники решили не останавливаться, а побыстрее покинуть эту поляну. Они вскочили на коней и скрылись в лесной чащобе.

Прошло три дня. Прошли они спокойно, засад на пути не было, сельских весей или их полей тоже не встречалось. И путники как-то расслабились. Так что когда впереди оказался широкий луг шагов пятьсот в длину и ширину, единогласно было принято решение проскочить луг, переведя лошадей в галоп. Демид предусмотрительно пересадил Василису себе за спину. Так ей и держаться будет удобно на галопе, да и Демиду сподручнее будет управлять конём. Застоявшиеся лошади, которые, в основном шли шагом или тряслись рысью с удовольствием перешли на галоп, и группа помчалась к заветному лесу на противоположной стороне.

Лес был всё ближе и ближе. Внезапно, когда до леса осталось шагов сто, с неба спикировал дракон, который уселся прямо на пути группы. Лошади поднялись на дыбы, и путники с трудом, удержали их в повиновении, настолько силён был их страх. Демид с первого взгляда понял, что перед ними тот самый дракон, как его? А Ррехар. И он вроде бы успокоился. Но тут с неба упали ещё два дракона, раза в два крупнее Ррехара. Да, представьте две горы, в высоту размером с два двухэтажных дома, поставленных друг на друга. Пожалуй, еще и этаж сверху не помешает. Демид вспомнил, что царские палаты во дворце отца были пониже этих драконов. Ситуация вышла из-под контроля. Они в чистом поле, а впереди три дракона с совершенно неясными намерениями. И как-то так получилось, что путники выстроились клином: слева Хват, справа Эрний. Оба чуть сзади Демида. А Ириния оказалась между ними и сзади коня Демида… М-дя, ситуация неприятная.

В это время тот дракон, что побольше. Стал что-то шипеть. Кроме берегини никто не понимал язык драконов, а потому Демид завертелся в седле, пытаясь спросить Василису, что там говорит дракон? Внезапно он получил мощный шлепок по затылку, от Василисы, конечно, и вдруг осознал, что шипение дракона ему понятно. Вот, что понял Демид из драконовой речи.

— Приветствую вас, путники, мир вам и добрая дорога. Я — Раррог, отец этого балбеса, — и папаша, дал подзатыльник Ррераху. — Это моя жена — Эррилия, мать этого балбеса, — и сын получил ещё один подзатыльник. — Мы благодарим вас, что вы спасли нашего единственного сына и наследника и приглашаем к себе в гости. — При этом папаша пристально посмотрел на Демида. Вражды со стороны драконов Демид не ощутил. Потому решил вступить с ними в разговор.

— Приветствую вас, уважаемые Раррог и Эррилия… от всей нашей компании. Мы рады, что спасли вашего сына, хотя ему всё же не помешало бы научиться самостоятельно охотиться на дичь.

— Ты прав, человек, наш промах. Тем не менее, благодарность наша безмерна. Поэтому еще раз предлагаю посетить нашу пещеру и погостить у нас. Уверяю, безопасность и вкусное питание, причём свежее, гарантировано. Заодно расскажете, что творится в тридесятом царстве. А то до нас доходят только слухи.

— Благодарю вас, Раррог и Эррилия. Мы с удовольствием принимаем ваше предложение. Вот только есть одни загвоздка — мы не умеем летать, как вы.

Драконам шутка понравилась и они захохотали, причем так громоподобно, что в окружающем лесу в панике взлетели галки и вороны.

— Мы оставим вам в качестве проводника своего сына. Ходу на ваших лошадях до нас дня три. Заодно пусть Ррерах потренируется в добывании себе пищи в лесу. Ты понял сынок? — И в шипении папаши Демиду явно послышались угрожающие нотки.

— Да, понял, я понял, — живо откликнулся Ррерах, на шаг, отступив от отца.

Драконы взлетели и мигом исчезли в небе, остался только Ррерах. Сзади Демида засуетилась берегиня и попросилась спустить её, что он и сделал. Василиса подошла к дракону.

— Сильно досталось от родителей?

Ррерах тяжело вздохнул, но промолчал. Посмотрев на Демида, он предложил:

— Ну что, давайте знакомиться. Я — Ррерах.

Демид назвал себя, потом представил своих спутников. После этого дракон предложил.

— Давайте поступим так. Вы же видели, куда улетели родители? — Когда Демид кивнул, Дракон продолжил. — Держите общее направление в ту сторону. Я буду летать над вами, и если нужно будет подправить направление, буду садиться и подсказывать, куда свернуть. Как вам план?

Ну, что, план понравился, поэтому не мешкая, дракон взлетел и исчез в небе, а путники двинулись в поход в ту сторону, где скрылись драконы, родители Ррераха. Уже на следующий день лес стал мельчать и редеть, начались предгорья. Деревьев становилось всё меньше, зато кустов прибавлялось. Это обстоятельство заставило замедлить скорость движения, поскольку густые заросли кустов приходилось буквально прорывать крупом коня.

За это время они видели Ррераха дважды. Первый раз он ожидал группу на полянке. Рядом лежал убитый им кабан. Как оказалось, Ррерах лично убил его и принес в дар своим спасителям. Ну, и заодно продемонстрировал, что научился самостоятельно охотиться. Второй раз Ррерах даже не стал садиться. Он низко пролетел над всадниками, показывая направление движения. Причём сделал такой пролет трижды, чтобы внизу не сомневались в его указаниях.

Вскоре ехать верхом на лошадях стало небезопасно, уж слишком крутым стал подъём. Спутники спешились и далее двигались пешком. Но вот они дошли до места, где подъём стал недоступен даже пешему. Путники остановились, не зная, что делать дальше. Зато Ррерах знал. Он приземлился рядом с группой и сообщил, что дальше они полетят на нём. И пусть не беспокоятся о лошадях, за ними присмотрят младшие сёстры. В это время с неба спикировали еще три дракона, размерами поменьше Ррераха. Они выстроили на поляне треугольник, тем самым, запирая лошадей внутри него. Демид только попросил, чтобы сёстры скрылись из виду лошадей, чтобы не нервировать их. Ррерах дал команду, и сестры разошлись пошире. После этого Ррерах приспустил левое крыло и предложил Демиду и остальным забираться по крылу на его спину. Нужно сказать, что спину драконов покрывали гребни, прямо от головы до хвоста, вот между ними путникам и предложено было усесться. И, естественно, покрепче держаться в полете, чтобы не свалиться.

Первым полез на дракона Демид. Оказывается, перепонки крыльев прекрасно подходят в роли перекладин лестницы. Причём крыло было настолько жёстким, что перепонки даже не прогибались под весом Демида. Взобравшись наверх, Демид устроился между первыми гребнями, сзади уселась берегиня, за ней Хват, а за ним эльфы. Ррерах чуть приподнялся на задних лапах, резко ими оттолкнулся и стал пикировать с горы. Набрав скорость, он плавно развернулся и понёсся ввысь. Вскоре показалось огромное зево пещеры, куда дракон и влетел.

ГЛАВА 6

Ррерах приземлился шагах в двадцати от сидящих у задней стенки пещеры родителей — Раррога и Эррилии. А сидели они по той простой причине, что даже при огромности пещеры (а она действительно была огромна по ширине и высоте) могли находиться в ней только сидя. Либо передвигаться по ней на четырех лапах. Так как хвосты драконов были обёрнуты вокруг ног, Демиду поначалу показалось, что они сидят на земле. Но потом выяснилось, что это не так — под драконами были небольшие возвышения, каковых Демид насчитал три: два под родителями, и еще одно предназначалось для Ррераха. Находилось оно сбоку от первых двух, так чтобы при сидении Ррарох не мешал родителям.

Всё это Демид успел рассмотреть, пока дошла его очередь спускаться с дракона, ведь спускались в порядке обратном тому, что был при посадке. Едва Демид спустился, зашипел папаша Ррароха.

— Добрый день, чужеземцы. Мы рады, что вы приняли наше приглашение. У вас очень странная компания: человек, берегиня, оборотень и два эльфа. Полагаю, что были обстоятельства, которые свели вас вместе. И нам очень интересно послушать ваши рассказы об этих обстоятельствах.

Тут Раррог покосился на драконицу и та продолжила.

— А чтобы вам не было скучно и грустно, предлагаем отобедать с нами и отведать наших угощений.

Эррилия взмахнула рукой, и перед изумленными путниками возник крепенький такой дубовый стол, заваленный разнообразными яствами. Рядом со столом, как раз со стороны путников появилась длинная лавка, могущая вместить всех путников. Но никто из них не успел даже двинуться ко столу, как папаша Ррераха продолжил.

— Спешу сообщить, что ввиду важности встречи, нами были приглашены представители наших соседей, с которыми у нас долголетняя дружба. — И он указал на двух, росточком с метр существ, одетых настолько неброско, что были почти незаметными. Да, это были два гнома. Как потом оказалось, отец и сын. При этом отец занимал среди гномов должность руководителя клана.

Что ж, вместе с представлением путников, произошло представление и гномов. Имена у гномов были настолько длинны и сложны для тех, кто не был гномом, и не был привычен к такому, что почти сразу пришли к выводу: папашу называть Крышьян, а сыночка Крегор. На том и порешили. После этого произошло еще чудо от драконов. Перед гномами нарисовался невысокий стол и два кресла под гномью величину. Но как только гномы уселись, ножки стола и кресел стали расти, пока уровень стола у гномов не сравнялся с уровнем стола у путников. Так что общаться получилось на равных и в прямом и в переносном смыслах. Удивили драконы. Они создали для себя невысокий помост рядом с тем местом, где они сидели. И именно на нем были еда и напитки.

Когда все уселись и слегка перекусили, настал черед рассказов. Начал Демид, который живописал его приключения, его встречи и его стычки. Рассказ был принят присутствующими аборигенами с большим интересом. Попутно, во время рассказа, Демиду задавались разнообразнейшие вопросы, на которые были получены исчерпывающие ответы. После продолжил Хват. Его больше эмоциональный, чем логически выверенный рассказ, был принят драконами и гномами с пониманием. После чего внимание аборигенов было обращено на эльфов. Здесь в роли рассказчика выступил Эрний, в то время, как Ириния предпочитала помалкивать.

Когда путники закончили свои повествования, наступила очередь аборигенов. Крышьян обрисовал жизнь гномов, кто они и чем занимаются. Пожаловался на гоблинов, мол, достают со своими попытками пробраться в их тоннели. Потому постоянно приходиться быть настороже, чтобы вовремя уничтожать лазутчиков.

Раррог в свою очередь посетовал, что приход к власти в царстве вурдалака сократил ареал обитания драконов и им приходиться ютиться в пещерах. И это в то время, как в славные былые времена драконы были распространены по всему царству. На вопрос о том, чем же занимались драконы в других местах (ведь не только охотились по лесам?), Раррог с гордостью сообщил, что многие драконы занимались перевозкой грузов и живых существ. Это позволяло иметь неплохой доход, который позволял драконам прилично существовать и даже жить в некоторых городах. В частности, он указал на приморский город Марим, где жили драконы. Здесь они не только участвовали во внутригосударственной торговле, но и выполняли заморские вояжи, что позволяло устанавливать торговые, а порой и дружеские связи с заморскими жителями и правителями. И вот тут Раррог сказал слова, которые заставили путников задуматься.

— Демид, тебе обязательно нужно посетить Марим. Правда, сейчас он пришёл в упадок, потому что в море появились пираты, которые блокируют работу торгового флота.

— Но ведь драконам пираты не могут помешать, не так ли? — спросил Демид.

— Напрямую, конечно, нет. А вот опосредованно мешают еще как. Для успешных полетов драконы использовали промежуточную базу на острове Пампло. Он расположен ближе к противоположному берегу моря, а потому был очень удобен для промежуточной посадки. Обычно драконы использовали его для отдыха, чтобы на следующий день сделать рывок и выйти на континент. Увы, пираты смогли захватить этот остров, хотя он был хорошо укреплён и защищён с моря. И у меня смутные сомнения, что здесь не обошлось без магии, очень злой магии, которую как раз используют вурдалаки.

Скажу более, есть сведения, что нынешний вурдалак, а также упыри из его окружения являются выходцами с этого острова. Потому-то остров и прикрыт пиратами, чтобы не позволить кому-либо вторгнуться в самое логово упырей. Вторгнуться с целью уничтожения логова и всех на нём присутствующих.

И вот, что я тебе скажу, Демид. Если ты хочешь стать царём тридесятого царства, тебе в любом случае придется решать проблему острова Пампло. Потому что иметь под боком это исчадие зла себе окажется дороже. Так что, как ни крути, тебе и твоим спутникам прямая дорога в Марим. Ну, а там будете разбираться на месте, что и как делать?

Спутники сидели ошарашенные этим известием. Нет, страха у них не было, было ощущение того, что маштабность их операции всё больше и больше увеличивается. И что из прогулки по весям и городам царства вырисовывается картина освободительной войны жителей страны от вурдалачьего беспредела. Серьёзная штуковина получается. А тут еще Крышьян влез:

— Раррог ты забыл упомянуть, что по земле в Марим можно отсюда попасть, только пройдя через земли, заселенные гоблинами. Конечно, вам, драконам, очень просто перемахнуть по воздуху через эти земли. Но им-то, — он кивнул в сторону путников, — придётся двигаться по земле. А это уже совсем другая картина вырисовывается.

Раррог как-то смешно сморщил свою драконью морду, задумавшись, после чего сказал:

— Да, о гоблинах я как-то не подумал, тут ты прав Крышьян. Ладно, подумаем, чем моно помочь нашим гостям. Но займемся этим завтра, поскольку уже ночь на дворе.

И вправду, из зева пещеры потянуло ночным холодком, а сам вход пещеры демонстрировал ночь непроглядной теменью. Вот что значит, задушевная беседа. Ни гости, ни хозяева не заметили, как быстро за беседой пролетело время. Только Эррилия в какой-то момент взмахнула лапой и под сводами пещеры вспыхнули яркие огни, разгоняя подкрадывающуюся темень. Так что беседа подошла к своему завершению, и все стали готовиться ко сну.

Первыми ушли гномы, причем весьма оригинально. Сначала ножки стола и кресел стали резко уменьшаться в длине приходя в исходное состояние. Когда же гномы встали с кресел, то стол и кресла просто напросто растворились в воздухе. После этого легким поклоном гномы попрощались сначала с драконами, потом с путниками и, развернувшись к стене, просто шагнули в нее, растворившись.

Следующими были драконы. Эррилия протянула лапу к левой стене. Уж что она там делала, нажимала на что-то или действовала магически, Демид так и не понял. Только часть стены, как раз достаточная для прохода таких массивных существ, как драконы, исчезла, открывая еще одну пещеру. Но так как вот вновь открывшейся пещере была абсолютная темнота, то что-либо рассмотреть было совершенно невозможно. Драконы также кивнули путникам, и ушли, можно сказать, в спальню. Но Ррерах остался. Для начала он хлопнул в ладоши, и огни вод сводом уменьшили свет до полумрака. Потом дракоша взмахнул лапой, и на свет появились сооружения подобные на лежаки или невысокие постаменты. Для дракона появился довольно большой лежак, для путников поменьше и в количестве пяти штук. Впрочем, Демид уже привык спать рядом с берегиней, а эльфы и ночью не расставились друг с другом, то занятыми оказались только три лежака. Ррерах посмотрел на это безобразие, махнул лапой, и лежаков осталось три. После чего дракон завалился на свой лежак и преспокойно заснул. Путники последовали его примеру.

Утром путники проснулись довольно поздно. Свет, врывающийся в пещеру через огромное зево входа, показывал, что солнце давно уже встало. То ли умаялись за последние дни, то ли переели вкусной еды, но когда Демид раскрыл глаза, он понял, что драконов в пещере нет. А когда он уселся на лежаке, обнаружил, что как и вчера на креслах за столом сидят гномы. На резонный вопрос: Куда подевались драконы? Демид получил лаконичный ответ: Полетели на охоту.

— На охоту? А чем им вчерашняя пища не по нутру? Вроде бы нормальная такая пища.

— Понимаете, молодой человек, — ответил Крышьян, — и ваша пища, и та, что была у драконов вчера, для них не является нормальной. Они предпочитают мясо диких зверей, убитых на охоте. Но так как драконы многие десятилетия жили среди других форм жизни, они приспособились к пище этих народов и племен. Однако, когда у них есть возможность поохотиться и съесть свежатинки, они не отказывают себе в этом удовольствии.

Ответ был полный, потому вопросов не последовало. К тому же Крышьян воссоздал стол и скамьи, что были вчера. Вместе с едой, естественно. Так что путники, не мешкая, расселись по лавкам и принялись завтракать.

Где-то через час послышалось хлопанье огромных крыльев, и на выступе пещеры нарисовались драконы, сначала Ррерах, а за ним Эррилия. Раррог замыкал процессию. К этому времени стол и скамьи для путников уже были убран, а сами путники отошли к стене, чтобы не мешать драконам пройти на их места.

Когда ритуал утренних приветствий закончился, Раррог повернул голову к Крышьяну.

— Ну, что ты решил?

— Я согласен.

Раррог кивнул и посмотрел на путников. Смысл этого короткого диалога стал ясен чуть позже. Сейчас же Раррог попросил путников стать в один ряд, плечом к плечу, взяться за руки и крепко закрыть глаза. Путники недоумённо переглянулись, но выполнили просьбу дракона. И когда они построились в шеренгу, внезапно дракон выдохнул струю пламени в направлении путников. Но, что странно, струя не обжигала, а, наоборот холодила. После этого Раррог попросил путников повернуться спиной и снова полыхнул пламенем.

— Всё, я совершил древний ритуал полностью. Теперь, если вам станет совсем туго, будет достаточно, чтобы вы впятером взялись за руки, и вы будете недосягаемы для ваших врагов. Вокруг вас образуется невидимый защитный купол, через который не сможет прорваться ни одна живая тварь или нежить. К тому же формирование купола даст такой выброс силы в пространство, что этот сигнал дойдёт до нас, и мы поможем.

— Но ведь вы будете в это время далеко от нас? — Засомневался Хват.

— Открою маленький секрет, который знают только драконы и… гномы. Драконы могут перемещаться в пространстве, но только на определенный маяк. В данном случае, маяком станет купол, накрывший вас. Но так как это тайна, прошу соблюсти секретность.

Он посмотрел на путников, которые почти синхронно кивнули.

— Вот и ладно. Теперь у меня к вам предложение. Демид, ты, как руководитель группы, не согласишься ли принять в вашу команду еще двух членов?

— Я так понимаю, речь идет о Ррерахе и Крегоре? В принципе, возражений нет, есть трудности. Ведь наша группа перемещается на лошадях. Как будут перемещаться Реррах и Крегор?

— О, это не трудность, а так, мелочь. Ррерах, как ты заметил, дракон, и ему конь вроде бы, как и ни к чему. А Крегор уже много лет летает на Ррерахе. Собственно, они и росли вместе. Так что эта парочка будет передвигаться вместе. И, кстати, совсем не будет вас объедать, поскольку Крегор погрузит на Ррераха нужные ему продукты. Ну, а Ррерах… Ррерах, я надеюсь, будет помнить, что он не только дракон, но сын уважаемых драконов. А значит, будет вести себя как добропорядочный дракон, т. е. питаться тем, что добудет на охоте. Я правильно говорю, сын мой?

Переход на личности был столь резким, что Ррерах споро кивнул, соглашаясь.

Демид посмотрел на путников, взглядом спрашивая их суждения. Берегиня и эльфы были согласны, Хват пожал плечами. Сам Демид, в общем-то, был согласен, хотя понимал, что вешает на свою шею дополнительную обузу. Хват понял его сомнения.

— Уважаемый Раррог, можно поинтересоваться причинами столь серьезного решения, как со стороны драконов, так и со стороны гномов?

— Вырождение, мой юный друг, вырождение! С тех пор, как мы замкнулись в своих мирках, этот феномен стал ощущаться очень остро и ярко. Современная молодежь страдает отсутствием любознательности, а потому зачастую ленива, — Тут Раррог бросил взгляд на сына. — Ррерах и Крегор сыновья правителей кланов, И кому, как не им возрождать былые традиции?

— Когда-то гномы были почитаемы во всех мирах. Наша продукция ценилась как в этом царстве, так и за морем. А сейчас она никому не нужна. — Вмешался Крышьян.

— А можете показать образцы вашей продукции, — влез в разговор Хват.

— Почему нет? Например, делали вот такие топоры, — и в руках Крышьяна появился боевой топор.

— Так вот откуда у троллей прекрасные топоры, — восхитился Хват.

— Да, одно время мы им продавали свои топоры. Но после того, как тролли перешли на сторону вурдалака торговля заглохла. Как-то не хочется стать жертвой топора, который сам же и изготовил.

Дебаты прекратил Раррог.

— Так что ты решил, Демид?

— Только то, что мы гордимся, вашим решением пополнить нашу компанию такими смелыми и решительными парнями, как ваши сыновья. Всё остальное, думаю, притрётся в процессе.

Радости молодых: гнома и дракона не было предела. Гном моментально влез на Ррераха, который в свою очередь разбежался и спрыгнул с карниза пещеры вниз. И всё это под улюлюканье и прочие подбадривающие звуки. Родители смотрели на детей с любовью, хотя пытались казаться строгими.

Когда они вернулись, настало время прощаться. Путники выстроились в ряд и церемонно поклонились драконам и папаше гному. За это время Ррерах развернулся мордой на выход, и началась погрузка. Первым, конечно, полез Демид, который уселся сразу за Крегором. Остальные разместились сзади. Дракон начал разбег и, оттолкнувшись от карниза взлетел, точнее, спикировал вниз, набирая скорость. После этого перешел в более плавный полет, держа курс на лужайку, где путники оставили лошадей.

Когда были на месте, Демид поинтересовался:

— Ррерах, а есть неподалеку речка? Очень искупаться хочется. Да и бельё постирать не помешает.

Дракон ответил моментально.

— В полудне пути есть хорошая река, там много камыша, но есть и открытые места. К тому же вплотную к реке подходит негустой лес. Опять же эта местность пустынна. Так что получите массу удовольствий.

— Очень хорошо, показывай направление.

Вот так они и ехали, под руководством дракона. Правда, получилось несколько дольше, ведь дракон измерял расстояние напрямую, а по земле пришлось придерживаться каких-никаких дорог. Или, в крайнем случае, лесных троп. Но после обеда таки добрались до реки.

Естественно, компания тут же разделилась на мальчиков и девочек. Правда, только у путников, потому как дракон и гном отправились на охоту. Купание прошло на славу. А тут прилетел Ррерах и принес в качестве бонуса хорошего такого подсвинка. Его быстренько освежевали, разрезали на тонкие полосы и подвесили над разведенным костром для обжарки.

Демид, после того, как постирал вещи, решил их развесить на кустах для просушки, но вмешался гном.

— Демид, если хочешь, буду тебя обучать магии?

— Да, а почему нет?

— Тогда начнем с бытовой магии, той, что применяется в повседневной жизни. Например, вот это заклинание (Крегор произнёс заклинание) сушит бельё. Всё и сразу. Попробуй.

Демид попробовал… не получилось.

— При произношении заклинаний важно держать определенный тон и ритм. Произнеси заклинание, копируя меня. — И гном снова произнес заклинание. Демид повторил. Неизвестно, то ли действительно Демид научился, то ли подействовало заклинание, произнесённое гномом, но после второго раза белье действительно стало сухим. Обрадованный Демид поспешил одеться, поскольку ожидалось появление женской части компании. А из парней только он был в нижнем белье.

Крегор оказался приятным во всех отношениях парнем. И очень скоро стал душой компании. Он то рассказывал всякие смешные истории, то пытался помочь жарить мясо, в общем, старался быть полезным. Зато дракон, поскольку был сыт, отошёл от компании, разлегся на земле, разбросал крылья и дремал.

Но Демид заметил, что не все были в понятом тонусе. Хват, стоявший неподалёку от берега, что-то с серьёзным видом высматривал на противоположном берегу, до которого было метров пятьдесят. И когда Демид позвал его, Хват повернулся и серьезным видом заявил:

— А вы знаете, что за нами наблюдают. Причём давно.

Эта новость встряхнула всех. Все как-то сразу построжели. Даже дракон. Он быстро распросонился и задал Хвату неожиданный вопрос:

— Ты что во время ритуала не закрыл глаза?

Хват смутился.

— Ну, так чуть-чуть, очень хотелось посмотреть, что придумал твой папаша.

— Ясно. — И дракон как-то сразу сник.

— Это опасно? — Влез Демид.

Дракон пожал плечами.

— Никто не знает. Это очень древний ритуал. Как мне сказал отец, последний раз его применял мой прадед, а это было очень давно. Знаю лишь, что Хват теперь является обладателем дара видеть живое, да и нежить, даже через стены…. А ещё теперь у Хвата по ночам будут светиться глаза.

Все посмотрели на Хвата, женщины жалостливо, мужчины озабочено.

— И что ты высмотрел на том берегу? — Прервал молчание Демид.

— Две группы, где-то по двадцать сущностей в каждой. Сверкает оружие, много луков. Одна группа слева от нас, другая — справа. Судя по росту, не больше метра, скорее всего, гоблины.

Демид весь вскинулся и подбежал к реке, всматриваясь в противоположный берег. Потом повернулся к дракону.

— Ррерах, я так понимаю, ты вывел нас на пограничную с гоблинскими землями реку? А почему нам об этом не сообщил?

Дракон смешно почесал себе нос передней лапой.

— Честно говоря, не хотел заранее пугать вас.

И когда же ты собирался нам сообщить о близости гоблинов? — Вмешалась в разговор берегиня.

— Поутру, перед тем, как вы собрались бы форсировать реку.

— Ррерах, какой же ты ещё бестолковый. А если гоблины решат совершить ночную вылазку? А мы тут ни сном, ни духом о них не ведаем. И даже не подозреваем об их присутствии. Благо, Хват, их высмотрел. Ведь если неподалёку гоблины, есть смысл задуматься о защите, особенно в ночное время.

Дракон развел крыльями и промолчал.

— Ладно, расскажи-ка нам дружище, куда ты нас вывел? — спросил царевич.

— Да, эта река — пограничная, отделяет земли драконов от земель гоблинов. И, слава богам, что она есть, иначе здесь были бы вечные пограничные распри. Реку называют Нания. Как видите, она достаточно широка, да и в длину порядочно так растянулась.

— Значит, всё, что мы видим на противоположном берегу — это уже гоблинская земля? — Уточнил Демид.

Дракон согласно кивнул головой.

Демид оглянулся, осматривая поляну.

— Для ночёвки нужно подобрать другое место. Здесь вода рядом, как бы оттуда не пришло что-либо пакостное?

Тут встрепенулся дракон.

— Так есть такая полянка, как раз напротив брода. Езжайте вдоль берега. А я вас встречу на полянке.

Демид кивнул, все стали собираться, а дракон с гномом улетели. Мясо пришлось упаковать в листья лопуха, чтобы сберечь его вкус и запах и запихнуть в седельные сумки.

Невысокий лесок вдоль берега, с одной стороны надёжно прикрывал от наблюдения с противоположной стороны, а с другой, не мешал ехать верхом. Вскоре путники выехали на искомую поляну. Ррерах уже их ждал, нетерпеливо шагая по полянке туда и обратно.

Увидев путников он обрадовался.

— Вот посмотрите, полянка клином врезается в лес. И если в самом верху клина устроить лагерь, то до берега остаётся шагов сто. Их вполне можно перекрыть ловушками и сигналками. Причём со всех сторон.

Действительно, полянка идеально подходила для ночлега. Поэтому кони были отведены к самому дальнему краю полянки, расседланы, стреножены и отправлены на прокорм. Хват, Эрний, Ириния и берегиня отправились ставить заслоны вокруг лагеря, дракон улетел на охоту, а Демид и Крегор разожгли небольшой костер. А когда он прогорел стали укладывать поверх теплой золы остывшее мясо прямо в упаковке.

— Вот интересно, — задумчиво произнёс Демид, — судя по рассказу Хвата, гоблины собираются встречать нас весьма враждебно. Но ведь мы им ещё ничего плохого не сделали. В чём же причина их агрессии?

— Не удивляйся, — ответил Крегор. — Гоблины очень не любят чужаков. Почему, трудно сказать, но это факт. Насколько я знаю, многие, так или иначе попавшие в земли гоблинов, либо были убиты сразу, либо попали в плен и после допросов были принесены в жертву их богам.

— Вот даже как!

— И потом, они считают свои земли священными, а потому считают, что сапог чужестранца наносит их земле оскорбление.

— И, тем не менее, они сами и с удовольствием совершают набеги на чужие земли.

— Да, это так. Кичливости и заносчивости гоблинов можно только позавидовать.

Тем временем, подтянулись остальные и принялись за ужин. Прилетел и дракон. Он не стал ни с кем разговаривать, осмотрел ловушки, выбрал место для сна и заснул, прикрывшись крыльями.

Когда все наелись, Демид спросил:

— У кого какие есть предложения по поводу завтрашнего дня? Давай Хват, ты первый.

— Полагаю, что нужно прорываться. Мы заряжены магией под завязку, так что в случае нападения, отобьёмся…

— …на крайний случай, — продолжил Крегор, — позовём драконов, они помогут.

— Или сформируем защитный купол, — дополнил Эрний.

Женщины промолчали, но вид у них был воинственный.

— Ну, что ж, как я понимаю, все выступают за прорыв через земли гоблинов. Судя по всему для этого нужно не меньше пяти дневных переходов, а, может быть, и больше. Так что, чую, драчка будет знатной — готовьтесь. — Подытожил Демид.

На том посиделки закончились, и отряд стал готовиться ко сну. Но ввиду напряжённости ситуации Демид решил, что ночью должен кто-то быть на страже. Крегора решили не привлекать, ему завтра на драконе день болтаться, еще заснет на лету. Остались Демид, Хват и Эрний. Первым заступил Демид, после полуночи его должен был сменить Хват, а под утро — Эрний. На том и порешили.

ГЛАВА 7

Стоя у самой кромки воды Ррерах безэмоционально объяснял порядок переправы через реку.

— В этом месте совсем мелко, дно чистое, камней нет. Так что вполне можно переправляться верхом.

— А если нас встретят на том берегу? — Встрял Хват.

— Это вряд ли. Особенность гоблинов в том, что они нападают только тогда, когда их преимущество дает им только победу. В остальных случаях они предпочитают в бой не вступать… но пакости… это они могут сделать. Так что нужно быть настороже. Наконец, если уж сильно прижмёт, я буду над вами. Так что чем смогу, помогу.

— Что и обстреливать стрелами не будут? — Не унимался Хват.

Дракон внимательно посмотрел на Хвата.

— Сколько ты насчитал гоблинов?

— Две группы, в каждой примерно по двадцать особей. И много лучников.

— Это разведка. На прямую стычку они не полезут.

— Откуда такая уверенность?

— Наш народ, да и народ Крегора, слишком долго общается с гоблинами. Так что кое-какой опыт имеется.

Демид жестом прекратил диалог, после чего произнес:

— Начинаем переправу.

Переправлялись по одному, но на противоположный берег не выходили. Благо сведения дракона оказались точны: в самом глубоком месте река едва доходила до коленей лошади. А уж у противоположного берега в воде были только копыта. Поэтому Демид дождался остальных, после чего вместе выехали на берег. Впереди в лесу открылась лесная дорога, куда царевич и направил коня.

Ехали попарно: Демид и Хват впереди, Эрний и Ириния сзади. Берегиня привычно сидела сзади Демида, дракон вместе с Крегором парил где-то в небесах.

— Что видишь? — Обратился Демид к Хвату. Уж не знаю, что будет с Хватом дальше, но сейчас его возможность видеть гоблинов в лесу была весьма кстати.

— Количество гоблинов в группах не изменилось. Следуют вслед за нами на удалении десяти-двадцати шагов. Агрессивных намерений не ощущаю, — коротко ответил Хват.

— Хорошо, посмотрим, что будет дальше.

Но и дальше ничего не менялось практически в течение всего дня: путники продвигались вглубь гоблинских земель, а гоблины следовали за ними, ведя наблюдение. Перед самым заходом солнца выехали на обширную поляну, где их уже ждали дракон и гном. По их предложению организовали ночёвку, обложившись сигнальными и охранными заклинаниями. Но, как и во время ночёвки на берегу реки, гоблины не делали никаких попыток подойти к лагерю… вообще никаких, что очень не нравилось Демиду.

На следующий день первое, что услышал Демид, проснувшись, это сообщение Хвата о том, что в рядах гоблинов пополнение. Теперь группы наблюдения насчитывали до пятидесяти сущностей. В сумме получалось сто, немалое число, учитывая малое количество путников. Но и в этот день гоблины не предпринимали каких-либо агрессивных действий, лишь вели наблюдение за группой. На следующую ночь остановились прямо в поле. И опять обошлось без последствий. Демид начал нервничать, поскольку не понимал замысла гоблинов. К тому же, Хват огорошил тем, что сообщил — в группах гоблинов не меньше двухсот особей. Получалось по сто в каждой группе.

Другой проблемой волновавшей Демида была лесная дорога, которой они продвигались переходя из одного леса в другой. Что-то в ней было необычное, точнее, ненормальное. Нет, сама дорога каких-то сомнений не вызывала. Шагов шесть в ширину, что вполне достаточно для проезда пары лошадей, да и разъезда двух пар лошадей в разных направлениях. Но вот обочина была неестественной широкой, где десять, а где и пятнадцать шагов. Причём даже кустов не было, будто кто-то намеренно повырывал.

Когда он поделился мыслями, его угнетающими, с Хватом, тот высказал предположение.

— Возможно, таким образом, гоблины готовят неожиданное нападение. Это ж, я такой расчудесный, что их вижу. А ведь кто другой не заметит, когда гоблины подкрадутся к самой дороге, и дадут залп стрелами. Представляешь, если даже они не все лучники, а хотя бы половина, они нас истыкают стрелами до состояния чучела.

М-дя, Хват оказался прав. Гоблины-таки приготовили пакость. Точнее, ловушку. Первой ее ощутила берегиня. Она попросила остановить коня и спустилась с него. Демид и Хват внимательно наблюдали за Василисой. Сзади подъехали Эрний и Ириния. Группа выстроилась в ряд.

Василиса, тем временем, сделала пару шажков вперед, выйдя впереди лошадей. Демид хотел предостерегающе окликнуть её, но не успел. Берегиня подняла горсть камешков с земли и, размахнувшись, бросила их вперед. Шагов через десять камни вдруг стали вспыхивать и исчезать, озарив какое-то сложное плетение в пространстве. Берегиня хмыкнула, поискала камень побольше и снова бросила вперед. Этот камень успел долететь до земли… и тут случилось неожиданное. Земля задрожала так, что путникам пришлось приложить всё свое умение, чтобы удержать взволнованных лошадей на месте. А в том месте, где упал камень, образовалась яма во всю ширину дороги. Да что там дороги, она перечеркивала всё пространство от одного края леса до другого. В ширину ямища была шагов двадцать, а какая глубина… было неизвестно, но с того места, где стояла группа путников, дна видно не было.

Берегиня стала медленно отходить назад. В это время Хват вскричал:

— Всем взяться за руки. — После чего наклонился и схватил берегиню за правую руку, а с другой стороны, ухватив за руку Эрния. Демид схватил левую руку берегини, а Ириния ухватилась за руку брата. И вовремя, поскольку из окружающего леса взлетела целая куча стрел, что слева, что справа. Но мгновенно образовавшийся над путниками купол, отразил все стрелы, которые осыпались, показав границы купола. В общем, границы были всего лишь в пяти шагах от группы, но и этого было достаточно, чтобы защитить путников.

Гоблины выпустили еще пару залпов стрел… с тем же успехом, в смысле, безрезультатно и затихли, похоже, совещались, что делать дальше. Но все их планы нарушил дракон. Реррах внезапно свалился с неба, промчался над дорогой, чуть не задев головы путников, и резко взлетел с набором высоты и разворотом влево. Гоблины среагировали, осыпая дракона тучами стрел. Но что такое стрелы против мощной брони дракона, как горохом об стену?

А дракон, тем временем, снова спикировал, идя вдоль правой кромки леса. Внезапно он раскрыл пасть, и из нее выплеснулось пламя, которое враз охватило лес на ширину шагов в десять. Пронесясь над правой стороной леса шагов сто, дракон снова резко перешел в набор высоты, после чего свалился на крыло, и вышел на левую кромку леса. И снова из него полилось пламя, сжигающее всё на своём пути. Впрочем, Демид не был уверен, что дракон нанёс серьезный урон гоблинам. Всё-таки лес был густым. Но начался пожар, и то, что не сделал огонь дракона, доделывал лесной пожар. Из лесу с обеих сторон доносились крики горевших гоблинов. Судя по всему, большая часть их была уничтожена. А кто выжил, должен был задохнуться в дыму, который валил густым туманом с обеих сторон.

Что интересно, на путников лесной пожар не подействовал совсем. Купол надежно прикрывал и от огня горящего леса и от дыма. В это время зашевелилась берегиня. Она посмотрела на Хвата.

— Что видишь?

Хват внимательно осмотрелся.

— В ближайшем лесу гоблинов нет.

— Ну, вот и славно.

Берегиня освободила руки и, выйдя на шаг вперед, достала платок из-за рукава, которым махнула влево и вправо. Пожар мгновенно прекратился, только кое-где потрескивали обгоревшие деревья, да тянуло дымком. Впрочем, пока берегиня тушила лес, путники слегка хватанули дыму, поскольку с разрывом рукопожатия купол исчез. Ну, ничего, слегка покашляли, прочистили лёгкие.

Как только пожар потух, с неба свалился дракон, севший позади группы.

— Молодцы, чётко сработали. Я как увидел ваш купол, так сразу и помчался в вашу сторону.

— Да ты тоже не подкачал, — откашливаясь, произнёс Хват. — Лихо ты расправился с гоблинами. Я даже не ожидал, что драконы на такое способны.

— Мы и не на такое способны. — Самодовольно произнёс Ррерах.

— Разговоры разговорами, — вмешался Эрний, — но что будем с ямищей делать? Её же не объедешь. Не ждать же здесь, пока гоблины новый отряд соберут.

Откликнулась берегиня.

— Здесь совсем простое заклинание. Я попробую его распутать. Но остальным придётся подождать.

Демид кивнул, мол, давай. Берегиня подошла к самому краю ямы и начала жестикулировать. Время от времени в воздухе вспыхивали яркие огоньки, на которые берегиня реагировала, то довольной усмешкой, то выражением озабоченности на лице.

Так прошел час, пошёл второй. Группа терпеливо ждала результатов работы берегини, хотя тот же Хват стал пританцовывать сидя на коне от нетерпения. Но вот берегиня взмахнула рукой… и яма исчезла. Василиса довольная работой, повернулась к путникам и улыбнулась.

— Всё, можно ехать.

Хват и здесь не удержался от расспросов.

— Расскажи, как тебе удалось такую яму зарыть?

— А не было никакой ямы. Была иллюзия, но очень хитрая. Она действовала на тех, кто воочию видел яму. А тех, кто знал, что это иллюзия, яму не видели. Так что если бы не купол, гоблины взяли бы нас тёпленькими.

Хват поцокал языком.

— Ишь, какие хитренькие эти гоблины. Но и мы не лыком шиты. И у нас есть берегиня.

Василиса рассмеялась и взобралась позади Демида. Дракон собрался взлетать и напоследок заявил.

— Полечу, поищу место для ночёвки, заодно разведаю насчёт гоблинов. А пока дорога свободна.

Это сообщение обрадовало путников, которые устали находиться под постоянным наблюдением гоблинов. Так что дальнейшая дорога была не столь утомительной.

Впрочем, напряжение не спадало. Тем более что чем дальше на юг уходила группа, тем меньше становилось лесов, где есть шанс затеряться, и больше было лугов и открытых пространств.

Третья ночь также прошла спокойно. А вот ближе к обеду Ррерах принес тревожную весть.

Он приземлился прямо перед группой, заставив путников придержать коней. В своей манере безэмоциональности, что, как уже понял Демид, у дракона означало высшую степень нервозности, дракон сообщил:

— Сюда направляются гоблины. Их сотни, если не тысячи. Идут, не скрываясь со всех сторон, скоро будут здесь.

В это время группа как раз двигалась по очередному полю. Потому было принято решение сделать остановку и подготовиться к нападению гоблинов. В этом участвовали все, кроме Демида, обделенного магией. Каждый вносил в оборону что-то свое, присущее его клану. Даже Крегор мудрил с какими-то заклинаниями. Да, дракон тоже не участвовал. Он улёгся на лапы, прикрыл глаза и делал вид, что дремлет. Когда Демид подошёл к дракону, и, усевшись, прислонился к его боку, дракон даже не пошевелился. Что ж, вероятно, в группе магов, строивших оборону, они были самыми бесполезными. Потому Демиду только и оставалось, что следить за их действиями.

Начали маги метров за пятьсот от стоянки, но постепенно сходились к тому месту, где были дракон и Демид. Прошло полчаса и все собрались в центре обороны. Осталось ждать появления гоблинов. Все молчали и делали вид, что спокойны, но от напряжения, казалось, искрил воздух. Прошло еще полчаса, солнце уже поднялось почти к зениту, когда показались толпы гоблинов. Это были именно толпы, поскольку хоть какого-то ни было строя, не наблюдалось.

Гоблины решили атаковать группу с ходу, но наткнулись на оборонительный рубеж. Было хорошо видно, как рвало на куски первые ряды, а в других местах гоблины загорались как свечки. В третьих же они просто взрывались и исчезали. Такого сопротивления гоблины явно не ожидали, а потому откатились метров на пятьдесят и остановились. Было видно, что между их рядов забегали посыльные, по всей видимости, собирая руководство родов на совещание.

В тревожном ожидании прошёл час или что-то около этого. В рядах гоблинов стали происходить изменения. Они образовали четыре больших клина, которые и пошли на приступ. М-дя, гоблинам нужно отдать честь, поскольку они сделали правильные выводы из первой атаки. В том смысле, что их воины не просто так погибали. Были обнаружены слабые места в обороне путников, и именно в этих местах собрались клинья. Стало понятно, что гоблины не отступятся, пока не доберутся до группы.

И вот началась очередная атака. И снова гоблинов разрывало, взрывало, поджигало, но задние ряды вставали на место уничтоженных первых рядов, и наступление хотя и медленно продолжалось.

Когда до группы осталось шагов сто, открыл глаза дракон. Он сначала стал на четыре лапы, потом сел на задние и стал осматриваться. После чего изрёк.

— Пора звать родителей.

Он слегка отошёл от группы, чтобы кого-нибудь не зацепить крыльями и взлетел с места. На стрелы, пущенные гоблинами ему вслед, а также на их завывание, похожее на сожаление, что одна из жертв вырвалась из окружения, дракон не обратил совершенно никакого внимания. Восходящей спиралью он поднимался вверх, всё выше и выше. Пока не исчез в небе.

Взоры путников снова переместились на наступающих гоблинов. Хотя их становилось всё меньше и меньше, но наступательный напор не ослабевал. Уж чем так не пришлись по душе путники, но гоблины очень хотели до них добраться. Конечно, у путников был в запасе защитный купол. Но сколько они могли в нём продержаться? Сутки…двое? Ведь для удержания купола нужно все время держаться за руки. А, значит, ни поесть, ни попить не получится.

Внезапно с неба прогрохотал гром, совсем как во время грозы. И даже заклубилось чёрное пречёрное облако. Но вместо дождя из облака стали выскакивать драконы, причём попарно. Вот их уже десять, двадцать… огромных и тёмных драконов вывались из облака. Они сделали круг над полем битвы, разбились попарно и разошлись веером. Но не только путники были удивлены появлением такого количества драконов. Гоблины, пожалуй, были ошеломлены, поскольку прекратили атаку и задрали морды кверху. Этим воспользовались драконы. Они устремились вниз с невероятной скоростью и дохнули огнём. Все и сразу. Это было феерическое зрелище. Тот, кто видел лесной верховой пожар или полевой пожар поймет, о чем и говорю.

В один момент драконы атаковали гоблинов со всех сторон. Часть нападавших была выжжена сразу же. Другие стали разбегаться, куда глаза горят, в виде огненных факелов. Они догоняли тех, кто не попал под атаку драконов и, не видя ничего, налетали на бегущих. Горящие фигуры сталкивались и тут же падали на землю чадящими факелами. А те горящие гоблины что не столкнулись, уже лежали, продолжая гореть на земле. Над землей разнеслись крики боли и ужаса. Да, горело всё, трава, земля и гоблины. Жара была такой, что для спасения от неё путники взялись за руки, образовав купол.

Но драконы не собирались останавливаться на достигнутом. Разбившись попарно, они стали гоняться за уцелевшими гоблинами. И пока гоблины бежали большими группами драконы жгли их своим огнём. Впрочем, драконы не зарывались особо, так что многим одиноким гоблинам, особенно из задних рядов, всё же удалось сбежать.

Когда всё было закончено, а на всё про всё ушло не больше получаса, драконы выстроились попарно и стали нырять в темную тучу, исчезая. Но не все драконы улетели. Остались Ррерах с родителями. Они подлетели к группе путников, прошли над ними на бреющем полете, после чего вышли на тот рубеж, где остановились гоблины и стали делать круги вокруг группы. Присмотревшись, Демид определил, что они летают по расширяющейся спирали. И летают не просто так. То ли силой крыльев, то ли с помощью магии драконы, выстроившиеся в ряд, тушили разраставшийся пожар. Когда они удалились шагов на пятьсот, и жара от бушующего пожара спала, путники сняли купол и с интересом наблюдали за действиями драконов. А те, закончив работу, развернулись и вскоре приземлились перед группой путников.

Сказать, что их встретили с радостью, ничего не сказать. Их встретили с восторгом, выражающимся криками радости и потрясанием оружия. Из группы путников вышел Демид и церемониально поклонившись, сказал:

— Приветствуем могучих воинов. Ваша мощь впечатляет. Мы гордимся, что драконы на нашей стороне. Не хотел бы я быть вашим противником.

На что Раррог отмахнулся.

— Пустое. Мы сделали то, что должны были сделать.

Здесь дракон хитро прищурился.

— К тому же у меня давно чесались лапы на этих подлецов. Уж сколько они пакостей сделали драконам, не перечесть. Так что будем считать, что маленько посчитались.

Если драконы улыбаются, то тот оскал, что последовал за этой фразой можно считать улыбкой. Хотя у Демида от этой улыбки побежали мурашки по спине. А дракон, тем временем, продолжил.

— Я осмотрел ваши защитные плетения заклинаний. И у меня есть что сказать.

Он посмотрел на эльфов.

— Эльфы, ваши заклинания устарели, причём давно. Если вы хотите применять, то нужно выполнять их в следующей форме, — и Раррог показал и объяснил новый тип заклинаний. — Эти заклинания более эффективны и надёжны.

После чего перенёс взгляд на Хвата.

— Оборотень, твои защитные заклинания интересны, но маломощны. Ты заметил, что гоблины прорывали оборону именно в тех местах, где были твои заклинания? — На что Хват горестно кивнул. — А вот если ты добавишь к своим заклинаниям небольшой довесок, — При этом дракон опять же показал и объяснил словами, твои заклинания будут непробиваемы. — Хват повторил несколько раз добавление, показанное драконом. А когда Раррог удовлетворённо хмыкнул, выполнил всё заклинание с добавкой. — Да, вот так будет лучше, — откоментировал дракон.

Про берегиню дракон не сказал ничего, из чего Демид сделал вывод, что её защитные заклинания были безупречны. А Раррог, тем временем, продолжил.

— Теперь о том, как вам быть дальше. Предположу, что те, из гоблинов кто остался в живых, сейчас бегут в северном направлении, где сосредоточены основные пункты расселения гоблинов. С той скоростью, что они набрали, гоблины прибудут на свои лёжки завтра к утру. Пока соберут оставшихся в живых руководителей родов, пока проведут ритуал жертвоприношения по погибшим пройдёт весь завтрашний день. Будут ли в это время гоблины совещаться по поводу отмщения вам… и нам, драконам, неизвестно. Но скорее всего, перенесут это совещание на следующий день, чтобы обсудить ситуацию в спокойной обстановке. Значит, полдня вам еще в плюс. Оставшиеся полдня уйдут на посыл вестников по весям гоблинов для сбора всех годных участвовать в боях. Получается, у вас в запасе два дня. Ну, и двигаться они будут медленно, рассылая вперед свои стаи разведчиков. Итого вы имеете два с половиной дня, чтобы покинуть территорию, занимаемую гоблинами. Это понятно?

За всех ответил Демид.

— Но Ррерах утверждал, что нам остался день идти по землям гоблинов.

Раррог поморщился.

— Всё так. Но не в данной ситуации. Вам нужно изменить направление движения. Если вы будете двигаться, как сейчас, на запад, вы будете идти близко от мест, заселенных гоблинами. И тем самым, можете спровоцировать их на досрочное выступление. А это опасно. К тому же, в месте пересечения границы на этом направлении нет водной преграды. И, зная гоблинов, предположу, что они, в погоне за вами, наплюют на границы и вломятся на чужую территорию, которую, кстати, занимают люди. Тем самым, могут пострадать совершенно невинные.

— Ты хочешь сказать, что гоблины боятся воды? — Удивился Демид.

— Да они ее ненавидят, и чтобы их загнать в реку, особенно глубокую, должно произойти нечто невероятное. На моей памяти такого не было ни разу.

— Вот оно чё! — Восхитился Хват. — А мы всё удивлялись, что на стоянке у реки гоблины не совершили ночной набег.

— Так ночью они и не могли его совершить, — ответил Раррог, — поскольку ночью они слепы, как кроты. Они итак то видят слабо, а ночью почти не видят.

— Теперь понятно, — задумчиво произнёс Демид, — почему гоблины ни разу не сделали ночных вылазок. Это нужно использовать в дальнейшем.

— Ну, это ваши проблемы. Мне осталось лишь показать то направление, в котором нужно двигаться.

Дракон повернулся и дунул. В горящей степи образовался широкий проход.

— Этот направление на юг. Этот путь длиннее, но безопаснее. Если поторопитесь, то успеете уйти из гоблинских владений за два дня. А границу заметите сразу, когда увидите широкую реку. Это и есть рубеж. Дальше гоблины не сунутся. Но предупреждаю, река не только широкая, но и глубокая. Конечно, можно перед ней сделать привал и дать лошадям отдохнуть. Но я бы не советовал.

— Да мы и сами этого не хотим, — влез Хват.

— Вот и правильно. Так что постарайтесь реку переплыть сразу, как только окажетесь на ее берегу. И помните, места здесь, вплоть до самой реки открытые. Так что не только вы сможете обнаружить врага, но и враг сможет сделать то же. И хоть я сказал, что гоблины видят плохо, но все же встречаются среди них уникумы, которые обладают хорошим зрением. Так что не обольщайтесь нынешнее победой. Всё время будьте настороже. Конечно, на юге гоблинов гораздо меньше, чем на севере, уж очень они любят сырые лесные массивы. Но и на юге можно встретить небольшие отряды противника. И кто его знает, как они себя поведут?

— У нас Хват видит за десятки вёрст, — встряла Ириния. — Так что вряд ли гоблины смогут подобраться незаметно.

— Да, я слышал о том, что оборотень нарушил мой приказ. Что ж, что сделано, то сделано. И если его дар окажется полезен, то кто я такой, чтобы обсуждать волю богов.

И уж было, собравшись взлетать. Раррог остановился, повернул голову к путникам.

— Совсем забыл. Степные гоблины, в отличие от лесных и горных, освоили управление лошадьми. Так что не исключено, что вам встретятся конные разъезды. Будьте к этому готовы.

И на том пара драконов влетела, подлетела к чёрной туче, что всё ещё клубилась в небе и исчезла в ней. Исчезла и сама туча, а путники собрались на очередное совещание.

— Предлагаю двигаться эти двое суток днём и ночью, — начал Демид, — останавливаясь только на время перекуса. Ну, и дать немного времени для отдыха лошадей. Нужно воспользоваться тем, что гоблины плохо видят ночью. Значит, нападений ночью однозначно ожидать не приходится. Да, нам будет тяжело, но иного выхода я не вижу, ибо только так мы сможет опередить гоблинов и раньше их выйти к пограничной реке.

Особых возражений не последовало, кроме Крегора.

— А как же с Ррерахом? Он ночью лететь не сможет.

Все посмотрели на дракона.

— Об этом не беспокойтесь, — успокоил дракон. — Я умею ставить охранные заклинания, да и Крегор, если что поможет. Так что вы езжайте потихоньку, а я после ночёвки буду вас догонять. К тому же, мне придётся освоить охоту на степную дичь. Так что мне найдётся, чем заниматься.

— Кстати, да, — продолжил Эрний, — поездка по степи ночью опасна. Можно попасть в нору степного животного, и лошадь поломает ноги.

— Не боись, ночью будем ехать медленно, — вступил Хват. — Тут ведь главное ехать, потому что, чем дольше мы едем, тем дальше от гоблинов. Меня, знаете ли, не прельщает снова наткнуться на орду, подобную той, что разогнали драконы.

С этим были согласны все, после чего дракон с Крегором на спине улетел, а путники вскочили на коней и, пустив их рысью, поспешили покинуть место битвы.

До ночи так и продолжали ехать рысью. Перед самым заходом солнца обнаружился ручей. Лучшего места для стоянки и придумать было нельзя. Потому воины спешились, напоили лошадей и, стреножив, отпустили их пастись, а сами поужинали всухомятку, запивая водой из ручья. К этому времени ночь вступила в свои права, но было достаточно светло, поскольку луна на небе вошла в самую силу. В общем, силы природы были на стороне путников. И они этим воспользовались.

На второй день случился небольшой инцидент. Еще с утра Хват заметил небольшие разъезды гоблинов. Хорошо, что Раррог о них предупредил. Но они близко не подъезжали, стараясь держаться на пределе видимости. Так было до полудня. И вот в самый полдень, когда степь парила от жары, из ложбинки, достаточно глубокой, чтобы спрятать лошадей с всадниками, на путников выметнулись гоблины. Их было где-то до двадцати особей. Понятное дело, что гоблины рассчитывали на внезапность. Но только не в этом случае.

Хват издал боевой клич и выдернул из петли на седле боевой топор, оголили оружие и остальные. Группа развернулась в небольшую лаву и помчалась на врага. Даже берегиня нашла себе работу. Для начала она достала из седла шлем Демида и напялила ему на голову. Расправив бармицу на его шее, Василиса сняла щит с седла и нацепила себе на спину. После этого прижалась к Демиду, обняв его за поясницу, и затихла.

Сеча была лютой. На стороне гоблинов было число, а на стороне путников — умение и задор. Так что половину гоблинов снесли с седел на встречном ходу. Особенно усердствовал Хват, размахивающий боевым топором налево и направо. И всё время удачно. Но и гоблины не собирались отступать. Так что завязалась чуть ли не рукопашная. При этом Демид заметил, что атакуют, в основном, его и Иринию. «Это что же меня записали в слабаки?» — мелькнула мысль, добавившая усердия. Впрочем, сосредоточившись только на Демиде и Иринии, гоблины совсем забыли об оборотне и эльфе. А вот они не забыли о том, что идёт сеча, и активно помогали своим друзьям и родным. Так что не прошло и получаса, как последний гоблин упал под копыта лошадей, где и был потоптан копытами.

К пограничной реке вышли на рассвете. Так как кони всю ночь шли шагом, а значит, были не потными, было принято решение начинать переправу сразу. Воины сняли с себя доспехи, погрузили их на лошадей, и, ведя их в поводу, вошли в воду. Вода освежила и сняла сонный морок. Так что на другой берег все вышли взбодрёнными, а потому решили, не надевая доспехов, уйти подальше от реки.

В одной версте от реки путники наткнулись на Ррераха. На его спине спал гном. Завидев путников, дракон молвил.

— До города всего ничего. Так что есть два варианта, или войти в город и расположиться в гостинице, или отдохнуть вооон в той рощице. — И дракон махнул куда-то в сторону. Действительно, неподалеку шумела березовая роща. С одной стороны она была достаточно густа, чтобы скрыть путников с лошадьми, и даже драконом. А с другой, достаточно редка, чтобы вовремя обнаружить непрошенных гостей. Так что вариант нарисовался сам собой. Да и спать уж очень сильно хотелось. Потому путники навешали охранных заклинаний со всех сторон рощи, забрались в самую середину, спутали коней и буквально повалились спать.

ГЛАВА 8

Путники проснулись где-то после обеда, но не по своей воле. Где-то совсем рядом, кто-то громко ругался с применением крепких выражений. Все вскочили. Демид выхватил меч из петли, Хват подхватил топор, который тоже держал при себе. Дракон и гном подняли головы, но Демид сделал в их сторону успокоительный жест. Кинув Эрнию.

— Охраняй женщин.

Мужчины с осторожностью стали пробираться к источнику крика. Шагов за пять они увидели на земле двух мужчин, которые, судя по их позам, были чем-то неведомым спеленаты. Были они росточку среднего, один белобрысый, другой имел каштановые волосы. Орал благим матом белобрысый. Хват, дыша за плечом царевича, чуть не подавился смехом.

— Сработали мои капканы.

— Капканы?

— Ну, да. Мы такие штуки ставим на охоте, когда предполагается поймать крупную дичь.

— Вот и поймали крупную дичь.

— Это точно.

Судя по одежде, оба были селяне. Демиду стало интересно узнать, что они забыли в роще?

— Ну что пойдем, поговорим с добычей?

— Ага, пойдём.

Демид, опустив меч, двинул к спеленатым мужичкам. Когда он вышел из кустов, белобрысый замолк, и оба мужчины уставились на меч в руках Демида. А когда из тех же кустов показался Хват с боевым топором в руках, глаза мужичков стали расширяться от ужаса.

— Здороваться не буду, — начал Демид, — А сразу спрошу, что вы искали в роще?

— Ничего не искали, господин хороший, — ответил словоохотливый белобрысый. — Решили передохнуть, да попали во что-то и вот… и он глазами показал на себя спеленатого.

— Хват, — повернулся Демид к оборотню, — ты ему веришь?

— Да ты посмотри на эту рожу, — отозвался Хват, указывая концом топора на белобрысого, — он же врёт и не краснеет. А у этого, — Хват указал на второго, — вообще рожа разбойничья.

— И что будем делать?

— Давай их порубаем в капусту. И прикопаем тут же, — и Хват поднял кверху топор.

Белобрысый ойкнул и заголосил пуще прежнего.

— Не нужно нас рубать, мы всё расскажем, о чём ни спросите.

— Ладно, а что твой напарник молчит?

— Так он не может говорить, поскольку лишился языка.

— Ага, значит, я верно определил, что он разбойник.

— Верно, господин хороший, верно. Но всё это в прошлом, а сейчас мы мирные селяне, шли из города, зашли в рощу отдохнуть… и попались.

— Нет, я их всё-таки порубаю, — И Хват с воинственным видом сделал шаг в сторону лежащих. — Они ведь думают, что мы шутим.

— Вы вправду так думаете? — Недоуменно спросил Демид. — Ладно, Хват, белобрысого оставь на закуску, а немого, так и быть, разделай под орех. Он всё равно бесполезен.

При этих словах, немой задергался, его открытый рот что-то рычал, а сам мужик с бешенными глазами смотрел на белобрысого приятеля. И тот сдался.

— Ладно, ладно, господин хороший, мы всё расскажем без утайки.

— Тогда повторяю вопрос: что вы делали в роще?

— Эээ… мы услышали ржание лошадей, и решили посмотреть на них.

— Конокрады? — выдохнул Демид.

— Есть маленько… но куда деваться? Нынешняя жизнь такова, если не будешь воровать, то быстро протянешь ноги.

— Ну-ка, ну-ка, с этого места поподробнее. — Демид оглянулся, нашел пенек и присел на него. Хват примостился рядом на земле.

— Я нисколечки не соврал, когда говорил, что мы селяне. Мы, в самом деле, селяне, живущие в веси недалеко от города Марим. Меня зовут Лымарь, а это, — он кивнул на приятеля, — Роднег. Я так местный, а Роднег из пришлых, откуда-то с другого конца царства к нам заявился и так у нас с веси и остался. Шли мы с ярмарки, я ведь шорник, да и сапоги могу тачать. Так что без работы не остаюсь. В Роднег у меня в помощниках. Но чтобы хоть какую-то денюжку заработать, нужно продавать товар в городе на рынке. Вот вчера вечером мы приехали в Марим и остановились в таверне. С утра поначалу торговля была бойкой. Но тут налетели стражники нового правителя, и отобрали всё, что наторговали, да и упряжь, что привезли… вместе с сапогами. Хорошо, что в живых оставили. Вот так мы съездили поторговать. А дома дети малые, чем их кормить, когда пустыми возвращаемся, а?

— Ладно, ладно, ты на жалость не дави. Знаю я вас селян, — вмешался Хват. — Наверняка что-то припрятали в таких местах, где ни один стражник не найдёт.

Белобрысый сразу сориентировался.

— И то верно. Но и торговли никакой. Опять же, обложили неподъемной податью. Так что хоть круть верть, хоть верть круть, жизни нет никакой.

— Кто сейчас правитель города?

— Так из людей, вестимо. Жлоб невероятный. Набрал в стражу жутких проходимцев, от которых честной народ страдает.

— Ты говоришь, были на рынке. Много торговцев из-за моря?

— Почитай никого. Как пираты установили блокаду города, так иноземные купцы и перестали приезжать. Да и наши тоже забыли про заморские края.

— И велик пиратский флот?

— Велик, не велик, кто ж его знает? Он ведь стоит в соседней гавани, куда нам допуска нет. Я, так вижу, вы чужеземцы, и не знаете, что есть Марим-город, а есть Марим-порт. Раньше там много торговых судов было. А сейчас на их месте пираты хозяйничают. Такие дела.

— Ты правильно определил в нас чужеземцев. Поэтому нам интересно послушать про местное житьё-бытьё. Слышал, у вас живут расы всех народов и племён царства. И живут в мире и согласии. Так ли это?

— Всё так. Кроме людей есть и тролли, и эльфы, и гоблины (здесь друзья переглянулись). Были даже драконы. Те отдельной слободой жили. Но как появился вурдалак с войском, драконы ушли, побросав нажитое.

— И вы, конечно, пограбили сколько можно? — ехидно вставил Хват.

— Ну, не без этого. А чего добру пропадать зазря?

В это время, напрягаясь, и, подняв голову, что-то замычал немой. Белобрысый Лымарь внимательно смотрел за ужимками немого, потом сказал:

— Ага, я тебя понял. Ты про того дракона, что сидит отшельником в своём доме? — И когда немой закивал, мыча, Лымарь продолжил. — Роднег напомнил, что один дракон всё-таки остался. Его все называют отшельником, потому что долгие годы его никто не видел. Только иногда в его доме в окнах виден свет свечи или фонаря. Вот люди и думают, что он ещё жив. Хотя годков ему ого-го сколько.

Демид с Хватом переглянулись, и Хват спросил:

— А как зовут этого отшельника?

— Сейчас зовут Гресс, а как раньше звали то мне неведомо.

— Что это значит?

— Грессом отшельника называли сами драконы. Причём в их устах это слово было похоже на оскорбление. Вроде бы, как он отказался уходить вместе с драконами, сказав, что приживётся при любой власти. Вот так со временем настоящее имя этого дракона забылось, осталось только Гресс.

— Понятно. А теперь расскажи, как в городе найти дом этого Гресса.

— А вы что же к нему в гости собрались? Так он уже давно никого не принимает. И вас вряд ли примет.

— Ну, это уже наше дело. Ты давай рассказывай, как его дом найти?

Лымарь обстоятельно описал, где в городе драконья слобода, и как в ней найти дом Гресса.

— Ясно. Что еще расскажешь полезного?

Лымарь только пожал плечами.

— Мы ведь сельские, в городе бываем наездами. Так что слышим только о знаковых, в смысле, звонких, событиях. А по мелочи, оно нам без надобности.

Демид понял, что из мужиков больше ничего не выжмет и посмотрел на Хвата. Тот кивнул, прислонил топор к березке.

— Так, оба посмотрели на меня. А теперь забыли, все, что здесь происходило, и о чём был разговор. Да и нас тоже забыли. Даже под пытками. А теперь спать.

И когда мужики послушно закрыли глаза, Хват дважды хлопнул в ладоши. После чего подхватил и отнёс на опушку сначала Лымаря, а потом Роднега, гд уложил под березкой и ещё что-то над ними поколдовал. Когда он вернулся к Демиду, тот не удержался от вопроса:

— И что это было?

— Сначала немножко внушения, чтобы забыли не только нас, но и разговор. Потом немного магии. Хлопками освободил болезных от капканов, а на опушке немного колданул, внушая им глубокое похмелье. Так что пробуждение у них будет тяжёлым-тяжёлым, — И Хват расхохотался от своих проделок. Улыбнулся и Демид.

— Пошли к своим.

Когда Демид рассказал, при непосредственном участии Хвата о разговоре с селянами, хохотали все. А когда Демид дошел до истории с драконом в городе, особенно после того, как Демид назвал его имя, Ррерах задумался.

— Гресс на драконьем языке означает «отступник». Это еще не предатель, которого называют «Грессар», но… в общем «Гресс» — дракон, отступивший от законов, которые обязаны выполнять все драконы.

— Ну, так он и отступил, не так ли? Ведь он не ушёл с драконами, а остался в городе, — Вступил в беседу Хват. Его поддержали эльфы, для которых чувство чести и преданности законам клана вполне себе обычная вещь.

— Вы пока ничего не предпринимайте, мне нужно посоветоваться с родителями. Отец все-таки вождь клана. Он наверняка что-то знает об этом драконе.

— Ты что к своим собрался? И когда ж нам тебя ждать обратно? — Вскинулся Хват.

— Сегодня к вечеру. Или ты думаешь, что я не умею ЩЕЛЬ создавать?

— Какую щель? — Удивился Хват.

— Которая в виде тёмного облака на небе, забыл уже?

— Аааа… ты об этом.

Дракон посмотрел на Крегора.

— Ты оставайся, я быстро. — И когда тот кивнул, Ррерах взлетел без разбега, сразу устремившись в небо. Вскоре прогремел гром, появилась черная туча, в которую дракон и нырнул.

Вернулся Ррерах уже под вечер. Он стремительно снизился и сразу сел, стараясь не светиться лишнего. Все путники бросились к нему, чтобы узнать, какие новости он принёс. И он их сильно удивил. Дракон посмотрел на Демида и выдохнул:

— Нужно идти к Грессу. Кто пойдёт?

— Странный вопрос, я конечно.

— И я? — влез Хват. Демид кивнул и подтвердил, — И он.

Да, пожалуй, двоих хватит, — ответил дракон. И стал объяснять, как попасть в город.

— Выйти нужно после полуночи, чтобы к утру подойти к стене. Идите вдоль стены. Сейчас ночи светлые, будьте осторожнее. За второй башней от ворот шагах в тридцати должны обнаружить толстую верёвку, свешенную со стены. Поднимайтесь наверх. Охранники будут предупреждены, так что проблем быть не должно. Дальше, по схеме, что дал этот Лымарь, выходите к дому Гресса. Там стена метров пять, и тоже будет свисать верёвка, влезайте по ней на забор, потом во двор. Продвигайтесь вдоль стены, пока не упрётесь в дверь. Тихо её открывайте, вас встретят. Чтобы вас признали за своих, скажете:

— Раррог шлёт привет.

— Что-то я не уверен, что Гресс знает твоего отца. При его-то возрасте. — Засомневался Хват.

— Раррог — это имя по должности. Все вожди клана носят его. Так что совершенно неважно, знает Гресс моего отца или нет.

— Ясно. И что мы должны сообщить Грессу?

— Скажите, что завтра, сразу после восхода солнца Посланник будет его ждать в установленном месте.

— И всё? — Удивился Хват.

Дракон внимательно посмотрел на оборотня.

— У меня ощущение, что вы и этого можете не успеть сказать. Ибо, насколько я понял отца, в городе налажена система шпионажа на высшем уровне. Так что будьте осторожны, чтобы не попасть в лапы шпионов главы города.

Сказано было столь серьезным голосом, что даже Хват проникся.

— А что нам делать? — Спросил Эрний.

— Ждать, — чуть ли не разом произнесли Ррерах и Демид. После чего Демид счёл нужным развить мысль.

— Место выбрано удачно. До города вёрст пять, до дороги шагов пятьсот. Дорога малоезженая, случай с селянами действительно уникален. Если бы не немой, который был разбойником, и за что, похоже, и языка лишился, они, вряд ли услышали бы ржание лошадей…

— … Но всё-таки лучше надеть на морды мешки с овсом, — перебил Хват. Демид кивнул и продолжил.

— Насколько я понял, этот Гресс не так прост, как кажется на первый взгляд. Поэтому встреча с ним просто необходима.

— Но как он узнаете, что мы уже здесь? Как он узнает, что вы именно сегодня ночью пойдете в город, — задалась вопросом Ириния.

— Об этом не беспокойся, женщина эльфов. Гресс наверняка слышал, раскаты грома от раскрытия / закрытия щели. И только драконы знают истинную причину этого грома. А дальше… дальше простая логика — если драконы появились рядом с городом, значит, скоро жди гостей.

— Но почему гости должны быть именно в человеческом облике, а не в том же драконьем? — поддержал сестру Эрний.

— Потому что драконы уже были бы рядом с домом Гресса. А раз их нет, значит, будут иные посланцы.

— Дааа… драконью логику трудно понять, — вздохнул Хват, который тоже сомневался в рассуждениях Ррераха.

— А и не надо, — неожиданно поддержал дракона Демид. — Каждая раса имеет свои изюминки в воспитании и образе жизни. И это нам только на руку. В общем, решено, я и Хват ночью отправляемся к Грессу. Остальные ждут нашего возвращения. Ну, и рассказа, как и что произошло.

Все согласились и занялись своими делами: одни готовились к ночному выходу, другие развели костёр, чтобы сготовить ужин. И снова взял слово Ррерах.

— Оставьте ваши мечи и топоры здесь. В ближнем бою, если он случится, от них проку будет чуть.

— А как же без оружия? — Возмутился Хват.

— Почему без оружия? Крегор хватит проявлять своё гномье жлобство. Доставай ту пару кинжалов, что ты спрятал в своей котомке. Похоже, на них нашлись хозяева.

На гнома жалко быстро смотреть, настолько втянулось его лицо, эмоционируя вселенскую скорбь. Но деваться было некуда, и гном вытащил из сумки два великолепно изготовленных кинжала. Впрочем, суда по ширине лезвия, это были, скорее, два коротких меча, которые действительно весьма удобны в уличных боях, когда до противника рукой подать. Сходство с мечами подчёркивал и тот факт, что оба меча были в искусно отделанных кожаных ножнах с красивой инкрустацией различными металлами. Крегор раздал мечи Демиду и Хвату. Последний, при этом, не преминул попробовать меч в действии. Он вынул меч из ножен и сделал несколько боевых приёмов. Хмыкнул и удовлетворенно кинул меч в ножны.

— Не жалей, друг Крегор, о потере. Она тебе вернётся сторицей. Тем более что меч сделан изумительно. И вывешен хорошо, и в руке держится идеально. Будто является продолжением руки.

— Да, в общем-то, мечей не жалко. Вот только… это первые мои кузнечные изделия… потому и жалко. Хотел оставить себе на память.

До дома Гресса всё шло по плану, описанному Реррахом. И толстая верёвка на стене крепости была, и охрана отсутствовала на стене. Так что Демид с Хватом преодолели первую преграду без проблем. К тому же каменная лестница, ведущая со стены, оказалась чуть ли не в паре шагов от того места, где воины выбрались на стену.

Неслышными тенями воины скользили к дому Гресса. Но вот и он. Здание впечатляло своими размерами — будто кто-то прикатил небольшую горушку и оставил. Впрочем, называть конусообразное сооружение назвать домом было сложно, тем более, что окон в нем не просматривалось вообще. Дом был окружён трехметровой по высоте стеной. Но и здесь всё пошло по плану — верёвка оказалась на месте. Когда воины забрались на стену, они перебросили ее внутрь двора, спустились вниз и, держась за забор одной рукой, заскользили вдоль него. Но вот рука Демида, идущего впереди, уперлась во что-то, явно не относящееся к забору. Ощупав препятствие, Демид понял, что перед ним дверь, обитая каким-то металлом. Он надавил на неё, и на удивление она легко и без шума стала открываться. Демид оглянулся, ища Хвата. Друг оказался рядом. Демид молча показал на дверь, и когда увидел кивок друга, нырнул в дом, понимая, что Хват последует его примеру.

В доме был полумрак, но света было вполне достаточно, чтобы увидеть небольшую лестницу справа. Демид так и не понял, откуда идёт свет, освещающий дом. Но в данный момент это было неважно. Возбуждение достигло максимума, в ожидании встречи с чем-то загадочным.

Лестница была всего в пять ступенек и вывела в довольно обширную комнату. Причём Демид готов был поспорить, что изнутри дом был гораздо больше, чем казался снаружи. Наиболее ярко была освещена середина комнаты, в то время как стены скрывались в полутьме. Потому разглядеть, что же там было, возможности не было.

Посредине стоял огромный, конечно, по человеческим меркам, стол. И это неудивительно, ибо за столом, глядя в их сторону, сидел дракон, вероятно, сам Гресс. Даже в столь призрачном свете, было видно, что он очень стар. Шерсть, которая покрывает морду драконов, была седой. Впрочем, седой была шерсть на шее и теле дракона, чего Демид даже не ожидал. Оказывается, шерсти на драконах гораздо больше, чем он мог предположить. Седина была весьма впечатляющей. Казалось, перед Демидом сидел серебряный дракон.

Воины остановились, едва взойдя по лестнице. Что-то во взгляде старого дракона остановило их, буквально приморозив ноги к полу. Демид сделал церемониальный поклон:

— Раррог посылает вам привет.

— И я вас приветствую. Что передал владыка?

— Посланник будет вас ждать в условленном месте сразу после восхода солнца.

— Понятно. Ну, проходите, что застыли на пороге? Пополуничаем, что боги послали, — Гресс взмахнул рукой и рядом с его столом появился ещё стол, уже нормальных размеров, а рядом нарисовалась лавка. На столе же появилось мясо на тарелках и кувшин с двумя глиняными кружками. Глянув на стол дракона, Демид обнаружил те же яства, что его удивило. В самом деле, городские драконы привыкли вкушать непривычную для вольных драконов пищу.

Конечно, наши молодцы не отказали себе в удовольствии попробовать предложенные яства, тем более что в кувшине оказалось приличное такие вино с хорошим послевкусием. Увы, идиллия продолжалась максимум полчаса.

Внезапно, снаружи послышались сильные удары, вероятно, в ворота в заборе и громкие крики. Дракон прислушался, остальным было непонятно, что же кричали снаружи. Потому Гресс сообщил.

— За вами пришли. Требуют выдать, иначе обещают кучу неприятностей.

— Кто требует? — Задал риторический вопрос Хват, но дракон ответил:

— Городская стража. Думаю, вас вели от самой стены.

— Но мы никого не видели, — удивился Демид. — Опять же, почему они не проявились раньше?

— Полагаю, что не только драконы знакомы с эффектами проявления Щели. Так что вас, наверняка ждали. И ждали именно в этом доме. А почему пропустили? И это не секрет. Они ведь считают, что имеют дело с очень старым драконом, который ни на что уже не годен и двумя человечками, которых взять очень просто, имея численное преимущество.

— И что будем делать? — спросил Демид.

— Удивлять, — ответил Гресс. И видя недоумённые лица воинов, добавил, — Если вы наелись. То вам пора уходить. Царевич, впереди тебя лежит циновка, отбрось её.

Демид даже не удивился тому, что дракон знал, с кем разговаривает. К тому времени стол с едой и скамья исчезли, так что циновка, лежащая в паре шагов, была обнаружена и сдёрнута. Под ней оказался квадратный деревянный люк со скобой.

— Тяни за скобу. Под люком лаз, уходите по нему.

— А как же вы?

— За меня не беспокойся, — дракон усмехнулся. — Они думают, что заперли нас в западне. Очень хочется их разочаровать. — И дракон снова усмехнулся.

Воины не стали медлить, а по лестнице спустились в лаз, захлопнув его крышку за собой. Лаз оказался вполне пригодным тоннелем, размером в два человеческих роста. В нем также был полумрак, что вполне устраивало.

— Хм-м, — удивился Хват. — Для нас лаз велик, но для дракона-то он невероятно мал. Так для кого строили лаз?

— Да, какая разница? — ответил Демид. — Задание мы выполнили, пора и о себе подумать.

И воины рванули вперед что есть мочи. Бежали с полчаса, пока не заметили, что лаз стал сужаться, уменьшившись до человеческого роста. Но вот и конец тоннеля. Впереди тупик.

— И что будем делать? — спросил запыхавшийся Хват.

— Осмотримся. Должна быть какая-то подсказка, выводящая наверх.

Подсказка нашлась почти сразу. В одном месте на потолке ярко белым светом светилась круглая метка. Когда Демид поднес к ней руки, почувствовал ток воздуха. Уперевшись в саму точку со всей силы, Демид почувствовал, что в этом месте почва стала подниматься кверху. На помощь Демиду пришёл Хват. Вдвоём они вытолкнули клин почвы вверх. Показался выход, в который проникал лунный свет. С помощью Хвата царевич выбрался наверх, после чего помог выбраться Хвату.

Оказавшись на поверхности, воины стали оглядываться. Оказывается, тоннель вывел их за пределы города, что было весьма удачно. А ещё заметили, что в городе, как раз в том месте, где была драконья слобода, что-то горит, причём, хорошо горит.

Хват схватил Демида за руку.

— Не дом ли Гресса горит?

— Даже если и так, то чем мы можем помочь? Гресс выбрал свою судьбу. Наша же задача обо всём сообщить Ррераху. У него голова большая — пусть думает.

И воины, сориентировавшись на местности, двинули к месту стоянки.

* * *

А в это время в доме Гресса происходили интересные события. Ночные посетители всё продолжали долбиться в ворота, не понимая, что столкнулись с драконьей магией. Сам же Гресс взмахнул крыльями, очищая пространство вокруг себя от всякой утвари.

— Мюрид, ты думаешь, что став градоначальником у вурдалака ты стал всесильным? Что ж нужно продемонстрировать, что как был ты мелким лавочником, так им и остался.

Дракон снова взмахнул крыльями, и по крыше его дома побежала трещина спереди назад. После этого крыша начала складываться влево и вправо. И вскоре дома как такового не было. А была ровная площадка, посреди которой стоял дракон. На секунду за забором затихло, вероятно, от удивления. После чего долбежка возобновилась и даже усилилась.

Дракон повернулся вокруг собственной оси и пропал… в смысле, вообще пропал. Но за забором этого не увидели. Как вдруг из темноты ночи на них обрушилось море пламени. Послышались дикие крики обожжённых людей, которые сгорали в пламени как свечки. За несколько секунд от преследователей не осталось и следа.

Но на этом огонь не прекратил свою разрушающую работу он перебрался сначала на забор, а потом и на дом. И это при том, что и забор, и дом были из камня. К тому же цвет пламени изменился — стал фиолетовым. Да и его воздействие изменилось. Казалось бы, прочное каменное строение таяло, как свеча. И вскоре на месте дома Гресса осталось только оплавленное каменное плато.

Невидимый дракон удовлетворённо хмыкнул и, взмахнув крыльями, полетел в условное место.

Но дракон не заметил, или не захотел заметить, что у соседнего дома, который был почти разрушен, остался еще один свидетель, относящийся к страже. На его глазах происходило невероятное. Потому свидетель был в шоке. Он долго сидел, спрятавшись в какой-то щели, и лишь когда всё затихло, он выполз из своего убежища, вознёс хвалу богам за то, что оставили его в живых, и помчался к своему хозяину — черному магу, который и был реальным правителем города.

ГЛАВА 9

Воины добрались до стоянки на рассвете. Ррерах уже не спал и внимательно выслушал всё, о чём они рассказали. Но когда Хват заявил, что старый дракон, вероятно, погиб, дракон лишь усмехнулся. После чего сообщил.

— Я полетел на запланированную встречу. А вам предлагаю всей группой переместиться на западную опушку. И подальше от города и будет возможность сесть такому большому дракону, как Гресс.

— Ты всерьёз веришь, что он выжил?

— А почему бы и нет?

С этими словами дракон взлетел и исчез в небе. Постепенно просыпались остальные члены группы. Демид приказал готовиться к перемещению на новое место. Но прежде плотно позавтракать, что и сделали с большим удовольствием. Когда вышли на опушку рощи, Демид и Хват, завалились спать, оставив на охране Эрния и Крегора. Поспать получилось часа два. Когда же послышалось хлопанье крыльев драконов, оба воина были на ногах.

В самом деле, Гресс прилетел, живой и здоровенький и сейчас возвышался небольшой горушкой не только над людьми и нелюдями, но и рядом с Ррерахом.

Когда все высыпали на поле с приветствиями, Гресс склонил голову и сказал.

— Ну, что царевич, подобрана неплохая группа для твоего восхождения на престол. Но уже пора ей и делом заняться.

— А мы что разве бездельничаем? — Обиделся Хват. Демид дипломатично промолчал.

— В таком случае скажи, что ты считаешь важным для вашей группы в данный момент?

Хват задумался, даже почесал затылок. Потом пожал плечами.

— А ведь все очень просто и лежит на поверхности. — Стал объяснять Гресс. — Царевичу, как будущему правителю, а также как основному деятелю, на которого будет возложена миссия освобождения тридесятого царства от засилья вурдалака и его своры, в первую очередь нужно ознакомиться с жителями разных районов страны. Узнать их чаяния и надежды. Чем, собственно, вы до сих пор и занимались. Не так ли? — С хитрым прищуром спросил старый дракон.

Логика Гресса была настолько безупречна, что согласились все. а Гресс продолжил.

— Между тем, при прохождении вами через земли гоблинов первоначальный план был нарушен. И вместо того, чтобы идти на запад и попасть в земли орков, последнего народа, который вы не посетили, вы свернули на юг, и пришли к людям, к этому городу. А это должен был быть вашим последним пунктом в том обзорном вояже, что вы предприняли.

— Но ведь не по собственной воле мы сюда пришли? — возразил Хват.

— Верно. Вам рекомендовал этот маршрут Раррог. И с его стороны, как я понимаю, это было вынужденное предложение. Уж не знаю, почему так возбудились гоблины, узнав о вашей группе, но если бы вы шли прежним маршрутом, то стянули бы на себя всех гоблинов, могущих носить оружие. И даже заступничество драконов вам не помогло бы.

— Неужели драконы не справились бы с гоблинами? — Усомнился Хват. — Тем более что это был как раз тот случай, когда драконы навсегда покончили бы с их извечными врагами.

Гресс внимательно посмотрел на Хвата.

— Молодой человек, я понимаю вашу горячность так свойственную молодости. Но поверьте моему жизненному опыту, уничтожение гоблинов как народа могло принести больше проблем, чем их наличие. Уже хотя бы потому, что при исчезновении гоблинов остались бы их земли, никем не заселённые. А это поверьте, такой лакомый кусочек, что на него многие позарятся. Вам нужны межклановые войны за территории? Мне, лично, нет. Вполне достаточно время от времени тем или иным способом сокращать количество гоблинов, тем самым, держа их в рамках определенных законов, которые выгодны их соседям.

— М-дя? Об этом я как-то не подумал, — Смущённо проговорил Хват.

— Так вот. Чтобы закончить этап ознакомления, вам нужно попасть в землю орков и навести мосты дружбы с их вождями. Орки — хорошие наездники и если их нужным образом организовать, можно получить неплохую конницу для будущего войска. Поэтому первоочередная задача группы, добраться до земель орков и наладить с ними контакт.

Старый дракон немного помолчал, как бы держа театральную паузу, после чего выдал:

— После этого группа свою задачу выполнит, а потому дальнейшее ее существование нецелесообразно.

— Как так? Почему? — послышались возгласы.

— Потому что наступит следующий этап подготовки к освобождению царства от вурдалака — сбор достаточного по количеству и качеству войска. И вот здесь у каждого члена группы появляются свои специфические задачи. Так, эльфы, от имени царевича должны будут ездить по землям царства, и обговаривать задачи создания войска. Берегиня же, должна будет распространять слухи по царству о скором приходе освободителя. — Увидев протестующий жест Василисы, старый дракон продолжил, — Прохор, ваш куратор, берегиня, скоро будет здесь и поставит вам конкретную задачу. — Увидев, что берегиня кивнула, соглашаясь, Гресс продолжил, — А вам, молодые люди, — он указал на Демида и Хвата, — предстоит выполнить весьма специфическую задачу. Но об этом будет разговор, когда вы вернетесь от орков.

— Сколько нам отводится времени, чтобы побыть у орков и вернуться? — Спросил Демид.

— При хорошем раскладе вам должно хватить десяти дней, пять туда и пять обратно. Но, часто, в наши дела вмешивается случай, потому будет рассчитывать на две недели.

— Через две недели встречаемся здесь? — Уточнил Демид.

— Можно и здесь. Но будем действовать по обстоятельствам.

Старый дракон оглядел всю группу.

— Сейчас я, Ррерах и Крегор вас оставим на несколько дней. Собирается Большой Совет Кланов. Будем решать судьбу царства. Так что езжайте к оркам впятером. Не думаю, что возникнут большие проблемы в дороге.

Гресс слегка качнул головой, обозначая поклон. После чего драконы и Крегор, сидящий на Ррерахе, взлетели и ушли в образовавшуюся Щель, так драконы называли портал перехода.

* * *

Несколько раньше в доме городского мага.

Фархад, городской маг, с нетерпением ждал своего шпиона, который увязался за городской стражей во главе с Мюридом, руководителем города. Пришло сообщение, что некие незнакомцы проникли в город и движутся к дому дракона-отщепенца Гресса. Впрочем, Фархад не верил в эти слухи, считая их намеренными и ложными. Ещё не родился тот дракон, который вот так просто возьмёт да и отколется от своей стаи. И, похоже, его подозрения оправдывались. От того его нетерпение возрастало с каждой минутой. Потому, когда слуги доложили о возвращении шпиона, он приказал немедленно его позвать, после чего внимательно выслушал.

Что ж его подозрения полностью оправдались. Гресс оказался не тем, за кого себя выдавал. То, что от его действий погиб сам Мюрид со своими приближёнными, Фархада нисколько не взволновало — туда дуракам и дорога. А вот появление незнакомцев было интересно.

Отправив шпиона отдыхать, Фархад встал с кресла и стал прохаживаться по комнате, которая, скорее всего, была кабинетом. При этом, даже кабинет был отделан с шиком, в чисто восточной манере. Да, Фархад, как и Мюрид, был чужестранцем в тридесятом царстве. Лихие дорожки свели этих людей в заморском портовом городе, куда оба попали, сбежав от неизбежной смерти. Мюрида, промышлявшего разбоем, должны были казнить через отсечение головы. Но в последний момент ему удалось скрыться от преследователей.

Фархада ожидала ещё более мучительная смерть, поскольку, став дипломированным магом в одном закрытом восточном ордене, он занялся чёрной магией, стремясь подняться по карьерной лестнице в этом ордене. Он не брезговал ничем. Убийства своих соперников считал нормой. Подвела его торопливость. Совет Ордена стал сомневаться, что внезапные смерти высокопоставленных членов Ордена были случайными и затеял разбирательство. Естественно, с применением магии. Фархад почуял, что сыщики напали на его след, и подбираются к нему всё ближе и ближе. А это грозило не просто смертью, а медленной смертью, о которой Фархад слышал, но не видел. Но даже слухов ему хватило, чтобы понять — жизнь висит на волоске. К тому времени Фархад поднабрался опыта в заметании следов. Но оставаться было бессмысленно. Поэтому Фархад бежал подальше от родины и, главное, Ордена, который всенепременно нашёл бы его, если бы он не сбежал в соседнюю страну. Вот так в одном портовом городе встретились два авантюриста, которые сразу почувствовали нужность друг друга.

Нет, ни о какой дружбе речи и быть не должно, ибо эти люди, обуреваемые страстями, думали только о себе и своей выгоде. Но, как раз выгода от их взаимодействия была очевидна, что и сблизило их. И когда они оказались в Мариме, их близость стала работать на них двоих. Честолюбивый Мюрид, стремился встать во главе города, потому что мечтал о деньгах, о власти, о славе. Фархад не был ни честолюбивым, ни властолюбивым, но активно, конечно, с помощью черной магии, пробивал дорогу Мюриду к должности главы города.

Тут и внешние события помогли авантюристам. В Мариме высадилась пиратская эскадра, которая не только захватила город, но и объявила о переходе его под власть вурдалака. Мюрид с радостью присягнул нежити, за что и был допущен до вожделенной должности — стал градоначальником. С Фархадом в это время происходили похожие события, но несколько иного рода.

Итак, Фархад, одетый в богатый восточный халат, под которым была видна шелковая рубашка и атласные штаны, мерно ходил по кабинету, обдумывая последние события. О Мюриде он не сожалел, поскольку считал всего лишь средством для достижения собственных целей. И если средство уничтожено, значит, оно свою роль исполнило. Так чего жалеть?

Наконец, Фархад остановился и посмотрел в сторону правой стены. Там стояло напольное зеркало высотой в рост человека, зашторенное замшевым пологом.

Покачавшись пару раз с носка на пятку и обратно, Фархад решительно направился к зеркалу и отдёрнул полог, открывая зеркало полностью, после чего отступил назад шага на три. Поначалу ничего не происходило. Но вдруг зеркало стало темнеть, по нему побежали искорки, потом оно снова посветлело, и на светлом фоне появилась фигура человека по пояс. Несомненно, это был человек, одетый в черный, глухо застёгнутый редингот с высоким воротником, подпиравшим шею. Голова появившегося в зеркале была абсолютно лысой. Не было и бровей, да и вообще хоть какой-то растительности на лице. Узкие глаза имели огромные черные зрачки, из-за которых казалось, что белков вообще нет. Нос был большим крючковатым, губы узкие. Уши большие, прижатые к голове, мочки висюльками свисали вниз. Если бы не туго натянутая кожа и глаза, в которых время от времени светилось пламя, чёрное пламя, могло показаться, что в зеркале появился скелет.

— Говори, — почти не разжимая губ, проговорил появившийся в зеркале.

— Ваше Темнейшество, ОНИ появились, — с глубоким поклоном, ответил Фархад.

— Узнал их планы и намерения?

— Увы, Мой Господин, этот дурак Мюрид всё испортил, — И Фархад пересказал информацию, доложенную ему шпионом.

— Что думаешь делать?

— Выпущу ворона. Он найдёт группу, определит количество, и, по возможности, подслушает их разговоры. Как определюсь с местонахождением чужестранцев, будут планировать, как их проще захватить.

— Хорошо. Держи меня в курсе. — И зеркало померкло.

Фархад облегчённо вздохнул и перешёл в другую комнату, о которой знал лишь его доверенный слуга. В комнате содержался ворон, созданный магией того, кого Фархад называл Темнейшеством. Ворон был идеальным шпионом. Получив задание кого-то найти, он всегда находил свою жертву и передавал изображение на то же зеркало, которое только что зашторил Фархад. Он подошёл к ворону, находящемуся под черным пологом в клетке. Сняв полог и открыв клетку, он вынул ворона.

— Слушай новую задачу. Нужно обнаружить в окрестностях города группу чужеземцев, скорее всего, на лошадях. В группе может быть четыре-пять человек. Вылетай на задание с восходом солнца, — и, посадив ворона себе на плечо, Фархад подошел к окну, которое открыл. После чего, усадив ворона близ окна, покинул комнату.

* * *

Два дня пути в земли орков прошли без видимых событий. Группа не торопясь двигалась по намеченному пути. Правда, дорога была аховая. Видно было, что ею давно уже не пользуются. Потому она местами заросла травой, что затрудняло движение. Из чего путники сделали вывод, что общение жителей города Марим с орками весьма ограничено, если вообще существует. Это несколько напрягало.

На третий день начались неприятности. И вроде бы событие рядовое, но насторожились все. Проблемой оказался большой ворон, который летел за группой будто привязанный. При этом он не подлетал близко, чтобы его не могли сбить стрелами с земли. Да и высоты придерживался приличной. И ладно бы летел себе и летел. Но ворон время от времени пронзительно каркал, как бы злорадствуя над путниками. Хват буквально скрипел зубами, а Эрний предложил сбить ворона. Эту мысль он высказал под вечер, когда ночь почти вступила в свои права и ворон исчез.

— Что толку? — Спросил Хват. — Понятно же, что этот ворон является шпионом, и объектом его шпионажа являемся мы.

— Ну, если он за нами шпионит, значит, это кому-то надо? — Задался вопросом Демид.

Хват удивлённо посмотрел на царевича, потом хлопнул себя по лбу, соскочил с коня, лег на землю и приложил к ней ухо. Что он там наслушал, стало понятно, когда оборотень поднялся с земли, отряхивая ладони.

— Поздравляю, за нами погоня. Судя по звуку, состав погони лошадей тридцать. Идут хорошо. При нынешнем темпе, завтра сократят разрыв до одного перехода, а послезавтра нас нагонят.

— Но это уже будут земли орков, — Подала голос Ириния.

— Не думаю, что догоняющих это остановит.

— Ты полагаешь, что за нами гонится нежить?

— Почти уверен. Смотри ночь на дворе, а они не собираются останавливаться на ночевку.

— И что из этого следует? — Поинтересовался Демид.

— Только то, что догоняет нас нежить. И даже если они едут на обычных лошадях, то применяют магию, чтобы поддерживать силы лошадей. А нам, по любому, нужен отдых… хотя бы до рассвета.

Следующий день начался с появления ворона, который летел на том же расстоянии и почти постоянно каркал. Первым не выдержал Эрний.

— Я всё-таки собью эту тварь, — Пообещал он.

— Чем? Он летит дальше полёта стрелы, — возразил Хват.

— Ничего. У нас есть кое-что получше стрелы.

Эрний притормозил коня, сложил ладони лодочкой и стал что-то шептать. Потом выпрямил правую руку, на которой появились сначала перчатка из толстой кожи, а затем и сокол в клобуке, плотно усевшийся на перчатку. Эрний что-то пошептал на ухо соколу и подбросил его вверх. Птица почти сразу исчезла из виду, а довольный эльф продолжил путь.

Внезапно в небе послышалось продолжительное «Кааар!», заставившее путников остановиться и обратить взоры в небо. Оказалось, что сокол напал на ворона и сейчас рвал его клювом и когтями. Ворон попытался было отбиться от сокола, но это было бесполезно. Причём обе птицы стремительно приближались к земле. А у самой земли, сокол выпустил ворона из когтей, и тот со всего размаху ударился о землю. Сокол же завис над поверженным противником метрах в десяти. И убедившись в том, что тот не дышит, полетел к Эрнию.

— Что толку? — не унимался Хват. — Ну, потеряли нежити своего соглядатая. Всё равно к оркам ведет единственная дорога. И эта дорога под копытами наших лошадей.

— Ты вроде бы как не замечаешь, что местность изменилась. — Возразил Эрний, скрывая сокола.

В самом деле, вместо степи началась лесостепь. Еще вчера стали встречаться несмелые рощицы небольших размеров, которые, как бы, стеснялись своего присутствия в степи. Сегодня же, путники всё чаще и чаще ехали сквозь большие массивы леса, в которых вполне можно было спрятаться.

Эта мысль проскочила в голове Демида, но тут же была развеяна Хватом.

— Если кто-то думает, что от нежити можно спрятаться в лесу, то это вряд ли. У нее острый нюх, и она нас обнаружит в любом лесу. Так что тратить время на прятание, напрасная трата времени. Нас могут спасти только наши кони… и орки, если вступятся за нас.

В тревожном ожидании прошел остаток дня и начало следующего. Путники почти не отдыхали ночью, стараясь уйти подальше от преследователей. Потому у ближайшего ручья напоили коней, дали им немного отдохнуть и снова двинулись в путь.

Вскоре послышался взволнованный крик Эрния, который с сестрой ехал сзади.

— Смотрите!

Путники притормозили лошадей и оглянулись. На горизонте показалось небольшое облачко пыли, поднимаемое десятками лошадей. И это облачко медленно, но неуклонно догоняло путников.

Демид вытер вспотевшее лицо. По всем расчётам они уже должны были въехать на земли орков, но их не было видно и даже не ощущалось их присутствие. Что ж, как всегда придется надеяться только на себя. С этой мыслью он пришпорил коня. Остальная группа последовала за ним.

А между тем расстояние между преследуемыми и преследователями быстро сокращалось. И когда путники выехали из очередного лесочка, преследователи въехали в него. Казалось, спасения нет. И путники мысленно готовились к последней схватке.

Внезапно сзади послышался шум и яростные крики. Притормозив коня, Демид оглянулся и облегченно вздохнул — кричали орки. Они выметнулись двумя группами из леса и ударили нежити во фланги — слева и справа. И хотя в каждой группе было меньше бойцов, чем в группе нежити, неожиданность и напор сделали своё дело.

Демид пригляделся к оркам. Почти все были по пояс раздеты. На них были только кожаные штаны и кожаные сапоги. Седел не было. Многие сидели прямо на крупах коней. У некоторых было некое подобие седла в виде звериной шкуры. В руках они держали длинные кривые мечи, а на левом плече небольшие круглые щиты. Все были рослыми и черноволосыми.

Орки смяли отряд нежити, нарушили их построение. Не сказать, что нежить тут же сдалась. Нет, упыри дрались жестко и как-то обреченно. Завязалась ожесточённая сеча. Хват было дёрнулся помочь, но Демид его остановил жестом.

— Это не наша война.

Тем временем, битва подходила к концу. У орков было несколько раненых, но из боя не вышел ни один. И вот последние упыри порублены и потоптаны копытами коней. Часть орков бросилась ловить лошадей упырей, оставшихся без хозяев, остальные поехали в сторону группы путников.

Впереди ехал воин выделяющейся своей статью.



— Кто такие? — Спросил он громовым оголосом. — И что делаете на нашей земле?

Вперед выехал Демид.

— Мы здесь с поручением к вашему вождю.

Орк осклабился.

— И кто ж вас послал с поручением?

— Дракон Раррог, если это имя тебе о чем-нибудь говорит.

Имя говорило. Орк весь подобрался, взглянул исподлобья на Демида.

— Мы сопроводим вас к вождю.

Здесь вмешалась Ириния.

— Прошу прошения, не знаю вашего имени, но я целительница. Позвольте, я залечу ран ваших воинов.

Удивление орка было безмерно. Он воззрился на Иринию, будто она была говорящим деревом… или кустом.

Пришлось снова вмешаться Демиду.

— Женщина говорит правду. Она целительница из эльфов, которые всегда славились своим умением исцелять раны.

Орк перевёл взгляд на Демида. Несколько секунд он что-то соображал, потом ответил:

— Пусть попробует. Мы подождём.

Ириния выехала из группы путников и подъехала к орку, у которого была глубокая рана на животе. Она жестом попросила подать руку, и когда орк протянул ее, Ириния, взяв руку, стала что-то шептать. Рана на глазах стала затягиваться, оставляя лишь белый неровный шрам.

К Иринии присоединился Эрний, и вскоре все раненые орки были вылечены. Удивление и даже почтение читалось в глазах орков, которые увидели искусство целительства эльфов в действии. Отношение к путникам сразу стало как-то добрее. И хотя орки всё также окружали путников, но это окружение стало дольше походить на почётный караул, чем на стражу.

До населенного пункта орков ехали остаток дня. Уже на заходе показалось некое подобие веси. Почему подобие? Потому что как таковых домов не было. Были какие-то строения внешне похожие на большие перевернутые купола. Правда, в высоту они была два, а то и больше человеческих роста. Что, в принципе, было неудивительно, учитывая высокий рост орков. Сверху эти купола были обтянуты шкурами зверей. Окон не было, как не было и двери в ее привычном понимании. Дверь заменяла всё та же шкура, свисавшая пологом.

Напротив, пожалуй, самого высокого и самого широкого купола стояло нечто напоминающее кресло или трон. На нём восседал свирепого вида орк.



Демид еще при первой встрече с орками заметил, что у них кроме ушей в чем-то похожих на эльфийские, еще и клыки торчат из нижней челюсти. Но у этого орка было аж по две пары клыков с каждой стороны. А в носу торчало кольцо. Демид внутренним чутьём понял, что это и есть вождь.

Группу остановили шагах в десяти от трона, и тот из орков, кто был главным в группе сопровождения, спрыгнул с коня и, подойдя к вождю, стал что-то ему негромко рассказывать. При этом глаза вождя то расширялись, то сужались и он взглядом ощупывал каждого члена группы.

Наконец, он кивнул и, обращаясь ни к кому конкретно, произнес:

— Что вы мне должны передать?

Демид, усвоив по процедуре целительства, что орки, в принципе, далеки от цивилизации, а потому, в определенном смысле, дети, решил поразить и их и вождя. Он вышел вперед и сказал.

— Великий вождь позволь нам встать в ряд?

И когда тот благожелательно кивнул, взял за руки берегиню и Хвата. Хват взял за руку Эрния, а тот Иринию. Таким образом, образовался купол, который, при неблагоприятном стечении обстоятельств должен был защитить членов группы от нападения. Этот приём Демид собирался применить ещё когда их догоняла нежить, но в данном случае купол сыграл и ещё одну роль. В небе прогремел гром, и в появившуюся Щель влетел Ррерах. Сориентировавшись в воздухе, он стал планировать с таким расчётом, чтобы сесть позади купола. Орки, увидев дракона, садившегося им на головы, порснули в разные стороны.

Ррерах же, усевшись и осмотревшись, обратился к вождю орков.

— Великий вождь, я принес тебе приглашение на Совет кланов. Собрались почти все вожди и ждут только тебя.

Эффект от появления Рерраха был оглушительным. И даже свирепый вождь орков какое-то время молчал, не зная, как реагировать. Потом спросил.

— А как я туда попаду?

— На моей спине, естественно, — спокойно ответил дракон и приспустил левое крыло.

— Вождь колебался недолго. Он посмотрел на воина, сопровождавшего группу.

— Хаттар, остаёшься за меня. И учти, чужестранцы наши дорогие гости. Потому они должны чувствовать себя, как дома.

Хаттар приложил правую руку к груди и слегка поклонился. После этого вождь пружинисто встал с трона и по крылу залез на спину дракона. Тот тут же взлетел и, подлетев к Щели, исчез в ней.

ГЛАВА 10

После отлёта вождя как-то сразу спало напряжение в отношениях с орками. Несмотря на их свирепый вид, они оказались премилыми существами. Хаттар, оказавшийся старшим сыном вождя, а потому заменявший его при отсутствии, сразу повел группу в свое жилище, стоящее рядом с жилищем вождя. Встретила жена Хаттара, типичная орчанка, окружённая стайкой маленьких орчат.



Когда группа вошла в жилище, Демид увидел, что его остовом являются гнутые определенным образом стволы деревьев. Их комельки был и вкопаны в землю, а вершины сплетены вверху, создавая купол. Поверх купола набрасывались шкуры животных, чтобы хранить тепло зимой и создавать прохладу летом. Как такового стола не было. Посреди купола горел костер, на котором висел казан, с булькающем в нём варевом. Питались лежа на коврах, подсунув под руки для удобства всякого рода подушки.

Поскольку с орками Демид никогда не сталкивался, его интерес к их жизни и быту был безмерен. И он был благодарен оркам, что они, как могли, удовлетворяли его любопытство.

Правда, первым вопросом Демид чуть было не испортил всё дело.

— Хаттар, ведь вы степные жители, а живёте в лесостепной зоне. Как-то у меня в голове это не укладывается.

Глаза орка полыхнули таким огнём, что царевич пожалел о заданном вопросе. Но орк сумел справиться с эмоциями и глухим голосом ответил.

— Вы, вероятно, к нам попали, пройдя через земли гоблинов?

— Ну, мы не сразу сюда попали, хотя планировали именно так. Гоблины устроили такую охоту за группой, что пришлось уклоняться от заданного маршрута к югу и выйти к городу Марим.

Во взгляде орка засветилась заинтересованность.

— Значит, вы шли через степи?

— Да, где столкнулись с небольшой конной группой гоблинов. Они напали на нас внезапно, прячась в лощине, но мы отбились и ушли.

— Так вот, те степи, что сейчас считаются гоблинской территорией, когда-то были нашими степями.

И, увидев удивление на лице Демида, продолжил.

— Когда-то наши предки жили в тех степях. Гоблины были нашими соседями. Северными соседями, поскольку жили в горах и лесах. Не слишком они были дружелюбными, часто устраивали пограничные конфликты. Но, в общем, не сильно нам мешали. И никто из орков не догадывался, что гоблины в своих лесах и горах копят силы, чтобы завоевать наши земли. А когда их мечты стали реальностью, и на земли орков вторглись захватчики с севера, было поздно что-либо предпринимать. Их было столько, что земля на десятки вёрст шевелилась от живой массы. Конечно, наши предки сопротивлялись, как могли. Но вскоре вожди родов поняли, что сопротивление бесполезно. Нужно было спасать клан от полного уничтожения. И началось медленное отступление на запад в сторону лесо-степи, а на наше место пришли гоблины. С тех пор каждый орк ждёт, когда вождь клана поведет воинов степи отвоёвывать наши земли.

Рассказ Хаттара поразил царевича. Это ж, сколько поколений орков рождалось, жило и умирало с надеждой увидеть покинутую родину?

— Если это тебя утешит, скажу, что драконы основательно потрепали гоблинов, — И царевич рассказал о битве на поле, в которой участвовали драконы. Глаза орка загорелись, он задавал наводящие вопросы, на которые Демид с удовольствием отвечал. В конце разговора Хаттар выдал мечту:

— Вот бы нам таких союзников. Мы враз бы поставили гоблинское племя на место, заставив убраться в свои леса и горы.

— Хаттар, я думаю, что ваши мечты скоро начнут сбываться. Не зря ведь вашего вождя пригласили на Совет Кланов.

— Скорей бы, — скрипнул зубами орк. И его глаза снова полыхнули огнём. Но теперь это было огонь надежды.

— Знаешь, появление в тридесятом царстве вурдалака и его воцарение, ткнуло наших вождей всех рас нелюдей в тот факт, что без взаимной поддержки и дружбы между расами вы так и будете бегать от более сильных или более многочисленных врагов ваших. И стала понятна простая истина: благополучие всех зависит от единства и объединения усилий перед лицом врага.

Следующим вопросом Демида был о жилищах орков. В том смысле, почему они такие странные. На этот вопрос Хаттар отвечал спокойно. Было видно, что ему положение вещей нравится.

— Обычай в постройке таких жилищ идёт ещё из той эпохи, когда орки были кочевниками. При таком положении иметь постоянные дома нецелесообразно. Ведь стада крупного рогатого скота или лошадей, как минимум два раза в год нужно было перегонять на новые пастбища — осенью на юг, на степные луга, весной — на север, где из-под снега появлялась свежая трава. Нужно сказать, что предки активно торговали, что рогатым скотом, что лошадьми. С того и жили. Но жить-то всё же хотелось под крышей, а не на продуваемых просторах степи или под проливными дождями лесостепи. Отсюда и появились наши жилища. Выбирались тонкие молодые деревца примерно одной длины. Макушки связывались, а комельки разносились на максимальное расстояние. Это и была площадь дома. От всех же погодных неурядиц защищали шкуры животных, того же крупного рогатого скота. Ведь и питались предки, как кочевники — в основном мясом. Потому, когда орки переселились в эту местность, обычай нарушать не стали, хотя с момента переселения орки перестали быть кочевниками.

— Почему? — Удивился Демид.

— Слишком мало территории. В самом начале перехода сюда вождь клана принял решение: разделить всю подконтрольную нам землю между родами. И каждый род выживает, как может. Решение было мудрое, хотя и вынужденное. Но, сам понимаешь, в стеснённых условиях кочевать не получалось. Пришлось ограничить и количество скота, и количество лошадей. В конце концов, мы пришли к решению иметь столько скота, сколько нужно для безбедного существования. С лошадьми поступили примерно также — оставили столько лошадей, сколько нужно для замены старых, которых, естественно, пускали на мясо. Вот так и живём по сию пору.

В расспросах и гулянии по поселку прошло два дня. Демид уже стал изнывать от безделия, тем более, что образ жизни орков был настолько прост, что вникнуть даже в его особенности не составило труда. Но всё когда-то заканчивается. На третий день прилетел Ррерах с вождём на спине, который, едва спустившись с дракона начал отдавать приказы. Но прежде он поинтересовался у Демида, как его встретили орки. Демид раскланялся и в самых лучших выражениях поблагодарил вождя за гостеприимство.

— Вот и прекрасно. Хаттар ты присоединяешься к группе царевича в качестве моего представителя, — И он осмотрел на дракона. Тот добавил.

— Стоит взять запасных лошадей, хотя бы для эльфов. — И обращаясь к Демиду. — Ожидаем группу в условленном месте через пять дней. Надеюсь, препятствий больше не будет.

— А вот я бы не был таким оптимистом, — Вмешался Хват. — Мы ведь так и не знаем, кто организовал погоню, да ещё такую необычную. Но уверен, что тот, кто на такое способен, знаток магии. А потому для него не составит труда узнать, что группа возвращается и организовать одну или несколько засад.

Вожак и Ррерах посмотрели на оборотня в задумчивости.

— Артах, — молвил дракон, обращаясь к вожаку, — а ведь оборотень дельно говорит.

— Ррерах, — в тон ему ответил орк, — Так получилось, что на юг есть одна тропа, о которой знают только орки. Хаттар неоднократно ездил по ней. — Увидев удивление на морде дракона добавил, — Нам ведь нужно было знать, что на югах затевается… и вообще, последние новости. — После чего продолжил, — Похоже, настал час, когда этой тропой нужно воспользоваться… во благо остальных рас. — Эта фраза адресовалась Хаттару, который кивком подтвердил своё согласие.

— Ну, что ж, раз всем всё ясно, встречаемся через пять дней. Артах, было приятно познакомиться. Надеюсь, ещё встретимся.

Дракон и вождь орков церемонно раскланялись, после чего дракон с гномом на спине исчез в Щели, а путники стали готовиться к обратной дороге. Собственно, больше суетились орки. Седельные сумы были набиты едой под завязку. По прикидкам Демида, еды хватило бы минимум на неделю. К тому же орки подвесили к седлам большие кожаные фляги округлой формы с водой. Так что и здесь было всё в порядке. А с утра к лошадям, что были у путников, добавились еще три, одна для Хаттара и две для эльфов. Зачем запасные лошади для эльфов вождь орков не стал объяснять, отговорившись туманной фразой: — На месте узнаете. Как бы то ни было, а наутро, едва встало солнце, орки весьма дружественно проводили путников, сопроводив их до самой границы своих земель.

А вот дальше началось интересное. Хаттар свернул с дороги в лес, ведя за собой группу. Поначалу казалось, что путники едут по лесу, не разбирая дороги. Но вскоре сначала оборотень, а затем и глазастые эльфы обнаружили тонюсенькую ниточку лесной тропы. Как орк её видел, не опуская головы, осталось загадкой. Тем не менее, орк не снижал скорости и даже, время от времени оглядываясь, взглядом подгонял спутников. Так что можно сказать, что скорость движения по лесу вряд ли уступала движению по дороге.

На третий день пути во время очередной стоянки, которую объявил орк, путники услышали знакомое карканье.

— Ну, вот, Эрний все твои усилия пошли прахом, — недовольно проговорил Хват.

— Думаю, это другой ворон. Но он как-то странно ведёт себя.

В самом деле, карканье то приближалось, то удалялось, но так и не приблизилось к тому месту, где находились путники.

— Похоже, нас ожидают у дороги, — предположил Демид.

— Странно, что ворон нас не может обнаружить. Ведь наверняка он настроен на поиск тех, кто обладает магией.

— Ничего странного. Эта тропа и все места стоянок защищены магически. Причём саму магию места невозможно обнаружить другой магией. Этот дар нам достался от предков, — ответил Хаттар.

Тут-то до Демида, да и остальных путников дошла та строгость, с которой орк держал остальных строго на линии лесной тропинки. Понятными стали и стоянки в строго определенных местах. Потому, быстро собравшись, путники вскочили на коней. Но тут Хват всё же не удержался от вопроса:

— Разве они не могут углубиться в лес и прочесать его? — Под «они», надо полагать, понимались те, кто преследовал группу.

— Здесь еще слишком густые леса, чтобы организовать прочёсывание. Да и вряд ли они ожидают, что мы будем возвращаться другой дорогой, — ответил орк. — Впрочем, усиление внимания не помешает. Я смотрю вперед и влево, следующий за мною — вправо… и так далее.

На пятый день похода после того, как солнце перевалило через зенит, лес неожиданно закончился. Не выходя на опушку стали ориентироваться, чтобы определить, как выйти на нужное место встречи. Впрочем, ориентирование заняло немного времени, поскольку было много знакомых ориентиров. Хаттар уступил место лидера группы Демиду, а сам отъехал назад и встал за эльфами.

Осторожно осмотревшись, группа рысью поехала к месту сбора. Вскоре показался знакомый лес. Объехав его с западной стороны, путники увидели, что на полянке уже сидят два дракона: Ррерах и Гресс. Крегор был рядом с Ррерахом.

Подъехав, путники соскочили с лошадей и поприветствовали ожидавших их драконов и гнома. Ррерах сообщил неожиданную новость.

— Сообщаю, что Гресса больше нет, — пафосно начал Реррах, — Перед вами Эрраррог, правая рука и ближайший советник главы клана драконов.

Несколько остолбеневшие от новости путники всё же нашли в себе силы ещё раз поклониться старому дракону. Впрочем, он, похоже, сам тяготился новым титулом, а потому сразу начал инструктаж, совершенно не обратив внимания ни на слова Ррераха, ни на почтение остальных.

— Хаттар, — обратился он к орку. — Насколько я осведомлён, ты знаешь многие тайные тропы в землях, ныне принадлежащих гоблинам. Так это?

— Ты имеешь в виду степные районы?

— Да.

— Знаю, и не одну тропу.

— Вот и прекрасно. Эльфы должны вернуться в свою весь. Верилий их ждет, чтобы сообщить новое задание. Так что тебе ещё раз предстоит выступить в роли проводника и провести эльфов по кратчайшему расстоянию, но так, чтобы не наткнуться на гоблинов. Сумеешь?

Неожиданное предложение дракона заставило орка задуматься. Вероятно, он прикидывал, какая из известных ему троп пригодится для данного задания. Молчание затягивалось, но никто не торопил орка, понимая серьезность принятия им решения. Наконец, Хаттар поднял голову.

— Есть одна тропа, о ней мало знают даже орки. Когда-то в юности мне ее показал отец. Думаю, что это как раз то, что нам нужно.

— Вот и прекрасно. Старайтесь останавливаться как можно реже. На то вам и даны запасные кони.

Тут послышался возмущённый возглас Иринии.

— Но я не умею ездить на коне без седла.

Все повернулись в сторону эльфийки.

— А кто сказал, что ваши запасные лошади будет без сёдел? — Удивился старый дракон. — Крегор неси сюда поклажу, что мы привезли.

Гном, стоявший несколько в стороне, поднял из травы… новёхонькое седло и понёс его к лошади Иринии. После чего собственноручно надел его, снова вернулся и принёс еще одно седло, теперь для лошади Эрния. Вероятно, было и третье седло, но Хаттар категорически отказался от него, сказав, что ему больше нравится шкура вместо седла. Что ж проблема с седлами была решена. Эррарог поставил задание группе выезжать с рассветом, и эльфы с орком покинули группу, занявшись подготовкой к походу.

Теперь Эрраррог обратился к берегине.

— Василиса, тебя ждёт Прохор. И тоже с заданием.

— Где? — Воскликнула берегиня и стала оглядываться. И вдруг у видела, что у лесочка на пеньке сидит старый дед. Увидел деда и Демид, и сразу признал в нем того, кто в самом начале его пути направил мимо межевого камня. Берегиня всплеснула руками и что есть мочи побежала к деду. Тот встал, они обнялись, после чего развернулись и скрылись в лесу.

— Ну, а теперь вы, молодые люди. Для вас будет особое задание. Надеюсь, вы догадались, что вас преследовала нежить не столько по приказу городского мага, сколько того, кто стоит за ним? — И старый дракон внимательно посмотрел на царевича и оборотня.

— Да, была такая мысль, — ответил Хват.

— И вы были правы. За всеми делами, творящимися в тридесятом царстве стоит некто, о ком мало что известно. Тем не менее, ценой героических усилий, порой приводящих к трагическим последствиям, удалось установить, что этот некто располагается на острове Лейс, где-то в двухстах милях от нашего побережья.

— Лейс? Раррог говорил об острове Пампло.

— Да, есть такое. Но так остров называют только драконы. Для остальных он существует как остров Лейс.

— Понятно. А как же этот некто правит, находясь на острове?

— Это тоже известно. В доме того же городского мага есть зеркало, с помощью которого маг связывается со своим хозяином и получает приказы. Вероятно, таких зеркал несколько и они находятся у тех, кто преданно служит этому неизвестному.

— И что от нас требуется?

— Если говорить по взрослому, то нужно уничтожить этого тайного правителя. Ибо, лишившись его управления, вся его рать будет обезглавлена, что, несомненно, поможет в освобождении царства от нежити и всяких прилипал, к какой бы расе они не принадлежали.

— А что такого сложного в уничтожении этого главаря? — осведомился Хват.

— Есть сведения, что с помощью чёрной магии он стал бессмертным.

— Ничего себе, — присвистнул оборотень. — И как же мы его уничтожим?

— А вот это уже зависит от вас.

— От нас? — Удивлённо протянул Хват.

— Именно от вас. Вас двоих. Царевич хорош тем, что не поддаётся никакой магии. Это проверено. Следовательно, попав в магическое пространство, а оно наверняка присутствует на острове Лейс, он сохранит в целости свои мозги и сможет принимать трезвые и своевременные решения. А ты, оборотень, силен умением выкручиваться из любой ситуации. Так что вы в паре будете сильнее всех козней, которые могут придумать чёрные маги.

— Так что нам делать сейчас? — Встрял Демид.

— Для начала попасть в Марим-порт.

— В Марим-порт? — На этот раз удивился царевич.

— В Марим-порт, — подтвердил старый дракон. Он с хитринкой покосился на оборотня.

— Хват, я слыхал, ты недолюбливаешь троллей?

— Я бы сказал, что ненавижу.

— Это хорошо. Потому что в Марим-порте вам предстоит встреча с троллем.

Удивление обоих воинов было безмерным. Они воззрились на Эррарога, ожидая разъяснений.

— Для начала скажу, что ненавидеть то или иное существо, особенно магическое, только за принадлежность к тому или иному клану, не совсем правильно. Особенно, когда речь заходит о тех, кто живёт в Мариме и его окрестностях. Особый статус города, как портового города наложился на характер его жителей. Выживали только те, кто смог приспособиться к уже существующим порядкам. А эти порядки таковы, что все расы, живущие в городе равноправны и равноценны между собой. Поэтому кто бы ни приходил в город, он смог здесь прижиться только после принятия такого правила.

— Это относится и к троллям с гоблинами? — Недоверчиво спросил Хват.

— Повторяю, ко всем расам этого царства. Те, кто пытался насадить свои порядки, скажем так, жили недолго. А часто просто исчезали.

— Хороши правила, — пробормотал Хват.

— Ничего удивительного. Это в клане среди своих то или иное существо должно было вести себя по правилам клана. Здесь же, в отрыве от корней, мог выжить только тот, кто принимал новые условия существования. Так что здесь намешано всяких кровей.

— Это понятно. Что дальше? — подторопил дракона Демид.

— Сейчас нужно использовать, мягко говоря, нелюбовь Хвата к троллям. Как я уже говорил, вам нужно попасть в Марим-порт. На его окраине вы найдёте корчму с пышным названием «Жемчужная лагуна». Сразу скажу, корчма, как корчма, но именно в ней вы найдёте тролля, который вам поможет.

— Тролль? Поможет? — одновременно воскликнули воины.

— Этого тролля, — не обращая внимания на реакцию воинов, продолжил дракон, — зовут Назар. Впрочем, может быть, это не настоящее его имя. Но я знаю его много лет, и его всегда так звали. — Глаза дракона заволокло воспоминаниями. На мгновение. Потом взгляд снова стал ясным. — И поверьте, он уже не из тех диких троллей, которых вам приходилось встречать.

Дракон на минуту задумался.

— Итак, вы должны попасть в этот корчму и встретиться с троллем.

— Уважаемый дракон, — начал Демид. — Но как мы это сделаем в нынешнее время? Наверняка даже двое незнакомых вооружённых людей вызовут у окружающих подозрения.

— Всенепременно вызовут, а как же. Но есть одна изюминка, которая пока в ходу. По царству, до сих пор бродят любители приключений и острых ощущений. Иногда они забредают и в Марим-порт. Вот вы и должны сыграть роль этаких сибаритствующих путешественников, ищущих приключений на свою голову.

— А если нам не поверят?

— Не поверят однозначно, там живут такие прожжённые пройдохи, что не верят даже самим себе. Вот поэтому вы должны устроить в корчме ссору, и избрать для этого того самого тролля. Как это сделать вам будет виднее на месте. Наверняка вы были в подобных заведениях, и знаете, что и как там делается.

— А дальше?

— Дальше тролль вызовет одного из вас на честный поединок. В Марим-порте это тоже в обычае, так что ни у кого не вызовет подозрений. Нужно сделать так, чтобы вызов принял оборотень.

— Почему? — Удивился Демид.

— Потому что его нелюбовь к троллям позволит ему даже не играть, а реально демонстрировать эту нелюбовь. Причём делать это достаточно убедительно для окружающих. Очень важно, чтобы никто не заподозрил, что вы с троллем разыгрываете спектакль. Так что оборотень здесь наилучшая кандидатура.

— Но за нами потянется толпа зевак, — Вставил Хват.

— Понятное дело, что потянется, куда ж без этого. Потому драка, скорее всего, на мечах, должна быть по настоящему, без дураков.

— Я как-то не уловлю вашего замысла, — Задумчиво произнес Демид.

— Идея заключается в том, что после жестокой сечи, тролль должен ранить оборотня, причём должно быть много крови, чтобы зрители были удовлетворены зрелищем. После этого тролль подхватывает на плечо раненного оборотня с обещанием его вылечить. Это тоже входит в план, поскольку тролль известный в Марим-порте целитель. А ты, царевич, в это время отвязываешь лошадей и устремляешься за троллем, который будет уносить оборотня.

— Это всё красиво рассказано. Но ведь есть ещё одна опасность — шпионы, работающие на власть. Они же могут проследить, куда мы пойдём и наслать нежить. Просто так, для проверки.

— Понимаю твои сомнения, царевич. Шпионы вполне реальная опасность. Но, как я полагаю, ко времени окончания драки должен наступить вечер, а за ним ночь. Согласись ночью шпионить затруднительно. Ну, а если появятся упорные, надеюсь, вы найдёте, как избавиться от слежки.

— М-минуточку, — чуть заикаясь от волнения, встрял Хват. — Что значит, тролль меня ранит? А если я раню его?

— Это вряд ли. У Назара есть еще одно прозвище — «Непобедимый». Он участвовал во множестве драк, как без оружия, так и с оружием. И не раз выходил один против десяти, всегда побеждая. Так что ранить его слишком невероятно. К тому же, он много лет сначала был пиратом, а потом стал их злейшим противником, объездил много стран, где изучал как особенности боя, так и основы целительства. Потому не беспокойся, он вылечит тебя в момент.

— Но ведь, когда много крови, это показатель серьезного ранения, — Вставил царевич.

— Вот как раз этого эффекта и нужно добиться. В смысле, зеваки должны поверить, что Хват ранен серьезно. Потому тролль и взялся его лечить.

— А разве возможно несерьезное ранение? — Усомнился Демид.

— Конечно. На теле есть места, где кровь подходит близко к коже. И если кожу в этом месте повредить, крови выльется много, а рана будет пустяковая. И Назар знает, как нанести такую рану.

Воины задумались над сказанным. Обоим было понятно, что дракон предлагает авантюру в чистом виде. И если они где-то сфальшивят, их элементарно раскроют, схватят и сдадут властям. И даже тролль вряд ли поможет. Так что действительно придётся играть по-взрослому.

— Когда выходить? — спросил царевич.

— Завтра утром, — Был ответ. Царевич кивнул и пошел к пеньку, на котором недавно сидел Прохор, глубоко задумавшись. Хват последовал за ним. Старый дракон улыбнулся им вслед одними губами и повернулся в Ррераху.

— Задали мы молодцам задачку.

Ррерах в отличие от Эррарога реально переживал за воинов. Задача им поставленная казалась ему непомерной по трудности.

— А если они не справятся?

— Если не справятся, значит, не годятся для той важной задачи, которая им предстоит. Но я почему-то уверен, что справятся.

— Ну что полетели?

Драконы взлетели и исчезли в Щели.

ГЛАВА 11

Вечером путники устроили прощальный ужин. Было много вина и мяса. Но, то ли вино было слабеньким, то ли тонус путников повышенным, но не опьянел никто. Разве что уровень весёлости был повышенным. Шутки приличные и не очень сыпались как из рога изобилия. Много смеялись, и подшучивали друг над другом, но никто не обижался, даже если проходились по нему. К полуночи компания распалась. Эльфы и орк уединились и о чём-то шептались. Потом Ириния объезжала запасного коня, а орк ей активно в этом помогал. Лошадка была выбрана удачно, спокойная и в то же время мощная, но легко управляемая. Для женщины она подходила в самый раз.

Прохор, просидевший весь вечер в одиночестве и думавший о чём-то своём, тихо беседовал с берегиней. Крегор и Хват продолжали друг друга подкалывать. Демид же просто откинулся на землю и смотрел на звёзды. Спать стали укладываться далеко за полночь.

Когда проснулись на рассвете, оказалось, что Прохор и берегиня уже ушли, что сразу настроило оставшихся членов группы на деловой лад. И когда с восходом солнца прилетел Ррерах, все, в основном были готовы к выступлению. Дракон ещё раз проинструктировал эльфов и орка. Наблюдавший за ним Демид про себя удивлялся, как быстро Ррерах повзрослел и посерьезнел. Ведь ещё недавно он с сотоварищи вытаскивал этого великовозрастного балбеса из ловушки, когда тот воровал скот у селян. А сейчас Ррерах предстал умудрённым драконом, правой рукой главы клана.

Пожелав эльфам и орку успешного пути, дракон отпустил их, и эта группа скоро скрылась в степи. Даже пыли, вылетающих из-под копыт лошадей, не было видно.

Демиду и Хвату дракон пожелал успешного пути, после чего дождался, пока Крегор погрузится ему на спину и улетел в Щель. Ну, а воины тронули коней и поехали в Марим-порт.

Издали Марим-порт выглядел уютным, хоть и небольшим городком, вытянувшимся в линию вдоль береговой черты. Но чем ближе путники подъезжали к нему, тем заметнее было запустение, гуляющее по городу. Многие дома были брошены, что можно было понять по выбитым рамам и сорванным с петель дверям. Вероятно, жителя разбежались, когда порт захватили пираты. Опять же торговля прекратилась, так что торгашам делать в городе было совершенно нечего.

Третьим домом по левой стороне оказалась корчма. Об этом свидетельствовала и косо свисавшая вывеска. Хотя по внешнему виду корчма выглядела приличнее окружающих ее домов. Сама корчма стояла в глубине двора, окруженная забором. На улицу раскрыли своё зево широкие ворота, которые, в прошлом, вероятно, закрывались на ночь. Но сейчас были распахнуты намертво. Перед входом была неширокая терраса с коновязью.

Воины, подъехав, обратили внимание, что слева и справа по углам веранды сидит до десятка людей бомжеватого вида с надвинутыми на лоб шляпами. Впрочем, увидев въехавших путников, шляпы несколько сползли назад. И Демид заметил, как хищно загорелись глаза у бомжей. Осмотрев себя и лошадь, Демид понял, что встречающие нацелились на их лошадей и решил слегка подшутить над ними. Когда воины подъехали к коновязи, они не стали набрасывать на крючья уздечки. А Демид еще и пошептал что-то на ухо коню. После чего путники стали подниматься по ступенькам, чтобы пройти в корчму. Краем глаза Демид заметил, что бомжи оживились. Жестом он остановил Хвата, подошёл к краю веранды и произнес.

— Я смотрю, тут у некоторых появились нездоровые желания. Предупреждаю, кони боевые, могут за себя постоять, что с хозяином, что без него. — И Демид дал знак своему коню.

Тот поднялся на дыбы, развернулся в сторону ближайшей кучки бомжей и, размахивая передними копытами, стал на них надвигаться.

— Если у кого желание есть получить укус зубами или удар копытом, милости прошу. Остальных прошу не беспокоить.

— А откуда у вас боевые кони, если вы путешественники? — Крикнул кто-то справа.

Ответил Хват.

— Нынешние путешествия не всегда приятны и безопасны. Иногда копыто лошади оказывает большую помощь.

Путники увидели, что бомжи присмирели, потому вошли в корчму. Корчма, как корчма. Справа была стойка, за которой стоял сам хозяин. В зале стояли пять или шесть столов, два из которых были заняты небольшими компаниями местных пьянчуг. За самым дальним столом сидел, вероятно, тот самый тролль, которого они искали. Стол рядом с ним был свободен, что было на руку. Сев за него путники заказали каши с мясом и кувшин вина. Ели быстро, поскольку вчерашнее еда и питьё уже исчезли из желудка, а сегодня они не успели поесть.

Постепенно путники наедались, так что пора было начинать спектакль. Как главное действующее лицо, начал Хват.

— Друже, — обратился он к Демиду, — тебе не кажется, что здесь воняет? Причём, хорошо так воняет. У меня даже аппетит пропал.

Демид философски заметил.

— Ну, это не самое вонючее место, которое мы посетили.

— И все-таки мне интересно, что так воняет?

Хват принюхался.

— Ты помнишь ту драчку с троллями, когда мы им надавали тумаков? Так у меня ощущение, что воняет точно также.

— Ты хочешь сказать, что воняет троллями?

— Именно, мой друг, именно.

Пьянчуги затихли, в воздухе запахло дракой. С десяток взглядов обратился в сторону воинов. Ну, хоть какое-то зрелище в этой богами забытой дыре.

Тролль не торопясь встал из-за своего стола и медленно подошёл к путникам.

— Вы что-то имеете против троллей? — Спросил он грозно.

Оба воина встали как по команде.

— Ха, а вот и тролль. Так вот откуда вонью несло — осклабился Хват.

И оба воина положили ладони на рукояти оружия.

От тролля это движение воинов не ускользнуло.

— Вам, похоже, хочется подраться. За корчмой есть для этого замечательное место. Прошу, — И тролль указал на выход, пойдя первым. Воины двинулись вслед. Ну, а уж за ними потекла толпа зрителей, предвкушающих серьезную драчку. На улице толпа увеличилась за счёт бомжей. И вся эта компания повалила вслед за троицей дуэлянтов на задний двор корчмы.

Оказавшись там, Демид обнаружил хорошо утоптанную площадку. Видать, здесь произошёл не один кровавый поединок. Зрители растеклись вдоль забора, ограничивающего площадку размером десять на десять шагов. Демид отошёл в сторону, держа руку на эфесе меча… на всякий случай, если зрителям захочется поучаствовать. И был прав, возгласы и крики из толпы показывали, что многие из присутствующих знают толк в боях на мечах. Так что предупреждение дракона о том, что драться нужно по-взрослому было к месту.

Впрочем, дракон был прав и в том, что выбрал в качестве дуэлянта именно оборотня. Уж откуда у Хвата, если не ненависть, то нелюбовь к троллям Демиду было неизвестно, но подошёл оборотень к поставленной задаче всерьёз. Мечи свистели, рассекая воздух, звенели при ударах друг от друга, а дуэлянты показывали чудеса маневрирования и хитрости.

Судя по крикам из толпы, Демид понял, что заработал тотализатор, и зрители начали ставить ставки на того или иного поединщика. Больше ставок собирал тролль, и, в принципе, Демид был согласен с этим мнением. Если Хват пытался напирать молодой удалью, то тролль, который был много старше оборотня, делал ставку на опыт. Хотя, и здоровьишка у тролля было не по годам. Потому со временем, когда первый азарт прошел, стало очевидно, что именно тролль ведёт партию, гоняя Хвата по площадке, будто на тренировке. Конечно, и Хват был не из новичков, и пока что, кроме мелких уколов не пропустил ни одного удара. Он даже пару раз кольнул тролля в грудь, впрочем, достал только кончиком меча, не причинив особого вреда. Но и этого троллю хватило, чтобы взвинтить темп. И сразу стало понятно, что оборотень выдыхается и конец схватки близок.

Так и случилось. Уклоняясь от удара, Хват шагнул в сторону, тролль перехватил меч в другую руку и нанёс удар по голове оборотня. Причём удар был настолько быстрым, что мало кто из зрителей заметил интересный момент: удар наносился плашмя. При этом меч скользнул по волосам оборотня и остановился у плеча. Хлынуло море крови, так что через секунду уже и не было понятно, где же, в самом деле, кровоточит.

Хват остановился, меч выпал из его рук и с удивлённым взглядом он начал оседать на землю. Тролль не дал ему упасть. Он кинул Демиду.

— Подбери меч.

А сам подхватил оседающее тело оборотня, вскинул на плечо и спросил.

— Это ваши кони стоят у коновязи?

Увидев кивок царевича, тролль крикнул.

— Поехали ко мне домой, я подлечу твоего друга.

После чего развернулся и пошел во двор корчмы. Демид следовал за ним, держа меч Хвата наголо. Это отрезвляюще подействовало на публику. А потому никто им не помешал. Обогнав тролля, Демид указал на коня Хвата.

— Сюда грузи.

А сам подошёл к своему коню и буквально взлетел в седло, держа оголённый меч наготове. Тролль погрузил Хвата, влез вслед за ним в седло и всадники пришпорили коней. Взбодрённые шпорами кони, взяли с места в галоп и буквально вылетели из двора корчмы на улицу, распугивая одиноких прохожих.

Едва затих шум копыт из корчмы вышли двое. На обоих были шерстяные плащи с капюшонами. Левый был в капюшоне, правый нет, потому было видно его простодушное лицо и непослушный вихор. Тот, что в капюшоне сказал.

— Ты всё видел, скачи и доложи магу.

— А ты что будешь делать? — спросил парень с вихром.

— Прослежу, что дальше будет.

Парень с вихром кивнул, сбежал с крыльца и пошёл в сторону конюшни, расположившуюся справа от входа в корчму. Через минуту он вывел осёдланного коня, вскочил в седло, пришпорил коня и скрылся в противоположном от путников направлении. Оставшийся, с минуту постоял на крыльце, спустился с него, и, выйдя из двора корчмы, пошёл вслед скрывшимся путникам.

Вечерело. Демид заметил это, лишь когда тролль остановил коня у какого-то довольно невзрачного дома на окраине городка. Тролль соскочил с коня и, придерживая Хвата, который почти лежал на шее коня, повёл коня внутрь двора. Демид спрыгнул со своего коня и пошел следом. У дома тролль осторожно снял Хвата с лошади, кивнул на неё Демиду и с Хватом на руках пошёл в дом. Демид привязал коней и вошёл в дом.

Даже при свете заходящего солнца было видно, что в доме всё запущено. И если кто и живёт, то нечасто. Посреди комнаты стоял квадратный стол и стул. Справа было нечто, похожее на комод, слева стоял лежак. И всё. Примерно так представлял себе Демид лежбище отшельника.

Тролль подошёл к лежаку и сгрузил на него тело Хвата. После чего повернулся и протянул руку Демиду.

— Назар.

Царевич протянул руку навстречу.

— Демид.

— Вот что, Демид, пока я буду лечить твоего товарища, посиди, где найдёшь.

— Что, серьёзное ранение? — Заволновался Демид.

— Ранение пустяковое. Но, видать не рассчитал силушку и контузил его. Нужно приводить в чувство.

Демид оглянулся, но кроме стула у стола не обнаружил ничего, на чём еще можно сидеть. Потому отошёл и сел к столу. Тролль же стал манипулировать с головой Хвата. Кровь, похоже, удалось остановить быстро, потому что на лежанке не было ни капли. А вот обморок Хвата никак не проходил. Поняв, что манипуляции не помогают, Назар встал с лежака и пошёл к комоду. Отодвинув один из ящиков, он достал небольшой пузырёк, вернулся к лежаку и, открыв пузырёк, поднёс его к носу Хвата. Не прошло и десяти секунд, как Хват заворочался, лицо его скривилось.

— Фу, какая гадость, — произнёс он, открывая глаза.

— Это, чтобы ты знал, что в жизни есть вонь почище, чем от троллей, — саркастически ответил тролль.

Соображал Хват быстро. Он сдвинулся к стенке и стал ощупывать пояс, вероятно, в поисках меча.

— Ну, ну, никто не собирается тебя убивать. Не для этого я тебя привёз в свой дом, — миролюбиво произнёс Назар.

Хват осмотрелся, увидел Демида, спокойно сидящего на стуле, и как-то сразу успокоился.

— У нас получилось? — С надеждой спросил он.

— В общем, да, — ответил тролль. — Иначе ты не лежал бы на этой койке. — И протянув руку, представился, — Назар.

Хват тоже представился, после чего тролль сообщил:

— Сейчас поужинаем, потом будем думать, что дальше делать.

— А где будем ужинать? — спросил Демид, намекая на отсутствие стульев. Да и еды не было видно вообще.

— Это не проблема, — понял намёк Назар. Он взмахнул рукой и вокруг стола появились ещё два стула. Но самое главное, на столе появился большой горшок с парящей одуряющим запахом кашей с мясом и две пузатых бутылки с печатями на горлышке. Демид знал, что такие печати ставят только на выдержанное вино. Так что он даже ахнул, разглядывая богатство, свалившееся из ниоткуда.

— Откуда такое счастье? — Удивился царевич.

— Из кухни и погребов корчмы, вестимо. Думаю, хозяин не обеднеет. — Он хохотнул и стал помогать Хвату встать с лежака. Когда тот встал, тролль оглядел его сверху донизу.

— Погоди. Не гоже за стол садиться в грязной одежде, — Он снова подошёл к комоду, открыл ящик и достал рубашку. — Вот, одень.

Рубашка была слегка великовата. Но поскольку другой не было, Хват не кочевряжился. Он снял окровавленную рубаху, с её помощью стёр остатки крови на шее и надел новую рубаху. После чего нетвердой походкой двинул к столу.

К этому времени на столе появилось три деревянных ложки и три кружки. Усевшийся тролль по-хозяйски раскупорил одну из бутылок и разлил содержимое по кружкам.

— Ну, за встречу, — произнес он и опрокинул содержимое кружки в рот. Воины поддержали тролля, после чего ложками стали по очереди доставать кашу из горшка. Что интересно, пока они ощущали голод, казалось, каше не было конца. Так что наелись до отвала. Вино же было действительно старое, приятное на вкус с хорошим послевкусием. В общем, ужин прошел замечательно.

Наевшиеся воины откинулись на спинки стульев. Говорить не хотелось, да и усталость брала своё. Неожиданно тролль насторожился.

— Пойду-ка, посмотрю, что на дворе деется. Похоже, к нам гости.

— Я с тобой, — подхватился Демид, махнув при этом оборотню, мол, ты сиди, набирайся сил.

Ночь уже вступила в свои права, потому царевич даже удивился, что мог высмотреть в этой тьме тролль. А меж тем, по его уверенным движениям и твёрдым, но мягким шагам, било понятно, что он хорошо ориентируется в темноте. Вот какая-то тень мелькнула возле забора. Назар протянул руку, в которую, похоже, что-то влетело, поскольку он мгновенно отослал это что-то обратно. В темноте кто-то хекнул и с забора свалилось тело.

Назар всё теми же мягкими шагами сторожко двинулся к забору. Что-то там высмотрел, глядя через забор, после чего вытянул на свет, струящийся от Луны, тело, закутанное в плащ. Откинув капюшон, он всмотрелся в лицо покойника.

— Шпион Фархада. Это местный маг. Возомнил себя могучим магом, набрал отъявленных негодяев в свою команду, пытается контролировать город.

Назар ещё раз посмотрел на лицо убитого.

— А ведь я его видел в корчме. И, насколько помню, он был не один. Получается, один помчался с докладом к Фархаду, а другой проследил нас.

— Но если он шпион, — Демид указал на покойника, — то зачем он пытался тебя убить?

— Не меня, а тебя. Если бы он попал, то с ножом в горле был бы ты, а не он.

Царевич присмотрелся к убитому. Действительно нож торчал в горле. Меткий, однако, этот тролль. Нужно запомнить.

— И всё равно не понимаю. Пусть он стремился убить меня. Но почему сейчас? Ведь, наверняка у него была такая возможность еще в корчме.

Тролль пожал плечами.

— Ты не задумывался, почему все кланы нелюдей выбрали в качестве будущего царя именно тебя?

Демид сильно удивился вопросу и только пожал плечами.

— А ларчик легко открывается. И я удивляюсь, что твои товарищи до сих пор тебе об этом ничего не сказали.

— О чем, об этом?

— О том, что ты совершенно невосприимчив к магии. Потому тебя невозможно охмурить и привлечь на свою сторону… с помощью магии. К тому же, ты нейтрален по отношению ко всем кланам нелюдей. Что, в принципе, устраивает все кланы. Потому что ты будешь держать со всеми кланами дистанцию, не приближая их к себе.

— И что из того?

— Тебя можно только физически убить. А это уже проблема, поскольку ты умеешь защищаться. И ещё не факт, что тебя смогут одолеть. А вот ты способен убить любую тварь, даже если она сделана из чистой магии. И опять-таки физически, в этом твоё большое преимущество.

— Ха, если бы не ты, то нож сейчас торчал бы из моей глотки.

— В твоей фразе ключевыми являются слова «если бы». По какой-то фантастической закономерности ты склонен подбирать себе товарищей, которые тебе в данный момент нужны, и окажут максимальную поддержку… во всех твоих начинаниях. Хех, вот и я, помимо своей воли, вписался в этот круг… в круг твоих друзей.

Демид подошёл к троллю и молча пожал ему руку.

— Ладно, что-то я разболтался. Нужно труп убирать.

— А есть куда?

— Конечно. Вот только обследую его карманы. — Тролль склонился к трупу, что-то поискал, после чего, встряхнул руками… и труп исчез. Совсем исчез, будто его и не было. Удивленный Демид только и мог спросить.

— Ты как это сделал?

— Магия. Это был не человек. И даже не нежить. А плоть от плоти чистая магия, созданная черным гением Фархада. А я то думал, что он подбирает помощников из людей. Но нет, он сам создаёт своих помощников. Так что я просто развеял его магию.

— Я слыхал, если развеять какую-то магию, она возвращается хозяину.

— Так и есть. Потому нужно торопиться. Если твой товарищ поправился нужно отсюда убираться побыстрее. Опять же, нужно с лошадьми решать вопрос.

— А что с ними не так?

— Дальше нас ожидает морское путешествие. Причём вместимость судна не позволяет взять лошадей на борт. Продать их в данной местности и даже в городе Марим проблематично, если вообще возможно. Просто бросить их на произвол судьбы мне совесть не позволит.

— Да и мне тоже.

— Вот поэтому нужно подумать, куда их пристроить, пока нас не будет.

— И, как я понимаю, у тебя есть план.

— План-то есть, но в той местности я не был несколько лет. Там живут мои давнишние друзья. Но что с ними произошло за это время, я не знаю. Впрочем, из всех вариантов, этот наиболее предпочтителен.

— Ну, так что же мы стоим? Поехали.

Тролль кивнул и пошёл в дом. Оборотень уже пришел в себя, а потому с тревогой ждал возвращения друзей.

— Что вы так долго?

— Пришлось поговорить с незваным гостем, — ответил тролль.

— И как успехи?

— Нож, предназначенный для моего горла, — встрял Демид. — вернулся к хозяину. И по стечению обстоятельств, попал как раз ему в горло.

— Вот даже как? Интересненько.

— Ты еще больше удивишься, — ответил Демид, — когда узнаешь, что мы сейчас же уезжаем. Но не время задавать вопросы. Так что просто собери свои вещи и на выход.

Хват безропотно собрал пожитки. Посмотрел на окровавленную рубаху, подбросил её в воздух, и рубаха, вспыхнув голубоватым огнём, сгорела.

У тролля лошади не было. Потому тролль и оборотень сели на одного коня, а царевич на другого, с тем и двинули в неизвестность. Впрочем, ехали всего полночи. И когда луна светила ярче всего, они подъехали к огромному болоту. Даже в призрачном свете луны Демид разглядел болото по характерной растительности и кривым деревцам. Да и несло от него сыростью за версту. Что хотел в болоте найти тролль, царевичу было непонятно, но он молчал, понимая, что тролль все-таки почти завсегдатай этих мест, а потому ему виднее, что и где искать.

Назар, сидящий сзади Хвата, сполз с коня и сделал несколько шагов в сторону болота, после чего оглушительно засвистел. Так как ничего не произошло, тролль, прождав несколько минут, засвистел снова. И вдруг из болота послышалось.

— Ну и чего среди ночи шум поднимать?

— Водяной выходи, дело к тебе есть, — ответил Назар.

— Деловые люди приходят в светлое время суток, — пробурчал водяной. — Только разбойники шатаются ночью.

— Хватит брюзжать, старый хрыч, иди сюда.

Демид, который к этому времени слез с коня напряжённо всматривался в болото. Но то, что он увидел, заставило волосы подняться дыбом. Из болота вылезало что-то совсем несуразное, будто комок грязи, облепленный ветками и илом.

— Хватит пугать моих товарищей, они не из пугливых. Оборотись в нормальный вид.

Водяной послушался и перед приезжими появился невысокого росточка мужичок с огромным пузом, в котором что-то булькало.

— Здорово водяной, — поздоровался Назар.

— И тебе не хворать, — откликнулся водяной. — Что за нужда ко мне привела в столь поздний час?

— Для начала напомню, что за тобой должок. Вот я и пришёл, чтобы его получить.

— То, что ты решил должок получить — это хорошо. А то долги ноша тяжкая. Но что конкретно нужно?

— Сущий пустяк — посторожить пару коней до нашего возвращения.

Казалось, водяной обалдел от такого предложения.

— Назар, с каких пор ты записал меня в пастухи?

— С тех самых пор, когда долг стал платежом красен. Или ты не согласен?

Водяной помолчал.

— Не знаю твоих планов, но если ты так печёшься об этих лошадях, стало быть, они для тебя ценны. Что ж, так и быть посторожу эту пару лошадок. Ты только скажи, надолго ли уезжаете?

— А вот это и для меня большая загадка. Так что могу сказать только, что до нашего возвращения.

Водяной почесал в затылке.

— Давай так. Определим максимальный срок — один год. Если через год вы не вернетесь, лошадки становятся моими, и я решаю, что с ними делать.

Тролль оглянулся на Демида и Хвата. Те кивнули, и тролль хлопнул по ладони водяного, заключая сделку. Но это было не всё. Тролль взмахнул рукой и в ладони оказались зажаты три вещевых мешка.

— Забирайте из седельных сумок еды и питья, а также оружие, после чего лошадей распрягайте и пускайте на выпас. Слово водяного крепкое. Да и войско у него чудесное. Так что за ваших лошадок я спокоен.

Когда вещевые мешки были набиты, оружие упаковано или пристёгнуто к поясу небольшая группа была готова к выходу.

— Куда идём? — Поинтересовался Хват.

— К морю. Здесь напрямую вёрст пять будет.

Он поднял свой мешок, вскинул на плечи и первым пошел в сторону леса. Хват двинулся за ним. Демид замыкал строй. Уже перед самым лесом царевич оглянулся и увидел, что из болота выкатываются грязевые комки, которые как бы отряхиваются и из них появляются прекрасные девы. «Русалки» — мелькнула мысль, но тут же улетучилась, поскольку Демид вошел под сень густого леса.

ГЛАВА 12

В предрассветную пору путники вышли из леса. Впереди простирались пески с редким кустарником, которые Назар называл дюнной зоной. Легкий бриз с моря ласково трепал волосы, остужая разгоряченные от ходьбы лица. А впереди… впереди было море, которого ни Демид, ни Хват никогда не видели. Волны вальяжно набегали на берег. Но только лишь для того, чтобы схлынуть и вновь набежать. Лазоревый цвет волн завораживал. Демид сразу и бесповоротно влюбился в море, которое ему представлялось сказочным животным, лежащим в берлоге. И только присутствие посторонних заставляло его ворчать. Но так… несильно, для порядка. В общем, путники стояли завороженные увиденным.

В это время стало вставать солнце и по глади моря разлетелись солнечные зайчики, как бы играя между собой. Как раз зайчики и вернули Демида в здравый рассудок.

— А на чём же мы поплывём? Я что-то не вижу ничего подходящего.

Назар усмехнулся и сделал широкий жест.

— Вот на этом.

И почти сразу стала проявляться картинка. В море уходил небольшой причал. Он был дощатым и держался на сваях, вбитых в дно. Неподалеку от причала на якоре стояло небольшое парусное судно с одной мачтой.



С судна были спущен трап прямо на причал. Удивлённые воины с мальчишеским азартом и улюлюканьем помчались к судну. Назар, уже откровенно улыбаясь, последовал за ними. Едва все трое поднялись на борт, как трап исчез, якорь сам по себе был поднят и судно, подняв прямой парус и один из двух косых, отошло от берега и двинулось в сторону моря.

Из слов Назара Демид понял, что судно, в самом деле, чудесное. В смысле, здесь было приложено много магии. Например, судну было достаточно указать курс, и оно будет держать его с точностью до градуса.

— Минуточку, — вмешался Хват, — ты хочешь сказать, что сейчас твоё судно…

— …оно называется бот, — вставил Назар.

— …повторю, ты хочешь сказать, что сейчас судно…эээ…этот бот, направляется к этому самому острову, как его…

— …Лейс, — подсказал Демид.

— Ну, да, Лейс…

— Скажу более, если ничего не помешает, то через три дня мы будем возле этого острова, — Добавил тролль.

— Аффигеть, — восхитился Хват.

— Правда, есть одно «но», — остудил радость Хвата Назар. — В море есть корабли, с которыми встречаться нежелательно, а лучше слегка изменить курс, чтобы разойтись с ними, и, желательно, как можно дальше.

— Ты имеешь в виду пиратов? — осведомился Демид.

— Именно их. Подозреваю, что остров Лейс хорошо защищён от внешнего вмешательства. В том числе и дежурящими в его акватории пиратскими кораблями. Вот их-то нам желательно не встречать.

— И что для этого нужно? — поддержал тролля Демид.

— Нужно установить круглосуточное дежурство. Во флоте оно называется «вахта». Один из нас в течение двух часов должен обозревать окружающее пространство на предмет обнаружения посторонних кораблей. И если таковые обнаружатся, поднять тревогу.

— И что дальше? — Не унимался Демид.

— Будем действовать по обстановке, — туманно пояснил Назар.

— С вахтами понятно. Есть два вопроса. Где будут в это время остальные, и как отмерять эти самые два часа? — влез Хват.

— Для остальных предназначена небольшая каюта на корме, которую моряки называют «ют». — И Назар указал на небольшую надстройку. — Внутри, каюта на двоих. Там же песочные часы, рассчитанные на полчаса. Следовательно, их нужно будет перевернуть три раза, чтобы получилось два часа. За часами будет следить еще один из нас. Обычно это тот, кто сменился с вахты. Ну, а третий член нашего небольшого экипажа эти два часа будет свободен. Он может спать, гулять, готовить пищу для остальных. Хотя, мы вряд ли будем жировать в плане еды. Три дня вполне можно перебиться вяленым мясом и вином, разбавленным водой. Через два часа именно третий член экипажа заступает на вахту. Сменившийся меняет следящего за часами. А тот отдыхает… ну, или спит, если это ночное время. Вот как-то так.

Чем дольше слушали Назара Демид и Хват, тем серьезнее становились. Уже стало понятно, что лёгкой прогулки не получается, что, в принципе, устраивало обоих. Потому тут же был брошен жребий, кому первому заступать на вахту, кто на подмене, кто следящий за часами. Демиду выпало быть вахтовым первому. Следом шли Назар и Хват.

Пираты появились на третий день плавания. На вахте снова был Демид, который обнаружив точку на горизонте, громким криком позвал тролля. Тот вылез из каюты и стал всматриваться в горизонт.

— Пираты. Идут точно на нас. Уклониться не удастся.

— Может как-то можно спрятаться с помощью магии? — высказал предположение Демид.

Назар посмотрел на него, немного подумал и сказал.

— Это мы припасём напоследок. Вдруг корабль не один. Вот от второго и спрячемся.

— А сейчас что будем делать?

— Атаковать, конечно.

— Атаковать? — высказал сомнение подошедший Хват. — У них корабль в несколько раз больше нашего.

— А кто сказал, что мы будем атаковать на боте? Есть один козырь в рукаве, попробуем его. Посмотрим, у кого кишка тонка.

Назар стал посреди палубы, поднял руки вверх и стал читать заклинания. Внезапно воины увидели, что вокруг их судна появляются призрачные очертания совсем другого корабля — трехмачтового.



По призрачной палубе забегали матросы, подгоняемые зычным голосом капитана, стоявшего рядом со штурвалом. Что-то в команде шхуны насторожило Демида. Присмотревшись, он увидел, что вся команда, включая капитана — скелеты. Натуральные скелеты, мама дорогая. А их форма уже порядочно поистрепалась и висела клочьями. Тем не менее, команда скелетов работала не хуже живых. Шхуна развернулась в направлении корабля пиратов, матросы побежали по мачтам, разворачивая паруса, и шхуна буквально понеслась навстречу пиратам.

Пораженный Демид, тем не менее, старался отслеживать действия пиратов. Кораблей оказалось два. Но они шли в кильватере, а потому задний не был поначалу виден. Теперь же, когда корабли, увидев призрачный корабль стали разворачиваться, чтобы уклониться от встречи с призраком, стал виден и второй. Стало понятным и то, что на обоих кораблях увидели шхуну-призрак. И судя по поведению кораблей, команды пиратских судов очень не хотели этой встречи.

Увы, одному из кораблей не повезло. Несмотря энергичный маневр, этому кораблю не удалось его закончить. Зато он подставил свой борт, чем капитан призрачной шхуны и воспользовался. Он направил свой корабль прямо по центру пиратского корабля и через секунду призрак врезался в него. Послышался сильнейший треск ломающихся конструкций корабля, а призрак, тем временем, прошил пирата так легко, словно нож прошёл сквозь масло.

Когда пиратский корабль остался позади, Демид оглянулся и ужаснулся содеянному. Корабль был разрезан на две части и сейчас эти части элементарно тонули, каждая по отдельности. С палубы прыгали матросы, но мало кому удалось спастись, поскольку тонущие части корабля образовали две большие воронки, которые втянули большую часть тех, кто находился рядом.

Тем временем, призрачная шхуна стала делать еще один крутой маневр, нацеливаясь на второй корабль. Но тут вмешался Назар. Он снова стал произносить заклинания, и корабль призрак исчез. И снова они оказались на боте.

— Эх, зря. Надо было и второй корабль пустить на дно. — С сожалением сказал Хват.

— Так что, будем гоняться за пиратами или всё же двинем к острову? — С хитринкой в глазах ответил Назар. — Можно и погоняться, — тут в его глазах мелькнули искорки, — но хочу напомнить, что нас идет уже четвёртый день. Не исключено, что вас уже ждут на острове.

— Вас? — удивился Хват.

— Именно, вас двоих. Мне придется остаться на судне, если мы хотим с этого острова убраться живыми.

Демид и Хват переглянулись. Действительно, об этом они и не подумали.

А между тем бот сделав лихой разворот, встал на курс к острову. Оглянувшись вокруг, Демид никого не обнаружил. Второй пиратский корабль позорно сбежал.

Назар, посмотрев на небо, сказал.

— При таком ходе будем у острова завтра к утру. Впрочем, не буду зарекаться. Мало ли чего, эти колдуны надумали.

И будто накаркал. Ближе к вечеру начала портиться погода. Налетел сильнейший ветер, небо кучерявилось чёрными дождевыми тучами. Начинался шторм. Причём, ветер был боковым, что было хуже всего, ибо, чтобы удержаться на волне, нужно было всё время держать нос против ветра. А это означало, что движение к острову резко замедлилось.

Назар ходил вдоль борта, придерживаясь за леер, и что-то недовольно бормотал себе под нос.

— Что ты там бормочешь? — Поинтересовался Хват. Да, весь маленький экипаж был на палубе, поскольку при такой качке усидеть в каюте было проблематично.

— Ты что не чувствуешь, что от этого шторма на милю несет магией?

Хват принюхался, но ничего не почуял и только пожал плечами.

— И что из этого следует? — это уже Демид.

— Только то, что вокруг острова кроме пиратов создана зона штормов, пройти через которую проблематично.

— И, что ты предлагаешь?

Назар, нахмурил лоб.

— Выход только один, вновь стать кораблём призраком. Раз буря магическая, то пусть с нею борется призрак, ведь он тоже создание магии. Вот и посмотрим, кто кого?

Он снова встал посреди судна и начал читать заклинания. Как и в прошлый раз появился корабль призрак, а бот оказался внутри него. На сей раз, вероятно, тролль дал команду капитану призрака двигаться к острову Лейс, потому что корабль развернулся в сторону острова, распустил паруса и помчался сквозь штормовое море. Оказалось, шторм совсем не помеха для призрака. Более того, он как бы и не замечал шторма, рассекая высокие валы волн форштевнем. В таком режиме прошла ночь. Бессонная для всего маленького экипажа.

На рассвете бот вырвался из полосы штормов, и Назар вернул его в обычное состояние. А вскоре на горизонте замаячило нечто, постепенно превращающееся в остров. Издалека он выглядел весьма необычно: у подножия был густой, похоже, лиственный лес, а в середине торчала в виде пирамиды гора, совершенно лысая, то бишь, свободная от любой растительности.

Бот начал замедлять скорость и к берегу подошёл фактически на косых парусах. Метрах в двадцати от берега бот встал, развернувшись боком.

— Ну, что, голубы, милости прошу на берег. Не забудьте оружие.

— А что поближе было нельзя подойти? — закапризничал Хват.

— Здесь мелко, так что доберетесь своим ходом, — отпарировал Назар. — Демид, вот тебе орех. Он не простой, а магический. Я сейчас отойду от берега и прикроюсь магией, а когда будете возвращаться, сожми орех в ладони, и я сразу проявлюсь.

Когда воины, попрыгали в воду, тролль прокричал вдогонку.

— Говорят, на острове есть ров с крокодилами. — Вслед сообщил Назар. И добавил. — Крокодилов-то пожалейте, — И засмеялся. После чего бот отвалил и исчез.

Действительно было мелко… по пояс. Выбравшись на берег, воины разулись, вылили воду из сапог, переобулись и через дюнную зону двинулись к лесу. Лес действительно был лиственный с большим количеством кустарника. Из-за этого кустарника воины чуть не провалились в тот самый ров с крокодилами, о котором упомянул тролль. Точнее, в него чуть не свалился Хват, хорошо, что Демид успел его ухватить за пояс.

— Ну, вот и ров с крокодилами, как и обещал Назар, — прокомментировал Хват. Они оба стояли на коленях перед рвом, наблюдая, как зубастые твари копошились внизу, периодически хлопая своими огромными челюстями.

— Что будем делать? — меланхолично спросил Демид, не отрывая взгляда от крокодилов, которых он никогда не видел.

— Надо подумать, — ответил Хват отползая ото рва.

— Думай, только побыстрее, не забывай, где находимся.

Впрочем, Хват думал недолго. Он встал и начал вырубать кустарник, подходящий ко рву. Расчистив метра два, Хват опустил топор и начал делать пассы. И прямо у его ног стало появляться какое-то сооружение. С каждой секундой оно увеличивалось в сторону рва, слегка горбатясь. И, в конце концов, превратилось в легкий мост шириной в сажень. Хват наступил на край моста, попробовал его на крепость и неожиданно побежал на другую сторону. Прямо надо рвом с крокодилами. Перебежав, он развернулся к Демиду и недовольным тоном спросил:

— Тебя долго ждать?

Ждать Демид не заставил, и через несколько секунд был на той стороне. Воины, осторожно раздвигая кусты, двинулись дальше где-то на середине пути к горе, а у них было чёткое ощущение, что именно в горе живёт тот, кого они ищут, Хват схватил царевича за рукав.

— Впереди зона охранных заклинаний.

— Что будем делать? — Почему-то шёпотом спросил Демид.

— Думать будем.

Царевич понятливо хмыкнул, настраиваясь на ожидание. Но и сейчас Хват думал недолго. Точнее, стал рассуждать вслух.

— Давай мыслить логически. Людей на острове наверняка нет. Нечисти слишком мало, как раз потому что людей нет. А вот нежити с помощью магии можно наплодить сколько угодно. С другой стороны, крокодилов во рву нужно хотя бы время от времени кормить, чтобы не сдохли. Чем они их кормят, мне до лампочки, важнее тут то, что мимо этих охранных заклинаний ходят туда-сюда, пусть и нерегулярно. А кто может так ходить? Только нежить, которая не только охраняет остров, но и ухаживает за крокодилами. Получается, что охранные заклинания должны быть настроены на пропуск нежити. Иначе охрана замается бегать на каждый вызов. Интересная картина получается.

— Так-так, и что ты надумал.

— Ну, так вывод напрашивается сам собой, буду делать из нас нежить.

Услышав слова Хвата, Демид чуть не отпрыгнул в сторону. Оборотень, увидев движение царевича, усмехнулся.

— Не взаправду, а понарошку. Вспомни, как Назар делает из своего бота призрачный корабль. Вот нечто подобное предстоит сделать и мне, в смысле, поверх наших тел навесить образ нежити, на которую не среагируют охранные заклинания.

— А ты сможешь? Чтобы без нежелательных последствий. Чёта ещё жить хочется.

— Честно говоря, никогда не делал подобного, но попытаться можно.

— Ой, чего-то я опасаюсь.

— Да я и сам трушу, если честно. Но другого варианта не вижу.

— Ну-ну.

Хват стал что-то перебирать в уме, потом начал шептать заклинания, и на глазах стал изменяться. Внешне. Он стал как бы шире и чуть выше, и в тоже время, вроде как призрачнее, почти незаметным. Наконец, перед Демидом встал типичный представитель нежити, одетый в черный шерстяной плащ с накинутым на голову капюшоном.

— Ну, как я тебе, — спросила нежить голосом Хвата.

— Отпад, — только и смог проговорить царевич.

— Вставай в полный рост, буду тебя перевоплощать.

Демид поднялся, прикрываясь кустами, и вскоре почувствовал себя будто в прозрачном коконе, который был вне его.

— Красавчик, — прокомментировал Хват. — Ну что будем пробовать?

И не давая времени на размышления, шагнул в сторону охранных заклинаний. Честно говоря, Демид так и не понял, когда они прошли эти заклинания, и были ли там заклинания вообще, но судя по поведению Хвата, он понял, что опасность миновала. Впрочем, Хват не стал возвращать им человеческий облик, кто его знает, что ещё ждет впереди?

Они медленно крались, прикрываясь деревьями и кустами. Внезапно Хват, вынырнувший из кустов, увидел основательно утоптанную тропинку. Он хотел было перебежать её, но Демид резко утащил его в кусты и приложил палец к губам. Вскоре послышались шаги небольшой группы и из-за поворота показались десять фигур, точь-в-точь одетые так, как и воины. Те затаились в кустах, стараясь не дышать. А группа протопала мимо, вскоре исчезнув за очередным поворотом.

— Вот тебе и нежить, — констатировал Хват. — Мне показалось или ребятки направляются в сторону горы?

— А вот это мы сейчас проверим. — Демид вышел на тропу, торопясь нагнать нежить. Хват двинул за ним. Нежить они не догнали, зато выскочили из леса прямо у горы. Тропинка вилась как раз к ее подножию, обрываясь у громадного входа, за которым был явно тоннель.

— Ну что, посмотрим, как аборигены живут? — с нервным смешком предложил Хват.

— Посмотрим, тем более, что часовых у входа я не вижу.

Царевич смело пошёл в сторону входа, и вскоре воины очутились в подземном тоннеле. Переход от света к темноте заставил воинов остановиться на мгновение, чтобы дать глазам пообвыкнуть. Оказалось, в тоннеле есть свет, но какой-то размытый, похожий на лунный. Впрочем, и этого света вполне хватало, чтобы двигаться вперед.

Но буквально в десятке шагов от входа показался боковой ход, и оттуда выглянуло такое чудо-юдо, что у Демида мурашки побежали по спине. Она была похожа на взлохмаченную женщину, но что-то в ней и в её одежде было иномирное, нереальное.

Если царевич отреагировал молча, то Хват не удержался от восклицания. Он отступил назад и ухватился за пояс Демида. Его глаза выражали ужас.

— Ты чего? — Удивился царевич.

— Мировая Ма, — с трепетом в голосе прошептал Хват, указывая, на страшилище пальцем.

Чудо-юдо поначалу не обратившее внимание на путников, услышав своё имя, развернулась к ним и внимательно присмотрелась.

— Люди, — выдохнула она, — настоящие люди. Хорошую маскировочку придумали. Хвалю. Но Мировую Ма не обманешь, я вас насквозь вижу. — Она высунула изо рта язык и облизнулась. — Идите ко мне, родненькие, идите и получите удовольствие, которого никогда не получали.

Всё было бы в этой сцене нормально. Вот только язык у Мировой Ма, в общем-то, нормальный язык по цвету, был раздвоен на конце. Да и в длину был гораздо длиннее обычного. Это настолько не понравилось Демиду, что он вспомнил про свой арбалет. И вовремя, поскольку Мировая Ма стала напевать какую-то песню, которая, как оказалось, воздействовала на оборотня. И тот стал медленно двигаться в её сторону. Демид ухватил Хвата за пояс, отбросил его себе за спину.

— Мне, честно говоря, наплевать, кто ты есть. Но ты хочешь нанести вред моему боевому товарищу, а это нехорошо. И вот я думаю, как ты будешь смотреться, когда болт из моего арбалета длиной в локоть и толщиной в палец пробьёт твой лоб и пришпилит тебя, как бабочку к стене?

— Она бессмертна, — подал сзади голос Хват.

— Прекрасно. Значит, будет висеть пришпиленной к стене до конца миров. И уж точно никому вреда не сделает. Как тебе перспектива? — спросил Демид, обращаясь к нечисти и медленно поднимая арбалет.

— Избранник? — удивлённо спросила Ма, остановив пение.

— Мне плевать, кто я для тебя, — Демид поднял арбалет, который был устремлен в лоб нечисти. — Так что тебе лучше скрыться в своей норе, если не хочешь нажить неприятностей.

— Избранник, — утвердительно сказала Мировая Ма и буквально впрыгнула в темноту бокового тоннеля.

Постояв секунд десять у бокового тоннеля и видя, что нечисть не собирается нападать, воины двинулись дальше.

— Ну, так расскажи Аника-воин, кто ж такая эта Мировая Ма?

Не обратив внимания на презрительное выражение «Аника-воин», Хват начал рассказ.

— Толком никто не знает, кто такая Мировая Ма и откуда она взялась в наших местах. Говорят, что ее привёз откуда-то из заморья тот самый колдун, которого мы ищем.

— Ты давай ближе к делу.

— Так вот я и говорю. Мировая Ма, конечно же, упырь, но необычный упырь она своим пением..

— … которое мы только что слышали, — Вставил Демид.

— Ты зря ёрничаешь. Это на тебя, истукана, оно не действует, а на магических существ очень даже действует, буквально лишая силы воли.

— Извини, продолжай.

— Когда она подманит к себе жертву, она соблазняет его на интим. Но какой это интим… страшно подумать. Она не отрывается от жертвы до тех пор, пока от мужчины не остается сущий скелет, обтянутый кожей. Понятное дело, что жизнь из него утекает до капельки. Вот так Мировая Ма и питается, но не кровью, как обычные упыри, а жизненной энергией.

— Получается, что сейчас я спас твою жизнь?

— Получается так, — Вздохнул Хват.

— Да, не вздыхай ты так. Не потребую я от тебя этот долг, поскольку мы и без него уже побратимы.

— Побратимы, оно конечно. Но долг чести все-таки долг чести. Так что я буду помнить.

— Ну, помни, раз уж так печёшься за долг чести.

К тому времени тоннель перешел в каменный коридор. На стенах появились магические плошки. Потому освещения прибавилось. Воины стали идти медленнее и переговаривались только знаками.

Внимание Демида привлекла появившаяся в стене слева дверь. Почему-то она была приоткрыта, и оттуда шел поток света. Демиду очень захотелось заглянуть за дверь и увидеть, что там? Он знаком показал Хвату на дверь, вынул из петли меч и медленно двинулся к двери. Взявшись за ручку, царевич стал медленно открывать дверь, в любую секунду, готовый к неожиданности.

ГЛАВА 13

Представшая перед Демидом обстановка в помещении удивила. Собственно, то помещение, куда они с Хватом проникли, назвать комнатой было нельзя. Скорее, это был каменный балкон с высоким каменным ограждением. Пробравшись вдоль стенки к ограждению, Демид медленно и осторожно выглянул из-за него. Его взору предстал длинный, шагов на сто и узкий, шагов в двадцать, двухъярусный зал. Он был практически пустым, если не считать работающего фонтана, находящегося в дальней половине зала. Фонтан сразу не понравился царевичу, поскольку фонтанировал он чем-то красным, очень похожим по цвету на кровь. Стены зала были драпированы черной материей. И если бы не яркое освещение, зал был бы довольно мрачного вида.

В ближней половине зала слева стояло высокое, выше человеческого роста, напольное зеркало. Напротив него стоял высокий в черном плаще до пола господин с абсолютно лысым черепом. Но больше удивило то, что в зеркале присутствовал еще один господин, который, похоже, что-то докладывал тому, кто находился в зале.

— Фархад, — резким тоном сказал господин в зеркале, — меня не интересуют твои домыслы. Четверо суток как исчезли твои подопечные, а ты не можешь сказать о них ничего, кроме того, что твои ищейки потеряли их след.

— Ваше Темнейшество, мои, как вы изволили выразиться, ищейки перерыли и город и порт. Но Назар со своими приятелями словно растворился. За городом их следы теряются.

— Ну, так, может быть, они поехали к морю?

— Вряд ли. Море надежно контролируется пиратами. И Назар это знает.

— Какие есть предположения?

— Считаю, что они укрылись в лесу, большая часть которого — это обширное болото. Мои шпионы докладывали, что у Назара и водяного хорошие отношения.

— Ну, так пошли своих соглядатаев в этот лес.

— Увы, лес настолько зачарован, что пробираться в нём чревато. Много ловушек. Я уже потерял троих. Остальные боятся.

— Ладно, Фархад, обложи лес засадами, и пусть следят. Пока Назар со своими приятелями в лесу, они нам не страшны.

— Слушаюсь, Ваше Темнейшество.

Господин у зеркала взмахнул рукой, и изображение в зеркале погасло. После этого Темнейшество подошёл к столу, стоящему посредине этой половины и уставился в огромный хрустальный шар, стоящий на столе.

В это время в зал просочился еще один субъект. И если Демид сомневался, к кому относится Темнейший, к людям или упырям, то нарисовавшийся в зале точно был упырём.

— Хамид, я тебя жду.

— Слушаю Ваше Темнейшество ваших приказаний.

— Этот болван, Фархад, потерял троицу наших врагов. Да и я не могу их обнаружить в хрустальном шаре. Здесь чувствуется магия драконов, которые пытаются помешать мне. Мне, великому из великих колдунов. Это неслыханная наглость.

Колдун замолчал, и уже ледяным тоном продолжил.

— Он, видите ли, не может предположить, что Назар со своими подельниками ушли морем. Мол, пираты им помешают. А я почему-то так не думаю. Их нет нигде уже четыре дня. Времени вполне достаточного, чтобы добраться до острова. А ты знаешь, зачем плывут эти преступники.

— Но ведь ваша смерть…

— … Я знаю, где находится моя смерть, Хамид. Но ты, как начальник стражи отвечаешь за то, чтобы они не смогли даже высадиться на остров… если всё же они рискнули выйти в море. Потому иди наверх, лично проверь охрану, усиль защитные заклинания, дойди до рва с крокодилами. В общем, перепроверь всё сам. Понятно?

— Да, Ваше Темнейшество, — с глубоким поклоном ответил начальник стражи, пятясь к двери.

Владыка тёмных, казалось, потерял интерес к Хамиду, отвернувшись к шару.

Хват дышал в ухо царевичу, чуть ли не взобравшись на него. Демид слегка сдвинулся вглубь и рукой показал оборотню на дверь. Тот понятливо кивнул, и воины выбрались в коридор.

— У меня есть подозрение, что этот начальник охраны проследует здесь, — шёпотом сказал Демид. — Вот бы его захватить и попытать. Может быть, узнаем, где смерть колдуна.

Хват на сей раз был немногословным и молча согласился. Выйдя из помещения, воины постарались слиться со стенами. И сделали это вовремя, поскольку послышались слегка шелестящие шаги. В коридоре появился начальник стражи, двигавшийся в сторону выхода. Демид рассчитывал на то, что попав из освещённого коридора в слабо освещенный тоннель, Хамид на время ослепнет. Вот тут они его и возьмут. Так и получилось.

Едва начальник стражи Темнейшего, ступил из ярко освещённого коридора в тоннель, и стал замедлять ход, давая глазам привыкнуть к темноте, он был жестко схвачен за обе руки, сбит с ног, повален на каменный пол. Вдобавок к его горлу был приставлен острый засапожный нож, что не предвещало ничего хорошего. После этого, его перевернули на спину, и он увидел две фигуры, склонившиеся над ним.

— Ну, что начальник стражи, поговорим, — сказал зловещим тоном, тот, что был слева. И, он же держал у горла нож. Хамид понял, что здорово влип.

— Что вам угодно? — попытался он ответить грозным тоном. Но организм подвёл, и в конце Хамид сорвался на петушиный вскрик. Однако начальник стражи не сдавался. — Вероятно, вы и есть те преступники, о которых говорил Темнейший. Я не знаю, как вам удалось обойти ловушки, но уверен, обратного пути у вас нет. Так что лучше сдаться. Мы вас убьем быстро.

Ответом был сдавленный смех.

— А вот мы тебя сейчас славно попытаем. Так что на скорую смерть можешь не рассчитывать. — Ответил всё тот же нападавший, что держал у горла нож. И начальник стражи ему поверил. Поверил безоговорочно. К этому времени его глаза привыкли к темноте, и он обнаружил, что нож у горла держит оборотень, которые были известны своей жестокостью. Второй, судя по всему, человек, стоял молча.

— Так что вам надо? — уже с опаской за жизнь спросил Хамид.

— Ответ на один вопрос. И мы тебя оставим в живых, — ответил человек. — Где находится смерть Темнейшего? — И, увидев удивление в глазах Хамида, Демид добавил. — Да, мы слышали ваш разговор.

Хамид внутренне заметался. Сказать правду, значит, предать Темнейшего. Смолчать, значит, подвергнуть свою, пусть и никчемную жизнь, опасности. А этого очень не хотелось. Судя по всему, напавшие были настроены решительно. И Хамид решился.

— В Чондарии, в Храме Искупления. В центральном зале. В шкатулке стоящей на отдельном постаменте.

— Ну, вот так бы сразу и сказал, — удовлетворённо сказал Демид, и за шиворот рывком поднял Хамида на ноги. Оборотень перевёл нож с горла, уперев его в спину.

— Чуть дёрнешься, воткну нож по самую рукоятку.

И воины повели Хамида к выходу. Хамид внутренне расслабился. Раз не убили, то может быть и отпустят. Однако у Демида было иное видение на произошедшее.

Когда троица проходила мимо тоннеля, где пряталась Великая Ма, он схватил Хамида за шиворот, развернул в сторону тоннеля и пинком втолкнул его туда со словами.

— Великая Ма наш тебе подарок!

Послышался короткий вскрик Хамида и гомерический хохот Ма, от которого мурашки побежали по спине, а ноги приросли к полу. Из темноты показалась упыриха.

— Спасибо за подарок, Избранный. Сделаю его и я тебе. Долгое время я была в Храме Искупления первой жрицей. Мне известны все тайные ходы. Думаю, вам это пригодится.

И Великая Ма рассказала, как кратчайшим и безопасным путём добраться до центрального зала. В ответ царевич поклонился, и воины поспешили к выходу, подальше от этого вертепа зла.

На улице всё оставалось без изменений, что было кстати. Оборотень показал себя прекрасным следопытом. Так что они вышли точно к тому месту, где вышли на тропинку. Здесь Хват обновил свои заклинания, делающие из людей нежить, и пошел впереди, излучая уверенность. Впрочем, Демид не разделял его настроение и только когда они благополучно перебрались через ров с крокодилами, после чего Хват убрал мост, тонус царевича стал повышаться. Он достал орех, вручённый Назаром, и сжал его. Заклинание сработало. И когда воины выскочили на берег, то увидели знакомую пристань и бот, ошвартовавшийся у неё. Через несколько минут друзья были на судне, которое немедленно отчалило от берега.

Когда берег исчез из виду, и опасность погони исчезла, Назар повернулся к воинам.

— Ну, что расскажете?

Демид, перебиваемый время от времени Хватом, постарался рассказать, всё, что с ними случилось на острове. Назар внимательно слушал, а когда Демид дошёл до захвата начальника стражи, довольно хмыкнул, но тут же насторожился.

— Так, говоришь в Чондарии смерть злодея?

При этом Демид заметил, что судно стало менять курс. Видимо, по команде Назара.

— А вы хоть представляете, что такое Чондария?

Глядя на удивлённые лица воинов, Назар начал рассказ.

— Начну с того, что Чондарию называют страной нечисти и колдунов. И как ты правильно рассказал, Великая Ма действительно одно время была там главной жрицей. Там магии столько, что я даже не представляю, как мы доберемся до этого самого храма, как его…

— …Храм Искуплений, — поторопился подсказать царевич.

— Вот, вот, его самого.

— Так что же будем делать? — Огорчился Демид.

— Прежде всего, не вешать нос, — бодро ответил Назар. — Толком никто ничего о Чондарии не знает, кроме того, что несколько кораблей бесследно исчезли неподалеку от берегов Чондарии. Всё остальное это байки, ходящие в среде моряков. Так что вполне вероятно, что многое из этих рассказов либо откровенная ложь, либо специально распространяемые слухи, чтобы отпугнуть нерешительных. Как бы то ни было, но мы высадимся на берег Чондарии, и попробуем на зуб тамошнюю магию. И посмотрим, настолько ли она такая ужасная, как о ней рассказывают.

— Ты сказал «мы»? — Подал голос Хват. — Ты что тоже собираешься высаживаться с нами на берег?

— А почему бы и нет? Давно хотел побывать в Чондарии. Говорят, там сплошные горы, ущелья и много чего другого. Я себе никогда не прощу, если не побываю в этой замечательной стране.

Хват многозначительно хмыкнул и пошёл в каюту.

Через минуту он выглянул из каюты и посмотрел на Назара.

— Нам сколько плыть до Чондарии?

— Если обойдёмся без приключений, то с неделю будет.

Хват хмыкнул.

— Ну, и как мы туда доберемся, если у нас пищи и воды осталось максимум дня на три?

Назар задумался.

— Можно было применить магию, но нельзя.

— Почему? — Удивился Демид.

— Магию невозбранно можно применять, когда вокруг в воздухе разлита магия. Тогда конкретный случай магии не будет заметен. — Пояснил Назар. — Море не относится к местности, где есть магия. Поэтому любое применение магии в море тут же станет известно по обе стороны моря. Причём с точным вычислением места её применения. Ты хочешь, чтобы Темнейший узнал, куда мы направляемся?

— Ну, положим, он всё равно узнает. Я не думаю, что Великая Ма убьёт начальника стражи. Так что рано или поздно, какая разница?

— Ты сам рассказывал, что у Темнейшего есть магическое зеркало, с помощью которого он связывается со своими подчиненными в разных местах. Так?

Царевич кивнул.

— Ты также говорил, что Великая Ма была жрицей в храме в Чондарии. Так?

Демид снова кивнул.

— А теперь складываем эти факты в кучу. Что получаем? Только то, что Темнейший был в Чондарии и наверняка поддерживает связь с колдунами этой страны. И, очень может быть, что с помощью зеркала. Согласен?

— В общем, да.

— Будем рассчитывать, что магия драконов, о которой говорил Темнейший нас до сих пор прикрывает. Следовательно, будем рассчитывать на то, что чем позже Темнейший догадается о цели нашего путешествия, тем будет лучше.

— Согласен. Но как быть с питанием и едой?

— Очень просто. Урезаем и то, и другое вдвое. Так мы протянем неделю. А уже в Чондарии пополним припасы.

— Или не пополним, — Маланхолично прокомментировал Хват.

— Это почему же? — Вскинулся Назар.

— Если твои байки хотя бы наполовину правда, то мы можем стать объектами для жертвоприношений этих самых колдунов. И тогда нам пища точно не понадобится.

— Ну, не будем так мрачно смотреть в будущее. Делай, что должно, и пусть будет, что будет.

Хват снова хмыкнул и скрылся в каюте.

К концу дня Назар перевел судно в состояние призрака. Как он объяснил, сделал это заранее, чтобы болтанка не замучила. И, надо сказать, сделал вовремя, поскольку через час небо потемнело, и судно вошло в зону бурь. На сей раз, пребывание в зоне бурь было значительно дольше, чем в первый раз. Из чего Демид сделал вывод, что судно движется не поперек, как было в прошлый раз, а наискось через зону бурь. Иными словами, Назар решил добраться до Чондарии по кратчайшему расстоянию.

Когда по песочным часам на исходе были вторые сутки пребывания в зоне бурь, судно выскочило из нее. Впереди расстилалось море, спокойные волны успокаивающе покачивали судно. В таком режиме прошло еще четыре дня. На пятый день Хват, стоявший на вахте, закричал:

— Земля, земля! Вижу землю!

Демид и Назар выскочили и каюты и всмотрелись в ту сторону, куда показывал оборотень. В самом деле, на горизонте показалась земля. И не просто земля, а массивные горы, подходившие к самому берегу.

К вечеру приблизились к берегу и судно двинулось вдоль берега, в то время, как Назар подыскивал удобное место для стоянки. Уже перед наступлением ночи, такое место нашлось. Судно подошло максимально близко к берегу, был спущен якорь. Появилась и пристань. Но Назар не разрешил спускаться на берег. Даже в поисках воды, разумно рассудив, что утро вечера мудренее. Так что спать пришлось на судне, которое Назар прикрыл магией.

Поутру быстро собрались и по мосткам спустились на пристань, а оттуда и на берег. За плечами висели отощавшие котомки, у пояса были привязаны фляги для воды. И, естественно, каждый взял столько оружия, сколько мог унести. Во главе группы, как само разумеющееся, встал тролль. Мощный боевой топор в его огромной руке и при его росте и объёме смотрелся как топор в руках дровосека. Почему он свернул влево, наверное, не знал и сам Назар. Вероятно, подсказало внутреннее чутьё. Справа были горы, причём крутизна склонов не позволяла на них взбираться. Да и вряд ли кто из путников мог спокойно лазить по горам. Потому было принято решение искать пролом в горах. Или какое-то ущелье. Но нашли нечто гораздо интересное. Где-то через час хождения по гальке Назар наткнулся на хорошо натоптанную тропу.

— Судя по всему, очень может быть, что здесь есть морская стража, которая присматривает за берегом на предмет обнаружения чужих судов, — Высказал предположение тролль.

— А сколько их может быть? — Поинтересовался Демид.

— По тропе сказать трудно, но следов много. Так что приготовьте оружие на случай внезапной встречи.

Встреча не замедлила произойти. Где-то через двадцать минут путники обнаружили вход в ущелье, даже, скорее, пролом в горах, настолько он был узким. Идти по нему могли максимум двое, чтобы не толкаться плечами и не цеплять стены ущелья. Но самое главное, что ущелье поднималось вверх, что было на руку путникам. И они решились войти в ущелье. Шли не торопясь, и всё-таки появление вооружённой группы оказалось неожиданностью. Воины из этой группы будто вынырнули из ниоткуда и появились метрах в трёх от путников. Числом эта группа была до десятка, все вооружены длинными и кривыми мечами.

Назар опомнился первым, и с диким криком, подняв топор, кинулся на противника. Хват поддержал его, размахивая своим топором. Демид слегка приотстал и поднял свой арбалет. Нужно сказать, что противники им попались опытные. И если первых двух Хват и Назар срубили сразу, то другие стали оказывать сопротивление. Демид, находясь сзади, подстраховывал друзей, сшибая тех, кто пытался зайти им сзади. Но, вскоре и ему пришлось бросить арбалет и взяться за меч, поскольку в тыл друзьям стали просачиваться воины противника, и нужно было прикрывать им спину.

Бой продолжался с полчаса и закончился победой путников. Как ни сильны были их противники, но и путники были не лыком шиты. И, судя по тому, что наблюдал Демид, Назар в стычке с Хватом, по сути, игрался. А вот сейчас он показал всё, на что был способен. И, как оказалось, был способен на многое. По крайней мере, пятеро из десятка были зарублены им.

Когда всё закончилось, путники стали осматривать порубленных воинов противника. Судя по рекам крови, вытекающим из их тел, встретились путники с людьми, что и подтвердил Назар.

— Назгулы, легендарные воины Чондарии. Рассказывали, что в бою они непобедимы. Но, как показала практика, это мнение было несколько преувеличено.

— А кто такие вообще эти назгулы? — поинтересовался Демид.

— Считается, что это аборигены Чондарии. Но есть и такое мнение, что они захватили эту страну, придя откуда-то с востока. Да вы посмотрите на их разрез глаз. Это явно чужестранцы.

В самом деле, разрез глаз отличался от жителей тех мест, откуда были путники, уже тем, что имели узкий разрез глаз. Да и лица были несоразмерно широкими, губы узкими, скулы выдавались в стороны. Одеты назгулы были чудно. Вместо железной кольчуги или брони на них были кожаные рубашки, усиленные широкими и толстыми полосами из кожи, которые скреплялись большими бляхами. На голове вместо шлемов были кожаные шапки.

— Ну, и что с ними будем делать? — спросил Хват.

После небольшого раздумья, Назар заявил.

— Прятать их здесь некуда. Так что оставим лежать как есть. Будем надеяться, что следующая стража пройдет здесь через несколько часов. А за это время мы выберемся из этого ущелья.

Еще помолчал и добавил.

— Нужно им головы отрубить.

— Зачем? — искренне удивился Демид.

— Чтоб из них не сделали упырей. Когда тело без головы, из него невозможно сделать вампира.

— А как же осиновый кол в сердце?

— Не будь наивным. Да и где ты здесь видишь осину?

Назар посмотрел на Хвата. Тот молча кивнул и поднял топор. Демид, хоть и не был сентиментальным, но смотреть на эту картину не мог, а потом прошёл чуть вперед. Вскоре путники его догнали. Дальше шли молча. Каждый думал о чем-то своём.

Шагов через двести слева в стене ущелья обнаружились ступеньки, ведущие наверх. Переглянувшись, путники стали подниматься вверх и вышли на тропу, серпантином петляющую вокруг горы. При этом она вела куда-то вверх. Путники стали серьезными, покрепче взялись за оружие и медленно двинулись по тропе.

Шли почти целый день… и упёрлись в тупик. Сколько Назар и Хват ни всматривались вверх, ничего похожего на вход обнаружено не было.

На горы быстро надвигалась ночь, длинные тени почти накрыли своими одеяниями окружающее пространство. Потому путники решили переночевать неподалёку от тупика, а завтра продолжить исследования. Ведь кто-то пользовался тропой, хотя и было непонятно как.

Чтобы избежать неожиданностей, путники вернулись шагов на сто обратно. В этом месте была небольшая ниша, где и было решено заночевать. Дежурили, как и на корабле по очереди.

Демид проснулся от легкого касания. Хват, дежуривший в это время, поднёс палец к губам. Вставшая луна освещала призрачным светом окружающий мир. Прислушавшись, Демид услышал шаги от множества топающих ног. Они раздавались справа, как раз оттуда, где был тупик. Назар уже не спал. Путники вжались в нишу, чтобы не обнаружить себя раньше времени. И как только напротив ниши показалась первая фигура, путники молча бросились в бой. На этот раз бой был недолгим. Потеряв убитыми четверых, противник бежал, захватив раненых. Догонять их путники не решились, всё-таки была ночь.

Остаток ночи их никто не беспокоил. И едва стало светать, взяв оружие наизготовку, воины пошли в сторону тупика. И почти сразу обнаружили кровавые следы на стене. Они заканчивались на небольшой площадке, метрах в пяти над тропой.

Назар достал из котомки моток верёвки с кошкой на конце и, прицелившись, бросил, целясь в площадку. С третьего раза верёвка обмоталась вокруг выступа, и кошка буквально вгрызлась в камень. Подёргав верёвку, а её особенностью были узлы, идущие через полметра, Назар полез вверх. Он останавливался около каждой отметины на стене, пока не поднялся наверх, на площадку.

— Следы явно от крови. Значит, поднимали раненых. Сейчас поищу, куда же они все подевались?

И он стал ощупывать каменную стену, касаясь тех мест, где были отпечатки крови. Наконец, он дошёл до чёткого отпечатка ладони, и, приложив свою ладонь, с силой нажал на камень. Камень подался вглубь и перед Назаром открылся потайной ход.

— Ага, вот, куда они скрылись.

Назар полез в лаз, потом высунул голову.

— Я что один должен идти? Живо поднимайтесь.

Первым полез Хват, вторым Демид. Когда они оказались на площадке, Назар развернулся и исчез в глубине лаза. Воины последовали за ним и вскоре оказались в пещере.

Размером пещера была небольшой, так что идти пришлось согнувшись, что, впрочем, было не сильно напряжно. Сколько они так шли было непонятно, то ли сто шагов, то ли двести. Но вот впереди показался выход. Выйдя из него, путники оказались на широкой площадке, нависающей над пропастью.

А в пропасти, точнее, обширной долине, лежащей внизу, раскинулся город. С высоты было трудно оценить, что он собой представляет. Но уже то, что в окраске домов превалировали серые тона, не понравилось Демиду. По архитектуре город имел радиальное строение. В центре стояло огромное, в несколько этажей здание, совершенно тёмного цвета и без окон. Вокруг него была неширокая круговая площадь, от которой в разные стороны разбегались лучи улиц. Улицы были широкими, застроенные одно и двухэтажными домами. Но сколько ни всматривался Демид, растительности в городе он так и не обнаружил. Потому город представлял грустное зрелище. И даже вставшее солнце, осветившее улицы города, не прибавило веселья.

— А вот то мрачное здание в центре города, вероятно, и есть наша цель — Храм Искупления. — Прокомментировал увидено Назар.

— По всей видимости, так и есть, — Согласился Демид. — Но что-то мне, ни храм, ни город не нравятся.

— А ты что собираешься в нём жить? — усмехнулся Назар.

От подобной перспективы Демид даже вздрогнул.

— Ну, а если не собираешься, что зря воду в ступе толочь? Лучше вспоминай, что там Великая Ма говорила про тайные подходы к храму?

— Ага, — сказал Демид и задумался, вспоминая наставления Великой Ма.

ГЛАВА 14

Насмотревшись на город, путники собрались двигаться дальше по тропе. И даже сделали шагов десять. Как вдруг с крыши здания, о котором они говорили, сорвался темный вихрь, который, увеличиваясь в размерах, устремился ввысь и в сторону пещеры, из которой только что вышли путники.

Увидев вихрь, Хват меланхолично произнёс.

— Вот и колдуны пожаловали собственной персоной.

Он тут же схватился за пояс Демида, глазами показав Назару, чтобы тот сделал то же самое. Тролль понял и тоже ухватился за пояс, а сама группа отступила подальше от края обрыва, почти прижавшись спинами к стене.

Вихрь остановился шагах в десяти от тропы и распался на три высоких фигуры, одетых в чёрные одеяния до земли. Ноги колдунов утопали в небольшом облачке. Огромные глаза уставились на путников, и Демид сразу почувствовал, как напряглись Хват и Назар.

— Сопротивляйтесь други, сопротивляйтесь! — Прокричал Демид.

Бессловесная дуэль взглядами продолжалась минут десять. И хотя Хват и Назар сделали шаг в сторону колдунов, но они крепко держались за пояс Демида. Так что колдунам не удалось подчинить их волю.

Вдруг колдуны изменили тактику. Вероятно, они поняли, что удачи им не видать, пока, стоящий в центре группы путников воин, который, по всей видимости, вообще не поддавался на колдовские чары, не будет побежден. Стоящий в центре колдун вытянул вперед правую руку, согнул пальцы и с открытой ладонью помчался прямо на Демида. Остальные колдуны повторили жест центрального колдуна и полетели вслед за ним на облаке. Именно этого момента и ждал царевич. Он опустил меч, отведя его вправо, и, ухватив обеими реками. И как только колдун оказался на расстоянии удара, царевич молниеносно рубанул фигуру колдуна. При этом меч легко рассёк колдуна сверху донизу, будто разрубил воздух. Но Демид на этом не остановился, а двумя косыми ударами рубанул по левому, а потом правому колдуну, также разрубив их тела, но уже поперёк.

Дальше произошло невообразимое. Все три тела колдунов, как бы вспухли и осыпались вниз чем-то похожим на хлопья чёрного пепла. Осыпались они на облачко, которое из серого стало чёрным… и растаяло.

Тяжело дыша от напряжения, Демид остановился в недоумении. Что, это всё? Так легко? Он оглянулся на друзей, отступивших на шаг назад.

— И что это было?

— Психическая атака, — Ответил Хват. — Пытались нас очаровать.

— Сильные колдуны, однако, — Дополнил Назар. — Еле удержался, спасибо, пояс помог, отвлекал.

После атаки колдунов, резонным решением было побыстрее найти начало тайного хода, о котором говорила Великая Ма. Потому путники заспешили по тропинке в поисках входа в подземелье.

Вскоре тропинка раздвоилась. Причём натоптанная ее часть так и шла поверху, а почти заросшая резко снижалась по высоте. Немного подумав, путники пришли к выводу, что им нужна именно заросшая тропинка. А иначе как попасть в подземелье? Хотя несколько напрягал тот факт, что с первого взгляда видно — по этой тропе долгое время не ступала нога человека. Да и нечеловека тоже.

Тем не менее, путники двинулись по этой тропе, хотя и держали оружие наизготовку. Вскоре они наткнулись на решётчатую дверь, запертую на огромный заржавевший висячий замок. Стало понятно, почему сюда никто не ходит.

О том, чтобы открыть замок чисто механически не могло быть и речи. Не было соответствующего инструмента. Да и состояние замка оставляло желать лучшего. Потому Хват и Назар решили применить магию, благо их нюх подсказывал, что магией буквально пропитан воздух. Так что применение ими магии вряд ли будет замечено. Сначала к замку подступился Назар. Он чего-то поколдовал, и дужка замка исчезла, растворилась в воздухе. А сам замок со смачным плюхом упал к ногам Назара. Хват попробовал открыть дверь, но петли тоже заржавели и не двигались. Тут уже оборотень показал своё умение обращаться с магией. И через десять минут дверь сама распахнулась, открывая проход.

А вот дальше… дальше начались неожиданные и несколько настораживающие неприятности. Первым их обнаружил Назар, идущий впереди группы. Внезапно под его ногами что-то захрустело. Остановившись, Назар присмотрелся к тому, что лежит на земле. Оказалось, что она сплошь усеяна человеческими костями. И что было самым неприятным, что кости рук и ног были расщеплены вдоль.

— Похоже, кто-то лакомился костным мозгом, — Брезгливо сказал Назар. Путники стали ступать ещё осторожнее, чтобы как можно меньше наступать на кости.

Проход, в который попали путники постоянно менял направления, поворачивая то влево, то вправо. И как ни осторожно шли они, всё же неожиданно налетели на чудовище, которое Демиду показалось огромным человеком, сплошь покрытым светлой шерстью. Это уже потом, после того, как чудовище было убито, Назар сказал, что это была белая обезьяна из далекой страны Кхиртании. И что, возможно, назгулы тоже из тех краёв.

Сейчас же, Назар без размаха ударил чудище топором по плечу. Но, то ли удар был слабым, то ли шкура чудища толстой, только топор воткнулся в плечо чудища и там застрял. Само же чудища от неожиданности, а ещё больше от боли взревело и отпрыгнуло на шаг назад, при этом выдернув топор из рук Назара. Как потом сказал Назар, рывок был такой чудовищной силы, что удержать топор в руках не было никакой возможности.

Однако тролль не растерялся. Он выхватил морской тесак, хороший такой тесак, с широким, в ладонь, лезвием и длиной с локоть, и, подняв его на уровень груди, устремился на обезьяну. Оторопелые от неожиданности воины только и могли, что смотреть на то, как тролль борется с обезьяной.

А посмотреть было на что. Несмотря, что Назар был шире и выше как оборотня, так и царевича, обезьяна была еще громаднее и на голову выше тролля. И когда обезьяна обхватила Назара своими лапами, путники решили, что их товарищу пришёл конец.

Назар тоже считал свой трюк смертельно опасным. Расчёт был на то, что тесак пробьёт кожу обезьяны и достанет до сердца, пока та будет пытаться смять тролля в своих объятьях. Тут главное, у кого хватит здоровья на последнюю схватку? По рассказу Назара он слышал, как трещали его кости под мощной хваткой обезьяны, как напряглись мышцы, стремясь преодолеть давление страшнейших лап. Но тесак сделал своё дело — вошёл в тело обезьяны по самую рукоятку. Оба борца замерли на мгновение, которое решало, кому жить, а кому умирать. И решило в пользу Назара. Обезьяна беззвучно осела на землю, разомкнув свои смертоносные объятия, после чего упала на спину. Посредине груди торчал тесак.

Назар тоже стал оседать на землю, но его подхватили товарищи и прислонили в сидячем положении к стене. Демид сорвал с пояса флягу и стал поливать водой из нее голову Назара. Нужно сказать, что путники водой были обеспечены, поскольку у самого пролома обнаружили источник воды, который был обложен небольшими камнями. Назар, а потом Хват проверили источник на предмет магии и пришли к выводу, что источник нормальный, в смысле воду из него можно пить. Это было большой радостью для путников, поскольку собственной воды почти не осталось. Потому они напились вволю и набрали полные фляжки воды.

Вот этой водой и поливал Демид голову тролля. Через какое-то время тот открыл глаза и попросил напиться. Царевич вручил ему флягу и отступил назад. Назар пил долго. Потом отложил флягу в сторону и посмотрел на друзей.

— Думал, мне конец. Эта обезьяна необычайно сильна. Была, — И он взглянул в ту сторону, где лежал труп обезьяны. После этого он и рассказал, что большая белая обезьяна была частью легенд моряков, которые считали её людоедом, и которую победить нельзя. От неё отлетают стрелы, её не берут мечи и топоры. И нужно сказать, что эти легенды отчасти оправдались. Но только отчасти.

Час или около того, друзья отдыхали, прислонившись к стене прохода. Им стало понятно, откуда такое количество костей на земле. Вероятно, сюда бросали либо противников режима назгулов, либо тех, кого назначали в качестве жертвоприношения.

Отдышавшись, Назар подошёл к обезьяне, выдернул свой топор из ее плеча, после чего с напряжением вытащил тесак из её груди. Друзья еще раз подивились её размерам и двинули дальше. Вскоре они обнаружили вход в подземелье, через который обезьяна выбиралась наружу.

* * *

В это время на острове Лейс в резиденции Темнейшего.

Сам Темнейший стоял напротив хрустального шара в тщетной надежде обнаружить неуловимую троицу его врагов. В дверь постучали. Точнее, даже не постучали и поскреблись.

— Ну, кто там ещё? — Недовольно воскликнул Темнейший.

В дверь протиснулся Корзай, заместитель начальника охраны.

— Ваше Темнейшейство, обнаружено тело Хамида.

Тенейший вскинул голову. Новость была кстати. Хамид, начальник стражи, исчез неделю назад, после памятного разговора с ним, Темнейшим, который послал его наверх усилить охрану острова.

— Где его обнаружили?

— Неподалёку от тоннеля с Великой Ма.

О. это ещё интереснее. Потому Темнейший отвлекся от созерцания хрустального шара и решил лично разобраться в смерти Хамида. Действительно его тело лежало неподалёку от тоннеля Великой Ма. И выглядело оно ужасно. От Хамида осталась едва ли не треть, одни кости и кожа. Стало ясно, что здесь основательно поработала Великая Ма.

Темнейший условным сигналом вызвал Великую Ма из её логова и потребовал рассказать всё, что здесь произошло. Великая Ма, пожала плечами и рассказала. А что? Она никому не давала никаких обещаний, даже тому красавчику, что не поддался на ее магию. Так что она не чувствовала, что должна молчать. А потому, почему бы не сделать приятное Темнейшему, её старинному другу и попечителю, который притащил её на этот несносный остров, чтобы она была ещё одной линией защиты его драгоценнейшей персоны. Ну, не шмогла она удержать этого красавчика, не шмогла.

Из бессвязной речи Великой Ма Темнейший понял, что каким-то образом его враги смогли проникнуть на остров. Более того, похитив Хамида, они узнали про Чондарию и наверняка или плывут туда или уже там. Нужно было предупредить Инклива, владыку Чондарии, которого Темнейший сам утвердил в этой должности. Поэтому Темнейший быстрым шагов вернулся к себе и, подойдя к магическому зеркалу, вызвал Инклива. Тот откликнулся почти сразу.

— Инклив, как дела? — Начал спокойным тоном Темнейший. — Есть новости?

Владыка Чондарии выглядел озабоченным.

— Есть небольшие проблемы, но я надеюсь их решить в ближайшее время.

— А не связаны ли эти проблемы с тремя чужеземцами, появившимися в твоих краях?

— Откуда ты знаешь? — Удивился Инклив.

— Я знаю даже то, что они намерены завладеть той шкатулкой, что стоит на постаменте, — и он указал на пьедестал в виде длинной ножки рюмки, на площадке которой под прозрачным колпаком стояла шкатулка тёмного цвета.

— Пусть попробуют, — скрипнул зубами Инклив. — И они познают, что такое чондарская магия.

— Успокойся, мой друг, я лишь хотел предупредить, что эта троица опасна.

— Да я уже понял. Исчезли три моих лучших колдуна. А еще не вернулся наряд стражи. А ночью было нападение на еще один наряд, есть убитые и раненые.

Неожиданно обстановка в Чондарии изменилась. На глазах Темнейшего из двери в главное помещение Храма Искупления ворвались трое вооруженных людей. Впереди шествовал тролль, который крушил всё на своем пути. Справа двигался оборотень, который старался не отставать от тролля по части крушения всего и вся. Так что охрана, вставшая на их пути, быстро сокращалась в количестве. Слева шёл явно человек. Он был вооружен мечом необычной формы, и тоже крушил налево и направо.

Неожиданно человек увидел зеркало и ринулся с лестницы к нему. А к нему, значит, и к Инкливу, который стоял у зеркала. Инклив зашипел по змеиному и бросился навстречу человеку, стремясь поразить его страшнешим магическим заклинанием. Но, то ли не успел его произнести, то ли заклинание не подействовало, но мелькнул меч человека, и голова Инклива покатилась с его плеч. После чего человек со всего размаха рубанул по магическому зеркалу, разбив его напрочь. «Значит, они уже в Чондарии, — подумал Темнейший».

* * *

А что же наши герои? Найдя вход в подземелье, они быстренько спустились в него, и попали… в тюрьму… натуральную тюрьму. Вдоль прохода по обе стороны стояли огромные клетки. Большинство были пустыми, но в некоторых лежали закованные в цепи скелеты. И, как заметил Демид, кости этих скелетов были также раздроблены, как и у скелетов на улице. Чтобы проскочить это жуткое место, путники чуть ли не бежали, пока не уткнулись в новую дверь. Она была деревянной, но оббита толстыми листами железа. Замок был внутренний, но для наших путников он не стал проблемой. Так что минут через десять и эта дверь была преодолена. За дверью открылся узкий, но высокий проход. Слегка освещенный магическими светильниками.

Нетерпение нарастало, путники почти бежали в предвкушении достижения цели. Тем более, что описание Великой Ма было достаточно точным. Так что, когда они добежали до очередной закрытой двери, то чуть не снесли её с хода. Но осторожный Назар жестом остановил друзей.

— Ты говорил, — обращаясь к Демиду, сказал тролль, — что здесь есть специальные отверстия для подсматривания того, что творится за стенкой?

— Ага, должны быть.

— Давайте поищем. Негоже сломя голову действовать в самом логове назгулов.

При слабом освещении поиск тайных отверстий занял определённое время. И когда они были найдены, путники буквально прилипли к ним. Взорам открылся широкий коридор в темных тонах, но освещённый факелами. Чуть наискось была высокая стрельчатая дверь, справа и слева от которой стояли сдвоенные посты охраны. Вероятно, это и была та самая дверь, которая вела в главный зал храма. Всё, как говорила Великая Ма. Особой паники в коридоре замечено не было, хотя, пока они высматривали обстановку, мимо них пару раз прошли патрули, численностью человек десять. Что ж, было решено воспользоваться элементом внезапности, снести охрану и ворваться в зал. Назур и Хват должны были остаться у двери и встречать подкрепление назгулам, если таковое появится.

Всё получилось, как и предполагали воины. Короткая схватка возле двери, и они врываются внутрь главного зала. Перед ними была каменная лестница, ступенек на десять. На площадке перед лестницей было около десятка назгулов, которых связали боем Нузар и Хват. Демид же, прорубив себе проход, помчался вниз по лестнице, поскольку обнаружил искомое — шкатулку, укрытую прозрачным кубом.

Но добежать ему было не суждено. У противоположной стенки стоял некто в чёрном и разговаривал с применением магического зеркала. Когда воины ворвались в зал, он оглянулся, увидел Демида и, закричав, вскинул правую руку и буквально полетел в сторону царевича. Ну, такое он уже видел, так что встретил налетевшего на него колдуна достойно — с разгону отрубил ему голову. После этого Демид глянул в зеркало и увидел в нём Темнейшего. Уж его-то он запомнил на всю жизнь. Доли секунды Демид и Темнейший смотрели друг на друга, после чего царевич, поднял меч и, подбежав к зеркалу, рубанул его наотмашь. Зеркало сразу помутилось, образ Темнейшего исчез, а само зеркало приняло цвет побежалости. Неожиданно по нему побежали тысячи трещин и трещинок, и зеркало осыпалось вниз множеством осколков.

Усилившийся звон мечей заставил Демида оглянуться. На лестнице шёл настоящий бой. Вся внутренняя охрана была порублена, но в дверь пытались ворваться назгулы извне. Назур и Хват пока успешно оборонялись, хотя стоять на осклизлом от крови полу было непросто. Демид вспомнил о своей задаче и в два прыжка оказался у постамента, на котором стояла шкатулка, накрытая прозрачным кубом. Думать было некогда, и царевич поступил просто — рубанул мечом по прозрачному кубу, стараясь не зацепить шкатулку. Расчет оказался верен, куб разлетелся на сотни мелких осколков. Демид подошёл ближе, смахнул осколки со шкатулки и резким рывком открыл её.

То, что произошло дальше, шокировало не только его, но и всех присутствующих. Из шкатулки вырвался сноп яркого света, который стал разливаться по залу, быстро его заполняя. Что-то невероятное случилось с назгулами, теми, кто пытался ворваться в зал. Они вдруг остановились в самых неестественных позах и замерли. Тролль и оборотень недоверчиво опустили свои топоры и растерянно оглянулись на Демида, что стоял у шкатулки.

Но на этом чудеса не закончились. Из шкатулки стали вылетать бабочки. Их крылья были раскрашены весьма замысловатыми узорами. Но что самое интересное, едва бабочки садились на пол, они начинали расти, превращаясь либо в причудливо одетых мужчин, либо в женщин, одетых в не менее причудливые наряды.

Наконец, из шкатулки взлетели четыре бабочки. Лапками они держали за края тончайшей ткани размером с платок, на котором лежала еще одна бабочка. Казалось, она спала.

Когда бабочки сели на пол, они превратились в четырёх грациозных женщин в полупрозрачных платьях, а ткань начала превращаться в широкую кровать, на которой лежала прекрасная женщина. Она действительно спала.

Но вот она раскрыла глаза, осмотрелась и села на кровати, спустив с неё ноги. Её огромные глаза уставились на Демида.

— Так это ты освободил меня и моих подданных, храбрец? — Она оценивающе осмотрела фигуру Демида, и, судя по её взгляду, осталась довольна увиденным. — Открою тебе мое последнее желание. Перед тем, как этот подлец Тиммих, хитростью заманил меня в эту шкатулку, я дала обещание, что тот, кто меня освободит, станет моим супругом. — И она протянула руки навстречу Демиду.

Новость была ошеломляющая. Царевич замер, не зная, что сказать. Спасло его звон ножа о каменный пол, выпавшего из руки Назара, который, как и Хват, тоже был ошемлён этой новостью.

— Вы, извините, мою серость, но хотелось бы узнать, с кем имею честь разговаривать? — Спросил Демид, делая церемониальный поклон.

— Ах, да, вы же чужеземцы, как я сразу этого не поняла. Вы разговариваете Цезариной, царицей бабочек! — И она в ответ сделала церемониальный поклон.

Ситуация становилась пикантной. Отказать царице Демид явно не мог. Вполне могли счесть неуважением к венценосной особе. Но и соглашаться царевичу тоже было не с руки. Как-то по-другому он смотрел на проблему выбора будущее жены. В смысле царевич предпочитал найти подругу по любви, а не по статусу или принуждению. И царевич нашёл вариант, как отказать и не впасть в опалу.

— Ваше Величество, если уж говорить о том, кто на самом деле спас Вас и ваших подданных, то эта честь принадлежит не мне. Я лишь совершенно случайно оказался рядом со шкатулкой и открыл её. Так что я не достоин быть супругом Вашего Величества. А вот кто достоин, так это мой друг Назар, который не только возглавил операцию по освобождению Вашего Величества и ваших подданных, но и дал мне возможность добраться до шкатулки и открыть её. — И царевич с хитрым взглядом посмотрел на тролля, протянув руку в его сторону.

Недовольно встряхнув гривой золотистого цвета волос, царица все же перевела свои огромные зеленые глаза на тролля. Назар был хорош. Огромный как глыба, он возвышался на верхней площадке лестницы как утёс. Могучие мышцы перекатывались под зеленоватого цвета кожей, поскольку тролль был одет только в кожаные штаны и сапоги. В руке был огромный топор, весь обляпанный кровью поверженных им врагов. Враги лежали тут же, окружив Назара со всех сторон. Крови было так много, что она не только растеклась по верхней площадке, но и струйками стекала по ступенькам.

Царица несколько раз прошлась взглядом по фигуре Назара, и, судя по её довольному лицу, осталась довольна осмотром. Она кивнула троллю, приглашая его приблизиться к ней. Но и в планы тролля явно не входило внеплановая женитьба, пусть и на царственной особе. Конечно, тролль не отличался изысканностью манер, как царевич, да и речь у него была попроще, но он всё-таки решился высказаться по поводу происходящего. Стоя на верхней площадке, он обратился к царице.

— Ваше Величество, я польщён вашим выбором, — начало речи вызвало улыбку царицы, — но, к сожалению наша женитьбы невозможна в настоящее время.

— Почему? — Обиженно надув губки, спросила царица.

— Скажу откровенно, мы сюда пришли совсем не затем, чтобы освободить Вас, Ваше Величество, и ваших подданных. Более того, мы рассчитывали, что в шкатулке, которую открыл мой друг, находится всё, что угодно, но только не то, что обнаружилось при вскрытии.

— А что же вы искали? — Нетерпеливо спросила царица.

— Дело в том, что наше тридесятое царство, откуда мы все родом, сейчас захвачено вурдалаком, который удерживает власть за счет войска из нечисти и нежити. Мы могли бы собраться и уничтожить пришельцев. Но, как оказалось, и вурдалак и его войско являются порождением одного негодяя, засевшего в пещере на острове Лейс, что неподалёку от нашего царства. Но самое печальное заключается в том, что когда мы прибыли на этот остров, то узнали, что этот самый негодяй, которого его прихвостни называют Ваше Темнейшество, с помощью черной магии сделал себя бессмертным. Потому задача наша усложнилась, поскольку выходить на бой с бессмертным себе в убыток. Там же на острове от еще одного негодяя, бывшего начальником охраны Темнейшего, мы узнали, что смерть Темнейшего находится здесь, в Чондарии, в Храме Искупления. Потому мы и прибыли сюда, чтобы овладеть смертью Темнейшего. Надеюсь, вы понимаете, что информатор указал на ту шкатулку, в которой находились Вы, Ваше Величество, и ваши подданные.

— Вы хотите сказать, что если бы вы знали об этом, вы не стали бы меня освобождать? — в тоне царицы прозвучали нотки оскорбленной особы.

Тролль понял, что перегнул палку и замолк. Нужно было спасать ситуацию. Потому вновь вмешался Демид.

— Ваше Величество, вы несколько неправильно поняли моего друга. Мы невероятно счастливы тем, что вызволили вас из темницы тирана. Но… — царевич сделал паузу, — поставленная перед нами задача осталась невыполненной. Именно это мой друг Назар и хотел донести до Вашего Величества.

— Ну, если так… — царица замолчала, — Я согласна подождать, пока ваша задача не будет выполнена. — Снова помолчала. — Что нужно для её выполнения?

— Нужно, Ваше Величество, точное место нахождения смерти Темнейшего. Ну, и знание пути к этому месту, желательно с описанием опасностей, которые могут встретиться на пути, — ответил царевич. — Вполне вероятно, что об этом месте знал правитель Чондарии, поставленный на это место Темнейшим. Увы, после того, как я отрубил голову правителю Чондарии, мы уже никогда не узнаем место смерти Темнейшего.

— А где тело правителя?

Демид молча указал на бездыханное тело, лежащее неподалёку от постамента. Голова правителя откатилась на пару шагов. Царица подошла к телу и всмотрелась в лицо мертвого правителя.

— А ведь я его знаю. И теперь догадываюсь, кого вы зовёте Темнейшим. В своё время я его знавала, как Тиммиха, принца из далекой Маринии. Однажды он прибыл в гости со своим эскортом. Был весьма обходителен и любезен. Смог настолько втереться в доверие, что я открыла ему тайну жителей Чондарии.

— Ваше Величество, если это тайна, мы не претендуем на то, чтобы ее узнать, — вмешался Демид с поклоном.

Скривив губки в печальной улыбке, царица ответила:

— Вы её знаете. Точнее, узнали, когда открыли шкатулку и освободили меня и моих подданных. Да наша тайна заключалась в том, что мы из состояния людей можем превращаться в бабочек. И в этом состоянии, если нас поместить в шкатулку, можем бессрочно находиться в дремлющем состоянии.

Царица задумалась и остановила рассказ. Глаза ее стали туманными. Она посмотрела на Демида.

— Вы наверняка видели Темнейшего, опишите, как он выглядит?

Демид, как мог, описал облик Темнейшего под пристальным взором царицы.

— Несомненно, это он, предатель Тиммих, который обманом завладел заклинанием, превращающем нас в бабочек, и однажды ночью совершил обряд, в результате которого все жители царства оказались в шкатулке.

ГЛАВА 15

— Ну, что, попробуем оживить правителя? — Спросила царица.

— Как можно? — Вскричал доселе молчавший Хват. — Он же станет упырём.

— Возможно, — улыбнулась царица, — но ненадолго.

Она стала делать пассы, и голова правителя сама по себе поползла к телу, соединилась с ним, после чего открыла глаза.

— Ну, что же ты, милейший, — ласковым голосом произнесла царица, — разлёгся на полу в присутствии царицы? Вставай, вставай, у нас к тебе накопились вопросы.

Правитель будто деревянная игрушка размеренно стал подниматься и встал в двух шагах от царицы.

— А скажи как нам, милейший, ты ведь знаешь, где находится смерть твоего покровителя? Расскажи нам об этом, очень интересно узнать.

Скрипучим голосом правитель произнёс:

— В Маринии. В её столице, там есть храм, подобный этому. Вот в нём и находится смерть Темнейшего.

— А в чем она содержится?

Упырь вроде бы как удивился вопросу.

— Конечно же, в шкатулке, точно такой, как эта, — и правитель указал на шкатулку, стоявшую на пьедестале.

— Спасибо, мне всё ясно, — сказала царица и щёлкнула пальцами правой руки. Образ упыря стал размываться и растворился в воздухе. — Вот и всё. Нет упыря, и больше не будет.

— Так что нам теперь двигаться в Маринию? — Спросил тролль.

— Не думаю, — ответила царица. — у меня такое ощущение, что в Маринии будет нечто подобное тому, что вы обнаружили здесь. Конечно, желательно освободить тех узников, что заковал в ловушке Тиммих, но ведь вам нужна его смерть, а не беготня за его ловушками. Заметьте, с каждым разом вы удаляетесь от острова Лейс, т. е. от местонахождения Тиммиха. Думаю, это неспроста. Тиммих далеко не дурак. Он прекрасно понимает, что тайна его смерти, спрятанной в чем-то, рано или поздно станет известной его врагам. И они будут искать её. И он расставил по всему миру ловушек, в которых всё что угодно, но не его смерть, с надеждой, что в погоне за миражом, его враги погибнут. Так что в Маринии делать пока нечего.

— Так что же делать? — вскричал Назар.

— Думать, мой милый, прежде всего, думать. Мы должны понять логику Тиммиха, тогда и поймем, где искать его смерть.

Она посмотрела на приунывших друзей.

— Впрочем, думать будем завтра. Сегодня знаменательный день — День Освобождения. По этому поводу полагается пир, на который, в качестве почетных гостей приглашаются освободители.

Царица подошла к Назару и взяла его под руку, жестом приглашая остальных следовать за ними. Вот так закончилась официальная часть встречи. Путники поднялись по ступенькам, которые к этому времени были очищены как от трупов, так и от крови, с них набежавшей. Нужно сказать, что лучезарный свет обновил всю обстановку во дворце. Исчезли черные гобелены, все стены храма блистали белизной. Выйдя из храма, троица друзей в сопровождении царицы и ее придворных проследовала за угол храма, прошла вдоль его стены и вышла на площадь, которая кольцом охватывала храм.

Сразу за площадью стоял неприметный двухэтажный дом. По крайней мере, он не сильно выделялся среди остальных домов города. Хотя, нужно сказать, что изменения коснулись не только храма, но и домов в городе. Исчезли серый и чёрный цвета построек. На их место пришло разноцветие от жёлтых до розовых расцветок. В частности, тот дом, куда они направлялись, был окрашен в розовый цвет. Оказалось, что это ни что иное, как дворец царицы. Это поразило в первую очередь царевича. Ведь в тридевятом царстве, откуда он родом, дворец выглядел попышнее и побогаче. Впрочем, у царей свои причуды.

Что еще бросилось в глаза, так это множество людей на улицах. Они буквально кишели, двигаясь в разные стороны. Во дворце, куда пришли путники, их сразу провели в тронный зал. Царица, на правах хозяйки, прошла к трону, ведя с собой Назара. Нужно было видеть лицо тролля в этот момент. Пусть и неофициально, но его признали супругом царицы, в смысле, царём. От осознания этого факта Назар был пунцовым как рак, если подобное выражение применимо к троллю с зеленоватой кожей.

Царица уселась на трон, поставив Назара рядом. В тронный зал постепенно набивались придворные. Выждав какое-то время, царица встала и объявила.

— Мои подданные, сегодня поистине знаменательный день, который я объявляю Днём Освобождения. По всему царству сегодня праздник, который с этого момента будет отмечаться ежегодно. Сейчас же всех присутствующих приглашаю на торжественный ужин в честь нашего вызволения из ловушки.

Придворные разразились приветственными криками и стали струйками вытекать из зала. Встала и царица, опять же взяв Назара под руку. Она, а с ней и Демид с Хватом вышли из зала, и перешли в следующий зал, который к этому времени был заставлен столами и стульями. На столах были яства и питьё. Царица прошла во главу стола, придворные встали возле стульев, царица села и жестом пригласила остальных последовать своему примеру.

А дальше был пир горой. Наши герои давно так не наедались и не напивались. В зале звенело веселье и смех. Назара посадили справа от царицы, а Демиду и Хвату предложили стулья слева от неё. И вот, когда веселье было в самом разгаре, Демид вспомнил рассказанные Назаром легенды о Чондарии, и обращаясь к царице спросил:

— Ваше Величество, в легендах о вашей замечательной стране есть упоминание о том, что у нее есть ещё одно имя — страна Чёрного Лотоса. Вы не расскажете, откуда такое название?

Сказал и пожалел, что спросил, поскольку лицо царицы исказила гримаса.

— Милый друг, откуда вы знаете про Черный Лотос?

Тут в беседу вмешался Назар.

— Ваше Величество, у моряков есть много легенд о разных странах. И о Чондарии тоже, поскольку правдивых новостей о ней давно не было.

Царица как-то сразу поскучнела, даже спала с лица.

— Я слышала о черном лотосе еще от бабушки. И, поверьте, это было очень давно. По её рассказам на месте нашего царства было некое государство, название которого стёрлось в истории, а осталось как раз название — страна Чёрного Лотоса. Но оно давным-давно исчезло и никто не знает, куда и когда.

— А причём здесь чёрный лотос? — Поддержал беседу Хват.

— Считается, что особым образом приготовленный черный лотос, если его курить или принимать вовнутрь любым другим способом, переносит употребившего в мир грёз, где всё исполняется.

— Всё-всё? — Удивился Хват.

— Так говорят легенды.

На этом беседа прервалась, а пир покатился дальше.

Несмотря на то, что дворец царицы был небольшим, отдельные комнаты для троих заморских гостей нашлись. Так что по окончанию пира их провели со всеми полагающимися почестями, в покои, где и оставили ночевать.

Утром Демида разбудил, ворвавшийся в его комнату Назар. Глянув в окно, царевич отметил, что солнце давно уже встало. Да, славно они вчера попировали.

— Быстрее собирайся, царица ждёт нас с каким-то важным сообщением.

Демид поплескался в медном тазу, оделся и вышел вслед за ожидающим его троллем в коридор. Там стоял невыспавшийся Хват, прислоненный к стене. Втроём, под водителем мажордома они проследовали, как оказалось, в личные покои царицы. Та уже встала и ожидала друзей, сидя в кресле. Перед нею стоял стол с множеством яств и вина.

Посмотрев на помятые физиономии друзей, царица пригласила их откушать с нею, на что было получено полное согласие заморских гостей. Когда все удовлетворили свои желудки, даже не столько едой, сколько питьём, царица приступила к цели своего вызова.

— Меня заинтересовал ваш рассказ о стране Чёрного Лотоса. Потому я порылась в наших архивах и вот что нашла. Действительно когда-то на этих землях существовала такая страна. Но по каким-то причинам её жители решили уйти из этого мира. Был проведён какой-то специальный ритуал, и они исчезли. Но в легендах, которые существуют в нашей семье, есть одна, которая достаточно загадочна, чтобы оказаться правдой. Эта легенда гласит, что данный дворец был построен не просто так, а чтобы скрыть некий тайный ход, который, возможно, ведёт как раз в исчезнувшую страну Чёрного Лотоса. Я вызвала своего архитектора, и вместе мы нашли этот вход. — Здесь царица потянулась и достала с соседнего столика свиток, который оказался схемой дворца. Поискав глазами по схеме, она нашла искомое и ткнула в него пальцем. — Вот это место.

Друзья обступили царицу и стали рассматривать схему. Судя по всему, а схема была расписана в трех плоскостях, вход этот находился где-то в подвальном помещении. Здесь царица добавила:

— Я дала указание поискать этот вход, и после тщательных поисков он был обнаружен. Так что если мои гости имеют желание пройти и посмотреть на него, мажордом вас проводит.

Желание у гостей явно было, поскольку это был, пусть и призрачный, но шанс выполнить поставленную задачу. Особенно на этом настаивал царевич, которому чуйка говорила, что на сей раз, они попали в десятку. Потому, откланявшись и, ведомые всё тем же мажордомом, друзья двинули в подвал, чтобы самим убедиться в наличии загадочного входа. Походить по подвалу пришлось долго. Царевич даже удивился, что под таким небольшим по размерам домом-дворцом царицы, такие большие подвалы. Но вот поиски закончились, и путники упёрлись в массивную дверь тёмного дерева, обитую железными полосами вдоль и поперёк.

Чуть поколдовав с внутренним замком двери, Назар толкнул её. Дверь бесшумно распахнулась, открыв длинный и тёмный коридор, кое-где освещенный лампами, заправленными маслом. После недолгого совещания воины пришли к решению, сделать своеобразную разведку, дойти до конца коридора, чтобы посмотреть, куда он приведёт. После чего вернуться и, только основательно подготовившись, идти в неизведанное. Что и было сообщено мажордому, который обещал сообщить об их решении царице.

Едва мажордом удалился воины, взяв в руки оружие и морально приготовившись к неожиданностям, вступили в коридор, что располагался за дверью. Как и все подземные помещения дворца, он был выложен крупным камнем со всех сторон. Потоптавшись на месте, тролль пришёл к выводу, что пол надёжен, а потому можно двигаться вперед. И воины двинулись. Назар возглавлял экспедицию, Демид шел слева и сзади от него, Хват, соответственно справа и сзади шагах в двух.

Так они прошли шагов двести, как вдруг пол под ними провалился и воины полетели куда-то вниз. Демид, поджал ноги и крепче сжал меч, ожидая, куда же он упадёт? Сколько он летел, понять было трудно, поскольку было абсолютно темно. Но самое неприятное заключалось в том, что он перестал ощущать друзей. Было такое впечатление, что он летел совершенно один. Падение произошло необычно, потому как царевич упал на наклонную плоскость и покатился вниз. Сделав оборотов пять-шесть, Демид, наконец, выкатился на ровное место и остановился. Нужно сказать, падение произошло благополучно, потому Демид сразу же вскочил на ноги, выставив вперёд меч, и, готовый к любой неприятности.

Но коридор впереди него был пуст. Только по стенам висели всё те же масляные лампы. Сорвав одну из них, Демид вернулся к тому месту, где остановился после падения и посветил в сторону подъёма. Увиденное его удивило. Впереди была стена, а в потолке не было и намёка на какой-то люк или щель. Поразмышляв, царевич пришел к выводу, что либо стена опустилась после его падения, либо люк закрылся, пропустив его через себя. Как бы то ни было, но он остался один, и что с его друзьями было совершенно непонятно.

Демид понял и другое, оставаться в данном месте бесполезно, ибо ловушка работала на вход, но никак не на выход. Осознав эту истину, Демид развернулся, и, неся факел, вернулся в тот коридор, где этот факел находился. Он снова прислушался, и даже принюхался, но ничего примечательного, ни услышал, ни нанюхал. Впрочем, нюх выдал интересную новость, в воздухе витал какой-то сладковатый запах, непонятного происхождения. Чем пахло, Демид не знал, но судя по своему состоянию, запах был для него безвреден. Потому царевич решил идти дальше по коридору, рассчитывая, что кривая, в смысле, коридор, куда-то да выведет.

И Демид пошёл, держа в одной руке обнажённый меч, а в другой масляную лампу, снятую им со стены. Проход был весьма извилист, потому, сколько прошёл Демид, он понятия не имел, да и не хотел об этом думать, не оставаться же в этом подвале, в самом деле? Тем более что его стал больше волновать другой вопрос — запах, тот самый сладковатый, что чувствовался в самом начале, стал усиливаться. И чем дальше, тем сильнее.

Вдруг проход закончился и Демид вышел в слабо освещённую комнату, метров десяти в ширину и длину. В комнате ничего не было кроме… тут Демид сильно удивился, кроме еще одного пьедестала, стоящего посреди комнаты. Даже по форме, напоминавшей высокую ножку бокала, он был похож на тот, что остался в Храме Искупления. Правда, навершие было гораздо длиннее, поскольку на нём лежала девушка, вытянувшись в полный рост.

Демид оторопело, но и осторожно ступая, приблизился к девушке. Она была очень красивой, в чем-то похожей на царицу бабочек. Такие же золотистые волосы, небольшой носик, пухлые губки. Одета девушка была в нечто полупрозрачное, что несколько смутило Демида, не привыкшего к женской наготе.

Перехватив меч в левую руку, Демид правой рукой коснулся лица девушки. Её кожа была тёплой, что говорило, по меньшей мере, о том, что она жива, но, вероятно, находится во сне.

Почему эта мысль пришла в голову царевича, он и впоследствии вряд ли объяснил бы, но он решительно отбросил ненужный факел, положил меч рядом с девушкой на плиту, осторожно и аккуратно положил её на левое плечо, взял меч, и пошёл из комнаты к двери, которая была видна за постаментом.

Себе царевич объяснил так: девушка могла задохнуться в той комнате от того самого сладкого запаха. Вот он и решил ее вынести на свежий воздух. Мысль о том, что девушка могла лежать в этой комнате многие годы, причём без последствий для неё, как-то не уложилась в его голове.

Как бы то ни было, царевич с девушкой на плече и мечом в руках продолжил движение. Он открыл дверь и оказался в коридоре. Через какое-то время впереди забрезжил свет. Как оказалось, он лучился из комнаты, в которой были окна. Комната была большой. Слева было два высоких окна, закрытых легкими шторами. Справа и на противоположной стороне комнаты были двери. Стены покрашены в светлый тон. Пол был закрыт коврами. Но самое интересное для Демида было в середине. Там стоял невысокий столик, уставленный едой и напитками. Два невысоких дивана стояли по бокам стола. А в его торце, ближе к окнам, стояло кресло.

Демид сгрузил девушку на ближний диван, а сам сел за дальний, и принялся уминать продукты. Как-то сразу вспомнилось, что с утра был легкий завтрак у царицы, после чего не было крошки во рту. Так что приложился Демид обстоятельно. Но вот он довольно откинулся на спинку дивана и уставился на спящую девушку. Что-то нужно было сделать, чтобы её разбудить и понять, наконец, кто её усыпил и с какой целью?

Размышления Демида прервали приближающиеся шаги к двери, что была в боковой стене. Царевич насторожился и подтянул к себе меч. Дверь открылась, и в комнату буквально влетел Назар. Он увидел сидящего на диване Демида, глаза его расширились, в них плескалась ненависть. С криком «А-а-а-а!», он поднял топор и помчался на Демида с явным намерением тому раскроить голову. Царевич явно не ожидал такого поступка от друга, а потому только что и смог, так это вскочить с дивана. Да, и биться с троллем желания не было. Поэтому Демид нырнул под руку тролля с топором и сделал подсечку. Назар взмахнул руками, и со всего маху брякнулся на пол. Топор вылетел из его руки, а сам тролль проехался по гладким коврам и со всего размаха врезался головой в стену рядом с дверью, что была за спиной царевича.

Демид подхватил с пола топор Назара и подбежал к нему. Перевернув его, царевич понял, что Назар от удара потерял сознание. Это было кстати. Царевич снял с пояса Назара все метательные ножи, вынул из голенища сапога, знаменитый тесак, и, оставив тролля лежать на полу, отошёл к диванам, сев в ногах у девушки. После чего стал ждать, когда тролль очнётся.

Тролль раскрыл глаза минут через десять. Он сел и стал осматриваться. Взгляд, поначалу туманный, стал проясняться. И когда взгляд остановился на Демиде, тролль спросил:

— Что со мной было?

— Ты меня спрашиваешь? — Удивился Демид. — С тех пор как мы потерялись во время падения, я был один и совершенно не знал, где ты и Хват. И тут ты врываешься в комнату, и с криком несешься на меня, пытаясь зарубить. Пришлось применить защитный прием, после которого ты ударился головой об стену и отключился.

— Я? Головой? — Тролль пощупал голову. На самой макушке было немного крови. Похоже, именно этим местом тролль и ударился. Посмотрев на окровавленные пальцы, тролль подтвердил. — Действительно, головой. Но почему я не помню ничего подобного? Такое ощущение, что мозги отключились.

— Может быть, и отключились. Понюхай воздух. Ты чувствуешь приторно-сладкий запах? Только нюхай не в полную силу. У меня ощущение, что этот запах неспроста витает в воздухе.

Тролль понюхал-понюхал и сообщил:

— А ведь и вправду, пахнет. Ну да, этот запах я почуял еще в подвале. Вспомнилось, что мертвецы пахнут примерно так, когда разлагаются. Так что я ожидал найти мертвецкую. А нашёл, как оказалось, эту комнату. Хотя, если вспоминать, то ты показался мне ожившим трупом, потому я на тебя и бросился.

— Вот что, пока этот запах вновь не стал оказывать на тебя влияние, придумай какие-нибудь затычки в нос, чтобы не пропускали этот запах. И побыстрее, здесь концентрация запаха достаточно велика. Так что неизвестно, когда он на тебя подействует.

— О, это мы сейчас, это мы запросто, — запричитал тролль, что-то бормоча. Почти сразу в его руке появились две затычки, которые тролль заснул себе в ноздри. После чего уставился на Демида. Впрочем, Демид, тоже настороженно смотрел на Назара. Поиграв в гляделки минут пять, Демид спросил:

— Как самочувствие?

— Да, вроде бы ничего, — ответил тролль, поднимаясь. Увидев стол с едой и питьём, Назар хмыкнул. — А тебе, как всегда везёт. Мы с Хватом по подземельям шатаемся, а ты в сытости и довольстве прохлаждаешься.

— Если бы я не нашёл эту комнату, не было бы сытости ни у меня, ни у тебя. Так что садись и насыщайся, — в тон ответил царевич.

Тролль ломаться не стал, и с радостью принялся за угощение. Когда и он насытился, Демид попросил.

— Сделай затычки и для этой девушки, — он указал на девушку, лежащую на диване.

Тролль будто только что увидел спящую девушку, сильно удивился и спросил:

— А это кто?

Демид пожал плечами.

— Не знаю, нашёл её спящей на таком же пьедестале, как и в Храме Искупления. И почему-то решил принести ее сюда. Почему, сам не пойму.

— Интересненько. Ладно, сейчас попробую, вдруг очнётся.

Он подошёл к девушке, внимательно осмотрел лицо, что-то при этом шепча. В его руке появились две затычки, которые он аккуратно вставил в ноздри спящей.

— Ну, всё, теперь будем ждать. Может быть, и поможет. — После чего вернулся на своё место и продолжил трапезничать.

Что интересно, действительно помогло. Девушка вдруг зашевелилась и открыла глаза. Они оказались огромными, ресницы длинными, будто опахала. Синие зрачки смотрели на мир как-то по-детски доверчиво.

Девушка осмотрелась, увидела сначала Демида, а потом Назара, подскочила на диване и села. Её глаза расширились, в них читался страх.

— Кто вы? И что здесь делаете?

— То же самое, хотелось спросить у вас, милая незнакомка, — Ответил Демид.

— Я, царевна Алия из Маринии.

— Вот как? — Удивился Демид. — А я царевич Демид из тридевятого царства. — И он галантно склонил голову.

— Какого царства? — в ответ удивилась царевна.

— Тридевятого. Но не ломайте голову царевна Алия. Моя страна далеко отсюда. Вы могли о ней ничего не слышать. — После чего продолжил. — А это, — он указал на тролля, — мой друг Назар. Мы пошли на поиски исчезнувшей страны Чёрного Лотоса, и попали вот сюда. Попутно я обнаружил вас спящей на постаменте. И понял, что такой девушке негоже лежать на голом камне. Потому я вас перенёс в эту комнату. — Демид не стал рассказывать о недавней потасовке с Назаром, чтобы её не пугать.

— А что это у меня в носу? — спросила девушка и попыталась вынуть затычки.

Царевич остановил её жестом.

— Если не хотите снова заснуть, не советую вынимать из носа эти затычки.

— Почему? — Искренне удивилась Алия.

— Потому что в воздухе витает нечто, имеющее сладковатый запах. И вот это нечто усыпляет всех, кто вдыхает его.

— Но ведь вы без затычек.

— Как оказалось, на меня запах не действует, хотя порой становится дурно, особенно если запах сильный.

— И что вы обо всём этом думаете?

Здесь вмешался Назар.

— Если это пресловутый Чёрный Лотос, то он сильнодействующее средство, которое переносит спящего в мир грёз. Под его воздействием человек практически всё время спит. Но хуже всего, что его самые сокровенные страхи выползают и реализуются в снах, — При этом тролль взглянул на Демида.

— Ой, как интересно. Так получается, я тоже спала? И как долго?

— Это и нам хотелось бы узнать, Алия. Попробуйте вспомнить всё, что предшествовало вашему сну.

Девушка задумалась. Две морщинки искривили лоб.

— Помню, мой жених Тиммих, предложил мне побывать в райском месте. — Здесь при имени «Тиммих» друзья переглянулись. — Мы спустились с ним в подвал отцовского дворца. Тиммих открыл какую-то дверь, и мы пошли по полутёмному коридору. Помню, что я почему-то быстро устала и стала просить Тиммиха вернуться. В ответ он улыбнулся и сказал, что нам ближе дойти до намеченного места, чем вернуться. При этом он подхватил меня на руки и понёс. А я то ли потеряла сознание, то ли заснула. Очнулась я, уже лежащей на чём-то твёрдом. Помню глаза Тиммиха. Они показались мне огромными, и в них плескалось злорадство. Я попыталась было встать, но Тиммих прижал меня за плечи к ложу и сказал:

— Помни, я дал тебе на хранение самое драгоценное, что есть у меня. И надеюсь, что по моей просьбе ты вернешь драгоценность. А сейчас спи. Твоё время еще не пришло. — После чего я впала в сон. Ну, а что было дальше, вы знаете.

Рассказ настолько впечатлил друзей, что они не могли произнести ни слова. Молчала и Алия. Пауза затягивалась. Нарушила молчание Алия.

— Ой, здесь так много съестного! И вина! Позвольте я немного поем, а то ощущаю невероятный голод.

Демид даже подскочил на месте от этой просьбы. Задумавшись, он даже не предложил девушке разделить с ними еду и питьё, серьёзное нарушение этикета. Так что он, чтобы загладить вину, быстренько подвинул к Алие несколько блюд и налил в бокал красного вина.

Наблюдая, за тем, как ест девушка, царевич пытался поймать мысль, которая постоянно ускользала. Что-то в рассказе Алии его смутило. Но он никак не мог понять, что же? Вдруг его будто пронизала молния. Его смутили слова Тиммиха о драгоценности. Что он под этим подразумевал. Не свою ли смерть?

Царевич посмотрел на хрупкую девушку, которая в этот момент ощипывала виноградины с кисти. Если его мысль верна, то именно эта девушка является носителем смерти Темнейшего. Вот уж действительно гениальный ход. Ведь никто никогда не догадается, что смерть одного человека заложена в другом.

Демид поднял голову и его глаза встретились с глазами Назара. Взгляд тролля был вопросительным. И царевич задумался, говорить ли о страшной догадке Назару? Царевича раздирали противоречия, которым он не находил ответа. И царевич, решил отступиться, решив, что решит противоречия позже… когда прояснится ситуация с их местоположением. Потому он спросил Назара:

— Как ты думаешь, стоит осмотреться и хотя бы приблизительно понять, где мы находимся?

— Безусловно. Может быть, и на Хвата наткнёмся. Ведь он наверняка где-то здесь бродит.

ГЛАВА 16

Пока царевна ела, Демид, сидящий на другом конце дивана, откинулся на его спинку и смежил веки, хотя изредка подсматривал за действиями царевны. Тролль на другом диване тоже нашёл себе занятие. Он обнаружил на диване всё свое оружие и сейчас рассовывал его у себя на поясе по разным кармашкам и ножнам. Наконец, засунув тесак за голенище сапога, облегченно вздохнул и тоже откинулся на спинку дивана, прикрыв глаза. Наступила ничем не нарушаемая тишина, поскольку царевна ела очень аккуратно и бесшумно. Наконец, она откинулась, как и остальные, на спинку дивана, тем самым, показывая, что наелась. Царевич тут же открыл глаза, посмотрел на Алию, прямо в ее зеленые глаза.

— Вот и прекрасно. Теперь, полагаю, нам есть резон осмотреться и понять, куда мы попали?

Несогласных не было, потому Демид встал с дивана и, держа в руке меч, пошел к той двери, что была за спиной Назара, справедливо полагая, что боковая дверь, из которой тролль вышел, интереса не представляет. Алия устремилась за царевичем, идя сзади, в одном шаге. Назар замыкал процессию, держа наготове топор.

Царевич осторожно приоткрыл дверь и выглянул за неё. Оказалось, за дверью находился длинный коридор, которому не видно было конца…. причём в обе стороны. С обеих сторон коридора через двадцать-тридцать шагов располагались двери, аналогичные той, из которой они вышли.

Путники осторожно вышли и остановились, соображая, что же делать? Решение пришло — начать проверять содержимое комнат, глядишь, что и обнаружится? Сказано — сделано. Выбрали направление — идти налево. При этом царевич с Алиёй шли вдоль левой стены, а Назар — вдоль правой. Заглядывали в каждую дверь, но обнаруживали только подобие той комнаты, из которой вышли, вплоть до мебели. Скоро это занятие путникам стало наскучивать, тем более что коридору не было видно конца.

Но вот царевич уже на инстинктах открыл очередную дверь, и, заглянув, определил, что всё то же, хотел захлопнуть дверь, но что-то привлекло его внимание. Он тряхнул головой, отгоняя морок, и еще раз посмотрел в комнату. Ах, вот, что привлекло его внимание — из-за дивана выглядывало лезвие топора, причём очень знакомого топора.

Сделав знак Назару и Алие, чтобы оставались на месте, Демид осторожно вошёл в комнату, держа оружие наизготовку. Но когда дошёл до диванов, еле удержался от смеха. На противоположном диване, лёжа на животе, спал Хват. Причём, судя по тому, что его топор лежал на полу, оборотень с большим трудом добрался до дивана, и буквально рухнул на него, по пути потеряв топор.

Когда же Демид глянул на ближний диван, его удивлению не было конца. На этом диване, на спине, подложив под голову небольшую подушку, спала девушка весьма необычной наружности. Волосы у неё были чёрными. Такими же чёрными вразлет были брови. При небольшом носике, довольно пухлые алые губы. Кожа была смуглой, что показалось царевичу необычно, и даже пикантно.

Но больше всего царевича поразила одежда девушки. На ней была лёгкая кольчуга, шаровары из лёгкой ткани и полусапожки. Обряд венчал меч, который, как, потом оказалось, называется «сабля». Меч был в ажурных ножнах, располагавшихся слева от девушки. Не зная, что делать, Демид оглянулся и жестом позвал Назара и Алию. Нужно ли говорить, что они были ошеломлены не меньше царевича.

Первым пришел в себя Демид.

— Назар, похоже, снова пригодится твоё умение магии. Готовь два комплекта затычек для носа. Будем будить это сонное царство.

Назар быстро наворожил два комплекта затычек и отдал один комплект, тот, что для девушки, царевичу. А сам наклонился над телом Хвата. Подхватив его, тролль рывком поднял и перевернул Хвата на спину, чтобы легче было воткнуть затычки.

С царевичем дела обстояли несколько иначе. Едва он стал склоняться к девушке, чтобы воткнуть ей в нос затычке, как увидел, что в его нос летит кулак девушки. И если бы не реакция Демида, он точно получил бы удар в глаз. Но инстинкты сработали, и кулак был перехвачен. Однако на этом приключения не закончились. Поняв, что её хитрость не удалась, девушка вскочила с дивана и выхватила саблю из ножен с намерением применить её против Демида.

Ну и что делать бедному царевичу? Ещё никогда в жизни он не сталкивался в бою с вооружёнными женщинами, а потому замер в нерешительности. Положение спас Назар. Оглянувшись, и мгновенно оценив ситуацию, он махнул своим огромным топором. Топор попал по сабле и выбил её из рук женщины. После чего сабля отлетела шагов на пять и упала на ковры.

Но и здесь девушка не растерялась. Она выхватила с пояса острый и длинный кинжал и попыталась им достать до Демида. Тут-то с царевича слетела оторопь. Он с силой оттолкнул девушку, благо кулак ее всё ещё был в его кулаке. Толчок был на славу — девушка отлетела шага на три и приземлилась мягким местом на ковёр, который смягчил силу падения.

Поняв, что достать напавших на неё не удастся, девушка приставила острие кинжала к груди и прокричала:

— Сейчас вы увидите, как умирает гулистанская женщина-воин.

Что было бы дальше, только богам известно. Ситуацию разрядил Назар. Он к этому времени справился с поставленной задачей — всунул затычки в нос Хвата. А потому он сел в ногах оборотня и усталым голосом сказал:

— Давай, девочка, покажи свою удаль и презрение к смерти. А мы с Демидом посмотрим. Глядишь, и мы наберёмся твоего мужества.

Девушка захлопала глазами, не понимая, что происходит. К тому же Демид, по примеру Назара, сел на том диване, с которого только что вспорхнула незнакомка. И оба с выжидательным видом смотрели на неё. К Демиду присоединилась Алия.

Незнакомка в отчаянии прокричала:

— Так вы что не собираетесь меня убивать? Разве вы не ищейки Афгула?

— Девушка, убивать здесь никто никого не собирается. По крайней мере, ни я, ни мои друзья, — И Демид махнул в сторону Назура и спящего Хвата. — И да, мы не ищейки Афгула. Более того, мы даже с ним не знакомы. Так что если вы объясните, кого вы испугались, мы будем благодарны.

Девушка поняла, что зря испугалась. Она бессильно уронила руку с кинжалом и расплакалась. После чего опустилась на ковёр. Это было совсем неожиданно для воинов. Тролль мучительно скривился. Его лицо выражало то же, о чём подумал Демид — Ох, уж эти женщины!

Зато Алия восприняла слезы незнакомки близко к сердцу. Она вскочила с дивана, подбежала к девушке и присев, стала вытирать ей слёзы платком, вынутым из кармана. При этом она что-то успокаивающее шептала на ухо.

В это время зашевелился Хват. Он стал ворочаться с боку на бок, но глаз не открывал. Пришлось Назару стукнуть его в бок, приводя в чувство. Оборотень раскрыл глаза и произнёс:

— Эх, братцы, какой я сон видел!

Тут видимо включились мозги, взгляд прояснился. Хват вскочил с дивана.

— Назар, Демид откуда вы здесь?

— Тебя искали. Вот и нашли… спящим. Да ещё в компании с девушкой, — и тролль указал на девушек, сидящих на ковре.

— С какой из них? — заинтересованно спросил Хват.

— С чёрненькой, — ответил Демид.

— А ведь точно, я её видел, перед тем как заснуть.

— Ладно, лирика потом, — встрял Назар. — Поешь, пока никто не мешает, — И он указал на яства, стоявшие на столе.

После чего встал с дивана и отошёл к окну. А Хват, не рассуждая, принялся за еду.

Внезапно незнакомка воскликнула:

— Ой, на улице уже вечер, — После чего вскочила на ноги и помчалась к двери, в которую только что вошли путники. Щёлкнул замок. Это девушка провернула ключ, который торчал в замке. После чего повернулась к остальным и прижала палец ко рту, призывая к молчанию. Поведение незнакомки было непонятным, но подчиняясь её жесту, все молчали.

В это время в коридоре послышались шаркающие шаги. Судя по ним можно было сказать, что в коридоре внезапно появилось много людей… или нелюдей. Незнакомка тихо отошла от двери и присела на диван рядом с Хватом, который, услышав шаги, даже перестал есть. Алия вернулась на диван, где сидел Демид, и присела рядом с ним. Назар же так и остался стоять у окна. Шаги были слышны с полчаса или около того. После чего стихли. При этом все взоры устремились на незнакомку. Она поняла, что все ждут её рассказа.

— Обратно аборигены будут возвращаться где-то через час, постараюсь уложиться. Меня зовут Ирида. Как вы, вероятно, поняли я из Гулистана. — И увидев удивлённо-вопрошающие взгляды, добавила, — Это страна такая… далеко на юге.

— Я из рода воинов. В нашем роде все, и мужчины, и женщины, являются воинами, которых нанимают для охраны. Ну, и для войны, конечно. Готовили меня очень жёстко, поскольку женщине в открытом бою трудно противостоять мужчине, — Тут она посмотрела на Назара, — Особенно такого телосложения. Поэтому женщины-воины обучали девочек и девушек различным хитростям, которые нивелируют разницу в силе. Это секретное знание. Потому передаётся только от матери дочери. Собственно, и мальчиков обучают в семье. И тоже по секретным технологиям — от отца к сыну.

У меня есть…точнее, был брат Даст, почему был, скажу позже. И вот когда мне исполнилось семнадцать лет, а Дасту было девятнадцать, родители в составе армии Надир-паши, правителя Гулистана ушли на войну с одним из соседей. Я до сих пор не знаю, был ли это захватнический поход, или оборонительный. Знаю лишь то, что родители с войны не вернулись. Так мы стали сиротами, а Даст старшим в семье.

Согласно кодексу клана воинов, Даст мог наниматься в охрану, но до двадцати одного года ему запрещалось участвовать в войнах. Впрочем, на большее мы не рассчитывали. Какой-никакой, а заработок, дававший шанс спокойно жить, не меняя образ жизни. За два года брат сильно продвинулся по карьерной лестнице, став сотником. Казалось, жизнь улыбается нашей семье. Даже, несмотря на то, что брат вошёл в возраст, когда его участие в боевых походах стало обязательно.

И вот тут приключилось то, чего никто из нас не ожидал. Ведь через два года мне было уже девятнадцать. Потому я тоже могла поступить в охрану. Причин отказываться не было. Да, и не могло быть, мы всё-таки воины. Я стала ходить в караулы, стояла на часах во внутренних покоях. И вот тут я попалась на глаза верховному магу — Афгулу. — Произнеся это имя, Ирида даже зашипела от ярости. — Извращённый, упивающийся властью и влиянием на правителя тип. Афгул стал делать непристойные намёки, обещая золотые горы. Но он вызывал у меня только отвращение. Поэтому Афгул решил действовать в присущей ему манере — хитростью и подлостью. На меня и брата было совершено несколько покушений, правда, неудавшихся.

Стоит ли удивляться, что расследовал эти покушения сам верховный маг. Естественно, ничего обнаружено не было. Казалось, что верховный маг от нас отстал. Но на самом деле, он затаился, выжидая удобную минуту, чтобы уничтожить нас обоих. И удача улыбнулась ему. Нужно было отвести важный пакет к тому правителю, с которым недавно закончилась война. Правитель хотел отправить большую делегацию с соответствующей охраной, но Афгул убедил правителя, что пара всадников не привлечёт внимания врагов государства. И предложил отправить с посланием брата и меня.

Друзья предупредили, что Афгул готовит засаду на перевале, отделяющем наше государство от соседнего. А, как известно, кто предупреждён, тот вооружён. Мы достойно встретили банду из двадцати наёмных убийц и в жесткой схватке уничтожили почти всех. Остался только раненый главарь банды — Керим-бей. Но ранения его были настолько серьёзны, что жить ему оставалось считанные минуты.

Что руководило Керим-беем в эти минуты мне неизвестно. Возможно, решил уйти на тот свет, хотя бы частично сняв с души грех. Он рассказал, что пока мы будем отсутствовать, на правителя будет совершено покушение, в котором обвинят нас, как организаторов этого покушения. Потому к тому моменту, когда мы выполним задание, нас уже будут ждать на границе с целью ареста. Последствия ареста предугадать было нетрудно.

Мы похоронили Керим-бея, отдав ему почести воина. И задумались над тем, что делать дальше? В конце концов, приняли решение отвезти пакет, после чего назад не возвращаться, а пересечь пустыню и сделать наёмниками в Эрлистане.

План чуть не рухнул, поскольку каким-то образом правитель, к которому мы ехали, уже знал о покушении на Надир-пашу. Впрочем, арестовывать нас он не стал. Возможно, знал больше, чем сказал. Более того, он дал команду своему визирю отправить нас в соседний Эрлистан в кратчайшее время. Так что уже на утро следующего дня мы сидели на двух верблюдах, идущих по Великой пустыне в сторону соседней страны.

Два дня мы были на седьмом небе от счастья. Нам казалось, что мы оторвались от ищеек Афгула, которых, он, несомненно, послал по нашим следам. Но верховный маг показал, что не зря носит это звание.

Проблемы начались утром третьего дня, буквально перед восходом солнца. Внезапно налетела страшнейшая буря. Такие у нас называют «Чёрная смерть». За минуты стало темно, будто безлунной ночью. Ветер был ураганным, он неё столько песка, что тот буквально валил с ног.

Быстро соскочив с верблюдов… — Здесь Демид удивился и хотел перебить, но Алия шепнула на ухо: — Это животные такие, потом объясню, — и Демид промолчал, одарив благодарным взглядом девушку.

— …мы сбросили палатку. — Продолжила Ирида. — Поначалу брат приказал мне держать верблюдов, а сам попытался установить палатку. Но ветер и несущийся песок не давали это сделать. Поэтому я бросила верблюдов и бросилась на помощь брату. Вдвоём мы еле-еле установили палатку и сразу нырнули в неё, потому что дышать снаружи было совершенно нечем. Песок забивался в рот, буквально душил.

Буря продолжалась больше суток. О её силе можно судить по тому, что когда мы выбрались наружу, а это стоило нам немалых сил, на палетке лежал метровый слой песка. Да и выбираться пришлось, разгребая толстый слой песка.

Отдышавшись, мы оценили наши запасы и поняли, что наша жизнь висит на волоске. Верблюды исчезли, и мы даже не представляли, где их искать, поскольку в результате бури барханы поменяли свои очертания. А ведь на верблюдах остались основные запасы воды и еды. Той воды, что была в наших, флягах могло хватить едва ли на пару дней. А идти пешком нужно было не менее недели. Мы долго молчали, придавленные свершившейся катастрофой.

Но не зря мы были из клана воинов. Когда солнце стало припекать, брат поднялся и молча пошел в сторону Эрлистана. Естественно, я поддержала порыв брата. Так мы шли ещё два дня. Вода закончилась, солнце палило нещадно. Я была уже в полуобморочном состоянии, когда случилось несчастье.

Брат, хотя и шёл не торопясь, всё-таки обогнал меня шагов на десять. Вероятно, его состояние тоже было не ахти, поскольку он не заметил, как ступил на зыбучие пески. Я только услышала его вскрик, а вскинув голову, увидела, как его стремительно засасывает в песок.

Бессильная хоть чем-то помочь, я уселась на песок, тупо смотря в то место, где пропал мой любимый брат. Жалости не было, мы воины. Потому смерть всегда ходит слева сзади за плечом.

Сколько я так просидела не помню. Возможно, теряла сознание. Под вечер, когда жара спала, я поднялась и буквально на инстинктах пошла дальше. Нужно ли говорить, что прошла я недолго. Буквально за следующим барханом я попала в такой же водоворот из песка, в который попал брат.

Так я оказалась в странном подземелье, из которого я попала в эту комнату. Здесь и живу уже месяц.

Девушка замолчала. Молчали и остальные, переживая услышанное. В наступившей тишине вновь послышались шаркающие шаги за дверью, которые вскоре стихли.

Тишину нарушил Назар. Он оттолкнулся от стены, к которой прислонился во время рассказа Ириды и, подойдя к креслу, уселся в него.

— Конечно, рассказанное тобою, Ирида, печально. Но я не думаю, что всё так трагично. Ты ведь сказала, что была в полуобморочном состоянии, когда брата засосало в песок?

Девушка кивнула.

— А дальше ты сказала, что когда провалилась в подземелье, поначалу вместе с тобой сыпался песок, так?

— Да, так.

— А когда ты оказалась в подземелье, песка уже не было?

— Не было.

— Очень интересная картина получается. — Назар посмотрел на друзей. — А вы знаете, что за окнами пустыня? И, не исключено, что та самая, по которой шла Ирида с братом. — Увидев удивлённые взгляды, тролль предложил, — сами посмотрите в окно. — Царевич и Хвата не преминули воспользоваться предложением. Вернулись задумчивые.

— И что из твоих слов следует? — Спросил Демид.

— Много чего. Но самое первое, что бросается в глаза — это ощущение того, что этот мир какой-то искусственный. Его нет в реальном мире. Он будто специально создан в таком виде, каким мы его наблюдаем. Иными словами, мы находимся в призрачном мире, кем-то созданным.

— Но ведь чтобы сделать такую мощную иллюзию, силы одного мага явно мало — встрял Хват.

— И ты прав, друже. Это первая загадка, которую нам нужно разгадать. Чувствую, когда мы поймём, что да как с этим призрачным городом, мы поймём, как отсюда выбраться.

— А какая вторая загадка? — Спросила Ирида.

— Ты сказала, что здесь больше месяца, но до сих пор тебе удавалось скрываться от аборигенов. Как ты это делала, расскажешь позже. Сейчас нужно зафиксировать сам факт — от встречи с аборигенами можно уклоняться, не вступая с ними в контакт. Но если тебе это удалось, то почему такое не под силу твоему брату? — Здесь Назар сделал жест, останавливающий Ириду, которая пыталась возразить. — Предположим, что он тоже попал в подземелье, и прячется в одной из бесчисленных комнат. Предположим. Отсюда вторая загадка, где его искать?

— Назар, — всё-таки решила ответить Ирида. — За этот месяц я не только сидела в этой комнате. Конечно, первые дни сидела безвылазно. Но дня через три я обнаружила определённую периодичность в появлении аборигенов и стала выходить в те часы, когда знала, что их не встречу. Конечно, я искала брата. Увы, безрезультатно. Потому у меня нет уверенности, что он до сих пор жив.

— Тем не менее, эту вероятность не будем сбрасывать со счетов.

— Ну, а третья проблема, в чем заключается? — Спросила Алия.

Тролль усмехнулся.

— В вас, милая девушка. В тебе и Ириде. У нас серьёзное задание, связанное с риском для жизни. И участие девушек в нём не предусмотрено.

При этих словах вскинулись обе девушки. Алия резко развернулась к Демиду.

— Ты зачем меня спасал? Чтобы отправить в Маринию к отцу?

Она чуть не булькала от гнева. И, казалось, была готова наброситься на царевича с кулаками.

— Отвечай, — вскричала царевна.

Демид, окатил её таким ледяным взглядом, что Алия буквально сдулась.

— Начну с того, что не стоит на меня кричать. Даже такой красавице, как ты. От крика у меня сразу портится настроение. Не думаю, что это в твоих интересах. И вообще я не думал о том, что будет с тобой… с нами, когда мы отсюда выберемся. Жизнь она мудрее нас, она рассудит.

— Ну, уж нет. На сей раз будет, по-моему. Я пойду с тобой до конца. Ведь должна же я хоть как-то отблагодарить своего спасителя. Так что отвязаться от меня у тебя не получится, так и знай.

Царевич только пожал плечами, типа, поживём — увидим.

Тут возвысила голос Ирида.

— Я сразу поняла, что вы втроём не на прогулку собрались… судя по вашей экипировке. Если не секрет, расскажите, что вы ищете? Какова цель вашей экспедиции? — При этом она обращалась к Хвату. Так что отвечать пришлось ему. Он вкратце рассказал про тридесятое царство и про причину, толкнувшую их плыть сначала на остров Лейс, а потом в Гондарию, где они в поисках смерти Темнейшего, ненароком освободили народ этой страны вместе с царицей. Рассказал и о том, что царица, услышав легенду о Чёрном лотосе, вывела их на подземный ход, где они провалились и попали сюда.

Ирида внимательно слушала. Когда Хват закончил, она задумчиво сказала.

— Серьёзная у вас задача. Думаю, вам помощники не помешают. Так что я поддерживаю Алию. И от тебя, — она пальцем указала на Хвата, — я не отойду ни на шаг, пока вы не выполните намеченное. А что? Воин я неплохой, пригожусь в трудной ситуации. Понял, милый? — Закончила она ласковым голосом, в котором прозвучало шипение змеи:- Только попробуй, откажись? Хват только развел руками.

Назар, сидящий сбоку от обеих пар, потёр бороду и резюмировал.

— Будем считать, что наполовину этот вопрос решен, что будет дальше, покажет время, — И он усмехнулся о чем-то своём.

В это время встрепенулся Демид.

— А вот что я вам скажу. Перед тем как зашаркали шаги по коридору, гадости в воздухе стало вроде бы как меньше. А сейчас снова чувствую, как ноздри начинает щипать.

— Ты не ошибся? — Подскочил на кресле Назар.

— Нет, конечно, нос ведь не обманешь.

Неожиданно Демида поддержала Ирида.

— Я тоже подобное ощущаю. Причём давно.

Назар встал с кресла и стал осматривать комнату.

— Что ищем? — Поинтересовался Хват.

— Понимаешь, когда зашуршали шаги в коридоре, мне это показалось странным, почему такое происходит? Ведь мы с тобой вынуждены дышать через затычки. Потому и не чувствуем, когда запах усиливается и ослабевает. Но если двое из нас, которых запах не берёт, утверждают, что запах периодически слабеет, а потом усиливается, стоит задуматься над вопросом: а не регулирует кто-то подачу некоей субстанции, подмешивая ее в воздух, то в большем количестве, то в меньшем, и, тем самым, регулируя поведение аборигенов?

— Чёрный лотос — Выдохнул Хват.

— Что Чёрный лотос? — не понял Назар.

— Хват хочет сказать, что речь идёт о Чёрном лотосе, — Дополнила Ирида. — И я, как жительница южной страны, где в широком обращении всякие дурманящие вещества, совсем не исключаю, что мы имеем дело с подобным веществом. Причём очень сильным и в большом количестве, ведь запах присутствует практически во всех комнатах.

— И что из этого следует? — спросил Назур.

— Вариантов два. — Вмешался Демид. — Либо магия. Либо здесь в доме кто-то занимается распространением субстанции, которая содержит этот проклятый Чёрный лотос.

— Магия отпадает, однозначно. Чтобы магически управлять процессами распространения Чёрного лотоса, не хватит никакой магии. Так что будем искать решение попроще и попрактичнее. — И Назар снова стал оглядываться.

Взгляд его остановился на шторах, обрамляющих окна. Он подошёл к окну, взялся за штору и резко рванул ее вниз. От мощного рывка штора слетела вниз вместе с карнизом. А под карнизом, прикрытым деревянным наличником, который сейчас лежал на полу показались три щели, толщиной с палец, а длиной в ширину окна.

После этого Назар постучал кулаком по стене рядом с окном, она загудела, будто пустая бочка. Когда же Назар постучал кулаком по стене в метре от окна, звук был тихий, сухой. Что указывало, в этом месте стена полная.

С улыбкой на лице Назар обернулся к друзьям.

— Гениально придумано. Где-то находится центр, из которого по трубам гонят воздух с раствором Чёрного лотоса. Воздух просачивается через щели в комнаты и усыпляет всех, кто в ней находится.

— Погоди, Назар. — Вмешался Демид. — Немного не складывается. Если бы было так, как ты говоришь, аборигены спали бы в своих комнатах. А они приходят, когда в воздухе отравы мало, и уходят перед тем, как ее концентрация возрастает.

— Вот тебе ещё одна загадка, которую нужно выяснить. Возможно, её решение выведет нас на первую загадку. В смысле, выведет на того, кто затеял эту бодягу.

Хват потянулся и произнёс.

— Ясно, что ничего не ясно. Предлагаю отложить решение все загадок на завтра. Всё-таки ночь на дворе.

— Хм-м. Оно-то можно, но как мы поместимся в одной комнате впятером, — Засомневался царевич.

— А кто говорит о пятерых в одной комнате? Рядом полно пустых комнат. Ирида и Алия остаются здесь, предварительно замкнувшись на ключ, а мы втроем располагаемся в соседней комнате. А утром возвращаемся, и девушки нам открывают по условному стуку в дверь. — И Хват постучал по столешнице мудрёный перестук.

Предложение не понравилось никому, уж слишком разумным оно было. Но переглянувшись, все пришли к выводу, что иначе не получается и согласились. Воины покинули комнату девушек, подождали, пока в замочной скважине проскрежетал замок, и пошли к соседней комнате.

ГЛАВА 17

Комната куда пришли воины, была стандартной: два дивана, стол и кресло. Так и получилось, что на диваны улеглись Демид и Хват, а Назару досталось кресло. При этом он уверял, что это лучший вариант, поскольку диванчики узкие и короткие для него. Так что лучше кресла и быть не может. Правда, впоследствии он изменил мнение и улегся на коврах, подложив под голову одну из диванных подушек. Что ж, вольному воля.

Царевич проснулся перед рассветом, когда стрелы Сварога робкими лучиками пронизывали сначала небо, а потом и землю. Чисто внутренне Демид ощущал, что нужно в этой комнате не задерживаться. Потому стал будить друзей. Оба воина резво вскочили на ноги. И тут Хват заметил, что еды на столе нет. Ещё вчера вечером была, а сейчас стол был пустым. Назар же сказал, что этот факт намотает на ус и спросит у Ириды: Так ли обстояли дела во время её пребывания в доме?

Царевич, долго не решавшийся рассказать друзьям о своем подозрении в отношении Алии, таки решился. Вкратце он описал ситуацию, дословно передал слова, которые Темнейший сообщил девушке, чем привёл друзей в задумчивость. Наконец, Назар поднял голову.

— Ты хочешь сказать, что Алия и есть смерть Темнейшего?

— Скорее, он что-то в неё вложил. Но даже она не знает, что.

Очнулся и Хват.

— Тогда её никак нельзя отпускать. Более того, тебе, Демид, нужно держать её на коротком поводке.

— Почему мне? — Удивился царевич.

— Ну, хотя бы потому, что она именно тебя считает своим спасителем. И доверяет. А это, согласись немало.

— Ну да, ну да. Хороший хомут ты мне на шею вешаешь, Хват.

Оборотень только руками развёл: А куда деваться? Однако Назар поддержал оборотня. Потому решили, что нужно оставить ситуацию как есть. Жизнь если что, сама расставит всё на свои места.

В это время солнце начало свой неспешный бег по небу, и воины поспешили вернуться в комнату, где остались девушки. Назар не забыл спросить у Ириды касаемо еды. И она рассказала, что еда появляется на столе два раза в сутки: утром и вечером. И два раза за день в комнаты приходят аборигены. И точно, едва солнце встало, послышались шаркающие шаги в коридоре. Захлопали двери и аборигены разошлись по комнатам завтракать.

— Сурово тут с порядками. Я бы не смог долго жить в такой обстановке, — откомментировал Хват.

Назар предложил дождаться, пока аборигены уйдут на покой и сделать вылазку, произвести разведку на местности. Предложение было принято с одобрением, правда, с поправкой Хвата:

— Девушки вперед не лезут, держатся сзади.

— Даже я? — Обиделась Ирида.

— Даже ты. Мы здесь не в бирюльки играем. И кто его знает, как дело повернётся.

Ирида промолчала, хотя и обидчиво пыхтела.

Тут вышел из задумчивости Демид.

— А вам не кажется странным, что, судя по шагам, ходят исключительно мужчины. У них, что, женщин вообще нет?

— Вероятно, всё же есть, — ответила Ирида. — Я до вас тоже ходила на разведку… и не один раз. Так вот, шагов через пятьсот обычные двери заканчиваются. И справа и слева располагаются две огромные двери… ну, как ворота. Потом был широкий проход с правой стороны, уходящий куда-то в темноту. Туда я не ходила… боязно. А вот за проходом снова начинались обычные двери. И там обстановка несколько иная… можно сказать, женская. Ладно, если пойдём, сами увидите. — Помолчав, добавила. — Хотя ни женщин, ни мужчин воочию не видела и даже не представляю, как они выглядят.

— Во-о-от. — Снова встрял Хват. — Может быть, они монстры какие-нибудь. Так что девушки держитесь сзади и не обгоняйте.

На том и закончили разговор. Вовремя, потому что аборигены стали возвращаться, уходя в какие-то неизвестные обители.

Подождав с полчаса, решили выдвигаться. Но прежде Назар спросил Ириду.

— Ты в какую сторону ходила?

— Вправо.

— Значит, идём вправо. Очень мне интересно на ворота посмотреть. Что-то здесь не так.

За дверью разделились на две партии. Назар и Демид с Алией шли вдоль левой стены, а Хват с Иридой вдоль правой. На тот случай, если встретится абориген, или выйдет из какой-либо из комнат. Впрочем, неожиданностей не произошло. И вскоре путники стояли перед теми самыми воротами, о которых рассказывала Ирида. Действительно, двери были похожи на ворота. Двустворчатые, каждая створка шириной шагов пять, высотой тоже шагов пять. Вверху створки сужались в виде стрельчатых ворот. Материалом для ворот было использовано какое-то тёмное дерево, укрепленное металлическими полосами.

Хват попробовал открыть одну из створок. Но у него ничего нет получилось.

— Тяжёлые, — констатировал оборотень. Ему на помощь подоспели остальные воины и втроем они открыли-таки одну половину. Увиденное удивило безмерно. Перед ними открылся огромный, шагов на двести в длину и пятьдесят в ширину зал с высоким стрельчатым потолком. Окон в зале не было, но он освещался масляными лампами. Так что рассмотреть, что находится в зале, было возможно. А посмотреть было на что. Весь зал был уставлен каменными ложами, подобными тому, на котором Демид обнаружил Алию. Только высоких ножек здесь не было, и ложа находились на уровне колена. Но, что поразило, все ложа были заняты спящими людьми. Они были одеты в легкие, почти прозрачные одежды и легкие тапочки. Волосы были длинными, и казались какими-то неухоженными.

Да, это были определенно люди, хотя что-то в них было странным и непонятным. За этим залом был виден вход в другой, не менее громадный.

— Их тут тысячи, — выдохнула Алия, выглядывавшая из-за плеча Демида. Царевич кивнул.

— Думаю, за второй дверью находятся женщины. Так что вряд ли стоит туда заглядывать.

— Вот мы и сподобились познакомиться с жителями страны Чёрного лотоса. Осталось узнать, что их подвигло на такой образ жизни, — добавил Назар. — Думаю, во вторые ворота заглядывать не будем. Скорее всего, нового за ними не увидим. А вот что интересно, так это коридор, о котором говорила Ирида. Его нужно исследовать. А чтобы не влипнуть, как уже однажды влипли, Хват и я идём впереди, запустив поисковые заклинания. Будем ощупывать всё, и пол, и стены, и потолок.

Группа перестроилась. Назар и Хват выдвинулись вперед, за ними двигался Демид, девушки замыкали процессию. Вскоре показался и искомый коридор. Как и все помещения, он был слабо освещен масляными лампами. Группа вошла в коридор и стала медленно с осторожностью продвигаться вперед. Коридор был недлинным, шагов пятьдесят. И на выходе стал слышен посторонний шум, исходящий извне коридора. Путники ускорили шаг и выскочили к огромному по диаметру колодцу. В диаметре он был шагов пятьдесят. Вдоль стены шла широкая, шагов пять, лестница, уходящая вниз. Где-то через десять ступенек находилась ровная площадка, от которой уходил новый пролет лестницы.

Вот как раз лестница и привлекла внимание путников. На второй по счёту сверху площадке стоял юноша, в кольчуге и с саблей, который яростно отмахивался от противника, находящегося перед ним. Но что это был за противник, было непонятно. То, что он был огромным, можно было судить по размерам. Но его фигура была скрыта чем-то наподобие облака… чёрного облака, окружающего фигуру монстра. Если же судить по агрессивным действиям чудища, то оно явно желало, минимум уничтожить противника, а максимум…

Демид не успел додумать мысль, поскольку подошедшая Ирида, увидев юношу с саблей, вскричала:

— Даст! Брат! — И, выхватив саблю, помчалась вниз по лестнице. Но не успела она пробежать и пяти ступенек, как ее, будто ураган, обогнал Назар, следом промчались Демид и Хват. Причём, Хват так рванул Ириду за руку, отталкивая её назад, что она по воздуху вернулась почти наверх лестницы и довольно жёстко приземлилась на ступеньку. Слезы брызнули из глаз, больно ведь! Но тут подбежала Алия и стала её успокаивать.

А воины, тем временем, уже домчались до чудища, которое стояло к ним задом, и стали рубить своими топорами то, что представлялось чёрной тучей. Но судя по тому, что топоры, проникнув в тучу, отлетали, ударившись обо что-то твёрдое, они, да и меч Демида, не приносили чудищу хоть какого вреда. И тут Демид, который оказался между Назаром и Хватом, обратил внимание, что в самом низу из-под облака выпирает что-то, сильно похожее на хвост. Не раздумывая, Демид рубанул по этому хвосту мечом. О-о-о! Судя по яростному шипению чудища, царевич нащупал его слабое место. Потому Демид ещё два раза рубанул по хвосту. И вдруг, стоящие рядом воины, и девушки сверху увидели, как из передней части вынырнула из облака толстенная шея, на которой торчала огромная голова. Когда же голова повернулась в сторону Демида, отвращение увиденным достигло апогея — на них смотрела огромная жабья морда. Её пасть была раскрыта, и именно оттуда вырывалось шипение.

Демид, однако, не растерялся, а со всего маха воткнул в эту пасть свой меч… по самую рукоятку. Чудище взвыло, захлопнуло пасть и задом стало отступать… к пропасти, которая была между пролетами лестниц, в смысле, внутри колодца. Силища, тянувшая Демида была ужасной. Демид споткнулся и упал, вызвав громкий вскрик Алии, но рукоять меча не выпустил. Медленно отступая, чудище всё ближе подползало к пропасти, волоча за собою царевича. Казалось, трагедия неизбежна. Но тут на помощь подоспели Назар и Хват. Назар обхватил царевича за пояс, присел и упёрся, как мог в ступеньки. А Хват ухватил обе ноги Демида и тоже упёрся, задерживая царевича.

И всё равно чудище было сильнее. Потому пропасть всё приближалась и приближалась. Но, ни у кого из воинов даже не мелькнула мысль: Демид, брось меч! Потому что потеря оружия в бою считалась позором для воина. Вместо этого воины удвоили силы и вроде бы как смогли остановить сползание царевича к пропасти. И, о, боги! Чудище понемногу стало освобождать лезвие клинка. Может быть, его силы были на исходе, может и по другой причине. Фактом осталось то, что чудище сползало в пропасть, освобождая клинок меча. Наконец, весь меч оказался свободен, а чудище беззвучно полетело в пропасть.

Едва воины, глубоко вдохнули и присели, чтобы отдохнуть, мимо них с визгом, словно молния, пролетела Ирида и буквально впрыгнула на юношу, о котором за суетой как-то подзабылось. Она целовала лицо юноши, шепча:

— Брат, братишка, я тебя нашла.

Юноша был ошеломлён подобным наскоком не меньше воинов. Он с трудом отодрал Ириду от себя и поставил на ноги.

— Сестра, как ты здесь оказалась?

— Даст всё потом. Главное, что ты жив, главное, что я тебя нашла.

К этому времени воины уже отошли от схватки с чудовищем, встали со ступенек и подошли к брату и сестре.

— Ирида, ты нас познакомишь с братом? Или нам самим знакомиться? — с усмешкой спросил Назар.

Ирида, вроде бы как осознала, где она. Встряхнула головой, повернулась к воинам с улыбкой на устах.

— Ребята, Алия, знакомьтесь — это мой брат Даст, смерть которого, я оплакивала.

— Ты что-то рано меня похоронила, — ответил Даст, подвинув сестру и протянув руку навстречу воинам.

— Но ведь ты на моих глазах ушёл в песок. Что я могла ещё думать?

Даст отмахнулся.

— Об этом позже. Мне думается, нужно вернуться наверх, найти уютное гнёздышко, благо их там тьма-тьмущая и побеседовать.

— Речь, не мальчика, но мужа, — одобрил Даста Назар. — На этом разведку временно прекращаем и возвращаемся к себе.

— А как мы найдём ту комнату, откуда ушли? — Засомневался Хват.

— Я там знак поставил, — успокоила Хвата тролль.

И компания пошла обратно. Конечно, в центре внимания был Даст. А уж Ирида буквально прилипла к нему, не отпуская ни на шаг.

Действительно Назар оставил на двери знак — небольшую зарубку в самом низу. Так что поиск нужной двери не занял много времени.

Едва расселись, Даст, сидевший между Хватом и Иридой, спросил:

— Вы уже кого-нибудь убили из местных?

Повисла тишина. Дарт посмотрел на недоумённые лица и добавил.

— А мне пришлось. Как я понимаю, вы попадали в пустые комнаты, — Общий кивок был ему ответом. — Я же когда вышел из тёмного коридора в комнату, в ней находились двое мужчин, которые ели. Честно говоря, оторопели не только аборигены, но и я, ибо явно не ожидал кого-нибудь встретить в этом подземелье. Впрочем, заминка была недолгой. Аборигены, выхватив из-за пояса короткие мечи, бросились на меня. Схватка была недолгой. Честно говоря, как воины, аборигены были худшими из тех, кого я встречал. Первый подбежавший чуть ли не сам напоролся на мою саблю. Со вторым пришлось повозиться…совсем немного. Результат был предсказуем — моя сабля пронзила грудь противника, отправив его на тот свет.

В этот время застонал первый нападавший, и я понял, что он всё ещё жив. Добивать я его не стал, ибо в ситуации неопределённости нуждался в информации о том, куда же я попал? Не скрою, абориген поначалу упрямился, не желая даже разговаривать со мной. Что ж, пришлось применить специальные методы допроса. — Здесь Даст обеспокоенно посмотрел на лица воинов, и увидев, что его слова восприняты безэмоционально, продолжил:

— Абориген рассказал много интересного. Оказывается их мир, по сути, создан одним человеком, их верховным магом Борухом. Началось же переселение с того, что маг настойчиво стал рекомендовать собравшимся одноплеменникам переселиться в мир грёз, где все будут счастливы. При этом пленный с горечью сообщил, что вероятно уже тогда Борух применял чёрный лотос, окуривая им помещение, где проводились богослужения. Пленный исходил из той предпосылки, что большинство племени согласились на уговоры Боруха что-то уж очень быстро.

Дальше было дело техники. Племя собралось в храме, принеся с собой лежаки. Когда все улеглись, Борух, вероятно, применяя методы психологической обработки, ввёл всех в транс, заставив представить себе огромный дом, в котором отныне будут жить соплеменники. Учитывая, что все присутствующие в зале уже находились под влиянием запаха черного лотоса, переход в ирреальность произошел вполне успешно. Фактически, находясь в сновидении, они создали новый мир, который застрял в щели между мирами. В этом были большие преимущества. С одной стороны, мир был недоступен пришельцам из других миров, а с другой, Борух сделал несколько ходов, соединяющих их мир с остальными мирами.

Это было очень удобно, поскольку по утверждению Боруха, чтобы мир аборигенов был незыблем, нужны постоянные человеческие жертвоприношения. Потому чужеземцы, попавшие в хитроумные ловушки Боруха, обычно бывали схвачены и принесены в жертву богу Тха. Когда я поинтересовался, как происходит жертвоприношение, пленный рассказал, что пойманных чужеземцев обычно сбрасывали в тот самый колодец, где вы меня обнаружили.

При этом, пленный, с горькой усмешкой высказал подозрение, что Борух вполне возможно приносил в жертву и соплеменников. Этот вывод он сделал на том основании, что с некоторых пор аборигены стали пропадать. И никто не мог сказать, куда они деваются. Впрочем, большинство аборигенов совершенно не интересовались судьбами пропавших. Им было хорошо. Большую часть жизни, они проводили в сновидениях, которые сами же и заказывали. А потому сбылась мечта попасть в мир грёз. Ведь в сновидении исполнялись любые мечты и желания. А когда сновидения заканчивались, они расходились по своим комнатам, где их ждали еда и напитки. Что ещё надо добропорядочному человеку?

— А как с женщинами? — Перебил Хват.

Даст пожал плечами.

— Я особо не интересовался этим вопросом. Но за месяц пребывания в этом вертепе обнаружил, что мужчины и женщины здесь совокупляются точно также, как и все люди. Разница заключалась лишь в том, что подобные встречи осуществлялись на женской половине. Для этого женские комнаты были созданы несколько иначе, чем мужские. — Тут Даст замялся. — Скажу так, они более похожи на спальни, чем на комнаты, типа этой. — При этом Ирида покраснела, что было заметно даже при её смуглой коже.

Пока Даст рассказывал, Демид рассматривал нового члена команды. Он был молод, наверняка силён. Иначе в одиночку вряд ли смог бы бороться с чудищем, волосы и цвет кожи были такими же, как и у его сестры. Нос слегка заострён, губы тонкие, глаза большие карие. Руки, хоть и были тонкими, что говорило о высоком положении в обществе, но на ладонях были мозоли от постоянных упражнений с оружием. В общем, Ирида совершенно верно сказала о том, что они из клана воинов. И если по ней это было не так заметно, то брат был типичным воином. Что ж в нынешней ситуации иметь в команде лишнего воина совсем неплохо.

Наконец, последовал самый важный вопрос. Его задал Назар.

— Даст, так что же ты делал в том колодце и как наткнулся на чудище?

— Я целый месяц очень внимательно отслеживал действия местных жителей. Для начала я убедился, что покойник, которого я пленил, а он умер вскоре после разговора от потери крови, был прав, когда говорил, что все мужчины были разбиты по парам, и каждой паре предназначалась своя комната. И никто не мог эту комнату занять во избежание конфликтов. Так оно и оказалось. За месяц никто даже не подошёл к той комнате, где я поневоле поселился, хотя я старался, в присутствии аборигенов, дверь держать на замке. — Здесь все понимающе переглянулись.

— В общем-то, на жизнь пенять не стоило. Двухразовое питание и крепкий сон, поправили моё здоровье настолько, что я решился на вылазки по этому странному зданию. — Тут он посмотрел на присутствующих. — Вы, вероятно, делали тоже? — И увидев совместный кивок, продолжил. — Я долго не решался начать спуск вниз по винтовой лестнице. Пропасть, казавшаяся бездонной, замораживала любое желание. Я злился, ругал себя, но ничего не мог поделать. Тело, едва только приблизившись к пропасти, начинало мелко трястись. И только вчера я таки настроился на поход в преисподнюю.

Пройдя пять или шесть пролётов, я наткнулся на то чудовище, которое видели и вы. Казалось, оно спало, потому что совершенно не двигалось. Потому я стал медленно отходить вверх по лестнице, а достаточно отдалившись, перешёл на бег. Как оно меня обогнало, не представляю. Но когда до верха осталось совсем ничего, я наткнулся на чудовище, которое начало на меня нападать. Ну, а дальше вы сами видели.

— Даст, вот ещё такой вопрос? — Начал Назар. — То чудище, что внизу было, просто так сидело, или могло что-то охранять?

Даст задумался, вспоминая свой поход по лестнице. Внезапно его взор прояснился.

— А ведь точно, сидело и охраняло… наверняка. Я сейчас вспомнил, что за чудищем была железная дверь. Вот рядом с этой дверью оно и сидело.

— Ещё такой вопрос: Не могло чудище обогнать тебя, карабкаясь по стенам, в то время, когда ты бежал по лестнице?

После этого вопроса Даст задумался надолго. Потом пожал плечами, выражая неопределенность.

— Кто его знает? Может быть, и могло. В той ситуации как-то не было времени оглядываться по сторонам.

— Я к чему спрашиваю? Если чудище всего одно, и оно просто обогнало тебя, после чего ты вступил с ним в борьбу — это одна ситуация. И она благоприятна для нас, поскольку чудище убито и вряд ли нам сможет помешать снова спуститься в тот колодец. А теперь представь, что чудищ несколько. Одно сидело у железной двери, охраняя его, а другое в это время ходило по дому.

— А зачем ходило? — Удивилась Алия.

— Ты забываешь, что чудище требует человеческих жертвоприношений. А теперь вспомни рассказ Даста о том, что вокруг этого дома, причём в других мирах наделано неизвестно, сколько входов-ловушек, куда время от времени проваливаются чужеземцы. Их отлавливают аборигены и сбрасывают в колодец в качестве жертвы. Вспомнила? — Алия кивнула.

— Теперь представляем такую ситуацию. По каким-то причинам чужеземцы либо перестали попадать в ловушки, либо стали отбиваться от местных… ну вот, как Даст. При этом нужно учесть, что вероятнее всего, жертвоприношения имели какую-то цикличность. И вдруг она нарушена. Чудовище осталось без еды. Оно голодно, и чем дальше, тем больше. Какой у него вариант действий? Правильно, не ждать, пока сбросят жертву, а идти искать её самому. Кстати, не потому ли ворота в общие спальни такие тяжёлые? Ну, чтобы чудище не смогло их открыть. Да и в комнатах двери всегда запираются на замок, что тоже весьма характерно для тех, кто чего-то боится.

— Ты хочешь сказать, что чудовищ может быть несколько? — Влез в разговор Демид. — Одно сидело и охраняло железную дверь, а другое в это время ползало по дому и искало жертву?

— Очень даже рабочий вариант, — высказался Хват. — Но мне он почему-то не нравится.

— Чем? — разом спросили Назар и Демид.

— Только представлю, что мы могли нарваться на чудище в коридоре, мурашки по коже бегут.

— Даст, — внезапно вступила в разговор Ирида. — Напряги память и вспомни, чудище внизу и чудище вверху были одного размера или нет?

Даст задумался. Потом улыбнулся.

— Сестра, ну, ты и вопросы задаёшь. Чуть голову не сломал, вспоминая. Мне кажется, что чудище внизу было гораздо меньше того, что встретилось мне наверху. А к чему твой вопрос?

— Если ты прав, то очень может быть, что мы имеем дело не с одним, а, как минимум с двумя чудищами. Одно родитель, а другое ребенок. Ребенок зачем-то охранял дверь, да и охранял ли? Ведь это мы сами придумали, что охранял. А что он там делал на самом деле нам неизвестно. Во-о-от. А родитель в это время пошел на промысел. И как раз на него ты и нарвался. И даже есть объяснение тому, что он напал на тебя с яростью. Чудище было голодным. И, что хуже всего, голодным был ребенок.

— А как ты поняла, что ребенок был голодным? — спросил Хват.

— Я полагаю, что если бы у родителя промысел вышел бы удачным, то мимо Даста обязательно пролетело бы жертвенное тело, чего не заметить даже в той ситуации невозможно. Но, по словам брата, ничего не летело вниз и ничего не ползло вверх. Получается, родитель не нашел жертву и был голодным. А тут ты, брат, оказался на его пути. То-то было радости у чудища. Потому он был очень недоволен, что ему помешали тобой перекусить…. я так думаю.

— Что-то, чем дальше, тем страшнее, — молвила Алия, передернув плечами.

— Подведем итог разговору, — закрыл дискуссию Назар. — Мы имеем как минимум двух чудовищ, которые обитают на дне колодца. Одно из них то ли убито, то ли ранено. Периодически чудищам подбрасывают жертву… если таковая имеется. Или чудище-родитель само ходит за жертвой.

— Погоди, погоди, — вмешался Демид. — Что-то здесь не складывается. Чудище бродило в то время, когда всё население спало. Попасть в спальни оно вряд ли может. Значит, оно ищет жертвы в комнатах. А кого оно может там найти, если все живые в это время в спальнях?

— Ты хочешь сказать, что чудище питается, в том числе, и мертвечиной? — Спросил Хват.

— Думаю, исключительно мертвечиной. Ведь даже если жертву сбросят живой в тот бездонный колодец, она всё равно разобьётся внизу. Так что чудищам достаётся только мёртвое тело.

— Отсюда получается, что мёртвых аборигены оставляют в комнатах.

— Или их никто оттуда не забирает.

— Ха, — встрепенулся Хват, — а ведь мы могли попасть в такую комнату. Вот было бы приключение — встретиться нос к носу с чудищем.

— Значит, — резюмировал Назар, прежде, чем нам спускаться в колодец, нужно предварительно сбросить одну, а лучше, две жертвы. Чудища уйдут вниз в логово, а мы, тем временем, доберёмся до двери. Чую нутром, там разгадка всех наших тайн.

— Ты хочешь сказать, что мы будем искать по комнатам покойников? — брезгливо оттопырила губку Алия.

— А если не найдём, придется взять пару сонных аборигенов и принести их в жертву, — в тон Алии продолжила Ирида.

— Сестра, — с улыбкой сказал Дарт, — ты становишься кровожадной.

Ирида потупила взор.

— Станешь тут.

В конце концов, было решено вторую вылазку начать вечером.

ГЛАВА 18

На сей раз, на выходе из комнаты Хват и Назар расстарались с поисковыми заклинаниями. Помимо нескольких зеленых шариков, настроенных на поиск чудовищ, ведь образ чудища до сих пор был у них в голове, выпустили целую тучу маленьких синих шариков, которые должны были обшаривать комнаты по ходу движения группы на предмет наличия мертвяков, жертва нужна была быть обязательно!

Зеленые шарики моментально улетели вперед, хотя ментальная связь с ними сохранялась, а синие шарики, для которых стены не были преградой, летели несколько впереди, время от времени ныряя в ту или иную комнату. Увы, пока их поиск результатов не принёс.

Зато зеленые шарики вскорости подали сигнал. И это был сигнал тревоги. В коридоре, ведущем к колодцу, было обнаружено чудовище. Это было сообщение от поисковиков Хвата. Вся группа остановилась, с тревогой и надеждой взирая на Хвата и Назара. Вскоре, Хват облегчено вздохнул — чудовище медленно, но двигалось в сторону колодца. Спустя некоторое время это сообщение подтвердил и Назар, дополнительно сообщив, что чудище уже ползёт по лестнице вниз.

Необходимость принесения жертвы, чтобы отвлечь чудище, встала во весь рост. Однако ни в одной комнате мертвецов обнаружено не было. И даже на женской половине.

К этому времени группа добралась до спальных помещений аборигенов. Нужно было принимать решение о привлечении в качестве жертвы спящих. Все сгруппировались в круг и исподлобья посматривали друг на друга. Никто не хотел брать на себя ответственность за безвинные человеческие жизни. Прошла минута, вторая. Решился сказать своё мнение Демид. Точнее, показать. Он вздохнул, тяжко так вздохнул, и подошёл к тяжеленной двери в спальное помещение и упёрся в дверь. Тут же подоспел Назар, за ним Хват и Даст. Открыв дверь, все замерли и посмотрели на Назара и Хвата. А те мысленно общались с поисковиками.

— Чудище подползло к двери. Остановилось. — Доложил Хват.

Демид снова вздохнул и пошел к ближайшему от двери лежаку. За ним устремился Даст. Вдвоём они подняли спящего и понесли на выход. Хват и Назар подняли второе тело, и пошли вслед за Демидом и Дастом.

Подойдя к колодцу, Демид и Даст раскачали тело спящего и сбросили его в колодец. Тут же взоры присутствующих обратились на тролля и оборотня.

Спустя некоторое время Хват шёпотом сообщил:

— Чудище двинулось вниз!

— Что ж, подторопим его, — сказал Назар, и они, раскачав второе тело, сбросили его в колодец. Вслед за первым.

По радостным лицам поисковиков, лестница вниз была свободна. Но прежде, всё же решили вернуться и закрыть дверь в спальню, посчитав, что жертв чудище получило сверх меры, а что будет с ним дальше, это уже его проблемы. Конечно, поисковые заклинания не забыли про чудище, постоянно докладывая об удалении чудища. Так что воины спокойно вернулись к спальному помещению, прикрыли дверь в спальню, после чего вся группа вышла к колодцу и стала медленно спускаться вниз по лестнице.

На пятой по счету ровной площадке обнаружилась искомая дверь. Назар жестом остановил всех, кроме Хвата, заставив их стоять на лестничном пролёте. После чего он с Хватом стал тщательно обследовать дверь. Напряжение нарастало. Но вот Назар и Хват отстранились от двери и сообщили остальным.

— Дверь железная, по всему видать, тяжёлая, открывается наружу, но ручки снаружи нет. Так что тихо открыть дверь не получится. Да и закрыта она, скорее всего. Какие будут предложения?

Так как предложения в данном случае могли исходить только от Хвата, знакомого с магией, он посмотрел на оборотня. Тот похлопал ресницами, почесал в затылке.

— К тому же она с магической составляющей. Потому просто растворить её в воздухе может и не получиться.

— Так что? — уточнил тролль.

— Сносим?

— Напрочь? — опять уточнил Назар.

Хват кивнул, соглашаясь. Назар ещё раз показал жестом, чтобы остальные оставались на пролёте лестницы. После чего, тролль и оборотень отошли на два шага от двери и, подняв руки, отвели их вверх и назад, после чего резко выбросили их вперед. Демид так и не понял, что произошло. В лицо ударил резкий порыв ветра, что-то яркое слетело с пальцев магов, что-то громыхнуло и дверь, стальная дверь, упала вовнутрь вместе с косяком. Вслед тут же нырнули маги.

Ворвавшись следом, Демид, обнаружил, что находится в небольшой шагов шесть вдоль и поперек комнате, без окон. В середине комнату был нарисован светлый круг, неясного предназначения. Свет давали все те же масляные лампы. Слева у стены стоял лежак. Справа вдоль всей стены протянулся длинный стол, заполненный всякими стеклянными колбами, ретортами и прочими предметами магических лабораторий.

Посреди стола на подставках лежала железная плита в полпальца толщиной, на которой что-то дымилось. Воскурения поднимались вверх и силой всасывались в раструб трубы, находящийся над плитой. «А вот и место, откуда подаётся та гадость, что распыляется по комнатам. Прямо перед плитой у самого края стола стояла небольшая глубокая чаша со ступой, скорее всего, сделанной из кости. Похоже, хозяин этого помещения в чаше как раз растирал адскую смесь в тот момент, когда маги ворвались в комнату.

После этого взор Демида перенесся на самого хозяина комнаты. Его как раз паковали маги. Так как хозяин комнаты был в тёмной мантии с длинными рукавами, Назар воспользовался этим обстоятельством и сорвал мантию, остановив ее на уровне пояса. После этого длинными рукавами связал владельца мантии, а Хват ещё и закрепил все узлы магическим заклинанием. Так что пойманный маг был связан крепко. Рот затыкать не стали. Ведь предстоял обстоятельный допрос.

Сам маг представлял собой невысокого, Назару по пояс, сухонького старика с блеклыми выцветшими глазами, узкими губами на небольшой голове. Но руки были непомерной длины, что было странно при его росте.

После того, как маг был крепко связан, Назар приступил к допросу. Он развернул перепуганного с расширенными от ужаса глазами старика к себе и грозно спросил:

— Говорить будешь?

Старик задал нелепейший в этой ситуации вопрос:

— А вы кто?

Назар с Хватом расхохотались, после чего Хват сказал.

— Ты, наверное, хочешь спросить, почему мы ещё живы? — И судя по блеску в глазах, понял, что попал в десятку. — Представь себе, живы. Причём, — здесь он обернулся к остальным и поведя в их сторону рукой добавил. — Причём довольно много живых. Да, мы все попались в твои ловушки. И, как я понимаю, должны были пойти на корм твоему чудовищу. — Здесь старик вновь сверкнул глазами из-под нависших век. — Но не случилось. Так что твоя схема жертвоприношений в отношении нас не сработала.

— Зато сработала наша задумка, — перебил оборотня Назар. — Потому я требую ответа, кто ты есть, и что всё это, — он обвёл комнату рукой, — означает?

— А вы меня не убьёте? — дребезжащим голосом спросил старик.

— Это будет зависеть от полноты твоих ответов на наши вопросы. Если ответы нас удовлетворят, мы оставим тебя в живых. Так что рассказывай.

— Что рассказывать?

— Всё. С самого начала. Кто ты такой и как ты дошёл до такой жизни.

Вот что рассказал старый маг.

— Меня зовут Борух (Даст дернулся, услышав это имя), я был верховным магов страны Лерия. И видят боги, был неплохим магом. Я окружил страну таким количеством всякого рода заклинаний, что ни один враг не мог сквозь них прорваться внутрь страны. — Здесь старик вздохнул и продолжил. — Увы, как оказалось, не могли покинуть пределы страны и её жители. Но когда встал вопрос, что важнее безопасность или прозрачность границ, большинство жителей высказались за безопасность. Так страна стала жить в изоляции.

Первое поколение после введения ограничений было счастливо. Не было ни войн, ни разбойных нападений. Жизнь протекала спокойно и безмятежно. Но уже следующее поколение высветило новую проблему — вырождение. Да, как оказалось, войны поднимали дух народа, не давали впадать в депрессию, поддерживали тонус и стремление выживать. Теперь же ничего подобного не было. Потому пропало и желание выживать. Народ, чем дальше, тем больше становился чахлым и безынициативным. И над страной нависла беда исчезновения.

В то время я долго был отшельником, а когда вернулся, обнаружил, что судьба моего народа висит на волоске. И виноватым в этом буду я. Естественно, я стал искать способ исправления ситуации. При этом излюбленным местом для отдохновения и размышления было небольшое озеро в горах, сплошь заросшее лотосом.



Но однажды, спустившись с горы, я обнаружил, что у самого берега, будто кто-то разлил чёрную краску. И эта краска каймой охватывала большую часть прибрежной части озера.

В негодовании я сбежал с горы и помчался к берегу, чтобы очистить озеро от черноты. Но не добежал шагов двадцать, я почувствовал сильнейшую слабость. Моё сознание помутилось, и я упал без сил.

Очнулся я от того, что кто-то вылизывал мое лицо. Вылизывал языком. Когда я открыл глаза, то обнаружил того, кто впоследствии станет богом нашей страны. Оно было совсем небольшое это существо. И как оказалось довольно хищное. Жило оно в озере, а на сушу вылезало поохотиться на всякую мелкую живность.

Но самое интересное обнаружилось, когда я рассмотрел, что же собой представляет та самая пресловутая чёрная полоса? Оказалось, что вдоль берега появилась полоса черного лотоса. Это было совершенно невероятно, но было фактом.

Надеюсь, вам понятно, что после того как я потерял у озера сознание, я стал искать причины подобному феномену. Это тем более было интересно, что я не просто потерял сознание, а впал в сновидение, причём, очень позитивное, на уровне грёз. Надеюсь и на то, что вы поняли — причиной моего сновидения был черный лотос, точнее, выделения в воздух этого растения. Понятное дело, что я стал изучать воздействие этого растения на психику человека. И здесь обнаружилось, что еще более сильным эффектом обладают семена чёрного лотоса.



Но для этого их нужно измельчить и поджечь, как это обычно делается во время богослужений. Поначалу я добавлял ароматизаторы, но они снижали эффект. И я от ароматизаторов отказался.

Однако, настоящее открытие было впереди. Наблюдая за охотой Тха, я заметил, что он заедает мясную пищу семенами лотоса. Но семена, вероятно, лишь помогали пищеварению Тха, поскольку они были обнаружены в экскрементах. Уж не знаю почему, но я решил поэкспериментировать с семенами, которые прошли обработку соками Тха. Эффект был феноменальным. С одной стороны, эффект от действия семян резко увеличился. А с другой стороны, сновидения стали более яркими, более позитивными. И я заметил, что сновидениями можно управлять. В том смысле, что, если загадать тему сновидения, то сновидение будет именно тем, что заказано.

— Два вопроса, — перебил старого мага Демид. — Первый вопрос: То существо, что ты называешь Тха, уже жило в том озере, до появления черного лотоса?

— Думаю, нет. Я потому и считаю его посланцев богов, что он появился как бы ниоткуда. И его появление ознаменовалось появлением растений чёрного лотоса.

— Понятно. Второй вопрос: Для того чтобы заниматься опытами нужна серьёзная лаборатория. Причём рядом с озером. Но, как я понял, ее там не было, ибо по твоему рассказу получается, что ты удалялся от людей в горы, в смысле, в пустынную местность.

— Ты прав, чужеземец. Честь и хвала твоей внимательности и проницательности. Лаборатории действительно не было. Я её построил… построил с помощью магии. — Увидев удивлённое лицо Демида, старый маг добавил, озирая комнату — то, что твой товарищ назвал колодцем, на самом деле, башня, построенная мною. Она стоит рядом с озером, в котором живёт Тха. Для посторонних в башню входа нет, если они, конечно, не знакомы с магией и не знают нужных заклинаний, открывающих этот вход. А для Тха я прорыл подземный канал, по которому Тха приплывает из озера.

Демид удовлетворенно кивнул.

— Продолжай.

— Собственно, конец истории близок. Когда я изучил свойства семян чёрного лотоса, конечно, экспериментируя на себе, я понял, что в них пусть и не идеальный, но выход для моего народа, который вымирал буквально на глазах.

Потому я перенёс опыты на тех, кто приходил на богослужения. Эффект был феноменальным. После сновидений прихожане просили повторения сновидений. И я понял, что нужно начать процесс переселения.

— Здесь уже понадобилось привлечь к формированию новой реальности самих прихожан. С помощью управляемого мною сновидения я стал создавать те спальные помещения, о которых, вы, наверное, знаете. — Старый маг остановился, вопросительно посмотрев на присутствующих. Но никто не пришёл ему на помощь. Подождав несколько секунд, маг продолжил.

— Осталась самая малость — заманить жителей в ими же построенные спальни. Для этого через сновидения я стал убеждать тех, кто приходил на мои сеансы, рассказывать о них остальным. Идея понравилась. Ко мне стало приходить всё больше и больше людей.

Тут маг остановился, вспоминая былое.

— После этого я стал понемногу изымать из общества тех, кто прошёл обработку и переводить их в спальни. Собственно, та лестница, по которой вы спустились, предназначалась именно для этого.

Постепенно, спальни стали наполняться, пусть и не сразу. Но в течение двух лет процесс переселения был закончен, и я не только закрыл дверь, соединяющую башню с окружающим миром, но и запечатал ее магическим заклинанием. Так что снаружи дверь вряд ли смог бы открыть. С помощью сновидящих я перенёс башню в междумирье, поместив ее в трещине между мирами. Так она стала еще менее доступна.

— Тогда зачем ты наделал выходов в иных мирах? — влез в разговор Даст.

— А это ещё одна проблема, возникшая при переносе в щель между мирами. Прежде переносить башню, я заманил Тха в башню. В результате, Тха тоже был перенесен в иномир. И его подземный выход в озеро исчез. Но ведь Тха питался мясом. Потому нужно было срочно решать этот вопрос. Вот тут и пришла мысль о жертвоприношениях. Но отдавать в жертву соплеменников для меня было выше сил. К тому же, обнаружилась ещё одна проблема — люди стали умирать во сне от истощения. Конечно, в начале я не сильно об этом беспокоился. Опять же покойники были хорошими кандидатами на жертву для Тха. Но когда счет покойникам пошёл на десятки, я понял, что могу потерять свой народ. Вот тогда и было предпринято два действия.

Для начала я стал внушать спящим мысль о необходимости создать комнаты для двух человек. Конечно, для мужчин отдельно, для женщин — отдельно. Когда комнаты были созданы, я внушил мысль, что нужно делать перерывы на приём пищи два раза в сутки: утром и вечером. Конечно, пришлось снижать на это время концентрацию дурманящего вещества. Но народ был уже настолько настроен на сновидения, что воспринимал походы для принятия пищи как своеобразное сновидения.

— Погоди, — вмешался Демид. — ты сказал, что комнаты созданы видением самих сновидящих. И ты же сказал, что поначалу было много покойников. Но в таком случае получается, что видение тех, кто стал покойником, должно было исчезнуть вместе с их смертью. Но мы такого не наблюдали.

— Опять удивляюсь твоей наблюдательности, чужеземец. Всё так, но немножко не так. Дело в том, что видения сновидящих представляют собой особое плетение, связывающее все видения сновидящих в единое целое. Это, как если бы представить сеть паука, состоящую из отдельных секций. Потому даже в том случае, когда умирают носители тех или иных видений, эти видения поддерживаются оставшимися сновидящими, которых многажды больше умерших.

Демид кивнул.

— Продолжай.

— Так вот, нужно было решить проблем с кормлением Тха и в то же время сохранить своих соплеменников. Вот тут я и вышел на мысль устроить ловушки в сопредельных мирах.

— Ты хочешь сказать, что чужеземцы не такие люди, как твои соплеменники? — набычившись, спросил Даст.

Старый маг бросил короткий взгляд на юношу.

— Ты, похоже, из клана воинов. Считаешь ли ты своих врагов такими же людьми, как ты и твои боевые товарищи?

— Конечно, считаю. Иначе, то, чем я занимаюсь, будет не военным делом, а делом мусорщика. Не уважать противника, это, в первую очередь, не уважать себя.

— А если твои враги уничтожают твой народ? Физически уничтожают. Тогда как?

Вмешался Демид.

— В твоем случае, не было физического уничтожения народа со стороны внешнего врага. Ты сам уничтожал свой народ. Так что не передергивай, тут твои выкрутасы никого не введут в заблуждение. Тем более это относится к тем, кто попадал в твои ловушки. Уж они-то с какого боку относятся к твоим врагам? Или к врагам твоего народа. Так что ты, хоть и человек, но сильно смахиваешь на упыря, который пытается жить за чужой счёт.

Старик озлобленно зыркнул на царевича, но промолчал. Потом продолжил рассказ, будто ничего не произошло.

— Поначалу ловушки работали весьма успешно. Попаданцы обычно толком не понимали, куда они падали, а потому становились лёгкой добычей. Так что Тха был накормлен, а мой народ продолжал жить в мире грёз. Но со временем, мир менялся. И многие ловушки стали неэффективными по причине смены царств в иных мирах. А многие оказались в безлюдной местности, типа пустынь, что резко снизило их эффективность.

Услышав слово «пустынь» Даст и Ирида переглянулись.

— Со временем, я понял, что своими действиями загнал свой народ в тупиковую ветвь развития. Стало как-то безразлично, что с ним будет. Тем более, чем дальше, тем больше у людей стали появляться следы вырождения. Они стали пассивными и мечтали только об одном — снова нырнуть в мир романтики, в мир грёз и оставаться там как можно дольше. Вероятно, именно поэтому и стал возможным тот факт, что такая большая группа иноземцев, попав сюда, не только не была уничтожена или схвачена, но и вообще не была обнаружена.

— Ну, это не совсем так, — снова встрял Даст. — Я, например, столкнулся с двумя твоими сородичами, и отправил обоих на тот свет. Так что ещё не всё для тебя потеряно. Хотя, нужно сказать, что как воины, твои соплеменники показали себя на уровне учеников.

Старик вздохнул.

— Я же говорю — вырождаются. Раньше о подобном исходе событий и речи не могло быть.

— Ты о чём?

— Когда-то воины Лерии были сильнейшими, умело сочетая в бою воинское мастерство и магию.

— Ну, если это было так, как ты говоришь, то зачем ты отгородил своих «сильнейших» воинов и вместе с ними всех остальных, от внешнего мира? — Не удержалась Ирида.

— Потому что народ устал от постоянных войн и стал требовать магической защиты. Да и войны истощали государство. Защитников становилось всё меньше, а врагов всё больше.

— Ладно, это уже не наши проблемы, — взял слово Назар. — Если тебе больше нечего рассказать, у меня вопрос: Как можно покинуть этот мир и оказаться там, откуда мы прибыли? И не говори, что это невозможно. Я просто уверен, что ты время от времени переносишься в иные миры. Уж слишком хорошо ты осведомлён о том, что там делается.

Старик вскинулся.

— Конечно, конечно. Это возможно, даже очень возможно. Куда вас перенести?

Назар оглянулся на товарищей.

— Ну, что возвращаемся в царство бабочек?

Хват и Демид утвердительно кивнули. Назар посмотрел на Алию. Та тоже кивнула, соглашаясь.

— А вас куда отправить? — обратился Назар к Дасту и Ириде.

Ответил Даст.

— Мы с вами. Другие варианты менее предпочтительны.

— Так тому и быть.

— Переноси нас, старик, в царство бабочек. Знаешь такое?

— Знаю. Именно оно утвердилось после того, как мир Лерии ушёл в межмирье.

— Ну, так давай, начинай.

— Для начала развяжите руки. Иначе, как я буду производить ритуал?

Хват посмотрел на Назара, и после его кивка, снял свои заклинания, и развязал Боруху руки.

Старый маг указал на круг в центре комнаты.

— Соберитесь в круге.

Когда все скучились в пределах круга, старик начал ритуал. Но внимательный Демид заметил злорадный блеск глаз старого мага. Он выскочил из круга, сгреб в охапку Боруха и вместе с ним вернулся в круг.

— Перенесёшься вместе с нами. Раз ты знаешь входы в иные миры, значит, знаешь и выходы. Так что вернешься к себе так же, как и уйдёшь. А нам будет спокойно в том плане, что подлости не сделаешь. А если сделаешь, порубим тебя на куски тут же. Ты это понял?

Старый маг съежился под пристальными взглядами воинов, которые смотрели на него очень недружелюбно, и понял, что чужеземец настроен решительно. Он как-то сдулся и потух. Но ритуал не остановил.

В какой-то момент времени что-то начало меняться в окружающем пространстве. Вроде бы как воздух стал жидким. Внезапно пол провалился, и группа ухнула куда-то в безвременье.

Спустя некоторое время Демид ощутил твёрдую почву под ногами. А когда оглянулся, увидел, что они находятся в десятке шагов от той злополучной двери, с которой начались их приключения.

Держа старика за шиворот, Демид скорым шагом двинулся в сторону двери. Его опередил Назар, который резко рванул дверь на себя. Она оказалась открытой и группа гурьбой вывалила наружу.

Демид остановился на пороге, развернул старого мага лицом к коридору и пнул под пятую точку.

— Живи, старик. И пусть проклятие, которое постигло тебя и твой народ, будет жечь тебя не только на этом свете, но и на том. И напоследок. Тха твоего я убил вот этим самым мечом. Правда, остался маленьких упырь. Так что будет с кем развлекаться.

— Ты убил Тха? — возопил старик. Он еще что-то говорил, но Демид уже закрыл дверь и запер её на засов.

— Зря ты ему про чудище сказал, — высказался Хват. — Нажил себе злейшего врага.

Ответить Демид не успел, поскольку к группе почти бегом приближалась царица бабочек. Назар вышел впереди группы.

— Мы приветствуем вас, Ваше Величество.

— Для тебя, дорогой, Цезарина, — ответила царица, с легким поклоном, и протянула руку для поцелуя.

Назур среагировал на изменение этикета.

— Тогда для тебя, дорогая, я просто Назар, — и поцеловал руку.

Как оказалось, с того дня, а в этом мире прошло уже полгода, как группа воинов исчезла, Цезарина поставила у входа в дверь охрану, на тот случай, если вместо воинов появятся какие-либо монстры. Ну, и конечно, была поставлена задача, моментально оповестить, если воины вернутся. И вот они вернулись, да еще и не одни. Царица бабочек была чрезвычайно довольна произошедшим, и желала узнать подробности. Но прежде, она велела выделить всем пришедшим персональные покои. Особо беспокоилась о том, чтобы покои понравились девушкам. Когда все были размещены, им было дано время для приведения себя в порядок, после чего ожидался праздничный обед.

ГЛАВА 19

Первое, что сделала царица бабочек, приказала замуровать вход в то подземелье, откуда вернулась группа чужеземцев. И не просто замуровать, а замуровать так, чтобы вообще это место не выделялось от соседней стены. Затем, придворный маг стёр из голов мастеров, и вообще из голов тех, кто хоть раз видел эту дверь воспоминание о двери. Само место было заставлено полками с вином. Так была вытравлена память об опасном подземелье.

Нет, подобная экзекуция не коснулась чужеземцев. Зачем? Ведь предполагалось, что рано или поздно они покинут государство, разбредутся по миру. А с ними уйдёт и их знание. А чтобы чужеземцы лишнего не болтали, царица обратилась к ним с просьбой обсуждать свои приключения только с ограниченным числом её придворных. Тех, кто в курсе их путешествия. А таких во всём царстве не набиралось и пяти человек.

Чтобы отвлечь внимание подданных от работ в подземелье, царицей был дан грандиозный бал, в честь дорогих гостей, освободивших царство от упырей. Бал растянулся на три дня. Все были в восторге, и аборигены, и гости.

Однако, всё это время Демид помнил, что один вопрос остался нерешённым. И он касался Алии. Царевич накоротке переговорил с Назаром и Хватом. Тролль намекнул на необходимость личной встречи трёх друзей с царицей. Был срочно организован поход в город для Алии, Ириды и Даста… посмотреть, как изменился город. Столица действительно изменилась. На открытых местах были организованы парки с обязательными атрибутами: деревьями и клумбами с цветами, кое-где встречались и водоемы. По всей площади парков были проложены аллеи и благоустроенные дорожки. Позаботились и об отдыхе для грожан. Для них были обустроены места для отдыха: скамейки, беседки. Наконец, много внимания было уделено художественному оформлению. Там и сям были установлены скульптуры, памятники, фонтаны.

Не были забыты и более мелкие площади, на которых разбивались скверы. В общем, в городе было на что посмотреть. Так что когда фрейлины царицы, посланные в качестве гидов, предложили прогулку по городу, предложение, особенно девушками было принято с восторгом.

А в это время в покоях царицы собрались трое воинов и царица. Внимательно выслушав Демида, царица задумалась. Потом взяла со стола колокольчик и позвонила. Заглянувшей в покои фрейлине царица приказала:

— Верховного мага ко мне!

Посмотрев на взволновашегося Демида, она успокоила:

— Дорфас предан мне. И всё, что будет здесь сказано, умрёт вместе с ним.

Дорфас появился минут через пятнадцать. Царица описала ситуацию с Алией и попросила мага попробовать предсказать её будущее. Но сколько Дорфас не бился, к каким заклинаниям не прибегал, ничего у него не получалось, что он, в конце концов и признал:

— Ваше Величество, вокруг девушки слишком сильная магия. Опасаюсь, если буду разрушать её можно нанести вред самой девушке.

— И что ты предлагаешь?

— Ээээ… есть одна возможность. Но она ещё более опасна.

— Ты намекаешь на Митриуса?

— Да, Ваше Величество.

Царица вновь задумалась. Потом тряхнула головой.

— Что ж, если это единственный вариант, я согласна навестить прорицателя. — Здесь она повернулась к воинам. — В горах есть место, священное для всех живущих в этой местности. Там живет великий пророк Митриус. И я согласна с Дорфасом, только Митриус сможет разрешить вашу проблему.

— Ваше Величество, — вскричал маг, — там же враждебные нам тринжеры живут.

— И что? Возьму с собой свою охрану. Даст бог Хорос, отобьёмся.

— Но их там тысячи против ваших пятисот охранников.

— Ты думаешь, меня это остановит? Кстати, охрана потренируется в реальных условиях. — Обернувшись к воинам, царица восторженно вскричала, — Вы не представляете, на что способны мои мальчики. Но вы всё увидите сами. Ты согласен, Дорфас?

Скисший от упрямства царицы маг, уныло кивнул головой.

— Ну, ну, веселее, Дорфас. Где наша не пропадала? И нигде не пропала.

Так неожиданно для путников нарисовалось ещё одно путешествие — к неизвестному прорицателю Митриусу, который жил где-то в горах, граничащих с царством бабочек.

Выезд наметили через день, чтобы успеть основательно подготовиться к походу. Поначалу было решено: девушек не брать! И далеко, аж целых три дня пути, и опасно, ведь путь проходил через земли тринжеров. Наконец, эти три дня нужно было трястись в сёдлах и ночевать в бивуаках под открытым небом. П-с-с-с… не получилось. Активное сопротивление Ириды и молчаливо-просящее выражение глаз Алии, сломали сопротивление мужчин. К тому же на их стороне выступила сама царица, которая сообщила, что собирается путешествовать в карете, колёса которой подрессорены. Так что неудобств в пути девушки испытывать не будут. Ночевать девушки будут в царском шатре. Да, это не царские палаты, но и не солдатские палатки с их минимумом удобств. Ну, а что до опасностей… так тут не знаешь, где найдёшь, где потеряешь.

Когда в день отправления Демид вышел на крыльцо царского дворца, обнаружил целое столпотворение. Здесь были слуги, которые готовили царский экипаж, а также чистили и мыли лошадей, готовя их к походу. Здесь же собралась почти вся царская охрана. Всё-таки пятьсот человек — это много. Потому охрана с лошадьми и снаряжением сосредоточилась вне пределов двора царского двора, с таким расчётом, чтобы сразу после выезда со двора, царская карета была взята под охрану. В это время Демида тронул за рукав придворный, пригласив его на ранний завтрак.

В столовой были все участники похода. Лица собравшихся были сосредоточенными и, даже напряжёнными. Хват и Назар поблескивая глазами, неодобрительно посматривали на Алию и Ириду. Те же старались делать вид, что ничего не замечают и, похоже намеренно вели себя раскованно, что-то шептали друг другу на ухо и тихо посмеивались.

Когда участники похода вышли на царский двор, их взору представилось две кареты. Первая была цвета парчи, с вензелями по углам, довольно вместительная.



Это была карета самой царицы. Сюда же были приглашены и девушки — Алия и Ирида. При этом они сели по ходу движения, в то время, как царица заняла место против хода. Как она объяснила девушкам, сделано это было для того, чтобы девушки по ходу движения могли любоваться природой.

Запряжены же были в царскую карету целых шесть лошадей, выстроенных цугом. На козлах восседал разряженный кучер, очень гордый своим положением.

Сзади царской кареты находилась еще одна, больше похожая на английский кэб, поскольку была открытой, а путников защищал кожаный чехол. Эту карету тащили двое лошадей, довольно крупные по размерам.

Эта карета предназначалась для придворного мага и его ученика, который восседал на козлах.

Замыкала процессию, если так можно выразиться, грузовая карета, смахивающая на дилижанс. В нее тоже были впряжены две крупных лошади.



Она была под завязку загружена всякими баулами и сундуками, а в салоне ехала царская прислуга.

Воинам выдали лошадей, причём с учётом веса всадников. Так, Назар гарцевал на крупном коне, а Демиду достался конь тоже высокий, но тонконогий. Он нервно подёргивал ушами и косил глазами на царевича. Но дался тому в руки легко, а когда Демид вскочил на него, и вовсе стал смирным. Примерно такие же кони достались и Хвату с Дастом.

По молчаливой договорённости Демид и Назар сопровождали царскую карету, гарцуя, слева и справа от неё. Хват и Даст сопровождали карету мага, тоже справа и слева.

Когда кареты выехали со двора, процессия растянулась чуть ли не на версту. Впереди гарцевали двести царских гвардейцев. Справа и слева от карет ехали по пятьдесят воинов. И замыкали процессию ещё двести гвардейцев на лошадях.

Процессия была радостно встречена горожанами, которые, кто на улице, кто из окон своих домов, махали вслед процессии и кричали здравицы царице. Цезария молча улыбалась на такие верноподданнические знаки народа. А вот Ирида, а, особенно, Алия, были, мягко говоря, в шоке. В её царстве подобного проявления любви к правителю невозможно было и представить.

Вскоре центральный проспект, по которому двигалась процессия, закончилась. С ней закончился и город, и путешественники вступили в горы. Нужно сказать, что дорога, по которой двигались кареты, состояла из тщательно подогнанных каменных плит и была очень древней. Многие плиты дороги буквально срослись друг с другом. Так что езда в каретах была довольно плавной, что вполне устраивало путников. Потому они всё своё внимание обратили на окружающую их природу.

Перед ними раскинулось широкое ущелье, верст пять в ширину. Что интересно, дорога разрезала ущелье почти пополам. Слева и справа, почти до гор рассыпалось красками разнотравье. А у самых подножий гор, которые крутыми боками выпирали в сторону ущелья, прижались небольшие, а от того редкие рощицы каких-то южных растений, похожих на пальмы. Что такое пальмы, Демид только слышал, но в его представлении, и, судя по описаниям, они должны были выглядеть именно так.

Казалось бы, природа и природа, красиво и ладно. Но что-то в ней было искусственное, уж слишком ладно выглядел окружающий пейзаж. Этим ощущением царевич решил поделиться с царицей, к карете которой он подъехал. Та как-то очень внимательно на него посмотрела.

— Вы правы, царевич, всё, что вы здесь видите, создано искусственно. И создал эту красоту тот самый провидец, к которому мы едем. Не спрашивайте меня, зачем он всё это создал. Толком не знает никто. Могу лишь предположить, что таким образом провидец решил облегчить путешествие к нему.

— Ничего себе облегчить! А как же разбойники, о которых вы предупреждали?

— Тринжеры? Думаю, Митриус таким образом проверяет серьезность намерений едущих к нему. Если прорвутся сквозь орды тринжеров, значит, вопрос действительно серьезный. Ну, а если не прорвутся… на нет и суда нет.

— Странный этот ваш провидец.

— Возможно, вы еще больше удивитесь, когда встретитесь с ним.

— В смысле?

— Сами увидите, — уклонилась Цезарина от прямого ответа. — Скажу лишь, что прорицатель, кроме создания этого ущелья, установил и правила пребывания к нём. Едущие к нему, могут останавливаться на ночлег только в двух заранее подготовленных местах. И до них, насколько я знаю еще далеко. Так что обратите внимание на ваши седельные сумки. В них положены бутерброды и фляжки с компотом. — При этом она посмотрела на девушек. — Тоже относится и к вам. По бортам кареты есть карманы, где уложена еда. — И она показала на эти карманы.

Часа за два до захода солнца показалась огромная площадка, уложенная камнем. Она располагалась справа и слева от дороги. И размеры её были таковы, что все пятьсот гвардейцев царицы и кареты со спутниками вполне уместились на этой площадке.

Дисциплина и профессионализм в команде царицы била на высшем уровне. Не успела процессия остановиться, как слева от дороги слуги стали разворачивать шатер для царицы, а служанки занялись готовкой ужина — царица любила хорошо и вкусно поесть.

Одновременно стали налаживать быт и гвардейцы. Стоянку, на которой остановились кареты, окружили несколькими кольцами охраны. И в каждом кольце были как те, кто сразу заступил на охрану, так и те, кто стал обустраивать быт. Так что не прошло и полчаса, как над стоянкой поднимались дымы многочисленных костров, на которых что-то варилось и жарилось. Запах стоял такой мощный, что у путников стало подводить от голода животы.

Однако вскоре их мучения закончились. Слуги расставили походные столы и стулья, и стали накрывать столы всякой снедью. Так что вскоре путники смогли утолить свой голод.

К этому времени солнце село и по всему лагерю зажглись факела. Да, обычные факела, что было опять же одним из условий пророка — не применять в ущелье магию.

Демид буквально объелся, так всё было вкусно. Потому с удовольствием пошел в палатку, развернутую для мужской части процессии, где и упал на ближайшую койку, едва успев снять сапоги.

Ночью его едва не разбудил какой-то шум снаружи. Но он быстро закончился. Так что Демид всего лишь перевернулся на другой бок и продолжил спать.

Проснулся царевич перед рассветом. Он был выспавшийся, а потому лирически настроен. Тем более, что окружающий мир давал тому все основания. Небо, еще подернутое чернотой, нехотя менялось, превращая черноту в густую синеву, которая, тем не менее, уже давала определенный свет, что позволяло идти, не боясь споткнуться.

Царевич от души потянулся, «Лепота!», и вдруг увидел шагах в десяти от палатки стоящего столбом Хвата.

— Ты чего не спишь? — Хлопнул царевич друга по плечу.

Тот молча вытянул руку вперед. Потом дополнил вербально.

— Смотри.

Демид всмотрелся в ту сторону, куда указывал оборотень. Где-то шагах в трехстах от стоянки как будто бы собралась толпа человек тридцать. Но выглядели они как-то странно. Так как небо к тому времени совсем прояснилось, согнав последнюю синь ночи прочь, царевич рассмотрел толпу внимательнее. И понял в чём дело. Было такое впечатление, что что-то остановило людей на ходу. У одного была поднята нога, второй вообще стоял на одной ноге. Но самое интересное было в том, что они будто прилипли друг к другу, как если бы задние поддерживали впереди стоящих. В результате, толпа не падала, но и, как понял, Демид, не могла сдвинуться ни на шаг. Тут царевич понял смысл ночного шума. Вероятно, это и есть пресловутые тринжеры, о которых говорила царица. По всей видимости, они готовили нападение на лагерь, но какая-то невидимая сила не только их остановила, но и спрессовала в одну устойчивую кучу, замершую неподалеку от лагеря.

В это время из шатра вышла царица. Увидев обращенные к ней взгляды Демида и Хвата, она улыбнулась.

— Да, это и есть тринжеры. Вероятно, пытались что-то разведать. А мои мальчики их остановили. — И не давая задать вопросы, капризно спросила. — Вы что тоже будете весь день стоять с открытыми ртами? Учтите, через полчаса выступаем. Так что если не хотите остаться голодными, милости прошу за стол.

Воины захлопнули рты и потянулись к уже накрытым столам. Завтрак был лёгким, но вкусным и сытным. И через полчаса процессия в прежнем порядке двинулась дальше, вытянувшись по дороге.

Самое интересное началось в полдень. Местность вдруг огласил рёв, рвущийся из сотен глоток. Привстав в седле, Демид увидел, что от леса в направлении процессии с двух сторон, топча луговое разнотравье, приближаются две толпы плохо одетых людей. Проще говоря, были нападавшие одеты совсем по минимуму — в одни набедренные повязки. Из оружия были огромные дубины и небольшие копья.

Гвардейцы будто по команде (а может и по команде?) рассыпались по лугу, образовав вокруг карет круг. Причём на направлении угрозы гвардейцы стояли чуть ли не плечом к плечу, в то время, как у дороги их строй был пожиже.

Несмотря на несогласие Назара и других воинов, царица вышла из кареты, чтобы посмотреть на действия своей охраны. Девушки выпорхнули за ней.

Расстояние до круга быстро сокращалось. Вот осталось пятьсот шагов, четыреста, триста. И в этот момент гвардейцы выбросили руки вперед, развернув ладони в сторону бежавших тринжеров. Первый ряд тринжеров тут же остановился. Причём в самых разнообразных позах, порой самых неудобных для стояния. Почти сразу в них влипли те, кто бежал сзади. За ними влипли следующие… следующие.

Демид приподнялся в седле и посмотрел, что творится с другой стороны. Творилось то же самое. Так что с двух сторон набегавшие на процессию тринжеры были остановлены. Более того, были спрессованы так, что двигаться они не могли в принципе. Но самое парадоксальное заключалось в том, что, видя незавидное положение передних товарищей, задние тринжеры не останавливались до тех пор, пока не влипали в общую толпу. В результате, с двух сторон, на удалении шагов в триста стояло две толпы тринжеров человек по пятьсот, удивленно хлопая ресницами. Все их попытки сдвинуться были напрасны.

Царица была довольна. Да что там, счастлива.

— И вот так будет со всяким, кто покусится на нашу честь, — горделиво сказала Цезарина и полезла в карету. Девушки захлопали от восторга, и полезли следом.

— Ваше Величество, — удивился Демид. — Так что вы их так и оставите?

— Пусть постоят, подумают, как нападать на меня и моих друзей, — был ответ. Потом царица добавила, — будем возвращаться, вернем им возможность двигаться.

И процессия двинулась дальше. При этом гвардейцы вновь построились прежним порядком. А Демид ещё долго оглядывался, глядя на две толпы, человек по пятьсот в каждой, уныло стоящих посреди поля.

Следующий день прошел без приключений.

На третий день, когда солнце уже перевалило через зенит, процессия приблизилась ко второй обусловленной площадке. Одновременно дорога свернула к горам, упёршись в одну из них. Присмотревшись, Демид увидел, что гора-то очень странная. Она была гораздо ниже окружающих, и чем-то смахивала на конус, вокруг которого вилась каменная лестница, уходя на самый верх.

У подножия пирамиды их уже дожидались. Точнее, дожидался человек в монашеском одеянии. Его одежда была подпоясана куском толстой верёвки, на ногах были кожаные сандалии. Шевелюра была изрядной, волосы каштанового цвета ниспадали на плечи. Лицо узкое, обрамлённое бородкой излучало мир и спокойствие.

Когда царица и её сопровождающие, приблизились к монаху, он поклонился и сказал:

— Провидец ожидает царевича и царевну, — и он рукой указал на Демида и Алию. — Остальных пророк примет завтра.

Цезарина восприняла услышанное спокойно. Подтолкнул в монаху названных, она увела остальных в лагерь, который к этому времени развернули слуги. А Демид и Алия пошли вслед за монахом во витой лестнице в прибежище пророка.

Несмотря на то, что шли достаточно медленно, поскольку темп задавал монах, но за два часа подъёма основательно запыхались. Но вот и вершина, на которой Демид обнаружил спрятанный в глубокой щели одноэтажный дом, выложенный из камня. Монах направился прямо к дому, остановившись у двери. И с поклоном протянул руку ко входу, предлагая пришедшим с ним войти в дом.

Войдя внутрь, Демид и Алия оказались в почти пустой комнате. Разве что справа стоял стол и стул. При этом в противоположной стене была открыта дверь, которая как бы приглашала войти следующую комнату. И они вошли.

Комната была также небольшой, как и первая. И такая же почти пустая. Из мебели стоял стол со стулом. Но если в предыдущей комнате не было окна, то здесь было широкое окно в правой стене, в которой было видно, как заходило солнце.

Пока пришедшие осматривались, что-то начало происходить за столом, который стоял напротив двери. Точнее, над стулом. Сначала появился лёгкий дымок, который становился все больше и больше, превращаясь в фигуру человека. Человека одетого в зеленый халат и в тюрбан, ладно сидевший на голове призрака.

Призрак сразу начал с главного:

— Царевич, ты правильно определил, что смерть Темнейшего находится в теле царевны.

— Благодарю за подтверждение догадки. Но как её извлечь, чтобы не повредить самой царевне?

— Это не твоя забота. Я сейчас научу царевну, что нужно делать при встрече с Тиммихом. А ты пока побудь в соседней комнате. И дверь, дверь прикрой поплотнее.

Царевич, удивленный таким обращением, все же послушался, и вышел из комнаты, прикрыв дверь. Царевны не было с полчаса. После чего она открыла дверь и позвала Демида. Когда он вошёл, призрак произнёс.

— Запомни, когда смерть вернётся в тело Темнейшего, ты тут же должен срубить его голову.

— Почему?

— Потому что он может улизнуть, и ты всю оставшуюся жизнь будешь за ним гоняться.

Царевич склонил голову, принимая совет.

— А теперь иди, — обращаясь к царевичу, сказал призрак. — У меня есть пара вопросов к царевне.

Демид понял, что время пребывания у пророка закончилось, и пошел в сторону выхода. Дух дождался, пока царевич выйдет и спросил Алию.

— Ты, похоже, положила глаз на царевича?

Алия враз стала пунцовой: щёки заалели, даже уши покраснели. И она молча кивнула, соглашаясь.

— Это неразумно. У тебя есть своё государство. И скоро ему понадобится твоя сильная рука, рука правительницы.

— Но там же отец и два брата, — вскричала Алия.

— Повторяю, скоро придет твое время править в Маринии. Поэтому тебе нужен муж из воинов, который встанет во главе твоей армии и защитит государство от коварного врага.

— И кого же имеет в виду уважаемый пророк?

— В вашей компании есть брат и сестра из клана воинов. А воины часто становились царями. Так что присмотрись к брату. Ибо он и есть твоя судьба.

— Уважаемый пророк, если Маринии угрожает опасность, может быть, есть смысл всё бросить и ехать в Маринию? Вдруг удастся спасти отца и братьев или хотя бы предупредить?

— Не говори глупостей. Я открыл тебе будущее не для того, чтобы ты вмешивалась в деяния богов. К тому же у тебя есть более серьезная задача — уничтожить Зло. Как его уничтожить я тебя научил. Осталось применить полученное знание. Наконец, не забывай, что ты, царевна, будущая властительница и царица. Если ты начнешь своё правление с глупости, уверен, царицей ты будешь недолго.

— Но ведь моё свержение с трона будет противоречить воле богов, не так ли?

— Только в том случае, если ты будешь действовать в соответствии с их волей. А сейчас их воля — это ехать с царевичем и уничтожить Зло, выпустить ту силу, что в тебе заложена. К тому же, если ты поедешь со Злом внутри себя, ты перейдёшь на сторону Зла. Ты этого хочешь?

— Нет, что ты, великий пророк, не хочу. Я буду покорна воле богов. Но позволь мне, как только Тиммих будет уничтожен, вернуться на родину?

— Так тому и быть. Ступай и передай царице, что я ее жду с рассветом. Одну.

Алия поклонилась и пошла к выходу из дома.

ГЛАВА 20

Когда Демид поутру проснулся, царицы уже не было. Вернулась же она часа через три после полудня, какая-то тихая и задумчивая. О чём был разговор с пророком, она распространяться не стала, а вызвала старшего повара и капитана гвардейцев.

— Витторио, — обратилась она к шеф-повару, — сколько времени нужно, чтобы изготовить бутерброды и компот на всех присутствующих?

— Разрешите уточнить, Ваше Величество, готовить на сутки или двое?

Царица задумалась, после чего обратилась к гвардейцу.

— Капитан, сколько времени нужно, чтобы добраться до столицы, если двигаться непрерывно?

— Полагаю, полтора суток, Ваше Величество, Если через час тронемся в путь, в столице будем через сутки утром. — Ответил капитан.

— Витторио, ты слышал? Готовь на полтора суток. Думаю, часа хватит.

Шеф-повар откланялся и отбыл. Царица же продолжила разговор с капитаном.

— Капитан, мне был обещан беспрепятственный проезд. Поэтому отправьте две сотни на кухню за продуктами. И пусть сразу же выезжают вперед и очистят дорогу… эээ… от тех преград, что мы оставили.

Капитан был сообразительным человеком. Потому он склонил голову в поклоне и ушел отдавать необходимые распоряжения.

После этого царица воззрилась на путников, которые смотрели на неё выжидательно.

— Друзья, поход к пророку был интересным и поучительным. Но об этом как-нибудь в другой раз. А сейчас нужно подготовиться к переходу, поскольку до столицы остановок не будет.

Поняв, что от царицы большего не добьешься, народ разбрелся по стоянке и занялся рутиной. Кто подтягивал подпругу, кто пошёл на кухню за бутербродами и компотом. В общем, каждый искал работу, чтобы быть при деле.

К Демиду подошёл Хват.

— Что-то Цезарина сумрачной вернулась. Похоже, что-то у неё с пророком не сложилось.

— Похоже. Вот что думаю, нужно нам держаться вместе… на всякий случай. Ты Назара предупреди, чтобы держался позади кареты царицы. Она сейчас в таком состоянии, что вряд ли заметит его исчезновение. А нам влипнуть в очередную историю совсем некстати. Так что если вляпаемся, нужно повышать шансы на выживание. Согласен?

Хват молча кивнул, соглашаясь, и пошёл искать Назара.

Сборы были скорыми, но организованными, чувствовалась основательная подготовка подданных царицы бабочек. Так что тронулись со стоянки практически в срок ею указанный. Причём, если дорогу к пророку преодолевали практически шагом, то сейчас лошади, то и дело срывались на рысь.

В таком темпе приблизились к тому месту, где вчера произошло нападение на колонну со стороны тринжеров. И тут началось непредсказуемое. Внезапно в нос ударил такой смрад, что даже привычные ко всему путники закашлялись. Что уж говорить о дамах в карете? Цезарина высунулась из окна, прижимая к лицу большой платок, с набрызганными на него дорогими духами, которые пусть и немного, но снижали неприятный запах.

— Вызовите ко мне капитана, — прокричала царица.

Команда была передана по цепочке. Капитан в это время был в авангарде колонны. Он остановил коня, и развернув его, поехал в сторону кареты с царицей. Увидев его, царица скомандовала:

— Капитан, оставьте полусотню, пусть здесь всё почистят.

Капитан отдал честь и поскакал в сторону арьергарда. Оглянувшись, Демид увидел, что полусотня, разделившись пополам, поскакала вправо и влево… как раз к тем местам, где были остановлены тринжеры.

— Так вот откуда вонь, — сквозь зубы, еле сдерживая желание поблевать, проговорил Демид. — Это вчерашние гости оставили нам свои испражнения.

— Думаю, здесь и пророк приложил свою руку… или что там у него есть. Наверняка вонь им раздута магически.

— Ну, так что вы ничего не делаете, — вскричал царевич. — Нравится что ли?

— Не суетись, — ответил Назар. — Уже делаем.

— Вы уж постарайтесь, а то у меня ощущение, что эта вонь будет нас сопровождать до столицы.

Тут Демид заметил, что и Хват, и Назар что-то шепчут. Но вот они остановились и посмотрели друг на друга.

— Готов? — спросил Назар оборотня.

Тот молча кивнул. Воины развернулись и хлопнули друг другу в ладоши. Когда они разомкнули руки, ввысь взлетело небольшое весьма необычное облачко. Вы видели когда-нибудь облако, сплошь состоящее из искр? Вот такое облако и выпустили воины. Облако взлетело метров на пять, зависло над колонной и стало стремительно расширяться вдоль неё. И сразу стало легче дышать. В конце концов, облако окутало всю двигающуюся колонну. Впрочем, на движении колонны это никак не сказалось. Лошади под действием смрада сами перешли на иноходь, и не собирались сбавлять темп.

Так мчались с полчаса. Постепенно лошади успокаивались и переходили на рысь. Воины подъехали к царской карете.

— Цезарина, ты как? — Участливо спросил Назар, свесившись с коня и заглядывая в карету.

— Уже лучше, — вымученно улыбнулась царица. — Уже лучше.

Посмотрев на девушек, Назар убедился, что и они постепенно приходят в себя и вернулся к друзьям. Они вновь вернулись на позицию позади кареты.

Наступившая ночь показала еще одну полезность от искрящегося облака. Оно светило так ярко, что никакие факела не понадобились. Потому Назар с Хватом, посоветовавшись, решили держать облако над колонной до завтрашнего рассвета.

Назар время от времени подъезжал к окошку царской кареты, справлялся о самочувствии царицы и девушек. Но ближе к полуночи он вернулся умиротворённый — окошко было задернуто матерчатым пологом. Стало быть, женщины всё же решили отдохнуть. В общем, так и было. Цезарина заснула тревожным сном. Девушки же поняли, что опасности остались позади и также заснули, причём очень крепко.

Город показался на рассвете. Процессия как шла на рысях, так, не сбавляя темпа, промчалась по центральной улице и влетела в царский двор. Вышедшая из кареты царица со слегка помятым лицом, всех отпустила и дала три дня отдыха. После чего удалилась в свои покои продолжать досыпать.

Воины, кроме Назара, эти три дня так и не увидели царицы. Для чужестранцев был устроен отдельный стол. И царица в этом зале не появлялась. И всё же Назару кое-что удалось разузнать о проблемах, с которыми столкнулась царица при посещении оракула. Оказывается, у них завязался спор о принадлежности той территории, на которой располагалась дорога к дому оракула. Собственно, мысль о принадлежности местности возник после того, как оракул попенял Цезарине, что она жестоко поступила с тринжерами. На что царица ответила, что на её землях, она сама будет решать, как ей поступать с разбойниками. И вот тут-то оракул и взвился. Он стал доказывать, что хотя эти земли и принадлежат ей, как владычице Чондарии, но и само ущелье и дорогу, по которой они приехали, сделал именно он — оракул. А потому вся местность вдоль дороги принадлежат ему, а жители, живущие в этой местности, уже не её подданные, а его — оракула. И получается, что она грубо повела себя с его подданными.

Стерпеть такое нахальство царица, естественно, не могла. Началась распря. И тут оракул применил запрещенный у магов приём: он пообещал проблемы всем, кто приехал с царицей при возвращении в столицу. Вот потому-то Цезарина и была такая задумчивая по возвращении от пророка.

— А чем дело-то закончилось у них? — Поинтересовался Хват.

— Да, ничем. Цезарина хлопнула дверью и ушла.

— Ох, чую царица просто так не спустит оракулу. Будет мстить, и, мстя будет жесткой.

— А разве пророк не может предугадать действия царицы? — Удивился Демид.

— Нет, не может. — Ответил Назар. — По отношению к себе его предсказания не срабатывают. Это обычная практика всех прорицателей. Другим, всё, что угодно. А себе ни шиша.

— Тогда, да, Цезарина будет мстить. Эх, как некстати, наше задание остаётся невыполненным. И бросить царицу в нынешней ситуации нельзя, сочтёт за предательство, и дело стоит. Нам бы уже и возвратиться пора.

— Не грусти, Демидушка, что-нибудь придумаем.

— Хотелось бы побыстрее. Я весь испереживался, как там наши в тридесятом царстве?

Но зря царевич волновался. На третий день к вечеру чужеземцев позвали в покои царицы. А это означало, что будет серьезный разговор. Царица встретила доброжелательно, внимательно осмотрела всех пришедших, удовлетворенно хмыкнула.

— Что ж, вижу, отдохнули. И это радует, поскольку предстоит еще одно важнейшее дело — наказать Тиммиха за всё то зло, что он натворил. Поэтому предлагаю завтра выехать в порт, а оттуда и на остров Эйлис, где окопался злодей.

— В Чондарии есть порт? — Удивился Назар.

— Есть. И, на мой взгляд, весьма неплохой. По крайней мере, до недавнего времени активно использовался для торговли. Завтра, милый, я всё покажу и расскажу. — И царица улыбнулась Назару.

— Что пираты мешают? — Спросил Демид.

— Очень даже. И это ещё одно зло, за которое ответит Тиммих.

Царица немного подумала и продолжила.

— Порт находится неподалеку, всего вёрст десять. Поэтому охраны возьмём минимум. Да и дорога проходит по горам. Потому лишние люди ни к чему. — После чего обратилась к девушкам. — Барышни, вы верхом ездить умеете? — И когда девушки кивнули, сказала. — Это хорошо, потому что выезжаем на лошадях утром, сразу после восхода солнца. Дорога хоть и широкая, шагов пять в ширину, но порой проходит рядом с глубокими ущельями. Так что на лошадях будет самое то. — Снова подумала, посмотрела на чужестранцев. — Вопросы есть?

Вопросов не было. И Цезарина величественным жестом отпустила путников готовиться к выезду.

Сказано — сделано. Поутру, во дворе топтались чужеземцы, готовые к выезду, в ожидании выхода царицы. Она не замедлила появиться, одетая в дорожный костюм для езды верхом. Впрочем, в подобные костюмы были одеты и девушки. Назар помог царице влезть на коня, после чего вскочил на своего и процессия двинула из царского двора. На улице ее уже поджидали человек десять гвардейцев, которые разделившись пополам, заняли свои места спереди и сзади, надежно охраняя правительницу.

Кортеж рысью промчался по просыпающемуся городу и, выехав за город, направился к ближайшим горам. Дорога вилась по горам, то снижаясь, то возвышаясь, то петляя в ту или иную сторону. Но к полудню путешествие закончилось выездом на горушку, с которой стало видно море. Дальше последовал спуск вниз к совсем уже близкому порту.

Путники начали придерживать лошадей, чтобы повнимательнее рассмотреть порт. По сути, он представлял собой бухту, врезавшуюся в тело горы. Причем так ужасно врезавшуюся, что один из отрогов этой горы прикрывал бухту от моря. А этот означало, что в любую непогоду в бухте можно спокойно отстояться, пережидая, пока на море закончится шторм.



В левой стороне бухты, там, где был наиболее удобный подход к воде и был построен порт. Он состоял из причала, построенного из камня, у которого на волнах качалось несколько судов.

— Вижу три галеры — Сообщил Назар. — И явно не предназначенных для морских путешествий, Скорее, они применяются для каботажного плавания.



— Ты прав милый. Но есть и кое-что получше, — ответила Цезарина.

— Ты имеешь в виду четвертый корабль, который похож на галеру, но явно не галера?

— Это галеас. Усовершенствованная галера.



— Видишь бойницы над палубой гребцов? Это дополнительная палуба, на которой установлены тяжелые арбалеты.

— Тяжелые арбалеты? — Лицо Назара выражало недоумение.

— Да, милый, тяжелые арбалеты. Мои инженеры доработали классический арбалет с тем, чтобы его можно было применять на палубе корабля с максимальной эффективностью. В результате, арбалет стал массивным и с длинной направляющей. Кроме того, вместо одного болта такой арбалет стреляет сразу пятью болтами. Представь, какой эффект производит залп из десяти арбалетов, установленных на палубе, на команду корабля-противника?

— Ты меня ошеломила своими познаниями в военном деле, милая. Обязательно осмотрю это чудо инженерной мысли.

— К тому же, — продолжила царица, — как ты видишь, галеас вполне приспособлен к морским путешествиям любой сложности.

— Догадываюсь. И сколько же экипажа на галеасе?

Тут царица усмехнулась.

— Ни одного. Только я, мои гости и слуги. Всё остальное делает магия.

— И веслами машет?

— Да, милый, и веслами машет.

— Ну и чудеса. Поспешим же к этому прекрасному кораблю. Я прям горю желанием побыстрее его осмотреть.

— Успеешь, милый. Едва мы взойдём на борт галеаса, он тут же тронется в путь к острову, где находится Тиммих.

Путники пришпорили конец, благо дорога ввела вниз, и уже через полчаса подъезжали к галеасу. С него на причал был спущен длинный трап, обвешкованный леерами. Путники слезли с лошадей и направились к галеасу. Но остановились, потому как заметили, что царица отдаёт последние распоряжения командиру гвардейцев, их сопровождающих. Командир выслушивал распоряжения царицы, почтительно склонив голову. В конце отдал честь, вскочил на коня и, вся группа сопровождения двинулась обратно.

Царица, тем временем, с достоинством прошествовала на корабль. Когда вся группа поднялась, трап был поднят и галеас отвалил от причала. Трап поднимали явно моряки, из чего Демид сделал вывод, что на корабле есть экипаж, хотя и небольшой, человек десять, но явно служащий для второстепенных задач. Потому Цезарина и перевела экипаж в разряд слуг.

Царица начала производить заклинания, задавая кораблю курс на остров Эйлис, но здесь вмешался Назар.

— Милая, я кое-что оставил у берегов твоей благословенной страны. И как-то не хочется потерять оставленное. Оно для меня ценное, как память о родине.

— О чем речь?

— Неподалеку отсюда стоит бот, на котором я и мои друзья прибыли в Чондарию. Думаю, мои друзья согласятся возвращаться именно на этом судне, — и Назар посмотрел на друзей. Они поддержали его дружным кивком, заставив Цезарину задуматься.

— Ну, хорошо, поищем ваше судно, если оно неподалёку.

— Можешь не сомневаться. Не пройдёт и час, как мы переберемся на мое судно.

Корабль под управлением Цезарины на вёслах вышел из порта и, развернувшись влево, направился вдоль береговой черты на поиски бота. Все трое друзей стояли на носу корабля, пристально всматриваясь вперед в поисках бота. Но первым, да и единственным, кто его обнаружил, был всё тот же Назар, поскольку бот был магически замаскирован от посторонних глаз. И только Назар знал приметы, по которым определялось место нахождения бота.

По команде Назара с галеаса была спущена шлюпка. Два моряка и три воина спустились в нее по такелажу, который был тут же освобождён, едва все уселись в шлюпке. После чего шлюпка понеслась к берегу. Как только воины выгрузились, шлюпка отправилась обратно, а Назар стал магичить, снимая защиту. Едва бот проявился, друзья по мосткам взбежали на борт, и бот почти сразу отвалил от берега в направлении галеаса. При этом причал и мостки чудесным образом исчезли. Цезарина, следящая за маневрами Назара, развернула свой корабль в направлении острова. Бот пристроился в кильватере.

В таком порядке корабли двигались пять дней. На исходе пятого дня показались облака, что предвещало вхождение в зону бурь. Назар ускорил движение бота, и когда он поравнялся с бортом галеаса, позвал Цезарину. Когда она свесилась с борта, Назар прокричал.

— Впереди зона бурь. Проходить её ночью нецелесообразно. Предлагаю стать на якорь до утра. А утром последуем дальше.

Цезарина, кивнула, соглашаясь. И почти сразу на галеасе были отданы якоря. На боте был один якорь. И чтобы в ночи не столкнуться, Назар вернул бот в кильватер с галеасом, после чего, отдал якорь.

Какой была ночь? В общем-то, спокойной, внешне, чего нельзя было сказать о внутреннем состоянии путешественников. Конечно, на галеасе никто не был на острове и не представлял, что там и как. Но на боте воины из тех, кто знал, с чем столкнутся вновь. А потому слегка переживали.

Утром Назар вновь подвел бот к галеасу. Царица уже была у борта.

— Милая, убери лишних с палубы. Да и сама привяжись, чтобы не смыло за борт. Впереди зона бурь. Первым в неё войдем мы на боте. Вы, чтобы не столкнуться, следуете не ранее, чем через полчаса.

— Назар, а как ты рассчитываешь на таком маленьком судне проскочить зону бурь? Это же нереально.

Назар широко улыбнулся.

— У нас есть маленький секрет.

При этих словах бот отошел от галеаса, и Назар стал превращать его в корабль-призрак. Все, кто стоял на палубе галеаса, ахнули, когда перед ними возникла призрачная шхуна с развернутыми парусами и призрачной командой на борту. Она красиво обогнула галеас и ушла в направлении грозовых туч, из которых сверкали яркие молнии. Через двадцать минут корабль-призрак скрылся в черной пелене тумана, окружающего зону бурь.

— Подумаешь, — фыркнула царица. — Вечно эти мужчины считают себя умнее остальных.

Она отправила всех с палубы. Далее по её команде были убраны вёсла, и подняты треугольные паруса. Внезапно подул сильный ветер, наполнивший паруса по максимуму. Галеас будто приподнялся над водой и резво устремился вслед за шхуной, вскоре скрывшись в темноте тумана.

Когда галеас вырвался из зоны бурь, его встречал бот, стоящий на якоре. Назар и его друзья криками радости приветствовали прорвавшийся галеас. Тут же был поднят якорь и суда двинулись к своей конечной цели.

Вскоре показался остров с характерной горой в центре. Бот обогнал галеас и первым причалил к острову. Воины тут же соскочили с него и побежали к месту, где причаливал галеас. С судна был подан трап и сошли царица и все, кто был на борту.

— Честно говоря, — засомневался Назар, — не уверен, что девушки должны участвовать в операции по уничтожению Темнейшего. Впереди ров с крокодилами, а дальше толпа нежити и нечисти, с которыми придётся столкнуться в бою.

— Ты неправ, милый, — улыбнулась Цезарина. — я, конечно, не собираюсь воевать. Но Алия, как ни крути, должна идти с вами. Да и Ирида — отважный воин, могущий оказать реальную помощь в бою. Что же до крокодилов, нежити и нечисти, то у меня для тебя подарок.

При этом царица достала из кармана платья небольшую шкатулку.

— Этот необычная шкатулка. В ней находятся мои гвардейцы, чью работу все здесь присутствующие, имели возможность наблюдать.

— Цезарина в долине они имели дело с людьми. А это несколько иное, чем сталкиваться с нежитью.

— Ты был бы прав, если бы не подарок пророка. Он сказал заклинание, которое поможет справиться с любой нечистью и нежитью. Так что не думаю, что их кто-то или что-то остановит.

«Оказывается, царица не только ругалась с пророком, — подумал Демид». А Цезарина продолжала.

— В шкатулке триста гвардейцев. Я, конечно, могла бы засунуть всех, но пожадничала. Почему-то подумалось, что триста человек будет в самый раз.

— Да. Ладно, рассказывай, что со шкатулкой нужно делать?

— Все очень просто. Пальчиком нужно постучать по верху шкатулки. Сколько раз стукнешь, столько гвардейцев появится, когда ты откроешь крышку шкатулки. Думаю, на острове можно обойтись сотней. Так что бери и пробуй, — и царица протянула шкатулку Назару.

Тот взял шкатулку, посмотрел на Цезарину, которая ободряюще кивнула, и стукнул по шкатулке один раз. После этого открыл крышку, и оттуда полетели бабочки, которые тут же превращались в гвардейцев и строились в шеренги. Когда вылетела последняя бабочка, и завершающий гвардеец занял своё место в строю, тролль повеселел.

— Да с таким войском нам не страшны никакие преграды. Вперед, мои воины. Дадим жару нечисти и нежити. — И первым бросился в прибрежные заросли. Но у самых зарослей его обогнали, так что когда он добежал до рва с крокодилами, через ров был настелен самый настоящий мостик, через который уже перебегали гвардейцы.

Наступление было столь стремительным, что не только Демид и Хват, охранявшие Алию, а потому вынужденные подстраиваться по ее шаг, но и Даст с Иридой оказались в роли статистов. И были вынуждены только констатировать там и сям слипшиеся группы нежити, которая, вероятно, относилась к охране острова.

Когда Демид с Хватом и Алией добежали до пещеры, обнаружилось, что большая часть гвардейцев осталась у входа. Как они пояснили, таково было распоряжение Назара, который рассудил, что нечего толпой бежать по пещере. Хватит и десятка воинов.

Дааа… гвардейцы славно поработали и в пещере. Демид мельком заметил замершую в неестественной позе Великую Ма. Потом стали попадаться отдельные кучки нежити, тоже в неестественных позах. Демид опасался, что Назар ворвется в покои Темнейшего до прихода Алии. В результате, может начаться магическая бойня, что было явно нежелательно.

Но Назар оказался сообразительным. И когда Хват, Демид и Алия добежали до двери, ведущей в покои Темнейшего, она была блокирована гвардейцами, но никто в комнату не вошел. Здесь же мерил коридор шагами возбужденный Назар. Увидев путников, он бросился навстречу.

— Ну, наконец-то.

В комнату ввалились гурьбой. В первой ряду Назар, Хват и Демид, сзади Алия, Ирида и Даст, по бокам гвардейцы. Темнейший стоял у зеркала и будто любовался собой. Когда он услышал шум позади себя, медленно повернулся, и ни слова не говоря, метнул в вошедших два огненных шара. Поставленные щиты шары поглотили, и на инстинктах Хват и Назар запустили в Темнейшего тоже по два огненных шара, хотя, по сути, попытка была обречена на неудачу — ведь Темнейший бессмертен. Ну, точнее, условно бессмертен.

Огненные шары попали в тело Темнейшего и исчезли в нём, но ничего не произошло. Темнейший посмотрел на обожжённую одежду, демонически захохотал (у Демида даже внутренности застыли от этого смеха)… и исчез, растворился в воздухе.

Все в недоумении замерли. Что так просто было уничтожить Темнейшего? Но, тут по голове Демида ударил камешек, упавший с потолка. И он буквально взревел:

— Это ловушка!!! Все на выход! — и схватив Алию за руку, помчался к выходу из пещеры.

Бегство было еще стремительнее, чем наступление. Демиду так и казалось, что он не бежит по земле, а буквально парит в воздухе. Что уж говорить про Алию, которую он за собой тащил? Потрескивание горы и обрушения породы, которые случались как спереди, так и сзади, только придали ускорения бегущим.

Они успели! Уже в лесу, что был сразу за поляной перед пещерой, их достал пылевой выхлоп из обрушившейся пещеры. Все зачихали и закашляли. Но так как дело было в лесу, решили остановиться и осмотреться. Пещеры не было, да и гора, вроде бы как присела слегка, поглотив под собой не только всё войско Темнейшего, но и Великую Ма, которая так и осталась стоять в своем тоннеле в неестественной позе.

Назар осмотрел всю группу, понял, что потерь нет, и повел группу к морю.

ГЛАВА 21

Цезарина ходила вдоль берега туда-сюда, ожидая возвращения группы высадки. Сильнейший треск кустов заставил её резко развернуться к лесу. И вовремя. Из него стали выбегать путники и ее гвардейцы. Причём неслись будто за ними вся потусторонняя рать неслась. Лица путников были потными, а у некоторых красные от бега. Лицо царицы стало тревожным.

— Что случилось? Откуда вы так несётесь? И что это за грохот был, от которого земля ходуном заходила?

Подбежавший Назар быстренько доложил.

— Представляешь, Темнейший устроил ловушку. — И далее рассказал, что произошло в пещере. После чего добавил, — Хорошо Демид быстро сообразил, что нам грозит и дал команду убираться из пещеры. Я так давно не бегал.

— Если вообще когда-нибудь бегал, — не удержался Хват. Назар улыбнулся, но промолчал.

Цезарина задумалась, но в голову ничего нужного не пришло. Она пожала плечами и обратилась к путникам.

— И что будем делать?

Все тоже задумались. И опять помог Демид. Он посмотрел на Хвата.

— Думаю, без дракона не обойтись.

Хват непонимающе посмотрел на царевича.

— Не знаю, что ты надумал, но давай попробуем.

— А хватил сил его вызвать? — засомневался Назар, — Вас-то всего двое.

Демид неопределенно пожал плечами.

— Вот и попробуем.

Он взял Хвата за руку и вместе с ним отошёл от группы шагов на пять, на тот случай, если получится создать купол. Получилось, но минут пять ничего не происходило. За это время царица успела вернуть своих воинов в шкатулку. Вдруг в небе прогремело, и из образовавшейся тучки вылетел Ррерах. Обнаружив группу у береговой черты, он спланировал в их сторону, прошел почти над головами, пролетел дальше и с разворота пошел на посадку.

Когда Ррерах сел, Демид поздоровался с ним и стал представлять дракона тем членам команды, которые раньше с драконами не встречались. Нужно сказать, что дракон их очаровал.

— Какая мощь, — прошептала Ирида.

«Хм-м. Это ты его папашу не видела». — Подумал Демид.

Когда ритуал знакомства был завершен, Ррерах спросил:

— Что случилось? Зачем я вам понадобился?

Демид вкратце описал ситуацию. Выслушав, дракон задал закономерный вопрос:

— И что от меня нужно?

— Нужна твоя способность летать и твоя способность в магии. Темнейший наверняка ушел с острова на каком-нибудь судне. Причём, явно рассчитанном на морское плавание. А значит, немаленьком. Он вряд ли набирал команду, да и не из кого её было набирать.

— Ты не прав, — вмешался Назар. — Он вполне мог набрать команду из пиратов, которые ему подчинены.

— Это вряд ли. Скорее всего, решение уйти с острова было для Темнейшего внезапным. Вероятно, в своём хрустальном шаре он обнаружил нашу экспедицию. Отсюда и созрело решение бежать. К тому же нужно было подготовить ловушку для нас. Но, судя по тому, что ловушка сработала не так, как планировал Темнейший, и ловушка и подготовка к бегству делались в спешке. Так что времени, чтобы вызвать пиратов у Темнейшего не было.

— Ну, ну, и что дальше? — Подторопил дракон.

— Если мое версия верна, то Темнейший управляет своим судном с помощью магии. А насколько я понял, применение магии в местах, где её нет, запросто можно определить другими магами. Море как раз то место, где магии нет. Потому моё предложение следующее. Ты грузишь на себя Назара и Хвата и взлетаешь. Вы трое спецы в магии. Поэтому, если ты будешь кружить над островом, то вполне вероятно, что кто-либо из вас нащупает то место, где находится судно с Темнейшим на борту. Остальные же погружаются на галеас, руководимый Цезариной. И только от вас поступит сигнал, галеас отчаливает и направляется в сторону, вами указанную. Ну, а там посмотрим, чьё судно будет быстрее.

— В общем, если коротко, мне и Алие, — Демид указал на девушку, — необходимо попасть на борт судна с Темнейшим.

— Ясно. План хороший, к тому же, насколько я понимаю, единственный. — И дракон обвел стоящих перед ним своими блюдцеобразными глазами. — А если так, Хват и Назар, прошу грузиться. — И дракон приспустил одно крыло. После погрузки разбежался по прибрежному песку и взлетел, сразу пойдя в набор высоты.

— А я даже примерно знаю, с каким курсом и куда направился Тиммих. — Царица упорно отказывалась называть его Темнейшим. — Поднимаемся на борт корабля, я покажу на карте примерный путь его судна. Заодно и подготовим галеас к походу.

Когда все взошли на борт корабля, царица прошла в свою каюту и вынесла свёрток из пергамента, оказавшийся картой моря, по которому они плавали. Ирида и Даст помогли ей держать карту развернутой, в кто время как остальные сгрудились за спиной Цезарины.

— Вот здесь, — царица указала на низ карты, — располагается страна Стригия, страна черных колдунов и скопище чёрной магии. Она расположена далековато от Чондарии, но длинные руки колдунов дотягиваются и до нас. У меня давняя мечта, сколотить коалицию государств, которым вредят колдуны, и разнести в пух это скопище зла. — Тут царица задумалась, после чего улыбнулась и продолжила. — Но это дело будущего. А сейчас нужно перехватить Темнейшего, пока он не добрался до Стригии. Тем более, я подозреваю, что он и выполз из этого логова. В смысле, является продуктом черных колдунов. Так что пока наши разведчики уточняют место судна Тиммиха, думаю, есть смысл выйти в район предполагаемого направления для погони. — После чего, царица начала шептать заклинания. Трап исчез, зато весла выдвинулись, и галеас на одних только вёслах двинулся к точке предполагаемого направления на судно Темнейшего.

А тем временем, дракон забрался так высоко, что был виден размером с точку, после чего стал нарезать вокруг острова круги. Причём каждый круг был шире предыдущего, в том смысле, что дракон двигался по расширяющейся спирали, всё время, удаляясь от острова.

Время шло, дракон пошёл то ли на четвертый, то ли на пятый круг, а известий от группы разведки не было. Внезапно Демид, следящий за драконом, заметил, что он как-то дернулся и стать рыскать по курсу. Потом и вовсе встал на новый курс. И в это время Цезарина сообщила:

— Они определили курс на судно Тиммиха. И он вполне совпадает с моими предположениями. Так что отправляемся в погоню. — После этого, весла были убраны, зато подняты все паруса. И снова, как перед вхождением в зону бурь в паруса ударил ветер, от чего галеас как бы приподнялся над водой и понёсся быстрее ветра.

— А ты как узнала, что они нашли Тиммиха? — Поинтересовался Даст.

— Ещё в Чондарии я установила мысленную связь с Назаром. Вот он и сообщает, что они делают. Например, сейчас они приняли решение догнать судно Тиммиха, после чего сообщить нам о том, как далеко он смог уйти.

— И чем это нам поможет? — удивился Демид.

— Скорость нашего корабля зависит от количества вложенной в него магии. И чем больше разрыв, между двумя судами, тем с большей скоростью нужно идти галеасу, чтобы догнать судно Тиммиха.

Демид покачал головой. Цезарина поняла, что до него не дошло её объяснение, и зашла с другого боку.

— Ну, вот смотри. Почему погоня нежити за вами удалась?

— Потому что мы вынуждены были давать лошадям отдых, а нежить поддерживала своих лошадей с помощью магии.

— Был и второй вариант. Не гнать лошадей что есть мочи, а ехать тем же темпом, что и до погони. В этом случае, вас все равно бы нагнали, хотя вы и не давали бы лошадям отдыхать. Вот так и в данном случае, он убегает, мы догоняем.

Царица задумалась.

— Но есть и у нас второй вариант, о котором Тиммих не подозревает. Если не получится догнать обычным способом, применим магию. Правда, для этого нужно подключить вашего дракона. Сейчас попробую с ним поговорить об этом варианте.

И царица замолчала, хотя ее лицо отражало море эмоций. Наконец, она улыбнулась.

— Дракон согласен. Пока ждем, как развернутся события.

Погоня погоней, но Демид, который до нынешних приключений никогда не был на море, залюбовался окружающими его водными просторами. Нет, конечно, он уже ходил на боте. Но там море было все же объектом наблюдения на предмет обнаружения пиратов. Потому просто некогда было удивляться ни голубизне морских просторов, ни морским животным и рыбам, которые время от времени сопровождали бот. Сейчас же Демид был ничем не обременён. Так что только и оставалось, что любоваться морем. Особенно оно его поразило на закате, когда сотни стрел Сварога огненными всполохами буквально «подожгли» синь воды.

И всё было бы хорошо, вот только улетевший дракон всё не возвращался. Царевич уже стало за него переживать. Да и за друзей тоже, как вдруг на фоне заходящего солнца в небе нарисовалась темная точка. Это был дракон. По редкому взмаху крыльев Демиду стало понятно, что дракон невероятно устал. Он даже летел гораздо ниже той высоты, на которой улетал на поиски судна Темнейшего. Ррерах даже не остановился, а коротко передал Цезарине, что нашёл судно Темнейшего. А также, что разрыв между двумя судами составляет не меньше пяти часов, после чего улетел на остров. Царица договорилась с ним, что он ночь отдохнет, а с утра их догонит. После чего дракон улетел, а царица задумалась. Думала она долго. Уже и солнце село, над морем стелилась закатная заря, уступая место синеве ночи. На галеасе зажглись магические фонари, а царица всё сидела в своём кресле, о чем-то размышляя.

Утром ничего не изменилось. Галеас мчался вперед под всеми парусами, а царица так и сидела в кресле, задумавшись. У Демида сложилось впечатление, что она так и спала в кресле. На корабле отбили склянки, извещая о завтраке. Но Цезарина не двинулась с места. Потому один из матросов принёс ей завтрак, поставив его на специальный столик. Царица вроде бы как очнулась от дум и даже немного пожевала, похоже, даже не ощущая вкус пищи, настолько была в думах.

Внезапно впередсмотрящий, находящийся в бочке на мачте закричал, что видит приближающегося дракона. Цезарина вся вскинулась от этого известия, резко встала с кресла и, сложив ладонь домиком, приложила ее к глазам.

Когда дракон стал вполне различим, царица вновь села в кресло, и, как понял Демид, стала мысленно переговариваться с драконом и сидящими на нём воинами. Дракон, не останавливаясь и не зависая над кораблем, проследовал вперед по курсу идущего корабля, и вскоре исчез за горизонтом.

Царица же встала с кресла и обратилась к путникам, к этому моменту собравшимся на палубе.

— Сейчас корабль будет совершать пространственный скачок. Это весьма необычно, и может быть даже опасно. Всем, кто боится, покинуть палубу и сидеть в своей каюте до окончания перехода. Остальные должны крепко за что-нибудь ухватиться на палубе, чтобы не вывалиться с корабля. Всем всё понятно? — И она осмотрела участников путешествия. С места никто не сдвинулся, в каюту не ушел, что вызвало улыбку Цезарины. — Еще раз предупреждаю, держитесь крепко. Как получу команду, что дракон готов, начну создавать арку перехода.

Шёл четвертый час ожидания. Царица мерными шагами, заложив руки за спину, шагала по палубе туда-сюда. Все остальные рассредоточились по палубе, располагаясь вдоль всего, за что можно было ухватиться, в случае сильной качки. Все молчали, потому как говорить было не о чем, да и не хотелось. Внезапно царица вскинулась, опустила руки и обернулась к команде и гостям.

— Начинаю создавать арку перехода.

Все ухватились за леера и другие подходящие предметы палубы. Стало тихо настолько, что слышно было, как Цезарина шёпотом произносит заклинание. Внезапно впереди кабельтовых в трех, в смысле, метрах в пятиста, образовалась арка, очень похожая на радугу. Она сверкала ярким белым цветом. А между рогами арки, там, где она опускалась в море, забурлили волны.

Цезарина уверенно направила галеас прямо в центр арки. При приближении к ней, корабль закачало на волнах, но он уверенно шел в арку, управляемый волей царицы. Когда же корма корабля прошла арку, свет пропал. Стало темно, даже темнее, чем безлунной ночью. И тут корабль буквально выпал на другой стороне перехода, созданного усилием дракона с сотоварищи. И снова появилось солнце, и снова появилось море. Но самое главное, вдали, на горизонте показалась двухмачтовая шхуна, идущая с невероятной скоростью.



То, что это была шхуна, Демид понял, поскольку у пиратов видел такие корабли. Да и Назар вразумил. Шхуну увидели все, да и смотрящий об этом сообщил. И началась погоня. К вечеру расстояние сократилось наполовину. И Цезарина рассчитывала, что поутру они догонят шхуну, на которой улепетывал Тиммих. Потому она распорядилась всем идти отдыхать, поскольку завтра, прямо с рассвета, будет много работы. Расходиться по каютам не хотелось, поскольку все ощущали охотничий азарт. Но наступающая ночь угомонила самых азартных. Единственный вопрос последовал от Ириды.

— А мы шхуну в темноте не потеряем?

— Ни в коем случае. На шхуну настроено специальное магическое устройство, которое будет удерживать галеас на том расстоянии, что и сейчас. Это на тот случай, если Тиммих захочет атаковать нас ночью.

Конечно же, сон был поверхностным, и с утренней зарей Демид был на палубе. Но он был не первым. Там уже стояли Цезарина и Алия, всматривающиеся в шхуну. При этом Демид отметил, что расстояние до нее значительно сократилось и составляло не больше четырех морских миль или восьми верст.

Царица повернулась к Демиду.

— Думаю, часа через три догоним. Так что вы готовьтесь. Я буду подводить корабль правым бортом. Вам нужно будет взобраться на борт. При этом держитесь за леера. И как только корабли соприкоснутся — прыгайте на палубу шхуну. А дальше… дальше пусть вам помогут боги.

Матросы, видя, что никто не идёт в кают-компанию на завтрак, вынесли на палубу легкие столы и стулья, расставили их и принесли чай с лёгкой закуской. Завтрак был сметен на раз, и все снова устремили свои взоры на яхту впереди. Расстояние, пусть и не так быстро, как хотелось, но сокращалось. Вот осталось не более кабельтова, в смысле, двести шагов. Царица дала знак Демиду и Алие, чтобы они поднимались наверх бортика галеаса. Демид выбрал место рядом с мачтой, и, взобравшись на бортик, ухватился за леера, свисающие с мачты. Алию он прижал соку к себе. Сзади их подстраховывали Даст и Ирида.

— Внимание, на палубе, — зычно произнесла царица. — Как только суда сойдутся бортами, прыгайте на палубу шхуны и действуйте по плану. Постараюсь подойти плавно.

Но море показало свою норовистость. В тот момент, когда суда почти соприкоснулись бортами, набежала высокая волна. Так что мягкого соприкосновения не получилось. И Демид с Алией буквально скатились на палубу шхуны. Но они тут же подхватились на ноги и показали, оставшимся на галеасе, что у них всё в порядке, после чего галеас резко отвалил от шхуны.

Осмотревшись, Демид определил, что каюты, вероятно, как на галеасе находятся на корме, в надстройке. Он вынул меч из петли, и, взяв Алию за руку, осторожно пошел в сторону надстройки, готовый ко всяким неожиданностям. Спустившись по небольшой лестнице, царевич увидел коридор, где располагались по две каюты справа и слева, и одну, расположенную в конце коридора, сомнений у Демида не было — Темнейший должен находиться именно в центральной каюте. Распахнув в нее дверь, Демид и Алия оказались в кают-компании. Поперек, от двери к окну стоял стол со стульями. А на противоположной стороне стола он увидел Темнейшего, стоящего в выжидательной позе. Он сложил руки на груди, а по лицу блуждала зловещая ухмылка.

— Значит, вы все-таки решились прийти ко мне в надежде лишить меня жизни. Жалкие людишки, лишенные даже зачатков магии, возомнили, что могут убить величайшего из магов. А вы знаете, что я сейчас сделаю? Сначала я убью тебя, царевич, уж очень ты мне надоел своей суетой. А потом убью царевну, предварительно изъяв из нее мою смерть. Вот такой расклад ожидает вас, торопыги.

Внезапно из-за спины Демида выдвинулась Алия, стараясь закрыть собой Демида.

— Предлагаю иной вариант. Сначала ты изымешь из меня свою смерть. Очень она мне надоела. А если получится, тогда можешь и за моего спутника приниматься.

Демид ошалел от речи Алии и попробовал вернуть её себе за спину. Но не тут-то было, Девушка стояла, будто вросшая в пол.

— Ты хочешь смерти? Так получай её, — и Темнейший выбросив вперед руки, выпустил два огненных шара. Демид окаменел, понимая, что Алии сейчас придет конец, но не мог сдвинуться с места. Девушка же спокойно выбросила руки вперед и перехватила летящие шары огня, которые просто впитались в ее тело.

— А теперь ты получай свою смерть, — вскричала царевна и из её глаз вылетели две синие молнии, которые впились в грудь Темнейшего. Он удивленно посмотрел на свою грудь, опалённую молниями, и вдруг с ним стало твориться невероятное. Из темечка вырвалось темное облако, которое превратилось в чёрный смерч, один конец которого был на голове Темнейшего, а другой уперся в потолок. Самого Темнейшего стало болтать, будто куклу из кукольного театра, которой управляют неведомые силы.

И тут Демид вспомнил слова пророка:

— Запомни, когда смерть вернётся в тело Темнейшего, ты тут же должен отрубить ему голову.

Это подхлестнуло царевича к действию. Он в два шага приблизился к Темнейшему и ударил мечом по его шее. Когда голова отделилась от тела, она, влекомая чёрным смерчем, ударилась о потолок каюты, проделала в нём приличную дыру и исчезла. Безголовое тело Темнейшего упало на стол. Но вместо крови из него потекла чёрная по цвету жидкость, которая попадая на деревянные части обстановки приводила к их возгоранию.

Демид быстро сообразил, что могут сгореть.

— Бежим, — крикнул он Алие, и схватив за руку ринулся прочь из каюты. Когда они выбежали на палубу, почти вся шхуна уже была в огне. Не раздумывая, они подбежали к борту шхуны и, взобравшись на бортик, бросились в море. Благо, оба хорошо плавали, так что, вынырнув после прыжка на поверхность моря, они постарались отплыть как можно дальше от горящей шхуны.

С галеаса заметили их прыжок, и корабль направился в их сторону. Когда до Демида с Алией осталось метров тридцать, с галеаса спустили шлюпку, которая в четыре весла помчалась в сторону плавающих в море. Вскоре шлюпка была рядом, Демид и Алия были извлечены из воды и доставлены на борт галеаса.

На корабле их уже ждали, потому Демид с Алией попали в тесные объятия друзей. А поскольку столики так и не были убраны, а лишь приставлены к борту, чтобы не мешались, Цезарина распорядилась поставить их по центру и принести вина и закусок.

Пока столы накрывались, Демид и Алия переоделись в сухое, и начался пир по поводу победы над злом. За столом все расспрашивали Демида и Алию как прошло уничтожение Темнейшего. А когда Демид стал рассказывать о чёрном смерче, вырвавшимся из голову Темнейшего, в разговор вмешалась Ирида, которая начала рассказывать, что, оказывается, чёрный смерч был не только в каюте. Он вытянулся над каютой вверх метров на триста, а когда Демид отсёк Темнейшему голову, черный смерч понёсся куда-то на юг, унося с собой голову. И вот тут чего-то загрустила Алия.

— Так что он не попадет в подземные миры? — растерянно спросила она, намекая на Темнейшего. — А я так надеялась, что ему воздастся сторицей за всё то зло, что он совершил. — Потом помолчала и спросила, — Интересно, куда же помчался чёрный вихрь?

— Ну, на этот вопрос, я могу дать тебе ответ, — сказала Цезарина. — судя по направлению полёта, смерч помчался в ту самую страну колдунов, о которой я вам рассказывала.

Алия прикрыла рот ладошкой.

— И они снова создадут очередное исчадие зла?

— Возможно.

— Так что его действительно нельзя было убить? Так чтобы окончательно и бесповоротно.

— Вероятно, нет. Он действительно исчадие зла, причём созданный искусственно теми самыми колдунами Стригии. Теперь вы понимаете, почему я мечтаю уничтожить их без остатка?

За столом нависло молчание. И явная победа уже не казалась такой значительной. Все как-то поскучнели. И тут Цезарина попыталась поднять настроение.

— Ну, и чего закручинились? Эх, молодое племя максималистов-несмышлёнышей. Поймите, наконец, зло нельзя уничтожить уже потому, что без его присутствия, живые существа, люди и нелюди перестанут различать добро. Возьмём тебя, Демид. Представь, не было бы в тридесятом царстве вурдалака, который сместил законного царя. Получается, что при живом правителе, тебе совсем не светила бы возможность занять царский престол. И даже, если бы ты приехал после кончины государя, поверь, ко двору набежало бы множество соискателей. И тебе пришлось бы в рыцарских турнирах доказывать свою способность быть государем. И вот эти-то турниры на всю оставшуюся жизнь так и остались бы единственным светлым пятном в твоей жизни.

А ты, Алия, так бы всю жизнь и прожила либо на своей половине царского дворца твоего отца, либо была бы выдана замуж за человека тебе совсем неизвестного. И ты прожила остаток жизни, ностальгируя по своим детским впечатлениям.

А про вас Даст и Ирида и говорить нечего. Не было бы зла, с которым не одно поколение воюют воины вашего клана, не было бы и самого клана. И были бы либо торговцами, либо придворными, которые во множестве отираются при дворцах царей, королей и прочих правителей.

После этой речи царицы все немного взбодрились, всё-таки, победа, но уже того веселья, каким началось праздничное застолье уже не было. Так что посидели еще пару часов и разошлись по каютам отдыхать.

Оставшиеся дни до прихода на остров Лейс путники реально отдыхали. Кто следил за морем, отдыхая внутренне, кто участвовал в различных в разговорах-воспоминаниях. В общем, расслаблялись по полной. Но вот на горизонте показался остров и вскоре галеас приблизился к берегу. На нем была группа по встрече — Назар и Хват, которые, завидев корабль царицы, стали махать руками и кричать, выражая радость. Когда был спущен трап, воины живо взбежали на борт, где попали в объятия друзей.

Когда очередь дошла до царицы, она взяла голову Назара в руки, наклонила к себе и поцеловала в лоб.

— Ну, что, милый, мы победили. Какие теперь у тебя планы?

Назар даже растерялся.

— Так это… надо помочь Демиду в тридесятом царстве.

— Я так и думала. Значит, расстаёмся?

— На время, милая, на время. Вот победим вурдалака, и я к тебе приеду.

Царица прижалась к Назару, отстранилась и обернулась к остальным.

— Ну что, нужно определяться, кто куда поплывёт? Алия подойди ко мне. — Когда девушка подошла, Цезарина взяла ее за руку. — Как я понимаю, тебе в Маринию нужно? Да, да, пророк мне сообщил о твоей миссии. Но одной тебе не справиться, я правильно понимаю? — Девушка кивнула. — А раз так, поищем тебе помощника. Даст, как ты посмотришь на то, чтобы сопровождать царевну в Маринию, где ты станешь верховным главнокомандующим её войска?

Даст растерялся от такого неожиданного предложения.

— Да я, вроде бы, как не против. Но как на это посмотрит сама Алия? — И он вперился взглядом в царевну. Цезарина и тут держала нити в своих руках. — Положительно посмотрит. Я правильно говорю, Алия? — И когда девушка кивнула, соглашаясь, добавила, — Вас ждут великие дела, Даст. И это твой шанс прославить своё имя на все времена.

Даст к растерянности добавил смущение. Уши буквально пылали огнем.

— Я согласен. Но у меня есть сестра, о которой я должен заботиться.

— О, брат, можешь обо мне не беспокоиться. Я уже взрослая девушка. Потому решаю ехать в Тридесятое царство и там поискать свое счастье. — При этом Ирида ласково прижалась к Хвату, который обнял её за плечи.

Увидев эту сцену, Цезарина усмехнулась.

— Ну, что ж, с попутчиками разобрались. Милый, — обратилась царица к Назару, — Я так понимаю, вы пойдете домой на своем судне? А на нём хватит места для Ириды?

— Да, Моя царица, мы уйдем на боте. Что до Ириды, то уверяю, места хватит всем.

— Вот и ладно. Предлагаю вместе дойти до зоны бурь, и расходиться после её прохождения.

— Согласен. — И Назур посмотрел на товарищей, ища их поддержки. Она, конечно, была оказана, и трое воинов и Ирида спустились с борта галеаса, перешли по берегу на борт бота, после чего оба судна подняли паруса. Впереди шёл галеас, а в кильватере бот. Так закончилась история с уничтожением Темнейшего. Но не кончились приключения героев. Ведь впереди была битва с вурдалаком, захватившим тридесятое царство, а также много приключений наших героев на пути к заданной цели.

ГЛАВА 22

«Человек предполагает, а боги располагают» — подумал Демид, когда вместо ожидаемой зоны бурь на горизонте появились четыре тёмных точки, идущие кильватерной колонной, вскорости превратившиеся в корабли. А, кстати, зона бурь так и не встретилась. Похоже, она, будучи плодом магии Темнейшего, исчезла вместе с ним. Зато корабли были вполне реальными. И судя по чёрным флагам на мачтах, эти корабли были пиратскими. Они шли при полных парусах. Это говорило о том, что пираты сильно спешили. И если прикинуть их курс, то спешили они к недавно покинутому путниками острову Лейс. Вероятно, Темнейший все-таки вызвал пиратов, но они не успели.

Впрочем, завидев галеас и бот, пираты, похоже, изменили планы, и стали перестраиваться для атаки. Флагманский корабль нацелился на бот, и Назар, как бы среагировав на угрозу нападения, резко изменил курс судна. При этом бот развил максимальную для него скорость, стараясь уйти от грозного противника. Капитан флагмана клюнул на приманку, и погнался за ботом. Когда расстояние от пиратской эскадры стало таким, что флагману уже никто не мог помочь, Назар стал переводить бот в состояние призрачного корабля. Эффект был настолько ошеломительным, что пираты стали маневрировать, стремясь уйти от призрака, когда тот резко развернувшись, зашел на пиратский корабль, с целью ударить его в бок. Демид тут же вспомнил подобную атаку на пирата в самом начале их морского путешествия. Так что, когда призрак ударил в бок флагману, от которого во все стороны полетели элементы деревянной обшивки, царевич не удивился. Как не удивился и тому, что призрак прошел сквозь пиратский флагман, как нож сквозь масло, развалив его пополам.

А вот с галеасом пираты решили действовать по-другому. Они решили взять его «в клещи», зайдя с двух сторон, после чего взять на абордаж, тем самым, захватив ценный корабль.

На галеасе три человека смотрели за маневрами пиратов. И если Алия с тревогой наблюдала за маневрами пиратов, прижавшись к Дасту, который, в свою очередь посматривал в сторону пиратских кораблей исподлобья, то Цезарина смотрела на это перестроение со зловещей ухмылкой на лице.

Когда же один корабль, приспустив паруса, чтобы следующий за ним корабль догнал его, стал заходить справа, царица сходила в каюту и вышла на палубу, держа в руках шкатулку, размером с ладонь. Она один раз стукнула по крышке шкатулки, после чего раскрыла её. Как и ожидалось, вскоре на палубе находилась сотня воинов. Цезарина разделила их пополам и приказала спрятаться за высокими бортами галеаса.

Пираты, занятые подготовкой к абордажу ничего не заметили, из происходящего на галеасе. Более того, корабль заходящий справа от галеаса, вновь изменил курс, направившись прямо на галеас.

Когда до пирата оставалось метров пятьдесят, внезапно сработали тяжелые арбалеты по правому борту. Четыре или пять. Туча болтов, развернувшись веером, полетела в сторону пиратского корабля, ударив как раз по тому месту, где собралась абордажная команда, изрядно её проредив.

Но потери не остановили пиратского капитана. Его судно сблизилось с галеасом, на борт которого полетели крючья на канатах. Нужно сказать, что по высоте бортов и галеас и пиратская шхуна были примерно одинаковы. Так что перескочить с корабля на корабли было несложно. Что и попытались сделать пираты. И тут поднялись воины, прятавшиеся вдоль правого борта галеаса, которые вступили в бой с пиратами.

Для начала были уничтожены те горячие головы, которые успели перескочить с пирата на галеас. После чего воины стали сами перебираться на пиратскую шхуну, на палубе которой завязался нешутейный бой.

Кораблю пиратов, заходящему слева от галеаса, не было видно, что творится по правому борту этого самого галеаса, зато доносился шум от схватки. И, вероятно, капитан этого корабля заспешил, чтобы успеть к дележке добычи. Потому он без разведки ринулся на галеас. Цезарина не стала стрелять по нему, вследствие малых углов подхода, так что и этот пиратский корабль успешно ошвартовался, но уже по левому борту галеаса.

Как и ожидалось, едва корабли сблизились, с пиратской шхуны полетели абордажные кошки, и абордажная команда стала притягивать галеас поближе к пирату. Но только эта команда попробовала перебраться со шхуны на галеас, получилось ровно то, что и по правому борту: встали воины, до поры, прятавшиеся вдоль борта, и буквально смели пиратов, успевших перескочить на борт галеаса. После чего, воины перескочили на борт шхуны, где завязалась серьёзная сеча. Все-таки, пиратов было не меньше трех десятков. Да и рукопашным боем они владели недурно.

Но в это время, воины Цезарины уже полностью захватили правый пиратский корабль. Потому на борту осталась лишь команда для управления кораблем в количестве двадцати человек. Остальные же, вернувшись на галеас, пробежали по палубе и вскочили на вторую пиратскую шхуну. Подкрепление оказалось весьма кстати. Пиратов окружили, согнав к центру палубы и стали беспощадно уничтожать.

В это время по правому борту были обрублены абордажные канаты, и пиратская шхуна, перешедшая под управление воинов Цезарины, отвалила от борта галеаса.

Вскоре бой прекратился и на второй шхуне, которая также отошла от галеаса. Как и на первой шхуне, на второй остался только экипаж, остальные вернулись в шкатулку. И пока новые экипажи шхун убирали трупы с палуб кораблей, да замывали следы крови, Цезарина направила галеас к четвертой шхуне.

Нужно сказать, что она сделала это вовремя, поскольку Назар, обуреваемый ненавистью к пиратам, решил с оставшейся пиратской шхуной поступить также, как и с флагманом — разрубить шхуну пополам. Но царица мысленно запретила ему это делать, разрешив лишь не допустить бегства шхуны с поля боя.

Тогда призрачный корабль стал нарезать круги возле пиратской шхуны, которая все-таки пыталась удрать. Но поняв бесполезность и тщетность подобного замысла, пираты сдались. Они спустили свой чёрный флаг с мачты и подняли белый — символ поражения.

Когда галеас подошёл к единственно оставшейся пиратской шхуне, основные паруса на ней были спущены. Слева, на удалении кабельтова, равного двумстам метрам, стоял призрачный корабль, нацелившийся носом строго по центру пирата, всем своим видом показывая, что любое неповиновение будет тут же пресечено.

Царица направила галеас к правому борту пиратской шхуны и подойдя к ней метров на десять, остановила корабль. После этого Цезарина заговорила. При этом её голос, усиленный магически, громко разнёсся над волнами.

— Сдача принята. Разрешаю спустить по левому борту две шлюпки и даю десять минут, чтобы экипаж убрался с корабля.

На пиратской шхуне оживились, и вскоре по левому борту спустили две шлюпки, куда попрыгала команда пирата. Взамен неё на шхуну была высажена команда воинов Цезарины. Так, царица получила в состав своего флота три почти новые шхуны с экипажами.

Назар убрал образ корабля-призрака, и направил бот в сторону галеаса, поскольку его позвала Цезарина. С галеаса вдоль борта был спущен трап, к которому и пришвартовался бот. Взбежав на борт Назар попал в объятия царицы. После поздравления друг друга с победой, Цезарина обратилась к Назару.

— Милый, я тут подумала, что тех трёхсот воинов, что я тебе придала, будет мало. Да и нерационально использовать этих специалистов в банальных драчках. Потому передаю в твое распоряжение идеальных воинов, которых ты можешь использовать, именно в реальных боях. — И царица протянула Назару ту шкатулку, из которой она извлекала воинов в бою с пиратами. — Здесь пятьсот воинов. Надеюсь, тебе хватит.

Назар, восхищённый щедростью царицы, крепко обнял её. А Цезарина была совсем не против. Но нужно было расставаться, поскольку у каждого появились неотложные дела. Той же царице нужно было отвести захваченные шхуны в свой порт. Ну, а Назару… Назару продолжать оказывать помощь царевичу. Потому, Цезарина, слегка подтолкнула Назара в сторону трапа. Он намёк понял, поцеловал царицу и отбыл на бот. После чего бот и галеас с вновь полученными шхунами разошлись в разные стороны.

Как говорится в присказке, мальчики пошли налево, а девочки — направо. Правда, среди девочек затесался Даст, а среди мальчиков — Ирида. Но это то самое исключение, что подтверждает правило.

Не знаю, как сложилось у Даста, но Ирида почти сразу устроила бунт на корабле. И повод то выбрала совсем пустяшный — воины стали разыгрывать вахты. Ну, как обычно. И тут Ирида поинтересовалась, чем таким они занимаются, а когда узнала… тут-то и устроила бунт. В смысле, потребовала, чтобы и её включили вахтовым, иначе она будет воспринимать отказ, как ущемление по половому признаку. Мальчики переглянулись… и согласились. Ну, не тот это повод, чтобы его в принцип возводить. В результате, получилось следующее: первая вахта выпала Демиду, вторая — Ириде, третья- Хвату, четвертая — Назару. Причём Демид заподозрил, что тролль чего-то магически нахимичил с очередностью. Но поскольку доказать было невозможно, он благоразумно промолчал и заступил на вахту.

В связи с тем, что количество членов экипажа увеличилось на одного, изменилось и место следящего за песочными часами. Назар магически соорудил на палубе стол и стул, а чтобы следящему не пекло в голову от жаркого солнца, прямо над ним натянули брезент. В результате, получилось, что два человека спали в каюте, один бдил на вахте и рядом находился следящий за часами.

На четвертый день поутру, а вахта была как раз Ириды, она звонким девичьим голосом сообщила, что на горизонте появилась земля. Вскоре все члены экипажа были на палубе. Действительно, показался берег тридесятого царства. Когда бот подошёл на расстояние в пару километров или на одну морскую милю, Назар спустил паруса и бот лег в дрейф. Когда Ирида высказала своё удивление, Назар ответил:

— Сейчас Хват будет нас удивлять.

Все обратили взоры на Хвата. Воины, конечно, знали, чем может удивить Хват, а вот Ирида смотрела с искренним удивлением и даже подозрительностью. Хват же, как истинный артист, распрямил плечи и посетовал, что далековато до берега. На что Назар только развел руками, мол, с берега засекут, если ближе подойдём. Тут не согласился Демид.

— Если вдоль побережья есть посты наблюдения, нас давно засекли. Так что на версту ближе, на версту дальше, уже значения нет имеет.

— К тому же, — добавил Хват, — ты ведь можешь сделать бот невидимым. Так в чём проблема?

Назар почесал в затылке.

— Проблема, друг Хват в том, что я никогда не делал это заклинание, когда на борту были живые существа. И не знаю, как заклинание на нас подействует.

— Назар, попытка не пытка. Вот на нас и испытаешь.

Тролль внимательно осмотрел всех присутствующих. Их решительные лица требовали действия. Так что тролль произнес заклинание, поднял косой парус, и бот медленно стал приближаться к берегу.

— Назар, а на борту ничего не изменилось, — радостно сообщил Хват.

— Ты громче кричи, а то на берегу не всем слышно, — съёрничал тролль. — Можешь быть спокоен, постороннему наблюдателю не видно наше судно. Так что давай, удивляй.

Хват улыбнулся, подошёл к борту, ухватился за леер, и стал всматриваться в прибрежную зону. Вскоре его лицо напряглось.

— Вы знаете, братцы-кролики, прём прямо на засаду. Пока наблюдаю десяток следящих. Но, похоже, к ним подтягивается помощь. — Сообщил Хват шёпотом.

— Хорошо, — Ответил Назар. — Мы сейчас медленно будем смещаться вдоль берега, а ты ищи место, свободное от соглядатаев. Нам же надо высадиться на берег, чтобы выпустить нашу гвардию.

В это время вмешалась Ирида.

— А как он это делает? — прошептала она.

— Будешь непослушной девочкой, такой же станешь, — шутливо пригрозил Назар.

— Ну, я серьезно.

— И я серьезно.

— Да ну вас, — Махнула девушка.

— Потом расскажем, — вмешался Демид. — Сейчас некогда.

Дрейфовали вдоль берега с полчаса. Но вот Хват указал на кусты, которые подходили к воде почти вплотную.

— Здесь можно.

Назар удовлетворённо хмыкнул, поскольку и самому эти кустики понравились, и направил судно к берегу. Едва пристали, появились причал и небольшой трап, по которому путники, схватив пожитки, и оружие резво спустились на берег, сразу же забежав в кустики. Тролль раскрыл шкатулку с гвардейцами, выпустил полусотню и коротко приказал.

— Брать всех кого встретите, на месте разберемся.

После чего гвардейцы нырнули в лес и растворились. Путники же остались дожидаться результатов рейда, сжимая в руках оружие. На всякий случай.

Где-то через полчаса гвардейцы стали возвращаться, ведя с собой пленных. Всего привели около двадцати. Командир гвардейцев доложил Назару, что лес прочёсан до самого болота. Тролль ответил.

— Хорошо, — И добавил, указывая на толпу пленных, — Вот тех, кто особняком стоит оставить, остальных в расход.

Тут возмутилась Ирида.

— Как это в расход? Они же люди, такие же, как и те, что ты оставил.

— Спорим, что НЕ люди. И даже не нелюди или нежить?

Ирида отступила на шаг, но судя по ее взгляду, своего мнения не изменила. Тогда Назар приказал командиру гвардейцев.

— Покажите нашей даме, с кем мы имеем дело.

Тот кивнул и поднял правую руку до уровня груди. Из нее вылетела молния, и крайний в толпе отобранных на уничтожение пленных, вспыхнул и исчез. Ирида опешила. Она показала на то место, где только что стоял пленный.

— Это что было?

— Показательные выступления. Только что тебе продемонстрировали, что те пленные, что стоят отдельной кучкой, являются плодом магической деятельности местного мага по имени Фархад. Они только кажутся живыми людьми. На самом же деле они — мираж, призрак.

— Что, все эти? — И Ирида указала на оставшихся пленных.

— Хочешь поприсутствовать при акте их уничтожения?

— Н-нет, не хочу.

— Тогда поверь мне на слово. Людей всего-то эти двое, которых отвели в сторону.

— Да что у вас здесь творится? Никому верить нельзя.

Вмешался Хват.

— А ты никому и не верь… кроме меня, Назара и Демида. Ведь мы уже доказали тебе, что ведем с тобой честно, без обмана.

После чего он незаметно кивнул командиру гвардейцев и тот увел призраков в кусты. Вскоре оттуда послышались хлопки и были видны короткие вспышки.

Назар посмотрел, посмотрел на происходящее, отвернулся и занялся реальными пленными. Он деланно нахмурился.

— Ну, что будем говорить, или сначала попробуете, как мы умеем пытать? Так ведь мы можем и запытать… до смерти.

Ирида снова дёрнулась, но тут её перехватил Хват, приобнял, поднёс палец ко рту.

— Смотри.

Тролль, тем временем, за счет своего роста буквально навис над пленными, грозно шевеля густыми бровями.

Пленные же услышав перспективу своего бытия, а ещё пуще увидев рассерженного тролля, упали на колени с криком:

— Не надо пытать, мы всё расскажем!

— Ну, если так, — пробурчал Назар, — мы слушаем ваши байки. Но учтите, мы сильные маги. Даже сильнее вашего хозяина. Потому нам будет известна любая ложь, которую вы попытаетесь произнести. Так что, для вашего же блага говорите только правду.

Пленные активно закивали головами и наперебой стали рассказывать.

— Как вы правильно сказали, господин хороший, нас послал сюда Фархад, наш хозяин. И вы точно определили, что Фархад придал нам по десятку своих созданий, которыми мы должны были управлять.

— А почему он послал двоих? Ведь хватило бы одного, — Не удержался Хват.

— Дело в том, что каждый день к вечеру один из нас доложен был скакать в Марим и докладывать Фархаду обстановку.

— Значит, у вас есть и лошади? — Продолжил Хват.

— Да, господин, две лошади. Пасутся на лужайке в трёх верстах к северу от этого места.

— Так это же у самого болота? — Удивился Назар. — Там ведь леший и русалки.

— А мы там поставили как раз этих… призраков. А они лешему не интересны. А лошади так тем более.

— Значит, лошади ещё там? — Переспросил Хват.

— Так точно, там.

Воины переглянулись. А Назар продолжил.

— Как ситуация в городе? Как ведёт ваш хозяин?

— Ситуация в Мариме, в общем-то, спокойная. А вот хозяин в последние дни рвёт и мечет. Вечно он чем-то недоволен, постоянно выговаривает за плохую службу.

Воины снова переглянулись.

— Так может быть, хозяин рвёт и мечет из-за обстановки в царстве? — Спросил Назур.

— Вот тут мы ничего сказать не можем, потому как безвылазно сидим на этом чёртовом болоте.

— А какую вам задачу поставил Фархад? — вступил в разговор Демид.

— Так эта… следить за всеми, кто появится в лесу. Он даже сказал, что особое внимание нужно обратить на трех мужчин, и даже описал их. — Тут пленник взглянул на воинов. — Похоже, вас мы и ждали. Правда, про женщину ничего сказано не было.

— Только за лесом следить или и за морем тоже? — Гнул своё Демид.

— Нет, и за морем тоже. Собственно, один из нас следил за лесом, а второй за морем.

— И кто из вас следил за морем?

— Так эта… я и следил.

— И что ты сегодня видел?

— Судно рыбацкое видел… а потом оно вдруг исчезло. Ну, я и подумал, что либо померещилось, либо какой мираж на море. Такое бывает.

— Значит, ты не стал посылать весточку своему хозяину?

— Нет, не стал. Решил продолжить наблюдение… а вон оно как вышло.

Демид кивнул друзьям, и они отошли в сторону.

— Ну, что расклад такой. Ловим лошадей этих соглядатаев. Забираем у водяного своих коней. На лишнего коня сажаем Ириду, второго забираешь ты, Назар. И двигаем на Марим. Фархад явно не ожидает нашего появления, так что есть шанс с ходу захватить город, и пленить Фархада.

— Но там же городская стража. По моим прикидкам не меньше трёх сотен. Многовато для четверых, — Засомневался Назар.

— А твои гвардейцы для чего? Версты за две до города выпустишь сотню, которую мы возглавим. И колонной войдём в город. А кто будет препятствовать… ну так твои гвардейцы своё дело знают туго. Так что в случае сопротивления просто-напросто остановят желающих посопротивляться. Вот так по-тихому дойдём до дома Фархада, а там, опять же с помощью гвардейцев пленим этого черного мага. А уж дальше, взять власть в городе будет совсем просто.

План восхитил Хвата.

— Вот так просто? По наглому? А что, мне нравится.

— Не спеши. Дай подумать, — ответил рассудительный Назар.

— Да что тут думать? — возмутился Хват. — Смелость города берет. К тому же, сами пленные утверждают, что Фархаду еще не известно о нашем прибытии. Есть смысл воспользоваться моментом.

— Хорошо, я согласен, — Сдался Назар. — А с этими что делать? — Он кивнул на пленных.

— Хват, — обратился Демид к оборотню. — Помнишь случай с конокрадами?

— Помню, конечно.

— Ну, так сделай с пленными тоже, что и с конокрадами. Только заворожи их дня на два. Думаю, за это время мы управимся в Мариме.

Хват кивнул и пошел к пленным.

— Так, оба посмотрели на меня. А теперь забыли, все, что здесь происходило, и о чём был разговор. Да и нас тоже забыли. Чтобы даже под пытками не могли вспомнить. А теперь спать. Не меньше двух суток.

И пленные заснули.

— Ну, что пора гвардейцев возвращать обратно, — Назар открыл шкатулку, и гвардейцы, превратившись в бабочек, слетелись к шкатулке. Когда последняя бабочка скрылась, Назар закрыл шкатулку и посмотрел на друзей. — Пора в путь.

— Сначала к водяному? — Спросил Демид. Тролль молча кивнул. Но тут вмешалась Ирида.

— Мне кто-нибудь объяснить, что здесь произошло, и куда это мы по наглому собираемся встрять?

Назар поморщился.

— Хват, пока идём к водяному, объясни Ириде, что происходит. Она же чужеземка, а потому в наших делах не в курсе. Так что объясняй с чувством, с толком, с расстановкой. Но коротко.

А оборотень как-то и не сопротивлялся. Он подхватил Ириду под руку и стал вполголоса пояснять ситуацию. Из-за этого они отстали от идущих впереди Назара и Демида. В таком порядке и вышли к болоту.

Но даже во время разговора Хват не забывал сканировать местность. Потому первым обнаружил в стороне от их пути двух пасущихся лошадей, о чём и сообщал Назару.

— Забирай их и догоняй, — скомандовал тролль.

Хват точно вышел на лошадей. Распутал путы и предложил Ириде выбрать, какой из двух коней ей нравится. Ирида подошла к выбору тщательно. Осмотрела морды, заглянула в рот, подняла одну ногу, посмотрела на копыта, после чего указала на того, который ей понравился. Хват попытался помочь ей вобраться в седло, но девушка отвергла помощь и сама взобралась. Хват же, по обычаю, буквально влетел в седло и поехал догонять друзей.

Те, к тому времени вышли на болото. Назар, как и в прошлый раз засвистел разбойничьим свистом, и тут же услышал.

— Ну, чего разоряешься? Здесь я, давно уже вас заслышал.

Демид, чуть не отпрыгнул в сторону, поскольку водяной сидел справа от него под сосёнкой. И на её фоне был почти не заметен.

— А ты всё прячешься. — Ответил Назар. — Приветствую. Как видишь, мы пришли раньше установленного времени. Так что забираем своих лошадок, а тебе низкий поклон за то, что охранял их.

— Да, ладно, чего уж там, чай свои. То бишь, старые знакомые.

— Вот и ладно. Не мешали прихвостни Фархада?

— Не очень. Те, которые люди, сильно опасались болота, так что близко не подходили. А те которые не люди… они на то и нелюди, чтобы их не опасаться. К тому же, хоть и нелюди были, чуяли, что на болоте есть магия. Так что особо не лезли.

И тут водяной засвистел таким свистом, что тот свист, которым свистел тролль, показался Демиду детской шалостью.

— Совсем оглушил, а ещё на меня пеняешь.

— Ха, — Приосанился водяной, — я на своём болоте. Что хочу, то и делаю.

В это время из леса показались два коня, которых гнали четыре почти голые девушки. Едва кони показались на поляне, девушки свернули к болоту, перевернулись через голову, и катышком покатились в болото.

— Ну, вот, и ваши коняшки. Принимайте.

— Спасибо, — поклонился Назар, — В расчете мы.

— В расчете-то в расчете, но у меня будет к тебе ещё просьба. Но это как-нибудь потом, как освободишься. Приезжай, покалякаем о том, о сём. Как считаешь?

Назар кивнул.

— Освобожусь, приеду.

Демидов конь, увидев хозяина, взоржал и даже встал на дыбы, изображая радость. Царевич и сам был рад встретиться с конём. Он внимательно его осмотрел, поглаживая, вынул из сумы кусок хлеба и сунул в рот коню. Тот с удовольствием начал жевать. В это время на поляну выехали Хват с Иридой. Хват тут же слетел с того коня, на котором ехал, и подбежал к своему коню. Его конь тоже встретил Хвата радостно. В общем, воины уселись на своих коней. Назар уселся на четвертого коня, и команда воинов двинулась в путь.

Перед Марим-портом Назар перевел своего коня галопом. Ему последовали остальные. Вот так и промчались галопом через весь город, и только на его окраине стали притормаживать коней.

— На всякий случай, от греха подальше, — прокомментировал свои действия тролль. — Там наверняка есть шпионы Фархада. Вот пусть теперь попробуют нас обогнать.

ГЛАВА 23

Поначалу всё шло по плану, озвученному Демидом. Войско, во главе которого ехали наши герои, вошло в Марим через центральные ворота города, не встречая сопротивления. Более того, стражники раскрыли рот, взирая на незнакомых воинов. Казалось бы, можно было смело ехать к дому Фархада. Но предусмотрительный Назар оставил десяток воинов у ворот с приказом, всех, кто попытается въехать в город или выехать из него задерживать до разбирательства.

Далее воины проследовали к дому чёрного мага, где и остановились. Тролль взял с собой десять воинов, в то время, как остальные рассыпались вдоль забора. На входе в дом воинов встретил слуга с вопросом, по какой нужде они приехали?

— Вот что, милейший, покажи нам комнаты Фархада. — Пробасил Назар. Слуга был сама любезность и жестом указал следовать за ним. При этом гвардейцы обогнали воинов, и когда слуга указал на дверь, где, по его словам, был Фархад, они первыми ворвались в комнату. Слуга не обманул, Фархад действительно был в комнате. Но почти не транспортабельный, поскольку гвардейцы не только обездвижили его, но и засунули кляп в рот, чтобы он не смог произносить заклинания.

— Славно поработали, — одобрил действия тролль. — В каталажку его. Потом разберемся.

— Ты уверен, что в доме есть каталажка? — Засомневался Хват.

— Ты забываешь, друг мой, что Фархад из тех южных стран, где каталажки, которые там называются зинданами, вещь распространённая. Так что я не удивлюсь, что в подвалах этого дома мы встретим не только камеры для заключённых, но и пыточную.

Так, в общем-то, и оказалось. Но об этом воины узнали позже, поскольку в это время на улице послышался шум, и воины поспешили выйти из дома. Оказалось, что прибыл начальник стражи, приведя с собой до двух сотен стражников. Они пытались пройти в дом, но гвардейцы, оголили мечи, что и остановило стражников. Назар разрешил пройти во двор начальнику стражи и десятку стражников. Стоя на крыльце, он торжественно заявил:

— Всё, черный маг арестован, власть вурдалака в городе закончилась.

— И кто же будет новым правителем города? — С ехидцей спросил начальник стражи.

— Пока я, а после тот, кого выберет народ.

— Ты никто, — взвился начальник стражи. — Я знаю тебя, Назар, как разбойника и пирата. Поэтому я не признаю твоих полномочий и арестовываю тебя. — Тут он повернулся к охране. — Взять его. — Но никто из стражников даже не дёрнулся. Видя такое неповиновение, начальник стражи взъярился. — Тогда я сам тебя арестую.

Он выхватил меч и помчался в сторону Назара. Тот с удивлением на лице посмотрел на бегущего, поднял свой топор, и когда тот подбежал, обухом топора ударил начальника стражи по шлему. Удар был силён. Даже шлем прогнулся в месте удара. Начальник стражи остановился, его глаза вышли из орбит, он уронил меч и кулём свалился под ноги Назару.

— Ты его убил? — вскричала Ирида, стоящая сзади.

— Вряд ли, — Ответил Назар, — хотя надо было. Он повернулся к гвардейцам, отнесите и этого в каталажку, но только в отдельную камеру.

Гвардейцы вчетвером подхватили упавшего, и унесли, а Назар обратился к остальным стражникам.

— Есть ещё желающие подраться?

Желающих не оказалось.

Неожиданно, на улице, где стояло большинство стражей, началось какое-то движение, и в первый ряд пробился уже немолодой стражник. Он подошёл к воротам и попросил:

— Дозволь войти, Назар.

— Входи, коли не шутишь.

— Да уж, какие тут шутки.

Стражник подошёл почти к крыльцу, расталкивая тех стражей, что стояли во дворе.

— Назар, я знаю тебя давно. Кхетар, — тут стражник показал на меч начальника охраны, что так и лежал у порога, — сказал истинную правду, ты разбойник и пират…. правда, в прошлом. Но я также знаю, что ты всегда был воином чести, и никогда не бил противника в спину или исподтишка. Потому я верю, что ты изменился и стал защитником города. Тем более, мы все знаем, кем был Фархад. Так что избавление от него и его правления считаю благом для города. Но что ты можешь предложить народу?

— Тебя устроит возвращение вольностей, какие были у города до появления здесь вурдалака и его клики?

— Вполне.

— Вот и я хочу, чтобы наш город возродился и стал таким же вольным торговым городом, каким был до нашествия нечисти и нежити. Тебя такой ответ удовлетворит?

Старый воин повернулся к своим сослуживцам.

— А вы что думаете о предложении Назара?

Стражи, что во дворе, что на улице встретили речи восторженными криками и потрясанием оружия. Страж вновь повернулся к троллю.

— Назар, по правде говоря, мы целиком тебя поддерживаем. Единственная просьба, сними с должности Кхетара. Это прихвостень Фархада, и будет только пакостить.

— Просьба принимается. Считайте, что Кхитар низложен. Но без начальника вам никак нельзя. Ведь кто-то должен решить те проблемы, что возникают у стражи? Какие будет предложения?

На секунду наступила тишина. Неожиданно прозвучал, чуть ли не крик.

— Борислава хотим. Борислава давай.

И все стражи дружно подхватили этот клич. Назар поднял руки вверх, призывая к молчанию. Когда крики замолкли, он спросил:

— Кто такой Борислав?

— Так вот же, — и десятки рук показали на стража, что подошёл к крыльцу.

— Ты, Борислав? — Удивился тролль. Он посмотрел на стражника. — Какое имя славное. Я категорически поддерживаю это мнение и назначаю Борислава исполнять обязанности начальника стражи города.

И опять крик радости понёсся над улицей. Назар вновь поднял руки, успокаивая стражников.

— Борислав, командуй. Пусть стража займётся своими обязанностями, а с тобой нужно обговорить одно мероприятие.

Борислав кивнул и пошёл к стражникам, что стояли на улице. Он стал отдавать команды, и стражники разошлись по делам. Но на этом митинг не закончился, ибо к этому времени к дому стали стекаться жители города. И было их так много, что запрудили всю улицу. Из толпы послышались выкрики.

— Назар, так теперь ты стал градоначальником?

Вопрос был серьезный, потому Назар ответил.

— Завтра к полудню назначаю общий сход жителей города на центральной площади. Сами будете выбирать градоначальника. И сразу хочу сообщить… меня не надо двигать на эту должность. И дел у меня много на стороне, и считаю, что правитель города должен быть из местных. Так что разносите весть о завтрашнем сходе по городу… и завтра всё будем решать.

Речь тролля была встречена радостным шумом и толпа стала потихоньку рассасываться. В это время вернулся Борислав. К нему обратился Назар.

— Борислав, как ты посмотришь на идею воссоздать верфи