КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443122 томов
Объем библиотеки - 622 Гб.
Всего авторов - 208903
Пользователей - 98563

Впечатления

more0188 про Емельянов: О смелом всаднике (Гайдар) (Советская классическая проза)

и ни одного отзыва?
кстати в свое время зачитывался. ток конечно не голубой чашкой и не тимуром (хотя вещи!) Там было что то про попаданцев. Кстати не могу найти. Может с чипполино сожгли?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Михаил П. про Snowden: Through Bolshevik Russia (Старинная литература)

На мой взгляд, это произведение сопоставимо по уровню с книгами Ильфа и Петрова, которые описывают примерно то же историческое время. Но в отличие от 12 "стульев", это совсем не весело. Книга представляет собой полные искренности заметки молодой девушки о том, что она увидела в своем путешествии по Большевистской России.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Рожин: Война на Украине день за днем. «Рупор тоталитарной пропаганды» (Политика и дипломатия)

Совершенно случайно перекладывая «неликвид» (на полке с уценкой) обнаружил эту книгу и почти сразу решил ее купить. Сразу скажу, что имя автора мне конечно (было) незнакомо, да и его внешность (на обложке) так же особо не впечатлила)) Однако знакомый «бренд» (Colonel Cassad) мигом устранил все эти недочеты, поскольку на заре «Русской весны» все те кто (как и я) сначала мало интересовался жизнью «бывших республик» - внезапно стали проявлять огромный интерес, став свидетелями столь ярких, столь же и весьма неоднозначных событий.

Colonel Cassad, News Front, RT (и многие другие) медиа (тогда) внезапно стали массово обсуждаемыми и тиражируемыми (наравне со своими «конкурентами» по другую сторону границы из подконтрольмых медиаструктур Коломойского и К). Каждый (там) искал и находил «именно свою правду» и не раз в ней «убеждался».

Между тем эти времена вроде бы (как) уже давно прошли — эпические сражения сменились кровавой обыденностью гражданской войны, да и «у нас» все (видимо) дружно решили забыть эту тему и все скатилось в разряд второсортных выступлений у Соловьева.

Между тем (лично у меня) давно был интерес (разобраться) хотя бы в чем-то и понять что это (например) за «Партия регионов» такая и кто эти такие «оранжевые»)). Нет — конечно в теперешних реалиях все более менее понятно, но вот что именно происходило раньше с республикой (с названием Украина) конкретно после развала СССР и до «известных событий»? Тогда — если честно, это было мне не особо интересно)). В конце концов — есть и «другая республика» Беларусь... и что там происходило и что происходит сейчас особо и не понять)) Да и до всяких митингов — кому их простых граждан РФ интересно что там собственно происходит? С одной стороны «Батька» гораздо резче «нашего», да и откровенней намного... с другой — извините и Жириновский «с трибуны хаиТь», а что толку? Выпустим «пар в гудок» и жди «второй звонок»))

Так что — касаемо данной книги, было желание немного разобраться, «что там появилось и откуда», что бы в случае чего так же «не ломануться» куда-то столь же доверчиво и безрассудно... Хотя — это наверное сейчас легко рассуждать: сидя в кресле и с чашкой кофе. В общем...

В общем — прочел эту книгу буквально за 2-3 дня и вынес из себя следующее:

- 2/3 книги занимают прогнозы времен 2013-2014 годов и наиболее вероятные «векторы развития» (многим из которых все же суждено было сбыться). Так же немного был показан механизм и природа принятия тех или иных решений (того времени) и описаны итоги действий, как и тех «кто хотел как лучше», а так же и тех «кто изначально знал и раскачивал лодку» (находясь то во власти, то в «оппозиции», с нашей стороны и с другой).

- и хотя автор не скрывает своих пророссийских взглядов (а точнее взглядов человека воспитанного в Советском союзе), эта книга отнюдь не агитка про «тупых западенцах» и не слащавая пропаганда (в стиле Стариковского «Украина: Хаос и революция-оружие доллара»). Эта книга о реальных последствиях решений хунты и решений Кремля, и вся Украина (тут) представлена в виде шахматной доски, на которой развернулась очередная политическая игра США и России. Можно сказать очередной «кубок Большой игры» (которая длится уже больше века)

- автор (как и я) не скрывает своих симпатий к «Русской весне», однако не менее жестко (в оставшейся части книги) дает анализ возможных действий России в той или иной ситуации. При том — как раз именно, в тот момент, когда его хочется «заподозрить» в наличии «розовых очков» и веру «в правильное решение Кремля»)). И изложенные (автором) варианты не совсем жизнерадостны и различаются степенью... «качества известного ингредиента». Между тем — окончательная надежда (вроде бы как) еще где-то все же теплится... Впрочем... Такое впечатление, что всем уже на все давно наплевать и только люди которые реально «с этим живут» (по любую сторону границы) все еще не могут ничего забыть. Остальные уже нашли «что-то поржачней» и обсуждают очередной развод очередной «ляди» и прочих «серов и сэрих» (от поп-культуры). А что? Легко забыть то - что тебя и не касается...

- знаю что в итоге (я) рискую здесь нарваться на «потоки других точек зрения», однако все же думаю, что любой, кому эта тема (все еще) интересна — прочтет эту книгу с удовольствием, т.к эта книга совсем не для «упоротого» патриота, а для патриота, который ко всему прочему умеет думать головой))

P.S Насчет книги я все же немного погорячился, т.к это скорее собрание статей (с данного ресурса) и их подборка по хронологии... Единственно — немного смутило наличие грамматических ошибок и (порой) незаконченность (тех или иных) предложений, а так же отсутствие четко продуманного финала, который бы резюмировал вышесказанное и обозначил итоги «пройденного» на фоне (скажем) с этапами «новейшей истории» (которые пришли на смену событий 2013-2014-х годов). Но несмотря на это — я все же узнал много интересного, о чем не задумаешься (просто смотря ТВ с перерывами на рекламу).

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Брэдбери: Doktor с подводной лодки (Современная проза)

Когда я только начал слушать этот рассказ, у меня возникла мысль... что это за бред...берри?)). Все (ранее прочитанные мной) предыдущие рассказы данного автора (из сборника «И духов зла явилась рать») отличались некой многогранностью, множеством толкований и смыслов... Здесь же — 2/3 рассказа напоминают бред двух душевнобольных, беседующих о монстрах (которые живут в наших головах), о перископах (в который эти монстры видны) а так же о... командирах немецких подводных лодок и о их жизни «на пенсии»))

К финалу рассказа становится немного понятно, что некий психотерапевт — на самом деле никакой не психиатр, а законченный псих... в прошлом являющийся командиром подлодки немецкого Кригсмарине)). Бывший же пациент (этого славного доктора) пытается понять своего психиатра и сам (невольно) начинает его «исповедовать» (словно они доктором внезапно поменялись ролями).

Далее — мне не совсем понятно... Вся эта сюжетная линия с перископом (который НА САМОМ ДЕЛЕ находится в кабинете у психиатра) и который мистическим способом аккумулирует бред всех пациентов (доктора) — весьма сумбурна... Разве что идея автора «прославить» доктора и его перископ (со всей находящейся там мерзостью) — видимо призвана показать как «всякое дерьмо» быстро становится популярным «в массах» и как почти мгновенно вместо одного психа, образуется некая «школа последователей» (не менее безумных чем искомый индивид).

Читая этот фрагмент — я сразу вспомнил экранизацию фильма Стругацкий «Обитаемый остров» (где пойманного «дикаря» тащат в какой-то аппарат, длагодаря которому подопытный выдает «кашу» страшных рож и образов... которые потом вполне открыто показывают на центральном ТВ в разряде «юмор и чени-ть поржачней»)) В общем — полный «Масаракш»))

Да... и что касается «безумного доктора»: на тот случай если кто-то захочет его пожалеть, не забывайте (на минутку) что он командир подводной лодки топившей корабли страны, в которой он так уютно живет... Автор даже позволил себе некую жалость «к подобным ему» прочим собратьям по оружию... из вермахта, или ваффен СС (надо полагать). Это (видимо) «коротко к слову» о том, как относились на Западе к «благородно проигравшим» наци.

В общем данный рассказ производит несколько... безумное впечатление (по сравнению со многими другими). Впрочем — если читать его (именно) в тот момент когда все (в твоей жизни) кажется бредом (ненужными делами, тупой работой, «ежедневным днем сурка»), то... сразу наступает некое умиротворение)) … поскольку вся ТВОЯ ЖИЗНЬ (все же) по факту (как оказалось) намного осмысленней и логичнее (по сравнению со всем тем — что происходит на страницах этого рассказа))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никитин: Зубы настежь (Фэнтези: прочее)

Примерно ровно год назад, я по случаю и под «закрытие отчетного периода» купил трехтомник данной СИ... Весь год эти книги сиротливо пылились у меня на полке, до вчерашнего дня)) И кроме того — так уж получилось, что первая часть наличествует у меня сразу аж в двух изданиях («Загадочная Русь» и более позднего авторского варианта). Все в общем как всегда)) сначала купил одну часть, а потом (при попытке докупить продолжение) отказались продавать ее по частям... только все)) В общем — зато теперь «читай не хочу» (с чем в последнее время появились большие проблемы в виде отсутствия времени «на оное»)).

Но это было «лирическое вступление»)) Сама книга (я разумеется читал вариант издания «Загадочная Русь») радует тем — что несмотря на свою «выдержанность» (аж с 1998-го), она не кажется (и теперь), чем-то «старо-примитивно ненужным» (навроде «долгостороя о Конане и Ко»). Более того, сам автор (в своем предисловии) ссылается на «засилье клонов идей» (где порой сто первый раз обыгрывается одна и та же тема, да еще и лицами весьма далекими от литературного творчества)... Вот автор и решает написать не просто очередной роман в жанре «фентези», а сотворить некую … издевку что ли))

Так, в начале книги ГГ (типично-советский товаришь по своему воспитанию) внезапно устает «вечно терпеть» и быть безликим винтиком в этой странной машине... Его «правильное мировозрение» (где каждая добродетель должна быть рано или поздно вознаграждена) внезапно «лопается», под напором несправедливостей в этой жизни и всех тех ее примеров (где удачу и фарт ловят отчего-то лишь всякие мрази, бандиты, и прочие … инородцы)). Да и самому ГГ кажется что он со своим врожденным интеллигентством — не только никогда не получит не то что «приличного места» (в этой жизни), но и вообще — обречен быть всегда вечным неудачником «и лузером»...

В общем автор вполне по Злотниковски («Время вызова — нужны князья, а не тати») поводит ГГ в выбору, где на одной стороне неизвестность последствий, а на другой — привычное прозябание в нищете и в вечных сожалениях по поводу и без...

Сделав же «правильный выбор» (и не оставшись в стороне) ГГ внезапно для себя обнаруживает (себя) в неком (почти) сказочном мире, да и еще (к тому же) в теле (прям)) супергероя и богатыря! И казалось бы... сюжет «давно избитый» — тот кто был «никем», стает сразу «всем»... Нашему герою словно везет переродиться (по лучшим кармическим законам) в теле могучего воина, и в мире где все... все к услугам «нового героя»))

Однако автор перестал быть автором, если б просто нарисовал «эту пастораль» и удалился спать... Автор преисполнен иронии и насмешки — и эти эмоции видны невооруженным взглядом: ГГ ощутив свою неимоверную крутость, со временем все же понимает что «он не один такой» (в своей крутизне и «яркой индивидуальности» сверхличности). ГГ внезапно понимает что (он) никакая не возвышенная личность, а всего лишь «очередной клон» в мире, где ему (по прежнему) предлагаются одни и те же шаблоны... Пойти туда — убить злодея, пойти туда — завоевать царство, пойти сюда — совершить подвиг и тп...

Да и к тому же, ГГ понимает что «внутри» так же ничего в общем-то не поменялось — и он «прежний» (по сути) ничем не отличается от себя «обновленного»... разве что тут «краски поярче», мясо посочней, да и с противоположным полом... кхм... в общем все намного проще и понятней)) А в остальном — он все такой же «безвольный раб на галерах, плывущих по течению»... и вся его свобода, лишь в том что бы грести помедленней и поленивей чем в прежнем мире... Да и к тому же «врожденная интеллигентность» все так и норовит помешать насытиться «плодами побед» (типа обогреть ночью княжну или заявиться с порога «грязными ногами» в кровать королевы)).

Все эти подвиги (вполне достойные «Конана») не отменяю вполне филосовских вопросов: как обрести долгожданное счастье в мире где все словно бы специально выдумано для тебя... И какого собственно … ему не хватает в этом идеальном мире? Что «опять все не так» и вопли об извечной несправедливости?

В итоге устав об бесплотных метаний и подвигов ГГ внезапно оказывается в «мире извечного зла»... Там где собственно все и началось... Там где ему (видимо) предстоит изменить свое прежнее «я» и... об этом думаю уже пойдет речь в томе следующем)).

Резюмируя итог — конечно эта книга уже не так поразила меня как при первом чтении, однако все же в ней по прежнему угадывается некая изюминка... И в ряд «бесконечно-вечных саг» (как я уже говорил) ее не поставишь... Ибо здесь речь совсем о другом!))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Prince21 про Земляной: Фантастические циклы. Компиляция. Романы 1-14 (Боевая фантастика)

Фантастический циклы - Фантастические циклы !!!!!!!!!!!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Лондон: Избранное. Компиляция. Книги 1-14 (Приключения)

Отлично, только жаль что для Смока Белью не хватило места.
пс
сейчас обратил внимание, что мои комментарии кто-то усердно минусует, я не против, у каждого свой выбор и мнение, и теперь больше ни одного комментария и ни одной оценки, чтоб не волновать людей

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Интересно почитать: Микрозаем 1000 рублей в МФО

Суккуба в обучении (СИ) (fb2)

- Суккуба в обучении (СИ) 420 Кб, 121с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - (Тира Ми Су)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Суккуба в обучении Тира Ми Су

Пролог

Женщина брезгливо передала малышку в руки няньки.

- Вот, это вам, -сказала она, едва не кидая ребёнка в руки.

Нянька, она же одна из совладелец приюта для суккубов, приняла малышку, а потом протянула руку за плату. Плата за ребенка составляла сто двадцать золотых. За эту сумму мамы-суккубки могли рассчитывать, что их ребенка вырастят до инициации, а дальше уже у каждой малышки свой путь.

Женщина-суккубка была прекрасна, что давала повод для няньки считать, что та уже как минимум госпожа, или даже повелительница, но спрашивать такое напрямик было не принято. Интересно было другое, что у опытной суккубки, а иначе ее внешность объяснить было нельзя, появился ребенок, ведь это значило, что она поддалась чувствам и захотела забеременеть, а это более привычно для неопытных, верящих в сказки суккубочек, нежели матерых дам.

Но видя, как кривится прекрасное лицо при взгляде на малышку, становилось ясно, что чувства не прошли проверку, или родить ее заставила лишь нужда, чтобы перейти на наивысший уровень-благодетельницы, который не получить без рождения малыша и опыта в тысячу грез. Но такие суккубки предпочитают растить наследницу самостоятельно, ведь та уже не позор рода, а гордость. Бедный ребенок, еще такой маленький, а уже брошенный. Хорошо, что в свое время решено было создать приюты для суккуб и инкубов, где их родительницы оставляли детей, а не выкидывали на улицу, как это было раньше.

Судьба таких малышей шла по одному и тому же сценарию: по достижению шестнадцати лет их исключали из приютов и отправляли на вольные хлеба, или в школы мастерства, которых по стране было около десятка. Такие дети не имели имен, лишь номера, которые заносились в их личное дело, и сменить их могли лишь при инициации. На вольные хлеба чаще всего уходили суккубочки, верящие в любовь. Такие ждали принцев, некоторые даже выходили замуж, а потом все равно инициировались, ведь идеалов не бывает, и со временем то муж бить начнет, то гулять, то сама разлюбит, и вуаля, разочарование, боль, гнев и попадание обратно в школы мастерства, но уже с постыдными насмешками окружающих. Поэтому год от года таких отчаянных и смелых суккубочек становилось все меньше, а большинство смирялось сразу же со своей судьбой. С инкубами дело обстояло иначе, те не верили в любовь, и поэтому сразу же шли в школы, не размениваясь по мелочам. Наверно, больше всего их привлекал процесс инициации, где на приемной комиссии, ими овладевали суккубки-выпускницы, дарящие, как свою дипломную работу, так и опыт первой сексуальной близости, а суккубочек инициировали инкубы-выпускники, так же выполняя практическую часть дипломной работы и все это на глазах у приемной комиссии из шести человек. И горе тому, кто не смог инициировать, его возвращали на первый круг обучения, а инициацию проводил кто-то из комиссии, показывая ошибки выпускника. Дальше начинались суровые учебные будни, и как завершение учебы, уже инициация другого по теме диплома.

- Сто семь шестьсот семьдесят семь, -сказала нянька, присуждая малышке номер-имя.

Женщина-суккубка кивнула и ушла. Теперь при желании она всегда сможет найти свое дитя, правда вот желание такое мамаш посещало очень уж редко, практически некогда.

Нянька проводила взглядом садящуюся в карету женщину и покачала головой, завидуя ей. Сама нянька так и не смогла подняться выше третьего круга, оставаясь рабой плоти, и была вынуждена искать другое призвание, которое нашлось в брошенных детях.

Малышка захныкала, еще не понимая, что в ее жизни слез не должно быть. Нянька взглянула в лицо ребенка, изучая еще темно-серые глазки и курносый носик, с припухшим ротиком. Такой ангелочек, если не знать, что это будущая суккубка, одна из побочных ветвей демонов.

Нянька сунула скрюченный палец в рот ребенку, ощущая, как та посасывает его. Малышка хотела есть.

- Что за мамашки пошли, даже не покормят ребёнка на последок, -воскликнула нянька, качая головой.

Она профессионально уложила малышку на одну руку и шагнула в свою обитель, где брошенные дети обретали кров, еду и некое подобие ласки.

- Сейчас поешь, сто семь шестьсот семьдесят семь, -сказала нянька, отправляясь на кухню за молоком.

Быстро подогрев магией еду и перелив в мягкую бутыль, она сунула прорезиненный кончик в рот младенца, и та, прикрыв глазки, засосала, еще такая невинная и нетронутая похотью и грязью этого мира.

Нянька с улыбкой смотрела на дитя, пока та ела, а потом дав малышке срыгнуть, уложила ее на стол, перепеленав, и лишь тогда заметив на правой груди малышки знак чувственности: стрелку с небольшой точкой вместо оперения. Такие малыши обычно достигают больших высот за счет обостренного восприятия чувств окружающих.

- Будем надеяться, что ты будешь госпожой, малышка, -сказала с довольной улыбкой нянька, зная, что госпожи и повелительницы, часто помогают домам, где они выросли. – Будет и нам благодать!

Нянька стала сюсюкаться с ребенком, окружая его вниманием и заботой. Отныне малышка была окружена заботой и любовью окружающих, понимающих, что злить будущую влиятельную особу не стоит. И пусть сам ребенок еще не понимал, почему его особенно выделяют среди других, но скрытый дар позволял чувствовать корыстность этого отношения и вызывал лишь недоумение и досаду. Так шли год за годом, пока не настал момент шестнадцатилетия и инициации.

Глава 1

Это так странно, чувствовать себя взрослой. Вроде вчера еще пятнадцать и ты ребенок, а сегодня все-ты взрослая. В тебе вроде ничего не изменилось. Один день ничего казалось бы не решил, но в тоже время изменилось все. Теперь ей можно поступать в школу мастерства, благо в их городе она есть.

Осталось дождаться весны, когда происходит набор и собственно сама инициация. В этот знаменательный день я шагну не только в школьную жизнь, но и обрету имя. Имя, которое мне самой можно выбрать. Я уже решила, как меня будут звать- Лайла. Красиво и звучно.

Я провела рукой по зеркалу, извлекая из-под пальцев мерзкий скрип. Но он был мерзок для других, а мне приятен. Я прислушалась. И провела уже ногтем по стеклянной поверхности. Не звука, не царапины…а говорят, что у господ крепкие ногти, словно кинжалы и они ими могут царапать стекло и рвать поверхности. Все-таки мы же дальняя ветвь демонов, их потомки и имеем что-то от их силы. Увы, мы еще имеем возможность попасть к ним в рабство, если после инициации не успеем добраться или не будем после нее находится в школе, пока не достигнем третий ступени. Лишь после нее мы можем быть свободны и жить самостоятельно. Говорят, что в рабстве страшно. И никто и не когда не спасет тебя. Нет помощи, нет защиты и нет будущего. Вообще в нашем приюте много чего говорят. Например, что инициация-это очень больно, и кроваво, но чем и почему не говорят. И вообще не говорят, как она проходит- это запрещено. Почему не понятно. Странно все это.

Я вновь посмотрела на свою руку. Такие длинные и тонкие пальцы, как будто веточки ивы. И вообще я сама странная: русоволосая, с огромными голубыми глазами, пухлыми губами, небольшим носом и бледной кожей с легким румянцем на щеках, больше похожая на ангела, чем демона. Мне даже кличку такую дали в приюте, хотя это и было запрещено, только идентификационные номера, но нам, детям, так хотелось иметь имя, что мы в тайне от нянек, звали себя по кличкам.

Говорят, что я уже красивая и это запрещено. Почему, опять же непонятно. Вроде что-то связанное с истинными желаниями. Что это вообще такое? Столько вопрос и никаких ответов. Скорее бы в школу, там бы объяснили, что к чему.

Я посмотрела на свое отражения, замечая, как за последние четыре года округлились бедра, появилась грудь, а талия наоборот, как будто сузилась. Я теперь была похожа на взрослую, а не дитя. Я провела руками по бедрам, ощущая, как приятно скользит ткань платья вверх, поднимаясь и оголяя коленки.

- Ангел, ты что тут делаешь? - воскликнул тихо подкравшийся Ворон.

Голос его стал подозрительно хрипл, а взгляд зацепился за край платья.

Я медленно приподняла платье еще чуть выше, наблюдая как его лицо краснеет, а взгляд темнеет. Ворон тяжело сглотнул, и шагнул ко мне. В этом году он вместе со мной поступит в школу. Я ощутила, как он возвышается надо мной, дыша мне в макушку. Он что-то знал про инициацию, с ним кто-то из выпускников поделился секретом, но мне он не говорил. Я решила попытать счастье еще и спросить сейчас, пока он странно себя ведет. Может от растерянности и расскажет, а я ни-ни не кому, клянусь. Я подняла голову, заглядывая к нему в темно-карие глаза, чуть лизнула губы, готовясь задать вопрос, и замирая от напряженного взгляда инкуба, который замер на моих губах.

- Ворон, -почему-то шепотом заговорила я, -расскажи про инициацию, -попросила я, заглядывая просяще к нему в глаза.

Парень замер, словно раздумывая над чем-то, а потом сказал так же шепотом:

- Я могу показать. Не всю, но где…

Не поняла, что он имеет в виду.

- А так можно? - с интересом спросила я.

- Да. Я же остановлюсь…и ничего не будет, -хрипло сказал он.

Я доверчиво кивнула, замирая под его взглядом. Ворон положил мне руку на бедро и поднимая пальцем повел ее вверх. Я замерла, ощущая приятную ласку. По телу словно ветерок прошел и пробежали мурашки. А его рука пошла вверх, достигая трусиков и замерла там. Я расширенными от удивления глазами смотрела на парня.

- Не бойся, -хрипло пробормотал Ворон, -я лишь покажу где и слегка как.

Он взял мою руку и положил себе на брюки. Я с удивлением ощутила там что-то, большое и пульсирующее жаром сквозь ткань. Я знала, что этим мы разнимся с инкубами, но чем конкретно этим не когда не видела.

- Можно посмотреть? –с интересом спросила я, чуть сжимая пальцами это нечто, ощупывая форму.

- Если покажешь мне свою…и позволишь коснуться, -сказал шепотом Ворон.

- Тогда и ты мне, -не осталась в долгу я, покрываясь румянцем.

Ворон кивнул, и спустил брюки, вываливая нечто. Я в шоке смотрела на огромную палку между его ног, с каким-то шариком. Я осторожно опустила руку, и провела вдоль нее, ощущая тот же жар. Кожа была шелковая и натянутая, а кончик чуть гладкий, с дырочкой, откуда сверкала капелька жидкости.

- Попробуешь? -хрипло предложил Ворон.

Я удивленно посмотрела на него. Как? Парень сам надавил мне на плечи и я опустилась на коврик.

- Лизни, -сказал он, держа рукой это нечто и направляя ее в мое лицо.

Я на миг задумалась, а стоит ли, но любопытство взяло в верх. И я провела языком по кончику, ощущая чуть соленоватый вкус. Парень издал стон. Я испуганно замерла.

- Тебе больно? - спросила я.

- Нет, продолжай. Проведи рукой вот так, -он показал как, и я послушно обхватила пальцами нечто и сделала движения будто стягиваю что-то с него.

Парень вновь застонал и запрокинул голову вверх. Я свободной рукой коснулась волос вокруг органа. Жесткие и кучерявые, прям как у меня внизу.

- Встань, -хрипло сказал Ворон, и оторвал меня от своего нечто, поднял за руку вверх, а потом подтолкнул в сторону моей кровати.

После одиннадцати нам выделялись отдельные комнаты, и я сейчас была этому рада, а иначе бы стал бы при других мне показывать себя Ворон. Я послушно легла на кровать, а парень задрал мне платье и раздвинул ноги.

- Теперь моя очередь, -сказал он хрипло мне на ухо, а его нечто приятной тяжестью стукнуло по бедру.

На миг он прижался всем телом ко мне, а потом опустил вниз, и решительно стащил трусики. Я послушно замерла, ощущая желание опустить юбку и сдвинуть ноги. Парень замер, изучая меня там, а потом коснулся рукой, чуть раздвигая мои створки пальцем и поглаживая там. Я потрясённо замерла, ощущая как разливается приятное тепло там, и чуть становится влажно. А потом он лизнул меня там, и я от неожиданности вскрикнула. Ворон провел языком еще, чуть глубже проникая внутрь, а потом ускорил движения. Что-то изменилось во мне, и я выгнулась ему на встречу, но не от боли, а от каких-то новых, непонятных чувств. Рот раскрылся, будто в крике, но я не кричала, исторгнув какой-то новый для себя звук. Парень сделал еще несколько скользящих движений языком, а потом остановился. Я ощутила, как ледяной воздух буквально опалил меня там, где еще недавно касались его губы и язык.

- Дальше опасно, -сказал с сожалением Ворон. - Но потом, если продолжать происходит инициация.

Я потрясённо замерла, ощущая неясно томление и тяжесть внизу живота. Как приятно и интересно, хочу узнать что же будет дальше. Скорее бы в школу.

Потом было четыре месяца ожидания поступления в школу, но Ворон больше ко мне не прикасался, лишь иногда смотря на меня темнеющим взглядом, словно видел впервые и хотел рассмотреть всю: с ног до головы. Я неизменно краснела под его взглядом, и ощущала какое-то томление внизу, вспоминая его прикосновения.

Глава 2

Вот и настал долгожданный день. Сегодня нас четверо: я, Ворон, Лис и Роза идут поступать в школу. Всем нам есть по шестнадцать. Ворон держит меня за руку, а Лис ведет Розу. Нянька идет впереди, показывая дорогу, и неся в руках наши дела. Я счастлива! Я взрослая и наконец-то пройду инициацию.

Здание школы было в три этажа. И рядом было общежитие, поделено на женское и мужское. Жаль, я привыкла что Ворон, Лис и Роза рядом. Мы вошли в ворота, а затем, пройдя лужайку, где сидели и лежали, подставив тела под солнце, ученики, поднялись по ступенькам и открыв красивую резную дверь вошли в школу. Я оглядывалась, отмечая огромный стенд, где висели фотографии учителей и были лучшие ученики школы. «Хочу оказаться там же,»- решила я, изучая невзрачных девушек на фото.

Нянька решительно повела нас в сторону, и мы оказались в толпе абитуриентов. Все испуганно переглядывались, не зная, чего ожидать.

- Пойду зарегистрирую вас, и узнаю какие вы по счету будете, - сказала нянька, и куда-то ушла, а мы остались, держась вместе.

Ворон уверенно держал меня за руку, оглядывая окружающих парней и девчонок. Я насчитала восьмерых.

Все они держались группками, видать, как и мы, прибывшие из своих школ.

Вскоре, рассекая словно извозчик на бешенной упряжке, появилась нянька, и все расступались, уступая ей дорогу.

- Восемьсот тридцать семь сто двенадцать, -сказала она Ворону, - ты идешь сейчас.

Ворон кивнул, и бесстрашно шагнул за дверь, на прощание чуть сжав мне руку.

Следующая шла я, потом Роза и Лис.

- Выходить будете в другую дверь, там вас сразу отправят на расселение, и мы пока не увидимся. Не забывайте свой дом и свою няньку, -со слезами сказала нянька, и обняла нас.

Потом вручив нам дела, ушла, пожелав стать ее гордостью и лучшими учениками. Мы послушно, как болванчики кивали, ощущая волнения и находясь мыслями уже далеко.

Наконец дверь открылась и пригласили меня. Я послушно пошла, крепко сжимая папку со своими документами.

Я окинула комнату, с удивлением наблюдая шесть человек, сидящих в креслах, и одного парня с увесистой папкой в руках. В центре стояла широкая кровать, а перед ней зеркало, направленное так, что все отражающееся в нем было видно комиссии. У изголовья кровати парень привязал какие-то ремни, а на столик возле нее положил плетку и резиновую палку.

В комиссии сидело три мужчины и три женщины. Они со скучающим видом смотрели на парня.

- Суккуба, документы, -сказал один из мужчин, и я, вздрогнув, подошла к нему, передавая папку.

- Приступим, - сказала женщина. - Вайолет, тему дипломной и приступайте, или вы считаете, что мы до вечера вас будем ждать.

Парень засуетился.

- Вайолет, -сказал он громко. – Влияние боли на разжигание страсти в неопытных суккубах.

Я напряглась. Боли…но я, думала, надеялась…

- Извините, - попыталась я возразить.

- Вы отказываетесь от инициации? -с брезгливым выражение спросила женщина.

Я поспешно замотала головой.

- Нет, просто можно как-то без боли, -неуверенно начала я, но меня грубо прервали.

- Нельзя, продолжайте Вайолет.

Тот подошел ко мне, и со всей дури ударил кнутом. Я взвизгнула от боли и попыталась увернуться. Он сделал новый замах. Я не раздумывая врезала ему между ног. Парень согнулся, а поблагодарила мысленно Лиса, обучившего меня этому приему. Один из мужчин вскочил, выхватил плетку, и с силой ударил меня. Я рухнула на пол, а он подхватил меня, и разорвал на мне одежду. Я испуганно заскулила, понимая, что все идет не так, как показывал Ворон. Меня переложила на кровать. От страха на глазах выступили слезы.

- Вы слишком изнежены для суккубов, - сказал этот мужчина. - Но мы это исправим.

Он схватил мои руки, и затянул над головой ремнями. А потом вставил мне в рот кляп. Я испуганно скулила. Между ног он вставил мне какую-то палку и тоже привязал ноги, а потом начал медленно несильно стегать меня плеткой, чуть усиливая постепенно напор. Я всхлипывала. Мужчина поднялся выше, хлестнув по треугольнику волос внизу живота, я испуганно замерла, ощущая всплеск боли и одновременно прилив крови к животу и увлажнение ниже. А мужчина уже прошелся плеткой по груди, отчего соски напряглись и покалывали. Я ошарашенно лежала, позабыв кто я и где я. Со мной была лишь боль и жар внутри. Тем временем мужчина сменил плетку на палку и начал постукивать меня ею, повторяя маршрут хлыста, но у лона он замер, а потом концом палки надавил мне внутрь, где раньше меня ласкал лишь Ворон, я замерла, ожидая продолжения, но мужчина с усмешкой глядя в мои распахнутые глаза, убрал палку, и припав губам ко мне там, укусил. Я вскрикнула, но мой крик не услышали. А мужчина уже пил мои соки, а потом пальцами сжал соски. Я выгнулась от боли, пронзившей меня словно током насквозь. А мужчина уже лег между мои ног и приспустил брюки. Я ощутила, как его твердое нечто уперлось мне внутрь, а он заглянул своими серыми глазами в мои и резко вошел, пронзая меня насквозь. Я закричала под ним, забилась в путах, пытаясь вырваться от боли, но мужчина начал двигаться, своим обжигающим клинком нанося новую боль. Слезы струились по щекам, а он все наращивал темп, пока внутри меня словно что-то не произошло и я не ощутила волны жара, охватывающие тела. Мужчина, не переставая смотря в мои глаза, наклонился и укусил меня за сосок, и я вновь вскрикнула от боли, ощущая волну боли и жара, мчащуюся по телу. В следующий момент мужчина приподнял меня и ускорился, разрывая на части. Я вскрикнула, ощущая, как теряю сознание, а по телу разносится какая-то истома, от которой хотелось плакать, но не от боли, а от какого-то странного переполняющего счастья.

Мужчина встала, молча развязал меня и повернулся к Вайолету.

- Вот как надо было. Не сдал. Свободен, -сказал он, а затем повернулся ко мне.

Я в шоке лежала, рассматривая кровь на его нечто. Мою кровь.

- Поздравляю с инициацией. Мощно вышло, а ты переживала, -вдруг с улыбкой сказал он.

- Можете проходить в ту дверь. Там помоетесь, и возьмете одежду, а потом возвращайтесь сюда.

Мужчина пошел за мной следом. На мой недоуменный взгляд он пояснил.

- Душ один. Не будем задерживаться. Быстро помоемся и вернемся.

Я испуганно замерла, но послушно вошла с ним внутрь.

Мужчина включил воду и вошел под упругие струи, а потом за руку втащил туда и меня.

- Мойся и не отвлекайся, -сказал он, быстро намыливаясь и смывая с нечто мою кровь.

Я смотрела, как это нечто совсем стало меленьким и сморщенным. И этот малыш сделал мне так больно? Не может быть, я же чувствовала, что он был большой как у Ворона, но это…и как это понимать. Вдруг под моим взглядом он стал опять наливаться и увеличиваться. Я как зачарованная, протянула руку, и коснулась вожделенного органа, утоляя любопытство.

- Сама виновата, -пробормотал мужчина, и в следующий момент он притянул меня к себе и впился в мои губы.

Я поняла, что так в книгах описывали поцелуи. Это был мой первый поцелуй. Мужчина проникнул языком сквозь мой рот, а потом стал там кружится, словно танцуя и задевал мой язык, будто приглашая с собой. Я неуверенно попыталась подвигать своим, и мужчина прижал меня крепче. Я обняла его шею, а он приподнял меня за попу. Мои ноги обхватили его пояс. И он резко заполнил внутри меня собой. Я вздрогнула от неожиданности, ощущая новый виток боли, но он замер и боль утихла. А его язык все так же атаковал, вызывая новый прилив жара внутри. Мужчина начал двигаться. И я застонала, сама удивляясь этому, а потом он что-то сделал, и я потеряла на миг сознанье. Когда пришла в себя, он уже вышел. Его нечто опять стало маленьким. Мужчина гладил меня по спине и целовал лицо под струями душа.

- Придется с тобой позаниматься, моя дорогая, -хрипло сказал он. - Дополнительно.

Я кивнула, не осознавая зачем. За что получила новое прикосновение губ к своим. Потом мужчина поднял меня, сам помыл и помылся сам. Он оделся, и пока я задумчиво смотрела на него, прибывая в облачных далях, помог одеться и мне. Его шлепок по попе вывел меня из ступора.

- Пойдем, моя дорогая.

И мы вышли из душа к приемной комиссии.

- Что-то вы долго, - сказала одна из женщин.

- Проверял мою личную ученицу, -сказал мужчина.

Все переглянулись и улыбнулись.

- Давно вы на обучение никого не брали, -с улыбкой сказал один из мужчин.

- Не находил желания, -со смешком ответил мужчина.

Все вновь заулыбались, а он спросил меня.

- Какое имя ты выбираешь себе? - спросил с нежной улыбкой мужчина.

Я задумалась. Почему-то Лайлой уже быть не хотелось. Ангелом…не поймут. Не знаю. Почему-то хотелось, чтобы меня назвал мой первый мужчина.

- Назовите вы, -попросила я, увидев, как в изумлении распахнулись его глаза.

- Ты уверена? - хрипло спросил он.

Я кинула.

- Твои уста подобны меду, которым невозможно напиться…так и хочется наслаждаться ими вновь и вновь, -сказал мужчина. - Мелитина. Отныне так тебя зовут, ибо это имя переводится как услаждающая медом, это ты моя дорогая.

Я счастливо улыбнулась. Я бы лучше себе и придумать не смогла. Мелитина. Услаждающая медом.

Потом было заселение, и я с радостью узнала, что здесь у каждого отдельные комнаты. Моей соседкой оказалась Роза, оставившая себе это имя и Адель. Я разлеглась на шелковых простынях, и посмотрела в потолок. А внутри меня словно пели птицы. Мелитина. Я- Мелитина. Я- суккуба Мелитина.

Глава 3

Вечером я отправилась на ужин в сопровождении Розы. К нам подсели Ворон и Лис. Они тоже сохранили свои имена. Одна я изменила. Парни удивленно переглянулись, но промолчали. Столы накрывались магией, и мы выбирали на них то, что нам приглянулось. Это было здорово.

После ужина Лис куда-то утянул Розу, а Ворон взяв меня за руку и повел в комнату. Я шла, думая о своем первом опыте, а потом не выдержав, спросила:

- Ворон, а как у тебя прошла инициация?

Ворон со смешком распахнул мою дверь, пропуская, а потом вошел сам. Я ощутила его руки на талии, а его дыхание опалило мне губы.

- Я хочу тебе показать, -страстно сказал он.

Я испуганно замерла.

- А больно не будет?

Он посмотрел в мои глаза, и медленно коснулся своими губами моих губ. Я насторожено ответила на его поцелуй, вспоминая полученный опыт с учителем. Руки Ворона скользнули по моей талии, перемещаясь на попу, и он рывком прижал меня к себе. Я с внутренним каким-то беспокойством ощутила твердость его нечто.

- Не будет, -нежно шепнул он мне на ухо. Я вздрогнула, ощущая, как теплое дыхание скользнула по раковине и вошло внутрь. Приятно.

Мои руки легли на его брюки, и я погладила бугорок. Ощущая, как он горит жаром. Я сглотнула.

В этот момент дверь моей комнаты без стука распахнулась и вошел учитель. Мы втроем замерли, изучая друг друга. Первым отошел Ворон, и прижал крепко меня к себе, стискивая так, что я судорожно выдохнула. Учитель посмотрел на руки Ворона, обвивающие меня, и перевел взгляд на меня.

- Мелитина, ты собираешься со мной заниматься или уже передумала?

Я вспомнила свой кивок на его предложение и поспешно кивнула, вырываясь из объятий Ворона. Тот нехотя меня выпустил.

- Ворон, позже поговорим, пожалуйста, -сказала я, буквально выталкивая его за дверь.

Обернувшись, я застала учителя, изучающего мои тетрадки и учебники на столе. Она были в комнате, когда я заселилась, так же, как и вещи. Школа полностью обеспечивала своих учеников, зная, что им выходить до окончания обучения за пределы стен нельзя. Посмотреть учебники я еще не успела, думая полистать их перед сном.

- Думаю первый урок я дам тебе сейчас, точнее углублю его, -сказал мужчина.

Я подошла к нему, заглядывая преданно в глаза. Я готова, учитель!

- На колени, -сказал он.

Я послушно опустилась. Мужчина спустил брюки, оголяя свое сморщенное нечто. Я замерла, смотря снизу-вверх на учителя.

- Ты уже трогала член? - спросил он.

- Что? - спросила я, не понимая, о чем он говорит.

Он положил свою руку на нечто.

- Это член, плоть, -сказал он, приподнимая его, потом он ткнул мне кончик в губы, а потом отстранил. - Это головка члена, а вот это мошонка с яичками.

Я с удивлением запоминала новые понятия. Мужчина взял мою руку и уложил свой член в нее.

- Подвигай рукой вдоль него, -повелительно сказал он, показывая мне движения.

Я послушно сделала это, ощущая, как растет член в моей руке.


Все это было мне знакомом от Ворона. Я даже сама лизнула головку, пробуя на вкус мужчину.

- Ворон тебе давал себя пробовать? - хрипло спросил он.

Я кивнула.

- Что еще он показывал? - строго спросил он.

Я рассказала, продолжая двигать рукой. Мужчина остановил меня. А потом чуть отодвинув вниз губу, всунул мне в рот член. Я замерла, не зная, что делать.

- Поцелуй его так, будто это мой язык. Подвигай своим язычком по члену.

Я послушно заскользила языком, обводя вокруг головки, и чуть придавливая его кончиком языка. Мужчина запустил мне руку в волосы и надавил на голову, глубже погружая член мне в рот.

- Губами обхвати свои зубы, чтоб не поцарапать. И смочи губы слюной.

Я послушно облизнула губы, а потом посмотрела на него. Он показал как это обхватить зубы губами. А потом мужчина начал двигать своим членом у меня во рту так, словно это мой живот внизу. Я чувствовала, как касается неба головка члена. Мужчина повернул мою голову чуть в бок и наклонил одной щекой вниз. Я послушно подчинилась. А потом он проник членом сквозь мои зубы, загоняя член за щеку. Головка тыкалась в щеку и оттягивала ее. Больно не было. Было интересно и как-то тянуще внизу. Я чувствовала, как увлажняется внизу меня щелка. Подвигав там членом, он вновь вернул голову в исходной положение и медленно глубоко вогнал мне член, и я почувствовала, что меня сейчас вырвет. Я уперлась рукой в его живот, пытаясь вырваться. Мужчина сразу же вынул член.

- Дыши. Дыши.

Я послушно дышала, ощущая, как меня отпускает.

- Готова продолжить?- спокойно спросил он, и дождавшись моего кивка, сунул член мне в рот.

Он вновь начал двигаться, а потом замер.

- Пососи его, -сказал он.

Я представила леденец, и сделала схожее движение, и лишь из-за увеличенного размера члена по сравнению с конфетой, было сложно все повторить досконально. Я старательно сосала. Мужчина положил мою руку на член.

- Двигай рукой, соси и лови ритм движения, -сказал он, и вновь запустив пальцы в мои волосы, начал надавливать на мою голову, вталкивая член мне в рот.

Голос был его хрипл, и я слышала его прерывистое дыхание. Потом он положил руку мою на свою мошонку, и я перекатывающим движение ощутила внутри два шарика. Так вот они какие-яички. Мужчине понравилось движение, и он ускорил свой ритм, сам уже вталкивал мне на встречу свой член. Я чувствовала, как из меня капает влага на белье. Хотелось его член ощутить внутри. Я коснулась себя там, ощущая мокрое белье.

- Приготовься, -сказал мужчина.

Я не поняла к чему. А потом его ритм стал резче и глубже. И в какой-то момент я ощутила, как мне в рот исторгается какая-то жидкость. Я задержала ее во рту, в шоке глядя на мужчину. Его лицо исказилось от наслаждения. А потом он вынул член. Я ощутила, как тот стал уже мягковатым.

- Глотай, - жестко сказал он, видя, что я хотела выплюнуть.

Я послушно сглотнула, ощущая непередаваемый вкус жидкости. Сложно описать вкус, но неприятным он не был.

- Запомни, если мужчина кончает тебе в рот, то его семя ты должна проглотить, поняла?

Я послушно кивнула. Мужчина поднял меня за руки с колен, а потом с нежностью поцеловал. Его рука скользнула между ног и начала гладить сквозь ткань. У меня изо рта вырвался стон. Мужчина резко убрал руку.

- Послушная девочка. Молодец, -сказал он, поглаживая пальцем руки мне щеку. – На сегодня все.

Я в шоке посмотрела на него, ощущая боль внизу живота.

- А я? - прошептала я.

Мужчина опустился на колени, приподнял мне юбку, раздвинул мне ноги, сдвинул в сторону трусики, и я зыком прошелся по мне там…а потом все резко оборвал.

- А ты наказана. До инициации ты не должна была ничего знать, -сказал он, и шлепнув меня по заду, вышел.

Я замерла, чуть ли, не рыдая от разочарования. Гад. Сволочь.

Я плюхнулась на кровать, и смахнула слезинки. Ничего, если я буду послушна, то он мне даст себя всего.

Решив не откладывать просмотр книжки, я открыла учебник с названием «Опыт», завтра как раз первое занятие по нему. На обложке красовалось мужское тело. Я открыла книжку, читая оглавление: анатомия, физиология, процессы, позы, ритм, движения, нюансы. Вроде не так много чего читать, да и книжечка небольшая, по сравнению с остальными.

Я открыла анатомию, полистала. Не, знакомство с внутренним и внешним строением оставим для занятий, и листнула до физиологии. А вот это было интересно, я открыла репродуктивную функцию и вчиталась про продолжение рода. Вот как оказывается, не знала. Я задумчиво прикусила губу. А я сглотнула семя-я теперь забеременею? Я снова вчиталась, ища ответ, и найдя, облегченно выдохнула. Оказывается, нужно внутрь, в лоно, влагалище попадание спермы. Ну и название, придумал же кто-то. О, во мне есть еще и матка с шейкой. Вот теперь понятно, это же логично, мужская головка присоединяется к шейке и происходит сливание организмов. Да мы идеально созданы друг для друга. Я посмотрела на картинку лона женщины. А у меня так же? Я потрогала себя рукой там. На ощупь вроде похоже. А как же посмотреть…о, зеркало нужно. Я стремглав понеслась в ванную, там на стене весело зеркало. Я попыталась его снять, но оно не снималось. Обидно. Я попыталась извернуться и посмотреть, но не вышло. Облом. Ладно, отложим это на потом. Я изучила мужской орган. Все как объяснил учитель, а вот про уздечку он не говорил, может у него ее нет? Я воспроизвела в памяти орган учителя. Не, так с уверенностью ничего не скажу. Придется тоже отложить на потом. Или пойти к Ворону, вот только где его комната я так и не узнала.

Я печально вздохнула. Сама виновата, надо было расспросить его пока шли.

Я решила отложить книгу и посмотреть другие. «Страсть», с двумя сплетенными телами в объятиях только чьих не понятно. «Боль» с наручниками, шариками и плеткой, меня передернуло от воспоминаний. «Грезы» с какой-то дамой в полупрозрачном коротком платьице алого цвета, в маске и огромным пером в руке. «Чары» с баночками и огоньком из баночки. Я подумала, чтобы такое полистать и наугад выхватила книжку. «Боль», ну что ж, видать судьба. Я решительно раскрыла ее, читая оглавление и в шоке замирая. О нет, я не хочу даже читать. Я решительно захлопнула книгу, отбрасывая и схватила «Страсть». Открыв ее, я успокоилась, погружаясь в мир поз и описания как их принять, как лучше двигаться, чтобы максимально получить удовольствие. Я хочу, очень хочу это попробовать.

Я легла на кровать, представляя себя сверху учителя: «Наездница», так называется эта поза. Я буду сама решать как мне двигаться и когда прекратить. Мне понравилась эта мысль, и не заметно для себя я погрузилась в сон, ощущая, как с меня стягивают трусики. Я повернулась на бок, но меня перевернули и под чьим-то весом прогнулась кровать, а потом в меня кто-то вошел. Я распахнула глаза, узрев Ворона. Он начал двигаться, не отрывая от меня взгляда. Я прижалась своими губами к его. Мы начали целоваться, а его головка касалась моей шейки. Я обхватила его ногами, забываясь в его руках, и лишь точки стали смыслом моей жизни. А потом он издал какой-то хрип, выгнулся и с силой впечатался в меня, сливая свою головку с моей шейкой. Я выгнулась ему на встречу, ощущая какую-то пульсацию внутри, и с удивлением поняла, что это Ворон исторг свое семя в меня. Я в испуге замерла. Я же забеременею. Я резко оттолкнула его.

- Вон, пошел вон, -взревела я.

Парень в непонятке и с обидой уставился на меня.

- Вон, вон, - закричала я.

Ворон схватил свои вещи, и голяком выскочил из комнаты, а я в страхе зарылась в подушку и расплакалась. Не хочу бременить, не хочу ребенка. Что же будет. Я плакала, пока не уснула.

Утром меня разбудил учитель. Его лицо было в гневе.

- Что произошло? - грозно спросил он.

Я послушно рассказала, поделившись и своим страхом. Мужчина рассмеялся.

- Суккуба может забеременеть лишь по желанию. Своему и только так. Пока не захочешь, хоть вся школа заполнит твое лоно семенем, ты не сможешь забеременеть. А вот за секс вне занятий, ты будешь наказана. Идем.

Я радостно встрепенулась. Ура, я не рожу, ура. Я послушно подскочила с кровати и потянулась к трусикам.

- Оставь, иди без них, -жестко сказал учитель.

Я послушно оставила белье, опустила юбку и вышла из комнаты вслед за мужчиной. Мы шли по тихим коридорам, лишь кое где мне слышались страстные стоны. Странно. Почему им можно вне занятий, а мне нет? Наконец мы дошли до какой-то комнаты и вошли внутрь. Я в шоке замерла, изучая арсенал из книжки «Боль». Мужчина за руку подтащил меня к лавке и сев на нее, уложил меня к себе на колени и задрал юбку, а потом его ладонь с хлопком опустилась мне на попу. Я ойкнула. Мужчина продолжил свое дело.

- Двадцать ударов, - сказал он. - Считай.

Я послушно считала, ощущая, как горит попа. Когда он закончил, то сам поднял меня с коленей, и подойдя к столу, вытащил оттуда что-то.

- Иди сюда, -сказал он, указывая мне на стол. Я послушно подошла. Мужчина подхватил меня и усадил на стол. Я поморщилась. Попка ныла от шлепков. Учитель рывком раздвинул мои ноги, и уложил меня на стол. Я думала, что он будет ласкать мое лоно, или войдет в него, но он что-то засунул внутрь меня и поднял меня.

- Это вагинальные шарики. До вечера ходи с ними. Вынешь до моего прихода-накажу, и на этот раз плеткой, поняла? - сказал он.

- Да, - сказала я, не ощущая боли от шариков, это уже хорошо. Лишь легкая тяжесть говорила, что они внутри моего лона есть.

- Иди заниматься, Мелитина. Вечером я тебя навещу, жди, -сказал он, шлёпнув мою попу на прощание и выпроводил из комнаты.

Я шла по коридору в сторону своей комнаты, ощущая, как перекатываются внутри меня эти шарики, и огонь желания разгорался внутри. Пока я дошла до комнаты, то мое лоно все истекало соками от возбуждения. Ноги подкашивались, и я готова была вернуться и рыдать у ног учителя, моля освободить меня от сладкой пытки, и лишь необходимость бежать на занятие, решило мою судьбу.

Я шла подрагивающей походкой, ели передвигая ногами, стараясь как можно меньше тревожить шарики, и чуть ли не рыдала. Уж лучше бы он меня плеткой наказал, и лишь страх еще более сильной страстной пытки останавливал от вынимания этого адского орудия пыток. Я выдержу, должна. Я суккуба, а мы не сдаемся!.

Глава 4

Я пришла на урок «Опыт». Внутри класса полукругом стояли стулья со столами, а по центру был постамент. Сегодня мы проходили анатомию строения человека. Вел предмет инкуб Крэш. Как он сказал, строение тела инкубов, суккубов и людей схоже, лишь за исключением особенностей размножения. Оказалось, что учитель сказал правду про возможность зачатия для суккуб, а от инкубов могли по их желанию забеременеть все, кроме суккуб. Мы вроде как противопоставлялись друг другу, и женщины доминировали. Поэтому, собственно говоря, и в кланах суккубы правили инкубами.

Далее он вывел в центр класса инкуба из класса и суккубку, и велел им раздеться, а после на их телах показывал расположение органов и их название, время от времени, он вызывал кого-то из нас, и велел повторить.

Затем мы подробно рассмотрели строение головы, рта, перешли на грудь, руки, ноги и половые органы. Даже уздечку он показал! И так же мы рассмотрели строение суккубок. Ее усадили на постамент, и велели раздвинуть ноги, и продемонстрировали и назвали все между ними, а потом поменяли местами на другую суккубку, и попросили меня все показать на ней.

Было так интересно, что я почти забыла о шариках внутри меня, и лишь когда пришло время обеда, и мы пошли в сторону столовой, я потеряла аппетит к еде, и вновь разожгла аппетит к урокам с учителем. По пути я нагнала Ворона, морщась от стука шариков внутри, и попросила у него прощение за утрешнее.

- Так я могу прийти к тебе вечером? - с надеждой спросил он.

- Нет, мне учитель запретил секс вне занятий…и наказал за него.

Ворон с удивлением посмотрел на меня.

- Впервые слышу, чтобы секс был запрещен. И как же он тебя наказал? - спросил он, рассматривая меня с ног до головы.

Я покраснела, и уткнулась носом в тарелку. Выискивая в супе вермишель.

- Ангел, -позвал Ворон, не дождавшись ответа.

- Не, Ангел, а Мелитина, -упрямо отозвалась я.- Отшлепал…и еще... в общем не хочу об этом.

Я почему-то покраснела. Позор, суккубы не должны краснеть. Я испуганно оглянулась, надеясь, что никто не заметил казуса с моей стороны. К счастью все были заняты и осуждения в глазах окружающих я не увидела. Я облегченно выдохнула и перевела взгляд на Ворона.

- Я поспрашиваю у друзей на счет твоего запрета, -сказал решительно Ворон.

Я ему улыбнулась. Мой защитник. А потом мы пошли на продолжение занятия. Теперь нам разложили манекен, и уже в нем показали внутреннее строение органов у женщин и мужчин. Я порадовалась уникальной памяти суккуб и инкубов, позволяющей все запоминать быстро и качественно.

После занятия, мы получили инструкцию по памяти перерисовать внутренние органы человека, а потом найти в учебники и выписать их назначение. Я после ужина послушно засела за домашним заданием, рисуя за столом, время от времени касаясь себя внутри и трогая шарики. Там все горело огнем и шарики тоже были горячими. За этим занятием меня и застал учитель.

Он как всегда вошел без стука, не торопясь подошел ко мне, замечая откуда я вынула пальцы. Взял их и протянул к своему носу, сильно втягивая воздух, я аж ощутила легкий ветерок. Понюхав, он лизнул их, а потом потемневшим взглядом посмотрел на меня.

- Сильно мучилась? - участливо спросил он.

От воспоминаний на глазах навернулись слезы, а в горле появился комок. Я смогла лишь кивнуть.

- Моя девочка, -ласкова сказал он, и поднял меня со стула и усадил на стол. Не торопясь он раздвинул мои ноги и приподнял юбку. Его жаркие ладони скользнули по внутренней стороне бедра, вызывая трепет внутри живота, и поднялись вверх, пока не коснулись мокрого лона. Пальцы он слегка просунул внутрь, потом вытянул, потом опять всунул, толкая внутри шарики, от чего те ударились по шейки матки. Я всхлипнула от разрывающего меня желания, и потянулась к его брюкам. Но он больно ударил меня по рукам.

- Опять не слушаешься? - сказал учитель, приподнимая бровь.

- Прости, -сказала я, замирая от испуга.

- На первый раз так и быть прощу, -сказал учитель, прикусывая мою губку.

Я замерла, ожидая его дальнейших действий. Учитель вновь вернулся к своему занятию, а я бессильно откинулась на спину, ощущая ею тетрадь и учебник. Мужчина провел рукой по моему лону, поднимаясь вверх по животу, скользнул между грудей, потом по шеи, подбородку и раздвинув мои губы, всунул мне в рот два своих пальца.

- Соси, -сказал он.

Я послушно стала выполнять его указания, ощущая во рту вкус своего лона и возбуждаясь еще сильнее, хотя минуту назад мне казалось, что сильнее желать уже невозможно. Тем временем мужчина просунул уже другую руку мне между ног и засунул пальцы в мое жаждущее лоно. Он начал двигать ими внутри меня, подчиняясь ритму моего посасывания. Я с удивлением поняв это, усилила свои усилия и ускорилась, причмокивая от удовольствия. Шарики стукали внутри меня, бьясь об стенки лона. Я выгнулась на столе под руками учителя, пока мир не взорвался огоньками. Ноги задрожали, и я ощутила эйфорию. Я свободна от боли и желания. Я свободна. Учитель не торопясь извлек из меня шарики, покатал их в руках, а потом со стуком опустил на стол.

- На сегодня все, -хрипло сказал он. - И никаких инкубов.

Я счастливо закивала, пытаясь восстановить контроль над телом.

- Завтра у нас занятие, готовься. И да, на мои занятия всегда ходи в халате, -сказал он, перед тем как уйти.

Я помнила, что в шкафу, предоставленном школой, было штук пять халатов. Четыре платья разной длины, и три юбки с блузками. Я еще удивлялась для чего столько халатов, а оказалось, что для занятий. Ой. А вот какое занятие ведет учитель? На завтра у нас «Боль», неужели он преподает его, но тогда понятно почему именно он помог тому пареньку во время моей инициации. И он мой учитель, личный учитель…кажется я попала.

Я шокировано сползла со стола, и села прямо на пол, ощущая голой попой ледяную поверхность. Правильно, все сходилось. И даже наказание и поход в комнату пыток. Ой-е, как же мне не повезло…или напротив повезло.

Я беспокойно спала всю ночь, страшась занятия со своим учителем. Шла как на каторгу, ожидая боли, крови.

В классе мы так же сели за расставленные полукругом стулья, и в центре была возвышенность, с петлями. Вспомнив про наручники, я вздрогнула. В класс не торопясь вошел мой учитель.

- Меня зовут Дерек. Я признанный сын демона и суккубы, -сказал он, и нам всем поплохело.

Демоны славились своей любовью к пыткам и кровавым оргиям. Они обожали мучить жертв и просто любили причинять боль. Я запахнулась сильнее в халат, ощутив на себе взгляд Дерека.

- Мелитина, моя личная ученица, -сказал он, протягивая мне руку.

Я испуганно вложила свою ладонь в его. Он помог мне подняться со стула, и подвел к постаменту.

- Раздевайся, -шепнул он мне. - Сегодня Мелитина поможет нам в нашем занятии. Тема занятия: «Укусы, как способы разжечь страсть, или как метод наказания.» Откройте учебник на третьей страницы, читаем первые три абзаца, - громко сказал он.

Дерек сам развязал мой халат и скинул его на пол, и я обнаженная замерла, ожидая его команды. Меня он без усилия уложил на постамент, и извлек маску.

- Придется тебе сейчас побыть в ней, -нежно сказал он.

Дерек надел ее и мир сразу стал тьмой, но полной звуков, шорохов и вздохов.

- Сейчас по очереди подходим к Мелитине и пробуем продемонстрировать первый, абзац, затем третий, а ты Мелитина, говори, что чувствуешь.

Я услышала чей-то топот, а потом моей груди коснулись чьи-то губы, а потом я ощутила легкое касание зубов. И не больно, и не приятно.

- Как ощущения? - спросил Дерек.

- Как будто ударился при поцелуях случайно зубами, -сказала я.

- Заметьте, она не видит кто это сделал. Теперь из третьего абзаца.

Моего плеча коснулись губы и вдруг вонзились в плечо. Я вскрикнула, дернувшись всем телом от боли.

- Больно, очень, -сквозь зубы просипела я.

- Да, страстью тут даже не запахнет, -прокомментировал Дерек. – Следующий. И проявите фантазию.

Следующий провел рукой по телу, а потом коснулся руки, в изгибе локтя, с внутренней стороны, и нежно прикусил кожу, непроизвольно из моего рта вырвался стон.

- Тут и слов не надо, -судя по голосу, довольно сказал учитель.

Потом я ощутила губы на бедре, и больный укус, но такой быстрый, и не такой сильный, как предыдущий.

- Больно, но не сильно. Словно вспышка, -сказала я.

Снова шорох шагов, и мои ноги раздвинули и губы легли на мои губы там. Язык скользнул по створки и потом зубы слегка прикусили клитор.

- Я всхлипнула, ощущая, как увлажнилась внутри.

- Вау, -сказала я, сглатывая комок в горле.

- Отлично, -сказал Дерек.

Затем я напряглась, ожидая боли, но вместо этого по моему телу вновь прошлись губами, и потом быстрый укус в области груди, пронзившей меня стрелой. Я непроизвольно выгнулась, и ощутила, как капельки вылились из лона.

- Превосходно, -сказал учитель.- А сейчас прервемся. Мне надо порадовать ученицу, а вы посмотрите, если хотите, -сказал Дерек.

А потом я ощутила, как его плоть вошла в мое лоно, и он начал двигаться, упираясь руками в мои плечи. Мир сузился до звуков и толчков внутри меня. Я слышала его прерывистое дыхание, и тихий шепот одноклассников. Я сотрясалась от его резких ритмичных толчков, пока внутри лоно не начало сжиматься, стискивая в страстном порыве его член, и закричав, я выгнулась под ним, ощущая, как пульсирует внутри меня его семя, изливаясь и заполняя лоно.

- Моя послушная девочка, -прошептал мой учитель, целуя меня в шею.

А потом вновь продолжилось занятие. Как только я достаточно сильно возбуждалась от укусов одноклассников, учитель вновь в несколько мощных толчков доводил меня до оргазма, а потом все повторялось вновь. Когда наконец-то занятие закончилось, и Дерек снял с меня маску, я сощурилась от света. Я не смогла самостоятельно идти, так сильно подрагивали от всех оргазмов ноги. Руки тоже тряслись и безумно хотелось есть и пить.

- Все свободны, -сказал учитель, и подхватив меня на руки, вышел из класса, неся в сторону моей комнаты.

Он бережно уложил меня на кровать, и приказав ждать его, вышел. Спустя время он вернулся с подносом, где была еда и кувшин с водой. Напившись, я утолила голод. И откинулась на кровать, ощущая приятную сытость не только в желудке, но и внутри лона.

- Полежи пока, и возвращайся на занятие. Тебя там заменит инкуб. Попрактикуешься сама, -сказал Дерек, и поцеловав меня в лоб, вышел.

Пришла я в себя где-то спустя час и подрагивающей походкой, запахивая полы халата, двинулась назад на занятие. Там на пьедестале лежал Лис, и теперь его страстно и больно кусали. Я вошла в тот момент, когда его член стоял, рея над бедрами налитой красной головкой.

- Иди сюда, Мелитина, -сказал учитель, завидев меня.

Я подошла к нему, ощущая, как его руки обвили мою талию. Он подвел меня к парню, и наклонил своей рукой мою голову к его паху.

- Сделай ему миннет, нежно покусывая головку члена время от времени, -хрипло сказал он.

Я послушно обхватила плоть Лиса рукой, и взяла в рот подрагивающий от возбуждения кончик, под пристальный взгляд Лиса.

- Ну же, ученица, не бойся, я в тебя верю, - громко воскликнул мой учитель.

Я провела языком по кончику члена, пробуя его на вкус, потом обвила по кругу, и по спирали спустилась язычком вниз, обрисовывая соединение головки с клинком. «Ммм, такой тугой и горячий», - не понимая, я мурлыкнула вслух, и погрузила глубоко в рот член, всасывая его, как учил меня Дерек. Из уст Лиса раздался стон наслаждения, а я уже увлеченно посасывала его, а потом оторвавшись от своего огромного леденца, посмотрела в потемневшие от страсти глаза Лиса, и вновь накрыла губами его головку, и аккуратно вонзила зубы, слегка прикусывая его. Раздался его неудержимый стон, и мне в рот брызнуло его семя, я помогала ему изливаться полностью, присосавшись к плоти и массируя ее рукой. Парень, исторгнув мне в рот свою сперму, блаженно закрыл глаза, а я посмотрела на учителя, и облизала языком по кругу губы, замечая, как его взгляд стал обещающим и тянущимся словно осенний мед. Я сглотнула, ощущая новый прилив желания внутри, и замерла в предвкушении, чего еще прикажет мой учитель.

- Кхм, это было потрясающе, - сказал он хрипло. – Но продолжим, теперь сюда идет Корад.

Парень, похожий на человеческую модель, с копной белых волос и ясными голубыми глазами, подошел и занял место рыженького Лиса, уползшего на свое место. Свой халат он скинул еще на стуле, и теперь прошел по классу демонстрируя стояк. Я сглотнула, понимая, что мой учитель со мной еще не закончил.

- А теперь подари ему наслаждение через боль, Мелитина, -сказал он.

Я задумалась, за что же его можно сильно укусить, так чтобы было и больно, и приятно. Я легла сверху парня, а потом провела губами по его шеи, и с силой вонзила зубы в предплечья, ощущая, как он дернулся, и его плоть скользнула сквозь полы халата, упираясь в трусики. Парень обхватил меня руками, и зарылся носом мне в волосы, прохрипев:

- Еще, -я с удивлением услышала в его голосе страстные нотки, и послушно вонзила зубы вновь, ощущая, как капли его крови попадают мне в рот, а Корад, обхватывает мои ягодицы, и придавливает к своему телу, впечатывая свой член мне в живот.

- Достаточно, -воскликнул Дерек, буквально стащил меня с парня. – Следующий кусает Беатрис, а далее по кругу от нее, - сказал он, и потащил меня к своему креслу.

Он сел на него сам, а потом под удивленные взгляды учеников, вытащил свой член, я замерла и страшась, и надеясь. Он развернул меня попой к себе, приподнял халат и увидев белье, недовольно рыкнул. В следующее мгновение он разорвал мои трусики, отбросив их как ненужную тряпку на пол, и с силой усадил меня на свой вздыбленный член. Я вскрикнула, ощущая и боль, и приятную наполненность внутри, а учитель начал двигать мои бедра, подсказывая ритм движения и не отрывая взгляда от Корада с Беатрис. Я подхватила ритм, и стала двигаться, как он меня направлял, ощущая как порыкивает мне в спину мой учитель, а потом он ускорился, пронзая меня на сквозь, я не сдерживаясь закричала, и он вонзив зубы мне в лопатку, исторг свое семя. Я безвольной куклой обвисла в его объятиях, ощущая остаточную пульсацию внутри. Слезть с себя мне учитель до конца занятия так и не позволили, хотя его член больше не вставал. И лишь по звонку, он приподнял меня, и пересадил на кресло, а сам, заправляя член в штаны, повернулся к классу.

- На мои занятия приходим всегда в халатах и без белья, всем понятно?

Все дружно закивали.

- Тогда свободны. И да, повторите между собой пройденное и напишите отчет с кем и какой вид укуса вам больше понравился. Вы должны все пройти друг друга, кроме моей ученицы. С нею занимаюсь только, запомните, только я. А теперь все вон.

Теперь он повернулся ко мне. Я смотрела в его глаза, ожидая дельнейших действий. Учитель приблизился, и опустившись на колени, раздвинул мои бедра и лизнул мне между ног.

- Вкусная девочка, но наполненная до краев…На сегодня с тебя достаточно, -сказал он, лизнув еще на последок там, болезненно задевая языком горошинку клитора. Я всхлипнула, но меня подняли, и шлепнули по попе. В мою руку учитель впихнул какой-то пузырек.

- Помажь сейчас, потом после ужина, перед сном и утром себе лоно и внутри влагалище, иначе до завтра не заживешь, -заботливо сказал он.

Потом он поцеловал меня в губы, и не выдержав, пробормотал, вырывая пузырек из моих рук.

- Нет, перед ужином я помажу тебя сам.

Он извлек свой член, который на моих глаз увеличивался, щедро полил его мазью с пузырька, и повернув меня к креслу, заставил наклонится и опереться в него руками. В следующее мгновенье он вновь вошел меня, срывая с моих губ стон боли и наслаждения. Но удовольствие длилось недолго, сделав несколько толчков, он вынул свою плоть и повернул меня к себе, вновь целуя.

- Тем слаще будет встреча, - сказал он, всовывая мне обратно в руки пузырёк. – Иди ужинать, моя Мелитина.

Я потрясённо замерла, понимая, что продолжения не будет, но ослушиваться его не стала. Я шла и чувствовала, как набухшие губы, прикрывающие мое стертое лоно, трутся друг об друга, продолжая начатое, но незаконченное дело Дереком. До столовой я дошла не сразу, кончив по пути два раза.

После ужина я рухнула на кровать и забылась сном, не слыша, как ночью меня навестил учитель, и потершись своим членом об мои губы, ушел.

Глава 5

Пробуждение было болезненным. Я быстренько помылась и помазалась мазью, ощущая, как пощипывает все внутри, а потом все сменилось приятной прохладой и боль ушла. Да, вчера я явно перезанималась. Довольная улыбка появилась на моем лице. Не так уж страшны оказались занятия под названием «Боль», хотя боль и принесли.

Сегодня ожидал меня урок «Грезы». Я в предвкушении натянула платье, и поколебавшись, все таки надела белье. У комнаты меня встретил печальный Ворон, и притянув к себе обнял.

- Как ты? - мягко спросил он.

- Немного еще болит внутри, -сказала, краснея я.

Ворон сделал тяжелый вздох и пробормотал мне в волосы.

- Хотел бы я, чтобы эта боль была от моего вторжения в тебя…

- Но, -сказала я, чувствуя недосказанность в его словах.

- Но, я узнал у старших. Если учитель избирает себе личную ученицу, и она дает на такое обучение согласие, то он в праве решать, когда и с кем ей заниматься сексом, -с печалью закончил Ворон.

- Так что он имел права меня наказать, -продолжила его мысль я.

- Да. Ну вот зачем ты согласилась? - спросил он, заглядывая мне в лицо.

- Потому что не видела причин для отказа. И не думаю, что опыт, который он мне может подарить, будет вреден для суккубы. Однажды я хочу стать как минимум госпожой, -ответила я, вырывая еще один печальный вздох из уст парня.

- Хорошо, однажды он отстанет от тебя, и мы будем вместе, -сурово сказал парень.

Я ошарашенно уставилась на него. Что за бред, суккубы и инкубы не сходятся в пары. Мы слишком похожи. Нам нужно питаться, питаться эмоциями, жизненной силой партнера, а иначе, спустя пару лет после инициации, мы начинаем стареть и умираем от голода.

- Ты хочешь моей смерти? - без обиняков спросила я.

- Нет, твоей жизни со мной. Я не буду запрещать тебе питаться с другими, но я хочу, чтобы мы всегда были вместе, Ангел, -страстно зашептал парень, касаясь моих губ.

Я вырвалась из его объятий.

- Я не Ангел, -проговорила я по слогам.- Я-суккуба Мелитина. И я не хочу связывать свою жизнь. Я хочу дарить наслаждение и получить силу. Я хочу стать госпожой, а лучше повелительницей, а отношения будет мешать. Ворон, очнись. Мы никогда не сможем быть вместе, -сказала я глядя в его потрясенные глаза, и развернувшись ушла.

Вот так и теряют друзей. Как же грустно, но я всегда понимала, что суккубе, чтобы подняться, надо быть одинокой. Конкуренты и якорь в ее жизни не нужны. Я смахнула непрошенную слезинку, и с улыбкой зашагала на встречу новым знаниям.

Учитель «Грезы» вещал:

- Хотя и принято считать не следующими, что суккубы и инкубы шлюхи своего рода, но это в корне неверно. Мы дарим мечты, осуществляем тайные желания. Просто секс является наиболее часто востребованный и тайно запретный для людишек и иже с ними. Порой выполнения заветной мечты осуществляется без сладострастного соития тел, да и сказать по правде, большинство рас вы можете просто обмануть своей врожденной магией, и они будут думать, что получили желаемое. Поэтому мы с вами, -вещал учитель Мануил, - будем учится создавать качественные иллюзии и пользоваться своим телом так, чтобы секса без вашего желания у вас не было, а награда была. И так, пишем тему сегодняшнего занятия: «Взгляд, как всесторонние оружие».

Тема была интересная, но непонятная. Как можно возбудить взглядом, или раздеть? Как это? Мы всем классом убили целый день на это…и толку ноль. Учитель лишь покачал головой, и велел к следующему уроку потренироваться. А с учебника переписать виды подмигивания и способы их использования на практике.

Я сидела перед учебником и печально вздыхала. Ворон целый день шарахался от меня, и лишь печальным взглядом сверлил мне спину. Роза пропадала с Лисом, тренируя домашку по «Боли». Вся шея Лиса была покрыта укусами. С остальным классом я еще пока не подружилась. Вот и пришлось засесть за домашнее задание, которое не понимаешь. Переписать то я все переписала, а вот как быть со взглядом? Взяв в руку тетрадь, я поплелась в ванную, «стрелять глазками».

Тут то меня и застал Дерек. Учитель нежно коснулся губами моей шеи, от чего мурашки разбежались по телу, и мягко отобрал у меня тетрадку.

- Чем это моя ученица занимается, -сказал он, читая.

- Дурью маюсь, -грустно вздыхая, отозвалась я.

- Зачем сразу дурью. Очень даже интересная тема, -сказал мой учитель, не отрывая взгляда от написанного мною.

- Мне не понятно, -призналась я, от чего брови Дерека удивленно взметнулись вверх.

- Что именно тут может быть непонятно, Мелитина?- спросил он, приближаясь ко мне и целуя мою ключицу.

Я аж задохнулась от волны жара, пронесшемуся по телу. Хочу еще, но учитель ждал ответа.

- Ну, например, как можно «раздеть взглядом», или «возбудить» …взгляд-это же наши глаза, а они неизменны.

- Ты в этом так уверена, моя ученица? - вкрадчиво спросил Дерек, беря меня за руку и выводя в комнату.

- Да, учитель…я так думаю.

Дерек усадил меня на кровать, а сам сел на мой стул, расположив его напротив меня. А потом он посмотрел на меня внимательным взглядом так, скользнув от макушки до пяток, что новая волна жара смела все мои мысли, и я загорелась от жара не только внутри лона, но и на щеках. Учитель же теперь посмотрел на мое платье, и я ощутила себя словно раздетой перед ним, будто он видит сквозь него. А потом он с нежностью перевел взгляд в мои глаза, и проговорил чуть хрипло:

- Почувствовала разницу?

- О, да, -сглатывая слюну, сказала я, не отрывая взгляда от топырящихся брюк учителя.

- Вижу, что даже что-то у тебя получается, -со смешком сказал он, и поманил меня пальцем к себе, извлекая из-под мягкой резинки свое сокровище.

Я на ходу скинула платье, под пристальным взглядом Дерека, и подойдя к нему, стащила трусики, ощущая жар от его взгляда.

- Не хочу прелюдий, -сказал Дерек, и подхватив меня, рывком усадил к себе на колени лицом к лицу.

Его губы накрыли мои, а своей рукой, он направил набухшую плоть в меня. Но когда он начал входить, я вскрикнула от обжигающей боли внутри.

- Ты мазалась, как я тебе говорил? - с прищуром серых глаз, спросил мой учитель.

- Вчера перед сном забыла…я сразу же уснула, прости, -пробормотала я, ощущая, как слезы от боли и разочарования текут по щекам.

Было больно, как при инициации. Я боялась, что Дерек продолжит, повторив тот путь вновь, но у учителя были другие планы.

- Что ж, ты сама себя наказала, -сказал он, сталкивая меня со своих колен.

Я послушно стояла перед ним на коленях, думая, что он вновь потребует удовлетворить его, а меня оставит без сладкого, но и тут я ошиблась.

- Ложись на кровать, Мелитина, -сказал он.

Я послушно легла, наблюдая как он касается рукой своего члена. Было так обидно, что я сама упустила такую возможность быть обласканной им внутри. Прав, учитель, я сама себя наказала.

- Скажи, моя хорошая, ты трогала себя там? - спросил Дерек.

- Трогала, и пыталась посмотреть, -краснея ответила я.

- Посмотреть- это хорошо, -ответил мой сладкий мучитель, и начал двигать рукой по своей плоти. Я сглотнула вязкую слюну, согласная уже даже на то, чтобы он дал мне его облизать. Ну хоть что-то. Ну пожалуйста.

Учитель следил за моей реакцией. На его лице расцвела улыбка.

- Раздвинь ноги, и согни их в коленях, моя дорогая, -сказал с какими-то мурлыкающими нотками он.

Я послушно выполнила его команду, наблюдая между ног за движениями его руки на члене. Он чуть ускорился, перейдя с неторопливо-ленивого поглаживания на активные ласки.

- А теперь погладить себя там ручкой, поиграть пальчиками с клитором, запусти в себя свою ручку, -хрипло сказал он.

Под его взглядом мое лоно налилось желанием, половые губы набухли, и, а я внутри увлажнилась. Я послушно коснулась себя там, в начале осторожно, боясь боли и стесняясь выставленным на его обозрение лоном. А потом под его одобряющим взглядом я прошлась смелее, нащупывая выступающий кончик клитора пальцем, провела по нему и задохнулась от нахлынувших эмоций. Вспоминая движения языка Дерека, я попробовала повторить его, своими пальцами на створке в мою негу, и всхлипнула, ощущая тянущее чувство блаженства. Учитель наблюдал за мной сквозь прищуренные глаза, и двигал своей рукой по члену, а я подстроилась под его ритм, и скользила пальчиком внутрь своего влажного жаркого лона, впервые ощущая себя там изнутри. Мой палец задевал клитор, и я ощутила, как он напрягся и на нем появилась бусинка, которую я попробовала помассировать, и застонала. Теперь мой взгляд следил за Дереком, а мои пальцы ласкали бусинку. Все быстрее и быстрее ускорялась, и Дерек ускорял свои движения по члену рукой тоже. Мои бедра то раскрывались, то закрывались, ритмично сокращаясь, и я выгнулась под своими руками, ощущая стук молоточков в голове, а ноги налились жаром и пройдясь по телу, спалил меня до дна. Сквозь спутанность сознания я ощутила, как надо мной стал Дерек, и двигая рукой по своей плоти, вылил семя мне на живот и грудь. А потом его пальцы скользили по его же меткам, и переносили мне их в рот, а я старательно облизывала его пальцы, сглатывая такую родную и неповторимую жидкость.

Мой учитель опустился рядом со мной на кровать, и вновь прошелся поцелуями по плечам, ключице и шеи, на миг каясь и губ.

- Отдыхай, моя послушная суккубочка. И не забудь помазаться мазью, -сказал он, и спрятав в брюки член, ушел.

Я лежала на кровати, оглушенная своими эмоциями. Как много я упустила, не зная, что себе самой можно сделать так приятно. Потом я вспомнила про ощущения внутри себя члена учителя, и поняла, что и так, и эдак приятно. Надо совмещать, тогда вообще улет должен быть.

Перед сном, я, шипя от боли, смазала себя внутри, и уснула с улыбкой на губах. Какой потрясающий день!

Глава 6

Утро, как много оно дает. Например, ощущение чьего-то взгляда на себе. Я распахнула глаза, и узрела Ворона.

- Что случилось, спросила я, -смущенно накрывая одеялом свое обнаженное тело.

- Я тут подумал, и решил, что ты неправа… Я дождусь, и ты будешь моей, -сказал Ворон.

Я шокирована на него уставилась.

- Чего ты дождешься?

- Когда ты станешь госпожой, -пожав плечами сказал он.

- Да госпожой некоторые и за всю жизнь стать не могут.

- Я десять лет ждал твоей инициации, подожду еще, -сказал он.

Я слезла с кровати, и под внимательным взглядом карих глаз Ворона оделась. Тот стоял не шелохнувшись, и лишь брюки подозрительно набухли.

- Ворон, это бесполезный разговор…Ты же знаешь, что чувства не для нас. Ну чего ты заладил «дождусь, дождусь». Оно тебе надо? Живи здесь и сейчас. Наслаждайся учебой, получай опыт.

Ворон резко шагнул ко мне и прижал к себе, запуская одну руку мне между ног.

- Запомни, Ангел, -упрямо сказал он. - Однажды там, ты будешь принадлежать мне. Да и вся ты станешь моя. Я люблю тебя, пойми, глупая.

- Мы не умеем любить, -жестко сказала я. – Мы лишь умеем желать. Ты хочешь меня, вот и психуешь. Успокойся. Иди сюда.

Я показала ему на кровать, и когда мы сели, обняла его.

- Ты столько времени был мне другом, братом, ну зачем ты сейчас все портишь?

Ворон начал меня страстно целовать, а я покорно принимала его ласки. Видя, что я не реагирую, Ворон начал покусывать меня, а потом и вовсе полез под халат. Я не выдержала.

- Хватит. Пошел вон. И больше никогда без моего позволенья, в мою комнату не входи. Понял? - гневно сверкая глазами заявила я.

- Да, госпожа, -покорно сказал Ворон, и вышел, с насмешкой слегка поклонившись мне у двери.

Сегодня урок «Страсть». Вела его суккуба Леманира. Она достигла уровня госпожи и теперь могла не бояться попасть в лапы к демонам в качестве рабыни.

Всего уровней было семь. Первый мы проходили сейчас. Начинался он с момента инициации и достигался исполнением ста желаний, тогда мы становились рабами любви. На этом этапе суккубы и инкубы поддавались чувствам, и могли запросто потерять свою суть, и пойти по пути брака и разочарование в себе, в жизни.

Второй этап достигался на отметке в двести желаний, или партнеров, что было проще, ведь грезы еще не освоены в полной мере. Тогда мы становились рабами страсти. Этакие бешенные кролики, удовлетворяющие похоть и страсть окружающих.

Третий этап достигался в триста желаний, и мы становились рабами плоти. Мы удовлетворялись теперь не только сексом, но и своими телесными желаниями: пить, есть, спать… На это этапе нас, обученных выпускали из школ, и мы отправлялись в самостоятельную жизнь.

Четвертый этап мы уже постигали без школы и учителей, становясь рабами духа. Наша молодость, красота, жизнь и сытость зависела от силы нашего духа. Скольких мы сможем удовлетворить и осчастливить, и покормится ими же. Всего четыреста желаний, и статус рабы духа наш. На этом этапе демоны могут нас сломить и подчинить, но при условии, что мы сами согласимся попасть в их владения, добровольно, а вот там уже нашего согласия никто не ждал.

Пятый этап и шестьсот желаний. Мы становились госпожой. Теперь демоны были невластные над нами. Мы могли свободно бывать где угодно. На этом этапе, мы могли делать привязку к тем, кого осчастливили. И питались ими потом уже без их посещения и ведома. Немного усилий, и ты, пока живы твои подопечные-прекрасна и здорова.

Шестой этап становился верхом желания- повелительницы. Восемьсот желаний, и мы равные демонам. Это то, чего так жаждали вечно униженные и обреченные на похоть мы. Теперь мы могли посвятить себя, чему угодно, да хоть замуж выйти. Мы становились свободными.

И последний, самый сложный этап: благодетельница. Для него нужно было исполнить тысячу желаний, и родить ребенка. Самое сложное, что рожать надо было от тех, к кому испытываешь положительные эмоции, только тогда это давало мощный заряд энергии, приближающий тебя к полубогам. Мы становились вечно прекрасными, и не зависели уже от своих кормильцев, мы могли уже без ущерба для себя кормиться сами и кормить других. Таких суккуб и инкубов брали в жены и мужья демоны. Такие считались элитой. Даже король прислушивался к ним.

Но это было практически недостижимая мечта. Чтобы исполнить тысячу желаний, при такой-то конкуренции, надо было быть виртуозом и профи своего дела, иметь бурную фантазию и внутреннюю силу, которой порой просто не было у суккубов и инкубов. Всего сейчас три благодетеля. Два инкуба: жених принцессы, и глава кланов инкубов –второй. И одна суккуба- вторая жена короля. Остальные просто не достигли таких высот.

Вот сейчас Леманира та, к кому стоит прислушаться, что я делала.

Сегодня мы проходили умение разжигать страсть правильно подобранной одеждой. Перед нами лежал на пьедестале ворох одежды, и мы должны были одеться так, чтобы вызвать желание, а потом все дружно разбирали ошибки.

Я оделась в голубое платье прямого покроя, подчеркивающее цвет моих глаз. У него был скромный вырез, но вот юбка при движении оголяла ноги да самого лона, отчего становилось при большом шаге видно белье.

- Прекрасно, теперь подойдите сюда, и выберите украшения и аксессуары, - сказал Леманира, указывая на большую коробку.

Мы по очереди подошли к ней. Я откопала голубую ленточку для шеи с маленькой круглой бляшкой на нем, и повязала на шею. А потом увидела чулочки, черного цвета, с белыми бантиками, и не выдержав, захватила и их. Может буду выглядеть как пугало, но это такая красота.

- Теперь вы свободны, а после обеда сюда. Сейчас прогуляйтесь. И если на вас кто-то позарится в ваших одеждах, или сделает комплимент, вы получите зачет по этой теме. После обеда обсудим ошибки. Идите.

Мы разряженными попугайчиками вышли из класса, и направились прогуливаться по коридору, надеясь получить комплименты, или даже секс, который только мне одной не светил из-за запрета учителя. Я печально вздохнула…там, где есть плюс от занятий с ним, там есть и минус… а потом я подумала, а собственно, чего теряться, пойду разыщу учителя и пусть он скажет вердикт об моем внешнем виде.

Я прошлась вдоль кабинетов, пока не дошла до комнаты с атрибутикой, где меня наказывал Дерек. За ней слышались глухие стоны и удары. Я замерла, терзаемое страхом и любопытством. Что-то подсказывало, что мой учитель будет там. Не выдержав, я заглянула и ошарашенно отпрянула от увиденного.

К стене была прикована суккубочка со старших ступеней обучения, а перед ней стоял инкуб с плеткой, и бил ее. Класс наблюдал за процессом, а мой учитель, широко расставив ноги и сложив на груди сильные руки следил за парочкой. Он заметил мое вторжение, и его глаза хищно прищурились.

- Мелитина, проходи уж, чего мнешься, -сказал он.

И я, понимая, что попала вошла. Ощущая себя глупо. Дерек внимательно рассмотрел мой наряд, вырез, открывающий при ходьбе ноги и черные чулочки. Его взгляд стремительно темнел.

- Что ж, класс, знакомьтесь, моя личная ученица- Мелитина, -сказал он, приближаясь ко мне в плотную.

Все напряженно смотрели на меня. В это время учитель провел руками мне по плечам, понюхал мою шею и прошептал на ушко, вызывая сладкую истому по телу:

- Прекрасное платье, и лента…она так напоминает мне кое-что.

- Смотрите, и учитесь пользоваться в своих достижениях подручными средствами, -сказал мой учитель.

Он опустился передо мной на колени, и стащил с моих ног чулочки. Одним он связал мне руки, а другой привязал к ленте на шеи.

- Демонстрирую, моя личная собачка, -сказал Дерек, дергая за чулок.

Я по инерции шагнула к нему.

- На колени, -сказал он, накручивая чулок на шею.

Я послушно рухнула перед ним. Учитель извлек свой член, и вогнал мне в рот.

- В таком состоянии вам послушна ваша жертва. Она ваша раба. И будет делать то, что вы захотите, - сказал он, ритмично двигаясь у меня во рту.

Я послушно сидела, ощущая, как его плоть вдавливается в гланды. Но я знала, что он может вогнать член еще глубже и у меня связаны руки. И я не смогу его остановить, поэтому была послушна, опасаясь рвотного рефлекса. Дерек подвигался немного, а потом вынул член.

- Андус, смени меня, -сказал он, заходя мне за спину.

Он развязал мои руки, и наклонил меня, заставляя встать на четвереньки. Андус вставил мне член в рот и начал двигаться, загоняя за щеку головку. Дерек же задрал платье и пару раз шлепнув меня, спустил трусики и заполнил собой. Он начал рывком двигаться, удерживая меня за поводок, заставляя выгибать назад голову, а иногда даже и задыхаться от ленты на шеи. Я почувствовала, как из глаз скатились слезинки, но не от боли, а от натуги. Лоно мое радостно встречала хозяина, а тот распаляясь, все резче и резче пронзал меня. Первым не выдержал Андус, и его сперма хлынула мне в рот, а потом меня рывком развернул к себе Дерек, дергая за импровизированный поводок, и я пока я пыталась продышаться, вогнал мне в горло свою плоть и несколькими мощными толчками излился в меня. Я послушно сглотнула все, что он мне дал, едва не захлебываясь. Внутри, словно зажатая пружина, осталась волна возбуждения, надеявшаяся, что это еще не все.

И она не ошиблась. Мой учитель дернул поводок, и я на четвереньках дошла да столба, к которому он привязал мою шею, а потом поставил меня на ноги, и связал вторым чулком руки, заставляя обхватывать столб.

- А так, вы еще частично и обездвижили вашу «собачку», -сказал учитель. - Позже я вам покажу полное обездвиживание.

- Теперь Карнеш покажет Мелитине, как ей получить удовольствие стоя.

Вперед вышел русоволосый инкуб, и взяв плетку, начал меня хлестать. Я вскрикивала от боли. Бил парень осторожно, причиняя лишь легкую боль спине и ягодицам. Вскоре жар прилил к местам удара, а от ягодиц разлился по низу живота. Я ощутила влажность внутри, а потом парень прижался ко мне, и вошел сзади в мое лоно, чуть приподнимая одну ногу. Я чувствовала, как его курчавые жесткие волосы с лобка трутся об мои истерзанные ягодицы, раздражая их, и возбуждая меня. Он начал двигаться, в начале неумело, а потом все смелея, осваиваясь внутри, вгоняя на самую глубину. Он оттягивал мою попу назад, впиваясь пальцами в моя ягодицы, причиняя боль, от которой мне становилось еще приятнее. Я стонала, подчиняясь его движениям. А парень рыча впился в мои лопатки, усиливая боль и загоняя глубоко в меня член. Я ощутила как судорожно начала цепляться лоном за его плоть. Волны жара нахлынули, и я, вскрикнув, потерялась, ощущая, как еще двигается во мне парень, изливаясь внутри.

- Всем видно, как хороши чулки в играх? - со смешком спросил Дерек, развязывая меня.

Класс дружно ответил, что «да», а я бессильно рухнула на руки учителя.

- Тогда вернемся к плетке. Карнеш- зачет. Марика, к стене. Амир-за хлыст, -скомандовал учитель, и усадил меня на лавку.

Он прошелся носом по моей шеи, втягивая мой запах. А потом сам надел на меня помятые чулки, пройдясь руками по внутренней стороне бедер, от чего волны жара прошлись по телу. Серые глаза с усмешкой посмотрели на меня, прекрасно зная об моей реакции.

- Иди обедать, моя дорогая. Вечером приходи сюда. В халате и без белья.

Я послушно кивнула. И вышла из класса, ощущая жар ягодиц и спины.

После обеда мы вернулись на занятие. На некоторых одноклассниках, как и на мне были помятые вещи. Леманира с усмешкой осмотрела нас, и приказала рассесться на две колоны, в одной «счастливчиков» в смятых одеждах, а в другую прилично-печальных.

- Ну и какие выводы вы сделаете, граждане инкубы и суккубы? - спросила она, улыбаясь.

Печальные оглянули нас, и выдали:

- Секс лучшая награда.

Мы все засмеялись, и лишь я вздохнула, ощущая жжение в районе попы. Толи еще вечером будет, не спроста же учитель меня в это комнату зовет.

- Это да, но я о внешности. Что привлекает внимание? - терпеливо спросила Леманира.

- Скромное одеяние с изюминкой, -откликнулся кто-то.

- Какой? - вновь спросила суккуба.

- Вырез, разрез или не скромно выглядывающая деталь, -выкрикивал класс.

- Верно. И еще, класс, любую одежду можно сделать выигрышной, -сказала она подходя к инкубу, застегнутому в рубашку на все пуговицы, и скромных брюках, и рванула ему на груди рубашку. Пуговицы, горошинами заскакали по полу. А она уже подошла к суккубке, из печальной группы, и чуть сдвинула с одного плеча скромную кофточку, оголяя плечо, и распустила ее волосы.

- Иногда малая деталь делает вас из серой мышки – королеву желаний и страсти, - пробормотала учительница, исправляя и у других огрехи в одежде.

Мы во все глаза смотрели на это чудесное превращение.

- И да, девочки, запомните ваше главное оружие: каблуки, чулки, качественное белье и невинный взгляд при всем внешнем блядском лоске. Мужчины мечтают именно о таком сочетании, и лишь редко бывают исключения.

Суккубки синхронно кивнули.

- А вы, парни, больше мужественности, ведь большинство ваших клиентов женщины, а они хотят самцов в постели. Уверенных, жестких, требовательных, но готовых слушать и слышать их желания, и удовлетворять в первую очередь дам, а потом уже себя… А иначе на вас нетрадиционно ориентированные клиенты. Поэтому никаких обтягивающих зауженных брючек и висящей матни, вы же ничего туда от радости наложить не собираетесь?

Парни замотали головой.

- Вот и прекрасно. К следующему занятию одеться в соответствии с моими рекомендациями. И да, попрактикуйтесь, попробуйте поэкспериментировать.

Мы выходили из класса потрясённые такими простыми вещами. Кто бы мог подумать…все так легко и в тоже время так сложно.

Вечером я переоделась в халат, скинула белье, и пошла на встречу с учителем. Сердце трепетало, и я все пыталась понять от чего же больше: страха или ожидания.

Я толкнула дверь, и вошла. Дерек уже ждал меня. Рядом с ним сидел Ворон.

- Сегодня мы будем тобой распоряжаться, -сказал мой учитель, скидывая с меня халат.

Ворон жадно прошелся по мне взглядом. Учитель подвел меня к столбу, и пристегнул к нему наручниками. Я замерла, сжимаясь внутри. В рот мне учитель засунул какой-то шарик, и застегнул его ремнем сзади. Я попробовала его вытолкну языком и не смогла. «Неужто мне сделают больно?»- в испуге замерла я.

- Мелитина, Ворон выразил желание отыметь тебя. О плате мы с ним уже договорились,- сказал он.- Какую не скажу. Не твое дело. Но я дал согласие, поэтому приступай, Ворон, а я посмотрю, чего ты успел освоить на практике.

Ворон подошел ко мне, расплел косу и растрепал мои волосы по спине. Часть кончиков попала мне между ягодиц. Я ощутила легкое покалывание кончиков там, и мягкость их по всей длине. Ворон потянул за волосы, откидывая мою голову назад, и припал к моему раскрытому рту.

- Я говорил, что буду обладать твоим телом, -страстно сказал он, лаская и давя пальцами соски, заставляя меня сжиматься от боли и наслаждения.

Он поиграл с грудью, а потом прижимаясь вздыбленной плотью к моей попке, скользнул рукой по моему животу и нагло влез пальцами мне между нижних губ. Я всхлипнула. Мышцы внутри сжались, обхватывая его пальцы. Член Ворона нетерпеливо дернулся.

- Ангел, тебя бы я и пальцем не тронул, не причинил бы боль, -шептал на ухо мне Ворон, -Но ты зовешь себя Мелитиной. Суккубой Мелитиной, а она заслуживает порки, -заявил он, и резко отстранился и отошел.

Через мгновение на мою спину опустился первый удар плетью. Я ощутила, как ее росчерк прошелся наискось по мне, задевая и попу, а затем она пошла на новый круг, заставляя меня дергаться и кричать в немом крике. Ворон бил с силой, мне казалось, что меня уже должно было залить кровью, а он все наносил и наносил удары. А потом послышался звук падения. И он прижался ко мне, заставляя испытывать новую боль от ссадин на ягодицах и спине. Я пыталась вырваться, не понимая, что за кошмар происходит, и почему мой учитель это допускает?

Ворон руками провел по ссадинам, а по моему лицу струились слезы от боли и унижения. Но Ворону было этого мало.

- Ну как тебе это, госпожа? - злобно спросил он.

Ворон раздвинул мои ноги, и шлепнул с силой меня между ног. От чего я подпрыгнула на мести. Боль пронзила меня стрелой, начиная с лона, и кончая головой. Я бессильно откинулась назад, мечтая, чтобы это скорее закончилось. Дерек не останавливал его. А Ворон, ударив меня еще несколько раз, резко вошел, заставляя залиться слезами от новой боли. Он с силой сжал мои плечи, касаясь следов от плети, причиняя боль и вонзался внутрь мое лона, буквально отрывая мои ноги от пола. Если бы могла, я бы кричала, а так я вгрызалась в шар, терзая его зубами и заливала слезами щеки. Ворону казалось мало моей боли, и он то проводил руками по спине, задевая раны, наслаждаясь моими слезами, то шлепал меня по ягодицам, мял с силой груди и сжимал до потери сознания от боли соски. Казалось, что пытка длится вечность, когда наконец он с силой сжал ягодицы, и ускорился, хрипя мне в спину, а потом особо мощным толчком, пустил в меня свое семя.

- Мелитина заслуживает этого, -хрипло сказал он, в ярости кусая мое плечо. –А мой Ангел получит всю мою нежность, слышишь, и я ее получу. Ты вернешься ко мне, мой Ангел, - рыкнул он напоследок, и шлепнул меня.

Наконец он отошел от меня, и я услышала другие шаги. Мой учитель отстегнул наручники, заглядывая в мое лицо, и я сползла на пол, заливаясь слезами. Дерек расстегнул шар и вынул его из моего рта. На нем были видны следы моих зубов.

- Я отнесу тебя в комнату, - мягко сказал он, укутывая меня в халат и поднимая на руки.

Я вскрикнула от боли. На лице учителя появились желваки, но он промолчал.

- Ворон, жди меня здесь, расплачиваться, -сказал он, и вынес меня из комнаты боли вон.

По пути нам попадались ученики, удивленно глядевших на нас, но мне было все равно. Я плакала. Даже сил высказаться не было.

Дерек занес меня в комнату, и опустил меня на кровать, стаскивая халат.

- Не надо, -в ужасе закричала я, рыдая.

- Успокойся, -жестко сказал учитель, и рывком перевернул меня на живот.

Я замерла бессильной куклой, ожидая продолжения пытки. Но он меня удивил, я ощутила нежную ласку по спине и холод мази.

- Все заживет, -пробормотал он, засовывая палец мне в лоно и смазывая там.

- Зачем? - сквозь боль прошептала я.

- Ты должна понять, что друзей у суккубы не бывает, лишь те, кто ее желают, а если желание не удовлетворяется, то происходит выплескивание ярости. Я научу тебя выдерживать боль, и даже получать от нее удовольствие, Мелитина. Единственное, я сделаю это постепенно, не бойся. А сейчас отдыхай. А я пойду стребую плату, соразмерную твоей боли, не переживай, моя хорошая, -сказал он, поцеловал меня в затылок, и вышел, перед этим укрыв меня одеялом.

Я заснула в мире тянущей боли, а во сне я почувствовала, как в комнату кто-то вошел, откинул одеяло и вновь смазал мне все ссадины, а потом чуть раздвинув ноги, проникли пальцем мне внутрь и смазали там. По поцелую в затылок, я поняла, что это был мой учитель, и уснула повторно.

Глава 7

Проснулась я от дикого желание сползать в туалет, что я и сделала, ощущая себя старой и разбитой старухой. Я замерла перед зеркалом, заглядывая в свои мутно-голубые глаза, припухшими от слез и спутанными волосами. Медленно я развернулась, на миг закрыв глаза, я обернулась, через плечо глянула в отражающую мою спину поверхность. Кожа была исписанная автографами боли и ненависти Ворона, словно стежками, вышитыми кровавыми узорами по белой коже. Кое-где раны уже заживали. Я коснулась рукой отпечатков зубов Ворона на плече. А потом с ненавистью поглядела себе в глаза.

- Чего расклеилась, Мелитина, -злобно сказала я, и повернувшись к зеркалу передом, прижалась лбом к прохладной поверхности.

- Ты же не Ангел, чтоб расквашиваться, соберись, тряпка. Улыбнись и иди всем на зло с улыбкой. Ты сильная, ты все преодолеешь, Мелитина, -убеждала я саму себя, заставляя натянуть на лицо улыбку.

Поплескала ледяной водой в лицо, распутала волосы, заплетая их в привычную косу, а потом подумав, я расплела их. Я одела блузку, и подумав расстегнула первые три пуговицы, оголяя кружевной розовый лифчик. Юбка по колено, обтягивала ноги, подчеркивала мои пышные бедра. Старясь не морщиться, я наклонилась и одела туфли на тонком каблуке. «Вот так должна выглядеть суккуба Мелитина», - удовлетворенно подумала я, изучая свое отражение в зеркале.

Я вышла из комнаты, покачивая бедрами при ходьбе, ощущая жадные взгляды инкубов, и полные зависти суккуб. Да, красивыми суккубы не рождались, я в этом плане скорее исключение. Наша магия такова, что мы меняемся внешне под своего партнера, а я уже, не меняясь прекрасна. Завидуйте, твари, ваша повелительница идет.

Я вошла в класс, и не торопясь села вперед, ощущая всеобщие взгляды. Открыла учебник «Чары». Положила его на стол. «Чары»-единственный из предметов, где мы сидели за столами. Я уронила карандаш, и встав, наклонилась поднять его, с удовлетворением услышав страстный вздох парней. Распрямившись, я увидела Ворона. Тот замер в проходе, изучая меня. Я улыбнулась ему. Суккубы не обижаются на желания, они их исполняют. А я только сейчас поняла, что он стал моим первым, напитавшим меня и изменившим. Думаю, он сам этого даже не понял. Такое очень редко, но случается.

Ворон вздрогнул, и какой-то странной походкой, будто у него что-то зажато между ног, прошелся по классу и сел в самом конце. Что это с ним? А какая мне собственно говоря разница.

Я опустилась на свой стол, и стала ждать начало занятия.

Предмет вел инкуб ЧихМых. Сегодня он учил нас создавать свет. Простой желтый огонек. А потом просто растягивать его на всю комнату. После обеда он показал нам, как менять цвета, создавая красный синий и т.д .

- Вам это пригодится, при создании грез, -сказал ЧихМых.

Я создала разноцветные огоньки, и пустила их над столом по кругу.

- Зачет, -сказал учитель, изучая творение моих рук-. Теперь разведи их в разные стороны.

Я послушно сделала это, наблюдая как меняется свет в центре класса, сливаясь в единое размытое пятно. Учитель удовлетворенно погладил меня по голове, и пошел к следующим столам.

После урока ко мне подскочил Лис с Розой.

- Что между тобой и Вороном? - спросили они.

Я демонстративно повернула в сторону Ворона лицо, задержала взгляд на нем, соединяя на краткий миг наши взгляды.

- Ничего, -ответила я бесстрастно.

- Как ничего?! –возмутилась Роза. – Вы даже не разговариваете.

- Говорю же, больше ничего нет. Мы чужие друг другу. Он ждет своего Ангела, хрен с ним или в нем, -задумчиво сказала я. – Пусть ждет. Я не она, а его я не знаю и знать не желаю.

Закончив речь, я спокойно встала, поправила бюст, заставив взгляд Лиса нырнуть в вырез, и пошла прочь. Так то, детки, Мелитина не Ангел.

Я прошла в столовую, взяла овощей и пирожное. Хорош ужин, но я так хочу.

Ко мне подсели девчонки с класса, и спросили:

- Что это с тобой? Это твой учитель тебя так заставил ходить? - с придыханием спросили они.

- Он еще даже не видел меня сегодня…и нет, не он, -сказала я, поедая овощи.

К нам приблизился своей новой странной походной с подносом Ворон, помявшись, он сел рядом. Я безразлично ела. Ребята попытались поговорить с ним, расспрашивая про то, чем он планирует заняться в выходные. У старших курсов выходные-это практика, повышение уровня мастерства и исполнение желаний и грез, но нам такое только через полгода светит, не раньше. Нужно опыт наработать.

В столовую вошел Дерек, и заметив меня, его взгляд потемнев, изучая вырез блузки. Я взяла пирожное ложечкой, и не торопясь облизнула ее, представив его плоть. Дерек моргнул, и решительно зашагал в мою сторону. Ворон заметил его, и зло сощурил глаза.

- Поела? –хрипло спросил мой учитель.

Я кивнула, слизнув сладкий крем с губ. За столом кто-то закашлялся. Но я не отводя взгляда смотрела на учителя. Тот стремительно выдвинул мой стул, на миг замерев, оглядывая мою юбку и туфельки, потом решительно закинул меня на плечо.

- Тогда идем, -сказал он, придерживая меня за попку, хотя нет, не придерживая, а поглаживая, и под удивленные взгляды учеников в столовой, понес меня прочь.

Он притащил меня в мою комнату, сбросил на кровать, а потом заперев дверь, резко повернулся ко мне.

- Тебя выпороть? - резко спросил он, нависая над моей распластанной тушкой. Я неспешно перевернулась на живот.

- Если тебе так этого хочется, учитель, -кротко сказала я, пряча улыбку в одеяло.

- Я много чего хочу, моя дорогая, -мягко сказал Дерек. - Встань, -приказал он, и я послушно сползла с кровати, и встала перед ним.

Мужчина обошел меня по кругу, пожирая глазами.

- Настоящая суккуба! - с восхищением сказал он, и впился в мой рот поцелуем.

Его руки судорожно прошлись по изгибам моего тела, а губы припали к ложбинке между грудями.

- Что ты со мной делаешь, Мелитина, -хрипло сказал он, вызывая из небытия мурашек.

Я податливо прогибалась под его руками, ощущая, как он хочет и где меня коснуться. Я подставляла губы, пьянея от жара его дыхания. Я задыхалась, и пила его дыхание. В какой-то момент он рванул на мне одежду, оголяя тело, и прошелся жаркими дрожащими руками по моей груди.

- Моя соблазнительница, желанная, -шептал учитель, покусывая, целуя и просто лаская язычком.

Я выгибалась под ним, подставляя тело во всей красе, удерживаемая лишь его руками. Мужчина резко развернул меня, прижимая мою спину к своей груди, и дрожащими руками расстегнул молнию на юбке. Я сделала шаг вперед, чуть приспуская с бедер юбку, а дальше она сама скатилась по ногам, и я откинула ее ногой в сторону, слыша, как сзади учащается дыхание Дерека. Я словно пьяная сделала шаг назад, прижимаясь вновь к его спине и попой, ощущая его восставшую плоть. Я прогнулась, наклоняясь, и позволяя его рукам скользнуть с моих плеч по спине, а с них на попу и бедра. Мужчина хрипло дышал. Я почувствовала, как он приспустил брюки, и его разгоряченная плоть упала мне на попу, укладываясь аккуратно между двух полушарий. Мужчина потерся членом в щели, чуть вдавливая в расщелину между ягодиц, а потом резко вошел в мое лоно, заставляя кричать от боли и наслаждения. Я прогнулась, позволяя ему ласкать мою грудь, и двигалась ему на встречу, словно чувствуя, что так будет правильно. Я кричала, ощущая, как кричит мой мужчина, а потом он развернул меня к себе, и закинул одну мою ногу к себе на пояс, вновь проник внутрь моего желания. Он удерживал меня, и сам же толкал, и я словно маятник качалась на одной туфле в его сильных руках. Мои руки вцепились в его плечи, погружая ногти глубоко в кожу, а наши рты соединились, и я вновь пила дыхание моего мужчины, утопая от страсти в его руках. Я не помню миг, когда меня накрыла волна оргазма, я помню лишь взрыв внутри себя фейерверка схожего с моими цветными огоньками на занятии. Я пришла в себя уже на кровати, ощущая, как меня гладит по ягодицам мой учитель.

- Ты пила мою силу, -хрипло сказал Дерек.

- Как? –спросила я, ощущая некоторую растерянность. Пить силу во время соития могут рабыни страсти, но не любви. Они питаются от чувственно-эмоциональной стороны объекта.

- Поздравляю, вчера ты исполнила первое желание…и я подумать не мог, что ты так изменишься, Мелитина, но сегодня, ты стала рабыней страсти. Такого быстрого перехода в истории еще не было, -сказал он, целуя мои губы.

Я откликнулась, целуя его, и чувствуя, как вновь разгорается пламя.

- Хватит. Моя хорошая, резко нельзя наполняться силой, -с сожаленьем сказал учитель, отрываясь от меня.

Я вздохнула, ощущая тоску по нем, хотя он только с кровати поднялся.

- Занятие надо участить, -сказал Дерек. –Завтра продолжим.

Он схватил мою ногу, и поцеловав в икру, вышел, а я замерла. Вау. Я рабыня страсти. Ура!

Я засыпала с улыбкой на лице! Я лучшая!

Глава 8

Суккубы завидовали мне, инкубы желали меня, и лишь Ворон ненавидел меня, видя, как все дальше становится от него образ его Ангела. Я становилась суккубой. Все явственнее, через мою внутреннюю красоту проступал внутренний свет, присущий питающимся суккубам. Я не торопясь шла в платье по коридору. Вроде обычное с виду, оно заканчивалось выше бедра, а оттуда кокетливо выглядывали концы чулочков, заставляя инкубов давится слюной, мечтая проникнуть выше хотя бы взглядом, но без разрешения Дерека меня и пальцем коснуться не смели. А Дерек сам был одержим мной. Теперь я все явственнее чувствовала его страсть, ревность. Я ликовала, радуясь его желаниям. Два выходных пролетели от кровати до стола, от стола до ванной, а я не чувствовала усталости, боли, тело восстанавливалось мгновенно, питаясь вожделением учителя и его похотью, и мы тонули друг в друге.

Урок «Опыт» прошел вчера спокойно. Изучили физиологические особенности организмов в разные моменты, например, почему жар охватывает тело во время секса и…прочие моменты.

И вот сегодня урок с моим любимым учителем. Я уверенно вошла в класс, и села на постамент, закинув ногу на ногу. Полы халата распахнулись, оголяя не только ноги, но и треугольник волос внизу. Я ждала своего учителя, и не думая закрываться от жаждущих взглядов, ощущая, как по капли сцеживаю их похотливую энергию и напитываюсь ею.

В класс стремительной походкой влетел мой учитель, и замер передо мной, заглядывая темнеющими глазами в мои голубые.

- Сразу в тебя, или поучишься? - страстно спросил он, касаясь губами моих губ.

- Как скажет мой учитель, -кротко сказала я, делая невинный взгляд, а рукой уже сама проникла в его брюки и пальчиком потерла кончик его головки, ощущая шелковистость кожи и влажную капельку, которую я, не сводя взгляда с Дерека слизнула.

Кадык у учителя дернулся. Он резко отвернувшись скомандовал:

- Ворон на пьедестал. Сегодня мы будем проходить тему: «Щипание. Сила и места воздействия для достижения разных целей.» Мелитина, освободи место.

Я послушно спрыгнула с насеста, и приблизилась к учителю, заглядывая с ожиданием в его глаза.

- Сходи в комнату, где ты не любишь бывать, но почему-то очень часто бывала. И возьми коробку синего цвета, и иди сюда.

Я послушно вышла, а когда вернулась, все уже успели по перещипать Ворона и ждали меня с атрибутикой.

Учитель подошел, и извлек из коробки прищепки, зажимы. Все они были разные по форме и цвету, и как оказалось, тугости.

- Мелитина, раздай всем инструменты, а те, кто получили, подходим и цепляем на инкуба.

- Куда? - воскликнул кто-то.

- Как куда? - удивился учитель. - Вы что, на нем белье видите? Нет? Тогда на него цепляйте, везде, где вздумается.

К Ворону потянулась заинтригованная вереница, а я краем глаза, раздавая прищепки и зажимы, следила за выражением лица, когда он ощущал боль.

- Вы обратили внимание, что выражение лица меняется у инкуба? –спросил Дерек. – А все почему? А потому, что надо начинать для неподготовленных со слабых прищепок и зажимов. Но вам то откуда было это знать…а вот я запамятовал что-то, -с усмешкой сказал он.

На лице Дерека расцвела безмятежная улыбка. Он притянул меня к себе, и прижался на миг к моим волосам, а потом продолжил:

- Мелитина, оставшееся распредели по члену и яйцам Ворона, только от слабого к сильному…и не сделай его инвалидом, осторожнее, моя послушная, -сказал он, подмигивая мне.

Я подошла к Ворону, замечая, как он напрягся, а по его лицу выступили от натуги капельки пота. Как это не смешно, но я не испытывала к нему ровным счетом никаких чувств. Сделал больно, но и помог мне. Мы-квиты. И желания мстить не было, а вот интерес к процессу был. Я взяла слабенькие прищепки, и оттянув плоть на головке, прихватила край. Ворон зашипел, но его член напротив увеличивался в моей руке, хотя еще как-то вяленько. Халтурит походу. Я прицепила еще две прищепки на тонкую нежную кожу, и перешла к яичкам, погладила их рукой, ощущая редкие волосинки и потянула за них. Ворон дернулся как от удара и чертыхнулся сквозь зубы. Процесс мне понравился, и я повторила момент, увлекаясь.

- Кхм, Мелитина, я ощипывать его не просил, -на ушко сказал мне шепотом учитель.

Я сморгнула. Ой. Увлеклась.

- Прости, -сказала я, и по-быстрому прицепила прищепочки на кожу мошонки. Ворон стиснул зубы. «Правильно, ты же инкуб, тебе стыдно будет кричать, милый,» -подумала я, и взяла потуже прищепки, делая из его мошонки импровизированного ежика. Член у Ворона опал. «Не любишь боли,» -злорадно подумала я, и зажим прицепила у корня его плоти, наблюдая как его лицо приобретает свекольный оттенок.

- Достаточно, моя хорошая, -сказал учитель. – А теперь сними все с яичек, -скомандовал он.

Я сделала как он велел. Кожа, местами белая, а местами красная, напоминая леопарда странной раскраски. Я провела пальчиком, замечая, как меняется цвета под пальцами. Интересно.

- А теперь с головки, а потом зажим, Мелитина, -велел Дерек.

Я послушно стащила, и в моих руках начал оживать павший воин Ворона, пытаясь пошевелится. И когда я сняла зажим, он стремительно набух, и мне на руку полилась его сперма. Ворон испустил блаженный стон.

- Вывод, Мелитина, -скомандовал учитель.

- Гад кончил, -на автомате сказала я, и класс дружно заржал.

- Еще, -жестко сказал учитель, глядя в мои глаза.

- Там, где есть боль, есть и наслаждение. Между ними тонкая грань, - сказала я, видя как добреет лицо Дерека.

Видно было, что такого ответа он и ждал. Он шагнул ко мне, и прижав к себе прошептал:

- Рад, что ты осознала это, моя умница. И мы с тобой переходим на новую грань отношений, -многообещающе сказал он.

Но я больше не боялась боли, веря, что он если и подарит мне ее, то вместе с наслаждением. А наслаждение не важно, как достигнуто, важен не процесс, а результат.

- Я готова, мой учитель, -сказала я.

- Хорошо, Ворон, кыш, -сказал мой учитель, и снял с меня халат.

Я улеглась на постамент, и учитель склонился надо мной.

- Ничего не бойся, моя соблазнительница, -прошептал Дерек.

Его руки прошлись по моему телу, массируя, поглаживая и пощипывая. Я выгибалась, ощущая прилив крови к коже. Мой учитель ласкал податливое тело, а потом взял прищепки, и покатав в пальцах соски, заставляя их сжаться, надел. Я вскрикнула, ощущая боль, и следом ощущая сдавливание, как будто бы мне пальцами с силой сжали грудь. А учитель куснул мой живот, и опустился к моему лону. Я податливо раздвинула ноги, открываясь для него полностью. Дерек прошелся пальцами там, лаская и пощипывая, а потом надел прищепки вначале на губы, вырывая из моего рта крики, и начал поглаживать клитор. Я всхлипнула от ожидания, и он наконец надел и на него прищепку. Я вскрикнула, ощущая волну боли, разжигающую огонь внутри. Учитель, под внимательными взглядами одноклассников, наклонился и подул мне на лоно. Я вздрогнула от холодного воздуха. А там все начало неметь от боли. Учитель погладил кончики сосков, и освободил их. Я ощутила покалывание и волну огня, идущего под руку с болью. Внутри все увлажнилось. А учитель погладил, а потом полизал соски, заставляя меня забыть о лоне, и стонать от обострившихся чувств.

- Сейчас будет сквирт, -громко сказал он.

Я замерла, пытаясь понять, что это такое, а мой учитель на клонился, поцеловал животик, опять дунул в лоно, и отцепил быстро в начале с губ прищепки, а потом сразу же и с клитора. По телу прошлась судорога. Волна жара пронеслась вниз, и я в шоке ощутила, как с меня что-то выплеснулось, а тело потонула в блаженствующем оргазме, напрягшись и расслабившись вмиг. Я вся стала ненастоящей, ватной. В классе стояла тишина.

- Это женский оргазм, дети, -со смешком сказал учитель, целуя меня внизу, и чуть лизнув там. – Домашнее задание: взять инструменты, и тренироваться до положительных результатов. Свободны.

Учитель взял меня на руки, накинул халат, и понес в мою комнату.

- Я же обещал научить тебя любить боль, моя Мелитина. Я держу свое слово, -и он, поцеловав меня вышел, оставив шокировано осмысливать произошедшее.

Вот это да, такого я не ожидала. А ведь классно же было!

Глава 9

Мануил осмотрел наш класс, и торжественно произнес:

- Сегодня вы научитесь соблазнять позами, движениями, жестами. Открываем главу вторую учебника. Каждый берет себе пункт, соответствующий ему по счету. Считать начинаем от двери. И пытаемся его показать нам в соответствии с описанием.

Я сидела седьмая и мне попалось показать волосы, обыграть их. Я вчиталась в текст, предлагающий варианты жестов, потряхивании, и касаний волос. Ммм, вроде ничего сложного. Я мимоходом вчиталась дальше в текст. Увлекательно.

- Седьмой, -услышала я.

И вышла в центр. Я села на пьедестал, закинув ногу на ногу, чуть наклонила голову и провела рукой от щеки вверх к затылку, слегка встряхивая кудри. Потом я чуть пропустила прядки между пальцев, ощущая, как волнуются инкубы в классе, странно, моя чувственность усиливалась после перехода на новый уровень. Я словно заряжалась желаньем окружающих, и не осознавая послала им такую же волну страсти. Я уже слегка покручивала прядку в руках, накручивая локон на палец. Я мечтательно вспомнила свой последний опыт с Дереком, чувствуя возбуждение внутри.

- Достаточно, - сказал Мануил, как-то странно смотря на меня. - Да, с рабой страсти легче работать и опасней.

Он подал мне руку, помогая спрыгнуть с пьедестала. Я неторопливой походкой вернулась на место.

Дальше пошли следующие, а я замерла, представляя вечернюю встречу с учителем. Я знала, что он не выдержит и придет. Я коснулась своих губ, надавливая так, словно к ним прижались губы Дерека. Я словно наяву ощущала его губы на своей шеи, спускающиеся все ниже и ниже. Я почувствовала, как его руки разрывают мне платье, и ласкают груди, а его язык щекочет мне шею. Мои глаза, были мечтательно закрыты, боясь потерять такой яркий образ. Я ощутила, как мои колени развели в сторону, и рука моего учителя ласкает меня во влаге лона. Я испустила стон наслаждения, представляя, как мой учитель поднимает меня и насаживает на свой член, словно наяву ощущая его толчок внутри. И я обхватываю его талию ногами, откидываюсь назад, подставляя свое тело под ласки. Я представила, как он удерживает меня руками, а его рот касается моего живота. И когда его язык коснулся моего пупка, и начал ласкать ложбинку, я поняла, что такого в нашей практике не было, и распахнула глаза в ужасе видя себя на Мануиле. Тот удерживал меня на себе, и его глаза, полные страсти смотрели на меня. Я ощутила страх и ужас, сменяющийся каким-то интересом, и я сама приникла к губам учителя, ощущая, как он проникает языком в мой рот. Мужчина болезненно застонал, и усадив меня на пьедестал, начал двигаться, пронзая меня своей плотью. Его руки уперлись в гладкую поверхность, придавив мои ладони. Если бы я и захотела бы, то не смогла бы даже сопротивляться, но я ощущала волну его желания и желание инкубов в классе и плавилась от этого чувства, стоная и крича под сотрясающими тело толчками. Учитель наращивал темп, а я сама не понимая молила не останавливаться.

- Да, еще, прошу, еще, -стонала я, чуть прикусывая мочку уха Мануила.

Тот затрясся телом, и с силой поднял меня, опускаясь на пьедестал сам, и я оказалась сверху. Не знаю чей дух в меня вселился: беса или бешенного кролика, а может амазонки-наездницы, но я скакала на нем, и не остановилась даже тогда, когда учитель пульсирующее излился внутри меня. Я заставила пытающуюся опасть плоть восстать вновь, и продолжила бешенную скачку, пытаясь утолить ненасытную жажду внутри. Я чувствовала, что сбила колени и стерла кожу с колен, но не могла остановится. Мне было мало. Еще, еще.

Кто-то силой снял меня с учителя, хотя я цеплялась за него, а он за меня.

- Тише, тише, -слышала я, но не могла понять, кто пытается меня успокоить. Меня куда-то несли, я чествовала лишь бешенное желание, и лишь в ванной, полной ледяной воды, я стала приходить в себя. Что это было? Я в шоке смотрела в глаза Дерека.

-Как ты? – спросил он, заглядывая мне в самую душу.

- Не знаю…Я…но…почему, -слов не было.

- Ты неудовлетворенная суккуба. Рабыни страсти вовсю питаются партнерами. А инкуб, хоть и учитель насытить тебя не смог.

- Но ты..я же, -попыталась собраться с мыслями я.

- Я признанный демоном сын. Я сильнее, и могу тебя питать без последствий для себя. Но похоже меня все же тебе мало. Пора тебе переходить к практике, иначе ты сведешь волной своего желания всех учителей и учеников. Ты слишком сильна, раз даже опытные инкубы не выдерживают…Так что, моя Мелитина, сегодня инструктаж, а завтра на первую практику, -сказал мой учитель, касаясь пальцами моих губ.

Я чуть прикусила его подушечку, отмечая как темнеют его глаза.

- Так, - хрипло сказал учитель, резко отскакивая от меня. - Тебе надо колени мазью помазать.

Я вставала в ванной во весь рост, ощущая, как стекает вода, и словно не чувствуя холод воды, так горело все тело. Дерек замер, лаская взглядом тело. Я скинула в воду порванное платье и белье. Перешагнула бортик, и пошла к своему учителю. Словно со стороны я видела себя хищницей, видящей цель и идущей к ней. Учитель судорожно вздохнул. Я ощутила волну страсти, разгорающейся в нем. Я как губка впитывала ее, и словно переработав, отправляла ему в ответ. Мужчина скинул с себя одежду прежде чем я дошла до него. Наши тела сплелись, и мы стали единым организмом. Я не понимала где его руки, а где мои. Где наши ноги, языки и есть ли мы вообще, или мы слились навечно. Словно в бреду я ощущала какие-то прикосновения то тут, то там, укусы, поцелуи, и лишь миг, когда он вошел в меня, помог прояснится на мгновение мозгу. Я вся горела. Я кричала. А мой учитель таранил меня, сменив ласки на грубое изнасилование, но я была согласна на все. Очнулась я тогда, когда мужчина отстранился от меня, устав. Но я сама полезла на него, пытаясь с силой поднять его член, рывками двигая по нему рукой. Он перехватил мои руки.

- Остановись, Мелитина, остановись, -прокричал он, тряся меня, но я рычала, словно не слыша его.

Мужчина замахнулся и влепил мне оплеуху. Моя голова откинулась назад, я ощутила ожог в месте удара, сменяющийся онемением. И моя голова начала проясняться. Я замерла, закрыв глаза и боясь пошевелится. Мои руки обхватили колени.

- Мелитина, прости, -прошептал мой учитель, касаясь моего плеча.- Но тебе надо прийти в себя, иначе ты сгоришь от страсти. Ты уже теряешь контроль. Сосредоточься на чем-то кроме секса. Держись этого. Я не хочу потерять тебя.

Я в ужасе заскулила. Бывают случаи, когда слабые суккубы, не могут справится с нахлынувшими на них эмоциями и сходят с ума. Такие даже в качестве рабынь не нужны демонам. Их участь проста: их сдают в бордели, где они трахаются сутки-двое или трое, пока не умирали от физического истощения, но так и не сумевшими удовлетвориться сексом. Я тряслась от страха.

- Да, держись этой мысли, держись, моя Мелитина, -повторял мой учитель.

Он подхватил меня на руки, и перенес в комнату, где одел меня, и куда-то понес дальше. Я поскуливала от ужаса, зарывшись носом в его шею, чувствуя пульсацию венки на шеи. Я боялась, что Дерек несет меня в бордель. Но учитель занес меня в какую-то комнату, усадил в кресло, и погасил свет.

- Моя хорошая, сосредоточься. Попытайся услышать зов. Эти стены из гематита, они его усиливают. И потянись к нему, захоти оказаться с тем, кто зовет. Я пойду с тобой и помогу тебе насытится. Верь мне, моя малышка, мы справимся, слышишь, -сказал он, вновь встряхнув меня. - Сосредоточься.

Я закрыла глаза, мечтая умереть. И в этот момент я почувствовала, как меня словно манит что-то. Я не могла понять что. Словно я чувствовала приятный запах, зовущий шепот, и видела какой-то свет- все это звало меня, но я потянулась к чувству вожделения. Я словно понеслась по воздуху к нему, и очнулась уже в невзрачной комнате, где на кровати сидел паренек. Он был худенький, сутулый с небольшим ежиком волос. По пояс он был гол, а трусы были какие-то странный, по самые колени. На его руке был порез –один из видов вызовов суккуб и инкубов для смертных.

Я с удивлением посмотрела на себя, ощущая, как укоротились мои волосы, я стала меньше, грудь стала плоской, а ноги худенькие и какие-то несуразные. Я приобрела тот образ, что он хотел. Откуда-то в мозгу возникло, что это образ его младшей сестры, которую он желал. Парень страдал, понимая, что его желание грех, что оно постыдно, но ничего поделать с собой не мог. Он как затаившийся зверь следил из своего укрытия за своей жертвой, то касаясь сестренки, типа случайно, то толкая, то щекоча ее. Порой он заваливал ее на кровать и прижимался к ней всем телом, ощущая толчки крови в чреслах. И вот он решился умереть, чтобы защитить сестренку, и свою душу, когда несостоявшемуся самоубийце попалось на глаза описания обряда вызова суккубы. Он решил, что это выход. Он был готов заплатить любую цену, лишь овладеть своей сестренкой, или той, что на время станет ею, мной.

Я словно скопировала образ испуганно олененка из его мозга, его сестры, и прижалась к нему.

- Стасик, я боюсь, -пропищала я каким-то комариным голосом.

- Катя, не бойся, -прошептал мне в губы парень.

Я забралась к нему на колени, откуда-то чувствуя, что именно этого он хочет сейчас. Под моим бедром шевельнулась его плоть, а парень прижал меня к себе, одной рукой невзначай касаясь груди, правда которой не было. Он поелозил рукой, пока под моей футболкой не обозначились соски. Я услышала, как он выдохнул мне в ухо. Парень был девственником. Я сама положила руку ему на брюки, продолжая играть свою роль.

- Стасик, а что это у тебя там, покажи, -пропищала я, оттягивая трусы и заглядывая внутрь. Мелкая пиписька лежала там, шевеля головкой.

Я коснулась ее рукой.

- Катя, возьми его в ротик, -прошептал парень, забираясь мне под футболку.

Я послушно наклонилась, и взяла в рот его сокровище, применяя на практике свой опыт в миннете.

Парень застонал, а потом вцепился руками в мои короткие волосы, насаживая меня на свой член. Я послушно замерла, позволяя ему управлять мной. Я почувствовала, что он желает моих, точнее Катиных слез и небольшого страха с сопротивлением. Я уперлась ручками его живот, отталкиваясь.

- Стасик прекрати, мне не нравится, хватит, -пищала я, ненароком упираясь в его плоть и яйца, массируя их и возбуждая его еще сильнее.

Я чувствовала, как он распаляется и беззастенчиво впитывала его эмоции, питаясь и насыщаясь. Парень завалил меня на кровать, а я стала типа сопротивляться и пытаться не позволить ему навалится на меня. Парень одолел меня и прижался ртом к моему, стукнувшись зубами об мои зубы. Он прорвался языком мне в рот, и словно пропеллером закрутил им там. Меня чуть не вырвало от отвращения. Хорошо, что сдержалась. А парень уже елозил руками у меня в шортиках, пытаясь коснуться лона. Я вновь типа сопротивлялась, позволяя ему выплеснуть свою едва сдерживаемую склонность к насилию. Наконец парень с силой раздвинул мои ноги, и встал на коленях между ними, тыкаясь членом в мои шортики, совершая ритмичные толчки. Наконец ему это надоело, и он стащил с меня трусики.

- Катя, тебе понравится. Обещаю, - страстно зашептал он.

Я вновь попыталась оказать липовое сопротивляться. Стас с силой влез между ног, и схватив мои руки, и зажимая мне их над головой, и удерживая их одной рукой, направил свободной рукой свой член мне в лоно. Я подвигалась под ним, типа не давая войти. Я почувствовала, что ему этого мало, он жаждет слез Кати, и разрыдалась. Стас стал слизывать мои слезы, тыкаясь в лоно членом, пока ему наконец-то не удалось попасть куда надо. Я с ужасом осознала, что в его грезах у Кати там все девственное и супер узкое, что даже его маленький член может чувствовать внутри Кати себя гигантом. Стас представлял, что Кати больно от его «гиганта», и она кричит под ним. Я в ужасе ощутила, как его член рвет мне все внутри, срывая не только девственную плеву, но и нанося травмы внутри. Я уже реально кричала под ним, и билась, а он двигался и хрипел. Одна радость, что я питалась его восторгом, и упиванием власти. Я восстановилась сразу же, как только он кончил в меня, а случилось это буквально после десятка толчков. Парень завалился на меня, придавливая телом, а я пила его счастье, восторг, и ощущением эйфории, что он половой гигант. Было смешно, но я не смеялась.

- Теперь пришла пора платить, -сказала я, по наитию касаясь его груди, и словно нить вытягивая из нее часть жизненных сил, которые обвились об мою кисть и тут же впитались. Я ощутила себя сытой, довольной, а та мерзость, что была сейчас, казалось сказкой, словно я книжку прочитала и была готова забыть эту историю.

Я встала с кровати, наблюдая восторженность глаз Стаса, я захотела уйти.

Меня словно магнитом потянула куда-то, и я вновь оказалась в кресле, а передо мной был Дерек.

- Как ты? - с тревогой спросил он.

- Жива, сыта…И спасибо, -прошептала я, и притянула его голову к себе, впиваясь в его губы.

Мы нежно поцеловались и оторвались друг от друга.

- И правда все хорошо, - с улыбкой сказал мой учитель, и быстро коснувшись моих губ, подхватил меня на руки и понес в мою комнату.

Расположив меня на кровати, он смазал мои ссадины на коленях, и поцеловав меня в лоб, ушел.

- Отдыхай, моя суккубочка, -сказал он на прощание, и я уснула, ощущая сытость, восторг и удовлетворенность.

Глава 10

Меня теперь обучали индивидуально, сделав упор на создание иллюзий и чар, как пояснил мой учитель: «Я не могу создавать за тебя каждый раз иллюзию внешности, помещения, одежды, ты должна сама уметь это делать, ведь теперь тебе необходимо стабильно питаться.»

Как это не странно, но у меня получалось. Я порой бродила в образе блондинки, или брюнетки по академии, и не узнанная подслушивала сплетни, что бродили за моей спиной. Оказывается, меня уже держат в бордели, или другое, что я сменила одного учителя на всех, и жду еще в своей комнате директора. Нет, для суккуб норма спать между собой, тренируясь и активно меняя партнеров, но вот учителя спали редко с учениками, хотя это и не возбранялось. Опыт есть опыт. Но все же всех задел выбор Дерека, а потом еще и мой секс с Мануилом, хотя тот и был под влиянием чар, свойственным нашему племени. Все бесились моему успеху, и быстрому переходу на ступень страсти. Но инкубы радовали меня больше всего. Те плевать хотели на сплетни, те просто желали стать моими партнерами. Как-то я создала образ цветка, и расположилась в комнате Ворона. Не знаю почему, но я часто думала о нем, и что-то тянуло меня к нему. В этот вечер, я решила опробовать новый навык, и отправилась к нему. Я пододвинула стул и сев на него, создала образ раскидистого цветка. Для усиления эффекта, я воспользовалась спреем собственного производства для отвода глаз. Вскоре в комнату вошел Ворон. Его лицо было хмурым. Он посидел, полистал книги, что-то пописал и прилег на кровать. Я вновь ощутила, как меня тянет к нему, но я силой вцепилась в стул, стараясь сдержаться и не шагнуть к нему.

- Ангел, моя Ангел, -прошептал Ворон, и я почувствовала, как меняюсь.

Я преобразилась в себя, но до обращения, чуть худее стала фигура, менее округлая в значимых местах. Волосы стали короче. Я почувствовала, как Ворон хочет, чтобы я пришла к нему, и прижалась к нему, прося прощение и защиты от Дерека. Я вцепилась в стул, чувствуя, как ломаются мои ногти об него.

Ворон тем временем извлек свой член, и начал ласкать его рукой, шепча «Ангел.» Я чувствовала, как он представляет, что двигается внутри меня, каждый его толчок, сделанный в его воображении с помощью собственной руки, я прочувствовала в своем теле, словно плоть его пронзала меня. Я кусала губы, ощущая привкус крови, но сдерживала стоны. Мои ноги дрожали, порываясь рвануть к нему и сесть сверху его торчащего члена. Я уже не понимала, что делаю здесь и почему еще не на нем. В какой-то момент, я вскрикнула, но Ворон этого даже не заметил, погруженный в свои мысли. Слезы навернулись на глаза от напряжения. Его ритм ускорился и я двигалась на стуле, вторя ему. В миг, когда его семя изливалось на руку и живот, я кончила, обмякнув на стуле, и замерла, боясь пошевелится и выдать себя. Я быстренько обновила иллюзию, чтобы не открыться. Постепенно дыхание Ворона изменилось, и он уснул. Я крадучись прошла мимо него, обернулась на стул, замечая на нем влажное пятно, и выскользнула в коридор уже рыжей бестией.

Я добралась до своей комнаты, и потрясённо опустилась на кровать, пытаясь понять, что это было. Сейчас я не чувствовала желание видеть Ворона, но вот до этого…это было так похоже на призыв жаждущих грез. Но он же инкуб…или он так сильно жаждал, что сумел призвать меня. Бред, но смог же он стать моим первым. Я решила рассказать об этом Дереку, тот опытнее и сможет мне все объяснить.

Позже пришел Дерек, про Ворона я ему почему-то не рассказала. Традиционно он повел меня в комнату с гематитовыми стенами. Я села на кресло, и потянулась по зову. Сегодня это был взрослый мужчина, чуть с рыжеватой бородой. Он хотел себе звезду, и я сама сотворила иллюзию по тому образу, что был в его голове, и чуть не рухнула под весом груди. Ну и дойки. И это его идеал, да ей удавится можно! Мои волосы были выбеленные до снежного цвета, а губы надулись, казалось, что меня покусали пчелы. Мужчина с восторгом смотрел на меня. Его руки делали хватательные движения в воздухе. Я сама подошла к нему, подставляя ему его «драгоценные» дойки. Мужчина облапал их, помяв, и покачав на руках. Потом он зарылся между ними лицом, пыхтя как ежик, и принялся что-то лизать между ними, постанывая. Я терпеливо имитировала страсть, ощущая, как нити его возбуждения оплетают меня, питая.

Мужчина вынул свой член и начал мять в его руке, пока тот не восстал. Я помогала ему ласкать его рукой, чувствуя непреодолимое желание встать перед ним на колени, что я и сделала. Мужчина всунул свой член между грудей, и попробовал им там подвигать. Было больно и шло с натугой. Тогда он сунул мне член в рот, двигая им там, а когда я его достаточно обслюнявила, он вновь сунул его мне между сиськами. Дело пошло, и мужчина пыхтел, двигаясь и наминая одновременно дойки. Я активно стонала, будто бы мне это приносит удовольствие. Наконец-то мужчина захрипел, и мне в подбородок и на грудь полилась его сперма, я чуть лизнула ее, понимая, что вкус мне неприятен. Странно, я думала, что она похожа на вкус, а тут…бееее. В общем я была неприятно удивлена. Встав с колен, я погладила по щеке счастливого мужчину, и потянула из него свою плату. Миг, и мир заиграл красками, и я ощутила себя счастливой.

Я уже хотела возвращаться, когда услышала еще один зов. Странный, без сексуального подтекста. Я заинтригованно потянулась к источнику, и оказалась в комнате парня. Парень был симпатичный, кареглазый, с красивыми чертами лица. Из него вышел бы шикарный инкуб, если бы он им родился. У этого парня был лишь один недостаток, он был инвалид. Он сидел на коляске. Я замерла, прислушиваясь к нему, и понимая, что он просто хочет поговорить.

- Ты знаешь какую плату я возьму за вызов? - спросила я.

- Знаю, -твердо ответил парень, чуть сжимая губы.

- И ты готов платить просто за разговор? Ты можешь пожелать большего, -подсказала ему я.- Секса.

- Нет, я просто хочу выговорится, -сказал парень.

- Что ж, хозяин барин, -сказала я, и уселась на стол перед ним, готовая слушать.

И парень заговорил, потрясая меня глубиной той боли, что была в нем. Я напитывалась ею, не желая того, но нечего не сумев сделать, чтобы остановить процесс.

- Я жил, увлекался мотоциклами, скоростью, гонками. Лететь на встречу ветру, рассекая дорогу такая радость. У меня была девушка. Прекрасная как первый снег. Я любил ее. Я дарил ей свой мир, и она гармонично в него писалась. Я хотел провести с ней всю свою жизнь. Мы любили друг друга, я ловил каждое ее слово. А наш секс был подарком небес. Никогда и не с кем мне не было так хорошо, а потом…я попал в аварию…и стал инвалидом.

- И? - спросила я, ощущая его внутреннюю боль, рвущую на часть сердце и ему и мне.

- И она решила остаться со мной. Моя любимая девушка решила остаться со мной. Зачем я ей, я –инвалид. Какую она жизнь будет влачить со мной. И я прогнал ее.

- И она ушла? –спросила я, заинтригованная его историей.

- Нет, по началу она упрямилась, а потом я все-таки добился своего, и она ушла, сказав мне на прощание, что будет ждать, когда я одумаюсь…и что она любит меня.

- А ты что? - вновь спросила я, когда пауза затянулась.

- А я вызвал тебя, -ответил парень. – Мне не с кем поговорить, не кому высказаться.

- Почему ты ей этого не скажешь…я же чувствую твою боль…ты хочешь быть с ней.

- Я никогда не хотел испортить ей жизнь…и пусть она нужна мне сейчас и всегда…я ее не верну. Она найдет себе нового парня, выйдет замуж, родит детей, и в загс он понесет ее на руках…а я, я буду рад за нее.

Я шокировано смотрела на него, чувствуя всю его боль и не понимая, как можно так делать больно самому себе.

- Я тебя не понимаю, -сказала я.

- Я сам себя порой не понимаю, -ответил парень, почесывая волосы.

- Поговори с ней, - сказала я.- Она имеет права тоже знать, что ты чувствуешь и принять решение сама.

- Нет, -упрямо отозвался парень. –Она заблуждается, а потом будет жить со мной из жалости. Не хочу так.

Я замолчала, не зная, что сказать. Парень был как зияющая рана, и я не знала, чем ему помочь.

Парень нервничал, комкал в руках плед, прикрывающий ноги. Я соскользнула со стола, и коснулась его груди, вытягивая вместо жизненной силы из него боль. Я смогу и ее под питаться, пусть ее и ненадолго хватит, а ему пусть станет чуть легче.

- Как тебя зовут? - спросил меня парень.

- Мелитина, - отозвалась я, заглядывая в его лицо.

- А я –Виталик, -ответил парень, и мы сделали нечто-пожали друг другу руки.

- Можно я буду вызывать тебя…просто поговорить, -сказал парень.

Я замерла. А нужно ли мне становится эмоциональным унитазом для него, и неожиданно я поняла, что нужно. Я готова забирать его боль…просто потому, что он чист душой и открыт сердцем.

- Да, вызывай…только помни про плату…без нее нельзя, -уточнила я, и обняла парня, ощущая, что тот сам хотел этого сделать где-то глубоко внутри себя.

Парень неуверенно обхватил меня руками, и я растворилась, ощущая некрепкие объятия на своих плечах.

Глава 11

Я стояла перед классом, впервые после произошедшего с Мануилом. Я чувствовала все их эмоции: страх, жгучую ненависть, зависть. Табор стервятников…и откуда в них это? Может они такие были всегда…и я была, или есть такая же? Я стала спокойнее относится к сексу, и теперь могла идентифицировать свои желания и чужие. Это было здорово. То, к чему они стремились и желали, я уже переборола. Было странно, что я не испытывала нужды в количестве осуществленных фантазий, грез, чтобы развиваться.

Я не торопясь села на свое место. Я уже не была ходячим секс-магнитом, я была собой, и в тоже время другой, незаметно изменившейся. Я не одевалась больше вульгарно, не провокационно, но меня все так же желали, и для этого не надо было оголяться, или играть на публику. Я стала спокойнее, а вот мир вокруг меня лишь начинал сходить с ума, пока просто от чувств, а вот что будет, когда они перейдут к страсти…не хотелось бы мне в этот момент оказаться среди них.

Сегодня урок был «Опыт» и Крэш рассказывал о позах для секса. Откуда-то он извлек пыльный талмуд, и велел разбиться нам на пары, после чего мы принимали позы из нее. А потом он нам пояснял плюсы и минусы поз. И что и как делать, чтобы проще было до, вовремя и потом. Мне достался в пару Милт. С ним мы оказались в весьма странной позе: я вверх ногами, при том он держит меня и ласкает между ног, а я его член беру в рот. Спустя какое-то время закружилась голова, да и вообще хотелось выплюнуть завтрак вместе с желудком.

Когда я наконец-то вернулась в нормальное состояние, то урок уже подошел к концу. Я поплелась к себе, но меня по пути перехватил Милт.

- Не хочешь продолжения? –предложил он, а я осмотрела этого смело инкуба, знающего о запрете моего учителя.

Решила спасти ему жизнь…и ответила, что нет. Парень, прихватил меня за руку, пытаясь остановить.

- Да чего ты упрямишься, Дерек и не узнает…сделаем все у меня, -попытался переубедить меня он.

Я выдернула руку, и тут Милту в лицо прилетел кулак от Ворона.

- Пошел прочь от нее, -взревел мой защитник.

Милт прижал к разбитому рту руку, и пошел прочь, а Ворон обернулся ко мне.

Я непроизвольно шагнула от него, боясь. Ворон помялся, словно желая что-то сказать, а потом молча развернулся и ушел, так и не проронив не слова. Я вздохнула, только сейчас понимая, как я напряглась при близости с ним. Вроде он давно перевернутая страница в моей жизни, но постоянно что-то сталкивает нас.

Я добрела до свой комнаты, а там меня уже ждал мой учитель. Я покорно подошла к нему, усаживаясь на его колени. Дерек обнял меня, и стал поглаживать спину. Я расслабилась, ощущая, как напряжение сегодняшнего дня спадает.

- Ты становишься другой, -сказал мне он, поглаживая спину, и чуть спускаясь ниже.

- Я тебе не нравлюсь такой, -спросила я с замиранием сердца.

- Нравишься, ты как цветок, который постепенно распускает и меняет свой цвет, форму и даже аромат.

Дерек запустил руку мне в волосы, чуть оттягивая мою голову назад и целуя меня в губы. Я послушно открыла рот, позволяя ему проникнуть внутрь языком. Теперь я не распалялась сразу, и учителю приходилось ласкать меня, добиваясь первого стона. Вот и сейчас его губы ласкали мою шею, ушко, он чуть прикусывал мочку уха, а я постепенно отзывалась на его ласки, сжимая его руки, касавшиеся груди. Сквозь ткань одежды выпятились бугорками соски, и я попой ощущала намеренья своего учителя. Я слегка поелозила на нем, с удовлетворением услышав его судорожный вздох. Дерек стащил с меня кофточку, и растегнул лифчик, чуть прокручивая в пальцах мои соски, а я откинулась на него, ощущая стук его сердца…или это был мой. Учитель уже ласкал рукой мое лоно, скользя пальчиком внутри, и массируя снаружи. Я всхлипнула, ощущая, как внутри теку на встречу его желаниям. Дерек усадил меня на стол, и припал губами ко мне, слизывая влагу, и что невероятное творя своим языком. Я всхлипывала, пока он наконец не спустил с себя брюки, и не вошел в меня. Я дернулась. Как будто ток прошел по телу, и выгнулась навстречу его плоти, ощущая, как пульсирующим потоком кровь разносится по венам. Дерек двигался резко, закинув мои ноги себе на одно плечо, и туго пронзал меня, трясь об мой клитор своим членом, я стонала, не контролируя себя, пока его яростный поток не прорвал плотину моей страсти, и я не потонула, словно сквозь сон ощущая, как мужчина рывком перевернул меня. И прижался к попке своим членом, а потом его палец проник в мою попу, и я напряглась, не понимая, что происходит.

- Расслабься, моя малышка, -хрипло сказал мой учитель, двигая пальчиком туда-назад.

Я испуганно замерла, опасаясь дальнейшего, и не ошиблась. Учитель намочил своей слюной мою тугую дырочку, и втиснул свозь мои ягодицы своим членом, проникая все глубже, пока не попал туда же, где был его палец. Я вскрикнула от боли, и попыталась вырваться. Но он зажал меня, фиксируя руками.

- Расслабься, моя суккубочка, тогда будет не больно. Тебе понравится, обещаю, -страстно шептал он, чуть прикусывая кожу на шеи.

Я всхлипнула, понимая, что вырваться мне не дадут. Мужчина начал двигаться, причиняя мне боль. Мне казалось, что он рвет меня на части. Я попыталась расслабится, чувствуя себя беспомощной, а Дерек наращивал темп. В какой-то момент он замер, и я подумала, что он закончил, но он лишь вновь увлажнил свой член, и начал вновь меня насаживать на себя. Я не получала удовольствия, чувствуя страх и ужас. Я пыталась вырваться вновь, а учитель все не отпускал.

- Остановись, прошу. Хватит, -молила его я, но он что-то рычал мне в шею, пока не кончил внутрь меня.

Я сползла в ужасе на пол. Дерек попытался меня поднять, но шарахнулась от него. Тогда мой учитель озверел у меня на глазах. Он встряхнул меня, а потом с силой закинул на кровать.

- Успокойся, иначе все повторю вновь. Поверь мне, если бы ты доверилась мне, то не рыдала бы, а стонала от удовольствия, глупая. Это приятно не только для мужчины, но и для женщины. Я лишь подготовил тебя заранее к уроку. Мы будем изучать этот вид секса. А ты уже будешь знать, что это такое…

Я помотала головой.

- Не хочу, -пролепетала я, отталкивая его от себя.

- Прекрати, придется нам еще разрабатывать твою дырочку, пока ты начнешь получать удовольствие.

Я в ужасе взвыла.

- Мелитина, это же не избиение. Я же даже рукой тебя не бил, что за истерика? - разъярился учитель.

Дерек вздохнул, пытаясь успокоится.

- Послушай меня, завтра на занятии будет это. И ты так же будешь в нем участвовать. Я дам тебе лишь выбор, кто побывает в тебе там: я или кто-то из одноклассников. Завтра перед занятием мне скажешь.

Он решительно вышел, хлопнув дверью. А я в панике заметалась, пытаясь придумать способ, как этого избежать. Не хочу. Больно. Мерзко. Не хочу. Не буду.

Я чувствовала себя потерянной. Почему-то никогда я не чувствовала себя настолько использованной и мерзкой.

На утро я не придумала ничего лучше, чем просто не пойти на урок. В дверь влетел взбешенный Дерек, и силой поволок меня на занятие. Его перенесли в комнату пыток или боли. Там он привязал меня, и сорвав с меня одежду, начал бить хлыстом, с шумом рассекая воздух. Класс в шоке замер, не понимая, что происходит. Я вскрикивала, пока пытка не окончилась. Дерек завис надо мной. Таким гневным я его никогда не видела.

-Наказана, слышишь, наказана, -ревел он.

Потом он повернулся к классу:

- Все суккубы ко мне, а парни к ней. Она ваша, но, чтобы никаких травм и переломов.

Я в шоке замерла, а учитель уже велел всем девочкам стать на колени, и начал их иметь на глазах у класса, передвигаясь от одной к другой, а парни пошли на меня.

Я закрыла глаза, представив парня, Виталика. И пока мною наслаждались парни, я вела мысленный разговор с ним, находясь мыслями далеко от своего тела и разгоряченных инкубов.

Пришла я в себя уже в своей кровати. Все тело ныло и болело. Я не помнила ровным счетом ничего. Такое ощущение, что я потеряла сознанье…и очнулась уже тут. Может так и было. Наверно Виталик спас меня, не дав сломаться, как это сделал он.

Я ощутила непреодолимое желание увидеть его, и направилась в гематитовую комнату, ели двигаясь, ощущая тянущую боль во всем теле. Было мерзко после произошедшего. Но я же суккуба, а для нас нет ничего мерзкого в сексе…не важно с кем, когда, где, как и сколько. Я смирилась с этим фактом еще во время первых недель обучения.

В комнате никого не было, и я спокойно легла в кресло, ощущая зовы жаждущих, но вот особенного, такого странного зова Виталика не было. Я разочарованно вздохнула. Почему мне жизненно важно было его увидеть, и я попыталась представить его, вызывая в памяти его образ на коляске, его голос и ощущение его боли внутри, пока мир не померк. Я все-таки смогла переместится.

Виталик сидел за столом, уткнувшись в окно взглядом, и перебирал пальцами по столу. От него исходили волны тоски, перемешанные с болью.

- Виталик, -позвала я, чуть касаясь его плеча.

- Мелитина, -удивился он, -Откуда ты…я же не вызывал тебя.

- Я сама пришла, -сказала я, и опустилась перед ним на колени.

- Что случилось? –спросил парень, заглядывая в мои глаза, и я с удивлением ощутила, как они наполнились слезами. - Расскажи, -сказал он, и я послушно рассказала, прерывая саму себя плачам.

Я поведала ему о нашей школе, об особенностях обучения и гневе Дерека, а потом о наказании. Я с удивлением ощутила, как руки парня сжались на моих плечах. Он молчал, не зная, как меня успокоить, но меня успокаивали его эмоции: гнев, сочувствие, сожаление, что не может помочь, защитить, сострадание. Я села к нему на колени, орошая его футболку слезами, а он просто гладил меня по волосам и спине, шепча:

- Ну, ну, поплачь, станет легче. Все пройдет. Ты станешь сильной, ты все выдержишь, и им еще покажешь, -шептал он.

Я так и уснула у него на коленях. Проснулась я на его кровати, а Виталик лежал рядом, и чуть приобняв меня, он спал. Во сне ему снилось что-то хорошее-это я чувствовала по его эмоциям. И я замерла, ощущая его счастье и восторг. С ним так было спокойно и хорошо, что не хотелось уходить, но я понимала, что пора. Я коснулась его лба, провела по виску, скользнула за ухо, заправляя выбившуюся прядку, и неожиданно для себя, осторожно коснулась своими губами его губ. Парень пошевелился, но не проснулся, а я замерла, ощущая непередаваемый восторг, от украденного мною поцелуя и перенеслась назад в школу.

У моего кресла сидел Дерек. Он был весь какой-то взъерошенный, а его взгляд метался.

- Прости меня, я был груб…но ты сама меня разозлила, -сказал он.

Но мне было мерзко общаться с ним, и я, вырвавшись из его рук, сбежала в комнату, где, подперев дверь стулом, упала на кровать, замирая с улыбкой на лице, и образом Виталика в голове.

Глава 12

Что для счастья надо суккубе? Как оказалось, место в котором она чувствовала бы себя защищенной. Прошло полгода с момента поступления в школу ИнСУ. Я стала лучшей ученицей среди своего потока. Меня ускоренно обучали, и вот перевели к более страшим ученикам, но уже находящимся на уровне рабыней страстей. Мой класс, такой знакомый, и такой чужой, отныне мне не важны. Я не почувствую больше их призрение, зависть, или отвращение…которое вообще странно для учеников нашей школы. Как-то учитель сказал, что друзей у нас быть не может, и со временем я поняла, как он был прав. Теперь я шагала по школе в гордом одиночестве. Никто не нужен. И даже учитель, когда-то такой желанный, теперь лишь средство для продвижения выше. Я не испытываю симпатий и привязанностей к своему племени, и никто из них не знает, что у гордой суккубки, идущей по коридору есть одна слабость-ее тайный друг, ее маленькая тайна-Виталик. Я старалась каждую неделю побывать у него. Мы делились своей болью и радостью. С ним я оживала, и становилась той девочкой, что была до поступления в школу. Я могла чувствовать и жить…а Виталик, со мной его боль отступала, и, хотя он до сих пор любил и страдал по своей девушке, переживал из-за своего кресла, но со мной его боль уходила. И дело было не только в том, что я вытягивала ее, но и в том, что он действительно был рад мне. Мы сблизились, но не телами, как нас учили в школе, а душами. С ним я жила, а он жил со мной. Вот и сейчас я шла в гематитовую комнату, предвкушая встречу с ним.

Я села в такое привычное кресло, и закрыла глаза, откликаясь на зов. Мой друг уже ждал меня. Я привычно обняла его, впитывая его боль, и умиротворяясь. В это время Виталик привычно гладил меня по спине и волосам-наш своеобразный ритуал. Потом я усаживалась на его кровать, и мы слушали друг друга. Но сегодня все пошло не так. Я почувствовала новый виток боли у моего друга. Его сердце давно пульсировало тупой болью, с которой он сроднился и жил постоянно, как и со своим креслом, а сейчас его сердце разрывалось на части, и я чувствовала, кто был в этом виноват. Его любимая девушка. Я замерла, готовая выслушать его, но парень упрямо поджал губы, я поняла, что рассказать он не готов, что ж…тогда мой выход. И я начала ему рассказывать свою жизнь за эту неделю, уменьшая, а где-то вообще умалчивая ту грязь, что нам там втемяшивали в головы.

Я щебетала как соловей, понимая, что мой друг варится в своей боли, словно раки в кипятке. Я уже не знала, о чем говорить, но понимала, что уходить еще рано… и я потянулась к его сердцу, впервые забирая не только боль, но и его любовь. Совсем немного, чуть-чуть, но чтоб ему стало легче.

Парень как будто распрямился, будто с его плеч упал груз, и наконец-то заговорил, выныривая из омута своих горестных дум.

- Мой девушка беременна…и выходит замуж, -сказал Виталик.

Я замерла, ощущая, как выплескивается в мир его боль, ужас, страх, разочарование и …гнев. Впервые мой светлый мальчик испытывал это чувство, но я его понимала, чувствуя тоже, что и он. Я подошла и прижала его голову к своему животу, и гладила его кудри, и ощущая, как боль окутывает нас. Мне уже самой становилось больно, но сегодня я ему была нужна как некогда прежде. Слова сами нашли мои губы.

- Ты сам желал ей свободы…счастья. Отпусти ее, пожелай ей искренне добра.

Я ощутила его негодование.

- Она утверждала, что всегда будет любить меня! - воскликнул мой друг.

- И ты сам оттолкнул ее. А стучаться в запертую дверь вечно невозможно. Она сдалась, прости ее…и отпусти.

Парень вздохнул, ощущая мою правоту, но как же ему было больно.

- Я постараюсь. Я сам хотел этого, но как же это оказалось больно и тяжело, -ели выговорил он.

Я погладила его еще по голове, ощущая, как его руки держат меня в кольце.

Мы молчали, но даже этот миг был прекрасен. Просто молчать с другом.

- Не уходи, -наконец сказал Виталик, будто через силу прося. - Останься сегодня со мной…я готов заплатить чем скажешь и сколько хочешь.

Я задрожала от ощущения его безысходности, страха, смирения и готовности к моему отказу. Нет, не позволю ему страдать! Я опустилась к нему на колени, и прижалась к его груди, ощущая его сердце. На миг мне показалось, что мое сердце бьется в одном ритме с ним.

- Я останусь, -сказала я, замирая, и впитывая непроизвольный выброс его радости. –Но ты поцелуешь меня…согласен?

Я ощутила удивление, шок и смущение парня, а потом пришла решимость, и он потянулся к моим губам. Я с готовностью ответила на его поцелуй, и мы слились. Словно в одном ритме мы дышали, касались друг друга и жили. Я не знаю сколько продлилась сладкая пытка наших губ, прежде чем мы оторвались друг от друга. Я смотрела в его глаза, ощущая его восторг, радость и у меня «вырастали крылья» от счастья. Потом мы вместе легли на его кровать, и глядя друг другу в глаза, и держась за руки уснули. На рассвете я поцеловала его сонного в губы.

- Мне пора идти, мой Виталик, -прошептала я, и вернулась назад, чувствуя, как на прощание пожал мою руку парень.

А потом я лежала в своей кровати, трогала губы и улыбалась, ощущая невиданный подъем внутри.

На утро я поняла, что опять изменилась, вновь шокировав всех. Я преодолела уровень рабыни плоти и стала рабыней духа. Как, почему никто ответит не мог, но факт оставался фактом. Я вновь всех шокировала и удивила, и лишь мое сердце знало, кто стал причиной таких перемен во мне.

Теперь стоял вопрос об моем отчислении, как достигшей нужного уровня для выпуска, но я ведь так и осталась необразованной…и было принято решение задержать меня на год для подготовки.

Я теперь занималась по индивидуальной программе, разработанной для меня мои учителем. Дерек занял все мое время, а мне было все равно. Все мои мысли были далеко, и тело словно не понимало, что и как с ним делает учитель. И чем сильнее старался Дерек разбудить мои чувства, тем безразличнее становилась я, словно и не замечая его едва сдерживаемую ярость. И пусть тело болело, но дух мой был силен, держась словно за ниточку, за образ Виталика. Вот тот, кто не дал мне потерять себя в этом мире, полном похоти.

Глава 13

Я замечала, что Дерек мечется как тигр в клетке, но мне казалось, что он уже ничем удивить меня не сможет. Ан нет, смог. Традиционно он приперся в мою комнату и начал соблазнять меня. Тело послушно отзывалось на ласки, и лишь мозг требовал окончание процесса. Учитель старался, пыхтел, ласкал в неожиданных местах, вызывая легкую дрожь по коже, и на этом все. Миг, когда все переменилось, я запомню на всю жизнь. Меня резко подняли, и кинули на пол.

- Достала! - орал мой учитель, гневно меня пиная. – Сколько можно? Все, я забираю тебя в свой дом в уплату долга школы, поняла. Всю жизнь проведешь на коленях! –орал он, засаживая мне член сзади.

Я послушно терпела, мечтая, когда уже окончательно сбегу из этой школы, и заживу сама, без учителей и их прав. И лишь мозг зацепился за его фразу про долг. Это еще что такое? Наконец учитель излился в меня с хриплым стоном, и вышел, больно шлепнув по попе, а я поплелась в ванную отмываться от его семени и слюны.

Мозг лихорадочно держался мысли о долге, и я, наскоро одевшись, вышла в коридор, замечая, как перешептываются ученики. Я чувствовала, что они чем-то взбудоражены: кто-то сочувствует, а кто-то и завидует. Да что же происходит!? Не придумав ничего лучше, я пошла к директору. У кабинета я столкнулась с Мануилом.

- Прости, -сказал он горько, и оставив толику сочувствия после себя, ушел.

Я уже паниковала, и с дрожью постучала в дверь кабинета. Директор соизволил меня принять. Я помялась на пороге, изучая этого инкуба. Высокий статный, он спустя уже без малого двести лет был главой этой школы и держал ее в руках. Я несмело присела на диван перед его столом.

- Вы что-то хотели? - вежливо спросил инкуб.

- Да, -начала я, ощущая неуверенность, - Я хотела бы узнать, что за долг у академии перед Дереком и каким боком он касается меня, -проговорила я, и о ужас, краснея.

Директор окинул меня взглядом с ног до головы. Я почувствовала заинтересованность с его стороны с легким оттенком грусти и сожаления. Да что же происходит!

- Дерек согласился работать у нас за интересную плату с нашей стороны. Он имеет права забрать себе в дом любую суккубу, при условии, что она добровольно выйдет с ним из академии. А как он получит это «добровольное» согласие нас не должно касаться. Дерек выбрал тебя, Мелитина, -сказал директор, касаясь моей руки.

Я с мерзостью отдернула ее, ощущая себя вещью, разменной монетой в играх больших боссов.

- Пойми нас, Мелитина. Нам нужен был он. Суккубы и инкубы не подготовлены к болевым играм, а когда им попадаются такие специфические клиенты, то они ломаются…мы должны были найти выход…и вот он нашелся, обучить вас заранее любить боль, наслаждаться ею. И только Дерек наполовину инкуб наполовину демон мог помочь…мы вынуждены были согласиться… но если ты добровольно не пойдешь, то он не сможет ничего сделать, - попытался оправдаться директор.

Да, плохо он знал Дерека, тот умел добиться желаемого. И даже если я откажусь, то все равно окажусь в его власти…Что же делать!? Как быть?! Я пошла к себе, ощущая взгляды учеников, разящие мою спину. У дверей меня ждал Ворон.

- Что ты здесь забыл? –спросила я, не горя желанием разговаривать с кем-либо.

- Поговорим в твоей комнате, -сказал Ворон, открывая дверь и пропуская меня.

Я прошла, замирая у двери. Ворон стал напротив, буравя меня своими очами. Я вздохнула, чувствуя поток его чувств. Ну, когда же ты успокоишься, а?

- Мелитина, я хочу тебя вернуть…ты знаешь, и я на все готов ради этого, -начал Ворон.

Я устала опустилась на стул у стола. Какая разница, что он скажет, я все равно вещь. Вещь, которая будет принадлежать Дереку, если я не найду выход.

- Я помогу тебе сбежать, Ангел, слышишь? - проговорил Ворон, опускаясь передо мной на колени и целуя мои руки.

Я куклой сидела перед ним, не сопротивляясь его распаляющимся ласкам. В какой-то момент Ворон подхватил меня на руки, и перенес на кровать, продолжая целовать, а я …лежала и смотрела в потолок, не пытаясь сопротивляться.

А потом образ Виталика всплыл в голове. Мой чистый мальчик, мой ангел. Ангел для Ангела. Я вырвалась из горьких объятий, впив ногти в яйца парня. Ворон скуля скатился с меня, вцепившись в мою руку.

- Ангел, пусти, -прохрипел он, и я разжала пальцы, отпуская его наследственность.

Ворон отполз от меня, а я запахнулась в халат, скидывая с себя остатки порванной одежды.

- Я не хочу тебя слушать, видеть, знать, Ворон. Когда-то мы были друзьями, но сейчас мы друг другу никто. Смирись.

Я распахнула дверь. Ворон выполз из комнаты, бросая на ходу.

- Я мог помочь тебе сбежать из школы…Мелитина, -прохрипел он, а просто захлопнула дверь перед его носом.

Как же достали эти мужики, жаждущие лишь власти надо мной.

Я села на пол, поджимая ноги, и обнимая свои колени. Побег…а куда? Да, я уже достигла уровня свободы, но как только я окажусь за дверью, меня может похитить Дерек или другой демон, а сломать они могут любого. И я стану рабыней. А если останусь, то меня он сломает здесь, как мой учитель, которому можно делать со мной все что угодно. Безвыходная ситуация. Я попала. Я покачивалась, обнимая саму себя, но чувствуя, что успокоится не получается. Первые слезинки прорвались сквозь ресницы, и скатились по щекам, прочеркивая хладные дорожки себя было жалко. А еще жальче, что видеться с Виталиком я не смогу, ведь рабы питаются лишь с позволения своего хозяина, его силой, эмоцией, не в силах принимать чужую. А как показывается практика, жить все хотят, пусть даже и рабами у демонов. И я хочу. Выбор. Выбор. А если он у суккуб и инкубов? Есть ли он у меня? Я знала лишь одно, что не сдамся без боя. Пусть я знаю, что все равно стану рабыней Дерека, но ради себя, Виталика и своей гордости, я буду бороться, пока хватит сил и еще чуть-чуть.

Я встала с пола, подняла подбородок вверх. Ты гордая суккуба, Мелитина. И вышла, направляясь в гематитовую комнату. В коридоре в меня только что пальцем не тыкали, а я холодно улыбалась окружающим. Плевать. Я сильная. Я не сломаюсь сейчас, не дождетесь. Путь длинною в жизнь, и вот я в заветном кресле, ощущая заветный зов.

Я привычно переместилась к моему личному ангелу. Виталик встретил меня нежными объятиями. Впервые мы просто молчали. Мой ангел видел мои слезы, но не спрашивал из-за чего они, а я и не хотела говорить в очередной раз о той грязи, что окружает меня. Мы обнимались, чувствуя биения сердец. Я впитывала его запах, словно заряжаясь от Виталика его энергией. Я большая батарейка. Я прощалась с ним, понимая, что это может быть наша последняя встреча. Я касалась его губ, ощущая вкус его поцелуев и теряясь в нашей нежности. Впервые моему ангелу не было больно из-за его внутренних демонов, ему было больно из-за меня, моей боли. Мы делили с ним эмоции и жили в едином ритме, пока за окном не забрезжил рассвет. Я рассматривала его лицо, запоминая каждую черточку, словно впечатывая в памяти его образ. Я чувствовала, как меня призывали назад, насильно. Я ощущала боль, но как за ниточку, держалась за моего ангела, дыша его дыханием, лаская кожу его рук, рисуя губами его лицо, а потом меня с силой уволокло.

Я скорчилась на кресле, чувствуя разрывающую боль от потери источника своих сил, но меня не собирались жалеть. Мое тело подхватили, и понесли, грубо сжимая.

А потом меня принесли в какую-то комнату, не мою и пристегнули к кровати.

- Спи, -сказал мой мучитель, мой учитель. - До утра я тебя не трону.

И он ушел, оставляя меня с задранными над головой руками в одиночестве.

Моя последняя ночь без пытки. А дальше меня начнут ломать. Держись, Мелитина. Ради себя и Виталика. И быть может ты еще когда-нибудь коснешься его губ, ощутишь их вкус, вдохнешь его запах, и тепло его тело укутает тебя. Держись, суккуба. Не сломайся.

Глава 14

Я проснулась утром от ощущения давления в животе. Да, мой мочевой пузырь жаждал отрыва в уборной, но как назло, приковавший меня Дерек, еще не пришел. Я лежала на кровати, ерзая от нетерпения. Когда мне уже казалось, что меня сейчас разорвет, в комнату неторопливой походкой вошел мой мучитель.

- Быстрее, мне в туалет надо, -просипела я, ощущая, что еще чуть-чуть и случится протечка.

Дерек не торопясь подошел к окну, и налил в стакан воды. От шума льющей жидкости мои глаза полезли из орбит. Я ругнулась, выдавая почерпанное от детдомовских мальчишек. Дерек даже бровью не повел, поворачиваясь ко мне, и идя со стаканом ко мне. Я опять заелозила на кровати, ощущая себя бабочкой, пришпиленной булавкой.

- Дерек, ты меня слушаешь? Мне в туалет надо. Потом продолжим ролевые игры, -прошептала я.

- Ролевые игры? Нет, моя хорошая, сегодня ты познаешь новые грани постыдного удовольствия, - сказал мой мучитель.

Я замерла, пытаясь понять, что опять придумал этот ненормальный. По-моему за последние время он испытал на мне весь арсенал комнаты боли, и в каких только позах я там не была и как только и чем меня не привязывали и ласкали. Мне казалось, что удивить меня уже сложно. Я вновь поелозила, сжимая мышцы на животе, сдавливая свой несчастный мочевой пузырь.

- Днерек, я сейчас уписаюсь, не дури, -сказала я с расширенными глазами наблюдая, как к моему рту подносится стакан с водой. – Я не хочу пить, -сказала я, мотая головой.

- Ты будешь пить, -сказал мой учитель, и зажав мой нос, притянул к моему рту стакан, вливая мне в рот жидкость.

Я глотала ее, давясь, захлебываясь и отплевываясь. Мой мочевой пузырь надсадно трещал, протестуя против новых вливаний в организм. Мне казалось, что я сейчас лопну. А мой мучитель поцокал языком, и пошел за новым стаканом воды.

- Хватит, Дерек, это глупо. Отпусти меня в туалет, -пробормотала я.

- Попроси, -сказал, не оборачиваясь мой мучитель.

Я замерла. Просить или нет? Но мой мочевой пузырь орал: «Проси», и я попросила:

- Пожалуйста, Дерек.

- Нет, -ответил шокированной ответом мне мой учитель.

Дерек вновь наполнил стакан, а я ощутила, как первые капли стекли из меня на кровать. Я с силой сжала ноги, переплетая лодыжки. Главное не шевелится, ото расплещется. Мой мучитель вновь поднес стакан ко мне.

- Пожалуйста, Дерек, прошу, -прошептала я, ощущая, как слезинки выступили из глаз.

- Ты поедешь в мой дом добровольно? - спросил Дерек.

Так просто? Только за поссать в туалет я должна согласится стать рабыней? Я хотела рассмеяться ему в лицо, но понимая, что тогда точно подмочу свою репутацию, сдержанно ответила:

- Нет.

Я стиснула зубы, намереваясь держаться. Жаль мой мочевой пузырь не разделял моих намерений.

- Хороший ответ, моя радость, а то я переживал, что мы рано закончим, -сказал Дерек, заливая в меня воду.

Из моих глаз полились слезы.

- Ну, ну, моя девочка, -прошептал Дерек, целуя мои прикусанные губы. – Не сдерживайсь. Ощути кайф.

Я сжала ноги из последних сил, ощущая, как струится жидкость из организма. Я покраснела, ощущая, как все хлынуло из меня, и в тоже время ощущая непередаваемое облегчение.

«Плевать. Сам хотел». –решила я, открывая глаза, и смотря на него.

Глаза моего мучителя довольно светились.

- Вот так, моя девочка. Ощутила удовольствие сквозь стыд? - я молчала, ожидая продолжения. - Но это лишь начало, моя упрямица.

Мой учитель прикусил мою губу, а затем расстегнул мои наручники, и отнес меня в ванную мыться, а сам вернулся в комнату. Когда я вышла закутанная в полотенце, то мой учитель уже ждал меня, успев перестелить кровать.

- Ложись назад, моя суккубочка, -проговорил он, многозначительно покачивая кандалами.

Я со вздохом забрала на постель, понимая, что мучение, боль и стыд теперь главные в пытке меня. Что ж, плевать, справимся.

На мои руки опустились оковы. Привыкай, Мелитина, вопрос времени, когда ты будешь носить их постоянно, как напоминание об обладании тобой хозяина. Я прикрыла глаза, мечтая забыться, провалиться в сон, но… реальность слишком сурова. Мой мучитель опустил на мой живот кусочки льда, расположив их по телу, и отошел… я замерла, ощущая, как ледяные кусочки замораживают клочки кожу, и влага от растаявшего льда стекает по мне, скользя обжигающим ледяным огнем. Я тихо шипела.

Мой учитель подошел ко мне со свечой. Верхушку ее лизало пламя огня. Я замерла, изучая и впитывая красоту пламени. Ее яркие, жизнеутверждающие краски. Дерек наклонил надо мной свечу, и я со свистом втянула воздух, ощущая, как олово капает на мою кожу, обжигая и шипя, сталкиваясь с ледяной водой. Я вскрикивала, ощущая перепады температур на коже. В глазах замелькали мушки, но я вцепилась зубами в губы, ощущая привкус крови во рту, но сдерживая крик. Учитель улыбаясь смотрел на меня.

-Как тебе, моя непокорная? - спросил он, водя пальцем по застывшему на мне олову.

Я зашипела, жалея, что не могу вцепиться ногтями в его улыбающиеся лицо. Так хотелось смыть с его лица довольную ухмылку. Но, увы, мои руки зажаты в тисках, но есть же ноги…и озаренная жаждой мести, я врезала ему ногой. Пусть удар и вышел скользящим, и я думаю, что не сильным, но ошарашенной лицо учителя целебным бальзамом прошлось в мою душу. Теперь уже я ухмыльнулась.

Учитель схватил мою ногу, и больно укусил меня, за ногу, а потом глянул на меня с усмешкой.

- Мой упрямица, я вечером вернусь. Готовься вновь умолять меня, -сказал мой мучитель, и вышел из комнаты, оставляя меня со льдом, водой и оловом на теле. Плевать. Главное сам ушел.

Я закрыла глаза, отрешаясь от мира, призывая образ моего ангела. Даже на расстоянии я питалась его силой. Мне казалось, что он рядом, и целует меня, гладит по голове, и говорит свое извечное:

- Все будет хорошо.

Но, увы, это лишь иллюзия и «хорошо» не будет. Я готова к этому, моя ангел и не боюсь. Лишь остаться бы собой во всей этой грязи…и не потерять тебя, а остальное я переживу. Я же суккуба, а мы выживаем в любой грязи этого мира.

Мой мучитель вернулся, как и обещал вечером, вновь напоил меня. Мой желудок радостно встретил воду, хотя и от еды он бы не отказался.

- Скоро ты будешь есть с моих рук, с пола…откуда я тебе скажу, моя суккубочка, -сказал Дерек, слушая голодные песни моего живота.

Я промолчала, мечтая о смерти…хотя нет, тоскуя о невозможности ее прихода. Жаль я не могу остановить дыхание, или сердце…чтоб их, гребанные рефлексы. Дерек покрутился рядом, поворчал что-то, а потом залез сверху меня, раздвигая мои ноги.

- Пусть пока так, -пробубнил он, засовывая свой член в меня.

Я равнодушно лежала, ощущая его толчки и конвульсии. Моя душа была словно в дали от тела, и парила в небесах, наслаждаясь покоем и тишиной…и нет никаких скрипов, стонов и хрипов. Я не здесь…это все не со мной. Излившись в меня, мой учитель отвалил, унося с собой и источник света.

Я лежала в темноте, ощущая тоску по Виталику. Тело пыталось ворваться в мои мысли, говоря, что мирские потребности неплохо было бы осуществить. Я, смирившись с ситуацией, терпела до утра, а по утру намочила простыни, с ужасом ощущая не только голод, но и грядущую проблему большого толка. Да, трындец. Что ж, если этого хочет Дерек, то я сделаю и это, разве имеет право на стыд суккуба? Я замерла, услышав, как открывается дверь.

Мой мучитель изучил меня, лежащую на мокрых простынях.

- Не ожидал, что ты так быстро смиришься с ситуацией, -сказал он, отстегивая меня.

- Это всего лишь тело, Дерек, -равнодушно сказала я, надеясь, что он, как и в прошлый раз отведет меня в ванную и оставит там одну, а там уж я сбегаю в туалет.

Но Дерек не был бы учителем боли, если бы не мог предугадывать простейшие реакции организма. Меня уложили на кровать, и он мыл меня водой с тазика, протирая мое тело холодной жесткой тряпкой, намеренно обтирая в чувствительных и нежных местах. Хотелось кричать от безысходности, но нельзя поддаваться чувствам, или он выиграет. Я должна обыграть его. живот дуло и рвало на части. Ну вот почему нельзя как духам, без потребностей жить тела? Я замерла, терзая телом и страдая душой.

- Ничего не хочешь мне сказать, моя беззащитная, или попросить? - спросил Дерек, внимательно глядя на меня.

- Хочу…-сказала я, сглатывая слюну, и видя довольный взгляд, замершего в ожидании мучителя. - Сгинь с глаз моих!

Дерек подскочил, его аж затрясло от гнева. Зло сощурив глаза, он склонился надо мной, шипя мне в лицо.

- Ты еще много раз будешь стоять на коленях передо мной и просить прощение за эти слова, моя непокорная…пока непокорная.

Я равнодушно смотрела на него. Буду, не сомневаюсь, что ты сломаешь меня…ты сможешь это сделать, но я не готова сдаться без боя.

- Иди еще что-нибудь придумай для меня, МОЙ МУЧИТЕЛЬ! -громко сказала я равнодушным голосом. – Что еще ты можешь сделать? И что нужно, чтобы ты понял, перед тобой не рабыня плоти или страсти, я рабыня духа. Мне плевать на тело. Хочешь, я кучу под себя сделаю, так тебе станет легче понять это?

Мой учитель побагровел.

- Я не калечить хочу тебя, а подчинить. Стань моей, и все будет как прежде.

- Как прежде? Это как, Дерек, изнасилование, обладание без моего на то желание? Калечить, ты тело, которое желаешь трахать, не хочешь, а вот дух мой сломать ты хочешь, искалечить мою суть. Этого ты добиваешься? Как прежде не будет никогда, ты сделаешь меня рабыней, и это значит, что меня не станет вообще, Дерек. Я это понимаю. Я буду бороться. А теперь ты свободен. Я буду отдыхать, -высокомерно закончила я, закрывая глаза.

Я услышала, как мой мучитель ударил что-то. Я распахнула глаза, наблюдая как стул врезавшись в стенку потерял ножку.

- Ты, ты, -гневно тряся пальцем у моего лица, сказал мой мучитель, - будешь моей, дрянь.

Я молчала. Дерек наклонился, и укусил мою губу, прокусывая ее до крови, и слизывая капельку.

- Вся моя, до последней капли крови, Мелитина, навсегда, -зло сказал он. И выскочил вон, бахая дверью.

«Применение силы-признак бессилия», - подумала я, зализывая ранку.

На время спора потребности тела забылись, а сейчас желание облегчится вновь накрыло меня. Ненавижу! Аааа, плевать! Выдержу!

Я закрыла глаза, пытаясь забыться во сне. В мозгу всплыл образ таких родных глаз.

- Держись, Мелитина, держись, -прошептал сотканный образ Виталика в моем мозгу. - Держись.

И я почувствовала облегчение, как будто питаясь откуда-то из внутренних резервов организма. Наверно, я и правду впитала силу от моего ангела. Тело стало словно ватным, и я перестала его ощущать, а моя душа тянулась куда-то, и лишь бренное тело не хотело отпускать беспокойную душу к источнику зова.

Я погрузилось в какое-то подобие транса, не ощущая себя- лишь тьма, и зов моего ангела будоражили меня. Я чувствовала его тоску, боль, но прийти не могла…прости меня, мой хороший, как только, так сразу приду. Ты только жди… я постараюсь не сломаться, ради тебя.

Я услышала звук открываемой двери, и недовольно распахнула глаза. что-то быстро псих вернулся… но передо мной предстал Ворон. Он замер, изучая мое тело, а потом подскочил, расстёгивая кандалы.

- Быстрее, я уведу тебя со школы. Бежим, -сказал он, поднимая мое тело.

Неужто это мой шанс, моя надежда на спасение, и от кого? От Ворона? По телу пошли мурашки, пуская кровоток по отлежанным местам. Ноги не держали, и я опустилась на пол, ощущая, как тысячи иголочек впиваются в тело.

- Твою мать, Ангел, надо идти, -прошипел Ворон, поднимая меня на руки.

И только мы подошли к двери, как она распахнулась, являя образ Дерека. Я впервые увидела трансформацию демона. Ворон опустил меня на пол, кидаясь на монстра. Два тела вцепились, врезаясь в стену. Я в ужасе замерла. Смерти Ворона я не желала, даже несмотря на то, что он мне сделал когда0то. Дерек крылом рассек руку Ворона, и я задохнулась от обилия крови на полу. Тело начало отмирать, возвращая себе подвижность. Я неуклюже поднялась. И шагнула в сторону тел, буквально падая сверху.

- Стой, Дерек, не трогай его. Я буду твоей, если ты его отпустишь, -просипела я, ощущая, как кто-то вмазал мне под ребра.

Вмиг, и тела распались.

- А ты говорил, что не заступится, -с усмешкой сказал Дерек, принимая человеческие очертания.

Ворон поднялся, пережимая руку, и посмотрел на меня, окидывая каким-то прощальным взглядом, а потом перевел взгляд на моего учителя.

- Помни, мы договорились, -сказал он, выходя из комнаты.

- О чем? -в шоке спросила я, смутно ощущая, как меня надурили.

- О том, моя рабыня, -сказал Дерек, с усмешкой придвигаясь ко мне, -что я отдам тебя ему, как только наиграюсь тобой, за помощь в твоем сломлении.

Я замерла, ощущая, как мое сердце разлетается на осколки…очередной договор, очередная купля-продажи меня.

- Но кто сказал, что я смогу вообще тобой наиграться, -с мерзкой улыбкой сказал мой мучитель, проводя носом по моей шеи, и втягивая воздух вдоль шеи.

Я попала в западню…так быстро и так глупо. Вот и все…я подчинилась Дереку. Прости меня, Виталик. У меня даже оправдания нет перед тобой.

Я замерла, сдерживая непрошенные слезы. Ну уж нет, перед этим монстром я не расплачусь. Я загнала непрошенную влагу внутрь и посмотрела на своего господина.

- И что теперь? - спросила я, замирая в ожидании.

- А сама то как думаешь? –спросил с усмешкой мой учитель.

Как же хотелось вмазать ему по лицу, и стереть ухмылку с его лица, а ведь когда-то он мне нравился. Неужто я по жизни так и буду ошибаться в своих суждениях?

- Мы отправляемся в мой дом, и ты одеваешь мои браслеты, -сказал Дерек, окидывая меня довольным взглядом. - А потом ты долго стоишь на коленях и просишь прощение, моя покорившаяся.

Я промолчала. Что ж, все ожидаемо? Я села на кровать, ощущая, как все внутри замерзло, словно из меня самой сделали кусок льда. Дерек нетерпеливо замаячил рядом, а потом накинул на меня халат и потащил в мою комнату.

- Можешь подготовиться, через час я за тобой приду, -сказал он, и вышел.

Я пошла в ванную, облегчая телесные муки. Вот и все.

Глава 15

В доме Дерека было немного прислуги, которые высыпались встречать хозяина. Все с интересом осматривали меня, оценивая мой статус и роль в жизни хозяина.

- Маркус, подготовь вечером браслеты к церемонии обретении рабыни, -распорядился Дерек и за руку потащил меня по ступенькам, поднимаясь в чью-то спальню.

Я послушной куклой вошла и замерла, окидывая взглядом комнату. Огромная просторная кровать с темно-синим покрывалом, ну хоть не пошленько красненькая, занимала центр комнаты, намекая, где больше всего бывает хозяин комнаты. Сердце замерло, замечая три кольца в изголовье. Что ж, Дерек наполовину демон, тут все ясно. Я посмотрела в другую сторону, отмечая огромный шкаф. Что в нем непонятно, но зная повадки хозяина, думаю, что ничего хорошего для меня. У окна стояло кресло и небольшой кофейный столик. На полу валялась шкура медведя. Чудовищно. Бедный мишка. Знакомься, Мелитина, апартаменты твоего господина.

Дерек подошел ко мне, и стал раздевать.

- Я соскучился, - сказал он, целуя мои губы.

Я истуканчиком замерла перед ним. Его губы терзали мои, пока он наконец не отстал, и отстранившись, зарычал мне в лицо.

- Ты обязана мне подчиняться, Мелитина, -проревел он.

- Пока не одеты браслеты, я не лишена права выбора, Дерек, -равнодушно сказала я, откидывая его руки с моей талии. – А теперь оставь меня одну. До вечера я еще своя собственная.

Дерек отстранился, окидывая меня восхищенным взглядом.

- Что ж, несломленная моя, лишь до вечера. Можешь утолить свою гордость. А вечером я утолю свой голод, готовься, -сказа он, и мерзко заржав выскочил прочь.

Чувствую отольются мне мои слова горькими слезами и криками боли. Что ж, он будет в своем праве, а я без…

Я бессильно опустилась на кровать, прибывая в апатии. Рабские браслеты лишают силы воли раба. Есть лишь одно мнение-хозяина, его пожелания, мысли, приказы. У раба даже мысли не возникнет сделать что-то без ведомого или разрешения хозяина. Весь мир-это мир того, кто носит пару браслетов, отражающих пару раба. Они связаны, и после произнесения слов обряда, преобразуются подчиняя одного другому. Самое смешно, что брачные слова и браслеты идентичны, но при равных правах, или если уровень достигнут повелительницы, то они автоматически становятся брачными. Сделать рабой благодетельницу или благодетеля нельзя, так же, как и равного себе повелителя или повелительницу, только женится или выйти замуж за них можно, но мне уже не суждено достигнуть этого уровня. Поэтому и отлавливают, и делают рабами молодых, мало опытных, не способных к сопротивлению, и не успевших подняться. Я сегодня стану рабыней. И будут звать меня никто и буду мыслить я никак.

Но пока я еще свободна, и при своей воли, я вновь вызвала внутри образ моего личного ангела- Виталика, вспоминая его черты лица, карие глаза, так напоминающие шоколад, который я так любила есть в детдоме…как давно это было. Я ощутила, как мое сердце наполняется тоской по нему. Словно мы не виделись года, а не несколько дней. Я словно на яву чувствовала его зов, и понимая, что терять мне нечего, я двинулась к нему, ощущая как тело в начале неохотно, а потом все смелеет отпускает душу. Я понимала, что без поддержки гематита, мой дух может заблудиться и не дойти до или обратно, но я упрямо шла, понимая, что это наш последний шанс. Умереть не было страшно, было страшно никогда больше его не увидеть. Душа рвалась, словно пес, то теряя след, то вновь его обретая. Я ей не мешала. Вернуться я не хотела, а вот дойти бы…только бы дойти. Без поддержки гематитовых стен, я долго блуждала, пока не ощутила совсем близко знакомый всплеск боли и тоски, и рванула туда, с рывка преодолевая оставшийся путь.

И словно в награду за последние сутки, я рухнула в объятия Виталика, заливаясь от счастья слезами. Он прижал меня дрожащими руками.

- Я так долго звал тебя, -прошептал он, сжимая меня.

- Я не могла прийти…и не смогу, больше…но я всегда буду помнить и любить тебя.

- Почему? - спросил мой ангел, разрываясь от боли.

Опять его бросали. И он оставался один.

- Хотя нет, не отвечай…- я все понимаю, -горько сказал Виталик, отводя взгляд.

Ну что ты там себе надумал, мой хороший? Я приложила палец к его губам, не позволяя ему сказать еще что-то.

- Я попала, Виталик. Сегодня из меня сделают рабыню, и я уже никогда и ничего не сделаю без позволения хозяина.

Я ощутила волну негодования от моего светлого человечка.

-Ну как же так? Разве такое возможно? - спросил он, смотря в мои глаза, полные слез.

- В моем мире…да. Мне жаль. Я пришла попрощаться, и, если получится… я хочу остаться с тобой.

Парень недоверчиво посмотрел на меня, ощущая всплеск радости.

- А так можно? - спросил он, улыбаясь.

- Да, если мой дух не вернется, то он останется с тобой, мой ангел, -прошептала я, прижимаясь всем телом к этому парню, и ощущая, как в нем растет непонимание, а потом ужас.

- Но ты умрешь!

-Да, скорее всего, -спокойно отозвалась, вдыхая его запах.

Как же мне тебя не хватало. Словно токсикоман, я не могла надышаться им.

- Нет, я не хочу, чтобы ты умирала, -сказал мой ангел, отстраняя меня, и слегка встряхивая. - Слышишь, живи.

- Зачем? - спросила я, ожидая ответа от того, чьи слова имели для меня силу.

Я ощутила, как невидимой нитью связываются наши сердца. Странное чувство. Но я чувствовала, как мое сердце успокаивало его, заставляя стучаться в медленном ритме.

- Ради меня…пока ты жива, я тоже буду жить, -сказал мой ангел, и я ощутила решимость в его голосе.

Что ты задумал, мой хороший? Я потянулась к его чувствам, чувствуя его разрывающееся болью сердце и нежность…и любовь. Окрыленная этим чувством, я прижалась к его губам, ощущая вкус его поцелуев, такой родной и знакомый.

- Я не смогу прийти к тебе…- сказала я, отрываясь на миг от него.

- Только живи, остальное неважно…я люблю тебя, Мелитина. Ты стала моим спасением….

- А ты моим, мой ангел. Я лишь тобой дышала все это время, -прошептала я.

Мы обнимались, впиваясь в тела так друг друга, будто мечтая раствориться.

- Я люблю тебя, -прошептала я.- Хотя суккубы не должны любить.

Мы целовались, и наши души словно стежками из поцелуев и объятьев, сплетались в единое. Я не чувствовала рядом с ним боли и страха. Мир перестал существовать. Был лишь он и я. Нет, не так, были лишь мы. Мы-единые. Я впитывала его, отдаваясь ему, выворачивая свои эмоции, чувства ради него и вливая в него. Не знаю, как, но мы соединили не только тела, души, но и судьбы. И какой-то врожденной интуицией суккуб, я чувствовала, что все верно: так и должно быть, для двух любящих.

А потом я ощутила опять тянущее чувства, кто-то тянул мою душу назад. Я вцепилась в парня руками, не желая отдаляться.

- Что? - удивленно спросил мой ангел.

- Мой дух тянут назад в тело…- прошептала я.

Парень прижал меня к себе, зарываясь носом мне в волосы.

- Ты обещала жить, Мелитина. Помни это, -донеслось мне в след, а мой дух уже завертела воронка бытия, возвращая телу принадлежащее ему.

Словно мешок, меня закинуло в тело, вытряхивая остатки радости и восторга от близости с Виталиком. Я не хотела жить, но он так просил…И я нехотя открыла глаза, распахивая миру свою боль от этой жизни.

- Дура, -взревел Дерек, тряся меня, отчего тело как маятник, качалось туда-назад. - Чего тебе не хватало?! Я же ушел, оставил тебя. Нашла способ убить себя, так вот знай: не позволю! Ты-моя! Смирись! - ревел он, и прижал меня к себе.

У меня создалось ощущение, что Дерек сам решил убить меня через удушение. Я обмякши замерла, ожидая избавление от участи страшнее смерти, но моим мечтам не суждено было сбыться. Мучитель отпустил меня, а потом вновь прижал к себе, но уже нежнее.

- Дурочка, так рисковала. Ну что же ты, - шептал страстно он, покрывая мое лицо поцелуями.

Я лежала, смотря вверх и ожидая окончания его ласк. Сил после перехода на сопротивление не было. Да и что это даст!? На час раньше, или позже. Но Дерек вновь остановился, нависнув надо мной, и заглядывая мне в лицо. Что он там рассмотреть пытается? Стало как-то неуютно под его взглядом. Я поерзала, пытаясь сместиться.

Но Дерек как всегда властно придавил меня телом, заглядывая в мои глаза. Да что же ты там ищешь, а?

- Ты стала госпожой, - наконец-то сказал он, а мое сердце замерло в восторге, а потом вновь пронзилось болью.

Всего один уровень, и подчинить меня он бы уже не смог…

- Не пойму, как ты так быстро переходишь, -пробубнил он, а потом ушел, погладив на прощание меня по щеке и сказав.- Но тебе это все равно не поможет. Последний путь ты преодолеть в любым случае не успеешь, моя госпожа, и сегодня ты станешь моей рабыней, а я твоим господином.

Я замерла, ощущая как глаза вновь заполняются слезами. Как близок локоток…да не укусишь.

Глава 16

Я стояла в красивом платье черного цвета, мягко обволакивающего фигуру. Словно скульптура, я замерла перед алтарём, где лежали треклятые браслеты. Хотелось шипеть, хотелось кричать, выть…да, хоть что-нибудь сделать, чтоб не ощущать этой беспросветной тоски и безнадеги, но я гордо стояла, в последний раз… Я- суккуба Мелитина, сдерживаемая силой данного слова, но еще не рабскими оковами. В последний раз, гордо подняв голову, перед прислугой Дерека и сановником, я возвышалась, словно скала над морем, и пусть все они волновались, ожидая момента моего унижения, я буду сильной, я буду гордой. Я смогу. Мой ангел мне поможет. Читай книги на Книгочей.нет. Подписывайся на страничку в VK. Я потянула за ниточку моей связи с моим кормящим, ощущая, как он делится со мной своими эмоциями, поддерживая и придавая мне сил. Мой ангел. Когда-то так звали и меня. Будут ли два ангела вместе, или это конец нашей истории и последняя точка в запретной любви, такой нереальной для суккубы и человека? Кто мы в жерновах мира? Смогут ли они смолотить нас, или удаться увернуться? Я до последнего надеялась на милость богов, умоляя спасти меня, но видно меня не слышали. Наверно, в их глазах я падший ангел, не достойный их внимания и спасения. Что ж, я буду гордой!

Сановник начал читать текст, а Дерек счастливо замер напротив меня, изучая просто отвратительнейший восторг от происходящего. Я держалась. Ни один мускул на моем лице не дернулся. Мой ангел, ты можешь гордиться мной, я сильная, как ты и хотел. Я не плакала и не улыбалась. Статуя. Пусть так. Я выдержу. Это мои последние минуты свободы.

Сановник дочитал текст, и надрезал наши запястья, окропив кровью парные браслеты, и надел в начале пару на Дерека, а потом потянулся ко мне. Вот и конец. Прощай мой ангел. Я держалась ради тебя. И помни, я любила тебя. Я посмела это себе, потому что не полюбить тебя невозможно. Прощай, мое сокровище. И браслеты сомкнулись на руках с мерзким щелчком. Я замерла, ожидая как подавится моя сила воли, но…что-то пошло не так.

- Какого, -начал было Дерек, наблюдая, как из черных кандалов идет свет, и вместо того, чтобы черным рисунком рабства лечь мне на кожу, они ложатся золотым брачным.

О, боги! Вы услышали меня! Спасибо! Я засмеялась, шокируя еще более шокированную публику. Демоны, все они, подчиняются в своей жизни единственным женщинам- своим женам. Не матерям, не королевам, своим женам. Я теперь жена Дерека. И теперь я его госпожа, а он отныне мой раб. Больше никаких грубостей и применение сил. Одно мое нет, и он не сможет меня коснуться. Боги, я вас благодарю! Спасители! Я смеялась, ощущая, как мир вокруг меня меняется, наливаясь красками, возвращая мне силы. Я –жива, и я-свободна!

- Кто ты? –в ужасе смотрел на меня Дерек, изучая.

Сановник тоже шокировано замер.

- Но господин, она же всего лишь госпожа, -растерянно говорил он.

-Но она моя признанная дочь, -раздался голос в храме, и все обернувшись склонились в поклоне.

Я медленно повернула голову, следя каким изумленным выглядит мой муж. Король. Это был он, вместе со своей супругой. Все в шоке замерли, переводя взгляд с них на меня, отмечая мои голубые глаза, формой и цветом так похожие на королевские. А мои волосы и форма лица были второй жены короля- суккубки, как и я, достигшей в свое время уровня благодетельницы…и что странно, никто ничего не знал про ее дитя. Я смотрела на них, ощущая, как слезы облегчения текут по моим щекам. Я спасена.

- Дочь моя, -сказал король, приближаясь ко мне. –Ели успел на твою свадьбу. Но ничего, все виновные в моем промедлении понесут заслуженное наказание. Прости, нам пришлось спрятать тебя. Ты мое единственное дитя, и ради твоего спасения мы вынуждены были отдать тебя в приют. Но ты не думай, я всегда следил за твоей судьбой. Мое дитя. Моя Мелитина.

Король мягко обнимал. Я шокировано посмотрела на суккубу, его жену и мою мать. Она со слезами на глазах смотрела на меня.

- Мое сердце чуть не разорвалось, когда я вынуждена была отдать тебя, -прошептала королева, целуя меня в щеку, и сжимая в объятиях.

Я замерла, складывая два плюс два. Правильно, я признанная дочь демона, следовательно, автоматически получаю часть его силы. И поэтому я уже прекрасна, а не как остальные суккубы-гадкие утята. И его сила, и сила моей мамы-благодетельницы, словно маятник раскачивала мою силу, ускоряя мой переход по уровням. Все сходится.

Я посмотрела на родителей, ожидающих от меня чего-то, но чего? Что вот им сказать? Может спасибо?

- Я благодарна вам, что вы посетили мое бракосочетание с мужем, -со смешком сказала я, беря под руку Дерека. –Жаль, мой муж еще не успел порадоваться такому повороту событий, -не сдержавшись съязвила я.

Король перевел взгляд на моего ошалевшего от свалившегося на него несчастья мужа, и проговорил:

- С твоим мужем, дочь, мы еще поговорим. А пока я забираю тебя во дворец. Пора представить тебя государству.

- Я еду с женой, -сказал мой муж, сжимая руку.

Как бы не так, милый. Теперь я твоя госпожа.

- Я против. Оставайся дома, Дерек, -сказала я, с удовольствием отмечая, как дернулся мой мучитель, но перечить он не мог. Браслеты сыграли против него.

- Как скажешь, -с трудом выговорил мой муж, убирая свои руки. В меня тут же вцепилась вновь мама.

- Столько дел впереди! Надо платьев пошить, драгоценности подобрать, а то ты на нищенку похожа, -проговорила она, таща меня к карете.

Папа-король послушно шел следом. Толпа вновь кланялась, провожая венценосных особ, а я уже мыслями связалась с Виталиком, посылая ему свою любовь, безграничное счастье и обещание встречи. Мой любимый ангел, теперь все будет хорошо. Жизнь неожиданно улыбнулась, давая нам невиданный по щедрости кусок счастья. Мой ангел, кажется у нас есть будущее. Я верю в это, поверь и ты.

Глава 17

Да лучше бы я рабыней стала, чем принцессой! Меня искололи иголками, сделав подобие игольницы, а потом еще с этим набором средневековых пыток, вертели во все стороны, изучая где и что на взгляд мамы и двух других цариц надо исправить. Пффф вот обижусь и уйду в дурдом, так хоть какое-то подобие порядка есть. Постоянно мельтешили слуги, парикмахеры, швеи и ювелиры, сапожник крутился вокруг ног, словно впервые увидев их в натуральную величину. Я терпела. Я страдала. Но спустя пол дня я не выдержала, и сбежала, мотивируя надобностью в туалет, и, ели отбилась от сопровождения, положенного царственной особы. Пипец. Хорошо меня Дерек подготовил к пыткам, боли и унижениям, как чувствовал, что мне это в жизни пригодится…я хихикнула: вот только для чего он в своих худших кошмарах и предположить не мог.

У меня была цель найти подобие школьной гематитовую комнату и навестить моего ангела. Я чувствовала его тоску по мне, и мне хотелось поддержать его, прижаться к нему, ощутив вновь тепло его тела и такой неповторимый запах.

Я выловила какого-то слугу и расспросила его, пока он, не выдержав не проводил меня сам туда. Я с восторгом замерла, изучая удобную кроватку. Вот правильно, лежать все лучше, чем сидеть. Я с наслаждением растянулась на ней, и прикрыв глаза, рванула на такой трепещущий зов.

Мой ангел ждал меня, склонившись над столом. Я приобняла его, заглядывая через его плечо. На белых листах бумаги смотрела на меня я. Где-то гордая. Где-то нежная, а где-то сломленная и рыдающая. Я замерла, впервые наблюдая себя со стороны. Рисунки, простые карандашные наброски, но сколько чувств в них. Я замерла от восторга.

- Нравится, -смущаясь спросил Виталик, оборачиваясь ко мне. И целуя руки.

- Да. Ты потрясающе рисуешь, -с восхищением отозвалась я, передавая ему свой восторг.

- Покажи еще, -попросила я, ощущая, как парень окрыляется моим восхищением.

- Тебя больше нет…-растерянно сказал Виталик. – Но я обязательно еще нарисую.

- А что еще есть? -заинтригованная волнами его смущения, спросила я.

Парень замялся и явно не красуясь. Да, что ж там такое! Я потянулась к нему, приобнимая и прижимаясь к его губам.

- Пожалуйста, -страстно сказала я, замечая, как удивленно сморгнул парень.

Да, умение обольщать я к нему никогда не применяла ранее.

- Ну там просто не ты, -забубнил мой ангел краснее, и вытягивая из стола рисунки. - Это старое еще.

На рисунках были животные: коты, собаки и девушка. Я поняла, что это та девушка, которую так любил или еще любит, судя по взгляду моего ангела, Виталик. Я замерла, изучая кукольные черты лица, раскрытый взгляд, подмечая с какой осторожностью и любовью прорисованы ее черты лица, какие аккуратные штришки. Стало местами завидно, но листая листы, я поняла, как менялось мировоззрение моего ангела и девушки. По началу нежное выражение лица, мечтательный взгляд, сменялся влюбленным, а потом полными тоски и боли, да и штрихи из мягких становились более резкими, будто их наносили со злостью или выплескивая свою боль. Теперь завидовать не хотелось, наблюдая крушение их отношений, а потом в последних листах я обратила внимание, что лицо девушки меняется, в начале неуловимо, а потом все сильнее отображая чёрточки моего лица, губ, выражения лица, словно художник хотел соединить два противоречивых образа в один. И вот становилось понятно, что в его сердце пришла я. Я мягко улыбнулась и прижалась к нему, целуя.

- Мой ангел, -счастливо сказала я.

- Все хорошо? - настороженно спросил Виталик, до этого с беспокойством следивший за моим выражением лица.

- Все отлично, - улыбаясь сказала я.

Мы обнимались, а потом я озарилась новой идеей.

- Хочу, чтобы ты нарисовал меня обнаженной, -сказала я, заглядывая в его глаза.

- Но тогда тебе придется раздеться, -осторожно заметил мой ангел.

- Ага, -сказала я, и выскочив из его объятий, стала скидывать одежду, замечая, как темнеют его глаза.

Я с удовольствие потянулась перед ним, демонстрируя себя во всей красоте. Парень судорожно вздохнул. Я ощутила волны возбуждения исходящие от него. Жаль, что ниже пояса он ничего не чувствовал и там ничего не шевелилось…я замерла. Я же суккуба, и могу создать иллюзию, что наша близость была. Он все прочувствует, да и я. Мы же это проходили.

Я потянулась к его мыслям, вытягивая оттуда необходимое количество желания и возбуждения, сплела их в единый узел, и на магическом уровне растянула их, используя наиболее яркую фантазию из головы Виталика.

Парень ошарашенно замер, понимая что вокруг что-то происходит. Комната преображалась. Кровать его расширилась и покрылась нежно-розовыми лепестками роз, по периметру стен появились свечи, а в окнах загорелась полная луна. Я тоже изменилась, появляясь в темно-бордовом пеньюаре. Сам парень ошарашенно поднялся с кресла, и двинулся ко мне.

- Что это? Как? –спросил он, касаясь оборок на моем теле.

- Это магия, пусть и на один вечер, но это наш шанс быть вместе, -прошептала я, ощущая его сомнения, разочарование.

Страх, что он откажется затопил меня, но заставлять или соблазнять его я не имела морального права. Это его выбор. И к счастью он выбрал нас.

Парень потянулся к мои губам, спуская пеньюар с моих плеч, и провел руками по плечам, вызывая мурашек по телу. Я прижалась к нему, ощущая потребность впитать телом его тепло. Гулко стучали удары наших сердец, и сбивчивое дыхание казалось оглушительным по сравнению с тишиной комнаты. Виталик изучал мое тело, касаясь его то руками, то губами, и я тонула от нежности прикосновения и эмоционального огня моего ангела, сносящего мне крышу. Мне хотелось всего и сразу, но Виталик был не торопив, изучая меня, запечатляя меня, а я привыкшая к грубоватой и резкой манере Дерека, все пыталась его ускорить. Но мой ангел нежно, но настойчиво останавливал меня.

- Не спеши, -хрипло сказал он, целуя мои бедра, а я извивалась под ним, осознавая, что это самая страшная и самая нежная пытка в моей жизни.

Я позволила себе раствориться в его эмоциях. Он задыхался от желания, но словно скульптор, маленькими штришками создающий шедевр, Виталик заново учил меня познавать свое тело, его чувственность и потребности. Теперь и я выгибалась под его руками, указывая где хочу продлить ласку, и куда ему сместится. Более отзывчивого и нежного любовника я не знала. И в миг, когда мы перешли к самому главному процессу, я уже достигла нирваны, и лишь продлевала свой отрыв в его объятиях.

Я отдыхала на его плече, слушая его дыхание и стук сердца, так спокойно и уютно. Словно мы семья, и не встречаемся вопреки всем законам мироздания. А потом иллюзия стала пропадать, силы уходили, и я взяла с него плату, забрав его боль к себе, так привычно надежно, я избавила его от страданий по прошлой жизни, и ушла назад в свой мир.


Как же мне не нравилась реальность. Нет, хорошо, конечно, что я не стала рабыней, а законной женой, и теперь я властвую поступками Дерека, но быть принцессой. Вот уже неделю шла подготовка к моему первому балу, и мне казалось, что я уже никогда не выберусь из порочного круга: портной, сапожник, ювелир, парикмахер. Но вот сегодня, наконец то состоится этот бал. И еще сегодня мне предстоит увидеться с мужем. Странно было бы быть представленной миру без него. Пришлось скрипя сердцем написать ему записку, изъявляющую мою волю, на его появление здесь.

Я смотрела на свое отражение в зеркале, не замечая себя, а представляя образ Виталика, и тоскуя по нем. За эту неделю мне не удалось вырваться к нему, и лишь по нашей незримой связи я чувствовала его тоску, и передавала свою.

В мою комнату постучались. Я оторвалась от такого родного образа моего ангела.

- Войдите, -сказала я, оборачиваясь.

Дверь распахнулась, и в комнату вошел Дерек. Он был прекрасен, впрочем как и всегда. Лишь его взгляд изменился, стал каким-то затравленным. Я ощутила от него волну горечи, тоски и боли.

- Мелитина, -сказал он, приближаясь, и останавливаясь по первому моему жесту. – Моя принцесса.

- Не твоя, -сказала я, не желая признавать нашу связь.

- Как пожелаешь, -с внутренней болью сказал мой муж.

Я вздохнула, признавая это. Вот и как быть, вроде и свободна, а в тоже время навеки вечная его. Я не испытывала к нему отвращения, ненависти, лишь облегчение, что я не в его подчинении. А сейчас, прочувствовав глубину его боли, мне стало его жалко.

Дерек стал передо мной на колени, и взял мою руки в свою, нежно целуя, а потом прижимаясь лбом к ней.

- Что мне сделать, чтобы ты простила меня? - с горечью спросил он.

- Ничего, -отозвалась я, понимая, что мне прощать его не за что, он лишь следовал сути демонов. Был собой.

- Ты вернешься ко мне? – с тоской спросил он, выплескивая новую волну боли, и капельку надежды.

Вот что ему сказать? Хотела ли я к нему? Я понимала, что однажды мне придется прийти к нему, войти в его дом женой, заявив свои права на его жизнь и кровать, но сейчас я не была к этому готова.

- Нет, не сейчас точно, -холодно ответила я, сдерживая порыв утешить его, как меленько ребенка погладив по головке.

Дерек сильный демон и инкуб, он справится со всем. А я, я еще не готова расстаться с Виталиком, и даже не хочу думать о нем, как о перевернутой странице моей жизни. Моя любовь. Моя тоска. Мой ангел. Вот с кем я хочу быть.

Я поднялась, отмечая каким жадным взглядом прошелся по моему телу муж. Э, нет, дорогой. Тут тебе ничего не светит, и принудить меня больше ты не можешь. Я подошла к двери, и вышла, оставляя его одного, чуть растерянного и возбужденного.

Глава 18

Что может быть лучше бала? Да все что угодно! Нет, я понимала, что ничего хорошего там не будет, но то, чтобы вместо восхищения или зависти, я ощутила призрение от демонов и демониц вокруг, я не ожидала. Меня ненавидели, считали недостойной быть наследницей, и я даже ощущала, что некоторые жаждали моей смерти.

Нет, со мной вели себя вежливо. Меня приглашали танцевать, дарили комплименты, и выражали свое почтение, но все это было наглой ложью. Я же суккуба, а мы чувствуем эмоции, и как оказалось страдаем от них. Мне хотелось кричать от ужаса в каком гадюшнике я нахожусь. Во всем месте искренне рады были мне лишь семья и муж. Ну семья то понятно, наконец-то перестали скрывать сам факт моего существования, а вот муж. Странно, что он еще не прибил никого от ревности. Я чувствовала, как его взгляд ласкает меня и следит, а когда рядом оказывались демоны, то он испускал такую волну ревности, что мне становилось страшно. Наверно, я впервые начала бояться своего мужа. Просто чувствуя его эмоции, я поняла, что мне по-настоящему он и не хотел-то делать больно, лишь подчиняя и ломая, как это принято у демонов. А вот окружающим…от него исходили такие волны угроз, что мне приходилось сдерживаться, чтобы не передергиваться от ужаса, и радоваться, что его чувства направлены не против меня.

Дерек подошел ко мне, и я ощутила волну робости от него, от него? Докатился, Дерек, ты начал познавать новые чувства, несвойственные демонам. Я с усмешкой ждала, что же он такого скажет, что уже опасается.

- Потанцуй со мной, Мелитина, -попросил он с такой обреченностью, что мое сердце дрогнуло и я согласна кивнула. От одного танца от меня не убудет.

Дерек радостно протянул мне ладонь, и я послушно вложила свою. Мой муж уверенно ввел меня в центре круга, и мы замерли напротив друг друга, чуть соприкасаясь телами. «Рилам»- танец, начинающийся с медленной музыки и постепенно набирающей темп, где важно было чувствовать партнера, и лишь только вы вдвоем решаете, какие движения вам делать в нем. Танец-вызов, танец- игра, танец –провокация. Я не была готова к нему, но с Дереком мне не было страшно его танцевать впервые. Мы привыкли к друг другу за время обучения, и как-то даже чувствовали друг друга. И вот сейчас в танце мы проверим это. Медленно началась музыка, и я, словно пропуская ее сквозь себя, начала медленно покачиваться из стороны в сторону, ощущая, как мой муж делает подобные движения, и наши тела, дразня, трутся друг об друга.

Потом его рука легла мне на талию, прижимая мои бедра к себе, и трение усилилось. Я положила одну руку ему на плечо, отталкивая на расстояние вытянутой руки его от себя, и разрывая наши тела, и мы словно прикованные этой рукой и нашими взглядами глаза в глаза, начали слегка приспускаться, двигая бедрами, и а потом поднимаясь в верх, и кружась вокруг друг друга, мы продолжили наш танец. Мы двигались, словно отражая движения друг друга. Наши руки сплелись, а потом рывок, и тела вновь столкнулись, чтобы через мгновение расстаться вновь. Дерек повернул меня, заключая в кольцо наших рук, и прижимая к себе, так, что я ощутила, как его плоть жаждет слиться со мной, и по моему телу проскользнула истома. Музыка ускорялась, и движения наших тел становились все резче, и все нетерпеливее, приводя два жаждущих друг друга тела в экстаз. Словно не замечая где мы находимся, мы сплелись под музыку и наши руки жадно блуждали по телам, спеша наверстать упущенное разлукой время. Музыка резко оборвалась, и мы замерли напротив друг друга, тяжело дыша, и безумным взглядом впиваясь в наши лица. Не сговариваясь, под всеобщую тишину, мы выскочили из зала, и направились ко мне, чтобы продолжить наш танец уже в другой плоскости и реалии.

Наши губы страстно ласкались, языки блуждали, словно теряя, а потом обретая друг друга вновь. В это время руки безжалостно срывали одежду, оголяя не только тела, но и нервы. Я чувствовала малейшее касание его рук и меня каждый раз словно молния пронзало от восторга и желания. Я сама не терпеливо покусывала его и постанывала под его руками, пока наконец то не получила такую долгожданную плоть в себя. Выгнувшись, и застонав, я ощутила, как тело наполняется восторгом, лишенное таких привычных для суккуб и инкубов радостей. Каждая моя клеточка тела, словно наполнялась силой, и я чувствовала, как восторгается мой муж и счастлив быть со мной. Мы двигались в едином ритме, словно продолжая танцевать наш танец и здесь, и последними аккордами стал мой стон, исполненный непередаваемого наслаждения.

Потом мы легли на кровать, и я, положив голову на плечо Дерека задремала, и словно сквозь сон, или это и был он, услышала простое слово: «люблю».

Проснулась я уже одна, и лишь цветок каллы напомнил, что тут был Дерек, такой же мощный, красивый и неповторимый. Я потянулась к нему, скользя пальцем по упругому стеблю, и наткнулась на записку: «Прости меня за прошлое…я так боялся тебя потерять, что пытался привязать к себе любыми способами. Я чувствовал, что ты перестала хотеть быть со мной, и сошел с ума от страха, вот и творил глупости. Я надеюсь, что однажды ты сумеешь простить меня и вернешься ко мне…сама. Навсегда твой Дерек». Я задержала дыхания, боясь вздохнуть от переизбытка чувств, вот только их коктейль был так сложен и страшен, что даже себе я побоялась в них, признаться. Я еще не готова, мой муж вернуться, но быть может когда-нибудь…или никогда.

Я оделась, и пока никто меня не потревожил, сбежала к моему ангелу. Считается ли изменой произошедшее между мной и мои мужем по отношению к моему ангелу? Я впервые задумалась над таким, понимая, что моя жизнь уже никогда не будет простой и понятной. Отныне я как маятник, качаюсь из стороны в сторону, разрываясь от любви и желания. Кто же я: суккуба, раба своих страстей, или все же Ангел, жаждущей чувств, любви?

Глава 19

Мой ангел встретил меня у стола, вновь склонившись и творя там что-то. Я нежно прижалась к нему, ощущая, как что-то, может это мое сердце, или душа, заныло в груди. Я так скучала по нем, что не могла надышаться им, и напитаться теплом его тела, что проделывала с закрытыми глазами, не желая отвлекаться на посторонний мир. Наконец то, я почувствовала, как внутренне достигла гармонии и готова отпустить его. Я разжала объятия и открыв глаза, увидела счастливую улыбку Виталика.

- Я тоже скучал, -сказал он, и мир внутри меня взорвался от восторга.

Я припала к его губам в нежном и долгом поцелуе. Вот так, мой ангел ты мне нужен, словно воздух, словно солнце и словно душа. А потом мы счастливо сжали наши руки, и я изучала новое творение мое любимого художника. Я, снова я, но теперь обнаженная, как я того и хотела. Я рассматривала себя, чуть усталую, после нашего страстного соития, и такую соблазнительную. На рисунке я словно кошка растянулась на кровати и по лицу блуждала довольная, и где-то и сытая улыбка. Каждая черточка моего тела, каждый изгиб был нарисован и оттенен штрихами, словно художник вдыхал часть себя в этот рисунок. И когда он только успел меня так изучить, а потом припомнив, когда и как, я покраснела…

Мы просидели вместе до утра, впитывая каждую частичку друг друга, и словно спаялись нашими руками, боясь оторвать их хоть на миг. Нам не хватало времени, чтобы насладиться друг другом, и не скучать хотя бы миг, боль от неизбежного расставания уже одолевала нас. Но как же сладок миг встречи и горек расставания, но мой мир безжалостно тянул меня назад, словно рассвет притягивает солнце на небосклон. Мы слились в поцелуи, с удивления ощущая, как дрожат руки, и по моей щеке скользнула слеза, омывая горечь расстояния.

- Я вернусь. Я уже скучаю…и люблю, -прошептала я, ощущая свет моего ангела.

Мой Виталик прошептал удаляющейся мне:

- Я буду ждать, любимая, мой ангел.

Я с тоской полежала еще на кровати, ощущая, как ноет сердце. Никогда бы не подумала, что любить так прекрасно и так больно. Такие противоречивые чувства, но каков же коктейль, что сносит голову и смывает все грани. Я хочу быть с моим ангелом, но как это сделать? Да, мы легко путешествуем по мирам, но лишь своим духом, которые обретает телесность уже там, в мире, куда нас призывают жаждущие нашего внимания. И наше тело, находящееся здесь, безжалостно возвращает нас назад. Как мне остаться с Виталиком, если свое тело я не смогу перенести? Я хочу бороться за любовь. И буду делать это. Я найду способ!

Я воодушевленная вскочила на кровати. Энергия распирала меня. Где можно найти информацию? Конечно же в библиотеке, а здесь королевская и мне можно в нее войти. Я найду способ и буду с Виталиком. Я не хочу быть суккубой, я хочу быть любимой девушкой моего ангела.

Но по пути меня в библиотеку перехватила матушка с королевами, и увлекли к себе, обсудить бал и наряды. Нет, они хуже церберов, вцепились в меня и вырваться не получалось. Я битый час слушала их вздохи и ахи в начале по поводу нарядом, потом танцев, а потом меня с мужем. Вот сдался он им! Нет, же поют ему дифирамбы, да знали бы они…а хотя они же демоницы, ну кроме мамы, а она уж точно знает, что любят демоны. Я вздохнула, осознавая, что мой выбор они не поймут и не примут… значит ничего им не скажем.

Я дождалась очередного перерыва в их монологе, и сказав, что срочно хочу поправить знанию по этикету, сбежала в библиотеку. Там я начала поиски с книг о способностях суккуб, а потом перешла на путешествие в пространство.

Меня отвлекли уже поздно вечером, сообщив, что меня обыскались, и отправили ужинать.

Я вошла в столовую, чуть раздражённая, что меня оторвали. За огромным столом восседали придворные, при моем появлении они встали, и я ощутила волну их недовольства и ненависти. Я мрачно прошла мимо, взаимно ненавидя окружающих, пока слуга не отодвинул мне стул рядом с мамой.

- Где ты была, дочь? - спросил меня король.

И что ему сказать: мечтала найти способ сбежать из этого мира? Не, так говорить нельзя, значит скажем частичную правду.

- Была в библиотеке, отец. Она просто потрясающая! Я столько там хочу прочитать! - изобразила я восторг на лице.

Папа улыбнулся.

- Хорошо, что ты любишь читать, -сказал он, и повелел начать ужин.

Мы вкушали блюда, такие порой мерзкие, что я их даже пробовать не пыталась. Я ждала окончания действа, когда мне принесли записку. Я в недоумение развернула ее и прочитала: «О властительница моего сердца, нам необходимо встретится. Жду вас в парке на закате. Ваш поклонник.» Это еще что такое? Началось светопреставление, теперь будут подкатывать жаждущие власти. Да ну их. Я демонстративно смяла записку, положила на стол, отмечая недовольство и чей-то интерес. Так, значит писавший тут есть. Пусть так. Пусть знает, что я не хочу иметь любовников в этом мире.

Я отложила салфетку.

- Отец, разрешить мне откланяться…я очень устала сегодня, -сказала я, грубо нарушая этикет.

- Конечно, дочь, можешь идти, -сказал отец, отрываясь на миг от своей первой жены.

Я пришла в свою комнату, и легла на кровать, ощущая запах моего мужа на подушке. Вроде запах притягательный, тело реагирует на него и возбуждается, но в голове стоял лишь образ его, Виталика. Я потянулась к нему, ощущая его нежность и тоску. Я тоже скучаю, мой хороший, и я найду способ быть нам вместе.

Я закрыла глаза, мечтая о своем ангеле и уснула с улыбкой на устах…любовь, любовь…

Все следующую неделю я искала, искала, пока не нашла подходящий обряд. Все просто и в тоже время сложно. Я должна умереть здесь, чтобы там, на месте, мое тело обрело оболочку и начало стареть, жить. Но еще я должна быть привязана к тому месту, а вот привязаться можно по средствам крови. Соединить кровь с тем, кто станет твоим зеркалом, с кем ты будешь радоваться, плакать и …умрешь в один день. А так как тут ты должна умереть, то умереть придется два раза…раз сейчас и раз в конце пути. Я не хотела, чтобы моему ангелу больно. Но привязку к другому не сделать, нужно добровольное желание связать свою судьбу, а других в его мире я не знала. Дилемма. Надо посмотреть еще что-то, но в начале я посещу любимого.

Я шла, и вдруг ощутила слабость. Слуги подхватили меня, и притащили в комнату, куда сразу же сбежались испуганные королевы, пришел король-отец, и врач. Он долго что-то смотрел на моем животе, щупал и даже залез пальцем мне внутрь, бррр. Хорошо, хоть все посторонние были за дверью.

- Поздравляю, вы –беременная! - с радость ошарашил врач.

Пипец, приехали! Ну за что!? У меня другие были планы на свою жизнь. Я разрыдалась. Король обнял меня.

- Дочка, понимаю твой восторг, а уж муж то как будет рад, -басовито сказал он, улыбаясь.

Ааааа, ненавижу мужа, ребенка и весь этот мир! Я хочу к моему ангелу. Ну как же так!?

Спустя пару часов ко мне пожаловал счастливый отец. Его глаза сияли. Он страстно потянулся ко мне, целуя, а я безучастно принимала его ласки.

- Я верил, я надеялся, что ты простишь меня, -вещал он, а я морщилась от его счастливо-восторженных эмоций.

Ненавижу. Привязал меня к себе, к этому миру и рад. Все сволочи! Я ощутила, как по лицу вновь текут слезы, наполненные злобой и болью.

- Что случилось, Мелитина? –тревожно вопрошал мой муж.- Где-то болит? Я тебя расстроил?

Я замотала головой, не желая отрываться от подушки.

- Да, что такое, говори! - воскликнул Дерек, с силой отбирая подушку и заглядывая в лицо.

- Я не хочу ребенка, не хочу тебя! - в истерике вскричала я, замечая, как отшатнулся мой муж и поменялся в лице.

Вмиг он стал похож на маленького ребенка, у которого отобрали любимую игрушку, а потом стал тем самым Дереком, что одевал на меня браслеты и верил, что получит Мелитину-рабыню.

- Что бы ты там хотела, или не хотела, но ты беременна и родишь моего ребенка, а дальше делай что хочешь. У меня будет ради кого жить, -жестко сказал он, и вышел вон, хлопнув дверью.

Я разрыдалась вновь, жалея себя и своего ангела. Беременные суккубы не могут исполнять грезы и перемещаться. Я попала на девять месяцев. Девять месяцев без моего ангела. Я потянулась к нему, делясь своей болью, горечью и любовью. Виталик откликнулся, посылая мне волну нежности, любви и боли, которую может утолить лишь мое присутствие рядом.

Прости меня, мой хороший, мой ангел, я и подумать не могла, что, испытав лишь раз странный коктейль чувств после ночи с Дереком, я окажусь беременной. Вновь оковы! И как не вовремя! Прости меня, и молю-дождись, через девять месяцев я вернусь. Ты-мое сердце, моя душа и ты-моя боль и тоска…

Глава 20

Я ходила по комнате, терзаясь смутными сомнениями, что про меня забыли. Уже время обеда, а меня не кормят. Хамство. Дите пошевелилось, намекая, что-то про гору и Магомеда… Да, да, родной, сейчас сами пойдем и устроим истерику за твое голодное детство!

Я не торопясь выкатилась из комнаты, придерживая за пузико себя и малыша. И столкнулась с прислугой, которая от неожиданности уронила мне под ноги поднос с едой. Я поморщилась, сдерживаясь, чтоб не зарычать:

- Принеси еды, и быстрее, -сказала я, не сдержавшись, захлопывая двери.

Я вновь присела на софу, поглаживая живот. Осталось пара месяцев и я рожу малыша. Так странно вспоминать себя в первые дни, как я истерила и не желала его, а когда ощутила, как он толкается внутри и растаяла, понимая, что уже люблю его. Вот так всего один миг, и весь твой мир изменился. Я мысленно общаюсь с моим ангелом, и иногда связываясь эмоционально с ним. Я чувствовала его любовь и тоску…да что сказать, и мое сердце ноет и жаждет встречи, но теперь я не представляю, как я выберу его и брошу ребенка. Малыш стал моим центром вселенной, я постоянно прислушивалась к нему, и беспокоюсь, когда он переставал шевелиться. Дерек все еще приходит, смотрит на меня и выпускает волну тоски и безысходности, потом спрашивает, как я себя чувствую, малыш и уходит, погладив мой живот напоследок. Малыш отзывается, и толкает в ответ его руку, вызывая восторг на его лице. С этой улыбкой я его вижу, пока он не покидает мои покои.

Постоянно внутри что-то екает, и настойчиво требует его вернуть или хотя бы задержать…Убеждаю себя, что это малыш влияет, но…как-то неубедительно выходит.

Дверь раскрылась, являя запыхавшуюся прислугу с подносом. Мням, мням, еда, малыш! Сейчас мы будем все это есть. Я вцепилась в мясо, а потом в персик…мммм, вкусно. Зря я так раньше не ела. Малыш замер, словно прислушиваясь к ощущениям, а потом начал вновь шевелиться. Нравится ему еда. Подмурлыкивая себе под нос, я доела все, что мне принесла сердобольная служанка. Ой, как тяжко, кажется, я переела, а н нет, не кажется. Я икнула, ощущая как дернулся малыш и пнул живот. Качельки. Немного полежав, наслаждаясь сытостью, пока малыш не пнул со всей силы меня. Неприятно. Вот чувствую, что пора в сад гулять. Там, под пенье птиц, малыш вел себя тише.

Я с карабкалась и вперевалочку пошла подгоняемая то ножкой, то ручкой малыша. Натерпится, милому. Сейчас уже выйдем. Кое-как я ползла по ступенькам, когда послышись сзади шаги, и я ощутила ореол ненависти и жажды смерти. В мою спину влетела чья-то нога, и я с криком покатилась по ступенькам, безуспешно пытаясь защитить ребенка от ударов. Наконец-то я притормозила, ощущая, как ломит все тело, и вдруг боль внутри скрутила меня. Я закричала, ощущая спазмы живота. На пол хлынула жидкость.

На мой крик сбежалась прислуга, стража…пытались помочь…пытались, а я ощущала волны восторга от них и ненависти. От боли я скрючилась и потеряла сознанье, с удивлением ощущая, как душа покидает тело.

Приходила я в себя медленно, ощущая боль в теле.

- Пока не говорить ей, -услышала я голос Дерека.

Я попыталась открыть глаза, ощущая, как резанул свет глаза. мои руки, словно переваренные макаронины, зашевелились по телу, пытаясь нащупать живот…началась паника, его не было, и ничего внутри не шевельнулось, не пнуло. Что с ребёнком?! Я прислушалась к эмоциям окружающих, ощущая сожаление, страдание, боль ...

- Где мой ребенок? - пролепетала я, ощущая, как лопнула губа.

Перед мои взором предстал отец и муж. На их лицах читалось боль. К ней мне не привыкать…а вот сожаление.

- Мелитина, ты упала, -начал отец, но я его прервала.

- Меня толкнули, подло, в спину, -просипела я, облизывая губу.

Я почувствовала волну шока от них и недоверия. Обалдеть, мне не верят!

- Что с ребенком? - обиженно повторила я.

- У нас будет, если захочешь еще…много, -начал муж.

- Что с ним? –вскричала я.

- Он родился мертвым, Мелитина. Соболезную, дочь, -ответил отец, поглаживая меня.

Дерек попытался меня поцеловать в лоб, но я оттолкнула его.

- Не верю, где он? Покажите мне его! - кричала я.

- Тише, тише, -шептал муж, насильно прижимая меня к себе.

Я вцепилась в его кофту и разрыдалась, ощущая, как внутри меня разливается боль. Словно сердце вырвали из груди. Я с ненавистью подняла взгляд и посмотрела через плечо Дерека на отца.

- Я найду того, кто толкнул меня и уничтожу его, -хладнокровно сказала я, принимая новую цель в своей жизни.

- Но прислуга сказала, что ты упала сама…-попытался возразить отец.

- Врут, -четко сказала я.- С них я и начну.

- Мелитина, моя бедная девочка, -прошептал муж, гладя мою спину, -ты сильно ударилась головой, и чтоб не винить себя выдумала это.

Я с силой вырвалась из его рук.

- Меня ненавидят за то, что я суккуба. Мне желают смерти. А моего ребёнка даже убили. Я найду их и уничтожу, и никто из вас не посмеет мне помешать, -взревела я, ощущая, как что-то во мне меняется.

- Повелительница, -прошептал Дерек, завороженно глядя на меня. -Но как?

Я замерла, чувствуя, что он прав. Я знаю ответ, как.

- Потому что смерти моему ребенку, наследнику многие желали…их желание исполнено. Но вместе с этим они обрели врага, равного по ненависти и злости им, -кровожадно сказала я, чувствуя, как ошарашены мужчины. - Теперь моя война началась!

- Пожалуй мы пойдем, -сказал король-отец, утягивая за руку моего мужа.

Я осталась одна. Прости меня, малыш, что не уберегла, но я отомщу им всем. Я сожгу их до тла за тебя. Мой ангел, прости и ты меня, отныне я недостойна тебя. Я уже не ангел…я демон, жаждущий крови, а ты слишком чист для меня. Лишь искупив смерть ребенка…я быть может смогу вернуться, но до тех пор. Я люблю тебя. И прости. Я послала волну нежности, боли, сожаления и надежды ему и перекрыла канал. Мой ангел, мой Виталик не должен чувствовать то, как я купаюсь в крови и боли своих врагов.

Отныне я, Мелитина, вызываю вас на бой, и настанет день, когда я уничтожу вас, или умру сама, сражаясь. Хватит скрываться. Я-повелительница, равная вам и я повелеваю себе мстить. Да будет так!

Глава 21

Я шла с гордо поднятой головой, ощущая волны ненависти. Я питалась ею, еще более становясь сильной и злой. Первыми я разыскала стражников и прислугу мимо которых шла в день своего падения. Прислугу я сразу отправила в пыточную. Руки хватались за инструменты, но я их отдергивала, решив и не решаясь довести до конца. Наконец руки остановились над иголками, а что-не сильно- то и кроваво, но больно. Пять человек, прикованных к стене испуганно, замерли. Но мы с ними понимали, что отец не будет останавливать меня, ведь он демон, а демоны любят пытать…

- У вас есть шанс сказать правду до того, как я начну, -спокойно сказала я, впитывая их страх, ненависть, отвращение.

Что ж, пусть так. Я больше не хочу, чтобы меня любили, я хочу, чтобы меня боялись.

- Госпожа…-начал кто-то, и я подняла голову на голос. - Повелительница, -исправилась девушка тут же, -Но вы правда были одни, никто за вами не шел и вас не толкал.

Я с интересом подошла к ней, впитывая надежду и страх от нее. Может, она и не виновата, но мне плевать. Все получат. Никого не пощажу. Я заглянула в ее испуганные глаза, и приблизившись к ее лицу, проговорила шепотом, но который услышали все:

- Я верю, что ты в это веришь, но я знаю, то что знаю…и как быть?!

- Не знаю, -испуганно прошептала девушка, лишаясь надежды на спасение.

- Я выбью правду так или иначе, решать вам лишь как, -сказала я, отворачиваясь и подходя к столу. Ну с, иголочки, приступим.

Я подошла к первому парню, и сорвала с него рубашку.

- С чего бы начать? -пробормотала я, водя ногтем по коже и оставляя красный след, где выступали капельки крови. – Пожалуй отсюда, -решила я, и вонзила первую иголку ему в сосок, в самую серединку, все равно ему не рожать и грудью не кормить.

Парень попытался сдержать крик, кусая губы и багровея лицом. Плевать, что страшно, плевать, что руки дрожат, плевать, что я все-таки больше добрая, чем…плевать, они же наплевали на жизнь ребёнка. Я с остервенением вонзала в его тело иглы, не замечая, как начинаю получать удовольствие…

В какой-то момент я услышала:

- Смилуйся, повелительница, я ничего не знаю, -прохрипел парень.

Я ощутила волну надежды и самодовольства от него. Ну вот кому ты врать пытаешься-суккубе, которая уже достигла одного из самого высокого уровня, суккуба, которая улавливает эмоциональный фон окружающих. Дурак. Я решительно подошла к столу, хватая первый попавшийся инструмент. Им оказался нож с загнутым лезвием. И что с ним делать? А потом я вспомнила, как похожим чистила яблоки…, и я стала снимать с его пальцев кожу под истошный крик парня. Оставив оголенной одну руку, я остановилось, чувствуя, что меня мутит от собственного поступка и той вспышки гнева, что к этому привела. Но слабину не оценят даже эти будущие калеки.

- Скоро вернусь и мы продолжим, -спокойно сказала я, наблюдая как расплывается пятно крови на полу.

«Только сдержаться, только сдержаться», - повторяла я для себя, пока медленно шла к выходу и сдерживая рвотные позывы. Мелитина, что же ты творишь. Ты же суккуба, а у них свои методы.

Успокоившись в своей комнате, я пошла к стражникам, мимо которых я прошла в тот трагичный день. Их держали в закрытой комнате. Охраняли свои же, люто ненавидя и презирая меня. Что ж, этим меня не удивить. Я прошла мимо них, не подавая виду, что чувствую дискомфорт рядом с ними.

Здесь я решила использовать то, чему меня обучили в ИнСу-быть собой, быть суккубой. Я потянулась к образам в их голове, выбирая тот, что станет привлекательным всем. Стражники, как овцы на заклаивание, разглядывали свой идеал, а я медленно раздевалась, отмечая как меняется их стук сердца…и кровь приливает к одному органу. И это был вовсе не мозг. Я еще под обнажилась, наблюдая как некоторые буквально пускали слюни.

- Кто меня пытался убить?

Парни недружно прохрипели что-то, испуская волны желания. Пришлось подойти и выбрать себе жертву.

- Кто пытался убить меня? –спросила я, соблазнительно проводя ноготком по лицу стражника, и трясь об него грудью четвертого размера.

- Ларнатина Кертес, -проблеял мужчина.

- За что? - муркнула я, лаская его.

- Если ты умрешь, а других наследников не будет, то после смерти короля, ее ветвь становится на престол.

Остальные стражники согласно кивали, испуская вожделение вокруг. Было брезгливо, словно в грязь упала, но суккубы и не такое должны уметь делать.

- Вы добровольно помогали ей? - спросила я, записывая на кристалл памяти их ответы.

- Да, мы хотим твоей смерти, суккуба, -простонали они, стягивая с себя одежду.

М-да, кажется с волной желания я перестаралась. Я чуть охладила их эмоциональный фон, и спросила последнее, что меня интересовало.

- Кто еще помогает Кертес?

- Весь дворец, кроме короля и королев, -ответили мужчины.

Я замерла, приняв решение какой приказ отдать и не отдавая его. Было страшно, но вспомнив малыша внутри себя, который так и не увидел свет, и ту пустоту и боль внутри, что я ощутила после его потери, я скомандовала:

- Умрите.

Стражники послушной волной рухнули вниз, вмиг остановив свои сердца по приказу их повелительницы.

Я прошлась вдоль тел, сожалея и терзаясь сомнениями, но потом вспомнила, что они желали видеть на престоле демоницу, что ж, они ее получили. Больше книг на сайте кnigochei.net Я пнула безжизненное тело, пытаясь разбудить в себе демоницу. Демоница будится не желала. Что ж, этот мир не для меня. Надо уходить… и лишь мой малыш останется здесь не отомщенный… я не могу. Уничтожу сволочей, и уйду тогда.

Я подняла гордо голову и вышла из комнаты, оставив внутри смерть, и ошарашенных охранявших этих стражников стражников. Кто мы в этом мире? Дитя порока ли, или что-то светлое есть в каждом из нас. А что такое свет? Бывает ли абсолютная тьма, или абсолютный свет? Может ли одно существовать без другого?

Я шла, не замечая, как под свои размышление пришла в знакомую до боли комнату. Знакомый кровать, гематитовые стены. Я прилегла, ощущая какой-то страх. Как встретит меня Виталик после долгой разлуки…простит ли, что я променяла его на ребенка? Я нерешительно потянулась к вороху жаждущих. И не нашла своего ангела. Я разочарованно замерла, не понимая, что мне делать, а потом вспомнила про нашу связь и потянулась к нему по ней, ощущая в начале недоумение, недоверие, а потом восторг Виталика, и уже смела понеслась к нему, словно крылья обрела за спиной.

Я рухнула к нему на колени, прижалась к его губам, ощущая, как его руки стискивают меня в объятиях и слезы облегчения потекли по щекам. Мой любимый, мой родной, как же долго мы были в разлуки. Я не знаю сколько времени мы не могли оторваться друг от друга, то сминая губы в поцелуях, то смотря и растворяясь в глазах друг друга. В какое-то мгновение я положила голову ему на плечо, и стала осматривать его комнату, ошарашенно замечая, как по всем стенам висят мои портреты, где-то карандашные наброски, а где-то уже и цветные красочные. Везде я, одна только я, то жаркая соблазнительница, то милый котенок, то грустная девушка, а кое-где я была даже с крыльями, белоснежными, хотя и кожистыми, с легкими прожилками сосудов. Я встала с его колен, ощущая, как он с неохотой отпускает меня, и подошла, изучая ближе его шедевры.

- Ты-талант, -прошептала я, чуть касаясь одной из картин, где я спала, одетая в его футболку, которая наполовину оголяла мою попу, и одна из моих ног была закинута выше, чуть согнутая в колени, словно я карабкаюсь куда-то, и руками я обнимаю подушку, уложив щеку на нее, и одна из прядок лежит рядом, чуть закрученная колечком.

- У меня есть муза, -счастливо сказал парень, подъезжая ко мне поближе, и вновь притягивая меня к себе. – Расскажи, что произошло, и почему я какое-то время не чувствовал тебя?

Я прижалась к нему вновь, вдыхая его аромат, и слушая биение его сердца…так уютно и спокойно. Достойна ли суккуба этого? А я достояна ли?

Как же хочется простого: я и Виталик рядом, и пусть весь мир подождет.

Я нехотя начала ему рассказывать про свою жизнь, ожидая призрение, ненависть или отвращение с его стороны, но сейчас, когда я хотела связать свою жизнь с его, он должен знать, что я есть на самом деле, и пусть потом уже решит, нужна ли я ему такая. Парень слушал внимательно, и я чувствовала, как он сопереживает мне, сочувствует, злится, и ему тоже становится больно.

- Моя бедная девочка, сколько же всего тебе пришлось пережить, -прошептал он, целуя меня в висок.

Я блаженно прикрыла глаза. как же рядом с ним хорошо!

- Но это еще не все, -сказала я, и рассказала ему про обряд и мое перемещение к нему. – Решать тебе, готов ли ты пойти на это, -закончила я, ожидая его решения.

- Ты шутишь? - недоверчиво спросил он. - Да я об этом мечтаю уже давно. Да я на все готов, лишь бы ты была рядом.

- Но я стану тем, к кому привязана…человеком. Больше суккубой не буду, -напомнила ему я.

- Но, Мелитина, мне суккуба не нужна…а ты. Разве я так часто прибегал к твоим чарам?

- Вообще нет, -сказала я, вспоминая, что сама к ним прибегала…но не он.

- Я люблю тебя, тебя, а не твои таланты. Ты будешь моей, Мелитина? На всю жизнь, ты готова? - спросил он, а я счастливо кивнула, обнимая его.

Спустя время мы провели обряд, объединив не только нашу кровь, но и души, жизнь.

- Вместе и навсегда, -сказал мой ангел, целуя меня в губы.

- Отныне и во веки веков, да не будут наши души разлучены никогда, -закончила я, вливая по потокам нашей связи толики своей силы так, чтобы лишь слегка слиться и пометить Виталика, а не менять его, превращая в инкуба, и взяла частичку его жизненной силы, смешивая со своей.

- Мы-едины, да будет так! - сказала я, завершая ритуал, и вновь упала на колени к моему ангелу.

Все оставшиеся время мы целовались, наверстывая упущенное, так, что к моменту ухода, мои губы распухли и горели…но это лишь зажигало счастьем мои глаза. Я буду с любимым! Теперь уже ничто и никто не остановит меня. Я не сдамся без бою. Он-мой, и я вернусь к нему раз и навсегда. О, небо, о, Боги, неужто можно быть еще счастливее!? Моя душа пела от восторга, и я слышала, как ей вторила его душа.

Мой ангел, моя душа, мое сердце, моя радость, мой свет, жизнь моя, мой Виталик.

Глава 22

Вернулась я назад окрыленная, совсем забыв, что раскрыла имя преступницы.

У выхода меня ждали стражники.

- Вас желает видеть король, -сказали они, окружая меня.

Я чувствовала какое-то предвкушение от них, ожидание чего-то более, и жажды крови, моей крови. Но после обряда мне не была страшна смерть. Более того, я должна тут умереть, чтобы воссоединиться там с любимым.

Я шла, не замечая ничего вокруг, лишь размышляя, как расскажу отцу, что я не придумала, а меня реально толкнули убили мое дитя. И тут я поняла, что мы оказались на крыше.

- Зачем мы здесь? - спросила я спокойно.

Стражники весело скалились. Я чувствовала себя так, будто угодила в свору шакалов, и те, теперь радостно ходят вокруг меня и тявкают. Помотав головой и отгоняя прочь образ, я рассмотрела фигурку демоницы, что приближалась ко мне. Ну ка попробую ка угадать- Ларнатина Кертес, больше тут быть некому и источать сладостное самодовольство здесь.

- Ну что, суккуба, вот и пришла пора тебе умереть, -сказала демоница, извлекая из кармана камень забвения.

Милая и дорогая вещица, стоило растолочь его в порошок, и подсыпать или подлить в еду, и перед вами будет сидеть младенец, не умеющий даже говорить и самостоятельно ложку держать. Но вот если им коснуться кого-то, то можно забрать себе память на десяток минут, и в это время краткосрочно этот кто-то опять же будет тупой куклой.

- Сейчас безутешная мать шагнет с крыши, -злорадно проговорила она, в то время, как стражники заломили мне сзади руки, не позволяя сопротивляться.

Я послушным болванчиком замерла, а стоило мерзавки приблизиться, как с силой ударила ногой по ее руке, выбивая камушек, который подлетел вверх и воспарил надо мной. Стражники бросились в рассыпную, опасаясь попасть под его действие, а я лишь успела схватить Ларнатину Кертес, и прижаться к ней, ощущая, как разбивается в пыль камень и осыпает ею нас. Я задержала дыхание, в то время как демоница распахнула рот, желая возмутиться и вдохнула порошок, меняя выражение лица и осознанность в глазах на кукольное.

Я отшатнулась от нее, и наконец-то вдохнула немного воздуха. Фууу, все нормально, пыль уже рассеялась. Я повернулась в сторону стражников, не ожидавших такого поворота событий и теперь не знавших, что им предпринять.

Чтобы с ними сделала демоница за предательство? Убила конечно же, после продолжительных пыток. Чтобы сделала с ними суккуба? Напустила бы грезы, истощившие бы все их физические силы, а сама бы выпила их жизненную силу…убила бы. Чтобы сделала я, та, которую любил мой ангел? Я бы простила, и я прощу. Я не хочу больше касаться грязи этого Мира. Я не хочу нести ее в свой новый Мир, к своему ангелу. И да простит мне мой ребенок, но я не могу и не хочу мстить. Я нашла виновника. И он пострадал, пусть и случайно, но все же этого, я считаю достаточно. Никогда из этого Мира не исчезнет зло, похоть, ненависть, зависть, предательство, что ж, таков этот Мир, но не я. Я ухожу.

Я повернулась и осмотрела замершую стражу, поджавшую хвосты, словно позорные псы. Тьфу.

- Я прощаю вас, -сказала я, ощущая их страх. - Прощаю вам всем и желаю однажды, пусть не сейчас, но все же, стать лучше, чище. Я желаю вам счастья! –воскликнула я, ощущая, как за моей спиной от восторга и радости распахиваются крылья, те самые, что мне нарисовал мой ангел. Я почему-то была уверенна, что они в точности такие.

Мне хотелось обнять весь этот Мир, и я, распахнув руки, щедро делилась своим светом с окружающей тьмой.

- Благодетельница, -шокировано перешептывались стражники.

- И да, благословляю вас своей любовью, и желаю вам всем полюбить, слышишь этот Мир, всем. Я всем желаю любви!

Я счастливо засмеялась, и развернувшись, шагнула с крыши, в последний момент отметив, как на нее взбежал отец, и Дерек, удержавший отца от обращения и попытки остановить меня. Походу мой муж понял, что здесь я жить не смогу… И отпустил меня. «Спасибо, Дрек,»- прошептала я, и смялась об землю при падении.

Больно ли умирать?! Наверно, если умираешь бесцельно, но я, умирая, собрала всю мощь и благодать своего нового уровня, и понесла ее к Виталику, волной силы сметая его в кресле, и наблюдая как он принимает мою боль от падения, как кричит и как ломаются его кости, и разрываются внутренние органы. Он корчился, пока не испытал смерть, а потом волна силы и нашей связи накрыла нас, укутывая в защитный кокон, словно бабочек, и восстанавливая наши тела и сплетая вновь их с душами.

Очнулись мы, лежа на полу, словно маленькие дети, сплетя наши руки. Нас потряхивало от пережитого. Я наконец-то повернулась и прижалась к ему всем телом.

- Прости за эту боль, мой ангел, -прошептала я, целуя его плечо.

Парень шокировано повернулся ко мне, и закинул ногу на меня.

- Ты чувствуешь это? - шепотом спросил он, неверующе смотря мне в глаза.

- Это? Это-твоя нога? - так же шепотом спросила я.

Парень кивнул, замирая от ожидания моего ответа.

- Да, ты закинул на меня ногу, -воскликнула я.

Парень подскочил, и его лицо озарила улыбка, и словно изнутри его полился свет.

- Мелитина, ты мне вернула ноги, ноги, -он обнимал меня, целовал, и плакал.

Вот так, мой ангел плакал, плакал слезами радости, и я плакала вместе с ним, понимая, что мы спасли друг друга: от боли, от страха, от безысходности и ужасов своих миров. Мы-два простых представителя своих миров, смогли с помощью богов, стать самыми счастливыми в обоих мирах. Спасибо вам, Боги!

В начале поцелуи и объятия счастья, стали постепенно перерастать в поцелуи страсти, и спустя мгновение, мы познавали новые возможности наших тел, собирая такой привычно-забытый, и такой новый опыт любви и единения тел, и душ. Как же сильно я люблю тебя, моя ангел! Ты стал смыслом моей жизни, ты стал той ниточкой, что смогла не дать мне оступиться, что потянула меня к свету, когда весь мир тянул меня во тьму. Люблю тебя, свет души моей, стук моего сердца, мое дыхание и моя душа, мой Виталик.

Эпилог

- Папочка, -спросило созданье, так похожее на ангелочка: русоволосое, с огромными голубыми глазками и чуть пухлым ртом.

- Да, Тата, -сказал Дерек, обнимая дочь.

- А мамочка любит меня? - спросила малышка, глядя на небо.

- Не сомневайся, милая, -сказал мужчина, прижимая дочь и целуя ее в макушку.

- Тогда почему она ушла? –капризно спросила малышка, заглядывая в папины глаза.

Дерек печально вздохнул, ощущая горечь от потери любимой…

- Она стала ангелом, Тата, а ангелы тут жить не могут. Им здесь слишком больно. Поэтому она улетела.

- А я тоже стану ангелом, папочка? –задала следующий вопрос малышка.

- Ты уже мой ангелочек, -ответил нежно Дерек, -только прошу не улетай от меня.

- Не буду, папочка, -пробормотала малышка, обнимая отцовскую шею.

Дерек в которой раз прокрутил в голове то время, что был с Мелитиной, как он любил ее, и причинял ей боль…как раскаивался, и ничего уже не мог изменить. Он видел, как она изменялась, как ее мысли были далеко, с кем-то, не с ним…и тогда он впервые понял, что потерял ее. Даже беременность не лишила ее чувств к тому, кто жил в ее сердце. Дерек помнил, как уговорил ее отца сказать, что она потеряла дочку, чтобы Мелитина не разрывалась на части…и могла уйти. А он, а ему досталась их дочка, его ангелочек. Его лучик света. И ей он никогда не причинит боль. Теперь его жизнь в его дочери. Она смысл его жизни…и лишь вечерами он представляет на кровати рядом лицо Мелитины и ее улыбку. «Прости меня, любимая…Прости…»


Я- Мелитина, обыкновенная девушка, нечем не примечательная, разве что улыбкой, которую невозможно убрать с лица. Я иду с самым прекрасным парнем на свете, держусь за его руку. Вместе мы светимся счастьем, щедро деля его с окружающими. Мы преодолели многое, чтобы быть вместе. Я была когда-то суккубой, он-потерявшим вместе с ногами смысл жизни парнем. Мы были двумя инвалидами, и лишь любовь, лишь она, способна исцелить любые раны. Я, когда-то бывшая рабыня страсти и ставшая свободной благодаря любви, говорю вам: любите, любите и еще раз любите. Лишь любовь способна дать нам крылья, дать силы преодолеть любые беды. Любите. И будьте счастливы.

Мы живем среди вас, те, кому посчастливилось полюбить и исцелиться от той грязи, что нас окружает. Любите, так завещаю вам я, Мелитина, самая счастливая девушка в Мире. Любите и дарите любовь.

Я благословляю вас любовью!



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Эпилог