КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405078 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172332
Пользователей - 92057
Загрузка...

Впечатления

greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Эта магическая печать (СИ) (fb2)

- Эта магическая печать (СИ) 157 Кб, 36с. (скачать fb2) - Алекс Нагорный

Настройки текста:



Annotation

Полон чудес мир Эрии, и славны деяния его героев! Могущественные маги всех рас, ловкие мечники и упрямые староверы - каждый найдет свой путь. Здесь магия повсюду, и овладеть ею может любой желающий - достаточно лишь получить печать. Дело это непростое, и зачастую сопряжено с величайшей опасностью. Но гному Калебу по жизни "везет". Вот и на этот раз он оказался замешан в создании нового культа, повздорил с могучим правителем величайшего королевства, обокрал дракона и...впрочем, всему свое время. А ведь началась эта история с небольшой прогулки в старинную гробницу!


Нагорный Александр Андреевич


Нагорный Александр Андреевич



Эта магическая печать







Эта магическая печать




Пролог



Кап-кап - слышалось совсем рядом. Будто кран подтекает, надо бы вызвать сантехника, давно пора. Хотя пока дождешься этого вечно бухого мужика с грустными глазами, проще самому починить. Даже дешевле выйдет.

Откуда-то слева потянуло сквозняком, бодро пройдясь по голому телу и вызвав табуны мурашек. Изо рта вырвался невольный стон - холодно, блин! С другой стороны, резонный вопрос: какого хрена я вообще без одежды? Судя по ощущениям, даже трусов нет. Неужто в квартиру забрались и вкололи какую-нибудь гадость, а самого вывезли за город и бросили? Под спиной что-то твердое, вроде каменной поверхности. Точно, в правую ягодицу как раз острый камешек впивается. Ну-ка перекачусь в сторонку.

Может, пора уже глаза открыть? Да как-то боязно - мало ли, что увижу. Вдруг меня вообще сектантам продали и сейчас надо мной творят некий странный ритуал, дабы принести в жертву какому-нибудь древнему Кровавому Богу?

Но вроде бы тихо, а значит, все не так уж и плохо. Никто не пытается меня заколоть, загрызть или изнасиловать - полный порядок.

Приоткрыв правый глаз, увидел над собой слабо светящийся странной формы потолок. Чуть погодя понял, что это и не потолок вовсе, а свод пещеры, со сталактитами-сталагмитами. Они как раз и производили тусклое свечение темно-синего цвета. Открыв второй глаз, я долгое время разглядывал эти самые наросты, прежде чем понял, что не слишком-то и похожи на сталактиты. Причудливые формы, свечение странное, кое где пробегают мелкие искорки. Не надо быть геологом, чтобы додуматься до очевидной мысли - это не обычное явление.

И теперь мой слегка заторможенный разум столкнулся со следующей проблемой: где я вообще нахожусь? Понятно, что в пещере, но в окрестностях моего родного городка N отродясь не было никаких пещер и вообще раскопок. Значит, меня вывезли довольно далеко от дома - и это очевидный минус.

Заурчал живот, обращая на себя внимание, дескать, хватит раздумывать, пора бы и пожрать. Я был с ним в целом солидарен, посему решил подняться и начать осматриваться по сторонам.

Принять сидячее положение вышло не так-то просто: все тело сильно затекло, и мышцы с трудом работали. В конце концов, я сумел выпрямиться и оглядеться. Действительно, пещера, причем огромная: в свете наростов ясно видно, как далеко находится противоположный край. Вдоволь налюбовавшись на каменные стены, я понял, что нахожусь почти в самом центре этого странного помещения. И при этом никакого намека на выход отсюда не увидел.

Настал черед осмотреть себя. Самое важное - то, что делает любого мужика именно мужиком - имелось, и это открытие явно придало мне немного спокойствия. Но вот все остальное заставило мозг закипеть в черепной коробке: мои руки и ноги были намного короче, чем обычно! Да и само тело теперь казалось более миниатюрным, хотя и весьма крепким. Ощупав руками лицо, я наткнулся на большой нос картошкой, густую бороду, но не сильно длинную, густые же волосы, растрепанные по плечам - и едва заметную шею. Очень крепкую, создающую впечатление, что моя голова начиналась от плеч.

Чем больше я осматривал себя и ощупывал, тем больше нарастало изумление - это было не мое тело, совершенно не мое! Но при этом никакого дискомфорта не ощущалось вовсе. Может, я сплю?

Что-то пискнуло. В окружающей тишине, перемежаемой лишь капаньем сверху, сей звук прозвучал будто выстрел из шотгана.

"Добро пожаловать в Мир Эрии, уважаемый Игрок! Вас приветствует система АДАПТАЦИЯ. Ведомый богами, вы покинули свой мир и оказались здесь, откуда и начинается ваш новый путь. Желаем удачи и больших свершений на этом пути, всего наилучшего!", - выскочило сообщение перед глазами. На автомате прочитав весь текст, я подвис. Сообщение мигнуло и погасло, видимо, сочтя, что хватит маячить перед лицом. Я же пытался сформулировать мысль, с поразительным упорством убегавшую от меня. Мозг закипал все сильнее, нервы натянулись, словно тонкая струна. Это что - игра? Я попал в игру, как в тех бессмысленных книжках? Да нет же, звучит более чем бредово! Вечером все было нормально - я выпил пивка, посмотрел новую серию любимого сериала и завалился на боковую. Проснулся уже здесь, то есть - хрен знает где. И как прикажете отсюда выбираться?

Слева вдруг раздался шорох, а затем цокот когтей по каменной поверхности. Из полумрака в углу между стеной и полом на меня зыркнули ярко-синие глаза. Но вот кому они принадлежат - выяснять не хотелось.

В следующий миг глаза пропали, а цокот теперь раздавался со всех сторон. Этот звук угнетал, ввинчивался в голову, заставлял напряженно ожидать чего-то. Бежать было некуда, из оружия только собственные кулаки.

Сзади обдало сквозняком, над ухом раздался низкий рык. Я резко развернулся всем телом на звук, но никого не увидел. Зато показалось, будто в этот же самый миг слева что-то теплое лизнуло щеку. Но и там никого не оказалось.

И тут я понял, что цокот исчез, и даже капанье прекратилось, словно кто-то закрыл кран до конца. Не понял - это что за приколы были? Пугают? Или этакое приветствие? Кто-нибудь мне ответит?

Тишина давила похлеще недавней свистопляски, заставляя нервно озираться и ждать подвоха. Которого не было. В конце концов, я не выдержал и закричал во весь голос: "КАКОГО ВООБЩЕ ХРЕНА ПРОИСХОДИТ?".


Сказ первый : О том, что не стоит связываться с неопытными студентами, жаждущими приключений




"В этом мире абсолютно любое существо может получить магическую печать, за исключением некоторых случаев, но о них позже. Что есть печать? Грубо говоря, это проводник, позволяющий вам пользоваться магией, открывающий к ней доступ и неограниченные возможности в той сфере, к которой относится печать. Но нужно помнить, что печати отличаются друг от друга - каждая имеет свой тип действия, что указывается в самом начале ритуала активации. О ритуалах и пойдет речь ниже..."




Выдержка из труда "Устройство магии для чайников", за авторством Ишвы Темного, т.1, ч.1, стр.3



- Во-первых, будьте все время начеку! Древние гробницы - это вам не пиво пить и сиськи мять, наткнетесь на костяка - вмиг порвет. Во-вторых, во всем слушаться меня. Попытаетесь нарушить приказ - опять же, что? Правильно, подохнете, - вещал коротышка-гном, гордо приосанившись и опершись об арбалет. Вид он имел бывалый: на правой щеке узкий длинный шрам, густая короткая борода темно-каштанового цвета придавала вес и солидность, а крепкая фигура, заметная даже под плотной кожаной курткой - внушала уважение. Лицо, впрочем, не было красивым, но волевым: широкая челюсть, полные губы, нос картошкой и небольшие внимательные черные глаза. Арбалет гнома также заслуживал отдельного внимания: модифицированная версия стандартного стрелкового оружия, с облегченной рукоятью и дополнительными обвесами, позволяя заряжать на ходу - что очень удобно и для охотника, и для телохранителя, коим сейчас выступал вышеозначенный гном.

Звали его Калеб, и это был очень уважаемый в Нитрисе воин. Порядка пяти лет он работал телохранителем старого Ханса, пока тот не скончался от дряхлости, а затем подался на вольные хлеба - нанимаясь то тут, то там. Работа привычная, да и опасности Калеб никогда не боялся - зато платили с лихвой, иногда накидывая сверху за риск. Так и вышло, что со временем репутация в обществе о гноме сложилась самая положительная - надежный телохранитель, умелый охотник и грамотный руководитель - все это сделало Калеба очень востребованным, и группка четверокурсников факультета Земли, едва сдавших практику, решила прибегнуть к его помощи, дабы изучить одно из скрытых захоронений древнего кагана. Старую гробницу распечатали лишь однажды, но отряды костяков и неизвестное проклятье отогнали первую группу искателей сокровищ подальше. С тех самых пор каган покоился с миром, хотя и сквозняками.

Студенты не сильно боялись проклятий, а уж костяков - и подавно, считая все преувеличением и раздутыми слухами. Калеб пытался было внушить молодежи базовые правила техники безопасности, но быстро плюнул на это дело, ограничившись двумя жизненно-важными требованиями.

Нажав на выступ в скале, гном отодвинул каменную плиту, служившую входом в захоронение, и первым шагнул под своды мрачной гробницы.

Перед нашими героями предстал темный коридор, уходящий вдаль, по обеим сторонам, помимо вставленных в держатели факелов, имелась также плотная паутина, создатели коей, похоже, спрятались по углам, испугавшись света.

Калеб извлек из нагрудного кармашка небольшой продолговатый предмет - узкую темно-синюю полоску, изнутри которой пробивалось слабое свечение. Гном слегка встряхнул ее, а затем прилепил себе на лоб. Нажал едва заметную кнопочку - и полоска засияла теплым ярким светом, разгоняя темноту.

- Не отставайте! - напомнил он студентам. - Заблудиться здесь непросто, но кто вас знает.

Ребята заулыбались, сочтя за комплимент, и Калеб с трудом сдержал ругательства, так и норовившие сорваться с языка. Надо же быть столь беспечными, сунувшись в древнюю гробницу! И ведь никак не пригрозишь - словам они не верят. Пока сами не увидят воочию мертвяка, то и не начнут воспринимать всерьез угрозы. Ну да ладно, будет забавно поглядеть на их лица, когда первый костяк выпрыгнет из-за угла и попытается укусить. Воплей будет!

Калеб зашагал вперед, выступая проводником и то и дело оглядываясь, дабы проконтролировать вездесущую молодежь. Студенты совали любопытные носы во все углы, норовя облапать все, что только облапывается, и сфотографировать все, что представляет интерес. Гном едва не поседел, когда один из четверокурсников, крепко сбитый паренек с невинной мордашкой, полез в сундук, на крышке которого был нарисовал череп. Калеб ясно представлял, что ничего хорошего в таком хранилище быть просто не может, потому успел оттащить толстячка в последнюю секунду, прежде чем крышка сундука захлопнулась, а изнутри раздалось обиженное урчание.

- Смотри по сторонам и, заклинаю тебя Деей, не лезь туда, где видишь этот знак! - Калеб ткнул пальцем в изображение черепушки, и проследил, дабы все подростки как следует его разглядели.

Дальнейшее продвижение по подземным коридорам было на удивление спокойным: студенты щелкали на свои палки-снималки древние предметы, одна девчушка так и вовсе - фотографировала лишь интерьер комнат. На вопрос Калеба зачем она это делает, последовал ответ: хочу стать дизайнером, вот и пользуюсь случаем. Пожав плечами, гном не стал более доставать девушку расспросами и поспешил дальше, по-прежнему пристально следя за загребущими юными ручонками.

Вскоре коридор расширился, приведя приключенцев в просторный зал с резными настенными картинами, целыми кучами золотых украшений на полу и в раскрытых сундуках, и одной-единственной гробницей, расположенной в центре зала. Крышка была изготовлена в виде человеческого тела, но схематично: длинные ноги, туловище, руки вдоль тела и крупная голова с едва обозначенными носом, ртом и глазами.

"Это тебе не египетские фараоны", - подумал Калеб. И впрямь, здешние каганы хоть и отличались огромными богатствами, но искусство в те времена развивали слабо, не питая к нему интерес, предпочитая охоту и женщин. Потому и умирали, как мухи - один за другим, едва успевая оттирать трон от крови предыдущих владык. Жестокое было время.

- Держаться вместе, ничего не трогать! - предупредил еще раз гном и, дождавшись понимающих кивков, подошел к гробнице. Ему хватило нескольких мгновений, чтобы осмотреть саркофаг и понять, что тот надежно запечатан.

"Странно. Мне рассказывали, что гробницу вскрыли и каган вырвался на волю вместе с сонмом своих приспешников", - подумал Калеб. Но саркофаг перед ним был совершенно точно запечатан. И это сильно насторожило гнома.

Он оглянулся на подопечных. Студенты с тихими смешками фотографировались на фоне древних статуй, изображавших бессмертных воителей - князей, правую и левую руки кагана, что последовали за ним в посмертие, позволив замуровать себя в обожженную глину. Этот процесс был очень подробно описан во многих исторических трактатах, и всегда вызывал у Калеба неприятные ощущения. Слишком варварский метод живьем облеплять человека глиной, а затем обжигать на костре. Он не мог даже представить, что чувствовали князья в тот момент. Нужно обладать поистине величайшей преданностью, чтобы переступить через себя и обречь на столь страшную смерть.

- Еще пара минут и возвращаемся, - сказал гном подопечным. Те послушно закивали и принялись еще усерднее снимать все вокруг. А посмотреть действительно было на что: одни только золотые украшения представляли собой уникальные образцы ювелирного искусства. Подумать только, из огромного количества лежавших здесь ни одно не повторялось. Калебу сложно было понять, каким образом ювелиры кочевников добились такого уровня мастерства, но факт остается фактом.

Внезапно раздался громкий звон. Гном стремительно повернулся на источник шума, выхватывая арбалет, но это был всего лишь толстячок. Студент стоял возле одной из чаш, и в ужасе смотрел на разбитый глиняный кувшин у своих ног.

- Выкидыш цырга, - процедил Калеб, бросаясь к парню и хватая за шкирку. - Идиот! Я кому сказал: ничего не трогать! Сказано было? Так нет же, угораздило тебя, так твою налево! А вы чего встали?

Он повернулся к остальным. Ребята испуганно переглядывались, еще не понимая, чем грозит поступок толстяка.

Все разрешила заскрежетавшая крышка саркофага, которая медленно поехала в сторону. Из глубины на свет показалась высушенная временем рука мертвеца, а пару мгновений после высунулась и рожа бывшего кагана. Безжизненные глазницы уставились прямо на пухлого парнишку и тот буквально затрясся от ужаса.

Каган издал нечто, отдаленно похожее на рык, и принялся довольно шустро выбираться из гробницы.

- Бегом отсюда! Живо! - крикнул Калеб и подтолкнул толстяка к выходу. - По прямой из этого зала. На третьем повороте налево, и дальше к выходу - не сворачивая. Уходите!

Больше уговаривать не пришлось - группу смело так быстро, словно маг воздуха поработал "дыханием ветра". Гном фыркнул и наставил арбалет на мертвяка.

Каган уже выбрался из своего погребения и теперь, раскачиваясь, медленно направлялся к Калебу.

- Прости, брат, не повезло тебе сегодня, - произнес тот и разрядил арбалет прямо в башку костяка. Череп с громким треском лопнул точно посередине лба, а сам мертвяк с тихим стоном осыпался на пол.

Калеб не стал больше ждать и, развернувшись, помчался к выходу, на ходу перезаряжая оружие. Он был уверен, что ему еще понадобятся выстрелы. И точно: стоило выскочить в коридор, как навстречу показался целый отряд костяков: гном насчитал порядка шести штук. Нацелившись, он выпустил стрелу в крайнего, также раздробив череп, затем быстро перезарядился и прикончил следующего. Больше времени не хватило - мертвяки были уже близко, так что Калеб перебросил арбалет на спину, а сам вытащил из нагрудной перевязи метательные ножи с наложенными на них печатями. Бросок - минус враг. Еще один - костяков осталось только двое. От использования против нежити печати на ножах стирались, поэтому гном пожалел оставшиеся и извлек из-за пояса широкий, на длинной рукояти, молот. Рывок вперед, раздробить крайнему мертвяку нижние конечности и, дождавшись падения, пробить череп рукоятью. Последнего костяка Калеб прикончил широким замахом, просто-напросто снеся башку.

Подобрав ножи, гном прислушался. С бокового коридора слышался стук костей - еще одна группа. То же самое было и с другой стороны. Выругавшись, Калеб рванул вперед.

На следующем повороте он наткнулся на парочку студентов, спрятавшихся за большим котлом и испуганно выглядывавших наружу.

- Чего ждем? - рыкнул, выгоняя "малышей" и прикрывая тыл. - Бегом на выход!

Попутно они собрали весь остальной отряд - студенты слегка заблудились и перепугались, пока искали выход, притом, что Калеб ясно указал им маршрут.

- Что ж, будет вам урок на будущее - во всем слушаться проводника, - проворчал он, когда весь отряд высыпал из захоронения, и гном поставил плиту на место.

- Простите нас, - виновато пробормотала девчонка-дизайнер, а остальные состроили виноватые мордашки.

- Бездна с вами, - отмахнулся Калеб. - Главное, что целы все. Снималки свои не повредили?

Выяснилось, что толстяк случайно сломал свою палку-снималку, пока бежал к выходу, но у остальных артефакты были целыми.

Назад шли через сосновый лесок, Калеб впереди, молодежь чуть позади. Гном слышал за спиной громкое шушуканье и ожесточенный спор, но не мог различить, о чем. В конце концов, все выяснилось, когда вперед вышел Кай - самый старший из группы, и, то и дело покашливая, предложил Калебу выпивку за их счет. Гном не стал отказываться, да и какой дурак откажется от бесплатной кружки эля после столь напряженного похода? Даром, что подвергся нападению костяков, самыми опасными оказались его подопечные - вот у кого шило в заднице.

Пока добирались до Нитриса - порядочно стемнело, так что в любимую студенческую забегаловку "Три мохнатки" завалились уже затемно, мгновенно окунувшись в ароматы жареного мяса, эля, сигар и немытых тел. Последнее, впрочем, Калеба не сильно беспокоило: за свою долгую жизнь гном привык ко всему. Позволив ребятам сделать заказ, он с наслаждением уселся на лавку и вытянул ноги, прислушиваясь к разговорам в зале. Обсуждали, кажется, последний подъем цен на рыбу, взлетевшие налоги в Западном княжестве и шлюху Эльзу - жену нынешнего короля, спавшую со всеми подряд: от конюшего до герцога. Посмеявшись над бесхитростными, но забавными шуточками пастухов слева, Калеб призадумался. Вот и еще одно выполненное дело на его счету. Оплата получена заранее, так что теперь можно разгуляться. Надо лишь решить - куда именно. Оставаться в Нитрисе дальше Калеб не хотел, и так провел в этом городе много лет. Но и будущее место жительства нужно подбирать с умом - гному была не чужда обстоятельность в любых вопросах.

- Вот, господин Калеб! - Кай поставил перед ним кружку эля, а рядом расселись остальные, прихлебывая напиток и обсуждая вылазку в гробницу.

Разошлись далеко за полночь. Идти по мощеной улице было сложно, то ли из-за трех выпитых кружек, то ли из-за слишком плотного ужина, потому Калеб не спешил, позволяя свежему ночному воздуху слегка отрезвить разгоряченную голову.

Он принципиально не стал отстраивать в Нитрисе свой дом, хотя вполне мог себе это позволить, ограничившись съемной квартирой в самом обычном районе города. Поднявшись на свой этаж, Калеб отпер дверь и оказался дома. Здесь пахло свежестью, морем и яблоками, впрочем, как и всегда. Гному нравился этот запах. Была в нем некая особенная прелесть.

Но сейчас Калебу хотелось лишь одного: поскорее уснуть, потому он с трудом избавился от куртки и сапог и рухнул на кровать, почти мгновенно захрапев.

Наутро гном был как огурчик, отдохнувший и довольный собой. Спускаясь к завтраку, который готовил пожилой трактирщик в доме напротив, Калеб додумывал вчерашнюю мысль насчет переезда.

"Это может быть Унса, там очень приятный климат, и разбойников много - будет, на чем сделать состояние", - прикидывал он.

- Доброе утро, Калеб, - приветствовал гнома хозяин трактира, с привычной улыбкой. - Завтрак готов.

- Благодарю вас, Эдвард, - кивнул Калеб, потянувшись к кошелю на поясе...и не находя его. - Какого...

До него дошло довольно быстро. Сначала гном громко смеялся, а затем зарычал от злости так, что трактирщику пришлось принести стакан воды, дабы остудить полыхавший костер внутри Калеба.

- Проклятые дети! - шипел гном. - Это ж надо было провести меня! Не прощу!

Внезапно он успокоился и снова рассмеялся.

- Что ж, видимо, не судьба мне уехать отсюда богатым джентльменом. Не беда, тем интереснее будет начинать на новом месте. Да и есть у меня кое-что на черный день... Прощай, Эдвард! Быть может, еще увидимся.

С этими словами Калеб пожал руку опешившему трактирщику и покинул заведение.

Шагая по улице, гном и сам не представлял пока, что ждет его впереди. Но за плечами был огромный опыт не только этой жизни, но и прошлой; имелось оружие, а над головой, он это точно знал, висела табличка: "Калеб, 34-й уровень".



Сказ второй: В котором мы знакомимся с Ишвой




"Ритуалы - специальные процедуры активации печатей, может проводить абсолютно каждый, кому известны условия. Но здесь нужно помнить о нескольких важных моментах. Первое: зачастую для ритуала требуется жертва, особенно при активации "темных" печатей, и тогда вам нужно заранее озаботиться всем необходимым. Второе: специальные или же уникальные печати имеют свой особый подход, и нужно с умом подходить к активации таковых, дабы не навредить себе и окружающим..."




Выдержка из труда "Устройство магии для чайников", за авторством Ишвы Темного, т.1, ч.1, стр.5



Молодой человек лет двадцати пяти с хвостиком пулей вылетел из лаборатории и захлопнул дверь, после чего отбежал в сторону и сел у стенки, прижав ладони к ушам.

Раз-два...громыхнул ужасающий взрыв! Дверь снесло с петель и впечатало в стену напротив, а в коридор повалил клубами черный с фиолетовыми вкраплениями дым.

- Кхе-кхе, опять не тот рецепт, - сокрушенно пробормотал Ишва, откашливаясь и приглаживая растрепанные волосы. К слову, у него они всегда были в состоянии: "я вчера бывал на крыше и летел оттуда птичкой". Длинные, цвета воронова крыла, вечно непокорные, зачастую становились предметом восхищения у придворных дам, когда молодому магу приходилось бывать в высшем свете, что, впрочем, случалось очень редко - там Ишву не любили. В частности, из-за его манеры одеваться и вечно безумного взгляда, который пугал многих, в том числе и короля, слывшего порядочным трусишкой.

Впрочем, магу было не привыкать: с самого детства он находился в центре внимания, не такой как все и повернутый на магии. Неудивительно, что Ишва сбежал, едва ему исполнилось пятнадцать, и отправился поступать в Академию Магического Искусства имени Арчихуальда Третьего. Правда, здесь мальчишку ждало жестокое разочарование: в Академию брали лишь с шестнадцати, посему нашему герою пришлось потратить целый год жизни, перебиваясь непостоянными заработками то тут, то там.

Ишва на судьбу не жаловался. Он в принципе был не из тех, кто хоть когда-нибудь сетовал на свою участь, принимая все происходящее как должное. Вот и этот год провел с пользой, оттачивая мастерство в любимой стихии - магии света. К исходу означенного периода Ишва настолько продвинулся, что даже получил Навык, что впоследствии и помогло ему без всяких проблем поступить на факультет Общего направления магических течений. Через пять лет юный талант с отличием закончил Академию и решил поступить дальше - в аспирантуру, в коей и значился по сей день, благодаря упрямству и врожденной едкости профессора Нимуры.

Нет худа без добра - год назад профессор Бумшлякс Карпакович, чьим ассистентом подрабатывал Ишва, милостиво позволил молодому человеку начать работу над кандидатской, дабы переступить, наконец, черту, отделяющую аспиранта от кандидата магических наук.

С тех самых пор юный маг тратил дни и недели на исследования, время от времени записывая наблюдения в толстенную тетрадь, дабы впоследствии все систематизировать и довести работу до логического конца. Единственное, что тему Ишва выбрал не самую подходящую для привычной ему сферы деятельности: "Смешанные типы фамилиаров, или как не облажаться при создании своего первого фамилиара". Профессор очень долго смеялся, когда услышал о желаемой теме для кандидатской Ишвы, но понял, что юноша не отступит, и махнул рукой.

Изучение фамилиаров и систематизация знаний о них было мечтой всей жизни для Ишвы. Едва только начав обучение магии, он полюбил это направление, но из-за предрасположенности к магии света не мог посвятить себя желаемому делу. Но отныне ничто не мешало воплощать мечту в реальность.

Кроме огромного числа неудач в процессе исследования. Ишва проводил практические эксперименты примерно два раза в неделю, и постоянно случались чрезвычайные ситуации. То руку ошпарит, то что-нибудь спалит, а теперь вот - лаборатории пришел кирдык.

Опасливо заглянув в дверной проем, Ишва простонал от безысходности: внутри все, абсолютно все, покрылось черной вязкой субстанцией. Совершенно очевидно, что лабораторию восстанавливать - себе дороже. Проще выжечь всю пакость дотла и обставить заново. Но за такие траты профессор по головке явно не погладит.

- И как это называется? - раздался сзади знакомый женский голос. Обернувшись, Ишва виновато улыбнулся.

- Случайно смешал корень гурьна с молотой костью йушки. Оказалось, что реакция между ними вызывает бурный рост этих самых тканей, - он кивнул на черную субстанцию.

Ника уперла руки в бока и покачала головой.

- Сколько раз ты еще будешь уничтожать имущество Академии, Иш? Вот увидишь, рано или поздно, профессор тебя накажет по всей строгости!

Ишва хмыкнул.

- Не думаю. Бумшлякс Карпакович редко обращает внимание на деятельность своих подчиненных. В последнее время только и делает, что дремлет в своем кресле в кабинете.

- Это не повод безалаберно относиться к своей работе, - вздернула носик рыжеволосая девушка. Ишва невольно залюбовался симпатичным личиком давней подруги.

С Никой он познакомился на первой студенческой вечеринке, где оказался совершенно случайно, отправившись вечером гулять по городу и перепутав архаичного вида клуб с книжной лавкой. Поняв, что попал не по адресу, Ишва, тем не менее, решил остаться и пропустить стаканчик-другой. Сидя в уголочке, он никому не мешал, и никто его не замечал. Кроме Ники.

Рыжеволосая красавица с мягкими чертами лица, пухлыми губами, небольшим острым носиком и ярко-голубыми глазами сама подошла к Ишве и завела непринужденную беседу. Как после призналась Ника, она всего лишь искала способ убить время до прихода подружки, и юноша в углу показался ей очень безобидным существом, коему и в голову не придет навредить девушке. Впрочем, вполне возможно, что ее привлекла и внешность юного мага. Несмотря на некую безумность во всем облике, Ишва был красив: худощавый, ростом под метр девяносто, с длинными растрепанными волосами цвета воронова крыла, в черной мантии с желтым полумесяцем на спине, узким скуластым лицом и большими ярко-зеленого цвета глазами.

Молодые люди быстро нашли общий язык и крайне сблизились на почве интереса к фамилиарам. Ника давно начала исследования в этой области, и обещала помочь Ишве. С тех самых пор они и дружили. Некоторые болтали, будто эти двое встречаются, и пора бы уже свадьбу сыграть, но сами молодые люди даже не думали начинать отношения, ведь их связывала очень крепкая дружба, ничего более.

- Ты права, - со вздохом признал Ишва. - Но кто бы мог подумать? Это ведь самые безобидные ингредиенты! И такой эффект..!

- Ладно, что с тебя взять - балбес, он и в Харуне балбес. В следующий раз будь внимательнее. А пока - давай прибираться здесь, не дай Дея кто-нибудь заявится и начнется...- закатив глаза, Ника засучила рукава и принялась за работу. Печати на предплечьях девушки засветились мягким оранжевым светом. Ишва улыбнулся и последовал примеру подруги, настроившись на магию огня.

Благодаря особому материалу стен Академии, магия не могла повредить им, так что молодые люди быстро сожгли пакостную жижу, оставив лишь пустую, изрядно подпаленную лабораторию. Разве что столы уцелели - из особого сплава, они также не поддавались магическому воздействию.

- Ну, теперь придется идти на поклон к ректору, - резюмировал Ишва.

- Старик тебя любит, и не станет сильно ругать, - Ника была в отличном настроении и мягко потрепала товарища по плечу. - Лучше иди сейчас, по горячим следам, так сказать.

Тяжело вздохнув, маг запер лабораторию и поплелся на самую вершину угловой башни Академии - именно там обитал ректор Арчихуальд Девятый. Потомок того самого Арчихуальда, основавшего сие учебное заведение, он был добродушен, мудр и не лишен чувства юмора, что и стремился продемонстрировать всякий раз, когда Ишве доводилось с ним встречаться. При этом порой Арчихуальд Арчихуальдович мог и пожурить, если проступок являлся очень серьезным, но никто и никогда не слышал, чтобы ректор повышал голос. Ишва подозревал, что свидетели такого деяния если и были, то сразу же покинули этот бренный мир, дабы не разрушать образ "святого" Арчихуальда.

Преодолев полторы тысячи ступеней (это было точное их число, Арчихуальд Третий специально пересчитывал, когда башню строили), маг замер перед единственной дверью. Выдохнув, тихонько постучал.

- Заходи, мил человек, гостем будешь! - раздался с той стороны мягкий голос ректора. Ишва толкнул дверь и оказался в самом удивительном помещении в Академии.

Огромный кабинет больше всего напоминал библиотеку - так много здесь было книг, они стояли на полках, кои высились до самого потолка вдоль стен. По центру комнаты лежал большущий цветастый ковер, с узором в виде сражающего дракона рыцаря, рядом с ковром находился крепкий дубовый письменный стол, за ним Арчихуальд предпочитал работать, сидя в мягком кресле. Напротив, в стену был вделан камин. К слову, это единственная стена в помещении, не занятая книжными стеллажами, но зато на ней висел удивительной красоты гобелен - Арчихуальд Третий в полный рост гордо стоял на холме, глядя вдаль, на только что отстроенную Академию. И это притом, что город находился на равнине, и никаких холмов поблизости не было. Ишва однажды спросил о такой неточности ректора и тот, с прищуром поглядев на молодого человека, мягко улыбнулся и сказал: "На все воля творца". Больше Ишва к ректору не приставал.

У камина стояли два кресла и небольшой чайный столик, в этом пространстве Арчихуальд предпочитал принимать посетителей. Вот и сейчас ректор восседал в кресле, как на троне, глядя на язычки пламени в камине и чему-то улыбаясь.

Дверь за Ишвой захлопнулась, и Арчихуальд повернулся к молодому магу.

- О, Ишва! Здравствуй-здравствуй, мой юный друг. С чем пришел? С доброй весточкой, али с плохой?

Он кивком указал на соседнее кресло.

Наш герой, смутившись, подошел и осторожно присел на краешек.

- Понимаете, Арчихуальд Арчихуальдыч, - начал он неторопливо. - Сегодня я проводил очередной эксперимент и совершенно случайно вышло так, что два ингредиента дали необычную реакцию.

- Не сомневаюсь, что все произошло случайно, - с тихим смешком кивнул ректор. Ишва сглотнул. В горле вдруг резко пересохло, и маг залпом выдул стакан воды, стоявший на столике.

- Да, так вот - случайная реакция привела к образованию...крайне любопытной материи, но при этом случился небольшой такой взрыв, и...

- Ты не пострадал? - на лице Арчихуальда возникло беспокойство. Ишва покачал головой.

- И так уж вышло, что третья лаборатория...уничтожена, - закончил он. После чего мог наблюдать удивительную картину: лицо ректора медленно вытягивалось, а глаза становились все больше и больше.

- Как? - прохрипел Арчихуальд. - Совсем?

Ишва убито кивнул. Ректор раскашлялся, бросая на юного мага странные взгляды, а затем вдруг рассмеялся.

- Что ж, похоже, тебе стоит на время отложить свои практические изыскания и направить энергию в более мирное русло.

- Как скажете, - не стал перечить Ишва. Арчихуальд задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, а затем вздохнул.

- Эх, где моя молодость! Будь мне двадцать лет...впрочем, ладно. Поезжай-ка ты, мой юный друг, в Унсу, в городишко Уск. Там, говорят, завелось какое-то странное привидение. Заклинания его не берут, священнослужители в обморок падают как один, а простой люд боится по ночам на улицу выйти.

- Как же мне прикажете разбираться, ежели заклинания не действуют? - не понял Ишва. Арчихуальд пожал плечами.

- На месте определишься. Если что, местный отряд Дружины поможет, передашь привет от меня их главному.

Юный маг сидел, хлопая глазами и пытаясь понять, куда его только что послали, и есть ли это хорошо, или очень даже нет.

- Чего сидим, дорогой мой? Руки в ноги и бегом - работать! - ласково подтолкнул его ректор, воздушным потоком выпнув за дверь. Кубарем катясь по длиннющей лестнице вниз, Ишва вовсю ругался, проклиная свои кривые руки, что и привели к таким последствиям.

Оказавшись, наконец, на твердой земле, он поразмыслил, и пришел к выводу, что назначение в Унсу не такой уж и плохой вариант. В конце концов, ректор ведь не указал сроки, а значит, можно отдохнуть подольше, попутно занявшись исследованиями западных фамилиаров, про которых у Ишвы ничего не было записано.

Ника сильно обиделась, узнав, что друга отправили на запад.

- Как вообще прикажете понимать Арч-Арча? Получается за то, что ты разгромил лабораторию, тебе еще и отпуск дали?

Ишва виновато пожал плечами, в глубине души посмеиваясь над подругой. Ника вперила в него злющий взгляд, вызвав мороз по спине.

- Глупый старикан! Другие месяцами впахивают, и никакого отдыха...разве так можно? Вот ты мне скажи - где справедливость?

- Я тебе сувенирчик привезу, - робко выдавил Ишва, осторожно ретируясь к двери. Ника прорычала что-то нечленораздельное, отдаленно похожее на заковыристое ругательство огров, после чего запустила в друга тяжелой вазой из небьющегося стекла. Ишва очень вовремя выскользнул за дверь. С той стороны раздался мощный удар, а затем проклятья Ники.

Собрать чемодан было делом пяти минут, после чего довольный Ишва зашагал к площадке телепортов, попутно насвистывая фривольный мотивчик. Сообщив дежурному оператору адрес назначения, маг ступил на сияющий тускло-синим круг и спустя миг оказался в солнечном шумном Уске.

Город приветствовал Ишву очень оригинально: с криками "Свали с дороги, чурка длинноногая" на него несся гном с арбалетом за спиной, и кучей преследователей в лице разгневанных торговцев азиатской наружности там же.

- Какого цырга! - только и успел возмущенно выдавить маг, прежде чем его смело в сторону мощным телом коротышки.

- Не отставай, щас и тебя затопчут! - проревел тот, хватая Ишву за шкирку и вздергивая на ноги. Мчась по улице рядом с гномом, маг с тоской подумал о том, что лучше бы вовсе не начинал сегодня тот злосчастный эксперимент.


Сказ третий: О том, куда на этот раз влип Калеб




"Первые печати любой житель нашего мира получает в двенадцать лет. Их всего четыре: огонь, вода, воздух, земля. Вышеозначенные печати проявляются на теле подростка сами, без проведения каких-либо ритуалов - это дар богов. Но, чтобы получить другие печати, вам придется постараться: сначала отыскать описание ритуала активации, а затем найти саму печать. Зачастую исследователи и охотники за печатями тратят годы на поиски, но так и не добиваются желаемого..."




Выдержка из труда "Устройство магии для чайников", за авторством Ишвы Темного, т.1, ч.1, стр.5



Драгоценному читателю, несомненно, крайне любопытно узнать, что же привело Калеба (а это был именно он) к столь странным обстоятельствам? Дабы не томить тебя, друг мой, в ожидании, мы перенесемся во времени на несколько дней назад, когда знакомый нам гном покинул Нитрис.

Отправившись на запад, по дороге Калеб посетил парочку деревень, где, по доброте душевной, подсобил крестьянам по хозяйству. Те, впрочем, в долгу не остались - расплатились едой, и ушел гном с полной сумой. Дальнейший путь пролегал через леса и равнины, прямиком на запад - в Унсу.

Как ни странно, Калеб не встретил ни одного мало-мальски серьезного врага за все путешествие, если не считать зловредных комаров и пару тощих разбойников, на коих даже взглянуть без жалости невозможно.

Ближе к границе с Унсой, гном свернул с дороги в лесную чащу, отшагал порядка пятисот метров и, повернувшись направо, сунул руку в дупло. Извлек оттуда объемный кошель и с довольной улыбкой спрятал за пазуху. Этой нычке было несколько лет, и оставил ее Калеб на черный день, если вдруг понадобится однажды менять место жительства. Правда, гном не предполагал, что подобное случится так скоро.

Спустя месяц путешествия наш храбрый знакомый вошел через врата в славный городишко Уск, что на юге Унсы. Надолго задерживаться здесь Калеб не собирался, потому снял недорогую комнатушку на постоялом дворе, ближе к окраине города. Затем, перекусив, отправился на прогулку, заодно надеясь подыскать работенку по плечу.

Городок Калебу понравился. Уск был небольшим, относительно того же Нитриса, но при этом более живым и шумным. Люди и нелюди вокруг гнома куда-то спешили, перекрикивались, толкались, смеялись и выглядели настолько занятыми, что невольно хотелось самому найти какое-нибудь дело.

Улочки Уска были достаточно просторными, чтобы могла проехать подвода и при этом пешеходы не чувствовали себя обделенными. Что очень удивило Калеба, так это чистота города. Казалось бы - провинциальный населенный пункт, пусть и центр южного региона Унсы, но улицы даже чище чем в столичном Нитрисе!

И горожане. Они выглядели гораздо дружелюбнее, торговцы и торговки на рынке так и вовсе призывно подзывали, подмигивали, обещали скидки. Калебу, правда, ничего не нужно было, но одна девушка, продающая кольца, так мило улыбалась, что гному пришлось купить скромный перстень из темного металла.

Что удобно - на углу, где торговые ряды заканчивались и был небольшой перекресток, стояла доска объявлений. Тут хватало разного: кто-то жаловался на соседа, другой на торговку Макарену, пересаливающую квашеную капусту, одна дама так и вовсе - призывала мужчин скорее к ней свататься, ибо "Налька из соседнего дома ужо пятый год в женах ходит, а меня хоть бы кто пальцем тронул!". Над такими заметками гном с удовольствием посмеялся, припоминая одну великолепную игру, где существовала подобная система квестов. Это было так давно, и даже не в этом мире...

Калеб тряхнул головой и обратил внимание на другую часть доски. Здесь были объявления первостепенной важности, в том числе и предложения о найме. Одному торговцу требовался охранник на подводу до Курты - самого западного города Унсы. Другой работодатель обещал десяток золотых за избавление от призрака, что завелся в библиотеке его поместья и который месяц по ночам спать не дает. Третьему нужен был телохранитель от обиженного мужа любовницы.

Все объявления Калеб читать не стал, сорвал несколько наиболее подходящих и отправился дальше. Перекресток из торговых рядов вел в две части Уска: деловой и жилой районы. Слева находились сплошь торговые лавки, трактиры, различные бутики и салоны самой разной направленности, а справа - трехэтажные многоквартирные дома. Само собой, Уск не ограничивался только тремя районами, помимо них, с другой стороны рынка, было еще два: сектор частных землевладельцев, где любой желающий мог приобрести небольшой домик с садом и жить в удовольствие, и район управляющих - с одним-единственным зданием городского совета.

Прикинув, Калеб повернул налево, потому как в животе уже призывно урчало, да и где еще собирать сплетни и слухи, если не за обеденным столом?

Пройдя совсем немного, гном увидел вывеску "Пьяный Конь", и решил заглянуть в заведение со столь звучным названием.

Убранство трактира оказалось необычным: стены стилизованы под доски, перегородки между столами напоминали таковые в конюшне, а за спиной улыбчивого трактирщика, на стене, висела картина коня самой распущенной наружности. Дабы уберечь психику юных читателей, мы не будем приводить здесь описание вопиющей похабщины.

Сам трактирщик одет был по-простому: свободная рубаха, фартук поверх и штаны.

- Чего изволите? - все с той же широкой улыбкой поинтересовался он у Калеба.

- Перекусить, посытнее, на ваше усмотрение, - почесал в затылке гном. Трактирщик улыбнулся еще шире (куда уж больше?) и, понятливо кивнув, исчез за соседней дверью. Оттуда раздавался стук ножей по доскам, громкие голоса и аппетитные запахи.

В ожидании заказа Калеб устроился за столиком в углу, откуда прекрасно просматривался вход и весь зал. Кроме гнома здесь было еще несколько посетителей: немолодой мужчина в простой одежке, ковыряющийся в похлебке, похоже, из рабочих; парень с девушкой, весело о чем-то воркующие и не замечающие никого вокруг; и бородач внушительных габаритов, с наслаждением вгрызающийся в большой окорок.

- Издержки профессии, приятель? - раздался рядом вкрадчивый негромкий голос. Калеб удивился и повернулся к говорившему. Коротышка-гоблин непонятно как умудрился оказаться незамеченным бывшим телохранителем, сидел за его же столом напротив.

- Простите?

Гоблин хрипло рассмеялся. Выглядел он, как и все прочие гоблины: узкое вытянутое лицо, острый подбородок, длинный крючковатый нос, висящие острые уши и небольшие запавшие глазки, зыркающие из-под ярко выраженных надбровных дуг. Одежда на коротышке походила на калебовскую: темная куртка, плащ с капюшоном, нижней части тела не видать из-за стола, но гном готов был поклясться, что гоблин носит сапоги из мягкой, отлично выделанной кожи, и пользуется парными кинжалами.

- Неважно, дружище. Наблюдательности тебе, гляжу, не занимать, - он почесал щеку и махнул трактирщику.

- Невнимательные нынче долго не живут, - скромно заметил Калеб. Гоблин хохотнул.

- Две кружки пива, - попросил он подоспевшего хозяина заведения. Тот понятливо кивнул, поставил перед гномом заказанный обед и вновь улетучился. - Ты прав, прав. Меня, кстати, Сутикусу звать.

- Калеб, - представился гном. Они скрепили знакомство рукопожатием.

- Так вот, видел я тебя, кажись, Калеб, прежде, - задумчиво пробормотал гоблин, постукивая длинными крючковатыми пальцами по столешнице. - Не ты ли года полтора тому водил караван к Стылой Пади?

- Возможно, - Калеб пытался понять, что нужно коротышке. Не просто же так тот решил угостить незнакомца выпивкой? - Я много где бывал и много с кем ходил. Всего не упомнить.

- И впрямь, - хриплый смех гоблина немного раздражал, но Калеб привык общаться с разными существами, потому умел отринуть лишнее. - Не хочешь сходить к Свистящему Ущелью?

- А есть, зачем?

- Да говорят, там давным-давно известная разбойничья ватага барахло свое складывала, как раз меж камней, где поглубже да неприметнее. Умельцы ходили, да не выходили - пустыми возвращались. Или не возвращались вовсе.

- Почему ты тогда думаешь, что у меня получится? - усмехнулся Калеб. Сутикусу дернул плечом.

- Чуйка. Да и слышал о тебе лишь хорошее. Дескать, везуч, умен и хладнокровен. Такой человек мне бы пригодился в походе, - маленькие глазки гоблина уставились прямо на Калеба, ожидая ответа.

Тот призадумался. Честно сказать, гном слышал некоторые истории о Свистящем Ущелье, но не придавал им особого значения, потому как не собирался в скором времени покидать Нитрис. Но вскоре события повернулись так, что дел у него в столице не осталось, а теперь и вовсе оказался на западе - почему бы и не воспользоваться возможностью?

- Обещать не стану, но, если свободен буду - можно и сходить, - таков был его ответ. Гоблин улыбнулся, обнажив мелкие острые зубы.

- Вот и славно! Давай выпьем за наше знакомство.

Подоспевшее пенистое пиво с закусью оказалось очень кстати и оба коротышки с удовольствием отдались трапезе, время от времени перекидываясь ничего не значащими репликами.

Едва стол опустел, Сутикусу довольно похлопал себя по животу и вздохнул.

- Что ж, приятно было повидаться, но мне пора. Увидимся еще!

Калеб только моргнул, а гоблина уж и след простыл.

- Во дает, - фыркнул гном, вставая из-за стола. Подскочивший трактирщик с готовностью протянул счет, от суммы на котором Калебу резко поплохело: похоже, хитрец Сутикусу не расплатился за свой заказ.

Проклиная сквозь зубы подлого гоблина, он отсчитал восемь серебряных и, сокрушенно качая головой, поплелся на улицу.

Остаток дня Калеб потратил на знакомство с Уском и прогулку по всем городским районам, за исключением, разве что, администрации - туда его не пустили. На постоялый двор возвращался уже в сгущающихся сумерках, разгоняемых тусклым светом фонарей, коих на улицах было в избытке.

Правда, район, где находилась ночлежка, освещался плохо, потому гном был настороже: мало ли что. Исходя из богатого жизненного опыта, Калеб понимал, что добродушные и приветливые днем, ночью горожане могли быть менее благосклонными. Грабителей и насильников никто не отменял.

Но улица была тихой и пустой. Ни единого шороха, ни привычного свиста ветра в кронах деревьев. Калеб насторожился.

- Дяденька, - услышав тоненький детский голосок, гном чуть не наделал в штаны от неожиданности. Резко развернувшись, увидел возле дома маленького ребенка, девочку лет шести. На ней было рваное тонкое платьице, на ногах стоптанные босоножки, неровно подстриженные волосы собраны в две косички, а лицо казалось слишком бледным.

- Чего тебе, маленькая? - он подошел ближе, улыбаясь как можно добродушнее. Девочка всхлипнула.

- Я потерялась. Отведите меня к маме! Хочу домой.

Сердце Калеба дрогнуло, он протянул руку и ласково погладил ребенка по голове. Девочка вздрогнула, шагнула вперед и доверчиво прижалась к гному.

- Ты знаешь, где твой дом? - спросил он. Ребенок отрицательно покачал головой. - Может, помнишь, что рядом с ним находится?

- Фонтан. С рыбками. Рыбки маленькие, мы их ловили, но они постоянно выскальзывали и уплывали.

Калеб знал, где это. Он буквально несколько минут назад проходил мимо небольшого фонтанчика, на соседней улице.

- Идем! Отведу тебя к родителям, - он взял девочку за руку и решительно зашагал обратно.

Быстро идти она не могла, так что Калебу пришлось слегка замедлить шаг.

- Как ты вообще потеряться умудрилась?

- Мы гуляли с Феником - это мой братик. А потом увидели большую лохматую собаку - и побежали за ней. Собака бежала очень быстро, Феник почти догнал ее, а я споткнулась и упала. Когда поднялась - ни братика, ни собаки не было видно. Я кричала, но никто не ответил. Вот и ждала там, думала - вернутся за мной.

Гном вздохнул. Бедная девочка весь день простояла на улице, дожидаясь брата, но тот не пришел. В чем же причина? Город вроде маленький, найти ребенка особого труда не составит. Да и нормальные родители давно бы спохватились - сообщили страже и с их помощью нашли бы дитя.

- Дяденька! Мы пришли, - сказала вдруг девочка. Калеб остановился. Перед ними был тот самый фонтанчик - небольшой, со статуей одного из героев древности, из ладоней которого стекала вода. За фонтаном был старый, обветшалый дом - левая часть его обвалилась, обуглилась, как после пожара, а правая, казалось, вот-вот рухнет.

- Это твой дом? - изумился он. Девочка кивнула. На лице ее, впервые с момента их встречи, появилась улыбка.

- Спасибо, дяденька! - она счастливо рассмеялась и побежала к дому. Калеб на мгновение увидел то, чего быть не могло: высокий двухэтажный особнячок, недавно отстроенный, с небольшим садом и мощеной дорожкой. На крыльце стояла семья: муж, жена, мальчик лет десяти, взъерошенный и улыбчивый. Девочка подбежала к ним, упала в объятия отца, в глазах матери Калеб разглядел слезы, а мальчик радостно прыгал вокруг них.

Стоило гному моргнуть - видение исчезло. Как и девочка. Остался лишь разрушенный дом, фонтан, улица и он - Калеб.

На постоялом дворе сразу же отправился в комнату, где рухнул на скрипящую кровать и попытался уснуть. Было сложно. Призрачная картина вновь и вновь появлялась перед внутренним взором, заставляя Калеба дрожать. Не то, чтобы он никогда не сталкивался с призраками - доводилось, но настолько живого призрака он видел впервые. Подняв руку, гном взглянул на свою ладонь - она еще помнила тепло детской ручонки. Как это возможно? Ему самому хотелось бы узнать.

Утром, перекусывая в трактире неподалеку, Калеб разбирал набранные вчера объявления, и пытался решить, куда направиться. Заданий было много, интересных - единицы. В конце концов, помня события вечера, гном остановился на особняке с привидением. Это показалось ему достаточно символичным, да и автор объявления клялся щедро вознаградить того, кто отважится помочь.

- Десять золотых есть десять золотых, - пробормотал Калеб, сунув остальные бумажки в карман и сжимая в руке выбранный квест.

Поместье находилось в том самом районе землевладельцев, почти на окраине, насколько ему объяснил старичок-прохожий. Путь гнома вновь лежал через рынок, столь же шумный, как и намедни.

Насвистывая веселую песенку, Калеб шагал, то и дело приглядываясь к интересным товарам, когда откуда-то сбоку вылез Сутикусу, толкнул гнома, одновременно суя ему в руку какой-то предмет, и быстро исчез в переулке между лавок.

Пока Калеб стоял, ошеломленно глядя вслед гоблину, сзади раздались гневные крики:

- Отдай жезл, паскуда!

Жезл?

Калеб бросил взгляд на предмет в руке. И впрямь жезл - небольшая ручка, навершие в виде гротескной маски с бордовым камнем во лбу.

Потом до него дошло. Быстро обернувшись, гном разглядел толпу гоблинов-торговцев, среди которых затесались и люди, за ними пыхтели стражники. Лица у всей процессии не предвещали ему ничего хорошего, а лишние шишки набивать не хотелось - вот Калеб и рванул на всех парах куда подальше. Заворачивая за угол, он врезался в высокого юношу в мантии чародея, ступающего из светящегося круга портала. Маг пропищал ругательство, но Калеб схватил его за шиворот, побоявшись, что толпа позади зашибет хлюпика, и проревел:

- Не отставай, щас и тебя затопчут!

Так, вдвоем, они и помчались прочь от разношерстной группы торговцев и стражников, завернули за мясную лавку, прошмыгнули в переулок меж домов и оказались на городской площади.

- Сюда! - приказал Калеб, поманив мага за собой. Они пересекли площадь, и по узкой улочке вышли к книжной лавке, в которую и забежали, прикрыв за собой дверь.

- Ты кто такой вообще? - тяжело дыша, поинтересовался маг. Теперь гном видел, что ему не больше тридцати, да и в целом не такой уж хлюпик, каким показался изначально. Может, стоило там оставить?

- Калеб, - он протянул ладонь.

- Ишва, - маг неуверенно эту ладонь пожал, настороженно глядя на собеседника. - Ты зачем эту штуку украл?

Он кивнул на жезл, который Калеб продолжал сжимать в руке. Гном фыркнул и спрятал побрякушку в карман куртки.

- Долгая история. Ты не поверишь, но я эту хрень даже не собирался красть...


Сказ четвертый: О том, что гном и маг не чета скучающему полуэльфу




"Начать поиски ритуала активации для любой печати стоит...с библиотеки! Да-да, именно оттуда. Большинство часто встречающихся печатей описаны в огромном фолианте "О печатях и методах их активации" за авторством Олекса Хмурого. По его классификации, в труде описывается более двух сотен различных печатей. Переписав основные моменты ритуала активации, вы можете вызвать поиск, расчертив на каменном полу (Обязательно каменном! Деревянный не подойдет!) формацию с названием нужной вам печати в одном из концов. После нужно капнуть немного крови в центр формации, и активируется поиск. С этого момента в вашем сознании постоянно будет находиться компас, ведущий вас к печати. Но помните - неклассифицированные печати таким образом найти невозможно!"




Выдержка из труда "Устройство магии для чайников", за авторством Ишвы Темного, т.1, ч.1, стр.6



Громкие вопли и топот снизу заставили его открыть глаза.

Ариэль Феоктист Двенадцатый вяло потянулся, широко зевнул и бросил короткий взгляд сквозь балконные перила. Толпа гоблинов-торгашей с криками и матюками гналась за парочкой: гномом и высоким худощавым парнишкой. Чуть прищурившись, Ариэль разглядел в руке у коротышки странно знакомый жезл.

- Где-то я уже видел эту штучку, - протянул он мягким, слегка хрипловатым голосом. - С другой стороны, мне абсолютно и беспрекословно плевать.

Он сел, с неудовольствием оглядел помятую одежду, поправил складки на темно-синей рубашке и, поднявшись, перемахнул через перила, спрыгнув с третьего этажа на мостовую.

- Как же хочется жрать по утрам, когда целую ночь на балконе любовницы пищу давал комара-ам, - хорошо поставленным голосом напевал Ариэль, шагая к таверне на той стороне улицы, дабы хорошенько позавтракать.

Оставим нашего героя предаваться празднику желудка, и позволим дорогому читателю узнать его поближе.

Ариэль Феоктист Двенадцатый - рост метр восемьдесят пять, вес семьдесят шесть килограмм, стройный, но крепкий. Некогда длинные кудрявые волосы платинового цвета в знак протеста против общественной морали обрил по бокам, оставив по центру бобрик средней длины, с хвостиком на затылке. Предпочитает кричащие цвета в одежде. Полуэльф-полудемон, холост, привязанностей не имеет. Циничен, даже слишком. Обладает специфическим чувством юмора и обожает его демонстрировать окружающим.

Как же вышло, что Ариэль ночевал на балконе? Все очень просто: Феоктист Двенадцатый заявился в наступивших сумерках к одной из многочисленных любовниц, дабы провести ночь в уединении и страстной любви, но дамочка, порядком заскучавшая из-за долгого отсутствия внимания со стороны эльфа, устроила скандал. Потребовав подарок, сильно обиделась, не получив оного и вытурила нашего героя на балкон, со словами "иди дальше гуляй, кобель вислоухий". Ариэлю было лень топать через полгорода в гостиницу, и он устроился на месте, благо не привыкать.

Что? Вам интересно, какого цырга забыл столь неоднозначный персонаж на страницах этой книги? Всему свое время, друзья мои...

Плотно подкрепившись, Ариэль решил прогуляться, дабы размять затекшие за ночь суставы и мышцы.

Уск, между тем, окончательно пробудился, да и немудрено - время шло к полудню. Деловитые мастеровые сновали по поручениям и заказам, подводы с товарами шли от одной лавки к другой, молодежь шумно праздновала что-то в парке, а торговые ряды, как обычно - полнились слухами и сплетнями.

- Слыхала, Енарка-булочница намедни с зятем переспала? - вопрошала торговка тканями у соседки-горшечницы.

- Да ты что?! - всплеснула руками та. - А дочка ее?

- А что дочка? Глазенки влюбленные на мужика - уши сразу в трубочку, не слышит вокруг ничего. А Енарка и рада. Поди, со смерти старика своего нелюбленная ходит - а ей-то, ведь, не боле четвертого десятка пошло. Самый смак баба.

- Типун тебе на язык, - возмутилась горшечница. - Грешно ведь! Боги не одобрят!

Торговка тканями громко рассмеялась.

- Так где боги-то, а где мы? Любиться всем хочется, а в постели - что он, что она - едины.

- И то верно, - вздохнула соседка.

Ариэль тихонько фыркнул себе под нос и зашагал дальше. У прилавка с выпечкой он увидел ту самую Енарку - стройную миловидную женщину, от силы тридцать с хвостиком дашь. Ей помогала пухлая девица - поперек себя шире.

- Вот и ответ, почему Енарка предпочтительнее, - пробормотал Феоктист Двенадцатый. Он бы и сам выбрал стройную булочницу, нежели толстенькое недоразумение, которое на вид весит больше любого тролля.

Заприметив неподалеку доску объявлений, эльф направился было туда, но случайно увидел рядом давешних гоблинов. На лицах неудовольствие, брови сомкнуты, напряженно, стало быть, думают.

- Глава нас убьет! - прошипел самый низенький, с небольшим шрамом на подбородке и короткими обвисшими ушами.

- Верно, Дирд, - протянул гоблин постарше, с седой бородкой и мудрыми глазами. - За потерю контроллера с нас три шкуры спустит. Товар штучный, в производстве сложный, а мы профукали так бестолково.

- Кто ж знал, что этот гном такой шустрый окажется? - возмутился третий гоблин, на вид самый молодой. - Дал деру, только мы его и видели. Еще и сообщника прихватил по дороге. А я говорил - стрелять надо! Болтом бы враз пришибли - не убёг!

- Охолонись, Карк, - с легким раздражением осадил его старший. - Он нам живым нужен, иначе как заказчика узнаем?

- А вдруг месть? Кто-то из наших, недовольных? - предположил Дирд, почесывая шрам. Старик покачал головой.

- Вряд ли. Своего я бы узнал - всех помню, десятилетиями. Не наш он. Чужой.

- Тьфу, - молодой Карк яростно сплюнул на землю.

Ариэль мысленно присвистнул. Выходит, с жезлом он обознался - не тот, что подумал. Но так даже лучше: судя по виду этих торгашей, им позарез надо побрякушку вернуть - иначе как глава цеха будет контролировать своих големов? А взамен они окажут услугу ему - эльфу-альтруисту.

"Как же я хорош!", - с удовольствием подумал Ариэль, подходя к гоблинам. Его смерили подозрительными взглядами и насторожились.

- День добрый, господа! Я тут случайно пару фраз из вашего разговора услыхал. Помощь нужна?

- Допустим, - не стал отрицать старый гоблин. - А кто вызвался?

- Ариэль Феоктист Двенадцатый, - учтиво поклонился эльф. - Вольный наемник и разрешитель конфликтных ситуаций. Вижу, мой случай.

- Слышь, это он про какие-такие ситуации? - не понял Дирд. Карк хихикнул в кулачок. Старик кашлянул и зыркнул из-под густых бровей на младших товарищей. Те мигом затихли.

- Хорошо, имя ваше мне знакомо, слышал много...разного. Но репутация у вас отличная, и от помощи не откажемся, - кивнул гоблин. - Но вы ведь не бесплатно работаете.

- Разумеется. Давайте так: достану ваш жезл к вечеру, а вы мне - колечко, что носит на пальце ваш глава, - предложил Ариэль. Гоблины быстро переглянулись.

- Прошу прощения, нам нужно обсудить этот вопрос, - извинился старик и потянул компаньонов в сторонку. Эльф притворился, будто совершенно глух и не слышит громкий шепот коротышек, хотя прекрасно мог различить даже более тихие звуки.

- Мы согласны, - со вздохом изрек старый гоблин, когда троица вернулась. - Но только если вернете до заката солнца!

- Договорились, - легко согласился эльф, и они скрепили сделку рукопожатием.

Попрощавшись с коротышками, Ариэль направился к доске объявлений. Со скучающим видом рассмотрев все висевшие заказы, к своему удивлению, нашел один, довольно любопытный - привидение в особняке.

- Вот и есть, чем до вечера заняться, - решил Феоктист Двенадцатый, запоминая адрес и отправился на окраину города, в район землевладельцев.

Спрашивается, почему Ариэль взялся за другое задание, не выполнив прежнее? Все просто: глядя утром с балкона вслед убегающим гному и магу, эльф по инерции навесил на обоих следящие заклинания. Теперь оба беглеца мигали где-то на границе сознания, указывая направление. Как ни странно, оно совпадало с тем, куда Феоктист Двенадцатый направлялся.

Дом ему понравился. Высокий, трехэтажный особняк в суровом северном стиле - с фресками, узорчиками и витражами, большим ухоженным садом и выложенными плиткой дорожками. Постучав в дверь, эльф дождался дворецкого.

Выглядел тот типично: среднего роста сухопарый старичок, с жиденьким пучком волос на голове, одетый во фрак и безукоризненно вежливый.

- Пройдемте, уважаемый сэр, - отчеканил он, и Ариэль, подавив смешок, последовал за слугой.

Минуя гостевой зал, они прошли длинным темным коридором к двустворчатым дверям.

- Библиотека, сэр, - доложил старик. - Сначала выполните заказ, потом хозяин оплатит работу.

- Хорошо, - отозвался эльф. - Можно приступать?

- Безусловно, сэр, - не стал отрицать дворецкий. - Но смею заметить, что внутри уже есть двое господ, пришедших по объявлению. Если они первыми выполнят заказ, вы не получите денег.

- Справедливо, - согласился Ариэль. - Теперь-то я могу войти?

- Удачи, сэр, - слуга распахнул створки дверей и пропустил эльфа. Тот шагнул вперед, и двери захлопнулись за его спиной.

В библиотеке царил полумрак и полная тишина. А, нет, показалось - за стеной что-то сильно громыхнуло, раздался грохот падающих предметов и чей-то мат. Эльф поспешил на шум, ведомый любопытством.

Оказавшись в соседнем - читальном - зале, он довольно улыбнулся, наблюдая занимательную картину и даже привалился плечом к стене.

А посмотреть было на что: все те же гном и маг, громко ругаясь и то и дело спотыкаясь о валявшиеся на полу книги, улепетывали от двоих призраков, достаточно юных, к слову.

Призраки улюлюкали и всячески подбадривали горе-экзорцистов, давая "дельные советы".

- Влево, влево заходи, там книжек меньше! - кричал один, мальчишка лет десяти, с задорными вихрами и улыбкой пакостника.

- А ты, длинный, смотри наверх, там щас фолиант упадет! - завопил второй, чуть постарше, сильно похожий на первого, но с такой же густой шевелюрой.

Маг, к которому он обращался, задрал голову и с размаху налетел на поднявшийся в воздух стул. Громко охнул, согнулся от боли и упал на пол, ругаясь сквозь зубы.

Гном остановился, бросился помогать приятелю, и призраки навалились на него, принялись щекотать. Раскатистый басистый хохот раздался под сводами библиотеки.

Ариэль с умилением глядел на неудачников, но зрелище валяющегося мага и смеющегося гнома быстро наскучило, и он решил заявить о себе.

- Эй, тупица, - крикнул эльф волшебнику. - Да-да, ты.

Тот удивился, увидев незнакомца.

- Вспомни про сферу Заррека, балбес! Чему вас сейчас учат в этой Академии только, - проворчал Феоктист Двенадцатый.

Маг на секунду завис, потом лицо его озарилось радостью, громко хлопнув себя по лбу, он вскочил и принялся делать пассы, старательно морща лоб. Похоже само построение заклинания маг помнил смутно.

- Вот же глупые дети пошли, - вздохнул Ариэль. - А ты чего ржешь? Наподдай им как следует.

Гном бросил на него яростный взгляд, но продолжал смеяться, хотя лоб покрылся испариной от напряжения.

Юный чародей, тем временем, похоже, вспомнил нужную схему заклинания и дело наладилось. Спустя пару минут над призраками и гномом возникла сияющая полупрозрачная сфера. Мальчишки взвыли, бросились было прочь, но прутья клетки не пускали, и вскоре от привидений осталось лишь две горстки праха.

Гном шумно вдохнул, на губах заиграла улыбка.

- Фуф, ну и мерзкие же эти призраки! - пробасил он, обращаясь к магу. - А ты кто? Тоже приключенец?

- Скорее, экзекутор, - усмехнулся Ариэль. Вжух - и он возле гнома, один тычок пальцем, коротышка падает без сознания. Еще движение - и маг рухнул на пол.

Склонившись над гномом, Феоктист Двенадцатый вытащил у него из-за пояса тот самый жезл, после чего, насвистывая, пошел прочь.

- Запишите награду на счет этих оборванцев, - бросил он дворецкому, ожидавшему в коридоре. Старик кивнул и уважительно поклонился. Когда он выпрямился, эльфа уже и след простыл.

Гоблины терпеливо ждали на том же самом месте, причем, судя по наплыву посетителей, торговля металлическими изделиями шла у них очень бодро.

- А вот и я! - радостно провозгласил Ариэль, подходя к прилавку. Старик напряженно кивнул своим помощникам и вышел к эльфу.

- Успешно ли выполнен заказ?

- Более чем, - Феоктист Двенадцатый покрутил в руке жезл, и отбил протянувшиеся было ручонки гоблина. - А где моя награда?

- Сейчас, - старик с неудовольствием хлопнул в ладоши и Карк подскочил, протягивая маленькую шкатулку. Мастер взял ее, открыл и показал эльфу содержимое: маленькое серебряное колечко безо всяких узоров и надписей.

- То, что доктор прописал, - довольно улыбнулся Ариэль, после чего вручил жезл гоблину, получив взамен шкатулку. Сунув ее в карман, он попрощался с торговцами и зашагал в гостинице. Через два дня истекал срок аренды, и нужно было срочно раздобыть пару звонких монет, чтобы заплатить за комнату.

Эльф даже пожалел, что невольно поддался соблазну и отдал награду тем неудачникам. Сейчас бы десять золотых ой как пригодились.

Он вздохнул и сунул руку в карман. Шкатулка приятной тяжестью легла в ладонь.

- Моя прелесть, - прошептал Ариэль. - Хе-хе.

- Стоять, мерзавец! - раздался гневный крик позади. Феоктист Двенадцатый обернулся и увидел мага, поспешно шагавшего к нему.

- Опять ты, - буркнул он. - Что еще надо? Я и так вам деньги отдал.

- Верни жезл! - выпалил маг, остановившись в десяти шагах и буравя эльфа гневным взглядом.

- Нет его у меня, - развел руками Ариэль. - Вернул туда, откуда вы забрали.

- Тогда возмести стоимость, - гном подошел сзади, отделившись от стены гостиницы. - Тебе ведь наверняка щедро заплатили.

- Ну...не то, чтобы очень щедро, - протянул эльф, делая шаг в сторону. - Постой, как вы меня нашли?

- Полагаю, как и ты нас, - фыркнул коротышка. - По магической метке. Ишва навесил на тебя, пока ты стоял у стеночки.

- Умно, - похвалил Ариэль. - Вы, ребята, не так тупы, как кажетесь на первый взгляд. Но у меня и впрямь нет денег. А предмет, который я получил в оплату за жезл - вам бесполезен.

- Значит, надо перетереть за оплату, - решил гном. - Идем, посидим, обсудим все как взрослые дяденьки.

- Никуда я с вами не пойду! - возмутился Феоктист Двенадцатый. - Вдруг вы того...недоброжелатели?

- Вот если не пойдешь, тогда точно будем! - процедил маг. Ариэль почувствовал, что ему становится любопытно. Ребята и впрямь оказались не промах, а, судя по блеску в глазах гнома, разговор сулит кое-что интересное. Может, хоть на короткое время удастся развеять скуку?

- Цырга с вами, идем, - фыркнул он и зашагал к гостинице, слушая, как следом спешат эти двое.

"Забавно", - подумал эльф. - "Все по классике - воин, маг и рога. Никогда не надоест".