КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 578807 томов
Объем библиотеки - 868 Гб.
Всего авторов - 231611
Пользователей - 106427

Впечатления

lopotun про Похлёбкин: Специи и приправы (Кулинария)

Жаль человека. Он бы ещё много чего смог рассказать интересного и о кухне и об истории развития нашей страны, и не только нашей, если бы не убили его какие-то подонки в 2000-м году. :((

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Властелин земли (Неотсортированное)

нормальные книги, жду продолжение...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5-я книга в самиздате есть, а издательский файл будет только когда опубликуют в бумаге.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5 книга будет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Это не автор заблокировала. Это ЛитРес заблокировал - они эти книги продают.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Хорошие книги, но автор почему-то их заблокировала для чтения?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Винокуров: Начало (Космическая фантастика)

Читать о матерном дебиле не интересно, так как большая часть речи матерные связки и самоунижение личного достоинства ГГ. Я с автором и ГГ о его умственными способностями согласен и потому читать не интересно. Отстой.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Деяния данов. Том 2 [Саксон Грамматик] (fb2) читать онлайн

- Деяния данов. Том 2 (пер. Андрей Сергеевич Досаев) (а.с. Деяния данов -2) (и.с. mediaevalia: средневековые литературные памятники и источники) 5.66 Мб, 1117с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Саксон Грамматик

Настройки текста:






SAXO GRAMMATICUS
GESTA DANORUM

Серия «MEDIAEVALIA: средневековые литературные памятники и источники»

основана в 2005 году

САКСОН ГРАММАТИК
ДЕЯНИЯ ДАНОВ

ТОМ 2

Книги ХI-XVI


Издание подготовили А. С. ДОСАЕВ, И. А. НАСТЕНКО

Москва «РУССКАЯ ПАНОРАМА» 2017


ББК 63.3(4Дан)4; 84(4Дан)4 С15


Перевод с латинского А.В.Досаева; источник: Danoru[m] Regu[m] heroumq[ue] historiae stilo elega[n]tia Saxone Grammatico natione Sialandico necno[n] Roskildensis ecclesiae praeposito… / Ed. Christiern Pedersen. - Paris, 1514.

На контртитуле: фрагмент титульного листа издания «Gesta Danorum» 1514 г. с изображением датского короля

(обратно)

От издателей



Второй том «Деяний данов» (Gesta Danorum) Саксона Грамматика содержит книги с одиннадцатой по шестнадцатую. В одиннадцатой и двенадцатой книгах продолжен рассказ о христианизации Дании, а в последних четырех описаны события, свидетелем которых был сам автор. Книга 14 самая обширная и занимает почти четверть объема произведения в целом, поэтому такое наше разделение 16 книг «Деяний» на два тома не преследовало специальной цели, а служит исключительно для более равномерного распределения материала на два тома. В приложениях приводятся исторические комментарии к публикуемым во втором томе книгам, а также фольклорные и литературные аллюзии, выявленные в тексте всех 16 книг и указатель к ним, а также указатель использованных Саксоном литературных размеров. Указатель имен собственных и географических наименований для удобства читателей приводится общий на два тома (в первом томе был только по первому тому). В приложениях помещены копии наиболее ранних карт с изображением стран Северной Европы, показывающие не только местонахождение упоминаемых в тексте исторических областей, племен и поселений, но и эволюцию представлений об окружающем мире путешественников, писателей и картографов того времени (от Адама Бременского до Гийома Блау). Завершает том список иллюстраций, размещенных во втором томе.



Об электронном варианте книги
Вслед за бумажным вариантом, чтобы избежать перегрузки страницы, исторические комментарии переводчика собраны отдельно от основного текста, и к ним ведут гиперссылки из текста. За подвальными сносками оставлена прежняя буквенная нумерация, но, учитывая несовпадение бумажных и электронных страниц, в сноске указана в скобках страница бумажной книги - для возможности ссылки на нее. Пометки на полях книги (см.бумажную версию или ее сканы) перенесены в основной текст в фигурных скобках жирным шрифтом; кроме того, кликабельные гиперссылки на пометки (точнее, содержащие их главки)  вынесены в отдельный раздел перед хроникой в качестве своеобразного оглавления. Подавляющее большинство упоминаний об отдельных главках в указателях также превращено в гиперссылки внутри книги. Эти гиперссылки, однако, в силу технических причин ведут к началу главки, а не непосредственно к нужной строфе. Выделение курсивом как правило снято - для улучшения читабельности текста.

Частично исправлены ошибки указателя имен(напр., в оригинале указан 14.50.1 вм. 14.50.0).

В сомнительных местах для исключения ошибок распознавания текста лучше воспользоваться сканами бумажного варианта, например, на http://www.flibusta.is/b/527575/download 


(обратно)

Пометки на полях

Книга XI

Сын Эстрид Свено, 76-й король [Дании] - О смерти 1-го епископа Роскильдии Авака - Назначение Вильгельма - О Лундии и Дальбии - Упразднение епископства в Дальбии из-за пьянства епископа - Пьяница презул - Брат святого Олава Харальд осуждён на растерзание драконом - Верность раба - Убийство дракона - Побоище на берегу - Удивительная доблесть Аслака - Бегство сканийцев - Скьяльмо Белый взят в плен - Англы [сначала] побеждают, [а затем] терпят поражение - После гибели Харальда Свено со славой правит Данией - Внебрачные сыновья Свено - О епископах Эгине и Вильгельме - Святое вдовство и благочестивые поступки Гиуды - Неграмотный Свено, который стал священником из префектов - Незамеченная оплошность Свено - Свено вернулся, став магистром - Дружба короля с еп. Вильгельмом - Преступление короля - Суровое обращение епископа с королём - Раскаяние короля - Примирение с королём - Смирение короля - Раскаяние короля - Стеффнес-херрент - Высокие качества сына Свено Канута - Вялость Харальда - Смерть Свено - Предсказание еп. Вильгельма - Топсёрр - Кончина еп. Вильгельма - Епископом становится Свено Норикский - Описание залива Исёра - Речь Харальда - Харальд, 77-й король [Дании] - Подвиги Канута - Законы Харальда - Канут Святой, 78-й король [Дании] - [Канут] берёт в жёны дочь правителя Фландрии Роберта - Уважение к церкви - Свено завершил строительство [церкви] в Роскильдии - Сон - Запах от мощей Вильгельма - Наказание за осквернение могилы божественного Вильгельма - В старину для почти всех данов одеть оковы на представителя королевского рода казалось чем-то позорным - Олав сослан во Фландрию - Вандалы сопровождают Канута - Измена Блакко - Гибель Блакко - Мученическая смерть святого Канута - Потомство дочери графа Фландрии Эделы - Упрямство простолюдинов - Чудеса божественного Канута

Книга XII

Олав, 79-й король [Дании] - Высокие цены на зерно в Дакии - Понтифик Свено - Церковное строительство Свено - По пути в Иерусалим Свено скончался на Родосе - Аскер стал епископом - Унизительное положение Олава - Смерть Олава - Король Эрик - Дешевизна зерна - Эрик Эйегод - Высокий рост Эрика - Огромная сила Эрика - Красноречие Эрика - Похвальное терпение королевы Ботильды - Скьяльмо Белый - Склавы в 19-й раз покорены [данами] - Первым архиепископом в Лунде стал Аскер - Необычный восхвалитель музыки - Сила музыки - Исступление короля - Первенство лундской церкви - Эрик прибыл в Византий - Даны обычно несут военную службу в Константинополе - Обращённый к данам призыв Эрика - Эрику оказаны высокие почести - В Данию отправлены священные реликвии - Описание природы Кипра - Похороны Эрика - Умер стремившийся стать королём Свено

Книга XIII

Николай, 81-й король [Дании] - Бегство Магнуса - Роковая судьба Инго - Королева Маргарета - Ранение Харальда - Ранение Канута - Сокровища спрятаны под водой - Отказ от богатств - Склавы в 20-й раз покорены [данами] - Пороки Харальда - Хенрик Скателер - Похвальный совет Канута - Остроумный ответ Канута - Молоты Юпитера - Древнее суеверие - Набожность Магнуса - Призыв Маргареты - Коварный замысел против Канута - Николай обвиняет Канута - Канут оправдывается [от обвинений] - Коварство Хенрика - Заговор против Канута - Нечестивая изворотливость - Хаквин отказался участвовать в заговоре - Коварство Магнуса - Простодушие и невинность Канута - Верность певца - Мученическая смерть святого герцога Канута - Чудесный источник - Другой источник - Высокомерие Магнуса - Рождение сына святого герцога Канута - Свидетельства [гибели] грц. Канута - Осуждение Магнуса - Магнус вернулся из изгнания - Харальд обойдён [в своём желании стать королём] - Скромность Эрика - Епископ Роскильдии Пётр - Христьерн взят в плен - Харальд покинул [Эрика] - Осадное орудие - Благодаря хитрой уловке Харальд смог ускользнуть - Королём Светии стал Сверко - Родился король Светии Карл - Эрик потерпел поражение от Николая - Харальд наказывает тевтонцев - Хитрая уловка одного сапожника из числа этих тевтонцев - Харальд из Хибернии - Чудесное испытание - Привязанность Эрика к своему сыну и его бегство - Доблесть Магнуса - Гибель Магнуса - Достойное сожаление зрелище - Гибель епископов - Верность сына Саксона Магнуса - Суровое обращение Магнуса Норикского со своей женой - Гибель короля Николая

Книга XIV

Начал править Эрик Эмуне, 82-й [кор. Дании] - Убийство сыновей Харальда - Тинг в Урне сделал Харальда 83-м кор. Ютии [и Дании] - Гибель Харальда - Удивительное проворство Харальда - Всадники принимают участие в морском походе - Истукан у ругиян - Захвачен [город] Магнуса Аслоа - Магнус взят в плен - Образец [верности и] дружбы - Магнус стал монахом - Правосудие Эрика - Сон одного из воинов Эрика - Роскильский епископ Эскилль изгоняет Эрика [из Сьяландии] - Разногласия о том, кому быть следующим епископом Лундии - Преступление Плога - Гибель[короля] Эрика - Подвиг Эрика, сына Хаквина - Эрик Лам, 84-й король [Дании] - Олав, сын Харальда - Верность Эскилля королю - Связанное с одним местом суеверие - Доблестное поведение епископа - Убийство епископа - Олав отлучён от церкви - Эрик стал монахом - В Сьяландии обычно даны выбирали себе[нового короля] - Свено, 85-й король [Дании] - Эскилль взят в плен - [О.] Боргенхольм - Военная хитрость - Болтун Суно - Суно взят в плен - Роскильдия неожиданно захвачена [Канутом] - Первые шаги Вальдемара на воинском поприще - Смерть Эббо - Доблесть Бархо - Виберга окружена стеной - Дела в Светии - Изгнанников поначалу хорошо принимают, а затем унижают - Сын герцога Канута Святого Вальдемар - Морские разбойники из Роскильдии - Принадлежащая Дакии Малая Фризия - Описание [Малой] Фризии - Похвала Фризии - Жестокий приступ - Вальдемар допускает ошибку - Король пощадил Плога - Канут бежит к императору - Коварство Фредерика - О том, что некогда Свено побывал при дворе императора Конрада - Никто из королей данов до сих пор не приносил омаж Цезарю - Свено ведёт себя высокомерно и подражает в одежде алеманнам - Жадность Свено - Похищение - О том, как Норвегия получила собственного архиепископа - О первенстве лундского архиепископа - Совет легата Николая - Похожесть на паука - Зимняя война в Светии - Ужасные морозы - Хитрая уловка свеонов, устроивших в лесах засеки - Женатые воины становятся трусливыми - Подвиг Николая - Успех Свено - Коварство финнов - Удачное выступление Токо - Жестокое обращение с невиновными - Тайный промысел Божий [?] - О переговорах Вальдемара и Канута - Сверко намеревается выдать свою дочь замуж за короля Канута - У короля Свено появляются подозрения против Вальдемара - Нападение склавов - Отвага одного рыцаря по имени Радульф - Следует обратить внимание на алчность склавов - Нападения [на земли] вандалов - Свено строит козни против Вальдемара - Жалоба Вальдемара - Бременский еп. Хартвик - Благородный ответ императора Конрада - Канут, 86-й король [Дании] - Прямота Суно - Совет Петра - Совет Эскилля - Настойчивость данов - За предательство [выплачены] деньги - Разорение Шлезвига - Убийство Сверко - Гибель Магнуса - Хесберн - Саксонцы по собственной воле обращаются в бегство - Речь Свено - Ответ Вальдемара - О разделе королевства - Коварство Свено - Вальдемар спасается бегством - Гибель Канута - Абсалон оказывается в опасности и благополучно её избегает - Настойчивость Вальдемара - Инфинитив вместо индикатива - Благочестивая уловка - Опасность, которой подвергся Вальдемар во время своего плавания по морю - Кораблекрушение у склавов - Отважный поступок матери и сестры Абсалона - Опрометчивый совет Ахо - Жестокая битва - Удивительное поведение воронов - Доблесть знаменосца - Гибель Свено - Казнён Ульво - Безрассудство Тетлева - Магнусу даровано прощение - Благоразумие Вальдемара - Вальдемар, 87-й король [Дании] - Абсалон остроумно высмеял [Вальдемара] - Абсалон чудесным образом становится епископом Роскильдии - Истукан в Арконе - Флот из 260 кораблей - Сильная буря - Благоразумный ответ Вальдемара своему другу - Перепалка Петра и Рано - Падение короля - Отважный поступок Хесберна - Доблесть датского рыцаря - Красноречивый Домбор - О том, как [даны и] варвары вели переговоры - Об одном суеверии варваров - Речь склава Домбора - Ответ Абсалона - Видение Абсалона - Гибель Нуклета - Речь Присклава о своём отце и религии - Предложенное Хенриком угощение - Мудрый совет отважного Присклава - Уничтожена статуя в Ростоке - Речь Домбора - Разногласия в Риме - Опрометчивый поступок монаха, решившего пить из золотой утвари - Безосновательные подозрения Эскилля - Слова Вальдемара к архиепископу Эскиллю - Уловка с письмом - Христьерн, легат анти-папы Октавиана - Преступление Николая, сына Рази - Речь Маско - Король Вальдемар решил отправиться к Цезарю - Мнение алеманов о датском короле - Слова Абсалона - Король Британнии является подданным короля Галлии - Справедливость Вольдемара - Хенрик хвалит Дакию - Родился Канут - Сивард Норвежский - Удивительный поступок [Сиварда] - Отвага Сиварда - Исповедь Сиварда - Благородный конец Сиварда - Инго - Гибель другого Сиварда - Войско погибло [в битве] на льду - Жители Вика объявили Вальдемара [своим] королём - Непостоянство склавов в соблюдении своих клятв - Появление ужасного по своей наружности демона - Осада города Демина - Захвачен разорённый [собственными жителями город] Валогаст - Доблесть и гибель Петра [, сына] Элива - Раздел Склавии - Безрассудная отвага [двух] рыцарей - Ловкость Николая из Сьяландии - Место Абсалона среди воинов - Проворство одного рыцаря по имени Эскилль - Склавы в 21-й раз покорены [данами] - Канут, 93-й (так!) король [Дании] - Змеи [в земле] склавов - О том, как был схвачен Бурисий - Рассказ саксонского рыцаря - Умение Арнольда [видеть будущее] - Основание Калюнбурга - Война с Норвегией - Слова Николая [по прозвищу] Бык - Ясные ночи во время летнего солнцестояния - Ругияне отложились [от Дании] - Аркона - Внешний вид идола - Похожий на Януса идол ругиян - Удивительное суеверие - Обычай устраивать трапезу - Король Свено [когда-то] подарил идолу кубок - Конь идола - Свантовит, [или иначе] Святой Вит - Гадания при помощи коня - [О том, как ругияне] кидают жребий - Геомантия - Идол святого Вита - † Стуатира - Дети начинают обстреливать склавов - Достопамятный подвиг одного неизвестного по имени юноши - Гибель в огне [священных инсигний] идола - Доблесть поморцев - Упорство защитников города - Условия мира - Прозорливый совет Абсалона - Совет Эскилля - Демон покинул [своего] идола - Г. Карентия - Уверенность Абсалона - Идол Ругиевид - Поревид - Поренуций - Преступные законы демонов - Чудеса - Завершилось покорение [данами] Ругии - Морские походы [данов] - Герцог Канут внесён в списки святых - Призыв короля обуздать морских разбойников - Даны побеждены морскими разбойниками - Доблесть Хесберна - Польза от истории, которую рассказал данам писец по имени Лукас - Гибель Николая - Посвящение Канута - Условия мира с норвежцами - Бодрость духа оказавшегося в опасности Хесберна - Военная хитрость - Приступ к Камину - Возвращение на о. Крисзтоа - Глубина местного водоёма - Предусмотрительность Абсалона - Жалобы ютов - Скорро защищает Абсалона - Казимар легкомысленно хвастается своими богатствами - Отважный совет Абсалона - Г. Штитин - Поговорка - Набожность Ва(р)тислава - О. Богё - О том, как воюют даны - Сложности переправы через болото - Доблесть данов - Двуличие Отимара - Хитрая уловка Абсалона - Обрушение моста - Захвачено поселение - Высокомерие Хенрика - Скромность короля Вальдемара - Употреблённая морскими разбойниками военная хитрость - Сильное желание спастись бегством - Казнь одного надменного кормчего - Доблесть Мирока - Архиепископ Эскилль стал монахом в Клерво - Коварное поведение Хенрика - Честность Вальдемара - Свер объявил себя сыном короля - Заговор Магнуса против короля - Об устроенной Магнусом и Карлом ловушке - Хельсинборг - Опрометчивое поведение алемана Бенедикта - Двусмысленное положение, в котором оказался Эскилль - Изворотливость изменника Магнуса - Обвинение Магнуса - Оправдания [Магнуса] - Магнус рассказал о своём заговоре - Эскилль готовится отказаться от понтификата - Слова Эскиллля на тинге - Великодушие Эскилля - Слова архиепископа Эскилля - Абсалон отказывается от первого предложения стать архиепископом данов - Охваченный «священным огнём» Эскилль решает покинуть Данию - Гонец от Магнуса - Датская скитала - Магнус схвачен - Случайно загорелся город - Склавы в 22-й раз покорены [данами] - Сильный пожар - Сожжён [г.] Козкоа - Доблесть оказавшегося в опасности Хемминга - Схизма - Абсалон становится [одновременно] епископом Роскильдии и архиепископом [Лунда]

Книга XV

Утонул [еп.] Фредерик, который впоследствии был похоронен в Соре - Чудеса с телом епископа - Изменник Канут оказывается в темнице - Гибель Карла - Чудо с мышами - Несчастное происшествие с землеройками - Ярость простолюдинов - [Взяв в руки крест,] Абсалон одерживает победу - Ярость [восставших] простолюдинов Скании - Осуждение неблагодарности - Похвала Абсалону за его честность и красноречие - Простолюдины в замешательстве - Резня среди восставших - Гидингебро - Цезарь намеревается напасть на герцога Саксонии - Союз Цезаря с Вальдемаром - Герцоги Склавии теряют свою свободу - Сифрид - Гомер из Рипе - Завещание Вальдемара - Рингстадий - Похвала Вальдемару - Скорбь Абсалона

Книга XVI

События правления Канута, 88-го [короля Дании] - Заговор Ахо - Харальд из Светии - Река Лумма - Сильный ветер - Бегство Харальда - Как себя повели жители Лундии - Осуждение Харальда - Фростехеррит - Сдержанность Канута - Хитрая уловка Цезаря - Война со склавами - Склавы побеждены - Отвратительная трусость - Склавы в 24 раз (так!) покорены [данами] - Хитрый способ узнать правду - Взят в осаду город Валогаст - Хитрый замысел Богислава - Превосходство епископа [над светским правителем] - Страх жителей Озны - Военная хитрость - Жадное стремление к добыче - Условия, предложенные Бугисклаву - Склавы в 24-й раз покорились [данам] - Необычайно сильные раскаты грома

(обратно)

Книга одиннадцатая



Начинается Одиннадцатая Книга.


{11.1.1} {Сын Эстрид Свено, 76-й король [Дании]} После смерти Магнуса ‘ситуация в Дании была подвержена воздействию разного рода случайных событий’, 2ведь Свено пришёл к власти скорее благодаря удаче, чем в силу своих способностей. Очевидно, что его усилий было недостаточно для того, чтобы восстановить былое уважение к имени данов. 3Не пользуясь расположением данов и не будучи в состоянии успешно управлять страной, Свено так и не смог заставить своих подданных, сохранивших в своём сердце ‘горечь былых обид на него’, относиться к себе с подлинным уважением, а тех, кто был охвачен гневом, — склонить к более терпимому к себе отношению1. 4Накопившаяся в их сердцах с прежних времён ненависть была столь сильна, что эти личные эмоции подавляли в их сознании мысли об общем благе, и из-за этой своей глупости они предпочитали вовсе пренебречь честью своей державы, чем вернуть ей славу под предводительством этого государя. 5Нелегко уничтожить всходы однажды посеянных семян вражды; так уж заведено, что ‘если любовь легко обращается в ненависть, то ненависть лишь с большим трудом превращается в любовь’. Душа, которая однажды почувствовала сильное презрение к кому-нибудь, в будущем едва ли будет служить этому человеку верно и искренне, а ‘вспыхнувшую один раз вражду’ редко удаётся ласковым обхождением потушить и обратить в дружбу. 6Бессилие, происходившее от старой жгучей неприязни, питаемое тайной враждебностью, не только отняло [у короля] надежду на свершение доблестных подвигов, но и ‘лишило блеска те из них, которые он действительно совершил’. 7Таким образом, то, что было свидетельством <презрения>a по отношению к новому королю, являлось, [с другой стороны,] подтверждением той любви, которую они питали к его предшественнику, точно так же как их теперешнее преступное пренебрежение [к Свено на самом деле] лишь отчётливее показывало совершенство их былой верности [Магнусу]2.


{11.2.1} {О смерти 1-го епископа Роскильдии Авака} В начале правления Свено умер первосвященник Роскильдии <Авак>b. {Назначение Вильгельма} 2Ему наследовал Вильгельм3, который [прежде] был писцом и священником при Кануте Старом. Будучи родом из Англии, он тем не менее ‘обладал всяческими добродетелями’ и был хорошо знаком со всеми обязанностями своего служения как понтифика. 3До него жители Скании находились под властью [первосвященника] Роскильдии, тогда как при этом муже епископская кафедра была разделена, 4и выделенная [в отдельный диоцез] Скания стала как бы независимой от Роскильдии областью, {О Лундии и Дальбии} 5причём эта новая [церковная] власть была сразу же разделена между двумя соседними городами — Лундией и Дальбией4, которые немедленно принялись оспаривать друг у друга церковное первенство, с равным рвением стараясь присвоить сопутствующие этой власти почести. При этом понтификом одних стал Хенрик, а других — Эгин.

{11.2.2} Впрочем, когда Хенрик умер от неумеренного употребления [хмельного] пития5, {Упразднение епископства в Дальбии из-за пьянства епископа} вся [епископская] власть, а также связанные с ней почести и инсигнии были переданы лундскому презулу Эгину6. 2Таким образом, обе священнические власти как бы соединились в одном теле, хотя и нельзя признать справедливым то, что столь похвальное стремление горожан было наказано такой позорной смертью их умершего от пьянства прелата. {Пьяница презул} Так или иначе, но постыдная неумеренность пастыря вылилась в значительный ущерб для прихожан, и ни в чём не повинный город за пьянство своего епископа был вынужден заплатить потерей [церковной] власти. 3И получилось так, что один умер от своего вредоносного пристрастия к выпивке, а другой благодаря спасительной умеренности преуспел в своих делах. 4Его смерть, непристойная для простого человека и тем более для епископа, во все времена будет оставаться предметом глубочайшего презрения, насмешек и издевательств. 5Таким образом, этот презул-пропойца, ещё при жизни уронив и запятнав позорным [угождением] утробе честь своей кафедры, своей смертью погубил её вовсе, и это при том, что стремление пить из человеческого кубка его самого лишило права отведать из чаши Божьей. Тот, кто должен был стяжать своему сословию славу, принёс ему лишь позор, совершив нечто постыдное, вместо того чтобы приобщать людей к добродетели. 6Отнюдь не незаслуженно тот, кто должен был подавать другим пример сдержанности и умеренности,(л.109)|| ‘в качестве наказания за свою нетрезвость заплатил’ столь унизительной смертью. 7В датских анналах память о нём лишена какого-либо уважения, ибо он, ‘умерший так нелепо’, ‘ведя себя в своей частной жизни столь непристойно, в итоге запятнал позором всех нас’.


{11.3.0} В этом месте стоит рассказать об оставившем после себя громкую славу Харальде. 2Потеряв своего брата и поняв, что у себя на родине ему не спастись, он бежал в Визáнтий7. {Брат святого Олава Харальд осуждён на растерзание драконом} 3Будучи обвинён в убийстве, он был приговорён тамошним королём к смерти, вследствие чего его должны были отдать дракону, чтобы тот разорвал его на части. Считалось, что нет средства, более подходящего для умерщвления преступников, чем его пасть и когти8. {Верность раба} 4Когда он сидел в темнице, один [из его] рабов, человек удивительной верности, захотел разделить с ним это наказание9. 5‘Не считая себя более его слугой, он хотел стать его товарищем’ и был готов скорее принять смерть, чем оставить своего господина. 6‘Тот, кто сторожил [узников]’, тщательно обыскал обоих и, безоружных и раздетых, через [специальное] отверстие спустил в пещеру. 7Раб был раздет донага, Харальду же из уважения было позволено оставить на себе сорочку. 8Тайно получив от Харальда браслет, стражник рассыпал по полу мелкую рыбёшку, чтобы дракон смог сперва немного утолить ею свой голод, а также, чтобы исходивший от рыбьей чешуи свет позволил узникам хотя бы немного видеть в сумраке темницы. 93атем Харальд собрал в кучу лежавшие на полу человеческие кости, плотно завернул их в сорочку и сделал что-то наподобие палицы. {Убийство дракона} 10Когда появившийся дракон с жадностью накинулся на приготовленную для него добычу, Харальд ‘проворно вскочил’ ему на спину и вонзил ‘бритвенный нож, который он [всё это время] прятал у себя’, в пуповину на животе дракона — единственное место, которое можно пронзить клинком. 11Остальные же части тела дракона не позволяет пробить крепчайшая чешуя. 12Этот нож, ‘тогда уже настолько ржавый, что им едва ли можно было что-либо отрезать’, часто показывал своим близким друзьям король Вальдемар10, большой охотник слушать и рассказывать истории о чьих-либо подвигах. 13Поскольку Харальд сидел высоко на спине этого чудовища, оно не смогло причинить ему вреда ни своей огромной пастью с острыми зубами, ни ‘ударить его своим извивающимся хвостом’. 14В это же время вступил в бой и слуга Харальда, который принялся бить раненного зверя дубиной по голове, пока под тяжестью его частых ударов из неё не хлынула кровь и дракон не испустил свой дух. 15Когда король узнал об этом, его жажда мести уступила место <восхищению>a, и в награду за отвагу он простил Харальду его преступление и подарил ему жизнь. 16‘Не довольствуясь тем, что просто простил его, он подарил ему ещё и свою дружбу’. Дав им корабль и деньги, он разрешил им отправиться, куда они пожелают. Хотя за преступление Харальда и следовало наказать, король предпочёл пощадить этого храбреца, считая, что лучше награждать за отвагу, чем карать за провинность11.


{11.4.1} Вернувшись домой, Харальд [сначала] завладел Норвегией, [а затем] обратил своё оружие и против Дании12. 2[В свою очередь] Свено собрал ютов и, движимый ‘более яростью, чем рассудком’, напал на стоявшее у реки Диурса13 всё норвежское войско. Уступив неприятелю по числу кораблей, он оказался слабее его и в самом сражении, ведь успех в бою [чаще всего] соразмерен именно численности воинов. 3Его решение начать бой было ‘насколько опрометчиво, настолько же и неудачно’. {Побоище на берегу} 4Большая часть ютов, боясь погибнуть от [вражеских] мечей, бросилась в реку, облегчая работу неприятелю и предпочитая скорее самим лишить себя жизни, чем пасть от руки врага. 5Поэтому они сделали с собой то, чего боялись в своём противнике, и, имея возможность выбрать между двумя видами смерти, сочли за лучшее погибнуть в волнах реки, чем от оружия. 6В страхе уклоняясь от одной смерти, они с радостью оказывались в объятьях другой и, убегая от неприятеля, были сами для себя злейшими врагами. Они вели себя так, словно испустить дух под водой было для них приятнее, чем погибнуть, [имея возможность дышать] воздухом, и словно смерть от меча казалась им более жестокой, чем от воды. 7‘Сразу и не скажешь, кого была более достойна избранная ими смерть: мужчин или женщин. Неясно, трусость или храбрость заставила их стремиться к смерти именно таким способом’, ибо сильное душевное волнение, [в каком они пребывали], ‘оставляет место для сомнений’, было ли мужеством или малодушием то, как именно ‘они сами себя лишили жизни’14.

{11.4.2} Вскоре после этого Свено, вождь побеждённого войска, получил подкрепление из Скании, Сьяландии и с других островов, после чего отправился со своим флотом к реке Нисса. Когда и Харальд прибыл туда же, он вышел ему навстречу, выведя свой флот на глубину. 2Увидев, как мало их по сравнению с неприятелем15, даны решили противопоставить его многочисленности свою сплочённость, крепко связав свои корабли между собой16 и расположив их так, чтобы во время схватки с неприятелем им было легче прийти на помощь друг другу. Связав все свои корабли в одно целое,(л.109об.)|| они хотели, чтобы этот их союз оставался нерушимым и в случае победы, и в случае поражения, так как никто не смог бы покинуть тесные ряды их воинского братства. 3Им казалось, что такая сплочённость сможет преодолеть их слабость.


{11.5.1} «О, Аслак17, воинa [с корабля] Скьяльмо Белого18! Здесь ‘в своём рассказе мы должны поведать о тебе — муже, обретшем бесконечную славу’ благодаря своей воинской доблести. {Удивительная доблесть Аслака} 2Во время морского боя данов с норвежцами ты не только отважно сражался на своем собственном корабле, но и, сбросив все свои доспехи, кроме щита, перепрыгнул на переполненный вражескими воинами корабль, и с дубовым бревном, из которого прежде ты собирался сделать себе кормило, положившись на свою силу, обрушивался на тела врагов, ‘своими частыми и могучими ударами’ сокрушая всё, что вставало у тебя на пути. Грохотом его ударов прочие воины были приведены в такое изумление, что, позабыв об угрожавшей им опасности, устремили всё своё внимание на созерцание твоих доблестных свершений. 3Даже самых отважных бойцов с обеих сторон ты заставил забыть о сражении и с удивлением взирать на твои подвиги. Не помня о битве и опасности, они смотрели на тебя с тем большей жадностью, чем [яснее] видели, с какой страстью ты наносишь по ним свои удары, так что самые искусные из них пренебрегали нависшей над ними опасностью, более изумляясь при виде тебя, чем испытывая опасения относительно возможности спастись самим. 4Своей дубиной ты разил сильнее, чем другие мечами; твои неотразимые удары были столь сильны, что ‘ни даны, ни норвежцы никогда бы не поверили этому, если бы не видели своими собственными глазами’. 5Благодаря твоим усилиям товарищи, бывшие поначалу в меньшинстве, смогли сравняться в силе со своим более многочисленным противником, так что к ночи вся эта неравная по числу воинов битва закончилась вничью, и те, кто [изначально] был слабее числом, с твоей помощью мало чем отличались по степени своей близости к победе от врагов. 6Наконец, когда ты расправился со всеми неприятельскими воинами на корабле, одних убив своей дубиной, других утопив в волнах реки, [оказалось, что], покрытый [хотя и] многими, но лёгкими ранами, ‘ты смог в одиночку перебить стольких врагов и одержать над ними эту достойную всяческого восхищения победу’. 7‘Во всё это трудно было бы поверить’, если бы об этом [подвиге] автору не рассказал сам Абсалон19.

{11.5.2} Однако в то время как даны ‘не могли рассчитывать на подкрепление’, к норвежцам неожиданно подоспела помощь от одного местного военачальника20. {Бегство сканийцев} 2Увидев это, воины из Скании, ‘ослабнув и упав духом’, стараясь не выдать себя [излишним] шумом, с заходом солнца отвязали свои корабли, перерубили канаты, разорвали скреплявшие их между собой снасти и во время начавшейся ночью буриa покинули остальное войско. 33атем, ‘стараясь грести как можно тише’, они постарались украдкой уйти по реке тем же путём, что и пришли, после чего покинули свои корабли и бежали непроходимыми лесами. За это они заслужили себе ‘вечный позор и поношение’ до времени, покуда стоит Дания, 4поскольку это их бесславное бегство сильно запятнало не только тех, кто его совершил, но легло тенью также и на их потомков21.

{11.5.3} Когда рассвело, потрясённый и поражённый стыдом за бегство своего флота Свено [тем не менее] продолжил с упрямой отвагой сопротивляться, полагая, что в тот момент, когда решается судьба, лучше рассчитывать на своё оружие, чем на возможность спастись бегством. 2Даже видя, что он уступает неприятелю и в числе кораблей, и в количестве воинов, он вступил в бой теми малыми силами, что у него оставались, желая мужеством стереть с себя пятно позора, которое нанесли ему соратники. В бою, считал он, побеждает не тот, у кого перевес в числе, а тот, кто сильнее духом. 3Однако ‘безрассудно начатое им сражение имело печальный конец’, и победа досталась более многочисленному войску. {Скьяльмо Белый взят в плен} 4Скьяльмо Белый, который в то время стоял во главе всей сьяландской рати, был тяжело ранен и, оказавшись в окружении огромного множества врагов, попал в плен — не потому, что испугался [погибнуть] в бою, а оттого, что потерял много крови и лишился сил. Победители отнеслись к нему со столь великим почтением, что, хотя обычно они и не привыкли щадить пленных, в этом случае ради безопасности Скьяльмо они [даже специально] взяли его под стражу, 5не позволив кому-либо обратить меч против столь знаменитого и прославленного мужа. 6Постигшая его на этот раз неудача не смогла лишить его прежнего уважения. 7В конце концов [однажды] глубокой ночью, [когда они находились] у Козьего озера22, ему удалось обмануть свою охрану [и бежать].

{11.5.4} В ту пору Харальд, не довольствуясь тем, что двумя этими победами он [уже до предела] истощил силы данов, продолжал, преисполненный враждебностиb, постоянно угрожать им войной. 2Жестоко теснимый Харальдом, Свено, действуя скорее самоуверенно, чем удачно, пытался защитить своё истерзанное Отечество. 3Потерпев два поражения, он уже не решался испытывать свою судьбу в третий раз и начинать новое сражение, видя, ‘какой урон понесли даны в двух битвах после [предпринятых им] безрассудных нападений [на Харальда]’23.(л.110)||


{11.6.1} Между тем младшие сыновья Годвина24, также стремясь к королевской власти, возненавидели своего старшего брата и, ‘добровольно покинув страну’, избавились от ненавистного им господства, предпочтя сносить тяготы изгнания, чем [оставаться] на родине и видеть блестящий успех своего брата25. 2Оказавшись в конце концов у Харальда — короля Норвегии, они обязались преданно ему служить, а также обещали, что их страна подчинится ему, если с его помощью они смогут завладеть ею26. 3Харальд, безумно любивший власть, сразу же согласился на то, что предложили ему изгнанники, и норвежский флот отправился к берегам Англии.

{11.6.2} По случайному совпадению в это же время на остров с другой стороны столь же яростно напал герцог норманнов27. 2Тамошний король Харальд, оказавшись между двумя противниками, долго не мог решить, с кем из них ему следует сразиться в первую очередь, и дал им обоим возможность некоторое время наступать беспрепятственно. 3Норвежцы подумали, что его нерешительность была признаком страха, и, сняв с себя доспехи, принялись, невзирая на опасность, что есть сил грабить и разбойничать. {Англы [сначала] побеждают, [а затем] терпят поражение} 4Между тем как они, потеряв бдительность, опустошали [окрестные поселения], мелкими разрозненными кучками разбредшись вокруг, [на них напали] англы и без труда их перебили28. 5Эта победа придала англам такой уверенности в себе, что они[, не задумываясь,] были готовы сразиться с кем угодно. 6<Преисполненные> [безрассудной] отвагиa, вскоре они напали на норманнов, однако [сами были ими разбиты], погубив в этой неудачной битве с ними своё имя и славу, завоёванную в предыдущем сражении. 7Побеждённому королю удалось бы исчезнуть бесследно, если бы его не выдали местные крестьяне, которые обнаружили его в укромном уголке некой пустоши29.

{11.6.3} Сразу же после этого двое сыновей Харальда и его дочь бежали в Данию30, 2где они были любезно, как близкие родственники, приняты Свено, который не стал припоминать им совершённых их отцом преступлений31. Девушку он выдал замуж за короля рутенов Вальдемара, которого его собственный народ называл Яризлавом32. 3От этой его дочери [ведёт своё происхождение] и один из правителей нашего времениb, который, будучи внуком33 короля Русции Вальдемара, унаследовал и его род, и его имя. 4Таким образом, ‘в благословенном роду нашего государя смешалась британнская и восточнаяc кровь’, в силу чего он стал украшением [сразу] двух народов.


{11.7.1} {После гибели Харальда Свено со славой правит Данией} Со смертью Харальда, получившего из-за своих преступлений прозвище «Злой»34, Свено лишился своего самого заклятого врага, и его власть, бывшая до сих пор весьма шаткой, отныне пошла к успеху более твёрдыми шагами35, а корабль датской державы, [прежде словно] бывший на привязи, [освободился от пут] и на всех парусах благополучно устремился вперёд. 2Обретя широкую известность благодаря своей щедрости и совершив множество добрых дел, Свено достиг всевозможных вершин человеколюбия36. Кроме того, усердно заботясь о строительстве и украшении храмов, он всячески старался направить своё в те времена ещё невежественное в отношении религии Отечество на путь лучших и более благообразных церковных обрядов. 3Одно лишь безудержное распутство омрачало все эти его блистательные достоинства37. 4‘Им были лишены невинности многие знатные девушки’, и, не имея ни одного сына в законном браке, он имел их множество от любовниц38. {Внебрачные сыновья Свено} 5Из их числа наряду с Гормо [следует упомянуть также] и Харальда, а вместе со Свено — Омунда. 6К ним нужно добавить Уббо и Олава, Николая, Бьёрно и Бенедикта — все они были очень похожи [друг на друга] благодаря тому, что получили от своего отца, и совершенно отличались тем, что досталось [каждому из них] от материa. 7От такой же позорной связи родились Канут и Эрик, ставшие [впоследствии] украшением [всей] Дании. 8Дочь Свено Сирида, которая позднее стала супругой Гудскалька Склавского и о которой будет рассказано ниже, точно так же была рождена от наложницы.

{11.7.2} Наконец король, ‘отказавшись от соблазнов похоти и неумеренного служения Венере’, решил обуздать свои страсти строгостью семейной жизни. 2Свои прошлые многочисленные любовные связи он пожелал искупить пристойной женитьбой и вступлением в законный брак с одной женщиной, не желая более растрачивать силы своего [королевского] величества [на утехи] во многих опочивальнях. Желая иметь законнорождённое потомство, он женился на своей родственнице, дочери свейского короля Гюде39, связь с которой он лицемерно объявил браком. 3Итак, хотя Свено и обратил свою душу ‘к святому таинству брака’, на самом деле это стало лишь прикрытием для его порочности. Избежав одного греха, он сразу же впал в другой. 4Впрочем, иметь отношения с женщинами чужого рода простительнее, чем со своими родственницами; хотя, [конечно же], и те, и другие любовные связи на самом деле ‘безнравственны’.

{11.7.3} {О епископах Эгине и Вильгельме} Эгин и Вильгельм не могли оставить без внимания этот его поступок. 2Тщетно попытавшись [сначала] уговорить короля отказаться от столь непотребного союза, [в конце концов] они начали [уже в открытую] резко, [но вполне] заслуженно обвинять Свено в кровосмесительной похоти, (л.110об.)|| настойчиво призывая его расторгнуть [заключённый им] брак. 3Увидев, что их увещевания не возымели никакого действия, они пожаловались на этот незаконный брак предстоятелю [церкви города] Бремен, предоставив ему, как более старшему по сану святителю, самому решить, какого наказания заслуживает Свено. 4Понтифик ‘обратился к обвинённому в кровосмесительстве королю’ с благочестивыми ‘спасительными внушениями’, однако тот ответил на его поучения угрозами, заявив, что сможет при помощи меча избавить себя от этих бесцеремонных нравоучений. 5Не желая более терпеть эти мучения, он посчитал, что должен действовать, как ему велит его суровый нрав, а не так, как того требуют законы церкви, и объявил, что скорее отступится от веры, чем от жены. 6По этой причине, опасаясь, что Свено с моря нападёт на жителей Гамбурга40, понтифик был вынужден даже перенести свою резиденцию к бременцам.

{11.7.4} Впрочем, Вильгельм своими предостережениями так и не позволил Свено осуществить задуманное. 2Благочестивые советы этого мужа смогли заставить короля унять в своём сердце ярость, и после настойчивых увещеваний понтифика он оставил своё намерение. 3Итак, внезапно сердцем короля завладели более добродетельные устремления. 4Благотворной властью своего [духовного] наставника принужденный одуматься, Свено тут же разорвал узы непристойного супружества, ‘обуздал порочные желания своего сердца’ и отверг свою жену. 5Таким образом, король не только подавил гнев в своей душе, но смог также и избавиться от мыслей о своём незаконном браке.

{11.7.5} {Святое вдовство и благочестивые поступки Гиуды} Вернувшись в отчий дом, <Гюда>a облачилась во вдовьи одежды и ‘жила с тех самых пор самой беспорочной жизнью’. Объявив о желании впредь блюсти своё целомудрие, она отказалась от всякого общения с мужчинами. Запятнав себя [в прошлом] беззаконной связью, она не позволяла себе более никакой другой. 2Вся во власти благочестивых помыслов, оставшуюся часть своей жизни она решила провести в воздержании; строгой целомудренностью искупая свою вину за незаконный союз, она отказалась теперь даже от того, на что имела законное право. 3Между тем она проводила <время>b отнюдь не в праздном бездействии; каждый день работая над шитьём роскошных церковных облачений, она выполняла ту работу, которую обычно должны были выполнять её служанки. 4Кроме всего прочего, она подарила собору в Роскильдии сделанные из драгоценной ткани и с удивительным искусством расшитые красивыми узорами священнические ризы. 5Также ею было создано и множество других предметов убранства священнослужителей, используемых ими во время церковных богослужений41.

{11.7.6} Свено старался, чтобы в церквях богослужения проводили лишь самые достойные из священников. 2Однако, хотя он глубоко уважал их учёность, с гораздо большим вниманием он относился к их душевным качествам, считая неправильным допускать человека в круг самых близких своих друзей, основываясь лишь на его образованности. 3Порядочность в человеке для него была настолько важнее умения разбираться в основах книжных знаний, что при выборе клириков задатки добродетели он ценил в них выше способностей к наукам, предпочитая, чтобы его окружали люди скорее верные, чем знающие.

{11.7.7} {Неграмотный Свено, который стал священником из префектов} В число своих друзей король принял также и одного человека [по имени] Свено, родом из Норвегии, ‘мужа, наделённого всевозможными и многочисленными добродетелями’, но при этом ‘малосведущего в грамоте’. 2Прежде чем стать священником, он управлял одной из областей [датского королевства] и, хотя плохо владел латынью, был весьма красноречив на своём родном языке. 3Когда остальные увидели, что добродетель, которой Свено значительно превосходил их, для короля притягательнее, чем все их таланты, они решили подшутить над ним, желая выставить на смех его малограмотность. 4Для этого перед богослужением они ‘в шутку’ дали ему книгу, в которой несколько букв было подчищено. 5И вот, когда Свено должен был торжественно прочесть из неё молитву о здравии короля, вместо того чтобы назвать его «слугой [Божьим]», из-за того что рукопись была испорчена его соперниками, он унизил государя и назвал его «мулом»42. При этом [из-за своей необразованности] он не мог исправить допущенную ошибку, которая возникла из-за того, что [две буквы в этом слове] были соскоблены, присутствующие встретили его слова колкими насмешками, ‘разразившись громким хохотом’ и ‘всячески потешаясь’ над невежеством чтеца, так что само богослужение от этой грубой шутки превратилось в насмешку.

{11.7.8} {Незамеченная оплошность Свено} После окончания службы король приказал принести ему книгу с алтаря и обнаружил, что она испорчена чьей-то завистливой рукой и что в ней имеются следы недавних исправлений, которые и явились причиной ошибки при чтении молитвы. Сильно разгневавшись на его завистников, он понял замысел тех, кто хотел поглумиться над Свено, и объявил, что их зависть гораздо более предосудительна, чем его безграмотность. 2К этому он также добавил, что в самом скором времени Свено сам сможет посмеяться над невежеством своих насмешников. 3После этого он попросил Свено отправиться в школу и пообещал ему взять на себя все [связанные с его обучением] расходы. 4Этот случай нисколько не уменьшил привычной любезности короля по отношению к Свено,(л.111)|| так как он не хотел прослыть тем, кто потакает зависти [недоброжелателей], вместо того чтобы осудить её.

{11.7.9} Свено послушался короля и весьма преуспел в изучении свободных наук. 2Горячо желая овладеть книжной грамотой (дело, которому он прежде не уделял достаточного внимания), Свено оставил местную школу и, ‘для того чтобы в полной мере овладеть этой наукой’, отправился за границу, где, всячески стараясь усовершенствовать свои познания, ‘усердно учил латинский язык’43. 3Старательно выучив значения всех слов, ‘он с лёгкостью постиг своим умом также и тонкости грамматики’, ‘полностью избавившись от того мужицкого косноязычия, которое часто ставили ему в вину в прошлом, и благодаря усердным упражнениям приобрёл самое изысканное красноречие’. {Свено вернулся, став магистром} 4Он занимался столь усердно, что ‘через короткое время’ возвратился домой прославленным магистром наук, вызывая своей учёностью восхищение у тех, кто до этого потешался над его безграмотностью.

{11.7.10} {Дружба короля с еп. Вильгельмом} Первое место среди всех друзей короля занимал Вильгельм, который в свою очередь также отвечал на эту приязнь взаимностью. 2Пользуясь особой благосклонностью короля, он платил за это уважение к себе личной преданностью. 3Таким образом, располагая верной службой своих друзей, король, можно сказать, ‘окружил себя’ самой надёжной защитой.

{11.7.11} Прекрасным примером суровости первосвященника и смирения короля является следующий случай. 2Однажды ночью на ежегодном пиру в честь праздника Обрезания [Господня], на который Свено пригласил свою знать, он проведал, что некоторые из этих благородных мужей в своей злобе за его спиной ‘отзывались о нём недостаточно почтительно’. {Преступление короля} Посчитав, что за их пьяным озорством скрывается тайное предательство, король в гневе послал людей убить их, когда они <утром>a придут в церковь [Святой] Троицы, как будто церковь — это самое подходящее место для человекоубийства. 3Таким образом, [первое] своё злодеяние он удвоил, совершив вдобавок к нему ещё и святотатство: свой дом, [где к гостям дóлжно относиться] с уважением, он превратил ‘в рассадник жестокости’, а своё [преступное] желание, которое менее всего было дозволено исполнять в церкви и в это время, он тем не менее со всей готовностью осуществил.

{11.7.12} Поначалу епископ не подал вида, как сильно он возмущён этим происшествием, или, что то же самое, осквернением храма, и поэтому никто из королевской свиты не заметил его возмущения. Наказание за это преступление понтифик отложил до удобного случая. {Суровое обращение епископа с королём} 2В день, когда он должен был, как и подобает первосвященнику, проводить божественную литургию, он не только отказался выйти навстречу королю, чтобы почтительно приветствовать его, но, напротив, при виде Свено встал в полном своём священническом облачении на его пути и, несмотря на их дружбу, отказал королю в праве войти в храм, загородив ему дорогу своим жезлом и признав его недостойным вступить в дом Божий, ‘мир которого он не постыдился грубо нарушить и святость которого запятнал кровью своего соотечественника’. Отказав Свено в его почётном титуле, Вильгельм при всех назвал его не королём, а проливающим человеческую кровь палачом. 3Не удовлетворившись простым порицанием виновного, он толкнул его в грудь концом своего жезла, дав жестокосердному королю понять, что ему предстоит раскаяться в убийстве, исполненном по его приказу.

{11.7.13} Своё уважение к церкви понтифик ставил выше отношений личной дружбы, ни на мгновение не забывая о том, что обязательства дружбы — это одно, а требования его священного сана — другое и что в соответствии с ними он должен одинаково строго карать за злодеяния любого преступника, будь то слуга или господин, не питая к знатному человеку больше снисхождения, чем к человеку простому44. 2‘Не пустить короля [в храм] было уже достаточным [наказанием], но он предал его также и [церковному] проклятию’, не побоявшись вынести свой приговор прямо в присутствии осуждённого. 3‘Осталось неясным, поступком или словом этот на удивление отважный понтифик смог уязвить короля сильнее’. Того, кто был сначала наказан сошедшими с его языка тяжкими поношениями, затем он ещё и оттолкнул своей десницей, а в его сердце, в котором он прежде любил добродетель, теперь он всячески старался смирить порок! 4‘Он считал, что столь очевидное преступление должно быть наказано немедленно’, полагая, что легче задушить грех изначально и в самом зародыше, чем когда он окрепнет и пустит корни, дабы промедление не дало пороку времени набраться сил. 5Поэтому в какой степени ‘безрассудство и слабость довели короля’ до преступления, в такой же происходящая от религиозного рвения ‘суровая непреклонность понтифика подвигла его на совершение наказания’. 6Самоотверженно защищая веру, он не только проявил должную верность своему сословию, но и со спасительной строгостью воздал за чужое безрассудство. 7Не желая казаться тем, кто способен забыть о своём священном долге, он отверг снисходительность и обратился к суровости, не желая быть другом врагу благочестия или играть роль льстеца там, где следовало показать себя понтификом. 8Однако (л.111об.)|| его враждебность была лишь внешней, в действительности же он оставался его другом, считая, что залогом преданной дружбы и настоящей платой за товарищество должна быть не преступная мягкость, а справедливая строгость. 9По этой причине, ‘отказавшись на время от снисходительности, свой самый кроткий от природы характер он подчинил суровости, решив, что в делах веры для укрепления порядка иногда вполне допустимо позволить себе действовать и с некоторой жестокостью’.

{11.7.14} Поэтому, когда к нему, угрожая оружием, бросились королевские воины, он сохранил в своём сердце твёрдость и встретил их совершенно спокойно, будто бы и не видя ‘приставленных к его горлу мечей’, ‘приняв опасность с тем же [мужеством], с каким он перед этим вызвал её на себя’. 2Вот до какой степени силён был он духом и насколько ‘исполнена благородства была душа этого человека’, в котором любовь к Богу оказалась сильнее страха перед людьми! 3Король не стал убивать Вильгельма, поняв, что его действиями руководила не мимолётная злоба, а вера в то, что для поддержания порядка в стране необходима строгость. {Раскаяние короля} Им овладели стыд и угрызения совести за совершённое преступление, которые оказались сильнее позора изгнания [из церкви], и он поспешил вернуться в свой замок. Там он ‘смирился’ ‘с нанесённым ему бесчестием’ и даже ‘не стал держать обиды на резкие слова презула, произнесённые им в порыве праведного гнева’.

{11.7.15} После этого он снял с себя своё королевское облачение и оделся в лохмотья, предпочитая, чтобы его наряд своим убожеством показывал всем его скорбь, нежели своей роскошью — упрямство. 2Суровый приговор понтифика поразил его так сильно, что он не смог более носить свою королевскую мантию и, отложив в сторону все знаки королевского величия, надел на себя покаянные одежды. 3Вместе со своим облачением он сложил с себя и свою [королевскую] власть, из тирана и святотатца превратившись в верного и почтительного прихожанина. 43атем, босой, он вернулся к церкви и, распростёршись у её входа, принялся смиренно целовать землю, ведя себя крайне почтительно и сдержанно и всячески стараясь смирить тот страшный гнев, который обычно охватывал его при оскорблении. Не помышляя об отмщении за то, что был изгнан, он ‘всячески стремился раскаянием и стыдом искупить свою вину за свой приказ совершить кровавое злодеяние’.

{11.7.16} Мы полагаем, что в действительности ‘порок стал временным, а не постоянным прибежищем для его души’, и, ‘подобно тому как поначалу безрассудство заставило её совершить преступление, точно так же и впоследствии самообладание заставило её быть более сдержанной’. 2Сколь же смиренно, как мы считаем, было его сердце, если он не только позволил остаться безнаказанным открыто и весьма резко выступившему против него понтифику, но и заставил себя оказать ему уважение, с величайшим смирением прося его о прощении, заслужив его милость и своим стыдом, и своим раскаянием! 3Он знал, что сможет добиться Божьей милости лишь покорностью, но не силой, и потому пытался искупить своё тяжкое злодеяние, показывая [всем], ‘насколько ему стыдно и как сильно он опечален’. 4‘Хотя даже несильный удар, нанесённый по его чести, совершенно вывел короля из равновесия’, сила, вызванная к жизни его стыдом, сдержала напор его ярости, и сколь сильно он оскорбил церковь своим жестоким приказанием, столь же велико было и его почтение, которое он оказал ей, разрывая [горем] своё сердце.

{11.7.17} {Примирение с королём} Едва только он поступил таким образом, как сразу же встретил необыкновенное милосердие со стороны слуги церкви и получил его поддержку. 2В то время как предстоятель уже начал службу, а хор спел первую часть псалма, чтобы вслед за греческой молитвойa, как и следует, начать петь «Слава [Господу]», прислужники сообщили ему, что король пришёл ко входу в храм и молится. 3Прекратив петь псалом, он велел замолчать также и всему клиру и поспешил ко входу, где спросил у короля, [в чём причина такого его поведения], и, когда король признал свой грех, обещая искупить его и прося святого отца о помощи, тотчас же снял с него отлучение, обнял лежащего и ‘просил утереть слёзы, снять свои покаянные одежды, снова облачиться в подобающее королю одеяние и вести себя соответствующим образом’, ибо, добавил он, отдельному [человеку] не следует показываться в печали перед всей ликующей [церковной] общиной. 4Понтифик не мог вынести, чтобы король стоял перед ним с опущенным взором, столь же не подобающим его высокому званию, как и его униженное лежание [в пыли] перед входом. Напротив, дружескими словами ободрив короля, он ‘велел ему облечься в свои прежние одежды, более подходящие его высокому сану’, и после этого войти в храм, посчитав, что Свено, подвергнув себя столь сильному унижению и ‘столь смиренно моля о прощении’, уже достаточно искупил свой грех перед церковью. 5После этого, сказав ему, что именно он должен сделать в знак своего раскаяния, прелат приказал многолюдному церковному хору со всей торжественностью выйти навстречу(л.112)|| облачившемуся в нарядные одежды королю, а затем уже и сам ‘почтительно приветствовал его’, ‘при всеобщем ликовании’ подведя к самому алтарю. 6Так, с подобающей случаю любезностью он воздал ему за всю прежнюю суровость, ‘учтивой покорностью возместив ему’ свой безобразный поступок в прошлом.

{11.7.18} {Смирение короля} В своём раскаянии [король] выказал [к епископу] почтительности не меньше, чем до этого проявил жестокости при совершении своего преступления. 2Также и [сам понтифик], желая избавить короля от одолевавшего его беспокойства, постарался придать ему уверенности в своих силах, а от боли, которую причиняла королю его внутренняя печаль, он постарался избавить его, сделав свидетелем всенародного ликования. 3Таким образом, ‘всё, что в злодейском поступке этого неистового человека было мерзкого, посредством благочестивой строгости было сполна искуплено’. 4Поэтому и ‘простой народ, ликуя, рукоплескал при виде смирения своего короля’, искренне полагая, что в своём раскаянии он проявляет добродетели больше, чем прежде проявил, отдав [преступный] приказ, злодейства. 5Сыграв роль сурового и в то же время милостивого судьи, понтифик ‘обнаружил в одном и том же деле как строгость, так и мягкость’, показав, что способен наказывать отнюдь не меньше, чем прощать. 6Сурово укрощая упрямство Свено, он снисходительно принял его смирение, соединяя, таким образом, любовь и справедливость, не отвергая кающегося и не принимая надменного. 7Он проявил во всём этом свой отеческий дух, как и подобает пастырю, сначала наказывая, а затем обращаясь с добрым словом, и подобно тому как не желал он заключать в свои объятия гордеца, точно так же не хотел он и попирать униженного.

{11.7.19} Затем он вернулся к алтарю и возобновил прерванную службу, допев в честь покаяния короля Всевышнему Отцу «Славу», и радость его была тем светлее, чем сильнее до этого его дух был омрачён горем. 2Король провёл два дня в отдыхе, и лишь на третий день, облачившись в свои королевские одеяния, он прямо посреди святой мессы появился в церкви, где, поднявшись ‘на хоры’, ‘через глашатая торжественно призвал к тишине’ {{Раскаяние короля} и обратился ко всем с суровыми словами самообличения, признав свой тяжкий грех перед церковью. 33атем он превознёс снисходительность понтифика, так скоро простившего ему столь тяжкое преступление и без промедления снявшего церковное проклятие с того, кто был виновен в преступлении, совершённом пусть и не его собственной рукой, но по его приказу, {Стеффнес-херрент} и объявил, что во искупление своего кровавого приказа он дарит церкви половину области Стеффники45. 4При этом он не устыдился объявить о своём позоре во всеуслышание перед присутствующими в церкви.

{11.7.20} Всё это нерушимыми узами связало церковь и королевскую власть. 2Король не только сохранил своё прежнее расположение к первосвященнику, но и даже ‘одарил его после этого ещё большими почестями’, за оказанные ему услуги будучи более склонен проявить к нему милость, чем воздавать гневом за причинённые ему унижения. Он видел, что понтифик настроен против него не из-за какой-то личной неприязни, а из-за совершённого королём по отношению ко всей церкви беззакония. 3Король с неизменным уважением относился к презулу за его достойную восхищения непреклонность [в делах веры], тогда как понтифик, в свою очередь, всячески чтил короля за его набожное смирение. 4Не проходило и дня, чтобы каждый из них не молился о том, чтобы пришедшая смерть не разрушила [навсегда] их тесный духовный союз. 5Так они и состязались между собой, стараясь превзойти друг друга в почтении, причём оба были так уверены ‘в своей взаимной приязни’, что скорее это можно было назвать дружбой равных, чем обычной благосклонностью господина к своему слуге.


{11.8.0} {Высокие качества сына Свено Канута} Теперь же я хочу перейти к рассказу о сыне Свено Кануте, которого по милости благосклонной к нему судьбы природа щедро наделила всеми своими дарами, так что ‘благодаря своим выдающимся способностям’ ‘во всём, что имеет отношение к доблести, он намного опередил свой возраст’. 2Собрав войско из молодых людей, он прекратил бесчинства морских разбойниковa, а победы над сембами и эстами принесли ему в молодости такую известность, что его первые шаги на этом поприще далеко превзошли славу его отца46. 3Эти победы показывали, чего следует ожидать от его правления в будущем. 4‘3ащищая и расширяя границы своей родной страны’, он постоянно находился в морских походах и ‘совершал такие подвиги, которые, как казалось, было не по годам ему не только совершать, но и даже просто быть их свидетелем’. 5Постоянными упражнениями он неустанно закалял своё молодое тело, усердно стараясь подготовить себя к ратным подвигам и всячески совершенствуясь в обращении с оружием, благодаря чему его слава как воина ‘разошлась так широко’, что казалось, будто это душа и удача Канута Великого ‘вместе с его именем’ воскресли [из мёртвых]. Поэтому никто не сомневался в том, что именно он станет наследником своего отца на троне. 6‘Считалось, что [если] по своей доблести он уже [сегодня] стал вполне зрелым мужем, то и [королевские] почести [в будущем] не должны обойти его стороной’. 7Кроме того, этот юноша не был обделён также и щедростью. {Вялость Харальда} 8Его же (л.112об.)|| по рождению старший брат Харальд ‘был, наоборот, слаб духом и проводил всю свою юность в постоянной праздности и безделье’47.


{11.9.1} {Смерть Свено} Между тем Свено, ‘дожив уже до весьма преклонных лет’, находясь близ города Судцаторп48 в Ютии, ‘был охвачен лихорадкой, которая сильно пошатнула его здоровье’. 2Когда он почувствовал, что ‘гибельная мокрóта поднимается всё выше’, предсмертная печаль объяла его сердцеb, и тогда, ‘собрав все свои немногие оставшиеся силы’, он попросил присутствующих похоронить его в Роскильдии49. 3Не удовлетворившись <обещанием>с20 [выполнить] его поручение, он заставил их поклясться в этом. Дело в том, что в древности это место пользовалось у королей особым почётом: при жизни там находился их трон, после смерти там же их и хоронили.

{11.9.2} Тело короля уже было перевезено в Сьяландию, где и должно было состояться торжественное погребение, когда Вильгельм ещё только получил приказание о том, чтобы выйти навстречу. 2Сохраняя невозмутимость, он спешно отправился в город, где, придя в церковь [Святой] Троицы, ‘созвал тех, кто занимался тем, что копал землю до обнаружения в ней твёрдой поверхности’, и приказал им вырыть могилу сначала для короля, а затем и для него самого. 3Посчитав, что эти слова понтифик сказал от горя, а не потому, что действительно хотел этого, землекопы возразили, что могилы нужны лишь мёртвым, а не живым. {Предсказание еп. Вильгельма} В ответ он заверил их, что они примут его тело раньше королевского, так как он всегда желал последовать в могилу вместе с королём, и это его желание будет исполнено. 4Те остолбенели от изумления, полагая, что его приказание граничит с безумием, однако всё же сделали так, как он им велел, после того как Вильгельм пригрозил им наказанием, если они ослушаются. 5Столь уверен он был в том, что умрёт, хотя тогда и был совершенно здоров.

{11.9.3} Затем он пришпорил своего коня и поспешил навстречу похоронной процессии. {Топсёрр} Добравшись до леса Топсхёгик50, он увидел два очень высоких дерева, растущих у дороги, и приказал срубить их и сделать из них погребальные дроги. 2Все подумали, что эти дроги предназначались для тела короля, и, исполнив его приказ, погрузили их на повозку, в которую запрягли самых сильных коней. 3Оставив позади лес, понтифик увидел неподалёку королевскую похоронную процессию. Тогда он велел возничему остановиться и, сняв свой плащ, разложил его на земле, после чего лёг на землю словно бы для того, чтобы отдохнуть. 43атем он воздел руки к Богу и просил его даровать ему смерть, если он хоть сколько-нибудь доволен его службой, 5так как ему будет лучше без какого-либо промедления умереть вслед за своим другом, чем жить без него. 6Сказав это, он [сразу же] скончался, тихо упокоившись [на этом плаще], словно на постели у себя дома51. 7О, какой же прочной была дружба [между этими людьми], если для оставшегося в живых она оказалась милее, чем сама жизнь!

{11.9.4} {Кончина еп. Вильгельма} Удивившись, что он спит так долго, слуги решили попытаться разбудить его, но обнаружили, что он мёртв. 2Неожиданная кончина понтифика повергла всех в глубокую скорбь. 3Они уложили его на дроги и повезли его тело обратно в город впереди королевского, так что, хотя он и умер позже, его погребальная процессия двигалась первой. 4‘Носилки с телом Свено несли на своих плечах его люди’, тогда как тело презула везли на лошадях, а сам он, словно возница, возглавлял эту похоронную процессию. 5Когда его смогли первым доставить к церкви, всем стало ясно, что прежде он говорил правду. 6Его необыкновенная смерть стала свидетельством того, что ‘дружбу короля понтифик ценил <выше>a, чем ту выгоду, которую мог извлечь благодаря ей’. 73атем были устроены пышные похороны, и тела обоих были похоронены рядом друг с другом52. 8Воистину, достойна всяческого уважения такая дружба, когда после смерти одного из товарищей другой испытывает отвращение ко всем радостям жизни и сам стремится к смерти!

{11.9.5} {Епископом становится Свено Норикский} После смерти Вильгельма по единодушному решению духовенства священство принял Свено Норикский, о котором я уже рассказывал выше.


{11.10.1} Когда встала необходимость выбора нового короля, мнения народа разделились. 2Большинство данов помнило, каким опасностям подвергал их Канут, ‘будучи пока ещё только частным лицом’, и опасалось, что будет ещё хуже, если он станет королём. ‘Его храбрость была истолкована ими превратно’, и то, что должно было доставить ему громкую славу, в действительности принесло лишь порицание и несправедливое осуждение. ‘Отказав ему в награде за проявленную доблесть’, за его славные подвиги они отплатили ему позорным отказом. 3Из страха перед тяготами они возненавидели Канута и выбрали известного своей любовью к праздной жизни Харальда,(л.113)|| предпочтя, чтобы ими правил трусливый король, а не отважный. 4Этим выбором они пренебрегли славой и блестящими дарованиями, не устыдившись отнятую у доблестного мужа корону передать тому, кто находился во власти порока, и, презрев силу, воздали почести слабости. 5Чтобы скрасить и затушевать свою неблагодарность, они заявили, что Харальд, как старший по рождению, от самой природы наделён [большим] правом на власть в королевстве. 6Воистину, странное это было решение! Одного величие души сделало изгнанником, тогда как другой благодаря своей низости стал всем угоден!

{11.10.2} ‘Одни лишь жители Скании были склонны поступить в соответствии с велениями своего сердца, любя Канута за его высокие личные качества и презирая Харальда за его бездеятельность’. 2Для выборов короля был созван тинг, проходивший близ Исёры53, 3там, где большие, неукротимые волны Океана вздымаются в узком проливе, зажатые между сушей двух близко расположенных берегов. {Описание залива Исёра} 4Посреди этого пролива находятся песчаные отмели, которые таят большие опасности для мореходов, 5ведь морские волны то обнажают их во время отлива, то снова их скрывают в своей пучине, возвращаясь обратно. 6Те, кто прибыл из Скани, пристали к берегу у восточной части залива, остальные же — у западной.

{11.10.3} И тогда братья отдельно друг от друга держали речь на тинге перед своими сторонниками. {Речь Харальда} 2Созвав своих сторонников, Харальд ‘сказал, что не видел бы ничего постыдного в том, чтобы предпочтение было отдано его брату’, ‘если бы сама судьба не распорядилась так, что Канут, будучи младшим по рождению, должен уступить ему честь [стать королём]’, ведь это нелепо, когда младший возносится над старшим. 3‘И хотя считается, что Канут превосходит его доблестью’, он превосходит своего брата по закону природы и благодаря своему преимуществу в возрасте. 4Кроме того, будет несправедливо, если тот, кто мучил народ и подвергал Отечество всяческим опасностям, одержит на выборах победу, в то время как он, с неизменной милостью обращавшийся со всеми ними, останется без возвышения. Добрые поступки следует оценивать отнюдь не так, чтобы казалось, будто из-за боязни лишиться своего нынешнего благополучия даны желают заплатить злом тому, кто прежде помогал им в их бедах. 5Ведь всё это было бы очень похоже на неблагодарность. 6К этому он обещал, что если получит верховную власть в стране, то ‘отменит [прежние] суровые законы и по соглашению с ними установит [новые], более мягкие и снисходительные’.

{11.10.4} {Харальд, 77-й король [Дании]} Получив многочисленные обещания, совпадавшие к тому же с их собственными желаниями, ‘они поддались дурману его льстивых слов’ и объявили его королём. Хотя им скорее следовало бы презирать его за слабость, чем оказывать почести и благоволение, они отдали ему державу его отца. 2Итак, своими ласковыми речами ему удалось завоевать ‘благосклонность народа’, и ‘его лживые посулы’ они предпочли непобедимой мощи Канута. 3‘Таким образом, раздутые льстецами спор и соперничество между братьями в конце концов были улажены без помощи посредников и судей’, посредством одной лишь подачи голосов их сторонниками.

{11.10.5} Обманным образом получив поддержку несведущего простонародья, Харальд через гонцов сразу же дал понять своему брату, что ему не следует ни стремиться к той власти, которая досталась старшему по возрасту, ни считать себя более достойным [королевских] почестей, чем тот, кто, как ему известно, получил их по праву первородства, ни пытаться междоусобными войнами и раздорами разрушить это королевство, столь прославленное благодаря доблести их предков, ‘ни устраивать гибельных мятежей для того, чтобы разные части разделённого Отечества устремлялись [друг на друга с оружием в руках]’, но поскорее изгнать из своего сердца тщеславие и, ‘оставив легкомыслие, не стыдиться встать на сторону своего соперника’. 2Свои увещевания он сопроводил угрозами, так что его послание более походило на угрозу начать войну, чем на ласковый призыв к миру. 3Кроме этого, через подкупленных им людей он подговорил большинство приверженцев своего брата перейти на свою сторону, обещав им улучшить законы и сделать их жизнь вольготней и приятней. 4Таким образом, ‘действуя частью уговорами, частью запугиваниями, ему удалось отвратить симпатии простого народа от Канута’54.

{11.10.6} Оставленный своими воинами, всего на трёх боевых корабляхa Канут отправился к узким проливам Скании, вынужденный оставить страну, границы которой он ранее расширял и ‘о чьей безопасности прежде всячески заботился’. 2Там его и нашли послы брата, через которых тот просил его вернуться, клятвенно обещая сделать его своим соправителем в королевстве. С презрением отвергнув их ласковые уговоры, он отправился в изгнание в Светию, ‘полагая, что теперь, когда удача не на его стороне, было бы очень глупо доверять словам сломленного судьбой человека, который и в лучшие свои времена обращался к нему лишь с угрозами’55. {Подвиги Канута} 3Вскоре, словно забыв о причинённой ему несправедливости и не вмешиваясь более в дела своего Отечества, он решил возобновить начатую им ещё при жизни отца войну с народами на востоке56.

{11.10.7} Тем временем Харальду напомнили о том, что пора бы выполнить свои обещания и использовать свою королевскую власть во благо народа. {Законы Харальда} Проведя восемь дней в советах и раздумьях, он в первым делом57 издал закон о праве обжалования иска, постановив, что сторона защиты имеет право изложить свои доводы до того, как это сделает обвинение. (л.113об.)|| 2Теперь обвиняемому было предоставлено ‘право отводить обвинение, уличая своего обвинителя во лжи’b, тогда как прежде, ‘доверяя данным под присягой показаниям свидетелей, защита не могла ставить их слова под сомнение’. 3‘Этот закон, по мере того как он начал укореняться’, был, очевидно, ‘полезен в отношении свободы’ [каждого в отдельности], однако в той же самой мере он оказался губителен для доверия к клятвам. 4Дело в том, что возможность защитить себя не при помощи оружия58 или свидетелей, а произнесением одной только клятвы обесчестила весьма многих, запятнавших себя желанием преуспеть с помощью клятвопреступления. 5Этим также был полностью упразднён поединок, так как последующие поколения нашли, что клятва — более удобный способ разрешения споров, чем меч. 6Воистину, если одно опасно для доверия людей друг к другу, то другое угрожает их личной безопасности. 7‘Этот обычай долго и упорно сохранялся данами’; ‘пользуются они им и в настоящее время’. Они готовы скорее расстаться с жизнью, чем отказаться от него, предпочитая ради его сохранения пожертвовать даже своим личным благополучием59.

{11.10.8} Сам Харальд занимался одними лишь богослужениями и совершенно не следил за тем, чтобы со всей строгостью выполнять изданные им законы, с бессильной снисходительностью оставляя без наказания нарушение всех законов и попирая всё, что служило оплотом для справедливости и права. Он не знал о том, что Богу угоднее благоразумное управление королевством, чем пустое религиозное рвениеa, а строгость в соблюдении справедливости дороже, чем лицемерные молитвы. К тому же правосудием Всемогущего Господа можно умилостивить куда быстрее, чем благовониями, а борьба с грехом для него важнее душевных терзаний человека. Ему приятнее видеть поверженный порок, чем согнутые колени, и никакое пожертвование для него не важнее заботы о правах неимущих. 2Хотя величие королей и должно увеличивать с помощью церковных обрядов, однако тем не менее всё же им ‘более подобает’ прославлять своё звание в кресле судьи, а не у алтаря. 33абыв об этом, этот король был знаменит лишь одной своей любовью к религии, самые неправедные поступки воспринимая с чрезмерным долготерпением и выполняя лишь очень небольшую часть из своих обещаний. 4Он не только прощал злодеяния, но и потворствовал им, почти полностью лишив свою страну законов и права, которые он прежде обещал приумножить. 5Более того, он не считал зазорным и вовсе отказываться от [соблюдения издревле] подобающих королям обычаев и привычек60. 6Пробыв у власти два года, он умер61.


{11.11.1} {Канут Святой, 78-й король [Дании]} После его смерти с согласия [остальных своих] братьев на вершину власти в королевстве был призван Канут, который, находясь тогда в изгнании, счастливо продолжал начатую им ещё в юности войну на востоке. Взойдя на престол, он изо всех сил снова начал эту борьбу, и, [хотя] он вёл её больше ‘для распространения веры’, чем для удовлетворения собственных амбиций, это не мешало ему искренне надеяться на то, что [недавние] благоприятные изменения в его судьбе обязательно помогут ему увеличить свою славу [и на этом поприще]. 2Он не оставил своего замысла, покуда полностью не сокрушил королевства куретов, сембов и эстов62.

{11.11.2} {[Канут] берёт в жёны дочь правителя Фландрии Роберта} Затем, разделавшись с врагами, он начал подыскивать себе невесту, но нашёл все брачные предложения от соседей недостаточно почётными и достойными его и поэтому выбрал себе в жёны дочь префекта Фландрии Роберта, [которую звали] Эдла63. От неё у него родился сын по имени Карл.

{11.11.3} Увидев, что своеволие вельмож ‘ослабило или притупило действие старых законов’, ‘он направил все свои силы и способности на то, чтобы восстановить былую дисциплину’, и издал строжайшие указы, ‘предписывавшие с большим вниманием относиться к отправлению правосудия’, ‘возвратив развалившемуся и пришедшему в упадок судопроизводству прежний порядок’64. 2Ни кровное родство, ни близость к королю не могли заставить его стать снисходительнее и поступить несправедливо. Никакая приязнь или родственные связи не позволяли преступнику остаться без наказания; напротив, ‘в полной мере следуя старым обычаям’65, пришедшие [за время правления его брата] в негодность основы правосудия он крепко-накрепко сковал [новой, неразрывной] цепью, ‘в отношении строгости [при соблюдении законов] почтительно ступая по стопам своего отца’ и навлекая этим на себя сильнейшее недовольство со стороны обиженной им знати66.

{11.11.4} Он вернул церкви подобающий ей почёт и уважение, и духовенство при нём пользовалось [неизменной] милостью [короля] и [его] поддержкой67. {Уважение к церкви} 2Обнаружив, что грубое и непросвещённое простонародье не питает к епископам должного почтения, и желая, чтобы облечённые столь высоким званием люди не приравнивались к простолюдинам, он издал чрезвычайно полезный закон, который дал презулам доступ в ряды знати и ‘позволил занять им первое место среди вельмож королевства наряду с герцогамиa’, добавив к уже имевшейся у них власти ещё и высокое звание. 3Так заботился он о том, чтобы столь важная по своей значимости должность (л.114)|| была окружена не меньшим почтением, а уважение к тем, кто находился на самой вершине церковной власти, не обесценивалось пренебрежительным к ним отношением.

{11.11.5} Впрочем, ‘он повысил значимость звания не только епископов’, но ‘в своей бесконечной доброте издавал законы, с помощью которых старался сделать более уважаемым звание также и простых клириков’. 2Для того чтобы почтение к ним стало ещё большим, он постановил, что [разбор] споров между образованными людьми следует изъять из [ведения] обычных судов и [впредь] рассматривать их [исключительно] в кругу судей из того же сословия. 3Также он позволил им взимать денежные штрафы с тех, кто совершил преступление против церкви и не мог отвести от себя обвинение, 4а кроме этого, передал на их суд рассмотрение всех преступлений против Господа. Отныне дела подобного рода были отделены от мирского судопроизводства и переданы духовенству, дабы те, кто не был равен по званию, не находились в равных с простым народом условиях и при совершении правосудия. 5Благодаря этому ему удалось значительно повысить значимость священнического звания, и уважение к клирикам стало даже большим, чем почтение к вельможам из числа мирян. 6Вследствие этого получилось так, что никто из данов, кроме короля, понтифика или того, кто считался наиболее вероятным наследником престола, по собственной воле не мог привлечь к суду служителя церкви68.

{11.11.6} Также он пытался приучить несведущих в делах церкви простолюдинов платить церковную десятину, 2но ‘все его уговоры оказались напрасны’. Они тогда ещё не созрели для подобного69.


{11.12.1} Тем временем [понтифик] Свено решил продолжить начатое ещё Вильгельмом строительство каменной церкви в Роскильдии70. {Свено завершил строительство [церкви] в Роскильдии} Святилище было уже готово71, когда он заметил, что осталось слишком мало пространства для того, чтобы разместить кафедру, а без неё освящение церкви было невозможным. По этой причине он приказал передвинуть надгробный камень и перенести останки Вильгельма туда, где они находятся в настоящее время72. {Сон} 2‘В ночь накануне того дня, на который было назначено освящение, церковному сторожуa во сне было видение. Ему приснился человек со знаками высокой священнической власти, который велел ему передать Свено’, что мало того, что, достроив церковь, он желает приписать себе заслуги Вильгельма и присвоить себе славу того, что в действительности было создано чужим трудом, но теперь он хочет ещё и перенести прах того, чьими заслугами только что воспользовался, разлучив с <дорогим его сердцу>b королём. 3Виновный в этом проступке, без сомнения, сам заплатил бы за своё преступление, если бы только он не был известен своей святостью, и поэтому в данном случае наказание обратится на его труды и будет полностью разрушена та часть храма, которую он построил. 4Этот человек также напомнил сторожу о том, что и в будущем никому не позволено тревожить эту могилу, предсказав, что никто из тех, кто попытается перенести его прах, не останется без наказания.

{11.12.2} Затем было видно, как он ударил своим посохом по своду, и вся созданная с таким трудом громада здания развалилась на части. Тому, что случилось во сне, полностью соответствовало то, что произошло наяву. 2Внезапно стены храма до самого основания рухнули73, причём всё произошедшее настолько точно соответствовало увиденному во сне, что в действительности эта церковь превратилась в руины в тот же самый миг, когда сторож увидел своё видение, так что, когда рассвело, приснившееся ему одному теперь мог увидеть уже каждый своими собственными глазами. 3Настоящим чудом было то, что обрушившиеся стены не раздавили сторожа. 4‘Его не задел ни один из тех тяжёлых камней, что грудами падали вокруг него, точно так же как и ни одна из прочих опасно опрокидывавшихся на него глыб не причинила ему вреда. Всё это время он продолжал спокойно спать’, хотя его ложе и было как раз рядом с местом, где произошёл обвал. 5Когда примчались испуганные шумом горожане и, к своему ужасу, обнаружили, что церковь рухнула, ‘из-под обломков’ появился сторож, которого они посчитали уже погибшим и 6[теперь], после всего случившегося, ‘взирали на него глазами, полными набожного изумления’. 7Осталось неясным, что вызвало у присутствовавших большее удивление: обрушение церкви или спасение сторожа. 8Его спасение из-под груды упавших на него камней стало весомым подтверждением истинности бывшего ему видения’. 9Когда он сообщил понтифику о том, что ночью велел передать ему Вильгельм, Свено улыбнулся, заметив, что его не удивляет, что и после смерти он столь же суров, каким он был при жизни, но он всё равно приложит все силы, чтобы возвести заново разрушенную часть церкви.

{11.12.3} По этой причине могила Вильгельма довольно долго оставалась непотревоженной, пока в наше время глава [нашей] главной святыни74 Герман, действуя в согласии со школьным наставником Арнфастом и препозитом сельских священников75 Исааком, (л.114об.)|| не приказал её вскрыть, чтобы похоронить там Аскериана76, найдя это место наиболее удобным и почётным среди всех прочих. 2‘Раскопав могилу до самого дна’, среди дочиста обглоданных [червями] костей они нашли совершенно нетронутое [временем епископское] облачение. {Запах от мощей Вильгельма} 3Когда его подняли, ноздри присутствующих сразу же ‘без какой-либо посторонней причины’ почувствовали такое сильное благоухание, что казалось, будто этот запах исходит из источника каких-то святых благовоний, после чего ни у кого не осталось сомнений в том, что тот, чей прах испускает на земле столь восхитительный аромат, сам уже на небесах. 4Этот запах столь сильно впитался в руки тех, кто притронулся к останкам, что целых три дня они не могли отделаться от него, сколько бы ни пытались оттереться или отмыться. 5Однако они обошлись с останками без подобающего почтения, поместив их в дальний угол могилы.

{11.12.4} Впрочем, эта их наглость ‘не осталась без [заслуженного] наказания’. 2Ибо, как известно, все, кто дерзко осмелился совершить это святотатство, ‘жестоко поплатились’ за своё легкомыслие, и в какой степени кто из них был виновен, в такой же степени он и поплатился за совершённое им осквернение могилы. {Наказание за осквернение могилы божественного Вильгельма} 3Германа, который заседал в церковном совете при [понтифике] Абсалоне, охватило адское пламя77 в носу, столь сильное, что ‘оно не только лишило сил его тело’, но и отняло у него возможность говорить. Болезнь распространилась, и, безмолвный и беспомощный, он умер в три дня. Он получил своё наказание совершенно заслуженно, будучи поражён в то самое место, через которое он, неблагодарный, вдыхал святой запах. 4Смерть Арнфаста была не менее жестокой: желая укрепить свое ослабевшее тело, он по ошибке выпил лечебное снадобье, которое лишь усилило его слабость, вместо того чтобы укрепить здоровье. 5В результате этого его стало рвать собственной печенью78, мелкие кусочки которой лекарь собирал в таз и которые видел великий понтифик79 Абсалон, однажды любезно навестивший его. 6В его же присутствии больной признался в том, что всё это кара за оскорбление праха Вильгельма, объявив, что ‘платит за то, что ослушался его ясного приказа’, после чего обещал посвятить себя и всё своё имущество Богу. Однако через три месяца он умер в глубоком раскаянии.

{11.12.5} Увидев, какая жалкая кончина постигла двух других, третий участник этого легкомысленного деяния испугался и попытался умилостивить свою судьбу, совершая благочестивые дела. 2Сделав из своих личных средств крупное пожертвование, он основал при храме [святой] Марии обитель святых дев80 и, покуда был жив, ‘усердно следил за соблюдением [монашенками обета] беспорочности’. 3Впрочем, полностью и ему не удалось избежать своего наказания, ибо его долго мучила болезнь лёгких, от которой он и умер. 4Таким образом, одного из них смерть поразила быстро, тогда как остальных появившийся в разных частях тела недуг губил постепенно, медленно ‘доведя их до края могилы’. 5Каждый из них получил наказание в той степени, в какой был повинен в оскорблении могилы первосвященника. 6Они не захотели ‘благоразумно позаботиться о своём спасении’ и в наказание за свой проступок навлекли на себя смерть.

{11.12.6} Свено не пожелал прослыть тем, кто в силу своей беспечности не способен выполнить своего обещания восстановить этот храм, и [успешно] довёл до конца начатое прежде строительство церкви в Роскильдии. 2Для украшения и возвеличивания этого собора в нём была выставлена одна выполненная с величайшим искусством и изяществом коронаa, ибо он полагал, что королевским сокровищам более пристало служить великолепию церкви, чем человеческой алчностиb.

{11.12.7} Примерно в то же время Эгин при поддержке короля завершил начатое им строительство церкви [святого] Лаврентия81. 2Король повелел освятить обе церкви и с удивительной щедростью одарил их [богатыми] дарами. 3Церковь [святого] Лаврентия получила от него при участии также и самого презула деньги на выплату ежегодного жалованья клирикам82. 4К тому же частью сам [король] из своей казны и доходов от королевских поместий, частью понтифик из поступлений от прежде подаренных церкви земельных владений взяли на себя ежедневные расходы по содержанию этих храмов, так что то благочестивое рвение, с которым они состязались между собой [в прославлении] Господа, было столь велико, что осталось неясным, ‘кто из них оказал ему наибольшее почтение’.

{11.12.8} В первый день освящения церкви83 король, торжественно преклонив перед алтарём коленаa, на вечные времена уступил тому, кто в будущем станет первосвященником в этой области, все права на получение четвёртой части [своих доходов от чеканки] монеты, четвёртой части [судебных] сборов со своих подданных и четвёртой части выплачиваемой ему летом подати84. 2Не менее [ревностно] он защитил и частные права клириков, позаботившись о том,(л.115)|| чтобы право на взимание почти всех королевских податей с тех, кто обрабатывает принадлежащие этому храму земли, было передано на содержание приписанных к этому капитулу служителей85. 33а королём же он пожелал оставить права лишь на те доходы, которые полагались ему в качестве штрафов за уклонение от участия в походах86 и нарушение мира87, а также право на наследование имущества умершего, не имевшего родственников88. 4Таким образом, при наделении этих церквей привилегиями король оказался отнюдь не менее [щедр], чем при предоставлении им земельных пожалований. 5Для увековечения своих законов он постановил, что каждый, кто попытается поколебать их, будет проклят понтификами. 6Хотя многие и делали попытки нарушить положения этого древнего закона, однако он до сих пор остаётся в силе.


{11.13.1} Король, проявляя во всём величайшую набожность и усердие, особенно отличался своей любовью к церкви, ‘никогда не закрывая глаз на свой долг оказывать ей величайшее почтение и внимание’. 2Видя, что его многочисленные братья из-за своего юношеского необузданного нрава стали обузой для страны, он дал им богатые доходы и хорошее содержание и, приняв их всех в свою дружину, таким образом, ценой ущерба для одного человека, избавил от бремени всю страну89. Исключение составил один лишь Олав, который был наместником в Шлезвиге.

{11.13.2} Затем, посчитав, что завоёванная во времена дяди его отца90 для имени данов слава теперь, когда их оружие [из-за продолжительного бездействия] пришло в негодность, уже померкла, он загорелся желанием совершить новые подвиги. 2Не довольствуясь тем, как его старания были вознаграждены победами, одержанными им в восточных странах, он, дабы ярче проявить свою отвагуb, решил возобновить свои наследственные притязания на Англию, потерянную данами [в своё время] из-за неблагосклонности удачи91. 3Он также вспомнил, что воинской славы у его предков и богатств в его державе никогда не было больше, чем после побед над англами, а добыча, которую они привозили с одного только этого острова, затмевала своим блеском все сокровища, добытые ими во всех восточных странах, [вместе взятых]. 4Он полагал, что отказываться от подражания им станет лишь очень ленивый и слабый человек и что лучше быть вовсе без королевства, чем [сознательно] ограничивать свою власть тесными границами небольшой страны. 5Стараясь, чтобы его <упорство>a [в достижении цели] соответствовало доблести его предков, чтобы его поступки находились в согласии с их устремлениями, [а также] чтобы его имя сравнялось в славе с именем его деда, Канут с рвением принялся восстанавливать то, что было утрачено в результате бездеятельности его отца, ненавидя его и желая подражать в славе своему деду92 b.

{11.13.3} Сначала о своих тайных замыслах он сообщил Олаву93 и лишь затем, когда тот отозвался о его планах с одобрением, поведал о них народу94. 2Все с готовностью согласились. 3Однако тот, кого король считал своим возлюбленным братом и на чью взаимность рассчитывал, [на самом деле] оказался его тайным соперником. Канут же, совершенно не подозревая ‘о его предательском лицемерии’, искренне полагал, что тот питает к нему такую же привязанность, какую он и сам питал к своему брату. 4Хотя благоразумие и предупреждало его [о грозящей опасности], святость не позволяла ему сомневаться в своём брате и в чём-либо подозревать его. ‘Он не желал показаться тем, кто без достаточных на то оснований отказывает в доверии своему кровному родственнику’ и из страха перед предательством не способен отличать друзей от врагов.

{11.13.4} Однако Олав, будучи охвачен жаждой принадлежавшей его родному брату королевской власти, всячески скрывал своё вероломство под маской величайшей преданности. Он не только радостно приветствовал начинание короля, о котором тот ему поведал, но и старался всячески воодушевить его словами поддержки. Всё это он делал не потому, что действительно надеялся, что брат сможет отвоевать это могущественное королевство, а потому, что рассчитывал трудностью замышляемого предприятия вызвать ненависть к его зачинателю. 2С неприязнью думая о брате, он платил за его братскую любовь тем, что тайно вынашивал против него коварные братоубийственные замыслы. 3Он был уверен, что новые законы, восстановившие в правах остававшуюся ранее в полном пренебрежении строгость и порядок, обязательно сделают брата ненавистным для своих соотечественников, и, чтобы усугубить к нему ненависть, он втайне подстрекал короля к тому, что пользовалось всеобщей нелюбовью. 4Для того чтобы плести интриги не в одиночку, он нашёл себе сообщников и вошёл с ними в тайный сговор. Его усилия не пропали даром, 5ведь знать, чьи бесчинства были пресечены суровыми постановлениями короля, [не замедлила] присоединиться к Олаву, поддержав его братоубийственные замыслы.

{11.13.5} Канут же, полагая, что все охвачены стремлением к славе и при этом даже не помышляют об измене, приказал своему флоту отправиться к берегам Лим-фьорда, откуда лежит кратчайший путь в Океанс30 и через который в былые времена можно было проплыть от начала до конца, но который теперь несудоходен из-за песчаных отмелей95. 23десь король долго ждал прибытия своего брата, и по причине [этого промедления и связанной с ним] отсрочки отплытия воинский дух [данов] ослаб. 3Дело в том, что Олав [постоянно] находил [множество] причин для своего промедления, и день тянулся за днём, а он всё не появлялся, <придумывая>a [всё новые] способы, как с помощью обмана сорвать этот поход. (л.115об.)|| [Усердно] отыскивая ‘средства для того, чтобы лживыми отговорками объяснять свою задержку’, он всячески пытался продлить время своего отсутствия либо до тех пор, пока король, [устав ждать], отправится в поход без него, и тогда он наконец-то сможет сам захватить королевскую власть, либо когда, будучи покинут войском, король станет или предметом всеобщего презрения в случае, если оставит беглецов без наказания, или всеобщей ненависти, если накажет их. 4Таким образом, медля со своим появлением, он дурачил и своего брата, и своего господина, стремясь своими лукавыми и коварными интригами свести на нет ‘это благородное и смелое предприятие’96.

{11.13.6} ‘И этот хитроумный замысел не подвёл его’. Устав ждать, весь флот покинул короля97. 2Тот же, не зная о том, что затевает его брат, много раз посылал к опаздывающему с требованием немедленно прибыть в условленное место. Наконец, когда он ясно понял, какое вероломство стоит за промедлением его брата, он приказал флоту оставаться на месте, а сам с отрядом из отборных воинов поспешил в Шлезвиг, где он, появившись неожиданно, к ужасу своего брата взял его под стражу. 33атем, когда Олав предстал перед королём, ему было предъявлено обвинение, и, поскольку он не смог предъявить достойных оправданий в свою защиту, воинам был отдан приказ заковать его в кандалы как преступника, чьё преступление было уже доказано.

{11.13.7} Однако воины отказались наносить своими руками столь явное оскорбление тому, в чьих жилах текла королевская кровь. {В старину для почти всех данов одеть оковы на представителя королевского рода казалось чем-то позорным} Столь велико было у них почтение к представителю королевского рода, что они были готовы скорее предать такого человека смерти, чем заключить его в оковы, полагая, что легче вынести смерть — участь, общую для всех людей, чем терпеть наказание, предназначенное [только] рабам. 2Дело в том, что в плане самоуважения для нашего народа всегда считалось величайшим стыдом оказаться в оковах, и такое наказание даны находили более тяжёлым, чем смерть. Для благородного человека более жестоким будет наказание позором, чем смертью, ведь, как известно, ‘одно настолько же почётнее другого, насколько естественный природный порядок отличается от неблагосклонности капризной удачи’.

{11.13.8} Отданный воинам приказ взялся выполнить брат Канута и Олава Эрик, считавший, что законная власть достойна большего уважения, чем питающий враждебные замыслы родной брат, а снисхождение к своему родственнику неуместно, когда речь идёт о наказании за преступление. 2Тот, кто забыл о чести, не может требовать никакого почтения к своему происхождению, весь блеск которого меркнет под тенью злых помыслов такого человека. 3Таким образом, имя и звание брата значили для него меньше, чем его преступное намерение убить Канута. 4‘Вот до какой степени может пасть в цене высокое происхождение’, обладатель которого совершает бесчестный поступок!


{11.14.1} {Олав сослан во Фландрию} После этого король приказал отправить закованного в цепи Олава на корабле во Фландрию, где его заключили под стражу98. 2Заговорщики, ничего ещё не знавшие о том, что Олав уже схваченa, всячески старались с помощью обмана расстроить войско Канута, и так, указывая в качестве причины на долгое бездействие и отсутствие короля, они, тайно сговорившись, смогли внушить войску желание разойтись по домам. 3Если бы кто-то призвал к этому открыто, то по закону в наказание за это всё его имущество было бы отобрано в казну, а сам он или отправился бы в изгнание, или был бы подвергнут смертной казни. 4Поэтому те, кто подстрекал войско к мятежу, нашли самым безопасным дать людям возможность дезертировать ‘по своей воле’, чтобы вина за это была вменена всем, а не кому-то в отдельности. 5Сознательное подстрекательство знати заставило ‘беспечных простолюдинов в своём опрометчивом поведении зайти’ так далеко, что весь народ, побуждаемый к этому как своими командирами, так и усталостью от тщетного ожидания, единодушно принял решение разойтись по домам. 6Узнав об этом, король был поначалу сильно опечален, но затем [снова] воспрял духом. 7Причинённую ему несправедливость ‘он решил использовать для укрепления церкви’, постановив, что в качестве наказания за свой проступок впредь они должны будут выплачивать десятину, искренне радуясь тому, что случай дал ему отличную возможность провести в жизнь его замысел, и стремясь обратить нанесённый ему урон в пользу для церкви. 8Узнав о том, что Олав, которого заговорщики надеялись увидеть в будущем во главе своей партии, взят в плен своим братом, знать оставила свои вероломные замыслы и всячески постаралась их скрыть.

{11.14.2} Затем король созвал [народ на] тинг и принялся рассказывать о том, сколь полезной для датского оружия всегда была воинская дисциплина; что младшие должны всегда подчиняться старшим; что власть королей основывается на поддержке своих подданных; что нет ничего такого, от чего слава государей зависела бы больше, чем от верности и преданности своих воинов, и что ничего не стоит та держава, которая не опирается на поддержку простых людей. Однако недавно ему было нанесено оскорбление, которое ранее (л.116)|| не наносили ни одному из королей. 2Те, кто стоял за этим неслыханным мятежом, предпочли трусость отваге и из-за своей склонности к праздности сорвали великолепное начинание. 3Он также добавил, какую именно сумму денег все они должны будут заплатить ему в наказание за свой позорный побег, постановив, что каждый кормчий за свою вину должен заплатить сорок талантов монет, а каждый гребец — три таланта99. 4Никто не высказал возражений, все обещали уплатить эти деньги.

{11.14.3} Узнав об этом, Канут сказал, что простит им этот штраф, если они согласятся платить священникам десятину100. 2Собравшиеся на тинге попросили у него позволения обдумать это предложение и, отойдя немного в сторону, принялись совещаться, стоит ли принимать предложенные королём условия. 3И то, и другое представлялось им тяжёлым. Заплатив деньги единократно, многие из них, как им казалось, стали бы нищими, тогда как десятина, которую им пришлось бы платить бессрочно, означала бы для них вечное рабство. 4Оказавшись в ситуации, когда из двух зол им нужно было выбрать наименьшее, наиболее тяжёлым для себя они посчитали <тот вариант>a при котором сложности были бы более продолжительными. 5Если первое наказание делало нищими только их, то второе легло бы бременем также и на их потомков, а потому они предпочли нужду в настоящем, чем постоянный гнёт в будущем. 6Итак, оценив перспективы, они предпочли самостоятельно заплатить за своё преступление, полагая, что лучше, если они сами возьмут всю вину на себя, чем перенесут её ещё и на своих потомков. Им казалось, что лучше сразу отдать какую-то сумму денег, чем лишиться свободы навечно. При этом они считали, что не позорно заплатить то, что причиталось с них по закону, но постыдно поддаться на уговоры и лишиться своего из-за малодушия. 7Кроме того, они сочли, что отдавать каждый год свой урожай кому-то другому более похоже на бесчестье, чем на поклонение Господу.

{11.14.4} Когда король увидел, что они сделали наименее устраивающий его выбор, он сделал вид, что намеревается заняться сбором [причитающихся ему] денег и отправился в северные пределы Ютии, назначив сборщиком податей Тосто по прозвищу Казнокрад, в помощники которому он назначил [человека по имени] Хорта. Впрочем, в действительности король лишь хотел под угрозой [выплаты] этих штрафов заставить народ согласиться на церковную десятину. 2С этой целью он дал им приказ описать земли у тех, кто не смог заплатить, однако при этом запретив им трогать их движимое имущество. 3Сборщики принялись исполнять возложенные на них обязанности с большей строгостью, чем им было позволено, и нещадно терзали народ поборами101.

{11.14.5} Враги же короля, выступая перед народом на тингах, жаловались на такое их поведение, [нередко] смешивая воедино ложь и [откровенную] клевету. Приписывая им разные злоупотребления, многие из которых весьма далеки от истины, они смогли вызвать к сборщикам податей всеобщую ненависть. 2Люди пришли к заключению, что всё, совершаемое сборщиками, — это вовсе не королевский приказ и что сами они вынуждены следовать воле не приказавшего, а лишь [собственной прихоти] тех, кому было приказано. 3[В конце концов] благодаря подстрекательствам врагов короля толпа сама набросилась на сборщиков, всеобщим негодованием воздавая им за повсеместно учиняемую несправедливость, приняв во внимание скорее то, что они в действительности совершили, чем то, что им было приказано совершить102. 4Посчитав, что убийства сборщиков податей недостаточно, в своём безумии эти люди поднялись на самого короля103. 5Король между тем отправился в Шлезвиг104, полагая, что лучший способ избежать нападения восставших — это держаться от них на расстоянии. Там он оставил свою супругу и сына, приказав им бежать к себе на родину, если дело примет неблагоприятный поворот, ведь в этом случае, оставаясь среди предателей, они уже не могли бы надеяться получить защиту хоть от кого-нибудь. 6Король боялся отдавать [жизнь] своего несовершеннолетнего наследника на суд своих соотечественников.

{11.14.6} {Вандалы сопровождают Канута} Узнав о его бегстве, вандалы105, считавшие, что оружие — их единственная возможность сохранить свою свободу, принялись радоваться этому так, словно ими уже была одержана [окончательная] победа. 2Когда же над Канутом нависла угроза со стороны жителей Ютии, он понял, что прежние союзники оставили его, и, поскольку недостаток времени не давал ему возможности попытаться уйти в более безопасное место, он направился на Фионию, надеясь обрести на этом острове для себя надёжное прибежище. 3Тем не менее именно там его благочестивая душа и испытала на себе [всю] жестокость [уготованной ему] неблагодарной [судьбы]. 4Его бегство лишь увеличило неистовство и самоуверенность жителей Ютии, ‘придав тамошней черни ещё большее безрассудство’. Предвкушая возможность устроить за ним погоню, они [тем самым] навлекли на него ужасное несчастье. 5Из страха перед наказанием эти люди не решались оставить начатое ими и считали необходимым дойти до конца в своём преступном деянии. 6Они не могли надеяться, что король простит их после того, как они два раза провинились перед ним. 7Поэтому они и жаждали его гибели, с самой лютой ненавистью стремясь убить этого святейшего мужа и, по-видимости, отчаявшись в возможности получить его прощение, предпочитали убить своего врага, чем ждать, пока он отомстит им. 8Не удовлетворившись тем, что выгнали его из своих пределов, они решили изгнать его также и с Фионии106.

{11.14.7} Получив известие о том, что они уже переправились [через пролив], король решил было бежать на Сьяландию, {Измена Блакко} но некий Блакко107, считавшийся одним из самых близких к нему людей, в действительности же бывший его тайным врагом, делая вид, что предан [своему господину], призвал его прекратить бегство, утверждая, что лучше попытаться найти помощь в окрестностях Оденсе, а не уподобляться женщине и искать укромное место, [чтобы спрятаться]. Сам же он пообещал ему за это время разузнать, какие настроения преобладают в народе,(л.116об.)|| и попытаться ласковыми словами унять их гнев. 2Если же ему не удастся смягчить их сердца, говорил Блакко, то он заблаговременно сообщит королю об этом, дав ему на приготовления к бегству столько времени, сколько нужно. 3Король послушался этого совета.

{11.14.8} Между тем Блакко, якобы забыв о возложенном на него поручении, принялся будоражить народ своими коварными речами, вместо того, чтобы утихомирить его ненависть, всячески усугубляя её и увеличивая. 2Он призывал людей к тому, чтобы они не позволили королю ускользнуть и как можно скорее схватили того, кто плёл против них козни; напоминал, что, мстя [Кануту] за его притеснения, они с презрением отвергают не короля, а тирана, что нет ничего плохого в том, чтобы стремиться к справедливости, что те, кто защищают свою родину, служат благому делу и не могут считаться преступниками и что не может быть никакой частной вины у того, кто борется за общую свободу. 3К тому же, если они не смогут завершить начатого, им будет ещё хуже, а если будут успешны в этом, окажутся на вершине счастья.

{11.14.9} Этими и подобными речами он возбудил у людей желание убить короля, заставив их устремить свои ‘кровожадные помыслы’ на невинного и ‘этим своим поступком, словно неким заимствованным у фурий огнём, воспламенив сердца напрочь обезумевшей толпы’. Всюду, где он принимался за свои призывы, сразу же начиналось восстание. 2Вместо того чтобы ‘противопоставить их бушующей ярости своё спокойствие’, он повёл себя как [истинный] виновник этого всеобщего помешательства. 3Итак, из-за его злобных речей волны бунта стали плескаться всё сильнее, после чего набравший силу мятеж поднял [на гребне волны] того, кто и был зачинателем всей этой буриa.

{11.14.10} Вернувшись [к королю], он сказал, что ему удалось умиротворить сердца людей и что теперь будет нетрудно успокоить негодование восставших, если только король в свою очередь также решит отложить свой гнев и пожелает не наказывать виновных. 2Полагая, что Блакко честно исполнил своё поручение, король почтил его достойным [лишь] венценосных особ роскошным пиром и вдобавок ‘того, кто столь превратно истолковал его благородный замысел’, ещё и одарил [богатыми] дарами.

{11.14.11} Своим коварством [этот изменник] смог добиться благосклонности обеих сторон. ‘Попеременно переходя то к одной, то к другой из них’, Блакко действовал прямо противоположно своей роли и выступал не как посредник, а как предатель. Из человека, наблюдавшего за злом, он превратился в того, кто к нему призывает. Неверно представив перед народом королевские замыслы, он также и королю внушил ложное представление о том, чего хочет народ. 2‘Коварно воспользовавшись ролью посредника, этот человек своей ложью в одинаковой степени ввёл в заблуждение и короля, и народ’: одного он убедил не пытаться незамедлительно уйти [в более безопасное место], другого — не щадить того, кто медлит. 3На следующий день он дал королю столь же [обнадеживающие] обещания и был послан разузнать, что замышляют восставшие; таким образом, дело заключения перемирия было снова поручено общему врагу короля и народа. 4Тот же не замедлил исполнить поручение со своим обычным вероломством. 5Возбуждённая же его ‘подстрекательскими речами’ чернь пришла в ярость и ещё сильнее захотела убить короля.

{11.14.12} Между тем Канут, имевший обыкновение каждый день присутствовать при богослужении, стремясь не допустить, дабы что-либо [и на этот раз] помешало его молитве, пришёл помолиться в церковь [святого] Альбана. 2Не желая нарушать [заповедь] любви [к ближнему своему], он предпочитал обращать свои молитвы к Нему, чем выступать на врага с оружием в руках. 3И когда во время богослужения он стоял там, погружённый в святую молитву, вокруг церкви начала собираться ‘толпа восставших’, и уже вскоре храм оказался в кольце вооружённых людей. 4Те из воинов [Канута], что смогли пробиться [в церковь] через вражеское окружение, присоединились к своему королю, решив разделить с ним эту опасность и стремясь принять на себя то, что угрожало ему. Хотя у них и была возможность оставить своего господина и спастись, они тем не менее решили сами искать опасность и встретить её [лицом к лицу], предпочитая прославиться благодаря своей смерти, чем ценой бегства спасти свои жизни. 5Сколь же великодушны, надо полагать, были эти дружинники, кто, не желая оставить своего господина в несчастье, встали на пути той опасности, которую они вполне могли бы избежать, и кто, хотя у них и была отличная возможность убежать, посчитали, что лучше спасти жизнь короля, чем свою собственную! 6Также и Бенедикт, выказав свою верность и следуя тому, к чему призывал его братский долг, решил умереть в этой церкви вместе со своим братом. 7Оказавшийся же в окружении врагов Эрик, не имея сил в одиночку противостоять множеству неприятелей, с мечом в руках пробился сквозь их тесные ряды и скрылся108.

{11.14.13} Тогда, поскольку никто [из мятежников] не решался применить насилие и нарушить мир в Божьей обители, Блакко, покуда прочие стояли в промедлении, первым принялся рубить дверь церкви мечом, своими действиями подав пример и всем остальным. 2Таким образом, он повёл себя как главарь [преступников], виновный не только в святотатстве, но и в государственной измене. 3Увидев это, движимая мятежным духом чернь набросилась на церковь и, ворвавшись в неё, своим святотатственным бунтом осквернила этот храм Божийa и его святая святых. {Гибель Блакко} 4Блакко был убит прямо у выломанной им двери в церковь, этой жертвой за своё преступление сполна искупив совершённое им поругание святыни109. 5Его смерть вскоре была отмщена гибелью его убийцы. (л.117)|| 6Таким образом, ‘причиной гибели одного стало совершённое им злодеяние, в то время как другой погиб из-за своего благочестия’. 7Я верю, что при этом святая кровь не смешивалась с кровью убийцы, и оба потока оросили землю отдельно друг от друга. Хочется надеяться, что каждый из них — один со святой кровью, другой с нечестивой — тёк своей дорогой, независимо от другого.

{11.14.14} Бенедикт встретил нападавших у порога [церкви], отважно защищая вход в неё, 2и погиб110. 3Сам же король в это время с непоколебимой уверенностью в своей невиновности стоял среди усиливающегося шума жестокого кровопролития, несмотря на [грозившую ему] опасность, так и не прекратив своей молитвы, всячески стараясь быть твёрдым и не давать воли страху, 4до самого своего последнего часа не оставляя благочестивых устремлений. Увидев, как толпа во многих местах проломила деревянные стены храма, и поняв, что его смерть близка, он приказал позвать священника, признался в своих тайных [грехах], ‘с глубочайшей скорбью’ поведал о прегрешениях своей прошедшей жизни и в награду за своё раскаяние обрёл Спасение. 5Его вера в собственную непорочность была столь велика, что казалось, будто бы даже [перед лицом] смерти он не бежал от неё, но бесстрашно шёл к ней.

{11.14.15} {Мученическая смерть святого Канута} Обняв обеими руками алтарь, он опустился на колени, [спокойно] ожидая своей смерти; простёршись ниц, словно жертвенное животное, он так и ждал своего убийцу, когда был смертельно ранен копьём, брошенным через окно и пронзившим его111. Его смерть стала святой жертвой, и ‘кровь, пролившаяся из его раны, слилась теперь с кровью его воинов, [погибших прежде него]’. 2Со всех сторон в него летели копья и стрелы, однако ‘он так и не шелохнулся’, не сдвинувшись со своего места, пока его, [уже мёртвого,] не положили на погребальное ложе. 3‘Из его священных ран лилась скорее слава, чем кровь’. 4Конец его [бренного] существования стал для него началом лучшей жизни: осуждённый врагами на смерть, он спасся на Божьем Суде. 5Их преступное убийство имело счастливые последствия, ибо тот, ‘кого они вырвали из круговорота [земных] добродетелей, тем самым благодаря им приобщился к небесным благам’. Лишив его хрупкой и преходящей власти, они дали ему вместо неё вечное и незыблемое блаженство. 6Позднее сокрытая в нём добродетель проявилась в самых блестящих и неоспоримых свидетельствах.

{11.14.16} Узнав о произошедшем, королева вместе со своим несовершеннолетним сыном отправилась на родину, оставив [в Дании] двух своих дочерей; {Потомство дочери графа Фландрии Эделы} одна из них, Ингерда112, вышла замуж за знатного свея по имени Фолько. От него она родила сыновей Бенедикта и Канута, став, таким образом, бабушкой ныне здравствующего правителя Светии Биргера113 и его братьев. 2Другая же её дочь, Цецилия114, вышла замуж за префекта Гётии Эрика, родив от него сыновей Канута и Карла, ‘от которых, как от некого благородного источника’, ‘ведут своё происхождение сразу несколько родов блестящей и многочисленной знати’.


{11.15.1} {Упрямство простолюдинов} Народ ликовал, радуясь убийству короля, злыми насмешками сопровождая то злодеяние, которое им следовало бы оплакивать. 2‘В качестве причины совершения ими преступления они указывали на своё стремление к справедливости’, а само убийство они называли тираноборчеством. Однако Бог не позволил, чтобы его воин остался без заслуженного вознаграждения, ясными свидетельствами сделав для всех явной остававшуюся доселе втайне невиновность этого святого мужа, сопроводив блеском выдающейся славы, которой он пользовался при жизни, также и его смерть. 3Дабы доказать всем то, что очевидное злодеяние убийц Канута заслуживает наказания, Он явил несколько чудес, блеском этих дивных явлений открыв для простого народа все неизвестные ему прежде добродетели этого человека. 4Народ изумлялся этим знамениям, однако продолжал с недоверием относиться к его святости, долго и тщетно пытаясь бросить тень на очевидные подтверждения, данные посредством знамений. 5Оставаясь во власти старинной вражды, простолюдины, как и прежде, упорствовали в своей ненависти, будучи неспособными допустить, что тот, кто, по их мнению, погиб из-за своих злодеяний, удостоился почестей от Господа, и, руководствуясь своим человеческим разумом, они пытались противиться недвусмысленному велению небес. 6Даже видя, что небу угодны те поступки, которые они проклинали, они, дабы уменьшить и подорвать доверие к чудесным знамениям, выдавали содеянное ими убийство за справедливое дело и, упрямо оправдывая свой поступок, не стыдясь, ‘с величайшим упорством продолжали ратовать за свой приговор’. 7Не довольствуясь тем, что отняли у короля его жизнь, после его смерти они пытались отнять у него также и причитавшуюся ему славу, [искренне полагая, что], заставив померкнуть сияние [его подвигов], они смогут похоронить и всю память о нём.

{11.15.2} Но мраку человеческой жизни не дано затмить божественное сияние, 2и свет [производимых им] чудесных знамений проникал лучами яркой правды через туман сомнений, {Чудеса божественного Канута} 3ибо святость короля являлась источником излечения от болезней (л.117об.)|| и слабости и многим вернула здоровье. 4Когда исполненные зависти недоброжелатели вследствие большого числа знамений были вынуждены признать святость Канута и не смогли более препятствовать людям верить в неё, они тем не менее продолжали защищать содеянное ими. Признав его святость, они, однако, утверждали, что будто она не является следствием его заслуг в предшествующей жизни, но есть результат его глубокого раскаяния, которое он проявил в свой последний час. 5Таким образом, с одной стороны, ‘они заявляли, что имели законный повод сделать то, что сделали’, с другой — одаряли почестями жизнь того, кого убили. 6Они говорили, что король заслужил свою смерть, и лишь слёзы раскаяния, пролитые им, сделали его святым, ибо при жизни им более двигала алчность, чем набожность. 73а это заблуждение им позднее пришлось тяжко поплатиться.

{11.15.3} Также и их потомки, ‘унаследовав от своих отцов неприязнь [к Кануту]’, полагают, что внешние проявления его святостиa вызваны не его поведением при жизни, а раскаянием [перед смертью], добавляя, таким образом, к прежнему заблуждению свою нынешнюю недоверчивость. И нет никакой возможности заставить этих людей отринуть их ненависть и честно признать его святым. 2Святость Канута, которая впервые проявилась в [одном] маленьком городке, осветила своими лучами почти весь мир, и поклонение ему [как святому], начатое поначалу лишь тамошними горожанами, постепенно стало всеобщим. 3‘Почитание его добродетелей, ясно проявлявшихся как при жизни [этого короля], так и в последовавших [после его гибели] чудесах, поначалу было распространено лишь среди жителей Оденсе, однако впоследствии оно было освящено <также>b и всей [католической] церковью’. 4Вплоть до настоящего времени [святая] душа Канута блаженствует в своих небесных [чертогах], являя нам свои чудеса. 5И получилось так, что Канут и в своей земной жизни старался всячески оберегать своё Отечество, и теперь, оказавшись на небесах и обретя для своей божественной души бессмертие, не оставляет нас без своей защиты и покровительства. Его святость широко известна и почитаема, а [посвящённый ему праздник] занимает весьма почётное место в церковном календаре115. 6Его сила проявляется в ежедневных исцеляющих знамениях и воздаёт добром за зло, причинённое ему народом его страны. 7Во все века будет Дания славиться его высокими добродетелями! 8Вот насколько яркой бывает та слава, лучи которой сопровождают святых людей после их смерти, когда человеческая зависть отвергает дары неба!


Заканчивается Одиннадцатая Книга.

(обратно)

Книга двенадцатая



Начинается Двенадцатая [Книга]


{12.1.1} {Олав, 79-й король [Дании]} После гибели Канута жители Ютии упрямо продолжали сохранять свои бунтарские настроения и, питая особое расположение к Олаву, с радостью отдали ему свои голоса, стремясь именно его сделать своим королём1. Они надеялись, что он щедро воздаст им за то, что они сделали для него, подвергаясь стольким опасностям в борьбе за королевскую власть для него. [Остальным же] братьям короля по причине их сильной привязанности к Кануту предложить эту честь они не посчитали возможным. 2Договорившись о необходимой для выкупа Олава сумме2, [пока она не была собрана], в качестве залога за его освобождение они отдали Николая, приходившегося родным [братом] как их прежнему, так и будущему королю3. Возвратившемуся же [Олаву] они передали власть в королевстве. 3Этим своим поступком Николай дал [всем нам] убедительный пример того, какой на самом деле должна быть любовь между братьями. ‘Возложив на себя те цепи, в которых до этого пребывал его брат’, он без колебаний согласился [ценой] своей свободыa доставить ему королевство. 4Узнав об этом, Эрик, помня о том, как плохо он по приказанию брата [в прошлом] обошёлся с Олавом, и опасаясь его мести, вместе со своей женой Ботильдой, которая была внучкой Ульва Галлицийского через его сына Тругота4, отправился в Светию5. 5Между тем даны продолжали деятельно собирать деньги для выкупа заложника и заплатили заимодавцу условленную сумму. 6‘Однако, когда он был освобождён из-под стражи во Фландрии, уготованная каждому из преступников жестокая судьба [, ведь со стороны казалось, что он лично был виновен в убийстве брата,] сопроводила его [восхождение на престол] сильнейшим неурожаем и засухой в Дании’. 7Между тем как даны радовались новому королю и бесстыдно глумились над гибелью прежнего, Бог, который всегда с неприязнью относится к виновным, не желая более оставлять безнаказанными их злодеяния, решил воздать голодом за их своеволие. ‘<Справедливым>b наказанием’ за совершённое народом преступление стала всеобщая нужда.

{12.1.2} Решив наказать не того или иного выборочно, но всех их вместе,(л.118)|| Он постановил, что неблагоприятная для урожая погода будет продолжаться ровно столько лет, сколько Канут пробыл королём6. Таким образом, Божественное Всемогущество, которое превыше человеческой силы, и совершило своё возмездие. 2Весной и летом зной выжигал все посевы на полях, а осень была такой дождливой, что если в низинах и на тех полях, где благодаря болотистости почв было много влаги, что-то и вырастало, то ‘из-за проливных дождей и наводнений’ оно [всякий раз] погибало. По воле небес всё происходило в полной противоположности тому, что было на пользу людям. 3Летом живительной влаги совершенно не хватало, тогда как обычно засушливый август принёс её безо всякой меры, 4и полностью затопленные дождевой водой поля по своему виду стали походить на озёра. 5То, что с трудом уродилось летом, было, таким образом, уничтожено осенью, и погода была столь скверной, что ни дождь не мог восполнить ущерба, нанесённого солнцем, ни солнце не могло смягчить вреда от наводнений, к которым приводили постоянные дожди. 6Из-за того, что вода полностью залила посевы, крестьянам приходилось даже садиться в лодку, чтобы вплавь собрать колосья, плавающие в воде. После чего им приходилось сушить остатки этих [наполовину] сгнивших [злаков] у огня [своих] печей, молоть и делать из них кашу, так как на хлеб те [уже] не годились.

{12.1.3} Хлеба было так мало, что из-за нехватки пищи голодной смертью погибла большая часть народа. 2Богатые стали бедными, а бедные умерли, знать потеряла своё богатство, простолюдины лишились жизни. {Высокие цены на зерно в Дакии} 3Дело в том, что ‘богатые люди’, когда у них закончилась еда, покупали себе спасение ценой своего золота и серебра, тогда как те, кто был беден, у кого не было ни денег, ни пищи, умирали повсюду от страшного голода.

{12.1.4} Сам король ‘оказался в крайней нужде’. Будучи вынужден обменять большую часть своих поместий на зерно, он приказал продать свои земли и на вырученные деньги купить съестное. 2С той же целью и ‘[многие] представители родовой знати не стыдились расставаться со своими инсигниямиa’. 3Между тем в соседних землях было полным-полно зерна, и поэтому стало ясно, что это возмездие было направлено против одного конкретного народа, а не всех стран7. 4Это тяжёлое бедствие принудило народ признать <за Канутом>b ту святость, в которой они прежде ему отказывали, и ‘постепенно даны начали выказывать глубокое уважение к тому, чьи высокие достоинства они до сих пор презирали’. 5Эта кара, постигшая столь явно только данов, меж тем как прочие народы имели вдоволь зерна, была очевидным свидетельством преступления убийц и невинности убитого.

{12.1.5} {Понтифик Свено} Епископ Свено, пользовавшийся большим уважением у данов, предсказал это несчастье, призывая народ принести покаяние за совершённое им тяжкое злодеяние8. 2Считалось, что он был добр к своему народу и ‘чтил [Господа] Бога’; кроме того, ‘он с большой заботой относился к церкви и с необычайным красноречием выступал на народном собрании’. 3Таким образом, ‘пользуясь всеобщей любовью’, среди наших соотечественников он был известен как человек, имевший наибольший авторитет и лучше всех умевший говорить. 4Нравы своей паствы он исправлял не только при помощи красивых слов, но и своим прекрасным примером, который он показывал в жизни, так как образ его мыслей был столь же правилен, как и его речь. 5Когда им был построен храм [святой] Троицы, то при обустройстве прилежащего к нему церковного двора его помощником в совершении этого богоугодного дела стал сам король Канут. 6Не меньшее усердие он проявил и в деле строительства церквей в честь [святой Девы] Марии. {Церковное строительство Свено} 7Одну из них он возвёл в самóм городеa, над другой усердно трудился в Рингстаде, а третью, [в честь святого] Михаила, он построил в <Слаглосе>b 9. 8Вот какое пристальное внимание этот понтифик уделял строительству святых храмов! 9Не довольствуясь благочестивой деятельностью у себя дома и желая распространить её и на другие страны, он решил совершить паломничество. 10По пути в Иерусалим он посетил Византий, где собрал множество различной драгоценной утвари и мощей святых, которые затем отправил домой для использования их у себя в церкви. {По пути в Иерусалим Свено скончался на Родосе} 11Меж тем как Греция стала свидетелем его благочестия, Родос увидал его смерть.

{12.1.6}с41 {Аскер стал епископом} Примерно в это же самое время умер <Рихвальд>d, и начальство над церковью Лундии принял на себя Аскер — муж, широко известный благодаря своей добродетельной жизни и знатному происхождению.


{12.2.1} Хотя Олав управлял страной уже почти десять лет, страна пребывала в такой нищете, что ему не удалось совершить ничего, что было бы достойно его королевского звания. {Унизительное положение Олава} 2При этом соседи, презиравшие его за бедность, считали чем-то постыдным обращать свои мечи против Голодного10, полагая, что не следует обрушивать своё оружие на того, кто пребывает в такой нужде, и что нельзя человеку заставлять страдать того, кто уже отвержен Господом, ибо наказание, наложенное смертными, никогда не сможет превзойти небесную кару11. 3Да и кто вообще мог питать зависть к стране, которая вот уже столько лет находилась во власти самой крайней нужды?

{12.2.2} Однажды, не имея у себя дома в достаточном количестве хлеба, король [тем не менее] решил торжественно отпраздновать Рождество Господне, и тогда, ‘увидев, что все его домочадцы [после подобающего этому случаю застолья остались] голодны’,(л.118об.)|| он пришёл в сильное смятение от стыда, что у него нечего поставить на стол, закрыл руками лицо и залился слезами, горькими вздохами выражая ‘[накопившуюся] у него на сердце печаль’ из-за того, что наступили такие тяжёлые времена. 2Он плакал, потому что на большое число гостей у него было столь скудное угощение, считая стыдом то, что они вынуждены голодать в такой великий праздник. 3‘Мне кажется, чужую нужду он оплакивал лишь для виду, тогда как в действительности подразумевал своё собственное бедственное положение’. 43атем он поднял свои глаза к небу и принялся смиренно молить всемогущего Господа, раз Он прогневался на его народ, удовлетвориться наказанием одного его, а не всех данов, полагая, что его Отечество сегодня находится в наихудшем положении и что для него настали самые трудные времена. 5Казалось, что ‘ему было стыдно предложить своим высоким гостям столь скудную трапезу’, которая скорее вызывала голод, чем утоляла его.

{12.2.3} ‘Господь не остался глух к нему’. {Смерть Олава} 2‘Вскоре жизненный путь короля был закончен’, и благодаря своей набожной молитве (если только можно говорить о набожности братоубийцы)a он обрёл смерть для себя и спасение для своего Отечества, ‘своим благородным раскаянием избавив страну от величайшей из бед42. 3Можно сказать, что он оставил [после себя] более достойную память своей смертью, чем поступками, [совершёнными им при жизни], ибо ‘этот король умер, желая предотвратить гибель своего Отечества’. 4Воистину, насколько велика была любовь в его сердце к своим [подданным], стало ясно, когда он предпочёл, чтобы [наказание] за учинённое ими злодеяние обрушилось лишь на его голову, и потребовал, чтобы [угрожавшая] всем опасность досталась только ему одному. 5Другими словами, ‘едва ли следует отрицать набожность’ того, кто ‘смог пожертвовать своей жизнью ради спасения своих соотечественников’. 6Судьба похоронила голод вместе с тем, кто был его причиной, и нужда [сразу же] сменилась изобилием.


{12.3.1} {Король Эрик} После него из Светии13 был вызван следующий [по старшинству из братьев] Эрик14, которого при всеобщем ликовании и избрали [королём Дании] вместо Олава. 2При нём к измученному плохими урожаями народу снова вернулось благосостояние, и посевы, теперь [обильно и ко времени] орошаемые дождём, [исправно] набирали вес и силу. {Дешевизна зерна} 3В его правление урожаи на полях были столь обильны, что за один модий любого зерна давали такое же число денариев15,4и изобилие это сохранялось во все годы, пока он был королём. {Эрик Эйегод} 5Поэтому своё прозвище Добрый16 он получил не только благодаря своим достоинствам, но и благодаря [наступившим при нём] хорошим временам. 6Таким образом, на смену бедности тогда пришло благосостояние, а вместо нужды началось изобилие. 7‘Пожалуй, здесь не будет лишним вкратце рассказать о выдающихся качествах’ этого человека.

{12.3.2} {Высокий рост Эрика} Дело в том, что, помимо прекрасных свойств своей души, ‘от природы он был наделён ещё и многими другими выдающимися качествами’, а его на удивление громадное тело было настолько велико, что, [когда Эрик стоял где-нибудь в окружении прочих людей], его плечи возвышались над головами всех прочих. 2Его стать соответствовала росту, и казалось, что в своём усердном старании природа в создание его тела вложила всю свою заботу и умение, ибо видимая огромность членов Эрика находилась в полном согласии с его столь же огромной силой. 3Никто не мог сравниться с ним ни в силе, ни в росте, и, можно сказать, Эрик был одинаково известен как благодаря своему высокому росту, так и благодаря своей жизненной энергии. 4Сидя метая копья и камни, он всё равно побеждал тех, кто делал это стоя, ведь даже такое положение, менее удобное для того, чтобы демонстрировать свои умения, не могло помешать ему в этом. {Огромная сила Эрика} 5Оставаясь в том же положении, он мог бороться с двумя своими самыми сильными воинами; пока он боролся с одним, другого держал зажатым между своими коленями, не останавливаясь до тех пор, покуда, сбив с ног сначала одного, а затем и другого, не связывал им руки за спиной. 6Не меньшую силу он выказывал и в состязаниях [по перетягиванию] каната17. 7Взяв в правую и левую руки по одному концу верёвки, другие их концы он [обычно] давал четырём отличавшимся своей силой мужам, которые должны были тянуть свои концы в противоположную сторону. 8Однако в то время как они не могли даже сдвинуть его с места, сам он, сильно ухватившись за концы верёвок правой и левой руками, мог сделать так, что они либо были вынуждены отпустить свой конец, либо, несмотря на все их усилия, он притягивал их к себе и, когда те уже не имели сил удержать верёвку, заставлял их подойти ближе18.

{12.3.3} {Красноречие Эрика} Также он был обладателем чудесного голоса 2и выступал на тинге не только ‘с величайшим красноречием’, но и столь громко и отчётливо, что его могли слышать не только те, кто стоял рядом с ним, но и те, кто был далеко. 3Кроме того, заканчивая речь, он имел привычку, желая завоевать расположение простых людей, обращаться к мужчинам с просьбой, когда они вернутся домой, передать привет от него их жёнам, детям и даже слугам,(л.119)|| обещая им всем, что его <правосудие>a будет служить каждому из них, а также утверждая, что его [первейшая] обязанность следить за тем, чтобы законы в равной степени уважались всеми его подданными.

{12.3.4}b [Нужно отметить, что] при всей кротости своей души этот король не испытывал недостатка и в мужестве. Чуждый жестокости, он был лишён и чрезмерного благодушия, умея придерживаться середины между твёрдостью и слабостью. 2Строгость, которую он обнаруживал, в высшей степени пошла на пользу простому народу. 3Для того чтобы алчность вельмож не смогла навредить правосудию, а их гордыня не подрывала силы закона, он со строгостью выступал против их бесчинств, и чем дальше он был от злодеев, тем суровее был его приказ об их наказании. 43ачастую, когда угнетатели простого люда думали, что король далеко и они могут его не бояться, он неожиданно появлялся у них со своей свитой, ‘чтобы схватить их и повесить’. 5Можно ли сказать об этом что-то другое, нежели то, что перекладина виселицы служила расплатой за тяжесть преступления? 6Именно поэтому [и считается, что] он был ужасен для знати и добр к простому народу, ведь к последним он относился с отеческой снисходительностью, тогда как к первым был по-королевски строг19.

{12.3.5} Одна лишь сила похоти заставляла его своим отвратительным распутством и разнузданностью омрачать все эти блестящие качества его души и тела. 2Ибо несмотря на то, что ‘судьба подарила ему отличавшуюся красотой и добродетелью жену’, он весьма часто осквернял узы [законного] брака и [супружеское] ложе, имея любовные связи с женщинами на стороне. {Похвальное терпение королевы Ботильды} 3Впрочем, королева Ботильда не испытывала недостатка в терпении по отношению к недостойному поведению своего мужа20. 4Проявляя материнскую заботу к девушкам, к которым, как она замечала, её супруг питал нежные чувства, она стремилась как можно полнее удовлетворять желания своего мужа и, ‘покуда была жива, брала их к себе в служанки’. 5Более того, ‘чтобы они выглядели как можно красивее, королева собственными руками даже расчёсывала им волосы’; ‘и, хотя уже само то, что она укротила свой гнев на них, было вполне достаточно, она ещё и дарила им свою любовь’, полагая, что если она уже не может радовать своего мужа собственной красотой, то пусть он порадуется красоте других, предпочитая хранить любовь своего мужа посредством других, вместо того чтобы отплатить им местью за [нанесённое ей] оскорбление. Она не хотела, чтобы её прославленного господина обвиняли в совершении чего-то постыдного, 6и потому решила, что тем, кто отнял у неё любовь её мужа, лучше воздать любезным обхождением, чем ненавистью. 7Она не только пыталась скрыть бесстыдное поведение своего супруга, но и, оставляя без внимания все его внебрачные связи, старалась проявлять доброту к тем, кто заслуживал её неприязнь, воздавая уважением за презрение и любезностью за обиду. 8Этим своим поступком она явила блестящий образец женского терпения и своей беспримерной кротостью заслужила своему имени блестящую славу.

{12.3.6} У Эрика было три сына: Харальд, Канут и Эрик, из которых первый родился от наложницы, второй — от супруги, а третий — от чужой жены. 2Также у него было и множество рождённых вне брака дочерей. Одну из них он выдал замуж за человека по имени Хаквин21 в награду за его обещание отомстить за убийство Беро. 3Дело в том, что брат Эрика по имени Беро, подчинив себе Голштинию и Дитмар, в том месте, где, как считается, [некогда] сын Вермунда Уффо сражался на поединке с двумя лучшими воинами из народа саксонцевa, желая обеспечить себя защитой в случае восстания, построил себе крепость, окружив её валом и рвом22. 4Когда он выступал с речью на тинге, то был убит, будучи пронзён копьём, брошенным одним из местных жителей, питавшим личную неприязнь к его власти.


{12.4.1} В то время склавы, чья надменность сильно возросла из-за того жалкого состояния, в котором пребывала Дания, часто тревожили наш народ своими разбойничьими нападениями с моря, чему немало способствовала бездеятельность Олава, не желавшего ничего предпринимать против них. 2В тот раз они напали на одного очень знатного человека по имени Ауто, когда он переправлялся из Сьяландии на Фальстрию, и, поскольку он предпочел смерть плену, убили его. 3Дело в том, что даны, в силу своего врожденного мужества, считают плен самой плачевной участью, которая только может постигнуть человека. {Скьяльмо Белый} 4Скьяльмо Белый (приходившийся братом этому Ауто), выступая на специально созванном торжественном тинге, ‘много раз обращался к народу с жалобами на это преступление’, и ему удалось, в силу своего большого авторитета, убедить людей собраться и сообща отомстить за убийство этого человека. 5Дело в том, что этот король ставил величие своего народа так высоко, что даже передал ему право самому принимать решение о начале похода на врага, и, таким образом, всенародное ополчение при нём созывалось не по приказу государя, а волей народа.

{12.4.2} Между тем двое мужей [по имени] Алли и Херри23, [несмотря на то, что] родились они в Скании, из-за своих преступлений оказались недостойны [этого] и ‘направились в Юлин — то самое место, где находили прибежище все даны, объявленные вне закона’. 2Оттуда они начали жестоко разорять Данию, вместе с морскими разбойниками часто нападая на свою родину. {Склавы в 19-й раз покорены [данами]} 3Составленное из молодёжи войско данов напало на Юлин и, взяв (л.119об.)|| местных жителей в осаду, в качестве цены за заключение мира заставило их выдать всех находившихся за стенами города разбойников и заплатить [значительную] сумму денег. 4Заполучив преступников в своё распоряжение, наши решили наказать их за тот ущерб, который они нанесли своему Отечеству, и казнить их самой жестокой смертью. 5Чтобы сделать их гибель более ужасной, они, скрутив им руки за спиной, первым делом крепко привязали их к столбам, после чего вспороли им ножом животы и, вытащив часть их внутренностей наружу, оставшиеся кишки намотали вокруг столбов, не прекращая пыток до тех пор, пока не были вынуты все внутренности и эти лютые разбойники не испустили свой дух. 6Это было жестокое зрелище, однако оно возымело весьма полезное действие, 7так как этим не только были наказаны виновные, но и было дано предупреждение всем прочим избегать того, что может навлечь подобные мучения. 8Таким образом, для тех, кто был свидетелем всего этого, оно стало таким же хорошим уроком, как для преступников — наказанием. 9И это был отнюдь не единственный случай, когда Эрик нанёс поражение многочисленному войску склавов и ослабил их силы24. Сумев впоследствии во второй и даже в третий раз укротить толпы этого неукротимого народа, он добился того, что жестокая буря их разбойничьих вторжений более уже никогда не осмеливалась тревожить его с моря.


{12.5.1} {Первым архиепископом в Лунде стал Аскер} Тем временем, после того как умер Эгин, священство над лундской церковью принял один из знатнейших уроженцев Ютии [по имени] Аскер25. 2По случайному стечению обстоятельств, дав волю ложным и необоснованным подозрениям26, гамбургский первосвященник27 решил наказать Эрика, [наложив на него] церковное проклятие. 3Напуганный этим, король подал апелляцию на приговор [архиепископа] и отправился в Рим, где, в доверительной беседе подробнее изложив суть дела, смог отвести от себя все обвинения этого понтифика, одержав верх над обвинителем по всем пунктам своей защиты.

{12.5.2} Не удовлетворившись тем, что успешно отразил все его нападки, Эрик из неприязни к своему противнику решил, что ‘глава духовенства его страны не может более находиться в подчинении у иноземного первосвященника’. 2По этой причине он вернулся в Рим28, ходатайствуя как от себя, так и от своей страны и местного духовенства освободить их от власти саксонского прелата, не желая впредь в церковном отношении быть вынужденным следовать чьим-то указаниям из-за границы или же слушаться иноземцев в вопросах вероучения. 3‘Ему не составило труда убедить [папскую] курию удовлетворить свою просьбу’, 4ведь там не хотели обидеть отказом столь прославленного мужа. Приняв во внимание его высокие достоинства и усталость [от долгой поездки], курия удовлетворила его просьбу, пообещав, что он сам и его королевство будут пожалованы правом иметь у себя священнослужителя наивысшего ранга. Радостный и преисполненный надежд, король отправился восвояси.


{12.6.1} ‘Впрочем, его дальнейшая судьба оказалась куда более печальной’. 2Дело в том, что, когда Эрик вернулся домой и в соответствии с тем, как это заведено у королей, ‘решил устроить пир под открытым небом’, среди прочих [гостей] на нём оказался и некий учитель музыки. {Необычный восхвалитель музыки} 3Он всячески расхваливал своё искусство, кроме всего прочего утверждая, что звуками своей музыки может довести людей до безумия и исступления. 4По его словам, струны его инструмента обладали такой силой, что ‘любой из находившихся по близости, оказавшись во власти производимой ими гармонии, был уже неспособен сохранить рассудок’29. 5Когда его спросили, ‘может ли он прямо сейчас совершить что-то подобное’, музыкант ответил утвердительно, после чего, действуя просьбами и угрозами, король заставил его доказать это всем присутствующим. 6Поскольку ни страх безумия, ни предупреждение о грозящей ему опасности не смогли заставить короля отказаться от своего желания, музыкант, не желая, чтобы, впав в исступление, люди нанесли себе какой-либо вред, первым делом позаботился о том, чтобы из зала было вынесено всё оружие, после чего попросил поставить побольше людей у входа в помещение, там, где они не могли бы слышать его кифару, велев им, когда наступит всеобщее безумие, выломать двери, вырвать у него из рук кифару и ударить ею его по головеa, так как, если он не прекратит играть, вошедшие тоже лишатся рассудка. 7Он приказал также, чтобы были наготове те, кто будет держать впавших в исступление, дабы эти обезумевшие люди в ярости не перебили друг друга.

{12.6.2} Его просьба была исполнена, 2и, после того как вынесенное из дома оружие заперли под замок, он принялся перебирать свои струны, извлекая из них необычайно суровую мелодию. {Сила музыки} 3Сначала его игра наполнила [сердца] присутствовавших печалью и привела их в замешательство. 43атем ‘его лира исполнила более весёлую мелодию, от чего среди его слушателей началось неистовое оживление’; ‘совершая игривые телодвижения’, они теперь всячески показывали, что печаль в их сердцах сменилась [безудержным] весельем. 5Под конец, когда его игра стала ещё более неистовой, они [также] впали в ярость и исступление и, охваченные безумием, сотрясали воздух громкими воплями и криками. 6Так он менял их настроение переменами в своей игре. {Исступление короля} 7Когда те, кто стоял во дворе и не слышал эту музыку, увидели, что король и прочие в зале принялись безумствовать, они ворвались в зал и [попытались] схватить охваченного яростью короля,(л.120)|| однако так и не смогли его удержать. 8Бешенство делало его и без того от природы большие силы ещё больше, и поэтому, когда король совершенно обезумел, ему не составило труда вырваться из рук своих воинов. 9Одолев тех, кто пытался ему помешать, он выбежал наружу, после чего, выломав двери в своём дворце, схватил меч и убил четырёх [из своих] воинов, которые, пытаясь его удержать, подошли к нему слишком близко. 10В конце концов лишь ‘после того, как на него со всех сторон были наброшены подушки’ и он был придавлен их тяжестью, свите с большой опасностью для собственной жизни удалось с ним справиться. 11‘Когда к нему снова вернулся рассудок’, он первым делом полностью заплатил положенное по закону за своё преступление перед своими воинами30.

{12.6.3} Для того чтобы ознаменовать своё раскаяние по возможности большей жертвой и таким образом искупить свой грех, он задумал совершить благочестивое путешествие в чужие страны и решил отправиться в Иудею — землю, почитаемую всеми благодаря воспоминаниям о том, что её некогда посетил сам Господь. 2Этот благочестивый замысел он долго держал втайне в своём сердце и лишь затем поведал о нём тем, кого он главным образом из-за их стати и роста захотел взять себе в спутники в этом странствии. 3После того как они с печальным видом выслушали это его решение, Эрик объявил о нём на торжественном собрании всему своему народу. 4Когда он рассказывал об этом на тинге в Виберге, люди пришли в отчаяние, жалуясь и ропща, словно они теряли своего отца. Они кричали, что своим отсутствием он навлекает на Отечество опасность, при этом ‘в своём стремлении удержать его они, плача и стеная, вели себя так, словно на самом деле это была не разношёрстная толпа, а близкие друзья короля’. 5В конце концов, обливаясь слезами, ‘они встали перед ним на колени, умоляя его’ и настойчиво упрашивая думать более о его долге перед всем народом, чем о своём личном желании, утверждая, что Богу более угодно, чтобы он исправно занимался делами своего королевства, чем отправился в изгнание. 6Он же мольбам собравшихся на тинге противопоставил святость клятвы и, сославшись на свой обет, сохранил неизменным свой изначальный замысел. 7Впрочем, у народа не было недостатка в ‘хитрых советах’ для того, чтобы [уговорить его] отказаться от такого способа снискать для себя прощение пред Господом, и, чтобы он смог откупиться от данного им обещания, они предложили отдать третью часть своего движимого имущества в пользу бедных31.

{12.6.4} Однако даже таким образом им не удалось поколебать его стойкого и упрямого благочестия. 2Король не был согласен с тем, что ценой преступления можно купить себе отпущение греховa или что с помощью чужих денег можно освободиться от данной кому-либо клятвы. Как он сказал, если он согласится на их предложение, то в будущем это заставит его самого совершить несправедливость, а Отечество подвергнется опасности остаться в нищете. 3Он считал, что лучше снарядить своё путешествие за собственный счёт, чем заимствовать всё необходимое для этого у кого-то другого, ведь он не хотел, чтобы исполнение его благочестивого намерения стало бременем для посторонних. 4После этого ‘он отвёл в сторону знатных людей’ и начал советоваться с ними о том, кто должен управлять королевством в его отсутствие. Он держал совет с ними не потому, что у него недоставало ума самому найти себе замену, но потому, чтобы не показаться человеком, который оставляет без внимания чужие советы и всегда поступает лишь по собственному усмотрению, ставя своё личное решение выше мнения большинства соотечественников, услышав это, вельможи ответили ему, что готовы согласиться с любым его предложением и что у них нет никаких сомнений в его способности решить этот вопрос, ведь удивительная мудрость короля [хорошо] им известна и по другим [его делам].

{12.6.5} Тогда Эрик возложил исполнение обязанностей короля на своего сына Харальда, который к тому времени достиг уже ‘подходящего для этой чести’ возраста32. 2Обязанности по воспитанию Канута он возложил на Скьяльмо Белого33, — мужа, знаменитого благодаря своему безукоризненному благородству, которого он также назначил своим наместником не только в Сьяландии, но и в Ругии, обязав его платить с этих земель в казну подати. 3Эрику, чье происхождение [по материнской линии] было менее благородным и о котором он заботился не так сильно, он назначил менее известных опекунов34. 4Сделав эти распоряжения, для своего путешествия в чужие страны он выбрал себе в спутники самых высоких людей, надеясь, что рядом с этими статными мужами и его собственный высокий рост будет казаться не таким огромным. Таким образом, с чужой помощью он пытался уменьшить впечатление о больших размерах своего собственного на удивление высокого роста, не желая, чтобы огромные размеры тела одного человека вызвали насмешки у праздных зевак в чужих странах. 5Ботильда не замедлила склонить своё сердце к тому, чтобы вместе со своим мужем принять участие в исполнении этого его замысла, разделив с Эриком данный им обет, она отказалась при этом делить с ним ложе, своим целомудрием сильно приумножив ценность этого [благочестивого] предприятия.

{12.6.6} Впрочем, [даже] покинув пределы своего Отечества, Эрик не переставал заботиться о его благе. 2Для того чтобы даны впредь не проводили свои богослужения под началом иноземного епископа, он отправил в [папскую] курию послов, которые должны были испросить позволения почтить местную церковь правом иметь собственного священнослужителя наивысшего ранга35. 3В Риме не замедлили сдержать данное ему обещание. 4Из курии был послан легат, который должен был пожаловать духовенству нашего народа все причитающиеся этому [высокому] священническому званию праваa, и, когда он тщательно исследовал все важнейшие места Дании, ‘с большим вниманием изучив не только людей,(л.120об.)|| но и города’, [о которых могла бы идти речь в вопросе выбора резиденции и самого архиепископа], {Первенство лундской церкви} он решил, что эта важнейшая честь (отчасти благодаря выдающимся добродетелям Аскера, отчасти благодаря тому, что сюда можно легко добраться как по суше, так и по морю) должна быть отдана Лундии. 5Он не только вывел Данию из-под власти Саксонии, но и передал ей в подчинение в церковном отношении Светию и Норвегию. 6Таким образом, отнюдь не чем-то незначительным Дания [с тех пор] обязана благосклонности Рима, ведь он не только сделал [нашу церковь] свободной, но и установил её главенство в других странах.


{12.7.1} Между тем Эрик, добравшись на корабле до Русции, далее продолжил свой путь по суше и, пройдя бóльшую часть стран на Востоке, пришёл в Визáнтий36. {Эрик прибыл в Византий} 2Император не решился впустить его в город, думая, что паломничество короля лишь предлог, за которым таится недобрый замысел, а потому повелел данам встать лагерем у городских стен, где он и оказал им гостеприимство. 3С подозрительностью выслушав рассказы об огромном росте Эрика и его славе, он решил, что лучше сильно потратиться [и почтить гостя там, где он сейчас], чем впустить его внутрь города. 4Даны, [находившиеся на службе у императора и] бывшие в числе тех, кто пользовался наибольшим его расположением, тоже оказались среди подозреваемых, так как он опасался, что ‘король из их собственной страны будет пользоваться у них большим уважением, чем тот, кому они служат лишь за деньги’. {Даны обычно несут военную службу в Константинополе} 5Дело в том, что среди прочих воинов, несущих службу в Константинополе-граде, те, что говорят на языке данов, занимают первое место, и ‘именно им тамошний государь чаще всего доверяет охранять свою жизнь в качестве своей личной стражи’. 63амысел императора не стал тайной для Эрика. 7Впрочем, скрыв это, он лишь попросил у него позволения войти в город, чтобы поклониться здешним святыням, пояснив, что его желание посетить местные достопримечательности вызвано [исключительно] сильной любовью к Господу. 8Император похвалил его [религиозное] рвение и обещал дать ответ на следующий день.

{12.7.2} Тем временем те из данов, кто служил в греческом войске, явились к императору и обратились к нему с просьбой разрешить им встретиться со своим королём и поприветствовать его. Император разрешил им, но при этом велел делать это небольшими группами, чтобы в случае, если король данов захочет переманить их к себе, не потерять всех своих воинов сразу. 2Чтобы знать, о чём они будут говорить с Эриком, император приставил к ним людей, знавших как датский, так и греческий языки. 3После того как воины поприветствовали своего короля, он предложил им сесть {Обращённый к данам призыв Эрика} 4и, взяв слово, сказал, что даны, состоящие на воинской службе у греков, благодаря своей доблести с давних пор пользуются у них наивысшим почётом и несмотря на то, что в этой стране они являются иноземцами, в их руках находится власть над теми, для кого эта страна является родной, так что здесь на чужбине они более счастливы, чем у себя на Родине. 5К тому же благодаря верности данов им доверено охранять жизнь императора, но это предпочтение — заслуга не столько их собственной доблести, сколько тех, кто служил в греческом войске прежде них. 6Поэтому им следует всячески стремиться вести трезвую жизнь и не предаваться пьянству, поскольку лишь тогда они смогут нести свою службу наилучшим образом, когда ‘откажутся от вина’ и не станут давать своему государю повод для беспокойства. 7Если же они перестанут придерживаться ‘правил умеренности’, то их ратный дух ослабнет, а стремление к сварам, напротив, станет сильнее37. 8Он сказал им также, что в бою с врагом они должны более думать о доблести, чем о [сохранении] жизни, не пытаться избежать смерти с помощью бегства или остаться невредимыми ценой бесчестья. Когда же они в конце концов вернутся к себе на Родину, он обещал наградить их за верную службу, а друзьям и родственникам тех, кто, ‘доблестно сражаясь, испустит свой дух в бою’, оказать всевозможные почести. 9С этими и подобными словами обращался он к ним, призывая их верой и правдой служить Греции38.

{12.7.3} Когда император узнал обо всём этом от приставленных им [к этим воинам] людей, он объявил, что, видимо, напрасно считается, что греки превосходят своей мудростью все прочие народы, ведь они усомнились в честности государя, чьи подданные столько раз доказывали им своё неприятие лжи. О честности короля можно судить по великолепным образцам твёрдости и постоянства, которые демонстрируют простые воины [из этой страны]. {Эрику оказаны высокие почести} 2Теперь, когда он понял, что королём действительно двигала любовь к Богу, а не коварство, он приказал украсить город, расстелить на улицах ковры, после чего ‘почтительно взял его своей десницей за руку’ и, словно триумфатора, под общее ликование отвёл в свою курию и дворецa. Тому, кто прежде незаслуженно вызывал у него недоверие, теперь он оказывал такие почести, наградить выше которых человек уже и не сможет39. 3Он даже отдал ему, как самому уважаемому гостю, свои палаты, где с тех пор не захотел более жить ни один другой император, не желая тем самым показать, что считает себя ровней этому выдающемуся королю, и, таким образом, слава этого места стала вечным памятником самому останавливавшемуся в нём гостю40. 4Им также был приглашён один человек, которому велели сделать похожий портрет короля в натуральную величину, и ‘тот, работая с великим тщанием, нарисовал красками портрет Эрика как в положении сидя, так и стоя, постаравшись на веки вечные(л.121)| | оставить [для потомков] изображение этого на удивление огромного мужа’.

{12.7.4} Не желая отпускать столь дорогого гостя без подарка, он просил его сказать, что [из вещей императора] ему нравится. 2И когда стало известно, что Эрик, презиравший мирские сокровища, более всего хотел бы приобрести мощи святых, император [щедро] одарил его святыми мощами и реликвиями. {В Данию отправлены священные реликвии} 3Тот же, с большой охотой приняв все эти благочестивые подношения, ‘позаботился о том, чтобы они были [сразу же] запечатаны императорским хризовулом и отосланы в Лундию и Роскильдию’. 4Не желая оставлять место своего рождения без знака своей к нему привязанности, он отправил в Слангадорпию41 мощи [святого] Николая42 и частицу от Христова Распятия. 5В этом городе им также была построена церковь, а на том месте, где в настоящее время расположен её алтарь, как говорят, его мать и произвела его на свет.

{12.7.5} Кроме того, он отказался принять предложенное ему императором большое количество золота43, так как не желал, чтобы показалось, будто алчность он ставит выше [обычной для себя] сдержанности и позарился на сокровища греков. 2Император воспринял этот его поступок как оскорбление, сразу же объявив Эрику, что тот выказал своё пренебрежение не подарку, а ему самому, и, когда он оставил мольбы, тот уже из страха вызвать неудовольствие императора был вынужден с благодарностью взять то, что ему было предложено. 3Чтобы не прослыть тем, кто получает, не воздавая, король, в свою очередь, отплатил ему за его доброту своими щедрыми дарами. 4Ценность этих подарков заключалась в их редкости, и, таким образом, угодность этих варварских подношений императору определялась тем, что все они были большой редкостью для Греции.

{12.7.6} После того, подарив императору [на прощание] несколько44 военных кораблейa со [всеми необходимыми] припасами, Эрик отбыл на Кипр. {Описание природы Кипра} 2Этот остров имел в те времена ту особенность, что, кого бы днём ни похоронили в его земле, ближайшей ночью его тело неизменно выталкивалось ею на поверхность45. 3Там король заболел лихорадкой и, почувствовав, что смерть его близка, приказал похоронить его близ самого знаменитого города на Кипре46, объявив, что, хотя земля обычно и выталкивает тела других людей, его прах будет оставлен в покое. {Похороны Эрика} 4Он был похоронен там, где и пожелал, и под влиянием его тела земля забыла о своей старой вражде, и та, что прежде выталкивала [из своих глубин] человеческие останки, теперь покорно терпела нахождение в себе праха не только его, но и других людей. 5Его супруга скончалась, также не выдержав трудностей этого паломничества47. 6‘Из всех детей короля Свено тогда оставались в живых лишь три его сына: Свено, Николай и Уббо’. 7Как уже сообщалось выше, Канут, Бенедикт и Бьёрн пали от меча, прочие же умерли от болезней.


{12.8.1} Прошло два года после смерти Эрика, прежде чем весть о его смерти достигла Дании48. 2<Следующим [из братьев] по старшинству> после Эрика был Свено. Он был настолько уверен в том, что пришло именно его время стать королём, что решил не дожидаться вердикта всей страны и, созвав тинг в Виберге, не побоялся вердикт одной из областей Дании поставить выше выбора всей страны. 3Возможно, он опасался, что его внутренние качества, до сих пор мало кому известные, будут подвержены более подробному изучению, и поэтому предпочёл достичь вершины власти с согласия небольшого числа людей, чем вверить свою судьбу произволу неизвестно какого решения большинства. И вышло так, что в вопросе, требующем решения всей страны, он воспользовался голосами лишь одной из частей Дании. 4Однако в то время как он, скача во весь опор, спешил прибыть на место проведения тинга в Виберге, силы оставили его, и, чтобы было легче и удобнее добираться туда, он был вынужден приказать везти себя в повозке, утверждая при этом, что с радостью умрёт, если хотя бы три дня успеет побыть королём. 5Ни нехватка сил, ни слабость его членов не могли обратить вспять устремлений его мятущейся и неуёмной души. Его болезнь, однако, обострилась, и он не мог уже продолжать свой путь прежним способом. 6Приказав своим слугам спешить, он потребовал для себя носилки, говоря, что ничуть не опечалится, если испустит свой дух прямо на тинге после того, как народ провозгласит его королём. Даже эта немощь не смогла притупить его ‘неугасимого честолюбия’! {Умер стремившийся стать королём Свено} 7Однако, между тем как он, не обращая внимания на своё слабое здоровье, изо всех сил спешил добраться до тинга, случилось так, что ему так и не удалось достичь королевского звания прежде своей смерти и что смерть пришла к нему раньше, чем он успел стать королём.

{12.8.2} И вышло так, что теперь выбор предстояло сделать между Николаем и Уббо, 2так как Харальд правил королевством несправедливо, чем и вызвал к себе глубокую ненависть у народа. 3Обратив все свои старания на козни и коварство, он вёл себя так позорно и безобразно, что, совершенно забыв о правосудии, самым отвратительным образом грабил и обирал своих подданных, ‘с помощью различных беззаконий всячески притесняя простой народ’.(л.121об.)|| 4И случилось так, что за время своего позорного правления он вызвал к себе всеобщую ненависть, и никто уже более не хотел терпеть то, что королевство принадлежит этому угнетателю, считая, что было бы нечестно воздать ему за все причинённые им несправедливости послушанием, а за притеснения — почестями. 5И когда все люди собрались на тинг в Исёре, было решено, что по своему возрасту верховную власть в стране получит [старший из братьев] — Уббо. Впрочем, единственным из них, кто обрадовался и приветствовал это решение тинга, был Николай, который, как [изначально] казалось, [напротив], должен был быть огорчён этим [выбором]. Дело в том, что среди сыновей [короля] Свено обычаем было сменять друг друга на троне соответственно их возрасту, так что старший из них всегда имел себе наследника в своём звании в лице младшего.

{12.8.3} Между тем Уббо не считал себя достаточно одарённым человеком и, зная свои весьма скромные способности, отказался принять на свои плечи столь тяжелую ношу, утверждая, что, [поскольку] ‘его брат обладает более живым умом’, именно он более всех других и достоин [исполнять сопряжённые с королевским титулом] обязанности. 2Он полагал, что гораздо умнее самому признаться в слабости своего разума, чем дать повод обнаружить её другим. 3Впрочем, ‘мне кажется, что, избегая этого назначения, он оценил свои способности более скромно, чем это было на самом деле’. Посчитав, что отказаться от королевской власти лучше, чем обладать ею, Уббо показал, что достоин этой чести более, [чем казалось ему самому], ведь он [по собственной воле] не постеснялся уступить своему более умному брату то, что изначально было предложено именно ему. 4Даны ‘не оценили должным образом его сдержанной скромности’, не поняв, что в действительности он поступал разумно, представив свои мнимые посредственные способности в качестве повода не брать на себя бремя власти, и равнодушно прошли мимо того, кого они должны были с настойчивостью принудить дать согласие. 5Какому разумному человеку не ясно, что на самом деле сердце его было преисполнено мудрости, ведь он предпочёл, чтобы ‘судьба и впредь хранила его среди простых людей’, и не захотел искать ‘более высоких почестей’, несущих с собой одни лишь заботы и волнения?


Заканчивается Двенадцатая Книга.

(обратно)

Книга тринадцатая



Начинается Тринадцатая [Книга]


{13.1.1} {Николай, 81-й король [Дании]} Унаследовав королевство, Николай ‘остался по-прежнему чужд какой-либо надменности и важничанья’, ни в чём не переменив своего былого образа жизни1. Сохранив все свойственные своей предыдущей жизни привычки, он не позволил удаче поменять свою натуру, полагая, что не судьба должна менять поведение человека, а, напротив, сам человек своими поступками должен уметь подчинить себе свою судьбу. 2Кроме того, дабы не обременять Отечество содержанием дорогостоящей дружины, ‘расходы на которую требовали огромных средств’, он ограничил численность воинов, которые должны были ежедневно находиться при нём, шестью или семью щитами2, достаточными лишь для того, ‘чтобы защититься от разбойников’. Также и во всём остальном этот король старался вести себя не более расточительно, чем [простой] воин. 3Он женился на Маргарете3, чьим отцом был король свеонов Инго, а матерью — Хелена, и ‘которая прежде была замужем’ за королём норвежцев Магнусом.

{13.1.2} {Бегство Магнуса} Однажды, когда этот Магнус напал на свеонов и дошёл уже было до Халландии, местные жители неожиданно сами напали на него и обратили в бегство, из-за чего, оставшись без сапог, он был вынужден с позором отступить к своим кораблям, причём [впоследствии] из-за этого своего постыдного бегства он и получил своё прозвище4. 2Не имея возможности дольше терпеть исходящую от его войска постоянную угрозу своей безопасности, Инго, для того чтобы заключить с Магнусом мир, выдал за него замуж свою дочь и с помощью этого знака своего расположения к нему успешно отвёл [от своей страны] эту опасность. 3От Магнуса у Маргареты детей не было, её же потомство от Николая, [надо полагать], появилось явно при несчастливых предзнаменованиях.

{13.1.3} {Роковая судьба Инго} Один из её сыновей, Инго, ещё в самой ранней юности был сброшен взбесившейся и обезумевшей лошадью и разорван на куски её копытами, так что его благородная кровь смешалась с пылью и грязью на дороге. То была самая жалкая смерть: его тело лежало на земле, разорванное на части, разбросанные по дороге. 2Воспитатель, желая научить Инго [езде на] лошади, позволил ему самому взять поводья в руки, однако ребёнок был ещё не готов к тому, чтобы самостоятельно управлять лошадью: та сбросила его на землю и потащила за собой, волоча за ногу, запутавшуюся в стременах5.

{13.1.4} [Другой её сын], Магнус, ‘не был обделён природой, но был тем не менее обделён своей судьбой’. Он совершил ужаснейшее преступление,(л.122)|| став однажды убийцей своего кровного родственника, и [с тех пор его имя] ‘известно для всех как образец [самого низкого] предательства’. 2Мать Николая, желая, чтобы её сын при помощи брачных союзов снискал для себя [как можно] большую приязнь её родственников, выдала замуж за Хенрика6 <Ингерту — дочь>a своего брата Регнальда7, а дочь своей сестры Ингебургу — за Канута8. 3 [Унаследованное] от своего отца имущество она поделила на три равные части, одну оставив себе, а две других поровну распределив между своими невестками, о которых я упомянул выше. 4Из-за этого и началась между данами и свеонами та упрямая вражда, которая, возникнув в прошлом и многократно впоследствии усилившись, пустила теперь глубокие корни [в наших странах] и продолжается вплоть до настоящего времени. 5Кроме этих [двух сыновей], у Николая, как известно, была ещё и рождённая от любовницы дочь Ингрита, которая позже стала женой некоего Уббо9.

{13.1.5} {Королева Маргарета} Маргарета не только увеличивала богатства Божьих храмов [новыми] земельными пожалованиями, но и всеми силами старалась придать церквям больший блеск и великолепие, сменив прежние убогие облачения священников на новые и роскошные. 2Для того чтобы сделать богослужение более торжественным, она [всячески] заботилась о церкви, делая для неё [щедрые] вклады в виде пурпурных ризb и прочих священнических инсигний, [безвозмездно] передавая всё это на церковные нужды.


{13.2.1} Между тем Николай несправедливо лишил Хенрика, сына Гудскалька и Сириды, прав на имущество его матери, однако тот с такой яростью принялся требовать вернуть себе наследство, беспрестанно угрожая данам [напасть на них], что, стремясь обезопасить себя от этого, король был вынужден выслать на границу со Шлезвигом стражу и выставить там дозоры10. 2Тем временем Хенрик опустошил и разорил земли между Эльбой и Шлезвигом11. 3Дабы отомстить ему за это, Николай собрал флот и прибыл с ним в Лютху12, [одновременно] дав указание ‘одному человеку из префектуры Шлезвиг по имени Эливс54’ [также идти туда и] встретить его там со своим конным войском. 4Дело в том, что даны в то время ещё не умели использовать конницу во время походов в чужие страны13. 5Однако подкупленный Хенриком префект повёл себя крайне легкомысленно, с куда бóльшей охотой заботился о собственной выгоде, чем [об исполнении полученного им] приказа. 6Таким образом, [перед боем с врагами] Николай был вынужден [начать] выстраивать фалангу своих воинов на полях Склавии, совершенно не имея в своём распоряжении конницы.

{13.2.2} Тогда склавы, посчитав, что измотать своих пеших противников наскоками конницы для них будет куда более безопасным, чем если всем своим воинством вступить с ними в рукопашный бой, принялись с разных сторон нападать на врага, ‘отовсюду осыпая его дротиками и обходя его то с одного фланга, то с другого’a 14. 2Едва только направив своих лошадей во весь опор на данов, они тут же обращались в бегство, спасаясь от них ничуть не менее стремительно, чем до этого совершали своё нападение. Избегая прямого столкновения с нашими [воинами], которые в том бою полагались скорее на свою многочисленность, чем на ловкость, склавы, опустив поводья, старались обрушиваться на своих врагов лишь со спины, предпочитая нападать на вселявших в них страх своей отвагой данов исподтишка, словно спрятавшиеся в засаде разбойники. 3Ослабленное и поредевшее войско данов, видя, что на равнине оно едва ли сможет рассчитывать на удачный для себя исход битвы, переместилось на вершину расположенной поблизости горы, стремясь обрести в этом месте ту защиту, которую они не смогли обеспечить себе своим оружием. Достигнув её и оказавшись благодаря этому в безопасности, даны [весь остаток дня спокойно] разглядывали расположившегося у подножья горы противника.

{13.2.3} Чтобы не показалось, что на крепость своей позиции они полагаются больше, чем на собственные силы, на следующий день даны решили снова испытать переменчивую удачу [в бою] на равнине, вместо того чтобы спокойно наслаждаться безопасностью на холме. 2Однако и на этот раз пешие воины не смогли выдержать яростного натиска конницы, 3и случилось так, что, стараясь вернуть утерянную в предыдущем сражении воинскую славу, бесчестье, обретённое в результате прежнего поражения, они лишь увеличили новым своим позором. 4Впрочем, лично я склонен думать, что такой исход этого сражения объясняется тем, что они не имели [необходимого] вооружения, а не тем, что им недоставало мужества, ибо, преисполненные боевого пыла, они вовремя не уделили должного внимания тому, что необходимо для ведения войны, и потерпели поражение, раздавленные врагом скорее из-за своей неосторожности, чем по причине чужой силы, будучи наказаны за лень, а не за трусость.

{13.2.4} {Ранение Харальда} Отважно сражавшийся Харальд15, как рассказывают, был ранен так сильно, что не мог самостоятельно передвигаться; [увидев это], товарищи подняли его на щит, и так, на чужих руках, он и был унесён в свой лагерь. {Ранение Канута} 2Канут16, который ‘из-за сильнейшей боли от полученного им ранения’ также не мог уже стоять на ногах, на своём личном опыте изведал удивительную верность одного из своих воинов. 3Не желая, чтобы его господин был схвачен врагом, он не побоялся принять на себя угрожавшую тому опасность. 4Нарочно приказав своим товарищам отступать, сам он сделал вид, что сильно устал и медленно побрёл вслед за ними. Когда же к нему приблизился один из склавов, он протянул к нему руки, как бы предлагая ему связать их, однако, когда тот подъехал ближе, выхватил у него поводья и при помощи своих товарищей завладел конём этого варвара. 5Как только с этим было покончено, он сразу же пришёл на помощь к крайне ослабевшему и обессилевшему Кануту. 6‘Так и был счастливо завершён этот сколь хитроумный, столь и опасный подвиг’.

{13.2.5} Когда опустились сумерки, остатки нашего войска, столкнувшись с неблагоприятным для себя исходом сражения, начали отступать, решив укрыться на [упомянутом ранее] холме, который теперь был их единственной защитой.(л.122об.)|| 2Поскольку у них не было пищи и питья, кроме боли от ран и усталости они испытывали сильные мучения также и от нехватки съестных припасов. 3‘Доведённые до крайней нужды’, окружённые отовсюду опасностями и не видя ниоткуда помощи (ибо отряд из Скании задерживался из-за шторма, а Элив, подкупленный Хенриком, извиняясь за промедление, [на самом деле] и вовсе отказывался вести [к ним] своё войско), они отчаялись получить помощь от людей и обратились за защитой к Небу, предпочитая возложить остатки своих истерзанных надежд на могущество Бога, чем на человеческую силу. {Даны решили, что впредь каждый год в канун праздника св. Лаврентия они будут поститься так же строго, как на пятницу в день Всех Святых} 4На следующий день (а это был тот праздник, когда совершается всенощная служба [в честь святого] Лаврентияa) они скорбно собрались на тинг, решив, что нет лучшего способа умилостивить Всемогущего Господа, чем дать клятву соблюдать пост17. И тогда они пообещали, что каждый год ‘все даны безотносительно своего возраста’b в те дни, когда мы торжественно чтим либо самого [святого] Лаврентия, либо сразу всех святых, либо когда вспоминаем о Страстях Господних, [отныне] будут посвящены самому строгому религиозному воздержанию. 5Этот обет, данный под влиянием крайней нужды, в которой все они оказались, с тех пор самым тщательным образом соблюдается их потомками, которые считают чем-то недостойным отвергнуть установленный предками обычай соблюдать умеренность ради невоздержанности своих алчущих пищи желудков.

{13.2.6} На рассвете наше войско отдельными отрядамиc начало отходить к своим кораблям, однако по дороге они встретили только что прибывших [к ним на помощь] воинов из Скании. 2Обрадованные их прибытием, даны воспряли духом и велели вновь прибывшим, чьи силы и решимость сражаться не были ничем ещё ослаблены, оберегать войско от нападений вражеской конницы с тыла. 33атем ‘они выстроились [в боевой порядок]’ и ‘шагом двинулись дальше’. И случилось так, что они должны были переправиться через один заболоченный водоём, поверхность которого была покрыта зыбкой трясинойd и который не было никакой возможности обойти стороной. Начав переходить его, даны вскоре сильно завязли в болотном иле и из-за этой грязи и трясины уже не могли идти дальше. Вследствие этого на пёреправе началось всеобщее замешательство, и [наш отход] стал напоминать беспорядочное бегство. 4Бóльшая часть из них завязла в топях этого болота и, словно скот, была перебита [подоспевшими] врагами. 5Таким образом, в своём жадном стремлении перебраться [через это болото], а также из-за своей слепой и неосмотрительной торопливости эти люди в [огромном количестве] гибли при переправе, причём [тяжёлое] снаряжение было [лишь] дополнительной угрозой [для их жизни]. 6[Оставшиеся в живых] с трудом добрались до берега и отплыли [на своих кораблях] восвояси18.

{13.2.7} И когда склавы, кичась этой победой, ‘принялись всячески расхваливать и превозносить на словах своё могущество и одновременно унижать датское’, ведя себя так, словно, глумясь над данами, они тем самым лишь сильнее выставляют напоказ их беспомощность и собственную отвагу, Хенрик, который хорошо знал о нашей доблести, сказал им, что совершенно иначе оценивает силу своих врагов. По его словам, короля данов можно сравнить с очень сильным конём, который, если бы он знал свою силу, не позволил бы обуздать себя никому из всадников. 2Также и Николай: если бы он верил в свои силы, всё было бы хорошо, однако поскольку он сомневается в себе, то не может успешно закончить вообще ничего. 3После этого королём был наказан за свою измену Элив, продавший [врагу] благополучие своего Отечества. Он остался не только без пожалованного ему прежде звания префекта, но и также с позором лишился своих наследственных владений на родине, крайней нищетой поплатившись за ту выгоду, которую он извлёк столь грязным образом.

{13.2.8} Осмелев после удачного для себя исхода предыдущей битвы, Хенрик принялся совершать разбойничьи нападения на побережье Дании не только на Эйдоре, но опустошая также и все земли вплоть до границ Шлезвига и до той стены, которую мы называем Датским валом. 2Иногда он неожиданно нападал и на сам город [Шлезвиг], тайком переправив к нему на кораблях своё войско. 3Кроме того, поскольку после смещения Элива позаботиться о безопасности той области было некому, ко множеству жестоких нападений извне прибавились также и разбои местных жителей, так что город страдал не столько от внешних, но и в ещё большей степени от внутренних врагов, ведь, как известно, тайные враги наносят вреда больше, чем явные. Соотечественник и чужеземец вызывали одинаковые опасения.

{13.2.9} Пользуясь отсутствием наместника и уверовав из-за этого в свою безнаказанность, фризы, а также гользаты и дитмарцы принялись грабить днём и воровать ночью, при этом, если в дом невозможно было пробраться через крышу, они подкапывали при помощи мотыги стены и, так обманув сторожей, проникали вовнутрь. 2С не меньшей ревностью за сохранностью имущества следили и те, кто находился внутри домовa. 3Ноги лошадей заковывали в колодки, дабы ни один вор не смог увести их, а для пущей безопасности ‘к дверям приставляли’ сторожейb. Не довольствуясь прочными замками, люди укрепляли вход в дом ещё и рвами19. 4И вот однажды, когда совершался разбой, один благородного происхождения человек, увидев, как бедность некоторых, причём довольно многочисленных, людей (л.123)|| исчезает благодаря бесчестно получаемым богатствам, оставил стыд и задумал в своём сердце совершить нечто подобное. Побуждаемый надеждами на [быструю] наживу, свои блестящие дарования он не постыдился с самой вершины своего знатного происхождения погрузить в пучину самого отвратительного позора20. 5Показав себя недостойным своего высокого происхождения, унаследованные им от предков способности он по собственной прихоти обратил на совершение преступления, а то, что должно было стать питательной средой добродетели, использовал в качестве оправдания для порока. Ни у кого не хватало смелости открыто порицать его за совершённые преступления, и возможность совершать новые проступки предоставлялась ему с тем большей готовностью, чем очевиднее становилось, кто именно совершал все эти злодеяния.


{13.3.1} В это же время Канут послал своих людей с Фионии на Сьяландию, намереваясь забрать [некие] сокровища, которые его воспитатель [всё это время] хранил для него21. И когда [на обратном пути] их корабль находился на одинаковом удалении от обоих берегов, они увидали, что к ним издалека приближаются морские разбойники. {Сокровища спрятаны под водой} Привязав мешок с деньгами к верёвке, они [незамедлительно] спрятали его под водой. 23атем, поняв, что их гребцы недостаточно сильны, и боясь, что не смогут уйти от погони, они перерезали этот трос, считая, что пусть уж лучше старинные сокровища королей пойдут на дно, чем достанутся неприятелю. 3Николай, также переправлявшийся в это время с Фионии на Сьяландию, хотя издалека и видел всё это, тем не менее всё-таки не смог прийти на помощь оказавшимся в опасности морякам, поскольку его корабли были не только слишком малы, но ещё и совершенно непригодны для быстрого плавания на вёслахa. 4Впоследствии, когда он увидел, что представший перед ним Канут улыбается, он укорил его за это проявление радости на лице, сказав, что ему следовало бы горевать о недавней потере денег, собранных [трудами] его отца и деда. 5Канут же отвечал на это, сказав, что он ничуть не расстроен этой неудачей, тем более что благодаря ей он получил отличную возможность проявлять свою щедрость. {Отказ от богатств} 6И если раньше он не осмеливался ничего тратить из той груды сокровищ, которые достались ему от предков, то впредь будет с лёгкостью расставаться со всем, что попадёт к нему в руки. «Богатство, — [сказал он], — является лучшей питательной средой для жадности, ибо всякий, кто печётся о нём, не может оставаться доступным для простых человеческих чувств». 7Этими словами Канут показал, что сам он — хозяин своих денег, тогда как король — их раб. 8То, о чём будет рассказано ниже, стало отличным этому подтверждением.

{13.3.2} Из страха перед ‘частыми и жестокими набегами’ соседей никто не осмеливался взять на себя должностьb наместника в Шлезвиге, даже если им и предлагали её [за просто так]. При этом Канут, который, будучи уверен в своей отваге, сам горячо желал, и отнюдь не из любви к богатству, добиться от своего дяди этого опасного и почётного звания, несмотря ни на что, не мог получить его даром. В конце концов он продал часть своего наследства и то место, занять которое опасались другие, получил за плату, полагая, что эти обязанности по несению воинской службы — весьма выгодное для него приобретение, ведь благодаря им он сможет добыть себе славу и известность. 2Таким образом, король за деньги продал храбрецу то почётное звание, от которого отказывались трусы, при этом покупатель надеялся извлечь для себя выгоду в большей степени из возможности вести войну, чем стяжать богатства22.

{13.3.3} Получив положенную ему власть, Канут сразу же отправил к Хенрику своих послов, передав ему, что с радостью был бы готов заключить с ним мир, если тот возместит Ютии нанесённый им ущерб и возвратит награбленное. 2После того как послы были отправлены, он, заранее зная, какой ответ получит, собрал не только своё войско, но и призвал на помощь тех из соседей, с кем был в дружбе, решив по возвращении послов немедленно выступить в поход. 3Хенрик отвечал, что не желает ни дружбы с данами, ни отказываться от претензий на наследство своей матери. 4Получив его ответ, Канут снова отправил послов к Хенрику и прилюдно разорвал перемирие с ним. 5Хенрик посмеялся над его посланием и отвечал, что Канут похож на [необъезженного] жеребца, который не желает смириться под своим седоком; впрочем, он приложит все старания, чтобы накинуть на него узду и одолеть его своеволие.

{13.3.4} Узнав об этом, Канут, стараясь шуметь как можно меньше, ночью со всей поспешностью отправился в путь. Воздерживаясь от грабежей и насилия, чтобы его появление как можно дольше оставалось незамеченным, он [уже] на рассвете добрался до той крепости, где жил Хенрик. 2Тот же, не ожидая столь внезапного нападения, не успел ни схватить оружие, ни принять других мер защиты и ускакал к реке, протекавшей поблизости от этого укрепления, спасшись от неприятеля лишь благодаря находившейся между ними воде и ‘радуясь, что предпочёл доверить свою безопасность [волнам] реки, а не [стенам] замка’. 3Увидев, что Хенрик уже выбрался на другой берег, Канут в насмешку [окликнул его], интересуясь, не промок ли он. 4В ответ Хенрик спросил, зачем он явился, на что Канут отвечал, что пришёл получить ту узду, которая была ему обещана. 5Догадавшись, что этим изящным ответом Канут напомнил ему о недавних угрозах самого Хенрика, и чтобы хоть как-нибудь сгладить свой позор, он пошутил: «Мне кажется,(л.123об.)|| — [сказал он], - ты лягаешься так сильно, что едва ли кто-то сможет дотронуться до тебя или удержать [в узде]». 6И тогда Канут подверг разорению сначала крепость, а затем и все поля и нивы этой области.

{13.3.5} После этого он, получив подкрепления, приходил туда ещё раз, предав [эту землю] огню и устроив массовые избиения местных жителей по всей Склавии23. {Склавы в 20-й раз покорены [данами]} Он не только освободил от врагов свою Родину, но и подорвал их силы в такой степени, что они, привыкшие нападать, теперь не были в состоянии защитить даже свою собственную землю. 2Наконец после того, как благодаря своему благоразумию и отваге Канут смог полностью подорвать могущество Хенрика, в нём заговорили родственные чувства, и этот человек, который в действительности приходился ему близким родственником24, из врага страны превратился в личного друга. 3Однажды он, распустив своё войско, сопровождаемый всего лишь двадцатью всадниками, отправился в место, где, как ему стало известно, находился Хенрик. При этом он послал вперёд себя несколько человек, чтобы передать через них привет Хенрику, 4но тот ответил, что не верит вражеской лести, и сразу же после этого решил разузнать у них, где находится сам Канут. 5Когда же ему ответили, что тот уже входит через ворота внутрь, Хенрик пришёл от этой новости в такое сильное изумление, что едва не опрокинул на себя стол, за которым он в тот момент случайно оказался, завтракая. 6Тогда послы поклялись, что герцог прибыл с мирными намерениями, и ‘лишь благодаря настойчивым уверениям им в конце концов удалось убедить его в том, что его опасения ни на чём не основаны’. 7Поверив им, Хенрик тут же переменил свои помыслы о бегстве на проявления самого искреннего расположения к Кануту. 8Сидя за столом, он со слезами на глазах произнёс, что для Дании было бы несчастьем потерять столь великого человека и что впредь он будет для него верным и преданным другом. 9Родственные чувства, проснувшиеся в Хенрике, заставили его не только забыть о своём несчастье, но и признать смелость своего противника, и он, не помня о собственной неудаче, принялся восхвалять победу другого. 103атем он заключил его в свои объятия и слёзно просил быть гостем у него на пируa. 11Обращая больше внимания на его теперешнюю кротость, а не на причинённый им прежде вред, это одно великодушное благодеяние Канута он ставил выше всего былого зла и вражды между ними.

{13.3.6} Впрочем, Канут также не оставил без [подобающей] благодарности истекавшие от чувства глубокого уважения к нему слёзы [раскаяния своего родственника]. 2Кроме того, находя для себя больше удовольствия в установлении мира, чем в участии на пиру, он взял на себя роль посредника, после чего, велев Хенрику искать милости своего дяди, своими настойчивыми увещеваниями в конце концов смог заставить его ответить согласием. 3‘По этому миру Хенрик за определённую плату’ отдавал Кануту во владение наследство своей матери, требования вернуть которое и стали причиной, по которой он и поднял оружие против данов; Канут же, в свою очередь, в соответствии с условиями этого мира то, что получил от него, передавал королю, а полученные от Николая деньги отдавал затем Хенрику. 4После всего этого Хенрик снова пригласил Канута на пир, заверив, что застолье, приготовленное для него во время его предыдущего появления, было не столь роскошно, как он того заслуживает.

{13.3.7} Помня о том, что ещё совсем недавно Канут даровал ему жизнь и безопасность, Хенрик завещал [отдать ему после своей смерти] Склавию и скрепил это [своё обещание] клятвой25. 2Он согласился на это в том числе и потому, что ‘сомневался в способности своих сыновей доблестно продолжать ту войну с тевтонцами’, которую вот уже долгое время изо всех сил вела Склавия. Хенрик считал, что лучше по собственной воле и по своему усмотрению назначить себе опытного и отважного преемника, чем допустить, чтобы его отчизну грабили чужеземцы, когда у власти будет находиться человек, пусть и являющийся его сыном, но при этом совершенно неспособный. 3Узнав об этом его предложении, Канут [поначалу] отказался воспользоваться столь несправедливым обещанием, убеждая его, что, поступив таким образом, тот прослывёт человеком бесчестным и вызовет презрение своих детей, которые ничем не заслужили [подобного к себе отношения]. 4Впрочем, в конце концов он всё же был побеждён настойчивыми мольбами Хенрика, утверждавшего, что причиной подобного его решения стала полная неспособностьa его сыновей [управлять страной].

{13.3.8} Поскольку считалось, что право передавать кому-либо [власть над] Склавией принадлежит императору, Хенрик настойчиво призывал Канута завоевать его расположение, и тот послал императору в качестве подарка коня, подкованного золотыми подковами, сделав этот сам по себе весьма ценный подарок ещё более дорогим благодаря столь редкому украшению копыт. 2Я полагаю, что более, чем сам подарок, императору пришёлся по нраву остроумный замысел дарящего, когда чем большее презрение оказывалось этому драгоценному металлу, тем более почётным казалось всё это подношение в целом. 3После смерти Хенрика Канут, не встретив никакого сопротивления, установил свою власть над этой доставшейся ему по наследству областью26.


{13.4.1} Между тем Харальд, не сумевший ни прославиться у себя дома, ни стать знаменитым за пределами [своей Родины], горячо желал возместить недостаток мужества в себе накоплением богатств, и благодаря этой его низости душа этого человека окунулась в самую пучину позора. {Пороки Харальда} Своих рабов он использовал для совершения воровства и грабежей, заставляя их наряду со своими обычными трудами заниматься также ещё и разбоем. 2Награбленное у местных жителей шло на наряды для его приспешников, а их повседневные траты оплачивались [украденным] скотом. 3В тёплое время года он разбойничал на море, равно нападая как на своих соотечественников,(л.124)|| так и на чужеземцев, 4а чтобы было легче грабить Роскильдию, он построил неподалёку от неё замок, в котором разместил толпу самых гнусных из своих сторонников. 5Отнимая имущество у сельских жителей, он заставлял страдать от злодеяний своих рабов также и горожан. 6‘Ночью они скрытно проникали в лавки торговцев и безнаказанно выносили оттуда всё, что было им по душе, в то время как другие, приставив обнажённые мечи к горлу посетителей постоялых дворов и угрожая им смертью, заставляли их терпеливо переносить все чинимые им несправедливости’. 7Это насилие и грабёж привели к тому, что город с вершин благосостояния погрузился в глубочайшую бедность. 8Подобными издевательствами вся та страна была сильно возмущена, и однажды все эти раздражённые и приведённые в негодование люди решили отомстить Харальду за нанесённый им ущерб, напав на принадлежавшее его людям имущество, воздавав им разбоем за разбой и грабежами за грабежи. 9[Им] казалось, что [таким образом] они не захватывают чужое добро, а лишь возвращают себе своё собственное. 10Харальд уже не мог чувствовать себя в безопасности на суше и, спасаясь ‘от разъярённой толпы’, искал убежища на корабле. 11Канут, видевший, сколь жадно Харальд грабит чужое имущество и как он, не гнушаясь самыми неправедными способами, стремится к наживе, сказал, что он похож на птицу, строящую своё гнездо из чужих перьев, которые в одночасье разлетятся в разные стороны, как только дунет ветер. 12Так же и Харальд, грабивший всех, сам станет для всех добычей и несомненно поплатится за грабёж чужого имущества тем, что потеряет всё, что имел своего.

{13.4.2} Эрик же, [наоборот], при общении с простыми людьми вёл себя скромно. 2Однажды, когда он потребовал у Харальда своей части отцовского имущества, брат выгнал его, объяснив свой отказ тем, что родившийся от любовной связи не может претендовать на что-либо при разделе наследства. 3Считая себя равным Харальду, Эрик был сильно оскорблён этим его поступком. Полагая, что тот ведёт себя как злобный хищник [чужого] добра, он решил, что будет честно, если он отомстит за причинённую ему несправедливость и отнимет у брата что-нибудь из его имущества. 4Отвезя захваченное [добро] в <Арвак>a 27, в этом жалком и всеми презираемом месте он и спрятал все свои блестящие сокровища. 5Именно там однажды ночью на него внезапно и напал Харальд. Впрочем, после того как он понял, что Эрик смог спастись бегством, Харальд, не имея достаточно времени, чтобы ждать, и опасаясь оставаться рядом со своей добычей, решил, что лучше предать переполненное сокровищами здание огню, чем вернуть всё это целым грабителю, и [отдал приказ] поджечь крышу дома. 6Узнав об этом, Канут захотел положить конец этой возникшей от взаимного неуважения ссоре и, опасаясь, как бы блестящая слава ‘их отца’ не померкла в его сыновьях, строго приказал обоим явиться к нему в Шлезвиг, угрожая в случае отказа покалечить ихb. 7Когда же они пришли, он по-братски укорил их и, разобравшись в сути дела, поровну разделил между ними отцовское наследство, рассудив, что и Эрик, и Харальд имеют равные права ‘на имущество своего отца’.

{13.4.3} {Хенрик Скателер} В это же время жена28 сына Свено Хенрика возненавидела своего мужа и, преисполнившись отвращения к жизни с ним, облачилась в чужие одежды, ‘решив глубокой ночью бежать из дома’. 2Как говорят, некий юноша, своей услужливостью завоевавший её расположение, с помощью хитрости смог сделать так, чтобы она влюбилась в него. 3При этом, дабы не подвергать опасности их общий замысел, соблазнённую (что в общем-то [всем им] свойственно) [женщину] он заставил тайно переодеться в мужское платье. 4Муж бросился в погоню, следуя по случайно оставленным ею следам, настиг её в Алабургии уже в привычной для неё одежде и, после того как стало ясно, что любовник смог сбежать, вернул её домой. 5Хенрик полагал, что этот бесчестный поступок был совершён по наущению Канута, и затаил по отношению к этому в высшей степени честному мужу недоброе, ‘обвинив таким образом того, кто был в этом совершенно неповинен’.


{13.5.1} Между тем умер король Светии29, и если прежде решение [о том, кто станет новым королём], принимали исключительно свеоны, то на этот раз осмелевшие гёты [по собственной воле] передали верховную власть [в стране] Магнусу30, стремясь ‘повысить собственную значимость’ за счёт умаления чужих привилегий. 2Свеоны не захотели мириться с тем, что кто-то с пренебрежением относится к их правам, и из-за зависти каких-то малоизвестных людей отказываться от этой старинной прерогативы своего народа. 3Вспомнив о своём древнем превосходстве, они заявили, что полученный на незаконном тинге титул [Магнуса] недействителен, и избрали себе нового короля. 4Впрочем, этот король был вскоре убит гётами31, и с его смертью власть в стране перешла к Магнусу.

{13.5.2} [Тем временем] Магнус решил жениться и посватался к дочери государя полян Богисклава32. 2После того как через специально посланных для этого людей было совершено обручение, [во главе] собранного по приказу отца флота он сразу же отправился [в поход] в Склавию, 3король ‘ которой Вартисклав был давним и непримиримым врагом данов и полян’. 4[Между тем] Николай начал осаду города <Озна>a 33 и снял её лишь после того, как заставил [местных жителей] заплатить ему [за свою свободу]. 5Оттуда он переправился на кораблях к [городу] Юлин и по пути туда встретил Бокисклава с его огромным войском. 6Став благодаря его воинам намного сильнее, Николай быстро завершил осаду и этого города.(л.124об.)|| 73атем он расстался с тем, кто помог одержать ему эту победу, и вместе с невестой своего сына отправился домой. 8Вартисклав же, увидев, что ‘Склавия вследствие жестокого разорения совершенно истощена’, попросил о встрече для заключения мира, 9а когда эта встреча завершилась безрезультатно, с той же самой просьбой пришёл снова, на этот раз к Стреле34, причём сделал это ровно в тот момент, когда даны уже покидали это место. 10Поверив предоставленным ему гарантиям безопасности, по приглашению Николая он поднялся на борт королевского судна, однако вследствие злонамеренных советов некоторых из королевских приближённых был подобно пленнику задержан и лишён возможности сойти обратно [на берег].

{13.5.3} {Похвальный совет Канута} Это решение ‘на [военном] совете было [немедленно] опротестовано Канутом’, который настойчиво призывал короля ‘более прислушиваться не к чужому коварству, а к собственной сдержанности’, ведь, задерживая доверившегося ему неприятеля, он не только отнимает у него свободу, но и себя самого навечно лишает доброй славы и уважения. 2В случае если он не выпустит своего пленника, ‘его личное преступление станет позором для всей страны’. 3Таким образом, своими пылкими речами Кануту удалось и друга освободить из неволи, и своего господина уберечь от бесчестья. 4Впрочем, это его справедливое решение, которое одобрили все присутствовавшие на том совете, лишь ещё более усилило ту ненависть, которую питали к нему другие.

{13.5.4} Флот был распущен, после чего в городе Рипе было решено устроить свадебные торжества. 2Тамошняя гавань полна судов, на которых в город доставляются самые разные роскошные товары. 3И когда Канут появился там одетый красивее всех, в саксонских одеждах, Хенрик, которому ненависть застилала глаза, не мог смириться с тем, что кто-то одет с иностранным лоском. Между ними началась перепалка, и Хенрик заявил, что пурпур не сможет защитить его от меча. {Остроумный ответ Канута} 4На что Канут отвечал ему, что он защищает ничем не хуже овечьих шкур. Он полагал, что своим изящным ответом на простоватые издёвкиa Хенрика по поводу своего неугодного ему блестящего одеяния он сможет отомстить намного лучше, чем если прибегнет к поношениям и угрозам. 5Поэтому он удовольствовался тем, что просто подшутил над домоткаными [одеждами] обидчика, пытавшегося поднять на смех его чужеземное облачение.

{13.5.5} После этого Канут отправился в поход на восточные страны, однако когда с богатой добычей он вернулся домой, ‘надеясь, что всё это увеличит его славу’, то вместо благодарности получил лишь упрёки, будучи обвинён королём в том, что ограбил свейские земли35. 2Эти совершённые с такой отвагой и энергией подвиги ‘доставили ему завистника в лице Магнуса, который, желая снискать себе такую же славу’, [решил тоже отправиться в поход]. {Молоты Юпитера} Среди прочих свидетельств его побед были два огромных и необыкновенно тяжёлых молота, которые, как считалось, принадлежат Юпитеру. Эти молоты, обнаруженные им на одном из островов, где им поклонялись люди, придерживавшиеся древних верований, ‘он решил перевезти к себе на родину’36. {Древнее суеверие} 3Как известно, желая понять причину происхождения грома, люди в древности обращались к похожим явлениям, и, изготовив из меди огромные молоты, которыми, как они верили, учиняется грохот на небесах, они искренне считали, что такое ‘сильное звучание’ лучше всего воспроизводится с помощью именно этих орудий и инструментов. {Набожность Магнуса} 4Магнус же, который из-за своего рвения к учению Христа ненавидел язычество, посчитав это благочестивым поступком, лишил святилище предметов поклонения и отнял у Юпитера его инсигнии. 5Поэтому вплоть до наших дней свеоны и считают Магнуса святотатцем, ведь, [по их мнению], он ограбил самих богов и отнял эту добычу37. 6О, если бы его конец был таким же, как начало!

{13.5.6} Большинству связанных с Магнусом либо кровными узами, либо узами дружбы людей была ненавистна удачливость Канута, 2ведь ничто так не питает зависть, как большая доблесть того, кого считают себе равным. 3Однако самым непримиримым противником Канута был Хенрик, считавший его виновным в осквернении своего супружеского ложа. 4Между тем Маргарета своей кротостью всячески старалась поддерживать согласие между родственниками, свойственным взбалмошным юношам выходкам противопоставляя ‘спокойную рассудительность своих советов’, а сдержанностью своих благотворных наставлений укрощая коварство и гнев этой своевольной молодёжи. 5Когда однажды она заболела водянкой и её ноги выше всякой меры распухли от [скопившейся в них] жидкости, ‘[понимая, что] конец близок’, ведь никакое лекарство не было уже способно избавить её от этой смертельной болезни, {Призыв Маргареты} она призвала к себе Канута, в чьи выдающиеся способности искренне верила, и заклинала его ради своей веры в него беречь мир в стране и согласие между родственниками, крепить безопасность страны и ‘быть во внутренних делах для Дании столь же полезным, насколько он был полезен ей за её пределами’. 6Также она добавила, что есть те, кто изо всех сил старается разрушить согласие в королевской семье и внести между её членами раздор, но до сих пор ей своими спасительными увещеваниями удавалось держать в узде губительные наклонности этих людей. 7Канут, призвав Бога в свидетели своей искренности и того, что всю свою жизнь будет вести себя честно и безгрешно, пообещал, что скорее позволит другим ввергнуть его в пучину опасностей, чем сам таким образом поступит с ними, и что будет [всегда] воздавать добром за причинённое ему зло.(л.125)| | 8Обрадовавшись данному им обещанию, королева сказала, что всецело верит [в его искренность] и что теперь она может умереть со спокойным сердцем38.

{13.5.7} Покуда она была жива, ей ещё удавалось сдерживать развитие соперничества между молодыми людьми, но после её смерти вражда между ними началась с новой силой. 2Как бы то ни было, именно после её кончины спокойная сдержанность юношей поменялась на полную свободу осуществлять их изначальные преступные замыслы. 3При этом Хенрик, который, помимо общей для всех прочих вражды к Кануту, испытывал к нему ещё и [особую] личную неприязнь, в своём безумном нечестии теперь вовсе сбросил с себя все путы, сдерживавшие ранее его злобу. 4Сообщниками в своих коварных планах он сделал префекта Уббо39 и [его] сына Хаквина, рассчитывая, что при их участии он сможет устроить свою ловушку надёжнее, а [само задуманное им] злодеяние осуществится намного быстрее. {Коварный замысел против Канута} 5Эти трое, ненавидевшие Канута и завидовавшие ему из-за его выдающейся славы и доблести, решили оболгать его и тем самым попробовать запятнать его блестящую репутацию благородного человека. 6И вот, желая, чтобы ‘глубокий мрак объял’ ‘самый яркий светоч нашей Родины’, они обвинили Канута в том, что тот, не питая никакого уважения к ныне здравствующему королю, захотел ускорить его кончину и жадно стремится присвоить себе королевские власть и могущество.

{13.5.8} Такое пренебрежительное отношение к себе привело короля [в ярость]. Созвав тинг, он велел позвать на него Канута40. 2Тот прибыл в назначенное место раньше короля и, когда появился его дядя, по учтивому тевтонскому обычаюa с непокрытой головой вышел ему навстречу и почтительно прислуживал, придерживая стремена, пока тот спускался с лошади. 33атем Николай начал своё выступление на тинге, напомнив всем, что при занятии трона сыновья Свено всегда уделяли преимущественное внимание возрасту и именно их возраст определял порядок наследования ими королевской власти. Право быть господином присваивалось сообразно тому преимуществу, которое дают человеку прожитые годы, и никогда тому, кто моложе, не позволялось опередить в обладании этим почётным званием более старшего. 4Потому-то и он сам, будучи младшим по рождению, получил королевство самым последним. Следуя подаваемому братьями примеру скромности, он никогда не хотел учинить насилия над судьбой, [терпеливо] ожидая её благодеяний и не пытаясь захватить их силой. Никогда он жадно и раньше положенного времени не протягивал рук к несоответствующему его возрасту обладанию верховной властью. {Николай обвиняет Канута} 5Канут же плохо следует примеру своих предшественников и нарушает этот славный обычай, спеша объявить о своих правах на престол ещё до того, как получил их. Да и самим этим блистательным званием он завладел скорее поспешно, чем по праву, без какого-либо стыда позволяя уже своим людям при обращении к себе использовать королевский титул, пусть и в несколько искажённом видеa. Он-де поступил бы разумнее, если бы свои надежды стать королём возлагал не на лесть своих приспешников, а на [естественную] кончину ныне здравствующего короля, предпочитая спокойно дожидаться возможности в положенное [судьбой] время получить эту честь, чем нетерпеливо пытаться захватить её. 6Так и разными другими словами Николай жаловался на то, что Канут похитил у него его блестящий титул.

{13.5.9} Затем поднялся Канут. Перед тем как начать говорить, он долго стоял, потупив взор в землю, покрывшись жаркой испариной и тяжело дыша. 23атем он поднял глаза, собрался с духом и, опершись, как это заведено, на рукоять своего меча, произнёс41: «Отец, сильно согрешили те, кто выводит тебя из твоего душевного равновесия, заставляя забыть о возрасте и величии, а также распаляют твои мирные и светлые помыслы ураганом лжи и будоражат их своими завистливыми нашёптываниями. 3И очень тяжело мне, когда присущее твоей душе безупречное самообладание ‘сменяется совершенно чуждой тебе яростью’ или когда я вижу, как, словно ‘ведомые какими-то неверными доводами, твои мысли уносятся куда-то в сторону’ 4Я прошу: прогони от себя всех этих мешающих тебе своей ложью сплетников, с презрением забудь об их несправедливом обвинении против меня! {Канут оправдывается [от обвинений]} 5Я никогда не стал бы пользоваться титулом, оскорбляющим твою честь. 6Мои люди называют меня повелителем, а не королём42! 7И когда склавы в качестве приветствия зачастую говорят мне «господин»43, лишь плохие и незнакомые с таким учтивым обращением толмачи могут увидеть в этом свидетельстве уважения [ко мне] со стороны чужого народа повод для обвинения меня в чём-либо. Забывая о том почтении, которое им самим следовало бы испытывать к тебе, исполняя свою службу надлежащим образом, они клевещут на других, кто исправно служит своему господину. 8Я не присваиваю себе королевский титул, как ты говоришь, а довольствуюсь своим скромным званием, избегаю пышно украшенных приветствий и отвергаю вызывающие зависть почётные звания. 9Таким образом, у тебя нет никаких оснований относиться с предубеждением к тем знакам внимания, которыми окружают меня варвары.

{13.5.10} Те же, кто считает, что я не заслуживаю того уважения, с которым ко мне относятся чужеземцы, желают лишить меня жизни, а тебя — преданного воина. 2Я полагаю, что эти люди в равной степени являются врагами как твоего благополучия, так и моей безопасности. 3Но пусть будет по-твоему, и [предположим, что] меня [действительно] называют королём44. Разве мы не знаем, что в настоящее время твой сын Магнус в Гётии [свободно] пользуется подобающими королевскому званию облачениями и носит положенные лишь королям инсигнии? 4И если удача была столь же благосклонна ко мне в Склавии, тебе остаётся только радоваться тому, что среди твоих подданных есть сразу два короля, и мои успехи ты должен рассматривать(л.125об.)|| как часть своих собственных. 5Ведь всё, чего я достиг своими усилиями, я с великой радостью положу у ног твоего [королевского] величества, и получается так, что, пользуясь плодами моей службы, ты остаёшься отнюдь не в накладеa. 6И поэтому тебе следовало бы приязнью, а не ненавистью воздавать мне за мои успехи. 7 Добавь к этому ещё и то, что я всегда с готовностью и должным рвением неусыпно заботился о безопасности [нашей] Родины и твоей лично, причём делал это лучше, чем можно было пожелатьb. 8И ты сам [хорошо] знаешь, был ли я успешен во время службы в [твоём] войске. 9Вы же, даны, если угодно, [благодаря мне] можете [спокойно] возделывать свои прибрежные поля и строить свои дома на любом, каком только захотите, удалении от моря. Самостоятельно защищайтесь от морских волн, а уж от разбойников я обещаю защитить вас сам45.

{13.5.11} И если ты, мой король, не боишься признать правду, то [я напомню тебе, что] не так давно ты останавливался [у меня] в Шлезвиге и ‘ради своей безопасности сам посчитал необходимым выставить постоянную стражу, которая оберегала бы тебя от набегов саксонцев’. 2Если сегодня тебе будет угодно вернуться туда, то ты сможешь и впредь проводить свои ночи спокойно и ничего не боясь. 3Кроме этого, если раньше ты довольствовался одной лишь Данией, то я необычайно расширил доселе весьма тесные пределы твоей державы, 4и те, кто прежде были твоими врагами, теперь платят тебе дань, будучи приведены мной под твою власть. 5Таким образом, без каких-либо усилий ты пожал плоды всего того, что было посеяно мной. 6Впрочем, так и должно быть: труды — воину, а выгода — королю. 7И чтобы не перечислять все свои ратные [подвиги], я напомню ещё лишь ‘о тех ранах на своём теле, которые я получил, сражаясь за тебя в [наших] общих [войнах]’.

{13.5.12} И, несмотря на все мои заслуги перед тобой, ты подозреваешь меня, прилюдно нападая на меня с обвинениямиc и жалобами, и при этом позорно не спешишь отметить испытанную верность и очевидную невиновность твоего старого воина. 2Неужели всё, что я заслужил своими трудами, — это тот завистливый гнев, с которым ты обрушиваешься на меня на этом тинге? 3Неужели это и есть та награда за все мои старания и та плата за мою ратную службу, которую я получу от тебя, и тот, на чьи благодеяния я рассчитывал, в действительности отблагодарит меня лишь бесчестьем? 4[Нет, я верю, что] твоему сердцу чужда эта постыдная неблагодарность, и [по собственной воле] ты бы никогда не решил отплатить мне завистью и злобой за всё то доброе, что я сделал для тебя. 5Все эти тяжёлые обвинения возникли от зависти, и я полагаю, что их корни нужно искать не в тебе самом, а в злонамеренности тех людей, кто тебя окружает. 6Однако ‘едва ли подобает достигшим вершины власти в королевстве с готовностью прислушиваться к тому, что нашёптывают подобные обвинители’.

{13.5.13} Я же тебе желаю как можно дольше пользоваться доставшейся тебе от отца властью и получать удовольствие как от королевского титула, так и от положенных этому званию инсигний. И пусть природа пошлёт тебе [достойного] наследника, а удача благословит его! 2Что же касается меня, то, как бы ни поступила со мной судьба, я никогда не перестану верно и преданно служить Твоему Величеству!»

{13.5.14} Эти слова заставили короля [несколько] успокоиться, и, придав своему лицу более спокойное выражение, он на этом же тинге принял решение снять с Канута все эти вызванные лживыми наветами обвинения. Выбранив тех, кто выставил на посмешище его доверчивость, он пообещал, что отныне ‘никогда не станет слушать’ тех, кто будет нашёптывать ему в ухо подобные обвинения. {Коварство Хенрика} 2И когда Хенрик увидел, что своим мудрым ответом Канут сумел отвести от себя все эти тяжкие, проистекающие от его завистливой недоброжелательности обвинения, он подошёл к королю и в приватной беседе поделился с ним своими опасениями, что Канут[-де] стремится к обладанию верховной властью в королевстве и что неизвестно, сможет ли Магнус получить в будущем королевскую власть, если его соперником в споре за неё станет Канут, а окончательное решение останется за народом. Ведь народ, по его мнению, конечно же, предпочтёт Канута сонму всех остальных благородных [претендентов]. 3Поэтому в вопросе определения порядка наследования отец должен полагаться более на своё собственное, чем на чужое мнение, и если он хочет позаботиться об интересах своего сына, то приготовленное для него место наследника ему следует освободить от [всех возможных] соперников. 4Итак, он поступит мудро, если с помощью своего меча постарается заранее позаботиться о Кануте, чья удачливость не может не внушать подозрений. 5И поскольку [стараниями Хенрика] эти слова терзали душу короля довольно часто, он пришёл в сильное беспокойство и стал ещё более подозрительным, чем раньше.


{13.6.1} {Заговор против Канута} И тогда Магнус начал действовать так, будто получил от своего отца позволение самому позаботиться о своей судьбе и избавиться от соперника46. Пригласив к себе Хенрика и тех, кто ещё прежде согласились стать ему товарищами в совершении его злодейского намерения, он велел им поклясться в том, что они будут честно хранить молчание о том, что он им сообщит47. 2К ним он добавил ещё и [некоего] Хаквина, который и по прозвищу, и родом был ютландец48. 3Хотя было известно, что этот человек женат на сестре [самого] Канута49, ни у кого из участников [этого разговора] не возникло и тени сомнений в данном им слове. 4При этом, проводя свои долгие и тайные совещания друг с другом о том, какие именно полные опасности смерчи и несущие смерть тяготы обрушить на святую голову Канута, эти заговорщики предпочитали плести нити своего гибельного замысла, лёжа на земле. Делалось это для того, чтобы они, если окажется так, что их заговор будет раскрыт, могли бы, не рискуя навлечь на себя опасность,(л.126)|| поклясться, что, ни стоя, ни сидя, не строили козней против жизни Канута. В положении [своего тела] они видели для себя средство, с помощью которого можно сохранить свою совесть чистой, не ведая, что тот, кто лукаво играет словами своей клятвы, всё равно будет [считаться] виновным в клятвопреступлении. {Нечестивая изворотливость} 5В своей притворной и фальшивой простоте они полагали бóльшим преступлением безбожие в словах, чем в поступках, считая, что насилие над верой состоит не в том, что бездумно творят руки, а в том, что произносят губы.

{13.6.2} Когда Хаквин Ютландец понял, что начатый вполне пристойно разговор под конец превратился в обсуждение козней против жизни Канута, он, не желая, чтобы показалось, будто бы он хочет играть роль разбойника по отношению к близкому ему человеку, {Хаквин отказался участвовать в заговоре} немедленно ‘вышел из круга участников этого опасного заговора’ и покинул собрание. 2Предводитель заговорщиков предупредил его, что он не должен разрывать уз данной им клятвы, на что тот ответил, что не станет ни помощником им в их замыслах, ни предателем. Однако, [я полагаю], было бы лучше, если бы он заранее дал знать [Кануту] об [угрожающей ему] и незаслуженной им опасности, чем своим молчанием оставил её в тайне.

{13.6.3} {Коварство Магнуса} Между тем Магнус, желая за [показным] дружелюбием скрыть свои коварные замыслы и с помощью лукавства и хитрости избежать любых подозрений, решил, что будет разумно, если первым делом он заключит и обманным образом поклянётся [соблюдать] договор о взаимной дружбе с тем, чьей крови [в действительности] жаждет сильнее всего, [заверив при этом всех], что значимостью священных обетов он хочет лишь ещё более упрочить узы родства, [связывавшие его с Канутом]. Чтобы с помощью притворного благочестия скрыть все следы [замышляемого им] злодейства и дабы [никому] не показалось, что он носит в себе какие-либо изменнические и тайные планы, свои самые недобрые приготовления он попытался ‘коварно скрыть за личиной преданности вере’. 2Собрав в Сьяландии множество благородных людей, незадолго до праздника Рождества Господня50 он пригласил на пир в Роскильдию51 Канута, объявив при этом, что намерен предпринять благочестивое путешествие в чужие страны52. 3Кроме того, [на время своего отсутствия] он назначил Канута опекуном своей супруги и детей, поручив ему заботиться обо всём своём имуществе53.

{13.6.4} Жена Канута Ингибурга, случайно узнав от некоторых, кто был посвящён в замыслы [Магнуса о готовящемся покушении], тотчас же послала своему мужу письмо, в котором просила его остерегаться ловушек, приготовленных [врагами] для того, чтобы лишить его жизни54. {Простодушие и невинность Канута} 2Тот же, посчитав, что присланная ею весть связана не с раскрытием какого-то настоящего покушения на него, а с обычными женскими страхами, не стал принимать её увещеваний всерьёз и заявил, что верит Магнусу ничуть не меньше, чем предчувствиям своей супруги. 3‘И если бы Судьба захотела дать ему столь же [добрый] совет, как и его супруга’, он, конечно же, смог бы избежать расставленной [для него] западни и в своей доверчивости не попался бы на крючок чужой злобы.

{13.6.5} Между тем торжественные празднования знати в Роскильдии продолжались четыре дня, и, когда общее застолье уже закончилось, Канут и Магнус решили ‘провести остаток святого времени раздельно, [каждый в своём] шатре’. 2В один из тех дней один человек, связанный с Канутом узами кровного родства, у него на глазах поссорился с неким воином и ‘забил его своей палкой насмерть’. После того как из-за этого ему велели покинуть службуa [у Канута], он отправился к Магнусу. 3Магнус же, заранее позаботившись о том, чтобы через него до Канута не дошло каких-либо сведений о его замыслах, той ночью, когда в сопровождении своих слуг он отправился совершать ‘своё гнусное убийство’, велев всем прочим следовать за собой, одного лишь этого человека, подозревая его в сохранении былой симпатии к Кануту, отказался брать себе в помощники. 43атем он связал всех участников заговора клятвой и заставил их пообещать, что они будут хранить обо всём молчание. 5После этого он спрятал своих воинов в укромном месте и, осмотрев незнакомые ему окрестности, расставил повсюду засады.

{13.6.6} Вскоре он послал к Кануту, гостившему в это время в городе Харальстад55, в доме ‘у [некоего] мужа из области Фальстрия по имени Эрик’56, одного из заговорщиков, происхождением саксонца, а по роду занятий певца57, предложив [через него] Кануту [тотчас же] прийти к нему на встречу, [причём одному и] без свидетелей, назначив место встречи в ближайшем к этому поселению лесу. 2Тот же, не подозревая в его поступке никакого подвоха, взял себе в спутники двух человек из воинского сословия и такое же число конюхов, а сам безоружныйb сел на коня, не желая брать с собой для самозащиты даже меч. 3Когда один из его слуг запретил ему ехать без меча, он отвечал, что совершенно не нуждается в своём клинке для того, чтобы защитить себя. 4Такое большое доверие он питал к Магнусу и его приверженности [заключённому между ними] миру, что, как ему казалось, при их встрече ему не понадобится даже меч. 5Лишь по настоятельной просьбе слуги не уезжать совсем без оружия Канут [согласился] взять с собой меч58.

{13.6.7} Певец, знавший Канута как большого любителя саксонских обычаев и языка, решил попытаться осторожно и исподволь предостеречь его. И хотя святость клятвы, когда он прямо обещал никоим образом не делать этого, казалось, прямо препятствовала ему, (л.126об.)|| то, что предпринять открыто было бы откровенно нечестно, {Верность певца} он попытался совершить украдкой, ‘распределив свою честность между попыткой сохранить верность своему слову и благочестивым желанием спасти невинного’. 2Он нарочно принялся распевать красивую песню об известном предательстве, совершённом Гримильдой в отношении [своих?] братьев59, стараясь этим знаменитым примером коварства вызвать у Канута боязнь того, что нечто подобное может произойти и с ним. 3Однако никакие сделанные намёками увещевания не смогли пошатнуть его непоколебимого [доверия к Магнусу]. Столь велика была его вера в прочность родственных уз между ним и Магнусом, что он скорее предпочёл бы подвергнуть риску свою жизнь, чем оскорбить [недоверием] его дружбу. 4Певец между тем в своей настойчивости попытался сделать ещё более прозрачный намёк, показав ему край кольчуги, которую он носил под своим платьем. 5Однако этим он также не смог посеять страха в отважном сердце. 6Этими своими поступками слуга желал показать, что его честная [душа] не запятнана клятвопреступлением и при этом совершенно неповинна в этом злодеянии.

{13.6.8} И когда на опушку леса пришёл Канут, Магнус, который сидел на поваленном дереве, встретил его с притворной улыбкой на лице и с показной радостью облобызал. 2Крепко обняв его, Канут заметил, что [под платье] Магнус надел на себя доспехи и потребовал объяснить, к чему такой наряд. 3Тот же, по-прежнему желая скрыть свои коварные замыслы, в качестве объяснения наличию на себе доспеха, заявил, что есть ‘один селянин’, чей дом он хочет разрушить. 4Канут, не одобрявший подобной жестокости и благоговейно чтивший святость наступивших дней (ибо тогда отмечался праздник Богоявления), просил его не омрачать всеобщих торжеств своей личной местью. 5И когда Магнус поклялся, что не оставит своей мести и не отступится от своего замысла, Канут принялся его уговаривать, обещая ему справедливое удовлетворение и предлагая своё поручительство в том, что его потери будут возмещены.

{13.6.9} И когда затем те люди, которым Магнус велел сидеть в засаде, начали шуметь, Канут посмотрел в их сторону и спросил, чего хочет толпа этих воинов. 2Магнус отвечал, что речь идёт уже о том, кто будет наследником короля и получит верховную власть в стране. 3На это Канут сказал, что желает, дабы ‘державный корабль его отца ещё долго с помощью благосклонной к нему удачи держался правильного курса’, не согласившись с тем, что уже пришло время обсуждать эти вопросы. 4Однако, пока он говорил всё это, Магнус прыгнул на него и подобно тем, кто дерётся друг с другом во время [пьяной] ссоры, схватил его за волосыa. {Мученическая смерть святого герцога Канута} 5Поняв, что попал в западню, Канут схватился за рукоять меча и попытался извлечь клинок из ножен; он обнажил свой меч уже наполовину, когда Магнус рассёк его голову напополам60 и убил его. 6Прочие заговорщики пронзили [тело] упавшего множеством [ударов] своих копий61. {Чудесный источник} 7Там, где кровь Канута пролилась на землю, забил целебный ключ, который теперь будет вечно приносить смертным пользу62.


{13.7.1} Когда о его убийстве стало известно, сыновья Скьяльмо, которые воспитывались вместе с Канутом и были его самыми близкими друзьями, сразу же принялись просить короля позволить похоронить его на кладбище в самой Роскильдии. 2Однако тот отказался дать своё согласие на похороны в столь почётном месте, говоря, что не хочет возмущать жителей города видом этого большого несчастья, ведь те, кто ‘примет участие в похоронной процессии Канута’, непременно направят свой гнев и негодование против ненавистного им Магнуса, когда тот появится. 3По этой причине похороны здесь будут-де сопровождаться скорее мятежами и шумом битвы, чем благопристойными проявлениями человеколюбия и почестями умершему. 4‘Его опасения, как мне кажется, были лишь предлогом, тогда как на самом деле им двигала ненависть’, и он лишь старался не допустить, чтобы роскошные похороны убитого сделали ещё более отвратительным преступление его убийцы. 5Когда те, кто обращался к королю с этой просьбой, вернулись, им пришлось устроить для своего несчастного друга скромные похороны в Рингстадии. 6Впрочем, Небо не оставило их труды без своей к ним милости, {Другой источник} и то место, где носильщики сделали привал и поставили похоронные дроги на землю, было отмечено [свыше], и там неожиданно забил источник63. 7После этого происходили и многие другие знамения, благодаря которым повсюду и заблистала слава великой святости умершего64.

{13.7.2} Весть о совершённом злодеянии вызвала по всей стране горькие стенания и наполнила скорбью дом каждого [из жителей Дании]. 2Все, кто получал горькое известие об убийстве Канута, сразу же ‘оставляли веселье праздничных застолий’, которые обычно устраивают в это время, и переменяли его на неподобающую этой поре печаль, ‘пребывая в которой представители обоих полов в один голос оплакивали Канута как своего дорогого друга’. Вызванная его похоронами всенародная скорбь показала, сколь велика была любовь в сердцах людей к этому человеку. 3Таким образом, тому, кого при жизни Отечество чтило различными проявлениями своей любви, точно так же и после смерти в качестве свидетельства своей признательности оно дарило свои слёзы. 4И насколько сильно они горевали над Канутом, настолько же глубоко они ненавидели того, кто похитил его жизнь.(л.127)||

{13.7.3} ‘Преисполненный радости’ от того, что нечестивое убийство удалось, Магнус вернулся в Роскильдию. {Высокомерие Магнуса} Теперь, после устранения своего соперника, ‘он был совершенно уверен’ в том, что королевство достанется именно ему, и отнюдь не считал, что это отвратительно — плясать от радости, [восхваляя] свою удачу, помогшую ему совершить это злодеяние, которого на самом деле ему следовало бы стыдиться. 2И даже над священными ранами Канута, которые он, [по справедливости, должен был бы омыть полными раскаяния слезами, он предпочитал глумиться и потешаться, находя огромное удовольствие в совершённом им преступлении. 3Дабы род этого человека, имевшего столько заслуг как на земле, так и на небе, не угас по причине отсутствия потомства, Бог послал убитому наследника. {Рождение сына святого герцога Канута} 4На восьмой день после этого Ингебурга родила ребёнка мужского пола, которого она зачала в своё время от Канута. Мальчику дали имя его деда65 со стороны матери.

{13.7.4} Между тем Хаквин, о котором я выше сказал, что он был сыном Суннивы66, а вместе с ним Петр, матерью которого была Ботильда67, и сыновья Скьяльмо ‘громко роптали’ по поводу совершённого [Магнусом] жестокого преступления. На всех народных сходках они горько оплакивали незаслуженную гибель своего друга, горячо желая, чтобы гнев простолюдинов обрушился на его убийцу. {Свидетельства [гибели] грц. Канута} 2Кроме того, на тинге они выставили на всеобщее обозрение ‘продырявленную во многих местах’ одежду Канута. 3Жалкий вид принесённого ими изорванного платья немало способствовал увеличению народного гнева, 4ибо наглядный образец, [по которому можно было судить] о нанесённых ему ‘ужасных ранах’, внушал очень и очень многим огромное желание отомстить. 5Кроме того, большой помощью для тех, кто оплакивал эту [почти] невероятную гибель Канута, служила подтверждаемая многочисленными знамениями и прославленная божественными чудесами святость Канута. 6Между тем, после того как было объявлено о тинге близ Рингстадии, Харальд также направился туда и, горько рыдая, принялся плакать и сокрушаться там о гибели своего брата. Впрочем, желание стать королём двигало им в гораздо большей степени, чем стремление отомстить, 7[тогда как] Эрик, которому Канут отдал префектуру на островах68, [напротив], пылал мыслями об одной только мести.

{13.7.5} Николай, подозревая, что появление на тинге будет слишком для него опасным, очень боялся неблагоприятных для себя настроений в народе. Не отважившись доверить множеству собравшихся людей ни свою собственную жизнь, ни жизнь своего сына, он обратился за советом к предстоятелю лундской церкви Аскеру. 2По его наущению Николай оставил Магнуса в Роскильдии, а сам отправился в Рингстадию, надеясь, что в отсутствие сына народ примет его более спокойно. 3Однако, поскольку ему казалось, что на тинге, который проходил на холмах [неподалёку], он не будет в безопасности, король посчитал, что ему безопаснее остаться в городе, чем подвергать себя риску и искушать [весьма] сомнительную [в настоящее время] верность своего народа.

{13.7.6} И когда братья Канута начали дружно жаловаться [перед собравшимися] на его судьбу, их слезами народ был тронут так сильно, что тут же на тинге единодушно решил наказать пролившего невинную кровь убийцу {Осуждение Магнуса} и вынес свой приговор против того, кто лишил жизни столь благочестивого человека. 2Что же касается короля, то народ всё ещё питал уважение к его прежним заслугам и, поскольку единого мнения о нём не было, никто не решался поступить с ним более сурово, ‘не желая, чтобы на месте виновного оказался тот, кто был ни в чём не повинен’. 3Итак, одинаково высоко ценя и уважая его [королевское] звание и [преклонный] возраст, народ ‘решил оставить без положенного наказания’ отца своего Отечества. 4Однако, когда собравшимся сообщили, что король так и не появится на тинге, возмущение народа тут же обратилось в ярость. Прервав тинг, они направились к дому короля, намереваясь убить его, утверждая, что будет правильным самим явиться к тому, кто перед этим не захотел прийти к ним, тем более что, находясь где-то рядом, он отказался почтить их своим присутствием, прекрасно зная, что появление короля должно было сильно увеличить значимость этого собрания.

{13.7.7} Когда король узнал об этом от тех, кого он отправил на тинг, приказав им слушать всё, о чём говорят там люди, он выслал к ним Аскера, желая, чтобы гневу возбуждённой толпы тот противопоставил свой авторитет, которым пользовался благодаря своему знатному происхождению и священному сану. 2Спеша навстречу народу, он увидел Эрика и, подойдя к нему, положил правую руку на узду его коня. 3Долго и настойчиво умоляя его оставить свой опрометчивый гнев, он пообещал, что преступление Магнуса будет наказано по закону, а невиновность его отца получит надлежащие доказательства. 4При этом он даже снял шляпу, обнажив свою почтенную голову ‘перед беснующейся толпой’. 5Его уговоры были столь успешны, что Эрик согласился не только пощадить жизнь короля, но даже дал ему позволение появиться на тинге. 6Хотя люди и горели желанием отомстить за Канута, однако, ‘имея перед глазами своего первосвященника’, чей авторитет среди данов был весьма высок, они решили, что его мольбам следует придать большее значение, чем их собственному приговору. 7Представ на тинге без своего Сына, король получил разрешение выступить в свою защиту лишь после того,(л.127об.)|| как поклялся избегать любого общения с Магнусом, изгнать его из дома и из страны, а также не позволять ему возвращаться до тех пор, пока народ не даст на это своё согласие.

{13.7.8} Впрочем, чтобы не вызвать гнева толпы, переговоры [подданных] со своим королём проходили раздельно и общение между ними шло через посыльных. 2Советники призывали короля согласиться на поставленные условия, указывая на очевидную выгоду для Магнуса от ссылки, которую он вполне может провести в Гётии, где является королём, и считая, что в будущем, по мере того как в сердцах всех остынет ненависть к нему, сам он благодаря продолжительному отсутствию сможет рассчитывать на более мягкий приговор. 3Они надеялись, что народ, тронутый тяготами его ссылки, сжалится над ним и гнев, который Магнус навлёк на себя своим преступлением, может быть ослаблен его раскаянием. 4Таким образом, после того как народные волнения улеглись, король отправился в Ютию, а Магнус под видом ссылки — в Гётию.


{13.8.1} ‘Друзья короля выступали против этого соглашения’. 2Воистину, те же люди, кто подал Магнусу совет убить Канута, теперь проклинали [выдвинутые народом] условия, говоря, что король воспользовался самым ужасным из предложенных ему советов. Они утверждали, что было бы лучше, если бы он сам сложил с себя верховную власть, чем из страха перед нелепыми угрозами простонародья осудить на позорное изгнание своего единственного сына, выросшего с надеждой унаследовать от него королевство. 3Поскольку, [по их мнению], ‘право решать, когда Магнусу возвращаться из ссылки, должно принадлежать отцу, а не простому народу’, он должен быть как можно быстрее вызван и возвращён на родину к своим близким, и для этого не следует спрашивать позволения у озлобленной черни. {Магнус вернулся из изгнания} 4Побуждаемый их словами, Николай отправил за Магнусом тех, кто должен был пригласить его [вернуться на родину], и, пренебрегая клятвой ради своей [родительской] любви, возобновил своё общение с ним. 5Он решил совершенно не обращать внимания, на что именно наряду с позором клятвопреступления он обрёк весь свой род. 6Эта опрометчивая снисходительность [отца к своему сыну] с новой силой подняла волны притихшей было благодаря изгнанию Магнуса бури [народного недовольства].

{13.8.2} Во всяком случае, Эрик и Харальд, видя, что Николай нарушил своё слово, решили, что именно он, до сих пор считавшийся не подлежащим преследованию, подал совет убить Канута и должен быть осуждён вслед за своим неверным сыном. Они считали, что поскольку Николай и Магнус в равной степени виновны в этом злодеянии, то и наказание для них должно быть одинаковым. 2Никто больше не верил его обещаниям, так как, возвратив без разрешения своего сына из ссылки, он для всех стал клятвопреступником. 3Между тем народ, не решавшийся пойти против короля, не имея во главе вождя королевской крови, решил начать войну под уже знакомыми ему знамёнами, полагая, что слаб натиск и ‘тщетны замыслы’ тех, кого не направляет [к победе воля вождя].

{13.8.3} Итак, люди хотели, чтобы королём стал человек из уже известной им семьи, и поэтому принявшие участие в этих выборах {Харальд обойдён [в своём желании стать королём]} решили обойти Харальда и передать власть и титул Эрику, который также принадлежал к королевскому роду Дании. 2Разница в поведении этих двух [братьев] была столь велика, что выбор между ними было сделать совсем нетрудно. 3Харальд был подвержен порокам не только алчности, но и распутства и потому вполне заслужил то, что трон достался другому. 4Όη пренебрегал священными таинствами брака’ и постоянно имел множество любовниц. 5Не довольствуясь своей женой, он запятнал своё супружеское ложе связью с разными блудницами. 6Его супруга с горечью наблюдала за тем, как в разных колыбелях повсюду лежат его многочисленные дети от этих женщин, которых всех под присмотром их заботливых матерей воспитывали при королевском дворе. 7Из-за этих отвратительных поступков Харальда люди относились с большим подозрением и к его потомству, опасаясь, что такое же нечестие будет твориться не только в настоящем при отце, но также и в будущем при его сыновьях, ведь обычно настроения детей соответствуют природным наклонностям их родителей. 8По этой причине все отвернулись от Харальда и предпочитали благосклонно смотреть в сторону Эрика69.

{13.8.4} {Скромность Эрика} Тот же, считая, что лучше самому оставаться скромным, чем стремиться к одобрению своих поступков другими, отказался принять предложенный ему народом почётный титул. Он хотел добиться королевских инсигний своими собственными усилиями и предпочитал завоевать королевство с оружием в руках. 2К тому же он считал, что должен стремиться к отмщению, и полагал, что это будет неправильно, если получит власть до того, как одержит победу. 3Первым делом он отправил своё не до конца [ещё] готовое к войне войско в Ютию70. 4Навстречу его выстроившимся для битвы воинам вышел предстоятель [церкви диоцеза] Рипе [по имени] Торо71. Встретив Эрика полными лжи заверениями, он убеждал его в полной невиновности короля и обещал, что впредь тот будет неукоснительно соблюдать свои клятвы. 53атем свои мольбы о мире он подкрепил также и ‘многочисленными доводами в пользу того, что Эрик должен простить короля’. 6Эрик простодушно поверил его уговорам и, сделав из его лживых слов вывод, что находится в безопасности, тут же отозвал знаменосцев и велел своему войску остановиться. 7Узнав от своих разведчиков об этой его остановке, Николай тут же напал на разбредшихся во время отдыха в разные стороны воинов своего врага и без труда обратил их в бегство. 8Итак, поднятый на смех и обманутый понтификом герцог дорого заплатил за свою глупую доверчивость.(л.128)|| 9И вот, когда благодаря всему случившемуся Эрик понял, что ‘теперь у него есть законный повод начать войну’, он, хотя стеснённые обстоятельства и не позволяли ему получить титул короля, [как положено, на тинге] в Исёре, вернулся в Сьяландию, где по решению жителей этой области, а также тех, кто представлял Сканию, принял на себя то почётное звание, от которого отказался прежде. Оставив все сомнения, он начал изо всех сил готовиться отомстить за своего брата.

{13.8.5} Оттуда он написал императору Лодарю письмо с просьбой отомстить за смерть своего друга и наказать Магнуса за братоубийство, ‘склоняя его стать своим союзником в войне’ не только горячими мольбами, но также и обещаниями вознаградить его. 2Император, которым в большей степени двигало желание завладеть [датским] королевством, чем стремление отомстить за друга, ‘расположил римские войска у Ютландского вала’, 3надеясь добиться цели не столько силой, сколько благодаря усобицам внутри страны. 4Близ Шлезвига к нему со своим флотом присоединился Эрик. 5Однако Магнус, опередив появление обоих своих врагов, успел создать на валу оборонительные укрепления и выставил у ворот усиленную стражу. 6Через несколько дней с бесчисленным воинством ютов [подошёл] Николай и занял обращённую к нему сторону вала. 7Его войско было столь велико, что император побоялся вступать с ним в открытый бой и точно так же не осмелился воспользоваться флотом Эрика для переправы своих людей непосредственно в город. 8Видя, что брать вал штурмом и отводить своё войско на корабли в равной степени небезопасно, он понял, что теряет время понапрасну, и предложил такие условие для перемирия, которые дали бы ему подходящий повод снять осаду.

{13.8.6} Итак, отвернувшись от Эрика, которому он [прежде] обещал свою полную и неизменную поддержку, император заключил с государями, стоявшими на противоположной стороне, соглашение, по которому сам он снимал осаду, а Магнус взамен должен был [поклясться верно] служить Римской империи. 2Тот охотно принял эти условия и униженно оказал Лодарю [все положенные в этом случае] почести72. Впрочем, его коварство было равно его покорности. 3В соответствии с соглашением император стал [отводить свои войска] и начал переправляться через Эйдор. 4Узнав о том, что произошло, Эрик [тотчас же] на корабле прибыл к Цезарю и, обвинив его в непостоянстве, начал последними словами ругать тевтонское вероломство, утверждая, что в будущем Магнус проявит по отношению к нему столько же верности, сколько он сам только что выказал её в хранении дружбы с Канутом. 5И это его утверждение не оказалось напрасным. Как только император перебрался через реку, Магнус коварно напал на Адульфа, которому было велено прикрывать [отходящие войска Лодаря] с тыла, и не только полностью разбил его отряд, но и также вынудил его самого, бросив оружие, с позором спасаться [от гибели] вплавь [по реке]73. 6Видя, что лишился обещанной императором помощи, ‘в крайне подавленном состоянии духа’ Эрик вновь отправился на восток74.

{13.8.7} Здесь он принял отправленных королём норвежцев Магнусом послов, через которых тот сватался к старшей дочери Канута, хотя она ещё и не была достаточно взрослой для замужества75. 2Эрик в надежде, что это поможет увеличить его войско, принял послов очень любезно, рассчитывая получить помощь от своих соседей после того, как они станут родственниками. 3Сам он, поскольку ратные труды не давали ему возможности подумать об этом, также всё ещё не был женат и поэтому, [в силу своего происхождения] будучи вполне достоин такого брака, с согласия Магнуса взял себе в жёны его мачеху, бывшую некогда королевой норвежцев76.


{13.9.1} Зима прошла спокойно, после чего война и сопутствующие ей невзгоды забурлили с новой силой. 2Николай собирал свое войско в западной части Дании, Эрик же, воодушевлённый обещаниями одного из самых знатных уроженцев Ютии [по имени] Христьерн, готовил своих воинов к битве, находясь на востокеa. 3Этот человек из ненависти к Магнусу отложился от Николая и пообещал впредь верой и правдой служить Эрику. {Епископ Роскильдии Пётр} 4Епископ Роскильдии Пётр[, напротив,] был [заодно] с Эриком лишь телесно, тогда как душа его оставалась с Николаем, и если по отношению к одному из них он испытывал страх, то к другому — искреннее расположение. 5Харальд же в своих симпатиях колебался попеременно между стыдом и злобой. Перейти в лагерь Николая он не хотел из соображений стыда и страха лишиться чести, а брата он ненавидел из-за отданного ему данами предпочтения и поэтому с неприязнью относился к его военным приготовлениям. 6Итак, он со своими двумя подающими большие надежды сыновьямиb встал на сторону Эрика больше для вида, чем из [подлинного к нему] расположения. Его ненависть к тому из своих братьев, который, как он видел, ‘одолел его в борьбе за власть в стране’, была отнюдь не меньшей, чем к убийце другого.

{13.9.2} Между тем Христьерн собрал войско из своих сторонников и решил вступить в бой с королём. 2Когда Николай узнал, что Христьерн не только отложился от него, но и вынашивает по отношению к нему враждебные планы, он разделил своё собранное против неприятеля войско на две части, из которых первая предназначалась для войны на суше, а другая — на море. 3И пока сам Николай готовился встретиться в бою с Христьерном, Магнуса он поставил во главе флота и отправил против Эрика, 4который между тем уже приплыл к острову под названием Сира77. 5Магнус, отплывая из Арузии, ничего об этом не знал (л.128об.)||, и, хотя ему сопутствовала хорошая погода, удача была не на его стороне. Его флот перемещался без какого-либо порядка, полностью сломав свой боевой строй, причём одни корабли [постоянно] старались опередить другие. 63аранее узнав о его приближении, Эрик сел на корабль и принялся настойчиво призывать командующих своим флотом [быть мужественными в предстоящей] битве, обращаясь то ко всем из них, то к каждому в отдельности, в особенности же имея в виду Петра и Харальда, чья верность казалась ему сомнительной и кого он подозревал в ненадёжности. 7Эрик хотел сразиться не сразу со всем флотом Магнуса, а с каждым из его кораблей по отдельности, дождавшись пока те, соревнуясь в скорости друг с другом, не появятся поодиночке перед ним, и тогда он сможет, перебив моряков на них, уничтожить, таким образом, весь неприятельский флот. 8Магнус, ещё издали увидав, какая его поджидает опасность, велел тотчас же спустить паруса, считая, что теперь будет лучше доверить своё судно [тяжести] якорей, чем [силе] ветра, и попытался с помощью звуков сигнальной трубы собрать вокруг себя все разбросанные по морю корабли своего флота. 9Малодушные бросились прочь, отважные приготовились к битве, а Эрик, имевший численный перевес в кораблях, взял неприятеля в плотное кольцо. Один флот окружил другой, и это неизбежно делало начавшееся сражение ещё более ожесточённым.

{13.9.3} Когда юты увидели, что удача отвернулась от них и у них нет уже ни сил победить, ни возможности бежать, они, заботясь о своём предводителе больше, чем о себе самих, решили, что должны сохранить ему жизнь пусть даже и ценой собственной гибели. 2‘Напав на плотные ряды судов [неприятельского] флота’, 3они решили, что раз уж не могут принести ему победу, то хотя бы попробуют дать побеждённому возможность спастись бегством. 4После того как Магнус перебрался на один из этих миопаронов, они устроили для него некое подобие спасительного выхода, следуя по которому он мог оставаться спокойным и не обращать внимания на окружавшие его опасности. 5После того как он смог таким образом ускользнуть, они упорно продолжали бой, который закончился лишь тогда, когда все они либо погибли, либо были взяты в плен78. 6Когда победители занялись грабежом захваченных судов, среди найденной на одном из кораблей добычи они обнаружили завернувшегося в парус человека. 7Посчитав, что его нахождение в этом укромном месте связано с таким постыдным чувством, как страх, они тут же повесили его [в наказание] за проявленную им трусость, и [получилось так, что] ‘именно этим позорным видом смерти он и заплатил за [малодушное спасение] своей жизни, тогда как, [по совести], он должен был без колебаний расстаться с ней ещё во время битвы’.

{13.9.4} Между тем Христьерн встретился в бою с Николаем, однако безо всякого успеха. {Христьерн взят в плен} После сокрушительного поражения своего [войска] он был взят в плен и отправлен в заключение в [некое место, что] в заливе Шлезвиг79. 2Эрик, ‘гордый своим успехом в недавней битве’, ничего не знал о том, что произошло только что с Христьерном, и вошёл со своим флотом в воды Лим [фьорда], надеясь завладеть Ютией. 3Именно здесь, неосмотрительно высадив своё войско на берег, он и узнал от гонца и о бегстве [людей] Христьерна, и о [скором] прибытии короля. Будучи сильнее огорчён участью своего друга, чем обрадован собственными успехами, он [немедленно] созвал своих воинов и поспешил вернуться [на корабль]. 4При этом многие из его людей, слишком медленно возвращавшиеся на свои корабли, были перебиты внезапно нагрянувшим войском короля80.

{13.9.5} {Харальд покинул [Эрика]} Этот случай заставил Харальда перейти на сторону Николая; соблазнившись тайными посулами короля, он не замедлил отложиться от Эрика. 2Его ненависть из-за главенствующего положения Эрика была сильнее, чем гнев, вызванный убийством Канута, и родной брат казался ему более несносным, чем убийца брата81. 3Одновременно с этим также и Магнус, считая, что уменьшение сил окажет на противника столь же удручающее воздействие, насколько их увеличение будет способствовать его бодростиa, всячески старался разрушить союз между братьями. 4Таким образом, зная, что [хотя] Харальд и последовал за Эриком, [однако] его верность брату вызывает серьёзные сомнения, Магнус настойчиво домогался [его расположения], ‘обещая [взамен] увеличение власти и почёта’. 5Ведь несмотря на то, что Харальд пытался скрыть свою злобу к брату за видимой покорностью, в действительности к Эрику он пылал гораздо большей ненавистью, чем к его сопернику. 6Поэтому он не только оставил его войско, но и также, стараясь быть Николаю как можно более полезным, занял построенный им [некогда] неподалёку от Роскильдии замок и возвёл в нём дополнительные укрепления, этой коварной изменой пытаясь утолить охватившую его ненависть к своему брату, причиной которой стало отданное ему [данами предпочтение в вопросе выбора короля].

{13.9.6} Подойдя во главе большого войска сьяландцев, Эрик окружил и осадил этот замок. Однако, обнаружив, что его сил недостаточно, чтобы преодолеть прочность крепостных стен, он прибег к помощи живших в Роскильдии саксонцев и позаимствовал у них искусство использования метательных машин, этим иноземным изобретением увеличив силу своего состоявшего из местных бойцов воинства. 2Надо сказать, что наши соотечественники, будучи в те времена ещё весьма несведущими в военном деле, ‘крайне редко пользовались такими сложными приспособлениями’. {Осадное орудие} 3Поэтому первый камень был брошен машиной со слишком малой силой и упал, не достигнув стены, вызвав лишь смех у находившихся внутри крепости. 4Они думали, что такая до смешного малая мощность этого устройства указывает на то, что и все последующие его выстрелы будут столь же безуспешны. 5Однако второй выстрел был более сильным, и камень упал на крышу одного весьма странного дома, своим тяжёлым ударом полностью перевернув всё находившееся внутри и заставив с сильным грохотом рухнуть само здание82. 6Этот дом вместо фундамента покоился на некой деревянной конструкции, возвышаясь над которой, словно на своего рода оси, он при малейшем усилии мог быть повёрнут в какую угодно сторону83.

{13.9.7} Увидев, к чему привело падение второго камня, (л.129)|| Харальд был вынужден оставить те надежды на благополучный исход этой осады, которые он начал было питать после неудачи первого выстрела. Понимая, что нет надежды ни выдержать осаду, оставаясь дома, ни получить помощь от кого-нибудь извне, {Благодаря хитрой уловке Харальд смог ускользнуть} он приказал разобрать часть обращённой к морю стены, поскольку осаждающие были там не слишком бдительны, и, пропустив сначала через пролом коней, сам со своими воинами последовал вслед за ними. 2Когда в стане [врага] начался переполох, он пришпорил коня, а сопровождавшие его люди, исполняя приказ, нарочно принялись кричать: «Держи Харальда!», так что осаждавшие подумали, что это был не Харальд, а те, кто преследовал его, и, таким образом, он с лёгкостью смог проложить себе путь для бегства через толпы громко кричащих и мечущихся [людей Эрика]. 3Как они потом утверждали, ничуть не меньше, чем ложные крики убегавших, правильно определить местонахождение врага им помешала ночная пора. 4Были, впрочем, некоторые тевтоны, которые утверждали, что во время бегства Харальда им всё-таки удалось пронзить его своими стрелами. 5Как бы то ни было, этот хитроумный вождь благодаря своей выдумке смог прорвать осаду, а благодаря хитрой уловке — отвести угрозу от своей жизни, после чего, найдя корабль, направился в Ютию84. 63а то, что Харальд воевал на его стороне в Сьяландии, Николай не только по-королевски наградил его, но и также вознёс его на самую высокую среди своих друзей ступень почёта. 7Однако его любезность не была лишена изрядной доли подозрительности, ведь и внезапное оставление брата, и неожиданный переход на сторону его врага не могли не обращать на себя внимания.


{13.10.0} {Королём Светии стал Сверко} Между тем свеоны, узнав о том, что Магнус занят усобной войной в Дании, сделали своим королём некоего Сверко — представителя рода, занимавшего среди свеонов в общем-то довольно скромное место. Они сделали это не потому, что он был им настолько по душе, а скорее из-за того, что не хотели [терпеть] над собой власть чужеземца. Привыкнув склонять шеи перед кем-то из своих, они уже боялись подчиняться иноземному правителю. 2Этот Сверко первым делом принялся соблазнять своими любовными посланиями Ульвильду Норикскую, на которой после смерти Маргареты женился Николай85. Вскоре он тайно похитил её у мужа и сделал своей наложницей. {Родился король Светии Карл} 3От этой любовной связи, которую он называл браком, у него родился [сын по имени] Карл, который стал после него королём Светии. 4Тогда же из Дании была увезена дочь божественного Канута, уже давно обручённая с королём нориков, который и отправил за ней послов, намереваясь наконец-то сыграть свадьбу.


{13.11.1} С окончанием зимы Николай, собрав в Ютии огромный флот, отправился на Сьяландию, горя желанием отомстить сьяландцам за их долгое неподчинение его власти. {Эрик потерпел поражение от Николая} 2В кровопролитной битве у моста Вера86 Эрик потерпел от него поражение87 и вместе со своей женой, бывшей королевой Норвегии, и малолетним сыном от наложницы Свено отправился к королю Магнусу, надеясь на свои родственные связи с ним88. Магнус поначалу принял их очень ласково и гостеприимно, однако вскоре стало известно о его коварстве и обмане.

{13.11.2} Между тем Николай, уступив просьбам Харальда наказать тевтонцев, ворвался в Роскильдию, а схваченных в городе немцев передал ему, с тем чтобы тот, кто подговаривал его покарать их, сам бы и наказал их в соответствии с тем решением, какое посчитает нужным принять. 23а то, что они изготовили осадные машины, а также за то, что лживо похвалялись, как он слышал, тем, что убили его, {Харальд наказывает тевтонцев} Харальд решил изуродовать их лица, обрезав кончики их носов, и[, покуда совершалась эта казнь,] он расспрашивал каждого из них, не его ли это стрелой был убит Харальд89. {Хитрая уловка одного сапожника из числа этих тевтонцев} 3Один из них, увидев поднесённый к своему лицу нож, запросил пощады, утверждая, что [хорошо] обучен. 4Харальд подумал, что этот человек владеет книжной грамотой, и велел палачу остановиться, после чего этот саксонец был приглашён к <столу>a, и ему было предложено освятить пищу, ‘произнеся над ней, как и положено, торжественные слова молитвы’. 5Пленник же ответил, что может научить его лишь шить сапоги, а не читать молитвы. 6Харальд посмеялся над находчивостью человека и в награду за его остроумие отменил ему наказание. Отбросив охвативший его было гнев, он, хотя и был [прилюдно] поправлен, тем не менее постеснялся мстить за это, не желая прослыть тем, кто за свои собственные ошибки наказывает других.

{13.11.3} Примерно в то же время, ‘словно удар молнии’ и опустошительный ураган, на ‘пребывавшую тогда в цветущем состоянии Норвегию’ {Харальд из Хибернии} обрушился [некий] Харальд, уроженец [одной из] областей Хибернии. 2Поскольку он заявил, что является сыном Магнуса и был зачат им в то время, когда тот опустошал Хибернию, для подтверждения истинности своих слов ему было предложено предстать перед Судом Божьим, {Чудесное испытание} и он согласно условиям испытания прошёл босыми ногами по раскалённому металлу. И когда выяснилось, что жар не причинил ему никакого вреда, многими из норвежцев это было воспринято как подлинное чудо, и они легкомысленно стали относиться к его словам с полным доверием90. 3Отсюда и проистекают все эти гибельные войны, которые впоследствии охватили Норвегию91.

{13.11.4} Между тем Николай решил с помощью хитрости избавиться от своего соперника и принялся уговаривать Магнуса Норикского, чтобы он за деньги убил его. 2Тот же, будучи более алчен, чем любой из разбойников, тут же из [радушного] хозяина превратился в [жестокого] врага. Сделав вид, что желает как можно лучше показать своё к нему почтение, он ‘окружил <дом>a Эрика(л.129об.)|| самой надёжной стражей из своих слуг’, стремясь за показной учтивостью скрыть свой коварный обман. 3Однако благодаря королеве92, которой он приходился дядей, Эрик [заблаговременно] узнал о том, что [на самом деле] за этой любезностью кроется заговор. Сообщив своим друзьям в Лаландии93 о замыслах короля, он попросил их спасти его. 4И лаландцы не замедлили прийти к нему на помощь. 5Отправившись в Норвегию на одном корабле, они тайно прислали Эрику сообщение о своём прибытии. 6Он же, зная о том, что норвежцы находят огромное удовольствие в выпивке94, решил одурачить приставленных к нему сторожей, напоив их всех допьяна. 7Устроив для их трезвости тяжёлое испытание в виде хмельной пирушки и ‘не давая ей прекратиться’, он постоянно искушал охранников, снова и снова наполняя их кубки. 8Для того чтобы усилить их жажду и в качестве средства, способного увеличить их опьянение, он предложил им сыграть в кости. 9‘Внеся [необходимый] залог’, он решил и сам сыграть с кем-то из них, при этом ‘вместо того, чтобы кидать кости как положено, нарочно старался время от времени играть небрежно’, желая своим проигрышем разжечь у своих соперников азарт и тем самым вызвать у них ещё большую жажду и желание играть. 10Наконец Эрик сделал вид, что утомлён столь продолжительным бодрствованием, и отправился в опочивальню, при этом с ними он оставил своего товарища по изгнанию — некоего священника, который должен был продолжать играть вместо него. 11Тот же, сам воздерживаясь от хмельного, напоил стражей ‘до полной потери сознания’, и, ‘когда все они, уставшие от вина, заснули’, он также улёгся спать среди них.

{13.11.5} Тем временем Эрик проломил стену <своей спальни>a и вместе со своей женой и слугами тайком отправился к морю, где, стремясь обезопасить себя от погони, позаботился о том, чтобы сделать проломы в днищах всех найденных им на берегу кораблей. 2И пока [его люди] были заняты этим, он вспомнил, что забыл своего маленького сына, который спал в доме. 3Вот до какой степени становится забывчивым человек, когда он спешит! Ведь чем сильнее он занят, тем более беспечен он в своих помыслах! 4И хотя Эрик ничуть не сомневался в том, что промедление для них весьма опасно, он всё же посчитал для себя позором не позаботиться о том, кто был его плотью и кровью. {Привязанность Эрика к своему сыну и его бегство} 5Любя своё дитя, он, невзирая на таившуюся в этой задержке опасность, послал людей забрать ребёнка. 6Как только он был доставлен [на борт, корабль] вышел в море95.

{13.11.6} На рассвете те, кому было велено охранять Эрика, принялись стучать в дверь спальни, справляясь о том, проспался ли он после вчерашней попойки. 2Не получив никакого ответа и удивившись тишине, они несколько раз громко задали тот же самый вопрос. 3‘Смущённые тишиной [в спальне]’, они взломали дверь и обнаружили, что комната пуста. 4Вскричав, что гости обманули их, они, преисполненные ужаса, отправились к своему господину и сообщили ему о произошедшем. 5Он тотчас же распорядился бежать на берег, спустить корабли на воду и догнать беглецов, 6однако, когда стало известно, что борта кораблей повреждены, а сами они полны воды, преследователям пришлось возвращаться, чтобы починить их. Когда же они снова вышли в море, король приказал налечь на весла и поставить паруса, чтобы плыть быстрее. 7Вот как сильно он желал получить обещанную награду за убийство Эрика!

{13.11.7} Между тем Эрик уже проделал значительную часть своего пути и имел перед своими врагами огромное преимущество в расстоянии, из-за чего преследователи уже не могли легко догнать его и схватить. Видя, что, несмотря на продолжительное плавание, им так и ‘не удалось достичь поставленной цели’, Магнус [велел своим людям] оставить вёсла и возвращаться домой. 2Эрик же, добравшись до неизменно остававшейся верной ему Лаландии, громко заявил о своём возвращении тем, что приказал схватить и повесить Уббо96, которого Николай сделал своим наместником на малых островах. 3После чего, услышав о том, что король собирается отпраздновать день Рождества Господня в Лундии, Эрик опередил его и, прибыв в Сканию, забрал себе ‘все те обильные припасы, которые были приготовлены для короля’. 4Король узнал об этом, находясь в Сьяландии; приказав повсюду собирать новые припасы, он принял решение воздержаться от своей поездки97.

{13.11.8} С приходом лета Николай собрал флот со всей Дании, за исключением Скании, и отправился к заливу Фота98, где приказал своим войскам высадиться и выстроиться в боевом порядке на берегу. 2Едва он успел расставить их по сотням, как вдали показалось войско Эрика99. Завидев вздымаемое копытами его лошадей облако пыли, которое со стороны походило на заслонившую небо тучу, Николай велел своим воинам начать понемногу отступать к своим кораблям. 3Однако ‘издаваемый приближающейся конницей грохот’ внушил им такой ужас, что это организованное поначалу отступление почти сразу же превратилось в беспорядочное бегство. 4К тому времени, когда Эрик обрушился на них, они уже потерпели поражение — не в сражении, а от судьбы. Безнаказанно разя [своих врагов], он одержал над ними бескровную победу, ибо то была Божья месть за братоубийство.

{13.11.9} {Доблесть Магнуса} [Один лишь] Магнус с небольшим отрядом отважных воинов постыдился бежать и, в то время как другие поворачивали к неприятелю свои спины, встретил его лицом к лицу. 2Поняв, что бегством спастись не удастся, (л.130)|| он выбрал для себя конец, достойный доблестного мужа, ‘решив, что лучше всего погибнуть славной смертью в бою’. 3Чтобы не омрачить своей былой славы отважного воина, он предпочёл смерть бегству. 4В конце концов, покрыв себя блестящей славой и перебив множество врагов, {Гибель Магнуса} он пал убитый ‘на гору из тел, [образовавшуюся вокруг него]’100. Вместе с ним погиб и роскильдский епископ Пётрa. 5‘Разделив с Магнусом его судьбу’, он был и похоронен с ним также в одной могиле.

{13.11.10} Николай бежал к кораблю на коне, отданном ему управляющим одним из его поместийb. 2Значительная часть убегавших старалась взобраться на корабли, хватаясь за них через отверстия для вёсел, своей огромной массой заставляя их также идти на дноc. 3Те, кто первым попал на борт, теперь, не обращая никакого внимания на узы товарищества, рубили мечами руки оказавшихся менее расторопными моряков, поступая по отношению к ним более жестоко, чем к своим врагам. {Достойное сожаление зрелище} 4То было воистину жалкое зрелище — видеть, как они пытаются уцепиться за корабли, с одной стороны преследуемые неприятелем, с другой — отталкиваемые своими же соратниками. 5На этом примере судьба ясно показала, насколько каждый из нас своё собственное благополучие ставит выше благополучия другого. 6Так что пусть умолкнут голоса тех пустомель и льстецов, кто, не краснея, заявляет, что ‘жизнь его друзей дороже ему его собственной’. 7Впрочем, я полагаю, что эта победа лишь в незначительной степени была одержана благодаря стараниям людей, а главным образом — благодаря Господу Богу, став его местью за убийство благочестивого человека.

{13.11.11} {Гибель епископов} Ни в одной другой войне не было пролито так много крови епископов, как в этой. 2Петр Роскильдский, Хенрик, [епископ] Светии, а также, за исключением одного, все епископы Ютии, как говорят, пали в том бою101. {Верность сына Саксона Магнуса} 3Во время приготовлений к сражению Магнус, сын Саксона102, один из воинов Эрика, показал образец необычайной преданности [своему господину]. 4Ибо, когда Николай приказал своим воинам следить за всем побережьем Сьяландии, дабы никто не смог пробраться к Эрику, он при помощи своих слуг спустился на канате со Стединнинскойd скалы103 и ночью переправился на лодке в Сканию, доставив Эрику столь желанную для него помощь.

{13.11.12} После этого Магнус Норикский, узнав, что это именно его жена открыла Эрику его замыслы, {Суровое обращение Магнуса Норикского со своей женой} прогнал её и отослал обратно к Эрику, считая достойной развода ту, которая свои чувства к родственникам ставит выше любви к супругу. 2Желая показать, насколько он презирает её, Магнус без сожаления разорвал святые узы брака и расстался с ней.

{13.11.13} Николай бежал в Ютию, и оказалось так, что судьба спасла его будто бы только для того, чтобы затем ещё раз посмеяться над ним. Понимая, что остался без детей и что уже совсем не молод, он объявил своим наследником в королевстве Харальда, желая тем самым не столько получить для себя преемника, сколько оставить [после своей смерти] врагу соперника104. 23атем, желая склонить шлезвигцев к миру, до сих пор неприязненно к нему настроенных вследствие совершённых Магнусом злодеяний, он обратился к ним с просьбой о заключении перемирия. Полагая, что [преклонный] возраст и [перенесённые им] несчастья заставят их сжалиться над ним, Николай решил было войти в город и [в качестве гарантии своей безопасности] взять у них заложников. 3Хотя король и сильно сомневался в том, что может доверить свою жизнь не вполне ещё известной ему верности тамошних жителей, он всё же поддался на уговоры некого Бейо — мужа, пользовавшегося наибольшим среди горожан уважением, и, оставив подозрения, возложил на него все заботы о своей безопасности.

{13.11.14} Когда он вошёл в город через специально широко распахнутые перед ним городские ворота105, обнаружилось, что, между тем как служители церкви были расположены к нему, простой народ относился к нему с враждебностью. 2И в самом деле, настроения горожан в отношении Николая разделились надвое: и если священники чествовали его крестным ходом, то прочие жители города воспринимали его как неприятеля. 3Увидев, что встречавшиеся ему по пути на улицах люди уже всячески показывают знаки своей к нему неприязниa 106, друзья посоветовали Николаю укрыться в церкви [святого] Петра, однако он, не желая запятнать кровопролитием Дом Божий, решил отправиться в королевский замок, предпочитая искать спасения во дворце, а не в храме107. Он сказал, что ему будет легче умереть в доме своего отца. 4У его воинов не было недостатка готовности защищать его жизнь даже ценой собственной гибели. 5Они долго сохраняли его невредимым, своими телами отважно закрывая своего господина [от вражеских ударов] и ради ради его спасения без сожаления подвергая себя смертельной опасности. {Гибель короля Николая} 6Жителям Шлезвига ‘пришлось сначала пролить их кровь, и лишь затем они смогли убить и самого короля’108.


Заканчивается Тринадцатая Книга.(л.130об.)||

(обратно)

Книга четырнадцатая



Начинается Четырнадцатая Книга.


{14.1.1} Между тем Эрик направлялся со своим флотом в Ютию, причём в тот момент, когда до него дошла весть о смерти короля, он ещё только добрался до острова Сира. {Начал править Эрик Эмуне, 82-й [кор. Дании]} 2Во время всей этой смуты старшие сыновья Харальда, Эрик и Беро1, оставили своего отца и связали [свою судьбу] с Эриком, коему и служили с большой преданностью, которая, впрочем, принесла им мало счастья2. 3Однажды ночью к ним с тайной вестью пришли послы от их отца, и братья, хотя и приняли их, не стали рассказывать об этом кому-либо. 4Тем не менее Эрик всё-таки узнал об этом посольстве, однако, желая испытать верность братьев, решил некоторое время помолчать, сделав вид, будто пребывает в полном неведении. 5Те продолжали скрывать от него секретную цель визита людей своего отца, и он, потеряв надежду на их добровольное признание, решил, что так ничего и не узнает об их тайне и, вызвав братьев к себе, в присутствии всех в самых сильных и резких выражениях обвинил их в том, что они втайне хотят выполнить какое-то поручение своего отца. 6Когда их спросили, с какой целью Харальд присылал к ним своих людей, они отвечали: он спрашивал их, что ему следует предпринять, и они советовали ему бежать в Норвегию3; также они-де не хотели рассказывать об этом до тех пор, пока не узнают о том, что спрашивавший послушался их совета. 7Хотя сказанное было правдой, Эрик не поверил им, так как казалось, что они признались скорее по принуждению, чем по собственной воле. 8Желая проверить слова братьев, Эрик приказал оставить пока их обоих под самой надёжной стражей в замке Шлезвига4, с тем чтобы, когда станет известна правда, либо наказать их, если они окажутся виновными, либо наградить, если будет доказана их невиновность.

{14.1.2} Впоследствии, когда он однажды [снова] появился в этом замке, оба вышеупомянутых юноши с кандалами на ногах вышли ему навстречу и, ‘смиренно встав перед ним на колени’, убеждали его в своей невиновности, обращаясь к нему с просьбами выпустить их из-под стражи. 2Сжалившись над [горестной] судьбой братьев, Эрик обрадовался [появившимся доказательствам] их невиновности, так как выяснилось, что они говорили правду и их отец действительно бежал [в Норвегию]. При этом, будучи сильно разгорячён выпитым, он принялся плакать над их несчастным положением и обещал освободить их за то, что они не лгали. 3Об этом от придворных случайно узнал Христьерн, который, ‘встретившись в предрассветный час с направлявшимся в церковь королём’, начал едко высмеивать его безрассудное поведение во время вчерашней попойки, во время которой Эрик был чрезмерно щедр и в качестве подарка отдал своему врагу всю Данию. 4Поясняя свои слова, в качестве обоснования он указал на то, что своё пребывание в оковах сыновья Харальда будут помнить гораздо лучше, чем избавление от них, и поэтому их освободитель вместо благодарности получит лишь ненависть. 5Чем иным станет их освобождение для Эрика, если не пополнением войска Харальда двумя сильными юношами? 6Эти слова столь сильно подействовали на Эрика, что он предпочёл нарушить данное обещание и последовать совету друга. И то помилование, которое он дал в пьяном состоянии, было тут же отменено им, как только он протрезвел. {Убийство сыновей Харальда} 7Ничуть не стыдясь, он отказался от своего изначального желания проявить милосердие и решил поступить более жестоко. 8И вот уже те, кому он только что подал надежду на спасение, лишились жизни, оказавшись под водой5.

{14.1.3} В это же самое время норвежская знать потребовала, чтобы Магнус отдал половину своего королевства Харальду6, так как он тоже был королевского рода. Магнус не пожелал уступить человеку, чьи родители, как он считал, были ему неизвестны, и на Фридлевинском поле7 между ними произошло сражение8.

{14.1.4} {Тинг в Урне сделал Харальда 83-м кор. Ютии [и Дании]} Между тем Харальд9 вновь появился в Ютии, где был избран и объявлен королём на тинге в Урне10. 2Узнав об этом, Эрик вытащил свои корабли на лёд (ибо мороз тогда уже сковал морскую поверхность) и тащил их до незамёрзшей части моряa, после чего скрытно отправился в Ютию11. Ночью в Скипеторпе12 он застал врасплох Харальда и тех из его сыновей, кто ещё оставался в живых, и на рассвете, после того как тот был [силой] извлечён из своих покоев, не обращая никакого внимания на узы братства, {Гибель Харальда} всех их предал смертной казни13. 3Один из сыновей Харальда, Олав, увидев, что дом окружён вооружёнными людьми, поменялся платьем с женщиной и таким образом смог спастись, [благополучно] проскользнув сквозь вражеское оцепление14.

{14.1.5} В это же время Харальд был изгнан из Норвегии (л.131)|| и прибыл в Данию, где он рассчитывал получить от Эрика некоторое число воинов [себе в помощь]. Эрик принял его любезно, помня о том, как соперник Харальда изгнал свою жену, и, обрадовавшись прекрасной возможности сразиться с Магнусом, согласился ему помочь. 2Что же касается этого Харальда, то, кроме своей щедрости, он не был одарён какими-либо другими высокими душевными качествами, хотя при этом и обладал многими способностями, [связанными с удивительной ловкостью] своего тела. {Удивительное проворство Харальда} 3Положившись на свою силу, однажды близ Хельсингии ‘он поспорил с Эриком, что сможет обогнать в беге его самых быстрых скакунов’, и, после того как король выставил на состязание двух из них, действительно смог достичь условленного места раньше обоих. 4При этом во время бега он опирался на два посоха, с помощью которых мог совершать прыжки в большом количестве и весьма часто15. 5Был также и другой пример его необычайного проворства, который он имел обыкновение всем показывать. Часто бывало, что во время плавания он прыгал с кормы на поднятые [над водой] лопасти вёсел и бежал по ним к носу корабля и оттуда, перебравшись на другой борт корабля, опять же по лопастям вёсел возвращался обратно на корму. 6И если бы природа наделила его ещё столь же выдающимися душевными качествами, он никогда не оказался бы в объятиях любовницы, где соперник и смог убить его. 7Хотя Эрик и хотел помочь ему, он тем не менее не смог осуществить это своё намерение16, поскольку [именно в это время] мир в самой Дании был нарушен нападением склавов17.

{14.1.6} Отложив из-за этого дела своего друга, он был вынужден заняться своими собственными и, собрав свой флот, отправился в Ругию18. {Всадники принимают участие в морском походе} Для того чтобы вести войну было удобнее, он приказал принять на борт каждого корабля по четыре лошади, став первым из данов, кто вообще взял их в морской поход, и потомки с тех пор с большим усердием следовали его примеру19. 2Когда же ‘всё множество его судов было исчислено’, оказалось, что флот Эрика насчитывает одну тысячу сто кораблей20. 3Переправившись с их помощью в Ругию, даны обнаружили там перед собой сильно укреплённый город Аркона. 4Чтобы лишить местных жителей возможности получать подкрепления от соседей, при помощи мотыг в узком перешейке они прорыли ров и возвели рядом довольно высокий вал, отрезавший Аркону от остальной части Ругии. 5Охранять его было доверено халландцам во главе с Петром. 6Обойдя ночью это место по отмели, ругияне внезапно напали [на охраняющих] и перебили часть из них, но затем сами были обращены в бегство остальным войском данов. 7Поняв, что у них ‘нет ни сил, чтобы вступить в бой [с неприятелем], ни [надежды] получить откуда-нибудь помощь’, арконцы ‘уступили необходимости и сдались данам при условии сохранения им жизни’ и в обмен на свой переход в христианство, выговорив себе при этом также и право оставить [у себя в городе] ту статую, которой все они поклонялись21. {Истукан у ругиян} 8Ведь, как известно, ‘именно в этом городе находился знаменитый идол, который благоговейно почитался горожанами’ и которому совершали обильные подношения их соседи. Его ошибочно называли именем Святого Вита22, 9и, покуда он оставался на месте, горожане не осмеливались полностью отказаться от своей старой верыa.

{14.1.7} И когда ‘для совершения соответствующего торжественного обряда’ им было велено погрузиться в воду, они устремились в пруд скорее для того, чтобы утолить там свою жажду, чем движимые религиозным рвением, под видом святого таинства освежая свои измождённые осадой тела23. 2Одновременно с этим арконцам дали и предстоятеля для местной церкви, ‘который должен был научить их более цивилизованной жизни’ и преподать им основы новой веры24. 3Однако после того, как Эрик ушёл из города, вместе со священником его покинула и его религия. 43абыв о своих чувствах к находящимся у данов заложникам, арконцы снова вернулись к поклонению своей статуе, показав [тем самым], сколь [искренни] они были, принимая перед этим веру в [истинного] Бога.

{14.1.8} После чего, уладив свои дела в Дании, где тогда установилось спокойствие, Эрик решил снова проявить заботу о своём друге25, ведь прежде ему не удалось сделать это из-за возникших у него трудностей. {Захвачен [город] Магнуса Аслоа} Помогая ему, он сначала разграбил, а вскоре после этого и сжёг преданный Магнусу город <Асилоа>a 26. 2Через год Харальд снова просил его о помощи, и Эрик послал к нему на выручку весь датский флот. {Магнус взят в плен} 3Состоялась битва, в результате которой менее сильный Магнус был взят в плен. 4Харальд позволил сохранить ему жизнь, однако при этом велел лишить его зрения и детородных органов, дабы ни глаза впредь не соблазняли его желанием снова заполучить корону, ни Венера со своими утехами не дала бы ему возможности обзавестись детьми, которые впоследствии отомстили бы за него27. 5После того как Магнус уже был ослеплён и кастрирован, его спросили, захочет ли кто-нибудь из его людей разделить с ним это наказание и остаться без глаз, на что он отвечал, что мало кто этому обрадуется. {Образец [верности и] дружбы} 6Тогда один из воинов, похожий на него внешне и пользовавшийся особым его доверием, не желая, чтобы показалось, будто во всей его дружине не нашлось никого, кто пожелал бы разделить мучения своего господина, предложил в качестве второй жертвы себя, сказав, что он был похож на своего короля, когда тот был зрячим, и не хочет отличаться от него слепого. 7И хотя за подобное благородство он заслуживал всяческого уважения, эти безжалостные люди привели свой приговор в исполнение28. {Магнус стал монахом} 8После всего этого Магнус, действуя не столько по благочестивому влечению своей души, сколько ‘из-за нанесённого ему физического увечья’,(л.131об.)|| сменил королевский скипетр на монашеский капюшон, решив в дальнейшем посвятить себя вере и смирению.

{14.1.9} Между тем Эрик, с оружием в руках добившись желанного мира, захотел теперь упрочить его с помощью тех благ, которые обычно даёт народу правосудие. {Правосудие Эрика} Желая справедливостью добиться той же славы, которую он прежде стяжал себе своей отвагой, Эрик ‘вернул былую силу законам’, установленным его предками и почти полностью забытым во время войн, сопровождавших эту великую смуту. 2Он подвергал наказанию знать, если она чинила произвол над простым людом, не щадя при этом ни друзей, ни родственников, мечом и петлёй карая сильных за их непомерную алчность. 3Этими своими поступками он вызвал ненависть знати, с одной стороны, и преданность простого народа — с другой. И получилось так, что если вельможи его боялись, то простые люди горячо любили29. 4Кроме того, он так любил хвастаться своими смелыми подвигами, что при этом очень часто ‘допускал преувеличения и рассказывал невероятные вещи’.

{14.1.10} Однажды, как говорят, жизнь Эрика была спасена благодаря сну одного из его приближённых. {Сон одного из воинов Эрика} Этому моряку приснилось, что, собираясь отправиться из залива) Шлезвига на Сьяландию, он мчался на резвом коне через непроходимые горные кручи, и, после того как он пришпорил его, они оба рухнули в тёмную и глубокую пропасть, где совы своими когтями разорвали их в клочья. 2Утром, ради потехи, он рассказал об этом сне своим товарищам, однако Эрик воспринял это видение как предостережение о надвигающейся опасности. Он решил не плыть вместе с этим человеком и отправился на другом корабле, чем и спасся, так как тот корабль потерпел крушение и все, кто был на нём, погибли. ‘Можно представить себе его радость от того, что он предпочёл доверить свою жизнь не собственному кораблю, а чужому!’

{14.1.11} Однажды между Эриком и епископом Роскильдии Эскиллем началась вражда, которая вскоре переросла в открытое восстание. 2Получив в этом деле себе помощникаa в лице сына Ботильды Петра, {Роскильский епископ Эскилль изгоняет Эрика [из Сьяландии]} прелат употребил всё своё влияние на сьяландцев (а с ним здесь едва ли кто мог сравниться) на то, чтобы возбудить в них ненависть к королю, и, подняв против него всеобщее восстание, изгнал Эрика за пределы Сьяландии. 3Совершив это, своими призывами к борьбе за свободу этой области он привлёк на свою сторону всех здешних жителей, притом у тех, кому Эскилль не доверял, он старался брать заложников. 4Поскольку сыновья Скьяльмо были единственными, кто не желал участвовать в восстании, он вызвал их на народное собрание и угрожал, что, если к назначенному дню они не предоставят заложников, у них будет отобрано всё имущество. 5Хотя их и привели на тинг, братья не поддались его угрозам и так и не отдали своего имущества, продолжая твёрдо держаться своего первоначального решения. 6Впрочем, это не нанесло им вреда, а всё наказание досталось Эскиллю. 7Ибо, когда король вернулся с флотом из Ютии, благодаря вмешательству своего отца30 и дяди31 он хотя и был пощажён, всё же за свою вину ему пришлось заплатить двадцать талантов золотом32. 8Что же касается Петра, то ‘он умер до того, как его настигла королевская месть’, благополучно избежав, таким образом, положенного ему наказания33.

{14.1.12} В это время умер Аскер Лундский34, и между королём и народом возникли разногласия по поводу того, кого следует избрать новым предстоятелем датской церкви35. {Разногласия о том, кому быть следующим епископом Лундии} 2Из-за выдающихся заслуг Аскера жители Скании, не желая, чтобы архиепископское достоинство покидало его семью, отдали свои симпатии Эскиллю, который был связан с покойным самыми тесными узами кровного родства. 3Однако король, помня о своём постыдном бегстве, не желал забывать нанесённой ему Эскиллем обиды и предпочёл вынести своё решение в пользу Рико Шлезвигского, который не так давно стал наследником Альбера36 и ‘чьей помощью он пользовался’ в то время, когда боролся за обладание королевской властью. 4Этот спор не вылился, однако, в открытую ссору и противостояние, так как жители Скании, боясь короля, решили оставить в тайне свои истинные предпочтения.

{14.1.13} {Преступление Плога} Примерно в это же время некий Плог, уроженец Ютии и человек весьма знатного происхождения, открыто называя себя воином короля, втайне начал строить козни против его жизни372Однажды, придя к нему в Рипу, он потребовал своё жалованье за службу в войске. 3Получив же его, он истолковал это так, будто бы это были деньги за то, чтобы убить короля. 4Как-то раз Эрика позвали вынести свой королевский приговор по поводу одного острого спора между какими-то простолюдинами, и он решил разобрать это дело на всеобщем тинге38. 5И когда на этом же тинге один человек из народа пожаловался на Плога, король велел тому выступить в свою защиту, и тот, сделав вид, что собирается говорить, взяв в руки копьё, вышел вперёд и попросил, чтобы его выслушали. 6Король встал рядом и, опираясь на своё копьё, принялся махать рукой, призывая шумящую толпу к тишине, чтобы она не перебивала выступавшего. 7Плог долго присматривался в это время к королю, пытаясь понять, надета ли на нём кольчуга под одеждой, после чего, {Гибель[короля] Эрика} обнаружив, что король стоит без доспехов, он тут же пронзил его своим копьём. 8Дабы не показалось, что выступать для него страшнее, чем действовать, Плог выкрикнул, что только что убил короля, призвав остальных немедленно расправиться с его воинами39. 9Люди, сопровождавшие короляa, в ужасе разбежались кто куда, {Подвиг Эрика, сына Хаквина} и лишь Эрик, сын Хаквина, который получил прозвище из-за своей кротости40, (л.132)|| показал всем блестящий образец отваги. 10Он ещё долго защищал своим мечом бездыханное тело короля и, после того как его товарищи бежали, остался единственным из всей дружины, кто смог сохранить спокойствие и невозмутимость41. Продолжая вести бой за своего господина даже после его смерти, он показал себя достойным стать его преемником на троне.


{14.2.1} Королевский трон Дании оказался теперь пуст, так как не было никого, кто обладал бы достаточно высоким происхождением или необходимой доблестью, чтобы решиться претендовать на него либо взять его силой. 2Свено, сын Эрика, Канут, сын Магнуса, и Вальдемар, сын Канута, ‘были ещё недостаточно зрелы для того, чтобы управлять страной’. 3Между тем Христьерн объявил, что самым достойным королевской власти человеком является Вальдемар, за отца которого Христьерн однажды отомстил вместе с другими. 4Однако мать Вальдемара посчитала, что связанные с этой честью многочисленные и большие опасности, едва посильные для взрослого, будут гибельны для её ребёнка, и отказалась передать Христьерну своё дитя, которое тот просил у неё, сказав, что это бремя должно [вверяться] людям более взрослым, [чем он]. 5Под конец, впрочем, она уступила его настойчивым уговорам, и он поклялся ей, что не позволит выбрать [мальчика] королём.

{14.2.2} Христьерн вывел его перед собравшимися на тинге людьми и напомнил всем о заслугах его отца, который восстановил в стране законность и справедливость, усмирил иноземного врага, избавил Отчизну от воровства и разбоев в тот момент, когда Дания уже почти выбилась из сил и была обескровлена, вернул ей господство над Склавией, каждому, кто пострадал от насилия, полностью возместил его потери, всеми своими делами [ясно показав], что вполне заслуживает того, чтобы королевская власть впредь принадлежала именно его потомкам. 2Впрочем, поскольку для управления страной его сын ещё недостаточно зрел годами, да и данам не пристало идти в бой под предводительством ребёнка, следует выбрать человека, ‘который в звании опекуна будет заботиться о королевстве до тех пор, пока сирота не достигнет надлежащего возраста’. {Эрик Лам, 84-й король [Дании]} 3И едва ли на эту должность можно найти более подходящего человека, чем Эрик, сын дочери предыдущего [короля] Эрика42, который не только выделяется [среди остальных] своими отвагой и благочестием, но и по материнской линии происходит из королевского рода. Когда же сирота подрастёт, Эрик уступит власть своему воспитаннику. 4Таким образом, звание короля Эрик получил отчасти благодаря благосклонности народа, отчасти благодаря тому уважению, с которым даны относились к этому мальчику43.

{14.2.3} Сам Эрик, кроме своей отваги, не получил от природы никаких других выдающихся качеств, был не особо умён и имел невыразительную речь44. 2При этом он столь мало заботился о собственной жизни, что его дружинникам приходилось тщательно оберегать его перед сражением, так как он вполне мог и в одиночку броситься на [многочисленного] противника.

{14.2.4} Тем временем Эскилль, узнав о том, что король погиб где-то в Ютии, неожиданно пришёл в Сканию, горя желанием [заполучить] более почётное священническое звание. 2Однако Эрик, намереваясь исполнить оставшийся без надлежащего завершения замысел своего предшественника в отношении Рико, ‘хотел именно его одарить этим более высоким по своей значимости понтификальным достоинством’. 3Жители же Скании, предпочитая столкнуться с худшим, лишь бы звание понтифика не получил человек из другой семьи, решили объявить королю войну. 4Узнав об этом, король сразу же отказался от своего намерения, так как не хотел, чтобы дружба с одним человеком навлекла на него враждебность многих. Позволив Эскиллю переменить свой престол45, он с согласия клира сделал Рико епископом Сьяландии46.

{14.2.5} {Олав, сын Харальда} Между тем из Норвегии возвратился сын Харальда Олав и потребовал вернуть причитающееся ему по праву наследования имущество своего отца, которое его дядя во время междоусобной войны [несправедливо] забрал себе. 2Его требованию Эрик противопоставил древний закон, согласно которому тот, кто совершил преступление против Отечества, в наказание лишается своего имущества47. 3Его отец использовал против Отечества иноземное войско и потому подпадает под установленный этим законом приговор. 4Олав воспринял это как ‘законный повод начать войну’ и с радостью воспользовался представившимся случаем, чтобы поднять восстание48. 5Нанесённую ему обиду он истолковал как право совершить государственный переворот и вместо того, чтобы требовать вернуть себе одно лишь отнятое у него отцовское наследствоa, захотел получить всё королевство. 6Впрочем, поначалу он скрыл свою злобу и решил схватить короля с помощью коварства. 7Он попытался напасть на короля в одну из ночей, когда тот гостил в месте под названием Арна, что в Лундии49, но стража вовремя заметила его скрытное приближение, и он был заблаговременно обнаружен. 8Развернув коней, дозорные сразу же громкими криками призвали к оружию крепко спавших воинов и сами первыми встали на защиту ворот. 93атем к ним на помощь пришли их товарищи, и так все вместе они смогли отразить нападение врага.

{14.2.6} Олав сделал вид, будто оставил свой замысел, и отправился в Светию, однако, как только Эрик покинул Сканию, он сразу же вернулся назад, собрал тинг в долине Арны50, где, обольстив народ обещаниями большей свободы, добился, таким образом, его расположения и уговорил всех одобрить принятие им королевского титула. 2Это вызвало гнев Эскилля, который во главе лундской рати с большим рвением, но малым успехом сразился с Олавом. 3Сразу же побеждённый им,(л.132об.)|| он быстро покинул поле боя и бежал в город, где и был осаждён. Под конец, ‘уступив неизбежному, чтобы спасти свою жизнь’, он был вынужден дать заложников и под присягой пообещать впредь быть верным Олаву. {Верность Эскилля королю} 4Однако, после того как Олав ушёл, Эскилль нашёл возможность бежать, показав этим замечательным по своей отчаянности поступком, что ставит свою приверженность Эрику выше жизни заложников и святости своей клятвы. Он не считал чем-то недостойным из уважения к возникшей по велению сердца дружбы разорвать узы [данной по принуждению] клятвы. 5Когда он присоединился к находившемуся в Сьяландии королю, за проявленную им преданность и постоянство тот сполна отплатил ему, подарив большое число сёл и поместий.

{14.2.7} Поскольку Скания упорно продолжала стоять за Олава, король, восприняв бегство предстоятеля лундской церкви как своё собственное поражение и желая исправить положение, с многочисленным флотом отправился в поход в одно место на побережье, которое в народе называется Ландора51. {Связанное с одним местом суеверие} 2Это место казалось ему весьма подозрительным, поскольку бытовало поверье, которому он всецело доверял, что любой король, ступивший на здешнее побережье, не проживёт и года. 3Впрочем, если высадка на сушу угрожала ему гибелью, то промедление привело к тому, что он упустил победу. 4Избегая земли так, словно в ней заключалось какое-то гибельное для него зло, ‘он в своём страхе полагал, что ему угрожает смерть не от меча, а от одного только прикосновения к суше’, и поэтому приказал войску построиться в боевой порядок и отдал его под командование Эскилля. 5Тот, однако, будучи более сведущ в своих обязанностях понтифика, чем в ратном деле, и на этот раз оказался столь же удачлив, как прежде, сделав короля свидетелем крайне печального для него зрелища. 6Из этой неудачи Эрик мог вынести урок и понять, что вождю скорее следует [полагаться] на свои собственные силы, чем [прислушиваться] к бабской болтовне. 7Силками каких суеверий, какими заблуждениями и легкомыслием, должны мы посчитать, был охвачен его разум, если тот, кто в других случаях в бою обычно вёл себя так отважно, что без страха в одиночку бросался на врага, а его воинам порой приходилось его удерживать [даже силой], здесь якобы из-за боязни погибнуть отказался от участия в битве и предпочёл издали наблюдать за тем, как прямо у него на глазах было разбито его войско?

{14.2.8} Одержав эту победу, Олав вознёсся в своём самомнении выше всякой меры и, словно он уже погубил самого Эрика, без какого-либо уважения к церкви решил присвоить себе не только королевские, но и архиепископские богатства. Помня, что Эскилль уже второй раз пошёл против него, он, дабы нанести тому оскорбление, назначил на его место понтификом другого священника с тем же именем. 23атем, будто в последнем сражении ему уже ‘удалось уничтожить все силы своего соперника’, он оставил все свои доспехи в Лундии, а сам без страха отправился в другие места, совершенно при этом безоружный. 3Узнав об этом, король ‘собрал отовсюду, где только мог, небольшие корабли’ и ночью переправил на них своё войско из Сьяландии в Сканию, где его друзья, высекая при помощи кремня видные издалека искры, [стояли на берегу и] указывали ему путь. 4Четырёх самых могучих мужей из войска Олава, которых схватили врасплох у себя дома, он велел утопить52. 5Самозваный понтифик был лишён настоящим всех знаков священства и по приказу короля закончил [свою жизнь] в петле. 6Вооружение врага стало добычей его войска, 7после чего наконец Эрику удалось одолеть Олава в сражении близ Глумсторпа53.

{14.2.9} Тот бежал в Гётию, но вернулся через несколько дней со стороны Блекинге и был снова обращён Эриком в бегство. Впрочем, как только он добрался до горных теснин, то, используя их, ему сразу же удалось уничтожить [большое число] своих преследователей, 2при этом часть своего войска он отправил в тыл к неприятелю, благодаря чему погибли почти все [участвовавшие в погоне] лундцы. 3После всего этого он опять бежал54. 43атем, видя, что его дела в Скании развиваются не очень удачно, он перенёс войну на Сьяландию, надеясь, что смена места привлечёт удачу на его сторону. 5Однако, потерпев на реке Будинга55 поражение от местного войска под предводительством Рико, он был вынужден отправиться в Халландию.

{14.2.10} Оттуда он снова вернулся на Сьяландию и, узнав от крестьян, что прелат остановился в селении Рамлёса56, ночью сам тайно подошёл к этому месту и расположился неподалёку. 2По звукам утренней службы определив то место, где находятся покои Рико, Олав приказал своим воинам выломать дверь. 3Слуги епископаa, бросившиеся к двери, чтобы удержать её, были убиты прямо на пороге. 4И когда уже сам прелат увидел, что ему угрожает смертельная опасность, он, оценив свою жизнь выше религиозного долга, {Доблестное поведение епископа} надел на шею щит и доблестно вступил в бой с врагом, препятствуя ему войти внутрь, пока его клирики, в обязанности которых обычно входило лишь хранить его письменные принадлежности и кольцо с печатью, не завалили почти проломленную дверь грудой подушек.(л.133)|| 5Не в состоянии взять дом с помощью оружия, Олав решил его поджечь. 6Понтифик же, считая, что умереть от меча почётнее, чем [сгореть] в огне, просил Олава о перемирии, чтобы иметь возможность переговорить с ним. {Убийство епископа} Заверенный в благожелательном к себе отношении, Рико высунул голову за порог и был тотчас же убит57.

{14.2.11} Совершив с помощью этого гнусного убийстваb свою месть, Олав что было сил бросился к побережью. Насколько скрытно прежде он покидал свои корабли, настолько же быстро теперь хотел к ним вернуться, стараясь сбежать и уплыть ещё до того, как находившийся поблизости король58 получит весть [о том, что произошло,] и сможет его схватить. {Олав отлучён от церкви} 2Узнав о случившемся, предстоятель римской [церкви] возложил на Олава самое суровое проклятие, уполномочив всех остальных епископов Европы поступить точно так же и объявить об этом [в своих диоцезах]. 3Кроме того, всем ютландским епископам он отдал приказ со всей подобающей случаю суровостью исполнить вынесенный им приговор в отношении этого нечестивого богохульника. Он считал чем-то недостойным, если человек, убивший столь знаменитого его слугу, сможет и далее присутствовать при богослужениях и если в отношении него будут совершаться церковные таинства59.

{14.2.12} Узнав, что Олав отбыл в Халландию, Эрик тотчас же отправился вслед за ним. 2Олав был извещён о его появлении в тот момент, когда сам он находился у Аристадия60. Воспользовавшись для бегства находившимся неподалёку мостом, ‘он велел его разрушить за своей спиной’ и в безопасности расположился на другом берегу. 3При этом несколько человек из его войска, из-за своей медлительности или отваги не успевшие вовремя [перебраться на другой берег], были схвачены появившимися преследователями и убиты. 4Тогда один из старых воинов Эрика, некто Ингимар61, полагая, что [если] соперника трудно убить в [открытом] бою, то с помощью хитрости это можно будет сделать намного легче, соблазнившись то ли надеждой на награду, то ли охваченный жаждой славы, ‘под видом перебежчика перешёл на сторону Олава’. Сопровождая в этом качестве своего [нового господина], через некоторое время, положившись на быстроту своего коня, он попытался на глазах у всех пронзить Олава копьём. И он непременно достиг бы желаемого, если бы Олав неожиданно не упал с коня, ‘нарочно пригнувшись и благодаря этому избежав попадания наконечника в своё тело’. 5Ингимар ‘изо всех сил пришпорил своего коня, однако, пытаясь сократить путь к своему спасению, опрометчиво завёл коня в болотную трясину’, где тот увяз в грязи, а [сам Ингимар] был убит. Таким образом, исход дела мало соответствовал тому, что изначально было задумано.

{14.2.13} После этих событий Эрик пожелал жениться и ‘взял себе в жёны родную сестру предстоятеля бременской церкви Хартвика62, женщину хотя и благородного происхождения, однако известную скорее благодаря своим родственным связям, чем скромному поведению’. 2По её наущению [многие] издревле принадлежавшие королям поместья он отдал своим людям, в особенности щедро наделяя тех, ‘кто храброa помогал ему против Олава’, совершенно не жалея при этом собственности короны, используемой им[, как правило,] для <награждения>b тех, кто ради него подвергал опасности свои жизни63. Тратя эти богатства [почти исключительно] на своих воинов, он вёл себя так, словно получил их только для того, чтобы обогащать других. 3В конце концов ему всё же удалось одолеть своего соперника; в битве на реке Тиута64 он уничтожил и его самого, и большую часть его войска65.

{14.2.14} Впрочем, в войнах за пределами своей державы он вёл себя отнюдь не так доблестно, как у себя дома. 2Те походы, во время которых он водил своё войско против склавов66, вызывали у них не столько страх, сколько смех. 3Все его действия были до такой степени исполнены нерешительности и слабости, что трудно было поверить в то, что их организатор — мужчина. 4При решении вопроса о том, следует ли уже распускать войско [по домам], он соглашался порой с мнением даже самого безвестного из своих воинов. 53ачастую он распускал свой флот, стоило лишь кому-то из обоза завопить, что пора возвращаться. 6Из-за этого его малодушия свирепые варвары до такой степени воспряли духом, что уже не только спокойно взирали, когда он выступал против них, но и начали сами нападать на Данию, причём даже когда король был дома. 7Как-то разa, когда Эрик плыл из Сьяландии в Фионию, он увидел, что к его кораблю сзади приближаются морские разбойники. Тут же причалив к берегу, он [бежал], оставив в добычу [врагу] всё своё снаряжение, в страхе и со стыдом закончив это своё путешествие.

{14.2.15} Через несколько лет, находясь в Сьяландии, он почувствовал, что болен лихорадкой, и отправился в Фионию, откуда был родом, намереваясь вернуться перед смертью туда, где он когда-то и появился на свет. 2Отчаявшись в возможности излечиться от своего недуга, он решил, что если уж нельзя спасти тело, то следует позаботиться о душе, {Эрик стал монахом} и сменил своё королевское [облачение] на капюшон [монаха]67, после чего, созвав своих воинов, прямо отказался от престола. 3Считается, и об этом говорят люди, сведущие в Святом Писании, что нет лучшего способа искупить свои грехи, чем благочестивое раскаяние. 4И тогда Элив из города Висинг68, находившийся среди прочих людей у ложа больного, призвал всех подумать о выборах нового короля, ведь, по его словам, от [присяги] нынешнему воины уже свободны. 5‘Эти слова отняли у короля ту малую часть жизни, что ещё оставалась в его теле’, настолько тяжело ему было вынести мысль о том, что, хотя он ещё жив, [его подданные уже] ищут ему преемника.(л.133об.)||


{14.3.1} После смерти Эрика69 мнения народа о том, кого выбрать следующим королём, разделились. 2Канут в Ютии, а Свено в Сьяландии, один — сын Магнуса, другой — сын предыдущего короля Эрика70, пытались заполучить престол, прилагая к этому огромные старания. 3Первого уважали за заслуги его отца, второго — его деда. 4Свено добивался поддержки сьяландцев, и, когда большинство из них уже начало благосклонно внимать ему и склоняться на его сторону, некто Олав по прозвищу Заика, рьяный приверженец заведённого издревле порядка, предал проклятию как каждого, кто назовёт королём Свено, так и самого Свено, если он примет это звание. Он говорил, что не может согласиться с тем, что власть над страной будет передана кому-то без предварительных совещаний с народом Отечества, а королевские почести будут присвоены кем-то без согласия на то жителей всего королевства. {В Сьяландии обычно даны выбирали себе[нового короля]} 5Он напомнил, что, хотя выборы обычно и происходят на Сьяландии, право решать, кому становиться королём, принадлежит всему народу. 6И когда все начали колебаться, решив было немного подождать со своим выбором, один человек [по имени] Стено, которого тайными обещаниями Свено успел к тому времени привлечь на свою сторону, отвергнув старинный обычай, первым назвал его королём, после чего точно так же отважилась поступить и большая часть остальных собравшихся на тинге людей. 7И тот народ, который незадолго перед этим ещё не решался делать свой выбор, чуть погодя, уже сам с охотой принимал участие в этом голосовании.

{14.3.2} Выбрав себе короля и желая, чтобы их соседи поддержали сделанный ими выбор, сьяландцы по совету всё того же Свено отправили к ним ‘посольство, [тщательно] подготовив его и [обильно] снабдив [всем необходимым]’. Во главе посольства был поставлен Якоб, сын Коло, — муж исключительного красноречия, который должен был, польстив самолюбию местных жителей, уговорить их принять сделанный сьяландцами выбор. 2Взяв себе в спутники Свено, [он отправился] в Сканию, где, получив возможность говорить, объявил, что сьяландцы не собираются без согласия Скании решать, кому быть королём, что он и его товарищи с большим желанием последуют во всём за сканийцами, чем опередят их, и что без этого они сами никогда не примут никаких важных решений. 3При этом они питают [искреннюю] любовь к Свено, и если сканийцы отдадут за него свои голоса, то и сьяландцы с большой охотой сделают королём именно Свено, в чью пользу, помимо его собственных [блестящих] дарований и славы, свидетельствуют также и [выдающиеся] заслуги его отца и деда. 43атем он напомнил им, как они в одиночку одолели войска всей остальной Дании и добыли верховную власть отцу Свено, когда тот был почти на грани отчаяния и уже не ждал от будущего ничего, кроме смерти. Теперь же он просит их проявить к сыну такую же благосклонность, какую они [прежде] оказали его отцу, рассказав о симпатиях сьяландцев и утаив при этом то, что они уже сделали свой выбор, {Свено, 85-й король [Дании]} он смог доставить Свено голоса всех сканийцев, которые отдали ему своё предпочтение не только [из уважения к] посольству сьяландцев, но и благодаря упоминанию о доблести сканийцев71.

{14.3.3} Между тем жители Ютии, возмущённые той безрассудной дерзостью, с которой на [предыдущих] двух тингах Свено присвоил себе королевское звание, точно такие же почести оказали Кануту, 2и тот, положившись на их поддержку, отправился в Сьяландию, намереваясь захватить её. 33атем тайными обещаниями он заставил отложиться [от своего соперника] великого понтифика Эскилля, который до этого считался сторонником Свено. 4Поддавшись его уговорам, прелат через своих людей велел Кануту как можно быстрее плыть со своим флотом в Сканию, обещая быть ему в этой войне [верным] товарищем. 5Для того чтобы получить повод оставить Свено и скрыть свою измену за сколь-нибудь пристойным предлогом, он сделал вид, будто бы Свено совершил в отношении него какую-то несправедливость. Якобы собираясь начать с ним тяжбу, Эскилль собрал своих воинов и, сделав вид, что хочет встретиться с королём для разговора, отправился в Лундию, где в то время и находился Свено. 6И меж тем как он коварно изображал, что занят приведением своих дёл в порядок, те люди, кого он отправил следить за появлением Канута, сообщили ему, что тот прибыл. 7Незамедлительно прервав свои переговоры, он тут же раскрыл остававшиеся до сих пор для остальных неизвестными свои замыслы 8и, развернув знамёна, в тот же час во весь опор помчался на своём коне к берегу. 9Канут, однако, прибыл туда ещё до появления Эскилля и, не пожелав высаживать своё войско на берег, отвёл свои корабли [сначала обратно] в открытое море, [а затем и вовсе] вернулся в Сьяландию, ‘проклиная прелата, введшего его своими обещаниями в заблуждение’. 10Таким образом, ‘всё пошло совершенно не так, как было задумано’, и судьба [жестоко] высмеяла этот замысел [короля и архиепископа].

{14.3.4} Свено устремился в погоню за стремительно покинувшим город понтификом и, когда тот уже возвращался, вступил с ним в бой, {Эскилль взят в плен} победил и взял его в плен72. Поскольку в городе не было тюрьмы, он поместил Эскилля ‘на самое высокое место в церкви [святого] Лаврентия’, сделав для прелата этот храм его узилищем73. 2Впрочем,(л.134)|| испугавшись проклятия, которое является самой строгой карой из тех, что может наложить на человека понтифик, Свено [впоследствии] не только освободил его из заточения, но и, желая добиться его полного к себе расположения, подарил ему одно поместье за городом {[О.] Боргенхольм} и бóльшую часть острова Бургунда74. 3После этого Свено уже без Эскилля встретился со своим соперником у одного из поселений в Сьяландии, которое называется Слангеторп75, в кровопролитном сражении одолел его и изгнал с острова76. 43атем победитель вернулся в Сканию, а Канут бежал в Ютию.

{14.3.5} Приблизительно в это же самое время предстоятель римской [церкви], видя, как под гибельным натиском варваров сотрясается и уже почти опрокинулось здание Божьей Церкви, разослал по всей Европе письма, в которых повелевал ревнителям Христовой веры обрушиться на её врагов77. 2Каждой провинции католической церкви был отдан приказ напасть на тех варваров, что жили по соседству. 3Дабы внутренние войны не стали поводом для отказа от их ‘долга перед всей церковью’, даны [также] приняли на себя знаки этого священного похода и обязались исполнить его повеление. 4Отложив свои распри, Канут и Свено обменялись заложниками78 и ради этого благого дела заключили временное перемирие; убрав свои направленные друг на друга мечи, они обратили их на защиту церкви.

{14.3.6} ‘Вражда, возникшая вследствие их соперничества за обладание королевской властью’, была укрощена благодаря заключённому для совместного похода союзу, после чего они, объединив свои силы, отправились в Склавию, в то время как германцы согласно уговору напали на эту землю с другой стороны. 2И вот юты под предводительством Канута и жители Хедебю под предводительством Свено заняли вражескую гавань. 3Сьяландцы и сканийцы пришли последними и расположились там, где оставалось место, вокруг флота тех, что пришли первыми. 4Горящие желанием сражаться за церковь саксонцы также пришли [сюда] на берег и заключили военный союз с данами. 5Вскоре обе армии осадили знаменитый город морских разбойников под названием Добин79, и всё множество данов, за исключением нескольких человек, оставшихся охранять флот, покинуло корабли [и сошло на берег]. 6Узнав о том, как мало на судах осталось людей, ругияне решили помочь осаждённым и уничтожить вражеский флот. 7Вскоре они напали на сканийцев, которые располагались к ним ближе всех прочих, и перебили почти всех из них, при этом юты злорадствовали по поводу их неудачи, не считая своими товарищами тех, кто, как им было известно, подчинялся другому королю. 8Они до сих пор не могли забыть сражения при Фотвикеa, и недавняя злоба всё ещё оставалась в них. 9Вот как трудно порой бывает объединиться во имя общего дела тем, кто охвачен ненавистью друг к другу! 10Между тем Аскер Роскильдский, назначенный королём охранять флот, поспешно и трусливо бежал со своего корабля. Добравшись на лодке до одного торгового судна, он спрятался там, [жалким] видом своего позорного бегства внушив страх тем, кого своими блистательными поступками он должен был побуждать вести себя отважно.

{14.3.7} И если изначально, дабы боязливые не смогли обратиться в бегство, сканийцы крепко связывали верёвками свои корабли воедино, то теперь, потерпев поражение, они принялись уже беспорядочно рубить путы, которыми сами же нарочно и стягивали суда перед этим. Часть из сканийцев погибла от меча, часть — ускорила свою смерть прыгая в волны. 2Обнаружив, что многие корабли из-за их больших размеров захватить будет слишком трудно, ругияне решили напугать находившихся на них людей, показав им, как якобы много у них воинов. {Военная хитрость} Удвоив свой флот с помощью кораблей с телами павших, они, желая представить дело так, что те на самом деле полны гребцов, покрыли эти суда сверху навесами из ткани, скрыв, таким образом, под их сенью свою собственную слабость. 3Для того чтобы скрыть [подлинные] размеры своего флота, они использовали также и другую, отнюдь не менее изощрённую хитрость. Ночью они скрытно выходили в открытое море, а на рассвете возвращались, делая вид, что это новый флот, из-за чего создавалось впечатление, что на выручку осаждённым прибыли свежие силы. 4Впрочем, слишком частое использование этой уловки свело на нет все их старания.

{14.3.8} Тем временем <занятые>a осадой даны получили известие о том, что их флот захвачен морскими разбойниками80. 2Эта новость заставила их вернуться на берег, где они собрали вместе все оставшиеся суда и, поскольку ругияне боялись оказать им сопротивление, прогнали их из гавани. Обратив неприятеля в бегство, даны, таким образом, отомстили за гибель своих товарищей, хотя нужно признать, что их плавание при этом и было сильно затруднено из-за множества тел погибших.

{14.3.9} Поскольку то судно, на котором Свено прибыл к Добину, было захвачено, Канут хотел отдать ему свою либурну. Однако такое проявление доброты со стороны его соперника показалось Свено подозрительным, и он отказался от этого предложения81. 2Он не осмеливался отправляться домой на чужом корабле в том числе и потому, что войско Канута осталось невредимым, тогда как его собственное почти полностью погибло. 3Отправившись сначала в Шлезвиг, некоторое время спустя он сумел ещё до появления Канута занять Сьяландию, где, для того, чтобы иметь здесь безопасное убежище, возвёл вал и выкопал ров вокруг Роскильдии, до тех пор ещё не имевшей оборонительных сооружений. 43атем, поручив Эббо охрану города, он отправился в Сканию.(л.134об.)||

{14.3.10} Канут, увидевший в поражении сканийцев проявление благосклонности судьбы к себе, полагал, что его силы увеличились в той же мере, в какой уменьшилась мощь его соперника. Стремясь не дать Свено возможности отдохнуть и восполнить понесённые им в недавней битве потери, он, положившись на неизменную поддержку ютов, отправился на Сьяландию, где часть народа была расположена к нему, а часть — к Свено. По этой причине он считал, что тому, кто первым займёт этот остров, он и будет полностью покорен.

{14.3.11} Узнав о том, что Роскильдия отложилась от него, а находящийся там Эббо, сын Скьяльмо, закрыл перед ним ворота, Канут послал в город некоего Суно82, мужа известного, [пожалуй], благодаря одному лишь своему хорошо подвешенному языку, {Болтун Суно} не столько умного, сколько умевшего красиво говорить, чтобы тот убедил горожан сдаться. 2И вот, подъехав вплотную к городу и горделиво разъезжая на своей лошади у крепостной стены, он принялся бойко излагать свои доводы стоявшим перед ним её защитникам. Впрочем, в исполнении данного ему поручения он был скорее красноречив, чем успешен. 3[Благожелательно] его выслушав и нарочно отвечая ему ласковыми и любезными словами, Эббо сказал, что собирается прислать к нему своих воинов якобы для [обсуждения условий] сдачи, тогда как на самом деле он решил схватить его. 4Один из них, подойдя поближе, с силой выхватил у него из рук поводья, между тем как другие стали погонять коня сзади, и, таким образом, взятый горожанами в плен посланец был уведён в город. {Суно взят в плен} 5Сначала ему на ноги надели кандалы, а затем, когда Свено вернулся в Роскильдию, Суно и вовсе был ослеплён, сполна заплатив, таким образом, за все свои неосторожные призывы.

{14.3.12} Услыхав об этом, Канут понял, что ему будет трудно овладеть городом, и вернулся в Ютию. Однако, как только представилась возможность, он снова появился в Сьяландии, надеясь, что на этот раз удача будет к нему более благосклонна. Неожиданно высадившись в том месте, где морские волны омывают извилистые берега этого [острова]83, {Роскильдия неожиданно захвачена [Канутом]} он столь же внезапно взял Роскильдию, [а затем] и предал огню дом сбежавшего к Свено Эббо. 2Дабы недостаток средств не заставил Канута покинуть город, было решено, что все необходимые припасы местные жители будут доставлять ему за свой счёт. 3Точно такую же преданность Свено выказали сканийцы. Не желая, чтобы неизбежно начавшаяся по мере истощения его средств нехватка еды заставила Свено сложить оружие, они собрали со всей области съестное и отдали ему. 4‘Вот какое соперничество между их сторонниками было за то, кто из них заслуживает большей славы и ведёт себя более доблестно’!

{14.3.13} Между тем к Свено на двух кораблях прибыли [несколько] знатнейших уроженцев Ютии, мужей весьма прославленных и благодаря своим ратным подвигам отмеченных перед войском особой похвалой. 2Опираясь на их силы, Свено вместе с Эскиллем переправил своё войско в Сьяландию, где возле селения Торста84 он и встретился в бою с Канутом85. 3Во время этой битвы, когда строй его людей дрогнул, а он сам испугался и следом за малодушными обратился в бегство, те [из его воинов], кто сохранил мужество, смогли вернуть ему победу, и в тот момент, когда Свено уже поверил, что побеждён, он неожиданно [для себя] оказался победителем. 4Дружинники же Канута то ли потому, что он был ещё слишком юн годами, то ли оттого, что не хотели подвергать его опасностям боя, не позволили ему участвовать в сражении, и вместо того, чтобы быть предводителем своих воинов, он остался в этой битве [простым] наблюдателем.


{14.4.1} {Первые шаги Вальдемара на воинском поприще} Через несколько дней сын Божественного Канута Вальдемар, который в то время только ещё достиг возраста[, дающего право носить оружие], захотел сделать ‘свои первые шаги на ратном поприще’ и с этой целью присоединился к войску Свено86, ведь Канута из-за совершённого его отцом [преступления] он [тогда искренне] ненавидел. 2Благодаря популярности Вальдемара войско Свено значительно пополнилось. 3Получив от него принадлежавшее его отцу звание наместника [в Шлезвиге, для того чтобы утвердиться в этой должности], Вальдемар был вынужден сначала в нескончаемой череде следующих друг за другом битв усмирить некоего Канута, сына Хенрика87, который от имени Канута, сына Магнуса, претендовал на эти же самые титулы и бенефиции. 4Их соперничество за эту в общем-то довольно-таки скромную область ни в чём не уступало тому, которое короли ведут за власть во всём королевстве. 5Впрочем, победа в этой борьбе всегда доставалась Вальдемару. Канут же, хотя и отличался своим красноречием, был при этом человеком совершенно распущенным.

{14.4.2} Свено, видя, что судьба благоволит ему, а силы его растут, отправился в Фионию, намереваясь вскоре изгнать своего соперника оттуда в Ютию. 2Там же [ему встретился] один изгнанник [по имени] Эдлер, который уговорил его совершить поход против гользатов, пообещав предоставить ему достаточное количество мелких судов для переправы, 3поскольку местные жители, желая затруднить проникновение врагов [в свою землю], разрушили мост [через реку]. 4Однако, когда они подошли к Эйдору, из-за своей беспечности этот хвастун смог предоставить всего лишь два небольших корабля. Свено хотел было на одном из них сразу же сам переправиться [на другой берег] прежде [основной массы] своих людей, однако наиболее рассудительным из его воинов удалось отговорить его от этого поступка. Они убедили его в том, что для того, чтобы разузнать планы противника, следует сначала отправить на тот берег кого-то другого и ни в коем случае для этого не подвергать опасности себя самого. 5Они полагали, что там его может поджидать засада и те, кто находится в ней, непременно нападут на его воинов, если увидят, что могут победить их. 6В своём предсказании они нисколько не ошиблись. 7Гользаты действительно прятались в близлежащем лесу и терпеливо ждали, пока кто-нибудь не переберётся к ним. Уверившись в том, что переправившихся достаточно [мало], чтобы они могли захватить их, они совершили нападение, частью перебив наших воинов, а частью взяв их в плен. ‘Хотя и нельзя сказать, что при отражении этой опасности даны совершенно пали духом’,(л.135)|| это случилось главным образом потому, что им просто некуда было бежать, ведь они были вынуждены сражаться на глазах у своего короля. 8Таким образом, ‘к тому, чтобы вести себя мужественно’, наших воинов побуждало и отсутствие надежды на спасение, и то, что они бились перед взором своего предводителя. 9Приведённые в замешательство их ужасной участью, кормчие судов застыли в бездействии, замерев у своих шестов посреди реки, не решаясь ни переправить на другой берег оставшуюся часть войска, ни вернуть обратно тех, кто уже был там. 10Таким образом, они и королю не помогли прийти к ним на помощь, и тем, кто был побеждён [неприятелем], не помогли вернуться к своим88.

{14.4.3} Между тем ‘обременённый расходами’ на содержание своего войска Канут обнаружил, что народ в западной части страны столь же готов помочь ему в этом, сколь и не так давно народ восточной. 2Поскольку, ‘собирая подати на содержание своего войска, он обходился с крестьянами довольно мягко’, юты стали испытывать к нему такое же расположение, какое он ещё прежде заслужил у сьяландцев. 3Свено избегал сражения с ним и отправился обратно в Сканию, опасаясь с остатками своей малочисленной дружины нападать на непонёсшее до этого никаких потерь войско своего соперника. 4И лишь через некоторое время, выкупив своих оказавшихся в плену людей, он посчитал, что может теперь без большой для себя опасности отправиться в Ютию. 5Однако по пути туда, находясь в Фионии, {Смерть Эббо} он получил известие о том, что ‘ушёл из жизни’ Эббо. 6Опечаленный его смертью, Свено вернул свои войска обратно в Сьяландию и отказался от своего первоначального замысла начать [войну], предпочитая оплакивать этого воина, а не продолжать поход против своего соперника89. 7Между ним и Эббо была столь крепкая дружба, что ни на тинге, ни в походе Свено не предпринимал ничего без его помощи, полностью следуя его словам и советам как в своих личных делах, так и в государственных.

{14.4.4} Немного оправившись от этой утраты, он сразу же возобновил военные действия и вновь через Фионию отправился в Ютию, где ему удалось склонить на свою сторону жителей Виберги, которых он пообещал освободить от всех королевских налогов, о чём и заключил с ними соответствующий договор. 2‘Канут выступил против него с большим войском, собранным им в <восточных>a областях’90, и, без сомнения, одержал бы победу, если бы не послушал совета своих друзей и не приказал своим всадникам слезть с коней и сражаться в пешем строю. 3Его вельможи, помня о неудачах с использованием конницы в предыдущих сражениях, решили, что если они не хотят, чтобы малодушные имели возможность бежать непосредственно во время боя, то у них следует отнять подспорье в виде их лошадей, и тогда они уже сами по необходимости начнут биться [с должным упорством]. 4Сев на коня, Канут вместе с несколькими всадниками занял место среди своих пеших воинов, намереваясь следить за их ратными подвигами, чтобы затем наградить каждого по заслугам.

{14.4.5} Свено ещё никогда не был так неуверен в исходе битвы, как сейчас. 2Однако при виде того, как неприятель сам лишает себя того, что могло бы помочь ему в трудной ситуации, глубокое отчаяние Свено сменилось самыми радужными надеждами. 3Для него отнюдь не составило тайны то, что, лишившись конницы, войско Канута стало слишком медленным и оказалось без своих лучших воинов, так что тем самым они скорее уменьшили свою защищённость, чем повысили устойчивость. И дабы не показалось, что в его войске отсутствует такая разновидность воинов, он приказал жителям Виберги, не умевшим воевать на лошадях, драться в пешем строю; 4‘при этом часть из них он распределил между лучниками и пращниками’, чьим оружием были лёгкие метательные снаряды и камни. 5Рядом с ними ‘по флангам он поставил конницу’, которая должна была ударить по врагу с тыла. 6Тем человеком, кто в главных чертах придумал этот боевой порядок, был Вальдемар, который, хотя и был ещё юн годами, уже тогда выделялся [среди прочих] глубоким умом и смекалкой. 7Именно он дал совет поставить свою пехоту против пехоты противника, а конницей ударить с флангов и тыла.

{14.4.6} По тому, как неприятель расположил разные части своего войска, Канут понял его намерения и попытался не дать ему возможности загнать себя в ловушку. Чтобы не допустить этого и не позволить врагу обойти себя со спины, он решил атаковать первым. Направив удар всего своего войска на плотные ряды [неприятельской] пехоты, он, пока воины Свено, действуя беспорядочно и разрозненно, пытались оказать ему сопротивление, почти полностью её уничтожил. 2Однако ‘этот смелый поступок так и не смог отвратить нависшей над ним опасности’. Своей разделённой на отряды конницей Свено обложил его войско с двух сторон и, после того как те лошади, которых Канут приказал поставить позади своей рати, опасаясь, что его воины воспользуются ими для бегства, стали выказывать беспокойство, решительным нападением с двух сторон прогнал их прочь. 3Увидев это, ‘Канут решил развернуть боевой порядок’, приказав своим воинам прекратить сражение с пехотой и обратить теперь [всё своё внимание] на всадников. 4Итак, теперь им нужно было повернуться лицом к тем, кто нападал на них со спины. 5Свено же, ‘не особо полагаясь на своё оружие и боясь подвергать чрезмерной опасности своих лошадей, продолжал изматывать врага внезапными наскоками с разных сторон’. Не решаясь вступать в открытый бой со всем его войском, он старался взять врага измором, нападая по-настоящему лишь на тех его воинов, кто ‘в этой беспорядочной битве осмеливался выйти слишком далеко за пределы общего строя и, ‘не понимая, где находится’, сломя голову бежал вперёд навстречу опасностям.

{14.4.7} Все эти стычки сильно утомили воинов Канута, чьи боевые порядки были донельзя истерзаны постоянными атаками и производимыми с разных сторон нападениями конницы Свено. Они дошли до такого истощения и устали так сильно, что вопреки всякому воинскому обычаю [в изнеможении] садились [на землю] прямо посреди жаркой схватки. 2Поскольку (л.135об.)|| сил ни для бегства, ни для того, чтобы продолжить битву, уже не было, они решили, что спасение для них заключается во внимательной обороне. Сомкнув строй, они принялись понемногу, соблюдая все необходимые меры предосторожности, отступать в сторону того города, чьих жителей они только что обратили в бегство, надеясь найти защиту в домах своих врагов. 3Так, сохраняя свой строй, они и вошли в город, при этом [часть] воинов всё это время оберегала их от [возможных нападений] неприятеля с тыла. 4Так зачастую и бывает, что, лишь оказавшись в крайней нужде, люди обретают [необходимую] уверенность в своих силах.

{14.4.8} {Доблесть Бархо} Один из самых храбрых воинов Свено [по имени] Бархо был со всех сторон окружён неприятелем и с удивительной храбростью в одиночку сдерживал бесчисленное [вражеское] войско. 2Под конец, когда пот совершенно залил ему глаза, он отбросил щит и, схватив обеими руками свой обоюдоострый топор, устроил подлинное побоище, разя им без разбору и друзей, и врагов, не щадя никого из тех, кто приближался к нему. 3Увидев это, Вальдемар, который в прошлом не раз делил с ним пищу и по этой причине был весьма к нему расположен, вспомнил об их давней дружбе и во весь опор поскакал на помощь Бархо, желая [как можно быстрее] добраться до оказавшегося в крайней опасности своего товарища. 4Считая, что это враг, Бархо замахнулся на него топором. 5Однако Вальдемар, угадав направление удара, смог быстро уклониться от него; 6лишь топорище с силой обрушилось на его плечо, а само же лезвие прошло мимо. 7В конце концов лишь с большим трудом и против его воли он смог спасти этого человека, с таким упорством сражавшегося в самой гуще боя и в окружении стольких врагов. 8Увезя прочь того, кто так долго сопротивлялся своему спасению, он вопреки его желанию доставил его в безопасное место. 9Когда позднее Бархо понял, что в плен его взял друг, который увозит его ради его же собственного спасения, он сказал, что с удовольствием примет эту помощь, только бы Вальдемар не заставлял его, словно пленника, бежать за своим конём, упираясь головой в его зад, на посмешище всем, кто это видел.

{14.4.9} Некоторые из людей Канута сразу же разбежались, прочие пытались спрятаться в городе, тогда как другие в поисках убежища лишь метались по его улицам. 2Сам Канут помчался на своём коне через городские закоулки и [только благодаря этому] и спасся91. 3Все же прочие, кто пытался укрыться в городе, были схвачены и помещены под стражу в один из храмов. 4Когда их посетил Свено, предстоятель [церкви города] Рипе Хелиас92, посмотрев на них, сказал, что король должен поступить как садовник, который полезным травам и кореньям расти помогает, а от вредоносных старается избавляться. 5Хотя эти слова и прозвучали [довольно] жестоко, однако, если бы кто-то пожелал проникнуть своим разумом глубже в суть этого дела, он непременно должен был бы признать, что [епископ] заботился [в данном случае] главным образом о пользе [Свено], 6‘кратко, но вместе с тем и весьма ёмко’ выразив свою мысль. 7Если бы Свено послушался его, он похоронил бы у своего соперника всякую надежду [на победу]. 8Однако, хотя он и мог любым угодным ему способом наказать пленников за их преступления, движимый врождённой богобоязненностью, Свено обошёлся с ними более чем снисходительно. Не отваживаясь применять смертную казнь, большинству из них он дал возможность выкупить свои жизни; одни, для того чтобы вернуть себе его доверие, принесли клятву, другие — внесли [денежный] залогa. 9Лишь двое [из них] были по его приказу казнены, да и то лишь потому, что оба были виновны в особо тяжких преступлениях. Один из них всю свою жизнь был отъявленным разбойником, второй — коварно убил человека, когда тот спал, несмотря на всё доброе, что этот человек ему сделал. Так что оба они понесли наказание не за участие в войне против него, а за свои злодеяния. 10Многие из тех, кто был отпущен Свено, вскоре забыли, что он даровал им жизнь. С пренебрежением отнёсшись к оказанному им врагом благодеянию, они вернулись на службу в войско Канута, питая большее уважение к прежней клятве верности, чем к недавней. 11Канут же отправился через Алабургию в Льюдисий93, некоторое время оставаясь там в гостях у своего отчима Сверко, 12который после гибели Магнуса женился на его матери94.


{14.5.1} Страна данов в то время была разделена и разорена: междоусобная война терзала её изнутри, а морские разбойники нападали извне. 2Чтобы усмирить их, Свено вёл войны по всей Склавии, однако его походы туда были скорее многочисленны, чем успешны. 3К тому же ярость его нападений не соответствовала тому упорству, с которым он вёл свои битвы95. 4Ведь когда Свено считал, что должен отступить, он обычно так спешил вернуться на берег, что со стороны его возвращение было больше похоже на бегство. 5При этом он нисколько не беспокоился о своих воинах, думая лишь о том, чтобы самому оказаться на корабле в числе первых. 6Эта трусость короля вселила в склавов такую смелость, что они много раз истребляли его войско по пути домой96. {Виберга окружена стеной} 7Стремясь обрести безопасное убежище, он решил укрепить Вибергу, дав ей достаточно денег и окружив её земляным валом, которого у этого города тогда ещё не было.

{14.5.2} Что же касается Канута, то {Дела в Светии} поначалу он был хорошо принят своим отчимом в Светии, однако вскоре стал для него обузой, так что ему даже пришлось продать свои [местные] земельные владения, чтобы иметь средства к существованию. {Изгнанников поначалу хорошо принимают, а затем унижают} 2Ни один другой народ не принимает изгнанников с большей охотой, а затем с такой же лёгкостью их отвергает. 3Сын Сверко Иоанн, муж насколько отважный, настолько же и невоспитанный, в [специально сочинённых] насмешливых (л.136)|| стихах97 поведал всем о битвах Канута и его бегстве и, распевая их наподобие некой песниa, [беспрестанно] дразнил и унижал самолюбие этого человека. 4Желая как можно сильнее унизить и пристыдить своего гостя, он принялся глумиться над его неудачами, укоряя за малодушие и поражения на войне, а также осыпая его насмешками и называя разными уничижительными словами98. 5Взбешённый этими оскорблениями, Канут купил корабль и припасы, после чего бежал в Полонию, сильно надеясь получить там помощь от своих дядьёв по матери99.

{14.5.3} Однако те подумали, что он, ссылаясь на права своей матери, желает стать их соправителем в королевстве. Хотя ему и было позволено находиться в разных местах Полонии, они так и не осмелились передать ему ни одну из тамошних крепостей. 2Под конец они и вовсе стали, совершенно уже не таясь, подозревать его, ‘следя за невиновным’, к которому! по справедливости,] должны были бы отнестись с любовью, ведь он приходился им близким родственником. 3Их страх перед ним увеличивало ещё и то, что недавно они выдворили из страны своего старшего брата100.

{14.5.4} Итак, хотя он был принят ими, однако, как я уже сказал, дядья не позволяли ему войти ни в один из городов, из-за чего Канут решил отправиться к [императорскому] наместнику в Саксонии Хенрику101. 2Не найдя и у него той поддержки, на которую он рассчитывал102, он двинулся к предстоятелю гамбургской церкви Хартвику, который давно гневался на то, что даны вышли из-под его подчинения103. 3Ласково им принятый, Канут получил от архиепископа помощь для продолжения войны, после чего отправил в Данию своих людей, которые должны были втайне разузнать, по-прежнему ли верны ему оставшиеся дома воины. 4Ответ был, что все они готовы сразу же перейти на его сторону, забыв о клятве, данной ими Свено, ради прежней. 5Поверив их обещанию, он во главе иностранного войска отправился в Ютию104. 6Ни доброта Свено, ни любовь к заложникам, ни страх оказаться предателями, не помешали здешним воинам встать под знамёна Канута.

{14.5.5} Узнав о его приходе, Свено, будучи не уверен, хватит ли ему сил для отражения натиска Канута, решил попытаться выдержать осаду в недавно укреплённой по его приказу Виберге. 2При этом, оказавшись перед необходимостью пополнить свои средства, он разграбил и разорил имения тех, кто перешёл на сторону Канута, а награбленное употребил на жалованье своему войску.

{14.5.6} Из-за того, что произошло [с его войском] во время недавней битвы, Канут не решился брать этот город приступом и, опасаясь, что это место снова принесёт ему неудачу, разбил свой лагерь вдали от городских укреплений, ожидая, что через несколько дней его соперник начнёт страдать от нехватки пищи и либо с позором бежит, либо неосмотрительно ввяжется в бой с ним. 2Эта надежда Канута и стала причиной победы Свено. 3В это время один человек [по имени] Бруно105, который пришёл в Данию вместе с Канутом из Саксонии, будучи то ли подкуплен Свено, с кем его связывали узы давней дружбы, то ли просто устав и пресытившись войной, попросил у Канута позволения [оставить войско] и вместе с некоторыми другими [ратниками] ушёл в Рипе.

{14.5.7} Израсходовав все с таким большим трудом собранные им на свои личные средства припасы, Свено понял, что уже не может дольше тянуть с началом битвы и, несмотря на опасность, решил рискнуть. Совершив за ночь большой переход, его войско тайно подобралось к лагерю Канута и неожиданно обрушилось на собравшихся на утреннюю молитву врагов. 2Те же, охваченные внезапным страхом, не замедлили показать всё, на что каждый из них был способен: одни сразу же обратились в бегство, другие схватились за оружие. 3‘Между войском Свено и неприятелем текла небольшая река, дно которой было полно ям. Лишь в одном месте был брод, о котором не знал Свено, но было известно Кануту, который успел заранее осмотреть окрестности. 4Эта маленькая и прежде никому неизвестная речка теперь широко прославилась благодаря [произошедшему на её берегах] сражению’106. 5Те из всадников, кто, не зная места, отважился войти в реку там, где переправиться через неё не было никакой возможности, потеряли своих лошадей, дорого заплатив за свою необдуманную поспешность107. 6Те же, кто знал об опасности, сами оставаясь вдалеке от неприятеля, обратились к помощи пращей и стрел, и водная преграда удерживала их от прямого столкновения.

{14.5.8} Тем временем саксонцы, стремясь продемонстрировать свою доблесть и не желая, чтобы [настоящий] бой начался на берегу, направили своих лошадей к броду. {Сын герцога Канута Святого Вальдемар} 2Вальдемар, увидев, что ‘в этом месте через реку можно переправиться верхом’, направил свою лошадь туда, намереваясь помешать врагам перейти на другой берег. ‘Столкнувшись с их всадниками лицом к лицу’, он получил удар копьём от одного из них и в благородной рыцарской манере преломил его. 3Оставаясь по-прежнему посреди водного потока, он принял на себя удар сразу четырёх копий, из-за чего его конь даже сел на круп, однако, поскольку Вальдемар был очень умелым наездником, он смог не выпасть из седла108. 4Пятое копьё, которое вонзилось между его лицом и шлемом, Вальдемар выдернул, потянув за древко. 5Благополучно избежав всех этих опасностей, он заставил своего коня поднятьсяa и вместе с горсткой своих людей переправился через брод. Чтобы не стеснять следующих за ним воинов, они отошли подальше от реки и, выстроившись в боевой порядок, вступили в бой с врагом. 6Так со своим небольшим отрядом Вальдемар и сдерживал всё неприятельское войско до тех пор, пока его товарищи не перебрались на другой берег, став истинным творцом победы Свено. 7Когда же к нему подоспела помощь, бившиеся на стороне Канута сразу же обратились в бегство, 8ведь печальный опыт предыдущих (л.136об.)|| сражений вселил в их души великий страх, а поскольку они были не в состоянии забыть об этом, у них постоянно было тяжело на сердце, а дух был сломлен. 9Прежние неудачи так сильно подорвали решимость людей Канута продолжать бой, что большая их часть, казалось, совершенно лишилась мужества и уже не могла упорно противостоять врагу; сломленные и охваченные чрезмерным страхом, отныне они всегда с лёгкостью обращались в бегство.

{14.5.9} Саксонцы же, лучше знакомые ‘с ратным делом’ и бывшие к тому же ещё и искусными наездниками, на своих лошадях частыми наскоками терзали победителей, благодаря чему со стороны казалось, что даже своё отступление они совершают в полном порядке, не смешивая строй. 2Самый храбрый из них, Фольрад, пал в том бою; будучи сброшен на землю, он умолял многих взять его в плен, однако так и не смог найти никого, кто согласился бы сделать это109. 3Прочие же потратили весь день на то, чтобы спастись бегством, однако когда они остановились в одном городе на ночь, то всё равно своими преследователями были схвачены и перебиты в том самом месте, где расположились на ночлег. 4При этом победители договорились не щадить никого из побеждённых. Отчасти это было сделано из ненависти к саксонцам, отчасти — потому что они помнили о том, что во время недавней войны уже получившие возможность спасти свои жизни пленники в этой битве снова оказались их врагами.

{14.5.10} Сам Канут бежал в Саксонию110. 2Когда жители Рипе узнали от странников о том, что он бежал и какие обстоятельства его бегству предшествовали, они из желания угодить победителю сразу же схватили Бруно и вскоре отправили его на суд к Свено. 3Тот, однако, принял Бруно с большой любезностью и вскоре даже позволил ему уйти, одарив [на прощание подарками]. 4Этот его поступок сразу же вызвал подозрения у соотечественников Бруно, а затем и вовсе привёл к его падению и гибели. Дело в том, что некоторые из родственников погибших в том сражении считали, что Свено подкупил его и что своим позорным предательством Бруно погубил товарищей по оружию. Неудачный исход сражения был для них основанием предполагать наличие в его поступке коварства, а в королевской доброте они не видели ничего другого, кроме награды за предательство. 5Однако, когда они призвали его ответить за свою измену и поняли, что все эти серьёзные обвинения Бруно может самым убедительным образом отвести доводами своей защиты, того, кто доказал свою невиновность в суде, они просто заманили в ловушку и убили.


{14.6.1} Полагая, что теперь уже избавился от своих личных врагов, Свено решил заняться борьбой с теми, кто угрожал всей стране. 2Во многих местах на морском берегу, хорошо укреплённых самой природой, для защиты тех, кто возделывает землю, он возвёл дополнительные оборонительные сооружения. Две крепости (одну в Фионии, другую в Сьяландии) он построил на берегах пролива; они должны были отпугивать морских разбойников и служить прибежищем для местных жителей. 3Впрочем, как говорят, обе они были разрушены склавами. 4Свено с великой доблестью сражался с ними в Фионии, 4где погибло такое количество врагов, что многие из его воинов [рукоятями] мечей истерзали свои ладони до такой степени, что плоть между их пальцами была истёрта в кровь.

{14.6.2} Приблизительно в то же время по предложению Ведеманна для защиты от непрестанных разбойничьих нападений с моря {Морские разбойники из Роскильдии} в Роскильдии был создан флот из морских разбойников, в котором были приняты особые правила и законы. Так, эти морские разбойники имели право брать для своих нужд любой наиболее приглянувшийся им корабль, даже если его владелец не давал на это согласия; взамен этого они в качестве платы должны были отдавать ему восьмую часть своей добычи. 2Отправляясь в плавание, они должны были исповедать перед священниками все прегрешения своей предыдущей жизни, после чего, получив от них подобающее благочестивое наказание, эти разбойники, словно уже перед смертью, принимали участие в торжественном жертвоприношении у алтаря, полагая, что всё у них пойдёт лучше, если в соответствии с заведённым ритуалом они смогут умилостивить Бога перед битвой. 3Из провизии они брали с собой лишь самую малость, избегая всего, что могло мешать им и было для них обузой, обходясь простым воинским снаряжением и скудной пищей, не беря с собой ничего, что могло замедлить их передвижение по морю. 4Их долгому бодрствованию соответствовало столь же продолжительное воздержание, 5и даже во время сна они продолжали сжимать в руках рукояти вёсел. 6Плывя вдоль берега, они всегда вначале обследовали его при помощи разведчиков, не желая [из-за своей неосмотрительности] случайно или внезапно столкнуться с чем-нибудь непредвиденным. 7Причаливая к острову, они старались подходить к нему с наветренной стороны, заранее посылая лазутчиков на сторону, противоположную той, где бывают бури, так как именно там, где море спокойно, обычно и встаёт чужой флот. 8Столкновения с врагом у них случались очень часто, однако почти всегда они одерживали в них лёгкие и бескровные победы. 9Добычу делили они поровну, и доля кормчего была нисколько не больше, чем у простого гребца. 10Обнаружив на борту захваченного ими судна пленённых христиан, они, как правило, давали им одежду и отпускали восвояси. Вот насколько добры они были к своим соотечественникам! 11В разное время и в разных местах ими было захвачено восемьдесят два разбойничьих корабля, при этом их собственный флот никогда не превышал двадцати двух судов. 12Когда у них кончались деньги, они получали необходимые им средства от горожан, отдавая им взамен половину захваченной добычи. 13Как я уже сказал, появившись изначально в Роскильдии, росток пиратства из этого города был заимствован и жителями сельской местности, распространившись впоследствии почти по всей Сьяландии. 14Маленький и слабый поначалу, в самом скором времени он сильно разросся, и нигде люди не оставили своих усилий прежде, чем на [нашу] землю снова не вернулся мир.(л.137)||


{14.7.1} Между тем Канут вместе с горсткой сопровождавших его в этом бегстве товарищей отправился в {Принадлежащая Дакии Малая Фризия} Малую Фризию111, которая, как известно, является одной из частей Дании. 2Эта область имеет плодородную почву и богата скотом. {Описание [Малой] Фризии} 3Те её земли, что расположены рядом с океаном, находятся, как правило, в низине и поэтому время от времени затапливаются. 4Для защиты от наводнений вдоль берега возведены валы; в случае, если вода всё же прорывается через них, она затапливает поля с посевами и домами, 5так как в том месте от природы нет никаких других возвышенностей. 63ачастую море вымывает там часть почвы и переносит её на другое место, образуя озеро там, где раньше была пашня, а тот, на чьём наделе оказался этот чернозём, становится его владельцем. {Похвала Фризии} 7После наводнения почва делается очень плодородной, и на ней в изобилии растёт трава. 8После же того как комья земли засыхают, из них добывают соль. 9Зимой эта местность полностью покрыта водой, а здешние поля выглядят словно пруд. Сама природа делает так, что зимой здесь совершенно невозможно понять, где и что находится, ведь в одно время года здесь можно плавать на корабле, а в другое — пахать плугом. 10От природы жители этих мест обладают диким нравом. Как правило, они очень ловки и избегают носить тяжёлые и вселяющие страх доспехи; пользуясь обычно лишь щитами, [во время боя] они бросают [во врага] метательные копья. 11Они окружают свои поля канавами, через которые перебираются при помощи шестов. 12Свои жилища они строят на холмах из земли. 13О принадлежности их к фризам говорит как название, так и язык этого народа. Сюда они пришли случайно, в поисках новых мест для поселения, и своим долгим трудом им удалось осушить эту землю, которая вначале была влажной и болотистой. 14Со временем наши короли распространили свою власть и на эту область.

{14.7.2} Фризы с великой радостью откликнулись на слёзные просьбы Канута о помощи, так как он обещал им послабления в тех податях, бремя которых им до сих пор приходилось на себе нести112. 2Жадные до обещанного, в надежде на эту в общем-то скромную награду они и согласились исполнить для него несколько весьма обременительных поручений. 3Сначала они построили для Канута крепость у реки Мильда113. 4‘Так, столь малой ценой, он приобрёл для себя большую военную силу’.

{14.7.3} Когда Свено получил известие о возвращении Канута, он приказал ютам собрать конное войско, а сьяландцам и сканийцам — снарядить флот. 2Дабы никто из неприятельского войска не смог ускользнуть, он позаботился о том, что несколько прибывших в Шлезвиг кораблей из этого флота были перетащены посуху в Эйдор114. 3Впрочем, затраты на это оказались куда больше, чем полученная от этого пользаa. 4Оттуда со своей ратью он отправился к недавно построенному городу. 5Расположенная между рекой и болотом крепость в гораздо большей степени была защищена самой природой, чем стараниями людей. Рядом находилась река Мильда, русло которой хотя и было довольно узко, однако её течение при этом оставалось вполне спокойным. 6Из-за всех этих сложностей король не мог окружить город своим войском и расположился лагерем [неподалёку], ‘на удобном месте’. 73атем он приказал рубить в соседнем лесу прутья и сплетать их между собой, заранее заготавливая, таким образом, некие приспособления для переправы через болото, чтобы, когда настанет удобный случай, ими можно было воспользоваться в качестве гати.

{14.7.4} Между тем некоторые юноши из фризского войска, то ли от нетерпения, то ли от снедавшего их сердца сильного желания показать свою удаль, со своей обычной ловкостью перебрались через реку, разделявшую лагеря, и принялись дразнить бродившего поблизости неприятеля, издалиb нападая на него и не давая ему покоя. 2Это поведение застрельщиков не осталось без противодействия. 3Всё больше и больше воинов с обеих сторон присоединялось к схватке, помогая своим товарищам избежать опасности; никто не желал спокойно взирать на дело, исход которого должен был повлиять на судьбу всех их. Постепенно битва становилась всё более ожесточенной, и все были увлечены ею так, что казалось, будто успех всей войны зависел от её исхода.

{14.7.5} Увидев это, сын Торстана Пётр115, посвящённый во все тайные планы короля и при этом знающий о бездумной отваге фризов, призвал своё войско к оружию, дав приказ ждать в лагере и быть наготове. 2Не зная об этом, фризы кинулись всеми своими силами перебираться через реку, полагая, что король в лагере не ждёт нападения. 3Итак, скорее смело, чем обдуманно, всё их войско обрушилось на Свено, надеясь полностью уничтожить своего застигнутого врасплох врага. 4Однако воины Свено не замедлили встретить их [надлежащим образом], из-за чего фризы были вынуждены обратиться в бегство, всем скопом устремившись в хорошо известные им болота. 5Тогда-то конница и воспользовалась сплетёными прутьями; благодаря им она также смогла с лёгкостью преодолеть эти топи и принялась яростно преследовать отступавших. 6Другой, [более] короткий, путь они проторили себе мечом, так как убегавших погибло такое множество, что вскоре победители смогли перебраться ‘через реку по нагромождениям из мёртвых тел’. 7После поражения фризов Канут отступил, [покинув крепость] вместе с небольшим отрядом всадников, состоявшим из тех своих товарищей, кто согласился снова последовать за ним в изгнание. Остальные, кто не успел бежать,(л.137об.)|| укрылись в крепости.

{14.7.6} Полагая, что Канут тоже там, Свено принялся изо всех сил, какие только у него были, штурмовать её, надеясь, что пленение Канута положит конец и всей войне. {Жестокий приступ} 2Он заменял раненых воинов здоровыми, вместо уставших приказывал ставить отдохнувших, начатое днём сражение он продолжал ночью, всячески стараясь не давать изнурённому [осадой] противнику времени отдохнуть и восстановить свои силы. 3Отваги осаждённым прибавляла ещё и недавняя казнь людьми Свено тех, кто был взят ими в плен, так что в случае своего поражения никто из них не мог уже надеяться на пощаду от победителя, которому они причинили столько вреда. 4С другой стороны, король боялся, что, если он продолжит осаду и в ближайшее время так и не сможет взять этот замок, на помощь осаждённым придут фризы, и потому он настойчиво продолжал [раз за разом] отправлять свои войска в бой. 5Таким образом, страх [перед будущим] заставлял обе стороны драться с огромным упорством. 6Не довольствуясь тем, что сражаются днём, они посвящали битве так же и ночи. 7Исход битвы был ещё неясен, когда неподалёку раздались крики, {Вальдемар допускает ошибку} и Вальдемар, посчитав, что это фризы, с [распущенными] знамёнами бросился туда, откуда слышался шум, и, введённый в заблуждение ночной неразберихой, после продолжительного и упорного боя одержал верх над своими же товарищами. 8Так, обманутый поздним временем, храбрый полководец нанёс поражение и урон тем, к кому, как ему казалось, он идёт на помощь.

{14.7.7} Между тем защитники крепости уже изнемогали от постоянной усталости и множества ран. Не получая ниоткуда помощи и видя, что противник не даёт им ни на миг покоя, чтобы перевязать раны и восстановить силы, они утратили надежду на благоприятный исход своего дела и сдались королю. 2Свено выказал к ним гораздо большее доверие и обошёлся с ними куда более милостиво, чем они ожидали. {Король пощадил Плога} 3Король проявил удивительное снисхождение даже к убившему Эрика Плогу. 4Не желая казнить убийцу своего отца, он полагал, что условия, на которых ему сдалась крепость, он должен ставить выше, чем ту жестокость, к которой взывает его желание отомстить116. 5Никто из прочих защитников крепости также не был ни казнён, ни заключён в темницу; все они без какого-либо выкупа были отпущены на волю. Он сказал, что ‘ему всё равно, будут ли они его любить или ненавидеть’, так как людей, которые столь часто изменяли своему слову и нарушали клятву, едва ли в будущем ожидает что-либо хорошее. 6Оказавшись на свободе, они присоединились к своему предводителю, находившемуся в изгнании. 7Канут пользовался у своих людей такой любовью, что при любом повороте судьбы никто из них никогда не отказывался служить ему.

{14.7.8} В наказание за свою вину фризы заплатили королю штраф в две тысячи фунтов117 и дали ему заложников. 2Позже они настойчиво просили Вальдемара, то ли стыдясь своего бегства, то ли терзаясь от своей природной глупости, чтобы тот уговорил короля возобновить войну на тех условиях, что если он победит, то получит ту же сумму подати, что и раньше, если же потерпит поражение, то уступит с прежнего размера подати столько, сколько обещал им Канут. 3Вальдемар же, основательно обдумав как [само] их безрассудное предложение, так и неясный исход [предлагаемой ими] войны, решил противопоставить полному безумию их слов ‘своё собственное здравомыслие’ и ‘твёрдо заявил, что это [выглядит] крайне глупо, когда побёжденные выдвигают победителю претензии и условия для начала новой войны’.


{14.8.1} Тем временем Канут отправился в Германию, {Канут бежит к императору} где слёзно умолял о помощи унаследовавшего недавно Римскую империю Фредерика118, обещая взамен, что власть в нашем Отечестве впредь будет во всём зависеть от его милости. 2Император, человек от природы чрезвычайно хитрый, а к тому же ещё и очень хотевший расширить свои владения, был очень заинтересован в том, чтобы получить под свою власть такую большую иностранную державу. {Коварство Фредерика} Сделав вид, что очень расположен к Свено, он напомнил ему об их прежней дружбе и о совместной воинской службе, после чего, пообещав оказать ему ещё бóльшие почести, пригласил к себе на сейм119. При этом, заявляя об огромном желании видеть его, он напомнил, что значимость титула римского императора не позволяет ему самому прибыть на встречу с ним. {О том, что некогда Свено побывал при дворе императора Конрада} 3Дело в том, что в свои молодые годы, когда для изучения ратного дела Свено прибыл ко двору цезаря Конрада120, он долгое время был товарищем Фредерика по оружию, ‘в то время частного лица’, равного Свено как по возрасту, так и по своим способностям.

{14.8.2} Свено принял его предложение и с большей, [чем обычно], торжественностью отправился [в путь], сделав это не потому, что поверил словам этого лукавого человека, или потому, что хотел изгнать своего соперника из его убежища, а лишь затем, чтобы наконец-то показать себя германцам, которые никогда не видели его раньше, а также чтобы дать всем, кто восхищался им, возможность увидеть его подлинную славу и величие121. 2Великолепие его свиты122 и собственное роскошное облачение Свено сникали ему немалую славу при дворе [императора]; ‘его же внутренние достоинства вызвали [неподдельное] изумление и обратили на него взоры всей Германии’. 3Тем временем Свено вошёл в город Мерсбург123, где собралось огромное множество германской знати. Поначалу он был принят императором с большим почётом, но вскоре тот выдвинул против него различные обвинения, и Свено понял, что обещания императора были лживыми. 4Под конец ему были предложены следующие условия: сам он должен стать ленникомa императора, а Канут, отказавшись от своих претензий на королевство, — его подданным, получая взамен в виде бенефиция Сьяландию124. 5В противном случае ‘император поддержит (л.138)|| Канута’ и пошлёт под его началом в Данию свои войска, которые либо придут туда раньше Свено, либо будут там вместе с ним.

{14.8.3} Свено понял, что в столь трудных обстоятельствах ему придётся либо подвергнуть себя великой опасности, либо принять условия. Тогда он сделал вид, что согласен, однако, чтобы иметь повод разорвать договор позже, по возвращении домой, он сделал в нём оговорку относительно имущественных прав на многие из своих владений, расположенных в Сьяландии и доставшихся ему в наследство от отца. 2Эта оговорка была легко принята, так как соответствовала германским законам. 3Канут, не доверявший [любым] заключённым со Свено договорам, потребовал, чтобы сопровождавший Свено Вальдемар поручился за него, видя в его безупречной честности лучший залог соблюдения своих интересов. 4Он считал, что во всей королевской свите нет никого другого, кто стал бы заботиться о его жизни так же последовательно, как Вальдемар. 5Тот же, зная коварный нрав Свено и понимая, что его обещания верно соблюдать это соглашение лицемерны и ничего не значат, не желал брать на себя [ответственность] за чужое преступление и упрямо отказывался от этого поручительства. 6В конце концов он всё же уступил требованиям короля и ‘с большой неохотой’ поручился за Свено, сказав при этом, что, если король нарушит договор, он перейдёт на сторону Канута. 7После того как все согласились с предложенными условиями, они расстались.

{14.8.4} Вернувшись в своё королевство и получив в лице [былого] соперника [нового] подданного, Свено тотчас же отослал цезарю письмо, в котором открыто обвинил того в обмане и объявил о своём отказе соблюдать заключённое соглашение, утверждая, что его обманом заставили {Никто из королей данов до сих пор не приносил омаж Цезарю} согласиться на те условия, которые до сих пор не соглашался принять ещё ни один из королей данов. 2Кроме того, когда Канут попытался напомнить ему о своих правах, Свено сказал, что тот может управлять своей областью, но лишь при условии, что родовые имения короляa будут исключены из числа прочих. 3Поняв, что договор нарушен, Канут обратился к гаранту этого соглашения. 4Тот же, сочтя одинаково позорным как покинуть короля, так и нарушить данную им клятву, посчитал, что и в том, и в другом случае его репутация окажется под угрозой. Подумав, что лучше изменить условия договора, чем вовсе не соблюдать его, он решил, что если король считает, что Сьяландия так нужна ему из-за поставляемых оттуда съестных припасов, то пусть вместо неё он отдаст Кануту какое-нибудь другое держание, не уступающее прежнему ни доходностью, ни размерами, ни менее почётное.

{14.8.5} Король согласился на эти условия и сделал Канута своим наместником в трёх областях, передав ему во владение бенефиции в Ютии, Сьяландии и Скании, полагая, что раздробленный надел сделает его менее могущественным125. 2Канут снова потребовал, чтобы Вальдемар был поручителем этого соглашения. 3Свено, очень желавший заключения этого договора, как и в прошлый раз, вынудил сопротивлявшегося Вальдемара дать свои гарантии, заявив, что не будет против, если в случае нарушения им этого договора либо он, либо Канут отложатся от него, полагаясь на это поручительство, Канут с радостью согласился на предложенные ему условия.


{14.9.1} Тем временем Свено, решив, что теперь ему можно уже не опасаться войны, стал крайне высокомерен126. Ему казалось, что обычаи наших предков недостаточно изящны, и поэтому, ‘считая их слишком грубыми и подходящими лишь для сельских жителей’, {Свено ведёт себя высокомерно и подражает в одежде алеманнам} он захотел поменять их на перенятую у соседей городскую утончённость, неизменно отвергая всё датское и подражая исключительно германским привычкам и обыкновениям. 2Одеваясь в саксонские одежды, он, не желая вызвать этим недовольство, приказал своим воинам делать то же самое, так что из-за его отвращения к деревенскому быту королевский дворец отныне был полон разодетой челяди. 3Отвергая сельскую простоту также и во время трапезы, он перенял у иноземцев более утончённые манеры при принятии пищи и повелел отныне при проведении пиров уделять больше внимания роскоши и изысканности при сервировке столов и обслуживании гостей. 4Итак, не только в одежде ввёл он новшества, но и в том, как следует вести себя во время приёма пищи и питьяa.

{14.9.2} Точно такое же рвение он выказал и в обновлении своей дружины, принимая к себе на службу всё новых людей. 2Отнимая почести у людей благородных, он отдавал их шутам, а изгоняя от себя знаменитых и прославленных мужей, вместо них окружал себя людьми гнусными и женоподобными127. Отвергая знатных и возвышая безродных, он демонстрировал свою власть, дабы те, кто возвысился, благодарили за это не своё происхождение, а королевскую милость.

{14.9.3} Его высокомерие не было чуждо также и [обычной] алчности. {Жадность Свено} 2Решив извлекать выгоду даже из смерти тех, кого он в своё время щедро одарил, после смерти родителей Свено нередко становился тем, кто грабит их детей. 3Он совершенно не считал чем-то зазорным обрекать на нищету отпрысков тех, чьими трудами он когда-то достиг королевской власти128. 4Даже собственных воинов, прежде щедро им награждаемых, он доводил до крайней (л.138об.)|| нужды, пожалев о том, что однажды оказал им благодеяние129. 5Значительные расходы, которые требовал его ненасытный двор, заставили его с большей строгостью взимать земские повинности и собираемые с земледельцев подати. 6И случилось так, что, заботясь об излишествах для своих воинов, он утратил любовь простых людейb.

{14.9.4} Кроме того, он изменил порядок рассмотрения тяжб в суде, и если раньше всё решалось с помощью священной клятвы, то теперь её место заняли палестры и прочие ристалища, где проходят состязания бойцов, так что судебное решение, которое должно выноситься на основании внимательного рассмотрения сути дела, теперь зависело исключительно от силы и физической выносливости человека130. 2Его надменность проявилась ещё и в том, что он посчитал чем-то недостойным для своего высокого звания выступать на тинге, находясь на одном уровне с народом. 3По этой причине он отказывался говорить сидя вровень с простолюдинами и во время своих речей имел обыкновение занимать более высокие места и говорить с собравшимися сверху вниз. 4Его частые ссоры с лундским архиепископом также приносили ему куда больше вреда, чем пользыс113.


{14.10.0} В то время, когда управлявший Халландией Карл131 покинул свою область, сын Сверко Иоанн, прельщённый рассказами об [удивительной] красоте его жены132 и егоa незамужнейb сестры, ‘захотел вступить с ними в любовную связь’, {Похищение} для чего похитил обеих этих женщин и увёз их с собой в Светию. 2Там, как говорят, он поступил с ними весьма непристойно. Желая удовлетворить свою похоть, он каждую ночь призывал к себе поочерёдно то одну, то другую, самым гнусным и омерзительным способом совершая надругательство над честью и скромностью этих благородных женщин, причём ни уважение к брачным узам одной из них, ни страх [нарушить] непорочность и девственность другой не могли заставить его умерить пламя своей похоти. 3Под конец, когда отец и народ осудили это его безрассудное злодеяние, он отослал их обеих домой. 4Свено решил отомстить за этот гнусный поступок всему королевству свеонов, видя в нём оскорбление, нанесённое всем данам, и полагая, что ‘обида, нанесённая всей стране’, может быть смыта, лишь если в войне примут участие все его подданные. 5Однако осуществлению этих замыслов помешали приготовления к его свадьбе (Свено должен был взять в жёны недавно посватанную за него дочь одного из сатрапов Саксонии Конрада133), и, ‘поскольку свой собственный брак был для него важнее мести за нанесённую всей стране обиду’, он отменил свой поход. 6Народ же несправедливо считал, что именно из-за невесты Свено и начал вводить чужеземные обычаи, всячески порицая её и приписывая её советам появление всех этих непривычных для себя новшеств.


{14.11.1} В это время через Британнский океан в Норвегию переправился один из кардиналов города Рима по имени Николай, который, после того как этой области, до сих пор [в церковном отношении] подчинявшейся власти лундского [архиепископа], была подарена свобода, {О том, как Норвегия получила собственного архиепископа} пожаловал её главе право носить звание верховного понтифика134. 2Опираясь на власть [папского] легата, он намеревался сделать то же самое и в Светии, однако свеоны и гёты никак не могли прийти между собой к согласию о том, чей город и кто именно [из тамошнего духовенства] будет удостоен столь высокого сана. Видя эти раздоры, Николай отказал им в этой чести, посчитав, что из-за своего грубого и всё ещё варварского отношения к религии эти люди недостойны иметь у себя святителя наивысшего ранга. 3Обратив внимание на время года, он опасался, что плавание в зимнюю пору делает обратный путь через Океан слишком опасным135. Рассудив, что лучше всего возвращаться домой через Данию, он посчитал нужным [сначала] своими милостями попытаться смягчить обиду, вызванную там повышением статуса, которое [благодаря ему] получила Норвегия. 4Он написал Эскиллю, пообещав, что новое звание, которое тот вскоре получит, будет гораздо выше того, что он потерял перед этим, издав постановление, согласно которому ущерб, возникший вследствие утраты Норвегии, должен быть возмещён пожалованием ему главенства над свеями. 5Эскилль с радостью принял это предложение и начал настойчиво приглашать папского легата посетить его. 6Тот же, приехав, передал Эскиллю знаки отличия будущего первосвященника свеевс114, поручив вручить их тому, кого изберут сообща свеоны и гёты. 7Он также постановил, что {О первенстве лундского архиепископа} каждый вновь избранный верховный понтифик свеонов будет получать присланный из римской курии паллий из рук предстоятеля лундской церкви, которого отныне и навсегда он и должен будет с почтением слушаться. 8Он обещал ходатайствовать перед курией об утверждении этой привилегии, что оказалось для него легко, 9поскольку, пока он возвращался в Рим, умер [папа] Евгений и Николай был избран верховным понтификом вместо него136. Став главой всей церкви, он утвердил всё то, что обещал Эскиллю частным образом, в качестве слуги [папы исполняя обязанности] его легата137. 10Этот ‘обычай, ставший со временем лишь прочнее благодаря соблюдению его потомками’, остаётся в силе с давних пор и поныне.

{14.11.2} Закончив с этим делом, Николай, прежде чем покинуть Данию, со всей своей римской рассудительностью пытался {Совет легата Николая} отговорить Свено от его замыслов воевать со свеями, убеждая его в том, что и местность там труднодоступна, и страна та бедна, так что победа, к которой он так стремится, окажется бесплодной. 2Подготовка к войне обойдется ему очень дорого, тогда как выгода от неё будет ничтожна. (л.139)|| К тому же, прежде чем сразиться с врагом, ему нужно будет преодолеть пустынные и безлюдные горы, 3а когда враг будет всё же повержен, победителям не удастся получить от этого ничего, кроме самой жалкой и скудной добычи. 4В конце концов, когда своими мудрыми увещеваниями ему так и не удалось сломить глупое упрямство короля, ‘он весьма остроумно высмеял его бездействие’. Он сказал, что Свено ‘ведет себя как паук, который с опасностью для себя тянет нить для своей паутины из своих внутренностей, но ловит при этом лишь слабых жуков и бесполезных насекомых’. {Похожесть на паука} 5В этом примере он сравнивал короля с пауком, его войско — с паутиной, а победу — с его добычей. 6Таким образом, легат показал этому алчному государю, что в своём стремлении к ничтожной добыче он лишь понапрасну истощает свои силы, находя удовольствие в бесполезной войне.

{14.11.3} Однако Свено, относясь к званию этого человека с бóльшим уважением, чем к его мнению, предоставил ему в дорогу припасы, достаточные, чтобы добраться до границ своего королевства, после чего вернулся к своим планам начать давно задуманную им войну; при этом в гораздо большей степени им двигало желание завладеть Светией, а вовсе не гнев за совершённое свеями преступление или ‘попранную ими честь вышеупомянутых женщин’. 2Он полагал, что сейчас ему предоставляется для этого очень удобная возможность, ведь, с одной стороны, Сверко был уже стар и не годился для войны, а с другой — между ним и народом начались раздоры, причём его сын Иоанн был убит собравшимися на сходку местными жителями. 3‘Свено был так уверен в победе’, что ещё до начала войны поделил свейские земли между своими воинами в виде награды за их участие в войне. 4Тем временем двое из его знатных людей, охваченные желанием добиться благосклонности одной свейской девушки, вступили из-за неё в соперничество и принялись яростно ссориться друг с другом. 5Король же, считая, что именно ему принадлежит право решать, кому отдать её в жёны, пообещал, что после взятия Светии девушка станет супругой наиболее отважного из них. 6Это обещание подстегнуло двух влюблённых соперников особенно ревностно состязаться друг с другом в отваге. 7Вот как велика была уверенность данов в своей победе над Светией!


{14.12.1} Между тем Сверко, боясь войны, постоянно посылал к Свено посольства с просьбой о мире, однако, какие бы условия он ни предлагал, ему никак не удавалось склонить его к этому. 2Поняв, что напрасно утруждает себя этим, он решил не предлагать неприятелю встретиться в открытом бою и, не став ни готовить оружие, ни заготовлять припасы для продолжительного похода, удалился в никому неведомые места, предоставив вести войну самим свеонам. 3Для того чтобы не идти долгими извилистыми дорогами [в обход тамошних топей], Свено решил подождать с началом военных действий до наступления зимы, когда представится возможность передвигаться непосредственно по скованным льдом трясинам.

{14.12.2} Итак, воспользовавшись теми преимуществами, которые предоставила ему зимняя пора, {Зимняя война в Светии} он направился в ближайшую к нему область и, явившись в Финнию138, разграбил и предал огню всё, что попадалось ему по пути. 2Местные жители встречали его мольбами о пощаде, сдаваясь ему сами и отдавая под его власть свою страну; не довольствуясь тем, что признали его своим господином, они снабжали Свено съестными припасами и покорно предоставляли ему свои дома на постойa. 33атем он направился в Верендию139. 4Местные жители не стали ни оказывать ему сопротивлениеb, ни сдаваться, из-за чего, пока тамошние мужчины и женщины прятались от него в пустынных и труднодоступных местах, он предал всё огню и мечу. 5При этом все тамошние поля были почти полностью занесены глубокими сугробами, {Ужасные морозы} мороз же был столь силён, что младенцы замерзали насмерть, пока их кормили грудным молоком, а матери, близкие к тому, чтобы самим погибнуть той же смертью, сжимали в коченеющих от холода объятьях тела своих уже мёртвых детей. 6Даны тоже страдали от этой суровой погоды: она не давала им ни разбить лагерь на ночь, ни выставить караулы для охраны войска. Одни жгли костры, другие прятались в домах, ‘больше опасаясь свирепой стужи, чем вражеского оружия’, и заботясь больше о том, чтобы спастись от холода, чем защититься от неприятеля.

{14.12.3} Чтобы склонить короля к перемирию, жители Верендии, желая преградить ему путь, {Хитрая уловка свеонов, устроивших в лесах засеки} нарубили больших деревьев и образованными из их стволов завалами загромоздили узкие расселины в тех местах, через которые ему предстояло пройти. 2Местность вокруг была полна высоких скал, обойти которые без больших затрат [времени и сил] не было никакой возможности. 3Узнав во время трапезы об этой их дерзости, король, не желая ждать, пока все будут готовы, отбросил миску с едой, вскочил на коня и, приказав своим воинам следовать за собой, во весь опор понёсся к расселине, считая для себя чем-то позорным, если кучка мужиков сможет помешать ему пройти выбранным им путём.

{14.12.4} [Один из его людей по имени] Николай просил Свено унять свой гнев и исследовать это не вполне ясное дело более тщательно, (л.139об.)|| на что король отвечал, дескать, {Женатые воины становятся трусливыми} тот мешает ему исключительно из-за того, что, как и всякий женатый человек, стал теперь крайне боязливым, имея в виду его свадьбу и то, что Николай ‘отправился в поход’ на следующий же день после своей женитьбы. 2Тот же рассердился на то оскорбление, с которым его совет был отвергнут, и отвечал, что скоро сделает такое, на что не хватит отваги у самого Свено, за брошенный ему упрёк в малодушии отомстив тем, что в свою очередь обвинил короля в трусости. 3Однако эти его сказанные в гневе слова стали предвестником ‘его собственной скорой гибели’. 4Приблизившись к расселине, воины слезли с коней и несмотря на то, что из-за своего стремления скорее встретить опасность, они в спешке взяли с собой лишь лёгкое вооружение, принялись штурмовать эту груду поваленных деревьев, в то время как местные жители, собравшиеся для обороны своего заграждения, громкими возгласами взывали к миру.

{14.12.5} И тогда Николай, желая ‘выдающимся по своей доблести поступком’ смыть с себя нанесённое ему королём оскорбление, дабы никому не показалось, что любовь к жене значит для него больше, чем подвиги на поле брани, презрев опасность, {Подвиг Николая} бросился на это препятствие из поваленных деревьев, твёрдо решив преодолеть его, но ‘был убит пронзившим его голову копьём, которое бросили стоявшие за этим сооружением, словно за своего рода стеной, крестьяне’140. 2Прочие, пытавшиеся сделать то же самое, были отогнаны назад камнями и палками. 3Уже наступала ночь, и Свено, пожалевший о своей поспешности, дал сигнал к отступлению, решив расположиться лагерем на поле неподалёку, чтобы на рассвете возобновить сражение с бóльшим числом воинов и с лучшим вооружением. 4Однако ночью неприятель принял решение отступить, {Успех Свено} и наутро король без какого-либо труда смог занять оставленный защитниками проход в скалах. 5Позднее жители Верендии, потеряв надежду на успешное сопротивление, также принесли ему клятву верности.

{14.12.6} Видя, что многое идёт в соответствии с его желанием, и благодаря счастливому исходу предыдущих дел [донельзя] вознёсшись [в своём самомнении], Свено решил распространить свою власть на всю Светию. Однако слишком сильный мороз и слабость коней, измождённых нехваткой еды и тяжёлой дорогой, заставили его отказаться от дальнейшего продвижения. 2Кроме этого, те воины, кто из конных стали пешими, перегружали свой скарб на лошадей своих товарищей и гнали их вперёд, а сами тем временем без ведома короля поворачивали домой. 3Когда же Свено наконец узнал, что его люди украдкой разбредаются кто куда, он, [пока не ушли последние], решил упредить их тайное бегство и дал [всем оставшимся] разрешение возвращаться домой, а сам ‘кратчайшим путём’ отправился в Сканию.

{14.12.7} Между тем Карл, полагая, что благодаря взятым заложникам он может спокойно и безопасно вернуться домой, добравшись вместе со своим братом Канутом почти уже до границ Халландии, был приглашён людьми из Финнии141 на пир и, [не ведая, что] за маской гостеприимства они скрывают своё коварство, большую часть ночи провёл за праздничной трапезой. {Коварство финнов} 2Изрядно во хмелю они отправились спать в пустой амбар, куда на покой отвели также и всю их столь же опьяневшую свиту. 3Когда же по их храпу стало понятно, что они крепко спят, хозяева закрыли створки дверей на засов и подожгли крышу. 4Бóльшая её часть сгорела, а само здание уже ‘почти превратилось в золу’, прежде чем жар от пламени смог потревожить притупившиеся от выпитого вина чувства этих людей. 5Наконец, когда огонь начал уже подбираться к ним самим, они совершенно нагие ринулись к дверям, намереваясь вырваться из амбара, и обнаружили, что те заперты снаружи. 6Внутри бушевал пожар, но враги всё не позволяли им выйти. 7Нынешнее мучение лишило данов страха перед будущим, и они решили, что опасность от уже случившейся беды куда страшнее той, которая им может угрожать потом. 8Посчитав, что лучше погибнуть от меча, чем сгореть в пламени, даны, собравшись толпой, что есть сил налегли на дверь и сломали засовы, для избавления от одной опасности, не колеблясь, подвергнув себя другой. 9Некоторые [совсем молодые], ‘подающие большие надежды мальчики’, которых Карл принял в свою дружину из уважения к узам своего родства с ними, без какой-либо жалости к их [юному] возрасту под глумление этих варваров были сброшены в реку <Нисса>a 142 нагими под лёд, обретя, таким образом, в её водах свою смерть и могилу143. 10Так, из-за коварства небольшой кучки простых крестьян закончился ничем весь этот большой и трудный поход.


{14.13.0} Некоторое время спустя ‘народ в Скании поднялся против знати и, взявшись за оружие, собрался на тинг’ в долине Арна. 2Всякий раз, когда жители этой области находили какое-либо бремя слишком тяжелыми для себя, они сообща поднимались против несправедливости. 3Вот и на этот раз, когда им показалось, что простые люди уже не могут более выносить все возложенные на них повинности, они взяли в руки оружие и объявили о своём стремлении сражаться за свою свободу. 4Король боялся, как бы эти волнения не привели к ещё более сильным возмущениям в королевстве, и, чтобы успокоить народ,(л.140)|| отправился из Сьяландии в Сканию, где, сопровождаемый внушительным войском, прибыл к собравшимся на сходку местным жителям. 5Сам он пришёл туда безоружным, в сопровождении всего лишь нескольких вооружённых всадников, желая показать, что скорее боится чьей-то силы, чем готов сам применить её. 6Толпа нарочно расступилась перед ним, и он, сделав шаг вперёд, сразу же оказался в окружении простых людей, вынужденный разом выслушивать множество самых серьёзных жалоб и упрёков; при этом, ‘заглушаемый криками толпы’, Свено не мог сказать ни слова в своё оправдание. 7Пытаясь призвать к тишине, он поднял вверх правую руку, но был забросан камнями. 8Вот до какой степени восставшие были воспламенены своей яростью, которая заставила их оставить всякое уважение к королевскому званию! 9И тогда вперёд вышел один из самых близких друзей короля по имени Токо, сын Сигне144, {Удачное выступление Токо} муж, отличавшийся не только знатным происхождением, но и обладавший даром красноречия. ‘Встав посреди толпы’, он сначала добился тишины, а затем благодаря своему авторитету и умению говорить ‘заставил собравшихся на тинге невежественных людей и вовсе позабыть о своих мятежных призывах’. Свою речь Токо построил таким образом, что, хотя внешне казалось, будто он поддерживает <народ>b, на самом деле, пусть и не явно, он защищал интересы именно [королевских] наместников. 10Позднее, когда местные жители разошлись по своим домам, король, пребывая в великом гневе и досаде от испытанного позора и нанесённого ему тяжкого оскорбления, {Жестокое обращение с невиновными} приказал сжечь множество тамошних поселений, а почти всю оставшуюся часть Скании, словно вся эта область была виновна в государственной измене, велел разорить145. 11‘Самих зачинщиков восстания он лишил либо жизни, либо их имущества’, рассудив, что мятежники заслужили либо смерть, либо полную нищету. 12Токо, чьё красноречие оказалось для короля спасительным, так как именно благодаря ему Свено смог избежать гнева толпы, тоже не остался без наказания, поскольку король был твёрдо уверен, что именно Токо тайно настраивал народ против него. 13Оказавшись во власти сильнейшего приступа лютой ярости, король уже не различал кто ему друг, а кто его действительно ненавидит!


{14.14.1} Это вторжение Свено вернуло Кануту надежду и уверенность в том, что он сможет поднять волнения в стране, и лишь согласие между Вальдемаром и Свено обуздывало это его дерзкое намерение, 2так как он знал, что, {Тайный промысел Божий [?]} сколь ненавистен был народу король, столь же любим был им его военачальник, и что лишь добродетели второго искупали [в глазах людей] бесчестные поступки первого. 3Также и советники Канута, полагая, что короля сначала следует лишить его товарища и лишь затем разрывать мир с ним, решили, что лучшим средством для заключения союза между Канутом и Вальдемаром являются узы брака.

{14.14.2} {О переговорах Вальдемара и Канута} Для того чтобы устроить это дело, в разговорах с Вальдемаром они принялись нарочно всячески превозносить красоту единоутробной сестры Канута Софии146. 2Однако Вальдемар, который не особенно стремился к этой женитьбе, возражал, говоря, что бедность девушки является препятствием для брака с ней, ведь, будучи дочерью рутена, она не могла претендовать ни на какие наследные владения в Дании. 3Хотя втайне Вальдемар и был согласен с советниками Канута, внешне он старался по возможности избегать этой девушки, делая вид, что её бедностью удручён куда сильнее, чем восхищён её внешним видом. 4Лишь когда Канут пообещал отдать ей в приданое третью часть всего своего наследства, Вальдемар согласился обручиться с этой девочкой и, пока она не достигла брачного возраста, приставил к ней для воспитания одну замужнюю женщину по имени Ботильда147. 5Вследствие этого остававшиеся в забвении родственные связи между ними, на долгое время разорванные из-за взаимной пагубной ненависти, восстановились при обоюдной доброжелательности настолько, что уже и ‘тень былой вражды, которая была как между их отцами, так и между ними самими, больше не омрачала их нового союза’.

{14.14.3} Но чем более искренней была эта дружба, тем более подозрительной казалась она королю. 2Втайне остерегаясь Канута и Вальдемара, он тем не менее боялся открыто выступить против них, понимая, что большая часть его власти [уже давно] перешла к Вальдемару, на чьей удачливости он в своё время, не колеблясь, решил построить своё собственное благополучие. 3Итак, хотя Свено и не доверял им обоим, дабы не выдать свою ненависть, он был вынужден скрывать свои подозрения. 4Те же, не оставив без внимания эту неискренность своего короля, сделали вид, что им нужно посетить свои владения в Светии, и, получив у него позволение покинуть Данию, отправились к [тамошнему] королю Сверко. 5При этом подлинной целью их поездки было желание Канута просить руки дочери Сверко. {Сверко намеревается выдать свою дочь замуж за короля Канута} 6Их прибытие оказало на Сверко столь сильное воздействие, что он в надежде на будущее родство предложил назначить их своими наследниками в обход своих детей. 7Это желание внушили ему то ли отсутствие надлежащих способностей у его собственных сыновей, то ли высокое происхождение жениха. 8Когда же они вернулись домой, король встретил их с ещё большей неприязнью, так как они заключили союз с его врагом.

{14.14.4} Затем Канут отправился в Ютию, а Вальдемар — в Рингстадий, куда вслед за ним вскоре примчался и Свено, который при личной их встрече ещё долго осыпáл его разными бранными словами, {У короля Свено появляются подозрения против Вальдемара} обвиняя в предательстве и измене. 2Когда же Вальдемар отверг [все обвинения], Свено предъявил ему некие письма,(л.140об.)|| которые [в действительности] были составлены самим Свено и на которых по этой причине нарочно не было поставлено никаких подписей. По его словам, эти письма были переданы ему его друзьями, и из них следовало, что Канут и Вальдемар вступили в союз со Сверко. 3Вальдемар, который очень редко давал волю своему гневу, на этот раз разгорячился больше меры и, выведенный этой подделкой из себя, без колебаний излил все те оскорбления, что вертелись у него на языке, на того, кто только что так сильно его унизил. 4В свою очередь он тоже обвинил короля в коварстве. Не желая более оправдываться, он теперь уже сам поднял шум, громко крича, что в благодарность за все свои отважные подвиги и труды слышит теперь одну ложь и вздор. 5Свено был так взбешён [этим слишком] вольным ответом Вальдемара, что велел было своим воинам схватить его, но те отказались выполнять приказ, так как относились к нему с куда большей симпатией, чем к королю.

{14.14.5} Позднее [на тинге] в Ютии Вальдемар пожаловался на нанесённую ему королём обиду, из-за чего [у многих людей в Дании] появилась сильная неприязнь к своему королю. 2Оттуда, взяв с собой флот со всей Ютии, вместе с Канутом он отправился на Сьяландию не потому, что хотел начать войну с королём, но для того, чтобы быть в бóльшей безопасности во время переговоров с ним относительно новых условий [мира между ними]. 3Свено со своими воинами встретил его у Сундби148, некоего селения на берегу моря, где все они и провели в переговорах целый день. 4После того как между ними был заключён мир, король глубокой ночью возвратился в Роскильдию.


{14.15.1} {Нападение склавов} Тем временем пришла весть о набеге склавов, которые с необычайно большим для себя флотом подошли к восточным берегам Сьяландии. 2Поскольку все окрестные сёла они опустошили ещё до этого, теперь, поскольку там уже не было какой-либо [представлявшей для них интерес] добычи, они решили неожиданно напасть на саму Роскильдию. 3Дабы не выдать [раньше времени] своего появления дымом [от пожарищ], они полностью отказались от поджогов. 4К тому же отваги им добавляло ещё и то, что от своих лазутчиков они знали, что в городе совершенно спокойно, а король ушёл из него куда-то далеко. 5Узнав об этом, они не стали трогать деревень и изо всех сил поспешили к городу, 6при этом те из них, у кого были самые резвые кони, оказались в его предместьях раньше остальных и сразу же начали подступать к городским воротам. 7Король, бодрствовавший перед этим бóльшую часть ночи, спал теперь крепким сном, из-за чего весть об этой опасности он получил слишком поздно, когда времени на приготовления к обороне уже почти не осталось.

{14.15.2} Благодаря резвости своего коня первым из данов, кто встретил врага лицом к лицу, стал один весьма сведущий относительно всего, что связано с умением сражаться верхом, воин по имени Радульф. {Отвага одного рыцаря по имени Радульф} 2Однако, поскольку он был совершенно один, чтобы выжить в этом бою, ему пришлось употребить всё своё искусство, то нападая на противника, то снова убегая от него. 3Всякий раз, когда он оказывался на невозделанной почве, из-за тяжести доспехов его отступление становилось всё более затруднительным, тогда как лошадям склавов, не имевшим на себе такого бремени, это обстоятельство лишь добавляло скорости. 4Поняв это, он решил, что в данной ситуации должен положиться в большей степени на силу своего коня, чем на его быстроту, и намеренно направил его на засеянное поле, 5где кони склавов, уступавшие его лошади в силе и выносливости, с трудом прокладывая себе путь через колосья хлебов, не могли успешно состязаться в мощи со значительно более сильной лошадью Радульфа. 6Теперь, когда исход состязания зависел более не от проворности, а от способности напрячь все свои силы, преследователи уже не могли настичь его, поскольку густые посевы сильнее замедляли бег более слабых лошадей, чем его сильной и выносливой. 7Когда склавы его спросили, кто он такой, он отвечал, что купец, {Следует обратить внимание на алчность склавов} 8а когда они захотели узнать, каким товаром он торгует, он сказал, что торгует оружием, которое меняет на коней, добавив, что тот, который сейчас под ним, был получен в результате именно такой сделки. 9Он также объявил, когда они спросили его об этом, что король в настоящее время находится в Роскильдии. 10Когда же те начали говорить, что, [по их сведениям], он покинул город для переговоров со своими родственниками, Радульф ответил им, что Свено действительно уезжал из города, но сейчас уже вернулся. 11Поскольку это не соответствовало тому, что утверждали их лазутчики, склавы решили, что это неправда. 12Радульф решил не скрывать подлинное местонахождение короля, так как знал, что, если враги узнают от него правду, они наверняка поверят в противоположное.

{14.15.3} Между тем к Радульфу присоединялись самые проворные в сборах и отважные королевские рыцари, которые, собравшись воедино, хотели было сразу же напасть на противника, если бы Радульф, считая, что их слишком мало, не велел им подождать, пока к ним на помощь не подоспеют их товарищи. 2Вот насколько велика была уверенность в победе у тех, кому удача в бою [улыбалась] столь часто! 3В свою очередь склавы также начали окликать тех из своих товарищей, которые занимались в это время грабежом, призывая их занять своё место в строю, 4но, как только по облаку поднимающейся пыли Радульф определил, что король уже рядом, он, поверив, что помощь близка, тут же сам вступил в сражение с ними. 5Склавы начали отступать, однако, пока их пехота массово гибла под ударами врагов, всадники, которые изначально показали спину лишь для вида, увидев, сколь малочисленны были сопровождавшие Свено воины, собравшись вместе, повернулись лицом к преследовавшему их с тыла королю и обратили его в бегство. 6Тогда Радульф, прекратив избиение неприятельской пехоты, сам со своими людьми напал на них(л.141)|| и на этот раз заставил спасаться уже по-настоящему и изо всех сил. 7Впрочем, поскольку кони у склавов были лучше, он не позволил своим конникам заниматься преследованием слишком долго и, присоединившись к королевскому отряду, снова обратил своё оружие против вражеской пехоты. 8У отступавших склавов желание грабить было столь велико, что, даже убегая, они умудрялись на ходу сдирать шкуры с убитых ими овец. 9Сколько же алчности, надо думать, было заключено в сердцах тех, кто даже перед лицом крайней опасности и оставшись уже без оружия эту ничтожную добычу, бывшую к тому же им помехой и обузой при бегстве, ценил столь высоко, что не решался её выбросить! 10Лишь очень немногие из них, ‘добравшись до берега, смогли в конце концов доплыть по ненадёжному морю до своих кораблей’. 11Остальные же повели себя во время бегства слишком безрассудно: ослеплённые страхом, они бросались в морские волны, где во множестве и гибли, теряя в пучине то, что перед этим [так сильно] хотели уберечь от врага.

{14.15.4} Между тем, пытаясь вырвать победу из рук короля, из засады на его отряд напала конница склавов, 2и даны, подумавшие уже, что дело закончено, были вынуждены возобновить бой. 3Благодаря их отваге склавы были разбиты и обратились в бегство, при этом они так истово пытались спастись от вражеских мечей, что в своём малодушном страхе не останавливалась перед тем, чтобы верхом на своих конях бросаться с высокого утёса прямо в море и так заканчивать свою жизнь. ‘Те, кто испытывал колебания перед тем, чтобы доблестно пасть в бою, теперь испускали свой дух, покрыв себя позором; увеча свои тела, они вдребезги разбивались среди прибрежных скал’. 4Потери склавов были столь велики, что им едва хватило людей на то, чтобы на своих кораблях управляться с вёслами [на пути домой]149.

{14.15.5} {Нападения [на земли] вандалов} В это время ‘морской разбой принял такие размеры’, что все сёла на востоке от границ Вандалии и до Эйдора были покинуты жителями, а поля заброшены. 2‘Восточная и южная части Сьяландии также были в запустении’ и лежали в руинах. 33емледельцев там почти не осталось, и разбойники хозяйничали в тех краях, как у себя дома. 4Во всей Фионии не осталось никакой другой защиты от пиратов, кроме горстки местных жителей. 5Между тем Фальстрия, скромная лишь своими размерами, но никак не доблестью, возмещала малочисленность своего населения его мужеством. Отказываясь надевать ярмо и платить дань, её жители [успешно] удерживали врага на почтительном расстоянии [от своего острова] либо с помощью договоров, либо силой150. 6Лаландия, которая превосходит своими размерами Фальстрию, напротив, купила себе мир ценой выплаты дани151. 7Прочие острова были пустынны. 8Итак, отныне нельзя было положиться ни на оружие, ни на городские укрепления; вдоль же кромки моря, чтобы помешать разбойникам сойти на берег, люди устанавливали длинные жерди и столбы.

{14.15.6} Видя, что дела нашего Отечества находятся в крайне запутанном состоянии, а его власть на грани падения, король понял, что не сможет собственными силами защитить свою страну от этих разбойников, и поэтому решил попробовать за деньги получить помощь против склавов у предводителя [саксов] Хенрика, который в то время славился своим могуществом. 2В качестве вознаграждения за содействие герцогу было обещано уплатить одну тысячу пятьсот фунтов серебром, и эту сумму король собрал со всего своего народа. 3Однако Хенрик, чью дружбу оказалось куда легче купить, чем воспользоваться ею, получив деньги, повёл себя как человек ненадёжный, объясняя своё поведение то тем, что не хочет, то тем, что не может выполнить обещанного152. 4Таким образом, король, так и не добившись мира, в своём стремлении помочь Отечеству лишь усугубил его бедственное положение [новым] позором. 5После этого ‘народ разгневался на него ещё сильнее’, так как все считали, что добиваться мира не оружием, а деньгами стыдно и что теперь из-за допущенной королём ошибки вся страна оказалась в дураках.


{14.16.1} Потеряв надежду на то, что он сможет найти лекарство от этой напасти, Свено оставил всякую мысль о противодействии угрозе, исходившей от морских разбойников, и занялся обеспечением собственной защиты от своих же соотечественников. {Свено строит козни против Вальдемара} В нём ожили его старые подозрения, и он начал вынашивать планы пленения Вальдемара, считая, что чем труднее ему будет устранить этого своего соперника, тем легче будет управиться с тем, кто останется после него. 2Полагая, что задуманное им удобнее осуществить при помощи хитрости, не доводя дела до открытой войны, он решил отправиться к своему тестю Конраду, сделав вид, что намерен потребовать у него приданое своей жены. Среди тех, кого он избрал своими сопровождающими в этом путешествии, был и Вальдемар, поскольку Свено казалось небезопасным оставлять его дома, и к тому же он хотел уговорить Конрада заточить того в темницу. 3Вальдемар узнал о [готовящейся ему] ловушке сразу от нескольких своих друзей, приславших ему письма с предупреждением. {Жалоба Вальдемара} Прибыв в Шлезвиг, он открыто обратился к Свено с упрёками в вероломстве, напоминая, каким верным и храбрым его слугой он был. 4Когда король отказался признаться в своих коварных замыслах против него, тот предъявил ему полученные им от своих друзей соответствующие письма, из которых он, впрочем, предварительно удалил их подписи. 53атем он напомнил королю, что именно он привлёк на его сторону лучших и наиболее отважных из его воинов; что, сражаясь за его дело, ‘он получил тяжёлые раны’; ‘что именно ему принадлежит наибольшая заслуга во всех победах Свено’. При этом он посетовал, что вместо благодарности за все его выдающиеся заслуги король отплатил ему одним лишь обманом и коварством. 6Впрочем, несмотря на всё это, он пообещал, как и прежде, сопровождать короля [во всех его предприятиях];(л.141об.)|| однако, сказал он, если королю удастся его обман, то пусть он знает, что смог это сделать не благодаря своему уму, а исключительно по своей подлости!

{14.16.2} Хотя Свено и попытался отвергнуть его подозрения своими полными лицемерия [заверениями в дружбе], однако на самом деле Вальдемар так и не смог заставить его отказаться от коварных замыслов. 2Не помогли ему в этом ни былые заслуги, ни напоминания о своей верной службе. Итак, твёрдо решив, что этот его замысел должен быть безусловно выполнен, Свено отправился в Стадий153, {Бременский еп. Хартвик} где в своём доме его принял бременский презул Хартвик. 3Свено попросил его предоставить ему провожатого для оставшейся части своего пути154, а когда получил отказ, зная, что Вальдемар является большим другом архиепископа, с его помощью снова обратился к Хартвику всё с той же просьбой. 4Отозвав Вальдемара в сторону, прелат открыл ему правду о том, что замышляет Свено, сказав при этом, что нарочно отказал королю в его просьбе, так как знал, что это будет представлять опасность для Вальдемара. 5Впрочем, чтобы казалось, что он по крайней мере пытался удовлетворить просьбу короля, архиепископ сделал вид, что не обладает достаточными средствами, и предложил им обратиться к Хенрику, который был и выше его по званию, и могущественнее. Причём, по его словам, эту просьбу следует отправить с гонцами, посланными от имени не только Свено и Вальдемара, но также и от имени самого Хартвика. 6Выслушав их, Хенрик понял, что король замышляет какую-то хитрость, и решил выручить Вальдемара, ответив Свено, что незачем обращаться к нему, если гораздо быстрее он может получить провожатого непосредственно от своего тестя. 73атем он отозвал посла Вальдемара в сторону и поведал ему о том, какое несчастье произойдёт с тем, кто его отправил, если Хенрик выполнит то, о чём его просят. Как сказал герцог, если Вальдемар не вернётся домой, у Конрада его может ожидать самое худшее155.

{14.16.3} В конце концов посланник Свено отправил обоих своих товарищей обратно, а сам появился у Конрада, сообщив ему, что его король подозревает некоторых своих родственников, которые раньше были врагами, но теперь, благодаря недавно заключённому браку, договорились между собой о союзе. 2Одного из них он хитростью заманил в свою свиту и теперь хочет, чтобы Конрад взял его под стражу, чтобы он не смог поднять мятеж. 3Кроме того, он должен предоставить провожатого, который поможет им продолжить своё путешествие. 4Когда же Конрад спросил его, на каких условиях соперник короля согласился сопровождать его, тот ответил, что он находится в свите Свено, поверив его клятве. {Благородный ответ императора Конрада} 5И тогда Конрад, прокляв замыслы Свено, заявил, что опозорит свою старость, если позволит теперь свершиться тому, чего он всячески избегал с молодости. 6Для старика будет позором отвернуться от известного своей честностью герцога и превратиться в того, кто благоволит предательству, и на склоне своих лет запятнать себя тем, чего он всегда старался избегать. 7Уж лучше увидеть прибитыми к кресту своего зятя и дочь вместе со внуком, чем на закате жизни разрушить этим гнусным поступком всю свою столько лет оберегаемую им славу честного и надёжного человека, оказав такую помощь и ‘в нечестивом безумии одобрив’ задуманную кем-то другим измену. 8Впрочем, если бы его зять отбросил свои коварные замыслы и решил открыто напасть на того, кого так боится, тогда бы он поддержал его156. 9Получив этот ответ, Свено устыдился и решил возвратиться в своё королевство, тем более что ему было отказано в предоставлении провожатого для оставшейся части его пути.

{14.16.4} ‘Короткое время спустя’ Свено тайно переправился из Сьяландии в Фионию, надеясь, что сможет застать врасплох и схватить Канута и Вальдемара, находившихся в Виберге. 2Когда его хитрость была раскрыта, он послал к ним гонца с вестью о том, что он пришел говорить с ними, а не воевать, прося оставить их необоснованные подозрения. 3Те же, заблаговременно раскрыв его обман, сразу же догадались, в чём заключаются его подлинные намерения относительно них. Не надеясь извлечь для себя какую-либо пользу из новых его обещаний, по решению жителей Ютии {Канут, 86-й король [Дании]} они приняли на себя королевское звание157. 4Тогда король, который находился в то время в Оденсе, собрал в королевском замке своих воинов и принялся дотошно их расспрашивать, обращаясь то ко всем вместе, то к каждому по отдельности, о том, насколько преданно они будут служить ему в предстоящей войне. 5Несмотря на благоприятные для себя ответы, Свено не удовольствовался простыми обещаниями и потребовал с них клятву.

{14.16.5} Когда были принесены святыни, Суно158 то ли из-за своей старинной любви к Вальдемару, то ли от гнева за причинённую ему когда-то несправедливость в одиночестве покинул замок. 2Когда же те, кто был послан, чтобы вернуть его, спросили Суно, в чём причина его столь внезапного ухода, 3и попросили его вернуться, он пожаловался на то, что у него отняли доставшуюся ему от отца деревню. Как объяснил Суно, король обещал, что он получит её обратно, 4но правосудие запоздало и теперь, когда удача не на стороне короля, {Прямота Суно} он уже сам отказывается от того, что у него было обманным образом отнято, когда удача сопутствовала Свено. 5Поэтому он, даже находясь в одиночестве, не побоялся перейти на сторону менее сильного, здраво рассудив, что должен оставить обошедшегося с ним несправедливо короля. Итак, получив законный предлог для того, чтобы покинуть Свено, он сразу же перешёл на сторону Вальдемара, помня о дружбе, которая связывала их отцов и дедовa.

{14.16.6} После того как Свено скрепил верность своих воинов новой клятвой, он вернулся на Сьяландию, где на него сразу же начали нападать его соперники, которые прибыли туда во главе собранного в Ютии флота159. 2Как-то раз ему случилось оказаться в Роскильдии, куда он приказал явиться вместе с войском из Скании часто здесь упоминавшемуся архиепископу Эскиллю160.(л.142)|| 3Когда те прибыли, Свено спросил своего воина по имени Пётр (чьим отцом был Торстан), с кем он обычно советовался относительно всех своих начинаний, как ему теперь лучше поступить. 4Об этом Петре рассказывают, что однажды, когда король спросил его совета, что ему следует предпринять, чтобы не опасаться за свою власть в королевстве, {Совет Петра} тот ответил, что ему следует либо расположить к себе сословия всадников и плебеев, которых он должен, чтобы обезопасить себя от происков своих соперников, всячески ублажать, регулярно делая им различные дорогостоящие подарки, либо ‘перенести своё внимание с них на своих близких и научиться делать приятное прежде всего им’, но тогда он должен быть готов к тому, что ему придётся довольствоваться одним лишь именем короля, а они станут королями на самом деле. 5Если же Свено не примет ни одного, ни другого решения, можно не сомневаться, в самом скором времени он перестанет быть королём, сказал Пётр.

{14.16.7} Король, однако, не последовал этому ‘здравому совету’ и не придал должного значения мудрым словам Петра, отнёсшись к его весьма полезному замечанию как к какому-то вздору. 2При этом он пришёл в такой бурный гнев, что совсем потерял способность рассуждать трезво. 3Будучи не в состоянии дольше сдерживать охватившую его ярость, он поклялся, что, покуда у него будет оставаться хотя бы один щит, он обратит его против Петра. 4На это Пётр отвечал: «Мой щит всегда верно служил тебе, но боюсь, что недалёк тот день, когда тебе не хватит всего, что ты имеешь!» 5Король подумал, что Петром двигала алчность, и спросил, неужели он ещё не сытa. 6Тот же отвечал, что сыт, но при этом боится, как бы вслед за таким изобилием у него не начались трудности с перевариванием пищиb. 7Теперь, когда король снова спрашивал Петра, что делать, он посоветовал ему отправиться в Сканию, так как там было больше надёжных людей, чем здесь, на Сьяландии, где у него друзей было гораздо меньше, чем врагов. 8К тому же ютов также будет непросто убедить преследовать его там, ведь они до сих пор с содроганием вспоминают о битве при заливе Фотаc. 9Впрочем, если они всё-таки окажутся там раньше Свено, то местные жители перейдут на их сторону и обратятся против него. Другими словами, если он откажется сейчас от борьбы за Сканию, можно не сомневаться, она отойдёт к его соперникам. 10Свено же отвечал ему, что считает иначе. Не будь он сам воспитателем сына Вальдемара от наложницы161, то не надеялся бы, что тот пощадит его поместья. 11Однако, как сказал он, едва ли кто-то другой в его войске, в том случае если они оставят свою страну неприятелю, сможет рассчитывать на то, что его личное имущество будет защищено [столь же влиятельным] другом.

{14.16.8} Итак, отвергнув чужой совет, он последовал своему собственному разуму и решил дожидаться неприятеля в Роскильдии. 2Когда съестные припасы стали подходить к концу, для того чтобы возместить нехватку еды, Свено пришлось продать бóльшую часть королевских имений. 3Однако, когда многие поместья уже были проданы, оказалось, что ему всё равно придётся распустить своё войско, ‘так как его содержание из-за чрезмерно больших трат стало слишком для него обременительным’. И тогда Эскилль, который предвидел то, что воины короля вскоре начнут расходиться по домам, придумал хитрость, обращавшую эту опасную ситуацию в его пользу. 4Сначала он в глубокой тайне договорился с противником о том, что получит от него крупное вознаграждение за то, что оставит Свено. 5Вскоре после этого он отправился вместе со своими земляками к королю, жалуясь на нехватку съестных припасов {Совет Эскилля} и прося его отпустить домой тех, кого он не сможет содержать, тем более что будет преступлением против законов дружбы и родства сражаться со своими соотечественниками и родичами, находящимися во вражеской стане. 6Сказав это, он, словно получив теперь достаточное основание для ухода, вместе с отрядом своих сканийцев оставил королевский лагерь. Свено крикнул ему вслед, что было бы справедливо, если бы за свой уход он заплатил своей головой. 7Впрочем, его мудрые советники успели унять эту вспышку слепой ярости своего короля; они не могли допустить, чтобы предзнаменованием исхода предстоящей войны стало для них это преступление и святотатство.

{14.16.9} Поскольку бóльшая часть войска уже покинула его, король начал думать о бегстве и в большой спешке отправился с остатками своих сил в сторону Фальстрии, при этом никто даже из его советников не знал, какой был смысл в том, чтобы так сильно отдаляться от города. 2Когда же до воинов дошло, что он замыслил бежать, {Настойчивость данов} они принялись умолять его не сдаваться прежде, чем произойдёт сражение, обещая ему победу, если только он повернёт обратно. 3Кроме того, они убеждали Свено, что в их лице он имеет столь доблестных воинов, которые, даже будучи в меньшинстве, очень часто малой силой одерживали победы над гораздо более могучим неприятелем. Ему не следует испытывать страх по поводу их малочисленности, ведь он сам видел, сколько раз победа оказывалась на их стороне. 4Величайшего позора заслуживает тот, кто готов доверить свою судьбу бегству ещё до того, как испытал её в битве. Тех, кого можно победить, этот человек сам делает своими победителями, ведь они могут быть сильнее нас лишь благодаря чужому страху, а вовсе не собственной силе. 5Сказав это, они дружно принялись уговаривать его ‘не превращаться из отважного короля в оставившего своё войско боязливого труса’ и одним случаем постыдного бегства не омрачать славу стольких своих побед. 6Не сумев одолеть его упрямой решимости поступить в соответствии со своим изначальным замыслом, они принялись осыпать его язвительными насмешками. 7Не довольствуясь простыми упрёками за его позорное бегство, они приговорили его к лишению чести.

{14.16.10} Затем, подбадривая друг друга разными словами, они решили дать противнику бой. Им казалось, что, когда всё множество их врагов разрозненно и в беспорядке (л.142об.)|| появится здесь, намереваясь преследовать отступающих воинов Свено, их ‘расстроенное войско’ с лёгкостью может быть побеждено даже самым малочисленным отрядом. 2Кроме того, они считали, что оружия и коней у них предостаточно, а отсутствие боязливого предводителя никоим образом не способно помешать стольким доблестным мужам одержать победу. 3Такими словами они пытались заставить себя быть стойкими и отважными, горячо желая воинской доблестью смыть с себя тот позор, которым запятнал их король. Итак, долго прождав врага, но так его и не увидев, они в конце концов решили последовать совету Петра, объявившего, что их войску следует разойтись по домам и что теперь каждый из них должен сам позаботиться о себе. ‘Как он сказал, крайне глупо’ начинать сражение, не имея у себя предводителя. 4Впрочем, юты, посчитав, что отступление Свено всего лишь уловка, опасаясь засады, продвигались вперёд очень медленно и осторожно. 5И тогда сьяландцы, поскольку сами они находились дома, снабдили остальных своих товарищей по оружию проводниками и запасом еды, стремясь, чтобы никто из всего множества собравшихся там воинов при возвращении домой не подвергся опасности. 6Однако большинство из них впоследствии договорилось о переходе на сторону Канута и Вальдемара, поклявшись королям в верности и взамен на свою покорность заручившись их дружбой. 7Ульф162 и Торбьёрн163, мужи, известные своей преданностью королю, посчитав для себя бесчестьем получить прощение таким образом, были схвачены у себя дома и отправлены в заточение к королю Сверко, предпочтя жить в изгнании, чем склонить голову перед врагом. 8Столь велика была их твёрдость, что они посчитали большей честью быть закованными в цепи, чем купить себе свободу ценой предательства [своего господина].


{14.17.1} Три года провёл Свено у своего тестя в изгнании164. Когда же тот умер, Свено [обратился] к сатрапу Саксонии Хенрику, предоставив ему заложниковa и пообещав большую сумму денег, если с его помощью он сможет вернуть себе королевство. 2Согласившись на эту награду, герцог со всеми своими силами двинулся к тому сооружению, которое обычно называют Датским валом. {За предательство [выплачены] деньги} Подкупив того, кто должен был охранять тамошние ворота, Хенрик прошёл через это укрепление, после чего осадил Шлезвиг и принудил его жителей платить ему дань. 3Бременский понтифик Хартвик, который и сам после Хенрика был, пожалуй, [одним из главных] организаторов этого похода, сказал тогда, что тот, кто открыл им ворота, заслужил висеть в петле вместе с полученными им деньгами, чтобы их единомышленники, видя предателя и полученное им вознаграждение, страшились совершать подобное. {Разорение Шлезвига} 4Разграбив находившиеся там принадлежавшие иноземцам корабли, Свено употребил похищенные у рутенов товары на выплату жалованья своим воинам. 5Сделав это, он не только отбил у многих иностранцев охоту приезжать в те края, но и способствовал тому, что некогда знаменитый торговый город превратился в маленькое и незначительное поселение165. 6Не встречая сопротивления, саксонцы продвигались по покинутой своими жителями землеb, и чем дальше они шли, тем более росла их самоуверенность166. 7Из страха перед своей малочисленностью жители южных областей Ютии спасались на севере страны, где жило больше людей и где, делая вид, что по-прежнему убегают, они в действительности готовились встретить врага в открытом бою. Те же, кто раньше обещал поддержку Свено, теперь, когда он пришёл с иностранным войском, отказались от своих обещаний, не желая, чтобы оказалось так, будто они помогают напавшим на их Отчизну чужеземцам.

{14.17.2} {Убийство Сверко} Примерно в то же время некий раб, которого король Сверко сделал главным над своей опочивальней, ночью убил своего спящего господина. 2Это злодеяние было наказано Богом столь же незамедлительно, сколь и справедливо. {Гибель Магнуса} 3Вскоре после этого Магнус167, который, втайне желая завладеть троном, и подговорил раба совершить это преступление, за этот свой коварный поступок заплатил смертью, пав в бою с сыном Сверко Карлом, которого он, отняв у него отца, стремился лишить также и трона. 4Это означало, что Канут был должен отправиться в Светию, чтобы утешить свою мать168.

{14.17.3} Между тем Вальдемар, которого слухи о вторжении тевтонцев застали в Сьяландии, спешно направился в Ютию169. При этом его сверстник и молочный братa Абсалон должен был вернуться обратно, с тем чтобы по возвращении Канута из Светии побудить его как можно скорее присоединиться к Вальдемару. 2Его появление среди ютов оказало на них такое сильное воздействие, что отважные приобрели ещё большую уверенность [в своих силах], а трусливых и нерешительных оно заставило [отбросить свой страх и дружно] подняться на войну за своё Отечество. 3Одному знатному мужу из числа саксонцев [по имени] Хенрик170, с которым ещё прежде, ‘выдав за него замуж одну из своих родственниц, он связал себя узами родства’, Вальдемар послал тайное сообщение [с настоятельной просьбой] ради их старой дружбы всячески побуждать своих товарищей к дальнейшему продвижению в глубь [Дании] и любым способом не дать герцогу повернуть обратно, сообщив ему, что сам он в скором времени выступит против него со всем своим войском. 4Вот насколько велика была та уверенность, которую он обрёл благодаря числу своих воинов и их боевому духу!

{14.17.4} Весть об охватившем Данию всеобщем смятении заставила Канута оставить Светию и вместе со своими лучшими воинами отправиться сначала в Сьяландию, а оттуда попробовать сразу же перебраться уже в Ютию. 2Однако сильный шторм помешал переправе его отряда, и воины, устав ждать, начали распространять слухи о том, что Вальдемар (л.143)|| заключил мир с неприятелем, о чём они якобы слышали от одного из крестьян. 3Когда этот лживый слух дошёл до Канута, он пристыдил тех, кто оказался столь неблагодарным, что ‘позволил себе без достаточного уважения говорить о человеке’, который рисковал собственной жизнью ради того, чтобы отвратить опасность, нависшую надо всеми ними, призвав к тому, что ‘уж если они не желают чтить Вальдемара, как он того заслуживает’, то пусть хотя бы попридержат свои языки и не дают им волю несправедливо клеветать на него. {Хесберн} 4Один лишь Хесберн, внукb Скьяльмо Белого и близкий друг Вальдемара, с кем тот с детства рос и воспитывался вместе, сказал, что хочет перебраться через [бушующее] море, узнать о том, что происходит в Ютии, и вернуться с сообщением об этом к Кануту. 5‘Ему удалось благополучно возвратиться из этого сколь опасного, столь же и отважного плавания’, во время которого ему пришлось бороться с самой природой, одолевая ярость свирепой стихииc тем, что он с неимоверным напряжением всех своих сил работал вёслами171.

{14.17.5} Между тем саксонцам стало известно, что Вальдемар собрал у себя военную мощь со всей Ютии и что войско их врага столь многочисленно, что едва ли их удастся одолеть, не подвергая себя крайней опасности и не понеся при этом тяжёлых потерь. 2Обеспокоенный этими слухами герцог принялся как бы в шутку выспрашивать Хенрика о том, где именно находится этот «королёк»a, поскольку он знал о родственных отношениях и большой дружбе между ними. 3Хенрик отвечал, что его следует искать там, где безопасно и никого нет поблизости. Заметив, что Хенрик уходит от ответа, герцог, оставив свой притворный и шутливый тон, на этот раз уже серьёзно и с беспокойством в голосе попросил его рассказать всё, что он знает. 4Поскольку Хенрик по-прежнему отказывался отвечать и упрямо продолжал скрывать то, что было ему доверено, герцог принялся заклинать его именем Римской империи, которой они давали обет верности, умоляя заранее поведать обо всём, что ему известно о приготовлениях неприятеля, и не скрывать [за завесой] молчания то, что может обернуться гибелью для его соотечественников. 5После таких упрашиваний Хенрик сдался, объявив, что то, о чём говорит молва, — правда. Им действительно предстоит [жестокий] рукопашный бой, [равного] которому они ещё не видывали, и выжившие будут всегда помнить об этой битве и рассказывать о ней до конца своих дней.

{14.17.6} Эти слова Хенрика внушили сильнейший ужас всем присутствующим. 2Однако, когда они спросили его, ожидать ли им врага, он призвал их идти дальше и мужественно принять бой, таким образом ‘сохранив верность и слову, данному другу, и клятве, данной герцогу’, так как, с одной стороны, он не оставил без внимания просьбу первого, а с другой — не обманул второго, промолчав о том, что касалось его благополучия. 3Однако страх их был столь велик, что войско не послушалось его совета и {Саксонцы по собственной воле обращаются в бегство} заторопилось домой, ссылаясь на неподходящее время года. 4Они сказали, что скоро весна и им нужно возвращаться, чтобы не испытывать нехватки в рыбе и не быть вынужденными из-за этого нарушать ‘заведённого ежегодного поста’172. Впрочем, называя причиной [своего ухода] нехватку соответствующей пищи, они лишь старались скрыть своё малодушное желание за религиозным предлогом. 5Это стало совершенно ясно во время их отступления. 6Дорогу, на которую первоначально у них ушло полмесяца, возвращаясь, они проделали всего за три дня173, оставляя по пути множество своих тяжёлых вещей и другого снаряжения, которое мешало им двигаться быстро174. 7В это время возвратился Хесберн и своим рассказом о том, как развивались события в Ютии на самом деле, избавил пребывающего в [тягостном] ожидании Канута от одолевавших его гнетущих сомнений.

{14.17.7} Вскоре после этого склавы устроили на Фионии такое побоище, что эта часть страны, случись такое во второй раз, полностью бы пришла в запустение и её дела были уже не просто сильно расстроены, а вовсе безнадёжны.

{14.17.8} Свено, однако, не довольствуясь тем, что однажды уже обращался к саксонцам за помощью, снова пришёл к Хенрику и попытался перебраться на родину на этот раз с помощью находившихся под его властью склавов. 2Вместе с их флотом он добрался до Фионии, где был радостно встречен местными жителями, после чего вошёл в Оденсе, где решил своими малыми силами держать оборону против своего многочисленного противника. 3Одновременно он обещал тем, кто присоединится к нему, личную безопасность и освобождение от поборов со стороны склавовa. 4То ли из желания обрести мир, то ли из большой любви к Свено жители Фионии выказали столь горячее желание служить ему и оберегать его, что и мужчины, и женщины толпами со всех концов острова устремились на его защиту, полагая достойным поступком помочь ‘пошатнувшимся делам короля’ и встать против тех, кто захватил верховную власть в стране175.

{14.17.9} Вальдемар и Канут были сильно обеспокоены случившимся и решили собрать для похода в Фионию на суше и на море войско из остальных частей королевства. 2Множеством своих воинов они легко могли бы одолеть малочисленных фионцев, если бы Вальдемар, сжалившись над уцелевшими, не посчитал бы нужным поберечь этот и без того сильно пострадавший остров, не желая, чтобы потери после нового побоища привели к полному исчезновению его оставшихся жителей, ведь, как было очевидно, это нанесёт больше вреда Отчизне, чем врагу. 3Итак,(л.143об.)|| считая, что лучше, пусть и во вред себе, смириться с наличием соперника, чем и далее терзать уже ослабленную часть своей страны, он решил закончить поход и вступить в переговоры. 4И вот, когда по его настоянию дело свелось к встречам и обсуждениям, они договорились, что Свено со своей дружиной отправится в Лаландию, где и будет находиться, пока между ним и герцогами не будет заключён окончательный мир.

{14.17.10} На следующий день Вальдемар отправился в Оденсе, чтобы помыться, в то время как Канут, боявшийся попасть в засаду, не отважился идти в баню вместе с ним. Здесь-το и произошло его свидание со Свено, который, всячески домогаясь дружбы Вальдемара, взял в руки святыни и во главе торжественной церковной процессии вышел ему навстречу. 23атем он отвёл его в церковь [святого] Албана, причём, кроме Абсалона, никому из прочих советников не было позволено войти вместе с ними. 3И тогда, расположившись внутри святилища, Свено сказал: {Речь Свено} «Злая судьба долго не давала мне возможности разделить дружбу с тобой, Вальдемар, хотя я и был всегда к тебе искренне расположен. Кроме того, мой отец не только отомстил убийце твоего отца, но и, начав войну со своим дядей, с оружием в руках заботливо оберегал твою жизнь, находившуюся во власти убийц, когда никого другого из защитников у тебя не было. 4После него, дабы не оказалось так, что начатое моим отцом дело погибло вместе с его смертью, заботу о королевстве и о тебе принял на себя тот, кто долгое время служил ему в войске, — молодой Эрик. 5Я же был третьим по счету твоим защитником в годы твоего отрочества, и ты должен знать, что я оказал тебе услуг не меньше, чем другие. 6Для защиты твоей жизни я, пока ты ещё не достиг совершеннолетия, с оружием в руках выступал против того, чьей дружбой и чьим доверием ты сейчас так усердно хвалишься. 7Если бы удача не была ко мне благосклонна, сын Магнуса непременно заставил бы тебя поплатиться жизнью, сколь бы невинным ты ни был. 8Если бы он не боялся меня в качестве третьей стороны в нашем союзе, он не стал бы терпеть и тебя в качестве второго его участника. 9Покуда я жив, я буду защищать твою жизнь от его происков. Если я погибну, то мой последний день будет также и твоим. 10Я прибегаю к твоей помощи с уверенностью в благоприятном для себя исходе, поскольку знаю, что ты обязан отплатить мне добром за то, что я сделал для тебя. 11Будучи уверен в твоём расположении, я назначаю тебя своим посредником при заключении мира. Я довольствуюсь любым уделом, который ты мне подаришь, ибо я перенёс так много неудач на чужбине, что предпочту скорее быть бедным и неимущим у себя на родине, чем снова оказаться в изгнании. 12Я также верю, что после того, как ты более внимательно поразмыслишь по отдельности над всем этим, ты поймёшь, какой это позор — относиться к убийце твоего отца с бóльшим уважением, чем к тому, кто отомстил за него».

{14.17.11} Это и другое подобное говорил Свено, но Вальдемар без колебаний перебил его: {Ответ Вальдемара} «Ты напрасно пытаешься, — сказал он, — разрушить согласие между мной и Канутом. ‘Он не был соучастником преступления своего отца’, да и к тому же давно уже по справедливости за всё со мной расплатился. 2Причина же того, что я не мог больше служить тебе, заключается не в моём непостоянстве, а в твоём коварстве. 3Не ты ли, когда я сопровождал тебя в твоей поездке, намеревался устроить так, чтобы твой тесть поместил меня в темницу, где я и должен был умереть? 4Я был бы закован в цепи и обречён на смерть, если бы не его честность, которая победила твой обман. 5А сколько раз ‘с помощью хитрости и предательства ты пытался лишить жизни’ меня и Канута? 6Как сможешь ты вынести то, что мы станем тебе равными, если не мог терпеть нас, когда мы были твоими вассаламиa? 7Впрочем, чтобы не показалось, будто я с осуждением отворачиваюсь от своего родственника, я всё же попытаюсь помочь тебе и твоим пошатнувшимся делам, хотя из-за этого моя жизнь и окажется в опасности. К этому меня побуждает вовсе не то, что я верю твоим обещаниям, а скорее жалость к твоей тяжёлой судьбе. 8Если же ты воздашь за эту мою доброту обманом и предательством, не думай, что своей хитростью тебе удалось обмануть наше простодушие; скорее, это мы сами навлекли на себя опасность своей верностью и чувством долга».

{14.17.12} И тогда Свено, скрыв за лукавым притворством свои подлинные мысли, принялся убеждать Вальдемара в том, что впредь не станет совершать никаких вероломных поступков, обещая честностью и порядочностью завоевать их дружбу, тем более что, как казалось, у него нет нужды заботиться ни о себе самом, ни о своих детях. 2Он говорил, что настолько болен, что едва ли проживет больше года, 3и, кроме того, у него нет сыновей, которым он должен был бы оставить королевство после себя. 4Что, кроме стыда и позора, получит он, если прибегнет к коварству? 5Уж лучше покорно принять свою судьбу, какой бы горькой она ни была, чем ‘бесчестным поступком погубить добрую память о себе во всех странах земного круга' и обрести краткую выгоду от обладания королевской властью, заплатив за неё вечным стыдом и бесславием.

{14.17.13} Когда Вальдемар ушёл, Свено отправился на Лаландию, 2где, не удовлетворившись скромной численностью своей дружины, принялся каждый день принимать в неё всё новых членов. Теперь, после того как его войско выросло, Свено чувствовал себя гораздо более уверенно, и чем сильнее он становился,(л.144)|| тем спокойнее ждал наступления того дня, на который была назначена его встреча с Канутом и Вальдемаром, полагая, что теперь сможет вести переговоры с соперниками на равных. 3В условленное время Канут и Вальдемар вместе со знатными людьми со всей Дании переправились на Лаландию176.

{14.17.14} Вальдемар, который привык к частому и доверительному общению со Свено, прибыл на встречу с ним с небольшим числом своих людей, тогда как Канут постоянно подозревал последнего и не верил его обещаниям. 2Свено, полагая, что Канут появится на сейме вместе с Вальдемаром, подговорил некоторых из своих людей, чтобы они ‘под видом ссорящихся’ устроили [сначала] просто стычку, [а затем] и настоящую драку, во время которой от их мечей должны были погибнуть оба его соперника. 3Увидев, что Вальдемар пришел один, без своего товарища, он отказался от своего замысла, полагая, что не будет большой пользы устранить одного из соперников, если другой останется в живых. 4Вальдемар, зная заранее о ловушке, не подал виду. Когда же Свено принялся докучать ему всяческой лестью и пригласил на доверительную беседу на следующий день, он ответил ему отказом, заявив, что готов встретиться не иначе, чем если каждый из них придёт один и без сопровождающих. 5Дело в том, что Вальдемар был настолько могуч и силён телом, что, не колеблясь, был готов встретиться один на один с любым человеком. 6Итак, приказав воинам держаться поодаль, они обменялись мнениями и решили назначить основное обсуждение всех спорных вопросов на следующий день.

{14.17.15} То ли потому, что он доверял своему родству с Вальдемаром, то ли для того, чтобы скрыть свой обман, Свено по согласию с Канутом передал подготовку условий их будущего соглашения на суд Вальдемара, заверив всех, что одобрит всё, что тот предложит. 2Вальдемар постановил, что королевским титулом будут пользоваться все трое из них, и вслед за этим {О разделе королевства} разделил всё королевство на три части. Огромную Ютию, которая отличается не только числом местных жителей, но и своими большими размерами, он выделил в одну часть, к другой он отнёс Сьяландию и Фионию, в третью же он поместил Сканию и прилегающие к ней территории177. 3Поскольку Вальдемар получил право не только делить земли, но также и определять порядок выбора каждым своего надела, возможность сделать свой выбор первым он взял себе, тогда как право второго выбора он уступил Свено. Сам он, будучи первым, взял себе Ютию. 4Тогда Свено, который должен был выбирать после него, чтобы не оказаться между двумя соперниками, попросил себе Сканию. 5Таким образом, все небольшие острова, обойдённые при выборе первыми двумя претендентами, достались Кануту. 6Заключённое соглашение было скреплено торжественной клятвой, чтобы благоговейный ужас заставлял любого из них воздерживаться от вероломства. 73атем они воздели руки к небу и призвали в свидетели Создателя; не довольствуясь тем, что залогом их согласия станут простые человеческие слова, они просили Бога быть и защитником их уговора, и мстителем тому, кто его нарушит. 8Понтифики также вынесли свой суровый приговор, пригрозив предать проклятию тех, кто преступит это соглашение. 9Кроме того, было договорено, что они должны выдавать друг другу всех клеветников, дабы тайная ложь не повредила их взаимному доверию и не подорвала установившегося между ними искреннего согласия178.


{14.18.1} ‘Договорившись об этом’, Канут в сопровождении Вальдемара отправился в доставшуюся ему во владение Сьяландию, надеясь вскоре оказать там гостеприимство и Свено, обещавшему прибыть вслед за ними. 2Узнав через день, что Свено прибыл в Рингстадий, он, полностью ему доверяя, отправился к нему. Однако, встретив по дороге прелата из церкви Рингстадия и тевтонского рыцаряa Радульфа, он узнал от них, что до Свено дошёл слух о том, что [Канут] якобы идёт к нему со множеством вооружённых людейb. 3Это вызвало у Канута подозрения, и он решил быть осторожным. Посчитав услышанное доказательством того, что Свено замышляет предательство, он отказался встречаться с ним и вместо этого отправился на тинг, который проходил как раз в этот день и при большом стечении народа.

{14.18.2} Вальдемар же, чья верность слову всегда перевешивала подозрительность, по-прежнему испытывая доверие к заключённому соглашению, всё-таки отправился к Свено, что, впрочем, явилось больше выражением его твёрдости, чем осмотрительности. 2Тем временем там уже стоял отряд королевских воинов в полном вооружении, которым было приказано убить их, в случае если они появятся оба. 3Однако, обнаружив, что один из них отсутствует, Свено отозвал своих людей и обратился к пришедшему с изъявлениями самой искренней радости. 4Когда Вальдемар спросил, зачем вокруг него, несмотря на отсутствие опасности, так много вооружённых людей, тот рассказал ему о дошедшем до него слухе. 5Вальдемар отругал его разными бранными словами за это коварство, но Свено скрыл свой замысел и намерение, притворившись, что у него и в мыслях ничего подобного никогда не было. 63атем по приглашению Канута он отправился в Роскильдию, где в соответствии с законами гостеприимства тот намеревался устроить пир. Проведя ночь в веселье и забавах, на рассвете с небольшим числом своих людей Свено отправился в расположенное недалеко от города принадлежавшее Торбьёрну село179, намереваясь проведать свою маленькую дочь, которая воспитывалась там и которую он горячо любилc 18. 7Рассказывают, жена Торбьёрна сказала, что ей удивительно видеть, как он мог дойти до такого жалкого состояния,(л.144об.)|| при котором в настоящее время готов довольствоваться лишь третьей частью того, что прежде принадлежало ему полностью. 8Эти сказанные с целью вызвать его гнев слова сильно подстегнули Свено к совершению его злодеяния.

{14.18.3} Ближе к вечеру181 прибыли люди, которых Канут послал к нему с приглашением вернуться на пир. 2Торбьёрн принял их чрезвычайно любезно, а на их вопрос о том, почему король задерживается, он отвечал, что причиной его промедления стала головная боль от банного дыма и пара. 3Сам Свено, когда решил принести им свои извинения за то, что заставил их ждать так долго, сказал, что всё это время ‘забавлялся, наблюдая за детскими ласками своей совсем ещё маленькой дочери’. 4Эти различия в ответах Свено и Торбьёрна не остались незамеченными для тех, кто спрашивал. 5Вернувшись по их просьбе обратно в город, Свено, как самый уважаемый благодаря своему возрасту из них троих, ‘получил место’ между своими соправителями. 6‘Когда после трапезы столы были убраны, а весёлое настроение гостей, по мере того как небольшие чаши [с вином] то тут, то там стали [всё чаще] переходить из рук в руки, поднялось ещё выше’, Свено попросил принести всё необходимое для игры в камешки182, похваляясь тем, что он очень искусен в ней и что во время его изгнания именно она была его главным развлечением. 7Эти слова, внешне похожие на хвастовство, в действительности были горьким напоминанием о тех несчастьях, которые ему пришлось пережить. 8Однако, поскольку доскиa поблизости не оказалось, поиграть ему так и не довелось. 9Среди прочих развлечений был ещё германский певец, который исполнил песню о бегстве Свено и его изгнании, и в ней, переложив на стихи все собранные им попрёки, осыпал короля жестокими оскорблениями и насмешками183. 10Поскольку гости резко осудили певца за это, Свено скрыл свою досаду и сказал, что тот может свободно продолжатьb петь о его неудачах, заявив, что ‘ему приятно вспомнить о своих злоключениях, которые теперь уже все в прошлом’.

{14.18.4} Когда стемнело и, как обычно, принесли свет, один из воинов Свено по имени Тетлев184, который незадолго перед этим выходил из пиршественного зала, вернулся во дворец и принялся молча выжидать, когда представится удобная возможность совершить своё злодеяние. {Коварство Свено} 2Когда он простоял так некоторое время, словно остолбенев и будто задумавшись о чём-то, Канут расстелил на земле свой плащ и ‘пригласил его сесть рядом с ним’. 3Тот поблагодарил его за столь великую честь и покинул помещение, однако вслед за этим снова вернулся и еле заметным кивком головы подал знак Свено подойти к нему. 4Поскольку Свено не заметил его скрытого жеста, Канут сказал ему, что Тетлев зовёт его. 5Когда же Свено поднялся и подошёл к нему, Тетлев о чём-то с ним пошептался, после чего в их беседе приняли участие уже все люди Свено, но так, что, когда они встали в круг, никто из сидевших поодаль не мог расслышать, о чём они говорили. 6И тогда Канут, словно поняв, что оказался в ловушке185, обнял Вальдемара и поцеловал его. 7Поскольку он никогда раньше не делал ничего подобного, тот, кому он подарил свой поцелуй, спросил его, в чём причина этих нежностей, но он ничего ему не ответил186.

{14.18.5} Тем временем Свено, оставив своих воинов в этом зале, приказал мальчику взять светильник и нести его перед собой, пока сам он через заднюю дверь не переберётся в другой покой. 2Его люди тотчас же обнажили мечи и, следуя тайному сговору, набросились на Канута и Вальдемара. 3Вальдемар быстро вскочил со своего места, обмотал руку плащом и не только сумел отразить удары, метившие ему в голову, но и нанёс яростно бросившемуся на него Тетлеву такой сильный удар в грудь, что тот рухнул на землю. 4Сам Вальдемар, будучи тяжело ранен в бедро, упал вместе с Тетлевом, 5но тут же вскочил на ноги и, забыв о ране, пробился через толпу, стоявшую у него на пути, {Вальдемар спасается бегством} и выбежал в дверь187. При этом один человек, случайно оказавшись в темноте у него на пути, схватил его за конец ремня, пытаясь удержать Вальдемара, но тот смог вырваться.

{14.18.6} Тем временем другие, чтобы темнота не мешала им совершать своё преступление, открыли окна188, после чего поднявшийся с земли {Гибель Канута} Тетлев вонзил свой меч прямо в лицо тщетно пытавшемуся закрыться от него правой рукой Канутуa. 2Абсалон подхватил его, ещё живого, и, думая, что это Вальдемар, обнял руками его окровавленную голову и прижал её к своей груди. Среди звона мечей он считал, что ему скорее следует забыть о собственном спасении, чем о благе короля, в груди которого ещё теплились ‘остатки жизни’. 3Наконец, когда по одежде павшего Абсалон понял, что держит в своих руках Канута, он испытал смешанное чувство горя и радости одновременно189. 4Добик190, муж, превосходящий своей отвагой всех прочих, погиб при попытке отомстить за смерть короля его убийцам.

{14.18.7} Итак, поскольку в наступившей темноте никого нельзя было разглядеть, люди стали бросаться с обнажёнными мечами на каждого, кто пытался приблизиться к двери, ‘ведь ночной сумрак(л.145)|| делал неясным, враг это приближается или друг’. 2И когда на руках у Абсалона Канут испустил свой последний вздох191, Константин192, бывший одним из самых близких родственников погибшегоb, чтобы не потерять последнюю возможность выбраться из этой западни, незаметно сказал Абсалону подойти к одной из дверей, чтобы тем безопаснее сам он мог выбраться наружу через другую. 3Абсалон послушался его, но, когда Константин попытался выйти, теми, кто стоял у дверей, он был схвачен и убит. Думая больше о его просьбе, чем о своём собственном спасении, Абсалон почтительно отложил от себя тело Канута и, невзирая на опасность, начал пробираться сквозь ряды вооружённых людей, не удостаивая ответа на частые вопросы тех, кто желал, чтобы он назвал им своё имя. 4Таким образом, благодаря своему неизменному молчанию, он смог благополучно выбраться через толпу врагов наружу193.

{14.18.8} Посреди моста194 он встретил Радульфа195, который проклял не только тех, кто совершил столь мерзкое злодеяние, но также и тех, кто знал об этом, но утверждал, что не имеет к этому преступлению никакого отношения. 2Пётр по прозвищу <Тенья> a 196 с большой настойчивостью преследовал Абсалона, всячески угрожая ему и унижая, однако затем он отстал. 3Добравшись до южных ворот внутреннего двора, что окружает церковь [святой] Троицыb он был остановлен толпой враждебно настроенной челяди. {Абсалон оказывается в опасности и благополучно её избегает} 4И когда к его голове со всех сторон устремилось множество мечей, откуда-то появился человек в сопровождении других людей, который не только великодушно защитил его своим мечом и своим телом, но и пригрозил, что накажет того, кто собирался вонзить своё оружие в грудь Абсалона, если тот не оставит своё намерение. Всё это позволило ему благополучно скрыться. 5Впрочем, спасение Абсалона было во многом и его собственной заслугой: ‘вовремя пригнувшись, он смог избежать пущенного врагом копья’, так что оно пронзило лишь край его плаща. 6Не желая полностью лишать Данию надежды на возрождение, судьба сохранила жизнь этому человеку, которому предстояло стать столпом и оплотом нашей страны в будущем.

{14.18.9} Покинув [город], в течение ночи Абсалон добрался до поселения Рамсё197, где управляющий поместьемc был несказанно удивлён его появлению в одиночестве и без свиты, а от рассказа о том, что произошло в Роскильдии, и вовсе потерял дар речи. 2Получив от него в дар свежего коня, Абсалон отправился сначала к своей сестре, бывшей замужем за человеком по имени Пётр, а затем к своей матери. 3И когда она узнала от него, что Канут убит, а Вальдемар тяжело ранен, то ‘её печаль, вызванная их гибелью, была куда сильнее, чем радость от того, что её сын вернулся невредимым’.

{14.18.10} Между тем Вальдемар, не обращая внимания на боль в бедре, сопровождаемый двумя случайно оказавшимися рядом с ним воинами из своей свиты, упрямо продолжал свой путь, подталкиваемый к этому желанием выжить. {Настойчивость Вальдемара} 2Сильно ослабевший от полученной раны, он черпал силы для того, чтобы идти дальше, в необходимости. 3Вот до какой степени страх, проникший в душу, может подчинить себе боль тела! 43атем, взобравшись с помощью своих спутников на коня, он волею случая оказался в том поселении, где незадолго до этого побывал поведавший о произошедшем с ним Абсалон. 5Узнав от управляющего о том, что Абсалон недавно отправился к своей матери, он попросил знакомых с местностью людей показать ему дорогу и поспешил вслед за ним. 6Вот насколько ‘нужда, которая делает людей сильнее и помогает им избавиться от своих слабостей, укрепила его ослабленное тело!’ 7Там, после того как о его ране позаботились, а бедро было тщательно перевязано, он и провёл остаток этой ночи198.

{14.18.11} На рассвете Свено созвал жителей города, жалуясь им на то, что его соперники ночью предательски напали на него, и показывая свой плащ, в котором он сам {Инфинитив вместо индикатива} нарочно наделал множество дыр, и говоря, что Канут и Вальдемар нарушили закон гостеприимства, называя их клятвопреступниками, разбойниками и убийцами и благодаря Бога за то, что смерть одного их них предотвратила злодейство, которое они задумали, а также прося народ помочь ему в борьбе с тем, кто остался в живых. 2Однако никто не поверил его словам, так как его обман был очевиден. 3 Затем, чтобы помешать Вальдемару бежать морем, он приказал пробить днища всех кораблей, что были на острове. Также Свено распорядился тщательно обыскать все пустынные места, полагая, что он мог пробраться туда и скрываться там.


{14.19.1} Именно поэтому Вальдемар, с которым из всей его дружины осталось лишь три человека, искал спасения не в труднодоступных чащах или непроходимых болотах, а бродил по редколесью, полагая, что безопаснее находиться там, где враги меньше всего ожидали его встретить. 2Он также послал Хесберна с отрядом на равнину подальше от тех мест, где находился сам, велев ему время от времени показываться на открытой местности, делая вид, что он на самом деле и есть Вальдемар. 3Кроме того, под его предводительством в разных местах должны были появляться толпы людей и демонстрировать всем свою многочисленность, изображая, что король намеревается переправиться именно здесь. 4Когда же Вальдемару наконец стало угодно отправиться в Ютию, (л.145об.)|| он велел одному своему знакомомуa мастеру починить корабль, на котором можно было бы туда добраться. Однако, поскольку тот боялся, как бы Свено не наказал его за это, он попросил, чтобы всё было обставлено так, будто бы его заставили помочь им силой. 5И тогда Хесберн пришёл к нему в мастерскую, заполненную в тот момент целой толпой крестьян, и, притворившись, сделал вид, что сначала просто просит его об услуге. {Благочестивая уловка} 6Когда же тот отказался делать ремонт, Хесберн связал ему руки и связанного потащил за собой; тот же, оказавшись за пределами своей мастерской, сразу же согласился предоставить ему свои услуги. 7Таким образом, сделав вид, что подвергся насилию, он и своему другу успешно помог, и благополучно избежал наказания от Свено.

{14.19.2} После того как Хесберн снарядил корабль, оборудовав его всеми необходимыми снастямиb и снабдив провизией, Вальдемар ночью вместе со своими людьми принял решение отплыть199. {Опасность, которой подвергся Вальдемар во время своего плавания по морю} Неожиданно начался шторм, и ему пришлось испытать на себе всю силу необычайно свирепого на этот раз моря. 2Огромные волны окатывали его воинов, и тела их так сильно окоченели от холода, что они, не имея возможности пошевелить даже пальцем, оказались не в состоянии развернуть парус в нужную сторону. 3Кроме того, ветер был так силён, что рея сломалась и рухнула за борт, а дождевая вода доставляла морякам хлопот отнюдь не меньше, чем морские волны. 4Кормчий, полностью отдав себя во власть бушующего потока, отбросил руль, поскольку не знал уже, как им править, и возложил все свои надежды исключительно на силу ветра. 5‘Небо светилось от частых вспышек сверкающих молний, которым оглушительными раскатами грома вторили грозовые тучи’. 6Под конец яростный шторм прибил их сбившийся с курса корабль к какому-то острову, где, поскольку якоря не могли его удержать, им пришлось вытащить его из воды и крепко привязать к ветвями деревьев, продев их через вёсельные отверстия в бортах, чтобы тот не соскользнул и не разбился о камни. {Кораблекрушение у склавов} 7Этой же ночью флот из тысячи пятисот кораблей склавов направлялся в Халландию и потерпел кораблекрушение. 8Лишь немногие из склавов смогли живыми выбраться на берег, где они и пали от меча200.

{14.19.3} На рассветеa, после того как море успокоилось, а воины подкрепились заготовленными Хесберном припасами, Вальдемар наконец-то добрался до Ютии. 2Придя в Вибергу и обвинив на тинге Свено в обмане, своим трогающим до слёз рассказом о том, что ему довелось испытать, он вызвал печаль и грусть в сердцах всех присутствующих. 3Его слова вызвали к нему жалости ничем не меньше, чем вид его раны — доверия, 4так что сразу и не скажешь, принесли ему эти страдания больше вреда или пользы.

{14.19.4} Когда до Свено дошли слухи о бегстве Вальдемара, он приказал привести в порядок ранее им же испорченные суда и решил отправиться в поход на Ютию. 2И тогда мать Абсалона и его сестра, проявив достойную мужей смекалку, совершили выдающийся подвиг. {Отважный поступок матери и сестры Абсалона} Желая задержать отбытие короля, они позаботились о том, чтобы на всех кораблях, которые он назначил для переправы, ночью были прорублены борта. 3Будучи вынужден на довольно продолжительное время задержаться для того, чтобы починить их, Свено, когда все они наконец были приведены в порядок, отправился в Фионию, и Вальдемар, считавший, что ему нужно сойтись с соперником как можно быстрее, решил напасть на него сразу же, как только он высадится в Ютии. 4Когда Свено узнал об этом, он отправился [обратно] на Сьяландию, где издал указ, согласно которому жители этой [части страны] и Скании должны были собираться [в поход], присоединив, таким образом, к своей личной дружине вспомогательное войско ещё и из тех, кто был обязан военной службой [лишь] государству.

{14.19.5} Между тем Вальдемар, не зная, какой исход будет иметь сражение, снова отправился в Вибергу, где сыграл свою свадьбу. Он сделал это частью для того, чтобы облегчить переход на свою сторону тех, кто служил в войске Канута, а частью для того, чтобы враги, случись чего, ‘не смогли обесчестить’ его прекрасную невесту. 23атем он приказал своим войскам собраться и отправился в Рандрусий, намереваясь напасть [оттуда] на Сьяландию, ставшую [на тот момент основным] местом пребывания Свено. 3Многие из воинов Свено также присоединились к Вальдемару, поскольку были возмущены тем ужасным преступлением, которое тот совершил, и считали позором для себя помогать виновному в столь великом злодеянии.

{14.19.6} Свено считал, что нападать самому почётнее, чем отражать чужое нападение, и не желал ограничивать свои громадные планы и желания пределами одного острова. Поэтому, когда к нему прибыли корабли из Фионии и Сьяландии, он направился в Ютию, где, велев судам оставаться в Диурсе, с лучшими из своих рыцарей отправился в Вибергу, верность жителей которой вызывала у него большие сомнения201. 2Узнав об этом от перебежчика, Вальдемар, постаравшись как можно быстрее собрать вспомогательное войско, отправил Саксона202 и <Бурисия>203 a вместе со своей корабельной ратью прогнать вражеский флот. 3Побуждаемые их увещеваниями, сьяландцы согласились отплыть обратно, полагая, что им следует больше внимать советам своих друзей, чем приказам короля, и предпочитая скорее оставить его, чем стать врагами этих людей. 4Фионцы же, у которых, напротив, почтение к королевскому званию стояло значительно выше уважения к кому-то из простых людей, (л.146)|| отвергли все их предупреждения, за что и поплатились тем, что были ими разбиты, будучи вынуждены обратиться в бегство, от которого [опрометчиво] отказывались, пока ещё были целы. 5Ни одно из поражений Свено не было столь для него тяжело, как это.

{14.19.7} После этого Хесберн получил приказ узнать, что замышляет неприятель. И когда он появился у Виберги, намереваясь организовать [постоянное] наблюдение [за врагом], он увидел, как ему навстречу, направляясь в Рандрусий, идёт войско Свено. 2Чтобы не показалось, что в своей разведке он более осторожен, чем отважен, Хесберн со своим копьём энергично напал на слишком далеко отъехавший [от своих главных сил] авангард неприятельского войска и доблестно, как и подобает настоящему воину, сбросил их [с коней] на землю204. 33авладев их лошадьми, он велел своим слугам увести их [куда-нибудь подальше] от [главной] дороги. 4Люди Свено подумали, что вражеская армия находится поблизости, поспешили взяться за оружие, вскочив на своих лучших коней, и приготовились к сражению. 5Но затем, когда они прошли пересечённую местность и равнина дала им возможность [лучшего] обзора, они увидели, что Хесберн был один, и послали самых быстрых всадников за ним [в погоню]. 6Хесберн же, положившись на своего быстроногого скакуна, смог выиграть у них такое большое расстояние, что время от времени решался спешиваться и отдыхать. 7Увидев тщетность своих попыток догнать его, преследователи попытались [остановить] его криками и призывами к переговорам, клятвенно обещая ему, что всё это время будут оставаться на расстоянии. 8Хесберн же отказался встречаться с ними, сказав, что их честное слово к вечеру имеет склонность становится слишком ненадёжным, весьма остроумно напомнив им о вероломстве, совершённом ими недавно в Роскильдии. 9Он позволил приблизиться к себе лишь одному из них, Петру по прозвищу <Тенья>b, которому доверял из-за их старой дружбы, однако, пока тот выспрашивал его о разных вещах относительно Вальдемара, остальные всадники принялись нарочно скакать наперегонки друг с другом, под видом этой забавы готовя ему ловушку.

{14.19.8} И тогда Хесберн попросил Петра обратить внимание на то, что затевают его товарищи. 2Тот же, боясь, что из-за его соратников данное им обещание окажется нарушенным, направил на них свое копьё, воскликнув, что пронзит им любого, кто нападёт на Хесберна. 3Спасаясь от их коварства, Хесберн узкими окольными тропами поспешил отойти к некоему мосту, где, оказавшись на месте раньше преследователей, своим копьемa отразил все направленные на него удары вражеских копий. 4Постоянно, как они того и заслуживали, осыпая их бранью за коварство, Хесберн ускакал уже далеко от этого места, когда случайно встретил по пути своих соратников. Рассказав, что его преследует неприятель, он велел им спрятаться в кустахb у дороги, после чего тут же и сам спрыгнул со своего коня.

{14.19.9} Те, кто хотел его поймать, ещё не оставили своей надежды и продолжали свою погоню. 2Увидев их ещё издали, Хесберн снова вскочил на своего коня и нарочно стал что есть сил хлестать его по бокам плетью, делая вид, будто вовсю старается ускакать от них. 3В надежде всё-таки схватить Хесберна преследователи с ещё большим усердием пытались настигнуть его, всё настойчивее подгоняя своих лошадей. Они, без сомнения, сами оказались бы в плену, если бы один из тех, кто лежал в засаде, не выдержав продолжительного ожидания, слишком сильно желая побыстрее встретиться с врагом, не выскочил бы из своего укрытия [слишком рано]. 4И когда он один оказался перед неприятелями, те сразу догадались, что здесь засада, и незамедлительно возвратились к своим товарищам, благодаря за удачу не столько свою осмотрительность, сколько чужое нетерпение. 5Если бы своим неосмотрительным поведением товарищи не помешали ему, этой хитростью Хесберн, конечно же, смог бы отомстить [неприятелю] за его предательство.

{14.19.10} Узнав от него о том, что неприятель совсем рядом, и полагая, что у него ещё недостаточно сил для сражения, Вальдемар приказал частично разрушить мост, через который вела дорога в город, чтобы через него нельзя было перейти [на другой берег]. 2Тем самым он превратил реку в надёжное укрепление для своих воинов и получил столь необходимое время для того, чтобы собраться с силами205. 3И в то время как у Свено не было возможности перейти реку, а у Вальдемара не было желания вступать с ним в бой, самые нетерпеливые из молодёжи в их войсках без приказа заняли остатки моста и решили устроить соревнование в доблести, [принявшись забрасывать друг друга] копьями и стрелами. 4Поскольку местность не позволяла им встретиться лицом к лицу, юношеская несдержанность побуждала их сойтись между собой в значительно менее кровопролитной разновидности сражения.

{14.19.11} Наконец Вальдемар, чьё войско увеличивалось с каждым днём, обрёл достаточную уверенность [в своих силах], чтобы отважиться вступить в бой. Переправившись через реку в другом месте, он решил сам напасть на неприятеля. 2‘Ночью, накануне дня сражения’, он приказал не разнуздывать лошадей и следить за тем, чтобы они ели зерна не досыта, дабы, обильно поев, они отяжелели, что сделало бы их слишком медленными при передвижении. 3Свено же, наоборот, разбил свой лагерь на колосящемся поле и приказал вволю накормить своих коней взятым с него урожаем, не ведая того, что тяжесть в животе станет им помехой во время бега. 4Построив своё войско, Вальдемар начал движение вперёд, но вдруг заметил в стороне сверкающий доспехами и хоругвями отряд воинов. 5Он подумал сначала,(л.146об.)|| что это враги, но вскоре узнал от своих разведчиков, что те, кого он испугался, являются его союзниками. 6Включив их в состав своего войска, он с ещё большей уверенностью устремился на врага. 7Его войско разрослось до такой степени, что едва ли десятая часть его воинов могла разглядеть знамёна тех, кто стоял в первых рядах! 8И когда те, кого Свено посылал на разведку, вернулись, они рассказали ему о том, насколько безмерны силы неприятеля; [по их словам,] такое множество воинов следовало изматывать, не вступая с ними в открытый бой, ведь с каждым днём численность такого войска и количество припасов у него будут только сокращаться.

{14.19.12} ‘Этот очень разумный совет’ понравился королю, однако опрометчивое суждение некого Ахо, сына Христьерна206, заставило его отказаться от этой мысли. {Опрометчивый совет Ахо} 2Он сказал, что король либо примет сражение, либо воины оставят его, ведь никто из них не хочет, чтобы враг безнаказанно завладел ‘их собственностью, которая для них дороже жизни’. 3Он побудил его также вспомнить, сколько раз малым войском он одерживал большие и славные победы. 4Итак, если он всё же захочет мерить силу своих воинов их отвагой, а не количеством, то ‘их малочисленность должна вселить в него уверенность [в своей победе] куда большую, чем тот страх, который он испытывает из-за многочисленности своих врагов’. 5К тому же их войско достойно скорее презрения, чем страха, ведь состоит оно не из могучих воинов, а из безоружной черни. 6Этими словами ему удалось заставить короля отклонить здравый совет и принять губительный.

{14.19.13} Что касается Вальдемара, то правый фланг его войска составляли юноши, одетые в туники цвета ржавого железа. 2Из-за большого сходства [цвета их одежды] с железом воины Свено полагали, что на самом деле те облачены в разного рода кольчуги, и {Жестокая битва} [главный] удар своего построившегося клином войска решили обрушить именно на этот отряд. 3Увидев же, что внешний вид юношей ввёл их в заблуждение, они перенесли направление своего удара с них на королевскую фалангу. 4Стоит также упомянуть и о том, что {Удивительное поведение воронов} над ратью Вальдемара кружилось стаями такое огромное количество воронов, что многие из них, спустившиеся слишком низко, натыкались на копья ратников и погибали207. 5Среди выстроившегося для битвы войска Вальдемара разъезжал на коне певец, который распевал известную песню о совершённом Свено предательском братоубийстве, всячески разжигая в воинах желание мести и побуждая их к битве.

{14.19.14} Сойтись друг с другом им мешала окружавшая это поле208 со всех сторон изгородь, через которую никто из всадников не решался перескочить, так как она состояла из заостренных кольев. Пехота Вальдемара начала её разбирать, что и послужило [сигналом] к началу сражения. 2Войско Свено было с лёгкостью разбито и с большим трудом отступало. 3Дело в том, что кони, всё ещё обременённые съеденной ночью пищей, не могли долго мчаться во весь опор, а к тому же тяжесть от этой сытости приводила к тому, что они быстро уставали. 4Знаменосец Свено, направив своего коня на врага, призвал своих отступавших товарищей возобновить бой, однако, не видя ниоткуда помощи, {Доблесть знаменосца} левой рукой воткнул свой стяг в землю, а правой принялся разить всех, кто приближался к нему. 5В конце концов этот достопамятный бой завершился тем, что на него со всех сторон набросились вражеские воины и он был убит209.

{14.19.15} Во время бегства Свено вместе с небольшой частью своих людей оказался в болотистой местности, и, когда на его пути оказалась трясина, а копыта его коня начали всё глубже увязать в ней, он был вынужден продолжить свой путь уже пешком. 2Однако, поскольку эта жижа была неспособна выдержать даже такой вес, ему пришлось выбросить также и оружие. 3Наконец, хотя воины и всячески поддерживали его, позволяя опираться на свои плечи, побеждённый крайней усталостью, Свено велел своим спутникам идти дальше, а сам уселся на корни одиноко стоящего дерева. 4Силы настолько оставили его, что даже с чужой помощью он не мог больше сделать и шага. 5Один из его людей, полагая, что малодушное бегство хуже любой смерти, пал у ног своего короля, схваченный и убитый пришедшими сюда в поисках добычи местными жителями. 6Взяв в плен Свено, они спросили, кто он. На что Свено ответил, что он королевский писец. 7Они всё равно узнали его и из уважения к его королевскому званию посадили на коня, после чего Свено, движимый то ли страхом, то ли надеждой, попросил отдать его Вальдемару. {Гибель Свено} 8Но тут к нему неожиданно выскочил один из крестьян и отрубил ему своим топором голову210. 9Его тело было без каких-либо почестей похоронено в скромной могиле простыми людьми211.

{14.19.16} Ульв, взятый во время битвы в плен и посаженный в тюрьму в Виберге, несмотря на все возражения Хесберна, предлагавшего менее тяжкое наказание, {Казнён Ульво} воинами Канута был предан смертной казни. Они полагали, что кровью (л.147)|| Ульва смогут умилостивить душу своего [погибшего] предводителя212. 2Тетлев был также схвачен и, когда его повели на дыбу, поначалу пытался убедить поймавших его людей простить ему его вину. Затем, поняв, что все его просьбы бесполезны, он начал вести себя так малодушно, что казалось, будто вовсе потерял мужской облик; не сдерживая слёз и рыданий, он всем своим видом ясно показывал, что в его теле мужчины на самом деле была заключена душа женщины. {Безрассудство Тетлева} 3Тем самым манам убитого им государя за своё преступление он заплатил дважды, будучи наказан сначала бесчестьем, а потом и смертью213.

{14.19.17} Взятый в плен Магнус, сын предыдущего [короля] Эрика от наложницы, ‘который также был защитником (скорее усердным, чем поступающим по справедливости) дела Свено’, рассудил, что должен ждать для себя самого худшего, однако, ‘вопреки своим ожиданиям’, получил от победителя милость и расположение. 2Когда те, кем Магнус был схвачен, выдали его Вальдемару, тот из уважения к их родству214 {Магнусу даровано прощение} не только оставил пленнику жизнь, но и наделил его ещё большей властью и почётом, чем он имел раньше. ‘Хотя и просто освободить его от наказания было бы уже более чем достаточно, Вальдемар добавил к этому ещё и щедрые дары’, не желая, чтобы благодаря суровости отмщения кому-то показалось, что гнев для него значит больше, чем родственные узы. 3Несмотря на то что беззаконие Магнуса заслуживало наказания, родство [с королём] принесло ему спасение. 4Таким образом, ценя свою родню в стане противника ничуть не меньше, чем тех, кто был ему верен и предан среди его сторонников, Вальдемар уравнял в наградах своих друзей и врагов. 5Бурисий же, связанный с ним как по крови, так и благодаря своей отважной и верной службе, ‘чья помощь в борьбе против Свено была для Вальдемара более чем ценной’, получил от него и богатства, и почести. 6С другой стороны, с такой же щедростью он наградил и его брата Канута, ‘возвысив его до звания [королевского] наместника’.

{14.19.18} Однако те, кто служил в войске [короля] Канута, не удовлетворившись поражением противника, все вместе явились к королю, прося его объявить вне закона тех, кто посоветовал Свено убить Канута. 2Среди прочих они настойчиво требовали наказать Торбьёрна, хотя во время сражения у моста в Рандрусии он в присутствии тех, по чьему наущению был убит Канут, отказался участвовать в их предательстве, резко осудив всех виновных в этом. {Благоразумие Вальдемара} 3Король опасался, что в случае, если он осудит на изгнание столь большое количество представителей знати из своего рода, Канут и Бурисий, чья верность казалась ему весьма сомнительной, смогут собрать из этих изгнанников целое войско против него самого, и поэтому был более склонен простить провинившихся, нежели собственноручно помочь своим соперникам. 4Под конец, побеждённый их настойчивыми уговорами, он сдался и, чтобы никому не показалось, что он не желает мстить убийцам Канута, обещал объявить вне закона тех, кого они просили, при этом вернуться на родину они могли не иначе, чем если об этом попросят те, благодаря чьему приговору они и были отправлены в изгнание. 5Он хорошо знал, что ‘в человеческом сердце ненависть легко сменяется любовью’ и чувства смертных часто меняются по мере изменения обстоятельств. 6Среди них нет ни одного настолько тяжёлого, которого не смогли бы смягчить время или случай. 7Прочих сторонников Свено по их просьбе он простил, считая, ‘что ему выгоднее использовать этих хороших воинов для своих целей, чем наказать их’, при этом его расположение к ним было тем сильнее, чем больше он был уверен в том, что они не были соучастниками убийства его брата.


{14.20.1} ‘Когда с этим было покончено’, Вальдемар, намереваясь начать войну со склавами, собрал флот со всей своей страны и прибыл на остров Маснета215, желая доблестными подвигами ознаменовать {Вальдемар, 87-й король [Дании]} начало своего правления и отомстить за обиды и несправедливости, наносимые Отечеству морскими разбойниками, которые в течение вот уже стольких лет бесчинствовали в его стране, опустошив и доведя до полного разорения почти третью её часть. 2Однако, когда народ созвали на тинг, старейшины, которым, согласно обычаю, и принадлежало право выступать с ростральной трибуны, заявили, что отпускать флот в море небезопасно, ведь и съестных припасов у них мало, да и неприятель уже знает о замыслах короля. 3И поэтому их предприятие лучше отложить и подождать до более благоприятного часа, когда появится возможность легче выполнить задуманное. 4К тому же отнюдь не малое по своему безрассудству дело — испытывать свою удачу в бою против опытного и хорошо защищённого врага. 5Кроме того, в этом флоте собрана вся мощь Дании, так что, если он будет разбит, склавы ценой одной победы смогут завладеть всей Данией. 6И ‘если всё пойдёт не так, как было задумано’, не приведёт ли поражение флота к гибели всего Отечества? 7Не следовало поэтому в одном сражении тратить силы столь многих знатных воинов, поскольку в случае их победы слава будет невелика, тогда как поражение приведёт к большому позору. 8На этом мнении (л.147об.) || сошлись все, кто имел право голоса на тинге. 9В соответствии с их решением король отказался от похода, скорее поспешно, чем с большим желанием отложив осуществление этого своего замысла216.

{14.20.2} Когда он вернулся на корабль, Абсалон высмеял бездействие Вальдемара, весьма остроумно подшутив над ним. 2Когда он спросил его, по какой причине был отложен поход, король отвечал, что это сделано для того, чтобы не подвергать опасности стольких храбрецов. {Абсалон остроумно высмеял [Вальдемара]} На что Абсалон сказал ему: «Тебе следовало бы начинать это дело исключительно с трусами и людьми незнатного происхожденияa; ведь если бы ты победил, то получил бы с этого выгоду, если же был бы побеждён — ущерб ‘был бы невелик’, ибо никто не обратил бы внимания на гибель тех, кто столь ничтожен». 3Вот насколько тонко и остроумно Абсалон превратил свой гнев в высказанное им под видом шутки недовольство бездействием Вальдемара! 4При этом речь его была столь учтива, что эта насмешка осталась незамеченной королём.


{14.21.1} В это время умер предстоятель [церкви города] Роскильдия Аскер217, и при обсуждении того, кого следует избрать следующим понтификом, мнения народа и духовенства разделились. 2Одновременно и среди самих горожан также начались разногласия, из-за чего в городе разразились побоища, во время которых с обеих сторон погибло немало людей, а все иноземцы были частью убиты, частью изгнаны. Община местных жителей, однако, не довольствуясь расправой над колонией иностранцев в своём городе, напала также и на того, кто заведовал монетным двором короля218, в своём яростном безумии не только сравняв его дом с землёй, но и разграбив всё его имущество. 3Король сильно разгневался на город за оскорбление, нанесённое его высокому званию, и [отправился] туда с сильным войском, [собранным им со всей] той области, желая разорить Роскильдию. Горожане отправили ему навстречу послов, умоляя его не применять оружие, которое ему следовало бы использовать для защиты своей страны, а не против неё. И тогда, получив с них по уговору [определённое количество] денег, король даровал им своё прощение.

{14.21.2} Сразу же после этого он, смягчившись в своём сердце, вошёл в город и отправился на подворье служителей церкви [святой] Троицы, дав духовенству своё согласие на проведение выборов нового понтифика. 2Хотя могло показаться, что король претендует на получение каких-то особых прав в церкви, которую построили и щедро одарили его предки, он заявил, что не станет предпринимать ничего, что выдавало бы его стремления к недозволенному или противоречило бы установившимся в ней обычаям, так как знает, что законы церкви предписывают строго следить за тем, чтобы клир не уступал королевской власти право проводить выборы [в своей среде]. 3Его присутствие поэтому ни в коей мере не должно мешать им свободно выбрать того, кого они посчитают нужным. {Абсалон чудесным образом становится епископом Роскильдии} 4Служители церкви многократно благодарили его за проявленное им уважение к священным правилам, после чего удалились на совещание, чтобы основательно обдумать свой выбор. 5После того как они выдвинули троих высокочтимых мужей, к которым из-за своей выдающейся храбрости четвёртым был добавлен Абсалон, было решено, что среди них и нужно выбрать самого достойного. И тогда Вальдемар велел им скрыть, за кого они голосуют, но при этом чтобы каждый написал имя претендента на разных страницах некой книги, полагая, что выборы будут только честнее, если каждый из них выразит своё мнение сначала письменно, а уже потом устно. 6И вышло так, что все написали одно и то же [имя], и этих высоких почестей удостоился Абсалон.

{14.21.3} Будучи сразу же посвящён в епископы, он стал тратить на ратные делаa времени ничуть не меньше, чем на исполнение своих обязанностей как понтифика, полагая, что недостаточно заботиться о делах веры внутри страны, если в это время ей угрожает враг снаружи. 2Он считал, что обладателю священного сана защищать [церковь] от врагов нашей веры не менее важно, чем иметь возможность в безопасности проводить торжественные церемонии. 3Итак, пока принадлежавшие понтифику дома по большей части полностью разрушились [от обветшания], сам он, желая обеспечить своё Отечество как можно более надёжной защитой, постоянно пребывал в море, лишь изредка выходя на лесистый берег, [набираясь сил] обычно прямо под ветвями деревьев. 4С этого скромного пристанища и началось восстановление уже было рухнувшего здания нашего Отечества! 5Сьяланды также смогли сполна извлечь выгоду из его спасительного для них красноречия, ведь своей уравновешенностью обычные для тамошних беспокойных тингов насилие и ссоры он смог переменить на более мирные способы [ведения судебных тяжб]. Столь велик был его ораторский талант, что ‘те, кто прежде считал его неспособным владеть словом и бездарным, теперь были вынуждены признать свою собственную глупость’. 6Даже зимой он, не колеблясь, отправлялся в путь и бороздил своими кораблями покрытое льдами море, дабы в любое время года [Родина] не оставалась без спасительной для неё стражи, и чтобы не показалось, что его благородная любовь к Отчизне может уступить трудностям. 7И поэтому [заботливым] отцом для своего Отечества он был ничуть не меньше, чем его пастырем, — муж блистательный и знаменитый благодаря своим [заслугам] как на войне, так и в церкви!

{14.21.4} Первое его столкновение со склавами случилось накануне Пальмового [воскресенья]219 (л.148)|| близ селения Борлунда220. 2Узнав о нападении склавов, он собрал свою дружину, в которой на тот момент оказалось всего лишь восемнадцать человек, и вступил в сколь опасный, столь же и счастливый для себя бой с [неприятельскими] воинами[, прибывшими сюда] на двадцати четырёх кораблях221. 3Рассеяв многочисленную конницу неприятеля, он почти полностью уничтожил его пехоту. 4Несмотря на огромное превосходство неприятеля, он потерял всего лишь одного воина, ознаменовав этой славной победой начало своего епископского служения и ратного пути. 5Лишь немногие из врагов, чтобы легче было бежать, в страхе побросав всё своё оружие и добычу, спаслись в лесу, что рядом с тем полем, где произошла эта битва.

{14.22.1} В том же году222, как рассказывают, город Арузия подвергся особенно жестоким нападениям морских разбойников. Малочисленные жители Фальстрии тогда точно так же были вынуждены укрыться в своих укреплениях от бесчисленного флота склавов. 2Среди прочих, кто вместе со всеми терпел невзгоды этой осады, был королевский виночерпий223, который случайно оказался в то время на Фальстрии, куда был послан по какому-то другому делу. Один из местных жителей, как говорят, ‘попенял тогда на медлительность’ королевских советниковa, утверждая, что у прежних королей шпоры были на пятках, а у нынешнего, как видно, они ‘на пальцах’. 3Почувствовав себя задетым тем, что все видят, как он ничего не предпринимает, виночерпий ‘донёс эти слова до ушей короля’, ‘истолковав их — чего делать совершенно не стоило — крайне недоброжелательно’, и то, что было насмешкой над ним лично, превратив в оскорбление [его королевского] величества.


{14.22.2} Желая за выходку одного острого на язык человека наказать и разорить всех жителей острова, он постарался воспламенить сердце раздражённого фальстрийцами короля и другими не менее тяжёлыми обвинениями. 2[К вышесказанному] он добавил обвинения в самом нечестивом из преступлений — в предательстве, заявив, что они якобы имеют обыкновение рассказывать склавам обо всём том, что король замышляет против Склавии. Дружбу, которую они иногда водили с врагом ради того, чтобы добыть себе мир, он истолковал как преступление, а покорность, выказываемую [ими склавам] скорее из страха, чем от искреннего расположения, он изобразил как измену. 3Дело в том, что склавы передавали фальстрийцам на содержание своих пленных, и часто бывало так, что скорее из страха, чем по доброй воле местные жители заранее извещали врагов, если даны собирались выступить против них. Однако всё это они делали лишь для того, чтобы ценой этой [небольшой] услуги сохранить себе жизнь, которую они были не в состоянии защитить при помощи силы.

{14.22.3} Введённый в заблуждение ‘губительными [для страны] призывами’ этого человека, король решил своим мечом полностью уничтожить всё то, что ещё оставалось от Фальстрии, полагая, что для совершения этого ему будет достаточно помощи одних только сьяландцев. 2Приказав Абсалону прибыть вместе с воинами с востока Сьяландии, сам он решил возглавить войско из её западных областей, постепенно переправившись на Фальстрию при помощи больших и малых судов. 3‘Сьяландцы же, у которых была давняя и непримиримая вражда с фальстрийцами’, горячо желая совместными усилиями отплатить тем за причинённые им обиды, по своей воле поспешили сделать то, что им было приказано, радуясь тому, что сам король объявил войну их соперникам и ведёт их на бой с ними.

{14.22.4} Однако это его ошибочное решение, к которому короля подвигнул неверный совет, было благополучно предотвращено одним суровым испытанием, которое судьба ниспослала Вальдемару. 2Ибо, ‘когда король, собрав большое войско’, уже хотел было отправиться в путь, возле Рингстадия его неожиданно охватила сильная лихорадка, и он приказал Абсалону распустить войска и как можно быстрее идти к нему. 3Так своевременные трудности короля со здоровьем стали лекарством от начатых им губительных [для всей страны] приготовлений. 4Посланный небесами недуг сохранил самому Вальдемару его доброе имя, а ни в чём не повинным людям — жизнь. 5Можно представить, ‘до какого позорного, более того — жалкого состояния дошла бы тогда Дания’, если бы враги терзали её снаружи, а войско [своего собственного] короля — изнутри! 6Кто усомнится в том, что это сам Бог сделал так, что будущий повелитель Данииa ещё в самом начале своего блистательного пути не погубил свою страну, вырвать которую из рук врагов выпало ему на долю? Уж пусть лучше тяжкая болезнь поразит того, кто держит в руках бразды правления страной, чем он окажется замешан в таком ужасном злодеянии.

{14.22.5} С каждым днём болезнь становилась всё сильнее, и [всё это время] Абсалон без устали ‘продолжал возносить молитвы за выздоровление короля’. 2Под конец, когда его охватило сомнение в том, что королю что-либо сможет помочь, ‘он понял: единственное, на что ему осталось надеяться, — это Божья помощь’, и, чтобы получить её, он принялся ‘со всем усердием’ возносить молитвы Господу ради заболевшего, а также, облачившись в священнические (л.148об.)|| одеяния, провёл богослужение. Затем, произнеся все положенные слова, он совершил таинство [евхаристии] и дал умирающему причаститься [тела и крови Христа]. 3Это вернуло королю силы, он покрылся потом и обрёл былое здоровье.

{14.22.6} Сам епископ, ещё не уверенный в его выздоровлении, почувствовал, что из-за всех перенесённых волнений заболел сам и что силы начали оставлять его. И если бы небеса не улыбнулись ему и не послали избавление, ‘надежда, [появившаяся у нас благодаря ему], погибла бы в самом зародыше’. 2Однако даже сама болезнь не смогла заставить этого больного перестать заботиться о королевском здоровье, как и прежде. 3Полагая, что печальное известие может повредить самочувствию ещё только выздоравливающего Вальдемара, он не стал сообщать ему о своей болезни, не желая, чтобы к тому вернулась болезнь. 4Обретя здоровье, они оба возблагодарили Бога за то, что он своим спасительным предупреждением помешал осуществиться их пагубному намерению. Не без стыда раскаявшись в своих заблуждениях, они затем возрадовались тому, что благодаря ниспосланному Господом наказанию их нечестивые замыслы остались неисполненными. 5Теперь, когда их посетили благие мысли, вместо того чтобы подвергать опасностям своих соотечественников, они решили направить свои усилия на нанесение вреда внешним врагам.


{14.23.1} И тогда, вняв мудрым советам Абсалона, Петра224, Суно и Хесберна, которые были его ближайшими помощниками, король сразу же взялся за исполнение того, чему они его научили, а именно: что для [успешного] нападения на врага, его войско должно быть скорее быстрым, чем большим, а также что неожиданное нападение намного лучше открытого удара [всем] флотом. Намного проще сражаться с теми, кто не ожидает твоего нападения, чем с теми, кто готов [и находится во всеоружии], к тому же часто бывает так, что самое сильное и многочисленное войско противится разумным приказам вышестоящих, ведь страх перед именем склавов был у него тогда сильнее, чем [боязнь ослушаться] королевского приказа. 2Король посвятил в это дело немногих, поскольку знал, что всё, что совершается мечом, является общей заслугой, но [военные] планы следует доверять лишь самым близким. Поскольку в верности сьяландцев у него никаких сомнений не было, он решил встать во главе флота из Скании225.

{14.23.2} Ещё не полностью выздоровев, он привёл в замешательство всю эту область, велев собравшимся в Лундии местным жителям готовиться к походу, на что великий понтифик Эскилль, которому было поручено говорить от их имени, ответил отказом, не согласившись предоставить свои корабли для похода, приказ отправиться в который поступил столь неожиданно. 2Объявив, что подчинившиеся обретут его милость, а тем, кто будет против, он воздаст своим гневом, король ясно показал, что его желание выполнить задуманное так сильно, что он скорее готов отправиться в путь на одном-единственном корабле, чем отказаться от этого похода. И тогда Эскилль, поняв, что король непреклонен и твёрд в своём решении, не только одобрил его выбор, но и проклял всех тех, кто откажется последовать за ним. Он также отдал королю своё судно и предоставил необходимые припасы, 3ведь поскольку прежде Вальдемар не ходил в [морские] походы, у него не было собственного корабля. 4Последними приказ присоединиться к флоту получили лаландцы и фальстрийцы, чтобы, зная о приготовлениях короля заранее, они не смогли тайком сообщить о его замыслах склавам.

{14.23.3} Когда флот собрался близ Ландоры, король, желая осмотреть своё воинство, велел воинам построиться на [прибрежной] равнине, чтобы, лично окинув взором все свои силы, понять, достаточно ли у него средств, чтобы безбоязненно начинать эту войну. 2В этом месте от берега отходит длинная, разделённая на небольшие участки песчаная отмель. Своим изгибом она образует залив, в который могут заходить корабли. При этом отмель находится так низко, что во время прилива она исчезает, а во время отлива появляется снова. Вход в залив довольно мелководен, но по мере продвижения внутрь он расширяется и имеет достаточную глубину. 3Однако, поскольку все короли данов из-за ошибочного подозрения и глупого суеверия обычно старались избегать этого места, считая, что оно несёт смерть, Вальдемар провёл тщательный осмотр снаряжения всего множества своих воинов в соседней гавани, при этом тем, кто был совершенно неопытен в ратном деле и лишь только начал ему учиться, король [наглядно показал], насколько лучше уметь самомý трезвым взглядом точно оценивать размер своих сил, чем полагаться на чей-то слепой и приблизительный подсчёт.

{14.23.4} Этот смотр занял четырнадцать дней, причём за время этого бездействия была съедена бóльшая часть провизии. 23атем они покинули гавань и при благоприятной погоде вышли в море. 3Однако, чтобы пристать к берегу втайне и неожиданно [для неприятеля], они предпочли не поднимать паруса, а шли на вёслах, при этом Абсалон с семью кораблями был послан вперёд с заданием узнать, где побережье Ругии наиболее благоприятно для высадки. 4Они намеревались втайне от жителей поджечь город Аркону, известный благодаря поклонению {Истукан в Арконе} находящейся в нём некой древней статуе,(л.149)|| и, неожиданно напав на тех, кто будет искать в его укреплённой части защиты, всех их захватить. Дело в том, что сама эта крепость [обычно] оставалась без обитателей, [а её ворота] были заперты лишь на засов, ведь местные жители полагали, что не имеет смысла смертным охранять то, что находится под защитой постоянно пребывающей там небесной стражи. {Флот из 260 кораблей} 5Общая численность собранного флота составляла двести шестьдесят кораблей.

{14.23.5} Выполняя свою разведывательную задачу, Абсалон добрался уже едва ли не до самой Ругии, когда от своих моряков узнал, что королевский корабль неожиданно сменил вёсла на парус. Сильно удивившись, когда остальные корабли сделали то же самое, Абсалон понял, что тот недавний уговор, согласно которому они решили воздерживаться от использования парусов, дабы не выдать этим своего появления, впоследствии был отменён, а поскольку его собственных сил для [осуществления первоначального] замысла было явно недостаточно, то в конце концов и он сам в великом смущении был вынужден повернуть свой корабль обратно. Настигнув короля в гавани на [острове] Мёна, он скорее с сожалением, чем с большой охотой присоединился к его флоту. 2Негодуя от того, что товарищи предали его в этом начинании и что ‘такая прекрасная возможность одержать победу была упущена’ именно тогда, когда дул попутный ветер, а воины горели отвагой, Абсалон с большим трудом согласился прекратить [столь удачно] начатое плавание и повернуть свой корабль обратно.

{14.23.6} Сойдя с корабля на берег, он встретил Петра, Суно и Хесберна, с которыми Вальдемар имел обыкновение делиться своими замыслами, и они тоже сильно сетовали на то, что король столь боязливо и позорно оставил этот удачный план, [обещавший к тому же большýю] славу. 2И затем, когда им было велено явиться к королю, тот, увидев их угнетённое состояние, сильно удивился [печальныму выражению] их лиц, сказав, что решил направить свой корабль к острову исключительно ради того, чтобы не продолжать медленного плавания ночью, и что все их планы гораздо легче будет осуществить утром. Ведь если дни созданы для труда, то ночи — для отдыха. 3Поскольку его сподвижники не дали ему никакого ответа, он, удивлённый их молчанием, приказал им выложить всё, что у них на уме. Они же предложили Абсалону рассказать королю о том, что они говорили между собой.

{14.23.7} И тогда он сказал: «Что удивительного в том, что нелегко даются нам слова и что они застревают у нас в горле? Что великая печаль своей тяжестью давит на нас и что тайная досада сжимает наши сердца? 2Нас беспокоит то, что мы с прискорбием видим, как ты переменил своё решение в пользу бесчестия. 3Своё право повелевать ты сменил на униженную покорность; с теми, над кем тебе следовало бы возвышаться, ты ведёшь себя как равный; пренебрегая полезными советами, ты всё время слушаешь только тех, ‘кто соглашается с тобой’ вне зависимости от того, к славе или к позору ведут тебя эти решения. 4После того как ты стал править сам, без товарища и без соперника, это уже второй поход, который опять отменяется столь же постыдно, как и предыдущий. 5Упустив прекрасную возможность достигнуть цели, теперь, когда съестных припасов осталось совсем мало, мы начинаем искать подходящий повод приостановить наше оказавшееся тщетным плавание и повернуть назад, желая, когда уже ничто не преграждает нам путь, оправдать нашу трусость вынужденной необходимостью. 6Такими-то подвигами ты собираешься защитить Отечество, такими-то приказами ты намерен ознаменовать начало своего правления? 7И если случится так, что ‘на море начнётся буря, которая помешает нам продолжить плавание’, что нам останется предпринять, кроме как подчинившись велениям нужды, отправиться с позором домой, заслужив самые постыдные упрёки в малодушииa8Эти и подобные им слова он со всей решительностью без колебаний высказал королю прямо в лицо, побуждаемый к этому как [угнетавшей его] досадой, так и уверенностью в той дружбе, которая была между ними.

{14.23.8} Хотя король и разгневался на того, кто позволил себе так вольно говорить с ним, однако, дабы не показалось, что он бесцеремонно отвергает все обращённые к нему уговоры, он сдержал своё негодование, следы которого, впрочем, можно было заметить у него на лице, и усилием воли заставил себя отвечать спокойно и терпеливо, заявив, что существует большое число свидетелей его подвигов и что Абсалон до сих пор не совершил ничего такого, с чем бы король не смог сравниться, хотя, пожалуй, он и не в состоянии сравниться с ним в храбрости. 2Не сказав более ни слова, он снова сел в лодку и отправился на свой корабль, между тем как Абсалон успел добавить ему вслед, что не следует багроветь от гнева на [слова] того, кто даёт ему добрый совет, поскольку гораздо лучше выслушать открытое возражение своих друзей, чем обрести тайных недоброжелателей, которые будут досаждать ему ‘своими едкими насмешками’ [у него за спиной].

{14.23.9} {Сильная буря} Ночью начался шторм, причём он был настолько силён, что ни эта гавань, ни якоря не могли удержать королевский флот вместе (л.149об.)|| и не допустить того, чтобы волны не разбросали его по всему морю. 2Четыре дня продолжалась, не стихая, буря. 3Это сильно смягчило гнев короля на Абсалона, 4однако то, что в глубине души ему уже казалось правильным, он всё ещё стеснялся признать таковым на словах, из-за стыда скрывая, что изменил своё мнение. 5Всё это время он не виделся со своими товарищами и лишь на следующий день случайно встретился с ними на берегу моря. Запретив своим спутникам приближаться к ним, {Благоразумный ответ Вальдемара своему другу} он сказал, что в прошлый раз ‘был в гневе’, и это было видно по выражению его лица, хотя он и старался унять свою ярость. В любом случае, едва ли достойно удивления то, что слова уговоров воспринимаются лучше, чем оскорбления. 6Многое из того, что они сказали, скорее разумно, чем своевременно. Если бы он услышал их слова на три дня раньше, большой неудачи можно было бы избежать. 7Плохо исполняет свои обязанности тот советник, кто беспечно медлит, когда нужно подать совет, и начинает беспокоиться лишь тогда, когда дело уже сделано. 8Это безумие — хотеть исправить то, что исправить уже невозможно. 9Они напрасно осыпают его упрёками, ведь всё это ушло безвозвратно, и к тому же сильное возбуждение плохо влияет на разум. 10Без знамения свыше ни один человек не мог знать заранее, что начнётся такая свирепая буря; и поэтому не может быть сомнений, что это расплата за грехи. 11А раз так, значит, нельзя ставить ему в упрёк, что он не знал, как поведёт себя природа, или не смог предвидеть тяжёлых последствий [наступившей вслед за этим] нужды. 12Лучше поэтому оставить жалобы на то, что произошло, и употребить весь свой разум и способности для обсуждения того, что ещё можно предпринять. 13Он предпочтёт скорее с честью погибнуть, чем с позором вернуться из этого похода домой.

{14.23.10} И тогда Пётр сказал то же, что и Абсалон, но в более мягких выражениях. По его словам, королям менее всего следует враждебно относиться к словам своих преданных друзей, ведь даже прославленные и выдающиеся мужи нередко ‘платили ужасной смертью за то, что отвергали разумный совет’. 2Следует воспользоваться попутным ветром, ведь погода всегда непостоянна и переменчива. 3Следует подождать, когда сильная буря немного уляжется и можно будет грести. 4У них всё ещё есть запасов на три дня, а путь до неприятеля короток. 5Если же имеющиеся запасы кончатся, то пищу можно добыть оружием. 6Поэтому нужно отплыть сразу же, как только они увидят, что можно идти на вёслах. Кроме того, следует быстро собрать разбросанные по морю корабли и идти всем вместе, 7ведь чем дружнее флот, тем быстрее ход.

{14.23.11} Король похвалил своего советника и возложил на Абсалона обязанность следить за изменением погоды и сообщить ему, когда, по его мнению, можно будет сесть за вёсла. 2Абсалон принялся с усердием исполнять приказание, данное по его собственному настоянию, и, когда следующей ночью шторм значительно убавился в силе, ‘в предрассветный час’, сразу же после молитвы, он радостно поспешил к королю, чтобы сообщить ему о том, что погода улучшилась и они могут отправляться. Однако, по его словам, путешествие будет трудным и едва ли тяготы этого плавания можно будет преодолеть как-то иначе, чем [ценой напряжения] гребцами [всех своих сил]. 3И когда король ответил, что им не стоит больше медлить, Абсалон в шутку сказал ему, что они отлично вознаградят себя за свои труды, если, пройдя половину пути, снова вернутся туда, откуда отправились в путь. 4Хотя могло показаться, что эти слова заключают в себе гораздо больше, чем было позволено для простой шутки, ‘король благодаря ей лишь сильнее преисполнился решимости’. 5Он не оставил его слова без остроумного ответа, заметив, что [на этот раз], когда он <вернётся>a, Абсалон наверняка расскажет ему, что происходит в Склавии.

{14.23.12} Поначалу плавание продвигалось бодро и весело, а гребцы [работали вёслами] в полной уверенности [на благополучный исход], ведь рядом с извилистым берегом могучий ветерa, который в открытом море ведёт себя куда более свободно, не способен будоражить спокойные волны, и, таким образом, те помехи, которые на всём своём протяжении создаёт прибрежная полоса, не позволяют неспешному здесь течению быть слишком стремительным. 2Однако, когда корабли вышли на глубину, они попали в почти невыносимый шторм. 3Прелат, дабы не показалось, что его поведение не соответствует его же смелым призывам, укрепившись своим врождённым (л150)|| чувством чести, с великим упорством взялся за вёсла и вступил в спор с непобедимой стихиейb, заставив последовать своему примеру так же и короля, который старался не уступать ему ‘в их споре о доблести’. 4Итак, плавание продвигалось с великим трудом и крайне медленно; они почти не двигались с места, причиной чему была как ярость моря, так и большие, но недостаточные усилия, которые приходилось прилагать выбившимся из сил гребцам.

{14.23.13} Вынужденный противостоять этой жестокой стихии и [постоянно] подвергаясь ударам громадных волн, королевский корабль из-за этой уж слишком суровой бури [сначала] дал течь, [а затем и вовсе] почти развалился. 2Увидев это, король, избегая опасности и в то же время желая продолжать путь, захотел перебраться на другое, более надежное, судно. Велев кораблю Ингимара Сканийского подойти поближе, он взял в правую руку меч, в левую — знамя и совершил сколь опасный, столь и удачный прыжок, [после чего] приказал находившимся на судне изо всех сил налечь на вёсла. Эскилль держался отважно и в течение довольно долгого времени упрямо пытался не отставать, больше руководствуясь своим тёплым чувством к королю, чем обращая внимание на ненадежность собственного корабля. Однако ему всё же пришлось повернуть назад, так как, с одной стороны, сам король запретил ему продолжать плавание, а с другой — опасность стала чрезмерно большой. 3Многие, увидев это, в своей трусости воспользовались случаем, чтобы тоже повернуть назад, делая вид, будто не поняли, что происходит. 4Однако это притворное непонимание не могло быть им оправданием, ведь перенос королём своего флага ясно показал, что он сменил не направление своего пути, а всего лишь корабль. 5Некоторые были вынуждены возвратиться против своей воли, так как их корабли пришли в негодность из-за того, что крепления их обшивки ослабли и они уже не могли противостоять натиску волнующегося моря. 6Те же, кто продолжал плыть вперёд, чтобы подкрепить свои силы и быть в состоянии продолжать свои труды, были вынуждены одновременно и принимать пищу, и делать всё необходимое для продолжения плавания. Дабы корабль не сбивался с курса, а работа вёсел не прекращалась даже ненадолго, они гребли, в правой руке держа весло, а в левой — кусок хлеба, возглавляемая Абсалоном небольшая часть флота, желая [показать] свою доблесть и [завоевать] славу, невероятным напряжением сил гребцов смогла победить эту необычайно свирепую бурю и, несмотря на противодействие моря, успешно закончила своё плавание, добравшись в предрассветный час до острова Хидим226, победив, таким образом, саму природуa.

{14.23.14} Не желая, чтобы хоть что-то оставалось ему неведомым, Абсалон велел одному известному своими совершёнными в морских походах подвигами мужу по имени Ведеманн227 провести разведку. От него он узнал, что в [тамошних] гаванях нет вражеских кораблей, а сама Ругия совершенно не опасается неприятельского [нападения], 2поскольку скот бродит без охраны по побережью, а это верный знак того, что местные жители застигнуты врасплох. 3Король, долго просидев на вёслах, ‘лишь к вечеру добрался до места’, где, только войдя в гавань, сразу же перебрался на корабль Абсалона и там, чрезвычайно утомлённый от трудов и продолжительного бодрствования, уснул. 4Оставшийся флот (те, кто вместе с ним смог победить морскую стихию) насчитывал лишь шестьдесят кораблей.

{14.23.15} И тогда двое халландцев, мужей, чья знатность была связана скорее с их [высоким] происхождением, чем с [подлинным благородством] духа, полагая, что малочисленность, без сомнения, угрожает им опасностью, на своём корабле, который был у них один на двоих, отправились к Абсалону, утверждая, что им необходимо поговорить с королём. Затем, услышав, что тот спит, они потребовали, чтобы его немедленно разбудили. 2Абсалон отказался так грубо лишать короля столь нужного ему покоя, однако заверил их, что Вальдемар непременно узнает от него обо всём, что они хотят ему передать. 3И тогда, указав на [плачевное состояние] своего разбитого корабля, на нехватку съестных припасов, на [предстоящий им] долгий обратный путь, они принялись рассказывать ему, что теперь, когда ветер им благоприятствует, у них появилась отличная возможность уплыть восвояси, ведь пока они [плыли] против ветра, их продвижение было едва заметным, теперь же, когда он попутный, вернуться домой будет значительно легче. 4И поэтому они предпочтут скорее воспользоваться столь благоприятными обстоятельствами, чем продолжать этот бесполезный и неудачный поход, в котором они наверняка погибнут либо во время кораблекрушения, либо от голода.

{14.23.16} Абсалон велел им не только оставить эти свои постыдные намерения и подумать о чём-нибудь более достойном, но и более того, дабы им меньше хотелось совершить позорный поступок, предложил им [научиться] сдерживать себя пристойным молчанием, чтобы их постыдные слова не достигли чужих ушей и не принесли им непростительную славу людей чрезмерно боязливых. 23аявив, что все их отговорки — это попытка лживыми выдумками прикрыть ‘слабость и женоподобие своих трусливых душ’, прелат заметил, что корабли можно легко починить, а съестные припасы в изобилии доступны в качестве добычи, захватить которую достаточно легко. 3При этом, [по его словам], они, [без сомнения], совершат тяжкое преступление, а свою славу и доброе имя покроют [вечным] позором, если не постыдятся оставить короля без своей помощи в окружении врагов и со столь малочисленным войском.(л.150об.)||

{14.23.17} Один из них заметил, что дома у него остались срочные дела, порученные ему королём, которые необходимо как можно быстрее выполнить, 2и тогда Абсалон, поняв, что не сможет победить их притворства ласковыми уговорами, попытался сделать это при помощи угроз. Он сказал, что те, кто, принимая решение вернуться из похода, предпочитают руководствоваться своим собственным мнением и не оказывают королю положенного ему уважения, по закону нашей страны заслуживают того, чтобы у них отняли не только имущество, но также и возможность спасти свою душу и саму жизнь. 3Однако даже напоминание об этой опасности, [сделанное с той целью], чтобы они не стали поднимать паруса и при попутном ветре не отплыли домой, ‘не смогло заставить этих слабых [духом] мужей проявить твёрдость и удержаться от паники’. 4[Всё, что оставалось Абсалону,] — это посылать вслед уходящим самые сильные проклятия и ругательства, [на которые он был способен]. 5Когда король проснулся и узнал от Абсалона, [что произошло], он поклялся, что эти подлые и бесчестные предатели обязательно поплатятся за своё бегство.

{14.23.18} Высадившись затем на остров, он созвал кормчих и принялся спрашивать у них, что делать дальше. 2Мнение многих состояло в том, что лучше вернуться домой, поскольку, напав на врага, [в сложившейся ситуации] они едва ли смогут уцелеть. 3Король отвечал, что ему понравился бы этот совет, если бы следование ему не стало тяжким позором для Отечества, а врагам не принесло бы огромной радости. 4По следам от лагеря они обязательно догадаются, что здесь были отправившиеся в поход на них даны, и их тайное отступление непременно будет истолковано склавами не иначе, как проявление страха. 5«Поэтому я предпочту опасность позору и не отправлюсь на своём корабле домой до тех пор, пока не сражусь с врагом». 6К тому же, повернув домой из-за преследующих их в этом плавании неудач, они поступят так же недостойно, как и те, кто покинул их ранее из-за поломки своих кораблей, ведь, превзойдя их в выносливости, они не смогут победить их в доблести.

{14.23.19} Тогда Ведеманн, который благодаря недавно проведённой им разведке знал, что жители Ругии ни о чём не подозревают, предложил высадить войско на берег и, если местные жители ещё ни о чём не подозревают, безнаказанно их ограбить и перебить, а если же они уже извещены [о прибытии данов], то сразу же, не подвергая себя опасности, отправиться домой. 2О том, что у склавов на уме, можно судить по поведению крестьян, которые после посвящённой повседневным заботам первой половины суток обычно предаются сну, набираясь сил для дальнейших трудов. 3Однако так они себя ведут, лишь когда ничего не боятся и уверены в своей полной безопасности; напротив, если никто из них не будет спать, это означает, что они уже кем-то предупреждены. 4Король отвечал, что его предложение больше соответствует тому, как ведут себя морские разбойники, чем его высокому званию. 5Ведь с незапамятных времён ещё никогда короли данов не обращались в бегство перед склавами, и он не хочет стать первым, кто запятнает королевское достоинство таким позорным поступком.

{14.23.20} Затем выступил Гнемер Фальстрийский, которого остальные считали мужем ‘скорее сообразительным’, чем по-настоящему мудрым. ‘Он дал дельный совет’, который, благодаря то ли его разуму, то ли королевской удаче, покончил с колебаниями всех собравшихся, долго сомневавшихся и споривших о том, что же им предпринять, и ‘склонил до сих пор остававшийся неопределённым приговор тинга на сторону своего предложения’. Он сказал, что крайне легкомысленно, имея так мало людей, вступать в бой с огромным вражеским войском. 2Однако неподалёку есть область под названием Барка228, отделённая от Ругии лишь узким проливом, которую по причине её небольших размеров можно будет легко разорить независимо от того, готовятся к этому местные жители или нет. 33атем он предложил королю [как можно быстрее] отправиться в постель и немного отдохнуть, чтобы с помощью сна восстановить его истощённые от [продолжительного] бодрствования силы и освежить уставший от [постоянных] забот разум. [По его словам], флот должен будет отплыть вечером, когда враги меньше всего ждут нападения. 4Кроме того, он сказал, что, когда они войдут в узкий и мелкий залив, им нужно будет разделиться и грести осторожно, дабы не спугнуть беспечно [спящих] местных жителей плеском вёсел, а также чтобы их собственные корабли не оказались на песчаной отмели и им не пришлось бы надолго застрять в месте, о котором даже неизвестно, где там глубоко, а где мелко. 5Всё прочее он обещал разузнать самостоятельно.

{14.23.21} Король с радостью послушался его совета и вечером, после того как был подан сигнал к отплытию, направил корабли в указанный залив. 23десь, чтобы легче было плыть через него, он велел своему флоту входить туда [не более чем] по три корабля зараз. Это было сделано с той целью, чтобы в узком проливе они не смешивались и не создавали [друг другу] помех. 3В это время ему навстречу подошло судно Гнемера, который сказал, что удобный момент для начала нападения настал и что он привёл схваченных им лазутчиков из числа местных жителей. 4Король обрадовался его словам и на рассвете, после того как [войско данов] прошло через лес, сколь неожиданно, столь и свирепо обрушился на [оказавшиеся перед ним] сёла и деревни, этим своим внезапным нападением приведя их обитателей, до сих пор безмятежно пребывавших в сонном оцепенении, в полное замешательство. 5Многие из них, (л.151)|| ‘удивлённые громким топотом конницы, думали, что это прибыли их собственные правители’, 6однако, получив удар копьём, быстро понимали, что ошиблись. 7Многие [другие] высовывали головы из дверей, спрашивая, не Казимар ли пришёл это или Бугисклав229, однако ответом для них становилась лишь собственная их гибель.

{14.23.22} Епископ [Абсалон] со своей частью войска шёл другим путём и нанёс удар по более удалённой области, забравшись туда, где большое болото отделяло его от возглавлявшегося королём отряда. 2Точно не зная, как далеко забрался Вальдемар, ‘он использовал известную уловку и старался пока не жечь разоряемые им поселения’. 3И лишь когда Абсалон увидел вдали огни устраиваемых королём [пожаров], он решил, что и сам может теперь поступить точно так же. Тотчас же приказав поджечь [все] дома [вокруг], он позаботился о том, чтобы через объятые пламенем окрестности его товарищам [из отряда Вальдемара также] стало известно, что и их наступление развивается вполне успешно230. 4Наконец, посчитав, что захвачено достаточно добычи, даны решили возвращаться к своим кораблям, продолжая при этом оставаться на большом расстоянии друг от друга и отмечая следы своего отступления огнями пожаров, дабы никому не показалось, что они уходят, прячась от кого-либо, а также чтобы обе части войска продвигались с одинаковой скоростью и не обгоняли друг друга.

{14.23.23} Между тем Скьяльмо по прозвищу Бородатый, которого оставили сторожить флот, не желая допустить, чтобы враг опередил его и перекрыл данам выход из этого залива, вывел свои корабли в море. 2Подвергнувшись там нападению жителей Ругии, он решил собрать всех охранявших флот воинов на нескольких кораблях, считая, что лучше сражаться с врагом имея [небольшое число кораблей] с полной командой, нежели множество, [но с малочисленным войском на борту]. 3Выйдя в море навстречу нападавшим и обратив их в бегство, он не стал их преследовать и, чтобы его товарищи смогли без лишнего труда вернуться на свои корабли, возвратился обратно в гавань. 4Снова атакованный, он с прежней отвагой опять отразил нападавших. 5И сколько раз они нападали, столько же раз он неизменно одерживал над ними верх. 6Поскольку досаждавшие ему наскоки [склавов] были скорее настойчивы, чем опасны, в конце концов благодаря своим удачным действиям он смог полностью прогнать врага [из залива].

{14.23.24} Тем временем на берегу появился король, который был немало удивлён, увидев, что корабли стоят без охраны и что Скьяльмо нет рядом. 2Когда же тот наконец вернулся из своей погони за неприятелем, остальное войско присоединилось к нему, и, подняв паруса, они [уже все вместе] принялись преследовать жителей Ругии, которые пытались уйти от них на вёслах. 3Однако, поскольку расстояние между ними было уже слишком велико, а гребли склавы очень быстро, король смог лишь напугать их своей погоней, но никак не схватить. 4Увидев, как один из кормчих стоит на носу соседнего корабля с особенно свирепым выражением лица, ‘король сначала изрядно похвалил его на словах’, а <затем и вовсе>а157 заявил, что всё, что будет потрачено [кем-либо на награду] этому отважному мужу, будет потрачено достойно и похвально. 5Под конец ветер сменился, и продвижение данов сильно затруднилось, так что вместо того, чтобы [спокойно] плыть как и прежде, им пришлось убрать паруса и покорно взяться за вёсла. 6И насколько легко им было до этого плыть под парусами, настолько же трудно стало теперь грести, чтобы продолжать преследование.

{14.23.25} Итак, пока даны в [постоянной] борьбе с морем [упрямо] плыли против ветра, склавы, которых здешние места не могли ввести в заблуждение, сократили свой путь, пройдя через один из глубоких проливов, и, внезапно прекратив отступать, затаились в засаде. 2И когда Абсалон увидел, как они неожиданно вернулись, [снова] пройдя через [известные только им] тайные проходы [между островами] в море, а корабли его товарищей в страхе бросились наутёк, он решил, что ему будет лучше остаться позади флота и заботливо прикрывать со спины тех, кто ушёл вперёд, чем возглавить их. 3О том, что произошло затем, стыдно рассказывать. Бóльшая часть данов, оставив всякий стыд, предпочла поднять на мачтах паруса и покинуть своего короля, хотя им и было хорошо видно, как наступает враг. 4Оставшись всего с несколькими кораблями, король был в гораздо большей ярости на тех, кто оставил его, чем на неприятеля. 5И когда он увидел, что тот самый воин, который незадолго перед этим стоял на носу [своего корабля] и которого он похвалил [за храбрость], теперь, чтобы придать кораблю больше ходу, не довольствуясь малым количеством парусов, добавил к ним все куски ткани, [которые только были в его распоряжении], то сменил похвалу на упрёки, сказав, что [с его стороны] было неразумным оказывать своё расположение трусу. 6Итак, [совершенно ясно, что] без проверки [человека] крайней опасностью и нуждой не следует говорить о том, что ‘кто-то отважен в подлинном смысле этого слова и на самом деле’.

{14.23.26} Бегство данов нельзя было остановить ни знаками, ни криками, ни призывами какого-либо рода.(л.151об.)|| Вот до какой степени им закрыл уши страх! 2И тогда король, прекратив ненадолго грести, спросил у присутствующих, что [в сложившейся ситуации] им лучше всего предпринять. И поскольку все собравшиеся молчали в нерешительности, Абсалон предложил отправиться к острову Хидим, где и дожидаться благоприятного ветра. 3Однако Пётр не без оснований отказался считать его предложение наилучшим выходом, ведь если шторм продолжится, окажется так, что у них не будет ни возможности вернуться домой, ни получить подкрепление для своего флота, между тем как войско склавов каждый день увеличивается и может [в любой момент] напасть на них. 4Им следует поэтому распустить паруса, но плыть всем вместе, так, чтобы более быстрые суда, убрав часть своих парусов, ждали более медленных, а те, которые уступают прочим в скорости, были бы в состоянии идти вместе с остальными своими товарищами. 5Таким образом, отважный призыв Абсалона был отклонён в пользу более мудрого совета Петра. 6И тот, и другой рассуждали в соответствии со своим возрастом: слова Абсалона соответствовали его молодости, слова Петра — его сединам.

{14.23.27} Поскольку из всего флота данов оставалось лишь семь кораблей, склавы, осмелев благодаря множеству [своих воинов], гребя изо всех сил и издавая яростные крики, набросились на презираемого ими малочисленного [неприятеля]. 2Впрочем, в своём нападении они были скорее стремительны, чем отважны. 3Как только первые стрелы начали попадать в них, они не осмелились грести дальше. 4Чуть погодя, они принялись стучать широкой стороной своих обнажённых мечей то по своим шеям, то по своим щитам, думая, что смогут испугать данов подобными угрозами. 53атем они снова попытались подплыть поближе, сопровождая всё это громким шумом и воплями, ужасные звуки которых разносились далеко вокруг. 6Однако в этот раз вышло так же, как и в предыдущий. Как только стрелы данов полетели им навстречу, они сразу же принялись грести назад. 7В третий раз, пытаясь испугать неприятеля своими приготовлениями к битве, они опускали свои <иссохшиеся>а158 от солнца щиты в воду, после чего, положив их на колени, начинали приводить их в состояние, пригодное для использования в бою, делая вид, что теперь-то они уже, вне всякого сомнения, будут драться с данами. 8И вот, подстёгиваемые то ли желанием захватить добычу, то ли стыдом за себя самих, они принялись что было сил грести вперёд. 9‘Сколь решительным выглядело это их нападение в начале, столь безрезультатным оно оказалась в конце’. 10Как и прежде, испугавшись метательных снарядов, они прекратили дальнейшие попытки испытывать оказавшуюся непреодолимой для них стойкость горстки данов, несмотря даже на то, что видели, как те смеялись и издевались над ними.

{14.23.28} Король уже видел родной берег, когда понемногу начал стихать ветер, из-за чего их продвижение стало настолько медленным и неспешным, что, хотя были подняты все паруса, [следующий] день он встретил почти на том же самом месте, где их настигла [вчерашняя] ночь. 2Поскольку Зефирa окончательно стих, им пришлось продолжить своё плавание уже на вёслах. 33атем, когда им навстречу попался корабль Эскилля, король [пересел на него] и отправился в Сканию, 4тогда как те, кто до последнего оставался рядом с ним, продолжили свой путь в сторону Сьяландии. 5В то время, когда это происходило, {Перепалка Петра и Рано} Пётр захотел подшутить над человеком по имени Рано231, который отличался красноречием, но был при этом не особенно хитёр. Желая, чтобы [издали] его добыча казалась больше, [чем она была на самом деле], он приказал собраться у борта своего корабляb не только пленникам, но также и многим из своих гребцов, заставив их принять вид тех, кто был им захвачен [во время похода на склавов]. 6Увидев, как либурна Петра проплывает мимо, Ранно сделал вид, будто в его судне образовалась течь, и свирепо крикнул на своих гребцов, велев им вычерпывать воду со дна корабля. 7Один из них ответил ему, что воды на дне нет вот уже три дня, и тогда Пётр прокричал Ранно: «[Признайся,] твои гребцы просто не знают, как им следует отвечать тебе!» 8И тогда Ранно, вытянув шею, заглянул внутрь корабля Петра и увидел, что за вёслами там сидит лишь небольшое количество человек, в то время как рядом без дела стоит множество молодых людей. Приняв их за добычу и досадуя на свою ленивую успокоенность, он заявил, что судьба была к нему далеко не так благосклонна, как к Петру, и что именно из-за опасности попасть в кораблекрушение он не смог сопровождать его в этом походе.


{14.24.1} Осенью232 король вместе со своим войском, в котором было большое число сьяландцев и сканийцев, но очень мало ютов, напал на соседние с городом Аркона земли. И когда, захватив огромную добычу, они возвращались на берег, ругияне, намереваясь окружить и коварно со спины напасть на направлявшееся к своим кораблям и уже готовое подняться на них войско данов, в большом числе переправились с материка на этот остров. 2‘В это время опустился сильный туман, который своей густой мглой полностью закрыл небо’. 3По этой причине данам пришлось на некоторое время остановиться, поскольку они не знали, куда идти, и из-за тумана совершенно сбились с пути. 4Я полагаю, что эта погода установилась (л.152)|| благодаря вмешательству благосклонной к ним судьбы и предвещала их будущую победу. 5Склавы, поскольку туман не позволял им видеть, были совершенно сбиты с толку окружавшей их мглой и зашли в самую середину своих врагов, так что, когда солнце неожиданно рассеяло туман, ты бы увидел, как оба войска практически перемешались друг с другом.

{14.24.2} И тогда [один муж по имени] Присклав233, перебежавший некогда [к данам] из Склавии, вскочил на коня и поспешил сообщить [королю] о том, что варвары совсем рядом и что у данов