КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412076 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150838
Пользователей - 93912

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Шагурова: Меж двух огней (Любовная фантастика)

зачем она на позднем сроке беременности двойней ездила к мамаше на другую планету для пятиминутного "пособачится", так и не понял. а так - всё прекрасно. коротенько, информативненько, хэппиэндненько. и всё ясно и время не занимает много.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Веселова: Самая лучшая жена (Любовная фантастика)

всё, ровно всё тоже самое: приключения, волшебство, чёткий неподгибаемый ни под кого характер, но - умирающий муж? может следовало бы его вылечить сначала? а потом описывать и приключения и поведение, и вправление мозгов.
потому, что читая, всё равно не можешь отделаться: а парень-то умирает.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка, или Оборотни всегда в цене (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Антонова: Академия Демонов (Юмористическая фантастика)

сказать, что эта вещь дрянь, это быть до наивозможности деликатным. до конца я дошёл из принципа, за несколько дней. больше на такой подвиг не пойду, но прошёл МЕСЯЦ, а «впечатления» остались.
стукнулась и споткнулась эта ненормальная обо всё. идёт по ровному коридору, споткнулась. шла мимо стола, за угол поворачивала - об угол стукнулась. когда, по ощущениям, спотыканий, паданий, стуканий перевалило за сотню, я думал бросить читать, но пересилил себя.)
кроме того, психическая ещё и калечила себя намеренно. например, видит: второй этаж, и прыгает! под переломы, чем гордится.
но больше всего поразил факт: сидела она на лекции, думала. лекцию не писала. сказать, как раздражает вот это врождённое слабоумие, невозможно. спокойно можно было и конспектировать и думать, но врождённым это не дано. ничего не надумала. и в конце лекции, откинула голову и кааак шмякнется лбом о столешницу!
я тогда онемел, закурил, и понял, как получаются маньяки из преподавателей. которые вот таких вот нефЕлимов, антоновых лидий, вынуждены учить. написана исключительно автобиографичная вещь больного человека.
любой может это попробовать. сесть за стол, размахнуться головой и попытаться удариться о стол. у 100% людей нормальных это не получится. у 75-85% людей с отклонениями – тоже. мозг не позволит. мозг либо остановит голову в сантиметрах пяти от поверхности, либо – на полпути, либо – руки подсунет. в случаях 90 из 100 для всех вариантов пациент просто посмотрит на стол и ПРЕДСТАВИТ, и всё. «что я дурак, что ли».
и вещь дрянь, и автор. они неразделимы.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Попюк: Академия Теней. Принц и Кукла (СИ) (Фэнтези)

продолжение бы почитал...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Древопасы (СИ) (fb2)

- Древопасы (СИ) 1.15 Мб, 340с. (скачать fb2) - Анна Перу

Настройки текста:



Глава 1. Церемония отбора

Сиреневые облака, похожие на огромные куски ваты, лениво плыли по ярко — зеленому небу. Там, радостно щебеча, летали веселые птички. Ветерок зашелестел в малиновой листве деревьев, и снова затих. Большая темно — синяя ящерица выползла на камень и, блаженно закрыв огромные глаза, подставила спинку теплому солнышку. Природа радовалась новому дню, который должен был принести что — то хорошее. Но он своего обещания не сдержал.

Я лежу на мягкой красной траве в саду за домом и смотрю на небо. Вот и наступил День Отбора — возможно, самый важный день в моей жизни. Церемония скоро начнется, но сначала мне надо сосредоточиться.

Церемония состоит из двух частей и первая должна начаться уже через несколько мигов. Нужно будет тянуть за хвост, держащую в зубах бумажку Жребия Профессий, крысу. За голый, холодный хвост. Фу! Какая гадость! Ненавижу крыс, мышей и всяких других. Меня просто трясет от одной мысли об этих отвратительных существах! А еще это их жуткое выражение на противной морде, маленькие злые глазки…. Но сегодня мне придется… Не-е-ет!!!

Может не пойти? Сказать, что забыла? Проспала? Перепутала? Что за глупости! Мама говорит, что надо уважать традиции. Легко ей говорить, ведь она — член Совета! Нет, лучше спрятаться куда-нибудь подальше…. После этого меня даже младший брат засмеет! Но эти крысы… Крысы… КРЫСЫ!!! А-а-а!!!

Да, у меня крысофобия! Я панически боюсь крыс! Это странно, потому что у нас в семье никто «не страдал этим недугом», как говорил врач, который пытался меня вылечить. Как вы уже могли догадаться, у него ничего не вышло, более того, после его сеанса я еще часа два шарахалась от всех движущихся предметов. Доктор тоже пострадал, как физически, так и морально. Кабинет оказался полностью разрушен, а нерадивого врачевателя только через месяц выписали из больницы. Он был весь в бинтах и прихрамывал на правую ногу, на которую ему свалился шкаф. Моей маме он заявил, что лучше отправится с перочинным ножиком охотиться на килбиков, чем еще раз попытается вылечить милую и симпатичную меня. И отправился. В этот же день. Опираясь на костыли и нервно дергая перебинтованным хвостом.

Но сейчас не об этом… Может ради меня Совет поменяет традиции? Вряд ли… Что вообще за бред я несу?! Ой, уже пора идти. Но может лучше остаться? И опозориться! Нет, я пойду!

Я решительно встала и направилась к калитке. Нагретое солнцем дерево приятно согрело руку, когда я, замешкавшись, оглянулась. Противоречия устроили внутри меня настоящий бой на выживание. У меня еще есть возможность не идти…. Нет! Я не могу! Ведь если я не пойду, то опозорю не только себя, но и всю свою семью! А такое никак нельзя допустить!

Резко развернувшись, я быстро зашагала к Дворцу Совета. Лучше не мучить себя. Ведь я просто ОБЯЗАНА пойти! Да, эта Церемония станет для меня настоящим испытанием, но я должна хотя бы попытаться…. Должна!

На улицах Города никого нет. Еще бы. Все уже давно ждут начала Церемонии. Песок и гравий тихо шелестят под ногами, над головой беззаботно щебечут птички. Сейчас разговоры прохожих не заглушали эти звуки. От этого становилось как-то не по себе. Я осталась наедине со своими мыслями и опасениями, никто не отвлечет меня от страха перед предстоящей Церемонией. Нужно было выходить раньше! И идти вместе с толпой. Тогда мне было бы некогда думать обо всем этом! Вот ведь мурть! Нужно поторопиться, пока сомнения снова не овладели мной!

И я побежала мимо разноцветных, но одинаково закругленных домов. Нежные оттенки, в которые они были выкрашены, и невысокие, чисто символические заборчики, окружающие сады и засаженные цветами дворики, радовали глаз. Но круглые окна смотрели на меня бесчувственно и пусто. Налетевший ветер вновь зашелестел в листве деревьев. От этого у меня мурашки пробежали от макушки до кончика хвоста.

Я побежала еще быстрее. Подальше от пустых окон, поближе к живым существам. Наконец я выскочила на Площадь. Вот и Дворец. Вход украшают 34 резные колонны, символизирующие древних героев. Переведя дыхание, я взбегаю по белоснежным ступенькам и, проскочив между массивной колонной Кошару Великому и элегантной колонной Мурлыке Маурти, вхожу в первый зал — Символический.

Раньше я часто бывала тут, рассматривая пыльные гобелены и различные статуи. Мама рассказывала мне легенды, изображенные на огромных кувшинах и картинах, украшающих стены. Тогда мама была только Главным Помощником, но когда ее избрали в Совет, у нее не осталось времени на сказки для меня. А так как моя тяга к легендам не исчезла, она выписала мне разрешение на посещение Большой Библиотеки. С тех пор я все свое свободное время проводила в этом старом и не очень ухоженном здании на окраине Города, в окружении старинных книг и Героев легенд.

В Библиотеке всегда было тихо, и чаще всего я сидела там одна за самым дальним столом. Только изредка кто-нибудь из Главных Помощников заходил за какой-нибудь информацией, а заодно проверить, не развалилось ли еще это старое здание. Да, на первый взгляд, я сидела одна, но на самом деле это было не совсем так: я читала легенды про древние войны, про Великих Героев этих войн, и все эти события проносились у меня перед глазами с такой ясностью, будто я сама присутствовала там.

Однажды я наткнулась на огромную книгу «Жизнеописание Прекрасной и Решительной Героини, спасшей Синий Рассвет от Желтого Заката, Неповторимой Мурлыки Маурти». Нашла я ее совершенно случайно: хотела достать другую заинтересовавшую меня книжку и уронила всю полку. «Жизнеописание» упало мне на хвост, так что не заметить мне его не удалось при всем желании.

Я была обескуражена приключениями прославленной героини, поражаясь ее отваге и мужеству. Я буквально зачитывала эту книгу до дыр.

Вот какие воспоминания пронеслись у меня в голове, когда я разглядывала куполообразный потолок, покрытый перламутровой росписью, плавно перетекающий в стены, завешанные старинными картинами, проеденными молью гобеленами и прочей муртью. Здесь ничего не изменилось.

Пройдя еще несколько залов, посвященных различным тематикам, и так никого и не встретив, у меня появилась надежда: может я и правда перепутала, может Церемония прошла вчера, ну или хотя бы состоится завтра? Полностью поглощенная этой надеждой, я пролетела оставшиеся залы и коридоры, как на крыльях, но у дверей Церемониального Зала нерешительно останавилась.

Огромная двухстворчатая дверь выглядит более чем внушительно. Мне показалось, что из-за нее доносятся голоса. Я попятилась, хотя уже дважды входила в эту дверь, правда, как родственница. А теперь мне придется не наблюдать из толпы за братом и сестрами, а самой участвовать в Церемонии. А эти крысы….

Все внутри меня кричит: «Глупая! Скорее беги отсюда! Ты не обязана это делать! Иди домой, возьми рыбных крекеров и забудь обо всех этих ужасах!»

— Нет! Я должна идти! — воскликнула я.

Хорошо, что вокруг никого нет, а то бы решили, что я от переживаний слегка повредилась рассудком. Зато я немного успокоилась.

— Есть такое слово: «надо», — вспомнила я фразу одного Героя из прочитанных мною легенд и, глубоко вздохнув, толкнула дверные створки.

Зал был гигантским, с куполообразным росписным потолком и с лепниной на стенах. Но толпа родственников занимала большую часть этого пространства. Мне показалось, что сейчас меня, даже не заметив, затопчут. Не успела я обрадоваться, ведь при таком повороте событий мне не придется участвовать в Отборе, как передо мной расступились.

Мне что-то говорили, поздравляли, желали удачи, но я словно впала в ступор. Как вяленый карась, я шла по освобождённому для меня проходу к небольшой очереди из моих одногодок, расположившихся перед закрым занавесом возвышения под красиво украшенным балконом Совета. Теперь, если у меня ничего не получиться, я опозорюсь сильнее, чем если бы я вообще не пришла. Останься я дома, мама придумала бы уважительную причину моего отсутствия и сделала бы мне просто очередной выговор по поводу традиций.

Это бы я как-нибудь пережила, а теперь…. Теперь, если я не пересилю себя, последствия будут одно хуже другого. Так, хватит! От своего хвоста не уйдешь! Я постаралась взять себя в руки. Я уже здесь! Ничего не изменишь! Надо успокоиться.

Я посмотрела на очередь. Многие наряжались для Церемонии. Парни красовались в камзолах различных цветов и с запонками на кое-как причесанных хвостах. Девушки представляли всем самые модные платья, самые необычные прически и самые невероятные украшения для ушей. Я к их числу не отношусь. Ну не до нарядов мне сейчас! По идее мне нужно встать в конец очереди. На деревянных ногах я двинулась вдоль оживленной толпы и нервничающих ребят.

— Неужели ты все-таки пришла? — засмеялся рядом писклявый голос и наперерез мне из очереди выступила разряженная в пух и шерсть кошарка, — Я была практически уверена, что ты останешься дома.

Я тяжело вздохнула. Уж кого-кого, а эту особу я сейчас совсем не хотела видеть. Шерстинда Когть невзлюбила меня еще в котосаде по причине того, что я не желала признавать ее самой-самой, как остальные девочки. И если уж говорить откровенно, то именно она виновна в моей крысофобии.

— Нет, вы только посмотрите, — обратилась она к своим подхалимкам. — В чем она явилась на Церемонию — в повседневном платье! Неужели у нее нет другой одежды?

Другие девочки поддержали смех своей предводительницы. Пока они хохотали, я более внимательно рассмотрела наряд Шерстинды. Либурное платье в пол украшали многочисленные ярко-салазовые ленты. От такого резкого сочетания у меня заболели глаза. Но это было еще не все: Шерстинда одела столько украшений на хвост, что я искренне удивилась, почему он еще не оторвался. Свои жидкие светлые волосы она собрала в нечто наподобие пучка между ушей. В этой прическе было столько заколок, что я невольно подумала, что вечером, когда Шерстинда будет их вытаскивать, волос на ее голове станет еще меньше.

— Лучше уж в простом платье, чем в подобной безвкусице, — фыркнула я.

Как хорошо, что я не наряжалась и не выгляжу сейчас хоть немного похожей на подобную разляпистость.

— Да что ты понимаешь в последней моде? — Шерстинда гордо дернула ухом, отчего украшения на нем задребезжали.

— Последней моде? — переспросила я недоверчиво, — Ты уверена, что это называется не «Надень на себя все, что только есть в твоем шкафу»?

Глаза моей оппонентки сузились — она терпеть не могла проигрывать. И я знала это, как никто другой.

— Что ж, теперь понятно, ты пришла покрасоваться перед всеми в простом платье. Как наивно! — Шерстинда не собиралась сдаваться, — Но что же тебе еще остается делать, ведь Церемонию ты пройти не сможешь…

Как она смеет говорить такое?! Ведь это по ее вине у меня крысофобия! Ведь это из-за нее я не переношу этих существ! Это она… Из горла вырвалось тихое шипение. Моя выдержка дала сбой. Но это лишь раззадорило Шерстинду:

— Можешь становиться в самый конец очереди. Тогда большинство уже разойдется и не все увидят твой позор! — смеялась она, — Вот уж не удивлюсь, если к тому времени все Жребии разберут и у тебя попросту не останется выбора!

Пока она истерично хохотала, я посмотрела в начало очереди, там нервно теребя прядь своих каштановых волос и переминаясь с ноги на ногу, стоит Кисуня Пард, моя хорошая знакомая.

Не смотря на постоянные нападки, Кисуня всегда была веселой и жизнерадостной, бегала, шутила, смеялась. Но сейчас от ее веселости не осталось и следа. Она явно чувствует себя не в своей тарелке, да еще и быть первой. Точно! Идея ярко вспыхнула у меня в голове. И я, даже толком не задумавшись, решилась ее осуществлять.

— Все могут ошибаться. Ну а тебе уж точно не привыкать, — хмыкнула я. — Вот только, достанется ли что-нибудь путное тебе — большой вопрос, Шерстюша.

Сказав это опешившей нахалке, я развернулась и вместо конца направилась в начало очереди, к Кисуне. О том, как ласково называла Шерстинду ее мама знали совсем немногие. Я победно улыбнулась — последнее слово осталось за мной.

Еще с расстояния я рассматривала праздничный наряд Кисуни, который не смотря не меньшую броскость смотрелся гораздо лучше, чем наряд Шерстинды. Кисуня нарядилась в совсем новое слезурное платье, покрытое множеством милых оборок, с которыми абсолютно гармонировали украшения.

— Привет! Волнуешься? — поинтересовалась я, подойдя.

— Не то слово! Быть первой всегда страшно! А меня мама с самого утра сюда отправила, чтоб я не опоздала. Вот я первой и оказалась… — закивала она.

— А по-моему, быть первой даже лучше: отделалась — и все, а так стой, волнуйся, — не согласилась с ней я.

— Я бы лучше поволновалась, — вздохнула Кисуня и тут же обрадованно затараторила. — Слушай! Давай я тебя перед собой пропущу! И ты волноваться не будешь, и я нервничать перестану! А?

— Ну, я не знаю… — я сделала вид, что задумалась.

— Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста! — стала упрашивать Кисуня.

— Если тебе от этого станет легче, — я пожала плечами.

— Ой, спасибо тебе огромное! — она аж подпрыгнула от радости. Я тоже ликовала. Мой план удался! Я быстрее всех отмажусь и пойду домой! Мало того — избегу дальнейших насмешек Шерстинды и ее подружек.

Полностью довольная собой, я встаю перед радостной Кисуней, которая уже вовсю принялась уговаривать, стоящего после неё парня в лионовом смокинге, поменяться местами. Видно, быть второй в очереди ей тоже не хочется.

И все же хорошо, что я припозднилась. Не успела я как следует начать волноваться из-за позаимствованного у Кисуни повода, как загремели мефары, призывая всех собравшихся ко вниманию. Собравшиеся, затихнув, призвались. На балкон над церемониальным постаментом вышли все 9 членов Совета. Яркие, блестящие мантии, украшенные бесчисленным количеством различных звеняшек и блестяшек. Мама часто жалуется на эти необходимые на каждом важном мероприятии штучки, которые очень трудно цеплять к мантии, особенно со спины.

Мама была самая красивая и нарядная. Конечно, она ведь мама. Помимо нее я разглядела и отца Шерстинды, Маркиза, единственного представителя Совета мужского пола. Но мне не было до него особого дела. Я замечаю, как мама нервно ищет меня в самом конце очереди. Не находит и начинает переживать еще сильней. Ее волнения вполне резонны, зная меня, она могла представить, как я не хочу сюда идти. Но я здесь, мама! Ее взгляд отрешенно скользит в начало очереди. Натыкается на меня. Глаза медленно, но верно пытаются перекочевать на лоб. Не удивительно: я и первая в очереди. Это для меня-то шок — все стихийно получилось. Каково же для мамы! Я улыбнулась и помахала ей. Мама улыбнулась в ответ, но как-то растерянно.

Мефары прозвучали еще раз. Церемония началась. Следуя традиции, Совет выступил с торжественной речью. Там было что-то про смену поколений, про древние традиции и про что-то еще не менее важное, но я не могу сосредоточиться на этом. Я смотрю на тяжелый темно-синий занавес над церемониальным постаментом. Я прекрасно знаю, какое испытание меня там ждет и совершенно не представляю, что буду делать, когда на меня накатит приступ крысофобии.

Как мне поступить? Как пересилить себя и вытянуть Жребий? Не представляю! Что же делать?!

— А теперь начнем Первую часть Церемонии! — доносится до меня. Что-то противно заскрипело, и занавес начал подниматься.

Посреди церемониального постамента стоит огромный, расписанный церемониальными сюжетами, чан. А в нем…. Нет! Не думай об этом! Если подумаешь, то даже подойти туда сил не хватит! Ладно, мне просто надо подняться на постамент. Надо успокоиться и решать проблемы по мере их поступления. Я глубоко вздохнула и шагнула вперед.

Я шла медленно, пытаясь успокоиться и не убежать куда подальше, но… почему я подошла к этому чану так быстро?! Ладно. Напрягшись всем телом, и не давая ему самому решать, где я должна находиться, я осторожно заглянула внутрь… Мамочки!!! Тошнота подступает к горлу. Дыхание перехватывает. В этой огромной кастрюле копошатся ОНИ… Их много…. Даже слишком. По крайней мере, для меня. Взгляд натыкается на эти жуткие голые хвосты и страшные морды. Я с трудом подавляю готовый вырваться визг. Надо собраться! И я, зажмурившись изо всех сил, рывком протягиваю руку вперед. Что же это такое?! Кошмар наяву!!! Что же мне делать? Не выдерживаю и открываю глаза. Ой — ей…. Голова закружилась, подкашиваются ноги…. Стоп! Успокойся! Я вздохнула еще раз и снова заглядываю в чан. Ничего не изменилось. Да и не могло, как бы я этого не хотела. Я заставляю себя оглядеть весь этот ужас…. Жуть какая!!! А-а-а!!! Подождите-ка, что это? На другом конце чана, среди столь ненавистных мною… эээ… существ… виднеется что-то белое и… пушистое…. Какой-то непонятный белый зверек, почти не похожий на крысу, жмется к стенке чана, держа в зубах Жребий…. Но главное: у него длинный, покрытый шерстью, хвост с кисточкой на конце!!! Вот так удача! Хоть это и грызун, но моя фобия при взгляде на него почти не проявляется! Не важно, каким образом он попал в Церемониальный чан и откуда взял Жребий. Не важно, куда он меня распределит. Сейчас важно только то, что я не опозорюсь и вытяну этот треклятый Жребий!

Я потянулась к нему, но тут рука дрогнула, замерев над кучей-малой из…КРЫС!!! Только не кричи!!! Почти до крови закусив губу, я пытаюсь собраться снова… А-а-а-а-а!!! Не могу! Не хочу! Не буду! Заберите меня отсюда!!! Надо! Надо собраться, успокоиться и… Неееет!!! Я не смогу!!! Что же это делается? Что же мне так плохо? За что мне все это? Кто этот умник, придумавший это жуткое испытание?! Узнаю — прибью собственными руками! Спасите!!! Так! Тихо! Спокойно! Я снова зажмурилась и, задержав дыхание, протянула руку к моему единственному шансу.

Хотелось завизжать во все горло, развернуться и, сшибая все на своем пути, не разбирая дороги, убежать куда-нибудь далеко настолько, чтобы о подобных ужасах там даже не подозревали. Но я молчу…. Я молчу! Сама от себя в шоке! Хоть не зря страдала — вот он пушистый хвостик. Я дотянулась до него! И правда пушистый… и мягонький… Я хватаюсь за него покрепче, ведь этот непонятный зверек — моя единственная надежда. Надеюсь, в Жребье окажется не шеф-повар ресторана, специализирующемся на приготовлении грызунов под маринадом!

Осторожно разворачиваюсь, держа зверька на расстоянии вытянутой руки. Неужели все кончилось? Как в тумане спускаюсь с постамента. Это конец моим мучениям! Ура! На губах появляется невольная улыбка. Я пересилила себя! У меня получилось!

Я оглядела толпу родственников, ища своих. Ненадолго взгляд скользнул по медленно продвигающейся очереди. Недовольная физиономия Шерстинды Когть подтверждала мой триумф. В самом конце я увидела Кисуню, она радостно махала мне двумя руками. Ну, дела…. Это она что, со всеми поменялась? Зато быть последней ее, как видно, вполне устраивало. Я озадаченно покачала головой: ведь ее мама, тетушка Пард, не обвинит в этом меня, да?

— Мяура! — услышала я крик из толпы. Фырчик махал мне, сидя на плече у Мурза.

Я улыбнулась и стала пробираться к ним, почти не замечая странные взгляды на моего спасительного зверька. Какое мне до них дело? Ведь у меня получилось!

— У тебя получилось! — словно подтверждая мои мысли, ко мне подскочили Мура и Мурия, — Молодчина! Мы так переживали!

— А я уж готовился отлавливать тебя, когда ты дашь деру, — снисходительно усмехнулся Мурз.

— Ура! У тебя получилось! Ура! Ура! — скакал вокруг меня Фырчик.

Я улыбнулась — ну и семейка у меня, даже если захочешь, не соскучишься. Мура и Мурия — сиамские близнецы. Различать, кто из них — кто умеют только члены семьи. Даже близкие друзья их путают. Не знаю, как, но могу утверждать с полной уверенностью, что сейчас справа от меня Мурия пытается утихомирить Фырчика, а Мура слева смеется над этим практически бесполезным занятием. Они старше меня на год, и поэтому проходили Отбор в прошлом году. Распределяющий Жребий определил их помощницами секретарей Главных Помощников.

Мурз старше меня на три года. Он постоянно важничает и вредничает, скрывая свои настоящие мысли и чувства. Но мы уже привыкли и знаем, что он на самом деле имеет в виду. Например, все мы понимаем, что он тоже очень переживал за меня, возможно даже больше остальных. Но Мурз скрывает это за подколками и надменной физиономией. После Отбора он отправится обратно на рыбную ловлю в Залив Путей. Он уже старший удильщик! И взял отгул специально, чтобы присутствовать на Церемонии.

Фырчик младше меня на два года. Ему только предстоит пройти Церемонию. Он жуткий непоседа, успевший попортить нервы всем соседям. Стоит только вспомнить случай, когда он перевел абсолютно все часы на нашей улице на три чака назад. Вот была неразбериха! А все происшествия с так называемыми «ловушками»? Уже не сосчитать. Но мы все равно его очень любим.

Я оторвала взгляд от удирающего от Мурии Фырчика и посмотрела на папу. Он ничего не говорил, просто стоял и улыбался. И от этой улыбки мне сразу стало так спокойно и радостно, накатило осознание. У меня действительно получилось!

Я оглянулась на маму. Она счастливо улыбалась, пытаясь незаметно вытереть глаза рукавом мантии.

— А что тебе досталось? — поинтересовался Фырчик, одновременно прячась за мной от погони.

Действительно. Еще рано радоваться — неизвестно, что за Жребий мне выпал. Наверное, все остальные подумали о том же, потому что тут же обступили меня еще плотней. Я осторожно вручила папе зверька, который даже не дергался, пока я его несла. Далее мне посчастливилось стать счастливой наблюдательницей жутко удивленных лиц всего семейства (кроме меня и мамы).

— Это разве крыса? — с присущей ему детской наивностью поинтересовался Фырчик.

— Что-то не похоже, — вздохнул папа, осторожно потыкав в оглядывающегося по сторонам зверька пальцем.

— И что за мурть ты притащила? — осведомился Мурз, но его надменный тон абсолютно не сочетался с вытянутой физиономией.

Мура и Мурия просто хлопали глазами, не в силах ничего сказать. А что такого-то? Зверек и зверек, подумаешь! Жребий есть? Есть! Так в чем проблема? Что это не крыса? Фи! Разве это главное?

— А что это за зверь? — любопытство младшего брата было мною полностью разделено. Тоже не имею ни малейшего понятия, что это такое.

— Никогда раньше таких не видел, — признался папа.

Ну вот….

— А в Жребье что? — с легкой надеждой спросили сестры.

— Точно, — папа осторожно вытащил бумажку из челюстей «зверя» и почитал:

— «Древопас».

Я что-то не расслышала, да? Там написано что-то совсем другое, просто с созвучным звучанием.

— Что? — переспросила я, но папа впал в ступор.

С какой-то заторможенностью Мурз взял Жребий у него из рук. Мура, Мурия и Фырчик подскочили к нему и заглянули в бумажку. Дальше я наблюдала разную реакцию: близняшки очень странно переглянулись, Фырчик пожал плечами и принялся приводить папу в чувства путем дерганья за хвост, а Мурз как-то странно на меня посмотрел и протянул Жребий.

Я взяла. Мне не послышалось, да? Посмотрела. Там, со множеством завитушек, очень красиво, но неисправимо точно значилось: «Древопас». И что это предположительно значит?

«Древопас» — это как? Пасти деревья? Зачем? Они же бегать не умеют! Или умеют? Да нет, не может такого быть! Да? Что же это значит? Может, охранять лесные заповедники с редкими видами деревьев? Мне что работать сторожем? Лесником? А? Что? Куда меня отправили?

— Это хотя бы где? — обреченно спросила я.

Сестры снова переглянулись:

— Мяура, понимаешь, есть профессии древозаготовщика, лесоруба, лесничего, древопереработчика, плотника и даже резчика по дереву, но «древопас» … такой профессии… такой профессии нет…

Это как? Что? Почему? Я замотала головой:

— То есть как это «нет»?

— Они правы, — кивнул Мурз. — Я тоже никогда о таком не слышал.

Может мне в обморок грохнуться? Момент вполне подходящий. Даже голова немного кружится. Я пошатнулась. Как так получилось, что профессии, которую мене распределил Жребий, просто нет?.. Нет, стойте, подождите! Сейчас не до обморока! Как это «нет»? Почему тогда есть Жребий с таким указанием? Ошибка? Или…. Или шутка?.. Кто-то подшутил, подбросив этого непонятного зверька в чан Жребья, а я и повелась, обрадовалась. Как же так? Мне что придется проходить Церемонию заново?! Это жестоко! Опять видеть этих хвостатых жутиков?! На глаза навернулись слезы…. Хотя подождите! Совет не допустил бы такого, ведь правда? В Совете ведь мама! А мама бы не допустила такого, да? Я права? Слезы высохли, я схватилась за голову. А если это ошибка? Совет мог ошибиться? Нет! Совет никогда не ошибается! Но…

Аааааааааааааа!!! Я запуталась! Может лучше все-таки свалиться в обморок, тогда не придется об этом думать? Я отступила назад. Мурз мне что-то сказал, но я не различила слов. Еще шаг назад. Я наступила кому-то на хвост. Этот кто-то заверещал и, наверное, начал меня отчитывать. А нечего хвосты, где попало раскидывать! Ко мне подскочили сестры. Не знаю, что они говорили, я ничего не поняла — для меня все слилось в одно.

Совет не ошибается, и мама не допустила бы ошибок или шуток, да? Я оглянулась на маму. Она с беспокойством смотрела на меня и того кого-то, которому я отдавила хвост. Поймав мой взгляд, она, похоже, разглядела в нем что-то такое, из-за чего на ее лице отразилась легкая паника. Да, мама не допустила бы такого. Я уверена. Но что тогда это значит?

Глава 2. Древопас

Я бежала за ним, а он убегал, достаточно шустро передвигая корнями. Нет! Я должна его поймать! От меня не убежишь! Этот кристаллит выглядел бы совершенно одинаково со своими сородичами: те же светло-марлимовые маленькие листики с заостренными концами и краснодильчатыми прожилками, тот же узловатый либурный ствол в три обхвата…. Но он бежал! Бежал от меня с помощью вывороченных из земли корней! И что его не устроило в том месте, где он рос, что он дал такого стрекоча? А мне теперь бегай, отлавливай!

Вдруг этот неугомонный как-то странно качнул ветками и перепрыгнул особенно глубокий овраг. Перепрыгнул? А это не слишком? Я прыгнула за ним, немного сокращая дистанцию. Еще чуть-чуть и я его поймаю! Тоже мне, взяли моду, бегать без письменного разрешения! Я припустила еще быстрей, но споткнулась о какую-то корягу и чуть не упала. Дистанция возобновилась. Эй, так не пойдет! А ну стой! Не слушается. Что за невоспитанные кристаллиты пошли?!

И я снова бегу. Вот! Почти догнала! Ой, что это? Лес вокруг зашевелился. Что происходит? Я огляделась…. И ужаснулась. Все деревья, мимо которых пробежал мой нарушитель, начали осторожно вытаскивать корни из земли! Что? Зачем? Куда вы все? Стойте! Подождите! Куда?! Но они не слушают. Они начинают сначала медленно, а потом и быстрее продвигаться вперед. На меня! Я снова попыталась их остановить. Бесполезно. Они не обращают на меня внимания и наступают! Что делать?! Мало мне было одного ненормального дерева, так теперь целый лес взбесился! И как одной маленькой мне остановить эту толпу? Я начинаю медленно отступать. Что же делать? Кристаллиты и фриопсы враждебно качают ветками и приближаются, цепляясь корнями за неровности в земле и подтягиваясь, таким образом, вперед. Я снова отступаю. Деревья приближаются быстрее. Они же затопчут меня! Я делаю еще шаг назад, спотыкаюсь и падаю на хвост. Деревья набирают скорость. Мамочки! Они совсем близко! Я вскакиваю на ноги и, еще раз оглядев эту толпу и смирившись, что действительно не справлюсь с таким количеством, предпринимаю быстрое стратегическое отступление посредством бегства с места происшествия.

Деру! Деру! Деру! Надо позвать кого-нибудь на помощь. Лес чокнулся и вышел на прогулку! Подумать только! Я изо всех сил бегу по широкой равнине, усыпанной различными цветами. На ясном зеленом небе нет ни облачка. Погода замечательная, но…. Но я слышу за своей спиной ропот листвы, легкий скрип веток и шелест сминаемой травы! Нахожу в себе силы оглянуться. О, Всевышний Кот! Эта толпа ненормальных деревьев гонится за мной! Что им надо? А надо ли? Зачем они вообще все повылезали из земли?! Делать больше нечего?! И чего их так много?!

Я бегу еще быстрее. Впереди виднеются холмы. Там я точно смогу оторваться от погони. Главное, добежать до холмов! Я снова оглядываюсь. Они близко. Организованной толпой за мной гонится целый лес! Что за мурть?! Я резко сворачиваю вправо и удваиваю скорость. Деревья следуют за мной, как привязанные! Это не толпа, это стадо какое-то! Вот только почему оно преследует меня? Вот ведь мурзики зеольные! Я снова разворачиваюсь, возобновляя маршрут «к холмам». И снова они за мной. Что мне делать? Они догоняют! Я бегу изо всех сил, но холмы не приближаются. Кто-нибудь, помогите!!! Вдруг я замечаю впереди четыре фигуры. Я не могу рассмотреть их — еще слишком далеко, но меня охватывает радость. Мне помогут! Надо только добежать! Но деревья за моей спиной практически догнали меня! Я не успею…

Я резко села в кровати, тяжело дыша. Слава Двум Солнцам — это всего лишь сон. Этот кошмар мне никогда не забыть! Но… неужели меня ждет что-то подобное? Я упала обратно на подушку.

Вчера после Отбора мы ждали маму в Зале Героев. У всех нас был ступор. Лично у меня даже мысли из головы испарились. Когда пришла мама, она очень испугалась этого нашего состояния. Папа молча протянул ей Жребий и зверька. Мама посмотрела на все это, как-то странно вздохнула, потом сказала, чтобы мы не волновались, шли домой, а она во всем разберется и ушла вместе со зверьком и Жребьем. Мы послушно пошли домой. Дома все кроме меня пришли в себя и попытались меня растормошить, но у них ничего не получилось. В итоге я ушла в свою комнату и не заметила, как уснула…

Мама ведь разобралась со всем, да? Все будет хорошо? Я вздохнула, собираясь с силами. Все решится сегодня, мне надо быть сильной! Я вскочила с кровати и стала приводить себя в порядок. Вдруг в дверь постучали:

— Мяура, ты уже проснулась? — раздался хор сестер.

— Да, — отозвалась я.

— Мама прислала записку, чтобы ты как можно скорее пришла в Зал Путей. Поторопись.

— Хорошо.

Зал Путей? Вторая часть Церемонии? Это Зал где я должна встретиться с работодателем, но… Работодателем? Я и правда буду пасти деревья? Я вздохнула. Мама наверняка что-то придумала…. Да?

Я быстро переоделась в выглаженный папой льняной костюм сирнего цвета, состоящий из брючек, свободной рубашки и куртки. Я зашнуровала кожаные полусапожки, но перед тем как выйти, посмотрела в зеркало. Огненно-рыжие кудри ниже лопаток торчали во все стороны. Я попыталась их пригладить, но из этого, как всегда, ничего не вышло. Я недовольно дернула правым ухом. Такие волосы достались от бабушки только мне. У сестер и Фырчика были такие же каштановые волнистые локоны, как и у мамы, а Мурз был прямоволосым брюнетом, как папа. Я вздохнула и расчесала шерсть на ушках специальным гребешком. Так, теперь очередь хвоста. Он у меня рыжий и пушистый, хорошо хоть не кудрявится. Ладно, с этим все. Я еще раз оглядела себя. Вертикальные зрачки ярко-изумрудных глаз довольно сузились. Неплохо. Самая обычная кошарийка, не считая волос, конечно. Я улыбнулась, показав своему отражению аккуратные клыки. Теперь надо поторопиться.

Я спустилась в гостиную. Все кроме Фырчика и мамы ждали меня там. Ко мне тут же подскочили близняшки и схватили за руки:

— Мы будем держать за тебя кулачки! — заверили они меня.

— Веди себя там прилично, чтобы нам не пришлось за тебя краснеть, — к Мурзу вернулась его надменность.

— Удачи, — улыбнулся мне папа.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я всех. — Я постараюсь.

Я вышла из дома. В саду Фырчик гонялся за бабочкой, но, увидев меня, тут же подбежал:

— А можно я пойду с тобой? — попросился он.

— Не-а, — я отрицательно покачала головой.

— Жалко, — протянул он, но тут же заулыбался. — Тогда, когда вернешься, мне все-все расскажешь. Ладно?

— Договорились, — улыбнулась я и, почесав его за левым ухом, вышла на улицу.

Я шла, полностью погрузившись в свои мысли, когда меня догнал писклявый голос:

— Я слышала, ты вытащила какого-то монстрика, — проявила осведомленность Шерстинда.

Я недовольно посмотрела на нее. Меня немного успокоил тот факт, что волос на ее круглой голове действительно стало меньше. Так и не дождавшись от меня ответа, она продолжила:

— Не думаю, что вытащив его, тебе досталось что-то хорошее. Но, наверное, тебе тот странный зверь кажется гораздо милее, чем НОРМАЛЬНЫМ кошарам и кошарийкам.

Я молчала. Впервые мне было нечего ей ответить. Впервые ее слова казались мне довольно справедливыми. Как я могла рассчитывать на то, что хороший Жребий окажется у того зверька?

— Что ж, мне пора, — она была явно недовольна отсутствием у меня реакции на ее колкости. — Я только что из Дворца. Меня отправили на фабрику мороженного.

Она ушла, нервно дергая хвостом. Я пошла дальше, более угнетенная, чем до этого. Через три дома мне встретилась Кисуня:

— О, Мяура, привет! — воскликнула она. — Ты была вчера на когтецеке? Было очень здорово!

Я натянуто улыбнулась ей. Мне вчера было не до когтецеки…

— Знаешь, так хорошо, что я была последней, — продолжала она, — пока до меня дошла очередь, я совсем перестала волноваться! Мне достался педагог! Здорово, правда?

Я согласно покивала. Очень подходящая для Кисуни работа. Есть же нормальные профессии, почему же мне досталась такая мурть?

— Чего это ты сегодня такая молчаливая? — удивилась она. — Волнуешься? Еще не была во Дворце Совета и не знаешь, куда тебя точно определили? Ты не волнуйся, все зависит от профессии. Тебе же нормальная досталась?

И без того не самое лучшее настроение стремительно начало падать. Но Кисуня восприняла мое молчание, как согласие:

— Вот видишь! Так что не волнуйся, — «подбодрила» она меня. — Ой, а мне надо идти. Меня определили в наш котосад! Побегу, обрадую маму…

Мое настроение упало на утоптанную дорогу и скатилось в какую-то канаву. Я зашагала ко Дворцу, уговаривая себя, что мне тоже могло достаться что-нибудь путное.

…Я остановилась перед резной дверью в Зал Путей. Каким окажется мой Путь? Пока не зайду — не узнаю. И я скорее толкнула дверь, чтобы не успеть передумать.

Зал оказался не больше нашей гостиной. Он весь был из абсолютно белоснежного мрамора: и стены, и пол, и потолок — все украшено лепниной. Напротив точно такая же дверь, в которую только что зашла я. Посередине небольшой белый стол в окружении трех белых стульев. За одним из них сидела мама в парадной брюлюзовой мантии, но не со всеми звеняшками. Она задумчиво теребила одну из них. Взгляд ее был тревожный и немного растерянный. Увидев меня, она попыталась придать себе уверенный вид:

— Садись, — она махнула мне на стул слева от себя, — он сейчас подойдет.

Я растерянно шмякнулась на предложенное мне место. Что такое? Почему мама такая задумчивая? Она не разобралась? Ничего не получилось и меня отправят в ссылку на Край Света следить, чтобы с него не упали деревья? Такое может быть? Нет! Мама наверняка все придумала, просто переживает за меня! Ведь так? А если нет?! Что мне делать? Устроить побег? Бунт? Восстание? А это поможет?..

Весьма путаный ход моих мыслей прервал звук открывшейся двери…

Тааак… Зовите лекарей или сразу похоронных дел мастера! Даже не знаю, кто тут лучше справится! И заодно мне успокоительной пыльцы щепотки две… Что происходит?! Мамочка, мне работать с инвалидами? Или это работа такая опасная, что можно покалечится до ТАКОЙ степени?!

Из дверного проема вышла до жути корявая фигура в курбалиновом балахоне с капюшоном. Этот тип умудрялся хромать одновременно на две ноги, заваливаться во все стороны сразу и вообще двигался рывками, как голем!!! Этот ходячий ужас остановился в двух шагах от столика и как-то странно замер. Я в полном шоке таращилась на него, чувствуя, как хвост нервно дергается. Но к моему еще большему удивлению, мама даже не удивилась, а тут же вскочила с места:

— Здравствуйте-здравствуйте! Мы вас ждем, — поприветствовала она его и обратилась ко мне, — Мяура, познакомься с Дыгонтием Ирвадировичем.

Я ошарашено кивнула и выдавила из себя почти членораздельное «Угу».

В ответ на это он снял плащ. Н-да, он не инвалид. Похоже он по жизни такой! Вот не повезло! А я еще на свои кудряшки жаловалась! Как он вообще живет? Нескладный, несуразный, угловато-корявый…. Да мои кудри по сравнению с его короткой серовато-коричневой шерстью, торчащей во все стороны, одно из лучших произведений природы! Глаза у него ужасно маленькие с круглыми, да-да круглыми, зрачками. Да еще скрытые какими-то непонятными стекляшками, скрепленными вместе. Огромный, выпирающий нос, огрызки ушей, сползшие к челюсти. При всем этом он зачем-то постоянно скалит свои тупые и плоские зубы. Никаких манер! Или он голодный? Но самое ужасное и то, что вогнало меня в полнейший ступор … у него НЕТ ХВОСТА!!!

Как он живет?! Нет, не так! Почему он еще жив?! Да я бы не пережила, если бы у меня появилась хоть одна из присущих ему черт!!! Надеюсь, это не заразно.

— Приятно познакомиться, Мяура, — скрежещуще прокаркал он.

От звука его голоса мои ушки невольно прижались к голове, пытаясь защитить мой чувствительный слух. Я заметила, что уши мамы тоже дернулись, но она не подавала виду:

— Садитесь, пожалуйста, — пригласила она.

— Спасибо, — проскрежетал он, и сел напротив меня.

Я тихо выдохнула, пытаясь успокоиться. Кажется, получилось. Вопросительно смотрю на маму. Она же сейчас все объяснит и выяснится, что все хорошо, да?

Она заметила мой взгляд:

— Мяура, я начну издалека. Помнишь, я рассказывала тебе легенды? — я кивнула — И ты, конечно же помнишь, что все они основаны на реальных событиях? — снова киваю — А помнишь легенду о Других Мирах?

— Да, — от внезапной догадки к горлу подступил комок.

— Хорошо. Потому что речь пойдет именно об этом, — мама вздохнула и посмотрела на Дыгонтия Ирвадировича.

— Другие Миры действительно существуют, — сообщил он. — Их очень много. И ваш мир только один из них.

— Давным-давно мы хорошо общались с представителями Других Миров, — продолжила мама, — Тогда в чане Жребья было множество грызунов, представлявших профессии не только нашего мира. Но постепенно наши связи распались. А в чане остался только один «не наш» грызун.

— Я представитель Мирового Древа, — снова заговорил наш гость. — Миры не висят в пространстве просто так. Существует Древо, которое соединяет их всех в одну большую систему. У Древа множество ветвей, веток и веточек, а один мир — это только один листик на этой веточке. Миры, как и листья на любом дереве, могут рождаться новыми почками и умирать. Но не все так радужно. Древо может заболеть, в нем могут завестись какие-нибудь паразиты. Чтобы обезопасить Древо и отдельные Миры от смертельной участи, существуют Древопасы. Древопасы — своеобразные охранники и защитники Миров.

— И тебе выпал Жребий с этой профессией, — добавила мама.

Вы представляете мою реакцию? Правильно! Я была в шоке. Я переводила ошарашенный взгляд с мамы на дяденьку Древопаса и обратно, честно пытаясь понять и представить то, о чем они говорили.

— Ты будишь Древопасом, Мяура Мурр из Мира Кис, — торжественно провозгласил Дыгонтий.

— Замечательно… — пробормотала я, — Всегда об этом мечтала…

— Правда? Вот и хорошо! — искренне воскликнул этот ненормальный, решивший, что это и правда мечта всей моей жизни, — Тогда нам надо отправляться как можно скорее!

Мама грустно посмотрела на меня и тихо вздохнула. Неужели, она действительно отправляет меня с этим до жути непонятным типом неизвестно куда ухаживать за деревом? Похоже, что так…

— Можешь не переживать, ты не сразу же начнешь работать, — продолжал между тем Дыгонтий Ирвадирович, — Перед этим ты должна выучиться в специальном учебном заведении — Древесном Институте. Там тебе предстоит узнать о том, как Мироздание устроено на самом деле.

Снова учиться? Он издевается? Меня будут учить. Опять. Уж кому-кому, а моему хвосту такая идея явно не понравилась. Он непроизвольно начал дергаться. Я вдруг поняла, что все это время жду, когда мама опровергнет все то, что произошло, начиная с Жребья. Но… этого не происходило….

— Тебе понравится в Институте. Учителя у нас хорошие, хотя и требовательные. Домик подстроится под твое обычное место жительства. Кормят, тем к чему ты привыкла. Думаю, ты быстро освоишься. Тем более, что учатся там точно такие же ребята из других миров, как и ты. У нас не смотрят на внешность или твой Мир, главное — твое усердие в учебе, — Древопас продолжал что-то говорить, но я слышала все это как сквозь подушку: гулко и тихо.

Я уйду из родного города Мурска. Да что там города, родного Мира. А я и Мир-то свой толком не посмотрела…. А что будет ждать меня там, в другом Мире. Там ведь может быть все совсем по-другому. И вообще, могла ли я когда-нибудь до этого момента подумать, что Другие Миры и их Легенды — правда и что мне придется отправиться в подобное место.

Я подняла глаза от белого мрамора и столкнулась с взглядом мамы. Она тоже переживала. Похоже, она сделала все, что могла. Или у нее изначально не было и малейшего шанса. Но теперь точно ясно одно: я отправляюсь в эту неизвестность, не смотря ни на что.

— … Поэтому будет лучше, если ты не будешь говорить что-то про чужую внешность. Тебя могут неправильно понять. Жители Миров являются разными расами, то есть могут быть совершенно не похожи, — я вместе с Дыгонтием стояла около двери, из которой вышел этот самый Древопас, пока мама заполняла какую-то бумажку.

Он не переставал что-то рассказывать. А я, смирившись с неизбежным, стала прислушиваться к его скрежещущим речам. Надо все-таки толком узнать, куда меня отправляют.

— Разные расы? Не кошарийцы? — переспросила я и с надеждой добавила, — А вы ведь тоже не кошар, да?

— Правильно! — он почему-то очень обрадовался, — Моя раса называется людьми. Я — человек.

— Че-ло-век, — я повторила незнакомое слово по слогам, — это как?

— Ну, — он немного замялся, — как говорил один очень умный представитель этой самой расы: «Человек — это животное, ходящее на двух ногах, без перьев».

Я задумалась. На двух ногах? Но кошарийцы тоже на задних лапах ходят. И перьев у меня лично тоже не наблюдается. Я незамедлительно сообщила об этом Дыгонтию Ирвадировичу.

— Н-да, неудачный пример получился, — согласился он, — Но вообще существует множество рас, подходящих под это определение. Например, эльфы из Верхних Ветвей. Подобные, похожие расы называются родственными.

Я удивленно махнула хвостом. Мне послышалось, или он сказал, что мы похожи? Он серьезно? Если это шутка, то несмешная. Совершенно.

Пока я пребывала в шоковом состоянии, мама, наконец, дописала ту бумажку с разрешением на перемещение или что-то подобное.

— Идите за мной, — сказала она и вышла из Зала Путей.

Я и человяк послушно последовали за ней. Мы прошли по красивой галерее мимо многочисленных портретов, свернули за угол у схемы запасных выходов при эвакуации и спустились по ступенькам в небольшой внутренний дворик. Здесь все было увито нюконом, создавая тихий сад, почти как у моего дома. Посреди дворика растения переплетались так дивно, что образовывали что-то вроде арки. Мама остановилась в нескольких шагах от арки и оглянулась на нас. Я замерла, увидев ее лицо.

Неужели настал момент прощания? Но мама сейчас находится тут не как мама, а как Член Совета. Поэтому все то, что она хотела бы мне сказать, я могла увидеть лишь по глазам, по наклону ушей и положению хвоста.

Как же так? Думала ли я, что Жребий настолько перевернет мою жизнь? А как же папа, Мурз, Мура, Мурия, Фырчик, которые испереживались в ожидании меня дома? А я не вернусь. В ближайшее время точно. Но, раз даже мама не может ничего сделать, значит, так решил Совет. А Совет не ошибается, да?..

Яркий свет ударил в глаза. Я зажмурилась.

— Добро пожаловать в Древесный Институт, — раздался рядом уже знакомый скрежещущий голос.

Я протерла глаза. Осмотрелась и протерла их еще раз. Место, в которое мы попали было, так сказать, довольно необычным. Мы оказались на своеобразной трибуне огромной арены. Но вместо сидячих мест на каждой ступени «трибуны» были различные арки: каменные, деревянные, металлические и сделанные из неизвестных мне материалов, но у всех них проходы светились и переливались разными цветами. Но это еще не все. Самое необычное находилось внизу. В центре так называемой арены возвышалось гигантское дерево. Да, именно гигантское! Потому что для обхвата его ствола в хоровод должен был бы встать весь Мурск. И то не факт, что народу бы хватило. Его ветви, покрытые совершенно разными, и по цвету, и по форме, и по размеру листьями, поднимались очень и очень высоко, накрывая своей цветной кроной всю «арену» вместе с «трибунами». Я невольно восхитилась таким творением природы.

— Каждая арка — это портал, который может вывести в любой Легальный Мир, — начал рассказывать Дыгонтий, — Это Дерево — дитя Мирового Древа, его символ и одновременно Древесный Институт. Через него Древо общается с нами.

Переборов очередное удивление, я решила не вдаваться в такие подробности, как общение с деревом, и слушала дальше. Ведь теперь я буду тут жить.

— На этом Дереве растут листья со всех деревьев, которые существуют хотя бы в одном из миров, — продолжал мой проводник, — Пойдем.

Он зашагал своей жуткой походкой к относительно небольшой лестнице и стал спускаться вниз. Прежде чем последовать за ним, я оглянулась на арку в свой родной мир. Она была выложена круглыми камнями нимеркия, из которого у нас обычно строили дома и обвита цветком нюкона. Сверху висела каменная табличка с надписью «КИС». Проем переливался желторанжевыми завихрениями. Я постаралась запомнить свою арку как можно лучше, чтобы найти ее в случае побега домой из этого странного места. После чего тяжело вздохнула и поспешила догнать Дыгонтия.

— Ну, какое первое впечатление? — вновь оскалил свои странные зубы мой проводник. Я уже поняла, что он так выражает симпатию, наверное, это даже можно назвать улыбкой.

— Очень странное, — призналась я.

— Прямо ностальгия накатывает, — голос Дыгонтия стал задумчивым, — ведь когда-то я точно так же появился здесь, не веря своим глазам.

— Вы тоже здесь учились?

— Конечно, ведь такой профессии, как древопас, можно научиться только тут, — пояснили мне. — Это единственный Древесный Институт на всем Древе.

— А-а-а, — глубокомысленно заявила я.

— Кстати, видишь вон там домики? — я кивнула, разглядывая многочисленные строения, справа от огромного ствола, — В каком-то из них тебе предстоит жить. Всех первокурсников, включая тебя, Древо с помощью Листопада распределит по группам, состоящих из пяти существ. Вместе вы и будете учиться, живя в таких домиках, которые сами подстроятся под вас. Кстати, группы после окончания Древесного и работают вместе. Так что найти общий язык с теми, кто составит твою группу очень важно.

Как ни странно, после этих пояснений у меня появилось еще больше вопросов, но Дыгонтий продолжил:

— Посмотри, это тоже будущие первокурсники, — человек махнул рукой в противоположную домикам часть «арены».

Я посмотрела. И ужаснулась. Мы уже практически спустились, и я могла разглядеть огромную толпу существ, которых нельзя было назвать ни кошарийцами, ни даже людьми. Не то чтобы там не было чего-то подобного — были и хвосты и нормальные уши, но когда это сочетается с огромными когтистыми лапами, покрытыми чешуей, ветвистыми рогами и кожистыми крыльями с шипами, невольно закрадывались сомнения. В подобной неразберихе мне было трудно понять и отделить существ друг от друга. Толпа показалась мне огромным чудовищем, но больше пугало не это, а то, что мне предстояло стать частью этого монстра.

— Не пугайся никого и не пугай сама. Все они сейчас находятся в таком же смятении, как и ты.

Я хотела что-то возразить, как вдруг к нам на маленьких крылышках подлетело что-то очень пушистое и очень зеольное с одним единственным глазом на всю мордочку, четырьмя коротенькими лапками и двумя хвостами. Существо что-то прошипело, я не разобрала что именно. А вот Дыгонтий Ирвадирович все явно понял и довольно бурно отреагировал:

— О, Великое Древо! Как вы могли такое допустить?! — набросился он на прижавшее уши и хвосты существо, — Ничего доверить нельзя!

Разъяренный проводник бросился куда-то в сторону. Зеольный пушистик полетел за ним, что-то пища. На мгновение мой проводник обернулся и до меня донесся его скрежещущий голос:

— Дождись Листопада, Мяура Мурр из мира Кис! — и он убежал, оставив меня стоять около огромной толпы будущих сокурсников в шоковом состоянии.

Глава 3. Листопад

Постояв еще немного, я стала различать, кому именно принадлежит клешня, а кому жевала и щупальца. Глядя на все это, я готова согласиться на то, что человек — родственная мне раса. Потому что тут таких было очень и очень мало. И хотя на некоторых существах была одежда, предающая им более или менее цивилизованный вид, мне все равно было не по себе.

Ладно, не буду же я стоять тут вечно? Нужно идти! А то начнется Листопад, хотя я толком не поняла, что это такое, а я окажусь в стороне. С такой мыслью я шагнула в галдящую, шипящую и издающую более странные звуки толпу.

Старательно огибая претендентов в мои однокурсники, которые уже разбились на, так сказать, родственные, я не переставала удивляться их внешнему виду. Из обрывков разговоров, которые я к своему еще большему удивлению смогла различить в рычании и шипении, я поняла, что все они волнуются и ждут тот самый загадочный Листопад.

Возвышающееся над большинством остальных существ, закованное в громоздкие доспехи и подозрительно бугро-зеольное трио привлекало не только мой взгляд. Они были выше самого высокого кошарийца вдвое и вчетверо толще самого упитанного. Маленькие глазки почти не виднелись из-под грозно нахмуренных бровей. Изо рта торчали огромные клыки. Хвоста нету. В общем и целом — жуть. Совсем неудивительно, что вокруг них образовалось довольно много свободного места. Как видно, никто особо не жаждал знакомиться с такими «очаровашками».

— Как тагих сюды пуштили? — раздался писклявый голос неподалеку, — Мне кажетшя, они не ошень друшелюпны.

Обладателем, а точнее обладательницей, этого писка оказалось нечто среднее между улиткой и двадцатиножкой кислотно-розмалиноваго цвета.

— И не гофари, — поддержало ее точно такое же существо ядовито-салазового оттенка с огромным стрикозовым бантом на макушке. — Тролли тагие — могут даше не заметить тагих Крязби, как мы с топой.

Из этого разговора я сделала два вывода. Первый — этих ядовито-кислотных существ зовут Крязбами и такое имя им как нельзя подходит. И второй — огромных жутиков в доспехах называют Троллями и от них, по примеру многих, лучше держаться подальше.

Я решила прислушаться к мнению большинства. Мало ли, случиться чего-нибудь, а ведь меня родители и братья с сестрами в родном мире ждут. В таких раздумьях, я подняла голову вверх. Н-да, здесь, у самого ствола Дерево оказалось еще более величественным, хотя, казалось бы, величественней уже некуда. Огромные, необъятные ветки, заслоняющие собой небо и покрытые разноцветной листвой, служили опорой для небольших построек, крепящихся к ним. По ветвям вились лестницы и мостки, не внушающие особого доверия, но смотрящиеся воздушно и ажурно. Наверное, здесь и находятся аудитории. Удивительно!

— Эй! Смотри куда идешь! — громкий рык заставил меня прижать уши к голове.

Занятая рассматриванием Дерева, я не заметила, как в кого-то врезалась. Этим «кем-то» оказался человек. Но он выглядел не совсем так, как Дыгонтий Ирвандирович. Он был моложе, черты лица, да и всего тела не были такими резкими. Думаю, он даже мог бы сойти за кошара, если бы не отсутствие хвоста, травмированные уши и еще некоторые детали. Он был довольно спортивным, но готова спорить, даже не слышал о хвостоболе. Хотя бы из-за неимения этого самого хвоста. Волосы у него были довольно приятного темно-крусого оттенка, но торчали во все стороны сразу, создавая на голове примерно такой же бардак, как и у меня.

Возможно именно из-за прически я проигнорировала наезд в свой адрес и попыталась сгладить неловкость:

— Прости, я не заметила тебя, — я хотела улыбнуться, но под взглядом его кофейно-молочных глаз мне стало не по себе, я инстинктивно почувствовала, что в этот момент от него исходит угроза, так что улыбка вышла не то, чтобы натянутая, но и не очень искренняя.

Он моих стараний не оценил. Мало того — он наклонился вперед, как дикий зверь, готовящийся к прыжку и оскалился. Вдруг с ним стало что-то происходить: лицо вытянулось и покрылось шерстью, уши превратились в нормальные, зрачки стали вертикальными, клыки и когти удлинились. Теперь его никак нельзя было назвать человеком. Он снова оскалился, сверкнул глазами и… зарычал на меня! Ну, такого я точно стерпеть не могла! Я вдруг почувствовала животную, лютую ненависть. Мое тело стало двигаться само — на уровне инстинктов, не подчиняясь разуму. Я тоже наклонилась, чувствуя, как волосы на голове зашевелились, хвост распушился и взметнулся вверх. В нос ударил резкий запах ненавистного моему миру существа. Неужели, где-то еще водятся эти псы?! Из моего горла вырвалось грозное шипение, когти непроизвольно выдвинулись.

— Кошка! — прорычал этот невежда сквозь клыки.

Да как он смеет обзывать меня недоразвитой, когда сам-то пудель бесхвостый!

— Ах, ты, дворняжка! — прошипела я в ответ, и этот беспородный наглец получил вполне заслуженный удар когтистой лапой по носу.

Он взвизгнул, разом вернувшись к своему изначальному облику, и, налетев на низенького, но крепенького человечка в кольчуге и шлеме, который проходил мимо, упал на землю, утягивая его за собой.

— Да вы тут, что, все с ума посходили?! — прогремел хриплым басом человечек, выбираясь из-под обиженно потирающего нос пса, — Ну я вам сейчас покажу!!! Сами напросились!

— Отстань, — этот невежда наконец-то смог подняться на ноги, — Чего расшумелся?

— А ты чего из себя крутого строишь? — человечек воинственно сжал кулаки и нахмурил косматые брови, — Мало того, что сбил с ног ни в чем ни повинного меня, так еще права качаешь?!

Они стояли, сверля друг друга взглядами, и я смогла нормально рассмотреть нового противника своего врага.

Он был, как я уже говорила, маленького роста — мне по пояс, но при этом довольно крепким и упитанным. Со спокойной совестью можно сказать, что он совершенно одинаковый, как ввысь, так и вширь. На глаза был надвинут шлем, из-под которого торчали спутанные волосы неопределенного оттенка. Одет он был в длинную кольчугу, штаны из грубой ткани и неописуемо огромного размера сапоги.

— Да он на всех без разбору кидается! — заявила я, вставая на сторону человечка (уж на сторону пса я ни за что не встала бы!), — Прививку от бешенства, небось, забыл сделать! Как его вообще сюда пустили, не пойму!

— Уж кто бы говорил! — дворняжка снова переключилась на меня, — Сама даже не смотришь куда идешь! А потом еще когти выпускаешь и… меня по носу!

Последнюю фразу он проскулил так жалобно, будто я отняла у него игрушку в песочнице. В немом изумлении я ошарашено захлопала глазами. В возникшую паузу тут же вклинился мой новый союзник, его как видно на жалость было не пробить:

— И правильно, что по носу. Да еще добавить надо! Нашелся тут обиженный! По носу ему заехали! Так ведь даже крови нет, а ты хнычешь, будто тебя смертельно ранили!

Точно! Я проходила это в школе! В моем мире давно истребили всех подобных ему — Псов — злейших врагов Кошарийцев. Это оно! Нос — самая чувствительная точка у их народа! И я, пользуясь одними инстинктами, ударила именно туда! У меня открылась Память Предков! Вот это да! Совсем не каждый может похвастаться подобным!

Пока я приходила в себя, прокручивая в голове всю эту информацию, Пес совсем пал духом под неубывающим потоком обвинений. Ох, не хотела бы я сейчас оказаться на его месте. Человечек ругал его с чувством, совершенно искренне и от всей души. Да еще так, что Псу и слова для оправдания или протеста не удавалось вставить. Мне даже стало его немножко жаль. Совсем чуть-чуть. Но стало.

— Глаза б мои тебя не видели! Ну как, скажи ты мне на милость, как можно быть таким остолопом, а?! — бушевал человечек, — Да ты только посмотри, тут же всем за тебя стыдно! — он показал рукой на толпу, — Как ты можешь так себя вести?! Тугодум всамделешний! А знаешь, почему?! Думать надо, перед тем как что-то делать! Вот поэтому! — человечек постучал себя немаленьким кулаком по лбу и продолжил экзекуцию, — Ты почему на прохожих кидаешься без разрешения?! Нет, ты мне ответь! Тебе, что жить надоело?! Чего ты головой мотаешь, а?! Говорить разучился, что ли?!

— Так я случайно, — попытался что-то сказать «всамделешний тугодум».

— Что значит «случайно»?! «Случайно» ничего не бывает! Тоже мне, оправдание нашел! Да ты кого хочешь, спроси — никто тебе не поверит! Вот, допустим, — он махнул в мою сторону рукой, — ты как считаешь, он «случайно»?

— Ну, он первым на меня зарычал, — если честно, то я была немного в шоке от этого человечка.

— Что?! — тут же взвился пыточных дел мастер, — Ты еще и рычишь?

Человечек уже набрал в рот воздуха для еще более длинной тирады, но его прервали на полуслове самым неожиданным образом. Очередной недокошар без хвоста, шел прямо на нас, вытянув руки вперед и закрыв глаза. Этот полусонный кирбарк умудрился споткнуться о мой хвост и, полетев носом вперед, толкнуть пса и врезаться в рюшчатое платье очень бледной девушки, которая стояла неподалеку. С перепугу она что-то заверещала и стала махать зонтиком с оборками во все стороны. Необычное оружие поразило цель прямо в лоб. Лилипут возмущенно закричал, падая на пятую точку. Удара в свою сторону он никак не ожидал. Я тоже никак не ожидала, что кто-то посмеет покуситься на мой хвост, поэтому не стала долго думать и врезала кулаком…в многострадальный нос пса. Ну, промазала немножко, с кем не бывает? Пес завыл дурным голосом и схватился за свою физиономию.

Хор получился тот еще: пес кричал от боли, я тоже, потому что ударила об него руку, маленький человечек от гнева, бледная девушка от ужаса, а врезавшийся в нее чудик от того, что открыл глаза и увидел орущих нас.

Пока мы кричали, я разглядела «организатора» нашего сводного хора. Его длинные прямые и светлые волосы были собраны на затылке, а пол-лица скрывали такие же стекляшки, как и у Дыгонтия. Уши у него были и не кошарские, но и не человечьи, заостренные кверху, они выглядели не так ужасно. Одет он был в простую рубаху, штаны и высокие сапоги. Но все это было различных зеольных цветов с золотистыми вышивками.

В отличие от него, бледная девушка, похожая на человека, но человеком явно не являющаяся выглядела совсем по-другому: прямые смолчерные волосы, едва доходили до плеч, но при этом челка скрывала ее глаза, чербелное платье украшало такое количество рюшек, что за ними не было видно самого платья.

Первым орать перестал маленький человечек, но только для того, чтобы, вскочив на ноги, возмутиться:

— Что вы себе позволяете?! Как вы посмели?! Да я! Да я вас! — кричал он, яростно жестикулируя, — Я не давал разрешения драться с великим мной всякими зонтами! Да кто вы вообще такие?! — он показал на бледную девушку, — Вот ты кто, а?

— Кто я? — она откинула челку и презрительно посмотрела на коротышку огромными, абсолютно черными глазами без единого намека на белок и зрачок — сплошная чернота в обрамлении длинных ресниц, — Адесса де Клыковских, вампиресса из мира «Алгм» Кровороной Ветви.

— Вампиресса? — снова фыркнул человечек, — Ты-то?

— Я-то, — усмехнулась Адесса де Клыковских, показав немаленькие клыки, — А ты-то кто, что смеешь так со мной разговаривать?!

— Да как ты смеешь задавать такие глупые вопросы самому мне?! Кто я?! Да кто ты такая, чтобы знать, кто я такой?! Ха! — человечек гордо вздернул нос и презрительно окинул взглядом рюши и оборки, но с опаской поглядывал на зонтик, — Знай же, презренная! Я — Гатнир из древнейшего рода Киркиных! Гном, если не понятно. Представляю мир «Чиприк»!

— Что?! — блондинистый чудик, выпутавшись из собственных ног, поднялся и заявил с закрытыми глазами, — Гномы и древнейшие?! Не смеши меня! Первородные эльфы древнее, умнее и, конечно, красивее! Я Эрик, третий сын Эмилии и Альфимиана Кленовых! Вот, кого нужно уважать больше всех! Эльфы ближе всего к….

— Что ты несешь, очкарик?! — перебил его пес, — Я Рекос фон Хвост-и-ков, как волкокрыл из самой могучей стаи Мира «Клов», заявляю, что мы гоняли таких, как ты по всему материку, а они в страхе убегали по деревьям, словно белки! Наша стая держала эльфиков в страхе несколько лет, а потом вы трусливо убежали, как какие-нибудь кошки!

— Что ты там про кошек вякнул?! — я грозно нахмурилась, Рекос предусмотрительно закрыл нос обеими руками, — Кто разрешил тебе говорить, дворняжка?! Сидеть и молчать! Команды «голос» не было!

Еще никому и никогда до этого самого момента не удавалось довести меня до такого состояния! Я просто в бешенстве! Рекос и правда замолчал, наверное, такая деталь на лице, как нос, была ему все же дорога. Все замерли, яростно сверкая друг на друга глазами. Как вдруг, возникшую было тишину, сотряс громовой голос:

— Хватит шуметь, малышня!

Я обернулась. Кому тут жить надоело? Это оказался один из тех самых троллей. Этот смертник ухмылялся, он явно не думал, что мы можем отреагировать не страхом и бегством, а немного по-другому.

— Это ты кого малышней назвал, горилла-переросток?! — заорал гном, — Да кто ты такой и что себе позволяешь?!

— Я Оньгх племени Грегр из Дальних Гор, — тролль немного опешил от такого наезда.

— Так сидел бы в своих горах и не высовывался! — Рекос презрительно оглядел Оньгха.

— Что? — тролль, похоже, был в шоке.

— Что слышал! — нагло заявил эльф, поправив очки.

— Да как вы смеете со мной так разговаривать?! — тролль сжал кулаки.

— Как заслуживаешь, так и говорим! — решительно щелкнула зубами вампиресса.

— Тебя никто не звал! Так чего лезешь не в свое дело?! — фыркнула я.

Я, конечно, злюсь на этого не воспитанного пса, да и на странного эльфа тоже, но сейчас моя злость мгновенно переключилась на этого субъекта. Как он посмел влезать в наши разборки?! Возможно, что у остальных точно такое же состояние.

Тролль похоже обиделся. И такой обиды вынести не смог. Он яростно засопел и достал из-за спины топор. Как только Гатнир увидел это оружие с резной ручкой, то не смог устоять на месте и, выкрикнув: «Это мое!», ринулся в атаку. Он подпрыгнул и ударил удивленного тролля в колено — выше просто не достал. Тролль взвыл и отступил назад, пытаясь отмахнуться топором. Одновременно с этим Эрик предпринял попытку бегства, обогнув орущего врага, но споткнувшись, эльф упал прямо у него за спиной. Тут вперед выскочил Рекос, который сделав сальто, умудрился укусить врага за конечность, сжимающую оружие. Несчастный взвыл еще громче, разжимая руку. Топор воспарил в воздух. Я переглянулась с Адессой. Мы разбежались и, оттолкнувшись от широких плеч гнома, завороженно смотрящего на топор, синхронно ударили тролля в зеольный нос. Тролль сорвался на хрип, отступил еще, но споткнулся о только начавшего подниматься эльфа и рухнул на землю с высоты собственного роста. В довершение этой эпичной битвы топор упал, ударив своего хозяина древком в лоб, окончательно доводя подвернувшегося нам под горячие лапы тролля до бессознательного состояния. Гном тут же побежал за облюбованным топором, даже забрался на тролля ради этого:

— И так будет с каждым, кто осмелиться противостоять великому мне! — заявил он, победоносно взмахнув трофеем, который был размером чуть-ли не с него самого.

Я огляделась по сторонам. Вокруг нас образовалось довольно много свободного места. Те, кто оказался «в первых рядах» стремились избавиться от такой привилегии, пытаясь протиснуться вглубь толпы. Один ради этого даже растекся лужей и просочился между ног и щупалец. Довершал картину два других тролля, с ужасом смотрящие на своего друга в нашем окружении и пытаясь при этом слиться с пейзажем.

— Ловко ты, — гном дружелюбно хлопнул Эрика по спине, — здоровская подножка получилась!

— Да и вообще вместе у нас все здорово вышло, — улыбнулась Адесса.

— Ага! — тоже заулыбался эльф.

— Классно мы его! — подтвердил волкокрыл и пожаловался, — Только у меня теперь шерсть во рту.

Все засмеялись. Куда делась наша взаимная неприязнь? Не спрашивайте — не знаю сама. Видимо общий враг в виде тролля смог объединить нас. Сейчас у меня даже Рекос не вызывает отрицательных эмоций. Что странно, с учетом того, как я буквально пять мигов назад на него злилась. Странно, но, не думаю, что плохо. У меня возникло очень приятное чувство оттого, что мы с Адессой смогли понять друг друга по одному взгляду. Да и остальные сработали слаженно. Я поняла, что улыбаюсь.

Внезапно подул ветер, и разноцветная листва Дерева призывно зашелестела.

— Начинается? — тихо спросила вампиресса, глядя вверх.

— Похоже на то, — кивнул Рекос, тоже задрав голову.

— Что начинается-то? — гном пытался разглядеть что-то в листве, явно не понимая на что все смотрят.

— Листопад, — «объяснил» ему Эрик и добавил, — Церемония, на которой само Древо распределит новеньких на группы по пять существ.

Я хотела спросить, как именно это будет проходить, но мой вопрос заглушил звук какого-то духового инструмента. А потом…начался Листопад….

Название этой церемонии полностью описывало происходящее. Из разноцветной кроны огромного дерева на нашу разномастную толпу полетели такие же разноцветные и совершенно разные по размеру и форме листья. Их было много, но не больше, чем существ, присутствующих здесь. Я завороженно смотрела на эту красоту, невольно поражаясь и восхищаясь. Разноцветные листья кружились красивыми завихреньями и все летели, летели…. Так красиво! Этот Листопад я никогда не забуду! Даже если захочу — не получится. Я подставила руки, пытаясь поймать какой-нибудь листик, но у меня ничего не получилось. Каждый из них будто знал, куда ему нужно приземлиться. Все они пролетали мимо, точно распределяясь по одному на каждое существо в толпе. Один листик умудрился проскочить у меня между пальцев, чтобы аккуратно лечь на бант одной из Крязб, стоящей неподалеку. Та восторженно завизжала и, размахивая листиком, побежала куда-то в сторону, цепляясь одними ногами за другие.

Постепенно листопад начал затихать. Уже не было красивых завихрений, а толпа распалась на группы по пятеркам, у которых оказались одинаковые листья. Я растерянно опустила руки. Где же мой листик? Почему его нет? Удивленно осознала, что к глазам подступают слезы. Что же это такое? Я здесь зря? Я не подхожу даже на должность пастуха для растительности?

Но я не успела ничего решить, предпринять и даже заплакать — на мое плечо плавно опустился маленький фионисовый листочек, больше похожий на цветок. Я невольно улыбнулась. Древо заставило меня поволноваться.

Я сняла листик с плеча, но как только он оказался в моей ладони, то начал светиться. Ошарашенная, я боялась пошевелить рукой. Листик плавно переместился на внутреннюю сторону запястья и, вспыхнув особенно ярко, врос в мою левую руку! Я удивленно вскрикнула, оглядывая то, что стало частью меня. Так и должно быть?

Я оглянулась, ища существ с такими же листьями. Моему удивлению не было предела, когда я увидела точно такие же на руках у уже знакомых мне гнома, эльфа, волкокрыла и вампирессы. Они, как и я недоверчиво разглядывали друг друга и доставшиеся листики.

— У Древа есть чувство юмора, — усмехнулся Рекос.

Как все это может обернуться с учетом нашего знакомства? Пока еще загадка. Я еще раз осмотрела этих ребят, мне предстоит общаться с ними долгое время.

— Группа Бруснидубого Листоцвета, внимание! — прозвучал писклявый голос надо мной.

Я дернула ухом. Это оказался уже виданный мною зеольный пушистик, сообщивший моему проводнику что-то такое, что заставило его пуститься в бегство.

— А ты еще кто такой? — Гатнир угрожающе махнул в сторону летяги трофейным топором.

— Меня зовут Винти, я с третьего курса, — сообщил тот, ловко уворачиваясь от предполагаемого удара, — Провожу вас к домикам. За мной!

Мы снова переглянулись. Я пожала плечами. Дыгонтий вроде говорил что-то про домики. А другие группы уже начали расходиться. Посмотрев на то, как некогда огромная толчея быстро редеет, наша маленькая организованная толпа в составе пяти существ отправилась за неким Винти к новому месту жительства.

Дыгонтий сказал, что домик подстроится под меня, но я не совсем понимаю, что именно это обозначает. По тропинке мы шли мимо самых непонятных сооружений. Ясно, как день, что они полностью соответствуют своим хозяевам. Но каким образом? Неужели, тут заранее знали, как именно распределяться группы? Тогда к чему такая церемония? К чему Листопад? Я дернула ухом. Не сходится. Неужели мы сами должны будем построить себе дом по своим предпочтениям? Это как-то слишком. Займет совсем не мало времени. Да и мы, вроде как, прибыли сюда чтобы учиться не архитектуре и строительству. И где нам жить, пока идет стройка? Я потрясла головой, поняв, что окончательно запуталась. Не к чему эти предположения — нам должны все объяснить. Вместо этого я стала более внимательно рассматриваться вокруг.

Дома, мимо которых мы проходили были совершенно не похожи между собой. В своем родном мире я никогда не увидела бы ничего подобного. И хотя рядом эти здания смотрелись очень странно и даже немного нелепо, но если смотреть на каждое из них отдельно, то нельзя было скрыть доли восхищения гармоничностью и точным соответствием со своими хозяевами. А ведь это только снаружи!

Я обратила внимание на пятерых существ с точно такими же ушами, как у Эрика. Три девушки и два парня, одетые во все зеольное, похоже тоже эльфы. Их жилищем был домик на дереве, увитый живыми цветами. В переплетении веток я разглядела веревочную лестницу и нечто среднее между гамаком и качелями. Эрик захочет что-то подобное? Я оглянулась на него. Он шел с закрытыми глазами. Опять? Почему? Я непонимающе почесала ухо.

Когда мы проходили мимо тех других эльфов, они обратили на нас внимание и заговорили на плавном красивом языке. Говорил в основном эльф, одетый во что-то похожее на камзол и со взглядом, полным высокомерия. Он картинно заправил светлые волосы в низкий захват ленты. Ему ответила девушка, похожая на него как второй луч света. Прямые волосы такого же светло-медового оттенка струились по плечам, ниспадали по спине, доходя до талии, но ее улыбка была такой же холодной. Что-то коротко добавила другая эльфийка, со слегка вьющимися волосами более теплого цвета. Она не сводила глаз с самого разговорчивого эльфа и постоянно поправляла свое платье. Двое других — эльф с удивительно короткой стрижкой и непроницаемым лицом и эльфийка, самая низкая из всех в своей компании, с длинными, завивающимися на концах волосами цвета кофе с молоком, лишь кивнули, соглашаясь со всем сказанным. Поймав на себе мой взгляд все кроме последних двоих хмыкнули, короткостриженый эльф вообще никак не отреагировал, а вот низенькая эльфиечка в смущении отвела отчего-то испуганный взгляд и начала перебирать прядь своих волос.

Я ничего не поняла из этого разговора, но их интонация мне не понравилась. Я покосилась на Эрика. Он хмурился, но так и не открывал глаз. Я хотела было спросить у него, в чем дело, но оборвала сама себя. Это может быть для него совсем не приятно. Хоть мы и стали одногруппниками, я все же не могу так запросто лезть в чужие дела.

Я снова посмотрела по сторонам. Другие эльфы остались позади. Я смотрела на учеников из других групп. Пять маленьких, не больше моей ладони, и очень хрупких на вид существ с тонкими прозрачными крыльями были одеты во что-то искрящееся. Их дом — большая клумба с неизвестными мне цветами. Четыре небольших — мне по колено существа с шестью упитанными лапами с копытами, пушистой шерстью по всему телу и длинными хоботами на затылках мирно паслись на лужайке. Их дом походил на широкую приставную лестницу, вкопанную в землю, с крышей сверху. Пятый из них зацепился хоботом за одну из перекладин и, судя по всему, спал, поджав под себя лапы.

В мою рыжую голову закрались сомнения пока мы шли. Все группы, которые встретились у нас на пути состояли из одинаковых существ! Нет, не так. Из существ одной расы! Я оглядела свою группу. Вампирша, гном, эльф, оборотень и я — кошарийка. Если вспомнить то, о чем успел мне рассказать Дыгонтий Ирвандирович о двух ногах и перьях, то мы родственных рас. Родственных и только. Не то чтобы я особо против этих ребят (хотя на счет Рекоса еще есть сомнения), но что будет представлять собой дом, подходящий нам всем? Я не очень представляю, где и как живут вампиры, гномы и перевертыши. А вот дом эльфов я видела буквально только что. Я попыталась представить маленький круглый домик из немеркия в сочетании с домиком на дереве. Но отчего-то мое воображение отказывалось воспроизводить подобного гибрида. А ведь это лишь два пункта из пяти!

Я тяжело вздохнула, но не успела подумать еще о чем-нибудь. Винти остановился рядом с полянкой между различных домов. Мы отошли ровно на столько, что расстояние до Дерева было такое же, как и до «трибун» с порталами. Посередине полянки рос куст с точно такими же листьями, какие достались нам на Листопаде.

— Дотроньтесь до куста конечностями с листочками, — сказал нам зеольный провожатый, — Добро пожаловать и все такое…. А мне пора….

И он улетел, оставив нас у куста. Вот и все объяснения. Похоже, я и вправду зря ломала голову. Мы синхронно пожали плечами и сделали, как он сказал. Как только наши руки коснулись куста, листья похожие на цветы засветились мягким светом, что-то зашуршало у нас под ногами. Я попятилась к краю поляны. Остальные тоже. И правильно сделали. На том месте, где только что рос довольно безобидный куст, земля вздыбилась, что-то затрещало, заскрипело, забулькало. В клубах пыли мелькнули лианы, ветки, камни. Вокруг всего этого кружились листья из куста. А когда пыль осела, мне в очередной раз пришлось удивляться.

В двухэтажный домик вела арочная деревянная дверь. Слева от нее дом был выложен из черно-серного камня. Под тремя узкими стрельчатыми окнами стояли кадки с живыми цветами. Выше был балкон с витыми перилами. Я смогла разглядеть за ними множество неизвестных растений. Справа же от двери из немеркия было выложено нечто родное моим глазам. Под круглым окном была разбита клумба с цветами, которые я знала. Этажом выше все кроме квадратного (!) окна было увито растением с балкона. Этот вьюнок захватил даже часть покатой деревянной крыши. И хотя домик был ассиметричным, все его отдельные части гармонировали между собой. Каждый из элементов являлся неотъемлемой частью композиции. Из-за этого дом смотрелся хоть и необычно, но уютно.

— Н-да, — протянул гном, — так быстро строить даже мы не умеем.

— Почти как дома, — проснулся Эрик.

— Довольно мило, — согласилась вампирша.

— Конкретный домик, — присвистнул пес.

— Пошли, что ли? — предложила я и первая направилась к нашему новому дому.

Глава 4. Новые друзья

Я зашла в свою комнату. К горлу подступила тошнота. Перед глазами поплыл туман. Пол качнулся. Я никогда не думала, что могу так кричать. Мне показалось, что эхо от моего крика отразилось от всех концов домика.

Не помню, как я очутилась в общей комнате. В себя пришла я от того, что со всего маху столкнулась лбом с Адессой. Мы разлетелись в разные стороны, повалившись на пол. Между нами пробежал, орущий что-то нечленораздельное Гатнир. Но он тут же был сбит с ног, споткнувшимся о мой пушистый хвост Эриком, визжащим не хуже, чем выл Рекос, на котором, оказывается, сидела я.

— Вы что, издеваетесь?! — взвыл гном, сбрасывая с себя бледного эльфа.

Тот, заикаясь, стал ругаться на чисто-эльфийском языке. Это звучало очень красиво и, на наше счастье, совершенно не понятно. В том, как страшны его слова, меня убедило лишь то, что растущие у стены кусты поспешно закрыли бутоны и попытались как можно ниже прижаться к полу. Я прям заслушалась. Даже Гатнир притих.

Вампиресса, потирая огромную шишку на лбу (у меня такая же?) и широко распахнув наполненные ужасом глаза, поднялась на ноги:

— Может, показалось? — пробормотала она, невидящим взором оглядываясь по сторонам, — Но все равно кошмары замучают.

— Крысы…. Крысы…. Всюду крысы… — прошептала я и почувствовала, как нервно дернулся хвост.

Рекос чихнул и я, подумав, встала с него, покачиваясь на ватных ногах. Задумчиво оглядываю, стоящий рядом диван. Надо признать, что он прельщал меня больше, чем выделенная мне подстилка, сделанная из шкурок…. О, нет! Опять эти мерзкие существа! А я так надеялась, что хоть здесь они перестанут мучить меня своим существованием!

Тут очнулся гном:

— Там тесно, душно. И кругом стены. Они сжимаются, прижимают, давят меня… — и совсем очнувшись, он заорал во все горло, — Я не буду там жить! Это издевательство над бедным-несчастным мной!

— Я тоже не собираюсь возвращаться в это жуткое помещение, — тихо сказала Адесса.

Она готова была разрыдаться. Я чувствовала то же самое, но все же нашла в себе силы подойти к ней, чтобы утешить. Все же переживать вместе лучше, чем одной.

— Теперь это станет для меня одним из самых жутких кошмаров, — сказала я, ни к кому собственно не обращаясь, но меня услышали все и как-то странно посмотрели.

— Что? — смутилась я.

— Кошмары… — задумчиво сказал Рекос, все так же сидя на полу, — Да, это кошмары. Самые жуткие опасения и страхи.

Теперь все смотрели на него. Действительно, мы все сбежали из своих комнат, крича от страха. Неужели все нашли в своих спальнях то, чего больше всего бояться? Но чего они могут бояться? Уж точно не так, как я: кошарийка, боящаяся крыс и мышей до дрожи в коленях. Это же смешно.

— Если честно, то предназначенная мне комната полностью соответствует предпочтениям любого нормального кошара, но не моим, — я вздохнула и дернула ухом, — Терпеть не могу крыс.

Вопреки моим ожиданиям никто не засмеялся над такой моей слабостью. Адесса сочувственно сжала мою руку:

— Я тоже не нормальная по сравнению с другими вампирами, — грустно улыбнулась она, — Я боюсь темноты и крови. Странно, правда? Ведь я же вампиресса. Но для этого есть свои причины. Рассказать?

Я неуверенно кивнула. Мы сели на диван. Остальным тоже было интересно. Гатнир и Эрик сели в кресла напротив нас. Рекос же так и остался сидеть на полу, только подвинулся поближе.

— В моем родовом замке практически все слуги были людьми, — начала Адесса, — Семья Клыковских относится к одной из самых цивилизованных. Люди из окрестных поселений ежемесячно сдают кровь, которой мы и питались. Мне было около 29 тройных затмений — еще совсем ребенок. Я подружилась с дочерью одной из служанок, Тианой. Мы быстро поладили, нас ничуть не заботило то, что мы принадлежим к разным расам. И все бы было чудесно, но однажды случилось ужасное. Мы играли в небольшом поселке, где обычно жила Тиана. Вечером, в сумерках на поселок напали дикие вампиры, которые не понимали, что можно жить, не убивая. Они выскочили из темноты и приступили к позднему ужину. Никто из жителей поселка не выжил. Тиану растерзали и съели прямо на моих глазах. Я не могла понять, зачем ее убили. Я плакала не переставая очень долго. Меня дикие не убили. Они потребовали от моих родителей выкуп и обещание не мстить за содеянное. С тех самых пор я боюсь темноты и не переношу вида крови. Я перестала питаться, как полагается вампиру, предпочитая человеческую еду. Из-за этого мои вампирские способности практически исчезли — например, появились зависания при ускорении. Но из-за этого же солнечный свет стал мне не так вреден, как сородичам. Как бы там не было, а для настоящего вампира я стала мягко говоря не совсем нормальной.

Она замолчала. Я видела боль в ее абсолютно черных глазах. Подумать только, что ей пришлось пережить нечто настолько ужасное. Совсем не удивительно, что после такого у нее появились страхи. Другой бы на ее месте вообще сошел с ума.

— У меня тоже детская травма, — Рекос задумчиво почесал затылок.

Мы уставились на него в ожидании продолжения. Он вздохнул:

— Я был еще совсем маленький, не оперившийся, — начал он, — Старшие сестры постоянно дразнили меня. Чтобы избавиться от этих насмешек, я решил доказать всем свою храбрость. Я взобрался на самое высокое дерево на самой высокой скале. Сейчас совершенно не понимаю, как мне это удалось. Когда я вскарабкался туда, то был безмерно счастлив. Но никто не видел этого подвига — все в стае были заняты своими делами. Я хотел подождать, пока кто-нибудь не пройдет мимо, чтобы засвидетельствовать мое свершение. Но тут начался ураган! Сильный ветер пытался сбить меня вниз, разбить о камни у основания скалы. Я не мог спуститься из-за этого ветра. К тому же я еще не мог летать и совершенно не знал, что же делать. Я звал на помощь, выл, но никто не слышал крики с дальней скалы. Лапы стали затекать. Я держался за ветку из последних сил. Взрослые спохватились обо мне только поздно вечером. Нашли полуживого меня только ближе к утру. Очень долго выхаживали, но страх высоты остался до сих пор.

Он тоже натерпелся. Боязнь высоты для крылатого волка, который должен летать. Ему действительно пришлось нелегко. Хорошо, что жив остался. После этой истории я вряд ли смогу воспринимать Рекоса, как врага.

— Мой страх тоже зародился в детстве, — Эрик приоткрыл один глаз, посмотрел на нас и продолжил, — Мне было только 38 лет — по меркам эльфов совсем карапуз. В большом человеческом городе проходил праздник. Родители взяли на этот праздник всех детей. Тогда я еще был младшим — Мальера и Амалия еще не родились. Зато Артур, Элла, Леор и Тимэтра веселились вовсю. В городе было полно народу — люди, эльфы, огры, даже дриады. И в этой толпе я отстал от родителей, заблудился и потерялся. Я впервые оказавшись в подобном скоплении существ, да еще и без кого-либо знакомого, очень испугался. Я искал родителей, звал их, но все было тщетно. Меня едва не переехала повозка и не затоптали в толпе. Какая-то торговка объявила меня вором, и за мной погналась стража. Они кричали, свистели, но скоро потеряли меня из виду. Я долго плутал в огромной толпе. Существа не давали рассмотреть, куда идти. Я заблудился. Мне было очень страшно. Я хотел скорее найти родителей, братьев и сестер. Здесь же, в многолюдной толпе, я оказался в полном одиночестве. Я не помню, как и куда шел. Потом мне рассказали, что какой-то человеческий купец нашел меня в одной из своих бочек. Я вернулся домой к родителям и прочей родне, но пережитые страхи оставили свой след. Мой организм выработал некий защитный механизм — при большом скоплении живых существ я моментально засыпаю.

Вот почему он ходил с закрытыми глазами! Ну ничего себе! Мало того, что в детстве пережил, так теперь еще с «защитным механизмом» мучается.

Я сочувствующе покачала головой и посмотрела на Гатнира. Остальные тоже посмотрели на него. Гном непонимающе огляделся:

— Вы чего?

— Твоя очередь, — пояснила Адесса.

— Какая-такая очередь? — возмутился тот, — Я не обязан делиться с вами столь секретной информацией о моих страхах!

Я кивнула. Действительно, мы не можем его заставлять.

— Ну, так уж и быть, — вдруг хмыкнул гном, — Раз вы стали частью моей группы на неопределенное время — расскажу. У меня клаустрофобия.

— Клау-что? — не понял волкокрыл.

— Клаустрофобия! — гаркнул Гатнир. Ему явно не нравилось говорить на эту тему.

— Боязнь замкнутого пространства, — пояснил Эрик Рекосу.

— Именно, — подтвердил гном.

Как по мне, так у него еще и мания величия в прогрессирующей стадии.

Все молчали в ожидании. И наконец Гатнир сдался под напором этой тишины:

— Еще будучи совсем мелким, я играл в прятки вместе со своей сестрой, Гаттой, — голос гнома дрогнул, — Однажды во время очередной игры в коридоре случился обвал. Меня завалило камнями. Я был жив, но не мог пошевелиться. Было темно, тесно и очень страшно. Я не знал, сколько прошло времени, не знал, что случилось с сестрой. И мне было очень страшно. Через какое-то время меня откапали и подлатали. У меня не оказалось никаких существенных повреждений кроме образовавшейся клаустрофобии. Гатту же так и не нашли.

Теперь понятно, почему он не хотел рассказывать. Потерять сестру — это очень тяжело.

— Мяура, — обратилась ко мне вампиресса, — А у тебя как возник твой страх?

До меня только сейчас дошло, что я хоть и призналась в своем страхе, но так и не рассказала историю его возникновения.

— Я тоже была только котенком. Совет отправлял детей сотрудников на различные экскурсии. Так я с сестрами и старшим братом отправилась на крысиную ферму. Вместе с нами на окраину города поехали и другие дети. Сначала все было хорошо. Мы ходили по ферме, слушали, как тут работают. Было довольно интересно. Нас повели по узкому мостику над большим вольером с крысами. Одна моя знакомая, Шерстинда Когть, сделала вид, что очень спешит за экскурсоводом и спихнула меня вбок. Я была маленького роста, так что проскочила под перилами. Хотела ухватиться за мост, но руки соскользнули. Я упала вниз, но не ударилась. Потому что приземлилась на живой ковер. Крысы подо мной вздыбились и побежали, увлекая меня за собой. Я испугалась и закричала, но меня никто не слышал. Экскурсовод с детьми ушел уже довольно далеко, а у рядовых сотрудников фермы был обеденный перерыв. Я попыталась слезть на пол, и кое-как мне это удалось. Я смогла пробраться к одной из стен вольера. Я хотела взобраться наверх, но это было невозможно — стена была отвесная и идеально ровная. Тут сзади на меня прыгнуло несколько крыс, — вспоминая это я прижала уши к голове, — Я кричала, звала на помощь, пыталась скинуть с себя этих существ, но они держались крепко… — я замолчала на мгновение, — Я не помню, как меня спасли. Скорее всего, брат и сестры заметили мое исчезновение, а вернувшись назад, все-таки услышали крики. После этого у меня и появилась крысофобия.

Ребята молчали, все еще переваривая мой рассказ. Я вздохнула. Это было мое самое ужасное воспоминание. Но, как ни странно, рассказав все это, мне стало немного лучше. Мои одногруппники тоже отличаются от других представителей своих рас. Эльф — социофоб, вампиресса боится крови и темноты, крылатый волк — высоты, кошарийка — крыс, а гном — клаустрофоб. В общем, мы все ненормальные для своих миров. Может Древо специально объединило нас в одну группу? Не знаю.

— Но что же нам делать с жильем? — вернулась я к изначальной проблеме.

И тут началось. Все кричали разом:

— Надо требовать просторный замок в наше распоряжение! — орал Гатнир.

— Светлые покои и никакой крови! — требовала Адесса.

— Нет-нет-нет! Коморку потеснее и без окон!!! — протестовал Эрик.

— Одноэтажное здание! И чтобы никаких высоченных лестниц! — верещал Рекос.

— И чтоб никаких грызунов! — дополнила список требований я.

Все вдруг замолчали, о чем-то задумавшись. Понятно, что лично для нас никто не будет строить замок или что-то подобное. Значит, остается, довольствуясь тем, что есть, обустроиться в этом самом домике. Вопрос в другом — как это сделать, если тут находятся наши страхи.

— Может каждому из нас стоит посмотреть другие комнаты, — осторожно предложила я, и добавила, — Не спать же нам по очереди на одном диване.

Все задумчиво посмотрели на этот самый предмет мебели, вздохнули, согласились со мной и разошлись.

Я заглянула в подвал. Скромненько, серенько, не сказала бы, что уютненько. В четырех стенах кровать, шкаф, стол. Все это из цельного камня. Посередине так же лежит булыжник, старательно изображающий из себя табуретку. Жить, конечно, можно, но….

Я поднялась по трем каменным ступенькам обратно. У самого входа стоял Рекос, страдальчески смотря вниз:

— Почему тут везде лестницы и ступеньки? — тихо скулил он, — Так высоко….

Пока я сочувствующе созерцала его страдания, в подвал спустился Эрик. Через несколько мгновений дом сотряс радостный крик эльфа:

— Это комната моей мечты! Я буду тут жить!

О вкусах, конечно, не спорят, хотя можно было бы. Мы с волкокрылом переглянулись. Эта комната теперь занята. Я направилась к двери, из которой так стремительно выскочила Адесса.

Посередине стояла огромная кровать с балдахином цвета венозной крови. У изголовья стояли две тумбы с черными подсвечниками. Комната освещалась только этими небольшими огоньками. Стены из черных камней украшали картины в золоченых рамах, изображающие жертвоприношения и другие не очень приятные сцены. Мрачно и зловеще. Но меня поразило не это.

Запутавшись в балдахине и маша топором, по кровати с грацией шлономотама скакал Гатнир:

— Все, как я хотел! Комната, как в замке! — кричал радостный гном, но увидев меня в дверном проеме, завопил еще громче, — Мое! Мое!

— Ладно-ладно, я не претендую, — я поспешно ретировалась и закрыла за собой дверь.

Красивая винтовая лестница вела наверх. Рядом с ней с самым обреченным видом стоял Рекос:

— Мне даже смотреть на нее страшно, — покачал он головой и вздохнул.

Я не смогла придумать, чем ему помочь, поэтому сама поднялась по ступенькам и очутилась посреди некого сада. Цветы, деревья и кусты росли в огромных кадках. Между двумя самыми большими стволами висел гамак. Одна из стен была полностью увита тем самым вьюнком, который я видела еще снаружи. Три другие были стеклянные, а одна отсутствовала. Вместо нее был балкон. Все это очень даже хорошо, но жить в ботаническом саду с прозрачными стенами. Немного не по мне.

Вдруг из-за всей этой растительности показалась вампирша. Увидев меня, она радостно заулыбалась во все клыки:

— Здесь здорово, правда? Так красиво! Цветы, свежий воздух! Я буду жить здесь!

— Хорошо, Адесса, — не возражала я. Если ей нравиться, что все пролетающие мимо существа будут на нее смотреть, то пожалуйста.

— Зови меня Ада, — дружелюбно улыбнулась мне она.

После недолгого разговора, моя новая знакомая ушла более тщательно осматривать свои владения, а я спустилась в общую комнату. И снова посмотрела на диван. Наверное, мне и правда придется жить тут. А что, довольно уютно. По крайней мере, лучше, чем в предназначенной для меня комнате. Из упомянутого помещения донесся радостный вопль Рекоса:

— Какая классная подстилка!

Я поморщилась, стараясь не думать о том, из чего она сделана. Остался последний вариант: в пятую комнату вела приставная лестница. Наверное, Рекос даже не залез в свою комнату. Я же взлетела по ступеням и огляделась.

— Мяу! Сколько пушистых подушек! Как здорово! Окна не большие, но со шторами. Мягкий ковер и целых два пуфика! Все, решено! Это моя комната, и это не обсуждается!

Я развалилась в груде мягких подушек и смотрела на светлый потолок. А тут довольно неплохо! Хотя само обучение еще не началось, но хотя бы жить можно с комфортом. Вот только… Письменный стол в углу, тумбочка и встроенный в стену шкаф зеяли пустыми полками, заставляя меня вспомнить о том, что я попала в совершенно чужой мир без какого-либо багажа с собой. Только бриджи, свободная туника и мягкие сапоги на шнуровке — то, во что я одета. Дыгонтий вроде бы говорил, что беспокоиться не о чем. Да и ни у кого на Листопаде не было сундуков! Хотя… У крязб были какие-то котомки. Как же мне быть?

Я села и откинула в сторону подушку, которую только что в задумчивости обнимала. Спрошу у Ады!

Спустившись на первый этаж, я удивленно замерла. Все мои соседи столпились у дальней стены нашей общей гостинной, окружив большую кадку для растений, расписанную странными символами.

— Что вы делаете? — спросила я, осторожно подходя поближе.

— Ждем почту, — не отрывая взгляда от пустой кадки, поделился Гатнир. Остальные согласно закивали, подтверждая его слова.

— В смысле? — не поняла я.

— В прямом, — пожала плечами вампиресса, — Нам должны ее доставить, и мы ждем.

— А почему тут? — я могла бы понять, если бы они толпились на крыльце, в ожидании почтальона, ну или на Адином балконе ждали бы писем летучемышиной почтой, а так…

— Потому что тут «почтовый ящик» — пояснил мне Рекос.

— Вы уверены? — я преподняла одну бровь. Большой цветочный горшок… При чем тут почта?

— Я так и знал! Ты меня обманул! — внизапно заверещал Гатнир, бросаясь на Эрика с кулаками, но споткнувшись о колченогую табуретку, полетел носом в пол, не переставая кричать, — Обжулил!

Понятного становилось все меньше. А по тому, как молча, но довольно подозрительно зыркнул на эльфа волкокрыл, я поняла, что не одна сомневаюсь в адекватности всего происходящего.

— Эрик, — начала я как можно спокойнее, — Объясни, наконец, в чем дело!

— Вы правда никогда не слышали о Древесной почте? — Эрик удивленно поднял брови, что в сочетании с закрытыми глазами смотрелось довольно странно.

Да как я могу знать?! Еще и дня не прошло, как все это завертелось. Подумать только! Еще и дня… А сколько событий! Мои мысли прервала вампиресса:

— Я слышала. В моем мире работают межмирные поставки, — она оперлась руками о зонт и задумчиво смотрела на цветочный горшок, — Но никогда не видела.

— Да скажите уже нормально, что за деревья-почтальоны? — не выдержал Рекос, — И при чем тут это? — он красноречиво ткнул пальцем в предмет обсуждения.

— А если вдруг выяснится, что один приколист белобрысый шутить удумал над доверчивым мной, то ему ой-как не поздоровится! — гроздно пробурчал Гатнир, поднимаясь с пола.

— Ничего подобного! — возмущенно возразил самый белобрысый в нашей компании и вздохнул, — Попробую рассказать. Почту доставляют через Арки. Тут, думаю, ничего объяснять не нужно. А уже от них посылки и письма адресатам доставляют почтальоны. Но, как я слышал, студентам Древесного всегда приходит очень много почты — родные беспокоятся и все такое. Поэтому еще пять Древесных зим назад сделали новую систему, которая распространяется только на Дупловый Мир — безпочтальонная!

— Это как? — последовал хор искреннего удивления.

— Не знаю, — пожал плечами эльф, — Вот только говорят, что само Дерево с этим помогает!

— Это, конечно, все здорово, познавательно и интересно, — осторожно кивнула я, — Но зачем ты тогда всех позвал к этой кадке?

— А вы много встечали живых кирамических кадок? — саркастично поинтересовался блондин, поправляя очки, — Мне вот первый раз довелось.

— Что значит живых? — опешила Ада и, поспешно попятившись, осела на все ту же табуретку.

— Что она настолько же живая, как и любое растение, — «пояснил» ей эльф, а затем вздохнул, — Но неразговорчива. Все, что я понял — это «Древесная почта». Это же и сказал вам.

— Да, но… — начал было Рекос.

— Это ничего не объясняет! — перебил его гном.

— Ну, мы можем спросить об этом у… — я хотела предложить Винти, который, собственно, проводил нас сюда или кого-нибудь из еще незнакомых преподавателей. Вдобавок, мне были любопытны слова Эрика о «разговоре» с кадкой. Но я ничего не успела.

Пустой цветочный горшок внизапно загудел на одной довольно низкой ноте. Мы синхронно отшатнулись в стороны, а вампирша не слишком грациозно свалилась с табуретки от испуга.

— Это что еще за… — начал новую тераду Гатнир.

Под нашими взглядами кадка вспучилась и заволоклась зеленоватым туманом. Что тут творится?! Гудение прекратилось так же внезапно, как и началось. В образовавшийся тишине из этого странного цветочного горшка вылетели розовый чемодан с рюшами на бортиках, клатчатый узелок довольно внушительного размера, сундук, кованный железом и — мяу! — мой кожаный саквояж. Все это врезалось о потолок и полетело в стороны. Адин чемодан (а я уверена, что чемодан именно Ады!) раскрылся от удара и бескнечно ажурные платья разлетелись по всей гостинной. Рядом со мной взвыл Рекос — сундук преземлился аккурат ему на ногу.

— Нападение!! Спасайся, кто может!!! — гном тщетно пытался выпутаться из бордово-сирневого платья.

— А тебе идет, — не удержалась я, вылавливая свой саквояж из-под светло-бежневой блузки.

Пока все приходили в себя и искали свое имущество среди имущества вампирессы, эльф достал аккуратно стоящий на дне кадки плетеный короб.

— Так будет всегда? — слегка обиженно поинтересовалась я. Наши вещи летают, а у эльфа все в целости и сохранности. Не сильно, но завидно.

— Нужна небольшая ругулировка, — отозвался Эрик, поглаживая цветочный горшок, — В следующий раз должно быть лучше.

Как ни странно, но его слова обнадеживали. Пока все еще слегка прихрамывающий Рекос проводил спецоперацию по спасению гнома из бесконечных оборок, а Ада пыталась снять зонтиком с люстры что-то нежно-розмалиновое, я решила узнать, точно ли мои вещи мне передали. Опустившись на дальний от эпицентра произошедших событий край дивана, я открыла саквояж. Да, это определенно были мои вещи — даже заколки для хвоста прислали! Из бокового кармана торчало два пергаментных свитка. Это письма! Они написали мне! Я нетерпеливо развернула первое послание:

«Милая Мяура!» — гласили строчки, аккуратно выведенные маминой рукой, — «Должна признать, я до сих пор не могу до конца поверить в произошедшее. Я так не удивлялась с того самого случая, который Фырчик провернул будучи пятимесячным котенком. Но сейчас не об этом! Со всей этой суматохой, я совершенно не ввела тебя в курс дела. Хотя мне и самой сложно что-либо понять. Но расскажу в этом письме все, что мне известно на данный момент.

Война с Псами. Ты читала о ней, я знаю. Сейчас сложно судить, что именно из легенд было на самом деле, а что лишь красивое дополнение к истории или вовсе вымысел. Но факты — есть факты. Тогда на нашем материке совершенно неожиданно появилось поселение Псов (то, что сейчас мы называем Руинами на северном полуострове). Судя по сохранившимся отчетам, сначала наши предки хотели поговорить с ними и понять, что произошло, но из-за какого-то инцидента договориться не вышло. Не могу сказать точно, что именно тогда произошло — данные разнятся. То ли наши оскорбили их правителя, то ли кто-то из них наступил кошарскому послу на хвост. Сейчас мы уже не узнаем верный ответ, но именно после этого и началась война. Смысла описывать, сколько было уничтожено поселений и сколько погибло отважных кошарийцев не вижу. Думаю, ты и сама можешь это представить. Из-за войны наша цивилизация пришла в упадок — слишком много было сожжено книг, и слишком многие знания попросту утеряны. То, что осталось сейчас — лишь малая частичка того, что было когда-то…

И самая главная наша утрата — это связь с Древом. В Совете была информация о Древопасах, которые должны стоять у Арки, через которую ты ушла. По традиции многих поколений младшие помощники дежурили у нее. Признаюсь честно, никто из нас уже не верил в то, что это не простая формальность. Когда я увидела, что ты вытащила то существо, я думала, что смогу уговорить Совет на переэкзаменовку или что-то подобное… Я должна была предположить твои действия! Это было очевидно, с учетом того, что ты вообще пришла! Прости меня, я недооценила тебя и в итоге не смогла предупредить.

Но, когда я отправила вас домой, выяснилось, что в тот самый момент, когда ты вытащила тушкурунчика из Чана, Арка заработала. Дежурный прибежал к нам с докладом. Госпожа Леона тогда предположила, что он просто пригрелся на солнышке, и ему все приснилось. Но мы все же пошли проверить… а затем всю ночь пытались придумать, как быть с открывшимся порталом. Наших знаний и доступный источников было недостаточно, чтобы понять, куда он ведет. Мы собирались объявить набор в экспедицию, когда появился Дыгонтий Ирвандирович. Думаю, моя реакция была схожа с твоей — я еле с собой совладала! А Старшая помощница Мяуси так вообще упала в обморок. Но в итоге мы смогли поговорить, и он рассказал все то, что поведал тебе в Зале Путей. Он настаивал, что ты должна следовать Отбору. И мне пришлось согласиться, так как Совет увидел в этом начало нашего нового сотрудничества с Дупловым Миром.

Это все, что я могу рассказать. Совет хочет, чтобы ты налаживала связи с другими мирами и попыталась узнать из-за чего пропала связь с нашим. Но я прошу тебя быть осторожнее. Мне страшно представить тебя одну в совершенно чужом и незнакомом мире! Хоть Дыгонтий Ирвандирович и говорит, что там не опасно, я не могу успокоиться.

Еще он говорит, что намерен изучать наш мир заново. Мы уже начали проводить ему экскурсии, а он задает вопросы о самых очевидных вещах.

Мяура, если будет что-то нужно, сразу же пиши. И вообще, пиши, что там и как — мы с папой очень волнуемся за тебя. Он очень разозлился на меня, что я позволила тебе туда отправиться, и я понимаю, что, по большей мере. он прав. Напиши! Я заставлю этого странного Человека вернуть тебя, только скажи.

Ждем скорейшего ответа.

С любовью мама и папа»

Я задумчиво бегала глазами по строчкам. Да, тут есть над чем поразмыслить. Но больше я ощущала заботу и тревогу моих родителей. Надо написать им, что все в порядке, чтобы они перестали так сильно волноваться. А что там во втором письме? Строки явно были написаны в спешке и разными чернилами. Похоже сестры умудрились даже письмо написать «хором»:

«Ну ты даешь, сестренка!!

Думали, ты поразила нас в День Отбора, а ты взяла и не вернулась из Зала Путей!

Ты бы видела, как переживал Мурз. Это было так забавно!

А вот на папу было невесело смотреть… У него даже рыбный пирог подгорел от волнения. Он специально твой любимый пек.

Мама нам рассказала. Но мы не уверены, что все правильно поняли.

В любом случае, мы пришли к выводу, что твоя работа поинтереснее будет, чем наша. Сплошные бумажки — никакого веселья. А ты в другом мире!

Скажи, как там? Все кверх ногами и тебе приходится ходить на ушах? Скажи, что нет, иначе мы проиграем спор Фырчику!

Так интресно! Но нас не пускают к Арке.

Мы слышали, наш мир проходит инспекцию. Все по-серьезному. Всюду ходит такой страшный тип и все изучает. Папа сказал, что к больным приставать нельзя, так что даже вопросы ему не позадаешь.

Фырчик тебе ужасно завидует. И мы, если честно, тоже немного. Просто от любопытства хвост дыбом!

Пиши ответ как можно скорее! Мы ждем!

Мура и Мурия»

Снизу слегка криво, но очень старательно было приписано «ФЫРЧИК». Тоже приложил свою лапку. Так мило.

Я отложила письма в сторону. Нужно будет написать ответы, но немного позже. Помимо всех необходимых для жизни и учебы вещей, в саквояже обнаружился сверток, развернув который, я невольно улыбнулась. На румяной половине рыбного пирога лежала маленькая записка, выведенная твердой папиной лапой: «Для новых друзей».

— Эй, ребята! — все с той же улыбкой обернулась я к барахтающимся в вещах вампирессы одногруппникам, — Кому пирога?

Глава 5. Трилист

Как ни странно, но моя учеба в Древесном Институте началась с похода в столовую. А что такого? Кушать тоже надо.

Я задумчиво наблюдала за тем, как кракозябы, мило болтая, несли на подносах нечто, что язык не поворачивался назвать едой. Не уверена, что смогу есть что-то подобное. Но не смотря на это твердое убеждение, я вместе с остальными членами группы встала в очередь.

Мы стояли тут долго. Очень. Эрик все еще спал. Ада читала, отнятый у кого-то журнал. Гатнир, отперевшись на топор, грозно зыркал по сторонам. Рекос был занят тем, что пытался разглядеть, двигается ли вообще очередь. А я причесывала хвост.

Мой хвост всегда должен быть пушистым и ухоженным. Но гребень застрял в запутавшейся за ночь шерсти. Я раздраженно взмахнула хвостом. Гребешок мгновенно выпутался и взлетел, врезавшись Гатниру в затылок, на что тот отреагировал довольно странно:

— Нас сегодня вообще будут кормить?! — взвыл гном.

— В атаку! Враг будет разбит во славу Светлого Леса! — гаркнул, проснувшийся от этого крика, но еще видящий сон, эльф.

И эти двое кинулись в начало очереди, расталкивая всех на своем пути и крича что-то о возмездии и лучших деликатесах. Рекос бросился за ними. Мы с Адой, вооруженные журналом и гребнем, тоже. Что же они творят?!

Наша группа врезалась в прилавок, отпихнув от него трех знакомых троллей и сломав ими несколько столов. Трольи завтраки полетели вслед своим владельцам, расплескивая содержимое и выливаясь на уши всем, кто оставил свои уши не в том месте и не в то время.

— Еду нам! И побыстрее! — заявил гном работнику столовой.

Тот заморгал всеми девятью глазами и закивал всеми четырнадцатью антеннами на макушке.

Перед нами моментально возникло пять подносов. Я с сомнением посмотрела на то, что оказалось передо мной, накрытое салфеткой. Чем там меня собрались кормить?

Эрик и Ада, даже не посмотрев, что им дали, унесли свои подносы к ближайшему уцелевшему столику. Им было явно не до того, что подается на завтрак, они были заняты своими делами: вампиресса изучала межмирную моду, а эльф спал.

Гатнир наоборот тут же сдернул салфетку. И заорал своим совсем не тихим голосом:

— Это что?! Как вы посмели, несчастные рабы системы, подать на завтрак нечто подобное благороднейшему мне?! — набросился он на сжавшегося под его обвинениями работника, — Да такой великий гном, как я не будет есть эту гадость ни за какие коврижки!

— Но это и есть коврюжки, — попытался что-то возразить многоглазый, но был перебит новым потоком возмущений разъяренного гнома.

Надо признать, выданные ему довольно крупные булыжники с галькой в металлической миске и стакан с чем-то вроде киселя кирпичного оттенка не выглядели особенно аппетитно.

Пока Гатнир подробно объяснял работнику столовой, как нужно готовить блюда достойные таких, как он, я решила посмотреть, что все-таки досталось мне. Я аккуратно сняла салфетку….

— А-а-а-а-а!!!

Наверное, мой крик сотряс все Древо. Желая скорее избавиться от того, что внушало мне ужас, я отшвырнула блюдо с огромной жареной крысой куда-то в очередь. Пригнуться успели совсем не многие. Блюдо врезалось точно в лоб только начавшего подниматься тролля, вновь доводя его до потери сознания и заставляя сломать очередной стол. И кто только додумался потчевать меня подобным?! Почему нельзя было приготовить птичку или рыбку? Поднос выпал из моих рук прямо на голову гному. Он даже замолчал от такой наглости, а камни, составляющие его диету, поставили работнику столовой фингалы сразу под три глаза. Воспользовавшись возникшей паузой в многообещающей речи Гатнира, я развернулась к работнику столовой, тоже желая высказаться. Но так получилось, что мой хвост врезал в многострадальный нос стоящему рядом Рекосу. Тот взвыл и упал. А вот его поднос наоборот взлетел. Кости из миски рассыпались прямо перед Адой. Вампиресса вскочила, опрокинула свой поднос, облив завтрак Рекоса кровавой жидкостью. Журнал вылетел из ее рук, и Ада завизжала, возможно, даже громче меня. Стекла в окнах задрожали, а на последней ноте рассыпались мелкими осколками. Журнал неудачно приземлился на прикорнувшего рядом Эрика. Эльф вскочил и, схватив стул наперевес, заорал не своим голосом:

— Всем срочно нужно голосовать за равенство в Клеверной Ветви! — он явно не проснулся до конца.

После этой реплики, как ни странно, все кто находился в столовой, со всех своих конечностей рванули наружу не только через дверь, но и через окна. Расталкивая друг друга, пихаясь и роняя свои подносы, они явно спешили.

— Они все на голосование? — удивленно спросил у меня только поднявшийся Рекос.

— Да кто их разберет? — я пожала плечами.

Я задумчиво оглядела свою группу. Ада нервно обмахивалась салфеткой, стараясь не смотреть в сторону стола, за которым только что сидела. Рекос пытался отлепить от себя что-то, во что он вляпался, когда упал. Эрик снова уснул со стулом в обнимку. Гатнир кричал угрозы вслед удирающему через черный вход персоналу столовой. Я вздохнула и, ловко перепрыгнув через витрину, отправилась искать еду.

В разно-размерных кастрюлях обнаруживалось все что угодно и не угодно. Но я совсем не была уверена, что мой желудок способен переварить что-нибудь из этого широкого ассортимента. Надо было оставить пирог, который прислал папа! Но Гатнира вчера было не остановить. Наконец, в не помню, какой по счету кастрюле, обнаружилось кое-что съедобное. Рыбный суп. Ням-ням.

— Эй! — крикнула я ребятам, хватая половник, — Я нашла еду!

Мы перетащили кастрюлю на единственный целый и одновременно с этим чистый стол. Мы приступили к завтраку в пустой и довольно потрепанной столовой.

После того, как Гатнир наконец-то перестал чавкать, мы все же решили отправиться на учебу.

— А куда нам, собственно? — озадачился перевертыш, едва мы выбрались на улицу через дыру, которую оставили спешащие избиратели.

— Ответы Древо нам подскажет! — заявил Эрик и смело зашагал по одной из тропинок, не открывая глаз.

Мы переглянулись, синхронно пожали плечами и пошли вслед за эльфом. Его слова лично мне ничего не объяснили, но я решила доверять своим товарищам. Насколько я могла видеть, тропинка, петляющая среди клумб и кустов, большим крюком огибала ствол Дерева.

— Эй, а ты сам-то знаешь, куда идти? — гном недоверчиво погрозил спине Эрика топором.

Тот в ответ лишь неопределенно пожал плечами:

— Голоса цветов укажут путь.

— Может лучше спросить у кого другого? — с явным сомнением предложил Гатнир, перехватывая топор в другую руку.

Я огляделась. Слева от тропинки, за кустами неизвестного растения с лиловыми листьями, до самых порталов простиралось нечто вроде парка: многочисленные деревца, клумбы, живые изгороди. Никого из существ я поблизости не заметила.

Справа же, за обширными клумбами, возвышалось Дерево. Я пригляделась к хитроумным переходам и тем, кто по ним перемещался. Мое внимание привлекли кракозябы, пытающиеся вскарабкаться по веревочной лестнице наверх. Это было довольно забавное зрелище: коротенькие ножки не доставали до следующей перекладины, и существа бессильно болтались на лестнице. Тут к ним подошли тролли. Похоже, на Листопаде они и кракозябы объединились в группу. Тролли схватили кислотных коротколапок и полезли по лестнице с одногруппницами на плечах. Может они и не такие плохие ребята, как мне показалось сначала?

Я не успела над этим поразмыслить. Веревочная лестница не выдержала веса двух огромных туш и еще трех маленьких. Под громкий визг и проклятья пять существ полетели вниз с огромной высоты. Я в ужасе зажмурилась. Крик прервался быстрее, чем я предполагала. Любопытство взяло верх, и я открыла правый глаз.

Фух… Они всего лишь свалились на один «этаж», если можно так сказать, ниже. Группа знакомых мне эльфов еле успела отскочить в сторону. Я расслабилась.

— Первые курсы на Дереве, — Ада смотрела туда же.

— Значит нам тоже туда? — справедливо предположила я.

— И как туда взобраться? — нахмурился гном.

— Я слышу шепот греоцинтов, — сообщил нам Эрик и снова зашагал по тропинке.

— И почему он так странно разговаривает? — недовольно пробормотал себе под нос Рекос.

— У эльфов такой стиль речи — официальный, — пояснила Ада, — Это как норма этикета.

— Норма чего? — не понял Гатнир.

— Этикета, — повторила вампирша, — Это правила вежливого поведения.

— С нами-то зачем так изъясняться? — возразил волкокрыл. — Хоть и не на одном Листе живем, а под одним объединяемся, — он показал запястье с вживленным листиком.

— А ведь ты в чем-то прав, мой пушистый друг, — хмыкнула я.

Рекос изобразил странную комбинацию эмоций. Он не мог решить, обижаться на такое обращение или принять шутку. Пока он думал, Ада обратилась к растерянному эльфу:

— Эрик, давай без всех этих заморочек? Я же не гружу вас вампирским этикетом? — для наглядности она развернулась к нам и изобразила поклон, придерживая юбку, — Ах, сэр Гатнир из великого рода Киркиных, я так счастлива приветствовать вас этим прекрасным временем суток.

— И вам глубинных подземелий, достопочтенная Ада из темного рода Клыковских, — гордо выпятил грудь гном. — И вам, наилучших рудников, Мяура Мурр из рода Мурр.

— Двух солнц вам, милые недомяки, ясного зеольного неба! — я тоже приняла игру, изобразив знак почтения хвостом и слегка склонив уши. — Не тревожил ли ваш сон кризис на рыбной бирже?

Все же моя мама — член Совета, а это значит, что я с детства общалась с ее коллегами и даже принимала участие в различных мероприятиях.

— Ах, что вы, мисс Мяура Мурр, такие мелочи не должны мешать крепкому вечному сну, — Ада выудила неизвестно откуда веер и начала им обмахиваться. — А как вам погода, сэр Рекос фон Хвост-и-ков?

— Рад приветствовать, Адесса фло, Мяура фло, Гатнир фон, — Рекос как-то странно кивнул каждому из нас в знак приветствия. — Погода чудесная, ветер попутный.

— И правда премяульный день, — уже не могла сдержать улыбку я. — Самое время для солнечных ванн, не находите?

— Совершенно согласен, — кивнул мне волкокрыл. — Не составите ли мне компанию на охоте, Мяура фло?

— Прелестная идея, — согласилась я, еле сдерживая смех.

— Ладное дело! — гном хлопнул Рекоса по плечу. — Самое время спуститься в рудную шахту!

— Рудная шахта! Неужели мне выпал шанс посетить столь утонченное место? — Ада оставила веер в покое и попыталась упасть в обморок от переизбытка чувств.

Проснувшийся от смеха Эрик подхватил ее:

— Понял я, понял! — хохотал он. — Исправлюсь! Только перестаньте! У меня уже живот от смеха болит!

— Вот так бы сразу, сэр Эрик! — «очнулась» вампиресса.

Давно я так не смеялась. Последний раз, наверное, года два назад из-за самой удачной проделки Фырчика, когда он подменил шампунь Шерстинды на особо стойкую краску для шерсти. Она довольно долго ходила с зеольным хвостом, который пыталась спрятать под длинную юбку, но от этого ее равновесие нарушилось, из-за чего ее шатало, как котиску в молочном супе! Кажется, с этими ребятами мне часто будет весело.

Когда все отсмеялись, мы, доверившись эльфу с закрытыми глазами, направились по песчаной дорожке в обход Дерева.

Уж не знаю, что именно Эрику говорили растения, но через несколько мигов мы оказались у ручья. Даже не просто у ручья, а у его истока. Между корней Дерева бил ключ, вода собиралась в небольшое озерцо, а уже из него ручьем бежала через всю Долину.

— Красиво, — озвучила мои мысли Ада.

— Не спорю, — хмыкнул Рекос.

Он присел у берега и зачерпнул руками немного воды.

— Что ты делаешь? — спросила я.

Вместо ответа он подскочил и плеснул водой в мою сторону! Реакция у меня хорошая, так что брызги долетели только до хвоста. Но сам факт столь зверского нападения!

— Это что сейчас было? — в голосе проскользнули шипящие нотки, я обиженно встряхнула хвост.

— Слышал, что кошки боятся воды, — он смущенно почесал затылок.

— Вот еще! — фыркнула я.

— Не боишься, значит, — вроде волкокрыл не был особо расстроен, вытирая руки о штанину.

— Нет. Ты мог просто спросить об этом, — я дернула ухом, добавив, — И не называй меня кошкой. Это обидно.

— Вот как. Прости, — кажется, извинился он искренне, и я решила не обижаться.

В конце концов, я тоже не так много знаю о других расах и том, что их может обидеть. Прощу на первый раз.

Я повернулась к остальным. Из-за выходки Рекоса я пропустила начало разговора:

— Как бы такой хилый ручей не пересох, — гном настороженно смотрел на озерцо.

— Источник жизни никогда не пересохнет, — ответил ему эльф.

— Это ты с чего взял? — не сдавался Гатнир.

Эрик только пожал плечами и зашагал к мосту, расположенному неподалеку. Мы поспешили за ним.

Мостик был какой-то декоративно-символический, сплетенный из веревок и деревяшек. Я посмотрела на разноцветную листву Дерева и прислушалась. Я слышу, как по мосту тихо прошел Эрик, за ним процокали каблуки Ады, тяжелая поступь Гатнира, мои едва слышные шаги и громкий плеск воды. Что за дела? Я обернулась:

— Рекос, ты чего? — я немного озадаченно наблюдала, как волкокрыл переходит довольно мелкий ручей вброд.

— Эм… — он уже вышел на другом берегу и выливал воду из сапог, — Высоковато будет.

Рекос пробурчал это себе под нос, но я услышала. Снова оглядела мост. Он был на уровне берегов — не выше и всего в пару шагов. Я подняла глаза на волкокрыла. Ручей не намочил его даже до колен. Неужели с его страхом все настолько плохо?

Но я не успела толком подумать над этим. Эрик повел нас по тропинке мимо Листопадной поляны к Дереву. Между его корней находилась большая резная дверь. Над ней большими буквами было написано: «Администрация».

— Администрация, — прочитал Гатнир.

Я удивленно посмотрела на гнома. Он умеет читать по кошарийски? Остальные смотрели на него так же, как и я.

— Откуда ты знаешь язык моего народа? — хором спросили Ада и Рекос, тут же странно переглянувшись.

— Что? — удивился Гатнир. — Да я еле на своем читаю. Мне несколько лет его в голову вбивали. До сих пор от вида книг голова болеть начинает.

— Ах, вам не стоит беспокоиться, — раздался мелодичный голос сбоку. Я обернулась. К нам, перебирая множеством маленьких лапок, подползало очень странное существо, в чем-то отдаленно похожем на платье мармилазового цвета. На голове существа были огромные очки, отчего маленькие глаза казались гигантскими. — Как только вы попали сюда, в Дупловый Мир, то автоматически выучили межмирный язык. Это произошло, когда вы перемещались через портал. Точно так же, как и чтение, вы общаетесь между собой на межмирном, хотя и воспринимаете его, как свой родной язык.

Я не знала, чему мне стоит изумляться больше — новой информации или тому, кто мне все это рассказывает. Хоть я уже и увидела множество различных существ, но пообщаться успела лишь с несколькими.

— Вы что хотите сказать, что мой родной язык мне едва ли удалось выучить за множество декад, — возмутился Гатнир, — а этот ваш межмирный выучился сам по себе?!

— Именно, — наша собеседница пошевелила жвалами. — Кстати, первый курс, позвольте представиться, я леди Мергельда, администратор Древесного.

Я не успела представиться сама. Судя по всему, гном был жутко возмущен новыми методами изучения языков:

— Разве администратор не должен быть в администрации? — заявил он.

— Верно, — леди Мергельда кивнула моему наглому одногруппнику. — Следуйте за мной. Я выдам вам расписание и скажу, кто назначен вашим куратором.

Гатнир, кажется, хотел сказать еще что-то, но Ада вовремя пригрозила ему зонтиком и он, насупившись, промолчал. Следом за администратором мы зашли в резные двери. Оказавшись в небольшом помещении, где на скамейках ждали несколько групп, леди Мергельда сразу же направилась за свой стол, где почти мгновенно закопалась в бумажках. Наличие множества рук позволяло ей одновременно и заполнять несколько таблиц и искать документы в ящиках шкафов.

Существа, до этого спокойно сидящие на скамейках, вскочили и ринулись к леди с нетребующими отлагательств вопросами. И каким-то образом я оказалась в самом эпицентре образовавшейся толчеи. Хотя почему же, знаю каким образом. Гатнир и слышать ничего не хотел про очередь, одновременно ругаясь и с рогатым и с чешуйчатым существами.

Среди толпы я заметила, как сопящий Эрик вцепился в Аду так, что его пальцы побелели, почти как сама вампиресса. Рекос взвыл с другого конца комнаты. Наверное, кто-то наступил ему на ногу. Толпа оттеснила меня вбок, я больно врезалась в стол леди Мергельды. Она подняла на меня свои гигантские глаза, не прекращая работу:

— Группа Бруснидубового Листоцвета, ваш куратор — мистер Лью, — сообщила она мне и протянула пергамент. — Вот ваше расписание.

Я взяла его, сдавленно прохрипела благодарность и поспешила ретироваться. Толпа напирала с удвоенной силой. Мне стоило больших усилий выхватить из толчеи Аду с вцепившемся в нее мертвой хваткой эльфом.

Стоит пробраться к стене. Так будет проще найти выход. Еще немного! Обогнув какое-то косматое существо, я почти врезалась в незаметную на первый взгляд дверь. Надеюсь, это не подсобка с вениками и прочей муртью.

С такой мыслью я надавила на ручку и поспешно зашла в небольшое круглое помещение, потолок которого терялся в вышине. Следом за мной ввалились Ада и Эрик.

— Куда это мы попали? — вампирша осмотрела голые стены, одновременно пытаясь высвободиться из хватки эльфа, в которой больше не было необходимости.

— Не знаю, но, по-моему, здесь лучше, чем там, — хмуро отозвалась я, оглядывая комнату в поисках еще одной двери.

— Где угодно лучше, чем там, — Эрик с самым страдальческим видом социофоба сполз по стене, отпуская наконец вампирессу.

— А остальные? — начала было Ада, но тут из-за неплотно прикрытой двери раздались вопли, заглушающие даже гул топы:

— Ты что творишь, переросток?! Поставь меня, где взял! — кричал Гатнир. — Я еще не закончил с тем клыкастым! И с тобой разберусь! А ну пусти! Как смеешь ты так вести себя с великим мной?!

Дверь резко распахнулась. Рекос втащил в комнату верещащего и бешено размахивающего топором гнома.

— А вот и мы, — как ни в чем не бывало, сообщил волкокрыл, отпуская ворот Гатнировской кольчуги и закрывая за собой дверь. — Куда дальше?

Я решила взять с него пример и, не обращая внимания на возмущения гнома, развернула пергамент:

— Посмотрим, — я пробежалась глазами по строчкам. — Сейчас нам нужно на классный час к куратору. Аудитория Западно-Цветочная.

Я посмотрела на ребят. Кому-нибудь что-нибудь говорит название аудитории? По всей видимости нет, так как даже Гатнир замолчал и озадаченно чесал затылок через шлем.

Теперь понятно, почему у леди Мергельды такое столпотворение. Наличие расписания мало чем помогало. К нему требовалась подробная инструкция. Ну или хотя бы карта.

— Что это значит? — задала риторический вопрос Ада, но я попыталась ответить:

— Не знаю, здесь написано лишь это, — я протянула ей пергамент, как доказательство своих слов.

Как вдруг комната вздрогнула. Вампиресса взвизгнула. Что это сейчас было? Я опасливо прислонилась к стене и почувствовала, что часть стены уезжает вниз! Вместе с дверью!

— Что происходит? — взвыл Рекос. Он кинулся к уже почти скрывшейся двери, но никак не смог остановить ее. В некотором ступоре, я никак не могла ответить на его вопрос.

— Эта комната такая маленькая! — только сейчас понял Гатнир. — Стены окружили меня!

— Гатнир, успокойся, — попыталась остановить и свою панику я. — Посмотри, как далеко потолок. Места полно!

Гном поднял голову наверх и, кажется, немного успокоился. Хотя и продолжал бормотать себе под нос что-то о заговоре.

— Кажется, мы поднимаемся наверх, — тихо сказал волкокрыл и покачнулся. Мне тоже так казалось, но я возразила:

— Пол же на месте! Так что все в порядке!

Рекос недоверчиво уставился на пол, словно от него можно было ожидать самых неожиданных гнусностей.

Оставив Рекоса и Гатнира любоваться полом и потолком, я осторожно подошла к Аде. Вампирша морщила лоб, явно пытаясь придумать, как нам выбраться из ловушки без окон и дверей.

— Что это вообще за комната такая?! — она раздосадованно ткнула в стену зонтом.

— Похоже, мы нашли дрифт, — Эрик поправил очки и поднялся с пола.

— Что нашли? — не поняла я.

— Дрифт, — повторил эльф, — Это очень сложное приспособление. Я и не надеялся, что смогу однажды прокатиться на нем. Чтобы сделать его требуется около полусотни магически одаренных эльфов. А работает он лишь при постоянной подпитке. Но дрифтом в Дереве управляет само Дерево! Природное волшебство высочайшего уровня.

— Это все очень здорово, — нахмурилась вампиресса. — Но что собственно этот дрифт делает?

Я закивала в знак того, что тоже хочу знать ответ.

— Дрифт перемещает на разные уровни и этажи, — пояснил Эрик.

— Как портал? — уточнила я.

— Нет, — покачал ушастой головой блондин. — Это совсем другое. Мы не телепортируемся с этажа на этаж, а поднимаемся и опускаемся. Как я понимаю, этот дрифт находится внутри ствола Дерева.

— То есть пользоваться лестницами не обязательно? — кажется, до меня начало доходить. — Можно ездить на этом… дрифте?

— Получается, что так, — кивнул Эрик.

— Но как он отвезет нас именно туда, куда нам нужно? — спросила Ада.

— Вот так, — эльф взял у нее из рук пергамент и громко сказал что-то на родном языке, после чего прочел название аудитории.

Дрифт слегка вздрогнул, словно подтверждая, что слова Эрика были услышаны. Сбоку заскулил Рекос.

— А что ты сказал? — отчего-то тихо спросила я у эльфа.

— Попросил отвезти нас на классный час, — Эрик поправил очки и неуверенно улыбнулся.

— А он отвезет? — в голосе вампиршы слышалось сомнение.

Едва она это сказала, дрифт снова дрогнул и… сменил направление! Теперь мы перемещались куда-то вбок.

— А-а-а-а! — закричал Гатнир во все горло, когда бесконечный потолок сменился самым обыкновенным.

— А-а-а-а! — поддержал его Рекос, который и до этого был весь на нервах, а теперь, видимо, решил, что мы на неописуемой высоте. (Хотя скорее всего так и есть.)

Гном и волкокрыл вцепились друг в дружку и верещали так, что я не только прижала уши к голове, но и зажала их руками:

— Тихо! — крикнула я, взмахнув хвостом.

Очки слетели с носа Эрика, и эльф ринулся их подбирать. Ада пыталась восстановить тишину, стуча зонтиком по несанкционированному дуэту.

— Эй, ребята, тут дверь, — крикнул сбоку Эрик, уже вернувший очки на место.

Я обернулась. Гном с волкокрылом затихли. Дверь и правда выезжала с левой стороны. Гатнир первым ринулся к ней, но споткнулся об Эрика, и Рекос опередил его. Потерпевшие выскочили в коридор еще до того, как дрифт остановился.

— А, группа Бруснидубового Листоцвета, проходите. Только вас и ждем, — прогудело мерным басом очередное странное существо.

Оно было очень высоким, наверное, с двух взрослых кошарцев. И очень пушистым: густая белоснежная шерсть покрывала существо с макушки маленькой головы до гигантских босых ступней. Лицо у него было немного приплюснутое: курносый нос, улыбка мелких треугольных зубов и внимательный взгляд черных угольков-глаз.

— Меня зовут Лью. Я назначен вашим куратором, — существо приподняло брилюзовый колпак (единственный предмет своего гардероба) четвертой рукой в знак приветствия и указал тремя остальными в сторону парт. — Садитесь к остальным.

Только сейчас я заметила, что в Западно-Цветочной аудитории он не один. За партами сидели знакомые группы: перешептывающиеся эльфы, крязбы, устроившиеся на самих столешницах и тролли, с трудом примостившиеся на двух стульях каждый.

Может показаться странным — как я могла не заметить трех троллей, хоть при нашем появлении они и втянули головы в плечи. Но мне было немного не до троллей, ведь буквально только что мы с Адой пытались угомонить Гатнира, все еще не отошедшего от дрифта. Гном рвался сей же миг подавать жалобы везде, где только можно жаловаться. Рекоса выворачивало в какой-то цветочный горшок. И вообще, дверь в аудиторию мы случайно нашли. Эрик на нее облокотился, а она внутрь открывалась.

Сейчас меня больше волновал другой вопрос: почему помимо нас тут еще две группы? Они перепутали аудитории? Тогда чего этот Лью их не отправил куда надо? Или тут что-то другое твориться? Сейчас же расскажут, да?

Мы почти спокойно расселись за свободные парты (уронили две из них и сломали один стул, пока до конца не успокоили гнома и не усадили Эльфа) и воззрились на куратора в ожидании.

— Надеюсь, я ошибаюсь, — надменным тоном заговорил один из эльфийской группы, заправляя за остроконечное ухо прядь льненых волос. — Неужели мы будем проходить обучение вместе с этими низшими существами?

Похоже он был не рад находиться с нами в одной аудитории. Что ж, бывает. Но что значит «низшими существами»?! Это он о ком так сказал?! Я поняла, что непроизвольно выпустила когти.

— Чего ты вякнул, белобрысый?! — едва успокоившийся Гатнир завелся по новой и уже было бросился на обидчика, но на его плечо опустилась рука Рекоса:

— Подожди-ка, — тихо прорычал волкокрыл. — Быть может, он еще что-то скажет в свое оправдание.

— Ему это не особо поможет, — Адесса взвесила в руке зонтик.

Ее словам яростно закивали крязбы, а тролли воинственно приподнялись из-за парт.

Наглый эльф лишь фыркнул. Его одногруппники невозмутимо продолжали излучать пафос. Еще бы мгновение, и я бы собственноручно ринулась выдирать его прямые волосы! Но тут раздался совершенно спокойный голос Лью:

— Артельт, верно? — куратор задумчиво оглядел эльфа.

— Артельт, сын Эмитольда и Камелии Еловских с Тюльпановой Ветви, — поправил его тот.

— Да… — Лью вздохнул. — Ваши светлые родители будут не рады узнать о подобном отношении своего единственного сына к другим существам.

Я не без удовольствия заметила, как ухмылка сползает с лица Артельта. Кажется, не хочет расстраивать родителей. Хоть что-то хорошее. А куратор молодец! Так быстро поставил его на место!

— Как вы все уже должны были заметить, в Древесном учатся представители очень многих рас, — Лью обвел нас взглядом. — Все здесь очень разные, но от этого не менее интересно со всеми общаться. А научиться взаимодействовать с разными существами — один из основных навыков, который вы должны освоить для своей будущей профессии, — он выдержал паузу, давая нам время осмыслить вышесказанное. — А сейчас сядьте, пожалуйста, на свои места.

Все послушно плюхнулись за парты, перед этим в очередной раз грозно зыркнув на группу эльфов.

— Всех вас удивил тот факт, что помимо вас в этой аудитории находятся еще две группы, — я закивала вместе со всеми. — Это давнее правило обучения в Древесном Институте. На Листопаде Дерево разбивает всех на группы по пять существ. А после этого под руководство одного куратора распределяются три такие группы. Таким образом, образуется Трилист. Так я стал куратором ваших групп: Шипловистого Кроктуса (взгляд на крязб и троллей), Цветочного Розалиста (на эльфов) и Бруснидубового Листоцвета.

Лью обвел взглядом каждого из нас, после чего задорно улыбнулся, обнажив приличные клыки:

— И с тех же давних пор в первый день обучения в каждом Трилисте объявляется соревнование на лучшую группу. Это соревнование по успеваемости. Так что постарайтесь!

Я переглянулась с остальными. Любое соревнование обычно хочется выиграть. А хмыканье эльфов лишь добавляло решимости утереть им носы.

— Что ж, а теперь я, пожалуй, расскажу о вашей будущей профессии, — куратор почесал лоб и начал. — Древопас — это древняя и очень ответственная должность. Так что, не думайте, что учиться будет легко. Вам предстоит освоить множество дисциплин. Вы должны знать все о разумных расах, их менталитете и способах взаимодействия с ними.

Это все очень интересно, но он так и не сказал, что это за профессия такая. Что именно нам нужно будет делать? Или предполагается, что раз уж я пришла сюда учиться, то понимаю на кого именно.

— Я что-то не пойму, — Гатнир не постеснялся перебить ни куратора, ни мои мысли. — Что это за профессия такая? Чего нам с другими существами обсуждать-то? Цены на руду, что ли? Нормально скажите, а?

— Конечно, сейчас объясню, — куратор рассмеялся, а я навострила уши. — Вы все пришли сюда, в Центральный Дупловый мир через порталы. Этих порталов тут очень много. Каждый ведет в один из Легальных миров. А древопасы — это проводники между мирами, — он посмотрел на гнома. — Объясню-ка я на примере. Представьте, что одно разумное существо решает отправиться в другой мир. Предположим, на экскурсию. Ну или решает наладить торговлю за пределами своего мира. Существо собирает товар и направляется к порталу. А в другом мире оказывается, что вкусные кондитерские изделия ядовиты для существ из другого мира. Что в итоге? — Лью приподнял брови. — Наш неудачливый торговец разорен, но это еще ничего — другая раса оказалась под угрозой вымирания.

В аудитории повисла тишина. Действительно, не хорошо получилось. Вроде бы хотел, как лучше и никому зла не желал, но… Кто же знал, что так получится?

— Он ше не шпецально, — пропищала ярко-салазовая кракозябра.

— Верно, Мимиль, — кивнул ей куратор. — Но все же такие случаи возможны, правильно? — все согласно вздохнули. — А вот чтобы такого не случалось, и нужны древопасы. Они проверяют багаж существ, которые хотят посетить другой мир, чтобы они не пронесли ничего опасного для его жителей.

Что-то вроде таможенного контроля? Слава Двум Солнцам, мой сон не был вещим!

— Но не спешите думать, что обучение и работа будут простыми! — поспешил внести ясность куратор. Вам многому предстоит научиться. Я, например, буду вести у вас межмирный язык, — со стороны эльфов снова раздалось презрительное фырканье и Лью обратился к ним, прищурив глаза. — Вам это кажется забавным, верно? Зачем изучать язык, который выучился автоматически? Может быть, хотите прямо сейчас написать диктант?

Диктант? Не уверена, что смогу. Стоп! Его на межмирном надо?

— Как видите, все не так просто, — улыбнулся наш куратор. — Хоть вы и можете спокойно общаться и читать на этом языке, перемещение через портал не учит письменности. А умение писать вам просто необходимо для…

Договорить ему помешал на огромной скорости влетевший в окно наш общий знакомый Винти. Зеольный чудик упал на первую парту, раскинув лапки в стороны и пытался отдышаться. За ним, что, погоня? И он решил спрятаться за широкую спину Лью? Или натравить на них крязб? А, точно! От хочет отравить своих преследователей вредными эльфами!

— Вас вызывают в администрацию, — сообщил наконец более-менее оживший второкурсник.

— Меня? — вскинул брови наш куратор.

— Нет, не вас, — зеольный пушистик закатил единственный глаз и указал лапкой в сторону нашей группы. — Их!

Мы переглянулись. С чего бы нас куда бы то ни было вызывали в первый же день?

— Кажется, их решили отчислить пока не поздно, — хоть Артельт и понизил голос, я все равно его услышала.

Хмуро глянув на противного эльфа, я дернула хвостом. Вот вроде раса одна, а на нашего Эрика только ушами и похож. Да и глупо думать, что степень язвительности зависит от расы. Вспомнить ту же Шерстинду. Сколько я от нее натерпелась, а ведь жили на одной улице.

— Если нас зовут, мы должны пойти, — Ада поднялась со своего места.

— И пойдем! — мгновенно подскочил Гатнир.

— Думаю, мне следует пойти с вами, — задумчиво проговорил куратор. — Винти, останься за старшего.

Назначенный смиренно взмахнул двумя хвостами и перепорхнул на кафедру.

— Вперед! — провозгласил гном и решительно ринулся штурмовать дверь, позабыв о том, что открывается она вовнутрь.

Я переглянулась с Рекосом, и мы подхватили бормочущего что-то нечленораздельное Эрика под руки. Пока Ада демонстрировала гному принцип работы дверей, мы как раз дотащили эльфа к выходу.

Не обошлось, конечно, без язвительных комментариев со стороны блондинистых всезнаек. Но лично я героически их игнорировала. Рекос, судя по хмурому выражению физиономии, тоже. Благо, говорили они на своем языке, и их язвительность я слышала лишь в интонациях, а не в смысле.

Выйдя наконец из аудитории, мы аккуратно прислонили дверь к стеночке и попытались понять, как нам добраться до администрации. Лично я голосовала за дрифт, но Рекос и Гатнир были категорически против. Поддавшись их нытью и требованиям, мы вышли к подвесным мосткам, по которым перемещались студенты. Эрик тотчас захрапел, чего я раньше за ним не замечала. А гном ринулся к веревочной лестнице. Около десяти долгих мигов он пытался спуститься, проклиная все существующие на Древе лестницы, созданные не для гномов. Похоже, он попросту не дотягивался до следующей ступеньки!

Тем временем Рекосу сделалось совсем дурно, да до такой степени, что он весь изогнулся и скорежился. Через миг на помосте, свернувшись дрожащим калачиком, лежал маленький щеночек, покрытый густой крусовой шерстью. В первый миг, когда я его увидела, инстинкты взяли вверх, и мой хвост взлетел трубой. Но «пес» укрывался крохотными крылышками и тихонько скулил. Неужели это Рекос? Он так напуган! Моя животная неприязнь к нему отступила на второй план, и я осторожно присела рядом.

— Давайте вернемся! — обратилась я к остальным, аккуратно взяв волкокрылана руки, чтобы перенести в коридор.

— В этот жутский дрифт?! — возмутился гном, возвращаясь на ярус. — Да ни за что на…, — тут его взгляд наткнулся на Рекоса, на лице Гатнира промелькнуло какое-то странное выражение.

— Ладно, идем, — резко согласился он.

Кажется, гном понял, чем обернулось его упрямство. Когда Рекос вернулся в свое обычное состояние, было очевидным, что мы поедем на дрифте. Все-таки из двух зол обычно выбирают меньшее. А из двух страхов тот, который менее очевиден.

Хотя мои одногруппники не отличаются вниманием к мелочам. Я вот почти сразу заметила, что куратор все это время ходил за нами с Эриком подмышкой. Лью попытался выяснить, откуда мы знаем про дрифт. Но нам было не до объяснений: мы отняли у него эльфа и старательно будили, чтобы он сказал дрифту, куда нас везти.

В администрации нас уже ждала леди Мергельда. Она-то и высказала нам все обвинения в разгроме столовой. Как так? Почему мы? Разве мы ломали столы, кидались завтраками и громили кухню?! Ну, если только чуть-чуть и местами. А если рассматривать всю ситуацию в целом, то мы совершенно ни при чем! Мы просто хотели кушать. А, как всем известно, нет ничего страшнее голодных студентов.

Наверное, если бы не куратор, нас бы вообще отчислили.

Новые столы и стулья Дерево вырастило само. А вот отмывать все то, что уронили и не доели остальные посетители столовой, пришлось именно нам. Хоть мы и были категорически против. Гатнир по такому случаю даже толкнул речь о вреде эксплуатации или чем-то подобном. Я не совсем поняла. Довольно интересное начало учебной деятельности, не так ли? Но, как говориться, во всем надо искать положительные стороны. Совместными усилиями мы нашли таковую. С нашей группой особо подробно и детально проработали меню. Шеф-повар (тот тип, который удрал с кухни самый первый) клятвенно заверил нас, что теперь проблем возникнуть не должно. Правда, теперь у него постоянно дергается шестое ухо. Но это мелочи, ведь теперь нас будут кормить без очереди и за личным столиком.

Сидя именно за этим столиком на следующий день, я услышала разговор двух существ:

— Невообрразимое безобрразие! — ворчало косматое создание.

— Тыы дуумааеешь ээтоо моожеет быыть праавдоой? — недоверчиво вопрошало жидкое.

— Тот мирр бесспоррно зарражен!

— Наавеернооее, еегоо еещее моожноо спаастии.

— Ссудя по тому, что я сслышал — не думаю. А всему виной Коррни!

— Даа ууж, поодсууетиились каак рааз к начаалу Сезоона Ветроов.

Дыгонтий Ирвандирович не врал, когда говорил, что миры умирают. Это грустно. Надеюсь, что мой мир еще долго будет жить. Или правильнее сказать «расти»?

Глава 6. Древесный Институт

Учиться в Древесном и правда оказалось не просто. И хотя мы теперь без раздумий пользуемся дрифтом, нужную аудиторию не всегда просто найти. А уж сами занятия! То, как много нового я узнаю каждый день, даже немного пугает. Но куратор Лью сказал, что это лишь основы, что мы даже не начали изучать основные предметы. А когда Рекос спросил у него, сколько же мы будем здесь учиться, он сказал: «Пока я не решу, что вы готовы стать древопасами».

В тот день мы искали кабинет древотомии. Безрезультатно. Мы несколько раз обошли этаж, на котором нас высадил дрифт, но тут не было ни окон, ни дверей (если не считать выход на внешнюю сторону Дерева, а мы не считали). Даже потайных ходов не было — Гатнир простучал все стены! Мы уже решили, что дрифт ошибся, и хотели попробовать еще раз, как неожиданно в неподсчитанный нами проем влетело нечто на воздушном змее! Нечто приземлилось в центре коридора, сложило воздушный змей, поправило зелебристую чешую и обратилось к нам страшным басом:

— Вы что-то ищите?

— Ну да, а чт… — Гатниру помешал договорить прицельный удар зонтиком по шлему.

— Кабинет древотомии, — сообщила Ада.

— А, древотомии! — нечто довольно хлопнуло плавниками. — Тогда я вам помогу.

Новоявленный помощник подпрыгнул, дернул одну из осветительных веточек на потолке, и под ним тут же образовалась дыра! На абсолютно целом полу — большая абсолютно круглая дыра! И он улетел в нее!

— Следуйте за мнооой, — вот и все, что донеслось до нас.

Я, находясь в глубоком шоке, ошарашенно посмотрела на остальных. Они так же удивленно хлопали глазами. Наконец я решилась подойти и посмотреть, куда улетел непонятный рыбо-чудик. Дыра в полу оказалась туннелем, по которому можно съехать, как с горки. Только б раньше не с катушек! Где это видано, чтобы рыбы ходили на хвосте и летали на воздушных змеях?!

— Рискнем? — спросила Ада, уже стоя рядом со мной.

Я пожала плечами. Интересно, Рекоса придется сталкивать?

— Кто самый смелый? — слабо улыбаюсь ребятам.

— Ты еще спрашиваешь? — возмутился Гатнир. — Давно пора усвоить, что самый смелый, самый ловкий, самый отважный, самыы…

Ада быстренько помогла самому-самому кувыркнуться в туннель вниз головой и невозмутимо подняла на нас свои черные глаза:

— Кто следующий?

— Чур я сам! — возразил волкокрыл.

— Да пожалуйста, — вампирша даже отошла в сторонку.

Ну вот, а я думала, что Рекоса будем все вместе спихивать! Эрику тоже не понадобилась помощь — он совершенно самостоятельно кувыркнулся вниз с закрытыми глазами. М-да…

Мое приземление вышло на удивление мягким. Мои одногруппники, как настоящие мяульмены меня поймали. Правда, почти сразу выяснилось, что это они не специально, да и вообще нечего на них приземляться всем хвостом. Я почти обиделась и почти встала, как на мой ни в чем ни повинный хвостик свалилась вампирша! Я заорала дурным голосом прямо в уху Эрику, отчего тот даже немного проснулся.

Когда мы, переругиваясь, все же поднялись на ноги, я смогла осмотреть место, в которое мы попали. Это оказалась просторная аудитория с множеством парт, очень светлая, вероятно, из-за того, что в ней не было потолка. Отсюда можно было разглядеть верхние ветки Дерева. И я в очередной раз поразилась тому, что на одном дереве растут листья столь разных форм, цветов и размеров. В конце концов, это ведь Дерево. Но, не смотря на то, что сейчас мы находились довольно высоко, за этой пестрой листвой я не могла разглядеть неба. А есть ли вообще небо в этом мире? Мои размышления прервал смутно знакомый голос:

— А вот и опоздавшие! — только сейчас до меня дошло, что за партами сидели существа, некоторых из которых я кажется видела на Листопаде. Даже зеольные морды троллей присутствовали. Получается, здесь группы первого курса? Я посмотрела на того, кому принадлежал голос и удивленно дернула правым ухом — за кафедрой стояла малознакомая мне рыба.

— Садитесь скорее, — сказала она нам.

Пока мы рассаживались на свободные места, а если точнее, пока Гатнир не освободил приглянувшиеся ему места от «вражеских захватчиков», рыбообразное существо уже начало свою речь:

— Вы можете обращаться ко мне сер Рубинг, — он изобразил некий поклон. — И с сегодняшнего дня вы под моим чутким руководством начнете изучение такой поистине интересной науки, как древотокия! Так, где же уголь?

Пока он полез в ящики, я все пыталась принять тот факт, что одним из моих преподавателей будет рыба. Если кто из моего мира узнает… О, Кошар Великий, что будет! Лучше даже не заикаться об этом в приличном кошарийском обществе.

— Ах, вот он! — найдя наконец искомое, учитель, переваливаясь с одного хвостового плавника на другой, подошел к доске и начал лекцию, попутно схематично изображая все то, о чем шла речь. — Древотокия — это наука изучающая, как, конечно же, понятно из названия, потоки в Древе. Потоки соединяют миры между собой через Арочные порталы. Из своих миров вы переместились сюда, в Дупловой мир именно по потокам.

К этому моменту я наконец достала пергамент, чтобы записывать за преподавателем. Хотя записывать — громко сказано, скорее перерисовывать непонятные символы и закорючки. Много ли от этого будет смысла? Не знаю. Но изобразить схему потоков в Древе мне вполне по силам.

— Чтобы вы поняли, о чем я говорю, давайте-ка решим простенькую задачку, — предложил Рубинг и быстро стер все, что написал и нарисовал.

Объяснения, пожалуй, будет лучше записать. Даже если не особо пойму сейчас, будет проще потом разобраться.

— Итак… — учитель обвел взглядом аудиторию и обратился к крязби, сидевших на первых партах. — Как называется ваш мир?

— «Крязб», — ответила одна из них, смущенно переступив седьмой парой ног.

— Отлично! Это на Камельсовой Ветке, Софоновой Веточке, — координаты быстро появились на доске. — А ваш?

— «Мыхыт», — гулко отозвалось существо, похожее на желе.

— Просто замечательно! — чуть не подпрыгнул рыбо-профессор, — Сейчас мы просчитаем, как из одного мира перебраться в другой по потокам, — уголь заскрипел по доске. — Так, сначала из Веточки нам надо попасть в Ветку. Для этого просчитать кростус из нардаты. Так, посмотрим, если мы возьмем изгиб потока за восьминус, то получается…

Я еле успевала записывать непонятные расчеты и формулы, совершенно при этом не понимая их скрытый смысл, а преподаватель не переставал тараторить:

— И с учетом затрат энергии… Ага! — он победоносно вскинул плавник, но я не успела обрадоваться вместе с ним. — Ой, это мы попали в «Леотим». Тоже неплохо, но все же… Похоже ошибка в гранусах! — и в один миг с доски исчезла половина записей!

По аудитории прокатился вздох, переполненный совершенно разными эмоциями: кто-то не успел переписать, а кто-то успел и понял, что потратил кучу места на неправильные, хоть и совершенно непонятные расчеты. А сер Рубинг уже писал и чертил все по новой.

— Подождите! — озадаченным шепотом возмутился Рекос. — Докуда неправильно-то? Что зачеркивать из всего этого?

— Вроде бы вот до этой закорючки, — предположила Ада.

— Нет, — не согласился Гатнир. — Он вот до этой зигзагулины все стер, а закорючка не считается.

— Считается, — присоединилась я к решению проблемы. — Он после нее еще черточку нарисовал. Вот видишь?

Пока мы, да и другие группы тоже, поняли наконец, что писать, а что зачеркивать, педагог заново изрисовал почти всю доску. Догнать его было очень нелегко. То ли от усердия, то ли еще от чего, у Рекоса сломался карандаш. Напополам. Волкокрыл вздохнул и облегченно откинулся на спинку стула, решив, что этого достаточно для отмазки.

— …И при таком раскладе пыльцынов мы с вами таки добрались до… «Кастуриус»? Это же на другом ярусе! Хм… А если попробовать с этого значения?

После этих слов и очередного очищения доски послышался размеренный стук. Я обернулась. Гатнир бился шлемом о парту. Похоже гном не выдержал. При каждом ударе, голова спящего рядом с ним Эрика подскакивала, но эльф все равно не просыпался.

— Следуя из этого… — сер Рубинг даже не обернулся, чтобы посмотреть, что происходит в аудитории. Мы с Адой, как самые выносливые, поспешно решали, сколько свитков пергамента оказались попросту испорчены и, споря с какой закорючки продолжать записи.

— Так, мы уже по соседству. А если попробовать через Смежный Мир? — уголь вновь застучал по доске, но сер Рубинг вдруг словно остановил сам себя и наконец обернулся к замученным учащимся, — Но Смежные миры — тема следующей лекции… Так что на сегодня все.

С этими словами он убрал остатки угля в ящик, достал из-под кафедры воздушного змея и, поймав одному ему ведомый поток воздуха, улетел куда-то к верхним ветвям Дерева. Он-то наверняка знает, какое небо в этом мире. Я задумчиво проводила его взглядом, размяла руки, оглянулась на других существ, которые потихоньку начали собираться, и решила последовать их примеру. Я быстро собрала свои вещи и посмотрела на своих одногруппников: Эрик спал, что было не удивительно, но рядом с ним посапывал, уткнувшись в исписанный пергамент Рекос и, обняв топор, причмокивал губами Гатнир. Я переглянулась с Адой. Мило, ничего не скажешь, но и нечестно с другой стороны — я и вампирша всю эту мурть переписывали, а они… Хотя обижаться на этих ребят у меня не получится.

Растолкав, наконец, волкокрыла, успокоив начавшего спросонья войну со всеми мирами, гнома и, взвалив на них эльфа, мы отправились на обед.

— Что это было за чешуйчатое недоразумение? — возмущался Гатнир по пути к дрифту.

— Мы ничего не успевали из-за того, что он постоянно все стирал! — вторил ему Рекос.

— Но хуже всего то, что мы не понимаем то, что собственно пишем, — вздохнула я.

— Да, — согласилась со мной Ада. — Разве нам не должны были сначала объяснить все эти термины?

— Я уж молчу о том, что писать на межмирном мы еще не научились, — дополнила я картину.

— А это ведь первая лекция, — волкокрыл почесал в затылке.

— И правда, расписание составлено очень странно, — закивал проснувшийся Эрик, после чего обратился с просьбой к дрифту.

— А я вот еще чего не понял, — гном первым вывалился из нашего средства передвижения. — Зачем нам вычислять, как попасть из одного мира в другой, когда можно просто шагнуть в нужную арку? Ну в смысле, портал.

— Да, я тоже не знаю, — кивнул Рекос, придерживая двери администрации. — К чему все эти заморочки с потоками? Думаете, нам это реально пригодиться?

Я только пожала плечами и посмотрела на Аду. Вампиресса повторила мой маневр, и все взгляды обратились к Эрику.

— Это лишь теоретические знания, — отозвался эльф, поправляя очки.

— Это значит, что они нам сдались, как кроту подштанники! — нахмурил брови Гатнир.

— Не совсем. Понятное дело, что с самими потоками мы работать никогда не будем. Да и никто не будет, — Эрик пожал плечами. — Но мы должны понимать, как устроены арки, и по какому принципу работают порталы.

— Неизвестно, насколько теория пригодится нам в будущем, — понимающе вздохнула вампиресса. — Но ведь именно на теории строится практика.

Все это верно. Я еще не слишком хорошо понимаю профессию древопаса. Это не рыболовная промышленность в конце концов. И даже не клубочкозаготовительная. Поэтому я и не могу сказать, что мне пригодиться, а что нет. Получается надо брать то, что дают.

Но также нужно что-то решать с тем, как этот Рубинг любит стирать решение на середине. Ждать, пока он допишет до конца, судя по всему, бессмысленно. Быть может, стоит распределить, кто какую часть доски записывает, а потом складывать все вместе? Нет, это, скорее всего, еще больше нас запутает.

С такими мыслями я зашла в столовую и придержала дверь, пока Рекос и Ада помогали мгновенно отрубившемуся Эрику. Гатнир, как самый голодный, уже несся к еде. Не знаю, что уж у него случилось, но, когда мы подошли, он вовсю ругался с каким-то ярко-гросовым пушистым типом в клетчатой панаме. Тип переминался с одной косолапой лапы на другую не менее косолапую и похоже вообще не понимал, что происходит.

— Что случилось? — этот вопрос я задала вместе с прилетевшим со всех крыльев Винти.

— Этот волосатый вредитель, — начал гном, — на меня так посмотрел, что я сразу понял — на драку нарывается! Да как он посмел?! Да он знает, кто я?!

Я снова взглянула на «вредителя». Все бы вроде ничего. Но глаз у него я не обнаружила. Даже панаму специально приподняла, чтобы наверняка проверить. Нету. Ни глаз нету, ни рта, чтобы самому сказать об этом. Я взглянула на Гатнира, но тот, кажется, уже переосмыслил ситуацию и с совершенно невозмутимым видом обратился к Винти:

— А ты чего тут? — зеольный чудик захлопал единственным глазом:

— Да я как бы на помощь к одногруппнику, — пробормотал он.

— Это ты молодец, — гном хлопнул Винти по «плечу». — Это по-нашему.

Я, поняв, что разборки закончились, так толком и не начавшись, уселась за стол. Ребята тоже расселись. И теперь Ада обратилась к ошарашенному третьекурснику:

— У вас древотокия была?

— А то как же! — ожил Винти. — Ее весь первый курс проходят.

— И как оно? — осторожно поинтересовался Рекос.

— По началу, сложно, конечно, — зеольный качнул хвостами. — Но сер Рубинг ведет очень важные дисциплины. Вам же нужнее запомнить все формулы, хоть это может и не сразу получиться. И да, кстати, на экзамене он смотрит наличие лекций, так что записывайте.

С этими словами он нас оставил, упархав к своим.

— Еще и экзамен? — протяжно взвыл волкокрыл.

Весь остаток обеденного перерыва мы просидели в отдаленной части парка под изящным перезвоном сербристых деревьев, чтобы всем вместе сопоставить имеющиеся в наличии записи.

— Это растение должно помогать в учебе, отгоняя назойливых мух, — важно сообщил нам эльф.

— Но здесь нет мух, — заметил Рекос.

— В этом и суть, — кивнул Эрик, поправив очки.

Мы уселись на мягкую орунживую траву в тени тех самых деревьев, в окружении непонятных цветов. Я выложила исписанные свитки, Ада положила свои рядом. Мы начали сверять их между собой. Они не сходились! Если в начале все еще было похоже на правду, то ближе к середине лекции начиналась полная мурть! От каракулей Рекоса и тем более Гатнира было еще меньше толку.

— При таком раскладе пыльцынов мы вряд ли сможем восстановить все это, — грустно вздохнул Эрик.

Мы уставились на него. Он что-то знает? Он что-то понимает?

— Что ты имеешь в виду? — накинулись мы на него.

— Да приснилось что-то непонятное, — ошарашенно пробормотал в свое оправдание блондин.

— Расскажи-ка нам, что именно, — сладко пропела вампиресса, быстро хватая перо.

— В подробностях, — добавила я веско, кладя перед собой чистый пергамент.

— И только попробуй что-нибудь забыть! — слегка рыкнул Рекос.

— А если забудешь, я помогу вспомнить, — подбодрил ошарашенного эльфа Гатнир, беря в руки топор.

Спустя ровно 1 чак и 28 мигов — именно тогда закончился обеденный перерыв — в наших лапках была полная лекция, чему мы сами слабо верили.

На следующую лекцию, значащуюся в расписании, как листография, лично я шла с некой опаской, морально стараясь приготовиться ко всему. Мало ли, какой преподаватель попадется на этот раз. Но стоило мне зайти в аудиторию, где вместо стульев были разноцветные пуфики, каждую парту покрывала скатерть, а на окнах висели ажурные шторы, все сомнения остались за дверью. Нас с подносом в трехпалых руках и с улыбкой до отсутствующих ушей встречало существо с нежно-фриалковой кожей, одетое в кружевное платье.

— Угощайтесь, — существо смотрело на нас большим сирозовым глазом с длинными ресницами. — Садитесь поудобнее. Налить вам цветочного настоя?

На подносе оказались пирожные. Самые разные. Я с удивлением заметила рыбно-кремовый эклер. Надо же! Не думала, что смогу съесть этот деликатес не в своем мире! Несколько озадаченно мы расселись на свободные места. По-моему, самым озадаченным выглядел Гатнир. Он очень забавно смотрелся на розмалиновом пуфике, а вот его топор на кружевной скатерти как-то не очень. Гном, округлив свои небольшие глаза, смотрел на пирожное в виде камня, посыпанного песком. Я посмотрела на остальных. Рекос уже вовсю хрустел вафельной косточкой, покрытой глазурью. Ада смаковала нечто воздушно-джемовое ярко-кроворного цвета. Даже Эрик, не отрываясь от сновидений, жевал пирожное, завернутое в большой зеольный лист и украшенное караменьными капельками росы. Удивительно! Каждому досталось пирожное из его мира! Вот это да! Мое пирожное оказалось просто восхитительным! А я думала, что только папа может так готовить. Запивая эклер цветочным настоем, я вздрогнула, когда всеобщую идиллию нарушил высокомерный голос:

— Мы вроде шли на листографию, — на пороге, морща нос, стоял Артельт. Из-за его спины выглядывали и остальные эльфы.

— Все верно, — улыбнулась ему встречающая, поправляя челку и протягивая поднос с такими же как у Эрика пирожными. — Сегодня у нас первое занятие, так что для начала нужно познакомиться.

Эльфы привычно хмыкнули и прошествовали на свободные места с самого краю, начисто игнорируя поднос. Самая низкая эльфийка с заметным трудом смогла оторвать от него взгляд, но только чтобы с восхищением полюбоваться на вышитые скатерти.

— Что ж, раз все в сборе, — гостеприимное существо, кажется, немного расстроилось, но почти тут же взяло себя в руки. — Меня зовут Жозафина Ринатовна. Я увлекаюсь рукоделием и выпечкой. Ах да, и я буду вести у вас листографию. А теперь, я хотела бы, чтобы вы представились.

Все присутствующие существа стали по очереди представляться, но я не ставила перед собой задачу запомнить всю эту толпу. Интересно, а Жозафина Ринатовна сможет?

Двух других троллей, помимо уже знакомого нам Оньгха с Дальних Гор, звали Брельг и Брум. Судя по всему, они были братьями. Подружка Мимиль представилась как Тотоль. После группы Шипловистого Кроктуса настала очередь эльфов. Но стоило смущающейся девушке заикнуться, что ее зовут Мелания, как ее перебили.

— Я Артельт, сын Эмитольда и Камелии Еловских с Тюльпановой Ветви, — от его высокомерного голоса я дернула ухом. — И я не знаю, зачем тут сижу. Потому что здесь мне вряд ли расскажут что-то, чего я не знаю.

С этими словами этот наглый тип поднялся со своего места, явно намереваясь уйти. С ним поднялись и остальные из группы Цветочного Розалиста. Приветливая улыбка исчезла с лица Жозафины, антенки на ее голове поникли. Кажется, она сейчас заплачет!

Когти выдвинулись непроизвольно. Я вскочила одновременно со множеством других существ, но голос Гатнира заглушил прочие:

— Как ты смеешь вякать такие вредности? — возмутился гном.

— Как мошно так гофорить? — визжала рядом со мной то ли Мимиль, то ли Тотоль.

— Вот именно! — заголосила толпа.

И правда, как можно?! Она такая добрая! Угощает нас пирожными! Где еще встретишь такого учителя?! Эти эльфы начинают меня сильно раздражать своим поведением! Сейчас я им уши бантиком завяжу и скажу, что так и было!

— Не кидайся словами, а то я брошу в тебя топор! — Гатнир потрясал упомянутым оружием справедливости.

Все остальные существа тоже были возмущены до глубины души таким поведением: тролли воинственно сопели, желеобразное существо недовольно булькало, кто-то рвался запулить в эльфов пуфиком, даже Рекос и Ада приняли боевые стойки. Все сводилось к одному:

— Не обижай Жозафину Ринатовну! — сотряс Дерево воинственный хор.

— Спасибо вам, ребята, — тепло улыбнулась нам учительница. — Но не стоит. Это личное мнение каждого, — затем она обратилась к эльфам. — Артельт, Наминиан, Дианика, Лирикия, Мелания, если хотите, вы можете не посещать мои занятия. Я буду ждать вас на экзамене.

На лицах упомянутых эльфов появилось озадаченное выражение. Кажется, они пожалели о своем опрометчивом поступке. Но отступиться и извиниться было явно выше понимания Артельта. А вот некоторые его «друзья» соображали лучше. Только услышав об экзамене, девушка, похожая на Артельта, переглянулась с другим парнем, Наминианом, и тихой Меланией, которая вообще, судя по всему, не знала, как себя вести в данной ситуации. После этого они оперативно вернулись на свои места, как будто и не собирались уходить, а так… встали, чтобы размяться. С их предводителем, который явно был недоволен таким положением дел, осталась только одна эльфийка, та что не сводила с него глаз ни на одной лекции, ни даже во время обеда. Кажется, ее зовут Лирикия, да? Но гордость Артельта брала свое — он скорчил физиономию и покачал головой, словно показывая, чтобы Лирикия оставалась тут. И, важно задрав нос, он ушел, только что дверью не хлопнул.

Едва это произошло, аудитория взорвалась радостными и победоносными возгласами. Кто-то кричал, чтобы наглый блондин не смел возвращаться, кто-то о том, что не каждый достоин присутствовать на этом уроке. Я, поддавшись общему настроению, подмигнула прыгающей рядом крязби и хлопнула в ладоши поочередно с Гатниром, Адой и Рекосом. Хотела и с Эриком, но едва на радостях не опрокинула хвостом амфору с цветочным настоем. Радости тут же поубавилось. Надо быть внимательнее!

Всеобщее ликование прервал звон. Я оглянулась. Жозафина Ринатовна, с мягкой улыбкой на губах, постукивала указкой по подносу. Когда все притихли и устремили взгляды на нее, она сказала:

— Я правда очень благодарна вам за подобную поддержку, — после этого ее тон стал более серьезным. — Но не стоит забывать, что сейчас все же идет урок. Сядьте, пожалуйста, на свои места.

Я послушалась, впрочем, как и все остальные. Усевшись на удобный пуфик, я навострила уши, готовая внимать.

— Листография довольно сложная наука, — начала преподавательница. — Но при этом она призвана отвечать на множество вопросов. Каково строение Древа, его Ветвей и Веточек? Чем отличаются Листья от Цветов и Плодов? Как из Почек рождаются новые миры? Все это и множество других, не менее важных моментов, мы с вами должны понять.

Как много интересного нас ждет! Мне все еще не по себе от того, что мое Мироздание пошатнулось. Но, не смотря на это, я хочу узнать и понять все это, по мере возможностей.

— Насколько я знаю из расписания, вы уже были на лекции у сэра Рубинга? — Жозафина сверилась с какими-то своими записями.

По аудитории прокатился согласный ропот. Как видно, все были не слишком довольны методами преподавания рыбо-профессора.

— Он рассказывает очень нужные вещи, но не утруждает себя лишними пояснениями, — учительница листографии понимающе вздохнула. — Не судите его строго. Существу с таким выдающимся умом сложно понять, что не все могут думать на той же скорости, что и он.

На той же скорости? Я удивленно моргнула. Она хочет сказать, что сэр Рыб слишком умный и мы просто не можем поспевать за ним? Может ли такое быть? Ну, по крайней мере, это многое объясняет.

— Листография и древотокия тесно связаны между собой, так что я возьму на себя труд пояснять некоторые моменты из лекций сэра Рубинга, если вы не против.

Это сообщение от Жозафины Ринатовны вызвало бурю эмоций с нашей стороны.

— Да! Не против! Всеми щупальцами — за! — раздались возгласы.

Все сразу же полезли за лекциями по древотокии, надеясь на пояснения, объяснения или хотя бы перевод.

— Не спешите, — тихо засмеялась над нашей реакцией Жозафина. — Не все сразу, мои милые. Сегодняшнее занятие я посвящу самым что ни на есть основам. Ничего страшного в том, чтобы повторить и проверить свои знания об основах Мирозданья нет, — она выразительно посмотрела на притихших эльфов, которые все это время старались слиться с пейзажем.

— Итак, — учительница достала из небольшого шкафчика небольшой бумажный рулон, развернула его и прикрепила к доске. — Сейчас вы видите одну из самых простых схем Древа. Предлагаю внимательно рассмотреть ее.

Я всмотрелась в предложенную схему. Очевидно угадывались контуры ветвистого дерева. Каждая ветка и даже единственное дупло на схеме были подписаны. На ветках были нарисованы листья, цветы и даже какие-то фрукты. Хм…

— Что вы видите? — обратилась к нам Жозафина.

— Деление веток… — пропищал уже знакомый голос крязбы.

Только сейчас я обратила внимание на то, что вся схема была разделена поперек пунктирными линиями. Что это значит?

— Верно, — кивнула преподавательница. — Древо разделено на три примерно равных части. Это Верхние, Срединные и Нижние Ветви, по названиям ярусов. Что еще?

— Дупло! — гаркнул Гатнир со своего места.

— Правильно! — улыбнулась ему Жозафина Ринатовна. — Оно находится точно в центре Ствола. И, что не менее важно, именно в Дупловом мире находится Дерево, Древесный институт. И мы с вами сейчас находимся именно в этом мире.

Отлично. Теперь я знаю, где именно нахожусь. И почему мне не стало от этого понятней? Я почесала за ухом.

— Все миры разные, — продолжала между тем учительница. — Но мы разделяем их на три основные категории. Цветы — это миры, которые развиваются в магическом плане. Плоды — в технологическом. Листья же могут превратиться, как в Цветок, так и в Плод, а могут даже совместить в себе их свойства.

Ничего себе, как все сложно… Интересно, а мой родной мир к какой категории отнесли? У нас нет магии. Значит технологии? Не уверена, но, думаю, что довольно скоро смогу об этом узнать.

— Вы, как будущие древопасы, должны ориентироваться в Древесной системе, знать местоположение как можно большего количества миров и понимать разницу между ними, — Жозафина обвела взглядом своего глаза аудиторию и, видимо заметив чью-то реакцию, заверила нас. — Не переживайте, все не так страшно, как может показаться на первый взгляд. Я вам помогу всем, что только будет в моих силах. Для начала возьмите вот это.

Она раздала нам по небольшому пергаменту с фрагментом чернобельной схемы и по набору разноцветной смолы.

— А что это? — озадаченно прогудел тролль.

— Это контурные фрагменты Древесной системы, — пояснила преподавательница. — Ваша задача сейчас — раскрасить свой фрагмент, пользуясь схемами, которые висят на доске. Будьте внимательны! Вам следует обозначить ярус, подписать название Веточки, а также, по возможности, миры на них. Сегодня мы только пробуем, так что не бойтесь ошибиться.

Я воодушевленно принялась за работу. Это оказалось не слишком трудно, а раскрашивать было даже интересно. Я очень старалась.

Жозафина Ринатовна ходила по аудитории, петляя между партами, и помогала тем, кто не мог разобраться. Раскрасив около половины Веточки, я оглянулась посмотреть, как обстоят дела у других. Справа от меня, высунув от усердия язык, дорисовывал первый Листик Гатнир. Ничего себе, как старается. Не то чтобы я делала свою работу тяп-ляп, вовсе нет, но с его усердием это явно не сравниться. Вот что значит гномья работа. Похоже это выражение подходит не только при непредвиденных разрушениях.

Рекос старался не меньше. Он весь перемазался в смоле и стал почти таким же разноцветным, как сидящее рядом с ним существо. Как бы его сосед не решил, что над ним издеваются. Слишком уж забавно это смотрится. А когда он поймет, что засохшую смолу смыть с волос не так уж просто… Может предупредить его, пока не поздно? Хотя вряд ли он послушается — вон как хмурит брови.

А Эрик меня удивил. Он раскрашивает с закрытыми глазами! Медленно и постепенно, но ни разу не выйдя за контур! Как он это делает? Что это за секретный прием? Он может видеть сквозь веки? Не может быть! Он бы тогда не врезался в стены. Надо будет обязательно спросить у него об этом! Но сейчас лучше не буду отвлекать. Вдруг эта техника требует гигантской концентрации от макушки до хвоста? Хм… У него ведь нет хвоста… Ну да ладно…

Ада тоже старается. Вот как все аккуратно. Постойте-ка! Она меня обгоняет! Надо же как я отвлеклась! Все, хватит по сторонам смотреть — пора за работу!

Я едва успела все раскрасить к тому моменту, как Жозафина Ринатовна объявила, что занятие окончено:

— Дорисовать то, что не успели, будет вашим домашним заданием к завтрашнему дню, — успокоила учительница не уложившихся в срок.

Гатнир рядом со мной радостно закивал головой так, что с него едва не слетел шлем. На его контурном фрагменте блестели свежей смолой три Листика.

Моя работа тоже доделана еще не до конца. Раскрасить— то я раскрасила, а вот подписать не успела. Так что и у меня есть домашнее задание.

Глава 7. Новые знания

— Надо же! — воскликнул Рекос, едва мы вышли в коридор.

— Как здоровско-то! — не менее восторженно перебивал его Гатнир.

— Это самый лучший предмет! — вторил ему волкокрыл.

— Это самая лучшая учительница! — не отставал гном.

— Как хорошо оказывается учиться в Древесном!

— Как здорово, что мы живем на Древе!

Ребята окончательно разошлись и делились впечатлениями, перебивая друг друга:

— Ты бы видел, как я старался! — Рекос взлохматил разноцветные волосы.

— А я, смотрите, сколько нарисовал! — Гатнир горделиво продемонстрировал всем свой «шедевр».

— Ага, — согласилась с ним Ада. — И к завтрашнему дню нужно все остальное успеть доделать.

Ребята мгновенно затихли, осознавая эту информацию. Их только что радостные лица сменили выражение и заметно погрустнели. Я переглянулась с вампирессой:

— Мы вам поможем.

— Правда?! — волкокрыл и гном подскочили, мгновенно засверкав улыбками.

— Вы наши спасительницы! — затряс мою руку Рекос.

Я улыбнулась в ответ. Ну а как иначе? Как им не помочь? И если не мы, то кто?

— Кстати, Эрик, — обратилась я к эльфу, — Как ты только что рисовал с закрытыми глазами?

— Если вспомнить… — задумался он. — Когда я заболел пыльцовой ветрорью и меня поместили на лечение в изолятор, единственным моим развлечением были забытые кем-то из предыдущих больных карты Древа и контурные фрагменты. Мне удалось выпросить у врача нектарные краски, так что довольно продолжительное время я самостоятельно изучал листографию.

Я все же не совсем поняла, как он смог до механизма запомнить все это, чтобы не выходить за контуры. Сколько же он болел этой неизвестной мне болезнью?

Занятая разговором и размышлениями, я не заметила, что идущие впереди Ада и Гатнир нехотя посторонились, уступая кому-то дорогу. Будь я внимательнее, сразу заподозрила бы что что-то не так. Ведь где это видано, чтобы гном и вампиресса кого бы то ни было пропускали. Но я не придала этому значения. Поэтому, врезавшись в кого-то и приземлившись на собственный хвост, первой моей мыслью было то, что не помешало бы стукнуть того, кто позволил мне в себя врезаться. Но подняв глаза, я быстро поняла, что сама была недостаточно осторожна:

— Прошу прощения, — смущенно пробормотала я, поднимаясь на ноги не без помощи Рекоса.

Невысокий, едва ли с гнома, незнакомец с отблесками света на коричневой коже, который стоял передо мной, закутанный в длинный темный плащ, недовольно шевелил усиками, на которые был надвинут высокий цилиндр. Все в нем так и говорило моему шестому чувству, что лучше не связываться без жизненной на то необходимости. Я привыкла доверять своей интуиции, тем более даже Гатнир молчит в тряпочку, а это лишь подтверждает мои опасения.

— Ничего страшного, — прошипел в ответ усатый, и от его голоса у меня мурашки побежали по спине.

Он поправил монокль в правом глазу одной из четырех верхних конечностей и огляделся по сторонам. Я проследила за его взглядом. Прямо передо мной на полу лежал большой свиток, скрепленный красивой печатью. Это точно не мое, значит, его обронило это существо. Не задумываясь, я наклонилась и, подняв свиток, протянула его владельцу.

Подсознание отметило, что пергамент отозвался неожиданным теплом в моих пальцах, словно долго лежал на свету. Хотя для пытьного и потемневшего от времени свитка это было бы странно. Но мысль о солнечных ваннах не успела до конца сформироваться в моей голове — незнакомец быстро выхватил свиток из моих рук:

— Важный документ, — пояснил он тут же своим жутковатым голосом и, слегка кивнув на прощание, как ни в чем ни бывало возобновил свой путь по коридору.

— Кто этот тип? — едва дождавшись, пока существо отойдет хоть немного, поинтересовался Гатнир.

Похоже гном еле сдерживался, чтобы не высказать все, что думает, в плоскую физиономию «типа». Я лишь пожала плечами в ответ. А Ада решилась предположить:

— На студента не похож.

Это точно. Не знаю, почему именно так, но из всей массы всевозможных существ, находящихся в Древесном, студенты сразу выделялись своей манерой поведения. Взрослые же, будь они педагогами или нет, вели себя намного сдержанней. Быть может это было негласное правило Древесного — подавать пример подрастающему поколению? Неужели именно так должны вести себя древопасы, и есть ли вообще такие правила поведения? Ясно было совершенно точно только одно — недавний незнакомец абсолютно точно был взрослым.

— Значит преподаватель? — вздохнул волкокрыл.

— Не хочу у него учиться! — категорично покачал головой гном.

— Жуткий он какой-то, — согласилась я.

— Вряд ли нас будут спрашивать, — вампирша поджала губы.

— А мы не слишком задержались? — поинтересовался Эрик.

Он проснулся? Я быстро осмотрела коридор. Неизвестный преподаватель давно ушел, а кроме нас здесь никого не было. Почему? Куда все делись?

— Перемена уже закончилась… — догадался Рекос.

— Значит мы опоздали на лекцию? — не поверил Гатнир.

— Побежали скорее! — воскликнула я, и мы рванули к дрифту.

Но оказалось, что мы зря так спешили: хотя лекция и должна была уже идти полным ходом, в аудитории стоял такой же гвалт, как в столовой на большой перемене. Все занимались своими делами, а некоторые даже собирались уйти.

Я озадаченно прошла к свободным местам. Где же лектор? Как-то странно, что его нет.

— По крайней мере, мы можем потратить время с пользой, — мысли Ады похоже шли параллельно с моими собственными.

— Листография, — кивнула ей я.

Разумно ведь? Чем просидеть без дела столько времени, лучше займемся домашкой и освободим себе вечер. Я была преисполнена энтузиазмом. Ребята тоже оказались совсем не против такой идеи. Но только я полезла в сумку за контурными фрагментами и разноцветной смолой, как в аудиторию совершенно неожиданно ворвался слегка запыхавшийся тип с вытянутой мордой. Одет он был никогда до этого не виданный мною плащ, насколько я смогла понять, из шерсти. За ним что кто-то гонится?

Но, отдышавшись, новоприбывший обвел аудиторию своими большими глазами с длинными ресницами, широко улыбнулся и обратился к оглянувшимся на него существам:

— А вот и я! — заявил он, картинно взмахнув копытами. — Вы, конечно же, спросите «кто?». Вот спросите!

— Кто? — послушно просили несколько голосов.

— Конь в пальто! — сообщило это существо и довольно заржало.

Что ж, теперь я по крайней мере знаю, как называется этот странный плащ. Ну и расу этого общительного студента тоже.

Не могу припомнить его на Листопаде, да и на предыдущих предметах его не было.

— Какая у вас сейчас лекция? — поинтересовался конь, усаживаясь на кафедру.

Похоже он со старших курсов. Иначе бы знал наше расписание, верно?

— Мифософия, — недружно отозвались из аудитории.

— А, так вы первый курс! — воскликнул этот чудик, окончательно подтверждая мои догадки. — Сколько же вам предстоит узнать и рассказать мифов и легенд разных миров, вспомнить страшно!

— Мифов и легенд? — раздался презрительный голос Артельта. — То есть нам нужно будет просто рассказать о сотворении Древа Матерью-Природой и о создании ею эльфийской расы?

Я искренне огорчилась, что с этой лекции Артельта выгнать просто некому.

— Точно! — чему-то обрадовался конь. — Вот только еще нужно описать, как именно Мать-Природа сажала Древо в саду Мироздания и как создавала живых существ, начиная с Нижних Веток и заканчивая Верхними. Ведь, как известно, деревья растут снизу вверх, а не наоборот. И Древо тут не исключение. А, и еще нужно не забыть рассказать о легендарных приключениях Детей Матери-Природы. Их, насколько я помню, у нее 67. Ты сможешь рассказать о них?

Ничего себе сколько подробностей! Артельт стушевался, на его лице было явное недоумение. Эльфийка, так похожая на него, кажется, Дианика, судорожно пыталась посчитать что-то на пальцах.

— Жаль, — искренне огорчился обладатель пальто.

— Хорошо, что у Горного Духа нету детей, — тихо прогудел один из троллей, но конь его услышал:

— Детей у него, конечно, нет, — согласился он, — но нельзя забывать о братьях и сестрах! Мне особенно кажется важной роль самой младшей из них, Скальной Хранительницы. Ведь именно она подала Горному Духу идею создать разумных существ!

На физиономии тролля читалась напряженная работа мысли. Похоже он тщетно пытался выловить из закоулков своей памяти упомянутую героиню легенд.

Очень странно. Как этот тип, завалившийся к нам на лекцию, может знать легенды эльфов и троллей лучше, чем эти самые эльфы и тролли? Разве такое может быть? Мои размышления прервал влетевший в окно Винти:

— Профессор Брустиф, — пропищал он. — Вас вызывают на срочное совещание!

— Ты что не видишь — у меня лекция, — категорично ответил ему конь и покачал головой, отчего его грива распушилась. — Так им и передай!

Винти вздохнул и послушно улетел. А до меня не сразу дошло. Этот конь в пальто — профессор?! И сейчас он ведет лекцию?! Я была абсолютно уверена, что это какой-то старшекурсник! Получается он опоздал на собственное занятие? Да… А сейчас, сидя на кафедре, шутит о том, что присутствовать на срочных собраниях — дело для полных неудачников…Я ошарашенно почесала ухо. Совершенно не ожидала, что преподаватель, более того, профессор, может себя так вести! Ну, по крайней мере, это объясняет, почему он так хорошо знает легенды и мифы других рас — профессия обязывает. И все же…

Пока я отходила от шока, профессор Брустиф объявил начало викторины «Кто расскажет легенду, которую я не знаю». Каждый по очереди рассказывал миф или легенду своего народа, но конь каждый раз находил, что добавить и дополнить. Удивительно!

— Сколько же легенд вмещается в его голове? — пробормотал сидящий рядом со мной Рекос, когда уже около половины существ, находящихся в аудитории, попытали удачу в викторине.

Я внимательно посмотрела на профессора, который вдохновенно описывал ошарашенным кракозябам все величие их предков, спасших некогда родную Веточку от нашествия Тли. Голова у него и правда была большая. Интересно, это от того, что он так много знает или это норма для его расы?

— И вот тогда целых пять Миров были спасены! — закончил он, преисполненный гордостью то ли за кракозяб, о которых говорилось в легенде, то ли за себя, что смог правильно выговорить все имена и названия.

Тотоль и Мимиль восхищенно зааплодировали ему всеми своими конечностями. Надо же, как прониклись… Следующие на очереди стояли печально знакомые всем эльфы. Они все еще что-то отчаянно считали, перешептываясь и исписав мелким почерком пять пергаментов. Конь, похоже, сжалился над ними и сказал лишь, что спросит их на следующем занятии. Эльфы обрадовались, но тут же сбились и начали пересчитывать заново.

Пвины стали отвечать следующими. Они, как всегда, взялись за крылья и четким хором начали свой рассказ.

— И тогда появилось Первичное Яйцо, — щебетали они.

— А описать его можете? — заинтересовался профессор.

— Конечно, — пвины синхронно покачали хохолками. — Оно золотое с серебряными завихрениями, символизирующими каждый элемент Мирозданья.

— Завихрений, как мне память не изменяет, 158, — продолжил Брустиф. — Сможете рассказать о каждом из них?

Пвины пропищали что-то невнятное и резко опустили крылья, распустив круг. Похоже даже не решились перетруждать свой общий разум.

— Не можете? — опечалился конь. — Обидно…

Вот очередь и дошла до нашей группы. Гатнир поднялся из-за парты первым:

— Я расскажу о том, как Каменный Бог создал Первого Гнома, — начал он.

— Это я слышал, — кивнул ему конь-профессор. — Вы можете перечислить все материалы, которые понадобились при создании?

— А то! — тут же отозвался мой одногруппник. — Из гранита он сделал туловище, чтобы его создание было несокрушимо. Руки сделал из золота, чтобы Гном мог сотворить практически все что угодно. Ноги из базальта, чтобы он твердо стоял на своем, а голову из алмазной руды, чтобы всегда Гном знал, что сделать и как поступить. После этого он окатил его расплавленным железом, чтобы ничто не могло причинить ему вреда. А пока железо не застыло, он сделал ему глаза из фосфорита, чтобы видел Гном ночью, как днем. Опрыскал Каменный Бог Гнома водой из Священного Родника, и Первый Гном ожил.

— Постойте-ка, — воскликнул конь. — А как же сердце? Я точно помню, что…

— Это уже другая легенда, — хмуро оборвал его гном. Похоже, ему не хочется слушать замечания по поводу легенд его же народа.

— Которая? — словно не заметил его настроения Брустиф.

— О том, как племянница Каменного Бога, Рубина влюбилась в Первого Гнома, — величественно вещал Гатнир. — Но он не мог почувствовать того же, потому что в его груди был один лишь гранит. И тогда Каменный Бог сделал для него сердце из особого кристалла, названия которого не знает никто.

— Да, похоже так и было, — задумчиво согласился профессор. — Вот только племянницу звали Рудина. Я это точно помню.

Гатнир категорично не согласился, и у них завязался ожесточенный спор.

— Как можно сравнить рубин и руду? — возмущался Гатнир, едва сдерживаясь, чтобы не повысить голос. — Она же племянница самого Каменного Бога, значит и имя у нее соответствующее! Ее звали Рубина, а никакая не Рудина! И кто это вообще придумал?!

В конечном счете, они смогли сойтись на том, что это имя произносится немного иначе в разных гномьих родах.

— Просто кто-то картавый и говорить нормально не может, — тихо пробормотал Гатнир, уже сидя на своем месте.

Эрика конь пропустил, приписав его, по всей видимости, к другим эльфам, так что следующей стала Ада.

— Я знаю легенду о дочери графа Лукарда, матерью которой была человеческая женщина, — тихо проговорила она. — Имя ее неизвестно, так как его затмило прозвище — Кровавая графиня.

— Точно-точно, — закивал профессор Конь. — Будучи лишь наполовину вампиром, она совершенно не могла контролировать свой аппетит, что привело ее к изгнанию…

— Она отправилась в путешествие, чтобы научиться сдержанности, — продолжала Ада. — В легендах подробно описаны ее одежда в разные моменты жизни, так что я сделала несколько зарисовок.

Она достала из сумки довольно внушительную стопку пергаментов с эскизами.

— Это платья того времени, когда она еще была графиней, — вампиресса быстро перебирала пергаменты, показывая рисунки профессору. — А это платье с того самого бала, после которого ее изгнали.

— Подожди-ка, — прервал ее Брустиф. — У тебя тут не хватает рунической вязи вдоль подола. А ведь в легенде четко говорится об этом, когда Кровавая графиня убегает от разъяренных людей.

— И правда, — согласилась Ада, тут же исправляя ошибку.

— И вот здесь, — профессор подошел к нашей парте и сам стал смотреть эскизы. — Это ведь тот костюм, в котором она была, когда давала обет никогда больше не пить кровь?

— Да, — согласилась вампиресса.

— Тогда где капюшон? — удивился конь. — Тут точно должен быть капюшон! Она ведь потом притворялась мальчишкой-послушником, а без капюшона ее бы сразу разоблачили!

Таким образом он перебрал все эскизы Ады. Вампиресса, кажется, была очень довольна, хоть ей и приходилось постоянно что-то исправлять, а еще чаще добавлять некоторые детали.

Профессор похоже очень вдохновился этой Кровавой графиней, подкрепленной рисунками. Да так, что Рекос с большим интересом выслушал миф своего народа в исполнении коня.

— И только пройдя через все эти испытания, Гапфыр смог добыть крылья для своего народа…

Волкокрыл постоянно кивал и поддакивал, быстро записывая что-то на пергаменте. Судя по выражению его лица, с этого момента он стал гораздо патриотичнее.

Вот и моя очередь. Расскажу-ка я легенду в стихотворной форме, которую помогала выучить Фырчику для утренника в котосаде. Как бы странно это не было, но похоже, что профессор Брустиф знает абсолютно все легенды и мифы абсолютно всех народов, населяющих Древо. Интересно, что он добавит к моей?

— «О прекрасной, неповторимой и отважной Мурлыке Маурти, спасшей Белый Рассвет от Зеольного Заката», — пафосно сказала я название и, набрав побольше воздуха, начала рассказывать нараспев:

— Легенда есть одна на свете,

Ее все знают, даже дети –

Из уст передают в уста,

А вот о чем легенда та:

Давным-давно, но и не очень,

Война была и днем и ночью.

Кошарцы бились со врагом,

Единством защищая дом.

Враги — злодеи-псы прибыли,

Из неоткуда вдруг взялись.

Свои все силы ополчили

И мир захватывать взялись.

Но кошарийцы не сдавались

И вышли на тропу войны:

Но победить не получалось,

Ведь силы были все ж равны.

Но вот свалилось предсказанье:

Мол, битве этой, наконец,

За злой сей путь для покаянья

Два мира света ждет конец.

Кошарцы верить отказались,

Не прекращали той войны,

Но в то же время все боялись,

Что предсказатели правы.

Прошло 100 лет с начала боя,

Ряды редели там и тут,

И нет уж бравого настроя,

И не победы все уж ждут.

Забыто было предсказанье,

Но вот нашелся тот герой,

Решивший выполнить заданье –

Не убивать, а быть собой.

Мурлыка Маурти — кошарка,

Пошла с разведкой в стан врага.

Но мирозданье очень шатко,

О том не знала ведь она.

Кошарка в бой вступала смело,

Неся обиду на злых псов,

Но вот загвоздка, ведь умела

Она прощать своих врагов.

Один из псов — разведчик Турзик –

Был в плен захвачен, не убит,

Но непосильный взял он грузик,

За что и был жестоко бит.

Он рассказал, что все неправда,

Что вовсе и не злые псы.

Давным-давно мол и внезапно

Сломались Древние Весы.

Весы — не просто безделушка –

Они равняли зло с добром.

И штука вышла — не игрушка:

Смешалось все, и поделом.

Два мира врезались друг в друга:

Различны были прям во всем

И толь от страха, толь испуга

Соседей нарекли врагом.

Теперь прошел уж век с момента,

Когда сломались те Весы:

Война войной и незаметно

Окошерилися все псы.

Два мира, некогда различных,

Теперь сливались меж собой:

И вовсе не без целей личных

Один проглатывал другой!

И нет уж смысла воевать,

Ведь скоро псы совсем исчезнут,

И что теперь уже скрывать,

Мир кошарийцев скоро треснет.

Такая учесть ждет два мира,

Такая вот беда пришла:

Все в предсказании правдиво

И кара все же снизошла.

Я абсолютно уверена, что воспитательница Фырчика, Котисия Котеевна поставила бы мне за такое выражение мяф! А может даже мяф с хвостиком! Я краем глаза решила посмотреть на реакцию сидящих поблизости студентов. Все слушали так внимательно, что я едва не сбилась! Кракозябы восхищенно хлопали глазами, тролли задумчиво чесали друг у друга в затылках. Даже эльфы отвлеклись от своих бессмысленных подсчетов и навострили уши в мою сторону. Ада взволнованно теребила прядь волос участливо хмурящегося во сне Эрика. Даже Гатнир согласно кивал на некоторых моментах. Только Рекос, не поднимая головы, продолжал что-то строчить на пергаменте.

— В раздумьях Маурти Мурлыка,

Кошар задумчиво молчит.

Но шиты вовсе не из фрыка,

А в душах героизм горит.

Поспорив и почти подравшись,

Решили судьбы изменить:

Ведь сразу и без боя сдавшись,

Никто не сможет победить.

Я перевела дыхание, но только собралась продолжить, как голос профессора меня перебил:

— Подумать только! — воскликнул он. Я непроизвольно прижала уши к голове. Неужели я где-то так сильно ошиблась?

— Подумать только! — повторил он снова. — Кошарийская легенда, появившаяся как раз в момент потери связи с миром «Кис»! Это просто невероятно! Какая удача! — он подскочил ко мне. — Вы должны… Нет! Вы просто обязаны! Обязаны написать всю эту легенду к следующему же занятию! Да-да, в письменном виде! И еще обязательно всю дополнительную информацию! Начиная от погодных условий и заканчивая тем, сколько раз герои останавливались на привал во время путешествия! И одежда! — он указал на эскизы Ады. — Самые мелкие подробности очень важны! Это такое значимое событие для всего Древа! — он радостно подбежал к кафедре, словно, не находя себе места. — Подумать только! Мир «Кис», который выбыл из списка Легальных почти на три века! Подумать только…

Мне оставалось только ошарашенно хлопать глазами. Что все это значит? В письменном виде ВСЮ легенду? Да еще с дополнениями? Он издевается что ли?! Я так сильно похожа на мяукающую библиотеку?! Кто ж знал, что он так отреагирует на легенду, которую в котосадике учат? А если б я решилась рассказывать о Великих Коше и Мяке? А их детях? Да мне пришлось бы одну жизнь потратить на то, чтобы описать только их одежду, а про погоду я вообще молчу. Какая погода может быть на острове Хвоста? Вот именно, что самая всевозможная! Она там меняется, как наряды у Шерстинды! И это к следующему занятию? А оно когда? Я посмотрела в расписание. Вот мурть…

— Ну, увидимся на семинаре, — взмахнул копытом Брустиф. — Я итак вас задержал. Все поняли домашнее задание?

Невнятного бубнежа существ-студентов о том, что ни о какой домашке, кроме моей и эльфийской, он не упоминал, конь в пальто благополучно не услышал, первым выскочив из аудитории.

— Ничего себе, — удивленно вздохнула Ада, пока все ошарашенно поднимались со своих мест. — Все учителя в Древесном такие странные?

— У каждого свои кузнечики в голове… — пробормотал Эрик в полу— опустевшей аудитории.

— Если б только кузнечики, — качнул головой гном, направляясь к выходу.

— Кстати, Гатнир, — отвлеклась я от своих тяжелых дум. — Я не знала, что ты можешь видеть в темноте.

— А я и не могу, — пожал он плечами в ответ, — Первый Гном выменял свои волшебные глаза у Сторожа Гротов на алмазные амулеты для своей жены. Каменный Бог на тот момент уже удалился на покой, так что новые глаза ему сделал его младший сын — Пещерник. А они никак не могли сравниться с глазами из фосфорита — утерянного материала.

— Надо же! — вместе со мной удивилась Ада и продолжила в полголоса. — Я тоже не вижу в темноте, оттого и боюсь ее. Кровавая графиня, о которой я рассказывала — основательница моего рода. Именно она придумала, чтобы люди сами сдавали понемногу крови для нас, вампиров. А так как она была наполовину человеком, все ее способности были лишь частью настоящих. Так что наш род намного ближе к людям, чем другие.

— Эльфы никогда не видели в темноте, — слегка улыбнулся Эрик, отдав команду дрифту. — Мы совсем не ночные существа. Хотя магически одаренные могут использовать свои силы для этого.

Это что получается — я одна во всей группе вижу в темноте? Хотя еще есть Рекос. Я посмотрела на волкокрыла, прижимающего к груди исписанные листы пергамента.

— Представляешь! — тут же начал он, заметив мой взгляд. — Этот профессор рассказал утерянную легенду о Крылатом Лохматике! Мы даже не знали, как его звали на самом деле! А ведь это он добыл нашей стае крылья!

Теперь понятно, почему он так строчил. Похоже будет рассказывать своему народу легенду о своем же народе.

— А в темноте я вижу только при хоть каком-нибудь освещении, — рассмеялся он. — Больше ориентируюсь на запахи. Этого достаточно, чтобы не врезаться в деревья.

Сколько же нового я узнала за один только день! И не только о Древе и всем мироздании в целом. Я узнала о своих одногруппниках, быть может, стала лучше их понимать. Все же с ними так весело и интересно.

— А ты, Мяура, видишь в темноте? — поинтересовалась Ада.

— Да, — кивнула я ей. — Считается, что когда-то давно, когда Второго Солнца еще не было…

Глава 8. Группа Бруснидубового Листоцвета

Всю следующую ночь мы не смыкали глаз. Я, прижав от усердия уши к голове, выводила незнакомые завитушки, так хорошо складывающиеся в текст на межмирном языке. Куратор Лью может мной гордиться! Домашнее задание, которое задал профессор Брустиф, было слишком объемным, но сделать его было нужно.

Я с легкой завистью взглянула на Аду. Вампиресса сидела напротив, в кресле, полностью погруженная в выбор между кремовой и песочной драппировкой к новому платью. Журналы межмирной моды были разложены перед ней точно так же, как свитки и книги передо мной. Тоже своего рода исследование!

«Он рассказал, что все неправда,

Что вовсе и не злые псы.

Давным-давно мол и внезапно

Сломались Древние Весы.»

Хоть изначально я и относилась к этой легенде, как к детскому стихотворению, эти строчки заставили меня сильнее вдуматься в смысл написанного.

«Весы — не просто безделушка –

Они равняли зло с добром.

И штука вышла — не игрушка:

Смешалось все, и поделом!»

Я всегда думала, что это лишь аллегория о противостоянии. Но, если вдуматься, разве не странно, что Весы пишутся с большой буквы? Может ли это быть зацепкой к тому, что произошло во время войны и заставило разрушить связь с Дупловым миром?

Как мне понять, что является лишь домыслом неизвестных авторов этой поэмы, а что достоверными фактами? Пусть и слегка приображенными безграничным восхищением Мурлыкой Маурти и Кошаром Великим. Мама, помниться, писала как раз об этом в одном из своих писем.

Я мысленно перебирала возможные варианты, а Эрик и Рекос помогали мне не запутаться в свитках и любовались Адиными эскизами по всему написанному. Гатнир же давал особенно много «полезных» комментариев. В итоге мы отправили его в столовую за пирожными.

Когда он ушел, мои мысли вернулись в прежнюю колею. Этот конь в пальто является профессором и, судя по тому, сколько различных легенд и их подробностей он знает, ему правда все это интересно. Он из тех педагогов, которые безумно любят то, чем занимаются. Именно это называется призванием, да? Сможет ли профессор Брустиф помочь мне разобраться, что случилось в моем мире больше двух веков назад? Я должна спросить его!

Приняв данное решение, я смогла вздохнуть спокойнее и переключить свое внимание на то, что творилось непосредственно в нашей общей гостинной. А тут как раз выяснилось, что и у гнома, и у Рекоса ничего не подписано на контурных фрагментах по листографии. Жозафина Ринатовна так расстроится! Мы как раз дописывали названия последних Листьев, когда, победно улыбаясь, вернулся Гатнир:

— Какие пирожные-то брать? — поинтересовался он. Крики поваров нам были слышны и отсюда.

После ночного перекуса в столовой, продолжительным блужданиям по ночному лабиринту и спором с удивительно агрессивными в такое время суток соседями, мы уже не успевали добраться до своих спальных мест. Так что на новый предмет, который стоял в расписании до возмущения рано, мы пришли сонные, как Эрик, не выспавшиеся, и оттого немного нервные и даже чуть-чуть злые.

Но в том, что произошло, мы были совершенно не виноваты! Наверное, это происки эльфов. Они нам мстят после того случая, как мы уронили на них троллей. Дважды. Сначала одного, потом второго. Третьего трогать не стали — он держал крязб. Мы потом хотели проучить этих остроухих, но они забаррикадировались от нас в учительском туалете. А дело было так….

Мы спокойно сидели и никого не трогали. Нет, честно — никого!

В аудиторию заползло какое-то существо фурматильзового цвета с щупальцами и галстуком. Этот чудик, как ни в чем ни бывало, подполз к учительскому столу и прочавкал:

— Меня зовут Чикритлим Фудникваж. Я буду вести у вас бисторию.

Этот тип хочет выдать себя за преподавателя? Я в культурном шоке. Кто ж ему поверит с такими-то актерскими способностями? Нет, тут, в Древесном все учителя и педагоги совсем не такие! Я в этом уже убедилась! Так что он меня не одурачит и не обхвостит!

— Куда вести? — переспросил Гатнир, сегодня мы все соображали не слишком оперативно. Но это не мешало гному любовно полировать свой топор носовым платком спящего Эрика.

— Бистория — очень важная наука! — важно заявил этот подозрительный…Как там его? ЧиФу… ФуЧи… — Я расскажу вам о различных расах, мирах, в которых они живут, и все, что с этим связано. Бистория — основной предмет, который должен знать каждый Древопас!

Это все, конечно, замечательно. Но мой маникюр намного важнее! Меня это отвлекает и не дает уснуть прямо на парте, по примеру эльфа. Где лектор-то? Пусть выгонит этого не смешного приколиста с щупальцами.

— Вот, например! — заявил псевдо-бисторик. — Вы ведь все разных рас, так?

— Допустим, — гном осторожно сдул несуществующую пыль с лезвия.

— Отлично! Сейчас каждый из вас расскажет о своей расе! — объявили нам и показали на Гатнира. — Начните.

— Я гном! — гаркнул тот, вскочив на стул и махнув топором в сторону указывающего на него щупальца.

— Понятно, — неудавшийся учитель еле успел отдернуть конечность. — Может, Вы уберете оружие?

— Гном всегда при оружии! — твердо заявил Гатнир, снова замахнувшись.

— Что ж, — обладатель щупалец отполз подальше и посмотрел на меня. — Вы выглядите более миролюбиво….

Я хмыкнула, продолжая красить когти на левой руке:

— Правда? Но мое оружие со мной с рождения, ведь я кошарийка.

— Кошарийка? — округлил единственный глаз учитель. — Я думал, что вы вымерли.

Что?! Что это ходячее недоразумение чавкнуло?! Я уже говорила, что с самого утра была злая? Так вот, теперь меня довели окончательно! Я моментально оказалась рядом с этим несчастным. Мало того, что заявился сюда просто так, так еще и вякает всякое не подумав!

— Кто вымер?! — тихо прошипела я ему, портя новый маникюр об учительский стол.

Этот тип, посмевший назваться педагогом, весь сжался и залепетал что-то нечленораздельное о том, что я жива, и он это вполне видит. При этом он как-то странно поглядывал на мои когти.

Мяф! Я из-за него лак смазала! Я резко развернулась, оставив глупого смертника в покое. Нужно исправить.

Пока одноглазый приходил в себя, я успела о нем забыть, думая о лучшем сочетании цветов. Хотела спросить совета у Ады, но она сидела за Гатниром, читая огромный талмуд энциклопедии комиксов.

— Что ж, продолжим, — когда прозвучал этот чавкающий голос, мой хвост непроизвольно дернулся.

На этот раз «учитель бистории» обратился к Аде. Она оторвала взгляд от книги, оглядела недоучителя с щупалец до глаза и сообщила:

— Я вампиресса.

Он незамедлительно извинился, что оторвал ее от чтения и добавил что-то про глаза. Чего он продолжает ломать эту кошедию, когда ему даже самому не смешно? Просто слов не нахожу! Кошмар!

— А Вы кто? — взгляд единственного глаза нацелился на эльфа.

Эрик не реагировал.

— Эй! Поему он молчит? — забеспокоился щупастик.

— Он спит, — сообщили бодрствующие просвещенные хором. Это прозвучало даже немного торжественно.

— Спит? — «учитель» изумленно захлопал глазом и осторожно поинтересовался. — А какая у него раса?

— Эльф, — так же хором сообщили мы.

— А почему он в очках? — еще больше удивился «училк».

— Он особенный эльф, — улыбнулась Ада своей фирменной улыбкой.

— Да, таких больше нет! — подтвердила я, не отрываясь от покраски.

— Дефектный… как и все мы, — тихо хмыкнул Гатнир.

ЧиФу гнома не услышал, а мы захихикали.

— Так, пожалуй, мы не будем его будить…. На всякий случай, — наконец решил одноглазый, почесав затылок щупальцем.

Я пожала плечами. Мы и не собирались. Эрик, думаю, от этого не расстроится. А самозваный учитель нацелился на Рекоса. Но тот сразу же заявил:

— Попрошу меня не отвлекать! Я очень занят! Мне сейчас не до глупостей!

Он играл со спящим Эриком в крестики-нолики. Щупастик попытался было что-то вякнуть, но снова был прерван:

— Если вам так уж интересно, скажу. Я волкокрыл. Все? Ваше любопытство утолено? Тогда оставьте меня в покое от своих дурацких вопросов!

Рекос был не в духе — Эрик выигрывал….

Неудавшийся шутник выпал в астрал. Уж не знаю, что именно он там делал, но в себя пришел не скоро. И то, только потому, что в дверь постучали, и в класс вошел опаздавший тролль. Он было заикнулся о каких-то документах в адмиинистрации, а потом увидел нас.

Нда, похоже, что падение на эльфов — чрезвычайно опасное занятие. Маленькие глазки расширились от ужаса, а кожа позеленела еще больше. Он что-то невнятно булькнул и резко развернулся обратно к двери. Но, видимо немного не рассчитал, со всей силы врезавшись в шкаф. Туша тролля покачнулась и рухнула прямо на мою парту, оставив от нее только щепки. Я еле успела отскочить на шкаф! Я не сразу поняла, что по пути хвостом смахнула очки с Эрика, опрокинула лак на топор Гатнира и наступила на ногу Рекосу, ринувшемуся меня спасать. Волкокрыл протяжно взвыл на одной ноте, прыгая на уцелевшей ноге. Эльф опустился на пол, ища свои очки. Гатнир замахал топором, что-то яростно крича. Видимо, цвет ему не понравился….

Прыгающий Рекос споткнулся об Эрика и полетел на пол, когда как эльф наоборот поднялся, довольно одев очки и даже не заметив рухнувшего товарища. Шкаф, на который я непроизвольно запрыгнула, похоже не был приспособлен к такому использованию. Он покачнулся и рухнул прямо на только пришедшего в себя тролля. Я вовремя спрыгнула. В это же время Ада пыталась увернуться от гневных взмахов топора. Огромный том энциклопедии не удержался в ее руках и упал на Гатнира. Гном упал, сломав парту вампирессы и выпустив топор. Оружие взлетело вверх. Ада отскочила в сторону, но врезалась в Эрика. Топор сверкнул оточенным лезвием и перерубил веревку, на которой висела огромная люстра. Осветительное сооружение тут же полетело вниз, с грохотом проломив пол явно не одного этажа. Снизу послышались крики. А топор, как ни в чем ни бывало, но с треском приземлился в учительский стол, из-под которого осторожно выглядывал ФуЧи….

В этот раз, как ни странно, нас наказали не так сильно. Им просто было не до этого: Дерево чинило пострадавшие от люстры этажи, а в лазарете появились новые постояльцы. ЧиФу, который взаправду оказался учителем и нескольких других существ пытались привести в себя. Насколько я знаю, пока что безрезультатно.

Нам же задали законспектировать третий том Справочника Ветвей. Нудно, но не смертельно. Хотя некоторые, не будем показывать когтем на Гатнира и Рекоса, могут со мной не согласиться.

После очередной очень увлекательной и необычной пары у коня в пальто, я не спешила уходить из аудитории. Обрадованная тем, что преподаватель не убежал самым первым, как в прошлый раз, я подошла к кафедре, чтобы сдать ему проделанную мной работу.

— Отлично-отлично! — обрадовался он. — Это новая страница в итории не только твоего мира, но и всего Древа тоже!

Я смущенно кивнула, надеясь, что он не будет придираться к зарисовкам и почерку, особенно на последних свитках.

— Профессор Брустиф, — решительно обратилась я к легендоведу. — Я хотела бы больше узнать про свой мир.

Вопрос звучал странно. Да и не вопрос это был вовсе. Но мне нужно хоть что-то, с чего можно начать.

— О мире «Кис» действительно немного информации, — понимающе кивнул преподаватель. — А то, что нам было известно о нем до потери связи, сейчас мало в чем соответствует вашему обществу.

— Была война, — воодушевленная его ответом, поделилась я. — Это оказало большое влияние на нашу цивилизацию.

— Как оказала бы и на любую другую, — покачал своей большой головой профессор. — Сейчас Дыгонтий изучает вашу культуру. Я бы и сам отправился, но Совет Полумесяца настоял на моей преподавательской должности.

Его слова звучали грустно, с легкой обидой на неизвестный мне Совет. Но я не хотела упускать возможность узнать что-то еще. Показав на один из абзацев в исписанном мной же свитке, я поинтересовалась:

— Вы знаете что-то о Весах? — и отчего-то заговорила быстрее. — Я не встречала этого образа в других наших мифах и сказках. По крайней мере в тех, которые сохранились.

— Весы… Весы… Хм…, — профессор Брустиф хмурился, и я боялась вздохнуть пока он думал. — Да, я читал что-то об этом. Не уверен, правда, что это имеет одну и ту же основу. Не могу вспомнить… Я поищу информацию, не переживай.

— Хорошо, — я попыталась не выказать удивление от того, что профессор, знающий сотни легенд что-то забыл. В конце концов, все мы созданья Древа, как говорит Эрик. — Спасибо вам!

— Я сообщу тебе, когда обнаружу нужную книгу, — напутствовал меня профессор-конь.

Я еще раз поблагодарила его и поспешила к дрифту, где меня ждали друзья.

Этим же вечером, когда я развалилась среди своих подушек и пыталась подготовиться к завтрашнему семинару по лекциям сэра Рубинга, раздался стук в окно. Это было немного странно — как-никак второй этаж. Но я решительно обогнула пуфик и распахнула створки.

— Винти? — удивилась я, увидев перед собой знакомого зеольника, — Чего ты тут?

— Почта! — объявил он, приземляясь на подоконник и протягивая мне свиток, который все время держал в лапках.

Заметив печать Совета Старейшин, я автоматически забрала его. Но ситуация была странная:

— А почему ты его принес? — поспешила я задать вопрос, пока третьекурсник не вздумал улететь. — Мы всегда получали почту через тот… цветочный горшок…

— Сезон Ветров начался, — он вздохнул. — Порталы работают с перебоями. Если на живых существах настройки еще не сбиваются, то с посылками и тем более письмами возникли проблемы.

— Ничего себе! — я впервые слышала о подобных трудностях, хотя Сезон Ветров в последне время и правда был на слуху. — А сколько будут длиться эти проблемы?

— Надеюсь не слишком долго, — в голосе пушистика промелькнули нотки тревоги. — Ураганов нам еще не хватало.

Он обеспокоенно взмахнул двумя хвостами и, уже расправив крылья, чтобы взлететь, снова обратился ко мне:

— Кстати, тебе еще посылка. Я не смог ее дотащить, так что забери сама. Рядом с Администрацией организовали Почтовый отдел. Обратись к леди Мергельде.

— Ладно, — я все еще думала о нестабильности Арок, но мысль о папиной выпечке заставила меня взбодриться. — Удачи тебе!

Благодарно кивнув, Винти вспорхнул с подоконника. Его зеольная фигурка уже скрылась из виду, а я все стояла у открытого окна с видом на студенческий городок и пыталась понять, что не дает мне покоя.

Жизнь в Древесном текла своим чередом. Учеба становилась все серьезней, а домашних заданий все больше. Все жаловались на проблемы с почтой, ходили слухи, что некоторые Арки вообще перестали поддаваться регулировке. Во всей этой суматохе данное происшествие было совершенно случайно. Во всем виноват тот обезьяноподобный тип! Мы с моим хвостом были просто в шоке от того, что он натворил! Но обо всем по порядку.

Скоро должна была состояться проверочная работа по Цветочной Ветке. Наша группа решила подготовиться, чтобы порадовать Жозафину Ринатовну, но не совсем поняла, как это лучше сделать. Пока мы задумались над таким сложным вопросом, Рекос умудрился поймать летевшего по своим делам Винти.

— Говори все, что знаешь! — потребовал он, держа зеольного пушистика за шкирку.

— Я не боюсь тебя! — Винти решительно махал крыльями.

— А его? — волкокрыл развернулся, показав третьекурснику Гатнира.

Гном хмуро закинул топор на плечо.

— Что вам нужно, дуболомы?! — сдался Винти.

Я с готовностью изложила ему суть нашей проблемы. В ответ летун посоветовал нам заглянуть в библиотеку и найти Книгу Учета со списком всех книг, которые там находятся.

— Но осторожней с библиотекаршей! — добавил второкурсник. — Она самая страхолюдная из всех, кого я знаю!

Рекос разжал пальцы, и Винти поспешил улететь. Других предложений не возникло, и мы направились в библиотеку.

— Может, если уж она такая страшная, то не стоит рисковать? — осторожно спросил Рекос, подталкивая вперед спящего на ходу Эрика.

— Но больше мы ничего не придумали, — я тяжело вздохнула. — А я слышала, что эта проверочная очень важная.

— Подумаешь, библиотекарша страшная, — хмыкнул Гатнир. — Я тоже в гневе страшен. Нашел из-за чего переживать!

— В этот раз нам действительно стоит подготовиться, — кивнула Ада, и грустно добавила. — Хотя у меня еще роман не дочитан.

— Всесилен тот, кто не боится! — гаркнул из полусна Эрик.

— Ну, раз даже вечно сонный зомби-эльф так говорит, — Рекос пожал плечами. — Ладно, пошли.

Мы свернули в небольшой коридор. Какой-то странный дымящийся ножик, воткнутый в стену, судя по всему, служил вешалкой для плащей. Я предположила, что довольно увесистый череп с выбитыми зубами, пугливо забившийся в угол — это такая особо дизайнерская табуретка. Решив так, я вместе с Адой тут же усадила на нее сонно хлопающего глазами Эрика. Повесить все наши плащи на один небольшой кинжал оказалось немного проблематично, но мы справились с этой непростой задачей.

Ближе к узорчатой двери, на каменном полу, лежал непонятный предмет. Подойдя поближе, я поняла, что это:

— Белый тапок, одна штука, — констатировала я.

— Мы, что, должны переобуться? — уточнила Ада.

— Но он же только один! — удивился Эрик.

Мы задумчиво переглянулись. Я снова посмотрела на одинокую обувку. М-да….

— Но какой смысл в одном тапке? — пожал плечами Рекос. — У нас у всех по две нижних конечности.

Тут он прав.

— Может, уже пойдем? — гному не сиделось на месте.

— Мы сделали все, что могли, — я откинула прядь волос с лица.

— Плащи же повесили, — улыбнулась Ада.

— А если тапок не хватило, то мы не виноваты! — кивнул Рекос.

— Вперед, — крикнул гном и, пинком распахнув резную дверь, первым вошел в библиотеку.

Мы осторожно зашли следом. Я огляделась: довольно большой зал с высоким, расписным потолком, заставленный длинными стеллажами и столами для занятий. В общем и целом, довольно неплохо. За одним из столов, обгородившись стопками книг, сидели какие-то студенты. Тоже готовятся? Из-за конторки виднелась библиотекарша, перебиравшая свои бумажки. Надо признать, выглядела она действительно странно. Винти не наврал ни капли, он просто рассказал всего одну кроху из того ужаса, которым она была. Но в принципе, это не так уж важно.

При нашем появлении ученики оторвались от своих занятий и оглянулись да так и замерли, уставясь на нас всеми своими гляделками, глазюшками, окулярками, ну или что там у них? Да, посмотреть им было на что….

Мы, переполненные решимости штурмовать новые знания, застыли в оборонительной позиции у самой двери. Впереди тяжелая пехота: Гатнир стоит, уперев руки в бока и грозно хмуря косматые брови. По-моему, выглядит он комично, но нам уже удалось убедиться, что остальные почему-то считают топор за его спиной достаточной компенсацией росту. Они даже не задумывались над тем, что он может не уметь им пользоваться. Забавно, хотя сам «благородный гном» так не считает.

Справа от него, по самый подбородок закутавшись в плащ и сверкая очками, замер Эрик. Он все еще спит! Что за дела?! Я, конечно понимаю — библиотека, все дела… Но от нашего эльфа не ожидала такой нелюбви к литературе! Нацепил очки, поднял воротник — и все можно, да?! Гатнир заметил и наступил ему на ногу! Или он случайно? Не важно! Что за наглость — только ухом дернул! Да ну его! Так хоть со стороны не знающих о том, что он дрыхнет, это выглядит как «загадочный эльф с луком за спиной в размышлениях». Лук ему прислали родители. И хотя даже у меня получалось стрелять лучше, чем у него, Эрик не расставался с ним ни на миг.

Слева от нашего гнома, мило улыбаясь во все клыки и картинно сложив руки на груди, стоит Ада. Ее большие бездонно-черные глаза задумчиво разглядывают оцепеневших зубрилок из-под длинной челки. Вот она, признаю, выглядит немного пугающе. Но это только для тех, кто с ней совсем не знаком! А я-то знаю, какая она на самом деле и то, что пугаться любительницу модных журналов, романов и комиксов просто глупо. Она ведь и обидеться может.

Сразу за Гатниром стою я, собственной персоной. Правая рука непринужденно лежит на рукоятке моего любимого свеже-трофейного кинжала. Уши и хвост дергаются в предвкушении находки в виде еще не прочитанной мною книги с интереснейшей историей. Я чувствую, как мои и без того узкие по Древесным меркам зрачки сужаются, когда я фокусирую взгляд на дальних стеллажах, пытаясь уже отсюда прочитать названия. Губы растягиваются в довольной улыбке. Я уже успела заметить, что этого совершенно обычного процесса, на который я раньше и внимания-то не обращала, здесь немного побаиваются. Хотя «немного» довольно часто варьируется «до дрожи конечностей». А что такого?! Почему к тому, что Кракозябы выращивают себе лишнюю лапу для того, чтобы почесать макушку, все относятся с упыриным спокойствием (да простит меня Ада за своих дальних родственников), а к моим глазкам и довольно милым клыкам все претензии предъявляют! Несправедливо! Ну да ладно. Какое мне до них дело в конце концов?! Не устраивает что-то — ваши проблемы! Меня все вполне устраивает. Вот!

Я оглянулась. Позади меня возвышается Рекос. Я и не заметила, что мой непослушный хвост щекочет ему нос. Хи-хи! Бедный волкокрыл, сдерживая чихание, частично трансформировался: немного исказились черты лица, появился подшерсток, явно выросли клыки. Но дальше этого не заходило. Он так и вис в промежуточной стадии. При этом он так сурово хмурился, что посторонним могло показаться, будто он сейчас окончательно озвереет (что в его случае вполне возможно) и в щепки разнесет все, что попадется ему на пути. Но я-то знаю, что такого не произойдет! В смысле, такое может случиться, но только с условием, что он, обратившись маленьким симпатичным и еще не оперившимся щенком, погонится за каким-нибудь солнечным зайчиком и повалит стул.

Я снова посмотрела на него. Зачем так стараться не чихать? Мне не совсем понятно, чего он так мучается. Мне даже жалко его стало. Я убрала свой вредный хвост (да, это он вредный!), по пути пихнув им Эрика (а чего он дрыхнет?!). Рекос вздохнул спокойно, прекратив трансформацию.

А вот спящему эльфу повезло меньше. От моего толчка он начал заваливаться вперед! Он даже не собирается просыпаться?! Но упасть нормально у него не получилось — на траектории его падения стоял Гатнир.

Ой-ей! Только сейчас я заметила состояние гнома! Его переполнял священный ужас. У меня совсем вылетело из головы, что в его мире книги — это мера наказания! Читать там не считают необходимым, а вот ударить провинившегося огромным фолиантом по голове — запросто! Вот и сейчас он застыл с топором в руках (отбиваться от книг, что ли собрался?), переполненными страхом глазами глядя на стеллажи.

Только побояться как следует у него не получилось — эльф со всего маху свалился на бедного гнома, повалив его на пол. При этом Гатнир был в полном ступоре и даже не ругался(!). Топор выскользнул из его рук и, совершив незабываемый полет, с треском врезался точно в середину стола, за которым сидели студенты.

Так вот почему Эрик заснул! Простите, я их не заметила.

Но мои мысли, полные раскаяния, грубо прервали! Началось что-то невообразимое! Перепуганные и, как видно решившие, что на них совершено нападение, студенты с визгами и криками бросились врассыпную.

Тут меня потянули за рукав. Что там еще?

— Смотри, — Ада показала на небольшой столик у стены, на котором лежала огромная книга.

Наверное, это и есть Книга Учета. Отлично! Я кивнула вампирше, и мы отошли в ту сторону.

В этот же момент один из студентов, похожий на большую лохматую обезьяну (так это вроде называется?), со страху от того, что топор приземлился прямо перед ним, запрыгнул на ближайший стеллаж. Но, видимо, тот не был на это предназначен, потому что начал заваливаться в сторону. Прыгучий тип издал какой-то непонятный возглас и, чтобы избежать падения вместе со стеллажом, прыгнул снова. На этот раз на люстру.

— Эй! Поднимите меня! — это очнулся Гатнир. — Уберите этого чудика! Он меня придавил и дрыхнет! Эй ты, очкарик ушастый, а ну слазь живо!

Оторвавшись от Книги, я оглянулась. Это выглядело довольно забавно. Гном изо всех сил пытался подняться на ноги. Эльф же в наглую спал, игнорируя даже дерганье за уши.

Тут произошло одновременно два события. Первое — стеллаж все-таки упал. Но упал не просто так, а повалив за собой следующий, который, в свою очередь, повалил стоящий за ним…. Таким образом они продолжали падать один за другим! Закончилось это массовое падение тем, что последний стеллаж упал на конторку, подняв при этом кучу пыли. Удивительно, но страшная библиотекарша всего этого даже не заметила! Второе — люстра тоже не выдержала обезьяноподобного типа и с жутким грохотом упала на уже пострадавший стол. Эх, там ведь топор Гатнира! Студенты были в полном шоке от случившегося. Один из них, наверное, от переизбытка чувств, растекся по полу темно-фриолентовой лужицей.

— Рекос! — наконец сдался гном. — Помоги мне! Чего встал?! Убери отсюда этого идиота!

Рекос, до этого с интересом наблюдавший за всем этим представлением, разочарованно вздохнул. Он стал обходить котовасию, чтобы помочь гному. Но, видно, не судьба Гатниру сегодня подняться с пола. Волкокрыл поскользнулся на студенте, старательно изображающем из себя лужу, и, отчаянно воя, поехал на нем куда-то вперед!

Ада подняла глаза от Книги, посмотрела на это «чудо» и заявила:

— Под ноги смотреть надо! — опять погрузилась в списки произведений.

Я ошарашено оглядела библиотеку…. И как такое могло произойти? Мы ведь только вошли и, в принципе, еще ничего не успели сделать! Это все тот особо прыгучий тип виноват!!! Я с опаской посмотрела на библиотекаря. Как отреагирует? Мне казалось, что она впадет в неописуемую ярость. Но она, абсолютно ничего не замечая вокруг, перебирала свои бумажки! Я изумленно смотрела на ее спокойную физиономию. Неужели, она не слышала всего этого треска и грохота?!

Я совершенно не знала, что мне делать в сложившейся ситуации. Ругающийся Гатнир придавлен спящим Эриком, Ада ни пойми с чего решилась изображать заучку, а Рекос скользил прямиком к конторке библиотекарши! Что-то сейчас будет!

Бум! Это Рекос врезался в конторку, огласив библиотеку характерным звуком своего прибытия. Глаза широко открыты и переполнены ужасом происходящего. Он оглушительно чихнул! Да, пылищи там было много.

Страшное существо подняло свою раздутую голову от бумажек. Взгляд жутких глаз остановился на перепуганном волкокрыле, который затрясся от страха. Я бы на его месте уже была бы в обмороке — стоять так близко от этой страшилы. Хотя он, наверное, тоже не устоял на ногах, если бы не оперся на конторку обеими руками. Рекос в панике смотрел на библиотекаршу целое мгновение, а потом…. Существо открыло рот и писклявым басом произнесло:

— Не шумите, студент.

Я моргнула. Что это сейчас было? У меня глюки, или мне все это кажется? Весь этот грохот она не слышала, а маленький чих ее не устроил? Что происходит?

В этот раз нас не наказали. Мы вовремя убежали. Рекос тогда проскулил какие-то извинения и быстро смылся. Теперь он начинает выть каждый раз при малейшем упоминании о библиотеке. Пока я откапывала топор Гатнира, а сам Гатнир ругал эльфа, Ада нашла нужную нам книгу. И мы поспешили уйти. Но не думаю, что мы еще раз решимся готовиться к какой-либо проверочной таким способом.

Возможно, что именно из-за всех этих случаев другие студенты не особо стремились общаться с нами. Но это не стоит особых переживаний. Наша группа из пяти существ очень сдружилась, и я была этому рада.

Глава 9. Тяжелые будни

Следующим утром я проснулась из-за непонятного шума и криков на первом этаже. Что бы там могло случиться? С трудом подняв себя с пушистых подушек, я, отчаянно зевая, поспешила вниз.

— У тебя голова листьями набита! — кричала Ада, пытаясь ударить эльфа зонтиком.

Эрик, в свою очередь, уворачивался и прикрывался табуретом:

— Кто бы говорит, кровопийца! — ответил он, удачным пируэтом уходя в сторону от очередного удара. — Где тебе постичь величие Леса!

— Да куда уж мне! — съязвила вампирша, сдувая челку с черных, как ночь глаз. — До болотных-то эльфов! Ты дерево-то хоть раз в своей жизни видел, пенек трухлявый?!

От возмущения у Эрика из рук выпал табурет:

— Болотный пенек?! Да что ты, гроза квапрыгов, понимаешь в растениях?!

Ада не преминула воспользоваться утратой табурета:

— Я тебе покажу квапрыгов! — она попыталась одновременно ткнуть его в живот и стукнуть по голове. — Сам поквакаешь и попрыгаешь!

Эльф споткнулся о табурет, и только это спасло его от разъяренной брюнетки.

Я, зевая, подошла к Рекосу и Гатниру, которые спокойно сидели на диване, не обращая ни малейшего внимания на ссору, уже переходящую в потасовку.

— Что тут у вас с утра пораньше? — поинтересовалась я, приглаживая спутавшиеся за ночь кудри.

— Листография, — сокрушенно вздохнул гном, подавая волкокрылу часть расскрашенного контурного фрагмента.

— Что не поделили на этот раз? — я кивнула в сторону «битвы».

— Не могут решить, каким цветом покрасить мир «Леотим», — пояснил Рекос. — Эрик сказал — темно-голубым, а Ада — бледно-синим.

— Разве это не одно и то же? — удивилась я.

— Да, — волкокрыл пожал плечами. — Но мы решили им не мешать.

Я снова оглянулась. Эрик пытался отбиваться табуретом лежа. Ада же носилась вокруг него, пытаясь ткнуть зонтиком. Так дело не пойдет!

— А ну прекратите! — крикнула я.

Эльф осторожно отставил табурет в сторону, а вампиресса сразу же села, чинно положив зонт на колени.

— За попытку порчи имущества, — я покосилась на многострадальную табуретку, — вы отстраняетесь от раскраски «Лионима»! А то табуретов на вас не напасешься! Сама разрисую!

— В какой? — вопросили они хором.

— Вот в этот, — я взяла в руки баночку с васильковой смолой.

Они победно вздернули носы:

— Я же говори… — начали оба одновременно, и тут же удивленно переглянулись.

Вот так вот, не разобрались, поссорились… А ведь имели в виду одно и то же. Я фыркнула и протянула им васильковую смолу.

Я все ждала результатов от профессора Брустифа. Но их по всей видимости не было. Казалось, завеса тайны колышится у меня прямо перед носом — только лапу протяни и отдерни в сторону! В обеденный перерыв ноги сами привели меня к библиотеке. Я обогнула тапок и осторожно скользнула внутрь, опасаясь, как бы не скрипнула дверь. Как много тут книг. Мы еще ни разу не уходили вглубь библиотеки с ее бесконечными стелажами. Все книги, которые нам пока были нужны, находились не очень далеко. Все-таки только первый курс, да? А может ли среди всех этих знаний быть именно та книжка, о которой говорил профессор Брустиф?

Замерев у Книги Учета, я задумалась. Искать книгу о Весах? Как она может называться? О моем мире? Он упоминается только в Атласах и Энциклопедии Утерянных миров. Я читала все это, когда приходила сюда в прошлый раз. Там было написано, что с миром «Кис» пропала связь одновременно с миром «Акабос». Точно! Акабос! Мир Псов! Что известно о нем?

Книга отправила меня к стелажу за стойкой библиотекарши. Прокравшись мимо нее, я вздохнула относительно спокойно. Когти мягко пробежались по корешкам книг, не причиняя вреда вместилищам знаний. Вот она! Салазовая обложка и книга в моих руках. Я зашуршала страницами, ища нужную главу.

«Мир Акабос населен… Патриархальный тип общества… Развитие ремесел… Кожевники, кузнецы, артефакторы…» Артефакторы? «Создание амулетов» — не то! «Начали пропадать жители, затем города. Мир становился меньше…» Такое возможно?

Если один город переместился в мой мир, и сейчас это знаменитые Руины, то что случилось с остальными? Загадок все больше. И тут нет упоминания ни про мой мир, ни про Весы…

«С миром Акабос пропала связь, Арка в Дупловом мире засохла и была переведена в разряд Мертвых миров»

Я была опустошена. Ощущение скорой разгадки исчезло. Я поставила книгу обратно на полку, и вздохнула. Наверное, мне все же стоит ждать результатов от профессора Брустифа, ведь он уже много лет занимется подобными «тайнами».

В таком подавленном состоянии я и направилась к выходу из библиотеки. Но меня остановил оклик из соседнего ряда. Обернувшись, я с удивлением заметила у книжного шкафа двух эльфов из группы Цветочного Розалиста. Невысокая девушка в нерешительности прижимала к себе несколько свитков. Вроде бы Мелания? За ее плечом совершенно невозмутимо возвышался Наминиан — единственный короткостриженный эльф. Он, кажется, не замечал тяжести целой кипы книг в своих руках и смотрел на меня изучающе.

— Что вам нужно? — поинтересовалась я довольно резко. Разочарование от неразгаданной тайны родного мира еще не отпустило меня, и я хотела побыть одна.

— Прости, — тут же еще больше смутилась эльфийка, явно приняв это на свой счет. — У тебя дейстивительно есть право так реагировать.

Ее глаза заблестели, а Наминиан за ее спиной нахмурился.

— Сегодня был трудный день, — неуверенно попыталась я оправдать свое поведение, осторожно подходя поближе. Доведение до слез кого бы то ни было из нашего Трилиста не входило в мои планы. Хотя, если бы это был Артельт или его взбалмошная сестрица…

— О чем ты хотела поговорить? — еще раз спросила я как можно мягче. Наминиан явно говорить не хотел и инициатором, на удивление, была Мелания.

— Мы хотели, — она с просьбой гянула на своего спутника и снова обернулась ко мне, — Мы хотели извиниться за своих одногруппников. Артельт и Дианика бывают высокомерными…

— Мягко сказано… — тихо фыркнула я.

Она явно услышала, но предпочла проигнорировать данный момент и продолжить.

— К сожалению, наше положение не дает нам права противиться их решениям, — она судорожно вздохнула. — Но поверь, мы не рады тому, как они себя ведут!

— Мне кажется, если перед кем-то и нужно извиняться, так перед Эриком, — отозвалась я и улыбнулась. — Я думаю, он будет рад обрести если не друзей, так хороших приятелей в вашем лице.

— Мы обязательно поговорим с ним лично! — просияла Мелания, а Наминиан кратко кивнул ее словам.

— Хорошо, заходите к нам как-нибудь на рыбные пирожки, — я махнула им на прощание и двинулась на выход, но обернулась у Книги Учета. — И сейчас вы находитесь не в своем мире. В Древесном все равны и могут делать то, что считают правильным. Просто помните об этом.

И оставив двух эльфов обдумывать мои слова, я вышла на улицу. Настроение немного улучшилось. Эрик и правда обрадуется признанию от представителей своей расы. А с историей своего мира я разберусь. Когда-нибудь откопаю нужные сведения!

На следующий день в столовой было особенно оживленно. С чего бы это? Я прислушалась, пока жевала рыбную запеканку, но во всеобщем гвалте не смогла разобрать ничего, кроме непонятного слова «Тсилхват». Но что оно обозначает не знал никто. Разве что Эрик. Но его можно будет спросить только, когда рядом не будет других существ. Подходящий момент должен был быть в дрифте, по пути на пары. Но вслед за нами в него зашла леди Мергельда, и Эрик продолжал сопеть. С чего я вообще решила, что он что-то знает? Быть может, проще спросить у леди-секретаря? Я посмотрела на Мергельду, в каждой руке которой было по несколько документов, в которых она не переставала что-то отмечать. Похоже ее сейчас лучше не беспокоить. А то может выйти боком — она все еще не забыла тот случай у Ручья, да и тот в студенческом городке… Да, не буду ее трогать.

Мы направились к кабинету межмирного языка. Быть может, куратор Лью сможет ответить. Наверное. А может и нет… А если это какое-то мероприятие, организованное студентами, и о котором учителя знать не должны? Тогда, если я спрошу, получится совсем уж не красиво. Мурть…

— Лучше бы вам забыть об участии, — к нам подошел Артельт.

Я мгновенно отложила свои размышления и хмуро воззрилась на него.

— Это еще почему?

— В таком составе, — он хмыкнул, посмотрев на Эрика, — вам ни за что не выиграть.

Дианика и Лирикия захихикали, поддерживая его. Я зашипела, взметнув хвост. Радовало только то, что Милания и Наминиан стояли в стороне. Они явно были против происходящего. Но противостоять своим одногруппникам все же не решались.

— Это кому тут не выиграть?! — возмутился Гатнир, замахнувшись топором в сторону наших обидчиков. — Ты вообще знаешь, с кем говоришь, недоразумение блондинистое?! Да мы выиграем у вас с таким отрывом, что вам стыдно будет на Древе жить!

— Во что выиграем-то? — тихо поинтересовался у гнома Рекос, пока Артельт не мог подобрать слов от возмущения.

— Да какая разница, — фыркнул Гатнир в ответ. — Уж им-то мы точно не проиграем! Что бы там не было!

Правильно! Проигрывать надменным эльфам — не мое призвание! Только вот, если знать во что и как, то выиграть будет определенно проще.

— Ну-ну, — выдавил из себя ухмылку Артельт, и развернулся, чтобы уйти. — Я предупредил.

Я фыркнула в ответ на его слова. Вот ведь! Явился и все настроение, как хвостом смело. Я посмотрела на одногруппников:

— Все же, не помешало бы понять…, — начала я.

— Во что же нам их надо обыграть…, — рыкнул, соглашаясь, Рекос.

— Это настолько важно? — насторожился гном.

— Конечно! — кивнула Ада. — Сейчас у них преимущество за счет того, что они знают, а мы — нет.

— Победа дастся нелегко, но было бы за что бороться! — процитировал кого-то Эрик.

— Он что-то понял? — поинтересовался Гатнир, глядя на эльфа.

— Если так, то все будет нормально, — с облегчением вздохнула вампиресса.

— Надо просто дождаться, когда он сможет нам все объяснить, — улыбнулась я.

— И тогда эльфам нас не победить! — обрадовался волкокрыл.

Настроение мгновенно улучшилось. Если хотя бы один из нас что-то понимает — это уже довольно неплохо! Я поняла эту простую истину на лекциях. Я точно знаю одно — такой группы, как наша ни одна Ветвь еще не видела! Но совсем не важно то, что мы такие разные. Пока мы понимаем друг друга — никакие высокомерные эльфы нам не будут страшны!

В аудиторию мы зашли быстро и без тени сомнения. Как только мы расселись на свои места, заговорил Лью:

— Вы конечно же слышали про Тсилхват! Не могли не слышать! Сейчас все только об этом и говорят! В этом учебном году дату его проведения назначили несколько пораньше, чем обычно, но сути это не меняет.

Все-таки куратор расскажет, что это слово обозначает, да? Я навострила уши.

— Но вам, первокурсникам, я все же должен все объяснить, — кивнул сам себе Лью, не обращая внимание на порядком поднадоевшее хмыканье со стороны эльфов. — Тсилхват — это соревнование для определения лучшей группы Древесного Института. Очень масштабное мероприятие, участвовать в котором могут абсолютно все. Тсилхват проводится в Лесу, который за Деревом. Для победы нужно помнить лишь несколько правил. Каждой группе нужно собрать 5 специальных листьев — по одному на каждого участника команды. Но чтобы добыть их, необходимо выполнять определенные задания. Это будет довольно сложно — помимо заданий, по Лесу будут распределены всевозможные ловушки. Если попасть в ловушку — группа выбывает из состязания.

Ничего себе! И правда непросто. Получается, маленькая ошибка может привести всю группу к проигрышу. Но… Это так интересно!

— Но сбор листьев — лишь часть Тсилхвата! — продолжал рассказ Лью. — Если группе удается собрать 5 листьев, им необходимо добраться до центра Леса. Там, в центре, будет ждать задание для проверки способностей древопасов. Это задание не меняется с самого первого чемпионата по Тсилхвату. Необходимо проверить предоставленный багаж, заполнить бланки. Если это будет сделано правильно — группа допускается до Арки. А тут уж надо эту Арку активировать! И только если все верно — группа выигрывает!

Ух ты! Как здорово! Вот только как Арку-то активировать? Мы это еще не проходили… Но нам, наверное, объяснят!

— Победители объявляются лучшей группой Древесного Института в этом учебном году! — важно закончил куратор. — Если надумали, то записаться на само соревнование и на подготовку у тренера можно у леди Мергельды…

Не знаю, что он хотел сказать еще — я уже бежала к дрифту, вслед за Гатниром, Рекосом и Адой, пихающей Эрика.

Глава 10. Тсилхват

Считается, что Килш-и-Чмег работает тренером в Древесном Институте со времен его основания. Но это, конечно же, не так. Древу слишком много лет и зим. Практически ни одно существо не в силах прожить хотя бы часть от того, сколько уже растет Мировое Древо. Тренер часто ностальгировал по тем временам, когда и сам учился на Древопаса. После окончания он работал на нескольких Ветвях, но в итоге снова вернулся сюда.

Его раса называется твинус. Он относится к дальней, но все же родственной человеческой расе. Отличали тренера четыре руки, три ноги и две головы. Одну голову зовут Килш, а другую, соответственно, Чмег. Килш с детства был рассудительным, спокойным, а иногда даже сентиментальным. Чмег мог заслуженно считаться его полной противоположностью: грубый, решительный, немного надменный. Часто головы тренера ссорились, но, даже не смотря на это, они сосуществовали в мирном симбиозе.

В этот день Килшу-и-Чмегу предстояло начать тренировать группу Бруснидубого Листоцвета. О, слухи об этой группе ходили по всему Институту с самого Листопада! Еще до распределения они успели подраться. Но, не смотря на это, Древо объединило их. Эти студенты оставляли после себя руины и панику. Среди преподавателей всерьез обсуждалась идея направить их в Корень. Для безопасности остального Древа.

Килша-и-Чмега обуревали противоречия. Килш считал, что эти студенты опасны и невменяемы, что с ними нужно вести себя как можно осторожнее. Чмег же наотрез отказывался верить, что пять недоучек способны на такие разрушения. Тренеру не довелось присутствовать на самих происшествиях, и он не видел лично эту группу.

— Что ж, сегодня увидим! — и тренер бодрой походкой отправился к площадке.

Студенты уже были там. Все они были родственных рас: гном, эльф, вампирша, волкокрыл и кошарийка. Да, несомненно это была кошарийка. Килш задумчиво поправил очки. Он, да и не только он, считал, что мир Кис погиб.

— Интересное сочетание рас. И как они уживаются вместе? — пробормотал Чмег и еще раз оглядел группу.

Студенты были заняты. Они пытались разбудить эльфа. Пока что без особых успехов, но со стороны это смотрелось довольно забавно. Гном держал спящего, громко ругаясь ему в ухо. Волкокрыл методично отрывал ему другое ухо. Вампиресса и кошарийка обсуждали, какой способ пробудки будет более гуманным и менее кровопролитным. Тренер только головами покачал.

— Кхе-кхе! — Чмег обратил на себя внимание.

Ребята обернулись:

— Это тренер? — с сомнением спросила вампирша.

— Который из двух? — озадачился волкокрыл.

— А мне почем знать? — шикнул на него гном.

— Я его не таким представляла, — призналась кошарийка.

— Пирожок с повидлом! — сквозь сон пробормотал эльф.

Килш-и-Чмег был озадачен тем, что студенты смеют обсуждать его так в открытую, даже не понижая голоса. Но если Килш растерялся и расстроился, то Чмег разозлился:

— А ну всем цыц! — рявкнул он. — Тренировка уже началась! А ну всем живо построиться по диагонали буквенного порядка!

Студенты немного опешили и ринулись было строиться, но не поняли, как нужно. Кое-как построившись, они были явно в смятении.

— Древопасы! — снова рявкнул Чмег так, что у Килша заложило уши. — Вы должны быть готовы ко всему! Мы постараемся вас научить и подготовить, но нужно, чтобы и вы постарались! Ясно?!

Студенты растерянно кивнули.

— Для начала, — начал Килш, — мы хотим устроить вам проверку. Мы посмотрим, как вы сможете справиться с возникшей ситуацией. Вашему вниманию полоса препятствий, на которой Древопасы тренировались со времен Почковой Эры.

— Вход здесь — выход там, — продолжил Чмег. — Задача ясна? Приступайте!

Студенты осторожно пошли к полосе. Тренер довольно заметил, что у них уже выработан боевой способ перемещения. Гном впереди, вампирша придерживает спящего эльфа, за ними мягко идет кошарийка, а прикрывает это все перевертыш.

— Первый урок — мой любимый, — хмыкнул Чмег.

— Тебе нравится смотреть, когда у учеников ничего не получается? — нахмурился Килш.

— Но ведь это означает, что мне есть, чему их учить!

Полоса препятствий начиналась со своеобразного минного поля. Это место было выложено большими плитками, опасными и безопасными. Существует совершенно безопасная дорожка, но ее знает только тренер. Внешне плитки совершенно не отличаются друг от друга. Чмег улыбнулся в предвкушении.

— Подождите! — вдруг крикнул волкокрыл и остановил уже было рванувшегося вперед гнома.

— Ну что не так? — недовольно пробурчал тот.

— Это странно, — парень хмурился.

— В чем дело? — кошарийка переводила взгляд с поля на одногруппника.

— Запах тренера. Он идет по очень странной траектории. Петляет и огибает некоторые плитки.

Теперь хмурились все. Включая Килша-и-Чмега. Вчера вечером тренер проверил полосу препятствий. Он всегда так делал перед уроком и подумать не мог, что оставит след.

Пока тренер мысленно ругал себя за недальновидность, студенты перестроились. Теперь первым, по следу, шел волкокрыл. За ним кошарийка. За ее хвост держался сопящий эльф. Вампиресса помогала ему не упасть. Последним топал гном и… разбивал пройденные плиты топором.

— Что он творит! — в ужасе воскликнул Килш. — Он их ломает!

Чмег только головой покачал, но останавливать вереницу студентов, идущий только по безопасным плитам, не стал. Они с легкостью прошли первое испытание.

Теперь перед группой высилась высокая отвесная стена. Обойти ее не было никакой возможности — только перелезть. Кошарийка практически мгновенно оказалась наверху. Она обернулась и попыталась втащись следом за собой эльфа. Вампирша подталкивала соню снизу.

— Я туда не полезу, — тихо, но твердо сказал волкокрыл. Так блестяще прошедший первое испытание, он замер у стены в неком ужасе.

— Ха! — заявил гном. — Умный в гору не полезет — умный гору прокопает!

И гном начал копать проход в основании стены! Стена не предполагала такого и… начала падать! В падении кошарийка смогла удержать себя, но не эльфа. В итоге, он улетел куда-то вперед. Стена с грохотом упала, накрыв собой следующее испытание — ров с болотной жижей. Студенты немного ошарашенно переглянулись, а потом пожали плечами и двинулись по импровизированному мосту. Они даже не узнали о рве!

— Стена! Как же теперь без стены? — тихо причитал Килш.

— Н-да, — согласился Чмег. — Предполагалось, что ров нужно переходить по маленьким камешкам….

А перед студентами уже высилось четвертое испытание, которое они считали третьим. Густые заросли с шипами и иголками явно не выглядели заманчиво. А ведь именно сюда приземлился эльф….

— Что это вообще такое, я вас спрашиваю?! — донесся его голос из самой чащи. — Уже и поспать немножко нельзя! Только глаза закрыл — и нате, пожалуйста!

— Проснулся, — констатировал перевертыш.

— Ай! — снова донеслось из зарослей. — Как ты смеешь колоть меня своими шипами! Кто тебя манерам учил, кактус?!

Дальше послышалась ругань на эльфийском. И, к всеобщему удивлению, заросли стали преображаться. Шипы исчезли, листья расправились. Откуда ни возмись появились бутоны. Через некоторое время студенты стояли перед красивой и цветущей аркой.

— Так-то лучше, — довольно сообщил эльф, созерцая свою работу.

Гном оглушительно чихнул, подпрыгнув при этом. Пыльца от цветов попала ему в нос.

— Наши заросли! Наши колючки! Что ж это творится? — продолжал причитать Килш.

А группа студентов, как ни в чем ни бывало, пошла под аркой. Теперь перед ними была дверь. Металлическая и очень прочная даже по виду. Ребята остановились.

— Сейчас я ее! Апчхи! — гном снова подпрыгнул и выронил топор. Похоже, у него обнаружилась аллергия на пыльцу растения, которое никогда не цветет.

— Удивительно, — кошарийка покачала головой. — Гатнир не в состоянии что-либо сломать.

— Что?! — возмутился гном. — Да я…. Апчхи! Апчхи!

Он разразился целой арией чихов. Все задумчиво смотрели на его страдания, а потом вампиресса вынула из волос шпильку:

— Я попробую.

Тренер не мог поверить своим глазам. Его дверь взломали! Теперь даже Чмег был готов запричитать, как и Килш. Дверь мягко открылась, будто отпиралась ключом, а не заколкой.

— Не знала о таких твоих талантах, — хмыкнула кошарийка.

— Маленький секрет, — смущенно улыбнулась вампиресса.

Осталось последнее препятствие. Студенты вышли на арену и замерли. У противоположной стены стояла гордость тренера — чудовище, которое своим видом могло посоперничать с библиотекаршей. Оно скалилось и рычало, хвосты метались из стороны в сторону. Студенты замерли. А чудище было готово прыгнуть…

— Привет, приятно познакомиться! — улыбнулась кошарийка и сделала шаг вперед. — Ты очень красивое, знаешь?

Все посмотрели на нее, как на сумасшедшую. Даже чудовище недоверчиво рыкнуло.

— Ну что ты, вовсе нет! — девушка как будто говорила сама с собой. — Я хочу с тобой дружить. Честно!

Чудище снова зарычало и вдруг прыгнуло вперед! Волкокрыл ринулся наперехват, вампирша что-то закричала, гном чихнул и подпрыгнул, эльф снова проснулся, а у Килша-и-Чмега промелькнула мысль, что его обязательно уволят….

Поверить глазам было трудно…. Чудище лизнуло кошарийку своим огромным языком, на что та рассмеялась. Оно добродушно заурчало, когда она погладила его по косматой шерсти.

— Что я пропустил? — сонно спросил эльф.

— Очень странно, но у меня тот же вопрос, — тихо сообщила вампирша.

— Я сама не совсем поняла, — кошарийка пожала плечами. — Я просто почувствовала, что ему очень грустно, больно и обидно. Понимаете? У него никогда не было друзей, потому что все считали его страшным и боялись подходить. Оно расстроилось и обиделось из-за этого. Ведь на самом деле оно доброе.

Во все это было трудно поверить. Килш-и-Чмег прибывал в прострации: полосу препятствий, на которой еще он сам тренировался, будучи студентом, сломали, заставили цвести, а из монстра сделали домашнего питомца. Как тут реагировать? А когда и остальные члены группы по примеру кошарийки подошли к чудищу и стали его гладить….

— Оно не может поверить, что это не сон, — засмеялась студентка сквозь урчание нового друга.

— Лучше бы это был сон, — вздохнул Килш.

— Группа Бруснидубого Листоцвета, покиньте полосу препятствий! — грозно крикнул Чмег.

Ребята засуетились.

— Мы еще придем, — пообещала кошарийка резко погрустневшему существу.

«Они еще придут. Но только переживу ли это я? И что мне теперь делать без полосы препятствий?» — печально подумал тренер.

Проснуться от того, что гном будит эльфа — это, скажу я вам не самое приятное начало дня… Подскочив, я запуталась в одеяле, а пока выпутывалась, пыталась понять, что именно кричит Гатнир. Но это мне так и не удалось из-за завываний Рекоса и периодического скулежа Эрика. Что же у них там творится?

Справившись наконец с одеялом, я кубарем скатилась по лестнице на первый этаж, тут же столкнувшись с Адой. Похоже она, как и я, поспешила на шум.

Нашим удивленным глазам предстала следующая картина: гном в полной боевой готовности с воинственными криками за ноги вытаскивал заспанного и отчаянно сопротивляющегося эльфа в пижаме и ночном колпаке из подвала. Рекос, не переставая выть, прыгал рядом на одной ноге. Рядом лежал топор. Похоже, что в пылу сражения, Гатнир уронил свое несменное оружие на ногу прибежавшему волкокрылу. Хорошо, хоть древком.

Я переглянулась с вампиршей. Она, кажется, была ошарашена не меньше меня:

— Что происходит? — поинтересовались мы хором.

— Вы вовремя! — воскликнул Гатнир. — Помогите мне с этим неразумным засоней!

— Спасите! — пропыхтел эльф, отчаянно отбиваясь подушкой. — Этот ненормальный ворвался ко мне в комнату и отнял одеяло! Как-будто у него своего нет! Ну, это-то ладно, мне не жалко. Я только сказал, что подушку точно не отдам. Так он совсем взбесился!

— Да не нужна мне твоя подушка! — гном возмущенно всплеснул руками, чем освободившийся Эрик и поспешил воспользоваться, удрав на диван.

— А я услышал шум, выскочил сюда. Думал — грабят, — начал излагать свою версию событий Рекос. — Пока решал, кому помогать, мне топором заехали. Угадайте, на чьей я теперь стороне?

С этими словами он уселся на тот же диван. Н-да, ситуация… И что могло заставить Гатнира спуститься в подвал? Лично я ничего не соображаю спросонья…

— Вы ничего не понимаете, — закричал рассвирепевший гном пуще прежнего. — Мы опаздываем!

Опаздываем? Куда мы можем опаздывать в свой заслуженный выходной? Вчера, после тренировки я мгновенно отрубилась. А тут отдохнуть не дают перед предстоящим соревнованием. Соревнование! Тсилхват сегодня!

— Мы опаздываем! — закричала я в хоре других голосов.

— А я вам про что говорю! — насупился Гатнир, но мне было не до него.

Я рванула собираться, но не рассчитала, обо что-то споткнулась, на кого-то налетела и на кого-то упала. Выпутываясь из импровизированного клубка, даже не ругалась, пока кто-то не дернул меня за хвост. Гном наблюдал за нами со снисходительной улыбкой. А ведь я абсолютно уверена, что споткнулась об его топор!

Собравшись за считанные миги, мы снова собрались на первом этаже:

— Скорее, — поторопила я остальных и выскочила из домика.

На улицах студенческого городка было пустынно, как никогда. Дома провожали нас взглядами пустых окон. Правда, только те, у которых были окна. Похоже все уже в Лесу!

— Через парк будет быстрее! — на бегу крикнул Эрик.

А в бодрствующем состоянии с ним гораздо проще иметь дело! Вслед за эльфом мы свернули за цветочную изгородь и побежали мимо скамеек и клумб.

— Подождите! — Рекос внезапно остановился.

Затормозить получилось не сразу, и мне пришлось вернуться немного назад:

— Что случилось? — спросила я, восстанавливая дыхание.

— Нам так никогда не выиграть! — безапелляционно заявил волкокрыл.

— Это еще почему? — не согласился с ним Гатнир.

— Да потому что без поддержки никто не сможет ничего! — «пояснил» ему Рекос.

— Много деревьев — уже лес, — по-своему поддакнул Эрик.

— Хотите сказать, нам нужен кто-то, кто будет за нас болеть? — переспросила я.

— Нам нужен Тотем! — важно кивнул волкокрыл.

Я оглянулась по сторонам. Ничего похожего в окрестностях не наблюдалось — сплошные кусты и цветочки.

— Из чего нам его сделать? — так же озадачилась Ада.

— Нужно что-то от каждого из нас, — Рекос почесал в затылке.

Принимая во внимание то, в какой спешке мы собирались, ненужных вещей у нас с собой попросту не было. Гатнир же категорически отказался отдавать свой топор на благо общего дела. Но, не смотря на это, спустя некоторое время на дорожке перед нами лежало пять предметов. Молочный клык Рекоса, который тот до этого носил, как кулон, на шее. Кружевной носовой платок с красивой вышивкой, подаренный Аде двоюродной бабушкой. Округлый камешек со сквозной дырочкой, который Гатнир нашел в пещере Тишины и считал своим талисманом. И засохшая веточка с дерева, посаженного в честь рождения Эрика, но которую мы все посчитали сорванной с ближайшего куста. Я же пожертвовала одну из своих любимых лент для хвоста.

— Теперь все это надо как-то скрепить, — пробормотал перевертыш, задумчиво почесывая нос.

Мы не смогли придумать ничего лучше, чем положить клык и камешек в носовой платок, а получившийся кулек ленточкой привязать к веточке. Конечно, если бы Гатнир все же отдал топор, смотрелось бы несколько лучше и, можно сказать, внушительнее, но все же…

— А кто болеть-то за нас будет? — поинтересовался гном.

Я задумалась. Я знаю не так много существ в Древесном… кто из них мог бы подойти на роль нашего болельщика?

— Нужен кто-то надежный, — начала Ада.

— Ответственный, — поддакнул ей Эрик.

— Бесстрашный, — влез в перечисление Гатнир.

— Умеющий летать, — Рекос задумчиво смотрел на Тотем.

— И пушистый! — дополнила я.

На миг над дорожкой повисла тишина, а потом мы одновременно воскликнули:

— Винти!!!

Вот кто подходит! Я слышала, что его куратор сказал, что зеольный одноглазик уже полностью готов стать древопасом. Но тот отказался, желая закончить Древесный вместе со своей группой. Что ж, ему-то мы можем доверить Тотем, тем более раз все вместе пришли к одному выводу.

— Я чую след, — Рекос повел носом. — Следуйте за мной!

И мы побежали по парку за волкокрылом. Все же нельзя забывать, что нам следует поторапливаться.

Домик группы Винти я толком разглядеть не успела. Поняла только, что он довольно яркий, округлый и чем-то напоминает дома из моего родного мира. Рекос постучал так, что двери перед нами гостеприимно распахнулись. Как только мы ввалились в общую гостиную, запыхавшийся Гатнир плюхнулся на единственный стул. Но предмет мебели не выдержал веса… хм… его кольчуги — ножки стула подломились. Гном обиженно заверещал. Одновременно с этим, мгновенно уснувший Эрик врезался в шкаф, который незамедлительно опрокинулся, погребая под кучей всевозможных вещей зазевавшегося Рекоса. Я успела отскочить в сторону, но задела хвостом так некстати оказавшуюся рядом напольную вазу. Ада, взвизгнув, отпрыгнула от осколков, и, чтобы удержать равновесие, ухватилась за картину, висевшую на стене.

— Что вы делаете? — Винти не успел увернуться от прилетевшего портрета и чуть не упал, когда рамка оказалась на его шее.

— Ты-то нам и нужен! — воскликнул волкокрыл, вылезая из-под груды вещей.

— Что такое? — раздались голоса с другого конца комнаты. Из-за двери выглянули пушистые существа.

— А, это к тебе, Винти. Тогда сам со всем разберешься, — кто-то одноглазый махнул нам лапкой и скрылся вместе с уже знакомым мне чудиком в клетчатой панаме.

Мне показалось или Винти сейчас заскулил? Показалось скорее всего! С чего бы ему скулить? Я оперативно забрала у Рекоса Тотем, чтобы волкокрыл мог спокойно выбраться из-под завалов, и ринулась к избранному нами хранителю.

— Что вам надо? — обреченно поинтересовался крылатый.

— Возрадуйся! — пафосно провозгласил Гатнир.

— Тебе доверяется важнейшая миссия! — сообщил Рекос.

— Оправдай наши ожидания, — напутствовала я.

— В чем дело-то? — все еще не понимал своего счастья зеольный.

— Мы доверяем тебе вот это! — я торжественно вручила Тотем ошарашенно хлопающему единственным глазом Винти.

— Далеко не каждому оказывается такая честь! — важно кивнула Ада.

— Листья шелестят не просто так, — пробубнил в ковер уснувший Эрик.

— Смотри, не потеряй, — предупредил Рекос.

— А если потеряешь — тебе же хуже! — Гатнир воинственно взмахнул топором и рядом что-то загрохотало. Кажется, это упала люстра. Но мне было не до таких мелочей…

— Не слишком ли мы задержались? — нахмурила я брови.

— И правда, — согласилась со мной вампиресса.

— Вперед! — Рекос перепрыгнул через подоконник и перетащил за собой Эрика.

Я поторопилась вслед за ними. Небольшое отклонение от основного маршрута может быть чревато последствиями.

Мы бежали через парк на максимальной скорости, перепрыгивая через неслишком большие клумбы. Лес уже виднелся за очередным гигантским цветущим кустом. Шума болельщиков не слышно. Похоже мы успели! Если так, то можно посчитать этот марафон за разминку.

Едва мы выбежали на опушку, Эрик упал в ближайшие ежуванчики — то ли от того, что устал, то ли от того, что рядом были другие существа. Но скорее всего это было комбо, объединенное шоком. Я сама чуть не села на хвост, когда немного отдышалась.

— Это насколько же мы опоздали? — удрученно пробормотала Ада.

— А я ведь говорил, — вставил Гатнир, но в его словах не было привычной язвительности.

Я все еще с недоверием смотрела, как два существа в зеольных робах возятся у трибун:

— О, вы вовремя! — заметив нас, крикнуло одно из них, — Назначаетесь волонтерами! Помогайте скорее! А то начало уже через два чака, а у нас ничего не готово.

Через два чака? В смысле??? Все взгляды устремились на Гатнира. Гном пытался одновременно спрятаться за топором и притвориться незаметным камешком. И то, и другое у него получалось из лап вон плохо. Но я заметила, что его уши, торчащие из-под каски, смущенно покраснели.

— Конечно, поможем! — крикнула я незнакомым существам. — Особенно вот этот товарищ.

— Правда ведь, Гатнир? — с ласковой улыбкой пропела Ада.

Гном обреченно вздохнул и первым направился к трибунам.

— Приветствую всех существ Древа на трехмиллионном девятьсот двадцать восьмитысячном пятьсот семьдесят четвертом Древесном чемпионате по Тсилхвату! Меня, Винти из группы Пушополевого Бутона, назначили сегодня комментатором. Я буду летать над Лесом, рассказывать о том, что вижу и передавать изображение на миражную доску. И, пожалуйста, не спрашивайте меня, что за странную дубинку я сегодня таскаю с собой. Вам лучше не знать, честно!

Итак, в сегодняшнем соревновании на звание лучшей группы Древесного Института участвуют 68 групп! Не так много, как в прошлом учебном году, но это все потому, что многие старшие курсы еще не вернулись с практики. Сегодня их заменило множество первогодок — новичков в деле Древесного Тсилхвата. Но все же нам не стоит их недооценивать. Да, особенно этих, о которых все сейчас подумали.

Что ж, группы-участницы уже на опушке. Практически все они нам с вами знакомы. А вот и победители предыдущего чемпионата — группа Пыльцветного Пирозуса, состоящая из фейских представителей разных миров. В прошлый раз они удивили нас своей невероятной скоростью, которую могут развивать при полете. И, не смотря на отличные от остальных участников габариты, они явно нацелены на победу и в этом году. Что ж, пожелаем им удачи!

А пока идут последние приготовления, давайте я представлю вам первокурсников. Айзбержный Цветоснеж! Обладая единым разумом, пвины могут полностью координировать свои действия. Это дает им довольно значимое преимущество перед другими участниками…

Удивительно! Группа Кручисового Листуса тоже участвует! Удивляет уже тот факт, что они вообще спустились со своего домика! Лично я не видел их с прошлого Листопада! Возможно нас ждут еще сюрпризы в их исполнении…

Так, кто у нас дальше? Ага, горные тролли и крязбы группы Шипловистого Кроктуса разминаются перед предстоящим соревнованием. Настроены они очень даже решительно. А решительная крязба, да на плече у тролля — это, я вам скажу, — ого-го!

Да тут похоже весь Трилист куратора Лью участвует! Вот и эльфийская группа Цветочного Розалиста. Судя по лицам, им нужна лишь победа и на меньшее они не согласны…

А вот и группа Бруснидубового Листоцвета… Постойте! Что они делают?! Попытка убийства своего же одногруппника перед самым началом соревнования? Их же дисквалифицируют! А если попытка удастся, то и отчислить могут! Что значит, не убиваете? Я своим собственным глазом видел! Будите? Он уснул на чемпионате? Наверное, переволновался…

О! Глава Древесного и по совместительству судья готов дать сигнал к началу соревнования! Группы готовы… Вперед! Ура! Тсилхват начался! Трибуны ревут!

Участники рванули в Лес, словно там раздают что-то вкусное! А может так и есть? Слетать посмотреть, что ли? Вроде ничего такого не видно, но кто знает, какие ловушки и задания приготовили нам наши преподаватели в этот раз? Помнится, в прошлом году были пострадавшие от ядовитых ягод…

Что ж, посмотрим, чем заняты участники. Группа Игольчатого Брутка решительно перемещается вперед! А Геранисовый Люписток уже у первого испытания: это лианы-хваталки! Справятся ли они? Что это? Пещерчатый Колокрист уже добыл один листик! Вот это скорость! Пвины не отстают! Смотрите, как легко они прыгают с камня на камень в этом задании!

А тут что? Четыре группы завязли в болоте! Сэр Рубинг уже летит им на помощь! Вот он, настоящий Тсилхват! Еще три выбывают по причине обездвиживания. Не стоит забывать о яде цветусов…

Что же остальные? Вы только посмотрите! Группа Цветочного Розалиста, вовсю пользуясь своими эльфийскими способностями, идут вперед, практически не замечая ловушек! А это не против правил? Кстати, Пыльцветный Пирозуз тоже хорошо взаимодействует с растительным миром. Не могу их найти, но думаю, что у них все довольно неплохо…

Тролли под чутким руководством крязб пробивают путь к победе кулаками! В самом, что ни на есть, прямом смысле! Интересная тактика…

О, группа Бруснидубового Листоцвета замерла на краю болота, обсуждая, как поступить… Или не обсуждая… Что они творят?! Волкокрыл-перевертыш идет по болоту, как по каменной дороге! Как так? Я абсолютно уверен, что здесь непроходимая топь! А остальные идут за ним след в след… След в след? Он что, знает, где можно идти? Но как? Никогда не слышал про такую способность!

Крики с другого конца Леса! О, нет! Похоже двух участников из группы Светлоторфного Белцвета привалило бревном! Сейчас дам знак медикам. Куда уж без несчастных случаев? Это ведь Тсилхват! Теперь эта группа выбывает из состязания. Впрочем, как и две вот эти, попавшие в зыбучую траву…

Так, Геранисовый Люписток приближается к следующему заданию… О, нет, что это? Похоже, группа Клумбичного Яблогруша активировала ловушку туманного орешника! Теперь довольно большой участок леса заполнил чихательный газ! Спасатели одевают маски. По моим подсчетам, в эту ловушку попало девять групп, не считая самого Клумбичного Яблогруша…

А тем временем группа Морскойного Коралла собрала уже три листика! Пока что они лидируют, но не стоит забывать, что сбор листьев — это лишь половина всего Тсилхвата. Даже если собрать все листья, но не успеть активировать арку в центре Леса — это будет проигрышем. Так что никто даже не думает расслабляться!

Кроме, похоже, группы Бруснидубового Листоцвета… Они устроили привал под живолистным деревом и, судя по всему, даже забыли о нашем соревновании! Постойте, что это? О, как я ошибся! Это дерево — одно из заданий! Нужно отобрать у него нужный листик! За это непростое дело берется кошарийка. Вот уж кто сможет забраться так высоко! Но сумеет ли она отобрать лист, вот в чем вопрос…

Шум с другой поляны. Две группы провалились в замаскированную яму! У меня только два вопроса: как две группы оказались на одной поляне? И откуда в Лесу яма-ловушка? Неужели наши педагоги решились на такие трюки? Это может быть довольно опасно…

Ага, группа Арбукосового Пальпуса сражается с хищноцветом! И похоже хищноцвет одерживает вверх… О, нет! Кто-нибудь, помогите этому несчастному! Да, сегодня у медиков много работы… Группа Арбукосового Пальмуса выбывает, хотя им похоже не до этого…

Так, группа Бруснидубового Листоцвета смогла добыть второй листик! Но вот незадача, дерево устроило истерику, и кошарийка не может спуститься!

О, группа Игольчатого Брутка добралась до первой поляны! И почему уличаты не поняли своих ошибок с прошлого раза? Что ж, с той скоростью, с которой выбывают группы, у них довольно неплохой шанс на победу…

Геранисовый Люписток сравнял количество листьев с Морскойным Кораллом. Какая насыщенная игра! Но не только насыщенная, но и очень уж опасная. Группа Одуванчатого Нарцолнуха угодила в большой муравьиный улей! Муравьелы никогда не прощают разрушителей. Спасателям лучше поторопиться!

А группа Бруснидубового Листоцвета все-таки справилась с тем истеричным деревом! Хотел бы я знать, как?! И что это? Они сразу же вышли на поляну хищноцветов! Старшекурсники, участники далеко не одного чемпионата по Тсилхвату, не смогли справиться и с одним! А тут первогодки, да на целую поляну! У, не могу на это смотреть! Медиков сюда заранее! А я полечу дальше…

У групп Тыквянковой Вишлякуры и Малисловой Крапикусты спорный лист! Они зашли на полянку с заданием одновременно. Но за выяснениями их отношений мы итак наблюдаем каждый день. Так что нет ничего удивительного в том, что Тсилхват не стал исключением. Как бы до драки не дошло…

Так, что там с Бруснидубовым Листоцветом? Медики успели? Не понял… А где они? Неужели их всех съели? То-то у хищноцветов лепестки такие довольные! Это уже перебор, знаете ли! Я буду голосовать за ликвидацию этого особо опасного для разумных существ вида во всех Легальных мирах! А? Вот же эта группа! Целы! Все пятеро! Дальше идут! Я совсем забыл, что с ними эльф! Нет-нет, нельзя меня так нервировать, а то линять, чего доброго, начну! Теперь у группы Бруснидубового Листоцвета три листика! Неплохо для первого курса…

Ой, а тут что случилось? Группа Сливосового Мальвограда наткнулась на сетко-вьюн! Им теперь не выбраться без помощи спасателей…

А вот этим выпало задание с кактусопрыгом. Это группа Коштаничного Макороха, да? Ну тогда это надолго. Такое, практически невыполнимое задание да для таких практических… Кхм… Не сдавайтесь, ребята! Медики уже в пути! Полечу-ка я…

Геранисовый Люписток только что собрал все пять листьев! И теперь группа оперативно движется к центру Леса! Морскойный Коралл стремительно догоняет! Вот это соревнование!

А группа Бруснидубового Листоцвета далеко забралась… Вот их следующее задание — узел из лиан. Я так понимаю, его нужно распутать, чтобы… Эй! Что творит этот гном?! Он разрубил узел своим топором! Нет, я понимаю, уже близится финал — все на нервах, но все же… Разве так можно? Их не дисквалифицируют за такие решительные действия? Кажется, глава Древесного обескуражен так же, как и я. Группа остается в игре за нестандартный подход… Мда…

Знаете, что-то я давно не видел группы Кручисового Листуса, которая нас так изумила своим присутствием в самом начале… Где же они могут быть? Я прям переживаю…

А группа Пещерчатого Колокриста очень незаметно и шустро собрала пять листьев! Цветочный Розалист тоже движется к центру! Удивительно!

А! Кто залез в гнездо паукоящеров?! Спасайся, кто может! А, кто не может, тоже спасайтесь! Срочная эвакуация! Никому не уйти живым! Кто паникует? Я паникую? Да я просто на помощь зову! Сейчас ведь от этих умников и шерстинки не останется! Хотя была ли у них шерсть?..

Фух… Кажется, кого-то смогли спасти… Ну, знаете, Тсилхват-Тсилхватом, но уж слишком много сегодня несчастных случаев…

От паукоящеров пострадало 13 групп, оказавшихся поблизости. Количество наших участников стремительно сократилось до двадцати четырех, представляете? Я не представляю! Но так и есть!

Кстати, вот в этих кустах ежевлины, случайно, не группа Кручисового Листуса храпит? Да, точно, они! Что ж, каждому — свое…

А группа Бруснидубового Листоцвета тоже собрала пять листьев! Мы можем их поздравить… Но что это? Камильные комары?! Откуда они в нашем Лесу?! Разве они водятся не только в Закрытых мирах?! Похоже, группе Бруснидубового Листоцвета не добраться до… Что она делает? Что делает вампирша, я вас спрашиваю! Это духи? Или что? Комары улетают? Почему комары падают замертво, если не успели улететь?! Что происходит?! Кто-нибудь мне объяснит?! Это секретное оружее против камильных комаров? Специальная разработка? У меня сейчас хвост от любопытства отвалиться! Левый. Нет, все же, правый… Теперь группа Бруснидубового Листоцвета бодрым шагом направляется к центру Леса…

А тут бьются над головоломками уже четыре группы. Да еще группа пвинов на подходе. Эльфы из Цветочного Розалиста явно недовольны. Да, колючколомная изгородь — это вам не ромашкоцветы какие-нибудь!

Что там такое? Нет, не может быть! Не может быть, потому что быть попросту не может! Это летуванчики! Кто перепутал их с ежуванчиками?! Сейчас же всех залетуванит! Ну вот! Я же говорил! Теперь все понимают, как опасно путать похожие растения? А кто не понимает — будет летать вот так, облепленный пушинками… И кто этих умников теперь отлавливать будет? Чур не я!

У! Да тут целая поляна была! Сейчас как разлетятся во все стороны — не спрячешься и не убежишь… Хорошо, что я и так летаю… Чего-то много групп оказалось поблизости. Вот не повезло, что могу сказать. Сейчас я вас посчитаю…

15! Ну вы даете! Только группе Шипловистого Кроктуса удалось остаться на земле. Похоже даже летуванчики не смогли поднять в воздух троллей. Ну и крязб, вцепившихся в своих одногруппников тоже… Теперь мы по крайней мере знаем, за кого цепляться в случае летуванчикокалипсеса…

Тролли направляются к центру. У них пять листьев! Мое упущение, не заметил, как они их собрали. Но сложно уследить за всеми, вы уж меня простите…

Теперь же осталось лишь восемь групп! Я не считаю спящую группу Кручисового Листуса, дрейфующую у опушки группу Игольчатого Брутка. И Тыквянковую Вишлякуру с Малисловой Крапикустой, все еще продолжающих ругаться тоже…

Итак, нас ждет финал в центре Леса! Что тут у нас? Не понял! Группа Бруснидубового Листоцвета прошла в центр! Но они не разгадали головоломку! Как они… Эльф! Но, постойте, ведь у других эльфов не получилось договориться с изгородью! Почему он смог?!

Не перестаю я сегодня удивляться этим ребятам! Вот с самого утра и не перестаю… Хоть группа и из разных существ, но работают они слаженнее некоторых других… Но все же не будем делать поспешных выводов! Еще ничего не решено!

Ой, что твориться?! Тролли с разбегу вбежали в изгородь! Они проломили ее насквозь и оказываются в центре вторыми! Ничего себе! Это тоже считается?

Старшие курсы и пвины продолжают биться над головоломками, а вот эльфы заходят в оставленную троллями брешь. Интересненько…

Первыми приступают к просмотру багажа… Пыльцветный Пирозус! Я совсем не замечал их в Лесу, с их-то маскировкой. Но сейчас я отчетливо вижу, как рьяно феи приступили к делу!

Геранисовый Люписток разгадывает головоломку! Первая и пока что единственная группа, сделавшая это! Почти сразу же находят ответ пвины! Пещерчатый Колокрист сдается и заходит через арку, оставленную Бруснидубовым Листоцветом.

Кстати о них. Как там… Что происходит?! Так, я попытаюсь понять… Кошарийка заполняет бланки — это понятно. Не понятно то, как она это делает, если багаж еще не проверен до конца! Этим как раз занимаются волкокрыл и вампирша… Ну, как видите, перевертыш высыпал из свертка все что там было, а вампирша теперь отбирает то, что по ее мнению подходит… Гном… Гном бегает вокруг и что-то кричит. Возможно, подбадривает или помогает… Я не уверен… А прославившийся эльф… Эльф? Где эльф?! А, вот, нашел! Он под столом спит! Стоп! Почему он спит под столом?! Даже не так! Почему он спит?! Опять?! Нет, мне никогда не понять этих существ…

Посмотрим лучше, как дела у других. Больше всего меня интересуют первокурсники. Разве не удивительно, что так много первогодок смогли добраться до центра?

Так, крязбы копаются в свертке, тролли топчутся рядом… Навестим их попозже… Пвины пишут бланк, даже не прикоснувшись к свертку… Хм, не уверен, что они до конца поняли суть задания… Эльфы… Эльфы ругаются. Не слишком-то у них дружная группа, хоть они и дошли до центра одними из первых… По крайней мере, они что-то пытаются сделать со свертком…

А, что… Э? Куда побежали волкокрыл и гном? К арке? Уже? Как они могли так быстро все сделать? Но если группа Бруснидубового Листоцвета ошиблась — арка не активируется, и придется все делать заново… Они остановились у проверятельного ящика, дожидаясь пока вампирша и кошарийка дотолкают до него эльфа и принесут бланки…

Момент истины! Они кладут в ящик сверток и бланки… Трибуны в ожидании…

Зеленый! Зеленый огонек! Доступ к арке разрешен! Если они смогут ее активировать, то… Но постойте! А они это уже проходили? В этот раз Тсилхват проводится раньше, чем обычно, так что…

Что они творят?! Нет, вы видите это?! Они уронили эльфа на приборную панель! Почему арка засветилась? Разве такое может быть? О, Великое Древо! Они даже не заметили этого! Гном и перевертыш пытаются поднять эльфа, но падают сами, споткнувшись о сверток. Кошарийка хочет им помочь… Но зацепившись хвостом за рычаг, падает, цепляя за собой вампиршу…

Портал активировался! Как они это… Эй, куда?! Они улетают в портал! Держите их!

Глава 11. «Ренар»

— Предъявите, пожалуйста, документы и багаж к осмотру, — раздался сверху скучающий голос.

Над нашей очередной котовасией возвышалось существо, верхняя половина которого больше всех моих знакомых из Древесного походила на кошарийскую. Большие желтые глаза с вертикальными зрачками, мелкие заостренные зубы с аккуратными клыками, немного округлые уши. Нормальные уши! А вот ниже пояса это была и вовсе большая кошка. Четыре мощные лапы с выдвижными ко гтями, пушистая, желтоватая с черными пятнами шерсть, длинный гибкий хвост. Он был одет в черную рубашку с длинными рукавами, с плеч падал короткий зеольный плащ. На застежке можно было разглядеть эмблему древопасов. Я удивленно смотрела, как это, так похожее и в то же время не похожее на меня существо, держит в руках какой-то свиток, быстро читая написанное. Наконец оно, поняв, что ему никто не отвечает, подняло глаза. Взглянув на нас, оно чем-то подавилось. Пока существо откашлялось, я, наконец, поднялась на ноги и отряхнулась. Остальные сделали тоже самое. Даже Эрик стоял, правда, с закрытыми глазами.

— Документы и багаж, — повторило существо уже не так уверенно. — К осмотру…

Мы переглянулись. Проверка еще не закончилась? Это что, следующий уровень? Пожав плечами Гатнир протянул существу сверток, а Рекос стопку немного помятых бланков, заполненных моим почерком. Существо взяло бланки и, читая их, его глаза становились все больше и больше. Раз проверятельный ящик одобрил, значит, все правильно. Я осмотрелась по сторонам.

Это явно была не территория Древесного Института. Об этом свидетельствовало отсутствие Дерева. Из-за того, что не было его и его ветвей, было видно небо. Ясного фриолентогого цвета с редкими орунживыми облаками. Ничего себе! Мы стояли у арки портала. Точно такого же, который нужно было активировать. Но… Не на другой ли мы его стороне? Потому что вокруг нас был пост древопасов. Столы для проверки багажа и для заполнения бланков. Невдалеке небольшой аккуратный домик. Немного дальше, на следующем холме я увидела что-то вроде города. Высокие здания, светящиеся огоньки…

— Интересно тут у них… — тихо сказала Ада рядом со мной.

— У них? — переспросил Гатнир.

— Похоже… — начал Рекос.

— Мы упали в портал, — закончила я.

— Новый мир приветствует нас, — согласился Эрик.

— Добро пожаловать, — подтвердил слова эльфа мелодичный голос слева. — Вы уже бывали на Ренаре?

Я посмотрела в эту сторону. Этот древопас тоже состоял, как бы из двух существ. Но правильнее будет сказать — состояла. Потому что, в отличии от первого встречающего, это была девушка в таком же зеольном плаще и черной блузке. Выше пояса она напоминала мне человека — небольшие, раскосые глаза, длинноватый нос. Уши находились на положенном месте, но были какими-то меленькими, вытянутыми — совсем не кошарийскими. Ниже пояса существо было покрыто короткой шерстью, такого же рыжевато-коричневого цвета, как и короткая прическа девушки. На спине виднелись редкие белые полосы. Четыре тонкие ноги оканчивались копытами. Хвост был ну очень коротким, пушистый. Она улыбалась нам, и ее улыбка почему-то напомнила мне профессора Брустифа.

— На чем? — озвучил общий вопрос гном.

— Ренар, — повторила она, немного сбитая с толку. — Это мир, где вы сейчас находитесь.

Я напрягла память, стараясь вспомнить, где находится упомянутый мир, согласно межмирному атласу.

— Колючковая Ветвь? — предположила я неуверенно.

— Да, — кивнуло это существо. — Колючковая Ветка, Хвойная Ветвь, Пихтовая Веточка, Плод «Ренар».

— Ничего себе нас зашвырнуло, — присвистнул Рекос. — На самую окраину Древа.

— Это Эрик у приборной панели возился, — обвиняющим тоном заявил Гатнир.

Мы дружно посмотрели на эльфа. Он хмуро замотал головой, отрицая все:

— Уронить меня может каждый… — пробормотал он.

— А ведь правда, — заступилась за Эрика Ада. — Его ведь уронили.

За разговором мы не заметили, как к нам, мягко ступая четырьмя лапами, подошла еще одна проверяющая. Она была похожа на того типа, который все еще копался в наших бланках. То есть, верхняя ее часть полностью соответствовала кошарийской расе. А вот нижняя… Грациозное тело, покрытое густой светло-коричневой шерстью, с почти незаметными, в отличии от ее знакомого, черными пятнышками, подвижный хвост.

— Что тут у вас? — спросила она, и, глядя на нас прищуренными охровыми глазами с вертикальным зрачком, строго поинтересовалась. — Когда последний раз сдавали пошлину на межмирное перемещение?

Пошлину? Мы? Видимо на наших лицах было достаточно недоумения, чтобы она зловеще выдвинула когти на правой руке.

— Подожди, — остановила ее доброжелательная полудевушка. — Сначала нужно разобраться.

— Чего тут разбираться? — недовольная вмешательством, огрызнулась другая.

— Нет, Рарен, — подал наконец голос первый встречающий. — Линни права.

— Но, Тлеор, — попыталась возразить она.

Он не слушал. Отложив бланки, он повернулся к нам, настороженно замеревшими и готовыми в любой момент переключиться в режим ближнего боя.

— Вы что, из Древесного? — спросил он.

Я осторожно кивнула.

— Из Древесного? — переспросила Линни.

— Не может быть! — фыркнула Рарен.

— Эти бланки и сверток, — продолжал Тлеор, помахав упомянутыми. — Объясните, уж будьте любезны!

Я переглянулась с остальными и начала:

— Объяснять-то особо нечего…

— Мы участвовали в Тсилхвате! — влез Гатнир.

— Тсилхват? — переспросила недокошарийка. — Не рано ли для него?

— В этом году его решили провести пораньше, — с важным видом кивнула Ада.

— Рассказывайте! — нетерпеливо повела ушами девушка с копытами.

— Нет, подождите! — остановил Тлеор уже открывшего рот гнома, — Надо позвать остальных.

С этими словами, он закатал рукав рубашки и тут же поднес руку с уху тем местом, где в нее был вживлен небольшой стрикозовый листик:

— Григо! — заговорил он. — Срочно беги к арке! У нас гости из Древесного! И Фостера с собой захвати!

Я смотрела на него с недоумением. Мои одногруппники, по-моему, тоже. Что это было? Я ничего не поняла. Он заметил наши взгляды.

— Вы на каком году обучения? — спросил он с веселой улыбкой.

— На первом, — отозвались мы.

Рарен хмыкнула, а Линни умиленно улыбнулась.

— Понятно, — вам еще многое предстоит узнать… — продолжал Тлеор. — Как о Древе, так и о друг друге.

— Наша группа вместе с Листопада, — с ностальгией в голосе протянула Линни.

— Да, посмотрите, — Тлеор показал на себя, Линни, Рарен и двух существ, спешащих к нам по тропинке.

Когда они немного приблизились, я смогла их рассмотреть. Это были два полу-парня. Один был очень похож на Линни. Гнедая грива развевалась на ветру, пока он скакал к нам, отбивая ритм копытами. Второй был вдвое меньше ростом, с острым, каким-то хитрым лицом. Волосы и шерсть у него были рыжие, почти как у меня. Только не кудрявые, а лоснящиеся прямые. Длинный хвост оканчивался белой кисточкой. Такого пушистого хвоста я не видела ни у кого из кошарцев!

— Мы все лютавры, — продолжил Тлеор, когда его друзья присоединились к нам. — Но с разных миров, поэтому мы довольно разные. Не смотря на это, Древо объединило нас в одну группу.

— Вы тоже разные, — заметил, как я поняла Фостер, помахивая рыжим хвостом.

— Это делает наши группы похожими… — улыбнулась Линни.

— В конце концов, — согласился с ней Григо. — Важно не то, какие именно существа в группе.

— Верно, — настроение Рарен, похоже, улучшилось.

— Важно то, как эти существа относятся друг к другу, — кивнул Тлеор.

Я задумчиво смотрела на эту группу. На первый взгляд они не очень отличались друг от друга. Не то, что мы, конечно. Но, не смотря на это, у меня в груди разлилась теплота. Наша группа и правда состоит из разных существ, но мы принимаем друг друга такими, как есть. А дружба гораздо важнее, не правда ли?

— Но мы отвлеклись, — вернул меня в реальность Тлеор. — Вы хотели рассказать нам про Тсилхват!

— Что? — удивился Фостер. — Тсилхват уже прошел?

— Похоже, мы можем узнать обо всем из первых копыт, — довольно фыркнул Григо.

— Мы пришли пораньше, — начал рассказ Гатнир.

— Ага, и из-за кое-кого нас заставили вешать этот дурацкий плакат! — возмутился Рекос.

— Ты-то чего возмущаешься? — насупился гном. — Ты же внизу нас с Мяурой страховал.

— Ага, страховал, — кивнул волкокрыл. — Поэтому ты упал прямо на меня?!

— Это вообще Эрик в мою лестницу врезался! — надулся Гатнир,

— Да не сломит ничто мой бравый настрой! — сквозь сон заявил эльф.

— Он об мой зонтик споткнулся, — «перевела» Ада.

— Снова твой зонтик чинит беспорядки, — покачал головой гном.

Ада надулась, а Рекос продолжил рассказ:

— Когда прозвучал сигнал, мы рванули со всех ног!

— Но единственные, кого мы обогнали была группа уличатов, — буркнул Гатнир.

— Потому что кое-кто уронил свой топор под ноги Эрику, — я укоризненно посмотрела на гнома.

— А не надо было чьим-то хвостом меня бить по носу, — нахмурился тот в ответ.

— Смотреть надо, куда бежишь! Мы вообще стояли и болтали, — я сложила руки на груди.

— Да, мы смотрели на уличатов, — кивнула Ада. — Они так старались, так пыхтели…

— Безрезультатно, правда, — я хихикнула.

— Ага, мне пришлось возвращаться обратно к вам, — Рекос покачал головой.

— Конечно, ты же запутался в лианах у самого входа в лес, — фыркнул Гатнир.

— И так бы и провисел, если бы я не попросил их отпустить тебя, — улыбнулся сквозь сон Эрик.

— А что было потом? — поинтересовалась Линни.

— С трудом пробираясь сквозь заросли, мы, благодаря мне и моему топору, добрались до поляны… — гном доблестно взмахнул упомянутым оружием.

— А точнее, до болота… — уточнила я.

— В котором кое-кто, не просыпаясь, чуть не утонул, — хмыкнул Рекос.

— Болотная магия мне не подвластна, — нахмурился эльф. — К тому же, это Гатнир меня толкнул.

— Хорошо, что я запомнил запах инструктора, — улыбнулся волкокрыл. — Так что добраться до листика по безопасной тропе было делом техники.

— Я несокрушимо шел вперед, несмотря ни на что! — гном взмахнул рукой, и Тлеор еле успел пригнуться.

— Да мы еле тебя перетащили через эту лужу! — фыркнула я.

— Это болото бездонно! — возмутился Гатнир. — Я едва не отправился к своим прапрадедам!

— Ты плюхался в эту жижу и заляпал мой зонтик! — поджала губы Ада.

— А нечего кочки так далеко ставить! — не отступал гном. — Я же не допрыгиваю!

— Мы сами чуть не переляпались, каждый раз тебя вылавливая, — я взмахнула хвостом.

— Пока вы там рыбачили, — продолжил как ни в чем ни бывало Рекос, — я добыл листик.

— Зато у нас улов покрупнее, — я кивнула в сторону Гатнира и хихикнула.

— Тропа Судьбы вывела нас к живолисту, — пропел Эрик.

— Нервное это дерево, однако, — припомнил волкокрыл.

— Мы решили отвлечь его культурно-массовым мероприятием, — улыбнулась вампиресса.

— Да, — кивнул гном, — культуры была масса! Мы пели колыбельную!

— Гномья колыбельная, да под волкокрыловские завывания… — я покачала головой.

— Дерево было в ступоре, — слегка улыбнулся эльф.

— Хорошо, хоть не убежало, — припомнила я свой давний сон.

— Если бы не мое чуткое руководство и не навык дирижирования зонтиком… — начала перечислять Ада.

— А я, между прочим, в это время забиралась к листочку, как какой-то котонинзь! — поделилась я с Линни. — Я его даже сорвала! Но Гатнир умудрился уронить топор на ногу Рекоса…

— И наше мероприятие быстро свернулось, — вздохнула вампирша.

— Я испортила маникюр, пока пыталась удержаться на этом буйном дереве! — пожаловалась я.

И правда! Меня так не болтало даже на празднике Мякошей. Где я победила вообще-то! Опыт не пропьешь, сколько молока ни пей!

— Да, маникюр жалко, — посочувствовала мне Ада.

— А прыгать вниз, где Гатнир размахивал топором — еще жальче, — вздохнула я в ответ.

— Я не размахивал! — не согласился гном. — Я уговаривал это дерево угомониться!

— Пришлось мне рассказывать сказку о Дожде и Семечке… — поправил очки Эрик.

— А как элегантно наши кавалеры протянули Мяуре руки помощи, — вампиресса саркастически оскалилась.

— Ага, — согласился Гатнир. — А так же спины и головы…

— А нечего было кучковаться, — оборвал его тираду Рекос. — Я бы ее и один поймал!

Я фыркнула над его интонацией, но прокомментировать не успела.

— Наш путь возобновился, — не менее пафосно продолжал вещать эльф.

— Отовсюду слышались вопли и крики, — вспомнила я, непроизвольно дернув хвостом.

— Лес стонал и плакал, — поддакнул Эрик.

— И что за монстров они выпустили туда? — озадачился Гатнир.

— Не удивительно, что уличаты не спешили… — почесал в затылке волкокрыл.

— Хорошо, что у нас есть свой эльф! — улыбнулась Ада, потрепав Эрика по волосам.

— Да, хорошо, что я у вас есть, — согласился тот и, чуть подумав, добавил. — Или вы у меня…

Я улыбнулась. Остальные тоже. Все же, я и правда так рада дружить с этими ребятами.

— А после всего этого мы вышли на поляну с красивыми цветами! — улыбнулась во все клыки Ада. — Они нам улыбались!

— Улыбались? — переспросили «старшие древопасы».

— Я пел им песню про солнце, — кивнул Эрик и начал напевать уже знакомую мне мелодию.

— Они были такие красивые! — продолжала вампирша. — С желтыми оборочками и…

— С желтыми прожилками? — Фостер чем-то поперхнулся, и Линни заботливо похлопала его по спине.

— Это были Хищноцветы! — воскликнул Григо.

— Почему они вас не съели? — Рарен похоже была крайне возмущена данным обстоятельством.

— Целая поляна? — Тлеор схватился за голову. — В таком количестве они могут слопать целого слонокита и не подавиться!

— А, по-моему, они довольно милые, — я пожала плечами, совершенно не понимая их реакции. — Мы даже хотели собрать букет, но кое-кто не одолжил нам топор.

— Топор — это оружие! — заверещал Гатнир под моим пристальным взглядом. — Он не предназначен для собирания всяких там цветочков!

Я только покачала головой и добавила немного обиженно:

— Зато я нашла там листик!

— А следующий нам нужно было достать из паутиновых лиан, — вспомнила Ада.

— Если бы не моя решительность и находчивость, мы провозились бы там полторы жизни, не меньше! — Гатнир вскинул топор на плечо.

— Повезло, что ты листик не разрубил, — я покачала головой.

— Иначе не помогла бы тебе ни реходчивость, ни нашительность, — ухмыльнулся Рекос.

— Главное — результат! — не согласился с нами гном.

— А так разве можно? — округлила глаза Линни.

— Что не мешает шелестеть листве, то не мешает бежать ручью, — провозгласил Эрик.

— Чего? — переспросил нестройный хор.

— Что не запрещено, то разрешено, — «перевела» вампиресса. — В правилах по Тсилхвату не говориться о том, как именно должны быть пройдены задания.

— Логично, — вынуждена была согласиться я.

— Но лианы жалко… — вздохнул эльф.

— Помню, в наше время, тоже были проблемы с этим заданием, — пустился в воспоминания Тлеор.

— Да, — кивнул ему Григо. — Одна команда так запуталась, что весь преподавательский состав их семь солнц распутывал.

— А кормили их только маркусками! — передернул плечами Фостер.

— Зачем? — удивился гном.

— Для повышенной гибкости, — Рарен усмехнулась, но как-то невесело.

— Так что жалости лианы от нас не дождутся! — подвел итог Тлеор, а Линни согласно закивала.

От такого одобрения Гатнир загордился еще больше, хотя больше было, по-моему, некуда. Он так сильно вздернул нос, что с него чуть не упал шлем. Все же не каждый день получает похвалу от старших древопасов.

— Долго ли песня длится, да не быстро цветок родится… — Эрик возвел руки к небу.

— Какие еще цветочки? — возмутился Рекос. — Там сплошные камни и кочки! Я чуть ноги не переломал, пока мы шли через этот бурелом!

— Точно-точно! — согласился с ним гном.

— А еще откуда-то сбоку кричали что-то о паукоящерах, — Ада слегка нахмурила брови.

— Но мы с такими не знакомы, так что не пошли, — я пожала плечами.

Наши новые знакомые как-то странно переглянулись, но Гатнир продолжал свой рассказ.

— Мы выбрались на следующую поляну…

— Там, над чахлым кустиком ругались какие-то третьекурсники, — задумчиво проговорила вампирша.

— Они шипели, размахивали клешнями и щупальцами. Даже плевались! — волкокрыл покачал головой.

— Мы не стали вмешиваться в их выяснения отношений, — я поправила волосы.

— Ага, — кивнул гном. — Просто забрали листик и ушли.

— Пока мы к нему пробирались, мой зонтик испачкался окончательно и бесповоротно, — Ада грустно опустила глаза на упомянутый предмет. — Придется новый просить прислать.

— Материальные ценности истины не до конца… — попытался приободрить ее Эрик.

— Вот-вот, — поддакнул Гатнир. — Суть одна — все пять листиков были теперь у нас!

— Так-то оно так, — кивнул Рекос. — Но на этом ничего не закончилось…

— Точно! — я передернула плечами, поняв, о чем идет речь. — Целая туча этих противных насекомых! И чего им только от нас было надо?!

— Это-то как раз понятно, — Ада откинула с лица челку. — Крови.

— В смысле? — не понял гном.

— Это же были камильные комары, — она пожала плечами, как будто это абсолютно объясняло все остальное.

— Камильные комары?! — переспросил Григо.

— Целая туча? — округлил раскосые глаза Фостер.

— Как вы выжить умудрились?! — Рарен смотрела на нас с недоверием.

— У меня случайно завалялось с собой одно сильное успокоительное для молочнозубых… — Ада немного смущенно оправила подол платья.

— Но это нам и помогло! — продекламировал эльф с улыбкой.

— Ну а больше ничто не могло нам помешать на пути к цели! — заявил Гатнир.

— Да, — согласился волкокрыл. — Мы шли вперед, не обращая внимания на вопли из чащи и толпы летающих существ над Лесом…

— Между прочим, эти летающие существа, облепленные какими-то пушинками, были довольно подозрительными, — я задумчиво почесала за ухом.

— Может это была встреча какого-то клуба по интересам? — предположила вампирша.

— Какой клуб, когда весь Древесный на Тсилхвате? — вполне резонно не понял Гатнир.

— Может тогда группа поддержки? — неуверенно внесла Ада новое предположение.

— Ну, они что-то кричали, — я неуверенно взмахнула хвостом.

— Это все не так важно, — Рекос передернул плечам. — От подобных летунов мне не по себе.

Древопасы смотрели на нас как-то странно и бормотали что-то типа «в наше время такого не было». Но Гатнир ничего такого не заметил и продолжил:

— Когда мы вышли в центр Леса пред нами высилась стена! — патетично вещал гном.

— Высоченная колючая изгородь, — внесла ясность Ада.

— Очень колючая! Я даже укололся! — пожаловался гном.

— А нечего было нос туда совать, — я фыркнула.

— Там еще стояло несколько групп, — вспомнил Рекос. — И, похоже, они думали, как перебраться через эту живую преграду…

— Из легенды о Стране Растений, — улыбнулся эльф, — я быстро нашел с ней общий язык, и она согласилась пропустить нас.

— Нашел общий язык? — Линни хлопала длинными ресницами.

— Именно эта изгородь упоминается в самых первых легендах, — пояснил Эрик. — Но сейчас уже почти никто не воспринимает ее, как ровесницу Древа, так что она обрадовалась моей осведомленности.

— Как и мы все, — я улыбнулась.

— Так что в центре мы оказались первыми! — похвастался Гатнир так, будто это произошло только благодаря ему.

— И? — Фостер нетерпеливо перебирал лапами. — Дальше, дальше-то что?

— Мы сразу же приступили к делу, — важно кивнул ему волкокрыл. — Я начал сортировать содержимое кулька…

— Ага, — саркастически хмыкнула вампирша. — Высыпал все и расшвырял по столу.

— Не расшвырял! — оскорбился Рекос. — Разложил на равные кучки!

— Абсолютно бессмысленные кучки, — Ада поджала губы. — Пришлось все это перебирать.

— А я в это время заполняла бланки, — я кивнула на пергаментные листы, которые все еще держал Тлеор.

— Подожди-ка, — остановил рассказ древопас. — Как ты начала их заполнять, если кулек еще не собрали?

— У меня такой же вопрос! — хмурила брови Рарен.

— Ну, я же видела, какие предметы отбирают Ада с Рекосом, — немного смущенно пояснила я. — Вот сразу и записывала.

— Здорово! — искренне улыбнулась Линни.

— И как мы сами не додумались так делать! — Григо взлохматил гриву.

— Но если бы не я с моими руководительными навыками и искренней поддержкой, — пафосно заголосил Гатнир, — у нас бы ничего не получилось!

— Конечно! — Ада закатила абсолютно черные глаза к небу. — Ты бегал вокруг кругами и о чем-то причитал, сбивая с толку другие группы.

— Ну я хотя бы не дрых под столом! — надулся гном.

— Не думаю, что все это настолько важно, — я не хочу, чтобы ребята ссорились по всяким мелочам.

— Да, — поддержал меня Рекос. — Мы же все равно справились первыми!

— Справились, — кивнула вампирша и тут же грозно нахмурилась. — И вы рванули с кульком к проверятельной машине, не подождав ни нас, ни Эрика.

— Неправда! — возмутился Гатнир.

— Мы вас подождали! — взвыл рядом волкокрыл.

— Не потому ли, что у нас были бланки? — фыркнула я.

Ребята сконфуженно понурились. Думаю, они хотели, как лучше, потому и спешили. Если сейчас они поняли, что бежать не всей группой было неразумно, то большой трагедии в этом нет. Я оглядела их поникшие моськи и повернулась к Аде. Вампиресса улыбнулась. Похоже, она пришла к таким же выводам, что и я. Одним движением я сбила каску Гатнира на землю и взлохматила ему волосы. Гном заверещал, стал отбиваться, потом побежал за каской. Я засмеялась. Повисшее напряжение развеялось вместе с нашим смехом.

— А как же другие группы? — задумчиво поинтересовался Григо, когда мы отсмеялись. — Неужели вы справились так быстро?

— Лично я не знаю, — Гатнир возгрузил каску на голову.

— Мы были заняты и не смотрели по сторонам, — Ада пожала плечами.

— Проверятельная машина все одобрила, — я улыбнулась, вспоминая, как обрадовалась в тот момент.

— Вот это везение, — Рарен цокнула языком.

— Мы не стали копаться и поспешили к Арке, — продолжил рассказ Рекос.

— И там вы самым бессовестным образом уронили Эрика на пульт управления, — вампиресса покачала головой, а эльф согласно закивал.

— А вот и нет! — не согласился Гатнир. — Он сам упал!

— Не сам!

— Сам!

— Не сам!

— Сам!

Так спорить они могли до бесконечности, уж поверьте мне на слово. Но Тлеор вовремя вмешался:

— Мы поняли, что он упал, — сказал лютавр и примирительно добавил. — Не важно, самостоятельно или нет.

— Дальше-то что? — потребовал продолжения Фостер.

— Ну, мы поспешили его поднять, — продолжил волкокрыл.

— А в итоге грохнулись сами, — хихикнула Ада.

— Это было больно, — потер место ушиба гном.

— А потом Мяура дернула за рычаг… — пропел Эрик.

— Я хотела помочь! — я никак не ожидала от эльфа такой подставы. — Это все хвост!

— Вот всегда так, — нахмурился Гатнир. — У Ады — зонт, у Мяуры — хвост… А страдают все остальные!

— Знаешь ли, — вампирша перекинула упомянутый предмет в другую руку, — по-моему ты и твой топор приносите если не больше разрушений, то по крайней мере они намного масштабней!

— Да, мы такие! — гном горделиво вздернул нос.

— Ну, а в итоге мы все вместе кувыркнулись в активированную арку, — вздохнул Рекос.

— И встреча с вами имела место быть! — подвел итог Эрик.

Глава 12. Нарра

Пока старшие древопасы обсуждали изложенные нами события, я уловила звуки со стороны города, уши дернулись в том направлении. Я оглянулась. По тропинке к нам приближалось, тяжело вздыхая и периодически кряхтя, существо в светлом облегающем костюме и с очень длинными волосами. Существо хромало на все три ноги и опиралось трехпалыми руками на крючковатую тросточку.

— Старейшина Тиминаки! — Линни галопом бросилась к старику и помогла ему подняться на холм.

— Спасибо, милая, — он растянул беззубый рот в улыбке.

Пока они обменивались любезностями, я вслед за древопасами и одногруппниками подошла поближе.

Таких существ, как данный старейшина, я еще не встречала. На его лице, еще более плоском, чем у Дыгонтия Ирвандировича, без всякого намека на нос, было три больших, немигающих глаза. То, что я издалека приняла за седые волосы, оказалось полупрозрачными щупальцами в количестве трех штук.

— Какими судьбами, старый Тики? — фыркнул Фостер.

— Я к вам по делу, — отозвался старейшина, недовольно зыркнув на рыжего третьим глазом и продолжил. — У нас большой заказ из мира Агрельс. Должны доставить в ближайшее время.

— Из Агрельса, да? — переспросил Григо, отмечая что-то в неизвестно откуда взявшемся свитке.

— Да, — кивнул Тиминаки. — Мы заказали новое удобрение для пальмодоров! А также рассаду Крылолистных Эрберов.

— Вам же доставили их совсем недавно, — нахмурилась Рарен.

— Да проклятые шилохвосты сгрызли весь урожай на Крайнем поле! — Тиминаки яростно махнул рукой и тут же тяжело вздохнул. — Надо досаживать.

Я переглянулась с Рекосом. Он озадаченно хлопал глазами. Да, межлиственную логистику нам нужно подучить.

— А это кто? — старейшина, наконец, обратил внимание на нашу группу. — Торговцы? Беженцы? Туристы?

— Мы не… — начал было возмущаться Гатнир, но Тлеор его перебил.

— Студенты из Древесного Института, — красочно представил он нас.

— Ага, — хихикнула Рарен, — случайно выпали…

— Чего ж вы тут их держите?! — старик возмущенно взмахнул тростью, да так, что Фостер еле увернулся. — Дети, небось, голодные! Сами, что ли, забыли свои студенческие годы?!

— Так мы… это… — Тлеор смущенно чесал в затылке.

— Багаж проверяли, — выкрутилась Рарен, кивнув в сторону оставленного у Арки кулька.

— Знаем-знаем, — фыркнул дедуля и обратился непосредственно к нам. — Кто не против подкрепиться — за мной!

Он развернулся и начал обратный спуск с холма. Гатнир ринулся за ним самый первый. Фостер тоже было дернулся, но остановился под насмешливыми взглядами своих друзей. Я и правда голодная после всех этих испытаний. Ада вопросительно посмотрела на Тлеора. Он кивнул. Ну раз древопасы не против, значит, можно и пойти.

Спуск с холма был довольно крутым, но старейшина спускался достаточно резво. Даже гном подотстал.

— Вы впервые у нас? — поинтересовался Тиминаки.

— Да, — вразнобой отозвались мы.

— Тогда подойдет туристическая программа № 17,— дружелюбно отозвался он. — Что ж, город Нарра — одно из немногих поселений в мире Ренар. Изначально нарийцы — кочевая раса, и лишь несколько сотен лет назад был основан наш город. Но, как видите, сейчас Нарра процветает.

Я изумленно, во все глаза смотрела на город, к которому мы приближались. Высокие здания, которые я видела еще от поста древопасов, вблизи оказались довольно странными деревьями. Да, именно деревьями и лианами, которые, затейливо переплетаясь между собой, образовывали дома с окнами и арками. Пушистые кроны являли собой крыши.

Как удивительно! Даже часть домика нашей группы, которая изначально предназначалась Эрику, а впоследствии была облюбована Адой, не была похожа на эти строения. Да там было много растений и цветов, но та же живая изгородь была не большой. А в сравнении с этим…

— Что-то странные у вас дома, — хмурил брови гном.

— Это древняя технология выращивания домов нашего народа, — улыбнулся старик. — Я знаю, что в других мирах деревья рубят для строительства. Даже представить страшно, что буду жить среди мертвых, даже убитых растений.

Эрик, как и Ада, восторженно внимал рассказу. Рекос задумчиво чесал за ухом. А Гатнир удивился:

— А как же камни?

— Камни не лежат на земле просто так. Как и все, что существует на Древе. Камни образуют горы, деревья образуют леса, ручьи образуют реки. Если нарушить баланс природы, может случиться что-то страшное. Любая травинка, любая былинка очень важна!

Я завороженно слушала старейшину Тиминаки. Конечно, на занятиях в Древесном нам говорили про взаимосвязь всего существующего на Древе. Но теперь я встретила существо, раса которого живет с пониманием этого. Мы обсуждали это с ребятами. Их народы, впрочем, как и мой, не имеют данных традиций. Даже эльфы, при всем понимании данной взаимосвязи, по словам Эрика, в последнее тысячелетие стали отклоняться от этого миропонимания. Хотя отдельных просвещенных можно встретить.

— Мы, наррийцы, народ вообще мирный, — продолжил между тем Тиминаки. — Живем в мире с природой, друг с другом и с самими собой.

— Неужели у вас никогда не бывает разногласий? — спросила Ада.

— Ну что ты, милая. Мы же все живые существа, а в жизни всякое бывает. Но вопрос в том, как с этими разногласиями справляться…

— И как же? — поинтересовался Рекос, поглядывая на Гатнира, — слушает ли.

— Достаточно понять то, что у каждого может быть свое мнение. И это мнение не обязательно должно совпадать с вашим. Искать компромиссы — важное умение. В конце концов, все мы разные…

Я посмотрела на своих задумчивых одногруппников. Мы и правда разные, и у нас бывают размолвки. Правда, крупных ссор не было, по крайней мере серьезных. Мы все еще учимся понимать друг друга. Не знаю, достигнем ли мы когда-нибудь такого взаимопонимания, как наррийцы.

— Добро пожаловать в Нарру! — с улыбкой провозгласил старейшина.

С холма мы сошли на довольно широкую улицу, окруженную живыми домами. Жители города Нарра спешили по своим делам. Их одежды были такого же фасона, как и у старейшины, различных светлых тонов. Но передвигались наррийцы так странно, что мне захотелось по примеру Рекоса почесать за ухом.

Центральная улица была разделена на несколько разноцветных тропинок. И эти тропинки двигались!

— Как так?! — Гатнир удивленно хлопал глазами на жителей Нарры, которые спокойно стоя на одном месте, двигались вместе с тропинкой.

— А, это двиг-трава, — отозвался старейшина и пригласил нас взмахом руки на лиловую дорожку. — Думаю, этот вид подойдет.

Мы нерешительно замерли перед нетерпеливо колыхающейся травой. Такого я еще не видела. Хвост сомнительно дернулся. Я оглянулась на ребят. Они так же не спешили становиться на тропинку. Гатнир так вообще вцепился в топор и смотрел на лиловую растительность с явной угрозой.

— А какой это вид? — поинтересовалась Ада.

— Малоскоростной, — пояснил Тиминаки. — Вы же в первый раз поедите. Не бойтесь!

Эрик решительно шагнул вперед… И упал. Рядом. Споткнулся что ли? Рекос опасливо огляделся и осторожно сдвинул эльфа на тропинку. Эрик поехал вперед.

— Вроде ничего, — вынуждена была признать Ада, глядя ему в след.

Я посмотрела на одногруппников и, вздохнув, шагнула на лиловую дорожку. Меня тряхнуло одновременно вперед и назад. Я бы точно грохнулась, если бы не хвост! Так, я стою, но при этом одновременно передвигаюсь вперед. Невероятно!

— Все довольно-таки котяшно! — сообщила я остальным.

— Что ж, — Рекос встал на тропинку вслед за мной и тут же упал вперед носом. Больно, наверное. Но волкокрыл тут же вскочил и гордо поехал вперед, как будто так и было задумано.

— Ладно, — вампирша перепрыгнула на лиловую траву, вцепившись в зонтик, и, оправив платье, улыбнулась. Гатнир тяжело вздохнул и, сказав что-то невнятное про траву-перебежчика, шагнул на тропинку. Пошатнувшись, он удержался на ногах, оперевшись на топор.

— Ха! — он гордо вскинул нос, но топор соскользнул, и гном плюхнулся на пятую точку.

Рекос хихикнул, но помог ему подняться. После этого они осторожно заковыляли мимо меня и Ады — поднять Эрика. Эльф все еще лежал в лиловой траве и, судя по всему, жаловался ей на коварность некоторых отдельно взятых волкокрылов.

— Отлично справились! Некоторые туристы по полдня не могут освоиться с двиг-травой, — догнал нас старейшина Тиминаки. — Сейчас даже сложно представить, что раньше наррийцы жили в свое удовольствие и брали от природы все, что только хотели, не зная меры. Делали массу ненужных вещей, на которые тратили невосполнимые запасы своего мира. От всего этого наш лист почти засох! Пласты почвы проваливались в пустоты от добытых ископаемых, вода горела от мусора, который мои предки в нее выливали, черный пепел сыпался с небес вместо дождя, трекрылы падали замертво на прожженную землю.

Когда наррийцы поняли, что натворили, их осталась лишь жалкая горстка. Многие бежали в другие миры. Оставшиеся попытались восстановить Плод. Были найдены бактерии для очистки воздуха и водоросли для очистки воды. Благодаря им небо снова стало фриолентовым. Именно тогда научились выращивать здания. И в первую очередь вырастили фабрики для переработки мусора. Да что там говорить, нам даже пришлось привозить саженцы и животных из других миров.

— Как смогли вы уговорить растения сотрудничать с вами после всего содеянного? — удивленно поинтересовался Эрик.

— Да! Как? — поддакнули мы с Адой. Рекос закивал, а Гатнир почесал затылок топором, не снимая шлема.

— А мы всегда так умели, — грустно улыбнулся старейшин. — Но в погоне за выдуманными благами забыли о своем умении напрямую общаться с растительным миром.

— Напрямую? — удивились мы почти дружным хором.

— Что вы имеете в виду? — добавила вампиресса.

— Посмотрите сюда, — Тиминаки перекинул полупрозрачные щупальца себе на плечо. Я послушно уставилась на них, заметив присоски на конце каждого.

— Любой нарриец может подключиться к растению, как бы стать на время его частью. Это довольно непростой процесс, и его сложно объяснить, — старейшина немного помолчал, подбирая слова. — Идет обмен энергией и, что важно, обмен информацией. Если растение получит импульс-мысль о том, как было бы лучше расти, то так скорее всего и будет. Ведь этот импульс пришел от него самого…

Так же мы узнаем о состоянии растения. И если ему чего-то не хватает, нарриец почувствует это, как если бы этого не хватало ему самому. Каждый стремится к тому, чтобы его дом был доволен. Ведь жить в таком доме намного приятней. Поэтому мы очень заботимся о растениях. А они, в ответ, заботятся о нас.

Я задумалась над его словами. Не знаю, как у других, но в моем мире не уделяют достаточно внимания растениям. Может ли случиться, что мой листик засохнет и свернется в трубочку? Может ли наш сад на заднем дворе провалиться под ногами? Это было бы просто кошмярно! Как выберусь домой, обязательно проверю, чтобы ничего подобного не произошло!

— Вот мы и прибыли! — объявил старейшина, и первым сошел с движущейся тропинки.

Рекос прыгнул, спихнув по пути Эрика. Гатнир попытался притормозить двиг-траву, воткнув топор в ближайшую клумбу, но совершенно случайно получил хвостом в лоб и повалился на вампиршу, которая, в свою очередь, зацепила Рекоса в полете зонтом. Все они рухнули вперед. При этом Эрик вцепился в мой хвост! Если б он не спал — убила бы! Я завопила ему это в ухо, пока падала… Все вместе мы шмякнулись на старейшину. Правда, он пытался увернуться, но это довольно непросто сделать, в его-то возрасте…

— Лучшее развлечение моей молодости! — рассмеялся Тиминаки, довольно резво поднявшись на все три ноги и протягивая нам трехпалые руки помощи. — Такие прыжки обычно не поощряются, но какие ваши годы! Это было довольно захватывающе, особенно синхронный кувырок в воздухе.

Продолжая бормотать себе под нос что-то ностальгическое, он двинулся к зданию, росшему поблизости.

— Ой, что это такое? — я перестала отряхивать хвост и посмотрела, что так удивило Аду.

К нам приближалось существо, очень похожее на наррийца, но все же довольно отличающееся от них. Самое разительное отличие — это то, что у него было не три ноги, а одна. Причем оканчивалась нога каким-то странным механизмом — жужжащим крутящемся нечто, которое вращало само себя и тем самым приближало существо к нам. Это нечто состояло из множества маленьких деталей, прикрепленных к одной металлической ленте. Одето существо было не в стандартный наряд наррийца, а в камзол с металлическим отливом и заклепками вместо пуговиц. Когда существо приблизилось достаточно, я разобрала у него на груди почти стершиеся буквы и цифры.

— Смотритель за двиг-травой, — существо подняло трехпалую руку в приветственном жесте.

— Кто-кто? — не понял Гатнир.

— Искусственный интеллект, созданный в конце Техногенной Эры, — пояснило существо или, правильнее будет сказать, создание, глядя на нас тремя немигающими глазами. — Я был создан в серии помощников по транспортному направлению. Единственный перепрограммированный экземпляр, оставшийся в рабочем состоянии, — его металлический, слегка скрежещущий голос был совершенно лишен эмоций.

— Ага, ясно, — важно кивнул гном с таким видом, что становилось абсолютно понятно, что ясно ему далеко не все.

— Мое имя было написано здесь, — искусственный интеллект показал на буквы у себя на груди. — Но прошло столько времени, что почти все стерлось, а сам я его не помню…

Я всмотрелась в почти исчезнувшие символы:

— Ки…ор…4…— все, что я смогла разобрать.

— Киор Четвертый! — Эрик взмахнул рукой и чуть не грохнулся, запутавшись в собственных ногах.

— Это не то что было первоначально, но звучит неплохо, — металлический голос едва заметно дрогнул.

— Тогда мы будем называть вас так, — улыбнулась Ада.

— Это все хорошо, — кивнул Киор. — Но вы наверняка пострадали от подобного схода с двиг-травы. Я должен немедленно сопроводить вас в лазарет! А там выпишем штраф на непозволительное поведение у общественного транспорта, которое могло привести к травмоопасным последствиям.

— Какой еще штраф?! — возмутился Рекос.

— На непозволительное поведение у общественного транспорта, которое могло привести к травмоопасным последствиям… — спокойно повторил Четвертый. — Пройдемте в лазарет.

— Никуда мы не пойдем! — заверещал гном. — Ни в какие лазареты, ни за какими штрафами!

— С нами и правда все в порядке, — попыталась уверить я смотрителя, краем глаза заметив, как вампиресса при моих словах с сомнением глянула на Гатнира.

— Вам следует провериться, — не отступал искусственный интеллект.

— Что у вас тут случилось? — к нам быстро приближался старейшина, заметив, наверное, что мы за ним так и не пошли. Оперативно доковыляв до нас, он обратился к Киору. — В чем дело?

— Я тебя помню, главный озорник Нарры, Тими, — в безэмоциональном голосе смотрителя звучал укоризненный скрежет. — Все не прекращаешь свои забавы.

— Что значит «главный озорник»? — задохнулся от возмущения Тиминаки. — Это если и было, то в далеком детстве!

— Но ты подаешь другим дурной пример, — все так же спокойно проговорил Киор.

— Да что ты такое говоришь?! — Тиминаки замахнулся на обидчика тростью. — Я — старейшина, уважаемый всеми нарриец!

— Похоже мне снова придется поговорить с твоим учителем, — искусственный разум качнул головой.

— Чего?! Да я тебя в утиль перераспределю! — старейшина был возмущен до глубины всей своей души.

— Не получится. Пока что мое состоянии соответствует нормам, — уверенно сообщил Четвертый.

— С тобой бесполезно разговаривать, — вздохнул Тиминаки и указал на нашу немного ошарашенную группу. — Я забираю этих ребят под свою ответственность.

— По кодексу они должны провериться в лазарете и получить штраф… — вернулся в исходную колею Киор.

— Кодекс распространяется только на жителей Нарры. Это туристы, — и еще, немного подумав, старейшина добавил. — Следуем экскурсионной программе № 17.

— Понятно, туристы, — Киор внимательно осмотрел нас своим немигающим взглядом. — Приношу свои извинения за доставленные неудобства. Добро пожаловать в Нарру.

После этих слов Киор Четвертый развернулся и со скрипом и скрежетом поехал вдоль среднескоростной двиг-травы. Ну, а мы, все еще в некой прострации, пошли следом… Нет, не за Киором, в лазарет! А вслед за Тиминаки, который снова нашел, что нам поведать.

— Подобные роботы были созданы по подобию самих наррийцев, как раз, когда наш мир только начал засыхать. Впоследствии, некоторых из них смогли переделать, — он обернулся к нам. — Видели щупальца на его голове? — я неуверенно кивнула. — Только одно, когда, как у наррийцев — три. Но роботу больше и не нужно… Он не может «общаться» с растениями, но может подзаряжаться от них энергией, на которой, собственно, и работает.

— А что это за штука, на которой он ходит? — влез в рассказ Гатнир.

— Этот механизм, если мне не изменяет память, называется «гусеницы», — задумчиво проговорил старейшина. — Способ его работы утерян. Что, быть может, и к лучшему. Вот мы и на месте!

Мы и правда пришли к одному из огромных деревьев и остановились у занавешенного лианами дверного проема между корней, над которым большая вывеска.

— Столовая, — прочитал Рекос.

— Верно, — улыбнулся беззубым ртом Тиминаки. — Подкрепитесь, заодно познакомитесь с нашей кухней, — он тростью раздвинул лианы. — Прошу к столу!

Гатнир, на правах самого голодного, первым ринулся внутрь. Я осторожно зашла следом. Просторное помещение было заполнено столами и стульями, росшими прямо из пола. Это было похоже на столовую в Древесном, только более изящно, что ли… Из центра каждого стола рос цветок. За пустыми столиками это бы просто бутон, а там, где кто-то сидел, цветок был раскрыт и светился мягким желтусовым светом. По потолку и стенам тянулись лианы со светящимися листьями… Мне тут определенно нравится. Рекос присвистнул, Ада завороженно улыбалась, Гатнир тоже одобрительно хмыкнул, даже Эрик приоткрыл один глаз, чтобы все рассмотреть.

— Я взял на себя смелость в выборе блюд для вас, — засуетился старейшина. — Сначала будет десерт, потом основное блюдо и напоследок легкий перекус. Садитесь сюда.

Он указал на один из столиков. Мы послушно расселись. Как только мой хвост приземлился на стул, цветок в центре нашего стола, распустился, освещая выросшую из стола посуду.

— После грустных событий, о которых я вам уже рассказывал, животных в нашем мире почти не осталось. Да и сейчас ситуация хоть и улучшилась, но не намного, — поделился Старейшина Тиминаки. — Поэтому мы употребляем пищу лишь растительного происхождения. Это полезней, питательней и, что так же важно, довольно вкусно.

Я переглянулась с Рекосом. Волкокрыл поморщил нос. Да уж, не уверенна, что смогу тут нормально поесть. Вот Эрик с Адой выглядят довольно воодушевленно. А Гатнир похоже вообще не вникал в речь старейшины — ему лишь бы поесть, не важно что. Хотя если вспомнить наш первый визит в столовую Древесного…

— Что ж, начнем, как я и сказал, с десерта, — с этими словами Тиминаки присоединил одно из своих щупалец к краю столешницы и закрыл третий глаз.

Почти сразу же сверху к нашему столику спустилась большая лиана с чем-то вроде огромного плода или шишки с листьями нежно-орунжевого цвета. Замерев над самым светящемся цветочком, листья плавно раскрылись и выложили по одинаковому блюду на тарелку каждому из нас.

— Десерт номер 183J, ну или попросту «Ореньеж», — пояснить старейшина. — Вам повезло, это блюдо созрело только сегодня. Кушайте скорее!

Я посмотрела на свою порцию. Около десяти долек, аккуратно сложенных кругом, а сверху все это полито каким-то сиропом… Хм…

— Это пирожное! — восхитилась рядом со мной Ада.

— По вкусу напоминает групельсин, — с блаженной улыбкой протянул Эрик.

— Очень даже съедобно, — одобрил Гатнир с набитым ртом.

Что ж, попробуем кухню иного мира. Я решительно взяла одну из долек.

— Мурляденье!

Это и правда оказалось пирожное. Сладкое, с небольшой кислинкой… Вкууусное! Но Рекос, даже после моего одобрения, не решился. Его порцию разделили честно и справедливо. Ну или почти… Я выиграла у Эрика одну дольку в меч-пергамент-булыжник.

— А вот и основное блюдо, — сказал наш провожатый.

Я ожидала, что сверху снова что-то спустится, но высокая наррийка в фартуке поверх стандартного наряда, поставила перед нами огромную кастрюлю.

— Познакомьтесь с нашим шеф-поваром и моей племянницей, Лириэллой, — представил ее старейшина.

— Приветствую, — улыбнулась нам Лариэлла. — Основное блюдо относится к нашей народной кухне, это ФраГуша. Приятного аппетита.

С этими словами она удалилась. Мне чего-то от одного названия стало не по себе. А Рекос со вздохом решил сесть на диету… Но как только старейшина открыл крышку, у волкокрыла потекли слюньки.

По запаху и вкусу это была мясная каша! Но Тиминаки уверил нас, что в ее приготовлении использовались только растительные ингредиенты.

— Мы нашли растения, очень схожие по вкусу с мясом, рыбой, причем много разновидностей, — пояснил он, накладывая оборотню добавку. — Такие продукты намного полезнее!

Спустя некоторое время, я, совершенно наевшаяся, откинулась на спинку стула и облизнулась. Эльф, налопавшись до отвала, уснул, а Ада записывала рецепты со слов Лириэллы. Гном и Рекос ожесточённо делили оставшуюся на дне кастрюли кашу.

Неожиданно в мирную идиллию столовой влетел… Кто? Конь в пальто! Да-да, это был профессор Брустиф! Он запутался в лианах при входе, но его это мало остановило:

— Ага! — победоносно воскликнул он, заметив нас. — Вот вы где! Попались! Нелегальное нахождение в ином мире более одного чака! Весь педсовет вас ищет, а вы тут плюшками балуетесь!

Ой, а ведь нам и правда стоило вернуться в Древесный… Но все эти разговоры с древопасами, потом приглашение покушать, экскурсия по городу… Да кого я обманываю, мы вообще не подумали, что нас могут искать!

— Не балуемся мы никакими пампушками! — надулся Гатнир, оторвавшись от созерцания пустой кастрюли.

— Подтверждаю, — вступился за нас старейшина Тиминаки. — Они проходят курс по знакомству с нашим миром по программе № 17,-он дождался, пока профессор переведет на него взгляд и, тряхнув тростью, поинтересовался. — А вы сможете объяснить, почему в вашей работе «Самые популярные легенды Ренара» вы говорите о некой принцессе Кроснодии? Хотя в нашем мире отродясь принцесс не водилось. А под таким именем упоминается некий кардинал, живший намного позже.

— Как же так? — искренне удивился Брустиф. — Мне эту легенду старейшина рассказывал! Лично!

— Не помню, чтобы рассказывал вам подобную чепуху! — возразил ему Тиминаки, чем ввел в некий ступор. — Как я смог выяснить, вы говорили с фермером Крайнего поля, а он, как всем известно, страдает памятью…

— Это как? — влез в разговор Рекос, вылизавший уже свою тарелку.

— Склероз, — кратко пояснил старейшина и вновь обратился к профессору мифософии. — Так я все же хотел бы знать, почему вы использовали в своей работе непроверенную информацию?

Конь стушевался, стал нервно теребить рукав пальто.

— Мне очень жаль, — закивал он своей большой головой. — Я ни в коем случае не хотел обидеть никого из жителей этого мира. Все ошибки и неточности обязательно будут исправлены… — затем поднял глаза на Тиминаки и с надеждой спросил. — Вы же, как старейшина, мне поможете?

Судя по внешнему виду, старейшина Тиминаки сначала хотел возмутиться, но, почесав в затылке, кивнул:

— Лучше уж я расскажу, чем вы опять нахватаете небылиц.

Пока старейшина, сидя за столом, диктовал профессору Брустифу легенду, его племянница, Лириэлла, упаковала нам с собой «легкий перекус». Н-да, в перекус этот входило по пять каких-то непонятных плодов, размером со среднего крылатика, пирог с дыркой посередине и небольшая емкость с каким-то напитком.

— И как мы все это потащим? — озвучила я общий вопрос.

— Может тут съедим? — предложил Гатнир, с жадностью глядя на свертки.

— Нет уж, вы и так достаточно задержались, — прозвучал рядом голос профессора, он сгреб все в охапку и скомандовал. — Пошли!

Гном побежал самый первый, контролируя, чтобы ничего не упало.

— Спасибо вам за экскурсию, — поблагодарила я старейшину.

— Не за что, — рассмеялся он в ответ.

— Приходите к нам еще, — улыбнулась Лириэлла.

— Лист несет ветер, — процитировал кого-то Эрик.

— Обязательно, — кивнула Ада.

Мы направились к выходу и, проходя под вывеской, я услышала тихие слова старейшины:

— Кажется мне, что мы еще увидимся…

Пока мы ехали на двиг-траве, профессор Брустиф доверительно обратился ко мне:

— Я собираюсь написать пособие «О возродившемся мире Кис». Что думаешь? А то он все еще числится в Опавших… Единственный в этой категории…

— Но мой мир не умирал! — вполне резонно возмутилась я.

— Хм, действительно, — согласился профессор. — Над названием еще нужно подумать.

— А что за категория Опавших миров?

— О, она была придумана специально для мира Кис, — я навострила уши, в ожидании продолжения. — Хоть мы и не могли связаться с твоим миром, его Арка не увяла, как если бы мир погиб. В свое время это породило множество теорий и дисскусий. Самая распространенная была связана с сезоном Ветров, бушевавшем в то время. Мол, Ветер подхватил ваш Лист и понес с собой. Связь с Древом прервалась, но мир все еще жив. Это был бы интересный феномен и, признаюсь честно, я даже немного разочарован рассеиванием этой версии.

Я раздраженно дернула хвостом, но вместо того, чтобы перечить преподавателю, поинтересовалась:

— Вы смогли узнать что-то о Весах?

Надежды на более или менее вразумительный ответ у меня уже не было. Я перечитала поэму до дыр и уже устала искать за каждой фразой скрытый смысл. Так что ответ профессора застал меня врасплох.

— К этому я и веду! — он раскатисто рассмеялся, увидив мое выражение лица. — Судя по всему, Весы — это артефакт, созданный Первыми Древопасами.

— Первыми Древопасами? — ошарашенно переспросила я.

Возможно нам должны были рассказывать о них на бистории, но заставить Брандахлыста говорить не о величии такараниусов, похоже, было невозможно.

— Да, пять существ объединились, чтобы охранять мир и спокойствие всего Древа. С них началось все это, — он указал копытом на уже видневшийся на холме пост древопасов.

Я поняла, что он может начать рассказывать именно эту историю, но пока что мне было более интересно другое:

— И зачем были нужны Весы?

— Знаешь, во время сезона Ветров, случается, что Лист, Плод или Цветок «сдувает». Они опадают к Корням и переходят в категорию Мертвых миров. В это время важно эвакуировать население этого листа, или попросту НЭЛов. Обычно их распределяют по мирам с родственными расами. И определить, какой мир погибнет помогали именно Весы. Информации о том, как именно они работали, я не нашел, сейчас используют другой способ. Но тогда Древопасам из специального Отдела точно так же, как и сейчас, нужно было успеть посетить все Легальные миры и помочь жителям тех, которые обречены, — он выдержал паузу, пока все спрыгвали с двиг-травы на простую, а, когда мы двинулись к холму, продолжил. — Так вот… Судя по записям, последний мир, который посетили с Весами… Это мир Акабос…

Я ахнула. Что же получается? Весы попали в мир Псов, а он исчез… Весы пропали вместе с ним?

— Но в поэме говорится «сломались Древние Весы», — возразила я сама себе.

— Меня тоже смущает эта фраза, — отозвался профессор Брустиф. — Будем разбираться.

На холм поднимались в молчании. Моя голова была переполнена образами из этого рассказа, но никакие четкие мысли не возникали. Слишком много новой информации. А что с ней делать — не понятно.

С древопасами у Арки попрощаться не удалось. Кажется, им досталось за то, что не выпроводили нас сразу же по прибытию… Только Фостер прощально махнул хвостом, да Линни улыбнулась.

В Древесном нас встретили радостные крики. Толпа существ пыталась пожать руку или любую другую конечность. Так три каких-то чудика с самыми счастливыми физиономиями вцепились в мой хвост.

— Ну, вы даете! Ну, вы вообще! — это к нам подлетел Винти, восторженно размахивающий нашим тотемом. — Я уж думал… А вы!

Тут толпу студентов начали разгонять преподаватели, не в силах добраться до нас иным способом.

— Но все же вам не стоило… — слышала я обрывки речи Винти. — Так что, скорее всего…Быть осторожнее…

Пробравшиеся к нам преподаватели были взъерошенные и довольно помятые. И тут на нас обрушился гвалт обвинений, сменяемый похвалами за победу в Тсилхвате в их исполнении.

В итоге мне в руки впихнули кубок в виде Древа со словами о наказании в виде комендантского часа. Все это было довольно странно…

Глава 13. Опасная профессия

После чемпионату по Тсилхвату все вернулось на круги своя. Мы снова засели за книги и контурные фрагменты и зубрили, зубрили, зубрили… Правда после нашей шумной победы, группа эльфов больше не лезла к нам и, что важнее, к Эрику. Изредка я ловила злые взгляды Артельта на нашей группе, но пока он к нам не приставал, мы решили тоже его не трогать. Тем более, что нам было совсем не до него! Преподаватели и профессора перешли от вводных тем к очень важным и достаточно сложным и пытались запихнуть в наши головы как можно больше всевозможной информации. Это было непросто. Я неоднократно завидовала пвинам с их общим разумом, который мгновенно запоминал все это. И хотя мне очень нравилось учиться в Древесном, все же были некоторые довольно неприятные моменты.

— Что у нас сейчас? — все еще зевая, поинтересовался Рекос, когда мы вышли из столовой.

— Бистория, — отозвалась я без особой радости в голосе.

— Брандахлыст… — вздохнула Ада.

— Опять? — округлил глаза Гатнир. — Он же вчера был!

— Вот именно! — подтвердила вампиресса. — Но то гигантское домашнее задание, которое он задал…

— Мы не доделали его! — обреченно взвыл волкокрыл.

— Из-за проверочной по мифософии мы выучили только половину, — нахмурилась я, заходя в дрифт.

Брандахлыст Такаранович — преподаватель, заменяющий все еще находящегося во власти лекарей, Чекриндлима Фундикважа. Обычно он вел предметы у старших курсов и, судя по всему, ему совершенно не нравилось заменять бисторика. Надо сказать, что это был тот самый преподаватель, с которым я еще до чемпионата по Тсилхвату столкнулась в коридоре. И мое мнение о нем с той поры заметно изменилось. Если тогда он мне просто не понравился, то теперь я терпеть не могла его лекции! Хоть он провел у нас всего несколько занятий, но этого было вполне достаточно. Так достаточно, что больше не хотелось!

— Может, повезет, — с надеждой поинтересовался Рекос. — И нас сегодня не спросят?

— Надежда погибает после Веры, — проговорил Эрик.

— Да уж, держи мешок шире! — фыркнул пессимистичный гном и мрачным полушепотом добавил. — Чтоб у него усы выпали!

Только зайдя в аудиторию, мы поспешили на свои места. Не успела я устроить свой хвост на жестком стуле — небольшая дверца за кафедрой отворилась, и педагог важно вышел к нам.

Реакция студентов была различной. Тролли, например, попрятались за крязбами. Пвины хлопали глазами, явно опасаясь за свой разум после первого занятия. Я бы тоже так сделала, если б могла. Даже вечновысокомерные эльфы притихли. Я же бессознательно приглаживала шерсть на хвосте, помятуя о недоделанной домашке, но не желая показывать виду. Каждый урок он выбирал группу, которую и допрашивал по домашнему заданию. Хоть бы и сегодня это были не мы!

— Ну, кто у нас сегодня готов? — зловеще пришипел Брандахлыст Такаранович, оглядывая притихшую аудиторию через монокль. — Ага, группа Бруснидубового Листоцвета!

Я прижала уши к голове. Ну почему именно мы? Нет! Почему именно сегодня? Он, что, подслушивал наш разговор по пути сюда? Или действует негласный закон — когда ты не выучишь, тогда тебя и спросят?

— А ну-ка скажите мне, — начал он с самодовольной усмешкой. — Какие виды разумных существ населяют Лист «Ирмикс»?

Вот ведь мурть! Мы это не учили! Он специально спрашивает про один из самых последних миров из списка домашнего задания? Как жестоко! Пока я вместе с Рекосом полезла в межмирный атлас, а Ада зашуршала Большой Древесной энциклопедией, Гатнир и Эрик тянули время, начав «вступление»:

— На безграничных просторах Древа, в таящемся множестве миров, — сквозь сон проговорил эльф, — Средь Плодов и Веток простирается…

— Металлургическое производство, — влез в повествование гном. — Где добываемые полезные и просто-напросто необходимые материалы переплавляют для производства техники и различного оборудования…

— На зеленеющих лугах, сияющих в закате, — продолжал рассказывать какую-то сказку Эрик, — под щебет…

— Молота об наковальню, — гнул свою линию Гатни, — разлетаются искры, отбивая нагар…

Заметив, что усы у Брандахлыста становятся дыбом, а монокль грозит выпасть на кафедру, я поспешила внести ясность:

— А так же на Ирисовой Веточке, — в атласе я нашла лишь, где находится данный мир, но не больше, — в виду непрекращающихся дождей и частых снежных заносов, перерастающих в суховеи и лесные пожары…

Видимо, поняв, что я начинаю нести полный бред, Рекос решил мне помочь. Но знал-то он не больше моего…

— И в том числе, — подхватил волкокрыл, — многочисленных землетрясений в остаточных породах и извержений вулканов…

Что за ужасный мир мы описываем?! Но говорить что-то надо!

— На поверхностных 12-ти материков разумных существ нет! — довольно логично закончила я.

— Неужели? — ехидно усмехнулся Брандахлыст Такаранович. — А как же упомянутое вами производство?

Точно! Я совсем про это забыла! Я с надеждой взглянула на Гатнира.

— А вот из-за него все и погибли! — не растерялся гном. — Потому что нечего лезть в такое ответственное дело, коли не умеешь!

— Вот как, — прошелестел преподаватель так, что по мне пробежалось стадо мурашек. — А что-нибудь про дильфиниусов вы не хотите рассказать?

— Одинокие стада дильфиниусов — это все что осталось от разумных существ на этом несчастном Листе, — ткнув пальцем в энциклопедию, процитировала Ада. — Они пасут стада морских коньков у дна и строят свои поселения в темных глубинах Единого Океана.

— И лишь в дни, когда солнце садится в облака, слышится протяжный крик, — продолжал между тем вещать свое Эрик. — Это их плач, в котором они прощают и проклинают павших…

Похоже мы перегнули. Я вижу это по тому, как дергаются усики у Брандахлыста. Ой, что сейчас будет! Я обняла хвост и глянула на остальных. Похоже они почувствовали то же, что и я. Гатнир старательно прятался за топором. Рекос без особых успехов пытался закрыть руками глаза и уши одновременно. Ада прикрыла голову Большой Древесной энциклопедией. И только Эрик с самым одухотворенным лицом важно застыл, подняв левую руку вверх, в торжественном жесте.

— Вы! Неучи и бездельники! — завопил Брандахлыст Такаранович так, что у меня зазвенело в ушах. — Разве так сложно запомнить разумных существ, проживающих на тех 112 мирах, что я задал вам выучить вчера?! У вас была куча времени на это!

Ничего себе, заявление! Вообще-то у нас и другие предметы есть! Как мы, по его мнению, должны все успеть? Да еще в таком количестве?!

— Дильфиниусы живут на «Тармаксе», а на «Ирмиксе» живут осминогусы! — продолжал между тем преподаватель, размахивая всеми верхними конечностями. — И там нет материков! Ни одного!

— Так это теперь нет, — осторожно выглянул из-за топора Гатнир, — а раньше были!

Но Брандахлыст, кажется, не обратил на него внимания.

— Вы такие же олухи, как и все остальные! И нечего прятаться за краязбами, — сверкнув глазами на еще больше сжавшихся троллей, он все же обратился к гному. — А мир, погибший из-за металлургии, находится совсем на другой Ветке! Надо бы хоть что-то знать! Или вам голова нужна только для того, чтобы шлем носить?

Гатнир насупился, а разбушевавшийся педагог не сбавлял обороты.

— А вы что там хихикаете? — крикнул он на эльфов. — Забыли, как на прошлом занятии перепутали свою родную Веточку с Хвойной Веткой?! Или вы что собираетесь переехать, оторвав свой Цветок на произвол судьбы?!

Эльфы моментально затихли и попытались слиться с интерьером — выросший из парты куст укрыл их своей зеольной листвой.

— А вы что расчирикались?! — шикнул Брандахлыст Такаранович на пвинов. — Быстро собрались в кучу и начинаем думать над своим ужасным поведением!

Пвины не послушались. Даже наоборот — разбежались по всей аудитории, слишком дорожа своим единым разумом…

Пока учитель отвлекся на других, я пихнула Рекоса в бок и кивнула в сторону замеревшего Эрика. Волкокрыл понял меня и, чуть приподнявшись со своего места, потянул эльфа за край рубашки так, чтобы наш соня плюхнулся на стул. А то стоит, как статуя.

— Мотайте себе на ус, самые безусые создания всех миров! — подводил конец экзекуции Брандахлыст. — Вы должны быть безмерно счастливы, что я трачу на вас, забытых эволюцией, свое драгоценное время! Так что внимайте!

Он залез на кафедру и начал рассказ о величии расы тараканиусов. Опять. Каждый урок — одно и то же… Сначала полный разнос при проверке домашнего задания, как бы хорошо его не выучила та или иная группа. Потом лекция, посвященная его народу. А в самом конце список того, что нужно выучить к следующему занятию. Кошмур! Тапка на него нет! Может, сходить в библиотеку?

Пока он самозабвенно распинался о своем величии, я поняла, что все члены моей группы находятся в ужасно подавленном состоянии. Включая меня саму, впрочем. Но с этим надо что-то делать. Я начала с сидевшего ко мне ближе все Рекоса:

— Эй, ты чего? — прошептала я одними губами, зная, что он все равно услышит.

— Я, похоже, только помешал, — отозвался он так же тихо. — Наговорил какой-то чепухи. Знал ведь, что это сведения другого мира! Но все равно сказал.

— Как будто я поступила не точно так же, — еле слышно фыркнула я. — Да и остальные, пожалуй. Ты не виноват. Мы провалились все вместе.

Он только вздохнул мне в ответ. Но, посмотрев на него, я не увидела в его глазах той никому не нужной вины. Это хорошо. А вот Ада, кажется, сейчас заплачет. Что же мне делать? Она сидит через проход от меня — придется говорить громче, чем с Рекосом. А если Такаранович услышит… Как же быть?

И тут в моей голове ярко вспыхнуло воспоминание о том, как Тлеор общался со своими одногруппниками через листик. Я посмотрела на свое левое запястье. С Листопада прошло уже много времени, я совершенно привыкла к вживленному в мою руку листку, похожему на цветок. Он стал частью меня, и я перестала предавать ему особое значение. Но сейчас он мог помочь мне.

Как это может работать? Я осторожно провела пальцем по прожилкам и, к моему изумлению, листик слегка засветился. Это было мягкое, еле заметное свечение, такое, что его не заметил никто, кроме меня.

Что бы я хотела сказать своим друзьям? «Не переживайте из-за этого так сильно. Одна неудача не должна нас так легко сломить». Да, наверное, что-то вроде этого.

Рекос дернулся рядом со мной. Я обеспокоенно взглянула на него. Волкокрыл изумленно смотрел на свое запястье, после чего поднял удивленные глаза на меня. Что такое?

— Ты отправила это? — тихо спросил он.

— Что? — переспросила я.

— «Не переживайте из-за этого так сильно. Одна неудача не должна нас так легко сломить», — прочитал он, глядя на свой листик.

Неужели сработало? Но как? Я так и не поняла… Я просто пожелала, чтобы эти слова достигли моих друзей… Этого достаточно?

— Так это ты написала? — повторил Рекос свой вопрос.

— Да, — все еще неуверенно ответила я и оглянулась на остальных.

Ада неуверенно переводила взгляд своих черных глаз со своей руки на меня и обратно. Гатнир с подозрением пялился в свой листик. Эрик спал, чеша свое запястье. У меня и правда получилось? Не совсем так, как это делал Тлеор, но все же! Я прикрыла глаза и попыталась проделать то же самое.

«Давайте к следующему разу выучим все так, чтобы у этого Брандахлыста не было ни малейшего шанса придраться?» — предложила я ребятам мысленно.

Рекос снова слегка дернулся, не так сильно, как в первый раз. Снова получилось? Я внимательно посмотрела на него. Он сидел, закрыв глаза. Поспать, что ли, надумал? Почти тут же я почувствовала легкую вибрацию, исходившую от моего листика. Я вздрогнула и взглянула на него. На нем появились буквы! Только одно слово. «Обязательно».

Я посмотрела на Рекоса. Он широко улыбнулся мне. И я не смогла сдержать ответной улыбки.

«Этот тип специально сказал про дильфиниусов, чтобы сбить меня!» — прочла я и посмотрела на Аду.

Вампиресса расстроенно хмурилась.

«Больше у него это не выйдет!» — ответила я.

«Да!» — решительное Рекоса.

«Точно!» — взявшая себя в руки Ада.

«Так, я не понял! Как вы это делаете? И почему мне никто ничего не объяснит?!» — похоже, это неосознанно отправил Гатнир.

«А зачем тебе что-то объяснять, когда ты и сам прекрасно разобрался?» — насмешливо отозвался волкокрыл.

«И когда это я успел?» — удивился гном.

Я еле сдержалась, чтобы не фыркнуть в голос. Похоже, теперь мы можем общаться даже на лекциях. Не на всех, конечно. Да и не думаю, что преподаватели не знают о такой функции листиков. Жаль только, что Эрик спит и не может к нам присоединиться. Впрочем, пора бы мне уже к этому привыкнуть. Я посмотрела на него. Эльф, не открывая глаз, не переставал чесать свою руку, словно у него был зуд.

— Это просто невероятно! — заявил Рекос, как только эта бессмысленная лекция закончилась и мы спускались в столовую.

— Мяура, как ты до этого додумалась? — поинтересовалась Ада, ведя Эрика за руку.

— И я бы хотел знать! — поддакнул Гатнир.

Я рассказала им о том, что вспомнила, как старшие древопасы общались между собой при помощи листиков, и решила попробовать сделать то же самое.

— Получилось, конечно не так, но все же… — закончила я.

— Да это даже лучше! — возразил волкокрыл, гном согласно кивал.

Я только смущенно пожала плечами. Странно чувствовать себя изобретателем.

— Вот то, что действительно невероятно, — вздохнула вампиресса, — так это наше домашнее задание.

— Да уж, — кивнула я. — Он дал нам список 120-ти Мертвых Миров со всего Древа и нам нужно уметь рассказать, из-за чего погиб каждый из них.

— И откуда мы это должны узнать? — возмутился Гатнир. — Если он только и рассказывает, что про своих этих тараканиусов!

— В библиотеке должны быть… — начала Ада, но наш волкокрыл уже взвыл, вспомнив свою единственную встречу с библиотекаршей.

После того происшествия в библиотеку ходили только мы с Адой. А как иначе? Гатнир боится книг, Рекос боится библиотекарши, а Эрик дрыхнет… Мы быстренько проскальзывали мимо блюстительницы порядка, искали нужное и сматывались как можно быстрее. Но сейчас другой случай. Если мы и правда не хотим сдаться на милость Брандахлыста, то учить нужно всем!

— Если бы как-то обойти библиотекаршу… — задумчиво проговорила я. — Ой, что это?

Моей ноги коснулось что-то пушистое. Я опустила глаза и узнала клетчатую панамку. Одногруппник Винти еще пару раз тыкнул в меня своей мохнатой лапкой, чтобы наверняка привлечь внимание.

— Что он хочет? — настороженно поинтересовалась вампиресса, не позволяя Эрику врезаться в стену.

— Заблудился, что ли? — приподнял бровь Рекос. — Без глаз-то, наверное, сложно.

— А ну, говори, что тебе надо?! — потребовал Гатнир, перехватив топор и, похоже, забыв, что у нашего общего знакомого нету рта.

Но чудик в панамке не растерялся, а протянул к нам лапку, в которой было что-то зажато. Я осторожно приняла кусок пергамента и развернула его.

— Что там? — тут же поинтересовался любопытный гном.

— Какая-то схема, — пробормотал Рекос, заглядывая в пергамент через мое плечо.

— Да это же библиотека, — узнала Ада, которая смотрела на схему с противоположной стороны.

Я перевернула пергамент. И правда. На схеме были изображены стеллажи, столы для занятий, стол библиотекарши и даже Книга Учета. Хм, а что обозначает этот пунктир, огибающий всю схему? Что это тут нарисовано? Окно?

— Окно! — повторила я. — Мы можем пробраться через окно, минуя библиотекаршу!

— Серьезно?! — радостно воскликнул Рекос.

— А мы там пролезем? — все еще осторожничала вампиресса, глядя почему-то на гнома.

— А этот чудик в панаме не так уж плох, — снизошел до похвалы Гатнир.

Точно! Нужно поблагодарить его! Я обернулась, но пушистика уже и след простыл. Надо же, какой бескорыстный. Или скромный. А может и то, и другое.

— Когда полезем? — уже обдумывал проникновение в библиотеку гном.

— Когда стемнеет, — вторил ему волкокрыл.

— Ну нет! Вы чего?! — не согласилась с ними Ада. — По темноте я не пойду!

В итоге решили отправиться сразу же после ужина — пока не стемнеет. Так же на совещании в общей гостиной договорились вести себя как можно естественнее, чтобы никто ничего не заподозрил.

Из домика мы вышли, слушая невероятную историю. Гатнир решил рассказывать все, что взбредет в голову. Похоже, у него такое представление о естественном поведении.

— И тогда дядюшка Кремер как замахнется, да как стукнет по голове этого наглеца, — вещал гном, — чтоб неповадно было! После этого случая…

Ада невпопад рассмеялась. Меня же подводил хвост, совсем распушившийся и никак не находящий себе места.

— А дальше? Дальше-то что? — перебил Гатнира Рекос, нервно подпрыгивая при ходьбе.

— Так я и говорю, — нахмурился сбитый с мысли гном.

Н-да… Похоже самым естественным из нас всех выглядел Эрик. Он спал. Как всегда.

От висящего над нашим столиком напряжения я не могла есть. Сама себе поражаюсь, но не лезла в меня тушеная птичка. Ада рассеянно ковырялась в своей тарелке с каким-то салатом. Зато Рекос смел порцию в мгновение ока. Вот что делают с существами нервы! Я пододвинула к волкокрылу свою тарелку. Чего добру пропадать?

Когда он закончил, я громко, возможно даже слишком, сказала, что нам пора делать домашнее задание. Мы поспешили покинуть столовую. На нескольких существ, провожающих нас взглядами, грозно зыркнул Гатнир. Он подавился своей котлетой и теперь был не в настроении.

Мы, конечно же, не отправились обратно в домик. А, сделав вид, что решили позаниматься на свежем воздухе, направились в парк. Здесь, на скамейках и лужайках обнаружились группы, которые и правда что-то учили, чертили или переписывали. Но у нас-то была немного другая цель.

Мы целенаправленно направились к библиотеке самым кратчайшим путем. Благо, я и Ада уже довольно хорошо его запомнили, потому что из-за присутствия этих примерных учеников Эрик не мог нам помочь.

Когда пристройка библиотеки у ствола Дерева уже была видна из-за высоких цветов, я переглянулась с остальными и достала из кармана схему, что нам дали.

— Похоже, нам в эту сторону, — тихо решила я и зашагала в указанном направлении. Эрик все еще не просыпался. Наверное, в библиотеке засело несколько групп-полуночников. Но в остальном нам они помешать не должны.

— Ищите окно, — сказала я, когда мы обогнули библиотеку.

Все стали внимательно вглядываться в стену, словно окно могло быть замаскированно. Хотя, кто знает. Я шла медленно, но с каждым шагом на меня накатывало странное чувство. А что, если тип в панамке нас обманул? Ну, или просто пошутил? А мы, доверчивые такие, отправились искать несуществующее окно, вместо того, чтобы выучить хоть что-то.

— Кажется, это оно! — воскликлул застывший на несколько шагов впереди Рекос.

— Нашел? — мгновенно оживилась я.

Мы все тут же подскочили к волкокрылу. И замерли, глядя в одну точку.

— Не, ты что-то перепутал, — покачал головой Гатнир.

— Нужно поискать еще, — вздохнула Ада.

— Слишком высоко, — содрогнулся Рекос.

Мы пошли дальше. Но когда библиотека закончилась, нам не оставалось ничего другого, кроме как вернуться. Вернуться к этому маленькому окошку, расположенному на целый хвост выше меня.

— Неужели это и правда оно? — хлопала глазами вампиресса.

— Тот тип в панаме нас надул! — возмутился гном.

Я почесала ухо. Сейчас я готова поверить словам Гатнира. Но тем не менее… Что мы, зря сюда топали?!

— Приступим! — решительно сказала я.

Все уставились на меня с недоумением. Но меня уже было не остановить.

— Гатнир, встань сюда, пожалуйста, — обратилась я к гному.

Он послушался. Я залезла ему на плечи и, не слушая невнятные возмущения, заглянула в окошко.

— Это библиотека, — подтвердила я, разглядывая заставленные книгами стеллажи. Окошко оказалось у самого пола, чем я и поспешила обрадовать волкокрыла.

— Как бы открыть?

Рекос протянул мне широкий кожаный ремень, Ада — заколку, Эрик — палку с загогулиной на конце, а Гатнир — свой топор. Какой широкий ассортимент! Я благодарно улыбнулась друзьям и просто толкнула раму. Окно открылось. Можно лезть.

— Уже темнеть начинает, — пробормотала Ада, довольно красноречиво поглядывая на тропинку, по которой мы сюда пришли. Ну нет, отступать — это не по-нашему!

— Тогда полезешь первой, — кивнула ей я.

Конечно, освещение в библиотеке было не ахти какое, но оно было. Там вампирше не должно быть слишком страшно. Я уступила подруге место на гатнировских плечах. Ада, как самая худенькая из нас, пролезла без особых проблем. Правда, вышла небольшая заминка, когда она запуталась в своих кружевных юбках. Но в остальном все прошло гладко.

Следующим решили переправить Эрика. То, что эльф спал, никаким образом нам не помогало. Втроем мы подсадили его, вампирша попыталась затащить изнутри. Но Эрик не запихивался. То ли Ада была недостаточно сильной, то ли мы, толком ничего не видя, делали что-то не так. В конце концов, после довольно продолжительного пыхтения, нам это удалось — эльф сопел в библиотеке, положив голову на пухлый талмуд.

— Рекос, — я посмотрела на волкокрыла.

Он понял мой взгляд и попятился:

— Нет-нет, — запротестовал он. — Зачем я вам там? Давайте я тут покараулю, а?

— Ну, нет, так не пойдет! — я качнула головой. — Раз собрались идти все — значит, идем все!

— Соберись! — гаркнул на Рекоса гном. — Только вместе мы сокрушим все препятствия на своем пути!

— Тем более, что спрашивать-то будут всех, — добавила сверху Ада.

Волкокрыл вздохнул и покорно понурил голову. Чтобы ему было не так страшно, я завязала ему глаза его же кожаным ремнем. Гатнир присел, и я помогла Рекосу встать на плечи гнома. Наш шлемоносящий друг медленно, чтобы волкокрыл почти не почувствовал, поднялся. Ада крепко схватила Рекоса за руки. Я переглянулась с Гатниром. Мы с гномом подхватили по одной ноге волкокрыла и одновременно, со всех сил, подтолкнули его вверх. Послышался грохот и ругань. Кажется, Рекос и Ада приземлились на ничего не подозревающего Эрика. Но я очень рада, что с нашим трусишкой-волкокрылом все прошло нормально.

Так, теперь надо как-то поднять туда Гатнира. В ход пошел все тот же ремень. Ада и Рекос спустили его и изо всех сил тянули крепко держащегося гнома наверх. Но на полпути ремень не выдержал веса и с характерным треском лопнул. Может, заткнутый за пояс топор был слишком тяжелым? Гатнир с протяжным криком приземлился на землю, едва не прикусив себе язык. Я еле успела отпрыгнуть в сторону!

— Да что же это такое?! — возмущался гном. — Совсем не умеют делать качественные вещи!

Пока я задумчиво созерцала обрывок широкого кожаного ремня в его руках, из окошка высунулся проснувшийся от такого-то шума Эрик.

— Сейчас я все сделаю, — сказал он, быстро оценив ситуацию.

Эльф стал что-то бормотать себе под нос и, к большому изумлению, из земли, прямо под окошком, стали расти крепкие лианы! Свиваясь в довольно широкий канат, растение достигло нужного нам окна. Как-будто там были какие-то другие.

— Вот так бы сразу! — обрадовался Гатнир и, отбросив обрывок ремня, шустро полез по лианам.

Но на финишной прямой случилось непредвиденное — гном застрял в окне! Он ругался, дергался, махал ногами, силясь выбраться из неожиданной ловушки. Ребята тянули его с той стороны. Мда уж… Я никак не могу им помочь отсюда, снизу. Хотя… Я пригляделась, благо наступивший полумрак мне не мешал. И я увидела! Это вовсе не Гатнир застрял! Это топор, висевший у гнома на поясе, зацепился за раму! Но я не успела ничего предпринять — под напором ребят оружие выскользнуло из-за пояса и полетело вниз. Гатнир тут же улетел вглубь библиотеки. Но это оказалось не все! Топор перерубил канат из лиан, выращенный Эриком! Мне теперь не забраться так просто. Я вздохнула, подобрала гномье оружие.

— Ловите топор! — с этими словами я запулила его в окошко.

Из библиотеки раздались непонятные возгласы.

— Чего вы там? — вопросила я. — Поймали?

Вернувшиеся к окну с немного помятыми физиономиями друзья подтвердили, что мою сверхсрочную посылку воздушной почтой получили. После того, как возмущения гнома по поводу жестокого обращения с его оружием исчерпали себя, все заметили наконец, почему я не поднимаюсь к ним.

— Я не смогу их больше вырастить, — опечалился больше всех Эрик. — На нас обиделись…

— Ничего страшного! — Гатнир даже не предал внимания тому, что на него обиделось растение. — Мяура, прыгай так, а мы тебе поможем!

Что ж, можно попробовать… Я глубоко вздохнула, примериваясь и подпрыгнула вверх, как можно выше. Получилось! Я повисла, зацепившись руками за многострадальную раму. Ну и где мои помощники? Первым ко мне ринулся Рекос, но случайно глянув вниз, он взвыл и поспешно ретировался к стеллажам. Ада, чуть взглянув на темноту за моей спиной, едва не грохнулась в обморок. К окну пододвинулся Эрик, но только показавшись в проеме, он вырубился. Может мимо кто-то проходил?

— Ничего вы не можете без меня! — авторитетно заявил Гатнир, полез ко мне в окно и… застрял!

Да ну вас! Я отпустила раму и мягко приземлилась на ноги. Я тяжело вздохнула, пока ребята вновь освобождали гнома, а когда им это удалось, повернулась и зашагала вдоль стены.

— В конце концов, — рассуждал Рекос— Она может цепляться за стену с помощью своих когтей.

— А это идея! — поддержал его гном.

— Ни в коем случае! — возразила им Ада. — У нее ведь совсем новый маникюр!

— Вот именно! — праведно возмутилась я.

Ребята обернулись на мой голос и застыли немного ошарашенно. Гатнир даже рот открыл от удивления. С чего бы это?

— Ты как тут оказалась? — первым очнулся волкокрыл.

— Как нормальное существо, — я пожала плечами, — через дверь.

Ада и Эрик захлопали глазами.

— Постой! — возмутился гном. — А как же секретное проникновение?!

— Кроме библиотекарши здесь никого нет, а она меня не видела, — я откинул прядь с лица. — Так в каком разделе нужные нам книги?

Больше чака мы учили названия из найденых книг, подготовка шла на удивление спокойно и продуктивно. Даже у Гатнира не возникло особых проблем. Ну, кроме порядка, расположения и произношений названий. Но когда Ада сказала, что если мы задержимся тут еще немного, то придется здесь же и заночевать, мы, под яркой инициативой Рекоса, ранесли книги на полки, с которых мы их взяли.

Что ж, теперь мы готовы к «допросам» Брандахлыста. Больше ему не удастся обвинить нас в неподготовленности! Именно с такими мыслями я выходила из библиотеки.

Согласно регламенту, Совет начался точно в назначенное время. Все семнадцать членов Совета Древопасов Внутреннего и Внешнего Полумесяца собрались для решения очередной нетерпящей промедления проблемы. Проблема эта безрезультатно обсуждалась уже вторую неделю.

Зифир скромно сидел на своем месте Внешнего Полумесяца и изо всех сил пытался подавить зевок. Справа от него возмущался Глава Колючковой Ветки, Гринчард:

— Из-за сезона Ветров все наши силы брошены на проверки и эвакуации! Мы не можем оставлять посты без присмотра! Как вы не можете понять?! Мне не хватает существ! Я не могу разбивать для этого полноценные отряды! А для создания нового нужно время! Где же я возьму сплоченный и дружный отряд в такие невозможно-короткие сроки?! А ведь вы все хорошие группы Древопасов отправляете в Верхние Ветви! Почему, когда из Института выпускается множество обученных отрядов, никто не идет работать в Нижние?! А все ваше дурацкое Распределение!..

— Хочу заметить, — совершенно спокойно, но непереносимо нудно отвечал ему Тригонометриус из Внутреннего Полумесяца, — что распределение производится соответственно с требованиями самих Древопасов. Если бы вы, уважаемый Гринчард, не запустили доверенную вам Ветку до такого состояния…. Думаю, тогда к вам хотели бы пойти работать. Одна Шиповниковая Ветвь чего стоит….

— Что?! Вы смеете упрекать меня в том, что сами упустили из виду?! Где же были Ваши хваленые Корнепасы, когда появилась эта Зараза?! Где, спрашиваю я вас?!

— У них была более важная миссия. А с такой небольшой проблемой вы могли бы справится и сами, — невозмутимо отвечал ему Тригонометриус.

— «Небольшой проблемой»?! — Гринчард даже задохнулся от возмущения. — Гибель Миров вы называете «небольшой проблемой»?! И как же я по-вашему должен был справиться с неизвестной Заразой?! Все, что я мог сделать — это перекрыть ей доступ в другие Ветви! А остальное — работа Корнепасов, где бы они не были!..

Каждый раз одно и то же. И хотя Миры гибнут, решение так и не принимается. Зифиру стало невообразимо скучно. Он оглядел своих товарищей по несчастью, входивших во Внешний Полумесяц.

Тагир и Локарс беззастенчиво дрыхли. Клавд и Нюральда вовсю зевали. Морид пододвинул к себе кувшин и развлекал себя тем, что пытался налить воду в стакан пятым хвостом. Плюмп, задумчиво пузырясь, явно думал о чем-то своем. Дерег и Руфолд тихонько шептались о подорожании шишек.

Зифиру было скучно. Ему ужасно надоели эти собрания. Ветка, за которую он отвечал, Цветочная, находилась довольно далеко от Заразы из Корня. Зифир твердо был уверен, что происходящее его совершенно не касается. Но Совет — есть Совет. Он был обязан присутствовать. Если бы только не было так скучно…. Он не удержался и зевнул.

Но тут произошло нечто, заставившее весь Совет встрепенуться. Главная дверь распахнулась, и в Зал ввалились пятеро пихающихся и спорящий существ. По всей видимости, они были студентами Древесного Института. Об этом говорили плащи с эмблемами.

Первым с топором на перевес ломился гном. Высокий парень на первый взгляд человек, а на второй что-то вроде оборотня, пытался его обогнать. За ними проталкивались двое. Эльф в очках (!) и с картой в руках. Карту безрезультатно пыталась отнять огненно-рыжая кошарийка. Зифир о кошарийцах читал лишь в книгах, поэтому не сразу смог поверить своим глазам. За этими двумя семенила еще одна девушка. Судя по всему — вампирша. Она пыталась заглянуть в карту через их плечи.

Ну и разношерстная команда! Зифир задумался, не о них ли он слышал ужасные истории от персонала столовой. Но его размышления были прерваны начавшимся безумием.

Эльф оторвался от карты и вскинул руку вперед. Он показал на дверь хранилища запретных печатей и уверенно заявил:

— Нам туда! — Все пятеро тут же ломанулись по указанному направлению.

Тагир и Локарс спали на пути у новоприбывших. Они-то первыми и попали под раздачу, разлетевшись в разные стороны. Спросонья Тагир верещал что-то о нападении Корней. В это же время довольно упитанный Локарс испуганно пытался спрятаться под маленький коврик. Нюральда оказалась под столом. Клавд улетел в угол вместе с креслом, на котором сидел. Морид повалился навзничь, вылив всю воду на себя. Лежа в луже, он прятался за пустым графином. Плюмп очнулся от своих мыслей и вовремя убежал в дальний конец Зала. Там он стал рисовать листограмму защиты.

Группа студентов, кажется, ничего из этого не заметила. Они толкались, ругались и пытались добраться до двери раньше остальных. Лучше всего это, как видно, получалось у гнома.

Зифир снова задумался. Не об этой ли группе с ужасом говорил Чикритлим Фудникваж? Ну, после того, как у него прошел шок, и он стал более или менее нормально разговаривать. Хотя он никогда не отличался хорошей дикцией.

— Да как вы смеете?! — это Гринчард, ничего не замечая, продолжал спорить. — Как вы смеете оскорблять Ветку, находящуюся под моим контролем и ее жителей?! Как вы смеете так говорить, если никогда не видели их?!

Гринчард разбушевался. Зифир никогда не видел его в таком состоянии. А волна из ненормальных и, возможно, опасных студентов как раз приближалась к нему. Первым, громко топая, бежал гном. Зифиру показалось, что с таким решительным выражением лица он мог бы и стену прошибить.

Но к величайшему удивлению, Гринчард даже не посмотрел в сторону надвигающейся опасности. Он схватил первое, что попалось ему под руку, и кинул в Тригонометриуса. Гному явно не понравился такой поворот событий. Он заверещал и выронил топор. Тригонометриус увернулся от орущего гнома, позволив ему сбить с ног Чинидзо и Иникитомию, но замер, увидев топор. Оружие было воткнуто в столешницу прямо перед ним.

— Хорошо, Гринчард, ты меня убедил, — сдался Тригонометриус. — Бери вот эту группу к себе на практику!

Тригонометриусу похоже было плохо. Арбсон осторожно придерживал его, а Устинда обмахивала стопкой документов. Фирнисимонт и Юст выглянули из-под стола. Зифир подумал и полез туда же. Вовремя!

Оборотень споткнулся о кувшин Морида и, полетев вперед, сбил с ног Гринчарда. Эльф, ничего не замечая за картой, кувырнулся через них, увлекая за собой вампирессу. Кошарийка выхватила карту из ослабевших рук эльфа. Она уселась на поверженного Гринчарда, изучая свиток.

— Группа Бруснидубого Листоцвета. Пять существ, родственные расы. Ты доволен? — спросил Тригонометриус.

— Не уверен, — пробормотал с пола Гринчард.

— Эрик, ты держал карту вверх ногами и все напутал! — объявила кошарийка. — Тоже мне: «Я знаю короткую дорогу»! Знаток! Я же говорила, что нужно было повернуть направо! Рекос, разбуди Гатнира, чего он там разлегся?! И топор его возьми! Возвращаемся!

Нашу группу вызвали в Главный Зал. Мы искренне недоумевали, что опять натворили. Вчера мы вели себя довольно тихо и мирно. Правда, Эрик завел нас куда-то не туда…. Этот лопоухий неправильно держал карту! Из-за него мы опоздали на дополнительные курсы, на которые только записались! Гатнир снова чуть не потерял топор, когда нам встретились какие-то неадекватные существа. Я особо не вникала, но, по-моему, это была какая-то секта. Мы оттуда быстро ушли. А на курсы все-таки не успели! Но вызывают же нас не из-за этого?

Может, они не довольны, что их чудовище оказалось вовсе не чудовищем? Да, я согласна, что Джиг не самое красивое создание Древа. Но это не мешает ему оставаться добрым! Я так тренеру и сказала. Одна голова у него почему-то тут же грохнулась в обморок, а вторая стала ругаться не хуже нашего Гатнира. Но, не смотря на это, я навещаю Джига каждый день. Иногда кто-нибудь из ребят ходит со мной. Во всем ищем плюсы — теперь мы не боимся библиотекарши! Если что, Джиг нас от нее спасет!

Может нас вызывают из-за разбитых окон в учительской? Так Эрик совсем чуть-чуть промахнулся! Хотя он и в слонокита в упор не попадет. Зачем ему вообще родители лук прислали? Лучше бы подушку — больше пользы бы было. А тот тип с прострелянной шляпой нас вроде и не заметил — мы быстро предприняли стратегическое отступление.

А тот мост вообще сам упал! Правда-правда! Я вообще не знаю, как он там до этого держался! Аде просто не понравилось, как один узелок завязан…. Ой, как Рекос кричал! Даже я так не визжала, когда в котосаде на игрушечную мышку наступила!

— Если нас опять заставят где-то убираться, — ворчал по дороге Гатнир, — то я сразу заявляю, что делать этого не собираюсь!

— И если что-то переписывать! — поддакнул Рекос. — У меня еще мозоли не прошли!

— Мы же вроде больше ничего не сделали, — задумчиво проговорила Ада. — Может что-то другое случилось?

— А что еще могло случиться? — искренне удивился Эрик.

В Зал мы вошли осторожно, готовые убежать в любой момент. Тут уже были два существа. В одном из них я узнала своего проводника Дыгонтия Ирвандировича. После Листопада я с ним больше не встречалась. Что же он тут делает теперь?

Второе существо мне тоже казалось смутно знакомым. Вспомнила! Это один из вчерашних сектантов! Так, нужно быть осторожнее с этой личностью.

Н-да, подозрительная личность оказалась Главой Колючковой Ветки. Он представился Гринчардом. Но тогда зачем вчера он кидался нашим гномом? Гатнир не умеет летать! Для этого у нас есть Рекос. Правда, он боится высоты.

Пока я размышляла над всем этим, недосектант толкал речь.

— Вашу группу поручили мне на время практики, — говорил он. — Практика — это очень важно! Вы увидите, как в действительности работают Древопасы!

Практика? Странно. Обычно практика проводится в конце второго курса. Мы же только на середине первого. Как это понимать? Я напомнила им об этом.

— Как? Вы еще и на первом курсе?! — Гринчард был явно в шоке от этого, но быстро собрался. — Я вряд ли смогу ответить на твой вопрос. Я отвечаю за Ветку, а не за студентов. Глава Древесного Института отдал вашу группу мне на практику. К нему все вопросы.

Глава Древесного Института? Не слышала о таком. Надо будет познакомиться, что ли. А то как-то некрасиво получается. Даже не знаем, кто нас на практику раньше времени отправляет. Вот при первой возможности и спросим.

Так, а теперь начнем инструктаж… Что значит инструктаж? Ну как вам объяснить? Я расскажу вам, что вы должны будете делать — это и есть инструктаж. Что значит "слово дурацкое"? Какая еще пещера для захоронений? Ну уж простите, не я это слово выдумал!

Стоп-стоп-стоп, ребята! Не надо ломать казенное имущество… снова… Да не важно, кто первый начал! Главное — топор уберите! Вы о технике безопасности что-нибудь слышали? Нет?! О, Великое Древо, куда я попал?! Да в курсе я, где мы находимся! Успокойтесь, наконец, и слушайте!

Практика — важная часть обучения в Древесном Институте. Вы должны понять это и очень постараться! Что будет, если не будете стараться? Ну, если все будет совсем плохо, то вас могут отчислить…

Эй! Давайте без угроз! Когти от меня уберите! Полностью от вас самих зависит ваша оценка по практике!

Слушайте внимательно! Вы переместитесь на вверенную вам заставу. Ваша задача — постоянное дежурство, досмотр и контроль. Нет, досматривать вы должны поклажу, а контролировать переход. Не перепутайте! Вот подробный список того, что в тот Мир вы пропускать не должны не под каким предлогом. Да, это список! Ну и что, что размером с тумбочку? Большой список…

Именно! Абсолютно запрещены хоть немного магические предметы. Что значит, как в том Мире живут? Нормально живут! Почти не жалуются…

Итак, что вы должны сделать, когда кто-нибудь изъявит желание попасть в тот Мир? Побить? Отнять поклажу и выгнать? Зачем? Поклажа неправильная? Это как? Вы же еще не проверили! Что значит, зачем проверять, если и так ясно? Нюх хороший? Ничего себе нюх…

Ладно, будем считать, досмотр совершен… Что вы будете делать, если обнаружили запрещенный предмет? Побить и отнять? А вам-то зачем этот предмет? В хозяйстве все пригодится? С такой улыбкой-то конечно… Еще сам отдаст…

Так, ладно! А теперь я расскажу, как все должно быть на самом деле. В первую очередь вам должны предоставить листовую с разрешением на перемещение, заверенную 12-тью поручителями и 7-ью печатями, с полной описью багажа… Да, вам все это нужно проверить! Ничего не сложно! Ну, может и долго… Немного… Но это вовсе не нудная, а очень важная и ответственная работа! Привыкайте!

Вы должны осмотреть багаж. Осмотреть, а не обнюхать, молодой человек. Понял-понял, не человек! Перевоплотитесь обратно, пожалуйста, у меня аллергия на шерсть…

Если все предметы багажа соответствуют норме, то вы должны предоставить пришедшему маскировку, рассказать ему технику безопасности и сопроводить в портал. После этого вы должны составить подробный отчет обо всем этом.

Далее… Если обнаружен запрещенный предмет, то его вовсе не надо отнимать, а следует изъять. Нет, это не одно и то же. Нарушителя вовсе не надо бить или выгонять. Да, я уверен, что не надо! Его следует задержать. Задержать! Всем ясен смысл этого слова? Всем? Удивительно… Так и быть, поверю на слово…

Так вот, вы его задерживаете, пишите отчет и бежите с ним к ответственному за Ветку, то есть ко мне. Да не с задержанным, а с отчетом! Там вам дадут следующие инструкции…

Что делать, если этот кто-то не желает задерживаться? Хороший вопрос. Если вам оказывают сопротивление, то вам позволено применить силу… Нет, убивать не нужно! И до полусмерти бить не желательно!

Я так не могу! Уважаемый Дыгонтий Ирвандирович, пожалуйста, закончите вместо меня…

— Что ж, здравствуйте, студенты! — поприветствовал нас Дыгонтий. — Начну, пожалуй, с дежурств. Дневная смена — пять Древопасов, то есть все. Посты располагаются так: двое у арки, двое на регистрации и проверке, а один на пульте. Это понятно? Отлично. Ночная смена — двое Древопасов у арки, один на пульте. Ночью никого не пропускать. Обеденный перерыв в полдень. Ясно? Хорошо.

Теперь регистрация и багаж. Здесь, как вы помните, дежурят двое. Один проверяет документы, другой багаж. Это вам уже объяснили. Общая суть ясна? Если только общая… Видите? Это «Руководство Древопаса». Эта книжка поможет вам во всем остальном. Держите. На всякий случай….

«Руководство» было написано на Межмирном, а я его еще не до конца освоила. Поэтому книгу вручили Аде, как самой просвещенной и натренированной в этом вопросе. Ну и что, что тренировалась она на комиксах и романах? Тренировалась же!

— Так, теперь спецодежда… — он протянул каждому из нас по костюму.

Супер! Черный обтягивающий комбинезон с длинными рукавами, горлышком и подошвами.

— Секрет этого наряда заключается в том, что он способен стать любой одеждой любого мира мгновенно. Нужно только представить то, что тебе нужно, — он улыбнулся. — Удобно, не правда ли?

Еще как! К этому добавлялся темно-зеольный плащ, не доходящий даже до колен. На пряжке было нарисовано Древо — символ Древопасов.

— Теперь нужно назначить ответственного за необходимые вещи, — объявил некогда мой проводник и показал нам небольшую заплечную сумку.

Как ни странно, никто не захотел становиться этим самым ответственным. В итоге, по некому молчаливому соглашению, им стал ни о чем не подозревающий Эрик. Все равно он дрыхнет! Ему, что с сумкой, что без — разницы никакой.

После того, как закончился… этот, как его? О! Инструктаж! Тоже мне, повыдумают слов! Так вот, когда он закончился, нас поспешили отправить за самыми необходимыми вещами, чтобы поскорее выпроводить через портал к месту практики. Я собиралась следом за остальными бежать к домику, но Дыгонтий подозвал меня к себе.

— Мяура, я слышал, что ты тут уже освоилась, — он улыбался.

— Ну, вроде бы да, — признала я.

— Как учеба? Трудно?

— Когда как, — уклонилась я от прямого ответа.

— Ну, ты старайся, — подбодрил он. — Древопас — это хорошая профессия.

— Ладно, — я не совсем понимала, к чему он клонит.

— Ты, наверное, слышала, что меня тут назначили Куратором твоего Мира, — начал наконец он. — С древесной почтой сейчас некоторые трудности. Так что тебе просили кое-что передать.

Он протянул мне небольшой сверток. Я осторожно взяла его.

— Спасибо.

— Не за что, — снова заулыбался он, — если захочешь тоже что-нибудь отправить, я могу помочь. Но только не очень большое, ладно?

Я кивнула, поблагодарила его еще раз и побежала к домику распаковывать посылку. Мама с сестрами написала письмо, папа напек рыбных пирожков, Фырчик передал рогатку последней модели, а Мурз — привет с заколкой для хвоста.

Практика! Это же так здорово! Не нужно ничего учить и готовиться к непонятным зачетам! На это время мы станем самыми настоящими Древопасами! Охранниками порталов! Наверное, нас признали очень способной командой, раз отправляют на такое ответственное задание на первом курсе! Еще бы! Ну все, мы идем!!!

Зачем мы только согласились на эту провокацию! О Древо и Великий Кошар, почему вы не подсказали нам отбиваться от этой злополучной практики всеми конечностями! Нужно было использовать все возможные и невозможные способы, чтобы отказаться!

Место, где мы дежурим, выглядело, мягко говоря, немного заброшенным и не совсем пригодным для жилья. Небольшая поляна посреди непроходимой чащи. Полуразвалившийся сарайчик, колодец, навес для проверки документов и багажа, ну и собственно сама арка портала. Эта арка была сделана из неизвестного мне материала, серого, но переливающегося на солнце. Гатнир сказал, что это железо. Толку от того, что я узнала название? Ладно, не суть.

Лично я в сарайчик заходила очень осторожно. Меня не покидало ощущение, что крыша обвалиться прямо на мою ушастую голову. Перед большим окном, выходящим к порталу, находился пульт сигнализации. Тут один из постов. Здесь же находился шкаф, обшарпанный диван, две кровати походного типа и небольшой столик посередине. Собственно, это все.

Сначала мы радовались и этому, с таким рвением спорили, когда, кто и где будет дежурить! Хотя подозрения закрались еще в первый день. К нашему посту никто не пришел. Но мы-то, наивные, решили, что сегодня день какой-нибудь особенный. Оказалось, что нет…. Совершенно никто не рвался путешествовать между мирами. НИКТО! И это называется практикой?! Это издевательство! Вот как это называется! Однообразные дни без каких-либо событий очень надоели и наскучили.

От нечего делать я прочитала все романы Ады. По три раза. Это занятие немного отвлекало меня, когда я дежурила на посту. Руководство оказалось самой познавательной, но самой нудной книгой. Я узнала, что жители всей Еловой Веточки ничего не знают про Древо, Древопасов и про порталы тоже. Не удивительно, что к нам никто не приходит.

Я запретила себе читать на дежурстве, потому что пару раз чуть было не уснула. Зато Эрик наоборот воспрял духом. Из-за того, что кроме нашей группы существ больше не было, он окончательно и бесповоротно проснулся. Радостный эльф бегал по поляне вокруг нашего поста, собирал цветы и пел веселые песенки. Он умудрился споткнуться о муравейник, упасть в крапиву и врезаться в улей. Я вместе с Адой его лечила. Перевели добрую половину аптечки, после чего эльф мог похвастаться своей пятнистой наружностью приятного фриолентового оттенка.

В одну из ночей, когда была гроза, Ада так боялась, что стук ее зубов мешал мне спать. А когда молния ударила в дерево неподалеку…. От ее визга проснулся прикорнувший Гатнир, а с ночного дежурства прибежали испуганные Рекос и Эрик. Мы все вместе успокаивали рыдавшую от страха вампирессу. Уснула она в обнимку с моим хвостом, только когда гроза превратилась в дождь.

Утром Гатнир решил срубить пострадавшее ночью дерево. Не знаю уж, как он так умудрился, только топор застрял на верхушке несчастного растения. Мне пришлось лезть и снимать его. Потому что Рекосу даже смотреть вверх было страшно.

После этого мы дружно решили избавить волкокрыла от его боязни высоты. Он, конечно, сопротивлялся, но это мелочи. Прогресс налицо! Рекос может стоять на табуретке! Если его немножко придерживать. Вчетвером….

Ада тоже решила тренироваться. У нее же есть такая способность, как сверхскорость! Правда у нее она действует как-то не совсем правильно. Ну нет, несколько мигов она двигается очень быстро — не уследить! А вот потом вступает в силу «побочный эффект». Она замедляется. Надолго. Ада расстроенно рассказала, что она самый неправильный вампир за всю историю вампиризма. Вместе с Эриком успокаивали ее тем, что ей зато не страшен солнечный свет.

Я посмотрела на все это дело и тоже решила не терять зря времени. В Руководстве я нашла информацию о том, что восприятие чувств других существ — это эмпатия, и это довольно неплохо. Я тут же вспомнила Джига. Могу ли я владеть такой силой?

Тренироваться решила на шестилапых белках-летягах. Они здесь повсюду водятся. Увидела одну и попробовала позвать к себе. Позвала. Она прибежала. Вместе со всеми шестилапыми белками-летягами леса. Сколько их было! А когда это ребята увидели! Я попыталась сказать белкам, чтобы они шли обратно в лес. Не тут-то было. Мне ведь сконцентрироваться надо. А как тут сконцентрируешься, когда Гатнир ругается, Ада визжит, Рекос воет, Эрик храпит, а вокруг белки, белки, белки?

В итоге, выгоняли мы их без всякой эмпатии. А с помощью таких подручных средств, как швабра, веник и все, что под руку попадется.

А еще тут водятся мыши! А может быть конкретно эту летяги подослали в отместку? Не прощу! Ой, как я кричала с крыши сарайчика, чтоб это чудовище исчезло из всех миров! А как ребята за этой мышью гонялись по всему сарайчику! Я с крыши не видела, но грохоту было много. Оказалось, это Гатнир своим топором мебель ломал и остальным мешал меня спасать. Орать я перестала только когда Рекос торжественно вынес мертвого монстра и не менее торжественно закопал его под елкой. Я эту елку теперь обхожу по другому краю поляны. А мебели у нас теперь значительно поубавилось.

Скучно, скучно! СКУЧНО!!! В моей смерти прошу винить мою жизнь! Мою совершенно скучную и однообразную жизнь без событий! Я погибну от скуки, предварительно подав иск в Древесный Суд на учителей, допустивших такое!

Я проснулась от жуткого воя. Рекос что, совсем с ума сошел?! Я с трудом разлепила глаза, чтобы увидеть нарушителя спокойствия и еще раз проверить на прочность его нос. Волкокрыла в сарайчике не было. Звуки издавал огромный светящийся цветок на пульте сигнализации. Сигнализации? Я мгновенно вскочила и рванулась к двери, по пути хватая плащ. Сзади послышался топот пары ног и грохот. Остальные тоже проснулись, но не могу быть уверенной, что они успеют вовремя. Я пробежала к навесу, перескочила через стол регистрации и на развороте прыгнула к арке.

Передо мной предстала странная картина. Хотя, чего я ожидала увидеть? Гатнир и Рекос, дежурившие сегодня в ночную смену, пытались выбраться из непонятной белой сетки, похожей на паутину. Они барахтались там и ругались. Около арки стоял кто-то мне не знакомый. Судя по всему, он был родственной кошарам расе. Маленького роста, с темной кожей и светлыми волосами, он был одет в нечто меховое с головы до пят. У его ног стоял огромный мешок, а сам он что-то делал с системой допуска.

— Отойди от арки! — крикнула я ему. — Мы, Древопасы, обязаны проверить твои документы и багаж.

Он оглянулся, посмотрел на меня огромными кроваво-красными глазами и ухмыльнулся. Ну и физиономия, скажу я вам! Глазастик снова отвернулся и продолжил ковырять систему корявой палкой. Он же так сломает казенное имущество!

— Именем Древа, стой, нарушитель мироздания! — тем ни менее продолжила я.

Он не реагировал на мои слова. Может он не понимает по межмирному? Если так, то кошарский он точно не поймет. А больше языков я не знаю. В любом случае, красноглазый не сможет открыть портал палкой. Для этого нужен специальный пропуск, который есть только у древопасов, которые охраняют данный портал. У меня, конечно, этот пропуск есть, но я не собираюсь пропускать столь наглого и необразованного клиента. Хоть и единственного за все время, что мы тут.

— Мяура, помоги нам! — крикнул Гатнир. — Это болотное недоразумение выскочило на нас с тыла и пульнула этой паутиной!

Я шагнула в сторону сетки, выпуская когти. На это мое движение взломщик отреагировал мгновенно. Он развернулся, направил на меня непонятную конструкцию и зашипел:

— Ты не двигаться! Моя бах тебя паутинкой! И ты совсем не двигаться!

Так, значит межмирный все-таки понимает.

— Я идти в арка, продавать вещи и получать деньги.

— Так ты контрабандист! — воскликнула я в возмущении.

— Не контрабандист! — гордо заявил тот. — Скорее импортер или оптовик. Не контрабандист, нит!

Тут к арке выскочили Ада и Эрик. Они остановились, пытаясь оценить ситуацию. Чернокожий блондин угрожающе зыркнул на них. Я нахмурилась, показывая, что надо действовать осторожнее. Стараясь двигаться как можно незаметнее, я пододвинулась к «паутинке». Гатнир и Рекос тоже попытались придвинуться ко мне. Не очень успешно. Выдвинув коготь только на одном пальце, я только потянулась к сети….

Арка ярко вспыхнула и засиял портал! Как? Как у него получилось?! Коротышка захрипел. Наверное, это был смех. Он подхватил свой мешок и шустро прыгнул в искрящийся проход.

— Стой! — услышала я свой голос. Куда там, его уже не видно.

Нужно что-то делать! Если мы не поймаем эту приступную личность, то плакала наша хорошая оценка по практике горючими слезами! А ведь и вообще отчислить могут! Он меня разозлил. Нет, не так. Он меня очень разозлил! Я выпустила когти на обеих руках, рванула сетку, выпуская волкокрыла и гнома:

— Его нужно догнать, как можно скорее! — прошипела я и первая прыгнула в портал.

Особой разницы я не заметила. Тоже темно и тоже лес. Только спереди еще и непонятная постройка. От нее раздаются звуки, отдаленно напоминающие музыку. Я увидела, как контрабандист поворачивает за угол этого сооружения.

Но, не успела я рвануться за ним, как мене на хвост упало что-то довольно увесистое. Этим чем-то оказался Гатнир. Я взвыла от боли, выдернула пострадавшую конечность из-под одногруппника, ударив его по пути в нос. Гном чихнул и чуть было не улетел обратно в портал. Свалившийся на него Эрик помешал этому случиться. Гатнир заорал. Из портала вылетел Рекос. Гном заорал с удвоенной силой.

— Что ты кричишь? — удивился Эрик, отползая в сторону и потирая остроконечные уши.

— А что вы творите?! — закричал Гатнир, отпихивая с себя Рекоса. — Вокруг полно места, но вы приземлились именно на меня!

— Кто бы говорил, — обиженно пробурчала я.

— А чего ты разлегся по периметру квадрата военной зоны?! — огрызнулся гному Рекос. — Столько места даже взрослый слонокит не занимает!

— Что ты сказал?! — Гатнир вскочил на ноги.

— Нет времени ссориться! Он убегает! — остановила я перепалку.

Они замолчали, но продолжали сверкать друг на друга глазами. Тут из портала прямо на руки, не ожидавшего ничего подобного Эрика, свалилась Ада.

— Если мы все здесь, то кто присмотрит за постом? — я нервничала, разрываясь между погоней и котовасией, которую мои друзья тут устроили.

— Но там было страшно одной, — пожаловалась мне вампирша, слезая с рук эльфа.

Это плохо. Если никто не останется там….

— Я нашел след! — крикнул Рекос от угла постройки.

— Отлично, — кивнула я. — Ловим его как можно быстрее и возвращаемся!

Мы дружно двинулись к волкокрылу под звуки неизвестной нам музыки и бормотание Гатнира в стиле «Обижают-оскорбляют бедного-несчастного меня».

Глава 14. Погоня

…Не успело «Трио Трансформеров» раскланяться, а ведущий объявить следующих участников, как на сцену вломилась пятерка конкурсантов в темно-зеленых накидках. Перепуганные «Трансформеры» отшатнулись. Двое из них свалились со сцены и дали деру, рассыпаясь по дороге. Третий упал, придавив ведущего. Ведущий попытался что-то прохрипеть, размахивая листочком со сценарием. А новоприбывшие замерли посреди сцены с самым боевым видом.

Я перестал вяло хлопать. Прикольная задумка с эффектным появлением!

Вдруг маленький коренастый человечек в кольчуге и шлеме подпрыгнул и закричал басом:

— Вот он! Лови его! Держи! — он яростно махал огромным топором в центр толпы.

Девушка с копной рыжих кудрей и кошачьими ушками плавным движением метнулась вперед. На ее руках появились когти. И как это у нее получилось? Не хуже, чем у Рассомахи, честное слово! Ее пушистый хвост немного сдвинул часть ноги от убежавшего Трансформера.

Маленький человечек тоже ринулся вперед, но споткнулся об эту ногу и упал навзничь. Топор вырвался из его рук. Он полетел вверх, сверкая лезвием в лучах прожекторов….

Как все отработано! Не то что у тех картонных недороботов! А про черепашек-переростков я вообще молчу!

Слева девушка с короткими иссиня-черными волосами и внушительными клыками взяла разбег для прыжка. То же самое делал высокий парень с повышенной лохматостью на физиономии на другом конце сцены. Они одновременно сорвались со своих мест, молниеносно прыгнув к летящему топору….

…Круто! Как все слажено и отрепетировано! И топор очень качественно сделан. Бутафория, она ведь и качественная бывает. Не то что мой самодельный меч….

Эти двое схватили топор одновременно, но столкнулись. Вытолкнув оружие еще выше, они кубарем разлетелись в разные стороны.

Больно, наверное, ударились. А сколько же они все это репетировали? Крутые ребята!

Рыжая девушка, уже соскакивая со сцены, обернулась. Увидев летающий топор, она как-то странно фыркнула и убрала (!) когти. Сделав двойное сальто назад, она поймала его в воздухе. Мощный взмах разрезал большой мешок, висячий над сценой. Девушка отпустила топор. Она грациозно приземлилась на все четыре конечности у дальнего конца сцены.

Ну ничего себе! Это ж надо! Вот это акробатика!

Из вспоротого мешка на сцену посыпалось конфетти. Толпа восторженно заверещала и зааплодировала. Я не исключение. Возможно, я вообще кричал громче всех. Но топор, еще раз перевернувшись в воздухе, полетел вниз….

Длинноволосый блондин в очках, все это время спокойно стоящий посреди сцены, протянул руку вперед… и поймал топор! На мгновение он замер, а затем, величественно подняв сверкающее оружие к небу, провозгласил:

— И пока мы доблестно стоим на страже справедливости, Зло не сумеет пройти в Добрые и Светлые Миры!

Зал взорвался аплодисментами! Вот это да! Это был самый крутой номер!

Брюнетка, шатенка, лохматый парень и коренастый кольчугоносец поднялись с пола сцены. Они, немного прихрамывая, подошли к замершему в эффектной позе блондину. Маленький человечек вырвал из его рук топор и, бормоча что-то себе под нос, прижал оружие к себе, как бесценное сокровище.

Ведущий наконец выбрался из-под Трансформера и, с ускорением выпихнув его со сцены, пытался что-то найти в своем листочке….

…А конфетти все сыпалось, а зал все рукоплескал….

— …Ну и что это вообще было?! Мой топор вам не игрушка! — искренне возмущался Гатнир. — Я еще молчу про ту ненормальную толпу нэликов!

— Если уж так дорожишь своим оружием, то держи его покрепче! — гневно ответил ему Рекос. — Мы, между прочим, его ловили, пока ты изволил отдыхать!

Волкокрыл довольно сильно ударился об сцену и теперь злился.

— Ничего я не изволил! Меня сразила вражеская атака!

— Не было никакой атаки! А из-за твоей неуклюжести мы упустили нарушителя!

— Что?! Это я-то неуклюжий?! А кто помешал Аде поймать мой топор?! Она бы его точно поймала, если бы не ты!

Вообще-то Рекос, не смотря на свой страх, прыгнул так высоко. Я понимаю, почему ему так обидно слушать ворчание Гатнира.

— Так это я еще Аде помешал?! — волкокрыл аж задохнулся от возмущения. — Я был в частичном перевоплощении! Если бы она мне под руку не полезла, я и сам бы все сделал!

— Что-то слабо верится! — язвительно заметил гном.

— Да как ты смеешь? — грозно прошипел Рекос и вдруг резко развернулся к вампирессе. — Скажи честно! Я тебе помешал?

— Что? — Ада явно не хотела ввязываться в их спор, она отчаянно старалась не смотреть на темноту леса, нервно комкая край плаща нагло дрыхнущего Эрика.

— Не знаю…. Думаю, мы вместе друг другу помешали….

— Вместе? — Рекос немного успокоился и кивнул. — Похоже на то…

— Пусть так! Но как вы «вместе» могли позволить, чтобы мой топор оказался в лапах этого четырехглазого чудовища?! — продолжил возмущаться гном.

— Ты про Эрика, что ли? — переспросила Ада. — Так он сам его поймал!

— И еще ляпнул что-то спросонья… — покачал головой Рекос.

— А ну объясняйся! — рявкнул Гатнир на эльфа.

— Ну, — тот замялся, — Мне сон снился…. Глаза открыл, а в руках топор…. Я тогда еще не проснулся….

Гном уже открыл рот для гневной тирады, но его опередил Рекос:

— У нас вообще-то проблемы! — возмутился он. — Как можно спать в такой ситуации?!

— Вот-вот! — добавил Гатнир, — Почему ты постоянно дрыхнешь?!

Эльф с самым несчастным видом прижал уши к голове.

— Рекос! Гатнир! — возмутилась Ада, — Как вам ни стыдно!

— Она права! — наконец вмешалась я. — У Эрика есть страхи, как и у каждого из нас! Он оказался перед толпой неизвестных существ и у него сработала защита — он уснул. Мы не можем ругаться на него из-за этого!

Гном и волкокрыл пристыженно засопели, а Эрик благодарно посмотрел на нас с Адой.

— Это, конечно, так… — начал Гатнир, но посмотрел на свой топор и смахнул с него конфетти. — Какой кошмар! Что это еще за штучки на нас посыпались?

— Да, кстати, Мяура, зачем ты это на нас высыпала? — Ада повертела в руках цветную бумажку.

— Я случайно… топором зацепилась, а они и посыпались, — «проинформировала» я ребят.

Если честно, то мне сейчас очень стыдно. Ведь в гатнировской неуклюжести виновата вовсе не вражеская атака, а мой неугомонный хвост. И как так получилось?

— Ну, это даже красиво было, — протянула вампиресса.

— Вынужден согласиться, — улыбнулся мне Рекос. — Такого я еще не видел….

— Так! — гном вдруг подскочил. — Сейчас не до восхищения всякими посыпучками! Объясните мне, что за штуковину нам вручили!

— Э-э-э…. Они назвали это…. Как же там?.. — попыталась вспомнить Ада.

— «Приз за лучшую постановку — магнитофон и колонка», — пафосно процитировал Рекос.

— Ну приз — это понятно…. А остальное что значит? — снова спросил Гатнир.

Я оглядела «приз». Две непонятные штуковины из странного серого материала, который не смог распознать даже гном. Их соединяет черный шнурок. На одной из штуковин обнаружились кнопочки….

— Ну, допустим, «маг» — это волшебник. У нас иногда такие встречались… — сообщила вампиресса.

— «Нит» — это камень такой…. Мы из него мебель делаем… — поделился гном.

— «Фон» — это вежливое обращение к волкокрылу… — добавил Рекос.

— И что из этого получается? — попытался сообразить Эрик (он вообще оказался довольно сообразительным в бодрствующем состоянии). — «Волшебный камень волкокрыла»? Или «каменный волшебник-волкокрыл»?

— Мурть какая-то, — вздохнула я.

— Ну, ладно, название…. А кто-нибудь знает, что с этим делать? — поинтересовалась Ада.

Все задумчиво посмотрели на «приз» …

— Можно попробовать нажать и посмотреть, что будет, — предложил эльф.

— «Посмотреть, что будет»?! Ты с ума сошел?! — возмутился Гатнир. — Да все что угодно может произойти!

— Опасно, — констатировал Рекос.

— Предлагаю взять с собой, ну раз подарили, а позже разобраться… — я оглядела ребят. — Может это что-то нужное, просто мы не в курсе.

— Ну да, — согласилась со мной Ада, — всякое может быть….

— Замечательно, — улыбнулась я. — Итак, Гатнир, отныне ты ответственный за наш «приз»!

— Эй, почему я?! — попытался возмутиться гном.

— Нам сейчас не до споров! Если не найдем и не поймаем контрабандиста, то отчисление как минимум нам гарантированно!

Все тяжело вздохнули. Да, веселого мало….

— Рекос, сможешь взять след? — спросила я.

Мы бежали по извилистым дорожкам леса вслед за волкокрылом. Контрабандист оказался довольно шустрым. Пока мы воевали с топором, он успел убежать довольно далеко.

Впереди забрезжил свет, и я побежала еще быстрее. Мамочка, что это?! Я остановилась в изумлении, налетев на Рекоса. По-видимому, это было пересечение дорог, но…. Кто передвигается по ним? Это не похоже ни на какие кареты или повозки, которые я когда-либо видела, хотя внутри них сидят существа. Как они вообще двигаются? Я ошарашенно созерцала сплошной разноцветный поток. На другой стороне высились странные, прямые до зубного скрежета, и очень высокие здания. Ни одно из них не могло посоперничать с Деревом из Института, но все же….

Занятая своими мыслями, я не успела увернуться. А остальные не успели вовремя затормозить и налетели на меня. Все мы непременно упали бы, но Рекос, облокотился на какой-то непонятный столб с тремя разноцветными огоньками, удерживая нас на ногах. Столб странно крякнул, и огоньки потухли…. Повозки стали издавать какие-то странные звуки и останавливаться. С чего бы это?

И тут я увидела его. Он находился наискосок от нас и удирал в сторону высоких зданий! Я выбралась из бутерброда нашей группы:

— Быстрее! Он там! — крикнула я.

— Так чего мы ждем?! — воскликнул Гатнир и первым ринулся к контрабандисту сквозь резко останавливающиеся перед ним и сигналящие повозки.

Мы побежали за ним. Я перепрыгнула через переднюю часть одной из повозок. Сидящие внутри нее существа, посмотревшие на меня такими изумленными глазами, показались мне похожими на Дыгонтия. Они человеки?

— Давайте быстрее, — поторопил Рекос Аду и Эрика. Вампирша и эльф бежали последними, взявшись за руки и не давая друг другу упасть.

Мы наконец пересекли дорогу, где повозки хором сигналили и врезались друг в друга. «Оптовик» заметил погоню и снова прибавил скорость.

— Не уйдешь! — кричал на бегу Гатнир, грозя беглецу многострадальным топором.

Гном налетел на старенькую человечку с тележкой, но даже не заметил этого и побежал дальше. Человечка упала бы, но Рекос вовремя поймал ее и поставил на ноги:

— Извините! — крикнул он, уже убегая.

— Извините, — повторила я, прося прощение за Гатнира.

— Извините, — хором выпалили Эрик и Ада, огибая ошарашенную человечку преклонного возраста с двух сторон.

Контрабандист бежал к светящемуся разными цветами зданию, украшенному всевозможными яркими картинками и непонятными надписями. Мы старались не отставать. Вот только не понятно, почему он бежит к стене? Это такой способ самоубийства от безысходности? Каково же было мое удивление, когда часть стены разъехалась перед контрабандистом в разные стороны ….

— Он открыл секретный ход! — взвыл Гатнир. — Быстрее! Нужно успеть за ним!

Вряд ли я смогу бежать быстрее, но попытаться все же можно. Я решительно фыркнула и вслед за гномом ринулась к секретному проходу. Но он уже начал закрываться! Гатнир успел забежать внутрь. За ним оставался с каждой секундой уменьшающийся проем. Ну уж нет! Я должна успеть!

Сегодня у меня, Василия Хомякова, очень важный день. Я приступил к работе охранником в самом большом торгово-развлекательном центре города! Мой напарник — Генка Ковриков, кратко объяснил, к чему сводятся все обязанности. Выходило так, что всего-то и нужно следить за порядком через камеры.

— Тут все довольно спокойно, — чавкая жвачкой, говорит Генка. — Садись вот сюда, а если увидишь что-нибудь подозрительное — скажи мне.

С таким напутствием Ковриков ушел в дальний закуток поста охраны и, усевшись в скрипучее кресло без одной ножки, включил старенький телевизор.

Чтож… Я повернулся к множеству экранов, отображающих весь центр с разных ракурсов, и приступил к работе. Было уже довольно поздно, и наплыв посетителей сбавил обороты. Я наблюдал, как по этажам ходят парочки, семьи, группы молодежи и другие люди, которые не придумали, как бы им еще убить этот вечер. Все это было так размеренно и умиротворенно, что у меня начали слипаться глаза. Хорошо, что я так предусмотрительно захватил с собой термос с кофе!

Двери главного входа разъехались в стороны, пропуская нового посетителя. С этим событием умиротворенная идиллия закончилась. Да так внезапно, что я аж поперхнулся!

В двери вбежал светловолосый негритенок в каких-то лохмотьях и с большим мешком. Он молниеносно побежал через весь этаж в сторону туалета. Но на этом ничего не закончилось! В почти закрывшиеся двери влетел другой ребенок в шлеме и с огромным топором. Следом за ним проскочила кудрявая девушка с кошачьими ушами и хвостом. Они оба были одеты в черные комбинезоны и короткие плащи. Пока они растерянно оглядывались по сторонам, видимо, в поисках негритенка, двери за их спинами сотряслись, как от нескольких ударов. Что произошло? Я приблизился к экрану. Двери разъехались в стороны. За ними я увидел груду из трех тел…

— Генка! — позвал я напарника. — Тут что-то происходит!

— Ага, — невнятно отозвался он, не отрываясь от монитора.

Как он может так реагировать? А точнее, не реагировать? Они же не убились об дверь? Может, надо вызвать скорую?

Нет, они поднялись. Два парня и одна девушка. Все одеты точно так же, как и двое их предшественников.

Перекинувшись парой фраз, они кинулись в зоомагазин. Через несколько секунд продавец вылетел оттуда почти с такой же скоростью. Следом за ним вылетали попугайчики, выбегали котята, хомяки и даже черепаха. Что происходит? Не успел я хоть что-нибудь предположить, как ребенок в шлеме и длинноволосый блондин вынесли из магазина большой аквариум и вместе с ним направились к фонтану посреди этажа. Добравшись до него, они вылили туда все содержимое своей ноши.

— Генка! — я совершенно не знал, как на подобное реагировать. — Тут ребята в каких-то странных костюмах выпустили в фонтан рыбок!

— Рекламная акция, небось, — махнул на меня рукой напарник, неотрывно следя за футболистами в маленьком телевизоре.

Рекламная акция? Из серии "свободу попугаям"? Я вернулся к экранам. Они вроде бы успокоились — девушки остановились у отдела аксессуаров, парни вошли в стеклянный лифт вместе с другими людьми.

Я уж было вздохнул спокойно, но как только лифт тронулся, странности продолжились. Кабина содрогнулась, по стеклу побежали трещины. Увидев это, девушки побежали вверх… по эскалатору, едущему вниз… Наблюдая это странное действо, я лишь краем глаза заметил, как блондин выпал из разбитого лифта в фонтан… Нужно бежать спасать? Я вгляделся в экран. Парень вынырнул и теперь плавал "звездочкой" на спине. На груди у него сидела черепаха…

— Генка, — тихо позвал я. — Тут парень в фонтане катает черепаху…

— Серьезно? — отозвался он. — Чего только эти рекламщики не придумают!

Рекламщики? Я в некой прострации смотрел на то, как одна из девушек с переменным успехом пытается зонтиком подпихнуть блондина к бортику…

Из лифта люди выскочили, как на реактивной тяге. Ребенок в шлеме пошел в книжный, другой парень в аптеку. Стоп! А где еще одна? Я быстро пробежался глазами по экранам. Кудрявая девушка обнаружилась прогуливающейся на балконных периллах последнего — пятого этажа с грацией гимнастки. Не успел я ничего сделать, как она прыгнула вниз! Я подскочил, ударился головой о лампу. А девушка, дважды перевернувшись в воздухе, приземлилась на диван, этажом ниже. Я упал обратно. Сердце билось где-то в районе желудка. С абсолютным безразличием я смотрел, как остальные члены этой странной компании тоже подтягиваются к мебельному отделу… Они немного поговорили, а потом… стали прыгать на кроватях и кидаться подушками! Мое безразличие прошло. Эй, я тоже так хочу!

— Генка! Они прыгают на диванах! — пожаловался я.

— Ну, точно реклама, — кивнул он, следя за счетом.

Вот это реклама! Может я не ту профессию выбрал? Похоже, это и правда акция, потому что к ребятам в плащах присоединились какие-то школьники, а затем и несколько парочек. Собрав почти всех посетителей центра в мебельном, они оставили подушки и снова куда-то побежали.

Ребенок резко затормозил у кондитерской, сцапал самое большое пироженое и целиком запихнул его себе в рот. Остальные последовали его примеру. Постепенно толпа перекочевала из мебельного к кондитерской. Но прилавки уже были пусты, а продавец лишь ошарашенно хлопал глазами.

— Генка, — зову я. — Они съели все сладости. Это тоже реклама?

— Ну, конечно! — отзывается мой напарник.

Я смотрю, как пятеро в плащах бегут мимо разных магазинов, а потом неожиданно заворачивают в музыкальный. Несколько минут я томлюсь в ожидании и пью кофе. А когда они выбегают из магазина, срабатывает сигнализация.

— Генка! — кричу я. — Они украли наушники и чехол для скрипки!

— Украли? — он наконец-то отрывается от монитора, подскакивает и орет мне в ухо. — Всем постам! Задержать пять подростков в черных комбинезонах и коротких плащах!

Я потряс головой и подал ему рацию. Он повторил свою команду уже для всех.

Мы ринулись в погоню. Добираясь на нужный этаж, мы встретили охранников с других постов. Все они совершенно не понимали, что происходит и почему их оторвали от просмотра такого важного матча. Неужели все охранники работают, как Генка?

Пробегая мимо кондитерской, я не мог не отметить наплыв покупателей. Продавец не успевал выставлять на прилавки сладкие запасы. Думаю, съеденное теми ребятами вполне окупится заказными тортами.

Продавец музыкального указал нам направление, в котором убежали воры. Но коридор тут был только один, так что особого выбора у них и не было…

"Внимание всем постам! — услышала я скрежещущий голос с разных точек этого странного здания. — Задержать пять подростков в черных комбинезонах и коротких плащах! Повторяю…"

Мы с Рекосом переглянулись на бегу. Описание подходит. Нас хотят задержать?

— Ребята, за нами погоня! — оповестила я остальных.

— Погоня? — переспросила Ада. — Почему?

— Без понятия, — волкокрыл пожал плечами. — Но если нас "задержат", мы не только не сможем поймать контрабандиста, но еще и неизвестно, когда вернемся.

Сомнительная перспектива…

— Так что? — уточняет Гатнир. — Примем бой?

— Думаю, лучше запутать следы, — предложил Рекос.

— Ты хочешь, чтобы великий я отступил?! — возмутился гном. — Я никогда не убегаю от опасностей!

Н-да, он от них не убегает — он их создает!

— Предпримем стратегическое отступление, — заявил Эрик, не отрывая глаз, но и не сбавляя ходу.

— Вот-вот, — согласилась я. — У нас есть дела поважнее разборок с нэликами.

С этими словами я юркнула в первую попавшуюся дверь. Здесь было темно, но для меня это не было проблемой. Ада же вцепилась в мой хвост. Эрик об этой проблеме и не знал, так как глаза так и не открыл.

Я огляделась по сторонам. Почти все пространство занимали ряды мягких кресел. В некоторых из них сидели нэлы. Одна стена светилась холодным светом, и на ней мелькали живые картинки. Все это напоминало некое подобие театра.

— Эй, тут есть свободные места! — позвал нас Рекос.

— Отлично! — Гатнир плюхнулся сразу на два кресла.

Мы тоже расселись.

— Из-за этой погони у нас могут возникнуть проблемы, — зашептала мне Ада, так и не выпуская из рук мой хвост.

— Но мы не можем прятаться вечно! — возмутился гном. — Надо что-то предпринять!

— Надо бы скрыться от погони, — предложил волкокрыл.

— Слиться с толпой, — добавил эльф.

— Точно! Нужно замаскироваться! — объявила я.

Ребятам понравилась идея.

— Здешние нэлики — люди, — Ада кивнула на светящуюся стену. — Среди нас таковых нет….

— Но это не значит, что мы не можем на время притвориться ими! — закончил за нее Эрик.

Так и решили. Мы внимательно стали смотреть на стену, по которой бегали люди. Нам оставалось лишь выбирать одежду, которая нравилась нам самим, которая скрывала то, что мы нелюди и преобразовывать свои костюмы. Нам предстояло слиться с толпой, быть не заметными среди нэликов. Плащи с эмблемами мы сложили в сумку к Эрику, которую тот превратил во что-то очень яркое, но вместительное. Топор Гатнира положили в нечто под названием "чехол", который мы случайно захватили из какой-то лавочки. Гном сначала сопротивлялся, но я уверила его, что это специальная сумка для защиты от пыли, грязи и прочих неприятностей, после чего он согласился.

Нам с Адой категорически запрещалось улыбаться и вообще показывать зубы. Еще Ада спрятала свои глаза. Для меня предполагалось то же самое, но сквозь темные стеклышки было так плохо видно, что я отказалась от этой затеи. Эрик скрыл уши теми странными штуками из той же лавочки, что и "чехол" Гатнира. Я тоже, но ему было явно проще сделать это. Мне же предстояло все время держать их прижатыми к голове, чтобы капюшон не топорщился. Проще всего оказалось Рекосу. Ему просто нельзя было перекидываться, что он и так не часто делал. У меня же возникла настоящая проблема — хвост. Представляете, эти людишки живут без хвостов! Я одела длинную юбку, но в этом и заключалась суть — без участия хвоста я теряла равновесие и просто-напросто не могла нормально ходить, не то чтобы бегать! Кошмар и ужас! Я чувствую себя инвалидом! Рекос вызвался мне помогать. И на том спасибо.

Теперь мы были полностью готовы ко всему. Ведь наша маскировка — выше всяких похвал! Мы осторожно вышли из странного театра и пошли вслед за Рекосом "по следу" контрабандиста, старательно избегая живые лестницы и летающие комнаты. Гатнир предложил еще раз перекусить, но мы не позволили. Я старательно следила, нет ли еще где-нибудь запертых в неволе зверюшек. Как только эти варвары могли так поступить с такими милыми существами?! Хорошо, что мы восстановили справедливость! Правда, надо признать, кормили их вкусно. Мы с волкокрылом даже поспорили, какой корм вкуснее — рыбный или мясной. Победила дружба. Мы с Адой выбрали очень красивый ошейник для Джига. Надеюсь, ему будет в самый раз. Эрик-то вообще успел искупаться…

— Может еще разок? — Гатнир показал на гору подушек.

Эх, надо бороться с искушением! Я отчаянно замотала головой:

— У нас миссия!

Рекос помогал идти мне и держал след, а за нами шли остальные. Все вместе мы подошли к сплошной стене. Но не успели мы ничего сообразить, как она разъехалась в стороны. Еще один секретный ход! Мы осторожно прошли через образовавшийся проем. И замерли. Похоже, нас заманили в ловушку.

Мы оказались в очень жутком месте, тихом и сумеречном. Здесь рядами стояли повозки, которые мы видели на улице. Но они выглядели по-другому. Как будто спящие звери, сейчас они не сверкали глазами и не издавали никаких звуков…

— Неужели они живые? — Ада спряталась за Эрика.

— А может нет? Может это их кладбище? — предположил Рекос.

От этого вампирессе легче совсем не стало.

Мы крадучась пошли вперед, стараясь не издавать ни звука. А звери, мимо которых мы проходили, кажется, смотрели на нас пустыми глазами.

Неожиданно зверь, мимо которого мы только что прошли, взвыл страшным голосом. Мы подскочили от неожиданности. Он проснулся и будит остальных, чтобы прогнать чужаков, то есть нас? Мы кинулись прочь. Быстрее к выходу! Сама я толком не могла бежать, поэтому Рекос практически тащил меня за собой. Мы скатились по довольно пологой, но широкой горке и только отбежав на приличное расстояние от этого страшного места, остановились перевести дыхание.

Кошмур! Какой ужас я только что пережила! На мгновение мне показалось, что даже моя крысофобия не сравнится с этим. Ведь я даже не чувствовала этих зверей, как живых существ…

— Вот он! — крикнул вдруг Рекос.

Я оглянулась. По улице бежал контрабандист!

— Вздумал нас в ловушку заманить?! — Гатнир первым ринулся в погоню. — Не выйдет! От нас не уйдешь!

Мы побежали следом, стараясь не отставать от разъяренного подземного жителя. Мне это было довольно проблематично, но я старалась. Да и Рекос помогал.

Контрабандист приближался к ступенькам, уходящим вниз. Куда он теперь хочет нас завести? Еще одна ловушка?

Видимо, я опасалась не того, чего стоило на самом деле. Как только наш гном увидел ступеньки и виднеющийся подземный коридор, весь его пыл куда-то пропал. Гатнир резко затормозил. Волкокрыл, бежавший сразу за ним, от неожиданности сбил низкого друга и сам повалился сверху. Я не успела ничего сделать и кувырнулась через них. Это больно вообще-то! Вампиресса и эльфик, видимо не смогли решить с какой стороны лучше обогнуть нашу котовасию, упали по бокам.

Ш-ш-ш! Пока мы тут валяемся, импортер убегает! Чего бы в него запулить такого?! Рука нашарила сумку у ответственно лежащего рядом Эрика. (Он же не уснул?) В контрабандиста полетело первое, что я там нашла.

Точный удар в затылок маленьким серебристым предметом, и злодей засветился. Стоп! Засветился? Я вскочила и кинулась к нему. Поздно! Вместо него на первой ступени лежал только тот предмет, что я кинула. От него остался только мешок! Что теперь делать?!

— Ловко ты его запечатала! — восхитился голос сзади.

Это оказалась Ада. Я удивленно на нее посмотрела:

— Запечатала?

— Ага, — она стала быстро листать «Руководство Древопаса». — Смотри!

На странице, до которой я не смогла добраться, красовалось изображение красивой серебристой шишки и соответствующие пояснения.

— Это специальное приспособление для ловли нарушителей! — сообщила вампиресса.

— Как раз наш случай! — Рекос поднялся с ворчавшего Гатнира.

— Значит, мы его поймали? — уточнил Эрик, запихивая мешок в свою сумку, как вещественное доказательство.

— Да, — кивнула Ада, — он внутри.

— Здорово! — от переизбытка чувств я взмахнула хвостом….

Приспособление не выдержало случайного удара и покатилось вниз, перескакивая со ступеньки на ступеньку. Все осуждающе и раздраженно посмотрели на меня. А что я-то?!

— Это не я!

— А кто? — Гатнир явно сердился.

— Хвост!

— Раз так, то пусть он и идет в эту страшно подозрительную пещеру за нарушителем в шишке! — поставил гном ультиматум. — Я туда точно не пойду!

Только я собиралась возмутиться, но вдруг мне на нос что-то капнуло. Это еще что такое? Дождь. Он хлынул совершенно неожиданно и сплошной стеной. Наша группа ринулась к ближайшему укрытию, коим оказалась та самая пещера. Даже Гатнир забыл о своей клаустрофобии! Я выжала провинившийся хвост и поинтересовалась:

— Кто-нибудь нашел шишку?

Ответом мне стали спускающиеся по ступенькам вслед за нами шаги. Я оглянулась. Некто в бесформенном плаще спускался сюда. Ливень мешал рассмотреть его более отчетливо…. Он наклонился и поднял с пола что-то серебристое…. Это наша шишка!

— Стой! — воскликнула я и кинулась к незнакомцу.

За мной рванулись и остальные. Нэлик вскинулся, увидел нас, полных решимости, и…. Ринулся прочь! Куда?! С нашим преступником! Мы кинулись в очередную погоню, но застопорились из-за Рекоса…. Тут же не высоко! Незнакомец поскользнулся на середине лестницы, что-то выронил, но даже не заметил этого и снова кинулся бежать.

Я обогнула тихо скулящего что-то неразборчивое волкокрыла, надеясь, что этот ненормальный уронил шишку. Нет. В луже лежала книга. Я осторожно подняла ее, силясь разглядеть в потоках дождя похитителя.

Бесполезно. Но может Рекос сможет найти его по запаху от этой книги? Я снова спустилась вниз. Гатнир, Эрик и Ада тщетно пытались выпихнуть волкокрыла из-под каменной крыши. Гном старался больше всех….

— Ребята! — окликнула я их, — Он ушел, но обронил вот это….

Я протянула книгу переставшему отбиваться от друзей Рекосу:

— Сможешь найти?

— Не думаю, что это возможно в такую погоду, — вздохнут тот, тщетно принюхиваясь к книжке. — Дождь смывает следы….

Глава 15. Проникновение

Опаздывают! Что за дисциплина?! Я уже 28 лет работаю в школе и такого не допущу! У меня еще тонны работы! Я снова посмотрела на часы. Что же такое?! Они должны были прийти 17 минут назад!

Ну и денек! С самого утра все не ладится! Сначала забыла дома документы по расходам. Потом секретарь пролила мой кофе на отчеты по проведению психологических тестов в четвертых классах. Не успела я толком ее отругать, как прибежал трудовик с новостью, что в столовой прорвало водопровод. Побежала туда. Пока разбиралась что к чему, намочила свои любимые туфли! Чтобы как-то смягчить эту трагедию, пришлось высказать трудовику все, что я думаю о том, что он находится в столовой во время уроков. Когда туфли немного высохли, я оставила его в покое и отправила охранника вызывать аварийную службу. Пока они ехали, устроила разнос поварам. Чисто для профилактики и чтоб неповадно было! С такими расходами на них никаких денег не напасешься!

Когда наконец сантехники прибыли то, осмотрев водопровод, заявили, что тут работы на три дня и назвали совершенно нереальную цену. Ну, я им все сказала! Под конец, когда они уже были на все согласны, пригрозила натравить на них первоклашек. Они угрозу поняли — все сделали и со скидкой. Попробовали бы по-другому!

Так вот. Только я их выпроводила, вернулась в свой кабинет и облегченно вздохнула, как… Что же вы думаете? Звонок из Окружного Управления! «Срочно подготовить пятерых студентов из 8 «Б» для обмена с другой школой. Замена уже в пути». Я чуть с кресла не упала!

Побежала в 8 «Б», недоумевая, почему выбрали именно этот класс. Выбрала пятерых самых вменяемых и отправила как можно скорее. Они все спрашивали: «Куда?» А какая разница?! Раз Управление отправляет, значит надо! Даже я не спросила такие мелочи!

Вот отправила я их, стою у поста охраны, жду «замену». А они опаздывают! Беспредел! Охранник изо всех сил строит из себя «бравого офицера». Это потому что я тут. А так бы сидел, кроссворды решал.

Да где же они?! Тут с улицы послышались голоса. Дверь резко распахнулась. Я поправила очки и оглядела вошедших.

Как ни странно, их было пятеро. Первым, громко топая кроссовками 45-ого размера и грозно сверкая маленькими глазками из-под косматых бровей, шел… карлик? Довольно упитанный, но всего в половину человеческого роста. Облачен он был в ярко-зеленый спортивный костюм. Из-под малиновой кепки торчали волосы неопределенно-грязного оттенка. Он держал в руках чехол от скрипки.

Сразу за ним шли двое. Невысокая стройная девушка в темно-синем вечернем платье до колен, розовой вязаной кофточке сверху и высоких кожаных сапогах. Ее лицо скрывали огромные солнцезащитные очки. Она теребила прядь своих коротких абсолютно черных волос. Возможно, именно из-за цвета волос ее кожа казалась очень бледной.

Рядом с ней, с любопытством сверкая прямоугольными очками, шел блондин. Его длинные волосы были собраны в высокий хвост на затылке. Он был в светло-салатовом смокинге. Уши полностью закрывали огромные наушники, а на спине болтался большой разляпистый рюкзак с кучей застежек.

Следующая за ними девушка выглядела не менее странно. Темно-фиолетовая толстовка и зеленая клетчатая юбка в пол немного неожиданно смотрелись вместе. Из-под капюшона, накинутого на голову, виднелась копна рыжих кудрей. Шла она не менее странно — одновременно хромая на обе ноги, будто потеряла равновесие и никак не может его найти. С чего бы это? Ведь она не на каблуках, а в кедах.

Пятый парень бережно придерживал ее. Надо сказать, выглядел он нормальнее всех, если можно так сказать: потертые джинсы, синяя рубашка, оранжевый галстук и ярко-розовые кроссовки. Все это дополнялось взлохмаченными волосами и обеспокоенным взглядом на странную хромающую девушку.

Карлик остановился, сильнее прижал к себе скрипку и с подозрением уставился на меня. Остальные тоже остановились и тоже уставились. Я еще раз оглядела их. Кошмар! Что это такое?! Новый стиль молодежи?! То есть его полное отсутствие? Неудачный день….

— Вы, значит, по обмену? — спросила я, продумывая, как бы помягче выяснить с каким уклоном их школа — креативным или с психическими отклонениями? Если так, то понятно почему выбрали именно 8 «Б».

Они как-то странно переглянулись, а брюнетка стала листать какую-то толстую книжку, которую достала из рюкзака блондина.

Я хотела отправить охранника проводить их до кабинета, но, повернувшись к нему, выяснила, что этот субъект давно смылся. Уволить его мало! Придется самой.

— Следуйте за мной, — говорю и веду их до класса.

Пусть Алина Владиславовна разбирается! Как мне это надоело! Открываю дверь, захожу первой и на одном дыхании заявляю:

— Алина Владиславовна, ребята, у вас ученики по обмену. Прошу любить и не жаловаться. Знакомьтесь сами. У меня дела.

Да! Мне еще надо уволить охранника и выпить полбутылки валерьянки. Надеюсь, поможет….

Когда эта странная бабулька с гигантским пучком на голове бросила нас и дала деру, мне показалось это довольно подозрительным. Но это не так важно. Мы тут. Теперь нужно найти нужный класс. Я собиралась двинуться на поиски, но снова потеряла равновесие и начала падать. Хорошо, что Рекос меня удержал. Я благодарно улыбнулась ему.

Эта конспирация меня доконает! Вчера вечером, оставшись пережидать дождь в пещере, мы пытались придумать план по возврату шишки. Главной зацепкой являлась оброненная книга. Мы все собрались у ближайшего источника света — странного светящегося приспособления на стене. Такие штуки висели на всем протяжении коридора, но тепла не давали. Их свет был холодным, и просушиться нам не удалось.

Гатнир стоял у ступенек, стараясь не думать, где находиться. Рекос наоборот отошел от лестницы подальше. Ада села под светящуюся штуку, избегая смотреть на темные участки коридора. Эрик остался с ней искать что-то в «Руководстве». Я же ради любопытства сходила на другой конец коридора. Там обнаружилась точно такая же каменная лестница. Когда я поднялась по ней, то обнаружила, что оказалась на другой стороне улицы. Подземный коридор проходил как раз под ней.

Когда я вернулась, то объявила экстренное совещание на тему «Что, собственно, делать?». Мы окружили немного подсохшую книгу. На обложке можно было прочитать большими буквами «Биология», а ниже и помельче «Учебник». Проход через портал обеспечивал знание местного языка, но если что такое учебник я вполне знала, то насчет непонятной биологии пришлось снова лезть в «Руководство». Определение нам не помогло. Только еще больше запутало.

Я тяжело вздохнула и полистала книжку. Из-за падения в лужу практически все, что там было, расплылось до нечитабельной массы. Я смогла более-менее разобрать несколько схем и картинок, но мне это ничего не дало. Я долистала книгу до конца и замерла. На самой последней странице совершенно другим почерком, нежели вся остальная книга, было что-то написано. Вода размыла и эту надпись, но, призвав на помощь всех остальных, я смогла прочитать:

— «Евгени… (здесь совсем смыто) …. 8 «Б» Школа № 17».

Ада тут же зашуршала «Руководством». Обнаружилось, что здесь, где мы оказались, есть такое имя — Евгений.

— Нам нужно пойти туда и найти этого Евгения, — заявил Рекос.

— Причем как можно быстрее, — добавила Ада.

— Нужно составить стратегический план по проникновению на данную территорию, обнаружению цели и возвращению украденного имущества законным владельцам для успешного завершения отведенной нам миссии! — совершенно серьезно заявил Эрик.

— Ну ты и ляпнул спросонья! — удивилась я, — По-моему, все итак предельно ясно: поймать, отнять и вернуть!

— Так чего мы торчим в этом совершенно не уютном месте?! — возмутился Гатнир. — Выдвигаемся сейчас же!

Я согласно кивнула и даже было двинулась к ступенькам, как вдруг заметила на стене между двух светильников странное изображение. Это был одновременно рисунок и надпись. Довольно ярко, необычно и непонятно.

— Как вы думаете, что это? — обратилась я к ребятам.

— Послание, оставленное нам? — предположил гном.

— Не думаю, что оно именно для нас, — возразила вампиресса.

— Но кто-то же для чего-то это нарисовал, — пожал плечами эльф.

— Может быть, всякий, кто окажется в этом коридоре, должен оставить свой след? — предложил волкокрыл. — Вон там я заметил еще несколько похожих надписей.

— Ты хочешь сказать, что мы тоже должны что-нибудь оставить? — хмыкнула я.

— А почему бы и нет, — воскликнул гном. — Пишите большими буквами: «Здесь был великий и всемогущий Гатнир из рода Киркиных»!

— Нет, давайте лучше что-нибудь о вечной красоте и скрытых талантах, — возразила Ада.

— А я предлагаю написать девиз моей стаи! — вклинился Рекос. — «Сильные крылья поднимают война к небу»!

— А я хочу что-то вроде «Знания служат в пути маяком», — высказала я свою идею.

— Ну как-то так, — раздался сзади голос Эрика.

Я оглянулась. Вот это да! Пока мы обсуждали, эльф изобразил на стане нечто невероятное! Витиеватая надпись на эльфийском, который я еще не успела выучить.

— А как это на межмирный переводится? — тихо спросил Рекос, даже не собиравшийся изучать другой язык.

— Ну, если переводить дословно, — Эрик поправил очки, — высится Древо, а к нему на серебристых крыльях и со свитком в руках летит Древопас.

Вот это да! Он смог впихнуть в одну фразу все, что мы сейчас наговорили!

— Древопас — это я! — важно закивал Гатнир.

— Только с крыльями, — усмехнулся Рекос.

— Это у него скрытый талант такой, — засмеялась Ада, — а Древо символизирует вечную красоту.

— И маяк! — улыбнулась я и немного наклонила голову. — А если посмотреть вот так, то похоже на спящего котенка!

Пока мы разбирались с оставлением своего следа в подземном коридоре, дождь кончился и стало рассветать. Мы собрались штурмовать школу № 17, а конкретно 8 «Б».

Гатнир выбежал из-под земли с большим энтузиазмом, радостно вопя что-то про Третью Гномью Революцию и о свободе себя-любимого. Эрик, вдохновленный нашими одобрениями, смог подняться сам. А вот с Рекосом возникла небольшая и уже вполне привычная проблема.

— Закрой глаза и иди! — пыталась уговорить я волкокрыла.

— Не могу! Не хочу! Не буду! — выл тот в ответ.

— Как всегда, — сокрушенно вздохнула Ада.

— Чего вы там копаетесь?! — крикнул сверху Гатнир. — Давайте быстрее!

— Лучше бы помог! — возмутилась я.

— Ну нет! Я туда ни за что не вернусь! — заявил гном и задумчиво предложил. — Могу к вам эльфа скинуть.

Видимо, из-за существ наверху, Эрик снова уснул. Толку от него в таком состоянии не будет.

— Обойдемся, — я покачала головой.

— Ладно, приступаем, — кровожадно улыбнулась Ада.

Я кивнула и, схватив Рекоса за руки, потянула его вверх по ступенькам, путаясь в собственной юбке и едва не падая сама. Вампиресса подталкивала волкокрыла сзади. Рекос упирался, выл, скулил, но понемногу двигался, умудряясь при этом не дать упасть мне.

Когда мы, наконец, выбрались на поверхность, Гатнир с переменным успехом пытался разбудить Эрика.

При свете всего одного солнца место, в котором мы оказались выглядело еще более странным и непонятным, чем ночью.

Тут все было такое геомотрическое, что у меня задергалось левое ухо. Я еле его успокоила и поправила капюшон. Прямые здания поднимались так высоко, что заслоняли собой небо. В каждом таком здании было множество квадратных окон. Так много, что становилось не по себе. Дороги из какого-то странного темно-серного материала тоже были предельно ровными. Возможно из-за всего этого лес на другой стороне этой дороги смотрелся как-то странно и немного тоскливо.

— Так что мы будем делать? — поинтересовался Гатнир, ничего не добившись от эльфа.

— Все же решили, — Ада убрала учебник загадочной биологии в рюкзак Эрика. — Нам нужно попасть в 8 «Б»!

— А как туда попасть? — уточнил пришедший в себя Рекос.

— Древо помогает каждому ростку, — авторитетно заявил эльф.

Он все еще спит? Хотя…. Он же прав! Я оглядела улицу еще раз. Странные то ли повозки, то ли звери проносились мимо, но пеших нэликов видно не было. Тут из двери неподалеку с ничего не объясняющей табличкой «Аптека» вышел человеческий старичок с белым кульком в руке. Он был совсем немного выше Гатнира. Не долго думая, я, подхватив юбку, ринулась к нему, чуть не навернувшись по пути.

— Подскажите, как попасть в школу? — вопросила я у него.

Старичок задумчиво оглядел меня и ребят, подбежавших вслед за мной. В его зеленых, определенно человеческих глазах, я на мгновение уловила эмблему Древопасов. Наверное, померещилось.

Он весело улыбнулся и доверительно переспросил:

— В школу-то? Это вам надо обратиться в главное здание образования и записаться в школу и класс.

— А где это главное здание? — уточнила я.

— Вот, — нэлик махнул рукой вдоль по улице. — Идите вперед до стеклянного офиса.

— Спасибо, — поблагодарила я и, не без помощи Рекоса, поспешила в том направлении.

— Не за что, — донеслось нам в след, — Одинокому дереву трудно расти….

К чему это он? Ладно, это мелочи. Сейчас найдем стеклянное здание, запишемся в 8 «Б» и отправимся на поиски.

Сегодняшнее утро началось как самое обычное утро рабочего дня. Я пришел на работу к 6-ти утра и тут же пошел делать кофе. Всем. Себе, Людмиле Константиновне и Николаю Петровичу. Хотя последние двое еще не появились.

Им-то что. Николой Петрович Изюмин — директор всей этой организации. А начальство, как известно, не опаздывает. С Людмилой Константиновной Кварц немного другая история. Она занимает должность секретаря у Изюмина, но в ее обязанности входит только болтать по телефону с подругами, есть конфеты, читать журналы, наводить красоту и все в том же духе.

Кто же помогает Николаю Петровичу? А вот это уже моя работа. Да-да, я всего лишь секретарь секретаря. И на мои ненакачанные плечи свалились заботы об этих двоих, а заодно и о всей этой организации.

Взять хотя бы то же кофе. Николай Петрович просит Людмилу Константиновну приготовить кофе. Она в свою очередь просит об этом меня. Я готовлю кофе. Но не только Николаю Петровичу, но и Людмиле Константиновне. Отдаю чашки Кварц, а уж она одну относит непосредственному начальству, а другую выпивает сама.

Вот такая система. Хм… Может, мне тоже завести секретаря? Было бы неплохо.

Я посмотрел на часы. Всем рядовым сотрудникам уже пора быть на своих рабочих местах. Я уселся за стол и объявил начало селекторного совещания. Надо проверить, как выполняются поставленные задачи, уложимся ли мы в нужные сроки, убедиться в том, что отчеты о сделанной работе сегодня же будут у меня, а также раздать новые задания каждому отделу.

— В 22-ой, 30-ой и 57-ой школах закончен плановый ремонт, — докладывает заведующий Ремонтно-планового отдела.

— Хорошо, — киваю я. — Ремонтно-капитальный отдел, закрывайте их на капитальный ремонт.

— Как я могу начать капитальный ремонт?! — возмутился заведующий Ремонтно-капитального отдела. — Ремонтно-плановый отдел израсходовал все доски!

— Не переживайте, — успокоил я его. — Это поправимо. Значит, так, отрывайте доски, прибитые Ремонтно-плановым отделом, перекрасьте их в сиреневый цвет и установите обратно.

— А почему в сиреневый? — удивился заведующий Ремонтно-планового отдела.

— Он успокаивает, — пояснил я. — Инновационный отдел, согласилась ли сопредельная организация на сотрудничество? Каковы их требования к договору?

— Только что к нам пришли бумаги на принятие у себя инспекции для перенимания опыта, — ответили мне.

Внезапно дверь в приемную распахнулась, и в нее ввалились пять довольно странных подростков:

— Ну вот мы и пришли! — сообщил мне вошедший со скрипкой.

Мне стало плохо. Это же не инспекция?

— По нашим расчетам, — продолжал говорить телефон, — это сотрудничество очень хороший шанс для более эффективного развития…

— Селекторное совещание переносится на неопределенное время! — сказал я и повесил трубку.

Если эти ребята — инспекторы, то все принимает очень серьезный оборот. Нашей организации нужен подобный союзник в инновационной сфере.

— Чем я могу вам помочь? — с профессиональной улыбкой обратился я к представителям.

— Нам в 17-ую школу, — начала девушка в солнечных очках.

— В 8"Б" класс, — пояснил высокий взлохмаченный парень.

— И так, чтобы у непосвященных не возникло лишних вопросов, — добавила другая девушка в капюшоне.

Что все это значит? У непосвященных? Они хотят секретно проверить одну из школ? Но почему именно 17-ую? С ней что-то не так? Там были замечены какие-то нарушения? Плановый ремонт был. Учителя на достаточном уровне. Здоровая еда в столовой. Что же не так? Спортивный инвентарь новый… Точно! Там нет бассейна! Что же делать?

— Почему же вы остановили свой выбор именно на 17-ой школе? — попытался уточнить я.

— У нас на все есть причины, — ловко ушел от ответа блондин.

— И все же, — я не сдавался. — Почему вы не хотите в 22-ую, например, или 57-ую?

— Нам нужно в 17-ую! — отрезал инспектор со скрипкой.

Да что же в той школе такого особенного? Я предложил им присесть и выпить кофе, но они отказались, сказав, что очень спешат. Похоже, это намек.

Попросив инспекцию немного подождать, я кинулся сначала в отдел картотеки. Школа номер 17 оказалась самой обыкновенной. Не особо престижной, но и не запущенной. Один из преподавателей совсем недавно стал учителем года… Но это не особо существенно. Почему же выбрали именно эту школу, оставалось загадкой. Ладно, пусть будет, как они хотят…

Я побежал на этаж оформления учеников. Все же нам очень нужен этот договор. Какой класс они хотели? 8 "Б"?

Все необходимые бумаги были готовы через рекордное время — 15 минут. Осталось только заверить их подписями у непосредственного начальника. Я побежал обратно, надеясь на то, что Изюмин и Кварц уже пришли. К счастью, так и оказалось.

— Людмила Константиновна, — обратился я к секретарше, — эти бумаги нужно заверить у Николая Петровича ОЧЕНЬ СРОЧНО!

Наверное, по состоянию моей взвинченности она поняла, что дело серьезное и не терпит отлагательств. Людмила Константиновна кивнула, взяла бумаги, подошла к двери в кабинет Николая Петровича, вздохнула, постучалась и вошла.

Я ждал. Это было ужасно! Я весь извелся в этом ожидании. Инспекция ждет за дверью! Нам нужен этот контракт! Что же так долго?!

Наконец она вернулась. Без лишних слов я выхватил все бумаги из ее рук и побежал к инспекторам. Вслед мне несся женский крик: "Куда вы? Кто же будет делать кофе?" Видимо, она решила, что с такой скоростью я могу убегать лишь окончательно и бесповоротно. Ну нет. До пенсии мне еще далеко!

Как только я отдал ксерокопии бумаг инспекторам и объяснил, как добраться до школы, они ушли. Я обессиленно упал в кресло. Так нужно еще позвонить в школу номер 17, предупредить директора, да и отправить туда все бумаги… Зазвонил телефон, я поднял трубку:

— Мы не можем построить бассейн в 17-ой школе! Ремонтно-плановый отдел истратил весь кафель!

И ничего не долго. А старушка у входа сказала, что тут за одной бумажкой нужно месяц ходить. Мы уложились в полчака.

Сначала побегали по разным комнатам и коридорам. Из одной комнаты нас посылали в другую и так далее. Через какое-то время Гатниру это надоело, и он выпытал у какого-то дяденьки с досками, где у них самый главный. Дяденька раскололся, и мы тут же отправились по указанному направлению.

Самый главный сразу же проникся нашей проблемой и взялся за ее решение. Он куда-то убежал, но потом вернулся с кучей бумажек. Бумажки мы запихнули в рюкзак к Эрику, так и не разобравшись, что это, собственно, такое. Гораздо важнее нам было узнать, как попасть в школу номер 17. Он объяснил, и мы ушли.

Ну вот теперь мы тут. Тут — это в аудитории. Столов довольно много, они рассчитаны на двоих, и главное — почти все заняты! На нас с любопытством смотрит около 20-ти нэликов! Наверное, Эрик уже уснул. Тетенька, стоящая рядом с нами, улыбнулась плоскими человеческими зубами и сказала:

— Меня зовут Алина Владиславовна, я классный руководитель 8 «Б». С ребятами вы познакомитесь позже. А сейчас, — она задумчиво оглядела аудиторию, — как бы вас посадить?

Она сказала 8 «Б»? Как быстро мы его нашли! Осталось разыскать только самого вора.

Нашего Гатнира посадили на первую парту среднего ряда с какой-то девочкой. Он уселся там в обнимку с топором в чехле. Аду определили сразу за ним к какому-то мальчику. Меня отправили наискосок от нее, на третью парту первого ряда к светловолосой девочке. Рекос помог мне дойти. Его посадили тоже по диагонали от меня — на последнюю парту второго ряда вместе с Эриком. Волкокрыл так обыденно допихал эльфа до его места, что нэлики даже не заподозрили, что блондин дрыхнет.

Мы затаились на своих местах. Алина как-то там начала что-то рассказывать. Я не слушала. У нас другое задание. Боковым зрением я пыталась рассмотреть сидящих в аудитории и понять, кто из них подходит на роль загадочного Евгения. Ничего путного из этого не получалось — слишком плохо вчера был виден похититель шишки сквозь ливень. Как теперь разобраться?

— Евгений! — вдруг громко сказала преподавательница. От этого выкрика я подпрыгнула. А Алина продолжала. — Соколов Евгений, я к тебе обращаюсь! Если ты позволяешь себе разговоры, значит, хорошо понял тему. Прошу к доске.

Я замерла, когда из-за второй парты третьего ряда поднялся парень. Это он? Наружность самая бандитская, впрочем, как и у всех, кто сидел на третьем ряду. Такой вполне мог стырить чужую вещь и даже не мучиться угрызениями совести.

«Надо брать!» — высветилась надпись на моем запястье.

Удобное все же свойство у наших листочков. Это послание было от Гатнира, который уже подпрыгивал от нетерпения. Я поспешно одернула рукав, чтоб нэлики не могли заметить светящиеся буквы.

«Не сейчас», — отправила я в ответ.

«Да, слишком много свидетелей», — согласился Рекос.

Мы напряженно смотрели, как злополучный похититель шишки не спеша идет к доске. Неплохо было бы узнать, что он из себя представляет. Может, он не так прост, этот нэлик?

— Послушай, — шепотом обратилась я к своей соседке, усердно пишущей что-то в тетради, а, когда она подняла на меня глаза, кивнула в сторону доски. — Кто это такой?

— Жека, — ответила она мне так же шепотом, и добавила, выразительно глянув на третий ряд. — Он из Мафии.

— Мафии? — не поняла я.

— Да, — она кивнула, — они что-то вроде банды хулиганов нашей школы. С ними лучше не связываться.

Ничего себе! Целая бандитская группировка! И некто Евгений к ней причастен!

— Это же просто! Мы все это проходили! — говорила тем временем Алина этому самому бандиту, у которого явно что-то не получалось, хотя он исписал непонятными зигзагами половину доски. — Видимо некоторые прошли мимо.

Этот тип только плечами пожал. Учительница вздохнула:

— Евгений, помоги Соколову.

Не поняла! Из-за первой парты первого ряда поднялся парень в очках. Он подлетел к доске и стал что-то исправлять.

— А это кто? — снова обратилась я к соседке, надеясь, что мне просто послышалось.

— Евгений Кузнецов, — отозвалась та, — Он отличник.

— Получается, они оба Евгении? — уточнила я.

— Ну да.

Кошмар! Что делать? Их двое! Который из них? Сообщения примерно такого же содержания замелькали на моем запястье. Даже мирно сопящий Эрик принял участие. Что же нам делать?

Вдруг что-то оглушительно затрещало. Все вскочили и побежали. Что происходит?!

— Что случилось? — вопросила я у своей соседки.

— Перемена, — она, похоже, удивилась. — Следующий урок в соседнем кабинете.

Она убежала, подхватив свою сумку. Я тоже вскочила, но чуть было не упала. Рекос успел вовремя меня поймать.

— Спасибо, — сказала я, села обратно и объявила. — Экстренное совещание!

Благо, учительница тоже куда-то ушла, и в кабинете, кроме нас, никого не было.

— Подозреваемых двое! — заявил Гатнир обвиняющим тоном.

— Но сначала их было 19. Хотя нет, 18,— поправилась я, — я посчитала одного нелика дважды….

— Все равно плохо, — вздохнула вампиресса.

— Как узнать, который из них тот самый? — наморщил лоб Рекос.

— А давайте обоих поймаем? — предложил проснувшийся эльф.

— А можно? — обрадовался гном.

— Нет, конечно! — возразила Ада.

— Но как понять, кто из них — кто? — мучился волкокрыл.

— Может тогда просто последить за ними, — снова предложил Эрик. — Похититель может сам себя выдать.

— Может, но сколько мы будем ждать этого момента? — покачала головой вампирша.

— И дождемся ли, — кивнул Рекос.

Все замолчали погруженные в свои мысли. Наконец я произнесла:

— Давайте так, сначала просто понаблюдаем. Может быть, Эрик прав и тот, кто нам нужен сам выдаст себя. Если этого не случится, мы перейдем к другим действиям, — я помолчала. — Пока что ведем себя как можно аккуратнее. Мы люди, помните? Пусть и другие так считают.

Глава 16. Конспирация

Не успела я закончить, как снова раздался непонятный скрежет. Мы подхватились и ринулись в соседний кабинет. Оказалось, мы зря так спешили — в аудитории все галдели, шумели и явно не учились, потому что никого, хотя бы отдаленно похожего на педагога не наблюдалось.

— Учителя вызвал завуч, вот все и баламутят, — пояснила мне соседка, как только я аккуратно опустилась на стул, незаметно подворачивая хвост в бок.

— Вот оно что, — пробормотала я.

— Кажется, я забыла учебник, — вздохнула она, копаясь в своей сумке. — И ты свои еще не получила, да?

Я осторожно кивнула.

— Не переживай, — улыбнулась она мне, — я одолжу один у учителя.

Она поднялась и направилась к учительскому столу. Она взяла одну книгу из стопки и уже направилась обратно, когда какой-то парень с сережкой в ухе схватил ее за локоть:

— Чего это ты берешь без разрешения, а? — грубо поинтересовался он.

Этот тип был одним из тех, кто сидел на третьем ряду. Мафия, так их называют?

— Сказали, что можно брать без разрешения, — тихо ответила моя соседка и попыталась вырвать руку, но этот тип держался крепко.

— Кто это тебе сказал? — деланно удивился он. — Не помню, чтобы я разрешал что-то подобное. Учебники — это вещи важные, их нельзя кому попало брать, — он вырвал книгу у нее из рук. — Так я говорю?

Третий ряд одобрительно загалдел. Что это? Что за мир? Это у них так принято? Это что в порядке вещей?! Как так можно?!

— Видишь, народ согласен, — ухмыльнулся наглец.

Такого я не выдержала. Вскочила, забыв о всякой конспирации. А вот она меня не забыла. Равновесие снова оказалось потерянным. Рекос подхватил меня. В какой раз он спасает меня от падения? Но это не так существенно. Как можно так поступать?! Наверное, даже хорошо, что у меня не получилось ничего сделать. Если бы я смогла, я бы этого проходимца…. Эх! И плакала бы наша миссия вместе с практикой и дальнейшей учебой.

— Так, ребята, не шумим! — в класс вошел пожилой человек в костюме.

Все тут же стихли и расселись на свои места. Моя соседка опустилась на стул, не поднимая глаз.

— Разбушевались вы тут, — покачал головой человек. — А урок уже идет!

— Куда? — удивился Рекос.

— О, сегодня он уведет нас в мир одноклеточных, — объявил преподаватель.

Что за Мир? Они тут путешествиями по Мирам балуются? А в «Руководстве» написано, что даже не подозревают о Древе.

Не знаю, радоваться или огорчаться от того, что я ошиблась. При путешествии по мирам он явно имел в виду что-то другое, совершенно не похожее. А ведь сначала он показался мне вполне вменяемым. Это была еще одна ошибка. Признаки шизофрении я заметила у него, как только он начал ходить взад-вперед у доски и бормотать что-то про инфузорию-тапочку….

Весь урок я мучилась осознанием того, в какой ужасный мир нас занесло. Чего его охранять, когда он такой плохой? Серьезно, я не понимаю! Как его Древо носит?!

Когда в очередной раз раздался этот жуткий треск, все рванулись из кабинета с удвоенной скоростью.

— Это был последний урок, — крикнула мне уже на бегу соседка. — Пока!

Евгениев мы упустили, причем обоих. Вот невезуха! Где их теперь искать? Не зная, что еще предпринять, мы спустились на первый этаж. Вернее, попытались спуститься.

Рекос вцепился в стену, тихонько завывая. Мы с Адой тщетно пытались его отцепить, а гном старался «взбодрить» волкокрыла фразами наподобие: «Что ты корчишь из себя земляного червяка?! Будь, как булыжник посреди урагана!» Почему-то от всего этого толку было не очень много. Про то, как мы до этого поднимались по этой же лестнице — отдельная история. А ведь нужно было все сделать так, чтобы та бабулька не заметила!

Занятые Рекосом, мы не заметили, как Эрик включил режим лунатика! Он бесшабашно шагнул к лестнице, пошатнулся и полетел вниз, просыпаясь по дороге! Я среагировала быстрей всех и, вцепившись в его рюкзак, попыталась предотвратить падение. Но то ли эльф набрал в весе, то ли я сильно убавила, но вопреки всему Эрик утянул меня за собой! Уже в свободном полете я почувствовала, как кто-то вцепился в мою юбку, пытаясь удержать. Но это не удалось.

Я оказалась на полу у подножья лестницы. Упала я на эльфа, так что не ушиблась. Первое, что я увидела, повернувшись, — это нависший надо мной Рекос. Он уперся руками в пол, чтобы не придавить меня. На нем громоздился Гатнир и Ада. Видимо, все мы ринулись спасать друг друга в порядке очереди. Рекос пытался удержать меня, не смотря на свою боязнь высоты. Да еще смог защитить от немаленького веса гнома. Как он только его сейчас держит?

— Слезайте! — прохрипел снизу Эрик.

Это прервало поток моих мыслей. Волкокрыл поспешил стряхнуть с себя лишний груз, а затем помог мне встать. Такой заботливый.

Мимо нас с огромным рюкзаком за спиной пробежала маленький мальчик. Куда это он так спешит? Переглянувшись, мы ринулись ему в след. Мало ли. Может, мы что-то важное пропускаем?

Около выхода собралась огромная и очень недовольная толпа учеников. Дверной проем перегородила та самая старушка:

— Ничего не знаю! — кричала она. — Не каждый день Учителя Года поздравляем! Всем в Актовый зал!

Толпа возмущенно загудела. Я посмотрела на друзей. Судя по всему, они так же, как и я, ничего не понимали.

Не успела я ничего предположить, как толпа развернулась и, подхватив меня своим потоком, куда-то повела. Я вцепилась в Рекоса и только благодаря ему меня не затоптали.

Где-то впереди кричал Гатнир:

— А ну расступитесь перед великим мной! — в довесок к своим словам он бил всех на своем пути зачехленным топором.

Эрик и Ада затерялись где-то сзади. В такой толпе эльфа точно вырубило….

Наконец мы зашли в относительно большой зал со сценой и множеством стульев. Гатнир уже занял нам места и чутко охранял их от всех нэликов, включая педагогов:

— Занято! Занято тут! Непонятно что ли?! Занято! — возмущался гном, прогоняя невежд своим несменным оружием.

Мы уселись, и я облегченно вздохнула. Ладно. И зачем мы здесь? Что происходит?

Я незамедлительно поинтересовалась об этом у впереди сидящих человеков.

— Концерт, — отозвался неизвестный мне, курносый нэлик.

— О, концерт — это хорошо, — согласился Гатнир. — Так и быть — показывайте.

— А что за праздник? — тихо спросила Ада.

— Мало ли, — я пожала плечами.

— Это в нашу честь — я уверен! — заверил нас гном.

Рекос хмыкнул, а Эрик зевнул. Н-да….

Тут трое учеников вышли на сцену с какими-то непонятными штуками в руках. И тут началось…. Это был кошмар! Ужас! Таких невменяемых звуков я еще никогда не слышала и, надеюсь, что больше никогда не услышу! Мои и без того прижатые к голове уши не знали, что делать. А этот скрип и лязг не прекращался! Тут еще Рекос завыл, а Гатнир стал подпевать. Какая там конспирация! От всей этой какофонии аж Эрик проснулся! Он несколько раз моргнул, а потом попытался спрятаться под стул. Но не смог, потому что там уже пряталась Ада.

Скрежет прекратился так же неожиданно, как и начался.

— Спасибо нашим юным талантам за то, что они открыли концерт чудесной классической мелодией на струнных инструментах, — на сцене появилась та самая бабулька с гигантским пучком. Она говорила в какой-то странный жезл, отчего ее голос становился громче.

Троица на сцене поклонилась, а в зале захлопали. Ох, как же мне сейчас хочется поломать либо эти ужасные инструменты, либо их кривые руки! А лучше и то, и другое — для верности! Но я лишь сидела и молча приходила в себя.

— Не чудесной, а похоронной! — возразил бабульке Рекос и пояснил уже нам. — У нас именно с этой песней провожают в последний путь.

— Да с такой музыкой и мертвого поднять можно! — искренне изумилась я.

— Именно! — кивнул он, очень довольный тем, что я уловила его мысль.

Бабулька проигнорировала замечание волкокрыла и продолжила фальшиво растягивать губы в разные стороны, болтая что-то о торжественности и благодарности.

— А мне показалось, что это была баллада о гномах-каменоломщиках, погибших при обвале, — не согласился с Рекосом Гатнир.

— Не знаю такой, — покачал тот головой. — Но они же погибли?

— Да, — гном грустно кивнул.

— Вот, все правильно, — подвел Рекос итог, — похоронная баллада.

— Но к чему она тут? — Ада выглянула из-под стула.

— А кто их разберет, — я лишь покачала головой.

— Вы должны понимать, что вас учат лучшие педагоги и специалисты своего ремесла, — бубнила старушка со сцены, поправляя свое совершенно безвкусное платье.

— О чем она говорит? — снова обратилась я к сидящему впереди нэлику.

— Поздравляем училку математики, — отозвался тот.

— С чем? — поинтересовалась из-под стула Ада.

— Она — учитель года, — пояснил курносый. — Это типа очень круто….

— Э, наверно, — Рекос почесал затылок.

Как сложно с этими нэликами и их непонятными праздниками. Вот попробуй пойми.

— Следующими свои поздравления нам покажет танцевальный ансамбль «Чунга-Танго»! — объявила бабулька в жезл и, шлепая огромными ботинками, спустилась со сцены.

Что за танцевальный ансамбль? Я заранее напряглась, готовая выселять Аду с насиженного места. Заиграла музыка. Да, именно музыка. Такая же несуразная и корявая, как люди, но музыка. Ее даже можно было слушать!

На сцену выбежало 10 человек и начал изображать что-то вроде предсмертных конвульсий гритироха. Я недоуменно смотрела, как нэлики в зале восторженно хлопают, улыбаются и свистят. Я явно не понимаю местное искусство.

— Что они делают? — удивилась Ада, глядя на сцену. — Им нехорошо?

— Это танец для призыва дождя, — авторитетно заявил Рекос.

— Хочешь сказать, что сейчас дождь пойдет? — изумился гном.

Мы синхронно подняли головы вверх.

— Мы под крышей, — объявила я. — Все нормально.

— Крыша спасает не всякого, — пробормотал себе под нос Эрик.

— Не люблю я дождь, — забубнил Гатнир. — Сразу грязищи по колено.

Я снова посмотрела на сцену. Жуть!

— Да кто так танцует вообще?! — не выдержала я.

— Шаманы пользовались этим танцем лет 200 назад, — задумчиво сообщил мне Рекос. — Сейчас прогресс ушел далеко вперед.

— Нет, чтобы бал устроить! — донесся снизу обиженный голос Ады.

— Бал, — довольно протянул Эрик и улыбнулся во сне.

— Хватит уже позориться! — мое возмущение на миг заглушило музыку.

Нэлики замерли, но практически сразу же снова продолжили свои дикие пляски. На меня зашикали зрители.

— Да что они понимают! — я обиженно нахмурилась.

— Ничего! — согласилась со мной Ада. — Эрик, пойдем танцевать?

— Танцевать, — протянул эльф с той же улыбкой.

Вампиресса вылезла из-под стула, схватила Эрика и потянула его в довольно широкий проход между двумя рядами стульев. Я тяжело вздохнула. Какие танцы, если координация потеряна? Внезапно Рекос взял меня за руку:

— Пошли! — не успела я опомниться, как мы уже оказались рядом с эльфом и вампиршей.

На сцене продолжали призывать дождь. Из зала, приглушая непонятную людскую музыку, донесся бас Гатнира:

— В тиши ходов,

Во тьме земли…

Не надо слов –

Не говори…

Рекос поставил мои ноги на свои, подхватил меня за талию и закружился в такт мелодии. Мне ничего не оставалось, как обнять его за плечи, чтобы не упасть.

Зал с вытянутыми лицами людей кружился. Никто уже не смотрел на сцену. Боковым зрением я уловила, как медленно сползают очки у бабульки. Мимо пролетели Эрик и Ада. Эльф проснулся, и оба улыбались. Никакой конспирации и никаких фобий.

— Вот это кров

В тени земной…

Весь мир таков –

Танцуй со мной…

— голос гнома доносился издалека.

Я подняла глаза. Наши с Рекосом взгляды встретились. Его светло-карие глаза такие теплые и добрые. Он всегда такой заботливый…. Так здорово, что он рядом. Такой надежный и чуткий…. Я улыбнулась. Он постоянно мне помогает. Сегодня даже переборол свой страх, пытаясь спасти меня. Но всякий раз мы куда-то спешим, и мне некогда подумать, почему он так внимателен именно ко мне….

Музыка оборвалась, и Гатнир закашлялся от неожиданности. Мы остановились, и я с неохотой оторвала взгляд от волкокрыла. Рядом, держась за руки, стояли Ада с Эриком. И все смотрели на нас четверых. Запыхавшиеся нэлики на сцене были чем-то расстроены. Я это почувствовала. А вот странная бабулька была одновременно рассержена и сбита с толку:

— Думаю, — она поправила наконец очки, — на этом наш концерт подошел к концу. Можете расходиться.

Сказав это, она вручила жезл курносому нэлику и поспешно ушла куда-то за сцену. В зале на мгновение воцарилась тишина, а потом к нам подбежал Гатнир:

— Ну как вам такой мини-бал? — усмехнулся он, закидывая топор в чехле за спину.

— Невероятно! — отозвалась Ада.

— Я и не знала, что ты так поешь, — засмеялась я.

— А я не знал, что ты сможешь так танцевать в таком-то состоянии, — отозвался гном в ответ.

И правда. Если бы не Рекос…. Вот мурть! До меня только сейчас дошло, что я продолжаю стоять у волкокрыла на ногах и обнимать его.

— Прости, — я поспешно спустилась на пол. — И спасибо.

— Не за что, — улыбнулся Рекос мне в ответ, с явной неохотой убирая руки с моей талии.

Мое смущение было прервано восторженными криками нэликов. Они повскакивали со своих мест, окружили нас и засыпали всевозможными вопросами. К счастью, на большинство из них они отвечали сами:

— Вы из гимназии с творческим уклоном? Я мечтала туда попасть, но там очень строгий отбор…

— Что это был за танец? Я тоже хочу так уметь!

В итоге, нам оставалось просто улыбаться и вежливо кивать. Не знаю, сколько бы еще продолжалось это бессмысленное занятие, если бы Гатнир не заверещал, что мы куда-то опаздываем, а если не успеем, то грядет масштабная катастрофа. Мы с готовностью поддержали эту версию и поспешно убежали от желающих нам всяческих удач нэликов.

Отдышавшись и придя в себя, мы вспомнили о неотложной миссии и решили обследовать место военных действий, то есть территорию школы.

Обход получался совсем неинтересным. Само здание — прямое с одинаковыми квадратными окнами. Жуть, одним словом. И они еще хотят, чтобы их дети не росли такими ненормальными психами? В таких-то условиях?!

Из-за очередного угла послышались голоса. Я сделала знак остальным быть осторожнее. Опа! Это Мафия! А что они тут делают? Стойте! Это же моя соседка по парте! Чего им от нее надо?!

— Думала, что из-за этого дурацкого концерта сможешь сбежать? — спросил тот самый тип с сережкой. — Что именно из фразы «Ты испортила учебник, возмести ущерб» тебе не понятно?

Она молчала.

— Отвечай, когда тебя спрашивают! — это потребовал Евгений, толкнув девочку в плечо.

Она отшатнулась и упала. Толпа захохотала.

— Что ж вы делаете, инфузории малолетние?! — я не выдержала и вышла из-за угла. Ребята последовали за мной.

— Даю вам последний шанс оценить сложившуюся ситуацию, оставить девочку в покое и отдать нам Евгения, — предложила им Ада, не отрываясь от «Руководства».

— Что?! Жека-то вам зачем? — искренне удивились мафиози.

— А что? Он вам все-равно не нужен. Разве вы не заметили, какой он зануда? Без чувства юмора, плохой собеседник… — почти что искренне заявила я.

Хулиганы явно задумались, с сомнением глядя на того самого Жеку. Сам же Евгений не знал, что предпринять в подобной ситуации и только глупо хлопал во все стороны глазами.

Первым в себя пришел главарь:

— Кажется, вас надо просветить, кто здесь имеет право задавать вопросы и ставить условия.

— Отлично! — я улыбнулась, — Сейчас мы вам все объясним…. С наглядными примерами….

Как же этот хмырь меня разозлил! Жуть! Он не учел одну вещь — если мама записала меня на курсы этикета, это не значит, что я не посещала секцию фехтования на когтях. То ли от моей угрозы, то ли от моей улыбки, но этот тип немного стушевался, но тут же хмыкнул:

— Посмотрим, — он сделал какой-то знак остальным мафиози.

Остальные в составе семи человек, включая Евгения, двинулись на нас с самыми хулиганскими ухмылками. Что ж, оправданием для них является лишь то, что они нас совсем не знают. В Древесном на такое самоубийство не отваживались даже преподаватели! Бедные, глупые человеки!

— В атаку! — радостно взревел Гатнир и с диким воплем кинулся им навстречу, размахивая чехлом.

Первому же смертнику он наступил на лапу. То есть на ласту. Что там у людей? Ладно, не важно. Короче, отдавил бедняге нижнюю конечность. Тот взревел, схватился за нее и запрыгал вокруг своей оси, попутно сбив с ног двух своих дружков. Они покосились на нас и тактично решили не подавать признаков жизни.

Гатнир споткнулся об одного из этих умников и полетел на землю. Чехол выскользнул из его рук и с хрустом приземлился где-то в нестройных рядах противника. Наверное, если мы начнем помогать нашему гному, это будет слишком жестоко, но….

Я прикинула расстояние до обладателя сережки, улыбнулась ему как можно очаровательнее и выпустила когти на правой руке. На дежурствах у меня было много свободного времени, поэтому маникюр у меня был просто шедевральный. Но на Мафию мое произведение искусства произвело какое-то иное впечатление. Те, кто увидел мои отполированные коготки, тут же пытались слиться с ландшафтом и незаметно улизнуть. Как бы не так! Их отлавливали Ада на пару с Эриком, доходчиво объясняя, почему так поступать не стоит.

Я задумалась. Может, надо побольше блесток? Человеки отвечать на этот вопрос совсем не хотели. Пришлось звать на помощь Рекоса.

Нет, ну это невозможно! Куда вы все расползаетесь?! Рекос, держи вон того — удирает! А ну отвечай! Чего ты там бормочешь? Нормально говори! Ты вообще по межмирному понимаешь? Нервный какой-то попался….

Э, нет Рекос, того не трожь! Он итак уже зеленый…. Тебе тех припадочных мало? А я сказала: «Фу»! Вон того лучше хватай! У которого сережка в ухе! Да нет же! Ухо отгрызать не надо… было… А ну выплюнь! Я уверена, что ты не настолько голодный! Тащи его сюда! Главарь может разговаривать не разучился….

Значит так, у меня к тебе два вопроса. Первый: что не так с моим маникюром? Нет, Рекос, я не пытаюсь выколоть ему глаза! Я просто хочу, чтобы он получше рассмотрел! Эй! Он опять удирает!

Что значит: «Я больше не буду!»? Это ты уже на второй вопрос отвечаешь, что ли? Что это за странные бумажки? Деньги? Нет, мне не надо. Что значит: «Не губите! Жить хочу!»? Неужели все так плохо, что можно умереть?!

Все! Ухожу в монастырь! Нет, Рекос, и не отговаривай меня! Что это? Сережка главаря? А ничего так, красивая…. А если еще отмыть…. Ну ладно, так и быть, пока не уйду. В конце-концов монастырь никуда не убежит. Что значит, от меня убежит?!

Ну, будем считать, что с местной Мафией мы разобрались. Вон, уползают по частям. Пока я, Рекос и Гатнир разбирались с основной массой, Ада и Эрик допросили Евгения. Оказалось, что он о шишке ничего не знает и в пещере вчера вечером не был. Значит, не он, а тот, который умный. Разберемся! С маникюром меня, конечно, расстроили…. Ну да ладно! Убираю когти и осторожно похожу к своей соседке по парте. Понятно, что наш план «спрячься и не высовывайся» провалился. Как она отреагирует?

— Ты как? — спрашиваю и осторожно протягиваю руку.

— Нормально, — ответила она, и я помогла ей подняться.

— Пообещай, что никому не расскажешь о том, что сейчас произошло! — потребовал Рекос.

— Я пообещаю, что никому не расскажу о том, что сейчас произошло, если кто-нибудь объяснит мне, что, собственно, сейчас произошло, — поставила она условие.

— Ну, это довольно сложно… — я замялась.

— Вы не простые люди, да? — предположила она.

— Мы вообще не люди, — обиделся Гатнир.

— А кто?

— Я — гном! — гаркнул тот.

— Здорово! — обрадовалась она. — Но вы ведь не все гномы.

— Да, — согласился Рекос, — он у нас такой один на все Миры.

— И слава Древу! — хором воскликнули Ада и Эрик.

— Древу? — снова удивилась девушка, в ее глазах был неподдельный восторг. — Неужели, это была настоящая магия?

— Настоящая что? — не поняла я.

— Магия? — уже не так уверенно повторила она.

— Не знаю такого… — пожал плечами Рекос в ответ на мой вопросительный взгляд.

— Ну это специфические силы, которыми обладают далеко не все… — попыталась объяснить неизвестное слово человечка.

— И в мире этом существует подобное что-то? — преподнял бровь Эрик.

— Нет… — тут же поникла девчушка.

— Не понял. — гном почесал затылок.

— Зачем ты тогда об этом говоришь? — не выдержала Ада.

— Но ведь вы пришли из магического мира, верно? — улыбнулась та ей в ответ.

— Неа, — мы переглянулись, а вампиресса скрылась за страницами Справочника. — Вообще нет.

— Но как же все то, что вы только что творили? — окончательно озадачили человечку наши ответы.

— Подобными способностями обладают все представители наших рас, — я повела ухом, пытаясь правильно сформулировать то, что хочу сказать. — Кто-то в большей, кто-то в меньшей степени. Но в этом нет ничего необычного. И тем более никакой магии.

— Но как же растения? — не унималась девчонка.

Я посмотрела на сонно моргающего эльфа. Похоже его задержание подозреваемого произвело на НЭЛов наибольшее впечатление.

— Эрик просто знает их язык и умеет договариваться, — пояснила я.

— Ага, дипломат-батаник, — хмыкнул гном. — Что тут магиического?

— О, нашла! — неожиданно воскликнула Ада, тыкая в страницу Справочника. — «Мир Вэндер на краю Каштановой Веточки. Понятие магии — способность некоторых представителей расы флерров управлять погодными явлениями. Это обусловленно генетикой, так как свой род они берут от Древесного Ветра.»

— Потомки Ветра? — с сомнением переспросил Рекос.

— Но никакой магии! — фыркнула я.

Человечка молчала, задумчиво переваривая информацию. Но любопытство из ее глаз не пропало. Я вздохнула.

— Кажется, вопросов у тебя много… А нам еще искать место для ночлега….

— Вам ночевать негде? Можете ко мне пойти. Думаю, бабушка не будет против….

Мы переглянулись и кивнули:

— Спасибо.

— Как тебя зовут-то? — поинтересовался Гатнир, удобнее перехватывая чехол с топором.

— Для друзей — Ева.

Глава 17. Диверсия

Дом Евы оказался таким же, как и все дома в округе. Но меня поразило не это. Ей принадлежало только несколько комнат из всего здания! Хорошо, что они находились на втором этаже, и с Рекосом пришлось возиться не очень долго. Перед тем, как зайти, я натянула капюшон как можно ниже и проверила, не виден ли хвост. Ребята тоже занялись проверкой конспирации.

— Не переживайте, — заметила наши старания Ева, — бабушка без очков ничего не видит.

Она зашла первой и нажала на что-то на стене. Тут же люстра на потолке вспыхнула точно таким же холодным светом, который мы видели в пещере под дорогой. Если честно, то я немного испугалась. Но человечка, казалось, совсем не обратила на это внимания.

— Вернулась? Ну, как прошел день? — из соседней комнаты вышла седая человечка, она держала в руках поварешку, а, увидев нас, встрепенулась. — Да у нас гости!

— Ребята, познакомьтесь, — объявила Ева, — это моя бабушка, Марья Егоровна.

— Приятно познакомиться, — нестройным хором отозвались мы.

— Бабуля, они приехали в нашу школу по обмену, но им негде жить… — начала описывать ситуацию моя соседка по парте, но была перебита.

— Что за вопрос! — встрепенулась старушка. — Пущай у нас живут! Места хватит!

Мы рассыпались в благодарностях. Марья Егоровна заулыбалась еще шире:

— Ужин скоро будет готов, — и ушла обратно туда, откуда пришла.

— Пойдемте, — Ева потащила нас в другую дверь.

Наверное, это ее комната. О том, что чем является в этом странном мире, я могла лишь делать предположения. Шкаф или двери в соседний коридор? Кровать или диван? А уж о предназначении таких странных вещей, как непонятная коробка из такого же материала, как и наш «приз» с несколькими кнопочками, стоящая у стола, я могла лишь догадываться….

Наша группа замерла в дверях, настороженно все рассматривая. А наша новая знакомая уселась на дивано-кровать и осторожно поинтересовалась:

— Про Древо лучше не спрашивать? — мы синхронно кивнули.

— Про другие миры тоже? — снова кивок.

— Ну, а про то, что вы не люди, я и заикнуться боюсь… — вздохнула Ева.

— Не думаю, что рассказывать тебе о истинном Мироздании в нашей компетенции, — разочаровала ее Ада.

— Да, — я немного виновато пожала плечами и уселась прямо на пол. — Мы сами-то сюда случайно попали….

— А зачем тогда вы здесь? — человечка не собиралась сдаваться.

Мы переглянулись, решая, как лучше ответить на вопрос. Врать не хотелось, все-таки она обеспечила нам крышу над головой. Да и видела нас без конспирации….

— Кое-кто у нас кое-что украл, — осторожно начала я.

— И мы должны это вернуть! — заявил Гатнир.

— Иначе нам будет очень плохо, — тяжело вздохнул Эрик.

Остальные согласно закивали. А я отметила про себя, что количество существ, при которых эльф мог оставаться в бодрствующем состоянии, увеличилось.

— Я могу чем-нибудь помочь? — обеспокоенно спросила Ева.

— Нам просто нужно найти вора как можно быстрее! — рыкнул Рекос.

Все замолчали, обдумывая довольно непростую ситуацию.

— Кушать! — раздался голос Марьи Егоровны.

Вслед за Евой наша группа прошествовала к заставленному различными кушаньями столу.

— Проголодались, наверное? — суетилась бабушка, раскладывая по тарелкам что-то неизвестное, но довольно приятно пахнущее. — Садитесь-садитесь! Кушайте!

Ева тут же уселась за стол. Я поспешила последовать ее примеру. Мы же целый день ничего не ели! Но к передвижению себя самой собою без хвоста я так и не привыкла. Хорошо, что Рекос такой внимательный….

— Ой-ой-ой! Ты болеешь, милая? — видимо даже не зрячей старушке мое состояние показалось подозрительным.

— Нет, я просто так выгляжу… — невнятно пролепетала я, на что та только головой покачала.

Еда оказалась не просто съедобной, но и вкусной. Марья Егоровна только смеялась, глядя, как мы уплетаем все за обе щеки:

— Вы, наверное, сиротки, что такие голодные, — говорила она. — Добавки?

Да, я практически сирота! Ну, если не считать маму, папу, братьев, сестер…. Когда Гатнир закончил чавкать, мы поблагодарили хозяйку за вкусную еду и снова ушли в комнату Евы.

Мы стали готовиться к завтрашнему дню. После сегодняшних событий стало абсолютно ясно, что похитителем контрабандиста является отличник Евгений Кузнецов. Завтра нам нужно вернуть шишку и самим вернуться на дежурство.

Я причесывала хвост и наблюдала за удивлением Евы, когда Гатнир достал свой топор из чехла и стал его (топор) полировать. Ада с облегчением сняла темные очки и уткнулась в «Руководство», выискивая то, что может нам пригодиться. Эрик снял наушники и помогал ей. Рекос подвывал шуму за окном. Я размяла уши. Идиллия….

Некоторое время Ева просто наблюдала за нами. Стоило ли нам раскрывать себя? Наверное, мы поступили плохо. Если об этом узнают в Древесном…. Но я чувствую, что Ева хорошая, она не откроет наш секрет. Скорее мы сами это сделаем….

— Включить телевизор? — спросила человечка, выводя меня из раздумий.

— Теле…Что? — переспросили мы хором.

— У вас нет телевизора? — она удивленно подняла брови. — Сейчас покажу.

Она взяла в руки какой-то непонятный предмет с кнопками и нажала одну из них. Одновременно с этим большой плоский ящик, стоящий на тумбочке ярко вспыхнул и начал издавать непонятные звуки.

Я вскочила, выпуская когти. Ребята так же моментально приняли боевые позиции. Какую опасность представляет этот ящик?

— Успокойтесь, — изумленно замахала на нас руками Ева. — Это не опасно!

— Ты уверена? — с подозрением переспросил Гатнир.

— Да, — кивнула она.

Мы немного расслабились и осторожно приблизились к ящику. С ним произошло нечто странное. Одна его сторона, та что была повернута к нам, светилась все тем же холодным светом. Но не только. Помимо света на поверхности ящика появилось… Изображение? Но только не простая картина, а живая! Это было очень похоже на ту стену в странном театре. Но тогда мне некогда было рассматривать. А вот сейчас можно. Я даже отважилась потыкать когтем в физиономию какого-то человека. Но наткнулась на преграду.

— Зачем нужен этот …визор? — спросила я у человечки.

— Ну, — она задумалась. — По нему показывают новости — все важное, что происходит в отдельном городе и во всем мире.

— Ничего себе! — восхитилась Ада. — Это ты можешь знать, что происходит далеко-далеко от тебя?

— Да, — кивнула девушка. — А еще показывают фильмы — придуманные истории, которые изображают актеры.

— Вы театр туда умудрились запихнуть? — удивился Эрик.

— Вроде того, — засмеялась Ева.

— Неплохо, — согласился с эльфом волкокрыл.

Мы довольно много времени потратили на изучение левизора. Гатнир захватил пульт — то самое приспособление с кнопочками, с помощью которого можно было управлять хитрым ящиком. Рекосу тоже захотелось попробовать, но гном не захотел делиться.

— Верни! Это вообще не твое! — возмущался волкокрыл.

— Я это одолжил! — не соглашался Гатнир.

— Украл!

— Стырил на время!

Они устроили веселую потасовку. И как было не принять в ней участие? Всем нам тоже срочно понадобился злополучный пульт, и мы устроили яростную дуэль на подушках. Правда, подушек хватило не всем, но это мелочи. Побеждает, как известно сильнейший и тот, кто не дисквалифицирован.

Окончательно запыхавшись, мы развалились перед сияющим ящиком. Я, на правах победителя, нажала кнопку.

— Сегодня ранним утром торгово-развлекательный центр нашего города был атакован организованной группой из различных субкультур, — вещал с экрана усатый дяденька. — По рассказам очевидцев, туда входили представители Гринписа, готы и другая неформальная молодежь. Привлекая к себе внимание нестандартным поведением, группа выдвинула лозунг о защите домашних животных и растений от электронной техники и книг. Судя по тому, что ни одна из официальных субкультур ответственность за произошедшее на себя не берет, следует предположить, что у молодежи появилось новое движение….

— Ничего себе, что у вас тут творится, — покачала головой Ада.

— Но защита животных — это хорошо, — я махнула хвостом.

— Только чего их защищать от книг? — удивился Эрик.

— Правильно! От них надо меня защищать! — возмутился Гатнир, вспоминая свое недавнее посещение книжной лавочки.

Ева уселась за стол и стала что-то писать в тетрадке.

— Что ты делаешь? — спросила я, подходя к ней.

— Домашнее задание, — ответила девушка, рисуя корявую листограмму.

— Что это? — удивилась я и показала на рисунок.

— Геометрия.

— Звучит, как ругательство….

Она только пожала плечами. Наверное, тоже не была от подобного в восторге.

Марья Егоровна позвала нас ужинать. После всевозможных вкусностей, мы еще немного посмотрели, что творится в этом мире. Я окончательно убедилась в том, что хуже мира я еще не встречала. Но через какое-то время глаза начали закрываться сами. Я прям-таки почувствовала себя Эриком. В итоге, я и Ада остались спать в комнате Евы, а мальчишек отправили в гостиную. Хотя Гатнир и очень хотел досмотреть передачу о том, как гусеница превращается в бабочку.

Проснулась я рано от осознания, что что-то не так…. Ага! Сейчас напрягусь, соберу все свои силы и… перевернусь на другой бок. Вот теперь все отлично. Свернувшись калачиком и обняв хвост, я собиралась посмотреть еще парочку снов. Как вдруг над самым моим ухом что-то затрезвонило. Я вскочила, выпуская когти и принимая боевую стойку. Рядом появилась Ада. Мы переглянулись, готовые дать отпор неведомому противнику.

— Вы чего? — сонно спросила Ева и нажала что-то на каком-то приспособлении. Трезвон прекратился.

— Что это было? — настороженно спросила я.

— Будильник… — она явно была ошарашена нашим поведением.

— Это не опасно? — поинтересовалась Ада.

— Нет….

— Тогда ладно, — я убрала когти и снова полезла под теплое одеяло.

— Эй, ты куда? — окликнула меня новая подруга.

— Я спать, — отозвалась я из-под одеяла. — Передай будильнику, чтоб больше меня не будил….

— А как же школа?

— А что школа? Не в такую же рань, как сейчас, нам туда идти… — я уже почти уснула.

— Именно сейчас и идти! — возразили мне. — Уроки начинаются через полчаса!

Я откинула одеяло. Не знаю, что такое полчаса, но судя по тону, это не очень много. Что ж за мир такой? Поспать не дают!

За завтраком все, кроме урожденных нэликов, клевали носами. Марья Егоровна, как и вчера, хлопотала вокруг нас:

— Ну, как спалось? — с улыбкой поинтересовалась она.

— Как, как… — отозвался Эрик. — Мало!

Старушка только посмеялась. А вот нам было не до смеха.

По пути в школу № 17 я напомнила всем план под кодовым названием «диверсия». Вести себя как можно человечнее и не выделяться. Лучше всего это получалось, как ни странно, у Евы.

— Нужно быть очень осторожными, — закончила я.

Если честно, то я подозревала, что у меня начинает развиваться некая паранойя. Опасение боязни испуга от страха или что-то вроде того… Это из-за того, что с первым Евгением мы не угадали. Ну, ничего, он теперь от нас не убежит. Ну, тот, который Кузнецов.

Количество учащихся в 8 «Б» классе сегодня резко сократилось. Почти весь третий ряд пустовал. «Почти» — это потому что там сидел один единственный представитель Мафии, отсутствующий вчера. Он явно недоумевал, куда подевались все остальные. Что ж, так даже лучше. Кузнецов сидел за первой партой и что-то читал. Мы разошлись по своим местам в ожидании лучшего момента для захвата цели.

Наш план оказался не таким простым, каким казался сначала. На первом же уроке учителю взбрело в голову спросить что-то у Эрика. Тот, конечно, спал. На попытку Рекоса его немного растолкать, он пробормотал что-то типа: «Не будите меня, я на уроке!».

— Вы собираетесь отвечать? — учитель начинал нервничать.

Я тоже. У этого эльфа совсем нет чувства ответственности! Да и ответственности тоже нет! Мы же договаривались! Мурть! Тут Эрик резко вскочил. Что случилось? А, это Рекос наступил ему на ногу. Правильно!

— Так что произошло в 1247-ом году? — повторил вопрос учитель.

Эрик стал что-то отвечать! О, Древо! Откуда он может знать, что там случилось?!

— В этом году много чего произошло, — начал эльф. — О каком именно событии вы хотите послушать?

— Почему он отвечает с закрытыми глазами? — раздался рядом шепот Евы.

— Он не может смотреть на мучения учителя, который слушает его бред, — отозвалась я и тяжело вздохнула.

Весь урок мы слушали занимательную историю, которую нам, не открывая глаз, поведал Эрик. Даже учитель заслушался! В итоге, никто не поспешил по обыкновению на перемену. Все остались услышать, чем все кончилось!

На следующий урок мы опоздали в составе всего класса. Из-за этого учительница стала читать лекцию о плохом поведении и о чем-то еще столь же неинтересном. Пока она распиналась, я узнала у Евы, что следующая перемена — большая. Решено! Захватываем Евгения после этого урока! Об этом я и написала ребятам.

Как только раздались первые ноты дребезжащего звонка, Рекос сгреб меня и Эрика в охапку, Гатнир вооружился чехлом, а Ада подхватила сумку эльфа. Мы оперативно последовали вслед за отличником по коридору.

Когда похититель шишки проходил мимо раздевалки, я толкнула Рекоса в бок. Тут же наша группа сорвалась с места, запихнула, не успевшего ничего сделать Кузнецова в открытые двери и начала допрос.

— Где шишка? — первым поинтересовался волкокрыл.

— Шишка? — пропищал похититель.

— И не прикидывайся, что ничего не понимаешь! — Гатнир угрожающе помахивал чехлом.

— Признавайся! — посоветовала вампиресса.

— Будет лучше, если ты просто отдашь ее нам, — нахмурилась я.

— У меня ничего нет! — возразил отличник, бледнея. В его глазах читалась умная, но непонятная мысль.

— Не ври! — гаркнул гном.

— Мы знаем, что это ты был в подземном коридоре! — веско заметил Эрик.

— Не я, — замотал головой пытаемый.

— Ты взял шишку? — спросил Рекос.

— Почему я должен отвечать, если не знаю?

— Потому что я вежливо спросил. А так я делаю только один раз, — пояснил ему волкокрыл.

Отличнику, кажется, сделалось нехорошо.

— Ты Евгений? — строго спросила я.

— Да, — сдавленно ответил тот.

— Ты учишься в школе № 17? — продолжила я, он кивнул, и я задала последний вопрос. — Ты учишься в 8 «Б»?

Он стал бледнее Ады. Очки съехали на кончик носа. Чего он упирается? Сдалась ему эта шишка! Он ей все равно пользоваться не умеет! Отдал бы просто и все. А лучше б вообще не брал!

— Все сходится! — объявил Рекос.

— Я ничего не брал! — снова возразил Евгений.

Странно. Я вдруг отчетливо поняла, что он чувствует страх и непонимание. Он действительно не знает, чего мы от него хотим! Но как такое возможно? Все показывает на то, что это он! Ведь Жека оказался не тем. Не могут же оба Евгения, подходящие под наше описание, быть не теми?!

— Что случилось? — спросила Ада, заметив мое замешательство.

— Это не он, — тихо отозвалась я. — Он ничего не знает о шишке….

— Но ведь больше некому! — удивился Эрик.

Я кивнула. Ничего не понимаю!

— Вот вы где, ребята! — раздалось сзади. — Вы так быстро убежали! Ой, а Кузнецов вам зачем?

Ева удивленно оглядела нашу компанию.

— Мы тут обсуждали… — начала Ада.

— Эту, как ее… — не договорил Эрик.

— Геометрию! — вставила я дурацкое слово.

— Да! — тут же согласились ребята.

Вот она, вся прелесть импровизации — никогда не знаешь, что ляпнешь.

Ева с подозрением посмотрела на Кузнецова и проинформировала:

— Скоро звонок.

— Да, точно! — воскликнула Ада.

Мы тут же выскочили из раздевалки и поспешили на следующий урок. Проблемы — проблемами, а конспирация — конспирацией.

После того, что было утром, я было понадеялась, что на сегодня мучений в виде учителей-нэликов достаточно. Оказалось — нет! Именно сегодня они решили поспрашивать новеньких! Урок назывался еще более страшным словом — география. Гатнира вызвали к доске. Гном, соблюдая маскировку, выполз из-за парты вместе с чехлом.

— Зачем тебе скрипка? — удивился учитель.

— Мне не нужна скрипка, — тоже удивился Гатнир.

— Тогда зачем ты ее взял?

— Я не брал.

Что за скрипка такая? Учитель думает, что ее взял наш Гатнир? Не может такого быть! Гному, кроме его топора, ничего не нужно!

— Ладно, не важно, — вздохнул учитель, — расскажи мне, какие полезные ископаемые ты знаешь?

Вот это вопрос! Специально для гнома! Но есть ли в этом мире такие ископаемые, которые есть в его мире? Гатнир, видимо подумал о том же, поэтому отвечать не спешил. Ада зашуршала «Руководством», спеша на помощь.

«Соль», — появилось на моем запястье.

— Смоль! — объявил Гатнир.

Учитель замер. Мурть! Ему неудобно подсматривать у доски!

— И где же можно добыть такое полезное ископаемое? — поинтересовался учитель.

«В морях», — написала Ада.

— В горах! — уверенно сказал гном.

Ну да, для него полезные ископаемые могут быть только там….

— Интересно… — хмыкнул учитель. — А чем же полезно это ископаемое?

Вампиресса искала….

— Многим, — начал Гатнир.

— Чем же именно? — заинтересовался педагог.

«Употребляется в пищу», — отправила Ада.

— Всем! — отрезал гном.

Видимо, для моего одногруппника если можно есть, значит полезно….

— А конкретные примеры ты привести можешь? — допытывался преподаватель.

— Могу, — кивнул гном, — но не хочу.

— Почему? — опешил учитель.

— С вами на эту тему не интересно разговаривать, — заявил тот и утопал на свое место, оставив ошарашенного географа у доски в полном одиночестве.

К счастью, на этом урок закончился….

Всю перемену я пыталась найти выход из нашего незавидного положения. Но он упорно от меня прятался. Где искать нужного нам Евгения?

— Я нашла его! — радостно объявила Ева.

Я встрепенулась и посмотрела на нее. Девушка держала за шкирку маленького мальчика с большими синими глазами.

— Я сдаюсь! — решительно заявил он мне.

— Как тебя зовут? — хмыкнула я.

— Толя Стаканов! — отозвалось это чудо, напоминающее мне чем-то Фырчика.

— И в каком ты учишься классе?

— В 1 «А»! — так же бодро ответили мне.

— Извини, ты нам не подходишь, — грустно улыбнулась я ему.

Он явно расстроился. Но зато мое настроение немного поднялось. Нельзя так просто сдаваться! Мы найдем похитителя! Это даже не обсуждается!

Но придумать план действий мне не удалось, потому что на следующем уроке жертвой учительских амбиций стала я. Это была математика. Я добросовестно перерисовывала закорючки с доски в одолженную у Евы тетрадь. Они выглядят довольно забавно. Можно будет отправить их сестрам — пусть посмеются. Как вдруг учительница потребовала эту тетрадь себе на стол!

— Зачем ей моя тетрадь? У нее что, своей нет? — возмутилась я соседке.

— Это на проверку, — пояснила та. — Она вернет.

Ну, раз вернет…. Я поднялась и попыталась заковылять к учительскому столу, как вдруг ко мне подлетел Рекос. Он усадил меня обратно, гневно сверкая глазами, вырвал из рук тетрадь и сам отнес ее опешившей учительнице.

— Давно не падала, что ли? — прошептал он мне на обратном пути.

Мне осталось только благодарно и почему-то смущенно улыбнуться ему одними губами. И зачем он такой заботливый?

Ладно, об этом потом подумаю. Что там эта нэлка делает с моей тетрадкой? Учительница хмурилась. Чего ей там не нравится? Зачем тогда просила? Закончилось все тем, что она во всеуслышание заявила, что я совсем не знаю математики и нарисовала в моей тетради какую-то завитушку с хвостиком.

Ну, что на такое сказать? Никогда не собиралась учить непонятную математику. Думаю, это как раз вполне понятно. А на счет завитушки…. Она тоже смешная. Я прямо с ней тетрадку отправлю. Вот Фырчик смеяться будет!

Последним уроком значится физическая культура. Не знаю, что за культура такая, но нужно переодеваться. Ева нам помогла. Сказала, что Гатниру и так сойдет, а остальным нужно что-то подобное. В итоге я красовалась в фриолентовых штанах из странного материала и довольно удобных ботинках со шнуровкой. Фриолентовая куртка размера на четыре больше меня самой скрывала хвост.

— Сегодня урок совместный с 8 «В», — сообщила нам Ева перед самым звонком.

Учитель объявил, что мы будем во что-то играть. Как называется игра, я не поняла, но суть уловила. Две команды по шесть человек перекидывают мячик через сетку. Если мячик упал — один балл идет в счет команды соперника.

Команды распределились быстро. Мы взяли себе Еву. Поиграем, отвлечемся от невыполненной миссии….

Я работаю учителем физкультуры уже 9 лет. Поэтому повидал я всякого. Но когда в зал вошли пятеро в подобном виде, я, признаться, опешил. Нет, они в спортивных костюмах, но все равно….

Первый — маленький и коренастый человечек в зеленом костюме и малиновой кепке держал скрипку в чехле. Ну, кто приходит на физ-ру со скрипкой, а? Вторая — очень худенькая девушка в красном костюме и солнечных очках подталкивала третьего — длинноволосого блондина в сиреневом костюме, простых очках и огромных наушниках. Четвертый — парень в синем спортивном костюме и розовых кедах помогал идти пятой — девушке в фиолетовом костюме, который явно был ей велик. Она натянула капюшон до самых глаз. Может быть, это я чего-то не понимаю?

Я не стал им ничего говорить. Итак, понятно, что это те самые ученики по обмену, которых обсуждали на педсовете….

Объявляю волейбол. Играем до 10-ти. Новенькие держаться вместе и присоединили к своей команде Брусникину. Она слабый игрок, но ладно.

Хорошо, что в зале могут одновременно играть две партии. Новенькие на поле. Хромающую девушку поставили под сетку, слева от нее пристроилась брюнетка, справа парень в синем, на подачу встал коренастый человечек, в середине — блондин, а Брусникина ушла в самый угол.

Первым выпало подавать коренастому пареньку. Он подкинул мяч и… стукнул по нему скрипкой! Это вам что, банбинтон?! Мячик взлетел. Ай! Больно, вообще-то! Что вы себе позволяете?! Это ж надо?! Я запрещаю подавать таким способом!

Коротышка только плечами пожал. Он поменялся местами с парнем в синем. Я отошел подальше на всякий случай. Парень подал и тут же рванулся к хромающей девушке, страхуя ее. На этот раз мяч полетел нормально. Ребята из 8 «В» отбили. Мяч полетел прямо в блондина. Он мог бы отбить, но почему-то даже не двинулся с места. Мяч отбила брюнетка. Брюнетка? Как она успела так быстро? Только что стояла вот тут! Счет открыт! «1:0» в пользу 8 «Б». Быстро.

Ладно, что там у нас в другой игре? Ага! Женька опять себя проявляет! Спортсмен! А еще и бы еще и за мозги взялся — цены бы ему не было…. Подача! Отлично! «3:2» Так держать! Все молодцы! Хорошо играют….

Тут что? Не понял. Блондин так и не двигается. Брусникина вжалась в стенку. Парень в синем и хромая девушка под сеткой. Коротышка машет скрипкой. Хорошо, хоть не играет…. А вот что с брюнеткой? Она как-то странно двигается, будто зависает. Мяч уже пролетел, а она только голову в его сторону повернула…. Не понимаю!

Счет «9:5»! В пользу 8 «Б»! Ничего себе! Они, хоть и странные, но играют неплохо…. Подача 8 «В». Хромая девушка прыгает. Похоже, она не такая уж хромая…. Она отбивает мяч обратно за сетку. «10:5»! Свисток. Отлично! Игра закончена. Идите отдохните. Подхожу подобрать мячик. Что-то он странный какой-то. Сдулся? Так быстро? Я ж только вчера проверял…. Да и когда сегодня доставал, он нормальным был…. Странно….

Мы выиграли! Кто бы сомневался! Правда Гатниру запретили подавать, когда он запулил мячик в учителя. Так он же не специально! Рекос все время рвался мне помогать. Мило, конечно. Эрик-то вообще спал! А вот с Адой случилось зависание. Она ускорилась, чтобы отбить мяч. Ну, что сказать, отбила. А теперь вот мучается…. Я забила решающий мяч! Правда при этом не совсем рассчитала и продырявила его когтями. Но учитель вроде бы не заметил…. Все это время Ева стояла в углу и испуганно на нас таращилась. С чего бы это?

Мы уселись на скамейку. Две другие команды продолжали играть. Учитель сказал остальным что-то про другую игру и снова вернулся к наблюдению. Очередной бросок. Мяч ударился об пол. Учитель засвистел и провозгласил:

— Молодец, Евгений! Так держать!

Евгений? Он сказал «Евгений»? Из какого он класса? 8 «Б» или 8 «В»? Что за мурть!

— Ева, кого это учитель похвалил? — поинтересовалась я как можно беззаботнее.

— Женька Трофимов, — пояснила она. — Он хулиган — не учиться совсем. Ну, физ-ра — исключение….

— Он из нашего класса?

— Да, — она кивнула. — Он сидит все время на самой последней парте. Прогуливает часто. Я не видела его с того раза, когда видела в последний раз…

— И когда это было? — решила уточнить я.

— Я же сказала — в последний раз.

Все понятно! Вот почему ни Соколов, ни Кузнецов ничего не знали о шишке и пещере! Они действительно были не причем! Это он! Шишка у него! Нужно проследить! Я уже было собиралась подняться, но посмотрела на Эрика и Аду…. Они сейчас совсем не в состоянии…. Что же делать?

Тем временем началась новая игра. Рекосу, кажется, она понравилась.

— Ну-ка, одолжи мне эту штуковину, — он попытался отнять у Гатнира чехол с топором, чтобы присоединиться к игре.

— Моя штуковина! Не отдам! — заупрямился гном, не отдавая чехол.

Они так и бегали по полю вдвоем. И почему все игроки разбежались в разные стороны? Рекос даже забил гол в оставшееся без защиты кольцо!

— Убери хвост! Ты так переживаешь, что скамья трясется! — одернул меня Эрик, приоткрыв один глаз. Пришлось передвигать хвост на другую сторону. А что остается делать, если кругом сплошные беспокойства?!

— Ненормальные! Вы что, сумасшедшие? — опомнилась Ева. — Остановите их!

— Зачем? — удивилась я, а она только закатила глаза.

Прозвенел звонок, и все, включая учителя и Евгения, ломанулись из зала. Последний урок, да? Где уж в этой толчее хулигана отловить? Рекос подошел к нам, разочарованно уронив чехол вместе с гномом на пол. Ева тут же кинулась к Гатниру.

— Эй, что с тобой?

— Не трогай его, — покачала я головой. — Пусть там поваляется. Хоть помолчит немного….

— Ты как? — все же не оставила она гнома в покое.

— Я-то в форме, — отозвался он. — Вот только форма какая-то странная….

— Сейчас не до таких мелочей, как эта! — возразила я. — Экстренное совещание! Народ, тот, кто нам нужен — Евгений Трофимов!

Несколько мигов было тихо, пока до всех доходил смысл моих слов.

— Евгений, — хмыкнул Рекос и спросил. — Что предпримем?

— Хорошо бы проследить и все выяснить, — предложила я.

— Он уже ушел, да? След среди толпы взять сложно, — огорчился волкокрыл. — Да и запаха я его не знаю….

— Все равно, Ада сейчас в таком состоянии, что не до слежки, — вздохнула я.

— Утро вечера мудренее. С новым рассветом — новое дело! — сонно заявил Эрик.

— Я ничего не поняла, но ты меня убедил, — кивнула ему я. — Разработаем новый план, а завтра приступим!

Глава 18. Происшествия по соседству

Марья Егоровна встретила нас с очередными местными блюдами на столе. Пока мы уплетали все за обе щеки, она лишь умилялась. Потом она полезла в какой-то блестящий шкаф, из которого так и веяло холодом:

— Надо за хлебом сходить, — покачала она головой.

— Я схожу, бабуль, — предложила Ева.

— Нет-нет, — возразила старушка. — Я пойду. Прогуляюсь заодно. А то засиделась я в четырех стенах, света белого не вижу.

С такими словами она переобулась, схватила авоську и, велев нам попить некий чай, ушла.

Ева нажала что-то на непонятном ящике, и под чайником вспыхнул огонь. Вот только это был странный огонь. Синий. Я завороженно наблюдала за маленькими язычками пламени.

— Позовите меня, когда чайник закипит, — человечка поставила на стол большое блюдо с пирожками. — Хочу с домашкой как можно быстрее разобраться.

— Хорошо, позовем, — закивали мы.

Ева ушла в свою комнату, оставив нас на кухне. Гатнир тут же принялся за пирожки.

— Что ты делаешь? — возмутилась Ада.

— Чая еще нет, — нахмурился волкокрыл.

— Ну и што? — прочавкал он в ответ. — Зашем чай? Итак вкушно…

— Гнома посади за стол — он и стол съест, — вздохнул Эрик.

— На што ты намекаешь?! — Гатнир подпрыгнул на стуле.

— На то, что ты в гостях! — строго пояснила вампиресса.

— И должен вести себя прилично! — добавил Рекос.

— Прилишно? — переспросил гном. — Я так себя и веду!

— А вот и нет! — я вскочила и стукнула сидящего на другом конце стола Гатнира ложкой по лбу.

Это чтоб мозги встали на место. Но я немножко не рассчитала. Нет, не с ложкой. С хвостом… Он умудрился опрокинуть банку варенья! Прямо на скатерть! Что за невезенье! Все ошарашенно молчали. К нам со всей душой: дали крышу над головой, кормят-поят, а мы… а я… такую кляксу вместо благодарности…

— Я не при чем! — первым нарушил тишину гном.

— Ага, как же! — возмутился Рекос.

— Это ты себя вести не умеешь! — хмыкнула Ада.

Ребята взялись за Гатнира, как за первопричину. Похоже, они уже смирились с тем, что мой хвост иногда живет своей жизнью.

— Что теперь делать? — расстроенно спросила я.

— Да ладно вам! Сейчас все уберем! — с этими словами гном резко потянул скатерть на себя.

Но какими бы благими не были его намеренья, с силой Гатнир явно не рассчитал. Чашки, блюдца и прочая посуда полетели на пол. Рекос ринулся под стол, еле успевая все это словить и торжественно вручать Эрику. В то же время эльф пытался поймать стекающее со скатерти варенье в большую кружку.

— Что вы творите?! — праведно возмутилась Ада и схватилась за скатерть с другого края. — А ну, отдай!

— Не отдам! — уперся гном, еще крепче вцепившись в скатерть.

Но вампиресса тоже не собиралась сдаваться. Цветочная ткань не выдержала такого напора. Послышался треск рвущейся материи. Гатнир и Ада разлетелись в стороны, разорвав скатерть пополам.

Мало того! В своем недолгом полете, гном задел приставленный к стене топор. Оружие рухнуло с замахом. Да так, что перерубило одну из ножек стола! Стол завалился на бок, придавив Эрика и Рекоса. Они заголосили недружным хором.

Аде "повезло" не меньше. Ее кусок скатерти попал в синий огонь и моментально взпыхнул! Я кинулась на выручку подруге. Схватив чайник, я попыталась потушить ткань. Мне это почти удалось. Почти, потому что один угол упорно не желал тушиться кипятком! Я гневно фыркнула и отсекла все еще горящий кусок когтями. Ада тут же схватила его за обгорелый край, выскочила на балкон и выкинула огненный обрывок на улицу.

Я оглядела кухню. Она представляла собой довольно печальное зрелище. Такой бардак… А ведь мы в гостях!

С самого утра все не заладилось. Солнце светило в окно. Пели ненавистные мною птицы. У соседей сверху неустанно лаяла псина, громыхая моим потолком. Это, наверное, не псина, а целый бык!

Бормоча себе под нос проклятья, я спустился за газетой. А вернувшись, уселся вместе с ней на кухне, заварив трехнедельный пакетик чая. Ага, криминальные новости! Хоть что-то хорошее!

"Группа школьников поступила в больницу с множеством ушибов и ссадин. Помимо этого, у них наблюдаются общие галлюцинации…"

— Так им и надо, — засмеялся я, — малолетним преступникам!

Но мне не дали как следует насладиться столь маленькой радостью. В мой черный чай с потолка упала белая капля побелки!

— Ах, ты чертова псина! — возмутился я, стукнув газетой по столу.

Все еще пребывая в гневе, я злобно укусил совсем свежее печенье. Во рту что-то хрустнуло. Я вытащил печенье изо рта. Вставная челюсть висела на кондитерском изделии.

Черт! Запихнув свои зубы на надлежащее им место, я кинул печенье в мусорное ведро. Ведро отозвалось глухим стуком.

Внезапно сверху хлынул целый ливень из побелки! Я накрылся газетой. Что за напасть?! Ну я вам покажу! Вы у меня попрыгаете, как лягушка на скороварке! Сейчас я вам устрою! Я ринулся к телефону и набрал ЖЭК.

— Это беспредел! — гаркнул я в трубку, как только гудки сменились на женский голос. — Почему в моей кухне идет дождь?!

— За окном светит солнце, — ответили мне удивленно. — На каком вы этаже?

— На первом!

— На первом? — изумились в трубке.

— Именно! Почему дождь идет не на 10-ом или 12-ом, а на 1-ом?! — закричал я пуще прежнего.

— Но ведь сегодня солнечно… — возразили мне.

— Ничего не знаю! Сделайте что-нибудь! — возмущался я. — Вы там вообще работаете?! Или штаны на мою пенсию просиживаете?!

— Хотите оставить заявку?

— Еще б мне не хотеть! — кричал я. — Вы хоть представляете, на что сейчас похожа моя кухня?!

— Скажите свой адрес…

— Шишковая улица, дом 8!

— Так сейчас именно в вашем доме по заявке находится сантехник Васюков…

— Васюков?! Так что же он пришел сюда, если не работает?! — в гневе я бросил трубку. — Расстрелять их всех мало! Уволить тем более!

Потолок снова затрясся. Собачий лай окончательно вывел меня из себя. Я сейчас им всем устрою! Вооружившись газетой, я поднялся на этаж выше. Они у меня попляшут кордебалеты! Не дотянувшись до звонка, я трижды стукнул кулаком в обитую железом дверь. Из-за нее послышался страшный грохот, а затем громкий лай в мою сторону. Я отшатнулся от двери. А с противоположной стороны по ней скрежетали когти. Вот ведь! Да как можно держать у себя такую зверюгу и называть ее домашней?! Хорошо, что дверь оказалась заперта.

Я поспешно вернулся к себе. Ну ничего! Сейчас-сейчас! Вы у меня дождетесь! Я схватил телефон и набрал полицию.

— Вы собираетесь спасать мирных граждан или выиграть в "дурака" все-таки куда важнее?! Тут в жилом доме бушует огромный дикий зверь! Он того гляди выломает дверь и разорвет на лоскуты ни о чем неподозвающих людей! Начните работать в конце концов!

Сказав адрес и убедившись в том, что опергруппа выезжает сию секунду, я покосился на кухню и набрал следующий номер.

— Алло! Вы пожарные? Вы уверены, что до сих пор можете себя таковыми считать?! Тут люди тонут! Потоп! Наводнение! Все в воде с 12-ого по 1-ый этаж! А вы сидите, сложив руки и в ус не дуете! Разве не вы первыми должны быть в курсе о подобных трагедиях?! Срочно откачайте воду! Может быть, вам еще удастся меня спасти!

Немного приободренный, я уже собирался позвонить и в скорую, но со стороны балкона раздался какой-то подозрительный шум. Я оставил телефон, пробежал через кухню, прикрываясь от дождя газетой, и выскочил на балкон. Высунувшись почти что по пояс наружу, я бдительно огляделся.

Наискосок от моего собственного балкона, вцепившись друг в друга и в декоративные украшения балкона 2-ого этажа, висели два парня. Один во всем черном, другой в синем комбинезоне поверх рубашки. Они-то и шумели, переругиваясь.

— Чего вы тут висите, а? Делать больше нечего?! — праведно возмутился я. — Что за молодежь пошла! Вот я в ваши годы себе подобного не позволял! Это надо ж еще додуматься — на балконах висеть!

— Дедушка, — радостно обратился ко мне тот, что в комбинезоне. — Помогите нам, пожалуйста! Мы не можем спуститься!

— Как-как ты меня назвал?! — оскорбился я. — Какой я тебе дедушка?! Нечего было лезть, куда не положено! Ишь, чего удумали! Да кто ты такой, чтоб я тебе помогал?!

— Сантехник я, — отозвался парень, — Васюков…

— Ах, Васюков?! Так это из-за тебя у меня на кухне ливень идет?! — я попытался стукнуть его газетой, но не дотянулся, и чуть было сам не выпал с балкона. — И не стыдно тебе прохлаждаться на свежем воздухе, когда тут люди страдают от твоей безответственности?!

Парень хотел было что-то сказать, но из-за поворота с завыванием сирены выехала колонна машин МЧС. Все они остановились прямо напротив моего балкона. Из машин начали вылезать люди в форме.

— Снимите нас отсюда! — закричал им нерадивый сантехник.

— Снимите Васюкова! — тоже закричал я. — Пусть исправляет свои ошибки и спасает дом! Это только в его силах!

К дому почти сразу же приставили лестницу. Васюкова стали спускать на землю:

— Спасите Рекса! — крикнул он уже снизу.

В тот же миг второго парня отцепили от декоративных украшений балкона. Но он вовсе не рассыпался в благодарностях за спасение, а попытался сбежать, забравшись на вышеупомянутый балкон, на котором кто-то стоял.

— Держите его! — возмутился я. — Это он во всем виноват!

— Спасите Рекса! — пытался перекричать меня сантехник.

Я кинул в убегающего газету, но попал в кого-то другого. На том балконе было довольно шумно. Жаль, мне не видно, что там происходит… Парень в черном перелез внутрь лишь наполовину. В конце-концов он скрылся полностью.

Внезапно сверху раздался громкий полу-визг, полу-вой. Я попытался посмотреть на источник звука, подняв голову вверх. Кошмар! С балкона моих соседей с ужасным зверем валил черный дым!

— Дождя вам, значит, мало?! Еще и пожар решили устроить! Беспредел! Я буду жаловаться! — возмутился я, жалея, что уже выкинул газету.

— Спасите Рекса! — кричал внизу Васюков.

Вой повторился, но теперь это было больше похоже на скулеж. Сверху мелькнула рыжая тень. Не успел я ничего сообразить, как сверху раздался женский крик:

— Пес! — и в меня что-то полетело.

У меня в руках оказалось нечто пушистое, с большими глазами на перепуганной мордочке.

— Фу, какая прелесть, — умилился я.

Я шел по заявке на Шишковую улицу, в дом 8 и насвистывал давно забытую мелодию. Из какого-то переулка ко мне подскочил маленький щенок и побежал рядом.

— Чего тебе, малыш? — улыбнулся я, останавливаясь. — Где твои хозяева?

Щенок только весело вилял пушистым хвостом. Похоже, он не понимал, о чем я говорю. Я присел рядом с ним на корточки, погладил спутавшуюся шерсть, почесал за чумазым ухом:

— Ошейника у тебя нет, — констатировал я. — Да и хозяев, судя по всему, тоже…

Я поднялся и сделал пару шагов в сторону. Щенок немедленно побежал следом.

— Ну, и что мне с тобой делать? — вздохнул я и пошел дальше.

К себе я его взять не могу — у жены аллергия. Но оставлять щенка на улице, на произвол судьбы я не намерен. Его можно определить в приют для животных. Или в специальный питомник. Я снова посмотрел на трусящего рядом щенка. А еще нужно поспрашивать у знакомых. Может, кто-нибудь захочет оставить у себя столь милое создание.

С такими мыслями я дошел до места заявки. Дверь квартиры на втором этаже мне открыла улыбчивая женщина:

— Ой, это ваш песик? Как его зовут?

— Эм… Рекс, — сказал я первую пришедшую на ум собачью кличку. — Если не возражаете, он будет мне помогать. Вот только по дороге сюда он искупался в какой-то луже…

— Ничего страшного, — заулыбалась женщина. — У меня сегодня тоже непредвиденные обстоятельства. Видите ли, я записана к визажисту, а тут эта труба…

Она провела меня на кухню и показала свою проблему. Я серьезно кивнул и полез под раковину. Рекс тоже.

— Тут работы где-то на час, — сообщил я, а щенок согласно тявкнул.

— Я не успею, — вздохнула она и тут же просияла. — Вы не против, если пока вы тут работаете, я схожу на прием?

— Отчего же, сходите, — согласился я.

— Ах, спасибо вам большое! — она чуть ли не подпрыгнула от радости. — Я постараюсь побыстрее.

Уже через минуту мы с Рексом остались в чужой квартире одни. И если уж я, помня о профессионализме, честно делал свою работу, то Рекс, щенячья душа, носился, как угорелый и лаял, как ненормальный.

Однако, работа оказалась не такой простой, как мне показалось в начале. Дело продвигалось медленно. Через час я вылез из-под раковины размять затекшие мышцы.

Почти тут же в открытую настежь балконную дверь влетела горящая тряпка! Я отшатнулся. Что, черт возьми, происходит?! Она упала на стоящий посередине кухни пластмассовый стол. Кружевные салфетки моментально вспыхнули. Я попытался потушить огонь своей курткой. Но она была водонепроницаемой, а не огнеупорной… Поднялись клубы дыма. Я закашлялся и отступил ближе к балкону. Я отрезан огнем от двери и остальной квартиры. И от Рекса.

— Рекс! Рекс! — позвал я, уже чувствуя удушье.

Ответный лай прозвучал от входной двери. Он сможет выбраться? Надеюсь… Но что же мне делать? Дым оттесняет меня на балкон. Так, тут второй этаж. Если я выберусь, то могу выпустить Рекса снаружи. Не дав себе передумать, я выпрыгнул с балкона.

— Ты что творишь? Отпусти меня! — возмущенный возглас прямо в ухо.

Я открыл глаза. Н-да, прыгнул я криво… Оказался на соседнем балконе, то есть сбоку. И как так умудрился? Мало того, вцепился в какого-то парня, который уже тут висел…

Стоп! Парень? Ну да, парень. Не намного моложе меня. Водолазка, куртка, джинсы, кеды, кепка — все черное. Гот, что ли? И не запарился он в этом всем?

— Эй! Я к тебе обращаюсь! — возмутился он. — Отцепись от меня!

Падая, я вцепился в него, так сказать "по пути"… Я посмотрел вниз. М-да… Вроде бы второй этаж — не особенно высоко. Да и не в этом, собственно, дело. Мне очень не нравятся эти гигантские заросли крапивы и репейников! Откуда они тут взялись?

— Ты оставишь меня в покое или как?! — начал брыкаться парень. — Что ты вообще здесь забыл?!

— Это ты что тут делаешь? — возмутился я в ответ. — Не очень похоже, что загораешь — костюмчик не подходящий.

— Да зацепился я! — пожаловался парень. — И кто такие балконы придумал?!

Я только сейчас заметил, что балкон украшен декоративными завитушками из арматуры или чего-то подобного. Видимо, этот несчастный зацепился за одно из завихрений и еще неизвестно, сколько провисел здесь. Вот только, почему он тут висит и как тут оказался…

— Чего вы тут висите? — прервал мои мысли скрежещущий голос.

Наискосок от нас, то есть на этаж ниже того балкона, с которого спрыгнул я, на улицу выглянул дедулька с большой лысиной посреди редких седых волос:

— Вот в мое время…

— Дедушка, — радостно обратился я к нему, — помогите нам, пожалуйста!

— Какой я тебе дедушка?! — удивился старичок. — Ты кто вообще?

— Я сантехник Васюков…

— Ах, Васюков?! Так это из-за тебя у меня на кухне ливень идет?! — Дедуля погрозил мне свернутой газетой.

Ливень в кухне? Неужели труба еще больше прохудилась? Но ведь в той квартире пожар…

Послышался вой сирен. Я повернул голову. Из-за поворота с завыванием сирены выехала колонна машин МЧС. Все они остановились, не доезжая до зарослей крапивы. Из машин начали вылезать люди в форме. Отлично! У них должна быть лестница!

— Снимите нас отсюда! — закричал я им.

— Снимите Васюкова! — закричал дедулька. — Пусть выключит дождь!

Нам подали лестницу. Я стал спускаться вниз. Черный дым повалил с балкона второго этажа. Там ведь Рекс!

— Спасите Рекса! — крикнул я уже снизу тем, кто еще оставался на лестнице.

Мне уже было все равно, сняли ли того парня с декоративного балкона и выключили ли дождь в кухне у дедушки с газетой — щенок в горящей квартире казался мне намного важнее!

— Спасите Рекса! — обратился я к окружающим меня людям.

Они не понимают, хотят сначала осмотреть меня на наличие травм или чего-то подобного… Я пытаюсь рассказать им про щенка, про женщину и визажиста, про пожар…

— Спасите Рекса! — взываю я к их совести.

— Да спасли уже! — раздалось со стороны дома.

Я оглянулся. Между балконами второго этажа мелькнула рыжая тень. Не успел я ничего сообразить, как из дымовой завесы вышла рыжая девушка. В руках она что-то держала… Это же Рекс! Девушка посмотрела на свои руки:

— Пес! — закричала она и… скинула щенка с балкона!

Нет! Я ринулся было на перехват, но это оказалось без надобности. Рекса поймал старичок с первого этажа. Надо все-таки остановить ливень у него на кухне…

Проникнуть в эту квартиру оказалось даже проще, чем я рассчитывал. Ее обитатель — холостяк и трудоголик — ушел на работу ни свет ни заря. Подобрать отмычку было делом принципа. Прикрыв за собой дверь, я поправил перчатки и принялся за работу.

Но эта квартира обломала любые мои предположения. Во-первых, здесь не было совершенно ничего ценного! Покрашенная золотой краской пепельница и целая библиотека научной фантастики — не в счет. Компьютера нет, телевизор из прошлого века, телефон циферблатный…

Во-вторых — здесь был ужасный бардак! Попав в эту квартиру, я понял, какой я, оказывается, чистюля. Половник в вазе и мочалку на люстре я еще как-то пережил, но галстук в холодильнике добил меня окончательно.

Пытаясь успокоить свои резко расшатавшиеся нервы, я вышел на балкон. В этой квартире мне искать нечего. С таким "интерьером" хозяин квартиры вряд ли заметит то, что у него был "гость"… Тем более, что забирать замороженный галстук я у него не буду.

Я задумчиво посмотрел вверх. Балкон второго этажа был украшен декоративными завитушками. Не очень дешевое удовольствие, да и забираться по ним должно быть легче…

Насколько я знаю, в этой квартире живет пенсионерка с внучкой. По пути сюда я видел бабульку у магазина. А девчонка еще, должно быть, в школе.

Попытка не пытка! Я поправил кепку и полез наверх. Я уже зацепился руками за парапет, и хотел было подтянуться, как вдруг почувствовал, что зацепился. Зацепился! Супер-крутыми черными джинсами! Каким образом?! Что за невезенье?! Если я сейчас отпущу одну руку, чтобы попробовать отцепить ткань, то не выдержу веса своего же тела и упаду. Если же стану подтягиваться дальше, не смотря ни на что, то рискую порвать джинсы… Черт!!!

Размышляя таким образом, я пялился на злополучные завитушки. И тут на меня накатило осознание… Это вовсе не дорогой декор! Это самая обыкновенная сплавленная арматура! Ручная работа, так сказать! А ведь с расстояния смотрится довольно круто…

Мои размышления прервались совершенно неожиданным образом. Из соседнего балкона выпрыгнул мужчина! Причем выпрыгнул он не просто так, а прямо на меня! Он вцепился в меня двумя руками!

— Ты что творишь? Отпусти меня! — возмутился я, крепче сжимая руки на парапете. — Прыгаешь, так прыгай! Меня с собой не тащи!

Дурной какой-то! Он что решил, что я хочу покончить жизнь самоубийством, но никак не сделаю решающий шаг и теперь пытается мне помочь? Мужик в синем комбинезоне пялился на меня совершенно ошалелым взглядом.

— Эй! Я к тебе обращаюсь! — позвал я. — Отцепись от меня! Я еще хочу жить! Так что ты это… один давай…

Он стал вертеть головой, посмотрел вниз и только сильнее в меня вцепился. Неужто передумал…

— Ты оставишь меня в покое или как?! — я попытался ему помочь, но он пристал, как клещ. — Что ты вообще творишь?!

— Это ты что тут делаешь? — наконец подал голос мужик. — Загораешь?

Он совсем ненормальный? Мне вообще-то тяжело еще и его держать!

— Да зацепился я! — поделился я. — Ты уж давай или туда или сюда. Или падай, или сам держись!

— Чего вы тут висите? — прервал мои мысли скрежещущий голос.

На балкон наискосок от нас вышел какой-то дедуля. Мужик завел с ним светскую беседу. Я же сосредоточился на том, чтобы не упасть. Руки совсем онемели, пальцы вот-вот разожмутся…

Тут послышался вой сирен. Этого мне еще для полного счастья не хватало! Вот ведь черт!!!

— Снимите нас отсюда! — закричал мужик вниз.

Я решил до поры до времени затаиться, но сбежать при первой же возможности. В тюрьму мне ой-как не хочется! К дому приставили лестницу. Мужика спустили. Мне сразу же стало легче. Мои джинсы попытались отцепить от завитушки. Я ждал.

— Спасите Рекса! — услышал я крик того ненормального снизу.

Как только я почувствовал свободу, я подтянулся на руках и попытался перевалиться через парапет. Но у меня это получилось лишь наполовину. На балконе стоял какой-то взлохмаченный парень. В него-то я и врезался! Мы взвыли хором.

— Держите его! Спасите Рекса! — кричали внизу.

На балкон выскочили еще какие-то ребята. Видимо, я не рассчитал, и девчонка вернулась домой, да еще и привела друзей…

— Рекос, тебя обижают? — нахмурился какой-то коротышка.

Сознание уплыло от первого же удара скрипкой в футляре по моей многострадальной голове…

Мы с ребятами замерли в полной рассеянности. Такой погром даже Марья Егоровна увидит без очков… А Ева, наверное, пожалеет о том, что приютила нас…

— Мы должны все исправить! — решительно сказала я.

Все переглянулись и кивнули моим словам. Работа закипела. Нам нужно уложиться в минимальный срок!

Рекос сгреб остатки посуды в угол и замаскировал, накрыв сверху салфеткой. Эрик принялся за восстановление ножки стола, но немного перестарался, и вдобавок ко всему посередине столешницы расцвел букет.

Я с Адой принялась за починку скатерти. У нас было два куска ткани: один большой и чумазый, другой — немного поменьше, обгорелый и мокрый. Я обнажила когти, а вампирша спустила половину Гатнировского плаща на нитки. Это— как мера наказания. Тем более, что гном постоянно путался в полах великоватого для него плаща. К слову, сам Гатнир очень рвался всем помогать с реконструкцией кухни, но ему запретили. Он очень расстроился. Через какое-то время под чутким руководством Адессы из-под моих когтей вышло нечто очень кружевное и с множеством оборок…

— Спасите Рекса! — послышался крик с улицы.

Я дернула ухом. Волкокрыл пожал плечами:

— Зачем меня спасать? — заинтересованный, он вышел на балкон и посмотрел вниз. Да так и замер.

Тут второй этаж… Для него, наверное, высоковато…

Внезапно из-за парапета выскочил какой-то странный тип во всем черном. Рекос взвыл. Я бросилась ему на помощь. Ребята кинулись за мной. Всей гурьбой мы выбежали на балкон. Рекоса сковал страх высоты. Сейчас он абсолютно беззащитен! А человек в черном уже практически взобрался на наш балкон!

— Как ты смеешь обижать нашего товарища, чебурек высокогорный?! — взвыл гном и начал серию атак чехлом по голове захватчика.

Я бросилась оттаскивать Рекоса от парапета, но этот тип вцепился в нашего волкокрыла мертвой хваткой. Ада и Эрик поспешили мне на помощь. Вампирша тянула меня за хвост. А вот эльф немного обознался с закрытыми-то глазами и пытался затащить на балкон типа в черном.

— Рекос, я тебя держу! — уверял друга Эрик.

— Мяура, тяни! — подбадривала меня Ада.

— Пытаюсь, — отозвалась я.

— Получай, шпион проклятый! — верещал Гатнир, не переставая бить врага чехлом.

Пару раз он промахнулся и попал по эльфу, но это мелочи. А вот когда откуда-то снизу в Эрика полетела газета, он возмутился:

— Я тут его спасаю, а он еще отбивается! — с такими словами эльф затащил наконец типа в черном на наш балкон.

Тип не шевелился. Наверное, решил притвориться мертвым… Но нам было не до него! Мы пытались привести в чувство Рекоса.

В самый разгар щекотания с соседнего балкона раздался жалобный визг. Я встрепенулась и прислушалась. Этому препятствовали надрывные крики "Спасите Рекса!" внизу.

— Да спасли уже! — отмахнулась я.

Кто-то с соседнего балкона попал в беду. Я чувствую это. А еще я чувствую, что этот кто-то совсем маленький. Не могу же я оставить в беде карапуза!

Решив так, я перепрыгнула на соседний балкон. О, Древо! Здесь все в дыму и черном смоге! Пожар? Вот мурть! Тут же где-то детенок! Я ринулась вперед по ниточке чувств маленького существа. Нужно действовать быстро! По пути я разглядела то, что горит стол из какого-то странного материала. Поэтому дым такой едкий! Кошмур!

Вот это существо. Я не могу разглядеть его из-за дыма, просто хватаю пушистый комок на руки и бегу обратно. Выскочив на балкон, я посмотрела на спасенного…

— Пес! — инстинкты побороли все остальные чувства, и щенок полетел вниз.

Что же я наделала?! Я кинулась к парапету и посмотрела вниз. Слава Мировому Древу! Его поймал какой-то седой человек. Все в порядке. Я облегченно вздохнула и перепрыгнула обратно на балкон Евы.

— Мяура, он не шевелится! — возмутилась Ада, показывая на Рекоса.

— И смотрит на нас пустыми глазами, — пожаловался мне эльф.

— Вот так! — Гатнир попробовал изобразить взгляд Рекоса.

Я вздохнула и подошла ближе. С этим Псом совсем другая история…

— Подъем! — я провела хвостом у волкокрыла под носом, — Единственное солнце поднялось к зениту!

Он чихнул и посмотрел на меня обиженным, но довольно осмысленным взглядом.

— Очнулся! — вампирша захлопала в ладоши.

— Это хорошо, — Эрик поправил очки.

— А с этим жуликом что делать? — гном потыкал в человека в черном топором в чехле. — Выкинем обратно?

— Чтоб не повадно было, — согласилась я.

Все вместе мы схватили незванного гостя и, хорошенько размахнувшись, выкинули с балкона вперед ногами.

— Отлично! — Ада проследил за траекторией падения, перегнувшись через парапет.

— Рекос, — я встала рядом с ним, — ты как?

Он посмотрел на меня, потом оглядел себя с ног до головы:

— Жить буду…

— Вот и хорошо! — обрадовалась я.

Квартиру сотряс какой-то жуткий звук. Мы все кинулись на кухню и из-за ледяного шкафа выглянули в коридор. Ева, вынимая из ушей какие-то странные штучки, соединенные шнурком, пошла открывать дверь. На пороге стоял мужчина в очень странной одежде:

— Добрый день! — начал он. — МЧС города выражает вам глубокую благодарность за поимку преступника! Большое спасибо! — мужчина пожал ошарашенной Еве руку и ушел восвояси.

— Что это было… — начала девушка, но тут же в открытую дверь вошла Марья Егоровна.

— Встречаешь? — заулыбалась она, — А во дворе, представляешь, вора поймали! Да еще у Катерины, нашей соседки, пожар приключился! Вот беда… — продолжая что-то рассказывать, она зашла на кухню.

— Это вам! — Гатнир торжественно вручил старушке отреставрированную нашими силами ткань в цветочек с кучей рюшек.

— Ах, какой красивый фартук! — восхитилась Марья Егоровна. — Он так подойдет к моей новой скатерти!

Глава 19. По следу

Только зайдя в класс, я тут же посмотрела на последние парты. Его не было! Место у окна, которое, по словам Евы, он всегда занимал, пустовало! Как же так?! Куда он делся?

— Его нет! — пожаловалась я соседке.

— Может, опаздывает? — предположила она.

Может. И хорошо бы, чтоб так оно и было…. Первый урок прошел очень быстро. За это время Трофимов так и не появился. Я совсем извелась. Мы уже три дня в этом странном мире. А если Гринчард, Дыгонтий или еще кто-нибудь узнал, что мы не на посту? Может быть, нас уже готовы отчислить? А если мы так и не поймаем того, кто украл контрабандиста, то у нас не будет доказательств того, что мы не просто ушли с практики! О, Древо!

На перемене мы ничего не обсудили. И так все было понятно. Только Эрик пожаловался на закон подлости. Мол, вчера рано лег спать, выспался, да еще утром Ева нас кофе напоила и теперь ему нечего делать на уроках. Я тяжело вздохнула. Это все мелочи. Если Евгений не появится, то шишку нам не вернуть. А если мы не вернем шишку, значит…. Мяф! Все плохо!

Ребята были расстроены не меньше меня. Именно поэтому Рекос удостоился письменного замечания: «Выл на уроке!». Я даже не ругалась, что он нарушил конспирацию. Нэлики все равно ничего не поняли.

На третий урок мы не спешили. Видеть пустое место у окна было не очень приятно. Когда мы все-таки вошли в класс, я посмотрела туда автоматически…. Место было занято! Евгений пришел! Он здесь! Весь урок я сидела, как на иголках. Нужно было переходить к решающим действиям! Мы схватим его, отнимем шишку и вернемся, наконец, обратно!

Как только прозвенел звонок, мы последовали по пятам за Трофимовым. Ева увязалась с нами. Ладно, главное, чтоб не мешала. Куда это он идет? Выходит из школы? Он же только на одном уроке был! Подозрительно…. Темная личность этот Евгений…. Он свернул на узкую улочку и остановился там. Неужели заметил слежку? Мы затаились за углом.

— Пришел, значит? — раздался неприятный голос с другого конца переулка.

Я осторожно выглянула. К Трофимову подошло несколько парней. Один из них, чем-то напоминающий мне тролля, явно считался здесь главным.

— Чего это они с ним сделать хотят? — напряглась Ада.

— Если они его раньше нас пытать начнут, то не честно получится! — проворчал Рекос.

— Это наш Евгений! — кивнул Эрик.

— Нужно им помешать, — решила я.

— Я ничего не понял, так что пойдемте разбираться! — Гатнир не собирался оставаться в стороне.

Преисполненные решимости защитить свою жертву, мы выскочили из-за угла. Бандиты, явно неожидавшие такого, отшатнулись.

— Что вы здесь делаете?! — очень удивился Евгений.

— Мы пришли, чтобы защитить тебя! — объявил Рекос.

— Защитить меня? — переспросил тот. — Теперь у меня действительно проблемы….

— Хвост привел? — нахмурился главарь банды.

Что он там про мой хвост вякнул? Никого он не приводил! Клевета чистой воды! А за ложь грядет кара!

— Интересно тут у вас, — проговорила я, приближаясь. — Вот только кое-что мне не нравится….

— Что это тебе не нравится? — рыкнул бандит.

— Ну вот, например, — я наклонила голову, — что вы к нашему Евгению лезете?

— К Женьке, штоль? — переспросил этот неуч. — У него должок образовался, вот мы претензии и предъявили.

— Вот как, — я хмыкнула. — Могу со всей серьезностью заявить, что наши к нему претензии гораздо более глобальнее ваших и имеют довольно опасный и несговорчивый характер.

— Я так не думаю, — заявил этот тип.

А я не думаю, что ты вообще думать умеешь! Нет, конечно, все имеют право на тупость, но видимо некоторые злоупотребляют! Ш-ш-ш! Этот бугай явно считает, что если он врежет, то все — с ног долой и уши врозь. Ага! Как же! Не дождется!

— Ну-ка разойдись, я иду! — потерял терпение Гатнир, помахивая чехлом.

Гном никогда не был сторонником долгих переговоров. Да, если честно, то никаких переговоров вообще. Сомневаюсь, что он понимает смысл этого слова. Гатнир привык решать проблемы немного менее гуманным способом. Не могу его этим упрекнуть, когда мы имеем дело с такими неприятными личностями….

— Ты что, скрипкой со мной драться собрался? — главарь засмеялся, ему вторила вся банда. — Да за какого дурака ты меня принимаешь?!

— Не знаю, — гном немного озадачился. — А какие бывают?

Вместо ответа бандиты стали нас окружать. Через несколько мигов все ходы к отступлениям были перекрыты. Но кто сказал, что мы собираемся отступать?

— Мы окружены, — констатировала Ада.

— Это же хорошо! — возразил Рекос. — Теперь мы можем атаковать в любом направлении!

— А сколько их? — сонно спросил Эрик, не открывая глаз.

— Какая разница? — удивился Гатнир. — Мы будем их бить, а не считать.

И не поспоришь….

Когда последний несостоявшийся бандит уполз за угол, я развернулась к виновнику сей баталии. Евгений стоял, вжавшись в здание рядом с Евой.

— Я знаю карате! — не совсем уверенным голосом сообщил он.

— А я знаю карате, ушу, айкидо, дзюдо, теквандо и много других странных слов, — Ада снова листала «Руководство Древопаса».

— Ты должен нам кое-что вернуть, — начала я.

— Зачем ты вообще взял нашу шишку? — возмутился Гатнир.

— Какую шишку? — казалось, искренне удивился бледный Женька.

— Не буди во мне зверя, он и так не высыпается! — рыкнул на него Рекос.

В этом мире при постоянной конспирации мы стали довольно нервными. Лучше ему просто отдать шишку с контрабандистом, чтоб мы оставили его в покое.

— Я ничего не брал, — помотал головой Трофимов.

— Не ври — не поможет и не спасет, — нахмурилась вампиресса.

— В подземной пещере ты был? — поинтересовался Эрик.

— Какой пещере?

Мурть! Что ж он такой тугодум!

— Два дня назад в подземном коридоре, ведущем с одной стороны дороги на другую, ты подобрал серебристую шишку, — разложила я все по полочкам. — Верни ее нам!

— Я не… — снова стал отпираться Евгений.

— Подождите! — вдруг перебила его Ева.

— Что? — немного раздраженно повернулась я к ней.

— Тогда еще ливень был, да?

— Ну да, — кивнул Рекос.

— Ну тогда это я была….

— ЧТО? — нашему удивлению не было предела.

Если она так шутит или пытается спасти Трофимова, то не смешно и не выйдет. Шишка нам нужна!

— Что ты такое говоришь? — тоже не поверил ей Рекос.

— Ну, два дня назад я пошла в магазин, — начала рассказа Ева. — И тут пошел дождь. Я побежала в пешеходный переход. Увидела, как что-то сверкает у самых ступенек. Подняла, и тут раздался оглушительный крик. Я подняла глаза и увидела непонятное чудище. Я испугалась и убежала….

— Разве я похожа на чудовище? — тут же обиделась Ада.

— Нет, что ты! — замотала головой девушка. — Просто в темноте я всех вас испугалась….

Это она? Но как же так?

— Но как же тогда вот это? — Эрик достал из сумки учебник и открыл последнюю страницу.

— Да! Ты хоть и учишься в школе № 17 и в 8 «Б» классе, но ты же не Евгений! — я все еще не могла поверить.

— Ты Ева, — важно кивнул Гатнир.

— Ева — это сокращение от Евгении. Что-то вроде прозвища для друзей, — заявила она, — Евгения Брусникина, школа № 17, 8 «Б».

— Тогда получается… — Эрик все еще недоверчиво смотрел на человечку.

— Получается, что ты взяла нашу шишку, — закончила я.

— Да, — она кивнула.

Поверить не могу! Мы нашли целых трех Евгениев, всех их допросили, а оказалось, что ищем вообще не того, кого нужно! Мы искали Евгения, а нужно было Евгению…. И кто придумал так непонятно сокращать имена?! Ева, которая практически с самого начала помогала нам, оказалась тем самым вором, которого мы искали! Как прикажите на такое реагировать?!

— Ну, раз вы тут разобрались, то я, пожалуй, пойду, — пробормотал Женька и осторожно двинулся к выходу из переулка.

Мы его не останавливали. Да и зачем? Только Рекос крикнул ему вслед:

— Забудь все, что видел! Если что, мы тебя мигом найдем!

Паренек побледнел почти, как Ада, и быстро скрылся.

— Вот ты что сразу сказать не могла, — продолжал хмуриться гном.

— Так я не знала… — смутилась Ева.

— Не знала, — передразнил Гатнир и обратился ко мне. — Давай сюда! — он требовательно протянул вперед руку.

— Так она не со мной… — Ева стушевалась. — Дома, в зеленой сумке.

— Это такая в цветочек? — почему-то уточнила Ада.

— Лютиковая, да? — Эрик взволнованно поправил очки.

— Вроде, — отозвалась человечка неуверенно.

— Ну так пошли, заберем! — тряхнул головой Рекос.

И мы потопали вслед за человечкой мимо высоких серых зданий. Гатнир, насупившись, топал сразу за Евой… То есть, Евгенией. Нет, ну я просто не в состоянии это осознать! Ну, как вообще могло получиться, что шишка была совсем рядом, а мы ловили совершенно не относящихся к делу нэликов?! Да, чувства гнома я полностью понимала и даже разделяла.

Рекос тоже молчал, поглядывая почему-то в мою сторону. Эрик с Адой обмениваются непонятными мне взглядами и в конце-концов я не выдержала:

— В чем дело?

Они снова переглянулись. Я нахмурилась. Почему я не знаю что-то, судя по всему, важное?

— С лютиковой сумкой имели мы дело, — начал эльф, переставляя слова от нерешительности. Вампиресса закивала, соглашаясь с ним.

— Какое такое дело? — обернулся Гатнир.

— Ну, — начал эльф, — когда мы спасали Рекоса, я разглядел под окнами прекрасное растение!

— Прекрасное? — вклинилась в разговор Ева. — Да вроде там ничего такого не растет…

— Как же не растет?! — с неподдельным возмущением воскликнул Эрик.

— Лепестки такие трехлистные, — попыталась объяснить Ада.

— И восхитительные сирневые соцветия, — закивал блондин.

— Сиреневыми? — снова озадачилась человечка.

— Ну да! — закивала вампирша.

Ева покачала головой. Похоже, она не поняла, о каком растении идет речь. Ну, а я тем более. Насколько я смогла вспомнить, под это описание подходило пять растений из совершенно разных миров. А что растет в этом мире, я вообще без понятия.

За этим странным разговором мы подошли к уже знакомому дому. Внезапно сзади раздался резкий громкий звук. Я обернулась и ощетинилась. Ребята приняли боевые стойки. К нам подкрался монстр, похожий на тех, что мы видели на дороге и в странных пещерах. Только он был раза в два больше, яркого орунжевого цвета. Человек, сидящий внутри, яростно махал нам руками, что-то изображая.

— Отойдите в сторону! — «перевела» нам Ева его жесты. — Дайте ему проехать.

Мы настороженно отошли к краю дороги. Монстр, громко урча, прокатился на своих странных круглых лапах мимо. От неприятного запаха я подавилась воздухом. Рядом закашлялся Рекос. Жуть какая…

— Что это вообще такое? — спросил невозмутимый к запахам гном.

— Грузовик, — пожала плечами Ева и зашагала к дому.

— Тоже мне, грузовиик, — бурчал, топая за ней следом, Гатнир. — С чего бы это мы должны его пропускать?

Я ободряюще похлопала волкокрыла по плечу, и мы зашагали за остальными.

— Ну вот же! — раздался возглас Эрика, стоящего у клумбы. Я поспешила к нему.

И правда, трехлистные зеольные лепестки на тоненьких стебельках, и соцветия сиреневые, местами переходящие в розовый и фиолетовый… Целый ковер из этого растения стелился по земле.

— Клевер? — приподняла брови так же подошедшая к клумбе Ева. В ее голосе явственно слышалось разочарование и удивление. — Вы серьезно?

— Серьезней некуда! — закивала Ада. — Как ты сказала оно называется? «Веркле»?

— Мы решили взять с собой несколько саженцев, — блаженно улыбнулся эльф.

— Но зачем? — все еще не могла понять человечка.

— Это растение обладает огромными лечебными свойствами! — вампиресса потрясла Энциклопедией.

— И симпатичненькое, — вынуждена была признать я.

— А при чем тут сумка? — почесал затылок гном.

— И, правда, — кивнули остальные. — Сумка-то при чем?

— Ну, мы в нее саженцы поместили, — смущенно улыбнулась Ада.

— Чтобы удобнее было перевозить, — кивнул ее словам Эрик.

— И получается, что мы не нашли шишку, хотя она буквально была у нас в руках, — вампирша грустно опустила глаза.

— Ну, я положила ее в боковой кармашек, — вспомнила Ева, — вы могли и не заметить.

— Все равно, — яростно замотал головой эльф, — мы, как древопасы, должны были быть намного внимательнее к любым мелочам!

Вроде бы он и прав, но только никто из нас даже представить не мог, что искать надо в окружении Евы…

— Сейчас все это уже не важно, — пожал плечами Рекос. — Закончили со своими цветочками? Тогда пошли.

Действительно, любовь эльфа к растениям, а Ады к новым знаниям вполне логична. Но и тут важно расставить приоритеты. Волкокрыл прав, нам нужно спешить. И я направилась к дому вслед за ним.

С кухни вкусно пахло чем-то сдобным. И тут уже Еве пришлось напоминать нам, что мы пришли «не плюшками баловаться».

— Я и не собирался баловаться! — бурчал Гатнир, послушно топая за человечкой мимо кухни. — Я собирался их съесть!

— Сначала нам нужна шишка, — ради этой фразы я собрала всю свою силу воли в кулак.

Ребята были с этим согласны, так что в комнату человечки мы зашли довольно решительно.

— Я всегда ставила ту сумку у тумбочки, — задумчиво проинформировала нас Ева.

— Тут? — Рекос стоял к данному предмету мебели ближе всех. Он сунул свой нос и за тумбочку, и даже в тумбочку, чтобы разочарованно сообщить. — Нет…

— Как нет? — Ева осталась на пороге комнаты и не могла видеть всех деталей.

Я хмуро стояла посреди комнаты. Мне весь этот поворот событий в корне не нравился. Вроде как, выяснив наконец, где шишка, мы можем ее спокойно забрать, но почему же не можем найти?

— Мы оставили ее за телеящиком, — смутилась Ада и пояснила. — Чтобы никому не мешалась…

Гатнир тут же полез за телеящик и скрылся там почти целиком — только ботинки торчат:

— Чего-то тут никаких сумок нет, — приглушенный голос гнома от стены, — хотя, вот тут что-то виднеется…

Раздалось шуршание. Я замерла в ожидании, будучи практически уверенной в успехе. Гатнир оглушительно чихнул и вылетел с другой стороны от телеящика.

— Как ты перечумазился, — захихикал Эрик.

— Я на тебя посмотрю, когда ты по телеящикам шастать будешь! — огрызнулся гном.

Я слегка улыбнулась, но в данный момент меня интересовало другое…

— Сумка-то где? — волкокрыл оглядел гнома и пришел к таким же не утешающим выводам, что и я.

— Сумок нет, — развел тот руками, — зато вот, что нашел!

Гатнир вскинул руку с зажатым в кулаке предметом. Все подошли поближе, чтобы лучше видеть. На ладони гном держал круглую звеняшку синего цвета, на которой было изображено белоснежное крыло. Я почесала за ухом.

— Это же мой значок «За помощь крылатым друзьям», — удивилась Ева. — Я его еще года два назад потеряла…

— Рекос у нас самый крылатый, — эльф поправил очки.

— Хоть и не самый летающий, — хихикнула вампирша.

— Да уж, — согласилась с ними я. — Самый летающий из нас — это гатнировский топор.

— Даже если так, моему топору не нужен значок, — слегка нахмурился гном.

— Тогда отдадим Рекосу, — улыбнулась Ева и протянула находку волкокрылу.

— Безмерно благодарен, — он, смущенно насупившись, прицепил звеняшку к отвороту куртки.

Я невольно улыбнулась. Почему-то подумалось, что наверняка когда-нибудь сможет преодолеть свой страх и взлететь в небо на своих крыльях…

— Но к нашей проблеме, — вернул всех в рабочее русло Эрик, повторив