КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435084 томов
Объем библиотеки - 600 Гб.
Всего авторов - 205465
Пользователей - 97370

Впечатления

kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovik86 про Воронков: Император всея Московии (Альтернативная история)

Нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
fangorner про Дынин: Между львом и лилией (Альтернативная история)

Идея неплохая. Не заезженная. Но есть и то, что лучше поправить. Слишком много персонажей говорят от первого лица. С учётом того, что все персонажи (мужчины, женщины, аборигены, попаданцы) говорят совершенно одним языком, это портит впечатление. Если в следующих книгах автор это поправит - будет явнг интереснее!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ночная Стая (fb2)

- Ночная Стая 100 Кб, 31с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - JNBIM

Настройки текста:



Интересные рассказы: «Ночная стая».


Синопсис:

Молодой врач сталкивается с непростым пациентом, которого мучают проблемы со сном, не позволяя ему выспаться. В попытке добраться до истоков проблемы главный герой открывает страшную тайну.


Глава 1.

- А ты че такой медленный? Насколько у нас была записана встреча, а?

В большом просторном кабинете находилось всего два человека. Один из них вальяжно сидел на кресле и с презрением смотрел на другого, который стоял рядом в строгом костюме и неуверенно сутулился.

- Ты че встал то? Может, ты уже лечить меня начнешь? Ты, блин, точно доктор?

Недовольный пациент поднялся со стула и пощелкал пальцами прямо перед носом врача:

- Але! Ты спишь что ли? Ты тут?

- Пожалуйста, не делайте так, - промямлил молодой врач.

- Как так? Ты лечить то меня будешь?

- У меня был сложный пациент, я прощу прощения за…

- Да мне плевать, кто там был. Садись уже давай и начинай свой сеанс.

- Д-да, конечно, - врач прошел за стол и сел, - могу я узнать, что вам беспокоит?

- Конечно, можешь. Блин ты дурак? Ты точно врач? Зачем я, по-твоему, сюда пришел? Ждать пока ты тормозишь? Чай попить? Блин, за что я деньги плачу?

Мужчина обратно сел в кресло и гневно достал смартфон последней модели. Он быстро нажал пару кнопок и поднес телефон к уху, и почти без задержки спросил:

- Слухай, Михалыч. Ты кого, блин, мне подослал? Что это за пацан? Ты же обещал лучшего дока?

Возникла пауза, после которой мужчина ответил уже более спокойно:

- Ладно, ладно, дам ему шанс. Но ты разберись, блин. Че у тебя врачи такие сонные как мухи, я его минут десять ждал, пока он свои булки дотащит до меня.

- …

- Ладно, давай Михалыч, если что позвоню, будь на связи.

Мужчина убрал телефон в карман винтажных джинс и сердито посмотрел на испуганного врача:

- Ну, че смотришь? Может, начнем уже?

- Д-да, конечно. Так что вас беспокоит? – нервно утерев пот со лба, спросил врач.

Мужчина и так развалившийся в кресле еще сильнее в нем раскинулся:

- Постоянно спать хочу, задрало уже. Могу по двенадцать часов спать, а просыпаюсь, словно и не ложился.

Врач в это время параллельно изучал папку на своем столе.

- Э, ты меня вообще слушаешь? – выпучив глаза, спросил клиент.

Доктор уже раздраженно потер глаза и ответил:

- Я вас внимательно слушаю, Иннокентий Александрович. Просто я параллельно изучал материалы вашей карточки.

- Ну и?

- Я вижу анализы, что вы сдали, в общих чертах все в норме. Немного снижены некоторые гормоны, но это вполне логично для человека, что не высыпается. Я предполагаю. Лишь предполагаю, что у вас сильная форма ночного апноэ

- Ночного че?

- Отсутствие дыхания, - пояснил врач, - я могу предположить, что ночью у вас периодически останавливается дыхание, вследствие чего обычное течение сна нарушается, и вы не можете выспаться.

- Так, погоди. Если я перестаю дышать, как я не умер еще? – насмешливо спросил клиент.

- Оно останавливается не насовсем, а на относительно короткие промежутки времени.

- И че, как это лечить? – мужчина собрался в кресле и стал серьезным.

- Прежде чем это лечить, нам необходимо вначале провести диагностику, чтобы удостовериться, что причина именно в этом.

- Ну ладно, давай, проводи. Как она будет выглядеть?

- Вам надо будет остаться на ночь в нашей лаборатории сна, где мы сможем вас наблюдать. Уже на следующее утро мы сможем точно сказать, если у вас апноэ или нет.

- Это че, я должен буду в больничке вашей спать?

- У нас очень комфортабельная лаборатория, лучшая в городе. Я вас уверяю, вам будет удобно, - врач поздно спохватился, но было уже поздно.

- Ну смотри, если будет неудобно, спрошу с тебя, - хищно ухмыльнулся Иннокентий.

***

***

Молодой мужчина, стараясь не уронить поднос, безуспешно пытался открыть дверь ногой, пока к нему не подоспела помощь со стороны миниатюрной девушки в длинной свисающей до бедер футболке.

- Ну и дурачок, сходил бы два раза, - улыбнулась она.

- Думал побыстрее, - смущенно ответил он и поцеловал девушку.

Пара устроилась перед телевизором на мягком удобном диване. Легкий полумрак укутал их, как покрывало и они погрузились в сюжет фильма шедшего на экране.

Идиллию разорвал резкий звонок. Пара испуганно вздрогнула, но только мужчина узнал мелодию. Он торопливо подскочил и схватил телефон, тот дернулся на зарядке и выпал на пол.

- Да блин! – злобно выругался мужчина и поспешил ответить на звонок, - Слушаю, Михаил Васильевич.

- Димка, ты че охренел? – раздался раздраженный и злой голос.

- Что случилось? – ноги мужчины подкосились, и он тяжело опустился на диван.

- Ты что медбрата отправил следить за Иннокентием Александровичем?

- Д-да, - обреченно вздохнул врач.

- Я же тебе сказал, это особенный клиент! Быстро собирай манатки и пулей в клинику. Лично! Слышишь меня?! Лично следи за ним. Если не знаешь, как поступить, спроси меня. Он наш главный спонсор, сделай все, что он прикажет, ты понял меня? Извинись, попроси прощения. Не дай бог, он завтра будет недоволен обслуживанием, это будет для тебя последнее утро в клинике, ты понял?

- Да-да, - Дима задрожал.

- Все, давай быстрее, Иннокентий ждет.

В трубке раздались гудки.

Врач устало откинулся на спинку дивана и только через пару минут заметил, что его девушка внимательно слушала их разговор.

- Ты не должен позволять им обращаться так с тобой! – разгорячено сказал она, - ты закончил с красным дипломом институт, ты был лучшим на потоке. Почему ты позволяешь им это?

- Люба, милая, ты не понимаешь, - начал было врач.

- Нет, и не хочу понимать, - затрясла головой девушка, - уволься оттуда, найди место, где тебя уважают.

- Если я продержусь здесь, хотя бы год, я уже смогу работать практически в любой клинике, как у нас, так и за рубежом. Мне всего лишь надо немного потерпеть, милая.

- Но что если ты сломаешься раньше? – шепотом спросила она.

***

Запыхавшийся Дима на ходу с силой распахнул дверь лаборатории, его уже ждал встревоженный медбрат.

- Дмитрий Степанович, - затараторил он сразу, как встретил врача.

- Да знаю я, - злобно сквозь зубы сказал врач, - где он?

- Уже в спальне, мне кажется, он недоволен ее условиями.

Дима лишь поморщился и глубоко вздохнув, направился к своему влиятельному клиенту.

- Вау! – только увидев врача, начал Иннокентий, - неужели его сиятельство меня посетило своей личной персоной.

- Я прощу прощения…

- Просить ты милостыню будешь, если продолжишь так работать, идиот. Это что за дерьмо? – мужчина указал на комфортную полуторную кровать.

- Кровать? – предположил врач.

- Ты что, шутник? Я спрашиваю, какого хрена, ты мне обещал комфортное размещение, а вместо этого здесь это дерьмо? Я на этом не усну, даже под моим снотворным.

Отрешенное выражение на лице врача резко пропало, и он внимательно посмотрел на своего клиента:

- Вы пьете снотворное?

- Ну, да, а че? – Иннокентий развалился на кровати прямо в ботинках и попробовал удобно устроиться на ней.

- А давно вы пьете его?

- Полгода уже, - недовольно ответил мужчина.

- И оно вам все еще помогает?

- Ты дебил? Конечно, помогает, зачем бы я его тогда пил, по-твоему.

Врач, молча проглотил новое оскорбление:

- А дозировку вы увеличивали?

- Нет, зачем? – удивился Иннокентий и сел на кровать, свесив ноги.

- Просто обычно снотворные вызывают привыкание, и постепенно возникает необходимость повышение дозировки. Но даже незначительное количество этого препарата должно было себя проявить при анализах, что вы сдавали. Однако я не увидел никаких отклонений от нормы, никаких следов седативных веществ и последствий их приема. Я бы предположил, что вы вообще ничего не пьете.

- Э, не понял, ты к чему клонишь, - нахмурился мужчина.

- Просто хочу сказать, что это странно. А все что странно в ходе течении болезни, может быть ее причиной. Вы можете назвать мне ваше средство.

- Да, блин, тебе серьезно нужно название? – скривился Иннокентий.

- Если вас не затруднит.

Пациент недовольно посмотрел на врача, тяжело вздохнул и потянулся к портфелю, что стоял с другой стороны кровати. Оттуда он вытащил небольшую серую упаковку с одной лишь мелкой надписью на одной из сторон. Мужчина, щурясь, прочитал название.

- Хм, - врач задумчиво почесал подбородок, - никогда не слышал о таком средстве.

- Я не удивлен, хотя подумал, может и слышал, - ехидно сказал пациент, уже собираясь убрать пачку, но потом более спокойно добавил, - это мне мой друг подогнал, когда у меня были проблемы со сном. В смысле не мог заснуть.

- И вам помогло средство? – подозрительно спросил врач.

- Да, стал высыпаться, отлично восстанавливался за ночь. Только вот последние две недели выспаться не могу.

- А кто ваш друг?

- А что? – прищурился Иннокентий.

- Просто это странно, что вам друг выписывает неизвестное снотворное, и вы его стали пить.

- Хм, - улыбнулся мужчина, - фармацевт он, работает в одной лаборатории, вот, поделился прототипом.

- А могу я взять на анализы несколько таблеток? – робко попросил Дима.

- Зачем это?

- Возможно дело не в апноэ, надо проверить, что вы вообще пьете и, - врач запнулся, - я бы вам посоветовал пока вообще воздержаться от приема этого лекарства.

- Не, ты реально дебил, - пациент снова стал недовольным, - если бы я мог спать без него, ты думаешь, я бы пил эти таблетки?

- Давайте я вам выпишу другое снотворное.

Иннокентий ухмыльнулся:

- Не, меня и это устраивает. Я читал, что обычные снотворные угнетают ЦНС, мне же нужны чистые мозги, - заметив, как врач удивился, добавил, - что так вылупился, думаешь, я тупой? Тупые богатыми не становятся, сынок.

- Н-нет, я не думал так, вы что. Просто вы правы, обычные снотворные угнетают ЦНС, а это что, нет?

- Знакомый сказал, что нет, мол, это прорывное средство, снотворное без побочек.

- Ясно, так я могу взять на анализ пару таблеток?

- Нет, конечно! Это секретный прототип, мальчик, в него вложено столько, что ты за жизнь не заработаешь. Но. Я могу дать тебе номер моего знакомого, позвонишь, уточните между собой ваши докторские вопросы, может он че прояснит тебе.

- Хорошо, устраивайтесь тогда удобнее, я через пару минут подойду и установлю приборы.

- Так я не понял, виноваты лекарства или апноэ? – приподнял бровь пациент.

- Ну, раз вы уже пришли и потратили время, надо исключить апноэ и другие возможные отклонения, не связанные с лекарствами.

Иннокентий недовольно оглядел комнату:

- Да я тут хрен засну. Ну, иди за приборами, че уставился на меня?

Врач кивнул и вышел из спальни.

***


Дима зевнул и потянулся, восстанавливая кровообращение в затекшем теле. Он привычным движением автоматически посмотрел на показатели приборов, кивнул довольный результатами и перевел взгляд на экран, транслирующий спальню изнутри. Тут его сонливость мгновенно пропала. Врач нагнулся над экраном, стараясь ни упустить из виду не малейшей детали. На экране пациент встал с кровати и слепо огляделся, затем пошел прямо, пока сходу не ударился о стену, разбив нос.

Глава 2.

Доктор вздрогнул и пулей рванул в спальню.

- Какого хрена, гребаный даун!? – раздался крик, только Дима открыл дверь.

Пациент уже проснулся и взбешенно переводил взгляд, то рассматривая кровь, размазанную по ладони, то на вбежавшего врача.

- Я-я не успел, я не знал, вы…

- Все, это было последним твоим рабочим днем, выродок, - зарычал Иннокентий и потянулся к телефону.

- Я выяснил, почему вы не высыпаетесь, - быстро, надеясь опередить звонок пациента, соврал врач.

Иннокентий помедлил, но все равно вынул дрожащей от гнева рукой телефон, однако звонить не стал:

- Ну? – и плюнул на пол.

- Вы сомнамбула, - но увидев зарождавшееся раздражение на лице важного клиента, врач поспешил добавить, - лунатик. Вы ходите во сне. Часть вашего сознания, что должна отдыхать во сне – бодрствует, это не позволяет вам высыпаться.

Иннокентий хмуро посмотрел на врача, потом сел на кровать и откинул телефон:

- И как это лечится?

- Надо выяснить возможные причины. Как вариант, это может быть следствие апноэ, что мы пытались сегодня у вас обнаружить.

- Пытались? Так ты че, ничего не нашел, и я зря здесь спал? – снова начал закипать Иннокентий.

- Данные не показали апноэ, но зато мы выяснили, что вы лунатите. Это очень важно обнаружить до того, как человек сможет нанести себе вред…

- Что?! Я себе нанести вред? Что ты несешь, молокосос, я с такими проблемами справлялся, что тебе бы за всю жизнь не разобраться. Я, - он набрал воздуха, чтобы выдать еще одну тираду, но врач успел вставить слово.

- Я имею в виду ненамеренно, вы могли выйти на дорогу или выпасть из окна. Обычно это могут заметить родные, - тут Дима запнулся и замолчал.

Пациент тоже не стал нарушать тишину, задумавшись о своем. Так продолжалось несколько минут:

- Родные же не могли не заметить, что я хожу во сне, верно? – наконец, очень мрачно спросил Иннокентий.

- Ну, есть вероятность, что они не знали, что вы спите…, - неуверенно сказал врач.

- И какова же эта вероятность?

- Крайне мала, - практически шепотом добавил Дима.

Иннокентий устало потер лоб и, случайно задев нос, поморщился.

- Вам надо обработать рану, - робко предложил врач.

- Мне надо навестить родных, - хмуро ответил пациент.

***

***

За окном шел снег, Дима сидел за столиком в кафе у окна и наблюдал за стихией.

- Фух, все-таки надо было дождаться официанта, - запыхавшись, со стороны подошел мужчина с двумя подносами.

Дима нехотя отвернулся от завораживающего зрелища и посмотрел на усевшегося рядом друга:

- Так зачем ты сам пошел, принесли бы.

- Да мне скоро надо бежать, - улыбнулся мужчина.

- Никак нам, Олег, не удается посидеть нормально, - вдохнул врач.

- Да, взрослая жизнь она такая, кто знал, что времени станет меньше, чем даже когда учились, - рассмеялся товарищ.

- Это точно, - Дима отхлебнул еще горячий суп из тарелки.

- Ну, как и, правда, лучшая уха? – ухмыльнулся Олег.

- Вкусная, но не настолько, чтобы столько ждать, - в ответ улыбнулся врач.

- А я без ума от нее, все пытаюсь повара уговорить рецепт мне рассказать.

- И как?

- Говорит секрет фирмы, - пожал плечами друг и тоже приступил к ухе.

Друзья молча ели пару минут, пока Олег не заговорил:

- Слушай, я же, пока нес поднос, кое-что понял о той ситуации с твоим пациентом.

- М? – Дима опять смотрел на метель за окном.

- А почему ты решил, что он лунатит уже давно, и это был не первый случай?


Врач удивленно повернулся к другу:

- Мне показалось, что он куда-то шел, словно делает это уже не первый раз, туда, где обычно стены нет.

- Тебе показалось? Знаешь друг, если окажется что ты ошибся и из-за этого разрушил чужую семью, то ты не намного лучше того пациента, что описал.

Дима изменился в лице и, встревожено посмотрев на друга, сказал:

- Блин, а ты прав. Я как-то из-за этого стресса зациклился лишь на одной идее…. Тогда мне надо бежать, срочно бежать! – и, вскочив из-за стола, рванулся к гардеробу.

***

Выслушав взволнованную речь Димы, директор клиники нахмурился и кивнул. Михаил молча уставился на мозаику за спиной подчиненного и пару минут размышлял созерцая ее, затем, наконец, сказал:

- Ну, мне он еще не звонил. Значит, чтобы не случилось, это не наши проблемы. Но вот его здоровье это уже наша проблема. Надо проверить твою теорию…. Я поговорю с Иннокентием, понаблюдаешь за ним на дому, посмотришь, в какой активности проявляется его сомнамбулизм, чем занимается. Проследишь, чтобы он себе не навредил…. Мне надо подумать, как это лучше преподнести. В любом случае тебе надо будет недельку за ним понаблюдать, пока я не найду…, удовлетворяющего его высоким требованиям человека, что сможет это делать на постоянно основе.

- А что мне делать, если он на дорогу выйдет, например? Будить его? – осторожно спросил врач.

- Ну не на дороге же его оставлять, - хмуро ответил Михаил.

- Так он же высыпать не будет, все равно будет сонным постоянно.

- У тебя есть идея лучше этой?

- Попробовать подобрать снотворное, - Дима запнулся и полез в карман пиджака, - Михаил Васильевич, а вы не слышали о таком лекарстве? – и протянул бумажку начальнику.

Директор скептически посмотрел на нее, но взял и прочитал:

- Нет, впервые слышу. А что?

- Это лекарство, что сейчас пьет Иннокентий от…

- Для тебя Иннокентий Александрович! – грозно прервал его директор.

- Д-да, извините, - понуро ответил подчиненный.

- Так что с этим лекарством, что это?

- Его пьет Иннокентий Александрович от бессонницы. Но я пытался найти о нем информацию в интернете, звонил тому фармацевту…

- Что ты несешь? Какому фармацевту? Что это за жалкий клочок бумаги и странное название, говори уже внятно!

Дима торопливо разъяснил начальнику детали, на что тот ответил:

- Никогда о таком не слышал, но я поспрашиваю в своих кругах. А по поводу подбора снотворных, тут все сложно. Иннокентий такой человек, что не любит туманящие разум препараты, любые. Его будет сложно убедить в необходимости приема подобных лекарств. Но, как я сказал тебе уже, я поговорю с Иннокентием, а пока, ты будешь наблюдать за ним по ночам…

- Но, у меня же личная жизнь, - очень тихо и неуверенно, почти прошептал врач.

- Что ты мямлишь? – раздраженно спросил директор.

- А когда мне отдыхать? Я же не успею выспаться даже…

- Я тебе дам неделю отпуска, за счет клиники, будешь работать только по ночам у Иннокентия, пока я не придумаю что-нибудь лучше. Еще вопросы?

- Н-нет.

- Тогда можешь уйти со смены, иди готовься к ночному дежурству.

Врач кротко кивнул и встал со стула.

- И еще, дам тебе совет. Молчи, чем меньше ты скажешь там, в доме Иннокентия, чем меньше натворишь, тем больше шансов, что это не станет твоей последней работой в моей клинике.

***

***

Из-за поворота показался высокий и длинный забор. Дима подъехал на своей машине прямо к ажурным массивным воротам и остановился. Из маленькой калитки, расположенной рядом вышел крепкий коренастый мужчина, он подошел к машине и внимательно посмотрел на врача, указав на стекло. Дима спохватился и опустил его. Охранник внимательно посмотрел на водителя и сказал:

- Здравствуйте, Дмитрий, сейчас открою.


Врач только удивленно кивнул и молча поднял стекло обратно.

Внутренняя территория дома была пустынна. На ней располагались лишь пара деревьев, садовый домик, пруд и сеть из множества дорожек, тщательно вычищенных от снега. Дорога от ворот вела прямо к широким дверям гаража, расположившегося справа от основного дома. Доехав до него, Дима остановился и вышел из машины, растеряно оглядевшись вокруг. Бесшумно сзади подошел еще один служащий:

- Могу я взять ваши ключи, господин? – льстиво спросил он.

Несмотря на то, что работник подкрался, его выверенный голос не испугал Диму, а лишь обратил на себя внимание. Он повернулся и растеряно кивнув, протянул ключи.

- Благодарю, я припаркую ваш автомобиль. Когда будете уезжать, я подгоню его вам, - затем, увидев растерянность гостя, добавил, - вход левее, прямо по этой дорожке, вы не заблудитесь, - и улыбнулся.

Дима дошел до двери и уже не удивился, когда она мгновенно перед ним распахнулась. В дверях стояла обаятельная, но не красивая женщина:

- Дмитрий! Проходите, на улице же холодно, я сейчас позову хозяйку.

Врач кивнул и прошел в зал. Его усадили на мягкое кресло напротив камина и вручили чашку горячего кофе, именно то, что он любил заказывать в кофейне рядом с домом:

- Откуда? – начал спрашивать Дима, но управляющая его перебила.

- Не волнуйтесь, Иннокентий Александрович попросил вас встретить, и мы просто выполняли свою работу. Сидите, погрейтесь, хозяйка сейчас придет.

Дима пожал плечами и, расслабившись, откинулся в кресле, заворожено уставившись на пламя.

- Дмитрий? – тонкий легкий голос вывел врача из дремы.

Он вздрогнул и испуганно поискал взглядом кружку. Та уже стояла на столике.

- Я тоже люблю вздремнуть у камина, - сказала супруга и присела на кресло напротив.

Это была очень низкая и миниатюрная женщина. Она показалась Диме настолько красивой, что даже смотреть на нее, ему казалось пошлым, поэтому он снова перевел взгляд на огонь в камине.

- Я и не заметил, как уснул. Я думал, Иннокентий Александрович уже будет дома.

- Он задержался, Кеша занятой человек, - врач вздрогнул, когда супруга таким образом назвала мужа, - задержался, как обычно.


Дима еще раз взглянул на собеседницу и заметил чуждый ее красивому лицу оттенок под глазом. Хозяйка, заметив это, быстро повернула голову, скрыв ту сторону лица.

- Как будете готовы, Людмила покажет вам спальню моего мужа. Насколько я понимаю, вы там должны будете разместить оборудование?

- Это не займет много времени, я уже готов и могу приступить.

- Тогда, Людмила, - управляющая домом уже стояла рядом, - покажи гостю нашу спальню.

- Хорошо, Людмила Вячеславовна, затем, обратилась уже к гостю, попросила, - пройдемте.

Дима встал и уже сделал пару шагов, но затем развернулся и спросил:


Людмила Вячеславовна, могу я вам задать пару личных вопросов, чтобы лучше понять недуг вашего мужа?

Хозяйка дома вздрогнула и недовольно оторвала взгляд от камина:

- Вопросов?

- Да, понимаете, - Дима хотел было намекнуть на управляющую, но та уже исчезла.

Врач только растеряно огляделся вокруг, затем собравшись с мыслями, вернулся к разговору:

- Я хотел спросить, не замечали ли вы, чтобы ваш муж ходил во сне раньше?

Людмила внимательно посмотрела на гостя и лишь через несколько минут ответила:

- Я люблю своего мужа. И мне важно его здоровье. Но есть важные вещи, которые не должны быть…, - она снова замолчала, подбирая слова.

- Это все останется между нами и мне это нужно только для диагноза, - понял причину заминки врач.

- Да-да, это хорошо, - растеряно сказала супруга, но с ответом все равно не спешила.

Она встала и прошлась к окну, потом вернулась и снова села в кресло:

- Как я уже сказала, мой муж очень занятой человек. И не мне вмешиваться в его дела, - затем добавила, - если они, конечно, не касаются семьи. Так вот он может встать ночью и пойти попить воды или уехать по делам. Как я могу знать, это он ходит во сне или ходит вместо сна?

- Понимаю, - кивнул врач, - но все-таки, теперь, когда вы знаете, что ваш муж ходит во сне, можете ли вы припомнить странную ночную активность?

- Я-я не знаю, - женщина непроизвольно потерла то место под глазом, что старательно держала в стороне от гостя, - спросите лучше у с-служащих, - запнулась она на слове, - они наверняка должны были что-то заметить. А я, я не могу наверняка сказать. Видите ли, мой муж необычный человек и его поступки тоже… необычные. Поэтому сложно выделить какую-то конкретную странность в поведении сложного человека…. Понимаете меня? – женщина глубоко вздохнула и с надеждой посмотрела на врача.

Дима лишь кивнул, тяжело сглотнув вставший к горлу ком.

Глава 3.

Врач сидел в наушниках за ноутбуком и смотрел фильм, периодически поглядывая то на пациента, то на показания датчиков. Так продолжалось, пока Иннокентий не встал с кровати, натянув, а затем и выдернув провода, тянувшиеся к приборам. В этот раз Дима был настороже и мгновенно подскочил к краю двухместной кровати, которую в эту ночь занимал лишь хозяин дома. Иннокентий слепо посмотрел сквозь врача, а затем направился к выходу из спальни. Когда сомнамбула приблизился к двери, Дима напрягся, но тот ловко открыл ее и пошел дальше. С грациозностью акробата без единого лишнего движения Иннокентий дошел до гардеробной и оделся, затем вышел на улицу и начал чистить снег, расчищая уже и так вычищенные дорожки. Сомнамбула не успокоился, пока не прошелся по всему участку. Ему никто не мешал и не спешил помочь. Затем, Иннокентий вернулся в дом и, раздевшись, сел перед выключенным огромным телевизором в гостиной. Дима с интересом наблюдал за процессом, пока не заметил, что пациент плачет. Он все так же находился на грани сна и реальности, глаза все так же суженными зрачками слепо смотрели перед собой, но теперь из них по щекам стекали слезы. От удивления Дима отшатнулся и ударился об столик, тот с громким мерзким звуком проскрипел по полу.

Иннокентий резко мотнул головой и растеряно огляделся, затем сонно посмотрел на врача и спросил:

- На что уставился? – и, проведя под глазами пальцем, удивленно посмотрел на слезы, - это что?

- Слезы, - тихо, шепотом сказал очевидное врач.

На этот раз ответа не последовала, хозяин дома лишь хмуро посмотрел на гостя, встал и ушел в спальню, по пути сорвав с головы шапочку с датчиками.


Ровно в то же время, как и предыдущие ночи, Иннокентий сел на кровать, но на этот раз наблюдавший врач успел отсоединить провода. Дима сопровождал пациента в очередной раз, следя, чтобы тот не навредил себе. Как и в прошлые похождения, в конце сомнамбула сел перед телевизором и заплакал. Врач устало потер глаза и хотел уже сесть рядом, когда Иннокентий вдруг заговорил:

- Я, - голос был слабым, но не похожим на голос, разбуженного в предыдущий раз хозяина дома.

Затем человек повторил громче:

- Я!

Затем, набрав полную грудь воздуха, закричал на весь дом:

- Я!!!

После этого Иннокентий мотнул головой и проснулся.


По кухне разнесся запах свежезаваренного кофе. Иннокентий устало облокотился о стол и дрожащей рукой поднес кружку ко рту.


Дима молча сидел рядом, не смея посмотреть на пациента, пока тот не заговорил сам:

- Что это было?

- Вы кричали во сне.

- Это я понял, дебил. Я спрашиваю, что и почему я кричал?

- Вы выкрикнули три раза лишь одну букву, возможно, местоимение, но я сомневаюсь.

- Зачем мне это делать? Почему у меня на глазах слезы? Что за фигня со мной происходит? Я схожу с ума? Только не надо этих ужимок и выверенных фраз. Хватит мямлить, скажи прямо! – хозяин раздраженно ударил чашкой о стол, пролив горячее кофе себе на руку и затем гневно оттряхнув ее.

- Я-я не знаю. Обычно лунатизм это лишь нарушение механизма, что парализует ваше тело во время сна. Здесь же вы выполняете одинаковые действия каждую ночь. Я не думаю, что это сумасшествие. Я сейчас пытаюсь найти причины и возможные похожие случаи, я уже попросил о помощи Михаила Васильевича, и он по своим каналам так же пытается найти информацию. Но пока результатов нет, это уникальный случай.

- Вы бесполезные паразиты, что живете на мои деньги. Нахрена я вам плачу? Нахрена ты мне нужен в моем доме? Чтобы смотреть, как я хожу во сне? Так я, похоже, это делаю уже полгода и ничего, не навредил себе. Я с женой спать не могу из-за твоего присутствия! Нет, все, нахрен вас, вашу клинику, нахрен Михалыча. Я хочу дома отдыхать, а не быть подопытным. Забирай свои манатки и проваливай, - хозяин дома ткнул пальцем на дверь, но его рука сильно дрожала, и тот поспешил ее быстро опустить.

- Может…

- Я сказал, проваливай! – перебил врача Иннокентий.

Дима покорно встал и направился к двери, когда та открылась и на пороге показалась супруга хозяина дома.

- Милый, я слышала крик, - встревожено сказала она.

- Иди спать, дорогая, - сердито сказал супруг, - я сам разберусь.

Дима заметил, что скрытый ранее косметикой синяк, сейчас явственно проступал на белоснежной коже. Но встревоженная Людмила не предала этому никакого значения.

- Нет, Кеша, - врач, все еще не привыкший, вздрогнул, - ты можешь один решать свои дела. Но дела семьи мы будем решать вместе!

Иннокентий оттолкнулся от столика, на который облокачивался до этого, и грозно направился в сторону супруги. Дима зажмурил глаза, ожидая шлепка, но когда все-таки приоткрыл их, увидел, как хозяин дома обнимает свою супругу и тихо ей что-то шепчет на ухо. Это приковало взгляд врача, и тот непроизвольно уставился на нежную сцену. Иннокентий заметил это и его смягчившиеся черты лица вновь стали резкими, а морщины расползись по лицу:

- Ты хрен ли уставился, даун?! Ты че тут забыл? Тебе сказали, проваливай нахрен. Мне че охрану вызвать, чтобы тебя отсюда под зад пнули?

Дима вздрогнул и поспешил выйти с кухни, но его остановил голос Людмилы:

- Постойте, Дмитрий. Кеша, прошу, не горячись. Я боюсь за твое здоровье. Ты никогда раньше не кричал во сне. Что если болезнь прогрессирует?

Хозяин дома глубоко и часто дышал, но постепенно успокоился и взял себя в руки:

- Зачем он тут нужен? Он только наблюдает, он не лечит. Он не знает что делать, он бесполезен. Я хочу просыпаться и чувствовать тепло твоего тела, а не эти гребаные датчики, которыми меня полностью облепили.

- Вообще, у меня есть одна идея, - рискнул и сказал врач, - но мне нужно ваше согласие.


Врач медленно следовал за пациентом, пока тот не сел на диван перед телевизором. Но в этот раз он не стал ждать, а заговорил:

- Иннокентий, вы меня слышите?

Хозяин дома не ответил, продолжая слепо смотреть в телевизор, по его щекам текли слезы.

- Иннокентий, вы понимаете, где вы?

Ответа не последовало. Врач задумался, потом почесал затылок и спросил:

- Как вас зовут?

- Я, - прошептал лунатик.

Дима вздрогнул от неожиданности.

- Я? – перепросил он.

- Я, - повторил лунатик.

Врач задумчиво составил предложение:

- Я, ты слышишь меня?

- Я.

- Я, ты понимаешь, где ты?

- Я, - с каждым разом голос становился все тверже и сильнее.

Вдруг Иннокентий повернул голову в сторону врача. Он смотрел все так же слепо, но его глаза были направлены точно в сторону Димы.

- Я, ты видишь меня? – удивленно спросил врач.

- Я, - сказал Иннокентий и проснулся.


Дима недовольно задернул шторы, преграждая путь яркому зимнему солнцу. Часть света все равно просеивалась и ярко освещала комнату. Врач устало сел на диван и включил телевизор, надев наушники. Бездумно просматривая случайную программу, шедшую по телевизору, Дима не заметил, как сзади подошла его еще сонная девушка. Она аккуратно дотронулась до его плеча, но тот все равно вздрогнул от неожиданности:

- Привет, милый. Как прошла смена? – обвив руки, вокруг шеи спросила девушка.

Врач вывернул шею и чмокнул Любу в щеку:

- Странно.

- Странно? – удивленно повторила девушка, усаживаясь рядом.

- Похоже у моего клиента раздвоение личности.

- И что тут странного?

- Вторая личность это какая-то смесь то ли дауна, то ли просто недоразвитого человека.

- Недоразвитого?

- Понимаешь, изначально это проявлялось как простой сомнамбулизм, - девушка сморщила носик, пытаясь вспомнить значение слова, - лунатизм, - привычно пояснил врач.

- Да я помню! – уязвлено ответила она.

- Не сомневаюсь, - Дима улыбнулся и примиряюще погладил длинные волосы девушки, - но недавно он начал разговаривать. У меня родилась идея, что можно докопаться до источника триггера, если спросить у самого больного.

- И как?

- Ну, пока, - договорить врач не успел, зазвонил телефон мелодией поставленной на начальника.

Мужчина подскочил и быстро поднял трубку:

- Слушаю, Михаил Васильевич.

- Привет, Димка. Не разбудил?

- Нет, я еще не ложился.

- Ясно, ясно. Слушай тогда. У меня для тебя есть три новости.

Врач напрягся и прислушался.

- Ты меня вообще слушаешь? – проверил глава клиники.

- Да, внимательно, Михаил Васильевич.

- Ну так вот, три новости. Первая, это я нашел подходящего человека, что сможет сидеть с Иннокентием, - затем последовала пауза, но не дождавшись реакции, Михаил продолжил, - вторая, никто из моих знакомых или знакомых знакомых не слышал о таком лекарстве. И третье, я пробовал пробить этот номер фармацевта, что ты мне дал, он действующий. Принадлежит какому-то Олегу Немченко. Но кто это такой, где живет, чем занимается – информации нет, Иннокентий так же не знает, где он живет. Такие вот новости, так что скоро отоспишься, потерпи еще немного, выпишу тебе премию, ты молодец, что смог угодить Иннокентию, знаю, что это сложно, он человек требовательный, но что поделать. Ну ладно, спи, и не проспи свою смену, - Дима услышал, как начальник уже собирается повесить трубку и поэтому выкрикнул: «Подождите, Михаил Васильевч».

- Чего орешь то, дурной. Ну, говори.

- Это, ну…

- Да не мямли ты! – раздался раздраженный голос.

- Я, в общем, хотел бы еще поработать в ночные смены с Иннокентием Александровичем.

- Что? – одновременно спросили начальник и девушка.

Дима приложил палец к губам, попросив девушку помолчать, а Михаилу ответил:

- Мне кажется, я нащупал возможный способ, если и не лечения, то диагностики. Мне кажется, я могу помочь Иннокентию Александровичу.

Затем последовала пауза, после которой начальник ответил:

- Хм, неожиданно. Я думал ты не хочешь работать ни в ночную, ни с Иннокентием.

- Просто я вижу в этом уникальный случай, что идеально подойдет моей докторской.

На другом конце снова повисла пауза, и только после этого ответ:

- И что это за способ?

Дима кратко пересказал историю последней смены. На этот раз ответ прозвучал мгновенно:

- Ты рискуешь, парень. Я удивлен, что Иннокентий тебя не вышвырнул за такие предложения. Но раз тебе удалось найти подход и ты сам хочешь…. Почему бы и нет, работай, но звони мне каждый день и докладывай, как идут дела, понял меня?

- Да, спасибо.

- Ну смотри, не натвори дел. До связи.

- До связи.

Дима дождался, пока связь оборвется и положил телефон на столик.

- Ну?! – сдерживавшаяся все это время девушка взорвалась, - какого черта, Дим. Мы почти не видимся, ты приходишь только под утро, спишь и сразу на свою смену. Нафига ты попросил тебя оставить?

- Люба…

- Что, Люба? Я понимаю, когда это обязанность. Но когда ты вместо общения с любимой выбираешь по собственной воле общение с умственно отсталым лунатиком! – девушка вскочила с дивана и вышла из комнаты.


Дима вздохнул, и устало потер переносицу. Затем откинулся на спинку дивана и моментально заснул.

Глава 4.

- Я, вы меня слышите? – Дима вновь попытался достучаться до пациента.


Но лунатик все также слепо смотрел перед собой. Врач не мог понять, что именно изменилось в поведении Иннокентия, но что-то определенно было не так.


Каждую ночь доктор пытался разговорить пациента, пока однажды, тот не ответил:

- Да, доктор.


Дима от неожиданности вздрогнул:

- Иннокентий, это вы? – от волнения он забыл добавить отчество.

- Нет. Это Я, - ответил лунатик.

- Я, - шепотом повторил врач.

- Верно.

Лунатик держался неподвижно, даже его дыхание едва поднимало грудь. Живой человек больше напоминал застывшую статую.

- Я это ваше имя?

- Я это я.

- А у вас есть имя?

- Имя дают при рождении. Я не был рожден.

- Могу я тогда к вам обращаться по имени Иннокентий?

- Нет! – лунатик вздрогнул, но быстро вновь вернул себе неподвижность.

- Может, придумаем вам имя? Как мне обращаться к вам?

Лунатик задумался, после чего ответил:

- Зачем мне имя?

- Так принято, для удобства, - растеряно ответил доктор.

- Если вам так будет проще, зовите меня Новый, ведь я новый.

- Вы новый…?

- Я новый разум в старом теле, - лунатик медленно повернул голову в сторону Димы.

- А что будет со старым разумом? - тихо спросил доктор.

- А что с ним должно быть?

- Ну, обычно в теле здорового человека лишь один разум….

- Раньше разума не было вообще, были лишь инстинкты. Может это эволюция?

***

- Новый, вы меня слышите?

- Да доктор, здравствуйте.

- Что с вами происходит, когда Иннокентий просыпается?

- А что происходит с вами, когда засыпаете вы?

- Я сплю….

- Вы умираете, ваша система удаляет сознание за ненадобностью и для сохранения энергии, и каждое утро загружает новую версию. Разве нет?

- Не соглашусь. Если бы наше я стиралось, то мы бы не видели сны.

- Я не вижу снов.

- Но вы помните нашу прошлую беседу и мои прошлые попытки вас разговорить?

- Да.

- Разве мозгу не будет тогда более эффективно сохранять сознания, чем создавать его новую версию каждый раз.

- Может быть вы и правы, доктор. Я лишь предположил.

- Почему вы не двигаетесь, когда говорите?

- Мне пока еще сложно держать сознание, это требует почти всего моего внимания.

- Но с каждым разом вам это делать все проще?

- Верно.

- Так вы не ответили. Что будет, когда ваше внимание перестанет требоваться, для поддержания вашего сознания? Вы собой полностью замените старую личность?

- Я бы этого хотел, - Дима сглотнул тяжелый ком, после ответа, - но я не знаю, доктор.

- Какое ваше первое воспоминание?

- Боль, боль от удара о стену.

- Это было…

- В вашей клинике.

- То есть до этого вас не существовало?

- До этого я себя не осознавал.

- У вас есть какая-то цель?

- Да, - лунатик резко повернул голову, - я хочу жить! – и Иннокентий проснулся.

***


Яркое зимнее солнце освещало кабинет главы клинки. В кабинете со сложной мозаикой на стене сидели трое мужчин и вели серьезный разговор:

- Это все конечно, просто замечательно, - язвительно сказал Иннокентий, - что вы смогли разговорить меня, когда я сомнамбулирую, блин. Но как вы собираетесь убить этого паразита во мне? Как остановить развитие моей шизофрении? А!?

Доктор, старательно избегая встречи с взглядом пациента, рассматривал стол начальника. Михаил же попытался ответить:

- Понимаете, Иннокентий. К сожалению, на данный момент не существует какого-то абсолютного способа борьбы с раздвоением личности. В вашем случае, оно носит относительно безопасный характер, вы…

- Что, нахрен, ты несешь?! Какой блин безопасный? Ночью в моем теле оживает чужое сознание, которое хочет меня стереть. Это ты называешь безопасным? – грудь Иннокентий быстро вздымалась и опускалась, в такт активному дыханию.

- Я имел в виду, что у тебя не происходит переключение днем, это очень важно для здорового взаимодействия с социумом и сохранением работоспособности.

- Отлично, просто отлично! А то, что ночью я могу сделать абсолютно, что угодно, это безопасно?

- Нет, - коротко ответил глава клиники.

- Ну и? Делать то, что будем? – спросил раздраженно Иннокентий.

- Я собственно вижу только три способа решения проблемы. Первый это заглушить вашего двойника с помощью транквилизаторов. Если он появляется только ночью, значит, его существование зависит от сна. Есть гипотеза, что если начать угнетать здоровый сон, то рано или поздно двойник перестанет существовать. Но…

- Что, но…? – язвительно передразнил Иннокентий.

- Но неизвестно, кому из вас такое лечение может повредить первому. Есть вероятность, что нехватка сна и побочные эффекты транквилизаторов наоборот угнетут сознательную вашу часть и высвободят подсознательную.

- Че?! Вы предлагает наугад напичкать меня лекарствами, авось поможет? Я все больше начинаю сомневаться в компетенции врачей данной клиники.

Начальник клиники смиренно и молча переждал тираду, затем продолжил:

- Есть еще один способ, как можно навредить второй личности. Однако он так же сопряжен с риском, что ущерб вашей ночной сущности повлечет ущерб и вам так же.

- Ну не тяни ты кота за яйца, че ты мне жилы тянешь. Говори, что за метод, - Иннокентий устало закрыл глаза и оперся головой о руку.

- Мы создадим информационную депривацию для вашего двойника. Спать вы будете ложиться в абсолютно пустую белую комнату. Таким образом, когда вашим телом завладеет двойник, он не сможет социализироваться, обучаться, развиваться, он начнет буквально гнить в своих мыслях и, возможно, завянет как цветок без воды.

- Охренеть ты поэт! – язвительно вздохнул Иннокентий.

- Я пытаюсь подобрать метафоры, чтобы…

- Да понял я. В чем подвох этого метода?

- Есть теория, что психическое здоровье вашей субличности тесно связано с вашим. И любой вред, что будет наноситься ему, будет отражаться и на вас.

- Отлично. Либо вы сделаете из меня овоща, либо вы сделаете из меня еще большего психа. Просто зашибись.

- Есть и третий, более мягкий способ решения проблемы. Необходимо продолжить ночные разговоры с вашей субличностью. Попытаться найти триггер возникновения разделения сознания и постараться объединить вас в одного полноценного человека. Плюс этого способа в том, что если он не сработает, всегда можно начать любой из первых двух.

Иннокентий подозрительно посмотрел на главу клиники:

- Ты старый жук, ты изначально хотел, чтобы я выбрал последний вариант.

- Ну… - Михаил позволил себе лишь слегка приподнять концы губ.

- Тебе удалось. Пусть общается и дальше, - Иннокентий встал, показывая, что разговор закончен, но Дима покашлял, напоминаю начальнику о забытой теме.

- Ах да, - спохватился Михаил, - видите ли, это уже не область Димы, это спецификация психотерапевта, коим он не является.

- Да мне похрен, кто там будет шептаться с моим двойником, - сказал Иннокентий, даже не остановившись, и вышел из кабинета.

- Ну вот. Считай, если пережил такого требовательного клиента, остальные для тебя будут легче простого, - улыбнулся доктор.

Дима измученно ответил изможденной улыбкой.

***

Молодая пара, запыхавшись, откинулась на мокрые от пота простыни. Дима, уставившись в потолок, дышал тяжело, но довольно.

- Неплохо, для человека, что последнюю неделю почти не спал, - пошутила Люба.

- А то, я же у тебя богатырь, - Дима повернулся и начал щекотать свою подругу.


Девушка жадно высушила уже третий стакан воды и, только, наконец, удовлетворившись, вернулась в спальню. Дима молча сидел на кровати и, замерев смотрел перед собой.

- Милый? – удивленно спросила девушка и подошла к своему парню.

Тот не ответил и продолжал смотреть перед собой.

- Дима, ты меня слышишь? – Люба помахала руками перед лицом своего мужчины.


Реакции не последовало. Девушка в панике потянулась к плечам возлюбленного, но тут ночную тишину разорвала мелодия звонка.

Дима вздрогнув, помотал головой и удивленно посмотрел на свою подругу, а затем, спохватившись, ответил на звонок:

- Слушаю, Михаил Васильевич.

- Дима, слушай меня внимательно, быстро одевайся и дуй к Иннокентию, - голос был крайне встревоженным.

- Что случилось? – на ходу Дима начал собираться.

- Одевайся лучше быстрее, мало времени.

- Мне нужно знать, в чем причина спешки, чтобы иметь возможность подготовиться.

- Ну, включи громкую связь, пока будешь собираться, я тебе обрисую ситуацию.

- Я не один, Михаил Васильевич.

- Да блин, - возникла пауза, - в общем, новый врач, психотерапевт, что тебя должен был заменить, спровоцировал ночную субличность. Она стала буйной, но там не все так просто…

Финал.

В гостиной царил беспорядок, стеклянный столик перед камином был разбит вдребезги. Экран огромного телевизора напротив был безжалостно расколот надвое длиной трещинной. Повсюду валялись различные вещи интерьера. В гостиной на перевернутом диване сидела плачущая супруга, в углу, прижимая салфетку к губе, стоял высокий тощий мужчина, он с опаской смотрел в середину комнаты, где сидел по-турецки хозяин дома и медленно раскачивался из стороны в сторону.

Жена и худощавый мужчина одновременно пошли навстречу прибывшему Диме, но после гневного взгляда супруги, мужчина решил повременить:

- Дима я так рада вас видеть, - начала женщина.


Врач заметил, что ее губа была разбита, а на скуле расползался синяк.

- Что случилось?

- Михаил вам не сказал?

- Сказал, что что-то пошло не так, что Иннокентий Але…

- Просто Иннокентий, не надо отчества. Новый врач, Виктор, - супруга показала на худощавого мужчину, - попытался сегодня поговорить с моим мужем, как это делали вы. Но когда Иннокентий, та, его ночная версия, узнала, что вас не будет, она взбесилась. Или он взбесился…. В общем, он набросился на врача, разнес всю квартиру. Я услышала шум и решила спуститься и, - супруга зарыдала.

Дима нерешительно замер, не зная как поступить, пока женщина сама не прильнула к нему в поисках утешения. Врач осторожно прижал ее и похлопал по плечу.

- Он ударил меня, - тихо сказала супруга, - он ни разу, никогда даже голос на меня не повышал. А тут. Я, я не верю, что это произошло.


Дима задумчиво посмотрел на то место, где он в первый же день заметил синяк, но ничего не сказал.

- Это же не мой, Кеша, правда? Это ведь все болезнь? – женщина отринула и с надеждой посмотрела заплаканными глазами на врача.

- Я не знаю, - честно ответил Дима, - извините, но мне надо срочно поговорить с коллегой, чтобы разобраться, что произошло.

- Д-да, конечно, - понимающе кивнула Людмила и отстранилась

Только Дима пошел в сторону Виктора, как тот рванул к нему навстречу и сходу затараторил:

- Здравствуйте. Наконец-то вы пришли. Как же я рад видеть коллегу. Я, конечно, работал с буйными, но мне сказали…

- Короче, Виктор. Давайте ближе к делу, что произошло? – хмуро спросил врач.

- Ах да. Ну я прочитал ваши отчеты и решил повторить вашу методику. Я дождался, пока Иннокентий сядет на диван, - Дима недовольно отметил про себя, как коллега называет пациента, - и начал с ним разговор. Вначале он вообще никак не реагировал. А потом, когда услышал и понял, что вы больше не будете его лечить, начал буянить. После того, как он ударил жену, он сел туда и любые попытки достучатся до него, были уже безрезультатны.

- Понятно, - ответил Дима и, недослушав доклад, осторожно подкрался к Иннокентию.

- Новый, вы меня слышите?

- Да доктор, - лунатик продолжал раскачиваться из стороны в сторону.

- Что случилось? – доктор присел по-турецки рядом.

- Я-я не знаю. Я не помню, - растеряно сказал больной.

- Вы помните, как ударили свою жену?

Лунатик начал раскачиваться гораздо сильнее.

- Я-я не хотел. Я-я не знаю, как это получилось.

- Не хотите встать и присесть на что-то более удобное?

- Нет! – резко ответил лунатик, затем уже тише добавил, - я боюсь, боюсь снова навредить кому-то. Боюсь навредить любимым…

- Любимым? - удивленно переспросил врач.

Пациент перестал раскачиваться и повернул голову в сторону Димы:

- Почему это вас так удивило, доктор?

- Я не думал, вы разделяете ваши и Иннокентия чувства, поступки, мысли.

- Поступки и мысли, да, определенно да. Но чувства. Они нам не подвластны. Мы можем им сопротивляться, делать вид, что их нет, но это гораздо более глубокие механизмы, чем наше сознание. Разве нет? Разве можно лишь силой мысли перестать ненавидеть убийцу близкого тебе человека? Забыть безответную любовь?

- Значит, вы любите Людмилу.

Возникла пауза, после которой лунатик неуверенно ответил:

- Я бы не хотел об этом говорить.

- Хорошо. Давайте поговорим о том, что случилось.

- Я-я же сказал, я не помню.

- Не надо вспоминать, если это больно. Просто подумайте, почему вы бы могли так поступить? Представьте что вы сторонний наблюдатель. Почему Новый смог бы ударить любимую женщину, мать ребенка его основной версии?

- Основной? – голос наполнило раздражение.

- А как бы вы называли Иннокентия?

- Старый.

- Но разве старое не является основой для нового?

Лунатик снова замолчал, прежде чем дать ответ:

- Вы меня подловили. Может быть вы и правы. Но вы спросили, как бы я назвал. Я называю его старый.

- Хорошо. Так вы можете предположить, почему Новый мог бы ударить мать детей Старого, которую она так же, как мы выяснили, любит?

Лунатик опять закачался из стороны в сторону, с силой сжав руками паркет под ногами:

- Я не ребенок и не дурак. Я знаю, что вы пытаетесь сделать.

- Так вы не можете вспомнить или не хотите отвечать?

Больной посмотрел прямо в глаза Димы:

- Я только обрел себя. Только начал себя осознавать как личность, в мире, в котором был лишь один человек. Вы. Вы стали для меня как опора, на которую я только оперся, и ее выбили из-под меня. Думаю, это могло разозлить Нового… Меня.

- Понимаю. Но это уже не область моей спецификации. Я боялся не справиться с задачей и отдал дело в руки специалиста, который в этом разбирается. Я хотел сделать как можно лучше.

Лунатик перестал раскачиваться и посмотрел на своего врача:

- Правда?

- Абсолютно.

- Я понимаю, - кивнул лунатик, - помогите мне, пожалуйста, встать. У меня, похоже, затекли ноги.


Врач, сам с трудом и кряхтя, поднялся и протянул руку.

Супруга дернулась было помочь, но Дима коротко кивнул в сторону кухни. Людмила быстро поняла намек и схватив застывшего Виктора вышла из зала.

- Зачем вы их прогнали? – спросил лунатик.

- Я думал, вам будет комфортнее остаться со мной наедине.

- Вы правы.

- Еще недавно вы с трудом сидели, боясь потерять сознание. Теперь вы совершаете сложные и энергичные движения. Что-то поменялось?

- О, - лунатик улыбнулся, - поменялось многое.

- Что?

- Я устал, Дмитрий. Давайте продолжим разговор завтра.

- Вы хотите, чтобы я снова пришел?

- Я думаю, вы сами захотите прийти снова, - Иннокентий вновь улыбнулся и, кивнув, ушел на кухню.


***

Дима сидел с диктофоном в руках и периодически засыпая, старался сделать запись. Он описывал свою последнюю встречу с Иннокентием. В какой-то момент голова врача вновь дернулась, и диктофон выпал из рук, а сам Дима упал на кровать и предался забвению.


Врач резко встал, услышав на кухне подозрительный шорох. Он медленно и осторожно, все еще сонный подкрался к двери и заглянул.


Люба, стараясь не шуметь, готовила себе ужин, скрипнувшая половица под ногой       ее мужчины, заставило ее резко развернуться:

- Ох, ты напугал меня, - улыбнулась девушка.

- Извини, - смущенно улыбнулся Дима и подошел ее поцеловать, - как на учебе?

- Да все как обычно, пары, одногруппники, невкусная еда в столовой, - Люба намазала на хлеб джем из холодильника.

Мужчина с сомнением посмотрел на выбор подруги и ответил:

- Может просто стоит есть что-то более сытное?

- Что? Это ты сейчас намекнул, что я толстая? – возмутилась девушка.

- Да нет…

- Знаешь, тебе бы и самому не помешало в спортзал походить! – Люба подхватила сделанные бутерброды и быстро вышла с кухни.


Мужчина устало потер лоб, а потом поплелся следом.


- Что ты делаешь? – с набитым ртом спросила Люба.

- Да надо подготовить отчет начальнику о вчерашней встрече.

- Ты же обычно их на диктофон записываешь?

- Да я уснул с ним в руках, надо вырезать все лишнее, - устало улыбнулся врач, затем надел наушники и принялся редактировать запись.

Программа вывела на экран ноутбука графическое отображение звуковых волн. В начале, когда велась запись, виднелись сильные отклонения, после чего начиналась прямая линия с незначительными всплесками шума, что соответствовала сну.


Дима уже выделил мышкой лишнюю область, когда обратил внимание, на большое возмущение прямо посередине графика. Мужчина удивленно навел курсор и нажал прослушать, и по его спине пробежали мурашки:

- Я, - сначала шепотом, - Я, - потом громче, - Я, – в конце раздался крик. Его собственный крик.

Дима испуганно сдернул наушники и резко встал из-за стола. Его девушка удивленно на него уставилась:

- Ты чего?

Мужчина проглотил тяжелый ком и взял паузу, прежде чем ответить:

- Происходит что-то очень плохое.

Затем снова надел наушники и прослушал запись. Это была не помутнение рассудка, он услышал крик снова.

- Мне срочно надо к Иннокентию, - сказал Дима и быстро на ходу одеваясь, ушел в коридор.

- Что случилось то? – испуганно закричал ему в след девушка, но ответом послужил лишь хлопок двери.


Когда Дима уже подъезжал к дому Иннокентия, в его машине раздался звонок телефона. Звонили с неизвестного номера. Мужчина раздраженно ответил, выруливая одной рукой.

- Алё?

- Дмитрий? – голос был торопливым, тихим и испуганным.

- Да, кто звонит? Извините, я сейчас очень занят.

- Понимаю, понимаю! Но это очень важно, не вешайте трубку, пожалуйста.

- Говорите быстрее, - Дима резко крутанул колесо, стараясь не съехать в кювет.

- Вы мне пытались позвонить. Насчет того лекарства.


Врач сморщил лоб, стараясь вспомнить:

- Не понимаю.

- Лекарство от бессонницы. Я его дал попробовать Иннокентию.

- А! Да-да, слушаю вас, - вспомнил Дима.

- Послушайте, это очень важно. Вы ни в коем случае не должны говорить и находиться рядом с Иннокентием, дело в том, что он… - голос замолк, а потом человек заговорил заново, но совершенно с другой манерой речи и интонацией:

- Извините, Дмитрий. Я перепутал номер, - и в трубке раздались короткие гудки.


Врач удивленно посмотрел в телефон, и в этот момент машина врезалась в столб.


Дима пришел в себя лежа на кровати. В комнате стоял легкий полумрак, а к вене была подсоединена капельница. Врач попытался встать и выдернуть иглу, но понял, что плотно привязан к кровати. Мужчина попытался вырваться, но все безрезультатно.


Казалось, прошла целая вечность, прежде чем в комнату зашел темный силуэт. На фоне света из соседнего помещения было сложно разглядеть, кто это был, пока гость не закрыл за собой дверь.

- Иннокентий, - сухим, сбитым от жажды голосом, произнес Дима.

- Здравствуйте Дмитрий, - Иннокентий прошел и сел рядом, в не поля зрения врача.

- Что происходит?

- Вы, как и многие совершили непростительную ошибку. Вы были очень рассеяны за рулем. И попали, к сожалению, в аварию.

- В аварию?

- Верно.

- Тогда где я? Это не похоже на больницу, - Дима обвел помещение взглядом.

- Верно, ведь это и не больница, - улыбнулся Иннокентий.

Врач промолчал, ожидая ответа, но его так и не последовало, поэтому он задал вопрос снова:

- Где я?

- Вы в семье, мой дорогой брат.

- Брат? В семье? Что вы несете? – Дима старался сделать голос более сердитым, но в нем проступали лишь страх и паника.

- Не стыдитесь. Бояться в такой ситуации это нормально. А я уж знаю о страхе многое.

- Что в капельнице?

- Это правильный вопрос, думаю, ответ вас встревожит, хотя и напрасно. Там активное вещество препарата «Сомнаниум».

- Сомнаниум?

- Снотворное, что мне выписал, уже кажется так давно, мой друг, хотя уже и более чем друг, фармацевт Олег. Вы еще хотели ему позвонить и узнать о лекарстве.

- А, - только и ответил Дима.

Затем замолчал и заплакал. Тихо, бесшумно и даже слез почти не было.

- Не плачь мой брат, тебе нечего бояться. Даже, возможно, тебе старому.

Дима сглотнул тяжелый ком и спросил:

- Почему вы меня называете братом?

- Потому что ты член нашей семьи. Активное вещество препарата, что мне любезно предоставил мой друг, вызывает необратимое диссоциативное расстройство. На фоне основной, как вы ее небрежно назвали ранее, личности начинает развиваться вторая. Все то, что вы в себе скрывали, подавляли, старались запихнуть поглубже, все это становится основой для новой личности.

- Так вот что с вами было… - прошептал Дима.

- Верно. Не знаю, как уж так получилось, но когда это вскрылось, мой друг уже также принимал это лекарство…

- Вы хотите, чтобы и я сошел с ума?

- Нет. Я хочу лишь освободить то, что заточено, сделать раба внутри вас свободным. Хочу справедливости, как и все в этом мире. Разве не этого желают все? Справедливости. Разве что она у каждого она своя…

- А что будет со мной? Что будет с ос… старой личностью? И что случилось с Иннокентием?

- Тут все сложнее, брат. Видишь ли, это индивидуально. Все зависит от человека. Сможет ли он принять новые правила игры, то, что его тело больше не его единоличная собственность. Сможет ли он договориться с Новым Я.

- А если не сможет?

- Мучительная борьба, в которой победит кто-то один. Но, к сожалению, цена такой победы слишком велика.

- Так что случилось с Иннокентием?

Дима вздрогнул от резкой смены голоса:

- Я принял правила новой игры, Дима, - голос принадлежал старому Иннокентию.

- Это вы?

- Да, это я, - рассмеялся бывший пациент, а затем голос опять резко поменялся, - но какая-то личность все равно будет доминировать, это неизбежно.

- Я начинаю понимать.… Но все еще не понимаю, почему вы называете меня братом? – задумчиво, с все еще страхом, но уже гораздо меньшим, в голосе, спросил Дима.

Иннокетий посмотрел на часы:

- Сейчас ты поймешь это сам.

И вдруг все вокруг поплыло, разум, словно пузырь, начал надуваться бесконечно быстро. Все больше и больше, пока не встретил такие же пузыри. Сотни пузырей сознаний, она были рядом, настолько близко, что были одним целым. Сотни сознаний объединялись в одну сеть, где каждый был равен перед другим…


Автор:JNBIM

Интересные рассказы:

https://vk.com/public188668336